Ведьма с приданым (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Глава 1. Дарья

Дарья.

На балконе шикарной московской высотки стояла хрупкая девушка. На взгляд неискушенного обывателя ей можно было дать от силы лет двадцать пять. Гриву золотисто русых волос, которые доходили своей хозяйке до талии, трепал озорник ветер, нет-нет, да и бросая пряди волос девушке в лицо. Но красавица этого словно и не замечала, просто время от времени заправляя непослушные пряди себе за ухо. Взгляд ее изумрудных глаз был направлен в одну точку, а нежные длинные пальцы с силой сжимали перила. На ней была простая блуза цвета малахита, и любимые поношенные джинсовые шорты. И лишь единицы знали, что девушка, даже в простой повседневной одежде, выглядевшая сошедшей с обложки Vogue, одна из сильнейших на просторах России ведьм.

Я, Дарья Константиновна Морозова — заместительница главной ведьмы России, вхожу в первый круг тринадцати и являюсь, без ложной скромности, второй по силе ведьмой в стране и ближнем зарубежье после главы ведьмовского клана Аграфены Ильиничны. Это страна развалилась в девяносто третьем, а территориальное деление магических кланов брало свое начало еще в царской России. И если для простых обывателей, наш мир заселяли лишь люди, то для посвященных это было далеко не так.

Кроме низших нечистей, вроде домовых, леших, водяных, этот мир населяли оборотни, вампиры, демоны, ведьмы и люди. Людей, конечно же, было больше, но качественно они явно проигрывали всем остальным. И если в старые добрые времена люди и нелюди боролись друг с другом, то теперь, в двадцать первом веке, люди «других» просто не замечали, а если что-то и замечали, то списывали на то, что мол «показалось, ведь такого просто быть не может». А если не списывали, то им помогали (ментальное воздействие еще ни кто не отменял). Сами же нелюди давно поделили и территорию, и сферы влияния. И верх иерархической лестницы заняли тоже давно.

Но не это сейчас занимало мои мысли. На Москву надвигалась гроза, и не было для ведьмы ничего приятнее, чем окунутся в грозовую стихию, напитаться ею.

— Эх, была бы гроза в Вознесенском, с удовольствием бы туда отправилась!

А так какое удовольствие вдыхать замухрыжинный воздух Москвы. Но в Вознесенское мне в ближайшее время не выбраться, все дела, да дела. Это выгляжу на двадцать пять, на самом деле мне давно перевалило за восемь десятков. И паспорт уже три раза меняла, благо низшие демоны делают это быстро и качественно. Да так, что ни одна современная техника не докопается. И по цене относительно не дорого. А дел в самом деле много, ведь я еще и гендиректор «Медикалгрупп» — крупнейшего производителя медицинских препаратов в стране. Дело мне досталось после смерти мужа двадцать лет назад. Тогда я осталась одна с двумя детьми, и если бы не поддержка семьи даже ведьма вряд ли бы выкарабкалась.

— Мам, на крышу пойдешь?

На крыше высотки была оборудована площадка, на которую был выход прямиком из квартиры.

— Да, Яр, пойдем.

Яр, Ярослав — мой старшенький, моя гордость. Взял все самое лучшее от меня и от мужа. От меня красоту, а от Миши — ум. Не зря все-таки, в свое время Миша был первым ведьмаком на потоке в ВМА (Всемирной магической академии). Да, да у нелюдей свои образовательные учреждения! Теперь вот первый в ВМА — Ярослав. Как же быстро летит время! Ну а магической силой природа не обделила всех моих детей. Их у меня трое: сын Ярослав и две дочери — Елизавета и Екатерина. Яр и Лизонька от Миши, ну а Катюша…

Катюша родилась через четыре года после смерти Миши. Я тогда только начала от всего оправляться. Навела порядок в фармфирме. Муж был химиком от бога, но, к сожалению, в финансах разбирался из рук вон плохо. И после его ухода пришлось надевать ежовые рукавицы, и проходить «курс молодого бойца с финансовой неграмотностью». А то было много желающих прибрать все к рукам.

Мы тогда взялись заключать сделки с вампирами. С них кровь, с нас усовершенственный способ сохранения оной. Дело в том, что кровь — это не только набор плазмы, эритроцитов, лейкоцитов и прочего… Кровь заключает в себя магию жизни, того существа, в чьих жилах течет. Люди научились сохранять лишь физические свойства крови, и им этого вполне достаточно. А вот вампирам этого было мало. Для них магия крови оказалась очень важна. Для них кровь — как для людей витаминные комплексы. Да они могут прожить какое-то время без крови, питаясь как обычные люди, но от этого они теряют свою магическую силу. И чем магически сильнее вампир, тем больше крови ему необходимо. Поэтому большинство высших вампиров вообще лишь кровь пьют. Для этого у них есть хадымы — слуги, добровольно отдающие кровь. Часто эта должность потомственная и целые поколения семей служат одному вампиру. Вампир по-своему о них заботится, а те подчиняются ему беспрекословно. Но рядовые вампиры не могут себе позволить иметь собственного хадыма, им остается или пользоваться хадымами клана (главы кланов дают такое разрешение своим приближенным), или нападать на людей (что запрещено), или пить консервированную кровь. Поэтому-то вампиров очень заинтересовала Мишина формула сохранения магических свойств крови. Сначала они хотели выкупить у меня формулу, предлагая немыслимые деньжищи. Но разве я похожа на дуру?

Пользуясь своими связями в министерстве здравоохранения, я сумела направить часть крови, идущую на «прокорм» вампиров на свою, тогда единственную фармацевтическую фабрику под Тулой. А потом устроила «рекламную акцию». Договорилась с несколькими столичными вампирскими барами, о поставке. Тут уж сами вампиры подсуетились, распробовав консервированную по новой технологии кровь, стали нахваливать ее своим главам. Мне оставалось только, заключать сделки, расширять производство и пересчитывать прибыль.

Подмяв под себя почти всех производителей крови для вампиров на территории бывшего СССР. Я вышла на европейский рынок. Тут и начались проблемы личного, так сказать, характера. Глава южноевропейского клана — Филиппе Скорцезе, решил, что негоже платить такие деньги какой- то там русской ведьме. Нужно сделать так, чтобы клан Скорцезе был в доле. А как заставить женщину поделиться, естественно влюбив ее. На себя Филиппе не рассчитывал, возраст уже не тот. А вот сыночка своего подослал.

Нет, конечно, они были не первые, кто до этого додумался. Но своих-то я знала как облупленных. Да и после смерти мужа было не до любви, налаживая производства, я дневала и ночевала на фабриках. А тут вроде, как бы, и расслабиться можно. Производство налажено, новая фабрика в Польше, под Плоньском строиться, и до пуска производственной линии тогда еще полтора года было.

Да и Мигель Скорцезе — видный мужчина! Отец итальянец, мать испанка. Как вы думаете, что могло получиться из такой гремучей смеси? Аристократ до кончиков ногтей, но при этом нисколько не слащавый, а такой что… Вообще, как я его при первой встрече слюнями не затопила?

Я тогда с детьми у своей тетки, Марии Николаевны, на вилле отдыхала. Она еще до революции 1917 вышла замуж за итальянского графа — Франциско Брокки. В те времена это был жуткий мезальянс. Шутка ли русская княжна, фрейлина самой императрицы и за какого-то заштатного итальянского графа, у которого за спиной лишь полуразвалившийся родовой замок в Пьемонте. Ну и что, что сильный ведьмак, что своих мало? Но тетя стояла вусмерть, или мой любимый Чичо, или никто больше! И дедушка Николай Федорович Мещерский соблаговолил встретиться с претендентом на руку старшей дочери. Поговорил по-мужски, совсем не аристократично, набил морду, затем с будущим зятем выпили.

А утром тетка узнала, что может готовиться к свадьбе, и зять, оказывается, и приличный, и правильный, и Машку в кулаке удержать сможет. В общем, живут тетя Маша и дядя Франциско душа в душу уже больше ста лет. Имеют пятерых детей и кучу внуков, а их вилла в Тоскане — самый гостеприимный дом в Италии, во всяком случае, для родственников Марии Николаевны.

… Гостили мы уже несколько дней, греясь у бассейна под благодатным южным солнышком, когда тетя Маша сказала, что ее младший сын — Серджио, устраивает сегодня вечеринку. А они с Чичо, уезжают на несколько дней в Рим, у дяди Франциско там, какие-то неотложные дела. Но я могу не переживать, Сережка хоть и балбес, но на него можно положиться. Высказав эту взаимоисключающую мысль, тетя в скором времени собралась. И личный водитель графа — Себастьян, увез их в сторону аэропорта, где у графской четы был личный самолет. Ну а мне что, я на отдыхе.

Уложив детей в тихий час, я спустилась в розовую гостиную, там и нашел меня братец Серджио.

— Слушай, Даш, я сегодня вечеринку устраиваю. Ты не переживай, мы на заднем дворе с бассейном обустроимся, так что детям шумно не будет. — Вообще, Серджио очень хорошо говорил на русском.

— Ой, да ладно тебе! Что я, что ли, молодой не была?

— Ну да, тоже мне старуха! Даша, а давай ты тоже к нам. У меня много симпатичных и не женатых друзей. Найдешь себе кого-нибудь.

— Нет Сереж, даже не уговаривай.

— Даша, вот не понимаю я тебя! Ты же молодая, красивая девушка! Не будь ты моей сестрой, я бы сам за тобой приударил! Что ты себя хоронишь? — Серджио, как истинный представитель Италии, заводился очень быстро. — Я если хочешь знать, все это только для тебя и устроил! Если сегодня не выйдешь к нам, я на тебя обижусь и уеду!

Сначала хотела психануть, потом стало смешно — ну как маленький, ей богу! Да и что мне оставалось делать? Ведь все это время нас развлекал именно Серджио. Тетя конечно у меня хорошая, но ведь замучает своей заботой.

— Ладно, Сергей Францискович, твоя взяла! Шантажист ушастый! — и гордо подняв голову, выплыла из гостиной.

— Даша!!!!

Просто уши были детским комплексом Серджио, чего я всегда не понимала, уши как уши. А еще Серджио терпеть не мог, когда его величали согласно русской традиции по имени отчеству.

Вторую половину дня я провела с детьми в соседнем городке. Дети набегались, накатались на каруселях, наелись мороженного и сахарной ваты. В общем, стоило им вечером положить головы на подушки, как сразу же и заснули. Даже новую главу «Чиполлино» я им дочитать не успела.

Оставив Ярика и Лизу с няней, я отправилась к себе переодеться. Особо решила не стараться, ибо незачем. Хотя! Облегающее черное платьице с длинными рукавами, вырезом лодочкой и кружевной кокеткой. Ну, это если смотреть спереди, то можно в монашки записывать, даже длина почти до колена. А если смотреть сзади, то платье открытое почти до талии. Волосы подняла наверх и заколола. На ноги босоножки с небольшим каблучком. Пару капелек моих любимых Miss Dior. И все, я готова!!!

Когда я вышла на задний двор, там уже были расставлены пластиковые стулья, я ближе к бассейну добавили лишних шезлонгов. Справа от бассейна разместили шведский стол с напитками, закусками. Тут нашлось место и для барной стойки, за которой колдовал бармен. А слева, где был вход в дом, находился импровизированный танцпол.

— О, Даша! — окликнул меня Серджио, — Иди к нам.

Он стоял в компании двух парней и трех девиц возле барной стойки.

— Знакомься Даша, это мои друзья: Марк — он указал на светловолосого высокого вампира, стоящего слева от себя. — Марк наследник норвежского клана. А вот эта красавица рядом с ним его жена и единственная — Ульрика.

Девушка, с волосами цвета морковки и россыпью веснушек, поприветствовала меня своим бокалом:

— Рады наконец-то с тобой познакомиться, а то Серджио нам все уши прожужжал, что к нему приехала красавица кузина.

— Мне тоже очень приятно!

— А этот шалопай — Дэвид, мой однокурсник — Серджио представил мне мускулистого парня рядом с собой. Каштановые волосы, золотисто-карие глаза. Дэвид излучал спокойствие и добродушие. Сразу видно оборотень, и явно из медведей.

— Привет, красотка! В кои-то веки Серджио не врал!

— А я Кэти! — сама представилась невысокая шатенка, неуловимо похожая на Дэвида. Увидев, что я перевожу взгляд с нее на Дэвида, она подтвердила:

— Да, да я сестра Дэвида и еще четырех таких же!

— А я Инесс — представилась эффектная брюнетка в сиреневом брючном костюме. Еще одна представительница вампиров.

— Я Дарья, рада познакомиться со всеми вами!

— А со мной познакомиться не хочешь? — раздался голос из-за спины.

— Мигель, где твои манеры? — воскликнула Инесс.

Я резко развернулась и уткнулась в распахнутый ворот черной рубашки. Подняла взгляд выше… Мамочка, я пропала! Разве можно быть таким красивым! Взгляд темно-карих, почти черных глаз завораживал, беря в плен.

— Даш, познакомься, этот покоритель женских сердец — мой брат, Мигель Скорцезе! — голос Инесс я слышала, словно через вату, но он помог разрушить это наваждение.

…Весь вечер Мигель не отходил от меня. С ним было легко и интересно. Не мудрено, что я была им просто очарована. Ну а когда на следующий день мы «случайно» встретились в кафе, где я с детьми ела мороженное, и он сумел покорить и моих детей, я просто решила дать себе еще один шанс на любовь.

…Потом было все… Мигель ухаживал очень красиво: море роз, поездки на яхте по Адриатике, ужин в «La Pergola», где был заказан целый зал с музыкантами, выходные в «Belmond Cipriani» в Венеции.

Первый звоночек прозвенел, когда Ульрика проговорилась, что у Мигеля есть невеста — наследница норвежского клана, сестра Марка. Тогда я задумалась, и попросила свою службу безопасности навести справки о южноевропейском клане в общем и о Мигеле в частности. То, что они накопали, мне не понравилось. Пока Мигель признавался мне в любви, его клан готовился к свадьбе своего наследника с наследницей норвежского. Это было слияние двух лучших вампирских кланов. Событие века!

А потом, я узнала, что беременна. Вот это был шок!

Дело в том, что от вампира может забеременеть только единственная. Единственная она на то и единственная, что бывает в жизни вампира лишь раз. Только эта женщина может зачать от вампира и ни с кем другим уже у вампира детей не будет. Вампиры определяют свою единственную, попробовав ее кровь. Но я не разрешала Мигелю пробовать моей крови, хотя он очень часто мне это предлагал под разными предлогами.

Узнав о беременности, я решила поговорить с Мигелем начистоту. В те дни я находилась в Польше. Взяв билет в Рим, позвонила Мигелю, но его телефон был отключен. После прилета пробовала позвонить снова, но снова было не доступно. Тогда я позвонила Инесс, она сказала, что Мигель скорее всего в своей римской квартире. И даже дала мне адрес.

Взяв такси, я рванула по адресу, это была не квартира, а скорее студия. Было странно, но дверь была открыта. Захожу, а там как в грошовой мелодраме вещи по полу разбросаны, и в дальнем углу на кровати Мигель с какой-то белобрысой кувыркается. Мышцы на его спине перекатываются, а ягодицы то сжимаются, то разжимаются в такт движениям. Вот сколько лет прошло, а эта картинка перед глазами стоит, словно только вчера видела!

У меня же перед глазами словно пелена опустилась. И чувствую, что ведьмина сила готова с рук сорваться. Как не сожгла, к чертовой бабушке, всю квартирку вместе с голубками, до сих пор не понимаю.

И так противно стало. Вот этого вот козла я любила! Да он моему Мише даже в подметки не годится. От этой мысли, как бы странно не было, я успокоилась. Усмирила силу, усмехнулась и изнутри постучала в дверь.

Этот благородный олень, из семейства парнокопытных развернулся, увидел меня и побледнел. На мгновение мне показалось, что в его глазах промелькнуло какое-то чувство, то ли огорчения, то ли тоски. А потом он натянул маску аристократической надменности. Белобрысая взвизгнула и стала натягивать на себя простыню.

— Дорогая познакомься, это госпожа Дарья Морозова, она кузина Серджио. — представил меня Мигель, натягивая подштанники. Причем звучало это так, словно мы находились на светском приеме. — А это моя невеста, Хельга Бернс.

Я не знаю, честно не знаю, чего хотел добиться Мигель от меня этим «дорогая» и «невеста». Может я должна была вспылить или еще что-нибудь сделать, чтобы меня потом можно было шантажировать. Но я улыбнулась, глядя в его лицо:

— Ой, извините, я, наверное, не вовремя. Мистер Скорцезе перезвоните мне завтра, когда освободитесь, у нас есть несколько нерешенных вопросов о поставке. Потом перевела свой взгляд на белобрысую, снова улыбнулась:

— Поздравляю с будущим бракосочетанием! Счастья — и не удержалась, — детишек побольше!

Белобрысая побелела, а этот парнокопытный аж посерел, как мне показалось.

Развернулась и вышла.


прода от 3.11.18


Выйти с гордо поднятой головой, было, наверное, самое легкое. А потом… Я плохо помню, что было потом. Казалось, из меня вынули стержень, что держал в вертикальном положении.

Выйдя из подъезда, побрела, куда глаза глядят. Прохожие оборачивались мне в след. А я просто шла… На душе было так паршиво… Мне не часто плевали в душу… И, Господи, как же это больно!

— О, белла донна, кто же обидел такую красавицу? — ко мне обратился пожилой мужчина в фартуке продавца мороженного. — Надеюсь, этот паскудник еще жив? — почему-то спросил он, внимательно глядя мне в лицо.

— Жив. И даже женится, — буркнула я.

— О, тогда я должен Вас поздравить, белла донна.

— С чем?

— Что Вам не достался такой осел. Запомните, белла донна, мужчина, который Вас не любит, вам не нужен. Вот лучше мороженное скушайте, оно у меня самое лучшее. — стал он нахваливать.

— А давайте!

Выскоблив из кармана мелочь, я хотела заплатить.

— Нет, что вы, белла донна, для такой красавицы бесплатно.

— Спасибо, Вам! — сказала я, присаживаясь на скамейку. От простых слов этого незнакомого мне мужчины, на душе стало значительно легче.

— Знаете, белла донна, мужчина, который не добивается своей донны, не знает что такое любить. Вот я свою Агостину три года добивался!

Он еще много чего говорил, но я слушала его в пол уха. И правда, чего я завелась. Ну, застала любовника с другой. Так хорошо, что застала! А вот если бы я ему о своей беременности успела бы рассказать, я бы от него в жизни бы не отделалась.

Так, беременность! Рожать или не рожать, вопрос даже не стоит. Это мой ребенок! И черта лысого, я его кому-нибудь отдам! Значит нужно что-нибудь придумать, чтобы несостоявшийся папаша не узнал о ребенке!

Так что, Дашка, соберись! Нам предстоят трудные времена, нужно заручиться поддержкой родных!

Я поднялась, еще раз поблагодарила мужчину. Поймала такси и отправилась в аэропорт. Нужно вернуться в Москву. Садясь в самолет, со злорадством подумала, что господина Скорцезе завтра ждет неприятный сюрприз. Но отомстить, это святая обязанность для ведьмы!


прода от 3.11.18


_ _ _

… Я прикрыла глаза. Как же быстро летит время! Вот и Катюше уже восемнадцать.

— Да, Яр пойдем!

— Не, ма, я пас! Мы с Демьяном в клуб собрались, он за мной заскочит, так что ты нас не жди.

— Прежде чем уйти, перекусите, а то знаю я вас! У Глаши как раз ужин готов.

— Мам, мы уже не дети!!!

— Яр, что ты, что Демьян для меня всегда останетесь детьми. Даже через сто лет. Так что нечего с матерью спорить, тем более Демьян всегда голодный.

И это не просто оборотом речи, лет до тридцати высшие демоны, к которым относился и Демьян, едят словно не в себя, так они свою вторую ипостась откармливают. Она у них как раз к тридцати годам полностью формируется. Вот и Демьяну еще года два осталось.

Вообще Ярослав и Демьян не разлей вода с первого класса магической гимназии. Мы тогда только переехали в Москву, и сын пошел в новую гимназию, как раз под конец учебного года. В первый же день рослый для своего возраста Ярослав заступился за притесняемого одноклассниками демона. Это сейчас, глядя на двухметровый шкаф по имени Демьян, никто бы и не подумал, что он был самым маленьким и обижаемым в начальных классах гимназии. Конечно, он не давал спуску своим обидчикам и часто был очень жестоко избит. Вот и в тот день представители оборотней, вампиров и ведьмаков сплотились против одного единственного одноклассника демона, загнали его в угол и хотели устроить «темную». Ну а Ярослав всегда очень чутко реагировал на несправедливость. У сына тогда первый раз вырвалась магическая сила, хотя у ведьмаков она проявляется лишь к годам к двенадцати. Он разнес тогда четверть гимназии. Помню, когда мне об этом сказали, я в расстроенных чувствах» чуть всю оставшуюся часть с землей не сравняла. С тех пор Ярослав с Демьяном дружат, а уважаемый Аркадий Павлович — директор гимназии и по совместительству древний вампир, до сих пор начинает заикаться стоило ему меня увидеть, а виделись мы часто. У меня там еще Лиза с Катей учились.

— Ладно, значит бросаете свою мать-старушку?

— Мам, не бери грех на душу. Тебе до старушки, как мне до китайской балерины.

Ярослав наклонился, чтобы чмокнуть меня в щеку.

— А где девочки? Ты не в курсе?

— Они у бабули в салоне, мы их с собой в клуб берем. Я бы, конечно, не брал. Но Катька уговорила взять себя Лизу, а Лизка крутит Демьяном как хочет. Ты же знаешь, он ей не в чем отказать не может.

Да, что есть, то есть. Лиза как Демьяна у нас первый раз увидела, так и заявила, что он будет ее мужем. Ей тогда года четыре было. Когда исполнилось двенадцать, Демьян от нее, по-моему, даже прятаться начал. А потом увидел Лизу на ее восемнадцатилетие. Теперь сам за ней бегает, и, рыча, отгоняет поклонников.

У Ярослава пиликнул телефон, сообщая о пришедшей смс.

— Мам, я побежал. — крикнул Яр, накидывая легкую кожанку — Демьян подъехал.

Входная дверь хлопнула, сообщая о том, что я осталась одна.

Что поделать дети имеют свойство вырастать. У них своя жизнь. И понимаешь вдруг, что вот так и остаешься одна!

— Барыня, Дарья Константиновна, вы ужинать изволите, али как? — услышала я голос Глаши позади себя.

Глаша — домовиха, прислуживающая не одному поколению нашей семьи. Причем домовые всегда сами решают в каком доме служить. И когда я выходила за Мишу, Глаша отправилась со мной.

— Нет, Глаш, давай я сначала на крышу, а то чую, пока я ем, гроза пройдет. А мне напитаться надо.


Глава 2. Мигель


Глава 2.

Мигель.

Во вторник пришло сообщение от секретаря отца, в котором сообщалось, что господин Филиппе Скорцезе, князь италийского, испанского, албанского, греческого и румынского кланов приглашает в родовое поместье «Blocco aria» своего сына и наследника Мигеля Скорцезе с супругой. Явиться следует незамедлительно.

Дьявол! Терпеть не могу эти его официальные финты. Почему в XXI веке нельзя просто позвонить. Почему нужно отправлять официального гонца.

К тому же прекрасно понимаю, что это снова будет головомойка.

Да я виноват! И вот уже почти девятнадцать мне внимают в вину, что я не смог договориться с Дарьей. Которая теперь не за какие коврижки не продает нам кровь со своих фабрик. Нам приходится покупать ее у перекупщиков, но уже за другие деньги, что очень сильно понижает наши позиции среди европейских кланов. Точно так же не везет клану моей жены, поэтому ни у кого не возникает сомнений, кто виноват в данной ситуации.

Но ведь еще тогда, я предупреждал отца, что невозможно усидеть на двух стульях сразу: захомутать ведьму и жениться на Хельге.

Даша. Ведьма с золотыми кудрями и завораживающим взглядом зеленых глаз. Ведьмины глаза в ареале пушистых ресниц. Я не у кого больше не видел таких глаз. Эта ведьма все же затронула что-то в моей душе. В первый же раз, когда я встретил ее на вечеринке у Серджио, меня поразил изгиб ее спины. Захотелось прижать к себе и целовать, начиная от позвонков на шее, спускаясь все ниже.

Черт, я, кажется, старею и становлюсь через чур сентиментальным!

А ведь все так хорошо начиналось! С Дашей было легко, интересно и приятно. Она единственная, кто не строил из себя кого-то другого. Она была самой собой, искренней, нежной и теплой. Она не строила из себя кого-то и не любезила передо мной. Она была на равных. И это так заводило.

А запах! Как же умопомрачительно она пахла! Весной. Она пахла весной. Когда земля сбрасывает с себя зимнее одеяло, и в воздухе разносится запах первой свежести. Он очень долго преследовал меня потом, этот аромат. А какой она была в постели! С ней я забыл, что помолвлен, что мне нужно просто влюбить ее в себя… А зря…

Когда позвонила Хельга, Дарья была в Варшаве. Хельга сказала, что нам нужно поговорить и предложила встретиться как обычно у меня, естественно я не стал отказываться. Но она набросилась на меня в квартире уже через пару минут. И надо же было появиться Дарье в этот момент. А главное, как она узнала адрес моей римской квартиры? Ведь я никогда ее туда не водил.

Ведьма! Она не стала устраивать сцен. Нет. Она сделала вид, что не было этого месяца умопомрачительного секса. Что это не она таяла в моих руках! Не она выкрикивала мое имя на самом пике каждый раз! Не она шептала мне слова нежности, рисуя на груди незримые узоры! В душе поднималась злость! Захотелось вывести ее из себя. Пусть бы закричала, дала пощечину, выпустила магию, в конце концов. Но лишь на миг в этих зеленых глазах промелькнуло пламя, а потом ледяное:

— Мистер Скорцезе перезвоните мне завтра, когда освободитесь, у нас есть несколько нерешенных вопросов о поставке.

И ведь, как дурак, звонил, как только выпроводил Хельгу. На все номера, какие смог найти. Но личный был отключен, в офисах она не появлялась, а тетка сказала, что уехала в Россию и в ближайшее время не намерена посещать Европу.

Ведьма!

А когда она повернулась и уходила с высоко поднятой головой… Я понял, что потерял что-то ценное… Сам выбросил… Своими руками…

_ _ _

А сейчас отец, скорее всего, будет песочить на ту же тему, потому что прошел совет сильнейших, где было решено повесить на меня решение данной проблемы.

Замок «Blocco aria» находится в одном из живописнейших мест Италии. Отец приобрел его еще в XVI веке. С тех пор живет там, практически никогда не покидая. Даже на свадьбу с матерью в 1789 году, отправил вместо себя доверенного Пенитто.

«Воздушный» замок примостился на самом краю пропасти, к нему вела только одна дорога, по арочному мосту через ущелье. Его высокие готические шпили подпирали голубое небо. А с высоких террас открывался прекрасный вид на пик Червиньи. В детстве я любил сидеть с книгой у арочного окна библиотеки и любоваться этими горами. К сожалению, сейчас на это просто не хватало времени.

Отец с матерью встретили нас у парадного входа. Старый Беппе, наш бессменный дворецкий, открыл двери в автомобиле мне и супруге.

— Мы рада вас видеть, дорогие дети! — сказала мама.

Мама была все еще очень красивой женщиной. В свои 248, она даже по вампирским меркам, выглядела молодо. Отец и женился на ней после того как увидел ее миниатюру кисти Доменико Босси.

Блестящие волосы цвета воронового крыла, собранные в замысловатую косу, длиной ниже талии, темно-карие, почти черные глаза, которые достались и мне, не оставляли равнодушными многих. При этом все еще по-девичьи тонкий стан.

Мама с Хельгой обнялись, мы же с отцом обменялись приветственными наклонами головы.

— Сын.

— Отец.

— Нам нужно срочно поговорить, жду тебя в кабинете. — с этими словами отец развернулся и ушел. На Хельгу он даже не взглянул

— Мама, рад видеть тебя в добром здравии. — я подошел и поцеловал мать в щеку.

— Я тоже очень счастлива видеть вас в замке. Как доехали? — воспользовавшись тем, что я наклонился, мама потрепала меня по голове. — Но ты поспеши к отцу, а то он с утра не в настроении. А мы с Хельгой пока поговорим о нашем, о девичьем.

— Хорошо.

Поднявшись по лестнице, я хотел постучать в дубовую дверь кабинета.

— Входи! — опередил меня оклик отца.

Отец сидел за столом.

— Ты летишь в Москву, и это не обсуждается. Все остальные указания получишь у Бениамино. Хельга пока останется у нас.


прода от 4.11.18


— С чего бы это отец? Мы же в России персона нон грата, если мне память не изменяет, а она у меня хорошая, на пятьдесят лет! А прошло чуть меньше девятнадцати.

— Твоя сестра оказалась единственной для Дмитрия Бестужева, племянника Константина, князя московского клана.

— Где они вообще могли познакомиться?

— На Ибице, ты же знаешь, Луиза брала Инесс с собой. Это не самая лучшая партия для Инесс, но против правил не пойдешь. И нам это в данный момент выгодно! Бестужев подсуетился, чтобы с нашей семьи сняли запрет. Так что, ты летишь в Москву вместе с сестрой и соответствующей свитой. У тебя будет возможность исправить свой грешок. Надеюсь, мне не придется больше за тебя краснеть и прикрывать твою задницу?!

— Нет, отец, не придется. Я все сделаю.

— Не разочаруй меня еще больше! Самолет вылетает через час. Бениамино ждет за дверью.

Поклонившись отцу, я вышел за дверь. В коридоре действительно стоял секретарь с зеленой папкой.

— Господин. — низко поклонился он мне.

Бениамино был слабый в магическом плане вампир, он даже кровью питался два раза в месяц, только чтобы не стареть, предпочитая человеческую пищу. Но мозги у него были золотые. К тому же он был до безумия предан нашему клану, точнее отцу. Это была какая-то собачья преданность, на грани мазохизма.

— Что там, Бениамино?

— Здесь все, что Вам может потребоваться, господин. Пожалуйста, ознакомьтесь до того, как прилетите в Москву. Все данные, что мы смогли собрать на клан Бестужевых. — передал он мне папку, низко кланяясь. — А вот на этой флешке, все данные на Дарью Морозову.

С этими словами мне была вручена маленькая флеш карта.

— Хорошо.

— Я могу идти, Господин?

— Да, Бениамино, ты свободен. Да, если что, у тебя ведь тот же телефонный номер? Вдруг у меня возникнут незапланированные вопросы.

— Да, Господин, все тот же. — ответил секретарь отца, снова низко сгибаясь в поклоне.

Спустившись в холл, я застал там мать с супругой.

— Мама, Хельга, вынужден оставить вас. Мне необходимо вылететь в ближайшее время.

— Я знаю. — ответила Хельга, — мне Луиза все объяснила.

— Вот и хорошо! Мам, ты не поторопишь Инесс? Зная ее привычку, я не уверен, что мы сможем вылететь вовремя.

— Не в этот раз, сынок. Она уже целый день сидит на готовых чемоданах, так торопится к жениху. Так что автомобиль подадут через двадцать минут.

— Просто отлично! Мама, кто из хадымов сегодня есть?

— Ну, точно не знаю, но твою Мими я сегодня придержала.

— Спасибо, мама! Всегда знал, что на тебя можно положиться.

Мими была человеческой девушкой, ее семья находилась в нашем услужение без малого лет триста. С тех пор как отец приобрел замок. Оказалось, что в ближайшей деревушке есть несколько семей пригодных для этой цели. Дело в том, что кровь хадымов была не просто лучше остального большинства, они еще были менее восприимчивы к вампирскому обаянию. То есть не становились зависимыми от вампирской слюны. Точнее не так. Становились зависимыми, но более адекватными.

Так вот найдя эти семьи, которые в далеком XVI веке оказались полностью зависимыми от своего господина, отец занялся селекцией. Если это можно так назвать. Жениться или выходить замуж наши хадымы, могли только с разрешения господина. Предохраняться в деревне было запрещено, так что о численности хадымов мы не переживали. Я не совсем разделяю это увлечение отца, но, стоит признать, что результаты стоят того. Так кровь Мими — истинный деликатес! К сожалению, а может быть и к счастью, люди не могут быть нашими парами. Только вампиры, ведьмы, оборотни и демоны. Человеческая женщина не может забеременеть от вампира. А вампир перестает пить кровь, когда находит свою единственную. Мне же пока приходилось довольствоваться услугами Мими и ей подобных. Хотя Мими всегда была рада меня видеть.

Зайдя в комнату девушки, я начал раздеваться еще у порога.

— Господин, я так рада Вас видеть!

Было видно, что девушка меня ждала. На ней было откровенное облегающее платье с открытыми плечами. Ее золотисто русые волосы свободно падали, укрывая девушку до талии словно плащ. Когда-то только из-за цвета этих волос, я и выбрал Мими.

— Мими у нас мало времени, мне нужно выезжать через… — я посмотрел на часы — …пятнадцать минут.

— Да, Господин! — скромно потупила глаза Мими, затем прикусила губки — Но ведь эти пятнадцать минут вы мой?

— Я — твоим?! Ха-ха-ха! Нет, малышка, это ты — моя!

Я схватил Мими, подтащил к дубовому столу, поставил к нему лицом и приказал:

— А сейчас будь хорошей девочкой! Наклонись и положи ладони на стол!

— Господин, умоляю вас… — начала было она, но я ее резко схватил за волосы правой рукой, а левой толкнул в спину на стол. Она легла на него грудью. Ее попка, обтянутая тканью платья, оказалась выпяченной как раз перед моими бедрами.

Я потянул ее за волосы, чтобы она повернулась лицом ко мне и прошептал:

— Вот так ты мне нравишься больше, Мими.

— Да, Господин! — она боялась сделать лишний вздох.

Уложив ее щекой на стол, я схватил подол ее платья двумя руками и разорвал его до самой горловины. Под платьем на ней был миленький черный кружевной набор. Подняв Мими за волосы:

— Встань!

Схватив платье за ворот спереди, я дернул его на себя. Ткань не выдержала и поддалась, девушка осталась в одном белье. Я же чувствовал, как бешено стучало ее сердечко. Помяв груди в бюстгальтере, я спустил его лямки вниз, освободив ее груди. Бюстгальтер спустился до талии. А соски на ее грудях встали словно солдатики. Я зажал ее соски в пальцах. Я видел, что Мими больно, и это доставляло ей еще большее наслаждение. Я учуял, как она потекла. Схватив ее за волосы, я опрокинул ее снова грудью на стол и поелозил ее титьками по столешнице. Затем дал ей шлепка по ягодицам:

— Встань на носочки!

Мими сейчас же послушалась, и ее ягодицы выпятились еще больше. Я подцепил пальцами ее трусики и потянул их вниз.

— Раздвинь ноги! Шире!

Оставил трусики на середине бедер. Наклонился к ее уху:

— Уронишь — накажу!

Мими начала всхлипывать.

Я расстегнул ремень на брюках, потянулся к ее сосредоточию. Она была полностью мокрая. Собрав двумя пальцами ее соки, я засунул пальцы ей в рот.

— Соси!

Я стал засовывать пальцы ей в рот и высовывать их, а Мими заработала губками, при этом не забывала тереться попкой об мои бедра. Я выпустил своего красавчика наружу и жестко вошел в нее. Мими вскрикнула. Я вытащил пальцы из ее рта и вонзил клыки ей в шею. О ее букет, сдобренный страстью, был не передаваемый! Девушку захлестнула эйфория от попавшей в кровь слюны. Это подхлестнуло меня. Через пару секунд все было кончено!

Я был сыт. А девушка блаженствовала. Молодец! Трусики не уронила.

Вытеревшись обрывками ее платья, я оделся и вышел.

В холле меня уже ждали мама, Инесс, и Хельга.

— Мам, скажи отцу, что Мими нужно выдать замуж. Последнее время она растолстела.

— Хорошо, сынок!

— Удачи! — ко мне подошла Хельга и чмокнула в щеку. Я схватил ее за талию и подвинув к себе поближе впился поцелуем ей в губы. Почему-то доставало удовольствие знать, что она почувствует кровь на моих губах и, естественно, будет знать, каким способом я ее получил.

— Ну что сестричка готова. — спросил я у Инесс, оторвавшись от Хельги.

— Всегда готова!


Глава 3. Мигель

В Москву мы прилетели вечером. Клан Бестужевых встречал нас в аэропорту чуть ли не всем составом. Кроме самого жениха, глава клана Константин с супругой Натали. Брат и по совместительству отец жениха — Анатолий с супругой Еленой, Штук пять отпрысков разного пола и возраста. И, конечно же, свита в двадцать вампиров.

Наша свита тоже состояла из двадцати вампиров. Это была обычная практика при посещение чужого клана. Меньше — по статусу не положено, больше — или боишься, или не доверяешь. А вот представители клана были только мы вдвоем — я и Инесс.

Добро пожаловать в клан, дорогая невестушка! — широко раскинув руки, вышел вперед Константин Бестужев. — Я рад, что наш сорванец, наконец-то, нашел свое счастье.

С этими словами он обнял Инесс и расцеловал в обе щеки. Чем привел ее в сильное смущение. Я впервые за, наверное, пятьдесят лет видел, что бы что-то заставило мою сестру смутиться.

— Дядя! — рядом с Инесс оказался Дмитрий, — Совсем засмущал мою невесту.

Дмитрий обнял Инесс, мягко целуя в губы.

— Я скучал! — тихо прошептал он ей.

— Я тоже. — подняла на него глаза сестричка.

Если честно, первый раз вижу Инесс такой. Обычно это гордая и надменная зараза, стервозная и скорая на язык. За что давно получила прозвище «Пьемонтская роза» — красивая, но с шипами. Рядом с Дмитрием, что был на целую голову выше, далеко не низкорослой сестры, она растеряла все свои шипы. И казалась нежным и хрупким цветком. Да! Вот что любовь с вампирами делает!

— Счастлив видеть вас в Москве! — Константин вначале сжал меня в медвежьих объятиях, затем, слегка отстранившись, пожал руку.

— Я тоже очень рад, господин Бестужев!

— Э, нет! Давай сразу договоримся, просто Константин.

— Хорошо! Тогда — просто Мигель.

— Вот! Сразу видно наш человек! Сработаемся! Так, давай я тебя со своей семьей познакомлю.

Что мне нравилось в русских кланах, это то, что здесь не следовали вымораживающее аристократичному этикету. Этикет тут делился на светский — официальный, и домашний — принятый в кругу семьи. Здесь не боялись лишний раз улыбнутся, показать свои настоящие чувства. Отец за это бы просто убил!

— Это моя супруга — Наталья Алексеевна. — Константин приобнял за плечи красивую блондинку с лучистым взглядом ярко голубых глаз.

— Да ладно тебе, Костя! Не такая уж я старая. Можно просто Наташа. Семья и друзья называют Ната.

— Я знал, что русские женщины красивы, но Вы разбиваете мне сердце! — я поцеловал руку Наталье.

— О, оказывается, итальянские мужчины не отстают в галантности французам.

— Что Вы, мы их в разы превосходим, сеньора!

— Мой брат Анатолий, представил Константин практически свою копию.

— Очень рад! Мигель.

Мы пожали друг другу руки

— А это наша Елена Прекрасная! — представил Константин супругу брата.

Елена, в отличие от Натальи, была шатенкой. Но при этом не менее эффектной.

— Я просто сражен, сеньора!

— Ха-ха-ха! — рассмеялась она. — Простите меня, Михаил! Можно мне Вас так называть?

— Для такой красивой сеньоры, все что угодно!

— Вот, вот. Все же русские мужчины намного лучше! Не обижайтесь Миша, но это правда. С ними хотя бы ты всегда знаешь, какое впечатление произвела. А не эти безликие «О, сеньора, вы разбиваете мне сердце своей красотой», а сам при этом в твоем декольте свое зрение потерял.

— Так, тетя Лена, он и не говорил, чем сердце разбила. Может именно этим. — выкрикнул кто-то из молодежи.

Эта перепалка развеселила всех. И в хорошем настроение все стали рассаживаться в предоставленные машины.

Воспользовавшись тем, что мы ехали в одной машине, я спросил у Дмитрия:

— Ты не знаешь такого — Ярослава Морозова?

— Знаю, мы с ним приятельствуем. Друзьями нас назвать нельзя, но мы определенно знакомы.

— Значит, ты сможешь свести меня с ним?

— Смогу, наверное. А зачем, если не секрет?

— Да какой секрет! Хочу через него попытаться договориться о поставках крови. Говорят, мать потихоньку вводит его в бизнес.

— Да, она отдала ему часть бизнеса, чтобы он смог попрактиковаться. Но он не занимается кровью, в его введенье фармпрепараты. И работает он в основном с оборотнями, там у него связи.

— Ну, попытка — не пытка, так ведь у вас в России говорят? Мне терять уже нечего.

— А что вы не поделили с Дарьей Константиновной? Она, вроде бы, очень положительная. Во всяком случае, с мамой они лучшие подруги, а мою маму кроме отца мало кто может вытерпеть.

— Это очень длинная и неприятная для меня история. Я бы не хотел рассказывать ее сейчас.

— Ну, хорошо, я попробую помочь.

— Если вы насчет Ярика Морозова, то они сегодня в «Красной Луне» зависают, там сегодня Лешка Сибирцев проставляется. Значит, Яр с Демьяном по любому будут. — подал голос сидящий спереди сын Константина — Александр. — Я тоже, туда собирался. Могу взять с собой, только нужно с официальной части свинтить, а то не успеем.

— Что нужно сделать? Простите, я не совсем понял! — переспросил я у него.

— Ну, нужно будет уйти раньше, чем закончится официальное представление Вас нашему клану.

— С этим я могу помочь. — откликнулся Дмитрий. — У меня в клубе есть вип-кабинка, так что можем все туда отправиться. Да и Инесс в клубе будет интереснее. Ну, что решено? Часок поскучаем на официальном приеме, затем всей молодежью рванем в клуб.

— Я — за! — подал голос Александр, — Хоть раз мать не будет песочить, что сбежал с официального приема.

— Я — за обеими руками!

… Официальная часть прошла без эксцессов. Так что чуть больше чем через час молодое поколение клана Бестужевых в количестве двенадцати вампиров, ну и я в их числе подъехали к клубу «Красная Луна».

Как мне сказали, один из лучших клубов в Москве, куда людей не пропускали. На первом этаже расположился танцпол и бар, а на втором полукругом располагались вип-кабинки со стеклянной стеной в сторону танцпола. Кабинка оказалась довольно просторной. В ней полукругом располагались красные кожаные диваны, на которых и расположилась наша компания.

— Так! Я иду танцевать. — заявила Настя, сестра Дмитрия. — Девчонки, вы со мной?

Вскоре мы остались практически в мужской компании. Не ушла танцевать только Инесс. Но им с Дмитрием, кажется, не до чего не было дела. Сестричка сидела на коленях жениха, и они наслаждались обществом друг друга.

— Мигель вон смотри, — подозвал меня к стеклу Александр. — Видишь, тех двух ведьмочек? Вон там, справа. Вон рыженькая и черненькая. Вон к рыжей еще демон подходит. Видишь?

— Ну?

— Это сестры Морозовы: Лиза и Катя. Значит Ярослав тоже где-то поблизости. Может, пойдем, я тебя представлю?

Я смотрел на танцующих девушек. Рыженькая была очень похожа на свою мать. И от этого замирало сердце. Вот этот поворот головы, вот эти руки с красивыми длинными пальцами, даже улыбалась она так же, как Даша. Только волосы у Дарьи были не рыжие, а золотые.

Но почему кажется знакомой ее сестра. Брюнетка. Она совсем не походила на Дашу. Это не портило ее. Совсем нет. Она была красива по-своему. По другому. Она могла бы стать прототипом Белоснежки: белая, словно фарфоровая кожа, иссиня-черные волосы, алые губы. Я ведь ее никогда раньше не видел?!

— Что ж, давай спустимся.

— Знаешь, поговаривают, что Екатерина — полукровка, хоть и сильная ведьма. Но ходят слухи, что ее отцом был вампир. Правда, на ней это не сильно сказалось. Ты же знаешь, девочки у ведьм, становятся только ведьмами, кем бы не был отец.

Тут мы дошли до лестницы и стали спускаться вниз.

Когда до девушек оставалось метров пятьдесят, заработал кондиционер. И поток воздуха донес до меня запах…

Это было как таран… Из меня вынули душу, если она у меня была…

Это была моя кровь. Моя родная кровь. Запах моей родной крови. До этого только два существа обладали этим запахом: отец и Инесс. Даже мама пахла не так, по другому. Точнее я так думал…

Наполовину вампир…

И здесь девушка подняла взгляд, посмотрела прямо на меня. На меня смотрели мамины глаза! Ну, или мои.

Я не мог поверить… Нет! Этого просто не может быть!

Моя дочь! У меня есть дочь!

Катя Морозова! Это значит… Значит Дарья — моя единственная!

Все это время. Девятнадцать лет, я был идиотом, который не распознал свою единственную!

Все девятнадцать лет, она водила меня за нос.

И этот запрет на посещение России! Это не просто месть злобной ведьмы. Она просто не хотела, чтобы я встретился со своим ребенком!

Я убью эту ведьму!

Нет! Я запру ее в замке, пока у меня не будет наследника или лучше парочки! И пусть только попробует мне возразить!

Стоило только подумать о том, как мы будем делать этих наследников — в штанах стало тесно.

— Только не могу понять, какой идиот отпустил свою единственную? — отвлек меня от проносящихся в моей голове со скоростью света мыслей Александр.

— Я!

— Что!

— Этот идиот — я!

— Но! Как! — ошарашено уставился на меня вампир. — Нет! Ты шутишь?

— Хотел бы, но я чувствую родную кровь.

И тут Александр просто сложился пополам от смеха.

— Ха-ха-ха! Ха-ха-ха! Нет, не могу! Хотел бы я посмотреть на твоего отца, когда до него дойдет, что единственная его наследника — ведьма! Ха-ха-ха!

Он был прав, это в российских вампирских кланах, к женам-ведьмам относились благосклонно. Здесь было очень много смешанных браков. И почти все жены были единственными для супругов-вампиров. А вот в Европе смешенные браки не приветствовались. И хотя это приводило к вырождению кланов, но чистота крови превыше всего! И главным расовым поборником был мой отец!

— Как-нибудь справлюсь. Но от Дарьи я теперь не откажусь! И пусть только кто-нибудь встанет на пути!

— А у самой Дарьи спросить не хочешь? Она согласна? Ведь если она пряталась от тебя столько лет…

— Это мои проблемы! Сейчас я иду к дочери.

— Упс! Кажется, ты опоздал.

Обернулся, но девушек на танцполе уже не было. Они покидали клуб. Бросился следом, но не успел. Я застал только звук отъезжающего такси.

Глава 4. Дарья


Глава 4.

Дарья.

После того, как прошла гроза, я еще долго стояла на крыше. Платье промокло, но зато на душе было легко и хорошо. Меня переполняла магия. Хотелось петь, плясать и выкинуть что-нибудь этакое. Я вздохнула переполненный озоном воздух.

— Как же хорошо! Э-э-х!

Покружившись, я стала спускаться вниз.

— Барыня! Барыня! Вам Елена Леонидовна звонит!

— Иду, Глаш.

Елена — моя лучшая подруга еще со времен Академии. Ведьма из моего круга тринадцати. Она вот уже сорок лет жена и единственная Анатолия Бестужева. Но дружить нам это нисколько не мешает. Да и с кланом Бестужевых я давно и плодотворно сотрудничаю.

— Алло, Лен, привет!

— Привет, Даш! Слушай, у меня для тебя не очень хорошая новость. Помнишь Мигеля Скорцезе.

Я напряглась:

— Ну?!

— Он сегодня прилетает в Москву.

— Как?

— Его сестра Инесс, единственная моего Димки. И три часа назад Совет снял запрет на их въезд в Россию. — ошарашила меня Ленка.

— Черт! Черт! Что же делать? — в голове была полная каша. — Так, главное успокоиться!… Сейчас съезжу к Максиму, он точно сможет что-нибудь подсказать.

— Да, Максим — это сила! — подбодрила меня подруга. — У нас сегодня только официальная часть. Не думаю, что ему сегодня будет до тебя.

— Да ему вообще до меня нет никакого дела! Он, скорее всего, будет подбивать клинья к Ярику. Ладно, сегодня дети укатили в клуб.

— Ну, навряд ли, сегодня Скорцезе будет по клубам шляться. Так что давай дуй к своему Максу. И если что будь на связи.

— Хорошо! Пока!

Распрощавшись с Еленой, я стала собираться к Максиму.

Максим Богдановский — высший демон. И мой любовник. Хотя он вот уже двенадцать лет пытается перевести наши отношения в более официальные рамки, я не сдаюсь. Хоть Максим и убеждает меня пройти с ним ритуал единения, как истинной паре. Но я не хочу! Как говорят: «Обжегшись на молоке — дуешь на воду». Вот и я боюсь ошибиться очередной раз.

Конечно, бабским сердцем мне жалко Максима. Он-то не виноват, что на моем пути встретился такой парнокопытный. Но пересилить себя не могу.

А Максим терпеливый. Даже через чур! Иногда хочется, чтобы перекинул через плечо и понес в храм. Куда бы я от него делась? Ну, поворчала бы немного, немного подулась, или поистерила. Но простила бы… Наверное… Когда-нибудь…

А он ждет. Предлагает снова и снова. А я снова и снова отказываю. То время не то, то дел не впроворот, то дети еще маленькие. Хотя даже дети последние лет пять спрашивают, когда уже свадьба-то. А Лиза, недавно вообще заявила, зараза мелкая! Мол, подождите еще немного, мой Демьян в силу войдет, и проведем сразу две свадьбы. Мать и дочь — обе невесты, такого еще на нашем веку не было.

Вот так и живем. Я тут, а он там. Правда я ему предлагала, переехать ко мне. Но тут уж всегда спокойный Максим, уперся обоими рогами (а они у него во второй ипостаси красивые, витые), он у жены жить не будет! Лучше я к нему! А он уже дом под Москвой построил, на берегу реки, кругом гектары леса… Ну и так далее… И тому подобное… А сам смотрит на меня, как кот на сметану… Уговаривает значит, поганец.

Тут уж я встала в позу.

— Это тебе, чем же моя квартира не нравится?

— Тем, что я — мужчина! Я должен привести женщину в свой дом, а не переезжать к ней!

— Это что еще за принципы доморощенного домостроя! Как я могу к тебе переехать, а дети. Я не могу уехать от них! — обиделась на него я. — Не ожидала я от тебя такого! Как ты вообще мог до этого додуматься, чтобы я оставила своих детей одних! — я завелась не на шутку. — Это какая я, по-твоему, мать!

Демон смотрел на меня ошарашенными глазами, открыв рот. Он пытался вставить хоть слово. Но если я завелась, меня танком не остановишь.

— Это такого ты обо мне мнения!

— Но, Даша! — пытался достучаться до меня Максим

— Что, Даша?! Что, Даша?! — вызверилась я. — О какой семье, ты вообще можешь говорить, если представляешь меня такой ужасной матерью? — я посмотрела на него, переведя дух.

Максим стоял и хлопал ресницами. Что-то сказать он уже не пытался. И это взбесило еще больше:

— Да пошел ты вообще!!! — развернулась и, выйдя, хлопнула дверью.

Когда, через два часа, я пересказывала этот диалог Ленке, она от хохота сползла с дивана на пол. И целый час я слышала от нее только:

— А ты чего? Ха-ха-ха-ха! А он что? Ха-ха-ха-ха!

— Нет, Лен, ну ты подруга, или как? Что мне делать-то теперь? Мне же стыдно!

— Ха-ха-ха! Стыдно ей! Ой, не могу! Ха-ха-ха! Ей стыдно. А где твои мозги были?

— Не знаю я!

— Так ладно, подруга, не дрейфь! — обнадежила меня Ленка. — Блин, я думала, так выносить мозг, могу только я. А оказывается мне до тебя как до Пекина. «О какой семье ты вообще можешь говорить!…»- передразнила она меня. — Ха-ха-ха!

Моя собеседница снова впала в истерику.

— Так! — отсмеявшись в очередной раз, заявила Ленка. — Делаешь морду кирпичом. И ни в коем случае не показываешь, что тебе стыдно. И вообще не извиняешься.

— Но…

— Так надо! — огорошила меня подруга. — Спишем все на женскую логику, она, слава Богу, логике не поддается и извинений не требует.

… В общем это была наша первая и единственная ссора. И хотя при следующей встречи Максим подходил ко мне с лицом сапера перед неразорвавшейся гранатой, он молодец! Не слова мне о моей истерике не сказал. Но и вопрос совместного проживания был снят с повестки на долго.

В общем, кому еще решать мои проблемы, как не Максиму. Поэтому пошла я собираться.

Собиралась я как женщина, идущая на свидание к любимому мужчине. Но на свидание к любимому мужчине, от которого тебе что-то нужно. Значит более тщательно. Так, а где у нас сейчас любимый мужчина? Этот вопрос я задала Ирине, секретарю Максима Павловича. Ага, все еще на работе. А что вы там делаете в полдевятого вечера? А у вас завтра конференция и материалы не готовы? Ну-ну! Ладно, значит одеваем деловой костюм: юбку карандаш с разрезом спереди, и приталенный жакет. Кружевные чулочки (обожаю, когда он их с меня снимает). И комплект нижнего белья, его Максим еще не видел. Черно-белый кружевной комплект идеально подчеркивал все мои прелести, поэтому понравился мне неимоверно. Волосы в строгий пучок в стиле училки, и лодочки на шикарном каблуке. Пару капелек любимых духов и я готова!

В приемной мне попалась Ирина-секретарь, делающая кофе. Забрав у нее кофе, я отправила ее домой, нечего человеку перерабатывать! Закрыла за ней дверь приемной изнутри. Поставив чашку с кофе на поднос, я открыла дверь в кабинет:

— Максим Павлович, ваш кофе.

Блин, обожаю этот его взгляд!

Глава 5. Максим


Глава 5.

Максим.

Три дня я пробыл в Новороссийске. Здесь был зафиксирован аномальный всплеск запрещенной магии. Отправленная разведгруппа засекла прорыв нечисти на старом кладбище. Были задействованы силы быстрого реагирования. Но они не смогли оперативно справиться с прорывом. И мне как эмиссару Совета пришлось отправляться в Новороссийск.

Три дня пришлось повозиться, но, в итоге, преступники были найдены и арестованы. Ими оказались два ведьмака и демоница. Демоница решила устроить в городе передел власти руками двух влюбленных в нее идиотов. Которые смогли поднять нечисть, а вот удержать ее силенок уже не хватило. Теперь этих горе преступников этапировали в Москву в казематы Совета.

Прилетев в Москву, я даже переодеться не смог. У трапа меня встретила Иришка, дочь моей сестры и, по совместительству, мой секретарь последние три года. Только ее кандидатура устроила мою пару — Дарью.

Так вот, Иринка сообщила, что завтра у нас конференция, где запланировано мое выступление перед Советом. Поэтому, отправив домой вещи с адъютантом Савелием, пришлось полвосьмого вечера ехать в Министерство. А я хотел Дашу порадовать!

Иришка, конечно, молодец! Она почти все подготовила. Но на многие данные у нее просто не было доступа. Поэтому пришлось сидеть самому. Примерно через час, я попросил ее приготовить мне кофе. Осталось совсем чуть-чуть, но голова просто пухла от цифр и сводок! Черт! Терпеть не могу бумажную работу!

Выключив селекторную связь, я снова углубился в мир чисел. Каково же было мое изумление, когда я услышал:

— Максим Павлович, ваш кофе! — нежным голосом моей любимой.

Как же я по ней соскучился! Мы не виделись долгих три дня! Какая же она у меня красивая. Моя!

Моя! Когда я ее увидел впервые, это была моя единственная мысль. Это было тринадцать лет назад. Тогда в Министерство поступила анонимная записка, о том, что совершено нападение на ведьму из высшего круга Тринадцати. Собрав разведданные, выяснили, что таким образом норвежский вампирский клан, пытался «выторговать» формулу сохранения магических свойств крови. Особняк, где держали заложников, решено было брать штурмом, тогда, когда там будет меньше всего вампиров. Ждать пришлось не долго. А когда рванули на штурм, я почувствовал запах своей истинной пары, а еще я чувствовал ее страх и боль. И…совершил неконтролируемый оборот. Мне было уже не до операции, я рвал всех, кто попадался мне на пути к моей паре. Пленных и языков я тогда не брал.

Сорвав последнюю решетку, я увидел ее. Такую нежную, хрупкую и изможденную. У нее уже не осталось сил. Но когда я взял ее на руки, она открыла глаза и, глядя на меня, произнесла: «Какие красивые».

Это потом я узнал, что ей мои рога понравились. А тогда я к ней даже лекарей не подпускал, и никак не мог перекинуться обратно. Я потихоньку делился с ней своей магической силой, что возможно только между истинными парами. Только когда ей стало легче, я смог усмирить свою демоническую ипостась.

Потом было расследование, в ходе которого выяснилось, что не только Берны, но и Филипп Скорцезе приложил руки к похищению. Они устали «уговаривать» госпожу Морозову по-хорошему и решили действовать по-плохому. Дарьи повезло, что ее не успели вывести из России. Прямо указывающих на них улик не было. А исполнители находились под клятвой крови, и любое ментальное вмешательство приводило только к смерти исполнителя. Но все ниточки и умозаключения вели именно к ним. Поэтому, приговора как такового не было. Удалось выбить лишь запрет кланам Скорцезе и Бернов посещать Россию в ближайшие пятьдесят лет.

Потом я целый год добивался, чтобы моя любимая стала моей. Моя татуировка, говорящая о том, что у меня появилась истинная пара, появилась на плече еще тогда, когда я держал бессознательную Дарью на руках. А вот тату у избранницы появляется на лопатке, лишь после первой совместной ночи. И после этого, по традиции демонов, избранница считается женой.

Это ведьмам нужны какие-то ритуалы, а демонам по сути больше ничего и не нужно.

Только Дарье я так и не сказал, что она уже является моей женой. Ибо чревато! Жду, пока она сама созреет. И зову замуж время от времени.

А сейчас моя жена и любимая стояла с подносом кофе, в очень провокационной юбке, да и под пиджачком, руку даю на отсечение, нет ничего, ну если только белье нижнее.

А взгляд у нее при этом был такой, что мне стало жарко…

— Максим Павлович, ваш кофе! — нежным голосом, с небольшой хрипотцой, от которой у меня табунами поскакали мурашки, выдохнула Дарья.

— Поставьте на стол, пожалуйста. — ответил я, решив подыграть Дарье в ее игре. Делая вид, что занят просмотром бумаг. Но получалось, по-моему, плохо, потому что глаза так и поднимались к утонченной фигурке моей любимой.

Медленно, (Господи как же медленно!), походкой от бедра Дарья подошла к моему столу. Поставила поднос на стол, и наклонилась при этом так, что мне стали видны холмики ее грудей в вырезе жакета.

Я — терпеливый! Я — терпеливый! — словно мантру повторял я про себя.

— Ваш кофе, Максим Павлович. Может быть что-нибудь еще? — спросила Даша. При этом она поднималась, прогибаясь в спине.

Одной рукой провела от шеи до ложбинки груди, остановилась на первой пуговичке. Облизала губы и, подняв на меня невинный взгляд, с придыханием спросила:

— Я могу Вам чем-нибудь помочь?

Первая пуговица была расстегнута.

— Да! — прохрипел я.

— Чем?

Вторая пуговица.

«Я — терпеливый! Я — терпеливый!» — Мантра не помогала.

Третья, последняя пуговичка на этом чертовом пиджаке была расстегнута и я сглотнул. А Даша опустила руки на юбку и стала потихоньку приподнимать подол. Когда стали видны кружевные резинки ее чулок, она остановилась:

— Чем я могу Вам помочь, Максим Павлович?

Воздух горячим огнем горел в легких, и удавалось только прохрипеть:

— Подойдите сюда, Дарья Константиновна.

Юбка у Дарьи была с разрезом спереди, который продолжался замком-молнией. Она потянула за язычок собачки и, глядя мне прямо в лицо, начала расстегивать юбку.

Огонь плясал в крови, сводил с ума. Я не заметил, как под руками хрустнули подлокотники кресла.

«Я- терпеливый!» — убеждал я себя, понимая что не хрена я не терпеливый.

А Даша медленными, тягучими движениями сняла юбку, оставаясь в кружевных трусиках и чулках, но все еще в жакете, хоть и расстегнутом.

— Куда сюда, Максим Павлович! — грудным голосом промурлыкала она.

И я не выдержал.

Одним смазанным движением я оказался возле своей жены. Впился поцелуем в ее губы. Поцелуй оказался ярким, обжигающим и взаимно-острым. Даша обхватила меня руками за шею, прижимаясь всем телом, будто хотела слиться со мной в единое целое.

Подхватив любимую за ягодицы, усадил ее на стол.

Вопросов она больше не задавала, я же вообще не был уверен, что смогу выдавить из себя хоть что-то членораздельное. Не теряя драгоценного времени, попытался стащить с любимой пиджак, едва не рыча от нетерпения. Сразу не получилось, и я просто разорвал его на куски. Ткань громко треснула, но ни я, ни Даша не обратили на это никакого внимания.

Я так сильно хотел ее, что пальцы сводило судорогой, а член уже давно стоял как каменный. Тело любимой тоже горело от жара и желания.

Какой же красивой она сейчас была! С закинутой головой, с полузакрытыми глазами, сидящая на моем столе и шепчущая мое имя!

Схватив меня за рубашку, Даша прохныкала:

— Сними, хочу… Хочу чувствовать тебя.

Я рванул с себя рубашку, не замечая, как пуговицы разлетаются по всему кабинету. Расстегнул ремень и одним движением снял брюки. И снова оказался рядом, жадно целуя Дашу в шею и ключицу.

Бюстгальтер я разрывать не стал, просто поддел пальцами застежку, лаская спину. Глядя в лицо, Даше я опустил лямки, давая бюстгальтеру медленно опуститься в низ, обнажая грудь, вершинки которой тут же призывно поднялись, набухая.

Я накрыл горошинку ртом, нежно покусывая.

Даша издала стон.

— Макс!

— Ммм! — я снова перешел на губы, продолжая ласкать полушария грудей руками, перекатывая тугие вершинки между пальцами.

Даша выгнулась в мне навстречу.

Я спустился ниже, проведя дорожку из поцелуев от ключиц, до лобка. Встал на колени и раздвинул Дашины ноги в стороны. Ее трусики были мокрыми насквозь. Подвинув их пальцами, я впился губами в клитор. Даша хныкала и хватала меня за волосы:

— Пожалуйста! Макс, пожалуйста!

— Чшш! — ответил я ей. Пусть я сам уже еле терпел, но я хотел доставить моей ведьмочке не передаваемые ощущения.

Какая же она вкусная! Она текла для меня, и я слизывал ее соки, целовал и посасывал ее клиторок.

Даша схватила меня за волосы и потянула на себя.

— Скажи, что хочешь меня! — прошептал я ей в ушко, взял ее ладошку и прижал к своему паху, — Ты же чувствуешь, как хочу тебя я!

— Да! — вскрикнула Даша.

Обхватила рукой мой член и, осмелев, принялась ласкать его по всей длине.

«Че-о-рт! Я же так долго не выдержу!»

— Скажи, что хочешь меня! — прорычал я ей в ухо, прикусив зубами мочку.

— Хочу!

Она сама направила меня в себя, и я просто потерялся. Я двигался, чувствуя как ее мышцы сжимают меня, как она выгибается мне навстречу, царапает спину, глубоко вдыхает и вскрикивает.

Это был взрыв! Все страхи и сомнения оставались в прошлом, когда я сорвался в пропасть с ее именем на устах:

— Даша! Моя! — рычал я, изливаясь в нее.


Глава 6. Мигель

Возвращаться назад в клуб не было никакого желания. Душа просто рвалась на части! Нутро жгло адским огнем. Хотелось кричать, крушить все вокруг…

Как же много я потерял! Каким же дураком я был! Все эти годы… Все эти годы, она просто смеялась надо мной. Знала, что моя единственная… И тогда… Ее пожелания…

Господи! Ведь тогда… Она пришла сказать мне. И не сказала… Не сказала, потому, что увидела меня с Хельгой!

Какой же я идиот!

Больше не было сил анализировать, думать дальше было просто страшно… Что же я натворил!

Из клуба вышел Александр:

— Ты как, в порядке?

— Да! Дай ключи!

Он понял меня сразу. Наверное, что-то такое было написано на моем лице, что он вынул ключи от машины и кинул мне:

— Лови! Но если что, с тебя Pagani Zonda, эта мне порядком надоела.

Отвечать сейчас у меня не было никакого желания. Я просто поймал ключи, сел и разогнал черный Bugatti Veyron до максимальной скорости.

Я летел по ночной Москве. Всегда любил скорость. Когда летишь на максимуме, кажется, что все проблемы уходят прочь! Но не сегодня! Голова просто пухла от всевозможных мыслей!

… Я колесил уже больше трех часов, огни Москвы остались далеко позади. Но спокойствие не наступало. Еще немного и горизонт начнет светлеть. Остановил машину на обочине, впереди виднелась какая-то река.

Я вышел из авто и пошел к реке. Сел прямо на траву, прислонившись спиной к какому-то дереву. Кажется, это была ива.

Я должен все вернуть! Я должен сделать все, чтобы Даша простила и приняла меня! Ведь она сможет спокойно прожить без меня, с моей дочерью. А я не смогу… Уже не смогу… Моя дочь! Знает ли она обо мне? Что вообще ей было рассказано об отце? что делать с Хельгой?..

Хельга… Еще одна головная боль. Мы давно уже жили как чужие люди, поддерживая только вид семьи. Вместе ходили на светские мероприятия и на праздничные вечера к родным. Она давно перебралась в Париж, занимаясь там модельным бизнесом. Я, чаще всего, был в Риме или Мадриде, решая проблемы клана.

Но Хельге нравился статус моей жены. И просто так она от него не откажется!

Во многих вампирских кланах уже давно справляли свадьбы, только если встречали своих единственных. И только в Европе и Ближнем Востоке были приняты браки, где молодые могли не видеть друг друга до дня свадьбы. За них договаривались главы клана. Это были слияния кланов и состояний, не более того! Если же вампир встречал потом свою единственную, все зависело от того, к какому клану она относится. Если к высшему, то на ней женились, предварительно разведясь. Если же она была более низкого происхождения, то ей доставалось место вечной любовницы, а наследников воспитывала жена.

В случае же с Дарьей… Она — ведьма! И для таких, как мой отец и моя жена, вообще хуже простолюдинки. А Дарья… Дарья — горячая, гордая, непокорная. Она никогда не будет довольствоваться ролью моей любовницы. Она лучше от меня откажется! Как отказалась девятнадцать лет назад.

Что же делать? Что делать?!

Нужно поговорить с Инесс. Нужно заручиться ее поддержкой. Обычно она мне всегда помогала.

С этими мыслями я поднялся с земли и направился в сторону машины

Когда я подъехал к особняку Бестужевых было уже утро. И семья наших будущих родственников собралась в столовой за завтраком. В отличие от стопроцентных вампиров, полукровки предпочитали человеческую пищу. Но в то же время они не страдали от магического истощения, ведь вторым родителем у них были ведьмы. Да и магически чаще всего были сильнее нас. Инесс же кормилась кровью раз или два в месяц, только чтобы не стареть, так как была слабой вампиршей.

Зайдя в столовую, я поприветствовал сидящих, но садиться за стол не стал.

— Инесс, сестренка, не найдется ли у тебя немного времени для своего брата? Мне нужно с тобой поговорить.

Сестренка посмотрела на меня, приподняв правую бровь. Затем не спеша прожевала кусочек ветчины и, вытерев губы салфеткой, соизволила произнести:

— Хорошо!

— Мигель, как Вам не стыдно! — вклинилась в разговор, ее будущая свекровь, — Девочка даже поесть нормально не успела! Пусть поест, никуда ведь она от Вас не убежит.

— Мигель, я бы тоже хотел с Вами поговорить. — произнес со своей стороны стола Анатолий Бестужев. — Пока Инесс завтракает, мы бы могли с Вами обсудить некоторые вопросы.

— Что ж, я в полном вашем распоряжении.

— Тогда, прошу, пройдемте в мой кабинет. — встал из-за стола Анатолий.

Кабинет главы дома занимал угловую комнату, и две его стены почти полностью состояли из панорамных окон, третью стену от пола до потолка занимали полки с книгами, а возле четвертой стоял диван во всю стену с журнальным столиком перед ним. Перед стеной с книгами стоял массивный стол из светлого дерева с тремя креслами. Заняв кресло лицом к окну, Анатолий указал на два других:

— Присаживайтесь! — предложил он мне.

Я сел. И тут в кабинет просунулась Елена Леонидовна.

— Я успела? — спросила она входя.

— Лена, мне кажется, тебя это не касается! — строго посмотрел на нее муж.

Но она этой строгости даже не заметила:

— Толя, как это не касается меня. В нашей семье меня это касается в первую очередь! И знаю я вас — мужчин, вы сейчас такое напридумываете, что потом сами с трудом разгребете. — с этими словами она прошла и села на диван.

Надо признаться, ее слова меня очень заинтересовали, но я так нечего и не понял. О чем и сообщил.

— Так о чем вы хотели со мной поговорить?

Анатолий вздохнул:

— Александр нам сообщил, что Дарья Константиновна Морозова — ваша единственная.

— Уже? Но я все равно не понимаю, причем здесь вы? — я готов был уже разозлиться, — Какое Вам дело до моей личной жизни?

— Нет, Вы меня не так поняли, Мигель! Я вовсе не хочу лесть в Вашу жизнь! — пошел на попятную Бестужев. Дело в том, что Дарья Морозова наш партнер.

— В первую очередь она моя подруга! — вставила свое веское слово Елена. — А потом уже твой партнер по бизнесу.

— Леночка, успокойся! Ты же знаешь, что тебе сейчас нельзя нервничать. — стал увещевать жену хозяин дома.

А я, если честно, немного выпал из реальности: «Они ждут четвертого? Когда даже третий ребенок в семье вампира — чудо! И это чудо за последние двести лет произошло только в клане Бестужевых. Причем, дважды!»

— Вот и не расстраивай меня — ответила тем временем мужу Елена Леонидовна.

Анатолий повернулся ко мне:

— Простите нас, но вы ведь знаете, что такие ведь… женщины, как Дарья Константиновна очень злопамятны и никогда ничего не прощают.

— У нас просто хорошая память! — озвучила свое видение Елена Бестужева.

— Ну, ну! — засомневался ее супруг. — Так вот нам бы не хотелось, чтобы Дарья Морозова ополчилась на наш клан. Я понимаю, что единственная — это серьезно. И мы со своей стороны, можем оказать Вам всестороннюю помощь. Но… В общем, хотелось бы знать, что Вы планируете делать?

Я призадумался. С одной стороны — когда лезут в твою жизнь — не очень приятно. Точнее, очень не приятно! Раздражает! С другой — заручиться поддержкой Бестужевых стоит.

— Я хотел бы забрать Дашу и дочь к себе. — в итоге ответил я. Они должны стать частью моего клана.

— И в качестве кого? — поинтересовалась Елена.

— Я понимаю, что такая женщина как Дарья, не захочет жить на правах вель вольти (дословно «любовь сердца» — так в вампирских кланах называли единственных, на которых не могли жениться по социальным причинам). Поэтому я хочу развестись с Хельгой, конечно, это будет не сразу.

— Отчего же. — прищурилась Елена.

— Ну, Вы же понимаете, что нашему клану не нужны проблемы с кланом Бернсов. А Хельга не даст мне развод по собственному желанию.

— Знаете, Мигель, а я даже рада, что у моей подруги с Вами тогда не получилось! А сейчас… Максим Богдановский не делится с тем, что принадлежит ему.

— Не понял! А причем здесь демон? — мне кажется, наш разговор стал напоминать театр абсурда.

— Ха-ха-ха! — вдруг развеселилась ведьма. — Так Вы ведь не знаете! Дарья — истинная Максима Богдановского, и они вместе вот уже двенадцать лет.

— Что!!!

В душе поднималась черная волна. Но ведьма не обратила на меня никакого внимания и, просто сияя хорошим настроением, вышла из кабинета.

— Это правда? — я повернулся к Анатолию

Сдерживать себя становилось трудно, вампирская сущность рвалась наружу.

— Да. — не стал отнекиваться вампир. — Вам, Мигель, придется не просто. Если вы все еще хотите привести в исполнение свой план. Дарья не уедет в Европу, не бросит остальных детей, и не оставит своего демона. А Максим Павлович не тот демон, который откажется от своей женщины.

— Я тоже не собираюсь отказываться от своего! — прорычал я. — И мы еще посмотрим, кто кого! — во рту ощущался металлический привкус, это вытянувшиеся клыки царапали губы.

— Позвольте откланяться, мне нужно идти! — я почувствовал, как началась трансформация.

— В западном крыле зал для трансформации, он защищен защитным полем.

Не дослушав до конца, я выскочил за дверь.

Глава 7. Дарья


Ммм! Как же сладко!

Я потихоньку приходила в себя, сидя на рабочем столе Макса и все еще крепко прижатая к мощной груди. Эта грудь под моей щекой ходила ходуном. И под моей щекой гулко билось сердце любимого.

— Я соскучился! — выдохнул Макс мне в макушку.

Почему-то моя макушка ему очень нравилась. Он любил прижаться к ней носом и вдыхать запах моих волос. Если честно, я тоже балдела в такие минуты. Сейчас же я водила по его груди и получала ни с чем не сравнимое удовольствие.

— Я тоже по тебе соскучилась! — я потерлась о его грудь носом, а потом лизнула.

— Даш, если ты не прекратишь, то мы продолжим! — предостерег меня Максим.

«Глупый, я была совсем не против! Но…надо же повредничать».

— Нет уж, твой кабинет мы уже опробовали. Значит нужно двигаться дальше.

Макс расхохотался:

— Знаешь, малышка, сколько раз я представлял тебя на этом столе. — Максим нежным движением заправил мне прядь волос за ухо. — Но реальность превзошла все мои ожидания. Я теперь буду вздрагивать каждый раз, когда мне будут приносить кофе.

— Я что такая страшная?

— Ты не представляешь, какой страшный у тебя был взгляд. Я думал, ты меня просто съешь!

— Ах ты…! — заколотила я кулачками по его торсу.

Максим схватил мои зажатые руки и стал их целовать.

— Я люблю тебя! — уже серьезным голосом, без доли иронии прошептал мне Макс.

Потом охватил всю меня взглядом:

— Но мне кажется, тебе необходима новая одежда.

— Блин! Ты же мой жакет порвал… А там охрана!

— Не дрейф! Сейчас что-нибудь придумаем.

С этими словами Максим надел свои штаны и направился к стене со стеллажами. Нажал на стоящую там статуэтку Венеры Милосской и стеллаж сдвинулся полностью, открывая нашему взору гардеробную.

— Выбирай! — широким жестом пригласили меня.

— Макс, а ты работу закончил? — спросила я надевая рубашку и закатывая рукава, так как рубашка оказалась мне велика.

— Почти, но на сегодня все. Завтра приду — остальное закончу.

Одевшись, он выключил свой ноутбук, собрал и положил в сейф документы, которые мы так неосмотрительно смахнули со стола, увлекшись.

— Ты готова!

— Да! — застегнув юбку, я осмотрела кабинет в поисках туфлей. Одна завалилась под стол, пришлось лезть под стол.

— Обожаю твой вид сзади! — услышала я голос Макса.

— Ты сзади тоже ничего! — я вылезла из-под стола и надела туфли.

— А ты на чем приехала? — поинтересовался Максим, когда мы вышли на парковку.

— Я приехала на такси.

— Значит, ты надеялась на меня! — подвел итог Максим, открывая передо мной дверь автомобиля. — А куда едим: к тебе или ко мне? — спросили меня, садясь за руль.

— Давай к тебе. У меня сегодня ужасно скучно, дети поехали развлекаться. Дома только Глаша. Да и ужин я заказала на твой адрес. И его должны привезти через… — я достала из сумочки телефон. — сорок минут. Мы успеем?

— Думаю, да. Но нужно поторопиться.

Домой мы успели, я даже сервировала стол, пока прибыл заказ из моего любимого итальянского ресторанчика.

— Как прошла твоя командировка? — спросила я, пригубив вино.

— В штатном режиме. — он всегда так отвечал, желая оградить меня.

У меня всегда были свои источники, так что я всегда была в курсе всех событий. Но сейчас я хотела поговорить совсем о другом.

— Максим, мне нужна твоя помощь.

— Я весь к твоим услугам, моя ведьмочка.

— Мне нужно спрятать Катюшу от вампирского клана.

— Зачем?

— Я тебе никогда не говорила, а ты никогда не спрашивал, но отец Кати жив. Сейчас он в России и я не хотела бы, чтобы он с ней встретился.

— То есть вампир не знает, что у него есть ребенок?

— Нет!

— Я так понимаю, он не знает, что ты его единственная?

— Да не знает. — ответила я, подняв глаза на Макса, и я бы хотела, чтобы не узнал как можно дальше.

— Даш, а ты не хочешь мне рассказать?..

Мне было неприятно рассказывать, я стеснялась… Нет, я совсем не жалела того, что у меня есть дочь, Катя замечательная. Мне было стыдно того, что я когда-то связалась с придурком. А когда я неуютно себя чувствую, я начинаю заводиться. Вот и сейчас.

— Что я должна тебе рассказать, что в моей жизни был придурок, за связь с которым мне стыдно? Что когда-то меня облапошили, как последнюю дуреху? Скажи, что бы ты сделал, на моем месте? Если бы летел ко мне сообщить, что ждешь ребенка, а я бы кувыркалась на кровати с другим? А потом бы сообщила, мол познакомься, это мой жених?

Пока я выкрикивала свои претензии, Макс поднялся со своего стула, подошел ко мне. Взял за руку, поднимая со стула, и прижал к себе.

— Даша, родная моя, я же тебя ни в чем не обвиняю. Я даже рад, что он оказался таким идиотом, иначе бы я тебя никогда не встретил. — выдохнул он в мою макушку, прижимая меня чуть сильнее.

— Знаешь, я тоже рада, что все так вышло. Тогда я не очень интересовалась традициями вампиров. А когда вернулась в Россию и просветилась на этот счет, то поняла, как мне повезло. Ты же знаешь, как в Европе вампиры относятся к ведьмам.

— Ты бы стала вель вольти. — поддел меня Максим.

— О! «Любовь сердца» — это только звучит красиво, на деле же узаконенная любовница — вот это кто! Ты, наверное, не знаешь, но во многих европейских кланах им даже детей не разрешают воспитывать. Забирают еще в младенчестве.

— Даша, это было давно, сейчас так уже не делают.

— Думаешь? А вот я поинтересовалась и насчитала таких «любовий сердца» аж пятнадцать штук по Европе.

— Не знал!

— Ладно, черт с ним, с прошлым! — обняла я Максима за талию, потерлась носом, вдыхая его запах, мускуса и чего-то хвойного. — Сейчас надо решить, как спрятать Катю.

— Может спрятать ее ЗАМе. У меня там племянник — ректор. — подал идею Макс.

— Закрытая Академия магии? Туда же не всех берут, от каждой страны только по паре студентов, по льготе. Если ты это сможешь, то для Катюшки станешь просто кумиром.

— Ну, тогда я буду стараться вдвойне. — поцеловал он меня в нос. — Ты пока иди, а я позвоню Роману и приду.

— Нет! Ты иди звони, а я уберу со стола!

— Хозяюшка моя! — нежно проведя по овалу моего лица, Максим остановил большой палец на губах, потер их. А потом убрал руку и поцеловал меня в губы. — Я скоро!

Я стала убирать со стола, и тут зазвонил мой сотовый. Звонила Лиза.

— Да радость моя! — я зажала телефон между ухом и плечом.

— Мам, ты нас сегодня не жди, ладно! — обрадовала меня дочка.

— В смысле?

— Ну, мама! — начала канючить Лиза, — Мы были в клубе, там скучно. А потом Демьян предложил поехать к нему, так как его папашка куда-то уехал. Мы решили поехать всей компашкой и устроить вечеринку. С ночевкой.

— Лиза, а Катюша тоже с вами?

— Ну, конечно! Мы же в ответе за тех, кого приручили! — съехидничала моя старшенькая.

— Не поняла.

— Мам, за сестер наших младших.

— Лиза — ну ты и ехидна!

— Я тоже тебя целую, мамочка. Пока. Пока.

Разговаривая по телефону, я успела убрать со стола. Выключив свет в гостиной, отправилась на поиски Макса. Он нашелся в кабинете, за ноутбуком. Входить не стала, прислонилась к дверному косяку.

— Извини, увлекся. — улыбнулся он, увидев меня.

— Ну как, получилось с ЗАМ?

— Да! Завтра обрадуем Катюшку. — поднялся он со стола, закрывая ноутбук. — Пошли спать! — обнял он меня. — Или не спать?!

Глава 8. Дарья


Глава 8.

Дарья.

А следующий день начался со звонка Ленки в полшестого утра.

— Лен, я конечно понимаю, что беременным все можно, ну нужно же совесть иметь! Ты на часы смотрела?

— Не до часов сейчас! — голос Лены был очень взволнованным.

Сон как рукой сняло

— Что случилось?

— Скорцезе вчера увидел Катю и все понял!

— Как?! — замерла я от страха, — Он с ней разговаривал.

— Нет, не успел. Они вчера уехали с официальной части в клуб, там он и увидел Катю, дойти до нее не успел. Дети уехали. Но родную кровь он почувствовать успел!

— Вот же… Черт!… Черт!.. Как же так!

— Что будешь делать? — спросила она меня.

— Не знаю, но что-нибудь придумаю. Дочку я ему просто так не отдам.

— А сама?

— А что сама? Он женат. А у меня есть Максим.

Максим давно уже проснулся и теперь слушал наш с подругой разговор.

— То есть у Мигеля ни шанса?

— Слушай подруга, ты чего-то не договариваешь! Или что-то задумала?

— Да ничего я не задумала! — тут же пошла на попятную Лена. — Но не думаю, что он от тебя откажется.

— А меня должны волновать его желания.

— Нет! Но мужика-то жалко. У него ведь теперь семьи не будет никогда!

— Слушай, жалостливая моя! Семья у него уже есть, если ты не забыла. И я в нее не вхожу и входить не собираюсь. — я начала не на шутку заводиться. — И вообще, ты чья подруга?

— Ладно! Ладно! Не заводись! Просто хотела убедиться. В общем, я предупредила. Так что давай держись!

Отключила телефон и посмотрела на Максима.

— И? Что делать будем?

— А что тут сделаешь? Катю прячем как договаривались, причем уехать ей придется уже сегодня. Ну, ничего поживет немного у Ромки. У него ректорский дом на территории Академии. Я уточнял вампиров в Академии не так уж много, а европейцев нет вообще. Ты же знаешь, стоящих магов среди них давно нет. До начала учебного года остался почти месяц, попривыкнет там, обживется. Не переживай! Все будет хорошо! — попробовал успокоить меня любимый.

— Да, ты, наверное, прав!

После слов Максима стало действительно спокойнее. И чего я так распереживалась? Ну, подумаешь, узнал. Рано или поздно все равно бы это произошло. Конечно, лучше позже. Катьку мы спрячем. А я? А я справлюсь!

— Ладно, спать все равно не получиться, давай вставать! — обратилась я к Максу.

— Ммм! Даша, ну какое вставать? — при этом его рука начала свое путешествие по моему бедру. — Ты же не будешь сейчас звонить дочери, будить ее в такую рань в выходной день?

— Не буду! — мои же руки, против моего желания стали гладить неприкрытую грудь моего мужчины. — А что ты предлагаешь?

— Можно я не буду говорить, а покажу? — прошептал мне Максим на ухо, слегка прикусив мочку.

Вот же зараза! Но зараза моя, любимая!

Из дома мы вышли только в девять.

— Даша, тебя куда? Домой или в офис?

— Я, в отличие от некоторых, по субботам предпочитаю находиться дома. — съехидничала я.

— Но-но, если бы не конференция с представителями Совета, я бы тоже был дома! — парировал Максим. — Даш, теперь серьезно, поговори с Катей к часу я подъеду, и отправим Катю порталом, пусть к этому времени соберется. Как думаешь, успеет?

— Успеем! Мамы, по-твоему, на что?

Дома я первым делом позвонила дочке.

— Вы где?

— Ма-а, мы еще спим! — ответил мне хриплый со сна голос дочери.

— Кать, одевайся и давай скорее домой! У меня для тебя две новости, хорошая и плохая.

— Хм, мам, а по телефону…

— Катерина! — добавила я стали в голосе, — Это не телефонный разговор! И брата с сестрой захвати, они мне тоже сейчас нужны.

— Ладно, скоро будем.

— Хорошо, жду. — смягчилась я.

Затем отправилась в комнату дочери с мыслю начать собирать ее вещи. Открыла дверь, моему взору предстала не типичная для подростка комната. По стенам были развешаны картины и эскизы, нарисованные рукой дочери. Катя неплохо рисовала. Но рядом с картинами висела Катина коллекция ножей и мечей. О! Это была ее страсть. Холодное оружие Катя обожала с детства! Но она не просто его коллекционировала. Она отменно им владела! Она единственная за сто пятьдесят лет сумела стать ученицей лучшего мечника нашего времени — Хуши сана. Как она сумела его уговорить, я не знаю до сих пор. Но тренировки не пропускала никогда! У нее даже портал был личный во владения мастера Хуши.

Я прошла к ее гардеробу, отодвинула створки. Блин и что из этого собирать!

— Барыня, Вам помочь? — обратилась ко мне Глаша, как всегда проявившись неожиданно.

— Глаш, я, наверное, плохая мать, но я совсем не знаю, что нужно собирать!

— Ой, барыня, что вы такое говорите! Вы замечательная мать для своих детей, просто дети имеют свойство расти. И они у вас очень самостоятельны.

— Так Глаша! Поступим следующим образом. Я сейчас принесу свой чемодан с пространственным мешком, и мы сложим в него почти все вещи. Ну, кроме вон тех вечерних платьев. Навряд ли, они ей понадобятся в Закрытой академии. Хотя, нет! Парочку любимых все же положи, на всякий пожарный!

— Дарья Константиновна! Так неужто наша деточка добилась своего!

— Да, Глаша, да. Максим Павлович помог.

Мы почти справились с задачей, когда приехали дети. Собрав всех в столовой я сообщила им:

— У меня для вас чудесная новость! Катя поступила в Закрытую академию!

— Мам, но каким образом!!! — опешил Ярослав.

— Ура!!! — закричала Катя и подбежав ко мне, начала обниматься.

— Я в шоке!!! — прошептала Лиза.

— Мама, я просто не верю, — высказал сомнение Ярослав, — Катя, конечно, сильный маг, но даже я в свое время не смог! Как же ей удалось?

— Ну… В этом есть заслуга Максима Павловича. Оставалось одно вакантное место, и Максим порекомендовал Катерину.

— Блин… Сушенный башмак!.. Так нечестно! — никак не мог поверить Яр.

— Сестренка, я рада за тебя! — теперь Лиза обнимала Катю.

— Катя, нужно уложиться до обеда, к часу подъедет Максим Павлович и мы откроем портал к ректору Академии.

— Ой, мне же столько собрать нужно! Черт! И как же я сумею все поместить в один чемодан. — расстроилась Катя.

— Почему в один, помню, когда я поступала, у меня их было шесть. — спросила Лиза.

— Ну сравнила, ты же в ВАМ поступала, а в Закрытую академию можно явиться только с одним чемоданом и небольшим ридикюлем. Иначе, сразу домой обратно отправишься.

— Да, строго!

— Насчет этого можешь не переживать, я отдам тебе свой с пространственным мешком. Глаша, кстати, туда уже все твои вещи собрала. Но ты перепроверь! Что тебе еще надо посмотри.

— Мама! Я тебя просто обожаю! — кинулась снова обниматься младшенькая.

— Катя, мне еще нужно с тобой серьезно поговорить! Доедай и приходи в кабинет. Я буду ждать тебя там.

Меня ждал серьезный разговор с дочерью. Пройдя в кабинет и, сев за стол, я обняла себя руками. Настраиваясь на разговор, я пыталась найти подходящие слова, чтобы убедить дочь в правильности своих поступков. Но у меня не было полной уверенности, что Катя меня поймет.

Когда Катя зашла в кабинет, я не замечая того сама, завинчивала и развинчивала ручку.

— Мам, ты хотела мне что-то сказать?

— Да, Катя! Присаживайся!

После того, как Катя села в кресло напротив.

— Катя, я тебе всегда говорила, что твой отец умер, но это не так! — кинулась я в пропасть.

— !!!

— Доченька, ты же интересовалась культурой вампиров? И тебе знакомы нравы и обычаи европейских кланов?

— Да, — ошарашено смотрела на меня дочь.

— И тебе знаком термин «вель вольти»?

— Да!

— И ты знаешь, что бывает, если единственной становиться ведьма?

— Он что, не хотел на тебе жениться?

— Когда я шла рассказать ему о том, что беременна, он познакомил меня со своей невестой. Несмотря на то, что два дня до этого называл любимой. — я поднялась с кресла, сидеть просто сил не было.

— Вот гад!

— И я просто не сказала ему о тебе. Я сбежала в Россию, а ему надолго запретили посещать нашу страну. И до вчерашнего дня он не знал о тебе.

— Кто он, мам? — тихо спросила меня Катя

— Мигель Скорцезе!

— Блин, вот почему я на испанку похожа! — Катя тоже встала и подошла ко мне. — Мам, я не обвиняю тебя ни в чем. Ты правильно поступила. Ты прекрасно знаешь, что бы ждало нас в Италии, если бы ты призналась! — она обняла меня за плечи и уткнулась носом мне в спину.

— Я люблю тебя, доченька! — повернулась я к ней, обнимая и прижимая к себе. — Я никогда тебя никому не отдам!

— Я тоже тебя люблю, мамочка! — она отстранилась немного, — Значит, поездка в Закрытую, это побег?

— Мы просто тебя прячем, а для тебя это шанс исполнить свою мечту. Ты же всегда хотела поступить в ЗАМ. Так пользуйся моментом! — я боялась, что Катька взбрыкнет. — Какая ведьма бы упустила такую возможность? — улыбнулась я ей.

— Но, получается, что это не благодаря моим способностям!

«Ох, уж этот юношеский максимализм!»

— Катя, ты же прекрасно понимаешь, что вакансии в ЗАМ — это ужасный блат. Вы у меня все очень одаренные, сильные. Но путевку мы смогли получить лишь для тебя. Но я даже рада, лишь у тебя есть столько силы воли, чтобы отучиться там. Поэтому прошу, не бери в голову, а лучше наслаждайся. И до начала учебного года ты поживешь у племянника Максима — Романа Богдановского. Он тебя если что подтянет. Ну что, согласна?

— Да, мам! Ты же сама сказала, что не в чести у ведьм, отказываться от шанса, что дает судьба! А я ведьма! И этим вампирам мы еще клыки пообломаем! — улыбнулась мне дочь.

А ты у меня самая лучшая, мамочка!

Дочь ушла собираться, а я еще долго сидела в кабинете. С души словно камень свалился. Всегда грызла себя за то, что лишила дочь отца. Если старшие хоть немного помнили своего, то Катерина своего и в глаза не видела. Я часто замечала, как она закрывается, когда Яр рассказывает о своих детских воспоминаниях об отце. И пусть в культуре ведьм безотцовщина была обычным явлением, мне было тяжело. Хотя, с высоты прожитых лет, я понимала, что тогда интуитивно поступила правильно, боялась вот этого вот разговора. Боялась увидеть обиду и непонимание в глазах дочери.

Какие же у меня замечательные дети!

Вот и сейчас Ярослав иронично посмеиваясь над сестрой, все же советует, что еще нужно взять. Лиза таскает в комнату Кате всевозможные баночки-скляночки с косметикой, чтобы сестра не ударила в грязь лицом.

К часу дня, как и договаривались, приехал Максим. Я сама пошла открывать ему дверь. Вот ведь, только утром расстались, а уже успела соскучиться! Максим стоял с букетом и улыбался. Причем так обаятельно, что не улыбнуться в ответ было просто не реально. А в глазах у него черти плясали. И я поймала себя на том, что тоже стою и улыбаюсь ему точно также.

Пока стояли, прилетел ураган по имени Катерина:

— Дядя Максим! Спасибо! Спасибо!

Катя запрыгнула Максиму на шею и стала целовать его в обе щеки.

— Да будет тебе, Катенька! — отстранил он ее, поцеловав в щеку. — Я не сделал ничего сверхъестественного. Ты лучше маме своей спасибо скажи!

С этими словами он подошел ко мне и протянул букет:

— Моей любимой!

Не успела я взять букет, как была поймана в объятия демона, чей нос снова уткнулся мне в макушку.

— С ума схожу по твоему запаху!

— Эх, любовь, любовь! Мне бы такую!.. — прокомментировала Катька.

— Смотри, влюбится в тебя демон, сама будешь от него бегать. — в прихожую заглянула Лизавета.

— Кто бы говорил! — показала сестре язык Катя.

— Девочки, не ссорьтесь! — улыбнулась я. — Пошлите лучше обедать! Ты отобедаешь с нами? — спросила я Максима. — У Глафиры сегодня твои любимые голубцы.

— Я очень голодный демон! — посмотрел Максим мне в глаза. И мне почему-то показалось, что говорил он совсем не об еде. — Но от Глашеных голубцов я тоже не откажусь.

— Тогда идемте за стол. — голос у меня отдавал хрипотцой, от нервов, наверное. — Девочки, брата зовите!

Девчонки ускакали звать брата. В припрыжку, словно им по десять! А мы пошли в сторону столовой.

— Портал открываем ровно в два по Москве. Мы с Романом с двух сторон.

— Ориентиры на кровное родство? — поитерессовалась я.

— Нет, у нас у обоих есть настроенные друг на друга портальные камни.

— Круто!

Портальные камни были дорогим удовольствием. Хотя такой переход был значительно более надежным средством передвижения, чем вызванные порталы. Чаще всего портальные камни привязывали к какому-то месту, так у меня в квартире было два портальных камня, один настроенный на офис, другой на Вознесенское. Помню, мне пришлось значительно выложиться на их приобретение. Друг на друга камни настраивали редко, при передвижении с места на место они потребляли слишком много энергии. Поэтому такое могли позволить только сильные маги. Но я, например, не решалась.

Задумавшись, не заметила, как пришли в столовую. Глаша уже накрыла на стол. Максим не задумываясь, пододвинул стул мне Затем сел на свое привычное место. Справа от меня. Прибежавшие на перегонки дети (вот вроде взрослые, а иногда ведут себя как малолетняя шантрапа) тоже заняли свои места. Ярослав слева. Лиза возле Яра, а Катя возле Макса. Наложив из супницы всем суп, пожелала:

— Приятного аппетита!

— Спасибо! — ответили мне чуть ли не хором.

Наблюдая, как весь обед необидно подначивают друг друга дети, а Максим от них не отстает, я осознала, что любимый давно уже стал частью нашей семьи. Дети приняли его безоговорочно. И только я все еще ерепенюсь. И то, наверное, скорее по привычке.

Портал решили строить из гостиной. Именно туда Катя притащила свой чемодан. Который выглядел, скорее как большая женская сумка. Я же принесла небольшой несессер.

— Катюш, ты у меня уже девочка большая. Поэтому тебе от меня небольшой подарок. — я протянула ей руку с несессером. — Здесь аптечка, в основном с зельями моего и бабушкиного производства. Почти на все случаи жизни. Разбираться в зельях и я и бабушка вас научили.

— Спасибо, мамочка! Ты самая лучшая. — бросилась мне на шею Катюшка.

В это время Максим открыл портал и к нам в гостиную вошел молодой человек в строгом темно-синем костюме.

— Здравствуйте! Рад вас видеть госпожа Морозова. — обратился он ко мне, широко улыбаясь. Улыбка у него была фирменная Богдановская, но в отличие от улыбки Максимка ах-эффекта у меня не вызывала. Иммунитет, наверное!

— Господин Богдановский, я полагаю? — приподняла я бровь.

— Да, Даш, познакомься! — взял слово Максим, — Это мой племянник — Роман Дмитриевич Богдановский.

— Очень приятно с Вами познакомиться, Дарья Константиновна! — протянула я руку для пожатия.

Но Богдановский младший наклонился и запечатлел на ней поцелуй.

— Всегда знал, что российские ведьмы самые красивые, но чтобы настолько!

— Ты тоже раньше такой был? — спросила я у Максима.

— Что ты до встречи с тобой я был сама скромность! — улыбаясь, ответил мне Макс.

— Ярослав — протянул гостю руки сын.

— Рад — пожал руку Роман.

— Лиза — протянула руку моя старшенькая. — Приятно познакомиться!

— Очарован! — рука Лизы тоже была поцелована.

А потом из-за Лизы вышла Катя и Богдановский — младший впал в ступор. Он смотрел на Катю и не двигался. Катя тоже не отпускала от него взгляд. Их гляделки прервал Максим.

— А это, дорогой племянничек, твоя подопечная Екатерина Константиновна(отчество дочери я дала свое) Морозова. Прошу не обижать, иначе будешь иметь дело со мной!

— Не обижу! — голос у демона был такой, что мне как-то расхотелось отправлять дочь с этим типом.

Катя же просто молчала, что было совсем не свойственно моей егозе.

— Ну, раз все познакомились, значит можно отправляться. — сообщил Максим. — Портал не бесконечен.

— Да, конечно — отозвался Роман.

Он подхватил чемодан Кати.

— Вы первая девушка, в моей практике, не нарушившая запрет на количество вещей.

— Вы просто меня не знаете! — ответила ему дочь.

— Что ж у нас будет время узнать друг друга получше. — ответ демона прозвучал как-то двусмысленно. Он протянул Кате руку. — Сударыня, прошу Вас.

— Сейчас. Одну минуточку.

Катюша бросилась ко мне:

— Мамочка, ты у меня самая лучшая!

У меня на глаза навернулись слезы:

— Береги себя, солнышко!

Затем она повернулась к Максиму:

— Дядя Максим приглядите за мамой.

— Всенепременно, малыш. Можешь даже не сомневаться.

Дальше была очередь Лизы и Ярослава. Катюша обняла сестру, а Ярослав прижал их обоих:

— Ты им там покажи, сестричка, что значит Морозовы. Хорошо!

— Слушаюсь, братец!

Затем Катя отстранилась подошла к Роману Богдановскому. Который все это время не спускал с нее глаз. Он предложил ей руку. Катерина положила руку на сгиб его локтя и они шагнули в портал. С тихим звуком портал схлопнулся.

— Максик, а ты уверен, что я могу доверить свою дочь этому демону?

— Теперь да, она его истинная!

— !!! — я стояла в шоке.

Тут зазвонил звонок входной двери. Все еще прибывая в шоковом состоянии я открыла дверь. С огромным букетом роз и при параде за дверью стоял Мигель Скорцезе.

— Ну, здравствуй Даша. Впустишь? — улыбался во все тридцать два зуба этот индивид.

Я смотрела на него. А он стоял и улыбался, скользя по мне таким мужским взглядом. Так смотрят мужчины, когда им очень нравится то, что они видят. И они точно знают, что все это скоро будет его. Вот этот взгляд и стал последней каплей в сегодняшнем моем квесте.

— Извините, вы ошиблись дверью! — сказала я, закрыв дверь прямо перед его носом.

Но за долю секунды я увидела, его ошарашенный взгляд. О! Это было как бальзам на душу!

— Милая, кто там? — голос Максима из гостиной, я уверена, был слышен и за дверью тоже.

— Дверью ошиблись!


Глава 9. Мигель


Она просто закрыла дверь!

Просто взяла и закрыла!

Еще секунду назад стояла передо мной в своем темно-синем платье до колен в китайском стиле, которое ей очень шло. Я смотрел на нее и понимал, как же я по ней соскучился! По этим изгибам, которые не скрывало закрытое платье, а только подчеркивало; по эти глазам, распахнутым сейчас от шока, глядящим в самую душу, по губам, которые так и манили прикоснуться к ним; по локону, выпавшему из прически, который так и хотелось заправить за ушко, пройдясь сперва по овалу такого родного лица; даже по запаху, который просто сводил с ума.

Я смотрел на нее и улыбался. Моя! Единственная! Я нашел ее!

А она взяла и захлопнула дверь, чуть не стукнув меня по носу! Хорошо успел отшатнуться!

Чертова ведьма!

Ну, нет, так просто от меня не отделаться! Я пришел за своим, и я свое получу! Глаза застил черный туман. Я забарабанил в дверь, стуча одновременно и кулаком и ногой.

Так еще меня никогда не отшивали! Да меня вообще никогда не отшивали!

— Открой, или я снесу эту чертову дверь!

Но за дверью мне ответили молчанием.

— Открой, чертова ведьма, я пришел к дочери! Ты не можешь мне помешать увидеться с моей дочерью!

И тут дверь открылась и из нее вылетела фурия!

Дарья.

Стояло только ответить Максиму, как в дверь забарабанили с невероятной силой. Хорошо дверь магически защищена. Сама защиту ставила.

— Открой, или я снесу эту чертову дверь!

«Ха! Да ее даже дракон не сломает! Не то что какой-то вампир»

Из гостиной вышел Максим. Его лицо не предвещало ничего хорошего…За ним шел Ярослав.

— Открой, чертова ведьма, я пришел к дочери! Ты не можешь мне помешать увидеться с моей дочерью!

«К дочери? К дочери он пришел?» в душе поднималась такая волна неистовства, в ладонях заплясал огонь.

— Мама! — воскликнула Лиза, входя в прихожую последней.

— Даша, стой! — Максим ускорил шаг, двигаясь ко мне

Но я ничего этого не слышала. «Дочь он мою захотел! Мою дочь!»

Повернулась. Дверь передо мной открылась сама. Скорцезе застыл с занесенным кулаком. И тогда пустила в него пульсар чистой силы, вампира снесло к противоположной стене.

— За дочерью пришел, говоришь! — я сама не узнала свой голос. Сейчас я шипела змеей. — Твоя, говоришь!

Я пустила еще один пульсар, Скорцезе снесло на пролет лестничной клетки. Букет, который он все еще держал в руках, разлетелся по всему этажу. Вампир попытался встать, из уголка губ потекла тонкая струйка крови. Но это меня не остановила, я наоборот почувствовала загоняемую дичь. И стала спускаться по лестнице.

— Где же ты был все эти восемнадцать лет? Что законная женушка оказалась неспособна на наследников, пришел ко мне! Ну иди сюда, приласкаю! — и выпустила очередной пульсар.

Скорцезе пытался закрыться от меня щитом, но я была значительно сильнее его магически. Его щиты лопались практически не задерживая мою силу. От очередного удара его приложило к стене.

Тут меня схватили за плечи

— Даша, успокойся, он не стоит того, чтобы тебя наказали за использование силы. Он гость Бестужевых, брат невесты. Тебя Лена не простит, если ты свадьбу ее первенца испортишь!

Говоря все это, Максим прижимал меня к себе, гладил по плечам, волосам. Постепенно я стала успокаиваться.

— Яр, уведи мать!

— Мама, пойдем в дом! — теперь за плечи меня обнимал Ярослав, уводя меня с лестницы в квартиру.

Навстречу нам выбежала Лиза:

— Мама, ну ты у нас и сила! Как ты его! Это было просто супер!

— Лиза! — шикнул на нее Ярослав. — Иди лучше воды матери принеси!

— А, счас! — дочь убежала на кухню.

Ярослав довел меня до гостиной, усадил на диван:

— Мам, ты как?

— Сейчас откат начнется. — сказала я прикрывая глаза. — А где Максим?

— Не переживай! Он остался поговорить с вампиром! — ответил мне Яр.

— Ага, по-мужски! — сообщила вбежавшая со стаканом воды Лиза. — Кулаками.

— Лиза! Рот закрой! — рявкнул на нее сын.

Мигель

Когда Даша вылетела разъяренной фурией, я опешил. Глаза светились ярко зеленым, говоря о том, что ведьма призвала свою силу. Но не это привело меня в шок. Ее ладони, в них плясал огонь, ластясь как котенок. Но ведьмы не могут управлять стихиями! Но даже в таком состоянии она была прекрасна! Но когда она стала кидать в меня пульсары чистой энергии, я был просто дезориентирован. Это же какая мощь! Мне такое даже и не снилось! А ведь я сильнейший вампир в Европе.

Но перед ней я был беззащитен, как ребенок! Я не успевал закрываться щитами, она сносила их вместе со мной! И только тогда, когда ее перехватил демон, я смог более-менее перевести дух! Давно меня так не мутузили! Да еще чтобы женщина!

Вот это ведьма!!!

Но мне не понравилась! От слова совсем! Какое влияние этот демон оказывает на мою ведьму! Мне не понравилось, что он взял ее за плечи! Мне вообще не нравиться этот демон!

Я поднялся на ноги, опираясь о стену. В голове шумело. Но я смотрел на демона в упор и не отводил взгляда. И вот что она в нем нашла! Когда сын увел Дарью в квартиру, демон спустился ко мне.

— Запомни, вампир, Дарья — моя женщина! И если ты еще раз подойдешь к ней ближе чем на пять метров, я от тебя мокрого места не оставлю!

— Надорвешься!

— Что ты сказал!?

— Что слышал! Дарья — моя единственная и я от нее не отступлюсь!

— Тебе же хуже!

При этом демон был спокоен, как утес. Он совсем не психовал и не напрягался! Я же был готов рвать и метать! Хотелось стереть этого ублюдка с лица земли! Это я, а не он должен был быть рядом с Дашей!

А он просто повернулся ко мне спиной и стал подниматься на этаж! Вот так просто открыл свою спину! Такой провокации я стерпеть не смог. Из последних сил сплел заклинание черного кинжала и запустил в него. Но… демон даже не стал поворачиваться! Щелчок пальцами и мое заклинание растворяется в воздухе! А ведь черный кинжал — заклинание пятого уровня!

— Тебе лучше поторопиться и свалить отсюда. — сказал этот чертов демон, так и не повернувшись и продолжая подниматься. — Мое терпение не безгранично!

Захотелось хоть чем-нибудь задеть этого… Чтобы треснула его маска уверенности.

— Если она твоя женщина, то почему еще не жена? — крикнул я ему в спину.

Но тут из квартиры снова вышла Даша, правда уже более спокойная.

— А это тебя не касается! — сказала она мне. — Мы можем хоть завтра!

— Что же вы двенадцать лет раздумывала? Или все-таки меня ждала? Даша — ты моя единственная и ты будешь моей женой!

— Ага, разбежалась два раза! Ты часом не забыл, что ты женат? Или я из тебя последние мозги вытрясла? — ответила мне эта ехидна.

А чертов демон подошел в это время к моей женщине и обнял ее. Я заскрипел зубами.

— Ты будешь моей вель вольти, потом я разведусь с Хельгой и женюсь на тебе. И мы будем жить все вместе: я, ты и дочь!

Мне, правда, тоже показалось, что я перегнул палку. Но вылетевшие слова уже не вернешь. Да и с некоторых пор это моя цель!

— Что! Да ты будешь последним существом в мире, за которого я пойду замуж! — воскликнула Даша. — Максим, — повернулась она к демону. — Твое предложение еще в силе?

— Какое? — опешил демон.

— Руки и сердца! — внесла ясности Дарья.

— Да!

— Тогда свадьба завтра! — поставила его перед фактом Даша. — Успеешь?

— Успею! — ответил демон.

А до меня только начало доходить, о чем они договариваются.

— Свадьбы не будет! — зарычал я, переходя во вторую ипостась.

— Тебя спросить забыли! — фыркнула Дарья, спокойно уходя в квартиру.

— Ты — моя единственная и я подниму в Совете вопрос о твоей выдачи мне.

— Поднимай — посмотрим! — ответил демон.

И они закрыли дверь! Опять!


Глава 10. Дарья


Глава 10.

Дарья.

Максим закрыл дверь, а я прошла в гостиную и села на диван. Обхватила себя руками.

— Мам, что случилось? — спросила меня Лиза.

— Я выхожу замуж.

— Что! Мама, ты в своем уме! Зачем тебе этот вампир? У тебя же дядя Макс есть!

— Твоя мама согласилась осчастливить меня. — ответил ей входящий в комнату Максим.

— Ура!!! — захлопала в ладоши Лиза.

— А когда свадьба? — поинтересовался Ярослав, который тоже сидел в гостиной.

— Завтра — проинформировала я детей.

— Но… Мама мы ведь ничего не успеем! Платье, гости… Мама давай на следующей неделе!

Ко мне подошел и сел рядом Максим. Он обнял меня. А я прислонилась щекой к его груди. Как же все-таки с ним хорошо! Даже просто вот так вот сидеть. Слышать глухие удары его большого сердца!

— Спасибо, родная! — прошептал демон мне в макушку. — Лизонька, придется успеть! — ответил он уже дочери. — Боюсь, иначе твоя мама опять передумает. А теперь давайте распределим обязанности.

— Мы с Лизой занимаемся рестораном, гостями и оформлением. — тут же предложил Ярослав.

— Хорошо! Тогда я беру на себя Совет, храм и саму церемонию. — согласился с ними Максим.

— Эй, это моя свадьба! — они так быстро все распределили, что мне оставалось только глазами хлопать. — Чем я займусь?!

— Дорогая, ты займешься собой! Я хочу, чтобы завтра, глядя на тебя, мне завидовали все! Справишься?

Нет, он что меня совсем за ребенка держит! Разговаривает со мной как с маленькой!

— Дорогой! — мой голос был сама патока. — Ты уверен, что мне это можно доверить? Я ведь могу так одеться, что тебе не только будут завидовать, но еще и слюнями захлебываться! А также челюсти с пола подбирать!

— Ха-ха-ха! Малышка, даже если ты придешь голышом, я все равно проведу эту церемонию, только потом не о каком ресторане уже речи не будет! — промурлыкал мне в ушко этот демонюка.

— Мам, ты тетю Лену с собой возьми! — внесла рацпредложение моя старшенькая. — А то она тебе никогда не простит, что такое событие, как выбор платья лучшей подруги, пропустила!

— Мы с ней один раз уже выбирали! Я потом целый день ходила в ужасно красивом, но до ужаса не удобном наряде.

Но дочь не прониклась, а продолжала прожигать взглядом.

— Ладно, не смотри так! Это шутка! Куда уж я без Ленки, она же мне потом всю жизнь напоминать будет!

— Ну, если все всё решили, тогда давайте сейчас разбегаемся, а вечером соберемся снова и обсудим что удалось сделать! — подвел итоги Максим.

Затем поднялся.

— Проводишь меня до двери?

— Конечно!

В прихожей я была стиснута в объятия

— Я тебя никому не отдам! — и почему это звучало, словно клятва. — Ты моя!

А затем был поцелуй, да такой, что я потеряла ориентацию в пространстве. Максим словно что-то доказывал! Не было нежности! Одна страсть, сжигающая все на своем пути. И словно птица феникс, заставляющая восстать из пепла. Когда Максим оторвался от моих губ, я была припечатана к стене. Мои ноги обхватывали Макса за талию, а руки за шею. И когда только успела?

— Даш, — Максим прислонился своим лбом к моему. — Если мы продолжим, я не уйду!

— Не уходи!

— Ну уж нет! На этот раз ты за меня выйдешь!

Это он намекает на два предыдущих, когда я согласилась, а потом передумала.

— Я люблю тебя, мой демон!

— И я тебя люблю, ведьма моя!

Максим ушел. Вскоре укатили и Яр с Лизой. Оставшись в квартире одна, пошла звонить Ленке. Сдаваться.

А потом был цейтнот до самого вечера. Ленка сначала долго визжала от восторга в трубку. А затем мы выбирали платье. Точнее фасон. Платье мне шила Ираида. Известная в узких кругах демон-суккуб, и потрясающий модельер с магией преображения. Только взглянув на меня и узнав, что я все-таки согласилась стать мадам Богдановской. Она стала создавать прямо на мне кружевное чудо.

— Никаких рукавов и пышных юбок! — попросила я ее. — И Максим должен быть в восторге!

— Ооо! Не волнуйся, будет! Доверься суккубе, ведьмочка!

— Да, вот это-то и напрягает!

Накинув на меня кружево, Ираида создала потрясающий корсет: открытые плечи, кружево на груди и разрез спереди до пупа. Это было провокационно! Еще один кусок кружева и появляется юбка, обтягивающая бедра и расклешающаяся к низу, переходящая в длинный шлейф сзади.

— Ида, — подала голос Лена, — Это, конечно, супер красиво, но тебе не кажется, что Богдановского удар хватит, если он Дашку в таком наряде увидит?

— Лена, вот кто из нас модельер? Что может быть красивее женских ног.

— Ираида, подъюбник, пожалуйста! — взмолилась я к ее чувству прекрасного. — Лучше пускай он всю церемонию фантазирует, как он это с меня снимет!

— А ты права, такой подход тоже имеет место быть! Помню, у меня был однажды один оборотень…. - поддалась воспоминаниям Ираида — Мы с ним такое вытворяли, он был такой фантазер. А еще говорят, что оборотни слишком примитивные!

А дальше пришло время остальным женским мелочам. В общем, домой мы вернулись только в полдесятого вечера. Мои все были уже в сборе, даже Катя вернулась, правда вместе с Романом.

— Мама, это правда!? — кинулась она ко мне. — Я так за тебя рада!

— Да правда! — улыбнулась я ей, — Ты-то как?

— Мам, ты не представляешь, как там здорово!

— Здорово, здорово, пока учиться не начнешь! — съехидничал брат.

— Мама, а ты платье…? — не успела задать свой вопрос Лиза.

— Платье пришлют завтра утром! — ответила Ленка. — А что с церемонией.

— Церемония пройдет в Храме в Быково, там же будет запись. — сказал Максим, входя в гостиную с двумя бокалами. Один он протянул мне, другой Лене. — Мы ждали только вас. — взял свой бокал, подошел ко мне и обнял со спины, — Выпьем за то, чтобы завтра все прошло хорошо!

— А кто будет проводить запись? — полюбопытствовал Ярослав.

— Ростислав Игоревич Илларионов. — ответил Максим притягивая меня к себе еще ближе.

— Глава Совета! — ахнули родные.

— Отец Демьяна! — Лиза как всегда в своем репертуаре.

— А что тут такого. — Ярослава эта новость, кажется, вообще не задела. — Не каждый день ведьма из первого круга выходит замуж за сильнейшего демона.

— К тому же весь Совет будет присутствовать полным составом. — вставил Макс. А я воззрилась на него — Они сами напросились! — скорчил жалобную моську демонюка.

— И ведьмы круга будут в полном составе — добавила Лиза. — С парами.

— Весь клан Морозовых, кланы Богдановских и Бестужевых почти полным составом и все твои тетушки, сестры и племянники. — отчиталась Лиза. — тетя Маша с семьей из Италии.

— Господи, когда вы успели всех пригласить! — ужаснулась я. — Это не свадьба по-тихому, это событие века какое-то!

— Милая, а ты хотела по-тихому? — спросил меня на ушко Максим. — Мы не можем по-тихому.

— Это да! — вставила свои пять копеек Ленка. — Ладно, давайте на сегодня закругляться, а то мне Толик уже раз десять смски шлет с текстом «Ты скоро?».

В это время проявилась Глаша.

— Барыня, Дарья Константиновна, свадьба свадьбой, но откушать то вам надо. Чай совсем не ели с этими хлопотами. Да и барышни тоже сегодня не кушали. Все, все, все за стол. А потом почивать, завтра важный день — беззлобно ворчала домовая.

— В самом деле, время уже не детское. — согласилась я. — Кушать и спать.

А утро снова началось со звонка Ленки:

— Вставай засоня, вперед к замужеству! Я через тридцать минут буду у тебя и ты должна быть готова! — раскомандовалась эта генеральша. — Я записала нас через час в Спа-салон.

— Хорошо!

— Да-а-аш! — голос Лены в трубке был сомневающийся.

— Все, все, встаю!

— Жду! — последнее слово Лена предпочитала оставлять за собой. От мужа-вампира набралась, наверное.

Отключив звонок, посмотрела на экран телефона — полшестого. Я убью эту ведьму! Разве подруги так поступают!

Потихоньку выбралась из объятий Максима, он проснулся от звонка, глянул на меня одним глазком и снова заснул. Везунчик!

А потом меня закружил ураган под названием «подготовка к свадьбе под руководством подруги». Турецкая баня с массажем и обтираниями ведьминскими кремами, после которых чувствуешь себя лет на восемнадцать и выглядишь так же. Маникюр, педикюр, платье, прическа и макияж. И все это в шесть экземпляров, то есть мне и моим дочерям, и Лене с ее дочерями. Так что, когда подъехал лимузин к двенадцати, мы еле успели.

Храм был украшен цветами и сверкал, как новенький. Широкая лестница была устлана ковровой дорожкой, а по краям стояли розовые розы в высоких вазонах. У основания лестницы меня встретил Арсений Морозов — отец моего Миши.

— Дашенька, ты тридцать лет принадлежишь нашему клану. И я счастлив быть сегодня твоим посаженным отцом, как глава клана! Меня попросил Ярослав, если ты не против, конечно.

С Арсением Викторовичем Морозовым у меня всегда были хорошие отношения.

— Я не против! Вы же мне как отец!

Это правда, Арсений Викторович очень помогал нам после смерти Миши. А после того, как умерла его жена Татьяна Сергеевна, я с детьми стали единственной его семьей. А так как моего отца тоже в живых уже не было, он был лучшей кандидатурой.

— Я рад, Даша, что после Миши ты смогла найти свое счастье! Кому как не мне знать, что такое одиночество.

— Ну что вы…

— Да, Дашенька, что-то я совсем… В такой день нельзя грустить. — и он предложил мне свой локоть, на который я с удовольствием положила руку.

И мы стали подниматься по лестнице. А за нами и все остальные гости.

По ведьминской традиции сначала идет запись, которую обычно проводит в отдельной комнате храма член Совета. Затем следует сама церемония, очень напоминающая венчание. Правда, с небольшими отличиями. Ее уже проводит ведьма, выше по рангу, чем брачующиеся.

Вот и сейчас Арсений Викторович проводил меня в небольшую комнату при храме, в которой и ждал меня Максим. Рядом с Максимом стоял Роман Багдановский, ему Максим доверил роль шафера, и Ярослав. Со мной просочились Лена и девочки. Чаще всего запись проходила в очень узком кругу, и для этого были свои причины.

Арсений Викторович передал мою руку Максиму

— Береги ее, демон!

— Буду! — ответил Максим, беря меня за руку — Ты великолепна!

В это время открылась еще одна дверь, и вошел Ростислав Илларионов. Поздоровавшись со всеми, он предложил мне и Максиму провести только ритуал за закрытой дверью, а саму запись уже в открытой части храма. Я посмотрела на Макса, и он согласился.

Тогда Ростислав предложил нам встать в середину комнаты, где на полу уже была нарисована пентаграмма. Мы встали в ее центре, держась за руки, и Ростислав стал зачитывать заклинание, на незнакомом для меня языке. Затем он попросил левую руку Максима и резко резанул по ладони кинжалом. Я смотрела, как капли крови стекают в специально подставленную для этого чашу. Затем ту же процедуру провели со мной. После того, как в чашу попала моя кровь, над чашей вспыхнул огненный столб света. И мое запястье прожгло резкой болью. Посмотрев на них, я увидела перевитый узор, наподобие кельтского. Максим рассматривал точно такой же на своей руке.

— Истинная пара! Мои поздравления Богдановский! — обратился к Максиму глава Совета. — Только я вижу, ты уже провел часть ритуала.

— Да.

— Что? — это уже я. — Когда ты успел?

— Даша, давай потом!

Потом, так потом, но я с тебя не слезу, пока все не выпытаю.

— Теперь клятва. — сказал Ростислав.

— Хун шараш лева ракшан карва мате таме каум! — произнес Максим.

— А теперь повторяй за мной, Даша. — обратился Ростислав ко мне. — Хун шараш лева мате таме кальджи ши каум.

— Хун шараш лева мате таме кальджи ши каум. — повторила я за главой Совета.

— Что ж могу вас поздравить! Остальная часть в храме.

После этих слов, девчонки бросились меня поздравлять, а Ярослав с Романом пожали руку Максу.

Затем все вышли. И Илларионов объявил, что открытая часть записи продолжиться в храме. Гости стали рассаживаться на специально подготовленные места. А мы прошли в переднюю часть храма.

- Дорогие Максим и Дарья! — начал речь Илларионов, — почетные свидетели, родители, дорогие гости. Мы рады приветствовать вас в этот день на торжественной церемонии соединения двух любящих сердец. Сегодня сочетаются браком Максим Павлович Богдановский и Дарья Константиновна Морозова. Если у кого-то есть, что сказать против этого брака, говорите сейчас или молчите вечно.

По традиции на ответ давалось три минуты. И в храме повисла благоговейная тишина.

… Тишину нарушили открывшиеся двери и голос Мигеля Скорцезе.

— Бракосочетание не может состояться, так как Дарья Морозова является моей единственной.

Те, кто об этом не знали, охнули.

— Но Дарья Морозова является истинной для Максима Богдановского — воскликнул шафер.

В зале начался шум

Ростислав Игоревич Илларионов поднял руку и шум прекратился:

— Так как ситуация не стандартная, я бы попросил всех членов Совета пройти со мной.

Члены Совета прошли в комнату, а мы остались ждать. Гости сидели на стульях и перешептываясь. А мы впятером стояли у алтарной части. Я места себе не находила, бросая на Скорцезе бешенные взгляды. Вот, ей Богу, удавила бы! Максим обнял меня и прижал к себе.

— Не переживай. Истинные пары не разбивают никогда. Все будет хорошо. Анатолий Бестужев подошел к Лене со стулом, сказав, что в ее положении нельзя долго стоять, тем более на каблуках. Ко мне с Максимов стали подходить родные, успокаивая и приободряя. Так прошло минут тридцать.

Наконец члены Совета вышли. Их глава прошел вперед. В храме воцарилась звенящая тишина.

— Разобрав сложившуюся ситуацию, члены Совета большинством голосов, пришло к выводу — Ростислав посмотрел в нашу сторону, делая тем самым паузу.

Вот прибила бы!

— Что бракосочетание состоится!

— Ура!

— Нет!

Мой голос и голос Мигеля прозвучали одновременно.

— Но так как ситуация не стандартная, то используя опыт прецедентов сочетаются браком Дарья Морозова, Максим Богдановский и Мигель Скорцезе.

— !!!

Все тушите свет!

Глава 11. Дарья


— Но как такое возможно! Ведь Мигель Скорцезе уже женат! — воскликнул кто-то из клана Бестужевых.

— Мы связались с Европейским Советом. Большинством голосов было получено добро на расторжение брака Мигеля Скорцезе и Хельги Берн. — ответил Ростислав Илларионов, — через пару минут прибудет порталом представитель Европейского Совета. Прошу всех оставаться на своих местах!

В зале поднялся шум,

— Но, я не хочу выходить за вампира замуж! — мой возглас перекрыл даже возникший шум.

— К сожалению, Даша, — отвечала мне Аграфена Ильинична, входящая в Совет, — решение Российского Совета не может быть не выполнено. Та сторона, которая откажется от брака, понесет наказание. Наказанию подвергнутся не только сами брачующиеся, но и все члены их клана. Также будут наказаны те, кто попробует сорвать церемонию!

— Но ведь это не справедливо! — моему возмущению не было придела. — Зачем наказывать весь клан?

— Российский Совет пришел к выводу, что только так можно избежать противостояния, которое, как показывает история, обязательно возникнет — стал объяснять мне Ростислав. — И Европейский Совет нас поддержал.

Да полная задница! Даже в Европе не спрячешься, если что!

— Не переживай! — обнял меня Максим. — Мы что-нибудь придумаем!

— Что тут придумаешь? — не согласилась я с ним.

Но от его поддержки становилось легче.

— Я все равно не консумирую брак с ним, — обратилась я к Аграфене Ильиничне, — так к чему весь этот фарс?

— О, что вы втроем будете делать дальше, нас совершенно не касается! — ответил мне почему-то Ростислав. — Но я бы посоветовал Вам все-таки консумировать брак.

— Зачем? — спросил Максим.

— Ритуал вампиров отличается от демонического тем, что при незавершении вытягивает силы у супругов. Даша просто не протянет долго. — пояснил Ростислав.

— Лучше сдохнуть! — ответила я.

— Я не знал, что я так тебе противен! — усмешка вампира была невыносима. — Но не думаю, что ты все же предпочтешь покончить собой! — он мне подмигнул. — А я дождусь, Даша! Обязательно дождусь!

Похоже, только у вампира было хорошее настроение. Что-то ответить Скорцезе я не успела. У входа в храм вспыхнул портал. Из него показался высокий элегантный блондин.

— Приветствую брачующихся и гостей! — поздоровался блондин, выйдя из портала.

И пошел в нашу сторону.

— Рад Вас видеть, господин Бошан! — Илларионов сделал шаг в сторону пришедшего.

— О, месье Илларионов, очень приятно увидеться с вами снова! Но давайте перейдем к делу! Месье Скорцезе, ваше свидетельство. — протянул он бумагу вампиру.

— Спасибо! — Мигель взял бумагу и пробежал по ней взглядом.

— Я очень рад за вас, месье Скорцезе! Признаться ваша уже бывшая супруга, была совсем не огорчена фактом развода, даже вздохнула с облегчением, когда я огласил решение Совета.

— Я знаю, наш брак давно изжил себя. — ответил Скорцезе, пряча бумагу во внутренний карман пиджака.

— Ну, раз все ограничения устранены, приступим к церемонии? — подошел, отходящий на время Ростислав Игоревич.

— По настоянию Европейского Совета — выступил месье Бошан, — я уполномочен провести ритуал. Поэтому прошу предоставить ритуальную комнату.

— Кто будет свидетелем со стороны вампиров? — спросил Бошан у Скорцезе.

— Дмитрий! — обратился Мигель к Бестужеву — младшему. — Ты не выручишь меня?

— Конечно!

И мы снова отправились к комнате с пентаграммой. На входе в комнату Бошан почему-то не захотел пропускать Максима. Комментируя это тем, что тайна ритуала должна соблюдаться. Театр абсурда какой-то! Но Богдановский уперся рогом. Или с ним, или никак! На помощь пришел, как ни странно, сам Мигель.

— Я не думаю, что это так принципиально, месье Бошан! К тому же, мы скоро станем одной семьей. Не забывайте об этом!

И вот я снова стояла в центре пентаграммы, теперь уже с Мигелем Скорцезе. Господин Бошан читал какой-то заунывный текст, потом мы произносили клятвы. После чего нас попросили закрепить ритуал.

Я посмотрела на Мигеля, так как совсем не понимала, что это значит. Сейчас он совсем не выглядел ухмыляющимся, а просто каким-то сосредоточенным.

— Даша, ты мне доверяешь? — спросил у меня.

Глупый!

— Конечно, нет!

— А придется! — мягко улыбнулась эта зараза.

Он взял меня за запястье. И не успела я даже пискнуть, как впился мне в руку своими клыками. Руку пронзила боль! Нет не так! БОЛЬ!!!

Когда она начала потихоньку стихать я увидела, что Максима с двух сторон держат Дмитрий Бестужев и Роман Багдановский. А сам он в полной трансформации. Вокруг же нас с Мигелем защитное поле. А вампир все еще присосался к моей руке.

— Какая ты сладкая, моя девочка! — нежно промурлыкал этот клыкастый, отстранившись от моего запястья. — Теперь твоя очередь, женушка!

— А не боишься, клыкастый!

— Доверяю, женушка!

Еще раз так обзовет, в глаз дам!

— Не буду я пить твою кровь!

— Это необходимо, мадам! — обратил на меня внимание Бошан.

— Но у меня нет клыков! — попробовала я еще раз отпереться от такой перспективы.

На что Скорцезе, вытащил небольшой клинок. В кармане что ли держал?! И резким движением рубанул по своему запястью:

— Пей! — придвинул он запястье к моему рту. Видя, что я не двигаюсь, другую руку он положил на мой затылок, не давая отстраниться. Я и не думала пить, но пару капель все же попали на губы.

И тут я ощутила жажду!

Нет, я хотела не воды!

Крови! Я хочу крови!

Перед глазами была красная пелена! Когда пелена начала спадать я осознала, что я только что сделала!

— Что это было? — накинулась я на вампира.

Скорцезе же просто лучился от счастья. И взгляд у него был как у бесшабашного мальчишки.

— Ты все сделала правильно, солнце мое!

— Ты не понял! Что это только что было! Почему меня трясло от жажды, как наркомана от дозы!

— Вы просто полностью приняли супруга, Дарья Константиновна. — проконсультировал Дмитрий Бестужев.

Я в шоке посмотрела в глаза своего демона, ища в них поддержки. И он не подвел.

— Все хорошо, Даш! Я с тобой!

На этот раз девчонки нас не поздравляли, лишь господин Бошан поздравил Мигеля с обретением единственной. Мужчины же пожали Скорцезе руки. Но вампира это казалось и не расстроило. Он просто лучился от счастья! А я… Я была в смятении!

И спряталась в единственном месте, где было спокойно. На груди моего демона! Здесь можно было спрятаться от всего мира! Жаль, что не на долго!

Затем была церемония. Где я стояла между двумя женихами. Насколько сумрачные были лица у меня с Максимом, настолько лучился Мигель. Мне прям хотелось взять и стереть с него эту улыбку! Или отмочалить букетом, что Катя сунула мне в последний момент! О! А как вампир смотрел на Катю, когда она мне цветы подавала. Но дочка молодец, наградила та-а-аким взглядом, что Мигель, кажется, стушевался.

Церемония была красивой. Для стороннего наблюдателя. Но у меня уже не было того восхищения, что было в начале! Просто хотелось, чтобы все уже закончилось. И как можно быстрее.

Снова были красивые слова. И снова был вопрос, не против ли кто? Даже смешно стало! Какой самоубийца против Совета пойдет? Естественно, все были за! Потом был вопрос Максиму Богдановскому:

— Согласны ли Вы, Максим Павлович Богдановский — наследник клана Огненных, взять в жены ведьму из клана Морозовых, в девичестве Дарью Константиновну Мещерскую, и стать старшим супругом?

Максим повернулся ко мне, взял обе мои ладони и, улыбаясь мне в глаза, произнес:

— Согласен!

Господи! Какой же он красивый! Этот черный фрак так ему идет! Со всеми сегодняшними потрясениями я даже не успела ему этого сказать!

— Согласны ли Вы, Мигель Скорцезе, наследник Южно — Европейского клана, взять в жены ведьму из клана Морозовых, в девичестве Дарью Константиновну Мещерскую, и стать младшим супругом?

Другая пара рук обнимает меня за талию и поворачивает к себе. Мигель Скорцезе! Все такой же, как и девятнадцать лет назад. Грех во плоти! Сейчас он смотрел в мои глаза и пытался в них что-то найти. Его прожигающий взгляд будил во мне целый спектр эмоций. И, как бы я не старалась это скрыть, не все они были плохими. Поэтому я опустила взгляд, боясь, что вампир прочтет в нем больше, чем я бы хотела показать. Но он, кажется, успел!

— Согласен! — сказал Мигель.

Я вскинула на него взгляд. Его лицо озаряла такая бесшабашная мальчишеская улыбка, словно он нашел все сокровища мира!

— Ты не пожалеешь, девочка моя!

— Дарья Константиновна Морозова, в девичестве Мещерская, согласны ли Вы взять в мужья Максима Павловича Богдановского из клана Огненных демонов и Мигеля Скорцезе из Южно-Европейского клана вампиров?

Словно у меня есть выбор!

— Согласна.

— Что ж, могу Вас поздравить с бракосочетанием! Теперь женихи могут поцеловать невесту. — прогнусавил Илларионов.

Демон, как не странно, оказался быстрее. Развернув меня к себе, Макс впился в мои губы со всем остервенением. Словно пытался доказать мне что-то. Но мне не нужно было ничего доказывать! Я обвила его шею руками, прижимаясь к нему еще ближе, сливаясь с ним. Вытолкав его язык из моего рта, я сама пошла в наступление! Но, наступление было нежным, я не торопилась. Я хотела показать, как он мне дорог! Как он мне нужен!

И демон успокоился, расслабился. Его руки стали блуждать по моей спине, лаская.

И тут я почувствовала поцелуи в шею, другая пара рук обняла меня за плечи, пытаясь развернуть. От ощущения, что меня обнимают двое мужчин, на глазах сотни зрителей внутри возник пожар… Но не стыда. Это была страсть!

Максим отпустил меня с небольшим рыком, а Мигель, не обратив на это никакого внимания, развернул меня к себе.

А затем был поцелуй… В отличие от демона, вампир ничего не доказывал. Он завоевывал, приручал! А я просто растекалась белоснежной лужицей! Я снова вспоминала его! Вся обида, злость и ненависть, что я лелеяла все эти годы, казались сейчас такими не существенными.

И тут я почувствовала злость и ревность. Целый костер, который грозил перерасти в огненный ураган. Это не мои эмоции! Максим?

Страсть превратилась в страх. Я вырвалась из объятий вампира и развернулась к Максиму. В глазах демона горел огонь! И он усилием воли пытался его побороть.

Я положила ладонь ему на грудь. И интуитивно попыталась через это прикосновение передать ему всю свою любовь и нежность.

— Максим!

Огонь в глазах стал утихать

— Спасибо!

Макс прижал меня к себе и уткнулся носом в макушку.

Блин, в этой позе он, кажется, медитирует!

Нас отвлекло начавшееся песнопение. Это мои сестры из круга тринадцати начали церемонию обретения пары у ведьм. С церемониальной песнью они прошли в центр и встали полукругом. На ведьмах были длинные рубашки до пят и венки из веток калины и бузины. Все они были босы.

Затем вышла Аграфена Ильинична. Одета она была также, но в руках держала скипетр с огромным бериллом на вершине. Когда главная ведьма дошла до середины, песнопение закончилось.

— Подойди, сестра! — обратилась она ко мне.

Я вышла вперед и, согласно древней традиции, опустилась на колени.

— Сестра, согласна ли ты взять в семью этих мужчин?

— Да!

— Согласна ли ты отвечать за них перед ликом матери Луны и отца Солнца?

— Да!

— Согласна ли ты отвечать за них перед кланом?

— Да!

— Согласна ли ты открыть их сердца?

— Да!

— Клятва!

Тут подошла послушница, неся перед собой на вышитом рушнике большой камень. Осколок святого Алатыря.

Я поднялась и, положив руки на камень, стала произносить слова ведьминской клятвы.

— На море, на Окиане есть бел горюч камень Алатырь, под тем камнем сокрыта сила могуча, и нет этой силе конца. Выпускаю я силу могучую на демона Максима (Из под моих рук, из камня вырвался луч света, он становился все ярче и потянулся к Максиму, взяв его в плотный кокон), сажаю я силу могучую на все составы, во все кости и жилы, в очи ясные, в грудь белую и сердце ретивое (Максима выгнуло и подняло над полом). Будь ты сила могучая в нем неисходно, не жги, а горячи кровь и сердце на любовь к дочери твоей Дарье. Пусть любит и почитает меня, как и я его, всю жизнь. (Луч света вспыхнул еще ярче, затем потихоньку отпустил Максима. И мы увидели демона голого по пояс. А татуировка перенеслась у него с правой лопатки на предплечье.

Максим любовался на тату и был таким счастливым…

Затем я повернулась к вампиру, посмотрела на него. Он стоял в каком-то предвкушении.

— На море, на Окиане есть бел горюч камень Алатырь, под тем камнем сокрыта сила могуча, и нет этой силе конца. Выпускаю я силу могучую на вампира Мигеля (Из под моих рук, из камня снова вырвался луч света, становясь все ярче, он потянулся к Мигеля, взяв его в плотный кокон), сажаю я силу могучую на все составы, во все кости и жилы, в очи ясные, в грудь белую и сердце ретивое (Мигеля выгнуло и подняло над полом). Будь ты сила могучая в нем неисходно, не жги, а горячи кровь и сердце на любовь к дочери твоей Дарье. Пусть любит и почитает меня, как и я его, всю жизнь.

Луч света вспыхнул еще ярче, затем потихоньку отпустил вампира. Мигель тоже оказался голым по пояс. На его левом предплечье появился почти такой же рисунок, как и у демона. Но если у демона татуировка была золотой, то у вампира серебряного цвета.

— Клятва принята! — провозгласила Главная ведьма.

Тогда луч света охватил меня. Словно солнышко согрело. А затем стало слегка жжечься на запястье. Я посмотрела на свою правую руку и увидела узор, в котором переплетались золотые и серебряные линии.

— Спасибо! — прошептала я.

— Благословляю! — донеслось до меня.

Луч погас. И камень на руках послушницы, снова ничем не отличался от обычного булыжника.

Но только все в храме стояли. Стояли с такими благостными лицами.

Мужья подошли ко мне ближе и встали за плечами. А спереди подошла Аграфена Ильинична.

— Поздравляю, Дашенька! Будь счастлива! — с этими словами она передала мне футляр.

Открыв его, я увидела кулон на цепочке.

— Для легких родов. — пояснила она. — Моя мама заговаривала.

— Большое спасибо! — обрадовалась я.

Все знали, что Феодосья Береньдеевна, старейшая ведьма не только в России, лучше других умеет заговаривать. Но последние двести лет не покидает Сибири и редко принимает у себя.

Затем по одной стали подходить сестры круга. Каждая находила добрые слова и пожелания. И каждая одаривала каким-нибудь подарком.

Затем мы повернулись к гостям. Сперва, подошли поздравить дети. Дочери бросились на шею. Причем бросались на шею не только ко мне, но и к Максиму. Мигеля же просто сухо поздравляли. За детьми следовали друзья и родные.

Потом все ведьминские кланы, присутствующие на свадьбе. Затем демоны. За ними пошли вампиры. Вслед за демонами — оборотни. Казалось этой очереди не будет конца! У меня скулы заболели улыбаться, про ноги на каблуках вообще молчу! И под конец подошла группа драконов. Максим с Мигелем, почему-то одновременно напряглись и положили руки мне на плечи.

Молодой красивый дракон обратился сразу ко мне.

— Позвольте поздравить!

Я протянула ему руку. Он взял ее, как какую-то драгоценность. Наклонился, словно хотел поцеловать, но зашептал какие-то слова на непонятном языке. Не успела я отдернуть руку, как ярким светом вспыхнул портал, и нас четверых засосало в него.

Ну что за день-то такой!


Глава 12. Родион


На эту свадьбу он идти не хотел совсем. Очередное статусное мероприятие. Но сестра с зятем настояли на его присутствии.

— Родя, тебе нужно засветиться в обществе, а на «свадьбе столетия» будут все сливки России и ближнего зарубежья.

Да засветиться не мешало. Бекетов Родион Дементьевич, давно не был в обществе. Более семидесяти лет медитировал в одном из самых отдаленных Тибетских монастырей. В конце концов и это надоело! А ведь туда отправился после того как надоела общественная жизнь. Захотелось уединения… Но даже уединение приедается.

Вообще в жизни дракона скука — первейшее зло. Она просто разъедает твою жизнь. И только найдя свою пару, снова обретаешь смысл жизни. Но Бекетову не везло. Он разменял уже пятую сотню лет, а свою пару так и не встретил.

Полгода назад в семье сестры произошло долгожданное пополнение. Не это ли повод снова выйти в мир? Племянник, кстати, получился замечательным. Еще бы, ведь ждали почти пятьдесят лет. У драконов вообще с рождаемостью плохо. Счастливой считается та пара, кому мироздание пошлет чадо в первую сотню лет совместной жизни. А кому-то и так не везет.

Племянника же назвали Арнольдом, что означает первый. Ну ладно, Арнольд Витольдович Росс то же звучит! Вся родня была на седьмом небе от счастья. Вот и решили брата тоже известить.

Я и приехал. А потом решил остаться. Мама была просто счастлива. Отец хоть и обрадовался, но вида не подавал. Но семейный бизнес быстро переложил на меня. Окунувшись в бизнес, понял, что не хватает связей и знакомств. Все же многое изменилось за семьдесят лет. Нелюди хоть и живут долго, но жизнь то меняется.

Поэтому пришлось собираться и вместе со всей семьей ехать на эту чертову свадьбу. К черту на кулички.

Ну кому пришло в голову проводить свадьбу в Быкове!

Хотя храм украсили вполне профессионально, но я заставал его и в лучшем виде. Лет так двести назад.

— Мам, помнишь, тут свадьбу Маши Мещерской справляли. Ну она еще фрейлиной была у Марии Федоровны.

— А, да, да, помню! Она со своим итальянцем, кстати, вполне счастлива. Сегодня мы ее увидим, как-никак племянница замуж выходит. — ответила Виктории мама.

— Правда! — удивилась сестра.

— А ты, что не знала к кому на свадьбу идешь. — спросила ее мама.

— Ну… Богдановский давний партнер Витольдика. Но ты же знаешь, я в его дела не лезу… А насчет свадьбы Вит сказал, что она ведьма. Для подарка большего не надо…

— Эх, Вика, Вика… И в кого ты у меня?

Так переговариваясь, мы зашли в храм. Невеста еще не приехала. Мама с Викой встретили каких-то подруг, а отец с Витольдом повели меня заводить полезные знакомства.

А потом я увидел ее!

Невеста была потрясающи красива. В белом кружевном великолепии, которое обтягивало ее фигурку, как вторая кожа. Но не это было главным. Ее аромат! Весенние эдельвейсы… Этот аромат, я ни с чем не спутаю!.. Аромат моей пары.

Но ее зеленые, как весенняя листва, глаза смотрели не на меня. Она с таким желанием смотрела на демона, что ждал ее у входа в ритуальную комнату. Мой дракон просился наружу. Схватить и пометить!

— Родион, что с тобой, сынок? — обратился ко мне отец.

— Отец, мне нужно отойти. — ответил я ему, продвигаясь к выходу.

— Хорошо, пойдем.

Мы вышли из храма, и запах стал менее интенсивным, но не пропал совсем. Поэтому дракон продолжал рваться наружу.

— Родион, объясни! — спросил отец.

— Я встретил пару, отец!

— Но это же здорово! — обрадовался отец.

— Пап, это невеста!

У отца не было слов.

— Вот это форс-мажор! — в конце концов выдал он. — И что ты собираешься делать?

— Не знаю, еще. — я в самом деле не знал, что делать.

Отец тоже призадумался.

— Ты помнишь о моменте, когда спрашивают, что-то типа «Если у кого-то есть, что сказать против этого брака, говорите сейчас или молчите…» Может воспользуешься этим. Или ты можешь подождать и завоевать ее позже. Демон ее больше десяти лет завоевывал.

— Мой дракон не сможет ждать столько! Ладно пошли в храм, будем действовать по ситуации.

Мы зашли в храм, как раз в ту минуту, когда закончился ритуал и молодые вышли из ритуальной комнаты. Демон обнимал мою пару. И мой дракон готов был спалить его к чертям собачьим! А ведь я даже имени ее не знаю!

— Как зовут невесту? — спросил я у блондинки, что сидела справа.

При этом голос меня не слушался и вопрос я прорычал так, что блондинка, кажется оборотница, отодвинулась от меня. Но все же ответила:

— Дарья Морозова.

Благодарить я не стал. Еще больше напугаю.

Я ждал традиционного вопроса, но все же не успел. Влез какой-то вампир!

А потом начался фарс. Вампиреныш заявил, что Дарья — его единственная. И Совет почему-то одобрил его кандидатуру. А еще этот чертов запрет вмешиваться! Собой бы я еще мог рискнуть! Но рисковать родными не мог! И это было выше моих сил!

— На моем веку это всего третий случай, когда решением свыше назначают многомужество. Обычно, предпочтение отдают лишь одному кандидату. — тихо шептались мать с отцом.

— Ну и кому отдать предпочтение в данном случае, оба наследники кланов? — спросил у нее отец, смотря в этот момент на меня.

— Я не знаю всех нюансов! — парировала матушка.

— Ой, да ладно вам, для ведьм — это норма. — присоединилась к дискуссии Виктория. — Вон у Аграфены Ильиничны шестеро, и никто не жалуется!

— Чем сильнее ведьма, тем сильнее магически должны быть ее избранники. — пояснила мама. — Если не возможно найти сильных, берут количеством. А Дарья Морозова, говорят, одна из сильнейших. Ты на ее ауру посмотри!

Мы, драконы, могли видеть ауры существ, если переходили на зрение внутренней ипостаси. Я тоже взглянул на невесту взглядом своего дракона. Она была такой яркой, что просто ослепляла. Дракон одобрительно рыкнул.

Сидящая неподалеку блондинка отодвинулась еще дальше.

— Родион, а матери ты не расскажешь? — обратился ко мне отец. Шепотом, чтобы женщины не услышали.

— О чем? — слух маму еще никогда не подводил. — Сынок, о чем я должна знать? — Дементий, что за секреты? — обратилась она к отцу, не дождавшись моего ответа.

— Ну, Ларочка, это не мой секрет, я не имею права его раскрывать! — начал обороняться отец.

— Дементий, я могу и обидеться! — если уж мама вбила что-то себе в голову, ее никто и ничто не могло остановить.

Отцу оставалось только с мольбой смотреть на меня.

— Мама, Дарья Морозова — моя пара.

— !!! Но это же удивительно, восхитительно, это просто чудесно! — радости матери не было предела.

— Что удивительного, мама! — не разделял я ее воодушевления. — Она же замуж выходит, причем за двоих сразу…

— Ой, вот не надо панику разводить! — перебила меня мама. — Когда будем поздравлять, перенесешься с ней в драконью пещеру, и все дела! Мне ли учить, дракона похищать дев?!

А это идея! Да еще какая! Как же я сам не догадался! Драконья пещера — это место силы драконов. В ней находится наш источник. Но это не все предназначение пещеры. Драконов, что стали парой, отправляли в эту пещеру, где проходил свадебный обряд. Как только молодые туда попадали, пещера не выпускала их, пока брак не был консумирован. После этого пара считалась семьей.

— А пока ты будешь пару уговаривать, сегодняшние женишки подождут в сторонке. — продолжала меж тем мама. — А мы понаблюдаем, правда Дементий?

Больше книг на сайте - Knigoed.net

— Ларочка, но это скандал!

— Вот не надо мне про скандал напоминать! — мама, как и все драконницы, заводилась с пол оборота. — Помнишь, как ты меня похитил? Напомнить!

Мама часто брала этим отца, но мы до сих пор не знали, что у них тогда произошло. Сколько бы мы не спрашивали, ответа никогда не получали.

Вот и сейчас отец просто отпустил голову, соглашаясь с матерью. Мне иногда даже жалко отца становилось! Но они любили друг друга, несмотря на тараканов в своих головах.

Что ж план был готов! Нужно было лишь привести его в исполнение.

Но исполнение подкачало…

Я чувствовал, как напряглись женишки, стоило мне подойти. Но не обратил на это внимание. Мне нужен был тактильный контакт, чтобы выполнить задуманное. Взяв Дашу за руку, я его получил. Мой дракон был доволен. Но вот дальше…

Портал должен был перенести только нас двоих. Меня и пару. Тогда, что тут делают эти двое?

Глава 13. Дарья


Ну что за день-то такой!

Почему мне так не везет! Это была единственная мысль, когда меня засосало в портал. И еще одна. Убью гада чешуйчатого!

А кто еще может создавать портал в любую точку! Только дракон, мать его за ногу! Всем остальным, нормальным, для этого портальные камни нужны!

Когда перемещение окончилось, открыла глаза.

Мы находились в какой-то пещере. Зал пещеры был просто огромен. Здесь не было источников света, но сам камень, из которого состояли стены, словно светился изнутри. И от этого свечения в пещере было светло. Пещера была нерукотворной. Но, говорят же, что природа лучший мастер! Сталактиты и сталагмиты переплетались здесь так причудливо, создавая какой-то неповторимый узор. Мне же пещера чем-то напомнила залы Альгамбры. Наверное, из-за белого камня или из-за причудливого узора.

Я стояла среди троих мужчин. Дракон, рыжеволосый красавчик, спереди, держал меня обоими руками за талию. А два моих, теперь уже мужа, стояли сзади, и каждый держал за плечо.

Оторвавшись от лицезрения красот, встретилась взглядом с драконом. Он смотрел на меня, слегка прищурив свои глаза. А в глазах плескалось легкое превосходство! Ну, когда знают то, чего не знаешь ты! Вот этот взгляд и включил во мне стерву.

В груди стала поднималась злость! О-о-о! Я была ужасно зла! На одну чертову драконью морду!

— И как это понимать! — толкнула красавчика в грудь. — Где мы вообще?

Хотела еще магией приложить, но магия почему-то не откликнулась. Это было так странно! Что я отошла от мужчин и попробовала снова. Что за черт! Моя магия, которая со мной всегда, не отзывалась! От слова совсем!

— Не старайся, здесь не действует магия. — услышала я голос Дракона.

Повернувшись к мужчинам, увидела примечательную картину. Максим с Мигелем заламывали руки дракону. Причем делали это так слажено, будто всю жизнь вдвоем работали.

— Почему?

Как ни странно, от таких новостей, злость просто испарилась.

— Это драконье место силы.

— И почему мы здесь? — задал вопрос Мигель, толкнув при этом дракона.

— Это священная пещера? — спросил Максим каким-то потерянным голосом.

— Да! И Даша моя пара. — просто ответил дракон, опусткая голову.

— Что еще за священная пещера? И с чего ты взял, что я твоя пара? У меня женихов уже выше крыши! — в душе поднималось чувство большого попадалова.

Дракон поднял на меня свой взгляд.

Все же он красивый. Рыжий. Но не того морковного цвета, а скорее червонное золото! Прямой аристократический нос, небрежная щетина. И серо-голубые глаза. Сейчас, смотревшие на меня.

Теперь в них не было превосходства, лишь непонятная для меня нежность.

— Одно из свойств священной пещеры — проводить брачный обряд и пропускает пещера к себе только истинные пары.

— Что!!!

— Обычно драконьи пары, остаются в пещере на ночь, после чего считаются женатой парой. Семьей. — дракон не спускал с меня взгляда, отыскивая лишь ему ведомые эмоции.

— Все так просто, пережить ночь в пещере?

— Пока брак не будет консумирован, пещера не выпустит пару и не наградит брачной татуировкой. — тихо произнес дракон. — У драконов нет свадебных церемоний, так же как и у демонов. Достаточно побывать в месте силы и заняться с любимой любовью.

— Так, стоп! — я, посмотрела на Максима. — А где находиться место силы демонов? Случайно не на Кавказе, а?

Максим понурил голову и боялся посмотреть на меня. Вы когда-нибудь видели демона, которому стыдно? Эта демонюка сейчас стояла сейчас передо мной.

— То есть мы тогда не просто так там акробатикой занимались? Да! А я то дура, потом удивлялась, что это меня твои родственники поздравляют. И на вопрос: «С чем?», отвечают. Как там эта Ингрид ответила? Не помнишь? А я помню! «Ах, вы такая красивая пара!», передразнила я одну из его родственниц. И дура, я дура! Ведь тогда появилась эта татуировка под лопаткой. Что ты мне сказал, тогда? А ведь даже не обманул! «Это от того, что ты моя пара, и мы спали вместе».

— Даша, но что я должен был делать, ведь ты даже думать не хотела о замужестве!

— Да, блин, правильно не хотела! — вскипела в конце концов я. — И ты решил не заморачиваться, а просто привезти глупую ведьму и просто провести обряд бракосочетания. По всем своим законам! Как ты мог так со мной поступить? И когда ты мне хотел об этом сказать?

— Даша! — Демон отпустил дракона и вскинулся в мою сторону.

— Не подходи! Ненавижу! Я ведь тебе доверяла больше всех!

— Дашенька, я не мог иначе, мой демон просто сходил с ума! Да я же думать больше ни о чем не мог.

Окинула взглядом всех троих. Драконом стоял, понурив голову. Демон с тоской смотрел на меня. Только вампир улыбался. Сволочь!

— А ты чего улыбаешься? — накинулась я на вампира. — Думаешь самый белый и пушистый? Ты девятнадцать лет обо мне не вспоминал! Чего сейчас-то тебе понадобилось? Дочь!? Или я нужна! Что понял, что тебе наследника больше ни с кем не забабахать, решил ко мне приползти! Думаешь, если Совет мне тебя навязал, то все дело сделано?! Да я с тобой на одном поле…. Да пошли вы все! — в сердцах плюнула я на все.

Развернулась и пошла в соседнюю пещеру, которая отделялась от большого зала необычной узорчатой аркой. Как только я прошла через арку, она задернулась словно дымчатым стеклом, отсекая меня от мужчин.

— Спасибо! — произнесла я вслух.

— Пожалуйста! Тебе нужно побыть одной, девочка! — прошелестело вокруг, — Отдыхай, они не побеспокоят тебя, сегодня.

— Отпусти меня! — попросила это место. Ни на что не надеясь, но все же!

От стены отделилась прозрачная девушка, с длинной русой косой. Она могла бы быть очень симпатичной, если бы не глаза. Из них смотрела бездна. Жуткий взгляд! Но смотрела она очень даже благосклонно. По-матерински улыбаясь:

— Ты же знаешь, что не могу! — прошелестел ее голос.

— Ну, попробовать-то стоило. — ответила я ей. — Простите, но не знаю, как к Вам обращаться.

— А ты забавная!

— Ну, хоть кому-то забавно в этот идиотский день! — в сердцах воскликнула я. — Мне вот совсем не до смеха. Моя свадьба превратилась в фарс. Жених оказался тем еще засранцем. Да и не он один. Теперь еще и дракон! — не знаю, что заставляло меня все это высказывать, но от этого на душе становилось легче. — И что мне теперь со всем этим делать?

— А зачем что-то с этим делать? — улыбнулась девушка. — Сегодня можно просто отдохнуть.

Она провела рукой и на небольшом возвышении появилась белая шкура какого-то диковинного зверя.

— Класс! А почему моя магия не работает?

— Но, ведь это моя пещера. Будь моей гостьей! — прошелестела хозяйка пещеры.

Я подошла к возвышению и провела рукой, пробуя мех на ощупь. Ммм! Как же здорово, мягкий, нежный!

— Эх! Еще бы покушать и помыться! И больше ничего мне не нужно!

Призрачная хозяйка рассмеялась, словно колокольчики зазвенели. А потом взмахнула рукой и в правом углу возникла купель. Она была из того же камня, что и вся пещера и совсем не казалась рукотворной. Купель была заполнена чистейшей водой.

Я тот час бросилась туда, скидывая по пути каблуки. Пришлось немного повозиться с платьем, но оно того стоило. Вода была приятно горячей, но не обжигающей.

— Какое блаженство! Спасибо! — улыбнулась я. — Скажите, а у мужчин тоже такой же сервис.

— О! Им сейчас не до сервиса! Они отношения выясняют! — засмеялась она.

Сидя в горячей ванне, если честно, было совсем наплевать на мужчин. Да и достали они меня сегодня. Спросила просто ради любопытства.

— Мужчины! Что с них возьмешь! А кто побеждает? — спросила откидываясь на край купели.

Призрачная хозяйка села на покрытое мехом возвышение, положила ногу на ногу и стала качать туфельку.

— Хочешь, сделаю арку прозрачной? Сама все увидишь!

— О, нет! Я потом переживать начну! — отказалась я. — Я просто так спросила.

Она снова рассмеялась.

— Просто так ничего не бывает! — не согласилась со мной она. — Но если не хочешь так и быть! Мойся и ешь! А победителя пока нет!

С этими словами она встала и растаяла в воздухе.

Вот бы мне так!

Вместо нее на импровизированном ложе появился кувшин и каравай хлеба.

Понежившись еще немного в ванне, принялась за ужин. В кувшине было молоко. Затем легла. Жалко одеяла не было! Но стоило только опустить голову, меня сморил сон. Без всяких сновидений.

Глава 14. Максим


Максим.

Когда Даша ушла за арку, вместо арки выросла стена. Мы не сговариваясь, бросились к ней, пытались пробить. Но магия не работала, а физически, даже в полной трансформации пробить ее не смогли. И это не смотря на то, что били со всей силы, дракон и вампир в своих истинных ипостасях.

Примерно через час, начали выдыхаться. Тогда вампир стал выдвигать претензии:

— Это ты во всем виноват! — накинулся он на дракона. — Если бы не ты, у меня все бы получилось. И Даша сейчас была бы в безопасности в моем замке в Италии!

Дракон в истинной ипостаси, вести беседы не мог, поэтому просто смахнул надоевшего вампира, словно комара, своим хвостом. Да так, что вампиреныш к противоположной стене улетел.

— Что ты сказал? — до меня дошло, что этот урод, не удовлетворился бы только церемонией, а планировал Даше еще какую-то подставу. — Ты хотел похитить Дарью и запереть в своем замке?!

— А что! — нагло выдал этот кусок дерьма, вставая и отплевываясь кровью. — Думал я удовлетворюсь местом младшего мужа? Или думал, что я намерен делить свою единственную с каким-то демоном?

Ну, все! Слова вампиреныша стали последней каплей, сорвавшие клапан моего терпения! И кажется не только у меня! В итоге мы с драконом, чуть не прибили вампира! И лишь под конец, какая-то невидимая сила, накрыла вампира непробиваемым коконом. Отсекая его от нас.

Мы же с драконом просто сели на пол у стены пещеры. Последние силы на этого чертова вампира угрохал! Дракон принял человеческую форму и протянул мне правую руку.

— Бекетов Родион Дементьевич!

— Богдановский Максим Павлович! — пожал его руку.

И все! Так и сидели молча. Минут через пятнадцать спросил у дракона:

— Как думаешь, этот выживет?

— В священной пещере невозможно убийство. Так что к утру будет как новенький, с их-то регенерацией. — ответил мне Родион.

Еще минут через пятнадцать, дракон предложил:

— Слушай, Макс, нужно до того зала дойти. — указал он на зал справа. — Там источник с купелью. — Нужно окунуться, чтобы силы появились.

— Ага. — согласился я с ним. — Пошли!

Сказать было легче, чем сделать. Помогая друг другу, и держась за стену, мы поднялись. Пошатываясь и поддерживая друг друга, потопали в сторону правого зала. В центре зала находилась большая купель, в которую пару драконов в истинном виде могли бы с комфортом поместиться. Но Роман изменяться не стал, просто отцепившись от меня, двинулся в сторону ступеней. Я пошел за ним.

Опустился в купель. Прислонился спиной к стенке. Какая благодать! Вода была приятно горячей. Поднимающиеся время от времени пузырьки приятно массажировали тело. Кроме этого в купели циркулировало течение, которое словно снимало всю усталость. Самое то! Я прикрыл глаза. Блаженство!

Дракон разместился с другой стороны от ступенек.

Через какое-то время понял, что силы потихоньку возвращаются ко мне.

— Почему пещера приняла нас всех? — в принципе я знал ответ на этот вопрос, но все же должен был его задать.

— Потому, что мы трое — истинная пара для Даши. — ответил дракон, не открывая глаз. Видать тоже медитировал. — Сам же знаешь.

— Знаю! И что теперь будем делать?

— А что еще остается! — Родион открыл глаза и повернулся ко мне. — Никто из нас от Даши не откажется, ни по своей воле, ни по принуждению!

— Да ты прав! — тоже посмотрел на дракона.

— Значит, остается только мириться и договариваться! — дракон пристально посмотрел мне в глаза. — Я, со своей стороны, не претендую на старшего супруга, так что этот статус твой.

— Ты не знаешь Дашу! — ответил я ему. — Для нее статус старшего супруга — пустой звук. Чтобы мы все были с ней, она должна полюбить нас всех троих.

— Ну, тебя-то она уже любит! — сказал дракон с тоской.

— Просто меня она знает дольше, чем тебя. — не согласился я с ним. — К тому же я так обложался с этим ритуалом.

— А что ты ей давно не сказал? — в голосе дракона появился интерес.

— Да все боялся, вот этой ее реакции! Вот и тянул до последнего!

— Дотянул! — хмыкнул дракон. — Ладно, вроде сил прибавилось. У тебя как?

— У меня тоже! — ответил ему, просканировав свое состояние.

— Тогда пошли вампира притараканим. Пусть быстрее отойдет. Нужно поговорить всем троим.

— Не, тараканить вампира, у меня сил еще нет! Давай, часа через полтора? — не согласился я с драконом.

Дракон заржал. Нет, если бы не видел, что он в самом деле дракон, подумал бы что он — конь, ага в пальто.

— Ты что собираешься сидеть в источнике полтора часа? Нет, может ты, конечно в себе сомневаешься, но не забывай, что ты у Даши теперь не один!

Блин, я и забыл, что источник не только физические силы прибавляет!

Поэтому бегом выскочил из источника. Увидев это, дракон заржал еще больше.

Вдвоем мы подошли к кокону с вампиром. Наверное, поняв, что мы не собираемся причинять вампиренышу зла, пещера кокон убрала. Да здорово мы его отделали! А еще говорят, что у вампиров хорошая регенерация! Брешут! Как пить дать, брешут!

Я взял за ноги, а Родион за подмышки. Так и потащили его к купели. Хотелось бросить этого урода в воду с разлету. Но пришлось аккуратно укладывать на бортик головой. Вдруг вампиры под водой дышать не умеют! Кто их вампиров знает! Я никогда подобным вопросом не заморачивался, дракон, как оказалось, тоже.

Минут через десять, вампир стал подавать признаки жизни. Еще через минут двадцать, его взгляд стал осмысленным. Вампир обвел взглядом меня с драконом и хотел дернуться. Но, дракон успел первым:

— Поговорим! — он поднял руки ладонями вперед, показывая мирные намерения. — Мирно!

— Поговорим! — тихо ответил вампир.

Вообще он выглядел каким-то пришибленным. Кажется, мы его головой несколько раз приложили. Но договариваться с ним, все равно, было ужасно тяжело. Он вечно пытался выторговать себе какие-то преференции.

Неужели он совсем не понимает, что с Дашей этот номер не прокатит! Я не знаю, может это у них в вампирских кланах, женщина и является существом подопечным и не совсем полноценным. Но ведь с русскими ведьмами, такого не провернуть! Но Мигель то ли в силу менталитета, то ли в силу привычки никак не мог этого понять.

— Послушай меня внимательно! — который раз пытался настроить на путь истинный вампира дракон. — Это ты можешь считать себя подарком небес для любой женщины! Но неужели до тебя никак не дойдет, что выбросила она этот подарок девятнадцать лет назад, и все это время даже не думала поднимать! Если ты такой придурок и хочешь остаться за бортом, дело твое! Но портить все сейчас, когда важно подтолкнуть Дашу к нужному решению, я тебе не позволю!

Я был полностью с драконом согласен. Из-за этого урода, могло сорваться все.

— Я полностью согласен с Родионом, — высказался я, глядя на вампира. — Если ты не хочешь сидеть в этой пещере до скончания века, то должен избавиться от своего шовинизма. Может в Европе такое отношение к женщине и прокатывало, то в России оно давно не работает.

— Да уж! — согласился дракон. — Наши женщины могут быть нежными и послушными до поры до времени, а потом как заедут в глаз или приласкают сковородкой.

— Нет, Дарья предпочитает кидать все, что в руки попадется. — с видом знатока подсказал я дракону. — Она мне так две вазы династии Мин разбила. — поделился я, после того как дракон посмотрел в мою сторону. — После этого я свою коллекцию фарфора спрятал за стеклянными стеллажами.

— Черт! Я тоже коллекционирую китайский фарфор!

О! Хоть кто-то понимает мои терзания! А то Роман съехидничал было, что я становлюсь похож на дракона, когда трясусь над своей коллекцией. И мол Дашка молодец, что не разделяет мою страсть к тарелкам! А ведь это были вазы! Парные! Она и вторую кинула в меня, после того, как я указал ей на этот факт! «Нечего непарным комплектам место занимать!» — были ее слова, когда вторая ваза полетела в мою сторону. А ведь я даже и не помню, от чего мы в тот раз поссорились!

— Так что ты делаешь все, чтобы твое гнилое нутро не вылезло завтра! — подытожил я, снова обращаясь к вампиру. — А сегодня давайте укладываться спать. Что-то мне подсказывает, что сегодня Дашу мы уже не увидим.

— Да! Скорее всего не увидим. — согласился со мной дракон. — Бекетов Родион Дементьевич. — подал он руку вампиру, вылезающему из купели.

— Мигель Скорцезе. — пожал протянутую руку вампир. — Не скажу, что приятно познакомиться, но видать в ближайшем будущем, мне от вас не отделаться.

— Ну, раз все познакомились, куда будем укладываться? — задал я насущный вопрос.

— Пошлите в соседний зал, та посуше. — внес рацпредложение дракон.

Укладывались долго. На жестком полу было не очень удобно. Сразу вспомнилась учеба в Закрытой Академии и полевые практики. Поворочавшись немного, меня сморил сон.

Быстрее бы завтра! — была последняя мысль.

Глава 15. Дарья


Дарья.

Я проснулась, словно от толчка. Открыла глаза и первое время не могла понять где я. В памяти копошились воспоминания вчерашнего дня, но засыпала я на белой шкуре, а проснулась на белоснежных шелковых простынях. Под головой были подушки. А накрыта я была пушистым одеялом, с таким же шелковым пододеяльником. Да и вообще кровать, кажется, напоминала мою.

— Вставай соня, я знаю, что ты не спишь!

«О, хозяйка медной горы явилась»! С утра раньше меня всегда просыпалась язва!

— Да, язва ты еще та! — она что, мысли мои читает? — Но так даже забавнее!

Словно я ей зверек какой-то подопытный!

— Можно я еще посплю, а?

— Нет, я все же не хочу, чтобы мою пещеру по камешку раскатали. Так что вперед и с песней!

— Ну, ты же вроде тоже женщина?

— Не спорю, женщина. — согласилась со мной хозяйка пещеры. — Но от пессимизма твоих мужей я уже устала.

— А ты можешь читать мысли? — все же спросила я у нее.

— Могу! — она даже не стала этого отрицать. — Но только те, что на поверхности. А как по-твоему я смогла создать все это? — широким жестом она обвила пещеру.

Я проследила за жестом взглядом. Да! Пещера стала напоминать мою комнату. С некоторыми отличиями, конечно. Так стены были из того же светящегося камня. Не было окна. Но стоял мой платяной шкаф, доставшийся мне от бабушки. В комплект с ним шел мой комод.

— То есть ты перетащила сюда мои вещи?

— Вот еще! — обиделась хозяйка. — Это иллюзия того, что ты хотела видеть! Буду я еще свою пещеру всяким барахлом захламлять.

— Ладно, не обижайся, пожалуйста, я не со зла. — не хотелось потерять единственное существо, которое было на моей стороне. — Просто это так необычно, даже для меня — ведьмы. Ведь все такое осязаемое.

— Иллюзия бывает разная. Тебе ли этого не знать — менторским тоном выдала «Хозяйка медной горы».

— Но выходит эти шкафы пустые? — расстроилась я.

— Почему же пустые? — даже как-то опешила Хозяйка. — В них те вещи, что я смогла выудить из твоих воспоминаний.

— О! Спасибо! Спасибо! — я подскочила на кровати и кинулась обнимать девушку.

Естественно, у меня этого не получилось, я просто проскочила сквозь нее. Почувствовать на месте, где должна быть Хозяйка прохладный ветерок. Она же просто залилась колокольчиком.

— Ну, вот! Теперь узнаю ведьму! — отсмеявшись, выдала она. — Стоит получить свои тряпки и настроение сразу на высоте! Ладно, купайся, одевайся и на выход! Твои мужья тебя уже заждались!

Стоило вспомнить, что за стеной меня ждут три мужа, так настроение снова скатилось до отметки «ниже плинтуса».

— Не вешай нос! — подбодрила меня призрачная девушка. — Все будет хорошо! Я вам помогу!

— В смысле? — воззрилась я на нее. — Свечку подержишь?

— Очень смешно!.. — кажется, я ее снова обидела. — Создам атмосферу.

— Не нужно, пожалуйста, я не хочу быть под принуждением… — я не знала, как правильно сформулировать свою мысль. — То есть не хочу, чтобы на мой мозг что-то влияло!

— Не бойся, ничего этого не будет! — пообещала мне девушка. — Своих мужчин ты захочешь сама. Привязку еще никто не отменял!

С этими словами она растаяла в воздухе. Сволочь прозрачная!

А я решила оттянуть неизбежное, и отправилась принимать ванну.

Вода, как и вчера, была приятной расслабляющей.

— Эх! Мне бы еще бокал вина, для полного счастья!

На краю купели появился фужер, наполовину наполненный янтарной жидкостью. А вдалеке раздался перезвон колокольчиков.

— Спасибо! — поблагодарила я «Хозяйку медной горы», с опаской беря бокал в руку.

— Пусть я буду аристократкой! — принюхалась я к содержимому бокала. — дегенераткой быть, как-то не хочется!

Содержимое отдавало моим любимым «Pratello Lugana».

— Эх, была, не была! — сделала я первый глоток. — Ммм! Вкусно!

Сколько я лежала в купели с бокалом, вино в котором даже не думало кончаться я, не знаю. Стало так хорошо! И, честно, стало плевать на всю эту ситуацию!

Блин, кажется, я все-таки напилась! Ладно, нужно вылезать, а то меня там Максим ждет с Мигелем. И этот третий! Черт! Я даже имени его не знаю! А ну и черт с ним!

Ладно, пойду одеваться. Подойдя и открыв створку шкафа, я решила, что все же стоит пообрывать этой призрачной ее косы! Повыдергивать нахрен! Это же надо додуматься, снабдить меня кучей кружевного нижнего белья и ни одного нормального платья!

— Сволочь! — крикнула я ей.

Вокруг снова раздался перезвон колокольчиков, а ветер прошелестел:

— Наслаждайся!

— Стерва!!! — это был глас души.

Но делать нечего. Стоя голышом возле раритетного бабушкиного шкафа, я стала перебирать комплекты нижнего белья. А вообще Хозяйка молодей! Здесь было не только мое белье. Здесь были модели, которые я когда-то видела, но не смогла купить. Модели, которые только представляла на себе. Да и вообще, были модели, которые меня бы жаба задушила приобрести. Несмотря на то, что я женщина вполне состоятельная! И все это было в комплектах. То есть низ, верх, пеньюары, корсажи, корсеты, чулочки, подвязки….

Разглядывая все это разнообразие, я стала заводиться. Вот этот черный комплект я когда-то хотела купить, чтобы порадовать Максима. Это были трусики танго и своеобразный бюстик, в котором отсутствовали чашечки. Их заменяли две вертикальные полосочки кружева, прикрывающие только соски.

Повертев бюстик в руках, представила взгляд Максима и его дальнейшие действия. Мм! Стало жарко!..

Да к чертовой матери все! Я взрослая опытная женщина! Чего я должна прятаться от мужчин, которых мне сама судьба в руки дает! Ладно, были бы уроды какие… или старики! Нет, все красавцы удалые, все равны, как на подбор. С ними… В общим много чего с ними я могу сделать!

Представила, что я могу с ними сделать….

И пока не передумала, стала одеваться. Трусики, этот бюстгальтер, который не бюстгальтер вовсе! Пояс, чулочки с кружевной эластичной вставкой… И поверх всего этого великолепия пеньюар из тюли. Он, конечно, больше открывал, чем прятал. Так как спина была открыта до середины, а спереди от чашечек был разрез. Но… Были чашечки!

Повернулась к комоду, на нем стояли расчески и духи. Провела расческой по волосам, чтобы придать им больше порядка. Пару капелек моих любимых духов.

Все я готова! Набрав в легкие побольше воздуха, медленно подошла к арке.

Закрыла глаза, выдохнула и представила себе двухстворчатую стеклянную дверь из матового стекла. Открыла глаза. Передо мной была дверь. Взяв за ручку, потянула на себя.

Мои мужчины сидели в кружке в центре пещеры и о чем, то переговаривались. Такая мирная картина! Прям, охотники на привале!

Напротив меня сидел Максим. Он видно недавно купался, я замечаю, как липнут к его лбу еще влажные и черные, как ночь, волосы. Он слушает, что ему говорит дракон. И по глазам вижу, что не совсем верит говорящему. В его глазах вспыхивают и гаснут озорные огоньки. На нем только свободные спортивные штаны, и я не могу оторвать взгляда от его мощной груди и четких кубиков пресса на животе, от сильных рук, на которых выступают вены. Он красив, нереально красив и ужасно притягателен!

Словно почувствовав мой взгляд, Максим поднимает на меня глаза и восхищенно замирает. Как же я его хочу!

Не отводя от меня взгляда, Макс встает и направляется в мою сторону. Сейчас он словно большой хищник, учуявший свою добычу. Его движения мягки и грациозны, но ты понимаешь, на тебя движется не человек, а опасный хищник. И что тебе не выбраться. Ты уже его добыча!.

А в глазах демона горит огонь!

Но меня давно этот огонь не пугает! Во мне горит такой же! Я прислоняюсь бедром к двери и выгибаю тело в более откровенной позе.

За секунду демон оказывается возле меня. Он выше меня на голову и мне приходиться поднять лицо, чтобы увидеть его взгляд. В нем нежность и… страсть.

— Даша! — на выдохе произносит Максим и от его голоса табун мурашек проноситься по всему телу.

Но Максим не дает долго зацикливаться на своих ощущениях. Он наклоняется и легонько касается моих губ, словно просит разрешение. От этого нежного касания у меня просто сносит крышу. А Максим отстраняется, но продолжая удерживать рукой за подбородок, смотрит на меня. На губы. От его взгляда губы чешутся, и я непроизвольно облизываю их языком. Зрачки демона резко расширяются, а потом ссужаются.

Я не успеваю опомниться, как демон заключает меня в кольцо своих рук и резко вжимает в себя. Его губы накрывают мой рот. Максим целует жадно и глубоко. Я отвечаю ему тем же. Но эту битву выигрывает демон, я позволяю его языку ворваться и исследовать глубины моего рта. Цепляюсь руками за шею, то ли чтобы притянуть ближе, то ли чтобы удержаться на ногах. Эмоции захлестывают с головой! Их много и они разные. Я не справляюсь с этим шквалом! И чтобы не захлебнуться в этом цунами, я держусь за своего демона. Он утес в этом мире страсти!

— Только не отпускай! — шепчу я, стоит только Максиму оторваться от моего рта. Потому что кончается воздух.

— Не отпущу! — рычит демон.

Подхватывает меня под ягодицы и поднимает, чтобы мне было удобно обхватить его ногами. Максим несет меня к кровати.

— И пусть весь мир подождет. — рычит демон аккуратно отпуская меня спиной на кровать.

От этого разрез на пеньюаре распахивается, и Максим прокладывает цепочку поцелуев от начала разреза до ажурных трусиков. Его руки при этом, наоборот поднимаются на верх. И пальцы застревают под резинкой бюстика.

— Сними! — рычит демон. — Или я разорву.

Я поднимаюсь, и встаю на кровати в полный рост. И тут меня накрывает такая тоска, что в ней можно захлебнуться. Из глаз брызжут слезы. Что это?

Я верчу головой и натыкаюсь на два взгляда, в которых тоска, накрывшая меня. Это взгляд дракона и вампира. Я улыбаюсь им сквозь слезы.

— Завязка сзади — говорю я.

Мигель тут же подрывается и заходит мне за спину. Он развязывает завязки, но не уходит после этого. Максим тоже встает на кровати впереди меня. Он снова захватывает в плен мои губы, его обжигающий поцелуй заставляет захлестнуться восторгом, но поцелуи в шею и цепочку поцелуев вниз по позвоночнику я все же замечаю. В мои эмоции вплетаются эмоции мужчин, и водоворот страсти захватывает меня. Дальше я всплываю на поверхность лишь фрагментарно.

В какой-то момент Максим пытается толкнуть меня спиной на кровать. Но я не поддаюсь. Я сама толкаю его. И демон ложиться спиной на кровать. Обжигаясь под его взглядом, я сажусь на его бедра. Ни на мне, ни на мужчинах уже ничего нет. И за моей спиной уже не вампир, а дракон. Он поднимает мои волосы и нежно целует в изгибы плеч. Я чувствую его эмоции так же, как свои, так же как эмоции демона и вампира.

И нет ничего более правильного, чем я и мои мужчины сейчас!

Я трусь о бедра Максима. И понимая, что он уже на грани, вбираю его член в себя. Максим стонет. А я начинаю медленно подниматься и опускаться, доводя его до края. Перед моими глазами Мигель, естество которого вздрагивает перед моим лицом. Его ноги слегка раздвинуты, и я провожу рукой по внутренней стороне его бедер. Мигель резко выдыхает, когда я сжимаю его яички в своей руке. И слегка тяну его к себе. Вампир чуть продвигается вперед, и я языком провожу по головке его члена, на которой выступает капля его предсемени. Он резко вдыхает воздух через стиснутые зубы.

Я упивалась своей властью над мужчинами. Наши чувства сейчас были едины. Они тоже упивались властью над моим телом.

В это время Дракон занимается моими ягодицами. Он сжимает и поглаживает их. Но в какой-то момент его палей оказывается перед моей попкой. Это меня отвлекло. Но тут же Максим сжимает в руках мои соски, до легкой боли, которая пронзает меня, даря, ни с чем не сравнимое, удовольствие. Когда я отошла от этого удовольствия, палец дракона уже вошел в меня. Он аккуратно двигал его во мне. Затем к одному присоединился второй.

— Не надо, пожалуйста! — попросила я.

Но Мигель опустился ко мне и, поцеловав, прошептал.

— Не бойся, малыш, так нужно. Мы никогда не причиним тебе вреда. — и снова занялся моим ртом. Да так, что последние мысли улетели.

— Доверься нам Дашенька — прошептал Максим, захватывая в рот то один сосок, то другой. От этой ласки меня простреливало молниями удовольствия.

А дракон все продолжал свое дело. И вот меня заполнили уже не пальцы. Я продолжала двигаться на Максиме, но движения в другой моей дырочке шли в резонанс с этим. Даря еще большее удовольствие! Я никогда не была ханжой, но такого еще не пробовала!

А Мигель в это время предлагал мне себя. Вобрав его в рот, стала языком круговыми движениями проводить по его головке. Вампир застонал.

Я чувствовала все, что чувствовали мои мужчины. Аккумулировала в себе эти ощущения, но будучи на грани выплеснула их из себя, делясь с мужьями. И тогда их накрыло. Они кончили практически одновременно! Унося меня на волнах наслаждения. Эмоции были такие сильные, что я просто потеряла сознание!


Глава 16. Родион


Родион.

Этот день был непередаваемым!

Нет ничего лучше, чем любовь с твоей парой. Все, что было до этого, и я теперь это знаю, было просто суррогатом… Когда тебя выворачивает до кончиков пальцев на ногах. Когда вся твоя жизнь это обладание одним единственным телом! И в нем хочется растворить свою душу! Выплеснуть все, что накопилось за долгие, долгие годы одиночества. И ты понимаешь, что никогда уже не будет, как прежде! Раз попробовав, ты не сможешь уже отказаться от этого…Это мой персональный наркотик. Мой личный сорт героина! И я совершенно не хочу от него отказываться! Я, наоборот, хочу погрузиться глубже в эту эйфорию!

И если вначале, мой дракон ревновал к мужьям моей пары. То теперь нет даже этой ревности! Я чувствовал эмоции Даши, в них не было деления на каждого из нас.

Чувствовать же свои собственные ощущения, ощущения вампира и дракона, переданные через призму чувств Даши! Это нечто! В этот момент мы все четверо были едины! Вместе со страстью Даша вливала в нас свою магию, и ее было так много, что один бы просто сошел с ума!

Теперь я понимаю, почему у сильных ведьм до семи мужчин!

А так как вчера мы занимались этим не один раз, сегодня я был переполнен магией выше некуда! Но как ни странно, влечения к Даше, это не уменьшало! Даже наоборот…

Сейчас я сидел у ее кровати и мне было страшно от моих собственных желаний! От тех мыслей, что вызывала во мне эта маленькая женщина! Даша сейчас спит, положив ладошку под щеку и слегка приоткрыв ротик. И кажется невинным ангелом, по ошибке спустимся на нашу грешную землю.

Но стоит вспомнить, что она вчера вытворяла этими ладошками и этим ротиков, чувствуешь, как член начинает дергаться в штанах! Так и хочется легонько прикоснуться к этой нежной коже, одурманяще пахнущей весенними цветами, костяшками пальцев. Провести невесомо, чтобы не потревожить сон. Дотронуться до губ и провести по ним большим пальцем с небольшим нажимом. Чтобы поверить, что это не сон! Чтобы почувствовать дыхание! Спуститься ладонью ниже и провести по оголенной шее, по этой синей венки, что так притягательно бьется…

… От этих мыслей стало жарко! Нужно сходить в душ.

В душе от мыслей тоже не было спасения. Они роились в моей голове, не останавливаясь ни на мгновение.

Я никогда не думал, что когда-нибудь стану третьим мужем. Но пока все было не так уж и плохо. Богдановский оказался вполне адекватным и нормальным мужиком. Именно он решил, что сегодня с Дашей остаюсь я.

— Вам нужно переговорить и все решить между собой. — прокомментировал он свое решение. — И да, Даша терпеть не может кофе, только чай: черный со сливками и без сахара.

— Учту!

Вампир же совсем не внушал доверия. Слишком лощенный он какой-то. И непредсказуемый.

Встал по струи воды, сделал воду похолоднее, чтобы хоть немного остудить себя. Да такими темпами, мне скоро из под душа продеться не вылазить!

Закончив водные процедуры, решил сделать своей паре сюрприз. Завтрак в постель. Не зря же демон про чай упоминал!

Мы находились в поместье демона, которое он строил специально для Дарьи. Почему сюда? Так у вампира своего угла в России не было, так же как и у меня. А демон двенадцать лет готовился.

Сходив на кухню, заварил чай. Демон отпустил на сегодня всю прислугу, кроме охраны. Я давно не готовил, поэтому не придумал ничего лучше как смастерить бутерброды.

Уложил все красиво на поднос и пошел обратно в спальню. Проходя через гостиную стащил с вазы на столе чайную розу.

_ _ _

Моя пара все еще спала. Я поставил поднос в подножие кровати. Взял в руки розу и прилег рядом с Дашей. Во сне она вынула ногу из под одеяла. Эта изящная женская ножка с точенной лодыжкой, фантастически заводила. Я стал проводить розой по Дашиной ноге, начиная от ступни и продвигаясь все выше. Ее кожа была нежнее лепестков розы. Дойдя до одеяла, стал приподымать одеяло уже рукой, лаская при этом бедро любимой.

Даша приоткрыла глаза и улыбнулась.

— Доброе утро, любимая! — поприветствовал я ее, продолжая ласку и придвинувшись к ней ближе.

— Доброе! — хриплым от сна голосом отозвалась она.

Господи! Да от одного голоса можно было кончить!

Я навис над Дашей, продолжая ласкать любимую. Одеяло давно уже было откинуто, а я с бедер перешел выше. Обхватив одной рукой за талию и притянув к себе, губами же поддел сосок, который сразу сморщился и приподнялся. А Даша втянула воздух через сжатые зубы.

— Родион. — оторвавшись от соска, подсказал я Даше.

— Что? — сквозь пелену страсти, не поняла меня она.

— Мое имя, назови мое имя! — повторил я, взяв в рот второй сосок.

— Родион! — сквозь стон, выдохнула Даша.

От моего имени, произнесенного ее губами, я распадаюсь на атомы. Тону в захлестнувших меня чувствах. Любимая подо мной невероятно сладкая, как тягучая карамель: обжигающая, льнущая и тающая в руках. Мне хочется все делать медленно, хочется смаковать и тянуть этот момент. Но Даша не позволяет! Она сама притягивает меня, кусая мои губы. И лишь одним своим призывным взглядом посылает все идеи о нежности к чертовой матери. Я срываюсь! Я ласкаю, глажу и мну ее тело. Целую, не давая ответить, и сильнее вжимаю свою женщину в постель.

— Пожалуйста! — выгибается Даша. Она тихо всхлипывает, жмуриться и цепляется пальцами в простыню. — Родион, пожалуйста!

Меня два раза просить не надо, у меня уже у самого все внутренности прошивает током. Я обхватываю ладонями эти изящные лодыжки, сводящие меня с ума и подтянув под себя широко развожу Дашины ноги. Сил терпеть уже нет, и я вхожу в тело любимой. Как же тут крышесносно! Тягуче медленно выхожу и снова загоняю свои член, чуть ли не рыча от затапливающего с головой желания. Я еле сдерживаю бешенный темп, боясь напугать Дарью. Но она сама подается мне навстречу. Обхватывает меня ногами, соединяя сзади пятки, и сильнее прижимает, заставляя войти сильнее и глубже. Даша выгибается до хруста в позвонках, а ее ногти на моих плечах оставляют кровавые полумесяцы. Она стонет и хнычет, всхлипывая

— Родион, пожалуйста… хочу — словно заклинание повторяет моя пара.

Я дурею от этого голоса, от моего имени выстанываемого Дашей. Двигаюсь размашисто и глубоко. Еще пара толчков и Даша вытягивается струной подо мной. Ее бьет дрожь, а я с ума схожу от плотно сжавших мой член мышц.

— Подожди, родная! — рычу я — Еще чуть-чуть.

Я кончаю через пару толчков после Даши. Но продолжаю все еще двигаться, продлевая удовольствие любимой и свое.

— Черт! Родион ты бесподобен! — выдыхает она через пару минут, после того как все закончилось.

Я прижимаю ее к себе, и дебильная улыбка не сходит с моего лица. Но мне плевать!

— Я дракон, а не черт! — улыбаясь, ставлю я Дашу в известность и целую в нос. — Ну что, в душ или завтрак?

— Сначала душ, а потом завтрак. — отвечает мне Дарья.

И я подхватываю любимую на руки, и не взирая на ее сопротивление, отправляюсь с ней в душ.

Да, утро определенно удалось!

Глава 17. Дарья


Дарья.

Да, утро определенно удалось!

Но, Родиона из душа пришлось вытолкать, иначе бы это никогда не закончилось. Да, не думала, что драконы такие озабоченные. Или это только мне такой бракованный попался! Но если признаться, Родион, как мужчина, был просто великолепен. В нем нежность сочеталась с необузданной страстью. И эта была такая жгучая, гремучая смесь, противостоять которой у меня не было не сил, не желания.

Но…. принимать душ я предпочитала в одиночестве!

Поэтому отправив дракона в соседнюю ванную, встала под теплые струи воды. Быстро промыв голову. Ммм! Какой же все-таки у меня Максим молодец! Позаботился о моем любимом шампуне. Быстренько помылась и надев махровый халат, вышла из ванной.

Родион уже меня ждал. В спальне был сервирован небольшой столик, причем на одну персону.

— А ты? — спросила я его, высушивая волосы магией и беря массажку.

— Я уже позавтракал, — улыбнулся он мне. — Пока одна соня никак не просыпалась. Можно? — потянулся он к моей массажке.

Меня очень удивило его желание, но виду решила не показывать. Просто села перед зеркалом на не высокую оттоманку. Родион расположился сзади и начал расчесывать мои волосы. Делал он это так нежно, время от времени массирую мне голову, что мне хотелось просто растечься небольшой лужицей. Блин, я реально получу оргазм просто от расчесывания волос. Я даже непроизвольно постанывала! Черт!

— Можно, ты будешь моей личной горничной?

— Для тебя все, что угодно, моя госпожа! — глубоким бархатным шепотом, с небольшой хрипотцой, наклонившись к самому уху ответил мне этот… этот гад чешуйчатый!

— Родиоша, доиграешься! — рявкнула я.

Слава Богу! Это тягучее притяжение рассеялось.

— Так меня еще никто не называл? — обиделся дракон.

— Как? Родиоша — дракоша! — съязвила я, кидая в него небольшую подушку с кровати.

— Ах, так! — быстро приняв правила игры, кинулся ко мне Родион. — Дракоша, значит!

Ну, вот, скажите что я не дура! А!

— Все! Все! Сдаюсь! — даже руки к верху подняла. — И вообще я ужасно голодна! — выставила я последнее условие.

Но дракон был уже возле меня, хотя я успела перескочить через кровать. Жаль, что на этой стороне был только угол, в который я и уперлась, сдаваясь.

— Сначала выкуп! — притянул он меня к себе за талию.

— Какой?

— Ну… дай-ка подумать! — сделал вид, что задумался Родион. — Я, конечно, много чего хочу. — и посмотрел на меня таки-и-им взглядом, что сразу стало понятно, чего он хочет.

— Да ты! Дракон озабоченный!

— Ладно! Согласен на поцелуй! — пошел на попятную это чудовище.

Убрал от меня руки и встав по стойке смирно, закрыл глаза. Я не поняла, я что сама должна его целовать!

— Я жду! — из под ресниц взглянув на меня, напомнил дракон. — Кажется, кто-то торопился на завтрак. — и снова зажмурился

Ну, ладно!

Шагнула к нему, положила ладони на его грудь, слегка погладила. Скользя ладонями по такому шикарному торсу, перевела руки на его шею. Дракон, по-моему, перестал дышать! Придвинулась телом ближе, вдавливая себя в такой шикарный мужской образец. И привстав на цыпочки… чмокнула в щеку.

А потом, пока дракон стоял в ступоре, перебежала через кровать обратно и села за приготовленный для меня столик.

Родион еще несколько мгновений стоял, словно пришибленный, а потом как рассмеется.

Вот нравится он мне! Вообще люблю мужчин, понимающих шутки!

— Знаешь, Даша, с тобой не соскучишься! — отсмеявшись, сел напротив меня дракон.

— Я сама скучать не люблю и другим не даю! — ответила я, прожевав откусанный бутерброд. — Может, расскажешь немного о себе?

— А что рассказывать — то, Бекетов Родион Дементьевич, 1752 года рождения, дракон.

— Ну, это я знаю! А чем ты последнее время занимался, что тебя не встречала?

— Жил в монастыре на Тибете последние семьдесят лет.

— Правда! И что ты там забыл? — искренне полюбопытствовала я.

— Знаешь, одно время достало все жутко! Вот жил я, жил, делал деньги, собирал свою сокровищницу, завоевывал положение в среде нелюдей. У меня было все! Но — все это оказалось вдруг таким ненужным, не настоящим! Вот и решил поискать смысл жизни.

— Нашел! — тихо спросила я у него.

— В Тибете нет. — ответил мне Родион, пристально смотря на меня. Он взял мою руку и накрыл своей. — Свой смысл жизни я нашел в Баженовском храме три дня назад.

Я подняла на него взгляд. Я чувствовала его искренность. Дракон отпустил все свои щиты и его эмоции потекли ко мне шумной бурлящей рекой. Меня стало затапливать щемящей нежностью, обжигающим жгучим огненным потоком страсти и этим безотчетным восторгом. Но…

Я не хотела его обманывать. Это были его эмоции, не мои. Мне было хорошо и легко с ним. Из этого могло что-то получиться. Но сейчас… Сейчас я не знала… Я даже не знала, как рассказать об этом.

А Родион ждал. Смотрел взглядом — скальпелем и ждал.

И я… Я просто тоже опустила свои щиты.

Дракон минуту сидел неподвижно, прикрыв свои, такие выразительные, глаза. Непостижимо! Я всегда думала, что стальной цвет глаз очень холодный. Но у Родиона он мог быть теплым или обжигающе горячим…

А потом он подошел ко мне, поднял меня со стула и сам сев на него, посадил к себе на колени.

— Спасибо! — прошептал он мне своим глубоким бархатным голосом.

Сказав это, он просто уткнулся в мою макушку и застыл. Не знаю, сколько мы так просидели, но прервал нас стук в дверь. Подскочив, села на противоположный стул.

— Войдите! — крикнул Родион.

Стучался адъютант Максима, Савелий, кажется.

— Извините, Дарья Константиновна, Вам Елизавета Михайловна передала костюм, сумочку и телефон.

— Ой, спасибо, Савелий Вы меня так выручили! — обратилась я к мальчишке. — Положите на кровать. — посоветовала я ему, когда он стал оглядывать комнату в поисках места, куда можно было бы сгрузить мое барахло.

— Это было поручение Максима Павловича. — ответил мне молодой демон, слегка покраснев и стараясь не поднимать на меня взгляда. — Он просил позвонить ему, если что-то понадобится еще. И я пойду, если я вам больше не нужен.

— Хорошо, Савелий, сегодня можешь идти. — сказала я, с удовольствием заметив, как демон покраснел еще больше.

Просто в прошлый раз я его немного помучила. Поиграв с ним, как говориться на грани. Было весело, когда он помогал мне зашнуровывать платье на спине.

Но сегодня мне было не до молодого демона. Поэтому больше я на него внимания не обращала, даже не заметив, когда за ним закрылась дверь.

— А Максим в курсе, что ты забавляешься с его адъютантом?

О! В голосе дракона проснулись стальные нотки!

— Ну, скажешь тоже, забавляюсь! — рассмеялась я — Он мне просто платье зашнуровал.

— А что горничной поблизости не было?

— Родиончик, ты что ревнуешь? — подошла я к нему.

— Ррр! Даша, как представлю, что тебя кто-то левый видел, у меня мозг вскипает и руки чешутся. — обнял меня дракон. — А этот мелкий так смотрел на тебя исподтишка!

— Грозный дракон испугался мелкого демоненка, он ведь даже не инкуб! — уткнулась носом в эту все еще обнаженную грудь, втянула его запах. Дракон пах горами и свободой. — Да я просто подшутила над ребенком в прошлый раз. Просто настроение было озорное. Я же ведьма! Ладно, пора одеваться.

— Тогда я оставлю тебя, мне нужно домой сходить, переодеться.

— Хорошо тебе, ты можешь сам открывать порталы, а нам бедным ведьмам, приходиться пользоваться портальными камнями. — с наигранным сожалением произнесла я.

— Ну, не такие уж вы бедные! — щелкнул меня по носу дракон.

Родион ушел, а я стала рассматривать, что же сложила мне дочка. Развернув футляр обнаружила в нем не одно, а три костюма, белье и чулки. А в отдельной коробке две пары обуви. Видать, Лиза не знала, чему я отдам предпочтение.

Пока одевалась, позвонила своему секретарю. Варвара Васильевна — ведьма в седьмом поколении, хотя значительно слабее меня. Но это не отменяет ее просто фантастической работоспособности, потрясающей компетентности и умения держать язык за зубами. А еще она мне безоговорочно преданна. И дело не только в магической клятве.

— Здравствуйте, Дарья Константиновна, рада Вас поздравить! — поприветствовало меня это рыжеволосое чудо.

— Варь, хоть ты не начинай. — отмахнулась я. — Мне нужно, чтобы через… сорок минут у меня были все главы отделов с отчетами за последнюю декаду. Отчеты должны были быть сданы еще вчера, но так как, сама понимаешь, меня не было, поэтому пусть введут в курс дела сегодня. А общий отчет…

— Извините, что перебиваю, Дарья Константиновна, но общий отчет я еще вчера положила Вам на стол.

— Очень хорошо, глав все равно у меня собери, пусть не расслабляются! Мне есть, что им сказать, а пролистав твой отчет, небось, еще наберется.

— Будет сделано!

— Да, Варь, что там у меня на ближайшие дни?

— Завтра в одиннадцать у Вас встреча с европейцами. Господин Стоун уже подтвердил свое участие. Поэтому более полный отчет по поставкам в Европе и работе польского филиала тоже у Вас на столе.

— Спасибо, Варюш, что еще?

— Звонил секретарь Аграфены Ильиничны, назначена встреча на послезавтра на час дня.

— Обед значит.

— Да, Главная будет ждать Вас в своем имении.

— Даже так!

— Да, без мужей и сопровождения. Охрана остается у въезда.

— Что ж, это интересно. Если она уже своему офису не доверяет, значит… Что-то еще?

— Больше ничего срочного, Дарья Константиновна. Ваше расписание на неделю тоже на вашем столе.

— Хорошо, Варя, остальное на месте.

Прервав связь, оделась, собрала волосы в низкий узел, выпустив пару передних прядок и еще раз оглядев себя в зеркало пошла вниз.

Родион уже ждал меня.

— Даш, можно я отправлюсь с тобой, чтобы потом у меня была возможность переходить к тебе порталом.

— Пошли. — мне не жалко, а дракону приятно.

Родион предложил мне свой локоть. Положив на него свою руку, я шагнула в портал. И оказалась в холле своей компании.

Дальше Родион идти не стал, повернул меня к себе и поцеловал на прощанье.

— До вечера, родная. — окутал он меня запахов своего тела и парфюма.

— До вечера, Родиоша! — не смогла не съязвить я.

— Не скучай! — такое ощущение, что он совсем не собирается меня отпускать.

— Тебе не пора? — мне, если честно, тоже не хотелось уходить.

— Ладно, иди! — с сожалением на лице, отпустил он меня.

Повернулся и пропал в воронке портала.

Ну а я… пошла к лифту. Работа ждет!

В кабинете первым делом проверила стол. Варвара положила мне, все отчеты, что накопились за время моего вынужденного простоя. Так что время до начала совещания я провела за чтением бумаг. Меня неприятно удивили отчеты по Европейскому филиалу и конкретно по польскому фармзаводу. Пока Варвара не сообщила, что все собрались в конференц-зале.

— Варвара, после того как совещание закончиться пригласи ко мне Алихана Амировича. — попросила я, пока мы направлялись в конференц-зал.

— Хорошо, Дарья Константиновна.

Нечего существенного за время моего отсутствия не случилось. Поэтому выслушав отчеты и задав интересующие меня вопросы, минут через сорок выпроводила сотрудников по местам. Придав ускорение рабочему процессу в виде выговора нерадивым и поощрения заслужившим.

В приемной меня уже ждал Алихан. Мой глава безопасности. Глядя на этого симпатичного парня азиатской наружности, мало кто мог представить себе главу безопасности целой корпорации. Но молодой оборотень давно доказал, что не стоит судить по обложке.

Алихана я знала давно. Это именно я привезла его шестилетним ребенком из предгорий Тянь-Шаня, после очередной экспедиции в Казахстан. Тогда наша группа напоролась на место поднятия нежити. Действовал довольно сильный некромант, скорее всего из демонов. Было поднято древнее захоронение. И вся нежить была целенаправленно направлена на небольшой поселок оборотней-ирбисов. К нашему приходу в живых остался лишь Алихан с сестренкой. Детей родители спрятали в колодце, закрыв плитой. Но сами не выжили, как и вся деревня. Нам повезло, что в нашей группе тоже был некромант, который и смог упокоить мертвецов. Иначе мы полегли бы там же, потому что на сотню разрубленных умертвий лезла сотня новых. И обычной магией точно было не справиться.

А оборотни вообще были обречены с самого начала. Ведь, в большинстве своем оборотни не обладают магией, как таковой. Им природой дана лишь физическая сила, хорошая регенерация и большая продолжительность жизни, по сравнению с человеческой. А вокруг поселка был стерт защитный круг от нежити! Кто-то очень постарался, чтобы уничтожить именно этот поселок, где обитал род белых барсов.

Но, к счастью, именно Алихан оказался тем редким исключением. Что помогло им с Алией спастись. Он непроизвольно держал купол, закрывающий его и сестру от нежити. Они просто не могли учуять детей.

Мы сначала тоже думали, что в живых никого не осталось. Но что-то тянуло меня к этому колодцу. Когда же подняли плиту, мальчишка был совершенно без сил. Увидев нас, он упал без сознания и купол спал. Только тогда демоны в нашей группе смогли учуять детей.

Мы с Мишей привезли маленьких оборотней в Москву и хотели оставить себе. Справедливо решив, что где двое своих, там и двум чужим место найдется. Но детей увидел Савелий Макарович. Им с женой Господь бог детей не дал и в малышей старый оборотень вцепился, как в последний шанс на семейное счастье. С тех пор прошло чуть больше двадцати лет, но Алихан предан мне душой и телом. Почему-то спасителем он считает именно меня.

Я, конечно, не против! Из него вышел прекрасный воин. Савелий Макарович с женой воспитывали детей как своих. Поэтому Алихан перенял у приемного отца все знания, чем владел старый оборотень. А развивать магические способности пошел сначала в гимназию, а затем блестяще закончил Закрытую Академию, куда сейчас отправилась моя Катя. Ну и будучи по природе альфой, он смог возглавить клан после ухода Савелия Макаровича на заслуженный отдых. Хотя временами и бывает странно смотреть, как снежный барс управляет волками.

Но что-то я отвлеклась.

— Звали, Дарья Константиновна? — спросил меня оборотень.

— Да, Алихан, заходи, разговор есть. — сообщила я ему, проходя к кабинету.

— Алихан, за эти дни ничего необычного не происходило? — сразу начала я с вопроса, стоило только закрыться двери.

— Было выявлено несколько попыток сбора информации. Первый раз в головном офисе и трижды по филиалам. — четко начал отвечать оборотень. — Работали на клан вашего мужа.

— Какого?

— Вампира!

— Черт! Нужно узнать замешан ли сам Мигель, или это прерогатива любимого свекра!

— Над этим уже работает Подольская. — отчитался оборотень.

— Это хорошо! Алина обязательно что-нибудь да раскопает.

— Кроме того, какая-то непонятная ситуация складывается в Польше. Была задержана партия крови, но никаких оснований для задержания не было. Был выдвинут смехотворный повод Санэпидемнадзора Польши о наличие в крови антител гепатита. Но, как всегда, никаких доказательств. Партию продержали несколько часов, после мы не досчитались одной четвертой всей партии. И именно части, что шла в Англию. Полиция, естественно, завела уголовное дело, а Санэпидемнадзор приносит глубочайшие извинения…

— Да в гробу я их извинения видела! Кто охранял груз?

— То-то и оно, охраняли оборотни Влацыка. Но после ареста груза, охрана, по пока неизвестной мне причине была снята.

— Так-так, а в договоре четко прописано… — начала было я.

— Не отлучаться от охраняемого объекта даже при форс-мажорных обстоятельствах — поддакнул Алихан.

— Хорошо, что удалось узнать? — спросила я.

— Пока не многое, сам Влацык пропал, причем вместе с семьей. Из тех оборотней, что охраняли груз выудить многое не получилось, они божаться, что приказ оставить груз отдал лично Влацык, хотя и по телефону. Но кодовое слово было произнесено.

— Ладно, хоть что-то!

Я подошла к сейфу и, нажав на сканирование большого пальца, открыла его. Достала шкатулку с артефактами

— Где же оно? Когда нужно хрен найдешь! — перебирала я одно кольцо за другим. — Ладно, попробуем по другому.

Подняла над шкатулкой руку и прочитала заклинание поиска, нужный перстень засиял ярче, сверкая всеми гранями вставленного в него изумруда.

— Так-то лучше! — удовлетворенно произнесла я. — Алихан, собирай группу побольше, ну не мне тебя учить! Это портальный камень, направленного действия, принимающий перстень должен быть у Влацыка. Если он не предатель, то свой перстень он не снял, надеясь на мою защиту. Его перстень под отводом глаз, поэтому постороннему не заметен.

— А если он с ними заодно?

— А если он с ними заодно, то нас ждет ловушка. — подвела я итог. — Поэтому, ты с первой группой идешь первым по следу перстня. Так дай руку.

Даже не поинтересовавшись зачем, Алихан протянул мне ладонь. Взяв из все еще открытой шкатулки небольшой клинок, надрезала палец оборотня. Выдавив пару капелек крови, прочитала заклинание.

— В течение суток, я буду чувствовать отголоски твоих эмоций и в любой момент смогу тебя найти, хоть под землей. — просветила я поднявшего на меня взгляд оборотня.

— Дарья Константиновна, а не проще ли артефактом. — спросил меня Алихан. — Артефакт я сам могу подпитывать, если что. Да и сработает ли магия крови, если расстояние будет очень большим, или это будут катакомбы, например.

— Проще, но не лучше. — не согласилась с ним. — Если там ловушка, они будут предполагать наличие артефакта. И, ты же знаешь, что артефакт любой не совсем бездарный маг может отключить или перенаправить. А магию крови заглушить очень трудно. Кроме того, артефакт будет только показывать твое местоположение, а так я смогу узнать была засада или нет. А насчет расстояния, не переживай. Я услышу тебя в любой точке мира.

— Хорошо! Тогда сбор через тридцать минут в портальном зале? — спросил у меня оборотень, но в приказном порядке. И как это ему удается?

Такой зал для специальных операций, вроде этой, у нас был. На минус первом этаже.

— Отлично! Через тридцать минут я буду у портального зала со своей группой. — подтвердила я. — Не смею больше задерживать, Алихан.

После этих слов молодой ирбис, развернулся и хищной грацией оборотня покинул мой кабинет.

— Варвара, код 001, полная готовность через двадцать минут у портального зала. — отчеканила я, нажав кнопку внутренней связи.

— Есть, полная готовность, код 001 — отрапортовала мне секретарь.

Выключив кнопку, направилась к стене справа от стола. Здесь стояли два небольших дивана, а между ними промежуток сантиметров шестьдесят. Как раз над этим промежутком висела картина. Повернула картину, и часть стены бесшумно сдвинулась, открыв проход в секретную комнату.

Ну, здравствуй моя тайная жизнь!

Каждый раз заходя сюда, чувствую себя Джеймсом Бондом. Только я круче, я колдовать умею!

На стенах висело оружие, с одной стороны холодное, с другой огнестрельное, на третьей — магическое. Сзади находился шкаф с одеждой, с другой стороны от входа небольшой встроенный душ.

Переодевшись и увешавшись оружием, перенеслась в портальный зал.

Здесь меня уже ждала моя команда и группа Алихана.


Глава 18. Дарья


Дарья.

В моей команде было шесть существ: физическая сила — братья-оборотни Семен и Тимофей, маги-боевики — ведьма Ксюша Назарова и демон Алексей Дробышев, некромант — ведьмак Кирилл Морозов (племянник моего Миши). Ну и я — командир и координатор.

Вся группа была в полном боевом снаряжении и ждали только моей команды. Поздоровавшись со своими, отправилась к Алихану. Он собрал двенадцать оборотней и одного мага для прикрытия.

— Готовы? Спросила у ирбиса.

— Всегда готов! — шутливо взял под козырек Алихан. — А если серьезно, Дарья Константиновна, пожалуйста, не ломитесь пока ситуация совсем не будет критичной. Если с Вами что-нибудь случиться мне и отец и Максим Павлович голову открутят.

— Постараюсь. — ответила я. — Геройствовать просто так не буду, но и в стороне не останусь. Давайте, берегите себя и сделайте все по возможности быстро. Тогда мне точно не придется туда идти.

Алихан просто кивнул. Надел перстень и открыл портал. Мне и моим магам пришлось держать его, пока группа оборотней не ушла в серый зев воронки. Пока они уходили, мы внимательно прислушивались к звукам, но с той стороны портала была тишина.

Я прислушалась к своим ощущениям и эмоциям оборотня, но минут пять все было тихо. А потом я ощутила глухую ярость и гнев оборотня, а еще минут через пять они стали возвращаться. На лицах оборотней была такая гамма чувств:

— Что случилось? — спросила я, когда показался Алихан

— Мы не успели! Там работа только для некроманта. — пояснил мне ирбис.

— Даже детей не пожалели, су…и. — выплюнул седой оборотень.

— Засады нет? — спросила я у начбеза.

— Нет. Мы все проверили, но, на всякий случай я четверых своих оставил. — ответил Алихан.

Я повернулась к Кириллу:

— Закончишь и с отчетом ко мне.

Потом посмотрела на Алихана:

— Особо не светиться, когда все будет осмотрено, охрану убрать, следы нашего пребывания стереть. Я подниму старые связи и сообщу куда следует, чтобы телами занялись. Но никто не должен знать, что мы там были. И если будут какие-нибудь зацепки, тоже должна знать только я.

— Будет сделано!

— Всем остальным отбой!

С этими словами пошла в свой кабинет. Мне нужно было позвонить, да и подумать не мешало бы. Кто решил перейти мне дорогу? Вампиры?

Пока шла, зазвонил телефон. Звонил Мигель. Как говориться, вспомнить не успеешь…

— Алло! — приложила я телефон к уху.

— Здравствуй, родная! — голос на том конце провода был приторно сладким. Или это мне показалось, после таких событий не мудренно искать везде западню.

— Привет, Мигель! — я постаралась, чтобы и мой голос был тошнотворным от сладости. — Куда ты сегодня пропал?

— Дела, Даша, дела! Никуда от них не денешься! — тяжко вздохнул вампир. — Но я не поэтому звоню. Мне сказали, что сегодня вечер в честь нашей свадьбы, и я хотел бы преподнести тебе небольшой подарок.

— Какой еще вечер? — спросила я.

— А, так ты еще не знаешь! — обрадовал меня вампир. — Так Елена Леонидовна устраивает, вместе с твоей дочерью.

— Черт! Только вечера мне сегодня не хватает — не сдержалась я, прежде чем прикусила себе язык.

— А что-то случилось? У тебя какие-то проблемы? Может, я могу помочь? — зачастил мой благоверный на том конце провода.

— Нет, Мигель. Ничего не случилось! — я постаралась, чтобы мой голос был спокойным. — Просто очередная бумажная запара. Ладно, переложу на кого-нибудь. Во сколько вечер?

— Насколько я знаю, в семь. — ответил Мигель, — Так где мы можем встретиться до праздника?

— Давай в поместье, я приду к шести, чтобы успеть переодеться.

— Хорошо! Буду с нетерпением ждать. — ответил Скорцезе. — И Даша, я соскучился… уже. — с придыханием прошептал мне вампир.

— Пока! До вечера! — выключилась я.

В свете последних событий, любезничать с вампиром не было никакого желания. Но и, не совсем доверяя Скорцезе, не хотелось спугнуть раньше времени.

Не успела дойти до кабинета, снова звонок. На этот раз звонила Ленка.

— Привет, красотка! — закричала мне в трубку подруга. — Как семейная жизнь?

— Пока еще, никого не загрызла! — на том конце провода Лена, кажется, немного зависла. — А ты с каким намерением интересуешься? Эротическим или гастрономическим?

— Блин, Даша, ты замуж вышла или в монастырь ушла? Откуда такой пессимизм? Или отправить Анатолия преподать твоим мужьям мастер-класс!

— Ладно, ладно! — пошла я на попятную. — Что звонишь-то, просто так или что-то случилось?

— Сегодня я жду тебя с мужьями у нас в имении к семи часам. — выпалила Ленка, кажется, на одном дыхании. — будет небольшой вечер.

— Человек на…?

— Шестьдесят.

— И по какому поводу такой маленький междусобойчик? — спросила я лучшую подругу.

— Даша, когда ты спрашиваешь таким голосом, мне кажется, что ты меня в чем-то подозреваешь! — заподозрила что-то Ленка. — И вообще, я со своим животом тут надрываюсь, устраиваю вечер в честь подруги, а она…

— Ну ладно, Лен, извини! — вот не могу я противостоять этому ее тону. — Я не хотела тебя обидеть!

— А обидела! — Ленка поняла, что я дала слабину и, естественно, поднажала. — Так что жду тебя сегодня у нас. Форма одежды вечерняя, настроение боевое, блистать обязательно! Так что давай, до вечера! — после этих слов подруга выключилась.

Зная подругу, набрала Лизу.

— Да, мам, привет! Ты что-то хотела? — с места в карьер начала Лиза.

— Мне сказали, что ты помогала Елене организовывать сегодняшний вечер.

— Да. — не стала юлить дочь. — А что тут такого? Я, конечно, знаю, как ты их не любишь, но тетю Лену, реально жалко! Она итак еле ходит. А для тебя она готова в лепешку разбиться.

— Лиз, я не поэтому! — перебила я ее. — Я просто… Скажи, я должна знать что-либо до начала? Ну… там… Никакого сюрприза не планируется? — все таки сформулировала я свой вопрос.

Дочь немного подумала:

— Ну, мы с тетей Леной сюрпризов не планировали, просто светский раут. Знакомство всех членов семьи. Приглашены наши вампиры, драконы. Кстати, сестра у твоего мужа, оказалась вполне ничего. Даже помогла нам. Демоны из клана дяди Макса, и, наши ведьмы, естественно. Ну и мы сами. И дедушка обещал придти. — Лиза на секунду задумалась. — Кажется все! А вот насчет моих отчимов я не уверена, не знаю как остальные, но вот Скорцезе что-то планирует. Они даже с сестрой поругались из-за чего-то.

— Спасибо Лиза! — поблагодарила я дочку, — Ты у меня, молодец!

— Ой, да ладно, мам! Скажешь тоже. — Лиза, так же, как и я не умеет принимать комплементы — Только мам на четыре часа мы записаны в салон: я, ты, и тетя Лена. Так что, давай до четырех все свои дела заканчивай. Нас твой дракон до салона проводит.

— Это была его инициатива? — удивилась я.

— Ага! — рассмеялась дочка. — После уговоров тети Лены, любая инициатива становиться личной.

— Ну, ну! — не смогла не рассмеяться в ответ я. — Ладно, солнышко, давай до вечера! Целую!

— И я тебя, мам!

Лиза сбросила звонок.

Времени оставалось все меньше. Знать бы еще, что запланировал Мигель. Безобидный сюрприз или какую-нибудь каверзу? Эх! Знать бы наверняка! А ведь еще нужно связаться с Польшей.

У меня там был друг, к которому можно было обраиться с сегодняшней проблемой. Мишлав Збаражский. Когда-то он был другом Миши, оба ведьмаки, оба с боевого факультета. Но если Миша был спокойным, даже немного ботаником, то Мишлав был открытым пламенем. Сидеть на месте было у него не в почете. Поэтому и работу он выбрал себе не сидячую. Следователь в магическом надзоре. К кому еще, как не к нему, можно было обратиться.

— Здравствуй, малышка! — обрадовался мне, как родной, Мишлав. — Я слышал, ты по моим стопам пошла!

— В смысле? — опешила немного я от такого напора.

— Ну, у меня тоже две любимые женщины, хотя нет даже три.

— Ты многоженец! Когда успел?

— Ну не как ты за один день, а постепенно. Маму я знаю с детства, жену с молодости, а работу раньше жены. — расхохотался поляк.

— Мишлав, ты никогда не изменишься! — констатировала я прописную истину.

— Аминь! — подтвердил Збаражский. — Ты просто потрепаться или у тебя ко мне дело?

— Мишлав, разве такого занятого человека, как ты можно отвлекать от твоей работы

— Тебе можно. — добродушно дал согласие Мишлав. — Как дела спрашивать не буду, итак знаю. Спрошу, что беспокоит пикну дживчину на третий день после свадьбы.

— На моих людей было совершено нападение, на территории Польши.

— Так ты же с Влацыком работаешь, он вполне надежен. Я его лично проверял.

— Влацыка больше нет.

— Когда это случилось? — растерял всю веселость Збаражский. — Кто это сделал?

— Мишлав, как только место осмотрит мой некромант, я перекину тебе полный отчет. Пока сказать могу следующее…

— Так, Дарья, ты сейчас где? — резко спросил он меня.

— В офисе.

— Я минут через двадцать буду у тебя, тогда и поговорим. Хоть линия и защищенная, но думаю это не телефонный разговор.

— Да, ты прав! — согласилась я с ним. — Тогда жду! Надеюсь, к этому времени хотя бы первоначальный отчет будет готов.

— А некромант Морозов? — прежде чем отключиться, спросил ведьмак.

— Да, Кирилл.

— Хорошо, толковый млодчик. Жди, вкротце буду. — с этими словами Мишлав отключился.

Так теперь мне нужен Ярослав.

— Варя, позови мне Ярослава Михайловича. — попросила я по селектору. — Пусть подойдет, как можно быстрее.

— Хорошо, Дарья Константиновна.

Через десять минут сын был в кабинете.

— Мам, что-то случилось. — спросил меня Яр, войдя в кабинет.

— Да. — не стала отнекиваться я. — Вчера пропала часть груза в Польше. Еще не знаю, замешаны ли польские власти. Но, Влацыка больше нет. И кто-то хочет подорвать нашу репутацию. Была украдена часть, направляемая в Англию. Сейчас подойдут Алихан с Кириллом, у них будет более полный отчет. Я хотела бы, чтобы ты тоже ознакомился с ним.

— Хорошо, мам. — став более собранным ответил мне сын, занимая одно из кресел возле моего стола.

— Но я хотела поговорить еще и о другом. Сегодня я подпишу бумаги и если со мной, не дай Бог, что-нибудь случиться, все управление компанией перейдет тебе.

— Мама, ну зачем ты так! — вскинулся Яр.

— Просто у меня предчувствия какие-то не хорошие. Словно вот-вот должно что-то произойти. А предчувствиям я привыкла доверять.

— Мама, ты просто себя накручиваешь. — не поверил мне Ярослав.

— Не перебивай, пожалуйста. — чуть резче, чем хотела ответила я. — Далее… К случаям, когда тебе нужно будет взять управление на себя, относятся и те, если я не смогу управлять по форс-мажорным обстоятельствам.

— А если ты потом вернешься, можно я опять на тебя все спихну — поинтересовался сынок.

— И тебе не жалко свою старушку-мать?

— Ничего себе старушка! — воскликнул Ярослав. — Напомни мне, пожалуйста, не ты ли, не далее как позавчера, себе трех шикарных мужиков отхватила?

— Тем более тебе должно быть меня жалко! — отпарировала я. — Ну, ладно, так и быть снова взвалю все на свои слабые плечи!

Препираться дальше нам помешал голос Варвары по селектору:

— Дарья Константиновна, к вам Алихан Амирович и Кирилл Николаевич.

— Да, Варвара, пропусти их! И если появиться господин Збаражский пусть тоже проходит.

— Он уже подошел, Дарья Константиновна.

— Ну вот, все в сборе. Присаживайтесь. — указала я на кресла и диван. — На сколько я знаю, все здесь знакомы. Кирилл, мы слушаем тебя. — обратилась я к некроманту.

— Убийство произошло вчера в шесть вечера по местному времени. — начал Кирилл. — Я поднял труп Влацыка, удалось выяснить следующее: его шантажировали семьей, но как только он отдал приказ, убили всех. Действовали вампиры, но из какого клана он не знает. Говорили только на английском, в лицо он их не знал, запах тоже был не знаком, опознавательных знаков на них не было.

— Да не густо. — подвел итог Мишлав.

— Единственная зацепка вот это. — Алихан положил на стол небольшой кулон, завернутый в целлофановый пакет, на мой стол.

Это был небольшой круглый серебряный кулон, цепочка которого была порвана. На середине круга были изображены вороны, а по ободку в один ряд шли письмена, а в другой — вязь.

— Ворон Одина. — взглянув на кулон, сказал Ярослав.

— Хочешь сказать, это что-то из норвежской мифологии? — спросила я сына.

— Да, я по северо-европейским амулетам зачет сдавал и хорошо помню такие. Тут же даже письмена есть. Поэтому восьмой век, норвежские викинги.

— Вопрос в другом, — подал голос Мишлав, — нам это специально подбросили или это все же улика. — кивнул он головой на амулет. — Надеюсь, вы его руками не трогали?

— Ну не совсем же мы тупые! — обиделся Кирилл.

— Хорошо, значит, я могу отдать это в лабораторию. — не заметив обиды ответил Мишлав.

— Я проверю информацию по своим источникам, Алихан, ты проверь по своим. — взял на себя руководство Мишлав. — Даша, ты эти дни сидишь ниже травы, тише воды.

— У меня сегодня светский раут. — ответила я. — Не пойти, нет ни единого шанса. Так как я главная героиня.

— И приглашены пол Москвы. — поддакнул Ярослав.

— Значит, Алихан, усиливаешь охрану.

— Она и так усилена. — ответил Алихан.

— Я свяжусь с Богдановским. — вставил Ярослав, — сама мама этого не сделает.

— Ну, спасибо, сын! Теперь у Макса будет повод посадить меня под замок.

— Ага, и охранять посадит дракона. — засмеялся Мишлав. — Но, Дарья, это не шутки.

— Хорошо, но я запомню…

— Ничего другого от ведьмы я и не ожидал! — парировал Мишлав

Глава 19. Дарья


Дарья.

Мужчины еще немного обтолковали свои действия и координацию между собой, а затем покинули меня. Но не прошло и десяти минут, как в кабинет ворвался Максим:

— Даша, и как это понимать? — Максим еле сдерживал свою вторую ипостась, а по нашей связи меня атаковали гнев и страх одновременно.

— Максим успокойся, ничего со мной не случилось, — хотела я немного охладить демона, но, кажется, сделала только хуже.

— Успокоиться! — зверел Максим — Ты предлагаешь мне успокоиться?

Я все еще сидела за столом с этой стороны. А Максим находился с той. Но демон был таким высоким, что умудрялся нависать прямо надо мной. И я завораживающе смотрела, как меняется его ипостась. Темнеет и словно твердеет кожа. На груди начинают проступать пластины брони, в волосах вырастают два витых рога. Но мне было совершенно не страшно!

Когда лицо Максима оказалось как раз над моим, я положила ладони на его щеки, уже тоже покрытые щитками брони. Слегка погладила подушечками больших пальцев. Броня на ощупь оказалась совсем не холодной! Она была словно теплый бархат! Такой приятной… Максим что-то говорил, и мое внимание привлекли его губы. В истинной ипостаси они были более темными, словно рубиновые. Не отпуская их взглядом, провела по ним большим пальцем, слегка надавив на нижнюю губу. Она у Максима всегда была более пухлой. Мммм!

Не заметила, как привстала со стола, чтобы дотянуться до них поцелуем. Разве можно быть таким крышесносным! Целую в губы, оттягивая зубами нижнюю и отпустив, провожу по ней языком.

— Что же ты со мной делаешь! — жарко шепчет мне в губы Максим, беря инициативу в поцелуе себе.

И как я оказалась сидящей на столе с его стороны, проходит мимо моего сознания. Я не отвечаю, я не могу сейчас найти слов. Я смотрю на свои руки на плечах Максима, смотрю на огонь безумного желания в глазах демона. Этот огонь сейчас сжигает и меня саму. Мне до боли хочется провести по груди демона. Я не противлюсь. Я чувствую, как растворяются под ладонью теплые бархатные пластины, и руки ощущают жар голой кожи.

Я слышу стон. Мой или Максима — уже не важно. От этого стона внутри просыпается вулкан, пуская по венам раскаленную лаву.

— Максим, пожалуйста! — хнычу я от невозможности терпеть этот огонь, погасить который может только вот этот демон.

Но Максим и не думает его гасить, он спускается ниже, на шею. Совсем не заботясь о последствиях, оставляет там засосы, кусает и вылизывает ключицы. Его руки уже давно хозяйничают на моей груди.

Но мне давно хочется большего.

— Максим, хочу тебя, сейчас! — стону я, зарываясь руками в волосы Макса

— Сейчас, малышка, сейчас! — жарко шепчет он, кусая мочку моего уха.

Он приподымает меня, насаживая на себя. Я не помню, когда мы успели раздеться. Но сейчас это не важно. Сейчас важно быть ближе. Кожа к коже, ни миллиметра между, контраст между моей белой и смуглой Макса сводит с ума. Я распадаюсь на атомы, тону в ощущениях, эмоциях. Своих или демона уже не разобрать. И не важно!

А демон смотрит так, что меня прошибает током. А потом начинает двигаться. Сначала медленно тягуче, заставляя беситься от неугасимого желания. Заставляя насаживаться самой, обхватив ногами за поясницу. Затем все быстрее вбиваясь и рыча.

— Еще чуть-чуть, еще, пожалуйста! — то ли прошу, то ли приказываю я своему демону.

А потом просто взрываюсь сверхновой, распадаясь на миллиарды маленьких звезд. Бьюсь в конвульсиях наслаждения, не замечая, что оставляю кровавые полумесяцы на плечах любимого. Не проходит и доли секунды, как Максим следует за мной.

— Даша! — прижимает он меня к себе. — Даша, что же ты со мной делаешь?

Я поднимаю лицо к нему:

— Такой большой и не знаешь? — улыбаясь на все тридцать два зуба, хрипло шепчу я.

— Ведьма! — усмехается демон, снова притягивая меня к себе. — Моя ведьма!

Возвращаться в реальность совсем не хочется, но открытым плечам становиться зябко.

— Макс, нам одеться нужно!

— Ага. — но при этом даже не шелохнулся.

— Маакс!

Только после этого он приподнимает меня, целует и отпускает на пол.

— Да!

Моя блузка точно восстановлению не подлежит, пара пуговиц вырвана с мясом. Как и футболка Максима. Ее он разорвал, когда менял ипостась. Поэтому, не долго думая, сделала пас рукой и вся разбросанная одежда оказалась в мусорном ведре. Я же под оценивающий взгляд демона, прошагала к потайной комнате.

Выбрав и одев первый попавшийся костюм, вышла в кабинет. Максим уже был одет… по пояс. Футболки то у него не было.

— Даш, а у тебя там ничего для меня нет? — поинтересовался демон, поигрывая мускулами на груди.

— Твоего размера точно нет. — ответила я.

— Ну, нет, так нет, а теперь давай рассказывай, что за фигня у тебя здесь происходит?

— Кто-то подрывает поставки в Европе. На партию товаров, сначала были наложены запреты, а затем часть товара вообще выкрали.

— Этот товар, как я понимаю, кровь для вампиров?

— Да.

— Альфу клана, охраняющего товар, убили вместе с семьей. Особых зацепок не нашли. Это точно были вампиры, но из какого клана выяснить не удалось, даже Кириллу. Единственная улика, амулет «Ворон Одина». Но, как ты понимаешь, это может быть подстава.

— Да, не густо. — слегка подумав ответил Максим.

В это время в кабинете вспыхнул радужный портал и из него, ни кого не смущаясь, вылез дракон.

— Я не помешал? — обратился он к нам.

— Уже нет! — с видом сытого кота, ответил Максим.

— О! — втянув воздух ноздрями, проговорил Родион, — То-то я недавно такие вкусные эмоции ощущал. Оказывается, нужно было пораньше придти.

Казалось, на дракона совсем не действуют подколки демона.

— А если серьезно, Даша, у меня для тебя подарок.

С этими словами Родион полез в карман.

— Я должен был отдать тебе это еще в храме, но сама знаешь, какой там случился форс-мажор. Поэтому вот, дарю сейчас.

Дракон достал из кармана бархатную коробочку и, встав на одно колено, открыл ее передо мной. В коробочке лежал перстень из золота, в центре был вставлен необычный янтарь, в виде драконьего глаза.

— Этот перстень зачарован, поэтому его на тебе никто не увидит, но он сможет защитить тебя от многих магических проявлений. Это родовой амулет нашей семьи. Возьми его! — и Родион с некоторой опаской посмотрел на меня, словно боялся, что я откажусь.

Я взяла перстень и посмотрела на дракона, а потом на демона. Максим незаметно кивнул мне.

— Спасибо! — ответила я.

— Теперь, ты точно жена дракона! — вставил свои пять копеек демон. — Дракон дарит свои сокровища только членам своей семьи!

— Это правда? — спросила я у Родиона.

— Да, Даша, мы драконы со своими сокровищами не расстаемся, но теперь ты хозяйка моего сердца и всех моих сокровищ.

Я надела перстень на палец.

— А ты мне их покажешь?

— Обязательно! — пообещал дракон.

Никогда не видела драконьей сокровищницы!

Между тем дракон сцапал себе мою конечность, приложился к ней губами. А затем с шумом втянул воздух.

— Даша?!

Ой, мамочка! Что-то меня напрягает реакция этого чешуйчатого!

Я посмотрела на него с высоты своего роста. Благо Родион все еще стоял на одном колене. Прикрыв глаза и лишь раздувающиеся ноздри, говорили о том, что это не статуя. Когда дракон раскрыл глаза, я увидела его вытянутый зрачок. Родион придвинулся ко мне, схватил одной рукой чуть пониже спины, а другую положил мне на живот.

— Даша! Солнце мое, как же я счастлив! — он стал осыпать поцелуями мой живот чуть ниже пупка. — Максим у тебя тоже радость.

При этих словах демон подорвался со своего места и в мгновение ока оказался подле меня, стоя на коленях.

— Можно, можно я — слегка заикаясь, спросил он разрешение то ли у меня, то ли у дракона.

Дракон слегка подвинулся, предоставив Максиму доступ к этой части моего тела. Максим прислонился к животу сначала рукой, а затем своей правой щекой.

— Дашка, Дашенька… любимая спасибо!

Еще один свихнувшийся.

— Я двину вам обоим, если вы не ответите мне, что тут происходит! — взорвалась я и оттолкнула их от себя. — Что все это значит?

И демон, и дракон стояли на коленях с одинаково идиотскими улыбками и, кажется, улыбались тем шире, чем больше я распалялась.

— Ты только не волнуйся, солнышко! — решил подбодрить меня дракон.

Нет ну вот кто-нибудь, когда-нибудь успокаивался после этой фразы? А? Лично на меня она действует с точностью, да наоборот! Я начинаю волноваться еще больше.

Они вдвоем поднялись с колен и попытались обнять меня с двух сторон.

— Стоять! — на весь кабинет рявкнула я. — Точно и по существу! Почему вы похожи на двух идиотов?

— Ты беременна, золотко! — все-таки обнял меня Максим.

— Что!!! — выпала я в прострацию.

— Ты носишь наших будущих детей. — подтвердил чешуйчатый, обнимая с другой стороны. — Я просто очень счастлив, родная! Ты даже не представляешь насколько! — уткнулся мне в макушку дракон.

— Но этого не может быть! — ответила я, — Я ведь знаю, драконы рождаются так редко. А мы знакомы всего ничего. Может ты ошибся? — с надеждой повернула я голову в сторону Родиона.

— Нет, родная моя женушка, ошибка исключена. Я чувствую запах своего детеныша. Драконы способны почувствовать его уже на следующий день после зачатия.

— Ну, допустим, с тобой сработала магия пещеры, — стала строить предположения, — но Максим то здесь причем?

— Дорогая, — повернул меня за подбородок к себе демон, — Я, вроде бы, тоже участвовал, как ни как! — проговорила эта ухмыляющаяся зараза.

А потом поцеловал в уголок губ.

— Причем здесь не только демон, но и вампир. У нас тройня, малышка. — добил меня дракон.

Все! Тушите свет!

Глава 20


Максим.

Когда Ярослав поведал мне о проблемах Дарьи, я был в ярости. Внутренний демон пытался выбраться наружу и взять верх в нашей связке. С большим трудом удавалось удержаться от оборота.

Демон рвался защитить и обезопасить свою пару старым дедовским методом, спрятав от всего мира в своем логове. Но умом я хорошо понимал, что с Дашей такой номер не пройдет! За свою свободу она будет кусаться и царапаться!

Моя ведьма!

Именно своей самостоятельностью и упертостью характера, привлекла когда то Даша моего демона. Но именно эти ее качества иногда буквально выводили меня из себя!

Как и в этот раз!

Разве не могла она посоветоваться со мной! Неужели бы я эмиссар Совета, не помог бы ей. Нет! Эта, ведьма… решила идти сама. Сама! уму непостижимо! Каким местом вообще она думала!

Стоило только подумать, что ее там могла ждать опасность, как демон начинал рычать и рваться наружу.

Я на автомате проскочил приемную, даже не заметив, сидящей там секретарши. И рывком раскрыл дверь в кабинет своей пары.

— Даша, и как это понимать? — я еле сдерживал свою вторую ипостась, стоило только подумать об опасности, что могла бы ей грозить.

Даша сидела за своим огромным столом из моренного дуба, конца девятнадцатого века. Стол должен был подчеркивать ее статус и могущество.

Но сейчас, глядя на меня своими огромными и просто невероятными зелеными глазами, в которых я видел свое отображение в уже почти демонической форме, Даша казалась отнюдь не могущественной ведьмой.

Сейчас она была такой беззащитной и уязвимой. Хрупкая, тоненькая и нежная! Моя!

— Максим успокойся, ничего со мной не случилось, — ответила она мне.

То есть я должен успокоиться, пока она сумасбродно рискует собой!

— Успокоиться! — зверел Максим — Ты предлагаешь мне успокоиться? — взревел я, нависая над ней.

И теряясь в ее таких манящих и завораживающих глазах. В них была целая вселенная! Моя вселенная!

Я смотрел, как вначале они вспыхнули, словно два осколка малахита на солнце, а потом стали затягивать, как лесное озеро.

Даша, не отдавая себе отчета, облизала свои губы. А у меня в горле пересохло от эротичности этого жеста. И привлекая мое внимание к этой части своего лица.

Моему демону это понравилось! Оо-о-очень! И вместо рыка, он перешел на урчание.

Даша же протянула руку и погладила меня по лицевой броне. Любой другой бы уже остался без руки! Но в исполнении пары это было приятно! От ее запаха у меня дух захватывало, накрывало и не собиралось отпускать.

А потом она погладила мои губы, и у меня встало так, словно я неделю не трахался.

— Что же ты со мной делаешь, малышка? — прошептал я.

А глаза мои сами уперлись в вырез ее блузки, где возвышались два таких манящих полушария. Бля, разве можно быть такой желанной?

Ее поцелуй снес мою башню нахрен, вместе с самообладанием. С рыком притянул ее к себе, усадив на стол. Мне нужно почувствовать нежность ее кожи. Ощутить ее под своими пальцами, или я просто взорвусь от этого гребанного желания.

Но я хотел быть нежным, боясь навредить Даше своей несдержанностью. Но Даша не позволила мне. Эта нежная и хрупкая, словно фарфоровая статуэтка, женщина в жизни была ненасытной и опасной хищницей в пастели!

— Пожалуйста, Максим, пожалуйста!

А у меня дух захватила от этого сумасшествия. Одежда мешает, а рук катастрофически мало. Я мял, ласкал ее, слизывал, целовал и покусывал. И никак не мог насытиться ее телом, ее запахом, ее соком.

— Максим, хочу тебя, сейчас!

От этих слов меня разорвало…

Я подхватил ее под ягодицы, насаживая на себя. Как же в ней узко и горячо, как же крышесносно. Желание доставить как можно больше удовольствия и не сорваться на бешенный ритм, занимает сейчас все мое самообладание и контроль.

Но Даша насаживается сама, обхватывая поясницу своими стройными ногами. И мой контроль летит ко всем чертям!

— Еще чуть-чуть, еще, пожалуйста! — стонет подо мной Даша, выгибаясь до хруста в позвонках.

И от этого голоса я просто дурею. И когда Даша сначала замирает, а потом начинает содрогаться в судорогах. Сжимая вокруг себя мой член. Я не выдерживаю. Сильнее вжимаю руки в ее белые бедра. Бл…дь синяки останутся! Пару резких толчков и я следую за своей парой, ощущая, как она содрогается в ответ на мои конвульсии.

А потом?

Потом мы обсуждаем, сложившуюся ситуацию. Но к какому-то решению придти не успеваем, как в кабинет вваливается дракон. Не офис, а проходной двор какой-то!

Но дракон дарит нашей супруге родовой перстень!

Никогда не думал, что увижу как дракон разбазаривает свои сокровища! Но дожил! Вот жизнь пошла! Хотя для нашей девочки ничего не жалко!

И собственно говоря, я как-то подозрительно быстро сошелся с Бекетовым. А вот вампиру моя сущность не доверяла! Может быть потому, что для дракона, как и для меня Дарья — пара. А пара — это твоя вселенная! Она часть твоей души. И даже ауры у истинных пар связываются.

Я еще тогда, после ритуала чувствовал эмоции Даши, если, конечно, она не закрывалась. А сейчас по нашей связи до меня долетают и эмоции дракона. Особенно когда мы втроем.

Поэтому, я прекрасно знаю, что дракон никогда не обидит нашу малышку. А вот вампир…

Для вампира Даша — единственная. Единственная — это женщина, которая идеально подходит для продолжения рода. И все! Это чистой воды физиология! И только в союзах с ведьмами или демоницами возможны хоть какие-то чувства, и то только потому, что представительницы этих рас обладают чарами. И часто даже непроизвольно, чисто инстинктивно направляют их на вампиров. А вот оборотницам и самим вампиршам повезло значительно меньше. И часто для вампиров они становятся просто инкубаторами для потомства. Как говорится, правда жизни!

А потом дракон впал в прострацию.

Он стоял на коленях возле Даши с закрытыми глазами и, казалось, медитировал. Но нет!

Признаюсь, всегда завидовал драконьему нюху. Но когда я узнал, что Даша носит моего ребенка!

Я был просто ошарашен этой новостью!

У меня будет ребенок!!! У нас с Дашей будет частичка нас двоих!

Двенадцать лет! Двенадцать долгих лет! Как только увидел свою ведьмочку, я захотел маленькую суккубочку с Дашиными глазами, зеленого омута и с ее же золотистыми локонами!

Я, наверное, какой-то неправильный демон. Всем остальным нужен наследник. А я закрывал глаза и видел, как ко мне по зеленому лугу бежит это русое чудо с зелеными глазами и с криком «Папа!» бросается на руки. А я ловлю ее и прижимаю к себе. А она пахнет так, как пахнут только дети — сладко, сладко.

Но наверное зря! Ведь девочки у ведьм почти всегда рождаются ведьмами

И вот теперь я тоже стоял на коленях возле Даши и чувствовал эту искорку! Моя девочка! Дочка! Суккубочка! А всего этих искорок было трое. Две лучистые: серебряная — моя, золотая — дракона и светящаяся фиолетовая — вампира. И фиолетовая искорка пыталась закрыть собой две другие. Защищает, однако!

И от этого что-то сперло в груди. Такое щемящее чувство! Что не можешь выдавить из себя ни слова, ни действия. И только мой демон довольно урчал и скалился. Счастье! Я теперь знаю, какое оно бывает!

По нашей связи я чувствовал, что дракон в таком же неадекватном состоянии. И только Даша глядела на нас с тревогой и непониманием. А когда она что-то не понимает, она злиться! Глупенькая! Она не знает, что когда она злиться, она становиться просто неотразима с этими сверкающими глазками и пылающими щечками! Просто прелесть! Так бы и…

Кстати, Бекетов был со мной согласен.

Но пришлось ее обрадовать. Правда, сначала Даша не обрадовалась. Вы видели ведьму в ступоре? А мы видели. И даже водой отпаивали. Просто, когда Даша узнала, что у нас тройня… В общем было весело. И в таком не совсем адекватном состоянии Родион перенес нас в имение.

Там нас вампир ждал. Ну, ждал он, конечно, только Дашу. А мы с драконом, так сказать, бонусом прилагаемся. И глядя на постную рожу вампирюги, не очень приятным. Ждал то он только нашу малышку. И даже готовился. Вон цветочки притащил. Лилии. Да она их терпеть не может! Хотя ему то откуда знать!

Но и он забыл обо всем на свете, стоило Даше его обрадовать.

Глава 21. Мигель


Свой план я, кажется, разработал до мелочей. Я не собирался мириться с присутствием в жизни моей жены другого мужчины! Да еще и не одного! Стоило мне увидеть, как она воркует с демоном, меня снедала злость и ревность. Я должен быть единственным в ее жизни! Ни о каком мужском гареме не может быть и речи!

Всю свою жизнь я знал, что женщина должна принадлежать мужчине, а не наоборот. Она должна стать достойной спутницей своего супруга, как моя мать. Которая никогда не перечила отцу! Она даже никогда не позволяла себе с неодобрением посмотреть на него. Себе я тоже искал именно такую спутницу. И Хельга в этом плане была безупречна.

Но почему-то это не приносило удовлетворения. За почти двадцать лет мы с ней так и не стали ближе. Наоборот, отделяясь с каждым годом все дальше друг от друга.

Сначала мне казалось, что так и должно быть, ведь именно такие семейные отношения я видел вокруг себя. Большинство европейских кланов так и жили. Считая в порядке вещей иметь статусную жену вампиршу и единственную, которая обычно содержалась отдельно.

И лишь память о своевольной ведьме я лелеял все эти годы. Она непохожая ни на одну из известных мне женщин, была словно глоток свежего воздуха.

Но после всех событий мне запретили посещать территорию российских кланов, а Дарья не приезжала в Европу. Даже по делам, которые предпочитала перекладывать на плечи помощников. Чисто женская и недальновидная тактика! Но в ее случае, как ни странно, работала. Чаще всего представителем Дарьи Морозовой в Европе выступал ее кузен Серджио Брокки. Я еще понадеялся через него вытянуть Дарью в Европу, но Брокки ясно дал понять, что дружба дружбой, а семья для ведьмака — это святое.

Я наблюдал за жизнью Дарьи, чувствуя себя наркоманом, которого лишили дозы, собирал все сведения о ней, что мог найти. Я и сам не понял, когда очередное задание отца превратилось в нечто большее. Что она значит для меня, я понял лишь потеряв. Наверное, тогда она стала моим наваждение. А ведь я — наивный думал, что она для меня одна из многих! И был просто в ярости, когда узнал, что она родила дочь. «Сука!» — помниться рычал я тогда, и пересилив себя, перестал вообще интересоваться ее жизнью. Вычеркнув, вырвав из сердца. Если бы я тогда знал, что это моя дочь! Какой же я был дурак!

А сейчас судьба дала мне второй шанс. И на этот раз я его не упущу. И пусть в ближайшем будущем она меня возненавидит, но… женщины отходчивы по своей природе. А остальные просто не смогут ее найти. Я знаю такое место.

Но все пошло не по плану с самого начала.

Сначала Дарья пришла не одна, а с демоном и драконом. Они явились через портал прямо в зал, где Елена Бестужева встретила подругу радостным криком. И неожиданной для женщин в ее положении скоростью передвижения.

— Даша! Ты хочешь, чтобы мы поругались? Я со скольки тебя жду? — с серьезным видом спросила она.

На что у Даши было совсем не логичное:

— Я тоже очень рада тебя видеть! — тепло улыбнулась она ей. — И рада, что с тобой все хорошо.

— Так мальчики, — по-хозяйски глянула она на демона с драконом. — Вы идите, погуляйте. А мы тут посекретничаем. О своем, о девичьем.

И что не странно, эти двое на это даже не оскорбились. Точнее они даже не поняли, как их оскорбила ведьма. В наших кланах такое обращение женщины было не допустимо, если не сказать, что просто невозможно.

А демон даже залебезил:

— Девочки, милые. Вы только не долго, ладно!

— Женские секреты быстрыми не бывают! — ответила на это Бестужева.

И взяв Дарью под руку, покинула зал.

Я же остался в зале с другими мужчинами. Поприветствовав их, сделал вид, что у меня есть еще дела. Общий язык я с ними так и не нашел. И сейчас, глядя на поладивших между собой демона и дракона, я ясно понимал, что мне тут нет места. Они меня терпят только из-за Даши. А я только по тому, что планирую оставить их с носом. И ругаться сейчас мне не с руки.

Елена Бестужева, насколько я могу судить, планировала светский раут с целью знакомства и примирения всех сторон. Даже мои родители были приглашены и, как не странно обещались прилететь. А также родители дракона и родственники демона, родителей у него, насколько я знаю, в живых уже не было.

Мне и в самом деле нужно было встретить отца с матерью в аэропорту. Пребывать порталами на чужую территорию было дурным тоном, а вот потом передвигаться по ней, было можно, если, конечно, хозяева давали такое разрешение. Поэтому было решено, что я, Дмитрий Бестужев и Инесс встретим родителей в аэропорту, а уже потом Дмитрий проводит нас порталами своей семьи до имения.

Но до этого мне нужно было подарить Дарье родовое кольцо и проследить, чтобы она его обязательно надела. Во-первых, кольцо обязательно надевалось супруге. Если его не будет, вампиры не поймут. Во-вторых, в кольцо был вставлен портал направленного действия. И через пару часов после того, как кольцо будет активировано, то есть надето на палец, Даша должна оказаться в нужном мне месте. Но если я не успею подарить кольцо сейчас, то четыре часа будут уже после того, как гости разойдутся, ведь раут официальный, а значит не очень долгий.

А это плохо.

Поэтому, не откладывая в долгий ящик, пошел по следам ушедших женщин. Я знал, что из-за опоздания Даши Елена вызвала работниц салона к себе домой, и женщины оккупировали женское крыло.

Дашу я нашел в одной из дамских гостевых комнат. Она сидела по шее в ванной, а работница салона наносила ей на лицо какую-то дрянь. Пришлось ждать в гостиной!

Но время поджимало, и когда работница фронта красоты и здоровья вышла, попросив Дарью полежать еще пятнадцать минут, я зашел в ванную.

На лице Даши была какая-то ядовито зеленая субстанция, которая, как ни странно, пахла лесной ягодой.

— Привет! — сказал я ей, слегка растерявшись, когда Даша подняла на меня свои зеленые глаза. Мне они напоминали болота по весне. Такие же зеленые и опасные. Стоит чуть оступиться и затянет. Но девушкам такие комплементы не делают.

— Привет! — ответила она. — Извини, не успела подойти в зале. Беременным женщинам, как ты знаешь, не отказывают.

— Я не в обиде! — поспешил успокоить я Дарью. — Просто у меня для тебя подарок. По традициям вампиров, жене принято дарить родовое кольцо…

— Ты успел забрать его у Хельги? — перебила она меня.

— Нет, что ты! — я даже немного опешил. — Для каждой женщины кольцо заказывается новое, просто делает его обычно семья гномов, которая столетиями работает с кланом, кольцо имеет клановую печать и родовую защиту.

Я достал и открыл коробочку с кольцом.

— Красивое. — мне показалось, немного равнодушно сказала Дарья. — Только одна проблема. — и Даша показала мне свои руки по запястье вымазанные в этой зеленой дряни.

Черт! Чертыхнулся я про себя.

— Но я обещаю, что надену. — успокоила меня Даша. — оно как раз подходит к моему гарнитуру.

— Просто родители не поймут, если не увидят его на тебе сегодня. — как можно покаяннее попросил я.

— А что будут твои родители? — глаза Даши стали как два блюдца.

— А разве ты не знала? — удивился я — Елена Леонидовна планирует знакомство и примирение всех сторон.

— Вот засада! — в сердцах ругнулась ведьма. — Я убью эту заразу, пусть только разродиться!

Тут у меня зазвонил телефон. На дисплее высветилось фото сестры.

— Ты где? — спросила она, стоило нажать вызов. — Мы выдвигаемся через пять минут.

— Сейчас буду! — сухо ответил я и нажал отбой.

Посмотрел на Дашу.

— Извини! Нужно родителей встретить!

— Конечно, конечно! Какие вопросы! Иди.

Я посмотрел на коробочку, которая лежала у меня на коленях. Доставая телефон, пришлось освобождать руки.

— Положи на полочку. — предложила Даша. — Как только с меня смоют эту гадость, так сразу и надену.

— Хорошо! Я бы тебя поцеловал, но ты несколько… — обвел указательным пальцем вокруг своего лица, намекая.

— Да иди ты уже! — рассмеялась Даша.

А что мне еще оставалось делать! Настаивать на одевании прямо сейчас было бы просто подозрительно.

Поэтому, положившись на удачу, откланялся и ушел.

Дмитрий с Инесс и свитой ждали меня в портальном зале. Как только я вошел, будущий родственник кивнул мне и открыл портал. Дмитрий шагнул первым, за ним, следуя этикету, я с сестрой, а затем уже все остальные вампиры.

Прилет отца пришлось подождать. Самолет задерживался на полчаса из-за погоды в зоне вылета. Мы разместились в VIP-зале аэропорта. Расторопная обслуга предложила перекусить или выпить. От первого я отказался, заказав себе только виски со льдом. Все же сказывалась нервозность ситуации. Нужно было успокоить нервы. Так за разговорами ни о чем пролетело время.

У Бестужевых была своя полоса в аэропорту, поэтому посадка личного самолета клана прошла без задержек. Встречать родителей пришлось у трапа самолета.

Все таки, отец позер!

Нам пришлось десять минут стоять у трапа перед открытой дверью самолета и ждать пока покажется отец. Набивал себе цену, как говорят русские.

Наконец, Филипп Скорцезе соизволил появиться и окинуть нас пренебрежительным взглядом. Следом за отцом появилась мама. Выглядела она лучше английской королевы. А учитывая их разницу в возрасте, старушка англичанка даже рядом не стояла. Я всегда поражался умению матери преподнести себя.

Спустившись по трапу, отец, как ни странно, тепло поприветствовал будущего зятя, все же пожурив, что Константин Бестужев не смог лично встретить главу дружественного клана. На Инесс он даже не посмотрел, предоставив это жене. Мне же достался довольно суровый взгляд и сухое.

— Я с тобой еще поговорю!

В детстве от этой фразы у меня сердце в пятки убегало, сейчас же ничего кроме глухого раздражения слова отца не вызывали.

— Хорошо отец. — склонил я голову перед главою клана и обратился уже к матери, которая только закончила разговаривать с Инесс.

— Как долетели, мама? — спросил я ее, целуя ее в подставленную щеку.

— Если не принимать во внимание грозу, из-за которой задержали вылет, то хорошо. — тепло улыбнулась она мне, одной рукой растрепав с таким трудом уложенные волосы.

Но маму это никогда не беспокоило, а на мои возражения она говорила, что мне идет творческий беспорядок.

Обратная дорога не заняла много времени. Мы ушли порталом из того же VIP — зала. Только место выхода оказалось другим. Оказывается, Константин Бестужев предоставлял родителям отдельный загородный дом. С одной стороны почетно, с другой — под ногами не путаются.

— Умно! — восхитился отец.

— Дядя будет рад встретиться с Вами сегодня на приеме. — поспешил откланяться Дмитрий. Прихватив с собой и Инесс. Под предлогом подготовки к приему.

Я решил последовать их примеру. Хотел убедиться, что Дарья надела кольцо.

— Отец, к сожалению, сейчас я не располагаю достаточным количеством времени.

— Жаль, но наш разговор может потерпеть до завтрашнего дня. Поэтому ты вправе сейчас уйти. — иногда отец мог быть вполне нормальным — Надеюсь, твоя новая жена меня не разочарует. — все же подпортил он впечатление.

— Я тоже на это надеюсь, отец. — ответил я, затем повернулся к матери. — Мам, встретимся на приеме.

— Хорошо, дорогой! Ступай!

В имение Бестужевых я попал вместе с сестрой и ее женихом. И прямиком направился на поиски Дарьи. Вот только, попасть к ней мне не дали почти до самого начала приема. Прислуживающие хозяйке вампирши, твердо стояли на своем:

— Приказ Елены Леонидовны, к ним никого не пускать!

— Но мне нужно увидеться с женой до начала приема. — сначала вежливо пытался попробовать я. И вообще, ни в какие рамки не входит, чтобы вампирши прислуживали ведьме. Но эти недовольными не выглядели и даже защищали свою госпожу.

— Извините, господин Скорцезе, но мы не можем нарушить приказ. — ответила мне рыженькая вампирша, что стояла справа от двери. — А приказ был категоричным, мужей госпожи Морозовой в покои не пускать, только детей.

Ну что ж, пойдем другим путем! Достав сотовый, набрал Дарью. После нескольких сигналов мне ответили. Но, к сожалению, не Дарья:

— Не честно играешь, вампир! — услышал я голос Бестужевой, на другом конце провода. — Я же сказала, что супругу вы увидите, лишь при полном параде. Так что пока сходи прогуляйся, Скорцезе.

— Хорошо, Вы просто передайте Дарье, чтобы она кольцо не забыла.

— Какое?

— Родовое.

— А, это! Ладно, сама прослежу. Можешь не переживать. А сейчас не мешай, итак не успеваем.

И отключилась.

Ведьма! И как Бестужев ее терпит?

Не переживай! Как не переживать, если она его все еще не надела!

Но делать нечего, пришлось отправляться ни с чем.


Глава 22. Мигель


Мигель.

Ну что же!

До бала оставалось меньше двух часов. Сидеть в покоях не было никакого желания. Поэтому, немного подумав, отправился в сад.

Сад в имении явно не был гордостью хозяйки. Если в начале, вокруг дома еще можно было встретить отголоски какой-то ухоженности, то дальше сад постепенно переходил в лес. А покрытые брусчаткой дорожки постепенно сходили на нет, превращаясь в лесные тропы.

Тем было интереснее утыкаться то там, то тут на беседки, или увитые растениями или открытые всем ветрам и солнцу. Каждая из них была в разном стиле, в китайском, русском, европейском…

Тропа все время петляла и за очередным поворотом, открывался потрясающий вид на лесное озеро. Тропа заканчивалась беседкой, которая стоя на сваях, нависала над озером. В беседке стояла парочка. Демон и молодая ведьмочка. Я, вероятно, попал к концу разговора, потому что демон притянул девушку к себе и поцеловал. И если сначала она сопротивлялась, то потом размякла в его руках. Но дав себе на слабость пару секунд, резко подняла колено…

Фу! Не завидую я демону. Била девушка профессионально: пах, солнечное сплетение, нос.

— Только попробуй еще распустить свои руки! — воскликнула девушка.

— Я все равно тебя добьюсь, моя колючка. — демон, казалось, даже не расстроился. Вытирая нос кулаком, но не стирая, а размазывая кровь по лицу.

Но девушка, не стала реагировать на эти слова, она просто развернулась и пошла по тропинке, навстречу ко мне. Я пока был невиден из-за куста, что рос на повороте. И чтобы не раскрыть свое присутствие углубился в лес.

— Ты еще будешь моей, Испанская розочка! — крикнул демон вдогонку.

— Не дождешься! — сквозь зубы процедила девушка.

Она как раз подходила к тому месту, где скрытый листвой стоял я. До того как увидеть ее, я почувствовал родную кровь. Катерина!

Поравнявшись со мной, она резко повернула голову в мою сторону. Но, ведь она не могла меня увидеть!

Но всмотревшись внимательно в листву, Катерина тряхнула головой, словно не верила тому, что увидела и пошла по тропинке дальше.

Дождавшись, чтобы девушка ушла за очередной поворот, я вышел из своего укрытия.

Демон все еще находился в беседке, и я пошел в сторону озера. Мне нужно было с ним поговорить. Выяснить, какие у него намерения.

Поэтому, подойдя к беседки я уже хотел спросить… Но Роман Богдановский, а это был именно ректор Закрытой Академии перебил меня:

— О, а вот и папаша появился! А не поздно ли? — насмешливо проговорил этот щенок.

Может, у меня и нет прав вмешиваться в личную жизнь дочери, но не ему указывать мне на это!

— Какие у Вас намерения в отношении моей дочери? — ледяным тоном задал я вопрос.

— А Вы уверены, что она ваша? — демон явно нарывался. — Хотя глядя на Вас двоих трудно в этом усомниться. Но все равно у Вас нет никаких прав задавать мне подобные вопросы!

— И все же я его вам задам. Какие у Вас намерения в отношении Катерины?

Демон как то устало опустил плечи и, повернувшись в сторону озера, сначала долго молчал. Когда же у меня практически закончилось терпение, проговорил:

— Катя моя пара. Вы знаете, что это значит для демона? — вновь повернулся он ко мне.

— Да! — кратко ответил я.

— Значит, вам ясно, что мои намерения самые честные!

Ну, почему опять демон! Дарью я должен забирать из лап демона с драконом, и дочь тоже достанется демону! Не справедливая какая-то судьба!

Но умом я понимал, что рано или поздно Роман Богдановский своего добьется. Ведь пара это взаимное притяжение. Правда на ведьму оно действует не так сильно, как на демона. Но все же!

— Я не буду препятствовать вашему союзу, если Катя не будет против. Но если будет, то я приложу все усилия, чтобы оградить дочь от тебя.

— Забавно! Если бы не Вы, мы бы с Катериной даже не встретились. Еще неделю назад я прятал Катю от Вас. Быстро же все поменялось! Ну что ж, это ваше право! Приятно было побеседовать!

Демон откланялся и ушел. А я остался, глядеть в темную глубину лесного озера. Да забавная штука жизнь, еще меся назад я даже не думал, что у меня может быть дочь. А сегодня уже выясняю отношения с ее поклонником.

Постояв еще немного, понял, что пора идти. Зайдя к себе в покои, переоделся в смокинг. И пошел на поиски Дарьи. Надеюсь, запрет на свидание с женой уже закончился! Не хотелось бы поругаться с будущей родственницей, но мое терпение тоже не бесконечное.

Дарья была в своих покоях. И эти двое уже крутились возле жены, чуть не закапав ее слюнями. Да посмотреть действительно было на что. Дарья очень красивая женщина. А в этом наряде!

Будь она моей женой, я бы не разрешил ей такое надеть! Черт! Что я говорю! Она и так моя жена!

— Даша, а ты уверена, что в этом можно идти на прием? — попытался я.

— А что в этом такого? — с невинным видом спросила она меня, покрутившись у зеркала.

На ней был черный вечерний наряд. Состоящий из кружевного топа с длинными рукавами и v-образным вырезом сзади, и юбки колокол в пол

— Нет, ну на счет юбки никаких претензий нет. А вот верх кажется через чур кружевной.

— Ну вот, вам двоим не нравиться, а вот Максиму нравиться! — отрезала Дарья. — Правда, ведь, Макс!

— Даша ты выглядишь великолепно! — подошел и поцеловал жену в щеку демон. — А они просто другие твои наряды не видели. — прокомментировал свое мнение Богдановский.

— Но здесь кое-чего не хватает. — сказал демон и жестом фокусника вытащил из-за пазухи коробочку.

В ней находился комплект из колье и браслета. Бирюза в золоте. Набор очень гармонировал с кольцом.

Уф, кольцо Дарья все же надела.

Молодец, девочка!

Вот ты и попалась!

Теперь ты от меня никуда не денешься!

На душе сразу стало спокойно и радостно! Я даже поймал себя на желании потереть руки.

А эти два самца продолжали крутиться вокруг Дарьи. Ну ничего, ничего не долго осталось.

— Мам, вам пора! — в комнату впорхнула Лиза Морозова. — Мам, ты просто красавица!

— Хорошо, Лизонька. Сейчас придем! — ответила Даша.

— Жду в зале! — Лиза побежала дальше.

— Мигель, мне нужно тебе кое-что сообщить. — обратилась ко мне Дарья. — Родион сообщил, что у меня будет тройня. И один из тройняшек вампир.

Я был просто в ступоре! У меня будет ребенок! И что теперь делать? Тройня!

— Тройня? — переспросил я.

— Да! — нежно улыбнулась Даша, подошла ко мне и нежно погладила по щеке. — Драконница, демоница и вампир. — Ты не рад?

По лицу Даши пробежала тень.

— Наследник! — с улыбкой идиота прошептал я.

— Ну вот, теперь он похож на счастливого отца. — съязвил дракон.

Наследник! У меня будет наследник! Именно эта мысль захватила меня сейчас. А вслед за ней пришла и другая, ведь мой сын будет не единственным ребенком. Ведь у Даши будет тройня.

Что же мне делать с моим планом?

Это вторая мысль, что крутилась у меня в голове сейчас. Даже если я спрячу Дашу, демон и дракон не успокоятся. Если раньше я мог думать, что у меня есть шанс отстоять со временем Дашу в единоличное пользование. Особенно, если бы у нас появился ребенок. То теперь, имея троих, Даша ни за что не останется только со мной.

Что же мне делать?

Из создавшейся ситуации есть только два выхода. Или смириться самому, или усмирить Дарью. Смириться самому очень тяжело. Ревность и чувство собственности рвут душу.

Но, глядя на то, как светятся глаза Даши сейчас. Как она общается с нами, не делая между нами различий. Я все больше осознавал, что смириться придется мне. Ведь если подумать, именно в эту минуту той самой ревности я и не ощущал. Сейчас я был счастлив. Абсолютно. И у меня был не малый шанс на нормальную счастливую семейную жизнь, не такую как у моих родителей. Я не хочу своему сыну такого отца, как мой! А такую, что я уже несколько дней наблюдаю в клане Бестужевых. Где супруги любят друг друга, а дети уважают, а не бояться родителей.

Но я не смогу снять кольцо! Ведь родовое кольцо снимается только со смертью одного из супругов. А значит, портал сработает в любом случае.

Но ведь на другом конце портала, Дашу ждет романтический ужин в моем замке. Я должен был перенестись туда вслед за ней. Для этого у меня тоже был настроен портал. Но я могу распорядиться сейчас, чтобы ужин накрыли не на две, а на четыре персоны. А я сам захвачу демона и дракона.

А об остальной части плана, никто никогда не узнает.

И пусть я не хочу делить свою единственную, но ведь в пещере все было не так уж и плохо.

Все это пронеслось в моей голове, пока я стоял на коленях перед Дашей, гладя ее еще плоский животик. Положив на животик жены ладонь, я ясно почувствовал еще три жизни. Нет, это еще не было сердцебиением, что в первую очередь чувствуют вампиры. Это было ощущение, ощущение чуда. Что-то еще не сформированное, но уже цепляющееся за жизнь. Три искорки. Две из них были светящиеся. А одна, по ощущениям напоминала, клубящийся туман. Не знаю, как другие, но я ощущал так! И эта, непохожая на две другие, искорка мягко ластилась ко мне. И в то же время, словно защищала две другие. Не знаю как, но я понял это очень отчетливо!

А значит, я обязан пересилить себя. Ради сына, ради себя, ради нас…

И приняв это решение, я понял, что только оно было истинно верным!

— Защитник! — прошептал я прямо в живот жены.

— Нужно выходить! — отвлекла меня Даша, — А то Лена нас на лоскутки порежет.

— А Анатолий ей поможет. — подтвердил Максим.

Сначала мы стояли у входа, встречая гостей. Мы вчетвером и Елена Бестужева, как хозяйка дома. Я понял, каким авторитетом пользуется моя жена. Она с легко примеряла роль светской леди. Всех знала по имени отчеству, каждого привечала и находила ласковое слово. Со многими действительно водила дружбу. Причем в числе ее друзей были не только ведьмы, но и представители других рас: демоны, вампиры, оборотни.

Я был поражен. В Европе большинство рас были разрознены и редко взаимодействовали друг с другом. Здесь же между расами не делали различий. Работали, общались и дружили. Было очень много смешанных браков.

Заметив недоумение на моем лице после знакомства с одной такой разномастной семейкой, где отец был демоном, мать — драконницей, невестка — ведьмой, а зять — вампиром, Максим просто рассмеялся:

— Непривычно, а, вампир?

— Признаюсь, да!

— А что в этом такого? — возмутилась Дарья. — Мы вот тоже все разные. Но ведь это нам не мешает! Так зачем же делить нелюдей на сорта?

— У него просто разрыв шаблона, солнышко! — подключился к нашей полемике дракон. — Просто в Европе такое разнообразие не в ходу. Там они сидят по своим закуткам, поделив территорию старушки Европы. А межрасовые браки, если и не под запретом, то жестко осуждаются.

— А как же потомство? — сначала задал вопрос, а уже потом прикусил язык я.

— А что с потомством? — спросила Даша. — Чья магия сильнее, в того ребенок и будет. Вот у ведьм девочки обычно рождаются ведьмами. Только в нашем случае магия пещеры была сильнее моей, вот у нас девочки и демоница с драконницей. А в нашем с тобой случае, Катюшка — ведьма. А мальчики в основном берут расу отцов.

— А полукровки?

— А ты хоть раз видел полукровку? — спросил дракон.

— Нет! — пришлось признаться.

— Не бывает полукровок среди нелюдей! — подтвердила Даша, с нежностью глядя на меня.

Тут шумным семейством подошли Бекетовы с Россами. И началось обнимание, целование, поздравление.

— Ой, Дементий, а девочка то беременна! — воскликнула матушка дракона, обняв Дашу. — Надеюсь это не секрет? — обратилась она к Дарье.

— Теперь уже нет! — подтвердила Даша.

— Мама, ну чего ты кричишь! — воскликнул дракон. — Ты ставишь мою жену в неловкое положение.

— Ничего страшного, Родион. — похлопала Даша его по руке. — Все равно скоро все узнают.

— Ну, вот видишь! Ах, у нас будет маленькая драконница, ой и суккубочка! О и мальчик — вампирчик! Ну вы даете, молодеж!

Бекетову невозможно было остановить. Хорошо еще, что приветствовали мы гостей в парадной, а дальше они проходили в бальный зал. Поэтому, пока у нас не было свидетелей.

— Вот так вот нужно, договариваться с хранителем. — обратилась она к дочери.

— Мама, но я же не виновата! — воскликнула Виктория Росс.

— А кто поругался с хранителем пещеры и столько лет ездил задабривать? — парировала старшая драконница.

— Девочки, не ссорьтесь! — попытался вклиниться в разговор Бекетов старший.

— А нам понравилось ездить, правда ведь, дорогая! — вставил свои пять копеек Витольд Росс.

— Да и сынишка у нас просто чудо! — согласилась с ним Виктория.

— Ну внучок у меня и в самом деле чудесный. — пошла на попятную Лариса Бекетова. — Но тройня все же лучше! А можно мне прикоснуться? — попросила она Дашу.

Даша сначала заозиралась по сторонам, а потом милостиво разрешила. Мамаша дракона приложила к ее животу ладошку.

— Ой, какие чудесные малыши! Вика ты только почувствуй.

И надо же было в этот момент появиться моим родителям!


Глава 23. Мигель


Мигель.

— Какие малыши! — спросила мама, даже забыв о приветствии.

Отец же, кажется, вообще застыл.

— Мама, отец! Рад поприветствовать вас и представить вам мою супругу — Дарья Морозова.

— Здравствуйте! — улыбнулась родителям Даша и подала отцу руку.

— Рад, что моему сыну досталась такая красавица! — отец галантно поцеловал внешнюю сторону ладони.

— А я рада, что Мигель, наконец-то нашел свое счастье!

Мама в свою очередь обняла Дашу.

— Познакомьтесь! Это Дементий и Лариса Бекетовы! Витольд и Виктория Росс. Максим Богдановский! И Родион Бекетов! Мои родители — Филипп и Луиза Скорцезе!

— Очень рады знакомству! — взаимно поприветствовали они друг друга.

Мужчины пожали руки, а женщины расцеловали щеки. После того как все поприветствовали друг друга, мама все же задала интересующий ее вопрос:

— Так о каких малышах идет речь!

— О, дорогая! — взяла бразды правления Бекетова. — Наша девочка ждет тройню!

— Это правда? — воскликнул отец. — И кто?

Я первый раз видел его таким возбужденным.

— Драконница, демоница и вампир. — тихо проговорила Даша, потупив взгляд и покраснев.

— Наследник! — не смог сдержать своей радости отец. — Наконец-то у тебя хоть что-то нормально получилось! — это уже он мне. — Уважила старика, дочка! — это Даше. — Добро пожаловать в клан! Надеюсь, на этом вы не остановитесь, и у меня будет не один внук.

Как всегда в своем репертуаре.

— Мам, вам еще долго? Там уже скоро начинать будут! — из бальной залы вышла Катерина.

На ней был наряд идентичный Дашиному, только цвета слоновой кости. Он еще больше оттенял ее кожу, так что выглядела она, словно фарфоровая куколка.

Естественно, все взгляды устремились сначала к ней, а потом к моим родителям. Отец просто стоял и смотрел. У него, кажется, не было слов. И не мудрено! Катерина была копией мамы. Только более молодой версией.

Мама же прислонила ладонь ко рту. Пытаясь что-то сказать и не произнося не звука.

— Катюш, подойди сюда, пожалуйста! — первой отмерла Даша.

Нужно признать, Катя, тоже стояла, переводя взгляд с меня на маму. то есть на свою бабушку. После слов Дарьи она подошла к нам ближе, остановившись возле своей матери.

— Катя, познакомься, это твои бабушка и дедушка — Филипп и Луиза Скорцезе! — с некой долей ехидства представила их Даша. — Познакомьтесь, это ваша внучка Екатерина Морозова — ведьма!

Последнее слово жена произнесла, не скрывая триумфа.

Отец все еще стоял с некрасиво открытым ртом и выпученными глазами и не произносил ни слова. Он вообще слышал, что ему Даша сказала?

Мама же пришла в себя быстрее.

— Святая Дева Мария! Можно мне тебя обнять? — но обнимать внучку она начала, не дожидаясь положительного ответа. — Как же я рада, девочка моя! Я не знала, прости меня, маленькая, я совсем не знала, что у меня есть внучка!

По лицу мамы текли слезы, и она их совершенно не скрывала.

— Прости меня старую. Какая ты у меня красавица! Если бы я раньше знала!

— Я тоже рада, вас видеть! — по лицу Катерины тоже текли слезы.

— Называй меня бабушкой, пожалуйста! — попросила мама. — Я буду очень-очень рада!

Дарья украдкой утирала слезы, глядя на них. Ее обнимал демон, а дракон предлагал свой носовой платок. Бекетовы тоже украдкой стирали с щек слезы.

— Почему, я только сейчас узнаю, что у меня есть взрослая внучка! — отец набросился на меня, горя праведным гневом.

Я даже слегка опешил. Ну, вот почему так! Вроде, давно уже взрослый, а перед ним вечно стою, словно нашкодивший ребенок!

— Он не виноват! — заступилась за меня Дарья. — Он сам узнал несколько дней назад. И на это есть причины, о которых, господин Скорцезе, Вы знаете не хуже меня! — подняв подбородок и гордо глядя прямо в глаза моему отцу, произносила она эти слова. — И не место сейчас, и не время теперь, поминать прошлое!

Горжусь малышкой! Как же она его!

Отец на глазах сдулся. Понурил голову, сгорбился. И даже выглядеть стал намного старея!

— Давайте сегодня не будем вспоминать старые обиды! — прижимая к себе Дашу сильнее, миролюбиво произнес демон. — Ведь сегодня мы собрались для того чтобы помириться и пойти на встречу друг другу. Так прошу всех в зал! — жестом указал он в сторону следующих дверей.

— Да, нас там уже, наверное, ждут с цветами и шампанским. — подытожил дракон.

— Ой, мне нужно привести себя в порядок! — воскликнула Катерина.

Направляясь к неприметной служебной двери.

— Мне тоже нужно в дамскую комнату! — вслед за ней пошла матушка. — Дорогой, ты пока иди я сейчас, только мушку подправлю. — по-старинке попросила она отца.

А мы все остальные вошли в бальную комнату, уже набитую людьми. Слава Богу, что сейчас не девятнадцатый век и при входе не объявляют имя и титул входящего. Поэтому наше появление не привлекло большого внимания. так как мои родители были последними из приглашенных, прибывшие раннее давно уже общались друг с другом, располагаясь или на диванчиках вдоль стен или стоя группками в центре.

Дарья сразу же направилась к Бестужевым, стоявшим у противоположной от входа стены, и мы направились вслед за ней. Правда, по дороге отец встретил знакомого и отстал. Также отстали Бекетовы, тоже с кем-то заговорившись.

Лишь Даша напролом шла к своей цели, и мы втроем буксиром за ней.

Но дойти до своей подруги ей было не суждено!

Примерно на середине пути сработал портал. И мы отчетливо увидели, как нашу супругу стало затягивать в него, как бы она не пыталась сопротивляться.

Сначала я подумал, что сработал мой портал. Но ведь до его открытия еще как минимум час! А значит… Значит это не мой портал! Это ловушка!

Волосы встали дыбом! Не отдам!

Я находился ближе всех к Даше в тот момент. Пока я раздумывал, Дарья уже на половину скрылась в портале. Поэтому, не мудрствуя, просто прыгнул вслед за ней, одновременно выталкивая ее из портального туннеля.

Я видел, что вход уже закрылся. Значит, в бальную залу она уже не попадет. Самой вырваться у нее не получится, портал, как оказалось, был настроен персонально на нее. Но вытолкав ее, я знал, что в руки похитителей она уже не попадет. Ее выкинет не так далеко от точки входа. Хотя, судя по длине туннеля переноса, расстояние очень большое. Другая страна? Скорее всего. А в точке выхода, наверняка ловушка с глушащим поисковые сигналы куполом.

Ну ничего, отец меня все равно найдет. Как глава клана, если быстро задействует зов крови. А вот похитителям будет сюрприз. В виде моей персоны. Жаль, что оружия нет.

Хотя, если бы я был похитителем, я бы еще обездвиживающий амулет использовал.

Черт! Накаркал!

Я оказался в каком-то подземелье и, действительно под действием обездвиживающего амулета. Причем, насколько я понял, похитители не поскупились, приобретя довольно сильный амулет. Я не мог двинуть не одной частью тела, но мог чувствовать, говорить и слышать. Такие амулеты обычно использовали в пыточных. Во всяком случае, в нашем клане пользовались именно такими, работы Пуззлеробля, гнома-артифакторщика из Испании.

В подземелье был темно, хоть глаз выколи. Безбожно тянуло сыростью и близостью болота. Именно на болотах есть этот специфический запах. Однажды на родине Хельги мы с бывшим тестем охотились на болоте в течении двух дней. Потом я неделю ощущал на себе этот запах, он просто въелся в тело!

Тут послышался звук женских шагов. Шаги становились все ближе. Затем я услышал звук открываемой железной двери. А потом включился свет, ослепив меня после полной темноты.

— Ух ты, какой сюрприз! — услышал я хорошо знакомый голос.

Передо мной с довольной улыбкой на лице стояла моя бывшая жена, собственной персоной.

— Хельга, что это значит? — воскликнул я.

— А ты догадайся, дорогой. — съязвила она. — Хотя нет, уже не дорогой. Но сюрприз приятный, о-очень. — буквально промурлыкала Хельга.

— Еще раз спрашиваю, что все это значит?

— А ты не командуй. — осадила она меня. — Твое время командовать закончилось. Здесь командовать буду я.

— Хельга, ты же прекрасно понимаешь, что ничем хорошим это не закончиться?

— Конечно, ничем хорошим для тебя! — Хельга была очень довольна собой. — Знаешь, как долго я это планировала. Правда я хотела проучить сначала эту тварь, что перешла мне дорогу. А ведь мне немного оставалось.

— До чего?

— О! Да ты же даже не догадываешься!

Хельга развернулась, поискала что-то глазами. Потом подошла к стоящему в углу стулу, взяла его и, поставив передо мной, села закинув ногу на ногу.

— Как же вы мне надоели, самцы, считающие себя пупом земли. Сначала мой отец распоряжался мной, потом ты и твой отец. У меня всю жизнь были только обязанности, никаких прав. Дочь должна… Жена обязана… А что хочу я хоть когда-нибудь кого-нибудь волновало!? А!? А ты знаешь что, за полгода перед тем как выйти за тебя я встретила того, кому я была единственная, мы любили друг друга…

— А ты уверена, что он тебя любил? — зря все-таки я не промолчал.

Хельга вскочила со стула.

— Заткнись, тварь! — что есть силы, ударила она меня по лицу.

Большая часть удара попала по губам и части щеки. Я почувствовал, как рот наполняется кровью. Но и для Хельги удар не прошел незамеченным. Она зацепила мой клык, слегка поранив ладонь. Что ж, не стоит ей говорить, но по этой капельке, что упала на пол, стоило ей опустить руку, отец найдет ее, даже на краю света. Не зря же когда то он был разящим мечом Римской империи!

— Да я уверена, что любил! — уже более спокойно проговорила Хельга, — Именно любовь его и сгубила. Я предлагала ему подождать, и мы были бы вместе. Но он сказал, что не сможет делить меня ни с кем. Пошел к моему отцу, просить за меня… Назад он не вернулся! Отец, не задумываясь, убил его, ведь он был простым вампиром, а ты сын главы клана. Как говориться, разные весовые категории. А я — просто товар, который необходимо сбыть подороже.

И тогда я решила отомстить всем вам. Всем… Отцу… Знаешь, кого обвинят в твоем убийстве?

— Ты не сможешь проделать этого, здесь скоро будет мой отец. Он найдет меня по зову крови…

— Что же, значит, не будем засиживаться. Жан! — позвала она кого-то. — Прощай, мужем ты был просто отвратительным!

На ее зов пришел оборотень. Сука! Я знаю этого оборотня! Он долгое время был в охране отца.

— Вижу, вы знакомы! — промурлыкала Хельга. — Что же, приятно провести время! — пожелала она мне. Жаль, что не долго! Жан поторопись! Скоро тут будут гости.

Повернув кольцо, Хельга исчезла в проеме портала. Тварь! А я остался наедине с оборотнем.

— Если ты отпустишь меня, отец наградит тебя. Отдаст тебе Мими. Ведь она твоя пара.

— Смысл, если она уже не может без твоего внимания. — горестно ответил мне оборотень. — Я все равно ее получу, после вашей со светлостью смерти. Пусть и сломанную! Но она моя пара, я не смогу без нее!

Он направился к стене, на которой весел двуручный меч времен викингов. А! Вот как эта парочка хотела подставить клан Бернов!

— Помнишь, как я валялся в ногах его светлости? — оборотень по привычки называл отца по титулу. — Когда вы привели девочку в замок, и я почувствовал в ней свою пару! А ведь он мог мне ее отдать, у вас ведь без нее много игрушек! Я ведь служил вашему дому не одну сотню лет! — оборотень все больше распалялся от своей речи.

Он встал передо мной, бывший охранник, а ныне палач. Кому как не ему знать, как лучше убить вампира?

Я посмотрел ему в глаза, в них не было пощады. Только жажда мести, выстраданная не один год. Я понимал его! Дашу бы я тоже не отдал! Жаль я не увижу сына! А так хотелось, пожить счастливым.

Замахиваясь и нанося удар, оборотень не видел, как за его спиной открывается портал. А я видел! Я смотрел в глаза отца, сейчас полные отчаяния и боли! И смалодушничал. Закрыл глаза.

Глава 24. Максим


Филипп.

Я не успел на какие-то доли секунды. Кидая в оборотня отравленный нож, я видел, как с плеч сына скатывается голова. Вампира можно убить лишь двумя способами: спалить или снести голову. Народ обычно пользовался первым, а убийцы вторым.

Но сейчас убили моего сына! А мне в голову лезут идиотские мысли! Что я Луизе скажу? Как оправдаюсь, что не смог спасти нашего мальчика?

Я всю жизнь гордился сыном, любил безотчетной отцовской любовью, но никогда не показывал ему этого, боялся сделать слабым. Я хотел, чтобы он вырос сильным главой клана, чтобы у него не было слабостей, терять которые очень больно. Кому, как не мне это знать! Моей единственной слабостью, вот уже не одну сотню лет, была семья. Луиза, моя единственная. Хрупкая испанская розочка! И дети. Мигель — сын, которым я по праву мог гордиться и красавица дочь — Инесс! И вот у меня отобрали сына! Мою гордость! Мою кровь!

Они умоются своей кровью! Я заставлю их сожрать их собственные сердца, чтобы мое не болело! Я вспомню, что значит быть разящим мечом. Ужасом ночи!

Так, сперва оборотень! Пнув уже остывающий труп, перевернул его. Жан! Мой собственный бывший охранник. Верой и правдой служивший мне много лет. Жаль, пришлось расстаться, его парой оказалась игрушка сына.

А нужно было убрать! Сжалился! Старый осел! К чему привела твоя жалость!

Так, а это что? А это уже интересно!

На полу осталась капля крови, не Мигеля. Хельга! Убью тварь!

Открыть портал на крови оказалось делом пары секунд. Звать кого-то с собой не видел смысла. И сам справлюсь, меньше свидетелей.

Бывшая невестка нежилась в ванной. Вещи валялись по всей комнате, видать раздевалась на ходу. А ведь в подземелье она была всего минут пять назад. По комнате все еще витал запах подземелья, занесенный в комнату порталом. Значит, ее я там не застал, только в силу случайности. Интересно, как на полу оказалась капля ее крови?

Сначала хотел подождать ее в гостиной. Но затем передумал, вдруг у нее еще один портал! Да и зачем пачкать с любовью обставленную комнату. Хельга всегда была любительницей роскоши. И ее жизнь с сыном обходилась клану в значительную сумму. Несмотря на то, что сам Мигель был довольно непривередлив. Берн, наверное, в свое время с облегчением отдал мне свою дочку. Или любительницей роскоши она стала только выйдя за сына?

Эта белобрысая тварь нежилась в ванной с бокалом Krug Clos d'Ambonnay, початая бутылка которого стояла тут же на полу. Отмечала сука! А ведь не мелочится мразь, бутылка эта больше двух тысяч евро стоит.

Зашел я бесшумно. Мразь лежала в ванне, естественно без ничего, бесстыдно позволяя мне хорошенько себя рассмотреть. И вот это вот бесцветное нечто я подложил сыну! Не мудрено, что все годы брака он бегал то на лево, то на право. Даже в его Даше больше красок. Больше жизни и огня. А эта даже меня бесила своей апатичностью. А она вон какой змеей оказалась!

— Ну, здравствуй невестушка! — мой голос произвел эффект разорвавшийся бомбы.

Хельга задергалась, но вместо того, чтобы прикрыться бросила взгляд на полку. О, как интересно! Не зря я не стал ждать ее в комнате, мог бы и не дождаться. На полке лежало несколько перстней. И каких интересных!

Сгреб их все себе в карман. С удовольствием отмечая, как вся бравада сошла с этого до боли ненавистного лица. А потом она подняла подбородок и впервые посмотрела на меня с вызовом. Да, оказывается, я такую гадюку возле себя столько лет не замечал. Но могу сказать в оправдание, эта гадюка умело мимикрировала под тихую мышку.

— Значит, Жан со своей обязанностью справился, раз ты ко мне заявился! — толи спросила, толи констатировала она факт. — Но у Вас, дорогой бывший свекор, нет никаких доказательств. Все доказательства указывают на моего отца. Вот и отправляйтесь в клан Бернов. Можете там хоть все к чертям разрушить. А может Вы, как пауки в банке, там друг друга перебьете.

— Вот значит, каким был твой план! — нарочито медленно протянул я, — Только ты одного не знала, вот и не учла. А вот твой отец это хорошо знал, но не рассказал тебе, или посчитал не нужным морочить таким голову дочери.

— Чего я не знала? — перебила она меня.

— Ай, я, яй! Нехорошо перебивать старших! Разве тебе об этом не говорили. Хорошая дочь должна быть…

— Должна быть!… - взвилась Хельга, даже в ванне поднялась, несмотря на наготу. — Ничего я вам не должна! — кинулась эта сумасшедшая на меня голыми руками.

Что ж!

Вызвав свой меч, снес ей голову.

Голова с неприятным хлюпом ударилась об кафельный пол, обрызгав стены. А тело упало на половину в ванну, окрасив воду в розовый цвет.

Да! Давно я не делал работу сам, полагаясь на помощников. Вот и теряю сноровку.

Схватил с полки полотенце, поднял за волосы голову. Лицо было перекошено злобой. Неприятный будет сюрприз для Берна, знавший свою дочь всегда доброй и ласковой. Замотал голову в полотенце и повернув кольцо, открыл портал в резиденцию Бернов.


Максим.

Как пропала Дарья, мы с Родионом не сразу поняли.

Просто по дороге нас отвлекли знакомые. А Дарья с Мигелем отправились дальше, я знал, что она идет к Елене Бестужевой, поэтому особенно и не волновался. когда повернувшись, не увидел ни Мигеля, ни Даши. Подумал еще, как же много народу собрала Елена. И дальше стал спорить с Павлом Агафоновым по поводу поставок.

Когда же Елена Леонидовна прикоснулась к плечу, интересуясь, куда делась ее подруга. Я начал волноваться.

Быстро раскинув сеть поиска по имению, хоть это и было запрещено для не членов Совета. Но сейчас было не до инструкций! Понял, что ни Мигеля, ни Даши в имении нет.

Потихоньку начинала накрывать паника! Где же они могут быть? Открыв связь на полную, почувствовал спокойствие от Дарьи и злость пополам со страхом от Мигеля. Что, к чертовой бабушке, это значит?

— Нужно найти Филиппа Скорцезе, он сможет найти Мигеля, он же глава клана. — предложил Родион. И мы все отправились на его поиски. Скорцезе старший нашелся в одной из ниш с Константином Бестужевым, что-то горячо обсуждающие друг с другом.

Описав ситуацию, решили, что я пойду с вампиром, а Родион по кольцу отыщет Дашу и вернет ее вместе с Ярославом, который к этому моменту тоже присоединился к нашей группе.

Он еще сообщил, что Мигель сегодня дарил Даше кольцо со спрятанным порталом, но она его не надела. А заменила иллюзией, созданной самим Ярославом. С этим решили разобраться потом, так как было понятно, что портал не Мигеля. Во всяком случае, Скорцезе старший божился, что это так.

Разделившись, я отправился вместе с вампиром. Мы опоздали совсем на чуть- чуть. Из-за плеча Скорцезе, я видел, как голова его сына падает на каменный пол подземелья. Как Филипп, сразу постаревший на несколько сотен лет, становиться на колени возле этой головы. И гладит ее по волнистым, черным волосам, что-то проговаривая про себя.

— Как же я Луизе скажу? Что не уберег, как?

Жуткое зрелище! Сгорбившийся старик с отрубленной головой на коленях!

Чтобы хоть чем-то заняться, хотел подойти к трупу оборотня. Вампир кинул в него кинжал, скорее всего с быстродействующим ядом, но откуда он у Скорцезе, ведь оружие в имение было запрещено. Магически обыскивали всех. Неужели призывающий! Сколько еще сюрпризов хранит этот старый вампир!

К трупу подойти я не успел, Скорцезе оттолкнул меня, пнув труп, перевернул его. Видать оборотень был вампиру знаком, потому что он что-то такое промычал.

Если честно, чувствую себя не инспектором Совета, а стажером на побегушках! Я не успеваю за мыслями этого древнего!

Вот он мычит над трупом, а вот уже что-то вынюхивает на полу. Подносит пальцы к лицу и исчезает в портале. Чертова задница!

Разящий меч Империи!

А я думал это бабушкины сказки!

Что ж, мне тоже пора возвращаться! Правда, у меня перстень только с порталом домой. Ладно, домой, так домой. А уже оттуда в имение Бестужевых попаду.

По связи пришло чувство радости, причем с двух сторон. Ну вот, и наша пропажа нашлась!

Мигеля только жалко! Не повезло мужику!

Его тело держалось в чарах амулета, а голова все еще лежала на полу. Но ничего трогать было нельзя, до прихода дознавателей.

Поэтому просто шагнул в створки портала.

Дом, милый дом! Я вышел внизу в холле. А сверху послышался быстро приближающийся топот ножек. Босых. Дашиных.

Хорошо дракону, куда хочешь может переместиться.

Даша бежала по лестнице мне навстречу.

— Максим, Максимушка! Как же я рада тебя видеть!

Моя ведьмочка прыгнула ко мне в объятия еще с лестницы, обвив мой торс своими ногами и повиснув на мне, как обезьянка. Моя самая любимая обезьянка! Она уткнулась носом мне в яремную ямку, шумно вдыхая мой запах. А я наслаждался ею, уткнувшись в ее макушку.

Постояв так с минуту, Даша начала елозить, пытаясь слезть. Ну чего ей не сидится? Поднял голову и столкнулся со взглядом дракона, который уже оказывается тоже успел спуститься. А я и не заметил. И теперь эта гадина ехидно поглядывает на нашу скульптуру.

Да, мой демон уже считает его членом семьи, поэтому и не реагирует на него, не предупреждает, не считая опасностью.

— Даша, а ты где была? — спросил я свою любимую.

— Меня к маме на болото занесло, в Белоруссию. — ответила она мне. — Портал был настроен именно на меня. Поэтому, когда меня засосало, Мигель бросился следом и вытолкнул меня. У меня самой бы ни за что не получилось. Но вход уже закрылся, поэтому он вытолкнул меня в стену портала. А сам уже не смог выбраться! Вот, я и оказалась в Белоруссии. Мама меня на том месте уже ждала. Ты же знаешь, у нее ясновиденье бывает. Так что когда ко мне Родион перенесся, я чай с малиной пила. И последние новости рассказывала. Так что со мной все хорошо!

— Ну, это хорошо, что с тобой все в порядке!

— Макс, а где Мигель? — спросила меня Даша, все же выпутавшись из кольца моих рук. — Он остался с отцом?

— Извини, малыш!

Блин! Как же тяжело!

— Мигеля больше нет! — выпалил я на одном духу.

— Как нет, умотал в Европу?

— Даша, мы не успели, Мигель мертв!

Я прижал Дашу к себе.

Сначала она пыталась вывернуться, со словами, что этого просто не может быть, потом кричала, что она должна его увидеть. Мы с Родионом ей, как могли, объясняли, что пока это не возможно, пока ведется расследование.

А потом она просто плакала, пока не уснула.

Да, досталось нашей малышке.

Оставив Родиона с Дашей, отправился в имение Бестужевых.

Здесь картина тоже была не радостная. Бал по быстрому свернули, отправив всех гостей по домам. Оба старших Бестужевых сидели в кабинете, и Константин и Анатолий. Елена с Натальей, как мне сказали, успокаивали Луизу. Дмитрий — Инесс.

Когда вошел в кабинет, Анатолий без слов, налил по стакану водки мне и себе с братом.

— Помянем! По старой русской традиции. — сказал он мне.

Один стакан, накрытый горбушкой, уже стоял на столе. Выпил, закусил горбушкой бородинского, нарезанного тут же на подносе.

— Кто? — спросил у братьев, справедливо полагая, что если они уже знают, то знают больше меня.

— Хельга Берн!

— Зачем?

— А кто эту бабу знает! — ответил Константин. — Берн звонил, сказал что Скорцезе у него. Преступление совершено на его территории, и они вдвоем присутствуют на расследовании. Хельга Берн уже наказана. И у Берна нет к Скорцезе никаких претензий, как и у Скорцезе.

— А вот детей не вернешь! — поддакнул Анатолий.

— Да, детей не вернешь! — подтвердил Константин.

— А вы знали, что Филипп Скорцезе — разящий меч? — спросил я братьев Бестужевых.

— Это шутка такая? — спросил Анатолий.

— Ага, я сам был в шоке. Я тоже думал, что это легенды и бабушкины сказки. Пока он по капле крови портал не открыл.

— Черт! — ругнулся Константин. — Послал же Бог родственничков!

— Да ладно, нам то что! — не согласился с ним Анатолий. — Ты Дарье Константиновне рассказал? — спросил он меня.

Я просто кивнул.

— И как она отнеслась?

— Плохо! Но сейчас спит, Родион на нее как-то своей магией подействовал, чтобы Даша успокоилась и уснула. Если честно, не знал, что драконы так могут.

— А ты не расслабляйся! — ответил мне Константин. — Ты же знаешь, что драконы лучшие менталисты. Но Родиона можешь не бояться, он считает тебя своей семьей. Как я видел, и ты его тоже.

— Что-то много вы видите! — не смог я промолчать.

— Работа у меня такая, все подмечать! — не обиделся на меня вампир. — А своего дракона можешь, в самом деле, не бояться он при случае и тебя будет защищать ценой своей жизни и вашу пару с детьми.

— Это я знаю! — согласился я с ним. — Я, наверное, пойду. Если будут какие-нибудь новости, сообщите?

— Обязательно! Портал можешь отсюда открыть, — разрешил мне Анатолий. — что уж теперь.

— Спасибо!

Повернув кольцо с многоразовым порталом домой, открыл портал. — До свидание!

Дома была тишина.

Поднявшись по лестнице, заглянул в спальню. Дарья спала. Родион лежал рядом. Не знаю, спал ли до этого дракон, но стоило мне открыть дверь, открыл глаза.

— Ну как она? — спросил я

— Пока спит! — ответил Родион.

Снимая на ходу, уже поднадоевший за сегодня парадный костюм, на который ранее даже не обращал внимание, прошел в душ. Пытаясь смыть с себя вместе с водой накопившееся за день напряжение. Помогало мало.

Поэтому вышел, завернувшись в полотенце. Подошел к кровати с противоположной от дракона стороны. Отодвинул слегка одеяло и лег, прижавшись к Дарье и втянув ее такой родной запах.

Этот запах прогнал все ненужные мысли. Осталось только понимания, что ради этой маленькой, но такой сильной ведьмочке, я горы переверну. А еще эти маленькие искорки, засветились ярче, словно приветствуя меня. Положил руку на живот любимой поверх одеяла. Поздоровался. Все искорки прильнули к моей руке. Рядом с моей рукой разместилась рука дракона. Я посмотрел на этого чешуйчатого и увидел его такой же прямой ответный взгляд.

Мы поняли друг друга без слов.

Ради них, мы сделаем все!

Филипп.

Оказавшись в цитадели клана Бернов, отправился прямиком в зал торжеств, скорее всего, Леннард Берн там. На пути мне стоять никто не осмелился. Очень хорошо меня знали. Кроме того в одной руке у меня было полотенце из которого уже просочилась кровь. Я шел и оставлял за собой кровавую дорожку. Встречающиеся мне на пути вампиры в страхе расступались, чувствуя свежую вампирскую кровь.

В другой руке у меня был меч. Я специально не прятал клинок. Разящий меч! Многие уже начали думать, что это старые легенды! Пора напомнить о себе. И найти преемника.

Дверь в зал была закрыта. Открыл ее носком, жаль что туфель, а не сапога.

Леннард Берн восседал на троне главы клана. Оправдывая свое имя, по нормандски оно означало, подобный льву. Грива волос, цвета белого золота сегодня была укрощена короной с огромным зеленым изумрудом в центре. У меня тоже есть такая, только мою венчает кровавый рубин. По обе стороны от трона стояли сыновья, справа старший — наследник. А у меня теперь стоять некому!

У него сегодня день рассмотрения жалоб членов клана.

Вот и хорошо! Значительная часть клана собралась сегодня в зале.

Стоило с грохотом открыться двери, от двери до трона образовался живой коридор.

Прошел по этому коридору, глядя только в глаза Леннарду. С каждым моим шагом, его глаза становились все шире. Он чувствовал запах родной крови. В какой-то момент, я понял, что Берн узнал запах. Но он не мог вмешиваться, Хельга уже девятнадцать лет была членом моего клана. И Леннард даже отомстить не имел права! Такова судьба дочерей.

— С чем ты пожаловал в наш клан, Филипп Скорцезе? С миром или с войной? Если с миром, то раздели с нами чарку с вином, если с войной, то выдвини свои требования и ты уйдешь живой из цитадели, чтобы встретиться на поле брани лицом к лицу. — произнес ритуальные слова Леннард Берн.

— Я пришел к тебе, как отец, потерявший сына на твоей земле, по вине змеи, выращенной в твоем гнезде!

И выкинул один конец полотенца так, чтобы голова этой мрази покатилась прямо под ноги Берну.

Мои слова и действия привели к эффекту разорвавшейся бомбы. В зале наступила оглушающая тишина. Если пока я шел, вампиры северного клана еще смели тихо переговариваться, то теперь боялись даже дышать.

Я же смотрел, как эмоции на лице Берна сменяли одна другую. Ему всегда было далеко до моего умения держать лицо. Леннард всю жизнь был больше воином, чем дипломатом. Сначала это было понимание, затем всепоглощающая ярость, которую он долго пытался подчинить, понимая, что у него нет никаких прав, затем вопрос.

Оглядев взглядом зал, Берн рявкнув, не хуже льва

— Вон, пошли все вон, стервятники.

Ослушаться не посмел никто, даже сыновья.

Когда в зале остались только мы вдвоем. Леннард обратился ко меня.

— Скорцезе, буду говорить начистоту. Я часто не признавал твоих действий, считая расшаркивание по паркету пустой тратой времени. Для меня помахать мечом, было продуктивнее. Поэтому, считаю, что раз ты взялся за меч, значит, другого выхода у тебя не было. Но ты сказал, что твой сын мертв. И убит на моей земле. Как понимать твои слова, Скорцезе?

— Давай я лучше расскажу все по порядку, а уж ты решай, как это понимать. — без обиняков ответил я ему.

— Хорошо, слушаю тебя!

— Как ты знаешь, сегодня Бестужевы проводили бал. Так сказать примирения. Ведь ты же знаешь, что мой сын оказался не единственным мужем у своей ведьмы.

— Да у русских ведьм все еще есть такая традиция. Это наши все измельчали и мы смогли их стреножить. А там все еще у-ух! Ладно не перебиваю! — ответил он взглянув на меня.

— Так вот посреди бала открылся портал. Именной. Именно на Дарью Морозову. Мой сын кинулся следом и спасая свою единственную, вытолкнул ее, а самому вылезти силы не хватило. Портал привел его в подземелье твоего охотничьего домика.

— Моего?

— Да того на болотах, где мы охотились три года назад. В ловушке стоял артефакт обездвиживания. Пока в суматохе бала поняли, что они пропали, пока я смог открыть портал по зову крови, Мигель был обезглавлен. Оборотень, сделавший это мертв. Заметь двуручным мечом викингов. Но твоя дочь допустила ошибку. Она поранила руку рядом с Мигелем, скорее всего пытаясь ударить. По капле крови я открыл портал прямиком к ней. Извини, она твоя дочь! Но эта… эта тварь праздновала удачу бутылкой Krug Clos d'Ambonnay. В общем она даже не скрывала. Причем даже надеялась, что мы сами друг с другом перегрыземся, так как все указывало на тебя. Если бы не мои способности!

— Сука! — от избытка чувств Леннард стал ходить кругами. Схватил с головы обруч власти и швырнул на трон. — Сука! Не простила!

— Чего!

— Я лет двадцать назад убил любовника, с которым она путалась. У них, видите, была любовь! Ладно, Скорцезе, приношу свои извинения. Сына я тебе вернуть не смогу. Но по старинной традиции могу отдать своего. Младшего. Он будет служить тебе верой и правдой.

— Нет.

— Ты мне не доверяешь? — снова начал заводиться Берн.

— Доверяю, но наследники у меня есть!

— Ну, как знаешь! — успокоился Берн. — Так дальше, дознаватели, мои или твои?

— Возьмем третьих. У Бестужевых были толковые.

— Хорошо звоним?

— Мне придется самому туда отправиться порталом. Нужно Луизе сообщить. Правда, не знаю как!

— Что ж, так даже лучше!

— Встретимся через час в охотничьем домике. Только раньше туда не суйся, я там свои ловушки оставил.

— Хорошо!

Пройдя порталом к Бестужевым, рассказал историю еще раз, принял очередные соболезнования. Будто от них мне станет легче! И пошел к Луизе.

Ей предложили гостевые покои в имении, так как покидать имение без меня она отказывалась. Зайдя в гостевую, никого не увидел. Прошел дальше. Луиза лежала на кровати. Спала ли она, я не знаю, потому что стоило открыть дверь, Луиза вскочила.

— Ну как, что, ты нашел детей. — накинулась она на меня.

— Где Дарья я не знаю, за ней отправился дракон. Скорее всего, ее уже нашли, потому что Мигель вытолкнул ее из портала.

— А сам мальчик?

Я отпустил глаза. Смотреть на Луизу, которая глядела на меня сейчас с такой надеждой, было просто невыносимо.

— Филипп, не томи, что с Мигелем? Он ранен? Я могу ему помочь.

— Луиза, нашего мальчика больше нет.

— Нет! — закрыла она ладонью рот, — Нет! Ты обманываешь меня, этого не может быть! Нет! Господи, пожалуйста, Филипп скажи, что это неправда! Это такая дурацкая шутка? Правда, ведь, это шутка? Филипп, ну чего ты молчишь? Филипп! Нет! Нет! Этого не может быть!

Луиза потихоньку сползала с кровати на пол, а я стоял и смотрел. У меня душа переворачивалась от ее слез, а я стоял и смотрел. А потом она схватила меня за ноги.

— Филипп, пожалуйста, скажи, что это не правда! Филипп, скажи, что это неправда!

Я нагнулся и поднял ее.

— Луиза, Донна мия! Не рви мне сердце! Пожалуйста!

Я обнимал ее, гладил по волосам, а по щекам текли слезы. И мне впервые было не стыдно этих скупых слез.

Сколько мы так стояли, обнявшись, я не знаю.

— Луиза, мы должны быть сильными. Мне нужно идти… дознаватели… — не мог найти слов я.

— Да, иди! Нужно наказать всех виновных! — поддержала меня моя Розочка. — Нам нужно быть сильными! Нам еще внуков поднимать!

— Внуки! — повторил я за ней. Как много надежды в этом слове.


Глава 25. Дарья


Дарья.

День похорон Мигеля прошел для меня словно в тумане. Прощание проходило, естественно, в Италии в семейной цитадели семьи Скорцезе, в замке «Blocco aria».

«Воздушный замок» был очень красив, своими готическими шпилями он еще больше подчеркивал природную дикость этих мест. Но сейчас меня эта красота несколько не интересовала.

Я не знаю, что я чувствовала! Пустоту… Я не успела полюбить Мигеля. Тогда, почти двадцать лет назад, я была взрослой, но еще такой наивной ведьмой! И я любила этого горячего южного мужчину. Именно Мигель показал мне, какой может быть страсть. А еще считают вампиров холодными! Но… Но, он сам тогда растоптал мои чувства! Благодаря ему, я перестала быть наивной простушкой, которая считала, что ее весь мир любит! И я постаралась запрятать угольки своих чувств как можно дальше в глубины моей памяти.

Прошли годы, угольки превратились в золу.

Спасибо Максиму, я научилась снова быть счастливой. Я поняла, чем страсть отличается от взаимной любви!

И тут, как черт из табакерки, Мигель появился снова, пытаясь разрушить все, что я добивалась на протяжение многих лет.

Я только смирилась с его присутствием в моей жизни. А он только начал исправляться. Хотя этот его финт с кольцом. Что он задумывал, я уже никогда не узнаю. Нам просто не хватило времени…

Но вместе с тем, мне его не хватает… Он был моей темной стороной. Противоположностью, к которой тянуло.

… По католической традиции. Да, да вампиры соблюдали религиозные традиции тех стран, в которых жили. Так вот по католической традиции сначала семья прощалась с усопшим в небольшом кругу самых близких.

Из самых близких в комнате были я со своей семьей: с детьми и мужьями, чета Скорцезе, Инесс с Дмитрием и, как нас представили, кузен Мигеля — Альфонсо с матерью Летицией Скорцезе. Сразу скажу, ужасно неприятная парочка! Мне они чем-то напоминали крыс. Хотя старались быть милыми и пушистыми.

Но они были единственными, кто исподтишка радовался смерти Мигеля. Говорю же, крысы!

Альфонсо уже примерял на себе титул наследника главы клана. Но харизмы Мигеля у него явно не было!

Нужно было подойти к гробу и попрощаться. Но Луиза стояла у гроба и перебирала волосы сына, что-то ласково нашептывая ему на испанском.

Она не рыдала навзрыд, нет. Просто по ее щекам тихо текли слезы. Она не вытирала их. И капельки падали на Мигеля.

От этой картины щемило сердце! И рвало душу! Материнское горе! Не дай Бог, кому-то испытать такое!

А Луиза даже в горе была царственно прекрасна. Истинная Донна!

Филипп стоял за ней с надменным видом. Но узнав его получше за эти дни, я поняла, что это просто маска. Он поддерживал жену за талию, а иногда за руку. В конце концов, он что-то шепнул ей на ухо, и Луиза отошла от гроба. Давая нам проститься.

Филипп посмотрел на меня, намекая мне на мою очередь. Я же взяла за руку Катю, что стояла подле меня. И мы с ней вместе подошли к гробу.

Казалось, он просто спал. Только кожа стала серее. И ужасный шрам на горле. Все указывало на то, что он больше не проснется. Не сведет с ума ехидной улыбкой надменного аристократа.

— Мигель! — провела я по его волосам. — Спасибо, тебе за все!

Из глаз градом полились слезы. Я не умею красиво плакать. Лицо разбарабанит, нос распухнет, и вся буду, как помидор.

Но сейчас было плевать!

Я только сейчас поняла, что моего идальго я больше не увижу. Не поругаюсь. Не будет противостояний и примирений! Ничего не будет. А ведь он даже сына своего не увидит!

— Прости меня! Если сможешь! — шептала я, глотая слезы. — Я столько лет была эгоисткой, лелея свою обиду! Это я лишила тебя счастья, я даже дочь от тебя спрятала! Прости! — целовала я его холодный лоб.

Меня кто-то аккуратно потянул на себя. Оглянулась, Родион тихонько уводил меня от гроба.

— Пойдем, малышка! Дай другим проститься.

— Родион, я так перед ним виновата! — уткнулась я в грудь своему дракону. — Перед ним и Катенькой!

— Ты ни в чем не виновата, солнышко. — потихоньку тянул меня дракон к тому месту, где мы до этого стояли. Подойдя, меня обняли другие руки. И всю церемонию прощания я так и стояла в руках моих мужей, уткнувшись уже демону в грудь.

Когда родные простились, гроб закрыли и унесли. Месса проходила в большой замковой часовне, куда смогли поместиться все желающие. Желающих было много, но кроме своих, Бестужевых и тетушки Марии Николаевны с семейством я мало кого знала. Поэтому когда стали подходить и выражать соболезнования, скупо вежливо отвечала. Вообще мы стояли вчетвером. Даже не знаю, специально так предназначалось или просто получилось. Но соболезнования у закрытого гроба выслушивали Филипп, Луиза, которая держала меня за локоть, или я ее. И Катюшка слева от меня.

Западные гости с недоверием косились на Катерину. Трудно было не заметить сходства между двумя женщинами. Мне самой временами казалось, что я стою между близняшками.

Альфонсо тоже неодобрительно косился на Катюшку, а Летиция даже поддела. Мол, где вы так долго внучку прятали, что аж она в такую красавицу выросла. И как на бабушку похожа.

— Где надо было, там и прятали! — прямо ответила я ей. Нет, а что? Луизе послать вежливость не позволит. А мне, Слава Богу, с ней детей не крестить. А терпеть такую гадюку возле себя вежливости ради. Увольте!

Летиция, поджав губы, ретировалась. А я заработала одобрительный взгляд Филиппа.

Похоронили Мигеля в родовом склепе, что находился тут же за часовней.

После часовни Филипп позвал нас в свой кабинет. Я пришла со всей семьей. Филипп с Луизой.

Предложив всем присесть и дождавшись пока все рассядутся, Филипп взял слово:

— Я хотел бы решить, как нам жить дальше. — начал вампир, обвел нас всех взглядом. Замолчал и выпил залпом бокал виски. Без льда.

— А что решать-то. — спросила я.

— Дарья. — положила ладонь на руку мужа Луиза. — Мы хотели бы участвовать в жизни внуков.

— Так я и не запрещаю! — удивилась я. — Дети будут только рады бабушке с дедушкой.

Чета Скорцезе обменялись взглядами.

— У меня только просьба. — решила все же расставить точки над и, — Не передергивать одеяло на себя. И не решать судьбу моих детей самим. Никаких приказов и обязательств, только диалог. Если сумеете доказать свою точку зрения, то я возражать не стану.

Филипп с Луизой улыбались впервые за несколько дней.

— У меня еще один вопрос. — снова начал вампир. — Ты сегодня видела моего племянника Альфонсо. Он сын моего брата и пока единственный претендент на роль наследника. Но у меня нет никакого желания назначать его. — Филипп замялся, но затем все же продолжил. — Я бы хотел назвать наследником внука, сразу после рождения.

— Это связано с какими-то рисками? — спросила я.

— Альфонсо, скорее всего, просто так не отстанет! — подтвердил Филипп. — Но других наследников у меня нет…

— Я согласна! — перебила я его, — Наследие Мигеля должно достаться его сыну. А мы с вами, надеюсь, закопаем топор войны? — спросила я старого интригана.

— Смею ли я надеяться, что моему клану будут поставки…

Вот, лис! А!

— Договоренности с кланом Стивенсов, через который вы получаете кровь, истекают через четыре месяца. Тогда и поговорим. А сейчас, позвольте откланяться. День был невыносимо длинным.

Я повернулась к Луизе.

— Рада буду видеть Вас в гостях, в любое время.

Она отошла от мужа. Подошла и обняла меня на прощание.

— Как и я. Береги себя и малышей! — пожелала вампирша.

Потом обняла Катюшку

— Надеюсь, ты будешь почаще навещать свою старую бабушку.

— Ну, ба, не такая ты уж и старая! — не поддалась дочка. — А навещать буду.

— Сейчас, сейчас! — вдруг спохватился Филипп.

Он полез в сейф и достав оттуда женское колечко подал его Кате.

— Вот, это родовой перстень. В нем встроен многоразовый портал, настроенный на этот замок. С этим перстнем здесь ты будешь на правах хозяйки. У Вас Дарья, я знаю, тоже есть такой.

— Да! — просто ответила я

Скорцезе же отдав внучке перстень, крепко прижал ее к себе.

— Ну все, до свидания!

Глаза вампира подозрительно блестели.

Родион открыл портал для всех. И мы, наконец-то, оказались дома


Эпилог


Дарья.

Дома! Как хорошо быть дома!

За последние дни именно особняк, построенный для меня Максимом, стал домом. Правда, Ярослав с Лизой переезжать из московской квартиры отказались. А Катерина окончательно обосновалась в ЗАМе. Она поступила на боевой факультет.

Но для всех детей все равно были подготовлены комнаты.

Родион перенес всех порталом в холл. Ярослав сразу сказал, что отправляется на квартиру, Лиза навязалась с братом, заявив, что ее Демьян будет ждать. У них сегодня свидание.

— Неужели ты перестала Демку динамить, сестрица? — тут же поинтересовался Яр.

— Нет, просто я ему проиграла пари! — маковым цветом вспыхнули Лизины щеки. — А свидание было условие Демьяна.

— И куда ведет тебя сей хитрый демон? — поинтересовался Максим.

— Да, да! Маме тоже интересно? — присоединилась я к мужу.

— Еще не знаю! — ответила доча. — Свидание должно быть там, где сам Демьян захочет. Яр, а ты не можешь у него узнать? А? — взмолилась она, глядя на брата. — Ну, пожалуйста! Ради своей любимой сестренки! Ну, Ярик!

— Лиза, ну ты подумай, о чем ты просишь! Как я так могу…

— Ну, Ярик! Ну, пожалуйста, пожалуйста! — сложила ладошки Лиза.

— Нет! Даже не проси! Так ты идешь или остаешься?

— Иду, ты же знаешь! — ответила Лиза, — Мам, Кать, дядя Макс, дядя Родя, всем пока!

— Да родичи, до встречи! — кивнул Ярослав, исчезая в стационарном портале.

— Ну, Ярик, ну ты все же спроси, а! А то, что мне одевать? Я же не знаю — Лиза даже в переходе портала не переставала выпрашивать у брата. — Или ты хочешь, чтобы твоя сестра выглядела глупо?…

— А она все равно своего добьется! — подвела итог Катя. — Почему-то Лиза может любого мужчину заставить плясать под свою дудку.

— Ну да, ну да, только Лиза! — съехидничала я.

— Этим, кажется, все женщины семьи Морозовых с удовольствием пользуются.

— Максим! Дядя Макс! — хором посмотрели на демона мы с дочерью.

А потом не выдержали и все вместе расхохотались.

— Катя, ты хоть немного с нами побудь! Тебе когда в Академию?

— Послезавтра! Мне нужно еще по магазинам завтра пройтись, докупить кое-чего в лавке у тетушки Фроси.

— Ну, вот и чудесно! Останешься с нами! А завтра я в офис слетаю, и вместе походим по магазинам.

— Родион поохраняешь завтра девочек, а то мне на службу нужно?

— Обязательно! Я, кстати, в лавке у Ефросиньи Степановны лет сто не был.

— Не думаю, что за это время что-то изменилось. — ответила я. — И Максим, какая к черту охрана? Я что теперь даже по Москве ходить не смогу.

— Дашунь, но ты ведь теперь не одна! — как маленькую стал уговаривать меня муженек. Ладно, наши девочки, но ты не забывай, ты ведь и наследника вампирского клана вынашиваешь. — Максим подошел ко мне и нежно обняв, прошептал в самое ушко. — А они придурки, похлеще демонов!

— Ну, давай я свою охрану возьму, зачем Родиона от дел отвлекать?

Дракон подошел с другой стороны и тоже обнял.

— А мне не трудно!

— И, Даша, привыкай. С тобой каждый день будет или Родион или я. — ответил мне демон.

— Да Даша, другим мужчинам мы не доверяем! — поддержал его дракон.

— Ладно, мама, я пойду. Отдохну чуть-чуть до ужина. — перебила нас Катя.

— Конечно, Катюш, иди отдохни. День, и правда, был очень длинный и выматывающий!

— Мы тоже пойдем отдохнем? — предложила я мужьям, когда Катя ушла в сторону лестницы. — Я еще хотела душ принять.

— Душ, это хорошо! — поддакнул демон, глядя на дракона.

— Да, мы еще душ не принимали, — подтвердил дракон. — втроем.

— Ну уж нет! — попыталась вырваться я из рук этих безобразников, впрочем, безуспешно — Душ я предпочитаю принимать сама! Тем более сегодня!

— Дашенька, солнышко, неужели ты думаешь, что Мигель хотел бы, чтобы после его смерти ты в монастырь пошла? Я бы предпочел, чтобы ты и без меня жила полной жизнью! М-м! — нежно прикусил мне ушко демон.

— От вампира вполне можно было ожидать и монастырь! — рассмеялся дракон. — Он был тем еще собственником. Небось, спал и видел как нас от малышки оттянуть!

— Ну как вы можете!!! — все-таки вырвалась я.

И побежала к лестнице, от греха подальше.

— Ну, Даша, что тебе душа жалко? — поймал меня у двери в санузел дракон, нежно целуя в изгиб шеи.

— К тому же, душевая здесь просто огромная! — промурлыкал демон с другой стороны.

Вот что мне с ними делать?

В общем, принимали мы душ втроем… после!

Пять лет спустя.

Максим.

Я возвращался с очередной командировки и предвкушал встречу с дорогими и безумно любимыми. Подъезжая по главной аллеи краем глаза увидел своих подле беседки у пруда. Попросил шафера остановить и пешком пошел к семье.

Участок вокруг особняка я отдал на откуп Даше, ведь она здесь хозяйка. А Дашка отдала на откуп природе. Нет, за тем, чтобы не разрастались бурьяны зорко следили. Но вот никакой систематики в Дашиных посадках ни я, ни посмеивающийся Родион не находили. А приезжающая Елена Бестужева, вообще твердила, что Даша в лени даже ее переплюнула.

Но если честно, то мне нравилась наша усадьба. Здесь не было современных сухих ручьев, японских садов камней или английского парка. Мне наша усадьба напоминала дворянские усадьбы конца девятнадцатого века. Из всей планировки только центральная аллея! Но зато, какой яблоневый сад вокруг пруда! И беседка — любимое место отдыха нашей семьи.

Вот и сейчас я шел по лугу, где ромашки соперничали с васильками. А летом здесь дети землянику собирали.

Меня, конечно же, заметили.

— Папа! Папа Максим приехал! — мне навстречу бежали три бесенка.

Впереди — в ярко голубом платьице, но с босыми ногами летела демоничка. Вероничка — девочка из моего сна! Русые мамины волосы не могли удержать ни одни заколки и ленты! Вот и сейчас, сорвав и выкинув бант на бегу, Вероничка прыгнула в мои объятья.

Вслед за ней в объятия влетает рыжий бесенок в ярко-желтом платьице — наша Аришка. Арина Родионовна, как любит называть ее Даша.

— Папа Максим, а ты нам подарки купил? — спрашивает меня драконница.

— Ника, Риша! Вы же даже папе отдохнуть не дали! — это уже наш мужичок.

Миша — самый серьезный мальчик. Вылитый Мигель, только глаза Дашины.

— Девочки, а что это у нас Мишка такой серьезный? А? — спрашиваю у девчонок. — Давайте-ка проверим, боится он щекотки!

— Боится, боится — хором отвечают мне малышки.

— Я ничего не боюсь! — храбро отвечает сын, высоко вскинув подбородок.

Но хватает его ненадолго, с ураганом по имени Ника-Риша, трудно сладить.

Такой вот смеющейся и хохочущей оравой, мы домчались до беседки в считанные секунды. Здесь я добираюсь до моей любимой.

Даша еще больше расцвела за эти пять лет. Нет, она не стала ни толще, ни тоньше. Изменился лишь взгляд. Это взгляд женщины, которая знает себе цену. И этот взгляд еще больше дразнит моего внутреннего демона. Да и дракон тоже все время пытается подчинить свою пару. Но пока в подчинении ходим мы с драконом!

На Дарье сегодня легкий сарафан. Что еще больше подчеркивает ее животик. Такой красивый маленький животик! Теперь мальчики. Демон и дракон. Наши с Родионом наследники!

— А наша мамочка по мне скучала?

— Скучала, скучала! — сразу же сдают Дашу дети. — Она каждый день в окно смотрит! — серьезно докладывает Мишка. — Когда я ее спросил, мама кого ты высматриваешь, она сказала, что тебя.

Потрепав по смоляной шевелюре сына, опустился на колени возле жены.

— А мои младшие, по мне скучали? — положил я ладонь на Дашин живот. В ладонь сразу же пнули маленькими ножками. — Ну, футболисты, поберегите нашу маму.

— Они тоже тебя ждали! — взяла мое лицо в свои ладони Даша. — Как и все мы. — ее поцелуй был нежным. — А как мы по тебе соскучились, мы тебе вечером покажем. А сейчас, чай будешь?

— Буду! — выдохнул я.

Мне на плечо легла мужская рука. Родион.

— Ну как съездил? — спросили меня. — Результаты есть.

— Есть. Но думаю, поговорим в кабинете.

Родион кивнул, а Даша нахмурилась. Наконец-то появилась небольшая зацепка по делу пятилетней давности о нападении в Польше.

А потом мы пили чай из самовара.

— А мне Ярослав вертолет подарил, с пультом управления! — похвастался Мишка.

— А нам куклы, вот такого роста! — наперебой стали рассказывать девочки.

Да, Ярослав за эти пять лет возмужал. Ему Дарья передала всю свою фармацевтику, но Яр — парень с мозгами. Сумел еще больше раскрутить семейный бизнес. Даже до Америки дошел. Поэтому сейчас Ярослав Морозов один из завидных женихов. И от невест время от времени прячется под крылышком у матери.

Себе же Даша оставила лишь небольшую, на тот момент, косметическую фабрику. Сейчас же это европейский бренд. И фабрика давно не маленькая, и вот уже два года, как не одна.

С косметикой Даше помогает старшая дочь — Лиза. Эта лисичка знает толк в косметике. У нее по нескольку салонов в крупнейших городах. И там она устраивает, как это сейчас говорят, мастер классы. Где учит пользоваться косметикой, продвигая Дашин бренд.

Демьяна эта хитрая ведьма все еще динамит. Но видна судьба у демонов такая! Хотя чует мое сердце, не долго Лизе в девках ходить!

— А завтра мы к дедушке Филиппу поедем! — сообщила Ариша.

— Да завтра поминальная месса. Все таки, Мигелю пять лет! — подтвердила Дарья.

— А почему меня как папу Мигелем не назвали? — задал вопрос Мишка.

— Ты и есть Мигель, но по-русски это Михаил. — ответила Дарья, потрепав сына по лохматой макушке. — Согласись, в России имя Мигель будет звучать как-то странно.

— Да, ты права! — очень серьезно ответил сынишка.

Он, вообще, в нашей семье, самый серьезный ребенок. Самостоятельный и умный. Да и магический потенциал не подкачал. В России то трудно найти равного ему по силе, что уж говорить про Европу.

Поэтому дед Филипп во внуке души не чает. Часто мы всей семьей гостим в Италии. Хоть мне там и не очень нравиться, но приходится приспосабливаться. Все таки цитадель вампиров не лучшее место для демона. Но все стараются быть взаимовежливыми и предупредительными.

Последний раз Даша отпустила Мишу к деду вдвоем вместе с Катериной. Луиза была на седьмом небе от счастья! Еще бы сразу двое внуков гостило.

Катерина заканчивает свое обучение к концу этого года. Но ей уже готово место в моем министерстве. Она очень хороший боевой маг. Правда, это добавило седых волос на голове Даши. Просто у Катерины талант на неприятности. Хорошо еще, что Ромка с нее глаз не спускает. Все же пара! Но думаю, таким темпом и Роман может поседеть. Это будет нонсенс. Первый седой демон.

Да уж с женщинами рода Морозовых скучно не бывает!

Но и без них жизни нет!

Конец.

Больше книг на сайте - Knigoed.net


Оглавление

  • Глава 1. Дарья
  • прода от 3.11.18
  • прода от 3.11.18
  • Глава 2. Мигель
  • прода от 4.11.18
  • Глава 3. Мигель
  • Глава 4. Дарья
  • Глава 5. Максим
  • Глава 6. Мигель
  • Глава 7. Дарья
  • Глава 8. Дарья
  • Глава 9. Мигель
  • Глава 10. Дарья
  • Глава 11. Дарья
  • Глава 12. Родион
  • Глава 13. Дарья
  • Глава 14. Максим
  • Глава 15. Дарья
  • Глава 16. Родион
  • Глава 17. Дарья
  • Глава 18. Дарья
  • Глава 19. Дарья
  • Глава 20
  • Глава 21. Мигель
  • Глава 22. Мигель
  • Глава 23. Мигель
  • Глава 24. Максим
  • Глава 25. Дарья
  • Эпилог