Крылья страха (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Джуд Гаррисон Крылья страха

I

Этот случай произошел в «Пиквике». Так назывался роскошный, с большим вкусом обставленный бар на Бродвее. Было пять часов после полудня, а пять часов – это священное время коктейля для всех нью-йоркских модников, какими безусловно являлись Бен Лэтхэм и Рэй Пэйтон.

Маленький, хотя и неприятный инцидент – так поначалу оценил его Лэтхэм и не придал особого значения. К тому же в этот день он готов был простить кому угодно что угодно и чувствовал себя королем, так как только что «выбил» самый крупный контракт в своей жизни. Контракт с Грегсоном. А значит, его рекламно-издательское агентство заработает круглую сумму в миллион долларов на рекламе фирмы Грегсона.

Рэя Пэйтона, помощника и заместителя Бена, тоже распирало от радости, они выпили по два мартини и заказали еще. Пэйтон был чуть старше Аэтхэма. Всегда энергичный и деятельный. У него перед глазами уже вырисовывались гранки, макеты, полосы.

Лэтхэм слушал его рассеянно, наблюдая за молодой, элегантно одетой парой, сидящей за столиком в глубине зала. У девушки была идеальная фигура и красивые ноги. Но в данный момент Лэтхэма больше интересовала ее лакированная сумочка. Открытая, она лежала на самом краю стола. Каждый раз, когда девушка протягивала руку к бокалу, ее локоть задевал за сумочку, и та грозила вот-вот упасть.

Пэйтон совсем разошелся:

– Нам нужно увеличить персонал, Бен. Конечно, Агнесса отлично справляется с макетами, но она не может уследить за всем. Думаю, нам пригодились бы два художника.

– Я согласен, – сказал Лэтхэм.

Сумочка находилась теперь в том опасном положении равновесия, когда достаточно небольшого толчка, чтобы она оказалась на полу. И тут мужчина поднялся, улыбнулся и, сказав несколько слов своей даме, направился в сторону лестницы, ведущей на второй этаж. При этом он чуть задел за столик, и сумочка закачалась.

Лэтхэм смотрел как завороженный. Он был в жизни очень аккуратным человеком и не мог больше выкосить этого зрелища. Проскользнув между столиками, он подошел к девушке, сидевшей к нему спиной, наклонился над ее плечом, взял сумочку и положил па середину стола.

– Она вот-вот упадет, – сказал он дружелюбно. Девушка повернула голову и посмотрела на него. Показалось даже, что в ее глазах мелькнула веселая улыбка. Но в ту же секунду она плеснула содержимое своего бокала прямо ему в лицо, и затем, размахнувшись, отпустила две тяжелые пощечины.

Лэтхэм остолбенел. Они неожиданно оказались в центре внимания. Даже официант повернулся в их сторону, Чуть не опрокинув поднос. Звук пощечин был слышан, наверное, во всей вселенной. Лэтхэм почувствовал, что покраснел как рак. Он хотел еще что-то объяснить, извиниться, но девушка молча отвернулась. Если бы она заговорила, то вся сцена, возможно, выглядела бы совершенно иначе. Он пожал плечами и направился к своему столику.

– Бен! – воскликнул Пэйтон. – Что случилось?

– По-моему, меня приняли за кого-то другого.

– Ну разумеется. А для чего ты к ней подходил?

– Из-за сумочки, – сказал Лэтхэм и понял, как глупо это звучит. – Она лежала на самом краю, могла упасть. Я подумал…

– И по этому поводу она облила тебя с головы до ног превосходнейшим коньяком?

– Дурацкая история, по правде сказать.

– Да, это верно, – ответил Пэйтон и оглядел зал. – Тут сегодня много знакомых. Никак не скажешь, что тебе это на пользу. Ты можешь распугать своих клиентов: стоит ли связываться с агентством, директор которого публично получает пощечины?

Ситуация была не из лучших, но Лэтхэм считал, что еще хуже будет сейчас встать и уйти. Он залпом выпил бокал и заказал еще мартини.

– Не смотри в их сторону, – сказал Пэйтон. – Мужчина вернулся, и она, наверное, ему все расскажет. Крепкий парень, и в хорошей форме.

– Любую форму можно подправить.

– Не волнуйся, Бен. Подожди.

Лэтхэм уже готов был подняться, чтобы постоять за себя, но увидел, что девушка схватила за локоть своего приятеля и тихо зашептала ему на ухо. После чего парочка, расплатившись, быстро удалилась.

– Видишь, он не дурак, – сказал Лэтхэм.

– Он понял, что я в стороне стоять не буду, – поддержал его Пэйтон. – Ладно, давай лучше поговорим о делах.

Но шепот вокруг и сдержанный женский смех раздражали Лэтхэма все больше. Сначала в их сторону поглядывали, а потом стали смотреть в упор. Женщины могут, конечно, в наше время покупать меха у «Ревильон» или платья «от Диора», но они не отличаются ничем друг от друга в проявлении любопытства.

– Уходим, – прорычал Лэтхэм. – А то я сейчас изнасилую одну из этих куколок.

– Знаешь, для человека, который работает в рекламе, у тебя слишком нежная кожица, – сказал Пэйтон, когда они шли к двери.

II

Агентство «Лэтхэм Паблисити» арендовало небольшую часть четырнадцатого этажа в здании на Мэдисон-авеню. Приемная была выкрашена в ярко-бордовые и ярко-желтые цвета. Такое убийственно-контрастное решение интерьера придумала Лора. Дальше находились две довольно большие комнаты и главное бюро – самое обширное. Пэйтон занимал ту, что поменьше, как «директор по общим вопросам». Он не был пайщиком в деле. По двум простым причинам. Лэтхэм не желал компаньона, а у Пэйтона никогда не водилось лишних денег.

Рэй сразу прошел в свое бюро, сказав, что ждет важного телефонного звонка. Лэтхэм, оставшись один, медленно опустился в кресло. Раздражение нарастало. Он не мог забыть о пощечинах. Идиотизм какой-то!

В дверь тихонько постучали. Должно быть, Джейн. Она всегда стучится так осторожно, будто боится, что в нее швырнут чернильницей. Он крикнул «войдите» и постарался состроить на лице подобие улыбки.

Джейн странная девушка. Все настроения шефа улавливаются словно чуткими антеннами и разряжаются через нее с удвоенной силой. Если Бен хмурится, то она уже несчастна. Но стоит ему улыбнуться – и ее радости нет границ. Однако она старается, чтобы о ее чувствах не узнали все вокруг. Джейн – девушка очень скромная.

Вот уже два года она работает у него секретаршей. Лэтхэм сразу оценил ее по достоинству. Джейн из тех миниатюрных, но прекрасных созданий, которые скорее походят на милых подростков. Она всегда носит темные юбку и блузку, но взгляды мужчин неизменно останавливаются на ее фигуре и не в состоянии уже оторваться. Лэтхэм тоже был очарован ее шармом и спрашивал себя иногда, почему он не пытался воспользоваться своим положением. Хотя отлично знал ответ: его брак с Лорой.

Джейн с неуверенным видом подошла к его столу. Казалось, она была растеряна. Быстрым движением положила перед ним письма, которые только что перепечатала на машинке. Он поднял голову и внимательно посмотрел на нее. Джейн улыбнулась. Но то не была ослепительная, солнечная улыбка. Губы дрожали, и горькая складка притаилась в уголках рта. Ее маленькие пальчики нервно барабанили по столу.

– Джейн, Что-нибудь случилось? Она чуть отвернулась.

– Простите меня, мистер Лэтхэм… Он вскочил и быстро подошел к ней.

– Боже мой, я же вижу. Что произошло, Джейн?

Сколько обаяния в ней было, несмотря на ее нахмуренные бровки. Лэтхэм положил руки ей на плечи, и, когда она подняла к нему озабоченное лицо, душа его всколыхнулась. Малышке нужна помощь! Она была такая хрупкая, такая обаятельная. Он не мог поверить, что может найтись злодей, способный поднять руку на нее, оскорбить, обидеть.

– Джейн, только скажите… Быть может, вам нужны деньги…

– О, нет!

По тону голоса он понял, что деньги здесь ни при чем.

– Спасибо. Вы очень добры ко мне. – Ее голос задрожал.

– Тогда что? Кто обидел вас? Я живо разберусь с подонком.

– Ах, нет! – поспешно выкрикнула она.

Ни за что на свете Джейн не хотела никому доставлять неприятности.

Ему начал надоедать уже этот бесполезный разговор. Если она не желает объяснить – ну что же, это ее дело. У него полно работы. Кроме того, он хотел сегодня уйти домой пораньше и побыть с Лорой немного вдвоем. Их пригласил на вечеринку Эд Линдсел. Нужно еще успеть переодеться.

Лэтхэм отечески похлопал девушку по плечу.

– Ну, хорошо, Джейн. Если вы считаете, что я не должен знать… Оставим эту тему.

– Я только… хотела…

– Черт! – взорвался он. – Да что все-таки случилось? Тут она расплакалась, стала искать платок. Он достал из ящика стола чистую салфетку и подал ей.

– Я не хочу, чтобы вы пострадали, мистер Лэтхэм. Никогда не прощу себе, если…

Агнесса Петерс имела удивительный дар всегда появляться в самый неподходящий момент: именно в эту минуту она энергично стукнула в дверь и тут же вошла. Она не любила ждать, когда ей позволят это сделать.

Происходящее в комнате могло показаться довольно комичным для такой женщины, как Агнесса. Плачущая Джейн произносит сакраментальную фразу о том, что никому не позволит обижать хорошего, замечательного мистера Лэтхэма.

Агнесса застыла на полпути, повернувшись к ним как-то боком.

– Положите макеты на стол, мисс Петерс, – сказал Лэтхэм. – Мы обсудим их завтра.

– Да, сэр.

Она выполнила просьбу и попятилась к двери таким образом, чтобы ничего не пропустить из маленькой сцены у нее перед глазами. Лэтхэм думал, почему он терпит эту мегеру. Неуклюжая, с безобразно-уродливым лицом, тяжелой грудью и кривыми ногами. Почувствовав презрительный взгляд Лэтхэма, она обеими руками поправила корсаж и вышла, хлопнув дверью.

– Простите, мистер Лэтхэм, – сказала Джейн, вытирая слезы. – Если я что не так сделала, можете уволить меня сию секунду.

– Никогда в жизни, – твердо заявил Бен. Она попыталась улыбнуться.

– Хотелось бы только… чтобы все начальники были такими же добрыми, как вы.

И выбежала из комнаты, но Лэтхэм отлично понял, что она не сказала ему самого главного. Ну ладно! Она еще вернется, и все уладится. Очень странная девушка. И очень милая. Любой был бы счастлив с ней.

Вошел Рэй Пэйтон, в шляпе и с плащом под мышкой.

– Что это с Джейн? Выскочила как пробка.

– Какие-то неприятности у крошки. Она собралась мне рассказать, но в последний момент передумала.

– Надеюсь, ничего серьезного. Жаль, если мы ее потеряем. Может, это из-за Сэма? Мне, кажется, он дает нам заказы, только чтобы иметь предлог зайти повидаться с Джейн.

– Не волнуйся, Рэй, и спокойно иди домой.

– Ты забыл, что я холостяк. Может, прокатимся куда-нибудь вместе?

– Извини, но мы с Лорой приглашены к Эду Линдселу.

– Ах, да! Контракт с Грегсоном… Значит, без Линдсела здесь не обошлось?

– Сам понимаешь. Они родственники и стараются помогать друг другу. Но в случае с контрактом все чисто. На Грегсона никто не «давил».

– Ясно. Однако хорошо, что его не было сегодня в «Пиквике». Чертов пуританин потребовал бы от тебя более веских объяснений, чем те, которыми ты от меня отделался.

– Я сказал тебе правду, Рэй.

– Конечно, конечно, я тебе верю. Только, между нами, где ты познакомился с этой красоткой, Бен?

Пэйтон тут же выскользнул из комнаты, а Лэтхэм рассмеялся ему вслед и вернулся к работе.

Через полчаса позвонил Бодгейм, клиент не богатый, но надежный. Он хотел видеть верстку своего каталога.

– Все уже ушли, – сказал Лэтхэм. – Макет отдали на монтаж, и оттиски можно сделать с ходу. Давайте договоримся…

– Я об этом и прошу, – сухо перебил Бодгейм. – Пришлите их мне сегодня вечером, пожалуйста.

«Вот дьявол, – подумал Лэтхэм. – Совсем не вовремя».

– Я пришлю оттиски к семи часам с курьером. Вас устроит?

– Спасибо. Извините меня, но это очень важно. Лэтхэм знал, что клиент просто капризничает. Бодгейм видел уже каждую страничку каталога и выучил текст, наверное, наизусть. Бен, вздохнув, снял пиджак, закатал рукава и перешел в соседнюю комнату, где стояли длинные монтажные столы, лежали аккуратно сложенные копии с макетов.

В шесть часов он позвонил Лоре, предупредил, что задержится, и снова занялся макетами. За двадцать минут до окончания работы он вызвал курьера, и, когда тот поднялся, Бен отдал ему готовые оттиски, деньги на такси и чаевые.

Затем он поспешно оделся и вышел. На его часах было уже 19.30.

III

Шестидесятая Ист-стрит как бы дышит элегантностью соседствующей с ней знаменитой Пятой авеню. Но чем более она от нее удаляется, тем меньше престижности остается в окружающих вас зданиях. Затем ближе к реке величие и роскошь снова возвращаются. Дома становятся выше. И цены тоже. Бэн Лэтхэм жил недалеко от Лексингтон-авеню. То есть где-то посередине между двумя шикарными кварталами.

Когда он вошел в свою небольшую четырехкомнатную квартиру, Лора сидела в спальне перед зеркалом, подкрашивая свои длинные ресницы. Лэтхэм наклонился и поцеловал жену в шею. Она слегка отодвинулась.

– Бен, сколько ты выпил сегодня?

Он совсем забыл о коньяке, вылитом на его рубашку и пиджак.

– Два бокала. Мы с Рэем решили отметить одну крупную сделку.

– Хм… Ты ведь пьешь мартини… Я не узнаю, однако, этот запах. Ты изменил… своим привычкам?

Бен смутился, так как хотел рассказать о случившемся позже.

– Совершенно дурацкая история в «Пиквике». Недалеко от нас сидела девушка. Ее сумочка лежала на краю стола и могла упасть. Я подошел, чтобы предупредить… А эта дура взяла и… облила меня коньяком.

Лора посмотрела на мужа, ее брови поднялись в изумлении.

– А кто она такая?

– Ты не поверишь. Я в первый раз ее видел. – Почему же она так сделала?

Бен пожал плечами и решил, что лучше сказать все.

– Она еще дала мне две пощечины.

Лора отложила в сторону пудреницу, которую держала в руках, и повернулась к нему лицом.

– Это интересно, дорогой!

– Да чего уж тут интересного. Ну и вид у меня был. Все уставились на нас, конечно. Потом вернулся ее парень, и я думал, будет драка. Но они просто ушли.

Лора взяла расческу. Когда она волновалась, нервничала или просто хотела обдумать какую-то мысль, она любила медленно расчесывать свои пышные каштановые волосы.

– Бен, не сердись, но я уже давно хотела с тобой серьезно поговорить.

– О чем это? – спросил он резко. Денек выдался напряженный.

– Ты слишком много пьешь, Бен. Он сел рядом с ней и взял ее за руку.

– Лора, кто тебе сказал такую глупость?

– Мне совершенно все равно, как ты развлекаешься. Но я боюсь, как бы ты сам однажды не пожалел.

– Ну это уж слишком!

– Я сама не хочу верить; но про тебя ходят всякие сплетни, какие-то грязные истории.

– Где ты их слышала?

– Главным образом в «Бридж-клубе». Знаешь, Бен, ведь я волнуюсь за твою репутацию. Ты имеешь дело с большими суммами денег. И эти деньги не твои. Люди должны рассчитывать, что их средства…

– Эд Линдсел, – перебил он сразу. – Это слова Эда Линдсела.

Она нахмурилась.

– Если Эд и говорил мне, то только потому, что он любит тебя.

– Боже мой, какая трогательная забота! Кстати, ты сама ничего не хочешь выпить? Я приготовлю твой любимый «Манхэттен».

Они перешли в гостиную. Бен рассказал ей о контракте с Грегсоном и о том, что он значит для их агентства. Он чуть было не начал говорить о Джейн, но вовремя спохватился.

К Линдселу они приехали в девять часов. Как обычно, полно народу. Эд был очень богат и к тому же холост. Здесь всегда подавались отборные вина, стол славился изысканностью. Многие хотели быть гостями Линдсела. От приглашений отказывались очень редко. А от напитков – никогда.

Комната, в которой сейчас находился Лэтхэм, на всех производила неизгладимое впечатление. Громадная, полутемная. Слегка подсвеченные картины по стенам. Чуть раздвинутые тяжелые шторы на широком окне, смотрящем на ярко-голубую гладь воды.

Начались танцы. Лору пригласил какой-то юнец, судя по костюму – молодой директор одной из фирм на Мэдисон.

– Очень рад тебя видеть, Бен, – произнес, подходя к нему, Линдсел. – Что за история приключилась сегодня в «Пиквике»?

Лэтхэм скривился в деланной улыбке.

– Эд, я узнал, что ты не одобряешь моего «пристрастия» к спиртному.

Линдсел посмотрел на него удивленно. Затем легкая тень жалости мелькнула на его лице и быстро исчезла.

– Лора сказала? Может, и лучше. Пойми, Бен. Ты стремительно идешь вверх, к успеху. Тебя уже не остановить. Но кому-то это не нравится. Будь осторожней. Скажи, что ты думаешь о контракте с Грегсоном?

– Он стоит миллиона. И я тебе очень признателен. – Несмотря на мои нравоучения?

– Да.

– Послушай, Бен, я богат. У меня много свободного времени. Но я не люблю сидеть сложа руки. Позволь мне вложить скромную сумму в твое предприятие. Ты назовешь меня вице-президентом или еще как-нибудь. Выделишь мне стол, пяток карандашей и телефон. Мы отлично заживем!

Лэтхэм вздохнул и покачал головой.

– Ты же совершенно не разбираешься в издательском деле и вряд ли захочешь учиться. Ты просто будешь инвестировать капиталы. Но я хочу попробовать собственные силы, Эд. Для меня это важнее… И для Лоры.

– Ладно. Если передумаешь – дашь знать. Счастливо.

Лэтхэм рассеянно смотрел ему вслед. Вечеринка продолжалась. Приглашенные развлекались вовсю. Среди них – Мартин Дюшен, Питер Броман с женой и другие влиятельные люди с Уолл-стрит. Бен внимательно оглядел каждого. Нет, никто из них не будет заниматься сплетнями!

Он обрадовался, когда Лора подошла к нему и сказала, что пора уходить. В такси он обнял ее и весело спросил:

– Ну что, моя радость, на этот раз я не спотыкался и не падал носом в тарелки?

Она нахмурилась.

– Эта чертова миссис Броман! Она заявила мне, что ты часто встречаешься с Джейн.

Он на минуту потерял дар речи.

– Что за чушь?

– Знаю, дорогой. Я ей так и сказала. Он прижал ее крепче и поцеловал.

– Не волнуйся. Все у нас будет тип-топ. Только не верь этим сплетням.

Такси подъехало к их дому. В подъезде к ним навстречу шагнул солидный мужчина в темном костюме и распахнутом плаще.

– Вы Бен Лэтхэм?

– Да, это я.

– Чарли Флойд. Криминальная полиция.

– Полиция? – испуганно переспросил Бен.

– Да. Мистер Лэтхэм, вам знакомо имя Джейн Тод?

– Это моя секретарша. А что произошло?

– Ее тело обнаружено под мостом Джорджа Вашингтона.

– Боже! – воскликнул Лэтхэм.

– Похоже на самоубийство, хотя свидетелей не нашли и никто не видел, как она падала с моста.

Лэтхэм провел рукой по лицу. Кажется, этот день он запомнит па всю жизнь.

– Джейн успела что-нибудь сказать перед смертью? – спросила Лора у полицейского.

– Мне пока не известно. Я отправил двух своих людей на место происшествия. Мистер Лэтхэм, вы не могли бы поехать со мной? Нужно идентифицировать труп.

– Да, конечно, – ответил Бен, хотя он не ожидал такого поворота.

– Вот и хорошо. У меня машина. Вы тоже можете поехать, мадам. Если хотите.

– Нет… нет. Я предпочла бы не ездить. Бедная Джейн… Почему она это сделала?

IV

Лэтхэм смотрел па страшную кровавую маску, на слипшиеся мокрые волосы, забыв, что он здесь не один. Тогда только медленно оглянулся и встретил внимательный, цеп» кий взгляд детектива.

– Что скажете, Лэтхэм?

Флойд уже не обращался к нему со словом «мистер».

– Да, это Джейн.

– Я попрошу вас не уходить. Можете подождать в полицейском участке, если вам там будет удобнее. Это за углом.

– Гм-м… удобнее? Хорошо.

Он без труда нашел подъезд. Несколько тесных комнат со стульями вдоль стен.

– Простите, где здесь телефон? – спросил он у дежурного.

Мужчина в форме показал пальцем на кабину. Похоже, он принял Лэтхэма за слепого. Или за идиота. А может, за того и другого вместе.

Лора ответила сразу. Будто она держала руку на телефонной трубке.

– Я звоню из полиции, – сказал он. – Меня просили еще немного задержаться.

– Бен…

– Да, это она.

– Ужасно! Я еще надеялась, что возможна какая-то ошибка…

– Нет. Никакой ошибки. Лора, не волнуйся, я скоро приеду. Приготовь мне кофе.

Он повесил трубку и увидел, как детектив вошел в помещение, растерянно озираясь. Он явно обрадовался, заметив Лэтхэма.

– Я боялся, что вы ушли. Мне нужно задать вам несколько вопросов.

– А нельзя подождать до завтра?

– В данном случае – нет.

Бен сразу понял. Значит, убийство? Они прошли узким коридором в другую комнату, где стоял маленький стол и два стула.

– А теперь расскажите мне все, что вы знаете о Джейн Тод, – сказал Флойд, сняв плащ, но не предлагая раздеться Лэтхэму.

Бен сообщил ему, что она устроилась в агентство два года назад, через бюро по найму. Скромная, работящая. Печатала без единой ошибки. Он знал, что Джейн снимала комнату на Шестьдесят четвертой улице. Да, он один раз проводил ее домой. Они задержались на работе, а его жена была в отъезде.

– Но поймите меня правильно, – сказал Бен. – Мы с Джейн просто хорошие друзья. Были…

– Конечно. Продолжайте.

Лэтхэм припомнил и о странном поведении Джейн за несколько часов до ее гибели.

– Значит, она хотела вам что-то сказать сегодня вечером? Не догадываетесь – что?

– Не имею понятия.

– Я могу вам помочь. Есть данные экспертизы. Она была беременна.

– Боже!

– С кем она встречалась последнее время?

– Я не знаю.

– Но у вас есть служащие мужчины?

– Разумеется. Четверо.

– Отлично. Их имена?

– Франк Винтэн, курьер. Джек Колдуэл, копировщик. Фил Траверс. Он занимается макетами. И, наконец, мой помощник Рэй Пэйтон.

– Что еще можете добавить?

– Ничего.

– Хорошо, идите.

Лэтхэм встал в нерешительности. Он хотел спросить, что успела узнать полиция. Но, видя ледяное лицо Флойда, пожал плечами и вышел.

В такси его охватила злость. Джейн собиралась признаться ему. Теперь он понял, почему ей было так трудно.

Вместо того, чтобы назвать свой адрес, он сказал:

– Отвезите меня на Шестьдесят четвертую улицу. Дом номер 200.

Два часа утра. Ну и пусть. Теперь не это главное. Машина свернула с Парк-авеню, пересекла Бродвей, еще несколько улиц – и впереди показался знакомый дом.

На звонок в дверь вышла консьержка, пожилая женщина в полосатом халате.

– Вы сегодня будете шастать до утра! – проворчала она, приняв его за полицейского. – Проходите!

– Спасибо, – сказал Лэтхэм.

Он поднялся по лестнице на шестой этаж. В комнате Джейн было темно. Посомневался секунду, затем нажал на выключатель. И сразу пожалел. Слишком здесь все знакомо, до боли.

Убийца мог оставить хоть какой-нибудь след. Например, письмо. Или записку. Бен выдвинул ящик стола. И тут, перед ним лежали… два розовато-оранжевых листа фирменной бумаги агентства «Лэтхэм Паблисити». Факт вроде бы вполне объяснимый: Джейн могла взять такую бумагу из специальной папки у нее в шкафу. Но для чего? Лэтхэм взял один лист и прочитал короткий текст, отпечатанный на машинке:

«Джейн, дорогая, я знаю, как тебе тяжело, и хочу помочь. Приходи».

На втором листе было напечатано:

«Джейн, не упрямься. Ты знаешь отлично, что я тебя не брошу».

Подписи не было. И два почтовых конверта рядом. Его бросило в жар. Очень легко предположить, что эти записки посланы кем-то из сотрудников агентства. Или… им самим!

Собственно, они содержали даже такой намек. А их тон? Властный тон шефа, когда он обращается к подчиненному!

Лэтхэм сложил листки и, не задумываясь, сунул их в карман. Затем быстро осмотрел остальные ящики. Заглянул в комод, шкаф, во все уголки. Ничего. Он совсем разозлился, потушил свет и вышел.

Их было двое. Схватили, прижали к стене. Ловкие руки обыскали его в мгновение ока с головы до ног. Обнаружив и отобрав две оранжевых записки, эти типы представились агентами полиции. Они затолкали Бена обратно в комнату и предложили немного подождать.

Лэтхэм выкурил три сигареты, когда на пороге появился Флойд. Детектив выслушал короткий доклад полицейского и повернулся к Бену.

– Я требую объяснений, Лэтхэм.

V

Утром Бен не полез под привычный холодный душ. Он хотел успеть поговорить с Лорой перед уходом на работу. Эта ночь их основательно вымотала.

– Извини меня, – начал Беи, когда они сели за стол. – Я должен был рассказать тебе все вчера.

– Ты приехал без сил, – мягко ответила Лора. – Ну ладно, я слушаю.

– Джейн была беременна, – сказал он.

Жена медленно поставила свою чашку, будто боясь выпустить ее из рук.

– Наверное, глупо спрашивать, уверен ли ты. Это тебе сообщили в полиции?

– Да. Но мне сообщили вещь пострашнее. Ее убили. Лора помолчала и тихо сказала:

– Я догадывалась… Тебе задавали вопросы? Ты так долго не возвращался!

– Дорогая, так уж получилось. Я вышел из полиции и поймал такси. И тут вдруг решил заехать по тому адресу, где жила Джейн. Думал, что обнаружу какой-нибудь след… Так вот… Я нашел две записки… И довольно интимного характера. Отпечатанные на нашей фирменной бумаге. Без подписи! Понимаешь? Создавалось впечатление, что их мог напечатать я.

– Но ты их не печатал и не посылал?

– Нет, конечно. Клянусь.

– Тогда не о чем беспокоиться.

– К сожалению, все сложнее. Флойд, оказывается, поручил двум своим агентам незаметно следить за комнатой.

Когда я вышел с этими записками в кармане, полицейские меня задержали, обыскали и… Короче, вышла неприятная история. Пришлось все долго объяснять Флойду, и, кажется, он мне не очень-то поверил… К тому же к этому времени полиция уже знала точно, что Джейн задушили и сбросили с моста. Флойд тогда и сообщил мне об этом…

Лора взяла сигарету из пачки и, закурив, нервно затянулась.

– Бен… Мы женаты три года. Я была счастлива, когда выходила за тебя замуж. Надеюсь, ты тоже. Я абсолютно уверена, что с убийством Джейн у тебя нет ничего общего. Но я хочу, чтобы в данную минуту ты мне сказал чистую правду. Если между вами что-то было…

– Ничего. И не надо задавать такие вопросы, Лора. Она подошла к нему и погладила по волосам очень нежно.

– Извини… Верю, что ты ни в чем не виноват. Однако дело серьезное?

– У меня стопроцентное алиби. Когда произошло убийство, я находился у Линдсела.

– Хорошо, что мы пошли к нему!

– Да. Но полиции может прийти простая мысль: если я соблазнил Джейн, то мог нанять платного убийцу.

– Ну это еще надо доказать. Я бы посоветовала тебе ни о чем не волноваться и вести себя естественно. Ты не соблазнял и не убивал. Остальное – дело полиции.

– Ты права. И пусть думают, что хотят. А я сделаю для Джейн то, что обязан и что можно для нее сделать: организация похорон и все остальное. Займусь этим сегодня. – Конечно, дорогой. До вечера.

– Постараюсь вернуться пораньше. Пока.

До агентства было метров семьсот, и он любил пройтись и купить по пути газету на углу Лексингтон и Шестьдесят четвертой улицы.

И сегодня Лэтхэм, как обычно, купил «Трибюн». Но тут взгляд его наткнулся на свежий номер «Глобуса». Посередине первой полосы красовалась огромная фотография человека, чье лицо ему показалось знакомым. Жирный заголовок под ним просто кричал:

«СОБЛАЗНИТЕЛЬНАЯ СЕКРЕТАРША МОЛОДОГО РЕДАКТОРА ЗАДУШЕНА И СБРОШЕНА С МОСТА».

И рядом небольшая заметка, которая в осторожных и двусмысленных оборотах давала понять, что ее автор уверен в скором и неизбежном аресте Бена Лэтхэма.

«Глобус» – одна из тех паршивых газетенок, которые специализируются на всем, что погрязнее. Когда материал не очень подходил редакционным «вкусам», то его специально доводили «до кондиции». Однако эта тряпка называлась гордо газетой. И она – увы! – продавалась!

Киоскер осклабился, подавая ему сдачу. Указывая на фото пальцем, сказал:

– А я вас сразу узнал, мистер Лэтхэм! Вот вы и стали знаменитым.

– Да, – сухо ответил Бен. – Похоже.

Придя в агентство, он поспешил закрыться в своем бюро. Но в дверь тут же постучали. Это была мисс Петерс.

– Утром приходил полицейский, – начала Агнесса. – Он задавал много вопросов. Я сказала, что видела, как Джейн плакала у вас в кабинете. Я могла бы промолчать, но ведь вы сами могли сообщить об этом еще раньше. Я правильно поступила?

– Да-да. У меня много работы…

– Этот полицейский сейчас проверяет все наши пишущие машинки.

– Я так и думал. Идите, мисс Петерс.

Не успела она выйти, как ворвался Пэйтон.

– Бэн! Господи! Это ужасно.

– Знаю. Чертов «Глобус»…

– Я позвоню их редактору.

– Не надо, Рэй. Не он же пишет статьи. А без сплетен им не прожить.

– Если это увидит Грегсон…

Лэтхэм закурил. День начинался невесело.

– Рей, распорядись относительно похорон. Чтобы цветы и все, что полагается.

Пэйтон, кивнув понимающе, удалился, а Бен решил заняться делами, обложившись папками и документами.

Днем позвонила Лора. Сказала, что заходил Эд Линдсел и пытался успокоить ее. И сразу добавила:

– Но меня больше успокоит, если ты сам не будешь волноваться. Когда ты придешь, дорогой?

– Как обычно. Не готовь много на ужин. У меня совсем пропал аппетит.

– Ничего. Я знаю, что тебе нужно. Целую, любимый, Он положил трубку, когда вошел Флойд.

– Что новенького?

– Это я вас должен спросить, лейтенант.

– Записки отпечатаны на машинке Джейн.

– Значит, след ведет в никуда? – Главное – след ведет сюда.

– Я думаю, вы проверили мое алиби?

– Ваше алиби вам полезно только наполовину, мистер Лэтхэм.

– Спасибо за откровенность. Значит, я в числе подозреваемых?

– Пока – да. Поэтому не советую ничего больше предпринимать на свой страх и риск.

Он слегка улыбнулся, но Лэтхэм понял, что детектив не шутит.

Флойд попрощался и вышел, а Бен еще долго сидел, держа в дрожащих руках незажженную сигарету. Ему стоило больших усилий снова вернуться к работе.

В пять часов попросился на прием какой-то репортер. Бен сказал, чтобы пропустили. На самом деле «просителей» оказалось двое. Они ввалились в кабинет с наглыми, ухмыляющимися рожами, и один тут же нацелил на него фотокамеру.

– Я не разрешаю здесь снимать! – предупредил Лэтхэм.

– Зачем так кричать? Мы из «Глобуса», – заявил высокий в очках. – Моя фамилия Трэп. Нам надо сделать пару кадров в номер.

– Вон отсюда.

– А вот это зря, котик…

– Немедленно убирайтесь, – Лэтхэм поднялся и двинулся им навстречу.

Трэп подмигнул фотографу и сказал:

– Фред, мы ему не понравились. Уходим.

Когда дверь за ними закрылась, Бен подумал, что сравнительно легко отделался. Он боялся скандала.

В половине шестого, просмотрев последнюю почту, он покинул бюро. Лифты в это время шли вниз полные. Все спешили домой. Он протиснулся и встал у стены. На него никто не обращал внимания. Лифт остановился на первом этаже. Лэтхэм вышел и, опустив голову, медленно побрел через холл.

Он сначала услышал крик, а потом уже увидел бегущего к нему мужчину с горящим взором.

– Стой, Лэтхэм! – орал тот. – Стой, сволочь! Ты… Гад! Убийца!

Это был молодой человек, лет двадцати, худой, с изможденным лицом.

– Ты убил мою маленькую, мою любимую Джейн! Ты соблазнил ее, а потом убил! О, Боже! Я задушу тебя, Лэтхэм!

С такими воплями он ногтями вцепился Бену в лицо, оставляя длинные кровавые царапины от лба до подбородка. Щелк! Вспышка ослепила на минуту. Острые ногти прошлись еще раз по носу и щекам. Щелк! Снова вспышка. Фотоаппарат! Их снимают!

Ярость закипела мгновенно. Он отступил на шаг и выбросил вперед сжатую в кулак правую руку. Удар был точен. Парень закатил глаза и безжизненной массой свалился под ноги любопытным. Щелк! Щелк! Еще две вспышки. Лэтхэм оглянулся и увидел быстро удаляющихся репортеров – Трэпа и фотографа из «Глобуса». Надо поймать их и засветить пленку! Он двинулся за ними, но подумал, что ситуация и без того хуже некуда. Этот несчастный заморыш еще! Что с ним? И кто он такой? Но к удивлению Лэтхэма, того и след простыл.

Толпа стала расходиться. Какая-то девушка, столкнувшись с Беном, дико закричала. Лэтхэм выругался, достал платок и вытер кровь с лица. Поблизости был небольшой бар. Он решил зайти туда, чтобы умыться и позвонить домой.

– Ты видела «Глобус»? – спросил он у Лоры, когда она сняла трубку.

– Это ужасно, Бен. Ничего нельзя сделать?

– Ты подожди следующего номера, – и он рассказал о происшедшем.

– Бен, почему они в тебя так вцепились?

– Не знаю. Просто эта газета живет скандалами.

– Как ты себя чувствуешь?

– Паршиво. Вся морда расцарапана.

– Послушай, но нельзя допустить, чтобы этот тип кричал про тебя гадости на всех углах!

– Я поэтому и звоню тебе. Задержусь немного. Хочу кое-что выяснить.

Лора не отвечала, и Бен быстро добавил:

– Не волнуйся, все нормально, дорогая. Пока. Интересно, следят ли за ним люди Флойда? «Ну и черт с ними», – подумал он и зашагал, засунув руки в карманы. Путь был знакомый…

* * *

Консьержка уставилась на него подозрительно.

– Я видела вашу фотографию в газете, – заявила она с порога.

– Отлично. Значит, мне не надо представляться, – пошутил Бен.

Она не двинулась с места.

– Что вы хотите?

– Узнать кое-что о Джейн.

– Говорят, что это вы ее убили. – Нет. Я никого не убивал.

Он уже начал терять надежду.

– Завтра похороны. Я зашел еще, чтобы сообщить зам об этом. Может, вы желаете присутствовать?

Она задумалась над предложением и слегка приоткрыла дверь.

– Наверно, будет много народа?

– Да, конечно. Будет полиция. На случай, если вдруг там окажется убийца. Его нужно опознать. Вы можете нам очень помочь.

Дверь широко открылась, и он проследовал за женщиной в ее комнатку. Ему указали жестом на удобный диван. Лэтхэм сел и снял шляпу.

– Может, хотите пива? – спросила консьержка. – Мой муж всегда держит пиво в холодильнике.

– Нет, спасибо. Вы не помните, к Джейн заходил молодой мужчина? Худой, бледный, лет двадцати.

Она покачала головой отрицательно.

– Никогда.

– Но у нее были знакомые?

– Она дружила с Кэрол Стрит. Это ее соседка. И еще с Кэти Веб. Та живет в доме напротив.

Лэтхэм встал.

– Большое спасибо. Я сейчас зайду к ним. Она кивнула.

– Может, и мое фото появится в газете? – Обязательно, миссис…

– Портер. Моя фамилия Портер.

– До свидания, миссис Портер. И еще раз спасибо. Он поднялся по лестнице и постучал в дверь, которая моментально открылась. Полная, ярко накрашенная девица уставилась на него и тихо ойкнула. Лэтхэм быстро вошел в комнату и сказал:

– Не бойтесь. Я никому еще не сделал ничего плохого.

Она вздохнула.

– Вы тот самый человек…

– У которого работала Джейн, – закончил он за нее. – И только. Понимаете?

– Да. Джейн говорила, что вы очень добрый, и…

– Вот и хорошо. Но вы можете мне помочь. Я ищу ее дружка. Худой блондин лет двадцати.

– Но у Джейн никого не было. – Вы уверены, мисс?

– Совершенно. Я бы знала. Нет, кроме вас, она ни с кем не встречалась.

– Кроме меня?!

– Ну конечно. Она мне все про вас рассказывала. Как вы ее провожали, и вообще. Впрочем, я не сую нос в чужие дела. Вы ведь женаты… Но то, что она была влюблена в вас – это и дураку ясно.

– Извините, мисс Стрит, не будем обсуждать сейчас эту тему. Я еще зайду. Большое спасибо.

– Не за что!

Лэтхэм посмотрел ей в глаза и спросил:

– Вы не думаете, что это я убил Джейн?

– Нет, мистер Лэтхэм, сейчас уже не думаю. Он кивнул молча и вышел.

Дом напротив мало чем отличался от остальных; эдакая старая развалина, давно не видевшая капитального ремонта. Бен нашел номер квартиры и нажал кнопку переговорного устройства.

– Меня зовут Бен Лэтхэм, – сказал он. – Джейн была моей секретаршей. Я хотел бы поговорить с вами.

– Конечно, мистер Лэтхэм, – ответил нежный голосок. – Поднимайтесь.

Кэти Веб оказалась седенькой румяной дамой лет шестидесяти. Она встретила его приветливой улыбкой, что в городе бывает не часто, когда люди видят друг друга впервые.

– Джейн могла рассказывать о вас часами. Проходите! У меня так редко бывают гости… Мы познакомились с ней случайно. Она тоже любила сидеть на лавочке во дворе. Потом мы стали вместе ходить до метро. Я пригласила ее к себе. Милая девушка. Мы быстро нашли общий язык, хотя вам может показаться странным: такое юное создание, как Джейн, и такая старая дева, как я. И тем не менее…

– Я прекрасно вас понимаю, мисс Веб. – Спасибо.

– Скажите, она говорила вам об одном молодом человеке?

– Нет. У Джейн никого не было. Даже семьи или родственников. Она приехала в Нью-Йорк из Салема, кажется, и здесь жила совсем одна.

– И все же, мисс Веб. У нее кто-то был, – О! Да, разумеется.

– Припомните хорошенько, прошу вас.

Кэти Веб походила по комнате, затем остановилась перед ним.

– Только маленькая деталь. Джейн мне однажды сказала, что была в гостях у какого-то мужчины. Ее поразила квартира. Такой роскошной она еще не видела. А из окна просто сказочный вид – даже дыхание перехватывает. Это она говорила. Бассейн там или река, не помню.

– Ну, из моего окна видны одни черные трубы, – засмеялся Лэтхэм.

– Понимаю, – мисс Веб сверкнула голубыми глазками в его сторону. – Я ведь говорю только то, что знаю.

– Спасибо. Вы очень любезны. Я хочу сообщить, что похороны состоятся завтра в два часа. Приходите.

В такси он подумал, что не зря потратил вечер. Правда, он не знал ответа на главный вопрос, но что-то стало проясняться.

Бен не стал звонить, а открыл дверь квартиры своим ключом.

– Я приехал, миссис Лэтхэм! – позвал он жену. Тишина. Свет только в гостиной. Лэтхэм опрометью кинулся в комнату.

Эд Линдсел отложил в сторону газету и поднялся с кресла.

– Извини, Бен, – сказал он медленно. – Я страшно огорчен.

VI

– Лора позвонила мне и попросила приехать немедленно. Когда я вошел, она уже собрала чемоданы, Линдсел развел руками и добавил:

– Не могу тебе сказать. Поверь. Она просила не говорить.

– Но что случилось? Я звонил в шесть часов, и всё было нормально.

– В шесть часов могло быть нормально. Но потом… Бен, только не волнуйся.

– Опять «Глобус»?

Газета лежала на столе. Заметка была коротенькая. Всего несколько строк. Но фото! Перекошенное яростью, окровавленное лицо Лэтхэма мастерски схвачено в момент, когда он наносит сокрушительный удар в слабую челюсть своего противника.

Текст был сфабрикован тоже «мастерски». Слова «любовник», «соблазнил», «убил» очень ловко расставлены. Лэтхэм закрыл лицо руками.

– Да, после такого Лора не выдержала. И я ее понимаю, – сказал он, швырнув газету в угол.

– Бен, газета само собой. Но главная причина – этот парень со снимка.

– Он приходил сюда?!

– Да, и разговаривал с Лорой.

– Что он ей сказал? Ты его видел?

– Нет. Я пришел полчаса спустя. Со слов Лоры все произошло так: он представился другом Джейн, сказал, что хотел бы сообщить нечто важное.

– Негодяй!.. Исцарапал меня, как кошка.

– Да, я заметил… Короче, он заявил, что знаком с Джейн уже полгода, они встречаются тайно, потому что его Мать не разрешает ему еще гулять с девушками…

– Чушь! – фыркнул сердито Лэтхэм.

– И Джейн ему рассказала, что она забеременела от тебя…

– Все наврал.

– Может быть, но он даже представил Лоре доказательство.

Линдсел протянул руку, и на его ладони блеснуло золотое кольцо. Массивное, давно вышедшее из моды, оно было слишком хорошо знакомо Лэтхэму. Обручальное кольцо его матери. И Лоры тоже. Позднее он купил жене кольцо более подходящее, но в начале их совместной жизни каждый доллар был на счету.

– Парень сказал, что ты подарил это кольцо Джейн.

– Как оно могло очутиться в его руках? – недоуменно спросил Лэтхэм. – Оно всегда лежало в маленькой коробочке в платяном шкафу.

Линдсел молча положил кольцо на стол.

– Эд, тебе не кажется, что кто-то хочет меня удушить?

– Удушить? Не понимаю.

– Да. Кто-то хочет меня уничтожить. И я не знаю – почему?

– Я думаю, что человек, который убил Джейн, решил бросить подозрение на тебя. Вот и все.

– Ошибаешься. Дело не только в убийстве. Я вижу во всем этом дьявольский план, причем хорошо продуманный. Фотографии в газете, подстроенная драка, сплетни, обручальное кольцо. И все началось не с убийства Джейн, а раньше.

Линдсел посмотрел на него недоверчиво.

– Если ты считаешь…

– Но это правда! Вспомни, как Лора стала обвинять меня в пьянстве. И ты – тоже. Пошли разговоры, мол, я настоящий алкоголик. Затем в кафе какая-то женщина плеснула в меня коньяком и надавала пощечин.

– Но почему, Бен?

– Не знаю. Но возможно, все это звенья одной цепи.

Линдсел вздохнул.

– Мне неприятно тебе говорить, но я должен сообщить, что Грегсон видел «Глобус». Он позвонил и сказал, что разрывает контракт.

– Именно этого я и ждал.

– Может, кто-то еще хотел заполучить контракт с Грегсоном?

– А-а… Нет. Думаю, все началось много раньше. Контракт здесь ни при чем.

Линдсела явно тяготил разговор. Он поднялся.

– Мне пора, Бен. Я зайду завтра. И не забудь: мое предложение помочь твоей фирме остается в силе.

– Спасибо, старина. Но мой ответ ты знаешь. Нет. Я прошу тебя об одном. Разыщи Лору и передай ей, что я не мерзавец и смогу доказать это.

После его ухода, Лэтхэм уселся в кресло. Голова кружилась. Он потянулся к бутылке. Налил стакан мартини. Потом еще… Может, хоть так он сможет что-то понять в этой чехарде обрушившихся на него событий!

Раздался звонок у дверей. Бен вскочил. Это Лора! Она знает, что он не может без нее. Он широко открыл дверь и выругался. На пороге стоял лейтенант Флойд, слегка удивленный такому приему.

– Ладно, – сказал Бен. – Входите.

Детектив прошел в комнату, внимательно посматривая на Лэтхэма.

– Ваша жена решила уехать? Почему? Молодой издатель остолбенел.

– Откуда вам известно?

– Пустяки. Я встретил Линдсела, и он мне сказал.

– Вот трепло!

– У него не было выбора. Если бы он отпирался, то проехал бы в участок. Мои люди видели, как ваша жена поспешно вышла из дома. И с ней Линдсел, нагруженный чемоданами. Она уехала, и он снова поднялся.

– Значит, вы за мной следите?

– Мы следим за сотнями людей, Лэтхэм. Я спрашиваю о вашей жене. Где она?

– Не знаю!

– Отлично. Линдсел сказал, что вы не знаете. Почему она уехала?

– Может, вы будете до конца последовательны и спросите у Линдсела?

– У него я уже спрашивал. Мне нужен ваш ответ.

– Ей не понравился мой портрет в «Глобусе». Но я уверен, что вам он очень понравился.

– Да, снимки что надо. Особенно тот, где вы расквасили физиономию какому-то юнцу.

Бен пожал плечами.

– Кстати, этот юнец приходил к Лоре перед ее отъездом.

И он рассказал Флойду историю про обнаруженное кольцо. Детектив взял кольцо и задумчиво спросил: – Интересно, как оно у него оказалось?

– Коробочка с кольцом все время лежала в комоде под стопкой белья.

– Если не возражаете, я возьму коробочку и кольцо с собой. Может, остались отпечатки пальцев. Вот расписка.

Флойд направился к двери.

– Да, и еще, – он задержался. – Должен вам сказать, Лэтхэм. Наш врач ошибся в определении времени смерти. Проведена новая экспертиза. Убийство произошло в 19.40. Где вы были в это время?

– Шел с работы. Меня видели тысячи людей, но, думаю, среди них не было знакомых. Но даже если у меня нет теперь алиби, это не означает, что я убил Джейн!

– Конечно! Но вы остаетесь в числе подозреваемых. А точнее говоря, вы – единственный подозреваемый.

После его ухода Лэтхэм сварил кофе. Он выпил подряд три чашки. Спать он уже все равно не мог.

VII

Из глубокого, как пропасть, сна Лэтхэма достал телефонный звонок. Он схватил трубку, надеясь, что услышит голос Лоры.

– Алло!

Это был Рэй Пэйтон.

– Бен, хорошо, что я тебя застал.

Лэтхэм глянул на часы. Половина одиннадцатого!

– Извини, Рэй, – промямлил он. – Я, кажется, проспал.

– Тебе лучше поторопиться, – сказал Пэйтон. – Нужно обсудить ситуацию. Жду.

Наскоро собравшись и оставив записку жене (он еще на что-то надеялся!), Бен выскочил из дома и взял такси.

В агентстве внешне ничего не изменилось. Но Пэйтон был взволнован.

– Клиентура падает! Что будем делать, Бен?

– Друзья поверят, что я не виноват, а на врагов мне наплевать.

– Так-то оно так…

– У тебя есть идеи?

– Я думаю, самое время принять предложение Линдсела. С его капиталами и связями мы вернем престиж.

– Ты знаешь мое мнение. Эду Линдселу здесь делать нечего.

– Тогда остается один-единственный выход. Сделать вид, что ты покинул фирму. Клиенты должны вернуться. Лэтхэм нахмурился. – Поверят?

– Почему нет?

– Но мне нельзя будет здесь появляться. Ты справишься?

– Не волнуйся, Бен, все будет о'кей. И главное – ты сможешь заняться личными делами.

– Ну что ж, спасибо, старина! Но тебе придется потрудиться за двоих. Ничего, я обещаю, что это не бесплатно. Итак, решено! Принимайся за работу, Рэй, а я пока заберу свои вещи из стола.

Лэтхэм остался один в кабинете. Он подумал, что идея Пэйтона неплоха, и все еще может уладиться. Он прибрал на столе и вышел.

Перекусил в ресторанчике, выбрав на сей раз такой, где вряд ли мог столкнуться с кем-нибудь из знакомых.

Примерно в 13.30 он был на церемонии похорон. Окинул взглядом собравшихся. Народу пришло много. Дело-то нашумевшее. Заметил в толпе миссис Портер, Кэрол Стрит и Кэти Веб. Затем приблизился к гробу и взглянул на застывшее лицо.

Сердце сразу сжалось…

– Мистер Лэтхэм, – услышал он за спиной. – Вы можете сказать пару слов для газеты «Сентинел»?

– Другого момента нельзя было выбрать? – спросил он, поворачиваясь к журналисту.

– Я знаю. Извините. Мне сообщили в последний момент.

– Все равно, мне нечего сказать.

– Но, может быть, позже, мистер Лэтхэм?

– Ладно, посмотрим.

– Спасибо. Хочу предупредить: эти бандиты из «Глобуса» решили устроить вам ловушку. Будьте начеку.

Журналист быстро отошел – прежде, чем Лэтхэм мог расспросить подробнее. Да он и не успел бы. Репортер из «Глобуса» уже бежал к нему, крича:

– Лэтхэм! Один снимок над гробом жертвы! Вы можете даже всплакнуть!

Лэтхэм повернулся – четко, будто отрабатывая боевой прием. Целился в нос. И не промахнулся. Удар был страшен. Почувствовал, как хрустнула кость под его фалангами. Из перебитого носа репортера брызнула кровь. И тут же раздались характерные щелчки затвора фотоаппарата. Щелк! Вспышка. Щелк!

Ведь его даже предупредили! Ну, что же делать! Ловушка сработала, и он в нее попался. Еще раз. Какой уже по счету?

VIII

Лэтхэм бродил по своей квартире из угла в угол, не зная, чем заняться. Помыл посуду, прибрал кровать. И все Время думал о Лоре. Как она – одна, без него. Трудно ли ей? Он тосковал и старался хоть чем-нибудь отвлечься от грустных мыслей.

Шесть часов. Скоро появятся в киосках вечерние выпуски газет, и нужно спуститься и купить их, чтобы знать, как развивается война, объявленная ему таинственным и зловещим противником. Да провались они! И так ясно можно себе представить. Особенно страницы «Глобуса». Зря он ударил репортеришку. Это все равно, что напасть на полицейского. Живьем не уйдешь.

Но теперь поздно. И надо успокоиться. Подумаешь, фотография в газете! Газеты для того и печатают, чтобы помещать в них фотографии. Не он первый, не он последний, кого дружно втаптывают в грязь. Все проходит. Нужно уметь ждать. Как только снимки и статьи перестают появляться, интерес публики к чьей-то личности проходит в двадцать четыре часа.

Лэтхэм оделся очень тщательно. Пусть ему плохо и тяжело, но нельзя все показывать наружу. К тому же, вдруг он встретит Лору? Она должна вернуться к нему. Но не из жалости! Это было бы невыносимо.

Бен прошел мимо шести киосков с газетами. «Да что я – трус? Или идиот?» – сказал он сам себе, остановившись у седьмого. И решительно купил по одному экземпляру всех вечерних изданий.

С большим пакетом под мышкой он направился в ближайший ресторан, где уселся за столик у окна и попросил коктейль. Затем развернул первую газету. Ею оказалась «Сентинел». Не веря своим глазам, он уставился на страницу. Ни фото, ни статьи. Только на третьей полосе несколько строчек о похоронах Джейн, да о том, что полиция ищет преступника. Подписано: Джери Мэйд, видимо, тот журналист, что подходил к нему. И все.

Лэтхэм вздохнул облегченно. Принесли коктейль, и он заказал хороший ужин. Официант удалился, и Бен быстро пролистал две другие газеты. То же самое. Похоже, что солидной прессе поднадоело уже трепать его имя.

Он взял «Глобус». Так сказать «на закуску» и понимая, какой вкус будет у этой газеты.

Можно готовить себя к ударам судьбы, но получаешь их все равно «под дых». Знакомый ужас накатил на него холодной волной.

Фотография занимала почти две трети первой полосы.

Трэп в падении, с окровавленным носом. На заднем плане – гроб с телом Джейн. Композиция продумана до мелочей. Ее центром, естественно, было лицо Лэтхэма, такое злобное и страшное, что у зрителя почти не оставалось сомнений: перед ним либо убийца, либо затравленный и опасный зверь.

В ярости он сложил газету и украдкой оглянулся. Какая-то толстая дама внимательно смотрела на него. И Бен повел себя, как дурак. Ведь это еще не означало, что она, его узнала. Однако, положив пять долларов на стол, Лэтхэм встал и направился к двери. Официант забеспокоился, но, увидев деньги, пожал плечами. Он насмотрелся уже на всяких чудаков, которых полно в большом городе. Не хочешь есть, твое дело. Главное – заплати. И он бросился на кухню, чтобы отменить заказ: пять долларов всегда пригодятся.

Лэтхэм с трудом поймал свободное такси и дал свой адрес. Как никогда ему хотелось сейчас очутиться дома, среди родных стен, чтобы никто его не видел.

Он так надеялся, что Лора уже ждет его. Но, открывая дверь, чувствовал, что входит в пустую квартиру. Если она увидит сегодняшний «Глобус», то, пожалуй, подумает о разводе. Это понятно. И он не винил ее.

Бен бросил на стул шляпу, плащ и пиджак, прошел на кухню и налил себе полный стакан виски. С этим «лекарством» он протащился в зал и, от нечего делать, включил телевизор.

«…Я утверждал и продолжаю утверждать, – говорил о экрана седой мужчина. – Меня пытаются опорочить. Я стал жертвой гнусных лжецов, которым выгодно, чтобы я убрался…»

Передача велась из студии, и на стене висел плакат о надписью: «Джон Ханер, кандидат в сенаторы». Кандидат продолжал:

«…Мои противники пользуются грязными методами, выставляя в нужном свете факты, сами по себе незначительные и банальные…»

Лэтхэм выключил телевизор. У выступавшего было честное открытое лицо, и хотелось ему верить, но Бен не знал, что делать со своими проблемами. Он встал, подошел к телефону и набрал номер Линдсела. Ответил слуга, сказав, что хозяина нет дома, и неизвестно, когда он вернется. Только повесил трубку, как телефон зазвонил. Это была Агнесса Петерс.

– Извините меня, мистер Лэтхэм, – просипела она. – Хотела сообщить, что вам звонила какая-то женщина. Три раза. Я только успела вернуться с похорон: Мистера Пэйтона нет, и я…

– Женщина? Это…

– Нет, не жена. Она не назвалась. Сказала, что это не важно.

– Так какого дьявола? – зарычал он.

– Но я думаю, что это важно. Я чувствую. И у нее такой милый голос…

Лэтхэм задумался.

– Хорошо, спасибо, Агнесса.

– Вы не хотите знать как идет дело в фирме, мистер Лэтхэм?

Такой легкий укол.

– А идет оно все в ж…, – сказал он и повесил трубку. Конечно! Это Кэти Веб! Надо заехать к ней. Может, старушка вспомнила важную деталь. И улыбнулся. «Такой милый голос».

IX

Бен взял такси, но вся поездка до 64-й улицы была сущей пыткой. Даже в машине мерещились устремленные на него взгляды. Казалось, что люди на улице узнают его и думают: вот он – убийца. Эта мысль преследовала неотвязно.

Почти бегом промчался он по коридору и нажал кнопку звонка. Дверь открылась, но вместо Кэти Веб на пороге стоял какой-то мужчина и приветливо улыбался.

Красота его была просто пугающей. Высокий, широкоплечий, выбритый очень гладко и с явными следами косметики на щеках. В лице его крылся и легкий диссонанс. Решительный подбородок – и чувственные капризные губы. Суровые морщины – и обворожительные ямочки. На нем были узкие желтые брюки, малиновый пиджак и дамские туфли. На руке поблескивал золотой браслет.

– Мистер Лэтхэм, если не ошибаюсь? – произнес он.

– Совершенно верно. А мисс Веб дома?

– Она работает сегодня вечером.

– Но она, кажется, звонила мне.

– Извините, я не в курсе. Меня зовут Алан Форбс.

Я ее племянник.

– А-а… Не знал, что у нее есть родственники.

– Тетя мне говорила о вас, и, должен сказать, она права – вы совсем не похожи на человека, который… Которого все газеты обвиняют в том, что…

– Что он соблазнитель и убийца. Смею заверить – я ни тот и ни другой.

Форбс слегка улыбнулся и провел Лэтхэма в гостиную.

– Когда вернется мисс Веб?

– После десяти. Она всегда уходит с работы последней. Он откровенно рассматривал Бена.

– Ого! Ждать долго, – сказал тот, глянув на часы.

– Если не возражаете, мы можем прогуляться немного и выпить по стаканчику, – предложил Форбс. – Да и перекусить чуть-чуть. Я-то почти не ем. Нужно следить за фигурой.

«Какой-никакой, а компаньон», – подумал Лэтхэм и согласился. Когда они выходили, Бен заметил у Форбса на ногтях блестки лака. Недоуменно пожал плечами: «Это уже слишком».

По пути они разговорились. Форбс хотел показаться собеседнику эдаким утонченным и независимым.

– Мне все говорят, что я необыкновенный. И что я должен жить как хочу. А я хочу чего-то экзотического, яркою. О-о! Вы лучше поймете душу поэта, если увидите мои апартаменты! – ворковал он.

– Как-нибудь… С удовольствием.

Они очутились среди узких улочек «театрального квартала». Кругом – маленькие ресторанчики, кафе, бары. В одно из таких заведений они «нырнули», чуть не в буквальном смысле, так как оно разместилось в полуподвальном этаже. Зал был такой темный, что Лэтхэм еле различал плывущие в густом, липком от духов и сигаретного дыма пространстве странные фигуры. Среди таких ароматов да пару стаканчиков – и ты готов.

– Я часто здесь бываю, – пропел у него над ухом Форбс. – Здесь есть атмосфера, vous comprenez? Что будете пить, мистер Лэтхэм?

– Один «манхэттэн». А вы? – Спасибо, я не пью.

Форбс щелкнул пальцами. К ним подошел официант и шустренькими глазками взглянул на Лэтхэма. Показалось, что вот сейчас его узнают и раздастся смех, и все будут показывать на него пальцами.

Но официант, получив заказ, повернулся и молча ушел.

– Ну как местечко? – спросил Форбс. Лэтхэм рассмеялся.

– Неплохое, черт бы его побрал!

Неожиданно рядом с Форбсом появился худой, вихляющийся юноша и стал шептать тому что-то, подозрительно поглядывая на Лэтхэма.

– Ты ошибаешься, Рональд, – прервал парня Форбс. – Этот господин – Друг моей тети. Мы только вышли на две минуты. Не будь кретином.

Виляя бедрами, Рональд «уплыл», оставляя за собой почти видимые ароматы лаванды. Принесли напиток. Коктейль – ужасный. Что касается сандвича – он был такой, словно на нем поскользнулась дюжина солдат.

Минут через десять Форбс решительно «поднял якорь». Они вышли, и Лэтхэм с облегчением вдохнул чистый воздух. Еще немного и его бы вырвало от всей этой парфюмерии.

Форбс нежно взял Бена под руку. – Ну, а теперь – ко мне!

– Не сегодня, – возразил Лэтхэм, оглядываясь и все еще боясь, что его узнает кто-нибудь из прохожих.

– Тетя Кэт рассердится. Она была у меня и восхищалась моим вкусом. Вы тоже должны зайти – хоть на минуту. Или вы что-то имеете против?

Почему ему импонировал этот странный экзальтированный мужчина? Бен махнул рукой.

Через некоторое время они подошли к тихому уютному отелю, где и находились столь «знаменитые» апартаменты. В полутемном холле сидел за стойкой администратор с пышными волосами (?) и, не замечая ничего вокруг, наводил маникюр (??).

Лифт скрипя и треща довез их до последнего этажа. Узким коридором Форбс проводил Лэтхэма до двери своего номера.

– Входите и располагайтесь без смущения.

Даже беглого взгляда на обстановку комнаты было достаточно, чтобы все понять. Пурпурные шторы, низкие светильники, разбросанные в художественном беспорядке яркие плюшевые подушки. Посредине – чудовищных размеров софа. Очень удобная, очень богатая. И ни одного стула. Форбс сделал приглашающий жест и зазывно произнес:

– Божественно! Не правда ли?

Лэтхэм повернулся и вышел. Хозяин «божественного» алькова с придушенным писком бросился за ним, хватая за руки. Бен с силой оттолкнул его.

– Оставьте меня в покое.

– Но я только хотел… Мы будем друзьями, – причитал Форбс. – Вы мне ужасно нравитесь!

Не обращая больше на него внимания, Бен вошел в лифт и нажал кнопку. На лестнице раздался звук бегущих ног. Форбс не собирался терять свою жертву. Лэтхэм выругался. Надо было врезать этому щенку так, чтобы он полежал с полчасика.

Лифт остановился на первом этаже, Бен вышел. И чуть было не запрыгнул обратно в кабину. Холл отеля – такой сонный и тихий, представлял теперь зрелище не для слабонервных: размалеванные мужчины, одетые в женское белье, ковыляющие на «шпильках», истошно, по-бабьи, вопящие.

Лэтхэм собрал все свое мужество и ринулся к выходу. Форбс настиг его уже на улице и повис на нем, как несчастная, брошенная любовница. В это время десятка два «голубых» высыпали из отеля и стали громко хохотать и кривляться.

Из окна одной из машин, стоящей у обочины, сверкнуло несколько раз, и тут же авто сорвалось с места и умчалось. Теперь Трэп и его фотограф действовали с минимальным риском.

Форбс кинулся в отель, за ним остальная орда «красоток», и двери захлопнулись за замок.

Лэтхэму ничего не оставалось, как взять такси и побыстрее уехать отсюда. Дав шоферу адрес Кэти Веб, он спросил:

– Вы не знаете, что это за отель? Тот засмеялся:

– Я видел, как они вас зазывали. Вы что – нездешний? Эти чудики раз в неделю собираются здесь и устраивают маленькую вакханалию.

– Я ошибся адресом… Дьявол их забери!

Лэтхэм понимал, что с его репутацией покончено. Можно собирать чемоданы и уезжать из Нью-Йорка. «Они» выиграли этот бой… Он так раскис, что не было сил даже проклинать себя за глупую ошибку с Форбсом.

Мисс Веб была дома и сразу открыла дверь.

– Входите, мистер Лэтхэм. Что-нибудь случилось?

– Извините за поздний визит, – сказал Бен. – Но мне нужно знать: вы звонили мне сегодня в агентство?

– Боже… Нет-нет…

– У вас есть племянник по имени Алан Форбс?

– У меня нет никаких племянников. Да что произошло? Знаете, кто-то входил в мою квартиру. Правда, ничего не украли…

Он уселся в кресло, с удовольствием выпил предложенную рюмочку хереса и рассказал всю историю, не опустив ни одной детали. Кэти Веб, казалось, совсем не удивилась услышанному.

– Я прожила целую жизнь, – вздохнула она. – И ваш рассказ только подтверждает, чего можно от нее ждать.

Спокойствие и милая атмосфера уютных комнат возымели свой эффект. Нервы успокоились, на душе стало легче.

– Я никак не могу понять, мисс Веб, почему меня хотят стереть в порошок. Моя фирма – не из тех, что способны озолотить человека. По крайней мере, сегодня. Или завтра. Но кто-то же должен был ответить за убийство. Видимо, в этом кроется причина.

– Это ужасно.

– Да, но как ни странно, я не боюсь, потому что верю в справедливость. Страшно другое. Как потом отмыться от грязи и позора? Никакое решение суда не поможет.

– Есть какая-то причина, из-за которой вас преследуют. Все так тщательно продумано… Даже фотографии… Должна же полиция заняться этими негодяями!

Лэтхэм кивнул и сказал, глядя ей в глаза:

– Да. Но не забывайте, что я у них – подозреваемый номер один.

X

Выйдя на улицу и постояв в нерешительности, Бен подумал, что пора нанести визит Эду Линдселу: может, уже есть известия от Лоры.

Страх быть узнанным мучил по-прежнему, но по пути он заметил, что никто не обращает на него внимания. Это несколько приободрило. Лэтхэм выпрямился и смело зашагал к цели.

Слуга-филиппинец проводил его в холл и вежливо объяснил, что «хозяина ушел» несколько минут назад.

– Ну что ж, зайду в другой раз, – сказал Лэтхэм.

– Хорошо, мистер, – на губах слуги мелькнула хитрая улыбка.

Бен заметил это, но, не сказав больше ни слова, вышел. На улице он достал из кармана записную книжку. Нужно было обсудить ситуацию хоть с кем-нибудь. С кем-то посоветоваться. Ага! Вот и адрес Рэя… Пэйтон жил на Восемьдесят второй улице. Бен остановил проезжавшее мимо такси и подумал, что ему ни разу не довелось побывать у Рэя в гостях.

Лэтхэм не обнаружил имя Пэйтона ни на почтовых ящиках, ни под кнопками звонков. Правда, многие таблички отсутствовали, и он решил спросить у консьержки.

Аккуратная шведка выслушала его и покачала головой:

– Мистер Пэйтон съехал отсюда еще прошлой осенью, и я не знаю, где он сейчас живет.

Лэтхэму ничего не оставалось, как повернуться и уйти. Странно, что Пэйтон не сообщил ему свой новый адрес. Хотя, может быть, он просто забыл?

Никогда еще собственная квартира не казалась такой громадной и пустой. Бен подумал, что если Лора не вернется, то он вряд ли сможет жить здесь. Переедет в отель… Как, наверное, сделал это и Пэйтон – от одиночества.

Из задумчивости его вывел телефонный звонок. Это был Флойд. Он сказал, что сейчас зайдет. Приятная перспектива! И скорее всего дело кончится его арестом.

Когда детектив заявился, Лэтхэм проводил его в зал и сказал:

– Я хочу задать вам один вопрос, лейтенант…

– Не надо. Я пришел без ордера. – Понятно.

– Вы это хотели знать?

– Да, спасибо.

– Я могу вас арестовать хоть сейчас. Признаюсь, многие на моем месте так бы и сделали. Но меня смущает, что все улики – косвенные. На коробочке из-под кольца вообще нет отпечатков – они тщательно стерты. Но кем? Явно не вами.

Лэтхэм приободрился и с надеждой посмотрел на детектива. А тот продолжал:

– Кроме того, мы до сих пор не можем реконструировать последние часы перед убийством. Это меня настораживает. Ведь Джейн хорошо знали в том квартале, где она жила. Мы расспросили всех продавцов на этой улице и жителей, чьи окна выходят во двор. Увы! След обрывается.

– Значит, ничего нового?

– К сожалению. И кампания, которую ведет против вас «Глобус», продолжается. Вы видели последний номер?

– Да, но не читал.

– Смысл статьи ясен: почему полиция позволяет опасному маньяку разгуливать по городу? Улавливаете?

Лэтхэм подошел к окну и грустно посмотрел на раскинувшееся перед ним море крыш и густой лес телевизионных антенн.

– Вы хотите мне что-то сказать, Лэтхэм? – спросил мягко Флойд.

Кто-то говорил Бену, что чем меньше рассказываешь полицейскому, тем лучше. Однако он чувствовал, что Флойду можно довериться.

– Я уже говорил вам, – начал он. – Все это неспроста. Смерть Джейн – только часть какого-то дьявольского плана. Теперь я понимаю, что все было хитро обставлено.

– Что например?

– Этот случай в «Пиквике», в день убийства. Мы с моим помощником Рэем Пэйтоном были в кафе. Недалеко от нас сидела молодая женщина, очень смазливая. Я заметил, что ее открытая сумочка лежит на самом краю стола. Тогда я подошел, подвинул сумочку и объяснил ей, почему это сделал. Но красотка плеснула мне в лицо коньяком и влепила две пощечины.

– Может, она приняла вас за другого?

– Я тоже сначала так решил. Но теперь думаю иначе. Эта женщина действовала намеренно. Она хотела, чтобы все вокруг увидели, что произошло. Заметьте, нас с женой знает все кафе.

– Загадочная история, – протянул Флойд. – А нападки «Глобуса»?

– Да, ловкая провокация. Это видно и по фотографиям. Бен налил два стакана виски и протянул один Флойду.

Затем он рассказал про сегодняшний случай с «племянником» Кэти Веб.

– Ведь я советовал вам быть осторожнее, – сказал Флойд. – Помяните мое слово: вы сами наденете себе петлю на шею.

– Ладно… Лучше выпьем по стаканчику. А на кухне есть еще полная бутылка.

Флойд улыбнулся и поднял бокал.

Детектив нравился Лэтхэму все больше. Замечательный парень! Даже если в один прекрасный день он наденет на него наручники.

XI

Придя на следующий день в «Пиквик», Лэтхэм выбрал столик на самом виду и спокойно оглядел собравшихся, выдержав на себе их любопытные взгляды. Он хорошо выспался и все утро старался решить, какой линии поведения ему придерживаться. Он решил, что больше не будет прятаться от людей и дрожать от страха. Пэйтон назначил ему встречу в кафе, и Бен согласился.

А вот и Рэй! С опозданием на двадцать минут. Великолепный новенький костюм, элегантный галстук, дорогие туфли. Ни дать, ни взять молодой директор процветающего предприятия.

– Я немного задержался, – сказал Рэй, широко улыбаясь.

По крайней мере не ломал комедию. Он знал, что все еще находится на службе у Лэтхэма и отдавал себе в этом отчет.

– Сгораешь на работе, Рэй? Брось! Игра не стоит свеч.

– А вот и ошибаешься, Бен.

Лэтхэм заметил в его глазах огонек, который отличает начинающих предпринимателей, уже нащупавших путь К успеху.

– Я подписал два контракта, – гордо заявил Рэй.

– Браво! Так ты вернешь и Бодгейма.

– К сожалению, Бодгейм не хочет ничего слышать. Упрямый осел. Но мы правильно рассчитали. Клиенты возвращаются. Конечно, все задают чертовски неприятные вопросы. Ты понимаешь?

– Да.

– Я думал, что сойду с ума. Эти фотографии в газетах. Но ты не расстраивайся. Агентство мы спасем. Я обнаружил в себе качества настоящего директора, я прямо родился для бизнеса, хотя мне не хватает опыта и до тебя мне еще далеко.

– Не торопись, Рэй. В жизни главное не спешить. Я открыл эту истину с тех пор, как временно не у дел.

– Ты можешь себе позволить ждать. А я нет. У меня на сегодняшний вечер назначена дюжина встреч. И все ужасно важные. Бен, поверь, я крепко держу штурвал.

– Конечно, Рэй, я знаю.

Пэйтон заказал обильный обед и теперь поспешно опорожнял тарелку за тарелкой, почти не жуя.

– Я так переживал за тебя, – сказал он. – Публикации в «Глобусе», враждебная атмосфера вокруг твоего имени. Я думал, ты забьешься, как зверь в нору. А ты, смотри-ка, в отличной форме! Лора не вернулась?

– Нет. Никаких известий.

– Этот подлец Линдсел наверняка знает, где она. Кстати, он заходил.

– Эд был в бюро? Интересно!

– Не волнуйся, Бен. Я пригляжу за тем, чтобы он не прибрал к рукам нашу фирму.

Пэйтон отодвинул тарелку и набросился на кофе с пирожным так, будто от этого зависела его жизнь. Он быстро посмотрел на часы.

– Мне пора. Крепись, Бен. Через месяц-другой история забудется, ты вернешься и возьмешь бразды правления в свои руки. Но сейчас я отвечаю за все. Все-таки это здорово – собственное дело!

– Мы еще расквитаемся, – сказал Лэтхэм. Пэйтон резко опустил руку, поставив чашку на стол.

– О деньгах поговорим позднее. Звони мне почаще, Бен.

Он вышел так же поспешно, как и вошел. Лэтхэм уплатил за свой почти не тронутый обед и, выйдя из кафе, направился в парк…

Примерно в три часа Лэтхэм вошел в прохладный холл фирмы Бодгейма. Секретарша, полная брюнетка неприступного вида, восседала за громадным стальным столом серого цвета.

– Привет, Алиса, – сказал Бен, Она не подняла головы.

– Что вы хотите, мистер Лэтхэм?

– Видеть Бодгейма, естественно.

– Я узнаю, у себя ли он. Садитесь, пожалуйста, Она подняла трубку.

– Мистер Лэтхэм к мистеру Бодгейму. Да… Благодарю.

И, обращаясь к Бену:

– Мистер Бодгейм очень занят, господин Лэтхэм.

– Я подожду.

– Как хотите.

Лэтхэм посидел минут двадцать. Секретарша не глядела в его сторону. Обычно она была с ним очень приветлива… Прошло еще полчаса. Иногда Бодгейм забывал о своих посетителях. Лэтхэм встал и подошел к столу, и у него было такое ощущение, будто он приближается к трону королевы – таким ледяным и надменным был взгляд брюнетки, когда она подняла голову.

– Целый час прошел, – напомнил он.

– Я же сказала, что мистер Бодгейм очень занят.

– Да. Но может, он забыл?

– Он знает, что вы здесь. Если у вас нет времени…

– Я подожду, – сказал он, только чтобы ее позлить. Видно было по ее лицу, что цели он своей достиг. Но оставалось что-то во всем ее облике высокомерное. Будто на руках у нее был козырь, который приберегают до поры до времени.

Прошло еще полчаса. Заходили другие посетители, которых Алиса тут же проводила к разным дверям. Иногда она отвечала на телефонные звонки, поглядывая в сторону Бена. Лэтхэм подозревал, что эти звонки касаются его.

Он видел, как секретарша достала из ящика стола газету.

– Мистер Лэтхэм, – позвала она. Он вскочил и быстро подошел.

– Ну наконец-то.

– О! Нет-нет. Вам еще нельзя входить. Мистер Бодгейм занят. Но я подумала, может, вы хотите почитать газету. Свежая. Мы получили ее утром. Я уверена, это вас заинтересует.

Перед ним на столе лежал «Глобус» с фотографией его и Алана Форбса в обнимку. Он взял газету. Заголовок гласил: «Развлечения человека, подозреваемого в убийстве». Фото и слова, мало что говорящие и оставляющие большой простор для воображения. Ниже были помещены еще четыре маленьких «картинки». Лэтхэм бьет молодого человека в лицо. Лэтхэм бьет журналиста перед гробом Джейн. Эти два фото должны были освежить память читателей. На третьей – Лэтхэм выходит из ночного кафе. Четвертое фото сделано в холле отеля гомосексуалистов. Нечеткое, но его лицо узнавалось среди толпы полуодетых «голубых».

Секретарша смотрела на него, не обращая внимания на трезвонивший уже давно телефон. Лэтхэм положил газету на стол и сказал:

– Постарайтесь объяснить господину Бодгейму, что он разучился как следует обходиться с важными посетителями. И спасибо за газету. Я уверен, что вы-то прочтете ее всю до последней строчки, когда вернетесь вечером… в свою конуру.

Лицо секретарши стало пунцовым. Он надел шляпу и вышел небрежной походкой. На этот раз «Глобус» его доконал. Бен хотел стать невидимым. В лифте он низко надвинул шляпу, а на улице сразу поймал такси и уселся в угол, забыв дать адрес шоферу. Когда тот посмотрел на него вопросительно, Бен назвал первую попавшуюся улицу в своем квартале. Он боялся снова очутиться в пустых стенах своей квартиры, но и не хотел идти по людным тротуарам.

Когда они доехали до места, Лэтхэм расплатился, вылез из машины и тупо оглянулся по сторонам, мучительно соображая, что же ему понадобилось на этой улочке. Идиот! Он вздохнул и решил заглянуть в тихий бар, куда иногда наведывался выпить пива и который должен был находиться где-то тут, за углом.

К его досаде в это время в баре оказалось много народу. Лэтхэм махнул рукой бармену.

– Привет, Джо. Сухой скотч.

Бармен молча подал ему виски и стакан воды. Затем он повернулся к трем клиентам, стоявшим справа, и стал шептаться с ними. Лэтхэм догадался, о чем они говорили. На столе лежал свежий номер «Глобуса».

Вошел еще один посетитель, поздоровался с барменом и встал рядом с Беном. Тогда один из троицы подошел к мужчине и сказал ему несколько слов на ухо. Тот, как ошпаренный, отскочил от Лэтхэма.

Все понятно. Доказывать что-либо сейчас здесь совершенно бессмысленно. Он и так стал посмешищем, ошибкой природы!

Бен допил ВИСКИ, положил деньги и вышел. Ему хотелось только одного – очутиться на необитаемом острове. В подъезде дома, где он жил, стояли две женщины, ожидая лифта. Ему не нужно было на них смотреть, чтобы видеть презрение, написанное на их лицах, которое они даже не пытались скрыть. Когда лифт подошел, Лэтхэм открыл дверь. Женщины не двигались. – Вы не будете входить? – спросил он.

– Нет, – пискнула одна оскорбленно. – Конечно, нет.

Бен захлопнул за собой дверь. Да пошли они! Он нажал кнопку. В квартире он сразу прошел на кухню, откупорил бутылку сухого вина и стал пить прямо из горлышка, как пьянчужка с первого этажа.

Что ему делать? Как выбраться из этого ада? Ведь нельзя же бороться с невидимым противником! Это все равно, что драться с тенью. Добраться до этого мерзкого «Глобуса» и потребовать опровержения. Но, значит, нужно обращаться к адвокату, затевать целый процесс. И все снова выльется на страницы газет. Нет, только не это!

Сейчас оставался лишь один человек, который мог бы ему помочь – Эд Линдсел…

Филиппинец и на этот раз попросил его подождать и пошел звать хозяина. Линдсел вышел, застегивая на ходу жилет.

– Бен, у меня гости, – сказал он жалобно.

– Прекрасно! – воскликнул Лэтхэм.

– То есть… Я хочу, чтобы ты понял… Ограниченный круг, только свои… Черт! Короче, если ты заявишься в зал, они поднимутся и уйдут.

Лэтхэм попытался изобразить улыбку, но у него плохо получилось.

– Я не навязываюсь, Эд.

– Спасибо, старина.

Лэтхэм посмотрел через плечо Линдсела в широкое окно, за которым пламенеющее небо отражалось в зеркальной глади реки.

– Эд, ты был знаком с Джейн? – спросил он неожиданно.

– Да, конечно.

– Она была у тебя? Здесь, в этой квартире?

– Никогда. Почему ты спрашиваешь?

– Да так… Ну ладно, до скорого, я еще зайду.

Бен пересек вестибюль, вызвал лифт и спустился в холл. У выхода он увидел несколько человек в вечерних костюмах. Втянув голову в плечи, он проскользнул мимо них, словно вор.

Домой он добирался пешком, выбирая самые темные и плохо освещенные улочки. Ожидая лифт в подъезде, он решил: собрать чемоданы и уехать. Прямо сейчас. Ночью. Уехать туда, где никто никогда не слышал о газете «Глобус». Сменить фамилию. Может, это не понравится детективу Флойду? Ну и что из того? Главное – убежать от страха, сомнений, слов, ранящих, как бритва, от людей и даже их теней. Бой проигран. Открывая дверь квартиры, Бен подумал, куда податься – на юг или на запад?

В гостиной горел свет. Сердце заколотилось, как бешеное.

– Входи, – раздался голос Лоры. – Если ты не очень пьян, не очень грязен и если ты по-прежнему меня любишь.

XII

Бен не мог налюбоваться на свою жену. Ее лицо, похудевшее, побледневшее, с темными кругами у глаз, казалось ему самым прекрасным в мире.

– Я решила приготовить что-нибудь поесть, – сказала Лора.

На ней было строгое серое платье, одно из тех, что она сшила сама. Бен смутился, не зная, как ему быть. Он так ждал этой встречи. И вот теперь стоял с глупым видом и виноватой улыбкой на лице.

Лора первая бросилась к нему, Бен обнял ее и нежно прижал к себе, хотя внутреннее напряжение так и не прошло, он по-прежнему не знал, что сказать.

Лора слегка отодвинулась и взглянула на него.

– Черт побери, Бен! Не хочу и не буду притворяться. Да и зачем? Я не умею лгать. Когда я ушла, то думала, что уже не вернусь. Вот так!

– Я знаю, – ответил он глуповато.

– Этот парень, который приходил сюда, очень убедительно все рассказывал…

– Представляю.

– Но я должна была тебя дождаться, Бен.

– Что поделаешь…

– Он показал кольцо. И потом – ужасные фотографии в «Глобусе».

– Самые ужасные напечатаны в сегодняшнем номере. Она покачала головой.

– Да, но именно они убедили меня в том, что если кто и врет, то только не ты.

– Вот как?

– Подумай сам. Неужели ты не понимаешь. Они утверждают, что ты проводишь время с этими, как их там… голубыми. Я никогда в это не поверю. Что я, не знаю тебя? В конце концов я твоя жена и хорошо изучила, чем ты любишь заниматься.

Бен обнял ее, и они весело рассмеялись. Общий смех как-то сразу разрядил обстановку, сблизил их и помирил. Они уселись рядом на диван.

– Видишь ли, они слишком далеко зашли со своими фотографиями, – сказала Лора. – Значит, все их истории про тебя сплошная ложь.

– Лора, уверяю тебя, я вполне нормальный человек. Не святой, конечно. Но все, что писали обо мне газеты – вранье от начала до конца. Я не зверь, не садист и не убийца. И даже не извращенец.

– Да, теперь я верю, – тихо произнесла она.

Бен так и не поцеловал свою жену и сам спрашивал себя – почему? Она тоже вела себя чуть настороженно. Какая-то невидимая стена продолжала стоять между ними. Чтобы снять напряжение, Лора вспомнила об ужине.

Бен последовал за ней на кухню. Лора быстро и аккуратно расставила тарелки с дымящейся картошкой, бифштексами, салатом и фруктами, и они сели друг против друга, изобразив на лицах дружеские улыбки. Они попробовали начать непринужденную беседу, но вокруг было столько подводных камней!

– Эд Линдсел просто свинья, – заявил Лэтхэм.

– О, Бен! Не обижайся на него. Это я попросила не говорить тебе, где я остановилась.

Он пожал плечами.

– Да, но Эд и сам не хотел говорить.

– Я жила в маленьком отеле всего в двух кварталах отсюда. Я была совсем рядом.

– А мне казалось, что так далеко, как в Шанхае, – и он широко улыбнулся.

Она отодвинула свою тарелку и, налив кофе, отпила пару глотков.

– Бен, как все-таки обстоят дела? Что думают в полиции?

– Скверно. У помощника прокурора чешутся руки, чтобы меня арестовать.

– А этот детектив…

– Чарли Флойд? Он считает, что для ареста мало прямых доказательств. Пока, по крайней мере.

По старой привычке они пошли допивать кофе в гостиную. Лэтхэм зажег две сигареты и подал одну Лоре.

– Скажи, сколько раз Линдсел наведывался к тебе, пока ты была в отеле? – спросил он.

– Один раз. А что?

– Да так, идиотская мысль.

– Мне кажется, ты не там ищешь, Бен. Как дела в агентстве? Ты ведь получил крупный заказ?

– Я его уже потерял.

Он поставил пустую чашку на стол. Лора тут же встала, чтобы пойти налить ему еще кофе и добавить чуть молока, как он любил. «Мужчины никогда не ценят свой дом и своих жен», – подумал Лэтхэм.

– Кто сейчас руководит бюро? – спросила Лора, садясь напротив.

– Рэй, конечно. Он получил от меня все полномочия. Ничего, справляется неплохо.

– Но разумно ли все дело отдавать в одни руки?

– Интересно! Я должен был пригласить Линдсела? Она резко опустила чашку. Бен опомнился и быстро сказал:

– Извини. Нервы шалят. Все это время мне даже не с кем было посоветоваться.

– Рэй очень странный малый, – продолжала Лора. – Вроде бы он тебе предан. Но, может быть, только потому, что ты ему сейчас нужен. Ну ладно. У меня еще один вопрос.

– Спрашивай, – улыбнулся Лэтхэм. – Постараюсь ответить на любой.

– Бен, не обижайся, но до сих пор били только тебя…

– Когда я дам сдачи? Ты это хотела спросить?

– Да.

– У меня не было времени даже хорошенько все обдумать, Я лишь пытался убежать, спрятаться. И зря. Возможно, этого и добивались мои враги. Но клянусь, они увидят, что я умею кусаться.

– Есть идеи? Не скрывай, я должна все знать.

– Нет уж. Ты не вмешивайся. То, что я задумал, слишком опасно.

– Опасно? – нахмурилась Лора.

– Когда я начну действовать, – продолжал Бен, – ситуация обострится. Но ты права, хватит быть неподвижной мишенью. Теперь ударим сами. И я знаю точно, куда целить.

Он рассказал ей весь план в деталях. Лора слушала его внимательно, иногда кивая головой. Бен поймал себя на мысли, что она сильно изменилась за эти дни: будто другой человек. Или – изменился он сам?

Затем они прошли на кухню и стали вместе мыть посуду. Их плечи и руки соприкасались нечаянно, не создавая, однако, элемента хотя бы близости.

Но самое трудное было впереди. Предстояло вместе лечь в одну постель. Лора это сделала первая, пока он чистил зубы. Бен погасил свет и лег рядом, положив руку ей на грудь. Лора не шелохнулась. Неудачная попытка. Он убрал свою руку и повернулся на спину. Было мучительно тихо. Слышалось тиканье наручных часов на ночном столике. Краем глаза Бен видел, как поблескивают в темноте глаза Лоры. Чувствовал тепло ее тела, такое манящее и желанное.

Неожиданно она повернулась к нему, обняла за плечи, уткнулась носом ему в шею и замерла. Он не двигался, и вскоре она заснула. А Бен еще долго-долго лежал неподвижно, гоня от себя сон и думая, думая… Он не заметил, как уснул, словно растворился в предрассветном тумане.

XIII

Когда он проснулся, Лора уже готовила завтрак. Бен почувствовал, что жизнь наконец-то становится такой, какой он привык ее видеть. Ну почти такой… По комнате распространялся сладкий запах духов, а на спинке стула висели нежно-розовые трусики с кружавчиками; это придавало интимности, как считала Лора.

Быстро, за десять минут, Бен принял душ, побрился, оделся и свежий и бодрый появился на кухне, как раз к тому времени, когда завтрак уже стоял на столе. Он хотел обнять жену, но Лора лишь загадочно улыбнулась, и они молча принялись за еду.

«Собственно, куда это я так спешу?» – подумал Бен, уже стоя на пороге.

– Удачи, – сказала Лора, и он, кивнув, вышел. Конечно, нужно действовать, раз он решил. И быстрее.

Иначе его снова опередят. Бен взял такси и отправился в «Глобус». Здание редакции находилось в довольно эксцентричном квартале. Он толкнул стеклянную дверь с вычурной ручкой и сильно захлопнул ее за собой, надеясь в душе, что она разлетится вдребезги. Молоденькая блондинка за столом посмотрела на него и сказала быстро, как только он подошел:

– Извините, мистер Лэтхэм, но редактор не принимает сегодня…

– Напомните ему, – глухо прорычал Бен, глядя ей в глаза, – что он обещал меня принять именно сегодня, и немедленно.

Она подняла трубку и передала его слова. Лэтхэм нисколько не удивился, когда она сразу показала ему на дверь с табличкой «редактор».

– Мистер Прентис ждет вас.

Он вошел в большую, почти пустую комнату, в дальнем углу которой сидел за громадным столом высокий худой мужчина в стальных очках. Он не поднялся и не подал руки.

– Мистер Лэтхэм, – сказал он, – я сразу хочу предупредить, что не люблю глотать выбитые зубы. То, что я публикую, мне и самому не всегда нравится, но работа есть работа, и нужно чем-то зарабатывать на хлеб.

Уж не хотел ли он, чтобы Бен пожалел «несчастного» редактора? Посочувствовал еще, может быть?

– Я собираюсь подать на вас в суд, мистер Прентис. За оскорбление личности. И я найму лучших экспертов, будьте уверены.

– Мы, наверное, пересолили, – ответил Прентис, – и черт меня побери, если я сам знаю почему. Все этот Трэп, Не надо было его бить.

– Я могу доказать, что Трэп сам спровоцировал драку и сцену на похоронах.

– Доказать? Ну что ж, попробуйте, если не боитесь.

– Хотите намекнуть, что если я попытаюсь прижать Трэпа, то в «Глобусе» появится его очередной фоторепортаж?

– Не исключено. Зачем выставлять себя в смешном виде, мистер Лэтхэм?

Бен посмотрел на него и сказал твердо и значительно:

– У некоторых людей, мистер Прентис, был очень смешной вид, когда у них во рту оставался один-единственный зуб и то случайно.

Прентис склонил голову набок и глубоко задумался.

– Поймите меня, – вздохнул он, – я ничего не имею против вас и уже не раз предупреждал Трэпа.

– Вы должны его уволить!

– Э-э нет! – редактор встрепенулся. – Он талантливый журналист, у него бойкое перо. Уволить не могу. Что угодно, только не это!

– В таком случае передайте ему, что я займусь им лично.

– С удовольствием, мистер Лэтхэм.

Бен вышел, так и не поняв, за кем же остался первый раунд. В киосках на улице все еще продавался выпуск «Глобуса» с его фотографией, но Бена этот факт уже мало расстраивал. Он взял такси и поехал к Алану Форбсу.

Холл печально знаменитого отеля в свете дня выглядел скромно и вполне пристойно. За стойкой бюро находился незнакомый ему мужчина, который даже не взглянул на Лэтхэма, направляющегося к лифту. Бея поднялся на последний этаж, прошел по коридору и тихо постучал в дверь.

В этот ранний час Форбс должен быть еще дома, рассчитывал Лэтхэм и не ошибся. Послышалось ленивое шлепанье тапок на босу ногу, дверь приоткрылась, и сонная физиономия Форбса осторожно выглянула в узкую щелку. Вид Лэтхэма подействовал на любителя экзотики, как ушат холодной воды. Он хотел захлопнуть дверь, но Бен успел подставить ногу и нажал плечом. Форбс отлетел, как пушинка, и заметался по комнате. Лэтхэм в два прыжка настиг его и, развернув лицом к себе, провел апперкот, после которого Форбс свалился на бархатные подушки. Лэтхэм стоял над ним, грозно сдвинув брови.

– Я задам тебе только один вопрос. Слушай хорошенько, потому что я не собираюсь повторять дважды. Отвечай немедленно. Понял? Ты затащил меня тогда в кафе, полное педиков, потом в этот отель с единственной целью, чтобы кто-то наделал мерзких фотографий. Я хочу знать имя. Кто заплатил тебе, кто заставил тебя пойти на такой трюк?

– Не знаю, – хотел было сказать Форбс, но, взглянув на Лэтхэма, пролепетал: – Это Луни, Луни Паркер.

– Что за птица?

– Он занимает комнату в отеле «Магнус». Это тот парень, которого вы ударили.

– Отлично. Я еду повидаться с Луни и поговорить. Если ты соврал, то я вернусь с полицией. Ответишь за взлом квартиры мисс Кэти Веб. Сиди тут. И не вздумай звонить Луни. Пожалеешь.

Лэтхэм вышел и бегом кинулся к лифту. Через три минуты он был уже в холле и бросил цепкий взгляд на коммутатор. Ни один телефон не находился на линии. Служащий что-то писал; явно он не приближался к коммутатору уже давно.

Лэтхэм нашел адрес отеля «Магнус» в справочнике и, выйдя на улицу, поймал такси. Отель был один из самых дешевых. Здесь выше комфорта ценилась скромная плата за него.

У администратора Бен узнал, что Луни Паркер живет в 406-м номере, но он вышел несколько минут назад и очень спешил.

– Ему звонили перед этим?

– Да. Не припомню таких коротких звонков. Я нажал тумблер, кто-то сказал два-три слова и повесил трубку. И через минуту Луни пробежал к двери, крикнув на ходу, что не знает, когда вернется.

– Черт! Звонил мужчина? – Нет, женщина.

Лэтхэм остолбенел и не пытался скрыть свое изумление.

– Вы… уверены?

– Господи, уж женский голос я всегда отличу. Тридцать лет слышу один и тот же.

– Хорошо, – сказал Лэтхэм, вынимая из кармана пять долларов. – Купите что-нибудь вашей жене. Прочная семья – основа общества.

Бен прошелся по улице, в очередной раз не зная, что делать. Он не был детективом, и ни одна путная мысль не приходила ему в голову. Можно сказать, что он знал теперь еще меньше, чем утром. Бегство Луни обрывало все и без того хилые ниточки. Женский голос запутывал дело. Или прояснял? Нет, Паркера надо было разыскать во что бы то ни стало. Решившись, Лэтхэм отправился в тот полицейский участок, где он надеялся застать лейтенанта Флойда.

Флойда на месте не было, но один молодой полицейский, видимо, самый романтичный из своих коллег, решил, что у Лэтхэма какие-то суперважные сведения, и тут же стал названивать детективу домой.

Через полчаса лейтенант появился, кляня все на свете Лэтхэм рассказал ему все про Луни Паркера.

– Еще один педик? – вздохнул Флойд.

– Похоже.

– Ну да. Судя по тому, как он вас оцарапал… Имя нам пригодится. Сейчас проверим.

Он взял трубку и передал данные на Луни Паркера. Затем закурил трубку и, откинувшись в кресле, посмотрел на Лэтхэма.

– Значит, на вас ничего не действует. Предупреждаю, мы, полицейские, не любим, когда у пас под ногами путаются разные любители поиграть в детектив.

– Вы советуете мне сидеть тихо, как мышка, – улыбнулся Бен.

– Чтобы нам не пришлось заводить еще одно дело об убийстве. Уже с вашим именем в уголке.

– Меня облили дерьмом с головы до ног. Я хочу знать, кому этим обязан.

Флойд кивнул, затянулся дымом и поморщился. Он открыл ящик стола, достал ершик и прочистил трубку. Ершик стал черный и блестящий от никотина. Флойд заново набил трубку и закурил с удовлетворенным видом.

– Конечно, вы ищете виновника ваших неприятностей. Но для нас важнее найти убийцу. А может, это одно лицо?

– Вероятно.

– Ага, вы соглашаетесь. Это хорошо. Но там, где речь идет об убийстве, нужен профессионал. В таких делах требуется опыт. У меня он есть. А у вас?

– Не забывайте, что меня до сих пор подозревают в этом убийстве. А я не собираюсь за него расплачиваться.

Флойд снова кивнул.

– Поэтому не лезьте на рожон.

Телефон затрезвонил. Детектив поднял трубку и принялся записывать. Когда он закончил и посмотрел на Лэтхэма, тот понял, что есть, наконец, какой-то просвет.

– На этот раз вы попали в точку, – сказал Флойд. – В Центральной имеется досье на Паркера. Проходимец, жулье отпетое. Но не наша рыбка. С Джейн у него, естественно, ничего быть не могло. А кроме того, он ровно год сидел в тюрьме. Железное алиби, я вам скажу, Лэтхэм.

– И его освободили совсем недавно?

– Да, за четыре дня до смерти Джейн. Но в тот вечер, когда ее убили, Луни Паркера схватили во время облавы на контрабандистов и отпустили только на следующее утро. Снова алиби.

– И все же он врал, называя себя другом Джейн! Вранье и все остальное. Он просто инструмент в чьих-то умелых руках.

– А вы невинная овечка? Отлично. Мои поздравления, Лэтхэм.

– Теперь я вне подозрений?

– Еще чего! Мы работаем. Следствие продолжается, лишь оно покажет, кто убийца.

– Спасибо и на том. Вы будете искать Луни Паркера?

– Конечно. Только уговор: не вздумайте искать его сами.

– А тот, другой? Форбс?

– За ним придется последить немного. Куда ходит, с кем встречается…

– Лейтенант, а за мной по-прежнему следят?

– Что за ерунда! Кто вам это сказал? Да, кстати, вы довольны, что ваша жена вернулась?

– Один – ноль, – осклабился Лэтхэм. – Да, я очень доволен, как вы изволили выразиться. До свидания. Если я поймаю пару преступников, то дам вам знать.

Флойд поднялся и протянул ему руку.

– Еще раз предупреждаю, Лэтхэм. Это очень хорошо, что вы не прибили Прентиса. Когда мои люди увидели, как вы входите в редакцию «Глобуса», я приготовился вызывать группу захвата.

– Вызовете, когда я найду убийцу.

Выходя от Флойда, Бен оценивал свою ситуацию, в целом как положительную. По крайней мере ему почти удалось заставить детектива поверить в его невиновность.

Он посмотрел на часы. Двенадцать. Самое время навестить Лору. Бен шел и думал о перемене в их отношениях. Эта невидимая стена между ними… Казалось, жена стала еще дальше от него после возвращения. А ему так нужно было ее доверие. Именно сейчас.

Бен вошел в квартиру… и увидел Линдсела. Эд, с бокалом вина в руке, излагал Лоре, которая слушала с самым живым интересом, свою точку зрения на убийство Джейн.

XIV

– Я очень рад, что вы образумились, – сказал Линдсел, поворачиваясь к нему. – Это ваша размолвка ужасно не понравилась мне.

– Слушай, Эд, может, помолчишь?

– Я понимаю. Извини, Бен, я хочу организовать шикарный вечер в твою честь. Приглашу всех тузов. Ты сможешь завязать колоссальные знакомства.

– Это необязательно, Эд, – вмешалась Лора.

– Обязательно! Ты не знаешь, Лора, что произошло. Бен заходил ко мне недавно. Такой жалкий и отчаявшийся. А я его прогнал. Сказал, что боюсь, как бы мои гости не сбежали, увидев его. С тех пор меня мучает совесть. Я просто заболел. Я должен был провести его в зал и объявить всем, что верю в Бена Лэтхэма. И пусть бы они уматывали! Тем хуже для них!

– Ну хватит, – не выдержал Лэтхэм. – Чтобы ты не винил себя за прошлые грехи, я попрошу тебя сегодня: уматывай-ка сам.

Линдсел тут же поднялся. Он допил свой бокал и взял шляпу. Подойдя к двери, он задержался и сказал:

– Знаешь, Бен, я ведь в самом деле хотел лишь извиниться, потому что был неправ. Я по-прежнему готов помочь тебе.

Когда Линдсел вышел, Лора посмотрела на мужа с укоризной.

– Ты был с ним очень груб, Бен. Он желает нам только добра.

– Очень мило с его стороны. Я ценю его чувства, как все ценят его деньги и связи.

Лицо Лоры помрачнело. – Ты не любишь Эда.

– Собственно, за что я должен его любить? За то, что он по-прежнему влюблен в тебя?

Это была старая история. Еще раньше Линдсел пытался ухаживать за Лорой и даже делал ей предложение. После того, как она вышла замуж за Бена, Эд, видимо, считал своим долгом – старшего товарища и экс-претендента – опекать молодую семью. Такое его «наставничество» не раз служило поводом для острых дискуссий между супругами.

– Меня совершенно не интересует, – продолжал Лэтхэм, – этот дурацкий вечер, который он собирается дать в мою «честь». Может, именно в этот вечер я буду «почетным гостем», например, в полиции или хуже того – за решеткой. Хотя после сегодняшних событий опасность такого исхода, кажется, здорово уменьшилась.

– А что случилось? – с живым интересом спросила Лора.

Бен рассказал о событиях этого утра и о том, как он чуть не поймал Луни Паркера.

– Тот самый парень, который заходил сюда? Зря я его слушала!

– Я не виню тебя, – вздохнул Бен. – Все было продумано. И кольцо…

– Да. Откуда он его взял?

– Не думаю, что он сам выкрал его. Кто-то дал ему кольцо. Этот кто-то пользовался нашим полным доверием, мог заходить к нам в гости и вести себя как дома.

Лора опять нахмурилась.

– Эд Линдсел, например? Ты намекаешь на него.

– Именно, – глухо сказал Лэтхэм, которого раздражала реакция Лоры на все его попытки сделать из Линдсела «образ врага». – Между прочим, у меня имеется против этого красавчика свидетельство самой Джейн.

– Что? – изумилась Лора.

– Да. Джейн в разговоре с Кэти Веб обмолвилась, что ее как-то пригласил к себе один мужчина. Больше всего Джейн поразила его роскошная квартира и вид из окна на реку.

Лора задумалась.

– Ну что ж, должна согласиться: описание напоминает квартиру Линдсела. Но кто такая Кэти Веб?

Лэтхэм засмеялся.

– О-о! Мисс Веб очаровательная особа и, возможно, единственная подруга бедной Джейн.

– Симпатичная?

– Хм, в общем – да… Но главное – очень тактичная и заботливая. У нее такое уютное гнездышко. Нигде не чувствовал себя так хорошо и спокойно, как в квартире у мисс Веб. Очень мило.

– Какая же ты свинья, Бен Лэтхэм! Ты мучаешь меня из-за Эда. Сдаюсь. Признаю, что ошибалась на его счет. Но я хочу знать все об этой пташке Кэти. Сколько ей лет?

– Она сказала мне это сразу и не задумываясь. Шестьдесят.

Губы Лоры дрогнули в улыбке. А Лэтхэм продолжал:

– У нее седые волосы, добрые глаза, лицо румяное, все в морщинках, и очень приветливая улыбка. Она тебе понравится. Я обязательно вас познакомлю.

Лора резко встала. Она подошла к дивану, на котором сидел Лэтхэм и села рядом с ним. Взгляд у нее был такой, что Бен уже не сомневался… Он обнял ее крепко и поцеловал в губы. И этот поцелуй был бы, наверное, бесконечным, но раздался телефонный звонок. Бен, может, и не стал бы реагировать. Лора сама взяла трубку. Это был Рэй Пэйтон.

– Бен, очень нужно увидеться. Ты можешь через час заглянуть в «Пиквик»?

– Серьезное дело?

– Да, и мне необходим твой совет. Через час, старина, не подведи!

Когда он повесил трубку, Лора спросила:

– Могу я теперь высказать свое мнение, дорогой? Я не верю Рэю Пэйтону.

Он улыбнулся.

– Ты защищаешь Эда, а я – Рэя. Может, мы оба правы? Не волнуйся. Если я замечу, что Пэйтон темнит и строит козни, я вышвырну его в два счета.

– Приходи скорее… и не пей много. Мы лучше выпьем вместе перед ужином.

Метрдотель «Пиквика» вежливо поклонился Лэтхэму. Если он и помнил злополучный инцидент, то явно старался не показывать вида. Бен заказал коктейль, а через минуту в кафе, словно буря, ворвался Пэйтон и направился сразу к его столику. Он сел рядом и, вытащив из кармана чековую книжку, показал Бену.

– Как тебе нравится такая сумма?

– Я ничего не понимаю, Рэй. Откуда? Пэйтон засмеялся.

– Это то, что я смог сделать за несколько дней. Неплохо, а?

– Колоссально! Ты смог договориться с Грегсоном?

– Нет, но я вернул контракт Бодгейма. Он просил извиниться за то, что не принял тебя.

– Здорово! Мне нравится Бодгейм. И мне нравятся его деньги, черт возьми!

– Еще я договорился с компанией «Трэвел Эйдженси». Большое дело, старина, и куча монет! – Я даже не мечтал… Но ты ведь настаивал на встрече не только для того, чтобы похвастаться успехами?

– Нет. К сожалению, Бен, я вынужден просить тебя еще некоторое время держаться в тени. Для пользы дела, ты понимаешь. Иначе все летит к чертям! Сейчас главное – заключить контракт с «Трэвел Эйдженси». Мы выкарабкаемся, и тогда клиенты будут сговорчивее.

– Ладно, Рэй. Я посижу дома. Но только пару недель. Ради того, чтобы такие чеки поступали почаще. Знаешь, просто не верится.

– У меня такие идеи! Хочу закинуть удочку в сторону одной кинокомпании. Там просто миллионы! Вот увидишь, я вырву у них контракт. И не один… Извини, Бен, мне пора. Очень рад был тебя увидеть.

Пэйтон стремительно вышел, а Лэтхэм, глядя ему вслед, подумал, что Лора, возможно, права. Впрочем, если бы Рэй задумал какую-нибудь гадость, то, наверное, вел бы себя осторожнее и хитрее? И подозрения Лэтхэма рассеялись без следа. Он уселся поудобнее, попивая мартини, и в этот момент увидел направляющуюся к нему Агнессу, Петерс.

– Могу я присесть? – спросила она, подходя к его столику.

– Конечно. Выпьете?

– Один «манхэттэн».

Агнесса поставила локти на стол и наклонилась к нему. – Наш начальничек принес вам хорошие новости, полагаю?

– Хорошие… и плохие.

– Я знала, что он сюда придет. Слышала, как он говорил с вами по телефону. Ну и что вы думаете об этом вундеркинде?

– Он преуспел так, что я даже не надеялся.

– Рэй хитрец. Он умеет подать товар лицом. Я думаю, он изучил психологию. Так что он тут пел? Если, конечно, скромный служащий может задать такой нескромный вопрос.

– Он попросил дать ему время, чтобы привести в порядок все дела.

– В делах на него можно положиться. Хотя, скажу честно, Рэй мне не нравится, и я с удовольствием сменила бы работу.

– Это ваше дело, – холодно ответил Лэтхэм, надеясь, что она уйдет.

– Следует понимать, что вы меня увольняете? – спросила в тон ему Агнесса.

– Что вы, нет, конечно, – вздохнул Бен, теряя терпение.

Она немного успокоилась, потом взглянула Лэтхэму прямо в глаза.

– Вы не любите меня, признайтесь?

Ему был не по душе весь этот разговор «начистоту».

– Я не давал вам повода…

– И все же я знаю. Вы меня презираете. Может, просто за то, что я такая некрасивая. Но я не обижаюсь. Мне приятно работать с вами, мистер Лэтхэм, потому что вы мне очень симпатичны.

– Это замечательно, – улыбнулся он, думая, что в беседе, наконец, поставлена точка.

– Один совет, мистер Лэтхэм. Послушайтесь Рэя и не выходите пока на работу. Клиенты у нас капризные. Нужно выждать, пока забудется скандал.

– Мы обсудили все с Пэйтоном. Чего же еще?

– Ну и хорошо. Вот только скандал этот, думаю, забудется ой как не скоро! Вы понимаете меня? В нашем деле вам уже ничего не светит. Вы конченый человек. Даже если суд оправдает вас, у публики имя Лэтхэма всегда будет вызывать отвращение или смех. Так что для рекламы – вы человек кон-че-ный.

– Ошибаетесь, – сказал он спокойно. – Я докажу. И раньше, чем вы думаете.

Агнесса помолчала некоторое время, глядя на стол и рисуя на нем пальцем невидимый треугольник.

– Храбритесь? – ухмыльнулась она.

– К чему вся эта комедия, Агнесса?

– Вы действительно хотите знать?

– И побыстрее!

– Так вот, вчера я была на банкете рекламного агентства «Клуб». Чего я там только не наслушалась!

– Про меня?

– Угадали. Ваше счастье, что не слышали вы, а то бы устроили еще одну драку! Так что не суйтесь пока в агентство. Руководите, если хотите, Пэйтоном из дома. Направляйте его на правильный путь, гребите денежки и спите спокойно. А там видно будет.

– Вам не отказать в здравом смысле, Эги, – задумчиво протянул Лэтхэм.

– Слушайтесь меня, – кивнула она. – Женщина с таким лицом, как мое, должна работать головой, чтобы выжить. Ну, я пойду, а то еще злые языки будут говорить, что вы назначаете здесь свидания. Хотя ревнивым женам нечего опасаться. Стоит на меня посмотреть – и сразу ясно, что в любовницы я не гожусь.

Она резко встала и быстро ушла. Лэтхэм потряс головой, не зная, что и думать.

Расплатившись, он тоже вышел и остановился у киоска. Купил все газеты, в том числе и «Глобус». Ни в одной Бен не обнаружил ни своей фотографии, ни статей, так измучивших его.

Он быстро зашагал домой. На этот раз у него были хорошие новости для Лоры. Газеты отцепились от него. Хотя бы на время. Они нашли себе новую тему.

XV

Лэтхэм застал свою жену за странным занятием: обложившись ворохом газет, она внимательно просматривала каждую и складывала отдельные номера в аккуратную стопочку. Но изумлению его не было границ, когда он обнаружил, что все до одной газеты – это злосчастный «Глобус».

– Ты решила, что пора завести в домашней библиотеке эдакий дайджест под названием «Приключения Бена Лэтхэма»? – пошутил он.

Но Лора даже не улыбнулась.

– Я хотела проверить одну идею: был ли ты единственной жертвой, которой пришлось вынести столько нападок, или это обычный стиль «Глобуса».

– И что?

– Я нашла два похожих случая. Особенно они вцепились в какого-то Джона Ханера…

– Ханер? Знакомое имя. Где я мог его слышать?

– А второй – известный артист. Работал в Голливуде. Сейчас играет в театре. «Глобус» всего полгода назад оставили в покое.

– И взялся за меня.

– Я выходила купить последний номер. Про тебя – ни строчки. Это означает, что ты для них – мелкая рыбка. Обычно кампания длится и месяц, и два. На тебя они потратили несколько дней.

– Ты все проверила?

– Это заняло немало времени. Но должна же я хоть что-то сделать для тебя.

– Ты чудо! Я бы никогда не додумался. А что за артист?

– Пол Джилан. Он сейчас в Нью-Йорке. Лора взяла со стола одну из газет и подала Бену.

– Вот посмотри.

Две фотографии Пола Джилана занимали примерно треть полосы. Одна большая – на ней он был снят молодым и красивым, с волевым загорелым лицом. На второй, маленькой фотографии Джилан выглядел чуть ли не стариком. Бен заметил и сказал об этом Лоре. Она воскликнула:

– Поразительно, правда? А на самом деле Джилан и сейчас выглядит прекрасно. Человек не может постареть за четыре года, а именно столько прошло с того времени, когда был сделан первый снимок. Опять ловкий трюк. Но срабатывает.

– Я, кажется, начинаю понимать.

– Ты почитай статью.

Бен уселся поудобней на диване и углубился в чтение заметки, повествующий о «закате звезды Пола Джилана». Когда он закончил, Лора дала ему другую газету.

– А это то, что касается Джона Ханера.

Один взгляд на портрет седого мужчины с проницательными глазами, и Бен сразу вспомнил: он видел его по телевидению.

Они раздули старую историю, – продолжала Лора. – Его компаньон сбежал, ограбив кассу.

– Но боже мой, Лора, при чем здесь я. Ну, допустим, Ханер им стал поперек горла, он большая шишка. Пол Джилан кому-то насолил. Но я не вижу связи с убийством Джейн. А ведь тут все началось с этого убийства. Нет, я ничего не понимаю.

– Но что-то должно быть. Почему они от тебя так быстро отцепились? Считают, что достигли своего или сами испугались?

Лэтхэм снова взял газету и нашел в статье адрес Пола Джилана. Он жил в небольшом отеле.

– Поеду-ка я, поговорю с этим актером.

– Разумная мысль, – одобрила Лора. – Попытайся разыскать и Ханера.

Бен надел новый костюм, галстук, затем заглянул в телефонный справочник и, найдя там адрес Ханера, удовлетворенно потер руки: это оказалось совсем по пути.

Но самого Ханера он не застал. Тот уехал на телевидение. Лэтхэму ничего не оставалось делать, как отправиться к Полу Джилану в надежде, что он тоже не где-нибудь па репетиции.

Дверь ему открыла эффектная «платиновая» блондинка.

– Я по поводу…

– Извините, но мистер Джилан не принимает – по поводу или без, – отрезала красотка.

– Скажите ему, что я тоже жертва «Глобуса». Тут целый заговор.

Секретарша покачала головой и хотела уже захлопнуть дверь, но тут появился сам Джилан – широкоплечий, стройный, каким Бен привык его видеть в голливудских Фильмах.

– Кто вы такой? – последовал вопрос.

– Меня зовут Бен Лэтхэм. Я издатель. Если вы читаете иногда «Глобус»…

– Боже мой! – воскликнул Джилан. – Вы тот самый тип, который задушил свою несчастную секретаршу.

– Они знают свое дело. Значит, вы думаете, что я убийца? Должен ли я считать вас «закатившейся звездой»?

Джилан широко открыл дверь.

– Проходите, мистер Лэтхэм. Вы очень интересный малый…

Бен вошел в зал и сел на диван, а Джилан устроился на ручке кресла напротив. Блондинка, с равнодушным видом заняв место у маленького круглого столика, стала лениво листать какой-то яркий журнал.

– Откровенно говоря, мистер Лэтхэм, я и сам вижу, что здесь действует целая банда мошенников, – сказал Пол. – Но чего они хотят?

– Вы знаете Джона Ханера? – спросил Бен.

– Нет. А кто это такой?

– Большой чиновник. Но суть вот в чем: он, как и мы с вами, долго красовался на страницах «Глобуса». Все вранье, как обычно. Поверьте, ведь я не убивал, не насиловал, хотя многие верят, что так оно и было.

Блондинка неожиданно заинтересовалась, и, отложив в сторону журнал, показала на Бена пальцем.

– Вы тот самый негодяй, который ударил фотографа на похоронах убитой вами же девушки.

Джилан неловко, извиняюще улыбнулся Бену и сказал, взяв красотку за подбородок.

– А ты заткни свой ротик, милашка, или очутишься снова на тротуаре, где я тебя подобрал.

Она засмеялась нежным ангельским смехом и совсем не обиделась, потому что знала, что он ее не бросит. Но на всякий случай замолчала.

– Может быть, нам связаться с Ханером и попросить его прийти сюда, – предложил Бен. – Может, вместе мы разгадали бы эту шараду. Он сейчас на телевидении.

– Ну что ж, попробуем дозвониться, – сказал Пол и прошел в соседнюю комнату к телефону.

Через пять минут он вернулся и сообщил, что Джон Ханер придет к ним, как только закончит свои дела…

– А пока предлагаю выпить по бокалу хорошего вина.

– Не откажусь, – хмыкнул Бен. Этот человек начинал ему нравиться. Джилан принес бутылку и, налив всем, сказал:

– Может, вы хотите узнать, как начались мои неприятности? Так я расскажу. Слушайте.

И он продолжал:

– Все из-за этого дурацкого фильма, который решила снимать кинокомпания «Абингтон Филмз». Директор ее – противный тип. Контракт мы так и не заключили. А я не выношу сниматься при таких условиях. Я должен был сыграть небольшую роль, но отказался. Фильм провалился. Потому что был плохой. И мое участие его бы не спасло. Но директор обвинил меня, заявив, что я «сорвал картину» и что мой отказ стоил ему целого состояния. Он пригрозил, что отомстит мне.

– То, что директор разозлился на вас, еще можно понять. Но у него не было оснований портить жизнь мне… И Ханеру.

– Ясно. С какой стороны ни зайди, ничего па выходит. Крепкий орешек.

Лэтхэм, в свою очередь, поведал о своих злоключениях. Через полчаса появился Ханер. Он слушал их очень внимательно, насупив брови.

– Как видите, – сказал Бен, – мистер Джилан может для себя объяснить причину нападок на его персону. А вы, сэр? Вы помните случай, который позволяет заявить: «Да, из-за этого все началось»?

– Очень просто, – кивнул Ханер. – Если бы моя кандидатура прошла на выборах, то целой шайке жуликов, действующей под прикрытием строительной фирмы, пришлось бы прогуляться за решетку. Я давно им это обещал. Там замешаны миллионы.

– Хорошо. Причина, чтобы развернуть против вас кампанию, есть. И у Джилана тоже. А вот я ничего не могу найти, сколько ни рылся в своем «темном» прошлом. У меня есть только одна идея-фикс: если я найду убийцу Джейн, то найду и виновника наших бед.

– Пожалуй, вы правы, – согласился Пол.

– Когда еще его отыщут, – вздохнул Ханер. – А время против нас.

– Дайте мне один день! – воскликнул Лэтхэм.

– А что вы сможете сделать?

– Знаете, – предложил Ханер, – я обращусь в ФБР. Лэтхэм поднялся.

– Как хотите, но у меня имеется свой план. Он должен сработать.

Ханер пожал ему руку и сказал:

– Будьте осторожней. И удачи вам.

В это время раздался телефонный звонок. Джилан взял трубку, а Лэтхэм направился к выходу. Он уже открывал Дверь, когда услышал крик Джилана:

– Стойте, Лэтхэм!! Закройте дверь! На ключ! И побыстрее.

Бен вернулся в комнату. Ханер стоял и смотрел во все глаза на Пола. Блондинка, как ни в чем не бывало, наводила маникюр.

– Звонил полицейский по имени Флойд. Он сказал, что вы его знаете. – Пол взглянул на Лэтхэма.

– Да. Лейтенант Флойд занимается расследованием убийства Джейн Тод.

– Так вот, он приказал вам никуда не выходить отсюда ни под каким предлогом. И ждать его.

– Ну и ну! Что произошло?

XVI

– Как вы узнали, что я у Джилана? – спросил Лэтхэм у Флойда двадцать минут спустя, когда они ехали в машине.

– Вы постоянно были под наблюдением. За вами следило столько людей, что странно, как они не наступали друг другу на пятки.

Секунду назад Лэтхэм чувствовал себя очень уверенно. Но после этих слов ему снова стало страшно.

– Среди них были и те, «другие»?

– С момента, когда вы покинули «Пиквик». Целая бригада. Мои агенты сразу поняли, что в их рядах прибыло. Но так и не поняли, с кем имеют дело.

Они подъезжали к дому, где жил Лэтхэм.

– Вы считаете, что была серьезная опасность?

– Когда вы зашли к Ханеру, эти непрошенные филеры засуетились. Но когда вы направились к Полу Джилану, они словно с цепи сорвались. Несколько побежало звонить, а другие приблизились к вам вплотную и можно было ждать чего угодно.

Флойд притормозил у подъезда, оставив мотор включенным.

Убийцу не нашли?

– Следствие продолжается.

– Значит, ничего нового?

– Вам лучше пока ничего не знать или хотя бы знать поменьше. А то вы начинаете жать на все педали.

– Спасибо за заботу.

– Это чистый эгоизм. Ваш труп мне доставит еще больше хлопот, чем вы сами.

Новая волна беспокойства охватила Лэтхэма.

– А они ничего не сделают моей жене? Как вы считаете?

– Могут, – хладнокровно ответил детектив. – Мы не внаем, кто они, но судя по всему – люди решительные. Не забывайте, что одно убийство уже на их счету.

– Да. Я помню.

Флойд бросил взгляд в зеркальце-ретровизор. Лэтхэм не понял: то ли он увидел кого-то, то ли наоборот, не углядел кого надо, – но полицейский сделал ему знак, что можно, не рискуя, выйти из машины.

– Будьте дома и не впускайте кого попало.

У Лэтхэма после этих слов возникло непреодолимое желание пригнуться и бегом, зигзагами, «рвануть» к подъезду. Но он вовремя опомнился. Улица была пустынна, и вокруг – тихо.

Он поднялся на свой этаж и достал из кармана ключ. Открывая дверь, он услышал голос Лоры:

– А я настаиваю, миссис Броман, чтобы вы дождались Бена и повторили ему эти слова сами…

Тут жена сама вышла в прихожую и, увидев его, замолчала.

– Что здесь делает эта мегера? – спросил Бен вполголоса.

– Войди и узнаешь, – сказала Лора. – Госпожа Броман как-то обмолвилась, что ты встречался с Джейн. Я пригласила ее, чтобы услышать, откуда такая «информация».

Они прошли в гостиную. Миссис Броман была представительная женщина. Она слегка покраснела, но сказала довольно твердо:

– Мистер Лэтхэм, я должна извиниться перед вами. Действительно, я говорила, что вы ухаживали за Джейн. Это не более чем глупая болтовня. Я сама ни разу не видела вас вместе.

– Пожалуйста, продолжайте, – попросила Лора. – Скажите Бену, откуда вы почерпнули такие ценные сведения.

– Это было в «Бридж-клубе». Ну, вы знаете, вдруг за игрой все начинают судачить о том о сем.

– В данном случае – обо мне?

– Вдруг все женщины стали говорить, что вы изменяете Лоре.

– А кто первый это сказал? Вы помните?

– Да, ведь мы все поверили, потому что, фигурально выражаясь, источник был серьезным. Я имею в виду эту страшную, некрасивую женщину.

– Боже! – воскликнул Лэтхэм. – Агнесса Петерс!

– Да, это была она.

– Миссис Броман, – сказал Лэтхэм. – Вы прощены! Полностью и окончательно. Вы замечательная женщина!

Миссис Броман, не совсем уверенная в искренности его слов, была счастлива поскорее уйти. Лора закрыла за ней дверь и повернулась к мужу с торжествующей улыбкой.

– Бен, не осталось никаких сомнений. Он обнял ее и сказал:

– К сожалению, у меня нет времени, чтобы показать тебе, как я рад. Мне нужно идти.

– Куда? Тебя и так не было целый день.

– Я ненадолго. Еще одно маленькое дельце. – Ты виделся с Джиланом?

– Да. И с Ханером тоже. В обоих случаях – все ясно. Месть. А мне еще предстоит кое-что узнать.

– Это не опасно?

– Я ведь под наблюдением. С двух сторон. Флойд сообщил мне это. Какие-то темные личности ходят за мной по пятам.

– Бен, я боюсь.

– Что поделаешь, Лора. У нас нет другого выхода.

– Куда ты собрался? Чтобы я могла хотя бы сказать Флойду.

– В агентство. Я чувствую, что искать надо там. Или я ошибаюсь, или слишком тороплю события. Но будь что будет.

– Я буду волноваться! Приходи быстрее, не задерживайся, хорошо?

– Ничего, у меня на хвосте висит куча полицейских. Он наврал ей, потому Что специально решил помешать людям Флойда следовать за ним. Дело было сугубо личное.

Бен закрыл за собой дверь квартиры, прошел коридором и выглянул на лестницу. Никого. Он спустился в подвал и вышел через заднюю дверь. На улице было темно. То, что и требовалось. Бен шагал быстро и решительно. Через два квартала он взял такси. Доехав до ближайшего метро, он выскочил и бегом бросился к эскалатору. Бен пробежал всю платформу и поднялся по другому эскалатору. Повезло! Свет был зеленый. Он перебежал улицу и углубился в темные аллеи Центрального парка, Затем он снова взял такси и попросил отвезти его на Мэдисон. Его вероятные преследователи, должно быть, уже сбились со следа. Но на всякий случай Бен еще несколько раз то нагибался «завязать» шнурок, то резко оглядывался, то останавливался у зеркальных витрин, – короче, делал псе то, что читал в детективах. Он даже вошел в людное кафе и вышел через служебную дверь на другую улицу.

Было без двадцати минут одиннадцать, когда Бен оказался, наконец, в холле здания, в котором помещалось агентство. Большие железные двери он открыл своим ключом. Вахтер отсутствовал. В это время работал только один лифт без лифтера. Бен вошел в кабину, нажал кнопку и поднялся наверх. Он осторожно открыл двери. И здесь – никого. Бюро тонуло в липкой непроглядной тьме. Бен вошел, но не стал зажигать свет. Он хорошо помнил расположение комнат и мебели и направился прямо туда, где находилась специальная картотека. Лэтхэм включил настольную лампу, открыл сейф с картотекой и нашел в ней тонкую папку с надписью «Абингтон Филмз». Полистав ее, он нашел то, что нужно. Досье было заведено под шифром «Брювер Мэнэджмент Корпорэйшн».

Лэтхэм сел за стол, чтобы изучить документы повнимательней. «Абингтон Филмз» и есть, очевидно, та кинокомпания, о которой говорил Пэйтон. Она-то и была смертельным врагом Пола Джилана. По условиям договора компания платила по-королевски. С «Менэджмент Корпорейшн» не все так ясно. Бен никак не мог найти контракт. Какие проценты шли от этой небольшой строительной конторы?

• Свернув документы в трубочку и положив их в полиэтиленовый пакет, Лэтхэм погасил лампу и пошел в ту комнату, где Агнесса Петерс обычно занималась макетами. На полпути он услышал сбоку сухой металлический звук. Тут же зажегся верхний свет. Лэтхэм, ослепленный, отступил на шаг и ударился об стол.

Он увидел двух крепких мужчин в серых плащах. Один, что повыше, был без шляпы и держал правую руку в кармане. Другой – толстый, с массивными кулаками и бычьей шеей – явно играл роль «гориллы»; такие нужны, чтобы «убеждать» упрямых глупых клиентов.

– Отдайте документы, – сказал высокий.

– А кто вы такие?

– Папку, пожалуйста. И побыстрее, чтобы не заставлять нас применять крайние меры.

Нет, это были не люди Флойда. Бен медленно отступал, оценивая ситуацию. Сейчас главное выиграть время.

– Зачем нам драться из-за каких-то бумажек? – начал он. – Тем более, я все равно знаю их содержание. Ну, отдам я их вам. Ведь это все равно ничего не меняет.

– Не будем дискутировать, Лэтхэм. Итак – документы.

– Хорошо, я отдам, но скажите, на кого вы работаете.

– Вы нас вынуждаете применить силу.

Они угрожающе двинулись на него. У Лэтхэма не было желания вступать в борьбу. По крайней мере сейчас.

– Ладно, – сказал Бен.

Он протянул папку. Высокий, ничего не подозревая, сделал шаг вперед и взял сверток рукой. Толстяк не двигался, но весь напрягся. Тут Лэтхэм потянул папку к себе, а правой рукой нанес сильный удар в челюсть.

Мафиози отлетел на несколько метров, шлепнулся в кресло и перевернулся вместе с ним. Бен, не очень веря в успех, в отчаянном прыжке бросился на «гориллу». Тот от неожиданности оступился и рухнул с диким грохотом. Лэтхэм открыл дверь и стремглав понесся по коридору. Добежав до лифта, он не стал в него входить, а поднявшись на этаж выше, нажал кнопку. С другой стороны коридора тоже была лестница, и он тихо стал спускаться по ней. Пока эти двое поймут, что к чему…

Спускаясь, Бен прислушивался к звуку кабины. Вот она пошла вниз. Догадались, что он их надул! Вот и дверь. Бен выскочил на улицу, повернул за угол и встал посреди дороги. Такси заскрежетало тормозами. Когда они отъезжали, Лэтхэм оглянулся, но никого не увидел. Он не назвал адрес, и шофер некоторое время вел машину молча; потом Беи попросил остановить у магазина. Он хотел узнать адрес Пэйтона в телефонном справочнике.

Увидев, в каком роскошном квартале живет его помощник, Бен чуть не присвистнул. Они быстро доехали. Не обнаружив ничего подозрительного вокруг, Лэтхэм вышел и оказался рядом с красивым новым домом. Холл ярко освещен. За стеклом видны ряды телефонов на столе, служащие в униформах. Лифты с лифтерами.

Бен подошел к стойке, снял трубку, одновременно прижав незаметно пальцем рычажок.

– Квартиру мистера Пэйтона, пожалуйста, – сказал он в глухую черную пластмассу и, небрежно, облокотившись, принял ожидающий вид.

– Рэй? – продолжал он спектакль. – Это Бен. Ты хотел меня видеть… Конечно… Я поднимаюсь.

Лэтхэм сделал жест, будто кладет трубку, но тут же поднес ее к уху и отпустил рычажок.

– Алло! – закричал он. – Алло, Рэй… Ах, черт возьми!

Один из служащих подошел к нему.

– Что случилось?

– Мистер Пэйтон повесил трубку, забыв сказать номер своей квартиры. Придется позвонить снова…

– Не беспокойтесь. Его апартаменты выходят на террасу.

– Спасибо, – сказал Лэтхэм.

Он подошел к лифту. На террасе, значит… Гм-м… Не удивительно, что Пэйтон скрывал свой новый адрес.

Служащие в этом дворце были прекрасно вышколены. Лифтер, слыша их разговор, воздержался от вопросов и сам нажал нужную кнопку.

Лифт плавно поднялся до последнего этажа, Бен вышел и очутился в просторном вестибюле… «Как у Линдсела», – подумал он. Напротив находилась лишь одна дверь. Он подошел и нажал на звонок.

XVII

На Пэйтоне был толстый малиновый халат, белая шелковая рубашка и черные атласные брюки. Волосы тщательно причесаны, и весь он свежий, гладко выбритый, явно только что после душа.

– Вот так да! – удивился он. – Салют, Бен!

– Я могу войти, Рэй?

– Конечно. Я очень рад тебя видеть.

Он проводил Лэтхэма в гостиную – громадную комнату с высоким лепным потолком и мраморным камином. Большое полукруглое, чуть ли не во всю стену, окно выходило на террасу – сад с богатыми креслами и диванами. Дальше, внизу, серебрилась река.

Несомненно, оформление как этой комнаты, так и других, произвел модный художник с большим вкусом и не считаясь с затратами.

Пэйтон засмеялся, видя, с каким видом Лэтхэм осматривает помещение.

– Удивлен, старина?

– Скорее уж ошарашен. Я забыл, сколько ты зарабатывал у меня?

– Не ерничай. Ты понимаешь, что на такую квартиру не хватит и десяти моих зарплат. Но наша фирма идет в гору. Ты и я – мы скоро будем миллионерами.

– Какая чудесная перспектива, – сказал Бен, глядя в окно, и, повернувшись к Пэйтону, добавил – Я, кстати, был сейчас в нашей фирме, Рэй.

Пэйтон подошел к бару, почти таких же размеров, как в «Пиквике», и снял с полки бутылку мартини. Он налил два полных бокала и уселся на высокий круглый табурет. Лэтхэм сел рядом.

– Давай выпьем, Бен. Я надеюсь, что в конторе все нормально?

– Как сказать… На меня напали два бандита и потребовали, чтобы я отдал им папку из нашего архива.

Пэйтон поставил бокал, так и не выпив.

– Бен, эти документы секретные.

– Не для меня же они секретные? Или теперь секреты делаются из всего? Например, из этой квартиры. Я с трудом узнал твой новый адрес.

– Я не говорил, потому что боялся. Ты бы меня не понял. В то время ты мог меня просто выгнать.

– А теперь не могу?

Пэйтон улыбнулся и развел руками.

– Это невозможно, Бен. Поверь. Теперь я ничего не боюсь. Без меня все рухнет.

– Хм, вероятно, что и рухнет, – согласился Лэтхэм. – Но сейчас меня интересуют два новых контракта. Фантастические суммы.

– Но я же говорил! От кинокомпании мы получим в будущем еще больше. Все идет хорошо.

– Кроме того, что деньги «Абингтон Филмз» – это плата за испорченную репутацию Пола Джилана.

– Но, Бен…

– Заткнись, Рэй. А «Брювер Корпорэйшн» рассчитался за другую подлость.

– Вижу, ты хорошо изучил досье.

– Просто встретился кое с кем. Я имею в виду Пола Джилана и Джона Ханера.

Пэйтон вздохнул.

– Раз так все вышло… Я хочу купить твою контору, Бен. Если хочешь, сделаю тебя чем-то вроде консультанта. Будешь купаться в золоте, как набоб.

– Для меня не это главное.

– А для них – это. Деньги для них значат все. Пойми, ты получишь за свой курятник столько, сколько не заработаешь за всю жизнь.

Лэтхэм повернулся в сторону окна. Он едва слышал слова Пэйтона. Он думал о маленькой, скромной Джейн.

– Она смотрела, наверное, как завороженная.

– Она? О ком ты говоришь?

– Джейн приходила сюда. Не пытайся врать. Я знаю. Пэйтон залпом выпил мартини и сжал бокал так, что побелели пальцы.

– Значит, ты в курсе. Не отрицаю. Джейн была здесь. Я оказался настолько глуп, что привел ее. Хотел похвастаться. Идиот!

– Ты не только похвастался, но и воспользовался.

– Красивая девушка и, кстати, влюбленная в меня. Я хотел жениться на ней.

– Но вместо этого задушил.

– Бен, не говори так! Лэтхэм решил не спешить.

– О Джейн мы еще поговорим. А теперь обсудим положение с моим агентством. Ты связался с людьми, которые продались дьяволу. Им нужна крыша, чтобы, не возбуждая ничьих подозрений, стряпать потихоньку свои черные делишки. Моя фирма им приглянулась…

Пэйтон снова улыбнулся.

– Она уже не твоя, Бен. Не бейся головой об стену. Теперь я хозяин.

– Возможно. Я должен был понять о самого начала. Но я всегда верил своим друзьям. И закрывал глаза на очевидное. Взять хотя бы историю в «Пиквике». Присутствие дамы с сумочкой не было игрой случая. Ее посадили там специально, зная, что в этот вечер я буду в баре и что я – очень аккуратный, можно сказать, скрупулезный человек, – обязательно подойду поправить сумочку… и получить пощечины. Кто мог все это знать? Ты, Рэй.

Пэйтон молчал. Казалось, что он не прочь выпить еще бокал мартини. Ему просто требовалось выпить.

– А потом вся эта грязь. И ты украл кольцо. Ты знал, где оно лежит. Подлец.

– Бен, мне хорошо платили. Дело пошло. Ты видишь эту квартиру. Нужно было разворачиваться. Твое агентство подходило для таких целей.

Лэтхэм решил, что настал момент выведать кое-какие детали.

– А как, собственно, тебе удалось? Без помощника работать трудновато.

– У меня был один. Агнесса Петерс.

– Понятно. Вы вдвоем из меня делали дурака? Пэйтон отошел к окну и стал разглядывать величественный пейзаж.

– Бен, эта голливудская студия кинула жирный кусок в пятьдесят тысяч долларов. «Брювер» обещал еще больше.

Если так пойдет, мы ни от кого не будем зависеть. Прибыль целиком наша. Желающих выполнить черную работу можно купить за гроши.

– Как, например, Трэпа.

– Этот сделает что угодно, только гони монету.

– И Агнесса.

– Работай с нами, Бен. А если уж тебе так не нравится мисс Петерс, мы ее быстро заменим.

– Да уж, с вашими методами, не сомневаюсь. С Джейн ты разделался не церемонясь.

– Нет! – крикнул Пэйтон. – Я не убивал ее. Для меня эта смерть была таким же ударом.

– Значит, не убивал?

– Нет. Хотя Агнесса говорила мне, что Джейн представляет для нас опасность.

– Это Агнесса постаралась, чтобы у тебя было алиби, сказав, что вы с ней вместе вышли из конторы и сидели до девяти часов в ресторане.

– Да. Так она сказала Флойду. До сих пор не пойму почему.

– Почему? Так ведь за убийство должен был ответить я. Но теперь посмотрим, кто ответит.

«Задушить его, – подумал Лэтхэм, – лучше всего. Да, это можно сделать медленно».

– А кто печатал письма, которые нашли у Джейн? – спросил он.

– Я хотел поговорить с ней. Убедить, чтобы она никому не говорила, в особенности тебе.

Лэтхэм взял с полки большую бутылку джина и стал разглядывать яркую наклейку.

– Я не верю тебе, Рэй. Алиби у тебя дутое. Агнесса специально отвела от тебя подозрения. Это ты убил Джейн. Задушил и бросил в воду.

Лэтхэм схватил бутылку за горлышко и запустил ею в лицо Пэйтону. Хрустнула кость. Бутылка, целая и невредимая, отскочила в угол. Бен подбежал и ударил Пэйтона в живот. Тот контратаковал, и неизвестно, чем кончился бы их поединок, – Рэй всегда заботился о своей физической форме, – но Бен нанес еще один резкий удар в шею.

Пэйтон свалился. Он не потерял сознание, но боль, видимо, была ужасная. Он вцепился ногтями в шею и отчаянно захрипел.

Бен перетащил его на диван и сказал:

– Ладно, оставим подарочек для лейтенанта Флойда.

Пэйтон повернулся и посмотрел на Лэтхэма взглядом больной собаки.

– Я не убивал, – смог он вымолвить. – Клянусь. Мне нужен доктор. Этот последний удар… Что-то там сломалось…

– Никаких докторов. Будем ждать детектива. Если сообразительный, поймет, где искать.

Пэйтон постонал еще немного и затих.

Он не двинулся, когда Агнесса Петерс вошла в комнату, а следом за ней лейтенант Флойд. Агнесса молча села и достала из сумочки сигарету, а лейтенант бросился к Пэйтону.

– Привет, Бен, – сказала Эги.

– Вы мне противны, мисс Петерс. Ваша душа так же отвратительна, как и ваше лицо.

Она не обиделась.

– Возможно, все из-за лица, Бен. Во всяком случае, вас это не касается. Почему вы не убили Рэя? Я так надеялась.

– Не знаю. Еще осталась капля мозгов, наверное, А может, и убил?

Лейтенант подошел озабоченный.

– К счастью, он жив, Лэтхэм.

– Или к несчастью.

– Нет. Вы, конечно, человек решительный, но не всегда нужно рассчитывать только на свои кулаки. Иногда следует и подумать. Пэйтон не убивал Джейн.

И тут Лэтхэм понял. Он посмотрел на Агнессу, которая отводила глаза.

– Вы, – сказал он. – Вы соврали, когда заявили, что были с Пэйтоном весь вечер.

– Она думала о своем алиби, – пояснил Флойд, – а не об алиби Пэйтона.

Агнесса опустила голову и заплакала.

– Мои люди искали убийцу. Мужчину. Мы были убеждены, что задушить мог только мужчина, – продолжал Чарли.

Лэтхэм посмотрел на большие руки Агнессы, которые она пыталась прикрыть сумкой, и невольно вздрогнул.

– Это Эги поджидала Джейн у ресторана. Девушка не подозревала, что мисс Петере была сообщницей Пэйтона. Агнесса посадила Джейн в машину, отвезла к мосту и там ее убила. Душительницы вообще очень редко встречаются. Фактически, я не припомню такого примера. Поэтому мы искали мужчину, а не женщину.

– А по моему мнению, женщину вы так и не нашли, – сказал Лэтхэм. – Разве это женщина?

Агнесса зарыдала громко и горько.

– Вставайте, Пэйтон, – приказал Флойд. – Одевайтесь.

Рэй с трудом поднялся и поплелся в соседнюю комнату. Лэтхэм подошел к телефону и набрал номер.

– Все закончено, Лора. Это Рэй и Эги. Их сейчас увезут.

– Как ты себя чувствуешь?

– Нормально.

– Приезжай быстрей, дорогой, я прошу тебя. Он пообещал и повесил трубку.


Оглавление

  • I
  • II
  • III
  • IV
  • V
  • VI
  • VII
  • VIII
  • IX
  • X
  • XI
  • XII
  • XIII
  • XIV
  • XV
  • XVI
  • XVII