Ворон. Тетралогия (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Марк Кузьмин Ворон Тетралогия

ВОРОН — ПЕРВЫЙ ПОЛЕТ

Глава 1 Все начинается с имени

Голова чертовски болит, как и все тело. Ох, как мне хреново. Пошевелиться вообще не могу. Не могу даже думать нормально. Все болит. Холодно… Как же тут холодно…

Что со мной? Больно…

— Эй, ты как? — слышу рядом обеспокоенный голос. — Ты в порядке? Держись! Не смей умирать!

С трудом открываю… глаз… Второй почему-то не открывается.

Вижу небо… Красивое… голубое небо…. О, как оно прекрасно. Как затягивает и манит к себе…. Словно океан небесный… Оно зовет меня… Его можно коснуться… Оно будто шелковое, такое красивое…

Хочу туда…

Вижу перед собой кого-то.

— Он единственный выживший…

Единственный…

Женщина. Она что-то говорит… Я ее плохо слышу… У девушки серые короткие волосы с небольшими косичками, фигура очень даже ничего, а уж грудь какая. Круто… Хех… Чувствую себя извращенцем, сразу же глазея на формы. Что-то не замечал я за собой такого поведения… А сколько мне лет? Не помню. А кто я вообще? Где я? Что происходит?

В голове каша. Много мыслей… много шума…

Холодно. Как же мне холодно. Тело коченеет. Хочется спать.

Ничего не понимаю…

Меня подхватили и куда-то понесли…

Слышу звон клинков. Рев монстров… Монстров? Не знал, что они существуют. Думал, это сказки.

Что же происходит?

Вскоре я провалился в сон…


Проснулся я от какого-то света… яркого, теплого и приятного. Хорошо…

Я лежу на чем-то мягком и укрыт одеялом. Тепло. На душе так спокойно…

Открываю глаза и вновь вижу ту девушку. Красивая…

— Ой, ты проснулся? — спросила она с доброй улыбкой. — Все будет хорошо. Я Исанэ, а тебя как зовут?

Я открыл было рот, но не знал, что ответить. Не помню. Ничего не помню.

Кто я?

— Кто… я?.. — прохрипел я. Горло разболелось. Исанэ тут же подала мне стакан с какой-то дрянью, но боль почти прошла. Ну и вкус. Ужас.

— Ты не помнишь своего имени?

Я замотал головой.

— Ты что, недавно умер? — задала она странный вопрос. Я удивленно посмотрел на нее. Тем единственным глазом, который открывался. — Судя по твоей одежде так и есть, — покивала она. — Хорошо, я расскажу тебе…

И она рассказала… Все…

Да уж. Я и не ожидал, что все так плохо. Я, оказывается, умер. Умер и стал душой. Меня перенесло в Общество душ — это место, куда уходят все заблудшие души, которые по каким-то причинам не могут уйти на перерождение. Они живут тут, пока не обретут что-то и не вознесутся в Поток Перерождений. Она назвала себя Синигами — это Проводники душ, которые защищают души от злых духов, желающих всех съесть — Пустых.

Я при переходе оказался в 80-ом районе Руконгая, самом бедном и преступном районе. Как раз во время атаки пустых. Меня ранило, и синигами подобрали меня.

Вот как-то так. Сложная для понимания история.

Я сильно задумался, размышляя над ее историей, так что не сразу заметил ее отсутствие.

Исанэ оставила меня, а сама отправилась куда-то.

После ее рассказа я надолго погрузился в раздумья. Тяжелые мысли меня не покидали долго, я никак не мог осознать услышанное. Слишком это дико. Да, я, кажется, чувствую что-то вокруг. Но все это слишком реальное.

В ее истории много вещей показались мне странными. Например, бедный район? Как может быть в мире мертвых бедный район? Мы же мертвы, чего нам желать? Но в этом мире душе, похоже, требуется еда и сон. Как-то глупо. Хотя я и сам есть хочу. Да и «безопасное» место? Похоже, синигами заинтересованы не в том, чтобы защищать души, а в том, чтобы не отдавать их на съедение пустым. Да и неужели у покойников так мало еды или денег, что они не могут обеспечить всех продовольствием? Мы же мертвые? Неужели многие души терпели бедность и голод, чтобы, умерев, вновь терпеть тоже самое?

Какой отвратительный мир. Мне он не нравится. Вообще. И эти синигами мне не нравятся. Они тут по статусу намного выше остальных.

Хотя она сказала, что голод испытывают только сильные души. Чем душа сильнее, тем ближе она к живой. Живые души теряют преимущества слабых: голод, осязаемость, но зато имеют шанс стать намного сильнее и даже выбиться в Проводники.

Но, как я еще понял, в отличие от других душ синигами живут более богато и, по крайней мере, могут за себя постоять.

Я не знаю, кто я, откуда и прочее. Мне некуда идти. И что мне делать?

Странно. Я вроде ребенок. Я знаю, что мне десять лет, и при этом совсем не ощущаю себя ребенком. Но в то же время я и есть ребенок. Руки маленькие. Тонкие.

Рядом с моей кроватью стояла тумбочка с тем настоем и зеркальцем.

Я посмотрел в свое отражение… Лучше бы я этого не делал…

Нет, то, что я ребенок, это нормально. Не удивлен. Кажется, таким и был, хоть и ощущаю себя намного старше. Перевязанный левый глаз — это тоже ничего. Второй был большим и синим. Волосы черные, короткие.

Но блин. Я похож на девочку! Правда! Нет, я парень, я проверил. Но на лице столько кавая, что самому себе умиляться можно. Кошмар. Я слишком мил для парня. ЭТО ЖЕ УЖАС! Спасите меня! Дайте мне бороду, срочно!!!

Тут дверь открылась, и в ней показалась светловолосая девушка с внушительными… глазами. Вырез такой глубокий, что туда можно собаку спрятать.

— Исанэ ты… — тут она увидела меня. Она смотрит на меня, я на нее. Немая сцена. — НЯША!!! — крикнула она и кинулась на меня. Будучи раненым, я не смог хоть что-то противопоставить, и меня сгребли в объятья.

Дышать стало резко сложно, она чуть меня не придушила своими… «глазами».

— Уберите арбузы, — подал я голос откуда-то изнутри. — Кислоро…

— Ой, — она отпустила меня. — Прости, — улыбнулась она. Я же старался отдышаться. — Ты ранен?

— А это лазарет?

— Да.

— Тогда да, — нахмурился я. — И вообще, кидаться на детей запрещено законом. Сексуальное домогательство!

— Чего?! — ее глаза стали как два блюдца.

— Да, я невинная жертва нападения опасной развратницы.

— Ах ты, мелкий! — она схватила и начала трепать меня по волосам. — Сейчас тебе ухо откручу.

— Ваши эротические фантазии меня не волнуют, — огрызнулся я. Не знаю, что на меня нашло, но подшутить над ней очень хотелось.

— Ну, ты сейчас получишь, — она закатала рукав.

Но тут к нам зашла Исанэ.

— Мацумото-сан, что вы делаете? — возмутилась она. — Отпустите его, он только недавно пошел на поправку.

— Да этот паразит наезжает на меня, — надулась эта тетка.

— Хватит, он же ребенок.

— Ладно, ладно, — махнула она рукой. Я же отвернулся. — Как звать-то тебя?

— Не знаю, — буркнул я.

— Не знаешь? — удивилась она.

— Он только прибыл, а потом напали пустые, — ответила Исанэ.

Эта Мацумото смутилась. Ага, наезжать на ребенка, который всего ничего тут и умер молодым, не самая хорошая вещь.

— Ну, ты это, — замялась она. — Извини. А вообще, приток душ стал немного ослабевать. Похоже, война в мире живых закончилась, — сказала она своей подруге.

— Да, Капитан Унохана сказала, что там скоро все закончится, — ответила ей Исанэ.

— А что там сейчас? — спросил я.

— Ну, в Мире Живых Мировая война идет, — заявила она. — Кажется, вторая. Сейчас все работают в штатном режиме постоянно. Душ прибывает много, а пустых становится все больше.

Я ничего не сказал. Где-то я это уже слышал. Не помню точно. О войне я точно знаю. Логично предположить, что умер я как раз там. Это значит, я просто жертва войны и родных у меня, скорее всего, нет. Они или живы, или…

— А могу я как-нибудь найти своих родных? — спросил я. — Мы же вроде души, должны уметь такое. Или нет?

— Ну, — смутилась синигами. — У нас редко встречаются родные. Руконгай слишком большой, потому мало кто находит друг друга. Обычные души не могут чувствовать других. На это способны только синигами.

— Тогда я хотел бы стать синигами, — решил я. — Мне все равно некуда идти и некуда возвращаться. Все, чего я хочу — узнать кто я.

— Прости, малыш, но это пока невозможно, — потянулась офицер Готей 13. — Тебе бы подрасти на пять лет, тогда-то и сможешь поступить в Академию. Там уже скажут, сможешь ты стать синигами или нет.

— Пять лет, значит?

— Ага.

— М-да, — тяжело вздохнул я. — А что меня ждет дальше?

— Ты о чем?

— Ну, вылечат меня. Не станут же синигами возиться с ребенком. Меня точно куда-то выкинут, — спокойно сказал я. — Иллюзий я не питаю, потому хочу узнать сразу, к чему готовиться.

Они не решались ответить. Вероятно, такого, как я, и лечить было не нужно, но меня сюда привели и вылечили. Так что остаться не позволят.

— Я помогу, — встала эта рыжая бестия, и так резко, что я аж перепугался. — У меня есть знакомая в десятом районе, попрошу за тобой приглядеть. Ей как раз нужен помощник в магазине, а ты, видно, не из тех, кто брезгует работой.

— Хех, — усмехнулся я. — Благодарю…

— Вот и чудно, — улыбнулась девушка. — А насчет имени, буду звать тебя… Карасумару.

— Ворон?

— Да, и вправду, на ворона ты еще не тянешь… Когарасу подходит тебе больше…

— Пф… хихихи, — в кулачок захихикала Исанэ.

— Че? — у меня дернулся глаз.

— Шутка, Карасу-тян, шутка. Этого тебе хватит, — она потрепала мои волосы. — Так что как поправишься, так и поговорим.

— Ну, ладно, — пожал я плечами.

— Давай сменим бинты, — сказала Исанэ.

Она перевязала меня. Я с облегчением заметил, что глаз не потерян. Он на месте и я прекрасно им вижу. Хорошо. А то я уже испугался. Ран на мне было немного. Только один большой порез на спине и куча мелких порезов по всему телу.

После перевязки мне дали выпить еще какое-то зелье, а затем уложили спать.

Ночь прошла спокойно, только, кажется, ко мне кто-то заходил и осматривал. Это или Исанэ, или кто-то из врачей. Почувствовав приближение, я на миг открыл глаза и увидел кого-то, а потом быстро уснул…

* * *

— Значит, глаз на месте? — спросила Рецу Унохана своего лейтенанта. — Удивительно. Я была уверена, что его не было.

— Что это может значить, Унохана-тайчо? — заволновалась Котецу.

— Только то, что мальчик способный, — кивнула она, решив сама все обдумать и не волновать лейтенанта. — Я очень удивилась, что ты принесла его к нам в бараки. Все же ты могла бы вылечить его на месте.

— Но он же еще ребенок и…

— Я знаю, — вздохнула капитан. — Я не обвиняю тебя. Но пойми, что мы не можем помочь всем и каждому. Я сама знаю, что этот мир несправедлив. Наша задача спасать жизни, но сейчас тяжелое время и какому-то синигами, возможно была нужна твоя помощь. А этот синигами возможно бы спас еще больше жизней. Я не прошу тебя оставлять детей умирать. Но понимай, что мы очень ограничены. А учитывая политику Совета, мы должны быть как можно более оперативны. Пустых становится все больше, и терять время нам нельзя. К тому же, как с ним быть потом? Мы оставить его не можем.

— Да, капитан, — погрустнела Исанэ. — Мацумото-сан сказала, что подыщет ему семью. Он изъявил желание стать синигами и…

Рецу нравилась наивность и доброта своего лейтенанта. В этом прогнившем и алчном мире такие люди нужны, ведь только они сохраняют чистоту своих сердец.

— Завтра я осмотрю мальчика, — вздохнула она.

Все же нужно проверить его. Мало ли что могло случиться с ним из-за пустых. К тому же, по словам Исанэ, мальчик очень спокоен и серьезен, что для детей его возраста редкость. Он же только умер, а тут такое. Необычный ребенок, одним словом.

— Благодарю, — кивнула Котецу и вернулась к работе…

Глава 2 Дом может быть разным

— Карасумару-кун! — позвала меня Момото-сан. — Отнеси заказ Тегучи-доно! — крикнула она и поставила коробку на столик.

— Есть!

Я подскочил, взял посылку, отдал честь и понесся по нужному адресу. Тегучи-доно — постоянный клиент кондитерской Момото Куроки. Лучшие сладости 10-го района только у нас, в Кондитерской Черного дерева. А я лучший посыльный, поэтому мне такие большие заказы не раз доверяли. Давно привыкли ко мне. За три-то года моей жизни.

Вылетаю из магазина и устремляюсь по дороге, легко лавируя между людьми. Бегать я умею. Несмотря на низкий рост и худое тело, я очень быстр. Самый быстрый в нашем районе.

Влево, вправо, перепрыгиваю зазевавшегося старика, который на меня и внимания не обратил: привык уже, устремляюсь вперед. Ускоряюсь.

Босые ноги без проблем несут меня к цели. Раньше было больно бегать, а теперь я обувь сам не ношу. Удобную просто найти не могу. А босым я привык быть.

Дальше особо большая толпа. Нехорошо.

Сворачиваю влево и по коробкам у стены запрыгиваю на крышу. Бегу поверху. Тут никого нет, и я могу не сдерживаться.

— Доброе утро! — сказал я, оказавшись у окна старушки Миро. Я тут постоянно пробегаю. Она мне только махнула рукой. А раньше ругалась, что я тут ношусь. Ко всему люди привыкают.

Прошло уже три года с тех пор, как я оказался в Руконгае. Это место одновременно хорошее и плохое. Я даже запутался в своих собственных суждениях. Нравится мне тут или нет.

Вот, например, время тут остановилось в средневековье. Я точно помню, что при моей жизни были неплохие технологии, по крайней мере компьютеры я где-то видел, а тут никто о прогрессе даже не помышляет.

К тому же тут есть еще одна солидная проблема. Сейретей — обитель синигами. И чем ближе районы к нему, тем они спокойнее. А чем дальше, тем небезопаснее там находиться. С 60 по 80-ые вообще рассадник преступности. Вот о чем я говорил, когда невзлюбил синигами. Их слишком мало, чтобы помогать и защищать всех. Да и аристократии, которая составляет Совет 46-ти, плевать на жителей Руконгая, потому принимать много синигами они не хотят. Могли бы хоть полицию создать, но платить за это никто не будет.

Потому Проводники могут влиять только на 2–3 десятка районов не больше. Остальное как получится. Там пустые и отъедаются. Хотя, говорят, 12-ый отряд отслеживает пустых, и у них там самые передовые технологии. Но опять же, это не панацея от всего. Сильных синигами вообще не так много, а успевать везде просто невозможно. Ведь им еще и за миром живых нужно приглядывать. Работы у них немало.

Это мне еще повезло когда-то встретить добрую Исанэ. Синигами редко кому помогают так, как мне. Хорошо, что я тогда нарвался на столь сердобольных особ.

Три года назад Рангику, которая занимает пост лейтенанта 10-го отряда, привела меня в кондитерскую к Момото-сан. Женщина она добрая и веселая. Слегка полная, на вид лет тридцать, невысокая и миловидная. Короче, обычная японская жена. Только она не замужем. Кем при жизни была, не помнит. Вроде как погибла и уже сорок лет живет тут. Говорила, что ищет своего мужа, но найти так и не смогла. Умела и любила готовить сладости. Сама она приглядывает еще за тремя детьми. Все мы работаем у нее же в магазине.

Кики самая младшая из нас, она занимается уборкой. Хикари моя ровесница, она уже помогает на кухне, а старший, Киттан, работает в самом магазине за прилавком, так же разбирается в документах и прочем.

Поначалу я держался ото всех особняком, но постепенно мы привыкли друг к другу. Они неплохие люди, но живут они сегодняшним днем. Так что из них только я один хочу стать синигами. А они стараются сохранить то, что у них есть сейчас. Мы дружим, но не более. Просто хорошие друзья.

Их волнует насущное, меня все вокруг.

Я вообще не понимаю почему, но судьба этого мира и его обитателей мне небезразлична. Отчего? Я не знаю. Но не могу оставаться в стороне.

Ну да ладно. Мне стоит вернуться к моей насущной проблеме, а точнее к работе.

Доставка сладостей у нас только постоянным клиентам. Тем, кто уже оформил заказы по определенным дням. Поэтому каждую неделю я бегаю по адресам и доставляю заказы. Вот, недавно на нас подписался Тегучи-доно. Он обожает таяки, но, как мне кажется, он просто ищет возможность поближе пообщаться с Момото-сан. Человек он хороший, потому мы и не против. Да и состоятельный. Лесопилкой владеет. Короче мужик неплохой, сильный и умный. Думаю Момото-сан стоит обратить на него внимание.

Вообще моя жизнь сложилась самым лучшим образом. Даже если я не стану синигами, то смогу просто жить тут. Есть куда расти и чем заниматься.

Единственный минус во мне — это внешность. За три года я подрос, но милым быть не перестал. Так каждая женщина стремиться меня затискать. Потому я и научился очень быстро бегать. Благо я еще и лицо часто скрываю за капюшоном, не все успевают заметить мою кавайность в полной мере.

Надеюсь, с возрастом это пройдет. Очень надеюсь.

Так, мне сейчас спускаться.

Спрыгнув вниз, я добрался до нужного адреса.

Немалый дом у Тегучи-доно. Охранник узнал меня и махнул рукой, так что я быстро прошел внутрь. Но помимо охранников, рядом с домом стояли и синигами. Чего это им надо? Неслабые ребята, все молчаливые, стоят как истуканы.

Странно все это.

Сам Тегучи-доно беседовал с аристократом. Высокий брюнет со странной прической и капитанским хаори на плечах. Ого. Большая шишка. Шестерка на спине нарисована. Он, скорее всего, еще и аристократ. Вон, какие манеры. Да и охрана перед зданием намекает. Хотя он же капитан, так что все нормально. А пофиг.

Они о чем-то говорили, я не слышал. Я стал у стены, дожидаясь, когда он освободится.

Сам же, пока было время, начал тренировку в концентрации реацу. Рангику, которая, оказывается, живет тут недалеко, показала мне, как нужно медитировать. Сказала, в будущем пригодится. Спорить не стал, просто начал тренироваться.

Ну и ладно. Отрешаюсь от мира и закрываю глаза.

Начинаю формировать в руках шарик света. Обычная тренировка для начинающих. Рангику меня этому еще научила, когда поселила тут. Сказала, мне будет полезно. Поначалу это у меня совсем не получалось. Но я не сдавался и учился. И вот спустя три года я легко создаю шарики света вокруг себя. Это моя реацу. Слабая, ничем не поможет, но тренироваться с ней можно.

Еще лейтенант учила меня контролю эмоций. У самой с этим очень слабо, но основы она прекрасно помнила и все точно мне передавала. Было интересно смотреть, как она пытается вспомнить то, что было у нее полвека назад. Но я стараюсь, тренируюсь. Не только духовно, но и физически. Бегаю я много, к тому же тут всегда нужно уметь за себя постоять. Пусть тут относительно безопасно, но и к нам могут придти преступники из других районов.

Вон, были недавно какие-то мутные типы. Пытались местных продавцов обобрать, но пришли синигами и уделали их. Такое даже у нас в 10-ом порой бывает.

Я все это замечаю и запоминаю. Пусть все и кажется мирным и спокойным, но я вижу, что это просто ширма, просто туман.

Я вообще заметил, что серьезно отличаюсь от других детей. Не знаю, как сказать, я умнее что ли? Никогда не считал себя особо талантливым, но я наблюдателен и неплохо рассуждаю. Что для ребенка моих лет очень необычно. Тогда кем же я был при жизни? Не помню.

Ну и ладно.

Я выплыл из медитации. Синигами уже закончил разговор и направился к выходу.

Но, увидев меня, он остановился и замер. Я как-то не ожидал подобного и не знал, что я сделал не так. Им что, кланяться надо или как? Убрал сразу шарики, на всякий случай.

— Девочка? — холодным голосом спросил он.

— Я парень! — огрызнулся я. Ненавижу свой облик.

— Хм, слабо верится.

— Предъявлять доказательства считаю неприличным, — фыркнул я.

Он о чем-то подумал, а затем просто ушел.

— И что это было? — спросил сам себя.

— Карасу-кун, — ко мне подошел Тегучи-доно. Высокий широкоплечий мужчина со светлыми волосами и густой бородой. Не спрашивайте, откуда в Японии такой и почему его так зовут, у Рангику узнайте. — Рад, что пришел.

— Вот, — я передал заказ. — А зачем к вам заходили синигами? — спросил я.

— Им нужна очередная большая партия древесины. У господина Бьякуи были какие-то дела в нашем районе, потому он по пути зашел сюда.

— А зачем им древесина?

— Так три года назад в Руконгай пришла просто колоссально-огромная партия душ. Столько за раз еще не было.

— А, — вспомнил я. — Это из Хиросимы и Нагасаки?

— Да, — кивнул он. — Столько душ за раз разместить не удаётся и сейчас идет строительство новых мест. Раньше лесопилки первых районов справлялись, но теперь даже до нас дошли.

— Это, думаю, хорошо, новые заказы, хорошие деньги, — предположил я.

— Согласен.

Дальше он поинтересовался у меня здоровьем Момото-сан и прочими очень важными ему вещами. После мы разошлись. Деньги он, как всегда, сам занесет. Как обычно.

Я же отправился гулять. На сегодня это мой последний заказ, так что могу пойти тренироваться. А еще лучше пойду к Рангику, может разведу ее на полезную информацию. У нее как раз сегодня выходной.

Добрался до нее быстро и без стука вошел в ее квартиру. Тут, как всегда, мусор, беспорядок и воняет выпивкой. По шкафам напихана одежда и всякие милые штучки.

Сама же хозяйка квартиры и обладательница огромных буферов дрыхла, явно после вчерашней гулянки. М-да, ее так не разбудить.

Потому я пошел готовить ей обед. Рис есть, тунец еще свежий и даже нори лежит на полке. Сделаем онигири. Я не самый лучший повар, но, когда работаешь в кондитерской, ничему не научиться просто невозможно. Так же поставил готовиться чай. У Рангику он очень неплохой.

Так что отварил рис, порезал рыбы и слепил. Проще простого. Вот Момото-сан еще умудряется из онигири кроликов сделать. Вот ведь талант. У нее все вкусно получается. Весь магазин на ней держится.

На запах готовящейся еды вскоре подтянулась и сама синигами. В одной рубашке, с трудом скрывающую эти буфера. М-да. Сильный удар по мужскому населению человечества. Даже представить себе не могу, каково ей с такими живется.

— Еда, — она доползла до стола и начала уминать обед. — Вкусно.

— Да-да, — махнул я рукой. — Вчера, похоже, загуляла.

— Ага, — зевнула она, попивая чай. — Выходной. Гуляли с подружками, и выпили немного.

Я посмотрел на кучу бутылок. Немного. И при этом она быстро отходит от похмелья. Ну и ну.

— Я пришел…

— Знаю, но нет, — сказала она. — Ты слишком мал для Кидо.

— Ну…

— Нет. В Академии тебя всему научат. И не проси! Нет! — Не дала она мне и слова сказать. — Ты уже достаточно неплохо контролируешь свою силу. Тренируйся, как я тебе сказала, и в Академии вполне можешь попасть в 1 класс, туда все сильнейшие попадают. — Я применил последний и самый подлый свой прием. ОГРОМНЫЕ КАВАЙНЫЕ ГЛАЗА! — Нет! Не смотри на меня так! — Она начала сдаваться. — В этот раз я не поддамся! Нет! Не-е-е-е-е-е-т…. — взмолилась она, но я был жесток и неумолим.

— Пожалуйста, сестренка, — я еще ресницами похлопал.

Нокаут! Я победил, но все равно ненавижу свою внешность…

— А черт с тобой, — махнула она рукой и начала меня обнимать. Я стоически терпел. Все же оно того стоит. Я научился находить преимущества в своей внешности. На женщин неплохо действует. Так что я даже немного рад своей внешности. Совсем немного. Очень немного. Почти нет. (Т-Т)

Эх, лучше бы я был просто красавчиком, а не каваем на ножках. Это так жутко и печально. На насмешки других детей мне откровенно плевать. Дать в бубен я могу, и уже неплохо прошелся по почкам местных задир. А уж догнать меня вообще невозможно. Я будто создан для бега.

Но со взрослыми мне пока не бороться. Порой приходится убегать от чертовых дам с комплексом сётакон. Да уж. Думаю, в будущем сюнпо мне дастся очень легко.

Эта жуткая женщина все же отпустила меня и, взяв с меня обещание сопровождать ее, обещала научить новой методике концентрации. Мне пришлось согласиться. Надеюсь, мои жертвы зачтутся у Короля Духов.

Когда она оделась, мы пошли в магазин одежды. Рангику решила купить себе новых шмоток, а меня взяла в качестве носильщика. Но не прошло и десяти минут, как моя роль резко поменялась. Девушки, работающие в этом магазине, и сама синигами решили повеселиться — наряжать меня в разные костюмы.

Чего я там только не испытал… (Ќ▼益▼)

Я прошел все уровни ада. Теперь Будда точно должен простить мне все грехи. Я был очень терпелив!

Это реально был самый черный день в моей жизни. Ни одно умение синигами точно не стоит такого унижения. Столько женского шмотья ни одна баба за всю жизнь не перемерила. Это было поистине ужасно.

И платье, и юкату, и костюм готической лолиты, и смокинг, и какая-то школьная форма и вообще, там было столько всего, что теперь я понял, что будет мне сниться в кошмарах, и снилось ведь. Но у меня был другой вопрос.

ОТКУДА ТУТ ВСЕ ЭТО?!!! Только потом я понял, что это магазин одежды, где часто встречаются костюмы из мира живых. И меня сюда привели специально, чтобы повеселиться. Обещала она подружкам.

Блин. Мне тринадцать лет, а выгляжу черт знает как.

Три часа моей жизни Рангику уничтожила напрочь, как и большую часть моих нервных клеток.

Ну, ничего, я ей это припомню, придет мое время, и я буду отомщен! Я смогу воздать этой тиранке по заслугам. Мы, синигами, бессмертны, так что шанс найдется. Вот стану капитаном ее отряда и буду загружать ее самой тяжелой работой. Без выходных!!!

— Ну ладно тебе, Карасу-тян, — смеялась эта злобная женщина. — Тебе ведь шло!

— Грррр! — только и мог, что рычать на нее.

Она все же сдержала свое обещание и показала очередную технику. Не кидо конечно, а просто тренировка по контролю реацу. В прошлый раз смог выбить из нее медитацию по работе с шариками света. Этому учат на первом курсе. Но практиковаться до учебы никто не запрещает. А я очень хочу попасть в первый класс, ведь тогда у меня будет больше шансов стать сильнее. К сильным студентам присматриваются офицеры. Некоторые особо способные могут претендовать на индивидуальные уроки или тренировки в отряде. А знания от индивидуальных уроков всегда лучше, чем общие. Есть возможность почерпнуть для себя то, чего нет в общей программе. Да и есть шанс быстрее пробудить свой занпакто.

Каждому синигами на середине первого курса выдают асаучи, безымянный духовный меч. Со временем меч роднится с душой и становится отражением силы. Меч обретает собственную суть и личность. Взаимодействуя со своим занпакто, синигами становится сильнее. Духовный меч — это часть самого синигами. Но это потом.

Новая техника Рангику — это концентрация силы в определенной точке в теле. Так можно усилить урон или защиту в месте удара. Весьма перспективная техника.

Так что когда я все же приготовил и ужин, меня отпустили домой. Теперь главное не попасться к ней вновь. Больше я на такие уловки не попаду.

Ладно, надо бы и правда домой. Темнеет уже. А завтра у меня очередной поход намечается. Я же обещал.

До дома добрался быстро. Все уже были в сборе и ждали только меня.

— Ты опоздал! — надулась малышка Кики. — Я голодная, а ты гуляешь тут! — она выпрямила грудь и поставила руки по бокам. Прямо как сердитая жена, которая ждет мужа. Эта мелкая блондинка постоянно рычит на меня.

— Да, да, но я уже тут и голоден, — прошел мимо, потрепал ее волосы и зашел в дом.

— У-у-у-у-у! — надулась она.

Остальные тоже были там. Ужин прошел весело. Кики шумела и ворчала. Хикари болтала без умолку, чем уже достала всех. А Киттан перечитывал очередные документы. Он старается как можно больше помочь Момото-сан. Сама же хозяйка только радовалась за всех. Добрая душа.

После еды мы еще долго сидели и болтали о сегодняшнем дне. А потом уж легли спать.

Завтра у меня очередной поход. Надо бы выспаться.

Глава 3 То, что клеймит душу

Раннее утро, солнце только начинает вставать. Живя тут, я привык просыпаться рано и сразу начинать работать. Ведь в кондитерской всегда нужна помощь. Помочь с уборкой, с готовкой, разобраться с клиентами или доставить заказ. Но сегодня можно поспать подольше.

Сегодня выходной.

Однако мне, как ни странно, много времени для отдыха не нужно. Проснулся и все. Сам себе удивляюсь, как мало времени мне нужно для отдыха. Сил у меня в теле не так много, но восстанавливаются они быстро. Небольшой отдых — и я готов к новым свершениям.

Остальные пока спят, потому я тихо вышел из комнаты и отправился на кухню. Пара онигири и чай — это все, что надо на завтрак. Особо сильно в кулинарии я не продвинулся, так что только онигири. Народ еще часа два не проснется, так что можно похозяйничать и на них тоже наделать еды. Благо все есть. Надо бы сегодня на рыбный рынок сходить. Там вроде как привезли из тридцатого района новую партию лосося. Хотя лучше сходить самой Момото-сан, она в рыбе лучше разбирается. Да и фестиваль сегодня, так что она там точно что-то хорошее купит. А у меня сейчас дела есть.

Закончив с едой и чаем, оставил завтрак остальным на столе с запиской. Все как всегда.

Пойду теперь.

Первым делом достал из подсобки мою заначку. Да, Момото-сан все же платит нам за работу. Мы же очень много помогаем ей, так что заслуживаем хоть и небольшой, но зарплаты. Хотя Киттан сказал, что первоначально она, как и положено, просто давала денег детям на мелочи типа игрушек и прочего. Не так много, но все же. Но тут все гордые, просто так денег не принимали, вот она и придумала зарплату. Я с этим полностью согласен. Мы и так у нее на шее, так что лучше пусть будем работать и помогать, а не просить. Да и не бедствует женщина, может себе такое позволить.

Мне тоже немного денег доставалось, но вот тратить их у меня желания не было. Еда у меня есть бесплатно, что-нибудь сладкое могу в кондитерской взять, где спать тоже найдется, да и одежда от Киттана досталась. Мне ничего особо и не нужно. Да и вообще, я не вижу в деньгах особой значимости. Бессребреник я. Деньги я уважаю, но не ставлю их как основу моей жизни.

Раньше думал, что все деньги потрачу себе на меч или что-то подобное, но в Академии и так выдадут все необходимое. Потом решил, что лишние деньги не помешают, и потому сейчас просто откладываю. На черный день или тому подобное. За Момото-сан волноваться не стоит. Ее кондитерская очень популярна, особенно у синигами, потому криминальные личности обходят это место стороной, да и дружба с Тегучи-доно тоже отпугивает идиотов.

Но в прошлом году я нашел на что тратить скопившиеся деньги. Вот и сейчас время пришло.

Тут у меня вполне приличная сумма. Около ста монов я зарабатываю за месяц. Сейчас собрал 132 мона. Валюта в Обществе душ такая: есть медные монеты Мон, 100 монов — это одна серебряная Хоей, а десяток серебра — один золотой Рё. Вот и все. Есть еще более крупные виды, но нам, простолюдинам, их даже увидеть не светит. А ценность такая: за 3 мона можно купить палочку данго или два онигири. Я же получаю в день четыре мона за свою работу, что для ребенка вполне хватает.

Так что, спрятав сбережения, я направился на рынок, не забыв взять с собой кое-какие скопившиеся сладости. Парочка конфет и пирожные. Будет кому подарить. На рынке купил мешок риса, несколько буханок хлеба и так, по мелочи. Заскочил в аптеку и достал нужное лекарство. А следом, взгромоздив все на спину, поспешил к выходу из района. Двигаюсь я, как всегда, быстро и незаметно. Незачем всем видеть, как я куда-то тащу еду. Так что к стене, подползти под забором — и я вне города.

Эх, научится бы мне сюнпо.

Я видел один раз, как двигались синигами, но Рангику отказалась учить меня этому. Сказала, что я слишком мал еще. Ну ничего, мне кажется, я понял, как они это делали, хоть пока у меня и не получается. Может теперь, с новой методикой тренировки я смогу хоть что-то сделать.

Выбравшись из района, я углубился в лес.

Я тут не в первый раз, потому уже знаю тайную тропинку. Тихо, незаметно и легко. Хотя тут особой тайны-то нет. Ничего незаконного или плохого я не делаю.

Вскоре лесная тропинка вывела меня к месту.

Маленькая деревушка в четыре ветхих домика. Совсем тут бедно живут, но, по крайней мере, безопаснее, чем в восьмидесятых.

— Всем привет! — крикнул я.

В домах началось оживление. Из одного домика вышла тощая бледная женщина в старой, заплатанной одежде. Вслед за ней вышло двое детишек лет семи. Из другого дома старичок. Из третьего на костылях вышел одноногий мужчина. Из последнего выйти уже не смогли, там остался всего один житель, и тому сейчас нездоровится.

— Карасумару вернулся! — обрадовались дети и побежали ко мне. Женщина тоже поспешила ко мне и помогла снять мешок. Дети — это мальчик и девочка, близнецы Тецу и Тацу. Забавные они, веселые и энергичные. Оба брюнеты и оба кареглазые. Их мать зовут Хонока-сан. Молодая, но очень худая женщина с черными волосами и карими глазами.

— Карасумару-кун, — улыбнулся старичок. Он давно лысый и безбородый, а зовут его Бори.

— Оу, я и не думал, что так рано придешь, — Энди-сан, тот одноногий шатен, тоже подошел и попытался помочь, но Хонока-сан не дала ему напрягаться.

— Как смог. То лекарство уже пришло, — я достал бутылочку. — Надеюсь, поможет.

— Спасибо, Карасумару-кун, — со слезами улыбнулась Хонока-сан.

— Что вы, я не мог не помочь.

Детишки дотащили рис до жилья старика и пошли готовить еду. Я же пошел помогать больному. Хотару мой ровесник. Он очень часто болеет. Все уже понимают, что долгой его жизнь быть не может, потому хоть как-то стараются ему помочь.

Кто такие эти люди, спросите вы? Все просто, они Меченые. Хотя на самом деле нет на них никакой метки. Эти люди страдают от суеверий окружающих. В местах, где с пустыми встречаются крайне редко а с образованием большие проблемы, все больше умов поражает глупость. Не видели они монстров, вот и распускают слухи, и плетут сплетни. По их мнению люди, которые были ранены пустыми, несут в себе тьму и заразу, приносят беды и неудачи. Так что суеверные идиоты не дают житья этим несчастным.

Меченым не дают жить в районах, их не принимают на работу и ничего им не продают. Они отрезаны от общества и считаются прокаженными. У таких только два пути: углубиться в леса и стараться таиться там, выживая в дикой местности без защиты или поддержки синигами, без благ цивилизации и чужой помощи. Или стать разбойниками и ворами. Другого выхода у таких нет. Можно, конечно, жить в других районах, но опять же там может быть опасно. Но если ты житель десятого района и тебя ранил пустой, то прогонят, даже родные или друзья не вступятся. Жестоко.

Рангику подтвердила, что это полная глупость. Нет на них никакого проклятия, да и такие люди чаще становятся синигами, причем неслабыми. Но разве объяснишь это тупым идиотам? Тут все слишком расслаблены и глупы. Вот и плодят мерзости. Уроды.

Я помню того старого урода-подстрекателя. Он кричал, что все Меченые — пособники пустых и прочее. Бедная Хонока-сан, ее чуть камнями не закидали, когда она пришла просить вылечить Тецу. А тот гад подговаривал остальных. Благо появились синигами и угомонили толпу, но тот урод сбежал. Вот же мерзкая личность. Видел я его пару раз. Жуткий мудак. Он вроде как европеец. Тут, конечно, это не редкость. Вот Энди вполне приличный человек, ему пустой ногу откусил. Подлечили, но жития теперь ему нет.

Ну, ничего. Я злопамятный. Вот стану синигами — пройдусь по позвоночнику того урода. Я терпеливый. Жаль, что это не единичный случай. Подобные суеверия были всегда, но этот тип подхватил их и развил в нашем районе.

Но вот зачем? Никак не могу понять.

Это поселение я нашел случайно.

Тренировался в лесу и сильно вымотался. Вот Энди-сан и помог мне. Еды дал и воды, хотя у самого чуть ли не последнее было. Я узнал о них и стал помогать чем мог. Еды принести, лекарство достать или добыть что-нибудь. Мне не трудно, деньги есть, да и нравится мне помогать людям.

Ведь это так несправедливо. Они же не виноваты в своих бедах, но другие не понимают этого.

Эх.

Зайдя в дом, я увидел футон, на котором мирно спал больной. Тощий, лысый, бледный. Он так измучен болезнями, что прямо страшно за него становится. И ведь даже к врачу не сходить.

Когда я пришел, он проснулся.

— Ты как? — спросил я его.

— Карасумару, — он слабо улыбнулся. Совсем парень плох. Надеюсь, лекарство поможет.

— Вот, пей, — протянул я ему ложку со снадобьем. — Не очень вкусное, но должно помочь.

— Благодарю, — он выпил что положено.

Хонока-сан вскоре приготовила на всех еды. Надеюсь, лекарство поможет. Если нет, попрошу помочь Рангику. У меня других друзей среди синигами нет. Есть, конечно, Исанэ, но она лейтенант четвертого отряда и всегда занята. Мы очень редко видимся, только когда она напивается с Рангику. Еще я немного знаком с капитаном Уноханой, но она всего-то один раз проверила мое состояние и все.

Покормив друга с ложки, я еще немного посидел с ним. Мы поболтали и просто провели время вместе. Ему скучно постоянно лежать, так что моей компании он всегда рад.

Вскоре он уснул. Ослабленному организму нужен отдых.

Я же пробыл с Мечеными до вечера, помогал чем мог и делал все, что нужно. Подарил детишкам сладости. В их маленькой жизни так мало радости, что помогу хоть этим.

— Карасумару-кун, — обратилась ко мне Хонока-сан. — Спасибо тебе большое, — улыбнулась она. — Если бы не ты, нам было бы совсем худо.

— Что вы, я просто не мог пройти мимо, — ответил я. — Мне совсем не трудно. Я буду помогать, пока могу.

— Все равно, — она посмотрела на меня. Ее уставшие, грустные глаза наливались слезами. — Без тебя мы бы пропали.

— Ну что вы, — я как-то застеснялся. Не привык я к благодарностям. Уж не знаю, кем был при жизни, но похвалы у меня было немного.

Ближе к вечеру я ушел домой. Как обычно, скрываясь, тихо добрался до дома. Хотя об их поселении многие знают. Так что не я один помогаю. По крайней мере продавцы понимают, куда я все это несу, и вопросы не задают. Этот мир полон хороших людей, но идиотизм и жестокость окружающих не позволяют им быть самими собой. Человек разумен, а толпа это дикий и тупой зверь. Приходится быть осторожными, чтобы этого зверя не спровоцировать.

Добрался быстро, потому решил проведать Мацумото. Но той дома не было, ну и ладно. Времени еще полно, пойду тренироваться.

Концентрация реацу в собственном теле. Сначала я учился концентрировать ее перед собой, а теперь нужно повторить это внутри себя. Получилось далеко не сразу. С нужным результатом даже близко пока не стоит, но так всегда. Буду стараться, тренироваться. Многие души, по словам Рангику, сами неосознанно применяют это. Все дело в чувствах.

Мы души, может, наши оболочки и приближены к живым, но все же остаются духовными. Потому рост и силу можно повысить благодаря эмоциям, чувствам и стремлениям. В приступе ярости во время удара сила сама концентрируется в кулаке. Или от страха реацу защитит или минимизирует урон. Все зависит от силы самой души и чувств внутри.

Час тренировок неплохо меня вымотал. Но моя сила даже близко к силе синигами пока не подошла. Один раз я попросил Рангику дать мне почувствовать ее силу. Долго пришлось уговаривать. Я чуть было сознание не потерял, но зато теперь я знаю, с чем сравнивать. Лейтенант все же. Думаю, капитаны намного опаснее.

Отдохнув, решил немного прогуляться по городу. Сегодня будет какой-то праздник, так что можно и пройтись.

Народу действительно вокруг много. Благо по крышам мало кто ходит, а на меня уже устали обращать внимание. Вот бы научиться скрывать себя, но для этого нужно, чтобы было что скрывать. Момото-сан наверняка уже где-то тут с остальными. Ну а мне и так неплохо.

Прогуливаясь по крышам, я услышал странную речь.

— Внемлите мне дети мои, ибо Король Духов слышит вас через меня, — говорил кто-то. Это был человек в белой рясе с вышитым золотым крестом. Это вроде как символ этой религии в мире живых. Христианство. Энди-сан как-то рассказывал о ней. Вроде хорошая религия, но я не сильно вникал. Просто когда ты душа, слушать о богах немного странно. Все знают о Короле Духов, но что он, чего он хочет и нужно ли ему наше поклонение не знает никто. Хотя стоп, у Короля же символ не крест вообще, так чего этот тип делает? Может, у него с головой что-то не то? — Слушайте же меня и прощены будут грехи ваши. Вознесетесь вы в Чертоги Короля и обретете мир и покой!

Это человек говорил довольно красиво и слажено. Да и реацу владел. Вон, на его посохе шарик силы светится. Я тоже так могу. Но какой-то этот тип странный.

Народ перед ними к его речам относится по-разному. В одних видится скептицизм, недоверие и просто уходят. Но вот другие… Обожание. Даже страшно смотреть на этих людей.

— Не бойтесь ничего, ибо обойдут вас стороной печали и беды. Меченые не коснутся вас, злые эти, клейменые пустыми демонами. Зло не посмеет придти туда, где на страже слуга Короля Духов! — гордо говорил он. Вот про Меченых не нужно. Они люди хорошие. Не все, но те, кого я знаю, под описания злодеев или слуг пустых не подходят. — Возрадуйтесь и уверуйте! Зло обойдет вас стороной!

Сорвались аплодисменты.

Черт побери, они верят! Многие люди верят в это?! Кошмар! Как так можно?!

Погоди-ка. А не тот ли это тип? Очень похож. Но у того была борода, а этот гладко выбритый.

— Сторонитесь Меченых, ибо призовут они несчастья и тьму. Слуги демонов несут в себе частички зла! — продолжил он с еще большим воодушевлением.

— Ах ты, ублюдок! — зарычал я и собирался прыгнуть вниз чтобы как следует вдарить ему, но тут меня кто-то схватил за руку.

— Яре-яре! Не стоит, — сказал он. Обернувшись, я увидел какого-то седоволосого типа с прищуром в глазах и широкой улыбкой. Очень он походил на лису с таким выражением лица. Высокий, худой, на вид лет двадцать, но душам сложно давать возраст. Мы стареем очень медленно. Одет в простую, но довольно дорогую черно-серебряную одежду. — Ты все равно не сможешь ничего сделать.

— Но он лжет! — злился я. — Они не такие. Это полная чушь.

— Люди верят в то, что им проще поверить, — усмехнулся этот тип. — Изменить мнение большинства невозможно.

— Но… это…

— Знаю, но так мир живет уже тысячи лет. Такие, как он — не первые и не последние. Хех, все они выбирают один и тот же путь.

— Но почему?

— Хм? — он посмотрел на меня. Но вот глаз я не разглядел. — Так проще. Подхвати местный слух и раздуй его. Напугай, а потом стань защитником — и паства обеспечена. Прославляй Короля Духа, и никто тебе и слова не скажет. А на прочее всем плевать. Меченые не могут себя защитить, слушать их никто не станет.

— Неужели синигами все равно?

— А почему их должно это волновать? — усмехнулся он. — Синигами защищают всех от пустых. Они не вершители справедливости. Времени у них просто нет. Такое не в первой. И конец у таких проповедников всегда печальный.

— Но почему… они?

— Синигами из тех, кто из Руконгая, пытались объяснить, но все бестолку, — ответил он. Невозможно было понять, что он чувствует. Лицо никак не меняется. — Дураков не переубедить. В этом отношении бедные районы честнее, но до них же еще дойти надо. А многие безопасные места перехода заграждают виллы аристократов, так что переход может быть еще опаснее.

— Мир… несправедлив, — опустил я голову.

— Да, — согласился он и задумался о чем-то своем. — Ну, я, пожалуй, пойду, — сказал он разворачиваясь. — Не попадай в неприятности.

— А ты, кстати, кто?

— А? — он обернулся. — Можешь звать меня Гин.

— Карасумару, — представился я.

— Удачи, — он махнул рукой и спрыгнул с крыши, а затем быстро затерялся в толпе.

Странный тип. Не знаю, кто он, но очень уж подозрителен. Думаю, стоит держаться от него подальше.

Находится на этом празднике мне резко расхотелось, потому что проповеди этого гада продолжились. Лучше уйти. Я все равно ничего поделать не смогу, только испорчу себе остатки настроения.

Добравшись до жилища, я завалился спать. Устал немного.

Надо отдохнуть…

Глава 4 Неотложные дела приходят внезапно

Никогда нельзя прекращать тренировки и свое развитие. Это моя философия. Каждый раз, когда у меня появляется свободное время, я стараюсь использовать его с пользой для себя. Нет, я никуда не тороплюсь и никуда не спешу. До академии у меня еще почти два года, но я все равно стараюсь использовать свое время по максимуму.

А причина в том, что я хочу попасть в Первый класс. Как сказала Мацумото, в Академии каждый год набирают три класса. Первый, для самых сильный и талантливых. Туда берут тех, кого больше всего духовных сил и больший шанс стать офицерами. Второй, это ребята попроще. У которых есть потенциал войти в первый класс, но сил маловато. Они со временем могут перейти на ступень повыше, если станут сильнее. Хотя и у первых, если они застопорятся, то могут быть понижены. А Третий класс, для всех остальных. То есть редко, кто из них выбирается выше самых последних офицеров. А если и получается, то затрачивают они на это много лет.

Но сейчас не важно. Я не буду таким как все. Я хочу стать сильнее, продвинуться по службе и стать капитаном. У капитана всегда много денег и большое влияние. Они могут даже заниматься своими проектами, а я очень хочу помогать людям. Это ведь не справедливо, что бедные беднеют, а богатые богатеют.

Я все изменю. Может не сразу, медленно, но я не сдамся. Не важно, сколько пройдет сотен лет. Пока у души есть цель, она будет развиваться, становиться сильнее и стремиться ввысь. Быть может, Король Душ услышит тогда меня и поможет.

Очень бы хотелось в это верить.

Но лучше вернуться к тренировке.

Концентрация реацу перед собой отлично в будущем поможет мне с кидо, или Магией. Очень перспективное и сильное направление. Раньше говорят, был целый отряд мастеров Кидо, но после того как прошлый глава предал Сейретей, отряд расформировали. Жалко. Контроль мне дается легко. Не уверен на счет кидо, но формировать светящиеся шарики рядом с собой я научился относительно быстро. Сначала зажечь шарик. Это самый простой уровень. Это у меня получилось за неделю, и еще месяц я учился зажигать шар, тратя как можно меньше сил. Потом учился разделять шарики, делать два и более. Еще без рук концентрироваться. Заставлять шарики перемещаться, куда и как я захочу. Короче три года мне было чем заняться, потому особых сложностей у меня с внешним контролем нет.

С внутренней концентрацией уже сложнее. Концентрироваться только на своих чувствах и догадках, в разы труднее. Я ведь не вижу что к чему, а делаю по ощущениям. Тут явно очень большой пласт знаний, помимо защиты, но Рангику не сказала, что делать еще. Это может серьезно навредить мне. Тут я согласен. Без медика, такие тренировки могут сделать из меня инвалида. Нужно быть очень осторожным и не повредить себе. Вот и будет мне на оставшиеся два года хорошей тренировкой.

Хотя раньше я не замечал, но и сам это неосознанно делаю. Дело то в том, что обувь я не ношу. Местная обувка ну очень мне неудобна, потому я хожу босиком. Раньше было тяжело и больно, а потом привык. Вот и понял, что это реацу укрепляет мои ноги. А со временем это стало таким естественным, что затрат вообще нет. Тело, привыкая к боли, начинает ее минимизировать и восстанавливать повреждение. Способ накачки реацу еще и регенерацию повышает. Но опять же нужно быть предельно острожным.

Контроль эмоций один из важнейших аспектов любого синигами. Вот только как тренироваться, Мацумото мне не сказала. Вообще была против подобного. Ее можно понять, если перестараться, то можно и умом повредиться, да и ребенок я пока, мне, правда, нельзя. Но основы никто не запрещал развивать. Нужно уметь унимать гнев, пробуждать ярость и оставаться спокойным в любых ситуациях. Терпение, вот что нужно. Это дело не простое, потому буду заниматься, как могу. Так же нужно уметь пробуждать гнев. Но не просто злиться, а еще и прочувствовать в этом состоянии свою реацу.

Как разозлиться я знаю. Стоит только вспомнить того урода, как зубы сами начинают скрежетать. Но гнев тоже нужно уметь унимать, а так же направлять.

Этому точно будут учить в Академии, а именно в Первом классе, как больших кандидатов в Офицеры. Офицерам по долгу службы приходится общаться со знатью, высшими чинами и сражаться с сильными противниками. Тут контроль очень важен, хотя бы на низком уровне. Так что здесь особо не волнуюсь.

Вот этими тремя вещами я большее время и занимался.

Хотелось бы научиться драться, но тут нет учителей или прочего. Просил Рангику рассказать мне хоть об основных движениях, но их не так много. Так что просто набиваю костяшки, выполняю простые упражнения, а так же очень много бегаю. Ну, тут мне по работе нужно и бегаю я действительно много. А вот техник или прочего мне тут просто негде набраться. Драться с детьми как-то не очень мне приятно. Я и так всех давно победил и даже тех, кто старше. Не то что я крутой боец, просто благодаря скорости по мне трудно попасть, а уж благодаря реацу удар у меня сильнее. Выигрываю я с одного удара. Так что особых проблем у меня нет.

Ну не важно. В Академии я точно смогу стать сильнее и многому научиться. Главное стараться и тренироваться.

Так и шли мои дни. Я работал и тренировался. Доставлял заказы, прыгал по крышам и даже немного помогал на кухне, пусть там я мало чем мог помочь.

Магазин процветает. Тегучи-доно стал чаще заходить и видиться с Момото-сан. Возможно, скоро решится сделать ей предложение. Очень ждем. Еще он весело хвастался своим заказом на древесину и что какие-то мутные личности думали этот заказ у него отнять. Только потом они долго бегали от лесорубов. Да уж, бывают и такие ребята.

Иногда я заглядывал к Меченым. Хотару идет на поправку, что не может не радовать. Печальная у него судьба. Из-за пустых его здоровье сильно пострадало и теперь даже простуда ему опасна. Вот заболел, и я ношу ему лекарства. Он хороший парень. Очень добрый.

— Карасумару… — услышал я шепот. Обернувшись в переулок, я замер в шоке. Там стоял Тецу. Он махал мне рукой. Он закрыл голову капюшоном, и вообще внимание не привлекал. Единственное что необычно в нем, это наличие всего одной левой перчатки, которая на него великовата. Простая, черная, кожаная перчатка. Это все что у него осталось от отца, вторая перчатка у его сестры, потому со своим сокровищем он никогда не расстаётся.

Я тихо подошел.

— Ты чего тут делаешь?

— Прости, — погрустнел он. — Хотару опять плохо. Ему нужно другое лекарство. Сказали на основе женьшеня.

— Черт! Я думал, ему стало лучше.

— Стало, но вот опять.

— Хорошо, — кивнул я. — Иди обратно, а я все добуду.

— Ага.

На этом мы и разделились.

Я поспешил домой. Семья уже расселась на ужин, и ждали только меня.

— Привет всем, простите, мне нужно срочно отойти, — сказал я на ходу, подошел к своей заначке и достал деньги. Не так много, но надеюсь, хватит.

— Что-то случилось? — спросила Момото-сан.

— Мне нужно помочь другу, — ответил я, убирая деньги. — Аптека еще работает?

— Дед Комадзи закрывается через час, — сказал Киттан. — Это опять у «них»?

— Да, — киваю. — Не могу бросить их.

— Что нужно?

— На женьшене.

— Дорого выйдет, тебе не хватит. Вот, — он кинул мне две серебряных хоэй. — Потом вернешь.

— Спасибо, Китт, — улыбнулся я.

— Я соберу немного еды, — сказала Момото-сан. — На обратном пути загляни сюда.

— Хорошо, — с этими словами я поспешил к аптеке.

Моя семья знает, куда и кому я помогаю. Они и сами порой в мой тайник подкидывают монет. Знают же, куда я все трачу деньги. Молча поддерживают меня. Ведь в таком деле нужно быть тихими и не привлекать к себе внимание. Они бы и сами рады помогать, но таких сил как у меня у них нет, да и заняты всегда. А я вот такой. Помогают, как могут. Кики даже один раз расщедрилась и свою игрушку отдала. С ее стороны это настоящий подвиг. Хаха. Киттан иногда подкидывает мне пару монов. Хотя он очень трепетно относится к деньгам, потому просто кидает только то, что не жалко. А эти два серебряка мне ему реально придется отдать. Ну как стану синигами, так и верну. А то он ведь помнить будет, не одно столетие.

Забравшись на крышу, лечу к нужному дому.

Прыжок!

Перескакиваю с крыши на крышу, стараюсь идти как можно тише. Нельзя привлекать к себе внимание. Лучше пусть меня вообще не замечают. Благо я босой и звуков при ходьбе почти не издаю.

Добрался до нужного места и вошел в аптеку.

Старый дед Комадзи уже собирался закрываться. Его лавка жутко пропахла всякими травами и настоями. Он сам умеет все эти лекарства делать, на то и живет. А его внучки собирают все ингредиенты в лесу. Так же он иногда торгует с Мечеными, потому что у них растут некоторые растения. Так что он поможет.

Быстро договорился и купил нужный настой. Затем пулей домой, забираю еду и бегу к тайному выходу из района.

А вот там уже и начались проблемы. Возле выхода пили двое каких-то типа, они поймали Тецу.

— А ну говори, кто такой и что тут делаешь?! — верзила вдавил его в стену и приставил нож к лицу. Мальчик затрясся, от страха.

— Лучше по-хорошему говори, парень, а то ведь мы можем и обидеться, — заржал второй.

— Я-я-я-я-яя… просто… заблудился… домой шел и… — говорил он, стуча зубами. Молодец. Знает, что нельзя выдавать своих.

— Не ври мне! — рычал бугай. От него сильно воняет. Он пьян. Это плохо. Адекватности все меньше.

— Я… прав… Аааа! — закричал Тецу, когда бугай ударил его по лицу. Затем швырнул в сторону.

Мальчик завыл от боли.

— Не смей… Эк! Мне врать, — он отпил саке. Его друг только смеялся. Он пошел к Тецу и собирался продолжить.

Накинул на голову капюшон, схватил ближайший булыжник и подскочил к первому. Убирать гадов надо начинать со слабейшего, а это тот недоумок что смеется и пьет. Подкрался и вдарил по голове.

— ОМ! — он упал, держась за голову. Еще один удар и он отрубился.

Бугай отвлекся от Тецу и повернулся на меня.

Он уклонился от камня, летящего ему в лицо.

— УБЛЮДОК! — зарычал он и рванул на меня.

Мои ноги затряслись от страха. Но страх окрыляет.

Сам не понял, как я понесся на него. Проскальзываю между ног, поднимаюсь и со всей силы бью ему в пах.

Тут же поднимаю камень и бью его по голове.

Кажется, тоже готов.

Думать нет времени.

Хватаю Тецу и бегу к дырке.

Мы выбрались из района и бежим в лес.

Быстро добрались и затерялись среди деревьев.

— Ты чего тут делал? — спросил я пацана. — Я велел возвращаться.

— Они… «хнык»… там давно… «хнык» пытался обойти, но они меня поймали… — заревел он. — Я так испугался…

— Эх, — вздохнул я. — Все успокойся, — приобнял его.

— Угу… они… перчатку порвали, — расстроился он. И правда, на перчатке была дырка. А ведь это все что у него осталось от отца, которого съели пустые.

— Ничего, починим, — успокоил его. — Идем.

Мы не спеша пошли к деревне. Было уже темно и нормально идти было затруднительно. Пусть тут нет ничего сложного, но все равно нужно быть осторожными. Упасть куда или зацепиться не хочется, а все так же без обуви.

У опушки нас встретили. Я передал Тецу и лекарства, а затем пошел с остальными к Хотару. Хотару болеет, он бледный и тощий, волос на голове у него не осталось, как и всего остального волосяного покрова. Плохое питание в купе с сложностью с добычей еды и слабое здоровье очень сильно портят ему жизнь.

Да, с логичной точки зрения Хотару обуза для всех. Он и сам это понимает. Но никто не хочет его смерти. Он один из тех, кто еще жив тут и потому никто не хочет вновь оплакивать мертвых.

В этой деревеньке раньше жило намного больше людей. Пока сюда, не пришел пустой. Один пустой как-то пробрался через синигами. Жители занимались травничеством и многие работали на лесопилке. Всего-то тут было четыре семьи. Хонока-сан со своими детьми, отцом и мужем. Старичок Боги жил с детьми и внуками. Энди-сан недавно поселился и женился на прекрасной женщине. У них должен был родиться ребенок. А так же Хотару, со своими братьями и сестрами жил тут. Но пришел пустой и все разрушил. Все они пострадали от пустого. Все были ранены.

Синигами пришли. Убили пустого и помогли раненым, но это не спасло самих выживших. К ним приклеили клеймо Меченых. В район им путь запрещен, помогать им запрещено и даже разговаривать нельзя. Так решили люди. Мерзкий указ от суеверных трусов. Но никто ничего поделать не смог.

Нет возможности работать, добывать еду и даже торговать тем, что есть. Энди-сан лишился ноги, потому не может охотиться. Восстановить ногу, увы, не удалось. Синигами тоже не смогли помочь. Похоже какое-то остаточное явление от того пустого. Хонока-сан слаба, она охотиться просто не может. Как дети и старик. А Хотару болеет постоянно.

Я помогаю, чем могу. Где ловушку для дичи установлю, где отогнать дикое животное помогу, чтобы собирать растения можно было. Таскаю травы в город и продаю проверенным людям и закупаю еду, и лекарства как могу. А так же сам помогаю, чем могу.

Вот такой вот, жестокий мир. Вот такая вот жестокая реальность. Ничего не изменить, никак не поменять.

Но я хотел бы помогать им. Думаю, пока я буду учиться, им будет особо тяжело. Кто же кроме меня им поможет? Да никто. Эх.

Хотару принял лекарства. Остается только ждать.

Надеюсь, у него все нормализуется и все пройдет.

Очень на это надеюсь.

Передал им еду и пошел домой.

Шел очень тихо и осторожно. Нарваться на тех типов я не хочу. Так что выбирался, перепроверяя все. Нужно будет найти другой ход. Этот уже найден.

Но меня никто не поджидал, а те двое, похоже, ушли. Ну и хорошо. Тут было слишком темно, а они к тому же еще и пьяны, так что меня вряд ли узнают. Да и на мне был капюшон. Но на всякий случай стоит сменить одежду.

Тихо добрался до дома. Там меня ждал поздний ужин, в одиночестве, потому как все спят. Ну и ладно.

Поел и лег спать…

* * *

— То есть тебя побил какой-то мальчишка? — серьезно спросил он. — Ты напился и устроил черт знает что. А теперь еще приходишь как побитая собака.

— Простите, Босс, — поник бугай. Он же просто выпил немного. А когда пьян часто злится и бьет жену. Но в этот раз ему попался какой-то мальчишка. Что там было дальше, он плохо помнил. Его другу досталось больше чем ему. Он сейчас лечится и чудом живым остался.

— Куда они делись? — так же спокойно спрашивал босс.

— Не знаю.

— Босс, — тут к ним подошел Незу. Мелкий и тощий проныра. Очень походил на крысу. — Я нашел там проход, в стене. Ведет из района.

— И куда он ведет?

— В лес. Там вроде как Меченые проживают, — с усмешкой сказал он.

— Меченые? — задумался Босс. Он некоторое время о чем-то думал, а затем начал отдавать приказы. — Это интересно. Разведайте все, но тихо. Не нужно привлекать внимание, особенно самих Меченых. Если все так, то нам очень повезло.

— Есть, Босс!..

Глава 5 Слова разят страшнее меча

— Да не нужна мне новая одежда, — протестовал я. Вот же люди. Я просто сказал, что после вчерашнего мне стоит переодеться. Но покупать-то не обязательно. Среди вещей Киттана есть нормальные одеяния. Мне вполне подойдут. Да великоваты слегка, но ничего страшного. — На вырост есть.

— Это если еще вырастешь, — съехидничал Киттан, за что и получил по голове от Хикари. Девушка сама была невысокой и понимала мою боль, по поводу внешности и роста. — Уй!

— Нет, Карасумару-кун, — настояла на своем Момото-сан. — Мы пойдем.

— Но…

— Ну, пожалуйста! — она посмотрела на меня такими огромными глазами, что я не мог сопротивляться.

А стоило… Оказывается Момото-сан часто болтает с Мацумото….

Первый тревожный звоночек я заметил еще на выходе, когда она коварненько улыбалась. А весь ужас я ощутил, когда заметил на горизонте знакомый магазин…

Меня схватили и насильно повели туда…

Жизнь — тлен…

Меня привели в тот же магазин. Продавщицы узнали, и костюмированный ад начался с новой силой. Блин, Данте на кругах Ада меньше испытал, чем я сегодня… Остальные или умилялись, или ржали надо мной. Но недолго им пришлось веселиться. Пришла и их очередь становиться манекенами. Вот тогда-то все и узнали эту темную сторону Момото-сан. Всем пришлось в этом аду участвовать.

Думаю, мы не скоро это забудем.

Все мы…

Новую одежку мне все же подобрали, а вот с обувью не получилось. Я все так же остался бос, ну и ладно. Одно хорошо. Я к тому магазину больше не подойду.

Вырвавшись из оков Момото-сан, я свалил куда подальше. Надо бы навестить Мацумото, а так же потом проверить как там Хотару.

Первым добрался до этой синигами. К счастью она уже была дома. Как всегда спит. Вчера опять гуляла. Ох уж эта Рангику. Пришлось опять готовить еду. Только обед, приготовленный для нее другим человеком, может поднять ее ленивую задницу.

Через час она поднялась и радостно уплетала еду. Вот же лентяйка. Как же наверное тяжело ее капитану с таким помощником.

— Сюнпо учить не буду, — сразу сказала она.

— И не надо пока, я по-другому вопросу.

— Уже интересно.

— Ты умеешь лечить?

— Учить не буду, — вздохнула она.

— И не надо! — закатил я глаза. — Мне другу нужно помочь. У него здоровье очень плохое, постоянно нужны лекарства.

— Так своди к врачу.

— Невозможно, — вздохнул я. — Он Меченый. Кто их лечить-то будет.

— М-да, — она почесала затылок. — Я плохой целитель. Эти техники так и не освоила. Но могу попросить Исанэ. У нее тоже выходной скоро, скажу ей, чтобы пришла.

— Благодарю, — улыбнулся я. — Это спасет Хотару.

— Ты часто помогаешь им?

— Как могу, — ответил я, попивая чай. — Никто не может помочь. Мне помогают местные. Знают, кому я все несу, потому продают без вопросов. Еще даже подкидывают немного. Я просто умею незаметно и быстро добираться, так что это и делаю я.

— Ясно, — она доела. — Завтра придем.

— Спасибо, Рангику, — улыбнулся я.

— А! Какой ты няшка! — она накинулась на меня и начала тискать!

Кошмар! Ненавижу свою милую внешность! Она сильнее меня и сопротивляться не получается. Дышать! Кислород!!!..

— Все! Отпусти меня, порочная женщина! — вырывался я из ее тисков. Я только от Момото-сан сбежал, а тут еще и эта. Ужас какой. Надеюсь, с возрастом пройдет, а то жить мне не дадут.

Кое-как удалось выбраться из ее хватки и сбежать. Да уж. Нелегко мне приходится.

Но свое обещание рыжая сдержала. На следующий день, после работы ко мне пришли синигами. Исанэ за прошедшее время ни капли не изменилась. Все такая же скромная и красивая.

— Добрый день, Исанэ-сан, — поздоровался я.

— Здравствуй, Карасумару-кун, — улыбнулась она. — Ты подрос.

— А вы все так же прекрасны.

Девушка засмущалась от комплемента.

— Эй, — возмутилась Рангику. — А мне ты чего комплементы не делаешь?

— Было бы за что делать, — фыркнул я.

— Ах, ты маленький пернатый негодяй, — она схватила меня и начала трепать волосы.

— Отпусти, развратная самка человека! — пытался я выбраться. — Твои арбузы задушат меня!

— Что?! Ну, все, — она усилила нажим. Блин. Мне чуть скальп не сняли.

— Рангику-сан! Не надо мучать Карасумару-куна! — попыталась вмешаться Исанэ.

— Не мешай мне учить этого мерзавца хорошим манерам!

— Кого бы еще учить!

Мои пытки продолжались еще минут десять. Чертова женщина. Умеет пытать.

Момото-сан пригласила моих «друзей» в дом и угостила своей выпечкой. Девушки остались довольны. Исанэ выслушала меня и согласилась помочь осмотреть Хотару. После обеда мы, собрали немного еды и отправились к Меченым.

На себе меня перенесла Рангику, потому как двигались мы в сюнпо. Как бы быстро я не умел бегать, до умений синигами мне еще далеко. Но должен признать ощущение странное и приятное. Жду не дождусь, когда сам так буду уметь.

Когда мы прибыли на место я спешился. Меченые не ожидали увидеть синигами, и были очень взволнованы. Хонока-сан закрыла собой детей. Энди поднялся, как и старик.

— Спокойно, народ! — подал я голос. Увидев меня Меченые немного расслабились. — Я привел хорошего врача.

После этого заявления остальные окончательно расслабились. Исанэ проводили к нужному дому и указали на пациента. Бледный, лысый, тощий, но не теряющий оптимизма Хотару предстал перед ней. Сердобольная девушка тут же приступила к лечению. Мы все смотрели на этот процесс как на какие-то танцы с бубном. Нефига не понимаю, что происходит, но все очень круто и кажется, помогает.

— Ты как? — спросил я парня.

— Хорошо, — радостно улыбнулся он. — Мне лучше!

— Исанэ сказала, что со временем поправишься.

— Ага, — парень просто лучился счастьем.

— Ну, ладно пойду, проверю как там остальные, — я поднялся. — Тецу, Тацу, идите сюда!

— Да! — обрадовались детишки, и пошли к нам. Пусть пока мой друг поболтает с ними, а я поговорю с Исанэ.

Выйдя из дома, я направился к синигами. Они сейчас сидели у дома Хоноки-сан и пили чай. Там же был старик и Энди-сан.

— Спасибо вам большое, Исанэ-сан, — поблагодарил я девушку. Она же грустно улыбнулась. — Что-то не так? — остальные тоже были не очень счастливы.

— Присядь, — грустно вздохнула Исанэ. Я присел с ними. — Я не могу вылечить Хотару-куна, — заявила она. У меня в душе все заледенело. — Это даже для меня невозможно. Частичка пустого слишком глубоко укоренилась в нем. Удалить пустоту я просто не могу. Она убивает его, медленно истощает…

— Но ему же стало лучше!

— Временно. Я смогла ослабить болезнь, но вылечить не могу, — ее слова звучали как приговор. — У нас есть выбор. Оставить все так и он проживет еще два месяца, лежа в постели и страдая от боли…

— Или? — сухо прозвучал мой голос.

— Дать ему две недели активной жизни, — заявила она. Она сама была расстроена и готова была расплакаться. — Большего его тело не выдержит… Если бы я прибыла еще в начале, то можно было что-то сделать… Но уже поздно… Мы пока не говорили ему… Чтобы не расстраивать… Он тогда умрет через две недели…

По моим щекам потекли слезы. За что? Он и так лишен всего. У него нет семьи, у него нет здоровья, нет цели в жизни, а теперь и жизни нет. Почему мир так жесток к нему? Он же никому ничего не сделал.

— Можно ли хоть что-то сделать? — спросил я.

— Я могу поговорить со своим капитаном, но я не уверена, что даже у нее может получится хоть, что-то сделать. Можем побыть с ним и дать ему хоть эти две недели счастливой жизни…

— Может сказать ему? — предложила Хонока-сан.

— Он расстроится, — вздохнул я. — Думаю он хотел бы побыть живым… Хоть немного… — Мне было тяжело это говорить. Да, немного жестоко решать, что ему лучше. Но он и так уже столько времени не может даже ходить. Он точно променял бы два месяца мук на две недели активной жизни. Я не могу сказать ему, но точно знаю, что он выберет. — Исанэ-сан, — обратился я к синигами. — Поговори со своим капитаном, прошу, — сказал я.

— Обязательно, — кивнула она.

— Благодарю.

На этом разговор мы закончили. Я сходил к речке, чтобы умыться. Нельзя показываться таким Хотару. Ему лучше не знать правду, детишкам тоже. Исанэ-сан хороший человек. Она точно попросит. Буду надеяться, капитан Унохана Рецу найдет у себя время помочь моему другу. Она все же капитан и у нее есть куда более важные вещи, чем помощь нищим. Нельзя помочь всем и каждому. Но я буду надеяться, что хотя бы ему.

Остаток дня прошел просто чудесно. После отдыха Хотару отъедался, теперь он мог, есть нормально, и был счастлив, наконец, поесть самому. Мы неплохо провели время, проболтали до вечера. Исанэ-сан, пока запретила ему покидать постель. А вот завтра сможет погулять.

Домой я возвращался в смешанных чувствах. С одной стороны я был расстроен. Есть шанс помочь Хотару, но он слишком призрачен. Его время теперь сильно урезано и я буду молиться Королю Духов, чтобы его смогли вылечить. Но само осознание этой безысходности просто разрывает мне сердце и заставляет меня бессильно сжимать кулаки. Я ничего не могу сделать. Я не врач и ничего не могу. Все что мне остается это быть рядом с другом и надеяться. Но все же я был рад видеть его таким счастливым. Никогда его таким еще не видел.

Я смог договориться с Момото-сан, чтобы не загружала меня работой. Я обещал навещать друга почаще. Она, узнав правду, пообещала посодействовать и отпускать меня пораньше. Хотя бы в течение некоторого времени.

Сейчас я лежал на своем футоне и не мог уснуть. Мысли крутились в голове и не давали покоя. Я смотрел в открытое окно и бездумно созерцал серые тучи. На улице начался дождь. Сон ну никак не шел.

Шум дождя окутывал меня, погружая в странное состояние. Капли барабанили по крыше создавая странный ритм в моей голове.

Думать тяжело, спать не могу.

Эх.

Тут я что-то почувствовал. Странное чувство. Знакомое.

Поднявшись, я выглянул в окно.

Там я заметил кого-то. Он стоял на крыше недалеко, под проливным дождем и смотрел в небо.

Одевшись, я вылез из окна и приблизился к незнакомцу.

— Яре-яре… Добрый вечер, Карасумару-кун, — сказал он. Только сейчас я заметил серебряные волосы, то самое кимоно и эту хитрющую улыбку.

— Гин, — вспомнил его. Вышел из укрытия и подошел к нему. — Что вы тут делаете?

— Не нужно на вы, — махнул он рукой. — А ты я вижу, расстроен чем-то.

— Да не совсем, — попытался я отмахнуться.

— Да неужели, — еще шире улыбнулся он. И как он так делает? С прищуренными глазами и так улыбаться. Он реально похож на лису. Может он лимоны часто ест.

— Эх, — вздохнул я. — Да, — присел. — Мой друг умирает. От болезни. А я ничем не могу помочь.

— Ничем?

— От меня ничего не зависит, — поднимаю голову к небу. — Мне остается только ждать….

— От того что ты убиваешься ему лучше не станет.

— Да.

— Ну, так перестань страдать, — сказал он. — Души не умирают, — я посмотрел на него. Он все так же смотрел на луну и не оборачивался. — После смерти мы все возвращаемся к Королю Духов, а потом уходим на перерождение… Это круговорот. Умирая в мире живых, мы либо уходим сами, либо ждем тут, пока не придет наше время. Убивая пустых, синигами также поступают, отправляя их в круг. С душами тоже самое.

— Почему тогда вообще всех на перерождение не отправить?

— Душа будет сильно ослаблена и может раствориться в других. Духовная сила никуда не исчезает, она просто уйдет другим. Души созданы из реацу, а затем в реацу и возвращаются. Пустые так же выступают в этом круговороте, как концентраторы силы. Все взаимосвязаны.

— То есть и пустые этому миру нужны? — удивился я.

— Не знаю, — пожал он плечами. — Зачем-то их создали же.

— Пожалуй, — вздохнул я.

— Иди, спи, — махнул он рукой. — Дождь не может быть вечным… Удачи… — с этими словами он просто исчез. Ну и ну. Кто же он такой? Странный тип. Но вроде человек хороший.

Он прав. Убиваться нет смысла. Лучше сделаю эти последние дни для Хотару самыми лучшими. Есть у меня пара идей. Я верю, что все идет к лучшему.

Тут дождь начал утихать, тучи медленно расступаются и открывают ночное небо. Луна выглянула и осветила все вокруг.

Красиво.

— Дождь не может быть вечным…

Глава 6 Охотник легко становится дичью

— Привет, — поздоровался я, зайдя в дом к Хотару. Мой друг же уже не спал. Сидел у столика и рисовал. Рангику вчера подарила ему бумагу, кисточку и чернила. Чтобы было чем себя занять, пока сильно активно действовать нельзя. Но ему нужны и прогулки, и я собирался ему их обеспечить.

— Карасумару! — улыбнулся он. — Что это?

— Капканы! — с гордым видом сказал я. Пять больших, стальных капканов. Очень крутая вещь. Нашли у себя в подвале. Видно еще до Момото-сан, там был дом какого-то охотника. И когда с утра перебирали подвал, случайно нашли эти капканы. Как их использовать я придумал. — Они получше, чем те, что есть. С ними сможем дичь и покрупнее добыть.

— А ты уверен, что в лесу сможем такое найти? — сомневался Хотару.

— Если глубже зайдем.

— А это не опасно?

— Заходить-то особенно глубоко не будем, а поставим капкан и уйдем. Не дураки же.

— Думаю, это будет интересно, — покивал он.

Когда нашли эти капканы, то я сразу понял что с ними делать. Хотару нужны прогулки на свежем воздухе, а так же неплохо бы ему чем-нибудь всем помочь. Это не только поможет ему поправиться, но и поднимет его самооценку. Парниша все время считал себя обузой, вот пусть и покажет всем, что тоже может приносить пользу.

О том, что жизнь Хотару может быть крайне короткой я старался не думать. Лучше жить сейчас, чем горевать о том, что еще не случилось. Быть может, все обойдется, а если нет, то я сделаю все, чтобы он не жалел о прожитом.

— Одевайся, и идем, — сказал я. — Будем добывать мясо!

— Ага! — обрадовался он.

Быстро оделся и вышел из дома. Подняв капканы, я направился к лесу. Лучше свалить до того как нас хватятся. Приманку в виде желудей и немного каши несет Хотару, пусть тоже помогает, но при этом не слишком сильно утруждает себя.

Углубившись в лес, мы старались идти как можно тише и не привлекать к себе внимание. Пусть рядом с деревенькой и нет хищников, но мало ли кого могло принести сюда.

— Карасумару-кун! — позвал меня Хотару. — Смотри! — он указал на парочку милых лисят выпрыгнувших из кустов. — Какие они милые! — улыбался он.

Лисята будто понимая его, завиляли хвостиками. Видать надеются выпросить себе чего покушать. Но у нас с собой только онигири, которые я с собой прихватил. Ага хитрецы.

— Ты прав, — покивал я. — Милые, пушистые, упитанные, — облизнул я губы. Лисята, похоже, поняли меня и ощутимо напряглись. — Вон сколько мяса. Всем хватит, — хвостики перестали шевелиться, а звери уже планировали в головах план побега. Они похоже от страха телепатию освоили, потому как показалось, что они говорили между собой.

— Нет! — возразил Хотару. — Нельзя убивать их! Они же маленькие!

— Ладно, ладно, — махнул я рукой. — Идите уж!

Лисята быстро свалили.

Мы двинулись дальше. Хотару шел медленно. Быстро уставал. Но я никуда не торопился, потому спокойно ждал его. Он слишком долго провел в постели, потому много идти не может. Это нам везет, что мы души. Пусть и приближенные к живым. Таких жутких проблем с суставами и прочим после столького времени без движения у нас не будет. Да ему плохо, но он быстро идет на поправку. Исанэ постаралась. Жаль, что цена его неплохого самочувствия такая высокая. Но я буду надеяться, что все будет хорошо.

У этой истории должен быть хороший конец.

— Карасумару-кун, — обратился ко мне Хотару. — А ты, правда, хочешь стать синигами?

— Ага, — улыбнулся я. — Это единственный шанс для меня узнать правду о себе. А так же попробовать изменить этот мир. Сильные меняют все. А я хочу стать сильнейшим!

— Здорово! А я могу стать синигами?

— Можешь. Наверно. Ты испытываешь голод и жажду, а значит сильнее простых душ. Так что тебе нужно тренироваться.

— Я хотел бы стать врачом, как Исанэ-сан, — сказал он. — К тому же она такая красивая, — покраснел друг.

— Да, согласен, — покивал я.

— Рангику-сан тоже очень хороший человек.

— Это вряд ли, — буркнул я. — Она кошмарная лентяйка, жуткая зануда и любит издеваться над слабыми и маленькими.

— Ты преувеличиваешь, — махнул он рукой.

— Ну-ну. Вот поправишься, узнаешь ее получше и поймешь, что я имею в виду.

— Хехе!

— Как поправишься, так и научу тебя паре приемов, чтобы тренировался.

— Ага! — обрадовался он. Очень хочу сдержать обещание и буду надеяться, что смогу это сделать.

Добравшись до места, мы расставили капканы, накинули сверху приманки и скрыли листвой. Вот, вроде готово.

Следом мы спрятались и стали ждать. А ждать, думаю, придется много.

Сидим, перекусываем, болтаем о всякой чуши. Хорошо. Онигири быстро закончились, а вот воды я не взял. Благо тут речка рядом. Там вода чистая можно и напиться.

Прохладная вода была приятной. Вчера был дождь, потому поток ручья был довольно сильным. Да и судя по тучам дождь, будет и сегодня. Возможно и завтра.

Вернувшись к капкану, я что-то услышал.

Чье-то фырканье.

Мы пригнулись и осторожно двинулись к кустам.

Выглянув, мы увидели большого кабана, чья нога застряла в капкане. Кабан был крупным. Я бы даже сказал огромным, большой, серый, с острыми бивнями. Такого меченым на долго хватит.

— ХА! Получилось! — обрадовался я. Зря я подал голос. Кабан повернулся в нашу сторону и фыркнул. Махнул ногой и легко скинул с себя капкан. — О, мрак! Бежим!

Схватив руку Хотару, рванул назад.

Завизжав от ярости, кабан понесся за нами. Он легко миновал кусты, за которыми мы прятались. Он бежал, легко растаптывая все, что было перед ним, а я вот быстро бежать не мог из-за Хотару.

Бежать! Бежать!

Мы выбежали к реке. Быстро посмотрев по сторонам, я увидел небольшой мостик.

Бежим туда.

Мостик довольно хлипкий. Не уверен, что нас выдержит. Но вот в реку падать не хочется. Унесет, и не вернемся. Зато кабан вряд ли пойдет за нами.

Хотару уже запыхался. Это плохо.

Добрались до моста. Кабан уже за нами.

Бежим по мосту.

Его шатает.

Падаем.

Кабан уже на мосту. Он устоял.

Несется на нас.

Пытаюсь подняться, но неустойчивый мост не дает это сделать.

Тут… Мир казалось замер…. Не знаю что случилось, но будто время замедлилось.

Я вижу, как кабан несется на нас. Он уже рядом. Его острые бивни выглядят опасными. Неотвратимая смерть….

Мы умрем тут?…

Пытаюсь оттолкнуться.

Вмиг все смазывается.

Меня дернуло назад.

Падаю и ударился спиной.

— ВИИИИИИИИИ!!! — завизжал кабан.

Когда я смог придти в себя, то увидел, как с моста падает этот зверь. Он упал в реку, и его унесло течением вниз по реке прямо к водопаду.

Мост вроде как еще стоит, но расшатался сильно.

А вот мы почему-то находились на берегу.

Даже не представляю, как мы сюда попали.

Хотару был рядом. Весь красный от долгого бега. Задыхается.

— Ты как?

— У меня чуть сердце из груди не выпало, — прохрипел он.

— Ты понял что случилось?

— Я от страха глаза закрыл.

— Я тоже, — задумался я.

Что же это только что было. Мы были там, а потом резко оказались в другом месте. Странно все это.

Но сейчас не до этого.

Помог Хотару подняться. Он вскоре отдышался. Привели себя в порядок и смогли побороть слабость и дрожь после пережитого. Отдохнули, а затем начали искать дорогу через реку. Идти по этому мосту немного стремно. Благо выше по реке нашли брод. Там и перешли. Вода холодная. Мне пришлось перенести друга, а то с его здоровьем может и заболеть моментально.

Мы вернулись к капканам и там нам повезло. Несколько кроликов попались в них. А никаких монстров больше не было. Пятерка кроликов. Неплохой улов. Это и мясо и мех.

Собрав добычу, мы пошли обратно в деревню.

— Это было страшно, — дрожа сказал Хотару.

— Согласен.

— Но мы справились, — он слабо улыбнулся.

— Да, — кивнул я. — Давай не будем говорить, что с нами приключилось остальным. Не стоит их волновать.

— Согласен.

Добрались до деревни и получили нагоняй от Энди-сана и Хоноки-сан. Ну да Хотару пропал, никого не предупредив. А тут мы возвращаемся. Причем грязные и с дичью. Отругали нас.

Ну и ладно.

Несмотря на наказание, Хотару выглядел довольным и веселым. Ну, раз с ним все хорошо, и он доволен, то это неплохо.

Завтра я тоже приду. Утром у меня работа, а потом приду. Нужно будет принести ему чего-нибудь почитать. Есть у меня пара книг. Да и нужно же чем-то заниматься в пасмурную погоду.

Жизнь налаживается. Я уверен, все будет хорошо.

Он выздоровеет. И мы будем вместе тренироваться. Уверен, из него получится неплохой синигами. По крайней мере, будет хорошо знакомый врач. Да и будет кому прикрывать мою спину в бою.

— Все будет хорошо, — улыбнулся я по пути домой.

* * *

Капитан Рецу Унохана устало вздохнула. Работы непочатый край, а ведь она в отличие от своих подчиненных не может позволить себе частые выходные. Везде нужно ее присутствие как капитана и главного медика сейретей.

Мало того что приходится постоянно лечить раненых, так еще и сверху ей обнаглевшая знать шлет приглашения. Ясно чего они добиваются. Им нужен внутренний контроль над синигами и, причем каждому личный. И эти напыщенные снобы свято уверены, что деньги что-то значат для настоящего воина. А она является одним из капитанов, не происходящих из аристократии. А то, что она медик и женщина делает ее, по их логике, «легкой дичью». А то, что она капитан отряда синигами их явно не заботит. Похоже, время мира слишком разленило и отупило знать, раз они считают, что играть с синигами можно безнаказанно. Да, забыли эти недоумки кто они такие, и за что Король Духов даровал этим дуракам власть.

Они больше не дети своих родителей, а потомки былых воителей, но сами по себе они ничего не стоят.

Но и проблема в том, что просто отказаться не получится. Придется, приходить, слушать их бесполезный треп, улыбаться и стараться не давать жажде убийства взять вверх. А затем вежливо отказать, как и всем остальным.

Один так вообще предлагал ей стать его любовницей. Тогда она очень постаралась, чтобы не размазать наглеца. Да уж раз она простолюдинка, то сразу подстилка для этих вельмож.

Синигами прежде всего преданы Готей 13, а уже потом к Совету 46-ти. Пусть они думают все что хотят, но истина суровее чем им кажется.

Но кроме нее ни на кого больше не полезут.

Зараки слишком дик и силен, к нему эти снобы просто боятся подходить.

Комамура довольно скрытен, и полностью предан Генрюсаю.

Маюри очень жуткий, да и так он дурит половину знати, которая считает что он на их стороне.

Канамэ-кун довольно опасен, и уже закрепил за собой славу неподкупного человека.

А вот самой Рэцу было не до этого, и она осталась одна. Так еще и Генрюсай просил пока послушать, что говорят ей на этих встречах. Старик явно что-то задумал. Он вот уже полвека к чему-то готовится. Но старый боевой товарищ никого в свои планы не посвящает.

Сама Рэцу очень надеялась, что это не выльется в войну. Устала она от этого безумия. Бывшая Первая Кенпачи была счастлива на своем месте врача и очень не хотела становиться прежней. Хотя порой очень хотелось вновь скрестить клинки, особенно с Зараки, но тот еще слишком молод и слаб. А она терпелива и дождется, когда он станет сильнее, чтобы проверить его.

Но сейчас ее головной болью стала еще и ее лейтенант. Исанэ вернулась с выходного и выдала довольно сложную просьбу.

Ребенок, пострадавший от пустого. Энергия твари укоренилась в юной душе и медленно убивает. Унохана отругала свою подчиненную за глупое решение сократить жизнь ребенка ради его счастья. Слишком уж она поддалась эмоциям и сглупила. Но исправлять уже поздно.

Капитан 4-го отряда вновь вздохнула. Она прекрасно понимала своего лейтенанта. Бросить ребенка умирать, смотреть на страдания других очень тяжело. С тех пор как она оставила кровавые битвы, она научилась состраданию. Но все равно врач не должен поддаваться эмоциям.

Уже второй раз ее лейтенант совершает глупые поступки. В прошлый раз тот мальчик Карасумару, а теперь и этот.

На просьбу Исанэ у капитана были противоречивые чувства. Как впрочем, в прошлый раз.

С одной стороны у нее очень много работы. Пациентов всегда хватает. У пустых выходных не бывает. Да и к тому же после тренировок полно раненых. Нет, она конечно довольна тем, что Зараки старается и тренирует своих оборванцев, но когда они чуть ли не каждый день ее пациенты и еще наглеют часто, плохо обращаясь с ее людьми, это уже начинает раздражать. Только ее присутствие заставляет этих вести себя прилично.

А ведь почти все они пришли из восьмидесятых районов. Многие из них довольно сильно связаны с криминалом, что очень неодобряемо капитанами. Но Зараки считает, что тяжелыми тренировками и подобным сможет выбить из них все ненужное.

Будем надеяться он прав, но его ошибка кому-то дорого обойдется.

Однако с другой стороны у нее были и свои мотивы проверить все. Исанэ очень удачно подвернулась со своей просьбой.

А причин, как ни странно было две-три.

Личная просьба капитана Кучики Бьякуя. Его жена недавно чем-то заболела. Но осмотр ничего не дал, даже Унохана не знала что это за болезнь. Хисане просто слабела постепенно. А сейчас к ней приходит Исанэ и рассказывает практически о таких же симптомах. Может причина сходна и стоит все проверить. Если есть шанс спасти девушку, то им нужно воспользоваться. Да и Бьякуя в долгу не останется и прикроет ее от постоянных волн приставучей аристократии. Да и вообще иметь благодарность Дома Кучики многим поможет госпиталю.

Вторая причина заключалась в странностях. Тот случай с нападением пустого она помнила, и было в нем что-то подозрительно. Но даже если проникновение пустого так глубоко в Руконгай еще можно объяснить, то безалаберность врача, который пропустил такое очень задевает честь лучших медиков, да и странно это тоже. Следы пустого очень яркие и раз такое могло остаться и при этом ей не было об этом известно крайне подозрительно.

Ну, а в третьих это тот же Карасумару. Странный мальчик, которого нашла Исанэ там где выживших просто быть не могло.

Три года назад был странный прорыв пустых. Они просто появились среди района, из неожиданно открывшейся Гарганты. Все в том районе были съедены, и остался только один ребенок, который потерял глаз.

Но на следующее утро в палате Унохана с удивлением констатировала наличие потерянного глазного яблока. Это было подозрительно, проверки ничего не дали, мальчик был здоров, чист и не имел следов пустого в себе.

Он сказал, что кого-то видел, перед тем как уснуть. Кто-то пробрался в его палату и что-то с ним сделал. Но повторные тесты ничего не дали. Все было точно так же.

Нужно бы еще раз все проверить. В этот раз более тщательно. Теперь появилась возможность осмотреть его до вступления в Академию.

Да и просто интересно посмотреть на парнишку, который вызвал столько воплей на последнем Собрании Женщин Синигами.

Мацумото Рангику принесла фотографии и раздала их подругам.

Бедняга. Судя по лицу в том магазине одежды его, чуть было не пытали. И все это он вытерпел ради тренировок. Какой терпеливый.

Да и сейчас смотря на фотографию невысокого худого паренька с ярко-синими глазами, черными волосами средней длины и хмурого выражения лица. Он кого-то ей напоминал. Но вот кого, она никак не могла вспомнить. Что-то в нем было знакомое. Но остальные ничего не замечали, следовательно, это кто-то известный только ей.

Быть может, он умер раньше или вообще сам из какой-то благородной семьи, которую Унохана когда-то лечила. Его спокойствие могло быть результатом воспитания, но вот память он похоже потерял.

Выплыв из размышлений она посмотрела на свою подчиненную. Опять она корчит большие грустные глазки. Таким сложно препятствовать, да и не нужно.

Благо нужно было немного пристыдить подчиненную. Заставить понервничать и подождать когда капитан подумает.

Больше мучить не нужно.

— Хорошо, — кивнула она. — Приводи мальчика.

— Благодарю, Унохана-тайчо! — обрадовалась она.

— И еще… Того его друга Карасумару кажется, — она специально сделала вид что уже и забыла. — Его тоже приведи. Думаю, он мог тоже заразиться там. Лучше все предусмотреть.

— Хорошо.

— Иди. Завтра жду их у себя. А теперь возвращайся к работе.

— Да!..

* * *

— Ты уверен, что все проверил? — спросил Босс.

— Да, Босс, — закивал бугай. — Все проверено по нескольку раз. Никто ничего не заметит.

— Ты передал мой заказ?

— Да! Они будут завтра.

— Хорошо, можешь идти.

— Да, Босс…

Подчиненный ушел, а тот, кто именовал себя Босс, улыбнулся. Все идет гладко. Главное быть осторожным и аккуратным. Все проверить по несколько раз. Достать нужные документы и заплатить нужным людям.

Но затраты полностью окупятся если все сделать правильно. Огромные деньги легко достанутся ему, да и плюсов других много.

Одно плохо.

Всем нужно будет руководить самому. Те люди не работают с мелкими сошками.

Но это того стоит. К тому же он будет в полной безопасности.

— В этой стране еще не понимают как нужно вести настоящий бизнес, — усмехнулся он и вернулся к работе…

Глава 7 Несправедливый дождь холоден

Дождь к полудню разошёлся на полную силу. Вот же погода негодует. Ну, ничего. Главное я закончил с заказами на сегодня. Вот сейчас закончу сборы, достану зонт и отправлюсь к другу. Я же обещал, что принесу ему чего почитать. Так что нужно сдержать обещание.

Так, надо бы опять принести ребятам чего хорошего. А то ведь скучно. А еще лучше начать близнецов учить, чтобы пользу всем приносили. Научу их ставить капканы и ловушки, конечно не так далеко как мы, я туда решил больше не ходить, но в целом будет полезно.

— Карасумару-кун! — позвала меня Момото-сан. — Тебя Исанэ-сан зовет!

— А?! Иду!

У нас на кухне сидела моя знакомая синигами. Она была слегка бледной, уставшей и не выспавшейся.

— Ты как?

— Все хорошо, — улыбнулась она. — Просто не выспалась сегодня. Дважды упала, ударилась о косяк двери и врезалась в стену, — с улыбкой поведала она. М-да, такое ощущение, что она не человек страдающий от своего роста, а на ходулях ходить учится. Врезается во все. — У меня хорошая новость. Унохана-тайчо сказала, что осмотрит Хотару-куна.

— Правда?! — обрадовался я.

— Да, она сказала привести вас к ней.

— Нас? — не понял я.

— Она сказал, что ты можешь быть подвержен подобному и просила привести и тебя.

— Ну, ладно, — пожал я плечами. Похоже, она зачем-то меня хочет видеть. — Я приведу его.

— Я с тобой, — она с трудом поднялась.

— Не-не-не-не-не, — замахал я руками. — Ты и так еле стоишь. Так что посиди. Отдохни. А я уж справлюсь. Верно, Момото-сан?

— Именно, — кивнула женщина. — Вам нужно отдохнуть Исанэ-сан. Карасумару-тян, справится.

— Но… — робко попыталась возражать она.

— Ага, скоро буду, — положив уже не нужную сумку, я накинул дождевик и отправился.

Настроение было на высоте. Я бежал по крышам домов, забыв уже о зонтике в руках, капюшоне и обуви. Как обычно. Я не бежал, а просто летел вперед. Не прошло и дня, как появился просвет в этом. Нужно скорее добраться до Хотару и притащить его к нам.

Выбрался из района, просто перепрыгнув стену, благо рядом стоящий дом это позволял.

Бегу в лес. Настроение хорошее, даже этот дождь не может омрачить его.

Уже подходя к деревне, я что-то услышал.

Голоса.

Кто-то смеялся.

— ААААААААААА!!! — крик ударил в уши и заставил замереть от страха. Это голос Хоноки-сан!

Ускорился.

Я рядом с деревней.

Спрятался в кустах.

Подкрался и выглянул.

Картина, представшая передо мной, ужаснула меня.

Какие-то люди. Около десятка.

Какой-то тучный человек в белом стоит в окружении четверки. Трое типов в черном. Несколько в доме Хоноки-сан! Она кричит оттуда.

Они напали на них!

Вскоре нашел остальных. Энди-сан лежал в луже крови у этого мужчины в окружении. Его мертвые глаза смотрели на меня. Он не двигался. Он мертв!

Старик был прибит гвоздями к стене дома. Он умер!

Другие из этих типов ломают дома и выносят еду и все ценное, а так же что-то рассыпают вокруг.

— Нет! Не подходите! — слышу крик Хотару. Он в руках держит нож и закрывает собой детей. Он дрожит как и остальные.

Он стоял у деревьев. Он и близняшки Тецу и Тацу. Двое в черном приближаются.

Что же делать? Что мне делать?!

Душу обуял страх. Колени дрожали, а тело парализовало. Они убийцы. Они разбойники. Но эти люди в черном. Это СИНИГАМИ!!!

Дыхание участилось. Я весь затрясся.

Страшно! Как же мне страшно!

Я не хочу умирать! Я не хочу умирать! Я не хочу умирать! Я не хочу умирать! Я не хочу умирать! Я не хочу умирать! Я не хочу умирать! Я не хочу умирать! Я не хочу умирать! Я не хочу умирать!

— НЕЕЕТ! — крик моего друга вывел меня из оцепенения.

Крупный синигами схватил его за голову. Он поднял свой меч.

— НЕТ! — крикнул я…

Мир вновь замедлился… Как вчера…

Я медленно поднимаюсь и делаю шаг…

Оказываюсь рядом с ними…

Сжимаю зонт и наношу удар в пах этому бугаю, со всей возможной силы!

Время вернулось на круги своя!

Бугай складывается от удара в пах.

На меня нападает второй.

Уклоняюсь от его захвата.

Он поймал мой зонт.

Выдергиваю стержень из зонта и наношу колющий удар в шею.

Острие пронзило шею, и синигами упал.

Отпрыгиваю.

Резко вправо.

Разворот.

Прыжок вперед! Я моментально оказываюсь позади напавшего.

Колющий удар в спину. Он кричит от боли!

— БЕГИ! — крикнул я Хотару! — Бери их и беги!

Он тут же хватает Тецу и Тацу за руки и мчится в лес.

За ним побежал один из бандитов.

В момент оказываюсь возле него и бью кулаком в пах. Плевать что не честно. Я спасаю жизнь другу. Да и в другие места мой удар будет слишком слаб.

Второй пытается меня схватить, но поскальзывается на грязи.

Дождь стал только сильнее.

Мимо пронесся кто-то. Не успеваю за ним.

Нужно остановить его!

Тут на мои плечи падает давление.

Тело опутывает что-то, и я не могу пошевелиться.

Перед глазами возникает кулак.

Больно!

Меня отбрасывает в стену.

Не могу пошевелиться.

— Какой резвый, — слышу смех рядом. Подняв глаза увидел того синигами которому я пробил шею. Он держал рукой рану и улыбался. — Ха, удивлен? — понял он мой взгляд. — Я из 11-го отряда. Нас капитан натаскивает и не при таких ранах сражаться. Хахах! Не думал, что буду ему благодарен за такие пытки! — рассмеялся он. Он был высок. Имел короткие черные волосы и пышные усы, на вид ему лет сорок. Он подошел к тому бугаю. Пнул его. — Хватит скулить!

— ЧЕРТ! — бугай резко подскочил. Лицо его было красным.

Он рванул на меня. Схватил за волосы и ударил в лицо.

— АААААААААААА!!! — я закричал от дикой боли. Меня опять впечатало в стену. Из глаз потекли слезы. Больно. Как же больно!

Он быстро подошел и начал бить меня ногами.

— Тварь! Тварь! Тварь! Тварь! — кричал он, избивая меня ногами. С каждым ударом я переживал, новые волны боли.

— Хватит! — рыкнул на его это усатый. — А то сам тебя без яиц оставлю!

Тот моментально остановился.

Плюнул на меня и отошел.

— Хех, — усатый подошел ко мне. Я уже не мог даже нормально видеть. — А ты неплох. Применить Сюнпо в таком возрасте. Ты должно быть талантлив… В Академии точно в Первый класс попадешь, — он потрепал меня по голове, а затем поднял за волосы. — Ненавижу талантливых ублюдков! — прорычал он.

Пфу! — я плюнул ему в лицо своей кровью.

— Еще даже двигаться можешь после стольких побоев и под Бакудо, — усмехнулся он. — Ты заставляешь меня придумывать все более оригинальные способы тебя запытать.

Тут я услышал шуршание в кустах. Там куда побежали Хотару с остальными.

Замер, смотря туда.

Оттуда выходит третий синигами. Невысокий и полный.

Поток слез стал сильнее.

Сердце сжалось от боли…

— Закончил? — спросил усатый.

— Ага, — весело ответил коротышка. — Они меня на мост заманили. Я чуть не упал в реку.

— Расправился.

— Да. Подарил немного стали и отправил плавать!

— ХАхахахХ! — заржал бугай. Остальные бандиты, которые закончили ломать и рассыпать все вокруг тоже смеялись. Тело Хоноки-сан лежало на земле. Одежды на ней не было. На теле было множеств синяков и ран. Вся была в крови.

Я лежал уже почти без чувств.

Я не смог никого спасти. Все мертвы! Все!

Хонока-сан… Энди-сан… Старик Бори… Тецу… Тацу…. Хотару…

Мертвы…

Перед глазами промелькнули те дни. Те ясные дни. Вот я играю с близняшками. Вот Хонока-сан перевязывает мою коленку. Вот Энди-сан рассказывал нам о своей родине. Старик Бори ворчал и наставлял нас. Мы с Хотару болтали… Энди-сан научил нас играть в Морской бой и мы вместе так проводили время. А вчера мы вместе убегали от кабана….

— Ну и чудно, — покивал усатый. Его голос вывел меня из этих воспоминаний. — Что дальше? — он повернулся к тому в белом.

— Дальше мы уже сами, — с улыбкой сказал он. Я его узнал. Это тот самый проповедник. — Мальчишку убейте. Пусть все думают, что Меченые запытали его. Он уже все сделал выдав нам это место.

— Вот так просто? — рассмеялся синигами.

— Да. Пусть все думают, что убил его пустой. Этот порошок сделал один мой знакомый из 82-го района. Так все будут уверены в пустом. Да и вы подтвердите. Только вот тела лучше изуродовать посильнее, а то легко поймут что произошло.

— Скажем, что это был пустой-извращенец, — предложил коротышка.

— Ничего, пара Кидо и никто ничего не узнает, — покивал усатый. — Но сначала разберемся с мальчишкой, — он присел рядом со мной. Провел рукой по моей щеке. — Симпатичный, — кивнул он. — Капитан запрещает нам развлекаться с девочками из других отрядов. Да и с простыми девками теперь не развлечешься. Думаю, ты сможешь удовлетворить нас, — он облизнулся. У меня внутри все похолодело.

Уроды! И это синигами? Они такие на самом деле?! Неужели они по-настоящему такие?!

Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу!

Они смеются. Все смеются. Надо мной. Один пинает мертвое тело Хоноки-сан. Другой поджег, еще оказывается живого, старика Бори. Он кричит от боли. Корчится в муках и умирает.

Слезы не останавливаются. Я не могу перестать плакать. Больно. Как же мне больно! Я так слаб! Я никого не смог спасти! Ничего не смог сделать! Из-за меня они нашли их. Если бы не я!

Ненавижу! Себя!

Капли дождя такие холодные. Они такие тяжелые. Каждая капля приносит боль в голову. Каждая капля отдается эхом в теле. Дождь такой холодный…

— ВЫ ЗАПЛАТИТЕ ЗА ВСЕ!!! — закричал я и укусил этого гада за руку. — ГРРР!!!

— Урод мелкий! — кулак синигами отбрасывает меня. Чудом шея не сломалась.

— Сначала выбью тебе все зубы, потом отрежу руки и ноги, чтобы не дрыгался. Не волнуйся, немного лечебное кидо знаю, не умрешь от боли, — он достал меч и подошел ко мне. Взял меня за шею и поднял перед собой.

Не могу дышать.

Все темнеет…. Простите меня…

— Яре-яре…

Тут меня резко впечатывает в землю. От нескончаемого дождя земля превратилась в грязь.

Я не мог вздохнуть. Меня вбивало в землю и из-за грязи, я не мог дышать.

Давление резко прекратилось.

С трудом поднимаю голову….

Увиденное заставило меня замереть.

Все остальные тоже лежали на земле.

Синигами побледнели и с ужасом в глазах отползали от меня. Нет. Не от меня.

С трудом повернув голову, я увидел кого-то.

Серебряное кимоно. Серые волосы, прищур в глазах и лисья улыбка на лице.

— Ги…н? — прохрипел я.

— Лейтенант 5-го отряда, Ичимару Гин, — дрожащим голосом простонал усатый. Так он синигами? Точно! Вспомнил. Рангику когда-то упоминала, какого-то Гина. Это он? — Господин! Мы все можем объяснить! Вы не так поняли мы…

— Яре-яре, — покачал он головой. — Не надо слов… Я и так все понимаю, — его улыбка стал еще шире. Он медленно поднял руку и в ней оказался вакидзаси, короткий меч. — Пронзи насмерть! Синсо! — прошептал он.

— Нет! Не надо! Пощадите! — закричали те синигами, заливаясь слезами, но было уже поздно. Их тела были в момент пронзены удлинившимся клинком. Я ничего не успел увидеть. Он легко расправился с троими, а затем взялся и за остальных.

Тучный священник попытался бежать, но Гин легко расчленил его взмахом клинка. Куски тела подкинуло в воздух, и они упали словно дождь. Он так же поступил и с остальными бандитами.

Меня вырвало от увиденного. Вокруг были разбросаны куски тел. Я с трудом оставался в сознании.

А он спокойно стоял среди всего этого.

Я почувствовал как то, что меня сковывало, опустило меня.

— Яре-яре! — улыбался Гин. — И это в мой выходной, — он подошел ко мне. — Умеешь ты влипать…

Холодно… в груди так холодно и пусто…

А затем меня окутала холодная тьма…

Глава 8 Погружаясь в пустоту не забывай себя

Открыв глаза я уставился в потолок.

Кажется, я его где-то уже видел.

— Дежавю… — прошептал я.

— Ты знаешь значение этого слова? — услышал я рядом с собой. Посмотрев левее, я увидел высокую, красивую женщину. Длинные черные волосы, заплетенные в косу впереди нее. Странная прическа. Она была в одежде синигами, но так же на ней было белое хаори. Капитан. Точно. Это же Капитан 4-го отряда Унохана Рэцу. Рангику рассказывала мне о ней.

— Психологическое состояние, при котором ощущаешь, что когда-то уже был в подобной ситуации, — с трудом ответил я. Все тело болело. Думать было сложно.

— Верно, — кивнула она. — Где ты это узнал?

— Не помню… Что со мной?

— Тебя принесла Исанэ. Ты был избит, сильное истощение от использования духовной силы и сильное перенапряжение духовной оболочки.

Тут я все вспомнил. Воспоминания мощным потоком ударили в мозг.

Смерть! Бой! Беспомощность! Бойня!

— Нет! Нет! Нет! Нет! — вырвалось у меня.

Дикая боль в груди сдавила сердце! Задыхаюсь! Не могу вздохнуть!

Из глаз брызнули слезы!

Меня обняли и прижали к себе.

— Тише-тише, — она погладила меня по голове. — Все будет хорошо, — ее голос действительно действовал успокаивающе. Запах какой-то приятный. Не могу понять, что я чую…

Боль стала не такой резкой.

Вскоре я успокоился. Даже сам не понял что к чему. Похоже, она очень опытный врач, не только в том, что связано с телом и душой, но и разумом.

— Что случилось после? — спросил я. Уставился в стену и бездумно слушал ее.

— Тебя принес Ичимару Гин, — начала она. — Передал Исанэ и вызвал подкрепление из пятого отряда. Они провели расследование. Исанэ же оказала первую помощь и отнесла тебя ко мне. Ты был сильно измотан, главное я успела помочь.

— Почему… они все это сделали? — прошептал я, не сводя глаз со стены.

— Ты слышал о катастрофе на Хиросиме и Нагасаки? — спросила она. Я кивнул. — В связи с резким приходом такого большого количества душ было решено построить еще один район и расширить имеющиеся как можно. Многим лесорубам пришел заказ, на поставку древесины включая лесопилку 10-го района. Они приняли заказ и должны были вырубить лес в пяти километрах к югу от района. Но тот человек Джордж, так его звали, решил нажиться на этом заказе, — она сделала паузу. — Мы допросили его подчиненных и знакомых и узнали многое о нем. Так же второй отряд достал все документы и вытряс много данных.

Она подала мне папку, на которой было лицо этого человека. Фотография.

— Джордж Уолт был американским солдатом, дезертировавшим из армии и бежавший в Японию. Но он погиб при ядерном взрыве. Через год он начал свою деятельность. Стал проповедником и собирал секту, благодаря знаниям психологии, актерскому мастерству и слабым духовным силам был очень убедительным и собрал немало преданных людей. Меченые были для него как пугало. Он не собирался их убирать, они были ценнее живыми и невредимыми. Но недавно он узнал о том заказе и решил выполнить его. Используя Меченых. Убив их и распространив то, что там все заражено пустым, подкупив нескольких синигами для подтверждения. Он смог бы добиться разрешения на вырубку леса для «очищения». А затем сам бы продал лес в качестве заказа для постройки. Он заработал бы огромные деньги.

— А что те синигами?

— Те трое были новичками в 11-ом отряде. Капитан Зараки был в ярости, когда узнал, что его подчиненные натворили. Количество пациентов резко увеличилось и он, похоже, решил начать проверку своих подчиненных, — рассказала она. — Но были и другие кого купили. Так же некоторые аристократы были замешены в этом. Но найти их мы пока не смогли.

— Ясно, — опустил я голову. Большие шишки обезопасили себя. Твари! Ненавижу. Я найду их и…. Не найду… — Благодарю… Что дальше?

— Ничего, — вздохнула она. — Наши люди будут искать виновных, но шанс найти очень низок.

— Понятно…

— Почему ты помогал им? — задала она вопрос.

— А кто кроме меня? — спросил я в ответ. — Никто больше не мог им помочь. А я не мог пройти мимо. А теперь я единственный выживший… опять…

— Ты странный.

— Возможно. М? — я уловил на себе ее задумчивый взгляд.

— Я просто вспомнила, кого ты мне напоминаешь, — улыбнулась она. — Ты очень похож на одного моего пациента.

— Да?

— Я сначала подумала, что вы родственники, но проверка показала, что это не так.

— Ясно.

— Я хотела бы попросить тебя об одном одолжении.

— Каком?

— Твоя кровь. Могу я взять ее немного.

— Зачем?

— У тебя очень необычная душа. Довольно высокий уровень восстановления. Твоя кровь может спасти одного человека. Тот о ком я говорила.

— Спасти?… Хорошо…

— Благодарю.

Она быстро провела все процедуры и взяла у меня кровь. Я как-то не особо обращал на это внимание. Затем мне дали что-то выпить и велели спать.

Я не стал спорить, но сон мне никак не шел.

Когда она ушла, я просто лежал и смотрел в потолок. Из моих глаз сами по себе текли слезы. Возможно, последние в моей жизни.

Я потерял их. Моих друзей… Тех с кем так долго был связан. Те, кто были мне дороги.

Хонока-сан, Энди-сан, Старик Бори, Тецу, Тацу, Хотару…

Перед глазами проплывали их лица. Как много было у нас вместе. Как много прошло.

Не могу поверить, что все это произошло. Они мертвы… Все… Из-за меня… Я выжил, единственный кто выжил…

Я лежал и проваливался в собственную пустоту. Пустота… Интересно, а у пустых тоже такая же пустота внутри? Они тоже что-то потеряли? Наверно поэтому у них есть дыра. Сейчас будь я новой душой, то, наверное, уже стал бы пустым.

И что же мне теперь делать? Что я могу?

Я слаб. Я ничего не могу сделать. Я никому не могу помочь. Найти тех, кто помогал священнику? Это вряд ли я смогу. Я ведь никто. Да и если найду, то они наверняка крупные шишки. Я их и пальцем тронуть не смогу.

Это ведь так жестоко. Сначала мир дал надежду Хотару и всем остальным, а потом отнял ее. Затем снова дал и я наивно поверил в счастье, и вот что получил. Потерял все…

Смысла нет… В этом мире нет справедливости…

— Яре-яре, — услышал я рядом. Окно открылось и ярким лунным светом, появился Гин. — Проваливаешься в апатию? — улыбнулся он. Все та же улыбка и тот же прищур в глазах. Он и правда, похож на лису.

— Привет, — кивнул я. Он сегодня был одет в форму синигами, а не в свою серебряную одежку.

— Сочувствую, — он уселся на подоконник, а затем кинул мне платок. — Вытрись.

— Ага, — я с трудом поднял платок и вытер глаза.

— Винишь себя?

— Да.

— Глупо, — усмехнулся он. Да уж, у меня тут горе, а он шутит. Теперь ясно, почему Рангику так негодовала по его поводу. — Ты не виновен. Более того, без тебя они умерли бы гораздо раньше.

— Пожалуй.

— Невозможно предвидеть все. Они доверяли тебе, и ты не подвел их. Просто мир оказался сложнее тебя.

— Пожалуй.

— Они ведь вернутся. Рано или поздно. Таков круговорот.

— Пожалуй.

— Решил сдаться?

— С чего ты взял?

— У тебя взгляд того кто принял поражение, — пожал он плечами.

— А разве у меня есть шанс изменить мир?

— Нет, — честно ответил он.

— Ну, спасибо.

— Только с помощью силы невозможно изменить мир, — он поднял голову к небу.

— А что еще нужно?

— Ну, — задумался он. — Упорство, сила воли и… кровь… — на этом слове от него потянуло холодком.

— Кровь? — не понял я.

— Ага, те, кто хотят изменить мир только с помощью силы должны пролить много крови. Порой приходится чем-то жертвовать и что-то уничтожать. Мир не меняется по желанию и только хорошими поступками. Порой приходится погрузить руки в кровь по локоть, а то и целиком изваляться в дерьме.

Его слова не были для меня откровением. Я понимал это, но старался об этом не думать. Моя мечта была слишком идеализированной, и я старался не думать о грязи. Да. Синигами — это не благородные воины, а убийцы чудовищ. Их задача не спасать всех и вся, а сражаться с пустыми для поддержания порядка и гармонии.

— Тот, кто готов стать убийцей, имеет терпение, и упорство, может стать кем угодно… и… — он посмотрел на меня и открыл глаза. Я впервые увидел его глаза, серебряные. — Изменить мир.

— Изменить мир, — повторил я.

— Подумай над этим. Готов ли ты положить мир на путь войны, смерти и крови? — он улыбнулся. Но сейчас его улыбка походила не на лисью, а на змеиную. Жуткая улыбка, пропитанная холодом, ядом и силой.

У меня по спине мурашки пробежали от его улыбки.

— Подумай, — кивнул он вновь став лисой. — Готов ли ты пойти на это…

С этими словами он исчез в сюнпо.

Вот же странный тип.

Но теперь мне почему-то стало полегче на душе. Не знаю, почему… Просто почему-то стало легче дышаться. Тяжесть немного поутихла.

Готов ли я запачкаться? Сложный вопрос. Я идеалист. Да, я верил в светлый образ синигами, пока мне не предстала другая сторона этих людей. Не стоит идеализировать их. Они такие же люди, как и мы. У них тоже есть минусы и плюсы. Потому недостаточно просто быть сильнейшим. Нужно быть еще и более хитрым и правильно использовать все что имею.

Мои друзья погибли. Я виноват в этом. Отчасти это так. Но я обещаю. Больше никогда не допущу подобное.

Я стану сильнейшим, я стану самым главным и подчиню себе ВСЕ…


Через два дня я был полностью здоров. Я к счастью не скучал там. Ко мне приходила Рангику. Она чуть даже расплакалась, когда я все ей рассказал. Пришлось успокаивать ее. Вот уж не подумал, что у нее такое ранимое сердце. Она все же хороший человек, пусть и ведет себя порой как капризный ребенок. Так же часто ко мне заходила Исанэ. Проверяла мое состояние и приносила лекарства.

А вот в последний день ко мне зашел тот, кого я не ожидал увидеть.

Это был огромный детина, с повязкой на глазу, лицо грубое, будто из камня высечено, с какой-то странной прической с колокольчиками. Форма синигами, капитанское хаори без рукавов и большой меч за спиной.

Еще у него на плече сидела маленькая девочка с розовыми волосами. Это еще что, у нее-то на плече была повязка лейтенанта, как у Гина. Странная компания.

— Капитан 11-го отряда Зараки Кенпачи, — представился он. Мне сразу поплохело. Он их капитан? Вот уж подходящая фигура. — Я прошу прощения за своих подчиненных. Если бы они были живы, то я лично бы убил их.

— Я понимаю, — с трудом мне удалось успокоиться. Все же он не виноват ни в чем. — Я принимаю извинения.

Он кивнул и развернулся.

— Капитан Зараки, — обратился я к нему. — Может мой совет вам и не нужен. Но… только силой ничего не решить.

— Че? — рыкнул он. На мои плечи опустилось давление, которое с каждой секундой усиливалось. Он явно не любит советы. Я же не шевелился и не поддавался панике и давлению. Знаю, что долго так не продержусь, но сдаваться нельзя. Вскоре давление прекратилось. Он развернулся. — Пф!

— Пока-пока, — замахала рукой девочка.

Вот и все что было. Он просто пришел, сказал это и ушел. Не думаю, что он был не искренен. Капитан Унохана сказала, что он просто никогда ни перед кем не извинялся. Он всегда считал себя правым. И его методы были верными всегда, но даже ему не удается уследить за всеми своими подчиненными.

Будем надеяться, что он внемлет моему совету.

Так же мне передали вещи, которые остались после моих друзей. Заколка Хоноки-сан, кисточка для письма Хотару, игрушки близняшек, чашка старика и ручка от костыля Энди-сана. Все, что осталось. Возможно, осталось больше, но скорее все убрали в улики. Как мне сказали, все находится у 2-го отряда, как тех, кто расследует это дело.

Второй отряд значит. Будет интересно там побывать.

Поблагодарив Капитана Унохану за мое лечение, как и Исанэ я вернулся домой. Там почти ничего не изменилось. Все дома уже знали о случившемся.

Я же решил перед обедом еще кое-что сделать.

Взяв эти вещи, которые у меня остались, лопату, молоток и зубило, я направился к тому, что осталось от их жилья.

Было тяжело туда возвращаться.

Дышать стало тяжело. На сердце боль.

Дождь смыл кровь, плоть и следы случившегося. Только разрушенные дома были свидетелями того что тут что-то было.

Я нашел более-менее хорошее место. Раскопал там яму и положил в нее все эти вещи. Мне они не нужны, они будут слишком болезненным воспоминанием.

Закопал все. Затем нашел камень побольше, прикрыл им яму, а затем молотком и небольшим зубилом вырезал на камне все их имена.

Хонока. Тецу. Тацу. Энди. Бори. Хотару.

Ближе к вечеру я закончил работу, и теперь у них была нормальная могила. Очень даже неплохая. Думаю, им бы понравилось.

— Простите меня, — улыбнулся я. Из моих глаз блеснули слезы. — Я не допущу подобное. — Затем я вытер слезы и встал. Развернулся. Вздохнул. — Клянусь, я изменю мир!

Больше я ничего не сказал…. Не нужно больше слов.

Я почувствовал, что меня кто-то толкнул.

— А? — обернувшись, все, что я увидел это лучи заходящего солнца упавшие на надгробие. — Желаете мне удачи? — едва заметный теплый ветерок коснулся моего лица. — Благодарю… Я еще вернусь…

Я ушел оттуда… Теперь мне предстоит еще многое сделать…

Глава 9 Представление не кончается даже после занавеса

Некоторое время назад.


— Яре-яре, — улыбнулся он. — Я сделал все, что вы мне сказали, капитан Айзен, — сказал Гин. Он стоял в темной комнате. Свет шел только от монитора, нескольких резервуарах и работающим компьютером. Сам капитан сидел в высоком мягком кресле и смотрел на монитор. Там мелькали какие-то цифры и расчеты.

— Молодец, Гин, — улыбнулся он. — Ты все правильно сделал.

— Да уж, он меня удивил. Такой наивный и легковерный. Но мне непонятно другое, — он внимательно посмотрел на своего капитана. — Чем он вам интересен? Вы хотите сделать себе еще одного последователя?

— Кто знает, — таинственно изрек человек в очках.

— Что в нем такое интересно для вас, капитан? — вновь спросил Гин. — Я не вижу в нем ничего особенно выдающегося. Да он талантлив. Контроль очень высок для его возраста. Неплохие объемы реацу. Есть боевой талант. Да и сюнпо овладел. Это все неплохо, но я видел и гораздо лучше. Тот же Бьякуя-тян владел всем этим гораздо раньше. Да и я легко все освоил.

Неожиданно капитан отвлекся от монитора и посмотрел на своего подчиненного. Гин даже немного опешил от такой резкой смены поведения.

— Ты еще не понял, Гин? — улыбнулся Айзен.

— Что не понял?

— Когда поймешь, тогда и сможешь осознать все, — усмехнулся капитан и вернулся к работе. — У меня на него есть определенные планы.

— И какие?

— Это секрет.

— Ну, капитан… — расстроился Гин.

— Если я выдам тебе его, то это уже не будет сюрпризом, — слегка рассмеялся он. — Ты принес его данные?

— Да, вот, — он передал капитану все необходимое.

— Чудно. Можешь идти. В кое-то веки у тебя будет нормальный выходной.

Гин только пожал плечами и вышел из лаборатории своего капитана. Быстро добрался до здания 5-го отряда и неспешно пошел к себе.

Его очень волновало это странное задание капитана Айзена.

Он просто сказал ему следить за мальчишкой и даже позволил войти в контакт, чтобы составить психологический портрет.

Какие же планы у капитана на Карасумару?

Гин просто не мог понять, что такого в этом мальчишке.

Да, неплох. Умен. Сообразителен. Спокоен. Талантлив. Но это все. В мире есть и более оригинальные представители душ, рядом с которыми Карасумару крайне бледно смотрится. Но капитана очень интересовал именно этот.

Странная загадка никак не хотела давать ответ. И ведь он чувствовал, что ответ где-то рядом. На поверхности. Но никак не мог это понять.

— Странное дитя, — сдался он. Раз нет возможности понять, то и насиловать мозг, смысла нет.

— ГИИИИИН!!! — его чуть не оглушил этот крик.

Он увидел рядом с собой Рангику. Она тяжело дышала и вся покраснела.

— Ты чего кричишь?

— Да я тебя уже три минуты дозваться не могу! — надулась она. Гина всегда забавляло ее поведение. Злиться на нее было крайне сложно.

— Яре-яре, прости, — улыбнулся он. — Задумался.

— Да, — она вздохнула. — Спасибо тебе за то что спас Карасумару.

— Не за что, — махнул он рукой. — Я просто проходил мимо.

— Просто? — подняла она бровь.

— Ну, — чуть запнулся он. Да уж. Он легко может раздражать других, а вот обмануть Рангику всегда было крайне сложно. — Тебя искал, — нашел он что сказать. И ведь, почти правда. Он был бы не против встретить ее.

— Меня? — удивилась она.

— Ага, — закивал он. — У меня был выходной, и я оказался в 10-ом районе. Вот и решил заодно и тебя проведать.

— А я работала, — вздохнула она. — В следующий раз заранее поставь меня в известность.

— Ладно-ладно, — он решил оперативно сменить тему. — Как там твой друг?

— С ним все хорошо, — слабо улыбнулась она. — Он многое пережил, но вроде справляется.

— А ты, похоже, многому его научила.

— Да не так уж.

— То чем он овладел, спасло ему жизнь, но обучать ребенка до Академии сюнпо, крайне опасно, — усмехнулся он. — Для него это еще рановато.

— Что ты, я не учила его этому, — замахала она руками. — Я прекрасно помню, как тяжело и опасно мне было его осваивать, так что даже не показывала.

— Что? — искренне удивился Гин.

Так значит, этот мальчик освоил сюнпо сам, без учителя и без указаний. Пусть слабо, топорно, но смог применить его в бою. Тогда это полностью меняет дело. Если его таланта достаточно чтобы самому дойти до такого то он….

— Ты в порядке? — спросила взволнованная Рангику.

— Все хорошо. Мне просто нужно спешить, — сказал он. — Выходной у меня завтра. Если ты не занята.

— Не волнуйся, занята не буду, — улыбнулась она и испарилась.

Явно пошла, проедать мозг своему капитану, чтобы опять отпустил ее на отгул. И ведь достанет его.

Гин только улыбнулся и ускорил шаг. Мысли о мальчишке слегка напрягали его.

Такого поворота он не ожидал.

Его лицо исказила змеиная улыбка…

— Какое Жуткое дитя…

* * *

Бурный поток не кончался. Он мчался вперед с дикой скоростью. Холодная вода окутывала, и пытались вытянуть все крохи тепла оставшиеся в юных телах.

Его несло вперед. Он не мог пошевелиться. Дикая боль не давала ему даже соображать. Лишь изредка течение реки давало ему вздохнуть воздуха. Он не мог ничего сделать. Он не в силах сопротивляться.

Стоило поднять голову, как по лицу ударяли тяжелые капли холодного дождя. Они били, казалось прямо в мозг, заставляя голову просто раскалываться.

Боль в спине от раны все усиливалась. Кровь все быстрее покидала его тело. Дикая боль не давала ничего предпринять.

Холод… он все сильнее сжимал его. Холод будто цепи сковывал его. Ледяная вода не давала шанса на выживание.

Он слабел… Тело не слушалось… Сил не осталось…

Он сжал кулаки…

Тут он почувствовал в своих руках что-то.

Резко пришел в себя!

«Тецу! Тацу!» — пронеслось у него в голове. Он все вспомнил. Они бежали. Быстро! Как могли. За ними шла погоня.

Он вспомнил о том мосте и решил бежать через него. Но синигами нагнал их и ударил. Хотару пронзила дикая боль, и он упал в реку.

Он держал их за руки. Они с ним.

«Беги! Бери их и беги!» — он, будто вновь услышал крик Карасумару.

Нужно выжить! Нужно спасти их!

Он вырвался из оков, и в нем будто проснулась сила. Он начал грести ногами. Бурный поток силен. Он не давал ему пути, но Хотару не сдавался. Ему нужно спасти близняшек. Он справится.

Ничего не видно. Дождь такой сильный, что закрывает обзор. Но Хотару знал, что, чтобы добраться до берега нужно плыть поперёк течению. Он греб, как мог. Он не мог помогать себе руками, потому что держал их за руки. Он боялся даже на миг отпустить их.

Еще немного!

Совсем чуть-чуть осталось! Он чувствовал! Он верил в себя!

— Держитесь! — говорил он им. — Еще немного! Я смогу!

Он плыл. Сколько он не помнил. Несколько раз он чувствовал, что готов сдаться! Но новый прилив сил помогал ему не сдаваться! Он должен спасти их. Ему было плевать на себя! Нужно защитить близнецов.

Он старался не думать об остальных. О том, что сделали с Хонокой-сан. Что стало с Энди-саном. Как поступили с дедушкой Бори. И главное, что сейчас происходит с Карасумару. Последнее особенно сильно волновало его. Его друг остался задержать их! Но что с ним теперь он не знал. Внутренне он понимал, но отгонял эти мысли, потому что близнецы сейчас важнее.

Вновь усталость. Вновь слабость. Но в этот раз прилива силы он не ощущал.

«Вот и все! Я не смог! Я не успел! Простите меня!» — он уже был готов сдаться, как ноги коснулись дна. Это стало сигналом! Он добрался!

Последний рывок! Еще совсем чуть-чуть!

Он упал на мокрый грязный берег. Смог доползти до травы и упал на спину, не шевелясь.

Он тяжело дышал. Столько много он никогда в жизни не плавал. Так много он никогда не делал.

— Справился! — он слабо улыбнулся. — Мы справились!

Он с трудом повернул голову влево…

Там никого не было…

Хотару замер, смотря туда…

— Тецу? — спросил он…

Медленно повернувшись вправо…

Там было пусто…

— Тацу?

Он что-то в руках ощущал.

Он поднял дрожащие ладони и раскрыл их…

Там были перчатки… Их перчатки… Те что остались от их отца…

— Тецу… Тацу… — прохрипел он.

Тут он понял все!

Он упустил их. Все это время у него в руках были только перчатки.

— Нет… — он поднялся и подскочил к реке. — Нет… — он осматривал поток, стараясь усмотреть их. Но никого не было видно. — Нет…

Упал на колени.

Тело колотила дрожь. В разуме всплывали самые дикие картины. Он не отпускал их…

Откуда у него были те силы? От кого они шли?

Осознание случившегося пронзило его душу словно копье.

— НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТТТТ! Нет! НЕТ! НЕТ! НЕТ! НЕТ! НЕЕЕЕ! — он бил руками по земле. Острые камушки больно кололи его тощие руки. Кровь потекла по ним. — Нет! Нет! Нет! НеТ! — из его глаз потекли горькие слезы. — АААААААААААXXАААААААААААА!!! — он кричал, он молил небо и Короля Духов. — Это я виноват! Я это! Я убил их! Я не удержал! Я убил! УБИЛ! Нет! Нет!

Перед глазами мелькали картины. Как он играл с ними. Как им было весело. Его семья! Его друзья! Все что есть! Он лишился всего!

Это они! Это все они! Они сделали!

Синигами…. Это они все виноваты. Это те, кого привел Карасумару, выдали их дом. Они обманули всех. Они убили всех. Предатели! Они предали всех!

Хонока-сан! Энди-сан! Старик Бори! Тецу! Тацу! Карасумару!

От него ударила волна силы, которая оттолкнула от него реку и дождь!

Горе сменилось дикой яростью! Из его души полыхнула ужасающая сила! То что было запечатано врачом вырвалось наружу и стало будто черной аурой!

— Ненавижу!!! НЕНАВИЖУ! — крикнул он в небо. — Я НЕНАВИЖУ ВАС! СИНИГАМИ!!! — крик, не скорее рык зверя пронесся по округе, пугая живность.

Он поднял голову к холодному серому небу. Ледяные капли дождя били по лицу. Но он не закрывал глаз. Во взгляде не осталось того доброго мальчика, теперь там была только ненависть!

— Я КЛЯНУСЬ! Я УНИЧТОЖУ ВСЕХ ВАС!!!!.. ВСЕХ СИНИГАМИ!!!..

Глава 10 Поступление бывает не простым

Отряхнув с камня упавшую листву, и пыль, я улыбнулся. Столько времени прошло. Давно я сюда не заглядывал. Так много дел что и времени не было на себя и прочие дела.

— Простите, что так долго отсутствовал, — сказал я надгробию. Положил цветы и открыл бутылочку саке. Не люблю алкоголь, но раз в год можно чуть-чуть выпить. Все же помянуть друзей нужно. — Пфе! — выдохнул я. — Не люблю я это, — вздохнул я, тут же закусив. Вот и хорошо, теперь год можно жить спокойно и не пить. — Да уж, — вернулся я к надгробию. — Два года то прошло. Я вот подрос немного. Совсем немного, — тяжелый вздох. — И стал еще милее, — настроение упало еще ниже. Вот уж повезло мне с внешностью. Все так же мил и симпатичен. Теперь даже какая-то прядь между глаз свисать начала. Кошмар и отстричь невозможно. Отрастает зараза быстро. — Хех. Я так много всего сделал и столько совершил, — продолжил я рассказ. Каждый год я прихожу сюда и рассказываю, что прошло, и как много я сделал. — Очень хорошо освоил сюнпо и теперь скачу между районами, — усмехнулся я.

Да, с того дня я понял как применять сюнпо. Пусть Мацумото и отругала меня за то, что напрягаюсь сверх меры, но сдалась и поучила меня как все делать. Как говорится если не можешь остановить, то хоть проконтролируй. Вот она меня и контролировала.

Я и не думал, что эти тренировки могут быть такими сложными. Год я страдал от тех тренировок, которые она мне назначила. И ведь не только сюнпо использовать. Сначала я должен был просто бегать. Много бегать. Ну, с этим у меня проблем не было. Потом прыжки, рывки, резкие завороты и прочее. Тело должно было привыкнуть к резким сменам скорости, траекторий и прочему. А уж при использовании сюнпо мне это очень пригодилось. Ускоряться, сворачиваться, замедляться, и прыгать. Это оказывало большую нагрузку на тело. Рангику не могла меня постоянно тренировать, потому все это затянулось на год. Но я даже рад такому, ведь это дало мне отточить все движения. Теперь сюнпо получается у меня довольно легко и естественно. Драться мне еще сложно в таком состоянии, расстояние и скорость еще не так хороши, но это уже дело практики, тренировок и времени.

Попытки вытянуть из нее хоть одно кидо успехом не увенчались. Мацумото стояла на своем и ничего не выдавала. Прямо истинный шпион.

Но ничего, я скоро поступлю в Академию, и там все будет.

С остальным у меня тоже все неплохо.

Благодаря сюнпо я стал путешествовать по Руконгаю. Умение быстро передвигаться и быть незаметным помогло мне побывать в разных местах. Я даже видел Пустых…

Это было самым страшным, что со мной случалось.

Было это полгода назад. Я пробрался в 73-ой район. Я уже бывал в семидесятых районах, вот и добрался до туда. Там действительно народ жил крайне небогато. Но жил, пусть голодали некоторые, пусть было нелегко, но жили. Я даже немного помогал там голодающим. Есть на что тратить деньги и кому помочь.

Но теперь я старался не привязываться к тем, кому помог. Увы, память о моих друзьях еще слишком яркая и я решил, что буду помогать молча и без других отношений. Я ведь не могу их постоянно защищать. Так если они умирали, я не ощущал такой боли. Пусть немного лицемерно звучит, но по-другому я не мог.

Там то я и встретил пустого. Жуткий монстр. Большая лягушка в белой маске и дырой в груди. От увиденного мне стало так страшно, что я сразу же унес ноги. Очень страшно было.

С тех пор я стал гораздо осторожнее.

Я посетил еще много районов. Было интересно посмотреть на то, как живут дальше или ближе к Сейретею. В первых районах вообще какая-то странная тишина, или даже слегка душновато там. Народ вроде, как и живет как мы, но в то же время почти непуганый. Например, пара дураков напала на меня и даже не подумали, что я могу дать сдачи. Странные типы.

Похоже, приучены бояться только синигами, а пустых в жизни не видели. Некоторые считают, что они просто выдумка. Да уж. Не хотел бы я там жить. Ко всем людям с высокой духовной силой, как у меня, у них настороженное и даже враждебное отношение. То ли зависть, то ли страх. Черт его знает.

Короче говоря, сюнпо открыло мне не только все дороги, но и позволяло очень много времени экономить. Беря заказы, я теперь доставляю их чуть ли не за десять минут. Заодно тренирую выносливость. Вот у меня и куча свободного времени. Тренировки, путешествия и прочее.

Хотя последнее время я немного заскучал на тренировках. Рангику больше не делится со мной практиками и приемами. Сказала, что раз скоро Академия, то я и сам все узнаю. Вот и остается мне шлифовать то, что и так идеально получается.

Шарики света я могу прямо во время движения и драки создавать. Причем придумал собственный прием.

Фурашу — моментальная вспышка света. Этот прием у меня получился случайно. Я как раз так же путешествовал по неблагоприятным районам и нарвался на большую толпу бандитов. Они меня окружили и были готовы напасть. Вот я и перепугался. Не от того что я боюсь толпы врагов. А просто тот миг очень напомнил мне тот день… Вот я и выдал вспышку света. Она ослепила всех вокруг, и я успел убежать. Благо они сюнпо не владеют и я быстро убрался.

С синигами в тех районах я старался не контактировать. Это были или выходцы из 11-отряда, которым я не очень доверял, или просто не самые честные ребята. Да и просто нервные типы попадались. Чуть что сразу огнем атаковали. Психи. Зато смог проследить за несколькими такими криминалами. Их тайник я запомнил. Будет полезно знать такое. Я не решался подходить к тайнику близко. Синигами-то магией умеют пользоваться, вот я и не стал рисковать. Может потом.

Пожалуй, самым значимым известием для всех районах стала недавняя пропажа капитана 3-го отряда. Мне Рангику рассказала. Он отправился к разрыву в мир пустых через которую пришли твари и пропал. Его отряд не вернулся. Их больше никто не видел. Несколько месяцев проводились поиски, но ничего не нашли.

Новым капитаном назначили моего знакомого Ичимару Гина. Теперь он новый капитан 3-го отряда. Ну, молодец он. Желаю удачи. В честь назначения послал ему несколько очень вкусных пирожных. Догадываясь, что доставщик может позариться на вкусности, я предварительно послал побольше. Мацумото вроде как доставила, но точно половину сама съела. Вот же обжора. Более чем уверен, что все съедобное ушло в грудь. Многие завидовали бы такому метаболизму.

Ну не важно.

Теперь все закончилось.

Погладил камень и улыбнулся.

— Я стараюсь жить, — сказал я. — А сегодня начинается мой путь. Пожелайте мне удачи, — встал. — Увидимся.

Выйдя из деревни, я поспешил к району.

Сюнпо!

Резкий рывок вперед. В момент оказался на стене. Еще раз. Уже на крыше дома.

Вперед!

Быстро добрался до дома.

— Всем привет! — поздоровался я, войдя в дом.

— Привет, Карасу-тян! — улыбнулась Кики. Она тоже немного подросла и тоже начала помогать в готовке сладостей. С тех пор как Момото-сан вышла замуж за Тегучи-доно, она часто проводит время и с ним. Обычно она только работала и занималась нами, но теперь у нее и личная жизнь появилась. Вот девчонки и стали активнее учиться готовить. Да, Кондитерская Черного дерева будет работать очень долго.

— Привет, Карас, — зевнул Киттан. — Момото у Тегучи-сан. Хикари пошла за какими-то «супер тайным» ингредиентом, для своего «особого творения». Сказала, что сделает новое и невероятное.

— Как бы этот экспериментатор тут тентаклиевого монстра не создал, — усмехнулся я.

— Это было бы забавно, — улыбнулся он. — Уже уходишь?

— Сегодня испытания, так что нужно сходить. А завтра уже да, начнется прием и прочее, — сказал я переодеваясь. Простое серое кимоно я сменил на темно-синее. Его мне купила Момото-сан. Угадайте, где. Там же. Много я пережил. Очередной ад я прошел гордо, но прошел. Обуви я себе жаль так и не нашел той что будет удобна, так что обойдемся сандалиями. Пусть они мне не помогут, но чисто для вида, а то всякое может быть. — Ну, я побежал!

— Удачи!

— Удачи Карасу-тян!

Махнув им рукой, я отправился в путь. До первого района идти не так близко, но с моей скоростью это не проблема. Да и дорога безопасна.

Сорвался с места в сюнпо.

Я не опаздывал, но предпочитал не приходить в последний момент.

Полчаса неспешного сюнпо и я добрался до первого района. Там я решил не светить умением так быстро передвигаться. Вообще нужно быть скромнее. Синигами и так поймут, что я могу и мой потенциал, так что выделяться мне не хочется.

Народ в районе сегодня был особенно нервным. Да уж, раз в год к ним в их мирный район прибывает куча чужаков. Тут ведь выходцы из всех слоев населения. Все хотят попытать свои силы. Одних ведут благородные мотивы, других корысть, единственный шанс на выживание, возможность стать сильнее, прославиться или разбогатеть. А может все сразу.

Место нашел быстро. Я тут был в прошлом году. Чисто было интересно посмотреть. Да и много туда народа шло.

Возле южного входа в Сейретей столпилось много народа. Тут были люди со всех слоев общества.

Вон группа из людей крайне бандитской наружности. Тут нет ограничения на возраст поступающего. Главное чтобы пятнадцать было, как минимум, хотя бывают и исключения. А вот максимум неизвестен, главное чтобы сражаться мог. Вот этой группе на вид и есть около тридцати каждому.

Чуть левее ребята явно фермеры. Крепкие на вид, но чувствуют они себя неуютно. Вон как волнуются.

Далее видны аристократы. Их легко заметить по яркой одежде, охране и надменному виду.

По половым признакам тут тоже ограничений не было. Вон сколько девчонок тут.

Я же в толпу не лез, а просто ждал, когда все начнется. Присел подальше и просто наблюдал, накинув на голову капюшон. Не хочется мне светить лицом. Девушки как-то странно реагируют на меня. И если бы как на парня, нет, как на ребенка. Рангику что ли всех покусала.

Ну не важно.

Народ постепенно стекался сюда и закипал. Долго ждать никто не любит. Некоторые даже не выдержали и ушли. Не удивительно. Так синигами отсеивают нетерпеливых и торопыг. Смог дождаться и первый экзамен сдал.

Кое-кого я тут уже видел в прошлом году. Ограничений на попытки поступления тут тоже нет.

Народу тут очень много. Пару сотен, если не больше.

О! Кажется, начинается.

Из врат в Сейретей вышли синигами. Это был коллектив из очень важных людей возглавляемых невысоким старичком в круглых очках. Вокруг него стояли другие люди. Все довольно оригинальные персонажи.

Вот как-то так.

— Кхе-кхе, — покашлял старик, призывая к тишине. — Приветствую всех поступающих, — начал старик. Его голос был чем-то усилен, и слышали его все. — Я директор Академии Духовных Искусств Каташи Икэда, — представился он. Старик был не слабым. Он слегка выпустил свою реацу, чтобы чуть остудить головы окружающих, да и еще одна проверка на слабость. На меня такое слабое воздействие не действовало, как и на большинство. — Сегодня мы проведем испытание для новичков на прием к нам, а так же на распределение по трем классам. Будущие ученики будут разделены на: 1-ый класс, для самых способных из вас. Те, у кого самый большой потенциал. 2-ой класс, для тех, кто уступает элите, но вполне может со временем стать одним из них. И 3-ий класс, для всех остальных. Говорю сразу наличие в классах тех или иных учеников не постоянно. Если у вас будут успехи, вы можете быть переведены, так же в случае лени и бестолковости вас могут и понизить, — он слегка улыбнулся. Ясное дело. Теперь у всех есть мотивация стараться двигаться вверх или не опускаться ниже. — Испытание будет проводиться по трем направлениям. Контроль Духовной энергии. Объем Духовной Энергии. Интеллект. Говорю сразу, — повысил он голос. — Третье испытание проверяет не то, что вы знаете. Этому-то вас как раз научат. Не волнуйтесь писать и читать не обязательно, научат. А реакцию, логику, сообразительность. Перед испытанием регистрируйтесь. Назовите свое имя, фамилию, если фамилии нет, то придумайте, иначе это сделают за вас. Удачи вам и да поможет вам Король Духов.

На этом он закончил свою речь, и мы всей толпой прошли внутрь.

Мы дошли до самой академии. Это было очень длинное, многоэтажное здание, в том же архитектурном стиле, что и весь Сейретей. Я был там дважды, вот и заметил сходства.

Народа тут было много. На нашу толпу вышли поглазеть многие ученики. Их одежда напоминала ту, что у всех синигами, но сделанную в другом цвете. Девушки носили белое косоде, и красные хакама, а у парней было так же, только синие хакама.

Мило.

Очередь на регистрацию выдалась довольно большой, но мне удалось протиснуться побыстрее и зарегистрироваться одним из первых. Так что после того как заполнил все пункты, отошел от толпы и устроился в теньке.

Очередей было несколько, и они проходили довольно быстро, но все равно подождать пришлось. Я пока перекусывал онигири.

Тут я услышал какой-то звук. А это недалеко от моего дерева один тип упал на другого. Ну, бывает.

— Эй! — обратились ко мне. Это был один из студентов. Именно они занимались регистрацией. Он был высок и на лице вытатуированы цифры 69. Тип выглядел сурово. — Назови фамилию, — попросил он.

— Куроки, — ответил я.

— Ага, все, — чиркнул он в планшете. — Ошибочка просто выдалась вот, и пришлось тебя искать.

— Ну, ничего, — почесал я голову. Вроде все четко сказал, и при мне записали. Может где перепутали. — А часто бывает?

— Каждый раз, — усмехнулся старшеклассник. — Ну, удачи на испытаниях, — он махнул рукой и отправился искать еще кого.

Тут все проходило пусть быстро, но не без эксцессов. Кто-то с кем-то поссорился. У кого-то были проблемы с понятием того о чем их просят. Ну и благородные потребовали обслужить их без очереди. На что учителя быстро смылись. Решать могут они, а раз их нет, то аристократам придется ждать их решения. А появятся они, думаю к концу очереди.

Рангику сказала, что Академия не такая сильная и независимая как Готей 13 и им приходится выполнять приказы благородных, но часто учителя делают все, чтобы насолить нахалам. Нужна же небольшая месть. Вот и отрываются. Не были бы снобами, давно бы все сделали, вот из-за гордости и помучаются.

Перекусив и выпив воды, я дождался окончания регистрации.

Затем прошел с остальными.

Первым был тест на контроль.

Всего-то нужно взять стеклянный шар и выполнять команды учителя. Сначала просто зажечь свет внутри сферы. Потом еще. Ускорить. Сделать мерцающим. Сделать два и так далее. Этот тест я прошел легко. С моим-то контролем особых проблем не понадобилось.

Кивнув мне, он сказал что закончено.

Потом было испытание на объем. Его проходили в пустой белой комнате.

Как вошел, на меня упало давление реацу. С каждой секундой оно все усиливалось. Я держался и старался не прогибаться. Ставать на колени очень мне не хотелось.

Прошла минута и давление стало ужасным. Меня просто вдавливало в землю. Дышать становилось все тяжелее. Мозг казалось, плавился. Все плыло и на глазах, будто красная пелена.

На истечении второй минуты я чуть не потерял сознание.

Испытание прекратили.

Они что-то записали и дали отдохнуть. Даже угостили едой.

Результат мне пока не сказали. Все завтра.

Я все же был тут не самым лучшим, как мне сначала показалось. Красноволосый тип со странными бровями, который зашел вскоре после меня продержался там четыре минуты и его выносили под конец. Так что я не самый лучший.

Через час, когда я был уже в относительном порядке, отправился на последнее испытание.

Сначала головоломки дали. С каждым разом все более сложные. Потом задавали вопросы. Порой самые странные. Типа как бы я поступил в той или иной ситуации, где лишнее слово, загадки на логику и просто какие-то банальные вопросы на вкусы и предпочтения.

Но и с этим было покончено.

Ближе к вечеру нас всех отпустили, велев вернуться завтра к полудню. Там нам скажут, кто прошел, а потом распределят.

Вот и чудно.

Я добрался до дома, где меня ждал праздничный ужин. В моем поступлении никто не сомневался, так что решили отпраздновать все сразу. Ведь завтра я уже не вернусь до выходных.

Вот и славно. Завтра чувствую, будет весело…

* * *

— Итак, господа, что скажете? — спросил Каташи Икэда своих коллег. Был уже вечер, и они заканчивали формирование. — По-моему эта девушка заслуживает 1-го класса.

— Вы уверены? — спросил Генгоро Онабаса. — У нее очень хороший контроль, высокий интеллект, но вот объема недостаточно.

— Это дело поправимое, — кивнул старик. — Но я хотел бы обратить ваше внимание на ее фамилию. Куроки.

— А что в ней? — не поняли учителя.

— А то, что такая же фамилия у одного из кандидатов в гении этого года. Посмотрите на этого молодого человека, — он выдал остальным папки с данными. — Идеальный контроль, хорошая сила и отличный ум. Объем еще не означает лучший. Вон Абарай имеет огромный объем реацу среди учеников, но вот с контролем у него худо. А Куроки имеет все шансы окончить досрочно. Думаю, сестра такого человека может подтянуться и довольно быстро. Она всего немного уступает для планки.

— Вы слишком мягкий, Каташи-сама, — улыбнулась преподавательница по Кидо. — Но думаю, вы правы. Стоит дать ей шанс.

— Вот и хорошо. Значит, в 1-ый класс, — на этом и решили.

Вот только так никто и не проверил одну маленькую ошибку…

Глава 11 Переполох в маленькой Академии

На следующее утро, распрощавшись с семьей, я собрал вещи и отправился в путь. Сегодня меня примут. Сомневаться в этом смысла нет. Я и так понимаю, что мой уровень повыше многих учеников. И даже плевать, если не в первый класс. Мне главное попасть, а там уже смогу сделать все что нужно.

У меня есть цель, и я иду к ней.

Сюнпо!

Быстрое движение уносило волнения и путаные мысли.

К полудню я был уже на месте.

Народа собралось немало. Всем интересно прошли они или нет. Волнение, страх, паника, радость и отчаяние. Такие чувства крутились вокруг.

Теперь тут стоял один длинный стол, к которому в несколько очередей и подходили претенденты за ответами. Так же там стояли и просто синигами, которых я еще не видел. Похоже, тут бывают очень эмоциональные люди, что слово нет, не принимают. Вон передо мной такого унесли. Ему не понравилось, что его не приняли. А там дальше какого-то аристократа вежливо попросили удалиться.

— Хе-хе-хе, — услышал я смех за спиной.

Оттуда даже холодом повеяло.

Обернулся.

Чуть в обморок не упал.

За мной стояла какая-то девица с лицом, очень напоминающим рожу Гина. Прищуренные глаза, широкая улыбка, черные волосы с хвостиком на боку. Невысокая, худая. Одета в не дешевую одежду. Серое кимоно, с изображением змей. Она сама чем-то напоминала змею. Мило.

От девушки исходила довольно пугающая аура.

— Так ему и надо, — прошипела она. Как же она радуется чужому горю. — Что-то не так? — посмотрела она на меня.

— Ты странная, — хмыкнул я.

— Хе-хе-хе, — посмеялась она. Довольно жуткий смех. — Твоя очередь, красавчик.

Она была права. Моя очередь подоспела.

Подошел. Назвал свое имя и мне выдали бланк.

ДААААААААААА!!! Я В 1-ом КЛАССЕ!!! Круто!

Получив сухое поздравление, меня направили получать форму, и сказали куда заселяться.

С приподнятым настроением я двигался в сторону склада. Некоторые видя что я прошел завистливо провожали меня взглядами. Но на них я внимание не обращал. Настроение на высоте, а на остальное плевать.

Тут я почувствовал опасность позади себя.

Резко в сторону и тело проносится мимо меня.

— ТВАРЬ! НАШЕЛ! — сказал очень крупный мужик с бритой посередине головой. Кто же ему такую прическу сделал? Ему идет. — УБЬЮ!!!

Он попытался меня схватить.

Присел. Удар в колено. Кувырок вперед. Удар под второе колено.

Он подскочил и попытался навалиться на меня.

Отскакиваю.

— Не получится! — рассмеялся он. — Я упорно тренировался с прошлого раза и твои куцые удары и жалкие захваты мне не страшны.

— Я и не знаю, кто ты, — пожал я плечами.

— СДОХНИ!!! — взбесился он.

Про куцые это он зря.

Рывок вперед.

Ладонью в горло.

Он застыл.

А затем ударом колена в нос.

Фонтан крови из носа и он опрокидывается.

Все готов.

— Еще у кого-то со мной есть проблемы? — спокойно спросил я.

Народ не ответил и посторонился.

Хлоп-Хлоп-Хлоп! — Услышал я.

Это мне дарили одинокие аплодисменты. Та девушка-змея радостно хлопала в ладоши.

— Хе-хе-хе весело, — сказала она. — А там еще веселее! — указала она на небольшую толпу.

Человек десять окружили тройку, и пыталась достать. Вот этих гопников я помню. Лично всех избил два месяца назад. Похоже, они не научились вести себя хорошо. Ничего, профилактические пиздюли я раздать не против.

Рванул туда. Удар в спину крайнего. Он заваливается на своего друга. А затем оба получают пятками в нос. Я свои сандалии в прошлом бою потерял.

Удар в колено тому, что справа, и в горло его соседу.

Меня попытались поймать, но это окончилось тем, что я увернулся и въехал придурку лбом в нос. Последних завалили те на кого они напали.

— Вы, похоже, ничему не учитесь, — усмехнулся я, придавливая рожу бандита ногой к земле.

— Ты?… — удивился он.

— Спокойной ночи! — легкий удар и он спит. — Вы как? — обратился я к потерпевшим.

Это оказалась странная тройка. Тот красноволосый тип со странными бровями, который продержался на испытании дольше меня. Тощий блондин с короткими волосами. И… я? Там стояла точная копия меня. Такой же рост, похожее лицо, прическа с такой же прядью между глаз, только глаза фиолетовые.

Они тоже смотрели на меня удивленно. Копия моя, которая, похоже, девушка особенно была удивлена.

— Рукия, это твой родственник? — спросил красноволосый девушку.

— Нет… — ответила девушка.

Вот тебе на…

* * *

День у Рукии не задался с самого начала. Поскольку денег на отель или хоть на комнату у них с Ренджи не было, им пришлось спать в парке на улице. Но им не привыкать. А тут такая хорошая погода, да и трава мягкая. Но утро им омрачила парочка гопников, решившая пощупать девушку. Та была зла от того что ее прекрасный сон прервали и набила обоим извращенцам рожи. Непуганые нынче дураки, в 1-ом районе.

Уснуть она уже не могла, потому растолкала Ренджи, который спал себе преспокойненько и даже не проснулся ей помогать. Вот же гад. Лентяй!

Затем были проблемы с поиском еды. 78-район находится довольно далеко от 1-го, потому все деньги и еду они растратили в пути. Рассчитывали, что их примут сразу, но пришлось один день ждать.

Но ничего. Голодать Рукии и Ренджи было не впервой. Но тут удалось украсть парочку яблок, да и у неудачных насильников было немного денег. Завтрак был скромным, но Рукия не унывала. Она верила что поступит. Не была уверена, что хотя бы во 2-ый класс, но и так неплохо. Ренджи вон, вообще уверен, что в 3-ий попадет. Но главное попасть, а там они сделают все, чтобы стать сильнее.

Когда пришло время, они направились узнать. По пути встретили своего нового друга. Киру Изуру. Познакомились с ним, когда Ренджи уснул на ветке и упал на него. Забавный депрессивный и мрачный тип. Не смотря на то, что он из благородной семьи, весьма общительный и добродушный. Рукия была удивлена такому странному аристократу.

Отстояв с большой очереди, она дрожащими руками взяла листок.


Куроки Рукия. 1-ый класс.


— ДА!!! — обрадовалась она.

Радость от того что она прошла не сразу позволил заметить неточность. Она была безумно рада, что прошла. И не просто в качестве ученика, а в самый 1-ый класс! Это достижение. Теперь у нее все будет хорошо.

— Я тоже в Первый попал, — обрадовал ее Ренджи.

— И я, — улыбнулся Кира.

— Как тебя-то туда пустили? — усмехнулась Рукия друга. — Ты же дуб дубом.

— Ну, знаешь ли, — надулся он. — И вообще, что за фамилия у тебя?

— Сама не знаю, — задумалась Рукия. — Вчера я забыла придумать себе фамилию, когда заполняла бланк. Вот, похоже, и сделали все за меня. Хотя Куроки не звучит, — хмыкнула она. — Можно было что-то более грозное придумать.

— Сама виновата, — усмехнулся Ренджи. — Могла бы и мою фамилию взять, если так сложно было.

— Еще чего, — фыркнула она.

— По-моему красивая фамилия, — с улыбкой сказал Кира.

Вот в такой веселой перебранке они и шли к складу, где им должны были выдать форму и все остальное.

Все было хорошо, пока их не окружила толпа каких-то типов. Сначала Рукия подумала, что это из тех, кто не прошел. Вот они кидаются на всех, но типы были очень злыми.

— Вот ты и попался урод! — зарычал их главный. — Теперь не уйдешь! Бей его!

И почему-то эта толпа нацелилась именно на нее. Рукия легко уклонялась и перекидывала этих дурней через себя, пытаясь вспомнить, где она успела им насолить. Она в свое время многим нервы попортила. Жизнь в бедном районе, воровство и уличные банды способны нажить много недоброжелателей. Но лично этих она не помнила. Хотя неделю назад когого-то лоха обрила, но тот сам виноват.

Вот так уклоняясь и раскидывая этих дурней Рукия размышляла над смыслом жизни. Ренджи бил их от всей души, ну и Кира помогал, хотя драться он явно не любил.

Но когда на нее чуть трое не накинулись, им неожиданно помогли. Только сейчас она поняла, что никто в это не вмешивался и не старался им помочь. Народ делал вид, что ничего не происходит.

Но вот кто-то решился. Сделал незнакомец это на удивление быстро. Троих уделал за пару секунд. Бил он не слабо, и оказался невысоким и ловким, к тому же дрался босым.

— Круто, — хмыкнула девушка.

Он положил ногу на голову главаря, вдавливая ее в землю.

— Вы, похоже, ничему не учитесь, — усмехнулся он.

— Ты?… — удивился бугай.

— Спокойно ночи! — легкий удар и неудачник спит. — Вы как? — он посмотрел на них.

А когда Рукия посмотрела ему в глаза, то чуть не упала. Он был точной копией ее. То же лицо, та же прическа, такой же рост, только глаза синие. Хотя были и отличия, это все же был парень и он отличался от нее. Но схожесть была столь сильной, что она не сразу заметила различия.

Так они оба и замерли, смотря друг на друга.

— Рукия, это твой родственник? — спросил Ренджи.

— Нет… — ответила девушка, не сводя глаз с парня.

Тут к ним подскочили запоздавшие синигами.

— А ну не двигаться! — рыкнул на них крупный синигами в солнцезащитных очках. — Так вы двое! — он схватил за шиворот Рукию и ее копию. — Что вы тут устроили?

— Э? — они посмотрели на синигами. — Эммм…

— Так, фамилия? — гневно спросил он.

— Эммм… Куроки, — хором ответили они, а затем посмотрели друг на друга.

— Близнецы значит.

— Мы не родственники! — возразили они.

— Так я и поверил! К директору! Все живо! Поговорим о вашем отчислении! — он как двух нашкодивших котят понес их в сторону здания.

Остальным пришлось быстро двигаться под конвоем синигами, а побитых растащили куда-то.

— Хе-хе-хе, — услышала она чей-то смех. Шел он от девушки со змеиной улыбкой. — Весело тут….

Глава 12 Друзья познаются не только в беде

М-да, вот же превратности судьбы странные. Сидим мы перед директором академии. Все мы. Я, эта моя копия, которую посчитали моей сестрой, бровастый, и блондин. Сидим, слушаем наставительную речь директора и молчим. Делать-то нечего. Он легко может нас исключить и ведь не посмотрит что мы в 1-ом классе.

— И в заключение, — говорил старик. — Не устраивайте больше беспорядков. Они будут строго наказываться. В этот раз я прощу это, потому что вы новички.

— Простите, пожалуйста! — хором сказали мы. От меня не укрылась легкая улыбка на его лице. Он явно был не против нашего выступления. Скорее ему приятно, что новички довольно сильные, но приструнить нас нужно. Вот он и отчитал нас как следует.

Ну и ладно.

Мы вышли из кабинета директора и народ выдохнул.

— Это было близко, — вытер пот красноволосый. — Думал, нас исключат.

— Это вряд ли, — сказал блондин. — Мы же из 1-го класса, так что выгонять не станут. Но могли понизить.

— Это было бы неприятно, — хмыкнул я.

— А ты, кстати, кто? — спросил мой клон.

— Я Куроки Карасумару, — представился я.

— Так это твою фамилию мне приклеили, — она показала лист с ее данными. — Мне ее дали.

— Хм, — я задумался. — Так вот почему меня спрашивали, — вспомнил я. — Похоже, меня с тобой спутали и спросили фамилию, я и назвал свою. Некрасиво получилось.

— И что теперь? — спросила она.

— Черт его знает, — пожал я плечами. — Думаю тут стоять не дело. Надо бы взять вещи со склада и заселиться.

— Хорошая идея.

Мы решили отложить разбирательства и отправиться на склад. Но там было такое столпотворение, что мы решили подождать, когда народа станет поменьше. Отошли подальше, и присели под деревом.

— Угощайтесь, — предложил я, достав онигири. Мне было не жалко. Момото-сан много мне положила в дорогу.

— Благодарю, — сказал бровастый приняв.

— Ага, спасибо, — приняла моя копия.

— Спасибо, — улыбнулся блондин.

Сидим, перекусываем.

— Думаю вам бы нужно представиться, а то я так и не знаю ваших имен, — сказал я.

— Он прав, — почесал затылок блондин. — Я Изуру Кира.

— Абарай Ренджи.

— Рукия… Куроки… — смутилась она.

— Ну, вот и познакомились, — хмыкнул я.

Забавные ребята. Наша компания какая-то странная. Этот блондин явно из благородных. Одежда больно качественная пусть и не новая. Эти двое же из низов. Манер у Ренджи не очень много и едят они с большим аппетитом. Видя их голод, отдал и остальные онигири.

А вообще, пожалуй, это судьба. Мы все явно очень колоритные персонажи. А если я хочу достичь своей цели мне нужно заводить верных друзей.

— Вот смотрю я на вас и думаю, — начал я. — Что привело вас сюда? Зачем вам становиться синигами?

— А сам зачем? — спросил Ренджи.

— У меня крайне большие планы на это место. Но вот что тут вы делаете понять не сложно.

— Это да, — усмехнулся Абарай. — Мы из Западного Руконгая. Жили в одном из беднейших районов. С детства воруем, чтобы выжить. Становление синигами — единственный путь избежать бедности и криминала. У беспризорников только два пути: сюда или в банду. В люди редко кто выбивается.

— Болтун, — Рукия дала ему подзатыльник. — Ты и так человеком не станешь. Обезьяна.

— Че сказала коротышка? — рыкнул он на нее.

— Пф, — она гордо вздернула носик.

— Прямо семейная пара, да Кира? — спросил я.

— Согласен.

— Вы! Уже спелись?! — обиделись они.

— Хех.

— Ну, а я хочу стать хоть кем-то, — вздохнул Изуру. — Семьи у меня нет. А быть просто обедневшим аристократом как мои родители и ждать, что мы заживем, как в былые времена, я считаю глупым. Лучше сам добьюсь всего.

— Хорошая цель, — кивнул я.

— А ты? — спросила Рукия. — Сам спрашиваешь, а о себе молчишь.

— Я из 10-го района. Умер не так давно и жил там пять лет. А синигами я хочу стать для того, — сделал паузу. — Чтобы изменить мир!

— Ха! — усмехнулся Ренджи. — Какие громкие слова. А сможешь ли?

— Вот и выясню. Но чтобы стать рычагом, который меняет русло реки нужно стать намного сильнее, обзавестись связями и соратниками, — улыбнулся я. — Это дело непростое, но я сделаю это.

— С чего тогда начнешь?

— А я уже начал, — меня повеселили их лица. — Помогаю, кому могу, делаю что могу. Все начинается с мелочей.

— Очень крутая цель, — хмыкнул Ренджи. — Точно потянешь?

— Легких путей не ищем. Не важно, сколько времени это займет, я сделаю это.

— Хе-хе-хе, — услышал я знакомый смех. — Какие вы тут веселые, — на ветке дерева сидела та девушка-змея. — Изменить устоявшийся за тысячи лет традиции. Это сильно. Думаешь, сможешь изменить порядок вселенной?

— А мне плевать на вселенную, — ответил ей. — Я хочу справедливого мира, хотя бы как можно более справедливого.

— Хе-хе-хе, — рассмеялась она. — А ты мне нравишься. Ты целеустремленный. Я Котонэ Накано, но зовите меня Хебико. Все зовут меня так.

— Наши имена ты думаю, знаешь, — пожал я плечами. Она спустилась, уселась с нами и отняла мой последний онигири. — Наглость второе счастье. А ты чего добиться хочешь?

— Замуж выйти удачно хочется, — выдала она. Лица всех нас сильно вытянулись. — Мой род старый, но обедневший. Так что мне как одной из дочерей Накано нужно найти себе удачную и богатую партию как мои сестры. Хе-хе-хе.

— Ну и ну, — хмыкнул я.

— Так что если станешь богатым и влиятельным вспомни обо мне, — она приблизилась ко мне. — Хе-хе-хе.

Лицо у нее довольно милое, да и сама она ничего. Если бы не эта аура и не жуткое выражение лица, то была бы вообще идеально.

— Обязательно. А ты случаем не родственник Ичимару Гина?

— Нет.

— А очень похожа.

— Если он богатый, то могу и подумать, — улыбнулась она еще шире.

— М-да.

— А вы забавные близнецы, — указала она на нас с Рукией.

— Мы не родственники! — сказали мы хором.

— А по вам очень видно, — веселилась она.

— Это не так! — подскочили мы. Блин. Почему она говорил то же что и я? Кошмар какой-то.

— Клоунада, — вздохнул Ренджи.

— Хо, — она доела все что осталось. — Очередь угасла.

И правда. Пока мы тут сидели и чесали языками, толпа рассосалась.

Добравшись до складов, мне пришлось долго бодаться с тем типом, говоря, что я парень. А то он нам с Рукией одинаковую форму выдал. Но как только он вспомнил, где меня недавно видел, сразу ржать перестал и поспешил свалить. Я пообещал ему встретиться. Да уж, теперь у меня появилась «сестра», нет, не так, скорее просто что-то непонятно. И ведь не докажешь же. Мы с ней похожи, даже слишком похожи. Часто говорим одно и тоже.

Страшнее всего теперь, если об этом узнает Рангику. Она ведь мне жить не даст, да и Рукию замучает.

Ох, чувствую, проблем с этим не оберёшься.

В итоге мне все же выдали форму, состоящую из синих штанов-хакама, синей ситаги, белой косоде, белых носков, и сандалий. Сандалии для меня были крайне спорным предметом одежды. Носки-таби были более-менее удобны, но не сандалии. Они меня слегка напрягали. Неудобны. Но носить нужно. Так же белье фундоси и прочие вещи типа полотенца, перчаток и так по мелочи. Одежда в трех комплектах, на смену. Ее сдавать в прачечную, и на следующий день получают чистое. За это отвечают, и никаких накладок не будет.

Еще как сказали студентам Академии, полагается стипендия. Это для жителей бедных районов, простолюдинов и не имеющим денег. Но стипендия довольно небольшая, что наводит на мысли о подработке. Работать разрешено только в самой академии. В прачечной, кухне или уборкой. Заработок и прочее. Благо все это актуально только для 3-го класса, у 1-го бесплатные завтраки, обеды и ужины, что резко уменьшает ценность денег. Повезло. Деньги у меня есть те, которые я заработал тут, а еще и стипендия. Опять я стал на пути того, что мне некуда их тратить. Ну, благо выходные есть, сюнпо владею, так что будет кому помогать. Если получше сдружусь со своими новыми знакомыми, будут мне помощники.

Нас рассортировали. Общежитие было поделено на мужское и женское. Каждому студенту 1-го класса полагается собственная комната. 2-ой класс живет по тройке или четверке. А вот 3-им не повезло. Они по десять в одной комнате. Благо хоть комната большая. Это хорошо тем, что еще больше мотивирует к самосовершенствованию, но так же минус в том, что порождается зависть и могут быть проблемы. Да и у нас не все гладко.

Какой-то аристократ, живущий в соседней со мной комнате очень неодобрительно на меня посмотрел. Высокий тип с фиолетовыми короткими волосами и бусами на шее и руке.

Ну и фиг с ним.

Моя комната представляла собой небольшое, но милое помещение. Даже как-то непривычно выглядит. Вместо футона была кровать. Настоящая, деревянная. Я такую вроде когда-то видел. Только не помню где. Наверно, там же, где и компьютеры.

Кровать одноместная, явно не предназначенная для того, чтобы девушек приглашать. Хотя с моим ростом это не так важно. Для меня кроватка довольно большая.

Рядом стоит стол, один стул и тумбочка. Также есть дверка с туалетом. Ну и хорошо. Душевые тут дальше по коридору. Видно туалет дело личное, а вот мыться можно и вместе. Немного двояко звучит.

Ну, не важно.

Так или иначе, комнатой я остался доволен. Ренджи поселили напротив меня, а Киру дальше по коридору.

Первым делом я переоделся в форму академии. Похоже, они привычны к студентам с любой комплекцией, потому как моя одежда сидела на мне идеально. Даже сандалии не так раздражали. Но в целом неплохо, хотя я еще не носил хакама. Просто не было случая.

Мне, честно говоря, местная мода очень не нравится. Эти халаты на голое тело, хакама и неудобная обувь. Да, мы в Японии, но мне от чего-то не очень удобно. Привыкнуть можно, но хотелось бы что-то другого. Я помню, как одевал одежду в том магазине костюмов. Пусть одежда была чудной, иностранной, но гораздо удобнее. Обувь так вообще почти не мешала, только шумной и тяжеловатой была. Надеюсь, синигами позволят отступиться от традиций формы, в будущем.

Хотя лучше просто привыкать к этой. Чувствую долго мне в таком ходить.

Ну, вот как-то так.

Я поступил, попал в неприятности, получил выговор и нашел себе друзей. Пока о них еще рано что-то говорить, но все же неплохо.

А сейчас неплохо бы нормально поесть и осмотреть Академию. Вроде как для новичков будет экскурсия. Нам расскажут, куда и где нам ходить, а так же просто расскажут что делать.

Удачи мне…

Глава 13 Учеба нелегкое дело

— Вот так, в 1832 году, великий воин Мотогабаренкуда Какацу спас Общество душ и за это был, награжден титулом благородного и вошел в состав Совета 46-ти, — закончила свою лекцию учитель истории Шика Нагай, среди студентов прозванная Мозгоедная Олениха.

Черт, я, конечно, понимал, что история это один из инструментов пропаганды, но так же думал, что там мы узнаем свою историю. Может не нашего народа, то хотя бы того куда мы идем.

Но Олениха, похоже, из курса Истории забыла саму «историю» и побольшей части рассказывает кто, что, как и когда сделал. Черт, такой откровенной пропаганды величия Сейретея и Совета 46-ти я никогда не видел и не слышал. Городские зазывалы и всякие придурки на улице просто нубло по сравнению с ней. О если бы она хотя бы умела рассказывать, но ее унылый и скучный голос просто вымораживает всех нас.

Если бы она хотя бы разрешала спать у нее на уроках, и не истязала всех нас этим ужасом, я бы еще понял, но она ревностно относилась к слушателям и очень строга к тем, кто не выдержал.

Это просто пиздец какой-то.

Так еще и задает нам немало. Ее уроки вообще никому не нравятся. Даже те, в честь кого эта пропаганда и идет, аристократы, выходят с ее уроков перегруженными. Многие желали бы сдохнуть. Один так вообще сымитировал болезнь и был готов на дополнительные задания, только бы на уроках не присутствовать. И ведь не откупишься, это обязательный предмет, даже для аристократии.

Вот только пропаганда у нее ну никак не получается. Половину мы пропускаем мимо ушей, стараясь не уснуть, а вторую половину забываем, покинув класс. А ее домашние задания вообще вымораживают население Академии. Писать огромные тексты докладов, которые-то и смысла никакого не имеют. И это если учесть, что половина из наших писать даже не умеет.

Короче все так плохо, что ее именем уже ругаются и проклинают всех. Фраза: «Чтоб тебе остаться на доп. занятиях у Оленихи» считается страшным проклятием. И ведь правда так и есть.

Но вот вопрос у меня возник. А зачем ее вообще тут держат?

Насколько я знаю Готей 13 и Совет 46-ти не всегда ладят, но Академия находится именно под юрисдикцией Совета, потому пропаганда тут обязательна.

Но есть одно но. Пропаганда ее, мягко говоря, отталкивающая. Да и узнал я недавно другую вещь. У Готея тоже есть пропаганда, только преподаётся она в отрядах и на поле боя.

Смысл один — Твои товарищи, отряд и Готей самое главное.

Коллективный дух у синигами очень сильно развит.

Почему? Да потому что на поле боя быстро понимаешь, что Совет практически ничего не делает, а вот товарищи и командир на помощь придут. Был случай, когда группа синигами застряла в Хуэко Мундо. Так Совет не давал разрешения отправиться туда. И Капитан Зараки сам, плюнув на решение Совета, пошел со своими людьми. Часть спасенных попросила перевода в его отряд потом. Так что синигами будет больше верить таким же воинам как они, а не тем, кто отсиживается в безопасности и отдает приказы. Не все такие, но это очень четко прослеживается.

И пусть ничего с учебой синигами сделать не могут, но нашли способ подговнить Совету.

Вроде как пропаганда есть, все идет, но ведущий настолько уныл, неприятен и раздажающ, что в голову оно слабо входит. Плюс большинство студентов простолюдины, а им любовь к власть имущим сложно привить. Да и сами аристократы, которые делом занимаются, а не херней страдают, тоже начинают понимать кто им ближе. А если интересна история, то есть библиотека. Хотя этот мир довольно статичен, особенно если учесть общее долгожительство, то ничего особенного там не узнаешь. Да войны, вторжения и прочее, но вот великих открытий будет не так много, за исключением Научного прогресса около 60-ти лет назад, когда местные технологии оставили мир живых далеко позади. Это я про компьютеры и прочее технологическое оборудование. В мире людей это только появляется, а тут уже давно есть. Забавно выглядит эта смесь из нового и старинного, новизна и традиции, довольно забавное сочетание.

Но вернемся к пропаганде.

Вот как-то так оно все и делается. Все довольны, ну кроме студентов, которым через все это проходить. И ведь программа рассчитана на все 6 лет учебы. Боюсь, я столько не переживу.

Но давайте я расскажу о самой Академии, как раз сон прогоню. Хотя тут быстро учишься спать с открытыми глазами.

Академия Духовных Искусств существует уже около 2100 лет и основал ее сам Ямомото Генрюсай нынешний и вечный Главнокомандующий. Тут нас, будущих синигами, учат всему, что пригодится нам в будущем. Учеба рассчитана на 6 лет, но никто не запрещает сдавать предметы экстерном, это даже поощряется. Особенно у 1-го класса. 1-ый класс вообще обычно быстро проходит обучение. Максимум 4 года, и учеников стимулируют это делать. Даже бывают и личные тренировки.

Выглядит Академия как большое длинное здание. Множество аудиторий, тренировочных залов и общежитие. Позади Академии довольно большое озеро, и парк есть. Тренировочные площадки, несколько додзе расположены на территории.

Но самое интересное внутри. Академия сделана на каком-то усреднении между японским стилем и европейским. То есть на некоторых уроках мы сидим на подушках перед маленькими столиками, а другие кабинеты это большие аудитории со столами и скамейками. Для того кто никогда подобного не видел это реально интересно. А вот меня не покидало чувство дежавю. Вероятно это какие-то внутренние воспоминания о том времени, пока я был живым.

Но перейдем к учебному плану.

Предметов тут много. И если ученик сдал одни предметы, он будет проходить другие. Либо новые, либо более продвинутый уровень. Но вот первые три месяца у нас будет все стандартно.

Есть основные предметы, которые будут в этом году, но никто не мешает сдать их быстро и переходить к более продвинутым или новым предметам.

Дело то в том, что тут, особенно у 1-го класса, поощряются индивидуальное развитие.

Обязательные предметы, по крайней мере, на один месяц это Правописание и Математика. Их посещают все. Читать, писать и считать умеют далеко не каждый, но даже тем, кто освоил нужно показать себя на уроках, чтобы у учителей не было вопросов. Те, кто через месяц сдаст зачет, может больше не посещать данные уроки.

Следующий обязательный урок, который может и затянуться — это Основы физической подготовки.

Для того чтобы выполнять многие нужные для синигами действия нужна физическая сила, хотя бы средний уровень. Вот там, в течение трех месяцев и будут муштровать учеников. Все же мы военное учреждение. Потом конечно зачет и те, кто сдаст, переходят на Основы Хакуда. Где уже не только физические упражнения, но и тренировочные бои, освоение боевых искусств.

Не менее важным предметом является Основы Реацу. Теоретический курс, где ученикам объясняют, что такое реацу, как с ней работать, и что нужно делать. После ее окончания мы переходим на Основы Кидо, то есть Магии. Это так же побольшей части теоретический и практический курс, который привьет нам основы Кидо и все нужные начальные навыки. Лучшие из учеников будут допущены до Продвинутых Кидо, где обучают самым сложным и сильным заклинаниям.

Так же у нас есть обязательные уроки Географии. Ее так же будут особенно спрашивать, как и историю.

Со следующего года у нас учеников, начнутся факультативные занятия. Продвинутые варианты нынешних, новые, полезные и не очень предметы. Так же по окончанию первого года нам выдадут асаучи и 1-класс будет обязательно проходить освоения сути клинка. Для 1-го класса не раскрыть силы меча считается позором. И учеба не будет продвигаться по причине того что без раскрытого меча ничего продолжить и нельзя. Мы будущие офицеры, редко можно найти офицера, который не знает имени своего зампакто.

Хотя есть один такой капитан, но сил у него настолько много, что смысла в имени меча вообще нет.

Со следующего года будет обязательно обучение Зандзюцу. Хотя обучать нас будут основами, потому что остальному нас обучат наши же мечи. Дело-то в том, что при раскрытии силы меча, он может существенно изменить форму. А как можно управлять булавой или клинком в виде кольца вряд ли кто-то научит. Вот сами занпакто и будут обучать своих хозяев. Но до получения клинка у нас еще не скоро. Редко когда меч получают раньше, а почему, это никто не говорит.

Вот как-то так.

Наше обучение только начинается, потому еще рано говорить, в каком направлении нам развиваться. Но особых сложностей, за исключением истории, ни у кого нет.

— На этом сегодня закончим, — сказала Олениха и поставила папку на стол. — На дом прочтите главу о войне Квинси в учебнике за авторством Мотогабаренкуда Кукуцу.

Народ начал выходить из транса. Кто-то даже уже овладел искусством сна с открытыми глазами. Нужно бы и самому скорее освоить эту технику. Чувствую пригодится.

Как только она закончила лекцию, народ сразу рванул на выход. Нужно успеть свалить пока она ничего не вспомнила. Я же нырнул в окно и сразу же свалил подальше. Кто был сообразительный, смог последовать моему примеру. Выпрыгнуть из окна и зацепиться за дерево. Вот только после меня желающих так удалиться оказалось больше, чем само дерево могло выдержать, и ветка с теми, кто был на ней оторвалась. Троим ученикам пришлось отправиться в лазарет лечить то что с ними сделала подлая гравитация.

Как хорошо, что это последняя лекция на сегодня. Можно теперь отдохнуть и поспать. Два часа Оленихи — это сильно. Ведь дико скучно, а спать нельзя. Кошмар и произвол.

Уйдя подальше в парк, я нашел большое дерево на берегу озера и устроился под ним.

Хорошо. Погода отличная. Солнышко светит. Шелест листьев наполнил, округу, а легкий ветерок приятно обдувал кожу.

Красота.

Под такую вот музыку мира я и задремал.

Сны мне не снились, я просто пребывал в легком трансе.

Проснулся я от чьих-то шагов и тяжелого дыхания.

— Где она?! — закричали рядом со мной.

Открыв глаза, я увидел Рукию, девушку, которая якобы является, моей сестрой. Хотя произошло это из-за недоразумения и ошибки. Мы не родственники, хоть и выглядим как близнецы. Даже немного странно смотреть на нее. Ведь мы действительно похожи. Зато когда мы рядом, спутать нас сложно. Я, правда, чуть выше, да и лицом явственно парень.

Мы кстати проверились у врача, а то вдруг и правда, родня. Но нет. Не родные. Почти. Есть в нас несколько родственных элементов, но никаких прямых. Учитывая, что я умер недавно, а она уже сто лет тут живет, то я вполне могу быть потомком ее родственников. Типа она умерла, но кто-то же мог остаться, вот и похож я на прапрабабушку и то с натяжкой сказать можно. Данная теория очень за уши притянута. Но решили, что ничего менять не нужно. Пусть нас кем угодно считают. Нам это не мешает.

Рукия человек хороший. Она веселая, умная, трудолюбивая и серьезная. К учебе она подходит со всем рвением и старанием. У нее хороший контроль реацу, но самой реацу не так много. Лишь выше среднего. Но девушка старается показать всем, что это ей нисколько не мешает.

Но я что-то ушел в описание.

— Кто? — спросил я.

— Змеюка эта! Куда она делась?! — рычала Рукия. Только сейчас я заметил, что ее форма была одета небрежно, что для нее нехарактерно. Волосы мокрые, да и сама она покраснела и старается отдышаться. Хоть у девушки по физической подготовке все неплохо, но ей еще многое нужно сделать.

— Хебико? Не видел.

Мой второй странный друг это Котонэ, или точнее Хебико. Девушка она очень веселая, только вот юмор у нее немного черноват. Она обожает прикалываться над остальными и подставлять их в самые чудные ситуации.

В прошлый раз она толкнула Рукию прямо на меня, когда мы шли по лестнице. Я ее поймал, хоть и сам упал. Но выглядели мы в тот момент как парочка, завалившаяся чтобы поцеловаться. Мы с Рукией не родственники, но знают это не все, да и вообще выглядели забавно. Нас отчитал учитель, а так же прочел долгую лекцию о морали и не очень хорошей славе инцеста. Ренджи там чуть не кипел от гнева, а эта Змейка от души повеселилась, смотря на нас. И потом еще долго нам вспоминала это.

У нас с Рукией ничего нет, я максимум к ней теплые родственные чувства испытываю, не больше. Так что мы, когда упали, даже не покраснели. Ну что тут такого. У нас нормальные дружеские отношения и куда-то в неизвестность мы не стремимся. Да и согласитесь, довольно странно влюбляться в девушку со своим же лицом. Ничего страшного нет, но все же необычно.

И на этом Хебико не остановилась. Она повторила тот же трюк, но уже с Ренджи и Кирой. Лица у них были те еще, когда они поняли, в какой ситуации оказались. Хинамори Момо, которая в тот момент мимо проходила чуть в обморок не упала от увиденного. Красная как помидор ходила очень долго и до сих пор краснеет при виде эти двоих.

Змейка достает всех. От нее уже вся Академия, от простолюдинов до аристократии, воет.

Но самое в ней неприятное это некий врожденный обнаружитель опасности. Как только она совершает какую-то шутку, мерзко смеется и сваливает. Ищи ее потом по всей Академии.

— А что она в этот раз сделала? — устало спросил я.

— В общей душевой было очень много пара, — рычала Рукия, поправляя одежду. — А эта как закричит «Карасумару пробрался сюда!!!». В пару меня не разглядели и чуть не прибили там. Теперь вот все женское общежитие ищет эту гадюку!

— М-да, Рукия, — почесал я подбородок. — Попала Змейка. Я не видел ее, спал тут.

— Черт! — фыркнула она. — Пойду ее искать. За ее голову уже награда положена. Если привести ее заведующей.

— А почему?

— Так она тоже там была в душе. Вот и тоже хочет прибить. Все я побежала. Не спи тут, Карас, простынешь! — выдала она и убежала.

М-да. Вот это она попала.

— Все слышала, Хебико? — спросил я.

— Ага, — послышалось сверху.

Странная тенденция. Если она прячется, то точно где-то рядом со мной. Ну да, в тот раз, когда она подставила одного старшеклассника, тот реально захотел ее избить. Ну, я и вмешался. С того момента она постоянно прячется где-то рядом. А учитывая, что прибить ее хочет за этот месяц уже половина Академии, то скрывается она как мастер-синоби. Может ей во 2-ой отряд пойти?

— Хе-хе-хе, — она слезла и присела рядом. — Сообщник.

— С чего бы это?

— Ты не выдаешь меня.

— Я просто знаю, что ты где-то рядом, а где именно не представляю, — вздохнул я. — Ты лучше завязывай с этим. А то даже я могу не успеть вмешаться.

— Хе-хе-хе, — посмеялась она. — Мне просто скучно. Уроки слишком скучные. Основы мне давно преподали учителя, а до основных уроков Кидо меня не допускают.

— А ты хочешь заниматься Кидо? — спросил я.

— Я хочу стать медиком.

— Хочешь спасать жизни других? — удивился я.

— Ага, щяз! — хмыкнул она. — Так проще найти себе мужа. Представь себе, — она мечтательно закрыла глаза. — Он после трудного боя просыпается и видит меня. Наши взгляды встречаются.

— И он на всю жизнь седой и с проблемами с сердцем, хех, — рассмеялся я.

— Пфф, — фыркнула она. — Ничего ты не понимаешь в романтике.

— Ты тоже, — поднялся и отряхнулся. — Я пойду, пожалуй. Не задерживайся на улице.

— Если что, приду к тебе спать, — улыбнулась она.

— Да пожалуйста, — махнул я рукой. О! Она покраснела и удивленно уставилась на меня. Мило выглядит. — Меня все равно сегодня ночью там не будет.

— А куда это ты собрался?

— По делам. Так что занимай пока. Удачи.

С этими словами я пошел в общежитие. Завтра выходной, потому сегодня вечером я отправлюсь помогать в бедные районы. А поскольку даже с сюнпо идти далеко, нужно выйти пораньше. Да и среди бела дня не стоит мелькать. А все что нужно я уже достал, так что проблем не будет.

Было бы неплохо найти себе помощь, но это уже потом. Я тут только месяц, еще успеется.

Ладно, пойду еще посплю…

Глава 14 Выходной легким не бывает

Поход в бедные районы прошел, я бы сказал, буднично. Не впервой. Я знаю, как нужно делать дела и не быть замеченным. За год наловчился все проворачивать.

Дело то в том, что бедные народ отчаянный. Они готовы и на безумства пойти ради еды. Я не могу помочь всем. Набираю мешок рисовых лепешек, как самую дешевую еду, и раздаю всем кого нахожу. Стараюсь искать детей и первым делом кормить их. Но так же нужно следить, чтобы взрослые не напали на детишек. Такое бывало.

Дал я одному мужику поесть. Он слезно поблагодарил меня. А через полчаса я видел, как он забил до смерти троих девочек, чтобы отнять их еду.

В тот день я сам чуть не убил его.

Очень он уж меня тогда разозлил. Благо успел остановиться. Но ему я теперь не помогал и, видя среди просящих проходил мимо его. Да и он, видя меня убегал. Знает гад, что я только чудом остановился.

Потом еще был случай, когда на меня уже напали, чтобы еду отнять. Знали, что я вновь приду и подкараулили. Благо я этот раз был вооружен. Простой нож, но вместе с сюнпо он становится смертельным оружием.

Я не убил никого. Не решился это сделать. Знаю, что когда-нибудь придется, но хочу пока оттянуть этот момент.

Но те случаи были мне уроком. Одной добротой ничего не решить. Добро должно быть с кулаками. Я помогаю тем, кому могу, но не дам сесть себе на шею. Я может и глупый дурак, который проводит свое время за бесполезным занятием, но не могу иначе.

Теперь же у меня появился ряд правил:

Не говорить с ними.

Не знакомиться.

Не дружить.

Не слушать мольбы.

Не поддаваться на провокации.

Не показывать лица.

Не называть имени.

Делать все молча.

Уходить когда посчитаю нужным.

Да, это может звучать цинично и жестоко, но мир таков.

Вот потому я, облачаясь в серый плащ с глубоким капюшоном, одевая перчатки и темную одежду, стал бродить по бедным районам, выполняя свою нехитрую работу.

За год моих приключений я даже немного разочаровался в своей цели. Чтобы я не делал, это капля в море. Все что я могу это продлить страдания. Как бы не старался, я только оттягивал неизбежное. Я провоцировал многих нападать на меня, а других сделал жертвами.

Я даже думал прекратить так тратить свое время.

Но однажды я увидел результаты.

Недавно, у нас в Академии я встретил пару ребят, которым я когда-то помог. Я помог им прожить лишний день, и теперь они дошли сюда. Пусть всего лишь 3-ий класс, но у них теперь хотя бы есть будущее.

Или та девушка в очках из 2-го класса, которая боялась каждого прохожего. Она искала денег для лечения своей больной матери, вот и забрела не туда. Я избил ее насильника и отдал ей часть своих денег. И вот она тут. Не знаю, помог ли я ее матери, но она жива и это тоже ведь хорошо.

Но самый главный случай произошёл неделю назад. Вот там я увидел, что еще не все потеряно. Что мир может меняться.

Прогуливаясь, я заметил одного мальчика, который работал в кузне. Он там, на подхвате, и пока еще мал. Работа тяжелая, грязная, но парнишка не унывал и работал не покладая рук. Но если бы не я, он бы умер от голода.

Я порадовался за него, пока не увидел, как он на свои деньги купил еду и сам раздавал ее бедным. Я был поражен увиденным и это воодушевило меня.

Именно этот мальчик тогда вернул мне надежду.

Мир может меняться!

Понемногу, по чуть-чуть, но меняется! Я уже вижу.

Сегодняшняя ночь закончилась так же. Я раздал еду всем, кому нашел, одной девочке даже лекарство достал, которое ей должно помочь. Эх, научиться бы лечебным кидо.

Но, увы. Чтобы начать ходить на предмет Основы Кидо нужно сначала сдать Основы Реацу, хорошо хоть зачет по нему у нас скоро. Благо хоть Правописание и Математику сдать удалось.

А на следующей неделе у нас зачет по Физической подготовке, после которой мы перейдем к Основам Хакуда. Вот бы еще, конечно, улучшить свое владение Хохо, но это факультатив, а такие предметы будут в следующем году.

А сейчас я возвращаюсь домой. Ночь выдалась пусть и простой, но на фоне учебы это нелегкое занятие.

Сейчас вернусь и завалюсь спать. Благо выходной, на то и есть.

Добрался до 1-го района и переоделся в форму Академии. Пропуск у меня с собой, так что никаких проблем не будет.

К Академии я подошел уже к рассвету. Красиво тут.

Но мне 1-ый район не нравится. Он какой-то болотистый. Туманный. Ленивый. Слишком безопасный. Тут будто не живут, а просто спят все. Особенно это видно по утрам.

Пройдя на территорию первым, что я услышал, было не пение птиц в ближайших деревьях, а дыхание, пыхтение и шарканье.

Заинтересовавшись, я пошел на звук и нашел там Ренджи и Киру проводящих тренировочный бой.

Они неплохо двигались. У Ренджи хорошая сила, плюс он инстинктивно усиливает свои удары духовной силой. Но вот со скоростью у него слабее. Кира же сам по себе человек более пассивный. У него лучше техника, он ловчее и на обороне лучше. Но Хакуда явно не его призвание, хоть у него и неплохо получается.

Вот так они и пытались друг друга победить. Ренджи старался попасть, а Кира поймать и устроить залом. Но тут преимущество на стороне Ренджи, просто потому что он более выносливый. С ним бой на истощение лучше не проводить.

Итог был очевиден, замедлившись, Кира словил удар.

— Победитель Абарай Ренджи! — громко сказал я. Они только сейчас меня заметили. — Доброе утро.

— Привет, Карас, — махнул рукой бровастый. — Какими судьбами так рано?

— Да у меня дела были, вот и возвращаюсь.

— Да? — удивился Кира. — А то мы тебя не нашли. Хотели пригласить на тренировку.

— Так волнуетесь о зачете? — усмехнулся я.

— Не очень, — улыбнулся Абарай. — Но лучше быть готовым. Да и просто размяться хочется.

— Ну как знаете, — пожал я плечами. — А Рукию чего с собой не взяли?

— Она не ранняя пташка, — хихикнул Ренджи. — Да и до вечера Хебико искала, вот и утомилась.

— Хех, — усмехнулся я. — Вот же упертая. Ну, удачи ей и вам, а я пойду спать. Выходной я собираюсь провести в отдыхе, а вечером нужно будет еще и войну с квинси читать. А то Олениха нас забодает.

— Не напоминай, — застонал Ренджи. Да, у него с теорией очень плохо.

Махнув им рукой, я отправился к себе. Спать жутко хотелось, потому я особо не обращал внимание на окружение.

Добрался до своей комнаты, зашел внутрь и начал раздеваться.

— Я ждала тебя, милый, — услышал я женский голос.

Тут же проснулся и посмотрел на кровать.

Там под одеялом лежала Хебико. Змеиная улыбка, прищур и смешок. Лежит в одном халате и мило так ножку из-под одеяла обнажила.

Я о ней и забыл. Сам же предложил ей у меня спать. М-да.

— Так сильно боишься заведующую? — вздохнул, присел за стол. Ох, не поспать мне сегодня.

На этих словах ее улыбка стала выглядеть слегка натянутой. М-да, у них там все строго. У нас вообще-то тоже все более-менее чинно и благородно, но наш заведующий не ходит по комнатам и не вынюхивает кто-то у кого. У нас был случай, что наш старичок Хоммодзи застукал парочку в одной из комнат, но поднимать шум не стал и позволил молодым закончить, ну а потом уже отчитал. Так что на наличие у себя Змейки я не волновался. Да и какая нафиг репутация, когда мне шашни с «сестрой» уже привязали.

— Она у нас лютая, — вздохнула Хебико. — Если бы я ее там заметила, то не стала бы шутить. Эх, придется все же добровольно сдаваться. Может, наказание смягчат.

— Ты, главное, делай грустные глазки и пускай слезу раскаяния.

— Ты реально думаешь, что у меня получится изобразить такое? — со своей змеиной улыбкой спросила она. Вот чем забавляет меня Хебико так это в умении иронизировать над собой.

— Эх, — махнул я рукой. — С тобой все понятно.

Подошел к шкафу и достал оттуда одеяло. В кровати мне сегодня не поспать, а спать хочется.

Укутался и улегся на полу.

— Ты что делаешь? — спросила она.

— Сплю.

Что спросить она не знала. Явно понимает ситуацию. Уйти она не может. По причине того что за ней охотятся, да рано пока сдаваться, а остаться неудобно. Вот я и решил пару проблем. Тут благо пол чистый и теплый, так что неудобств немного. Да и в моих путешествиях по районам мне приходилось спать и на полу, на земле и на камнях. Где приходилось. За год привык.

— А куда ты ходил? — спросила она.

— Гулял.

— И как ее зовут?

— У меня нет девушки.

— И как его зовут?

— А это уже оскорбление.

— Хе-хе-хе!

— Спи лучше, у нас завтра Олениха и ее чертово задание, так что вечером в библиотеку.

— И это называется выходной?

— Это называется Суровая сволочная реальность.

— Как не практично. И долго у нас пропаганда будет?

— Все шесть лет, если раньше не сдадим.

— Бездна, я столько оленей не выдержу.

— Учись спать с открытыми глазами.

— Полезнейший навык.

— Согласен.

— Спокойного утра, — пожелала она укрываясь.

— И тебе.

Я быстро провалился в сон. Жаль долго спать у меня не вышло. Через несколько часов Хебико прошлась по мне и ушла не попрощавшись. Забавный человек.

Когда она ушла я смог перебраться на кровать и насладиться еще парочкой часов сна. Пока за мной не пришли друзья, чтобы тащить в библиотеку.

Ну, раз надо, так надо.

Умылся, переоделся, поел и вот я свеж и готов к действиям. Жаль не ко всем.

Сижу я в библиотеке, вместе с остальными друзьями и диву даюсь тому, как может быть интересна история, если рядом нет Оленихи. Да, так тихо, спокойно и нет унылости.

Читать о войне с квинси было довольно интересно. Да хотя бы, потому, что местные учебники на пропаганду не тянули. А тот, что нам рекомендовали, мы тупо просмотрели и забыли. Тупое вранье, причем, будто для дебилов писали. Вероятно и направленно на промывку мозгов простолюдинам. Но для 1-го класса это слабо.

А другой учебник хорош. Просто потому что тут нет определенной трактовки истории, а просто сухие данные. Может показаться скучно, но после Оленихи, все это эталон креатива и интереса.

Вот, например, тут прямым текстом сказано, что и как было, не ставя никого в чисто положительном свете. Нам на уроках рассказывали о доблести, силе и превозмогании благородных воинов ведущих простых солдат на бой и чудом выжившие. А на деле они просто бросили своих людей и сбежали. Да и сами синигами не белые и пушистые, а вполне убивали женщин и детей квинси. Все ради того чтобы избавиться от них окончательно и не допустить возрождение или мести. Сами квинси тоже хороши, они на мирных переговорах убили посла. Да и эти психи вообще считали, что цели оправдывают средства. Убить пустого при этом уничтожить полгорода это приемлемая цена. Главное монстров убили, а на цену им плевать. Не зря их очень сильно ненавидели многие. Но доставалось по большей части медиумам — простым людям с духовными силами. К Инквизиции они тоже руку приложили.

Вот такая вот история. Но тут я наткнулся на одну интересную информацию. По крайней мере, я не понял ее до конца. В той войне, чтобы победить и повысить численность солдат, командование Готей 13 использовало «временных синигами». Что это и как не объясняется. А когда я спросил мне сказали что делать таких запрещено. Мол, передача сил синигами обычным душам запрещена. А почему, мне не ответили. Странно все это.

Может, потом узнаю.

До десяти вечера мы тут и просидели. Написали все что нужно, хоть и задолбались очень. Так ведь она даже списывать не разрешает. Так что нам пришлось договариваться так, чтобы у всех все было разное или, по крайней мере, другими словами.

Я начинаю видеть во всем это еще одну тренировку. Работа в команде, умение находить альтернативный выход и кооперироваться. Так что все наши доклады о том типе с непроизносимой фамилией был сделан.

— Наконец-то, — потянулась Хебико. Пластырь на голове ей шел. Оказывается, заведующая женским общежитием была очень недовольна всем и от злости кинула вазу в дверь. А туда как раз пришла виновница сдаваться, вот и словила она вазу головой. Заведующая решила простить непутевую шутницу, лишь бы ей не приписывали попытку убийства аристократки. Вот потому Змейка такая и веселая, пусть и постоянно потирает шишку. — Я голодна.

— Идем есть, — согласился я.

Рукия же грустно вздохнула. Она и сама хотела бы побить Хебико, но той и так досталось, потому придется ждать другого шанса.

— Было весьма познавательно, — с улыбкой сказал Кира.

— Согласен, — кивнул я. — История интересна, если ее правильно подавать.

— А мне вот интересно, если этот текст так дискредитирует Готей 13, то почему ее оставили тут? — спросила Рукия.

— Хороший вопрос, — согласился я. — Тут несколько причин. Либо случайность, либо показатель открытости Готей в отличие от Совета, либо умышленное слитие информации. Нас с самого начала учат видеть двойной смысл всего. Мы все же 1-ый класс.

— Согласна, — кивнула Хебико. — Нас обучают постоянно. Вспомните хотя бы момент с дракой на поступлении. Чем не развитие коллективизации?

— Немного не тот термин, но суть я понял.

— Так или иначе, нам нужно быть внимательнее, — сказал Ренджи. — Кто знает, когда будет какое испытание.

— Ага.

Выйдя из библиотеки, мы направились в сторону столовой.

Но проходя мимо одного из коридоров, я углядел не очень приятную картину. Группа из трех наших одноклассников явно благородного происхождения окружили одного.

Жертвой оказался наш одноклассник, полноватый шатен, в квадратных очках. А вот главным в этой группе был фаворит в гении нашей группы Кано Сакамото. Его семья вроде как входит в Совет и вообще одна из богатейших семей Общества душ. Рядом с ним стояла пара его верных псов подручных. Тоже из каких-то семей, но каких я не знаю.

Кстати, Кано является моим соседом. Его комната через стену от меня. Фиолетовые волосы, крепкое телосложение, внешность привлекательна, для женской аудитории. Пользуется успехом у девушек, хотя простолюдинок он даже не замечает.

И не смотря на его отвратительное отношение к другим, он действительно является отличником и его гордость своей силой небеспочвенна. Я, Кира и он являются лучшими среди наших одноклассников.

— Ну, ты же не будешь жадничать? — с усмешкой спросил Кано у бледного толстяка. — Давай сюда.

— Нет! — твердо ответил парень. Он явно боялся, заливался потом, но явно не собирался идти у него наповоду. — Каждый должен учиться сам.

— Ты, — Кано не стал ждать, а просто поднял его за грудки. — Знай свое место, чернь! Ты простолюдин и не имеешь права мне отказывать!

— Нет! — так же ответил трясущийся очкарик. А он мне нравится. Упертый, не смотря на то что знает что ничего сделать не сможет.

— Так мы сами возьмем! — кивнул он на сумку. Его подручные тут же ее попытались выхватить из рук очкарика, но тот вцепился мертвой хваткой.

Пора бы и мне вмешаться.

— Как не вежливо, — сказал я.

— Пшел отсюда, грязь! — рыкнул он.

— И не подумаю, мистер Второй, — усмехнулся я.

Он вздрогнул и его глаз нервно задергался.

Да его крайне бесит, что я лучше него по всем предметам. Вон как оскалился и выронил очкарика. Тот упал на пол и старался отдышаться.

На меня напал один из его подручных, но уклониться было до банального просто, а упав, встать ему не дала нога Ренджи придавившая его к земле.

— Выйдем? — предложил я. Устраивать драки в здании Академии запрещено, даже знати.

— Ты… — прорычал он. — Решим все на поединке. Кай-сенсей разрешит, и там ты узнаешь свое место.

— Ты тоже узнаешь свое, — отвечаю ему.

— Уходим, — сказал он своим шестёркам и ушел.

Похоже, придется с ним повозиться. Он все же аристократ, а их учат еще до Академии. Так что думаю, Хакуда он владеет на хотя бы начальном уровне. А у меня опыт реальных драк, но как он себя покажет против него, я еще не знаю. Основы Хакуда через неделю, так что будет весело.

— Вставай, — протягиваю руку очкарику. — Ты молодец, не сдавался. Хвалю.

— Благодарю, — он поднялся и поправил очки. — Мама говорит, что нельзя идти на поводу у хулиганов. Один раз сдашься и восстановить уважение, будет крайне сложно.

— Мудрый совет, — кивнул я. — Сдайся ты, я бы тебе не помогал.

— Почему? — удивился он.

— Этот мир жесток, а помогать тому, кто не хочет идти — дело бесполезное.

— Возможно, — почесал он затылок.

— Я Хиро, Ооно Хиро, — представился он. Хм, вроде как он из простых, но фамилия громкая, по крайней мере, похожа, на благородную.

— Ооно… Вспомнил. Ты тот Титан, который ни разу не уснул у Оленихи, — усмехнулся я. Народ тут же с уважением посмотрел на нашего нового знакомого. А как еще можно назвать человека, который все это выдерживает, и еще и конспекты пишет.

— Хех, ну не так уж это и невероятно, — засмущался он.

— Да нет, очень даже круто, — сказал Ренджи. — Народ, идем есть, я голоден. А с ним и там поболтать можем.

— Отличная идея, — согласился я. — Идем, Хиро.

— С вами? — удивился он.

— Ага. Так ты идешь? — спросил я, уже отойдя.

— Да! — обрадовался он.

Вот так к нашей компании и присоединился еще один странный персонаж…

Глава 15 Мы за тех, кто в нас нуждается

Вот сидим мы в столовой, болтаем и просто узнаем нашего нового друга.

Хиро может казаться неуклюжим, слабым и бесталанным, но при этом он, как и мы все, в 1-ом классе. А это чего-то да стоит. Он очень умен, я бы даже сказал, дико умен. Гений.

За десять минут общения он закидал нас таким большим количеством терминов и информации, что у многих уже мозги вскипели.

Его объем реацу лишь немного выше среднего, хороший контроль, и большие интеллектуальные возможности. На теоретических уроках он почти всегда на первых местах. А вот на практике и физ. подготовке почти самый последний.

— В следующий раз вместо того чтобы бояться всяких придурков, начни грузить им мозги, — сказала Хебико. — Быстро отстанут.

— Хех, — засмущался он. — Простите. Просто мне редко удается с кем-то поболтать. Люди всегда не очень приятно реагируют.

— Это от того что ты Бастард? — спросила Змея.

Хиро тут же втянул голову, побледнел и погрустнел.

— А что такое Бастард? — спросил Ренджи.

— Ребенок от связи между простолюдином и аристократом, — спокойно ответила Змейка. — Такие почти не имеют прав и часто не признаются благородными.

— А откуда ты узнала, что он такой? — спросил я.

На это Хебико только таинственно улыбнулась. Хотя ее змеиная улыбка простой ответ на все вопросы — «Не скажу».

— Ну да, — вздохнул Хиро. — Моя мать повар в доме Рооно, вот младший сын этой семьи полюбил мою мать, но его семья это не признали, — он сжал кулаки. — Потому я хочу продвинуться на военной службе, чтобы родственникам пришлось считаться со мной. Без их помощи все сделаю. Я заваливал поступление сюда дважды, но смог, — улыбнулся он. — А вы чего добиваетесь от службы?

— Безбедной жизни, — хором ответили Ренджи и Рукия.

— Стать значимым, — улыбнулся Кира.

— Изменить мир, — спокойно сказал я.

— Найти богатого мужика, — улыбнулась Змейка.

Да уж такие ответы заставили глаза Хиро чуть из орбит не выпрыгнуть. Мы такие разные, но при этом сидим за одним столом.

— Ну, — обратилась ко мне Хебико. — Ты уверен, что справишься с Кано? Он, знаешь ли, проходил подготовку еще до Академии. Его бахвальство своей силой небезосновательно.

— Не спорю, — спокойно согласился я. — Я, знаешь ли, тоже до Академии не страдал от безделья.

— Будем надеяться, что этого хватит, — хмуро сказал Ренджи. — Но мы просто обязаны тебе помочь! — заявил он.

— Идея не лишена смысла, — кивнул я.

— Отлично! — улыбнулся бровастый. — Тогда проведем спарринг. Тебе полезно будет.

— Не откажусь, но уже завтра.

— Как знаешь.

Мы еще немного поболтали, затем просто прошлись по парку. Обычный день, а заодно нашего нового друга получше узнали. Хиро все же неплохой парень. Умный. У них с Кирой завязался долгий разговор о теориях духовной силы.

Мы Основы Реацу быстро сдадим. Простой предмет. Только теория. Нам рассказывали о том, что такое душа, как она взаимодействует и откуда идет. Рассказывали о мире живых, о Обществе душ и главное о Пустых.

Последнее меня особенно заинтересовало.

Пустые — это души-минусы. Первоначально они были плюсами, но не смогли уйти на перерождение или попасть в Общество Душ. Они заблудшие души. Страдая от того что не могут взаимодействовать с миром живых, из-за информационного голода и переживаний, которые остались у них после смерти, они постепенно превращаются в монстров. Их цепи души истлевают, и в конечном итоге пустота одолевает их. Они сходят с ума и распадаются, чтобы переродиться как пустые. Не все из них при превращении сохраняют разум. Став пустыми они вновь могут чувствовать и взаимодействовать с миром живых, пусть и невидимы для него. Резкий поток информации после долгого голодания, а так же неудержимый голод превращают их в монстров. Но самое страшное, что это не физический голод, а душевный.

Пустота страшна и поедая других удается ненадолго заткнуть дыру в душе и успокоиться. Именно поэтому после превращения пустые часто приходят к своим родным и близким. Им хочется заполнить пустоту и они начинают есть других. Только так можно хоть немного заглушить это.

Потому одна из задач синигами в том, чтобы находить заблудших в мире живых души и отправлять в Общество. Это место создано Королем Духов и тут души становятся материальными и не подвержены превращению в пустых. По крайней мере, пока душа слаба и не покидает Общество. Хотя сильные души после некоторого времени пребывания тут становятся так же невосприимчивы к такому. Можно так сказать, что в них зарождается частичка сил Проводников душ.

Убивая пустых, синигами освобождает его от этого ужасного существования, он и вся поглощенная им духовная сила, которая когда-то была духами других людей, уходит на перерождение. Увы, но съеденные души уже лишены разума и после смерти пустого растворяются в других душах, делая их сильнее.

Живут пустые в Хуэко Мундо — Пустом Мире или Мире Пустоты. Измерение похожее на Общество, но противоположное ему.

Пустые — это отражения синигами. Они тоже могут расти и развиваться. Но если синигами имеет собственный источник сил и для развития ему нужны тренировки и время, то пустой развивается, поедая других. И его развитие напоминает бактерию. Он эволюционирует.

Официально есть четыре стадии пустого.

Просто пустой — он появляется из души-плюс. Пустые, когда нет возможности выйти в мир живых или по каким-то другим причинам, начинают есть себе подобных. Разъедаясь и становясь сильнее, они достигают своего предела, и начинается эволюция.

Менос Гранде или Гиллиан, или же просто Кокон. Огромные пустые, которые лишены разума, воли и эмоций. Они огромны, медлительны и опасны. Часто они пассивны и подчиняются тем, кто сильнее. Но даже среди них появляются те, кто не прекращают эволюции. Они начинают есть других Гиллианов. После того, как предел вновь достигнут, происходит вторая стадия эволюции.

Адьюкас — для многих пустых это предел развития. Они намного меньше Гиллианов, но обретают собственный разум, личность и цели. Они могут командовать теми, кто слабее, крайне опасны и имеют уникальные способности. Но так же у них начинается проблема. Они подвержены Регрессии. Они вынуждены постоянно есть других пустых, иначе их эволюция пойдет обратно. И вернуться на прежний уровень почти невозможно. Страх регрессии заставляет Адьюкасов стремиться еще выше. Туда, где не будет этого. В последнюю и самую высшую ступень Пустых.

Вастер Лорд — если сравнивать с синигами, то Адьюкасы — это офицеры, а Вастер Лорд — капитаны. Эти пустые самые сильные среди других. Они еще меньше и часто похожи на людей. Душа сама стремится быть тем, кем она была, потому они все больше приближаются к такому. Эти пустые очень редки, дико сильны, но редко покидают пределов Хуэко Мундо. С такими встречаются крайне редко и данных по ним мало. Некоторые вообще не верят в их существование.

Вот как-то так.

Меня же заинтересовал вопрос. Почему такие существа вообще существуют? Зачем они Королю Духов и почему он с ними ничего не сделал? Если он такой всемогущий, то можно было сделать с ними что-то.

Да и сами пустые. Они напоминают мне какие-то микроорганизмы. Поедают друг друга, а затем эволюционируют. Страшные создания. И теоретически Вастер Лорд это предел эволюции. Но так ли это? Существа, которые могут такое, не должны иметь предела. Ответ на это прост. Либо еще никто не смог дойти до нового уровня, либо синигами такое еще не зафиксировали.

Сложные вопросы, на которые никто не знает ответов.

Ну и не важно. У нас еще много дел.

Зачет по Основам Реацу все сдали легко. Там и сдавать-то было нечего. Прослушать все лекции в течении двух месяцев и ответить на тестовые вопросы. Да, некоторые запороли, но только те, кто еще читать, нормально не научился.

Сложнее всего было отвечать на вопросы по истории. Олениха не отставала и задолбала каждого. Ее урок растянулся с нормальных полутора часов до четырёх, потому что отвечать должен был каждый. Сдали не все. Мне повезло. Я вызвался отвечать первым, у нее с начала еще хорошее было настроение и, несмотря на корявый доклад, мне его зачли на удовлетворительно. А потом уже начался ад для остальных и меня в том числе. Ведь сдавших она не отпускала, и им приходилось сидеть с остальными и слушать доклады других.

Четыре часа я старался научиться спать с открытыми глазами или хотя бы сдохнуть. Вроде получилось ненадолго отрешиться от мира. Минут десять я смог поспать, но вновь войти в то состояние у меня не получилось. Думаю, это будет нелегко. Хотя сдохнуть, как я понял, будет проще.

Из нашей компании Ренджи и Хебико не смогли сдать доклад. К тому моменту училка была уже сильно раздражена тем, что многие списывали, хотя я как раз к тому моменту уснул и всего не знаю. Но до этих двоих она была крайне дотошной.

На следующее утро мы сдавали и Физическую подготовку. Ну, тут вообще почти ни у кого проблем не возникло. Да что там сдавать. Пробежка, отжимания, приседания, пресс и прочие упражнения. Нас тут не атлетами делают, а проверяют, сможем ли мы выдержать настоящую тренировку.

Все остальное будет нарабатываться на обязательных Основах Хакуда, а там уже тем, кто пройдет на Факультативе по Хакуда. Среди нас только Хебико и Хиро сдать не смогли, потому им придется еще месяц тут куковать, пока не смогут сдать.

Бедняги они. Если пересдать физподготовку еще несложно, то вот заново читать доклад Оленихе. Жестоко. Хебико уговорила нас помочь ей переделать доклад и написать новый, уже на другую тему.

Пока мы учились, я и не замечал окружения.

Оказывается слух о том, что у меня дуэль с Кано уже облетела всю Академию. Некоторые с нетерпением ждали начала следующей недели. На нас даже ставки уже сделали.

На меня поставили только мои друзья, а остальные были уверены, что я проиграю. Неприятно это, но чем больше сомневаются, тем больше будут удивлены.

— Эй! — ко мне подскочила какая-то девчонка. Ростом меня повыше, русые волосы, серые глаза. Иностранка? На японку не похожа. Она широко улыбалась, и казалось, светилась изнутри. — Привет! Ты ведь Карасумару?! А ты, правда, будешь драться с Сакамото-саном?! А когда? Где? Почему? Зачем? Я Энджи! А ты кто? А да, ты Карасумару! Ну как будет бой, меня позови! Очень хочется посмотреть! Все мне пора! Удачи! Пока! — протараторила она и убежала.

У меня чуть мозг в трубочку не свернулся. Да и не только у меня. Те, кто стояли рядом со мной все как один смотрели в след убежавшей девчонке.

— Бездна, — потер я переносицу. — Что это было?

— Это шило в заднице по имени Энджи Вайс, — поморщилась Хебико. — Она из 2-го класса. Шумная до жути. Если бы ты не медитировал на Олениху, то замечал бы труп под столом. Эта девка вообще не может себя тихо вести и на уроках Оленихи от скуки умирает. Один раз из окна так выпала. Никто и не заметил.

— А, вспомнил, — вздохнул я. — Жутко гиперактивная девчонка. Она на физподготовке впереди планеты всей бежит.

— Так же быстро и выдыхается, — добавил Кира. — Она потом еле плетется. Энергии море, а вот управлять ей она не может. Болтает безумолку. Кстати, она единственная, кто получил зачет у Оленихи, сумев достать ее.

— Ага, — усмехнулся Ренджи. — Она столько говорила, что Оленихе пришлось ставить зачет, чтобы Вайс заткнулась.

— Именно после нее остальным пришлось страдать от испорченного настроения Рогатой, — добавила Рукия. — Теперь ей многие хотят подарить «пеньковый галстук».

— И есть за что, — фыркнула Хебико. Да она же пошла после нее и ощутила на себе весь гнев Оленихи.

— М-да, — почесал я затылок. — Идем лучше.

Уроки шли своим чередом, а я так же готовился к предстоящей разборке.

Ренджи все же решил устроить мне тренировочные бои. Что можно сказать, он хорош. В бою он получше меня.

Да я дрался. Но в Обществе Душ я всего лет пять, а вот Абарай уже около сотни. Некоторые души очень медленно растут, да и порой мы теряем чувство времени. Вот он столько лет провел в нищенском районе, и драк у него в жизни было в разы больше.

Я даже рад, что мне удалось попрактиковаться с ним. У меня еще не было таких сильных противников. В духовном плане Ренджи гораздо сильнее меня. Он инстинктивно усиливает и укрепляет свои кулаки, что делает его удары очень опасными. Ему бы подтянуть скорость и технику и бойцом он будет опасным.

Но этому нас уже будут учить.

Вот так очередной раз рано утром мы занимались в парке. Я против него. Недалеко сидят Кира и Рукия и смотрят на нас, ехидно комментируя каждые наши ошибки или промахи. Весело им. На ветке устроилась Хебико и зевая грызла яблоко. Под деревом спал Хиро. Он так рано просыпаться не привык, его сюда Ренджи притащил, вот он и досыпает, пока бровастый занят со мной.

Вскоре мы закончили нашу беготню. А что? Я попадать под его удары не хочу, но нанести достаточно сильный не могу, а он не может в меня попасть. Да и моя внешность порой играет с ним злую шутку. Не совсем, но я же похож на Рукию, вот ему и неприятно бить меня в лицо. А я пользуюсь этим.

— Бу, Ренджи сливается, — рассмеялась сестренка.

— Заткнись, — обиделся красноволосый.

— Хех, — усмехнулся Кира. — Она права Ренджи, тебе нужно быть настойчивее, а то по Карасумару тебе не попасть.

— Могу одеть маску, — предложил я. — Так ему психологически будет удобнее.

— Можно попробовать, — кивнул бровастый.

— Хе-хе-хе, — подала голос Хебико. — А вон там что-то интересное происходит, — указала она.

Поднявшись к ней, я увидел забавную картину.

Наш старый знакомый Кано Сакамото в окружении пятерки парней не самой интеллектуальной внешности. Судя по нашивкам, они из 3-го класса.

— Надо проверить, — я скользнул ближе.

Кира и Ренджи за мной. А остальные остались смотреть шоу.

Мы подкрались ближе.

— Знайте, свое место, мусор, — фыркнул Кано.

— Ты заплатишь за это, сволочь! — зарычал крупный детина.

— Ничтожества должны жить, как и положено собакам. Вы недостойны не то, что учиться тут, но и дышать со мной одним воздухом! — усмехнулся он. — Если встанете на колени, то так и быть я вас прощу.

— Урод! — оскалился второй парень. — Ты заплатишь за то, что избил Чо!

— Нет, — улыбнулся он еще шире. — Моя семья имеет достаточно влияния, чтобы мне все простить. А вот вас исключат. Так что на колени! — приказал он.

Специально провоцирует их. Вот урод. Похоже, вмешаться придется.

Бугай не выдержал и рванул на него.

М-да. Этого допускать нельзя. Переглянувшись с друзьями, они поняли что нужно.

Рывок!

Я перед бугаем!

Сильный удар в живот и он падает на колени.

Перепрыгиваю через него и бью в колено второму. Апперкот и толкаю его на землю.

Рендзи полил одного, а Кира перекинул двоих.

Готово!

Все пятеро валяются на земле.

Кано выглядит удивленным, а остальные смотрят на нас зло.

Тут рядом с нами оказывается тренер по физической подготовке, и тот, кто будет вести у нас Основы Хакуда. Кай Рьюмон. Это был высокий мужчина, крепкого телосложения. Грубые черты лица, будто из камня высечены. Лысый, с небольшой бородкой. Одет в как в обычную форму синигами, только без рукавов.

— Что тут происходит?! — спросил он, осматривая нашу компанию.

— Сэр, — подал голос Кано. — Эти типы напали на меня, когда я отдыхал в лесу. Если бы не Куроки с друзьями, они могли бы убить меня. Думаю, стоит исключить таких опасных преступников.

Учитель помрачнел и посмотрел на нас.

— Это правда? — спросил он.

— Нет, — ответил я, сделав самое удивленное лицо, какое только мог. Побитые удивленно посмотрели на меня. — Мы с этими ребятами тренировались. Договорились встретиться и устроили тренировку. Вот и практиковались. А потом пришел Кано. С чего ему показалось какое-то покушение, я не знаю, — пожал я плечами. Мои друзья поддерживающе закивали, стараясь не улыбаться.

Рожу у Сакамото перекосило от ярости. Он бросил на меня такой взгляд, от которого лед растаять мог бы. Но мне было все равно.

— Думаю, Сакамото-саме нужно обратиться в медпункт. Он, похоже, перегрелся на утреннем солнце, что у него начались галлюцинации и мания преследования, — посоветовал я.

Учитель в лице не изменился, но во взгляде у него потеплело.

— Ну что же, — сказал учитель. — Раз проблем нет, то свободны. А вы, — он указала на шокированную пятерку. — Идите на площадку там тренируйтесь. Если вы впятером проиграли этим троим, значит нужно больше стараться. Живо! — прикрикнул он. — А вы Сакамото-кун к врачу. Вам нужно обследоваться.

Пятерка тут же подскочила и пошли за учителем не забыв кивнуть нам в знак благодарности.

Когда они удалились, я повернулся к Кано.

— Не забудь попросить клизму, — посоветовал я.

— Ты заплатишь за это, — рыкнул он.

— Посмотрим, мистер Второй, — улыбнулся я.

Ругаясь и ворча, он ушел.

Испортить с утра настроение придурку. Какое прекрасное утро.

— Ты нажил себе врага, — сказал Ренджи.

— Зато не дал ему творить, все что вздумается.

— Это да. Идем тренироваться.

— Идем….

Глава 16 Знай свое место!

Тяжелые капли дождя шумно стучали по черепичной крыше беседки в парке. Дождь, казалось, решил напомнить мне обо всем что со мной было печального, тем самым ухудшив мое и без того плохое настроение.

Ненавижу дождь. Он заставляет меня вспоминать тот день. Переживать вновь свою беспомощность и слабость. А учитывая случившееся, это ощущение подстегивается еще сильнее.

Признаю, я слегка возгордился и переоценил себя.

Видя, как легко мне дается учеба, я стал немного самодовольным и самоуверенным.

Думал мне все по плечу, я все смогу, и легко со всем справлюсь. Да, я же сам освоил сюнпо, потому и посчитал себя лучше остальных.

Но сегодняшний урок наглядно показал, что даже у меня есть пределы, которые мне недоступны. Есть вещи, которые я никогда не освою.

Сегодня был первый урок Основ Кидо. И там мне ясно дали понять…

Все началось как обычно.

Вышла наша учительница. Пожилая женщина по имени Сато Коко, она была приветливой, доброй и терпеливой.

Сначала она прочитала нам лекцию о том, что же такое Кидо.

— Дорогие мои, Кидо есть магия наша, — начала учительница. — Это одна из техник, которые использует синигами. В отличие от занпакто, это прямое использование нашей силы. И оно так же может навредить пустым и отправить их в путь перерождения. Кидо есть трех видов. Путь Разрушения «Хадо»— это боевые заклинания. Путь Связывания «Бакудо» — это защитные, поисковые, и сдерживающие заклинания. И Путь Возвращения «Кайдо» — целительские силы. Все они различны и подходят под разные ситуации. Заклинания по уровню делятся от 1 до 99 и чем выше номер, тем оно сильнее, сложнее и затратнее. Хотя тут все зависит и от навыков самого синигами и вложенной силы. Даже заклинание 1 уровня может быть невероятно сильным, если вложить много сил. Но заклинания потребляют вашу силу и могут истощить. Так что будьте осторожны, когда применяете, — она ласково улыбнулась. — Каждый синигами в той или иной степени подходит под один из трех путей. Есть те, кто могут использовать все Пути, но это по большей части уровень капитана, причем капитана с идеальным контролем и большим опытом. Не все из вас смогут использовать кидо, но основы я вам преподам, всех Путей. А на Продвинутых уроках Кидо сами выберите себе тот Путь, который у вас лучше всего выходит.

Следом она рассказала, как работать с кидо. Нужно прочесть заклинание и концентрировать силу. Похоже, эти слова очень сложны, и, главное, имеют некий смысл. Произнося их, учитель без труда концентрировала реацу. Как я понял из услышанного. Заклинания — это какие-то особые слова, которые действуют или на подсознание, или на внутреннюю суть, направляя энергию. Опытный синигами может не произносить слова, а только номер заклинания. Слова просто уже вписаны в подсознание и результат будет тот же. Хотя без чтения заклинания сила заклинания серьезно ослабевает, зато можно использовать прямо в пылу битвы.

Услышав все это, я загорелся от перспектив, которые она дает. А учитывая мой идеальный контроль реацу, я не видел проблем в освоении. Очень хотелось освоить как можно больше. Особенно целительские. Ведь тогда я смогу больше помогать людям. Там многим требуется помощь врача и я хотел бы освоить все. Но и о боевой составляющей забывать не стоит. Пока нет занпакто, буду колдовать.

Так что я решил попробовать первым.

Вышел вперед. Она просила зажечь сферы и показать, как я умею ими управлять. Это никакого труда не составило. Пять лет я провозился с этими сферами, потому даже не думая все продемонстрировал.

— Великолепно, Куроки-кун, — улыбнулась учительница. — Сейчас попробуем Хадо?1 — Шо. Оно создает ударную волну. Вот заклинание: «Ветер несущий, волю дарующий, Господин великих облаков, что несутся вдаль» Хадо?1 — Шо.

Запомнив все, я вышел вперед. Заклинания тут довольно длинные. Нужно много тренироваться, чтобы освоить их.

Впереди меня мишень. Она довольно большая, так что не промахнусь.

— Ветер несущий, волю дарующий, Господин великих облаков, что несутся вдаль Хадо?1 — Шо! — произнес я…. И ничего. Вообще. Прошло несколько секунд. — Ветер несущий, волю дарующий, Господин великих облаков, что несутся вдаль Хадо?1 — Шо!!! — повторил я. Так же ничего.

— Странно, — ко мне подошла Сато-сенсей. Она достала какие-то очки. — Повтори.

Я повторил.

Учитель нахмурилась.

— Попробуем другое, — сказала она.

Следом я попытался использовать Хадо?2, потом 3 и 4. Ничего. Сато-сенсей не сдавалась, и мы попробовали Бакудо?1 — Сай. Но эффект тот же

Урок прошел в моих бесполезных попытках понять, что я делаю не так.

Сато-сенсей отвела меня к медику, который час меня осматривал и накладывал Кидо. Я сидел не шевелясь, и делал все что скажут.

— Я не знаю что с вами, молодой человек, — сказал пожилой медик. — Вы просто не способны применять Кидо.

— Но почему?

— Неизвестно. Но слова заклинаний не отдаются внутри вас никак. Вы просто не можете применять кидо. Контроль у вас лучший из всех учеников, что я видел, но почему-то вы не можете его воплотить в магию.

— Но я же могу использовать магию. Вот же, — я применил тот прием, который придумал сам. Вспышку света — Фурашу.

— Ох, — проморгался медик.

— Простите.

— Хм, — он задумался и попросил повторить. — Может и есть у вас шанс, но только повторить некоторые простые заклинания, по рисунку их концентрации. Я выдам вам разрешение на использование Анализирующих очков. Они позволяют видеть поток реацу. Пока не научитесь чувствовать его, это вам поможет. Так сможете понять, как концентрировать силу. Но боюсь, ничего сложного вы применить не сможете. Увы, молодой человек.

Эти слова просто убили меня. Из лазарета я вышел подавленным. Настроение полностью убито. Так еще и этого придурка Кано с дружками по пути встретил. Они не упустили возможности позлорадствовать.

— Оказывается ты не так хорош. Ничтожество! Знай свое место! — крикнул он мне в спину.

Но я на него не обращал внимание. Решил отдохнуть и посидеть в парке, но начался дождь, и мне пришлось убраться под навес.

Значит я не маг. Ничего сложного применить не смогу. Никогда. Зачем мне тогда такой контроль, если его некуда использовать? Да, сюнпо так намного легче, но все равно. Я так надеялся на магию, но все пошло коту под хвост.

А тут еще и дождь давит.

— Грустишь? — услышал я за собой.

Очнувшись от размышлений, я увидел рядом с собой Рукию. Она была промокшей, но при этом выглядела довольной, я бы даже сказал счастливой.

— Типа того, — ответил я.

— Грустить в такую хорошую погоду глупо, — махнула она рукой.

— Хорошую? — удивился я.

— Ага, — улыбнулась она. — Эта погода прекрасна.

— Удивлен, — хмыкнул я. — Мне дождь никогда не нравился.

— А почему это?

— Неприятные воспоминания.

— Очень не приятные? — засомневалась она.

— На моих глазах убили моих друзей, — ответил я. — Бандиты замучали их, а я ничего не смог сделать. Я сам чуть не погиб. И тот дождь… — воспоминания неприятно резанули душу. — Он был таким тяжелым и холодным….

— Прости, — извинилась она.

— Ничего. А чем тебе нравится дождь?

— Ну, — она присела на корточки у края и вытянула руку под дождь. — В 78-ом районе всегда было сложно с водой, — начала она. — Если еду еще можно было украсть, то с чистой питьевой водой всегда было напряженно. Украсть ее всегда сложнее, — она грустно улыбнулась. — А дожди всегда были нашим спасением. Когда начинался дождь, мы выходили на улицу и подставляли лица влаге. Мы даже верили, что есть такой, Бог Дождя, ведь Король Духов никогда не отвечал на наши молитвы. Мы выставляли всю посуду, чтобы запастись водой и только благодаря ей мы выживали, — она тяжело вздохнула. — Из нашей группы только мы с Ренджи выжили. Остальные не смогли дожить. Слишком там тяжело.

— Знаю, — кивнул я.

— Да?

— Я бывал в тех районах и видел все.

— Хм, — задумалась она. — Понятно. Значит это, правда что ты не можешь применять Кидо?

— Не совсем. Кидо могу применять, но не могу читать заклинания. Для меня они просто набор слов, я даже не понимаю сути всего этого. Мне выдадут какие-то очки, чтобы я повторял потоки реацу, но ничего сложного мне сделать не удастся.

— И потому ты так расстроен?

— Ага.

— Ну, у нас скоро Хакуда, так что может, там блеснешь. У тебя ведь бой назначен. Так что не раскисай.

— Да, надо бы, — улыбнулся я.

— Вот и хорошо. Набей ему рожу.

— Обязательно.

А затем она поднялась и убежала.

Я же еще некоторое время сидел тут и смотрел на дождь. Теперь не казался мне таким тяжелым. Пусть в тот день у меня было горе, но кого-то тот дождь спас. Забавно получается. Пожалуй, я смогу такое принять. Дождь ни в чем не виноват.

Так что может не стоит себя так накручивать?

Да, я не могу быть теперь мастером Кидо, но это не делает меня слабее. Вон я слышал Зараки Кенпачи, вообще кидо не владеет, но является капитаном. Да и полно в мире тех, кто идет только одной дорогой. Высокий контроль нужен не только в кидо, но и хохо. Так что у меня еще есть шанс, стать сильнее. Да так я не могу большим помочь, но и этого достаточно.

С такими положительными мыслями я и вернулся к себе.

Завтра у меня бой, так что лучше отдохнуть…


— Итак, — начал Кай-сенсей.

Мужчина хмуро осмотрел нас.

Мы стояли в шеренгу перед ним, точнее те мы, кто сдал физподготовку, остальным придется ждать следующего месяца.

— Вы попали ко мне на уроки Основ Хакуда. Хакуда — это искусство рукопашного боя, способное как ослабить, вывести из строя или убить противника, а высшими техниками можно даже полностью уничтожить. Уничтоженный таким способом пустой полностью исчезает, а не уходит на перерождение как после зампакто. Именно по этой причине Хакуда не так распространена, как Зандзюцу, да и сложнее оно в разы, и не многие владеют всей мощью данного искусства. А техники разрушающие душу вообще имеют право применять только капитаны. Сейчас же Хакуда просто способ своего усиления и самообороны. На моих уроках Основ я буду учить вас основным движениям, концентрации реацу для удара и техникам самообороны. Те же, кто проявят себя с лучшей стороны и будут иметь способности к этому искусству, будут рекомендованы на Продвинутый курс. Но это уже посмотрим, как вы себя покажете тут. Общий курс Основ Хакуда занимает полгода, за это время вы пройдете все что нужно, и со следующего года, если возьмете факультатив, то будете изучать куда более интересные вещи, — закончил он лекцию. — А пока давайте посмотрим, что вы из себя представляете. Двое наших студентов изъявили желание провести дуэль, потому не вижу смысла им запрещать, — усмехнулся учитель. — Куроки, Сакамото — на татами!

— Есть!

Поднявшись, я вышел вперед.

Он тоже вышел.

Мы стали друг против друга.

Между нами стал учитель.

— Сражаться будете, пока один может продолжать бой, пока один из вас не сдастся или пока я сам не посчитаю бой законченным. Все ясно?

— Да, — кивнул я.

— Да, — усмехнулся Кано.

— Приготовились! — Мы встали в боевые стойки. — Хаджиме!

Учитель отошел, а мы не спешили нападать.

Шаг в сторону. Еще. Говорить мы тоже не стали. До урока наговорились. Проигравший просит Олениху взять его на допзанятия. Ну, он пожелал, чтобы я признал, его во всем лучше себя, а я более жесток и выставил свое условие. Вот и думай кто из нас тиран.

Мы замерли. Напряжение все нарастало.

Он не дурак и бездумно бросаться в бой не станет.

Звуки казалось, стихли. Мир ограничил свое существование до меня и его.

Небольшой шаг вперед.

Еще один. От тоже начинает приближаться.

Рывок!

Уклоняюсь от кулака.

Подсечка!

Он убирает ногу и бьет ей в мое колено.

Отскок с ударом.

Он блокировал.

Мы вновь разорвали дистанцию.

В этот раз напал он.

Быстро сблизился и обрушил на меня град ударов.

Удар! Удар! Удар! Удар! Удар! Удар!

Уклоняюсь.

Контратака.

Он увернулся.

Хватаю его за руку, пытаюсь провести залом. Он легко выворачивается и наносит мне удар в живот, но сам получает лбом в нос.

Мы оба упали.

Быстро поднялись и отскочили.

1:1

Удар у него неслабый, но и сам кровью заливается.

Злится.

Улыбаюсь ему. Да, мне больно, но делаем вид, что все в порядке.

Он рванул.

Готов его встретить.

Тут он исчезает!

Черт! Это Сюнпо!

Прыжок вперед!

На том месте, где был я, образуется яма от его удара.

— Теперь видишь разницу между нами? — усмехнулся он.

— Нет, — улыбнулся ему в ответ.

Сюнпо!

Появляюсь слева от него. Тут же применяю вновь и перемещаюсь чуть правее. Он не ожидал такого и пропустил удар ноги в спину. Полетел вперед.

Сюнпо!

Над ним.

Удар!

Он откатился.

Перемещается.

Повторяет мой трюк, но не совсем удачно.

Удар в корпус. Но он не уклоняется и принимает его. Хватает меня за руку и швыряет в потолок. Меня сильно приложило о дерево. Он прыгает на меня и бьет.

Чудом увернулся.

Зацепился пальцами ног за трещину в потолке и повис.

Отталкиваюсь ногами.

Сюнпо!

На всей скорости врезаюсь в него и сбиваю с ног. Мы улетаем на улицу.

Он лежит спиной в грязи, а я на нем.

Слезаю и чуть дернул головой. Все немного кружится.

Он лежит и не встает. Дождь к счастью сегодня не пошел, но вот луж и грязи осталось много. Благо в Академии много мощеных тропинок и дорог. Но рядом с додзе их не так много.

Поднимаюсь и подхожу к нему.

Лежит. Не встает. Как и я дышит тяжело.

Он открыл глаза и посмотрел на меня.

Я лишь фыркнул.

— Знай свое место, — сказал я и пошел обратно в додзе.

Победа за мной…

Глава 17 Познавательная лекция

— Круто! Круто! Круто! Круто! — затараторила Энджи. Причем так громко, что у меня чуть перепонки в ушах не лопнули. Эта Вайс чрезмерно гиперактивна. Русоволосый вихрь крутился вокруг меня и непрерывно что-то говорил. Я упустил суть уже на второй минуте, да и не успевал. Она меняла темы чуть ли не в процессе монолога.

Но недолго ей осталось болтать. Рукия не выдержала и треснула болтушку, да так что та в траву влетела.

— Как тихо, — облегченно вздохнул Кира. — Всегда бы так.

— Через пять минут и двадцать три секунды она придет в себя, — констатировала Хебико. — Наслаждайся передышкой.

— Эх, — тяжелый вздох. — И как так получилось?

Меня вот тоже это волнует. Как так получилось что этот заводной громкоговоритель теперь в нашей компании? Я понятия не имею, как она сюда затесалась. Но вот уже месяц Энджи бегает за нами хвостиком и не отстаёт. После моего памятного боя с Кано, она пришла к нам и нагло ввалилась в нашу компанию. Причем выгнать ее не получилось. Чтобы мы с ней не делали, она каким-то мистическим образом возвращается.

Все дошло до того что Хиро начал активно изучать бакудо, чтобы хоть как-то ее связать и утопить в центре озера. То, что такой тихий и мирный человек как он уже задумывается об убийстве, многое значит.

Вообще забавно мы живем. После того как я одолел Кано в бою, жить как-то полегче стало. Ну да, я был расстроен тем, что не могу применять кидо, и выбивание дерьма из одного зарвавшегося придурка подняло мне настроение. По крайней мере, я теперь на уроки Кидо приходил в хорошем настроении, относительно хорошем.

Очки, что мне выдали, были очень любопытным девайсом. Крутой внешний вид и удивительные возможности делали их полезным предметом. Они позволяли видеть потоки реацу. Такие очки по большей части используются в НИИ, учеными для исследований или создания новых кидо. Обычным синигами они без надобности. Многие реацу чувствовать могут, а магии помогают слова. Но у меня особый случай.

Чувствовать чужую реацу я еще не умею.

Ровно в обозначенное время Энджи воскресла аки феникс и продолжила тараторить.

— Но ведь это и правда, круто! Давайте вообще устроим совместную баталию. Нужно научиться действовать против нескольких противников! Королевская бит… — договорить она не успела, потому что получила второй пинок от Рукии.

— Да, заткнись ты! — зарычала «сестра». — Говори помедленнее и не ори так!

— Фе, — подскочила Вайс. — Кто бы говорил. Сама орешь так, будто носорога поцеловала.

— Че вякнула?! Ну, держись! — Рукия кинулась на Энджи. Та подскочила и побежала.

Две девчонки бегают по берегу озера, это довольно неплохое зрелище.

— Почти смог понять, как связать ее, — улыбнулся Хиро. — А еще лучше заглушить или задушить.

— Хе-хе-хе, весело, — улыбалась Хебико.

— Ну и как у тебя дела на личном фронте? — спросил я Змейку.

— Пока никак, — пожала она плечами. — Тут сложно кого-то соблазнить.

— Но ты не сдаешься.

— Именно, — кивнула Змейка. — Вот на Сакамото посматриваю. Он благодаря тебе таким тихим стал.

Я только хмыкнул.

Действительно. После того как он проиграл мне, вести он себя стал скромнее. Хотя может это результат пяти часов речей Оленихи. Да, она там солидно разошлась. Вот теперь ходит Кано хмурый. Рычит на всех, ни с кем не общается. Его бы дружки над ним посмеивались, если бы не боялись его.

Вот и думай, что будет с ним дальше.

— Но пока у него есть ты, на меня он вряд ли посмотрит, — усмехнулась Хебико.

— Пф, — фыркнул я.

Вот уж точно, нажил я себе проблему. Я-то думал, побив его, он успокоится. Но нет. Это его только раззадорило. И теперь на каждом уроке Хакуда он вызывает меня на бой. Хочет реванш взять. Вот только Кай-сенсей запретил нам на его уроках использовать сюнпо и кидо. Так что сражаемся в относительно равных условиях. Я пока еще держу звание победителя, но он тоже учится, потому я сам активнее занимаюсь Хакуда.

Вот уж с чем мне повезло, в отличие от Кидо, так это с Хакуда. Тут у меня проблем вообще не было. Высокий контроль реацу позволял легко концентрировать духовную силу в ударах, и учиться приемам.

Особенно мне легко дается Цукиюби. Удар двумя пальцами, заряженными реацу. При ударе происходит укрепление пальцев и небольшая волна силы, из-за чего удар становится колющим как нож, а если сделать не так остро, то и просто отбросить можно. Пока я еще учусь, но точечные удары мне удаются лучше, чем силовые.

Да удары Хакуда есть Точечные, направленные на один проникающий или пронзающий удар. И Площадные удары, которые идут не от точного контроля, а от влитой силы. Первым хорошо в дуэлях или с противниками не очень больших размеров. Смертельный, точный и рассчитанный удар. А второе против тех, кто больше или у кого крепкая защита. Продавливание и разрушение. У меня запас сил неплохой, но лучше вторым особо не увлекаться.

Сейчас же я прохожу ту же тренировку что и все у кого к такому способу больший талант. Отжимание, подтягивание и ходьба на пальцах. Это чертовски больно, но при этом и другим тренировкам нужно уделять внимание, да и спарринги частые.

Еще в Хакуда есть не только удары, но и техники. Заломы, захваты, перекидывание и прочее что есть в боевых искусствах.

Нас учат, как сражаться с такими же, как мы, и с монстрами. Да, пустые-то отличаются от нас. Потому с ними нужно быть осторожными, и всегда ждать чего-то необычного. Хитрыми эти твари бывают.

— Энджи, потише пожалуйста! — спокойно сказал я, когда они с Рукией вцепились друг другу в волосы и начали кататься по траве.

— Да, Босс! — отозвалась она. С тех пор как я все же согласился немного потренировать ее. Поверьте, три часа преследований заставят, кого угодно сдаться. С тех пор она и называет меня боссом.

— Гррр! — рычала Рукия.

— Рукия-сан! Энджи-сан! А ну живо прекратили! — услышали мы гневный голос. Ну как гневный. Злобный хомячок выглядит и то опаснее чем Хинамори. Вон стоит, надулась и выпятила грудь. — Девочки не должны себя так вести!

Дерущиеся девушки посмотрели на Момо.

— Ага, как страшно! — сказали они хором.

— Ну-у-у! — обиделась она. — Разнимите их!

— Им и так весело, — за ее спиной стала Хебико. — Не будем им мешать.

— И-и-и-и! — отскочила Хинамори. Она Змейку боится.

— Хе-хе-хе!

Хинамори довольно мирная девушка. Храбрится и старается быть ответственной. Я даже не понял, когда она к нашей компании успела присоединиться. Хотя она больше отчитывает нас, когда мы тренируемся много, едим не вовремя или вообще ленимся. Прямо мамочка.

— Так чего ты так торопилась? — спросил Ренджи.

— А?! Точно. К нам прибыл капитан из Готея.

— Капитан? Зачем?

— Он ведет тут факультатив, — ответила она, заливаясь румянцем. — Он такой классный. Красивый и выглядит интеллигентным, — она мечтательно улыбалась.

— Он богатый? — спросила Хебико.

— Он капитан, так что думаю да.

— Тогда он мне уже нравится.

— Хотите пойти к нему на урок? — спросил Кира.

— Не получится, — улыбнулся Хиро, не отвлекаясь от чтения. — Факультативы разрешены только со второго года.

— Ну-у-у-у! — разочаровались девушки.

— А пойдем просто посмотрим на него, — поднялся я. — Все же интересно увидеть капитана.

— Я никогда не видела капитанов, — хмыкнула Энджи. Рукия так победить и не смогла. Связала ее Вайс.

— Пошли! — обрадовалась Момо.

— Как его хоть зовут?

— Капитан 5-го отряда Айзен Соске.

— Ну, пошли.

Идея посмотреть на капитана была очень даже здравой. В Академии вообще как-то событий не очень много и приезд такой шишки заинтересует всех. Я на своем веку видел только трех капитанов, это Унохана, Зараки и кажется Бьякуя. Еще был Гин, но капитаном он стал недавно, потому не считается.

Так что мы отправились посмотреть на то немногое, что бывает в Академии.

Однако, очередь в класс оказалась очень большой. Там прямо все заполнено. Ученики со всех групп пришли, кроме первогодок, их даже до двери не пустили.

Наш поход, похоже, накрывается, но благо мы выход нашли.

Рядом с окном кабинета располагалось большое дерево. Кабинет как раз находился над той аудиторией, где преподает Олениха.

Забрались и сидим под окном на дереве. Не очень удобно, но хоть слышно и можно заглянуть.

Высокий мужчина, шатен, в прямоугольных очках. Выглядит и правда интеллигентно, внешность приятная, да и ощущается он весьма положительно. Народ так вообще чуть ли не в рот ему смотрел. Даже не знаю, что это с ними. Голос приятный, говорит спокойно и умеет сконцентрировать на себе все внимание.

Он рассказывал о каллиграфии. О том, что она пришла из Китая, как она прижилась в Японии и прочее и прочее. Меня, честно говоря, не очень впечатлило. Нет, лекция хороша, но сама каллиграфия мне не очень интересна. Да и остальных как мне кажется, интересовало тут другое. Иногда он прерывался от рассказа о письме и отвечал на вопросы учеников. А вопросы были на совершенно разные темы.

— А для чего создали Академию? — спросил кто-то из студентов. Им был тот старшеклассник с татуировкой 69 на лице. Все тут же повернулись к нему. — Ведь ее создали всего 2100 лет назад, а это значит, раньше справлялись без нее. Зачем тогда она нужна?

— Хороший вопрос, — кивнул капитан. — Перед тем как отвечать на него стоит вспомнить, что было тогда. До создания Готея Общество душ делилось на княжества, которые в последствие стали районами, принадлежавшее богатым аристократическим семьям. Они же и занимались безопасностью своих территорий. Термином «синигами» называли воинов и магов, которые существенно превосходили другие души. Они могли уничтожать пустых. Но обучение такого стоило немало, да и было у каждого очень разное. Вот тогда-то и появился Ямомото со своей Академией, где бесплатно обучал всех кто придет к нему. Теперь учиться могли не только состоятельные, но и простые люди, тем самым потеснив других. Академия стала центром учебы, если раньше синигами были где-то 2–5 % от всех душ Общества, то Академия подняла этот процент до 15 %, что позволяло тогда эффективно защищаться от пустых.

Народ слушал его затаив дыхание. Информации о том, что было до Академии, в библиотеке было мало. Узнать о мире до того как он стал всем привычен было крайне интересно. Я поймал себя на том, что и сам перестал дышать, чтобы не нарушить тишину. Умеет он рассказывать.

— А почему тогда Готей был организован? Ведь если все и так справлялись.

— Сильное увеличение количества душ стало больше привлекать пустых, — ответил Капитан. — В те года был просто невероятный прорыв пустых в Общество. Отдельные княжества не могли удержать натиск. Тогда-то Ямомото Генрюсай и организовал единую силу, которая и стала защитником душ, уже на протяжении тысячи лет.

Вот тут почему-то у меня появились сомнения. Даже не знаю от чего. Может от того что вот эти сведения в библиотеке как раз были. И о вторжении пустых, и о создании Готея, которое поддержали многие семьи. Уж больно красиво звучит. Эту часть истории капитан Айзен рассказал на удивление быстро, будто хотел поскорее ее пропустить. Это почувствовалось в словах. Да уж, пропаганда есть везде, и даже капитаны вынуждены ей следовать. Думаю уже после того как стану частью Готея, то смогу узнать большее.

Он еще ответил на несколько вопросов, а затем урок закончился.

Да уж, всего полтора часа и столько знаний. Теперь понятно почему уроки капитана Айзена так популярны. Думаю, я обязательно на них запишусь, в следующем году.

Кстати, есть у меня одна мысль.

Когда ученики покинули кабинет, я решил залезть внутрь. Знаю, можно и схлопотать, но лучше рискнуть.

— Здравствуйте, — поздоровался я, когда залез.

— А я все думал, почему не залезаете и сидите на дереве там, — улыбнулся он.

— Простите. Мы первогодки, нам пока рано брать факультативы.

— Я не против большего количества учеников. Места много, а дело это не сложное.

— Ясно. Меня зовут Куроки Карасумару, я из 1-го класса, — представился я.

— Карасумару? — задумался он. — Гин кажется, рассказывал о таком.

— М? Да, он же был вашим лейтенантом. Он спас меня два года назад.

— Вспомнил, — кивнул он.

— Если встретите, передайте поздравление от меня. Интересно мои пирожные дошли целыми? — спросил я сам себя.

— Ты хотел что-то спросить?

— Да. Меня волнует один вопрос, на который я не смог найти ответа.

— Присядь, — указал он рукой на подушку. — И что же это?

— Я вычитал, что в войне с квинси Готей использовал «временных синигами». Вот я и хотел понять что это и почему это запрещено?

— Хм… — задумался он. — Это действительно редко поднимаемый вопрос. С тех пор минуло много времени и ту ошибку стараются не вспоминать, — вздохнул он. — Но лучше сказать сразу, чтобы такое не повторялось. Видишь ли, чтобы стать синигами душе нужно пройти определенный уровень силы. Тот предел, после которого она начинает быть полуживой. Испытывать боль, голод, жажду, хотеть спать и главное иметь силы для использования магии и занпакто. У каждой души это индивидуальное время становления. Но в среднем за год ученик переходит эту черту и получает асаучи. Иногда меч получают раньше. Но в целом душе нужно некоторое время чтобы достичь этой силы. Тренировки, учебы ускоряют процесс, но в целом он проходит плавно и естественно. Но передавая свою измененную силу простой душе, синигами временно наделяет его своей силой. Во времена войны это существенно увеличило армию. Однако после окончания войны мы заметили неприятные последствия. — Он тяжело вздохнул. — Многие души были повреждены и уже никогда не смогли бы стать синигами. У других что-то случилось с разумом. Ухудшилась память, упала скорость мышления, повысилась агрессивность и чрезмерная эмоциональность. А другие вообще стали зависимы от силы синигами. Видя, как она уходит из них, они стремились вернуть силу, убивая других. И почти все души потеряли возможность уйти на перерождение, а те, кто ушел, переродившись, остались калеками. Много тогда произошло, и капитаны решили более не допускать подобного. Совершившего такое, ждет серьезное наказание, иногда до тюрьмы или казни. Так что будь осторожен и не допускай этого в будущем.

— Ясно, — кивнул я. Вот это уже больше, похоже, походит на причину запрета, чем просто запретить без пояснения. — Благодарю, капитан Айзен. В знак благодарности я в следующий раз принесу вам хорошего десерта.

— Спасибо, но я не люблю сладкое, — улыбнулся он.

— Ну как хотите, — пожал я плечами. — Спасибо, что рассказали все это.

— Буду надеяться, что тебе это поможет.

— Эй, Карас. Ты где там? Ой! — это к нам залезла Рукия. — Извините.

— Гин, про второго не говорил, — удивился Капитан.

— Я девушка! — обиделась «сестра». — Ой! — поняла она, кому крикнула. — Простите.

Капитан только добро улыбнулся. Какой терпеливый человек.

— Да я и сам не знал, — хихикнул я. — До свидания, — я полез к окну. Но тут же остановился и обернулся. Я на миг что-то ощутил. Сам не знаю что. Смотрю на капитана, и мысли в голове о чем-то крутятся. — Показалось, — шепнул я. — Капитан Айзен, ведь это не правда? То, что все аристократы пошли за Главнокомандующим из-за пустых. Чувствуется что-то не то.

— Возможно, — улыбнулся Капитан. — Может дело не в пустых, — дал он намек.

Мы спрыгнули с дерева и поспешили к своим.

Интересный выдался разговор. Теперь я лучше понимаю синигами. Если я правильно понял намек, то получается забавная вещь. Если бы дело было не в пустых, тогда в чем? Ответ напрашивается сам по себе. В аристократии. Если мир был поделен между ними, то не удивительно что, имея у себя большие силы, они могли решить повоевать. Тогда пришел Ямомото и надавал всем по морде, заставив их умолкнуть. А я думаю, что многие ученики Академии предпочли стать на сторону учителя, чем воевать с ним. Вот тогда-то все огребли.

Забавно получается.

— Тоже подумал, что Главнокомандующий всех на место поставил? — спросила Рукия.

— Ага, — улыбнулся я. — Нас все же испытывают и дают пищу для размышлений.

— Это ведь интересно. Вот бы еще больше узнать.

— Да.

Тут из-за поворота вылетает мой знакомый Кано. Он был слегка дерганым и нервным, но увидев меня тут же нахмурился.

— Ты! — рычал он.

— Я.

— В следующий раз ты точно получишь.

— Не более чем семь прошлых боев.

— Гррр! Потом, — и ушел.

Странный он какой-то. Выглядит не выспавшимся и слегка бледным. Может, спит плохо после всех тех поражений.

Ну и плевать.

— Идем к остальным.

— Ага….

Глава 18 Важный совет приходит на отдыхе

— Всем привет! — крикнул я, зайдя в магазин.

— Карасу-тян! — услышал я радостный крик Кики. Она выскочила из кухни и кинулась на меня.

А затем ударила по ноге.

— Ау!

— Ты уже полгода не возвращался, — разозлилась она. Да, время так быстро летит, что уже прошло полгода с начала учебы. Но небольшие каникулы дали только сейчас. Нам дали всего лишь неделю на отдых от учебы и прочего.

Ну а я решил вернуться сюда. Полгода тут не был. Ведь на всех выходных я отправлялся в бедные районы, а потом отсыпался. Так что я просто не успевал возвращаться. Да и занят я был постоянно.

Но вот вчера нас освободили на неделю. Я же решил посетить родных. Давно меня тут что-то не было.

Идти одному было скучно, потому предложил друзьям. Пусть у меня их и много стало, но и дом Момото-сан, после свадьбы увеличился. Однако не все смогли пойти.

Хебико осталась, ей сдавать еще Олениху. Потому она заставила Хиро ей помогать, хотя тому нужно сдать физ. подготовку. Кира собирался проведать могилу родителей, и потом может к нам присоединиться. Энджи пойти хотела, но у нее сложные экзамены на носу. Если сдаст, будет переведена в 1-ый класс. Рукия и Ренджи остались единственными помимо меня, кто все сдал, и делать особо нечего было. Потому я их и пригласил.

— Ну, прости-прости, занят был страшно, — улыбнулся я. Все-таки я рад ее видеть.

— Ну-ну, — нахмурилась она. — А это кто?

— Мои друзья, — улыбнулся я. — Ренджи и Рукия.

Кики удивленно смотрела на Рукию. Потом на меня. Снова на Рукию.

— МАААААМ! — крикнула Кики. — Карасу-тяна теперь двое!

Ренджи чуть не упал со смеху. А вот мы с Рукией нахмурились.

Момото-сан тут же вышла из кухни.

— М? — удивилась она, а затем начала нас рассматривать. — Это как так?

— Сложно объяснить, — почесал я затылок. — Нас случайно родственниками посчитали.

— Хмммм! — задумалась она. — Вам бы приодеться, детишки, — улыбнулась она.

— Нет! — ужаснулся я, узнав этот взгляд. — Даже не думай!

— Карасумару, — она подошла ко мне. — Тебе тоже давно нужно прикупить обновку. Ты так износил свои вещи.

— Ты не заставишь меня! — начал пятиться.

— О! Мацумото-сан! — обрадовалась она. У меня в душе все похолодело.

— Момото-сан, добрый день, — поздоровалась моя знакомая синигами. Друзья уставились на нее. Ренджи уронил челюсть и покраснел. Да, с ее-то вырезом на груди можно убивать мужиков даже без оружия. Рукия чуть не расплакалась, видя такую разницу. — Карасумару! — обрадовалась она и кинулась обниматься. Я уклониться не успел. — Как я рада тебя видеть! Прости, была занята и не могла тебя навестить. А что ты…

— Не-е-е-ет! — я вырвался из ее объятий.

Сюнпо!

Оказываюсь возле Рукии.

Хватаю ее на руки.

— Ренджи, валим! — крикнул я и ушел вперед.

* * *

— Что это было? — Рангику удивленно смотрела в след убегающего Карасу-тяна и его друзей.

— Проблема в том, что друг Карасумару выглядит его копией, — с улыбкой сказала Момото-сан одеваясь. Дети ее почему-то тоже исчезли. — Сейчас возьму фотоаппарат. Я пойду в магазин одежды. В ТОТ магазин, — намекнула она.

Мацумото несколько секунд соображала. Карасумару. Его копия. Одинаковые. Убежал. Магазин одежды.

Губы прекрасной синигами растянулись в улыбке.

— Встретимся там, — сказала Рангику и устремилась вслед за беглецами….

* * *

Вот стою я в примерочной и думаю.

Как так получилось?

Все же Кидо вещь очень крутая. Жаль, мне она не доступна.

Рангику быстро догнала нас и связала. Меня учить кидо не стала, но для своих темных нужд использовала. Ну, я ей это припомню. Обязательно.

Так или иначе, нас поймали. Я сумел швырнуть Рукию в Ренджи, перед тем как быть пойманным, но те недалеко смогли уйти. Ренджи врезался в грудь Рангику и был в нокауте.

Так нас и поймали. Связали и притащили в этот магазин.

Я пытался вырываться, но ничего не получалось. Увы, мне кидо не доступно. А жаль.

А затем начался Ад!

Похоже, им завезли новые костюмы, причем такие, каких раньше не было.

Я в костюме пингвина, а Рукия панда. В отличие от меня ей шло. Очень даже шло. Я даже смог потом стырить одну фотку такую. Ренджи тоже не удержался.

Но самое страшное произошло потом, когда Рукия надела костюм кролика…

— Как мило! — покраснела она, смотря в зеркало.

Мы с Ренджи упали.

Костюм кролика ей очень понравился. Она долго красовалась перед зеркалом.

Мы с Бровастиком, с шоком смотрели на нее. После кролика она втянулась в процесс. Смокинг нам обоим шел, даже Ренджи. Вот и превратился наш день в костюмированный балаган. Все работники магазина сошлись смотреть на нас.

Кошмар короче, ну хоть весело было. Я тут не один страдаю.

— Ну вот, — вздохнула Рангику. — Карасу-тян слишком вырос и платья и юката ему больше не идут.

— Благодарю, демоны и боги за такой подарок, — выдохнул я. Да я все еще няшен, но теперь хоть 5 % этой милоты от меня ушло.

Одежду мы все же купили. Даже в подарок для Рукии и Ренджи. Друзья были рады подарку. Рукия чуть не расплакалась, ведь ей ничего не дарили никогда, а тут такое.

Ну, хоть что-то хорошее.

Под вечер покупки закончились. Надеюсь, мы свою долю от продажи этих фотографий получим. Я недавно слышал, что Сообщество Женщин-Синигами спекулирует этим. Прямо криминал какой-то. Лучше им не переходить дорогу. Вроде как их лидер Лейтенант 11-го отряда. Видел я кое-кого когда-то с нашивкой лейтенанта 11-го отряда. И если это так, то мир точно сошел с ума.

Вот с таким странным настроением мы и пошли домой…

* * *

— Итак, господа и дамы, — начал директор. — Я собрал вас сегодня для того чтобы рассказать об одном проекте предложенным нам. Если эксперимент удастся, то можно существенно сократить обучение будущих синигами. По крайней мере, шанс шикая у многих в 1-ом классе возрастет.

— Интересная идея, — кивнул Генгоро. — Но вы же знаете, как опасно доверять оружие новичкам. Уроки Зандзюцу начнутся только со следующего года. Но даже с этим у нас есть проблемы.

— Я знаю, но теперь у нас есть некоторое решение, — с этими словами директор Каташи выложил на стол листок с множеством иероглифов.

— Эти иероглифы не японские, — заметила Нагай-сенсей.

— Именно, они китайские.

— Китайские? — удивился Кай-сенсей. — Вы хотите сказать, что это вещь 10-ти Судилищ?

— Да, это технология, основанная на силе наших китайских коллег.

— А если шоувей узнают о том, что мы добыли их технику, не будет ли это проблемой для Готея? — спросила Сато-сенсей.

— Об этом можете не волноваться, — произнес новый голос на их собрании.

— Капитан Айзен, — кивнул директор.

— Извините, за опоздание, — улыбнулся капитан 5-го отряда. Он сел рядом с директором и поздоровался с каждым учителем. — Данные свитки сделал я. Они основаны на работе шоувей. Я пока не нашел способа заменить эти писания. Их искусство Письмен Драконов гораздо древнее Путей демонов и что самое неприятное, они предпочитают их писать, а не говорить.

— Ясно, — Сато Коко взяла один свиток и осмотрела его. — В чем сила данных работ?

— Это миниатюрные печати, — ответил Соске. — Это не позволит ученику извлечь асаучи из ножен. Только когда меч полностью станет частью синигами, его можно будет использовать. Я предложил провести эксперимент. Выдать мечи раньше времени, с этими печатями. Так занпакто будет более плавно срастаться со своим синигами.

— Вы уверены, что у нас получится?

— Поэтому я и здесь, — улыбнулся капитан. — Я буду чаще заглядывать в Академию, чтобы проверять работу печатей. К тому же я могу вести дополнительные лекции, для испытуемых.

— Вы очень занятой человек, капитан Айзен, к тому же у вас недавно лейтенант ушел, — сказал Генгоро. — Сможете ли вы успевать все?

— Не волнуйтесь, это уже мои проблемы. Да и благо последнее время не предвидится особых проблем. Особенно в Японии, а чем будут заниматься Вальгалла и Ковенант, из-за проблем в мире уже не наше дело.

— Вы правы, — кивнул Генгоро. — Так кого мы выберем для этого эксперимента? Думаю, нам стоит посвятить учеников в него, чтобы они знали, на что идут.

— Верно, много учеников не нужно. Пятеро вполне сойдут. Кого вы можете предложить?

— Думаю, фавориты 1-го класса идут сразу, — сказал Каташи. — Сакамото Кано и Куроки Карасумару. Кано является вторым сыном семьи Сакамото, входящей в Совет. Он талантлив, силен и один из лучших учеников. А второй, простолюдин Куроки, но показавший себя лучшим в классе. Он даже освоил Сюнпо и умеет прекрасно его выполнять. Однако, у него есть существенный минус, — вздохнул директор. — Из-за неизвестной аномалии в его душе, он не может применять Кидо. Слова Демонов не задевают его душу.

— Любопытно, — задумался капитан. — Думаю, они подходят, а на Куроки я взгляну.

— Следующими можно представить Абарая Ренджи и Изуру Киру. Абарай имеет просто огромные запасы реацу, по сравнению с другими учениками. Думаю, он раньше всех сможет начать взаимодействовать с мечом. А Изуру один из лучших учеников и так же имеет все шансы быстро освоить меч. Ну, а последней сойдет, Койкэ Анзу.

— Анзу? — удивилась Сато-сенсей. — Я знаю, что она весьма талантлива, но вам не кажется что это несколько поспешно?

— Поспешно?

— Койкэ очень скромная, пугливая и неуверенная, — ответил Кай-сенсей. — На Хакуда она слабейшая, просто боится сражаться. Хотя признаю, негласно, среди девушек она сильнейшая.

— Но с Кидо она держится на уровне Ооно-куна. Да и теорию очень хорошо знает.

— Тогда может к эксперименту привлечь Куроки Рукию, — предложила Нагай-сенсей, и выразительно посмотрела на директора.

— Вы будете мне это до конца жизни напоминать? — вздохнул Каташи.

— А что в ней не так? — спросил капитан. Он в выборе не участвовал, а спокойно читал анкеты учеников.

— При поступлении произошла небольшая ошибка и Рукию посчитали сестрой Карасумару, — ответила улыбающаяся Сато. — Да и похожи они сильно.

— Ну, хватит уже, — застонал директор. — Да и ничего плохого не случилось. Рукия смогла доказать что ее назначение не ошибка. В обычной ситуации, давно бы была переведена в 1-ый класс. Но все. Рукия пусть и талантливый синигами, но объем реацу уступает Анзу.

— Ну, тогда на этом и решим, — подвел итоги заведующий 1-ый классом Генгоро. — Через пару дней эти ученики будут вызваны и введены в курс дела. Асаучи подготовят.

— Я помогу, — сказал капитан.

— Раз с этим вопросом покончили, предлагаю обсудить следующий вопрос, — облегченно вздохнул Каташи. — Перевод учеников между классами…

Глава 19 Странный преследователь

Не считая того ужаса под названием «поход за одеждой», день прошел спокойно. Я бы даже сказал по-семейному. Хикари даже угостила всех своим уникальным чайным десертом. Не сладкий, но очень вкусный пирог. Я от нее даже не ожидал такой вкусноты. Нужно будет с собой как-нибудь взять.

Друзья мои были тоже вроде довольны. Рукии так вообще очень понравилось, да и Ренджи выглядел радостным. Ужин в кругу семьи, пусть и такая, веселая обстановка.

Да смотреть на тех, кто никогда подобного не испытывал, было и весело, и грустно. Рукия выглядела такой неуверенной и рассеянной. Абарай смог взять себя в руки и активно помогал. А вот девушка была слегка заторможенной.

Но сам дух окружения был притягательным для них.

Какие же они одинокие… Сколько же им пришлось перенести… Буду надеяться, что им станет лучше. Очень надеюсь.

Вот сейчас мы готовились ко сну. День прошел чрезмерно насыщенно, а вечер очень душевно.

Рукию поселили с девочками, а Ренджи к нам.

— У тебя хорошая семья, — сказал Ренджи. — Завидую немного.

— Понимаю, — ответил я. — Как Рукия?

— Сложно сказать. Такого с нами никогда не было, — вздохнул он. — Такой доброты к нам никто не проявлял. Так что у нее сейчас культурный шок.

— Надеюсь, скоро это пройдет.

— Тоже надеюсь, — он грустно смотрел в окно.

— Если будешь киснуть, то не сможешь ее впечатлить, — сказал я.

— Чего? — уставился он на меня.

— Ой, да только осел не поймет, видя, как ты на нее смотришь, — усмехнулся я.

— Да? — покраснел он.

— Ага! Все уже все поняли. Но пока не советую спешить. Она уж видно не тот человек, кто стремится к близости.

— Я знаю, — вздохнул он. — Она всегда была немного обособленой, слегка холодна. Меня она никогда слишком близко не воспринимала.

— Может ты просто не в ее вкусе?

Он чуть нахмурился и задумался.

Выдохнул и опустил голову.

— Да, — коротко ответил он.

— Тогда тебе нужно либо измениться, стать лучше, либо найти кого другого, — посоветовал я.

— Я подумаю. А ты куда? — спросил он, видя, что я оделся в свой походный наряд.

— У меня кое-какие дела, — ухмыляюсь в ответ. — Вот освоишь сюнпо и возьму с собой. Удачи! — с этими словами я взвалил на спину мешок и выпрыгнул из окна…

* * *

Настроение Кано было ниже уровня моря. Он гулял по району Руконгая, и старался отрешиться от неприятных мыслей. Вот уже три месяца он чувствовал себя не в своей тарелке.

Настроение было убитым и на это были причины.

Все началось с того дня. С момента его поражения.

Кано был аристократом, гордым представителем своего рода и так проиграть… Это позор. Так еще и не один раз.

Проиграть простолюдину было очень стыдно. Отец два часа читал ему лекцию о том, что он наделал и как мог проиграть. И постоянно приводил в пример Рано. Кано бесило, когда отец сравнивал его со старшим братом. Не повезло Кано родиться на две минуты позже. Так он стал младшим сыном и не является наследником отца. Потому он решил достичь всего с помощью силы синигами. Хотя ему еще повезло, что отец не сравнивал его с младшей сестрой, которая уже очень хороша в бою.

В его роду принято быть сильными, учиться и владеть занпакто, но при этом они не служили в Готей и не учились в Академии. Но Кано решил, что там сможет достичь всего сам. Конечно, ему не нравилась мысль находиться в одном классе с нищебродами и отбросами общества. Он терпеть не мог всяких неудачников и плебеев, но решил, что ради своей цели он вытерпит все. Даже отвратительные условия, временную потерю поддержки семьи и урезание финансов.

И вот с первых же дней Он, тот, кого учили лучшие учителя, кто был самым талантливым учеником и имел лучшие результаты, был на ВТОРОМ МЕСТЕ! Когда через неделю он взглянул на доску результатов и нашел свое имя только на втором месте, то чуть не упал там же. Кто-то смог быть лучше него. Кано бесила одна мысль об этом.

Так расстроился, что забыл про задание Оленихи. Потом решил одолжить у одного из отбросов, но за него заступился тот самый. Карасумару. Как же Кано ненавидел его имя. Был у него в детстве неприятный инцидент с вороном, потому от человека с таким именем ничего хорошего он не ждал.

— Этот чертов женоподобный урод! — выругался Кано. Одна мысль о нем просто выводила его из себя.

Он проиграл! Проиграл какому-то самоучке! Тому, кого не учили лучшие учителя, тому, кого не готовили как офицера и, возможно, будущего капитана. Того кто не имеет за душой даже грошей, того, кто даже кидо не может пользоваться. И он победил!

Кано до сих пор не мог поверить в то, что с ним случилось.

Позор! Унижение! Обида!

Он ненавидел этого гада всеми фибрами души!

Кано потом вызывал его еще раз, считая, что тому просто повезло. Но и вновь он проиграл. А потом еще раз! И еще, еще, еще! Во всем, не считая кидо, был вторым. Хотя он сам в кидо был не очень способным, но раз Куроки не может применять кидо, то соревноваться там смысла нет. Хотя это было хоть какое-то утешение.

Желание одолеть, победить и посрамить мерзкого простолюдина, было его маниакальной идеей. Но спустя, столько времени, он так и не достиг этого. Стоило отдать плебею должное — он сам не прекращал тренировки. Потому проигрывать не таланту, а упорному труду соперника было не так обидно.

Сейчас Кано прогуливался по районам. Раз в Академии делать нечего, а быстро передвигаться он умел, то решил посмотреть на Руконгай. Все что угодно, только ускользнуть от приглашения домой, где отец опять начнет третировать его, брат насмехаться, а сестра, кажется, уже о существовании его забыла. Она такая. Лучше уж остаться в Академии и потренироваться. Желание превзойти врага было сильным, а речи отца только раздражают. Да и был у него план вновь вызвать Куроки, но тот гад просто ушел отдыхать.

И где его теперь искать? Кошмар.

Выдохнув, он все же успокоился.

— Нервы надо беречь, — пробормотал он. Из-за всего пережитого он стал очень раздражительным. Двое подчиненных его семьи, которые поступили в Академию с ним, только мешались, так что он просто от них избавился. Уж их идиотизм он слушать не хотел, да и проблемы у них сейчас. Деньги слабо помогают удержаться в 1-ом классе, потому они стараются не завалиться. Пусть Академия и не понизит их до 2-го класса, возможности не те, но осадок останется и их родителям это не понравится. — А? — начал озираться он. — Где я?

Только сейчас понял, что слишком задумавшись, он слегка загулял.

Наступил вечер, и Кано понял, что заблудился. Пусть выбраться можно легко, но все равно неприятно.

— Это не есть хорошо, — побледнел он. — Оно может опять случиться.

Вот уже два месяца он ощущал нечто странное вокруг. Будто за ним кто-то следит. Он чувствовал чье-то присутствие, чьей-то взгляд на себе.

Кто-то рядом. Даже ночью когда он спал, чувство преследования никуда не уходило. Кто-то там был, постоянно и Кано как человек, который немного научился чувствовать реацу, побаивался этого. Найти преследователя он так и не смог, а попросить помощь ему гордость не позволяла. Вот уже столько времени он и не может нормально отдыхать.

Даже сейчас он ощущал направленное на него внимание. То самое. То неприятное ощущение.

Вокруг никого.

Но реацу будто идет отовсюду сразу.

— Жуть какая, — пробормотал он.

Уже собравшись обратно, он заметил что-то на крыше.

Сюнпо!

Переместившись, он смог наблюдать, как по крышам кто-то двигается в сторону бедных районов. От него исходила довольно знакомая реацу. Не та, что следит за ним, а та которую он хорошо запомнил.

— Куроки? — удивился Кано. Это был он. В тех сражениях и соревнованиях, он отлично запомнил его реацу. Не запомнить просто было невозможно, особенно когда он освоил Цукиюби. Острые пальцы, пока без острой и проникающей силы, но больно бьющие, хорошо запомнились Кано.

Он начал осторожно следовать за ним. Куроки направлялся к 62-му району. Добравшись до него Сакамото стал наблюдать что именно он делал. И увиденное очень удивило его. Он раздавал что-то. Присмотревшись, увидел, что это рисовые лепешки, просто рисовые лепешки.

Кано отдаленно следовал за ним и изумлялся увиденному.

— Зачем? — этот вопрос никак не находил в его голове ответа. Он просто не понимал, зачем тот все это делал. Какую выгоду он преследует, какую цель?

Кано как аристократ проанализировал около сотни разных вариантов причины подобному, но не в одной не видел той выгоды, которая могла бы быть Куроки. К тому же он лицо прячет, а значит, славу не ищет.

— Но в чем смысл? — пробормотал Кано. Увиденное, просто не укладывалось у него в голове.

Решив больше не следить за ним, Сакамото направился обратно. Мысли крутились вокруг того чему он был свидетелем. Куроки является его соседом, комната прямо рядом и он уже видел раз, как тот куда-то ночью уходил. Но теперь он узнал, куда и зачем, но смысл этого ускользал от аристократа.

Отринув лишние мысли, он ускорился, чтобы поскорее попасть к себе в комнату и поспать.

Тут он резко остановился, потому что присутствие постороннего знакомого реацу стал сильнее. Он думал, что оторвался от преследователя, но тот его снова нагнал.

Резко вправо!

Он почувствовал присутствие там.

Сюнпо!

Его преследователь понял, что его раскусили и удаляется.

Движется быстро. Тоже владеет Хохо.

Вперед! Вперед! Вперед!

Влево! Прыжок!

Сюнпо!

Удар!

Стена разрушается.

Противник выпрыгивает и пытается удрать! На нем черный плащ.

Сюнпо!

Цукиюби!

Кано не был так искусен в этой технике, но применить ее не сложно.

Противника отбросило, и он упал на землю.

— Есть! — усмехнулся он. — Теперь ты за все ответишь, — он приблизился к лежащему телу.

— У… уу… — прохрипел противник. Он чуть поднялся. — УААААААААААА!!! — услышал он плачь. — Больно! Ахаааааа! — ревел женский голос.

Кано замер не понимая того что он видит.

Капюшон слетел, открыв лицо своего врага. Им оказалась миловидная девушка, с растрепанной гривой черных волос, больших прямоугольных очках. Она сидела и заливалась слезами.

— ХааааХаааУааааа! — ревела она.

Его голос начал тихо бесить Сакамото.

— Ты кто такая?! — зарычал он.

Она тут же замолчала, втянула голову и опустила взгляд.

— Анзу «хнык», Койкэ Анзу, «шмыг», — представилась она. Слезы текли по ее щекам, а из носа начали капать сопли.

— Койкэ, — задумался он. Эту фамилию он слышал. Как человек, который точно в будущем станет офицером, родители договорились, он точно знал всех в своем классе. Особенно в первом. Знания и информация всегда были важным аспектом любого аристократа. И вот эту он помнил. Самая тихая из всего класса, сидит себе, ни с кем не общается. Имеет неплохой запас реацу, хороша в кидо, но слаба в хакуда. Пусть тихая и молчаливая, но среди девушек, является негласно сильнейшей. Кано замечал, как та сама ухудшала свои результаты. Да среди девушек тоже есть серьезная борьба за первое место и простолюдинка без поддержки, связей, сильного характера и таланта может быть в опасности. А Сакамото знал, что женщины порой могут быть куда более жестокими. — Это ты за мной следила все эти месяца? — сурово спросил он.

— Угу, — кивнула она. Судя по ее лицу, была готова разреветься в любой момент.

— Как ты это делала? — он все же немного успокоился. — Скрывать свою реацу и сюнпо это не то чему учатся на улицах, — сказал он. Хотя понимал, что есть такие как Куроки, которые смогли. Но он потом выяснил, что тому помогла одна синигами. Этот вопрос ему был интересен, потому как его слегка удивляло такое количество студентов с подобными способностями и не аристократического происхождения.

— Мой… папа… был синигами… — шмыгая носом и проглатывая ком в горле ответила она. — Научил многому…. Пока… — ее глаза вновь налились слезами.

— Ладно. Зачем ты за мной следила? — задал он самый важный вопрос.

Девушка резко покраснела и отвела взгляд. Соединила указательные пальцы и крутила их.

Молчит.

— Говори! — настоял Кано.

— Ну-у-у-у, — засмущалась она. — Ты… сим…патич…ный…

— Что? — он проморгался, проверил уши и потряс головой. — Что ты сказала?

— Ты симпатичный… вот и все… — она спрятала лицо в волосах.

Он потер переносицу, потому как у него началась мигрень. Если он не оглох и правильно все расслышал, то только что он услышал одно из тупейших вещей в мире.

— Ты серьезно?

— Угу, — она смущенно улыбнулась. — Ты классный.

— Пока, — он развернулся и быстрым шагом пошел подальше от нее. — «Отлично. Она сумасшедшая!» — думал он. — «Лучше держаться от нее подальше».

— А! Подожди! Не бросай меня тут! Я же дорогу обратно не найду! — запаниковала она.

— Отстань! Ты, чертовка, следила за мной и преследовала меня! Уйди! — он ускорил шаг.

— Ну, прости! Я больше так не буду!

— Почему ты вообще выбрала меня? — спросил не останавливаясь. Она быстрым шагом шла за ним.

— Ну, — она засмущалась. — Ты мне помог… заступился… и я вот… стесняюсь очень и ну… я…

Кано приложил множество усилий, чтобы не накричать на нее. Уж очень его бесили ее слова. Он-то и не помнил, чтобы кому-то помогал. Все, что он помнил это как убрал со своего пути какую-то зарвавшуюся девицу. Она что-то кому-то говорила, он не видел. А в тот день он как раз еле уполз от Оленихи, вот и попался ему кто-то под горячую руку.

Кто же знал, к чему все это приведет.

Она смотрела на него огромными глазами из-под своих очков и была готова опять расплакаться. Он чувствовал, что у него сейчас голова свариться.

— Ладно, идем, — рыкнул он на нее.

— Угу, — чуть улыбнулась она.

— Больше не смей за мной следить!

— Угу, — погрустнела она. — А подходить можно?

— Гррррр! — эта девка просто выводила его из себя. — Можно! Только заткнись!

— Угу…

Оставшийся путь они провели в полной тишине. Девушка тихо шла за ним и о чем-то думала. А он старался выкинуть из головы тот факт, что она не только следила за ним, но преследовала и воровала его белье. Зачем оно ей, он старался не думать, потому как чувствовал, что это просто сведет его с ума.

За один вечер он получил слишком много откровений.

Куроки, оказывается, бегает по бедным районам и кормит нищих, эта сумасшедшая преследует его и имеет большие проблемы с мозгом.

— Слишком много для одного вечера… — пробормотал он…

Глава 20 Неприятности ждут, пока мы расслабимся

— Похоже, все собрались, — улыбнулся нам Капитан Айзен. — Извините, что так резко прервали ваши каникулы.

Вот стоим мы тут впятером и смотрим на него. Посреди каникул нас неожиданно вызвали сюда. Но не всех, а только пятерых. Меня, Ренджи, Киру, Кано и какую-то очкастую девицу.

Я начал размышлять и строить догадки о том, по какой именно причине нас всех собрали. Мы вроде как ничего такого не делали. По крайней мере, девушка в очках, которую, кажется, звали Анзу, с нами не контактирует. Да и вообще, от всех подальше держится. Хинамори как-то предлагала ей к нам присоединиться, но та чего-то испугалась и убежала. Хотя выглядит она так, будто что-то сделала. Она, к тому же, жалась ближе к Кано. Тот, в свою очередь, старался отстраниться от нее. Странно. У них что, какие-то отношения?

Все в этом мире возможно.

— Аббарай Ренджи, Куроки Карасумару, Изуру Кира, Сакамото Кано и Койкэ Анзу, — перечислил он нас всех. — Сообщаю вам, что вы были выбраны для проведения особого эксперимента, целью которого является ускорения вашего взаимодействия с занпакто. Вы были отобраны, как сильнейшие на своем курсе, — заявил он. Мы замерли. Умеет он говорить так, чтобы все его внимательно слушали. — Мы выдадим вам асаучи за полгода до официального вручения, — заявил он, указав рукой на стол. На нем лежали пять одинаковых мечей в одинаковых черных ножнах, с одинаковыми черными рукоятями и простыми цубами.

Мы переглянулись. Такого точно никто ожидать не мог, потому волнение внутри поднялось.

— Пусть вы и получите мечи, но использовать их не сможете и тренироваться в зандзюцу будете как все — на втором году обучения, — чуть охладил он наш пыл. — Но чтобы не возникло проблем и опасностей, на каждый меч будет наложена печать, которая не даст вам извлечь асаучи из ножен, пока он не станет полноценным занпакто. — Он продемонстрировал нам листок со сложными иероглифами. Они не японские. Я таких никогда не видел. Хотя я вообще мало что видел. — Поясняю. Это — свиток печати или Даюин. Символы на нем — это слова подобные нашим Демоническим, но те, которые можно написать.

— А такие есть? — удивился Кира. Среди нашей пятерки он лучше всех разбирался в Кидо и уже сам думает поступить в 4-ый отряд. — Просто нам говорили, что Слова Демонов невозможно написать.

— Именно так, но это похожие Слова, их придумали Судилища, китайском аналоге Готей 13.

Эта новость нас существенно озадачила. Меня давно интересовал подобный вопрос. Ведь Общество душ приглядывает за Японской территорией и частью Китая, но кто следит за остальным миром? Вряд ли мы тут все одни.

— А можете рассказать поподробнее о других организациях? — попросил я. — Нам ничего о них не говорили.

— Да? — чуть удивился он. — Хотя да. Мы с другими очень редко контактируем. Почти даже не общаемся. Да и уступают они нам все. Последний раз мы имели контакты с ними на войне с Квинси. Ну, хорошо, — капитан улыбнулся и присел. Мы тоже уселись. — Видите ли, — начал он. — Наш мир устроен не так, как всем нам кажется. В нем есть области духовной силы. Это территории где скапливаются души и таких мест в мире технически всего четыре. Самое сильное находится в Японии и называется Общество Душ, второе по силе в Китае — Юду и их Готей — 1 °Судилищ, третье в Европе — Асгард — Вальгалла и последние самые слабые на Руси — Ковенант. Общество душ достаточно сильное место, чтобы здесь собиралось много душ, и было столько сильных. К тому же оно ближе всех к Дворцу Короля Душ. Души уровня Капитана в таких количествах есть только у нас. Мы используем занпакто, кидо, хакуда и прочие техники. Судилища слабее нас, но у них очень большая территория, много пустых, пусть и не очень сильных. Они в основном используют магию своих Драконьих письмен и свой аналог Хакуда. Их синигами именуются — Шоувей. Их письмена, чем хороши, что не требует произношений и могут действовать как контракты.

— Контракты?

— Они могут заключить договор, с какой либо сущностью и та не сможет нарушить договор, без вреда для себя. Их способности очень интересны, но весьма таинственны. Я смог разобраться в немногом, — усмехнулся он. — Вторыми является организация Вальгалла. Там собираются воины и солдаты умершие на полях боя. Они, пожалуй, одни из сильнейших бойцов. Сбором душ занимаются женщины — Валькирии, а охраной и сражениями мужчины — Эйнхерии. А главенствуют над ними Асы. Технически они довольно молодая организация, появились, сместив своих предшественников. На территории Руси много небольших точек душ, потому у них нет централизованной власти или силы. Ковенант — организация, чьими последователями являются маги, причем они не духи как мы, а вполне живые люди — Волхвы, если быть точным. — Он легко произнес такого сложное слово. — Волхвы мастера в магии, их разнообразие заклинаний может быть не таким большим как у нас, но сила весьма немалая. Вот примерно такая картина мира. Более подробно о каждой организации я расскажу на своих уроках, — сказал он. — Я теперь буду чаще появляться в Академии и следить за своими печатями. Если эксперимент увенчается успехом, то подобную практику введут в основную программу 1-го класса.

Да уж. Узнать, что есть и другие похожие места было интересно. Все же не удивительно, что лекции капитана Айзена такие интересные. Можно столько всего узнать, чего не найти в нашей библиотеке.

— Итак, — продолжил капитан. Я выплыл из размышлений. — Вот ваши мечи. Прошу, — сказал он. Мы по очереди подошли и каждый из нас получил свою катану.

Простой стандартный меч. У всех одинаковый, ничем не отличается от других. Разве что только извлечь из ножен невозможно.

Получив свой меч, я осмотрел его.

Странное ощущение.

Это мой меч.

Мой занпакто!

Прямо даже не ожидал подобного.

Ощущение приятное.

Прикоснуться к рукояти, провести рукой по ножнам и цубе.

Я прямо чувствую странную вибрацию. Меч навсегда.

Как печально, что я пока не могу достать его. Взмахнуть им и начать учиться его использовать.

Но он у меня. Мой меч!

— Пока ваши мечи выглядят одинаково, — сказал капитан. — Когда меч станет частью вас, его внешний вид изменится и будет удобен вам. Это будет значить, что вы можете извлечь его. А сейчас я расскажу вам, как носить его. Некоторые из вас знают, но все же стоит разъяснить. Не смотря на то, что меч из ножен не достать, он все равно остается оружием. Нужно знать определенные правила ношения. Меч носится на поясе с левой стороны, но только на улице и в коридорах. Когда вы заходите в класс или к кому-то в гости, то берете меч в правую руку. Это показывает, что вы не собираетесь сражаться или проявлять агрессию. Более подробно вы узнаете на уроках зандзюцу, через полгода.

— Да, Капитан Айзен! — сказали мы хором.

— Чудно. Можете идти отдыхать.

На этом мы и разошлись.

Вышли из кабинета. Там нас уже ждали остальные.

— Ну и зачем вас звали? — спросила Хебико.

— Вот, — продемонстрировал я меч.

— Вау! Уже?! — удивился Хиро.

Мы рассказали, что и как.

— Думаю это надо отпраздновать, — предложил Кира. — Все же не каждый день происходит такое событие.

— Ну, можно, — задумался я. — Что думают остальные?

— Да! — активно поддержали остальные.

— Пф, — фыркнул Кано.

— Отлично! Идем! — улыбнулся я, схватив Сакамото за шиворот.

— ЧЕ? Ты что творишь сволочь?! — возмущался аристократ.

— Идем! Анзу за нами!

— А! Я?! Эээээ! — девушка в ужасе уставилась на нас.

— Пошли! — зловещим шепотом приказала Хебико.

— И-и-и! — завизжала девчонка. Ее тоже схватили и поволокли за нами.

Впереди шли Ренджи, Рукия и Кира, за ними Хиро и Энджи, которая хватила Хинамори, а последними я с Хебико, тащим этих двоих. Кано пытался вырваться, но хватка у меня крепкая.

Нашли недорогой, но хороший кабак в первом районе и стали отмечать. Попытки бегства двух посторонних тут же пресекались. Мы посадили их в центре и следили, чтобы те не убежали.

Деньги были у всех, так что могли себе позволить отдохнуть. Пусть я не любитель тратиться, есть мне, куда деньги вложить, но придется немного раскошелиться. Коллективность.

Попытки сбежать разок пыталась совершить и Хинамори, но ей это не удалось.

Так же познакомились с этой Анзу. Очень тихая, пугливая и дрожащая как осиновый лист девушка. Все время жалась к Кано. Что у них за отношения мы допытывались долго.

В итоге он просто не выдержал, да и выпитое сделало свое.

— Да она просто преследовала меня, следила за мной и явно имела какие-то извращенные цели! — зарычал он.

Мы все повернулись к девушке. Та была красной как помидор.

Взяла первую попавшуюся бутылку саке и выдула ее залпом. Что там она делала, будучи под градусом уже не помню.

Я старался не пить. Не люблю алкоголь, но выпить пришлось. А потом как-то не заметил, сколько.

Что было дальше я, честно говоря, не очень помню…

Мы веселились, отмечали, а потом… темнота…


Пробуждение для меня было нелегким…

Сначала меня кто-то толкал. Не знаю кто, но кто-то меня отталкивал. Слышал дыхание и стон.

Потом меня тянули.

Я плохо соображал, но помню, что меня волокли.

Следом стало тепло, и вообще было неплохо…

А когда мозг все же включился, то с чего-то начал страшно болеть.

— Мра-а-а-а-к, — застонал я, когда вся боль мироздания ударила по моей голове.

С трудом разлепил глаза.

Я лежал в какой-то комнате. Все было мутно, но, кажется это моя комната. Точно не могу определить.

Вижу свой занпакто. Он рядом. Это хорошо. А то испугался немного.

Следом начал проверку своего организма. Я вроде как целый. Лежу в своей кровати. Накрыт одеялом. Из одежды на мне только волосы. Руки ноги вроде чувствую. Позвоночник тоже. Только вот черепная коробка что-то трещит. Моя одежда раскидана по комнате. Видно я был слишком пьян, чтобы переодеться.

Но все это мелочи. Я жив-здоров и меч не потерял.

— Хорошо, — облегченно вздохнул я.

— М-м-м-м, — промычал кто-то.

В душе все похолодело.

Только сейчас я почувствовал, что под одеялом кто-то есть.

Кто-то прижался ко мне и одежду этого я не ощущал. Он лежит на моем плече из-за чего рука начала затекать.

Головная боль отошла на второй план.

— Хоть бы там был не Хиро, хоть бы не Хиро, хоть бы не Хиро, — бормотал я, и медленно представляя себе весь ужас этой картины. Тошнотворной картины. Открыл глаза…. — Лучше бы это был Хиро, — с ужасом сказал я. На моем плече устроилась слегка пыльная голова РУКИИ!!! «Сестра» плотнее прижалась ко мне и даже обняла. — Ренджи меня убьет…

Стараясь не провалиться в бездну безумия я глубоко дышал со скрипом пытая мозг, стараясь вспомнить, что вчера было и как мы до такого докатились. После третьей бутылки мозг отказался вспоминать.

Осмотрев все вокруг, я нашел кем-то поставленный кувшин с водой.

Пить очень хотелось, но для этого нужно разбудить Рукию, а это может стать проблемой.

Так стоп!

Кувшин кажется холодным, значит, его поставили недавно. Значит, тут кто-то был, и нас уже видели. Это не хорошо.

— М-м-м-м, — застонала Рукия. Она начала просыпаться. — Привет, Карас, — простонала она. — Есть вода?

— Да, — указал я на кувшин.

— Хорошо.

Она поднялась и потянулась за кувшином, и открылся вид на ВСЕ!!! А у «сестры» довольно красивое тело. Небольшие, но правильной формы груди, тощая она немного, но это даже мило. Худенькая, маленькая и милая. Прямо загляденье.

Она отпила половину, и отдала кувшин мне. Я тоже напился и, даже мозг стал меньше болеть.

Тут я встретился взглядом с ней.

Она некоторое время просто смотрела на меня.

Молчала. Явно пыталась заставить свой мозг работать.

Потом начала стремительно краснеть. Посмотрела вниз. Увидела у меня ВСЕ!!!

Начала шататься.

Тут же схватила одеяло и накрылась им с головой.

— У-у-у-у, — простонала она. — Карас… что мы…

— Не знаю, — мое лицо было не менее красным. Можно даже сказать более красное.

— Что теперь? — спросила она дрожащим голосом.

— Хе-хе-хе, — от этого смеха мы оба вздрогнули. — Мне тоже интересно.

Дверь открылась и к нам зашла Хебико. В отличие от нас Змейка выглядела свежей, здоровой и без каких-либо проблем.

— Доброе утро, герои-любовники, — с коварной улыбкой поздоровалась она. — Вы так мирно спали, что я не решилась вас будить.

Мы чуть не задохнулись от возмущения. Мало того что мы попали в такую ситуацию, так она еще и издевается. Если бы Рукия не стеснялась скинуть одеяло, то точно бы попыталась убить Змейку.

Я все же подавил свое желание придушить ее. Да и боль в голове не располагала к позитивному мышлению.

— Что было вчера? — все же спросил я.

— Ну, мы немного перебрали, — начала она. — Особенно было круто смотреть на стриптиз Хинамори и Анзу, потом пошли гулять по городу. Выпили еще. А потом разошлись. Ты дотащил Хиро до его комнаты, как и Ренджи, Кира куда-то ушел с Энджи, а Анзу уволокла Кано. Я уснула тут на полу, а проснулась недавно и решила вам не мешать, — на этих словах она чуть покраснела. Что-то подозрительно. Но башка так болит, что думать было сложно. — Ну, я, пожалуй, пойду.

— Никому не говори о том, что тут видела, — сказала Рукия.

— А что я за это получу? — ее губы растянулись в змеиной улыбке.

— А что ты хочешь? — спросил я. Идея рассориться с Ренджи меня не прельщала. Он все же мой друг, а тут такое произошло.

— Я подумаю, — она таинственно стрельнула глазками. — Пока!

Она удалилась.

Мы с Рукией сидим на кровати и никак не можем начать думать.

Прошла минута, очень долгая минута. За ней вторая.

Случившееся никак не укладывалось у меня в голове. Да Рукия симпатичная, она мне нравится, но я все же испытываю к ней только братское чувства. Не более. С первого дня нашего знакомства, ничего существенного не менялось. Мы только дружнее стали. А тут такое.

Сложно как-то понять собственную логику. Да и я прекрасно понимаю, что сам не в ее вкусе.

— Думаю, — начал я. — Никому ничего говорить не стоит.

— Согласна, — она все же высунула голову из-под одеяла. — Мне бы одеться нужно. Отвернись.

— Хорошо, — я отвернулся к стене.

Девушка начала неспешно шуршать, одеваться. Я тоже натянул то, что было ближайшим ко мне. А то самому голым быть неприятно. Пока одевался, заметил одно характерное пятно на простыне. Меня точно убьют.

Так прошло минуты три.

— Все кажется, — сказала она. Я повернулся. Девушка уже одета. И стряхивала с головы пыль.

— А? — заметил кое-что под подушкой. Это были женские трусики. Довольно вульгарный вид у них. Явно из Того жуткого магазина. Это даже бельем то назвать сложно, какие-то веревочки. И как такое вообще носить можно? Надо бы вернуть. — Рукия, ты, кажется, забыла, — указал я.

— Э? — удивилась она. Покраснела еще сильнее. — Это не мое.

— Что? — не понял я.

— Я такое не ношу, — ответила она. — Это уже слишком.

— Погоди, — задумался я. — Если это не твое то чье?

— Хмммм, — она тоже задумалась. — Если я спала в кровати, то почему я в пыли?

Теперь мы оба сидим и медитируем на это белье.

— И знаешь, мне кажется, у нас ничего не было. Я бы, наверное, почувствовала.

— А чей след тут? — указал я.

— А он настоящий?

— Вроде…

Мы переглянулись и, похоже, у нас обоих возникла одна шальная мысль.

Я быстро оделся. Рукия убрала чужое белье и разминала кулаки. Я тоже был не против кое-кого убить. Занпакто на поясе. Голова болела, но было терпимо. Сейчас не до нее.

Вышли из комнаты, закрыли ее и пошли вниз.

— Хе-е-е-е-е-би-и-и-и-и-ко-о-о-о-о-о-о! — позвали мы хором. И голос наш был подобен леденящему ветру….

Глава 21 Даже друзья порой ссорятся

— Хе-е-е-е-е-би-и-и-и-и-ко-о-о-о-о-о-о! — повторили мы. Наша добыча уходит, но далеко ей не убежать. Точно прячется где-то недалеко. Жаль у нас с Рукией с чувствительностью к реацу не так хорошо. Ну, ничего, найдем.

Спустившись вниз, мы начали медленно и планомерно осматривать общежитие, ища нашу знакомую. А она очень хорошо умеет прятаться.

Ну, ничего, мы ее найдем. Уж мы-то с Рукией справимся. А по пути и других подключим.

Завернув в коридор, мы нашли Хиро. Он был весьма помят и еле шел.

— Воу, — подхватил его, когда он падал. — Ты как?

— Воды… — прохрипел он.

Пришлось дотащить его до ближайшей раковины и помочь напиться.

— Живой?

— Голова…

— Да. У нас тоже болит… — согласился я.

— В меня кувшин прилетел, — сказал он. Мы удивленно на него уставились. — Вышел кто-то, кричит и кувшин метнул… Мимо пробежала какая-то тень, а дальше темнота…

Я и Рукия переглянулись.

— Не видел куда та «тень» пошла? — спросил я.

— Нет.

— Жаль. Ладно приходи в себя, а мы пойдем ее дальше искать.

Оставив умирающего Хиро рядом с водой, где он вполне может и утонуть, что делает нас образцом дружбы, мы отправились на поиски. А они обещали затянуться. Пятая точка Хебико явно может предвидеть будущее, потому что, где бы мы не появлялись ее там уже не было. Оставались только следы ее в виде хаоса. Сегодня она что-то совсем распоясалась.

Небольшой пожар в душевой где несколько девушек покрылись копотью, на кровати заведующей женским общежитием нашли желтое и мокрое пятно, что ставит под вопрос проблемы мочеиспускания заведующей, ну и очередные последствия выбежали прямо на нас.

— Вы! Где она?! — зарычал Ренджи. И было с чего. Его волосы стали розовыми.

— Тебе идет, — сказали мы хором.

— Грррр! — рычал он. — Я уверен, что это она!

— Логично, — пожал я плечами. — Никто другой и не смог бы. Мы тоже ее ищем.

— А что она вам сделала? — спросил он.

Мы с Рукией покраснели. Пусть оказалось, что ничего и не было, но момент был довольно смущающим. Да и вообще проснуться в обнимку с девушкой было немного непривычно.

— Не важно, — сказала Рукия. — Нужно найти и покарать ее.

— Ищем и четвертуем! Вперед! — скомандовал я, пока у Ренджи не появилось вопросов, откуда мы идем и что было. Лучше не стоит поднимать данную тему. Пройдясь по женской части общежития где ее не нашли, мы пошли искать дальше. По пути подобрав уже более живого Хиро.

Однако девушка как сквозь землю провалилась. Найти ее мы не смогли. Никто ее не видел, но многие тоже ищут и, видя наши недовольные рожи, понимают, что в этот раз от расчленения мы ее спасать не будем, а сами в первые ряды станем.

Решили по пути заглянуть к Кире и Энджи. Потому что если она поиздевалась над нами, то и над ними точно. Однако, у себя Энджи не было и мы пошли к Кире.

Постучались.

— Ээээээ, — услышали мы стоны за дверью.

Постучали еще раз.

Что-то начало ползти к нам.

Дверь открылась, и к нам вышел Кира. Ну как вышел. Наши взгляды с лица автоматически поднялись выше, потому что на его голове торчали кроличьи ушки. Большие белые ушки.

— Она тут была, — вынес я вердикт.

— А? — не понял Кира. Мы все завороженно смотрели на уши, потому что они начали дергаться будто настоящие.

— Вау! — хором сказали мы. — Как это так?

— Что?

— В зеркало посмотри.

Он развернулся и подошел к зеркалу.

— ЧТО ЗА ЧЕРТ?!!!! — закричал он. — ГДЕ ОНА?!!!!

— Сами ищем, одевайся, нужно еще Энджи найти.

— Я нашла, — сказала Рукия, указывая на окно.

— М?

Подошли к окну и заглянули.

Пропажу заметили быстро. Не заметить человека привязанного к дереву крайне сложно. Энджи мычит с кляпом во рту и старается вырваться. Зовет на помощь и страдает. Да, для такой гипеактивной девчонки быть связанной и заткнутой очень тяжело.

Поспешили на помощь.

Вынули кляп и начали развязывать.

— ААААА! Она связала меня! Сумасшедшая! Обещала поджарить и съесть, за дровами пошла! Она безумна! Ее надо изолировать! Развяжите меня скоре… ММММ! — замычала она, когда я вновь вставил ей в рот кляп. Лучше развязывать ее в тишине. У меня и так башка болит, а тут еще она тараторит. Кошмар короче.

Развязали ее и пригрозили вернуть обратно, если будет бить нам по мозгам. Потому веревку взяли с собой. Ловить Хебико нужно аккуратно и связать придется.

Следы пребывания Змейки мы видели везде, но самой девушки нигде не было. На худой конец мы пошли в ее комнату. Там ее, конечно, не было, зато я увидел нечто интересное.

У нее был жуткий беспорядок. Стол перевернут, вещи разбросаны, а повсюду валяются листки. Подняв один, я увидел довольно неплохой рисунок. Нарисована картинка карандашом. На бумаге изображено пугало. Тонкие ноги, четыре руки, рваный плащ и кривая деревянная маска, будто из коры дерева вырезана с веселой улыбкой. Очень даже хорошо нарисовано. Талант.

— Наш берег, — сказала Энджи, смотря на один из листков. Там было то самое место, где я обычно спал у озера. Она там любила прятаться и мы иногда болтали.

— Проверим, — сказал я. Положил рисунки на место. Закрыли дверь, и пошли искать ее в том месте.

Добрались быстро.

Находка оказалась на месте.

Увидев нас, она побледнела и рванула вглубь парка.

— За ней!

Сюнпо!

Применил перемещение и поморщился от боли в голове. Неприятно очень. Лучше не буду ничем пользоваться.

Девушка бежала быстро. Видно уроки физ. подготовки не прошли для нее даром.

— Окружаем! — дал я команду и народ распределился.

Девушку удалось загнать в тупик и окружить.

Она начала вертеть головой, ища выход. А его не было.

— Блин, — вздохнула она. — А я думала мы еще поиграем.

— Итак, — начал я, смотря на нее. — Может, хватит уже этих шуток?

— Ой, да что вы так напрягаетесь, — фыркнула она. — Я просто вас разыграла, а вы так реагируете, будто весь мир рухнул.

— Разыграть? Да я чуть не повесился из-за этого! — зарычал я. — Ты хоть представляешь, что я чувствую? Если бы это был единичный случай, то я бы простил, но ты постоянно что-то творишь! Ты издеваешься над каждым из нас, не смотря на то, что мы твои друзья. Я понимаю дружеские подколки, но зачем так?

— Вы лишены чувства юмора, — пожала она плечами. — Ничего плохого-то не случилось. Я просто вас всех разыграла.

— Перекраска волос Ренджи…

— Ему идет, давно пора.

— Подстава Хиро.

— Он сам там попался.

— Ушки Киры.

— Они легко снимаются.

— Связывания Энджи.

— Заслужила. Блин! Достал! — рыкнула она. — Хватит уже причитать. Вас вообще было легко разыграть.

— Нам и так всем плохо, а ты еще сверху накинула.

— Не стала терять возможности, — хихикнула она.

Я глубоко вздохнул и выдохнул. Она, похоже, ни капли не раскаивается в содеянном. Это плохо. Нам всем и правда плохо, но она не считает себя виноватой.

Надо поговорить с ней серьезно.

— Котонэ…

— НЕ НАЗЫВАЙ МЕНЯ ТАК!!! — закричала она.

Мы все удивленно посмотрели на нее. За все время нашего знакомства такой буре чувств я в ней не видел. Ее лицо пылало от гнева. С ней что-то не то сегодня.

— Не смей называть меня по имени!

— Ты ведёшь себя сегодня крайне странно. Ты в порядке?

— Может, хватит вести себя как всезнающий Будда? — разозлилась она. — Ты! — ткнула она пальцем мне в грудь. — Ты только и делаешь, что ведешь себя правильно и идеально! Самодовольный, идеальный, всезнающий и всеумеющий! Я ненавижу таких гениев как ты!!! Легко справляешься со всем, легко сдаешь, делаешь только правильные вещи, тратишь свои деньги, чтобы кормить нищих и дерешься с негодяями! Черт возьми, в тебе есть хоть что-нибудь плохое? По-моему ты все это делаешь, чтобы потешить свое эго. Показать какой ты крутой и идеальный! Только для того чтобы самого себя убедить в том что ты лучше других! Я ненавижу идеалистов как ты! Я ненавижу таких лицемеров как ты! Я ненавижу тебя!!! — она стояла передо мной и тяжело дышала.

Я даже не понял, как она так далеко меня оттолкнула, и просто не мог поверить в то, что слышу. Эти слова больно резанули по сердцу. Так же говорил и тот синигами в тот день… Ее голос эхом отдавался в голове.

— Хебико, — попыталась сказать Рукия. — Ты…

— А ты! — она повернулась к остальным. Посмотрела на Рукию и подошла.

— Послушай…

— Заткнись! — закричала она. — Нищебродка, которая считает, что, раз она у нее была сложная жизнь, то ни кто другой с трудностями не сталкивался! Думаешь, если у тебя не было дома, и ты голодала это верх трудностей? Есть вещи и пострашнее! Но разве наша мисс идеальная и несчастная строгость может понять неженок, — фыркнула она. — Конечно, мы же просто слабаки перед твоей выдержкой!

Рукия замерла. Она хотела что-то сказать, но не могла произнести и слова.

— А кто у нас еще? — Она посмотрела на Ренджи. Тот хотел что-то сказать, но она не дала ему шанса. — Фа! Тупой бугай, который только и делает, что бахвалится своей силой! Он же у нас крутой и сильный! Он же настоящий воин, а что в итоге? Просто мямля, который просто держит понравившуюся ему девушку как заложника. Ведь он разозлился бы, если бы она выбрала другого. И что бы ты сделал? Убил бы ее? Или того кто ей понравится? Идиот несчастный! Ты просто жаждешь контролировать ее и заставлять жить, как тебе хочется! — скривилась она.

— Я не… ну я… — попытался оправдаться Ренджи.

— И кто дальше? — Она не стала слушать его. Посмотрела на Киру. — Идеальный добрячок, который постоянно напоминает всем какой он хороший и веселый, а так же грустный, заставляя нас стыдиться тому, что мы его не понимаем!

Он отвел взгляд и сжал кулаки.

— Затем у нас Жирный неудачник! Который только и может, что стоять пока его бьют, а ответить самому боится и потому ему нужна защита! Крыса! — она бросила взгляд на Энджи. — Вечно болтливая, раздражительная, отвратительная в своей энергичности идиотка, которая даже говорить нормально не может. Не удивительно, что ее все ненавидят. И если бы не Мистер Идеал, то мы бы давно выкинули тебя, да и сам он, похоже, терпит тебя из жалости, к твоей бесполезности! Вы все ничтожества!!! — закричала она. — И я вас ненавижу…

— Хебико, что с тобой?! — я схватил ее за плечо.

Удар! Она ударила меня по лицу.

— НЕ ПРИКАСАЙСЯ КО МНЕ!!! — Она отскочила. — НЕ СМЕЙ!!!

Затем развернулась и убежала….

— Хеби… — хотел я ее остановить, но не смог. Она быстро удалялась.

Ее шаги были, словно удары гонга в этой давящей тишине…

Мы стояли так и даже не решались поднять головы.

Все это было слишком шокирующее…

И самое мерзкое что все это было правда… Та правда, которую мы не хотели вскрывать или говорить. Просто она была не нужна…

— Она права, — дрожащим голосом сказала Энджи. — Все… меня избегают… ненавидят… «хнык»…

— Энджи…

Она убежала, заливаясь слезами. Остальные тоже вскоре начали расходиться. Всем нужно немного побыть в одиночестве.

Я же остался там. Стоял…

Я и не задумывался, над тем как я живу. Слишком правильно, слишком слащаво, слишком приторно красиво. У меня хорошая и счастливая семья и не считая того дня, я жил хорошей жизнью не зная голода и несчастий. Мне легко все дается, и я с легкостью все могу.


Ее слова очень больно задели меня… Гений, которого ненавидят. Те синигами убившие моих друзей тоже так говорили. Тоже назвали меня гением, которому все дается легко. Я и не думал, что это так влияет на других.

Но я даже не задумывался, как это выглядит со стороны. Я просто пытался помочь.

Из-за ее слов боль от ее ладони особенно сильна.

Мне нужно… обдумать все….

Глава 22 Странные советы не всегда легко понять

Капитан Айзен великолепный учитель. Слушать его одно удовольствие. Умеет человек просвещать и завораживать. Мы сидим и с интересом слушаем его. Он рассказывает нам подробнее о каждом Готее в мире.

1 °Судилищ древнейшее объединение. Ему как минимум пять тысяч лет. Шоувеи сражались с Эйгуи — Пустыми с тех пор как научились защищаться от них. Основали Судилища 10 глав кланов. Самые сильные воины Китая поняли, что в одиночку им не удержать натиск пустых, потому они объединились и стали основой для будущей организации.

Но не стоит думать, что у них все хорошо. Территория Китая огромна, тварей еще больше, потому сотрудников дофига, что создает большие проблемы с управлением, а уж о коррупции и говорить страшно. Им давно нужно провести реорганизацию, выправить все свои проблемы и начать более активно работать. Но жадность властных, лень и устои кланов-отрядов, которые никогда не смешивались, приводят к тому, что некогда сильнейшая организация нормально работает только на 10 %. Специализированные отряды у них есть, но все это варится в пределах одного отряда. Есть отряд разведки, но в нем только рожденные в пределах их кланов, а выходцев из других отрядов никогда не примут, какими бы они не были хорошими специалистами. Это приводит к некой дестабилизации силы, без новой крови, новых идей и развития отряды сами вырождаются. Но традиции нарушить не могут. Кто знает, сколько еще Судилища продержатся при такой системе. Если ничего не предпримут то еще 500 лет и их может не стать.

Печально, но факт. Не все в мире вечно. Судилища сильны, однако испытание временем они проигрывают.

Вальгалла сильно отличается от Судилищ. С одной стороны она более сплоченная, сильная, да и дел у нее меньше чем в Китае. Запад беднее на духовную силу, чем восток.

О них мы знаем довольно мало, потому что почти не взаимодействуем. Знаем, что ими правят Асы, их солдаты это Валькирии и Эйнхереи. Их сила довольно высока, они отличные солдаты, умеют работать и действовать вместе. Их армия очень сильна. С магией у них проблемы, они ее не очень жалуют. Единственное что они принимают из магии это — Песни Войны. Эти песни на поле боя усиливают других или создают барьеры. Разнообразие не очень большое и применять их могут только валькирии, но сила объединённых сотен дев в песни может существенно усилить армию.

Минус их в том, что поодиночке они слабее, разнообразие силы невелико.

Основная их проблема именно в командовании.

У нас капитаном стать может только сильный. Он должен иметь определенный уровень силы и уметь применять банкай, это помимо лидерских качеств и умения управлять. У нас капитан это гордость и сильнейший в отряде. У них Асом можно стать по праву рождения. Неважно как ты силен, если ты из благородной семьи, то точно станешь Асом и получишь себе подчиненных.

Да, как солдаты они хороши. Ровные ряды воинов закованных в тяжелые доспехи, летающие девы-воители и сила их Песен Войны, вот что делает их сильными. Но в дуэлях их победить не так сложно. Да они сильны и профессиональны, но учат их работать в группе, а в одиночку в таких тяжелых доспехах и с таким оружием им становится нелегко. Пустые умеют перемещаться очень быстро, как и мы синигами, а вот другие этим не владеют.

Раньше на территории Европы была другая организация — Олимп. Но с падением Рима от них мало что осталось. Причина исчезновения довольно туманна. Все придерживаются того, что их уничтожили воины Вальгаллы.

Последним является многострадальный Ковенант. Уж кого история потрепала так это их. Из-за слабости земли на сильные точки силы, очень большие территории и пусть не очень сильных, но очень разнообразных тварей, проблем у них много. Волхвов всегда было не так много, а силы у них зависят от самого человека. Как таковой организации у них нет. Ведь все волхвы путешествуют по Руси и сражаются с бесами и прочими тварями. Редко когда они работают группой, предпочитая ходить в одиночку. Раз в год они собираются, и то не всегда. Слишком они разобщены. Из-за чего их организация раз пять меняла лидеров, правила и даже название. Ковенантом стал называться с основания СССР, когда у волхвов сильно прибавилось работы. Им сейчас очень нелегко. Последняя война оставила огромный след на их земле, и сейчас они очень много работают над устранением проблем. Но ребята гордые, просить помощи не будут, им не в первой такое разгребать.

Волхвы довольно универсальные маги. Они и колдовать могут и в ближнем бою не проиграют. Физическая сила у них очень велика, они имею большой спектр усиливающих заклинаний. Разнообразие боевой магии не сильно, но уж за разрушительный потенциал волноваться не стоит. Их проблемы в людях. О магии забывают и не верят, что уже говорить про спонсирование. Да и волхвы не могут бегать по воздуху, патрулируют все пешком, или если кому повезет на велосипеде. Короче у них полно проблем, и чем развитее цивилизация и технологии, тем им сложнее.

В современном мире им особенно нелегко работать. Это мы все призраки, нас никто не видит, а их видят и им довольно тяжело скрываться.

Вот примерно такая картина мира у нас. Что находится на других континентах нам неизвестно. С ними мы вообще никогда не контактировали. Может в мире людей все знают друг о друге, то в мире духов контакты ограничиваются миром Обществ. Может там, что и есть, но мы не знаем.

И у всех организаций есть свои минусы и плюсы. У нас вот проблема с Двоевластием. Готей 13 и Совет 46-ти друг с другом не всегда ладят. Порой приходится месяцами ждать, чтобы отправиться спасать своих людей из Хуэко Мундо. Готей требует быстрых и точных действий, а Совет увяз в бюрократии. Готей построен на силе, а Совет на благородном происхождении.

Еще одна наша проблема зеркально отражает Вальгаллу.

Мы, японцы, отличные воины, но хреновая армия. Да обычные учебники по истории я тут нашел. И там четко прописывается, как монгольские отряды убивали целые армии самураев.

А еще раньше так вообще был атас. Нужно ведь в бою убить врага своим мечом и крутым индивидуальным стилем, отрубить его голову, взять ее с собой, потому что за нее деньги дадут, и съесть печень прямо в бою. Раньше считали, что поедание печени врага дает силы. Да и с оружием и доспехами тоже проблемы, столько металла как в Европе в Японии никогда не было. Катана, может и крутой меч, но довольно хрупкий сравнивая с тем же клеймором или спатой. В духовной Японии почти те же проблемы. Доспехов почти никто не носит, построений или тактических изысков на войне ждать не стоит, да и порой все решает индивидуальная сила.

Да и отряды у нас лишние есть, которые просто есть для того чтобы хоть куда-то распределить народ. Вот есть же Элита и Администрация — 1-ый отряд, Разведка — 2-ой отряд, Медики — 4-ый отряд, Проблемные — 11-ый отряд, Ученые — 12-ый отряд. А остальные чисто чтобы было удобно управлять.

Вот это все нам и рассказал капитан Айзен. Конечно, не прямо так, но в целом в его словах подтекст прослеживался.

Вот как-то так. Лекции он проводил раз в неделю, по крайней мере, сказал, что это в планах, но все может измениться. Лекции он читает не только нашей пятерке, а вообще всему курсу, из-за чего народа тут порой очень много. Ведь его лекции всегда очень популярны.

Учеба после каникул стала очень загруженной. Спокойного безделья больше нет, и нам постоянно нужно чем-то заниматься.

Я, пожалуй, даже рад этому. Много дел позволяют не вспоминать случившееся. Занятия помогают отвлечься от печали и переживаний.

Мы уже две недели в ссоре с Хебико. Уж очень она нас тогда задела. Сильно оскорбила каждого, некоторые до сих пор отойти не могут. Энджи так подавлена, что завалила экзамен на перевод в 1-ый класс, Ренджи молчит последнее время, Рукия хмурой ходит, а Кира вообще избегает общения. Даже я стал как-то долго соображать. Пару раз пропускал удары на тренировках. Кано сказал, что пока я не перестану витать в облаках, он со мной сражаться не станет. Хочет честной победы, но когда я даже не хочу стараться, ему это не нравится.

Но случившееся никак не удается забыть.

Неприятно, когда твои старания так интерпретируют. Неужели она правда, считает, что все, что я делаю это только для себя? Я стараюсь, чтобы стать сильнее. Но, похоже, мои успехи довольно сильно расстраивают других. С Кано-то понятно, он сам хочет быть первым. Но другие… Я и не замечал этого.

Всегда считал, что остальным все равно, однако завистливые взгляды я теперь вижу. Раньше просто не обращал внимание, а теперь как-то неуютно.

Даже сложно что-то сказать по всему этому поводу.

Еще меня последнее время преследует странный сон. Не могу там точно что-то разобрать. Слышу чей-то голос, ощущаю дыхание и боль в спине. Что-то приятное, теплое и близкое. Вижу какую-то девушку над собой. Все очень мутно и не могу сфокусироваться, она обнажена и улыбается мне. Затем приближается и все в темноте…. И этот сон повторяется.

Мне как-то раньше эротические сны не снились, а теперь вот началось что-то непонятное.

Может это как-то связано с моим занпакто? Странно тогда это выглядит. Я начал ощущать в себе что-то иное. Необычное изменение. Я начал слабо, но ощущать реацу других. Пока различать не научился, но уже точно ощущаю, пусть и с близкого расстояния. Да и просто что-то было не так как раньше.

С чего бы все это? Есть у меня одна догадка, но она меня сильно пугает. Если это так, то у меня могут быть проблемы.

Ладно, нужно и правда поменьше витать в облаках.

— На этом сегодня закончим, — сказал Капитан Айзен. — На следующей неделе меня не будет. Куроки-кун задержись на минуту.

— Да.

Когда народ удалился из класса я подошел к учителю.

— Нужно осмотреть печать.

— Конечно, — протянул ему меч.

Пока ничего у меня с ним не происходило. Я думаю, ближайшие месяцы так же все будет тихо. Да и пробудить дух своего меча не так просто. Это довольно долгий процесс. Хотя насколько я знаю, ученики 1-го класса всегда пробуждают свою силу за время учебы. Это остальным нужно больше времени на это.

— Хорошо, — довольно кивнул капитан. — Даже лучше чем предполагал. Скажи, за эти две недели был ли у тебя пик эмоционального настроя?

— Хм….. — задумался я. В мыслях появился тот сон. Быстро отогнал ненужное воспоминание. — Вроде нет. Только ссора и все.

— Ссора?

— Ну, мы с подругой поссорились, — ответил я. Говорить об этом не очень хочется, но лучше ответить. Все-таки это касается моего занпакто. — У нее какие-то проблемы и она довольно резко высказалась по поводу всех нас.

— Вот почему ты так подавлен. По лицу видно.

— Да? — замялся я. — Скажите, а неужели все лучшие вынуждены быть одни? Просто… мне правда легко дается учеба. Не все, но я справляюсь. Стараюсь поступать правильно и не хвастаться. Мне это не нравится. Но почему-то другие считают меня эгоистом и ненавидят за мой талант. Когда-то и убить пытались, — поежился я, вспоминая тот день.

— Известная проблема, — улыбнулся он и присел за стол. — Многие из тех, кто обделен талантом, порой уверены, что те, кому повезло, эгоисты и плохие люди. Мол, они не стараются и не развиваются. К несчастью такие есть, и они создают остальным плохую репутацию, — усмехнулся он, явно что-то вспомнив. — Но тебе не стоит расстраиваться. Не нужно прогибаться под чужое мнение. Гордись собой и своей силой. Я знаю, что ты не только талантлив, но и очень трудолюбив. Я видел твои тренировки. Так что не позволяй завистникам и глупым людям указывать тебе как жить. Только ты волен распоряжаться собой и слушать тех, кто сам не хочет совершенствоваться последнее дело, — сказал он.

— Странный совет, — почесал я затылок. — Но я подумаю. Благодарю.

Попрощавшись с капитаном, забрал меч и вышел из кабинета. Действительно странный совет. Даже не знаю, как к нему относиться. Он хочет сказать, что я не должен слушать других и гордиться собой. Немного нечетко сказано. Или он редко кому дает подобные советы, или имел что-то иное в виду. Блин, из-за подобного стиля учебы я теперь во всем стараюсь увидеть двойное дно. Ну не хочет же он сказать, чтобы я плевал на всех и не обращал внимание завистливых ничтожеств. Потому что я пока явно не понимаю, что именно он сказал. А может, второго дна и нет, и это я сам себя накручиваю?

Но в целом он прав. Хватит хандрить, нужно во всем разобраться.

Хебико наговорила нам лишнего, но не стоит забывать один момент. Раньше она если и шутила то понемногу, и всегда старалась найти себе дорогу к отступлению. Надо мной шуток было мало, потому что я тут как бы главный страж ее костей. Но тут она будто с цепи сорвалась, начала кидаться сразу на всех. Да и шутки ее оказались гораздо неприятнее, чем раньше. Она накричала на нас, будто сама хотела поссориться, ей явно было от чего-то плохо, и она так решила выпустить пар. На нас. Или же специально отдалиться. Будто хотела поссориться.

Теперь надо бы понять, в чем собственно дело. Но для начала нужно с остальными поговорить.

Начал искать друзей. Но все как сквозь землю провалились.

Где их теперь искать то?

— Эй! Отстаньте! — услышал я чей-то знакомый писк. Он исходил из полузакрытой двери в заброшенный класс. Подойдя ближе, я заглянул внутрь. Там была компания из четырех девушек. Три из них мне не знакомы, кажется они с более старших курсов. Вон у них мечи даже есть, хотя они стандартные как у меня, что значит, что выдали их недавно.

— Заткнись сука! — рыкнула красотка впереди. Какая-то брюнетка с выдающимися формами.

А в углу они зажали знакомую мне девушку. Анзу. Та странная преследовательница Кано.

— Что думаешь, раз ходишь с Сакамото-куном, то чем-то лучше нас? — толкнула ее красотка. — Сакамото-кун мой, и ты не смеешь к нему приближаться, грязная шлюха!

— Хватит с ней болтать, Аи, — сказала ее подруга. — Давайте проучим ее.

— Ага, — вторила ей подруга. — Обреем ее налысо,

— Вы слишком мелко мыслите, — фыркнула Аи, толкнув Анзу так, что та упала. — Отдадим парням развлечься. Это будет хорошим уроком для такой неудачницы.

— Я ничего не сделала, — попыталась оправдаться Койкэ.

— Молчать! — закричала на нее Аи. — Ты всего лишь грязная оборванка и не имеешь право прикасаться к Сакомото-куну. Он мой, мы с ним помолвлены. Так что ты заплатишь за то, что была рядом с ним.

Анзу затряслась в ужасе, она попыталась пятиться, но те ее окружили.

Сюнпо! Она смогла применить сюнпо и переместилась в другой конец класса. Вот только эта Аи тоже так могла и не дала ей сбежать.

— Кому ты продала себя, чтобы научиться этому? — рассмеялась Аи. — Там же наверно где и украла меч, — она взяла в руку ее занпакто. — Что это за дрянь наклеена? — посмотрела она на печать, а затем сорвала ее. — Украла меч и испортила его. Директор узнает об этом и тебя исключат.

— Отдай! — испугалась она.

— С чего бы это? — смеялась она. Ее подружки ржали над бедной девушкой. — Стоит мне сказать и тебя исключат из Академии, а твою семью просто изгонят в преступные районы. Хотя наверняка ее мать такая же шлюха, и родилась ты на ее работе.

— НЕ СМЕЙ ТАК ГОВОРИТЬ О НЕЙ! — вспылила Анзу и ударила ее по лицу.

— Ты испортила мое прекрасное лицо! — завизжала она, когда увидела царапину. Она достала меч! — Сдохни!

Так надо бы и мне вмешаться. Терпеть таких не могу.

Сюнпо!

Перехватываю ее руку и отбираю меч, а саму психопатку кидаю в ее подруг.

— Хватит! — хмуро сказал я. — Проваливайте! — отдал Анзу ее меч, который у нее отняли.

— УБЛЮДОК!!! — визжала эта дамочка. Ну и голос у нее. Я уже хочу отрезать ей голову. — Я УБЬЮ ТЕБЯ!!!

— Харе орать, — погладил я ухо. — У меня сейчас барабанные перепонки лопнут от твоего скрежета.

— ТЫ!!!

— Я.

— Это тот самый подонок, который посмел при всех надругаться над моим Сакамото-куном! — посмотрела она на меня.

— Ты больная? — офигел я. — Мне вообще-то девушки нравятся, а не парни. Хотя на такую как ты я бы в голодный год за мешок риса не согласился бы.

— Ничего, — она коварно улыбнулась. — Если я принесу моему Сакамото-куну твои пальцы, он похвалит меня.

— Ты реально больная на голову, — скривился я.

— Ахахахах! — засмеялась она как сумасшедшая. Даже ее подруги на нее покосились.

— С каких это пор я твой? — спросил знакомый голос у дверей.

— Привет, Кано, — махнул я рукой.

— Кано-сама! — расцвела в улыбке Анзу.

— Сакамото-кун! — побледнела Аи. — А… я…это… ну…

— Попытка убийства студента, извлечение меча на территории академии, порча печати Капитана Айзена Соске и угроза другим студентам, — перечислил он ее проступки. — Это тянет на исключение, а может даже на арест, — хмыкнул он, зайдя в класс. Ну, с арестом он загнул, максимум штраф. Аристократов крайне сложно упрятать в тюрьму.

Кстати, а какие тут тюрьмы? Нам просто как-то не говорил об этом. Но куда девают преступников? Надо бы узнать.

— Мои родители вроде бы четко дали понять семье Аоки, что мы не собираемся родниться с вами, — он презрительно махнул рукой. Девушка была готова разрыдаться. Он подошел к ней и посмотрел в глаза. — А этого ублюдка, я сам одолею, не смей мешать мне! — от него повеяло холодом и жаждой убийства. Какой хороший человек. — А эта девка, мой должник. Тронешь ее, — он убрал пылинку с ее плеча и добро улыбнулся, — пожалеешь…

Аи все же не выдержала и упала в обморок.

— АИ! — закричали ее подруги, подхватили дуру и унесли.

— Вот и хорошо, — он отряхнулся.

— Какой ты добрый парень, — хмыкнул я.

— Не твое дело, Куроки, — процедил он.

— Кано-сама! — радостно светилась Анзу. У нее казалось сейчас глаза воспламеняться. — Вы спасли меня!

— О, мрак, — вздохнул он.

— У вас очень странные отношения, — усмехнулся я.

— А ты вижу, вышел из хандры.

— Почти.

— Спасибо вам, Куроки-сан, — обратилась ко мне Анзу.

— Да, ладно уж, — махнул я рукой. — Вы моих друзей не видели?

— Был кто-то в беседке у озера. Идем Койкэ, — сказал ей Кано. — Нужно на твой меч новую печать поставить. Да и предупредить директора нужно.

— А обязательно?

— Попытку убийства оставлять без внимания нельзя. Да и мне это выгодно, — улыбнулся он.

— Чудно, ну удачи вам, — сказал я убегая. Кано опять прокричал мне в спину, что одолеет меня в следующий раз. Я поставил себе памятку потренироваться с ним. Он все же не так плох, как я думал о нем.

Они реально странная пара. Хотя вряд ли у них хоть что-то выйдет.

Не важно. Сейчас надо бы с остальными поговорить…

Глава 23 Мириться нужно всем вместе

До беседки добрался быстро. Все же сюнпо полезная вещь. Пара шагов в ускорении и ты на месте. В беседке действительно кое-кто был.

Энджи.

Сидит на скамейке, поджала ноги и смотрит на воду.

Такая тихая. Я удивлен. Взгляд потухший. Будто в ней уже нет жизни.

— Привет, — поздоровался я.

Она тут же отвернулась.

— Эх, — вздохнул я. — Так плохо все, да? — Ответа не последовало. — Она всех нас задела. Тебя, меня, остальных. Быть может это даже хорошо, — сказал я. Ее плечи вздрогнули. — Да. Я пригласил тебя к нам из жалости. Они не станут отрицать, — сделал паузу. — Мне просто было грустно смотреть, как ты пытаешься хоть с кем-то подружиться. Я решил пригласить тебя к нам. Да, мне порой было неприятно от твоей болтливости. Но разве это не долг друзей, прощать небольшие минусы? — спросил я. — Если не хочешь больше знать меня и других, я уйду.

Она не ответила. Просто сидела, все так же отвернувшись от меня.

Я не стал ничего ей говорить.

Просто тоже отвернулся и пошел искать других.

Похоже, я ошибся в ней. Жаль если это так.

— Ты… — услышал я ее шепот.

Остановился.

— …не считаешь…. что зря… пригласил меня?

— Нет, друзья прощают небольшим минусы друг друга, — пожал я плечами. — И даже когда меня твоя болтовня дико злила, я все равно прощал тебя.

— Ты… не прогонишь меня? — спросила она дрожащим голосом.

— И не собирался. Мы же друзья.

— Уммм… кхы… «хнык»… — заплакала она. — Со мной все не хотели дружить… Ведь я же иностранка… «хнык»… А из-за войны, все пошло к черту…

— Ты умерла не так давно.

— Я… кажется жила тут…. С родителями… еще до войны…. А когда она началась… папа ушел… мамы не стало… а потом и меня… Никого нет… никого… никого… — зашептала она.

— Эх, — вздохнул я. Не умею я успокаивать других. Таких навыков у меня нет, да и не было возможности их применить. Потом просто подошел к ней и сел рядом. — Все успокойся. Я же рядом…

— Спасибо… спасибо… спасибо… спасибо, — повторяла она.

Некоторое время она успокаивалась. Ей тяжело пришлось. Попутно немного рассказала о себе. Обычно Энджи стремиться свести разговор о ее прошлом к минимуму, но сейчас ей нужно было выговориться. Ну, а поскольку никого другого рядом нет, она будет говорить со мной.

Энджи немка. Родители переехали в Японию еще до войны. Но когда она началась, отца отправили на фронт. Они с матерью жили вполне мирно, ведь во время войны Германия и Япония были союзниками. Однако им не повезло. Из тюрьмы для военнопленных сбежал английский солдат. Он явно был психологически нездоров. Энджи нашла раненного человека, не понимая, кого она привела в дом. Помогла ему втайне от матери. Но когда тот пришел в себя и понял, кто ему помог он взбесился и убил девочку и ее мать. Он ненавидел немцев и считал их всех врагами. Да в те годы немецкие войска сделали много плохого и возможно и тому солдату они много чего сделали. Но он выместил свою ненависть на ни в чем неповинных людях, тех, кто помог ему, тех, кто ничего плохого не сделал.

После смерти Энджи попала в Общество душ, а свою мать она так и не нашла. Причина стать синигами была в том, чтобы отыскать ее.

Такая простая цель. Но вот из-за внешности ей порой приходится нелегко. Да, что ни говори, но японцы не очень любят иностранцев. Когда она была ребенком, другим детям запрещали с ней общаться. Попала она в 1-ой район. А он отличается тем, что новых душ тут не так много. Здесь по большей части живут поколениями и многие иностранцев даже не видели. А уж там, где процветает глупость, легко появиться и предрассудкам. Сам с таким сталкивался. Вот она и была изгоем тут. Научилась скрывать грусть за улыбкой, болтливостью и весельем. Не хотела отчаиваться.

Именно поэтому слова Хебико ее так ранили. Очень ей было неприятно. Осознавать, что она тут просто пока мы ее терпим. Да уж. Ей придется много извиняться.

Но с ней потом.

— Лучше?

— Ага, — вытерла она слеза. — Спасибо, Босс, — улыбнулась она. — Что теперь?

— Идем искать остальных.

— Ага.

— А потом сделаем то, что планировали с самого начала.

— Что? — удивилась она.

— Свяжем Хебико и будем пытать, — я злобно улыбнулся. — Она нам за все ответит.

— ДА! ВПЕРЕД!

Мы побежали искать остальных. Но дело это нелегкое. Куда могли разбрестись другие нужно еще подумать.

Пока я могу предположить, где могут обитать Хиро и Кира. А вот куда ушли Рукия и Ренджи нужно еще выяснить. В общежитии никого из наших не было потому мы пошли в библиотеку.

Ход себя оправдал. Где еще может сидеть любитель почитать, как не рядом с местом, где можно почитать. Хиро спокойно читал какую-то книгу, вообще не реагируя на окружающих. Закрылся за книжкой и не поднимал глаз.

— Привет, — поздоровался я, присел напротив него. Энджи села рядом.

— Тоже будете смеяться? — пробурчал он за книгой.

— Мы хоть раз над тобой смеялись?

— Ну… — замялся он. — Просто… — он медленно опустил книгу.

Наши с Энджи глаза начали стремительно увеличиваться. Рожа Хиро была серьезно помята. Фингал, синяки и разбитый нос. На одном глазу был пластырь, а голова забинтована.

— Что это с тобой? — спросила Энджи.

— Подрался, — отвел он взгляд.

— Решил доказать, что она не права и нарвался? — уточнил я.

Он еще больше помрачнел.

— И как ты себя чувствуешь?

— Больно.

— Я не об этом спрашивал. Я спросил, как ты себя чувствуешь, когда такое сделал?

— Как дурак, — погрустнел он.

— Верно, — кивнул я. — Ты решил доказать, что можешь быть другим, но сам же от этого пострадал. Вот только ты ошибся в понятиях.

— Ошибся? — удивился он.

— Суть, как мне кажется, в том, чтобы не прятаться за других, а в том, чтобы уметь давать сдачи. Бессмысленно ломиться в драку там, где ты ничем помочь не сможешь, это не выход. Лучше найди то, что у тебя получается лучше всего и приноси пользу по-своему. Я бы тебе спину не доверил, — хмыкнул я.

— Ты умеешь утешать, — фыркнул он.

— Тебя снесут одним ударом. Будь реалистом.

— М-да, — опустил он голову. — Я вел себя как идиот. Постараюсь исправиться.

— А большего и не надо. Дать в зубы? — предложил я.

— Зачем? — побледнел он.

— Говорят, помогает.

— Обойдусь, — сказал он.

— Жаль, — погрустнел я. — А я уже крутую речь подготовил, которую будет говорить Энджи.

Девушка тут же расцвела в улыбке.

— Нет уж. Лучше бей, — быстро ответил он.

— Бежишь от реальности?

— Выбираю меньшее зло.

— Бу-у-у-у! — надулась Энджи. — Плохой шарик!

— Сама такая, швабра!

— Вонючка!

— Трещетка!

— Прямо дети малые, — вздохнул я. — Все идем выносить мозги остальным. Как нам найти Киру?

Дождавшись пока Хиро уберет все собранные книги на место, мы пошли искать блондинчика. Кира всегда приходил на уроки, по крайней мере, на лекциях капитана Айзена я его всегда видел. Но порой он отсутствовал. Например, на Оленихе или другом не очень важном уроке. И всегда приходил помятым, неряшливым, что для него было довольно необычно.

Поиски его затянулись до вечера, потому как находился он не на территории Академии. Единственное место, где он мог быть это могила его родителей. Он теперь часто там зависает.

А вот где это нам пришлось поискать. Точного места то мы не знали. Благо по пути встретили Хинамори, которая подсказала нам куда идти.

Пропавший нашелся на месте. Он стоял перед каменной плитой с вырезанными на ней именами.

Мы подошли.

Подождали, пока он обратит на нас внимание. Все же мы рядом с могилой, вести себя нужно уважительно.

— Привет ребята, — сказал он, не оборачиваясь. Голос его был спокоен, можно даже сказать приветлив. — Зачем пришли?

— Проведать тебя, — я присел на траву. — Ты много проводишь тут времени, даже за собой следить перестал.

— Ага, видеть тебя таким непривычно, — сказал Хиро.

— Тебя таким тоже, — усмехнулся он. Затем его улыбка немного увяла. — Карасумару… ты ведь тоже терял близких.

— Да.

— Ты часто их вспоминаешь?

— Да. Они не были мне родными, но стали дорогими друзьями. Их участь очень печальна и Хебико заставила меня вспомнить о том, что случилось.

— Ты часто проведываешь их могилу?

— Раз в полгода.

— Почему так редко?

— Потому что не вижу смысла убиваться. Я ничем не помогу им в Потоке перерождения. Они возможно и не слышат меня, а может уже переродились. Мы уже духи и мне сложно относиться к этому вопросу как-то однозначно.

— Я правда словами о родителях, заставлял других чувствовать себя неловко? — спросил он.

— Ты часто упоминал об этом. Всегда с улыбкой, но все равно было не очень приятно. Напоминать о смерти… Даже для нас.

— Умирать страшно, — грустно сказала Энджи. — Но Кира-тян, не нужно так страдать.

— Кира-тян? — я посмотрел на нее. Та только покраснела и отвела взгляд. — М-да. Ну, она права. Мы духи и жить в этом мире будем не одну сотню лет, если повезет, — усмехнулся я. — Те, кто ушли, вернутся. Может с другими лицами, но когда-нибудь, я уверен, что мы встретим их. Для того, мне кажется, и есть синигами, чтобы освобождать души от плена пустоты, давая им возможность вернуться.

— Простите меня, — вздохнул Изури. — Эх, — потрепал он свои волосы. — Давайте отдадим дань памяти.

Все согласились и помолчали минуту перед надгробным камнем.

Затем мы удалились оттуда.

— Какие планы?

— Ищем остальных, а затем выбиваем все из Хебико.

— Отличный план, — улыбнулся он.

— Тогда вперед.

А вот поиски оставшихся у нас существенно затянулись. Куда могли деться Рукия и Ренджи, мы даже не представляли. Рукия избегала всякого общения и сразу после уроков исчезала, а вот Ренджи пару дней уже не появлялся.

Но и этих двоих мы нашли.

Ну как нашли. Они сами нашлись.

Наткнулись на толпу в подворотне, которую избивала наша знакомая парочка. Судя по пошатыванию и красным лицам они явно были под градусом.

— Только этого нам не хватало, — вздохнул я.

— Ну, че вы… кончились все? — зарычала Рукия. — Всех уделаю! Я не какая-то там дура намыленная. Я крута!

— Ага, — кивнул Ренджи. — Замочим всех!

— М-да, — почесал я затылок. — Повяжем их и будем лечить.

Буйных поймали быстро: Мы с Кирой легко уложили Ренджи, а Энджи и Хиро поймали Рукию. Обоих связали бакудо?1. Уж чего, а это народ применять умеет, в отличие от меня. (Т-Т)

Дотащили буйных до речки и отправили поздороваться с рыбами, предварительно сняв кидо.

В холодной вечерней водичке они протрезвели моментально. А уж сколько мы нового о себе узнали, да и словестные обороты были довольно оригинальны.

— Ну, — строго посмотрел на них. Они сидели перед нами и стыдливо отворачивались. — Вы устроили серьезную драку в 1-ом районе. Будем надеяться, она вам не аукнется.

Те не ответили.

— Просите уже друг у друга прощения, — потер я переносицу. — Вы, правда, ведете себя как недоумки, но, скорее, вам стыдно друг перед другом.

— Ну… — замялся Ренджи. — Я… просто у меня никого не осталось… — он опустил голову. — Вот я немного болезненно воспринимал все, что случается с Рукией… Боюсь, что и ее не станет…

— А я… — замялась Рукия. — …простите… Я, правда считала, что самая серьезная тут. И не замечала ничего другого.

— Вы это сказали, но принимаете ли вы то, что говорите? — спросил Кира.

— ДА! — твердо сказал Ренджи.

— Мы с Рукией проснулись тогда в одной постели, — спокойно сказал я. Девушка тут же покраснела, как и остальные немного удивленно на меня посмотрели. — И что ты думаешь, Ренджи?

— Я! Я… я… — он опустил плечи. — Мне нужно все обдумать и… я не должен злиться… Она не моя собственность, а друг….

— Ренджи… — посмотрела на него Рукия.

— Уже лучше, — кивнул я. — Не волнуйся, у нас ничего не было.

— Да?

— Ага, это Хебико нас подставила, — улыбнулся я.

Этим двоим, правда нужно дать время все обдумать. Они большую часть жизни были вместе и теперь им сложно расстаться или начать отходить. Но сам факт, что Ренджи предпочел успокоиться и не рвать дружбу, уже говорит о многом.

— Так народ, — стал я серьезнее. — Хебико нас всех задела. Каждого болезненно уколола. Каждому нашла что сказать и как сделать больнее. Но не кажется ли вам это странным?

— Пожалуй, — кивнула Рукия. — Ее шутки во-первых, были уж очень обидными. Такого она обычно себе не позволяла. По крайней мере, над нами. Она искренне считала нас друзьями. А во-вторых, у нее была не злость, а истерика. Она сама не ведала что говорит, по ней было видно. Думаю, пока мы были в отрубе что-то с ней случилось. Что-то личное, потому она искала выход своим чувствам. Вот и выговорилась на нас.

— Ты права, — кивнул я. — Нужно во всем разобраться. Так что теперь предлагаю найти ее и отомстить.

— Да! Свяжем ее и подвесим на дерево, оставим там, на ночь! — предложила Энджи.

— Сначала поймаем!

— ДААААА!!!

Глава 24 Змеиное гнездо страшное место

Котонэ мрачно шагала по территории Академии. Настроение ее за последние дни не поднималось выше уровня средней хреновости. Мало того что ей было не по себе, от того что она натворила, так еще и последствия ее шуток ей аукнулись. Настроение было еще хуже, когда она вспоминала о «том».

Одна мысль об «этом» заставляли ее дрожать в ужасе. Если кто-то узнает, у нее будут страшные неприятности. Только одна мысль о том, что никто не знает, еще держала ее сознание на плаву, не давая скатиться в бездну.

Мысли о том, что она наговорила друзьям, тоже были не самыми приятными. Но ей действительно лучше держаться от них подальше. Ей поручили важную миссию, которая должна помочь ее семье, но общаясь с простолюдинами и бедняками, она ничего не добьется, даже не смотря на то, что они лучшие в классе. Цель важнее всего, семья требует от нее самоотверженности и ей придется так поступать.

Однако, что-то внутри было таким тяжелым и болезненным. От чего-то ей было плохо и настроение не улучшалось, как бы она не старалась.

— Они видели мои рисунки, — прошипела она, вспоминая тот момент, когда вернулась к себе в комнату и нашла следы того, что друзья заходили к ней. Рисовала Котонэ вполне неплохо, но мама считала это бесполезной тратой времени, потому девушка редко занималась своим хобби и никому о нем не рассказывала. А когда случилось «то», у нее была истерика и она устроила у себя беспорядок.

И теперь осознание от того, что все видели ее рисунки не грело ей сердце.

Глубоко вдохнув и выдохнув, она смогла подавить в себе чувство паники и горечи.

Сейчас больше всего на свете она не хотела попасть на глаза своим бывшим друзьям.

«Они мне мешали, — думала она. — Они меня тормозили. Правильно сделала, что избавилась от них».

Фыркнула она.

— Я счастлива без них, счастлива, счаст… ой! — она споткнулась о камень и чуть не упала. — Гррр! Чертов камень! — она вздохнула. — Счастлива?…

На душе начали скрести кошки. Пусть она старалась отстраняться от тех мыслей, но все равно момент с ее друзьями был очень неприятным. Она потом очень сильно жалела о том, что им наговорила. Да, ей в тот момент было очень плохо, у нее началась истерика, потому она только уйдя, поняла что натворила.

Но пойти и извинится, она не решилась.

Слишком ей было плохо. А потом она уже не смогла подобрать повода исправить то, что натворила. Надо было бы подойти к кому-нибудь, но народ постоянно ходил в одиночку и куда-то далеко.

Болтушка избегала людей, Шарик забаррикадировался в библиотеке, Блондин уходил куда-то, Мелкая была очень подавленной, а Бровастик так вообще куда-то делся, а Карас… Одна мысль о нем заставляла ноги дрожать. Мало того что она ему наговорила, так еще и «то».

— Он никогда меня не простит, — пробормотала она.

«Я не заплачу».

Подавив ком в горле, она смогла успокоиться.

«Да, я осталась одна. Но я и сама со всем справлюсь! Я всем покажу, что лучшая! Я счастлива!»

Прокрутив в голове эти слова, она все же смогла опять отогнать тяжесть в груди.

Ускорив шаг, она решила пойти, наконец, к себе и порисовать.

Это успокаивало.

— Добрый вечер, сестренка, — неожиданно услышала она за спиной. Кровь в жилах похолодела. — Хихихи!

— Здравствуй, милая, — второй голос так же пробирал до костей.

Медленно обернувшись, она увидела их. Тех двух из-за которых все детство Хебико было просто кошмарным.

Ее сестры. Кейко и Казуко. Ее старшие сестры-близняшки. Обе красавицы, обе очаровательные и обе такие твари. Одеты в богатые красивые юката. Мама никогда не жалела денег на своих любимиц, потому что они были красивыми. А Котонэ родилась как змея какая-то, потому мать была не уверена, что из нее будет толк для семьи.

Перед глазами промелькнули все неприятные моменты детства. Они пробирали до костей и заставляли ноги предательски дрожать. Ком стал в горле когда она вновь будто пережила былое.

Причина стать синигами побольшей части подкреплялась идеей удалиться от семьи на как можно более далекое расстояние. Быть далеко от них, стать сильнее, чтобы когда-нибудь отомстить.

Собрав волю в кулак, она смогла не выдать страха.

— Что вы тут делаете? — выдавила она из себя слова.

— А мы что не можем навестить свою любимую сестру? — сладко улыбнулась Кейко. Она всегда была, заводилой в их издевательствах, а Казуко ей потакала и поддерживала.

— Да-да-да, — улыбнулась вторая.

— На территорию Академии запрещено заходить гражданским, — смогла все же она что-то им сказать.

— Наши мужья богаты и влиятельны, они смогут нам все позволить, — ответила Кейко. — Смотри, какое колечко, — показали они свои пальцы с роскошными кольцами. Хебико постаралась не смотреть. Они сюда пришли поиздеваться, как и всегда.

«Я не заплачу!»

— Мы пришли узнать, как успехи у тебя. Завела ли себе хоть одного парня?

— Пока нет, — выдавила она. — Мне надо идти.

— Ты что бросишь нас тут? Мама этого бы не одобрила, — заявила Кейко.

Котонэ прикусила губу лишь бы не выдать слов.

«Я не заплачу!»

— Что вам надо? — процедила она через зубы.

— Мы просто пришли сказать тебе, что мама очень недовольна, — начала Кейко. — Она сердится что ты плохо стараешься в учебе. Не показываешь выдающихся результатов. Даже на программу с досрочной выдачей железяк не попала. Маме не нравится, что ты бросаешь тень на репутацию семьи. Если и дальше будет так продолжаться, она вернет тебя домой и ты выйдешь за того кого она укажет. А она подобрала подходящего тебе мужа, — улыбнулась она. Казуко захихикала.

— Прошло всего полгода. Я в 1-ом классе, одна из лучших, а капитан Айзен подбирал студентов по уровню духовной силы, но у меня от рождения ее меньше чем у других, — ответила она.

— Ты что винишь маму в своих неудачах? — растянула Кейко губы в улыбке. — Стоит ей узнать, как ты плохо о ней говоришь…

— НЕ СМЕЙ!!! — закричала она уже не в силах справляться с эмоциями. Картины о том, что мама порой делала, заставляло ее сердце сжиматься.

— Или что? — рассмеялась сестра. — Кулачками меня побьешь? Хахахахахахахах!

— Хихихихих!

Они обе смеялись над ней. А Хебико только и могла, что стоять и дрожать. Мать она до ужаса боялась. Одна мысль о злости мамы заставляло ее дрожать. Колени предательски дрожали. В хакама к счастью это было не так заметно.

Огромных усилий ей стоило не расплакаться.

«Я не заплачу!!!»

Они все смеялись над ней. Их голоса слились в единый неразличимый шум.

Они что-то говорили о ней. Но она уже не могла слушать. Все ее силы уходили на то чтобы сдержаться.

«Я не заплачу!!! Я не заплачу!!! Я не заплачу!!! Я не заплачу!!!»

— Дамы! — смех прервал чей-то голос. На плечи опустилось сильное духовное давление.

Обернувшись, она замерла, видя перед собой их.

Это были ее друзья. Они стояли за ней и лица у них были очень серьезные. А единое духовное давление могло посоперничать с силой офицера.

Сестры быстро скисли. На лицах стал читаться страх. Хебико не могла поверить, что видит в лицах своих мучителей страх.

На душе неожиданно стало так спокойно.

Появилось странное чувство защищенности….

«Потому что он рядом?»

— Дамы, — начал Карас. Его голос был таким холодным и страшным. — По правилам Академии Духовных Искусств, во избежание опасностей и возможных несчастных случаев, на территории Академии запрещено нахождение гражданских лиц. Посещение разрешено только по определенным дням. Более подробную информацию можете узнать у директора, — говорил он спокойно, но давление, ничего не выражающее лицо, холодный голос и подчёркнуто вежливое обращение заставляли ее сестер поежиться. — Попрошу вас покинуть территорию.

— Да… — с трудом выдавила Кейко. — Мы, пожалуй, пойдем, — та сглотнула. — Увидимся.

Они быстро удалились.

Хебико с шоком смотрела им в спину.

Когда они ушли с ее плеч будто слетела ноша.

Сдерживаемые чувства, будто бурная река прорвали плотину ее силы воли и вырвались наружу.

Слезы потекли по ее щекам. Она не смогла стоять на месте и побежала.

Куда угодно, лишь бы никто ее не видел…

* * *

Смотря в след убегающей Змейке, я поразился ее выдержке. Столько времени терпеть, чтобы не расплакаться. Но все же чувства взяли свое.

Теперь, даже как-то неуютно от того что мы запланировали.

— Давайте я сам с ней поговорю, — предложил я. — Толпой к ней лучше сейчас не подходить.

— Давай. Вы видели что было? Они так ее доставали, что она чуть не разревелась. С трудом сдержалась…

Они остались обсуждать эту тему, а я ускорился.

Девушка направлялась к озеру. Как я думаю в то же место где и в прошлый раз.

Нашел ее быстро.

Она сидела под деревом и горько плакала, заливалась слезами и ревела.

Я медленно подошел к ней и сел рядом.

— Зачем пришел? — выдавила она слова через слезы.

— Волновался за тебя.

— С чего это? — разозлилась она.

— Не нужно на мне срываться, — приобнял ее за плечо. — Мы же друзья.

— Умм… — она опустила голову. — После того… что я наговорила?…

— Линчевание тебя ждет потом, — улыбнулся я. — Все так плохо да? Эти девушки….

— Мои сестры, — ответила она. Вытерла рукавом нос. — Они родились красотками, потому мама была уверена, что они найдут себе богатых мужей и обогатят нашу бедную семью. А я… — она опустила голову. — Карас….

— М?

— Скажи, я красивая? — ее голос сильно дрожал.

— Да, очень красивая, — честно ответил я. Ну жутковато у нее лицо, но ведь ничего плохого там нет. Необычно, но очень мило.

— Правда? — в голосе послышалось некоторое просветление.

— Да.

— М-м-м-м, спасибо, — она чуть улыбнулась.

— Нелегко тебе жилось.

— Ага, — кивнула она. — Мама говорила, что пользы от меня не будет. Она никогда меня не любила, а этих двоих баловала. Она все им позволяла. Даже… — она чуть не расплакалась, но смогла подавить слезы. — …издеваться надо мной… Я сбежала практически сюда, чтобы пожить как человек… Но пока я студентка мама может в любой момент забрать меня обратно. Мне плевать на мужей и прочее. Основное желание это стать офицером и быть защищенной от них.

— Я слышал, что вы, аристократы, можете отрешиться от семьи…

— Нет! — испугалась она. — Мама мне этого никогда не простит. Пока я благородная то максимум моего наказания может быть домашний арест. А если я стану никем, то они смогут сделать со мной все что угодно, — она задрожала. — У сестер влиятельные мужья и они легко пользуются их возможностями. Они всегда найдут способ досадить мне…

— Понятно, — вздохнул я. Вот и что мне с ней делать? Жизнь у нее реально не из легких. Да, может и правда не пик ужаса, но ей этого хватило. Зная все это, теперь все ее действия более чем логичны. Приколы над другими? Все просто, так она пытается хоть как-то компенсировать убитое детство, где она была объектом шуток. А такое легкое отношение ко всему это радость от свободы. Да уж, странная девушка. Теперь ясно, почему она ничего о себе не говорила. Но остается еще один вопрос. — Что с тобой?

— М?

— Почему ты так нас обидела? На тебя не похоже это. Что мы сделали тебе?

— Я… я… я… не хотела… просто… Умммм…ну… — она покраснела. — Я не врала про ту историю нашей гульни… просто это Рукия спала на полу… а я…

Мои глаза начали расширяться.

— То пятно крови было от меня, — заявила она.

— Так мы с тобой? О, мрак! — мне резко стало очень плохо. Вот теперь мне ясно все. Будь я на ее месте, я бы убивать начал. Если для простолюдинов в отношениях нет ничего плохого, то вот аристократом всегда нужно держать дистанцию. Лишившись девственности, девушка серьезно подставила себя. Если об этом станет известно, то она никогда не выйдет замуж за другого аристократа. Это считается позором. А учитывая ее семейку, мне страшно представить, что может сделать ее мать. Да и мне теперь точно перепадет проблем. Но и не это меня так же волновало. Я был с девушкой и не понял этого? Вот это я напился. Мне самому стало страшно и не понятно. Как же мне самому теперь быть то? Так! Отставить панику! Потом самокопанием заниматься буду. Все успокойся! Успокойся! — Мы попали…

— Ты что не заметил ничего?

— Нет, — покраснел я.

— Да у тебя на спине следов более чем достаточно оставлено!

— Нет следов! — отвел я взгляд.

— А-а-а! БЕЗДНА! — зарычала она. — Хватит вести себя как дите! Прими свою ответственность!

— Теперь ясно, чего ты так истерила, — вздохнул я. — Что теперь?

— Не знаю. Но придется все это держать в тайне. Пока я не смогу вырваться из зоны власти родителей.

— Попали мы. Хорошо. Я никому не скажу. Но ты все равно извинишься перед всеми. Ясно?!

— Ага.

— Все. Тогда давай приведем тебя в порядок и пойдем к ребятам.

— Трусики верни.

— Они у Рукии, — опять кровь прилила к лицу. Она носит такое? Даже представить сложно. — И где ты такое вообще достала?

— Хе-хе-хе, места знать надо. В 10-ом районе есть чудесный магази…

— Не продолжай!

— Ну, ты снимал их с меня зубами, — улыбнулась она. — Ты что-то скрываешь от меня, дорогой?

— Не трави душу, Змеюка, — мне очень сильно захотелось побиться головой о стену.

— Хе-хе-хе.

— Все идем…

— Идем…

— На казнь.

— Казнь? — удивилась она.

— А ты думала, мы просто так тебя простим? — усмехнулся я. — Сначала пытка, а потом прощение.

— ЭЙ!

— Идем! — взвалив девушку себе на плечо, я пошел обратно. Она послушно и тихо там висела, бурча о том, какой я не хороший и прочее.

Пусть бурчит. Мне самому нужно все обдумать и прийти к логичному умозаключению. Теперь фраза капитана Айзена о «пике эмоционального настроя» у меня ассоциируется совершенно с другим. Главное не сильно об этом думать.

— Карас, — сказала она. — Спасибо, что вступился за меня…

— Всегда рад помочь, Хебико.

— И больше не смотри на мои рисунки.

— Да, хорошие рисунки.

— Нет, ты не будешь о них думать и забудешь.

— Грр! Ну, ты и вредина. Виси уже тихо там.

— Зануда…

— Змеюка…

Глава 25 Простой день

Хорошо… здесь так хорошо…

Вокруг бескрайнее небо…

Его синева такая невероятная… Так и хочется окунуться в него…

Облака проплывают на небосводе. Они словно белоснежные корабли стремятся вдаль по великому небесному морю.

Теплый ветерок касается кожи, треплет волосы и освежает.

Вокруг холмы. Бескрайние холмы.

Ветер гуляет в траве, будто создавая волны в этом изумрудном океане.

Хорошо… Тут так хорошо.

Земля начала дрожать.

Я подскочил и начал озираться.

Из земли начали подниматься белые столбы.

Они устремились в небо. Огромные столбы. Они будто касались облаков.

Я вижу кого-то…

Он стоит на вершине одного из столбов.

Фигура, закутанная в черный плащ, с глубоким капюшоном…

Он протягивает мне руку…. Он зовет меня…

Тянусь к нему и пытаюсь достать….


Резко открываю глаза!

Вокруг мрак. Везде слабый свет. Посмотрел в окно и увидел, что небо на улице только начинает светлеть.

Некоторое время пытаюсь понять, что происходит.

Я был в своей комнате. Лежу в кровати и смотрю в окно.

Сон? Похоже, это был просто сон.

Но такой яркий и четкий. Даже не знаю, как это объяснить.

Может это… меч?

Поднял голову и посмотрел на свой занпакто. Он всегда рядом, так что вполне возможно, что это все же как-то связано. Капитан Айзен говорил, нам, что мы сами поймем, когда меч начнет оживать. Помнится в прошлом месяце Ренджи говорил про странные сны. Вполне возможно это оно.

Как-никак три месяца прошло с того дня, как нам выдали оружие. Похоже, занпакто начал просыпаться.

Ладно, мне остается только ждать.

А сейчас лучше спать, пока еще есть время. К тому же сегодня этот день. Не стоит задерживаться.

Мысли так или иначе вертелись вокруг, но все же смог уснуть, пусть и не сразу. Снов не видел, потому поспал спокойно.

Проснулся, умылся, оделся и отправился на уроки.

К кабинету подошел самым первым, остальные пока еще в пути.

Стою, смотрю на занпакто. Это началось сегодня. Почему именно сегодня? Это как-то связано?

Возможно.

Тут я почувствовал чьи-то руки на себе. Кто-то обнял меня сзади.

— О чем думаешь? — спросил знакомый голос с легким весельем. — Ты даже меня не заметил.

— Задумался, Хебико, — отвечаю ей. Да, после того как ее заставили перед каждым извиниться, а так же погоняли по озеру в качестве наказания, а так же подвесили ее на дерево, она вновь стала находиться в нашей компании. Было забавно, когда пришел директор и спросил, за что мы подвесили девушку. Мы ему честно и ответили, что находимся в процессе прощения. А кляп и веревки нужны, чтобы она чувствовала себя комфортнее. Может даже, от хулиганства отучим.

После этого она вновь стала с нами. Но в тоже время все немного стало другим. Она теперь все чаще старается быть ко мне ближе и обнимает, когда никто не видит. Я и сам не совсем понимаю, что к ней чувствую, но мне приятно, когда она рядом. Она явно хотела бы большего, если бы могла решиться.

Вот сейчас она уткнулась мне в спину, прижалась и явно улыбается.

— Ты сегодня рано.

— Ага, вот решила проснуться, знала, что ты будешь тут, — ответила она.

— Хорошо.

— Пойдем сегодня к озеру?

— Нет, у меня кое-какие дела.

— Какие? — заинтересовалась она.

— Это — секрет.

— Как ее зовут?

— Нет у меня никого.

— Как его зовут?

— У меня кроме тебя никого нет, хватит пытать меня.

— Ну-ну, — засомневалась она. Все же отпустила меня и стала передо мной. Посмотрела в глаза и долго сверлила взглядом.

— Доброе утро, — услышали мы зевок. Девушка тут же отскочила и отвернулась. Ну и как это понимать.

— Доброе утро, Анзу, — поздоровался я. Анзу с недавнего времени стала чаще появляться рядом с нами. Вообще-то ее под свою великую и могучую защиту взяла сама Хинамори. Да это мощно. Хотя бодаться с Упертым хомячком, как мы ее называем, мало, кто может.

— Вы чего тут делаете? — спросила она, стараясь устоять на ногах.

— Держись, — не дал ей упасть.

— Хех.

— Пораньше пришли.

— Смотри, я сейчас ее разбужу, — шепнула Хебико. Подошла к Анзу и стала за ее спиной. — Анзу-тян, ты ничего не забыла?

— И-и-и-и! — она подпрыгнула и тут же спряталась за мной. — Доброе утро, Хебико-сан, — задрожала она.

— Ты что с ней сделала?

— У нас деловое партнерство, — Змейка таинственно улыбнулась.

Посмотрел на Анзу и чуть не упал. У нее было такое пошлое выражение лица, что прямо страшно становится. Что они там такого делают?

— У меня есть коллекция очень редких фотографий, — сказала Змея.

— Бедняга Кано, — только и сказал я. — Надеюсь, моего там нет?

— Это уже личная коллекция.

— Мне уже страшно.

— Еще я поговорила с персоналом одного магазина….

— Как только смогу достать меч, расчленю тебя.

— Поняла, молчу, — улыбалась она.

— Кано-сенпай, — все еще в эйфории сказала Анзу.

— Ау, проснись помешанная.

— Ой, прошу прощения, — натянула она улыбку.

— Кстати, ты уже начала чувствовать меч?

— Ну-у-у-у, — задумалась она. — Что-то такое есть. У тебя тоже началось?

— Ага.

— Думаю, тогда скоро печать уже снимется. Если меч-то пробудится.

— Было бы неплохо.

— Ага, жду не дождусь! — радовалась она.

— Везет вам, — вздохнула Хебико.

— Ну, скоро учебный год закончится, так что и у тебя будет меч.

— Да. Экзамены все ближе.

— У меня явно будет все автоматом, кроме Кидо, — погрустнел я. — С ними вообще никак.

— Печально. А что те очки не помогают?

— Да как сказать, — задумался я. Не так давно мне выдали специальные очки для того чтобы видеть реацу. Достать их было нелегко, потому как все под юрисдикцией 12-го отряда. Но все же мне дали эту вещь. Забавно в ней все было видно. Зато теперь я смог понять, что чувствовать реацу я немного научился. Просто раньше не замечал этого, но видя все смог понять, что именно не так. А то думал, что со мной что-то не так. Однако, это мне помогало с понятием кидо. Но кажется, я начал двигаться в нужном направлении. Хотя очень все топорно. — Короче я буду до выпуска тут страдать.

— Печально.

Вскоре начали подходить и другие ученики. Сегодняшний день довольно заполненный. Сейчас Олениха, потом на Кидо страдать, Хакуда и География под конец. Короче сегодня уйдем поздно. Но это и понятно. Скоро экзамены, так что нас как следует нагружают.

Тут из-за поворота показался сам капитан Айзен. У нас последнее время его уроки были редкостью. Сильно человек занят.

— Так рано и уже учитесь, — улыбнулся он всем. Народ тут же заулыбался. — Да, знаю, что вы хотите спросить. Но пока нет, я слишком занят, — ответил он. Народ погрустнел. — И да, Карасумару-кун. Зайди после уроков к директору.

— Хорошо, — кивнул я.

— Всем удачи, — пожелал он всем и ушел.

Как таинственно. Интересно, зачем мне к директору? Ну, думать буду потом. Сейчас Олениха, а потом остальные уроки. К тому же сегодня у меня дела.

Олениха нагрузила нас как следует. Живыми вышли единицы, я уползал оттуда, как мог, еще кого-то на спине тащил. Да уж, уроки Оленихи как поле боя, не все уходят сами, некоторые там и остаются. Их можно только помнить. На Кидо я опять мучился, пытаясь увидеть потоки энергий и прочувствовать их. Все что получилось это прочувствовать. А вот понять, что делать, так и не понял. У остальных моих проблем не было. Ренджи и Рукия уже начали более четко работать с заклинаниями. Хиро так вообще уже сдал Основы Кидо и уже досрочно записался на Продвинутый уровень. Ему как такому таланту выдали специально разрешение. Остальные же пока страдали тем, что есть.

На Хакуда мы с Кано опять устроили спарринг. Победителя в этот раз не было. Он силен и один его удар мог бы меня вынести, но я быстрее его и не подставлялся, однако не мог пробить его блоки. Сложный и долгий был бой, который на середине прервал Кай-сенсей.

— Хватит, — сказал он нам. — Вы оба можете считать, что сдали Основы. Со следующего урока оба будете проходить Продвинутый уровень. Грех оставлять таких талантов в основах, когда обучение можно ускорить.

— Благодарю, Кай-сенсей! — сказали мы хором.

Дальше мы вернулись к простым занятиям. Меня поставили у чана с песком и велели пальцами бить по нему. Нужно укреплять пальцы. Кано поставили у каменной колонны и велели бить ее.

— Ты сегодня рассеянный, — сказал он, проводя удары.

— Бывает иногда, — отвечаю ему, стараясь правильно бить. Песок к тому же горячий. — День сегодня такой.

— Какая-то особенная дата?

— Типа того.

Он замолчал. Проводим упражнения. Молчим. Пожалуй, это первый раз, когда мы так спокойно разговаривали и не пытались драться. Ну, учитывая, что уже подрались.

— Тоже ощущаешь пробуждение? — спросил он.

— Да.

— Зачем ты ходишь в бедные районы? — задал он весьма необычный вопрос.

Я отвлекся. Посмотрел на него.

— Я проследил за тобой. Зачем раздаешь еду?

— Хм, — задумался я, вернувшись к упражнению. — А кто будет помогать, если не я?

— Ты о чем? — он отвлекся от колонны.

— Никто им не помогает. Они не виноваты в том, что не могут найти работу. Кому нужны бедные районы, — очередной удар получился весьма неплохо. Пальцы вошли глубоко в песок. — Вот я и помогаю, кому могу, и это имеет хорошие результаты.

— Какие?

— Вот видишь ту девицу? — указал я на ученицу 2-го класса, метелившую двоих парней. — Я когда-то помог ей и она тут. Если бы не я, она бы умерла там.

— Хм, — он задумался. — Но зачем? Какая тебе от этого выгода?

— Никакая, — улыбнулся я. — Порой мы делаем то, что велит нам сердце, не задумываясь о выгоде. Может это глупо звучит, но я так считаю.

Он ничего не ответил. Пусть думает что хочет. Я так поступаю, потому что считаю это правильным, а остальное меня не волнует. Ничего плохого я не делаю.

Урок прошел спокойно, как и лекция по географии. Там нам рассказали о таких вещах, как духовно насыщенные зоны. Порой границы между миром живых и миром духов становятся тоньше, что приводит в мир живых больше духовной энергии. От чего душам там становится легче существовать, пока синигами не отправят их в Общество. Да и там чаще появляются сильные сущности, такие как будущие синигами или медиумы. Но так же такие места привлекают пустых. Как только 12-ый отряд находит Насыщенную зону, количество патрулей синигами в том месте увеличивается. Обычно зоны появляются в городах, где собственно и есть много душ и там начинается довольно долгая борьба. Со временем грань миров становится прежней, и насыщенность становится в пределах нормы.

Сейчас известно, что такая зона находится в пределах Киото, но уже начинает ослабевать. Возможно, через лет тридцать она исчезнет. Прогнозируют, что следующая зона появится ближе к Токио, в одном из небольших городков. Но все это длится довольно таки медленно. И заметят ее не сразу. Может через 50 лет, появится куда более сильная зона.

После уроков я направился в кабинет директора.

— Здравствуйте, — поздоровался я, когда вошел. — Капитан Айзен, сказал мне зайти сюда.

— А да, Куроки-кун, — улыбнулся директор. — Капитан просил передать тебе вот это. Он не смог отдать лично, потому что это могло вызвать проблемы у тебя. Потому попросил передать меня. Вот, — он вручил мне какую-то книгу. — Он сказал, что это может помочь тебе немного выправить твою проблему с кидо.

— Да? — удивился я.

«Природа Имен. Рассуждения Ичибея Хьесубе, скопировано Наследником Дома Хакуран — Ичиноске Хакуган».

— М?

— Я, честно говоря, слабо понимаю, чем тебе могут помочь философские рассуждения, — задумался директор. — Видишь ли, в этой книге особо ничего внятного нет. Возможно это вина того, кто скопировал. Но я там для себя ничего внятного не нашел. Но раз Капитан Айзен считает, что тебе это поможет, то посмотри.

— Хорошо, — пожал я плечами.

— Удачи, и будь с книгой поаккуратнее, она довольно редкая, — сказал он, слегка бледнея. Похоже книга довольно ценная. Странно, что мне такое доверили.

Покинул кабинет. Некоторое время я медитировал на книгу. Чем мне это может помочь? Пока слабо представляю. Хотя учитывая мою аномалию, возможно, это и поможет. Если другие там не увидели всего, то может у меня получится. Да, кстати, а кто этот Ичибей? Надо бы спросить, но думаю сейчас уже не время. Лучше потом уточню.

Но это после. Сейчас у меня дела.

Убрав книгу к себе в комнату, переоделся и отправился в путь…

Глава 26 Опасность подстерегает там, где не ждешь

— Всем привет! — поздоровался я, когда вошел домой.

— Карасу-тян! — обрадовалась мне Кики. — Ты чего так рано? Каникулы у тебя вроде как еще не начались.

— Сегодняшний день очень важен.

— А точно, — кивнула она. — Мама сейчас у Тегучи, Киттан на свидании, а Хикари заперлась на кухне и что-то готовит, — надулась девочка. — А меня тут оставили одну.

— Ничего страшного, — потрепал ее волосы. — Будешь набираться опыта и станешь самой главной тут.

— Ну, может, — согласилась она. — Рангику заходила, думала у меня скидку выторговать. Думала, раз я маленькая, то легко справится, но я не сдалась, — она гордо выпятила грудь.

— Ха-ха-ха! Ты молодец. Нельзя давать этой уничтожительнице десертов скидки, а то на шею сядет.

— Да я лучшая, — надулась она от гордости. — Мама оставила все под столом.

— Благодарю, — улыбнулся я. Заглянул под стол и достал от туда запечатанную бутылочку саке и букет цветов. — Ну, я пошел.

— Удачи.

— Ага.

Сюнпо!

Быстро покинул район и направился вглубь леса.

Бывшую деревню нашел быстро. Она ничуть не изменилась с прошлого раза. Все так же останки домов покрыты мхом. Трава только стала выше. Ну, это терпимо.

Убрал листья с надгробия.

— Я вернулся, — улыбнулся я. — В этот раз вовремя, а то в тот раз затянул с приходом. Простите.

Прошло уже три года с того дня. Самого черного дня в моей осознанной жизни.

Три года с того дня.

Как быстро летит время. Я даже не заметил.

— У меня все хорошо, — сказал я. — Просто отлично. Появились друзья. Мы вместе учимся. Они хорошие ребята. Жаль вы не можете познакомиться. Вам бы они понравились, — захихикал я. — Я скучаю по вам. Но верю, что вы вернетесь. Когда-нибудь мы вновь встретимся. А сейчас, — я достал саке. — За вас!

Отпил чуток.

— Пхе! — выдохнул я. — Не люблю алкоголь. А после одного инцидента стараюсь к нему не приближаться, — усмехнулся я, вспоминая Хебико.

Затем вылил все, что осталось на камень.

— Так вот ты куда ходишь, — услышал я голос за спиной.

Обернувшись я увидел Хебико. Это была она, но поверить в это мне было сложно. Помяни черта и он тут как тут.

— Как это так? — спросил я.

— Ну, я Анзу даю фотографии ее любимого Кано-сама в душе, — коварно улыбнулась она. — А она учит меня сюнпо, — ответила она. — Уже месяц учусь. Пока плохо выходит, но получается. Смогла добраться до сюда и заметила, как ты идешь.

— Хех, ты непредсказуема, — усмехнулся я.

Она стала рядом со мной.

— Это твои друзья? — спросила она.

— Да. Хотару, Хонока-сан, Тецу, Тацу, Старик Бори, и Энди-сан. Они были моими друзьями.

— Почему они жили тут?

— Меченные. Суеверие безопасных мест, — тяжело вздыхаю. — Если тебя ранил пустой, то ты проклят и не можешь приближаться к остальным.

— Я и не знала о таком, — погрустнела она.

— Особо популярно это суеверие с 5-го по 20-ые районы. Там где еще безопасно, но не так приторно сонно как в 1-ом. А благородные вообще о таком вряд ли знают.

— Это печально.

— Да, — кивнул я. — Их убили бандиты и продажные синигами. Они бы и меня убили, если бы меня не спасли, — еще один вздох. — Три года прошло…

Она ничего не сказала, а просто взяла меня за руку. Теплая. У нее очень теплая рука. Это приятно. Почему-то мне стало немного полегче на душе. Та тяжесть, что я всегда ощущал тут, немного отошла.

Потому что она рядом со мной? Возможно.

— Благодарю, — улыбнулся я. — Давай я тебя им представлю.

— Давай, — улыбнулась она.

— Друзья, познакомьтесь, это мой друг Хебико! — представил я ее. Пусть немного глупо смотрится, но мне кажется это правильным.

— Очень приятно с вами познакомиться, — поклонилась она.

Ничего после этого не произошло, но мне кажется, это было верным решением. Всегда нужно быть осторожным с памятью тех, кто тебе близок.

Мы еще некоторое время просидели тут, болтая и рассказывая камню всякие истории. Сидели пока окончательно не стемнело.

Попрощавшись, мы двинулись обратно. Шли не спеша, чтобы просто побыть немного вместе.

— Это считается за свидание? — спросила она.

Я чуть не споткнулся.

— Э-э-э…

— Хе-хе-хе. Не нужно так краснеть, милый.

— Знаешь, для человека, который хочет все скрыть, ты уж больно часто ко мне пристаешь.

— Ну, — она чуть замялась. — Мне тоже хочется немного тепла и уюта. А с тобой мне хорошо, — она обняла мою руку.

— Сложно на это что-то сказать.

— А говорить и не надо, — она положила руки на мои плечи.

Приблизилась.

— Ничего говорить не надо…

На миг все будто остановилось. Мир вокруг замер… Будто нет времени, нет воздуха и нет ничего больше. Только я и она…

Подался вперед… Ближе к ней…

— ГООООООООООООООООО!!! — прогремело на весь лес.

На плечи упало духовное давление.

Я замер в ужасе, как и Хебико.

Пустой! Это пустой! Я узнаю это духовное давление. Как тогда! Он где-то рядом!

Схватил Хебико за руку и рванул вперед!

Черт! Я, кажется, ощущаю его. Он движется к нам.

Нельзя идти к району. Люди могут пострадать. Придется отвлечь его!

— Хебико! Быстро беги в район, и найди помощь! — говорю дрожащей девушке. — Синигами есть в районе, и она наверняка почувствовала пустого. Приведи ее сюда! Я отвлеку пустого!

— Нет! — она вцепилась в рукав.

— Все хорошо, я отлично владею сюнпо, потому смогу убежать. Я уведу его. Быстрее!

Она закивала. Отпустила меня и побежала в сторону района. Тут сюнпо особо не применишь. Я сам долго учился использовать его в лесу.

Сам же я выдохнул, когда она убежала и перестал скрывать страх.

Монстр рядом и мне нужно его отвлечь!

Схватил первый попавшийся камень и побежал навстречу твари!

Сюнпо не использовал, чтобы если что удивить его.

Вскоре я вышел на небольшую полянку, передо мной предстал пустой. Большая размером с человека лягушка. Черное тело, белая маска и жуткая аура.

Я остановился, он тоже.

Смотрим друг на друга.

— Е…е-е-е, — прохрипел он. Замолчал, чуть отступил. — ЕДА! — рявкнул он, рванул на меня.

Резко вправо.

Он врезался в дерево позади меня.

Выкинул камень и отскочил от него подальше. Черт. Думал отвлечь его, а он спокойно ждал меня. Вероятно, почуял.

Неуклюже, поднялся и повернулся ко мне, явно намереваясь прыгнуть вновь. Вероятно это его основная атака. Хотя учитывая, что он похож на жабу, стоит опасаться атаки языком.

Так! Все успокоиться! Отринуть страх! Враг не так опасен, как кажется!

Неуклюж. Бояться нечего.

Я смогу продержаться!

Я смо…

Чувствую опасность прямо позади!

Резко влево!

Позади слышится удар!

Пустой-жаба вновь атакует!

Сюнпо!

Вперед!

Опять атакуют сзади!

Черт их две!

Цукиюби!

Ударил пальцами в глаз!

— ОРРРР!!! — зарычала вторая жаба и отскочила от меня. К ней подскочила вторая.

— Ты в порядке, брат?

— Ага, — жаб убрал руку от глаза. Черт, даже не повредил!

— А этот синигами шустрый! — рассмеялся жаб. — Он будет вкусным!

— ДА!!! Вперед!

Они оба устремились ко мне.

Сюнпо!

Бегу среди деревьев!

Черт!

Когда же нас научат ходить по небу?!

Сейчас мне бы это очень пригодилось! В лесу не могу нормально ускориться!

Нужно бежать! Иначе меня съедят! Хебико уже должна была покинуть лес и быть возле района. Она надеюсь, найдет Рангику!

А Бездна! Она же с ней не встречалась! Это Рукия знакома с Рангику, а не Хебико!

Бездна! Мне хана!

Бежать!

Они все ближе! Они нагоняют меня!

Я не хочу умирать! У меня еще есть дела!

Я должен выжить!..

«Так почему ты бежишь?»

Услышал я шепот в своей голове.

Мир застыл.

Меня будто парализовало.

Воздух передо мной сгустился, и передо мной возникла фигура, закутанная в плащ.

«Ты жалок!»

Неизвестный стоял в отдалении от меня, и я не мог рассмотреть его лица или телосложения. Плащ был слишком большим.

«Ты еще не достоин на меня смотреть и знать имя мое!»

У меня перехватило дыхание. Я не мог разобрать его голос. Он был безликим.

«Так сделай первый шаг к тому, чтобы стать достойным!»

В мир вновь вернулось время.

«Хватит бояться!»

Все было замедленно.

«Хватит сомневаться!»

Я остановился.

«Хватит думать!»

Разворачиваюсь.

«Руби, круши и убивай!»

Рука легла на рукоять, а враги все ближе.

«Стань хоть Демоном, хоть Святым!»

Ноги поджаты, я готов!

«Но не беги в страхе!»

Чувствую тепло от меча.

«ВПЕРЕД! Убей и стань, наконец…»

Они прямо перед моим лицом. Уже раскрыли пасть, чтобы съесть меня.

«БОГОМ СМЕРТИ!!!»

Сюнпо!

Резко влево!

Пригнулся!

Прохожу под лапой!

Они такие медленные.

Дергаю за рукоять!

С хлопком печать на ножнах лопается, и клинок выходит из ножен!

Удар!

Распарываю брюхо первому пустому!

Время вернулось в норму.

Оба падают на землю!

— ААААААААААААААААААА!!! — раненый вопит от боли.

Тот, что цел, выстреливает языком.

Шаг вперед!

Язык пролетает мимо лица.

Сюнпо!

Выставляю меч в колющем ударе!

Врезаюсь в жабу! Мой меч входил в лоб по самую рукоять!

Сбиваю его с ног, и мы оба врезаемся в раненого!

Сюнпо!

Отскакиваю и разрываю дистанцию!

— Ха…ха…ха…! — наконец я выдыхаю.

В моей руке вместо асаучи теперь находился настоящий Занпакто. Черный короткий меч. Вакидзаси, кажется. Черный клинок, черная рукоять и цуба в виде сложенных крыльев.

Вот он вид моего меча. Он еще не раскрыт, но теперь я могу им пользоваться.

И раз я смог достать меч. Тогда я действительно стал.

Синигами!

Пустой быстро исчезает. Прямо на моих глазах.

Так вот как это выглядит.

— Брат! — закричал раненый жаб. — ГАД! — он был готов рвануть в бой.

Тут я почувствовал приближение реацу синигами. Это Рангику.

Жаб тоже это почувствовал и исчез.

Черт он ушел.

На мои плечи упала тяжесть. Мне стало сложно стоять, и я упал на колени.

«Неплохо… но все еще слабо…»

Услышал я шепот меча.

— Карасумару! — ко мне подскочила Рангику. — Ты как?

— Живой. Одного убил, а второй убежал, — ответил, стараясь отдышаться.

— Я не чувствую его, — нахмурилась синигами. Посмотрела на мой меч. — Поздравляю с Первой кровью, — улыбнулась она. — Как себя чувствуешь?

— Трясет всего.

— Такое бывает, — усмехнулась она и помогла встать. Убираю меч в ножны. Теперь я могу в любой момент их достать.

— Карас! — к нам подбегает Хебико. На ее лице беспокойство, паника. Она вся красная, запыхалась и глаза бегают.

— Все хорошо, Хебико, — успокоил я девушку.

Она кинулась мне на шею, обняла и заплакала.

Разволновалась она сильно.

— Все хорошо, — обнимаю ее. — Все хорошо.

— Идем уж, голубки, — ехидно улыбается Рангику.

Я только тяжело вздохнул. Теперь она точно будет доставать меня этим и подкалывать. Зная эту рыжую, она мне это надолго запомнит.

— Что с пустым?

— Он сбежал, — она стала серьезнее. — Вызову сюда людей из своего отряда. Найдут Прорыв и отследят всех пустых.

— Хорошо, — кивнул я.

Да уж. Забавные поминки. День начинался так тоскливо, а сейчас я обрел занпакто, убил пустого и обнимаю Хебико.

Прямо даже не знаю, как все это получилось.

Надо возвращаться в Академию.

— Идем…

* * *

Он бежал, он мчался и старался скрыться. Боль в брюхе была сильной. Хотелось кричать и кататься по полу, но нельзя. Синигами где-то рядом. Нужно бежать.

Брат погиб! Он убил его.

Тод был в ярости! Боль и ненависть душили его!

— Я отомщу! Я отомщу за тебя! — рычал пустой. — Нужна еда! Нужны души! Срочно!

Тут в предел его чувствительности попалась душа.

Он не мог определить ее силу, но сила была, а значит, можно есть.

Тод был ранен, и эта душа могла дать ему силы на регенерацию.

— Ну, подожди у меня! — пробормотал он. — Я вернусь!

Он направился к душе.

Вскоре еда стала видна.

Какой-то парень в серой одежде. Глубокий капюшон скрывал его.

— ЕДА!!! — завопил он уже не в силах терпеть голод.

Пустой рванул на еду. Все ближе и ближе.

Будь Тод более внимателен, он заметил бы что «еда» никак не прореагировала на его присутствие и крик.

Тут Тода парализовало.

Он замер не в силах пошевелиться.

Его добыча остановилась и медленно обернулась.

— Хех, — усмехнулся он. — Еще одна муха, в моей паутине…

Силы начали резко покидать Тода. Он становился все слабее и слабее.

Тьма поглощала его, и он не мог двинуться.

— Б…ра…т… — прохрипел он перед тем как все обратилось в ничто…

Глава 27 Конец учебного года

— Черт, Карас! Как ты посмел вытащить меч раньше меня?!!! — бесился Кано. Хотя это больше походило на клоунаду. Он схватил меня за грудки и поднял над собой.

— Простите Кано-сама, — веселился я. — Что не подождал вас.

— Гад! — скрипел он зубами.

— Все хорошо, мистер Второй. Скоро и ты станешь большим и взрослым, — продолжал я издеваться.

— Придушу!

— Свои эротические фантазии прибереги для Анзу, — поковырялся я в ухе.

Должно быть, мы забавно смотримся. Высокий парень поднял мелкого, угрожает ему, а мелкий его троллит. Да, Хебико заразна. Есть мозги других все-таки весело.

Озвученная девушка стала красной как помидор и зашептала что-то извращенное.

— Ха-ха-ха, свяжет, а потом он сорвет с меня одежду, проведет языком вниз по животу, а потом его рука… — то, что она говорила дальше народ спокойно слушать не мог.

Мы все повернулись к ней и с большими глазами слушали ее монолог. Челюсти многих уже валялись на полу.

— Хехехехехех, — посмеивалась она, заливаясь слюнями. — Кано-сама. — Ой! — поняла она, что все это вслух сказала. — Хе-хе.

Остальные молчали и смотрели на нее. Только Хебико что-то записывала в блокнот.

— Я боюсь ее, — сказал Кано.

— Повтори, что будет после «прорыва красного самурая», я записываю, — сказала Хебико, а потом очень выразительно посмотрела на меня.

— Я тоже, — побледнел я, оставаясь навесу.

— Что вы тут делаете? — к нам в беседку заглянула Хинамори. — А! Кано-сан! Не обижай Карусумару-куна! — встала она на мою защиту.

— Да! Хинамори! Защити меня! — вырвался из рук и спрятался за девушкой. Та гордо выпятила грудь и надула щеки. Боевой Хомячок.

— Ну! — она грозно посмотрела на Кано.

— Ты-то отвали, дай я просто придушу этого мелкого паразита.

— Так нельзя! Это не хорошо! Я не дам тебе обижать маленьких!

— Вперёд Великая Воительница! — подбодрил я ее сидя уже вдалеке.

Да уж забавно выходит. Я смог достать меч. Вчерашний день был долгим. После того как мы пришли ко мне Рангику связалась со своим отрядом и они прибыли туда для поисков. А так же расспросили, что я видел, и как там было. К нам даже заглянул капитан 10-го отряда Шиба Иссин. Забавный тип, очень веселый, хотя кажется слегка придурошным.

— Ясно, — кивнул он. — Мы проверим округу.

— Благодарю…

— Капитан… — к нам подошла Рангику, и вид у нее был недовольным. — А что это вы тут делаете? — спросила она. Капитан побледнел. — Я вызывала младшего лейтенанта, а не вас.

— Ну-у-у-у, — посмотрел он в потолок. — Это было явно что-то важное, вот я и…

— А как же те документы, что я передала вам?

— Ну-у-у-у-у, те что ты сама должна была проверить?

— У меня выходной! — резко отвернулась она.

— Очередной.

— И что вы все зде… КУДА?! — крикнула она, когда капитан исчез в сюнпо. — А ну стой и работай за меня… то есть работай!!!

Она побежала за ним.

— Эти два лентяя стоят друг друга, — только и сказал я.

Вот уж странные ребята.

Потом мне пришлось отбиваться от ехидных вопросов Момото-сан, типа почему Хебико меня обнимает и вообще чего я ее не представляю. Короче день вышел сложным. На ночь мы остались у меня, и Хебико отказалась от меня отходить. Сильно она перенервничала и моментально провалилась в сон. А я вот лежал с ней некоторое время и просто смотрел на девушку. Похоже, я все-таки влюбился, но есть ли у наших отношений будущее? Вот этого я не знал.

А сегодня вот мы вернулись и пошли к директору. Благо ему уже сообщили, почему мы не были на уроках. Меня похвалили за меч. Капитан Айзен даже заглянул, чтобы взглянуть на занпакто и печать. Сказал, что меч сформирован, осталось только ждать и расти. До шикая осталось недалеко.

Друзья вот обрадовались моему успеху, даже Кано рад. Вон как бегает, радуется. А нет, это за ним Хинамори бегает. Ну, сдачи то этому Хомячку давать никто не решается, вот и бегают. Хех.

Ну не важно.

Дальнейшие дни до экзаменов прошли спокойно. Я даже не ожидал, что все будет так тихо. Не так давно я в первый раз сражался с пустым, а потом беззаботно и тихо провел дни с друзьями.

Увы, синигами не нашли того пустого. Место прорыва было найдено и закрыто, следы видели, но сам пустой будто испарился. Где-то месяц синигами патрулировали 10-й район, но никого не нашли, патрули потом сняли, но иногда будут заглядывать.


Зеленая трава под ногами. Бескрайнее поле вокруг, усеянное высокими белыми столбами.

Небо такое синее и красивое. Облака медленно идут вдаль.

На столбе заметил черный плащ.

Сюнпо!

Забрался наверх и стал на одном из столбов. Они были очень широкими.

Человек передо мной сидит, закутавшись в свой плащ.

— Смог войти, — сказал он.

— А ты молчал с того дня.

— Ты еще был слаб, чтобы самостоятельно прийти сюда, — ответил он.

— А теперь стал сильнее?

— Нет, мне просто надоело ждать.

— Ты не самая приятная личность.

— Хочешь чтобы я был вежлив, докажи что достоин, — фыркнул он.

— И как мне это сделать?

— Избавься от страхов.

— А разве я еще боюсь пустых?

— Я не об этом страхе.

— А о каком?

— Сам поймешь.

— Ненавижу загадки.

— Потому что ты идиот.

— На себя посмотри, ты вообще часть меня.

— Самая умная часть тебя, — поправил он меня.

У меня задергался глаза.

— Я тебе это припомню.

— Я знаю.

На этом наш разговор и закончился. Хотя потом мы все же чаще встречались. Но все общение сводилось к колкостям и попытками тонко оскорбить друг друга. Теперь стоило мне лечь спать, как этот гребанный вакидзаси ездил мне по мозгам и перечислял все мои ошибки за день. Там я не доучился, тут не до тренировался, здесь тупонул в разговоре с Хебико, там неправильно ответил на вопрос. А так же заставлял меня учить традиции и правила приличия в высшем обществе. Сказал раз я нацелен быть офицером то нужно знать как общаться со знатью и вообще правильно себя вести. Вот же надоедливый клинок. Ну, ничего, я это ему припомню. А вот тренировать меня в бою и прочем он не стал, сказал, что я еще не достоин такого потрясающего учителя. А в реале пока тоже не тренируют, только со второго курса будут.

В реальности так вообще начались беготни и прочее. Нужно сдавать экзамены, нужно проходит тесты и прочее. А тут еще во Внутреннем мире не дают спокойно вздохнуть. И если со всем остальным у меня еще есть успехи, то в Кидо ничего не поменялось. Вообще ничего. Та книга капитана не очень то помогла.

Она вообще была какой-то странной. Не знаю проблема в авторе или того кто копировал (более чем уверен во втором) но нормально понять текст было затруднительно.

Этот человек, Ичибей Хьесубе, довольно странный. Он описывал, как он придумал «имена». Имена это в некотором роде движение силы, каждое слово привязано к определенному эффекту в реацу. Он, придумал не просто так, все имеет смысл. Сенджумару Шутара впоследствии взяла все это и структурировала в то, что мы все называем Кидо.

В своей работе Ичибей писал, что каждое слово это суть, это движение, это сила. Поняв имена, узрев суть, слов можно раскрыть их полный потенциал.

Довольно туманно и не понятно звучит. Умеют тут загадками говорить.

Занпакто тоже ничего не понял. Он сам перечитал всю книгу, скопировав ее к себе из моей памяти, и проверил несколько раз. Пока что мы остались в неведении. Когда я спросил его, почему не могу применять кидо, он искренне удивился этому. А потом долго молчал и вот однажды он позвал меня и повел за собой.

Мы прыгали по столбам моего внутреннего мира минут десять.

— Вот, — он указал на черный столб. Этот столб стоял на круге сухой и мертвой земли без травы. И даже небо над ним было темным. Он был ниже остальных, но при этом выглядел шире. — Я не знаю что это, но оно не нравится мне, — хмуро сказал меч. — Но именно это как-то мешает тебе.

— А если попробовать убрать это?

— Невозможно, — ответил меч. — Все эти столбы очень глубоко вкопаны в землю. Земля это ты, столбы твои стремления, мечты и вера, а небо это твоя цель. Ты стремишься ввысь. Но этот столб другой. Он очень глубоко в тебе и… — он посмотрел на меня. — Он в центре всех.

— В центре? — удивился я. Посмотрел вокруг. И правда. Другие столбы были расположены на равном отдалении друг от друга и со всех сторон до горизонта простирались они. Но главное что, в какую бы сторону я не смотрел, все было одинаково. — Это центр.

— Не подходи к нему, — мрачно сказал меч. — И не прикасайся. Пока я не пойму что это и как оно влияет, ты не должен трогать это место.

— Почему?

— Это что-то… злое…

От его слов у меня мурашки по кожи прошлись. Во мне есть что-то злое? Откуда? Что это?

Может это как-то связано с моей смертью? Ведь я единственный выживший в том районе. Что если это оставило во мне след? И главное что меня ждет?

Столько вопросов и все без ответа. Мне это не нравилось. Очень не нравилось.

Мы ушли оттуда и не возвращались.

Настроение было напряженным, потому я решил сменить тему.

— Слушай, а мы можем общаться вне Внутреннего мира? — спросил я.

— Конечно, — кивнул он. — Но зачем тебе это?

— Ну, вот думаю, как ты будешь мне помогать сдавать историю.

— Не буду я тебе помогать, сам страдай, — махнул он рукой.

— Ну тогда в Академии мы останемся на все шесть лет и будем учить только историю, — наигранно вздохнул я. — Ах. Как жаль, а я надеялся стать офицером после окончания Академии, но придется распрощаться с этой мечтой из-за ленивого меча.

— Аррррр! — зарычал он. — Ладно, кое-в-чем помогу, но не больше.

— И на этом спасибо, — усмехнулся я. Нашел его слабое место. Уж очень он гордый.

Вот благодаря мечу я и сдал экзамен. Ему все же пришлось мне помогать. Ведь у меня должны быть безупречные оценки. Но зато чертов меч, потребовал, чтобы Академию я закончил за второй курс. Я вообще-то не хотел так торопиться. Не то что я ленивый, а потому, что тут у меня друзья. Настоящие друзья, с которыми я хочу побольше времени проводить. Не уверен, сколько они тут будут учиться, да и с ними хочу пойти в один отряд. Думаю, в 5-ом нас примут. Он считается самым дружелюбным и взаимнопомогающим отрядом. Многие, кто служил там, впоследствии стали офицерами. Да и капитана я знаю, человек хороший. Ну, если там не срастется, то пойду в 10-ый. Хотя там Рангику, а она меня точно своей работой нагрузит. Но зато у меня есть компромат, спонсирование в виде тортиков и сладостей. Ее можно будет шантажировать.

Хе-хе-хе.

Черт я начал смеяться как Хебико.

Кстати о ней, мы стали встречаться. Тайно. Ну как тайно. Некоторые технически знали, что у нас что-то есть, да и она не стеснялась обниматься со мной при друзьях, она даже иногда приходила ко мне ночью, как и я к ней. Но в тоже время мы все вопросы опровергали, да и придраться было не к чему.

Рукия похлопала меня по плечу и сказала:

— Ну как твоя сестра, я разрешаю тебе целоваться с девушками, — менторским тоном произнесла она. ЧСВ у нее зашкаливает просто.

— Благодарю Онэ-сама! — улыбнулась Хебико и улыбка с лица Рукии тут же исчезла, когда она поняла с кем технически «породнится». На ее лице был описан весь ужас понимания того, как часто ей придется видеть Змейку.

Повеселились мы неплохо тогда, успокаивая Рукию. Да она радовалась, что мы все-таки не родственники.

Хебико, кстати, попросилась остаться у меня на каникулах. Домой ей очень не хочется. Но облом, я тоже домой на каникулы не иду. Как мой занпакто узнал, что моя девушка осталась в Академии на дополнительные занятия, лишь бы домой не ехать, так и меня заставил остаться. И не ради девушки, а ради занятий. Небольшой факультатив по Традициям. Учитель как раз остается на лето, ему некуда ехать, вот к нему мы и записались на эти две недели каникул. Ну, хоть с Хебико буду. А нет, остальные тоже остались. Некоторым тоже не охота домой, а другим просто некуда.

Но, так или иначе, экзамены были сданы. Хакуда сдал еще пару месяцев назад, а остальным особых проблем не возникло. Только с Кидо мучился, но так и остался на Основах один с частью 3-го класса, которые были дубоваты и слабоваты.

Мечи мои друзья все же достали. Первым был Кано, он все же достал меч не так давно. Вторым стал Ренджи, третьей Анзу, а чуть задержался Кира. Но до экзаменов мечи достали все и уже начали переговоры со своими занпакто.

Экзамены прошли, и начался один из важнейших дней в Академии, выпускной. Выпускали тех, кто окончил Академию и на выпускном всегда присутствовали представители Отрядов, иногда капитаны.

Например, от 4-го отряда пришла только Иссанэ, а от 8-го сам капитан Киораку. Хотя судя по очень злому личику его лейтенанта, он скорее убегал от нее. Мне все больше кажется, что среди высших офицеров Готей все немного ненормальные. Ну Рангику, ее ленивый капитан, вот еще один странный. В розовой накидке и соломенной шляпе. От 13-то тоже пришел капитан, ну как пришел, чуть ли не приполз. У него было такое лицо, что казалось, он сейчас в обморок упадет. Его поддерживал его лейтенант. От 11-го отряда прибыло двое офицеров. Лысый и со странными перьями что ли. Очень забавный контраст. Один лысый и брутальный, а второй вызывает странное желание отойти от него подальше и не разговаривать. Забавная реакция. От шестого отряда пришел сам капитан Кучики Бьякуя. Ну и конечно сам капитан Айзен пришел. Он говорят, редко приходит, не всегда может явиться. От остальных вроде только лейтенанты. Жалко Гин не пришел, я был бы не против поболтать с ним.

— Привет, Карасу-тян, — поздоровалась Рангику.

— Успела сюда сбежать первой? — сразу спросил я.

— Ага, — довольно улыбнулась она.

— Все с вами ясно, — вздохнул я. Нет, в 10-ый точно не пойду. От этой рыжей нужно держаться подальше.

Рангику попыталась потянуть меня к своим подругам, чтобы познакомить, но мое гиперактивное чутье на всякие няшества взревело и унесло меня подальше от нее. Все равно на этом празднике 1-му курсу делать нечего. Нам так лучше даже не появляться, хотя пока не началась церемония то можно, и заглянуть поглазеть на капитанов.

Тактически отступив, я скрылся у озера и стал просто ждать, когда подтянуться остальные.

— Черт! — вспомнил я. — Надо было Рукию предупредить, — посмотрел назад. — Не, сама справится.

Да уж. Мало того что Рангику попасться, но еще ее друзьям. Нет спасибо. Поздоровался по пути с Иссанэ-сан и то хорошо.

Лучше посижу тут.

— Добрый день, — сказал кто-то.

Подскочил и обернулся.

Передо мной стоял сам Капитан Кучики. Стоп, а это же тот самый тип, которого я видел у Тегучи-доно. Он назвал его Кучики, но я как-то не сильно обратил внимание и не думал что встречусь.

Так собраться.

— Здравствуйте, капитан Кучики, — поклонился я.

— Куроки Карасумару? — спросил он.

— Да.

Мне стало не по себе. Уж очень у него лицо холодное. Прямо и не знаешь чего ждать от него.

— Я просто зашел, поблагодарить. Капитан Унохана сказала мне, благодаря кому нашлось лекарство.

— А? — удивился я. Лекарство? А! Вспомнил. Тогда капитан Унохана взяла у меня кровь, чтобы кому-то помочь. Сказала, это может спасти жизнь. — Значит помогло?

— Да, — кивнул он. — Помогло, моему знакомому.

— Я рад этому, — улыбнулся я.

А он не очень приветливый.

«Дурак, — подал голос меч. — Он не может иначе. Если он будет говорить с тобой при всех и приветливо, у тебя могут быть проблемы. Врагов у аристократов много и кто-то его разговор с тобой может понять не так. А тут все предельно ясно и он ничего лишнего не говорит. Хотя наверняка хочет».

«Понял».

— Мне приятно слышать, что то лекарство помогло вашему знакомому, — поклонился я.

— Всего хорошего, — кивнул он, развернулся и пошел.

— Чертова Рангику! — тут рядом со мной, из-за дерева вылезла Рукия. Судя по виду, ее тискали, и я даже знаю кто. — Ой! — увидела она капитана. — Извините.

— М? — капитан только бровь приподнял.

— Куроки Рукия.

— Хм, — он ничего не сказал, но, кажется, чуть-чуть дернулся. — Родня?

— Нет, — ответил я. — При поступлении произошла ошибка.

— Ясно, — сказал он и ушел.

Быстро удалился, оставив нас с Рукией в недоумении. А ведь такой взгляд я видел у него в тот день. Будто он кого-то искал. И спросил очень странно.

Будем надеяться, что все обойдется.

— Ты как? — спросил «сестру».

— Ну и взгляд у него, жуть, — побледнела она.

— Так надо, — выдохнул я и рассказал ей, что да как.

— Понятно, — покивала она. — Ладно. Нужно бежать, тут где-то Рангику шастает, и не одна, — предупредила она меня.

— Ты права, — серьезно забеспокоился я. — Валим…

Глава 28 Язык души

Вот сидим мы тут, слушаем учителя по Традициям и диву даемся, как это скучно. Да, традиции знать надо, но кто бы знал, сколько их, и какие они порой глупые и нудные. Кошмар короче. Мы уже жалели, что остались на каникулах учиться. Хотя многие оставались тут на каникулах, многим идти просто некуда. Из 1-го класса осталась только наша небольшая команда.

Я, Ренджи, Рукия, Кира, Хиро, Хебико и Энджи. Последняя, кстати, сдала экзамен и уже переведена 1-й класс, вместе с нами будет теперь учиться на втором курсе. А вот Кано и Анзу разошлись по домам. Я бы тоже не против побыть дома, но, увы, я остался с друзьями. Хотя благодаря тому, что уроков мало я могу смотаться до дома и навестить родню.

Да и теперь, когда тренировочные площадки свободны, я вполне могу свободно практиковаться в Кидо на них. Нет, у меня пока ничего не выходит, но хотя бы могу в любое время учиться и пытаться разобраться. Жалко очков мне не выдают, они только при учителе.

Я показал книгу друзьям, но даже они ничего не поняли. Мы долго сидели над ней и пытались обмозговать, что именно имел в виду этот Ичибей. Благодаря Хебико смогли разобраться немного в терминологии аристократов и понять некоторые вещи, но легче от этого не стало. Хиро серьезно заинтересовался книгой и обещал разобраться. Ну, а я не стал лениться и всецело помогал.

Вот сейчас мы сидели в библиотеке и обсуждали написанное. Обсуждение зашло в тупик, уже неделю болтаем так.

— Народ, давайте признаем, — сказал я. — Мы пока не понимаем. Так что давайте успокоимся, отдохнем и отойдем от темы.

— Согласна, — подтвердила Хебико. — Мы уже неделю мозгуем. Нужно и расслабиться.

— В прошлый раз, когда мы «расслаблялись» добром это не кончилось, — сказал Хиро.

— Пожалуй.

— Давайте тогда просто отдохнем. Есть какие-нибудь другие темы? — спросил я.

— Ну, у меня, — лениво сказал Ренджи. — Я овладел шикаем, — заявил он и с усмешкой посмотрел на всех нас.

Наступила тишина. Все уставились на довольного Ренджи.

— И ты молчал?! — крикнули мы хором.

— Да, я сам недавно смог узнать.

— Показывай!

— Идем на площадку.

Мы подхватили его и потянули на площадку. Это надо блин видеть. Никто еще шикай никогда не видел. Всем интересно посмотреть. Может это убедит мой меч, и он мне раскроет свою силу.

По пути мы встретили нашего куратора Генгоро Онабаса.

— Добрый день, ребята, — сказал он.

— Здравствуйте, Генгоро-сенсей, — поздоровались мы.

— Куда это вы несете Ренджи?

— На казнь.

— Ну, удачи вам, — махнул он рукой. Привык мужик к нашим шуткам за год. — Кстати, у нас на втором курсе будут тесты на испытание.

— Испытание? — спросили мы.

— Да, через два месяца выбранные ученики будут допущены до испытания в мире живых. Нужно будет провести обряд Погребения души.

— Ха! — удивились мы.

— Я думал это в конце второго года.

— В конце идут больше боевые испытания, и то не очень сложные. А тут просто учить будете там ориентироваться и погребать.

— Ясно.

Учитель ушел, а мы отправились дальше.

Добрались до тренировочной площадки.

— Показывай.

Он вышел вперед. Достал меч и коснулся клинка рукой.

— Реви, Забимару! — выкрикнул он, и меч тут же изменился. Его меч состоит из 6 сегментов, каждый сегмент шире старого лезвия и имеет 2 выступа, на передней и задней части сегмента. Выступы на передней части гораздо длиннее и заточены. Меч внушал, казался тяжелым, неудобным и чудным. — Ну как вам?

— В целом неплохо, — пожал я плечами. — И как им орудовать?

— Без понятия, — признался Ренджи. — Пока мне этого не объяснили.

— Гениально, — хмыкнул я. — «Видишь, у него уже есть шикай», — сказал я мечу.

— «А ты еще не достоин. Смирись и жди».

— «Я был бы ближе к цели, если бы ты хоть намекнул, в какую сторону мне развиваться».

— «Сам поймешь».

— «Вредина!»

— «Осел».

И так постоянно. Ну что за меч мне достался? Что он вообще во мне ищет?

Бездна!

Меч Ренджи оказался с сюрпризом. Он разъединялся и соединялся, и орудовать таким явно будет нелегко. Когда он его применял, то меч больше походил на кнут, или скорее некий странный гибрид из меча и кнута. И как он будет им сражаться, я пока не представлял. Но выглядит круто.

— «Надеюсь, ты не будешь таким же странным мечом», — сказал я занпакто.

— «Все зависит от моего владельца».

— «Вредина».

— «Осел».

Не считая этого момента в Академии было довольно скучно.

Я начал тренировать сюнпо Хебико. Она основы выторговала у Анзу, ну, а я помогу отшлифовать навык. Народ уже давно заинтересовался и стал тоже просить их научить. Пришлось расщедриться на лекцию. Хотя с теорией у меня было хуже, я то в первый раз сюнпо применил на инстинктах, а, не слушая лекции и теории. Но народу повезло. Хебико помнила, что ей говорила Анзу, потому пересказала все.

Занимаются они не так много времени, но у Ренджи и Рукии пока неплохо выходит. Можно будет в следующий раз их с собой в бедные районы взять. Мне будет помощь, и им полезно будет.

Ну и хорошо.

Все быстро разбежались по своим делам, а я отправился опять пытаться хоть что-то сделать в Кидо. Одно-то, которое сам придумал, у меня получается как-то. Так может и другие пойму как сделать. Нужно пробовать.

В той книге точно есть ответ, но какой он и как его понять я не знаю. Мы все пока не знаем.

— Ветер несущий, волю дарующий, Господин великих облаков, что несутся вдаль Хадо?1 — Шо! — применил я. Эти слова я так часто повторял, что они мне порой снятся.

Я пытался понять, что происходит во мне при применении. Меч тоже отслеживал, но все выглядело довольно не понятно.

— Все пытаешься, — хмыкнула рядом со мной появившаяся Хебико.

— Ага. А я думал ты, как и все убежала по своим делам, — сказал я, когда девушка стала позади меня и облокотилась спиной на мою.

— Надо же было от всех отвязаться, чтобы к тебе прийти.

— Рискуешь.

— Знаю, милый. Но ничего поделать не могу.

— Меня порой пугает, когда ты говоришь со мной ласково.

— Да? — удивилась она.

— Ага. Из жуткой Змейки ты сразу становишься такой милой и покладистой, — усмехнулся я.

— Дурак, — она ударила меня локтем. — Влюбленные говорят на своем языке.

— Ты имеешь в виду типа: «муся пуся»?

— Не напоминай, — застонала она.

Да мы недавно гуляли по парку и наткнулись на какую-то парочку влюбленных. Черт, столько соплей и раздражающей нежности в жизни не слышал. Как они только друг друга не называли. После пяти минут выслушивания их речей у меня уши в трубочку сворачивались. Это был такой мощный пиздец, что мы решили, что друг с другом говорить только по человечески.

— Этот язык мы использовать не будем, — успокоил я девушку.

— Язык?

— Что язык? — не понял я.

— Нет! Язык! — она подскочила и стала передо мной. — Я кажется поняла.

— Что поняла?

— Почему ты не можешь применять кидо, — заявила она.

— Поточнее, — удивился я.

— Вот смотри, — начала она. — Чтобы колдовать, нам нужны Слова демонов. Слова созданы благодаря Ичибею Хьебусе, создавшему Имена. Когда мы произносим заклинания, происходит какой-то эффект. А что если Слова это что-то вроде языка, на котором говорит душа? — она выразительно посмотрела на меня. — Говоря с иностранцем на нашем языке, он ничего не поймет. Но если сказать на его, то ему будет понятно все.

— Кажется, понимаю. Но что тогда со мной?

— А у тебя можно сказать, языка нет, вот ты и не можешь говорить с душой.

— Интересная теория, — кивнул я. Действительно. Эта теория много объясняет. — И как тогда мне «говорить» с душой?

— Ну, — задумалась она. — Используй язык, который используют те, кто не могут говорить. Язык жестов.

— Как ты себе это представляешь?

— Контроль. У тебя отличный контроль. Просто запомни все процессы в душе во время чтения заклинания и повтори их у себя. С твоим контролем сделать это будет не так сложно.

— Да, но при сложных заклинаниях процессов в душе столько, что они достигают сотен или даже тысяч в секунду.

— Ну, а нам торопиться некуда, да и самые сильные заклинания тебе не нужны. Овладей начальными и сдашь зачет. А в дальнейшем это может и не пригодится.

— Пожалуй ты права.

— Как у тебя с чувствительностью к реацу?

— Слабо пока, — отвечаю ей. — Только недавно начал осваивать.

— Сойдет, — сказала она и прижалась ко мне спиной. — Обнимай!

— А?

— Обними меня и постарайся прочувствовать все, что я сейчас делаю, — пояснила она. — С такой слабой чувствительностью тебе лучше быть ближе к оппоненту.

— Ты уверена?

— Да…

Я обнял ее. У ее волос приятный запах. Чувствовать ее так близко очень приятно. Чувствовать ее тепло. Ее тело.

— Не отвлекайся.

— Прости.

— Начинаю, — сказала она. — Ветер несущий, волю дарующий, Господин великих облаков, что несутся вдаль Хадо?1 — Шо! — от ее руки ударила силовая волна.

Я почувствовал некую волну, прошедшую по ее телу. Странные колебания внутри.

Она повторила заклинание. Затем еще раз и еще. А я следил и запоминал. Каждое колебание, каждую вибрацию и каждое колыхание силы.

Все это. Запомнить. Меч активно помогал запоминать.

Запомнить. Заучить. А затем воспроизвести.

Под конец Хебико не устояла на ногах от усталости, и я подхватил ее.

Взял на руки.

— Помогло? — устало спросила она.

— Кажется да, — улыбнулся ей.

— Вот и хорошо.

Она обняла меня за шею, притянулась и поцеловала.

— А теперь, — сказала она, разорвав контакт. — Отнеси меня ко мне. Я устала и мне нужно помыться.

— Хорошо…

* * *

— Вы все выяснили? — спросил Бьякуя директора Академии. — Вы уверены в этом?

— Да, господин Кучики, — кивнул Каташи. — Наш медик проверил духовные частицы с теми, что предоставили вы. Сомнений нет.

— Хорошо, — Бьякуя был спокоен внешне, но внутри нарастала буря. Он нашел ее. Наконец-то.

— Мне велеть привести ее? — спросил директор.

— Нет, — тут же ответил Кучики. — Это может быть слишком опасно для нее и ее друзей. Лучше пусть прибудет, когда студентов в Академии будет меньше, и аристократия не станет так пристально следить.

— У нас через два месяца будет испытание для студентов в мире живых. Они должны будут пройти тестирование. Остальные курсы тоже будут сильно заняты, что может дать вам окно.

— Тогда сделайте так, чтобы она не прошла тест, а когда все уйдут проводите ее ко мне.

— Да, господин Кучики, — поклонился директор.

— Еще раз благодарю за помощь.

— Та помощь, которую вы оказываете Академии, с лихвой компенсирует все затраты. Всего наилучшего вам, — сказал Каташи и вышел.

А Бьякуя остался у себя, размышляя над странностью судьбы. Он столько лет искал ее по всему Руконгаю, а она уже год была у него под носом.

Смешно.

Нужно еще не забыть отблагодарить того парнишку за лекарство. Пусть его помощь была не такой важной, как вклад капитана Уноханы, но небольшого подарка он заслужил. Да и ее он как сестру считает.

Просто так ничего делать нельзя, и лучше пусть он даже не знает об этом.

Но это потом. Сейчас нужно вернуться домой и принести счастливую весть Хисане….

Глава 29 Странный урон для других

— И как так получилось? — спросил я пустоту.

Наша тренировка плавно как-то переросла в постель. Нет, я не жалуюсь, но боюсь, я так ничему не научусь. Если я уже не помню, что там было в кидо.

Это может затянуться.

Вот лежу я в кровати, на моем плече обняв меня, устроилась Хебико. Спит себе спокойно и ни о чем не волнуется.

Вот же Змейка.

Но злиться на нее у меня не выходит, смотря на ее спящее личико не улыбаться не возможно. Похоже, я попал и конкретно. Даже не знаю, как теперь быть. По-моему она слишком рискует. Мне лучше уйти к себе. Нельзя чтобы нас заметили тут.

Попытка выбраться успехом не увенчалась. Она еще ногой меня обняла.

Вот бездна!

Попытка аккуратно отцепить ее ногу была проигнорирована и девушка прижалась сильнее.

— Хебико, хватит, — шепнул ей.

— Не-а.

— Мне надо уйти. Ты сама знаешь.

— Знаю, — тяжело вздохнула она.

— Что с тобой? Ты слишком рискуешь.

— Знаю, — она открыла глаза и посмотрела на меня. — Мне было тяжело дома. Очень. И когда ты… — она смутилась. — Сказал, что любишь меня, мне… я просто хочу побыть в тепле и заботе побольше. Я понимаю, что это не безопасно. Но ничего поделать с собой не могу.

Я не знал, что тут можно сказать. Подбодрить ее или утешить. Не похоже, что она сильно нуждается в сюсюканьях. Нам вообще слова-то не особо нужны. Понять ее можно. Семейка у нее еще та. Если ей было так с ними плохо, что она была рада любой поддержке, то ничего хорошего в этом нет. Она тянется к любому, кто будет с ней. И тяжело отпустить.

Мне тоже не очень-то хочется сопротивляться. Мне приятно с ней.

Но обстоятельства очень сложны и я просто боюсь. Не за себя, а за нее.

Ладно. Что-то настроение тут гнетущее стало.

Надо бы как-то разнообразить.

Повернув голову, я заметил из-под кровати, что-то торчит.

Потянул и достал.

Им оказался тот рисунок с пугалом. Четырехрукое пугало в кривой маске, посреди золотого пшеничного поля на фоне голубого неба с проплывающими облаками. На руках пугала сидят вороны и они не кажутся мне плохими, а скорее просто дополнение к общей картине. Картинка очень мне понравилась. Душевная она. Приятна глазу.

— А! Отдай! — попыталась она вырвать листок, но я вовремя среагировал.

— Тссс! — шикнул я. — Потише.

— Ну! — надулась она.

— А что такого. Красиво очень. Мне нравится.

— Ну, знаешь ли, — покраснела она. — Я не очень люблю показывать свои рисунки. Я хотела стать художником, но кому он тут нужен. Мама говорила, что это бесполезная трата времени, — погрустнела она. — Никому не нужны художники. Хотя я знаю, что синигами выпускают несколько журналов.

— Хех. Вот будешь великим медиком и художником. Обязательно подпишусь на твой журнал, если конечно, он не будет про одежду, — тут же поправил себя.

— Ах, ты! — надулась она и попыталась придушить меня подушкой.

Но совершила ошибку, отпустив меня, и я выбрался.

Быстро оделся, увернулся от подушки, поцеловал ее и убежал через окно, успев прихватить рисунок. Она еще долго пыталась отнять его у меня, но я таскал понравившуюся картинку всегда с собой и нигде не оставлял. Хе-хе. Мой талисман.

Быстро добрался до своей комнаты и завалился спать. Время еще есть до уроков, так что спим. Эх, уже жалею, что согласился на доп. занятия.

Дальнейшие дни прошли спокойнее. Мы учились, потом с Хебико изучали кидо по нашему способу. Он, кажется, давал результаты, потому как я стал лучше понимать, что именно мне делать. Часть техники уже удалось воспроизвести. Мы пока сконцентрировались на первых кидо. Шо, Сай и Хайнава. Последнее почему-то получалось лучше, чем Сай. Но начало получаться. Небольшая ударная волна все же делалась у меня, пусть и слабая пока. Вероятно, не все узлы повторил.

Так до конца каникул мы и занимались. Народ очень удивился моим пусть слабым, но успехам в кидо. Особенно нашим методом заинтересовался Хиро. Решил сам попробовать, но никто с ним обниматься не захотел. Хотя у него с чувствительностью реацу получше, чем у меня и ему достаточно рядом стоять и наблюдать. Сказал, что такой способ пусть и уступает тому, что есть, но может в будущем пригодится. Ему как ученому это было интересно.

За пару дней до конца каникул вернулись и Кано с Анзу.

Парень тут же прибежал ко мне с хорошей новостью.

— Ха! Я все-таки достиг шикая, Карас, — усмехнулся он.

— Молодец, — искренне поздравил его я. — Но ты не первый, Ренджи тебя опередил.

— Что?! — разозлился он.

— Ну, а я пока не достоин, — совершенно спокойно сказал я. Да, поиздеваться надо мной у него не вышло. Какая печаль. Но парню явно хочется похвастаться. Так дадим ему шанс. — Показывай.

— Да! — крикнула Энджи. — Покажи! Покажи! Покажи! Покажи! — прыгала она вокруг него.

Остальные тоже подтянулись.

— Я тоже, — скромно подняла руку Анзу. — У… меня тоже… шикай…

После этой новости уже обоих потащили на полигон для демонстрации.

— Ну смотрите, неудачники, — усмехнулся Кано доставая меч. — Разрубим души, Атсуджин! — призвал он, и меч окутала дымка. Меч стал тоньше и прямым. Послышался странный звук. Скрежещущий клинок — Атсуджин.

Он подошел к манекену и легко коснулся мечом. Меч вошел как в масло, оставляя за собой широкий и ровный разрез.

— Меч вибрирует и не просто режет или рубит, а вибрацией разрывает цель, — пафосно изрек он. Очень крутой меч. Таким не важно, какой удар нанесешь, он будет опасным. Просто коснуться и можно убить.

— Как достиг? — спросила Рукия.

— Ну, — почесал он затылок. — Сестра младшая помогла.

— У тебя и сестра есть? — спросила Хебико. — Странно, но почему-то было сказано, что у вас только двое детей.

— Эм… — побледнел парень. — Только тихо. Я сглупил, проболтался, но прошу не говорить. Отец скрывает ее, по кое-каким причинам. Она очень талантлива и может сама пойдет обучаться синигами. И наверняка пройдет весь курс за год если не раньше. Таланта даже больше чем у Караса.

— Крутая сестренка, — покивал я. — Теперь не буду тебя обижать, а то опасно стало.

— Гад! — прорычал он.

— Давайте посмотрим на меч Анзу, — предложил я.

Девушка тут же смутилась и посмотрела на Кано. В голове явно промелькнули, пошлые мыслишки. Мы уже поняли, что она немного того.

Она вышла вперед.

Достала занпакто.

— Пляши на наших глазах, Кагэней, — прошептала она. Меч начал светиться синим и на его кончике появились огоньки. Они отделились и начали летать вокруг. Мне почему-то стало сложно не смотреть на них. Каждый раз как я решал посмотреть на Анзу или ее меч, глаз опять притягивало к огонькам.

Прикоснулся к одному и меня слегка обожгло.

— Ау, — потряс я рукой. — Огненная иллюзия, которая может и ударить.

— Ну, — смущенно улыбнулась она. — Эти огоньки привлекают внимание и могут легонько обжечь того кто прикоснется.

— Ментальное воздействие, — задумчиво сказал Хиро. — Болотные огоньки тоже привлекают внимание и притягивают в топь. Твой занпакто действует по такой же схеме.

— Ага.

Трое из нас уже обзавелись шикаями. Только у меня и Киры его еще нет. У него тоже проблемы с общением. Его меч сказал, что Кира еще не знает «печали войны», чтобы это не значило.

Под вечер мы с ребятами разделились на две группы. Рукия, Ренджи, Кано и Анзу отправились со мной в бедные районы раздавать еду. А остальные решили остаться. У Хебико и Энджи появились дамские дела. Точнее они появились у Хебико, но ей было лень одной идти и та прихватила с собой Энджи, а по пути и Хинамори прихватила. Хиро и Кира отправились что-то узнавать про кидо у старшекурсников. Нашли они того парня с татушкой «69» на лице, Хисаги Шухея и решили спросить его мнение о моем методе изучения кидо.

Я же просто собрался отправиться по делам, но меня поймал Кано и потребовал взять с собой.

— И зачем тебе это? — спросил я.

— Хочу понять, — коротко ответил он.

Пришлось отдать ему мой запасной плащ и второй мешок. У меня пайков накопилось, кое-чего даже с кухни взял. Повар знает, куда я все это несу, и помогает немного.

Но по пути нас поймали остальные. Рукия и Ренджи узнав, куда мы направляемся, тут же вызвались помогать. Взяли свои старые вещи, переоделись, так чтобы их не узнали и пошли с нами. А там увидев, «Кано-сама», и Анзу присоединилась. Благо все более-менее владели сюнпо, потому двигались мы достаточно быстро.

Пару раз пришлось останавливаться. Рукия не так уж хорошо перемещалась, но ее на спину себе посадил Ренджи и путь продолжился.

Когда добрались до 78-го района, мы разделились и начали искать тех, кому нужнее. Рукия и Ренджи сами из этого района, потому они знали куда идти и что делать. Разделили еду и пошли дело делать.

Час мы шатались по улицам.

Найти ребенка и дать ему шанс прожить еще один день. Это все что мы могли сделать. Если смогу убедить остальных, то эффективность моих походов увеличиться и смогу и других мотивироваться помогать.

Через час мы встретились.

Ребята были очень молчаливыми и задумчивыми.

Мы забрались на крышу одного дома, чтобы немного отдохнуть.

— И долго ты это делаешь? — спросила Рукия.

— Уже второй год, — ответил я честно. — Делаю что могу.

— Она благодарила меня, — сказал Кано. Он смотрел на свои руки и о чем-то думал. — Просто за еду, — он выглядел крайне удивленным.

— Для тебя это просто еда, а для того кому ты ее дал, это жизнь, — сказал я.

— Необычное чувство.

— Согласна, — кивнула Анзу.

— Сегодня мы получили очень странный урок, — вздохнул Ренджи. — Даже не знаю, что и думать.

Наступило странное молчание. Я и не думал, что произошедшее произведет на них такой эффект. Необычно немного. Не знаю, что и думать об этом. Думаю им нужно время.

Тут я что-то услышал внизу.

Посмотрев вниз, заметил несколько личностей не самой приятной наружности. Они уж точно не флористы, по крайней мере, цветочки у таких я покупать бы не стал. Дюжина бугаев вошла в переулки, и приблизились к тому месту, где и обитает много нищих. Именно там мы недавно были.

Не нравится мне это.

— Народ, — сказал я. Хищная улыбка появилась на моих губах. Посмотрел на остальных. — Не хотите размяться?…

* * *

Настроение Хебико было на высоте.

Впервые в ее жизни ничто не омрачало ее существование. Есть друзья, она далеко от своей семьи, есть парень и вообще жизнь кажется, налаживается.

Вот сейчас она сидела вместе с подругами в небольшом ресторанчике и просто наслаждалась прекрасным вечером. Хинамори и Энджи о чем-то говорили, кажется о моде, но девушка не особо вникала в их речи.

На душе было спокойно и легко.

Карас с остальными куда-то ушел. Сама Хебико думала составить ему компанию, но шататься по бедным районам ей не нравилось. Хотя помочь ему можно, так что на следующий раз она обещала себе пойти с ним. Да и интересно посмотреть, как именно там все происходит.

Мысли постепенно перетекли к ее рисунку.

Карас забрал его с собой и она никак не могла картинку вернуть.

Идею того рисунка пришла ей как раз после одного вечера.

Человек в сером плаще прыгал по крышам, используя сюнпо. Девушка в тот вечер возвращалась домой после одного хорошего магазина белья и случайно его увидела. Человек приземлился на поляну и прошел дальше. Картина была очень необычной. Ворон вокруг было много, и кто-то оставил пугало рядом. Вот ей и пришло вдохновение.

Кривая маска со спиральными глазами, четыре руки, серый плащ и тонкие ноги. Картина вышла загляденье.

Только потом она узнала, что тем человеком и был Карас.

Она очень смутилась, тогда понимая, что нарисовала его, но ничего не сказала. И вот он похвалил ее и забрал рисунок себе. Картинка ей была не так уж и нужна, но игра в отнимание ей понравилась. Это было весело. А она любила все, что весело.

— Хе-хе-хе, — посмеялась она, заставив подруг вздрогнуть. — Вы такие пугливые.

— Это ты жуткая, — буркнула Энджи.

— Я вообще лучше всех, — усмехнулась Змейка.

— Не надо ссориться! — попыталась выправить ситуацию Хинамори.

Хебико немного удивлялась, как вообще их компания держится рядом. Вообще, они же такие разные. Она, наглая и коварная змея, девочка вечный двигатель — Энджи, боевой хомячок — Хинамори, наглый силач — Ренджи, строгая малявка — Рукия, пухлый ученый — Хиро, добрый и аккуратный — Кира, скромная извращенка — Анзу, наглый тугодум — Кано и объединитель их всех Карасумару.

Компания еще та.

Они все после окончания явно пойдут своими путями. Кто-то в 4-ый отряд, кто-то в 5-ый, один хочет в 12-ый, но если они будут держаться вместе, то точно многого могут добиться.

Улыбнувшись своим мыслям, тем самым напугав девчонок, Хебико вернулась к закускам.

Но тут в окне увидела то, от чего ей стало нехорошо…

Лицо сестры….

По спине пробежал холодок…

Она не сулит ничего хорошего.

Справившись с волнением, она встала.

— Мне надо отойти, — сказала она подругам и вышла из ресторана.

Сестер как всегда было две, но в этот раз отвязаться от них не выйдет.

— Что вам надо? — спросила она. Старалась выглядеть сильной, но ноги предательски дрожали. Благо в хакама этого было не видно.

— Ты что, не рада нас видеть, Котонэ? — улыбнулась Кейко. Ее улыбка была слишком довольной. Дело плохо. Хебико не ответила ничего. — Короче, мама узнала о твоих отношениях с тем парнем, — сказала сестра.

У девушки внутри все похолодело. Никто не мог знать. Друзья не выдадут, а они хорошо скрывались. Похоже, за ними следили.

— Мама согласилась дать тебе второй шанс, — продолжила та, явно растягивая удовольствие, издеваясь над сестрой. — Если порвешь с ним и больше не будете вместе наедине. Теперь за тобой будут следить. Мама ведь хочет, чтобы ты приносила пользу семье и не была испорчена. Да и тому парню явно проблемы не нужны.

Эти слова прозвучали как приговор.

Внутри вспыхнул страх перед матерью. Перед тем, во что может превратиться ее жизнь. Если мать захочет, она не пожалеет денег чтобы превратить чью-то жизнь в ад. И у Караса могут быть серьезные проблемы. Да и не только у него, но его семьи.

Боль так раздирала сердце. Она только обрела кусочек счастья, а ее нагло лишают и этого.

К глазам готовы были подступить слезы, но она их сдержала. Она сдержала их. Не выдала чувств. Не выдала обиды. Она сжала кулаки, стараясь не обращать внимание на смех сестер. Рука сама потянулась к мечу на поясе, но тут же одернула себя.

Придет время и она отомстит им. Она верила в это.

Но сейчас нужно сдержаться.

Она понимала всю сложность ситуации.

Она смогла сдержаться.

— Хорошо, — сказала она. Затем развернулась и вернулась в ресторан.

Сестры ушли, а девушка села на свое место.

И только когда она пришла туда она позволила себе заплакать…

Глава 30 Второй курс

Мы расстались с Хебико…

Да печальное начало второго курса, но, увы, это так.

Когда мы вернулись с хорошей драки, меня ждал не очень приятный сюрприз.

Заплаканная Хебико…

Почему-то я сразу понял, что к чему.

И знаете.

Наше расставание не было сопливым или трогательным. Расстались без слез.

Мы вместе ушли к озеру и серьезно поговорили.

— Мы справимся, — сказал я, когда мы остались одни.

— Но… — хотела она сказать, но я ее прервал.

— Спасибо, — улыбнулся я. — Ради меня ты готова на такое. Я ценю. Я не стану плакать или убиваться. Мы ведь не покидаем друг друга навсегда, — говорю ей. — Поэтому, давай расстанемся без слез.

Она некоторое время смотрела на меня. В глаза было удивление и странное облегчение.

Она вздохнула. Очень тяжело.

Вытерла слезы.

— Спасибо, Карас, — грустно улыбнулась она. — Спасибо что понял и… за все то время что мы были вместе.

— Тебе спасибо, — мы обнялись. Возможно в последний раз. Очень тяжело отпускать от себя кого-то близкого. Но это необходимо. Это нужно.

Мы бессмертны. Не важно, сколько пройдет времени. Мы будем вместе. В будущем. Обязательно.

Если я стану капитаном, то никто не сможет мне противоречить.

Теперь у меня появилась еще одна причина стремиться вверх.

Тут голос подал Занпакто:

«Столбы… вновь устремились к небу…хорошо».

После этого я отпустил ее, и мы разошлись. Только когда она ушла, я смог присесть и подумать. Слез не было. Была просто давящая грусть и пустота. Тяжело. Больно. Неприятно.

Расставание… Вот оно какое… Плохо…

Я просидел так до утра. Не хотелось ничего делать. Не хотелось даже думать. Занпакто тоже молчал, но сказал только одну фразу.

«Черный столб, тоже подрос…»

Мы теперь порознь.

Это было нелегко, у обоих некоторое время была депрессия, хотя мы старались этого не показывать. Но расставшись, мы не перестали быть друзьями. Общаться нам не запретили, но изучать кидо мне теперь приходилось на Хиро. Нет, я его не обнимал. Но все равно не так приятно. С Хебико мы теперь стараемся реально одни не оставаться. За нами следят, потому рисковать нельзя.

Но ничего. Придет время, и мы вновь будем вместе. Стану сильнее, научусь определять и находить других по реацу и буду мониторить окружение. Так мы точно сможем быть вместе.

Однако, сильно грустить нам не дал новый учебный год с новыми предметами, с новыми сложностями и факультативами.

А факультативов было немало, потому нужно выбирать из списка, на что готов ходить и на что можешь пойти.

— Экономика.

— Юриспруденция.

— Углубленное Кидо.

— Углубленное Хакуда.

— Хохо.

— Контроль эмоций.

— Каллиграфия.

— Традиции.

Это не считая появившегося Зандзюцу и оставшихся старых уроков. Кидо я взять не могу. Пусть у меня появились продвижки с Основами, но даже так на Углубленное меня не допустят. На Углубленное Хакуда я уже хожу и на каникулах смог посещать, с этим проблем нет. Хохо берем однозначно, нужно научиться еще лучше передвигаться. Экономика и Юриспруденция нужны каждому офицеру. На традиции я ходил все каникулы, со сдачей проблем не будет. Так что последнее Контроль эмоций, это мне пригодится, Занпакто настаивал на этом. А вот с Каллиграфией придется обойтись и так много. Может, если другие предметы сдам быстрее, то и времени на капитана Айзена у меня хватит.

Ну не важно. Уроки еще старые никто не отменял. География и История все так же актуальны и тормозят головы. Олениха так вообще решила, что надо нас еще сильнее загрузить и устроила нам такой разнос и ужас. Мы тут страдали по полной. Так что на страдания по другим причинам у нас времени не было.

Зандзюцу уроки были пока не такими сложными. Нас учат культуре меча, правильному поведению с ним и основным стойкам и владениям. А вот уже мастеров меча из нас будут делать наши занпакто и инструктора в отрядах. Там уже индивидуальные занятия. Всем кто хочет стать отличными мечниками он советовал идти в 6-ой или 11-ый отряды, там этому особое внимание уделяют.

Фехтовали мы на деревянных мечах, и изучали только основы. Но тренировки пусть сложными не были, но жутко выматывали. Мой занпакто ничему не хотел меня пока учить, даже основам владения вакидзаси. Сказал когда раскрою шикай смысла в этом не будет. Придется ожидать, когда он посчитает меня достойным. Еще на этих уроках нам рассказывали о самих занпакто и о том, как с ними общаться. Чем больше мы уделяем внимания мечу, тем лучше. Нужно уметь самому погружаться в свой Внутренний мир и говорить с клинком. Основа Зандзюцу все же во взаимодействии с мечом, а фехтовать научимся сами. Так что после лекций и тренировки мы медитировали с оружием и старались настроиться на него.

На Хакуда мы стали больше углубляться в усиление наших лучших черт. То есть. Развивали те приемы, которые у нас лучше всего получаются. Можно было подумать, что и те, которые у нас плохо получаются, мы будем отрабатывать, но нам сказали, что все лишнее будет только мешаться и работу силовика, лучше отдать силовикам. Потому меня натаскивали на Цукиюби и другим быстрым и точечным ударам. В особенности удары держа при этом вакидзаси одной рукой.

С остальными уроками тоже проблем особых не было. На экономике я старался не сдохнуть от обилия всяких непонятных мне сведений. Очень тяжело было все это рассчитывать, обдумывать, заучивать. Если бы не Занпакто, то ничего бы я не выучил, благо он постоянно подсказывал.

На Юриспруденции мы изучали законы Общества душ и Совета 46-ти. Это было очень нелегко. Учитывая, что Совет явно поставил себе цель все усложнить. Потому что к каждому закону было по нескольку поправок. Поправки явно выставили себе аристократы, чтобы у них лазейки были. Но все это приходилось заучивать, запоминать и изучать досконально. Это был кошмар.

Но еще больший кошмар ждал нас на Контроле эмоций. Очень важный предмет, где из нас просто выжимали все до последнего. Проверка психики, дрессировка невозмутимости и сдержанности, а так же учат вызывать у себя гнев. Нас заставляли сидеть и смотреть в одну точку час, потом поставили на голову шарик и велели не шевелиться так полчаса. Учителем был отставной офицер из 2-го отряда. Имени он своего не назвал нам, сказал, что мы пока не достойны. Называли его просто Дзеро-сенсей. Но был весь седой, хмурый и страшный. Со шрамами на лице и очень противным характером. А так же бьет он очень больно.

Задача этого урока укрепление и подчинение собственных чувств. Урок сложный и половина учеников ушла после первой недели, не выдержав прессинга. Я сам думаю уйти, потому как после этих уроков сил вообще ни на что не остается. В следующий раз он обещал взять нас в больницу 4-го отряда, чтобы мы смотрели на изуродованные трупы и оторванные конечности.

Я не стану спорить. Урок очень важный. Если страх завладеет тобой в бою или тошнота подступит не вовремя, то можно умереть. Многие аристократы часто стараются специально спровоцировать тех, кто им не нравится, чтобы, тот начал первым и у них было законное основание жаловаться. Противостоять провокациям мы и учимся.

И самое главное. Как я однажды говорил, сила порой зависит от эмоционального состояния. Тут нас учили подавлять гнев и наоборот разжигать его, давить страх и звать его. Все это нам нужно.

Одна неделя и я уже боюсь ходить на эти уроки. Со мной только Кира и Кано выдержали, еще Ренджи держится. Но у него с гневом сложности. Из девчонок только Рукия не сдается. Анзу и Энджи не смогли выдержать, а Хебико просто не стала ходить пока на эти уроки, сказав, что в следующем семестре пойдет.

Короче жуть. Сенсей страшный. Все его боятся.

Как он сказал на первом уроке:

— Я вас или сломаю или сделаю нерушимыми! — рыкнул он, а затем ударил Ренджи и велел терпеть. Короче урок жуткий. Теперь ясно, почему Рангику не стала меня этому учить. Очень ей благодарен.

А вот с последним факультативом мне не повезло.

Хохо не для меня, а все почему, потому что так сказала учительница. Молодая женщина посмотрела на то, что я умею и просто сказала:

— Тебе у меня учиться нечему, — вздохнула она. — Я учу основам, а ты их уже знаешь. Можешь остаться и помогать мне, но ничему научить просто не смогу.

Это было печально. Такая же проблема встала перед Анзу и Кано. Но девушка и так умела все нужное, потому не волновалась. А Кано попросил родителей найти ему инструктора. Увы, мне с этим помочь он не мог. Правила такие.

У остальных моих проблем не было. Они пусть и овладели сюнпо, но только основами, потому учились вместе с остальными, пусть и с опережением.

— Если задуматься, — начал Кира. — То мы вполне можем закончить обучение этим годом.

— Ты прав. Уроки сложные, но если напрячся, то всю программу усвоить не так сложно, — согласился я. — Если прессинг выдержим.

— Да.

Тут не поспоришь. Уроки, правда, очень сложные. Один Контроль эмоций просто на весь день вымораживает. Нас обещали в чан с пауками засунуть. Мне уже страшно туда ходить. Одно хорошо, его уроки всего два раза в неделю, во вторник и субботу, что дает нам хоть какой-нибудь отдых от него.

Так в уроках, перебегах и страданиях прошел месяц. Все начинали готовиться к тесту на допуск в мир живых, потому волнение в академии все нарастало. А прессинг учителей все увеличивался. Олениха так вообще грузила пострашнее, чем грузчик мебели.

Вот идя по коридору, я встретил Генгоро-сенсея.

— Карасумару-кун, — улыбнулся он. — Тебя зовет директор. И ту книгу сказал, не забудь.

— А понял, иду! — кивнул я и поспешил в общежитие. Забрал книгу, которую мне одолжил директор и поспешил к нему в кабинет. Я и так всю ее прочел по нескольку раз, да и понял некий посыл всего этого, так что больше она не нужна.

С сюнпо добрался до нужного места и вошел в кабинет.

Там директор был не один. Вместе с ним был пожилой синигами с длинной тонкой бородой, такими же длинными волосами и острыми чертами лица. Взгляд у человек был острым и холодным. Чем-то он напоминал мне нашего учителя по Контролю эмоций.

— Извините, я наверное не вовремя, — сказал я и стал закрывать дверь.

— Нет-нет-нет, — улыбнулся директор. — Заходи.

Я зашел, положил на стол книгу. Этот мужчина пристально смотрел на меня.

Рывок!

Он исчез на миг. Отскакиваю.

Выхватил меч и отбил выпад мне в голову.

Кувырок назад.

Противник не атаковал.

— Плохо, — мрачно сказал он. — Реакция никудышная, а удар был слишком слаб, — он убрал свой занпакто.

— Что? — не понял я.

— Успокойся, Карасумару-кун, — улыбнулся директор. — Это Дай-сенсей, — представили его. — Он будет заниматься с тобой хохо и зандзюцу.

— Это все что ему нужно знать, — сказал этот человек.

— Почему? — только и спросил я. Вот привалил учитель из ниоткуда.

— Не важно, — сказал, как отрезал он. — Этот год я буду преподавать у тебя эти дисциплины вместо академических учителей. Меня попросили об этом, и я сделаю это.

— Понятно, — хмыкнул я. Попросили.

«Кучики», — подал голос Занпакто. — «Твоя награда за помощь ему. Только никому не говори. Даже друзьям».

«Понял».

Это был весь разговор. Он просто появился за мной, взял меня за шиворот и выпрыгнул со мной в окно. Мы добрались до тренировочной площадки где он выдал мне деревянный вакидзаси, а сам взял бокен и начал гонять меня по площадке, при этом успевая читать мне лекцию.

— Слушай и запоминай, — говорил он не переставая меня бить. Я же старался уклоняться и парировать, как мог. — Сюнпо не просто техника передвижения. Быстро прыгать и бегать научиться не сложно. А вот сражаться в таком ускорении это уже совершенно иной уровень. На моих уроках я буду учить тебя сражаться во время такого ускорения! — его удар отбросил меня. Затем он переместился за мою спину и вторым ударом в спину выбил весь кислород из легких и заставил меня упасть лицом в землю.

— Угхххх… — прохрипел я.

— Все понял или повторить лекцию? — вежливо спросил Дай-сенсей.

— Даа….

— Чудно, — кивнул он и ударом ноги поднял меня на ноги. — У нас будет веселый год.

— Бездна, — застонал я. И этого целый год.

— Вам тут весело, — услышал я хриплый жуткий голос Дзеро-сенсея. Старик подошел к нам и покивал. — Давно не виделись.

— Взаимно.

— Вижу, взялся за него, — посмотрел он на меня. Я же старался не упасть и вновь научиться дышать. — Эх, может, продадим его Сой Фон, и пусть он страдает всю жизнь. Если не умрет, может что хорошего из него и выйдет.

— Ты жесток, — покачал головой Дай-сенсей.

— Такова моя работа, — пожал он плечами.

— Ага, — хмыкнул он. — Что встал?! — рыкнул учитель. — Пятьдесят кругов, непрерывного ускорения! Живо!

Его слова дали мне ускорения и я рванул.

Король Духов…. И так целый год?…

Глава 31 Под небом мира живых Часть — 1. Выход в свет

— Смотрите, мертвец! — указал кто-то на бледного, растрепанного человека идущего по коридору. Его глаза были будто мертвыми, круги под глазами и дерганность по всему телу.

— Жуть, — согласился его друг. — Его будто пытали несколько лет.

— А может он правда из могилы восстал? — забеспокоился кто-то. — Мой знакомый иностранец рассказывал о зомби. Они говорят, мозги едят.

— Жуть!

Мертвец повернул на них голову.

— Э-э-ээээ, — простонал он и потянулся к ним руками.

— ААААА! — закричали они побежали прочь.

А «зомби» тем временем добрался до крана с водой и напился.

— Ужас! Выжил! — отдышался он и, покачиваясь, пошел дальше.

* * *

Как бы мне дожить до тестов?

Это вопрос уже давно витает в моей голове. А жить мне хочется и очень. Я уже не уверен, что проживу хотя бы полгода под таким прессингом.

Дай-сенсей и Дзеро-сенсей оказались старыми друзьями, так что пытать меня они решили на пару. За месяц тренировок я пока ничего не достиг, но приобрел несколько фобий и начал серьезно задумываться о суициде.

Вот спасибо вам Кучики-сама, дали мне радость. Если это была благодарность такая, то мне уже страшно как выглядит попытка убийства. Лучше его не злить.

Так они с Дзеро-сенсеем решили совместить свои тренировки. Сначала я бегаю в ускорении, потом сражение с одним, потом с другим учителем. Так они еще и Кай-сенсея привлекли к себе. Теперь я еще и хакуда учусь в ускорении применять.

Уж не знаю, чего они добиваются, но похоже больше на подведение меня к черте существования.

— Живой? — помог мне не упасть Кано.

— Вроде как функционирую, — прохрипел я.

— Держись. Завтра тестирование.

— Точно! — подскочил я. Мой единственный шанс спокойно отдохнуть от этих тиранов. Главное сдать тест и тогда я смогу побыть денек в мире живых. Ведь эти тираны и в выходные меня не отпускают. А так будет реальная причина удрать. Я пытался скрыться от них, но не вышло. В прошлый раз мне пришлось пропустить поход в бедные районы. Я просто не смог встать. Благо ребята помогли немного и без меня справились.

Так что я теперь ищу все возможные способы к выживанию.

Но вот как будет проходить тест, никто не знает.

В прошлом году допустили в мир живых всех, но в конце второго курса, а тут решили сделать так. Возможно, капитан Айзен помог, или еще какие причины, но идея посетить мир смертных мне нравится.

Да и давно хочу туда попасть. Может, что вспомню о себе, когда был жив. Ведь единственное что я знаю это то, что я умер, оказался в 80-ом районе. А кем был при жизни и хоть что-то еще, ничего не знаю.

К тесту все готовились заранее. У старших курсов такого не было, потому подсказать нам ничего не могли. У них там вроде тоже конкурс идет, на сопровождение нас. Что-то энтузиазма я особого не вижу. Вероятно это очень нудная работа. Хотя Хисаги вон как всех старается мотивировать. Кира рассказал нам, что Хисаги шесть раз пытался поступить в Академию, может с этим и связана его активность.

Готовились все серьезно. Что будут спрашивать, никто не знает, потому учат все.

А затем за неделю до самого теста нас гоняли на уроках. Проводили специальные контрольные, мы много писали, мы много бегали и много тренировались. Кажется, учителя хотели, чтобы все прошли и очень старались сделать как можно больше для нас. Или добить окончательно.

В день теста все волновались.

Особенно я. Учителя промотивировали меня, в случае провала закончить «тренировку для девчонок» и начать «настоящую».

У меня чуть сердце не остановилось. Хотя я и так мертв и умирать мне некуда. Почти некуда.

Мне пришлось нести в класс разволновавшуюся Энджи. Она аж в обморок упала, хотя сам тест ничего невероятного не дает. Но волнений вокруг него было столько, будто от него наша жизнь зависит. Именно поэтому люди, которые отказались от него, выглядели самодовольными и наглыми.

Хотя мы не так давно поняли, зачем вообще этот тест.

— Пф, — фыркнул я. — Очередной урок психологического давления и проверки старательности.

— Хе-хе-хе, точно, — кивнула Хебико. — Стараются нас раздавить и проверить на стойкость. Типа сложный тест, типа важное испытание. А на деле окажется, что все будет очень легко.

— И несколько точно не пройдут, — сказал Кира. — Их либо специально завалят, либо дадут более сложные вопросы.

Эти новости немного успокоили народ, хоть и не сильно. Энджи все же разволновалась. Уж сильно ее потрепали уроки Контроля. Она потом долго отходила и была первой, кто отказалась от урока.

Но от этого была и странная польза. Девушка шикаем овладела. Вот, кого не ожидали, так это ее. Хотя какой именно у нее меч она не говорила. Сказала, потом расскажет, сюрприз нам готовит. И обещала, что будет круто.

— Просыпайся, Энджи, — потряс я девушку за плечи.

— Мама, еще пять минуток, — пробормотала она.

— Эх, — вздохнул я.

— Зато она молчит, — улыбнулся Хиро.

Я устал ее держать, потому отдал на руки Кире. У них там какие-то отношения есть, потому пусть он сам за ней и приглядывает.

Вскоре нас впустили внутрь и рассадили по местам. Выдали тексты, и ушли, оставив нас все делать самим.

Мы слегка опешили от того как быстро все произошло. Похоже, они решили так сыграть.

Мы все расселись и начали писать. Сами вопросы были не сложными. Те, кто учили, те знали. Но атмосфера вокруг была довольно напряженной, что немного давило на нас.

С вопросами справились за минут двадцать, но еще два часа нас держали в классе с закрытыми дверьми. Прессинг. Похоже, Дзеро-сенсей приложил руку к этому тесту самолично.

После этого, как ни в чем не бывало, пришел наш куратор и забрал листки.

А на следующий день вывесили списки тех, кто прошел. Из всего нашего потока прошли тридцать человек.

Фух, я прошел. А то можно было смело составлять завещание.

— Черт! — выругалась Рукия. — Провалила.

— Я тоже, — опустил голову Хиро.

— А я прошла! — радовалась Энджи.

— Хе-хе-хе, — посмеивалась Хебико над остальными.

— Ну, так не честно, — сетовала «сестра».

— Похоже, тебя выбрали как не прошедшую, как и Хиро.

— Мрак, — вздохнула она. — Вы уж там справьтесь без нас.

— Не волнуйся. Мы всего-то будем учиться Погребению. Всего на день пойдем.

— Удачи.

После этого все прошедшие отправились собираться. С собой ничего особенно не нужно. Просто чуть еды, мы ведь там, на несколько часов останемся, потому лучше иметь с собой хоть что-то.

Собрались все быстро.

Следом каждому из нас выдали Адскую бабочку. Не знаю, кто придумывал все эти названия, но с фантазией у него что-то не то. Адская бабочка выполняет несколько функций. Она передает сообщения, указывает путь и может найти других. Ну, если знает кого и как. Эти бабочки нам пригодятся, если потеряемся там. А своих мы получим уже при вступлении в отряд.

После выдачи всего нас начали инструктировать.

Нашими ведущими были Хисаги, девушка блондинка Канисава и парень бандитской наружности Аога. Похоже, они проиграли в конкурсе, кто пойдет нас провожать.

— Всем внимание, — начали Хисаги. — Сейчас вас разобьют на тройки. Мы разделимся, и будем проводить Погребение. Каждый должен провести его дважды. После этого мы вернемся сюда. Для начала возьмите бумажки с вашей командой.

Перед нами поставили коробку, где каждый по очереди должен был взять бумажку с номером.

Распределение не заняло много времени. Кира, Ренджи и Хинамори попали в одну группу. Я, Кано и Анзу попали вместе, Энджи стала с каким-то блондином из 3-го класса и еще каким-то бугаем, а Хебико попала в компанию к двоим девчонкам из благородных. Вот как-то так.

— Не повезло, — вздохнула Энджи, посмотрев на Киру.

— И с кем ты? — спросил я.

— Черт его знает, не спрашивала, — махнула она рукой.

Командная у них будет работа.

Следом нас разделили по заведующим. Моя группа, группа Энджи и еще одна идем за Канисавой. Хисаги принял на себя группу Ренджи и еще три других. Ну и Аоге досталась группа Хебико и еще две. Могли бы как-то иначе нас разделить, чтобы у всех было поровну.

Но ладно. Это уже не наши заморочки.

После этого перед нами открылся Сенкаймон. Врата в мир живых.

Они начали светиться и вскоре открылись, будто обычные бумажные двери.

Перед нами предстал широкий коридор.

Первыми внутрь полетели бабочки. Они поднялись с наших плеч и полетели, вперед разведывая территорию и указывая нам путь. Без бабочек даже в этом безопасном проходе можно заблудиться. Только сильные души могут проводить спокойно и без проводника, а остальным обязательна нужна бабочка. К тому же вратами заведует отряд кидо, так что просто так пройти невозможно.

Вскоре внутри стали идти и мы.

Перед нами открывались двери.

Волнение нарастало.

Яркий свет!

Он ослепил меня, и я не сразу увидел куда мы вышли.

Но когда зрение пришло в норму, я просто замер смотря на все это.

Мир живых…

Множество небольших домов с разным количеством этажей, ровные дороги, множество столбов и прочее.

А небо….

О-о-о-о!

Меня обдул прохладный ветерок. Я прочувствовал лучи солнца и вдохнул воздух мира живых.

Он бы суховат. Воздух довольно неприятный. Да и духовной силы очень мало. Неприятно. Все же нормально обитать мы можем только в Обществе. А тут довольно слабое место.

Вот он какой….

Он казался мне совершенно новым, и в тоже время странно знакомым. Будто я уже видел все это.

Люди на улице выглядели слегка подавленными, в них чувствовалось уныние.

Не удивительно. Война то закончилась не так давно и принесла этой стране много плохого. Особенно в последние годы. Нам рассказывали сводки из мира живых и зачитывали доклады побывавших там и следящих за боевыми действиями. Это было довольно интересно. Но информация была только о японо-китайских боевых действий. Дальше никто не заходил, да и там остальное территория влияния Ковенанта и Судилищ.

Не важно.

Мы разделились и отправились на поиски душ. Искали не мы, а те, кто нас вели. Мы же должны были по очереди отправлять души в Общество.

Делается это довольно просто. Напитываешь меч духовной силой, и прикладываешь рукоять ко лбу духа, и тот отправляется куда нужно. Это оказалось не так просто сделать. Если слишком мало силы вложить, то ничего не произойдет, если слишком много, то духу при транспортировке будет больно. Да и с самими душами не все ладно.

Кано отправлял своего второго духа, как неожиданно появились Врата в Ад и забрали душу.

Увиденное очень сильно напугало всех. Встречу с Адом тут никто не ожидал. Было очень неприятно. Особенно прочувствовать, что на той стороне.

Аж мурашки по коже.

У меня тоже с первого раза не получилось. Мало сил вложил, и пришлось несколько раз повторять действие.

Дело затянулось до вечера. Души еще пришлось искать, а многие завидев нас убегали. Они же не знали кто мы, так что многие просто боялись нас. А уж после Врат, желающих подойти к нам, оказалось еще меньше.

Но в целом мы справились. Я вообще рассчитывал на что-то сложное. Но дело оказалось легким.

Похоже, сам смысл этого испытания был в том, чтобы мы побывали в мире живых и прочувствовали его. Привыкли к нему.

Да, сначала было сложно привыкнуть к местному воздуху, но через несколько часов всем стало легче.

Небо начало темнеть и мы все задержались, смотря на закат. Алое солнце заходило за горизонт. Оно было таким красивым и завораживающим. Оно окрасило небеса в красный цвет и притягивало своей гаммой цветов.

Не улыбнуться было просто невозможно. Вид был просто потрясающим.

Ради одного этого можно было пойти в мир живых.

После того как последний из нашей группы справился мы направились к точке сбора.

— А тут неплохо, — сказал Кано.

— Согласна, — улыбнулась Анзу. — Вот бы побыть тут побольше и посмотреть все.

— Было бы неплохо, — кивнул я. — Жаль, только не скоро нам это светит.

— Ну как есть, — рассмеялась Канисава. — Тут довольно скучно без гигая, так что отправить сюда, как духов могут в качестве наказания или просто задания. Но уже в отряде.

— И нас никто не видит, — вздохнул я.

— Почему же. Есть медиумы. Они могут нас чувствовать, некоторые видеть, общаться и прикасаться. Но человек должен быть очень сильным для этого. Не каждому дано.

— Неужели?

— В мире проживают много духовно сильных людей, но только 5-10 % из них знают о нас и могут даже сражаться с пустыми. В Ковенанте таких больше всего, но и просто такие люди встречаются.

— Стоит запомнить.

Тут я заметил нечто странное.

Вокруг наступила необычная тишина.

Шум города пропал. Птицы больше не пели. Да и вообще. Мы будто в вакуум угодили.

— ААААААААААААААА!!! — услышал я крик Анзу.

Повернувшись, я увидел Канисаву нанизанную на два шипа. Ее тело пробило насквозь, окропив всю улицу кровью.

Увиденное пробрало меня до глубины и ужаснуло. Ноги будто окаменели, а руки затряслись. Тело девушки подняли верх, и его поглотила белая маска.

— ГООООООООООООО!!! — пронеслось по всему городу и пред нами предстал огромный пустой….

Глава 32 Под небом мира живых Часть — 2. Кукловод

Рукия лениво смотрела на закат и расплывалась на подоконнике. Делать ничего не хотелось, а солнце почти зашло.

Она грустила, что не прошла тест, и потому ей было дико скучно. Все ушли, а она осталась. Остался еще и Хиро, но тот отправился в библиотеку изучать кидо и прочее. Самой девушке делать ничего не хотелось.

Было скучно.

Решив, что просто сидеть у себя в комнате бесполезно, она пошла в столовую. Надо бы заказать на всех. Тогда можно будет посидеть всем вместе после долгого дня и послушать, как они там провели время.

Рукии было жалко, что она не умеет готовить. Хотя хотела бы научиться делать сладости как Момото-сан. Та женщина очень понравилась ей. Такая добрая и заботливая, словно мама. Купаться в лучах заботы и тепла было очень приятно, потому посещение той компании всегда было праздником в душе девушки.

Она порой задумывалась о своей семье. Но это заставляло грустить ее еще больше.

— Куроки Рукия? — обратились к ней. Обернувшись, она увидела этого Дай-сенсей, который тренировал Караса. Высокий мужчина внушал, пугал и заставлял искать выход. Она разок видела, каким тренировкам подвергали ее «брата» и страдать с ним ей не хотелось.

И вот этот человек перед ней.

Давящая вокруг него атмосфера.

— Да, — с трудом ответила она.

— Прошу за мной, — он развернулся и пошел по коридору. — Кое-кто хочет с тобой поговорить.

— Х..х..хорошо, — кивнула она и пошла за ним. — А куда? — спросила она.

— В дом Кучики…

* * *

Бежать! Бежать! Бежать!

Мы неслись вперед, не разбирая дороги. Тот пустой задержался, поедая Канисаву и еще одного студента.

Мы не смогли больше смотреть. Дикий ужас пробрал нас, и мы побежали.

Я уже встречался с пустыми, я убил одного. Но этот… Я просто не смог сдержать страх.

Мы не чувствовали пустого. Мы не чувствовали никого из них. А их тут много.

Город просто заполонили гигантские пустые. Они были везде и рушили все на своем пути. Мы не знали, куда нам идти, что делать и как быть. Разумом просто овладела паника.

Перед глазами все еще стояла тошнотворная картина смерти Канисавы. Это было ужасно. Меня до сих пор тошнит. Одна мысль просто выворачивает меня.

Остановились, мы только когда Анзу упала споткнувшись. Только тогда ужас отпустил нас.

Тогда я смог проблеваться. Увиденное пробирало до костей.

Осмотрелся.

Мы были в каком-то лесу. Вокруг одни деревья.

Рядом со мной Кано и Анзу. Девушка дрожит. Да и парень не в лучшем состоянии, пусть и пытается держаться.

— А где Энджи? — спросила Анзу.

Сердце казалось, остановилось.

Кроме нас троих вокруг никого не было.

Внутри тут же вспыхнула мысль, она говорит — бежать дальше, бросить все, выжить любой ценой.

Но я тут же отогнал эту мысль.

— Нужно найти ее, — решился я. — Друзей нельзя бросать!

— Согласен, — Кано глубоко вдохнул и выдохнул успокаиваясь.

— Я тоже иду! — поднялась Анзу.

— Кано сможешь найти ее?

— Попробую.

У Кано среди нас сама лучшая чувствительность к реацу. Он великолепно умеет ее ощущать. Так что вся надежда на него.

Он простоял так минуты две стараясь разобраться в окружении.

— Совсем не ощущаю пустых, — помрачнел он. — Я их просто не вижу. Будто их и нет. Хотя там где они духовной силы становится меньше. Только так можно определить.

— Ясно. Что с Энджи.

— Кажется, есть. Туда! — указал он налево. — Метров пятьсот. Четверо там.

Вперед!

Сюнпо!

Мы бежим вперед, прыгая с ветки на ветку. Деревья тут не очень высокие, но передвигаться можно. Я не знаю, как двигаться по воздуху, для этого нужно отдельное обучение в мире живых. Но мои учителя обещали мне, подобное устроить.

Сейчас не важно. Нужно найти ее.

Скорее!

— Черт! — выругался Кано. — Все стало расплывчато. Плохо ощущаю.

— Поторопимся!

Мы ускорились.

Быстро добрались до места.

Тут никого не было.

Вокруг была тишина. Сплошная тишина.

Мы даже пустых больше не слышали.

— Аааа! — услышал я крик.

Из-за деревьев выбегает тот блондин, что бы в группе с Энджи.

— Не подходи! — кричит он.

И только я собрался дернуться, как голова этого парня отделяется от тела. Из шеи вырывается фонтан крови.

Меня вновь начало тошнить, когда голова прокатилась по траве и упала передо мной. Тело упало на колени, а затем завалилось на бок.

И только тогда мы заметили человека за ним.

Это была Энджи….

Она стояла позади. Вся покрытая кровью. В руках она сжимала свой занпакто. Ее лицо было закрыто окровавленными волосами.

Она опустила голову, и на ее плечи капал кровавый дождь.

Мы замерли не в силах пошевелиться. Я не мог поверить, в то, что вижу. Она убила его? Просто убила?

Почему? Что происходит?

На душе стало очень тошно и страшно. Мой друг только что убил другого ученика. Возможно, и остальные мертвы.

И что нам теперь делать?

— Энджи, — сказал я.

Девушка вздрогнула и медленно подняла голову.

Окровавленные волосы прилипли к нее лицу, и она рукой убрала их.

На ее лице красовался какой-то символ. Черный круг, от которого исходило восемь лучей, весь рисунок напоминал солнце.

Глаза девушки были полуприкрыты. Она была будто сонливой.

— Энджи?

Она просто подняла меч, ничего не говоря.

— Громыхай… Рейгеки! — прошептала она. И тут ее меч покрылся множеством электрических зарядов.

Сюнпо!

Она переместилась рядом со мной.

Шаг в сторону!

Хватаю ее руку и выворачиваю.

Цукиюби!

Удар пальцами в бок отталкивает ее от меня.

Ух! Сделал даже не думая. Вот же выдрессировали меня.

Девушка упала возле дерева. Я постарался максимально ослабить свой удар.

Она с трудом поднялась.

— Она сошла с ума? — ужаснулась Анзу.

— Не знаю. — Мои мысли метались со скоростью урагана. Я никак не мог понять сути происходящего. Она только что пыталась меня убить. Только на это мое тело среагировало. Она хотела моей смерти. Она целилась молнией в мою голову.

Жажда убийства. Я ощущаю ее.

Как от учителей. Они тоже во время тренировок хотели убить меня. Заставляли чувствовать все это.

Так! Спокойно! Нужно собраться! Тут что-то не так!

С ней что-то не то.

Этот рисунок на лице. Такого у нее раньше не было. Ее контролируют? Возможно. Нужно понять, что мне делать и как ее спасти.

Попробуем достучаться до нее.

— Энджи! — крикнул я. — Ты же хотела найти свою маму! Ты помнишь это?!

Она замерла…

Ее меч задрожал…

Вновь исчезла!

Кувырок вперед!

На том месте, где только что был я, красуется дыра от удара молнии. Резко разворачивается.

Тут перед ней вспыхивает синий огонек. Она всего на секунду отвлекается.

— Бакудо?4 Хайнава! — выкрикнул заклинание Кано. Девушку тут же окружил светящийся канат. Девушку сковало. — Не уйдешь!

Рывок!

Выбиваю из ее руки меч.

Готово.

Она опустила голову и не шевелиться.

Опять впала в свой транс.

Тут я заметил, что ее губы шевелятся. Еле-еле.

Что-то шепчет…

— Он…рядом…

Что-то чувствую!

Резко вправо!

Сюнпо!

Еще! Еще! Еще!

Прятался за деревом.

Друзья тут же разбежались и спрятались.

На месте где я только что стоял, был такой же рисунок как на лице у Энджи.

— Почувствовал, — услышал я чей-то голос.

Подняв голову, я ужаснулся, увидев над собой громадного пустого, похожего на огромный розовый шар с множеством глаз и лиц.

Что это за чертовщина?!

— Ты смог уклониться от пяти Аморов сразу. Удивительно, — сказал пустой. — Мне стоило и остальных атаковать сразу, а не тебя.

— Ты! — прорычал я. — Что ты сделал с Энджи?!

Он опустился и стал рядом с девушкой. Заклинание спало с нее, и она просто стояла безвольной куклой.

— Мое имя Зоммари Реру, — представился он. — А как ваши имена?

— Не дождешься! — прорычал я. Какой идиот вообще будет думать о таком перед лицом врага? Хочет выманить нас. Он явно чем-то может стрелять. Представляться монстру, который контролирует других. То же мне благородного корчит. — Гад!

— Как не воспитанно, — покачался пустой. — Вы синигами такие не воспитанные… Даже ученики. Вас с детства воспитывают в вашей мерзкой гордости?

— Гордости?

— Вы омерзительны, — фыркнул он. — Вы убиваете нас, пустых. Даже не заботясь о том, что вы делаете. Мы часть мирового порядка. А с чего-то приняли на себя обязанность нас убивать… Именно поэтому я привел сюда своих глупых друзей, — усмехнулся он. — Поживиться….

— Ты… привел сюда пустых?

— Моя сила… Амор… — довольным голосом сказал он. — Может подчинять себе кого угодно. Все что я вижу, подчиняется мне… Хехехехе…

Он смеялся над нами. Над нашей беспомощностью. Над нашей слабостью.

Я скрежетал зубами и сжимал кулаки в бессилии!

Ничего не могу сделать!

— Пожалуй, я наелся сегодня, — сказал он. Он развернулся и полетел в сторону леса. — А эту девочку я беру с собой. После того как я съел ее мать, она сама не понимает как подчиняется мне и приводит ко мне своих друзей. Не первый раз…

Из глаз Энджи потекли слезы. Она все слышит! Она там она рядом! Она в плену!

Энджи послушно последовала за ним.

— А чтобы вам не было скучно, — напоследок сказал пустой. — Они развлекут вас, — после этих слов, он и Энджи исчезли…

— ГООООООО! — прогремело на всю округу!

На поляне где мы были, появились пустые. Много пустых!

Они тут же рванули на нас.

Сюнпо!

Нужно бежать!

Услышал как Кано и Анзу активировали шикай.

Бегу к ним.

Уклоняюсь от лапы небольшого пустого.

Ударом клинка рассекаю его маску.

Сюнпо!

Я рядом с друзьями.

Кано своим вибрирующим мечом легко разрубает врагов. Пустой-богомол и пустой-осьминог никак не могут на него напасть. Он легко отрезает их конечности. Анзу призвала свои огни и те отвлекают остальных пустых. Она создала уже пять огней и пустые за ними гоняются. Ей нужно поддерживать технику и не дать пустым поймать огни, иначе те исчезнут.

Становлюсь рядом между ними и прикрываю их от еще одного шустрого пустого.

Удар! Уклон! Сюнпо! Прыжок!

Убить! Цукиюби!

Кувырок!

Пустые все прибывают!

Анзу уже не может их отпугивать. Кано уже убил богомола, но осьминог все не отстает, и к нему присоединились более мелкие пустые. Я отбиваюсь от еще троих и прикрываю Анзу.

Долго мы так не протянем.

— Отступаем! — мы тут же рванули в сюнпо.

Пустые преследуют нас.

Их много. Слишком много!

Пригнуться! Удар!

— Держись! — со мной поравнялся Кано и отбил атаку, которая чуть мне голову не снесла.

Рядом Анзу.

Она с трудом держится и отвлекает, как может. Если бы не ее сила мы бы погибли.

Резкая опасность справа!

Пригнулся! Парировать! Блок!

Шаг назад. Запрыгиваю на дерево!

Удар!

Отбиваю атаку.

Опасность слева!

Отбиваю!

Вижу красный свет!

Что это?!

Мимо меня проноситься огромный красный луч. Меня откидывает ударной волной!

Слышу крик! Чей-то крик! Не могу разобрать!

Нескольких пустых от удара просто испарило. Куски тел летают вокруг. Слышу крики боли. Все вокруг окрасилось кровь.

Ничего не вижу!

Вновь красная вспышка!

Взрыв!

Ударная волна сбивает меня с ног.

Врезаюсь в дерево!

Все застилает тьма!

«КАРАС!» — прозвучало в моей голове. Голос обеспокоенный. Страх чувствутся в нем.

Странно… Я не узнаю этот голос…

Глава 33 Под небом мира живых Часть — 3. Крыло

Пузырьки… Их так много…

Они окружают меня… Они идут от меня….

Столько пузырьков…

Вокруг меня темнота… Все темно… Внизу темно…

Поднимаю голову вверх…

Где-то там свет…

Я вижу свет… Туда идут пузырьки…

Тянусь туда… Хочу туда… Хочу к свету…

Хочу увидеть небо… хотя бы раз…

* * *

Голова болит… С трудом прихожу в себя…

Меня чем-то засыпало…

Поднимаю голову.

Шишку набил.

Ничего не понимаю….

Где я?

Вокруг сплошная разруха… Все уничтожено. Недалеко от меня кратер.

Рука болит. Из плеча торчит щепка.

Выдергиваю ее.

Больно!

Зажал рану. Она не очень большая. Пройдет скоро.

Надо вспомнить, что только что было.

— АРРРР! — воспоминания вернулись с дикой болью в голове.

Я скрючился от огня в черепе.

— «Держись! Скоро пройдет», — слышу голос занпакто. — «Кровь быстро останавливается. Хорошо! Нужно выбираться».

Вскоре боль прошла.

— Что это было? — спросил я.

«Серо. Техника пустых. Мы читали о ней. Помнишь?»

Так. Мозг вскоре начал работать. Я действительно читал о пустых и их техниках. Серо вроде как атака сильных пустых. Ей владеют все гилианы и адьюкасы. Серо это мощная концентрация реацу в одной точке, которая выходит на подобии разрушительного луча, уничтожающего все на своем пути. Дальность и сила зависят от вложенной реацу.

Ох. Что-то меня не на то тянет.

Все! Я вспомнил!

У нас испытание, потом напали пустые. Мы пошли искать Энджи, но напоролись на сильного пустого…

Он подчинил себе Энджи!

Сволочь! Сволочь! Сволочь! Сволочь! Ненавижу! Ненавижу! Убью! Убью! Убью!

— «Успокойся!»

Он прав. Сейчас не время.

Потом мы бежали от пустых и взрыв.

Дальше я ничего не помню.

«Ты был без сознания две минуты».

Ясно! Так, где остальные?!

Вокруг сплошная разруха. Кучи разорванных тварей. Их порвало ударной волной. Меня не убило только потому, что пустой передо мной принял удар на себя.

Повезло.

Я начал озираться.

Никого не видно.

Сюнпо!

Забрался на дерево и осмотрелся.

Картина все больше ужасала меня. Вокруг города бродило множество гигантских пустых. Черные длинные твари, пустые поменьше, и совсем маленькие.

Все вокруг заполнил хаос!

Где остальные? Где Анзу и Кано?

Тут я услышал что-то…

Прислушался…

Кто-то пел…

Иду на звук.

Слова стали четче…

Спи, засыпай, тревог ты не знай,
Усни и проснись поутру.
Спи, засыпай, закрой глазки давай,
Почувствуй мою доброту.
Спи, засыпай, ты сны призывай,
Сыграем мы в эту игру…

Вскоре я добрался до места.

— Карас, — услышал я радостный голос.

Это Анзу!

Скорее!

— Анз… — замер я, смотря на нее.

К глазам подступили слезы. Внутри все сжалось от увиденного.

Она сидела у дерева, а на ее коленях лежал Кано.

Он не шевелился… Не дышал…

Вокруг них расплылось кровавое пятно…

Она улыбалась. Она гладила его по голове.

— Все хорошо, — сказала она. — Не нужно плакать, Карас… — тепло улыбнулась она. — Все будет хорошо…

— Кано… — не смог я сдержать слез.

— Увы, — вздохнула она. — Он закрыл меня собой. Но не до конца….

— Анзу…

— Ничего страшного, кхе КХА! — она стала сильно кашлять и выплюнула кровь. — Ничего уже не изменить….

— ГОООООО! — услышали мы.

— Пустые идут! — сказал я. — Нам нужно уходить! Скорее!

— Уже поздно, — вновь вздох. — Я уже не могу уйти. Их слишком много. Около двадцати. Идут с разных сторон. Я это чувствую. Даже ты не сможешь уйти.

— Нет! Мы выберемся! — я достал меч из ножен. — Нужно дождаться помощи.

— Не успеют…. Карас, — она стала серьезнее. — Подай мой меч, — кивнула она в сторону. Недалеко от нее лежал ее занпакто. Я подал ей оружие. — Я смогу отвлечь их на себя, — она погладила по голове Кано. — Мы не достанемся им. Мы отомстим. Ты должен жить.

— НЕТ! Я не брошу тебя!

— У тебя есть цель… Она прекрасна… Помогать другим. Это так мило. Те люди… ждут… Когда серые плащи вновь придут, чтобы помочь им… Я тоже видела как меняется мир… всего одна корка хлеба изменила судьбу… Не бросай этого…. Живи… Стань сильнее всех и будь с Хебико. Спаси Энджи и верни ее домой. К нам… Ведь мы словно одна семья…

— Анзу! — мои слезы текли ручьем. Я не мог остановить их. Внутри стало так больно. Тяжело дышать. Не могу остановиться.

Я упал на колени перед ней.

— Не надо! Не оставляй меня! Живи… — молил ее я. — Прошу… кхааааа!

— Уже поздно, — она подняла руку, и я увидел ветку, торчащую из ее груди. — Ты мой друг… Благодаря тебе, Энджи, Хебико, Рукии, Ренджи, Кире, Хиро и Кано… Я была так счастлива… У меня впервые появились друзья…

— У тебя же семья. Живи, прошу…

— Никого не осталось… — покачала она головой. — Помни меня… Ведь иначе… я будто и не появлялась в этом мире… Если никто не вспомнит обо мне…. То меня будто и не было никогда… Помни, прошу…

— Анзу….

Она погладила меня по голове. Ее рука совсем холодная. Она холодеет.

— Уходи, — она зажгла свой клинок. — Если я вложу все силы, то смогу выдать один удар. Кагэней сказал это. Как жаль… Я только недавно овладела шикаем, а сейчас прощаюсь с ним… Уходи… Прошу…

— Я не забуду… — прошептал я поднимаясь.

— Всего хорошего и увидимся потом, Карасумару, — сказала она мне в след.

Я не мог повернуться. Потому что боялся, что мои ноги тогда не смогут ходить.

Я бросаю ее. Она умрет, а я ничего не могу сделать. Я не умею исцелять. Я готов отдать все, что у меня есть за одну силу исцеления. Чтобы спасти ее. Хотя бы ее.

Они умирают… Все вокруг меня умирают.

Позади меня вспыхнул синий костер. Пустые потянулись к нему.

Я бегу! Нужно бежать… Нужно выбраться.

Я старался унять слезы. Я старался не поддаваться слабости.

Но как только позади меня прогремел взрыв, я упал на колени.

Силы покинули меня.

Не могу стоять. Не могу идти.

Все умирают. Все вокруг меня умирают.

Хонока, Тецу, Тацу, Энди, Бори, Хотару, а теперь и Кано, Анзу и Энджи…

Они все мертвы! Они мертвы!

Я ничего не смог сделать.

Я ничего не смог предотвратить.

Они все умрут…

Хебико…

Что с ней? Она жива ли? Или я и там опоздал?

Все бессмысленно…

— «Поднимайся… Нужно уходить».

— Но…

— «Не важно! Мы ничего не могли сделать! Мы бы просто погибли! Если умрем тут, то она погибла напрасно!»

Он прав… Нужно выбраться. Я ничего не могу сделать. Я даже себя еще могу спасти. Нужно добраться до места встречи и найти остальных.

— Хебико… — прошептал я.

— «Нет. Мы ничего не можем сделать. Мы сами-то еле идем!»

— Но если ты дашь мне силу….

— «Нет! Рано! Не могу! Скорее! Они близко! Ты должен выжить! Забудь ее! Забудь их. Выжить важнее! Мы ничего не можем сделать!»

Я поднялся. Я ничего не понимал.

— «Все будет хорошо. Идем! Давай же!»

Сделал шаг.

Замер!

Выжить?

Перед глазами промелькнуло лицо Исанэ, в нашу первую встречу…


— Он единственный выживший!!!..


— А? — не понимал я.

Тут будто увидел лицо капитана Уноханы…

Мы говорили с ней.


— А теперь я единственный выживший… опять…


Единственный выживший?

Выживший!

Эта мысль молнией пронеслась у меня в голове.

Один.

Я один выжил.

Опять.

Все умерли, а я… остался?

В 80-ом районе у меня могли быть знакомые, но я ничего не помню. Все сказали, что я недавно умер, потому что не помню, но может это не так. Я потерял всех. Я потом снова потерял всех.

И сейчас…

— «Ну же! Торопись! Нужно выжить!»

Меня охватил гнев. Ярость просто вспыхнула внутри меня.

Я выхватил свой меч и швырнул его на землю!

— СЛУШАЙ СЮДА!!! — закричал я. — Я НЕ СТАНУ ВНОВЬ ЕДИНСТВЕННЫМ ВЫЖИВШИМ!!! Я НЕ БРОШУ СВОИХ ДРУЗЕЙ!!! С ТОБОЙ ИЛИ БЕЗ ТЕБЯ МНЕ ПЛЕВАТЬ!!! ЕСЛИ ТЫ ЕЩЕ РАЗ СКАЖЕШЬ МНЕ БРОСИТЬ ИХ И ВЫЖИВАТЬ, Я ПРОСТО ВЫКИНУ ТЕБЯ!!! МНЕ НЕ НУЖЕН МЕЧ, КОТОРЫЙ ЗАСТАВЛЯЕТ МЕНЯ СТАТЬ ПРЕДАТЕЛЕМ!!!! — я пнул меч ногой.

— «И ты готов наплевать на все, чтобы спасти их?!» — крикнул в ответ меч. — «У тебя есть цель! Но ради чужих тебе людей ты губишь ее!»

— Я никогда не прощу себя, если ради достижения цели, стану тем, кто бросает своих друзей, — ответил я. — Прощай!

Я развернулся и пошел прочь. Мне не нужен меч, который не хочет со мной сражаться.

Но стоило мне сделать шаг, как все вокруг засияло.

Я оказался в своем внутреннем мире.

Я стоял на одном из столбов, а передо мной на коленях стоял мой занпакто.

— Тогда стань сильнее, — сказал он. Голос был совершенно иным. — Сила что не даст терять других…. Я дам ее тебе…. но ответь… — он замолчал на секунду. — Как ты хочешь жить?

— С гордостью….

— Тогда владей моей силой, — он скинул с себя плащ. — Господин!

Черная ткань перестала скрывать его тело и исчезла, растворившись в бескрайней синеве неба.

Передо мной предстала девушка. Невысокая, стройная. Одета в темно-синюю короткую юката, фиолетовый пояс, длинные чулки и длинные перчатки со шнуровкой. Под юката виднелась сетчатая полупрозрачная майка. Ее лицо чем-то было похожим на лицо Хебико. Правая сторона ее волос средней длины была черной, а левая белой. Ее правый глаз с черными ресницами был зеленым, а левый с белыми ресницами голубым.

Какая странная двойственность.

— С этого дня, — сказала она став на колено. — Ты мой господин. Приказывай!

— Как твое имя? — спросил я.

— Меня зовут… — с этими словами за ее спиной раскрылось большое черное крыло. Одно правое крыло распахнулось, и будто было готово взмыть в воздух….


Я выплыл из внутреннего мира.

В моей руке было мой вакидзаси. Но теперь не просто занпакто. А истинный меч.

Теперь я знаю что делать…

Чувствую…. Теперь я ощущаю всех вокруг. Они приближаются.

Их много. Плевать.

Вперед!

Поднимаю меч.

— Подхвати поток ветров! — закричал я. — Куроцубаса!

Вокруг меня закрутился ураган. Мой меч начал удлиняться и искривляться. Рукоять стала короткой. Я чувствовал, как меняется вес, форма и суть моего меча. Как он становится настоящим.

Когда свет погас, в моей руке был шамшир. Тонкий клинок в форме полумесяца. Крестообразная гарда, Короткая рукоять с навершием в виде головы ворона.

Тут из-за деревьев выпрыгивают пустые.

Они несутся на меня.

— Какие вы медленные, — на моей лице появилась зловещая улыбка. — Вперед!!!

Глава 34 Под небом мира живых Часть — 4. Первый полет

Рывок!

Воздух взорвался вокруг меня.

Устремляюсь вперед!

Скорость ужасает!

Я с трудом поворачиваю.

Управлять этой силой очень трудно. Напряжение на тело и мозг сильное.

Куроцубаса — клинок скорости. Ее сила в том, чтобы ускорять своего владельца, даруя ему просто невероятную скорость и восприятие. Это просто удивительно. Я никогда так быстро не двигался. Сюнпо мне такого не давало.

Я несусь с просто колоссальной скоростью. Умей я двигаться по воздуху, было бы в разы проще, потому приходится замедляться, тормозить и вновь ускоряться. По лесу так не побегаешь.

Но ничего я скоро выберусь из полосы леса.

О том, что случилось, стараюсь не думать. Потом буду оплакивать мертвых. Сейчас нужно спасти живых.

Я должен успеть!

Передо мной пустые.

Пятерка. Небольшого размера, по сравнению с остальными.

Они мне не враги!

Ускорение.

Возле первого!

Шо!

Применил кидо и вдарил с как можно большей силой.

Ударной волной покачнул первого, он открылся и лишился головы. Клинок острый и очень. Неудобно пока им пользоваться. Двумя руками не взять, рукоять слишком короткая для такого.

— «Делай круговые движения, не прерывай их», — говорит Куроцубаса. — «Шамшир не катана, пусть и похожа. Выпады ты больше делать не можешь, только удары».

— Неудобно! — отскакиваю от удара второго пустого.

— «Привыкай!»

Ускорение. Увернулся от двух ударов и отсек обе лапы.

Цукиюби отшвыривает пустого от меня.

Рывок. Не замедляясь, сношу голову последнего.

Кажется, начал понимать, как с этим работать.

На остальных нет времени.

Вперед!

Вновь мощное ускорение!

Выбрался из леса в город. Бегу к точке сбора. Нужно узнать, где все! Нужно найти и спасти их.

Вижу крышу.

Чувствую там Ренджи.

К крыше подходит гигантский пустой.

Хинамори умудрилась ударить его заклинанием, но безрезультатно.

Вперед!

Быстро добрался до цели и рванул, не замедляясь в верх по ноге и оставляя за собой режущий след от клинка.

По ноге, на спину, рассекаю голову и подлетаю в воздух.

Казалось, я могу коснуться звезд.

Крик пустого донесся до меня.

Моя атака его не убила, а только ранила.

Кувыркнулся в воздухе, развернувшись к нему.

Ускорение!

Оно позволило мне оттолкнуться от воздуха и словно комета понестись на врага.

Он вытянул лапу желая поймать меня.

Ударом сабли по руке меняю свою траекторию падения, отрезая пальцы монстра.

Коснулся ногой руки твари и вновь ускорился, несясь вниз.

Он раскрыл пасть, желая съесть меня.

Медленно!

Сюнпо!

Перемещаюсь на другое плечо!

Удар в шею оставляет глубокую рану на теле, в ускорении наношу удары.

Голова пустого слетает с плеч.

Сюнпо!

Приземляюсь на крыше.

Позади меня упала туша пустого.

Все выжившие смотрят на меня огромными глазами. У всех на лицах шок.

Правильная реакция.

Группа Хисаги. Ренджи, Кира и Хинамори тут.

Живы. Хорошо.

— Карас! — ко мне подлетели друзья. Ренджи похлопал меня по плечу. — Это было круто.

— Полегче, там рана, — сказал ему. Он тут же убрал руку. — Где Хебико?

— Она была в группе Аоги и не пришла. Где все твои?

— Мертвы, — мрачно сказал я.

— А Анзу, Кано и Энджи? — мертвым голосом спросил Кира.

— Их больше нет. — Все, что я мог сказать. Я просто не мог выдать им, что Энджи контролирует пустой, и она выдала ему души. Как он сказал не в первый раз. — Потом будем горевать! — отрезал я слезы. — Спасем тех, кого можем.

— Но… — попыталась сказать Хинамори.

— Я знаю! — закричал я на нее. — Знаю, — успокоился. — Потом все расскажу.

Я закрыл глаз стараясь почувствовать ее. Она жива. Пусть она будет жива.

Пожалуйста, Король Духов. Только не она.

— «Чувствую ее», — сказала Куро. — «Я поведу!»

— Я за Хебико! — сказал остальным и рванул, не слушая возражения.

Вперед! Вперед! Вперед!

Не останавливаться. Потом отдыхать!

Вокруг хаос!

Летают, бегают и убивают всех пустые. Взрывы от серо распространяют гилианы. Они топчут все на своем пути и разрушают что могут. Их около десятка. Похоже, эта земля, где не так давно было столько смертей, все еще манит к себе пустых и тот небольшой прорыв приманил много тварей сюда.

Так же я замечал несущиеся тени в черных одеждах.

Синигами уже тут.

Развернулась большая операция. Думаю, скоро придут капитаны.

Это мне не поможет.

Нужно найти ее. Скорее!

Куро ведет меня к моей цели. Чувствую уже сам ее. Они близко.

Опять впереди возникают пустые. Много сразу.

Плевать!

— С ДОРОГИ! — крикнул и на полной скорости врезался в их ряды.

Удары саблей понеслись с дикой скоростью. Это двигался не я, а она. Она помогала мне.

Секунда и твари разлетелись по сторонам. Трое мертвы, а остальных ранило.

Ускорение!

Не останавливаться!

Я почти на месте.

Вижу ее. Она бежит от пустых. Рядом с ней синигами. Он прикрывает ее и защищает. Вероятно, это тот, кто следил за нами.

Внутри вспыхивает гнев, но я его подавляю. Не время сейчас.

Тут рядом с ними небо начинает трескаться.

Огромная рука вырывается оттуда и в мир живых приходит еще один менос гранде. Он больше остальных. Маска совершенно иная.

Он формирует серо во рту.

Быстро!

Целится в Хебико!

Скорее!

— Карас! — кричит она.

Вторая скорость!

Здание, на котором я стоял, разрушилось от рывка.

Вторая скорость активирована.

За спиной взорвался алый луч и пропахал полгорода. Но я успел вырвать ее в последний момент. Реально в последний. Часть рукава у меня отсутствует.

Ее сопровождение спасти не успел.

Она у меня на руках. Зажмурилась. Заплакала. Дрожит.

— Все хорошо, — говорю ей. Услышав мой голос, она открыла глаза.

— Карас, — улыбнулась она и заплакала.

— Не волнуй…

Тут я ощутил опасность.

Рывок!

За спиной ударил красный луч.

Тот пустой заметил меня и атакует вновь.

Бежать! Бежать! Бежать! Бежать! Бежать!

Позади грохочут взрывы.

Я бегу по крышам, но гиллиан не намерен похоже оставлять меня в живых. Атакует вновь.

— Влево! — кричит мне Хебико. Я тут же сворачиваю, и луч разрушительной силы проносится мимо.

Ударная волна сносит нас.

Все вокруг стало будто мутным.

Слышу крики пустых.

Крики людей.

Вопли боли.

Это все кажется мне таким знакомым.

Перед глазами все плывет…

Ничего не вижу.


Люди бегут…

Монстры вокруг…

Хаос, разрушение… смерть…

Вижу маленького мальчика.

Он сидит посреди всего этого.

Он был весь мокрый. Черные волосы скрывали лицо. Из одежды на нем был какая-то белая простыня или халат.

Он спокойно сидел посреди этого ужаса.

Люди не замечали его. Монстры не видели его. Он был совсем один.

А затем взрыв накрыл его пыльным облаком…


Резко открываю глаза.

Что это было?

Ничего не понимаю.

Поднялся.

Тело жутко болело. Двигаться было сложно.

На мне лежит Хебико.

Она жива. Дышит. Все хорошо.

Подняв голову я увидел пустых…

Но они не замечали меня.

Они бежали. Они все убегали.

Открывали Гарганты и они уходили туда.

Тут я заметил того меноса, он не обращал внимание на остальных. Он стал над нами и раскрыл пасть.

Я увидел красный свет. Яркий алый шар концентрировался в его пасти.

Крепко обнимаю Хебико.

Силы только на это остались.

Зажмурился и отвернулся….

И тут все резко прекратилось.

Свет погас.

Стало тихо.

Открыв глаза, я увидел, как монстр распадается пополам.

— Яре— яре, — услышал я над собой. — Заставил же ты меня побегать повсюду, — голос Гина был рядом. Он сам стоял надо мной.

Все те же серебряные волосы, прищуренные глаза и лисья улыбка. Он был одет в форму синигами и хаори капитана.

— Не думал, что буду рад видеть твою рожу, — вырвалось у меня. Плевать что он капитан.

— Рад, что чувство юмора не покинуло тебя, — покивал он.

— Что происходит?

— Они почувствовали реацу капитанов и бегут. Особенно те, что в лесу. Их я только увидел, но не почувствовал, они первые убежали.

— Они… — помрачнел я. Это те, кого отвлекла от меня Анзу. Воспоминания о ней тут же отозвались болью в душе. Тугой и очень сильной. — Спасибо, что спас нас.

— Как всегда, — пожал он плечами. — Скоро прибудут из 4-го отряда. Капитан Айзен сейчас с выжившими на точке сбора, а я отправился на передовую в поисках уцелевших. Все уже закончилось.

— Надеюсь…

— Ты еще не сдался? — спросил он.

— Был близок к этому.

— Хорошо, — кивнул он. — Граница отчаяния всегда может помочь переступить на ступень выше.

Он говорил, что-то еще, но я уже не слышал. Усталость навалилась на меня. Я больше не мог держаться в сознании. Больше не надо бежать.

Последняя мысль принесла облегчение. Я почувствовал усталость и от Куро.

Все будет хорошо…

Эпилог

Он стоял на крыше здания и смотрел на последствия атаки пустых.

Гину было не впервой видеть такое, но зрелище никогда не доставляло ему положительных эмоций. Особенно учитывая то, что он недавно узнал…

Карас в порядке. Первоочередная цель выполнена. Он не только выжил, но и раскрыл силу своего меча.

Забавная у него способность. Ускорение.

Он скоро поймет, какие проблемы принесет ему эта сила.

Гин усмехнулся, представляя, что с ним сделают. Это будет интересно.

Можно, конечно, помочь парнишке немного. Взять его в свой отряд. Так за ним будет проще приглядывать. Да и лейтенант из такого через несколько лет получится неплохим. Все же приятно говорить с человеком, который не столь резко реагирует на статус и звание. Его грубость даже была приятна. Как глоток свежего воздуха. А так с ним теперь даже Рангику сложно общаться. Это было неприятно немного, но необходимо.

Но лучше ничего не делать и дать событиям идти своим чередом.

Теперь он понимал, что парень гораздо интереснее чем, кажется. Такие способности не останутся незамеченными.

Гении — это украшение для каждого отряда, потому ему будут открыты дороги в любые отряды. Одно его досье чего стоит. Такого точно захотят многие заполучить. И капитан Айзен уже явно приготовил ему место. Ведь у капитана какой-то необычный интерес к парню.

Видно в нем есть что-то еще.

Парня и его девушку уже унесли медики. С ним все будет хорошо. Несколько ран, сотрясение, пара переломов, небольшая потеря крови, растяжение, истощение. Выздоровеет быстро.

Тут рядом с ним оказался сам Великий манипулятор. Тот стал так же спокойно и просто смотрел на город.

— Первыми сюда пришли пустые, которых не могли почувствовать, — сказал Гин.

— Знаю, мне доложили.

— Следом был даже адьюкас, который привел остальных, а потом и часть Леса Меноса решила поучаствовать.

— Знаю.

— Кстати, — потер он подбородок. — Те пустые, которых невозможно почувствовать, мне кажутся смутно знакомыми, — говорил он. Конечно, он знал кто они.

— Это мои бывшие эксперименты, — честно ответил Айзен. — Я знаю, к чему ты ведешь. И…нет. Я ничего не планировал.

— Да? — удивился Гин.

— Убийство студентов мне не выгодно. А этих пустых, я давно выкинул за ненадобностью.

— Забавно.

— Найди мне информацию, о пустом, который может подчинять других. Он может нам пригодиться.

Айзен развернулся и пошел в сторону врат.

— Он может стать хорошим объектом для эксперимента.

— Да, для него, это отличная цель…

С этими словами он исчез.

Гин так и не выяснил, зачем капитан Айзен так пристально следит за ним. Он явно готовит из него своего последователя. Но не как других. Он не обманывает его напрямую, он не запудривает ему мозги. Он просто медленно перетягивает его.

Как Канамэ…

Гин тяжело вздохнул.

— Пора за работу…

* * *

Она стояла на вершине одного из столбов и смотрела вниз. Увиденное ей очень не нравилось. Ее господин смог обрести ее силу, смог сражаться, пусть пока и на очень низком уровне.

Но ее волновало другое…

Когда произошел взрыв, вокруг появилось что-то странное.

Когда она пришла на место, увидела небольшую трещину, на черном столбе. Она вскоре затянулась и все стало как раньше. Разве что столб опять подрос.

Все эти столбы есть олицетворение силы, стремлений и воли Карасумару. Каждый из них, что-то означает. Но этот… Она не понимала: к чему он привязан, к чему он тут, что означает и от чего растет. Он треснул, но трещина быстро заросла.

Но то, что успела почувствовать Куроцубаса, ей не понравилось.

— Кто же это сделал?

ВОРОН — ПОЛЕТ ВВЫСЬ

Оторвись от земли и устремляйся в небо черный ворон. Твои крылья несут тебя в небо, так стремись как можно выше, превзойдя всех! История необычной души продолжается. Пришла пора вступить в доблестные ряды Готей 13, решить свои дела и стать сильнее всех. Дорогу осилит идущий. Небо все так же прекрасно, но блеск солнца может ослепить.

Глава 1 Кладбище кривых надгробий

Возвращение в Академию не принесло мне облегчения.

Возбуждение битвы, ярость и боль отпустили меня, оставив пустоту и разочарование.

Потеря… Она всегда неприятна.

Мы все долго отходили от случившегося.

Поверить в то, что наших друзей больше нет, очень сложно.

Потеря… я не впервой испытываю это… Они тоже раньше теряли дорогих людей, по крайней мере, кроме Хебико и Хиро. Но все равно было тяжело. Хебико так вообще было хуже всех, ведь ее к тому же чуть домой не забрали. Еле смогла отвертеться.

Случившееся вообще оказало на девушку довольно сильный эффект. В тот раз, когда я навещал могилу друзей, угроза смерти для нее была призрачной. Она больше боялась за меня и была рада, что все обошлось. В этот раз угроза была реальной и не обошлось. Много кого не стало. Она не подавала виду, но ей было нелегко. Она даже прекратила хулиганить, что было для многих учителей облегчением и некой грустью. Привыкли все к ее делам.

Но беда не приходит одна, как говорится.

Когда мы вернулись, то узнали в некотором роде хорошую новость. Рукия нашла свою семью. Ее потерянная сестра оказалась женой Кучики Бьякуи.

С одной стороны я очень рад за нее. Она была очень счастливой. Хотя новость о нашей потере сильно омрачили ее счастье. Она нашла свою семью, ту, что так долго искала. К тому же она теперь станет аристократкой, и не будет думать о бедах нищих людей.

Но теперь она уже вообще никак не моя сестра. Я понимал, что мы вообще не родня, ну может чуть-чуть, но все равно было некое чувство родства. Мы просто были вместе как брат и сестра, у нас была одна фамилия и Момото-сан так же обращалась к ней чуть ли не как к дочери. Приятное ощущение.

Но теперь… Раньше граница была призрачной, а теперь она реальна и мы разделены. Навсегда.

Нет, мы все еще друзья, но больше не близнецы Куроки. Неприятно это терять.

Ренджи так вообще хуже всего стало. Он же любит ее. Но теперь она для него недосягаема. Она Кучики, а он никто. Если раньше он лелеял надежду, что она все же заметит его как парня, то сейчас эта надежда рухнула. Пусть и заметит, но сделать ничего не сможет. Если мужчина еще может решить, кого брать в жены, то женщина полностью в этом вопросе подчиняется приказам главы семьи.

Так судьбе было мало этого, ее теперь переводят. Она досрочно оканчивает Академию и будет переведена в 13-ый отряд и там закончит обучение. Девушке пришлось покинуть нас очень быстро. Даже на поминки друзей остаться не смогла.

Это было печально, но мы понимали, что у Кучики много врагов, потому ее отправили в безопасное место.

Ренджи же вот уже неделю как в печали и депрессии. На уроках он вялый, мрачный и молчаливый. У нас у всех подобное отношение.

Кире тоже нелегко. У него с Энджи были некоторые отношения. Не сказать, чтобы особо близкие, но ему было хорошо с ней. Может в будущем это переросло бы во что-то большее, но теперь. Потери и ее предательство сломали его.

Он стал молчаливым, хмурым и довольно мрачным человеком. Если раньше челка падала на правый глаз, и он стригся и поправлял ее, то теперь он перестал это делать. И еще он сказал, что понял «печаль войны». Шикаем он овладел, хоть и не был этому рад. Вабиске — меч, который увеличивает вес всего, чего ударит. Необычное оружие. Особенно его форма.

Хинамори так же долго была в печали. Плакала она долго, пока за ней не пришел какой-то беловолосый парнишка и не забрал ее домой. Когда она вернулась, ей стало намного лучше.

Хотя я недавно отметил, что она стала просто без ума от капитана Айзена.

Дело то в том, что когда я ушел, к ним пришел еще один пустой, но капитан Айзен легко его уничтожил. Гин пошел за мной, а Айзен остался помогать студентам. Вот она и чуть ли теперь не боготворит этого человека. Может это ее защитная реакция? Привязать себя к якорю, чтобы не утонуть в печали? Возможно. Это было бы логичным решением. Она довольно слабовольная девушка и такие действия помогают ей держаться. Буду надеяться, что со временем это пройдет.

Хиро так же было нелегко принять такое. Но он смог зарыться с головой в книги, потому удар на свою душу он смягчил. Он стал немного жестче после этого и больше уделял внимание учебе и исследованиям. Мой метод кидо он серьезно обкатывал и считал, что у него есть какая-то идея. Может чего полезного в будущем он и изобретет.

Со мной же тоже не все ладно.

Я долго переживал о случившемся. Особенно мне было плохо от того, что меня не пустили на кладбище, где было надгробие Кано. Я хотел тоже проститься с ним, но кто пропустит туда простолюдина…

Мне вообще было паршивее всех. Я ведь там был. Если бы не моя слабость, то я мог бы спасти их. Но я понимаю, что виновата просто случайность. Я не мог бы остановить или предугадать тот взрыв.

Грустно было, что для Анзу не нашлось надгробия. Мы не знали, где были упокоены ее родители, потому не могли пойти туда. Потому мы все вместе решили, сделать для нее свое надгробие. Наподобие того, что было у моих Меченых друзей. А потом подумали и на большом камне в глубоком уголке парка, где она прятала фотографии своего любимого, написать имя и Кано. Нас не пускают туда, так что мы создадим свое место. Конечно, с разрешения директора.

Крупный камень в корнях дерева не заметен, если не искать его специально. Так что возможность того, что кто-то найдет его, маловероятна.

Ну, а мы сможем помянуть их, когда захотим…

Вытащить из хандры меня смогли только мои учителя. Они просто вернули меня к тяжелым тренировкам и даже усложнили их.

Но я не жаловался теперь.

Если бы я был сильнее… Если бы я был только сильнее…

Я стал просто одержимым тренировками и упорно тренировался каждый день.

А тренировки у меня шли еще от одного учителя.

Куроцубаса учила меня владеть моим новым мечом. А учиться мне нужно многому. Самой саблей фехтовать не просто, а уж делать это на огромной скорости еще сложнее. Странно, что мой меч так выглядит. Я был уверен, что он мужчина, а оказалась девушка, которая немного похожа на Хебико. Интересно это связано с тем, что я хочу быть с ней. Она воплощение моих желаний? Сама Куро не знала ответа. Может и так, а может и нет. Да и вообще форма меча довольно необычна. Вероятно тут тоже скрыт смысл. Я хотел легкое оружие, но не короткое, вот и получил шамшир.

Куроцубаса — ускоряющее оружие. Оно олицетворяет мои желания быть быстрее и любовь к скорости. Частое применение сюнпо развило мое восприятие, потому мне не так сложно использовать меч. Но она так же ускоряет мой разум, чтобы я мог еще лучше сражаться в данном состоянии.

У меня есть два уровня Ускорения:

Пассивный — 1 уровень. Он действует постоянно. Моя скорость передвижения, атаки, восприятие увеличена примерно на 10–15 %.

Ускорение — 2 уровень. Увеличение моей скорости в несколько раз. Я бегу, атакую и думаю в несколько раз быстрее и остановить в таком состоянии меня довольно сложно. Да, стену я не пробью, но ударить на полном ходу с минимальными повреждениями для себя я могу. Скорость зависит от вложенной реацу. Потому, если резко вложить много, то получится такой взрывной старт, как тогда.

Вот этим всем мне и пришлось учиться пользоваться.

В том бою Куроцубаса много помогала мне. Поправляла мои действия и спасала меня в самые опасные моменты. Да, я могу в целом вновь так же двигаться, но сил я лишусь быстро. Ведь технически в тот день мой занпакто был в шикае 3 минуты, и я потом два дня не мог подняться от истощения.

Дзеро-сенсея и Дай-сенсея очень заинтересовал мой меч, и они учили меня одновременно и сюнпо, и сражаться с использованием меча. Сюнпо отлично подходит для манёвренности. В Ускорении мне очень сложно контролировать направление. Чтобы поворачивать, особенно на резких углах, нужно тормозить, а тормозить в реальном бою — это подставиться под удар. Именно поэтому мне подходит сюнпо. Сюнпо больше зависит от контроля, а не силы, так что применять его могу часто и много.

Тренировки затянули меня сильно, потому я не заметил, как прошли эти два месяца. Я так увлекся тренировками, что уже даже мои учителя были мной недовольны и часто тормозили меня.

Единственное, что спросили у меня, это на счет моего способа Кидо.

Он почему-то очень заинтересовал Дзеро-сенсея.

— Значит, ты можешь копировать процессы внутри души, — задумчиво сказал он. — А влиять можешь?

— Не пробовал.

— Понятно, — задумался он. — Все, отдыхай, — сказал он. — На этой неделе уроков наших у тебя не будет.

Это все что они мне сказали, и у меня странно образовалось свободное время. Которое я решил потратить с пользой, на то, что не успевал делать.

Вновь нарядился в серый плащ, как и раньше, но, как и раньше был там один. Это было неприятно.

Я чувствовал себя особенно одиноко.

Особенно неприятно было в дождь. Сразу все неприятные моменты всплывали в голове.

Вот сейчас я стоял тут, перед камнем наших друзей и меня посещали не самые приятные мысли.

— Мое кладбище все растет, — мрачно сказал я, стоя тут. — И все надгробия на нем, лишь камни…. Что омываются дождями слез…

Тяжелый вздох.

— Решил стать поэтом? — подал голос Ренджи. Я почувствовал его приближение. С того дня моя чувствительность резко возросла. Сначала было неприятно, но потом я начал привыкать.

— Нет, — пожал я плечами.

Я мок под дождем и не думал укрыться.

Он стал рядом.

— Я хотел тебя спросить, — начал Ренджи. — Ты все еще любишь Хебико?

— Я и не переставал.

— И ты готов мириться с тем, что вы не можете быть вместе?

— Пока да. Но все меняется…. Может и тебе пора стать серьезнее? — спросил я.

— А что я могу?

— Стать равным Кучики, — заявил я. — Стать капитаном.

— Думаешь, у меня получится? — фыркнул он.

— У меня есть к чему стремиться. Так придумай и себе цель.

— Может ты и прав… — вздохнул он. — Нужно взяться за учебу.

— Я закончу обучение в этом году, — сказал я. — Я собираюсь стать еще сильнее. У меня есть цель, и я хочу спасти Энджи.

— Я тоже, — к нам подошел Кира. Он паршиво выглядел. Хуже чем когда Хебико нам выговорилась.

— И я, — сказала Хебико. Она старалась на меня не смотреть. Видно услышала мои слова. Стесняется. Мило.

— Тогда хватит ныть, — вытер я лицо. — Пора начать, хоть что-то делать.

— Пора… — согласились они.

— Идем, — я развернулся. — К нашим целям…

Попрощавшись с покойными, мы пошли обратно в общежитие. Может этот разговор ничего не значит, но, как ни странно, после него стало полегче. Легче всем нам.

Мы определились, чего мы хотим. И добьемся этого…

* * *

Они сидели в чайной комнате для учителей, с видом на озеро и наблюдали, как группа студентов возвращается в общежитие.

Дзеро отпил чай и холодным взглядом своих серебряных глаз проводил своего ученика. От взгляда опытного мастера допроса и пыток не ускользнуло некоторое изменение в парне. Он выглядел менее расклеенным и более уверенным в себе. В остальных тоже подобное виднелось.

Похоже, теперь можно заняться им всерьез.

Однако они встали перед одной проблемой.

— Что скажешь, Дай? — спросил он старого друга, с которым они неплохо служили еще с основания Готея. Пусть в старости они и стали слабее, чем раньше и теперь не занимаются былой работой, но у старых волков всегда есть силы для последнего укуса.

Служа в разных отрядах, они не так часто встречались, но с юности были хорошими друзьями. И одними из последних выживших из своей дружной компании. Дзеро был рад вновь видеть друга, а уж мучить очередного ученика было еще и весело. Особенно учитывая, что в нем заметил сам Дзеро.

— Мне нечему его учить, — спокойно ответил друг. — Разве что шлифовать то, что имеется.

— Ну не соглашусь, — покачал Дзеро головой. — Учить его еще много чему нужно. Но это уже не наш уровень.

— Что предлагаешь? — заинтересовался друг.

— Потянем время еще немного. Ему бы закончить основные предметы, а так можно и в Готей отравлять. Я договорюсь.

— Во 2-ой отряд его? Ты уверен? — нахмурился Дай. — Он конечно хорош, но мне кажется, у Укитаке ему будет лучше. Там сейчас новый член семьи Кучики. Бьякуя-сама договорился с Шибой, на обучение девушки. Закинем туда парня, и из него сделают хорошего синигами. К тому же такие предметы как юриспруденция и экономика быстро он не сдаст. Не говоря уже об истории и географии.

— Основы последнего он и так знает. Да и не получится из него офисного работника, — фыркнул Дзеро. — Он оперативник. Причем если правильно его учить то….

— Ты?… — чашка в руках Дая треснула. — Она убьет его, если узнает.

— Возможно, — покивал он. — Но представь если она согласится?

— Представить страшно, — он убрал чашку.

— Потяни пока время… ммм о! Научи-ка его пока Уцусэми, — предложил Дзеро. — На месяц-другой это его займет. Да и будет чем удивить, а я обо всем договорюсь.

— Ты рискуешь, причем его головой, — усмехнулся друг.

— Возможно, — улыбнулся Дзеро. — Но мне не терпется увидеть ее лицо, когда я скажу ей ЭТО.

Они оба рассмеялись и продолжили наслаждаться приятной погодой и горячим чаем. Ведь теперь дело остаётся за малым….

Глава 2 Ярость пчелиного улья

Капитан Сой Фон сидела в своем кабинете и перебирала документы, подписывала приказы и занималась другой бумажной работой. Она ненавидела бухгалтерию и прочее. Но, как капитану, ей приходилось разбираться с бумагами, отправлять людей на задания и устраивать тренировки и испытания. А учитывая неразбериху в последнее время, дел очень много.

Прорыв пустых в мир живых. Тысячи погибших; много студентов, синигами и людей съели. Плюс еще какие-то новости о пустом способном подчинять других и похищении одного студента.

Прошло уже три месяца с того дня, а проблемы так и не закончились, и все тут нужно делать второму отряду.

Расследование, сокрытие следов от живых и прочее. 12-ый отряд тоже бегает, собирая данные и стирая людям память.

— Как много проблем, — вздохнула она.

Кабинет ее был просторным, но строгим. Большой стол, кресло, множество светильников, яркость которых контролируется, так же подальше был шкаф, где была сменная одежда, матрас и постельное белье. Порой приходилось спать в кабинете. Еще везде было спрятано оружие и было много тайников, которые порой очень помогали.

Все сделано по западной моде. Так осталось еще с прошлого капитана. Она решила, что так будет более грозно и давяще на посетителей. Раньше Сой это казалось странным, но теперь… Ей это кажется неудобным. Учитывая, что рост у нового капитана ниже бывшего, то стол и кресло первоначально были великоваты. Пришлось все переделывать, но все равно все вокруг слишком сильно напоминали ей о Йоруичи.

Она отогнала эти мысли и вернулась к работе. Бумажную работу она жутко ненавидела. Вообще-то все капитаны ее не любили, за исключением, пожалуй, Главнокомандующего, Айзена и Уноханы. Хотя у последней много помощников, на которых она скидывает всю подобную работу. Повезло. Может еще и Укитаке, но там все делает по большей части его лейтенант. Все остальные капитаны имели строгую аллергию на бумагу и все старались скидывать на помощников. За исключением Иссина, его лейтенант оказался лентяем похлеще и сам старается скинуть на него все дела. У них прямо идиллия какая-то получается.

А вот Сой Фон, наследнице дома Фон приходилось скрывать свое отношение к бумаге. Не должно это капитану 2-го отряда и Омницукидо показывать слабость. Да и учитывая, какой у нее лейтенант, жаловаться было бесполезно.

При Шихоуин во 2-ом отряде Омаэды занимали места офицеров, от 10-го до 5-го. Но когда пришла смена власти 60 лет назад, то они стали лейтенантами. И решение это было очень поспешным. Нынешний лейтенант, пришедший на смену предыдущему, был жирным, ленивым и отвратительным работником. Если бы не прямой приказ семьи она бы с радостью выкинула бы его в 11-ый отряд. Но нельзя. Хотя из него получилась хорошая груша для битья.

Ну, ничего. Сой Фон просто терпит, ждет. Стоит ей стать новым главой семьи Фон, как начнется время масштабных реформ.

Хотя… Учитывая, что главой, скорее станет ее младший брат, все может остаться как есть. Но у нее были хорошие отношения с Кваном и, потому, она может и попросить его об одолжении. Главное братика беречь. Ей очень не хотелось, чтобы ее младший брат последовал участи старших.

Громкие шаги своего лейтенанта она услышала заранее. Он бежал и все тряслось. Иногда ей казалось, что у нее в помощниках динозавр.

Дверь распахнулась и влетел вспотевший Омаэда.

Сама капитан даже головы не подняла, не отвлекаясь от работы. Помощи от этой свиньи не дождешься, а попросить некого. К тому же она по глупости согласилась вести пару колонок в Вестнике Сейретея. Вот решила попробовать, а теперь не отвертеться. Врожденное чувство долга и ответственности не давало ей лениться.

— Капитан! — влетел он.

— Да, Омаэда. Что случилось? — лениво спросила она.

— К вам пришли…. — отдышался он. — Это… как там…

— С дороги! — холодный голос пробил Омаэду до костей и он тут же отскочил, чуть не раздавив собой чайный столик. Вот же слон в лавке китайского фарфора.

На пороге кабинета стоял старый знакомый капитана. Щуплый старичок, с длинной бородой, морщинистым лицом. Он был одет в простую одежду и помогал себе тростью. Вот только обманываться его внешним видом не стоит. Он, как и Главнокомандующий, не так прост как кажется. Пусть старик одной ногой в могиле, но перед смертью он может многих забрать с собой.

Дзерои Фон. Первый лейтенант 2-го отряда, когда его объединили с Омницукидо. Он был мужем сестры бабушки Шаолинь, потому он имел полное право приходить куда угодно и доставать всех кого хочет. После смерти жены, он забросил работу в отряде и теперь просто гоняет студентов.

— Хех, — усмехнулся старик. — Тут, как всегда, мрачно. Свет включи, мне и так нехорошо, а ты тут еще устраиваешь, — пробурчал старик, усаживаясь в мягкое кресло. — Принеси чая, — велел он Омаэде. Тот прекрасно помнит старика, потому не возражал и держался подальше. — Ну, здравствуй, Шаолинь, — добро улыбнулся старик. Но она не обманывалась этой напускной добротой. Старик идеально контролирует себя и легко обманывает других.

— Зачем вы пришли? — спросила она, когда Омаэда принес чай и удалился. Ему лучше держаться подальше от этого места. Как и всем в отряде. Дзеро очень не любит тех, кто подслушивает.

— Ну, я что не могу навестить всех вас? — отпил он чая. — Ностальгия порой мучает меня. Вот решил освежить память, пройтись по закоулкам прошлого и посмотреть как тебе тут тяжело.

— Очень интересно, — безэмоционально сказала она.

— Не уважаешь ты старика, Сой-тян, — покачал он головой. — Ну не важно. Я к тебе тут пришел. Рассказать кое-что. Это тебя заинтересует.

— Хорошо, — не стала она мешать ему говорить. Нужно дать ему высказаться, а потом вежливо попросить уйти. Каждый раз, когда он приходит, это ничем хорошим не заканчивается.

— Ну, так вот, — начал он. — Ты же знаешь о недавнем недуге, который подхватила жена Бьякуи Кучики Хисана? — спросил он. Та кивнула. — Так вот. Капитан Унохана нашла недавно лекарство от ее болезни. Она вывела его из крови одного мальчика с неплохой регенерацией. Так же благодаря этому она открыла один допинг, который временно ускоряет восстановление в критических ситуациях. Если она сделает еще что-то невероятное, то ее могут и в Нулевой пригласить, — усмехнулся он. — Но не важно. Еще новость, что нашлась пропавшая сестра Хисаны и это тоже в некотором роде, заслуга этого паренька. А учитывая, что они похожи как две капли воды, это еще смешнее.

— Очень мило. Это все?

— Не нужно меня торопить, — сказал он. — В прошлом году этот мальчик, которого зовут Карасумару, поступил в Академию. Начал учиться в 1-ом классе и уже проявил себя как очень талантливый студент. Отличный контроль, превосходные боевые навыки и скорость обучения. Талант на лицо.

— Хороший контроль? — задумалась она. — Отряд Кидо заберет его к себе это точно.

— Не сможет, — отпил он чая, делая паузу и тем самым заставляя Шаолинь ждать, когда тот ответит. Умеет раздражать. — Не смотря на потрясающий контроль, Карасумару не способен применять кидо. Слова Демонов не отдаются в его душе.

— Какая печаль, — равнодушно покачала она головой.

— Но он и без этого научился применять магию, — выдал он противоречивые слова. — Он может применять магию без слов и заклинаний. Просто копируя технику. Конечно, и обучение занимает раз в 5 больше времени, а многое ему и так будет никогда не доступно, но согласись, это неплохо. К тому же очень уж эта техника напоминает мне Ханки.

— Возможно, — не стала она пока ничего говорить. А новость про Ханки так вообще отозвалась глухой болью в голове. Сама Сой Фон так ханки и не овладела.

— Ну, так вот. Бьякуя, решил отблагодарить парня. Но сама понимаешь, делать это нужно тайно. А то проблем будет немало. Потому он попросил инструктора своей семьи потренировать парня в Хохо и зандзюцу. Ну и я решил присоединиться, и парень показывает неплохие результаты.

— Хочешь, чтобы я взяла его к себе в отряд? — прямо спросила она. — Нет ничего проще. Если он так хорош, то после окончания Академии пусть приходит. Нам такие….

— Дослушай! — прервал он ее. — Дальше интереснее, — коварно улыбнулся он. — В недавнем прорыве пустых Карасумару так же был. Там он потерял двоих друзей, а третьего похитили. Это его показания дали такой эффект. И там парень же раскрыл свой шикай, который крайне удивил всех нас.

Он замолчал. Интригует.

— Хватит, — вздохнула она. — Талантливый парень и так далее. Что тебе нужно?

— Талантливый? — усмехнулся Дзеро. — Он новый кандидат, в звание Бога Скорости!

Перо в руках капитана было превращено в пыль!

Кусок стола так же был оторван, потому что она неудачно за него взялась. Вокруг раскрылась мощь ее духовной силы. Обычно она, как и все капитаны сдерживала свою силу, но сейчас в этот миг всего на секунду контроль был утерян, и по всему зданию прокатилась мощь ее реацу. Несколько человек потеряло сознание и произошло еще много неожиданностей. Но она не обратила на это никакого внимания, быстро вернув контроль.

Новость была настолько шокирующей, что Сой Фон потеряла свою маску невозмутимости и с шоком смотрела на дальнего родственника.

— Что? — тихо спросила она.

— Ты верно услышала, — довольно покивал он. — Талант в Хохо у парня не меньше чем у Йоруичи, — заявил он. — В будущем мы можем получить нового Бога Скорости. Ох, как Шихуин будут злиться, — рассмеялся он. — Его занпакто ускоряет владельца. И чисто по скорости он уже быстрейший. Хотя с маневренностью у него все плохо.

Новость была словно удар пыльным мешком по голове. Сой не могла поверить в услышанное. Пусть она ненавидела своего учителя, за то, что та сделала, но она всегда считала ее сильнейшей и непревзойденной.

Та, кто будет всегда бежать впереди.

Та, которую никто и никогда не обгонит.

Она сама мечтала превзойти ее. Обогнать и победить.

А тут выясняется, что уже есть тот, у кого хватит потенциала на это.

— Потому я хочу, чтобы именно ты обучала парня, — сказал он.

Она пришла в себя.

— Почему я?

— Лучше тебя никого нет. Другого мастера Хохо такого уровня просто нет в Сейретее. Только ты сможешь сделать из него настоящего мастера.

— Я подумаю, — мрачно сказала она.

— Думай, — старик поднялся. — Вот его досье, — он кинул на стол папку. — Из него получится хороший ученик и помощник, — он развернулся и пошел к выходу. — Превзойди ее, в том, что не смогла она… Стать лучшим наставником, — сказал он напоследок и ушел…

В кабинете стало очень тихо и холодно.

Внутри Сой Фон полыхал гнев, ярость и дикая злость. Ее бесило, что все ее старания ничего не стоят и уже есть тот, кто просто талантливее. Есть кто-то, кто может быть лучше, а ее тут заставляют его учить.

Первым желанием было сжечь папку, пойти и убить самодовольного нахала, но она смогла взять себя в руки и успокоиться.

Было желание побить Омаэду, чтобы расслабиться, но тот успел убежать. У него настоящее чутье, когда дело доходит до чего-то серьезного.

Так что пришлось расслабляться чаем и медитацией. По другому никак.

Когда она успокоилась, то все же вернулась за стол. Поставила заметку, что стол придется менять. Этому она была отчасти рада, потому что стол ей никогда не нравился, а сейчас есть возможность от него избавиться.

Села на свое место и открыла досье.

На фотографии, на нее смотрел молодой парнишка, очень похожий, на Хисану. Как забавно выглядит. Не повезло ему с внешностью.

Недавно умерший. Был единственным выжившим в 80-ом районе семь лет назад. Очень странно.

— Почему мне не доложили? — нахмурилась она. Ее отряд вел расследование того прорыва, но ей не сказали про выжившего. Очень подозрительно.

Далее, парень жил в 10-ом районе. В семье кондитеров, которые недавно стали совместным с владельцем лесопилки и торговлей древесины. Не бедные, похоже. Так же парень замешан в убийствах Меченых. Единственный выживший в той мясорубке. Его спас тогда, еще лейтенант, Ичимару.

Еще до Академии овладел Сюнпо. Судя по словам Гина, он это сделал сам. Его этому никто не учил. Только после этого, ему стали давать уроки использования.

После этого поступил в Академии в 1-ый класс с очень хорошими показателями. Но при поступлении произошла ошибка и девушка похожая на него была посчитана его сестрой. Ныне эта девушка известна как Кучики Рукия и была отправлена досрочно в 13-ый отряд.

В Академии парень сумел объединиться с другими талантами. Вокруг него крутились самые подающие надежды студенты. Трое аристократов даже, из семьи Сакомото, Накано и обедневшие Изуру. Он с четырьмя студентами был выбран для эксперимента Капитана Айзена, на занпакто. Так же известно, что у парня были отношения с дочерью Накано, которые быстро сошли на нет. Вероятно, его предупредили держаться подальше. Он же простолюдин.

Еще известно, что он на первом курсе убил пустого, в окрестностях 10-го района. Неплохо.

Шикай он раскрыл в том ужасе. Убил нескольких простых пустых, и одного гиганта. Свидетелей много.

Имеет редкий скоростной занпакто — Куроцубаса.

В том беспорядке спас много своих сокурсников и дочь семьи Накано.

Парень каждый месяц ходит в бедные районы. Это уже интересно. Но итог удивил даже капитана 2-го отряда. Он ходил туда кормить нищих. Тратит свою стипендию на еду и раздает ее там.

Так его знакомые.

Имеет дружеские отношения с Мацумото Рангику. Тут даже фотографии есть….

Фотографировал точно парень.

Тут Карасумару прижат к арбузам Мацумото и явно испытывает проблемы с подачей кислорода. И таких фотографий много.

— Точно, — вспомнила она. Не так давно на собрании Женщин Синигами были представлены эти фотографии ребят в костюмах. И там он точно был. Значит, у него уже появились фанатки.

Похоже, в Готее его многие ждут.

Еще замечен в дружеских отношениях с капитаном Ичимару Гином, хорошо учится у капитана Айзена Соске и лично знаком с Шибой Иссином.

Очень любопытное досье. Чистое. Даже слишком чистое.

Но подделки нет. Дзеро бы такое не принес.

Сой Фон нахмурилась.

Этот парень был очень таинственным. Он замешан как минимум в трех странных событиях. К тому же тут есть явный признак саботажа и дезинформации. Похоже, кто-то во 2-ом отряде ведет двойную игру.

Нужно все выяснить.

А так же нужно посмотреть на этого парня, лично, и испытать бы его нужно.

Возможно, из него что-то и получится.

— Проверю его. Выдержит, буду учить, нет, так нет, — усмехнулась она, смотря на фотографию. — Хех…


В этот момент по спине одного парня пробежались мурашки….

Глава 3 Прием новичка

Вот же повороты у судьбы бывают. Еще вчера я вкалывал как проклятый на тренировках, стараясь разучить новую технику, а сегодня стою перед входом на территорию 2-го отряда Готей 13.

Сам не ожидал, что так получится. Вчера, когда новая техника, которой меня учили, начала, наконец, получаться, тренировку прервали.

Пришли синигами и вручили мне письмо, в котором сообщалось, что меня уже взяли как рядового 2-го отряда. Вот чего не ожидал так этого. Я вообще думал в 5-ый пойти. Мне очень бы хотелось поучиться у капитана Айзена. Да и в 3-ий думал. С Гином было бы весело. Можно было бы и в 13-ый, к Рукии. А то она там одна бедняжка. Даже писать нам не может. Вся в делах и заботах. Остальные тоже хотели попасть в 5-ый. Ну, кроме Хебико и Хиро, они уже давно определились, куда им идти.

Как меня туда приняли и почему, мне не ответили. Капитан Сой Фон просто приказала и мне принесли приглашение. Велели прийти сегодня утром. Они сами были удивлены. Да, было много случаев, когда учеников принимали в отряды раньше окончания Академии. Вон Рукию приняли.

Синигами быстро ушли, а я остался. Происходящее прокомментировал Дзеро-сенсей.

— Повезло тебе парень, — похлопал он меня по плечу. — Будешь под командованием Сой-тян служить. Похоже, мы сумели тебя продать.

— Э? — только и сказал я, посмотрев на него.

— А что ты смотришь, — пожал старик плечами. — Мне тебя учить нечему. Нет, есть чему, но маловат ты еще для такого. Да и не так важно. Тебе нужно развить свои сильнейшие стороны, а остальное узнаешь со временем.

— Ну…

— Уцусэми ты уже овладел, — сказал он. — Принцип узнал, а дальше сам дойдешь. Да и не будешь ты пока в операциях участвовать. Ты же там новеньким будешь. Так что пока будешь учиться всему, и заниматься разными делами отряда.

— Пожалуй.

— Все, иди лучше обрадуй друзей, собирайся, ведь завтра рано вставать. Пытк… эээ… то есть служба начинается, — добро улыбнулся он. От его улыбки меня передернуло. Стало еще страшнее.

У меня появилось сильное желание взять лопату, выкопать глубокую яму и плакать там дни напролет. Потому как меня, похоже, решили убить.

В слегка пришибленном состоянии я пошел искать друзей. Но у одних пока были свои тренировки, другие заняты сильно. Потому я отправился сразу собирать вещи. Сбор прошел быстро, потом я быстро добраться до своего дома и сообщил семье радостную весть. Ну, а из семьи дома как всегда была только Кики. Так что сообщил ей, а она обещала передать. После проведал могилу и вернулся в Академию.

Там уже застал друзей свободными.

— Во 2-ой?! — удивились они.

— Хехехе, ХАХАХАХА! — смеялась Хебико, она начала просто ухахатываться и каталась на полу. Такое поведение для всех нас было в новинку. — Эх, — отсмеявшись, она поднялась, вытерла слезы и похлопала меня по плечу. — Ты покойник.

— Ну, спасибо, — желание поплакать вновь появилось. — Что же за монстр эта капитан Сой Фон?

— Она будущая глава Дома Фон, одного из влиятельнейших Домов в Обществе душ, — рассказала Змейка. — Эта семья когда-то пришла в наше общество из состава 10-ти Судилищ. И стали служить семье артефакторов Шихуин, которые были одними из первых, вступивших в Готей 13. Там они создали Отряд Тайных операций — это разведчики, детективы, таможенники, судебные органы, шпионы, тюремщики и убийцы. 60 лет назад 2-ым отрядом управляла великая Богиня Скорости Шихуин Йоруичи-сама, она была мастером хохо и хакуда. Но затем она что-то такое сделала и сбежала из Общества душ. Особой информации о тех инцидентах у меня нет. Известно, что тогда пропало несколько капитанов и лейтенантов. И вот Сой Фон тогда была лейтенантом и ученицей Йоруичи-самы, а ныне заняла ее место.

— М-да, — почесал я затылок. — И зачем там я?

— У тебя занпакто скорости, да и таланты уникальные, — сказал Хиро. — Вероятно, она осведомлена о твоих делах в «тот» день и решила, что из тебя может получиться хороший боец, потому пригласила. А может, кто похлопотал за тебя. У тебя же среди синигами знакомые есть.

— Или это изощренный способ твоего убийства, — хихикала Змейка. — Капитан Сой Фон известна, как жесткая и суровая личность. Не стесняется избивать своих людей если что.

— Жуть какая.

— Такие слухи.

Короче вместо того, чтобы поздравить меня и поддержать, они напугали меня до ужаса. Я уже не хочу во 2-ой отряд. Страшно мне.

Однако на следующее утро Куроцубаса разбудила меня и отправила в путь.

Собрался и отправился к директору. Тот поздравил меня, выдал все документы, и направление на карте показал. Я попрощался с друзьями. Тепло попрощался. Хотелось бы теплее, но у нас с Хебико все запрещено.

Было грустно расставаться. Да я все еще могу приходить сюда. И они тоже, когда будут в Готее, смогут меня навещать, если работа позволит.

Ну, короче, мы разошлись, и я отправился по нужному адресу.

Сейретей место огромное. Пусть не такое большое как Руконгай, но все равно тут реально можно заблудиться.

Так что я немного поплутал, уточнил дорогу у прохожих и вот я тут.

Стою перед воротами в отряд. Само здание отряда находится на небольшом холме, среди высоких деревьев. Высокие стены, большие круглые ворота с изображение дракона на них немного напрягали.

Внутри я ощущал много синигами. Многие из них скрывали свою реацу, но все же я чувствовал их или они позволяли их чувствовать. Я пока не знаю.

Собравшись духом, я постучал.

Тишина.

Затем врата начали медленно открываться.

Немного жутко смотрится. У меня мурашки по коже прошлись.

Вид что мне открылся, поражал. Огромное здание в пять этажей с ярко-красной крышей, вокруг большая площадка, и множество небольших зданий вокруг соединенных мостами и коридорами. Очень впечатляло. Красиво и богато.

На главном здании был ярко видел символ Отряда — Цикламен и цифра два.

Народ вокруг на меня никакого внимания не обращал и ходил по своим делам.

Я прошел вперед и двери за мной закрылись.

— Ты еще кто? — услышал я перед собой.

Ко мне шел очень крупный тип, со странной торчащей прической и золотыми украшениями на шее и пальцах. Тип явно аристократ. Наглый больно. Но вот на плече у него повязка лейтенанта.

— А ну отвечай быстро, коротышка! — зарычал он.

— Куроки Карасумару, — отвечаю ему. — У меня направление, — даю ему письмо.

— А из Академии, — кивнул он. А затем взял и порвал его. — Ты не подходишь, убирайся! — громко заявил он. Народ вокруг остановился и стал наблюдать за нами.

— А это решаешь ты? — сухо спросил я. Похоже, он нарывается. Специально. Испытать меня решили? Посмотрим.

— Я лейтенант Маречиё Никкотароэмон Йошиаяменосуке Омаэда! — гордо заявил он.

— Ну, нихера имечко! — офигел я. — Как же тебе тяжело так общаться с людьми!

— ЧЕ?! — покраснел от злости бугай.

— Мне всегда казалось, что благородные люди должны вызывать уважение своим именем, а не ступор, пытаясь повторить их, — спокойно сказал я.

— Как ты смеешь оскорблять выбор имени, моего благородного отца!

— У всех есть недостатки, воображение например.

Он замахнулся и ударил.

Я уже давно отскочил. Там где только что стоял я, красовалась яма. Ого! Он же лейтенант все же. Его рывок, оказался довольно мощным.

Сюнпо!

Оказываюсь перед ним.

Цукиюби!

Пять ударов точно в корпус. Его отбросило.

Кувырком бугай встал на ноги.

— ХА! Такими куриными ударами мне ничего не сделаешь! — рассмеялся он. Черт, он прав. Реацу у него больше, он меня опытнее. Так что мое преимущество это размеры и скорость. Меня учили, что если враг слишком большой, то в лоб атаковать его глупо.

Значит, идем дальше.

Сюнпо!

Уклоняюсь от его удара, ныряю под руку.

Сюнпо!

Удар в спину.

Сюнпо!

Сбоку бью в нижнее ребро!

Сюнпо!

Колено! Палец ноги. Нос. Ухо. Глаз. Позвоночник.

Целимся только в уязвимые точки. Из уважения не стал бить в пах. Мне проблемы с его семьей из-за нарушения функции воспроизведения не нужны. Он сильно побит. Много ушибов и кровоподтеков.

Его удар я чуть не пропустил.

Уклон!

И его кулак как-то достает меня.

Меня откидывает и впечатывает в стену.

Больно.

— Хахаха! — рассмеялся он. — Меня и не так били! Слабо!

Он исчез в сюнпо!

Сюнпо!

Он разрушил кулаком стену, там, где только что был я.

Мрак! Он очень силен.

Достаю клинок!

— Хо! Решил драться серьезно, — улыбнулся он. Да, его шкуру мне не пробить. Удары не достаточно сильны, а он очень крепок. Он достал свой меч. Тот был больше моего, как раз подходит такому типу.

«Давай», — шепчет занпакто.

— Это будет интересно, — улыбнулся я. Несмотря на опасность, с таким крепким врагом я еще не сталкивался. — Подхвати поток ветров, Куроцубаса! — меч тут же меняется, высвобождаю его истинную силу. За три месяца я неплохо научился владеть своей саблей. По ночам я отправлялся во внутренний мир и учился у своего клинка. Она многое мне показала, и мы часто сражались внутри. Плюс тренировки с теми мучителями неплохо так закалили меня.

Ускорение!

На полной скорости бью в его клинок! Сильная вибрация проходит по оружию врага, парализуя его руку. Забавный прием я выучил.

Сюнпо!

Ударом сабли распарываю одежду сбоку! Мне нельзя его убивать. Только ранить и победить.

— Урод! — рыкнул он.

Еще один тот очень быстрый удар.

Уцусэми!

На его руке остается моя рубашка, а сам я оказался в отдалении от него.

Рывок на полной скорости и мой удар попадает в его брюхо. Он складывается пополам. Удар снизу подкидывает его на метр.

Сюнпо!

Ударом ноги сверху вбиваю его лицо в землю.

Отскакиваю.

Рука болит и нога тоже. Гад очень крепкий. Я чуть кости себе не переломал. Нужно быть осторожным.

Наступила тишина. На наш бой уже собралось много народа.

Тоже мне шоу нашли.

— Сволочь! — услышал я. От него ударила до сего момента скрываемая духовная сила. Сильно. Давит он не слабо. — Сейчас ты получишь!

— Ну давай, — усмехаюсь я.

— Гррр!!! — он поднял свой меч.

Но тут перед ним кто-то появляется и ударом отправляет бугая в полет. Он врезался в стену главного здания и пробил ее.

Я даже среагировать не успел, как этот кто-то оказался у меня за спиной и приставил клинок к горлу.

Замер.

— Слабо!

Удар в спину отправил меня в полет к бугаю. Я приземлился на него. Не так уж и больное вышло приземление.

— Поднимайтесь! — командный тон тут же привел меня в чувство, и я стал ровно. Лейтенант так же стоял рядом со мной.

Только сейчас я обратил внимание на того кто перед нами.

Это была невысокая девушка, явно китаянка. Прическа необычная, две длинные косы обвязанные лентами и кольца на концах, а остальные волосы короткие. Одета в форму синигами, и белое хаори. Девушка выглядела очень грозно, хоть и была со мной одного роста.

Так это и есть капитан Сой Фон? Я немного иначе ее себе представлял. Но все равно она внушает страх.

Она грозно смотрела на нас своими черными глазами.

— Эмм… — подал голос Омаэда, кажется. — Я сделал то, что вы просили… капитан…

— Молчать!

Он тут же замер.

— Омаэда, восстановишь все что разрушил! — приказала она.

— Эм… но эту стену разрушили вы, — попытался он возразить. Но ледяной взгляд тут же заткнул его.

— Теперь ты! — она посмотрела на меня. Подошла ближе. Прищурилась. — Все же Дзеро прав, что-то в тебе есть. Может что-то путное и получится, — мрачно сказала она. — Но ты полная бездарность и слабохребетное ничтожество! — сказала она мне. От такого и самооценка может понизиться. — Тебя придется многому учить, — хмуро сказала она. — С этого момента ты мой ученик, — заявила она, чем повергла всех вокруг в шоковое состояние. Несколько человек, которые прятались в деревьях, попадали, несколько споткнулись на ровном месте, двое так вообще в обморок упали. — Это не обсуждается! — сказала она. А я даже подумать о том, чтобы возразить не успел. Слишком уж был большой шок. — За тебя поручились, и я сделаю из тебя достойного синигами, или убью. — От последнего мне стало совсем плохо. — Будешь называть меня — Учитель. Все ясно?

— Да, Учитель! — громко сказал я.

— Хорошо, — кивнула она. — Омаэда, покажи ему его комнату и выдай униформу. А затем займи его работой. Он теперь будет тебе помогать в бумагах.

— Эхе, — нервно улыбнулся тот. Похоже, он тоже еще не отошел от шока. — Да, капитан.

— Ты, — она опять посмотрела на меня. — Завтра в 6:30 утра, чтобы стоял перед дверью моей комнаты, не позже.

— Да, Учитель, — быстро закивал я.

Она фыркнула и ушла.

Только после этого мы все выдохнули. Многие из тех, кто был тут ушли явно, чтобы напиться. И это неудивительно. Я бы и сам не против. Шок так и не отпускал меня. Я стал учеником капитана Сой Фон…. Мне радоваться или идти себе могилу копать?

Даже не знаю, что и думать.

Кошмар, короче.

— Добро пожаловать во Второй отряд, — не поворачиваясь, немного дергаясь, сказал Омаэда.

— Ага, спасибо…

Глава 4 Жизнь Второго отряда

Подняться утром, не раскрывая глаз добраться до ванной, умыться, одеться, перекусить и выйти из комнаты.

Легче легкого. Меня к этому приучили очень быстро. Учитель, она же капитан Сой Фон, быстро научила меня быть пунктуальным. Стоит опоздать хоть на несколько секунд, как на пытки она не скупится. Она быстро вдолбила мне в голову, что если она выходит из комнаты, и не видит меня, то я автоматически подписываюсь под усиленными тренировками.

И под усиленными она подразумевает очень многое. Вот вспоминаю я все, чему меня подвергли Дай-сенсей и Дзеро-сенсей. Все те бои, все те тренировки, все те изматывающие издевательства… Славное было время.

Я скучаю по ним…

Они были такими гуманными, добрыми и чуткими людьми. Как же я не ценил этих святых. Каким дураком я был.

А вот сейчас я провалился в АД!

Капитан Сой Фон явно задалась маниакальной целью изжить меня со свету. Потому как в тренировках она не только жестока, но и креативна до ужаса. Чуть ли не каждый день у нас что-то новое.

А объяснила она это очень просто.

— А почему так? — спросил я.

— Молчать! — она треснула меня в живот и подкинула в воздух, а затем швырнула в дерево. — Прерывать меня сможешь только тогда, когда заслужишь этого!

— Простите… — прохрипел я.

— Вот победишь меня, сможешь даже по имени как равный общаться. А пока только Учитель! — напомнила она.

— Простите, Учитель, — исправился я.

— Отвечаю на твой вопрос. Реальный бой это не однообразная рутина. Делая постоянно одно и тоже, ты отрабатываешь движения. Но реальность сурова. Каждый бой есть нечто уникальное, и к каждому противнику нужен индивидуальный подход. Ты должен научиться быстро реагировать на смену обстановки. Битва это не танец и не четкая последовательность. Выкинь из головы все дерьмо, которым учителя поливают своих учеников. Битва это резкий, рваный и безумный вихрь, который длится несколько секунд. Ты должен уметь убивать моментально. Меньше движений, больше эффективности! Все ясно?! — она грозно посмотрела на меня.

— Да, Учитель! — четко и громко ответил я.

Далее пошли пытки. Сначала был бег на полной скорости, потом прыжки на полной скорости, потом бег на руках, прыжки на руках и так далее.

Я понял только одно. Китайцы настоящие психи, когда дело доходит до пыток или тренировок.

Уже прошло два месяца с начала всего этого. А я каждый день гадаю, что меня может ждать дальше. Мне приходилось делать многое. По часу стоять на полусогнутых ногах, держа в ладонях горшки с углем. Мне приходилось не только мышцы напрягать, но и реацу концентрировать в руках, чтобы не обжечься. Потом отжиматься над костром, бегать от собак, бегать по канатам.

Если не стану нормальным синигами, то пойду в цирк. Учитывая, что я вытворял, когда убегал от нее, то можно смело сказать, что никто меня не удивит.

Вот и сейчас надо идти. Вчера я копал ямки на тренировочной площадке. Что будет сегодня, я не знаю.

По пути встретил Омаэду-сана.

— Удачи, Смертник, — пожелал он мне. Только так меня теперь и называют. Смертник.

В первые дни народ долго отходил от того кем меня сделали. Некоторые сильно завидовали. Омаэда-сан рассказал, что мне темную устроить хотели. Не удивительно, ведь быть Учеником Капитана очень почетно, а я такой вот студент еще не окончивший Академию. Выскочка, одним словом. Но увидев, что я делаю на тренировках, стали даже еду подносить. Кто-то даже бинты подарил. После тренировки я вообще еле шевелился.

Кошмар. И как я еще жив? Ума не приложу.

— Доброе утро, Омаэда-сан, — поздоровался я. Омаэда-сан лейтенант у нас. Он человек глуповатый, жадный, жуткий обжора и лентяй. Манер крайне мало. Всю работу скидывает на других и является личной макиварой для Учителя. Она избивает его каждый раз, когда он тупит. Я же в момент, когда Учителю не хорошо, бегу со всех ног. Инстинкт у меня выработался. А вот у лейтенанта его нет. Он даже порой злит ее, за что и получает. Но если отбросить это, то человек он не такой уж и плохой. Могло быть и хуже. К тому же именно благодаря его семье проблем у отряда с финансированием и зарплатой нет. Так что за всю эту красоту вокруг можно сказать ему отдельное спасибо.

— Не задерживайся, — отмахнулся он и пошел к себе в кабинет.

Да, Учитель назначила меня помогать ему с документами. А по факту делать всю бумажную работу, когда лейтенант херней страдает. Так что теперь я как бы заместитель лейтенанта. Раньше всю это работу выполнял первый кого поймает Омаэда-сан, то есть все новички, которые убегать не научились. Или офицеры, которым он приказывает. Но те научились прятаться от него. А теперь вот всем этим занят я. Пиздец.

Вот я стою перед дверью Учителя и жду. Я пришел в 6:29, так что у меня есть минута собраться.

Сегодня нужно будет проверить очередную кучу документов. Омаэда-сан точно скинет на меня все. Да и нет там ничего такого секретного. Зная своего лейтенанта, капитан не дает ему ничего важного, а скидывает на него все мелкие и рутинные дела. Например, доклады от стражников. Все важные доклады давно у нее, а нам остается только простые городские жалобы или мелкие вещи. Далее по таможне и торговле много. Еще всякие судебные разбирательства, но мелкие, тут ничего особенного нет. По большей части все документы это сведения от других отрядов и новичков.

Еще в чем мне было плохо, что я не мог встретиться с друзьями. Тренировки были каждый день, а если она уходила на задание, то оставляла мне инструкции что делать, и просила кого-нибудь за мной следить. И следили ведь, чтобы я все делал.

Так что после тренировок все, что я мог, это поесть, доползти до рабочего стола и перебирать бумажки. Ничего тяжелее пера поднять уже не мог. Хорошо хоть Омаэда-сан хотя бы все эти папки носит сам, а то бы я точно сложился.

Но зато я заметил, что восстанавливаюсь я довольно быстро. На следующее утро, не смотря на дикую боль в мышцах, я все равно могу ходить.

Куро-тян помогает, как может.

Она растягивает время во внутреннем мире, чтобы я мог отоспаться подольше. Поддерживает меня своей силой и вообще чуть ли не со мной вместе тренируется. Потому как Учитель полностью раскритиковала фехтование занпакто. Депрессия у меня была сильной. У меня разве что силы порой хватает на то, чтобы добраться до бедного района и раздавать еду. Вот там я с друзьями и встречался дважды. Они не прекращают свое дело. Сказали, что сами собрались как можно быстрее закончить Академию.

Может, тогда сможем видеться.

Дверь открылась и из комнаты вышла Учитель. Как всегда свежа, опрятна, аккуратна и строга. А я вот только недавно научился быть более-менее презентабельным по утрам. Форму синигами мне выдали, но она оказалась великовата на меня. Через неделю мне выдали мой размер. Форма 2-го отряда немного отличалась. У нас вместо хакама были игабакама или штаны синоби. Так же нужно было носить накладки на руки — тэкко и на ноги — асимаки. Носки-таби были черными и плотнее чем обычные, как и сандалии были из кожи. Довольно прочная и удобная обувь, мне она очень нравится, намного больше чем стандартная. В таком мне нужно теперь ходить обязательно, как и всем. Да, многие носят и просто хакама, но я еще и тренируюсь постоянно, так что боевую одежду ношу всегда. Хотя стандартный комплект тоже у меня есть, но его, скорее, на официальный выход, которого у меня нет. Учитель не отпускает.

Посмотрела на меня.

Прищурилась.

Я уже перестал трястись от ее мрачности. Расту все-таки.

— Доброе утро, Учитель, — улыбнулся я.

— Идем, — как обычно сказала она.

— Да, Учитель.

Мы вышли на тренировочную площадку…. И если бы у меня было смертное сердце, то сейчас бы у меня случился инфаркт.

На тренировочной площадке было очень много высоких столбов. Вся площадка была усеяна ими. Не очень толстые, как фонарные примерно. Но их было много. Метров сто было ими усеяно. Все ямки, что я вчера откапывал, были заполнены столбами. Недалеко я нашел, кучу трупов, или не трупов, сложно определить. Все зеленые, глаза мертвые, дергаются, пена изо рта. Зомби какие-то. Вероятно, она им приказала все это сделать.

— Парни… — помянул я их.

— Итак, — она прыжком оказалась на столбе и легко стояла на мысочке. Я тут же последовал за ней. Но стоять было неудобно. Некоторые столбы шатались. — Сегодняшняя тренировка будет простой и короткой, — сказала она. Я побледнел. Это очень не хорошее словосочетание. Обычно она давала мне задание и занималась своей работой, следя, чтобы я все делал. И когда она лично проводит тренировку со мной, это пахнет смертью. А уж сколько раз я был близок к перерождению… — Мы поиграем в догонялки, — заявила она. А затем улыбнулась. Добро. Желание закопаться под землю и трястись там и ныть вновь вернулось. Боюсь, у меня психологическая травма назревает. — Со мной, — она достала меч. — Жаль врага до смерти — Сузумебачи! — ее меч превратился в перчатку…

— Мама… — только и сказал я.

— Догонялки на выживание… — ее добрая улыбка моментально превратилась в звериный оскал.

Я рванул. Инстинкты подсказали мне, что надо бежать.

Она убьет меня!

Но убежать не удалось, она перекрыла мне дорогу и ударила. Я с трудом уклонился. Очень у нее быстрые удары.

А затем она гоняла меня по столбам не давая даже упасть на что-нибудь и сдохнуть. Была у меня мысль упасть на кол и помереть, но даже этого сделать не дали. Она явственно давала понять, что даже смерть мне не даст от нее сбежать.

— Если хочешь сдохнуть, то попроси у меня разрешения! — кричала она, оставляя на мне еще одну хомонку.

В итоге через полчаса я был полностью покрыт хомонками, да я сам стал одной большой хомонкой.

— Слабо! — как всегда сказала она. — Я ухожу по делам, когда вернусь, тогда и сниму хомонки. Все, свободен.

Она ушла, оставив меня тут валяться на земле.

— Как печально, что вы так быстро закончили, — с легкой грустью в голосе сказал капитан Киораку, подходя ко мне. — Я только открыл третью бутылочку.

— Добрый день, капитан Киораку… — простонал я.

— А ты растешь Карасумару-кун, после тренировки и бровями можешь двигать. Так скоро дойдешь до того, что они будут таскать твое тело до рабочего стола, — улыбнулся он.

— На бровях ползать я уже умею, — ответил я. — Вы пропустили эту тренировку.

— Какая печаль, — покачал он головой. Помог мне подняться, и даже подлечил немного.

Весть о том, что у капитана Сой Фон появился ученик, быстро облетела весь Сейретей. Поглазеть на меня приходило много народа. Первой прибежала Рангику, а затем и лейтенант Кусадзиси, та малышка, что была на плече капитана 11-го отряда. Она оказывается лейтенант, кошмар. Вот они, как представители общества женщин-синигами, и решили посмотреть на меня. Точнее посочувствовать. Капитаны заглядывали пожелать мне удачи и подразнить Учителя. Гин так вообще знатно проехался по мозгам капитана, делая ей комплименты, от которых она была готова его придушить. Но более частым гостем тут стал капитан 8-го отряда Сюнсуи Киораку. Это тот самый капитан, которого я видел у нас в Академии. Он по утрам убегает от своего строгого лейтенанта, берет выпивку и наслаждается шоу. Запретить это ему никто не может, а просьбы он игнорирует. К тому тут пока его «Нанао-тян» не нашла.

Да и помогает он немного. После тренировки. Хороший человек. Надо было к нему в отряд идти. Хотя он такой лентяй…

К тому же он друг капитана 13-го отряда Дзюсиро Укитаке, куда отправили Рукию и может там письмо ей передать, или от нее весточка приходит.

Короче хороший человек.

Редко заглядывает капитан Айзен. Проведал меня, посмотрел на тренировки и посоветовал хорошую похоронную компанию.

И почему у всех постоянно активизируется чувство юмора, смотря на мои проблемы?

Кошмар какой-то.

Ну не важно.

Капитан Киораку помог мне дойти до скамейки, поделился закуской. От сакэ я отказался. После этого подлечил немного. Он как капитан владеет лечебным кидо, хоть и не так хорошо, как другими. Передал мне какое-то письмо, а потом пожелал мне удачи и убежал, потому как сюда вскоре добралась его лейтенант. Он, похоже, почувствовал ее и свалил побыстрее.

Доев, поднялся на ноги и побрел в кабинет. Письмо решил проверить потом.

Народ, смотря на меня, шарахался в сторону. Не каждый день увидишь зомби. А сейчас я выглядел так, что некоторые даже в обморок падали. Как же я скучаю по тому обучению у сенсеев. Там я хотя бы понимал, когда у меня получается, а когда нет. Тут же я пока результатов не вижу. Просто потому что постоянно еле передвигаюсь и дохну.

Добрался до места и упал за стол. Омаэда-сан видя мое состояние даже печенькой поделился. Как мило с его стороны.

Знакомый вкус.

— В Черном дереве закупаетесь? — спросил я.

— И там тоже. Знаешь эту кондитерскую?

— Момото-сан моя приемная мать, я ее фамилию ношу.

— Вот оно как, — покивал он. — Давай лучше ешь, а потом работать. Иначе без зарплаты останешься.

— Ага.

Рядом со столом стоял мой обед. Его мне приносят с кухни, потому как я не очень транспортабелен. Сейчас поем, а затем за работу.

Второй отряд место довольно необычное. Оно резко отличается от остальных отрядов.

Первоначально 2-ой отряд и Омницукидо были двумя раздельными отделами. Но прошлый капитан Шихуин Йоруичи объединила их, и теперь тут есть две стороны работы. Офицеры тут не разделяются по силе, а являются командирами взводов, хотя по силе они порой превосходят многих. Потому офицеров тут больше чем у остальных и набираются они не только по силе, но и по личным навыкам и лидерским качествам. Взводов тут пять, и занимаются они разными задачами, такими как: Полицейское расследование, Шпионаж, Захват, Исправительное дело, Секретная корреспонденция. По этим взводам и разделяются синигами. А четкого разделения на направление нет, тут не каждый день работа, так что все занимаются разными поручениями из перечисленных, но взводы все же различаются по территориям, которыми они заведуют. Полиция — ведет расследования, арестовывают преступников и поддерживают порядок. Шпионы занимаются разведкой и слежкой. Захватчики концентрируются на захвате или убийстве определенных целей. Надзиратели ведают тюрьмой. А Курьеры занимаются секретной информацией и доставкой данных нужным людям. Это работа Омницукидо. Но Омницукидо — это скорее ребята особого назначения. Они очень секретны.

А вот все остальные из 2-го отряда занимаются таможней, стражей, патрулированием, дозором, просто курьеры, расследованием мелких дел, разными поручениями. Каждый день они так же тренируются и если проявят себя с лучшей стороны или покажут хорошие результаты, то их могут пригласить в Омницукидо.

Я же пока отдельный случай. Меня в дивизию не возьмут, пока не разрешит Учитель. А зная ее, думаю, она еще долго будет держать меня у себя.

Ладно. Думать буду потом.

Я быстро доел и пока Омаэда-сан не вернулся с бумагами, я открыл письмо.

Оно было от Рукии.

«Привет, Карас, я нашла способ написать тебе так, чтобы мое письмо дошло, и его не проверяли по нескольку раз. Прошу уничтожить его после прочтения. Учитывая где ты, это нужно сделать обязательно.

У меня все хорошо. Я тут учусь у себя в отряде. Меня отдали на обучение к лейтенанту Шибе Каену-доно. Он такой классный! ^_^

Он очень многому меня учит и с ним очень приятно общаться. Он веселый и все в отряде его любят. Как жаль, что он женат. Т-Т

Тут очень хорошо. Мне пока не доверяют сложных работ, так что хожу в патрули, учусь и занимаюсь бумажной волокитой. Жаль я не могу тебя проведать, очень бы хотелось со всеми увидеться.

Но зато ко мне часто приходит сестра. Она такая добрая и хорошая. Знаешь. Когда мы встретились, она пряталась от меня. Сказала, что недостойна, называться моей сестрой и вообще очень не хотела выходить ко мне. Но я ее поймала. Знаешь, мы с ней очень похожи. Я даже испугалась, что это ты переоделся в платье. Сильно она удивилась, когда я стала ее раздевать, чтобы проверить половые признаки. Такой шок на лице Бьякуи-нии-сама надо было видеть, когда он вошел в комнату и тут же вышел, извинившись, что помешал нам. Это было очень смешно.

Там в целом неплохо, но нужно вести себя строго и очень сдержано. Семья Кучики очень суровая. Мне там у них не очень нравится. Неприятно, когда все смотрят на меня как на выскочку, которая попала в отряд только благодаря происхождению.

Но Каен-доно смог переубедить всех и там стало не так плохо.

Ладно, не буду мешать тебе страд… то есть работать. Если сможешь, передай всем привет от меня.

С любовью,

Рукия».

Улыбаюсь. Приятно получить от нее весточку. У нее, похоже, все хорошо. Это радует. А то все слова передавали. Но письмо очень приятное. Ренджи этого лучше не знать, а то он расстроится. Она тут втюрилась в женатого парня. Ну, молодец она. Но как же я рад, что она в порядке. Я волновался. Но раз она справляется, то и мне ныть нельзя. Учитель явно желает меня изжить, но я упрямо выживу ей назло.

Поспешил уничтожить письмо. Не хочу подставлять девушку. После того как сжег, пепел развеял.

К этому моменту пришел Омаэда-сан со стопкой документов.

— Вот, работай, — усмехнулся он и пошел за свой стол. У него тоже обед, второй.

— Эх, — вздохнул я. — Пора работать…

Глава 5 Игра в кружки

После того как гора макулатуры была мной побеждена я медленно пополз в сторону своей комнаты. Ну и денек сегодня.

Не знаю почему, но мне кажется, что хомонки довольно вредно влияют на человека. Хотя, я не знаю, мало чего о них знаю.

Куроцубаса настойчиво твердила мне, что нужно идти спать, иначе я свалюсь с ног. И нужно спешить, а то появится еще Омаэда-сан с новой работой и не отвертеться. Так что осторожненько и тихо.

— О! Карас! — услышал я голос лейтенанта за своей спиной. Попал я. — Давай сюда, для тебя работа есть!

— Омаэда-сан, — обратился я к нему. — Я вряд ли сейчас бумажки могу перебирать, как и физическим трудом заниматься.

— Да не бумажки это, — отмахнулся он. — Вот, — указал он рукой на маленького мальчика. — Пригляди за ним полчаса, мне отойти надо.

— Эх, — тяжелый вздох. — Ну ладно.

— Все мне пора! — он тут же убежал.

И как человек с такими габаритами может так быстро убегать? Тайн в мире слишком много.

Вновь вздох.

Поворачиваюсь к мальчику.

Маленький такой. Примерно возраста Кики. Китаец кажется. Смотрит на меня хмуро.

— Нихао, — поздоровался я. — Меня зовут Карасумару, а тебя малыш?

— Не обращайся ко мне как к маленькому! — возмутился он. О, начинается. — Я будущий воин!

— А что воину зазорно назвать себя?

Что на это возразить он не нашел.

— Кван, — коротко ответил он.

— Вот и познакомились, — улыбнулся я.

— Почему ты раскрашен весь?

— Так получилось, — решил я не вдаваться в подробности. Одни воспоминания меня ужасает. А учитывая, что столбы еще не убрали, это значит, что подобное будет продолжаться. — Ладно, ты не голоден? — спросил я. Он помотал головой. — Чудно. Может, поиграем во что-нибудь? — предложил я. Его глаза тут же загорелись.

— Да! Хочу в синигами и пустого! — радостно заявил он.

А вот меня это не обрадовало. И так ясно кто кем будет. Но в моем состоянии это может стать фатальным. Надо бы что-то другое придумать.

— Увы, я сейчас не в форме.

— Ну, — обиделся он. — Тогда в прятки хочу!

Я опять погрустнел. Искать его еще. Да у меня реацу даже болит от сегодняшнего. А потеряю я его и мне несдобровать.

— Нет, есть игра получше, — вспомнил я об одном спасительном варианте. — В Кружки!

Малыш на некоторое время завис, пытаясь вспомнить, играл ли он в такое. А я точно знаю, что нет. В это играют только простые ребята. Я и сам у дворовых парней научился. Пусть и не очень-то я людимый человек, но поиграть с другими порой можно было.

— Я научу тебя, — сказал я, видя борьбу в глазах мальчика. Сознаваться в том, что он не умеет, явно не хотел. Ох, уж эти аристократы. — Идем.

Мы вышли во двор позади здания. Как раз там, где располагалась тренировочная площадка. Под вечер тут никого не было, и мы можем нормально поиграть. Пусть это будет слегка напряжно, но уж на то чтобы показать у меня сил хватит.

Первым делом я постарался отрешиться от вида этих столбиков. Уж очень страшное пыточное устройство. После того нашел палочку и начал рисовать кружки. Небольшие, с ладонь размером, а располагались в разном отдалении друг от друга.

Десять кружков нарисованы.

— Теперь слушай, — начал я. — Правила просты. Нужно пропрыгать на одной ноге по всем десяти кружкам. Но в каждый кружок нужно прыгнуть по-разному, — озадачил я его. — Смотри.

Я стал на первый круг. Простой прыжок вперед на одной ноге. Затем прыжок боком, левым, правым. Прыжок спиной вперед. Прыжок с кружением, в одну и другую сторону. Затем прыжок не сгибая ноги, с согнутой ногой и напоследок, раскрутиться и прыгнуть кручась.

— Ну как тебе? — спросил я. Я жутко устал от всего этого, но старался не выглядеть помятым.

— Здорово! — он смотрел на меня большими глазами.

— А теперь попробуй сам, я посмотрю.

Он подошел к первому кругу, а я, наконец, присел. О, мои бедные ноги. Ну, пусть теперь сам делает, а я прослежу.

Кван начал делать прыжки. С первыми у него все пошло нормально. А вот на четвертом он упал.

— Ауч! — вскрикнул он. — Эй! Ты чего меня не подхватил?! Я же упал!!! — возмутился он.

— Подхватывают при падении детей, а не будущих воинов, — заявил я. — Ты сам захотел к себе такое отношение и я уважаю твое решение. Если бы я тебя поймал, то это означало бы мое неуважение.

Он не нашел что ответить на мои слова. Закусил губу. Поднялся. Смог подавить слезы. Похоже, сильно ударился.

— А что делает воин, когда падает? — робко спросил он.

— Все зависит от того, что именно он делал, — пожал я плечами. — Если ему больно и он не гордый, то сдерживать боль не будет. Если то, что он делал важно ему, то он сдержится, встанет и продолжит. А если важности немного, то может остаться полежать или забросит делаемое.

Мальчик задумался. Он присел рядом со мной.

Некоторое время он молчал.

— Попробую еще раз, — сказал он.

— Для тебя это стало важно?

— Шаолинь-тян сказала, что воин все доводит до конца, — твердо сказал парень.

— Тебе помочь?

— Нет.

— Тогда удачи…

* * *

Капитан Сой Фон добралась до территории своего отряда и направилась сразу же в кабинет своего лейтенанта.

Вот надо было в один день приехать ее младшему брату, и быть вызванной Главнокомандующим. Разговор предстоял важный. По полученной информации Сой ожидали очередные проблемы с «кротами». Их в последнее время плодится много, но вот определить таких довольно нелегко.

Обычно те, кого раскусывают и ловят, являются подставными и выданы специально. Те просто верили, что они одни, но существовали они только чтобы скрыть истинных предателей.

Это нехорошо. Совет явно опять что-то замысли