Ритуал (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


shellina РИТУАЛ

Пролог

— Джеймс, прошу тебя, уедем отсюда, — молодая рыжеволосая женщина сложила руки в умоляющем жесте, обращаясь к мужу.

— Хватит, Лили, мы все это обсуждали много раз, — темноволосый мужчина отложил в сторону газету и посмотрел на жену поверх очков. — Мы остаемся здесь.

— Но речь идет о жизни нашего сына, да и о наших жизнях, если на то пошло, — в голосе женщины прозвучали нотки отчаяния.

— Лили, неужели ты думаешь, что если мы уедем, то что-то изменится, и этот монстр прекратит нас искать?

— Возможно, нет, но возможно он все же хоть иногда может думать рационально, — женщина обхватила себя за плечи. С каждым днем ей становилось все страшнее, а в душе росло беспокойство, переходящее порой в панику. — Возможно, он поймет, что искать ребенка из Пророчества за пределами Великобритании по меньшей мере глупо. Так ведь можно дойти до истребления всех младенцев планеты Земля.

— Сомневаюсь, что моральный аспект его остановит. В Пророчестве же ясно сказано, что ребенок должен родиться у тех, кто трижды бросал ему вызов…

— Прекрати, — Лили поморщилась. — Ты сам себя слышишь? Да с его самомнением, любой, кто бросит на него косой взгляд, автоматически записывается во враги. А если еще и трижды. Чего мы добились, устраивая эти нелепые вылазки? Смерти братьев Прюэтт? Нашего заточения? Чего? Когда уже до Ордена дойдет, что он слишком силен для нас? Эту проблему может и должен решать Альбус, по крайней мере, он может противостоять Волдеморту на равных, если не превосходит его.

— Как же мне надоело здесь сидеть целыми днями, и ничего не делать, — Джеймс взъерошил волосы, жест, который раньше ей так нравился, а в последние два месяца не вызывал ничего, кроме глухого раздражения. — Это просто невыносимо.

— Это ты невыносим, — прошептала Лили, почувствовав, как на глаза наворачиваются слезы. — Правду говорят, чтобы понять, как сильно ты ненавидишь человека, дай запереть себя с ним в одном помещении на пару недель.

— Что ты сказала? — Джеймс неприязненно посмотрел на жену, которую всего несколько месяцев назад буквально боготворил, а сейчас она его только раздражала своими постоянными претензиями и этими бесконечными просьбами о переезде.

— Ничего, тебе послышалось, — Лили решительно встала и направилась наверх.

После того, как их практически заперли в доме, брак Поттеров дал трещину. И с каждым днем она становилась все больше. Лили не могла понять, почему это происходило, но когда она неделю назад предложила раздельные спальни, и Джеймс ответил согласием, она поняла, что все — это конец.

Заглянув в спальню Гарри и убедившись, что ее сын спокойно спит в своей кроватке, Лили прошла в свою спальню и заперлась в ванной комнате.

— Что с нами не так? — она наклонилась к зеркалу и принялась рассматривать свое отражение. — Казалось, что Джеймса легко любить, а как выяснилось со временем, это легко делать исключительно на расстоянии.

Постояв с минуту в нерешительности, Лили, наконец, приняла решение. Наклонившись, она вытащила из-под раковины старый потрепанный фолиант, который нашла уже давно в лавке в Лютном переулке, куда однажды заглянула, повинуясь любопытству.

Ритуал, который она сейчас хотела провести, являлся Темным, и, как говорилось в книге, затрагивал саму душу. Назывался он «Защитник». Никаких больше пояснений приведено не было, но Лили в последний момент «хваталась за соломинку». Мельком взглянув на слова заклинания, она отложила книгу в сторону. Весь ритуал она помнила до самой мельчайшей детали, просто долго не могла решиться, чтобы его провести.

— Я сделала все, что могла, — прошептала молодая женщина. — И если для того, чтобы спасти моего сына, мне потребуется пожертвовать душой, то я готова пойти на это.

Положив фолиант обратно в ящик под раковиной, она вытащила маленький пузырек, наполненный цыплячьей кровью. Поставив его перед зеркалом, Лили принялась раздеваться. Когда она осталась абсолютно обнаженной, Лили повернула зеркало таким образом, чтобы в нем отразилась вся ее обнаженная фигурка. Обмакнув палец в кровь, она принялась выводить руны на груди и животе, одновременно с этим произнося слова заклятья.

Это был очень старый ритуал, и даже составитель книги уже не помнил, что же должно было произойти, но Лили находилась на той границе отчаянья, что решила воспользоваться этим единственным на ее взгляд шансом, понадеявшись на одно-единственное слово «Защитник».

* * *

Волдеморт вошел в дом Поттеров в день, когда остальные маги праздновали Хэллоуин. А вот Поттеры ничего не праздновали, отметил про себя темный Лорд.

Бросившегося на него мужчину, в руках которого не было даже палочки, он убил сразу. Затем перешагнув через мертвое тело, Волдеморт поднялся наверх.

— Только не Гарри, умоляю вас, только не Гарри! — Темный маг поморщился.

Он обещал сохранить жизнь этой куклы своему верному слуге, но она стояла на пути к его цели. Ничего, он загладит свою вину перед Северусом. На этом свете много рыжеволосых женщин, и он подарит любую из них ему, полностью покорную и выполняющую любую прихоть своего господина. Но не эту. Эту необходимо убрать, чтобы она прекратила отвлекать его своими воплями.

— Авада Кедавра, — равнодушно посмотрев, как падает к его ногам тело молодой красивой женщины, Волдеморт уже хотел перешагнуть через неподвижно лежащее тело, когда его грудь пронзила острая боль.

Едва выровняв дыхание, Темный Лорд оглянулся. В комнате, кроме него самого, тела Лили Поттер и хныкающего в кроватке Гарри, никого не было.

Боль же тем временем стала из груди перемещаться вверх, пока не застыла в районе левого виска, став ноющей и тупой. Потерев висок пальцами, Темный маг решил не обращать пока на нее внимание. Ему необходимо было закончить то, зачем он сюда пришел. Шагнув к кроватке, Волдеморт поднял палочку и указал ею на ребенка.

— Авада…

— Не смей трогать моего сына, подонок! — висок обожгло такой острой болью, что перед глазами Волдеморта заплясали разноцветные круги. Громкий женский голос, раздающийся прямо в голове, усиливал неприятные ощущения.

— Кто здесь? — с трудом сдерживая тошноту, простонал Темный маг.

— Как кто? — в голосе прозвучала растерянность. — Лили Поттер.

— Это невозможно! Я убил тебя! — Волдеморт развернулся и пристально посмотрел на неподвижно лежащее тело.

— Это что, я? Ой, мамочка, что случилось?!

Глава 1

— А-а-а! — Волдеморт упал на колени и обхватил руками голову, уронив при этом палочку. Женский голос у него в голове продолжал кричать, постепенно наращивая децибелы.

— Хватит, прекрати, — каким-то невероятным образом Темный маг сумел пробормотать эту фразу.

— Как это произошло?!

— Откуда мне знать? — боль слегка ослабла, видимо, Лили немного успокоилась, и Волдеморт сумел встать на ноги. — Но сейчас мне как никогда хочется убить тебя.

— Я уже мертва! И это ты меня убил, ублюдок!

Внезапно снизу послышался звук хлопнувшей двери и взволнованный голос.

— Джеймс? О, нет, Джеймс!

— Сириус? — Лили мгновенно узнала говорящего. — Сириус! Сюда! Быстрее!

— Он тебя не слышит, идиотка, — прошептал Темный маг, поднимая палочку и направив ее на дверь. Хотя Блэк и не слышал воплей Лили, но логично было предположить, что, увидев мертвого друга, Сириус бросится в детскую, чтобы проверить, что происходит с крестником и его матерью.

— Хвост, сука! Я тебя в порошок сотру! — и снова раздался звук закрывающейся двери.

— Что? Как? — голос Лили прозвучал на редкость тихо и растерянно. — Почему он не поднялся сюда?

— Не захотел, — Темный маг не смог скрыть злорадства. Каким-то чувством он понимал, что отвечать своей невидимой собеседнице он может мысленно, но раз за разом слова начинали слетать с его языка. — Мерлин, что же все-таки произошло и как мне от тебя избавиться?

— Никак, — Лили быстро справилась с растерянностью. — Мы теперь вместе навеки, милый. Пока смерть не разлучит нас. Причем, прошу заметить, твоя смерть.

— Быстро же ты справилась с разочарованием, — Темный маг на мгновение представил себе, как он выглядит со стороны, разговаривающий сам с собой, и содрогнулся.

— От Сириуса я могла ожидать чего-то подобного. А вот Питер меня неприятно разочаровал.

Вновь хлопнула дверь, и, одновременно с этим, сидящий в своей коечке Гарри громко закричал, выплескивая свой страх и пытаясь докричаться до матери, которая неподвижно лежала на полу.

— Джеймс! — громкий голос Хагрида заставил Темного мага поморщиться. — Гарри, Лили! — судя по звуку шагов лесничий начал быстро подниматься по лестнице.

Волдеморт резко развернулся к кроватке и вскинул палочку.

— Только попробуй, — совершенно спокойно посоветовала Лили. — Тебе и так соседство со мной не принесет много радости, но если ты попробуешь причинить вред моему сыну, то клянусь, я сумею превратить твою жизнь в такой ад, что ты сам в петлю полезешь уже через неделю.

Почему-то Волдеморт ей поверил. Сложно было в такой ситуации не поверить. Решив, что мальчишка никуда не денется, он принял решение, что сначала разберется со своей неожиданной проблемой, а потом спокойно завершит то, зачем он пришел в этот вечер в Годрикову впадину. Поэтому Темный маг поднял палочку и аппарировал. Появился он на границе антиаппарационных чар Малфой-мэнора. В библиотеке Малфоев была собрана самая большая коллекция Темных фолиантов, и Волдеморту не терпелось найти причину своего фиаско, произошедшего в доме Поттеров.

Войдя в дом, Волдеморт быстро направился в библиотеку. Выскочивший ему навстречу Люциус приветствовал своего господина, но Темный маг его не услышал. Зато он прекрасно слышал, как бубнит в его голове Лили.

— Мы должны будем вернуться, слышишь? — Волдеморт проигнорировал женщину, продолжая практически бежать к заветным книгам. — Мы должны вернуться!

— Зачем? — он остановился посреди коридора и сжал руки в кулаки.

— Простите, мой Лорд, что «зачем»? — идущий за Волдемортом Люциус недоуменно посмотрел на него.

— Зачем мне туда возвращаться? — Лорд не смотрел на Люциуса, а тот продолжал непонимающе хлопать глазами. — Да мне плевать, куда твоего мальчишку определят! — Люциус попятился от Лорда, чувствуя, что у него начинают шевелиться волосы на затылке. Внезапно Лорд обернулся и словно только сейчас увидел Малфоя. — Люциус?

— О, а я знала, что этот напыщенный павлин у тебя на побегушках, — хмыкнула Лили. — Знаешь, а я совершенно не чувствую себя мертвой. Вот совершенно. И это такое странное чувство видеть окружающую действительность твоими глазами…

— Замолчи, — процедил Волдеморт.

— Мой Лорд, но я молчу, — Люциус продолжал пятиться.

— Так его! — Закричала Лили. — Представляю, что он о своем повелителе сейчас думает. Может, ты уже начнешь мне мысленно отвечать? Я услышу, не сомневайся. Маты же твои я слышу.

— Люциус, мне нужно поработать в библиотеке, — Волдеморт наконец сумел переключиться на разговор с Люциусом, игнорируя болтающую без передышки Лили.

— Конечно, мой Лорд. Вам нужна моя помощь?

— Нет, я сам, — и резко развернувшись, Темный маг быстро пошел дальше по коридору. Когда он отошел от Люциуса шагов на десять, то Малфой услышал, что Волдеморт продолжает с кем-то разговаривать. — Ты можешь помолчать? Я не могу сосредоточиться. Понятно, а если оклюменция? Да, действительно бесполезно…

Когда Лорд скрылся из вида, Люциус бросился в большую гостиную и упал перед камином на колени, швырнув в огонь порох. Как только пламя изменило цвет на зеленый, Малфой сунул голову в камин и немного истерично заговорил:

— Нотт! Ты здесь?

Теодор Нотт появился в поле зрения Люциуса практически сразу.

— Что случилось, Малфой?

— У нас проблемы.

— Какие проблемы?

— Очень-очень большие проблемы. Мне кажется, — тут Люциус понизил голос практически до шепота, — что наш Лорд сошел с ума.

* * *

Хагрид домчался до дома Поттеров так быстро как только мог, услышав завывание сигнальных чар. Дамблдора не было на месте, и лесничему пришлось использовать мотоцикл, который одолжил ему Сириус Блэк.

Первое, что бросилось ему в глаза — дом был полностью погружен во мрак. Только в одной комнате на втором этаже горел свет. И лишь секундой позже его осенило.

— Так ведь дом же под Фиделиусом, как я его вижу? — вариантов было два: или все хозяева были мертвы, или Фиделиус кто-то снял намеренно.

Подняв свой зонтик, Хагрид осторожно вошел в дом. И практически сразу наткнулся на мертвое тело Джеймса.

— Джеймс? — внезапно со второго этажа раздался детский крик. Вскочив на ноги, Хагрид бросился к лестнице, — Гарри! Лили!

Два хлопка аппарации слились в один, и перед Хагридом оказался взволнованный Альбус Дамблдор.

— Что случилось?

— Не знаю, — Хагрид снова устремился наверх.

Альбус, увидев мертвого Джеймса, сжал кулаки и поспешил вслед за Хагридом.

В детской Дамблдор сразу же подбежал к кроватке с плачущим ребенком и, взяв на руки, принялся успокаивать.

Хагрид же склонился над телом Лили.

— Что же здесь произошло? Если это Волдеморт, то почему жив Гарри? Над домом нет Черной метки… Что, ради Мерлина, здесь произошло? — Дамблдор на секунду прикрыл глаза. Гарри не желал успокаиваться и кричал прямо в ухо директору, прижавшись к старому магу и дергая его за бороду. — Кто был Хранителем?

— Не знаю, — Хагрид внимательно рассматривал Лили. — Скорее всего, Сириус. Джеймс не говорил, кого они видели в этой роли.

— Нужно найти его. Нужно позаботиться о ребенке, приготовить все к похоронам…

— Директор Дамблдор, — Хагрид вдруг достал из кармана маленькое зеркало и приставил его к губам Лили. — Посмотрите, Лили, она еще жива.

— О, Мерлин мой, — быстро уложив немного успокоившегося Гарри в кроватку, Дамблдор склонился над телом женщины. Через минуту он выпрямился и недоуменно посмотрел на Хагрида. — Действительно жива, во всяком случае, ее сердце бьется, и она дышит. Вот что, нельзя, чтобы хоть кто-то узнал об этом обстоятельстве. Мы должны защитить девочку во что бы то ни стало. Раз уж не сумели сделать этого раньше, — в голосе старого директора прозвучала горечь. — Так, бери Лили, а я возьму Гарри. Надеюсь, твой мотоцикл выдержит нас четверых.

— Куда направимся? — Хагрид осторожно поднял тело Лили с пола.

— В Хогвартс, — решительно произнес Дамблдор, и снова вытащив Гарри из кроватки, направился к выходу из комнаты.

— А что же с Джеймсом?

— Я надеюсь, он меня простит, но мы его похороним тайно, а затем снова закроем дом. И, Хагрид, после того как мы доберемся до Хогвартса, найди Сириуса. Может быть он знает, что за чертовщина здесь происходит?

Глава 2

Волдеморт отшвырнул очередной том в сторону и зло выругался.

— Что, снова ничего? — Лили, просматривавшая те же книги, впервые подала голос, заставив Темного мага вздрогнуть.

— Я уж думал, что ты самоликвидировалась, — Волдеморт устало протер глаза.

— Не дождешься. Ты лишил меня жизни, теперь будешь делить свою со мной. Кстати, чисто гипотетически, ты надеешься долго жить?

— Мне интересно другое, ты почему такая спокойная? Твой муж мертв, ты тоже, а ты ведешь себя как стервозная девчонка, решившая поиграть на нервах у любовника?

— Я… я… — Лили задумалась. — Я не знаю, — она растерялась. — Просто мне кажется, что все происходящее правильно, что так и должно быть.

— Почему?

— Не знаю. Я понимаю, что это не правильно, но ничего не могу с собой поделать.

— Не могу больше думать. Нужно поспать, — Волдеморт поднялся и подошел к дивану, стоящему у стены большого зала, который Малфои почему-то называли библиотекой.

— А что, у тебя нет здесь шикарных апартаментов? Малфой экономит на своем Лорде?

— Для меня комфорт не так уж и важен, — Волдеморт зевнул и устроился на диване, используя мантию в качестве одеяла.

— Ух ты, — восхитилась Лили. — Надо же, аскет. Странное сочетание со склонностью к садизму.

— У меня нет склонности к садизму. Садист получает удовольствие от пыток, я же использую убийства как средство.

— Как средство для чего? — громкость голоса в голове Темного мага увеличилась.

— Как средство для достижения моих целей. Будь так добра, дай мне поспать.

— Нет. Как оказалось, сон мне не нужен. А ты еще не заплатил за то, что ворвался в мой дом и использовал убийства для достижения своих целей, которые лично мне не известны.

— Понятно, но хочешь дам совет, мстить нужно постепенно, и не сразу, тогда месть будет полной.

— Фи, — фыркнула Лили. — Я буду наслаждаться процессом долгие годы и начну прямо сейчас.

— Я тебя не слушаю, — Волдеморта больше всего ужасало в данной ситуации то, что он не мог закрыть свой разум от назойливого голоса уже ненавидимой им ведьмы.

— Не слушай, а я вот с удовольствием послушаю саму себя. Например, я люблю петь. Правда, я плохо знаю песни магов, Джеймс не любил музыку и радио у нас не было, зато я знаю песни Битлз. Все, решено, буду тебя посвящать в маггловскую современную культуру.

Пела Лили плохо, как оказалось, у нее абсолютно отсутствовал слух. Уже через час Темный маг проклял свое стремление не дать свершиться пророчеству.

Через два, опровергая собственные слова о том, что садистом он не является, Волдеморт начал придумывать те пытки, которым он подвергнет Снейпа, который принес ему это проклятое пророчество.

Через три часа он Снейпа уже жалел, потому что душевнобольного можно только жалеть, а в том, что Северус душевнобольной, Волдеморт был абсолютно уверен. Только человек, имеющий серьезный душевный недуг, мог испытывать к ведьме, поселившейся в его голове, какие-то нежные чувства.

Через пять часов, когда в комнате заметно посветлело, Волдеморт поднялся и поплелся на второй этаж в те самые комнаты, которые были когда-то предоставлены ему Малфоем. Там он прошел в ванную комнату и принялся плескать на лицо холодную воду. Помогало плохо. Тогда он просто сунул голову под кран. Постояв так некоторое время, Волдеморт поднял голову и посмотрел в зеркало. Его глаза, когда-то были красивыми, даже с его собственной точки зрения. В последние несколько лет в них все чаще стали мелькать красные искры, которые очень скоро должны были остаться на постоянной основе. Но все это касалось радужки. А сейчас белки глаз были пронизаны красными нитями капилляров, а под глазами залегли тени, особенно четко выделяющиеся на бледном лице.

— И это только первая ночь, — пробормотал Волдеморт.

— Ух ты ж, ничего себе, красавец, слов просто не найти, — провозгласила Лили, которая последние минуты напевала что-то про желтую подводную лодку.

Внезапно Волдеморт увидел, как в зеркале мелькнула тень. Он обернулся, но никого за спиной не увидел. Тень тем временем становилась все отчетливей, пока не приобрела вид обнаженной женской фигуры с кровавыми узорами на груди и животе.

Женщина была совсем молодой и привлекательной, но не это привлекло внимание Волдеморта, а то, что она пристально рассматривала его отражение. И тут Темный маг понял, что перед ним стоит Лили Поттер.

— У меня что уже галлюцинации начали проявляться? — он протер глаза, но женщина в зеркале никуда не исчезла.

— Тогда и у меня тоже. Потому что я вижу в зеркале себя, а это как бы невозможно, — женщина наклонила голову и задумалась. — Ты не мог бы не смотреть?

— Почему? — мозг работал плохо. Волдеморт никак не мог сообразить, почему Лили отражалась в зеркале, да еще и в таком экзотическом виде.

— Потому что я обнажена.

— Мне нет никакого дела до твоих сомнительных прелестей. Почему ты вся в крови?

— Потому что я эту кровь сама нанесла себе на кожу.

— То есть, ты когда-то была в таком виде?

— Ну да, когда совершала ритуал.

— Какой ритуал?

— «Защитник», я думала, он поможет мне защитить Гарри от тебя. В какой-то мере действительно защитить Гарри мне удалось.

— Что это был за ритуал?! Подробности! Что должно было получиться в итоге?!

— Я не знаю. В книге ничего про это не было написано.

— Так, поправь меня, если я ошибаюсь. Ты провела неизвестный ритуал на крови, даже не подозревая, какой он должен был дать эффект?

— Я была в отчаянии.

— Мерлин! — Волдеморт размахнулся и ударил зеркало кулаком. Осколки посыпались в раковину, а тыл кисти сразу же покрылся цепочкой кровавых порезов.

— Семь лет без удачи, — почему-то, когда он не видел Лили, ее голос звучал особенно отвратительно.

— Репаро, — осколки взмыли вверх и сложились в целое зеркальное полотно.

Рука болела, и Волдеморт инстинктивно лизнул самую большую царапину.

— А заживляющие заклятья ты не знаешь? — Лили снова отражалась в зеркале и была все также обнажена.

— Само пройдет, — махнул рукой Лорд, правда кровь остановил и убрал все даже мельчайшие капельки крови с раковины и с пола. — Ты ведь не придумала ритуал?

— Разумеется, нет.

— Тогда, где та книга, которой ты воспользовалась?

— Дома, в ванной под раковиной. Только тебе это не поможет.

— И все же посмотреть стоит, — Волдеморт зевнул.

— Как тебя зовут? — вдруг спросила Лили.

— Зачем тебе?

— Ты видел меня обнаженной. Порядочные мужчины после этого женятся, а я даже имени твоего не знаю.

— Это принципиально важно?

— Да. Я не знаю почему, но это важно.

— Том.

С этими словами Волдеморт отвернулся от зеркала и вышел из ванной.

В комнате он упал в кресло и закрыл глаза. Перспектива делить свою голову с Лили Поттер не нравилась ему просто категорически, но выбора у него не было. Оставалось только надеяться, что однажды он найдет выход из этой ситуации.

В дверь постучали.

— Войдите, — Том сел прямо и открыл глаза.

В комнату вошел Люциус, подозрительно поглядывающий на своего Лорда.

— Вы будете завтракать, мой Лорд?

— Нет, мне нужно идти.

— Решил покопаться в чьей-нибудь другой частной библиотеке? — Лили напомнила о своем существовании как всегда не вовремя.

— Не твое дело! — рявкнул Том.

— Простите? — Люциус сделал шаг к двери. — Я не понимаю…

— Я тоже многого не понимаю, — Том поднялся и подошел к двери. Люциус приложил невероятные усилия, чтобы не отпрянуть.

— Вы плохо выглядите, мой Лорд, я могу вам чем-нибудь помочь?

— Колыбельную ему спой, не видишь, твой господин не выспался, — фыркнула Лили, а Том с трудом сдержался, чтобы не ответить.

— Я не выспался, Северус не приходил?

— Нет, а вы приказывали ему прийти?

— Люциус, прекрати пререкаться! Дай мне руку! — схватив Малфоя за левое предплечье, Том ткнул в центр татуировки палочкой и скороговоркой пробормотал заклятье. — Когда Снейп появится, направь его в библиотеку, я его там буду ждать.

— Да, Люциус, прекрати пререкаться, а лучше вообще не дыши.

Том не ответил на очередной выпад рыжей ведьмы, а прошел в ту комнату, в которой провел бессонную ночь, чтобы начать не менее беспокойный день.

Глава 3

Снейп зашел в библиотеку в тот момент, когда Том, обхватив голову руками, слушал увлекательную историю беременности Лили Поттер.

— Мой Лорд, Вы меня звали? — тихо спросил Северус.

— Ты меня совсем не слушаешь, — капризный голос в голове Тома заглушил голос Снейпа, и Том просто не услышал своего слугу.

— Да мне наплевать на то, что ты мне хочешь рассказать! Ты можешь хоть ненадолго заткнуться?! — Тёмный Лорд вскочил с дивана, на котором сидел с закрытыми глазами.

— Зачем же Вы тогда меня звали? — Снейп озадаченно посмотрел на Лорда.

— Северус? Наконец-то, где ты был?!

— Там, где вы мне приказали находиться, рядом с Дамблдором.

— Ах ты скотина! — повысила голос Лили. — Шпионить за Альбусом захотел?

— Замолчи, — Том снова обхватил себя за голову руками.

— Я не понимаю, мне нужно молчать, или говорить? — Снейп не спал в эту ночь, ждал, что же случится у Поттеров.

Но никаких известий не было, а Дамблдор не пришел на встречу с ним вовремя, хотя они заранее условились. Всё это время Снейп пребывал в смятении, не зная, что происходит. Альбус появился в тот самый момент, когда метка ожила, оповещая, что Тёмный Лорд хочет видеть Северуса, поэтому ничего узнать о произошедшем Северус просто не успевал.

Сейчас же поведение Лорда, настолько выходящее за рамки нормального, насколько это вообще возможно, полностью деморализовало Снейпа.

— Что слышно о Поттерах? — Тому с трудом удалось сосредоточиться на Северусе.

— Ничего. А что я должен был услышать? — Снейп посмотрел на Лорда. Он внезапно понял, что устал бояться. Мозг от бессонницы работал вяло, и беспокойство за судьбу Лили отошло куда-то на второй план.

Северус понял, что ему всё равно. Пусть случится что угодно, ему плевать. Единственное, чего ему сейчас хотелось, чтобы Волдеморт куда-нибудь исчез, желательно навсегда, и в идеале прихватив с собой Альбуса Дамблдора.

— Что угодно. Что говорит Дамблдор?

— Ничего. А Вы что, не были у Поттеров?

— Скажи мне, Северус, как так получилось, что у тебя были романтические чувства к Лили Поттер? — Том усилием воли проигнорировал возмущённый вопль миссис Поттер о том, что это бред и Снейп никогда ничего к ней не испытывал. Ведь в этом случае она знала бы об этом. Ведь знала бы?

— Почему Вас беспокоит этот вопрос? — тихо произнес Северус.

— Думаю, что тебя нужно проверить на проклятье…

— Что?! — Лили взвизгнула. — Меня что получается можно любить только по принуждению?!

— Вот в этом я полностью с тобой согласен, — в голосе Тома прозвучало злорадство. — Я бы ещё Поттера на Амортенцию проверил.

Северус помотал головой и уже, не скрывая удивления, посмотрел на Лорда.

— Я же Вам ничего не говорил.

— Северус, иди отсюда, — внезапно махнул рукой Том, поняв, что сосредоточиться на Снейпе он всё равно не сможет.

— Вы меня за этим звали?

— Да… Нет… — Том закрыл глаза. — У тебя есть зелье Сна-без-сновидений?

— Да, но не здесь…

— Хорошо, передай Малфою.

— Думаешь, поможет? — Лили задумалась, а затем добавила: — Ты же мне просто вызов бросаешь.

— Северус, — Лорд посмотрел на слугу с ненавистью. Всё-таки это он виноват во всем.

Неторопливо вытащив из внутреннего кармана мантии палочку, Том несколько мгновений пристально смотрел на Снейпа. Северус сглотнул, но умудрился не прервать зрительный контакт с Лордом. За эти секунды Том понял, что убить сейчас Снейпа — это расписаться перед ведьмой в своей слабости и даже сам Мерлин не знает, как она этой слабостью воспользуется. Но видеть его Том больше не хотел. Никогда.

— Мой Лорд, — Снейп ещё раз сглотнул. Сонливость моментально слетела с него.

Он прекрасно понял, что сейчас решается вопрос о его жизни или смерти. Но вот понять причину немилости Лорда Северус не мог. Возможно, Лорд узнал подробности о его встрече с Дамблдором? Однако подумав, Северус отмел эту мысль.

— Что ты думаешь о том, чтобы продолжить обучение в Азии?

— Простите? — Северус внезапно почувствовал, как по виску стекает предательский пот.

— Я знаю нескольких магов в Индии, и они, возможно, согласятся принять тебя в ученики.

— Я… Я…

— Поблагодаришь позже, я составлю несколько писем, а ты иди, собирайся. Думаю, тебе лучше всего отправляться прямо сегодня.

— А как же Дамблдор?

— Учитывая некоторые обстоятельства, в твоем нахождении возле Дамблдора нет смысла. Иди, — и Том демонстративно покрутил палочку в руке.

Северус кивнул и быстро направился к двери. Когда он уже выходил до него донесся голос Лорда:

— Зелье не забудь занести!

— Ты его сейчас в ссылку отправил что ли? — Лили молчала всё то время, пока решалась судьба Северуса.

— Не твоё дело, — огрызнулся Том, направляясь к столу, чтобы написать обещанные письма.

— А почему ты его сослал?

— Потому что это из-за него я вынужден сейчас постоянно тебя слышать.

— В каком смысле из-за него?

— Это он передал мне пророчество…

— Вот тварь!

— А потом долго ползал на коленях и умолял сохранить тебе жизнь. Не удивлюсь, если узнаю, что и перед Дамблдором он унижался по этой же причине.

— Да? Он такой милый на самом деле, — в голосе Лили появились мечтательные нотки.

— Ты уж определись, или «тварь», или «милый». А может быть, милая тварь?

— С тобой мало кто может сравниться, — Лили замолчала, надолго задумавшись, дав Тому время, чтобы спокойно дописать письма и оставить Люциусу записку, о его дальнейших действиях. — Северус всё же не виноват, что ты пришёл ко мне в дом, не больше, чем Джеймс, который отказался этот дом покинуть. — Наконец, Лили решила поделиться своими выводами.

— Странно слышать это от той, кто отличался редкой твердолобостью в школе.

— Откуда ты знаешь, какой я была в школе?

— Справки наводил обо всех потенциальных врагах. Так откуда такая гибкость мышления?

— У меня было время, чтобы обо всём подумать, — уклончиво ответила Лили.

— Так, всё. А сейчас мы посмотрим, что с твоим домом и есть ли возможность в него проникнуть. Я всё ещё надеюсь посмотреть на книгу, из которой ты вычитала этот безумный ритуал.

— Что, даже не попрощаешься?

— Я ещё сюда вернусь.

— Ты не прав, ты должен говорить: «Мы вернёмся».

Том ничего не ответил, и вышел из комнаты.

* * *

Альбус Дамблдор провел ладонью по волосам лежащей на кровати женщины.

— Что с ней, Поппи?

— Я не знаю, Альбус, — целительница покачала головой. — Физически она совершенно здорова. Но вот все процессы её жизнедеятельности снижены настолько, что мне с трудом удается определить сердцебиение и дыхание. Это похоже на анабиоз, если честно.

— Но что могло погрузить нашу красавицу в этот сон?

— Я не знаю, — повторила Поппи Помфри и поспешила к заворочавшемуся ребенку, чья коечка стояла за ширмой, отделяющей его от матери.

Альбус Дамблдор ещё раз погладил Лили по голове и подошел к Поппи.

— Завтра я переправлю Гарри к его тёте. Мы не можем оставить его здесь.

— Вы уверены, Альбус, что это будет правильное решение?

— Я уже ни в чём не уверен, — покачал головой Дамблдор. — В любом случае Петунья его родственница и позаботится о мальчике.

Поппи принялась ворковать с Гарри и извлекать его из коечки, чтобы покормить, а Альбус снова подошёл к Лили.

— Я надеюсь, что тебя не должен разбудить поцелуй, потому что твой прекрасный принц сегодня был тайно похоронен.

Глава 4

Том остановился возле дома Поттеров. Внешне ничего не изменилось с проклятой ночи Хэллоуина. Единственным отличием было то, что на этот раз не светилось ни одно окно.

— Почему я вижу дом? — озадаченно произнёс он вслух.

— А почему мы не должны его видеть? — Лили в последние десять минут молчала, и Том начинал испытывать чувства близкие к блаженству, но это, естественно, не могло длиться вечно. По крайней мере, пока призрак миссис Поттер, или чем она там являлась, не покинет его голову.

— В прошлый раз меня провел ваш Хранитель…

— А в этот раз ты с хозяйкой идёшь, — в голосе Лили звучало напряжение. — Но я не понимаю, почему так тихо? Где все?

— Кто все? Ты что надеялась здесь своего сопляка найти? Знаешь, что бы я ни думал о Дамблдоре, но он вряд ли годовалого ребёнка в пустом доме оставил бы.

— Как ты думаешь, где сейчас Гарри? — в голосе Лили помимо её воли прозвучала тоска.

— Откуда я знаю? Родственникам каким-нибудь отдали, или в приют… Хотя, нет, в приют точно не отдали, значит к родне пристроили.

— А ты не мог бы…

— Нет! Ни за что! Даже если ты мне вообще спать не дашь, я близко к твоему ребёнку не подойду, разве что с целью завершить то, что начал!

— И зачем так орать? Пошли, посмотрим на книгу, — по тону Лили Том понял, что эта тема ещё поднимется не раз, и заранее содрогнулся.

Практически беспрепятственно Том вошел в дом. Единственная заминка произошла перед запертой входной дверью, которая, впрочем, открылась обычным «Аллохамора». В доме было темно и тихо. Том зажег Люмос и огляделся.

— Странно, почему здесь практически не заперто? Может сигнальные чары стоят? — озабоченность в голосе Лили заставила Тома повернуться и внимательно осмотреть дверь.

— Мне интересно другое, почему мы увидели дом, явно находящийся под Фиделиусом? То что ты хозяйка — ни о чём не говорит. Хотя бы потому, что Хранитель сейчас явно кто-то другой.

— Так ведь хозяев Фиделиус пропускает…

— Это в том случае, если хозяева живы. Вот пацана твоего чары пропустят, а ты… — Том замер. То, что они вошли в закрытый дом, могло означать только одно.

— Я жива! — вопль Лили, пришедшей к тому же мнению, заставил Тома сжать виски и поморщиться. — Точнее моё тело всё ещё должно быть живо, или нет? Я запуталась. Мы должны немедленно всё выяснить! И вернуть меня в мое тело, надеюсь, что о нем хорошо заботятся. Я обязана вернуться к Гарри, если существует хоть малейший шанс это сделать.

— Я не против, особенно, если это позволит мне избавиться от тебя раз и навсегда. Где говоришь книга?

— На втором этаже. Первая дверь налево — это будет спальня, дверь в ванную, надеюсь, сам найдешь?

Ванную Том нашёл. И тумбочку под раковиной он нашел самостоятельно, а также заметил кое-что ещё.

— Ух ты, а я, когда шёл сюда, даже не подозревал, что всё так плохо, — хмыкнул Том и усевшись прямо на полу принялся аккуратно переворачивать пожелтевшие от времени страницы. — Хотя теперь становится понятным, почему ты не переживаешь о муже.

— О чём это ты?

— Одна зубная щетка, одно полотенце… Поттер здесь вообще жил? Или заскочил в гости, а тут такая неприятность?

— Ну ты и скот, — Том мог бы поклясться, что Лили покачала головой. — Джеймс мёртв, а ты про него говоришь такие омерзительные гадости…

— Я просто констатирую факт, дорогая, — Том перевернул очередную страницу и замер. — Вот оно!

В течение последующих пятнадцати минут и Том и Лили внимательно изучали всё, что было написано про ритуал, примененный Лили. Хотя сама Лили знала его наизусть, но всё равно читала, боясь, что что-нибудь упустила.

— Ничего, — наконец Том опустил книгу. — Как же так? Почему я даже не слышал ничего про этот мерлинов ритуал?

— У тебя ещё и мания величия? — язвительно поинтересовалась Лили. — Считаешь, что знаешь абсолютно всё?

— Уж побольше тебя.

— С этим даже не поспоришь, особенно учитывая, на сколько лет ты меня старше. Кстати, а насколько?

— Зачем тебе это? — Том поморщился.

— Просто я хочу знать, сколько нужно времени и огромных знаний, чтобы довести себя до вот такого состояния? Или ты всегда отличался подобной красотой и просто чудовищной привлекательностью?

— Да какое тебе дело? — и, тем не менее, Том поднялся и посмотрел в зеркало.

В темноте, которую практически не освещал маленький огонек Люмоса, его бледное лицо с запавшими глазами выглядело как венецианская маска. Сами же глаза, ставшие после бессонной ночи практически полностью красными, заставляли вспоминать легенды о вампирах, терзаемых страшным голодом. А еще Том отметил, что начал лысеть. На голове совсем мало что осталось от некогда красивых черных волос.

Особенно чётко его внешность контрастировала с внешностью обнаженной ведьмы, которая стояла в зеркале позади него.

Еще день назад его это не волновало, но сейчас под пристальным взглядом зелёных глаз Том почувствовал неловкость, а затем глухую злость.

— Для своего возраста я нормально выгляжу!

— Почему-то я так не думаю, — Лили задумчиво посмотрела на Тёмного мага. — Что-то здесь не так.

Том тем временем отошел от зеркала и поднял с пола фолиант.

— Я заберу его, так сказать в качестве компенсации за испорченные нервы.

— Было бы что портить, — недовольно парировала Лили. — Что делать-то?

— В книге есть упоминание о времени, когда этот мерлинов ритуал в последний раз применяли… — Том задумался. — Полагаю, мы можем спросить у современника тех событий, точнее, попытаться спросить.

— Про кого ты говоришь?

— Про Фламеля. Если у старика хорошее настроение, то, может быть, он соизволит меня выслушать.

— Ты знаешь, где живет Фламель?

— Вообще-то это не секрет. Я даже координаты аппарации знаю. К самому дому, конечно, пройти невозможно, но… Попытаться всё же стоит.

Под одобрительное хмыканье Лили, Том вышел на улицу, запер дверь и аппарировал.

Он очутился возле границы антиаппарационных чар, окружающих дом алхимика. Территория возле дома была достаточно большой, и Том не решился нарушить границу имения без разрешения хозяина. Фламель был не тем человеком, с которым можно было шутить. Однако Том сделал несколько шагов в направлении дома, чтобы сработал сигнальный контур, а затем вернулся к границе.

Ждать пришлось довольно долго. Лишь спустя полчаса Фламель подошел к незваному гостю.

— Вот уж кого не ожидал здесь увидеть. Что тебе нужно, Риддл?

— Том Риддл? — хихикнула Лили. — Как-то это не очень устрашающе звучит.

— Я хотел бы поговорить, просто поговорить, — Том потер виски, чтобы хоть ненамного заглушить веселящуюся ведьму в своей голове.

— Нам не о чем говорить, уходи, — Фламель развернулся и направился прочь от Темного мага.

— Подождите, Николас, — алхимик, не сбавляя шага, обернулся и посмотрел на Тома. — Что Вы знаете о ритуале «Защитник»?

Фламель остановился и задумался, затем осторожно спросил.

— В моё время было много ритуалов так или иначе связанных с защитой. О каком именно ты спрашиваешь?

— Ритуал на крови, проецируется на самого себя. В качестве заклинания используется не латынь, а подозреваю, что один из кельтских диалектов.

— Где именно использует кровь заклинатель?

— Наносит себе на грудь и живот в виде символов.

— Кровь чья?

— Цыплёнка.

— Ах, этот ритуал, — Фламель задумчиво провел по губам пальцем. — Откуда ты узнал об этой древности? Ее уже в моё время практически никто не использовал. — Том не стал уточнять, какое именно время Фламель считал своим.

— В одной книге увидел, — уклончиво ответил Том.

— Как же, как же, — фыркнула Лили, — и интересуешься ты просто так — чисто теоретически. Интересно же, особенно учитывая, кем ты являешься на самом деле…

— Заткнись, — прошептал Том.

Фламель удивлённо посмотрел на него, затем негромко присвистнул.

— Вот оно как, интересно-интересно. Заходи, — он сделал взмах рукой в направлении Тома, — разговор получится долгим. Я и сам уже не помню всех подробностей, только общий смысл. И я даже не знаю, понравится ли тебе то, что ты услышишь.

Глава 5

Лили ожидала увидеть большой дом, этакий замок, но, как оказалось, Николас Фламель жил вместе с женой в небольшом коттедже. Даже её собственный дом в Годриковой впадине казался немного больше, чем тот, в который вошел Том, следующий за Николасом.

Они прошли в маленькую уютную гостиную, очень светлую и, казалось бы воздушную из-за невесомых тканей, драпировавших стены и окно.

— Чаю? — вопрос был задан настолько равнодушным тоном, что и Лили, и сам Том поняли, что лучше на него ответить отказом.

Том покачал головой и сел на предложенный Фламелем стул. Сам хозяин расположился напротив Темного Лорда и принялся его разглядывать.

Некоторое время и хозяин, и гость молчали, затем Том решил нарушить тишину.

— Так что Вы мне можете рассказать про этот ритуал?

— Это старая магия. Можно сказать древняя. В принципе довольно полезная, но имеет такое количество ограничений, что от неё, в конце концов, отказались.

— Это именно «защитник»?

— Не совсем, — Фламель задумался. — Скажи, Риддл, как ты вляпался в подобную историю?

— Стечение обстоятельств, — уклончиво ответил Том.

— Это хоть мужчина? — переспрашивать, кого Фламель имеет в виду, было не нужно.

— Нет, — неохотно признался Том.

— Сочувствую, — совершенно равнодушно произнес Фламель и снова задумался.

— Так что с ритуалом? — Том нетерпеливо прервал размышление алхимика. Лили все это время благоразумно молчала, хотя и рассерженно фыркнула в ответ на сочувствие Фламеля.

— Как я уже сказал — к защите он практически не имеет отношения. В те времена, когда придумали этот ритуал, целебная магия и зельеварение находились в зачаточном состоянии. Нет, различные отвары варить люди научились ещё на заре времен, но вот сложные составы, применяемые при тяжелых заболеваниях, разработались гораздо позже. Кстати, твоя любимая Авада была придумана как раз в то же время как акт милосердия. Ты знал об этом?

— Знал, — сквозь зубы процедил Том.

— Так что ты это заклятье как-то неправильно используешь, не находишь?

— Ритуал, — напомнил Фламелю Том.

— Да, ритуал. Однажды кто-то, история, к сожалению, не оставила нам имени того безумца, выяснил опытным путем, что душа здорового человека, находясь в непосредственной близости от измученной болезнью души, может способствовать её исцелению. Как это происходит даже не спрашивай, я так и не понял механизма этой работы. Тогда другой безумец разработал ритуал, позволяющий отделить душу от тела и поместить её на время в того, кому необходимо излечение.

— На время? — Том произнес эту фразу вместе с Лили, но её по понятным причинам услышал только Том.

— Да. Души соприкасаются ровно до того момента, пока человек не будет излечен.

— Но… Постойте, я же здоров! — Том вскочил со стула.

— Да, физически ты здоров, как тот конь, — грубовато ответил Фламель. — Но раз ритуал подействовал, значит, недуг имеется, причем недуг смертельный, а уж что это — тебе лучше знать.

— Получается, ритуал мог не подействовать?

— В девяноста процентов случаев он и не действовал из-за ограничений.

— Каких ограничений?

— Магия того, кто провел ритуал, оценивала, действительно ли тот, кому нужна помощь, болен смертельно. Если критерии, а по каким именно критериям идет оценка, я лично понятия не имею, не совпадали даже в малом, то проводящий ритуал просто умирал, а его душа отправлялась прямиком на небеса.

— С чего это вдруг? — ошарашенно пробормотала Лили, а Том не преминул озвучить вопрос вслух.

— А я разве не говорил, что для того, чтобы запустить процесс, нуждающийся бросал Аваду в «Защитника»? — Том покачал головой.

— Нет, не говорили.

— Значит, только что сказал, — Фламель снова задумался. — Вообще это описывалось как очень официальная церемония, практически праздник. Двое становились напротив друг друга, причем тот, кто разрисовал себя кровью даже не одевался, несмотря на некоторую стыдливость, особенно у дам, и нуждающийся в помощи убивал его с помощью Авады. Если все прошло как положено, то живое, но находящееся в глубоком сне тело торжественно уносили в отведенные ему покои и тщательно ухаживали вплоть до пробуждения.

— А если ритуал не удавался?

— Тогда тело торжественно хоронили, а нуждающегося признавали не смертельно больным и начинали искать другие методы излечения.

— Какой странный обряд, — Том потер лоб. Лили потрясенно молчала.

— Когда близкому тебе человеку грозит неминуемая смерть, но есть хоть один шанс его спасти, многие люди пойдут на очень и очень многое. Про тебя не говорю. Ты-то вряд ли пожертвуешь своей жизнью ради другого, — скривился Фламель. — Мне даже гадать не нужно, что произошло. Ты пытался убить эту женщину, а она перед этим провела ритуал, не понимая чётко, что делает.

— Почему от него отказались?

— Глупый вопрос. Целительство стало развиваться, алхимия, зельеделие… Всё-таки люди очень сильно рисковали, и многие из них погибали. Хотя они шли на это осознано, но тот, кто нуждался в помощи, уже вряд ли хотел её получать, видя гибель любимого человека. К тому же находиться всегда под пристальным наблюдением и контролем пусть и близкого человека вызывает определенный дискомфорт. Нередко после излечения рушились самые, казалось бы, крепкие союзы. Особенно горько было в этом случае тому, кто провел обряд.

— Почему?

— После пробуждения они ничего не помнили. Тем страшнее им было узнать, что любимые ими люди начали испытывать чувства близкие к ненависти, пока они спали.

— Я этих болезных прекрасно понимаю, — пробормотал Том. — А чтобы душа вернулась в спящее тело после исцеления нужно что-нибудь делать?

— Намекаешь на поцелуи и другую подобную ерундистику? — усмехнулся Фламель. Том кивнул. — Нет, ничего не нужно. Душа сама возвращается на место. Хотя подозреваю, что именно отсюда идут легенды и сказки про спящих красавиц и красавцев.

— А что и такие сказки есть? — нервно хмыкнул Том.

— Понятия не имею, может быть и есть. Я ответил на твои вопросы? — Том кивнул. Фламель поднялся со своего стула и указал рукой на дверь. — Хорошо, а теперь выметайся отсюда.

Том не стал спорить, и быстро вышел из комнаты.

Дойдя до границы антиаппарационных чар, он не стал никуда перемещаться, а зашел в небольшую рощу, стоящую неподалеку от поместья Фламеля.

Там он остановился у ветвистого вяза и принялся громко материться, иногда ударяя по стволу кулаком. Наконец, он выдохся и обратился к Лили, которая молча слушала все эпитеты, которыми Тёмный маг награждал её саму, Джеймса, Дамблдора и Снейпа. Причем Снейпу досталось больше, чем всем остальным вместе взятым, потому что, если бы эта скотина не принесла пророчество…

— Я понятия не имею, что нам делать. Тупая кретинка! Зачем ты испытывала на себе этот мерлинов ритуал?!

— Я? Да если бы ты, ублюдок, не пришел в мой дом и не пытался убить меня и моего сына, мы бы даже не узнали, что этот ритуал означает! И после всего случившегося у тебя язык поворачивается меня в чём-то обвинять?! — голос Лили плавно переходил в ультразвук, а Тома при этом начало корежить от сильнейшей головной боли. — Лучше признавайся, скотина, чем ты болен, да ещё и смертельно! Мы тебя быстро вылечим, и я вернусь к сыну!

— Да в том-то и проблема, что я ничем не болен, — простонал Том, обнаружив, что стоит на коленях на земле, куда упал, ослепленный невыносимой головной болью. — Похоже, что ты что-то упустила, или перепутала, или автор книги что-то напутал — ритуал-то в утиль пустили ещё до его рождения.

— Нет, это не может быть так, это слишком несправедливо, — голос Лили звучал намного тише, а Том почувствовал, что боль постепенно отпускает его.

— Но это так. Поверь мне, я лучше знаю, умираю я или нет.

— Чем ты насолил Фламелю? — внезапно сменила тему Лили.

— Я позволил себе усомниться, что ему знаком секрет производства философского камня. Лично я убеждён, что камень существует в единственном числе только потому, что его произвели случайно.

— И поэтому Николас так на тебя зол?

— У него непростой характер, — Том поднялся с колен и отряхнул мантию. — Так что мы будем делать? Перед нами маячит перспектива сосуществовать долгие-долгие годы.

— Я не собираюсь сдаваться, — Лили задумалась. — Я всё же думаю, что никакой ошибки нет, и ритуал сработал правильно. Теперь нам просто нужно выяснить, что именно тебе угрожает и попытаться исправить данную проблему. Давай начнём с целителя.

Глава 6

В Малфой-мэноре Тома ждала очередная бессонная ночь. Как оказалось, Лили Поттер знала только песни Битлз, и в качестве колыбельной решила повторить концерт, который не давал Тому спать предыдущей ночью.

К утру Тёмный маг понял, что ненавидит Битлз и готов лично убить всех четырех участников этой группы. То что их было именно четыре, Лили ему поведала между четырьмя и пятью часами утра. Она вообще оказалась ярой поклонницей этой четвёрки и знала о них очень много различных фактов.

— Вот к чему нужно стремиться, — нравоучительно заметила она отчаявшемуся заснуть Тому. — Чтобы твои поклонники знали, какие именно цветы ты предпочитаешь видеть на своем нижнем белье, а ты?

— А что я? — зелье сна-без-сновидений не действовало, скорее наоборот, оно, казалось, усиливало децибелы в голосе Лили.

— Разве это слава? Тебя просто боятся и недоумевают, почему тебя всё ещё никто не прикончил. Ты бы видел, что творилось на концертах Битлз…

— Я не хочу об этом знать!

— Зря, нет чтобы поучиться, — и Лили снова начала напевать.

Когда очередная песня закончилась, Лили деловито поинтересовалась:

— Ну что, будем признаваться, или продолжим концерт?

— Оставь меня в покое! Я не болен, — простонал Том, закрыв голову подушкой.

— Хм. Слушай, а может быть речь идёт о психических заболеваниях? Они конечно не смертельны сами по себе, но могут приводить к очень непредсказуемым последствиям. Я, например, не могу сказать, что ты полностью нормален. Может быть у тебя шизофрения? — с надеждой в голосе предположила Лили.

— Возможно, — не стал спорить Том. — Тогда ты моя личная персональная галлюцинация.

— Появившаяся из-за чувства вины? Ну тогда для тебя не всё потеряно. Хотя лично я против того, чтобы быть обычной галлюцинацией.

— О, заткнись!

В это время за дверью послышался едва слышный шум. Том приоткрыл один глаз и улыбнулся. Махнув рукой в сторону двери, он немного отодвинулся от края кровати.

Дверь приоткрылась, и Том проследил затуманенным от недосыпа взглядом, как огромная змея проскользнула в комнату.

— Нагайна, — пробормотал маг, и похлопал рукой по освободившемуся на кровати месту.

Змея заползла на кровать и свернулась возле своего хозяина, тихо шипя.

— Ой, а я понимаю, что она говорит, — голос Лили прозвучал особенно громко.

Том заматерился, а Нагайна встревоженно отпрянула.

— Тише-тише, малышка, — зашипел Том, поглаживая змею. Под рукой хозяина Нагайна успокоилась и снова легла рядом с ним. Только нервно подрагивающий кончик хвоста указывал на то, что она взволнована.

— «Малышка»? Ну ты и извращенец. Мало того, что змея в постели, так ещё и «малышка».

— Вот только на личности переходить не нужно. Твоего Поттера же никто извращенцем не называл.

— С чего бы кто-то назвал Джеймса извращенцем? — возмутилась Лили.

— Дорогуша, он не только укладывал тебя в свою постель, он ещё и женился на тебе…

— Ты на что намекаешь?

— Я ни на что не намекаю, я констатирую факт.

— Ах, ты!..

В тот момент, когда Лили завопила, Нагайна, яростно шипя, соскользнула с кровати и приготовилась напасть.

— Утихомирь свою тварь! А ты, да ты, гадина, это ты это самое слово! И не смей на меня шипеть! Особенно в таком тоне!

— Стоп! — Тома словно подбросило на кровати. И Лили, и Нагайна от неожиданности замолчали. — Получается, что ты не просто понимаешь Нагайну, это ещё можно как-то объяснить тем фактом, что ты обосновалась в моей голове, но и Нагайна слышит и понимает, о чём ты говоришь.

— Действительно, — Лили задумалась. — Какой-то необъяснимый феномен.

— Странно, — Том снова лег. — Не могу думать, голова не соображает совершенно.

— Подумаешь, двое суток не спишь, — фыркнула Лили.

— Трое, учитывая, что я перед тем как к вам идти сутки на ногах провёл.

— Ха, ещё скажи, что это я в этом виновата.

Змея немного успокоившись снова заползла на кровать. Том прикрыл глаза и принялся поглаживать её по голове. Лили молчала, обдумывая сложившуюся со змеей ситуацию, и Том почувствовал, как проваливается в сон.

Он спал всего десять минут, продолжая поглаживать свою любимицу, как вдруг в его голове раздался крик, переходящий во всхлипывания, а затем его с ног до головы накрыла боль.

Нагайна, на голове которой всё ещё лежала рука Тома, забилась, из-за чего кровать заходила ходуном, но Том этого не чувствовал, полностью погруженный в свои ощущения.

— Мамочка, как больно, — завывала в его голове Лили, и от этого боль становилась всё сильнее.

Лили же казалось, что у неё появилось призрачное тело, которое тянуло что-то из змеи. Это что-то представлялось ей сгустком энергии, от которой отходили длинные словно оборванные нити. Эти нити стремились соединиться с такими же, что пронизывали всё тело Тома, но выглядели тусклыми. До того как из змеи стала проникать эта «субстанция», Лили не замечала никаких светящихся энергетических нитей, которые внезапно стали для неё видны. Кроме того, получается, что эта энергия обязательно должна была пройти через её призрачное тело, и только тогда она могла соединиться с энергетическими нитями, находящимися в Томе.

Сколько это продолжалось не смог бы сказать ни один из участников данного действа. Последние десять минут Том не ощущал, потому что потерял сознание.

Приходил в себя Тёмный маг медленно. С трудом подняв голову, он увидел, что лежит на изорванных простынях. Над его головой летали перья из разодранной подушки, а змея лежала вытянувшись, и не подавая признаков жизни.

— Нагайна, — прошептал Том, дрожащей рукой дотрагиваясь до головы своей любимицы.

По телу змеи прошла дрожь, и Нагайна приподняла голову.

— Живая, надо же, — голос Лили был хриплым, словно она его сорвала, хотя этого не могло быть из-за отсутствия у нее голосовых связок. — Что это было?

— Понятия не имею, — Том с облегчением увидел, как Нагайна сворачивает своё немалое тело в кольца.

С трудом поднявшись, он поплелся в ванную, чтобы хоть как-то привести себя в порядок.

— У меня такое ощущение, словно меня изнасиловала команда пиратского корабля, — продолжала хрипеть Лили.

— Какие у тебя красочные ассоциации, — Том стянул через голову рубашку, стянул брюки вместе с нижним бельём и залез под душ. — Или это личный опыт?

— Я оценила и даже немного посмеялась, — голос в голове Тома немного окреп. — А ты ничего так.

Том резко выключил воду и вылетел из душа, оборачивая вокруг бедер полотенце. Лили же продолжала говорить.

— Или мне показалось, или три бессонные ночи явно пошли тебе на пользу. Во всяком случае твоя кожа выглядит более человеческой. Вот даже какая-то растительность на груди появилась. Вчера её точно не было…

— Помолчи… Пожалуйста, — Том принялся рассматривать себя в зеркале, игнорируя маячившую у него за спиной обнаженную ведьму.

Его кожа после последнего обряда стала очень бледной и кое-где походила на змеиную, потому что на ней отчетливо прослеживался рисунок чешуек. А ещё на ней практически полностью отсутствовали волосы. Хорошо хоть брови и ресницы сохранились, но Том полагал, что это ненадолго.

Сейчас же кожа стала гладкой, но определенно человеческой без малейшего намека на чешую. На груди и руках появились тёмные волосы. Ноги Том не рассматривал.

Это могло означать только одно…

Выскочив из ванной, даже не одевшись, Том подбежал к кровати, затем, хлопнув себя по лбу, он вернулся в ванную, в ворохе одежды нашел свою палочку и снова подскочил к кровати.

Скороговоркой пробормотал заклинание, направив палочку на Нагайну, и, получив результат, опустил руку.

— Ну, что ты выяснил? — нетерпеливо спросила его Лили.

— Я выяснил, что твоя ненормальная магия считает болезнью, — слабым голосом пробормотал Том.

Плохо завязанный узел на полотенце развязался, и оно упало на пол. Одновременно с этим распахнулась дверь, и на пороге замерла Беллатрикс Лейстрендж.

— Мой Лорд, мы слышали шум, и вы не отзывались… Мы думали, что что-то… — Тут её взгляд упал на практически уничтоженную кровать, а затем переместился на обнаженного господина. — Вам нужна помощь, мой Лорд? — прошептала женщина, даже не пытаясь выйти.

Глава 7

— Ты бы прикрылся, что ли? — задумчиво произнесла Лили, пока Том разглядывал стоящую в дверях ведьму. — Я ошибаюсь, или она замужем?

— Нет, — Том произнес ответ как обычно вслух, но относился он к обеим собеседницам.

— «Нет» в смысле не замужем, или «нет» в смысле не ошибаюсь?

— Вы уверены, мой Лорд, что не нуждаетесь в помощи? — женщины заговорили одновременно, и Том машинально потер висок.

— Помолчи, — рявкнул Тёмный маг и, подняв с пола полотенце, обернул им бёдра.

Беллатрикс замолчала, а Лили проигнорировала пожелание Тома.

— Я буду считать, что ты это своей поклоннице пожелал, — голос в голове звучал задумчиво. — Она ведь твоя поклонница, а не… Ну… В общем кем там тебе твои миньоны приходятся. Фанатка, можно сказать. Она точно знает, какого цвета нижнее бельё ты предпочитаешь, а теперь она знает, что скрывается за этим нижним бельём.

На этот раз Тому удалось взять себя в руки и ответить мысленно.

— С чего ты взяла, что Белла не является моей преданной последовательницей, как все остальные?

— Ты дурак? — Лили вздохнула. — Просто последовательница не стала бы стоять здесь и пожирать тебя глазами. Кстати, ты уточни, какую именно она помощь имела в виду, явно не помочь тебе весь этот бардак убрать.

— А если бы даже и так, ты думаешь, я у тебя буду совета спрашивать?

— Вот ещё, — фыркнула Лили, — но это не значит, что я сама не смогу ничего тебе посоветовать. Уж я-то точно знаю, что нужно женщинам. Только представь, какое у тебя появилось громадное и совершенно незаслуженное преимущество перед остальными мужчинами…

— Замолчи, — Том на мгновение представил себе, как в самый ответственный момент ему начинают давать советы, и вздрогнул.

— Ладно, что-то мне нехорошо, а ты давай, или выпроваживай даму, или прими уже, наконец, её помощь. Знаешь, это будет интересный опыт, — Лили зевнула и замолчала.

— Белла, выйди, — холодно обратился Том к стоящей напротив него женщине.

— А почему так прохладно? Она к тебе со всей душой, можно сказать, а ты…

— Мой Лорд, вы уверены? — Беллатрикс медленно приблизилась к своему господину и посмотрела на него снизу вверх, всё-таки Том был высоким мужчиной.

— Нет, не уверен, — Тому сейчас было совершенно не до Беллы с её выдуманной, как он считал, влюбленностью, но желание немного наказать наглую ведьму, поселившуюся в его голове, превысило здравый смысл.

Беллатрикс можно было назвать красивой, если бы не брезгливое выражение лица, которое, как помнила Лили, всегда сопровождало этот женский вариант Сириуса. Из всех кузенов и кузин именно эти двое были внешне очень похожи друг на друга. Но сейчас, когда она смотрела на Тёмного мага, её лицо светилось, а слегка прикрытые глаза смотрели на Тома с нескрываемым обожанием, Белла была просто потрясающе красивой.

Том протянул руку и кончиками пальцев провел по щеке женщины, задержав их на губах, которые слегка приоткрылись.

— Ой, — голос Лили заставил Тома вздрогнуть и опустить руку. — Мне показалось, что я почувствовала, как ты…

Белла, не подозревающая, что Том сейчас немного отвлёкся на мысленный разговор с другой женщиной, поэтому сама потянулась к нему и провела ладонью по обнаженной груди своего господина.

— А-а-а! — Том в который раз вздрогнул и потер висок, который сразу же начал болеть, как бывало каждый раз, когда, Лили повышала голос. — Мне не показалось, я действительно чувствую, точнее, воспринимаю твою тактильную чувствительность. Отправляй её к мужу!

— Вот ещё, — ответил Том. Он заметил, что после того, как лишился одного из крестражей, вести мысленный диалог с Лили стало гораздо проще. А одно то, что его возможная интрижка с Беллой раздражает непрошеную гостью, заставляла его проявлять инициативу, которую он никогда не проявлял раньше. — Я могу сейчас получить удовольствие, и я его получу.

И он, притянув к себе обмякшую женщину, принялся медленно расстегивать её мантию.

— Она женщина! Мне неприятно! — Лили повысила голос, и Том едва слышно застонал от нарастающей головной боли. — И вообще, тебя не смущает, что я не только всё вижу, но и могу испытывать часть твоих ощущений?

Том отпрянул от Беллы и сжал руками голову.

— Я не собираюсь из-за твоей чувствительной натуры лишать себя части доступных мне удовольствий, — простонал он.

— Мой Лорд? — Белла распахнула глаза и с тревогой посмотрела на отвернувшегося от неё и что-то бормочущего Тёмного мага.

— Но это неправильно! У меня такое чувство, будто это я её трогаю.

— И что, мне из-за этого переходить на мужчин? Не дождёшься, дорогуша.

— Ну, зачем так радикально? Ты же сказал, что понял, как тебя излечить, так давай уже займёмся делом. И ты вернёшься к своей готовой на всё служанке, а я вернусь уже к сыну.

— Белла, выйди, — как только Лили заговорила о том, что произошло, в голове у Тома прояснилось. Ему нужно было многое обсудить с Лили, но он предпочитал делать это не мысленно и желательно перед зеркалом, чтобы видеть свою собеседницу.

— Мой Лорд? — Белла запахнула мантию, а в её глазах мелькнуло отчаянье. — Я что-то сделала не так?

— Ничего, Белла, — Том заставил себя распрямиться и подойти к женщине. — Просто я неважно себя чувствую и мне необходимо побыть одному. — Обхватив её голову руками, он поцеловал её в лоб.

— Странно, я думала, что ты просто вышвырнешь её за дверь, приголубив Круциатусом.

Том промолчал и отошёл от Беллатрикс. Она же быстро подошла к двери и, не оборачиваясь, вышла.

— Ты меня игнорируешь, Том.

— Тебя невозможно игнорировать, — Том подошёл к зеркалу и посмотрел, как в зазеркалье Лили, оглядевшись по сторонам, направилась к отразившейся в зеркале кровати и присела на неё.

— Так почему такая трогательная сцена прощания с фанаткой?

— Я достаточно пожил на этом свете, чтобы понять одну вещь: нет слуги преданней, чем влюбленная женщина, и нет врага опасней, чем женщина оскорблённая.

— А ты философ.

— Я просто не хочу сейчас убивать Беллу. А мне придется это сделать, если она почувствует себя оскорбленной, вот и всё.

— Поэтому ты время от времени подогреваешь её влюбленность?

— Нет, она делает это самостоятельно, — Лили откинулась на спину и легла на разорванные простыни. — Что ты делаешь?

— Так странно. Словно в зеркале я отделена от тебя и могу делать то, что хочу. Единственное, чего я не могу сделать — это одеться, — она посмотрела прямо на Тёмного мага. — Что она в тебе нашла?

— Силу. Есть женщины, которые ведутся на смазливую внешность, есть те, которые падают к ногам известных раскрепощенных личностей. Ты относишься к обоим этим типам, если судить по Поттеру. Есть те, которым нравятся умные мужчины. А есть такие, как Белла, которых привлекает сила.

Том отвернулся от зеркала и пошёл в ванную комнату, чтобы одеться.

— Так что ты мне скажешь про своё исцеление?

— Ничего.

— Но ты сказал, что понял!

— Даже если это и так, то мы ничего делать не будем.

— Почему? Какие у тебя есть причины, чтобы не пытаться стать здоровым?

— Важные. И тебя они не касаются.

— Ты готов полностью отказаться от малейшего намека на личную жизнь, а также от всего того, что тебе дорого, от всего, к чему ты привык, только чтобы не посвящать меня в свои тайны?

— Почему я должен от чего-то отказываться?

— Да потому что я не дам тебе ничего делать. Ты не сможешь больше ничего предпринять без оглядки на меня. Ни-че-го!

— Это угроза? — Том снова подошёл к зеркалу и посмотрел на ведьму. Та стояла, скрестив руки на груди.

— Нет, это предупреждение. Я у тебя вот здесь, — она коснулась своего виска. — И ты не можешь от меня закрыться, мы это проходили в первую нашу ночь, когда ты перепробовал все доступные тебе ментальные заклятья. Не можешь ты от меня и избавиться. А искать способ, так я тебе не позволю это сделать, — она прищурилась и вдруг вскинула руки вверх и завизжала.

Это было именно то, что Том испытал в доме Лили, когда она осознала, что находится вне своего тела, но всё ещё вроде бы жива.

Боль была настолько острой, что Том упал на колени, хватая ртом воздух. Когда Лили немного успокоилась, Тёмный маг перевернулся на живот и его вырвало.

— Ну что, тебе нужна ещё пара демонстраций моих возможностей по влиянию на твои мозги, — Лили заговорила спокойно, и Том смог лечь на спину.

— Я не могу тебе ничего сказать, — прохрипел Тёмный маг.

— Почему ты упрямишься? — голос в голове немного смягчился.

— Я постараюсь смириться с твоим присутствием. Если будет нужно, то я побуду в одиночестве, мне не привыкать. А может быть, поеду путешествовать. К тому же мне кажется, что такую стерву как ты, в конце концов, можно заинтересовать как моими идеями, так и методами.

Лили замолчала и задумалась.

— Значит, вот как. Решил стоически терпеть, не провоцировать, а ещё и сделать из меня вторую Беллу, — Лили снова замолчала. Когда Том поднялся с пола, она снова заговорила. — Поздравляю, это ты хорошо придумал. Ладно, я согласна. Путешествовать, так путешествовать, однако с одним условием.

— С каким?

— Ты найдешь моего сына. Мы будем привыкать друг к другу втроём.

Глава 8

Тёмный маг сидел в библиотеке Малфой-мэнора и мрачно смотрел на тетрадь в кожаной обложке, которую тремя неделями ранее отдал на хранение Люциусу.

— И что это? — голос Лили в голове заставил поморщиться.

— Какая разница-то? — Том пролистал тетрадь, демонстрируя абсолютно чистые листы.

— Любопытно, — Том мог бы поклясться, что ведьма пожала плечами.

— Это дневник, мой дневник.

— И почему там ничего не написано? Нечего писать что ли?

— Объясняю ещё раз: тебя это не касается!

— Да не очень-то и хотелось знать, — фыркнула Лили. — Ты бы подумал о том, как найти Гарри, вместо того, чтобы думать о том, что бы записать в дневник.

— И как, по-твоему, я должен это сделать? Прийти к Дамблдору и заявить ему, что у меня в голове поселилась Лили Эванс, которая требует вернуть ей сына?

— Ну, как вариант…

— Как вариант мы с тобой в этом случае проверим, сможешь ли ты существовать без моего физического тела.

— Альбус не настолько кровожаден… — в голосе Лили прозвучала легкая растерянность.

— О, а ты так хорошо его знаешь? — Тёмный маг откинулся на спинку стула. — Настолько хорошо, что можешь с уверенностью сказать о том, что он будет или не будет делать? — Лили промолчала, и Том продолжил. — Я так и думал. Знаешь, в чём я абсолютно уверен? Я уверен в том, что твой сын сейчас спрятан настолько тщательно, насколько это вообще возможно. И подобраться даже близко к месту, где его прячут, лично для меня будет очень проблематично…

— Ещё бы, ты, между прочим, пытался его убить, — долго молчать Лили не могла.

— Это в том случае, если мне вообще удастся выяснить, где именно его прячут. А вот это будет сделать посложнее, чем Министерство магии захватить. Особенно учитывая то, что людей, приближенных к наисветлейшему, у меня нет, — Том проигнорировал последний выпад Лили.

— Да, не подумал ты как следует, когда Северуса с глаз своих вон отсылал. Кстати, не думаю, что захватить Министерство магии очень сложно.

— А может, ну его, путешествие? — Том отодвинул в сторону дневник. — Давай мир завоюем, и тогда мне твоего сына принесут без усилий с моей стороны.

— С кем ты собираешься мир захватывать? С Беллой? Или с Малфоем, который тебя продаст при малейшей угрозе себе любимому.

— Не такой уж Люциус и трус.

— А я не говорила, что он трус. Люциус делец, и он будет делать только то, что ему выгодно на данный момент. Сейчас ему выгоднее быть с тобой, вот и всё. Сомневаюсь, что Малфой действительно разделяет твои убеждения.

— С чего бы такие глубокомысленные выводы?

— А он меня ни разу грязнокровкой не назвал, пока мы учились, да и старостой не худшим был. Понятно, что перед преподавателями и директором выслуживался, но ведь добился своего.

— Чего он добился?

— Его не трогают. Знают же, что он у тебя за любимую собачку, но молчат.

— Вот прямо так и знают, причем все, — Том скривился.

— Тоже мне секрет, — фыркнула Лили. — Только, если вас всё же накроют, насчет Малфоя не переживай, он никого не выдаст. Сам выкрутится, но никого не сдаст.

— Ты же говорила…

— Я говорила, что он везде ищет выгоду. Выдавать твоих слуг не выгодно, это же такой рычаг воздействия можно из рук выпустить. Но если дела пойдут плохо, даже не сомневайся, Малфой первым побежит на другую сторону, ещё и сказочку придумает, что ты его запугал, заколдовал и вообще, он ни в чём не виноват.

— И давно ты такой наблюдательной стала? Как мне говорили, в школе ты ничего кроме своего вздернутого вверх носика не видела, а если слышала, то предпочитала списывать на слуховые галлюцинации.

— Когда замуж вышла, — мрачно произнесла Лили. — Точнее не сразу. Но в последние две недели у меня словно пелена с глаз упала.

— И что же ты увидела?

— Я увидела, что эта неразбериха выгодна не только Малфою. Вообще, Альбус может с тобой справиться одной левой, но он почему-то этого не делает. Я также поняла, что ничего в этом мире не даётся даром. И если ты с твоими миньонами всё ещё живой и на свободе, значит это кому-то нужно, — Лили замолчала, затем слегка повысила голос. — А может быть, тебе платят за террор? А что, под это дело много чего можно решить, разных законов протащить, деньги опять же.

— Ты ещё скажи, что сценарий мне Дамблдор пишет, и передает каждое тринадцатое число ночью на поляне в Запретном лесу, переодевшись маггловским клоуном.

— Почему клоуном?

— Чтобы никто не догадался! — рявкнул Том. — Со всем остальным ты, я погляжу, полностью согласна.

— Ну, я бы не стала полностью исключать этот вариант.

— Я от тебя с ума схожу, — Тёмный маг покачал головой.

— Это было самое необычное признание в любви, милый, — кокетливо прощебетала Лили. — А я-то наивная думала, что после Джеймса уже ничему не удивлюсь.

— И что же умудрился натворить Поттер? — Том сложил руки на груди, покосившись на дневник.

— Сделал мне предложение, затащив на метлу и поднявшись выше Астрономической башни. При этом он выпустил древко из рук, чтобы всучить мне кольцо.

— А, по-моему, очень даже романтично.

— Угу, учитывая то, что я до жути боюсь высоты и ненавижу эти проклятые метлы! Я очень быстро согласилась, лишь бы он только спустил меня на землю. Я в тот момент на многое могла согласиться.

— Эх, такой момент упущен. Всего-то надо было поднять тебя в воздух, и ты бы метку приняла без раздумья.

— Помечтай. И вообще, мы отвлеклись от темы нашего разговора — когда ты отправишься за Гарри?

— Я же уже сказал, что не смогу этого сделать, особенно в ближайшее время. Возможно позже, но не сейчас, когда мальчишку, скорее всего, охраняют лучше, чем Азкабан.

— Тогда давай лечиться, — не терпящим возражения тоном заявила Лили. — В чём заключается твой недуг?

— Скажем так, некоторая часть меня представлена не в полноценном виде, — неохотно признался Том. — Собственно я долго думал, хотя под твое ворчание это было сделать сложно, и пришёл к выводу, что можно попробовать «полечиться», во всяком случае, это проще, чем взваливать на себя поиски твоего сына. Я как представлю, что всё же смогу его найти… Мне что, сопли подтирать своему потенциальному убийце? Нет уж, так что, вот.

— Что вот? — сухо проронила Лили.

— В этой тетради заключена часть того самого целого. Может быть, твоя магия ограничится несколькими частями. Ведь, насколько я понимаю, главное — не дать мне сдохнуть.

— Не попробуем — не поймем. Приступай.

— Легко сказать, — Том придвинул к себе дневник. — С чего начать-то?

— А с Нагайной как было? Ты её гладил, потом задремал…

— Насчет «задремать» думаю, никаких проблем не возникнет, — Том зевнул.

Лили замолчала и сосредоточилась. В тот раз боль застала её врасплох. Сейчас же она решила подготовиться.

Тёмный маг закрыл глаза и принялся поглаживать кожаную обложку кончиками пальцев. Бессонные ночи дали о себе знать, и очень скоро он провалился в полноценный сон, из которого был выдернут буквально через десять минут воплем ведьмы, засевшей в его голове.

— Не спать! — Том едва не свалился со стула, и некоторое время приходил в себя, ощущая приближающуюся мигрень.

— Что ты вопишь? — пробурчал он, проводя по лицу ладонями.

— Ничего не получается, — Лили немного понизила голос. — Нужно что-то другое.

— Что другое? И почему не получается? Я же сам по собственной воле готов пожертвовать одним из… — Том замолчал.

— Я понятия не имею почему, только я вижу места, где должно произойти слияние. Они для меня светятся. А у этой части и у той, которая в тебе, края не совпадают. Так что ничего не получится. Что это, кстати?

— Душа, — спросонья Том совершенно забыл, что не стоит рассказывать Лили о своей тайне.

— Ничего себе сюрпризец, — присвистнула ведьма. — Как ты умудрился душу разорвать? Хотя, нет, ничего мне не говори. Я не хочу ничего об этом знать.

— Очень мудрое решение. Что же нам делать?

— Гарри искать, — радостно заявила Лили.

— А если не это?

— Искать тот кусок, который подойдет.

Том задумался, потер лоб, затем неуверенно произнес.

— А что если дело в последовательности? Нагайна была последней, значит нужно попробовать тот, что шёл перед ней. Но чаша у Беллы.

— Так забери. Или ты её позвать не можешь? — в голосе Лили прозвучала явная издевка. — Малфоя найди и им воспользуйся, а ещё лучше, сову ей пошли с письмом, написанным собственноручно. И тебе ничего стоить не будет, и женщине приятно.

— Помолчи лучше, — Том тяжело поднялся из-за стола и, справившись с головокружением, пошел искать Беллатрикс, которая гостила в это время в доме сестры.

Глава 9

Том решил не беспокоить хозяев дома, и отправился на поиски Беллатрикс самостоятельно. Точнее он вышел из библиотеки и пошёл по длинному коридору. Лишь спустя две минуты до него дошло, что идёт он в направлении комнаты, которую уже считал своей.

— Мне нужно поспать, — он остановился и ожесточено принялся тереть лицо.

— Получи от Лестрейндж ту вещь, за которой идёшь, проведем эксперимент, и поспишь, — неохотно произнесла Лили. — Я надеюсь, что мы идём именно за этой вещью, а не за чем-то ещё.

— И ты дашь мне выспаться?

— Я тебе даже колыбельную спою.

— Нет! Обойдёмся без песен, — Том посмотрел по сторонам. — Ты случайно не знаешь, куда идти?

— Конечно, знаю. Я же часто гощу у Малфоев и их дом знаю лучше родного, — издевательски произнесла Лили.

— Сарказм был неуместен. Ладно, придется всё же Люциуса призвать.

— Я так понимаю, что наш визит к Беллатрикс ты хочешь от хозяина дома утаить? Так сотри ему память после и все дела.

— Говорит мне честная и благородная, — хмыкнул Том, доставая палочку. — Может, всё-таки подумаешь про завоевание мира?

— Может, и подумаю. Когда в своем теле окажусь. А что «Тёмная леди Лили» — по-моему, звучит.

— Только вот помнить ты ничего не будешь.

— О, это не проблема. Сомневаюсь, что твое тлетворное влияние полностью испарится. И вообще, я решила обидеться и не сказать тебе, как найти нужную комнату быстрее, не ставя в известность хозяев.

— И как же?

— Домовые эльфы, — заговорщицки прошептала Лили. — Во-первых — быстро, во-вторых — надёжно, в-третьих — чтобы не разболтали нужно просто приказать не болтать. Ну и, в-четвертых, Малфою в голову не придёт что-то у домовиков выпытывать.

— Интересно, а как я мог про домовых эльфов забыть? — Том снова потёр глаза.

— А ты не забыл, ты просто про них не подумал, — Лили замолчала, задумавшись. Большинство из знакомых ей магов, особенно тех, кто был далек от маггловского мира, воспринимали волшебство и волшебных существ как данность, практически не обращая на них внимание. Когда-нибудь это обязательно должно выйти магам боком.

— Да, действительно не подумал. Ещё бы вспомнить имя хоть одного домовика Малфоя, чтобы позвать.

— Проблема, — Лили задумалась. — О, идея. На кухню иди, там обязательно хоть одного найдём.

— Ещё бы знать, где кухня, — Том, ориентируясь на смутные представления об устройстве старинного особняка, направился в то его крыло, где предположительно должны были находиться хозяйственные помещения.

Кухня оказалась именно там, где Том её искал. Войдя в просторное, наполненное потрясающими ароматами помещение, он внезапно понял, что голоден. У плиты суетились несколько маленьких существ, одетых в белоснежные полотенца. Схватив первого попавшегося за хрупкое плечо, Темный маг развернул его к себе лицом.

— Имя!

— Добби, сэр, — пропищал домовой эльф, с ужасом глядя на опасного гостя.

— Вот что, Добби, у вас есть что-нибудь готовое, чтобы поесть?

— Нет, сэр, — эльф схватил себя за уши и дернул. — Обед только через час!

— Тогда тащи на стол бутерброды какие-нибудь и чай, — Том бесцеремонно сел за ближайший стол и принялся внимательно наблюдать, как перед ним появляется еда.

— На запах пришёл, — убеждённо произнесла Лили. — А я-то уж подумала, что ты воздухом питаешься. За всё наше совместное существование ни разу толком не поел, хоть в туалет ходить не забываешь, и то хорошо, — она хмыкнула и замолчала, а Том подавился и долго кашлял, пытаясь понять: о нём сейчас позаботились или поиздевались?

Прокашлявшись, Том быстро доел то, что стояло перед ним на столе, и почувствовал себя гораздо лучше, только спать захотелось ещё больше.

— Добби.

— Да, сэр, — домовик всем своим видом демонстрировал готовность исчезнуть, чтобы находиться подальше от Тёмного мага, но и ослушаться его не мог.

— Я не знаю, где находится комната миссис Лестрейндж, а мне нужно срочно её увидеть.

— Добби должен показать комнату мисс Беллы?

— А переместить меня туда ты не можешь?

— Добби может, сэр.

— Так перемещай, — Том протянул домовику руку. — И, Добби, если хозяин Люциус что-нибудь спросит про меня, в твоих же интересах будет промолчать.

— Слишком сложно, — фыркнула Лили. — Эльфы же только прямые приказы воспринимают. А вообще можешь не беспокоиться. Я просто не представляю себе Люциуса, который пойдет на кухню, чтобы выяснить у эльфов, а не заходил ли сюда его господин и не просил ли сделать что-нибудь необычное. Да даже если и узнает: ну пошёл ты в спальню Беллы, так может она награду заслужила за что-нибудь, — и Лили засмеялась.

Последние фразы она произносила, когда Том уже находился в спальне Беллатрикс. Комната была пуста. Сев в мягкое кресло, стоящее возле небольшого столика, Том приготовился ждать Беллу. Он успел задремать, практически не обращая внимания на болтовню Лили, когда дверь открылась, и в комнату вошла Беллатрикс.

Увидев гостя, она растерялась и замерла на пороге, не сводя взгляд с Тёмного мага.

— Мой Лорд, чему я обязана такой честью? — наконец, проговорила женщина.

— Ты смотри, сколько ей счастья привалило, стоило тебе так неудачно вляпаться в мой ритуал. Я же просто приношу радость людям, — хихикнула Лили.

— Белла, — Том стоически проигнорировал голос в своей голове. — Я отдавал тебе на хранение некую вещь, где она?

— В Гринготсе, в семейном сейфе.

— Сколько потребуется времени, чтобы принести её?

— Думаю, что немного, — Белла вздохнула. — Вы хотите получить её сегодня?

— Да, желательно побыстрее.

— Не забудь ей потом то, что останется отдать, а то лишишь женщину радости, — снова хихикнула Лили.

Беллатрикс стремительно вышла из комнаты и направилась к антиаппарационной границе.

Том же снова сел в кресло.

— Будь хорошей девочкой, дай мне поспать хоть немного.

— Ладно уж, спи, я же не монстр в конце концов.

— Это спорный вопрос, — пробормотал Том, закрывая глаза и буквально проваливаясь в сон без сновидений.

Ему показалось, что проспал он не больше пяти минут, как в голове раздался вопль:

— Подъём! — Том вскочил на ноги, озираясь по сторонам.

— Где пожар?

— Нигде, мой Лорд, — комнату озарял приглушенный свет зажженных свечей, а Белла сидела в соседнем кресле, прижимая к груди небольшую чашу.

— Белла, давно ты здесь сидишь? — Том навис над женщиной, заставляя её смотреть на себя снизу вверх.

— Совсем нет, мой Лорд. Просто вы спали, и я не решилась вас разбудить.

— Зато я решилась, — самодовольно заявила Лили. — Цени, неблагодарный. Неизвестно, на что эта дамочка решилась, если бы я тебя не разбудила.

— Значит, о чести моей заботишься? — процедил Том.

— Я всегда забочусь о вашей чести, мой Лорд, — Белла удивлённо моргнула.

— Ты когда научишься отвечать мне мысленно? — Лили явно веселилась. — Так ты всех своих слуг распугаешь, где жить-то будем? Своего дома, как я понимаю, у тебя нет.

— Белла, — Том отодвинулся от женщины, — я тебе очень благодарен, и ценю твою преданность. А теперь, отдай мне чашу, — Беллатрикс протянула запрашиваемый предмет, и Том осторожно забрал у неё свою драгоценность. Вспомнив слова Лили, он тихо произнес: — Мне она нужна для одного важного эксперимента. Утром зайди, забери её, я не смогу найти более надежного убежища для столь ценной для меня вещи, чем твои ручки.

В глазах Беллы вспыхнула радость, а Лили не преминула ехидно заметить:

— Вот уж не думала, что ты умеешь обольщать женщин.

— Я много чего умею, — Тому удалось заставить себя ответить мысленно.

Резко развернувшись, он вышел из комнаты Беллатрикс и направился в свою спальню. В спальне было чисто. Ничто не напоминало об утреннем погроме.

Решительно раздевшись, Том лёг на кровать. Полуобнаженное тело ощутило приятную свежесть простыни. Закрыв глаза, он положил чашу рядом с собой и принялся осторожно поглаживать рельефную поверхность, пытаясь пальцами повторить сложный рисунок.

Лили сосредоточенно следила за разгорающимися обрывками линий в теле Тома. На этот раз слияние не началось для неё внезапно, но от этого боль меньше не стала. И хотя Лили была готова к ней, крик она сдержать не смогла.

Тело Тома выгнулось дугой на кровати, и Тёмный маг застонал, комкая в руках простынь, но до самого конца оставался в сознании.

На этот раз слияние прошло более быстро. Том решил, что это происходит от того, что они оба знали, на что идут и не сопротивлялись самому действу.

С трудом поднявшись с кровати, Том побрёл в ванную. Там он долго стоял под душем, оперевшись руками о стену. Ему было отчего-то не по себе, словно чего-то не хватало. Внезапно он понял, в его голове царила тишина, голоса Лили слышно не было.

— Эй, ты здесь ещё? — осторожно задал вопрос Том.

— Здесь я здесь, не отвлекайся.

— От чего?

— От приёма водных процедур. Я почему-то начала больше чувствовать твоё тело, это просто волшебно, когда струи воды бьют по плечам, по груди, по спине…

— Что это значит, «я стала чувствовать твоё тело»? — Том от неожиданности выпрямился.

— Понятия не имею. Кстати, я свое слово обычно держу. Раз на этот раз обошлось без вредительства кровати, можешь отправляться спать.

— Спасибо, ваше высочество, — саркастично ответил Том и выбрался из душа. Быстро натянув нижнее белье и брюки, стараясь не смотреть в зеркало, он буквально рухнул на кровать.

— Что дальше? — голос Лили заставил его слегка приподнять голову.

— Нам нужно проникнуть в Хогвартс. Следующая вещь находится там, — сонно пробормотал он и снова упал головой в подушку.

— Знаешь, а ты снова изменился, — задумчивый голос Лили уже практически не воспринимался уставшим мозгом. — Ты начинаешь выглядеть моложе, что ли. Не могу понять почему, но, похоже, так оно и есть.

Глава 10

Том остановился возле «Сладкого королевства» — магазинчика в Хогсмиде, в котором продавались в основном сладости, и огляделся по сторонам.

— Ты что, решил перекусить? — голос Лили звучал задумчиво. — А скажи, это совершенно необходимо делать именно ночью?

Том проигнорировал её. Совсем недавно проснувшись, он выяснил, что спал больше суток. Встал Том на редкость отдохнувшим. Приняв душ, Тёмный маг долго разглядывал себя в зеркале, чтобы убедиться в правоте Лили, он действительно выглядел моложе. Моложе не просто по сравнению с тем, как он выглядел до этого дня, а моложе своих лет.

Кроме того, Том внезапно ощутил необычайный прилив энергии, чего с ним не случалось уже на протяжении нескольких десятков лет. Захотелось сделать что-нибудь безрассудное, например, прямо сейчас наведаться в Хогвартс, чтобы продолжить эксперимент.

То, что была ночь, было только предпочтительней для подобной авантюры.

Том подошёл к служебному выходу магазина и осмотрел замок.

— Проклятье, — выразил он вслух свое видение ситуации.

— Что? — тут же поинтересовалась Лили.

— Знаешь, какие самые надежные замки? Те, которые попроще. Вот, например, этот. Простой как на сарае от метел, но есть одно «но», как только кто-то начнёт его открывать, об этом сразу же станет известно хозяину. И самое противное то, что я ничего не могу сделать, чтобы это предотвратить, чары завязаны на самом хозяине и сработают, даже если он начнёт сам открывать дверь.

— И что, нет никакой возможности войти, не ставя в известность хозяина? — Лили задумалась.

— Ну, почему же нет. Можно убить этого параноика.

— А зачем тебе туда нужно проникать тайком? Ты что же решил сладости наворовать? Думаешь, они так ещё вкуснее станут? — внезапно встрепенулась Лили.

— Да не нужны мне сладости, я же сказал, мне нужно в Хогвартс пробраться, за следующей вещью нашей головоломки.

— А просто через дверь пройти не пробовал? Или боишься, что тебя защита Хогвартса не пропустит?

— Какая защита? О чём ты? — Том поморщился и принялся обходить здание.

— Которая стоит на школе.

— И что, каким образом она не пропустит мага? Детишки-то взад-вперед бегают, да и жители Хогсмида иногда заходят в школу.

— Но я думала, что защита не пропустит Тёмного мага.

— И какие критерии тёмности могли ввести в систему опознания чар? — Том остановился и пристально всмотрелся в витрину, в которой как в зеркале отразился и он сам, и обнаженная ведьма.

— Но…

— Глубина твоих познаний зашкаливает, — хмыкнул Том. — Зря ты Снейпа оттолкнула от себя, может, нахваталась бы хоть по верхушкам, глядишь, за умную бы сошла.

— Вот только грубить не нужно, — Лили обиженно замолчала. Однако долго она молчать не могла и решила уточнить. — Так в чём смысл защиты?

— Самое главное — это защита от магглов. Затем идут чары, предотвращающие разрушающее действие времени, антиаппарационный барьер, ну и защита против физического проникновения. Последние касаются абсолютно всех живых и условно живых существ. Ставилась она в основном против обитателей Запретного леса. В общем-то из-за неё они относительно безопасны для учеников… Были.

— Что значит «были»?

— А то, что сейчас эта защита если и работает, то с большими сбоями.

— Получается, что чисто теоретически любая тварь из леса может спокойно пробраться в школу? — Лили непроизвольно повысила голос.

— Да, — Том помассировал сразу же занывший висок. — Не ори, я тебя очень прошу. И не волнуйся, ничего слишком опасного в лесу не осталось.

— Почему?

— Потому что так уж повелось: чем опаснее существо, тем оно ценнее в плане различных ингредиентов. А так как магические существа обладают в большинстве своем зачатками интеллекта, то стараются держаться от людей подальше. Так что через лес к школе может пройти кто угодно, за исключением магглов. А вот с других сторон защита ещё работает, так что только через ворота. И я не представляю себе, каким образом меня, постучавшегося в ворота Хогвартса, пропустят внутрь.

— А лес? — в голосе Лили появились нотки озадаченности.

— А где заканчивается лес? Сколько процентов на то, что меня не заметят при довольно длительном переходе от леса к замку? Правильный ответ — ноль. И да, ты правильно поняла, защиты от Тёмных магов вокруг Хогвартса нет, потому что критериев тёмности не существует.

— Зачем же мы здесь круги вокруг магазина нарезаем?

— Здесь есть потайной вход в замок, в подвале.

— И ты о нём знаешь?

Том остановился и озадаченно посмотрел на витрину.

— Конечно, знаю. Хогвартс — замок, в нём этих подземных ходов… Только я два знаю. Этот просто удобнее. Он в заброшенное крыло на третий этаж выводит. Оттуда легко пройти на восьмой этаж — есть лестница, которая, к счастью, не живёт своей собственной жизнью.

Лили задумалась, а Том вернулся к задней двери. Постояв недолго возле неё, он процедил: «Да какого Мерлина», — вскинул палочку.

Дверь открылась совершенно бесшумно, и Том стремительно вошел внутрь.

В подвале он не удержался и захватил из открытого ящика несколько шоколадных лягушек. Сунув добычу в карман, Том быстро отодвинул огромную бочку, стоящую у одной из стен, заклинанием. Перед ним открылся темный провал подземного хода. Том зажег Люмос и нырнул в проход. Бочка, слегка скрипнув, встала на место за секунду до того момента, как в подвал ворвался низкорослый крепыш с встопорщенными от злости пышными усами.

— И здесь никого, — крепыш обвёл взглядом помещение. — Чёртова защита. Который раз впустую срабатывает. Наверное, нужно её отключить, — бормоча себе под нос, хозяин магазина отправился в дом по соседству, чтобы снова залезть в постель, из которой его вырвали сработавшие чары.

* * *

Поппи Помфри поправила одеяло, которым укрыла тело Лили Поттер. Ей не спалось, и она ещё раз решила проверить свою пациентку, которая спала в отдельной комнате, прилегающей к общей палате больничного крыла.

Альбус Дамблдор не оставлял попыток понять, что случилось в доме Поттеров, но до этого момента Лили не должна была покидать Хогвартса. Вся забота о бессознательном теле молодой женщины легла на плечи медведьмы. Поппи не возражала. Она ухаживала за Лили, внезапно осознав, что начинает разговаривать со своей молчаливой слушательницей. Вот и сейчас, поправив одеяло, медведьма присела в кресло, которое стояло возле кровати Лили.

— Странные дела творятся, дорогая, — обратилась она к спящей красавице. — Альбус пребывает в полной растерянности. Твоя сестра Петунья наотрез отказалась приютить в своем доме Гарри. Говорит, что раз ты жива, то мальчик вполне может пожить в соседней палате. Но ведь вы же родные сестры, Лили. Что у вас произошло? А Сириус? Хорошо ещё, что Альбусу удалось перехватить его, когда тот пытался убить Питера. Представляешь, Блэк даже не удостоверился, что с тобой и с его крестником всё в порядке. Но Альбусу удалось достучаться до вашего нерадивого друга. Так что сейчас Гарри осваивается в особняке Блэков. Сириусу просто не оставалось ничего делать, как помириться с матерью, ведь он понятия не имеет, что делать с такими маленькими детьми.

Поппи вдруг показалось, что она слышит какой-то шорох, идущий из-за стены. Прислушавшись и ничего больше не услышав, она покачала головой и продолжила говорить с Лили.

— Я верю, что ты меня сейчас слышишь, дорогая, поэтому и пытаюсь сообщить тебе новости о Гарри, — медведьма вздохнула. — Вальбурга сильно сдала после исчезновения Регулуса. А когда Сириус пришёл домой с Гарри на руках, она словно получила ещё один шанс. Так что не беспокойся, Лили, твой мальчик в надежных руках.

За стеной палаты в небольшой нише Том Реддл сжимал руками разрывающуюся от боли голову, а Лили, которая слышала практически всё сказанное, завывала на одной ноте.

— Они отдали Гарри Сириусу?! Да как они посмели?! Это же совершеннейший осёл в делах воспитания детей! Мы здесь всё сделали? Немедленно нужно попасть к Блэкам и убедиться, что всё действительно в порядке!

— Прекрати, — сумел вставить Том, чувствуя, что ещё минута, и он рухнет без сознания. Лили осеклась и замолчала. — Какое помутнение на меня нашло, что я согласился отправиться проверить Больничное крыло? И откуда ты вообще узнала об этом закутке?

— Не только ты посвящен в некоторые тайны Хогвартса. Зато мы узнали, где Гарри, — гораздо тише произнесла Лили. — Мы же найдём возможность проведать его?

— Дом Блэков под Фиделиусом.

— Ну и что? Ты живёшь с родственниками Сириуса. Или ты всё ещё мечтаешь убить моего мальчика? — спросила Лили подозрительно.

— А смысл? Тем более что пророчество уже сбылось, — прошептал Тёмный маг. — Твой сын действительно сумел погубить Волдеморта, пусть даже через свою мать. Я постараюсь попасть к Блэкам, но на слишком многое не рассчитывай. Нам нужно делом заняться. Если бы ты только знала, как сильно я мечтаю от тебя избавиться.

— Я знаю, Том, — также тихо проговорила Лили. — Я уже говорила тебе, что твои мысли и помыслы для меня не тайна. Давай уже выбираться отсюда.

Глава 11

— Люциус, попроси Нарциссу присоединиться к нам, — Том сел в кресло и требовательно посмотрел на замершего возле него хозяина Малфой-мэнора.

— Конечно, мой Лорд, — Люциус заметно нервничал, теряясь в догадках о причинах недовольства своего господина.

Вернувшись из Хогвартса, Тёмный маг пребывал в ужасном настроении. Перспектива встречи с Гарри Поттером совершенно его не радовала, но обосновавшаяся в его голове ведьма категорично настаивала на необходимости узнать о том, как устроился её сын.

Пока Люциус искал жену, Лили напряженно молчала, предоставив Тёмному магу так необходимую ему передышку.

Миссис Малфой осторожно проскользнула в гостиную, где обосновался Тёмный маг.

— Мой Лорд, вы хотели меня видеть?

— Скажи мне, Нарцисса, а почему у тебя всё ещё нет метки? — Том выпрямился в кресле и, не мигая, посмотрел на стоящую перед ним женщину.

— Я… Я не знаю, — в голосе Нарциссе звучала настолько откровенная паника, что Тому внезапно стало смешно.

— В общем-то, иногда полезно иметь рядом преданного человека, на которого не падет ни малейшего подозрения в случае… — Том замолчал, задумавшись.

— В каком случае, мой Лорд? — тихо спросила Нарцисса.

— Например, в таком как этот, — Лили продолжала молчать, и Том внезапно осознал, что ему чего-то не хватает.

— Я вас не понимаю, мой Лорд, — Нарцисса неосознанно сделала шаг назад.

— Ты всё ещё поддерживаешь связь с Блэками?

— Я давно не видела тетю Вальбургу, с тех самых пор, как пропал Регулус…

— Интересно, куда пропал этот мальчишка? — поморщившись, перебил Нарциссу Том.

— Гобелен чётко показал, что эта ветвь обломана, — голос Нарциссы упал практически до шёпота. — Регулус мертв, мой Лорд.

— И куда он вляпался? Я же не…

— Ты же «не» что? — Лили говорила тихо, но её голос прозвучал в голове Тома набатом. — Ты же не приказывал ему умереть, да? Как он только посмел проявить столь вопиющую неосмотрительность?

— Ты не можешь помолчать?

— Мой Лорд? — Нарцисса сделала ещё один шаг назад.

— До меня дошли слухи, что Сириус вернулся в родной дом, — Том сосредоточился на разговоре с Нарциссой.

— Я ничего не знаю об этом, мой Лорд.

— При этом говорят, что вернулся он не один.

— Что мне нужно сделать?

— Нарцисса, я говорил тебе, что ты гораздо более сообразительна, чем твой муж? — Том поднялся из кресла и подошел к женщине.

— Мой Лорд, — Нарцисса попятилась.

— Ну зачем ты её пугаешь? — пробурчала Лили. — Бедняжка же сейчас решит, что ты её домогаешься, и что прикажешь ей делать? С одной стороны, наверное, это лестно. А с другой — муж и сестра, которая может быть не согласна с подобной постановкой дел.

Том поморщился и отошёл от Нарциссы.

— Нарцисса, мне необходимо, чтобы ты связалась с Блэками.

— Я сомневаюсь, что…

— Нарцисса, не заставляй меня думать, что я ошибся насчёт тебя. Свяжись с Вальбургой и договорись о встрече.

— Вы хотите, чтобы я встретилась с тётей?

— Нет, я хочу, чтобы ты договорилась о встрече. А встречаться с ней буду я.

— Я должна сказать тёте, что именно вы хотите с ней встретиться?

— На твоё усмотрение.

— Но, если Сириус вернулся…

— А вот Сириусу о нашей встрече знать необязательно. Ты же знаешь своего кузена. Он слишком… Импульсивен. Может наломать дров.

— Я могу идти? — Нарцисса наклонила голову, изобразив полупоклон.

— Иди, — Том махнул рукой. — И, Нарцисса, постарайся выполнить это незначительное поручение до завтрашнего дня.

Когда за миссис Малфой закрылась дверь, Лили решила прояснить ситуацию.

— Ты хочешь сказать, что мы не пойдем к Блэкам?

— Как ты себе это представляешь? — Том прошелся по гостиной, а затем решительно вышел в коридор, и направился в свою комнату. — Особенно сильное впечатление произведет моё появление на Сириуса Блэка. Хотя, возможно, ты всё же решила отделаться моими руками от дружка своего мужа? Тогда мне действительно следует навестить Блэков.

— Да, Сириус довольно предсказуем в своих поступках, — неохотно призналась Лили. — Хорошо, давай встретимся с Вальбургой, а там посмотрим, что будем делать дальше. Кстати, а куда мы направляемся?

— Продолжать моё лечение. Возможно, именно на этом этапе ритуал сочтет, что я достаточно здоров, и ты вернёшься в своё тело.

— Тогда тебе будет необязательно встречаться с Вальбургой.

— Мне всё равно желательно с ней встретиться. Нужно узнать, что она знает о смерти своего сына.

— Ты, значит, не знал, что Регулус мёртв? — тихо спросила Лили.

— Я догадывался. Призыв метки сложно игнорировать, но вот как это произошло, я не знаю.

— И ты даже не попытался выяснить, что произошло с твоим слугой?

— Я послал Вальбурге цветы, — Том захлопнул за собой дверь.

— Какой же ты…

— Скот? Дорогая, не нужно мне льстить, — Том достал диадему, которую забрал из Хогвартса, и положил её на кровать.

— И всё же?

— Скажем так, именно в тот момент мне было абсолютно на это плевать. То есть, я испытывал некоторую досаду на то, что мальчишка позволил себе умереть, но это всё.

— А сейчас? — Лили говорила тихо.

— Сейчас я действительно меняюсь, и не могу сказать, что мне это нравится. Во всяком случае, сейчас я хотел бы выяснить подробности, и если в этом замешан кто-то посторонний, то мне хотелось бы жестоко наказать его.

— Но как же хотя бы намёк на сожаление?

— Дорогуша, ты меня ни с кем не перепутала? Я не стал бы страдать о Регулусе даже в годы своей юности. Если хорошо подумать, то я ни о ком не стал бы страдать.

— И почему я тебе не верю? — Лили задумалась. — А может быть все твои эксперименты с душой именно из-за этого?

— Из-за чего?

— Из-за того, чтобы ничего не чувствовать? Ни боли, ни любви, ни сожалений, вообще ничего.

— Ты ошибаешься, я об этом не думал, когда решился на первый шаг.

— Возможно, — согласилась Лили. — Я не знаю, что являлось первопричиной, да и не хочу знать.

— Тогда лучше помолчи и займись делом, — Том стянул через голову рубашку и лёг на постель.

Закрыв глаза, он нащупал рукой диадему и принялся поглаживать её кончиками пальцев.

— И всё же, ты что, никогда никого не любил?

— Выбрось эти романтичные бредни из головы, — сонно пробормотал Том. — А то ты додумаешься до того, что со мной несчастная любовь приключилась, и отсюда все мои беды.

— Я не настолько наивна, — хмыкнула Лили.

— А вот это мне в тебе нравится, — Том продолжил поглаживать диадему, погружаясь в дремоту.

Боль на этот раз была точно такой же, как и в предыдущий раз. В какой-то момент Том потерял сознание.

Когда всё закончилось, Лили философски подумала, что, скорее всего, она начала привыкать, потому что боль, которую она испытывала, показалась ей на порядок меньше, чем в предыдущие разы.

Придя в себя довольно быстро, Лили осторожно приблизилась к тому месту, где в виде клубка, состоящего из светящихся нитей, находились воспоминания Тома. Искушение было очень большим. Она уже протянула руку, чтобы ухватиться за кончик одной из нитей, но потом передумала.

— Мне совершенно не любопытно, — прошептала Лили, отходя на значительное расстояние от воспоминаний Тёмного мага. — Ну, может быть, совсем немного. Ладно подождем, что скажет Вальбурга.

Глава 12

Том встрепенулся и сел на кровати. Протерев руками лицо, тёмный маг поднялся и подошёл к окну. На улице стояла глубокая ночь.

Посмотрев на небо, Том невольно залюбовался огромной полной луной, которая висела прямо перед окном.

— Не спится? — Лили не будила Тома, рассудив, что, так как у них своего рода перемирие, тёмному магу не мешает выспаться.

— Это странно, но нет, — Том ещё раз посмотрел на луну и принялся одеваться. — Я снова изменился?

— Понятия не имею. Ты же к зеркалу не подходил, — Тому показалось, что Лили пожала плечами. — Я же как бы твоими глазами смотрю.

Лили замолчала. Пока Том спал после очередного сеанса «лечения», она боролась сама с собой, разрываясь между желанием просмотреть воспоминания Тома и совестью, которая настоятельно рекомендовала ей этого не делать. Совесть победила с незначительным перевесом, и сейчас Лили могла гордиться своей выдержкой.

Том некоторое время бездумно смотрел на луну, затем он потер шею и произнёс:

— Я сегодня больше не усну.

— И что ты предлагаешь? — тут же откликнулась Лили.

— Я предлагаю сходить за очередным куском моего здоровья, — криво усмехнулся Том.

— Что, прямо сейчас?

— А чего ждать? Всё равно придется. Я всё ещё надеюсь избавиться от тебя.

Лили промолчала, а Том накинул мантию и быстро вышел из комнаты.

Покинув дом, Том пошёл по аллее к выходу из антиаппарационной зоны.

— А почему ты живёшь у Малфоев? — нарушила затянувшееся молчание Лили.

— Я не живу у Малфоев, — коротко ответил Том.

— А-а-а… — протянула Лили. — Не живёшь, значит. А что мы здесь всё это время делаем?

— Какая разница, где ночевать? — Том остановился и поднял палочку.

Лили поражённо замолчала.

— Что значит «какая разница»? А у тебя когда-нибудь было место, которое ты мог назвать «домом»?

— Да, было, — Том замолчал, затем тряхнул головой и неохотно закончил. — Хогвартс. Когда-то я мог назвать «домом» Хогвартс.

Том аппарировал. Появился он прямо перед входом в какую-то пещеру.

— Странное место, — голос Лили звучал задумчиво. — Как тебе в голову могло прийти, что-то здесь прятать?

— Я здесь бывал в детстве, — Том говорил отрывистыми, рублеными фразами.

— Кому пришла в голову мысль показывать подобное место ребёнку?

— Воспитателям приюта.

— В каком смысле «приюта»?

— В прямом, — Том подошёл к камню, стоящему перед входом в пещеру.

Вытащив из кармана небольшой складной нож, маг сделал надрез на ладони. Подождав, пока наберётся достаточно крови, он приложил ладонь к камню.

— Ты сейчас что вообще делаешь?

— Защиту снимаю, — Том скороговоркой пробормотал заживляющее заклятье и, дождавшись, когда рана затянется, вошёл в пещеру.

— Ничего себе. Что, защита даже от самого себя?

— Помолчи, — Том быстро шёл по тёмному коридору.

— Ответь, ты что сам себе не доверяешь?

— Лили, помолчи, хоть недолго.

— Как ты меня назвал?

— Лили. Если я не ошибаюсь, это твоё имя.

Лили замолчала, и молчала до тех пор, пока Том не вышел на берег большого подземного озера.

— Том, я хочу спросить про приют…

— Я не буду отвечать на вопросы про приют.

— Но…

— Никаких «но», — Том прошептал заклятье и запрыгнул в подплывшую лодку.

Вода озера казалась чёрной. Том посмотрел за борт. Он сделал это машинально, но Лили хватило мимолетного взгляда, чтобы оценить всю прелесть озера.

— Это что трупы? Озеро набито трупами?! — Том застонал, обхватив голову руками, а голос в его голове набирал децибелы. — Да ты совсем больной! Как ты додумался до такого?!

— Прекрати, — Том сидел в лодке, опустившись на колени. — Дай мне объясниться.

— Что тут можно объяснить?

— Это старое озеро. Старое и очень глубокое. Люди здесь тонули, причём часто. Я всего лишь слегка подтолкнул их к поверхности. Ну и наделил некоторыми дополнительными свойствами. И вообще, закрыв вход в пещеру, я, можно сказать, сделал доброе дело. Сюда никто не сможет больше зайти случайно и пополнить это кладбище.

— А не случайно? Если кто-то зайдет не случайно?

— Это уже не мои проблемы, — Тому удалось подняться на ноги.

Лодка причалила к небольшому островку посредине озера. Том вышел из лодки и подошёл к возвышению, на котором стояла большая чаша, заполненная вязкой зеленоватой субстанцией.

— И что сейчас нужно делать? — сухо поинтересовалась Лили. — Выпить эту даже на вид ядовитую гадость?

— Если найдётся такой придурок, который будет пить это зелье, то это опять-таки не мои проблемы. Кстати, эффекты довольно забавные.

— И что с ним делать?

— Лично я просто вылью его на землю, — Том хмыкнул и перевернул чашу.

Зелье вылилось на землю и практически сразу же впиталось в камень. Том протянул руку и выхватил из чаши массивный серебряный медальон на короткой цепочке. Затем он снова поставил чашу на её постамент и задумчиво наблюдал за тем, как она снова наполняется ядовитым зельем.

Подбросив медальон и снова поймав его за цепочку, Том повернулся к лодке. Внезапно его взгляд остановился на вещи, которую он так тщательно охранял.

— Что? Что это такое? — Том судорожно принялся открывать медальон. Когда ему это удалось, из медальона выпал кусок пергамента, развернув который, Том прочитал следующее:

«Тёмному Лорду.

Я знаю, что умру задолго до того, как ты прочитаешь это, но хочу, чтобы ты знал — это я раскрыл твою тайну. Я похитил настоящий крестраж и намереваюсь уничтожить его, как только смогу. Я смотрю в лицо смерти с надеждой, что, когда ты встретишь того, кто сравним с тобою по силе, ты уже снова обратишься в простого смертного.

Р.А.Б.»

— Ах ты, гадёныш! — Том яростно сжал кулаки.

— Что случилось? — Лили ещё раз перечитала записку вместе с Томом.

— Этот недоносок подменил мой медальон!

— Какой недоносок?

— Регулус! Теперь, по крайней мере, понятно, куда он делся, — Том запрыгнул в лодку.

— Может, объяснишься?

— А что, тебе ещё что-то не понятно?

— Мне не понятно, откуда Регулус вообще мог узнать об этом месте?

— А вот это я очень хочу выяснить, — Том посмотрел на зажатый в кулаке медальон. Размахнувшись, он хотел уже зашвырнуть фальшивку в озеро, но в последний момент передумал и положил медальон вместе с запиской в карман мантии.

Выбежав из пещеры, тёмный маг сразу же аппарирровал в поместье Малфоев.

Быстрым шагом дойдя до дома, Том ворвался в парадную дверь и схватил за шиворот первого попавшегося на его пути домового эльфа.

— Немедленно передай хозяйке, что я хочу её видеть! — рявкнул Том, выпуская съёжившегося домовика.

— Но хозяйка Нарцисса сейчас спит, — пропищал эльф, как только почувствовал под ногами пол.

— Да мне плевать! Немедленно!

— Мой Лорд, что случилось? — к Тому бежал Люциус, на ходу натягивающий мантию.

— Разбуди Нарциссу, сейчас же!

— Конечно, сейчас я всё сделаю, мой Лорд, — Люциус развернулся и бросился обратно к комнатам, которые делил со своей супругой.

Том раздраженно мерил шагами холл, сжимая и разжимая кулаки.

— Успокойся, — спокойный голос Лили ещё больше вывел Тома из себя.

— Заткнись, — процедил маг.

— Если ты сейчас не успокоишься, то я начну истерить, — пригрозила Лили.

— Почему?

— Да потому что, что бы ни сделал Регулус, он мёртв. А вот если ты сейчас не угомонишься, то могут пострадать его близкие, а с ними сейчас находится мой сын. Так что…

— Мой Лорд, вы хотели меня видеть? — бледная Нарцисса остановилась напротив Тома.

— Ты говорила со своей тёткой?

— Пока нет…

— Почему? Я же просил тебя сделать это как можно быстрее, — Том прищурился.

— Я…

— Нарцисса, я повторять больше не буду. У тебя есть время до полудня. Если в пять минут первого я всё ещё не буду беседовать с Вальбургой, то кто-то может пострадать, — развернувшись и больше не глядя на испуганную женщину, Том направился в свою комнату.

Глава 13

— Вальбурга встретится с вами здесь в полдень, мой Лорд, — Нарцисса говорила тихо, не поднимая глаз.

— Хорошо, — Том задумчиво посмотрел на дневник, который вот уже полчаса держал в руках.

До полного «выздоровления» оставалось совсем немного, и тёмный маг решал, что делать: побыстрее закончить и избавиться, наконец, от засевшей в его голове ведьмы, или подождать и сохранить хотя бы один крестраж.

— Ты бы отпустил её, что ли, — голос Лили заставил Тома вздрогнуть. — А то стоит бедняжка, дрожит перед лицом могущественного господина и понятия не имеет, что ему ещё взбредет в голову.

— Нарцисса, я очень доволен твоей расторопностью, — Том кивнул женщине, которая сразу же ретировалась, и подошёл к зеркалу.

На него смотрел мужчина, которому самый привередливый скептик не дал бы больше тридцати пяти лет, а за его спиной стояла обнажённая женская фигура с кровавыми разводами на бледной коже.

— А ты ничего, можно даже сказать, что красавчик, — Лили наклонила голову и с любопытством принялась рассматривать тёмного мага.

— Ты тоже ничего, — Том впервые посмотрел на ведьму как на женщину, а не как на надоедливое и причиняющее массу неприятностей эхо в своей голове. — Твоя кожа, она очень белая…

— Я же рыжая, — Лили забавно сморщила носик. — Загар ко мне не липнет. А что тебе не нравится?

— Странно, но мне именно что нравится, я бы, наверное, приударил за тобой?

— Серьёзно?

— Да. Если только ты не будешь одеваться, смывать кровь и наложишь на себя Силенцио.

— О, ради Мерлина, прекрати, — Лили закатила глаза. — Чем займёмся?

— А тебе есть, что предложить? — Том покосился на дневник. — Думаю, что воспользуюсь ситуацией и подремлю, а когда Вальбурга принесёт медальон, подумаю, продолжать или остановиться на этом, — последнюю фразу он прошептал, но Лили в зеркале прищурилась и сделала шаг к его отражению.

Понимая, что она не сможет ничего ему сделать, Том, тем не менее, попятился и отвернулся от зеркала.

— Только на ультразвук не переходи, — пробормотал он и, стянув рубашку через голову, лег на кровать.

— Знаешь, я тут подумала, — в голосе Лили прозвучали нотки ехидства, — у тебя появляется довольно забавная традиция — принимать женщин семейства Блэк в своей спальне. А давай Вальбургу тоже здесь примем?

— Ты в своём уме?

— А что такого? Вы же вроде ровесники, хотя по тебе этого не скажешь, — добавила Лили с неохотой. — Представь, что она подумает? Наверное, решит, что ты по ней со школы сох, а теперь набрался наконец смелости и собираешься сделать ей неприличное предложение.

— А мне иногда кажется, что ты малость озабочена. Может, когда всё закончится, познакомить тебя поближе с Беллой? Подозреваю, что вы найдете общие темы для разговора. И вообще, чем дольше я с тобой общаюсь, тем больше мне кажется, что все твои истерики происходят от хронической неудовлетворенности. Твой муж что, настолько несостоятельным был?

— Я не понимаю, вы меня позвали, чтобы о моём муже поговорить? — тихий голос, раздавшийся от двери, заставил Тома подскочить на кровати.

— Ха-ха-ха, — смех Лили был настолько искренним, что Том почувствовал тошноту. — А ты на часы не пробовал смотреть, прежде чем спать заваливаться? Вот теперь попытайся объяснить Вальбурге, что я была не права в своих предположениях.

— Я убью Люциуса, — процедил Том, судорожно соображая, почему он в последнее время постоянно оказывается в подобных ситуациях.

— Я на это с удовольствием посмотрю, но сейчас, ты бы оделся, что ли, — проговорила Лили сквозь смех.

— Вальбурга, — Том всячески старался сохранить чувство собственного достоинства. — Я рад тебя видеть. Боюсь, что Люциус слишком буквально воспринял мою просьбу, что я хочу тебя видеть незамедлительно.

— Да, ситуация довольно щекотливая, — Вальбурга попятилась. — Наверное, мне лучше подождать, пока вы приведёте себя в порядок, где-нибудь в другом месте…

— А ведь ситуация складывается не в твою пользу, — Лили перестала смеяться и в её голосе прозвучала задумчивость. — Пожалуй, нам лучше всё-таки не выпускать её из этой комнаты.

— Вальбурга, не стоит откладывать наш разговор, — Том сделал шаг в сторону замершей женщины. — Хоть Люциус и принял мою «просьбу» буквально, но именно это я имел в виду.

Со стороны это выглядело, по меньшей мере, странно. Довольно молодой и привлекательный мужчина, стоящий в полуголом виде возле кровати, и женщина в возрасте, которая краснела как монашка, случайно попавшая в дом терпимости.

— О, а ведь ты её смутил. Давай, пользуйся ситуацией и узнай всё про Гарри!

— Вальбурга, что ты знаешь про смерть Регулуса, — Том проигнорировал Лили и обратился к всё ещё мнущейся у двери женщине.

— Ничего, — Вальбурга нахмурилась и прямо посмотрела на тёмного мага.

— У меня нет времени с тобой любезничать, — Том взял палочку с прикроватной тумбочки, начиная чувствовать глухое раздражение.

— Но я действительно ничего не знаю. Я даже не знаю, где сейчас находится тело моего мальчика, — Вальбурга сжала губы, а её голос звучал глухо.

— А кто может знать?

— Я не знаю!

— Хватит на неё давить, — недовольно процедила Лили. — Она потеряла сына, и не может даже как следует оплакать его. Так что вряд ли она лжёт. Думай, кто ещё может знать о Регулусе, а сам спроси про Гарри.

Том поморщился, но провоцировать Лили не стал. Не хватало только опозориться перед Вальбургой ещё больше, если Лили причинит ему боль. Промолчав, он задумался. Буквально сразу его озарило.

— Вальбурга, позови своего домовика, прикажи ему повиноваться мне, и можешь быть свободна.

— Кричер, — Вальбурга не отводила взгляда от палочки, которую Том нетерпеливо вертел в руке.

Появившийся с громким хлопком домовик был уже стар. Преданно посмотрев на хозяйку, он перевел взгляд на Тома и громко вскрикнул.

— Хозяйка, это плохой маг, это очень плохой маг!

— Какой проницательный эльф, — фыркнула Лили.

— Кричер, замолчи, — приказала Вальбурга. Домовик замер, повинуясь, но продолжал испуганно смотреть на Тома. — Ты должен будешь выполнять приказы Тёмного Лорда, как мои собственные.

— Нет, хозяйка, пожалейте бедного Кричера, — домовик заломил руки и закатил глаза.

— Кричер, это приказ, — Вальбурга вопросительно посмотрела на тёмного мага.

— Я держу слово, ты свободна.

Миссис Блэк не нужно было повторять дважды. Как только Том опустил палочку, она выскользнула за дверь с неподобающей для женщины её возраста и положения поспешностью.

— Эй, куда! — Том застонал, схватившись за голову, а Лили начала переходить на ультразвук. — Ты ничего не спросил про моего сына!

— Замолчи, — прохрипел Том. — Я не собираюсь вытирать сопли твоему мальчишке. Сейчас я вытрясу из этого уродца то, что принадлежит мне по праву, быстро закончим с моим лечением, и я избавлюсь от тебя. А потом, делай, что хочешь.

Кричер в это время с удивлением смотрел на корчившегося мужчину.

— Но я молчу, господин, — наконец пропищал он, не понимая, что требуется от него тёмному магу.

— Хорошо, но я не намерена ждать больше, чем ещё пару дней, — Лили успокоилась. — Или мы через два дня расстаемся, или ты сам ищешь способ навестить моего сына. В противном случае я превращу твою жизнь в такой ад, что всем чертям станет тошно.

— Знаешь, я тебе верю. И как я мог хоть на секунду подумать о том, что можно было бы с тобой познакомиться, так сказать, во плоти, — Том сплюнул прямо на пол.

— Фи, как неэстетично, — Том словно воочию увидел, как ведьма поморщилась.

— Эй, эльф, как тебя, Кричер, — Том выпрямился и обратился к закатывающему глаза домовику, — приберись здесь.

— Конечно, господин, — Кричер щелкнул пальцами, и плевок Тома исчез с пола.

— Не будем ходить вокруг да около, — Том помассировал всё ещё ноющие виски. — Верни мне медальон, который твой хозяин Регулус украл у меня.

— Но…

— Лучше не спорь, Кричер! — Том раздражённо поднял палочку и направил её на сжавшегося домовика.

Эльф зарыдал и дрожащими руками вытащил медальон на короткой цепочке, который висел у него на шее, прикрытый полотенцем, которым домовик был обмотан.

— Хозяин Регулус приказал мне уничтожить эту тёмную вещь, — Кричер забился в истерике.

— Вот что, успокойся, — Том нетерпеливо выхватил медальон из рук домовика. — Если тебе от этого станет легче, я и собираюсь её уничтожить.

Кричер неверяще посмотрел на Тома.

— Правда?

— Да, — Том поднял руку, чтобы отпустить домовика, но потом неохотно продолжил. — Кричер, ты же понимаешь, что не я убил Регулуса? — домовик неуверенно кивнул. — Он погиб по собственной глупости. — Том замолчал, затем тряхнул головой. — Ты можешь забрать его тело и отнести Вальбурге. Пусть похоронит его подобающе.

— Но ведь в том озере…

— Инферналами они остаются только в пещере, как только они её покинут, то становятся обычными не сильно свежими трупами.

Как только Том договорил последнюю фразу, Кричер исчез с громким хлопком.

Тёмный маг подбросил медальон на ладони и направился к кровати.

Не дойдя до цели пару шагов, он поморщился и наложил на дверь несколько запирающих заклятий.

— Не думала, что когда-нибудь об этом скажу, но похоже, ты меняешься не только внешне, — задумчивый голос Лили, прозвучал в голове Тома как набат. — Ты что, становишься человеком?

Глава 14

Том остановился на холме, и посмотрел на лачугу, бывшую когда-то домом Мраксов.

После того как Том пришёл в себя после извлечения осколка души из медальона, он решил покончить сразу и с дневником.

Когда всё закончилось, тёмный маг отключился практически на сутки.

— Вставай, вставай, вставай, вставай…

Лили монотонно повторяла одно и то же слово, причём на одной ноте, не повышая, но и не понижая голоса.

— Ты просто заноза в одном месте, — пробормотал Том, пряча голову под подушку. — А я-то надеялся, что на этом моё «лечение» закончится.

— У тебя есть ещё один день, прежде чем я начну учить тебя, как нужно правильно мучить людей. Причём ты сам будешь наглядным пособием.

— Хоть бы раз с утра что-нибудь хорошее сказала, — Том потянулся и побрёл в ванную.

— А что ты мечтал бы услышать доброго и позитивного с утра?

— Я мечтал бы услышать что-то вроде: «Доброе утро, Том. Ты такой замечательный, пошли, ограбим Форт Нокс».

— Извращенец, — хихикнула Лили и замолчала.

— Ты онемела? — через минуту спросил Том. — Я даже не могу надеяться на такое чудо.

— Погоди, я в себя приду, — пробормотала Лили. — Подойди к зеркалу.

Том почувствовал любопытство и, обмотав бёдра полотенцем, подошёл к зеркалу, мимо которого он прошёл, даже не взглянув на себя.

В зеркале отразился темноволосый парень лет двадцати пяти отроду.

— Ничего себе, — выдохнула Лили, подходя к зеркальному двойнику тёмного мага. — Напомни мне, сколько тебе лет?

— Я понятия не имею, что ответить тебе на этот вопрос, — Том растерянно рассматривал своё отражение. — Остается только надеяться, что на этом моё омоложение прекратится, а то получится совсем уж неприлично.

— Да уж, — Лили отвернулась. — Мойся, и продолжим твоё лечение. Я очень сильно соскучилась по своему мальчику.

Из дома Том выходил, закутавшись в мантию и натянув капюшон, чтобы никто не заметил своего сильно помолодевшего господина.

— Я даже не знаю, как всё это объясню, — подойдя к антиаппарационному барьеру, Том сдвинул капюшон на затылок.

— Да брось, когда это ты кому-то что-то объяснял?

— Хм, а вот в этом ты не права, — Том вытащил палочку. — Возможно, я не всё объясняю своим последователям, да и тайн у меня хватает, но метаморфозы вроде этой объяснить всё же придется.

— Скажешь, что заклинание перепутал, — фыркнула Лили.

Том не ответил, просто аппарировал туда, где спрятал последний крестраж.

— Что это за убожество? — Том усмехнулся, представив себе как Лили сморщила носик.

— Это дом моих высокородных предков.

— Ты шутишь?

— Нет, не шучу. Именно здесь обитало благороднейшее семейство Мраксов.

— М-да, а ты уверен, что тебе не повезло очутиться в приюте?

— На что ты намекаешь?

— Да я не намекаю, я прямо говорю.

Том подошёл к двери и каким-то привычным жестом рассек себе ладонь. Приложив её к косяку, он немного подождал, а затем толкнул дверь.

— Опять ловушки?

— Нет, здесь нет ловушек, просто ключ от своеобразного замка.

— Надо же, а почему здесь нет ловушек?

— Я даже отвечать не буду на этот вопрос, — Том вошёл в дом.

— Обстановку этого места можно описать очень просто — «крайняя нищета», — в голосе Лили прозвучала брезгливость.

— Чего ты добиваешься? Хочешь меня вывести из себя?

— Извини, если задела твои чувства, но ребёнка в такой дыре нельзя воспитывать, лучше уж действительно приют, там хоть покушать что-нибудь дадут, причём из отдельной посуды. Так как там в приюте?

— Сегодня у нас какое число? Плюс-минус… Знаешь, не твоё дело, — Том подошёл к столу и взял с него кольцо с крупным рубином, вставленным в серебряную оправу. — Перстень, принадлежащий Салазару. Я даже представить не могу, сколько он стоит. С медальоном он составляет комплект… Почему они их не продали?

— Скорее всего, это риторический вопрос, — Лили задумалась. — А как они оказались у тебя?

— Я всего лишь убил пару человек, чтобы завладеть тем, что и так было моим по праву рождения.

— Всего лишь, — эхом повторила Лили. — Давай уже заканчивать с этим.

— Я только надеюсь, что это поможет нам избавиться друг от друга. Иначе мне будет чертовски обидно.

Том покрутил кольцо и надел его на палец.

— Ты готова?

— К чему?

— К последнему этапу, — Том вытащил на середину комнаты тюфяк, осмотрел его и трансфигурировал в относительно чистую кушетку.

— Мы что этим здесь будем заниматься? — возмущённо пискнула Лили.

— Ты говоришь таким тоном, что я начинаю предполагать, что под «этим» ты подразумеваешь что-то очаровательно-безнравственное, — хмыкнул Том и лёг на кушетку.

Не снимая с пальца кольцо, тёмный маг принялся поглаживать кроваво-красный камень.

Боль пришла внезапно. Том уже забыл, что можно испытывать нечто подобное. Краем сознания, которое в этот раз никак не хотело его покидать, Том ощущал, что Лили испытывает едва ли не более сильную боль, чем он сам.

Сознание, наконец, покинуло Тома, и он погрузился в блаженную темноту.

Когда сознание вернулось, тёмный маг долго не мог сообразить, где он находится, а когда вспомнил, то первым делом трансфигурировал в зеркало первый попавшийся под руку камень и принялся внимательно изучать свое лицо.

— Уф, ну хоть не стал пятнадцатилетним, — Том облегчённо выдохнул. С трудом поднявшись с кушетки, он потянулся, и тут обратил внимание на то, что чего-то не хватает. — Эй, Лили, что скажешь? — не дождавшись ответа, Том осторожно добавил. — Лили? Неужели получилось?

* * *

Мадам Помфри подошла к кровати, на которой неподвижно лежала Лили, и аккуратно поправила одеяло.

— Что же с тобой происходит, девочка? — она села на стул рядом с кроватью и уже хотела приступить к своему рассказу, как вдруг её пациентка распахнула глаза и с громким криком села.

Медведьма вскочила на ноги и бросилась к очнувшейся женщине. Быстро провела палочкой вдоль тела своей пациентки, шепча диагностические заклятья, отмечая про себя, что в зелёных глазах, смотревших на неё, затухают отблески сильнейшей боли.

— Лили, ты меня слышишь? — закончив осмотр и не отметив никаких внешних и внутренних повреждений, мадам Помфри села на стул.

— Да, слышу, — Лили откинулась на подушку. — Что произошло? Почему я здесь? И где это «здесь»?

— Ты в Хогвартсе, дорогая. Подожди минутку, я сейчас позову Альбуса, чтобы не повторяться.

Лили кивнула и закрыла глаза. В её голове то и дело мелькали какие-то смутные образы, которые никак не хотели складываться в цельную картинку.

— Лили, девочка моя, как ты себя чувствуешь? — Альбус Дамблдор подбежал к кровати и присел на край, схватив Лили за руку.

— Я чувствую себя очень слабой, но это нормально. Сколько я пролежала?

— Десять дней.

— Ничего себе. Что случилось?

— Мы теряемся в догадках, — Альбус выпустил руку Лили. — Я предполагал, что ты прольешь свет на эту тёмную ситуацию, но, полагаю, ты ничего не помнишь, если задаешь такие вопросы.

— Я помню, что к нам пришел этот урод, и что он бросил в меня Аваду. Дальше темнота. Но как? Как я выжила?

— Я не знаю, девочка моя.

— А что с Джеймсом, и с Гарри? Где они? Когда я могу их увидеть?

— Лили, мне очень жаль…

— Что с Гарри?! — Лили вскочила. — Что с моим сыном?!

— Успокойся, Лили. С Гарри всё хорошо. Он сейчас доводит своего крёстного и его мать до нервного срыва и очень сильно скучает по своей мамочке, — к Лили подскочила мадам Помфри и протянула ей бокал с успокаивающим зельем. — Но Джеймс, мне очень, очень жаль…

— Да, мне тоже жаль, — Лили выпила предложенное зелье и легла, отвернувшись от хлопотавших вокруг неё Дамблдора и медведьмы.

Когда она услышала, что с Гарри всё в порядке, то сразу же успокоилась. Весть о гибели Джеймса почему-то не произвела на неё сильного впечатления, и Лили было от этого плохо. Она практически ненавидела себя и обвиняла в чёрствости, но ничего не могла с собой поделать. Ей было всё равно, жив Джеймс или нет. Всё на что она была способна — это тихо заплакать. Незаметно для себя Лили уснула.

— Что же всё-таки произошло? — Мадам Помфри закончила заполнять медицинскую карту и посмотрела на Дамблдора.

— Боюсь, мы этого никогда уже не узнаем.

— Тогда завтра переправим Лили в больницу имени святого Мунго, пусть за ней немного понаблюдают целители. Хотя я уверена, что ничего страшного не произойдет, но не мешает подстраховаться.

— Конечно, Поппи. А я пока постараюсь выяснить, чем таким важным занят Волдеморт. Что-то о нём давно ничего не слышно. Ещё и Северус куда-то пропал, — Альбус покачал головой и вышел из-за ширмы.

Эпилог

Том остановился перед палатой и заглянул в приоткрытую дверь. У него было мало времени. В Малфой-мэноре был объявлен общий сбор, на котором Том хотел объявить об изменениях своих планов. Ему надоело играть в дурацкие игры. Идея «Пожирателей смерти» себя изжила, и Том, получив свою душу целиком в своё распоряжение, хотел двигаться дальше. Куда именно двигаться, он ещё не решил, но предполагал, что это будет связано с политикой.

Зачем он пришёл в больницу, Том и сам не понимал. Себе он объяснял это тем, что хотел убедиться в том, что Лили действительно ничего не помнит.

Зеленоглазая молодая женщина сидела за столом. На коленях у неё устроился темноволосый малыш и ел кашу, неуверенно держа в ручке ложку.

— Ты уже решила, куда направишься? — в поле зрения Тома появился Сириус Блэк.

— Не знаю, а что, у тебя есть предложения?

— Мама очень настойчиво просила меня повлиять на тебя… В общем, поживите пока с нами.

— Я подумаю, Сириус, скорее всего я приму твоё весьма щедрое предложение, — Лили устало откинулась на спинку стула. — Во всяком случае на первое время. Не могу заставить себя вернуться в тот дом.

В это время, почувствовав на себе чей-то взгляд, Лили обернулась и увидела Тома.

— Сириус, возьми, пожалуйста, Гарри, мне нужно ненадолго выйти, — Лили протянула ребёнка крёстному и, слегка нахмурившись, подошла к двери.

Том едва успел отпрянуть. Лили вышла в коридор и прикрыла за собой дверь.

— Простите, мы знакомы? — Том чувствовал себя несколько неуютно, от того, что не только слышит её голос, но и смотрит на неё. Тем не менее, услышав вопрос Лили, он не мог не усмехнуться.

— Боюсь, что нет. Я шёл мимо и случайно увидел вас с ребёнком, а ведь детское отделение на другом этаже, вот мне и стало немного любопытно.

— А, просто меня сегодня выписывают, и моему сыну разрешили навестить меня. Но он так вовремя захотел есть… — Лили замолчала, затем продолжила. — Почему мне кажется, что я Вас знаю? Прямо дежавю.

— Возможно, мы где-то случайно встречались и Вы меня запомнили?

— Да, скорее всего, — Лили задумалась. — У вас довольно запоминающаяся внешность. Кстати, меня зовут Лили, — она протянула руку, которую Том нерешительно пожал.

— Том. До свидания, Лили.

— До свидания, Том, — Лили улыбнулась. — Увидимся. — Глядя вслед уходящему мужчине, она прошептала. — И всё же, я тебя откуда-то знаю. Мы ещё обязательно встретимся, Том, и я докопаюсь до правды.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Эпилог