Ученик Джедая-15: Гибель надежды (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Джуд Уотсон Гибель надежды
(Звездные войны-18) Ученик Джедая-15

ГЛАВА 1

Оби-Ван Кеноби не сводил глаз со своего учителя Куай-Гон Джина. Ему не хотелось нарушать концентрацию Куай-Гона, но так не терпелось узнать, о чём думал учитель.

Они сидели в маленькой, красиво обставленной комнате ожидания в резиденции Верховного правителя планеты в Новом Эпсолоне. Световой меч лежал на маленьком столе рядом с Куай-Гоном. Куай-Гон не сводил с него глаз. Каждые несколько минут он брал рукоять и держал её в руке. Активировал меч на короткое время и словно забывался, глядя на его синее сияние. Потом деактивировал меч, всё ещё сжимая его, и принимался мерить шагами комнату. Внезапно поворачивался, со стуком клал лайтсабер обратно на стол, и опять садился.

И всё это повторялось снова и снова.

Оби-Ван был уверен, что его учитель обдумывал план. Рыцарь-джедай Тала была похищена. Они знали, кто это сделал — Балог, Руководитель Службы Безопасности Нового Эпсолона. Они только не знали, почему она была похищена, и где Балог держит её. Тала не смогла оставить им никаких знаков.

Оби-Ван и сам обдумывал, как поступить наилучшим образом; впрочем, далеко он в этом не продвинулся.

Они оба сомневались, что Балог действовал в-одиночку, но не знали, кто был с ним в сговоре. Оби-Ван спокойно ждал, когда Куай-Гон закончит обдумывать стратегию предстоящей им миссии. Он уже видел это раньше. Учитель повернётся и посмотрит на него. Его взгляд будет острым и сосредоточенным. И он решительно определит лучший способ действий.

Куай-Гон наконец развернулся к нему:

— Я должен был идти с ней на эту встречу, — сказал он печально.

Поражённый, Оби-Ван мог только помотать головой. Куай-Гон никогда не тратил впустую время, предназначенное для действий.

— Но Балог сказал нам, что прийти может только один джедай.

— Я должен был сделать так, чтобы она покинула планету, когда стало ясно, что её раскрыли.

Тала сумела внедриться в подполье Абсолютистов, прикинувшись одной из них. В прежние времена Абсолют был тайной полицией Нового Эпсолона, сейчас же они были вне закона. Тем не менее, они сумели сохранить свою структуру, продолжая существовать тайно, все эти годы собираясь с силами для реванша.

— Она не уехала бы, — Оби-Ван говорил терпеливо. Разумеется, учитель знал это не хуже его, — Надо связаться с Храмом. Они пришлют помощь.

— Не сейчас, — голос Куай-Гона был решительным, — Мы знаем, что многие здесь обижены и ненавидят джедаев. Если прибудут и другие джедаи, это только осложнит ситуацию. Будет труднее наладить контакты, особенно среди Рабочих.

— Пропал Рыцарь-джедай, — сказал Оби-Ван, — И связаться с Советом — наша обязанность.

— Мы и свяжемся, — ответил ему Куай-Гон, — Но сначала нам нужно 24 часа. Мы найдём её, Оби-Ван. Я могу чувствовать её. Я знаю, что она жива. И я знаю, что она найдёт способ помочь нам в наших поисках, как только мы нападём на её след. — и Куай-Гон снова принялся мерить шагами комнату, — Мы должны поговорить с помощником Балога ещё раз.

— Мы уже дважды говорили с ним, — сказал Оби-Ван спокойно, — И мы оба чувствовали, что ему больше нечего сообщить нам.

Это было странно и неловко — говорить о необходимости сосредоточиться собственному учителю, точно так же, как Куай-Гон много раз говорил ему самому. И всё же Оби-Ван чувствовал, что Куай-Гону необходимо остановиться. Мысли его учителя крутились по замкнутому кругу, и это не вело никуда. Оби-Ван мог ясно видеть это, ведь Куай-Гон сам учил его умению думать спокойно, ни в какой ситуации не поддаваясь панике, и находить путь.

Куай-Гон всегда умел это. Почему же у него не получалось использовать это умение сейчас?

Оби-Ван видел муку и отчаяние на лице Куай-Гона, а так же то, что было особенно невероятно признать — нерешительность. Потрясённый, он понял, что Куай-Гон не знал, что делать дальше. Куай-Гон, который всегда знал, что делать дальше…

И Оби-Ван решил использовать метод учителя для того, чтобы сосредоточиться. Если вы не знаете, какой путь выбрать, рассмотрите то, что Вы знаете.

— Вот то, что мы знаем, — начал Оби-Ван, несмотря на то, что Куай-Гон слушал его вполуха. Оби-Ван чувствовал, как тревога за учителя начинала отвлекать его собственное внимание от той задачи, что стояла сейчас перед ним. Он сосредоточился.

— Существуют две фракции, борющиеся за власть в Новом Эпсолоне — Рабочие и Цивилизованные. Правительство дезорганизовано. Перед нашим прибытием в Новый Эпсолон Верховный Правитель, Эван, был убит. Он принадлежал к фракции Рабочих, много лет провёл в заключении при Абсолютистах. После его смерти Верховным правителем был избран Роан, его близкий союзник. Хотя Роан и относился к фракции Цивилизованных, он боролся за то, чтобы Рабочие стали полноправными гражданами Нового Эпсолона. Он поддерживал дочерей-близнецов Эвана, Элани и Эриту. Но Элани и Эрита всё равно боялись за свою жизнь. Они обратились к джедаям с просьбой помочь им покинуть планету.

Куай-Гон нетерпеливо пошевелился:

— Мы знаем всё это, Оби-Ван.

Оби-Ван раньше не раз проявлял нетерпение, когда Куай-Гон таким же образом приводил ему факты. Но Куай-Гон всегда игнорировал это и продолжал. Теперь настала очередь Оби-Вана толкать ситуацию вперёд, сдвигая её с мёртвой точки.

— Тала прибыла на планету одна, и проникла в среду расформированных и ушедших в подполье Абсолютистов. После нашего прибытия Эрита и Элани были похищены. Роан исчез, когда отправился отдать за них выкуп, и был убит. Вскоре после этого близнецы были освобождены, что навело нас на предположение, что истинной целью всего этого был Роан. Абсолютисты узнали и то, что Тала — джедай, но ей удалось скрыться. Она пошла на встречу-переговоры Рабочих и Цивилизованных, организованную Балогом. Только, как мы выяснили, никакой встречи не было. Балог лгал, чтобы похитить Талу. Вопрос — почему? Балог принадлежит к фракции Рабочих. Кажется маловероятным, чтобы он решил похитить джедая.

— На этой планете вероятно всё что угодно, — мрачно проговорил Куай-Гон, закрепляя меч Талы на своём поясе.

— Другой вопрос — связано ли похищение Талы с близнецами, — продолжил Оби-Ван, — Действительно ли Балог был ответствен также и за это? Если так, то наиболее вероятно, что именно он ответственен и за убийство Роана. Ирини передала нам информацию от Рабочих. Они предположили, что человек, который тайно руководил похищением близнецов, относится к верхушке их фракции. Но почему Балог?

Пристальный взгляд Куай-Гона был теперь ясен.

— Мы не знаем ответа ни на один из этих вопросов, — сказал он, — Но кажется очевидным, что всё это связано: убийство Эвана, убийство Роана, похищение близнецов. А так же ясно то, что за всем этим стоит кто-то, или же некая организация. Стремящаяся заполучить власть.

— И похищение Талы для них — путь к получению этой власти? Каким образом?

— Поиск ответов займёт не один день. У нас нет столько времени. Сначала мы должны найти Талу, — Куай-Гон опять развернулся к Оби-Вану, — Каким основным методом Абсолют держал в подчинении Рабочих?

— С помощью дроидов-разведчиков, — после короткого раздумья ответил Оби-Ван, — Дроиды в Новом Эпсолоне технологически весьма сложные. Они могут вести слежку за кем-либо, могут и нападать, стремясь оглушить или убить. Биологические данные всех Рабочих сохранялась в секретных файлах, и с помощью этих данных дроид-шпион мог быть запрограммирован на поиск определённого человека, — Оби-Ван медленно поднялся, — Ну конечно! Балог — Рабочий. Если мы сможем раздобыть его биологические данные… -… и дроида-шпиона. — закончил Куай-Гон.

— Но сейчас это всё под запретом, — раздался сзади них мягкий голос.

Это была Элани. В дверном проёме стояла невысокая шестнадцатилетняя девушка, одетая в простую тунику, её золотые волосы были заплетены и уложены вокруг головы. Тёмные круги под глазами… Близнецы скорбели по смерти Роана, и новости об исчезновении Талы стали едва ли не последней каплей — Талу и близнецов связывала дружба.

Она шагнула в комнату.

— Я не хотела подслушивать. Я пришла, чтобы узнать, могу ли я помочь вам. Возможно, вам нужен отдых…

— Гораздо больше нам нужен дроид-разведчик, — ответил Куай-Гон.

— Я могла бы помочь Вам и с этим тоже, — сказала Элани, — По крайней мере, я знаю кое-кого, кто может такое найти. Ленз.

— Ленз, — повторил Оби-Ван имя. Ленз был среди Рабочих на тайной встрече. Они с Куай-Гоном случайно услышали об этом.

— Он — лидер Рабочих, — продолжала Элани, — Он будет вам говорить, что не знает, как раздобыть дроида, но это неправда. Скажите ему, что это я направила вас к нему.

— Вы хорошо его знаете? — спросил Куай-Гон.

— Ленз принял нас, когда наш отец был брошен в тюрьму, — ответила Элани, — Так что — да, я знаю его хорошо. Сейчас мы почти не видимся, но он поможет вам, если я его попрошу. Правда, он сейчас в опасности, и поэтому вынужден часто перемещаться с места на место.

— Мы не можем терять время, — расстроено сказал Оби-Ван. Ну что же им теперь, и Ленза с дроидом искать?!

Элани нахмурилась, размышляя.

— Ирини знает, как найти его. Сейчас она должна быть на работе — в музее Эпохи Абсолюта.

Джедай уже был знаком с Ирини. И было совсем не очевидно, что она захочет помочь им. Она была видным лидером в движении Рабочих, и она дала понять совершенно ясно, что никак не рассматривает джедая в качестве своего союзника. Они даже подозревали её в попытке убить их, когда они впервые прибыли в Новый Эпсолон. Но сейчас вряд ли кто-то ещё смог бы им помочь.

ГЛАВА 2

Это было трудное время для Куай-Гона. Это было похоже на высокую температуру, как будто лихорадка была в его крови. Он был беспокоен и раздражителен. Медитация давалась с трудом. Устав дожидаться очередной миссии, которая, как он надеялся, могла бы отвлечь его от этого тяжёлого для него состояния, он вместе с Оби-Ваном отправился в достаточно экстремальное путешествие на Рагуун-6, надеясь, что трудности пути позволят вернуть привычное спокойствие.

Не получилось.

Первое видение посетило его там, на Рагуун-6. Он видел Тал в беде. В его видении он подхватил и держал её, чувствуя, насколько слабо её тело. И он сам был полон беспомощностью и страхом.

Когда он возвратился в Храм, стремясь поскорее найти её, то обнаружил, что Тала вот-вот вылетит с миссией в Новый Эпсолон. Куай-Гон не мог помешать этому. Но после того, как она улетела, его ещё раз посетило всё то же самое тревожащее видение. Он знал, что она в серьёзной опасности. Он знал, что ей потребуется его помощь. А ещё он знал, что она, как всегда, будет сопротивляться его помощи.

Не надо было и советов Йоды, он и сам знал, что видение не должно служить руководством к действию. Но он не слушал Совет, когда они предостерегали его. Он улетел в Новый Эпсолон, влекомый силой, которую он сам не понимал. Он должен был следовать за нею.

Но самая важная вещь так и не становилась понятна. Почему приходит к нему это видение Талы в беде, приходит неоднократно, управляет им? Почему один только вид её вдруг раздражает и в то же самое время наполняет его душу теплом?

Тогда, в один слепящий момент, он получил наконец ответ на его вопрос. Это было как шок — столь глубоким казалось это ощущение, что он не мог содержать его. Он понял наконец — он был не только джедай, но и человек. И лихорадка в его крови была Тала.

Храбрость — это было то, о чём он обычно не думал. Это было просто желание поступать правильно. Словно потребность движения вперёд. Куай-Гону никогда не требовалось усилий для этого; храбрость всегда была в нём, была как нечто естественное. Но она напрочь покинула его, когда он просил Талу о разговоре наедине.

Он высказал всё, что было на сердце, как мог спокойно. Совсем немного слов… Время, которое потребовалось ей, чтобы ответить, показалось ему бесконечным. Потом она шагнула к нему, взяла его за руку, и пообещала, что они будут вместе. Они будут вместе, всегда — сказала она.

Какой удивительный урок, думал Куай-Гон, понять, что радость — такая простая вещь. Эта радость брала начало от единственного сияющего источника. Она сказала да.

Она сказала Да.

* * *

За то недолгое время, пока они шли до музея, Куай-Гон задействовал все навыки джедая, чтобы привести себя в порядок. Он видел, что падаван был обеспокоен его поведением. Действительно, едва ли не впервые с тех самых времён, когда он был ещё учеником, для него вдруг стало такой проблемой собраться с волей и мыслями.

Посреди каждого сражения, каждой проблемы, Куай-Гон всегда умел находить свой внутренний центр спокойствия. Но когда он достиг его теперь, то вместо него оказалось ядро бурного, гневного хаоса, подпитанного его виной и страхом.

Это было время, которое он должен был использовать максимально эффективно. Время, требовавшее максимального сосредоточения.

Холодный страх, обосновавшийся глубоко в его душе, касался не только Талы. Он боялся и своего собственного сомнения.

Он никогда ещё не был в таком замешательстве, потому что никогда прежде не чувствовал ничего подобного. Казалось, лишь несколько часов назад он и Тала обещали друг другу быть вместе. И чувства, и эта потребность быть рядом удивили их обоих. И когда они сумели принять это неожиданное для них со стояние, оно вдруг показалось им самой естественной вещью в мире. Куай-Гон с удивлением обнаружил, что нашёл человека, который значил для него больше, чем что-либо ещё в Галактике.

И теперь он терял её.

— Куай-Гон?

Голос Оби-Вана вытолкнул его из этой путаницы мыслей. Он увидел, что стоит перед широкими двойными дверями музея.

— Музей закрыт, — сказал Оби-Ван, — Ещё слишком рано.

— Он открывается через пятнадцать минут. Без сомнения, работники уже здесь.

Музей был построен вскоре после того, как правительство Эпсолона было реорганизовано и был провозглашён Новый Эпсолон. И именно как показ честных намерений, правительство открыло двери ненавистного штаба Абсолютистов. Люди свободно приходили и подтверждали ужасы, которые творились там. Лидеры Нового Эпсолона чувствовали, что это было способом предотвратить повторение этих ужасов. Бывшие жертвы репрессий Абсолюта вызвались — и получили рабочие места в качестве гидов в этом комплексе.

Так джедай встретил Ирини.

Куай-Гон нажал кнопку звонка, не дожидаясь времени открытия. Он слышал, как отозвался звонок внутри здания.

Никто не вышел.

Куай-Гон принялся колотить в дверь. Он не мог ждать пятнадцать минут. Он не мог ждать ни одной секундой больше, чем уже ждал.

Дверь скользнула, открываясь. На пороге в форме гида стояла Ирини. И с негодованием смотрела на джедая.

— Музей ещё закрыт.

— Мы заметили, — сказал Куай-Гон, шагнув внутрь мимо неё.

— Это возмутительно, — сказала Ирини, — Я пришла к вам с информацией об убийстве Роана. Я доверяла вам. Следующая вещь, которую я узнаю — вы скрылись. И служба безопасности выкинула меня из дома Правительства.

— Балог похитил Талу, — ответил ей Куай-Гон; ему пришлось приложить усилие, чтобы голос остался ровным.

У Ирини перехватило дыхание. Потом, после видимой борьбы, её лицо снова превратилось в маску спокойствия, а голос опять стал твёрдым.

— Понятно, — сказала она после паузы, — Итак, Балог — предатель нашего дела. Он — тот, кто стоял за похищением близнецов и убийством Роана.

Несмотря на умение Ирини держать себя в руках, Куай-Гон ощутил, насколько глубоко эти новости расстроили её.

— Это будет серьёзнейший враг, — пробормотала она.

— Единственная вещь, которую мы знаем наверняка — это то, что Балог похитил Тал, — сказал Оби-Ван, — Мы не знаем, почему.

— Нам нужен дроид-шпион, — добавил Куай-Гон, — Это — самый быстрый способ выследить Балога. Элани сказала нам, что Ленз мог бы помочь найти такого дроида.

— Ленз не информирует меня о своих переездах, — отрезала Ирини, — Я не его телохранитель.

Нетерпение Куай-Гона возрастало. Каждая минута удаляла от него Талу, делала всё более неразборчивым её след. А Ирини стояла у него на пути.

Одно короткое мгновение он внимательно смотрел на неё. Морская туника Ирини была застёгнута под самое горло, чёрные волосы строго зачёсаны назад. Не было ни проблеска теплоты в её глазах. Она посвятила себя делу фракции Рабочих и считала, что джедаи излишне дружественны к Цивилизованным. Куай-Гон знал из опыта, сколь жёсткой и упрямой могла быть Ирини. Но и он не ушёл бы, не получив того, что им было нужно.

Она прочитала это в его остром взгляде и быстро отвернулась.

— Я должна работать, — сказала она.

— Нет, — голос Куай-Гона был мягок, но именно это остановило её движение. Он решил для себя действовать мягко. Ирини не среагировала бы на угрозы и запугивание. Этим её было не пронять.

— Несколько часов назад вы пришли к нам с информацией, — сказал он, — Вы доверяли нам. Мы доверяли вашей информации.

— Ваш джедай был похищен, — сказала Ирини, всё ещё глядя в сторону. Её голос звучал приглушённо, — Я сожалею о этом, но это не моя вина. Это дело джедаев. Одну вещь я знаю точно — Абсолютисты очень не любят тех, кто их обманывает.

— Как вы узнали, что Тал проникла в Абсолют? — спросил Куай-Гон быстро. Он шагнул в её сторону, чтобы лучше видеть её лицо, — И почему вы думаете, что они имели какое-то отношение к её похищению?

Она вызывающе подняла подбородок.

— Какое это имеет значение? Мы не на одной стороне, джедай.

— На одной, — возразил Оби-Ван, — Абсолютисты — ваши враги. Если именно они похитили Талу, она может знать вещи, которые и вы хотите знать.

В словах Оби-Вана была логика, но Куай-Гон не думал, что Ирини это заинтересует. И всё же что-то в словах Оби-Вана заставило её остановиться и пристально посмотреть на него.

— Я могла бы найти Ленза, — сказала она неохотно.

— Тогда идёмте, — твёрдо сказал Куай-Гон. Было необходимо продвинуться вперёд. Только действие могло вытащить его сейчас из пучины самых худших опасений.

* * *

До этого они лишь один раз и мельком видели Ленза, но Куай-Гон хорошо его запомнил. Такое лицо было трудно забыть. Оно было отмечено знаками лишений и болезней, но в нём были благородство и сила. И хоть его тело было слабо, его дух не утратил своей мощи. В толпе этот человек, наверное, и мог бы затеряться, но Куай-Гону с первого взгляда было ясно, что перед ним лидер.

Ленз встал, когда Ирини привела джедаев в маленькую комнату в Рабочей секции города. Она заранее сообщила ему по комлинку, что они идут, и зачем.

Ленз вопросительно смотрел на Ирини:

— Теперь ты доверяешь джедаям? Что произошло?

— Их цели близки нашим, — ответила Ирини, — И у них больше возможностей найти Талу. Если Балог предавал нас, работая на Абсолютистов, мы должны знать.

Ленз долго и внимательно смотрел на Ирини. Помедлив, он кивнул.

— Возможно.

Он был встревожен. Куай-Гон ощущал что-то происходящее между Ирини и Лензом. Это был бессловесный обмен информацией. Они знали друг друга очень хорошо, это было понятно. И достаточно хорошо умели говорить без слов, почти так же как он сам и его падаван.

— Ирини говорит, что Вы хотите получить дроида-шпиона, — сказал Ленз.

Оби-Ван кивнул:

— Элани просила, что бы вы помогли нам.

Ленз чуть заметно улыбнулся.

— Когда Ирини и Элани просят что-либо сделать, у меня не остаётся иного выбора, кроме как повиноваться, — он махнул рукой, сидя за сломанным металлическим столом, — Я должен предупредить вас, мы подвергаемся определённой опасности быть арестованными. После убийства Роана правительство расправилось с теми, кто управляет чёрным рынком. Власть ускользает у них из рук, и они надеются, что подобные демонстрации силы спасут их. Объединённый Законодательный орган погряз в баталиях по поводу назначения преемника Роана.

— Многие из Рабочих думают, что сейчас самое время нанести удар, — сказала Ирини, — Есть и те, кто хотят, чтобы мы провели ещё одну кампанию промышленного саботажа, чтобы получить то, чего мы добиваемся. Конечно, мы хотим, чтобы представитель Рабочих был назначен Верховным правителем, но мы с Лензом убеждены в необходимости быть осторожными. Мы потеряем поддержку среди Цивилизованных, если организуем подобное. Пусть это и сработало однажды, но мы чувствуем, что сейчас это не сработает. Мы не хотим народных волнений.

— Но мы очень близки к ним, — добавил Ленз.

— Вы думаете, что Балог работает на Абсолют? — спросил Оби-Ван.

Ленз и Ирини переглянулись.

— По рождению он Рабочий, — сказала Ирини неуверенно, — И он был близок к Эвану, великому лидеру Рабочих…

— Всё так, но мы думаем, что его преданность теперь принадлежит другим, — сказал Ленз мрачно, — Как только Вы сказали нам, что он похитил Тал, всё встало на свои места. Весьма вероятно, что он работал на Абсолютистов хотя бы в течение некоторого времени. Именно поэтому он похитил Элани и Эриту. Но ему нужны были не они — его истинной целью был Роан.

— Таким образом он вынудил Роана прийти к нему — чтобы заплатить выкуп, — сказал Оби-Ван, — И тогда он убил его.

Куай-Гон помнил какую скорбь изображал Балог, когда они нашли тело Роана. Балог был хорошим актёром. Но он и должен был им быть, если он с самого начала работал на секретную организацию Абсолютистов.

— Мне не понятно только одно, — сказал Куай-Гон, — Балог может быть хоть главой службы безопасности, но в любом случае он никак не противник для Талы. Даже без её светового меча. Как он смог одолеть её?

— Абсолютисты часто использовали один парализующий препарат, — сказала Ирини, — Вы остаётесь в сознании, но обездвижены. Это легко сделать. Если она повернулась к нему спиной хотя бы а мгновение…

— Этот препарат опасен? — задал вопрос Куай-Гон, заранее боясь ответа.

— Не от однократного применения, — ответил Ленз, — Или даже двукратного. Неприятность в том, что действие препарата постепенно проходит, а при многократном его использовании — особенно в течение короткого периода времени — он может приводить к неизлечимым повреждениям. Один из побочных эффектов — деградация мускулатуры, — Ленз перевёл взгляд на свои ноги, — Как Вы можете видеть.

— Лензу ещё повезло, — добавила Ирини спокойно, — Может быть и необратимое повреждение внутренних органов. Они полностью отказывают в течение короткого периода времени. Были многие, кто… — она замолчала, её лицо вспыхнуло.

Она хочет сказать этим, что Тала могла умереть. Куай-Гон сцепил руки под столом. От мысли о Тале — беспомощной, способной мыслить и чувствовать, но медленно умирающей — захотелось разнести всё в клочки.

Видение, которое позвало его в Новый Эпсолон, снова возвратилось к нему. Тала совсем слаба, ноги не держат её. Она прислонилась к нему, её рука обвила его шею. Слишком поздно… Слишком поздно для меня, дорогой друг…

— Вы что-то скрываете от нас, — сказал Куай-Гон, пристально посмотрев на Ирини, затем переведя взгляд на Ленза, — Что именно?

— Ничего, — ответила Ирини, — Мы согласны помочь Вам найти дроида-шпиона — И всё же есть что-то, касающееся похищения, о чём вы знаете, а мы — нет, — сказал Куай-Гон с возрастающим гневом в голосе, — Вы признаёте, что у нас больше шансов обнаружить Талу. Дайте нам всю информацию, в которой мы нуждаемся, и шансов станет ещё больше. Гораздо больше, — он наклонился вперёд. Пришло время для небольшого запугивания. Он не любил использовать этот приём, но сейчас его подталкивало нетерпение. Он должен был действовать, и эти люди не должны были стоять на его пути — Идея помешать джедаю не бывает удачной.

Оби-Ван тоже понимал всю необходимость безотлагательных действий, — Мы потеряли одного из нас, — сказал он, — Это очень серьёзно для нас.

Двойная угроза от двоих джедаев, казалось, поколебала решимость Ленза. Он сглотнул.

— Это — не то, что мы знаем. Это — то, о чём мы подозреваем.

— Ленз…

— Нет, Ирини. Они правы. Они должны знать, — Ленз взглядом попросил её молчать, затем опять повернулся к джедаям, — Мы знаем, что Абсолютисты использовали тайных информаторов, когда те были ещё у власти. И существует список этих информаторов. Этот список был защищён так, чтобы его нельзя было скопировать. Совсем немногие в правительстве знали о нём, ещё меньше тех, кто видел его. И мы думаем, что большинство из них — если не все — мертвы. Одним из них был Роан. У Роана был список, но он был украден у него прежде, чем он умер. Вот то, что мы знаем.

— Сначала мы думали, что Балог мог получить его от Роана, — продолжила Ирини, — Теперь мы так не думаем. Был кто-то ещё.

— Мы думаем, что Балог ищет список, — сказал Ленз, — В конце концов, ведь в нём есть его имя. Если это обнаружится, он потеряет всё доверие Рабочих. Нашего слова против Балога будет недостаточно, чтобы повернуть против него людей. Нам нужны доказательства. И он должен уничтожить это доказательство. Мы думаем, что его амбиции простираются куда выше, чем офис Главы Службы Безопасности. У кого бы ни был список, этот человек имеет большую власть. Это будет его или её выбор — раскрыть имена информаторов или держать их в тайне, покупать этим их молчание или нужные выступления… Карьеры и репутации будут разрушены. Список наверняка содержит известные имена.

— Какое отношение к этому имеет Тала? — спросил Оби-Ван.

— Список был в руках Абсолюта в течение короткого времени, затем исчез, — объяснила Ирини, — Мы знаем это наверняка. Что, если Балог думает, что список у Талы? Это — единственное объяснение того, почему Балог мог захватить её и почему он оставил её в живых.

Куай-Гон покачал головой.

— Если бы список был у Талы, мы знали бы об этом.

— Так вы не думаете, что он у неё? — спросил Ленз.

— Возможно, она просто не знает, что имеет, — предположила Ирини, — Возможно, она знает, где он может быть найден. Она только не знает значения этого списка.

Это было очень тревожной новостью. Это значило, что Балог мог оставить её в живых только до тех пор, пока он не узнает правду. У Талы нет этого списка. Но когда список будет найден, Балог убьёт её.

По побледневшему лицу Оби-Вана Куай-Гон увидел, что его падаван пришёл к точно такому же заключению. Он встал, — Если ваша теория правильна, у Балога ненадолго хватит терпения. У меня тоже. Давайте-ка раздобудем дроида.

ГЛАВА 3

Ленз и Ирини вели их в глубину Рабочего сектора, расположенного вблизи предместий города. Это место было оставлено Рабочими, когда после избрания Эвана стало возможно их переселение в более удобные части города.

Препятствие за препятствием. Оставленное поселение носило следы заброшенности и разрухи.

Полуразрушенные здания стояли рядом с неповреждёнными, давно погасшие окна были разбиты. Проходы завалены обломками, мусором, кусками дюрастилового защитного покрытия.

— Правительство планирует расчистить всё это, — сказал Ленз, указывая на опустевшие здания, — Но законодатели никак не могут договориться о том, что потом здесь строить, так что проект остался незаконченным. Зато теперь сектор стал хорошим местом, где могут скрываться те, кто не хочет быть найденными. Впрочем, Служба Безопасности часто проводит здесь зачистки, так что мы все должны быть настороже.

— Как мы сумеем запрограммировать дроида на поиск Балога? — спросил Куай-Гон, — У нас нет полной информации о нем. Мы знаем, что биологические данные всех Рабочих где-то хранятся. Кто имеет к ним доступ?

— Вы сможете купить здесь всё, что вам нужно, — сказал Ленз.

Он остановился перед полуразрушенным зданием и достал из кармана туники лазерное сигнальное устройство. Включил и мигнул им несколько раз, направляя луч в какую-то точку на каменном фасаде здания. Скрытый датчик в стене поймал сигнал и, мгновение спустя, два раза мигнул в ответ.

— Можно заходить, — сказал Ленз.

Оби-Ван взглянул на учителя. И с облегчением заметил, что Куай-Гон кажется, справился с собой. Вероятнее всего потому, что они наконец-то начали действовать. Он чувствовал, насколько расстроен Куай-Гон — и что-то ещё, какое-то отчаяние, которого Оби-Ван не мог понять. Но, по крайней мере, Куай-Гон опять был самим собой. Он нашёл то спокойствие, в котором нуждался, чтобы действовать эффективно. Потом, когда Тала будет в безопасности, Оби-Ван спросит учителя, почему у него возникли такие проблемы. Оби-Ван знал — Куай-Гон не возражал бы против такого вопроса. Он понимает, что этот вопрос — не из пустого любопытства.

Ленз толкнул открывшуюся дверь. Оби-Ван отметил про себя, что, хотя здание и казалось разрушенным, дверь была бронированной. Защитные устройства, видимо, должны были реагировать на сигналы сенсора.

Вверх вела лестница, но Ленз повернулся в сторону, туда, где в стене виднелся дверной проем. Вниз вёл пологий пандус.

Ленз и Ирини пошли первыми, джедаи — за ними следом. Пандус был освещён лишь одним тускло светящимся световым стержнем, прикреплённым к стене. Оби-Ван шёл по уходящему вниз пандусу, готовый к чему угодно.

Неясная фигура человека выступила вдруг из полумрака.

— Ленз. Мы так давно не видели тебя здесь.

— Приветствую, Мота. Ты знаешь, что я запретил Рабочим использовать незаконные средства, — сказал Ленз, — Но мои друзья нуждаются в твоей помощи.

Человек подошёл ближе. Он был одет в рабочий комбинезон, такой же, какие Оби-Ван видел на многих Рабочих. Его седые волосы были подвязаны сзади, и выглядел он очень сильным. А на рабочем поясе висели два бластера.

— Вы, должно быть, джедаи, — сказал он, хотя Оби-Ван и Куай-Гон были одеты в обычную одежду, что была в ходу у космических путешественников, — Вот уж не ожидал, что джедаям потребуется моя помощь.

— Мы будем благодарны вам за любую помощь, — ответил Куай-Гон.

— Не поймите меня неправильно, но это будет стоить вам денег. Это мой бизнес. Причина того, что я делаю только одна — кредитки. Я сильно рискую.

— Мы готовы заплатить, — нетерпеливо ответил Куай-Гон, — Быстрота сделки нам более важна, чем цена.

— Тогда перейдём к делу.

Мота двинулся вниз по длинному коридору в большое открытое помещение, в котором из конца в конец тянулись длинные металлические столы. Часть товаров была размещена на этих столах. Здесь были устройства связи, разнообразное оружие, детали и части технического оборудования.

— Как вы можете видеть, наши запасы невелики, — сказал Мота.

Ленз остро взглянул на него.

— И всё же я спрошу. Кто покупает ваше оружие?

Ответный взгляд Мота был само безразличие.

— Каждый, у кого есть кредитки. Я не задаю вопросов.

— Нам нужен дроид-шпион, — сказал Куай-Гон.

— У меня есть только один. Дроида-шпиона трудно раздобыть, — Мота шагнул к столу и взял в руки дроида, — Он в хорошем состоянии. Вполне готов к программированию.

— И им нужны биологические данные на одного человека, — сказала Ирини, — Балога.

— Шефа Службы Безопасности?! — наконец-то на лице Мота отразилась эмоция — удивление.

Впрочем, это быстро прошло. Почти сразу же его лицо снова стало безразличным.

— У меня есть его данные. Я смогу запрограммировать дроида. Но это будет вам стоить немалых кредиток…

— Ещё им нужно что-нибудь вроде свупов или лендспидеров, — сказал Ленз.

— Пусть спустятся ниже.

— Сначала запрограммируем дроида, — сказал Куай-Гон.

— Естественно. Только мне хотелось бы сначала увидеть кредитки, — Мота назвал сумму, и Куай-Гон отсчитал деньги.

Мота убрал кредитки, не считая, и обратился к данным на экране. Он начал с файлов доступа.

— Биологические данные каждого гражданина были введены в главные файлы Абсолютистов ещё в прежние времена, — объясняла им Ирини, понизив голос, — Доступ к тем файлам закрыт, но это не остановит Мота. Точная информация о Балоге очень поможет в выслеживании.

Мота загрузил информацию в память дроида, запрограммировав его. Дроид-шпион пискнул и завертелся.

— Когда вы хотите его запустить? — спросил он.

— Немедленно, — коротко ответил Куай-Гон.

Мота открыл защитный ставень на окне, и дроид-шпион вылетел. Мота вручил Куай-Гону передатчик.

— Держите это всегда при себе, и дроид-шпион найдёт Вас. Если дроид будет повреждён или уничтожен, он так же сообщит вам об этом. Я запрограммировал его на предварительный поиск. Если он не сможет найти Балога в городе, он может точно определить место его отъезда.

Куай-Гон кивнул и убрал передатчик в свой пояс.

— А теперь давайте займёмся спидерами.

Они спустились по другому пандусу уровнем ниже. Там оказалось такое же помещение, только это было заполнено всевозможными транспортными средствами — свупами, лендспидерами, гравилётами.

— Наш ассортимент достаточно широк, так что вам здесь есть из чего выбирать, — сказал Мота.

Куай-Гон, не задумываясь, выбрал лендспидер и свуп.

— Нам потребуется скоростное средство — по крайней мере, для одного из нас, — сказал он Оби-Вану, — С другой стороны, нужно, чтобы было дополнительное место для Талы, — он повернулся к Моте, — Они надёжны?

— Им несколько лет, но они вас не подведут, — заверил тот, — Мой товар — самый лучший.

— Рад это слышать, — кивнул Куай-Гон, — Но всё же сначала мы их проверим.

Мота указал в сторону двойных дюрастиловых дверей в конце помещения.

— Через те двери на задний двор. Там вы сможете их проверить. Только будьте осторожны — не попадитесь на глаза патрулям Службы безопасности там, наверху.

Оби-Ван вскочил на свуп и отрегулировал сидение так, чтобы панель управления удобно располагалась под руками. Он включил репульсионный двигатель, как только Куай-Гон завёл свой лендспидер и последовал за Куай-Гоном. Миновав короткий туннель, они вылетели наружу. И оказались на открытой площадке, окружённой высоким защитным ограждением.

Оби-Вану уже приходилось ездить на свупе, и он умел пользоваться его сверхманевренностью. Он уверенно повёл машину, делая резкие повороты и внезапные ускорения. Он с удовольствием отметил, что его транспорт сделан на совесть. Куай-Гон тоже казался довольным. Они оба приземлились и заглушили двигатели как раз тогда, когда во дворе появились Ирини и Ленз.

— Если, когда вы найдёте Талу, список окажется у неё — что вы с ним сделаете? — с тревогой спросила их Ирини.

— Список — не главное, что нас волнует, — ответил Куай-Гон.

— Вы должны понять, сколько власти даст тот список тому, у кого он окажется, — сказал Ленз, — Он не должен попасть в плохие руки.

— Вы можете обещать, что мы будем первыми, к кому вы придёте, если список окажется у вас? — спросила Ирини.

— Я не могу дать такое обещание, — ответил Куай-Гон, — Но я могу обещать другое — список будет в безопасности. Джедаи будут нейтральной стороной в этом деле. Мы сохраним список в неприкосновенности, пока правительство не назначит преемника Роана.

Ирини неохотно кивнула.

Оби-Ван заметил неясное пятнышко в небе.

— Похоже, дроид-шпион уже возвращается.

Куай-Гон всматривался с выражением напряжённого ожидания. Дроид-шпион опустился на землю перед ним. Куай-Гон быстро нагнулся, просматривая результаты наблюдения.

— Балог оставил город, — сказал Куай-Гон, — Он направился через Пустые земли.

— Странно, — заметил Ленз, — Почему он уехал отсюда, где ему обеспечена поддержка стольких сторонников?

— Возможно он знает, что джедаи идут по его следу, — предположила Ирини.

Куай-Гон запрограммировал дроида, на продолжение слежки и отослал его снова. Потом он ввёл координаты последней остановки Балога в бортовой компьютер своего лендспидера и передал координаты Оби-Вану, чтобы он так же завёл их в навигатор своего свупа.

Из двери, скрытой в стене здания, появился Мота.

— Как вам ваш транспорт? — спросил он.

— Прекрасно. Мы берём их, — ответил Куай-Гон, отсчитывая дополнительные кредитки.

Мота сунул кредитки в карман комбинезона. Внезапно вспыхнули датчики на стене. Мота насторожился — они подавали звуковой сигнал определённым кодом.

— Поблизости патрули, — сообщил он, — Вам надо уезжать.

И, не сказав ни слова больше, он стремительно шагнул к скрытой двери и исчез.

— Не волнуйся, Мота, мы будем в порядке, — хмыкнул Ленз, — Ирини, будет лучше пойти в эту сторону. — Он кивнул джедаям, — Вам надо улетать. Если патруль Службы безопасности увидит вас с транспортом с чёрного рынка, вы будете задержаны, а возможно, даже арестованы.

— Спасибо за помощь, — торопливо сказал Оби-Ван, вскакивая на свуп.

— С вами все будет в порядке? — спросил Куай-Гон.

— Мы хорошо знаем эти места, — уверил их Ленз, — В том ограждении есть проход, через него мы благополучно доберёмся домой. А на вашем месте я бы придерживается переулков.

Вдалеке послышался звук двигателей спидера.

— Мы будем поддерживать контакт с вами, — сказал Куай-Гон.

Два машины поднялись в воздух. Куай-Гон следовал первым.

Узкий переулок змеёй вился от заднего двора здания Моты, петлял и поворачивал задворками полуразрушенных зданий. Они могли слышать звук двигателей лендспидеров службы безопасности где-то поблизости, но не видели их.

Наконец они выбрались на пустынную улицу. Куай-Гон направился на восток, к предместьям города. Он переключил двигатель на максимальные обороты, Оби-Ван ринулся следом. Оставив патрули службы безопасности далеко позади, они достигли края города и повернули в Пустые земли. Оби-Ван почувствовал, как повышается его настроение, когда в лицо ударил встречный ветер. Пусть в чём-то он не мог помочь Куай-Гону, зато он чувствовал, что Тала находится в пределах их досягаемости.

ГЛАВА 4

Через некоторое время они достигли места, координаты которого им передал дроид-шпион. Дроида там не оказалось — он ещё не вернулся с координатами следующего местонахождения Балога.

Куай-Гон приостановил свой спидер, паривший невысоко над землёй. Оби-Ван подлетел и пристроился рядом с ним. Они были далеко за городом в безлюдном месте. Местность была плоской и сухой, её разнообразили разве что несколько деревьев, росших тут и там. Далеко впереди были видны холмы.

— Мы можем подождать дроида здесь, — сказал Куай-Гон Оби-Вану, — Или можем сами поискать его. Но если мы ошибёмся, придётся возвращаться назад. Будет упущено время.

Оби-Ван кивнул.

— Значит, мы не имеем права ошибаться.

Взглянув на лицо учителя, он понял, что это было именно тот ответ, который тому нужно было услышать.

Выключив двигатели, два джедая соскочили на землю и принялись исследовать грунт. Оби-Ван изучал технику выслеживания в Храме, кроме того, недавно ему пришлось поупражняться в этом искусстве вместе с Куай-Гоном на Рагуун-6. Он был рад, что ему представилась возможность попрактиковаться дополнительно.

— Дроид-шпион сообщил нам, что Балог отправился в бронированном ховере, — сказал Куай-Гон, — Мы знаем, что в последний раз он двигался приблизительно на восток. Если нам удастся пройти по следам повреждений грунта от работы двигателя, мы сможем его выследить. Транспортное средство такого веса требует двигателя большой мощности. Его скорость и предельная дальность полёта вполне предсказуемы.

Оби-Ван исследовал грунт так, как его учили, разделяя участок на секции и обращая внимание на каждую гальку, на каждое нарушение песчаной поверхности. Внимательно исследовал скалу.

— Здесь, — сказал он. Переместился на шаг в сторону, — И здесь.

Куай-Гон наклонился посмотреть.

— Да. Смотри, какие чёткие отметины на камнях. Здесь он и взлетал. Поехали.

Они опять вскочили на свои машины и тронулись в путь, то и дело останавливаясь, чтобы исследовать следы на грунте. Изучая образцы, они находили явные следы разрушения камней и структуры грунта, вызванное воздействием мощных двигателей ховера.

Они знали, что идут по следу Балога.

Два солнца уже начали свой путь вниз по небу. Оби-Ван вглядывался в горизонт. Он увидел какую-то чёрную точку далеко впереди них, там, куда они направлялись. Он только смотрел, ничего пока не говоря. Он надеялся, что это и был их дроид, но не был в этом уверен.

Зрение Куай-Гона было острее.

— Он летит, — с облегчением в голосе воскликнул он, снижаясь на спидере и заглушая мотор. Оби-Ван опустился рядом с ним. Ещё несколько минут — и дроид подлетел к ним.

Куай-Гон изучил данные.

— Он остановился. Хорошо. Мы могли бы настичь его к рассвету.

Куай-Гон снова выпустил дроида, и тот полетел к следующей точке. Оби-Ван и Куай-Гон последовали за ним. Балог был уже в пределах досягаемости. Они ехали всю ночь. Для Оби-Вана это была уже вторая ночь без сна.

Три луны высоко поднялись в фиолетовом небе, издалека чуть слышно доносились голоса каких-то ночных существ. Когда усталость совсем одолела его, он обратился к Силе, чтобы суметь поддерживать особое медитативное состояние. Хоть он и сосредоточился на ведении свупа, и все же смог позволить телу даже немного отдохнуть, пока они летели над ровной каменистой местностью. Он взглянул на учителя. Куай-Гон не казался хоть сколь-либо утомлённым.

Рассвет в этом мире наступал быстро. Горизонт стал красно-оранжевым, и это алое сияние разливалось по темно-фиолетовому небу, по мере того как два здешних солнца поднимались из-за горизонта. Однообразный плоский пейзаж сменился предгорьями, становившимися тем выше и круче, чем дальше они продвигались. Деревья здесь росли гуще, и джедаям приходилось лететь осторожнее.

— Мы уже близко, падаван. Снижаемся. Балог мог остановиться где-то здесь, — Куай-Гон стал снижаться, и Оби-Ван последовал за ним.

— Отсюда придётся идти пешком. Он должен быть за тем холмом.

Оби-Ван с радостью спрыгнул со свупа. Ноги словно одеревенели. Воздух был холодным, и он принялся двигаться, разогревая мышцы.

Они беззвучно поднялись на холм. Идти приходилось очень осторожно, тщательно выбирая опору. Ведь любой, даже небольшой скатившийся у них из-под ног камень мог выдать Балогу их присутствие.

Когда они приблизились к вершине холма, Куай-Гон, опустился на землю и пополз. Оби-Ван сделал то же самое. Он добрался до вершины и выглянул.

Все, что он увидел, была пустая равнина. Даже и близко не было никаких признаков присутствия Балога. Он, должно быть, давно покинул это место.

Куай-Гон уронил голову на руки. Молча. Оби-Ван был сбит с толку. Но он видел, что его учитель погрузился в отчаяние.

Оби-Ван устал, проголодался и замёрз. Ничего на свете не желал бы он сейчас больше, чем просто согреться, хоть чего-нибудь съесть и проспать хотя бы несколько часов. Вместо этого он коснулся рукой плеча Куай-Гона, и мягко сказал:

— Надо идти дальше.

— Да, — ответил Куай-Гон, и на его лице появилось жёсткое выражение, — Идём.

ГЛАВА 5

Дроид ещё до рассвета возвратился с новыми координатами. Балог путешествовал быстро, делая лишь короткие остановки. Оби-Ван видел, что отчаяние Куай-Гона переросло в холодную решимость. Он не остановится и не подумает об отдыхе, пока они не настигнут Балога. Хоть даже и доведёт себя до предела.

Температура повышалась, и мощь обоих сверкающих солнц обрушивалась на путешественников. Оби-Ван выпил глоток воды из фляги. Голова кружилась от жары и недостатка сна.

— Вы думаете, Балог не останавливается, потому что знает, что мы преследуем его? — спросил он Куай-Гона.

— Или он стремиться достигнуть какого-то места, в котором, он полагает, он будет в безопасности, — ответил Куай-Гон, — И было бы лучше перехватить его раньше, чем он туда доберётся.

У Оби-Вана было к Куай-Гону куда больше вопросов, но он сдержал своё любопытство. Он чувствовал, что разговор лишь помешает концентрации его учителя.

Хоть они и использовали дроида-шпиона, но всё равно то и дело проверяли, попадаются ли следы от ховера на поверхности почвы. Время от времени они спускались и шли пешком. Оби-Ван только теперь почувствовал, насколько реальное выслеживание отличалось от учебных упражнений. Сейчас он не имел права ошибиться, он должен был быть абсолютно уверен, что не пропустил ни одной детали. И выводы, которые он делал, глядя на следы на земле, должны были быть абсолютно верны. Потому что сейчас от этого зависела жизнь Талы.

Когда первое солнце уже начинало опускаться к горизонту, возвратился дроид-шпион. Куай-Гон изучил данные и повернулся к Оби-Вану. Его лицо и туника были в пыли и грязи. Оби-Ван знал, что и сам он сейчас выглядит не лучше.

— Мы снова должны ехать всю ночь, падаван. Ты сможешь?

Оби-Ван был уже в том состоянии, когда его тело не чувствовало усталости. Он знал, что она была там, глубоко в его мускулах и костях, и что она даст о себе знать, как только преследование будет закончено. Но до тех пор он не позволит ей проявиться.

— Я смогу, — сказал он.

Куай-Гон кивнул, и они продолжили преследование. Они снова ехали через ночную тьму. Холодный ночной воздух принёс облегчение и отдых. Оби-Ван глубоко дышал, восстанавливая силы. Ночь струилась мимо неясными пятнами пейзажа, движением лун по фиолетовому небу.

* * *

Небо только начинало светлеть, когда возвратился дроид-шпион.

В этот раз на разведку ему потребовалось меньшее количество времени. Это был хороший знак. Оби-Ван не сводил глаз с Куай-Гона, пока тот изучал данные. И когда Куай-Гон развернулся к нему, его глаза сияли от радости.

— Он остановился. Дроид только что улетел оттуда, так что он будет там какое-то время. Мы догнали его, — он спрыгнул со спидера, — Мы должны действовать наверняка, падаван. Там впереди небольшое ущелье. Балог — там.

Они как можно тише направились к скальному выступу. Куай-Гон махнул рукой, указывая, что Балога может быть где-то там, уже за ближними камнями.

Они передвигались тихо и быстро. Темнота начинала отступать, но ещё оставались глубокие тени, отбрасываемые камнями и утёсами вокруг них. Они пробирались в тени утёса. Тень давала возможность передвигаться скрытно.

Они поднялись ещё немного и вступили в каньон. Там, впереди, горел небольшой костёр. Ховера Балога нигде не было видно, но возле огня лежала какая-то фигура, завёрнутая в термоодеяло. Возможно, ховер был припаркованным поблизости, глубоко в тени. Оби-Ван вглядывался в фигуру у огня. Был ли это Балог? Или Тала?

Шаг Куай-Гона замедлился. Он глядел вперёд через полумрак на фигуру на земле. Протянул руку, останавливая Оби-Вана.

— Что-то не так, — пробормотал он, — Ты чувствуешь?

Прежде чем Оби-Ван смог ответить, два тёмных пятнышка в небе ринулись прямиком к ним. Дроиды-шпионы.

Затем Оби-Ван увидел и их собственного дроида, кружащего по ущелью слева от них. Он указал на него Куай-Гону. Тот взглянул озадаченно, стараясь понять, что происходит. И в этот момент бластерный огонь ударил в камни позади них.

— Это ловушка! — крикнул Куай-Гон.

ГЛАВА 6

Балог одурачил их. Он скрылся, но оставил в засаде двух боевых дроидов.

Один из этих дроидов, раскрыв сферическую оболочку, полетел за их дроидом-шпионом. Другой направился к джедаям.

Их дроид, обнаружив угрозу, тоже трансформировался для атаки. Над головами зашипели бластерные заряды — два дроида обнаружили друг друга и теперь сражались.

— Мы не можем потерять нашего дроида, — поспешно сказал Куай-Гон. Он активировал световой меч и отскочил за валун, используя камень как прикрытие.

— Оби-Ван, возвращайся за свупом. Один из нас должен заняться дроидами с воздуха.

Оби-Ван терпеть не мог оставлять одного своего учителя, но разумность стратегии Куай-Гона была для него очевидна. Он бросился к свупу. Он слышал стрельбу из бластеров позади себя, и должен был задействовать всю свою дисциплину, чтобы не оборачиваться посмотреть, как там Куай-Гон. Он должен доверять учителю. Тот удержит ситуацию до его возвращения.

Ветер свистел в ушах, когда он мчался по недавно пройденной ими местности. Он вскочил на свуп, врубив двигатель на максимальные обороты. И помчался назад к каньону.

Куай-Гон, то прыгая, то перебираясь от опоры до опоры, поднялся на узкий выступ высоко над дном каньона.

Дроид кружился и нырял, поливая Куай-Гона бластерным огнём, и джедай использовал свой световой меч для отражения зарядов.

Оби-Ван знал — он поджидал, когда дроид подойдёт на расстояние достаточно близкое, чтобы достать его лайтсабером.

Это была игра на ожидание.

— Займись другим дроидом! — прокричал Куай-Гон.

Оби-Ван предпочёл бы быть рядом с Куай-Гоном, прикрывая его. Но учитель был прав. Потеря дроида-шпиона решительно понизила бы шансы быстро обнаружить Талу.

Он взмыл туда, где сцепились два дроида и активизировал свой световой меч. Но даже с близкого расстояния было трудно разобраться, который из дроидов был их.

Куай-Гон заметил колебания Оби-Вана.

— Тот, что слева, падаван! — крикнул он.

Оби-Ван сосредоточенно изучал обоих дроидов, отмечая любые зарубки и царапины, которые помогли бы отличить того, которого требовалось уничтожить. У дроида Балога была глубокая царапина на одной стороне. Теперь уверенный, Оби-Ван подлетел поближе, чтобы нанести первый удар.

Но дроид Балога внезапно повернулся и нырнул вниз, открыв огонь по дроиду джедаев. Тот уклонился, пропустив огонь бластера в сантиметрах от себя. Оби-Ван рванул рычаги, ускоряясь, и отклонился вправо, чтобы так, под углом, подвести свуп как можно ближе.

Теперь требовалось тщательно удерживать равновесие, иначе свуп начнёт без конца кувыркаться в воздухе. Он предпринял внезапный бросок сверху на дроида Балога, ударяя по нему лайтсабером. Но дроид уже успел изменить курс, и он промахнулся.

Оби-Ван выровнял свуп и помчался к дроиду-шпиону.

Он не мог позволить ему уйти. И в то же время он был должен держаться вне зоны огня их собственного дроида.

Дроид Балога снова свернул в сторону. Оби-Ван следовал за ним. Дроид мог быть запрограммирован на множество стратегий. Оби-Ван нырнул вниз, предвидя его следующий ход. В то же самое время, дроид джедаев выстрелил по дроиду Балога.

— Влево, падаван! — крикнул Куай-Гон.

Оби-Ван без раздумий рванулся влево, едва успев увернуться от огня собственного дроида. Вместо того чтобы выровнять свуп, он использовал движение по кругу, а затем ринулся вверх, к дроиду Балога над головой. Он видел, что мигнул красный огонёк датчика — дроид вычислил его расположение. Счёт пошёл на секунды.

Он выжал из воющих двигателей все что мог, отклонился назад, насколько это вообще было возможно, и высоко вскинул световой меч. А потом меч опустился, аккуратно разрезав дроида надвое. Шипя и дымясь, тот упал на землю и разбился.

Оби-Ван развернул свуп обратно, направляясь теперь ко второму дроиду Балога. Теперь он должен был лететь ниже, иначе им с учителем было бы сложно координировать свои действия. Оби-Ван держался слева от дроида, оставляя Куай-Гону место для манёвра.

Он коротко взглянул на Куай-Гона. Тот кивнул. Обсуждения не требовалось. Им обоим в голову пришёл один и тот же план. Оби-Ван направил свуп вниз в то же самое время, как Куай-Гон прыгнул. Два джедая взлетели к дроиду, вспыхнули световые мечи. Удары были одновременны и согласованы — взмах вверх меча Куай-Гона и нисходящий удар Оби-Вана.

У дроида не осталось пути для отступления. Он попал под оба удара и распался ливнем искр расплавленного металла.

Но что Оби-Ванн не принял во внимание, так это их собственного дроида-шпиона. Тот уже успел повторно запрограммироваться для нападения на второго дроида, и открыл огонь как раз в то же самое время.

Оби-Ван почувствовал предупреждающую об опасности волну в Силе, и ринулся в сторону. Он был достаточно быстр, чтобы избежать поражения, но все же не успел полностью вывести из-под огня свуп. Он услышал, как огонь бластера облил корпус свупа. Немедленно что-то зашипело и задымилось. Оби-Ван со всей осторожностью опустил машину на землю.

Куай-Гон спрыгнул, приземлившись на ноги. Оби-Ван подошёл и остановился рядом с ним.

Лицо Куай-Гона было в пыли; он без эмоций смотрел на свуп.

— Мне жаль, учитель, — с досадой сказал Оби-Ван, спрыгивая с повреждённого свупа, — Похоже, я слишком засмотрелся на дроида Балога…

— Всё в порядке, — сказал Куай-Гон очень тихо. Но Оби-Ван знал — эта задержка расстроила его, — Ты действовал правильно. И у нас остался наш дроид-шпион.

Куай-Гон наклонился, обследуя свуп. Часть пульта управления была сильно оплавлена. Через минуту он поднял голову.

— Хуже, чем я думал. Восстановление займёт некоторое время. Или мы могли бы оставить свуп здесь, но тогда не будет места, чтобы везти Талу…

— Если мы не захватим Балога и его транспорт.

— На это мы не можем рассчитывать. Вывезти Талу в безопасное место — наша главная задача. Мы не можем больше ошибаться.

Куай-Гон говорил всё так же тихо, но Оби-Ван видел по его глазам, насколько учитель расстроен. И сожалел, что не может переиграть этот бой. И сожалел, что упустил из виду их собственного дроида.

— Продолжайте погоню без меня, учитель, — сказал он, — Я останусь и починю свуп. И догоню вас.

— Нет, — ответил Куай-Гон, — Я не оставлю тебя одного здесь. Ленз говорил мне, что здесь опасно. Здесь часты стычки между сторонниками обоих враждующих партий. Кроме того, положение Талы слишком уязвимо. Она в ловушке. И чем больше времени она будет в плену, тем больше вероятность, что Балогу потребуется ввести ей ещё одну дозу наркотика. А это может убить её. Мы должны лететь вместе.

— Мне жаль, — сказал Оби-Ван снова.

Куай-Гон положил руку ему на плечо.

— Достаточно. Это — задержка. Ничто больше. Возьми ремонтный комплект из спидера. Мы тратим время впустую.

Оби-Ван побежал к лендспидеру, чувствуя, как колотится сердце. Все, что говорил ему Куай-Гон, стараясь поддержать, было правильно, но легче от этого не становилось.

Восстановление свупа могло занять несколько часов. Если эта задержка приведёт к тому, что Тала опять будет увезена за пределы их досягаемости, он не сможет не чувствовать свою за это ответственность.

Когда он возвратился, он увидел, что Куай-Гон склонился над дымящимся свёртком, который они приняли было за лежащего человека. Это было всего лишь связка одежды, завёрнутая в термоодеяло.

Куай-Гон извлёк датчик.

— Это то, что дезориентировало дроида, — сказал он, — Это инфракрасный датчик. Дроид считал, что Балог был все ещё здесь. Я чувствовал, что мы можем найти нечто подобное, Можно было ожидать подобных сюрпризов…

Куай-Гон искоса посмотрел на пустынную местность.

— Он знает, что мы преследуем его. Когда его дроиды не вернутся, он будет знать, что мы выиграли это сражение. И сделает что-нибудь ещё, чтобы задержать нас. Мы должны быть начеку.

ГЛАВА 7

Куай-Гон сидел в зале Звёздной Карты в Храме. Его окружал мягкий синий свет. Голографические изображения планет вращались вокруг него — фантастическое множество красок Галактики… Это было его любимое место в Храме, и все же в последнее время его не тянуло сюда. Это было слишком тихое место, а Куай-Гон охотнее искал исцеления от своего беспокойства в деятельности, чем в тишине.

Дверь открылась и вошла Тала. Вошла — и резко остановилась. Хоть она и не могла видеть его, она уже знала, что он был там. Однажды он спросил её — как ей удаётся моментально почувствовать его присутствие — выдавали ли его звук дыхания, запах, шорох движений? Она только улыбнулась. " Просто это ты, " сказала она.

Но сегодня никакой улыбки не было. Они с Талой спорили или избегали друг друга последние месяцы. Каждый раз, возвращаясь после миссии, он заходил повидаться с ней, как всегда. Но их разговоры не ладились. В последнее время все их споры крутились вокруг отношения Талы к Бэнт, ставшей её падаваном. Тала была добрым учителем, и с уважением относилась к уникальным способностям Бэнт, но она часто оставляла её, отправляясь на короткие миссии одна.

— Мне жаль, — сказала она, остановившись, — Ты пришёл сюда чтобы побыть один.

О себе она, впрочем, могла бы сказать то же самое.

— Останься пожалуйста, — сказал он.

Она села рядом с ним, подтянув колени к подбородку, в позе, какой он не видел с тех времён, когда она была ещё совсем девчонкой.

— Я нарушаю твоё спокойствие. Но, по-моему, иногда тебе это нужно, Куай-Гон.

— Без сомнения.

— Ты знаешь, твоё спокойствие может приводить в бешенство, — сказала Тала, — Но эта переменчивость ещё хуже. Я стараюсь не принимать это близко к сердцу, но ты либо избегаешь меня, либо просто душишь беспокойством из-за моей слепоты, либо нападаешь на меня из-за моего падавана. Если твоя цель — проверить на прочность нашу дружбу, то ты очень стараешься.

Она говорила вроде бы как шутя, но он знал, что она действительно так чувствует.

Что он мог сказать? Она всегда стремилась показать окружающим, что у неё всё прекрасно, что она легко справится с любой ситуацией. Экстраординарные способности, которые она смогла развить, скомпенсировав ими свою слепоту, убеждали кого угодно, что даже это оказалось ей по силам. Но он-то понимал, в чём было дело. Он знал Талу с самого детства. И представлял, сколь независимый дух заключён в ней. И сейчас, когда она ослепла, ей труднее, чем когда-либо стало принимать чью-то помощь или руководство. Но всё равно бывали моменты, когда она нуждалась в этом.

— Я всего лишь пытался позаботиться о тебе, — сказал он, тщательно подбирая слова, — Но ты отталкиваешь меня.

— Почему я не должна отталкивать тебя, если ты подавляешь меня? Почему бы тебе не воспринимать меня такой какая я есть? Ты знаешь, что я должна найти свой путь. Как и каждый из нас. У тебя больше опыта как у учителя, это так. Но ты же знаешь, что каждый учитель выстраивает собственные отношения со своим падаваном.

— Я знаю это.

— Тогда, почему ты не можешь позволить мне найти мой собственный путь?

Вопрос повис в воздухе. Куай-Гон понял, что не знает ответа. Он не был любителем вмешивается в чужую жизнь. Замкнутый человек, он уважал чужое уединение. Но с Талой всё было по другому. Он остро чувствовал, что она нуждалась в поддержке, и он почувствовал облегчение, когда она выбрала Бэнт в качестве падавана. Но Тала не желала зависеть и от помощи Бэнт тоже.

Тем не менее, её дружба была для него важнее всего. Он был вынужден отступить.

— Ты права, — сказал он, — А я был неправ.

— Звезды и галактики! — пробормотала она, — Вот уж не ожидала извинений. Я думала, будут новые аргументы.

— Хм, хорошо, кое-что я могу сказать…

Она хлопнула его по колену.

— Это я знаю. Как насчёт посидеть спокойно, хоть однажды? Нельзя же все время ссориться.

Они сидели рядом, наблюдая круговорот планет голограммы. Первый раз за эти недели он чувствовал спокойствие. Странно, но её молчаливое присутствие могло успокаивать его так же легко, как и сердить.

Это был их последний мирный разговор. Уже следующим утром он выяснил, что она летит с короткой миссией на малоосвоенную планету-спутник Вэндор-3. Опять без Бэнт. И за завтраком они сцепились снова…

* * *

Задержка, вызванная повреждением свупа, заставила их выкладываться изо всех сил. Новые координаты, доставленные возвратившимся дроидом-шпионом, тоже подгоняли. К следующему утру они достигли обширных каменоломен Нового Эпсолона, где добывался серый камень, использовавшийся для постройки большинства зданий в столице.

Это была неровная местность, с большими валунами, утёсами и глубокими ямами, некоторые из которых были заполнены водой. Хорошее место, чтобы скрыться, подумалось Куай-Гону. Возможно они приближались именно к тому месту, куда пробирался Балог.

Оби-Ван все эти часы ехал молча, лицо осунулось. Куай-Гон знал, что его падаван все ещё мучается из-за их задержки. Но что он мог ему сказать ещё? Оби-Ван был бы должен уметь ждать, и смотреть вперёд. Он джедай.

Падаван видел, как Куай-Гон рвался найти Талу, но, скорее всего, полагал, что это объяснялось их долгой дружбой. Он не знал, как много для него значила безопасность Талы. Он не мог знать, как переполнено было сердце Куай-Гона, и как это было трудно для него — говорить об этом.

Все будут хорошо, сказал себе Куай-Гон, — Когда я найду её. Когда я увижу её. Когда я узнаю, что она в безопасности…

Куай-Гон заставил себя перестать думать о будущем. Его беспокоило, как часто его мысли обращались к тому моменту, когда он найдёт Талу. Это происходило из потребности видеть её в безопасности. Все же это было опасно для него, быть мыслями в будущем, он знал. Балог все ещё опережал их. И это было единственное, что он должен был сейчас знать. Его внимание должно было быть сконцентрировано на настоящем моменте. Хватит и того, что его концентрация уже была нарушена, и он мог упустить что-либо, пока они двигались. Он думал и действовал не как джедай. Как он мог учить падавана, когда сам позволил своей беде добраться до его центра спокойствия?

Куай-Гон сконцентрировался на пространстве вокруг него. Его руки уверенно вели лендспидер. Он чувствовал, как постепенно возвращается привычное спокойствие и уверенность. Потом он переключил своё внимание с пилотирования на восприятие местности вокруг него, на движение Силы, такое же явственное, каким оно было всегда, и так же как всегда раньше, указывавшее ему путь.

И тогда он почувствовал. Вспышка чего-то… возможно, опасность. Он мог бы заметить это прежде. Это ощущение могло остаться незамеченным им из-за его постоянного беспокойства о Тале, которое перекрывало все другие чувства. Это новое ощущение было беспокойством другого рода, не связанное с его волнением за Талу. Теперь он исследовал его полностью, изучая со всех сторон. Едва заметная рябь в Силе, предупреждение. Некая другая энергия была позади них.

Кто-то был позади них.

Он ничего не стал пока говорить Оби-Вану. Он сконцентрировался на том, кто ехал за ними, стараясь не пропустить ни единого знака. Они продолжали преследование.

Ещё до ночи все прояснится. Сейчас они уверенно отыгрывали у Балога время. Последнее сообщение дроида показало, что их способность передвигаться долгое время, обходясь без сна, помогла им. А вот Балог был вынужден делать остановки. Расстояние между ними уменьшалось. На сей раз, Куай-Гон не сомневался в этом, потому что он уже мог сам чувствовать это.

И все же факт, что кто-то был позади них, мог помешать их продвижению. Куай-Гон ощущал, что преследователь догонял их. Он или она были сейчас очень близко. Если их настигнут и атакуют, опять будет потеряно драгоценное время.

Пришло время сообщить новость Оби-Вану.

— Позади нас кто-то есть, и он нас преследует, — сказал Куай-Гон, когда они через некоторое время остановились, чтобы проверить своё месторасположение, — Я думаю, было бы лучше сделать круг назад и удивить их прежде, чем они удивят нас. Я не люблю задержек, но в конечном счёте, будет лучше иметь с ними дело сейчас.

— Я ничего не почувствовал, — сказал Оби-Ван с несчастным видом.

— Это было предположение, не больше. Очень слабое, но оно укреплялось. Не застревай на своей ошибке, Оби-Ван. Надо смотреть вперёд. Это — хороший урок. Даже в преследовании, внимание должно охватывать широкий круг, фиксируя все вокруг тебя.

Оби-Ван кивнул.

— У вас есть какие-нибудь идеи о том, кто бы это мог быть?

Куай-Гон покачал головой.

— Не могу даже предположить.

— Это может быть Ирини, — предположил Оби-Ван, — Она очень беспокоилась о том списке.

— Это может быть и кто-либо из приятелей Балога, — ответил Куай-Гон, — Если Балог знает, что мы добираемся до него, он мог вызвать помощь. Я не хочу использовать дроида для поиска нашего преследователя. Нам придётся сделать это самим.

— Я готов, — кивнул Оби-Ван.

Они повернули обратно, сделав широкий круг, чтобы не быть замеченными. Куай-Гон направился вперёд на группу холмов, образованных скальными выходами. Он жестом показал, что они должны обойти их. Он помнил, что они пролетали посередине этой группы холмов, там, где через скальную породу был прорублен грубый проход. Он чувствовал, что их преследователь был внутри этого узкого прохода. Удачное место для них, чтобы устроить засаду — на кого бы то ни было.

Они облетели вокруг холмов и на большой скорости направились в это искусственное ущелье.

Внизу впереди них Куай-Гон увидел мчащийся лендспидер. Он двинулся к Оби-Вану, а Оби-Ван повёл свой восстановленный свуп высоко вверху. Куай-Гон ускорился, тогда как Оби-Ван поднялся ещё выше. За секунды они оказались над преследовавшим их лендспидером.

Их преследователь удивлённо оглянулся. Золотой шнур, подхваченный ветром, хлестнул его по щеке.

Это была одна из сестёр-близнецов — на этой скорости Куай-Гон не мог сказать, которая из них.

Девушка остановила свой лендспидер и спрыгнула с него. Куай-Гон притормозил, Оби-Ван посадил свой свуп. Теперь, когда она шагала к ним, он видел — это была Эрита. Он был удивлён. Элани была более деятельной из близнецов. Эрита же имела тенденцию оставаться на заднем плане. Почему она поступила так, что толкнуло её на эту небезопасную поездку?

— Я так рада, что нашла вас! — воскликнула она, — Я ехала несколько дней. Я не знала, как найти вас. Я выяснила, кто поддерживает Балога. Я знаю, кто ваш враг.

— Кто? — спросил Куай-Гон.

Эрита колебалась несколько мгновений. Её губы были сжаты в тонкую линию, так, как будто ей очень не хотелось говорить то, что она собиралась сказать.

— Моя сестра, — сказала она наконец.

ГЛАВА 8

— Элани в сговоре с Балогом, — продолжила Эрита. Теперь, когда она сумела выговорить эту фразу, слова так и сыпались из неё, — Я слышал её разговор с ним по комлинку. Я не могу сказать, где он находился и куда направлялся. Тал жива, но он держит её в ужасном состоянии.

Тала жива… Оби-Ван увидел, какое облегчение отразилось на лице Куай-Гона. Затем он опять со всем вниманием продолжил слушать Эриту.

— Вы понимаете, что это значит? — кричала та. Она сцепила пальцы рук, — Это значит, что Элани лгала мне во всем! Она убедила меня, что это Роан стоял за убийством нашего отца. И я уверена, что именно она спланировала и наше собственное похищение!

Она продолжала сердито:

— Неудивительно, что она так хорошо держалась во время этого кошмара! И потом, после того, как мы были освобождены, я боялась, что они выслеживают нас, чтобы убить. А она продолжала говорить мне — «не волнуйся, не бойся»… — голос Эриты был полон отвращения, — Я думала, какая она храбрая. И Роан — могла ли она организовать убийство Роана? Я не могу поверить в это! Он был так добр к нам. Он был лучшим другом нашего отца!

— Но какова её цель? — спросил Оби-Ван.

— Власть. Она хочет править Новым Эпсолоном, — Эрита покачала головой, — Но, думаю, это как раз то, что они меньше всего планируют. Балог хочет вернуть все обратно, ко временам власти Абсолютистов. Я сама не могу поверить в то, что говорю. Я не могу поверить, что никогда не знала свою сестру. Мне так стыдно…

— Но ведь вы сами не сделали ничего плохого, — сказал ей Оби-Ван.

— Разве вы не понимаете? Она — часть меня. Я должна была знать, — взгляд Эриты был жёстким.

— Вы уверены, что в их разговоре не было никаких ключей к тому, где находится Балог? — быстро спросил Куай-Гон.

Эрита горько вздохнула:

— Мне жаль. Я подслушала весь их разговор, но они ни разу не упомянули, где он находится.

— Спасибо что пришли и рассказали нам об этом, — сказал Куай-Гон, — Вы сильно рисковали. А теперь Вы должны вернуться.

— Я не вернусь, — Эрита упрямо сжала губы; мягкость, отличавшая её от более подвижной и живой сестры, исчезла с её лица.

— Мне жаль, — твёрдо сказал Куай-Гон, — Но Вы должны вернуться. Оби-Ван и я должны продолжать поиски. Это будет опасно.

— Мне всё равно. Моя сестра опозорила мою планету. Я должна восстановить честь моей семьи. Она — из Рабочих, но предала Рабочих, вступив в сговор с Абсолютистами. Вы понимаете, что это значит? Она думает, что из-за того, кто её отец, Рабочие примут её без вопросов. Даже, можно сказать, она действует так, чтобы Объединённый Законодательный Совет назначил её Верховным правителем. Я знаю, как она делает это, и я знаю её. Она не будет просить, она не будет намекать. Она будет сладка и скромна. И в результате шишки в Законодательном Совете будут думать, что идея относительно неё — их собственная. Точно так же, как она когда-то убедила меня, что Роан был замешан в смерти Эвана. Конечно, Рабочие поддержат её, она же героиня. Хотя бы ради продолжения дела нашего отца… …А после своего назначения она вернёт Абсолютистов и постепенно восстановит правительство таким, каким оно было. Рабочие будут растоптаны. Нет! — Эрита скрестила руки на груди, — Я не вернусь. За мной — мой погибший отец. Он пожертвовал слишком многим. Я иду с вами.

— Эрита, мы думаем, что Балог не один, вероятно с ним его сторонники. А вы не умеете сражаться, — сказал Оби-Ван.

— О, но зато у меня кое-что есть, — Эрита откинула полу плаща, показывая бластеры и взрывпакеты, закреплённые на поясе, — А ещё у меня превосходная цель.

— Я восхищаюсь вашей решимостью, — начал Куай-Гон, — Однако…

— Тал была мне прекрасным другом, когда мне это было необходимо, — проговорила Эрита, и её взгляд на мгновение остановил Куай-Гона, собравшегося было отказать ей со всей решительностью, — Я не могу бросить её сейчас. И вы забываете, что я сама прошла через это. Меня заманили в такую же ловушку. И я знаю, каково вам. Я должна сделать это, Куай-Гон.

Джедай собрался что-то сказать в ответ, но внезапно взрыв разметал камни рядом с ними. Полетели осколки. Оби-Ван и Куай-Гон бросились вперёд, защищая Эриту. Куай-Гон загородил её собой, пока они не укрылись за спидером.

— Пригните голову, — приказал Куай-Гон, — Похоже, наша битва сама нашла нас…

ГЛАВА 9

Но их атаковал не Балог. Когда осела пыль, Куай-Гон и Оби-Ван мельком увидели группу существ, сливавшихся по цвету с камнями и грязью. Они носили серую одинаковую одежду, и их кожа была того же самого пепельного цвета. Они передвигались от валуна к валуну, явно стремясь окружить джедаев.

Оби-Ван увидел тонкий луч пульсирующего света, устремившийся над их головами к стене ущелья.

— Назад! — крикнул он Куай-Гону и Эрите.

Они отскочили назад за секунду до оползня из камней и сланца, сошедшего там, где они только что стояли.

— Они используют лучевой отбойник, чтобы вызвать разрушение скалы, — сказал Оби-Ван.

Куай-Гон взглянул назад:

— И скорее всего они ведут нас в засаду.

— Что нам делать? — спросила Эрита. Её лицо было напряжено, глаза расширились от страха.

Ударил следующий луч, и все трое вовремя успели отпрыгнуть назад, подальше от содрогнувшейся от взрыва скалы. В них полетели осколки, и головы удалось поднять, только когда осела пыль.

— Мы должны подняться выше зоны действия отбойника, — сказал Куай-Гон, осматривая стены каньона, — Если мы сможем подняться до верха скалы, они не смогут добраться до нас.

— Наши пусковики не добросят тросы так высоко, — сказал Оби-Ван, — Или нам придётся запускать тросы дважды.

— А они тем временем будут продолжать использовать этот самый отбойник, — пробормотала Эрита.

— Я думаю, это наш единственный шанс, — решил Куай-Гон, — Будь рядом, — предупредил он Эриту. Она дрожала, — Не бойся!

— Куай-Гон! Летит наш дроид! — крикнул Оби-Ван.

— Нам нужно укрытие получше! — в панике закричала Эрита. Она внезапно бросилась вперёд, как раз в тот момент, когда луч отбойника ударил в скалу прямо над их головами. Камни дождём посыпались вниз, и Куай-Гон прыгнул к Эрите, чтобы защитить её. Оби-Ван рванулся следом, активизируя свой лайтсабер. Нужно было защитить от камней и дроида тоже.

Куай-Гон подхватил Эриту и благополучно оказался позади груды развалин. Оби-Ван был не столь удачлив. Ему не хватило секунд, чтобы спасти дроида. Большой камень попал прямо по дроиду, смяв его в лепёшку. Оби-Ван успел только увидеть это — прежде, чем на него самого обрушился ливень камней. Он развернулся в прыжке, уворачиваясь, но большая глыба все же задела его по ноге. Он упал, потеряв опору.

— Оставайся здесь! — рявкнул Куай-Гон Эрите, пригибая вниз её голову. Рванулся вперёд, подхватил Оби-Вана на руки и огромным прыжком приземлился в безопасном месте, за новой грудой камней, которую создало последнее нападение.

— Учитель… дроид… Мне жаль… — Оби-Ван задыхался. Нога болела страшно.

Куай-Гон осторожно прощупал его ногу:

— Перелома нет. Как только восстановишь дыхание, может быть, даже сможешь наступать на ногу. Если нет, я тебя понесу.

Оби-Ван кивнул. Он собрался, чтобы принять боль, открыться непосредственно Силе — так, чтобы могло начаться исцеление.

Они были почти в самом конце узкого каньона. Оби-Ван понимал, что они не смогут использовать его пусковик для забрасывания тросов, чтобы добраться выше зоны действия луча. Судя по мрачному взгляду Куай-Гона, учитель уже тоже понял это и обдумывал другой план.

Внезапно два взрыва раздались ниже по ущелью, у самого выхода из узкого прохода. Начавшееся обрушение скал было ещё большим, чем раньше. Куай-Гону и Оби-Вану опять пришлось закрыть лица.

Когда они наконец смогли хоть что-то рассмотреть через мешающую дышать пыль, выход из каньона был завален высокой грудой скалы и щебня.

— Мы в ловушке, — констатировал Оби-Ван.

Куай-Гон активизировал световой меч:

— Им нужно ещё суметь добраться до нас. А у нас есть прикрытие из завалов, которые они тут нагородили.

Вдруг они услышали грохот раздвигаемых и дробящихся камней, и в противоположном конце каньона появился «крот» — буровая машина, использовавшаяся для проходки шахт. Неуклюжий агрегат медленно двигался к ним.

— «Кроты» могут проходить даже сквозь скалу, — сказал Оби-Ван, — Наше укрытие перестаёт быть укрытием.

Тут к ним подбежала Эрита, выбравшаяся из-за завала, за которым пряталась.

— Что это? — спросила она Куай-Гона.

— «Крот», — объяснил Куай-Гон, — Это машина, использующаяся шахтёрами.

— Так те, что на нас напали — шахтёры? — спросила Эрита.

— Я бы сказал, что да, — ответил Куай-Гон, — Пока они использовали только горное оборудование для нападения на нас. Возможно потому, что обычного оружия у них просто нет.

— Это может быть хорошей новостью, — пробормотала Эрита.

И внезапно она принялась карабкаться вверх на груду скальных обломков.

— Эрита! — завопил Куай-Гон, кидаясь за ней.

Она спрыгнула с вершины завала вниз на землю. Сбросила капюшон плаща и вскинула руки.

— Оставайся здесь, падаван, — и Куай-Гон запрыгнул на вершину каменного завала одним плавным движением. Встал, активировав световой меч, готовый защищать Эриту.

— Уберите ваше оружие, Куай-Гон, — сквозь зубы сказала Эрита, — И доверьтесь мне.

«Крот» продвинулся ещё на несколько метров и остановился.

Куай-Гон медленно деактивировал лайтсабер. Оби-Ван смотрел внимательно. Он знал, его учитель даже в этот момент мог атаковать быстрее, чем это можно бы было увидеть.

Наверху агрегата медленно открылся люк. Выдвинулся трап. Выбравшиеся из люка мужчина и женщина спустились вниз. Они подошли вплотную к Куай-Гону и Эрите и поклонились.

— Дочь Эвана, мы — в вашем распоряжении, — сказал мужчина. Только теперь Оби-Ван разглядел, что их кожа казалась серой из-за каменной пыли, что была здесь повсюду.

Эрита поклонилась в ответ:

— Я — Эрита.

Высокая женщина заговорила:

— Мы думали, что вы — отряд Абсолютистов. Нам очень жаль. Они нападают на наше поселение, крадут припасы.

— Кто вы? — спросил Куай-Гон.

— Мы — Горняки. Мы союзники Технических Рабочих в городе. И мы рады видеть, что вы не пострадали.

— Не совсем так, — ответил Куай-Гон. — Мой падаван ранен. И уничтожен наш дроид. А он выслеживал одного из Абсолютистов.

— Нам очень жаль, — обеспокоено отозвался мужчина, — Но если Вы пойдёте с нами в наш посёлок, то у нас есть отличный медцентр. Мы будем рады оказать вам любую помощь.

ГЛАВА 10

Воздух на Рагуун-6 был настолько свежим и прозрачным, что казалось, вы могли бы заглянуть в будущее, или назад в прошлое. Во время одной из их редких встреч в Храме Тала предложила Куай-Гону тренировочную поездку. Не найди они время сейчас, когда они ещё смогут? — сказала она, вздёргивая подбородок, как всегда делала, когда хотела настоять на своём. Скоро их обоих отправят на очередные миссии.

Он знал, что она предложила ему эту поездку из-за того, что случилось с Ксанатосом. Его падаван перешёл на тёмную сторону, и недели размышлений и разговоров с Йодой не смогли заставить Куай-Гона смириться с этим.

Он чувствовал, насколько обеспокоен его состоянием Йода, И всё же никак не мог вырваться из круга своих мыслей, снова и снова раздумывая над всем тем, что он делал, и всем тем, что должен был — или мог бы сделать…

К его облегчению, Тала ни разу не касалась этой темы на Рагуун-6.

Вместо этого они сосредоточились на тренировке. От пейзажей планеты захватывало дух, но ландшафт был тот ещё. Им пришлось выкладываться до предела, взбираясь на скалы и поднимаясь каменистыми тропами.

Они остановились отдохнуть на плоской вершине скалы, глядя сверху вниз на глубокую долину под ними.

— Видишь ириду?, — сказала ему Тала, — Летает вон там, вдалеке. Присмотрись — у неё крылья жёлтые снизу.

Куай-Гон посмотрел туда, куда она указывала. У Талы глаза всегда были острей, чем у него. Он приглядывался, пока наконец не разглядел птицу, похожую на яркое цветное пятнышко в синем небе.

— Красивая.

— Да. Но это ужасные птицы. Они нападают на их собственных сородичей. Странно, правда? Они так заботливо растят своих птенцов, учат их летать, охотиться, вить гнезда. А когда молодняк вырастает, то так же запросто может сожрать своих родителей, как и друг друга.

Куай-Гон смотрел вниз на долину:

— Ты полагаешь, от притч мне будет легче? Я знаю, ты говоришь о Ксанатосе. Я растил и воспитывал его, а он предал меня. И в этом не моя ошибка, а его природа. Ты именно это хотела сказать?

— Я говорила об иридах, — сказала Тала примирительно, — Но теперь, когда ты сказал…

— Извини, но я не…

— Я хочу тебе сказать только одно. Ты не можешь контролировать все, с чем имеешь дело, Куай-Гон. Так же как и понять смысл всего, с чем сталкиваешься, сколько не анализируй или не медитируй. И не только ты.

— Это не обо мне, — сказал он.

Она бросила на него острый взгляд. В изумрудных глазах блеснули золотые искорки.

— Правда?!

* * *

Опять задержка! Куай-Гону хотелось рычать от ярости. Вместо этого он помог падавану дойти до лендспидера Эриты и забраться на сидение. Лицо Оби-Вана было искажено болью.

Чего он хотел сейчас меньше всего на свете — так это прерывать их преследование, но падаван нуждался в помощи.

Эрита привела свой лендспидер, один из Рабочих взял свуп Оби-Вана. Куай-Гон последовал за ними, и они помчались через каньоны к поселению Горняков.

Хорошо хоть посёлок был недалеко. Поселение располагалось в небольшой долине, окружённой выработками. Дорожки, вымощенные сланцем, вели к жилищам, складам, школе, и маленькому медцентру.

Навстречу им вышла молодая женщина, поспешившая поскорее осмотреть рану Оби-Вана.

— Я — медик, — сказала она, — Меня зовут Янси. Такие раны — не редкость здесь, на карьерах. Бывает и хуже. Ваш друг быстро поправится.

Куай-Гон кивнул, благодаря. Вдвоём с Янси они помогли Оби-Вану добраться до медцентра.

— Я займусь его раной, — сказала Янси Куай-Гону, доставая шину и подготавливая бакту, — Отсек для отдыха — напротив. Почему бы вам пока не отдохнуть, а я чуть позже приду и расскажу вам о результатах?

Оби-Ван вымученно улыбнулся Куай-Гону, улыбка получилась похожей на гримасу:

— Со мной все будет в порядке.

Куай-Гон ласково коснулся его плеча, желая поддержать, и вышел из медцентра. Он подумал, что было бы полезно поговорить с Горняками об Абсолютистах. Он был удивлён, услышав, что те совершают набеги на посёлок. Это означало, что их численность была больше, чем он думал. А это было не самой лучшей новостью и могло существенно осложнить его задачу. Он чувствовал, как опять поднимается раздражение, он просто задыхался от него. Куай-Гон сделал глубокий вздох, чтобы успокоиться. Стало легче, но он знал, что оно все ещё кипело глубоко в душе, готовое прорваться снова. Больше всего на свете он хотел продолжать преследование, но не мог уехать, оставив Оби-Вана, не зная, насколько серьёзно тот ранен.

Куай-Гон направился к отсеку для отдыха. Там он обнаружил тех двух Горняков, которые были внутри «крота». Они принесли чай и еду для Эриты. Куай-Гон покачал головой, отказываясь от предложенного — есть не хотелось — и устроился напротив них.

Высокая женщина указала на своего спутника:

— Я — Бини, а это Кевта, — сказала она, — Мы ещё раз хотим вам сказать, как нам жаль, что мы ошибочно приняли вас за Абсолютистов. В этом районе не бывает случайных путников, и мы слишком поспешно приняли решение. Как ваш молодой друг?

— Это была понятная ошибка, — сказал Куай-Гон, — Ваш медик считает, что с Оби-Ваном все будет в порядке. Она скоро сообщит мне о результатах.

— У Янси большой опыт. Хорошо, что вы привезли его сюда.

— Скажите мне, — сказал Куай-Гон, — Вы сказали, что Абсолютисты нападали на ваше поселение. Сколько их было?

Кевта размешивал в чае мёд:

— Мы были атакованы отрядом человек в тридцать. Они несли потери, но на месте убитых в следующий раз появлялись новые. У нас нет возможности узнать точно. А нас здесь сорок человек, но это считая стариков и детей. К тому же Абсолютисты хорошо вооружены. И при первом же нападении они захватили наше оружие — бластеры и флеч-ракеты.

— Вы не знаете, где их штаб? — спросил Куай-Гон.

Бини держала в руках кружку с чаем. Куай-Гон отметил, что у неё были крупные ладони, выглядевшие очень сильными. Один палец был черно-синим от ушиба, на суставах — старые шрамы. Её руки лучше всяких слов свидетельствовали, как тяжела была работа в карьерах.

— Мы не знаем, — сказала она спокойно, — Мы искали. Если у них есть база, то она хорошо скрыта.

Куай-Гон почувствовал нарастающий гнев. Информации было так мало. Он не мог отделаться от чувства, что он впустую тратит время.

— А возможно ли, что их отряды прибывают из города?

Кевта покачал головой:

— Нет. Мы знаем, что их база находится где-то в карьерах. Их рейды происходят слишком часто. Особенно в последнее время. В прошлом месяце было пять нападений.

— У вас осталось оружие? — спросил Куай-Гон.

— У нас есть бластеры — всего несколько, — сказал Кевта, — В-основном у нас есть только наши инструменты и взрывчатые вещества, которые мы используем в карьерах. Они дороги, и мы стараемся поменьше использовать их. Но мы уже почти доведены до отчаяния. Именно поэтому мы напали на вас сегодня. С нас уже было достаточно. Мы знаем, что это практически последние наши взрывчатые вещества. Если мы потеряем их, мы обречены. Это горное оборудование — общая собственность. Это кооператив. Мы все принимаем участие в работе и прибыли. И если мы потеряем наши инструменты и взрывчатку — мы уже не сможем их больше купить.

— Вам нужна помощь, — сказала Эрита, — Вы информировали Объединённую Законодательную Палату? Они могли бы прислать силы безопасности, чтобы защитить Вас.

— Мы информировали их недели назад, но не получили никакого ответа, — сказала Бини, -Столице хватает своих проблем.

Куай-Гон обдумал то, что сказали ему Бини и Кевта. Он вспомнил Моту, продавца чёрного рынка, и практически пустые столы в зале, где ранее было предназначенное для продажи вооружение. Абсолютисты в большом количестве скупали оружие. Они были готовы сделать свой ход. И все это совпало с похищением Талы. Совпало — или было связано?

Куай-Гон беспокойно барабанил пальцами по столу, потом просто положил руки на стол. Эрита незаметно наблюдала за ним поверх своей кружки.

Дверь открылась, и вошла Янси. Она увидела Куай-Гона и подошла к нему.

— Оби-Ван — хороший пациент, — сказала она, — Только очень упрямый. Он уже хочет уходить. Но я прошу вас поговорить с ним. Его рана заживёт, но для действия бакты, для того чтобы все хорошо восстановилось, нужно время.

— Как долго? — спросил Куай-Гон.

— День. Возможно больше. Он рискует получить постоянную проблему, если ногу сейчас не долечить.

Куай-Гон кивнул. Смириться с таким диагнозом было непросто. Каждая его частичка жаждала бросить всё и мчаться спасать Талу. А он должен ждать по крайней мере до утра, прежде чем принять решение! Ему хотелось уехать сегодня вечером. Прямо сейчас.

Янси, казалось, понимала его состояние:

— Луны уменьшаются. Было бы трудно преследовать кого-либо сегодня вечером. Карьеры — ненадёжное место.

— У вас есть дроид-шпион? Он бы очень помог нам.

Бини покачала головой:

— Использование таких дроидов запрещено. Абсолютисты, конечно, все ещё используют их. Мы — нет.

Куай-Гон видел, что выбора у него нет. Он неохотно поднялся.

— Могу я устроиться на ночь в медцентре? Я не хочу, чтобы Оби-Ван оставался один.

— Я это организую, — пообещала Янси.

— Эрита может спать в моем отсеке, — подхватила Бини.

— Всего только один день, — успокоительно сказала Янси Куай-Гону.

Но ещё один день мог означать все. Но он не мог рисковать и здоровьем Оби-Вана. Куай-Гон с усилием отложил своё решение до утра. Если Оби-Вану не станет лучше, он продолжит погоню один, оставив Эриту с Оби-Ваном в посёлке. Хотя ему меньше всего хотелось бы этого.

Кроме того, когда погоня начнётся снова, у него уже не будет дроида. Придётся отыскивать следы Балога самому. А это потребует куда большего времени. Шансы уменьшались. Он может не успеть.

Ему показалось, что Тала сейчас дальше от него, чем когда-либо.

Будь сильной, Тала. Ты обещала, что мы будем вместе. Я отдал тебе своё сердце.

Я найду тебя.

ГЛАВА 11

Теперь, когда Куай-Гон только что стал рыцарем-джедаем, Йода убеждал его, что настало время взять ученика. Куай-Гон решил подумать об этом во время предстоящей ему миссии. Он никогда не делал ничто опрометчиво. Вот и сейчас — он держал этот вопрос в голове, и чувствовал, что обдумать это будет легче, находясь вдалеке от Храма.

По пути он остановился на Зекулии — пришлось ждать корабль. Это был скудный мир, выделявшийся разве что почвой, которая была темна и от души усыпана синими кристаллами. Она была пылеватой и настолько мелкой, что в течение всего дня была повсюду — в волосах, на зубах, в ботинках. И Куай-Гон вскоре обнаружил, что самые его заветные мысли о будущем как-то вот начинают сводится к ожиданию момента, когда можно будет очередной раз залезть под душ…

Он зашёл в кэф — местную забегаловку, глотнуть чего-нибудь прохладительного. Потягивал напиток, разглядывая местных жителей. На Зекулии было не особенно опасно, но здесь всё равно нужно было быть осторожным.

Правительство весьма философски относилось к правилам и законам. А споры чаще всего улаживались с помощью кулаков или бластеров.

Внезапно один такой спор вспыхнул позади него. Он разгорелся между двумя существами, игравшими в сабакк. Один из них был уроженец Зекулии, второго было не разглядеть из-за колонны.

Зекулиец стоял, вороша карты.

— Странно, что вы так расстроились, ведь обманута была я, — холодно сказал голос.

Куай-Гон узнал этот голос, хоть тот и изменился. Он не слышал его несколько лет.

Голос был глубже, чем он помнил, и чуть-чуть хрипловатый.

Тала поднялась из-за стола. Он ждал, наблюдая за ней, как и все в кэфе.

Всеобщее внимание было обращено на неё. Он не знал, с какой миссией она здесь. Вполне возможно, что для неё было бы небезопасно, если заметят, что она разговаривает с джедаем. На ней был плащ, какой носили космические путешественники, светового меча не было видно.

Рука зекулийца двинулась было к поясу, но Тала не дала ему возможности вытащить оружие. Никто не успел и глазом моргнуть, как она протянула руку и разоружила своего противника. Другой рукой она в то же самое время нажала на его плечо, так, что он вынужден был сесть обратно на свой стул. Продолжая держать его, она собрала со стола часть кредиток.

— Вот теперь по-честному, — сказала она, — Плюс я куплю вам выпивку. Как насчёт дожить до заката?

Он кивнул, его лицо было искажено болью. Она подозвала бармена.

— Что-нибудь особенное для моего друга.

Она убрала кредитки куда-то в тунику, отпустила зекулийца, и отошла от стола. Никто в кэфе не шевельнулся. Никто ничего не сказал. Все молча смотрели вслед соединяющей в себе элегантность и опасность женщине, которая небрежно проходила между ними.

Куай-Гон тоже наблюдал за ней, восхищаясь её силой и грацией. Он был удивлён, какой красивой она стала. Её необычные глаза и сила, сквозящая в чертах лица производили сильное впечатление. Его поразило ощущение зрелости, полной силы, появившееся теперь в ней.

А потом она увидела его, и её лицо вмиг утратило жёсткое выражение. Она подошла к его столику и села напротив.

Разговоры вокруг возобновились. Инцидент был исчерпан.

— Итак, это ты, — сказала она, — Как долго мы не виделись!

— Слишком долго.

— У меня всего минута, — сказала она, — Я на миссии.

Только минута, когда они не виделись годы!

— Тогда рассказывай мне обо всём, с такой скоростью, с какой только сможешь! — смеясь, сказала она, — Здорово смотришься. Я слышала, ты уже рыцарь.

— Как и ты, — ответил Куай-Гон, — Я думаю взять ученика. Йода убеждает меня подумать об этом.

— И есть кандидат?

— Ксанатос.

Она медленно кивнула:

— Он одарён. Однако, я бы подумала… Я не уверена, что это был бы правильный выбор для тебя.

— Мы не виделись несколько лет, и ты даёшь мне такие советы? — поддразнил он.

— Кто же ещё в галактике понимает тебя так хорошо? -" улыбаясь, ответила она.

— Никто, — согласился он, — Ты ошиблась тогда. Помнишь, что ты сказала, когда мы прощались?

Её улыбка стала мягкой:

— Я рада, что ошиблась, — ответила она, — И рада, что именно я все ещё знаю тебя лучше всех. И, кстати, мы никогда не прощались. Помнишь?

Несколько мгновений они сидели в тишине, вспоминая Храм, дни, когда они с таким нетерпением ожидали, когда станут Рыцарями-джедаями. Они не знали тогда, как труден окажется этот путь. И какое глубокое удовлетворение он будет приносить в то же самое время. Да, его жизнь, его служение были ему более чем по душе. И Тале, как он видел. А ещё для него было очень важно почувствовать прежнюю связь между ними, столь же сильную, несмотря на прошедшие годы.

— Я должна идти, — сказала она мягко, — Скоро увидимся. Миссии бывают и короткими, ты знаешь.

Он улыбнулся, вспомнив ту нетерпеливую, совсем молодую Талу, так уверенно сказавшую это годы назад…

Она встала. Она не стала прощаться. Он знал, что она не станет.

Улыбнувшись последний раз, она не оглядываясь вышла из кэфа.

* * *

Стемнело быстро. Куай-Гон заглянул к Оби-Вану и обнаружил его погруженным в глубокую медитацию. Он тихо вышел, довольный увиденным. Оби-Ван сосредоточил все свои мысли на заживлении раны. И вполне возможно, что его падаван к утру будет в состоянии продолжить путь. Он нисколько не сомневался в диагностических способностях Янси, но она никогда раньше не имела дела с джедаями.

Куай-Гон прошёлся по поселению Горняков, глубоко вдыхая прохладный ночной воздух. Сам посёлок и то, как была организована жизнь в нём, заинтересовали его. Он видел, что, пусть работа в карьерах была трудна, рабочие сами сумели создать себе хорошую жизнь. Они заботились друг о друге и о детях. При других обстоятельствах, он был бы рад короткой остановке. Но сейчас он хотел только одного — быстрее отправиться в путь.

Он обнаружил Янси, Бини, и Кевта, сидящих у небольшой жилой постройки. Они помахали ему.

— Мы любовались звёздами, — сказал Кевта, — Здесь, конечно, трудная жизнь, но мне приходилось работать и в городе. Нет уж…

— Я рад, что встретил вас, — сказал Куай-Гон, пристраиваясь возле них, — Вы не будете возражать, если я задам вам ещё несколько вопросов о нападениях на вас? Это может помочь нам выследить Абсолютистов.

— Мы расскажем вам все что сможем, — кивнул Кевта.

— Пойду удостоверюсь, что Эрита хорошо устроилась, — сказала Янси, поднимаясь, — Стратеги у нас Бини и Кевта.

Куай-Гон заметил, что её рука на миг задержалась на плече Кевта. Тот ответил ей ласковой улыбкой.

Янси ушла, и Куай-Гон вплотную взялся за двух оставшихся. Слушая и сопоставляя детали нападений, он рассчитывал найти в них некую систему, исходя из направлений атак и того небольшого количества разведывательных вылазок, которые предпринимали Горняки.

Потом он оставил их и медленно отправился обратно к медцентру.

Сами того не ведая, Бини и Кевта сообщили ему хорошие новости. Теперь джедаям не нужно было возвращаться к последним полученным от дроида координатам. Они могли продолжить выслеживание Балога от точки, находящейся в нескольких километрах от посёлка Горняков. Если Балог направлялся к лагерю Абсолютистов, то выследить его будет куда проще. Через каньоны было всего лишь несколько возможных маршрутов.

Конечно, все теперь зависело от того, действительно ли Балог направлялся в тайное убежище Абсолютистов. Но это было шанс, который они не могли упустить.

Куай-Гон заглянул к Оби-Вану. Тот спал сном праведника. Отлично. Куай-Гону тоже было необходимо выспаться. С того времени, когда он спал последний раз, прошло несколько дней. Он успокоил мысли, заставляя себя заснуть. Он понимал, что ему ещё придётся поработать на пределе, и что для этого он нуждался в отдыхе.

Он спал, но его сны были яркими и тревожными. Он снова был в кэфе на Зекулии. Его сердце рванулось на звук голоса Талы, Он бросился вперёд, чтобы поприветствовать её. Но её взгляд был безжизненным, глаза — тусклого чёрного цвета. Он понял, что она не могла ни двигаться, ни говорить…

Он вскочил, сердце бешено колотилось. Было ещё темно, но рассвет уже был недалеко. Он немедленно спустил ноги с кушетки и пошёл взглянуть на Оби-Вана.

Оби-Ван, казалось, почувствовал его пристальный взгляд. Его глаза медленно открылись, а потом он сразу проснулся.

Потрогал ногу под одеялом.

— Лучше, — сказал уверенно.

Он спустил ноги с кровати, собираясь встать.

— Полегче, — сказал Куай-Гон, — Янси считает, что тебе нужен ещё один день.

Оби-Ван выбрался из кровати, придержался за стену, чтобы сохранить равновесие. Потом осторожно прошёлся по комнате.

— Намного лучше, — сказал он, — Я могу ехать.

Куай-Гон внимательно посмотрел на своего падавана, желая удостовериться, что тот говорит правду. Он знал, что желание Оби-Вана как можно скорее броситься в погоню куда как превосходило его заботу о собственном здоровье. Но выглядел мальчишка вполне здоровым, и на лице не было заметно никаких признаков боли. Походка была хоть и чуть затруднена, но вполне устойчива.

— Посмотрим, что скажет Янси, — сказал он.

Когда пришла Янси, принеся Оби-Вану и Куай-Гону завтрак, она была поражена столь быстрым заживлением раны.

— Всё куда лучше, чем я даже предполагала, — сказала она бодро, — Или я такой хороший доктор? Я не вижу никакой причины, из-за которой вы не могли бы ехать дальше, Оби-Ван. Только старайтесь почаще давать отдых ноге, и ещё раз наложите бакту вечером.

Куай-Гон оставил Оби-Вана дорасправляться с завтраком, и подошёл к Янси, дополнявшей его медпак препаратами, которые могли бы им понадобиться.

Солнца уже напоминали о себе оранжевым цветом, разливавшимся вдоль горизонта, когда Куай-Гон поспешил к их спидерам. Их нужно было дозаправить, прежде чем отправляться в путь. Каждая минута на счёту. И ещё он должен разбудить Эриту. По правде говоря, ему очень не хотелось её будить. Лучше бы она спала, чтобы они могли уехать, оставив её тут.

Он знал, что она обязательно настоит на том, чтобы ехать с ними, и волновался за её безопасность. Его первой и главной заботой была Тала. Необходимость же думать ещё и о безопасности Эриты была явной помехой, и это совершенно не вызывало у него энтузиазма. Но если он не разбудит её, она несомненно решит сама найти и догнать их. Что отнюдь не убавит неприятностей…

Но, к своему удивлению, он обнаружил Эриту в отсеке, где находились их спидеры.

— А вы рано, — сказал он.

Она аж подпрыгнула.

— Вы напугали меня!

— Оби-Вану лучше.

Она кивнула.

— Я предполагала, что так и будет. И пришла, чтобы начать дозаправку. Не хотелось, чтобы вы уехали без меня.

— Я подумывал об этом, — кивнул Куай-Гон, — И о том, насколько вы упрямы.

— Это семейное, — Эрита мгновение колебалась, — Тала очень важна для меня, Куай-Гон. Я хотела бы хоть что-нибудь сделать для неё. Я обещаю, что не буду замедлять вас.

— Я об этом позабочусь, — усмехнулся он.

Вскоре к ним присоединился Оби-Ван. Звезды исчезли, но небо все ещё было тёмным, когда они попрощались с Бини, Кевтой и Янси.

Куай-Гон благодарил их за помощь, а его мысли уже были далеко впереди. Выследить Балога будет непросто…

— Мы желаем вам удачи в поисках, — сказала Бини.

— Не перетруждай ногу, — напоминала Янси Оби-Вану.

Оби-Ван поблагодарил её и немного неловко забрался на сидение свупа. Эрита включила двигатели, Куай-Гон возглавил маленький отряд.

В последний раз махнув Янси и Бини на прощание, они вылетели из посёлка.

Куай-Гон направился прямиком туда, где Горняки потеряли след отряда Абсолютистов, который преследовали во время последнего нападения на посёлок.

— Мы должны найти свидетельства того, что Балог тоже направился туда, — сказал он Оби-Вану, — Горняки думают, что Абсолютисты ушли западной дорогой через каньоны. И Балог тоже мог повернуть здесь на запад.

— Я не понимаю, — сказала Эрита, — Вокруг — голые скалы. И вы рассчитываете здесь что-то увидеть?

Ну нет, земля не была сплошными голыми скалами, по крайней мере, не для джедаев. Оби-Ван слез со свупа, и вместе с Куай-Гоном начал поиск. Они двигались расширяющимися кругами. Куай-Гон видел, что нога все ещё беспокоит его падавана, но он сосредоточился на непростой задаче.

Оби-Ван нашёл первый след. Сначала это показалось им простым выцветом на скале, но дальнейший осмотр показал, что это был именно след — след, оставленным на камне двигателем машины Балога. Теперь это было несомненно.

Куай-Гон присел, разглядывая отметины на камнях.

— Хорошая работа, падаван. Балог направляется на запад. Посмотри, как разрушены камни. Да, именно этот путь, — Куай-Гон указал на скалы вдалеке.

Он найдёт её по ту сторону скал. Он чувствовал это. Он вдруг почувствовал её присутствие — словно волнение, словно учащённое биение сердца…

Эрита заинтригованно наблюдала за ними. Их действия явно впечатлили её.

— Напомните мне никогда не скрываться от вас обоих, — пробормотала она.

Они двинулись дальше. Без помощи дроида-разведчика их продвижение поневоле было медленным. Раз за разом они были вынуждены останавливаться, проверяя, не сбились ли они со следа.

К полудню они нашли следы лагеря, где Балог остановился на ночь — Он уехал этим утром, — сказал Куай-Гон спокойно, изучая ровную скалу, на которую Балог поместил переносной очаг. Он видел подпалину на скале и несколько следов от ботинок, отпечатавшихся в грязи вокруг, — Мы уже близко.

Его взгляд был острым и жёстким, когда он поднял голову. Он взглянул на Оби-Вана, оглядел неровную скалистую местность, — Очень близко.

И в этот момент они услышали шум двигателей. Они оба обернулись, ища источник звука.

— Что это? — спросила Эрита.

Пятнышко вдалеке быстро увеличивалось и наконец превратилось в Янси, её темно-рыжие волосы трепал ветер — она летела за ними, гоня свуп на максимальной скорости.

— Что-то не так, — сказал Оби-Ван.

Янси летела так быстро, как только мог лететь свуп. Догнав их, она затормозила и теперь парила рядом.

— Вы нужны нам, — она задыхалась, запыхавшись, — Нападение… массированное нападение… Ничего подобного мы ещё не видели…

Она наклонилась к рулевой панели, стараясь восстановить дыхание.

— В этот раз они намерены уничтожить лагерь целиком, — проговорила она, чуть отдышавшись, — Они убивают всех, кого могут. Используют гранаты и бластеры. Мы собрались — все кто могли — и удерживаем последнюю позицию внутри лагеря. У нас есть кое-какое оружие, но его так мало…

Эрита схватилась за голову:

— Это ужасно. Мы должны что-то делать.

— Конечно же. Мы летим, — ответил Оби-Ван.

— Падаван, — сказал Куай-Гон, — Могу я поговорить с тобой? — он повернулся к Янси, — Всего лишь один момент, не больше.

Оби-Ван спустился со свупа и отошёл вместе с Куай-Гоном немного в сторону, где их не могли бы услышать.

— Вы должны возвратиться с Янси, — сказал ему Куай-Гон, — А я продолжу преследование. Мы слишком близко к Тале, чтобы повернуть обратно.

Оби-Ван удивлённо уставился на него. Куай-Гон мог понять, что сейчас чувствует его падаван. Горняки отчаянно нуждались в помощи. Просили о помощи джедаев. Падаван не мог и предположить, что Куай-Гон может отвернуться от них, так как сейчас. Но как он мог вернуться, когда он чувствовал присутствие Талы, когда он знал, что она была всего в нескольких часах езды отсюда?

— Я понимаю, трудно остановиться, когда Тала так близко, — сказал Оби-Ван, — Но Горнякам нужна наша помощь, Куай-Гон.

— Они нуждаются в помощи джедаев, это так, — сказал Куай-Гон. Он положил руку на плечо Оби-Вану, — Ты сможешь помочь им. Но наша главная миссия состоит в том, чтобы спасти Талу.

— Наша первая миссия всегда состоит в том, чтобы спасти жизни и восстанавливать справедливость, — удивлённо и недоверчиво возразил Оби-Ван, — Горняки нуждаются в нас обоих, Куай-Гон.

— Я продолжу преследование, — ответил Куай-Гон. Его взгляд был жёстким, как камни, окружающие их, — Я не могу сейчас повернуть обратно.

Тала была близко. Он чувствовал её. И ещё он ясно чувствовал, как она удаляется от него.

— А что делать с Эритой? — ещё понизив голос, спросил Оби-Ван, — Если она вернётся со мной, она будет в опасности. И если она поедет с вами, достаточная защита ей тоже не гарантирована.

Оби-Ван был прав. Куай-Гон на мгновение задумался над этой дилеммой.

— Она полетит с вами, — сказал он, — Но прежде, чем вы доберётесь до посёлка, ты должен оставить её в безопасном месте. Ты должен сделать так, Оби-Ван. Ей нечего делать в том сражении. Я вернусь, как только смогу.

— Учитель, — сказал Оби-Ван, глядя на Куай-Гона, — Это неправильно. Вы сами это знаете. И Тала сказала бы то же самое. Как вы можете повернуться спиной к этим людям?

— Наша миссия слишком важна, — сказал Куай-Гон, — И Тала… — он замолчал, положив руку на плечо Оби-Вана.

Какое-то мгновение они стояли, не говоря ни слова. Куай-Гон чувствовал неодолимую пропасть непонимания, возникшую вдруг между ними. Его падаван был в сомнениях и замешательстве. Но он не мог все ему объяснить, не здесь, не теперь. Он должен бы был тогда рассказать ему о видении, посетившем его на Корусканте, и о том многом, что подтверждало его опасения после прибытия в Новый Эпсолон. И он был бы должен рассказать Оби-Вану о своих чувствах к Тале… Но это же был разговор для совсем другого времени…

Его Падаван выглядел настолько смущённым, что он смягчился.

— Оби-Ван, я не могу бросить её, — сказал он, понизив голос. Его пристальный взгляд просил Оби-Вана понять его.

Но он не получил понимания. Оби-Ван покачал головой:

— Вы неправы.

Эта прямота слов ученика застигла его врасплох. Прошли годы с тех пор когда Оби-Ван так впрямую противоречил ему. Куай-Гон вспыхнул, почувствовав, насколько он и сам не уверен в своём решении.

И тогда он просто отвернулся, и, не говоря больше ни слова, направился к лендспидеру.

ГЛАВА 12

С удивительной для такого крупного человека лёгкостью Куай-Гон запрыгнул на сиденье, включил реверс, поворачивая лендспидер и рванул с места.

Эрита подбежала к Оби-Вану:

— Разве Куай-Гон не поедет с нами?

— Он продолжит нашу миссию, — ответил Оби-Ван, — А мы вернёмся вместе с Янси. Но Вы не полетите в лагерь, и не будете участвовать в сражении, вы останетесь в укрытии вне посёлка.

Он говорил автоматически, не сводя глаз со стремительно уменьшающегося в отдалении лендспидера Куай-Гона. Он снова и снова задавал себе вопрос, есть ли у Куай-Гона план, который позволил бы им догнать и схватить Балога. Он надеялся, что есть. И все же Куай-Гон казался столь одержимым поиском Балога, что не похоже было, что он нашёл время обдумать стратегию.

Оби-Вану очень хотелось спросить его об этом, но он боялся оскорбить учителя таким вопросом. Обычно Куай-Гон всегда находил время поделиться своими планами с падаваном.

Но сейчас Куай-Гон не нашёл на это времени. Оби-Ван чувствовал себя столь же растерянным, как это было в самом начале их миссии. И кроме того, теперь Куай-Гон нарушал принципы джедаев, игнорирую просьбу о помощи.

Да, он говорил прямо с учителем, и не сожалел о своих словах. Он был прав. Это была обязанность Куай-Гона как джедая — ставить помощь тем, кто так остро в ней нуждается выше своих собственных планов и желаний.

Оби-Ван уже чувствовал подобное однажды, давно, на планете Мелида-Даан. Там он просил Куай-Гона остаться и помочь Молодым. Тогда шла война — война на истребление между сторонниками Молодых, лидерами планеты и старшим поколением. В тот день Куай-Гон точно так же отказался помочь. И причиной тогда тоже была Тала. Что-то в лице Оби-Вана остановило уже собравшуюся заспорить Эриту. Вместо этого она помолчала — и кивнула:

— Я сделаю так, как вы скажете.

Ну, хоть это сражение он выиграл! Оби-Ван повернулся к Янси.

— Куай-Гон должен продолжать нашу миссию, но я иду с Вами, — сказал он ей, — И ещё. Мы должны найти место недалеко от лагеря, чтобы спрятать Эриту.

— Я знаю такое место, — сказала Янси, кивнув. Она вскочила на сиденье своего свупа, подождала пока Оби-Ван и Эрита запустят двигатели и полетела впереди них к лагерю.

Оби-Ван чувствовал, как начинает ныть и пульсировать больная нога. Он был должен успеть обрести — и сохранить! — то спокойствие, которое будет необходимо ему в предстоящем сражении. Он и Куай-Гон обычно не спорили. Начиная с тяжёлого времени, когда он ушёл из Ордена, желая помочь друзьям на планете Мелида-Даан, они учились уважать устремления друг друга. Даже тогда, когда они не соглашались друг с другом, им удавалось находить гармонию. Просто один из них отстранялся, позволяя другому принять решение. Обычно Оби-Ван принимал лидерство Куай-Гона, как и положено падавану. Но теперь, когда он стал старше, учитель часто позволял и Оби-Вану делать свой выбор, так, как это было на Рагуун-6, когда они упражнялись там в навыках чтения следов. И они никогда не расходились в гневе, когда случались разногласия.

И сейчас Оби-Ван был почти испуган своим разочарованием и злостью, которые он всё ещё испытывал из-за решения Куай-Гона. Ветер охлаждал его пылающие щеки, но не его беспокойство.

Могло ли это разногласие разрушить их отношения? Он не знал этого. Он чувствовал некую дистанцию между ними, с тех пор как они прибыли в Новый Эпсолон. И чувствовал, что это разногласие могло увеличить её.

У него не получалось не волноваться из-за этого. Да, он сказал правду. Но то возникшее отдаление, которое он чувствовал, расстраивало его. …Оби-Ван заставил себя отвлечься от мыслей об их разногласиях и использовать имеющееся время, чтобы сосредоточиться. Ему как никогда была необходима уверенная и прочная связь с Силой. Его рана уменьшала его подвижность, и не было рядом Куай-Гона, чтобы прикрыть и подстраховать его. Значит, он должен будет положиться на стратегию больше чем на скорость.

Они приближались к посёлку Горняков, когда Янси махнула им, привлекая внимание. Она развернула свуп и повела их к трещине в сплошной стене. Лендспидер Эриты как раз в ней уместился.

— Они не найдут её здесь, — сказала Янси, — Я сомневаюсь, что они вообще будут смотреть по сторонам. Мы думаем, что их цель состоит в том, чтобы украсть наши наиболее сильные взрывчатые вещества.

— Я свяжусь с вами, когда минует опасность, — сказал Оби-Ван Эрите.

Она взглянула на него с несогласием во взгляде, но все же кивнула.

Внезапно, он чувствовал возмущение в Силе. Он быстро повернул голову, но ничего не увидел.

Янси выбралась из трещины в стене каньона, и он последовал за ней. Он ещё раз быстро оглядел горизонт — и увидел быстро приближающийся лендспидер Куай-Гона.

Оби-Ван крикнул об этом Янси, и направился навстречу учителю. Подлетел к лендспидеру и завис на свупе с той стороны, где сидел Куай-Гон.

Куай-Гон пристально посмотрел на него. На лице учителя явственно обозначились признаки немалой внутренней борьбы.

— Я был неправ, падаван. Спасибо, что указал мне на это. Мой долг здесь… Несмотря на то, — продолжил он с трудом, — Чего это может стоить…

Оби-Ван кивнул.

— Я рад, что вы вернулись.

Включив двигатели, они догнали Янси.

— Мы полетим кружным путём, — сказала она им, — Когда я улетала за вами, мы удерживали позиции вокруг склада, в котором мы держим запасы и взрывчатые вещества.

Предостережения, впрочем, и не требовались. Они выбрали окольный путь, вдоль края посёлка. Янси сбросила скорость — они были уже близко, дорога ныряла в узкий каньон.

Оби-Ван прислушивался, стараясь уловить звуки боя, но не было слышно ничего, кроме ветра. Тишина была жуткой. Он взглянул на учителя и увидел, что тот хмурится.

Что-то лежало впереди на дороге. Оби-Вану не нужно было приближаться вплотную, чтобы понять — глубокое волнение в Силе сказало ему все.

Янси снизилась, почти остановив свуп.

— Он мёртв, — сказала она упавшим голосом.

Внезапно она врубила двигатель и рванулась вперёд. Оби-Ван и Куай-Гон рванулись следом, догоняя её.

Янси спрыгнула со свупа прежде, чем он остановился. Машина продолжала двигаться сама, пока не упала с грохотом на землю, но она не заметила этого. Она бежала к распростёртому на дороге телу. Её крик был ужасен.

— Кевта! — она склонилась над телом. По её лицу текли слезы. Она проверила пульс, положив руки на его грудь, — Кевта!

Её крик сорвался в стон, и она рухнула рядом с ним на колени, укачивая его голову.

Куай-Гон побледнел. Оби-Ван видел, что учитель не мог оторвать взгляда от этой картины.

— Учитель, — сказал он, — Надо лететь дальше. Мы должны выяснить, что случилось.

Куай-Гон кивнул.

— Подожди минуту, — его голос был хриплым.

Он вышел из лендспидера и подошёл к Янси. Присел возле неё, положив руку ей на плечо. Он не сказал ни слова. Он позволил своему присутствию стать словно бы противовесом её горю, пока она не смогла наконец поднять голову.

— Я оставила его, — сказала она упавшим голосом, — Он заставил меня идти. Он сказал, что я лучше всех управляюсь со свупом. И что я знаю карьеры лучше всех. Что только я смогу догнать джедаев… Я оставила его!

— Вы уехали, чтобы спасти ваших людей, — мягко возразил Куай-Гон.

— И я подвела их. Если Кевта мёртв, я не хочу видеть остальной лагерь… — Янси опустила голову на грудь Кевта, — Я останусь здесь. Я не могу опять оставить его.

Куай-Гон сжал её плечо. Потом встал. Молча кивнул Оби-Вану. Два джедая знали, что они обнаружат в лагере. Там, впереди них, была смерть.

Но они пошли дальше в лагерь. Некоторые из жилых помещений ещё дымились, подожжённые Абсолютистами. Тела убитых были брошены у дороги.

Горняки все ещё сжимали инструменты, которые они использовали как оружие.

Оби-Ван увидел лежащую на земле Бини. Её глаза незряче смотрели в небо. Он опустился на колени возле неё и мягко закрыл ей глаза. " Спи спокойно, " проговорил чуть слышно.

Куай-Гон вошёл в здание школы. Прошло несколько долгих мгновений, прежде чем он вышел.

— Не заходи, — сказал он Оби-Вану, — Горняки надеялись спрятать детей там. Абсолютисты никого не оставили в живых.

Оби-Ван отвернулся. Куай-Гон был прав.

Звук летящего спидера разорвал жуткую тишину. Эрита медленно подъехала к ним, как во сне оглядывая опустошённый лагерь. Она остановила спидер и спустилась на землю. Ноги плохо держали её.

— Так вот на что они способны, — сказала она; лицо её было пепельного цвета, — Я не знала. Элани не может быть частью этого. Она не могла знать о том, что они собираются вытворить…

Они продолжили этот страшный обход, ища оставшихся в живых. Но живых не было. Убиты были все.

Когда они повернули обратно, то увидели идущую к ним Янси. Её ноги двигались словно сами по себе, без её участия. Она шла как робот, судорожными резкими движениями.

— Погибли все, — сказала она, — Это была резня. Нет никого, кому можно было бы помочь. Я не могу найти Бини.

— Мне жаль, — мягко сказал Оби-Ван, — Я нашёл её.

Янси склонила голову,

— Я ревновала Бини. Они были дружны с Кевтой. Это было глупо с моей стороны. Но я уже никогда не смогу сказать ей этого… — она побрела дальше, потом опустилась на землю, обхватив руками голову.

— Янси, — окликнул её Куай-Гон, — Вы можете сказать, что Абсолютисты забрали на этот раз?

Она подняла голову:

— Всё, — сказала сквозь оцепенение, — Все наше оборудование для взрывных работ уничтожено или унесено.

Куай-Гон кивнул. Это было именно то, чего он ожидал.

— Давай искать следы, — понизив голос, сказал он Оби-Вану.

Они начали с главной цели Абсолютистов — навесов, где хранилось взрывотехническое оборудование. Здесь бой был самым ожесточённым.

Оби-Ван подошёл, чувствуя как сжимается горло при виде погибших. По их позам становилось ясно, что они сражались до последнего.

Он заставил себя сконцентрироваться на задаче, тщательно изучая грунт, потом переместился под навес.

Куай-Гон, наклонившись, просеивал что-то сквозь пальцы. Когда он показал руку Оби-Вану, его пальцы была измазаны красным.

— Эта почва не отсюда, — сказал он, — Абсолютисты принесли её на обуви. Посмотри на отпечатки ботинка. Они совсем не такие, как у Горняков.

Оби-Ван нагнулся и поднял маленький образец земли. Убрал его в специальный контейнер на поясе.

— Давайте спросим Янси. Она говорила, что знает карьеры лучше всех.

Они возвратились к Янси, и Оби-Ван показал ей почву. Она потёрла её между пальцами.

— Красная, — пробормотала она, — Я видела эту почву…

Она закрыла глаза. А когда открыла, в её взгляде сквозила абсолютная уверенность.

— Я точно знаю, где их укрытие.

Главы 13 Уже через несколько минут Куай-Гон, Оби-Ван и Эрита вскочили на свои спидеры и направились к месту, координаты которого Янси завела в навигационные системы их машин.

Куай-Гон повернулся к Эрите.

— Я не могу приказать вам остаться здесь. Но все же я очень рекомендую вам остаться.

Она покачала головой.

— Вам не удалось избавиться от меня до сих пор. Как же я могу остаться после того, как видела всё это?!

Куай-Гон отвернулся, рассерженный. Было бы намного проще, если бы ему не приходилось волноваться ещё и о её безопасности. Несмотря на её смелые слова, он знал, что она была совсем не подготовлена к тому, с чем они могли столкнуться.

— Это участок на западе, в карьерах, оставленных много лет назад. Когда вы подберётесь ближе, каньоны станут узкими, — объясняла им Янси, — Вам придётся отказаться от ваших машин, даже от свупа. Вам придётся идти пешком. Там, конечно, есть и дорога, но я уверена, что она будет под наблюдением. Так что по тропе через каньоны удобнее всего будет пробраться туда незамеченными.

— Что будете делать вы? — обеспокоено спросил Оби-Ван, поймав взгляд Янси. Страшная беда изменила её, он чувствовал — она уже никогда не станет прежней.

— Я буду хоронить своих мёртвых, — ответила Янси.

— Я связалась с Рабочими города, — сказала ей Эрита, — Они пришлют вам помощь. Они будут здесь уже завтра к рассвету. С вами все будет в порядке?

— Я — с теми, кого я люблю, — сказала Янси, — Я желаю вам успеха в вашей миссии.

Куай-Гон отвернулся. На душе было тяжело. Первое время после того, как он стал Рыцарем-джедаем, он не мог оставаться спокойным, сталкиваясь с чьей-то бедой.

Но горе было частью жизни, и джедаи видели это больше чем кто-либо. Куай-Гон знал, что реакция могла принимать формы гнева или мести, или же оборачиваться мёртвой бесчувственностью.

Были времена, когда горя становилось так много, что оно становилось единственным, что он видел. Но частью его обучения было умение увидеть радость в Галактике, Радость, существовавшую рядом с печалью. Он помнил как вскоре после того, как он стал Рыцарем-Джедаем, он возвратился в Храм; помнил их долгие разговоры с Йодой. Йода тогда помог ему увидеть равновесие в Галактике, так же, как раньше он учил его видеть баланс в Силе.

Но теперь он смотрел на Янси, и видел себя на её месте. Пустые глаза. Разбитое сердце.

Куай-Гон включил двигатели на всю мощь. Ветер дул в лицо, выжимая слёзы из глаз. Он знал, что пытается убежать от своего страха, и знал, что это совсем не то, что должен был делать джедай. Но в тот момент ветер и скорость успокаивали его, как не могла никакая джедайская мудрость…

Теперь, когда направление движения было ясно, они мчались через карьеры, стремительно навёрстывая упущенное время. Неровный ландшафт с неожиданно возникающими утёсами и ущельями. Благодаря Янси, они были готовы к этой сумасшедшей гонке по пересечённой местности.

И вот наконец они достигли области, где каньоны сужались, превращаясь в узкие щели в стенах утёсов. Здесь они оставили свои машины, как и говорила им Янси, и гуськом, друг за другом пошли узким проходом.

Куай-Гон возглавлял их отряд. И вот наконец впереди он увидел линию неба и земли и понял, что ущелье заканчивается. Он замедлил движение и осторожно выглянул наружу.

Утёсы перед ним расходились в стороны, охватывая небольшое ущелье. Справа была глубокая яма, заполненная водой. Почва вокруг ямы была грязно-красной, усеянной валунами. Солнечный свет искрился на гладкой поверхности воды. Слева недалеко виднелся вход в пещеру. Но он не видел никакого движения, никакого признака живых существ.

Оби-Ван и Эрита стояли позади него, внимательно оглядывая местность.

— Здесь никого нет, — разочарованно сказала Эрита, — Янси ошиблась.

— Как вы думаете, учитель, — спокойно проговорил Оби-Ван, — Мы ошиблись с местом?

Куай-Гон потянулся в Силе. Он проверил воздух, ища признаки движения. А потом позвал Талу. «Я здесь», послал он ей знак.

И услышал ответ. Подобный тихому прикосновению к щеке. Или чуть заметному вздоху.

— Нет, — сказал он, — Это здесь.

Внезапно они увидели рябь на воде озере. Потом рябь превратилась в волны. Джедаи насторожились.

— Мы впустую тратим время. Нужно возвращаться, — говорила Эрита.

Но джедаи продолжали наблюдать за странным волнением на озере.

— А ведь ветра нет, — заметил Оби-Ван — Точно, — кивнув, пробормотал Куай-Гон.

Какое-то устройство поднималось к поверхности. Вода струилась с его изогнутого верха. Медленно открылся входной люк, выдвигалась рампа. Она продвинулась по воде до самого берега, до сухой земли. Несколькими секундами позже два технических транспорта покатились по скату вниз, ударились о берег и направились в пещеру. И исчезли внутри. Джедаев никто не заметил.

— Все надёжно спрятано, — кивнул Куай-Гон, — Лагерь нельзя увидеть с воздуха. Умно.

— Как мы проникнем туда? — спросил Оби-Ван.

— Надо начать с пещеры. Я не видел, чтобы эти два транспорта проходили какой-то контрольный пункт, — ответил Куай-Гон, внимательно разглядывая вход в пещеру, — И я не думаю, что есть какие-то датчики вне пещеры.

Он повернулся к Эрите.

— Оставайтесь здесь, пока мы не позовём вас.

— Нет. Если вы уйдёте без меня, я пойду за вами, — упрямо выставила подбородок Эрита.

Куай-Гон нахмурился.

— Тогда держитесь позади нас. Поймите, вы можете подвергнуть опасности миссию, если будете действовать торопливо. Вы будете следовать все моим распоряжениям. Согласны?

— Согласна, — Эрита слабо улыбнулась, — Я упрямая, но не глупая.

— Хорошо, — пробормотал Куай-Гон, — Идёмте.

ГЛАВА 14

Они двинулись, держась у самых скал, прячась за валунами. Потом бегом преодолели открытый участок пути до входы в пещеру. Куай-Гон и Оби-Ван осматривались в поисках сканеров, но на всем пути до пещеры не увидели ни одного. Оби-Ван предположил, что Абсолютисты считали своё укрытие настолько хорошо спрятанным, что просто не удосужились оснастить подходы сканерами.

Наконец-то они скользнули в темноту пещеры.

Сразу справа был небольшой ангар, где находились гравилеты и небольшие спидеры. Здесь же стоял контейнер с куртками и комбинезонами — рабочей униформой техов. Куай-Гон указал на них остальным, и все трое быстро взяли по комплекту. Эрита спрятала волосы под кепкой, а саму кепку надвинула на лицо так, чтобы не быть узнанной. Чувствуя себя уже куда менее заметными, они двинулись дальше в пещеру.

Светящиеся стержни, закреплённые высоко на стенах, еле-еле освещали коридор. Но уже было видно, что пещера лишь казалась небольшой. По мере того, как они продвигались глубже, пещера расширялась и простиралась всё дальше вглубь.

— Эта часть пещеры явно находится уже под водой, — сказал Куай-Гон, понизив голос, — Она куда больше, чем можно предположить при взгляде снаружи.

Впереди показались несколько Абсолютистов в такой же униформе, они шли в их сторону. Куай-Гон на ходу кивнул им, приветствуя, они кивнули в ответ и прошли дальше.

— Фу-ух! — перевела дыхание Эрита.

— Кажется, здесь достаточно много рабочих, и далеко не все они знают друг друга, — пробормотал Куай-Гон, — Это хорошо. Оби-Ван, ищи признаки каких-либо охранных систем в тоннелях. Они могут указывать на место, где держат Талу.

Оби-Ван чувствовал, как напряжён его учитель. Они были уже так близко. Он обратился к Силе, чтобы обострить восприятие. Теперь у них уже не было права на ошибку. Если они будут захвачены, это будет означать задержку, которая может стоить Тале жизни.

Они остановились перед тоннелем, который был оснащён компьютерным оборудованием.

— Это, должно быть, область технического контроля, — предположил Куай-Гон. Он двинулся было в ту сторону, но тут один из техов вышел из дюрастиловой двери и принялся проверять оборудование.

Они пошли дальше, пропуская других существ — людей и не только. Некоторые из них кивали, приветствуя, другие быстро проходили мимо, сосредоточенные на своей работе. Эрита отворачивала лицо в сторону, несмотря на её маскировку боясь быть узнанной. Оби-Ван заметил коробку сенсора безопасности около одного из ответвлений тоннеля. Он указал на него Куай-Гону.

— Посмотрим-ка, — проговорил Куай-Гон.

Оби-Ван внимательно изучил вход в ответвление туннеля.

— Есть сканеры справа. Но если мы проскочим над ними, они нас не зафиксируют.

Куай-Гон тоже тщательно изучил датчики и сканеры.

— Да, они установили их слишком низко, — сказал он, — Я думаю, если мы используем пусковики тросов, мы легко сможем пробраться над ними. Видимо, у них не было времени для совершенствования охранной системы. Посмотрите на следы от инструмента вокруг датчиков. Всё это было установлено совсем недавно.

— Тогда, когда Балог привёз сюда Талу? — спросил Оби-Ван.

— Возможно. — Куай-Гон повернулся к Эрите, — Вы должны остаться здесь. Вызывайте нас с помощью кнопки бесшумного сигнала на вашем комлинке, если возникнут проблемы. Мы возвратимся, как только сможем. Если появится патруль — идите обратно, как если бы вы шли куда-то по делу. Если услышите сигнал тревоги — уходите. Это не обязательно может означать, что Оби-Ван и я захвачены. Не выключайте комлинк и мы найдём Вас.

Эрита кивнула.

— Со мной все будет в порядке.

Оби-Ван видел, насколько Куай-Гону не хочется оставлять её здесь, но выбора просто не было. Он наблюдал как учитель, тщательно прицелившись, направил трос с помощью пусковика высоко вверх, метя в потолок ответвляющегося тоннеля. Затем он активизировал пусковую установку, и она подкинула его высоко вверх. Его голова почти коснулась потолка пещеры, но он благополучно миновал датчики и приземлился по другую сторону от них.

Оби-Ван надеялся, что и у него этот трюк выйдет так же удачно. Он, сдерживая дыхание, проследовал за Куай-Гоном, запустил свой трос. Потом активизировал запуск. Его быстро рвануло вверх, он так же удачно разминулся с неровным каменным потолком тоннеля. Он пролетел над рядами датчиков, и был втянут в туннель, где и приземлился рядом с Куай-Гоном.

Они поспешили вглубь по тоннелю. В конце его были дюрастиловые двери в стене пещеры. Никаких систем безопасности там видно не было.

— Что теперь? Если Тала там, то там вполне может оказаться и её охрана.

Куай-Гон закрыл глаза.

— Я не чувствую её, — сказал он тихо, — Но мы должны выяснить, почему этот тоннель так тщательно охраняется, тогда как другие совершенно свободны для прохода. Мы должны войти и посмотреть.

Он активировал световой меч и принялся резать дюрастил, проделывая дыру достаточную, чтобы они могли пройти через неё. Затем Куай-Гон протиснулся внутрь комнаты, Оби-Ван — следом.

Они оказались в складском помещении, заполненном контейнерами и ящиками. Не было ни признаков присутствия Талы, ни характерных тюремных устройств слежения. Вместо этого, склад был заполнен взрывчатыми веществами. Ящики и контейнеры были помечены специальными знаками, означающими, что внутри них находятся чрезвычайно мощные взрывотехнические устройства.

— Это должно быть как раз то, что они вывезли из лагеря Горняков, — предположил Оби-Ван.

— А так же купленное на чёрном рынке, — добавил Куай-Гон, — Посмотри. Это — знак Моты. Здесь у них достаточно взрывчатки, чтобы сровнять с землёй целый город.

Оби-Ван с беспокойством взглянул на учителя.

— И что это значит?

— То, что они готовы взять власть силой, если понадобится, — ответил Куай-Гон, — Но почему их планы так изменились? Насколько мы знали, Абсолютисты делали ставку на проникновение своих сторонников во власть и на обман.

Куай-Гон в последний раз быстро оглядел склад.

— Пойдём, падаван. Здесь нет ничего, что могло бы привести нас к Тале. И мне не по душе, что мы оставили Эриту там одну.

Это не говоря уже о том, что они оставили немаленькую такую дырку в дверях секретного склада, подумалось Оби-Вану. Как только это обнаружат, весь комплекс будет стоять на ушах.

Они отбежали обратно по тоннелю к главной пещере. Вдруг Оби-Ван почувствовал волнение в Силе. Его шаги, замедлились также, как и шаги Куай-Гона.

Им не нужно было обсуждать это. Они оба знали, что они чувствовали.

Что-то пошло не так.

Они отпрянули назад к стене тоннеля, затем осторожно прокрались вперёд. Отсюда уже было видно пещеру. Они увидели Эриту, окружённую патрульными. Было очевидно, что она пробовала обмануть их, но не слишком успешно. Она бросила отчаянный взгляд в сторону тоннеля.

Куай-Гон положил руку на руку Оби-Вана, останавливая готового бросится на выручку падавана.

— Мы не можем, — сказал он тихо, — Как только они увидят нас, они поднимут тревогу. Кто бы ни охранял Талу, они будут знать, что пещера была захвачена. Мы не можем так рисковать. Давай-ка посмотрим, что сделает Эрита.

Эрита говорила громко, и её голос эхом отозвался от стен пещера.

— Дураки, разве вы не знаете, кто я? Я — Эрита, дочь Эвана. Сию же минуту свяжитесь с Элани. Мы помогаем Абсолютистам, идиоты!

— Вы — из Рабочих, — начал было один из офицеров охраны.

— Я — патриот! — закричала Эрита, — Дайте мне пройти!

— Сначала мы должны это проверить, — сказал офицер, — Вы пойдёте с нами.

— Я этого не забуду! — говорила Эрита, пока они окружали её, чтобы увести, — Я узнаю имена каждого из вас, и вам это так не сойдёт!

— Она сумела совсем не показать страха, — восхищённо сказал Оби-Ван.

— Да, сработано было хорошо, — согласился Куай-Гон, выходя из-под прикрытия стены тоннеля, — Но, к сожалению, теперь нам придётся спасать уже двоих.

ГЛАВА 15

Куай-Гон и Оби-Ван немного подождали, затем выскользнули из тоннеля.

Оби-Ван мог видеть, что его Учитель был встревожен таким поворотом событий. Они держались на безопасном расстоянии от Эриты и патруля, но старались идти так, чтобы не упускать их из поля зрения. Охрана не повела её дальше вглубь пещеры. Они направились к другому тоннелю, вход в который тоже был оборудован охранной системой. Один из охранников набрал код, а затем повернулся так, чтобы его глаз был ровно напротив сенсора. Когда сенсор опознал его и дверь открылась, они потащили Эриту куда-то вглубь тоннеля.

— Они могут держать там и Талу, — сказал Оби-Ван, — Без сомнения, это место, где они держат заключённых.

— Скорее всего, — согласился Куай-Гон. Он изучал вход в тоннель, — И на этот раз нам не настолько повезло. Датчики размещены правильно, и нам не удастся войти, не привлекая внимания. Если датчики сработают, мы подвергнем опасности жизни Эриты и Талы. Абсолютисты не глупы, они наверняка подозревают, что Эрита не в-одиночку проникла в пещеру.

— Есть какие-то другие идеи?

— Я думаю, что есть только одна вещь, которую нужно сделать, — ответил Куай-Гон, — Нужна диверсия.

Они направились обратно к складу оружия и взрывчатки. Использовав все тот же метод, они благополучно миновали сенсоры, и опять оказались в тоннеле и побежали к помещению, где хранилась взрывчатка.

Куай-Гон быстро читал ярлыки на контейнерах.

— Мы должны быть осторожны, — предупредил он, — Если взрыв будет слишком сильным, мы рискуем разрушить пещеру. С другой стороны, взрывчатки должно быть достаточно, чтобы вызвать замешательство и хаос.

Оби-Ван не особо разбирался во взрывотехнике, поэтому он предоставил Куай-Гону самому выбирать необходимое. Куай-Гон протянул ему несколько упаковок небольших взрывпакетов.

— Надо будет установить их подальше отсюда, — сказал он, — Если установить слишком близко, взрывы могут вызвать детонацию всего запаса.

Он рассовывал взрывчатку по карманам и за пазуху, прихватив также и несколько таймеров.

— Это должно сработать. Это не причинит вреда, но вызовет замешательство. А это всё, что нам надо. Как только мы освободим Талу и Эриту, мы двинемся к выходу из пещеры.

— Что, если мы обнаружены? — спросил Оби-Ван, — Тогда нас будут ждать именно там.

— Нам нужна униформа для Талы. Единственное, на что мы можем рассчитывать — это дым и хаос.

Оби-Ван помнил, что Ленз и Ирини говорили о наркотике, который использовался для обездвиживания заключённых. Он был готов к тому, что Тала будет неспособна идти, или даже вообще двигаться. Куай-Гон же, казалось, не хотел принимать во внимание эту возможность.

— Скорее, Оби-Ван. Нужно добраться до Эриты прежде, чем они успеют что-либо с ней сделать.

Оби-Ван побежал следом за Куай-Гоном назад в пещеру. Они установили несколько зарядов глубже в пещере, потом — ближе ко входу и у входа в тоннель технического контроля. А затем поспешили назад к ангару.

— Мы заставим их задержаться, — сказал Куай-Гон, — Это будет небольшой взрыв, но он должен уничтожить большинство их машин, на случай если им придёт в голову нас преследовать.

Попутно он прихватил униформу для Талы.

— А теперь можно возвращаться туда, куда они потащили Эриту.

Оби-Ван видел, что его учитель сосредоточен, как прежде. Его взгляд был внимателен, движения точны. Да, Оби-Ван чувствовал его беспокойство, но оно никак не проявлялось в словах или действиях Куай-Гона. Он казался совершенно спокойным. Куда только делось давешнее отчаяние? Оби-Ван восхищался тем, как его учитель сумел справиться со своими эмоциями, дисциплинировав и направив их на результат. Это было высшим примером того, как должен действовать джедай.

Они были в шаге от первого тоннельного ответвления, когда произошёл первый взрыв. Пещера, казалось, вздрогнула, стены задрожали. Взвыла сирена, в пещерном зале появились Абсолютисты, бежавшие изо всех тоннелей.

— Сюда, к выходу! — крикнул Куай-Гон. Он двинулся в этом направлении, чтобы не вызывать подозрений, и они с Оби-Ваном сделали несколько шагов к выходу. Когда бегущие нагнали их и побежали дальше, джедаи повернули обратно, туда, куда и направлялись.

Дым повалил в их сторону. Оби-Ван заметил появившуюся вдруг фигуру, тут же исчезнувшую в дыму.

— Я думаю, это Балог, — сказал он Куай-Гону, — Он направляется к складу взрывчатки.

Они затаились у стены пещеры и наблюдали как Балог, миновав сканеры, поспешил назад к туннелю.

— Идём за ним? — спросил Оби-Ван.

— Подождём здесь. Мы знаем, что Талы там нет. Когда он вернётся, пойдём за ним, — ответил Куай-Гон.

Другой взрыв расколол воздух. Показались клубы дыма.

— Похоже, технический центр, — сказал Куай-Гон.

Внезапно из тоннеля показался Балог. Оби-Ван сразу узнал его приземистую мускулистую фигуру и мощный широкий шаг. Не обращая внимание на людей, мчащихся к выходу из пещеры, он кинулся в противоположном направлении.

Куай-Гон мрачно кивнул:

— Когда дом горит, каждый хватает самое для него ценное.

— Он направляется к Тале, — согласился Оби-Ван.

Два джедая последовали за ним. Оби-Ван ожидал, что Балог свернёт в тоннель, в который увели Эриту, но тот продолжал идти дальше. Ещё один взрыв потряс пещеру. На этот раз звук был несколько иным.

— Топливные баки спидеров, — отметил Куай-Гон.

Они прошли мимо тоннеля, над которым значилось: ВХОД В UW БАЗУ. Оби-Ван приметил это. Это должен был быть вход в подводную часть секретного комплекса.

Балог неожиданно свернул в небольшой тоннель без датчиков безопасности. Они зашли в тоннель следом за ним. Осветительные стержни здесь не работали, и темнота была почти полной. Смутно видны были только дюрастиловые двери впереди.

Балог остановился перед дверью, вводя код доступа. Оби-Ван заколебался, не зная, что лучше предпринять. Но Куай-Гон уже бросился вперёд, одним стремительным броском поравнявшись с Балогом, уже шагнувшим внутрь.

Дюрастиловая дверь скользнула, закрывшись за ними обоими.

ГЛАВА 16

Куай-Гон приземлился на ноги, уже в полёте активировав световой меч. Услышал, как позади него захлопнулась дверь.

Балог стоял в центре комнаты, между Куай-Гоном и Талой. Тюремная капсула находилась у стены пещеры, и Тала была в ней. Через небольшой экран наблюдения он мог видеть только её глаза. Он знал, что она была жива. Её веки трепетали. Она все ещё могла чувствовать его присутствие, как могла всегда раньше. Небольшое волнение в Силе сказало ему, что она старалась что-то сообщить ему.

Оби-Ван с помощью меча пробивался через дюрастил дверей. Куай-Гон чувствовал характерный запах плавящегося металла. Он пристально смотрел на чуть заметно усмехающегося Балога.

И тут Балог расхохотался.

— Вы думаете, что можете угрожать мне? Вы думаете, что вы и ваш приятель можете напугать меня? Но вы не знаете, какая власть в моих руках. Он подкинул в руке маленький передатчик, — Я могу забрать её жизнь.

Оби-Ван ворвался через отверстие в двери и резко остановился, лайтсабер гудел в его руках.

— Не двигайся, Оби-Ван, — жёстко сказал Куай-Гон.

— Вы видите это? — спросил Балог, поднимая передатчик выше, — Я могу дать ей последнюю, смертельную дозу. Она очень слаба. Я хотел оставить её в живых ещё на какое-то время, но больше нет такой необходимости.

— Что вы хотите? — спросил Куай-Гон.

— От вас — ничего, — высокомерно ответил Балог, — Вы уже и так достаточно сделали. Нашли это место, например. Но не надейтесь, ваши союзники Рабочие ничего не найдут здесь, когда прибудут. Никаких отчётов. Ничего чтобы шпионить, ничего чтобы украсть.

— Вы взорвёте склад оружия? — предположил Куай-Гон.

— Я уйду прежде, чем это случится. У нас немало сторонников в городе. Мы вполне обойдёмся без тех, что здесь.

— Вас не волнуют их жизни?

— Я забочусь об Эпсолоне. Моём Эпсолоне! — неистово воскликнул Балог, — Не о том Эпсолоне, какой хотят Рабочие. Вы, джедаи, стоите у меня на пути!

Он отстранился и повернулся к двери позади него. Там находилось небольшое странное транспортное средство, с вершиной, напоминающей по форме пузырь. Другая дверь была расположена на дальней стене. Без сомнения, она служила выходом в озеро. А вместе с наружной дверью все это образовывало настоящий шлюз.

— А теперь я вас покидаю. Вы можете попытаться уйти до того, как взорвётся склад взрывчатки, но я сомневаюсь, что вам это удастся — особенно учитывая необходимость тащить на себе её, — Балог кивком указал на Талу, — Поверьте мне, она не в той форме, чтобы идти самой. Я удостоверился в этом.

Куай-Гон вспыхнул, но заставил себя успокоиться. Ему потребовалось немалое усилие, чтобы обуздать свой гнев и продолжать слушать Балога.

— Я оставляю вас вашей судьбе, — говорил Балог, отходя к своему странному транспорту. Его маленькие тёмные глаза вспыхивали, — Не двигайтесь, ни один из вас. Вы видите мой палец на этой кнопке? Если вы пробуете остановить меня и сделаете хоть малейшее движение, то, даже если у меня будет только доля секунды, я успею нажать кнопку. Если вы просто двинетесь, я могу вздрогнуть и опять же нажать эту кнопку. Короче говоря, если хоть одна из тысячи вещей, которые могут идти не так как надо, пойдёт не так как надо, Тала умрёт.

Куай-Гон прыгнул. Никогда ещё он не двигался так быстро и точно. Он знал, что Балог не видел его, только что стоявшего в нескольких метрах от него, а в следующий момент уже оказавшегося в воздухе рядом с ним. С хирургической точностью Куай-Гон ударил световым мечом сверху вниз, срезав палец Балога. Передатчик упал на пол.

— По-моему, вы не вздрогнули, — сказал Куай-Гон. Взвыв от боли и гнева, Балог кинулся к транспорту, здоровой рукой пытаясь достать бластер. Оби-Ван прыгнул вперёд, Куай-Гон бросился к Тале. Очередной взрыв покачнул стены пещеры, на этот раз сильнее, чем прежде. Сила взрыва едва не сбила Оби-Вана с ног. Капсула заскользила, падая. Куай-Гон бросился вперёд, подхватил её и осторожно опустил на землю.

Вместо того, чтобы напасть на Оби-Вана, Балог принялся палить по капсуле, в которой находилась Тала. Куай-Гон не обращал внимания на вспышки бластерного огня рядом с его головой — он знал, что его падаван сумеет отклонить заряды. Серия взрывов. С потолка пещеры дождём посыпалась глина и каменное крошево. Оби-Ван прыгнул в крошечный отсек вслед за отступавшим Балогом. Тот уже забирался в свой транспорт.

— Оставь его, Оби-Ван! — крикнул Куай-Гон. Он переключил свой меч в рабочий режим, вскрывая капсулу.

Балог активировал открывающее устройство выходного люка. Вода потоком хлынула в отсек, едва не сбив Оби-Вана с ног. Лайтсабер закоротило.

Куай-Гону было уже не до Балога — ещё немного, и помещение будет затоплено.

— Оби-Ван!

Транспорт Балога нырнул в воду, и завертелся, преодолевая встречный поток льющейся в комнату воды.

— Пусть уходит! — рявкнул Куай-Гон, — Тала может утонуть!

Капсула уже была на плаву. Куай-Гон держал меч высоко вверху — если он коснётся воды, то тоже выйдет из строя. Куай-Гон мог чувствовать мерцание жизненной силы Талы. Они были должны поскорее достать её из капсулы.

Оби-Ван кинулся к нему. Вода доставала уже до колен. Он почувствовал, как заныла раненая нога, когда он поспешил к учителю, уже открывающему шов на боку капсулы.

— Судя по звуку — главный склад оружия, — коротко сказал Куай-Гон, — Пещера может рухнуть. Давай-ка поскорее освободим Талу.

Вода доходила уже до пояса. Куай-Гон деактивировал лайтсабер и быстро привесил его на пояс. Торопясь, он вытащил Талу из капсулы. Она ничего не сказала, её голова упала ему на грудь — она уже не могла держать её. Видеть её такой слабой было невыносимо больно. Они пробивались через подступающую воду к дыре, проделанной Оби-Ваном в двери.

Как только они выбрались через дыру в двери, они наконец-то были способны стоять. Вода выливалась через отверстие, дверь начинала дрожать, задвижки вот-вот были готовы сорваться, но воды в тоннеле было пока только по щиколотку. Они побежали по воде, и вскоре достигли той части пещеры, где ещё было сухо. Густой едкий дым обжигал лёгкие. Пещера была пуста.

Куай-Гон перехватил Талу так, чтобы она могла пусть даже и с его поддержкой опереться на ноги. Но её ноги подогнулись. Он снова подхватил её на руки. Он был должен справиться с его гневом, вспыхнувшем при воспоминании о скрывшемся Балоге — справиться ради Талы. То, что ей сейчас требовалось — так это его спокойствие.

— Тала, — сказал он тихо, — Мы собираемся вытащить тебя отсюда.

Её рука обвилась вокруг его шеи. Он почувствовал это движение, холод и слабость её руки, и ему показалось, что кровь застыла в его жилах. Это был тот самый жест из его видения, жест, сказавший ему, как она близко к смерти…

Она сумела улыбнуться ему.

— Слишком поздно для меня, дорогой друг, — сказала мягко…

ГЛАВА 17

Они знали, что мастера-джедаи наблюдали за их состязанием. Им обоим было только по десять лет, слишком мало, чтобы их могли выбрать в падаваны. Но они знали, что этот выбор состоится скоро. Некоторые ученики становились падаванами будучи лишь чуть постарше, уже в одиннадцать.

Это был особенный — и очень важный день. Они выполняли упражнения, тогда как мастера-джедаи наблюдали. Упражнения на владение Силой, равновесие, выносливость, подъем по вертикали, прыжки, плавание. Иногда они разделялись на команды по двое или четверо. Это была игра, но в то же время это был очень важный день.

Последним упражнением были поединки на световых мечах. В том числе, с завязанными глазами, или же один против двоих… Куай-Гон вышел победителем во всех выпавших ему поединках. В результате до финала добрались лишь он, Клии Рхара и Тала. Потом Тала победила Клии.

— Похоже, остались только мы, — шепнула она ему во время ритуального поклона перед началом их состязания, — Не волнуйся, я не буду уж очень наседать на тебя.

Они боролись уже много раз прежде. Он знал, насколько она была быстрой. А она знала, насколько он был сильным. Знание сил друг друга делало состязание более интересным. Куай-Гон чувствовал, что поединок с Талой, хоть и был трудным, в то же время словно прибавлял сил. Не говоря уже, что позволял проявиться его лучшим навыкам.

Они кружили по площадке, используя каждый дюйм стен и пола. Все ученики восхищались гимнастическими способностями Талы. Она могла взбежать по стене, развернуться и атаковать уже в развороте стремительным ударом слева, приведя противника в полное ошеломление.

Тала боролась всерьёз. Куай-Гон не мог не восхититься тем, как она смогла найти в себе новые силы тогда, когда он уже решил, что усталость начинала одолевать её. Ему было далеко до её проворства и ловкости, но он мог удивить её стратегией. Он видел удивление, вспыхнувшее в её глазах, впрочем, её решительности это не убавило. Скрипнув зубами, она парировала его удары и перешла в наступление с целой серией неожиданных разворотов и резких изменений направления движения.

Состязание не ограничивалось по времени. Оно заканчивалось лишь победой одного из участников. Усталость уже начинала замедлять их шаги, но они не останавливались и пока ещё не делали ошибок. Он слышал шёпот среди зрителей, удивлявшихся, как долго вели поединок эти два ученика. Он ощутил, что подошли ещё несколько мастеров-джедаев.

Лицо Талы было словно маска. Она ушла глубоко в себя, глубже своей усталости, туда, где было одно только устремление к победе. Куай-Гон никогда ещё не чувствовал себя настолько уставшим. Руки дрожали, ноги были словно ватные. И все же он не останавливался и не делал ошибок.

А потом нога Талы чуть скользнула. Совсем немного, но этого оказалось достаточно, чтобы на короткое мгновение она оказалась уязвимой. Он ринулся вперёд, перенося вес на ногу и обходя выставленный ею блок. И в то же самое время сымитировав удар. Он постарался не дотронуться до неё лайтсабером, не желая причинять ей боль даже от переключённого в учебный режим светового меча.

— Куай-Гон, — объявил один из мастеров-джедаев.

Куай-Гон и Тала поклонился друг другу. Потом, стараясь побыстрее отдышаться, рухнули на стоящую рядом скамью.

— Хороший поединок, — сказал он, задыхаясь.

— Он был бы ещё лучше, если бы победила я.

Он покачал головой:

— Ты когда-нибудь можешь уступить?

Она вытерла пот со лба:

— Никогда.

* * *

Куай-Гон чувствовал какую-то нереальность происходящего, как бывает во сне. Как будто он оказался в том видении. Он почувствовал прилив самого большого своего страха — страха, что действительность может оказаться даже хуже того видения…

Глаза Талы закрылись, и она без сил поникла у него на руках. Он чувствовал, какой слабой была она сейчас, она словно таяла. Он никогда бы не смог представить, что Тала может быть такой слабой. Он всегда помнил её только сильной. В отчаянии он держал её на руках.

— Вы должны оставить меня, — прошептала она, — Мне недолго осталось…

Он наклонился к ней и тихо сказал на ухо:

— Нет. Ещё не поздно. Ты же никогда не сдаёшься. С тобой Сила. И с тобой я. Ты не можешь оставить меня. Не можешь.

— Я постараюсь… для тебя… — выдохнула она.

— Куай-Гон, нужно идти, — едва ли не с отчаянием крикнул Оби-Ван.

Он кивнул и позволил падавану идти впереди. Тала была совсем лёгкой, он чувствовал её словно свет в его руках.

В потолке открывались все новые трещины, струилась вода. Пещера медленно разрушалась. Вода лилась из туннеля, с той стороны, откуда скрылся Балог.

— Вы думаете, что мы сможем добраться до входа? — с сомнением спросил Оби-Ван.

Куай-Гон посмотрел на все сильнее льющуюся с потолка воду и на густой дым впереди.

— Сомнительно. Но мы можем постараться найти другой выход.

— Есть другой… выход, — проговорила Тала. Куай-Гону пришлось наклониться к ней, чтобы расслышать, что она говорит, — Через подводную базу…

— Я видел вход туда, — сказал Оби-Ван, — Давайте попробуем. Но что с Эритой?

Куай-Гон колебался.

— Сначала доберёмся до входа в подводную базу.

Меньше всего ему хотелось оказаться перед необходимостью выбора между жизнью Талы и жизнью Эриты. Но он знал, что не сможет уехать, бросив здесь девчонку.

— Эрита здесь? — спросила Тала, — Мы не можем оставить её, мы должны…, — каждое слово, казалось, стоило ей немыслимых усилий.

Куай-Гон успокаивающе провёл рукой по её волосам:

— Мы и не оставим.

В пещере было пусто — работники уже эвакуированы. Ещё один взрыв заставил вздрогнуть стены. Поток, льющийся с потолка, усилился.

Они достигли той части тоннеля, который вёл к подводной базе. Оби-Ван с тревогой смотрел на Куай-Гона. Ледяная вода поднималась все выше, доставая уже до колен.

— Тоннель, в который повели Эриту — как раз впереди, — сказал Куай-Гон, — Посмотри сначала там. Я останусь здесь с Талой. Если Эриты там нет, возвращайся.

Если будет необходимо, он вынесет Талу и вернётся за Эритой. Он чувствовал, как слабеет связь Талы с Силой. Это испугало его.

Оби-Ван уже повернулся идти, когда в дымном полумраке пещеры внезапно показалась фигурка, пробирающаяся к ним через воду.

Эрита.

Её обычно заплетённые волосы были растрёпанными и мокрыми.

— Они бросили меня! Они забыли обо мне! — закричала она, почти падая на руки Оби-Вану, — Они использовали взрывчатку. Пещера разрушается!

— Всё в порядке, — успокоительно сказал Оби-Ван, — Мы вытащим вас отсюда.

Он поддержал её, подталкивая туда, где стоял Куай-Гон, ко входу на подводную базу. Они проскользнули в дверь как могли быстро, чтобы вода, заливающая коридоры снаружи, не прорвалась и сюда тоже.

Здесь было относительно сухо, что давало надежду. Дым сюда тоже почти не проникал, и дышать было куда легче.

Абсолютисты решили не взрывать подводную базу. Пока.

Тоннель, соединяющий базу с основной пещерой, был изготовлен из белого дюрапласта, с прозрачными смотровыми окошками, позволявшими водянистому свету просачиваться сверху в коридор. Они быстро прошли через него и вошли в главную часть базы.

Теперь стало понятно, где размещалось большинство технических центров. Пещера же использовалась для хранения. Они проходили комнату за комнатой, голографические архивы, компьютерные центры. Офисы были пусты. Без сомнения, эта часть комплекса тоже была эвакуирована.

— Вы думаете, Балог планирует взорвать и базу тоже? — спросил Оби-Ван Куай-Гона.

— Возможно, планировал. Но у него могло просто не хватить времени на это. Мы должны найти рампу, которая может доставить нас до берега.

Куай-Гон знал, что берег озера был справа от них. Как только они найдут главный коридор, он должен будет привести их к рампе выхода.

Оби-Ван побежал вперёд вместе с Эритой. Когда они добрались до главного коридора, Куай-Гон увидел, что его падаван действительно повернул направо. Он немного расслабился, позволяя Оби-Вану вести их, переключив внимание на Талу.

Он мог видеть слабую пульсацию синеватой вены на её виске. Это немного прибавило ему уверенности. Жизненно-важные системы её организма ещё работали, её тело все ещё функционировало. Та слабость, которую он чувствовал в ней, могла быть преодолена. Её организм был сильно повреждён за эти нескольких дней. Для восстановления требовалось время. Это было все, в чём она нуждалась — время. Он перехватил её понадёжнее, и понёс дальше.

Впереди он увидел Оби-Вана, остановившегося возле контрольного устройства рампы. Он изучал что-то на панели управления.

— Здесь электроскоп, — сказал он, отодвигаясь, когда подошёл Куай-Гон, — Я не думаю, что нам удастся сейчас воспользоваться рампой. Нас легко обнаружат.

Куай-Гон наклонился к электроскопу. Были видны берег и вход в пещеру. Из пещеры продолжал валить дым. Абсолютисты собрались на берегу. Явно осуществлялся организованный отход с сохранением оставшегося в рабочем состоянии транспорта. Если бы они сейчас активизировали рампу, то оказались бы прямо посреди отступавших. Оби-Ван был прав. Куай-Гон прекрасно понимал, что даже если не будут узнаны они с Оби-Ваном, то уж Эриту и Талу заметят и узнают обязательно. Эрита потеряла куртку от спецовки, а для Талы подобная прогулка просто была не по силам.

— Придётся плыть, — решил Куай-Гон, — Если мы выплывем достаточно далеко, мы сможем пройти незамеченными вдоль тех валунов и добраться ущельем до наших машин, — он с сомнением взглянул на Оби-Вана, — Ты сможешь? Твоя нога…

— Я смогу, — без сомнений ответил Оби-Ван, — Я дам мою дыхательную маску Эрите.

Куай-Гон осторожно опустил Талу на пол. Ноги не держали её, и он мягко опустил её, помогая лечь. Достал из пояса свою дыхательную маску.

— Тала?

Она чуть повернула голову. Сердце Куай-Гона сжалось при виде того, каким слабым был её отклик.

— Нам придётся плыть. Ты сможешь использовать маску?

Уголки её губ вздрогнули. Почти улыбка:

— Примерно так, как когда мне было три года.

Он улыбнулся, мягко помогая ей приспособить дыхательную маску.

— Когда мы выберемся на сушу, идти останется совсем немного. Я понесу тебя. Наши спидеры недалеко.

Она слегка кивнула. Он знал, что она бережёт силы.

Куай-Гон подошёл к запирающему устройству запасного выхода. На Эрите была дыхательная маска Оби-Вана. Куай-Гон понимал, что это слишком длинный заплыв для Оби-Вана. Хотя падаван и был хорошим пловцом, но его раненая нога не могла не волновать Куай-Гона.

Дверь открылась в небольшой отсек с раздвижной панелью на потолке.

Панель начала отодвигаться в сторону, отсек медленно заполнялся водой. Вода была холодной, и Куай-Гон чувствовал, что Тала начинает дрожать. Держась на плаву, они поднимались к потолку. Куай-Гон кивнул Оби-Вану, и оба джедая сделали глубокий вдох, набирая в лёгкие как можно больше воздуха. Панель заскользила, открывшись полностью, и они выплыли в озеро.

Куай-Гон не чувствовал холода воды. Не чувствовал усталости. Тала на удивление хорошо держалась в воде, и его надежды ожили. Он плыл рядом с падаваном, оба они не выпускали из виду и Эриту, плывшую позади них, чтобы помочь ей, если она отставала.

Его лёгкие начали болеть. Дым ослабил их. Куай-Гон вглядывался, но никак не мог увидеть в воде вертикальную кручу берега: эта огромная яма ранее была горной выработкой, поэтому берег не повышался постепенно, как было бы в обычном озере, а представлял собой практически стену.

Он плыл медленнее, чем обычно — ведь он мог использовать сейчас только одну руку, но его движения были мощными и довольно быстро продвигали его вперёд.

Наконец ноги Оби-Вана коснулись скалы. Он вынырнул и, быстро оглядевшись, подал знак, что все в порядке. Куай-Гон вынырнул рядом, наконец-то набрав полные лёгкие воздуха.

Не останавливаясь даже для того, чтобы восстановить дыхание, они поспешно двинулись к берегу. Абсолютисты готовились к предстоящему переходу. Никто из них и не заметил, как все четверо преодолели небольшое расстояние до валунов. Оттуда уже было просто добраться до узкого ущелья между высокими утёсами. По заваленной обломками тропе было трудно идти. Руки Куай-Гона уже начинали болеть — хоть Тала и была лёгкой, но все же не настолько. Оби-Ван прихрамывал, но пока ещё был способен идти быстро.

— Мы почти на месте, — сказал Куай-Гон Тале. Он не мог понять, была ли она в сознании.

Они нашли свои машины там, где они их оставили. Хвала Силе… Одно из опасений Куай-Гона состояло как раз в том, что Абсолютисты смогут найти их спидеры.

— Берите мой лендспидер, Куай-Гон, — предложила Эрита, — Он быстрее ваших.

— Спасибо, — Куай-Гон осторожно усадил Талу в пассажирское кресло.

Он запрыгнул на сидение пилота и посмотрел на неё. Как всегда, она смогла почувствовать, что он смотрит на неё. И как всегда, смогла ощутить его настроение.

— Перестань так волноваться, — сказала спокойно, — Я постараюсь. Твоя сила поддерживает меня. Я все время чувствую это.

Он взял её за руку. Призвал Силу от воздуха вокруг них. Он чувствовал, что она делает тот же самое, хотя её связь с Силой сейчас была слаба. Все в порядке. Он мог бы дать ей ту дополнительную силу, в которой она нуждалась. Он чувствовал их объединённую силу.

Эрита подошла и остановилась возле спидера.

— Езжайте сразу в резиденцию Верховного правителя, — сказала она, — Я свяжусь с ними заранее, и вас уже будут ждать в медцентре.

Куай-Гон кивнул, благодаря. Запустил двигатели.

— Увидимся в Новом Эпсолоне, — сказал он. Потом достал лайтсабер Талы и протянул его Оби-Вану:

— Пока твой перезаряжается.

— Я сберегу его пусть даже ценой своей жизни, — проговорил Оби-Ван. В глазах плескалось беспокойство о Тале. Он мягко коснулся её плеча. "Спокойной поездки.

— Спасибо что нашли меня, Оби-Ван, — слабым голосом ответила Тала.

— Да пребудет с вами Сила, — сказал Оби-Ван.

— Она с нами, — уверенно ответил Куай-Гон и лендспидер рванул к городу.

ГЛАВА 18

Им ещё предстоял долгий путь до Нового Эпсолона. Куай-Гон не хотел останавливаться. Он собирался ехать всю оставшуюся часть дня и ночь. С учётом возможностей лендспидера Эриты, он должен был прибыть в Новый Эпсолон к рассвету.

Тала погрузилась в глубокий сон. Это должно было отчасти восстановить её силы. Куай-Гон достал термо-накидку и укрыл её. Стало холоднее — солнца опускались к горизонту, небо на закате окрасилось в золотые и красные тона. Камни и утёсы вокруг стали розовыми. Впервые за долгое время Куай-Гон заметил красоту вокруг. Просто Тала снова была рядом с ним, и он хотел, чтобы она была частью этого. Он не стал будить её, только тихо сказал ей — Не оставляй меня. Мы столько прошли, чтобы быть вместе.

Взошли три луны, три тонких светящихся полумесяца. Звезды казались ещё ярче рядом с уменьшающимися лунами. Куай-Гон активизировал защитный купол спидера и включил обогрев. Каждый раз, когда он протягивал руку, чтобы проверить пульс Талы, холод её кожи заставлял его сердце сжиматься от страха за неё.

Он не чувствовал голода, но всё же съел питательную капсулу и выпил воды. Предстояла ещё целая ночь пути.

Несколькими часами позже Тала проснулась. Она уже держалась чуть более прямо. А в её взгляде появилось больше жизни, заметил с облегчением Куай-Гон.

— Как холодно, — сказала она.

Куай-Гону было скорее жарко, но он установил обогревательный элемент на максимум.

— Потому что сейчас середина ночи.

— Спасибо за всё, что вы сделали, — проговорила Тала, — Терпеть не могу, когда кому-то приходится меня спасать. Я была в ярости, когда снова оказалась в такой ситуации!

— Не волнуйся, — ответил Куай-Гон, — Ты же спасала меня раньше. Уверен, не в последний раз.

— Балог кое-что хотел узнать от меня. Именно поэтому он оставил меня в живых.

— Не надо говорить. Береги силы. Ещё будет время в Новом Эпсолоне, — сказал Куай-Гон.

— Нет, я должна рассказать тебе. Существует список информаторов среди Рабочих…

— Я знаю это.

— Балог думал, что этот список у меня. Естественно, я притворилась, что знаю, где он. Поэтому он и не убивал меня. Но у меня было достаточно времени, чтобы думать. Почему он считал, что список у меня?

— Потому что ты проникла в их организацию и могла получить к нему доступ? — предположил Куай-Гон.

— И это может быть поводом меня похищать? — Тала покачала головой, — Я так не думаю. К тому же до самого последнего дня моя миссия оставалась тайной. И я до сих пор не знаю, как они выяснили, что я джедай.

— Возможно, с помощью Элани, — сказал Куай-Гон, — Эрита утверждает, что Элани в сговоре с Балогом. Она хочет занять место Верховного правителя.

— Элани? — удивлённо спросила Тала, — Но ведь именно она нашла способ внедрить меня в их организацию.

— Возможно, ей было нужно, чтобы ты была там, — ответил Куай-Гон, — А когда ты перестала быть ей полезной, она выдала тебя.

— И, вероятно, она надеялась, что я найду список, — проговорила Тала медленно. Каждое слово требовало усилия, — Естественно, я сообщила бы девочкам, что я нашла его. Я доверяла им.

— Ты помнишь что — нибудь существенное о последнем дне там?

Термонакидка соскользнула с её плеч, и Тала потянула её обратно, укрываясь.

— Так холодно… — пробормотала она, — Мне помогли в тот день. У меня были буквально секунды, чтобы уйти из укрытия прежде, чем они пришли за мной. Я столкнулась с их связным по имени Элег. Он относился к низшему уровню их структуры. Вместо того чтобы попытаться задержать меня и привести обратно, он помог мне. Он показал мне дверь, которую использовали связные. Когда я спросила его, почему он помог мне, он сказал, что тоже вынужден бежать. Его собирались допрашивать лидеры Абсолютистов. Он не знал, почему, но решил исчезнуть раньше, чем это выясниться.

— Смотри, — сказал Куай-Гон, — Впереди огни города.

Было ещё темно. Городские огни на горизонте, казалось, сливались со звёздами.

— Мы почти на месте, — сказал Куай-Гон, — Отдыхай. Мы поговорим позже.

Голос Талы стал более тихим. Она закрыла глаза и словно соскользнула в сон.

Занимался рассвет, становилось всё светлее. Город приближался. Топливные баки были полупустые, но бортовой компьютер показывал, что до города они дотянут.

Тала всё ещё спала, когда лучи солнц вырвались на свободу из-за горизонта. Оранжевые лучи осветили её лицо, сразу придав её коже в обычный сияющий здоровый оттенок. Куай-Гон знал, что это всего лишь иллюзия, но она давала хоть какое-то утешение.

Куай-Гон быстро вёл лендспидер переполненными утренними улицами. Он притормозил на Государственном Бульваре около резиденции Верховного правителя. Когда он снизился, какой-то человек поспешно двинулся к ним. Это был брат Роана, Манекс.

— Эрита сообщила мне, что вы прибываете, — сказал он, — Я договорился об устройстве Талы с самым лучшим медцентром в городе. Это недалеко отсюда. Если вы согласитесь поехать со мной… — Манекс указал на свой лендспидер.

Куай-Гон колебался. Было странно, что Манекс встретил их здесь, словно ждал. Эрита обещала предоставить им её собственный медцентр, находящийся в их резиденции.

Манекс заметил его колебания.

— Вы должны поверить мне, — настойчиво сказал он, — Разве я не говорил вам, что у меня самый лучший медцентр? Он просто исключительный. К тому же персонал уже работал с жертвами Абсолютистов. И они добились самых больших успехов. Врач знает состояние Талы. Он может помочь.

Манекс взглянул на Талу. Её голова была откинута назад, глаза закрыты.

Взгляд Манекса, в котором промелькнули сострадание и волнение, сказал Куай-Гону больше, чем все его слова. Его инстинкты говорили ему, что Манекс был искренен. А Тале действительно нужна была самая квалифицированная помощь.

— Хорошо, — сказал Манекс в ответ на согласный кивок Куай-Гона. Он помчался к своему лендспидеру, перемещаясь неожиданно быстро для человека его комплекции. Запрыгнул в лендспидер и тронулся с места.

Куай-Гон полетел рядом. Манекс остановился перед дверями здания из серого камня, что располагалось в нескольких кварталах от Резиденции. Двери тут же открылись, выбежала мёд-бригада.

Доктор склонился над Талой. Её веки вздрогнули, и она открыла глаза. Он приложил диагностический сканер сбоку к её шее, и, нахмурившись, изучал появившиеся данные.

— С ней всё будет хорошо?

— Мы сделаем всё, что сможем.

Мёд-бригада переложила Талу на каталку. Её увезли раньше, чем он сумел коснуться её руки или сказать ей, что он ждёт её. Куай-Гон сидел в оцепенении в кресле пилота, судорожно сжимая в кулаках рычаги управления лендспидера. Желая, чтобы хоть как-то продержался его собственный контроль…

ГЛАВА 19

Куай-Гон сидел на берегу озера, уставившись на утёс. Скалистая поверхность казалась абсолютно отвесной. Утёс выглядел невозможно большим. Впрочем, большинство вещей пока ещё выглядели для него слишком большими. Ему было восемь лет.

На занятиях они уже поднимались на утёс с помощью тросов, выстреливаемых специальными пусковиками. Они учились использовать вес тела, оттачивали равновесие и координацию. Они повторяли этот подъем много раз. На следующей неделе они должны были подниматься уже без тросов, под наблюдением учителя. Это было одним из упражнений на использование Силы.

Он знал, что не должен думать о таком восхождении сейчас, до занятия. Думалось.

Это было словно вызов. Ждать целую неделю казалось просто невозможным. На самом деле, не очень-то и высоко. Всего лишь большая скала. Наверняка найдётся за что уцепиться и на что опереться, даже если отсюда скала и кажется абсолютно гладкой. А если он упадёт — то в озеро.

Но вот если его поймают — тогда действительно будут неприятности. С другой стороны, его ведь и не поймают. Был рассвет, вокруг озера — ни души.

Он услышал шорох позади себя и обернулся. Это была одна из учениц, Тала. Она была в его классе, но он не очень хорошо знал её. Невысокая, меньше всех остальных. Она похожа на маленького мальчика, подумалось ему. Себя самого он маленьким не считал, ясное дело…

Она кивнула на утёс.

— Думаешь забраться?

В первый момент он собрался сказать «нет». Но джедай не должен лгать, даже по мелочам. «Иначе вы привыкнете ко лжи, — предупреждал их Йода, — Становится легко лгать в большом, если вы привыкли лгать в малом.» Так что он просто ничего не ответил.

К его удивлению, она усмехнулась.

— Пошли!

А когда он заколебался было, добавила:

— Спорим, я буду первой?

Она побежала и начала подниматься, найдя первую опору Он колебался лишь секунду, удивившись тому, как она буквально атаковала скалу. Она подождала, пока Куай-Гон подбежит и присоединится к ней.

Подъем был тяжелее, чем он думал. Опоры, казавшиеся такими надёжными, когда на поясе был трос, теперь были невозможно маленькими. Скала становилась его врагом. Для того чтобы удержать равновесие, требовалась немалая сноровка. По лицу тёк пот, мышцы дрожали от усилия. Он забыл о вызове, брошенном ему Талой и сконцентрировался на том, чтобы не упасть.

Он преодолел уже где-то три четверти пути к вершине, когда просмотрел на неё. Они шли вровень. Её лицо было перемазанным и мокрым. Она усмехнулась.

Её усмешка подхлестнула его. Он нашёл следующую опору, потом ещё одну. Теперь она была позади него, и он был почти на вершине. Прижавшись лицом к скале, он искал следующий выступ.

Внезапно она оказалась около него, поднимаясь неожиданно легко. Потом оказалась перед ним, её рука дотянулась до вершины. Она рванулась вверх, и через мгновение уже сидела, стараясь отдышаться.

Куай-Гон поднялся следом, чувствуя ярость и стыд. Она победила его. Когда он повернулся к Тале, он ожидал увидеть триумф в её глазах. Вместо этого, он увидел волнение.

— Я почувствовала, Куай-Гон! Я чувствовала Силу! — она хлопнула рукой по скале, её зелёные с золотыми искрами глаза блестели, — Скала была частью меня. Я была частью… частью всего. Даже воздуха! Был только путь, Йода сказал, что так будет.

Теперь его одолела ещё и зависть.

— Я могу сказать, что ты делал неправильно, — продолжала она, толкая его плечом, — Ты ненавидел скалу. Ты боролся с ней. Я тоже, в начале. А ты должен любить скалу.

Любить скалу? Звучало глупо. Куай-Гон хотел так ей и сказать, но раздумал. Он знал, что она подразумевала. И к тому же он вдруг почувствовал, что ему не хочется обидеть её.

Тала поднялась.

— А теперь в качестве награды… Прыгаем! — она побежала вперёд и прыгнула с края скалы в мерцающую зелёную воду.

Куай-Гон бросился следом. Это было длинное падение, но вода словно обновила его. Тала ждала под водой. Она улыбнулась, и Куай-Гон улыбнулся в ответ.

Прохладная вода была настолько хороша. И он сумел подняться на скалу… Следующий раз у него получится ещё лучше. В следующий раз у него получиться полюбить скалу…

Они вырвались на поверхность. Мокрые тёмные волосы Талы были гладкими от воды и струились назад ото лба. Сейчас она напоминала водное существо, блестящее и гибкое.

Внезапно она нахмурилась.

— Кто-то идёт, — прошептала тихо, — Ты видишь? Внизу на дорожке.

Куай-Гон не ответил. Но долей секунды позже он заметил движение листьев на свисающих вниз ветвях далеко внизу у дорожки.

— Предполагается, что мы медитируем, — шепнула она.

— Сюда, — сказал он. Он кивнул в сторону края озера, где можно было укрыться за скалой.

Они ждали в тени, вздрагивая от прохлады воды. Они слышали узнаваемый шаркающий звук шагов Йоды. Вот уж для кого не проблема поймать их!

Глаза Куай-Гона были сужены от беспокойства, но Тала выглядела так, как будто вот-вот расхохочется. Куай-Гон протянул руку и ладонью зажал ей рот. Усмехнувшись, она так же ладонью закрыла рот ему.

Йода остановился на дорожке прямо над их головами. Они не дышали. Он постоял мгновение, и двинулся дальше.

После того, как Йода прошёл, Тала опустила руку, Куай-Гон тоже.

— Знаешь, мы ведь почти одновременно добрались до вершины, — сказала она. Мы могли бы быть соперниками… Но мне кажется, лучше бы мы были друзьями.

— Давай будем друзьями, — согласился Куай-Гон. Он говорил всерьёз. Он всегда относился к дружбе серьёзно. И уже знал, что хочет дружить с этой девчонкой.

Как будто она не могла сдержать себя дольше, Тала нырнула и поплыла от него к берегу. Поднялась, стряхивая воду. Солнце уже сияло, капли воды сверкали в его лучах.

— Друзья навсегда! — крикнула она ему, идя по мелководью, — Идёт?

— Идёт, — сказал он.

Навсегда.

* * *

Куай-Гон все ещё ждал, когда, несколькими часами позже, в маленькую комнату ожидания в медцентре ворвался Оби-Ван.

— Есть новости?

Куай-Гон покачал головой:

— Они всё ещё у неё.

— Вы видели её?

— Нет, с тех пор, как мы добрались сюда. Они говорят, что скоро.

Вбежала Эрита:

— Как Тала?

— Она держится, — сказал Куай-Гон, — Больше я ничего не знаю.

Эрита остановилась перед ним.

— Я не понимаю, почему Манекс привёз вас сюда. Вернее, конечно же, понимаю. Он всегда думает, что то, что он имеет — самое лучшее. Где он?

— Он ждал со мной какое-то время, — ответил Куай-Гон, — Потом уехал по своим делам. Он сказал, что вернётся.

Она села, сцепив пальцы.

— Ненавижу ждать. Я знаю, джедаям это непонятно…

— Мы тоже ненавидим ждать, — ответил Оби-Ван, — Просто мы лучше умеем с этим справляться.

Если бы, подумал Куай-Гон. Прошлые два часа были, пожалуй, самые тяжёлые в его жизни.

Эрита подождала несколько минут, потом беспокойно встала.

— Пойду подышу. Сообщите мне, как только что-нибудь проясниться?

— Обязательно, — уверил её Оби-Ван. Сам он остался с Куай-Гоном, молча сидел рядом. Куай-Гон чувствовал сочувствие и беспокойство своего падавана. Он был благодарен ему за то, что он был рядом. Было легче ждать вместе. Он знал что он тоже очень беспокоится о Тале.

— Тала рассказала что-нибудь о похищении? — спросил его Оби-Ван.

— Балог искал список информаторов, как и предполагали Ирини и Ленз, — ответил Куай-Гон. Он кратко пересказал Оби-Вану рассказ Талы. Ему не хотелось сейчас сосредотачиваться на похищении Талы. Для этого ещё будет время. После того, как он взглянет в её лицо и увидит, что она опять такая же, как прежде.

— Ключом к этой загадке может быть тот связной, — предположил Оби-Ван, — Мы знаем, что список был украден и мог быть в руках Абсолютистов. Что, если его взял Элег? Если они узнали, что Тала скрылась вместе с ним, они, конечно же, могли заподозрить, что список у неё. Тала сказала, что лидеры Абсолютистов хотели допросить Элега. Не найдя его, они переключились бы на Талу.

— Это — только теория, падаван. Увидим.

Двери заскользили, открываясь, Куай-Гон и Оби-Ван встали. Доктор подошёл к Куай-Гону.

— Её жизненные показатели понижаются. Мы сделали всё, что могли. Повреждение, нанесённое её внутренним органам, было слишком серьёзно. Она хочет видеть Вас.

Куай-Гон вглядывался в лицо доктора.

— Она поправится?

— Повреждения очень серьёзны, — повторил врач. Его усталые глаза были полны печали, когда он смотрел на Куай-Гона.

— Она поправится, — повторил Куай-Гон. На сей раз в его голосе звучала уверенность.

Он шагнул мимо доктора и поспешил в палату к Тале. Она лежала в диагностической кровати. Он даже не взглянул на медицинские сканеры и датчики. Он взял её за руку, и она медленно повернула к нему голову. Он увидел, что защитные линзы были сняты с её глаз. Он почти увидел прежние прекрасные зелёные с золотистым глаза Талы. Теперь её лицо было таким, каким он всегда знал его. Он знал каждую линию и изгиб, каждую чёрточку.

Он взял её за руку, но не почувствовал никакого движения в ответ.. Куай-Гон коснулся кисти её руки, остававшейся открытой, чтобы почувствовать её кожу. Она была холодной. Очень холодной…

Её губы вздрогнули. Ему пришлось наклониться к самому её лицу, чтобы услышать её.

— Куда бы я не направилась, я буду ждать тебя, Куай-Гон. Я всегда была путешественником-одиночкой…

— Уже нет, — возразил он, — Помнишь? Мы будем вместе. Ты обещала, — поддразнивал он, — Теперь ты не можешь отступить. Я никогда не позволю тебе забыть об этом.

Её улыбка и слабое пожатие его руки, казалось, потребовали от неё невероятного усилия. Страх окатил его, словно холодная волна.

Он приблизил своё лицо к её лицу, коснувшись лбом её лба. Её кожа была настолько холодной против его. Ему хотелось перелить его собственное тепло и энергию в её тело. Какой смысл был во всей его Силе, какой толк, если он не мог помочь ей, исцелить её?! Куай-Гон обратился к всему, что он знал, все, во что верил — свою связь с Силой, свою любовь к Тале. Наполните её, дайте ей силы…

Он чувствовал щекой её слабое дыхание. Её пальцы опять слабо сжали его руку. Он знал, что она чувствовала то, что он пробовал передать ей, и это немного поддержало её. Он никогда ранее не чувствовал такого единства с ней. Если бы он мог передать ей своё дыхание, он бы так и сделал.

— Пусть мой последний миг будет таким, — сказала она. Он почувствовал её вдох, потом выдох, чуть коснувшийся его щеки.

Последний.

ГЛАВА 20

Оби-Ван сидел, сжав руками голову. Вдруг он выпрямился, почувствовав волнение в Силе. Словно что-то было вытянуто из воздуха. Будто схлопнулось какое-то мощное энергетическое образование, уйдя в пустоту.

Когда он услышал крик, то не сразу понял откуда, и что произошло.

И только мгновения спустя -

«Учитель».

Он услышал топот ног бегущей по коридору медбригады.

Выскочил из дверей и вслед за ними ворвался в палату к Тале.

Двое медиков изучали показания приборов. А врач просто стоял.

Ничего не предпринимая.

И именно тогда Оби-Ван окончательно понял, что Тала умерла.

Медбригада топталась у оборудования. Никто не решался потревожить человека, склонившегося над телом в кровати. Его горе была слишком огромным. Слишком личным. Глаза Талы были закрыты. Её рука лежала в руке Куай-Гона. Чуть заметная улыбка все ещё была на её лице. Его лоб касался её лба. Он не двигался. И не отпускал её руку.

Оби-Ван был поражён болью, которую он чувствовал в комнате. Поза, в которой застыл Куай-Гон, говорила ему о беде настолько огромной, что он просто не мог охватить её. То, как он держал её руку, его лоб, касающийся её лба… всё это внезапно сказало Оби-Вану, что он и близко не понимал всю глубину чувств Куай-Гона.

И когда он понял это, его сердце рванулось болью за учителя.

Он шагнул ближе. Как он мог помочь Куай-Гону? Что он мог сделать?

Куай-Гон повернулся. Оби-Ван увидел, как изменилось его лицо. Что-то ушло, или же появилось нечто новое… он не мог бы сказать. Но это лицо больше не было тем, что он так хорошо знал. Горе навсегда изменило его, Оби-Ван чувствовал это всем своим существом. Он ведь тоже горевал о Тале. Но это было совсем не то горе.

Он медленно приблизился. Не находя слов. Ничего из того, чему его учили в Храме, ничего из того, что он постиг после, не подготовило его к подобному.

Он коснулся плеча Куай-Гона.

— Как мне помочь Вам, учитель…

В глазах Куай-Гона застыла смерть.

— Для меня уже нет никакой помощи…

Он смотрел на безжизненное тело Талы. Его рука все ещё сжимала её руку.

— Есть только месть.


КОНЕЦ 15-Й КНИГИ


Оглавление

  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГЛАВА 4
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8
  • ГЛАВА 9
  • ГЛАВА 10
  • ГЛАВА 11
  • ГЛАВА 12
  • ГЛАВА 14
  • ГЛАВА 15
  • ГЛАВА 16
  • ГЛАВА 17
  • ГЛАВА 18
  • ГЛАВА 19
  • ГЛАВА 20