Становление Героя Щита 14 (ЛП) (fb2)


Настройки текста:



Анеко Юсаги СТАНОВЛЕНИЕ ГЕРОЯ ЩИТА 14

Начальные иллюстрации



Пролог. Совещание по захвату Кутенро

— Начнём с оценки ситуации. Так…

На следующее утро после праздника по случаю победы я собрал всех причастных в особняке порта Кутенро, чтобы обсудить дальнейшие планы.

Вчерашний праздник состоял из пьянки, песен и шума, так что в особняке повсюду бардак и мусор.

Напоминает японский парк после дня любования сакурой — видимо, сказывается восточная стилистика страны.

— У-у…

И если мои спутники держатся хорошо, то все остальные как-то раскисли.

— Что такое? Вы же вроде собирались устроить революцию и поставить Рафталию во главе?

Наши союзники стонут, их лица цвета земли. С трудом верится, что это они вчера ночью так веселились.

— В-воды…

— Всё потому, что они пытались вчера перепить сестрёнку Садину, Наофуми-сама.

— О-о?

— Слухи… не врали, когда сулили гибель тому, кто попытается перепить бывшую кровожадную жрицу… — хрипло протянул один из тех, кто пил с Садиной вчера вечером.

Вид у него такой, будто он прямо тут сейчас и помрёт.

Вчера с вечеринки четверо ушли проблеваться… и до сих пор не вернулись.

Валяются где-нибудь с похемельем, наверное… Надеюсь, живы.

М-да. Кажется, совещание придётся проводить со спутниками, а не с местными бойцами.

Кутенро — страна с прогнившим правительством, которое не даёт жить простым людям.

Кто-то из этих высокопоставленных мразей распорядился подослать к Рафталии убийц.

Мы вторглись в Кутенро и вскоре наткнулись на движение мятежников.

Местные жители настолько обрадовались освобождению от многолетнего гнёта, что после захвата порта по всему городу прокатился праздник.

Он и сейчас продолжается, судя по звукам, которые иногда доносятся снаружи.

— Поговаривали, что она — возлюбленная бога вина. Все считали, что она и по сей день где-то пьёт…

— Так что обнаружить её рядом с чудовищем, способным съесть основу для пойла, от которого в ужасе сбежит даже бог вина… более чем логично.

Чего все на меня смотрят? Не нравится, что я ем коголевые ягоды?

— До сих пор не понимаю, почему всем так нравится называть меня чудовищем.

Меня зовут Иватани Наофуми. Я бывший японец и нынешний Герой Щита в параллельном мире.

Вообще, правильно ли призывать человека из другого мира и назначать его против воли Героем Щита?

Как доходчиво показали недавние события, отношение к Герою Щита во многом зависит от страны.

Но прежде чем говорить о тех событиях надо бы вкратце рассказать о мире, в который меня призвало.

В нём, как и в играх, есть Уровень, а за победу над монстрами начисляют очки опыта. Помимо них есть и окно статуса, так что современному японскому геймеру в принципах работы мира разобраться проще простого.

При желании можно даже просмотреть числовые показатели своих характеристик, поэтому по незнанию призванный Герой легко может решить, что оказался в мире игры.

Впрочем, простота и понятность могут сыграть злую шутку.

Меня призвали в этот мир, чтобы я защищал его от волн — катастроф, которые грозят разрушить его.

Поскольку я хорошо знаком с произведениями о попаданцах и избранных героях, спасающих мир, то сразу проникся большими надеждами, однако в Мелромарке, призвавшей меня стране, государственная религия выставляла Героя Щита демоном.

Из-за этого я оказался целью многочисленных заговоров. Из-за трудностей и лишений у меня настолько испортился характер, что я и сам это замечаю.

Иногда я задумываюсь, как сложилась бы моя жизнь, попади я вместо этого в Шильтвельт, где Героя Щита почитают как бога.

Шильтвельт — страна полулюдей и зверолюдей.

Если бы я с самого начала оказался там… меня бы берегли и почитали как бога, но в то же время я ещё не забыл, как мне пытались навязать гарем из толпы женщин, мечтающих завести от меня детей.

Что лучше — быть вышвырнутым на улицу без гроша в кармане или жить быком-осеменителем?

Если честно, мне оба варианта не по душе… Ненавижу такие сюжеты.

Как бы там ни было, я отбился от козней и заговоров и дожил до сегодняшнего дня.

— Какое жалкое зрелище.

— Эх…

Атла и Фоур вздыхали, глядя на мучающихся от похмелья бойцов.

Эти двое — рабы, которых я себе купил. Они относятся к хакукообразным, которые считаются в Шильтвельте элитной расой.

Атла на первый взгляд кажется маленькой девочкой, хотя на самом деле она неутомимый воин. Когда мы были в Шильтвельте, она продемонстрировала такую силу, что склонила на нашу сторону многие горячие головы той страны. Хотел бы я сказать ей, что так себя вести нельзя, но пока молчу — закончилось-то всё хорошо.

По словам правителей Шильтвельта, Атла — моральный образец для всех жителей их страны. Хотя лично меня её чрезмерная преданность нисколько не привлекает.

Ну а Фоур — бесплатный довесок к Атле. Или нет?

В своё время он изо всех сил ухаживал за больной сестрёнкой, но теперь она поправилась и помыкает им как хочет.

Когда я покупал Фоура, он казался мне полезным приобретением, но в конце концов именно Атла, которую я взял к нему в довесок, оказалась намного сильнее.

Правда, в последнее время разрыв между ними сокращается. Фоур вырос, окреп, возмужал и научился превращаться в белого тигра-зверочеловека.

К тому же ему доступен режим озверения, но в нём я пока не разобрался. Нужны опыты.

Дорога в Кутенро провела нас сквозь Шильтвельт, где Фоур и Атла показали себя во всей красе. В принципе, в Шильтвельте о них неплохо отзывались. Пожалуй, когда я разберусь здесь со всеми делами и вернусь в Японию, они вполне смогут войти в правительство той страны.

— Разумеется, вас, малолеток, я никому не дам споить.

— Наофуми-сама, по вашему совету я готова выпить хоть яд.

— Что?! Не смей советовать Атле отраву!

— И не собирался, включи голову.

С ними так постоянно.

— Кстати, куда подевался Ицуки?

Кавасуми Ицуки — Герой Лука, призванный из какой-то другой Японии. Ему, как и мне, многое пришлось пережить… и пострадать от женщины, которую я называю Ссукой. Из-за неё у него теперь не всё в порядке с головой. Его бы на лечение отправить, однако сражаться он пока может, так что я продолжаю использовать его огневую мощь.

— Они с Лисией-сан изучают материалы по Кутенро, — пояснила Рафталия. — Думаю, скоро вернутся.

Хм-м. Значит, ничего страшного, что их тут нет.

Лисия — девушка серьёзная, в запой не уйдёт. Сейчас она присматривает за Ицуки, хотя в своё время он жестоко выгнал её из своего отряда. Позднее в Лисии проснулся талант бойца, она победила поддавшегося тьме Ицуки и уговорила его исправиться. Другими словами, у неё подвиги, как у главного героя произведения. В последнее время она ведёт себя тихо, но это потому, что ей лучше даётся умственный труд, а не битвы. Её характера и способностей вполне хватает, чтобы я ей доверился.

— В любом случае нам нужно поскорее избавить наших от похмелья. Мы не можем терять время.

И как мы только докатились до такого?

Вообще, всё началось из-за Рафталии. Она моя правая рука, поклявшаяся сражаться вместе со мной. Правда, поначалу я был хозяином, а она моей рабыней. Сейчас я отношусь к ней как к дочери.

Вся шумиха началась оттого, что Рафталия переоделась в одежду жрицы. Я попросил её примерить эту одежду, поскольку она очень подошла ей, когда мы были в мире Кидзуны. Но оказалось, что в стране Кутенро, откуда родом её родители, эта одежда означает кое-что другое. Благодаря тому случаю я узнал, что посланники Кутенро всегда следили за Рафталией, но не вмешивались даже когда она сталкивалась с ужасными злоключениями. В конце концов они заявили, что будут теперь постоянно подсылать к ней убийц.

Я не настолько толерантен, чтобы спускать такие заявления с рук. А главное, я очень дорожу Рафталией. В самую трудную минуту только она была на моей стороне, и поэтому я заставлю мразей из Кутенро пожалеть.

С этой мыслью я и устремился в их логово. Поскольку Кутенро окружен морем и барьером, попасть в него очень тяжело. Мы взяли в Шильтвельте торговый корабль и поплыли на нём. Сначала на нас напали убийцы, но мы отбились, затем мы добрались до барьера, где Аквадракон, морской защитник Кутенро, утащил в море меня, Рафталию и Садину. С его помощью мы успешно проникли в страну.

На суше мы встретились с Ральвой — градоначальником порта и предводителем восстания против нынешней повелительницы. После переговоров с ним мы уничтожили всех её наместников и захватили порт.

По ходу дела мы также встретились со знакомым Дяди-оружейника… но не буду о нём.

Как бы там ни было, мы всё ещё не наказали гадов, работы полно. Наша главная цель — родственница Рафталии, известная как Повелительница. Пока мы не сбросим её с трона и не назначим Рафталию на должность нового правителя, убийцы не успокоятся.

Таким образом мы сейчас засели в захваченном порту и планируем наступление. На наше счастье правительница Кутенро издала аналог указа о жалости к живому, карающий за убийство монстров. Из-за него она растеряла поддержку народа. Пожалуй, сейчас лучшее время, чтобы её сместить. Насколько люди от неё устали — легко понять хотя бы по тому, как они празднуют захват города.

— Кюа-а-а-а-а.

— Кажется, праздник до сих пор продолжается. Может тоже пойти поиграть?

— Кюа-кюа, кюа-а-а.

— Бу-у! Господин-сама будет играть только со мной!

Тем временем во дворе особняка Фиро и Гаэлион испепеляют друг друга взглядами.

Фиро относится к Филориалам, похожим на птиц монстрам, которые развиваются по-особому, если их выращивают Герои. Прямо сейчас она выглядит как белокурая девочка-ангелочек с крылышками на спине и голубыми глазами, но её истинный облик совсем другой.

Вообще, наше с ней знакомство началось с того, что я купил её яйцо в лотерее.

Некоторое время назад Фиро пережила череду неудач, но не так давно королева Филориалов Фитория нашла её и благословила, так что теперь она стала намного сильнее.

Гаэлион же — дракон. Драконы с Филориалами давние враги.

Хотя обычно Гаэлион выглядит как младенец-дракон, в бою он сражается в форме взрослого дракона. Можно сказать, что у него раздвоение личности… но это не совсем так. У него не одна раздвоенная личность, а две разных, живущих в одном теле. Сейчас активна первая — Гаэлион-малыш, настоящий хозяина тела. Вторая — скрытая, но готова прийти по первому зову: Гаэлион-отец, личность зомбидракона, с которым я когда-то сражался.

Хотя хозяин Гаэлиона — я, в деревне за ним ухаживает Виндия, одна из моих рабынь. Прямо сейчас Виндия находится в Шильтвельте на пару с Рато, алхимиком из Фобрея, где они изучают биологию тамошних обитателей. Ну а Гаэлион путешествует со мной.

Хотя и Фиро, и Гаэлион — верные союзники в трудных битвах, у них видовая неприязнь друг к другу, так что они постоянно ссорятся.

Но можно не вмешиваться, ничего плохого не случится.

— Если мы не определимся в ближайшее время, потеряем инициативу.

— Вы совершенно правы, — поддакнула Рафталия.

— Уф… — очнулся Ральва, градоначальник порта Кутенро. Он замотал головой, пытаясь прогнать похмелье.

— Вот, отлично. Итак, где искать эту вашу повелительницу? Я бы лучше поскорее прихлопнул её, чтобы поскорее со всем разобраться, — сказал я ему, разворачивая карту Кутенро.

Эта страна не такая большая как Мелромарк или Шильтвельт, но очень «плотная», прямо как современная Япония. Мы сейчас находимся в порту на самом западе.

— Действующая повелительница находится в столице, это вот здесь, — ответил Ральва, показывая на восток Кутенро.

Если опять проводить условные параллели с Японией, то мы сейчас засели в Кагосиме, а палец Ральвы указывал на Токио… даже, скорее, на Тибу. Опять же, это очень условное сравнение.

— О? — Садина наклонила голову. — В моё время столица была не там.

Садина в прошлом — жительница Кутенро, сбежавшая из страны в Мелромарк вместе с родителями Рафталии. В деревне она отыгрывает роль заботливой нянечки и строит из себя старшую сестру Рафталии.

Садина на редкость устойчива к алкоголю, так что её собутыльники как правило упиваются вдрызг. Она очень активная и инициативная. Меня она, если честно, раздражает.

В бою она… чудовищно сильна. В общем — японская красотка, умеющая превращаться в косатку.

— Действующая повелительница выбрала новую столицу, когда взошла на престол. Поэтому первым делом нам стоит захватить старую столицу. Она выгодно расположена и внесёт большой вклад в успех кампании.

— Надо же, ей хватило наглости перенести традиционную столицу, — вставила Садина.

Ральва согласно кивнул.

— Многие были не согласны, но она настояла на своём. Даже сейчас новая столица вовсю застраивается.

Сначала указ о жалости к живому, теперь это. Всё у этой бедовой хозяйки выходит боком. Даже Мелромарком управляли лучше.

— Поговаривают, что за переносом стоит обогащение приближённой.

— Значит, злодейка, дружившая с предыдущими повелительницами, всё-таки добилась своего? Она частенько говорила, что старая столица ей не по нраву.

— Так, вы сейчас о ком? Кто-то тайно дёргает повелительницу за ниточки?

— Да, — подтвердил мою догадку Ральва. — Злодейка по имени Макина фактически захватила власть в стране.

Ух ты, угадал. Видимо, из-за этой гнили в верхах народ легко увидел в Рафталии настоящую повелительницу.

Старая столица. Город, утративший былую славу из-за испорченного правительства.

— Есть ещё одна причина, по которой нам стоит захватить старую столицу. Оттуда Рафталия-сама может пользоваться силой повелительницы.

Если слова Ральвы о стратегической выгоде я ещё понял, то эти — не очень.

— Ты так говоришь, что Наофуми-тян ничего не понимает. Речь о том, что Рафталия-тян тоже сможет использовать благословения, доступные нашим врагам. Другими словами, если повезёт, мы получим их силу.

— Вот оно что.

Благословение повелительницы включает Камни Воли Сакуры, которые разворачивают барьеры, ослабляют Священных Героев и усиливают союзников. Кроме того, оно даёт доступ к Астрал Энчанту, с помощью которого можно прибавлять характеристики союзников к своим. Возможно, скоро эти способности будут доступны и нам.

— В старой столице есть место, где повелительницы вступали в должность. Возможно, если Рафталия-тян проведёт там ритуал, силы появятся и у неё.

— Значит, наши планы на ближайшее время — добраться до старой столицы…

Повелительница сама виновата, что переместила столицу на восток. Глупо было бросать такую важную базу.

Как ни крути, захват старой столицы — хороший шаг. Заодно многое узнаем об этой непонятной стране.

Ещё надо продумать маршрут. Тут нам может пригодится информация, которую Аквадракон оставил в кристалле, подаренном Гаэлиону.

— Теперь нам нужен план, — заявил я. — Прямо сейчас все наши силы сосредоточены здесь, в порту.

— Но я уверен, что скоро весть о разгоне чиновников долетит до соседних поселений, и они заявят о нашей поддержке.

— Это хорошо, но мы не можем сидеть и ждать, пока власть сама упадёт в руки. Нам нужна быстрая стратегия.

— Действительно, нам ведь ещё нужно заниматься восстановлением деревни… И готовиться к борьбе со следующими врагами, — вспомнила Рафталия.

— Ага, я не собираюсь торчать тут вечно.

С этими словами я положил листок бумаги рядом с картой и начал рисовать на нём.

— Вариант номер один. Поскольку захватывать страну постепенно мне не хочется, то можно попробовать быстренько сместить повелительницу.

По словам Садины, эта страна продолжит преследователь Рафталию, пока не падёт. Но у меня нет времени постепенно отвоёвывать территорию у местного правительства. Поэтому я предлагаю не мешкать и сразу выкорчевать корень зла.

— Однако у врагов есть оружие, созданное специально чтобы противостоять нам, — заметил я.

В этой стране есть какие-то уникальные технологии. По ним создаётся крайне неприятное оружие, которое ослабляет Священных Героев… мой Щит — не исключение.

Местные противники не только отключают мои методы усиления, но и умеют усиливать себя, поэтому в бою приходится продавливать Уровнем и характеристиками, а это непросто. Недавно у меня появилось оружие, которое частично восстанавливает усиления, однако я всё ещё не знаю, как не дать врагам усилить себя.

Поэтому я опасаюсь, что они могут дать нам отпор.

— Опять ты за своё, Наофуми-тян.

— Главный минус моего плана в том, что в таком виде он вряд ли сработает.

Нужно придумать, как сделать так, чтобы враги не отбили нашу поспешную атаку.

— Я уже подумываю над тем, чтобы заказать оружие у учителя Дяди-оружейника.

Именно учитель Дяди создал сильное оружие, которым сейчас пользуется армия Кутенро. Он страшный бабник, поэтому я называю его Мотоясу-2.

Поскольку ему многое известно о технологиях этой страны, возможно, он придумает оружие, которое станет ключом к победе.

Прямо сейчас он крепко засел в кузнице вместе с Дядей-оружейником.

Тяжело признавать, но пока мы многого не знаем, идти напролом слишком рискованно.

— Великолепный план, Наофуми-сама. Вы достойны называться богом, Наофуми-сама. Вы должны избавиться от родственницы Рафталии-сан и показать этому сброду, кто здесь истинный бог.

В принципе, в Шильтвельте я так и сделал, но не буду слушать Атлу. Не до неё сейчас.

— Вариант два: при помощи Рафталии собираем союзников и захватываем страну. Мы можем использовать торговые корабли Шильтвельта, чтобы ввозить ресурсы и войска. Если на местах есть несогласные с политикой правительницы, то в принципе этот вариант безопаснее первого, хоть и займёт больше времени.

— Трудный выбор… — проговорил Фоур, складывая руки на груди.

Я полагал, он предпочитает думать кулаками. Ошибся, значит?

— Ах, моя кровь кипит от одной мысли о захвате страны. Нам непременно следует прислать сюда воинов Шильтвельта, чтобы продемонстрировать этому сброду вашу власть, Наофуми-сама.

Атла уже загорелась. У неё буквально варварское мышление, но я уже привык.

— Мне тоже хотелось бы разобраться со всем побыстрее, но пока трудно сказать, принесёт ли быстрое вторжение победу.

— Во-во, — согласился я с Рафталией.

Победа над правительницей решила бы все проблемы, но разного рода непоняток слишком много.

— Рафу-у?

Пришла зевающая Раф-тян — сикигами… вернее, фамильяр, созданный из волоса Рафталии. Правильнее всего было бы описать её как монстра в виде тануки или енота. Я её просто обожаю. И ценю гораздо больше, чем ссорящихся во дворе питомцев.

Раф-тян знает много разных фокусов, которые очень помогают в битвах. Во вчерашней она, правда, не участвовала.

— Я тоже сначала рассчитывала на быструю победу, но если жители страны так страдают, по-моему лучше захватить власть основательно.

Вообще, Рафталия говорит дело. Если заручиться поддержкой местных жителей, она может очень пригодиться во время битв с будущими волнами.

— Но это дело небыстрое.

Сломить нужно не только силу противника, но и дух, иначе какая это победа? Можно даже сказать, что свержение правителя — ещё не захват страны.

Вспоминается переворот, который как-то организовал Ицуки. В своё время он участвовал в смене власти в одной из соседних с Мелромарком стран. Он успешно возглавил мятежников и сверг короля, но жители так и остались нищими и голодными, так что смысла в перевороте не было.

Нужно видеть суть проблемы. Казалось бы, если во всём виновато прогнившее руководство, то смена правительства всё исправит. Но действительно ли народ станет жить лучше при новых политиках?

— Наверное, я забегаю вперёд. Всё-таки мы тут только второй день.

— Пожалуй, вы правы… — согласилась Рафталия.

— С другой стороны, этот вопрос из тех, с которыми лучше не затягивать. Держите мои слова в голове.

— Есть! — дружно ответили собравшиеся.

— Ральва, сообщи стране, что мы захватили порт, и готовь войска на случай если я скомандую нападение. Армия понадобится нам в любом случае — хоть для войны, хоть для свержения.

Думаю, он это понимает не хуже меня. Он тут профессиональный военный, а не я.

— Так точно!

— Ещё неплохо бы сегодня Рафталии пройтись по городу в костюме жрицы, поднять народу мораль.

Нам не хватает ни войск, ни известности. Поэтому надо бы во всеуслышание заявить, что появилась вторая повелительница. Рафталия яркая и привлекательная; это замечательно подстегнёт народ.

Новая повелительница, пришедшая покарать старую за издевательства над подданными. С учётом наших планов, эту мысль нужно распространить на всю страну.

— Всё-таки без этого никак, Наофуми-сама? Почему вы так любите одевать меня в костюм жрицы?

— Он тебе идёт, — не раздумывая ответил я.

Рафталия, ты просто неотразима в одежде жрицы. Хакама не просто идёт тебе, в ней ты прямо очаровываешь других. Возможно, это тоже доказательство того, что ты рождена быть повелительницей.

— Рафу, — поддержала меня Раф-тян.

Когда-нибудь я и ей сделаю такой же наряд.

— Но ведь всё началось именно с того, что вы решили одеть меня в костюм жрицы, Наофуми-сама.

— Ну и что? Эти люди смотрели на твоё горе и ничего не делали. Этого достаточно.

Я не пытаюсь сваливать на них всю вину, но и прощать их не собираюсь.

— Эх…

— Рафталия-сан. Я так завидую и ревную, ведь у вас есть наряд, который нравится Наофуми-саме.

— Если бы я могла, уже отдала бы его вам, — удручённо ответила Рафталия, поворачиваясь к Атле.

— Вы слишком заносчивы, вас нужно поставить на место! Брат, у хакуко есть похожие одеяния?

Что ещё за спор? И что это — неужели Атла начала обращаться за помощью к брату?

— Есть! В следующий раз прихвачу!

О, как Фоур заулыбался. Ему понравилось, что сестрёнка обратилась к нему. Да уж, такое случается редко. Кажется, она ни разу не просила его о чём-то с тех самых пор как поправилась.

— Я обязательно завоюю сердце Наофуми-самы!

— Удачи, — поддержала её Садина.

Как достали. Мне срочно нужно отдохнуть и насладиться зрелищем Рафталии в костюме жрицы.

— Гм?! — Гаэлион вдруг прекратил спорить с Фиро и посмотрел вдаль.

— М-м? — Фиро сделала то же самое.

— Р-рафу?

— Чего такое? — спросил я, обращаясь к трём питомцам.

И вдруг где-то вдалеке раздался мощный взрыв.

Глава 1. Запечатанный змей

— Это что? В городе переборщили с фейерверками?

— Фейерверки звучат по-другому, — ответила Рафталия.

— Я чувствую странную Ци.

Фиро как раз обратилась Королевой Филориалов, так что я запрыгнул ей на спину и посмотрел в сторону источника шума. В лесу за городом поднимался дым.

Мы проходили там, когда прибыли в Кутенро. Там как раз находится курган.

— Ч-что это был за звук?

— Как-то шумно стало.

Это Лисия и Ицуки вернулись.

— Нет… не может быть… — лепетал Ральва, глядя на курган.

— Эй, парень! — прибежал Дядя-оружейник вместе с Мотоясу-2.

— Да-а, они уже вообще не церемонятся, — учитель Дяди приставил ладонь ко лбу козырьком и посмотрел на курган. — Неужели они готовы защищать себя такой ценой?

— Что там такое?

— Я с тобой не разговариваю! Мне не о чем говорить с типом, который несмотря на такую власть не обзавёлся гаремом!

Ах ты! Бесишь!

— Учитель… бросай эти свои шуточки.

Дядя-оружейник схватил Мотоясу-2 за голову.

— Ай, больно! Эрхарт, прекрати-и-и!

Ни за что не подпущу его к Рафталии.

— Наофуми-сама? Прекратите выпускать пар, гладя меня по голове. Я вам не Раф-тян!

— Рафу.

Когда я попытался погладить Рафталию, а она начала возмущаться, Садина поняла, что мне нужно, и сама обратилась к Мотоясу-2:

— О-о? Может, тогда мне расскажешь?

— Разумеется, прекрасная леди. Ради вас хоть звезду с неба.

Какой же он неуёмный, а!

— В тех руинах запечатано чудовище, которое давным-давно чуть не разгромило нашу страну. Разумеется, по легенде печать поставила повелительница той эпохи.

— Ну да, Садина вроде бы говорила об этом, когда мы там проходили. Только она сказала, что чудовище победили.

— Возможно, я неправильно поняла? Всю жизнь считала, что это могила.

— Понимаете, это такое место, что правду о нём знают лишь немногие.

Хм-м… возможно, на самом деле это зверь наподобие Лингуя, защищающий мир?

— Зверя решили запечатать и оставить, потому что он вроде бы усиливает барьер между Кутенро и внешним миром. В некотором смысле это один из защитников страны.

— Получается, это бог-покровитель Кутенро?

— Во всяком случае, правительство считает именно так.

Прямо секта религиозных фанатиков. Причём с родственницей Рафталии во главе.

И да, они действительно не церемонятся, раз решили сломать печать.

— Есть, правда, одна маленькая сложность.

— Чего ещё?

Мотоясу-2 почесал голову, затем показал на руины и пробормотал:

— Видишь ли, недавно нынешняя правительница, та мерзкая малявка с нездоровой любовью к монстрам решила «помочь нашим великим покровителям» и распорядилась благословить всех запечатанных чудищ Камнями Воли Сакуры, а также благословила их сама…

— Она совсем дура?!

Мы даже вчера еле выиграли. Что же будет, если наделить такими же благословениями чудовище, в древности чуть не разрушившее страну?! Да тут ненароком можно устроить такую катастрофу, что потом завалов будет не разобрать. Теперь понятно, почему Аквадракон невзлюбил нынешнюю повелительницу и дал нам свою силу, когда мы приблизились к стране. Я бы тоже не хотел отдавать страну во власть такой психопатки. Мной овладело такое же зловещее предчувствие, как перед битвой с Тиранодраконом Рексом. Кажется, наши враги настолько отчаялись, что скорее сдохнут вместе с нами, чем отдадут нам страну. Наверняка поначалу они не воспринимали нас всерьёз, но когда мы высадились, они тотчас осознали, что проигрывают, и пустились во все тяжкие.

С другой стороны… я из-за проклятия потерял часть характеристик, поэтому явно не смогу толком сражаться против монстра, наделённого силой ослаблять Щит. Когда уже мои беды закончатся?

— Хм-м…

С другой стороны, их шаг нам на руку. Мы можем воспользоваться тем, что они выпустили запечатанного монстра на свободу. Как посмотрят на нас люди, когда Рафталия, новая повелительница, сразит опасного монстра? Эта победа сильно поможет делу революции против наплевавшего на народ правительства. У этой страны замечательно гнилое правительство — оно будто само подсказывает, как его победить.

— Кюа-кюа-кюа!

Я пересел на спину увеличившегося в размерах Гаэлиона. Он умеет летать, так что на нём будет быстрее.

— В общем, я полетел! Скорость превыше всего, так что постарайся не отставать, Фиро! Если доберёшься быстрее Гаэлиона, в следующий раз поеду на тебе!

— О-о-о-о-о! Постара-аюсь!

— А, Наофуми-сама, подождите.

— Полетели, Наофуми-тян.

— Пошли, брат. Не знаю, правда, будет ли от тебя толк.

— Вперёд!

Со мной на Гаэлиона сели Рафталия, Садина, Атла и Фоур. Ну и Раф-тян, которую я взял в охапку.

— Ицуки, Лисия, садитесь на Фиро и бегите за нами.

— Есть.

— Уа-а-а… но как поборница справедливости я не могу оставаться здесь!

— Ну ладно, а я пока где-нибудь спрячусь. Юные леди, в случае чего советую вам бежать, пока эта сволочь отвлекает на себя внимание.

Мотоясу-2… ты ещё пожалеешь о своих словах.

— Мы готовы.

Бездушный Ицуки и Лисия сели на Фиро.

— Бу-у! Мне обязательно везти лучника?

— Кюа-а! — гордо воскликнул и взлетел Гаэлион, не обращая внимания на ворчание Фиро.

— Не-ет, я не проиграю!

О, Фиро зажглась. Бежит, прыгая по крышам. Почти не отстаёт… может, и правда победит.

— Кюа-а-а-а!

Гаэлион тоже включился в гонку и изо всех сил захлопал крыльями. Всё-таки самый быстрый способ куда-то добраться — заставить эту парочку соревноваться.


— Оттуда что-то лезет.

Земля раскололась, из кургана появилось чудовище.

Красные глаза обвели взглядом округу в поисках добычи. Из клыкастых ртов порой высовываются языки, красные словно пламя. Рядом виднеются пазухи, с помощью которых монстр чувствует тепло жертвы.

— Гидра… — пояснил Гаэлион-отец. — И правда, неприятный противник.

В принципе, имя подходящее, но у этой твари голов не три, а восемь… так что я бы скорее назвал его Ямата-но-ороти.

Монстр выбрался из кургана и посмотрел в нашу сторону. На спине у него, конечно же, сименава и нечто розовое и светящееся.

Итак, мы висим в воздухе, на нас угрожающе смотрит аналог Ямата-но-ороти… известный как «запечатанный змей».

— Ш-ша-а-а…

— Насколько я вижу, к нему прицепили Камень Воли Сакуры и благословенную сименаву. Они всерьёз решили усилить его.

Монстр выдохнул в нас ядовитое облако.

— Хм… — Гаэлион хлопнул крыльями и увернулся от атаки.

Камень Воли Сакуры держит вокруг него барьер, ослабляющий Священное Оружие, к тому же враг усилен благословением.

Я, выходит, должен войти в зону, где не действуют прибавки Героя, и там победить змея? Не самая простая задача.

— Наофуми-сама, если вы будете медлить, город может пострадать.

Змей забросил попытки сбить нас и вместо этого пошёл в сторону города. Мы, правда, всё ещё в приоритете — стоит подлететь, как он сразу переключает внимание на нас — однако на втором месте стоит город. Очень неприятно.

— Может, дать ему поиграть, чтобы разжечь ненависть к правительству?

— Наофуми-сама!

— Знаю-знаю. Ладно хоть оружие из Камня Воли Сакуры даёт нам хоть какие-то шансы. Придётся сражаться.

— О-о, — протянула Садина.

— Да уж, тяжкое испытание, — вставил Гаэлион.

Ну ладно, попробуем наподдать змею?

— Ладно, всем приготовиться!

Змей уже собирался войти в город, чтобы там сразиться с нами… но вдруг наткнулся на какой-то барьер.

— Ч-что это?

— Смотри, Наофуми-тян.

Садина показала пальцем в сторону. Я перевёл взгляд и понял, что барьер создаёт светосакура.

Эти сакуры — деревья, которые растут только в Кутенро. У них множество полезных свойств. Возможно, одно из них — создавать барьеры против монстров?

— Хм? — вдруг произнёс Гаэлион. — Я чувствую силу дракона. Возможно, Аквадракон помогает нам.

— Это хороший знак.

— Но я не думаю, что у нас много времени, Наофуми-тян.

Я и сам вижу, что сопротивление барьера постепенно слабеет. Аквадракон словно приказывает нам скорее готовиться к бою.

Мы приземлились, Садина немедленно приняла зверочеловеческий облик.

— Нам ведь всё равно воевать, Наофуми-тян?

— Видимо, да. Если мы не можем совладать с таким монстром, о захвате страны тем более нечего мечтать.

Бой против змея, вооружённого антигеройской экипировкой… ну почему мне постоянно приходится сражаться в невыгодных условиях?

— Я пойду первым и использую Барьерный Символ Сакуры.

По-видимому, от меня в этой битве требуется использовать новый навык, дающий всякие прибавки, а также поддерживать союзников магией.

Но вопрос в том, что враг всё ещё ограничивает эффекты наших усилений.

Кстати, как я уже успел выяснить, Барьерный Символ Сакуры работает только в зоне действия барьера Камня Воли Сакуры… так сказать, барьера сакуры.

— Щит Метеора! Эрст Шилд! Ицуки, ты ведь уже получил оружие Камня Воли Сакуры? — спросил я, тормозя навыками атаки змея.

— Да, оно у меня.

Из-за проклятия он стал безэмоциональным, зато очень послушным. Если правильно выбрать активные усиления, от него сейчас будет пользы больше, чем от меня. Да и удобно это, когда с ним по ходу боя не надо спорить.

— Используй его. Всё остальное тут будет бесполезно.

— Хорошо.

Кстати, Ицуки мог бы стоять снаружи барьера и стрелять по… хотя, не выйдет, стрелы-то будут лететь внутри барьера.

— Если на него ещё и Астрал Энчант повесили, будет совсем не смешно…

Если объединить силы нескольких чудовищ с помощью этой способности, Лингуй покажется сущим пустяком.

— Вряд ли эту способность можно использовать направо и налево, Наофуми-тян, иначе бы защита города не остановила монстра.

— Да, ты права. И вообще, новый приём Рафталии всё равно обезвреживает эту способность.

— Хотите, чтобы я на всякий случай начала с него?

— А давай. Барьер сакуры он не отключит, но хотя бы благословения снимет. Или нет?

— Снимет. Надеюсь.

Ну что, пора заняться новым врагом?

— Я ему покажу, господин-сама!

— Кюа-а-а-а!

— Прикончим его, брат.

— Ага.

Фиро и остальные тоже рвутся в бой… но что-то я не уверен.

— Не спешите. Если почувствуете, что вас покидают силы, немедленно отступайте.

— Господин-сама, Дядя-оружейник дал нам вот это.

— Ага, — поддакнул Фоур.

У каждого в руках или на лапах оружие из Камня Воли Сакуры. Насколько я понял, оно частично борется с отменой геройских благословений. Приятно, что Дядя о нас так заботится. Так быстро сделал нам полезные инструменты. Наверное, первым делом приготовил как раз для таких случаев.

— Он сказал, что они нам здесь понадобятся, — добавила Фиро.

— «Возьмите, а то от вас будет мало толку», — процитировал Фоур.

— Кюа.

— Что-что ты сказал? — спросила Атла, вдруг обхватывая Фоура со спины.

В следующий миг она ткнула его в бок и попыталась снять рукавицу с его руки.

— Атла?! Гф-ф! Прекрати! Что ты делаешь?!

— Отдай оружие, брат.

— Тебе ведь тоже дали!

— Мне его дал тот извращенец — взял меня за руку и похотливо вложил в ладонь. Разумеется, я выбросила оружие. Идти за ним слишком долго.

Атле оружие вручал Мотоясу-2? Ну, я бы тоже выбросил.

— И мне-е. Но у меня тако-ое блестящее, что я оставила.

— Брат! Отдавай!

— Атла, прекрати!

Смотрю я на них, и упорно вижу капризную младшую сестрёнку и старшего брата. Фоуру происходящее явно нравится.

— О-о…

— Ну вы… — вздохнула Рафталия.

— Вы ещё долго будете бездельничать?!

Рядом враг, а они совсем расслабились.

— Так, раз у Атлы нет оружия…

Надо выбрать между ней и Фоуром. У них на двоих одна рукавица. Атле она не очень подойдёт.

— С учётом возможностей нашего противника… Атла, смирись и отступи. И не вздумай вымещать злость на Фоуре.

— Кх… какое унижение. Всё из-за того мерзавца.

Отчасти я её понимаю, но она сама виновата. Причём поскольку Атла сражается голыми руками, она наверняка не взяла бы с собой оружие, даже если бы его подарил не Мотоясу-2.

— Если не нравится, то учитывай на будущее, что в бою тебе потребуется какое-никакое оружие.

Оружие можно всячески зачаровать, а безоружная Атла прибавок не получает. Ей есть смысл начать чем-нибудь пользоваться.

— Если такова ваша воля, Наофуми-сама, то я обязательно начну им пользоваться!

— Ладно, Атла, а пока иди в тыл и защищай Ицуки и Лисию.

— Как прикажете!

Мы разобрались с построением и встали напротив змея. Неприятно, что приходится тратить столько времени на болтовню со спорщиками.

— У-у… — зарычала Фиро в форме Филориала. Её перья встопорщились.

Похоже, она, как и Гаэлион, чувствует силу дракона.

— В общем, давайте убьём его поскорее! Барьерный Символ Сакуры! Аттак Саппорт!

Я создал под ногами символ сакуры, призвал Аттак Саппортом шипы и метнул их в змея. Барьерный Символ превратил в пять лепестков сакуры, которые обвились вокруг двух голов змея.

— Ш-ша-а-а-а!

— Я пошла-а-а!

— Кюа-а-а!

Фиро и Гаэлион наперегонки бросились в бой и ударили когтями по связанным головам. Они оба сильные бойцы и вложили в удары все свои силы, так что мигом разорвали обе головы в клочья.

— Защита у него хромает.

— Но его жизненная сила не уменьшилась, — заключила из тыла Атла.

Рафталия кивнула, соглашаясь с ней. Головы, уничтоженные Фиро и Гаэлионом, отросли почти моментально. Да уж, не зря Гаэлион-отец назвал монстра гидрой.

— То-о! М-м?

— Одолжи твою скорость.

Фоур принял облик зверочеловека и схватился за снова побежавшую в бой Фиро. Благодаря её скорости он стремительно сократил расстояние, затем прыгнул на змея сверху вниз. Раздавив одну из голов, Фоур немедленно отскочил.

Он стал сильным уверенным бойцом. В последнее время, может даже, самоуверенным.

Однако голова снова быстро воскресла. Да уж, не тянет она на слабое место. Живучестью монстр напомнил мне Лингуя.

— Рафу.

Раф-тян запрыгнула на плечо Рафталии и распушила шерсть. Видимо, использует какое-то заклинание поддержки.

— Бейте тело! Кажется, оно уязвимее!

— Ла-адно.

Если не сработает, попробуем уничтожить все головы одновременно.

Стоило скомандовать, как раздался лязг, и вокруг тела змея появился розовый барьер — колонна с шестигранным сечением. Ага, значит, я угадал?

— То-о! — Фиро от всей души пнула врага, но барьер отшвырнул её обратно. — Твёрдый!

— Ш-ша-а-а-а! — Змей сверкнул глазами и выдохнул пламя.

— Секанд Шилд! Дритт Шилд!

Флоут Шилд я призвал немного раньше. Я встал впереди отряда и принял на себя вражескую атаку.

— Хм-м… он тянет из тебя энергию силовых линий. Не стоит затягивать бой, — прошептал Гаэлион-отец после того, как подлетел ко мне и отбросил приставшую вражескую голову.

— И не собирался. Садина!

— Ага! Пришло время побыть вместе, Наофуми-тян.

— Прекрати так выражаться! Гаэлион, помоги нам.

Думаю, я правильно делаю, что пытаюсь применить Воплощение громовержца — так у нас будет больше шансов.

— Эрроу Рейн… Игл Пирсинг Шот.

— Техника для метательного оружия стиля непобедимых адаптаций: Роллинг Спин!

Фиро бесстрашно воюет с головами на передовой, Ицуки и Лисия поддерживает её огнём.

Барьер на теле змея немного напоминает мне черепаший панцирь. Подойти бы поближе и добить, но мешает барьер сакуры. В общем, враг защитился двойным барьером.

— Я помогу, — сказала Рафталия, недавно освоившая навык отключения Камня Воли Сакуры.

Полезная способность. Моя тоже неплохая, они нам очень помогут в грядущих битвах.

— Ладно. Нападай по моей команде.

— Есть!

Так, пора заняться заклинанием. Благодаря помощи Гаэлиона с составлением мы управились быстро.

— Воплощение громовержца!

Этот навык основан на Цвайт Ауре — геройском навыке, повышающем все характеристики. В сочетании с магией молний Садины он может поспорить с по меньшей мере Дритт Аурой.

— Ш-ша-а-а-а!

Головы змея резко приблизились и выдохнули в Рафталию яд и пламя.

— То-о!

— Ха-а!

Фиро и Фоур немедленно набросились на головы, Ицуки и Лисия тоже сдали залп.

— Дритт Чейн Лайтнинг!

Садина освободилась и тоже помогла им заклинанием.

Рафталия схватилась за зачехлённую катану и нацелилась на голову, с которой сражалась Фиро.

— Омнигранный клинок судьбы!

Этот навык выглядит очень просто — обычный рубящий удар. Однако с его помощью можно отменять любые благословения, наложенные на цель. Минус в том, что Рафталия должна видеть, с каким именно благословением борется. А жаль… вот бы он мог отменить проклятия на нас с ней.

— Ш-ша-а-а! — змей выдохнул пламя, словно отвечая на удар.

Я принял его на себя и включил контратаку Щита Камня Воли Сакуры — Свет силы сакуры.

Вроде бы этот эффект значительно усиливает всех, кто стоит рядом со мной, и я как раз хочу его изучить. Есть у меня догадка, что он ещё ослабляет влияние Камня Воли Сакуры.

— Фиро! — воскликнула Рафталия. — Попробуй ударить по барьеру!

— Ла-адно!

Фиро послушно подбежала к вражеской защиту и пнула её.

Барьер вздрогнул, и врага окружили символы инь-ян. Они навалились на змея бесплотным грузом, и тот взвыл.

— Ш-ша-а-а-а-а-а!

Все восемь голов завопили одновременно.

Наконец, символы пропали. Змей медленно поднял голову и в ярости взревел.

Крепкий, зараза.

— Я временно отключила Камень Воли Сакуры!

— Отлично, тогда наседаем.

— Есть!

— Мой выход!

Вдруг примчалась Атла и первой накинулась на змея. Эй, ты!

— Ха-а-а-а-а!

Атла ткнула змея в голову, и та мигом обмякла. Как она только понимает, где находятся уязвимые места?

— Его слабое место — тело! — крикнула Атла. — Я уничтожу его!

— Атла, не вмешивайся, если не просят!

— Брат, не прекращай атаковать.

По ходу спора Фоур и Атла бежали к телу змея будто наперегонки.

— Я то-оже пойду.

Фиро побежала вслед за ними.

— Хм…

— О-о.

Рафталия не осталась в стороне. Более того, она подскочила к врагу первой и разрядила навык:

— Стардаст Блейд!

Одно за другим мощные умения попадали в цель. Я увидел, как змей вздрогнул, затем всего его головы попадали на землю.

Неужели победа? Как-то слишком легко.

— Он был куда слабее, чем казалось, — произнёс Ицуки из тыла.

— Это да. Как-то несерьёзно.

Слишком легко, иначе и не скажешь. Все ощущения подсказывали, что он должен быть гораздо крепче.

Вдруг Атла нахмурилась и отпрыгнула от останков.

— Похоже, нам всем стоит отступить.

— Что такое?

— Я чую странную реакцию. Она… напоминает тех взрывающихся людей.

— Что?! Все назад! Живо!

— Есть!

— А-а!

По моей команде все немедленно отбежали от останков змея. Поверженный враг раздулся и лопнул, испустив во все стороны ядовитые клубы. Этого хватило, чтобы разрушить барьер вокруг города. Всё заволокло отравленным туманом.

Мои спутники еле успели отбежать. Пока что я сдерживаю яд Щитом Метеора, но что дальше? Такими темпами туман навредит горожанам. Я, конечно, никогда не переживал за потери среди малознакомых людей, но сейчас я не хочу остаться без армии.

Что немаловажно, мы имеем дело с ядовитым монстром-смертником. Этим случаем можно воспользоваться, чтобы поднять народ Кутенро на борьбу и прославить новую повелительницу как защитницу города от яда.

— Фиро, ты можешь сдуть ядовитый туман магией ветра?

— Попро-обую, — Фиро расправила крылья и зачитала заклинание. — Дритт Торнейдо.

Поднявшийся ветер оттолкнул ядовитое облако от города, но не смог его развеять. Такое чувство, что она распылила яд по ещё большей территории.

— М?! — вдруг подал голос Гаэлион и шепнул мне: — Похоже, тебе и правда достался неприятный противник.

Послышался рокот, и из кургана показался ещё один змей. У этого, кажется, чешуя блестит поярче, чем у прошлого.

— Что это значит?! Мы ведь убили его!

— Это двойники. Настоящее тело победить не так просто.

Я радовался лёгкой победе, а оказалось, это был двойник. Причём после смерти испускающий плотное облако яда. Как сторонники повелительницы собираются запечатывать его обратно в случае победы над нами?

— К тому же этот заметно крепче.

Хотя, не стоило ожидать меньшего от существа, которого в прошлом не смогли убить, только запечатать. Вот теперь Тиранодракон Рекс кажется пустяком.

— Есть какой-нибудь способ победить?

— Ты всегда можешь попробовать твой излюбленный метод.

— Какой?

— Это подвид дракона. Ты вроде бы немного разбираешься в биологии драконов.

А-а, понял… видимо, Гаэлион предлагает мне отыскать ядро.

— Поэтому же я понял, что это двойники. Если ты украдёшь ядро, монстр превратится в пустую оболочку. Возможно, он ещё сможет какое-то время воскресать, но… это всё равно самый быстрый метод.

— То есть настоящее тело прячется где-то в кургане, но нам в то же время нужно как-то сдерживать двойников?

— Получается, что так.

— Допустим, я вытащу ядро… и что с ним делать?

— Мне придётся поглотить его.

— А ты справишься, слабейший император драконов?

— Ха…

Чего смеёшься? Ты и правда слабый, поэтому я волнуюсь. Тебя Рен в пух и прах разгромил.

— Уж просто ядро даже слабак сможет поглотить.

Гм-м… что-то мне не очень верится.

— Ну ладно. Теперь мы должны разделиться на отряд задержки двойников и отряд нападения на тело.

Я посмотрел на свой отряд. Кто-то должен остаться и сражаться с двойником, потому что он не должен дойти до города.

— По-хорошему, удерживать кого-то на месте — моя работа…

— Но Наофуми-тян, мне не даёт покоя одна вещь, — перебила меня Садина, поднимая руку.

— Какая?

— Сначала я думала, что этот змей нападает на нас, но ты не заметил, что он всегда атакует либо город, либо Рафталию-тян?

Кстати, а ведь когда Рафталия приблизилась, чтобы нанести удар, змей напал на неё всеми головами.

— Думаешь, он пытается выместить на Рафталии злость на древнюю повелительницу?

— Что-то мне не по себе… — заметила Рафталия.

— Я могла бы попытаться взять двойника на себя, но вряд ли в этом есть смысл, если змей охотится на Рафталию-тян.

— Если ему нужна Рафталия-сан, то почему бы не назначить её в группу задержки двойника? — предложила Лисия.

— Вот только если у тела такие же способности, как у двойника, мы без Рафталии не снимем с него благословения…

Как ни крути, барьер сакуры — очень неприятная штука.

— Хотя отчасти всё будет зависеть от силы тела.

Но оно наверняка сильнее двойника.

Пока я думал, из города прибежали бойцы.

— С такой армией двойника можно держать числом, — заметил Гаэлион.

— Да уж. Значит, мы тем временем пойдём в курган.

Я сообщил Ральве и бойцам из Шильтвельта свой план.

— Может, мне и Ицуки-саме лучше остаться здесь? — предложила Лисия.

Я не знаю, что ждёт нас в кургане, но возможно, Ицуки и Лисии, главным бойцам поддержки, и правда лучше сражаться здесь. Тем более, так в каждом отряде будет по Герою.

— Хорошо. Лисия и Ицуки, вы сражаетесь с двойником. Но не добивайте, просто тяните время.

— Что делать мне, Наофуми-сама? — спросила Атла.

— У тебя нет оружия, ты тоже на двойника. Фоур, тебе придётся отдуваться за неё.

— Кх… как прикажете.

Атла картинно поворчала, но по-моему лучше ей всё-таки остаться здесь.

— Брат! Не подведи меня!

— Кх… как скажешь!

Ответил почти так же. Вот теперь они похожи на родственников.

— А я? — протянула Фиро.

— Ты со мной.

— Ура-а! Я не проиграю Гаэлиону!

— Давайте поторапливаться, — вставила Садина.

Итак, мы разделились на два отряда. Мой отправился в курган.

Глава 2. Передача усиления

Я обернулся и увидел, что горожане во главе с Ицуки с трудом сдерживают двойника змея. Не так-то просто тянуть время, не убивая противника.

Я бы на их месте справился легко, но если атаки основного тела сильнее, без меня в битве с ним будет не обойтись.

С этой мыслью я заглянул в провал полуразрушенного кургана. Оттуда веяло злом… и Маной. Возможно, я ощущал их потому, что научился черпать энергию из силовых линий.

— Да уж, мрачное местечко.

Не понимаю я повелительницу и её жалость ко всем монстрам.

— Рафу.

— Кхе… какой тут спёртый воздух.

Раф-тян и Рафталия закашляли. По их реакции я понял, насколько здесь затхло. Пожалуй, стоит поспешить.

— В общем, идём внутрь.

— Хорошо, — согласилась Рафталия.

Я возглавил отряд и вошёл в курган первым.

Внутри мы увидели… полуразрушенный каменный зал.

— Это здесь прячется тело?

— Судя по потокам энергии, да, — ответил Гаэлион.

Я и сам ощущаю, что наружу регулярно вырываются потоки энергии. Может, это сгустки застоявшейся энергии силовой линии?

— Змей постепенно разъедает барьер, защищающий страну, — добавил Гаэлион. — Он уничтожит его, если мы не поспешим.

Я понимаю, что правительство нервничает, но нельзя же так. Они уничтожают границу, которая так долго защищала их… Если дать им распечатать всех спрятанных монстров, они уничтожат страну изнутри. Может, лучше уйти и будь что будет?

— Страна сильно испортилась с тех пор, как я покинула её, — сказала Садина.

— Кстати, как долго существует Кутенро? Родословная повелительниц уже считается национальным достоянием?

— Я не знаю точно, Наофуми-тян, но Кутенро точно существует не меньше Мелромарка и Шильтвельта.

Удивительно, что с такими правителями страна столько продержалась.

— Хм? Что это?

Я увидел на стене зала какие-то надписи. Причём они читаются без труда. Это магические письмена вроде тех, что я видел на Кальмирах.

— Это что, тоже геройские письмена?

Я положил руку на стену и повёл пальцем по тексту.

— «Методы усиления… Священного Щита»?!

Что эта надпись здесь делает?!

Символы вспыхнули, следом зажёгся камень в Щите. Попробую прочесть дальше, надпись не слишком длинная.

— Что там такое, Наофуми-сама?

— Тут текст, который почему-то начинается со слов «методы усиления Священного Щита». Кто-нибудь ещё может прочесть?

Мои спутники дружно пробежали глазами по тексту.

— Нет, Наофуми-сама, он не читается, — заявила Рафталия.

— Вот-вот. Это письменность твоей страны, Наофуми-тян?

— Я чувствую в них магию, — сказал Гаэлион.

— Я в магии не разбираюсь и прочесть не могу, — признался Фоур.

— М-м?

— Тебя я вообще не прошу, Фиро. Ладно, читаю дальше. «Первый способ усиления Священного Щита — перенимание способов усиления другого Священного или Кланового оружия».

Это я и так знаю. Кстати, Кидзуна тоже знает и рассказывала об этом Рафталии.

Дальше было просто подробное описание методов, причём даже с цитатами из помощи.

Ну и что за ерунда! Зачем мне информация, которую я и так знаю?!

— Тут написаны уже давно известные факты… бесполезная подсказка.

— Возможно, она пригодилась бы кому-то другому? — предположила Рафталия.

Ну… может, от неё был бы толк, если бы её прочли Рен или Ицуки. Можно будет Ицуки сюда потом сводить.

Вскоре мы обнаружили в полу дыру, из которой вырывался фиолетовый свет. Кажется, враг почуял наше приближение — зал затрясся.

— Нам вниз?

— Видимо, — ответил Гаэлион. — Хм-хм. Надо сказать, этот курган довольно интересно устроен.

— Что в нём интересного?

— Если я ничего не путаю, он вытягивает силу из запечатанного существа, держит его в полуживом состоянии и принуждает поддерживать барьер. Более того, он лечит узника, чтобы система работала вечно. На удивление продвинутая технология.

— Вечная нетленная печать?

— Да, хорошее описание. Она способна держать узника вечно, пока какому-то глупцу не придёт в голову разбить её.

Фиолетовый свет хорошо подсвечивает яму изнутри. Я вижу на дне что-то яркое. А ещё я вижу, как в яме поднимается вода.

— Там на глубине встречаются подземный ручей и силовая линия? Хотя, нет… — Гаэлион показал куда-то вглубь.

Я разглядел… какой-то череп?

— Старое запечатанное тело давным-давно истлело. Но теперь, когда печать сломана, оно подключилось к силовой линии при помощи ядра.

— А где ядро-то?

— Вон там, — Гаэлион указал лапой на фиолетовое облако на дне ямы.

От него поднимаются клубы дыма.

Вдруг яма треснула. Из неё ударил фонтан воды.

— Умно… ядро отвлекло нас двойником, чтобы выиграть время и создать новое тело.

— Как же он надоел, — проворчал я.

Вода била так бурно, что мы стояли уже по пояс в ней.

— Скверно, — признался Гаэлион. — Садина, хватай Героя Щита и всех остальных. Сейчас вода вытолкнет нас отсюда.

— О?

— Что?!

— Филориал, будь осторожна.

— Я умею плавать! — воскликнула Фиро почти одновременно с тем, как поток воды смыл нас.

— Бл-р-р-р…

«Что-то меня в этой стране частенько смывает», — тоскливо думал я, пытаясь сопротивляться.

Вскоре Садина схватила меня, Рафталию, Раф-тян и Фоура. Вода вывела нас из кургана той же дорогой, по которой мы пришли сюда. Да уж, неслабый поток. И нас, и Фиро, и Гаэлиона выбросило в воздух. К счастью у самой земли Гаэлион расправил крылья и поймал нас.

— Уф… еле успел, — выдохнул дракон.

— Мы попусту потратили время.

— Не унывай. Лучше смотри, наш враг наконец показал себя, — Гаэлион повернул голову.

Из-под земли, разворотив весь курган, вылез змей. Размером он был где-то втрое больше двойника.

— Тот фиолетовый свет, который ты видел в основании кургана — и есть ядро. Этот враг намного сильнее двойника. К тому же он постепенно впитывает энергию силовой линии и растёт.

— Ты это к тому, что бой лучше не затягивать?

— Именно. Если ты думал из чувства благородства подождать, пока он целиком выберется наружу — лучше передумай.

— С чего бы я так думал? Кстати, что-то мне это историю с Магическим драконом напоминает.

— Он питался поверхностной энергией… Случаи, конечно, похожие, но этот масштабнее. Он передаёт энергию другим запечатанным существам, к тому же у него барьер Камня Воли Сакуры.

— Тогда не будем терять время. Наофуми-тян всегда старается решать проблемы быстро и эффективно.

— Правильно говоришь! — согласился я. — Тебе ведь тоже не хочется, чтобы этот монстр разворотил страну, пускай она однажды предала тебя?

— Да… по крайней мере, сейчас я уже не хочу, чтобы эта страна сгинула, ведь ты собираешься захватить над ней власть.

Этим я тоже занимаюсь ради Рафталии, ради деревни и ради будущего.

— И раз так, Наофуми-тян, я отнесусь к этой битве серьёзно.

Я уже собирался заняться заклинаниями поддержки, как Щит вдруг отреагировал.


Влить силу в цель, чтобы вызвать озверение?

Да / Нет


Хм… это способность Щита Короля Зверей, который я раздобыл в Шильтвельте. Я до сих пор не очень понимаю все условия этой способности, но она вроде как может дополнительность усиливать некоторых моих способных на озверение союзников. В прошлый раз я с её помощью превратил Фоура в могучего белого тигра. До того он не особо блистал в боях, но благодаря этой силе смог на пару с Атлой расправится с чудовищами, которых выставил против нас Шильтвельт. Что же будет, если эту же способность использовать на Садине, куда более сильной союзнице?

— Садина.

— Да, Наофуми-тян?

— Мне пишет, тебе доступно озверение.

— О-о!

Ничего себе улыбка. Не знаю, чему она радуется, но такой возможностью грех не воспользоваться.

— Вообще, я бы хотел использовать эту способность на Рафталии.

— На меня не работает озверение. И даже если бы работало, я бы всё равно отказалась.

— Почему?

— Не хочу становиться похожей на Раф-тян!

— Рафу?

Хм… а вот я бы с радостью посмотрел.

Или просто на чуть более звериную версию Рафталии… Вроде сигараки, только самку. Наверняка Рафталия будет просто потрясна в таком образе.

— У вас опять нехорошие мысли.

Она меня раскусила. Но неважно.

— Ладно, пора приступать! Садина!

— Да-да!

А, кстати, Помощь озверению это вроде бы навык. Если на него влияют модификаторы, то стоит сначала…

— Барьерный Символ Сакуры!

И вот вслед за этим я применил Помощь озверению. Вокруг Щита появились лепестки сакуры и полетели к Садине. Её обволокла сфера света, как в прошлый раз Фоура.

Причём сломанное, высохшее дерево светосакуры, оказавшееся поблизости, вдруг тоже испустило свет, словно поддерживая нас.

Наконец, свет вокруг Садины расплескался, и изнутри появилась крупная косатка, опоясанная сименавой.

— О-о, какая прелесть! Мощь бьёт из меня ключом! Может, это сила любви Наофуми-тян?

— Хватит пороть чушь!

Превратившись в косатку, Садина начала плавать в воздухе, словно в воде.

— Кажется, я слышу голос великого Аквадракона. Такое чувство, что сейчас меня ничто не остановит, — заявила Садина, окружила себя магическими барьерами в несколько слоёв и нацелилась на змея. — О? Вот как?

Не говори сама с собой, я не понимаю!

— Бог грома! Бог моря!

В небе над змеем вдруг собрались тучи и ударили в него сильнейшей молнией. Сразу после этого перед Садиной появилась огромная волна и попыталась смыть врага. Впечатляет, ничего не скажешь.

— Со мной тоже так было, когда я превратился? — спросил Фоур, глядя как Садина безнаказанно атакует тело змея.

— Ага, типа того. Ты в Шильтвельте примерно такое же устроил.

— Ничего себе… у меня обычно всё из рук вон плохо получается, но в тот раз меня даже Атла похвалила.

Так ты, оказываешься, всё понимаешь?

— Сейчас не время просто стоять и смотреть! — отчитала нас Рафталия и бросилась на помощь Садине.

— Я то-оже помогу.

— Ну и я не буду сидеть сложа руки. В бой! Кюа-а-а!

О, Гаэлион переключил личность.

— Ну, ты их слышал. Пошли тоже поможем им.

— Ага!

— Ш-ша-а-а-а… — зашипел змей, не собираясь сдаваться.

Восемь голов выдохнули в нас пламя, мороз, яд и так далее.

— Ещё чего! Эрст Шилд! Секанд Шилд! Дритт Шилд!

Я призвал щиты — которые из-за Барьерного Символа Сакуры выглядели как лепестки сакуры — чтобы остановить атаки. Конечно, дыхания уничтожат щиты, но по крайней мере не рассеются так широко.

Вот только щиты… почему-то не ломались. Почему они такие крепкие?

Что за… мои потерянные из-за проклятия характеристики вернулись… нет, стали ещё больше чем раньше? Что происходит?

На ум приходят только надписи, которые я только что читал. Может, до сих пор моим методам усиления чего-то не хватало? Такое чувство, что после чтения у меня выросли коэффициенты.

— Наофуми-тян, Наофуми-тян.

— Чего?

— Судя по тому, что я вижу, слабое место осталось тем же самым. Бить нужно по светящейся точке на теле, — сообщила Садина, по ходу дела восстанавливая затраченные силы магической водой и зельем силы жизни.

Это, конечно, хорошо, но сначала нужно избавиться от голов, и даже после этого не совсем понятно, как попасть точно в цель…

— Рафталия!

— Да!

Рафталия встала в стойку для Омнигранного Клинка Судьбы, как и во время недавней битвы с двойником.

— Ша-а-а-а!

И змей, конечно же, нацелился на неё.

— Не пропущу! — Садина вновь ударила мощной молнией и встала перед змеем, перегораживая ему путь к Рафталии.

Я сейчас буду похож на отаку, но вид на Рафталию в боевой стойке с катаной и Садину, окутанную молниями, выглядит как постановочный кадр. Тем более что Рафталия по моей просьбе одета в костюм храмовой жрицы.

Разумеется, я тоже выбежал вперёд, чтобы ловить атаки змея.

— Та-ак! Аттак Саппорт! Щит Метеора!

Я метнул Аттак Саппорт в змея и попытался его задержать.

— Помогите выиграть время!

— Ла-адно.

— Как скажешь.

— Атла попросила меня выложиться по полной, так что это чудище меня не испугает!

Следующая дружная атака моих спутников срубила головы и обнажила слабое место врага.

— Теперь мой черед нанести удар! Омнигранный Клинок Судьбы!

Рафталия уже относительно неплохо освоила навык и накинулась на барьер змея резвее, чем раньше…

Но её катану отшвырнуло обратно.

— Что?!

— Но её атака… должна была попасть…

Рафталия подбежала ко мне и пояснила:

— Наофуми-сама, похоже, змей понял, что я собираюсь уничтожить барьер сакуры, поэтому создал свой собственный.

И правда, я вижу, что у свечения Камня Воли Сакуры какой-то фиолетовый оттенок. Новый барьер, которого не было у двойника, защищает уязвимое место врага.

— Стиль непобедимых адаптаций не пробьётся?

— Почему-то не пробился… кажется, он устойчив к физическим атакам.

— Ша-а-а-а!

Отросшие головы нацелились на Рафталию и выдохнули. Я встал перед ней, принимая удар на себя.

— Кха… — закашлялась Рафталия.

— Ты как?

— Хорошо, я в порядке.

— Рафу-у.

Раф-тян погладила кашляющую Рафталию, и той сразу стало легче.

— Кажется, между телом и двойником немало различий, — заметила Садина.

— Да уж. Вредный тип.

Я покосился на двойника, бой с которым проходил в черте города. Если его уничтожить, тело быстро создаст нового. Но возможно на какое-то время битва с телом станет легче. Правда, есть шанс потом получить битву против 16 голов.

— Этот фиолетовый свет — барьер? — спросила Садина. — Он очень мешает.

— Ага.

Барьер — самая главная помеха. Камень Воли Сакуры может отключить Рафталия, но с фиолетовым барьером нужно разбираться отдельно.

Если честно, Камень Воли Сакуры у меня уже в печёнках сидит. Он видится мне устройством, созданным для сражений против Героев, однако повелительница Кутенро рассматривает его просто как экипировку, которая придаёт сил после определённых ритуалов. Из-за этого мы попадаем в неприятные ситуации.

— Но Наофуми-тян, я тут заметила одну вещь.

— Какую?

— В определённый момент фиолетовый барьер будто бы слабеет.

Будучи бывшим геймером, я прекрасно понимал, что для победы над таким врагом нужно выполнить какие-то условия. Если бы у него совсем не было слабых мест, повелительница прошлого не смогла бы даже запечатать его. Похоже, Садина уже начала вникать в секреты врага.

— Когда я уничтожила несколько голов своей атакой, плотность барьера вроде бы уменьшилась.

Хотя уничтоженные головы быстро восстанавливаются, их уничтожение бьёт по барьеру? Ну, логично было ожидать, что раз стиль непобедимых адаптаций не работает, должен быть какой-то другой способ. Раз пробиться силой не получилось, придётся играть по правилам.

— Значит, мы должны уничтожить все головы одновременно, чтобы снять барьер. Чёрт, сколько мороки!

— Они быстро отрастают, так что нужно ударить одновременно, — напомнила Садина.

— Это да…

Если честно, мне кажется, что быстрее всего будет привести сюда Ицуки и остальных, чтобы снести все головы дружным залпом. Есть и ещё один вопрос: действительно ли одновременного уничтожения голов и отключения Камня Воля Сакуры силами Рафталии достаточно для победы?

— Садина, сколько голов ты можешь уничтожить в одиночку?

— Сила твоей любви сделала меня непобедимой, Наофуми-тян. Если ты хорошо свяжешь головы Аттак Саппортом, я могу за раз прикончить четыре.

Четыре… неплохо.

Рафталия не может участвовать в атаке, потому что ей нужно заряжать Омнигранный Клинок Судьбы. Даже Барьерный Символ Сакуры не избавляет от этой задержки. Точнее, без Символа он наверняка заряжается ещё дольше.

Получается, что оставшиеся головы должны уничтожить Фиро, Гаэлион и Фоур.

Моя работа — защита союзников и отражение вражеских атак.

Нам бы не помешал ещё один союзник, чтобы Фиро, Гаэлион и Фоур взяли по одной голове каждый, но Раф-тян, к сожалению, занята поддержкой Рафталии.

— Я смогу! Я успею! — сказала Фиро, вставая в стойку для Хай Квика.

Тоже вариант. Под Хай Квиком она наверняка успеет победить две головы.

— Он теперь длится дольше.

— Тогда удачи.

— Ла-адно!

— Рафталия, после этого уничтожь второй барьер и выбей ядро из тела.

— Есть… я жду команды.

Ну, приготовления завершены. Пора в бой?

— Аттак Саппорт!

Я выпустил в змея навык, связывая друг с другом три головы. Садина не мешкая призвала огромную молнию:

— Я начинаю! Бог Грома!

— Ша-а-а-а-а!

Змей взвыл и попытался защититься заградительным дыханием. Но Садину так просто не остановить, тем более, что из-за Аттак Саппорта её атаки наносят двойной урон.

— А теперь перенос принципа Чейн Лайтнинга! Цепной Бог Грома!

Мощная молния с небес разорвала связанные головы. Тело судорожно вздрогнуло. В следующий миг Садина развернулась. Молния отскочила и пронзила ещё одну голову. Неплохо. И главное, что она действительно смогла уничтожить четыре головы.

— Кюа-а-а-а-а!

Гаэлион в нужный момент выдохнул пламя и спалил дотла одну из голов.

— Пора и мне поучаствовать!

Фоур скомбинировал апперкот и удар пяткой в падении, прибив ещё одну голову. Вижу, он освоил довольно сильные приёмы.

— Звякалка! Хай Квик! И-и-и!

Фиро швырнула моргенштерн и провела сверскоростной Спайрал Страйк, в мгновение ока уничтожив голову. Затем, не выходя из Хай Квика, изо всех сил пнула ещё одну.

Ого… она заметно быстрее остальных. Впрочем, Фиро всегда отличалась скоростью. Я уже слышал, что Фитория подняла ей характеристики, а теперь вижу, что она действительно стала быстрой. Думаю, чисто по показателям её скорость теперь не ниже, чем у Рафталии.

— ?!

Потеряв все головы, змей забился в судорогах. Фиолетовый барьер вокруг его тела исчез.

— Давай, Рафталия!

— Время настало! — Рафталия кинулась вперёд и замахнулась на барьер сакуры. — Омнигранный Клинок Судьбы!

Её выкрик наложился на свист рассекаемого воздуха. Рубанув, Рафталия немедленно зачехлила катану.

— Раф!

Сидевшая на плече Рафталии Раф-тян швырнула шарик инь-ян, и тот обволок раздувшегося змея.

— Уф… кажется, успела, — выдохнула Рафталия. — Задача была не из простых.

— Ты отключила благословения?

— Да, но… враг ещё жив. Я должна закончить начатое!

— Я тебе помогу! — откликнулась Садина.

— Помоги мне, и мы заодно очистим силовую линию! — крикнул Гаэлион.

Они оба сосредоточились, готовясь нанести решающий удар.

— Я взываю к силовой линии и чистому морю, что способны хрустальным ручьём смыть древний застой с земли, запечатанной повелительницей. Вымой сий осквернённый поток!

— Я, Гаэлион, повелеваю земле и небесам: пусть разверзнется и сомкнется мироздание, пусть истечет оно гноем. Приди же, сила моя, приди, благословение духа! Очисти сию землю!

— Великий Бог Моря!

Закончив заклинание, Садина и Гаэлион окружили себя водой, взмыли в небо и обрушились на змея.

— Ой!

— А-а!

Фиро и Фоур бросились прочь из зоны поражения.

— Кагура Сакуры, Приём Первый: Цветение!

Рафталия и Раф-тян перед падением Садины и Гаэлиона провели ещё одну совместную атаку.

Клинок Рафталии оставил след из лепестков сакуры. Раздался громкий лязг… и что-то вылетело из монстра. Это и есть ядро дракона?

В следующий миг атака Садины и Гаэлиона уничтожила тело змея.

— Еле убежа-али.

— Да уж… от таких совместных атак можно и умереть.

— Говори что хочешь, но время избежать атаки у вас было, — напомнил я Фоуру, чем снискал его недовольный взгляд. — Если есть желание, возмущайся им лично.

Рафталия вообще успела поучаствовать в атаке лишь благодаря прибавкам от Воплощения громовержца.

Надо сказать, что мои характеристики действительно заметно выросли. Теперь скорость Рафталии уже не кажется мне запредельной.

— Победа за нами! — крикнула Садина поверженному змею, выпрыгнув из водных брызг в получеловеческой форме.

— Кюа-а-а! — Гаэлион тоже красовался как мог.

И это после того, как они чудовищно провалились в кооперировании с остальными, едва их не перебив.

Я обернулся и увидел, как змей, которого мы оставили Ицуки и остальным, тает в воздухе. Похоже, тот отряд тоже победил.

— Наофуми-тян, наша атака успешно очистила силовую линию.

— Это хорошо… Кстати, ты на удивление бодрая после окончания озверения.

Насколько я помню по Фоуру, превращение через Помощь озверению сильно выматывает бойца. Но если Фоур после битвы даже стоять не мог, то Садина ведёт себя как обычно.

— Ой, что ты, я так устала.

— По тебе не скажешь.

— И правда, — поддержала Рафталия. — Ты кажешься очень бодрой.

— О-о?

Пока мы разговаривали, до нас добежала Атла.

— Наофуми-сама! Мы победили!

— Что же, с этой опасностью мы вроде бы справились.

— Хм? Я чувствую что-то зловещее, — сказала Атла и повернулась в сторону, куда улетело выбитое из змея нечто.

Кстати, мне тоже интересно, что это было.

— Рафталия, что именно ты выбила из врага?

— Я думала, это ядро змея, о котором вы говорили.

А, да, точно. Садина и Гаэлион так мощно добили врага, что у меня из головы всё вылетело.

— Кюа-а-а! — прокричал Гаэлион и полетел в сторону предполагаемого ядра.

— Такие вещи нельзя оставлять без присмотра, — заявила Атла. — Давайте скорее за ним, Наофуми-сама.

— Да уж…

Мы убедились, что Лисия, Ицуки и горожане уцелели, а затем выдвинулись туда, куда улетело ядро змея.

Глава 3. Проклятый меч Амэ-но-муракумо

Мы вышли на пустырь одновременно с тем, как на него упал… меч. Когда он воткнулся в землю, вокруг него сразу начала распространяться фиолетовая порча.

— Меч?

Клинок с белым лезвием и ядром в рукояти.

Это опять какая-то отсылка к Ямата-но-ороти[1]?

Одно дело меч в качестве дропа… но в качестве ядра?

— Его нельзя оставлять здесь надолго, — сказала Атла. — Он уже пытается заразить эту землю.

— Кюа-а-а.

— Ну, если это ядро, то его достаточно скормить Гаэлиону.

Монстр так или иначе относился к драконам, и оставшееся без тела ядро он как-нибудь утихомирит.

Гаэлион поднёс пасть к ядру, но тут его оттолкнуло.

— Кюа?!

— Похоже, порча слишком сильна, — предположила Атла.

— Гаэлион, ты бесполезен.

Это ж надо, так подвести именно сейчас.

— Можно было бы вытащить его и куда-нибудь деть… но по-моему он проклянет любого, кто к нему притронется, — добавил я.

Он даже выглядит зловеще. Я до сих пор страдаю от проклятия, и мне даже стоять рядом больно. У меня будто кожа гореть начинает.

Я прищурился и посмотрел на клинок.


[Проклятый меч Амэ-но-муракумо]


Судя по тому, что Оценка почти ничего не сказала об оружии, это очень сильный клинок.

Вот уж не думал, что встречу в параллельном мире одно из трёх сокровищ Японии[2]. Правда, я знаю его название только в переводе Щита, возможно на самом деле он называется по-другому.

— Уа-а-а… раз это меч, может, лучше отдать его Герою Меча-саме?

Хм, передать Рену, чтобы он сам с ним возился? Но разумно ли давать ему проклятое оружие? Да и жалко как-то, с другой стороны.

Конечно, оставлять клинок здесь тоже нельзя, а то змей наверняка воскреснет. Есть вариант поглотить его Щитом, но тогда можно получить повторение истории с Магическим Драконом.

— О-о, вы победили.

Тут до нас добрались Дядя-оружейник и его учитель, он же Мотоясу-2.

— У вас всегда грандиозные битвы, парень — что Лингуй, что эта, — сказал Дядя, выставляя большой палец. — Даже смотреть издалека было увлекательно.

— Спасибо, что ли. Я, правда, только защищал.

— О-о, Наофуми-тян, без твоей силы мы бы ни за что не победили, — польстила мне Садина.

В последнее время я всё чаще просто наблюдаю за битвами. Хотя, конечно, просто наблюдением это назвать сложно, я ведь использую Эрст Шилд и так далее. Но разве не мог я как-нибудь обездвижить змея?

— А тут вы что делаете? — поинтересовался Дядя.

— Да вот бежали за ядром, которое вылетело из чудовища. Оказалось, это проклятый меч. Думаем, что с ним делать.

Мотоясу-2 окинул торчащий из земли меч взглядом.

— Эх… какое прекрасное оружие. Это и есть настоящее тело змея?

Затем этот придурок взял и вытащил меч из земли. Тут же поднялись фиолетовые клубы и обволокли Мотоясу-2. И что теперь, второй раунд битвы? Он совсем идиот? Я поднял Щит.

— Так, ну-ка успокоились! — прикрикнул на нас Мотоясу-2, услышав лязг оружия.

В следующий миг зловещая аура развеялась.

— Что за?

— Да, меч действительно проклят. Пользоваться им нельзя.

— Но ты держишь его в руке. Как такое возможно?

— Ты что, совсем? Я ведь кузнец. Как бы я жил, если бы против меня работало проклятое оружие?

Неужели это правда? Я посмотрел на Дядю-оружейника, но тот лишь пожал плечами и сказал:

— Впечатляет, учитель. Я удивлён, что ты спокойно держишь такой клинок.

— Ха! Только третьесортный кузнец позволит оружию проклясть себя. Просто держать, не поддаваясь проклятию, проще простого.

Вот блин. Мне что, придётся убирать с него клеймо идиота-бабника? Похоже, он действительно знает своё дело.

— Ты можешь пока подержать меч у себя, чтобы он никому не навредил?

— А? Сдалось это мне.

Учитель Дяди как ни в чём не бывало занёс клинок, собираясь снова воткнуть его в землю. Ну-ка не смей!

— Пожалуйста, согласитесь. Будет очень неприятно, если монстр снова появится, — Рафталия смекнула, в чём дело, сложила ладони перед грудью и обратилась к учителю Дяди.

— Как пожелаете, юная леди. Ради вас я что-нибудь придумаю.

Как он меня достал!

— Дядя, ты можешь забрать меч у этого придурка?

— Прости, парень. Видимо, я третьесортный кузнец. Надеюсь, однажды дорасту до своего учителя…

А учитель, стало быть, первосортный, если не выше. Эх… ничего не поделать.

— У нас появилась работа, Эрхарт. Придётся нам переделать этот меч так, чтобы он никому больше не навредил.

— Как скажешь, учитель. Поможешь нам, парень? Я чувствую, потребуется уйма редких материалов.

— Ещё бы, такой мощный меч. Помогу, конечно. Тем более, что эта работа точно пойдёт на пользу твоим навыкам.

— Спасибо, парень.

Итак, мы доверили оставшийся от змея меч Дяде и его учителю.

— Осталось… оценить ущерб городу и окрестностям?

— Часть портового города разрушена, но пострадавших почти нет. Всё благодаря Герою Щита-саме и повелительнице, — ответил Ральва после осмотра города.

«Пострадавших почти нет» — это здорово. Это очередной камень в фундамент народного восстания.

— Но курган и его окрестности сильно пострадали. Земля заражена порчей, и пройдёт ещё немало времени прежде чем она рассеется.

— Ну, с этим придётся смириться.

Это ведь не какая-нибудь важная база.

— В любом случае, правительство нельзя оправдать — они выпустили на свободу запечатанного монстра и пытались свалить вину на мятежников. Как же от их выходки пострадал народ!

Ральва охотно закивал и ответил:

— Мы немедленно расскажем об этом соседям, а в лучшем случае и всей стране. Если нам повезёт, этот случай поможет собрать под нашими знамёнами ещё больше союзников, недовольных политикой.

Я повернулся к Рафталии. Мы уже слишком далеко зашли, так что давай, не отлынивай.

— Прошу вас. Только в наших силах остановить врагов, которые преступили черту.

Неплохо, вполне в её стиле. Только слабенько. Такими словами всех не завоюешь.

— Именно! Та, что пошла на этот шаг, не достойна называться повелительницей! Ей плевать на счастье простых людей! Неужели вас это устраивает?! — декламировал я, разжигая негодование людей Ральвы.

Они смотрели на меня с предельной серьёзностью, будто укрепляясь в собственной решимости.

— Слава повелительнице!

Люди Ральвы, мятежники Кутенро, мигом протрезвели и вновь поклялись в верности Рафталии.

— Наофуми-сама, я ничего не хочу сказать, но неужели вам нравится так говорить? — спросила Рафталия, недоумённо глядя для воинов Ральвы.

— Всегда лучше немного преувеличивать свою правоту.

Я пытаюсь разжечь в них ощущение того, что мы поборники справедливости, карающие врагов. Ощущать себя героем, а не злодеем всегда приятнее.

— В этой ужасной стране боготворят Рафталию-сан.

— Прошу заметить, что не по моей воле. Я просто ношу одежду жрицы и складываю руки перед грудью. Если бы не мой долг перед отцом и матерью, я бы уже давно сбежала.

Атла, как обычно, нарывается на спор с Рафталией.

— Кстати, ты неплохо сражался, брат.

— Ага, Атла! Я бился как мог.

— И именно поэтому я не смогла принести пользу Наофуми-саме. Я никогда не прощу тебя, брат.

— Что?! Атла?!

Вот невезучий, его даже за подвиги ненавидят. Тяжёлая жизнь у Фоура. Аж пожалеть захотелось.

— Кстати, госпожа повелительница и Герой Щита-сама.

— М?

Мятежники смотрели на Фиро в облике Филориала. Она как раз прибежала после того, как отыскала свой моргенштерн.

— М-м?

— У нас самого начала битвы появился вопрос…

— Что-то не так с Фиро?

— Мы хотим уточнить, говорящий Филориал… вернее, крылатая девочка — союзница Героя Щита-самы?

— Угу! Меня зовут Фиро! — ответила Фиро, косо посматривая на Гаэлиона.

— Да, это мой Филориал. Её развитие пошло по особому пути, поскольку её воспитывал Герой. Что вас смущает?

— Понимаете, она белый Филориал с розовым узором. Мы предполагаем, что её внешность может принести пользу нашему делу.

Я посмотрел на Фиро. Тогда я ещё не знал, о чём именно говорили воины Кутенро.

Глава 4. Попутный ветер

На следующий день из соседних городов прибыли важные шишки, чтобы присягнуть нашему делу. По всей видимости, они тоже осознали, что высвобождать запечатанных монстров, чтобы выгнать нас из страны — всё-таки слишком.

Разумеется, правительство уже заявило, что монстр сам освободился после того, как мы прибыли в страну, но народ не забыл, что печать наложила повелительница прошлого, к тому же он до сих пор не простил закон о жалости к живому.

На самом деле нас всё-таки атаковала лояльная государству армия, однако увидев Фиро во главе мятежников враги почему-то расхотели сражаться.

— Господин-сама, похоже, враги убегают.

— И правда.

Я сначала не очень поверил в байки о суевериях Кутенро, но похоже, ими действительно можно воспользоваться. От одного только облика Фиро врагам кажется, словно они попирают святыню.

— Вернём священную птицу, захваченную злым духом чужой страны!

— О? Кажется, нашлись смельчаки.

— Вижу, господин-сама!

— Нападаем! — воскликнула Рафталия.

В общем, некоторые враги всё равно добегали, но они помимо покушения на Рафталию распыляли силы и на поимку Фиро.

Рафталия тем временем уже неплохо научилась справляться с эффектами Камня Воли Сакуры. К тому же когда нам попадались враги, зачарованные Астрал Энчантом, Рафталия немедленно применяла Омнигранный Клинок Судьбы, что немедленно приносило победу.

Просто диву даёшься, каким слабакам достаются благословения.

Силы мятежников растут на глазах. Скорее всего, это связано с тем, что население полностью поддерживает появление новой повелительницы. Ну и с тем, что действующая низко пала в глазах простых людей, когда выпустила на волю ближайшего запечатанного монстра.

Вскоре нам пришлось сразиться с ещё несколькими распечатанным тварями. После победы над каждым оставалось новое оружие. Но, разумеется, проклятое. У нас уже есть меч, когти, копьё и топор. Сколько всего таких монстров? Впрочем, в последнее время мы научились перехватывать диверсантов, которые пытаются распечатать новых.

У сторонников повелительницы полный разлад в рядах. Такое чувство, что они даже не пытаются.

Ладно, я остановился на том, что враги пытались поймать Фиро…

— Господин-сама, почему они бегают только за мной?

— А, тут такое дело. Повелительница, с которой мы воюем, очень ценит Филориалов, а светосакура — символ величия страны.

— М-м?

Как я и думал, Фиро ничего не поняла. Попробую разжевать.

— В общем, Фиро, твоя внешность и особенно твоя раскраска символизируют богатство, власть и божественное покровительство страны. Верующим противникам очень тяжело сражаться с тобой.

Я бы сравнил её с семейными животными времён Эдо. Они у меня ассоциируются в основном с собаками, но суть похожая.

Таким образом, чем вернее противник государству, тем сложнее ему как-либо ранить Фиро.

— Хм-м? Они хотят поймать меня? Не хочу сидеть в клетке!

О, наконец-то до неё доходит. У неё до сих пор моральная травма от того, как она сидела в клетке на потеху публике в мире Кидзуны.

— Да ты не волнуйся. Если они поймают тебя, то не посадят в клетку. Наоборот, будешь жить в невообразимой роскоши.

— Правда?

— Да, но ты всё равно будешь у них в плену, так что никогда не увидишь Мелти.

— Не-ет!

— В общем, Фиро, пока что не превращайся в человека и будь всегда Филориалом. Твоя внешность действует на наших противников не хуже одежды храмовой жрицы.

— Что вы пытаетесь сказать? — вмешалась Рафталия.

Как бы там ни было, я просто обязан использовать вражескую слабость. Их повелительница сама себе копает могилу. Как мне рассказали, её указ о жалости к живому появился как раз из-за любви к Филориалам. В той Японии, откуда я, из-за него считали святыми собак, но у местных правителей свои кумиры.

Ещё некоторое время мы успешно наступали и вдруг…

— Наконец-то я ~~~~!

— А, с возвращением, — поприветствовала Рафталия нашедшую нас Сэйн.

С Сэйн мы познакомились в Зельтбуле, стране торговцев и наёмников. Она обладательница Кланового Оружия из какого-то другого мира.

Её родной мир погиб, а сама она сбежала через разлом волны бедствия и с тех пор странствует по разным мирам.

Когда мы покидали Шильтвельт, я поручил ей и Виндии внимательно изучить его, поскольку Сэйн говорила, что чует след своих врагов. Также я просил её при случае присмотреть за деревней.

Сэйн обещала при необходимости прибежать на помощь, но до сих пор не появлялась. Видимо, ей помешал барьер вокруг Кутенро.

Мне стало немного неловко перед ней. Вдруг Сэйн кинулась на меня и обняла.

— Ч-что вы делаете? — воскликнула Рафталия.

— Хороший вопрос! — поддержала её Атла. — На что ты надеешься, обнимая Наофуми-саму?!


По непонятной причине Сэйн очень привязалась ко мне.

Правда, гибель родного мира повредила её Оружие, поэтому у неё помехи в речи. Из-за этого она постоянно ходит с плюшевой игрушкой-фамилиаром, в который зашила отобранный у врагов модуль перевода. У этой игрушки есть некое подобие личности, и она не только переводит, но и свободно разговаривает.

Первые игрушки напоминали Раф-тян и Садину в зверочеловеческой форме, но меня так сбивала с толку говорящая Раф-тян, что ей пришлось сделать новую игрушку, изображающую Кил в собачьей форме.

Эта игрушка получилась намного воспитаннее оригинала. Интересно, чем сейчас занимается та собака в набедренной повязке, оставшаяся в деревне? Кстати, игрушка в виде Раф-тян нынче украшает мою комнату.

В общем, Сэйн очень хочет защищать меня, однако в последнее время постоянно получается так, что она не может прийти на помощь в трудную минуту.

— Остыньте, вас заносит. Кстати, как ты сюда попала?

Рафталия пуританка, а Атла ужасно ревнивая. Нужно успокоить их, а затем расспросить Сэйн.

Я знаю, что телепортация не может преодолеть барьер между Кутенро и остальным миром, к тому же я поручал Сэйн присматривать за Шильтвельтом и деревней.

— Ты опять ~~~~.

— Иватани-сан, вы так часто подвергали себя опасности, что мы выпросили в Шильтвельте корабль.

— А-а, вы прибыли на следующем корабле?

— Да.

— На этот раз ~~~~.

— Она говорит: «На этот раз я обязательно буду защищать вас».

— Ну, как сказать… от тебя часто не было никакой пользы.

С другой стороны, я ценю её хотя бы за то, что она сильно сократила нам дорогу до Шильтвельта. Без её помощи мы наверняка только сейчас добрались бы туда. Она сэкономила нам кучу времени, и это уже весомая заслуга. Другое дело, что сама Сэйн недовольна своим вкладом.

— И к тому же хоть ты и пришла…

Пока что трудных битв у нас нет. Рафталия научилась отменять вражеские благословения, новые оружия более-менее компенсируют эффекты Камня Воли Сакуры, так что прямо сейчас мы уверенно побеждаем и так.

— Тем не менее, она хочет защищать вас.

Хм-м… хочет показать свою самоотверженность, что ли.

Ну ладно, пусть ошивается рядом, пока не успокоится. Тем более, что я не раз хвалил её за мобильность — она очень легко телепортируется. Правда, как правило одна.

— Хорошо. Защищай меня, сколько захочешь.

— Хорош~~~~.

— Она говорит, что поняла вас.

Я ещё давно начал замечать, что Сэйн была бы очень разговорчивой, если бы ей не мешали помехи. Она только кажется тихой девушкой, а на самом деле это не так.

— Хм. Я чую опасного противника, — пробормотала Атла.

— Хочешь сказать, на нас сейчас нападут? — уточнил я, думая, что она что-то почуяла.

— Появилась соперница, которая покушается на Наофуми-саму.

— Ты про Сэйн?

Даже Сэйн недоумённо крутит головой. Атла явно ошибается.

Итак, мы воссоединились с Сэйн и продолжили наступление на Кутенро.


В перерывах между захватом территорий мы охотились на монстров. Конечно, чтобы поддерживать порядок… или нет?

— Да уж, в Кутенро не только живность вся своя, она ещё и опыта даёт прилично.

Местные жители не могли справиться с монстрами, которые нападали на города и деревни. Из-за этого монстры широко расселились по стране, и их нужно выбивать с захваченных территорий. Сами жители не могли этим заниматься из-за закона о жалости к живому.

Когда я спросил, что мешало охотиться тайком от чиновников, мне рассказали, что в стране узаконены доносы, так что никто не хотел рисковать.

Поэтому жители, которые примкнули к нам, немедленно начинали охотиться и даже преподносили нам некоторые останки.

Монстры Кутенро похожи на ёкаев: кама-итати, лисы-оборотни и так далее.

— Кстати, и правда, — заметила Садина.

Она в мгновение ока истребляет монстров молниями, так что мы даже не напрягаемся, однако опыта получаем на удивление много.

С этими монстрами без труда справится авантюрист примерно 50 уровня без геройских прибавок, но опыт за них идёт как за куда более сильных тварей.

Выражаясь языком геймеров, тут выгодная зона.

— Хотя морские монстры дают примерно столько же, — добавила Садина.

— Правда?

В море я почти не сражался. Зато Садина после сброса Уровня в одиночку ушла в море и вернулась уже хорошо прокачавшаяся.

— Может, мне помочь тебе набрать в море Уровень, Наофуми-тян? Правда, я уже предлагала.

— Ага…

Я с ней уходить в море боюсь — ещё похитит, утащит куда-нибудь и неизвестно что сделает.

— Сестрёнка Садина, не отвлекайся.

— Вот именно. Прекрати постоянно флиртовать с Наофуми-самой.

— Кто бы говорил, Атла, — вмешался я. — Лучше трать время не на болтовню, а на охоту.

Да уж, давненько мы не охотились.

— Кста~~~~.

— Кстати говоря, в Шильтвельте Ратоиль и Виндия попросили жителей о том, чтобы и они собрали вам материалы с монстров, — пояснил фамильяр Сэйн.

— О, это радует.

Из-за работ по восстановлению деревни у меня застопорилось развитие Щита, так что материалы из Шильтвельта и Кутенро будут ценным приобретением.

Надо ещё не забыть поделиться ими с Ицуки и Реном. Кстати, мы с Ицуки будучи Героями не даём набирать друг другу опыт на совместных охотах, поэтому его с Лисией я послал в другую сторону.

— Вроде, справился, — Фоур одолел очередного монстра и посмотрел на меня.

— Ты сегодня стараешься усерднее Атлы. Молодец.

— Хе…

— Наофуми-сама похвалил тебя, но не зазнавайся, брат.

— Что?..

Вот так и бывает — честно работаешь, а в ответ получаешь ревность.

— Что же, я пойду! Не могу проиграть Рафталии-сан и брату! — сказала Атла и куда-то умчалась.

— Н-ну ладно! — откликнулся Фоур явно счастливым голосом.

Доволен, что ли? Ясно, я уже в принципе разобрался, как с ними разговаривать.

Судя по всему, чем больше я хвалю Фоура, тем усерднее работает Атла.

— О-о? Устроим состязание? Я тоже поучаствую.

— Садина… ты за счёт магии и так больше всех побеждаешь.

Видимо, сказывается опыт жизни в этой стране. Садина легко истребляет всех встречных монстров.

Мы вычистили очередную зону, чем заслужили благодарность жителей местных городов и деревень.

— Спасибо вам! — жители дружно вышли нас встречать. — Благодаря воинам новой повелительницы монстры перестанут нам вредить.

— Не думаю, что мы вырезали их подчистую, но на время вам станет легче.

Похоже, жители страны тоже постоянно задавались вопросом, почему правительство закрывает глаза на атаки монстров, но карает за охоту на них.


Прошло ещё несколько дней. Мы контролируем уже треть Кутенро.

С начала вторжения прошло совсем немного, и я не перестаю удивляться нашей скорости. Наверное, попытка внедриться во вражеский тыл и убить повелительницу заняла бы больше времени.

— Вспоминается, как мы пытались сбежать из вражеской страны в мире Кидзуны.

Во многом потому, что обе страны в японском стиле.

— Разница разве что в том, что тут есть светосакуры… и что это Рафталияленд.

— Рафу.

— Вы опять за своё?

— Ты же сама видишь, тут повсюду статуэтки, похожие на Раф-тян. Естественно, что у меня такие ассоциации.

— Тебе они так нравятся, Наофуми-тян.

Я всерьёз думаю над тем, чтобы прихватить этих статуэтки в качестве сувениров.

— Правда, чем ближе мы к старой столице, тем чаще в оформлении встречается Фиро.

— Ага, это всё изображения похожей на Фиро-тян божественной птицы, которую почитает повелительница.

— И им всегда казалось, что у Филориалов такой расцветки не бывает, да?

Неужели у Фиро такой редкий цвет? Я её купил за какие-то сто серебрных.

— Не то, чтобы совсем не бывает, — ответила Садина, глядя на Фиро, — но рассказы о Филориалах, которые известны в стране, описывают немного другую внешность. У Фиро же и внешность, и цвет подходят идеально.

Правда, она не просто Филориал, а воспитанный Героем.

— Возможно, дело в том, что эту страну когда-то посещала Фитория?

Почему бы и нет? Если Фитория посещала эту страну, у них могли остаться зарисовки. Возможно, из-за светосакур она показалась местным розовее, чем обычно.

— Но я не слы-ышу голоса Фитории, — протянула Фиро.

Фитория иногда смотрит на мир глазами Фиро, но здесь их связь не работает. Опять виноват барьер?

В любом случае, расцветка Фиро сильно смущает наших врагов.

— Жаль, мы вряд ли ещё раз увидим Кидзуну и её друзей. Их было бы интересно привести сюда.

Конечно, Грасс ещё при случае может появиться. Возможно, ей будет интересно посмотреть на страну, когда её захватит Рафталия. Обратный Цветок Снежной Луны впишется сюда по стилю идеально.

— Тем более, тут красиво, — добавила Садина.

Иногда я задумываюсь, как они там.

Мы возвращались обратно с приподнятым настроением и вдруг наткнулись на Мотоясу-2, который, как обычно, приставал к женщинам.

— Что скажете, юные леди? Не желаете чаю?

Ну чего он, в самом деле?

Когда мы приблизились, женщины поклонились нам и ушли. Мотоясу-2 заметил нас и сплюнул.

— Тьфу ты!

— Где Дядя?

— Ха! Мне нетрудно выскользнуть так, чтобы Эрхарт ничего не заметил!

— Эй, ты… если опять в долг развлекаешься, я тебя свяжу.

— Хе-хе-хе, — усмехнулся Мотоясу-2, показывая мне местную валюту.

Пытаешься сказать, что ты при деньгах?

Я сразу же отобрал монеты.

— Эй, ты что делаешь?!

— Держу пари, ты стащил их у Дяди.

Этот тип сорит деньгами направо и налево, так что накопить их не может. Насколько я слышал, он задолжал половине портового города.

После моих слов Мотоясу-2 посмотрел вбок и засвистел. Ага, я угадал. Потом верну деньги Дяде.

— Так…

Я посмотрел, кто со мной. Девушек ему не отдам, чтобы не радовать.

— Фоур, Гаэлион, тащите его к Дяде.

— Кюа! — Гаэлион послушно кивнул.

— Что?! — недовольно воскликнул Фоур.

А за ним и Мотоясу-2:

— Почему ты не поручил эту работу женщинам?!

После его слов до Фоура всё-таки дошло.

— Понял.

— Как вернёшься, можешь пойти поиграть с Атлой.

— Хорошо.

Кстати, он недавно засматривался на шпильку для волос в одном магазинчике. Наверняка хочет купить Атле. Я даю ему достаточно денег, чтобы он мог позволить такой подарок.

— Кюа-а.

Гаэлион скрутил Мотоясу-2, закусил ему шиворот и потащил.

— Чёрт! Пусти! Если уж Герой Щита поймал меня, то пусть выделит сопровождать пару красоток! Или ему и мужчины нравятся?!

— Да ты надоел!

Ничему его жизнь не учит. Неужели он настолько помешан на женщинах?

— Я останусь с вами даже после возвращения брата, Наофуми-сама.

— Нет, сходи поиграй с Фоуром.

— Не хочу.

А у нас тут свои сложности.

— Эх…

— М-м, — Сэйн показала на Мотоясу-2, затем на своё оружие.

А, надо было попросить его сделать ножницы Камня Воли Сакуры? Чтобы она хотя бы скопировала.

Переделал бы катану, например.

Сэйн засмотрелась на свои ножницы.

— Нам сказали, он превосходный мастер.

— Ну, это да…

По словам Дяди-оружейника, он действительно работает быстро и качественно. Правда, Камень Воли Сакуры у него закончился. Остатки ушли на мой Щит.

— Рафу?

— Кстати, ~~~~, — сказала Сэйн, показывая на Раф-тян.

В последнее время помехи в её речи стали такими частыми, что говорить с ней можно только через игрушку. Я уже начинаю волноваться, что её Клановое Оружие выходит из строя.

— Она хочет уточнить насчёт заказанной вами игрушки в виде гигантской Раф-тян.

— Гм-м…

— Простите? Что-что вы пытаетесь сделать? Впервые об этом слышу.

Ах да, я ведь пока не рассказал Рафталии.

— Всё началось с вопроса Сэйн о том, какого ей сделать «аварийного» фамильяра для самого мощного навыка. Вот я и спросил, не может ли она сделать Раф-тян покрупнее.

Оказывается, у неё есть навык управления огромной плюшевой игрушкой. Я в принципе согласен на огромную Раф-тян, лишь бы она не разговаривала.

— Не вздумайте, Наофуми-сама!

— Рафу? Раф-раф, — Раф-тян с недоумением следила за нашим разговором.

— А вообще, давайте возвращаться в городской штаб, нам пора готовиться к следующей вылазке, — решил сменить я тему.

Мы вернулись в крупнейший особняк города.

— Наофуми-сама, не забывайте, что мы должны продолжать тренировки.

Кстати, да, что-то изучение стиля непобедимых адаптаций опять застряло на полпути. Я честное слово очень хочу всерьёз заняться тренировками, но вместо этого приходится бегать и решать различные вопросы.

— Эх, если бы я освоил Либирейшн-уровень магии, бои стали бы куда проще…

Я пользовался этой магией ровно один раз, когда мне помогла Ост.

Иногда мне кажется, что я уже почти добрался до этого уровня… но чего-то не хватает. Нужно подобраться ещё ближе к тем ощущениям.

И лучше бы успеть до того, как нам придётся сразиться с Фэнхуаном.

Глава 5. Информация о врагах

Вскоре подошли лидеры мятежников, и мы начали обсуждать дальнейшие планы.

— Старая столица уже совсем рядом. Когда мы возьмём её, наше преимущество станет неоспоримым.

— Да, это я уже слышал.

Если я правильно помню, в старой столице можно провести ритуал, в ходе которого Рафталия официально вступит в должность повелительницы.

— С помощью благословений госпожи Рафталии наши воины станут в тысячу раз сильнее.

— Понятно.

— Правда, есть одна сложность. В хрониках прошлых войн сказано что барьеры разных Камней Воли Сакуры мешают друг другу. Враги наверняка воспользуются этим, чтобы мешать благословениям.

— Это они постоянно сражаются со включенными барьерами, так что это мы с радостью их отключим. Правда, им уже сейчас благословения не особенно помогают, поскольку Рафталия научилась их отключать.

В принципе, мы уже можем сражаться с позиции силы, главное — следить за вражеским оружием, очень эффективным против Героев. С непривычки было неприятно, но теперь стало гораздо легче.

— Но я что-то не понимаю… — продолжил я. — Зачем они решили бросить такую важную базу и засесть в восточной столице?

— На самом деле восточная столица тоже стратегически важное место. В прошлом повелительницы уже пользовались ей во время битв за наследство, поэтому не стоит переоценивать их потери…

Хм-м… что-то мне всё это напоминает историю Японии. Старая столица — это Киото, новая — Токио. Ну, не совсем, конечно, но суть похожая. Эти параллели я провожу далеко не в первый раз, хотя карты у стран совсем разные.

— Во многом наши ошеломительные успехи объясняются тем, что до сих пор мы сражались вдали от дома повелительницы. Настоящая война начнётся после захвата старой столицы.

— Возможно, но это ничего не меняет, — напомнил я. — Мы продолжим наступление.

— Есть… — поддакнула Рафталия с немного виноватым видом.

Видимо, она винит себя за то, что развязала такую масштабную войну.

Эх, ты. Да, это мы вторглись в страну, но из-за того, что они напали на тебя и пообещали нападать и дальше.

— Никаких переговоров о перемирии они вести не собираются, да?

— Да. По всей видимости, вражеская верхушка ни во что нас не ставит.

— Они потеряли связь с реальностью?

— Вероятно, они просто презирают госпожу Рафталию, ведь в ней меньше крови повелительницы. Вероятно, это тоже козни злодейки Макины, советницы повелительницы.

— Да, вы уже говорили об этой злодейке. Я так понимаю, она довольно глупая.

Командиры мятежа закивали в ответ, а люди из Шильтвельта почему-то посмотрели с сочувствием.

— Макина прибыла сюда как миссионер из Шильтвельта. Позапрошлый правитель, дед госпожи Рафталии, взял её в любовницы, и она начала давать ему политические советы. В конце концов она фактически захватила власть.

— Несмотря на своё происхождение, она не питает никакой любви к Шильтвельту и обложила торговлю с этой страной огромными пошлинами.

М-да… неприятная женщина. Понятно, почему Шильтвельт её тоже не одобряет.

— Поговаривают, что она стояла за убийством родственников повелительницы, но доказательств нет… факт в том, что она единственная уцелела и стала нянькой нынешней повелительницы…

— Также говорят, что именно её решением столицу перенесли на восток. Якобы ей не нравился воздух в старой столице.

— Да, кстати, нынешняя повелительница это её дочка или внучка?

— Нет, дети Макины тоже были отравлены… поэтому многие считают, что она не причастна…

— Извините, конечно, но ей надо было вырезать семью до конца, чтобы такого не случилось.

— Наофуми-сама! — Рафталия стрельнула в меня взглядом.

Видимо, Макине не хотелось, чтобы страна открыла границы после смерти всех правителей? Да и вряд ли бы ей удалось спокойно править — она бы не смогла спать от кошмаров, в которых семья Рафталии возвращается и требует права на престол.

Ну да ладно, не буду пытаться вникнуть в разум придурков.

— О да, она меня никогда не переносила. Я её хорошо помню, она и раньше тайно управляла страной, — вставила Садина. Видимо, они знакомы.

— Ещё один вопрос связан с нынешней жрицей Аквадракона.

А, ну да, Садина ведь теперь «бывшая».

— Жрицу Аквадракона благословила повелительница, её тоже называют кровожадной жрицей. Рано или поздно она обязательно нападёт на нас.

— О-о? — протянула бывшая жрица Аквадракона.

— Что скажешь, Садина? Кстати, как на неё повлияло то, что Аквадракон принял нашу сторону?

— Разумеется, она в ярости и считает, что её предал собственный бог.

То есть, думает, что к ней самой это не относится.

— Тем не менее, — продолжила Садина, — она очень хорошая жрица, раз заслужила благословение повелительницы. У меня его не было.

О как… Садину ни разу не благословляли? Правда, с учётом поведения нынешней повелительницы, завидовать тут нечему.

— Мы что-нибудь знаем об этой жрице?

— Да, конечно. По слухам, нынешняя жрица Аквадракона — младшая сестра бывшей.

— О-о? — Садина недоумённо наклонила голову. — Впервые слышу. Значит, эти люди сделали мне сестрёнку?

«Эти люди»… Видимо, у неё с родителями не самые близкие отношения.

— Она родилась уже после изгнания бывшей жрицы из страны. Увы, у нас очень мало сведений о её родине… Всё, что мы знаем — её родители прибегли к аморальным методам, пытаясь создать воина, способного сравниться с предшественницей…

— Понятно, эти люди хорошо потрудились.

«Хорошо потрудились»… Грустно, что так выглядит реакция Садины на новость о том, что у неё есть сестра.

Что у неё за семья такая? Хотя, секунду. Я примерно так же относился к своему младшему брату. Ну, он, правда, хорошо учился и всегда был любимчиком родителей.

— Младшая не должна обходить старшую, — заявила Атла.

Нет, её я не слушаю, она только с мысли сбивает. Сейчас нужно думать только о сестре Садины.

— Ей пытаются заменить на редкость сильную сестру?

Какая ужасная семья. Хотя, им наверняка недолго осталось после предательства Аквадракона.

— Говорят, она делает всё возможное, чтобы не уступать бывшей жрице Аквадракона по силе.

— Хм-м…

По возрасту она, наверное, примерно ровесница Рафталии. Надо будет уточнить у Садины.

— Но Садина ведь всё равно опытнее?

— С точки зрения военных заслуг перед страной бывшая жрица действительно впереди. Однако новую уже сейчас считают более умелой в божественных делах.

— О-о.

— И что это значит?

— Она успешно вывела на чистую воду придворных оракулов и священников, которые, как оказалось, выдумывали все предсказания. Она одна из немногих истинных одарённых.

— О-о, какая прелесть. Моя последовательница оказалась одарённой.

— Одарённой — это как?

Этот термин пока ещё не всплывал.

— Думаю, лучше всего описать это как… особое чутье, которое бывает у жриц и священников.

— Верно. В Кутенро к обладателям этого дара относятся с большим уважением. Но у бывшей жрицы его, видимо, не было…

— Мне говорили, это умение слышать голоса предков и так далее, — продолжила Садина. — Как правило, жрицы и священники на службе повелительницы обладают этим даром, и я довольно долго стыдилась того, что у меня его нет.

— А-а… способность видеть духов, что ли?

Это и я умею, нужно только Раф-тян на голову посадить.

— Выпив алкоголь, жрица впадает в мистический транс, в котором может подчинить себе невероятные силы. В этом состоянии она даже в одиночку способна применять сложнейшие составные заклинания.

Это, конечно, здорово, но к способности видеть духов отношения не имеет. И странно как-то, что у Садины такого таланта нет.

— Это уже бред какой-то. Разве что жрица напивается, у неё срывает крышу, и она случайно применяет мощное заклинание.

Алкоголь восстанавливает Ману. Наверняка среди жрецов прошлого были какие-то типы, которые по какой-то причине сознательно доводили себя до такого состояния.

— Зачем мы вообще обсуждаем эту непонятную силу? — спросила Рафталия, поморщившись.

— Рафу?

— Я полностью поддерживаю Наофуми-саму, — продолжила Рафталия. — По-моему, речь просто о состоянии сильного опьянения, в котором у человека развязывается язык.

— О-о, ну надо же, Рафталия-тян. Твой отец говорил точно так же.

— Я думаю, мнению наследницы лучше доверять, — сказал я.

— Это, конечно, обнадёживает, — ответила Садина.

Значит, идеальная жрица, обладающая таинственной силой, которой нет у Садины. Но судя по словам наших врагов, Садина тоже была весьма известной жрицей.

С другой стороны, я удивился тому, что Рафталия тоже не поверила Садине… Кажется, она становится такой же мнительной, как и я.

Вроде и приятно, что она берёт с меня пример, а вроде и грустно, что я её порчу. Чувствую себя Фоуром, который вынужден смотреть на меняющийся характер Атлы.

— Почему вы смотрите на меня с болью в глазах, Наофуми-сама?!

— Вот так и бывает, когда дети вырастают.

— Что я не так сказала?!

Рафталия выросла мнительной. Надо бы мне браться за ум. Правда, я всё равно не буду никому так просто доверять.

— В любом случае, нам придётся сразиться с этой жрицей.

— Да. Пожалуйста, будьте осторожны.

— Я уже жду не дождусь, — весело заметила Садина.

— Надеюсь, с ней удастся договориться, — добавил я.

Буду молиться, что её тоже огорчает разложение страны, и она согласится помочь нам. Или что она не злится на Аквадракона за предательство, а тайно помогает ему.

— Ну ладно. Поехали дальше. Всё равно другого пути нет.

Сейчас к нам присоединилось так много союзников, что мне даже учёт вести лень. Ветер дует в спину. Наши противники — форменные придурки.

— Я ожидал, что придётся осаждать города, а вместо этого чаще всего они восстают и впускают нас сами.

Народ и местные землевладельцы не хотят воевать, но верхушка страны освобождает запечатанных монстров и теряет доверие населения. Как можно быть такими идиотами?

Если бы они вместо этого укрепились и пытались тянуть время, нам бы пришлось прорываться с большим трудом, чтобы успеть к следующей волне.

— Пока что мы не встретили ни одного врага, кто мог бы сравниться с дуэтом Рафталии и Фиро. Хотя сестру Садины, конечно, стоит опасаться.

— Но, Наофуми-тян, дальше будет намного труднее, и это не шутки.

— Знаю. Но нам всё равно идти в старую столицу, да?

— Да. Там много памятных мест, связанных с родителями Рафталии-тян. Сходить туда точно стоит.

— Связанных с папой и мамой…

Ну, что бы ни происходило, познакомить Рафталию с её истоками — дело хорошее. Тем более, что я рассчитываю оставить эту страну Рафталии после того, как наступит мир. Если она захочет, конечно.

— Ну что, до вечера тренировки, а потом устроим ночной парад, чтобы народ получше понял величие Рафталии. Атла, после возвращения Фоура пойдёшь с ним за покупками. Это приказ.

— Кх… надеюсь, брат упустит кузнеца и будет ещё долго за ним гоняться, чтобы я смогла побольше времени провести с Наофуми-самой.

Неприятно смотреть, как сестра желает брату неудачи. У меня есть младший брат, так что меня такие вещи задевают. Ну, правда брат у меня тот ещё любитель показухи.

Итак, совещание закончилось, мы приступили к тренировкам.

Глава 6. Польза от Ци

В последнее время мы стараемся немного тренироваться по утрам, но серьёзными тренировками это не назовёшь.

Пока мы занимались, вернулись Ицуки с Лисией и присоединились к нам. Кстати, раз уж Лисия почти в совершенстве освоила стиль непобедимых адаптаций, пусть побудет нашей наставницей.

Бабульки нет, а Лисия тянет по меньшей мере на инструктора.

Я наблюдал за поединком Атлы и Рафталии. Садина тем временем сражалась с Фиро. По моему приказу Фиро билась в форме Филориала, а Садина в форме зверочеловека.

— Ха-а!

Атла собрала в руках сгусток, видимо, Маны и выпустила в Рафталию. Та успешно отразила его.

Хм, я решил, что это Мана, но наверное ошибся. Мана так себя не ведёт. Это Ци? Атла только что выпустила в Рафталию какой-то поток — это тоже Ци?

— Попробую так!

Рафталия влила энергию в деревянный меч и создала вокруг него какую-то плёнку, которая отразила залп Атлы.

Не понимаю, как, но… почему-то я вижу Ци. Что происходит?

Думаете, что я научился на чужих битвах? Нет, идиоты. Забыли, сколько раз Атла пробивала мою защиту с помощью Ци? Скорее всего, главная причина в этом.

Вот что имела в виду Бабулька, когда говорила, что с Атлой я научусь быстрее всего? Действительно, когда я смотрю на неё, мне кажется, что Ци — довольно простая вещь.

Я уже очень много времени прокачиваю Щит как в какой-нибудь игре, однако от таких тренировок у меня по примерно той же логике прокачивается тело, обретая новые навыки и умения. Немного страшновато, что со мной происходят такие неестественные изменения.

Как бы там ни было, теперь я верю, что со временем научусь бороться с пропорциональными атаками — главное не спешить.

Чтобы правильно защищаться, нужно создавать внутри тела поток энергии. Мягкость, твёрдость — это всё ерунда, главное — перехватить поток вражеской энергии, пока она не успела навредить. Метод с созданием мягкой точки годится только новичкам. Бабулька меня с этими объяснениями совсем запутала.

— Атла, Рафталия.

— Да?

— Что такое?

Я объяснил им, что начал видеть Ци. Почему-то мне было неприятно в этом признаться. С одной стороны, хочется научиться, а с другой — я будто теряю часть своей уникальности, когда вступаю в общество знатоков Ци.

— Это просто замечательно, — ответила Атла.

— Попросим Лисию-сан оценить ваши успехи?

— Прекрасная мысль, — ответила Атла Рафталии.

Лисию одобрила лично Бабулька. Другого способа получить авторитетное мнение у нас сейчас нет.

— Уа?

Лисия тем временем помогала тренироваться Ицуки, который без конца тыкал в огромную скалу во дворе особняка. Помнится, он и раньше так тренировался. Правда, теперь у меня с собой зелья силы жизни, так что его обучение должно пойти быстрее.

— О? Наофуми-тян, вы уже закончили?

— То-о!

Садина обратилась к нам с вопросом, не прекращая уворачиваться от атак Фиро.

— Ага, я вроде бы начал замечать Ци других людей.

— О-о. Может, и я смогу научиться?

— Если ты начнёшь использовать Ци, тебя уже никто и никогда не остановит.

— Садина-сан, вы уже используете Ци подсознательно, сами того не замечая, — непринуждённо заявила Атла.

— О-о?

Да ладно?

— А если научитесь пользоваться сознательно… то станете слишком сильны, поэтому я никогда не буду вас учить.

— Как-то это неправильно, — отозвалась Рафталия.

— А ты будешь меня учить, Рафталия-тян?

— Да, хорошо.

Пока мы разговаривали, к нам подошла Лисия.

— Хорошо, я попробую научить вас методам использования Ци, которые узнала от учителя. Правда, Атла-сан уже тоже знает большую их часть.

Лисия призвала полупрозрачное оружие и нацелилась на меня.

Я приготовился отклонять потоки энергии, циркулирующие в нём.

— Только избежание, но не защита, верно?

Скорее всего, принцип непобедимых адаптаций основан на том, чтобы использовать Ци для нападения и анализа.

Владение Ци помогает избегать атак, но не защищаться от них. Даже при встрече с пропорциональными атаками нужно в самую первую очередь попытаться уйти от них.

А если удар настигнет, метод защиты всё равно основан на отведении силы, а не на поглощении.

Из-за этого мне кажется, что большая часть техник стиля будет для меня бесполезной. Разве что можно будет внедрить некоторые приёмы в навыки.

— Хорошо, я готова. Только смотрите внимательно, ладно? Эрст Троу!

Лисия наполнила снаряд силой и метнула в меня.

О! Отлично вижу, как внутри снаряда курсирует Ци.

Я поймал оружие Щитом, и энергия влилась в меня. Я ещё далеко не мастер Ци, так что решил защититься грубым методом — выплеснул энергию Лисии наружу, захватив её Духом и Маной.

Часть удара всё-таки пришлась на тело. Довольно больно.

Кстати говоря, поскольку я теперь вижу все потоки Ци, то решил посмотреть на тех, кто меня окружает. У некоторых моих товарищей энергия довольно необычная.

Особенно это касается Героя Лука Ицуки, Рафталии и Лисии.

У Лисии вообще очень… интересный случай.

Довольно странно об этом говорить, но Ци в ней почти не двигается. Потоки есть, но очень слабые.

При этом когда Лисия использовала Непобедимое Пробуждение, даже я, не умевший на тот момент видеть Ци, заметил, что нечто будто обволакивает её тело. Тем не менее, сейчас потоков почти не наблюдается. Загадочное дело.

Ещё похожий случай у Сэйн.

Хотя, нет, немного другой. У Сэйн почти нет энергии в Оружии, однако есть в теле.

Как это понимать?

С другой стороны, Бабулька при виде Лисии сильно радовалась, что отыскала такой талант. Опять же, Лисия освоила Непобедимое Пробуждение, которое резко повышает характеристики.

А теперь, когда я научился видеть Ци, они с Рафталией смогут многому меня научить.

Помимо этого я понял, что у меня самого странное Ци — не иначе из-за сильнейшего упора на защиту.

Я настолько полон энергии, которая защищает меня, что, кажется, вот-вот лопну. Я почти напрашиваюсь на то, чтобы меня атаковали.

Значит, вот вы какие — потоки Ци… а также Маны и энергии в целом. Теперь я понимаю, почему стиль непобедимых адаптаций считают могущественным. Его действительно будет полезно освоить.

Правда, обидно осознавать, что я пока стою только на самом пороге обучения.

— Наофуми-сан, вы только что сказали, что у этого стиля нет защитных приёмов, и это действительно так. Учитель говорила, что стиль непобедимых адаптаций не для защиты, а для избежания и отведения.

— Так я и думал.

— По словам учителя, они могли существовать в прошлом, но не сохранились до наших дней… Похоже, нам остаётся только составлять под вас новые техники, Наофуми-сан.

— Неудобно получается.

Да уж, впереди долгий путь… Я ведь только-только научился видеть Ци.

— Но это здорово, теперь вы можете ставить разнообразные опыты при помощи Атлы-сан и Рафталии-сан. Надеюсь, Ицуки-сама тоже когда-нибудь научится.

— Я постараюсь… — как всегда равнодушно отозвался Ицуки.

Надеюсь, проклятие скоро отпустит его. Кстати, в Кутенро есть что-нибудь, что помогает от проклятий? Надо будет потом выяснить.

— Ну что, время ещё есть, давайте продолжим.

— Атла!

— Кюа-а-а!

Вернулись Фоур и Гаэлион. Видимо, они наконец-то выполнили моё задание.

— От этого гада только глаз отведёшь, как он сразу вырывается и бежит. Еле довели.

— Могли бы его стукнуть. Только не насмерть.

По-моему единственный способ его успокоить.

— Нет, он после такого наверняка убежал бы… — ответил Фоур, и мне пришлось согласиться.

Убегать он и правда умеет. И ещё он на удивление сильный…

Меня очень впечатлило, как он решил развеяться битвой против Дяди.

— Атла, пошли за покупками!

— Не пойду, брат. Тренировка в самом разгаре, поэтому поход придётся отложить.

— Но Атла! Мы так не договаривались!

Вообще-то Атла права, я действительно хочу сначала закончить тренировку. Но и уговор был, так что потом она всё равно пойдёт с Фоуром.

— Ты тоже останься и посмотри, брат. Ты не станешь сильнее, если будешь слушать только учителя.

Фоур обиженно надулся, но быстро смирился и присел. В принципе, ему нравится драться, поэтому он не будет против позаниматься. Его можно сравнить с сознательным взрослым, который никогда не станет отвлекать ребёнка, сидящего за уроками.

— Ну ладно, так и быть.

— Достойный ответ, брат. А теперь продолжим, Наофуми-сама!

— Давай, нападай!

— Нападаю!

Тычок Атлы попал в мой щит.

Её поток Ци напоминал иглу, пытающуюся проткнуть шарик изнутри. Суть тренировки состояла в том, что я пытался выводить этот поток из тела.

Через несколько попыток я научился выпускать её атаки, почти не получая урона. Если хорошо усвоить принцип, он ещё много где пригодится. К тому же со временем я смогу поднять точность.

Можно считать, у меня наконец-то появилась защита против пропорциональных и игнорирующих броню атак, вроде тех, что есть у Ларка и Грасс.

Следующий вопрос в том, как бы получше научиться управлять потоками своей энергии. Я полагал, что этот навык можно будет использовать в качестве атаки, но мир настолько против того, чтобы я хоть как-то атаковал, что все мои попытки заканчивались ничем.

Я пробовал на манер Атлы вливать в противников концентрированную Ману, но это ни к чему не приводило.

Видимо, в моём случае все попытки атаковать обречены на провал. Наверняка это какая-то особенность Ци и Маны Героя Щита.

Поэтому мне приходится экспериментировать с приёмами, которые не считаются боевыми.

— У вас очень необычный стиль, — заключила Атла. — Учитель такого не делала.

— И правда, — поддакнула Рафталия. — Всё потому, что вы не можете атаковать, и вам приходится вкладывать силы в защиту.

— Кюа-а-а.

— Рафу.

В конце концов мы прозанимались до вечера.


— Ладно, пора бы закругляться.

— Действительно, — поддержала Рафталия. — По-моему, вы уже вполне освоили Ци.

— Ну, более-менее. Теперь я готов к любым битвам.

— Поздравляю! — воскликнула Атла.

Думаю, сегодняшнюю тренировку можно назвать успешной.

— А теперь пошли, Атла!

— А-а, Наофуми-сама! Спасите меня от коварного брата!

— Атла, если сбежишь от Фоура, завтра не смей ко мне подходить.

— Только не это! Кх… так и быть, брат. Куда бы ты ни отвел меня, я разорву тебя в клочья.

— Что ты несёшь, Атла?!

Фоур утащил Атлу с собой. Эх, почему она такая кровожадная? Нет бы просто погулять, посмотреть страну.

— Так, теперь что касается Рафталии и Фиро… Во-первых, вам надо помыться.

Вечером намечается парад, и Рафталия с Фиро должны быть к нему в самом нарядном виде.

— Наофуми-сама… я и так каждый день выступаю. Неужели и сегодня придётся?

— Конечно. В общем, идите с Фиро, мойтесь и переодевайтесь.

— Е-есть! Идём, сестрица Рафталия!

Фиро немедленно согласилась, обратилась человеком и потащила Рафталию в ванную особняка.

— Пожалуй, я пойду с ними, — сказала Садина.

— Да-да, ради всего святого.

— Рафу.

Раф-тян и Садина ушли следом. Тренироваться остались только Ицуки и Лисия.

— Кюа?

— Ты пойдёшь с ними, Гаэлион.

Гаэлион тоже важный участник шествия — мы показываем его как союзника Аквадракона и тем самым убеждаем людей в нашей правоте.

Гаэлион и сам понимал, что от него требуется, поэтому уже вовсю приводил себя в порядок. Жаль, Виндии нет, она бы ему очень помогла.

Тут я заметил, что на меня внимательно смотрит Сэйн. Чего ей надо?

— Я пон~~~~.

— Она говорит, что наконец-то поняла суть вашей тренировки. Вы пытались пробудить свою силу, верно?

Пробудить… да, хорошо сказано.

— А ты так умеешь, Сэйн?

— У меня ~~~~.

— Говорит, у неё есть похожая сила, но она работает иначе.

С этими словами Сэйн достала ножницы и влила в них Ци. Хм? Я заметил, что ножницы стали немного сильнее. Ей что, всегда приходится выжимать из них силу такими методами?

Тяжело ей живётся. Наверняка она раньше была очень сильна, но её Оружие испортилось.

— Тебе интересно уз~~~~.

— Она спрашивает, интересно ли вам узнать о том, как защищаться этой силой.

— А ты что, умеешь? — спросил я, и Сэйн кивнула.

— Вот ~~~~, — она прикрыла себя ножницами.

Это мне, конечно, ничего не говорит…

— Сейчас мы покажем, как это выглядит.

Игрушка в виде Кил набросилась на Сэйн. Та вскинула руку и взмахнула в сторону. Игрушка сместилась, будто следуя за рукой.

— Это отведе~~~~.

— Она говорит, что это техника избегания атак вроде той, которой пользуется Рафталия-сан. Ваших сил вполне хватит, чтобы пользоваться ей. Что скажете?

— Скажу, что ты заметно перефразируешь её слова.

Но ладно — это, значит, отведение атак при помощи Ци? Кажется, я видел, как нечто похожее делает Атла.

— Ещё ~~~~.

На этот раз игрушка в виде Кил обстреляла Сэйн шариками из Ци — похожими на те, что у Атлы, но гораздо слабее.

Правда, они все летят не в цель, а не пойми-куда.

Вдруг шарики изменили траекторию и закружились кольцом. Наконец, они собрались в одной точке, Сэйн схватила их и швырнула обратно. Шарики пролетели возле игрушки.

— Магию ~~~~.

— Магию можно захватить аналогичным образом.

— О-о…

Не знал, что так можно. Буду учитывать.

— Это ещё не всё ~~~~ Когда выучишь, я ~~~~.

Хм-м. Похоже, Сэйн может многому меня научить. Я, конечно, только начал, но уже сделал значительный шаг вперёд.

— Уа-а-а… никогда не видела такие техники, — Лисия изумлённо смотрела на нас.

Да, я тоже не видел. Сэйн, оказывается, многое умеет. Правда, я пока не знаю, будет ли от её уроков толк в этом мире.

— Ну что, пойдёмте поедим перед парадом?

У Сэйн заурчало в животе. Вот обжора.

Кстати, мы ведь и познакомились с ней когда она пыталась позавтракать у меня в деревне. Улыбнувшись этим воспоминаниями, я направился в сторону особняка.


Поскольку Фиро капризничает и отказывается участвовать в парадах, если я не кормлю её едой собственного приготовления, в последнее время мне частенько приходится готовить. Впрочем, всю муторную работу по подготовке продуктов я сваливаю на обитателей особняка.

— Сегодня мы хотим преподнести вам хорошую рыбу.

Мне показали ведро с живой рыбой, похожей на крупного окуня.

Недавно был тай. Кидзуна бы точно загорелась желанием поймать такого.

Рыба прям вся плескается. Живчик какой.

— Сначала добить…

Я воткнул окуню кол в голову, чтобы прикончить. Да, кстати, пойманных рыб я добивать могу, правда, опыта за это не получаю.

— Затем слить кровь…

Я задумался над тем, как приготовить рыбу.

Навыки Оценки и обнаружения ядов всё равно подскажут мне, если я приготовил что-то вредное. Тем более, что я знаю, как правильно готовить кальмаров и другие дары моря.

В Кутенро, как в стране японского типа, в большом почёте сасими.

Но ведь из большой рыбы можно сделать не только большое сасими!

Можно сварить в горшочке, сделать уху из головы. А филе приготовить на пару.

Я разделал рыбину кухонным ножом и выварил кости, чтобы получить бульон.

Пока я готовил, повара особняка внимательно смотрели на меня. Их глаза напоминают рабов-поварят из моей деревни. Вспоминая слова Рафталии, они наблюдают за моими действиями, чтобы подражать мне?

В Кутенро питаются в основном рисом, так что на гарнир можно пожарить шлифованный рис.

Я посмотрел, как идёт процесс… Ну, пока что повара могут и без меня справиться.

Удобно, что тут можно готовить с помощью магии огня.

Получается довольно тривиально. Хочется как-нибудь попробовать что-то необычное, только что?

Например, пожарить на масле, полученном из топления жирного мяса монстров?

Кстати, я ведь освоил Ци. Может, это как-нибудь приспособить? Я взял кухонный нож, окутал его энергией Ци и попытался разрезать мясо.

— Ой! — услышал я голос шеф-повара особняка.

Ну, ещё бы. Вместе с рыбой я разрезал доску. Чувствую себя героем телерекламы ножей.

— Вот это да… вы собираетесь готовить из разделочной доски?

— Конечно, нет!

Они серьёзно думают, что я умею готовить из дерева? Да, Фиро ест так, что съедает угощения чуть ли не вместе со столом, но всё-таки.

С другой стороны должен отметить, что всего одно движение ножом отняло значительную часть энергии. И как только Рафталия, Атла и Лисия пользуются ей постоянно?

Лисия, как и Эклер — очень необычные люди, раз сумели в совершенстве освоить Ци.

По ходу готовки я продолжал упражнения с Ци, поскольку это отличный повод научиться управлять его потоками.

Наконец, мы закончили и понесли еду к моим спутникам, которые как раз отдыхали после ванной.

— Садитесь жрать, пожалуйста.

— Благодарю, Наофуми-сама.

— Спаси-ибо!

Мы внесли еду в большую комнату и накрыли стол на всех. Как поедят, можно и на парад.

— Ура-а! Сегодня опять вкуснятина!

— Кюа-кюа!

У Фиро и Гаэлиона фейерверки в глазах.

— Действительно, еда сегодня особенно вкусна, — даже Рафталия поддержала общее мнение.

— И выпивка отличная.

— Не напивайся, сегодня ещё мероприятие.

— Конечно, я помню.

Садина тоже радостно уминает угощение.

— Вкусно.

И Сэйн. Причём выглядит так, будто сейчас расплачется. И в кои-то веки высказала мысль целиком без шума в голосе.

— Вы так считаете?

— Да, что это за блюдо?

— Это эксперимент. Правда, вышло очень муторно, так что вряд ли буду повторять.

— Он готовил очень сосредоточенно, — пояснил Рафталии один из поваров, наблюдавших за процессом. — И… возможно, прозвучит невежливо, но…

— Вам показалось, он готовит наугад, да? — догадалась Рафталия. — На самом деле, если присмотреться получше, то он всегда готовит очень тщательно. Может показаться, что делать как он очень просто, но это не так. В этом и есть секрет готовки Наофуми-самы.

— Хотя я, конечно, отлыниваю как могу.

Как правило, я экономлю силы везде, где есть возможность.

— Наофуми-сама, ваше «отлынивание» в готовке значительно отличается от того, как его понимаем мы.

— Действительно, — ответил Ицуки, пережёвывая кусок. — Я тоже считаю, что Наофуми-сан отлично готовит.

Похоже, он научился выражать свои мысли. Значит, проклятие постепенно слабеет.

— Весь секрет в том, чтобы знать, где можно отлынивать, а где нет.

— Мне кажется, вы преуменьшаете… Но главное даже не это, Наофуми-сама. Меня просто восхищает результат ваших трудов после того как вы наконец-то сосредоточитесь.

— Нет, дело не в сосредоточенности.

Эту еду я тоже готовил спустя рукава.

— Я просто вложил в блюдо…

Стоит ли говорить, что я вложил в блюдо Ци?

Если перефразировать, то это всё равно что признаться, что в этом блюде есть нечто, вытекшее из меня. Возможно, оно вообще ядовитое. Ну и мерзко, конечно.

— Вы что-то положили туда?

Но и брать слова назад нельзя, а то пойдут подозрения.

— Возможно, какое-то магическое средство, придающее вкус? — предположила Лисия.

— Трудно сказать, но… — Ицуки повернулся ко мне. — Я бы не удивился, если бы у Наофуми-сана оно и правда было. Мы правы?

Ладно, так и быть, сознаюсь.

— Я вложил в него Ци.

— Вы используете его для готовки? — изумилась Рафталия.

Тем не менее, никто из них не оторвался от еды. А я-то думал, им будет неприятно.

— Я не могу остановиться, Наофуми-сама… Вы нашли дьявольскую силу!

Судя по их реакции, для Фоура и Атлы ужин придётся готовить заново.

— Нет бы просто сказать, что я стал лучше готовить…

— Как вкусно! А-а, это моё!

— Кюа-кюа.

Фиро и Гаэлион уже вовсю спорят за еду. Какие же они шумные.

— Рафу.

Раф-тян тоже понравилось, она с аппетитом уплетает еду.

Да уж… Ци — великая вещь.


Итак, после ужина Рафталия с Фиро возглавили парад мятежников, который принялся обходить городские улицы.

Фиро тоже получила особенную филориальскую одежду, а также специальную повозку… похожу на бычью, но не совсем. В повозке ехала Рафталия.

Фиро, конечно, вне себя от счастья — ещё бы, получила очередную дурацкую повозку.

Гаэлион вышагивает следом. Рафталия машет рукой из окна.

— Слава новой повелительнице!

— Ура-а-а-а!

Все так радуются, когда видят Рафталию.

Кстати, торговцы говорили, что у них на ура расходятся портреты Рафталии, так что источник финансов у мятежа есть.

Приятно каждый день видеть свою дочурку в таком нарядном виде. Зато Рафталия смотрит на меня недовольно. Она уже не раз говорила, что ей не нравится быть девушкой напоказ. Тем более, что она не понимает, что такого прекрасного в одеяниях жрицы, которые она носит.

Мы с Садиной шли по сторонам от повозки, играя роль телохранителей. Ицуки, Лисия и Сэйн старались всегда держаться где-нибудь поблизости. Другими словами, мы похожи на охранников этакого пьедестала, на котором первое место занимает Рафталия, второе — Фиро, третье — Гаэлион.

Бойцы из Шильтвельта, в том числе Вальнар, иногда участвуют в парадах, но их, кажется, не очень устраивают приоритеты шествий.

Кстати, Атла с Фоуром так и не появились, всё это время шастали где-то по магазинам.

Итак, мы медленно обошли город по кругу и вернулись в особняк.

Внутри нас ждала измученная Атла с яркими заколками в волосах. Зато Фоур — весёлый как никогда.

— Завтра пойдем за одеждой в те магазины, которые сегодня были закрыты!

— Сколько можно покупать, брат?!

Тут я заметил несколько комплектов одежды. Похоже, Фоур переодевал свою сестру как куклу.

— С возвращением.

— Кх… если бы об этом попросил Наофуми-сама, ради него я бы ходила вечно, но я просто не понимаю, что интересного в походах за одеждой.

— Как ни странно, в этом я вас поддержу, — немного обиженным голосом вмешалась Рафталия. — Я об одежде думаю ровно то же самое.

Ну, ничего не поделать. Твои усилия поднимают мораль нашим союзникам.

— Рафталия-сан, вы живёте в роскоши. Ваша одежда очень нравится Наофуми-саме, вы должны быть вне себя от счастья.

Рафталия протяжно вздохнула в ответ.

— Ладно, — вмешался я. — Вы все сегодня много работали и тренировались. Рафталия и все участники парада, отдыхайте. Садина, охраняй их. Атла и Фоур, сходите поешьте.

— А вы, Наофуми-сама?

— Мне ещё надо сходить по делам перед сном. К Дяде, например.

Надеюсь, он не слишком мучается со своим учителем.

— Я пойду с вами.

— И я!

— Нет, Рафталия и Фиро, с вами только морока будет. Побудьте лучше здесь.

Хотя де-факто я возглавляю силы мятежников, всё внимание наших союзников обращено к Рафталии, а ко мне относятся без интереса. Поэтому в одиночку мне действовать легче.

— Кюа-а.

— Нет, Гаэлион, ты тоже.

— Кюа…

Вообще, Гаэлион в детской форме мне бы никак не помешал, но Фиро бы закатила истерику, если бы я его взял, так что пусть остаётся здесь.

— Я хочу спа-ать.

— Вот и ложись, Фиро. Завтра рано вставать.

— Ла-адно. Интересно, что сейчас делает Мел-тян?

— Разбирает горы документов, наверное.

Хочется верить, что за неё можно не беспокоиться. Я мог перехвалить её перед путешествием, но это было давно и наверняка уже прошло.

— Что же, раз Рафталия-сан остаётся здесь, я пойду с вами, Наофуми-сама.

— Ну уж нет, ты поужинаешь вместе со своим братом. И тебе ещё нужно помыться.

— Я с радостью променяю всё это на то, чтобы побыть с вами, Наофуми-сама.

— Что это значит?! — воскликнула Рафталия.

— В общем, Рафталия, присматривай за Атлой… Садина и Фоур, вы тоже.

— Хорошо, Наофуми-сама. Что же, Атла-сан, вам приказано отдыхать.

— Кх… вам меня никогда не остановить!

Рафталия и остальные увели упирающуюся Атлу.

Глава 7. Потеряша

Поскольку мероприятие уже закончилось, я переоделся из парадных доспехов в повседневную одежду жителя Кутенро и отправился в город.

Сэйн увязалась следом, хотя я её не просил. Неужели ей так важно постоянно присматривать за мной?

Впрочем, её присутствие мне нисколько не мешает. В Кутенро спокойно уживаются и полулюди, и зверолюди, и просто люди.

Несмотря на продолжающуюся гражданскую войну, вечером город такой же оживлённый как и днём. От страны в стиле Эдо ожидаешь, что по вечерам народ будет ложиться пораньше, и на улицах будет полная тишина, но Кутенро живёт по своим правилам. Тем более тут даже по ночам довольно ярко из-за светосакур. Должен сказать, их бледно-розовый свет очень красивый. К нему примешивается свет луны и получается картина, способная достучаться до души любого японца.

Так вот, к Дяде я тоже направился из-за того что освоил Ци. Как уже показал опыт с готовкой, Ци может приносить пользу и в ремёслах. Возможно, Дяде будет непросто освоить Ци, но если у него получится, он выведет свои изделия на новый уровень.

Таким образом, я шёл проведать Дядю и заодно сообщить ему об успехах. Однако по пути к его кузнице…

— Простите, пожалуйста…

— М?

Меня остановил чей-то вялый голос. Я повернулся и увидел девушку, стоящую с потерянным видом. Лицом она вполне ничего, но из-за мешковатой одежды совершенно непонятно, к какой расе она относится.

Кажется, будто я её уже где-то видел… но ведь это невозможно. Да, я однозначно не мог нигде видеть её раньше.

Незнакомая девушка виновато смотрела на меня. Сэйн настороженно потянулась к Оружию.

— Простите, что обращаюсь к вам, но не подскажете, где главная улица?

— Главная улица? Это вон та, вроде.

Прямо сейчас я иду по ремесленной улице, а главной называется самая большая, идущая через весь город.

— Спасибо вам.

Девушка посмотрела в указанную мной сторону, поклонилась и пошла. Спустя три шага она почему-то посмотрела в небо, а затем зашагала в совсем другом направлении.

— Чего это с ней?

Мы с Сэйн не понимали, что происходит. В конце концов она ушла совсем не туда, куда надо, и завернула за угол. Она вообще меня слышала?

Впрочем, неважно, пойду лучше к Дяде.


Дядя нынче обитает в городской кузнице. Здесь он в том числе принимает заказы на ремонт оружия мятежников. Разумеется, местные кузнецы работают здесь же, а Дядя формально просто им помогает.

Поскольку Мотоясу-2 известен во всех уголках Кутенро, его с радостью пускают наблюдать за работой.

В кузнице организована посменная работа, так что там постоянно куётся новое снаряжение.

О, а вот и Дядя. А Мотоясу-2… лежит рядом на полу, связанный верёвками. Буду делать вид, что его нет, так проще.

— Эй, Дядя!

— О? Привет, парень. Чего вдруг затемно пришёл?

— Весь день тренировался. Освоил много нового, так что пришёл рассказать…

— Эрхарт! Уже ночь! Время бухать! Сейчас все дороги ведут в трактир!

Он столько пытался сбежать от Фоура днём, а теперь опять думает лишь о том, где развлечься. Я невольно вздохнул.

— Но сначала скажи, как у тебя дела с проклятым мечом.

— Подготовка идёт, но… мне нужна мастерская потише, или я никогда не примусь за работу.

— Понятно.

Ну, дело всё равно не срочное, сейчас в моей команде нет никого, кому этот меч принёс бы пользу. Жаль, Рен не с нами.

— Через несколько дней мы захватим старую столицу, можешь поработать над ним там.

— О да, там мастерская моего учителя. Это место вполне подойдёт. К тому же приятно, что я наконец побываю на родине учителя.

— Возможно, в своё время он избавился от тебя именно потому, чтобы ты не захватил его мастерскую, — язвительно предположил я, смерив взглядом лежащего на полу Мотоясу-2.

— Очень может быть… — неожиданно поддержал меня Дядя.

Ну, оно и понятно. По первому взгляду на изделия Дяди понятно, что руки у него из правильного места.

— Я просто научил тебя всему что знаю! Остальное зависит от тебя! Отвечай за свою жизнь сам!

— Тоже логично.

Напоминает обучение стилю непобедимых адаптаций. Кстати, о нём. Я ведь пришёл к Дяде с докладом.

— Во, кстати, Дядя, ты умеешь видеть Ци?

— Что это?

Я объяснил Дяде, что еда становится вкуснее, если во время готовки вкладывать в неё Ману, Дух и Ци. Во всяком случае, других объяснений вкусу у меня нет.

— Видеть не видел, но я понимаю, что значит вкладывать силу.

— Понятно.

— Хотя я, конечно, не знаю, что именно за силу вкладываю. Главное ведь сосредоточенность?

По всей видимости, Дядя пользуется этим же умением неосознанно.

— К тому же я стараюсь прислушиваться к голосу материала. Надо понимать, когда поднажать, а когда отступить.

Хм-м… видимо, вкладывать Ману и Ци важно, но ещё важнее направлять их в нужную сторону.

— А ты в этом разбираешься? — я презрительно посмотрел на Мотоясу-2.

— Что за отношение? Ну ладно, когда я покажу тебе свои умения, ты просто обалд… ого, какая красотка!

Чёрт, он заметил Сэйн. Я посмотрел на Мотоясу-2… а его уже нет!

Он непонятно когда освободился от верёвок и уже позирует перед Сэйн. Как он вообще выпутался?

— А-а, должно быть, вы и есть красавица, которая заказала у меня ножницы?

Ты ей в отцы годишься, извращенец!

— Да, они весьма ~~~~, — попыталась ответить Сэйн, глядя на свои ножницы, но часть слов утонула в шуме.

— Я мог бы слушать ваш редкий голос вечно, юная леди.

— Что этот человек пытается сказать? — задала очень хороший вопрос игрушка в виде Кил.

Судя по Сэйн, она поддерживает вопрос.

— Ты делаешь хорошие вещи, так что ~~~~.

— …так что ей больше всего нравится смотреть, как вы работаете. Почему бы вам не заняться ковкой?

— Ха! Ну ладно, раз уж вы так просите, — Мотоясу-2 медленно подошёл к наковальне. — Смотрите внимательно, юная леди!

Он взял молот и начал стучать по изделию, над которым работал Дядя. О-о? Я вижу даже больше Ци, чем во время работы Дяди.

— Щит говорит о каком-то там Ци, но всем ведь очевидно, что от концентрации расходуются какие-то силы. А сознательно вливают энергию только придурки.

— Ну-ну…

Молот сверкал на каждом ударе. Похоже, научившись видеть Ци, я автоматически научился на глаз оценивать навыки других людей. Поэтому я готов признать, что хотя Мотоясу-2 и придурок, кузнец из него действительно гениальный. Изделие прямо на глазах наполнялось светом. Выходит, я прав. Ци действительно можно использовать в ремёслах.

— Ещё ты упоминал Дух. Это ведь Геройская сила, да? Вот и подумай, есть ли разница между ним и Ци.

Ну да, зелье, восстанавливающее Ци, делается из компонентов, которые извлекаются из зелий Маны и Духа.

Если Ци считать отдельной силой, которая отличается от Маны и Духа, то действительно выходит, что Дух не влияет на качество изделий.

— Каждый кузнец может научиться зачаровывать, но дальше как раз стена, которая отделяет дилетантов от профи. Я не знаю точно, что такое Ци, но догадываюсь. Вот это? — Мотоясу-2 поднял молот и сосредоточил в нём Ци. — Я не вижу, что там, но чувствую. Без этой энергии хорошую вещь не создать. К тому же она помогает слышать голос материала. А только на качество исходников полагаются второсортные кузнецы, — любитель поприставать к женщинам повернулся к Дяде. — Я даже на слух понимаю, что тебе в этом плане пока есть куда расти. Стучи как следует.

— Да, конечно!

Дядя сосредоточился на работе под пристальным взглядом учителя. Надеюсь, это поможет ему стать ещё лучше.

— Слушай голос материала и подчиняй его. Даже когда ты идёшь против воли материала, принцип тот же самый. Ты что, забыл?

— Нет, конечно… спасибо.

Кажется, у Дяди появляются свежие идеи.

— Вот бы скорее вернуться в мою лавку в Мелромарке. Столько всего хочется попробовать, столько новых мыслей в голове.

— Жду не дождусь.

— И-и готово!

Мотоясу-2 сунул оружие в воду, дождался, пока оно закончит шипеть, и поднял над головой. Катана? Но мне казалось, что Дядя начинал с меча.

— Почему ты сделал катану, учитель?! Это был меч!

— А? Эрхарт, ты вообще видел материал? Он же умолял, чтобы из него сделали катану, а не меч.

До чего дурацкий разговор.

Дядя взял катану в руки и посмотрел. Кажется, он пытается решить, злиться ему или радоваться.

— Ну вот и всё на сегодня! Можно идти бухать.

— Какое ещё всё?

А меч?

— Ничего не знаю. Что бы я ни говорил Эрхарту, если он не может глядя на исходник объяснить тому, что именно должно из него получиться, то это никуда не годится.

— Кх… — поморщился Дядя.

— Если хочешь стать лучше, попробуй сам. Иначе говорить не о чем.

Нет бы хоть немного помочь…

И вообще, как это — объяснить исходнику, что из него должно получиться? Если проводить аналогии с готовкой, то это интуитивное понимание того, что можно сделать из тех или иных ингредиентов? А «объяснять исходнику» в этом случае приходится с помощью ножа и прочей утвари.

Даже немного неприятно признавать, что я понимаю его слова.

— А-а, простите, пожалуйста… — вдруг услышал я голос, обернулся и…

— Какая красотка! Что вам угодно, юная леди? — тут же начал подкатывать Мотоясу-2 к той самой девушке, которая недавно спрашивала у меня дорогу.

— Не подскажете, как пройти на главную улицу? О? — она недоумённо посмотрела на меня. Видимо, вспомнила.

— Ты спрашивала у меня дорогу, да? А через несколько шагов сбилась с пути.

— Ой, правда? Я просто засмотрелась на звёзды, они такие красивые…

— Что за? Ты опять затаскиваешь красотку в свой гарем?

— Заткнись.

Мотоясу-2 неисправим. Как он меня достал. Может, попросить Сэйн, чтобы она его связала?

— Парень, я пока должен упражняться в ковке мечей. Не присмотришь за учителем? — спросил Дядя и отхлебнул из воображаемой бутылки. — У тебя ведь хорошо получается.

А-а, он предлагает напоить его? Кажется, Дядя слышал о моих приключениях в трактирах. Может, не зря с его учителем пила Садина? А, точно, он ведь несколько дней назад напился в стельку.

— Понял. Я тебе его потом пришлю. Так вот… — я перевёл взгляд на потеряшу. — Говоришь, тебе нужна главная улица? Я как раз собираюсь туда, чтобы присматривать за этим типом. Пошли с нами, как раз дойдёшь.

— Большое спасибо, — потеряша вежливо поклонилась.

— Не за что. Пошли давай, бабник.

— Ты так и будешь меня называть? Я не согласен!

— Значит, будешь Мотоясу-2.

— Это кто?!

— Заткнись. Как только Дядя превзойдёт тебя, ты отправишься на свалку истории.

— Что?!

— Простите, я…

— Не обращайте внимания, юная леди.

Вот как раз поэтому я и называю тебя Мотоясу-2. И бабником.

— Ладно, пошлите. Сэйн, ты с нами?

Сэйн молча кивнула. Дело уже к ночи, так что пусть Рафталия и остальные не беспокоятся, меня есть кому защитить.

— Хорошо, все за мной.

Я вышел из кузницы и выдвинулся в направлении главной улицы.

— Юная леди, у вас изумительно чистая кожа, а лунный свет придаёт ей особенно чарующий блеск.

— Эх…

Мотоясу-2 снова подкатывает к потеряше. Причём неплохо так.

Вдруг Сэйн ткнула меня в плечо.

— Чего?

Я обернулся и увидел, что потеряша двигается к обочине, а за ней тихонько следует Мотоясу-2, надеясь, что не замечу.

— Пытаешься её увести?

— Нет, конечно, просто она пошла по другой дороге и я думал её проводить.

— Что? А, я просто отвлеклась на приятный запах и задумалась.

Кажется, потеряша даже не заметила, что сбилась с дороги.

— Нам не туда. Прекрати оправдываться и иди за мной.

Нечего смотреть по сторонам.

— Хорошо.

Ещё несколько шагов, ещё один тычок в плечо.

Обернулся — а потеряша идёт в обратную сторону.

— Ещё раз говорю, иди за мной. Сейчас немного прямо и направо.

Она меня раздражает. Она точно слышала, что я сказал?

Я обернулся ещё раз и увидел, как она поворачивает налево.

— Я же сказал, направо!

— А, но жучок повернул в ту сторону.

— Ты не за жуком следи, а за мной!

Я как-то слышал, что топографический кретинизм может проявляться в том, что человек неосознанно выбирает в качестве ориентира случайный движущийся объект и идёт за ним, тем самым сбиваясь с дороги. Ещё одна разновидность — когда он воображает неправильную карту и забредает не на те дороги.

Как бы там ни было, меня раздражает, что она отклоняется от маршрута, к тому же я не хочу, чтобы Мотоясу-2 вцепился в неё своими грязными лапами, так что я повёл её за руку.

— У-у, какая смелость.

— Помолчи.

Её манера речи очень напоминает мне кое-кого. Случайно, это не она — та самая сестрёнка Садины?

Вскоре мы вышли на главную улицу.

— Всё, пришли. Вот улица, которую ты искала.

Может, она страдает топографическим кретинизмом, может, просто дура, но с этой парочкой можно блуждать вечно.

— Я слышала, сегодня должен быть парад повелительницы… — сказала потеряша, глядя на прохожих.

— Он давно закончился.

Так она что, всё время искала это место, чтобы посмотреть на Рафталию?

— У-у…

— Что будешь делать?

— Хм-м…

— Не желаете ли выпить с нами? — предложил Мотоясу-2.

— Выпить? А можно.

— Конечно, я угощаю.

Судя по его глазам, он надеется потом «проводить её до дома» с понятными целями.

Да и потеряша хороша — как услышала про выпивку, сразу заинтересовалась. Интересно, с чего бы?

Но в любом случае Мотоясу-2 напьётся в хлам, а там можно их спокойно разделить.

— Сэйн, ты… наверное, не пьёшь, да?

Сэйн кивнула. Как я и думал, алкоголь её не привлекает.

— Значит, будем спаивать этого типа. Уйдём как только он набухается.

— Говорит, что поняла.

— Ну, вперёд! — объявил Мотоясу-2. — Я покажу вам моё любимое заведение.

Мотоясу-2 повёл потеряшу и Сэйн за собой в трактир. Он явно надеялся уйти без меня, но не тут-то было.

Мы пришли в заведение и сели. Я посмотрел меню.

Ничего не понимаю. Оно не на мелромаркском.

Заказать наугад? А что, если за все посиделки придётся расплачиваться мне?

— Ты заплатить сможешь? — уточнил я на всякий случай у Мотоясу-2.

— Ха! За это — с лёгкостью! У тебя ведь деньги с собой? Девушек я угощу, а тебя точно нет!

После этого Мотоясу-2 заказал выпивки и закуски по своему вкусу, причём и на меня тоже.

— А-а, мне вот это, вот это и вот это, — сделала потеряша довольно крупный заказ.

Тоже пить любит? Ну надо же.

— Учти, Сэйн не пьёт.

— Ну ладно, ей сок. Закуски будешь?

Сэйн ничего не сказала, но кивнула. По её лицу было видно, что она с радостью поговорила бы, будь у неё возможность.

— Вот ваш заказ.

Нам принесли выпивку… а также бочку воды и коголевые ягоды.

— Во! Тебе это в самый раз, — сказал Мотоясу-2, кладя передо мной связку коголевых ягод.

Это такой тонкий намёк, чтобы я поскорее напился и свалил? Вот мерзавец.

Правда, я таких как он встречал ещё в Японии. Они на игровых сходках кладут глаз на девушек и пытаются избавиться от конкурентов, чтобы остаться с ними наедине.

Поскольку такие типы отравляют атмосферу, я всегда всегда старался по возможности ошиваться вокруг них и поскорее спаивать. Как правило, они любят хвастаться тем, как долго не пьянеют.

Такие хищники вообще приходят в игры за общением. У меня на них хороший нюх, поэтому я к концу сходок мысленно помечал всех, от кого можно ожидать неприятностей.

Что может быть хуже, чем тёрки между людьми?

Я всегда старался регулировать составы групп так, чтобы в них не вспыхивало никаких скандалов.

— Ну что, за встречу!

Пока Мотоясу-2 самозабвенно отпивал из своей кружки, я раздавил одну коголевую ягоду и капнул соком в его напиток.

Вроде бы этот сок — довольно опасная штука, но я постараюсь сделать так, чтобы он не сдох.

— За встречу.

Потеряша подняла кружку и мигом выпила. Просто залпом. Рискуете, девушка.

— Уф. Ещё раз.

— Пха! О да, леди, вы отлично пьёте! Похоже, сегодня будет весело.

Посмотрим, насколько тебя и твоей бравады хватит. Я пока вёл себя непринуждённо, чтобы он ничего не заподозрил.

Принесли сок, Сэйн тоже выпила.

— Так что, юная леди, что вас сюда привело? Где вы живёте? Я вас потом провожу.

Это же надо быть настолько наглым, Мотоясу-2!

— Ой, я пришла посмотреть на повелительницу… А живу на севере страны, в деревне у моря.

— Значит, здесь вы ночуете в гостинице? В какой именно?

— А-а…

— Хватит совать нос в чужие дела.

Какой же он всё-таки бабник… и какие же дурацкие у него подкаты. По-моему, у старого Мотоясу соблазнять женщин получалось лучше. Хотя, разницу во внешности и возрасте тоже надо учитывать.

— Заткнись… А, ты что творишь?!

— М?

Мотоясу-2 хватал ртом воздух и смотрел на меня, жующего коголевую ягоду.

— Ты же сам их заказал. Обожаю эти ягоды.

Они страшно вкусные, поэтому я никогда не отказываюсь, когда они появляются на столе. Кстати, из этих ягод делают мощный алкоголь, поэтому в некоторых местах их считают дешёвым способом напиться.

Кроме того, они восстанавливают Ману и Дух. Может, мне самому восполнять их ягодами? А то зелья жалко тратить. Восстанавливают они очень хорошо, так что неплохо бы с собой таскать запас. Правда, они дорогие.

— Буэ… Прекрати, меня тошнит, — Мотоясу-2 закрыл ладонью рот и отвернулся.

Ты же сам заказал эти ягоды!

Другие посетители тоже заметили происходящее и побледнели. Бармен аж задрожал.

— Ого… — а у потеряши глаза заблестели. — А ты очень стойкий к алкоголю. Я завидую.

— Я никогда не пьянею. Кстати, ты реагируешь почти как одна моя знакомая…

Я снова задался тем же вопросом.

— О-о! Надо же! Мне нельзя отставать! — заявила потеряша и снова влила в себя алкоголь.

Кажется, она понемногу загорается. С одной стороны, она напоминает мне Садину, но если Садина постоянно кажется пьяной, то от потеряши ощущение немного другое.

— Ох, зачем вы разговариваете с этим ненормальным, поговорите лучше со мной. Значит, вы из прибрежной северной деревни? Охотно верю, в тех краях много красавиц.

— Красавиц?

Похоже, она из тех, кто не догадывается о своей красоте. Ладно, не буду пока мешать разговору. Моя главная задача — поскорее споить Мотоясу-2, но пока он, увы, совсем не притронулся к доработанному напитку.

— Лично я предпочитаю… — протянула потеряша и взглянула на меня. — Кстати, а из какой ты расы? Ты так замечательно пьёшь, мне даже завидно.

Кто бы что ни говорил, Кутенро в основе своей — страна полулюдей и зверолюдей. Обычные люди есть, но они в меньшинстве. Я уже перестал удивляться внешности прохожих, потому что считаю её просто особенностью этого мира.

Кстати, в Кутенро довольно много полулюдей, которые скрывают особенности своих рас. Некоторые таким образом прячут своё происхождение. Местная специфика, в Шильтвельте такого не было.

Возможно, потеряша родом из тех же краёв, откуда Садина. Поэтому у них похожие инстинкты, вплоть до тяги к мужчинам, которые умеют пить.

— Я человек, а что?

— Что? Ты человек, но так здорово пьёшь? Может, у тебя есть дальние родственники из стойкой к алкоголю расы?

Я японец, попавший в параллельный мир, так что насчёт своей расы уверен, однако на месте жителя страны полулюдей тоже бы так подумал. Правда, мне лень объяснять ей, что к чему.

О, Мотоясу-2 явно недоволен тем, что на него не обращают внимания.

— Мужчина должен не только пить! Предлагаю во что-нибудь сыграть! — выпалил он, доставая игральные кости. — Давайте в тинтирорин[3]!

У-у… никогда бы не подумал, что буду играть в эту игру в параллельном мире. Я бросил взгляд на Сэйн, и она тут же достала колоду западных карт. Ещё бы, ведь её под именем Мёрдер Пьеро знают в тайных колизеях Зельтбуля как на редкость азартного бойца. Конечно, у неё с собой карты. И я бы кстати тоже сыграл в них, а не в кости.

— Может, лучше в картишки перекинемся? — предложил я.

— Но юная леди наверняка не знает правил. Кстати, я ведь до сих пор не спросил ваше имя. Как вас зовут?

— М-м, меня зовут Зодия.

Какое неприятное имя. Оно больше подошло бы какому-нибудь легендарному демону. Или это у меня искажённое восприятие из-за геймерского прошлого?

— Моя дорогая Зодия, вы знаете, как играть в карты?

— Я в своё время… немного играла, но в другие…

— В ханафуду[4], что ли? — спросил я.

— Это какая-то старая игра? Нет, я играла в масудзу[5].

— Ах, в это. Мне эта игра не очень нравится — колода больно толстая, считать яку[6] надоедает, — начал жаловаться Мотоясу-2, но тут Зодия вытащила из мешочка на поясе колоду и положила на стол.

— Ого.

— Я иногда играю, так что…

Так она им увлекается? Это её излюбленная игра?

Я посмотрел на колоду. Какая-то карточная версия маджонга.

— Из них нужно составлять такие яку, что ли? — спросил я, составив один из яку маджонга.

— Ага. Так ты умеешь играть в масудзу?

— Я играл в нечто похожее.

Правда, только электронные версии в салонах. И если он попадался как мини-игра. Всерьёз маджонгом не увлекался.

— Не знаю, пойдёт ли у нас игра. Я ведь никогда не играл, — сказал Мотоясу-2.

— Ничего, я научу, — заверила его Зодия.

— Давайте, — согласился я.

Итак, мы раздали карты и начали играть. Сэйн, как ни странно, нисколько не нервничает.

— Ты умеешь играть? — спросил я.

— Во время путе~~~~, — она кивнула.

— Она говорит, что во время путешествий играла в похожую игру.

Наверное, научилась в одном из многих трактиров, которые посещала во время путешествий по разным мирам.

Правила такие: раздаются по тринадцать карт, на каждом ходу одна берётся из колоды, одна сбрасывается. В общем, по сути маджонг. Чувствую, мы тут надолго.

— Среди нас новички, поэтому давайте в этом раунде перейдём на пять карт и другие пра~~~~.

— Не лучше ли просто на твои карты?

Сэйн ловко перетасовала колоду. Неудивительно, в ней карты по размеру и форме примерно как в западной.

— Никакого уважения к дорогой Зодии, хоть бы подстроились под неё.

— Ну-ну-ну.

Таким образом мы переключились на игру в покер колодой-переростком, в которой каждой карты четыре штуки. Благодаря этому длина каждого раунда сократилась в разы. По всей видимости, Сэйн надеется постепенно втянуть остальных, чтобы потом научить играть в настоящий покер. На самом деле, благодаря её задумке новички уже вполне неплохо держатся.

Спустя примерно десять раундов…

— Это так весело!

Зодиа, вовсю поддававшая в перерывах между раундами, выложила сильную руку, примерно аналог стрита из покера.

Кажется, у неё меняется характер, когда она пьяная.

— Яку тройного подъёма! Что скажете?

— Вот что.

Мне пришло четыре одинаковых карты, так что я открыл руку. Поскольку эта игра основана всё-таки на покере, а не на маджонге, я в стоимости рук не разбираюсь.

— Ох-х… я проиграла!

— Вот ты придурок… нет бы подыграть.

Даже не знаю, как реагировать на ворчание Мотоясу-2, который никакую руку собрать не может. Ему просто не идёт карта. Похоже, в азартных играх ему хронически не везёт. Зато за это время он успел неплохо напиться.

— Ты слишком много проигрываешь. Ты пьян..

— Я ниш-шуть… не пьян!

Да у него голова качается. Ещё немного и будет готов.

— А так?..

Сэйн выложила руку из трёх и двух одинаковых карт. В покере это был бы фул хаус.

— Вы оба такие сильные игроки! С вами так интересно!

Зодия напилась и разошлась. М-да. Теперь я почти уверен, что они с Садиной не родственницы. Сестра Садины должна быть более стойкой.

— Ах ты… Оц-цтань от неё! Ещё кружечку! — Мотоясу-2 предложил Зодии ещё алкоголя.

Может, им уже хватит?

— Конечно. Выпьём ещё!

Зодия всё веселеет и веселеет. Сэйн упрямо отказывается пить, но при этом…

— Вот ~~~~, — она как ни в чём не бывало предложила Мотоясу-2 кружку, которую я уже давно собирался ему подсунуть.

— О-хо-хо, как же здорово, когда за тобой ухаживает очаровательная девочка, — Мотоясу-2 послушно взял кружку и залпом её осушил. — Гх…

Он поставил её на стол и уставился на Сэйн стеклянными глазами. Нечего взваливать на неё вину. Я встал на пути его взгляда, ухмыльнулся и показал на себя.

— Ты… Это твоих рук дело?

Я обхватил его шею и придвинул к себе.

— Прости, но на сегодня пора закругляться.

Вообще, с самого начала я просто собирался заглянуть к Дяде, но пришлось дойти аж сюда.

— Кх-х… дал бы умереть на груди хорошенькой девушки…

Ничего себе прощальные слова. Но он, конечно, не умрёт, я ему всего несколько капель дал.

— Какая жалость, он допился до потери сознания! Видимо, пора расходиться, — картинно объявил я, подхватывая пускающего пузыри Мотоясу-2.

Мы посидели на… неважно сколько, он же платит.

— У-у… но я хочу ещё, — начала ныть Зодия.

— Я понимаю, ты турист, но не надо допоздна засиживаться, а то завтра пожалеешь.

— Я хочу ещё погулять.

— Прекрати капризничать.

— У-у… Скажи хоть, как тебя зовут. Погуляем как-нибудь ещё раз? Ты когда можешь?

Когда она напивается, то становится похожей на маленькую девочку. По-хорошему, я хотел бы с ней никогда больше не пересекаться.

— Если вдруг наткнёмся друг на друга, то может быть. Если у меня будет время.

— Правда? А имя?

— Ну ладно-ладно. Иватани Наофуми.

— Наофуми-тян.

— Только без «тян».

Сразу вспомнилась пьяница Садина. Поутихшие было подозрения вновь напомнили о себе.

— Наофуми-тян, а-ха-ха! Мы обязательно увидимся! А-ха-ха, тут такой красивый свет.

Шатающаяся Зодия подошла ко мне и взвалила на себя часть веса Мотоясу-2. Она на удивление сильная.

Мы рассчитались и вышли из трактира.

— Ну что же… ещё увидимся! Мне было так интересно! Я ещё никогда в жизни так здорово не развлекалась!

— Ну-ну.

Она тоже почти в стельку. До стойкости Садины ей далеко. Я никогда не видел, чтобы Садина настолько расклеивалась. Вернее, она как-то раз потеряла сознание, когда пыталась меня перепить, но быстро очнулась и дальше вела себя как ни в чём не бывало. Вернее, как пьяная, потому что Садина, кажется, никогда не трезвеет.

— У-у… тут так жарко!

— Так! Не раздеваться! — воскликнул я, когда Зодия начала стягивать с себя одежду.

Хотя, может это была возможность узнать её расу?

— Тогда хотя бы ветер… Цвайт Винд, — Зодия довольно быстро прочитала заклинание и призвала порыв ветра.

— И нечего на улице колдовать!

Сильный ветер поднял в воздух клубы пыли. Как же надоедает нянчить пьяных.

И кстати, она с собой прихватила огромную бутыль алкоголя, чуть ли не два литра. Я думал, Зодия сейчас начнёт прямо из горла пить, но она вдруг потянулась и повернулась ко мне. Какого? Я был уверен, что она сильно пьяная, но такое чувство, будто она за секунду протрезвела.

— Ну ладно, вот тебе на память.

С этими словами она достала из другого мешочка карту, инкрустированную драгоценным камнем, и вручила мне. Рисунок на рубашке у неё странный. На ней нарисована косатка.

— Такое странное чувство. Да, ты определённо мне нравишься. Можно я за тебя замуж выйду?

— Ты что, совсем? Хотя, ты уже не первая, кто меня об этом спрашивает…

Всё-таки она и правда похожа на Садину. Это точно не нынешняя жрица Аквадракона под прикрытием?

— А-ха-ха. Так что, можно?

— Ты прикалываешься?

— Я ещё никогда так крепко не влюблялась… Но ладно, мне нужно ещё сказочной романтики, так что пока я пойду.

С этими словами Зодия вприпрыжку исчезла в переулке. Эта потеряшка точно сможет добраться до гостиницы? Вдруг у неё уже мозг от алкоголя разложился?

Стоило ли её отпускать? Я попробовал пойти за ней, завернул за угол, а её уже и след простыл.

— Она ~~~~?

— Она точно не заблудится?

— Не знаю.

Я не представляю, сможем ли мы догнать её, не говоря уже о том, чтобы поймать. Неприятно отпускать одинокую девушку на ночные улицы, но не искать же её теперь с пьяницей на плечах. Придётся понадеяться на сознательность жителей Кутенро.

— Идём скинем этого типа Дяде, и обратно в особняк.

Мы притащили Мотоясу-2 по адресу и быстро возвратились к остальным.

Глава 8. Сестра

— С возвращением.

Когда мы вернулись, нас вышла встречать Рафталия.

— Ты уже давно должна быть в постели. Круги под глазами заработаешь.

— Но в деревне вы никогда не переживали, когда мне приходилось отражать ночные вторжения Атлы-сан.

Кажется, она волновалась из-за того, что я припозднился. Надо было послать к ним Сэйн, чтобы всё объяснила, но я что-то забыл.

— Нам пришлось таскаться с бабником, пока мы с Сэйн не поймали его в ловушку.

— Могли бы не вдаваться в подробности… Тем более, я уже посылала людей из особняка к Дяде, и они мне всё рассказали.

— Ах да, Дядя же говорил.

Он упоминал, что про меня спрашивали слуги из особняка. Я, правда, не обратил особого внимания, всё равно сам собирался в особняк идти.

— В общем, Рафталия, иди спать. Завтра напряжённый день.

— Хорошо…

— И я ~~~~.

— «Я в таком случае тоже иду спать. Если что-то случится, сразу же появлюсь».

Сэйн вошла в особняк и тут же направилась к себе в спальню.

— Кстати, где Атла?

— Приняв ванную и поужинав остатками вашей еды она немного побуянила… но теперь вроде бы спит.

Вот это «вроде бы» меня нервирует. Но мне сейчас трудно упрекать Атлу, сам задержался.

— Сестра!

Вдруг подбежал Фоур, глядя на Рафталию полными обожания глазами.

Э-э, «сестра»? Фоур теперь называет Рафталию сестрой? Что произошло?

Я молча ткнул в Фоура пальцем, Рафталия вздохнула и пояснила:

— Когда Атла-сан раскапризничалась, она начала издеваться над Фоур-саном. Мне это надоело, я её отчитала, и теперь он себя так ведёт.

— Что-что произошло?

И Рафталия вкратце пересказала.


В общем, всё началось с того, что после ужина Атла решила выскочить из особняка и погнаться за мной, Фоур как обычно попытался остановить её силой и как обычно получалось у него плохо.

Конечно, иногда Фоуру удаётся побеждать, но только с чьей-то помощью.

— Прошу тебя, брат. Я сегодня весь день провела с тобой. Поэтому пропусти меня.

Атле удалось уговорить Фоура, и они попытались сбежать из особняка вместе. Однако тут у них на пути встали Рафталия, Фиро и Садина.

— Фоур-сан, мы уже много путешествуем вместе, и я прекрасно знаю, что вы цените Атлу-сан. Но если вы молча позволяете ей добиваться своего капризами и насилием, неужели вас можно назвать любящим братом?!

— У… Но я всегда на стороне Атлы! Она всегда была со мной, и я должен отплатить ей за это! — ответил Фоур и попытался наброситься на Рафталию с кулаками.

Но не попал. Рафталия успела отвесить ему сильную пощёчину. Это, конечно, не Клановая Катана с кучей усилений, так что он не пострадал.

— Когда Наофуми-сама делает что-нибудь странное, я всегда говорю ему об этом. В крайнем случае… рискую собой, чтобы остановить его.

Это точно. Рафталия готова костьми лечь, чтобы уберечь меня от ошибок. Так уже было, когда я в первый раз использовал Щит Гнева. Я до сих пор помню, как меня с головой захлестнули чувства. Нельзя допустить, чтобы это случилось снова.

В общем, да — Рафталия всегда следит, чтобы я не ошибался.

— А что насчёт вас? Вы пылинки сдуваете со своей сестры… но так вы ничего не решите.

— У…

— Она иногда доставляет неудобства даже Наофуми-саме. Если вы как брат не начнёте воспитывать свою дорогую сестрёнку, Наофуми-сама может её возненавидеть.

— Чтобы он возненавидел Атлу? Быть такого не может! Это же Атла!

— Неужели вы полагаете, что все любят Атлу?

— Брат, тебе нельзя прислушиваться к её словам! — предупредила Атла, выжидая возможности проскользнуть мимо Рафталии.

— Но ведь все ценят мою младшую сестру!

— А я спрашиваю, действительно ли вы видите в ней младшую сестру! — прикрикнула Рафталия.

Фоур вздрогнул и притих.

— Если вы не начнёте иногда отчитывать Атлу-сан, когда она буянит, то однажды доведёте её до слёз.

— Что?! Атлу?!

— Вам известно, какие именно люди не нравятся Наофуми-саме? Он ненавидит женщин, которые попирают других людей, пользуются ими и причиняют другим страдания.

— Да, он… постоянно морщится, когда Атла пинает меня.

— Вот. Если вы действительно цените Атлу-сан, то ваш долг как брата обуздать её и воспитать из неё достойную девушку.

Интересно, Рафталия понимает, что это вообще-то странный запрос? Откуда у брата право влиять на сестру? Впрочем, Фоур в некотором смысле не только брат Атлы, но ещё и опекун, так что ладно.

— О-о… Рафталия-тян, ты слишком разошлась.

— М-м, хочу спа-ать… Господин-сама ещё не пришёл?

Но Рафталия отчитывала Фоура, совершенно позабыв о мире вокруг них. Фоур ахнул, словно опомнившись, и посмотрел на Рафталию.

— Да, ты права. Я… так сильно ценю Атлу, что совершенно не думаю о ней. Конечно, я немного уважаю Героя Щита, но ни за какие коврижки не отдам ему Атлу!

Уважает? Будь я там, точно бы переспросил.

Фоур резко развернулся и напал на Атлу. Та еле успела увернуться.

— Что это за шутки, брат?

— Атла, ты идёшь по неправильному пути и я сделаю всё, чтобы тебя остановить!

— Ты предал меня?

— Предал? Я всегда на твоей стороне. Я понял, что такая капризная ты не нужна Герою Щита, о котором мечтаешь. Как твой брат, я обязан… воспитать из тебя нормальную девушку!

— Ха… вот уж не думала, что брат посмеет напасть на меня. Раз так, то пощады не жди!

Началась битва между Фоуром и Атлой, и вроде бы в тот вечер Фоур всё-таки одержал победу.

Я хлопнул себя по лбу и вздохнул. У меня слегка разболелась голова.


— Ты не думаешь, что это немного перебор?

— Ну… мне тоже показалось, что я разбудила лихо.

— Сестра, ты не виновата! Ты взрослая и мудрая!

— Она младше тебя, Фоур.

— Не важно!

Гм-м… Ну ладно, если с Атлой теперь будет меньше проблем, то пусть. Я ещё помню, как она в Шильтвельте твердила правительству о том, что я непогрешимый бог. Её даже отругать толком не получалось, она слишком радовалась тому, что я обращаю на неё внимание. Если Фоур возьмётся за её воспитание, мне это только на руку.

Если честно, Атле не хватает культурности. Когда она была больной девочкой, мне казалось, что она хотя бы умная и интеллигентная, но… Или это тот случай, когда любовь меняет людей?

— Как бы там ни было, мы все очень устали. Я иду спать, Наофуми-сама.

— Ага, спокойной ночи. Фоур, ты последишь за Атлой?

— Да. Но не думай, что по твоему приказу.

— Ну-ну. Если Атла больше не будет буянить, то я тебе слова плохого не скажу. И общаться с ней буду тоже в меру.

— Что ты задумал?! Неужели ты хочешь её…

Я посмотрел на Фоура с таким отвращением, что он мигом притих.

— Ты со мной не первый день и прекрасно понимаешь, что я имею в виду под «общаться буду в меру».

— Л-ладно, — ворчливо согласился Фоур и ушёл. Наверное, туда, где они оставили связанную Атлу.

Как же я устал… Пойти спать, что ли.

Так закончился мой вечер.


На следующий день мы снова двигались в сторону старой столицы. Мы подошли уже настолько, что можем начать штурм завтра.

После очередного совещания мы разместились в гостинице. Местный особняк очень маленький, поэтому вместо него выбрали лучшую городскую гостиницу.

Как и вчера, мы тренировались, пока не пришло время мыться.

Я решил поэкспериментировать с вливанием Маны в навыки и создал Эрст Шилд.

Оценив результат я увидел, что на созданном щите есть точки, где поток Маны довольно слабый.

— Атла.

— Что такое?

— Разбей этот щит.

— Сейчас.

По моей команде Атла, конечно же, ударила по одной из уязвимых точек. Щит с лёгкостью раскололся.

Так я и думал. А это значит…

Я попробовал ещё раз, сфокусировав и Ману, и Дух, и Ци.

— Эрст Шилд!

Я снова приказал Атле разбить щит. Она в очередной раз ударила по точке, где течение энергии было самым слабым.

Как я уже понял, она точно знает, куда бить.

— Никакой разницы, — заключила Атла.

— Ага… не сработало.

Вообще, по ощущениям этот метод похож на выделение Маны заклинанию.

— «Как источник силы, я, Герой Щита, повелеваю: расшифруй законы мироздания и защити сие». Фёст Гард!

Я сосредоточил Ману, влил в заклинание нужное количество, а затем попытался прибавить сверх этого.

Потратилось намного больше, чем я ожидал. Ещё и Дух уменьшился.

Но главное, что магия сработала. Как именно? Я открыл свой Статус. Эффект заметно выше, чем от обычного Фёст Гарда. Так я и думал. Ещё в книгах заклинаний было написано, что на силу магии влияет количество затраченной Маны. Я всегда стремился вкладываться в магию по максимуму, но оказывается, это ещё не предел.

Гм-м. Чувствую, эта тема даже сложнее, чем освоение магии. Если учесть слова Сэйн и Лисии, я здесь имею дело с чем-то, что нельзя назвать ни Ци, ни Духом. Однако это нечто недалеко ушло от Духа по природе.

Когда я освою это чувство и научусь вливать Ману в навыки, они станут ещё сильнее чем раньше. Это очень кстати, поскольку я не смогу обороняться от вражеских атак самим Щитом вечно.

Впрочем, пока хотя бы порадуюсь тому, что научился усиливать заклинания.

— Вот ~~~~.

Сэйн показала, как надо.

Не очень понятно. Кажется, она просто просто подняла руку, а потом игрушка в виде Кил сделала вид, что о что-то ударилась.

— Как-то вот так? — Атла попробовала повторить, вложив больше сил, чем Сэйн… и создала некое подобие стены. — Ух ты, похоже на силу Наофуми-самы! У меня получилось!

Действительно, это умение отдалённо напоминает Эрст Шилд.

— У вас весьма интересные способности, Сэйн-сан.

— Я зна~~~~.

Сейчас она использует это умение как ни в чём не бывало, но почему не пользовалась им, когда сражалась с нами?

Хотя… Судя по тому, что я вижу, стена Сэйн не слишком-то прочная. Возможно, в её исполнении этот приём не особо полезен.

— Лисия-сан, когда я уже научусь? — пробормотал Ицуки, глядя на нас.

— Придётся ещё немного потерпеть, — ответила ему Лисия…

— Благодаря этой силе я больше не уступлю Рафталии-сан и брату.

— Не надейтесь, — сразу ответила Рафталия.

— Вот именно, Атла! — поддакнул Фоур. — Посмотрим, сможешь ли ты одолеть меня!

Почему-то Рафталия и Фоур начали воспринимать Атлу как заклятого противника. Тенденция неплохая… но может, я должен остановить их?

— Рафу, — Раф-тян запрыгнула на плечо Рафталии.

— Кстати, Сэйн, как там мой заказ?

— Вот ~~~~.

Сэйн достала то, что я у неё заказывал. И это одеяние жрицы для Раф-тян.

— О-о! Здорово сделано. Примерь, Раф-тян.

— Рафу?

Я надел этот наряд на Раф-тян и оценил взглядом.

Ага. На ней костюм жрицы сидит так же здорово, как на Рафталии. Минус только в том, что Раф-тян обычно не носит одежду, поэтому на ней любой наряд похож на косплей.

— Рафу. Раф-раф, — Раф-тян подобрала палку и начала позировать, подражая Рафталии.

— О-о! Молодец, Раф-тян! Ты наверняка будешь вдохновлять наших союзников не хуже Рафталии!

— Рафу!

В Кутенро, где так силён культ повелительницы, обязательно найдутся люди, которые оценят красоту Раф-тян. И я, конечно, не перестану распространять мою веру.

Я вовсю гладил и тискал Раф-тян. Если бы я попробовал сделать то же самое с Рафталией в одежде жрицы, она бы точно разозлилась.

— О-о, — Садина с улыбкой смотрела на нас. Что не так?

— Кюа-а-а!

— Господин-сама, я то-оже хочу такое платье!

— У Гаэлиона уже есть сименава, ему хватит. А Фиро… не знаю, пойдёт ли.

Фиро у нас милашка западного образца, одежда японской жрицы пойдёт вразрез с её образом. Во всяком случае, нынешнее платье ей явно подходит лучше.

— Думаю, твоему человеческому облику не подойдёт.

— Бу-у… Значит, буду как Раф-тян носить в облике Филориала.

Я попробовал представить. Хм… в принципе, ей может подойти… Я прикинул, как будет смотреться Фиро в форме Филориала на улицах Кутенро.

— Но ведь тебе и так дают повязку, когда ты в форме Филориала.

Когда Фиро участвует в парадах, её наряжают, как собаку тоса[7]. В этом смысле она недалеко ушла от Гаэлиона.

— Я хочу попробовать.

— Ну ладно, ладно. Как-нибудь потом. Если тебе хочется странного, можешь попробовать ходить в набедренной повязке в форме Филориала.

Возможно, грузному телосложению Филориала она вполне подойдёт.

— Но ведь так ходит Кил-кун. Почему я должна так же извращаться?

— Мне кажется, повязка подойдёт тебе лучше одежды жрицы.

Хотя, Мелти может на меня накричать за такие выходки.

Кстати, Фиро по-видимому считает, что Кил «извращается».

— Правда?

— Зачем вы одели Раф-тян в наряд жрицы?! — вскоре заметила Рафталия происходящее и начала возмущаться, но я не придал этому особому значения.

Вскоре начало темнеть. Сегодня парада нет. Мы и так днём продвигались к столице — считай, уже парад.

— Ах, Наофуми-сама, дайте хоть сегодня побыть с вами.

— Ты и так была со мной всю тренировку.

— Этого недостаточно. Я хочу быть с вами всегда и постоянно.

— Ага, ещё и в ванную со мной ходить. Фоур, намёк понятен?

— А, да!

Фоур мигом обуздал Атлу. Она, как обычно пыталась сопротивляться, но преимущество не на её стороне.

— Ладно, я пойду мыться.

— Наофуми-сама, говорят, что в окрестностях старой столицы есть горячие источники, которые помогают от проклятий. Местная ванная тоже работает от них, — сказала Рафталия, я кивнул в ответ.

Видимо, можно ожидать чего-то вроде источников Кальмиры. И это очень кстати, ведь мне надо избавляться от проклятия!

— Я бы так хотела помыться вместе с вами!

— Этого я никогда не допущу! Чтобы он увидел тебя голой?! — Фоур аж вздрогнул, отвечая Атле.

При этом я вроде как уже мылся с Рафталией и Фиро. Ну, Рафталия мне как дочь, так что ничего страшного в этом нет.

— Я бы тоже хотела помыться вместе с тобой, Наофуми-тян.

— Ещё одна извращенка.

— О-о? Тебе не хотелось бы помыться со мной? — спросила Садина, обнимая меня со спины.

— Прости, мне не интересно.

— Но ведь в Кутенро так много общих бань.

Да, их тут полно. Ещё одно сходство с эпохой Эдо.

— В мире Кидзуны тоже было немало горячих источников. Ларк-сан как-то пытался проникнуть внутрь и сильно рассердил Грасс-сан.

— Ага, он ещё как-то подсматривал за девушками вместе с Мотоясу, пока тот ещё не свихнулся. По его словам, это романтично.

Казалось бы, важная птица вроде Ларка может выбирать себе любых женщин, но судя по его поведению, ему больше всего нравится Терис.

— Он сказал, что не надо путать тёплое с мягким.

Ну да, это в его стиле. Мне нетрудно представить.

— В общем, будь так добра и последи, чтобы извращенки не увязались за мной.

— Как скажете.

На мой взгляд как-то странновато говорить о том, что какие-то женщины только и ждут, чтобы пролезть в мужскую баню, но ладно.

Я отправился в онсен.

— А-а, Наофуми-сама! Брат, я тебе этого никогда не прощу!

— Ну и не прощай. Я должен контролировать тебя, чтобы ты не лезла в бани к кому попало. Я не могу допустить, чтобы ты выросла бесстыдной женщиной. Я сделаю из тебя достойную девушку, чего бы мне это ни стоило.

— Я уже достойная!

Ну не-е… Достойные девушки не вламываются в мужские бани.

В общем, от этой парочки как всегда много шума. Вспоминается Кидзуна, хотя от них шума даже больше, чем от неё. Это не то, чтобы плохо, но я хочу, чтобы они знали меру.

Глава 9. Кровожадная жрица

— Фух…

Я зашёл в онсен и выдохнул. Тут пар такой, что хоть топор вешай. Ну что, обмоюсь и в воду?

— О-о?

…Что-то у меня дурное предчувствие. Я повернулся на голос и увидел, что в воде уже сидит Зодия. Прямо в одежде. Оригинально, ничего не скажешь.

— Добрый вечер, Наофуми-тян. Как удивительно сложились звёзды, что мы встретились именно здесь.

— Встреча в мужском онсене это «сложились звёзды»? И не называй меня Наофуми-тян.

— Это мужской онсен? Я просто много блуждала и в итоге пришла сюда.

Ничего себе… я, конечно, знаю, что она потеряшка, но можно ли по ошибке забрести в мужскую баню? Хотя, с учётом вчерашнего… Да, Зодия может.

— Так значит, это онсен? А мне казалось, тут вода холодная.

— Ты что, до сих пор не протрезвела?

— Нет, я трезвая…

— Ну-ну.

Зодия вышла из воды и подошла ко мне.

— Хочешь, потру спинку, раз уж я тут?

— Это мужской онсен, проваливай отсюда.

— О-о. Неужели я, мокрая после бани, нисколько тебя не возбуждаю?

Что за чушь она несёт? Если бы её сейчас увидели мои спутницы, поднялся бы дичайший скандал. Тем более, что она ну никак не могла попасть сюда случайно. Нужно выгнать отсюда Зодию, и поскорее.

— Нисколько.

— Ты слишком жёсткий. Хочешь, я тебя размягчу?

— Не хочу.

— М-м… может, хоть погуляем, как выйдешь?

— Это ты намекаешь на вчерашний уговор?

Зодия кивнула. Может, на всякий случай позвать охрану и поймать её?

— Если победишь, я перед тобой разденусь.

— Не надо раздеваться, это же просто игра в карты. И вообще, прекрати говорить в таком ключе.

— Тогда просто ещё одну карту подарю. Я просто хочу, чтобы ты погулял со мной и поговорил.

Такое чувство, что она прониклась ко мне доверием и пришла погулять. Если предположить, что это младшая сестра Садины… то она скоро предаст меня?

Надеюсь, я ошибаюсь, но… если она действительно окажется сестрой Садины, нужно будет насесть на неё и взять живьём.

— В общем, посиди пока на стульчике в раздевалке.

— Ладно.

— И кстати, что ты делаешь в этом городе?

— Пришла посмотреть на повелительницу.

— Ты до сих пор её не увидела?

Нельзя же быть настолько потеряшкой. Если я ошибаюсь насчёт её личности, то после бани за ужином можно познакомить её с Рафталией.

Пока я раздумывал, Зодия ушла в раздевалку. Только я успел вздохнуть, как ощутил дуновение ветра. Это она сейчас вышла?

Я решил закончить поскорее и вышел в раздевалку.

— Уф… Всё, я помылся. Теперь могу уделить тебе…

Зодии не было.

— Эй!

Я попытался позвать её, но без толку. Может, она забрела в женскую баню? Но это не общественный онсен, посетители бронируют бани полностью. Если с ними будет мыться незнакомый человек, они могут закатить скандал.

— А, господин-сама, вы уже всё?

— Рафу.

Появились Фиро и Раф-тян.

Вдалеке я слышу звуки борьбы. Наверное, опять Атла.

— Ага. Кстати, Фиро и Раф-тян, можете сходить в женское отделение? Узнайте, нет ли там женщины по имени Зодия.

— Э? Ну ладно.

— Рафу.

Фиро и Раф-тян пошли в женскую баню и вскоре вернулись.

— Нету.

— Рафу?

— Хм… Куда же она подевалась?

Может, когда подул тот ветерок, она куда-то ушла? Раз так, она уже наверняка опять заблудилась. Как увидимся в следующий раз, скажу, чтобы так больше не делала.

На будущее надо помнить про внезапную потеряшку, чтобы не пугаться, если она вдруг объявится посреди ночи у меня в спальне.

— Наофуми-сама-а-а-а! — донёсся крик Атлы.

— Неужели ещё не угомонилась? Вот упорная…

— Она играет с сестрицей Рафталией с помощью умений, которым её научила сестрица Сэйн.

Гм-м… Кажется, Атла постепенно становится сильнее. Хотя Рафталию с Фоуром ей вряд ли удастся победить.

— Сестрица Садина поддерживает идею Атлы, заявляя, что так интереснее и что она тоже хочет мыться вместе с вами.

— Чёртова пьяница, что ей неймётся?..

Уже на носу решающие битвы, а её всё на развлечения тянет.

— Ладно, пойду их разнимать, что ли.

— Угу. Если бы она хотела помыться вместе с господином-самой, могла бы просто перелезть через забор.

— Рафу.

Хотя Фиро не стала ко мне врываться, она без тени смущения объяснила, как это можно сделать. Надо будет ей потом напомнить, чтобы так не делала.

Я вернулся к Атле и остальным. К моему приходу бой уже завершился.


— Сегодня был весёлый день, Наофуми-тян.

— И как тебе только хватает наглости так говорить?

Садина сидела после бани на веранде, обдувала себя веером и смотрела во двор.

Рафталия и остальные уже легли спать — сильно вымотались.

Атлу мы связали верёвками, за ней присматривает Фоур. В последнее время она постоянно буянит, так что такое лечение пойдёт ей на пользу.

А Садина сразу после бани приложилась к бутылке.

Я не удивлён, что Рафталия и остальные так устают — последние несколько дней мы только и делаем, что маршируем и тренируемся. Я бы даже удивился, если бы они не уставали.

Правда, я как ни странно усталости не ощущаю. Это связано с тем, что мне уже не нужно так упорно тренироваться, ведь я освоил Ци, а в сражениях от меня как от защитника не требуют много двигаться. Наверное, надо бы раздавать питательные добавки спутницам.

— Так что, Наофуми-тян, зачем я тебе понадобилась?

— Ну так, по мелочи.

— Мне что, раздеться и лечь?

— Это ещё зачем?!

Да что ж такое… Почему ко мне в последнее время так часто лезут с такими предложениями? Ну не собираюсь я в этом мире заводить семью.

— Я просто подумал, что о семье Рафталии уже более-менее наслышан, но в остальном у меня ещё полно непоняток. Мне кажется, пора бы тебя о них расспросить, пока это не аукнулось.

— О, ты про это? Но ты мог бы расспросить не меня, а мятежников.

— Из них я вытащу только обрывки информации. Тем более, вопросы есть и к тебе самой, Садина. В твоей истории много загадок. Например, у тебя, оказывается, есть сестра.

— Мужчинам нравятся загадочные женщины.

— Хватит этих шуток. Мы пришли в Кутенро, чтобы избавить Рафталию от проблем, не забывай.

После моих слов Садина выпила ещё чашечку сакэ, затем посмотрела на меня и поставила передо мной бутылку. Эй ты, у меня тоже чашечка есть.

— Ну ладно. Раз уж мы так далеко забрались, может, пришло время поговорить о подробностях.

Судя по её голосу, она больше не собиралась шутить. Мне вспомнился тот раз, когда Рафталия напилась незадолго до вторжения из Кутенро. Наконец-то мы можем серьёзно поговорить?

— Что тебя интересует в первую очередь? Про родителей Рафталии ты уже слышал, да?

Я знаю только, что они наследники престола Кутенро, которые сбежали из страны от битвы за власть.

— Мне не помешало бы услышать от тебя пересказ… Но в первую очередь я хотел бы побольше узнать о тебе самой, Садина.

Садина в этой стране довольно известная, её то и дело узнают как жрицу Аквадракона и кровожадную жрицу. Поэтому я догадываюсь, что она в своё время много чем занималась, но никаких подробностей до сих пор не знаю. Разве что тот факт, что в бою она не питает никакой жалости даже по отношению к своим сородичам.

Кстати, у нас только недавно стало получаться брать врагов в плен. Раньше, особенно до вторжения Кутенро, местные воины предпочитали покончить с собой.

— Ты на редкость сильна по меркам твоей расы, и я ещё не видел никого, кто пользовался бы твоей магией.

Мы уже несколько раз сражались с её сородичами, но никто из них не призывал молнии как Садина. Поначалу я ожидал, что в этой стране будет много воинов её уровня, но ошибся.

Но враги всё равно доставляют немало хлопот, поскольку отключают Геройское Оружие и вынуждают сражаться умом, а не характеристиками.

— О-о, ну, может, ты и прав… Хорошо, Наофуми-тян, ты заслужил, чтобы я немного рассказала о себе.

Садина наконец-то отказалась от своих типичных шуточек и приступила к рассказу:

— В моей расе очень легко запутаться, даже если смотреть только на мою деревню.

— В том смысле, что у тебя сородичи друг на друга не похожи?

У косаток много разновидностей. Если сравнивать их друг с другом, разница будет очевидна.

Есть резидентные косатки, которые питаются в основном рыбой, транзитные, которые едят млекопитающих. Ещё есть офшорные и ещё какие-то, о которых я вообще не знаю — всего четыре разновидности. Думаю, в расе Садины есть похожие различия.

— Почему ты иногда меняешь форму вне боя? Как ты её выбираешь?

— Я принимаю зверочеловеческую форму, когда хочу показать свою силу. Получеловеческой пользуюсь только когда хочу избежать лишнего внимания. Помнишь Шильтвельт?

Да, я помню, что она старалась вести себя аккуратно рядом с Вальнаром и оставалась в получеловеческой форме. Видимо, так она показывала, что настроена миролюбиво.

Её зверочеловеческая форма сразу бросается в глаза, так что когда ей нужно куда-либо проникнуть, она тоже использует получеловеческую.

— В целом косаткообразные Кутенро мало отличаются от родственных рас.

Возвращаемся к разговору о косатках. Насколько я понял, раса финообразных не может принимать получеловеческую форму. Эта раса очень близка косаткообразным, но всё-таки отличается.

— Однако там, откуда я родом, родословная играла более важную роль. Ты встречал людей, которым важно, кто откуда родом?

— Ещё бы. В Мелромарке вон такое сплошь и рядом.

Скажем, королева и Мелти считаются благородными личностями, и это не единственный раз, когда я слышал о родословных. Когда королева возмущалась тем, как Ссука со мной поступила, она вменяла ей в вину именно небрежное обращение с кровью Героя. Типа если бы вместо этого она бы от меня забеременела, всё было бы совсем иначе.

— Дело в том, что я родилась в семье служителей Аквадракона. Мы исполнители приговоров повелителей, другими словами, семья палачей. Мы делаем всю грязную работу.

— С этого места поподробнее.

Что за ненормальная семья, которая вместо Садины родила ей на замену сестру?

— О?

— Я не очень понимаю, как ты можешь одновременно служить Аквадракону жрицей и семье Рафталии палачом.

— Как я только что сказала, наша задача — делать грязную работу вместо благородных личностей. Но официально это называется божественным правосудием.

Хм-м. Какая сложная профессия.

— Грубо говоря, ты на побегушках у Аквадракона и повелителя?

— О-о. Ну, если честно, всё примерно так и есть. Ты можешь даже назвать меня жрицей двух богов, это тоже будет верно.

— А что насчёт магии молний? Ты ей владеешь, потому что получила особое благословение или как?

Садина — поистине универсальный боец, она способна и сражаться в ближнем бою, и стрелять магией, и даже участвовать в составных заклинаниях. Даже если сделать поправку на талант, такого так просто не бывает.

— Ох-х, Наофуми-тян, ты подбираешься к таким интимным подробностям.

— Прекрати.

Я знаю, что у Садины прекрасно получается уходить от темы шутками, но сейчас я этого не допущу.

— Я владела магией молний от рождения. Такое редко, но случается. Это не первый случай в моей семье, так что наверное дело в родословной.

— Хм… значит, от рождения.

— Как правило, косаткообразные и финообразные обладают способностями к водной магии. Но в моей семье немало тех, кому досталась другая стихия.

— Это всё особенности родословной, да?

— Может быть. Тем не менее, молнии — это очень редкий случай. Такой же редкий, как встретить человека с твоей стойкостью к алкоголю, Наофуми-тян.

Я не знал, что на это сказать. Я могу есть коголевые ягоды, но у других это зрелище вызывает отвращение. Смотрят так, будто я ем отраву.

— Едва достигнув сознательного возраста я поняла, что знаю магию молний, и уже тогда могла ей пользоваться.

Повелевать молниями, находясь под водой — не шутки. Кажется, при мне Садина почти не попадала в серьёзные передряги. Разве что когда сражалась с нами. И даже сейчас я не уверен, что она в тот раз сражалась всерьёз. Хотя, была ещё битва с Магическим драконом, в которой она мало что смогла.

— Как я уже сказала, я родилась в семье жрецов Аквадракона. Довольно быстро меня сделали жрицей. Я была ещё маленькой девочкой, когда меня заставили быстро вырасти.

Полулюди и зверолюди стремительно взрослеют с набором Уровня. У Рафталии тоже огромная разница между кажущимся и реальным возрастом. Похоже, Садину учили сражаться с младых лет.

— А потом я начала работать и на государство. Поэтому у меня почти нет знакомых-ровесников.

— Ну-ну, именно поэтому…

— У-у, какой ты вредный, Наофуми-тян.

— Да-да. Теперь объясни, как в таких условиях мог появиться твой характер.

— Не знаю. Я не специально стала такой.

Это она от рождения такая, что ли?

— Вскоре после этого я захотела учиться воинскому искусству и много тренировалась в замке повелителя в столице… Вернее, теперь уже в старой столице — тогда там собиралось много воинов. Поэтому у меня было много наставников.

— Как всё просто, оказывается.

— Можно я гордо назову себя гением уровня Атлы-тян?

— Как-то странно спрашивать, можно ли тебе «гордо называть себя»…

Да, в бою у неё действительно великолепное чутьё, и это не говоря уже о чудовищной силе. Проще, наверное, спросить, есть ли у неё вообще слабые стороны.

Атла тоже осваивает навыки, просто наблюдая за ними, так что с этой точки зрения они с Садиной действительно на одном уровне.

— Ну ладно, в бою твоя интуиция действительно впечатляет.

— Меня похвалил Наофуми-тян! Аха!

— Я тебе дам «аха»!

— Правда, на самом деле я тренировалась, потому что меня потом угощали алкоголем.

— Опять всё сводится к бухлу. Выходит, ты с тех пор и не просыхаешь?

— Наверное… Возможно, я так пыталась убежать от реальности. От давления со стороны семьи.

— Если бы мы встретились в то время, из тебя вышла бы более толковая собеседница.

— Если бы мы встретились в то время, я стала бы такой же как Атла-тян.

«Можно подумать, ты сейчас от неё сильно отличаешься», — подумал я, но решил не говорить. По-моему, если Садина всерьёз нападёт на меня, её не остановят ни Рафталия, ни Фоур.

— Похоже, мы отклонились от темы. Итак, у меня было три работы. Первая — жрицей Аквадракона. Я слушала голос великого Аквадракона и с его благословения проводила ритуалы в храме. Точнее, ритуалы проводили мои родители, так что мне оставалось только слушать голос Аквадракона.

Жрица Садина. Что-то у меня сразу образ этакой священницы-хулиганки, которая тайком напивается жертвенным вином.

— Я до сих пор помню слова молитв.

— Ого.

— Тебе интересно послушать, как я работала жрицей?

— Если честно, мне важно только, к чему это привело.

— Ты просто прелесть, Наофуми-тян. Да, нечего жить прошлым.

— Не знаю, что тут прелестного…

Лично мне показалось, что я выразился довольно грубо.

— Моя вторая работа — личная жрица повелителя. У него на службе было немало жриц и священников помимо меня. На этой должности я в основном представляла свою расу и временами участвовала в битвах, чтобы продемонстрировать власть повелителя.

— Больше напоминает работу генерала, а не жрицы.

— В принципе, ты прав. Таких слуг называют жрицами и священниками только потому что мы следуем воле богов. Например, учитель оружейника, которому ты постоянно делаешь заказы, тоже строго говоря священник.

Тот бабник — священник?!

Выходит, в этой стране это просто титул, которым наделяют всех способных вояк и ремесленников. Какая самобытная культура.

— И наконец, как развитие этой темы, косаткообразные в должности жриц Аквадракона издревле заведовали тайными делами государства.

— Это ты о должности палача, да? Казнила преступников?

— Именно. Моей третьей работой была должность палача. Именно за это меня называют кровожадной жрицей.

— Понятно.

В общем, можно сделать вывод, что в бытность свою Садина занимала в системе этой страны довольно неоднозначное положение. Похоже, она делала много того, о чём я и понятия не имею.

— Приходилось жарить людей насмерть молниями, отрубать головы, пронзать гарпуном… От меня требовали большого разнообразия в методах.

— …

— В каждом отдельном случае мне давали подробные инструкции относительно того, как именно преступник должен ответить за свои деяния. Хотя Кутенро маленькая страна, я без работы не сидела. Тем более, что я охотилась на преступников по государственным запросам.

Вообще, о казнях и прочем я знаю только из жестоких игр и манги, а также по древним материалам, которые как-то читал в сети. Поэтому я не могу даже представить, какие муки пришлось пережить Рафталии, когда её истязали.

— У меня также было право вызывать приговорённых к смерти на бой. Если они побеждали, их оправдывали и отпускали. Преступникам нравился этот вариант. Это давало им очистить совесть в битве перед смертью.

Скорее всего, иногда Садине попадались люди, которых она не хотела казнить. Давая преступникам шанс отвоевать свою жизнь, она боролась с чувством вины.

Я не собираюсь одобрять её должность, но признаю, что кто-то должен этим заниматься. Работа грязная, но честная. Она отчасти сломала Садину как человека, но Садина продолжает жить дальше, не осознавая этого. Мне даже подумалось, что у этой взрослой самодостаточной женщины всё-таки есть слабое место.

— Ясно.

Мне было бы нетрудно посочувствовать ей и сделать вид, что я её понимаю. Но разве могло это утешить Садину? Нет, поэтому мне остаётся только сидеть рядом и молча слушать её исповедь.

Садина молча наклонила бутылку, наполнила чашку и поставила передо мной.

Она не требует от меня сочувствия. Значит, можно молчать.

Я взял чашечку сакэ и выпил. Садина рассмеялась. Сейчас она вроде бы не блефовала, а искренне наслаждалась вечером. Наверное, она сохранила бы жизнерадостность, даже если бы ей каким-то образом довелось пережить все мои мучения.

Мне показалось глупым, что я до сих пор расстраиваюсь из-за тех подложных обвинений. Правда, даже эта мысль не помогла просто взять и забыть эту страницу моей жизни.

— Незавидная у тебя была работа.

— Ты так думаешь?

— Да.

— А я страдала только из-за того, что не получала божественных откровений.

— Ты опять про эту сомнительную способность? — уточнил я.

Садина снова рассмеялась, но не так, как она обычно смеётся по пьяни.

— В то время я совсем не умела скрывать своих чувств, поэтому мои страдания были как на виду.

Зато сейчас совершенно невозможно сказать, о чём она думает!

— Мне говорили, что когда повелитель благословит меня, я смогу делать невероятные вещи. Теперь я понимаю, что речь шла о доступе к Камням Воли Сакуры. В те времена они не валялись на каждом углу.

Видимо, Садина в своё время сильно комплексовала по поводу того, что получила лишь очень скромное благословение повелителя.

— Из-за этого же родители всегда были мной недовольны. Я не помню, чтобы слышала от них хоть одно доброе слово.

— Такое чувство, что они просто свалили на тебя всю работу.

— Разумеется, ведь я всю сознательную жизнь легко побеждала их в бою.

— Я думаю, это не они были слабые, а ты аномально сильная. А глухота к откровениям — просто следствие того, что ты очень крепко держишься за сознание. Поэтому же у тебя такая стойкость к алкоголю.

— О-о, — Садина улыбнулась. — Да, пожалуй. Всю свою работу я делала без ошибок, и мне частенько говорили, что если бы не откровения, я стала бы лучшей жрицей в истории.

— Если считать восприимчивость к алкоголю талантом, то я, видимо, самый бестолковый человек в мире.

— Ты прав. Мне теперь тоже кажется, что это были глупые слова. Наверное, все пророки просто напивались, а потом всем говорили, что им являлись предки.

В каких безумных условиях она жила. Только теперь, расширив кругозор, Садина начала понимать, что к чему. Как-то даже жаль её стало.

Я и сам в целом рос без особого присмотра со стороны родителей. Правда, я всегда это понимал.

Сейчас, когда я более-менее повзрослел и разобрался, как работает мир, я могу сказать, что между родителями и детьми тоже существует такое понятие, как совместимость. Это не значит, что я обвиняю себя или своих родителей, но как бы там ни было опыт семейного разлада у меня есть.

У Садины, в свою очередь, семья какая-то ненормальная. Такое чувство, что Садина стала взрослой, ни разу в жизни не испытав детского счастья. Иногда мне кажется, что я и Рафталию обрёк на такую же судьбу. Может, надо было дать ей время побыть беззаботной девчонкой?

— В то время в Кутенро правил дедушка Рафталии. Он часто болел. Они на пару с Макиной постоянно упрекали меня как низшую жрицу, у которой нет силы откровений.

— Вот мерзавец.

— Ну что уж теперь. Как бы там ни было, когда мне уже начало казаться, что такой вся жизнь и будет до конца моих дней, я познакомилась с отцом Рафталии-тян, — Садина мечтательно посмотрела в ночное небо.

— То есть, с наследником.

— Верно. Он был на редкость ответственным и умным. Мне казалось, поклонники не отходят от него ни на секунду, — сказала Садина и посмотрела на меня.

— Чего?

— Ты очень напоминаешь его, когда занимаешься деревенскими детишками. Может, он был помягче, но таким же добрым.

— Ну, знаешь.

Вообще, я стараюсь отыгрывать роль отчима Рафталии, так что неудивительно, что Садина видит какое-то сходство.

Но я не добрый. Это я сам так решил.

— Несмотря на оскорбления других, он хвалил меня, а потом и вовсе заговорил со мной. Мы многое обсудили.

Да уж, судьбоносная встреча. Трудно представить, что даже у всемогущей Садины был в жизни период тягот и невзгод.

— И главное, он был такой стойкий к алкоголю. Он умел пить, почти не отставая от меня, — весело добавила Садина и улыбнулась. — До тебя я не встречала никого, кто умел бы так пить.

— Ну да, ты же у нас влюбляешься во всех, кто много пьёт. Кстати, ты и в него влюбилась?

— М-м… Нет, отношений у нас не было. Конечно, он мне нравился, но он никогда не проявлял ко мне интереса, да и я почти никогда не говорила на эту тему.

Да ладно? Меня соблазняла как могла, а отцу Рафталии ничего не говорила?

— Будучи старшим сыном повелителя, отец Рафталии-тян стоял первым в очереди на наследство, но у него было несколько братьев и сестёр от других матерей.

Если я правильно помню слова Ральвы, междоусобица тут была знатная.

— Ага, понял. Давай дальше.

— Отец Рафталии-тян тайно водил меня по разным уголкам старой столицы.

— О-о…

— Хоть он и был учтивым, я всегда замечала, что у него большой интерес ко всяческим тёмным делишкам. Вполне возможно, он обратился ко мне в первую очередь чтобы подробно поговорить о работе придворного палача.

— Любопытство губит кошек. Такие как он часто вляпываются в неприятные истории.

— Да, может быть. Но это же любопытство спасло меня. Я в то время была взведена до предела.

Я уже понял, что отец Рафталии родился в сумасшедшей семье. Нечего удивляться тому, что у него немного поехала крыша.

— Я хорошо запомнила, как он спросил меня о работе и тут же извинился за необдуманный вопрос.

— Отец Рафталии был первым, кто вообще спросил тебя об этом, да?

Садина посмотрела в небо честными глазами — на её лице не было и тени обычной беззаботности.

— Ты и правда любила его.

— М-м… не совсем. Особенно если сравнивать с тем, как я встретилась с тобой, Наофуми-тян.

Я бы поспорил, но раз Садина так считает, наверное, так оно и есть.

— А главное, у отца Рафталии-тян уже была возлюбленная.

— Мать Рафталии?

Садина кивнула. Действительно ли она никогда не думала спорить за отца Рафталии?

— Она была енотообразной, очень далёкой родственницей повелителя. Тем не менее, отец Рафталии выбрал именно её.

— Как они познакомились?

— Она работала служанкой в замке. Хорошо готовила и вообще была хозяйственной девушкой. Умная, добрая… просто идеальная домохозяйка. Отец Рафталии был без ума от неё, но ему стоило огромных усилий уломать её, — проговорила Садина с улыбкой.

Наверное, ей действительно было забавно смотреть, как отец Рафталии ухаживает за служанкой.

— Прошло какое-то время. Состояние повелителя ухудшилось, пошли разговоры о том, кто займёт его место… Об отце Рафталии-тян, законном наследнике, отзывались как о недостойном кандидате из-за его выходок.

Ага, знаем такое. Напоминает подковёрные интриги в гаремах эпохи Эдо.

Я ненавижу гаремы, они для меня — воплощение омерзительных гадюшников, в которых подлые бабы дерутся за власть.

Вернее, меня не столько сама идея гарема бесит, сколько люди, которые после окончания долгой войны и наступления мира вцепляются зубами во власть и пытаются откусить кусок побольше.

Я отлично понимаю отца Рафталии, который решил сбежать от таких междоусобиц подальше.

— Официально он не делал ничего плохого, но его всё равно обвиняли. Тем более, что когда он начал встречаться с мамой Рафталии-тян, повелителя начало подводить здоровье.

Что-то я чую заговор.

— Отец Рафталии-тян рассказывал, что если бы он взошёл на престол, его бы быстро прикончили. Он не хотел участвовать в бессмысленном конфликте и поэтому предложил мне бежать из страны.

— Он впутал тебя в опасное дело.

— На то время у меня в стране было только два друга — как раз родители Рафталии. Я не имела никакого отношения к воюющим фракциям.

Видимо, без откровений она не могла занять высокую должность. Каким же надо быть слепым, чтобы считать Садину бесполезной.

— Они пробовали сподвигнуть и других. Я сама обращалась за советом к Аквадракону. Я услышала его голос: он сказал, что мне можно покинуть страну, чтобы охранять их…

— И в итоге ты всё-таки свалила.

— Да. Аквадракон и некоторые союзники вроде Ральвы и нынешних мятежников сделали так: формально наказали меня за «проступки» сбросом Уровня, после чего отправили меня защищать родителей Рафталии-тян.

Получается, она никогда не прекращала быть телохранителем.

— Во время бегства родители Рафталии-тян практически удочерили меня и многому научили. Благодаря ним я узнала, каково это — иметь нормальную семью. Для меня они стали почти родными папой и мамой. Это самые дорогие из моих воспоминаний.

Теперь мне понятно, почему Садина так дорожила родителями Рафталии, а нынче ей самой.

— Мы шли, куда глаза глядят, побывали во многих странах и в конце концов оказались в недружественном к полулюдям Мелромарке. Там мы познакомились с наместником, который надеялся наладить отношения со странами полулюдей.

— Нелегко вам пришлось. Кстати, Рафталия называет тебя сестрой, но мне кажется, или у вас не настолько близкие отношения?

Я бы не сказал, что они росли как сёстры. Садина ей больше как добрая соседка.

— Разумеется, не близкие, ведь как только мать Рафталии-тян забеременела, я решила немного отстраниться от их семьи. Хотя отец Рафталии-тян говорил, что не возражает, я не хотела испортить их ребёнка своим примером.

— Этого бы точно не случилось.

— О-о?

Садина очень дорожила родителями Рафталии, погибшими в первой волне. После такого она бы растила Рафталию, не щадя себя. Даже сейчас она многому учит её, почти не знавшую родительской любви. Наверное, в некотором смысле Садину действительно стоит считать её сестрой.

— Ну ладно, я понял твою историю и твои отношения с родителями Рафталии. Остаётся… вопрос о повелительнице.

— Очевидно, я знаю о ней не больше, чем слышала в докладах.

— Ну, ещё бы.

Если подвести черту под рассказами Ральвы, то после нешуточной междоусобицы и нескольких заказных убийц нынешняя повелительница осталась единственной обладательницей королевской крови во всей стране. Причём она ребёнок. Она настолько любит Филориалов, что издала указ о жалости к живому, а также без устали раздаёт подчинённым благословения на использование Камней Воли Сакуры.

Фактически власть перешла к высшим чиновникам, а повелительница превратилась в символ страны. Как можно догадаться, за ней стоит серый кардинал Макина.

— Я не думала, что когда-нибудь вернусь в Кутенро, причём буду пытаться захватить страну, — заметила Садина, отпивая сакэ.

Перед ней стояла полная чашечка, к которой она не притрагивалась. Возможно, эту порцию она посвятила родителям Рафталии.

— А что поделать? Пожалуйся правительству этой страны, если недовольна.

— Что ты, я не жалуюсь. Просто сейчас я вспоминаю своё прошлое и поражаюсь тому, как держалась за ту дурацкую должность.

— Хм…

Я придвинулся к на редкость разговорившейся Садине, обнял и похлопал по спине.

— Уверен, родители Рафталии гордятся тобой. Ты делаешь многое, даже слишком многое. Тебе нужно немного расслабиться.

Несмотря на все её ухмылки, она очень заботливая и совсем не бережёт себя. Наверняка даже безумные выходки Атлы она поддерживает только затем, чтобы увидеть, чего достигла Рафталия.

— Но я не смогла их спасти. Ни жителей деревни, ни отца и мать Рафталии-тян.

— От меня ты можешь услышать лишь пустое утешение, но я всё-таки попробую. Ты что, возомнила себя всемогущим богом? Да, было бы очень здорово, если бы ты их спасла, но увы, мы с тобой не боги.

Когда Раф-тян сидит у меня на голове, я могу видеть призраков, поэтому я точно знаю, что в нашей деревне их нет. И даже Рафталия уже больше не мучается от кошмаров.

— Может, я и говорю безответственные вещи, но я не собираюсь уважать людей, которые привыкли полагаться на других, и которые решили бы, что раз ты пообещала защитить Рафталию, то теперь тебя можно считать обманщицей.

Вот именно, я таких людей ни во что не ставлю. Такое мышление — верх беспомощности. Будучи Героем Щита, я часто задумываюсь о том, почему вообще защищаю таких людей. И тем не менее продолжаю, потому что защита — мой единственный путь.

— Разве родители Рафталии стали бы тебя упрекать?

— Конечно, нет… Я уверена, они специально привлекли внимание монстров и пожертвовали собой, пытаясь защитить остальных.

— Ну вот и всё. Садина, ради Рафталии ты искала рабов Рулороны в Зельтбуле. Этого уже более чем достаточно.

Хотя она выбивала информацию из охотников за рабами, ей наверняка было непросто искать Рафталию и её односельчан в стране Подонка, который ненавидел полулюдей и зверолюдей.

Поэтому она вместо этого спасала их из Зельтбуля и сделала всё возможное. Ей просто не повезло наткнуться на Рафталию, потому что её выкупил я. Возможно, из-за этого я стал лишним человеком в жизни Рафталии.

— И к тому же роль опекуна Рафталии теперь исполняю я, так что можешь не надрываться и не волноваться за неё понапрасну.

Я разжал хватку и посмотрел на Садину.

— Хорошо, тогда я попробую выскочить за тебя замуж, чтобы стать мачехой Рафталии-тян.

— Эх…

Неужели я зря перед ней распинался?

— Ну ладно, Наофуми-тян! Не будем откладывать!

Садина начала вскакивать со стула, будто собираясь здесь и сейчас на меня накинуться, но я успел усадить её обратно и встать сам. Пора бежать, и поскорее, а то у Садины обострение.

— Нет, этого не надо! Прекращай пить и иди спать!

— Ну что-о ты, Наофуми-тян, зачем убегаешь?

— Что здесь за шум? Сестрёнка Садина?! Что ты делаешь?!

Наш шум разбудил Рафталию и привёл к небольшому, но привычному скандалу.

В итоге я так и не нашёл время расспросить Садину о Зодии, которая может оказаться её младшей сестрой.

Глава 10. Методы усиления Щита

Следующим утром мы выдвинулись на старую столицу, попутно проводя последнее совещание перед атакой:

— Ну ладно, сегодня мы должны занять старую столицу. На этот раз враги будут сражаться всерьёз?

— Передовой отряд докладывает, что армия противника встала перед старой столицей и готова начать бой в любую минуту.

Похоже, на этот раз враги полны решимости остановить нас.

— Надеюсь, обойдётся без осады.

— Наофуми-тян, ты думаешь, против нас спасут стены?

Нет, ну если защититься Камнем Воли Сакуры… Хотя, на месте врагов я бы понимал, что шансов немного. Герои, особенно я, во время осады очень сильны.

Щит Камня Воли Сакуры помогает мне защищаться от Камня, а Рафталия и Ицуки чудовищно сильны. Тяжело врагам без сильных бойцов, которые могли бы нам противостоять. К тому же им будет непросто заручиться поддержкой жителей в войне против Рафталии, которая выступает за отмену дурацких реформ вроде указа о жалости к живому.

— Срочно! Сторонники повелительницы напали на деревни и города на нашей территории!

Ну начинается… Они пытаются бить по уязвимым местам, чтобы замедлить наше продвижение?

Мы выступаем от лица народного гнева, который стремится покарать плохую повелительницу. Если мы бросим в беде эти деревни, людям будет просто казаться, что один тиран сменяет другого.

Ладно. Отправлю самых надоедливых из своих бойцов. Атлу, Гаэлиона и Фоура.

— Что вам угодно, Наофуми-сама?!

— Кюа?

— А?

Может, Ицуки с ними отправить? Не, обойдутся.

— Поймайте налётчиков, которые напали на наши города и деревни. Это задание может затянуться на несколько дней, но поддерживайте порядок, пока я с вами не свяжусь. Не забывайте сотрудничать с воинами Шильтвельта, которые доберутся туда позже.

Атла в целом довольно высокого мнения о жителях Шильтвельта. Подкреплений из их страны в нашей армии довольно много.

— Как прикажете!

— Кюа!

— Почему я должен тебя слушаться?! — как обычно начал возмущаться Фоур.

— Фоур-кун, — обратилась к нему Рафталия. — Может ты всё-таки согласишься? Смотри, Атла-сан рвётся исполнить приказ Наофуми-самы, и твой долг — остановить её, если она зайдёт слишком далеко. К тому же вдали от линии фронта она будет в безопасности.

— Ну ладно, сестра, если ты так считаешь… то я согласен.

— Кюа-а-а-а!

Гаэлион превратился из детёныша во взрослого дракона и усадил на себя Атлу и Фоура.

— Что же, пора исполнить приказ Наофуми-самы!

— Кюа-а-а!

— Мы уходим.

Гаэлион улетел, унося с собой Атлу и Фоура.

— Ну ладно, с этим делом они как-нибудь разберутся. А нам пока надо занять новую базу. Двигаемся дальше.

Старая столица… Когда вдали показался крупный замок и окружающий его город, мы увидели и вставшую перед городом армию, готовую принять бой. Судя по их построению, они будут ждать, пока нападём мы.

Мы выстроились для нападения и пошли вперёд. Вдруг из их рядов вышла делегация с флагом для переговоров.

— Они с предложением: «Мы не хотим бессмысленно проливать кровь, так что почему бы не выявить победителя через поединок представителей с каждой стороны? С нашей мы выдвигаем жрицу Аквадракона».

— О-о?

— Они ещё что-то вякают после того, как напали на города и деревни в нашем тылу? Передайте им, чтобы проваливали! — ответил я.

Когда мой ответ донесли до вражеской армии, они изумились и отошли. Кажется, исполнительность у них хромает.

Через какое-то время враги строем ушли, сдав старую столицу.

— Нам пришло ещё одно сообщение. Похоже, враги допустили какую-то ошибку, поэтому жрица Аквадракона приказала сдать город и увела войска.

Похоже, той армией управляла жрица. Очень вежливо с её стороны послать такое сообщение. Хотелось бы, конечно, встретиться с ней, чтобы хотя бы понять, не Зодия ли это.

В принципе, мы могли броситься за ними в погоню, но вряд ли нас будут уважать, если мы не позволим врагам мирно отступить.

Таким образом старая столица досталась нам без боя.


В городе нас ждал тёплый приём. Как оказалось, большинство жителей поддерживали нас, а часть гарнизона даже примкнула к мятежникам. Такое отношение в очередной раз показывает всю глупость повелительницы и её правительства.

Мы направились прямиком к замку. Хотя он должен быть важным зданием, вражеские чиновники не стали его защищать и быстро убежали на восток. Вот придурки, но среди них…

— Слава истинной повелительнице!

Как только мы заняли столицу, на нашу сторону встал один знаменитый генерал, которого отправили загнивать куда-то в провинцию, и благодаря этому мы сразу получили много новых территорий.

Наши силы растут с невероятной скоростью. Что за ерундой занимаются люди повелительницы?

Вскоре пришло время церемонии наследования престола Рафталией. Ради этого мы отправились в место, которое тут называют святой землёй.

Мы вошли в рощицу красивых зелёных деревьев, раскинувшуюся прямо на территории замка. Посреди рощи была поляна с нарисованным символом инь-ян.

Есть даже ручеёк, бегущий между деревьями… Да, очень живописное место.

— Здесь мы проведём ритуал назначения повелительницы. Рафталия-сама, прошу сюда.

Ральва, Садина и важные люди из числа мятежников встали в круг и начали проводить ритуал.

Рафталия немного стеснялась всей этой торжественности.

Как же ей идёт одежда жрицы.

Когда присутствующие дочитали похожее на молитву заклинание, деревья — светосакуры, конечно — излили на Рафталию свет.

— А… Что это? Такое странное чувство, — пробормотала та, стоя в свету.

О-о, у неё хвост светится. Это озверение? Она сейчас в Раф-тян превратится?

— Наофуми-сама, не смотрите на меня такими горящими глазами. Мне это не нравится.

— Не отвлекайся от ритуала, Рафталия.

— Эх… Я понимаю… У меня что-то перед глазами появилось… Это… благословение? Способность включать Камень Воли Сакуры?

Рафталия поманила меня к себе.

— Что такое?

— Наофуми-сама, дайте руку.

Я послушно подал Рафталии руку. Та обхватила её ладонями, прочитала какую-то молитву и коснулась лбом.


Получено благословение арбитра

Получено: Снятие Духовных оков 2, Устойчивость к печатям (Средняя)


Перед глазами появился текст.

— Ой. Я пыталась дать вам и другие благословения, но они не сработали.

— Видимо, несовместимы. Ну что? Теперь ты можешь включать барьеры Камня Воли Сакуры?

— Да, похоже на то.

— О-о, — протянула Садина.

— Что же, я пока благословлю всех наших союзников. Без этого нам никак не обойтись.

— Давай.

Итак, Рафталия одарила нас всех благословением повелительницы. Теперь нам будет что противопоставить вражеским попыткам нас ослабить. Если они попытаются развернуть барьер, мы просто обезвредим его нашим.

— Но я ещё вот что спросить хотел, — сказал я, показывая на одну штуку под большим деревом у края поляны, на которой проходило действо. — Это же Песочные Часы, да?

— Мне тоже так показалось, — ответила Рафталия.

Из корней дерева торчали Песочные Часы Эпохи Драконов. Только они чуть отличаются от обычных. Как часами ими пользоваться нельзя.

— Да, скорее всего, — вмешалась Садина. — Я помню, что была здесь, когда жила в Кутенро.

— Значит, это они?

— Да, я здесь проходила особое Повышение Класса с благословением Аквадракона. Если бы не твоя помощь, я бы никогда не стала такой же сильной, как после него, Наофуми-тян.

Садина говорила, что ей на каком-то этапе сбрасывали Уровень. А теперь я узнаю, что она и Повышение Класса проходила. Видимо, и то, и другое происходило здесь.

— Сразу бы сказала, что в стране есть Песочные Часы.

Теперь Линия Возврата Рафталии сможет легко вернуть нас в Мелромарк.

— А то я как-то волнуюсь за нашу деревню. Давно мы там не были.

— Действительно, Наофуми-сама. Мы уже почти захватили Кутенро, так что сейчас самое время ненадолго вернуться и посмотреть, что происходит.

— А-а? О чём вы говорите, Рафталия-сама? — подключился к разговору Ральва в сопровождении важных людей.

— Да мы вот увидели Песочные Часы, где проводится Повышение Класса и так далее, — ответил я. — Рафталия может с их помощью мгновенно перемещаться в далёкие страны.

— Н-не может быть! Но Рафталия-сама — опора нашего восстания, и её отсутствие может нам сильно помешать…

Я посмотрел на Ральву и прищурился. Рафталия тоже недовольно нахмурилась. Нам плевать на эту страну, и Ральва должен это понимать. Зачем он тогда так говорит?

— Мы ненадолго. К тому же вы всё равно ближайшие несколько дней будете продвигать свои новые порядки в старой столице.

Мы не можем напасть на повелительницу прямо сейчас, тем более что её войска подло напали на нашу территорию. Пройдёт ещё несколько дней, прежде чем мы воссоединимся с отрядом Атлы. Нужно потратить это время на то, чтобы пополнить наши ряды.

— Кстати, что это за три надгробия? — спросил я.

— И правда, — отозвалась Рафталия. — Возможно, это очередные письмена, с помощью которых можно узнать особое заклинания?

— Сейчас выясним.

Мы внимательно осмотрели камни, стоявшие кругом вокруг Песочных Часов.

— Это Геройские письмена, — заключила Рафталия.

— Да уж… Ещё и с вкраплениями магических, так что прочитать их сможет далеко не каждый.

Я прикоснулся к надгробию, на поверхности проступили символы. Текст вроде бы абсолютно тот же, что мы видели в кургане змея.

Ну-ка…

— «Первый способ усиления Священного Щита: использование методов усиления прочего Священного, а также Кланового оружия…»

— О-о? Я помню эти слова.

— Это ~~~~.

— Хозяйка спрашивает: «Это точно верно?»

Сэйн показала пальцем на символы.

— Она говорит, что не может их прочесть.

— Видимо, этот текст открывается только Герою Щита, — сказал я и от души ударил кулаком по надгробию. — Что за маньяк их ставит?! Сколько их ещё таких?!

— Наофуми-сама, успокойтесь.

— Ицуки! — окликнул я Героя Лука.

В прошлый раз мне не удалось показать ему надгробие, потому что курган завалило, но сейчас самое время проверить, будет ли разница, если текст прочитает он.

— Можешь прочесть?

— Да… — ответил Ицуки и вчитался в надгробие.

Сейчас он вовсю изучает магию, так что читать должен был научиться. Тем более, что за его обучение отвечает Лисия.

— «Первый способ сделать Героя Лука сильнее это находить сильное редкое оружие, чтобы повысить характеристики и показатель редкости Священного Оружия…»

Обо всём этом он уже рассказывал. Видимо, ему тоже показывает сведения, которые он уже знает.

— Ты видишь методы усиления, которыми уже пользуешься, да?

— Судя по всему. Но Наофуми-сан, я не помню, чтобы раньше хоть где-то описывалось перенятие методов другого Оружия в качестве средства усиления.

Это, кстати, верно. Такое чувство, что мы запоздало нашли инструкцию к этой возможности.

— Давай посмотрим что на остальных камнях.

Мы оба перешли к следующему надгробию.

— «Второй метод усиления Священного Щита: повышение характеристик через доверие других и доверие к другим…»

Драгоценный камень на Щите вспыхнул. А Ицуки досталась информация об усилении через руду.

— Какой же это метод усиления?

— Наофуми-сама, неужели вам ничего не приходит на ум?

— А?

После слов Рафталии я крепко задумался. Разве что-то такое уже было?

Доверие… конечно, я доверяю Рафталии, но разве это когда-то повышало мои характеристики?

— Пожалуйста, вспомните мелромаркский период от битвы с архиепископом Церкви Трёх Героев до битвы с Лингуем. За это время вы стали гораздо сильнее, не так ли? С другой стороны, во время пребывания в мире Кидзуны вы постоянно жаловались на медленный рост.

— Кстати… да, было такое.

Возможно, когда я удивлялся своему неожиданному росту в Меломарке, у меня на самом деле работал этот метод?

— Я и сама стала на удивление сильной и не раз задавалась вопросом, не придаёт ли мне сил доверие Наофуми-самы.

Хм. Да, действительно. Рафталия становилась сильнее прямо на глазах. А уж сейчас…

— Возможно, это объясняет и нашу с Рен-саном слабость, — монотонно проговорил Ицуки.

Их, наоборот, возненавидела вся страна и заклеймили не оправдывающими ожиданий слабаками.

Но с другой стороны, разве мог этот метод проявлять себя, если поначалу они не верили в обобщение способов усиления? Гм-м…

— Пошли к третьему.

Судя по всему, хорошее понимание метода увеличивает его эффективность. Чтение о методах работает, я уже убедился в этом, когда мои характеристики выросли после изучения надгробия в зале змея.

Итак, мы прочитали третье надгробие.

— «Третий метод усиления Священного Щита: Энергоусиление». Что?

Когда я прочитал это предложение, в Статусе появился новый пункт: ЕР.

— «Существует энергия, которую Герой пассивно генерирует благодаря своему Оружию, и эта энергия постоянно придаёт ему сил. Кроме того, эту энергию можно использовать для усиления навыков…»

Это прямо какое-то пассивное Непобедимое Пробуждение. Видимо, оно выдаётся уже просто за то, что ты владеешь Оружием.

— Энергоусиление, говорите?

Ицуки пробежался взглядом по надгробию и вдруг внутри него вспыхнула Ци.

— Уа-а-а-а! Почему Ицуки-сама вдруг ни с того ни с сего научился использовать Ци?!

Насколько я вижу, он действительно вырабатывает гораздо больше Ци, чем раньше. Может, и я тоже, но у меня поток, кажется, немного другой.

Кажется, теперь я понимаю, как появился стиль непобедимых адаптаций. Его придумали, чтобы подражать этой силе.

— У меня появились очки EP, которые можно примешивать к навыкам, магии и атакам. По всей видимости, эта энергия всегда используется в сочетании с Духом или Маной… и она начинает тратиться как только я задумываюсь о ней. Придётся поучиться работать с ней.

Он уже освоил эту силу? А я как дурак столько мучился! Бесит такое.

С другой стороны, самое главное — это уметь правильно пользоваться этой энергией, потому что иначе она будет расходоваться попусту с огромной скоростью.

Можно, конечно, сказать, что Ицуки получил лёгкий способ использовать Ци, но в совершенстве им ещё не овладел.

— Рафталия, твоё Клановое Оружие из другого мира, так что на тебя это не распространяется, да?

— Похоже, что нет. Было бы приятно иметь эту способность, но я и без неё умею использовать Ци, так что…

Уметь-то умеет, но Непобедимого Пробуждения у неё нет. Она действительно способна усиливать навыки при помощи Ци — этому её Грасс научила?

Сэйн, кстати, тоже умеет, и меня немного нервирует, что эта способность преподносится как одна из базовых для всех Героев.

Лично меня это надгробие особенно сильнее не сделало.

— Но Наофуми-сама, почему здесь вдруг описаны методы усиления Щита?

— Возможно, это как-то связано с рассказом Грасс о том, что миры могут сливаться во время волн. Шильтвельт и Кутенро это ведь страны полулюдей, так?

Другими словами, территории Щита. Если посмотреть на карту мира, стран полулюдей вообще много. Неудивительно, что методы усиления Щита могли прятаться именно на территории Кутенро. Хотя тут Щит почему-то называют странным термином «Духовное Оружие».

— Думаю, стоит привести сюда Рена, чтобы он ознакомился с этими надписями.

Я могу придумать несколько объяснений происходящего — например, порядок, в котором соединялись миры. Но пока выводы делать рано.

— Пожалуй… вы правы. Значит, нам тем более стоит вернуться в Мелромарк?

— Да.

У нас накопилось слишком много поводов для возвращения. Например, узнать, выстояла ли деревня под защитой всего одного Героя. Что толку захватывать Кутенро, если в это время кто-то уничтожит нашу деревню?

Итак, мы воспользовались только что найденными Песочными Часами, чтобы перенестись в Мелромарк.

Глава 11. Временное возвращение

Щит Портала вернул нас в деревню.

— Мы до-ома!

— Рафу!

Фиро и Раф-тян тут же громко поприветствовали деревню.

— Кажется, ничего страшного не случилось, — заметила Рафталия.

— А, братец вернулся! — к нам тут же подбежала Кил. — С возвращением! Вы уже разделались с негодяями, которые пытались убить Рафталию-тян?!

Последний раз мы с ней говорили утром того дня, когда должны были отплыть из Шильтвельта… Да уж, немало времени прошло.

Кил голосила так громко, что уже через несколько секунд прибежал Рен.

— Что случилось, Наофуми?

— Ничего страшного, просто мы по пути наткнулись на Песочные Часы и решили слетать в деревню проведать вас.

— Понятно.

— В принципе, мы уже почти закончили с вторжением. А у вас как дела?

— На нас никто не нападал. Видимо, они прекратили как только узнали о том, что вы уже в Кутенро.

Хм, похоже, им стало не до нападений на деревню. Наверняка им с самого начала непросто было посылать сюда войска — расстояния, разные языки, все дела. А уж сейчас, когда их страна под угрозой, войска им нужнее дома.

— Кстати, Наофуми, что ты сказал Эклер перед отправкой?

— О чём ты?

— Эклер много ворчала насчёт того, что ты ей наговорил… О том, что из неё бестолковый правитель или как-то так.

Ох… Да, я плохо отзывался о способностях Эклер, когда пытался подбодрить Мелти. Но это правда, так что ничего не поделаешь. Эклер действительно куда охотнее занимается тренировками, нежели документами.

Поэтому я решил не мусолить эту тему и сразу перейти к главному:

— Слушай, Рен… Раз уж на деревню никто не нападает, то давай ты тоже присоединишься к нам? Корабль уже не понадобится, так что не переживай.

— Понял, — Рен с облегчением вздохнул.

Неужели ему настолько неприятно плавать?

— Я очень волновался о тебе с Ицуки, ведь вы оставили меня одного. А когда ушла Сэйн-сан, переживать начала вся деревня.

Кстати, да. Удобно было, когда Сэйн находилась в деревне. Она докладывала обстановку, когда мы не могли навестить деревню сами.

— Нечего волноваться. Хоть у наших врагов есть специальное оружие против Героев, но они такие придурки, что даже не верится.

— Самое грустное, что мне придётся с вами согласиться, — со вздохом добавила Рафталия.

Я вкратце пересказал Рену, что случилось в Кутенро. Разумеется, я сказал и о том, что мы нашли информацию о методах усиления Оружия.

— Значит, ты думаешь, что с их помощью мы можем стать сильнее?..

— Я тоже хочу посмотреть на родину Рафталии-тян! — воскликнула Кил с горящими глазами и замахала хвостом. — Братец-братец! Можно я тоже пойду с тобой?

— Мало ли кто и когда может напасть на деревню, так что оставлять её совсем без защиты я не хочу…

— Тогда давай с тобой пойдёт вся деревня!

Э-э… взять в Кутенро всех жителей деревни? Я посмотрел на Рафталию, и она сразу поморщилась.

— Не, слишком много, — ответил я. — Свожу, как всё уляжется, а пока терпи.

— А по-моему я здорово придумал[8].

— Что если деревню обворуют, пока вас не будет?

Надо сказать, у нас тут хранится немало ценностей.

— Можно на время доверить деревню Мелти-тян.

Хм, а это вариант.

— Наофуми-сама.

А вот Рафталии он явно не понравился.

— Но вообще-то, Кил, мы сейчас в некотором смысле воюем с Кутенро. Я вас растил не как пушечное мясо, так что терпи пока.

Нельзя забывать о цели. Моя задача — восстановить деревню, чтобы подготовиться к волнам.

— Ясно… Жаль.

— Когда всё уляжется, найду время и свожу.

Кутенро — хорошая страна для туризма, так что надо будет действительно туда ещё вернуться.

— Господин-сама, можно я схожу к Мел-тян?

— Да, можешь сходить. Потом можешь поиграть, но только в деревне, чтобы я тебя найти смог.

— Ура-а! Мел-тян!

Фиро мигом исчезла.

— Кстати говоря, там ещё есть онсены, исцеляющие от проклятий. Я так думаю, ты до сих пор не наладил портальное сообщение с Кальмирами, но хоть там сможешь подлечиться.

Многие Герои, в том числе я, страдают от проклятия, и с этим надо что-то делать. Проклятия значительно ослабляют нас и мешают сражаться.

— Рафу!

Раф-тян тем временем общалась с деревенскими монстрами. Кстати, надо будет не забыть забрать Рато и Виндию из Шильтвельта.

— Удобная всё таки вещь, телепортация.

Фиро и Гаэлион добирались бы несколько недель, а мы перемещаемся в мгновение ока.

— Жаль только, что так много зон, где она не работает, хотя по-хорошему должна на весь мир.

— Правда?

— Кстати, Рен научился плавать?

— Братец Щита, он теперь может проплыть метров пятнадцать! Я лично его учил.

— Ого…

Я посмотрел на Рена, тот сразу потупил взгляд. Видимо, за эти несколько дней они многое перепробовали и научили его плавать на пятнадцать метров.

— Наофуми-сама, не издевайтесь над ним.

Итак, я решил взять Рена с собой в Кутенро.


Рато и Виндия более-менее закончили с изучением экосистемы Шильтвельта, поэтому я решил, что их тоже можно прихватить с собой.

Едва увидев светосакуру, Рато воспылала и побежала её исследовать. Кажется, я уже пробудил в ней любопытство к Кутенро.

— О-о! Тут такая интересная экосистема! Идём, Виндия.

— Где Гаэлион?

— На особом задании с Атлой. Скоро вернётся.

— Ладно.

— Граф, мы пока поизучаем окрестности.

— Ага, только вокруг всё ещё могут прятаться враги. Будьте осторожны.

— Хорошо.

Рато и Виндия отправились в путь. Я мог бы приказать им присоединиться к нашей армии, но так им будет сложнее проводить исследования.

Затем я решил навестить дядю Имии, который дежурил в магазине Дяди.

Я пообещал, что он уже скоро сможет вернуться, так что дядя Имии ненадолго закрыл магазин и пришёл вместе со мной в мастерскую Мотоясу-2 в Кутенро.

— Эрхарт и наш учитель находятся здесь?

— Да. Вернее, мы уже почти дошли до их мастерской. Пошли со мной, хоть увидишься с ними.

— Ага.

Если я правильно помню, дяде Имии пришлось забросить обучение на полпути по семейным обстоятельствам. Конечно, Дядя помог ему заполнить пробелы в знаниях, но это всё равно отличный повод поучиться у эксперта. И вообще, Мотоясу-2 не помешал бы ещё один надсмотрщик.

Итак, я привёл дядю Имии к Дяде.

— О? Уж не ты ли это, Толли? Как у тебя получилось, парень?

Мы пришли в мастерскую Мотоясу-2. До чего же огромная кузница. Оборудована по последнему слову техники, даже своя литейная есть. Печи горят, не переставая, и из труб на крышах постоянно поднимается дым. Есть даже какие-то магические механизмы… В общем, по оснащённости мастерская самого Дяди даже близко не стояла. Особенно моё внимание привлекла одна явно магическая печка, похожая на хлебную — у неё зачем-то есть рукоятка.

— Мы нашли Песочные Часы в старой столице. Я заметил, что тебе приходится нелегко, так что я попросил дядю Имии на время закрыть магазин и помочь тебе.

— Теперь я буду волноваться за магазин… Но да, помощь мне нужна.

— Чёрт возьми! Толли! Ах ты… Решил меня совсем затравить? — Мотоясу-2 посмотрел сначала на дядю Имии, затем на меня.

— Лучше займись делом. Развлекаться будешь после того как научишь Дядю и дядю Имии всему что знаешь.

— Заткнись! Я из-за тебя два дня с похмельем валялся!

— Сам виноват. Это ведь ты выпивку заказывал.

А я подмешал в ней сок коголевой ягоды, но об этом говорить не буду.

— Я уже замучился следить за учителем, чтобы он не сбежал. Толли будет очень кстати, — пробормотал Дядя, складывая руки на груди.

— Э-э… я постараюсь… — неуверенно ответил дядя Имии, живо напомнив мне его племянницу.

— Кстати, можешь заказать через дядю Имии материалы Лингуя, с которыми ты столько возился.

— О-о! Да, это кстати. Возможно, если мы изучим их вместе с учителем, сможем создать что-нибудь дельное!

— Дерьмо! Ладно уж, Толли! Я тебя научу как следует, только с тебя потом вся прибыль!

Ничего себе условия. Хочет забирать себе все деньги, которые зарабатывают его ученики? Но у него не выйдет, поскольку дядя Имии платит мне. На что он надеется?

— Да, кстати, ещё у меня с собой Герой Меча Рен.

— Что? Зачем ты упомянул меня? — недоумённо спросил Рен, до сих пор молча следивший за разговором.

— Мы просто нашли один неплохой меч. Я подумал, тебе не помешало бы его скопировать.

— Мы до сих пор не очистили его от порчи. Трогайте его на свой страх и риск, — сказал Мотоясу-2, показывая на меч в углу комнаты.

— Ты даже в этой мастерской не можешь с ним быстро разобраться?

— Этот меч… — протянул Рен и положил руку на рукоять своего Оружия[9]. — Я чувствую в нём огромную силу и нетерпение.

— А ты чего? Интересуешься созданием оружия?

— Нет, я… Ну, на самом деле я люблю собирать хорошее оружие…

— Хм-м… ты, по-моему, зануда ещё похуже Щита, но мы с тобой можем поладить. Ладно. Я готов многому тебя научить, только помоги мне отсюда сбежать.

И не стесняется ему говорить об этом прямо передо мной?

— Спасибо. Кстати, меня зовут Амаки Рен, — ответил Рен с вежливой улыбкой.

А он ведь тебя только что оскорбил, назвав занудой.

— Ладно, Рен. Можешь пока побыть тут. Последи за этим придурком.

— Хорошо.

Я оставил Рена в кузнице, и как только мы вышли из мастерской…

— Что ты сделал с моим мечом?! — раздался крик Мотоясу-2.

— Простите! Я совсем забыл, что моё проклятие портит все вещи к которым я прикасаюсь!

Рен благополучно сломал один из мечей Камня Воля Сакуры. Чувствую, ему будет непросто скопировать себе что-то дельное. Я приказал ему поскорее побывать в онсене, чтобы приблизиться к избавлению от проклятия.

Глава 12. Предыдущая и нынешняя

Прошло несколько дней после захвата старой столицы.

Рафталия постоянно гуляет по городу в одежде жрицы, чтобы набирать популярность.

Мы захватили уже около двух третей Кутенро и фактически управляем страной.

Многие расы предали повелительницу, засевшую в восточной столице, и перешли под наши знамёна.

Отряд Атлы успешно отразил нападение, и с тех пор люди повелительницы более-менее успокоились. Действующая жрица Аквадракона вроде бы вообще строго запретила своим заниматься терроризмом, но почему-то не все её слушают. Насколько я понимаю, во всём виновата всё та же злодейка. Она та ещё дура, если до сих пор верит в победу. Ну, а мне остаётся надеяться, что жрица вскоре всё поймёт и переметнётся к нам.

Из-за подлых козней повелительницы страдает народ, что приводит к росту популярности Рафталии.

Что же касается боевых успехов, то после захвата старой столицы наша армия постепенно двигается на восток, возглавляемая Реном и Ицуки. Мы уже несколько дней захватываем города и деревни без битв. Кажется, нынешняя жрица отступила до восточной столицы.

Враги, которые пытаются защищать поселения, используют Барьеры сакуры, но после ритуала Рафталия, как я и ожидал, научилась подавлять их своими Барьерами. Естественно, в таких условиях у противников нет никаких шансов против Рена, Ицуки и Садины.

Атлу и остальных я держу в тылу, чтобы они разбирались с вражескими диверсиями. В этом им хорошо помогают войска Шильтвельта, так что подрывная деятельность пресекается быстро.

По словам Рена у местных воинов очень сильные приёмы и умения, однако мы всё равно побеждаем за счёт огромного перевеса по характеристикам.

Ситуация в стране постепенно становится похожа на восстание. Мне даже кажется, что дальше жители Кутенро справятся без нас, а мы можем вернуться домой, но не могу же я уйти, не наказав обидчиков лично.

— Наофуми-сама, — обратилась ко мне Рафталия во время перерыва на одном из совещаний.

— М?

Садина, Фиро и остальные сейчас возглавляют войска. Сам я примкну к ним завтра. Сейчас в моей комнате, куда мы отлучились с совещания на время перерыва, также находится Сэйн. Она совсем вжилась в роль телохранителя.

Кстати, завтра я планирую ехать верхом на Фиро. С её скоростью можно будет за один день добраться до восточной столицы, если мы не наткнёмся по пути на вражеские войска. Как же мы близко к нашей цели.

— Какие ваши дальнейшие планы?

— Вообще, нам нужно взять повелительницу живьём. Мало того, что она должна заплатить за свои грехи, нам нужно как следует выдавить из страны гной, чтобы такое больше не повторялось.

Насколько я понимаю по докладам, нынешняя повелительница — не более чем инструмент. Она непонятно как оказалась на ответственной должности, в то время как настоящая власть находится не у неё.

— Да уж, вы всегда обстоятельны.

— Ага. Кстати, я рад, что нам выдался повод разузнать о твоей родине, Рафталия.

— Я… не уверена. Я рада, что смогла побольше узнать о папе и маме, но я хочу быть собой. Мне достаточно быть Рафталией из Рулороны.

Я посмотрел на неё. Похоже, у неё смешанное отношение к титулу монарха. Я часто думаю, какой путь выберет Рафталия, когда я вернусь домой после спасения мира. Возможно, она уже нашла свой ответ.

— И всё-таки, Рафталия, не забывай о том, что в Кутенро сейчас очень тяжёлая ситуация. Если мы оставим страну без стабильного правительства, то многие жители от этого пострадают.

— Да…

— Я понимаю, что ты не хочешь ими править, но мы должны либо сами стабилизировать обстановку, либо доверить страну кому-то надёжному.

— Вы правы…

Кажется, я так и не убедил Рафталию до конца, но она всё равно кивнула.

У нас есть варианты. Мы можем, например, открыть страну и присоединить к Шильтвельту. А там как-нибудь образуется.

— Рафу.

— Господин-сама, совещание закончилось?

В комнату заглянули Раф-тян и Фиро.

— Ещё нет. Некоторые расы никак не могут договориться. Если мы не избавимся от кое-каких типов, которые зациклились на своих дурацких убеждениях, то страшно задолбаемся.

Местные политики настолько прогнившие, что иногда мне хочется свалить всю возню с ними на Шильтвельт. Как и в Мелромарке, я здесь просто фигею с того, насколько же можно быть испорченными.

Хорошие ребята попадаются, но их очень тяжело найти. Приходится постоянно следить за теми, кто переметнулся на нашу сторону.

Как бы там ни было, вес Шильтвельта в совещаниях оказывается на удивление полезным. Да и авторитет Героя Щита — тоже полезный инструмент. Во многом влияние Шильтвельта выросло за счёт того, что Рафталия при помощи Линии Возврата и Песочных Часов перевезла оттуда много сильных бойцов. Из-за этого уже пошли слухи о том, что новая повелительница призывает легионы воинов невиданной силы.

Благодаря Рафталии мы за короткий срок обновили войско и поэтому быстро приблизились к восточной столице.


Через какое-то время восточная столица показалась на горизонте. Как и в прошлый раз, враги прислали гонцов.

— Они опять предлагают всё решить битвой представителей.

— Нам есть смысл соглашаться?

Враги ведь уже загнаны в угол. Ну, то есть, к северу от восточной столицы есть ещё один крупный город, но неужели они собираются отступить туда?

С другой стороны, это нам бросает вызов честная и ответственная жрица Аквадракона, так что над её предложением я подумаю хотя бы из уважения.

— В послании жрицы говорится, что в случае её победы она даст нам отступить, не причинив вреда. Якобы она клянется своей честью как генерала Кутенро и жрицы Аквадракона.

Вот такое письмо мы от неё получили. Кстати, почерк мне кажется смутно знакомым…

— О-о, она настроена всерьёз. Пытается выиграть время? — предположила Садина.

— Похоже на то, — ответил ей Ральва.

— О чём вы? — спросил я.

— На письме печать предводителя племени и городского защитника. Если отправитель нарушит это обещание, он лишится самого главного — доверия. Это настолько тяжёлое преступление, что и её саму, и всю её семью изгонят из Кутенро.

Нерушимая клятва, да? Немного напоминает рабскую печать.

С другой стороны, как мы можем доверять представителям повелительницы, которая не гнушается разбивать печати древних существ?

— В письме сказано, что на бой вызывается предыдущая жрица Аквадракона. Что скажете? — обратился Ральва к Садине и мы всё посмотрели на неё.

— О-о? Я?

— Да. Похоже, нынешняя жрица Аквадракона хочет сразиться с вами во что бы то ни стало. Ради этой битвы она согласна отложить всё остальное на несколько дней.

— Это ладно, но нам ведь незачем соглашаться, — ответил я. — С чего мы станем мириться с тем, что вражеский генерал сможет сбежать в случае победы?

— Предлагаете отказать ей и напасть?

— Сложный вопрос… надо подумать.

И как раз, когда я пытался принять решение…

— М?! — Фиро вдруг посмотрела в небо.

Неожиданный порыв ветра вызвал торнадо, прошедший прямо перед нашей армией. Ветер был довольно мощный.

— Какая си-ильная магия, — протянула Фиро. — Настолько сильная, что у меня мурашки.

— Это ритуальное заклинание «Великий циклон», — пояснила Садина. — Судя по плотности энергии, ритуалом руководит довольно сильный заклинатель. Наспех собранная армия не выстоит против такой силы.

— Я бы, наверное, прошёл через него, но…

Видимо, это такое предупреждение.

Гм-м… На самом деле, мы вовсе не обязаны прислушиваться к просьбе врага. Но я всё же склонялся к тому, чтобы подарить благородной(по слухам) жрице желанный поединок. Однако этот вихрь — довольно враждебный шаг и поэтому портит моё впечатление о ней.

Но с другой стороны, может, стоит согласиться, чтобы избежать жертв среди солдат?

— А если мы выиграем, что будет?

— В письме жрица заявляет, что сдастся без боя.

— А повелительница, случайно, заодно с ней не сдастся?

Гонец покачал головой.

Тогда это бессмысленно. Но нельзя отрицать, что жрица поступает порядочно. Она как генерал, страдающий из-за дурного короля. Может, действительно согласиться на её предложение?

— Наофуми-тян, я совсем не против сразиться.

— Ты уверена? Это, скорее всего, твоя младшая сестра.

— Это враг, которого мне всё равно придётся победить. К тому же я должна показать нынешней жрице силу предыдущей.

— Ясно.

Если Садина тоже хочет сразиться, то так уж и быть.

— Хорошо. Но можно мы хоть посмотрим на бой?

— Конечно, только… — гонец посмотрел на Рафталию.

Ага, понятно. Он считает, ей лучше остаться здесь.

— Наофуми-сама…

Судя по лицу Рафталии, ей очень хочется пойти с нами. Вообще, на самом деле ей безопаснее всего быть рядом со мной. Если я буду поддерживать Щит Метеора, никакие убийцы к ней не подберутся.

— Хорошо. Как Герой Щита, я не дам тебя в обиду.

— Спасибо вам! — Рафталия сильно обрадовалась, когда я одобрил её немую просьбу.

Не буду ей говорить, что я просто боюсь далеко отходить от неё.

— Рафу.

— Я то-оже пойду!

— ~~~~.

Даже Сэйн подняла руку. Ей тоже не хочется отходить от меня.

Кажется, мы сейчас пойдём смотреть бой целой толпой.

— Ладно, так и быть. Только не теряйте бдительности.

Итак, мы отправились туда, где нас ожидала нынешняя жрица Аквадракона.


Мы шли, как представители мятежников, и я невольно задумывался о том, что в эпоху Сэнгоку, должно быть, битвы выглядели примерно так же. Жрица тупой повелительницы и её свита уже на позициях.

В центре поля между двумя армиями встали несколько солдат и зверочеловек-косатка с катаной. Выходит, жрица предпочитает катану?

Садина, раз такое дело, тоже приняла зверочеловеческий облик и подошла к противнику.

Я тем временем внимательно осмотрел вражескую жрицу. Она немного пониже и покруглее Садины. У них слегка различается расцветка, и очень сильно — одежда. Садина, как обычно, шла на бой в короткой жилетке и бронированной версии набёдренной повязки, а вражеская жрица пришла в толстом жилете и подпоясанных шароварах.

При этом два жилета, несмотря на одинаковое название, несколько отличаются друг от друга.

Такое чувство, будто два игрока взяли одинаковых бойцов в файтинге, и игра назначила им разные цвета… или это я слишком по-геймерски размышляю?

Ещё вражеская жрица вся покрыта какими-то красными татуировками. Она из-за них даже больше похожа не на жрицу, а на шамана.

Как-то она не слишком напоминает Зодию… Трудно сказать, она или не она. Я думал было спросить, но Садина уже шагнула к ней.

Кстати, если это Зодия, она бы меня уже заметила. Всё-таки не она? Ничего удивительного, не можем же мы постоянно на неё натыкаться.

— Так это ты моя младшая сестра?

Косатка молча кивнула, достала какую-то бутылочку из кармана на поясе и отпила.

Допинг принимает? Допив, жрица достала ещё бутылочку и перекинула Садине. Та поймала, откупорила и принюхалась.

— О-о, узнаю старый добрый запах. Выпивка из родных краёв.

Это что, подарок? Сомневаюсь.

— Теперь мы на равных. Садина… я докажу, что я лучше, чем ты.

— Если у тебя есть дар предсказания, то ты уже лучше меня.

— Не смеши… Ты хоть представляешь, как часто мне ставили тебя в пример?!

Обстановка накалилась не на шутку.


— Слабо верится. Меня не воспринимали всерьёз.

— Ты представляешь, какой хаос начался в стране после твоего бегства?! Знаешь, сколько всего держалось на страхе перед тобой?!

Видимо, после ухода Садины в стране начались проблемы с преступностью. Солдаты, которые сопровождали жрицу, тоже закивали. Ну, теперь понятно, почему враги так остерегались Садины. И понятно, почему они никогда не нападали на неё поодиночке.

— Мало ли, какую чушь про меня рассказывают.

— Представь, каково мне пришлось, когда меня заставили заменить тебя, и на вот эту самую чушь равняться!

Ого, сколько ненависти. Да уж, тяжело ей пришлось. У меня похожий случай, только мне, наоборот, младшего брата в пример ставили.

— Прости, что так вышло. Я как-то не думала, насколько тяжело придётся моей последовательнице.

— Я… я прошла через ад! Знаешь, как мне пришлось мучиться, чтобы встать на один уровень с тобой?!

— Тебе не кажется, что только психам может прийти в голову создать замену, чтобы заделать оставшуюся от меня дыру?

Кто-то решил, что раз старшая сестра была таким выдающимся воином, то и младшая должна получиться такой же. Мерзавцы, а не родители.

Что бы Садина о себе ни говорила, оказывается, в этой стране её силу уважали. Скорее всего, неумение делать предсказания было единственным недостатком, который в ней вообще смогли найти.

— Я считала их адекватными людьми, но если они пошли на такое, великий Аквадракон их не простит. Кажется, я должна наведаться к ним и хорошенько наказать, — сказала Садина и окутала себя искрами.

Она не презирала противника, но и не жалела.

— Что же, раз ты специально выбрала меня, то я как жрица Аквадракона должна принять твой вызов.

— Самое оскорбительное, что Аквадракон обратился за помощью именно к тебе. Я не буду с этим мириться! — нынешняя жрица направила катану на Садину, излучая гнев.

Садина тоже перехватила гарпун, готовая к бою. Пока что она кажется мне более сильным бойцом за счёт своей невозмутимости.

Хм-м? Мне кажется, или её противника окутал ветер?

— Садина… я слышала, ты благословлена Духовным Орудием. Давай, нападай на меня!

— О-о? Ты уверена? Я стала гораздо сильнее, чем когда жила здесь.

— Да, я отвечу тебе силой, которой наделила меня повелительница. И своей собственной силой… силой предсказаний!

Жрица достала из кармана ещё бутылку алкоголя и выпила всю. Хм? По-моему, её татуировки сверкнули.

— Думаю, мне тоже нужно представиться. Я Силдина, действующая жрица Аквадракона и действующая кровожадная жрица. Запомни, Садина. Запомни, как зовут ту, которая превзошла тебя. Сейчас ты узнаешь мощь моей магии ветра… и силу откровений.

Полный гнева голос вдруг сменился тоном, которым обычно разговаривает Садина.

— О-о? Значит, откровения действительно существуют?

— Да, и сейчас ты увидишь… силу голосов древних героев и наших предков!

С этими словами Силдина достала из поясной сумки какую-то прямоугольную карточку и метнула.

Карточка описала в воздухе красивую дугу и упала. Битва началась одновременно с тем, как она коснулась земли.

— Ха-а-а-а-а!

Силдина нагнулась и бросилась вперёд, на бегу занося катану.

Садина с лёгкостью отвела атаку гарпуном и прокрутилась на месте за счёт инерции, пытаясь ударить жрицу древком.

— Какой размашистый приём. Мне кажется, тебе не хватает резкости, — сказала она, и мне казалось, древко сейчас ударит Силдину по спине…

— Слабо!

Но гарпун не пробился через ветер, окутавший Силдину. В следующий миг жрица призвала порыв.

— О-о, показываешь фокусы? Такой мелочью ты меня не удивишь.

Садина всем телом испустила молнии и с их помощью отбросила ветер назад.

— Ха-а!

Силдина в ответ подняла руку и выпустила плотный шарик ветра в живот Садины.

— Любовь к честным атакам тебя погубит.

Садина увидела в атаке удачную возможность и ударила Силдину хвостом по спине, а затем ещё и попыталась пнуть.

— У…

Садина открыла счёт. Выходит, она всё-таки сильнее?

Однако затем и Силдина взмахнула хвостом, сильно ударяя Садину по бёдрам.

— Ой. Кажется, я пропустила удар.

— Вижу, ты недооцениваешь меня. Сейчас я покажу, что можно делать с помощью древней магии! Как источник силы, я повелеваю: расшифруй законы мироздания и…

— Ты же не думаешь, что меня это подействует? — спросила Садина, в совершенстве владеющая силой земли.

С её помощью она может блокировать даже Цвайт-заклинания.

— Я взываю к тебе, о…

— О-о? Хм-м, тебя тяжело прервать. Неплохо, очень неплохо.

Кажется, даже Садина не может ей помешать. Успешность прерывания во многом зависит от силы противника, так что теперь можно сделать вывод о том, что Силдина и Садина практически равны.

Я попытался разгадать магию Силдины, чтобы понять, смог бы её прервать я.

Как это понимать? Магия Силдины сложна настолько, что выходит за рамки простых заклинаний и силы земли. Она уже на уровне ритуалов.

— Защити меня и погуби врагов моих, о божественный ветер! Дритт Камикадзе Армор!

Силдина выбросила катану и бросилась на Садину. Разумеется, охваченная ветром.

Вспоминается Спайрал Страйк Фиро. Хотя, наверное, эта атака ближе по духу к Истребляющей Волне Аквадракона Садины.

— Оп! — Садина ловко перехватила гарпун и отскочила от атаки. — Мой черёд.

Она попыталась нанести ответный удар гарпуном по спине, но вдруг прервалась и отпрыгнула назад. Почему не атаковала?

— Господин-сама, у этой женщины очень сильная магия ветра. Сестрица Садина порезалась бы, если бы попыталась напасть.

Видимо, жрица пользуется невидимыми клинками. Я попробовал присмотреться получше.

Хм-м… пришлось напрячь и силу земли, и Ци, но вроде бы разобрался. Даже не знаю, как это назвать. То ли магия, то ли умение постоянно призывать ветер.

— О-хо-хо. Кажется, это будет непросто.

Вокруг Силдины постоянно свистит ветер. Прямо какой-то воздушный доспех.

Она использовала ещё одно заклинание ветра, и выброшенная катана поднялась в воздух. Похоже на аналог Флоута. Кстати, у Рена тоже появился Флоут, но он не любит им пользоваться. Говорит, приходится слишком напрягать сознание, чтобы двигать меч. Интересно, а у Рафталии Флоут появится? Было бы неплохо.

За мыслями я призвал Флоут Шилд и начал покручивать его.

— Наофуми-сама, кажется, вы отвлеклись.

Рафталия заметила. Ладно, сосредоточусь на битве.

— Это ещё не всё! Тебе не остановить меня! — воскликнула жрица.

Садина прокрутила перед собой гарпун. Из него несколько раз вылетели искры. Кажется, она только что отбила несколько воздушных клинков. Помимо них жрица пытается таранить её и пользуется летающей катаной.

— О-о… как ты интересно сражаешься. Чувствую, эта битва мне понравится.

Садина тоже впечатляет, она ничуть не медленнее жрицы.

— После атак Рафталии-тян и Атлы-тян увернуться от твоих проще простого.

Да уж…

Хотя, я бы на её месте тоже выжил бы. Правда, с помощью Щита Метеора.

Магию ветра довольно трудно увидеть, но если её как-нибудь обнаружить, то дальше увернуться нетрудно.

— М-м… как они здорово дерутся. Я тоже так хочу, — сказала Фиро.

— Может, и ты так сможешь, если будешь тренироваться.

— М-м… Я не понимаю, как она говорит двумя голосами.

Вот да, Силдина очень интересно читает заклинания. У неё один рот, но она одновременно говорит двумя разными голосами разные слова. Это и есть сила откровений?

— Ну ладно, раз ты мне такие фокусы показываешь, то и я что-нибудь покажу, — сказала Садина и быстро зачитала несколько простых заклинаний: — Фёст Лайтнинг Болт! Фёст Чейн Лайтнинг!

Вокруг Садины заплясали молнии.

— Бесполезно. Мой ветер легко победит слабую магию! — ответила Силдина и разметила магию Садины собственной. — Более того, твои молнии помогут мне!

Силдина собрала обрывки молний ветром и бросила в Садину вместе с воздушными клинками и катаной. И ещё бросилась на Садину сама.

— Ты ведь не думала, что я владею только такой магией? Идём дальше, — Садина посмотрела в небо. — Ты сильно ошибаешься, если считаешь, что вся магия ветра принадлежит тебе. — Садина начала тянуть энергию из туч и воздуха. — Я, Садина, изымаю силу у атмосферы и проявляю сие. Защити меня и срази врага моего, силовая линия! Винд Сил!

Перед Садиной появился магический сгусток стихии ветра.

— Этот щит бессилен против меня!

— О, ты решила, что я просто собираюсь остановить твою атаку? Знай, что с помощью магии можно делать вот так.

Садина поймала атаку Силдины магией… и обратила свой барьер ветра против ветра вокруг жрицы.

Правда, толку было мало, щит разметало уже через секунду. Однако на эту секунду он ослабил плотность ветровой брони Силдины.

Но и только. Садина даже близко не смогла остановить её.

— И это всё? Словами не передать, как я разочарована, — усмехнулась Силдина и снова напала на Садину вместе с ветром и молниями.

— Правда? Жаль, но ты заблуждаешься. И кстати, ты очень зря решила перехватить мои молнии.

— Что?!

Садина щёлкнула пальцами. Захваченные Силдиной молнии вдруг стали мощнее и вырвались из-под её контроля.

— Я специально выпустила эти молнии, чтобы ты поймала их ветром, потому что в любой миг могла вот так освободить.

— И в чём смысл?

— О? Ты до сих пор не поняла? Неужели ты не видишь, что происходит вокруг нас?

Силдина ахнула и посмотрела по сторонам.

Вокруг всё гудело от статического электричества, и даже по земле бежали искры. Казалось, будто через секунду разразится гроза.

Похоже, что заклинание Садины в том числе приблизило дождь — уж не на это ли она рассчитывала? Как бы там ни было, всё небо уже затянулось грозовыми тучами.

— Глупость, я развею эти тучи ветром!

— Не надейся. Весь воздух пропитан моими молниями, — насмешливо ответила Садина и взмахнула гарпуном. — Непросто было подстроить всё так, чтобы ты не смогла помешать мне. Что же, попробуем короткое заклинание. Выясним, кто дольше протянет. Дритт… Тандербёрст!

Силдина тут же попыталась отпрыгнуть, но Садина притянула её к себе гарпуном будто багром и призвала удар на себя и на неё.

Сверкнула ослепительная вспышка, и огромная молния обрушилась на обеих косаток.

— Кх-х-х…

Силдина попыталась отвести от себя удар броней ветра. Ветер развеивал электричество, но быстро иссякал.

Наконец, молния разметала невидимые клинки и ушла в землю через катану.

— Уф… уф…

— О-о, ты всё-таки выжила? Но не думай, что мои атаки закончились.

Несмотря на огромную мощь магической атаки, ни Силдина, ни Садина почти не получили урона. Правда, Силдина тяжело дышит.

— Дритт Лайтнинг Спид, Тандер Гард. Давай, не отставай и развлекай меня. Я буду и дальше применять магию!

Садина, повелевая громом, может призывать молнии на свою голову и становиться от этого только сильнее. Она крайне опасный и неприятный противник, который умеет быстро загонять в угол эффективными приёмами. Битва в колизее Зельтбуля это отлично показала.

— Чёрт! Не зарывайся! — Силдина восстановила броню ветра, сузила глаза и направила катану на Садину. — Это не конец! Ты даже не представляешь, насколько я сильна!

— Так что, проверим?

Садина отскочила. Они с Силдиной молча сверлили друг друга взглядами.

Между ними постоянно сталкивались молнии и ветер, но это не осознанные атаки, а побочные эффекты подготовки к следующему натиску.

— Н-ничего себе, — пробормотала Лисия, глядя на битву.

Полностью согласен. Не ожидал, что битва между сёстрами будет настолько ожесточённой. Особенно впечатляет то, что атаки такой мощи исполняются парой касаток.

Да уж, никогда не знаешь, чего ожидать от Садины.

С другой стороны, смотрю я на эту битву…

Садина пользуется молниями. Силдина пользуется ветром.

Прямо какая-то битва богинь молний и ветра.

Наверное, у меня такое впечатление из-за того, что я совместно с Садиной использовал Воплощение громовержца.

Также я вижу, что они обе владеют силой земли, а также заклинаниями воды.

Молнии преследовали Силдину, будто живые, а та сбивала их струями воды, по ходу дела уворачиваясь от гарпуна.

— Невероятно, — продолжила Лисия. — Их битва стала такой… прекрасной.

— Да уж.

Мы стояли, затаив дыхание, завороженные столкновениями немыслимых умений.

— А как тебе такое? Гарпун грозового удара! — Садина метнула в Силдину заряженное электричеством оружие.

Силдина окутала ветром катану и отбила ей гарпун. Садина быстро подняла руку, и гарпун, описав широкую дугу, упал прямо в неё. Это какое-то магнитное притяжение? Интересное применение стихии молний.

— Ну что, продолжим?

Садина зарядила гарпун молнией, тот увеличился и превратился в трезубец. Затем с небес в Садину ударила ещё молния, подзаряжая её.

— М-м… только сначала мне нужна Мана, — сказала Садина, сняла с пояса бутылку и начала пить.

Даже сейчас она ничуть не нервничает.

Силдина тоже приложилась к бутылке.

— Мк… мк… пха-а!

— О-о, а ты здорово пьёшь. Не хочешь выпить со мной на спор?

— Я тебе даже в этом не проиграю! Ты познаешь ужасающую мощь силы откровен… а-ай.

Кажется, она всё-таки слегка опьянела.

— Боже мой… Знаешь, я уже давно хотела спросить, ты что, уже в стельку пьяная? — изумлённо спросила Садина у Силдины.

Я бы сказал, это Садина постоянно кажется пьяной, но ладно.

— Я не пьяная… Я могу сражаться.

Силдина посмотрела на солдат за своей спиной, и те бросили ей под ноги какой-то гарпун.

Он… ржавый?

— О-о? Какая знакомая вещица. Это ведь мой старый гарпун, не так ли?

— Да. Это гарпун, который ты оставила в Кутенро, — ответила Силдина, крепко сжимая ржавое оружие.

— Рафу? — Раф-тян вдруг начала присматриваться.

— Что такое?

— Раф-раф.

Она пыталась что-то мне объяснить, но я, увы не понимаю. Пришлось посмотреть на Фиро.

— Она говорит, из гарпуна что-то вылезло и залезло в ту тётеньку.

Опять какое-то откровение?

— Давненько мне не попадалось таких сильных противников… Но сейчас ты увидишь истинную силу жрицы Аквадракона!

С этими словами Силдина отшвырнула гарпун в сторону и зловеще ухмыльнулась.

Что происходит? Кажется, аура Силдины изменилась.

— Дритт Лайтнинг Спид, Тандер Гард!

Силдина использовала те же заклинания, что и Садина?!

— Но, конечно, у меня осталась и эта сила, — сказала она и окутала себя доспехом ветра.

Магия сплелась в броню из воздуха и электричества, защищающую ухмыляющуюся Силдину.

— О-о? Ты тоже можешь использовать магию молний? Но какое удивительное дело. Я готова поклясться, что использовала эти же заклинания.

— Это и есть сила откровений… Ты будешь сражаться с собственными заброшенными надеждами. Это та сила, которой у тебя никогда не было, жрица без откровений.

«Заброшенными надеждами»?

— Надежды можно извлечь… и запечатать внутри карты!

Я увидел, как Силдина достала белую карточку и влила в неё магию. На карте появился рисунок — косатка и молния.

Что-то стиль напоминает карту, которую подарила мне Зодия…

— Понятно. Значит, вот как работает сила откровений. Она переносит волю из предмета в карту, чтобы потом ты могла воспользоваться ей и скопировать силу предыдущего владельца вещи… Здорово.

Может, когда Силдина использовала заклинания ритуальной силы, ей тоже как-то помогала сила откровений?

Силдина владеет магией ветра. Возможно, она умеет создавать вибрации воздуха, которые слышатся как голос, читающий заклинания. Она усилила своё сознание силой откровений и разделила так, чтобы работать одновременно над несколькими заклинаниями. Таким образом можно применять ритуалы в одиночку.

Интересно, а Фиро может так научиться?

— Фиро, ты ведь тоже владеешь магией ветра? Ты можешь с её помощью за раз читать два заклинания?

— Э? Э-э… — Фиро сложила руки на груди, задумалась, затем попыталась прочитать заклинание и покрутила головой. — Я попыталась прочитать одним заклинанием два, но не вышло… Мана перекрутилась.

Фиро, как обычно, объяснила так, что ничего не понять, но суть, видимо, в том, что чтение нескольких заклинаний за раз — очень сложный фокус. Так просто его не повторить.

Силдина впитала мысли из гарпуна, который Садина оставила в Кутенро… интересно. Она становится сильнее за счёт наследия героев прошлого. Теперь понятно, почему сила откровений высоко ценится и гарантирует высокий пост.

— Тебе недолго осталось восхищаться, дорогуша.

Правда, похоже, что эта сила влияет на характер. Манера речи Силдины стала напоминать речь Садины.

— Сейчас, когда моя сила соединилась с силой сильнейшей, по мнению многих, жрицей последних лет, против меня не устоит никто. Кроме того…

Из земли вдруг вылезла зловещая катана, и Силдина схватила её.

Это… да, однозначно. Проклятое оружие. Сильно проклятое. Она не боится брать его?

— Гх… что же! Попробуем!

Ветер вокруг Силдины принял зловещий оттенок. Кажется, она делает что-то очень нехорошее.

Может, нам пора вмешаться? Но стоило подумать, как Садина остановила нас взглядом.

— Здорово, что ты умеешь выкачивать волю из любых предметов. Надеюсь, это не потому что ты пьяная, — непринуждённо заявила Садина. — Что же… я тогда отвечу своей самой сильной атакой, которую недавно освоила.

Вокруг Садины что-то зарокотало.

— Я сжалюсь над тобой и убью за один удар! — воскликнула вдруг Силдина не своим, почти даже не женским голосом.

— У-у…

— Рафу.

Фиро и Раф-тян испуганно посмотрели на неё.

— Господин-сама, надеюсь, эта битва скоро кончится. На эту тётеньку жалко смотреть.

— Рафу.

— Жалко, говоришь?

В некотором смысле это копия Садины, выросшая в извращённых условиях. Я тоже думаю, что битву нельзя затягивать, но…

Садина и Силдина обе готовили свои сильнейшие атаки. Первой атаковала Силдина. Она взяла катаны в обе руки, окутала их молниями и ветром и взмахнула в сторону Садины. Из клинков вылетели два дракона и полетели в Садину.

— Получай! Я сильнейшая кровожадная жрица в истории!

Одновременно с этим она превратилась в чёрно-белую косатку… вернее, создала этот облик при помощи магии и укусила воздух в направлении противника.

Волна в форме двух драконов и косатки летела в сторону Садины. Но та упрямо направляла гарпун вперёд и сосредоточенно читала какое-то заклинание. И за миг до того, как атака попала…

— Ну что же! Бог грома!

Многочисленные молнии ударили с небес и разметали как драконов, так и косатку.

Стоп, Бог грома?! Эта магия появлялась у неё только при Озверении при помощи Щита, но теперь Садина может использовать её просто так? Возможно, она запомнила как работала эта магия и смогла повторить?

— Неужели сестрёнка Садина может использовать эту магию без вашей помощи, Наофуми-сама?!

Повсюду летают молнии, как в какой-нибудь сцене из боевой манги.

— Гха-а-а-а! — плотный заряд электричества попал в Силдину и отшвырнул её назад.

— Твоя атака хорошо смотрится, но ей не хватает плотности. Я бы сказала, ты слишком много в неё намешала, не позаботившись о силе отдельных частей.

— К… кх…

— Вообще, я не помню, чтобы Фоур использовал какие-то новые техники во время озверения, — покопался я в памяти. — Возможно, Садина придумала эту технику интуитивно.

— Интересно, как на самом деле, — отозвалась Рафталия.

Садина посмотрела на нас и подмигнула. Ответила бы лучше! Если всё так, это означает, что Помощь Озверению помимо всего прочего может пробуждать новые силы.

Силдина воткнула катану в землю и поднялась, опираясь на неё. Может, она сама по себе крепкая, а может, сказывается благословение повелительницы. Кстати, я что-то не вижу, чтобы на неё действовал Астрал Энчант. Попробовал приглядеться… Не, сложно что-либо сказать. Астрал Энчант очень своеобразная усиливающая магия, и распознать её на глаз почти невозможно.

— К тому же хоть ты и пробудила мои старые воспоминания, сейчас я гораздо сильнее, чем была тогда. Неужели ты этого не видишь?

Ну, это точно. Пусть Силдина может копировать сознание прошлой Садины, настоящая за прошедшее время стала гораздо опытнее и сильнее.

Кроме того, Силдина пытается пользоваться допингом в виде проклятого оружия. Этот шаг вообще очень плохо вяжется с её тактикой.

— Тебя бросает из стороны в сторону, типичный случай бойца несколькими стихиями. Учись получше ими пользоваться.

Вспоминается Лисия, которая тоже универсал в плане стихий. Ей доступна вся стихийная магия — и вода, и огонь, и ветер, и земля. Такие люди встречаются очень редко, к тому же им очень тяжело освоить свой талант. В общем, идеальное дополнение к неуклюжести Лисии.

— Да, ты на редкость талантлива и старательна. Но чем больше ты полагаешься на силу других, тем уязвимее становишься.

— На силу других?! Это моя сила!

— Если это и есть сила откровений, то я даже рада, что мне она не досталась, — Садина вздохнула и покачала головой. — Но ты с её помощью добилась такого уважения, которое мне и не снилось. Разве этого мало?

— Нет… я не сдамся! Я должна доказать, что именно я — настоящая жрица Аквадракона!

— Ещё твоя магия расшатывает тебе психику. Ты вся уже на нервах, но думаешь, что сможешь одолеть меня? Тебе нужно успокоиться.

Силдина достала карточку из специального футляра на поясе. Её раны начали быстро исчезать. Эта карточка даёт ей доступ к исцеляющим заклинаниям? Удобно. Она прямо универсальный солдат, которому есть чем ответить на любую ситуацию. Безусловно, Садина очень сильна, но на этот раз ей попался достойный противник.

Следом Силдина вытащила, кажется, коголевую ягоду, раздавила пальцами и лизнула.

— О-о… — завистливо протянула Садина.

— Ик…

Ого, она даже не грохнулась в обморок. Ну вот и выяснилось, не я один могу эти ягоды есть.

— Мне бльше нльзя сдрживать себя. Я ндеялась, что до этого не дйдёт, но…

Что-то у неё уже язык заплетается.

Силдина достала ещё одну карту и встала в стойку. На этой изображён молот и символ инь-ян.

— Рафу?! — вдруг воскликнула Раф-тян.

Я с трудом заметил, как карточка засветилась розовым. Что происходит?

— Ой? Что это? На благословение не похоже.

— Ты тоже это увидела, Рафталия?

— Да.

— Это мой пследний кзырь… смтрите!

Силдина впитала силу карты, и её татуировки засветились. У неё вырос какой-то хвост, будто собранный из Маны… и Силдина обратилась получеловеком. Но я не смог её рассмотреть, поскольку она вдруг ускорилась до неподвластной глазу скорости. Она превратилась в расплывчатый образ, окутанный плотным ветром.

От алкоголя у неё заплетались ноги, но бежала она очень быстро. Намного быстрее, чем раньше. Затем появилось ещё несколько образов-копий, окружили Садину и напали на неё.

Её новый хвост мне кое-кого напоминает…

Я перевёл взгляд на Рафталию. Она, как и Раф-тян, внимательно следила за одной из теней.

— О-о? Иллюзии? Неужели ты думаешь, что они смогут обмануть меня?

Садина ударила трезубцем одну из Силдин. Однако не ту, на которую смотрела Рафталия.

— Наивная… Пыталась найти нужную по звуковым волнам? Не подумала, что я специально создам одну из иллюзий так, что она тебя запутает? В следующий раз будь осторожнее.

Хм? Её манера речи опять изменилась. Эффект от карточки?

Силдина, которую поймала Садина, вцепилась в трезубец, превратилась в порыв ветра и едва не выбила его из рук. Вместе с этим на Садину набросилась другая копия.

— О-о? Твои атаки стали намного плотнее, а магия гораздо искуснее… Ты напоминаешь мне…

Конечно, Садина защищалась и молниями, и боевыми искусствами, но я вижу, что она постепенно проигрывает Силдине.

— Сестрёнка Садина!

— Рафу!

Рафталия и Раф-тян закричали, когда обратившаяся получеловеком Силдина обрушила на Садину катану… которую предварительно превратила в молот и окутала ветром.

Но ветер оказался иллюзорным и на взмахе превратился в узоры, похожие символы инь-ян. Они опутали Садину, привязывая к земле сложным геометрическим символом.

— О-о, какая причудливая магия. Я чувствую, как она понемногу вытягивает мою Ману.

Садина немедленно использовала магию молний и заискрилась, но вырваться из оков было непросто.

Тем временем охваченная ветром Силдина посмотрела по сторонам.

— Хмпф, — фыркнула она, заметив меня с Рафталией.

В следующий миг лопнули оковы, и Садина набросилась на Силдину. По пути зарядила трезубец Гарпуном грозового удара. Силдина опустила окутанный ветром молот на уровень пояса и резко шагнула вперёд.

— Пятиэлементный небесный сокрушитель!

Перед молотом всплыл символ инь-ян и полетел в Садину. Конечно, она машинально попыталась отразить его трезубцем…

— О-о?

Но символ будто бы сам обогнул оружие и попал в Садину. Молнии вспыхнули и потухли, под ногами Садины появилась магическая диаграмма, а вокруг заплясали пять сфер.

— Земля бьёт воду, — сказала Силдина, и Садина упала.

— Как удивительно… Ты… стала гораздо сильнее.

— О-о? — протянула Силдина. — Впечатляет, ты ещё сохранила дар речи. Не знаю, победила бы я, если сразилась бы с тобой снова.

Садина пыталась сопротивляться, но заклинание было настолько сильным, что она не могла даже подняться.

— Ты заставила хозяйку этого тела пойти на отчаянный и вместе с этим нечестный приём. Поэтому по сути победа за тобой, предыдущая жрица.

Видимо, это превращение ограничено по времени, и оно уже на исходе.

Сила откровений, способность отдавать своё тело во власть бога или какого-то другого сознания, чтобы оно сражалось вместо тебя. Недавно Силдина использовала её, чтобы пустить в ход старые воспоминания Садины, но теперь она определённо выбрала чьё-то ещё более могущественное сознание.

Вдруг охваченная ветром Силдина показала на Рафталию.

— С нетерпением жду поединка с действующей властью. Эту возможность я точно не упущу.

После этих слов ветер развеялся, и мы увидели Силдину в получеловеческой форме.

— А? — обронил я, увидев её облик.

Ну вот, всё как я думал. Случайности — страшная сила.

— Это всё-таки Зодия, — проговорил я.

Силдина-Зодия посмотрела на меня, и вдруг вытаращила глаза.

— Хн! Я теряю контроль!

Хвост Силдины странно замерцал. Такое чувство, что использовав эту карту, она обратилась к сомнительной силе. Она напоминает мне Героя, использовавшего Проклятую серию, хотя эта сила конечно далеко от проклятия.

— О-о…

Садина тоже развеяла форму и превратилась в получеловека. Она снова попыталась подняться, но у неё до сих пор не получалось. Похоже, её обездвижили очень сильным заклинанием.

Тем временем Силдина уже не обращала на неё внимания и смотрела на меня.

— Наофуми-тян… Почему ты здесь?

— Я Герой Щита, поэтому и здесь. Я пришёл сюда вместе с Садиной и Рафталией, неужели ты меня раньше не заметила?

Вот это сосредоточенность на битве.

И кстати… Зодия? Только сейчас я заметил, что это имя похоже то, которым Садина пользовалась в колизее Зельтбуле — она представилась как Надия. И это далеко не единственное сходство. Чем больше она пьянеет, тем больше напоминает Садину стилем речи, точно так же любит выпить, точно так же реагирует на то, как я ем коголевые ягоды.

— Вот это да… — протянула Зодия, глядя на меня заспанными, но уже более-менее трезвыми глазами.

— Вы её знаете, Наофуми-сама?

— Ага, это потеряша, мы её с Мотоясу-2 как-то раз в трактир водили. Только не пойми превратно. Хотя она, кажется, хотела продолжения.

— Опять будущий враг, с которым вы непонятно когда успели познакомиться? Очень напоминает историю с сестрёнкой Садиной.

Рафталия быстро провела аналогию.

— Я не настолько тупой. Я подозревал с самого начала.

— А-а, Наофуми-тян…

— Чего тебе? Если хочешь сразиться, это пожалуйста. Тебя на самом деле Силдина зовут, да?

Если она смогла обездвижить Садину, то сила в ней кроется нешуточная. Конечно, я бы не сказал, что она уже выиграла битву, но уже успела меня изрядно удивить.

— Это ведь неправда, да? Ты ведь не тот обладатель Духовного Орудия, который присоединился к мятежникам?

— Чистая правда. Ты же видишь мой злосчастный Щит, — мне даже самому стало грустно от таких слов.

— Значит, Садина твоя любовница?

— Нет. Какая к чёрту любовница?

— О-о? О чём речь? — даже Садина вмешалась разговор, забыв о битве.

— У-у…

— Что такое, Силдина-тян? Тебе понравился Наофуми-тян? Может быть, поиграем с ним вместе?

— Какого чёрта?! Вы же сражаетесь!

— А по-моему, сейчас ей уже совсем не до битвы.

Как ни обидно признавать, но я согласен с Садиной. С Силдиной явно творится что-то не то.

— Неужели Садина уже присвоила тебя, Наофуми-тян?

— Как я только что сказал, это не так, — ответил я, и Силдина просияла.

— Значит…

Вдруг татуировки на её теле сверкнули. Силдина обхватила себя руками и застонала.

— Гху-у-у-у…

— Что случилось?!

— Рафу! — Раф-тян показала на кармашек для карт на поясе Силдины.

Я, правда, не заметил ничего странного.

— Ха-а… ха-а…

— Ты в порядке?! — я подхватил Силдину и осмотрел, не обращая внимания на шокированных зрителей.

Понятно только, что во всём виноваты татуировки.

— Раф, раф-раф!

— Господин-сама, Раф-тян говорит, что у этой тётеньки в душе есть дырка, которая меняет форму. Когда она сражалась, через эту дырку в неё втекала сила, — перевела Фиро слова Раф-тян, которая видит призраков и понимает, что происходит.

Видимо, вот так и работает сила откровений. В душе пробивается брешь, которая заполняется духами предков.

— И что теперь?

— Рафу-рафу.

— Раньше её душу забивало что-то мощное, а теперь какая-то сила пытается войти через татуировки и подчинить её.

Вмешательство посторонней души?

— Я поняла. Пожалуйста, отойдите, — отозвалась Рафталия, переключилась на духовную катану и встала в стойку. — Я перерублю этот поток. Так или иначе это должно помочь.

— Рафу! — Раф-тян запрыгнула на голову Рафталии и показала лапкой. Видимо, она уже знает, куда надо рубить.

— Что она собирается сделать с жрицей Аквадракона?! Она принадлежит нам! Убить фальшивую повелительницу! — возмутились вражеские солдаты и бросились в бой.

Я так полагаю, они с самого начала не собирались сдерживать никаких обещаний. Впрочем, воинственно настроенных солдат было не так уж много. Примерно две трети армии оробело при виде чужой повелительницы. Видимо, у них уже тоже полно сомневающихся.

Как бы там ни было, на нас напали копьями, мечами, катанами и даже магией.

— Барьерный Символ Сакуры, Щит Метеора, Эрст Шилд! Эй, вы! Проучите этих гадов за то, что они напали на нас!

Сразу после моей команды мятежники издали боевой клич, прибежали ко мне и накинулись на врагов.

— Пора!

Рафталия рубанула воздух возле плеча Силдины. Часть татуировок опала с неё. Остальные чуть поблекли, но продолжали пульсировать свечением.

— Гх-х… останови… у-у-у…

— Рафу.

— Я частично остановила порчу… но с этими татуировками явно что-то не так!

— Они похожи на рабскую печать, но немного отличаются. Наверное… лучше сделать так, — Садина отпила из бутылки, прикоснулась к татуировкам и влила в них Ману.

Пульсация вновь ослабла, но так и не прекратилась.

— Пустите! — Силдина еле стояла на ногах, но всё равно оттолкнула нас и затем злобно посмотрела.

Что-то извне сводит её с ума?

— Мне всё равно никто не нужен… И я никому не нужна… У-у-у… Но она приютила меня… И это символ её заботы. Не трогайте их!

Силдина встала так, будто защищала татуировки.

— Она? — Садина нахмурилась.

— Но я должна выполнить приказ леди Макины! Я должна убить Садину и фальшивую повелительницу! Кх… нет… прочь! — закричала Силдина, метаясь из стороны в сторону.

Часть татуировок лопнула.

— Рафу?

— Что?

— О-о?

— Что случилось?

— Понимаете… Поток злобной силы, которую я увидела благодаря Раф-тян, развеялся, вместо него внутрь Силдины влетел яркий свет.

— Я видела, как из силовых линий вокруг нас в неё перетёк поток чистой энергии, — добавила Садина.

Силдина опустила руки и посмотрела на нас.

— Хм. Если она поступила так в спешке, то неплохо. Очень даже неплохо, — сказала она.

Похоже, она снова включила ту личность, которая смогла обездвижить Садину.

Силдина оценила меня взглядом и закивала.

— Правда на твоей стороне, обладатель Духовного Орудия. Что же, мне пора за работу.

— А?

— Немедленно прекратите бой! Моя армия сдаётся мятежникам! Всех, кто не подчинится, считать предателями! Арестовать всех предателей с помощью мятежников! У меня всё!

— Есть!

Оставшиеся в тылу вражеские войска тут же начали ловить тех, кто уже бросился в бой. Надо сказать, ведут себя довольно слаженно.

— Всё. Приходи скорее, пора заканчивать.

После этих слов Силдину окутал ветер, и она исчезла.

— Ой? Что это было?

Рафталия и Раф-тян одновременно посмотрели в небо. Что-то не так?

— Она скрыла себя при помощи магии, потом улетела в столицу заклинанием ветра.

— С помощью магии ветра и такое можно?

— Летать?! Я то-оже хочу!

— Сложно сказать, сможешь ли ты, — ответила Рафталия. — Я раньше такой магии точно не видела.

С учётом того, что Силдина может в одиночку применять ритуальные заклинания, далеко не факт, что Фиро сможет освоить её репертуар.

— Кстати, что мы будем делать с этой битвой? — спросила Садина. — Можно я на них вымещу злость?

Ну да, она явно не в духе после того, как её дуэль прервали.

Я посмотрел по сторонам — вокруг уже началось сражение. Вообще, я точно не ожидал, что армия противника начнёт воевать сама с собой… Как это понимать?

— Рафу?

— М-м?

Раф-тян и Фиро почему-то уставились на меня.

— Что такое?

— Раф-тян говорит, у вас в кармане что-то светится.

— В кармане?

Раф-тян указала лапкой, я заглянул в карман и вытащил оттуда карту, подарок Силдины.

Интересно, как эти карты работают? Я понимаю, что Силдина достаёт их всякий раз, когда ей нужна та или иная способность, но на этом мои познания заканчиваются.

Эти карты немного похожи на ярлыки из мира Кидзуны, но на вид всё-таки ближе к игральным картам.

— Рафу.

— Ой? А теперь она говорит, что слышит оттуда голос, который зовёт на помощь. Раф-тян считает, что внутри этой карты заперта часть души той тётеньки.

— Вот оно как…

Не совсем понятно, с какой стати Силдина подарила такую карту человеку, которого практически совсем не знает, но теперь стало ясно, что это важный подарок.

Мне вспомнилось, какой радостной была Силдина, когда выпивала и играла в карты. Она разительно отличалась от той воительницы, которая сейчас сражалась с Садиной.

— Я хочу помочь ей… — сказала Рафталия. — Побежим за ней?

— Наверное.

Я посмотрел на восток. По сравнению с Эдо[10] это очень маленький город, но достаточно большой, чтобы не быть «городком».

— Если мы проникнем туда и захватим вражеского главнокомандующего, то есть, повелительницу, то победа за нами. Их генерал сбежал до конца битвы, так что я думаю, у нас есть моральное право отправиться туда.

Над замком начал подниматься дымок. Чем там Силдина занимается? Может, мы пока тут постоим, а вражеское правительство рухнет само по себе?

К нам подошли Рен и Ицуки.

— Ладно, нельзя упустить такой шанс, — решил я. — Идём туда.

— Есть!

— В доро-огу!

— Рафу!

Мы подозвали армию и возглавили поход на восточную столицу.

Глава 13. Повелительница из прошлого

— Что это такое?

Мы вошли в столицу, приблизились к замку, и тут из него повалил дым. В самом городе тоже творится неразбериха, так что мы оставили армию наводить порядок, а сами направились в замок, где происходит что-то неладное.

Ворота замка открыты настежь. Заходи, кто хочет.

Дым до сих пор идёт… там пожар, что ли?

— Все, у кого есть магия воды, тушите пламя. Не щадить никого, кто попробует атаковать нас! — скомандовал я, призвал Щит Метеора и пошёл вперёд.

К счастью, мы заранее обзавелись планом замка. Наша задача — захватить вражескую повелительницу. Поймаем змею за голову, а дальше всё как-нибудь образуется.

Впрочем, я не думаю, что вражеская повелительница сидит как дура у себя в покоях, когда вокруг творится такое. Я бы на её месте уже давно сбежал и думал, как бы договориться с врагами. В общем, её вполне может не оказаться в замке.

Во время осмотра замка мы нашли множество трупов солдат и хорошо одетых чиновников. А рядом — дрожащего аристократа.

— Спасите! — аристократ буквально упал в ноги, моля о пощаде.

Зрелище настолько жалкое, что я даже растерялся. Но это очень кстати. Сейчас этот трус нам всё расскажет.

— Что здесь произошло?

— Я не хочу умирать! Хватит с меня этого ужаса!

— Успокойся и начинай уже рассказывать. Или хочешь сдохнуть прямо здесь?

— Она появилась внутри замка и начала всех убивать чудовищными ударами! Все, кто не сбежал сразу, погибли! Поэтому… А-а-а-а-а-а!

Когда испуганный аристократ увидел Рафталию, он сразу съёжился, заорал и потерял сознание.

— Как это понимать? Он упал в обморок при виде меня?

Они ведь всё равно по сути уже сдались, зачем сознание терять?

— Может, ты на него слишком жуткими глазами посмотрела? Примерно как на меня, когда я заказал у Сэйн плюшевую Раф-тян?

— Наофуми-сама, за кого вы меня принимаете?

— За приёмную д…

— Не надо, это был риторический вопрос.

Ну вот, у Рафталии совсем настроение испортилось. Ей так не нравится, когда я называю себя её опекуном? Вот он, трудный возраст во всей красе.

Я осмотрел трупы.

— Некоторым отрубили головы, а некоторым… Это как вообще?

Обезглавленные были трупами солдатов. Судя по ровным срезам, их казнили чем-то очень острым. А вот разодетые трупы выглядели кошмарно — такое чувство что кто-то размозжил им верхние половины тел.

Это явно дело рук Силдины, но как именно она их убивала?

— Каким-то тупым оружием? — предположила Рафталия.

— М-м? — Фиро достала из крыла моргенштерн и покрутила.

Нет, не думаю. Оружие было намного больше.

— Во всяком случае оно было куда крупнее моргенштерна Фиро, — пробормотал Рен. — Судя по тому, как именно раздавлены тела, это был какой-то молот. Определённо.

— Ага, — поддержал его я. — В любом случае, двигаемся дальше и сохраняем бдительность.

— Хорошо, Наофуми-сама.

Мы продолжили настороженно изучать замок.


След из трупов привёл нас на задний двор замка. На нём расположилась тренировочная площадка с чучелами, вооружёнными щитами, мечами и луками. Есть даже чучело, раскрашенное под Рафталию. Тренировочные манекены, это понятно.

Также во дворе нашёлся колодец.

— Тебе коне-е-е-е-е-ец! — услышали мы вдруг голос, а через миг земля содрогнулась.

По центру тренировочной площадки пробежала трещина. Она вела к круглому отпечатку на земле, обрамлённому брызгами крови.

— Боже мой, какая нелепость. Она была никчёмным правителем — даже не правителем, а выскочкой. И человеком тоже никчёмным.

Рядом стояла… девушка в одежде храмовой жрицы, вооружённая огромным молотом.

Она очень похожа на Рафталию — пушистый светящийся хвост, длинные волосы, правильные черты лица. Я бы не удивился, если бы они с Рафталией оказались сёстрами.

— Я уже удивился тому, что у Садины есть сестра, но может, и у Рафталии она есть?

— Вроде бы не было, — отозвалась Садина. — Может, это и есть повелительница?

Может, и да, но Мотоясу-2 называл её «малявкой», а Ральва вообще поделился со мной страшной тайной: на самом деле это не повелительница, а повелитель, но об этом почти никто не знает.

В общем, ничего не сходится.

— Или Ральва имел в виду, что это трап?

— Когда я слышу от тебя такие слова, сразу вспоминаю, что ты был закоренелым отаку, Наофуми, — вставил Рен.

— Заткнись.

Но я и правда отаку. С этим не поспоришь.

— Нет, это точно не повелительница, — сказала Рафталия, вставая в стойку для иая.

— Верно, я не повелительница. Теперь уже нет, — сказала девушка, похожая на Рафталию, и без труда закинула молот на своё плечо.

Её голос напоминает мне…

— Вы ли это, Силдина? — спросила Рафталия. — Что вы вытворяете?

Так я и думал. Эта девушка говорит прямо как сбежавшая Силдина.

— Я пришла раздавить Макину, гнойник этой страны. Правда, хозяйка этого тела сопротивлялась, но вы должны понять мои мотивы, обладатель Кланового Орудия и наследница.

— Понять? — недоумённо переспросил я.

— Неужели тебе до сих пор не ясна ситуация после всего что случилось? — девушка кивнула так, словно понимала все мои мысли.

— Ра-рафу?! — вдруг воскликнула Раф-тян.

Чего такое? Чему удивляешься?

Раф-тян быстро запрыгнула на меня, вскарабкалась на голову и показала лапкой.

С её помощью я увидел, что перед нами действительно стоит Силдина. А на неё спроецирован призрак, который та призвала силой откровений. Значит, близкая к Рафталии внешность — только иллюзия? Это всё-таки Силдина?

— Раф! Рафу-рафу! — заявила Раф-тян так, будто я не туда смотрю.

Я пригляделся ещё раз и увидел за спиной Силдины возле следа от удара призрачный образ. Он напомнил мне Пожирателя душ и Кё.

Вроде бы образ похож на женщину, однако меня почему-то берёт отвращение при виде её лица. От неё веет настолько зловещим чувством, что даже Кё рядом не стоял. Сразу заныли части тела, поражённые проклятием.

Тем временем этот зловещий призрак попытался напасть на Силдину.

— Эй! — воскликнул я, но за миг до этого татуировки на теле Силдины вновь вспыхнули.

— М-м… — тихо простонала Силдина и развернулась к призраку. — Я думала, что убила заклинательницу, но она упорная… — Силдина вскинула руку к груди призрака. — Гх… татуировки всё ещё действуют…

— Не думала, что ты решишь пойти против татуировок и убьёшь меня. Но ты зря надеялась, что меня это остановит. Ведь ты — моё запасное тело, которое я готовила как раз на такой случай.

Запасное тело? Неужели она…

— Злодейка с самого начала… и до самого конца унижала Силдину, но в то же время пыталась захватить её тело себе.

— Забавно, что меня в этом обвиняешь именно ты.

Судя по происходящему, Силдина размазала молотом как раз злодейку Макину, однако та стала призраком и теперь пытается захватить тело Силдины.

— Она так гордилась силой откровений, но на самом деле у неё всего лишь врождённая уязвимость к порабощению чужими душами и воспоминаниями. Я постарела, стала некрасивой, но тут мне попалось это тело. Как же я угадала, когда решила провести над ним ритуал, чтобы добавить в коллекцию к малявке.

— Кх… Я не отдам тебе тело Силдины.

— Я думала выкинуть её из тела, если она восстанет, но этот повод даже лучше. Её тело моё! И я его не отдам!

Эта сволочь с самого начала пыталась захватить тело Силдины? Эти её рассуждения об уязвимости к порабощению напоминают мне Кё с его планами по созданию гомункулов, и это так меня бесит. Почему все злодеи мыслят одинаково? Это же надо было додуматься: захватывать чужие тела просто потому, что постарела и потеряла красоту.

— К чёрту «не отдам»! Оно никогда тебе не принадлежало! — заявил я.

Макина выражается так, будто Садина родилась только затем, чтобы стать её новым вместилищем. Не думаю, что это чистая правда, но теперь мне стало понятнее, в каких условиях она жила.

Она родилась как замена Садине, выполняла работу, которую не хотела. Лишь во время прогулки со мной она почувствовала себя счастливой. Всего несколько часов.

— На что ты злишься? — спросил Рен, плохо понимавший происходящее.

— Один из врагов, которых убила Силдина, восстал и теперь пытается захватить её тело.

— Что?! Разве это возможно?

— Да, причём эта злодейка напоминает мне сам знаешь кого. Я хочу спасти Силдину… но не могу атаковать…

Вернее, я мог бы навредить ей при помощи Щита Пожирателя Душ, но сражаться одними контратаками не то чтобы эффективно. Тем более, если она это поймёт — перестанет на них нарываться и всё.

Рен поморщился — понял, что под «сам знаешь кем» я имел в виду Ссуку.

Ицуки, кстати, тоже.

— Какой ужас! — воскликнула Садина. — Я хочу помочь своей сестре, вот только как?

— Твои атаки попадают по призракам?

— Можно попробовать святую воду.

— Наофуми-сама, дайте я попробую! У меня для призраков есть вот это!

Рафталия переключилась на катану из Пожирателя душ, эффективную против бесплотных врагов. Рен и Ицуки тоже сменили Оружие.

— Да, Рафталия-тян, помоги ей!

— Бить примерно за спину этой девушки? — уточнил Рен.

— Да, именно туда! — ответил я.

— Как скажете! — отозвалась Рафталия и бросилась вперёд.

Рен кинулся следом, Ицуки выстрелил из Лука.

Однако никто из них не видит призраков, поэтому им приходилось бить туда, куда показывали мы с Раф-тян.

— А-ха-ха-ха! Лучше не вмешивайтесь, если хотите жить!

В ответ Макина окружила себя загадочным барьером, уклонилась от всех атак, а затем протянула к Рафталии и остальным чёрные щупальца.

— Гх, как же тяжело… — простонал Рен. — Это какой-то призрачный дебафф? Я её не вижу… Так бы смог попасть.

Вообще, восставшие призраки должны быть видны всем. Если не видны, то это не призраки, а духи. Например, в битве с Кё тот стал заметен посреди боя. Однако Макина даже в форме духа удивительно сильна. Духи должны проявляться, когда злятся, но почему с ней этого не происходит?

— Зря надеетесь! Эти ничтожные атаки меня не остановят! А-ха-ха-ха!

Бесит меня её смех, напоминает о Ссуке. Её точно нельзя как-нибудь прибить?

— Рафу!

— Да, Раф-тян, давай!

Раф-тян спрыгнула с меня и побежала помогать остальным.

Очень трудно сражаться против невидимого врага. К тому же она уже частично завладела телом Силдины, поскольку та обстреливает Рафталию и остальных магией ветра.

— Рафу!

Макина мигом поняла, что Раф-тян собирается помочь моим спутникам, и сосредоточила атаки на ней.

— Этого… мало… Из Орудий… сделанных для борьбы с душами… можно выжать больше… — подсказала псевдо-Рафталия через Силдину.

Выжать больше из оружия для борьбы с духами? Я посмотрел на Щит Пожирателя Душ. У него, конечно, есть эффект Пожирание душ, но…

Я попробовал сосредоточиться на Щите, влил в него Ци и смутно разглядел очертания духа.

— Рафталия, Рен, Ицуки! Влейте энергию в оружие Пожирателя душ! Так вы её увидите!

Похоже, в оружии этого типа спрятана сила, которая позволяет видеть духов.

— Влить энергию в оружие… выжать силу и… увидела!

— Да, вон она!

— Стреляю.

Рафатлия и Рен освободились от пут Макины и дружно напали на призрака. Рафталия ударила первой, за ней Рен, а там и стрела Ицуки подоспела.

— Она там? Значит, и мне пора подключиться.

Садина достала святую воду и зачитала заклинание силы земли, ориентируясь на стрелу Ицуки:

— Я, Садина, изымаю силу у сей святой воды и проявляю сие. Срази моих врагов, силовая линия. Сейнт Аквабласт!

— Гья-а-а-а-а! Ах вы-ы-ы-ы!

Залп Садины попал точно в цель, и разъярённая Макина попыталась нанести ответный удар. Но сейчас ей уже не сравниться с нами.

— Сгинь уже, эгоистичная тварь! — я встал перед товарищами и отбил атаку Макины Щитом.

Сработала контратака Щита Пожирателя Душ и отобрала часть силы Макины.

— Отлично! — наш натиск освободил Силдину, она горизонтально взмахнула молотом и попала по призраку Макины.

В воздухе сверкнула какая-то печать.

— Гха-а-а-а! Я этого так не оставлю! Вы все пожалеете о том, что встали у меня на пути!

— Ничто в этом мире больше не способно вернуть тебя к жизни, — Силдина топнула, молот вспыхнул и пустил вокруг себя волну.

— Гха-а-а-а-а-а-а!

Макина исчезла, рассыпавшись на бурые всполохи. Кажется, она… больше не восстанет.

Все оставшиеся татуировки Силдины окончательно осыпались.

— Наконец-то мы победили?..

Вот и погибла злодейка по имени Макина. Она планировала вселяться в другие тела после смерти и не вызывала у меня ничего кроме отвращения. Я с самого начала понимал, что её нужно казнить, так что можно лишь порадоваться тому, что мы разобрались с этим делом так быстро.

— При её жизни Кутенро никогда бы не исправился. Наконец-то её не стало, — довольным голосом заключила Силдина. — Итак… Если я отпущу это тело, то уже явно нескоро вернусь в этот мир.

Ну начинается. Если она не собирается отпускать Силдину, то ничем не лучше Макины.

— Хочешь сразиться с нами? Думаешь, у тебя есть шанс против такой толпы?

Вообще, судя по всему, я не думаю, что она нам однозначный враг.

— Против такого числа я, наверное, выстою. Даже Духовные Орудия — не слишком серьёзная угроза, если они будут вести себя послушно. Однако… — Силдина показала на меня пальцем и бросила взгляд на Рафталию. — Обладатель Духовного Орудия. У тебя с собой карта, подаренная Силдиной, не так ли?

— А? Эта, что ли?

Я достал загадочную карточку, полученную от Силдины, и та зачем-то показала на Рафталию.

— Я вызываю тебя на бой, повелительница, служащая обладателю Духовного Орудия. Если ты согласишься, я отпущу Силдину и не допущу, чтобы она погибла от истощения.

— Что?!

— Обладатель Духовного Щита, в твоих руках эссенция, вырванная из души Силдины.

И почему только такая ценная вещь оказалась у меня? Ничего себе подарок выбрала Силдина. А теперь ещё и оказалось, что над ней пытались захватить контроль. Интересно, как бы я поступил на её месте, если бы мне пришлось делать выбор между Макиной и псевдо-Рафталией?

— Поверить не могу, что она отдала такую важную вещь незнакомцу. Не знаю, что нашло на неё… Хотя представляю. Она понимала, что душа ей больше не понадобится, и решила доверить её самую важную часть первому мужчине, который ей приглянётся.

— О-о…

— Предыдущая жрица Аквадракона, не пытайся застать меня врасплох, это всё равно бесполезно, — предупредила Силдина ещё до того, как Садина успела что-то сделать.

Да уж, к ней не подберёшься…

— А если она откажется?

— Тогда Силдине не жить.

Кх… С одной стороны я мог бы сказать, что жизнь Силдины меня не очень волнует, но она мне всё-таки не чужая, к тому же она младшая сестра Садины. Я не могу её бросить. Я понимаю, что она страдала и хочу отплатить ей за то, что она доверила мне настолько важную вещь.

— Ты сейчас не сильно лучше Макины.

— Называй это как хочешь. Это наказание за то, что Силдина доверилась злодейке.

— Наофуми-сама, — Рафталия посмотрела точно на меня. — Позвольте мне сразиться с ней.

— Но…

По сути, эта женщина взяла Силдину в заложники и пытается убить Рафталию. Как можно требовать, чтобы мы согласились с такими дурацкими условиями?

Пусть меня считают бездушным, но я не позволю Рафталии…

— Пожалуйста. Это моя вина, что я не сумела до конца освободить Силдину от оков.

— Но ведь ты…

Рафталия ведь успешно избавила её от татуировок.

— К тому же я боюсь, что она может всё испортить, если её отпустить.

— Верно. Если повелительнице не хватит духа взять на себя ответственность, я уничтожу её на правах арбитра.

Арбитра… Вроде бы это слово обозначает какое-то тайное оружие Кутенро.

— Кто ты такая? — обратился я к существу, захватившему тело Садины.

— Тебе ведь известно, что такое сила откровений? Собственно, меня можно назвать остаточными воспоминаниями. Но довольно разговоров. Мы сразимся или нет? Меня интересует только этот вопрос.

— Наофуми-сама.

Эта женщина угрожает убить и Рафталию, и Силдину в случае отказа. Похоже, у меня нет времени размышлять о том, можно ли отпускать Рафталию.

— Ладно.

Если Рафталия будет проигрывать, мы всегда можем вмешаться.

Я подлый человек. Как только я пойму, что захватчица тела Силдины вымоталась в битве с Рафталией, немедленно добью её внезапной атакой.

Рафталия поклонилась мне.

— Большое спасибо.

Захватчица показала на мою карточку.

— Если приложить её к моей груди, дыра в душе заполнится, а оковы спадут. Попробуйте так и сделать, если сможете подловить меня.

Что-то мне кажется, что эта карта способна на большее, чем она рассказывает. Это ведь осколок души. Он наверняка сможет излечить Силдину и от слабости, и от излишней эмоциональности.

— Рафу! — Раф-тян закивала головой. Подтверждает слова захватчицы?

Я отдал карту Рафталии.

— Удачи.

— Я обязательно одержу победу. Это мой долг как перед вами, за то, что вы привели меня сюда, так и перед всеми остальными!

Рафталия крепко сжала рукоять Катаны и спрятала карту возле груди — так, чтобы быстро вытащить, если подвернётся шанс.

— Какое у тебя… странное оружие. Это Клановое Орудие… причём из иного мира, не так ли?

Надо же, как она точно определила оружие.

— Я готова к бою…

— Нападай когда захочешь, — ответила захватчица.

Мне снова показалось, что её взгляд и взгляд Рафталии очень похожи.

— Наофуми-тян, ты ведь понимаешь, какое именно откровение снизошло на мою сестру?

— Ага.

Она уже представилась как остаточные воспоминания, к тому же мы знаем, что Силдина впускает в свою душу других существ, чтобы пользоваться сложной магией.

Правда, Силдина достигла таких же высот, как и Садина перед бегством из Кутенро, и думаю, ей уже не обязательно рисковать своей душой.

Что же касается хвоста из Маны и изменённой внешности, то это всё иллюзии, поскольку они не мешают Рафталии видеть истинный облик Силдины. Если учесть, что она взяла личность из остаточных воспоминаний, можно прийти к выводу, что власть над ней вероятнее всего захватило сознание повелительницы из прошлого. Это объясняет, почему её воплощённый облик так напоминает Рафталию.

Повелительница из прошлого посмотрела на меня.

— Я хочу дать ей фору, обладатель Духовного Щита. Наложи на неё все благословения, на которые способен.

— Ты зря нас недооцениваешь…

Ну и самоуверенность у неё. Впрочем, если она нам подыгрывает, то почему бы и нет.

— Садина.

— Конечно.

Я уже привык читать заклинания на пару с Садиной. И от этого так тоскливо.

— Воплощение громовержца!

Мы усилили Рафталию.

— А что насчёт тебя?

— Мне это не нужно. Мне хватит моих сил как повелительницы, — ответила захватчица и поставила молот на пол рукоятью.

Вокруг неё быстро выросли светосакуры, создали Камень Воли Сакуры и развернули барьер.

Не очень понятно, зачем, ведь мы и сами может воспользоваться Камнем, чтобы отключить его.

— Возможно, вам кажется, что этот барьер помешает пользоваться силами Духовного Орудия, но нет — я настроила его так, что он не будет их отключать.

— Так я тебе и поверил.

— Ты на редкость мнителен, обладатель. В любом случае, у твоей повелительницы не хватит сил отключить мой барьер.

Рафталия кивнула, на её щеке проступил пот.

— Похоже, и правда не смогу. И мне очень неприятно, что вы полностью контролируете бой.

— Ты думаешь, я изменю настройки, если начну проигрывать? Так бы я опорочила честь арбитра Кутенро. Я скорее признаю поражение, чем поступлю так.

— Я не Наофуми-сама, но я тоже не прощаю обманщиков.

Я мог бы прикопаться к этому «я не Наофуми-сама», но решил, что не буду.

— Что же… да начнётся битва! — объявила повелительница из прошлого, мигом очутилась перед Рафталией и взмахнула молотом горизонтально.

— Ха-а-а!

Рафталия не обратила на молот внимания, кинулась вперёд… и прошла сквозь противника?

Что происходит? У меня что-то с глазами? Я посмотрел по сторонам, мои спутники тоже недоумевают.

— Попробуй отразить эту атаку!

— А вы мою!

Повелительница из прошлого взмахнула молотом. Налетели пламя, лёд, даже метеориты, а сама повелительница разделилась на несколько копий.

Рафталия тоже размножилась и начала отражать атаки. У них что, идёт битва иллюзий?

Бесплотные образы сбивали с толку зрителей, то есть нас. Вот блин. Мне очень хотелось увидеть этот бой во всех подробностях, но теперь я не понимаю, что происходит.

— О-о, ты неплохо сопротивляешься иллюзиям, которые воздействуют даже на чувства. Да, ты хороша.

— Вам не обмануть меня магией, как бы вы ни пытались!

Рафталия выхватила Катану из ножен, ускорилась и немедленно нанесла удар. Тот не попал, но Рафталия немедленно продолжила натиск навыком:

— Стардаст Блейд!

Она ещё сильнее взмахнула клинком, и лезвие рассыпало звёзды. Этот навык повышает силу самой Катаны, но его главная польза в том, что попасть клинком и звёздами проще, чем просто клинком. Ещё большой плюс в том, что он не подставляет бойца под удар, поэтому Рен так любит его близкий аналог, Меч Метеора, и пользуется им по любому поводу.

Звёздный поток полетел в повелительницу и попал. Ага! Вот она где.

— Я нашла вас! Крепкие Клинки: Размытый Крест! — Рафталия выхватила вторую катану и накинулась на противника.

Скорее всего, она надеется ослабить её и добить картой. Я уже думал вскинуть кулак и поддержать Рафталию возгласом, но…

— Рано радуешься.

Повелительница, которую я принял за настоящую, вдруг исчезла в дыму, появилась за спиной у Рафталии и ударила её молотом.

— Гх…

Рафталия сгруппировалась в воздухе, приземлилась и тут же бросилась на противницу. Повелительница в последний миг увернулась от клинка.

— Да, у тебя есть стойкость к иллюзием. Но я поймала тебя на чуть более сложной атаке — куда же это годится? Сначала расставляй свои ловушки в ответ на мои, и уже только потом пытайся атаковать.

— Почему я не смогла разглядеть иллюзию?..

— У тебя очень мало знаний об иллюзиях, современная повелительница. У тебя есть стойкость и опыт обращения с ними, но тебе не хватает мастерства.

Гм… Наверное, это моя вина.

Рафталия освоила магию с моей подачи.

В то время я хватался за всё, что помогает побеждать, поэтому просил Рафталию исчезать магией и нападать на противников со спины.

Однако после того, как Рафталия нашла Клановую Катану в мире Кидзуны, она всё больше полагалась на Оружие и всё меньше на магию. Дошло даже до того, что Клановая Катана мешает ей освоить силу земли.

Но я не думаю, что ошибался.

Вспоминая наши битвы, я ещё раз прихожу к выводу, что использовать бойца с Клановым Оружием только для внезапных атак — далеко не лучшее решение.

Тем не менее, магией действительно не стоит пренебрегать. Надо будет как-нибудь обсудить, как это исправить.

— Я не сдамся! — Рафталия распушила хвост и зачитала заклинание: — Хайд Мираж!

Рафталия исчезла, оставив лишь иллюзии, подкралась к спине повелительницы из прошлого и взмахнула Катаной. Однако повелительница остановила удар рукоятью молота.

— Мало прятаться. Ты должна заставить меня поверить в одну из твоих иллюзий, чтобы я напала на неё.

— Кх…

Хотя они почти не сталкиваются в ближнем бою, сила повелительницы уже впечатляет. Подумать только, что у Силдины была в запасе такая мощная карта.

— Если хочешь, я могу сражаться и оружием, — молот засветился, и повелительница попыталась обрушить его на Рафталию. — Великое землетрясение!

— Ха! — Рафталия успела отпрыгнуть, и молот ударил в землю.

Из земли повалил дым, и несколько ударных волн отшвырнули Рафталию назад.

— Ничего себе мощь… — пробормотала Рафталия, тяжело дыша после приземления.

— Не недооценивай противников просто потому что ты обладатель Духовного или Кланового оружия, — вызывающим тоном заявила повелительница, взваливая молот на плечо и маня Рафталию пальцем.

Кажется, её молот тоже не так-то прост. Мне кажется, или в нём тоже есть драгоценный камень, как в Клановом оружии? Или повелительница просто проецирует образ своего старого оружия?

— Не могу поверить, что до сих пор ни разу не попала…

— Ничего, ты всё равно способная.

Повелительница совершенно не теряет хладнокровия. Хотя Рафталия в последнее время стала очень сильна, повелительница играет с ней, как с котёнком. У Рафталии точно есть шансы на победу?

— Ха-а!

Рафталия сократила расстояние в несколько быстрых шагов и ударила мечом по пустому, казалось бы, месту.

— Лёгкий снег!

— Оп! Это ты меня здорово нашла.

Что-то лязгнуло, высыпали искры, и из пустоты вдруг появилась повелительница из прошлого.

Что? Она скрылась с наших глаз во время разговора? Что же у неё за иллюзии такие, против которых не помогает даже способность видеть Ци? Похоже, полностью происходящее понимают только Рафталия и Раф-тян.

— О, какой неприятный навык.

Из раны повелительницы из прошлого выплеснулись белоснежные струи. Она приложила руку, и ранение будто бы исчезло. Атака Рафталии подействовала… или нет?

— Ну что же, я более-менее разогрелась. Пора бы мне показать истинную силу повелительницы.

Повелительница из прошлого занесла молот и распушила хвост.

Через миг она вдруг оказалась перед лицом Рафталии. Та попыталась увернуться, но повелительница из прошлого с удивительной лёгкостью взмахнула молотом по горизонтали.

Один только замах вызвал сильнейший порыв ветра.

— Пятиэлементный небесный сокрушитель!

— Кх…

Кое-как увернувшись — частично молот всё же попал — Рафталия использовала свой навык:

— Кагура Сакуры, Приём Первый: Цветение!

— Слишком слабо!

Из земли вокруг Рафталии поднялись пять сфер. Это же та самая атака, которая сразила Садину! Неужели она срабатывает даже от частичного попадания?!

— Огонь бьёт металл.

Одежда Рафталии сильно порвалась, а Катана вспыхнула красным.

— Что… это за эффект?!

— Я на время запретила тебе пользоваться этим оружием.

Кажется, эта атака умеет всё на свете.

Рафталия немедленно переключилась на другое оружие — на катану из останков Магического Дракона.

— Судя по твоему навыку, ты уже умеешь подражать силе повелительниц. Но если хочешь пользоваться им в бою, тебе нужно получше отработать его, или я буду и дальше отражать его с той же лёгкостью.

Рафталия убрала Катану в ножны и встала в стойку для иая.

— Эта стойка, это управление энергией! — воскликнула Лисия.

Опять отыгрывает комментатора? Помнится, этим ещё Рен увлекался.

— Ого! — подал голос Рен.

Ну вот, и он туда же.

— Прикладная техника стиля непобедимых адаптаций: Лунная волна!

Рафталия иаем взмахнула Катаной перед собой и пустила волну в форме полумесяца.

— О-о? Ты решила использовать не навык, а технику? Впрочем… — повелительница из прошлого остановила полумесяц молотом. — Что?

Рафталия едва заметно улыбнулась. Кажется, её атака достигла цели. Впрочем…

— Непобедимые адаптации… Не ожидала, что владеешь этим экзотическим стилем.

По всей видимости, Рафталия только что подавила своим приёмом какую-то атаку, которая готовилась внутри молота.

— Твой замысел заслуживает похвалы. А теперь мой ход.

Повелительница из прошлого ударила молотом по земле, из неё вылетело множество шариков из Ци и устремилось к Рафталии. Что это? Каждый шарик — полноценная атака Ци? Они похожи на пропорциональные атаки, с которыми я только-только научился справляться через выпуск шарика из тела.

Сколько же разнообразных приёмов у повелительницы?

— Вам меня не достать!

Рафталия подпрыгнула, повелительница немедленно подскочила к предполагаемой точке приземления и занесла молот.

Вот чёрт!

Я уже приготовился выскочить вперёд, но Рафталия вдруг исчезла в клубах дыма.

Я посмотрел ещё раз — оказывается, на самом деле она прыгнула в противоположную сторону.

— Ты правильно сделала, что увернулась… На этот раз я действительно хотела убить тебя.

Значит, у неё всё-таки есть опасные помыслы. Она сражается с Рафталией не для того, чтобы научить её.

Но если даже стиль непобедимых адаптаций не работает, то как Рафталии победить её? Решения пока не видно.

— Это ещё не конец. Я ещё…

Рафталия выставила Катану перед собой и встала в стойку для Восьмигранного Клинка Судьбы. Но стоило ей сосредоточиться…

— Ты подставляешь себя под удар!

Повелительница из прошлого приблизилась к Рафталии, и той пришлось выйти из стойки. Как я и думал, этот приём можно использовать только в том случае, если кто-то помогает держать врага на месте. Понятное дело, что и Омнигранный Клинок Судьбы в таких условиях тоже не применить. Конечно, благодаря барьеру сакуры Рафталия научилась применять его быстрее, но этот навык всё равно занимает слишком много времени. Как ей быть — ума не приложу. Кажется, остаётся только переключиться на какое-нибудь новое оружие с новыми навыками?

Повелительница из прошлого с печатью разочарования на лице замахнулась молотом на Рафталию.

— Ты не оправдала моих надежд. Похоже, тебе придётся стать последней чистокровной повелительницей.

— Кх… у… ха-а!

Рафталия изо всех сил парировала удары и уворачивалась от них, но между ними разница в силе как между взрослым и ребёнком.

Чёрт. Видимо, придётся всё-таки вмешаться и помочь. Но когда я уже собирался сделать шаг, Рафталия посмотрела на повелительницу из прошлого, и её хвост распушился. Даже волосы на миг вспыхнули, если меня глаза не обманули.

— Ха-а-а!

— Оп! — повелительница из прошлого резко отпрыгнула в ответ на контратаку.

— Вы так много пытались атаковать меня, что я волей-неволей научилась реагировать на ваши движения! — воскликнула Рафталия и поднесла руку к лезвию Катаны.

Кажется, Катана светится, но я не могу понять: Ци это, Мана, Дух или что-то ещё.

Повелительница тоже занесла молот и напала на Рафталию.

— Пятиэлементный небесный сокрушитель!

— Пятиэлементный небесный пронзатель!

Катана Рафталии столкнулась с молотом повелительницы из прошлого. Но их встреча не ограничилась только этим. Столкнулись даже их Маны — появились и рассыпались лепестки сплетённых из Маны цветов, вспыхнули различные иллюзии.

— Огонь бьёт металл, — произнесла повелительница из прошлого, но на этот раз Рафталия ответила:

— Металл презирает огонь!

Атака, повредившая в прошлый раз оружие Рафталии, развеялась в воздухе. Рафталия смогла её обезвредить?

— О-о, инстинкты повелительницы подсказали тебе выход? — повелительница из прошлого присвистнула. — Тогда вот так: Вода бьёт огонь!

— Огонь презирает…

Но Рафталии не удалось подавить эту атаку, её отшвырнуло назад, а собранная в лезвии Мана расплескалась. Мне кажется, противник только что отключил либо прибавки оружия, либо Ци Рафталии.

— Я не смогу сменить… — потрясённо пробормотала Рафталия.

Атака, запрещающая менять оружие?! Да, я и сам несколько раз сталкивался с подобным, но не думал, что мы и тут напоремся на такие атаки!

— Нет, правильно будет… Дерево порождает огонь!

Пламя наполнило Катану Рафталии, и клинок вспыхнул.

— Хм-м. Грубая техника, но хорошо исполненная. Однако теперь я увидела твою слабость, и ты знаешь, что тебя ждёт!

Повелительница из прошлого вспыхнула и исчезла, затем появилась поодаль и начала собирать энергию чудовищной силы!

— Узри мощь повелительницы! — воскликнула она и выпустила энергию в многочисленных клонов Рафталии.

Та тем временем внимательно водила глазами, пытаясь обнаружить, где на самом деле прячется повелительница.

— Нашла! — Рафталия убрала оба клинка в ножны, встала в стойку для иая и выставила перед собой руки. — Да, я пока не умею плести силу так же быстро и чисто, как вы, но я сделаю всё, на что способна!

Рафталия изо всех сил топнула, и на земле появился большой символ инь-ян.

— Кагура Сакуры, Приём Второй: Одна десятая полного цветения!

Повелительница из прошлого занесла молот, подлетела к Рафталии и обрушила его.

— Омнигранный небесный сокрушитель инь-ян!

Две силы столкнулись, пустив тяжёлую ударную волну. В их атаках столько мощи, что даже воздух вокруг них заискрился.

— Пятиэлементный небесный…

Рафталия и повелительница из прошлого тут же применили ещё по навыку.

Вокруг повелительницы появились пять сфер, которые будто бы поддерживали её во время атаки. Рафталия, чтобы не отставать, тоже призвала сферы.

Затем, как ни странно, включились все городские светосакуры — хотя, казалось бы, сейчас день — и весь их свет сошёлся на Рафталии и повелительнице.

— Весенняя сакура!

— Кагура Сакуры, Приём Третий: Три десятых полного цветения!

Всполохи света и тьмы боролись друг с другом, всюду плясали лепестки сакуры.

Только сейчас я начал по-настоящему понимать, что означает предрасположенность Рафталии к магии света и тьмы. Она состоит не только в том, что Рафталия умеет преломлять свет и скрываться во тьме. Рафталия, словно символ инь-ян, объединяет в себе свет и тьму и способна повелевать противоположными элементами.

Их оружие сталкивалось, превращалось и без конца оглашало округу лязгом.

— Дерево бьёт землю! Земля бьёт воду! Вода бьёт огонь! Огонь бьёт металл! Металл бьёт дерево!

— Кагура Сакуры, Приём Четвёртый: Пять десятых полного цветения! Шесть десятых… полного…

Мне кажется, или Рафталия немного проигрывает? Хотя нет, повелительница из прошлого тоже начала нервничать.

— Неплохо. Я удивлена, что ты продержалась так долго. Я вижу, этот твой навык становится сильнее с каждым использованием, но от него твоя энергия тает на глазах.

— Я и без вас это заметила! Но я не могу сдаться! Ха-а-а-а-а!

— Я тоже использую сильный удар! Небесный пятиэлементный круговорот!

Пять сфер наложились друг на друга, исчезли внутри молота, и повелительница ударила им по Рафталии. Поверх нарисованного на земле символа появилась пентаграмма, словно давя на Рафталию.

Рафталия рефлекторно защитилась Катаной от молота, но её власть над землёй развеялась и уступила место пентаграмме. Однако Рафталия не стала печалиться и высвободила свою мощь. Вокруг неё появились и закружились сферы.

— Наконец-то у меня получилось! Теперь я смогу отразить вашу силу инь своей силой ян!

— Я видела, как ты создавала энергию во время атаки. У тебя остались считанные секунды. Нападай, если хочешь выжить!

— Ха-а-а-а-а-а!

— Небесное пятиэлементное… сотворение!

Диаграмма на полу хрустнула и разбилась. Поняв, что Рафталия всё-таки преодолела атаку, повелительница попыталась отскочить, но Рафталия немедленно приблизилась к ней и взмахнула Катаной.

— Я не закончила! Туманная Луна!

Воспользовавшись оплошностью повелительницы, Рафталия перерубила рукоять молота и вонзила клинок в плечо противника.

— Ещё немного… ещё хотя бы секунду! Ха-а-а-а-а.

Рафталия выхватила вторую Катану. Жалко, что в этом мире не работает украшение для оружия, которое давало ей Хай Квик на выхвате. Сейчас иай даёт Рафталии лишь небольшую прибавку к скорости. Но всё-таки её иногда достаточно, чтобы решить исход битвы.

— Я не сдамся!

Упрямая повелительница из прошлого перехватила укоротившийся молот одной рукой и попробовала ударить Рафталию, однако та в последний миг растворилась в воздухе.

— М?! Она сумела исчезнуть так быстро? — с восхищением в голосе обронила повелительница.

— Призрачный Клинок!

Рафталия использовала самую первую технику, которую вообще освоила. Видимо, у неё настолько иссякли и Мана, и Дух, что ей уже не оставалось ничего другого.

Рафталия переместилась за спину повелительницы из прошлого и рубанула Катаной.

— Это… конец!

Повелительница достала из отворота груди какую-то карту, будто готовясь ответить Рафталии, но не стала и просто приняла на себе удар.

— Кх… Ладно, ты заслужила проходной балл, — сказала повелительница, приложила карту к груди, и та исчезла. — Тебе ещё многому нужно научиться, но твоя напористость достойна похвалы. Пожалуй, я не буду казнить тебя и доверю тебе будущее.

Повелительница почесала голову и слегка похлопала. Рафталия смотрела на неё, не убирая Катаны.

— Подождите, вы… всё это время не сражались всерьёз?

— Ну почему? Я сделала всё, на что способно это тело. Я не признала бы тебя достойным арбитром, не превзойди ты меня. Тем более, что ты действуешь заодно с обладателем Духовного Орудия.

— Арбитр — это тот, кто должен останавливать Героев?

— Если ты не превзойдёшь их по силе, то не сможешь наказать глупцов, которые осмелятся прийти в этот мир. Мне остаётся молиться о том, чтобы ты не зазналась и однажды продолжила род повелителей Кутенро, — ответила повелительница, положив руку на грудь.

Я подумал, что нам лучше не вмешиваться в этот разговор.

— Страна сильно пострадала за время моего отсутствия, но я рада, что в конце пути меня ждала такая интересная встреча. Не вздумай проиграть им, ладно? Что же, призраку прошлого пора уходить.

Когда повелительница из прошлого договорила, её молот пошёл трещинами и разбился, хвост исчез. Превращение отменилось, снова появилась Силдина и начала падать.

— А, — Рафталия подхватила Силдину.

— Это победа? — спросил я, когда мы подошли поближе и посмотрели на Силдину.

Она часто дышит, в ней осталось немного жизни. Без помощи она долго не протянет.

Не знаю, найдём ли мы общий язык, но она всё-таки сестра Садины, и мне её жалко. Она заслуживает того, чтобы я ей оказали первую помощь.

— Я вылечу её. Все, кто знает заклинания лечения, помогите мне. Остальные — захватите замок! Рафталия, я знаю, что ты устала, но побудь со мной. Садина, ты поможешь с лечением.

— Есть!

— Ладно, Наофуми-тян.

Битва двух повелительниц закончилась, и нам осталось лишь разобраться с последствиями.

Глава 14. Страх перед монстрами

Мы оказали Силдине первую помощь, перенесли в безопасное место, и направились в главную башню.

Если верить словам выживших, повелительница… точнее, повелитель до сих пор там, в своих покоях, совсем один.

— Ты говорил, он совсем молодой, да? — спросил я у Ральвы, который как раз пришёл с докладом. — Но он понял, что деваться некуда, позволил чиновникам сбежать и решил дождаться нас один?

Возможно, несмотря на все дурацкие указы в конце концов в нём нашлось королевское мужество.

— Не совсем… Макина пообещала ему, что быстро со всем разберётся, и оставила его одного в башне…

— Однако на самом деле она пыталась сбежать через тайный ход, и мы видели, к чему это привело.

Ральва кивнул в ответ.

Во даёт. Страну испортить — это пожалуйста, а ответственность брать не хочет. Она снова напомнила мне Ссуку, хотя меня уже посещала эта мысль, когда она пыталась вселиться в Силдину.

Наверное, такая же судьба ждала бы Мелромарк, если бы не королева. Сужу по своему раздражению поведением Макины.

— Рафу.

М? Раф-тян бережно держит какой-то мячик. Что это?

Я не стал выяснять, прошёл вглубь башни… и добрался до раздвижной двери в задней части зала для приёмов.

Открыл.

— К-кто здесь?!

Внутри я увидел мальчика лет восьми в одежде на манер синтоистского жреца, испуганно прижимающего к себе игрушку в виде птенца Филориала. Даже Рафталия, когда мы впервые встретились, была старше.

Так это и есть придурок, управлявший Кутенро?

Вся комната завалена, так сказать, мерчендайзом по Филориалам. Картины, плюшевые игрушки, деревянные статуэтки. Интересно, а из золота или драгоценных камней есть что-нибудь? А, вот. Хотя, это же просто позолота. И камни только полудрагоценные.

Ещё в комнате полно книг. Интересно, о чём? На обложках, во всяком случае, опять Филориалы.

Все Филориалы на картинах — белые с розовыми узорами. Такая же расцветка, как у Фиро. Интересно, почему ему так приглянулись именно эти цвета?

— Г-где Макина? Кто-нибудь! Силдина! На помощь!

Кажется, его так и бросили здесь, совсем не объяснив, что к чему.

Что же делать? По-хорошему, он не ведал, что творит, им просто пользовались. С другой стороны, он раздавал благословения направо и налево, что попортило нам немало крови.

— А, эта одежда! Её можно носить только мне как самому главному! — заявил малявка, показывая пальцем на Рафталию.

Кажется, первым делом придётся ему объяснить что к чему.

Конечно, мы не будем казнить его без причины (надеюсь), но с властью ему придётся распрощаться.

— Прости, но все твои союзники мертвы или в плену. Ты больше не главный. Надеюсь, понятно объяснил?

— Я догадывался… — малявка кивнул в ответ. — Макина обещала вернуться, но её нет и нет. Я слышал, как она пренебрежительно отзывается обо мне, когда думает, что я не услышу. Но…

Не, слишком умный для «малявки». Пусть будет «мальчик».

— Но я… всё равно верил и надеялся, что она вернётся, когда со всем разберётся.

— Мне жаль.

— …

— Наофуми-сама, это всё, что вы можете сказать?

— Я понимаю, что с детьми так не разговаривают, но он стоял во главе тех, кто пытался убить тебя, Рафталия. Сколько скидок ни делай, он всё равно наш враг.

Можно сказать, он охотился на Рафталию только потому, что не обладал никакой властью. Если бы страна действительно подчинялась ему, он бы вряд ли попытался убить Рафталию за то, что она надела одежду жрицы.

— Итак, какое у тебя дело к моей персоне? — спросил дрожащий мальчик, выжимая из себя остатки храбрости. — Да, моя персона проиграла, ты можешь забрать меня с собой и казнить. Но верные мне люди ни в чём не виноваты. Может моя персона рассчитывать, что ты пощадишь их?

Казалось бы, именно его слуги — настоящие преступники, а сам он почти ни в чём не виноват. По-хорошему, я надеюсь наказать именно его подчинённых.

И кстати, он начал называть себя «моя персона»… Видимо его научили, что во время официальных переговоров лучше говорить именно так. Если так подумать, то он вроде бы смышлёный мальчик, которого можно научить уму-разуму. Он ведь всё-таки родственник Рафталии… Двоюродный брат, так сказать.

— Ну… легко ты точно не отделаешься, но в самую первую очередь я лишаю тебя звания повелителя. Потом решу, как ещё наказать.

Мальчик закрыл глаза и вздрогнул.

Насколько я знаю, его родители погибли, когда был совсем маленьким, но он всё равно пытался делать всё возможное.

Сейчас, когда восточная столица перешла к нам, расстановка сил в Кутенро кардинально изменилась. Нам больше никто не может перечить. Полагаю, скоро престол вернут обратно в старую столицу, и в стране снова настанет мир.

Хочется верить, большую часть гноя мы вывели.

Вообще, в этих краях принято прилюдно казнить старого повелителя, чтобы дать жителям понять, что власть сменилась…

Не знаю пока, как именно мы поступим, но я заставлю всех негодяев поплатиться за свои действия. Точнее, можно сказать, что уже почти заставил.

— Можно поставить на тебя рабскую печать и пытать, — сказал я, чтобы оценить реакцию мальчика.

— Если это всё, то моя персона согласна на такое наказание!

О, как быстро согласился. Видимо, морально подготовился к тому, что повелитель обязан понести ответственность. Конечно, он не знает, о каких пытках идёт речь, но должен понимать, что это означает страх и боль.

Всё-таки этого мальчика очень трудно ненавидеть. С учётом всего случившегося можно однозначно говорить о том, что им просто воспользовались.

Но кое-что остаётся неясным. Чего он хочет сам?

— Хм-хм… Погоди немного.

Я оставил Рафталию и остальных следить за мальчиком, а сам вышел из комнаты и вывел с собой Фиро, пришедшую в человеческой форме.

— Что такое, господин-сама?

— Фиро, превращайся в Королеву Филориалов, молча иди за мной и смотри на этого мальчика. По моей команде схвати клювом за воротник и подними. Если справишься — накормлю своей едой.

— Правда?!

Фиро просияла, тут же превратилась в Королеву Филориалов и вприпрыжку пошла за мной.

— А-а, Наофуми-сама, зачем вы… попросили Фиро принять эту форму?

— О-о?

— Наофуми что-то задумал? — спросил Рен.

— Понятия не имею, — ответил Ицуки.

— Уа-а.

Все с любопытством смотрели, что будет дальше. Я уже догадываюсь, как они отреагируют на то, что сейчас произойдёт.

— А, Филориал!

Мальчик подбежал к Фиро с горящими глазами.

Вот он, глупый повелитель, который так превозносит Филориалов, что издал указ о жалости к живому. Показать ему Фиро — лучший способ вывести наружу его худшие черты.

Мальчик добежал до Фиро и погладил её по перьям. Та смотрела на него, до сих пор счастливая от моих слов. Надеюсь, что она помнит, про уговор и будет молчать. Очень трудно ей умиляться, когда Фиро начинает разговаривать и показывать свой характер.

— …

К счастью, Фиро действительно не разговаривала и лишь смотрела на мальчика.

Наконец, улыбка мальчика сменилась трепетом. Ага, так я и думал. Хотя он завалил всю комнату игрушками в виде Филориалов, но настоящего Филориала никогда не видел.

Правильнее будет называть его филориальным отаку. Будучи сам в прошлом отаку, я быстро понял в чём дело. Он напомнил мне личностей, которые влюбляются нарисованных героинь, а не настоящих женщин. Подобно им, мальчик совершенно не представляет, каковы Филориалы на самом деле.

— Э-э… а-а-а-а-а…

Хе-хе-хе, Фиро. Забыла уже, как в своё время тебя боялись в деревне?

— А-а-а-а…

Фиро смотрела на мальчика, а её глаза светились аппетитом, разогретым во время разговора со мной.

С её клюва свисает слюна. Даже ребёнок понял, что оказался перед огромной хищной птицей. На его лице застыл ужас, ноги задрожали.

Да уж, если бы Фиро разговаривала, ничего бы не получилось.

Сначала поведение мальчика при встече с Филориалом напоминало мне Мелти. Правда, Мелти пыталась подружиться с Фиро даже после того, как увидела её голодные глаза.

Хотя мальчик, как я и ожидал, обожает Филориалов, но не привык находиться рядом с ними.

Я подал знак Фиро, и она неспешно шагнула к мальчику. Истекающий слюной клюв раскрылся так, словно она готовилась захватить долгожданную добычу.

— А-а! Не подходи! На помощь, она меня съест!

Фиро вдруг замерла и бросила на меня недовольный взгляд. Наконец-то она поняла, как я её подставил.

Однако затем Фиро продолжила. Неужели ей настолько нравится, когда я ей готовлю?

Позже я спросил у неё — оказывается, она поняла, что это какое-то наказание этому мальчику за то, что он обижал Рафталию и жителей страны.

— О-о…

Я почувствовал, как на мне сошлись неодобрительные взгляды.

— А-а… как это понимать? — спросила Рафталия от лица всех.

— Прежде, чем что-то делать, его нужно наказать! — ответил я, надеясь, что спутники поймут мой замысел. — Если он так любит Филориалов, то лучшее наказание для него — стать для них кормом. Пусть поймёт, каково это — быть съеденным живьём.

— Не-ет! На по-о-омощь!

Ага, вот и вскрылась правда. Как бы он ни пытался важничать, на самом деле он просто ребёнок.

Возможно, им пользовались, но это он издал указ о жалости к живому и освободил запечатанных чудовищ, и за это его ждёт наказание. Он должен пережить этот страх, чтобы на своей шкуре понять, как трудно было жителям страны мириться с монстрами.

— А-а-а-а-а-а-а!

Думаю, он надолго запомнит, как его атаковал Филориал той самой расцветки, о которой он столько мечтал.

Тут я вдруг заметил, что один чиновник из числа мятежников старательно снимает происходящее на кристалл. Зачем это ему? И кстати, Кутенро ведь импортирует кристаллы из Шильтвельта.

Фиро подняла мальчика клювом за воротник, и чиновник прекратил съёмку. Видимо, позже эта запись будет показываться жителям, как якобы казнь повелителя. Надеюсь, их это устроит.

— Га-а-а-а-а-а-а!

Хотя на самом деле Фиро его, конечно, не проглотила. Она просто подошла ко мне, держа мальчика за воротник.

Тот ещё долго кричал, потом описался. Дальше он начал часто дышать и шёпотом звать на помощь. Потом немного побрыкался — вспомнил, что помощи ждать неоткуда. Поняв, что сопротивляться бесполезно, мальчик совсем обмяк, и тогда я приказал отпустить его.

— У-у…

Мальчик в страхе уполз и забился в угол.

— Может быть, хватит? — спросила Рафталия. Как и остальные, она ошарашенно смотрела на мальчика.

— Мне кажется, ему ещё многое нужно втолковать, но для начала сойдёт.

Думаю, теперь он понял, насколько страшными могут быть монстры.

— Господин-сама, вы ужасны.

— Молчать. Подумай, как бы всё случилось, если бы это была Мелти.

— М-м? Мел-тян бы меня кормила, гладила где мне хочется, и мне стало бы так тепло и хорошо-о…

Именно. Я тоже уверен, что если бы я попытался наказать Мелти таким же образом, она бы ловко превратила наказание в награду. Это и есть разница между ней и этим мальчиком.

— О… она говорит на непонятном языке!

Кстати, Фиро разговаривает со мной на мелромаркском, хотя уже освоила языки Шильтвельта и Кутенро. Видимо, опыт сидения в клетке на потеху публике во время вылазки в другой мир научил её тому, что незнакомые языки лучше учить как можно быстрее.

Впрочем, даже мой разговор с Фиро не избавил мальчика от страха перед ней. Он всё ещё сидел в углу, ёжась от страха.

— Слушай меня, мальчик. Это тебе очень важный урок.

— К-какой?

— Возможно, ты всегда думал, что Филориалы — душки и очаровашки, но как ты сейчас понял на своём опыте, это опасные всеядные животные.

— Бу-у!

— Вы так говорите, будто ненавидите Филориалов! — попыталась вмешаться Рафталия, но я проигнорировал её и продолжил речь:

— Возможно, ты встречал их раньше и даже трогал, но совсем ручных или по крайней мере обездвиженных.

Мальчик закивал в ответ — похоже, я угадал.

— Это касается всех диких монстров. А ты даже дал свои благословения некоторым особенно опасным, которые угрожали всей стране. Понимаешь, о чём я?

Мальчик повесил голову, и даже Рафталия притихла, понимая, к чему я клоню.

— Бу-у! — продолжала дуться и возмущаться Фиро.

Сейчас ей незачем наводить страха на мальчика. Думаю, мои слова и без этого достаточно убедительные.

— Точно такой же страх испытывали твои подданные, только они потом умирали в страшных мучениях, когда их грызли, раздирали в клочья когтями и обливали ядом. И это твоя вина, знал ты об этом или нет.

— Теперь я понимаю… И если это правда… то у моей персоны действительно нет права называться повелителем. Несмотря на то, что все мои советники называли любимицу мятежников самозванкой, моя персона согласна передать ей власть.

О-о. Конечно, иногда он ведёт себя как обычный ребёнок, но смышлёность у него никуда не подевалась. Он не похож на маленького мажора, избалованного деньгами и роскошью, так что отнесусь со снисхождением.

— Я не собираюсь отвечать за твою судьбу, но возможно, тебе стоит покинуть страну и повидать мир.

— Если только вы позволите…

Должен признать, он отчасти помог мне, собрав вокруг себя таких придурков, что мы захватили Кутенро в рекордное время. Думаю, он заслужил того, чтобы его не казнили, а изгнали. Если им всё это время пользовались, то ему стоит посмотреть на настоящую жизнь, чтобы набраться ума-разума.

И плюс, он всё-таки родственник Рафталии. Пусть его казнь так и останется ненастоящей.

Ещё его можно взять в деревню и про себя называть двоюродным братом Рафталии. Ну или экс-принцем.

— В общем, я пока отложу вопрос о том, как именно ты будешь наказан.

Мальчик кивнул — испуганно, но покорно. Хорошо, время преподать ему ещё один урок.

— А теперь слушай, потому что я скажу очень важную вещь. В этом мире есть монстры гораздо милее Филориалов, гораздо умнее и гораздо полезнее.

Я взял Раф-тян на руки и показал мальчику.

— Тали?

О, новый голос? Надо же, она эволюционирует!

Раф-тян очаровательно протянула лапки к мальчику.

— Что это значит?! — как обычно воскликнула Рафталия, но я не стал ей отвечать.

— Я никогда в жизни не видел такого монстра. Даже в книгах! — сказал мальчик и протянул руки к Раф-тян.

— Рафу-у, — протянула та, позволяя ребёнку погладить себя.

Мальчик начал с головы, затем погладил щёки, живот, лапки и хвост.

— Ух ты-ы-ы… — его глаза загорелись.

— Эта девочка родилась из волоса твоей родственницы. Намного милее чем Филориалы, не так ли?

— Бу-у!

— У-у… Наофуми-сама, перестаньте!

Фиро ворчала, Рафталия морщилась. Остальные смотрели с усталостью.

— А эта девушка — твоя родственница, которую мятежники назначили своей повелительницей. Её зовут Рафталия. Слышал о ней?

— Угу.

— Возможно, тебе постоянно твердили о том, что кровь повелителей есть только в тебе, а все, кто пытается посягнуть на твою власть — самозванцы, которых нужно убивать, но ты ведь согласишься с тем, что родственникам лучше ладить друг с другом?

— Угу. Но моя персона не понимает, почему все называли её моим врагом.

— Что тут неясного? Живая Рафталия доставляла кучу неудобств тем, кого ты называешь «всеми». Поэтому они приказали убить её.

— Понятно…

Несмотря на юный возраст он в принципе разбирается в политике. Ещё бы не разбираться, когда живёшь среди дворцовых интриг.

— В общем, если будешь с ней дружить, я тебе дам ещё немного потискать Раф-тян.

Мальчик посмотрел сначала на Раф-тян, затем на Рафталию. Наконец, он кивнул.

— И поскольку Раф-тян гораздо симпатичнее Филориалов, начни делать игрушки в виде…

Вдруг Рафталия схватила меня за плечо.

— Наофуми-сама, я не знаю, что вы задумали, но пожалуйста, перестаньте.

Эх… ну ладно. Займусь обращением мальчика в секту поклонников Раф-тян в другой раз.

— В общем, давай ты будешь познавать мир. Я тебе больше вредить не собираюсь и буду относится более-менее благосклонно.

— Хорошо. Если моей персоне… если мне дают такой шанс, то я попробую искупить вину за всё что наделал.

Думаю, это неплохой результат.

Мы покинули замок, прихватив с собой мальчика.

— Ну как, ты довольна? — решить спросить я у Садины.

— Да, пожалуй. Я таю от любви к тебе за то, что у тебя всё получилось, и горжусь за Рафталию-тян.

— Эх… и всё-таки во всём виновата одежда жрицы. Если бы я её не надела, нас бы не втянуло в этот конфликт.

Ну что же ты так, Рафталия.

— Тали, раф.

— Почему её голос стал ещё больше похож на моё имя?! — возмутилась Рафталия.

Несмотря на недавнюю битву она совсем не кажется уставшей.

Когда мы успешно вывели мальчика через тайный ход, наше завоевание Кутенро по сути завершилось. Если честно, я до сих пор удивляюсь тому, как быстро мы управились.

Страна, конечно, была сильно расшатана. Нельзя управлять государством настолько небрежно.

Кстати, когда возвратился отряд Атлы, они очень сокрушались из-за того что пропустили последнюю битву, но они бы на ней всё равно не понадобились, ведь Рафталия справилась в одиночку.

Эпилог. Вечер

Прошло два дня после захвата восточной столицы.

Мы навестили больницу, в которой лежала Силдина. Повезло — она как раз пришла в сознание.

Как я уже сказал, я пришёл не один. Компанию мне составили Садина, мужественно решившая проведать сестрёнку, и мальчик, которому мы замаскировали лицо и хвост.

Кристалл, который у нас получился стараниями Фиро, уже показали населению Кутенро. Им сказали, что повелителя жестоко казнили. В жителях скопилось столько ненависти к нему, что иначе бы их никак не успокоили.

На Рафталию после победы обрушились государственные дела, команду Атлы я в очередной раз отправил добивать очаги сопротивления. Фиро успела подружиться со столичными детьми и играет с ними. Рен, Ицуки и Лисия вместе тренируются.

— У… м…

Силдина медленно открыла глаза и посмотрела по сторонам.

— Что, очнулась? — спросил я.

Заметив нас с Садиной, Силдина попыталась сесть, но ей не хватило сил, и она упала обратно.

— Силдина! — воскликнул мальчик.

Силдина по очереди посмотрела сначала на меня, затем за него, и недоумённо покрутила головой.

— Чего ты сразу вскакивать пытаешься? — устало спросил я. — Только очнулась, и сразу рвёшься в бой?

Силдина отвернулась. Видимо, не очень хочет разговаривать.

— Я до сих поверить не могу, что тебе пришло в голову доверить почти полному незнакомцу такую важную вещь.

Мы с ней всего раз вместе пили, а она зачем-то доверила мне фрагмент собственной души. О чём она думала? Тем более что в конечном счёте её спасла Рафталия, не я.

— Подумаешь… — ответила Силдина. — Просто я впервые в жизни увидела мужчину, который мне понравился, и отдала ему карту с фрагментом души, которую столько лет не могла никуда выкинуть.

— «Понравился»… зная твою любовь к выпивке, ты так говоришь из-за того, что я ел коголевые ягоды?

— Я люблю людей, стойких к алкоголю, — Силдина кивнула.

— Да уж… ты очень похожа на твою сестру.

Семья алкоголиков, честное слово!

— О-о…

— И прекрати так говорить. Ты же ненавидишь свою старшую сестру, зачем ей подражаешь?

— …

Судя по её поведению, она действительно на дух не переносит Садину, но видимо против крови не пойдёшь — действуют они на удивление похоже.

— Ты мне правда понравился. Разве это плохо? Я впервые в жизни влюбилась.

— У тебя губа не дура — влюбляться в главного сторонника мятежной повелительницы и живого бога Шильтвельта.

Странно такое о себе говорить, но не суть.

— А ты оказался мужчиной Садины. Какая мерзость.

— Хватит. Я уже устал повторять, я не мужчина Садины.

— О-о? — Садина будто нарочно попыталась обвить свою руку вокруг моей.

— Прости, но у нас с тобой не такие отношения, — сказал я, отмахиваясь от неё.

— Ну что ты, давай поразвлекаемся.

— Прекрати, ты уводишь разговор не в ту степь.

Садина ведёт себя так, что у меня скоро по отношению к ней фобия разовьётся. Прекратила бы она меня так дразнить.

Затем Садина повернулась к Силдине и мило улыбнулась, будто говоря: «Видишь, он сказал правду — между нами ничего нет».

— Если ты и правда моя сестра, тебя это не остановит. Если тебе действительно нравится Наофуми-тян, нападай на него активнее и страстнее.

— Ну-ка прекрати!

— И вообще, ты знаешь, я согласна быть просто любовницей Наофуми-тян… Возможно, мне никогда не обогнать Рафталию-тян и Атлу-тян, но по крайней мере против Фиро-тян у меня есть шансы.

— Ты что несёшь?!

Ладно ещё Атла, но Рафталия мне почти как дочь. Я же не извращенец, чтобы хотеть свою дочь! И Атлу я, к слову, тоже не хочу.

Что бы она ни думала, я не собираюсь ни влюбляться, ни жениться в этом мире!

А что Фиро? У Фиро есть Мелти. А в последнее время ещё и безумный поклонник, вооружённый копьём.

— В общем, если ты хоть немного любишь Наофуми-тян, то сражайся за него против меня. Или ты испугаешься и убежишь?

Силдина посмотрела на Садину, нахмурившись. Она не понаслышке знакома с отрицательными эмоциями. Можно сказать, её психика искалечена так же, как у детей из моей деревни, столько живших у садистов. Если учесть, что и Силдина на самом деле ребёнок, мне по возможности хотелось бы ей помочь.

— С тобой даже не интересно, ты так быстро сдаёшься.

— Прекрати её провоцировать, — бросил я Садине и вздохнул.

Хотя Садина обычно очень заботливая, в разговоре с сестрой она никак не может выбрать правильный тон.

— Знаешь, когда мы сидели в трактире, ты выглядела такой счастливой, хотя мы всего лишь играли в карты.

— … — Силдина отвернулась, будто не желая меня слушать.

Видимо, мои слова на неё не действуют. Ей будет очень нелегко избавиться от тяжёлого семейного наследия.

Но я всё равно ей сочувствую.

— Хоть ты и любишь теряться в городах, если хочешь ещё со мной погулять, то я не против. Или не хочешь?

Вроде бы Силдина любит играть в карты, и это может послужить зацепкой.

Сэйн, сторожившая вход в комнату, достала колоду карт и показала. «Тебе ведь нравится в них играть», ага.

Своим тяжёлым прошлым Силдина немного напоминает мне Рафталию, поэтому я хочу ей помочь. Возможно, это немного эгоистичное желание. Возможно, я не смогу по-настоящему помочь ей. Но если получится хотя бы облегчить страдания, то надо попробовать.

— Кстати, я должен сказать тебе одну вещь. Силдина, должность кровожадной жрицы упразднили. Если хочешь вернуться к прежней жизни, придётся быть просто жрицей Аквадракона. Кстати, Садина становиться ей не собирается.

— Да, я всего лишь слегка знакома с великим Аквадраконом и снова становиться жрицей не хочу.

— ?! — Силдина уставилась на меня, вытаращив глаза.

— Возможно, должность кровожадной жрицы очень важна, но ты ненавидела её всей душой, так что зачем тебя мучить? Лучше нанять палача и всё.

Вообще, эта реформа давно напрашивалась. Делать грязную работу во имя повелительницы — бред собачий. Пусть этими вещами занимается человек, который точно будет знать, что просто выполняет работу.

— Или ты всё-таки хочешь заниматься этим и дальше? Если да, то я тебе мешать не буду… Но подумай хорошенько.

— Неужели ты не казнишь меня? Я была уверена, ты скажешь Садине отрубить мне голову.

Ах вот чего она ожидала.

— Конечно нет, Наофуми-тян не такой. Кстати, Силдина-тян, ты не могла бы рассказать мне… о твоих родителях? Должна сказать, моё терпение уже на исходе, — спросила Садина, вся искрясь от затаённого раздражения. — И вообще, не хочешь сходить со мной? Я собираюсь слегка напомнить родной деревне, что такое страх. Я не дам им создать ещё одну Силдину-тян.

Из докладов я уже знаю, что то поселение переметнулось на сторону нового правительства как только там поняли, что на стороне проигравших. Если честно, я считаю родителей Силдины и Садины полными идиотами — в них даже Аквадракон разочаровался — но не собираюсь присоединяться к их наказанию. Не хочется, чтобы Садина знакомила меня со своими родственниками на фоне деревни, разрушенной её руками.

— Если больше не хочешь оставаться в этой стране, то уходи со мной. Я буду относиться к тебе так же благосклонно как и к этому мальчику.

— Да, Силдина-тян, давай дружить. И начнём дружбу с того, что заставим кое-каких людей расплатиться за грехи.

Судя по тому, как Садину заклинило на этой теме, она явно в ярости. Тем более что по поведению Силдины хорошо видно, насколько её искалечило их воспитание.

— Но… но я… — Силдина посмотрела на мальчика, затем виновато потупила глаза.

— Силдина… — обратился к ней мальчик.

— Кстати, она для тебя вообще кто?

— Она всегда защищала меня и была мне как старшая сестра. Остальные пытались использовать меня, но она не такая… она моя подруга… — с трудом выдавил мальчик, глядя на меня.

— Видишь как здорово? Ты его подруга.

Скорее всего, он не видел благоговения в поведении Силдины, поэтому стал считать ей не слугой, а подругой.

Силдина посмотрела на мальчика большими глазами.

— Но повелитель… я не смогла должным образом призвать в своё тело богиню. Из-за этого пострадали многие дорогие вам люди, в том числе госпожа Макина… Я не достойна того, чтобы вы называли меня этим словом.

— Кхм. Кстати об этом. Что ты помнишь о случившемся?

На самом деле, именно её «неудачный» призыв повелительницы из прошлого помог нам с лёгкостью завершить захват Кутенро.

— Я не могла двигаться, но я всё помню… Я пыталась сопротивляться, но это мои руки погубили госпожу Макину и всех остальных… — Силдина закрыла лицо руками, будто пытаясь не сорваться. — Я не могу поверить, что госпожа Макина… сказала такие слова…

— Она что-то сказала тебе до того, как появились мы?

Садина кивнула.

— Когда я пришла к госпоже Макине, я попыталась как-то вырваться из-под контроля… Я активировала таинственные татуировки, чтобы остановить себя в надежде, что госпожа убьёт меня. Но тогда…

Повелительница из прошлого нашла Макину незадолго до нашего появления. Когда она уже почти настигла злодейку, татуировки на теле Силдины включились и едва не уронили её на пол. Силдина специально обездвижила себя, чтобы не дать повелительнице из прошлого навредить Макине.

«Подумать только… ты посмела укусить руку кормящую. А ведь я не собиралась трогать тебя до тех самых пор, пока ты не понадобишься. Ты так быстро поверила моим словам, глупая, наивная девочка. Но главную глупость ты совершила, когда попыталась напасть на меня», — победоносно заявила злодейка Макина.

Выжившие после атаки чиновники тоже насмехались над Силдиной.

«Ты не представляешь, как тяжело было сдержать смех, глядя на то, как ты старалась ради меня. Ты наивно шла на смерть, веря моим словам. Из тебя получилась чудесная игрушка», — смеялась Макина над обомлевшей Силдиной. — «Да! Да! Я ждала, когда ты посмотришь на меня этими глазами! А-ха-ха-ха! Смешно до колик в животе!»

После приступа смеха Макина хладнокровно подняла правую руку и объявила:

«Но мне не нужна глупая рыбка, которая предала меня и попыталась напасть. Умри, мразь. Фу, от одного твоего вида тошнит».

Она назвала косатку Силдину рыбкой. Видимо, вообще всерьёз не воспринимает.

Однако ей не удалось нанести решающий удар, потому что повелительница из прошлого перехватила управление телом.

— Да уж, тебя послушать, так она последней сволочью была.

Даже когда её саму прикончили, она не сдалась и попыталась захватить тело Силдины. Если бы мы немного опоздали, у неё бы получилось, и она наверняка сбежала бы. Такое чувство, будто мы столкнулись с Ссукой. Это точно разные люди? Такое чувство, что одинаковые, как бы глупо это ни звучало.

Видимо, чертовки вроде неё есть везде. Мальчик опустил глаза, я положил руку ему на плечо.

— Она бросила тебя одного и попыталась сбежать. Уже доказано, что это она убила предыдущего повелителя. Не заморачивайся и всё… А вот ей, конечно, будет сложнее, — я посмотрел на Силдину.

— Знаешь, Силдина-тян, она и меня в своё время оскорбляла… Я даже не знаю, какими сладкими речами она тебя заманивала, чтобы ты ей поверила.

— Я знаю таких женщин. Макина разглядела, что Силдиной легко манипулировать.

Садина хорошо умеет смотреть на ситуацию со стороны, поэтому Макина не пыталась втереться к ней в доверие — она знала, что её немедленно раскусят.

— Интересно, откуда ты знаешь.

— По сестре Мелти, она такая же.

— А-а, поняла, — Садина кивнула.

Я повернулся к мальчику и Силдине.

— Конечно, я могу только предположить, как сильно вас ранило то, что вы узнали правду о дорогом вам человеке. Но поверьте, я знаю, что такое боль от обмана.

Я пережил голословные обвинения, поэтому отчасти понимаю их чувства.

— Вместо того, чтобы вечно расстраиваться из-за обмана, лучше гордитесь тем, что эта тварь сдохла. Насмехайтесь над ней.

С Ссукой то же самое. Я не унываю, а предвкушаю, как она за всё заплатит.

— В конце концов Макину убила снизошедшая на тебя повелительница из прошлого, так? — уточнил я, и Силдина кивнула.

— С тех самых пор, как я впервые призвала её, она всегда пыталась использовать моё тело, чтобы убивать чиновников и госпожу Макину. Но мне удавалось сдерживать её, и я всегда считала её своим последним козырем. Сейчас я понимаю, что она на самом деле с самого начала пыталась показать мне, кто мой враг.

— Неплохой ты выбрала козырь, хоть и опасный.

На самом деле это оказался не просто сильный дух, а святая повелительница, пытающаяся избавить страну от токсичной злодейки. К тому же чем больше я обдумываю её битву с Рафталией, тем больше она напоминает суровую тренировку. Старая повелительница будто пыталась научить уму-разуму несмышлёного потомка.

— Как видишь, повелительница из прошлого была права. Кстати, мальчик, ты ведь уже тоже не сожалеешь о том, что Макина умерла?

— Угу… Я хотел верить ей, но теперь понимаю, что она вела себя странно.

Как я и думал, несмотря на оторванность от жизни он быстро учится. Хотя Макина считала, что успешно обманула его, он наверняка уже давно её подозревал. Поскольку ему сейчас всё равно некуда податься, наверное лучше обучать его на моей земле. Возможно, в нём кроется талант уровня Рафталии.

— Силдина, я не сержусь, посмотри на меня, — сказал мальчик. — Кутенро ждут большие перемены. Здесь больше никто не желает тебе зла, поэтому я хочу, чтобы ты жила так, как тебе хочется.

Мальчик посмотрел на меня и поклонился.

— У тебя, кстати, полно верных сторонников, — добавил я, обращаясь к Силдине. — Некоторые по доброте душевной закроют глаза на твои грехи. Так что да, можешь жить как хочешь.

— Я…

— Правда, с твоим клиническим топографическим кретинизмом жизнь у тебя в любом случае будет непростая.

— О-о… — Силдина слегка повеселела.

— Кутенро изолировано от всего — маленький замкнутый мирок. Лучше поживи пока с этим мальчиком в моей деревне, посмотри приграничные районы. А там уже решишь — никто не требует, чтобы ты дала ответ прямо сейчас.

— Хорошо… Но ты ведь будешь со мной пить и в карты играть?

— Ага, в деревне ты найдёшь полно любителей игр. Если научишь их, они с радостью с тобой поиграют. И я буду по возможности.

— Ясно… Хорошо.

Силдина кивнула и выбралась из кровати. Уже оклемалась? Похоже, она такая же крепкая, как и Садина.

— Ну что, Силдина-тян — кстати, ничего, что я тебя так называю? Давай вместе накажем людей, которые делают нехорошие вещи?

— Ой? — Силдина вздрогнула, когда Садина потащила её за собой. — О-о!..

— Да, сходите и разберитесь с вашими родителями. Вся страна не одобряет, чем занимается ваша раса.

— Хорошо, Наофуми-тян, мы идём! Потом сводим тебя погулять по нашей родной деревне.

— Ну-ну.

Не очень хочется видеть останки деревни, уничтоженной парой демонов…

— Ах-х, Наофуми-тян… у-у! Отпусти!

Силдина для виду сопротивляется, но вроде бы они с Садиной уже поладили. Правда, между ними постоянно прыгают заклинания ветра и молний.

— Силдина-тян, потом мы с тобой обязательно выпьем. Кстати, ты ведь сразу становишься бодрее как выпьешь. Тогда попробуй вот это, моё любимое.

— О-о… мгм…

Звуки шагов почти затихли, но у меня до сих перед глазами стояла картина, как они дружно приняли зверочеловеческие формы и ушли.

— Ну что, возвращаемся в замок?

— Да. Премного благодарю за помощь.

— Да ладно тебе, не нервничай так. У меня в деревне живёт полно детей, я буду относиться к тебе как к ним.

Я вернулся в замок вместе с Сэйн и мальчиком. На обратном пути запомнилось, как мальчик разговаривал с плюшевыми игрушками Сэйн — они ему очень понравились.


Более-менее разобравшись с делами, мы с Рафталией поднялись на самый высокий балкон замка, откуда открывался вид на старую столицу. Сэйн и все остальные тем временем отдыхают, так что у меня впервые за долгое появилась возможность поговорить с Рафталией наедине.

Вечером на балконе очень красиво — наверное, из-за чистоты воздуха. В городе, куда ни глянь, всюду празднуют.

— Уф, наконец-то трудные битвы позади.

— Да, битвы позади, но что вы собираетесь делать дальше?

— М? Оставлю страну Ральве и другим важным мятежникам, а сам уйду отсюда. Сторонников старой власти заткнули, в целом всё спокойно.

Конечно, местечковые конфликты бывают, но их мало.

Поскольку в стране есть Песочные Часы, Рафталия может по важным поводам появляться для виду — думаю, это всех устроит.

— Эх… всё-таки это были такие ужасные беспорядки.

— Тебе настолько не понравилось? Ты многое узнала о своих родителях и даже стала королевой страны.

Теперь она уже никому не угрожает.


Ещё недавно Рафталия выступала против захвата даже Шильтвельта, а теперь стала первым лицом Кутенро. История невероятного успеха как она есть — из деревенской девушки в королеву страны.

— Да, отчасти мне действительно хочется побольше узнать о стране, в которой жили отец и мать. Но я хочу быть не повелительницей Кутенро, а вашим мечом и девушкой, которая живёт в родной деревне вместе с друзьями детства.

— Какая-то ты не амбициозная.

— Можно подумать, вы от меня отличаетесь. Вы ведь бог Шильтвельта.

Да, с этим не поспорить.

Мне просто неинтересно быть богом. Я готов пользоваться Шильтвельтом в своих нуждах, но править им как король совершенно не хочу.

Рафталия присела на перила и посмотрела на закат.

— За время путешествия Кутенро я освоила много приёмов и научилась лучше управлять своей силой. Я чувствую, что без этих тренировок мы не победим в грядущих битвах.

— Да, действительно…

Пожалуй, пережив недавнюю битву, Рафталия в некотором смысле вышла на новый уровень.

— Но главное, как уже сказала Садина, теперь ты можешь гордо носить одежду жрицы и ничего не бояться, — довольно заметил я.

Рафталия чуть не грохнулась с перил. Надеюсь, с ней ничего не случится, если она упадёт с такой высоты.

— Для вас это самое важное?!

— Но это и правда важно. Эта одежда подходит тебе лучше всего.

Конечно, с этой одежды и началась вся эта шумиха, но всё хорошо что хорошо кончается. Мы отомстили людям, которые молча смотрели на мучения Рафталии, и спасли Кутенро от гнёта прогнившего правительства. К тому же хочется верить, что благодаря нам родственника Рафталии и Силдину теперь ждёт светлое будущее.

— Ну, если брать это в расчёт, то… Хе-хе-хе, я, получается, стал владыкой и Шильтвельта, и Кутенро…

— Нет, я не это хотела сказать.

Конечно, я знал, что Рафталия имела в виду не это, но факт остаётся фактом — мы наладили связи с Шильтвельтом и Кутенро и можем по необходимости рассчитывать на их помощь.

— Наофуми-сама, вы очень любите идти напролом, и от вас очень трудно не отставать.

— Буду считать, что ты меня похвалила.

— А я не буду это комментировать. Пусть пока будет так.

Какой всё-таки красивый закат. Смотрю на заходящее солнце и не могу оторваться.

— Нам осталось разве что поискать наследие твоих родителей и побывать в памятных для них места. Ты ведь не против, Рафталия?

— Да, я многое услышала о родителях от сестрёнки Садины и жителей страны, но хотела бы узнать ещё.

— Тогда устроим себе здесь небольшой отпуск. Мы много работали и заслужили отдых. Тем более, что в этой стране есть горячие источники.

— Я согласна отдохнуть, если вы будете рядом.

Через балкон в комнату влетел лепесток светосакуры. Их используют для освещения даже в замке. Пролетая мимо Рафталии, лепесток сверкнул.

— Господин-сама! Где моя еда?!

Вот и конец затишья. Ну да, я ведь ей обещал.

— Ну вот, Наофуми-сама, вас зовёт Фиро. Приготовьте ей уже обещанную еду.

— Конечно-конечно. Я приготовлю её в честь того, что ты теперь можешь официально носить одежду жрицы.

— Опять вы за своё!

По ходу этого разговора мы вышли из комнаты. Выходя, я обернулся и увидел мираж, навеянный закатом. В комнате будто стояли мужчина с чертами лица почти как у Рафталии и женщина с доброй улыбкой как у неё же. Они стояли и махали ей руками…

Мы с Рафталией направились в сторону лестницы, чтобы спустится на кухню замка и приготовить ужин.

Послесловие

Спасибо, что купили четырнадцатый том. Вот и настало время привычного послесловия, и мне опять есть что сказать.


О сюжете 14 тома.

Пришло время эпизода о Кутенро, родине Рафталии и стране со стремительно теряющим авторитет повелителем, выпускающим дурацкие законы вроде указа о жалости к живому. Вернее, на самом деле во всём виновата нянька повелителя… Кроме того, в этом томе наконец-то смогла поучаствовать Сэйн. Добавилось несколько новых персонажей — когда я писала, мне иногда начинало казаться, что их теперь уже целая толпа.


О борьбе за престол.

Как и Наофуми, я очень плохо отношусь к подковёрной борьбе дам высшего общества. Терпеть не могу придворные интриги. Вкратце подводя итог случившихся интриг: все прямые родственники Рафталии погибли во время дворцовых переворотов, однако несколько далёких выжили. Макина к ним не относится. Можете считать, что она оставила в живых одного дальнего родственника Рафталии, потому что без повелителя в роли символа страны управлять ей было бы намного труднее. Большие потрясения в Кутенро могли привести к утечкам технологий во внешний мир, к тому же мало ли — вдруг в стране есть какие-то древние механизмы защиты на случай полного вымирания всех носителей королевской крови. Разумеется, о том, чтобы позвать обратно родителей Рафталии, речи тоже идти не могло. Отец Рафталии молодец, раз решил сбежать от этой борьбы подальше. Знакомые с веб-версией люди могут на этом месте задуматься о том, почему первая волна случилась именно рядом с деревней Рафталии.


О Силдине.

Младшая сестра Садины, рождённая уже после бегства Садины из страны. Девушка, которую всю жизнь сравнивали со старшей сестрой, являющейся исключительно талантливым бойцом. Я пыталась написать не очень уравновешенного персонажа и показать, что её умения привели к раздвоению личности. Когда она не пользуется силой откровений, то сражается несколько хуже Садины, но она всё равно очень умелый боец, и я уверена, что она принесёт много пользы, сражаясь плечом к плечу с Наофуми. Её стихия — ветер, так что если она научится комбинировать магию с Наофуми, то у них выйдет Воплощение ветродуя. Помимо этого у Силдины есть талант к чтению ритуальных заклинаний в одиночку, но ей понадобится руководство Садины, чтобы развить его. Можете быть уверены, что с ней армия Наофуми станет ещё сильнее. Правда, прибавки, которые она получит от вступления в отряд в Наофуми, практически убьют смысл откровений, так что больше их, видимо, не будет. Предпочтения в мужчинах у неё такие же как у сестры. Видимо, у них с Садиной родители — какие-то запредельные чистокровки, раз у них настолько талантливые и быстро превосходящие своих предков дети. Наофуми может спасти только их соперничество, потому что если они нападут на него вместе, тут уже не помогут ни Рафталия, ни Фоур, ни кто-либо ещё.


Об откровениях.

Тут всё примерно как в анимизме — обладатель этой силы входит в транс, на который накладывается сознание духа из прошлого. В этой силе очень легко сомневаться, так как очень трудно доказать, что дух действительно вселился. Собственно, и Рафталия, и её родители, и даже Наофуми сомневались в том, что она действительно работает. Нельзя сказать, что это умение призывать духи конкретно предков — разве что в косаткообразных течёт кровь повелителей.


О Ци.

Наконец-то Наофуми полностью удалось осознать суть Ци, который используется в стиле непобедимых адаптаций. Вернее, ему повезло найти описание методов усиления, что мгновенно научило его сносно управлять Ци, но в любом случае это полезная сила. Помимо всего прочего, её можно использовать и в профессиях. Правда, Наофуми и без неё создавал украшения высочайшего качества. Интересно, если он будет делать украшения теперь, то что с ними случится в мире Кидзуны?


О методах усиления Щита.

Итак, вот она, правда об усилениях Щита, которая в веб-версии вскрылась только в конце. Да-да, у Щита нет никаких эксклюзивных методов усиления. Надеюсь, в будущем я смогу объяснить, как так получилось. Впрочем, давайте пока о том, что известно. Хотя Герои и раньше знали, что могут использовать методы друг друга, теперь это известно наверняка, и это знание значительно повышает эффективность. Без понимания чужие методы работали вполсилы, после этих открытий в полную. Парадоксально, но отсюда следует, что знание методов усиления — само по себе усиление..

Следующий метод — доверие к другим и доверие от других. Открытие этого метода доказывает, что именно в доверии крылась сила Наофуми и его товарищей. Завоевав доверие жителей Мелромарка, Наофуми стал сильнее, а Рафталия стала сильнее из-за того, что он искренне доверяет ей. Другими словами, когда союзники Наофуми доверяют, а он доверяет им, они становятся сильнее.

Наконец, Энергоусиление. Упрощённое объяснение того же Ци. На самом деле, у меня были и другие задумки относительно методов, но я не хочу усложнять систему. Возможно, они всплывут в будущем, а возможно, я от них откажусь.


О запечатанных монстрах.

В самом произведении Наофуми сражался со змеем, но они победили и некоторых других. За победу им досталось всяческое оружие, но какой силой оно обладает? Создавая это оружие, я вдохновлялось проклятым оружием (не путать с Проклятой Серией). Есть игры, в которых проклятое оружие — возьмём для примера щит — работает по такой схеме: когда экипируешь его, получаешь россыпь неприятных эффектов, но спустя несколько битв проклятие спадает и остаётся только отличный щит. Оружия с запечатанных монстров работают похожим образом. Например, меч тоже избавляется от проклятия спустя несколько побед — это, кстати, отсылка к одному оружию из старой онлайновой игры. Возможно, это оружие когда-нибудь пригодится Наофуми и его товарищам. Я ещё не продумала, что оно умеет, но это однозначно должны быть сильные артефакты. Уж точно посильнее чем оружие со зверей-защитников. Посмотрим.


О мальчике-повелителе.

В конце арки Кутенро жителям было объявлено, что прежний повелитель схвачен и казнён. На самом деле Наофуми сжалился над ним и ограничился изгнанием из Кутенро, так что теперь мальчик будет строить свою жизнь в деревне. В общем, это мало что знающий о жизни ребёнок, которым окружающие пользовались в своих целях. С точки зрения родословной он двоюродный брат Рафталии. Он любит Филориалов, но поверхностной любовью, поскольку не знает, какие они на самом деле. Посмотрим, как его изменит знакомство с Наофуми. Что касается эффективности в бою, то возможно, в нём скрыты такие же таланты, как и в Рафталии.


О повелительнице из прошлого.

Уже начав писать битву между ней и Рафталией я поняла, что у меня получилось повторение сражения Фиро против Фитории. Из-за сюжета я не смогла дать ей полноценную получеловеческую форму, так что получилось вот так. В бою она выглядела как Силдина со значительными изменениями. По оружию и некоторым другим признакам можно судить о том, какой она была при жизни. В целом, она сражается примерно как Рафталия из веб-версии. Её умения — особые силы повелителей Кутенро, но есть и другие, которые она специально не стала использовать. Её опыт как повелительницы проявился ещё и в том, что после призыва она немедленно разглядела корень зла в стране и попыталась его уничтожить. Кстати, раз Силдина может её призывать, у неё наверняка есть какая-то вещь, ранее принадлежавшая той повелительнице. В любом случае, битва с ней — нечто вроде поединка с героем из легенд.


Об остальном.

На этот раз новые персонажи получились совсем не такими, какими я их задумывала. В частности, когда я начинала работу над четырнадцатым томом, в нём не было ни Силдины, ни откровений, ни повелительницы из прошлого. Я лишь смутно представляла, что введу в сюжет генерала Кутенро (мужчину), но после нескольких итераций получилась Силдина. Сама удивляюсь, как так получилось. Это же касается третьего метода усиления. Уже во время работы я подумала «а не поменять ли на другой?» и в итоге всё-таки поменяла. Стыдно признаваться, но я решила практически вывести Атлу из второй половины тома по той простой причине, что в противном случае она устраивала слишком много неразберихи. Ещё я поначалу думала дать больше работы Рену и Ицуки, потом думала отправить Рена обратно. Также я на полпути поняла, что Сэйн надо спасать, пока читатели о ней совсем не забыли. Я подумывала добавить в сюжета Мотоясу, но он опять же устроил бы неразбериху. Ладно, пора мне заканчивать ныть, наверное.


Что же до меня самой, то я нынче работаю поспокойнее. Не столько пишу, сколько планирую и учусь расширять придуманные миры. В рамках этой работы я помогаю в производстве аудиодрамы по Становлению Героя Щита. Работа над аудиодрамой совсем не похожа на работу над книгой, но сценарий пишется полным ходом. С нетерпением жду возможности послушать разговоры Наофуми с товарищами. Как автор, я отчаянно думаю о том, как бы сделать сценарий драмы поинтереснее, и эти мысли постоянно давят мне на мозг. Ничего в голову не приходит, так что буду просто старательно работать.


Ну ладно, мне пора писать следующий том! Спасибо, что прочитали. Надеюсь, мы ещё увидимся в послесловии пятнадцатого тома.

Послесловие команды

Arknarok

Здравствуйте, с вами переводчик Щита. Спасибо, что прочитали 14 том.

Как ни удивительно, за всё время переводов Щита я ни разу не писал послесловие в стиле Юсаги. Думаю, пора исправить это недоразумение.


О четырнадцатом томе.

Когда я от скуки читал рецензии на этот том на амазоне и букметере, наверное в каждом комментарии к книге сюжет описывался словом あっさり, которое означает «легко и непринуждённо». Действительно, это главное впечатление, которое остаётся от тома — Наофуми легко и непринуждённо захватывает страну. Нам ещё в предыдущей книги сказали, что в Кутенро импотентное правительство, и этот том даже не думает нас переубеждать. Нам обещали лёгкую победу, мы её получили. Только вот хорошо ли это? Само слово 成り上がり в названии произведения — это жанр о стремлении к звёздам через тернии, о преодолении невзгод и препятствий. Я ничего не имею против жанра 俺TUE (о непобедимых читерах-героях), тем более что в Щите элементы этого жанра были с самого начала, но всё-таки на мой взгляд книга должна быть о другом.


Об арке Шильтвельта и Кутенро.

Филлеры! Чёртовы филлеры!

Нет, не подумайте, есть произведения, где я совсем не против филлеров. Иногда авторы так стремительно прут по сюжету, когда хочется немного полюбоваться миром, stop and smell the flowers. Но в Щите сюжета как раз нет, так что ощущение от филеров такое, будто кто-то налил воды в воду. Что не было их, что появились они — никакой разницы. И ведь казалось бы, Юсаги даже попыталась некоторые сюжетные моменты вплести в эти тома (в частности, объяснение усилений Щита), но на фоне всеобщей серости и однообразия всё это теряется.


Об изюминке Щита как произведения.

Недавно у меня брали интервью, где прозвучал вопрос о Щите. Так как это довольно интересный вопрос, я продублирую ответ здесь. Вопрос был на тему того, возмущаюсь ли я тем, что произведение о мести превратилось в такой балаган из японских клише.

Не затрагивая вопрос о роли мести в сюжете, я хотел бы возразить, что балаган из японских клише с самого начала был ключевой особенностью Щита. Юсаги задумывала Щит как произведение, обыгрывающее реалии японских RPG, в частности — любимых её серий Dragon Quest и Monster Hunter, однако из её комментариев (в том числе в этом послесловии) понятно, что она не гнушается и отсылками к просто старым играм. Наверное, если ловить эти отсылки, то Щит будет читаться куда бодрее. Увы, я не фанат DQ и MH, поэтому не могу их оценить. Тем более что…


О качестве текста Щита.

Знаете, есть такой закон интернет-общения: достаточно искусный троллинг неотличим от настоящего слабоумия. Вот и с Щитом то же самое: я постоянно думаю, то ли это Юсаги иронизирует, выдавая такую ересь, то ли просто не умеет писать. Каждый раз, когда я вижу опечатки (а их в 14 томе было немало, поверьте), я понимаю, что скорее тут всё-таки второе. Это грустно, потому что ты понимаешь, что работаешь над текстом, который был не слишком дорог его создателю. Правда, есть у меня и такая мысль, что Щит намного приятнее читать, а не переводить. Во время чтения можно не задумываться над смыслом слов и предложений, так что слабоумие текста замечается не так сильно. Увы, мне этот вариант недоступен, но всем читателям могу посоветовать: читайте Щит не включая мозг.


О Силдине.

Наверное, единственное более-менее светлое пятно в этом томе — потеряшка Силдина и её поход в бар с Наофуми. В этом месте книга как-то стала даже чуточку лучше. Может, Юсаги стоит почаще писать попойки?


О перспективе.

Если в отношении 14 тома у меня не было никаких надежд, то 15 может оказаться не так уж плох. Дело даже не в том, что 15 том практически целиком будет основан на тексте вебки, а в том, сколько времени ушло на его выпуск. Посмотрите на даты выхода томов:

Щит 10: март 2015

Щит 11: июнь 2015

Щит 12: сентябрь 2015

Щит 13: ноябрь 2015

Щит 14: февраль 2016

Щит 15: сентябрь 2016

До 15 тома Щит выходил раз в 2–3 месяца. Эта спешка, на мой взгляд, виновна в падении качества текста. Более того, в 14 томе она сломала иллюстратора, из-за чего он практически ничего не успел сделать. Но с 15 томом издательство приняло мудрое решение и дало Юсаги полгода на работу над томом. Хочется верить, она потратила их с умом.


О томе 14.5.

14.5 — это на самом деле не том, а та самая аудиодрама, которую упоминала Юсаги в послесловии. У меня её нет, так что переводить я её не буду. По сюжету она всё ещё относится к арке Кутенро — нечто вроде эпилога. Увы, даже купить эту аудиодраму непросто, потому что её никто нигде не продаёт! Если кто-то сумеет её отыскать и захочет пожертвовать мне — давайте, в таком случае я её переведу.


О донатах.

Всегда приветствуются, хотя их в последние месяцы крайне мало.


О длине тома.

Если честно, я не знаю, больше ли этот том, чем предыдущие, но я действительно еле успел перевести его вовремя. «Вовремя» означает что 16.04.18 (в день релиза этого послесловия) я уезжаю отдыхать в Японию, и мне пришлось очень постараться, чтобы окончание тома было готово к этой дате.


Что же, на этом у меня всё. Всем спасибо и до встречи в следующем томе.

SaniOk MEDVED

Здравствуйте, с вами редактор Щита. Спасибо, что прочитали 14 том.

Спасибо, что редачили его вместе со мной. Орфус, родимый, лучи любви тебе.

Дежавю?

Ничего, скоро нас всех отпустит. И повторы вроде битв с семпаями и копирование формата прекратится.


Я хотел продолжить тему лёгкости Щита. Помню, как сам читал его залпом и глаз редко спотыкался о какие-либо косяки даже на неоформленной арке. А теперь я его редактор и могу читать Щит раньше всех. Только меня это уже не радует. Ибо при редактуре, как и при переводе, обращаешь внимание на всякие мелочи. Особенно, когда проходишь по тексту второй-третий и так далее раз. Не советую вам перечитывать Щит так часто. Лучше постепенно забывать прошлое вместе с Юсаги и читать главы не задумываясь, взахлёб, с одной лишь мыслью: «что будет дальше?». Запомнилось, как сам так делал в томе седьмом. Коротая время в «окно» между парами, проглотил со смартфона целый том и остался весьма этим доволен. Теперь такое наслаждение мне недоступно. Поэтому не обращайте внимания на то, как мы с Арком тут ругаемся на Щит и читайте в своё удовольствие. И да пребудет с вами зрение!

Примечания

1

Меч Амэ-но-муракумо и меч Кусанаги это одно и то же.

(обратно)

2

По легенде, знаменитый меч Кусанаги, одно из трёх сокровищ Японии, был добыт из хвоста Ямата-но-ороти.

(обратно)

3

Игра с тремя костями. За подробностями сюда: https://en.wikipedia.org/wiki/Cee-lo

(обратно)

4

Японские карты, подробности здесь: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A5%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D1%84%D1%83%D0%B4%D0%B0

(обратно)

5

Слово «маджонг» (麻雀) читается в японском как «мадзян», но чтение «дзян» у 雀 очень нестандартное. Если заменить его на стандартное «судзу», получится как раз «масудзу».

(обратно)

6

Любая комбинация в маджонге, которая приносит очки.

(обратно)

7

Тоса — японская порода бойцовских собак. На соревнования их от души наряжают.

(обратно)

8

Кил всё ещё говорит как мальчик (прим. редактора).

(обратно)

9

Зачем своего? Тронь Кусанаги! Я хочу увидеть битву проклятий! — Прим. редактора.

(обратно)

10

Старое название Токио.

(обратно)

Оглавление

  • Начальные иллюстрации
  • Пролог. Совещание по захвату Кутенро
  • Глава 1. Запечатанный змей
  • Глава 2. Передача усиления
  • Глава 3. Проклятый меч Амэ-но-муракумо
  • Глава 4. Попутный ветер
  • Глава 5. Информация о врагах
  • Глава 6. Польза от Ци
  • Глава 7. Потеряша
  • Глава 8. Сестра
  • Глава 9. Кровожадная жрица
  • Глава 10. Методы усиления Щита
  • Глава 11. Временное возвращение
  • Глава 12. Предыдущая и нынешняя
  • Глава 13. Повелительница из прошлого
  • Глава 14. Страх перед монстрами
  • Эпилог. Вечер
  • Послесловие
  • Послесловие команды