Республиканские коммандос. Команда Омега: Цели (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Карен Трэвисс Республиканские коммандос. Команда Омега: Цели (Звездные войны)

Штаб-квартира Особых Операций.

Корускант.

Казармы Отряда Арка.


— Давай. — скомандовал Фи. — Застрели меня. Ты победил.

Он держал руки на отлете от боков, открыто подставляясь под выстрел товарища.

Атин поднял верпинский метатель и прицелился с двух рук; левая рука усиливала хватку.

— Фи, ты зараза. — сказал он.

Атин потянул спусковой крючок. C негромким щелчком бронированный нагрудник Фи окутался облачком отлетевшей краски и он сполз по стене их казармы. «Верп» был бесшумным — за исключением звука удара и криков которые иногда раздавались после выстрела. Фи не кричал. Но за визором его рот был открыт в безмолвном «ох!» боли.

Атин встал над Фи, проверил его нагрудник и патронник верпа, прежде чем поднять его на ноги. Они стянули шлемы и осмотрелись вокруг в поисках отлетевшего заряда. Фи поднял сплющенный кружок металла, края которого были порваны и завернулись словно цветок, и перебросил его Атину.

— Отлично, апгрейд работает. — сказал Атин. — Тебе не стоит винить меня за проверку. Из-за одного такого я провел месяц в бакта-камере.

Фи верил Снабжению не больше чем Атин; тем не до того, когда усовершенствования ждут 10000 комплектов дорогостоящего снаряжения. Им пришлось здорово побегать но теперь все — от их комплектов брони до винтовок ДС-17 было усовершенствовано так, чтобы выдерживать ЭМИ и верпы; два слабых места которые едва не погубили их на Куиилуре.

Фи вернул шлем на место и постучал по нему пластиной на запястье.

— Ну, больше у нас не будет болеть голова ни от чего меньше стацинарной лазерной пушки.

Дверь с шипением открылась. Найнер, с крайне озабоченной миной, стоял в дверях в своем черном тренировочном костюме. Дарман был позади него, в броне и со шлемом подмышкой.

— Что это был за шум? — спросил Найнер.

— Испытываем новую броню, сержант.

— Скорее испытываете мое терпение. — Он раздраженно цыкнул зубом, точно также как обычно делал Кэл Скирата; Фи замечал за Найнером все больше манер тренировавшего их старого сержанта с каждым прошедшим днем. Он оглядел комнату. — Стреляли из оружия прямо здесь?

— Все в порядке, сержант, мы были в шлемах.

Атин переступил с ноги на ногу. Благоразумные предосторожности обычно успокаивали Найнера.

— Не можете доверять Снабжению? Ладно, игры закончены. У нас задание. Вооруженное нападение в космопорту ГГ.

— А потом что — нас пошлют регулировать дорожное движение? — спросил Фи. — У них нет гражданской полиции на эту мразь?

— Не в том случае когда взяты заложники, и один из них — сенатор. — Найнер протянул руку Атину — за верпом, осмотрел его и затем вернул обратно. — Они никогда с этим раньше не сталкивались, и они слышали что мы — те парни, у которых была такая работа.

Фи вытащил свой ранец из шкафчика.

— А, я все равно ничего особенного не планировал на этот вечер.

Атин был прав — он настоящая зараза. Он снова стал двумя людьми, как всегда случалось когда события начинали разбег — коммандос, которому не терпелось испытать свои глубоко вбитые навыки и испуганный мальчишка, который не знал — будет ли он жив завтра. Он поймал себя на мысли — не прихватить ли ему верп из оружейки? Мало ли какие проблемы будут со штурмом, в конце концов? У него есть своя катарновская броня и он — и его собратья — могут разбить небольшую армию.

И все они знают каким примерно будет счет в финале.

Атин ткнул его в плечо и прицепил верп ему на пояс.

— После вас.

Наверное Атин подумал в точности о том же.


Голоновости, Обновление 1530 : Сенатор Меена Тиллс предположительно находится среди шести заложников, захваченных вооруженной бандой в космопорте Галактического Города. Полиция оцепила район, все городское движение и межпланетные рейсы перенаправлены. Ожидаются продолжительные задержки рейсов. Ждите новостей.


Галактический Город, Корускант был удивительным.

Фи высунулся в люк полицейской канонерки, ДС-17 лязгала по его нагруднику при каждом наклоне и повороте машины. Ветер врывался в трюм, приминая его волосы и испытывая на твердость его броню и его лицо. Он никогда не видел так много сверкающих всеми цветами огней… Пешеходные дорожки и летные трассы простирались ввысь также далеко как и вниз. Неудивительно что они называют это место Бездной.

— Втяни голову обратно. — проворчал пилот. — Ты что — турист какой-то или кто?

Фи высунулся еще чуть дальше, полагаясь на привязной ремень.

— Разве ты не считаешь его удивительным?

— Ага, до последней гнилой вонючей шахты. — ответил пилот раздраженно. — Ты залезешь обратно или нет?

Найнер подключился к линии.

— Фи, не пугай гражданских. — скомандовал он. — Это нехорошо. И надень шлем.

Летающие машины заполонили воздух. Пилот Сил Безопасности Корусканта, ругаясь себе под нос, пытался протиснуть модифицированный ВААТ/е сквозь гражданские линии движения, плотно забитые в трех измерениях. Пульсирующей стены из аварийных сигналов и проблесковых огней было достаточно, чтобы даже мертвый уступил дорогу. Но в пробке никто не двигался. Спидеры едва не обдирали краску, пытаясь найти свободное место, которого не было: а двадцать пять метров канонерки не слишком подходили для тесных воздушных трасс.

Все что Фи видел до сих пор на Корусканте — были бараки и поселок обнесенный защитной стеной. Никто из коммандос еще не был в увольнении — приключении, которое, как сказал Скирата, они должны испытать хоть раз в жизни. Из пассажирского трюма они видели толпы, состоящие из самых разных рас, стиснутые между барьеров, ярко освещенных магазинов, баров, гостиниц, экзотических и непредставимых мест, что манили к себе. Да, ему стоит однажды сходить в увольнение.

Команда Омега переговаривалась в уединении своих шлемных комлинков, слышимые лишь друг другу. Фи оторвал взгляд от внешнего мира и вернулся в постылый и уютный кокон своего шлема, успокаивающий и подавляющий одновременно.

— Так, народ, получаем планы, — сказал Найнер. — И вид в реальном времени.

Образы линий и поясняющих картинок заполнили НШД Фи. Картина, которую Найнер передавал с его деки, была планом строения космопорта; длинные переходы вели к залам ожидания и служебным помещениям, кубы офисов соединялись коридорами, зеленое сияние энерголиний пронизывало картинку. Наложенное поверх картинки узнаваемое изображение приемной зоны показывало группу Сенатской Гвардии в синей броне и отряды СБК в желтых жилетах, присевших позади защитных баррикад, некоторые оживленно переговаривались.

Синяя голографическая фигура тощего мужчины в униформе замерцала в трюме; чуть комичен; но все же выглядит так, словно он может за себя постоять.

— Командор Обрим на связи, Сенатская Гвардия. Вы видите это, Омега?

Найнер ответил за них.

— Получили.

— Они заперлись в таможенном коридоре и угрожают подорвать заряды. Там два набора дверей и мы дали им контроль над одним из них, чтобы они не запаниковали и не сделали что-нибудь глупое.

— Сколько подтвержденных?

— Шесть пассажиров и мы пытаемся получить их снимки. Обрим мог не играть в эту игру раньше но у него было сколько-то здравого смысла.

— По показаниям свидетелей — четыре боевика, вооруженные бластерами, и несущие в ранцах что-то, что мы считаем взрывчаткой. Их идентификаторы неизвестны, но все они были на одном рейсе.

— Контакты с целями?

Пауза.

— Если вы про банду — то они уже выдвигали требования и у нас есть настроенный на них защищенный комлинк.

— И у вас первенство? Вы командуете представлением? — Фи мог уловить сомнение в голосе Найнера. — Я думал что город — это юрисдикция СБК.

— Не в том случае, когда у меня в опасности сенатор и его помощник. — ответил Обрим. Голограмма задрожала снова. — Обрим закончил.

Пилот СБК заставил канонерку резко остановиться. Низкий фасад космопортовского терминала из белого и черного мрамора блестел рубиновым светом от полицейских мигалок. Перед фасадом здания царил хаос из спидеров и прочих аварийных машин, и никто из них не позаботился оставить чистый коридор.

— Не могу подобраться ближе. — сказал пилот. — Остаток пути вам придется проделать по веревкам.

— На чаевые не надейся. — ответил Фи и задумался — где же он подцепил эту фразу.


«Мы граждане Харуун Кэла. Республика развязала гражданскую войну в нашем мире и принесла нам новую войну сейчас. Немедленно уберите свои силы из нашего мира или ваш сенатор и пассажиры умрут. Теперь вы знаете что мы можем попасть в самое сердце Республики.» (сообщение послано в новостной отдел РГН Нуриин-Аром, лидером группы взявшей на себя ответственность за инцидент с заложниками)


Фи уперся ногами, поставил оба сапога на порог трюма корабля. Он последний раз дернул трос, чтобы проверить его надежность, прежде чем соскользнуть по нему на дорожку с пятнадцатиметровой высоты, c ДС-17 наготове в одной руке, на виду у моря лиц, с раскрытыми ртами пялившихся на него из-за полицейского кордона.

Внезапное движение на периферии зрения заставило его вскинуть винтовку. Летающая камера с логотипом РГН сидела неподвижно справа от него, метрах в пяти; чересчур далеко от кордона, и ее силуэт выделялся на чистом белом фасаде порта. Нет смысла начинать внезапную операцию. если тебя показывают в новостях и твоя цель может эти новости смотреть. Остальная команда могла увидеть замеченное Фи в мини-картинках шлемной связи.

— Не думаю что эта камера раньше видела диси. — заметил голос Дармана.

Ботинки Фи впечатались в дорожку и он прицелился. Лет-камера дернулась влево, потом вправо в его прицеле — быстро, но недостаточно быстро.

— Теперь увидела.

Крик «Эй!» последовал сразу за хлопком взорвавшейся лет-камеры. Оставшаяся Команда Омега приземлилась и зашагала к входу в терминал.

— Ты сбил мою камеру! — закричала женщина из толпы зевак. Она носила светло-желтую накидку с надписью крупными буквами «ПРЕССА» на ней. — Ты ее сбил!

Фи в точности как его учили, извиняясь, коснулся перчаткой шлема; но все равно он считал что выстрел был отличный.

— Ой. Прошу прощения ма'ам.

Он поспешил за остальными, чувствуя на себя взгляды толпы. Фи считал свою броню уютной и надежной. Но выражения на нескольких лицах дали ему понять что обычную публику она пугает.

И не только гражданские посчитали Команду Омега захватывающим представлением. Офицеры СБК и Сенатской Стражи у передового командного пункта тоже уставились на них. Обрим прервал негромкий разговор с лейтенантом СБК и отошел от защитной баррикады из багажных репульсор-погрузчиков и переносных щитов, сооруженной метрах в десяти от таможенного коридора.

— Я смотрю — вы хорошо подготовились. — заметил Обрим глядя на ДС-17 с отчетливым оттенком тревоги. Форма у него была почти совсем расстегнута табельный полицейский бластер болтался сзади. — Знаете, они не приехали на танках Торговой Федерации.

Фи решил что полиции стоит многому поучиться по части штурмов. С диси ты можешь сделать все что угодно: поворот запястья, и она становится снайперкой, гранатометом или обычным бластером. Ты можешь даже забить кого-нибудь ее прикладом, если понадобится, хотя этого Фи еще не пробовал. Он привычно проверил виброклинок в перчатке и звук «щелк-щелк», с которым тот выскакивал и убирался, заставил Обрима вздрогнуть.

Найнер укоризненно цыкнул. Фи понял намек.

— Сначала запустите туда камеру, чтобы мы видели что происходит. — сказал Найнер. Он сделал знак рукой; Дарман и Атин шагнули вперед. — Изображения, Командор? Нам надо знать — кого застрелить.

— А вы решительны…

— Если ты не заложник — ты брал заложников, и это значит что ты сдохнешь через пару секунд после того как мы войдем. Мы ненавидим ошибки.

— Войдем? О чем вы вообще говорите? — Лейтенант СБК вклинился между ними. Табличка с именем на его жилете гласила «ДОВЕЛ». — Я командующий операцией. Я говорю как, когда и кто пойдет внутрь. У нас скоро будет джедай для переговоров с главарем.

Дарман снял свой ранец и начал вытаскивать мотки высокопластичной взрывчатки c детонаторами. Он оценивающе осмотрел служебные двери.

— Мы все-таки установим заряды. На всякий случай.

— Нет, мы этого не сделаем. — ответил Довел. — Мы не хотим случайно поджарить заложников. Не штурмовать, не геройствовать. Не время.

Вмешался Обрим.

— Сенатский Комитет Безопасности желает чтобы с этим было поскорее закончено — чтобы показать Харуун Кэлу что мы владеем ситуацией. Они не могут просто придти сюда, схватить сенатора и припереть Республику к стене.

— Республику припереть или все-таки ваc, которым надо было думать про меры безопасности при перевозке сенаторов? — съязвил Довел. — А как насчет остальных заложников? Хотите сказать их родным, что их пристрелили потому что вы отправили тяжелую пехоту спасать политикана?

Найнер переждал это с обманчивым спокойствием. В первую встречу Фи решил что он чересчур робок, но теперь он узнал насколько он тверд и уверен — именно такой, каким и должен быть сержант.

— Позвольте разъяснить чему мы обучены, джентльмены. Мы входим внутрь и вытаскиваем заложников любой ценой. Мы не спрашиваем идентификаторов. Мы не берем цели живыми. Мы не заботимся о целости обстановки. Когда нас пошлют внутрь — все будет всерьез. — Он сделал паузу, словно всерьез ожидая что ему будет задан вопрос. — Так что мы сейчас пройдемся вокруг и подготовим отключение энергии и света, а вы позовете нас когда будете готовы.

Атин взглянул на пару камер-наклеек из своего ранца, каждая — не толще чем лист флимси. Фи включил встроенный в шлем комлинк.

— Как думаешь — они настоящие террористы, или это правительственные агенты Харруун Кэла устроили представление?

Атин пожал плечами.

— Мне-то что — когда мы их пристрелим, они будут падать одинаково.

Жизнь коммандос крайне проста. Фи был рад что он не Обрим — или Довел.


Обновление Голоновостей 1700: Пожилая семья взятая в заложники с сенатором Тиллсом отчаянно молится о спасении. Джоз и Кира Лартур с Гарки собирались повидать их первую внучку когда были захвачены. Остальные известные нам заложники — офицер таможни Берин Б'нариан и помощник сенатора Вун Меретт Джай; личности шестерых заложников остаются неизвестными.


Обрим тщательно выверенным тоном говорил по комлинку с Нурииин-Аром, Омега слушала. Фи сконцентрировался на фоновых звуках с дотошностью, которой учишься во время роста там, где голоса и облик разнятся лишь мелкими отличиями — в тоне и выражении.

Он расслышал как голос старой женщины, очень тихо, произносит снова и снова : «О, Джоз…о Джоз» Время от времени он слышал такой же тихий ответ старика : «Успокойся.».

Это смутило его. Он не знал — почему.

Обрим громко выдохнул.

— А вот и джедай.

В животе у Фи что-то сжалось, когда он увидел характерный красноватый визор капитана-ЭРК за линией грязно-белых шлемов СБК. Линия распалась перед ЭРК; позади него вышагивал мужчина-человек в отлично пошитом деловом костюме, молодой джедай-тви'лек, и…

…растрепанный, жилистый, приземистый человек, выглядевший достаточно старым чтобы быть отцом любому из них, человек с лицом помятым также как и его одежда, неровно остриженными седыми волосами и хромотой которая не мешала ему мчаться как беговой одупиендо.

— Сержант! — позвал Фи.

Голова Найнера вскинулась.

— Ого!

Кэл Скирата подошел к ним, на шаг опередив капитана-ЭРК. Он ухмыльнулся Фи, словно узнал его; но это было невозможно. В их потоке была сотня одинаковых юных клонов. Он просто не мог запомнить. И также у него не было возможности увидеть его сквозь визор.

— Кто пропустил сюда бродягу? — процедил Обрим.

— Это — сказал Фи — человек, который научил нас всему, что мы знаем.

Обрим вздохнул.

— Значит мы влипли.

Фи коснулся пальцами шлема несмотря на то, что Скирата был не в форме.

— Сержант, что вы здесь делаете?

— Там где есть проблемы, Фи, там всегда мне найдется работенка. Сейчас — особый советник по безопасности.

«Так он узнал. Как? Как?»

— Отличная новая бронька. Следишь за модой? А он кто?

Фи проследил за взглядом Скираты.

— Это Атин. Слушайте, как вы…

— Парни, это мастер Кайм, и глава Общественных Связей Сената, Мар Ругейан. — Фи услышал, как снова вздыхает Обрим. — И ЭРК Н-11. Мы все хотим одинакового исхода — заложники освобождены, ублюдки мертвы, движение вернулось к норме. Давайте начнем.

Кайм выглядел как мальчишка, который еще не дорос до свалившейся ответственности. Он посмотрел на дверь за баррикадой, затем на несколько секунд прикрыл глаза, чуть заметно пошевеливая лекку и сложив руки на груди

— Я собираюсь попросить их дать мне войти для переговоров. — сказал Кайм. — Когда я завладею их вниманием — я помогу им решиться отпустить заложников и вести со мной переговоры. Хотя с коруннаями это будет не так просто. — Он вытащил из-под плаща свой световой меч и протянул его ЭРК. — Мне придется показать добрую волю и войти безоружным.

— Вы шутите, сэр. — сказал Обрим. — Вы дадите им еще одного заложника.

— Но с сюрпризом. — ответил Кайм. — Капитан если я войду внутрь — здесь командуете вы.

Капитан просто кивнул еще раз. Атин взял связку камер-наклеек и протянул одну Кайму.

— Если будет возможность, сэр, попробуйте оставить это внутри. Где угодно. Даже если мы не получим картинки — у нас будет звук.

Кайм осмотрел наклейку и сунул ее в рукав, затем взял комлинк.

— Нуриин-Ар вы меня слышите? Вы позволите мне войти и поговорить?

Синхронный лязг и «уууиирррр» двадцати взведенных табельных бластеров заставил Фи обернуться и прицелиться самому, когда двери в таможенный коридор начали раздвигаться. На миг коммандо и два полицейских отряда были единой стеной из винтовок. Тонкая, словно лезвие, щель медленно расширилась настолько, что Фи увидел несколько съежившихся фигур внутри.

Кайм вошел.


ГГ космопорт,

здание терминала. 1745

Фи мог видеть то, что мог видеть Атин и слышать то, что слышал он. Команда переключила свои шлемы на передачу с камеры, и все они сконцентрировались на расплывчатом зрелище складок ткани и приглушенном, но вполне слышимом разговоре.

— Дайте этим людям уйти. — говорил Кайм. — Вы не хотите причинить им зла.

— Простым коруннаям вы, конечно, тоже не хотели причинять зла, но ваше вторжение именно это и сделало.

Вид с камеры изменился и Фи смог увидеть фигуры, искаженные широкоугольным объективом. Четыре человека; один в сером, один в темно-зеленом, один в светло-желтом и один в свободной темно-коричневой накидке. Лица у всех замотаны черными повязками. Позади них две группы по трое, головы у них также замотаны такими же повязками. Но это заложники, судя по их жалким позам и одежде — старомодные наряды Гарки деловой костюм, униформы охранников, официальная накидка сенатора-мон-каламари и более дешевое ее подобие.

«Отлично.» подумал Фи. Шлем вел запись. «Мне не нужно видеть ваших лиц. Я знаю что вы носите, как вы двигаетесь, как вы говорите, и именно так я узнаю кто вы есть, когда начну вышибать вам мозги.»

Голос Кайма был мягок и убедителен.

— Этим людям нужна пища и вода.

— Это последняя из их проблем.

«Тот что в сером» — Фи отметил голос.

Тот что в светло-желтом повернулся чтобы взглянуть на сенатора и приказать ему заткнуться.

«Зеленый держит бластер в левой руке.»

«Деталь.»

— Взгляни на их багаж.

Желтый — теперь Фи различал цели по цветам одежды — схватил старого гаркианца за плечо и протащил его по полированным плиткам от стены где тот сидел. Голос старика был срывающимся и испуганным. Фи смог увидеть то что Серый назвал «багажом» : к заложникам были привязаны небольшие ранцы.

— Шесть жизней — это хорошая цена. — сказал Серый. — Мы подорвем заряды.

— Это не принесет вам симпатий. Милосердие поможет вам больше.

— Нам не нужны симпатии. Только ваше послушание.

— Дайте уйти хотя бы старикам.

Последовала пауза. Фи не знал куда Кайму удалось пристроить лист-камеру, но лицо Серого в маске внезапно придвинулось и Фи увидел пару блеклых глаз так, словно он сам смотрел в них.

— Лживая джедайская мразь! Шпион! — прошипел Серый, и звук с изображением схлопнулись в черноту и статику.

— Фиерфек… — проговорил Атин.

Они услышали крики. И они исходили не только от стариков. Затем послушался удар и стрельба… «Заткнись! Заткнись или сдохнешь!» — потом тишина. Фи посмотрел на ЭРКа, направив винтовку на двери; Дарман поднял детонатор зажатый в перчатке — молчаливый запрос разрешения взорвать дверь.

— Не стрелять. — скомандовал ЭРК

Двустворчатая дверь начала открываться и Фи, Атин и Найнер навели свои диси на расширяющийся проем. На картинке с их прицелов в своем НШД, Фи мог видеть это под разными углами.

— Я сказал — не стрелять!

Что-то выпало и прокатилось по полированному мрамору, а двери со вздохом захлопнулись снова.

Это был Кайм.

Фи и Найнер бросились к нему первыми и полицейские поспешили за ними. Фи прикидывал — сколько же смогли увидеть лет-камеры и дроиды-наблюдатели. Могла ли банда следить за ними?

Кайм не двигался. Найнер протянул руку чтобы откинуть джедайскую рясу, Фи заметил вспышку света, и услышал как Найнеру перехватило дыхание.

— Мина-ловушка — отсчет пошел!

Фи не раздумывал.

Полицейские офицеры были прямо над ним — и без защиты.

Он бросил себя плашмя на тело Кайма, плотно закрыл глаза — так, что он не мог видеть разбитое лицо и ждал, одну длинную долю секунды за другой, пока ударная волна не подкинула его словно удар в корпус а его шлем не загудел от сотрясения. Он чувствовал себя так, словно его хорошенько встряхнули в металлической коробке. На мгновение его глаза под сжатыми веками застило алым светом.

Сколько потом прошло времени — он не мог сказать. Но он смог расслышать рев ЭРК «Задройдить камеры! Быстро! Давай!»

Он может слышать ругань — так что он не мертв. Это уже что-то.


Голоновости 1758. Группа с Харуун Кэла удерживающая сенатора Тиллса убила джедая-переговорщика. Все местные камеры были отключены но мы только что получили ужасную картину того как в терминале была взорвана мина-ловушка прикрепленная к телу джедая. Обратите внимание — член элитного отряда Республиканских Коммандос закрыл взрыв своим телом, Последующие сцены зрители могут найти шокирующими.


— Что у тебя вместо мозгов, Фи? — прошипел Скирата, придерживая Фи за плечи. — Ты ди'кут.

Фи чувствовал, как синяки появляются везде где только можно. С некоторым усилием он сел прямо.

— Благодарю за сочувствие сержант. Я в порядке.

— Ты веришь этой красивой броне куда больше чем я. — Скирата внезапно яростно тряхнул его за плечо. — Не смей больше так меня пугать, сынок. Слышал? Пусть полицейские сами за собой приглядывают.

Это было небольшим устройством. Как раз достаточным чтобы убить или искалечить несколько людей — но недостаточно большим чтобы пробить катарн-броню. Она погасила взрыв и разбросанные им осколки. Фи не был на сто процентов уверен что броня сможет погасить энергию взрыва и теперь, когда адреналин перестал бурлить в его жилах — он чувствовал дрожь.

ЭРК разглядывал его, уперев кулаки в бока. Скирата звал его «Ордо»; Скирата стоял на том что у людей должны быть имена, а не номера, что бы там ни говорили правила.

— Хороший ход. — заметил Ордо.

— Хорошая юбка. — Фи показал на потрепанную в боях поясную накидку Ордо, разлохматившуюся по краям, словно флаг, слишком долго провисевший на ветру. Он обтер свою броню, пытаясь забыть — что же он размазывает по пластоидному сплаву, но запашок упорно напоминал ему об этом. — Тебе очень идет. Сам стираешь?

Визор Ордо скрывал выражение лица — но не его тон.

— Это кама. — сказал он ледяным голосом.

— Однажды, Фи, тебя кто-нибудь выпорет. — пробормотал Атин. — И возможно, это будет Ордо.

Он был прав. Но Фи не знал другого способа удержать свои внутренности от пляски в такие моменты; именно так он с этим справлялся. Он расслабился, он встряхнулся и сейчас он должен приступать к работе. Он оперся о свою диси чтобы подняться на ноги и заметил что камеры с дроидами исчезли; светящиеся экраны в терминале стали черными и включилось янтарное аварийное освещение.

Так; Ордо подорвал ЭМИ-заряд чтобы вырубить голокамеры — и это заодно снесло все незащищенное оборудование вокруг. Дроидство. Сумасшедший, но необходимый ход — подумал Фи, представив как срабатывают от этого те бомбы, которые притащили террористы. Он подключился к шлему Найнера и увидел что тот прокручивает раз за разом снимки банды, за которые Кайм заплатил своей жизнью, запоминая детали для идентификации.

Ругейан осматривал зал терминала, переговариваясь по комлинку. Воплощение холодного расчета.

— Хорошо, нам придется перенести новостную конференцию в Большой Зал… будут еще трупы — и они сами сбегут… Я знаю, что на куски джедая смотреть неприятно… хряк был хорош, верно?

Ордо и Скирата переглянулись, так, словно кто-то невидимый потянул за веревочку. Фи прикинул — не было ли у них личных комлинков: время от времени Скирата засовывал что-то в ухо и вытаскивал обратно. Ордо покачал головой, а Скирата усмехнулся — коротко и без малейшего веселья. Он повернулся к Ругейану и положил покрытую шрамами руку на рукав его дорогой, выглаженной куртки.

— Сынок, — сказал он. — Я не мог не заметить, что ты называешь моих мальчиков хряками. Не делай так больше, понятно?

Ругейан посмотрел на Скирату свысока, так, словно впервые его заметил, и опустил комлинк.

— Нам надо вытаскивать сенатора немедленно. На остальное плевать.

— Я рад, что ты мне об этом напомнил.

Фи не видел — что именно сделал Скирата потом, но его рука упала вниз и внезапно Ругейан стал очень к нему внимательным. Его глаза выпучились и тихий звук «ох» сорвался с его губ.

— Теперь когда я завладел… вашим вниманием, могу я настаивать, чтобы вы убрали себя с места происшествия, и дали Капитану Ордо и моим мальчикам делать их работу?

Фи был зачарован. В живописную картину застывшей боли вмешался Дарман.

— Заряды заложены Сержант. Готовы начинать.

Рука Скираты вновь вернулась на пояс и Ругейан жадно вдохнул, прежде чем одернуть куртку и ускакать прочь — на почему-то негнущихся ногах.

— Я запомню этот прием. — заметил Атин вполголоса. — Вэу нас такому не учил.

Но Фи знал что Вэу тщательно и требовательно выучил Атина процедурам штурма зданий. Он только хотел бы знать чуть больше про Ордо. ЭРКи не были командными игроками.

— Мне это понравилось. А может внесете в штурм немножко разнообразия капитан. — поинтересовался Фи. — Дадите вашей диси отдых?

— Не суетись. Если тебе повезет — будешь развлекаться с ними. — бесцветно проговорил Ордо. — А если нет — то со мной.

Фи размышлял над его словами несколько секунд. Потом он снова задумался — почему Нуриин-Ар и его дружки не взяли заложников в транспорте, до того как он приземлился; там позиция для противодействия штурму была куда лучше. Дураки пошли на верную смерть. Они не повлияют на позицию Сената. И они должны быть идиотами, если они не понимали этого.

«В конце концов…» — подумал он. — «уровень их ума ничего не меняет.»

Он проверил диси, и прослушал песню быстрых переключений режимов; помня при этом что Ордо внимательно следит за ним.


Голоновости, обновление. 1830. Правительство Харуун Кэла заявило что не имеет отношения к Нуурин Ару, лидеру группы удерживающей шестерых заложников в космопорте Галактического Города. Но в необычно резком заявлении коруннайский посол сказала что она "отлично понимает разочарование этой группы и намерена добиваться прекращения вмешательства Республики во внутренние дела ее планеты.


Один из офицеров СБК принес поднос с кафом в флимси-стаканчиках и предложил Фи первому. Дружелюбие так и витало в воздухе; Фи это понравилось. Полицейские явно были в благоговении от того что он сделал и он начал понимать что неплохо оказаться в центре такого внимания.

— Булочек нет? — хмыкнул Скирата, и схватил чашку.

Команда сняла шлемы чтобы напиться. Офицер казалось растерялся на секунду, увидев их лица.

— Я посмотрю, что можно сделать. — сказал он.

— На чаевые не рассчитывай. — ответил Скирата.

Фи улыбнулся про себя.

Обрим и Довел в нескольких шагах от них наблюдали, как группа разглядывает голограмму с планом терминала, которую Ордо проецировал на площадку между ними.

— Помещение удлиненное, — сказал Скирата отхлебывая каф. — Пространства для хитростей нет. Так что все становится вопросом скорости, силы, и знания — кто должен упасть, как только мы там окажемся.

— А как вы собираетесь удержать их от подрыва? — поинтересовался Довел.

— Пристрелив их прежде чем они успеют пошевелиться. — ответил Найнер. — Мы это делали больше ста раз, и знаем как думают другие. У них это, вероятно, первая акция.

— И последняя. — Ордо проткнул пальцем в перчатке мерцающую плоскость иллюзорной крыши таможенного зала. — Я иду с крыши и держу на месте заложников, пока не подоспеют саперы,

— Всех заложников? — спросил Обрим.

— Я знаю, что сенатор приоритетен.

Довел задумчиво пожевал губами, явно как человек который больше не желал командовать ситуацией. Фи подумал что это мудрый выбор. Если что-то пойдет не так — он знает, кого назначат виновным.

Ордо поднялся и аккуратно перемотал свой десантный шнур прежде чем прикрепить его к поясу.

— Я на позицию сказал он. И переключаюсь на основной комлинк-канал. Начинаем в 1915. Дарман дает отсчет и люди Обрима вырубают все огни, ясно?

Коммуникатор Довела пискнул. Он ответил и встал таким неуверенным образом как это делают люди, когда они пытаются сосредоточиться на чем-то, чего не ожидали услышать.

— Это Нуриин-Ар. — сказал он. — Он спрашивает насчет ведер, еды и питья.

— А. Захотелось «в освежитель зайти». — заметил Обрим. — Похоже, наш крутой парень смягчился.

— Даже люди, которые собираются убивать, должны справлять нужду. — хмыкнул Скирата. — Я отнесу все это хозяйство.

— Думаю что это должен сделать я. — возразил Ордо.

— Ага, и они, конечно же, растают от твоего врожденного обаяния. — Скирата шарил в карманах помятого жилета.

Он вытащил что-то, выглядящее как слуховой аппарат — нет это и был слуховой аппарат. Фи всегда сомневался что со слухом у Скираты все в порядке и, вот теперь он узнал точно.

— Атин, можешь поймать сигнал с моего аппарата? Терпеть не могу эту штуку. Но иногда она полезна.

— Сейчас. — ответил Атин, выстукивая пальцем по небольшому приемнику в ладони. — Ты в самом деле оглох?

— Немного туг на ухо. Ты тоже таким будешь, если слишком долго придется болтаться на поле боя без шлема.

— При всем уважении — вы просто создаете еще одну проблему. — заметил Ордо.

Скирата потягивал каф, не поднимая взгляда.

— Если ты про то, что моим парням придется думать как бы это меня случайно не пристрелить — то все просто. Им про это думать не надо. Приемлемые потери.

Во всех шлемных комлинках на короткий и напряженный миг воцарилась тишина — ни вздоха, ни глотка, ни шевелений губами. Фи внезапно представил себе картину настолько страшную, что он просто не мог ее вынести.

Потом все вернулось к хорошо отрепетированному сценарию. Заряды сдетонируют и они ввалятся внутрь следом за светошумовыми гранатами так синхронно, что это будет казаться одной и той же повторяющейся долей секунды, и доверятся реакциям, настолько отработанным, что они не будут останавливаться чтобы думать что делать дальше — или даже знать сколько прошло времени.

Это была глубоко вбитая, нерассуждающая вторая натура. Фи на миг отвлекся, но тренировки и инстинкты снова подхватили его.

— Я дам столько подсказок, сколько смогу, так что слушайте внимательно. — сказал Скирата. Он повозился с аппаратом, цыкая также раздражающе как и Найнер. — И если я окажусь на дороге, когда вы войдете — значит мне не повезло, понятно? Вы валите всех; сквозь меня, если понадобится.

— Сделаем, сержант. — ответил Фи.

Но он знал, что никогда не сделает ничего подобного.


Терминал Галактического Города. 1855.

Двери разошлись. Фи, стоявший дальше всех, смотрел через прицел своей диси — не собираясь стрелять, но все равно готовый к этому. Скирата сделал несколько шагов вперед.

— Доставка горячей пищи. — объявил он, держа руки на отлете от туловища, демонстрируя само послушание. — И, эээ… принадлежностей.

Фи видел за ним закрытый коридор. Заложники были все еще разбиты на две группы. Одна из целей подошла к Скирате и прижала дуло бластера к его лбу. «Зеленый», отметил Фи и сделал мысленную пометку насчет походки цели. Он мог сделать отличный выстрел — но время еще не пришло. Звуковой сигнал шел с помехами, но достаточно разборчиво.

— Поставь ведра и убирайся.

Скирата — маленький, жалкий, растрепанный, подволакивавший ногу — выглядел как уборщик. Фи знал, что Зеленый не увидит — кем он был на самом деле

— А что со стариками? — проныл Скирата. — Вам не кажется что с них достаточно? Почему бы вам их не отпустить? Возьмите лучше меня.

«Давай. Давай. Дай ему войти…»

Зеленый помедлил, а потом подтолкнул Скирату бластером.

— Можешь составить им компанию. — рыкнул он. — Ты слишком заботлив для мальчика на побегушках. Мы тебя обыщем.

Двери закрылись.

— Приготовились. — скомандовал Найнер.

Они заняли позиции по обеим сторонам дверей. Фи и Найнер слева, Атин и Дарман справа. Они слышали дыхание Скираты — явственно контролируемое, с учетом обстоятельств — и время от времени шорох ткани. Они обыскивали его. Слуховой аппарат, похоже, не привлек их внимания, устройство было слишком обыденным.

— Вы в порядке, миссус? — произнес голос Скираты. Последовал глухой ответ, видимо — голос старой гаркианской женщины. — Лягте. Вам будет лучше.

— Заткнись. — сказал новый голос. «Желтый», подумал Фи. Он узнает этот голос, когда услышит его в следующий раз. «И ты получишь свое. Ничего личного, такая работа.»

Они услышали Скирату и цели снова. Фи выжидал. Каждое слово было ценным; уже тем, что он заговорил вообще, Скирата, возможно, рисковал своей жизнью или, как минимум, ртом разбитым бластером Серого.

— Слушай сынок, дай мне взглянуть на твой хроно… ого, он тебе, похоже, недешево обошелся… ты ведешь какой-то бизнес, да? Ты откуда? Майро, э? Как тебя зовут?

— Тихо.

— Майро. Никогда там не был… ты Н'заэт Нир, да?

— Заткнись. — снова Желтый.

— Ну ладно, не горячись. Я сейчас просто присяду тут, с Джозом и Кайрой, хорошо, милая? Не волнуйся…

— Заткнись.

Хрясь.

Последовали отчетливые звуки мнущейся ткани и разрозненная, приглушенная ругань на несколько голосов. Фи пытался не думать чем же было это «хрясь». Но у них, по крайней мере, появилось имя последнего заложника. Это может быть важно.

Он прикрыл глаза на секунду и представил расклад. Значит так — рядом и слева от Скираты возможно трое заложников. Это оставляет неизвестной позицию сенатора Тиллса, а также его помощника. Но это лучше чем ничего.

— Почему он повторил «Майро»? — спросил Дарман. — Где Майро?

Голос Найнера отозвался в его черепе.

— Это Корпоративный Сектор. Ордо, ты готов?

Фи сделал глубокий вдох. Он включил нашлемный фонарь и проверил хроно на пластине предплечья. Когда взорвут двери и Найнер забросит светошумовую гранату — достаточно яркую и громкую, чтобы ошеломить большинство рас на несколько драгоценных секунд — он повернется на 270 градусов влево, шагнет внутрь и прицелится, готовый уложить первую же узнанную цель, которую увидит. Он делал это раз за разом.

— Потолочная команда готова. — ответил Ордо. — Дарман?

— Готов. — Дарман поднял затянутый в перчатку палец. — На счет «три». Два. Пошел.

БУМ.

Вспышка выплеснулась из искореженных створок и Фи ворвался внутрь со вскинутой «диси». Время распалось на последовательность застывших кадров.

Мужчина в зеленой куртке, парализованный. Щурится от нашлемного фонаря, кричит «Нет!» голосом, который Фи запомнил как цель, пытается поднять бластер и Фи прожигает ему грудь единственным разрядом.

Лучи фонарей перекрещивают комнату. С потолка сыплются ошметки и Ордо приземляется в нескольких метрах от Фи. Атин двумя выстрелами укладывает Серого.

Секунда полной тишины. Потом кто-то в темно-коричневом вскакивает с пола и Дарман с Найнером стреляют слитно, как один.

— Всем лежать! Лежать! — Ордо направляет свою винтовку на группу заложников. — Не двигаться! Республиканские Силы!

И Дарман орет: — Где Желтый? Где Желтый?

Фонарь Фи хлещет по стене влево и он видит светло-желтый силуэт, полузакрытый Скиратой, тот пришпилен лучом и закрывает цель.

— Нет, Фи! Нет!

Палец Фи начинает нажимать спусковой крючок без сознательного участия его разума и время замедляется во сто крат.

— Фи, нет! — Скирата бросает себя на фигуру в желтом костюме. — Заложник, Фи! Не стрелять!

Палец Фи отдергивается. Снова внезапная и полная тишина, подчеркнутая лишь стуком потолочных панелей, которые все еще падают по частям на плиточный пол.

«Я едва не убил его. Я едва не убил Скирату.»

Ордо, стоящий над заложниками, внезапно стреляет из своей диси в одного из них и орет оставшимся не двигаться.

Наконец включается аварийное освещение. Шестеро гражданских замерли в ужасе.

— Фиерфек. — выдавил Атин. — Я на секунду подумал, что он пристрелил заложника.

— Вызывайте сюда медиков, пока эти люди не устроили истерику. — скомандовал Ордо. — И позаботьтесь сперва о сенаторе.

Человек в дорогом костюме скорчился на полу среди остальных заложников и рядом с ним — бластер.

— У него было оружие. — сказал Ордо. — Какая-то подмена. Должно быть поменялись костюмами с нашим бизнесменом.

Теперь все цели были поражены. Фи мог думать только о испуганном выражении лица Скираты в луче его нашлемного фонаря. Он почувствовал порыв попросить у него прощения. Старый солдат присел перед замершими заложниками, ободряюще и с улыбкой говоря им, что все идет прекрасно, и все будет отлично, если они еще немного потерпят и не будут двигаться. Они были увешаны взрывчаткой, а рядом мертвый террорист еще слегка дымил дырой в груди. И они оставались неподвижны и не кричали.

Люди обычно исполняли то, что им говорил Скирата.

Он взглянул на Фи.

— Ну, не совсем по учебнику. Но покойнички готовы.

Прибежали саперы и начали осматривать ранцы; команда направилась к выходу. Фи взглянул на хроно — штурм занял меньше тридцати секунд.

Он чувствовал как адреналин идет на убыль в его теле и — что не зависело от уровня его тренированности — как наступает откат после массированного выброса гормонов. Его дыхание хрипло отдавалось в ушах, когда он присел на багажный репульсор.

— Все чисто. — Сапер вышел из разгромленного коридора с открытым ранцем, который позвякивал в такт шагам. — Я в смысле — вообще чисто. Эти ранцы набиты просто бэушными запчастями к комлинкам. Уроды блефовали.

Скирата посмотрел через голову Фи и уселся рядом с ним.

— А мы не любим таких правдоподобных шуточек, верно, парни? — Он жестом пригласил его снять шлем. — И с шутливыми дураками разбираемся до ди'кута резко.

Обрим стоял в искореженных взрывом дверях, выглядя смущенным.

— И все? — проговорил он. — Мы ковырялись вокруг больше трех часом, а вы зачистили комнату за 60 секунд?

— За двенадцать. — машинально поправил Фи.

Со стороны все выглядит проще. Наверное на голокамерах это выглядело бы великолепно. Фи мог видеть только одно — что он прошел на волосок от того, о чем он никогда даже подумать не мог. Если бы Скирата не идентифицировал мужчину как заложника — Фи убил бы их обоих одним выстрелом.

«Сержант Кэл нам почти что отец. Как я мог?»

Он стянул шлем и вытер лоб ладонью, все еще не в силах изгнать образ Скираты из своих мыслей.

— Ты в самом деле подстрелил бы меня, верно? — хрипло спросил старый сержант.

— Сержант, простите. Я….

— Нет, парень, ты все делал правильно. — Он, казалось, читал каждую мысль Фи, все точно также, как во времена учебы. — Ты делал именно то чему я тебя учил. Что я сказал?

Фи сглотнул.

— Приоритет — завалить плохих парней, сержант.

— Хорошо. Я горжусь тобой. А сентиментальность тебя прикончит. — Он потрепал Фи по щеке ладонью. — А этот приятель оказался удачливей, чем он даже может себе представить. Они заставили его поменяться одеждой с одним из них, и догадываюсь что по веской причине. Он из КорСека.

Бизнесмен, Н'Заэт Нир все еще стоял у стены, оглядывая мятую желтую куртку и брюки так словно он испугался, вдруг обнаружив себя в такой мерзкой одежде. Его должны были забрать медики для беглого осмотра — прямо сейчас, но что бы он им ни сказал — он все еще был здесь и ждал. Он подошел к Обриму.

— Мне надо уехать прямо сейчас.

— Вам действительно стоило бы пройти осмотр, сэр…

— Но у меня важная встреча. Я член Дирекса КорСека и я обязан на нее попасть.

— А желательно еще и одним куском. — заметил Скирата. — Не думаю, что твои коллеги в правлении решили бы, что это смешно — если бы мы вломились и пристрелили тебя по ошибке. Особенно при том, что взрывчатка была блефом.

Нир, похоже, уже забыл свой страх несколькими минутами ранее.

— Нет. Они бы так не думали. Надеюсь, мы не будем углубляться в наши споры с сепаратистами? Я могу получить свой костюм назад? И кто будет оплачивать ущерб?

Фи подумал что поблагодарить было бы слегка тактичней, но вдруг понял что что-то упустил в репликах, которыми только что обменялись Скирата и Обрим.

Найнер подошел к ним в сопровождении Ордо. Оба выглядели так, словно их ничто не может взволновать.

— Что я пропустил?

— Это не сенатор. — проговорил Обрим. — Не он был ключевым заложником. Он был приманкой, чтобы вынудить нас ворваться и пристрелить настоящего туза, который у них был.

— Хотите все объяснить, сержант?

Скирата поскреб по волосам пятерней.

— Администрация Корпоративного Сектора нейтральна а Совет Дирекс — ее правящая верхушка. Они ворочают серьезными деньгами и вооружением, так что нам их лучше не задевать. Так что если бы Фи пристрелил члена Дирекса, политические последствия были бы жуткими — Корсек мог бы выбрать сторону и кинуть свои деньги и пушки к сепаратистам. Продолжать надо?

— Фиерфек. — протянул Фи. Но это все же не ощущалось таким пугающим как то что едва не убили Скирату. — Новенькое; прямо сейчас в учебник.

— Это ты верно.

«Тяжелая рука безрассудной Республики; штурм и убийство высокопоставленного человека из КорСека.» Хороший трюк, кто бы его ни придумал.

Обрим пожал плечами.

— Ну, сегодня ночью ты можешь храпеть со знанием что дал Ругейану удачный сюжет для пропаганды. Как жаль, что это не попадет на РГН…

Он осекся. Ордо стянул шлем. Почему-то Фи не ожидал что ЭРК будет выглядеть также как они, но разумеется, он именно так и выглядел. Он посмотрел Фи прямо в глаза — и это совершенно не было похоже на взгляд в зеркало, хотя сходства и было достаточно, чтобы заставить замолчать Обрима.

— Мы предпочитаем не появляться на публике. — проговорил Ордо. — Но гражданам республики не повредит узнать что мы делаем. — Он строго посмотрел на Фи. — А ты, братец, очень болтливый, невыносимый, и до дури храбрый. Я прощаю тебе насмешки над камой. На этот раз.

Фи не чувствовал себя отважным, сейчас — особенно. Еще он хотел бы знать — был ли прыжок на бомбу сколько-то отважней поступка мастера Кайма. Это было просто натренированным, мгновенным решением, таким же, каким оно было бы у Дармана, Атина или Ордо.

И это было одной из вещей, которым научил его Кэл Скирата. Он это помнил.


Голоновости Обновление 1930. Захват в космпопорте Галактического Города закончился освобождением сенатора Меена Тиллса и всех остальных заложников. Коммандос штурмовали зал здания терминала и застрелили четырех террористов из группы, противостоящей республиканскому влиянию на Харууун Кэле. Теперь наши дроид-камеры вернулись к работе и мы включаем прямую трансляцию…


Ругейан надувался, как и предсказывал Обрим. Он прошествовал назад в зал терминала с хвостом из журналистов и в облаке свеженьких лет-камер, источая самодовольство. Обрим тормознул их и отвел его в сторону, к островку из коммандос и полицейских, которые ждали возле разнесенных дверей.

— Прежде чем вы махнете оркестру, вам надо узнать что взрывчатка была фальшивкой. — сказал командор.

Фи не заметил, чтобы что-то отразилось на лице Ругейана.

— И?

— Выглядит как ловушка — чтобы вынудить нас ворваться внутрь сходу и пристрелить члена Совета Дирекса Корсека, а с Сенатором это никак не связано. Мы не знаем кто стоит за этим, так что учтите это прежде чем начнете шумиху.

Ругейан выдерживал паузу и нейтральное выражение лица на несколько секунд. Потом привычная улыбка внезапно вернулась на место.

— Командор, эти мерзавцы захватили невинных людей и убили мастера-джедая, чьей единственной заботой было состояние заложников. Сенат не терпит терроризма. Мы отвечаем на него силой, и сегодня вечером мы покажем миллиардам зрителей что ждет тех, кто хочет нас испытать. — Его улыбка исчезла, словно ее выключили. — А остальное — детали, которыми не стоит волновать нашу бдительную прессу.

Он вернул улыбку на место и отправился обратно, туда, где ждала пресса.

— Он все это специально перед работой разучивает? — поинтересовался Фи.

— Он наверняка даже во сне так говорит. — хмыкнул Обрим. — А, ладно, я хочу только добраться до дома. Если, конечно, твои ребята не хотят пропустить по стаканчику.

Cкирата неловко улыбнулся.

— Мы всегда на службе, командор, так что выпивка нам не положена. Но спасибо. Можете отправляться домой.

Фи не мог подыскать шутки, которая помогла бы ему сейчас же. Он был очень рад уединению своего шлема.

«Я бы и в самом деле выстрелил.»

Дарман толкнул его локтем в спину, жестом скорее шутливым чем раздражающим.

— Мы пропустили ужин. — заметил он. — Наверно, придется пнуть поваров, чтобы они состряпали нам чего-нибудь, когда вернемся.

Ордо прислушивался к личному комлинку, опустив голову. «Выдающий ЭРК жест.» — подумал Фи.

— Транспорт СБК, который отвезет нас в казармы, на месте. — объявил он, выпрямляясь. — Вы получаете новое назначение и переводитесь завтра в 0600. Омега.

Скирата покрутил головой по сторонам, озираясь, и улыбнулся им с выражением, которое не скрывало его беспокойства.

— Сначала позаботьтесь чтобы их нормально накормили, капитан. — он ткнул пальцем в их направлении, потом усмехнулся какой-то своей мысли и похлопал их всех по спинам. — Не ломайте государственную собственность, ладно? И скоро мы поговорим насчет выпивки, это я обещаю.

Он подмигнул и подняв воротник, прихрамывая, направился к толпе снаружи, в буйство неоновых и машинных огней, которым был Галактический Город, превратившись у них на глазах из наемного коммандос в безликого старика так же правдоподобно, как меняет свой облик любой из гурланинов.

— У меня никогда не было настоящей алкогольной выпивки. — проговорил Атин. — Или полной вазы варра-орехов.

— Ну, а если все это еще и на халяву… ради этого стоит оставаться в живых. — хмыкнул Фи и они вернули шлемы на место, вновь становясь безликим и пугающим последним доводом Республики.


Оглавление

  • Карен Трэвисс Республиканские коммандос. Команда Омега: Цели (Звездные войны)