Воины ниоткуда (fb2)


Настройки текста:



Пол Андерсон Воины ниоткуда[1]

— Преступление, — сказал капитан Доминик Флэндри из службы разведки космофлота Империи, — целиком и полностью определяется масштабом. Если ты застрелишь своего соседа с целью завладеть его имуществом, то тебя назовут убийцей и вором и отправят на психокоррекцию, а затем на принудительные работы. Однако если ты решишь собрать банду здоровых парней, отправить на тот свет пару миллионов людей и захватить их планету, то тебя ждет титул великого завоевателя, героя Вселенной, не говоря уже о почетном месте в учебниках истории. Раньше или позже этот парадокс доходит до сознания народа и вызывает стремление к всеобщему миру. Это и называется упадком, особенно среди философов истории, которым никогда не приходилось воевать. Сейчас Империя находится на ранних стадиях упадка, когда жить, в общем-то, можно: мир и спокойствие царят в обществе, еще недостаточно прогнившем, чтобы ощущать надвигающийся хаос. Можно сказать, что Империя сейчас походит на банан, только-только начинающий покрываться коричневыми пятнышками.

Тюрьма за такие высказывания ему не грозила, так как он вел частную беседу, сидя на балконе своего загородного дома на южном континенте Варрака и наслаждаясь привычным поздним завтраком. Его ноги в цветастых пижамных брюках покоились на перилах. Поверх кофейной чашки он любовался открывавшимся между ступнями видом горного склона, ближе резко переходившего в зеленую, залитую солнцем степь. Свет ласкал тонкое, с правильными чертами лицо и стройное сильное тело, явно противоречащее образу и свидетельствовавшее о том, что его обладатель не принадлежит к типу мелкого аристократа пресыщенной империи. Но род его занятий — поддержание статус-кво в государстве, которому угрожало внутреннее разложение и внешняя агрессия, — требовал подтянутости.

Элла, его нынешняя возлюбленная, предложила ему сигарету, и он с удовольствием затянулся. Эту сногсшибательную блондинку он купил пару недель назад в единственном городе этой планеты, Форт-Лоуне. Судя по всему, она вела свое происхождение от первых поселенцев, полуаристократов, в свое время разорившихся и проданных за долги. Такие люди вызывали у него сочувствие, но с системой ничего не поделаешь; кроме того, у нее, вероятно, бывали хозяева и похуже.

Сделав очередной глоток кофе и пригладив усы, он уже открыл рот, чтобы продолжить разглагольствования. Его остановило извиняющееся покашливание слуги, единственного, кроме них, человека в доме. Стройный гуманоид с Шалму имел гладкую зеленую кожу, цепкий хвост и безупречные манеры. Флэндри окрестил его Чайвзом и обучил некоторым полезным вещам помимо ухода за своим парадным костюмом.

— Извините, сэр, адмирал Фенросс вызывает из города. Флэндри выругался и поднялся с места.

— Фенросс! Что ему тут делать, на этой планете? Скажи ему… а впрочем, это анатомически невозможно. — Он, нахмурившись, поплелся в кабинет. Между ним и начальником не было особенной любви, но Фенросс не стал бы беспокоить человека в отпуске, не будь это действительно срочно.

С экрана на него смотрело вытянутое, суровое лицо в темных очках. Из-под рыжих волос стекали капли пота.

— Наконец-то! Подключи устройство засекречивания, шифр 770. — Когда Флэндри настроился, адмирал резко сказал: — Отпуск отменяется. Приступай к делу немедленно, — и неожиданно добавил другим голосом: — Хотя Бог знает, удастся ли тебе что-нибудь изменить. Если нет, полетят наши головы.

Флэндри сделал глубокую затяжку:

— О чем идет речь, сэр?

— Разорение Форт-Лоуна было не просто набегом…

— Какое разорение?

— Ты не знаешь?

— Я неделю не включал телеком, сэр. Хотел отдохнуть. Фенросс что-то сердито пробормотал, а затем заговорил хриплым голосом:

— Значит, так: вчера налетела орда варваров, смела все оборонительные посты, приземлилась, и через три часа все было обчищено, а город пылал факелом. Захвачено также около тысячи граждан, в основном женщины. Грабителям удалось унести ноги, прежде чем ближайшая военная база успела получить сигнал тревоги. Откуда они и куда делись — сказать невозможно.

Флэндри еще раз откровенно выругался. Ситуация была ему знакома. Таврийский сектор Империи выполнял роль буферной зоны: по ту сторону простирались звездные дебри, кишащие ордами варваров, заполучивших космические корабли и атомные бластеры и использовавших их исключительно для разбоя. Набеги и карательные экспедиции были здесь обычным делом. Но нападение на Варрак! Это не укладывалось в голове.

— Но это не по нашей части, сэр, мы, конечно, можем выяснить, кто это сделал, — попытался возразить он. — Но боевыми действиями, как я понимаю, занимается флот. Зачем тогда дергать меня?

— Дело касается не только тебя, нам нужен каждый человек в этом секторе. Послушай, Флэндри, варвары прихватили с собой ее высочество, леди Меган с Луны, наследную принцессу и любимую внучку императора!

— Хм-м… вот как… — На лице Флэндри не дрогнул ни один мускул, но внутри все сжалось и похолодело. — Понял… Что о них известно?

— Немного. Одному офицеру удалось спрятаться в развалинах и заснять стереофильм — всего на несколько минут. Это может дать нам зацепку; не исключено, что ксенологическому отделу удастся по нему идентифицировать налетчиков. Но в любом случае… — Фенросс замялся, ему явно трудно дались следующие слова, — ты нам нужен.

— Похоже на то, дорогой шеф, — от излишней скромности Флэндри никогда не страдал. — Ладно, я сейчас прилечу. Пока. — Прервав связь, он вернулся на балкон. Чайвз убирал посуду после завтрака, а Элла курила в кресле. — Прощайте, дети мои. Я вас покидаю.

Девушка пристально посмотрела на него своими серебристо-голубыми глазами.

— Что случилось, Ник? — тихо спросила она. Флэндри поморщился:

— Точно не знаю, но кажется, меня только что приговорили к смерти.


Картина была адская.

На фоне падающих и пылающих развалин бесновались вооруженные варвары: дюжие гиганты в шлемах и латах, некоторые с архаичными мечами. В кадре появился помост, на котором сбилась в кучу дюжина молодых женщин, лишенных как одежды, так и надежды, их дикий ужас отступал перед отчаянием. Нескольких из них унесли к дискообразному кораблю, в то время как оставшиеся жались друг к другу, окруженные ордами дикарей. Их продавали. Крупные драгоценные камни, серебро и золото, награбленные в городе, переходили к похожему на гнома безобразному существу, сидевшему на корточках. Взамен он передавал ухмыляющимся воинам приобретенный ими живой «товар».

Фильм кончился. Флэндри посмотрел сквозь разрушенные стены здания, в котором он находился, на дымившиеся останки Форт-Лоуна. Имперские десантники стояли на страже, работал пункт помощи пострадавшим, в небе висел тяжелый штурмовик — но все это безнадежно запоздало.

— Ну, — резко спросил Фенросс, — что ты об этом думаешь?

Флэндри стал увеличивать изображение, пока одна из казавшихся объемными фигур не выросла перед ним до гигантских размеров.

— Определенно, это люди, — произнес он. — За исключением той карликовой твари, я бы всех их отнес к человеческой расе.

— Конечно! Это я и сам знаю, идиот. Должно быть, они потомки ранних колонистов, затерявшихся где-то здесь и вернувшихся на стадию варварства. Такие случаи уже бывали. Но откуда именно? Может, их планета вообще не зарегистрирована?

— Корабль у них странной конструкции. По-моему, в мерсейской гегемонии еще строят нечто подобное, но от варваров, обычно имитирующих наши модели, этого трудно ожидать.

Фенросс судорожно сглотнул и крепко стиснул пальцами край стола.

— Если за этим стоят мерсейцы… Флэндри показал на карлика.

— Высокие, смуглые и красивые — о происхождении этих можно строить правдоподобные гипотезы. Не знаю, нужно покопаться в банках данных. Но должен сказать, что этот набег проходил довольно необычно. Варрак отстоит от границы на несколько световых лет. Существует множество соблазнительных мест гораздо ближе к внешнему космосу. Кроме того, налетчики прекрасно знали, куца именно нужно стрелять, чтобы обезвредить все средства обороны. И самое главное, конечно, то, что случилось с принцессой. Очень похоже, что им помогал кто-то изнутри, не правда ли?

— Я тоже об этом подумал. Сейчас всех оставшихся в живых из местного гарнизона гипнопробируют, но пока никаких сведений получить не удалось.

— Сомневаюсь, что удастся. Наш противник слишком искусен, чтобы оставлять такие улики. Если у него и были сообщники в форте, то они умчались вместе с налетчиками и оказались в разряде пропавших без вести. А что конкретно произошло с ее высочеством?

У Фенросса вырвался стон.

— Она совершала поездку по пограничным секторам. Эти болваны там, на Терре, должны были подумать, прежде чем ее устраивать! Или же они ничего не могли поделать с имперскими капризами. Леди Метан вертит императором, как хочет. Как бы то ни было, она отправилась инкогнито, конечно, под охраной отряда службы безопасности. Но налетчики просто снесли стены здания, в котором она находилась, перестреляли всю охрану и похитили ее саму вместе со слугами.

— Это тоже, — сказал Флэндри, — свидетельствует о том, что действовали по наводке. Зачем еще им нападать на Варрак, если не для того, чтобы захватить принцессу? Грабеж служил лишь для отвода глаз. Они точно знали, где она поселилась, — он достал сигарету и нервно затянулся. — Какие цели они, по-вашему, преследуют? Выкуп?

— Молю Бога, чтобы дело было только в деньгах. Но боюсь, что… Эти варварские короли отнюдь не глупцы. Боюсь, что в качестве выкупа они потребуют чрезвычайно болезненных для нас военных и политических уступок. Особенно если налетчики, как ты предполагаешь, являются мерсейскими агентами. Император отдаст им все, что бы они ни потребовали. — Фенросс опустил голову на сжатые кулаки. — Для Терры это может оказаться началом конца.

— Я полагаю, что его величеству еще не сообщили?

— Конечно, нет! Я его знаю. Первым делом он казнит всех, кто так или иначе несет за это ответственность. Что, как тебе известно, касается и нас с тобой. Я думаю, мы сможем придерживать информацию пару недель, может быть месяц, но не дольше, это уж точно. Если к этому времени мы ее не вернем… — Фенросс резко провел пальцем по горлу.

Флэндри нахмурился. Ему совсем не хотелось расставаться с жизнью.

— Что вы предпринимаете? — спросил он.

— Поднимаю по тревоге всех наших агентов. Будем прочесывать внешний космос. Наводним всю проклятую Мерсейскую империю шпионами. Но… боюсь, у нас мало времени. Космос слишком необъятен… — Фенросс бросил гневный взгляд на своего подчиненного; — Ладно, чего расселся! За дело!

— Не вижу смысла в том, чтобы дублировать чью-то работу, дорогой сэр, — произнес Флэндри с тщательно дозированной дерзостью. — У меня есть некоторые собственные идеи, если только вы позволите мне действовать самостоятельно. Мне нужен доступ ко всем файлам, включая самые секретные.

— Действуй, — проворчал Фенросс. — Живи, пока дают. Флэндри поднялся.

— Мой мозг работает лучше, когда есть надежда на небольшое вознаграждение, — ненавязчиво заметил он.


Начинать работу можно было и в загородном доме. По засекреченному каналу из центральных файлов телексы поступали прямо туда. Терминал в режиме «секретная информация» фиксировал все входящие сообщения на специальной пленке, полностью самоуничтожавшейся через час. Флэндри сидел в халате и тапочках, перерывая горы информации, в которой кое-что стоило целой империи и было добыто ценой чьих-то жизней. Разведка для того и существует, чтобы располагать полными сведениями обо всем, что творится в доступных областях Галактики. Чайвз обеспечивал его кофе и сигаретами.

Под утро к нему сзади подкралась Элла.

— Ты когда-нибудь собираешься ложиться, Ник? — спросила она, положив руку ему на голову.

— Некогда, — проворчал он. — Кажется, я напал на след. И если моя догадка верна, времени у нас в обрез; двух недель, на которые рассчитывает обожаемый Фенросс, чтоб он провалился, у нас не будет. Наш противник позаботится о том, чтобы его августейшее высочество узнал эту новость гораздо раньше.

Она кивнула, тряхнув длинными золотистыми волосами, и села у его ног. Медленно вставало солнце.

— Клянусь звездами, планетами и маленькими розовыми астероидами, — наконец пробормотал Флэндри, — похоже, нашел. Электронная система перекрестной регистрации все-таки отличное изобретение.

Она внимательно смотрела на него, не говоря ни слова. Он Потер рукой подбородок, чувствуя, как отросшая щетина царапает ладонь.

— Но что мне делать с этой находкой, не знаю. Это все равно что засунуть голову в пасть льва…

Он беспокойно зашагал по комнате.

— Чайвз весьма полезный малый, когда нужно управляться с оружием или набором отмычек, — сказал он, — но мне нужен кто-то еще.

— Могу я чем-то помочь, Ник? — спросила Элла. — Мне бы очень хотелось. Ты так хорошо ко мне относишься.

Его взгляд остановился на ней: высокая, гибкая, стройная, сохранившая что-то от силы первопроходцев, отвоевавших у джунглей этот мир…

— Элла, — поинтересовался он вдруг, — ты умеешь стрелять?

— Я когда-то охотилась в горах на фераззов, — сказала она.

— Послушай, что ты скажешь, если я дам тебе вольную? Да в придачу разыщу остальную твою семью и выкуплю их вместе с земельной собственностью. Премии на это хватит, даже для следующей игры в покер кое-что останется.

У нее в глазах неожиданно заблестели слезы.

— У меня нет слов, — только и смогла выговорить она.

— Но ты готова пойти на риск, готова к смерти, пыткам, унижениям — всем возможным карам, к которым может прибегнуть всесильный извращенный ум в случае нашего провала? Сейчас ты не в самом плохом положении. Готова ли ты поставить все на кон?

— Конечно, — тихо произнесла она, вставая.

Он засмеялся и шлепнул ее не совсем по-братски.

— Ладно! Можешь пока зайти в тир и подтвердить свою квалификацию в стрельбе, пока Чайвз собирает вещи.


На частном катере Флэндри до Во было три дня лету. Еще раз продумав все, что предстояло сделать, он позволил себе провести остаток времени, развлекая себя и своих спутников. Другого случая могло не представиться.

Во был заселен в первые годы космической экспансии Империи и в итоге стал процветающей планетой, лучшего места для столицы сектора Тельца и для резиденции его наместника было не найти. Он был похож на Терру — не такой величественный, но более суетливый и деловитый. Да и весь сектор представлял собой империю в рамках Империи, могущественное межзвездное государство, чей правитель занимал одно из самых высоких мест в имперской иерархии.

Флэндри оставил Чайвза на корабле в главном космопорте, дав солидную взятку начальнику охраны за невнимание к тому факту, что его летательное средство имело на борту гораздо больше вооружения, чем подобало гражданскому космоплану. Вместе с Эллой они поймали таксоплан до центра города и сняли особняк на крыше одного из лучших отелей. Флэндри никогда не ограничивал себя, имея в кармане казенные деньги, однако на этот раз дом на крыше был выбран по практическим соображениям. На крышу можно посадить космоплан, если потребуется быстро уносить ноги.

В тот же вечер он связался с дворцом герцога и имел разговор с главным секретарем по социальным вопросам.

— Капитан Доминик Флэндри из службы разведки его величества, — важно представился он перед появившимся на экране женоподобным лицом. — Я бы хотел получить аудиенцию у его светлости. Нужно обсудить одно дело.

— Очень жаль, сэр, но боюсь, что…

Под боком у секретаря запищал телеком.

— Прошу прощения, — он заговорил в сторону и обратно повернулся уже с подобострастным выражением лица. — Конечно, сэр. Его светлость будет рад видеть вас завтра в четырнадцать ноль-ноль.

— Отлично, — сказал Флэндри. — С меня леденец, юноша. — Он отключился и рассмеялся при виде изумленного лица Эллы.

— Все решилось само собой, — объяснил он ей. — Кто-то наблюдал за секретарем и, когда всплыло мое имя, дал ему недвусмысленно понять, что мое присутствие во дворце совершенно необходимо — или, по крайней мере, что приглашение на какое-то время усыпит мои подозрения.

В сиянии единственной большой луны Во даже без света было видно, как она кусает губы.

— Не нравится мне это, — сказала Элла.

— Это отлично подтверждает мои предположения. Послушай, — Флэндри уже десятки раз анализировал ситуацию, но ему нравилось себя слушать. — Служба разведки — чрезвычайно эффективное орудие, если направить его в нужную сторону. В данном случае похищение было спланировано так, чтобы Фенросс бросился искать в сотнях разных направлений, причем ни одно из них не является верным. Он взялся за безнадежную работу — прочесать миллион варварских звезд и враждебную империю Мерсейи. Я же, со своей извращенной подозрительностью, представил, что на нашей собственной территории имеются элементы, не отказавшиеся бы пригласить к себе в гости любимую внучку императора.

Тот космический корабль чудной конструкции явно должен был намекать на империю Мерсейи, но мне эта версия показалась не очень-то убедительной. Мерсейя слишком далеко отсюда, чтобы варвары из внешнего космоса подражали им; а если нападение было их собственных рук делом, то зачем так откровенно себя выдавать? К тому же обычные дикари-мародеры никогда бы не заявились на Варрак, не говоря уже о том, что у них не могло быть такой точной информации. Даже в Мерсейе вряд ли знали о путешествии принцессы. Конечно, это были вполне натуральные пришельцы — но кто их нанял и кто осуществлял общее руководство?

К догадке меня подтолкнула та карликовая тварь. Этот тип явно имел определенную власть, иначе кто бы стал отдавать ему добычу в обмен на девушек — налетчики бы сами их прекрасно поделили. В архиве не оказалось информации о расе, имеющей такие внешние данные, но зато я обнаружил подобных пришельцев при дворе его светлости герцога Альфреда с Таврии, причем некоторые из них были привезены из весьма отдаленных районов, куда редко забираются корабли людей.

Так что все выглядит вполне логично. В ближайшее время какой-нибудь варварский король отребует солидный кусок этого сектора в качестве выкупа за Меган. Тогда ее, вероятно, вернут, стерев из памяти все воспоминания, а может быть, так и не вернут. Самое главное, что король получит требуемую территорию. Император решит, что мы сможем впоследствии отвоевать ее назад, но король окажется марионеткой Альфреда, и именно армия Альфреда возьмет на себя тяжесть войны. Герцог, притворявшийся все это время нашим союзником, позаботится об отражении атаки, да еще и отвоюет в придачу оставшуюся часть Таврии. Тогда он сможет стать единовластным правителем, а может, заключит договор с какой-нибудь враждебной империей вроде Мерсейи. Так или иначе мы потеряем один из наших ключевых форпостов. По крайней мере, — закончил Флэндри, — так бы повел это дело я.

Элла задрожала, и в глазах ее появилась тревога.

— Война, — прошептала она, — убийства, поджоги, грабеж, обращение в рабство — нет!

— Мы здесь для того, чтобы этому помешать, — сказал Флэндри. — Пока что я не могу поделиться своими подозрениями с Фенроссом; даже если он поверит мне, что очень сомнительно, таврийский отдел службы разведки, вероятно, полон агентов Альфреда. Ему обо всем доложат, и он примет меры, чтобы остановить нас. Не исключено, что всех нас арестуют по обвинению в измене. Теперь я, должно быть, встревожил Альфреда, явившись сюда. Ему захочется узнать, действительно ли я напал на его след…

Что-то на секунду заслонило лунный свет, и по полу промелькнула тень. Флэндри осторожно выглянул в окно. Далеко внизу ночной город сверкал миллионами разноцветных огней, поднимавшихся к огромному, похожему на крепость замку на холме. Но на крышу отеля приземлялся флиттер.

— Быстро сработали, — процедил Флэндри сквозь зубы, расчехляя бластер. — Я думал, герцог дождется встречи со мной, но, по всей видимости, ему невтерпеж.

Элла сжимала в руках многозарядную винтовку. В темной комнате луч лунного света превращал ее лицо в призрачную белую маску.

— Может быть, у них нет плохих намерений, — сказала она.

— В таком случае они бы не приземлились здесь без разрешения. — Флэцдри увидел, как полдюжины темных фигур спрыгнули на крышу и направились к дому. При свете луны сверкнул металл. — Местные головорезы, надо полагать, нанятые, чтобы схватить нас. Посмотрим, как у них это получится!

Его бластер грохнул, и разряд, пробив оконную раму, окутал одного из нападавших языками пламени. Остальные завопили и бросились врассыпную. Раздался выстрел из винтовки, кто-то, покатившись к краю крыши, свалился в жуткую пропасть. Град пуль осыпал стены дома.

— Будь это обычное бесхитростное ограбление, полиция бы уже налетела как коршун, — заметил Флэндри. — Но сегодня ночью им посоветовали сюда не соваться. — Он повел носом. — Усыпляющий газ! Надень маску!

Бой продолжался всего несколько минут. Двое нападавших зашли с задней стороны дома, взорвали дверь гранатой и ворвались в гостиную. Элла аккуратно уложила их, в то время как Флэндри вел огонь из окна. Наступила тишина.

— Вот и все, — глухо сказал Флэндри из-под маски. — Грубо сработано. Дружище Альфред будет вне себя от злости. Ладно, мы дадим ему время придумать что-нибудь по-настоящему коварное, — он подошел к местному монитору и нажал кнопку. — Полагаю, что менеджеру сегодня тоже посоветовали не соваться куда не следует… Алло, администрация? Боюсь, у нас здесь небольшой беспорядок, не могли бы вы прислать кого-нибудь сделать уборку?


Огромный аудиенц-зал стараниями предыдущих герцогов ломился от роскошных ковров и золотых украшений. У нынешнего хозяина руки не доходили убрать все это, но суровость его характера проявлялась в неуютной меблировке и молчаливом присутствии охранников, выстроившихся по обеим сторонам. Флэндри на мгновение стало не по себе, но он решительным шагом подошел к трону и церемонно поклонился. В цветастых одеждах и при мече, полагавшемся по этикету, он затмевал собой того, кто сидел перед ним.

Герцог Альфред был внушительным мужчиной средних лет, с брюшком, но и с железной твердостью на тяжелом, окаймленном седой бородой лице. Флэндри встречался с ним раньше мимоходом, и тот произвел на него впечатление опасного человека.

— Чувствуйте себя как дома, — произнес он. Доброжелательные слова никак не вязались с его голосом и каменным лицом. — Кто это с вами? — он кивком показал на Эллу, униженно съежившуюся на ковре.

— Небольшой подарок для вашей светлости, — сказал Флэндри. — Она доставит вам удовольствие. — В этом не было ничего подозрительного; при визите к вельможе полагалось преподносить дары, к тому же при входе их обоих просветили рентгеновскими лучами на предмет наличия оружия.

— Хм, — в оценивающем взгляде герцога промелькнула искорка интереса и любопытства. — Посмотри на меня, девка. — Элла робко подняла лицо. Актерских качеств, как Флэндри уже смог убедиться, ей было не занимать. — Хорошо. Отведите ее в гарем. — Гигантский четырехрукий горзунианский раб низко поклонился и увел ее.

— Ну, — сказал Альфред, — по какому поводу вы хотели меня видеть?

— Сущий пустяк, ваша светлость, но ваша информация может оказаться полезной для моей организации. Флэцдри начал вполне правдоподобный рассказ о преследовании мерсейских агентов, посланных провоцировать беспорядки в пограничных провинциях. При этом он ненавязчиво упомянул о произошедшем накануне нападении и выразил уверенность в том, что враг пронюхал о том, кто его преследует, и решил нанести упреждающий удар. Может быть, у герцога были какие-нибудь сведения об их деятельности? Пока что не было никаких признаков их активности в Таврии, но лишний раз убедиться никогда не мешает.

Нет, никто ничего не слышал. Если бы подобная информация дошла до герцога, он бы незамедлительно передал ее соответствующим службам. Сейчас, однако, у него много дел. Всего хорошего, капитан.

Флэндри направился к двери. Выходя из ворот замка, он почувствовал, как у него забегали мурашки по коже. Альфред так легко не отвяжется. Неизбежна очередная попытка захватить и гипнопробировать его с целью выяснить, нет ли у него каких-либо подозрений. И на этот раз герцог не доверит дело наемным головорезам.

Флэндри отправился в центр города, в местное отделение службы разведки, где для отвода глаз составил и отправил отчет о своей деятельности. Люди Альфреда потратят некоторое время на его проверку. Затем, не афишируя своих действий, он забрал из шкафа штатный маскировочный комплект и оружие.

В одиночестве ужиная в ресторане, он вертел в пальцах рюмку с ликером, со смутной тоской думая об Элле. Двое вошедших вскоре после него посетителей за соседним столиком тоже томились, но довольно неловко.

Флэндри незаметно рассмотрел их. Один был невысок, умное лицо, а другой — здоровенный громила. Похоже, один из придворных охранников, только без униформы по такому случаю. Незаменимый тип.

Флэндри встал и не спеша вышел на улицу. Шпики последовали за ним, затерявшись в толпе. Оторваться от них не составило бы для него особого труда, но это не входило в его планы. Наоборот, он сознательно вея игру в поддавки; усердные ребята, почему бы им не помочь. Он поймал таксоплан.

— Знаешь клевые места? — тупо улыбаясь, спросил он. — Ну, где музыка, девочки, в общем, на твой вкус, но не слишком дорого.

— Нет проблем, сэр. — Таксист осклабился и рванул к трущобам на окраине города. Они приземлились на площадку двадцать пятого этажа высотного здания, сверкавшего безвкусными зазывающими огнями. За ними спикировал другой таксоплан.

Флэндри посидел в баре, наслаждаясь смущением шпиков, а затем выбрал девочку, стройную, с вызывающе накрашенными губами. Она начала прижиматься к нему еще в коридоре. Открылась дверь, и они прошли внутрь.

— Прости, сестренка. — Флэндри достал свой станнер и выдал ей луч средней мощности. Отрубится на несколько часов. Уложив ее на кровать, он застыл в ожидании, держа оружие наготове.

Долго ждать не пришлось. Дверь открылась, и его преследователи показались на пороге. Подкупили или запугали хозяйку? Станнер Флэцдри повалил меньшего из них.

Громила же прыгнул на него как тигр — мастерский прием, и оружие с грохотом полетело к стене. Флэндри выставил вперед колено, но туша в бронежилете до боли придавила его сверху. Захват был практически мертвый. Флэндри выскользнул, использовав свой фирменный трюк, перекатился и нанес удар, вложив в него весь свой вес. Шпик обмяк.

Несколько секунд Флэндри колебался, отдуваясь и приходя в себя. Надежнее всего было бы пришить этих двоих, но… Он решил заморозить свои жертвы, от этого они не скоро очухаются. Затем он вылез через окно на аварийную площадку и вызвал по наручному радиотелефону таксоплан. Прибывший водитель встретился с дулом бластера.

— Нужно избавиться от трех любителей поспать, — весело заявил Флэндри. — Живее, дружище, а то к ним в компанию может попасть труп. Грузи их.

Они оставили город далеко позади и присмотрели для посадки лесистый район, где и приземлились. Флэндри оглушил и заморозил водителя, а затем сложил всех четверых рядышком под деревом. Напоследок он не удержался и, сложив каждому руки на груди, вставил в них белые цветочки.

Теперь за работу! Сняв с лежавших одежду, он достал из маскировочного набора компьютер с камерой, который детально зафиксировал внешность шпика. Покончив с этим, он побросал вещи в таксоплан и взлетел. Проснутся они не раньше завтрашнего дня, да еще пара дней у них уйдет на то, чтобы без денег и одежды добраться до населенной местности и сообщить о происшедшем. К тому времени все будет кончено, так или иначе.

Доверив обратную дорогу автопилоту, Флэндри изучил документы шпика. На окраине города он пересел в другой таксоплан и направился в космопорт. Там наверняка торчали агенты герцога. Они видели, как он забрался в свой корабль, получил разрешение на выход в межзвездное пространство и взлетел. Логично было предположить, что либр его миссия закончена, либо он испугался и решил дать задний, ход. В любом случае противник, вероятно, спишет его со счетов, что сильно облегчит дело.

Агенты не видели, однако, как Флэндри усиленно гримировался с помощью Чайвза. Имея в распоряжении пластиковые маски, фальшивые отпечатки пальцев й прочие штуки, можно творить чудеса. Конечно, при дотошном осмотре к нему можно было придраться, но Флэндри надеялся, что до этого не дойдет. Закончив манипуляции, он превратился в лейтенанта Роджера Баргена из личной охраны герцога. Корабль приземлился у какой-то деревни километрах в пятидесяти от города. Обратно Флэндри добрался на утреннем монорельсе.

Войдя в замок, он не доложил о своем прибытии полковнику. Не стоило напрашиваться на гипнозонд. Секретность работы Баргена была очевидна, никто из его сослуживцев не должен был ею интересоваться — так что, если они увидят его деловито шныряющим по зданию и не теряющем ни секунды на разговоры, это не вызовет подозрений. Конечно, через несколько часов обман откроется, но Флэндри делал ставку на то, что со своими делами он управится быстрее.

«По большому счету, — мрачно подумал он, — ставкой является моя жизнь».


Рабыне Элле, которая когда-то была Эллой Макинтайр, свободной женщиной с холмов Варрака, в гареме не понравилось. В его благоуханной атмосфере было что-то гнусное, и она надеялась, что этой ночью герцог не пришлет за ней. А если все-таки пришлет… что же, это входит в условия договора. Но ее оставили в покое. Наложницы низкого ранга обитали в общежитии, имевшем вид роскошных бараков, с просторными покоями и с немой прислугой из инопланетян. Элла бесцельно бродила по помещению, пока таял день. Другие женщины бросали на нее взгляды, но говорили мало; видимо, новенькие были достаточно обычным явлением.

Но ей срочно нужно было найти друзей. Логично было предположить, что пленницу содержали именно в гареме, покров тайны и изоляция были здесь в порядке вещей. В этом маленьком мирке явно должны процветать сплетни. Элла выбрала опасливую девушку с большими ясными глазами и подошла к ней с робкой улыбкой:

— Привет, — сказала она. — Меня зовут Элла.

— Ты новенькая, да?

— Да. Меня подарили. Хм-м… э-э… ну и как здесь живется?

— Не так уж плохо. Только делать нечего. Скучновато… — Эллу передернуло при мысли о жизни, проведенной целиком в этих стенах, но она не подала виду, лишь кротко кивнула. Ее собеседница хотела знать, что происходит снаружи, и Элла потратила на рассказ об этом несколько часов.

Разговор в конце концов удалось направить в нужное ей русло. Да — нечто странное происходит. Вся восточная анфилада отгорожена и находится под охраной личной гвардии герцога. Должно быть, там поселили кого-то, по этому поводу строились самые невероятные предположения.

Элла изо всех сил скрывала волнение.

— Ты не догадываешься, кто бы это мог быть? — спросила она непринужденно.

— Не знаю. Может быть, инопланетянка. Его светлость имеет причудливые вкусы. Ты в этом сама скоро убедишься, дорогая. Элла закусила губу.

Ночью она не сомкнула глаз. Было совершенно темно, тяжелая бархатистая, насыщенная ароматом благовоний чернота, казалось, душила ее. Ей хотелось закричать что есть силы, броситься бежать среди звезд и не останавливаться, пока не окажешься опять среди родных холмов Варрака. Закончить свои дни, так и не увидев солнца, так и не почувствовав на лице дуновения свежего ветра! Она устало повернулась, спрашивая себя, зачем вообще согласилась помогать Флэндри.

Но если он жив и придет к ней, она сможет рассказать то, что он хотел узнать. Если только он жив! И даже в этом случае — все равно они в крепости. С него живьем сдерут кожу, а ее… «О Боже, помоги мне заснуть. Помоги мне заснуть и не думать ни о нем».

Лампы дневного света снова включились, сигнализируя, что наступило утро. Угрюмый рассвет. Она искупалась в бассейне и съела завтрак, не чувствуя вкуса пищи. Интересно, она выглядит такой же усталой и измученной, какой себя чувствует? Ее плеча коснулась чешуйчатая рука. Взвизгнув, она обернулась и оказалась лицом к лицу с рептилией. Из клюва вырвалось шипение:

— Ты — новая наложница?

Она попыталась ответить, но в горле пересохло.

— Пошли, — охранник повернулся и зашагал прочь. Она тупо последовала за ним. Вся болтовня в гареме прекратилась, когда она проходила мимо, и взгляды, провожавшие ее, были испуганными. Вооруженные охранники не вызывали девушек для развлечений.

Они прошли длинную анфиладу комнат, в конце которой была дверь. По мановению руки охранника она открылась, и тот знаком велел Элле войти. Охранник тоже вошел. Дверь за ним закрылась.

Комната была маленькая и без мебели. Зато в ней стояло кресло с ремнями и проводами, тянувшимися к панели управления; она узнала электронную машину пыток, не оставлявшую следов на теле. В другом кресле устроилось существо явно не человеческой расы. Его маленькое сгорбленное тело было скрыто складками роскошного одеяния, а огромные тусклые глаза на выпуклом безволосом черепе наблюдали за ней.

— Садись, — тонкая рука указала на электронное кресло, и она беспомощно подчинилась. — Я хочу с тобой поговорить. Лучше отвечай без обмана, — голос был высоким и визгливым, но в гоблине, которому он принадлежал, не было ничего забавного. — К твоему сведению, я Сарлиш из Джаграната, лежащего за пределами Империи; я шеф разведки его высочества, так что, как ты видишь, речь идет о необычном деле. Тебя привез сюда человек, вызывающий у меня подозрения. Зачем?

— В качестве… подарка… сэр, — прошептала она.

— Timeo Danaos et dona ferentes,[2] — неожиданно произнес Сарлиш. — Я узнал об этом только сегодня утром, иначе я бы занялся расследованием раньше. Ты всего лишь простая рабыня?

— Да… сэр… он купил меня на Варраке, прежде чем отправиться сюда…

— На Варраке, говоришь? Я бы с удовольствием прогипнозондировал тебя, но, если ты невиновна, тогда ты будешь не в форме для его светлости сегодня ночью. Я думаю… — Сарлиш задумчиво погладил свой острый подбородок. — Да. Небольшой болевой шок дезорганизует сознание достаточно, чтобы искусные вопросы поставили тебя в тупик, если ты лжешь. После этого решим насчет зонда. Прошу прощения. — Он сделал знак охраннику.

Элла с воплем вскочила. Охранник бросился к ней, но получил пинок в живот и на секунду отступил. Воспользовавшись этим, она метнулась к двери. Не успела дверь открыться, как длинные пальцы рептилии сомкнулись на ее руке. Извернувшись, она вонзила ему в глаза вытянутые пальцы свободной руки. Раздался жуткий крик, и хватка ослабла.

— Ах так, — пробормотал Сарлиш. Он взял станнер и не спеша прицелился в дерущихся.

— Я бы не советовал этого делать, Долли, — послышался голос с порога.

Сарлиш обернулся и увидел нацеленное на него дуло бластера.

— Барген! — вскричал он, выронив оружие, а затем медленно произнес: — Нет, капитан Флэндри, так ведь?

— Собственной персоной и, как всегда, вовремя. — Ослепленный охранник двинулся к нему. Флэндри всадил в него узкий луч. Сарлиш с фантастическим проворством выпрыгнул из кресла и, бросившись в ноги, повалил его на пол. Элла перепрыгнула через терраннна и поставила гоблину подножку. Сарлиш зашипел и выставил вперед когти, но, когда она чисто из инстинкта самосохранения сжала его шею, тонкие позвонки вдруг хрустнули, Сарлиш дернулся в последний раз и замер навсегда.

— Неплохо сработано! — Флэндри поднялся на ноги и быстрым движением сорвал маску. — Чертовски жарко в этой штуке. Ну что, нашла нашу принцессу?

— Иди за мной. — В Голосе девушки звучало холодное торжество. Она наклонилась и взяла бластер мертвого охранника. — Я покажу. Но справимся ли мы?..

— Своими силами — нет. Но я дал знать Чайвзу. Только что, перед приходом сюда, удалось подобраться к радиопередатчику. Хотя не знаю, как он определит наше точное местонахождение. Мне с самого начала приходилось рассчитывать на твой успех… — Флэндри увернулся от стайки визжащих девушек: — Ого? Неудивительно, что герцог держит здесь прислугу из инопланетян!

— Вот, за этой стеной. Нам придется идти в обход через коридор, — выдохнула Элла.

— И подставить себя под выстрелы? Нет уж, спасибо! — Флэндри стал громоздить кресла и диваны в импровизированную баррикаду перед стеной. — Проложим себе дорогу, как ты думаешь?

Пластик запузырился и задымился под огнем бластера Эллы. Флэндри продолжал говорить:

— Я проник сюда, соврав, что должен кое-кого привести к герцогу. Одна из девушек рассказала, куда тебя забрали. Представь себе, я смог попасть сюда только благодаря тому, что ни один мужчина не осмеливается зайти в гарем без непосредственного распоряжения самого Альфреда. Теперь придется расхлебывать всю эту заваруху. Остается надеяться только на то, что Чайвз вовремя нас найдет и не подставится под зенитный огонь. — Он посмотрел через прицел бластера в арочный проем комнаты, за которой виднелись остальные покои: — Вот они идут!

В поле зрения появился отряд охранников. Флэндри настроил бластер на самый тонкий луч, что давало максимальную дальность, но стрельба на таком расстоянии требовала особого мастерства. Вот один сразу готов. Перед остальными выросла огненная завеса. Жар опалил лицо Флэндри. Он подстрелил еще одного, потом еще. Но остальные заходили с флангов, подбираясь на дистанцию широкого луча, и один выстрел уже чуть не поджарил его.

— Да сноси же к черту эту стену!

— Готово! — Элла отпрыгнула назад, в то время как выжженный ею круг провалился внутрь. Кожу обожгли капли раскаленной пластмассы. Баррикада окуталась языками пламени от прямого попадания из бластера. Не обращая внимания на раскаленные края, она полезла в отверстие, и Флэндри не мешкая последовал ее примеру.

Девушка, находившаяся внутри, вжалась в стену, открыв рот от ужаса. Она была смуглая, с красивым глупым лицом, характерным для императорской семьи.

— Леди Меган? — вскричал Флэндри.

— Да, — проскулила она. — Кто вы?

— Подданные вашего высочества — смею надеяться, — Флэндри направил широкий луч сквозь отверстие в стене. Оттуда донесся истошный вопль. Агент с горечью подумал, как много отважных ребят — возможно, включая его с Эллой — погибнут из-за прихотей какого-то извращенца.

Дверь распахнулась внутрь, но Элла тут же разнесла в клочья тех, кто был за ней. Запахло паленым мясом. Флэндри припер дверь диваном. Слабая защита — хватит на несколько минут.

Он обратил потное чумазое лицо к принцессе.

— Я полагаю, вашему высочеству известно, что вас похитил герцог? — спросил он.

— Да, — выдавила она, — но он не собирался меня трогать…

— Вы так считаете! Мне стало известно, что он собирается вас убить.

Это было не совсем правдиво, но служило определенной цели. Если они выживут, Меган не станет разбираться, почему он посмел подвергнуть ее жизнь опасности. Она даже начала говорить что-то невнятное про вознаграждение, и Флэндри от души пожелал, чтобы она потом не забыла о своем обещании. Если будет это «потом».

У него было одно преимущество. Герцог не имел возможности использовать тяжелое вооружение, чтобы взорвать их могла пострадать пленница. Но… Он раздал три противогаза.

Наружная стена раскалилась. В ней вырезали круг такой величины, что дюжина солдат сможет ворваться в комнату одновременно. Флэндри с Эллой могли остановить первую волну, но вторая их сметет.

Комната наполнилась едким дымом. Было жарко, пахло потом и кровью. Флэндри криво усмехнулся.

— Ну что же, дорогая, — сказал он, — попытка была достойная. — Рука Эллы на мгновение коснулась его волос.

Снаружи что-то грохнуло. Стены задрожали, и послышался звук падающих кирпичей, одновременно с ураганом выстрелов из винтовок и бластеров.

— Чайвз! — ликующе вскричал Флэндри.

— Что? — слабым голосом переспросила Меган.

— Салат из Альфреда в собственном соку, с Чайвзом, — буркнул про себя Флэндри. — Вы должны познакомиться с Чайвзом, ваше высочество. Он прирожденный аристократ. Он… как, черт возьми, ему это удалось?

Снаружи началось нечто вроде извержения вулкана, стены раскалились докрасна, а затем наступила тишина.

Флэндри отодвинул горящий диван и рискнул выглянуть в коридор. Вокруг не было ничего, кроме развалин, являвших собой наглядную картину действия мощного корабельного бластера. От осаждавших не осталось и следа. Сквозь остатки стен проглядывало ясное небо. Среди обломков парил его собственный скоростной спидстер.

— Чайвз, — с изумлением произнес Флэндри, — просто спикировал на крепость на полной скорости, проложил себе путь пушками и бомбами и оставил от людей герцога мокрое место.

Фонарь кабины откинулся, и показалась зеленая голова.

— Советую не задерживаться, сэр, — сказал Чайвз. — Сигнал тревоги подан, и у них есть боевые корабли.

Он спустил лестницу. Флэндри с девушками вскарабкались наверх, колпак захлопнулся, и спидстер с ревом сорвался с места. Ему на хвост тут же сел небольшой линейный корабль, поднявшийся с военного космодрома.

— Как ты нашел нас? — восхищенно спросил Флэндри. — Даже я не знал, где находится гарем, когда посылал тебе сообщение.

— Я предположил, что будет бой, сэр, — скромно сказал Чайвз. — Бластеры ионизируют воздух. Я использовал детекторы радиации, чтобы определить нужное направление, — он поставил корабль на автопилот и перешел на крошечный камбуз.

Флэндри смотрел в монитор на стремительно уходившую вниз планету.

— Этот военный корабль… — пробормотал он, — а впрочем — посмотри на радар — мы отрываемся от него. У нашего корыта есть еще порох в пороховницах. Скоро будем на Варраке.

Он оглядел кабину. Элла старалась успокоить впавшую в истерику Меган. Она на секунду встретилась с ним глазами, полными триумфа.

— Единственное, о чем теперь стоит беспокоиться, — сказал он, — это то, что дорогой Альфред, будучи уличен, может начать открытое восстание. В таком случае может вмешаться Мерсейя, что приведет к крупномасштабной войне.

Чайвз оторвал взгляд от плиты.

— Его светлость руководил осадой вашего укрепления, сэр, — сказал он. — Боюсь, что, открыв огонь по солдатам, я позволил себе заодно стереть в порошок и герцога. Ее высочество будет чай с сахаром или с лимоном?

Примечания

1

The Warriors from Nowhere

Copyright© 1954 by Poul Anderson

(обратно)

2

Бойся данайцев, дары приносящих (лат.).

(обратно)

Оглавление