Сохранить себя (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Вера Окишева Террианцы. Сохранить себя Книга 2

Предисловие

Неслышный шаг… Конфеты, очень вкусные конфеты… Еще один шаг… Сладкие, приторно сладкие…Шаг… М-м-м… Очень вкусные конфеты… Шаг… Надо запить сладость. Зубы сводит… Последний шаг… Конфеты. Он подарил мне конфеты…

Джоанна мысленно возликовала, когда сумела неслышно подобраться к сидящему к ней спиной Адаару. Ее ладошки закрыли глаза террианцу.

— Отгадай, кто? — весело прошептала женщина.

Впервые ей это удалось. Она сумела не выдать себя ни звуком, ни мыслью. Весь путь от комнаты до кабинета Адаара Джоанна держала контроль. Это было очень трудно, но она это сделала!

— Моя сссладкая конфетка? — вернул ей вопрос Адаар, отнимая ладони от глаз, обернулся к ней лицом, хитро улыбаясь.

Весь настрой у женщины сбился. Она была уверена, что все сделала верно, а оказывается, он просто позволил ей подойти, не мешал играть.

— Моя сссладкая Джоанна, ты не сссможешь это сссделать никогда, — посмеиваясь над обиженной женщиной, сказал красноглазый и встал с кресла.

— Да почему же?! — взвилась Линер, не желая признаваться себе, что он прав.

— Потому что ты моя, — просто ответил террианец, заключая женщину в объятия.

— Адаар, я все равно когда-нибудь это сделаю. Ты не услышишь меня, обещаю, — Джоанна не хотела сдаваться.

Больше она не позволит себе сойти с намеченного пути. Поцелуй в губы отвлек её от грустных мыслей, она ответила на него, чувствуя поддержку террианца.

— Никогда этого не будет, — прошептал Адаар, радостно улыбаясь, глядя как норовисто вскинулась его леара.

— Я сделаю это, — твердо сказала она, приподнимая упрямо подбородок.

— Не получитссся. Я уссслышу тебя, где бы ты ни была.

Сердце в груди Джоанны радостно затрепетало. Уже два месяца как они вновь вместе. За это время Адаар опять стал прежним, каким он был в начале их знакомства: добрым, внимательным и обходительным. Не было больше злого и жесткого террианца, который мучил ее в кошмарах. И кошмары ей больше не снились. На них совершенно не хватало времени.

Жизнь на Терри была интересной, но очень угнетали некоторые ограничения. Она иногда не знала чем себя занять. Поэтому, пока Адаар занимался делами интерната, женщина выходила в сеть и следила за перемещениями отца.

Жажда мести не успокоилась со временем и все еще горела в ее душе. Адаару было известно, чем занималась Джоанна, и он был не против. Только попросил сильно не увлекаться. Она знала почему: она для всех умерла.

Как страшно думать, что для всех ты мертва. Хотя для кого для всех? Только для одного единственного человека. Того, кто предал, растоптав все светлые воспоминания, которые хранила в душе Джоанна.

— Хватит, — недовольно одернул ее террианец.

Джоанна поморщилась от боли в груди. Беспричинная злость и гнев вновь стали терзать ее. Подняв голову, она непонимающе посмотрела на Адаара. Он в ответ прожигал взглядом, в котором женщина видела отражение этих чувств. Опять недоволен тем, что она вспомнила об отце.

— Да, Джоанна, не сссмей о нем вссспоминать в моих объятиях. Это ужасссно раздражает, жессстокая моя, — не услышать угрозу в голосе было невозможно, как и не думать о том, о чем запрещено.

— Прости, — покаянно прошептала женщина, понимая, что все равно это не поможет.

— Никогда, — подтвердил ее мысли террианец.

Ухватив ее за подбородок, Адаар ласково улыбнулся ей и прошептал:

— Как тебе мои конфеты? Говоришь, приторно-сссладкие?

Джоанна кивнула и сглотнула, вспоминая вкус подарка террианца.

— Все сссъела? Или мне оссставила? — томно шептал террианец, и мысли женщины унесли ее в другую сторону.

Она понимала, к чему клонил Адаар, и желала поскорее оказаться в их комнате.

Колючка

— А зачем тебе колючки? —

Спрашиваю ёжика.

— Чтоб лисе и кошке-злючке

Не казаться коржиком!

(С. Агарков)


Куратор Асамр и наставник Адаар собрали в одном классе илтаров* всех потоков. Те с нетерпением ждали нового задания, после которого наставник объявит, кто из собравшихся будет лидером среди них.

Ад прошелся вдоль первых парт, с улыбкой рассматривая участников своего эксперимента. Это были лучшие из лучших представители домов планеты Терри. Он уже предвкушал новую игру, которую только что придумал. Подойдя к учительскому столу, Адаар включил экран, на котором появилось изображение землянки. Красивый овал лица обрамляли густые волосы. Лоб прикрывала длинная челка, из-за которой плохо было видно карие глаза. Девушка смотрела с экрана очень враждебно и настороженно. Питомцы не выдали ничем своего удивления, но Колючку узнали все. Адаар усмехнулся, за такой короткий срок девочка сумела стать знаменитой на весь интернат.

— Итак, задание: вам требуется подчинить себе вот эту милую землянку. Зовут ее эрла Ника, четырнадцать лет. Разрешаю подчинять всеми изученными способами, кроме одного! Привязывать ее к себе как леару*** запрещено! И еще одно, — тут наставник замолчал, коварно улыбаясь, — смотрите, сами не попадитесь в ее сети. Всем задание понятно? Ну, раз вопросов нет, приступить к выполнению.

Питомцев как ветром сдуло.

— Директор, а это не перебор? — спросил Асамр, когда за последним закрылась дверь.

Красноглазый внимательно посмотрела на брата, прислушиваясь к его мыслям. Наследник опять решил сунуть свой нос в его дела. Это крайне раздражало Адаара, но он не показал этого, ласково улыбаясь Асу.

— Ну, девочка очень скучает. Зато теперь, смотри, какое у нее развлечение будет. Перестанет впадать в депрессию, а то голова уже болит от ее постоянного нытья. Все же я как-то не учел, что у землян бывает переходный возраст. Это отличная возможность для тренировки выдержки и контроля у наших питомцев, да и у нас самих! — бодро ответил Ад, снисходительно смотря на наследника.

— Я не о том, директор. Ее же не смог привязать никто из нас. Она слишком сильная даже для меня, что уж говорить о них — молодых, неопытных! — попытался объяснить причину своей тревоги Асамр. Адаар чувствовал его смятение и беспокойство, объяснения которым брат не смог найти самостоятельно.

— А нечего было твоей леаре вмешиваться в мои дела. Я же говорил, что этой девочке здесь не место и надо отправить ее домой. Ей нечего делать с восемнадцатилетками, она слишком мала. Но ты сам упрашивал меня оставить ее. Так что теперь пеняй на себя, — строго ответил наследнику красноглазый, все еще не желая признавать, что напрасно тогда уступил брату.

— Да мне плевать на девочку! Я просто боюсь, что не выдержат мои питомцы. Вдруг она подчинит их себе. Ты понимаешь, что тут будет: землянка — илтар над элитой нашего интерната, — еле сдерживая гнев, настаивал на своем наследник. Такого позора они не могли допустить.

— Ну что ты! — весело посмеиваясь, стал его успокаивать директор. — Ты опять недооцениваешь землян. Я узнавал у твоей леары, она ведь специалист по трудным подросткам, так вот, такие как Ника не сходятся ни с кем добровольно. Она сейчас считает себя одиноким воином, который выстоит против всего мира, и больше никто ей не нужен в этом сражении, ибо никому не понять всю глубину ее души… И прочий бред малолетней девицы, у которой наступило половое созревание.

— Мне все равно тревожно, — упрямился блондин. — Вдруг она привяжет кого-нибудь? У нас с тобой хватит силы разорвать привязку?

— Ты такой пессимист! — воскликнул Адаар, уже порядком уставший от этого разговора. — А ты посмотри на эту ситуацию с другой стороны. Вдруг у кого-то из них получится приручить девчонку. Будь позитивнее.

— Ее им не приручить, уж я-то знаю об этом лучше, — ровным голосом сказал Асамр, с превосходством смотря на директора.

— Ну и что, что не приручит никто, зато илтары станут более пластичны, что мне и нужно. Их можно будет изменять, комбинировать. При любом раскладе всё будет мне на пользу! — победно улыбаясь, Адаар принял молчаливый вызов наследника. — Кстати, ты и сам мог все узнать о трудных подростках-землянах, ведь источник знаний у тебя под рукой. И если вопрос исчерпан, давай у меня в кабинете пробежимся по планам тренировок.

Адаар легкой походкой вышел из класса и направился к себе. Асамр последовал за ним, но мысленно уже просматривал информацию о трудных подростках, которая хранилась в воспоминаниях его леары. Директор самодовольно улыбнулся. Младший брат хоть и считал себя уже взрослым, но от контроля наставника не смог избавиться, и послушно следует его приказам. И всё же в словах наследника была правда, с этим Адаар не мог не согласиться. Предсказать события, которые могут случиться, сложно. Особенно, если дело касается неподчиненных и неуравновешенных землян. За молодыми илтарами придется следить в оба, корректируя их шаги.

«Шаги» — мысленно усмехнулся он, вспоминая сегодняшнее утро. Джонна так и не догадалась, что мысленно считала шаги, каждый свой шаг. Его леара менялась с каждым днем, становилась смелее. Не было больше рамок, в которые загнал ее отец. Адаар сломал их, выпуская пташку на волю. Вместо них теперь был нити, за которые дергал только он.

* * *

Утро у Ники началось с ласкового поцелуя мамы. Девочка, как могла, оттягивала момент, когда ей нужно будет все же встать с кровати и идти в эту ненавистную школу. Вот уже два месяца тянется эта пытка под названием "Новая жизнь на райской планете". Может быть у всех, кто прилетел сюда, жизнь и стала райской, но только не у Ники. Уже в первую неделю пребывания здесь девочка потеряла всех подруг и друзей.

Странное поведение землян Ника заметила практически сразу. Ее единственную почему-то не тронула неземная красота террианцев, хотя она поначалу сама искала с ними дружбы, но вот как-то не срослось.

А потом она вообще стала испытывать к ним отвращение, после того как у нее на глазах ее бывшая подруга при старших воспитанниках интерната упала на колени перед одним из них и стала его умолять сделать её своей рабой. Ника пыталась оттащить девушку, но та, словно сойдя с ума, цеплялась за ногу этого напыщенного сноба, который только лишь ухмылялся, с превосходством глядя на безуспешные попытки Ники достучаться до Ами. Именно в тот момент девушка и возненавидела всех террианцев. Самое удивительное, что в то же мгновение террианец, вздрогнув всем телом, с расширенными от ужаса глазами, стал пятиться от Ники прочь. То же самое сделали и те, кто находились рядом.

Ника посмотрела на себя зеркало, печально констатировав, что она даже не симпатичная, а так… мышь серая. Наверное, поэтому они тогда и разбежались. Испугались ее земной красоты.

— Да уж, красота — страшная сила, — прошептала своему отражению Ника и пошла умываться.

Когда она уже причесывалась, услышала звонок внешней связи. Выбежав из ванной комнаты, с радостью приняла вызов. С монитора на нее смотрела ее последняя и самая лучшая подруга Ксю, которая осталась на Земле.

— Хай, Ники! Доброе утро! — прокричала она радостно.

— Хай, Ксю! Доброй ночи! Мама не будет ругаться, что ты не спишь? — спросила у нее Ника.

Разница во времени ужасно мешала им общаться. На Земле девочки практически не расставались, но могли созваниваться ещё и по вечерам, чтобы проговорить три — четыре часа подряд. Мама Ники раньше ее за это ругала, а теперь, даже видя приходящие счета, лишь грустно улыбалась.

— Нет, она спит! Ну, как у тебя дела? Держишься? — сочувственно спросила Ксю.

— Да все нормально. Ты лучше расскажи, как дела у вас, на Земле? — отмахнулась Ника, не желая думать о грустном.

Ксю с радостью стала делиться свежими новостями о том, как прошел сегодня день у нее, у их общих подруг и друзей. Даже про погоду рассказала, а когда она выдохлась, поинтересовалась в ответ:

— Вроде все новости, а что у тебя?

— Да ничего. Вчера опять этот зеленоглазка Ари пытался взглядом меня прожечь. Вот чего ему неймется? И, главное, юркий такой, все время уворачивается от моих оплеух.

— Да уж, смотрю этот Ари-Ари совсем обнаглел. А целоваться не лез?

— Ксю, ты что? Да кто ему даст меня поцеловать. Я же тогда ему всё его распрекрасное личико расцарапаю! — в негодовании вскричала Ники.

— А фотки покажешь сегодня? — попросила Ксю.

— Покажу, куда денусь. Только, умоляю, не ведись на их красоту, они индюки напыщенные, ходят, глазами своими сверкают, но даже словом с тобой не обмолвятся, — уже который раз предупредила Ника свою подругу.

Скидывание "няшек-очаровашек" стало для девочек обычным делом. Ксю даже стала за деньги продавать эти фотографии одноклассникам, а потом часть денег перекидывала Нике на карту.

— Ух ты! А это кто? — вдруг спросила у Ники Ксю, показывая на брюнета с изумрудными глазами.

Ники досадливо скривилась. Как он оказался в кадре, она не понимала, ведь принципиально никогда его не фотографировала. Так нет же, и сюда пролез, словно демон какой.

— Ксю, посмотри на меня, — строго приказала Ника.

Она не могла позволить себе потерять единственную оставшуюся подругу. Та испуганно воззрилась на неё, ведь подруга никогда не позволяла себе так сурово разговаривать с ней.

— Это Ари-Ари! А теперь при мне стирай его фотку. Я жду! — строго приказала Ника.

Ксю сразу же исполнила приказ. Но Колючка не успокоилась, пока не перепроверила еще раз, кого "накидала" подруге. Лишь только после этого она спокойно выдохнула и извинилась за свое поведение. Ксю не обиделась, она знала по рассказам Ники, что творят террианцы с землянами. И она была единственной, кто верил подруге. Мать и отец были глухи к словам своего ребенка, но Ксю поверила сразу и безоговорочно.

— Кстати, я тебе деньги перекинула, ты получила? — попыталась она разрядить обстановку, переведя разговор на более приятную тему.

Никто из взрослых не знал, что Ника копила деньги на билет домой, на Землю.

— Да, спасибо!

— Я тут подумала, может, ты их на тренировках сфотографируешь? Где они… без формы… — слегка стесняясь, спросила Ксю. — Такие фотки можно втридорога продавать.

— Попробую. Я уже нашла, где у них проходят занятия спортом. Но фотки будут сделаны с крыши. Ракурс будет не очень удачный. Но я подумаю, — заверила ее Ника, хотя сама смутно представляла, как она это сделает.

— Люблю, целую. Удачи в бою! — попрощалась стандартной церемониальной фразой террианцев Ксю, и тихо засмеялась в ладошку.

— И тебе принести победу в дом, — заученно ответила Ника.

* * *

В ванной комнате журчала вода, но девушка не обращала на нее внимания. Он опять поймал ее. Счастливо улыбаясь, Лисса прикрыла глаза и откинула голову на его плечо, открывая шею для поцелуев. Ас ушел с утра пораньше на работу, поэтому Ал опять распоясался. Горячие поцелуи проложили волнительную дорожку от плеча до ушка. Зубы легонько прикусили его. Мелисса вздрогнула, когда горячая волна пробежалась по телу.

— Ты прекрасна, — прошептал Алтар.

Лисса открыла глаза и встретилась с ним взглядом в отражении чуть запотевшего зеркала. Террианец ласкал ее не только руками, прижимаясь со спины, но и пылким взглядом синих глаз.

— Ал, мне на работу нужно, — осипшим голосом прошептала девушка, упираясь руками в край раковины.

Террианец красноречиво терся об нее, показывая, что уже не отпустит, пока не доставит удовольствие. Тонкая ткань шелковой короткой сорочки не спасала девушку от жара мужского тела.

— Ал, отпусти ее, она и так еле на ногах держится, — резкий мысленный приказ заставил истара отскочить от девушки, которая, прикусив нижнюю губу, смотрела на отражение расстроенного Алтара.

Лицо его держало бесстрастную маску, а вот те чувства, что бушевали внутри террианца, Лисса прекрасно чувствовала. Игривое настроение, которое преследовало ее с момента пробуждения, нашептывало не слушаться Асамра.

Скинув бретельку с правого плеча, Лисса, не отрывая взгляда от брюнета, медленно потянула вторую. Золотой тонкий браслет призывно блеснул в свете ламп. Сорочка ни за что не держалась и плавно скатилась вниз, открывая взору террианца обнаженную спину девушки. Ал замер, медленно поднимая глаза. С жадностью он впитывал прекрасный образ своего земного ангела, который скромно прикрывался длинными волосами, цвета алого заката.

Выключив воду, Лисса вошла в душевую кабинку и повернула кран. Прохладная вода обрушилась на голову девушки, от чего у неё сбилось дыхание. Шумно вздохнув, Лисса обхватила себя руками, привыкая к температуре воды. Террианец стоял, не двигаясь, чем немало ее удивил. Развернувшись к нему лицом, она оперлась ладошками о прозрачную перегородку и поцеловала ее, глядя Алу прямо в глаза.

Больше его приглашать не надо было. Скинув пижамные брюки, брюнет присоединился к ней, крепко прижимая к себе.

Ал во всем, что касалось нежности и ласки, совершенно отличался от Асамра, и Лисса всегда таяла от той трепетности, с которой прикасался к ней брюнет. Она чувствовала себя принцессой, обожаемой и прекрасной. Все эти чувственные поцелуи приносили с собой такую сладкую истому. Лиссе нравилось, как бережно Ал убирал волосы на бок, как вновь проложил дорожку из поцелуев. Горячие руки легли ей на грудь. Выгнув спину, девушка прикрыла глаза, растворяясь в разгорающемся пламени.

— Можно? — тихий шепот сорвался с губ Ала, но Лисса знала, что спрашивают отнюдь не ее.

— Опять? — девушка вздрогнула от недовольного ответа Асамра.

Но брюнет прижал ее к себе крепче, отгораживая от раздражения илтара. Парочка замерла, стоя под струями воды. Тишина в ванной комнате стала напряженной.

— Только быстро, ты мне нужен.

Получив разрешение, Ал усмехнулся, щекоча своим дыханием чувствительное ухо девушки.

Лисса никак не могла привыкнуть к правилам, по которым жили террианцы. Неприятно ждать разрешение Асамра, когда изнываешь от желания. Но Алтара это не смущало, он развернул ее к себе лицом и накрыл ее губы своими, жадно целуя.

— Ал, стой, — попросила Лисса, которая никак не могла избавиться от неприятного ощущения, которое растекалось недовольством и раздраженностью в душе. — Прости, не могу.

Тяжело вздохнув, Лисса попыталась оттолкнуть от себя Алтара, но он, как каменная скала, стоял на месте, удерживая ее в своих объятиях.

* * *

Стиснув зубы, истар пытался сдержать порывы недостойные воина. Ас опять это сделал: разрешил, но огонь желания, которое так старательно разжег в Лиссе Ал, забрал. Винить Мелиссу было не в чем. Она сама терялась в догадках, отчего ей сейчас так неуютно, хотя минуту назад все было по-другому. Темное чувство, поселившееся в душе Ала, всё сильнее прорастало с каждым днем. Он задыхался, желая себе и своей леаре большей свободы. Но знал, что этому не бывать никогда.

* * *

Путь до учебного корпуса был не самый близкий, но девочка всегда проходила его пешком. Заодно высматривала потенциальных моделей для новой фотосессии. Почти дойдя до парадного входа в корпус, Ника заметила странное скопление студентов-террианцев возле крыльца. И все они, судя по нашивкам, были элитой. Ника стала вспоминать, может, она про какое-нибудь собрание забыла. Но наставники о таких мероприятиях заранее ставят в известность. Значит, тут что-то другое.

Неприятное чувство заставило Нику насторожиться и отойти в густую тень местного дерева, где, по мнению девочки, она будет менее заметна. Из "укрытия" Ника с опаской стала наблюдать за необычным поведением молодых террианцев. Они явно кого-то поджидали. Но земляне проходили мимо спокойно, как парни, так и девушки.

Слегка успокоившись, Ника храбро выступила из тени, чтобы в следующую минуту встать в боевую стойку. Стоило одному из террианцев ее заметить, как они все тут же сорвались с места и устремились ей навстречу.

— Привет, Ника! Ника, ты так обворожительна! Ника! Ника! — раздавались их голоса со всех сторон.

Террианцы, словно саранча, облепили ее, желая с ней поговорить, заглянуть ей в глаза. Ника пребывала в ступоре, она не могла поверить, что это происходит с ней! Террианцы, которые никогда с ней даже не пытались заговорить, сейчас делали это столь навязчиво, что она стала злиться, тихо ненавидя эти лживые лица и сладкие голоса. Ника уже поняла, что так просто она от них не отделается. И когда терпение ее лопнуло, она яростно взревела:

— Отвалили от меня все!

Террианцы, как ошпаренные, тут же отскочили от неё. Медленно оглядев каждого из них презрительным взглядом, она рванула бегом к входу и в ярости так пнула дверь, что та с грохотом ударилась о стену. Тупая боль в ноге слегка прояснила сознание и заставила девочку успокоиться.

"Из-за этих идиотов я опоздала к началу занятий. Мама опять расстроится!" — печально подумала Ника, поднимаясь по лестнице. Но тут её поджидал очередной неприятный сюрприз: Никин личный кошмар. Ариф, собственной персоной.

— Как я вас всех ненавижу, — прошипела в сердцах Ника.

Ариф сидел на подоконнике, высматривая кого-то на улице. Поравнявшись с ним, девочка посмотрела через окно вниз на улицу, где оставленные ею террианцы почему-то в странных позах лежали на траве, словно у них у всех вдруг заболели животы. Ехидно хмыкнув, она решительно продолжила свой путь наверх. В этот раз Ари не стал зажимать ее в углу, сверля взглядом своих изумрудных глаз, чем очень сильно ее удивил, ведь она приготовилась, как и прежде, дать ему должный отпор. Правда, стоило Нике отойти от него лишь на шаг, как она вздрогнула, услышав невыносимо чарующий голос террианца:

— Привет, Колючка. Я сссмотрю, ты ссстала ссслишком популярна сссреди наших. И это ссс твоей-то внешноссстью, — ехидно сказал Ариф и, приблизившись к застывшей девушке со спины, прошептал ей в самое ухо: — Вот только всссе равно им не сссравнитьссся сссо мной.

Ника никогда прежде не слышала такого голоса, он словно пленял ее, заставляя вслушиваться в каждый звук, желать чего-то большего. Ощутив это непонятное, а потому пугающее её желание, она резко сбросила с себя странное оцепенение, охватившее всё тело. А когда Ника поняла смысл сказанных слов, то злость придала ей силы, чтобы с разворота ударить кулаком в лицо заносчивого террианца. Но он, как и прежде, успел увернуться, поймав в захват ее руку. Ника досадливо отметила, что боли он ей не причинял никогда, даже сейчас осторожно удерживает, боясь навредить. Глубоко вздохнув, она опустила руку, которую тут же освободил Ари. Развернувшись, Ника направилась в классную комнату. Террианец не предпринимал попыток остановить ее, чем очень порадовал. Обычно он приставал к ней только один раз в день. Значит, на сегодня лимит встреч с ним у нее исчерпан. Постучав, зашла в класс и, дождавшись разрешения от наставника, села на самую последнюю парту.

Ее появление в классе заметил только он. Ника привыкла, что никто в классе её не замечает. Земляне вообще странно менялись, лишь только попадали в этот интернат. Никто не шептался, никто не сплетничал, все были очень собраны и сосредоточенны, полностью уходя в учебу. И лишь только Ника сидела и с тоской смотрела в окно.

Правда, сегодня она туда смотрела со злостью, желая хоть раз попасть в смазливое лицо Арифа кулаком. Хотя бы раз увидеть не пренебрежительный, а растерянный взгляд этих красивых глаз.

Взглянув на свое отражение в оконном стекле, Ника скривилась. Конечно, куда ей, обычной землянке, до его красоты. Ей было обидно от того, что она не понимала причин такого поведения Арифа. Зачем он ее постоянно зажимал в углах при каждом удобном случае и молча обжигал своим взглядом? Чего он этим хочет добиться? Ведь, это явно не любовь, как в первое время мечтательно предполагала Ксю. Нике эти изумрудные глаза уже в ночных кошмарах сниться стали.

Сколько раз она уже говорила об этих странностях с мамой и папой, но ее почему-то никто не слушал, а часто просто игнорировали.

Только лишь директор интерната каждый раз со странной улыбкой провожал ее взглядом. Если бы не холодные красные глаза маньяка-вампира из манги, она бы поверила, что он ее жалеет. Но в манге этот маньяк своих жертв сначала ножиком на ленточки нарезал, а потом всю вытекшую кровь выпивал.

Так что Нике надеяться было не на кого, только на саму себя. Она верила, что придет время, и она сможет сбежать с этой планеты на Землю.

Во время перемены все обычно выходили из класса, чтобы проветрить комнату. Ника сегодня как раз была дежурной и, дождавшись, когда последний ученик выйдет, стала распахивать окна. Правда, открыв первое, она была поражена открывшемуся ей виду. Внизу стояла элита молодых террианцев и с каким-то нездоровым блеском в глазах смотрела на нее.

— Вот придурки, — выдохнула Ника. — Ну ничего, сами напросились.

Достав коммуникатор из кармана, она включила функцию фотоаппарата и с мстительной улыбкой стала крупным планом делать снимки. Образчики мужественности поражали воображение своей красотой. Ксю будет в восторге. Им и раздеваться не надо, девчонки на Земле с руками будут отрывать, не задумываясь о цене. Когда у Ники устала рука, она, как ни в чем не бывало, продолжила открывать окна. А потом вышла коридор. Но и тут ее ждал сюрприз в лице террианца из старшего потока.

— Это ты Ника-Колючка? — спросил он у нее обворожительным голосом.

Он цепко всматривался в ее лицо, притягивая девушку своими голубыми глазами. Ника даже не сразу поняла, как оказалась прижата к широкой груди неизвестного. Вот только слабость в теле быстро прошла, и Ника решительно отстранилась. Недовольно сдвинув брови, посмотрела из-под челки своим коронным испепеляющим взглядом.

— Тебе чего от меня надо? — с вызовом спросила она у старшекурсника.

— Хочу познакомитьссся ссс тобой, пообщатьссся. Говорят, ты очаровательна, но ты просссто бесссподобна. Меня зовут…

— Не интересуешь. Иди к себе на этаж, здесь сейчас занятия начнутся, а мне еще окна закрывать, — перебила его Ника, мысленно поздравляя себя с очередной победой.

Все же игра в "гляделки" с террианцами выматывала, но и в этот раз Ника отстояла себя. Она демонстративно развернулась спиной к парню и вошла обратно в класс.

— Вот и отдохнула. Как вы меня бесите, павлины! Клюв свой задираете, чуть ли не до потолка, а души-то у вас и нет, — ругала девочка террианцев, закрывая оконные рамы.

На улице "павлины" никуда не уходили, все еще стояли внизу, гипнотизируя девочку взглядом.

— Идиоты, идите на занятия, или я на вас сейчас воду вылью, — тихо пообещала она им.

Ника оглядела классную комнату в поисках того, куда можно набрать воды из-под крана, уже воображая, как мокрые террианцы будут смешно смотреться. Небольшая ваза удачно притаилась под раковиной, девочка уже направилась к ней, когда прозвенел звонок, и ученики стали рассаживаться по местам.

Колючка весь урок прикидывала в уме, насколько сегодня еще хватит ее терпения. И очень странным было то, что террианцы стали с ней разговаривать, ведь они вообще с землянами не общаются. А тут все и сразу, даже Ари-Ари. Горестно опустив голову на сложенные руки, Ника пыталась понять, что же могло произойти за ночь. Почему она из серой мыши превратилась в нечто значимое для всех. Словно она…

И тут ее осенило! Словно она приз, ценный приз! Они на нее поспорили, вот и объяснение.

Обида на несправедливость этого жестокого мира так захлестнула Нику, что она, не стерпев, бросилась вон из класса, с трудом сдерживая слезы. Душа ее просто разрывалась от боли, настолько Нике стало жалко себя.

Выбежав из корпуса, она бросилась к обрыву. В ее секретное место, где небо соединялось с землей. Только тут, выплакавшись, девочка находила в себе силы продолжить борьбу. Только тут она в сотый раз молила Создателя помочь ей вернуться домой!

* * *

Там ее и нашел Ариф, зареванную, трогательно беззащитную. Террианцу не понравилась затея наставника — приручить этого ребенка. Ника ведь была слишком молода, слишком необузданна, она словно вольный ветер, а разве ветер можно приручить? Нет, но им можно пользоваться. И наставник именно использует ее, заведомо зная, что задача по приручению Колючки провальна и несостоятельна.

Пока террианец предавался своим размышлениям, девочка вдруг выпрямила спину и с вызовом спросила у него:

— Чего тебе еще от меня надо, Ари-Ари?

Как она его ощущает, для Арифа тоже было необъяснимо. Он даже все время проверял себя на привязку, боясь увидеть, что она незаметно вплелась в его ауру.

— Хочу поговорить, — террианец попытался быть предельно честным с ней.

— И что это вы все такие разговорчивые стали? Что на кону стоит? На что вы спорили, Ари? — с болью в голосе спросило у него это израненное дитя.

— Ника, ты жить хочешь? — тихо спросил он у нее.

— Что? Ты убить меня хочешь? — спросила Ника, в ужасе глядя на него.

— Ты меня можешь уссслышать? Не просссто поссслушать, а именно уссслышать? Ника, ты сссловно ветер, сссвободный и прекрасссный. Но ты еще ребенок, как и мы всссе, кто учится в интернате. Но ты сссамая младшая, и даже не по возрасссту, по сссоссстоянию души. А поссспорили мы на то, что приручим тебя. Я же предлагаю тебе сссделку. Приручить я тебя не сссмогу, но ты сссама можешь ссстать поссслушной мне, добровольно. Это ссспасссет тебя. Прошу, подумай. У тебя мало времени, но ты должна принять решение, пока не ссстало ссслишком поздно, — террианец сказал это все бесстрастным голосом, без малейших эмоций на лице, как и подобает разговаривать воину.

* * *

Ника еще с минуту в шоке смотрела на него и не могла поверить в то, что он так просто и откровенно сказал ей правду. Получается, она права, и все это очередная игра, только уже не в "гляделки", а в "приручение".

Решительно встав на ноги, она близко подошла к Арифу и со всей накопившейся злостью прошипела:

— Да пошел ты. Я никому и никогда не покорюсь!

* * *

И преисполненная гордости землянка ушла прочь, оставив террианца одного. Ариф лишь мысленно усмехнулся, поздравляя себя. Теперь уж точно никто не сможет обставить его. Осталось только найти ее слабые места. Оглядев любимое убежище Ники, он все же не смог понять, что ее сюда постоянно манит. Это место не отличалось живописностью, уединенностью, но Ника всегда приходила именно сюда. Ариф сел на то место, где до этого сидела девочка, и стал внимательно осматривать все вокруг. Но не находил ответа. Та же трава, те же деревья.

Все же земляне непонятные существа, хоть и древние, но безумные. Ариф вспомнил утреннюю сцену, свидетелем которой он стал, когда землянка своими эмоциями вырубила слабаков. Все же она очень ценный приз, чтобы не попытаться ее приручить и, наконец, заставить пожалеть о том, что она дала ему эту позорную кличку, которую постоянно использует в разговоре с ним. Он, наследник второго дома, не мог позволить какой-то несносной девчонке так коверкать его благородное имя. Но сколько бы ни пытался Ариф узнать, что означает это "Ари-Ари", никто не знал ответа, даже прирученные земляне.

* * *

В кабинете без окон за массивным столом одиноко сидел седовласый мужчина. Пробегая глазами по строкам отчета, Гейл усмехнулся. Террианец не смог полностью скрыть от него дочь. Он видел, как Джоанна легко идет по раскиданным сообщениям-приманкам, которые медленно и верно вели ее к отцу. Скрытые послания, которые он ей оставлял, она пока игнорировала, но Гейл не собирался отступать.

Уже сейчас ситуация в отношениях с террианцами разительно изменилась. Билл был очень зол на императора за обман. Обещанные дети были доставлены в срок вместе с воспитателями, а вот знания, которыми поделились, согласно договору, террианцы, не имели никакой ценности. Все разработки были устаревшими.

Земляне не единожды находили обломки их военных кораблей. Бережно транспортировали их на секретные базы, где разбирали по частям. Все чертежи этих кораблей уже были полными, и это подтвердили оригиналы, переданные террианцами. Билл признал, что Гейл прав, и они никогда не будут считать землян равными себе.

Но, что больше всего пугало Гейла, так это нежелание его тайных агентов возвращаться домой. Многих он заслал в интернат под личинами воспитателей и учеников, но все они обрывали связь, стоило им только войти в контакт с террианцем, причем с любым террианцем.

Вот и Джоанна так же. Она была жива, но что-то подсказывало отцу, что теперь она имеет к нему претензии еще большие, чем прежде. Но у Гейла был план. Он мечтал докопаться до истины и уже кое-что нарыл. Смешно сказать, но устаревший и всеми забытый спутник, который уже списан давно, продолжал бесконтрольно работать, снимая все вокруг себя на древние, и теперь никому ненужные, цифровые накопители информации. Но для него они стали на вес золота. Их содержимое было известно всего нескольким особо доверенным людям. Гейл не поделился этой информацией даже с Биллом, видя, что тот стал все чаще подстраиваться под террианцев. Злился на них и тут же оправдывал, не понимая того, как глупо себя ведет.

Террианцы — зло, это начальник службы безопасности себе очень четко уяснил и не собирался подпадать под их очарование. Хотя, что не отнимешь у императора Терри, так это того, что на него хочется смотреть и слушать его сильный голос. К нему неосознанно проникаешься уважением: умный политик, рассудительный и, как следствие, очень опасный.

Гейл, глядя на императора, видел другого террианца. Те же холодные красные глаза, та же линия губ. Только лицо директора интерната мягче, и он не прятал эмоции, очаровывая своим обаянием.

Как же Гейл хотел собственными руками врезать ему так, чтобы кровь залила нежную кожу, чтобы увидеть испуганный взгляд, чтобы услышать, как он хватает ртом воздух, задыхаясь от того, что пальцы Гейла сжимают его горло. Но Адаар был далеко, недосягаемо далеко, а рядом с ним его дочь. Наивная и влюбленная в этого подлеца, разрушившего её мир и обрезавшего ей обратные пути. Даже если вдруг она вернется, то будет объявлена предательницей и заключена под стражу, а потом попадет в тюрьму, где просидит до конца своей жизни. Нет, Гейл такой участи своей дочери не желал, но и отдать террианцу её не мог.

Поэтому просто методично подкидывал дочери информацию, которая как мозаика скоро сложится в цельную картинку. Отец верил, что Джоанна сможет разобраться в подсказках, и сама сбежит от монстра в объятия любимого отца.

Луч надежды

Пронзив свинец зловещих туч,

На радость всем живущим,

Блеснул надежды солнца луч,

Дав свет во тьме идущим…

(Владимир Качанов)

На планете Валинор было созвано экстренное собрание глав всех линтэрских Домов. В округлой зале, выполненной в золотых тонах, по кругу стояли резные троны с гербами Домов, а в них величественно восседали властители. Они тихо переговаривались между собой, делясь новостями в ожидании начала собрания. Кто-то использовал ментальный разговор, чтобы не нарушать звуками речи торжественность момента. Но в душе каждого из собравшихся царила тревога, так как многим из них был открыт дар предвидеть будущее. И то, что открылось провидцам, пугало глав линтэров.

Первая Звезда, глава Второго Дома и старший брат главы Первого Дома, следил за своими собратьями из-под полуопущенных ресниц. Мысли каждого из собравшихся он слышал очень четко, несмотря на все ментальные щиты, коими главы Домов пытались укрыться. Столько долгих лет размеренная жизнь линтэров вошла многим в привычку. Но мир вновь начал двигаться, и надо было правильно этим воспользоваться.

Золотой Лист, глава Первого Дома, встал с места, обращая внимания всех на себя, и начал собрание:

— Приветствую, братья мои, на Великом Собрании. Я призвал вас, чтобы мы могли прийти к единому решению, как нам устоять под натиском гнилого ветра под названием Терри. Все мы были свидетелями, как за короткий срок террианцы презрели постулаты Высших. Те, кому суждено было быть лишь абсолютным оружием против Темного Врага, возомнили себя властителями Вселенной. Мы должны найти в себе силы и еще раз показать террианцам их настоящее место. Мы — возлюбленные дети Высших, должны объединиться и наказать их.

Звезда усмехнулся, с наслаждением слушая голос возлюбленного брата. Он был подобен шуму горной реки, манящей за собой на великие свершения, призывая показать свою храбрость, испытать себя. Да, внешне Золотой Лист соответствовал своему имени — золото волос, убранных в косу, высокий, статный. Словно летящий лист, такой же порывистый, но подвластный ветру. Младший брат отличался от многих широким разлетом плеч, могучим телосложением. Мягкие черты лица портил твердый и решительный взгляд ярко-зеленых глаз. Одним словом — воин. Но Звезда знал, какой он на самом деле открытый и ранимый, доверчивый и любящий младший брат.

Закончив свою пламенную речь, Золотой Лист сел на свое место. В воцарившей тишине каждый думал о своем. Души молодых линтэров воспламенились от мудрых и храбрых слов главы Первого Дома, но старшие были в корне не согласны с Золотым Листом. Все обратили свои взоры на него, главу Второго Дома, ожидали ответа. Но Первая Звезда молчал, раздумывая над возникшей проблемой.

Прошло немало времени, прежде чем он встал, беря слово:

— Золотой Лист, все мы знаем, что не так давно твой Дом потерял сына. Террианцы стали претендовать на наши территории, нападая на наши корабли. Но не будем забывать, что террианцы — это абсолютное оружие. Да, мы храбрые воины и не раз доказывали свое право называться возлюбленными детьми Высших, но мы также и мудрейшие из их детей. Поэтому я призываю, прежде чем что-либо решать, задуматься над тем, что происходит на планете Терри.

Первая Звезда степенно сошел в центр зала, чтобы включить голопроектор. И когда появилась объемная карта террианского сектора, он начал рассказывать:

— Мои шпионы принесли тревожную весть. Террианцы возобновили отношения с запретным народом, с людьми.

Многие согласно кивали головой, подтверждая правдивость сказанных слов.

— Мы знаем, что Высшие запретили нам с ними общаться, и мы всячески уберегали от этого поступка младших детей Высших. Линтэры всегда были на страже законов, которые оставили после себя Высшие. И в них нет запрета для террианцев на общение с людьми. Поэтому мы и не препятствовали.

Первая Звезда оглядел собравшихся, все подтвердили его слова.

— Я хочу напомнить вам о древней песне Элронда, где он пророчил возвращение Высшего, которого мы должны поддержать.

Все властители замерли в ожидании продолжения, но Первая Звезда ждал. Ждал, когда соотечественники вспомнят первых отцов-основателей домов линтэров. И когда с ним стали соглашаться, он закончил свою мысль:

— Время пришло. Я видел его приход, я слышал его дыхание. Его голос и его силу. И возродился он в земной женщине. Мы должны найти ее, и она поможет нам в битве против гнилого ветра террианцев.

Замолчав, Первая Звезда дал властителям осмыслить сказанные им слова, потом величественно поклонился Золотому Листу и вернулся на свое место.

Звезда слышал, как сильно был ошеломлен новостью глава Первого Дома. Он не мог не радоваться со всеми тому, что наконец-то Высшие возвращаются. Но такая ли это радостная весть, как кажется? Лист был недоволен старшим братом, что он не обсудил это с ним, прежде чем рассказать всем прочим.

Усмехнувшись мыслям младшего, Звезда лукаво улыбнулся ему, садясь на свой трон. Играть по-крупному было любимое занятие обоих.

Долго предаваться своим мыслям Золотому Листу не дали, все с нетерпением ждали ответа Первого Дома. И Лист, как и подобает, встав, радостно улыбнулся собравшимся, слегка оголяя кончики острых клыков.

— Да восславится свет Эарендила, да прибудет с нами благословение Высших. Мы всё сделаем ради того, чтобы найти и помочь возродившемуся.

Все властители встали со своих мест и, опустившись на одно колено, прижали правую руку к сердцу.

Окинув довольным взглядом склоненные фигуры своих собратьев, Первая Звезда вновь встал, беря слово:

— У меня есть примерное предположение, где находится возродившийся. В данный момент она на планете Терри. Я предлагаю устроить рейд.

На голокарте крупным планом появилась планета с красной точной на краю суши в северном полушарии, возле самого океана. Властители всех домов воодушевленно приступили к выработке плана. Лишь Первая Звезда, заняв свое место, не принимал в этом участия, он устремил свой взор в будущее, и мечтательная улыбка чуть коснулась его прекрасных губ. Это не ускользнуло от внимательного взгляда Золотого Листа, слегка прищурив глаза, он уверился в том, что Звезда знает больше, чем говорит.

* * *

Алтар задумчиво следил за тренировкой землян и террианцев по рукопашному бою. Он с пренебрежением отмечал медлительность землян и слабость их ударов, раз за разом одергивая питомцев, которые, забываясь, применяли слишком много силы. Единицы из них могли держать должный контроль. И лишь илтар Ариф невозмутимо и четко выполнял задание. И именно на него директор интерната возлагал свои надежды.

После того, как молодые илтары неделю назад приступили к выполнению задания по приручению маленькой землянки, он единственный ни разу не пострадал от ее эмоциональных всплесков, правда, и не сумел ее поработить. Но если присмотреться, то она его ближе других стала подпускать к себе. Хоть Асамр и уверял, что никакой привязки между ними нет, но интуиция истара** Ала никогда не подводила, и он видел, как Ника и Ариф все сильнее сближаются с каждым днем. И его это очень беспокоило. Своими сомнениями он постоянно делился с Асом, но тот, не видя никаких изменений, лишь пожимал плечами.

Алтар помнил тот день, когда к Мелиссе обратилась мать Ники. Она с мольбой упрашивала повлиять на решение директора и уговорить, чтобы он разрешил оставить в интернате ребенка, которого эта самонадеянная женщина самовольно привезла с собой. Алтар слегка усмехнулся, вспомнив, как Мелисса просила Адаара за ребенка. Это была очень жаркая сцена, Мелисса впервые открыла страстную и волевую сторону своей натуры. Бедный Адаар, как мог, приводил доводы о том, что ребенку тут не место, что девочка не приживется. Но Мелисса была неумолима, требовала и настаивала так упорно, что Адаар был готов ее тогда привязать к себе и показать ей, как должна вести себя женщина, разговаривая с воином. Лишь вмешательство Асамра спасло их леару от посягательств красноглазого. Ругались они долго, но все же директор сдался. Алтар уже тогда знал, что красноглазый лишь уступил, но не простил, и девочке не поздоровится.

Как показало время, Адаар был прозорлив и мудр, Ника оказалась просто дикой и неуправляемой. Тихая и смирная в общении с взрослыми, она раскрылась лишь перед сверстниками, за что и получила свое прозвище — Колючка.

И вот сейчас, когда Алтар следил за плавными и точными движениями лучшего илтара потока, тревога не покидала его. Он чувствовал, что необходимо уделить особое внимание этому юноше, но что конкретно нужно сделать, он не понимал.

Не выдержав, истар наследника предложил Асамру послушать разговор, а сам приказал Арифу подойти.

Когда питомец приблизился, Алтар спросил у него:

— Как у тебя обстоят дела с приручением земной девочки?

Ариф заинтересованно всмотрелся в спокойное лицо куратора и осторожно ответил:

— Никак. Она неприступна, как и прежде.

— Уверен? Прислушайся к себе. Я чувствую в тебе изменения, но не вижу их. Советую тебе несколько дней не приближаться к ней и провести день в медитациях, — холодно приказал Алтар.

— Я тоже не вижу изменений, что тебя тревожит Ал? — мысленно спросил Асамр.

— Он меняется, неужели ты не чувствуешь? — объяснил свою тревогу истар, прислушиваясь к своим чувствам.

— Я что-то сделал не так? — спокойно спросил Ариф, но в голосе прорезались обиженные нотки.

— Нет, твой самоконтроль и привязки безупречны. Но ты сделаешь так, как я велел, — настоял на своем Алтар.

— Да, куратор, — покорно ответил Ариф, склонив голову и ударив себя в грудь рукой.

— Иди и приступай к медитации, — отослал его брюнет.

— Алтар, объяснись, я чувствую твое беспокойство, но не вижу причин, — мысленно потребовал наследник, тревога истара очень четко передавалась по привязке и ему.

— Прости, мой илтар, я сам не понимаю. Но интуиция меня призывает быть бдительным. Мы что-то упустили. Что-то очень важное. Он не привязывается к ней, как и она к нему. Но между ними какая-то связь есть. Я чувствую это и боюсь этого, — попытался объяснить Алтар то, что сам с трудом понимал.

— Я услышал тебя, истар, и присмотрю за ним, — отозвался мысленно наследник.

* * *

А Ариф, с трудом сдерживая обиду, шел в зал для медитации. Он не понимал решения куратора Алтара, но не выполнить или оспорить приказ не имел права.

Горько усмехнувшись, молодой илтар подумал, что им управляют слабые воины, но когда он вырастет, все они будут склоняться перед его силой. Все, и даже сам император. Надо только доказать им что он лучший, надо только приручить строптивую землянку, найти ее слабости. Ровно неделю он следил за каждым ее шагом. Он знал ее расписание поминутно. И каждый раз, когда Ника расслаблялась, Ариф появлялся неожиданно возле нее. Каждый раз выводил девочку из равновесия, пытаясь нащупать брешь в ее броне, но все безуспешно. Она всегда ощетинивалась, злилась и кусалась острыми эмоциями, но не могла пробить несокрушимый контроль террианца. Как бы ни хотелось признаваться себе, Ариф видел, что в этом ментальном плане они были равны и противостояние может длиться вечно, а время на выполнение задания истекало через четыре дня. Нужно было спешить.

* * *

— Ника, почему ты не ешь? — голос мамы вернул девочку из горестных дум в реальность.

Опостылевший вид из окна на вечноцветущий сад, кухня, где обычно девочка общалась с матерью, яркая посуда с замысловатыми рисунками — все это приводило Нику в уныние. Дома на Земле все было проще, но любимее. Маленькая кухонька, большая столовая, где они собирались всей семьей. Теперь этого ничего нет, все потеряно, оставив после себя лишь грустные воспоминания.

— Аппетита нет, прости, мама, — ответила Ника, отодвигая тарелку.

— Ну, что опять случилось? Вроде уже три дня на тебя не было ни одной жалобы. Я думала, у тебя наконец-то все наладилось, — девочка поморщилась, понимая, что мама решила вывести дочь на разговор по душам.

— Все хорошо, я справлюсь, — отозвалась Ника, как и прежде не желая ничего ей рассказывать.

Девочку раздражало это навязчивое желание мамы залезть ей в душу. Может она и смогла бы, как в детстве, рассказать ей все, что ее тревожило, но только не сейчас. Сейчас, когда мать привела в их дом одного из террианцев. Ника не могла понять и простить матери измену отцу. Хоть она и видела, что этот Ашинер и был предельно нежен с матерью и все же, Ника не понимала, как отец такое мог допустить?

Ника воспринимала это, как очередной удар судьбы. Ведь когда она попыталась заставить мать объяснить присутствие в их доме чужого мужчины, мама грустно ей улыбнулась и сказала, что нашла свою любовь. А на звонки отец упорно не отвечал, так как вечно был занят на очень важных совещаниях и прочих проектах.

Отец Ники был командиром взвода, лучшим из лучших, и перевод на такую престижную работу в элитный террианский интернат просто вскружил ему голову. И с каждым днем все дальше и дальше он стал отдаляться от семьи, хотя и обещал, что они всегда будут вместе. Только Ника не понимала, как можно быть вместе, если они постоянно порознь, что и ответить на звонки собственной дочки отец не мог.

— Ника, поешь хоть что-нибудь, нельзя ходить голодной, — печально настаивала мама, и Ника демонстративно положила кусок котлеты в рот, чтобы медленно его пережевывать, смотря в окно.

А за окном, сквозь густую листву, девочка видела, как по улице проходили веселые земляне, следуя каждый за своим террианцем. Вот так выглядело со стороны это "приручение": земляне не чувствовали каких-либо неудобств, им всем было очень хорошо. Только девочке казалось, что они, словно собачки, не отстают от своего хозяина, боясь потерять его из виду. Теперь вот и у мамы появился «хозяин».

У Ники слезы навернулись на глаза, котлета никак не хотела глотаться из-за образовавшегося комка в горле. Украдкой девочка вытерла руками глаза и с удивлением заметила, что напротив нее сел Ашинер, внимательно наблюдая за Никой.

Тихо всхлипнув, девочка запила злосчастную котлету чаем, с трудом проглотив ее, наконец.

— Вам чего? — грубо спросила она у террианца.

— Ты не понимаешь того, что происссходит между мной и твоей мамой. Она для меня леара, та, что дороже всссего на сссвете. Я не обижу ее никогда и не дам ее обидеть. Поэтому прошу, перессстань ее ненавидеть. Ей больно от того, как ты к ней относссишься.

Слова террианца разожгли огонь обиды в душе девочки. Она с ненавистью воззрилась на Ашинера.

— Папа ее любит, и она папу! Вы понимаете, что разрушаете любящую семью? — стала нападать на террианца Ника.

— Просссти, но вынужден тебя разочаровать: твой отец отказался от твоей мамы. Он нашел сссвое сссчассстье. Поэтому он и не отвечает на твои звонки, он не может найти в сссебе сссилы признатьссся в этом тебе. Жанне сссказал, а тебе — боитссся. Ему ссстыдно, но это так, — спокойно ответил ей Ашинер. — Теперь я отвечаю за вассс обеих. И прошу, перессстань ненавидеть Жанну, она тут сссовершенно не при чем.

— Мама! — вдруг громко позвала Ника: — Мама!

Жанна поспешно вошла на кухню. Девочка посмотрела на нее глазами полными боли.

— Это правда, что отец нас бросил? — требовательно спросила дочь.

Жанна даже растерялась, но Ашинер нежно ей улыбнулся, и женщина нашла в себе силы сказать, наконец, дочери правду.

— Да, Ника, но ты не ругай его. Просто он так долго там был один, это естественно для мужчины, что он не смог быть один так долго, — стала объяснять Жанна, оправдывая мужа.

Но Ника не могла так легко простить, как мать. Предательство отца, словно кислота, разъедало сердце изнутри противным холодом. Тяжело дыша, Ника с ненавистью смотрела в тарелку, представляя, как она выскажет отцу все, что она о нем думает. Боится ей признаться! Ей — его любимой дочери, так он ее всегда называл! Как он мог бросить их с матерью тут, на этой ужасной планете, а сам уйти к другой!

Неожиданно до сознания Ники стали доходить странные звуки. Подняв свой взгляд, она в шоке увидела, как Ашинер, прикрывая голову руками, упал на пол и задергался в судорогах. Девочка испуганно вскочила со стула и, оглянувшись на мать, поняла, что ей тоже плохо. Женщина с закрытыми глазами и бледная, как полотно, держась на шкаф руками, медленно опускалась на пол.

— Мама, мамочка! — испуганно крикнула Ника и, подбежав к ней, аккуратно обняла ее за талию. — Мама, что с тобой? Мама, скажи, где болит?

— Голова, очень сильно болит голова, — тихо ответила Жанна.

— Пойдем, отведу в комнату, там ты полежишь, а я вызову врачей, — быстро зачастила Ника, успокаивая больше не маму, а себя.

Когда приехала экстренная помощь, и маме, и Ашинеру стало намного лучше. Но чем были вызваны странные припадки, девочке никто не объяснил. А вскоре к ним домой приехал сам директор Адаар.

Открыв дверь, девочка удивленно замерла, глядя на него. Поздоровавшись с Никой, директор опять окинул ее неприятным взглядом с улыбкой на губах и, слегка отодвинув в сторону девочку, без приглашения прошел в комнату к пострадавшему террианцу. Ника честно не пыталась подслушивать их, она просто стояла очень близко к дверям и слушала те звуки, что издавали террианцы. Вот только язык террианцев был для землян непереводим. И Ника с досады отправилась на кухню, приготовить для важного гостя угощение, как того требовали правила гостеприимства. Когда кофе был готов, в кухню вошел директор, он по-хозяйски сел за стол, ожидая, когда Ника поставит перед ним чашку с терпким напитком. Девочка отошла к шкафу, не смея сесть за один стол с террианцем.

Адаар заинтересованно рассматривал расстроенную девочку. Нике было очень неуютно под таким внимательным взглядом, она насупилась, готовая к нападкам со стороны гостя. Террианец с нескрываемым сомнением взглянул на предложенный напиток и даже не прикоснулся к чашке. Вместо этого вновь обратил свой взор на девочку и приступил к серьезному разговору.

— Сссильно ненавидишь отца? — спросил он у Ники, заставая ее врасплох.

Девочка медленно подняла на директора взгляд. Красные глаза словно смотрели в самую душу. Передернув плечами, Ника поняла, что ноги ее не держат, она осторожно приблизилась и села за стол. Опустила голову, пряча свои глаза под челкой. Ника всегда удивлялась, как ласково этот террианец умеет разговаривать. Он единственный не прятал эмоции, но и истинных чувств не показывал. Словно приглашал собеседника сыграть с ним в увлекательную игру. Вот и сейчас, директор улыбался, а задал вопрос, от которого сердце сжималось от боли.

— Да, — коротко ответила Ника, боясь вновь встретиться с взглядом холодных глаз директора.

— А зря, маленькая злючка, — отозвался Адаар.

Ника все же смело посмотрела ему в лицо, но ничего, кроме нежной и ласковой улыбки, не заметила.

— Почему? — в смятении спросила девочка.

* * *

Зайдя в квартиру, где проживала Колючка, Адаар втянув воздух, который хранил еще нотки боли витающие повсюду. Кровь отозвалась, вырабатывая адреналин.

Террианец сначала поговорил с Ашинером, поздравляя его с почином. Не каждый мог так быстро прийти в норму после атаки этой маленькой землянки. Но Адаар не ошибся, выбирая воина для матери Ники.

И вот сейчас, глядя на понурую и такую расстроенную девочку, Адаар не мог не улыбаться, наслаждаясь ее страданиями. Бедное, всеми кинутое дитя.

— Почему? — с вызовом спросила Колючка, глядя на него из-под густой челки.

— Ты причиняешь этим боль не ему, а сссвоей маме — единссственной, кто доссстоин уважения. Она не только проссстила его, но и тебя не перессстала любить. А ведь ты ребенок предавшего ее мужчины, цыпленок, — ответил ей Ад, с удовольствием купаясь в волнах удивления и растерянности, которые обуревали девочку.

Террианец не мог оставаться спокойным из-за отголосков боли, которые все еще жили в душе малышки. Сладковатый запах страха так дурманил его сознание, что Адаару хотелось усилить это чувство. Но он сдерживал себя, напоминая, что скоро, очень скоро, как только вернется домой, то сможет насладиться в полной мере этими приятными, умопомрачительными эмоциями.

— Что с мамой? — неожиданно спросила Ника.

Террианец улыбнулся девочке, мечтая заполучить эту крошку себе в полное пользование. Но никто ему этого не разрешит — она еще ребенок. А ему так хотелось бы… Тряхнув головой, Адаар сконцентрировался на разговоре.

— О, ссс ней всссе хорошо, просссто твоя ненависссть очень больно жалит. Научисссь держать сссебя в руках, моя прелесссть. И всссе будет отлично, — ответил директор.

Непонимание отразилось на лице Ники, но террианец не собирался ей больше ничего объяснять.

Он, так и не притронувшись к уже остывшему кофе, легко поднялся со стула и, попрощавшись, ушел.

* * *

А девочка вошла в комнату, где на кровати спала после принятого успокоительного мама. Кожа на щеках женщины еще не вернулась к своему обычному цвету и пугала бледностью. После разговора с директором Ника запуталась еще больше в том, что происходит и почему виноватой всегда оказывается она одна. Тяжело вздохнув, девочка окинула печальным взглядом спальню родителей. Прилетев сюда, у них было столько планов на счастливое будущее. Но ничего этого не случилось, все разбилось и покрылось грязью, от которой Ника хотела отмыться. Стены и потолок давили на нее, и Ника, одевшись, сбежала из этой клетки, решив посидеть в своем "тайном убежище".

* * *

Куратор Асамр в коридоре учебного корпуса остановил директора, протягивая ему виртолист.

— Адаар, с этим надо что-то делать! Соседи опять жалуются на Нику. Последний выброс был сильнее прежних. Весь квартал пластом лежит! Они скоро расселяться будут подальше от этого дома. Понимаешь? Паника недопустима! — строго сказал наследник, потрясая виртолистом. — А если императору попадет такая жалоба? Представь, что отец с нами сделает!

— Мой хороший, ну ты же сам просил, чтобы Ника оставалась с матерью, и вот результат твоего своеволия, наследник. Но потерпи немного. Линтэры зашевелились, я хочу приготовить для них подарок. Мы избавимся от занозы под названием "Колючка" и покажем тварям, что мы стали намного сильнее. С завтрашнего дня объединяем классы, и через три дня — первый боевой полет. Как раз успеем торжественно встретить их флот на подлете, — хитро подмигнув, ответил директор Адаар и, развернувшись, собрался продолжить свой путь.

Правда наследник не дал ему и шагу ступить, останавливая за руку. Развернувшись, красноглазый недовольно спросил его:

— Что еще, Асамр?

— Откуда у тебя данные? Мои разведчики ничего не докладывали о том, что линтэры собираются напасть, — неверяще переспросил куратор Асамр.

— О, мой славный наследник, у тебя все впереди, я научу тебя следить за всем и сразу. А также делать правильные выводы. Данные я взял из донесения твоих разведчиков, просто ты не обратил на них внимания. Но сейчас твоя главная задача: подготовка всех питомцев к боевому вылету, иди, — приказал красноглазый, самодовольно улыбаясь.

Куратор замер на миг, затем сунул в руки директору виртолист, развернулся на каблуках и ушел прочь. Красноглазый усмехнулся, провожая взглядом наследника. Повертел жалобу в руке и выбросил в урну.

Ариф, стоя в тени, в ступоре смотрел на то, как разошлись в разные стороны куратор и директор. У него в голове, как набатом, билась одна лишь мысль, что они скоро избавятся от Колючки, а он так и не докажет никому, что он сильнейший. Ему надо было что-то срочно предпринять, причем как можно скорее. И молодой террианец сорвался с места на поиски той, из-за которой он может проиграть.

* * *

Укрывшись за резными узорами стены беседки, Золотой Лист наблюдал за приближением старшего брата. Первая Звезда медленно шел вдоль тропинки в прекрасном ночном саду, который был гордостью Первого Дома. Он легко гладил шелковые листья растений, наслаждаясь их прохладой. Неспешно дойдя до тенистой беседки, глава Второго Дома поприветствовал ожидающего его Золотого Листа.

— Нет большей радости, чем лицезреть тебя во здравии, брат мой, — бархатистый голос Звезды всегда оставался спокойным, как нетронутая гладь озера.

— Я благодарю тебя, Звезда, что ты пришел ко мне, прошу, присядь со мной и раздели минуты ночной благодати, — пригласил его Лист.

Глава Первого Дома всматривался в умиротворенное лицо Звезды, отметив про себя, что тот, как всегда, безупречно прекрасен. Его белоснежные длинные волосы волнистым каскадом спадали на плечи и блестели в свете ночных огней. Густые ресницы оттеняли небесно-голубого цвета глаза. Тонкие губы брата, словно лепестки розы, притягивали к себе взгляд.

Лист печально вздохнул, пытаясь понять сокрытые ото всех мысли самого прекрасного и самого опасного линтэра.

— Первая Звезда, открой мне, что ты увидел в будущем. Я знаю, что на собрании ты не все рассказал. Мне важно это знать, — попросил он у брата.

— У каждого разговора свое время, — ответил, обернувшись к нему лицом, Звезда.

Дождавшись, когда Лист согласится с правдивостью его высказывания, властитель Второго Дома продолжил:

— Для этого разговора время еще не пришло, мой нетерпеливый брат.

Первая Звезда ехидно усмехнулся, глядя на то, как закипает Золотой Лист. Хотя властитель Первого Дома и был самым сильным и ловким воином, но выдержка слишком часто покидала золотоволосого линтэра.

— Я видел, как твоих губ коснулась улыбка, — неожиданно для самого себя признался Лист, встревоженно всматриваясь в невозмутимое лицо Звезды.

— Твои глаза, как прежде, видят то, что другие упускают из вида, — тихо отозвался Звезда, слегка склоняя голову, чтобы укрыть от внимательного взгляда Листа нежную улыбку.

— Я бесчисленное количество раз видел твои улыбки адресованные мне. Но такой улыбки ты никому и никогда не дарил. Твоя улыбка поразила меня теплом и светом. Что ты увидел в будущем, Звезда? — настаивал на своем Лист.

— Это не касается возрожденного, вам не о чем беспокоиться, — заверил его властитель Второго Дома. — И если это всё, о чем вы хотели узнать, я оставлю вас в ваших раздумьях. И порой полезнее уделять внимание тому, что происходит за вашей спиной.

Золотой Лист вскинул голову, ожидая продолжения, но Звезда лишь загадочно улыбнулся и, поклонившись, покинул беседку, растворяясь во мраке ночи. А младший брат еще долго любовался ночным садом, пытаясь разгадать загаданную Первой Звездой загадку.

Неслышные шаги главы Второго Дома были практически невесомы, а мысли вернулись к тому, что открыло провидение. Он наслаждался образом своей мельды****, которая в скором времени появится в его жизни.


Первый бой

Ты не забудешь первый бой

Оставил росчерк он в твоей душе.

Закрыв глаза, услышишь давний вой

Открой глаза, поверь, все позади уже.


Приятный ветер холодил разгоряченное от слез лицо Ники. Местная звезда Ар уже практически склонилась к горизонту, раскрашивая все вокруг красным цветом. Умиротворение, как и прежде, царило в "тайном месте" девочки. Уже больше часа Ника сидела на пригорке, пытаясь вернуть себе душевное равновесие и понять поступки взрослых.

"Почему родители так легко принимают решения, от которых порой зависят не только их, но и чужие судьбы? И даже не извиняются, когда причиняют своим детям боль!" — горестно подумала Ника.

Вдруг она услышала до боли знакомую легкую поступь.

"О, кто объявился! Два дня пропадал, я даже соскучилась по нему", — мысленно съехидничала девочка, внутренне готовясь к бою.

— Ника, что ты опять натворила? — неожиданно начал обвинять ее Ариф.

У Ники от удивления даже глаза расширились.

— Я натворила? Я? Да я тебя два дня не видела, что я могла тебе сделать? — возмущенно спросила она у него.

— Да не мне! Просссто ссскажи, что у тебя произошло? Ссскажи, я должен понять! — потребовал у нее ответа Ариф.

Он устало опустился рядом с ней на землю. Недовольно смерив его взглядом, Ника огрызнулась ему:

— Тебе-то какая разница, что у меня произошло. Свалил с моего места, без тебя тесно.

Ника потешалась над тем, что Ариф утратил свой жесткий контроль над эмоциями, и они стали проявляться на его лице.

* * *

Поиски Колючки не заняли много времени. Юноша точно знал, где она могла быть. Опускаясь на землю, юноша пытался припомнить все приемы подчинения землян, которым обучал их куратор Асамр: контролировать голос, никакой агрессии, улыбка и… Что-то было еще… Ариф досадливо поморщился, пытаясь вспомнить последнюю составляющую.

Услышав недовольную реплику девочки, пропитанную желчью, юноша изумленно осмотрел совершенно свободное пространство вокруг Колючки.

— Тебе тесссно? — переспросил он, уже с трудом понимая землянку.

— Ты влез в мою личную зону! — уже спокойнее сказала она.

Брюнет попытался увидеть в ауре землянки эту таинственную зону, но так и не смог понять, о чем говорит Ника. А девочка, совсем развеселившись, руками показала, как далеко он должен от нее отсесть. Террианец стал послушно отодвигаться, пока Ника не кивнула ему головой.

— А теперь не тесссно? — на всякий случай уточнил террианец.

— Так — нет, и запаха твоего хоть не слышу, — благосклонно ответила Ника, опуская голову на согнутые коленки.

Брюнет пораженно замер и незаметно втянул в себя воздух, чтобы понять, что не устраивает Нику в аромате его дорогостоящего парфюма.

— Ариф, вот скажи, ты можешь от меня отстать? Просто отстать? Ты мне порядком надоел. Я тебе даже благодарна за ту передышку, что ты мне устроил. Но назойливость твоя и твоих прихвостней доводит меня до такого состояния, что просто хочется вас всех убить, — тихо сказала ему Ника.

Медленно втянув в себя воздух, юноша пытался не сорваться, прежде чем не выяснит, кто посмел его оскорбить, открывая его имя этой презренной землянке.

— Кто тебе сссказал, как меня зовут, Ника? — сквозь стиснутые от злости зубы спросил брюнет.

— Мама, а что? — удивленно спросила девочка.

— А то! Ты мне никто, и не должна обращатьссся ко мне по имени! — строго ответил ей террианец.

— Какие мы важные! Да как скажешь, Ари-Ари. И вообще, это ты стал со мной разговаривать, я тебя не просила ни о чем! — возмутилась Ника, обиженно отворачиваясь от него.

— И почему ты меня называешь поссстоянно "Ари-Ари"? Что вообще это означает? — кипя праведным гневом, ровным голосом спросил террианец.

— Ничего не означает, просто красиво звучит, — весело ответила Ника, тихо посмеиваясь.

— Красссиво? — удивился террианец. — То есссть всссе это время я тебе нравилссся?

Он не мог поверить своей удаче, поражаясь тому, как он не заметил этого за все время, что приручал Колючку.

— Пф-ф-ф, тоже мне, сказал! Да вы тут все красавчики, тут любой понравится! Только лживая красота у вас. Ненастоящая, — горестно ответила Ника, не глядя на Арифа.

Взор ее был направлен на заходящую звезду.

Слова девочки были опять оскорбительны. Она вновь пыталась уколоть его посильнее, оправдывая свое прозвище. Но надо было поставить зарвавшуюся землянку на место.

— Почему ненассстоящая, мы такие, какие есссть. Это вы крассситесь, чтобы привлечь внимание, а мы нет.

— Вы внутри некрасивые, а у нас все наоборот. Ну, у многих, хотя… Я уже не знаю… Веришь людям, а потом оказывается, что они тебя обманывали, — прошептала Ника, еле сдерживая набежавшие слезы.

Ариф уже с трудом улавливал ход мыслей землянки, но то, что ей опять плохо, очень четко почувствовал. Он подсел к ней поближе и вспомнил, наконец, что было последней составляющей — сопереживание.

В определении написано, что земляне нуждаются в телесном контакте, который является незаменимым в их жизни.

Слегка скривившись, Ариф протянул руку и легонько похлопал Нику по плечу. Девочка резко развернулась к нему лицом и удивленно посмотрела на застывшего Арифа, который ожидал ответной реакции землянки.

Тихонько всхлипнув, Ника вытерла слезы и грозно спросила у него:

— Что это сейчас было?

Ариф отодвинулся, выйдя из предполагаемой личной зоны Ники, и только после этого произнес.

— Сссопереживание.

— Чего? — не поняла его девочка.

— Тебе плохо, а я должен тебе помочь пережить трудные для тебя моменты, — ответил заученной фразой Ариф.

Ника стала тихо посмеиваться, но потом не удержалась и, упав на спину, обхватила руками живот, громко и безудержно смеясь.

Террианец обиженно вскочил на ноги и посмотрел сверху на извивающуюся землянку, которая была сейчас просто отвратительна. Заметив резкую перемену в настроении у террианца, Ника перестала смеяться, села, отворачиваясь от него, и тихо произнесла:

— Ну, ты и дурак, Ари-Ари. Кто ж так сопереживает. Обнять надо было и поцеловать.

— Обнять, говоришь, — тихо прошелестел его голос над самым ухом у Ники.

В этот же момент террианец очень крепко обхватил девочку руками и резко дернул вверх, поднимая ее на ноги. Потом бесцеремонно развернул Нику к себе лицом и крепко прижал одной рукой, а второй дернул строптивую землянку за волосы, заставляя смотреть в свои глаза.

* * *

То, что произошло дальше, словами Ника никогда бы не смогла передать. Ариф обжигал ее взглядом, ломал ее. По-другому просто нельзя определить то ужасное чувство, которое охватывает тебя, когда смотрят тебе в глаза, проникая в самую душу. Но ужаснее всего то, что все твои попытки к сопротивлению сминают одну за другой. Нечто неприятное липкое обволакивает твое тело, пробирая своим холодом до костей.

Ника дергалась изо всех сил, вырываясь из стальных объятий этого монстра, не желала сдаваться до последнего. На губах Арифа появилась противная победная улыбка.

Ника тоже понимала, что начинает проигрывать, и поэтому предприняла очень отчаянный шаг, но, как рассказывала Ксю, очень действенный. Встав на носочки, она прижалась своими губами к губам террианца, потом, как учила подруга, слегка лизнула их и с силой укусила Арифа за нижнюю губу. Брюнет от неожиданности ахнул, что послужило для Ники сигналом к действию, и она согнутым коленом ударила, куда не стоило бы. Ариф, как и предсказывала Ксю, согнулся пополам, освобождая девочку из захвата, чтобы прикрыть заветное место ладошками.

Оттолкнув от себя противного террианца, Ника громко крикнула ему:

— Идиотина, я на тебя пожалуюсь наставнику!

И развернувшись, девочка бросилась от него прочь.

* * *

Злость подстегнула Арифа. Крепко сжав Нику, юноша стал ее подчинять, грубо идя напролом, ломал ее волю. И Ника не сумела долго сопротивляться. Ариф видел, как нити привязки красными змеями прокрадываюсь под скорлупу защиты неприступной землянки. Испуганный взгляд Колючки, полный слез отчаяния, был призом для юноши. Но коварная землянка не желала сдаваться. Сначала зачем-то прижалась своими губами к его, сбивая с толку странными порывами, потом укусила. Взбешенный Ариф пропустил момент, когда девочка применила подлый прием. Яркая вспышка боли была очень неожиданна. Юноша, упав на землю, злобно смотрел ей вслед, понимая, что привязка сорвалась, и он опять проиграл.

* * *

Вернувшись домой в расстроенных чувствах, Ника позвонила единственной подруге, которая всегда выслушает и поддержит. Девочка набрала номер, совершенно не обращая внимания на время, но, как ни странно, Ксю приняла вызов сразу.

— Ника, что у тебя произошло? — услышала девочка взволнованный голос подруги.

Ксю была обеспокоена. От ее взгляда Ника не могла укрыть покрасневшее от слез лицо.

— Он… Он просто монстр, Ксю! Он меня чуть… Я так больше не могу. Что мне делать? Ксю, я не выдержу здесь! — тихо всхлипывая, путанно стала рассказывать Ника про все несчастья, которые произошли с ней: и про маму, и про предательство папы и про дикую выходку Арифа.

Лишь выплакавшись, Ника смогла успокоиться, и устало откинуться на подушки.

— Ты получила мой подарок? — спросила девочка у подруги.

Ксю кивнула головой и вытащила из-за ворота красивую серебряную подвеску с большим прозрачным камнем внутри.

— С Днем Рождения! С шестнадцатилетием! Прости, что так все получилось. Надеюсь, я не окончательно тебе испортила настроение? — с горечью в голосе спросила Ника.

— Ну что ты! Я люблю тебя! Держись, а я поговорю с твоей бабушкой. Я заставлю ее меня выслушать. Уверена, уже завтра все наладится! — заверила подруга Нику, целуя монитор. — Держись, я с тобой!

— Спасибо, Ксю. Я спать. Еще раз, с днем рождения, повеселись за меня от души! — прошептала девочка и выключила связь.

Она еще долго лежала на кровати, невидящим взглядом глядя в потолок и прислушиваясь к звукам спящего дома. Ника боялась прикрыть веки хоть на миг, так как стоило ей это сделать, как нечеловеческая радужка безумно притягательных изумрудных глаз снова и снова затягивала ее в свои бездонные омуты.

— Идиот! Я должна была подарить свой первый поцелуй возлюбленному! А он тебе достался! — обиженно крикнула Ника в пустоту, мысленно призывая на голову противного террианца все известные ей проклятия.

И только после этого, успокоившись, она встала, чтобы переодеться ко сну.

* * *

Откинувшись на спинку кресла, Адаар устало потер переносицу, расстегивая ворот рубашки. Работа выматывала, но следить за выполнением плана он должен был постоянно. Немного расслабишься, и все выйдет из-под контроля. Отец не должен ничего заподозрить. Одно сомнение и все. Настоящий камин потрескивал поленьями, придавая кабинету уют. Рядом с креслом стоял небольшой столик, на котором стояла початая бутылка и пустой бокал. Алкоголь приятно согревал изнутри, расслабляя. Напряжение медленно отпускало тело, и дышать становилось легче.

Дверь бесшумно открылась, и террианец вдохнул чуть слышный цветочный аромат духов. Джоанна прошла к нему и села на подлокотник кресла.

— Устал? — тихий голос любимой ласкал слух.

— Есть немного, — отозвался красноглазый.

Обнял женщину за талию, пересадил к себе на колени. Темная голова доверчиво легла на мужское плечо. Сколько он к этому шел? Долго, очень долго, чтобы вновь потерять. Отец не должен ни о чем догадаться.

— Спать? — позвала его любимая.

Взглянув ей в лицо, окунулся в нежность, которую Джоанна испытывала к нему. Забота и любовь в ней всегда вспыхивали, стоило ей оказаться рядом или подумать об Адааре.

Иногда это сбивало, но он не мог запретить себе наслаждаться ее эмоциями, которые ему были чужды.

Склонившись над ней, Адаар поцеловал соблазнительные губы, которые целый день преследовали его в воображении. Джоанна тут же приоткрыла их, отзываясь на желания своего воина. Отстранившись, красноглазый внимательно рассматривал серые глаза любимой. Он видел, как расширился зрачок, слышал, как быстрее забилось сердце, чувствовал, как проснулось ее тело.

— Как день провела? — спросил у нее Адаар.

Ловкие пальцы почертили красные чуть видные полоски вверх по руке, которой обнимала его Джоанна.

Волна дрожи прошлась по ее телу, вызывая ответную в нем. Какая она стала чувствительная. Передернув плечами, Джоанна подняла свой взор и попала в плен волнительного взгляда красных глаз.

— Скучала, — прошептала в ответ и соблазнительно закусила губу.

Он слышал, как она молча умоляет его еще раз поцеловать. Он ощущал, что она сейчас облизывает свою губу, на которой еще оставался его вкус.

Обхватив пальцами подбородок Джоанны, Адаар приподнял ее лицо, замечая изменения, произошедшие в ней за два месяца. Кожа стала гладкой, разгладились многие морщинки. Цвет лица стал ровным, легкий румянец красовался на скулах. Глаза блестели, а губы… Ох уж эти сладкие губы, манящие, дразнящие.

Переплетая их пальцы, террианец поцеловал тыльную сторону ладони женщины. Ее пальцы хоть и были длинными, но недостаточно. Ее рука тонула в его большой.

— Я чувствовал, что ты скучала. Почему раньше не пришла? — прошептал, переводя взгляд со сцепленных рук на лицо любимой.

Джоанна замялась, опуская взор.

— Хотела кое-что доделать, — уклончиво ответила она.

— Опять увлеклась? — насмешливо уточнил Адаар.

В последнее время она все больше времени тратила на слежку за своим отцом. Это начинало террианцу надоедать.

— Он снова отправляет к нам шпионов, — оправдываясь, прошептала Джоанна, отводя взгляд.

Но Адаар вновь повернул ее лицо к себе, требовательно заглядывая в глаза.

— Я знаю об этом, — он чувствовал, что любимая нервничала, боясь его расстроить.

— Постараюсь так долго не работать, — тут же пообещала Джоанна.

Террианец не понимал, что тревожило женщину больше. Она путалась в своих же собственных чувствах и мыслях.

Джоанна боялась его расстроить, боялась, что он разозлится. И очень хотела выглядеть в его глазах нужной, но понимала, что все ее попытки совершенно были не нужны Адаару. А еще она очень сильно хотела его поцеловать, но боялась, что ему не понравится то, что она взяла инициативу в свои руки.

— Можешь поцеловать. Чем меня может расстроить проявление твоих чувств ко мне? — насмешливо спросил ее террианец.

В душе у женщины все возликовало. Адаар даже испугался этой яркой сочной эмоции. Джоанна подняла на него взгляд, радостно улыбнулась. Ее руки крепко обвились вокруг его шеи. Порывисто поцеловав, женщина подарила ему свое теплое дыхание, соблазняла языком. Когда у террианца закончился воздух, он обхватил ладонями ее лицо и отстранился, тихо рассмеявшись, видя, что любимая даже от наслаждения глаза прикрыла.

— Это все, что ты хотела?

— Нет, — выдохнула Джоанна.

Опираясь на плечи, оседлала его колени лицом к нему. Темно-бордовый шелк домашнего халатика распахнулся, открывая взору террианца чувствительную часть бедер и выглядывающее соблазнительное белье, окаймленное ажурчиком.

С трудом сглотнув, Адаар поднял взгляд и стал разглядывать волнительные округлости грудей, которые надежно были укрыты под тканью халата, но упругие возбужденные горошинки сосков призывно выпирали.

Джоанна глубоко вздохнула, маняще приподнимая грудь, террианец почувствовал, как во рту все пересохло от желания.

Леара томно прошептала:

— А мне все можно?

Развратные картинки только и успевали ослеплять Адаара, он не поспевал следить за ходом мысли любимой. Возбуждение пленяло тела обоих, и если террианец не позволял ей замутить свой разум, то Джоанна уже была во власти разрастающегося чувства.

— Нет, не все, но многое, — прошептал Адаар.

Но Джоанне другого и не надо было. Она смело стала расстегивать рубашку на груди террианца, припадая к его шее горячими губами. Террианец придерживал женщину руками, двинув бедрами, желая подразнить любимую. Обжигающая волна дрожи поднялась по телу вверх, накрывая сознание туманом тайного желания. Резко дернув полы рубашки, Джоанна стала покрывать легкими поцелуями открывшийся крепкий торс.


Борясь с застежкой брюк, женщина следила за лицом Адаара, удивляясь, почему все эмоции уходят с его лица только в такие моменты. И чтобы понять, что чувствует любимый, нужно прислушиваться к нему. Террианец усмехнулся мыслям леары. Красные глаза из-под полуопущенных ресниц отражали отблески огня в камине.

Джоанна давно уже сравнивала Адаара с потусторонним созданием, ласково называя «мой демон», чем немало веселила его. Если бы она знала, насколько близка к правде, то никогда бы не была с ним такой: раскованно-обольстительной, любящей всем сердцем. В такие моменты террианец следил за собой особенно внимательно, чтобы ни одной эмоцией или мыслью не выдать себя.

Тонкие пальцы пробрались под резинку белья, оголяя поджидающую Джоанну плоть. Ласково проведя подушечкой большого пальца, лукаво улыбнулась Адаару. Призывно глядя ему в глаза, женщина наклонялась все ниже, желая подразнить террианца. Только замысел леары не понравился Адаару.

Он отпустил леару, давая ей больше свободы в действиях, а сам ловко схватил концы пояса, потянул на себя. Бант развязался, и шелковая полоска упала к их ногам. Женщина соскользнула на пол и, покачивая бедрами, сама стала медленно стягивать халатик, скромно обнимая себя руками за предплечья.


Адаар положил ладони на подлокотники, с жадностью следил за чувственным танцем любимой. Блики огня за ее спиной подсвечивали, придавая картине чарующий момент. Ткань просвечивала, не скрывая от глаз Адаара стройные ноги и покатые бедра.

Халатик упал на пол. Джоанна прикрыла грудь руками, тряхнула головой, чтобы спрятать лицо в волосы.

Адаар наслаждался устроенным представлением. Он, как хищник, следил за своей жертвой. Джоанна краснела, ужасно стесняясь, но выпутаться из подчинения не могла. Ее руки опустились вниз, чувственно поглаживая тело. Пальцы вцепились в бордовый шелк соблазнительного нижнего белья, который ласкал своим прикосновением. Дыхание у леары сбилось от жаркого взгляда, что пленял, соблазнял.

Красные глаза внимательно следили за покачиванием полных грудей, когда Джоанна стала наклоняться, стягивая вниз последнюю деталь одежды. Волосы слишком быстро укрыли темные горошинки грудей, которые хотелось испробовать на вкус. Откинув голову назад, Джоанна выпрямилась, и террианец вновь смог наслаждаться раскрасневшимся лицом любимой, которая уже искусала губы от стеснения.

Слившись с ней сознанием, Адаар решил посмотреть на себя глазами леары и ахнул от неожиданности. Он даже представить себе не мог, глядя каждое утро в зеркало, что он настолько великолепен. Вальяжно развалившийся в кресле, в небрежно распахнутой светло-голубой рубашке, с расстёгнутыми штанами. Горящие сощуренные глаза таили в себе отблески огня. Предвкушающая улыбка кривила тонко очерченные губы. Тугая коса голубых волос змеилась до самых колен террианца.

Джоанна плавно подошла к креслу, ведомая приказами Адаара. Склонившись над мужчиной, она припала к губам, пробуя их на вкус. Глухо застонав, террианец обхватил лицо любимой руками, углубляя поцелуй, но зрительный контакт не разрывал. Это просто безумие целоваться с самим собой, чувствовать сладость своих губ, поражаясь их нежной коже и мягкости. Таять от ласки проникающего языка. Когда воздух закончился, Адаар последний раз прижался в усталом поцелуе, напоследок лизнув, отстранился тяжело дыша.

— А я хорош, — самодовольно усмехнулся Адаар.

Джоанна отвела глаза, с трудом понимая, что сейчас произошло. Взгляд ее натолкнулся на расстёгнутую ширинку брюк.

— Может, в спальню? — спросила, видя, как террианец сочится терпким соком, капельки которого собрались на подрагивающей головке мужского естества.

— Как скажешь, — легко согласился террианец.

Подхватив Джоанну за бедра, он встал с кресла и покинул кабинет. Джоанна крепко обхватила руками Адаара за шею, вздрагивала каждый раз, когда любимый таранил ее ягодицы при каждом шаге. Попыталась приподняться повыше, чтобы не мешать Адаару идти, но он нарочно подкидывал ее руками, чтобы она обязательно почувствовала, что желанна, очень желанна.

Уложив Джоанну на кровать, сам Адаар отошел на несколько шагов назад, чтобы она могла увидеть его полностью. Скинул с себя рубаху, послав ее в полет на кресло. Брюки тоже недолго держались на бедрах, полетели вслед за рубашкой. Мужчина дал рассмотреть себя своей леаре, которая не отрывала от него жадного взгляда. Взглянув на себя в зеркало, террианец уже не видел себя таким великолепным. Любовь приукрашает, затмевая недостатки. Она не видела, какие холодные глаза у Адаара, и не замечала самодовольной усмешки, которая обычно таилась в уголках губ. Не замечала залегшие темные круги под глазами. Переведя взгляд на Джоанну, опять взглянул на себя глазами любимой, беззвучно посмеиваясь преображению. Террианец был согласен с древними землянами, которые утверждали, что любовь слепа.

Отбросив горестные мысли, террианец присоединился к Джоанне на кровати, нависая над ней. Нежный плен ее рук, укрепился захватом стройных ног. Террианец был уже на грани, поэтому вошел сразу, вслушиваясь в судорожный всхлип Джоанны. Боль сладко растеклась, сковывая мышцы. Выдохнув, Адаар дал любимой расслабиться, полностью выйдя из нее. Но стоило женщине спокойно задышать, как он вновь ворвался в податливую плоть, в этот раз неся уже наслаждение. Жалобный стон вырвался из груди Джоанны, когда террианец опять отступил, давая собраться с мыслями. Третий раз был последним, когда Джоанна сдалась, моля не останавливаться.

Сознания сплелись, как и тела в тугой клубок. Но только террианец не терял концентрацию, ведя за собой любимую, купаясь в ее эмоциях, вознося ее все выше на пик максимального восторга.

* * *

С утра Ал сидел возле окна в ожидании распоряжений Асамра в его кабинете, наблюдая на улице за двумя землянками, медленно идущими по тропинке: помощницей Мелиссы — Жанной и ее дочерью — Никой. Мать трогательно обнимала свою девочку за плечи, о чем-то говорила с ней, а Ника лишь изредка кивала головой в ответ.

Вчерашний инцидент встревожил многих террианцев, и сегодня с утра в приемной кабинета Адаара образовалась внушительная очередь из возмущенных соседей этих с виду безобидных землянок.

Но к этому времени Ал с облегчением для себя узнал о решении директора: завтра девочку отправляют назад на Землю. Этого момента ждали многие! Так как душевные переживания Ники с трудом выдерживали даже самые сильные илтары, которым приходилось укрывать от ее всплесков сознание членов своего звена.

— Опять она? — спросил у него Ас, бесшумно подходя к истару со спины.

— Да. Вчера она поругалась с Арифом. Он никак не может успокоиться и понять, что эта землянка ему не по зубам, — стал рассказывать Алтар последние новости наследнику.

— Заносчивый парень. Вчера он чуть не привязал ее, я видел. Правда, она сумела от него сбежать, применив запрещенный прием. И что мне понравилось в нашем питомце, выдержка ему не изменила. Я думал, что он ее убьет после такого коварного удара, даже приготовился вмешаться. Но Арифу хватило ума не трогать ее и отпустить. Умный илтар растет, даже слишком… — многозначительно закончил блондин, требовательно посмотрел на брюнета, ожидая его ответа.

— Я не чувствую в нем угрозу для нас, мой илтар, — прошептал Алтар, прислушиваясь к своей интуиции.

— Это хорошо. Для него, — холодно произнес Асамр, переводя задумчивый взгляд на землянок. — С утра я, наконец, увидел то, о чем ты меня предупреждал, Алтар. И теперь с трудом удерживаю Арифа от привязки к Нике. Она его даже на расстоянии под себя подстраивает, представляешь? Подстраивает, но не привязывает! Эта Колючка жестока, он в таком состоянии сойдет с ума. Надо что-то предпринять.

Неожиданно Ника оглянулась и безошибочно посмотрела прямо в их окно. Террианцы молниеносно дернулись, отступая на шаг. Девочка с сомнением сощурила глаза, пытаясь отыскать причину внезапной тревоги. Но никого так и не заметив, поспешила догнать мать. Мужчины медленно выдохнули.

— Не долетит Колючка до дома. Ад не даст ей выжить, — сухо закончил свою мысль наследник.

* * *

Асамр сам уже давно подумывал о том, что сильно ошибся, идя против решения Адаара, Ника слишком сильна для любого террианца. Но то, что для нее придумал директор, наследник считал безумной идеей. Ему даже стало страшно за девочку, которая волею судьбы оказалась втянута в войну между террианцами и линтэрами.

— Жаль, красивая, — задумчиво протянул Ал, разворачиваясь лицом к блондину.

— Итак, — перешел на деловой тон Асамр, подходя к рабочему столу, — сегодня вроде все будет проходить в обычном режиме. На завтра запланирован первый боевой вылет. Инструкторы готовы. Ты должен проследить за подготовкой техники. Мелисса, мы в кабинете! — вдруг крикнул террианец.

Дверь тут же распахнулась, являя террианцам красавицу землянку с очень рассерженным лицом. Причину злости леары оба ее воина уже знали и сейчас просто забавлялись.

— И как это понимать? Что за произвол? Зачем вы смешали классы? — с порога стала ругаться красноволосая.

— Мелиссса, так надо, — строго одернул ее блондин.

— Кому надо? Мои девчонки уже все всполошились. Ничего не хотят слушать, только и говорят о том, сколько их будет. Без умолку обсуждают, какие они красавчики, даже не зная, кто придет! — в негодовании сказала Мелисса.

— Сссейчассс они познакомятссся и уссспокоятссся, — уже мягче проговорил блондин, наслаждаясь яркими эмоциями леары.

Мелисса подошла вплотную к блондину, продолжая настаивать на изменении данного решения.

— Асамр, я понимаю, что я не летчик, но даже мне ясно, что вы классы зря соединяете. Они и так не тянут программу, а так вообще ничего не усвоят! — не унималась девушка, не замечая, как Алтар запер дверь и словно хищник крадется к ней со спины.

— Мелиссса, поверь, Адаар не ошибаетссся. Есссли сссказал — пора, значит пора. Ссскоро сссама удивишьссся, как он мудр, — заверил ее блондин, нежно прижимая девушку к себе.

Мелисса, упираясь ладонями о твердую, словно скала, грудь блондина, с любовью заглянула в его притягательные фиолетовые глаза. От его обжигающего взгляда весь пыл у девушки куда-то пропал. Асамр внимательно прислушивался к леаре, пробуждая в ней острое желание слияния. И Мелисса с жадностью смотрела на его губы, мечтая поцеловать блондина. От этого желания слегка пощипывало кожу губ. Это очень сильно смущало ее. Ведь рабочий день только начался, и память услужливо напомнила, как всего час назад девушка таяла от страсти, которую эти губы рождали в ней.

Мелисса испуганно вздрогнула, когда со спины совершенно неожиданно ее обнял Ал, нежно целуя ее за ушком, еще больше разжигая пожар, от которого податливое тело девушки начинало плавиться. Блондин приподнял лицо леары за подбородок и страстно прошептал:

— Ты прекрасссна, когда сссердишься! Глаза твои так и горят, маня к сссебе!

— Мальчики, мне на занятия надо, — попыталась вразумить воинов Мелисса, с трудом сдерживая себя от падения в пучину сладкого вожделения.

— Надо, но ты же не бросссишь нассс тут одних, — соблазнительным шепотом спросил брюнет, накрывая своими руками изнывающие по ласке груди девушки.

— Нет, — вскрикнула Мелисса, пытаясь скинуть наглые ладони Алтара.

— Правильно, Мелиссса, не оссставляй нассс… — чарующим голосом протянул Асамр, зная, что девушка не способна была ему сопротивляться.

Но вдруг в дверь настойчиво и громко постучали, и Мелисса, вырвавшись из капкана сильных рук террианцев, отошла к окну, прижимая ладони к разгоряченному лицу. Алтар вернулся к двери, чтобы впустить в кабинет ехидно улыбающегося Адаара.

— Ой, я вам помешал! Как же не вовремя я зашел! — воскликнул красноглазый, наслаждаясь смущением землянки.

Девушка, умирая от стыда, что ее поймали с поличным, тихо извинившись, стремительно покинула кабинет, оставив мужчин наедине. Наследник по привязке успокаивал ругающую саму себя Мелиссу, поражаясь, очередной раз, ее мыслям. Она ругала только себя. Леара даже мысли не допускала, что виноваты в этой ситуации ее заигравшиеся воины. Задумавшись, Асамр не заметил, что красноглазый, коварно улыбаясь, уже сидит в кресле напротив него. Адаар терпеливо ждал, когда наследник обратит на него своё внимание. Помогло блондину очнуться от размышлений тихое покашливание истара.

Адаара поступок Алтара изрядно позабавил. Он, весело улыбнувшись, пожурил наследника, который, наконец, был готов к разговору:

— Асамр, я же тебе говорил, что развлекаться будете у себя дома. А тут несовершеннолетние, которые не могут контролировать себя в полной мере. И те феромоны, что вы распространяете в воздухе, уже у меня в кабинете ощущаются.

— Конечно, я даже догадываюсь почему! Так как видел, кто полчаса назад оттуда вышла, весьма потрепанная и с трудом стоящая на ногах, — ответил в тон ему Асамр.

Алтар, стоя у дверей, лишь мысленно усмехнулся, поймав мыслеобраз от своего илтара.

— Не завидуй, мне можно! — строго сказал Адаар. — Все готово для завтрашнего показа нашей мощи?

Блондин спокойно принял то, как директор увел разговор в сторону, не желая распространяться о своей личной жизни. И, садясь за рабочий стол, Асамр твердо ответил:

— Да, наставник. Мы готовы.

— Отлично! А почему Ариф опять у вас медитирует? Его контроль на высоте, за что вы его так наказываете, жестокие мои? — спросил Адаар, который был весьма удивлен, заметив питомца в спортзале, а не на занятиях.

Наследник поразился вопросу, ведь не знать последние новости красноглазый просто не мог. И Ас теперь осторожно подбирал слова, пытаясь понять, не очередная ли это проверка Адаара.

— Он не выдержал, наставник. Провалил задание, и Колючка сломала его. Вот пытаемся удержать его от привязки к ней.

— Не может быть, — изумился Адаар. — Хочу на это посмотреть!

Вскочив на ноги, директор вышел из кабинета. Блондин задумчиво проводил его взглядом, не веря до конца, что директор мог такое событие упустить.

"Нет, только не вездесущий Адаар!" — ехидно усмехнулся наследник.

И взяв со стола приготовленные для истара папки, он протянул их Алу.

— Завтра трудный день. Не подведи меня, — напутствовал его наследник.

Брюнет, приблизившись, принял документы и преданно сказал:

— Я буду стараться, мой илтар.

* * *

От жаркого прикосновения замершее тело слегка дернулось от неожиданности. Длинный палец, оставляя обжигающий след, практически невесомо рисовал замысловатый узор на нежной коже спины, заканчивая каждую завитушку болезненным уколом заостренного кончика ногтя. Приятная ласка смешивалась, растворяясь в мгновенных, но жутковатых пронизывающих ощущениях. Капельки крови на белой коже красиво соединялись тонкими линиями между собой. Рисунок спускался все ниже и ниже, сужаясь к пояснице. А тело разгоралось все сильнее и сильнее, извиваясь от странной ласки. И когда последняя завитушка была завершена в районе основания копчика, острый ноготок провел очень чувствительную и порочную линию между ягодицами, от которой тело болезненно дернулось, вырвавшись из плена страшного сна.

Ксю, проснувшись в холодном поту, резко села, прижимая к своей груди одеяло. Широко раскрытыми глазами она в ужасе осмотрела темную, но пустую комнату, с трудом восстанавливая дыхание. Удостоверившись, что это был всего лишь сон, Ксю быстро встала с кровати и, подбежав к зеркалу, рывком через голову сняла пижаму. К ее большому облегчению на спине ничего не было, и она устало опустилась на пол.

— Ужасы надо поменьше смотреть, надо поменьше смотреть ужасы! — прошептала Ксю, с трудом отгоняя образ точеных пальцев с острыми длинными ногтями, которые во сне ни то гладили, ни то царапали ее спину.

Успокоившись, девушка стала обратно надевать пижаму, совершенно не замечая, как слегка светится на ее груди небольшая замысловатая подвеска.

* * *

Войдя в свой класс, Мелисса сначала подумала, что ошиблась дверью. Тишина в комнате стояла просто невероятная. Девчонки, которые еще полчаса назад были возбуждены до предела, теперь сидели притихшие, даже как-то слишком. Может, это было вызвано тем, что рядом с каждой землянкой сидел неотразимый террианец. Почему питомцы так странно расселись, для Мелиссы было загадкой, но что-то менять и пересаживать мальчиков она не стала. Иначе девочки опять начнут шептаться, обсуждая все достоинства представителей другой расы. Да что уж, учительница и сама знала, какой неизгладимый след внешность террианцев оставляет в молодых, неопытных девичьих сердцах. Мысленно она уже представляла, что будет, стоит закончиться занятиям, когда террианцы покинут их. Девчонки просто взорвутся, так что вечер обещал быть длинным и трудным. Не дай Создатель, некоторым захочется пробраться в комнаты террианцев, с них станется.

Питомцы внимательно следили за Мелиссой. Она понимала, что причиной этому было то, что она являлась леарой наследника. Девушка знала, что они были обязаны во всем ее слушаться, и не сметь расстраивать. Наказание, которым грозился куратор Алтар, впечатляло жестокостью.

Подойдя к учительскому столу, Лисса внимательно оглядела всех присутствующих и, доброжелательно им улыбнувшись, начала занятие.

— Здравствуйте, воспитанники. Меня зовут эрла Мелисса. Сегодня у нас по программе урок по взаимопониманию и взаимодействию между расами. Урок теоретический, поэтому открывайте тему и самостоятельно изучайте. Возникающие вопросы задавайте, не стесняйтесь. Я постараюсь ответить всем.

Закончив вступительную речь, Мелисса села за стол и, включив компьютер, приготовилась к расспросам воспитанников. Прождав несколько минут, но, так и не дождавшись ничего, девушка встревоженно осмотрела все такой же притихший класс. Воспитанники внимательно изучали тему, ни на что не отвлекаясь, лишь изредка шевелясь только для того, чтобы передвинуть текст на экране монитора.

Довольно усмехнувшись, девушка расслабленно откинулась на спинку кресла. Она была сильно изумлена тем, что слова Асамра оказались верными. Неужели директор настолько прозорлив, что просчитал и такой вариант событий?

* * *

Недовольство нарастало в душе юного террианца все сильнее и сильнее, разгораясь, словно угли на ветру. Если с утра он еще мог понять, почему его отправили тренировать самоконтроль, то чем дольше он раздумывал над вчерашней ситуацией, тем больше терялся в догадках. Он ведь не причинил землянке физического вреда, не оскорбил словом. Он не нарушил ни одного правила, но вновь наказан! А за что?

— Ариф, ты теряешь выдержку, — неожиданно раздался голос директора.

Молодой илтар открыл глаза, удивленно глядя на директора Адаара. Тот сидел на корточках, пристально рассматривая питомца.

— Что она сделала? Расскажи мне подробно, что вчера она сделала с тобой? — доверительно спросил красноглазый, заставляя своей силой молодого террианца подчиниться и ничего не утаивать.

— Она вырывалась из моих рук, я ее уже практически подчинил. Я чувствовал, как проник в ее ауру. Она была такой теплой и приятной, а потом Ника прикоснулась своим ртом к моему и стала лизать, чтобы потом укусить, словно она дикое животное! Наставник, это было так странно. Я потерял бдительность и пропустил удар. Со мной такое впервые, и это так непонятно, как-то неправильно. Но контроль я не терял, наставник! — оправдывался Ариф, пытаясь найти заступника в лице директора.

— Прикоснулась ртом? — умиляясь реакции питомца, переспросил Адаар. — И как же она это сделала? Так?

Красноглазый стремительно обхватил лицо Арифа руками и нежно поцеловал его — ошарашенного и несопротивляющегося. Когда же язык директора настойчиво проник между крепко сжатыми губами илтара, тот словно очнулся и стал сопротивляться, пытаясь оттолкнуть директора от себя. Но Адаар и сам уже отпустил питомца, задумчиво сказав:

— Значит, так далеко она не зашла. Просто применила эффект неожиданности. Умная девочка. Ариф, ты потерял внутреннее спокойствие, поэтому кураторы и заставили тебя медитировать. Вот и сейчас ты никак не можешь восстановить утерянный контроль над эмоциями. Ты понял задачу? Восстанови контроль над эмоциями!

Легко встав, директор, развернувшись, медленно вышел из спортзала. Но Ариф еще долго не мог поверить, что это произошло сейчас с ним. Сначала Ника, а теперь и директор как-то странно прикасались к его губам. Ариф осторожно дотронулся до них пальцами, все еще ощущая тепло чужих губ. Устало опрокинувшись на спину, он через стеклянный потолок взглянул на чистое небо.

— Восстановить контроль над эмоциями, — настраивал себя на нужный лад террианец, — контроль над эмоциями.

Сколько раз он себе это повторил, Ариф не считал. Но спокойствие все же пришло, когда он поймал себя на мысли, что, глядя в небо, очень четко видит образ Ники в тот момент, когда она сидела на обрыве всеми покинутая и печальная.

Ехидно усмехнувшись, террианец понял, что это именно то, что он должен сделать. Покорить и подчинить Нику, любыми способами, и даже запрещенными, но заставить ее принадлежать ему!

* * *

Ника нервно вошла в учебный корпус, дергаясь и шарахаясь от каждой тени. Она очень боялась встретиться с Арифом, поэтому пряталась от него и вроде бы даже очень удачно. Но войдя в свой класс, девочка слегка опешила. Оказывается, с сегодняшнего утра все земные классы перемешали с террианскими. И вот теперь, подходя к своей парте, Ника удивленно рассматривала светловолосого террианца, которого она часто видела в обществе Арифа.

Парень, встретившись с ней взглядом, вежливо ей улыбнулся и встал, галантно приглашая ее к нему присоединиться.

Ника, подозрительно сощурив глаза, следила за светловолосым красавцем, ожидая от него какой-нибудь подлости. Но тот лишь молча улыбался, не пытаясь ее просверлить взглядом и не предпринимая попыток заговорить.

Постояв в молчании некоторое время напротив террианца, девочка решительно прошла на свое место и, благополучно сев, стала готовиться к занятию.

После того как прозвеневший звонок оповестил о начале урока, в класс вошел встревоженный преподаватель. По тому, как сильно он нервничал и слегка заикался, девочка поняла, что и для учителя весть о смешивании классов стала новостью.

Как только началась лекция, Ника, уже успокоившись, как обычно стала смотреть тоскливо в окно, забыв о соседе. Но, как оказалось, напрасно. То, что делал террианец, она почувствовала не сразу, только когда его движения стали увереннее. Сосед осторожно расплел ее косу и теперь аккуратно расправлял волосы, укладывая их по ее плечам. Девочка резко отодвинулась от ненормального террианца, стукнув его по рукам, которые он и не собирался убирать, упорно продолжая свое подлое дело.

— Ты что творишь? — возмущенно прошептала ему.

Но парень не ответил, все так же вежливо улыбаясь, смотрел на девочку. Ника резко собрала волосы, оглядела парту в поисках заколки, которая нашлась в руках у парня. Выхватив ее, девочка стала заплетать косу, хмуря брови, и внимательно следя за соседом.

Когда заколка вернулась на место, Ника отбросила косу за спину и демонстративно отвернулась от террианца, пока не почувствовала, что волосы вновь стали свободны. Медленно обернувшись к соседу, она с удивлением увидела, что он играл ее заколкой одной рукой, а второй подпирал голову и смотрел на девочку, ожидая ее реакции. Кулаки у Ники сами собой сжались, а ногти больно впились в ладонь. Мысленно попыталась успокоиться, понимая, что если она прямо на занятии врежет ему, то это будет ее очередной "залет".

Вдруг террианец написал ей записку и отправил, выведя на ее экран. Ника перечитала записку несколько раз, чтобы понять, что она означает.

"Тебе с распущенными волосами лучше, и ему больше нравится так".

Дернувшись, Ника посмотрела на террианца, но улыбка с его лица никуда не делась, и он явно не издевался. Хотя… кто этих террианцев поймет. Немного подумав, она быстро набрала текст:

"Тебе тоже идет с распущенными, ты очень милый".

После прочтения ответа, террианец перестал улыбаться, чем очень позабавил девочку. Она тут же отправила ему следующее сообщение:

"На девочку похож. Поэтому ты их не заплетаешь? Ему ведь больше нравится так!"

Ника, тихо посмеиваясь, отвернулась от террианца, боясь рассмеяться в голос. Но легкий толчок в бок заставил ее обернуться к рассерженному парню и прочитать записку, на которую он требовательно указывал пальцем.

"Я не похож на девочку!" — гласила надпись.

Ника уже не могла сдерживаться, уткнувшись лбом в парту, тихо поскуливала от смеха. То, что у террианцев нет чувство юмора, она догадывалась, но не ожидала, что настолько! Отсмеявшись, вытерла выступившие слезы и нашла в себе силы продолжить издевательства над прихвостнем Арифа.

"На земную похож! F! Самую красивую девочку!"

Ника в предвкушении посмотрела на террианца, а тот от злости ногтями уже царапал поверхность парты. Девочка счастливо улыбнулась, смело встречая яростный взгляд парня.

Ну да. Она понимала, что перегнула палку, сравнивая террианца с землянином. Они этого очень не любят, но соблазн насолить был столь велик, что устоять было невозможно.

Парень, вдруг замерев, опять стал вежливо улыбаться и набирать текст. Потом, слегка нагнув голову на бок, с каким-то садистским удовольствием надавил на кнопку, отсылая ей сообщение.

"Ну, куда уж тебе до меня, с твоей-то внешностью, Колючка".

— Пф-ф-ф-ф! Сам бы хоть что-то придумал, а то слова и то его используешь, — прошептала, как можно высокомернее, девочка, хотя сказанное все же больно укололо ее самолюбие.

— На задней парте — тишина в классе! — неожиданно их одернул учитель.

Резко отвернувшись к окну, Ника стала мысленно обзывать всеми возможными эпитетами соседа.

* * *

Смотреть глазами своего истара для Арифа было непривычно, но оно стоило того. Более удачного стечения обстоятельств террианец просто не мог пожелать. Его истар выполнял все, что требовал илтар, выводя землянку из себя, а Ариф прощупывал те бреши, которые смог вчера найти в защите девочки.

Одна уже нашлась, и террианец с наслаждением смотрел в спину обиженной строптивице.

Итак, первый комплекс — внешний вид! Куратор Асамр всегда говорил, что многие земляне считают себя некрасивыми и замыкаются на этом. Поэтому, чтобы землянин проникся теплыми чувствами и доверился, надо всегда говорить ему комплименты. Ариф же считал, что Ника никогда не обращала на то, как выглядит, внимания, но, как оказалось, напрасно. Правда, этим приемом пользовались прочие претенденты, и происходила обратная реакция. Ника вся состояла из противоречий! Но молодой илтар понял, как правильно использовать данный прием именно по отношению к ней.

Вторая брешь — это проблемы в отношениях с близкими. Он узнал, что вчерашний срыв у девочки был из-за известия о том, что отец Ники передал свои обязанности главы семьи террианцу. В чем конкретно проблема, Ариф не до конца разобрался, но Ника явно страдает из-за разрыва привязки к биологическому отцу. Хоть у землян и нет привязки, как у террианцев, но они все равно привязываются друг к другу, создавая своеобразные звенья.

Вспоминая лекции куратора Асамра, молодой илтар понимал, что информация о внутренних взаимоотношениях между землянами была явно не полной и не совсем верной. Сопереживание, на котором настаивал куратор, не помогло в приручении Ники. Тут требуется что-то другое. Но вот что?

Ариф стал вспоминать, кто мог бы ему помочь решить эту сложную задачу. Но на ум приходила только одна прирученная землянка — леара самого наследника. Ариф даже сел от озарившей его мысли. Ведь никто никогда не пытался спросить у самих землян, как их приручить!

Молодой илтар так зажегся этой идеей, что был готов прямо сейчас бежать на поиски эрлы Мелиссы. С трудом утихомирив взыгравшие эмоции, довольный собой Ариф сделал дыхательную гимнастику и стал восстанавливать внутреннее равновесие. Да, он был готов к новому этапу по приручению землянки. Нике так просто не уйти от него. Он все же докажет всем — кто тут самый сильный!


Приближение бури

Ты видел деву на скале

В одежде белой над волнами

Когда, бушуя в бурной мгле,

Играло море с берегами,

Когда луч молний озарял

Ее всечасно блеском алым

И ветер бился и летал

С ее летучим покрывалом?

Прекрасно море в бурной мгле,

И небо в блесках без лазури;

Но верь мне: дева на скале

Прекрасней волн, небес и бури.

(Александр Сергеевич Пушкин)

После того как Ника на первом уроке поссорилась с соседом по парте, он ее больше не донимал. Просто игнорировал ее присутствие, словно и нет ее. Девочка была даже рада такому обращению, ведь ей это было не впервой. Она злорадно подумала, что террианец считал, что своим пренебрежением сделал ей больно. Ариф весь день не появлялся в пределах видимости, даже на перемене. Но Ника заметила, что даже в коридоре, ожидая начала занятия террианцы вообще не отходили от своих соседей по парте. Они не общались с ними, просто стояли и гипнотизировали взглядом. Ее же сосед отходил подальше, не желая даже видеть Нику. Зато сама она не сводила с него глаз, желая понять его поведение. Сравнивая с другими, осознавала, что все это как-то странно. Вообще атмосфера в интернате стала какой-то напряженной, что не могло не действовать на нервы.

А еще вспомнился вопрос, который задал Ариф: "Ника, ты жить хочешь?"

— Хочу, — тихо ответила Ника сама себе.

И уже внимательнее стала всматриваться в образовавшиеся пары. Террианцы следили за выбранными землянами, а те… Что не так с сокурсниками, Ника сообразила, вот только правда оказалась страшнее, чем она могла себе представить. Земляне двигались слишком дергано, неуверенно, словно они марионетки в неопытных руках кукловода.

От ужаса Ника оцепенела, в страхе смотря, как одна землянка не смогла попасть в проем и ударилась плечом о косяк.

"Приручить я тебя не сссмогу, но ты сссама можешь ссстать поссслушной мне, добровольно. Это ссспасет тебя. Прошу, подумай. У тебя мало времени, но ты должна принять решение, пока не ссстало ссслишком поздно!" — слова Арифа по-новому зазвучали для Ники.

Он знал, что все так и будет. Сосед ее не стал приручать, даже не пытался это сделать. Ариф больше не пристает. В интернате что-то назревает и, со слов Арифа, время ее истекло. А что дальше ждет Нику? Смерть?

Ника не верила, что это правда, убеждая себя в обратном. Она надеялась, что это все происки Арифа и ничего больше, он специально запугал ее тогда.

— Ника, — позвал ее учитель, — вы свободны на сегодня. И поскорее покиньте учебный корпус.

— Что? — удивленно переспросила Ника.

От страха и плохого предчувствия девочку уже стала бить нервная дрожь. Она, не отрываясь, смотрела на губы учителя, видя, что они шевелятся, но не слыша ни звука. Все что она слышала, это голос Арифа:

— У тебя мало времени, но ты должна принять решение, пока не ссстало ссслишком поздно! Пока не ссстало ссслишком поздно! Ссслишком поздно!

А потом мир для Ники провалился во тьму.

* * *

В сознание девочка пришла рывком. И сразу, как только она открыла глаза, стала свидетелем некрасивой сцены. Она находилась в больничной палате с белоснежными стенами. Стойкий характерный запах забился в нос, навевая неприятные ассоциации. Рядом с кушеткой пищал медицинский аппарат, вторя серцебиению Ники. С другой стороны девочки расположилась мама и горько плакала в объятиях своего хозяина. А стоя рядом с ними, директор тихо ей говорил:

— Ссс ней все хорошо, Жанна. Она уже ссскоро очнетссся, и завтра вы сссможете отправить ее домой. Ну, уссспокойтесссь, прошу вассс, моя хорошая. Просто у Ники нервный сссрыв, такое бывает в ее возрасссте.

— Это все я виновата. Надо было ей мягче про отца рассказать. Она же любит его очень сильно! — горько прошептала женщина.

— Мама, — тихо позвала Ника, не желая, чтобы ее мать и дальше унижалась на глазах у террианцев. — Это правда? Я завтра полечу домой?

— Ох, крошка, ну и напугала ты нассс всссех, — участие, с которым произнес слова директор, пугало Нику. Она натянула одеяло повыше, пытаясь укрыться от пронзительных красных глаз.

— Просссти, — продолжил говорить террианец, словно не замечая настороженности Ники, — это мое упущение, я еще сссс утра должен был тебе сссказать, чтобы ты не приходила на занятия. Ты завтра отправляешьссся обратно на Землю.

— Да, солнышко. Бабушка звонила недавно, она тебя ждет. Ты прости меня и папу. Я понимаю, как тебе тяжело принять, что мы с ним расстались. Прости нас, доченька.

— А ты домой не летишь? — удивилась Ника.

— А у нее контракт, Ника, на три года. Так что не обессудь, но работа — есссть работа, — вместо мамы ответил директор Адаар.

— Понятно, — прошептала Ника, ощущая себя всеми брошенной и никому не нужной.

Лишь одно не могло не радовать, что все слова Арифа были не более чем ложь. И девочка с облегчением поняла, что скоро весь этот "ад" закончится!

— Ника, ты отдыхай, а мы пойдем, — сказал ей директор, показывая Жанне, что надо оставить девочку одну.

Лишь только за ними закрылась дверь, Ника тут же набрала номер Ксю.

— Хай, Ники! — сразу приняла вызов подруга и радостно улыбалась с экрана. — Я уже все знаю! Это так здорово, что ты возвращаешься. Бабка у тебя вредная, но я смогла ее убедить!

— Хай, Ксю! Спасибо, я так тебе признательна. Спасибо! Значит, завтра мы уже будем вместе! — счастливо ответила Ника подруге.

— Эй, а ты чего в постели лежишь? Заболела? — спросила та, удивленно рассматривая бледную девочку.

— Да, у меня нервный срыв приключился. Прилечу — расскажу, — пообещала ей Ника.

— Ну, ты даешь! Хотя я тебя понимаю. Ой, а мне такой сон сегодня приснился, из разряда кошмаров, что я тоже чуть не в истерике билась ночью, — взволнованно начала рассказывать Ксю.

— А что снилось? — встревожилась за нее Ника.

— Как будто мне кто-то спину ногтями царапает, рисунок наносит. Это было страшненько, я тебе скажу. Надеюсь, что хоть в эту ночь высплюсь. А то полночи потом лежала, боясь глаза сомкнуть, — поделилась переживаниями Ксю.

— Весело мы с тобой стали жить, подруга. Даже слишком весело, — печально изрекла Колючка.

— Не бойся, прорвемся! E! — отсалютовала Ксю.

— Ладно, я спать. Люблю тебя. Удачи в бою! — попрощалась Ника.

— Принеси победу в дом, — отозвалась подруга и выключила связь.

* * *

— Мой повелитель, я принесла тревожную весть! — взволнованно сказала стремительно вошедшая в кабинет к Золотому Листу главная провидица Первого Дома. — Сегодня мне открылось будущее, и оно меня пугает! Я видела, как наши воины гибнут на подлете к планете террианцев. Нам стоит отказаться от этого замысла, повелитель. Много наших сыновей погибнет! Вы должны остановить это безумие!

Утренняя Роса упала на колени возле кресла властителя, склонившись в покорной позе. Ее тело все еще содрогалось от пережитого ужаса и чужой боли, которые она прочувствовала, как свои собственные.

Золотой Лист встал из-за стола, намереваясь поднять и успокоить свою мельду, когда в незапертую дверь, не спрашивая разрешения, вошел Первая Звезда.

— Приветствую вас, мой лучезарный брат. Я рад нашей новой встрече, — поздоровался властитель Второго Дома.

Девушка резко обернулась на звук мелодичного и такого ненавистного голоса. Величественной походкой беловолосый линтэр приближался к ним. Взгляд его холодных глаз прошелся по склонившейся первой красавице. Девушка вздрогнула и поднялась с колен. Здороваться с Первой Звездой она не стала из принципа, зная, что он ее презирает за то, что она отказала ему, выбрав младшего брата себе в покровители.

— И я рад встрече с тобой в столь тревожный час, мой брат. Ты, как всегда, знаешь, когда следует появиться, — ответил Лист, жестом приглашая Звезду расположиться в кресле у рабочего стола.

Когда тот величественно сел, Лист, мельком глянув на притихшую Росу, сказал, обращаясь к брату:

— Утренняя Роса только что видела, как мы проиграем завтрашний бой. Этот рейд принесет боль утраты в наши Дома. Я склоняюсь к тому, что нам следует еще раз все обдумать и изменить свой план нападения.

Девушка с благодарностью улыбнулась своему покровителю. Но Звезда деликатно кашлянул, привлекая внимание брата:

— Да, твоя мельда видит лучше многих, но при этом остается, как и прежде, слепа.

От обидных слов Утренняя Роса вскочила с дивана.

— Да как ты смеешь… — гневно вскричала она, но Лист жестом велел, чтобы она замолчала.

* * *

Разглядывая безмятежное лицо блондина, он никак не мог взять в толк, что движет братом. Ведь Первая Звезда обычно был редким гостем в его доме, а теперь лишь стоило подумать о нем, как он появлялся, словно услышав зов. И Лист хотел знать причину, ту единственную причину, по которой брат вышел из тени через столько сотен лет.

— Звезда, ты, как всегда, недоговариваешь. Разве я не должен прислушиваться к словам своей лучшей провидицы? — спросил он у него.

— Ты прав, видения ее всегда точны. Но разве можно слепо идти за тем, кто ни разу в своей жизни не пытался думать, мой лучезарный брат? — с улыбкой ответил ему Звезда, жаля словами разгневанную девушку все сильнее и сильнее.

Золотой Лист посмотрел на мельду, которая уже была готова растерзать главу Второго Дома, тяжелым взглядом. Девушка, получив предостережение от своего главы, пыталась взять себя в руки и успокоиться. Знала, что если издаст хоть звук, наказание за несдержанность будет суровым и беспощадным. Встать и покинуть комнату она тоже не могла без разрешения своего властителя, а он не отпускал ее, продолжая вести неспешную беседу с Первой Звездой.

— Да, Судьба непостоянна, и следует поразмыслить, прежде чем делать следующий шаг, — согласился Лист со словами брата.

— Могу ли я узнать, были ли услышаны мои слова в ночном саду? — задал вопрос Звезда.

Лист в ту ночь долго не мог разгадать, на что намекал ему брат. И до того измучился, что уснул лишь с первыми лучами звезды.

— Мне сейчас не до твоих загадок, Звезда, — сказал он немного резче, чем хотел.

— Я так и знал, что ты слишком занят венценосными делами. И поэтому взял на себя ваши обязанности и составил список тех, кто должен полететь в этот рейд. Тут все, кто не смогут вернуться домой, мой строгий и справедливый властитель, — ласковым голосом проговорил беловолосый интриган, достав из широкого рукава свиток и протянув его Золотому Листу.

Тот взял свиток и развернул, вчитываясь в имена. Вот теперь и Листу стало ясно, что рейд должен состояться, раз Звезда принес компромат на все мятежные Дома линтэров. Он понял, на что так настойчиво указывал за его спиной, как всегда, верный и преданный брат.

— Я покорен твоей мудростью и хитростью, Первая Звезда. Я благодарен тебе, что ты, как в старые времена, создаешь со мной этот мир, — поблагодарил Золотой Лист своего единственного брата.

— Нет большей благодати для меня, чем видеть вас в добром здравии. Это при том, что окружают вас лишь гадюки, — тут же отозвался Звезда, склоняя голову набок.

Он был доволен, что старший брат послушался его и, не споря, согласился с его решением. Лист читал это в его глазах.

— Звезда, зачем тебе земная девочка? — неожиданно спросила Роса, ехидно улыбаясь властителю Второго Дома.

Брат повернулся к вздорной красавице лишь затем, чтобы не менее ехидно ответить ей:

— Я буду молить Высших, чтобы они наделили тебя умением думать. Пустая голова в сочетании с твоим даром предвидения сослужит когда-нибудь плохую службу Первому Дому. И будь ты моей провидицей, я бы, не задумываясь, сделал тебя немой. Останавливает меня лишь твое умение доставлять своим искусным языком моему возлюбленному брату наивысшее наслаждение.

Роса дернулась, как от пощечины. Так ее еще никто не унижал. Она взглянула на Золотого Листа, но он лишь загадочно улыбался, даже не собираясь заступаться за нее перед братом.

Обменявшись понимающими улыбками со вторым властителем, Лист спросил у него:

— Звезда, все же поделись со мной, что ты задумал?

Младший брат перестал улыбаться, и Лист увидел истинное лицо Первой Звезды — жесткого и беспринципного властителя Второго Дома линтэров.

— Наш жизненный путь уже предопределен. Узор событий уже соткан, и не нам дано менять его, брат мой. И все, что нам остается, лишь следовать своей дорогой навстречу своей Судьбе, — твердо ответил он Золотому Листу и, поклонившись, покинул его кабинет.

Младший брат знал этот решительный взгляд и жесткую линию губ. Звезда не позволит никому вмешиваться в его дела и не остановится ни перед чем. Значит, все, что остается Листу, это просто подождать, и тогда все сокрытое во мраке ночи осветится утренними лучами восходящей звезды.

Оглянувшись на притихшую мельду, Золотой Лист поманил ее к себе пальцем.

— Ну что, моя маленькая, доставишь своему покровителю наивысшее удовольствие? — соблазнительным голосом спросил он подошедшую к нему провидицу.

Девушка, скромно покраснев, встала на колени возле его кресла, преданно глядя в глаза Золотого Листа. Она уже видела, что и как он будет с ней делать, возбуждаясь от откровенных видений. Все же Лист был самым искусным из ее любовников, который всегда доводил ее до безумного наслаждения, яростно врываясь в ее податливое тело. Но прежде чем он это сделает, она обязана была приложить все свое умение и опыт, чтобы властитель был ею доволен.

* * *

Отдохнуть Нике не дали. Она еще толком не уснула, когда к ней в комнату через окно влез Ариф. Девочка сначала даже не поверила своим глазам, а когда поверила, крикнуть не успела. Террианец плотно скрутил ее и зажал рот ладонью.

— Ника, прошу, не кричи, — быстро зашептал Ариф, с легкостью удерживая сопротивляющуюся девочку. — Просссто поссслушай меня, а потом я отпущу тебя и уйду. Поняла? Я признаю, что был во многом не прав в отношении тебя. Это из-за того, что ты поразила меня сссвоей сссилой. Ты очень сссильная, не то, что твои сссоотечественники. Я убежден, что ты сссильнее многих террианцев. Прости, что насссмехалссся над твоей внешноссстью. Я узнал, что красссота ваша рассскрываетссся только к восссемнадцати годам. Поэтому просссти за всссе, что я тебе наговорил. Я верю, что ты ссстанешь прекрасссной девушкой, когда придет время. Прошу, прими от меня подарок. Я не знал, что тебе подарить, ведь ты осссобенная, Ника. Ты нассстоящий боец, поэтому я хочу подарить тебе нож. Он, правда, детссский, но тебе он подойдет. Он такой же оссстрый, как нож взроссслого воина, прошедшего обучение. Я сссейчас тебя отпущу и доссстану его. Хорошо? Только не кричи, иначе твоя мать выгонит меня, и я не уссспею тебе его отдать.

Дождавшись кивка от девочки, Ариф осторожно убрал ладонь от ее рта. Ника не произнесла ни звука, и террианец, уже смелея, отпустил ее. Соскользнув с кровати, он сел возле нее на корточки и протянул очень красивый нож с изогнутым клинком. Нажав на синий камень на рукояти ножа, Ариф быстро переложил его в протянутую ладонь Ники и запрограммировал на опознавание нового хозяина. Синий камень мигнул, подтверждая, что перенастройка закончена. И террианец опустил свою ладонь, давая Нике насладиться подарком.

Нож был легким и безумно красивым. Рукоять была усеяна синими самоцветами, которые образовывали цветочный орнамент. Ника была в восторге от подарка и с благодарностью посмотрела на террианца, который все так же сидел на полу возле ее кровати. Ведь это был не простой нож, он имел встроенную защиту от нападения. А еще, никто другой ее нож в руки взять не сможет никогда, если она так же, как сейчас Ариф, не перепрограммирует его на другого хозяина.

— Ника, я прошу тебя, есссли понадобится, сссмело иссспользуй его. Не бойссся ничего, просссто хватай его, а он сссам подссскажет тебе приемы и сссам расссчитает сссилу удара, — напутствовал ее террианец. — И еще… Ника… Я могу попросссить тебя…

Вдруг Ариф замолк, глядя на свои руки, которые крепко сцепил в замок. Девочка в недоумении смотрела на него, ожидая, когда он выскажется до конца, боясь его спугнуть хоть словом. Глубоко вздохнув, брюнет тихо прошептал:

— Ладно, ничего. До завтра.

Ариф беззвучно выпрыгнул в окно, а ничего не понимающая Ника так и сидела с открытым от удивления ртом, прижимая новую игрушку к груди.

— М-да, он больной, в окно залазить? — спросила саму себя девочка.

У нее в голове вообще не укладывалось все, что сейчас произошло. Ариф не просто подарил ей нож, но и извинился!

— В лесу что-то сдохло, или завтра выпадет снег, — потрясенно прошептала Ника, откидываясь на подушки.

Нож она все так же трепетно прижимала к груди, не боясь порезаться. Ведь такие ножи никогда не поранят хозяина, потому что они детские. Ника горько рассмеялась, осознавая, что ей обидно. Ариф ее воспринимает лишь как ребенка. Хотя… Ника нахмурилась, не понимая своей реакции, она ведь не хотела никогда, чтобы он на нее смотрел, как на взрослую. Опасалась этого.

— Мир вокруг меня сошел с ума. Я нормальная, это они все сумасшедшие, — уверяла саму себя девочка, рассматривая белый потолок. — Завтра я буду дома и забуду его и все, что здесь со мной произошло. Забуду и то, что террианцы зомбируют людей. Это просто мне показалось, я очень сильно устала.

Полежав еще немного на спине, Ника поняла, что ничего она не забудет. И как только прилетит домой, обязательно все расскажет Ксю. И уж с ней, там, дома, подальше от террианцев, они что-нибудь обязательно придумают. Весь мир узнает правду о коварных планах террианцев!

* * *

Когда к Мелиссе на перемене подошел молодой террианец с изумрудными глазами, девушка сначала опешила. Ведь сами питомцы к ней никогда и не приближались. А тут не просто подошел, но и заговорил, явно нервничая. А вопрос, который он с трудом решился ей задать, изумил своей прямотой.

"Как завоевать земную девушку?"

Мелисса радостно улыбнулась. Она просто не могла отказать влюбленному парню и, конечно же, дала ему несколько советов. Для нее не было загадкой, в кого влюбился этот обворожительный и смелый террианец — в Нику. Все в интернате знали, как увивался Ариф за ней. А как часто Жанна беспокоилась из-за навязчивого внимания брюнета к ее дочери.

И вот он все же признался сам себе, что она ему нравится. Печально, что это случилось, когда Ника собирается возвращаться на Землю. Поэтому она и посоветовала юноше подарить на память девочке подарок. Чтобы она не забывала его никогда.

— А что подарить? — обескураженно спросил Ариф.

— Ну, Ника у нас очень своеобразная девочка. Она боец, поэтому, думаю, ей понравится оружие для самозащиты. Ну, или шокер, или парализатор, — задумчиво предложила девушка.

— Ссспасибо, эрла Мелиссса. Вы мне очень сссильно помогли, — вежливо поблагодарил террианец и развернулся, чтобы уйти, но девушка остановила его.

— Только, Ариф, все это будет бесполезно. Она завтра улетит домой. И даже если ты подаришь ей подарок, я бы, на твоем месте, еще и извинилась перед ней.

Брюнет встал, ожидая пояснения. Только Мелисса это поняла не сразу, так как лицо юноши оставалось все таким же серьезным. А когда она осознала, почему он не уходит, продолжила свою мысль:

— Я знаю, что Ника сильно на тебя сердится из-за ваших постоянных ссор. Поэтому, если ты хочешь подружиться с ней, то сначала извинись за старые обиды. И лишь потом начинай строить новые отношения. Ника — хорошая, добрая девочка, я уверена, она тебя обязательно простит, и вы сможете найти общий язык.

Террианец еще раз поклонился и ушел в свой класс. А Мелисса продолжала улыбаться, радуясь, что помогла двум влюбленным сблизиться.

— Леара, мне начинать ревновать? — неожиданно мысленно спросил ее Асамр.

Слегка вздрогнув, девушка оглянулась, но в коридоре никого, кроме нее, не было.

— К кому? — не поняла вопроса Мелисса.

— К этому питомцу, — так же мысленно объяснил наследник.

— Да ну тебя, просто помогла ему выбрать подарок для Ники, — стала оправдываться девушка.

Она очень удивилась от того, насколько приятно осознавать, что тебя не только любят, но и ревнуют. Пусть и беспочвенно, но так интригующе.

— Подарок? — удивился Асамр.

— Да, маленький сюрприз, — счастливо улыбнулась Мелисса.

— Ты тоже хочешь сссебе подарок? — уточнил блондин.

Лисса прислушиваясь к мысленному голосу возлюбленного, чувствовала, как растекается тепло в груди.

— Да, хочу, — твердо ответила она, желая научить своих мальчиков хоть толике ухаживаний, которые так приятно получать. — Только от вас подарков не дождешься. Вы у меня только работаете и никакой романтики.

— Мелиссса, — укоризненно произнес Алтар, включаясь в мысленный разговор, — что тебе подарить?

— Не знаю, — кокетливо ответила Мелисса, — это ведь сюрприз. Я не должна знать, что это будет. Главное, чтобы вы его сами выбрали и подарили.

— Как ссскажешь, моя леара. Мне нравится задумка ссс подарком, — отозвался Асамр.

А Мелисса, пребывая в лирическом настроении, неожиданно для своих воинов процитировала классика:


"… Что значит имя? Роза пахнет розой,
Хоть розой назови ее, хоть нет.
Ромео под любым названьем был бы
Тем верхом совершенств, какой он есть.
Зовись иначе как-нибудь, Ромео,
И всю меня бери тогда взамен!.."

Покружившись в пустом коридоре, счастливая девушка вошла в класс.

* * *

Истара по привязке оглушила ревность илтара, он с трудом успел закрыть от этого чувства звено. Оглянувшись на наследника, брюнет вздрогнул, увидел кровожадное выражение на лице всегда сдержанного блондина.

— Срочно найди мне этого Ромео, — холодно прошипел Асамр, с трудом сдерживая разбушевавшиеся чувства.

Алтар быстро набирал имя таинственного землянина. В кабинете наследника атмосфера резко накалялась. Истар спешил, как мог, пока вдруг не замер, удивленно вчитываясь в строчки.

— Э-э-э, — протянул он, не зная как сказать. — Это не землянин. То есть он не живой.

— Он мертв? Рано умер, — сухо отозвался Асамр, подходя к Алтару, вглядываясь через его плечо в монитор. — Что это? Стихи?

— Да, она декламировала вот эту часть, — брюнет указал пальцем, откуда читать.

— "Ромео и Джульетта", — прочитал название наследник.

Алтар повернулся к нему, глядя как илтар бегло читал земные стихи.

— Тебе не кажется, что леара в последнее время как-то странно себя ведет? — уточнил Асамр у него.

Мысленно усмехнувшись, Ал уже давно догадался о причине, но молчал, не зная, как ее озвучить.

— Мне не кажется, я точно знаю, почему она так странно себя ведет, — осторожно ответил он, хитро улыбаясь.

— И молчишь? — недовольно бросил илтар.

— Ты не спрашивал, она сама еще не догадывается. А я просто интуитивно это ощущаю.

— Что ощущаешь? — встревоженно спросил Асамр.

Истар усмехнулся, поражаясь недогадливости некоторых илтаров.

— Она беременна, — ответил Алтар, радостно улыбаясь пораженному наследнику.

* * *

Подойти к леаре наследника оказалось практически невыполнимой задачей. Ее постоянно охраняли воины из звена наследника. Лишь волею случая Ариф смог подойти к ней достаточно близко для того, чтобы она обратила на него внимание. И вот, когда эрла Мелисса посмотрела на него, он понял, что не знает, как правильно задать вопрос, чтобы она не догадалась об истинных мотивах его поведения. Но и тут все прошло гладко. Леара наследника оказалась очень отзывчивым человеком и как-то слишком рьяно стала помогать ему в завоевании Ники. Это Арифа несколько сбило с толку. Неужели эрла Мелисса желала, чтобы именно он подчинил себе Колючку? Это какой же надо иметь характер, чтобы довести эту прекрасную леару до такого решения? При этом то, с какой нежностью эрла Мелисса назвала Нику хорошей и доброй, навело на мысль, что терпение леары наследника на исходе. Ведь все знали, что Колючка никакая не добрая, она — вредная, невыносимая, невоспитанная, своевольная и вздорная девчонка!

А вот проблему с подарком Ариф решил с большим трудом. Никогда прежде он никому добровольно ничего не отдавал! Обычно брал. Ему изрядно пришлось поломать голову, пока в своих старых игрушках он не увидел детский нож. Радостно схватив его, террианец понял, что более удачного подарка для землянки ему не найти.

Когда Ариф репетировал у зеркала свой разговор с Никой, его застала новость об очередном эмоциональном всплеске девочки. В этот раз она в учебном корпусе оглушила всех своим страхом. Истар Арифа тоже попал под раздачу, но брюнет успел прикрыть и спасти от позора.

Настроившись на боевой лад, террианец пробрался в палату к Нике. В первую секунду девочка очень удивилась, правда, потом чуть не подняла крик. Скрутив ее, он быстро говорил заученные слова, когда поймал себя на том, что наслаждается их близостью. Девочка так естественно и приятно лежала под ним. Тепло ее тела манило к себе. А аромат ее волос… Никогда раньше он не думал, что детский шампунь так приятно пахнет. Когда Ариф опустился на пол, то ему потребовалось много сил, чтобы удержать себя от необдуманных и странных действий. Разглядывая счастливую землянку, террианец осознал правоту слов эрлы Мелиссы. Ника может быть, как сейчас, хорошей и…

Смятение, что поселилось в груди Арифа, не давало ему покоя. По плану он должен был ее сейчас попытаться прощупать. Но руки его сильно дрожали, и эмоции, вызванные странными мыслями, выходили из-под контроля.

Приняв решение, что ему надо срочно успокоиться и что у него еще есть завтра время до отлета, брюнет попрощался и сбежал. Да, именно сбежал. Первый раз в своей жизни Ариф боялся проиграть! А если не уверен в победе, лучше отступить и еще раз все обдумать, набраться сил.

Вернувшись в спортивный зал, Ариф до самой ночи медитировал и отрабатывал удары, а из головы все никак не хотел уходить образ Ники с блестящими от счастья глазами. Всклокоченные ото сна волосы укрывали плечи. И улыбка… Она первый раз так тепло и нежно улыбалась ему.

Тряхнув головой, отгоняя видение, Ариф заметил, что в зал вошел директор. Он с неизменной улыбкой на устах подошел к нему. Брюнет поклонился.

— Ариф, Ариф, как же ты мог попасться в сети к этой маленькой занозе? Я же предупреждал, чтобы вы были предельно внимательны. Привязки — это прерогатива сильнейших. Неужели ты захотел потерять свой статус илтара, мой маленький? — обманчиво ласково произнес Адаар.

Брюнет удивленно оглядел себя, но никаких новых привязок у него не было. Посмотрев на директора, он произнес:

— Ничего же нет.

— А ты хотел, чтобы было? Привязки бывают только у нашей расы. Больше никто не строится в звенья. Все прочие низшие расы привязываются друг к другу эмоциями. И Ника тебя привязала. Еще чуть-чуть, и ты сам потянешься к ней, и вот тогда увидишь свою привязку. Я ведь запретил привязывать ее к себе как леару. Запретил, мой глупенький?

— Да запретили, но я не привязывал ее…

Директор усмехнулся, качая головой, остановил оправдания юноши:

— Тихо, тихо, теряешь контроль. А что сегодня между вами было? Ты же не просто так сам себя изматываешь в поисках ответа?

— Я подарил…

Но директор вновь покачал головой, не давая договорить:

— Нет, нет, я не о том. Что ты почувствовал к ней?

— Она теплая и маленькая. Ее приятно трогать, — тихо проговорил Ариф, признаваясь наставнику.

— Я так и знал, — разочарованно вздохнул красноглазый. — Ариф, ты сильнейший илтар. Ты дальше всех продвинулся в выполнении задания, но ты не сможешь его выполнить. Так что, отступись. Признай, что проиграл.

Юноша дернулся, с вызовом вскричал:

— Нет, я заставлю ее подчиниться!

Глаза директора сощурились, а в голосе послышался металл:

— Завтра утром она улетает, и вы уже никогда не встретитесь. Понимаешь? Никогда.

Но юноша упорствовал, не желая так легко сдаться, когда победа практически у него в кармане.

— Я потренируюсь, потом прилечу на Землю и покорю ее. Плевать на время, но я смогу выполнить задание, — твердо ответил Ариф, смело глядя в глаза директору.

Красноглазый всматривался в илтара долгим тяжелым взглядом. Юноша сам поражался своей наглости и смелости, он выдержал этот прямой взгляд наставника. Раньше он так не мог, а сейчас получилось. Он смотрел на директора как на равного сильного противника.

— Вот ведь Колючка. И привязать не привязала, а уже настолько тебя изменила, — неожиданно рассмеялся Адаар.

Брюнет не понимал, о чем говорит директор, и что его так развеселило. Но следующие слова наставника подтвердили информацию, которую он подслушал в коридоре.

— Прости, Ариф, она и так слишком всего натворила. Завтра ее последнее выступление, и она погаснет, как все звезды на утреннем небосклоне. Так что забудь о ней. И о задании забудь. Ты проиграл. А теперь иди спать, — жестко приказал директор.

Ариф не смог не подчиниться силе директора, не мог даже слово сказать. Молча встал и, поклонившись, покинул спортивный зал.

По дороге к своей комнате брюнет составлял план завтрашних действий. Пусть задание закончилось, но Ариф обязан доказать наставнику, что Ника его не привязала! Время у него есть… Он не позволит ей улизнуть.

* * *

Пустота спортивного зала всегда привлекала Адаара. Стоять в самом центре и видеть то, что сокрыто от многих. Сколько планов родилось именно в этом таинственном месте, и сколько воинов потеряло здесь свою силу в неравной схватке с коварным директором. Вот и сейчас красноглазый, злобно усмехнувшись, уже видел то, что произойдет завтра. Пока все шло строго по плану, только Ариф слегка подвел своей фанатичностью, но и тут может все сыграть на руку, главное, вовремя за всем уследить.

Вглядываясь в далекие звезды на темнеющем небосклоне сквозь стеклянный потолок, Адаар предвкушал завтрашнюю победу. Нет ничего более приятного во всей Вселенной, чем игра с живыми солдатиками. И ничто так не пьянило красноглазого, как незабываемые ощущения всевластия и вседозволенности. Террианец закрыл глаза, глубоко вдыхая воздух, напоенный потом и страданиями. Когда Адаар открыл глаза, то они зловеще блеснули в свете ламп.

Но на этой планете есть еще одно укромное место, куда террианец постоянно стремился вернуться. Туда, где ждала его леара. Вот и сейчас она нервничала, беспокоясь за Адаара. При этом прекрасно зная, что сильнее и искуснее воина, чем красноглазый, нет. Не желая расстраивать Джоанну еще больше, террианец, радостно улыбаясь, отправился к ней на встречу.

* * *

А Линер уже не находила себе места. Местное светило уже давно село за высокими горами, а Адаара все нет и нет. По ряду причин Джоанна не могла выйти за пределы интерната. Правда, и по самой территории этого заведения ей ходить категорически запрещалось, чтобы не встретиться с представителями Земного Сотрудничества.

Но сидение в четырех стенах Джоанну утомляло, поэтому она занимала себя сбором информации о планах своего отца — предателя. Ведь многие отцовские пароли дочери были известны. Линер наслаждалась, когда взламывала очередную секретную базу данных тайной службы или срывала очередной хитрый план отца. Но больше всего ее интересовали странные файлы — головоломки. Джоанна с детства помнила, как отец учил соединять между собой в единый файл. Но пока у нее недоставало фрагментов для этого.

Приготовленный ужин уже остыл на столе, когда Джоанна услышала сигнал о входящем сообщении. Сев за рабочий стол, Линер погрузилась в чтение данных и не заметила прихода Адаара.

* * *

— Мда, — протянул террианец, оглядывая пустую столовую и поджидающий ужин на накрытом столе.

Не к такому приему привык Адаар. Все же жаркие объятия и страстный поцелуй уже стали своеобразным ритуалом. Нашлась леара за столом в своем импровизированном кабинете, который располагался в небольшой гостиной.

— Я дома, моя сссладенькая, — пылко прошептал Адаар, обнимая Джоанну за плечи.

Но та лишь быстро поцеловала его в щеку и стала возбужденно рассказывать, чем она занималась:

— Отец что-то стал активным в последнее время. Замышляет, наверное, что-нибудь. Я тут опять сорвала его очередную вылазку на наш интернат. Он мне за все ответит, за каждого. Он еще умоется у меня кровавыми слезами.

Адаар, проказливо улыбаясь, отошел от разгоряченной леары. Сокрушенно качая головой, стал медленно раздеваться и тихо прошептал:

— Как он мог! Как он мог! Всссех убил, никого не пожалел. Вот ведь тварь бесссердечная!

— Да, он мне за всех ответит, за каждого, — опять повторила Джоанна, не отрываясь от монитора.

Закончив писать, Линер развернулась на стуле и возвестила Адаару:

— Вот и все! Я свободна! Иди ко мне, мой любимый!

Но тот лишь, хитро улыбаясь, вновь покачал головой.

— Ад, давай ужинать, я для кого старалась? — обиженно протянул Джоанна.

Красноглазый все же сел за стол, ожидая, когда его леара присоединится к нему.

— Милая моя Джоанна, я сссегодня так уссстал, так уссстал. А меня завтра ожидает такой сссложный день, я так хочу рассслабитьссся. Ты ведь сссделаешь мне рассслабляющий масссаж, сссладенькая моя? — томно попросил Адаар.

Линер радостно улыбнулась в ответ.

— Сначала поешь, потом будет тебе массаж, — пообещала она красноглазому.

Вот такая леара нравилась Адаару больше. Внимательная и послушная.

Обмениваясь жаркими взглядами, они спешно ели. Террианец чувствовал, что Джоанна задумала для них очередную игру. И шаловливая улыбка никак не желала сходить с ее лица. И как только террианец вытер губы салфеткой, Линер тотчас схватила его за руку и повела в спальню, где аккуратно толкнула в грудь, заставляя упасть спиной на кровать. Напор и веселость женщины разжигали вместе с любопытством вожделение, которое постепенно разгоралось все сильнее. Женщина забралась на террианца и стала медленно снимать с Адаара рубашку под чувственную музыку, которая полилась сразу, как они вошли в спальню. Красноглазый положил ладони на бедра любимой, пробираясь под домашний халат, в котором она любила дефилировать перед ним. Потом леара слезла с кровати, эротично стянула с него брюки. Заставив перевернуться террианца лицом вниз, Джоанна оседлала его сверху.

* * *

Линер не могла спокойно смотреть на белую гладкую шелковистую кожу Адаара. Длинные волосы любимого разметались по кровати, и Джоанна трепетно собрала их в хвост, осторожно убирая в сторону, чтобы не мешали. Гладкость локонов террианца очередной раз поразила женщину. Она, как завороженная, перебирала их, запуская в голубой шелк пальцы вновь и вновь, еле сдерживая судорожный вздох. Услышав стон, Адаар обернулся к ней и Джоанна склонившись, поцеловала его красивые губы.

— Ты прекрасен, любовь моя, — жарким шепотом выдохнула Линер и лизнула ухо террианца.

От щекотки тот дернулся.

* * *

Джоанна сильными плавными движениями стала разминать соблазнительную спину Адаара, чередуя их нежными поцелуями. Массаж продолжался до тех пор, пока разгоряченная Джоанна могла себя контролировать. Стоило вожделению окончательно выйти из-под контроля, как Адаар стремительно подмял ее под себя.

Сливаясь с ней сознанием, террианец овладел леарой, утопая в бушующей страсти, которая накрывала их обоих. Красноглазый в пылу горячности кусал плечи любимой, вздрагивая от острого возбуждения. Он испытывал неописуемый восторг, который охватывал его всякий раз, когда Джоанна начинала сжимать его внутри. А после того, как они в едином порыве вознеслись над этим бренным миром, долго не могли восстановить сбившееся дыхание.

Неожиданно над все еще утомленным Адааром нависла Джоанна и нежно прошептала:

— А сейчас я буду главной!

* * *

С громким щелчком на руках террианца застегнулись наручники, которые были прикованы к железной спинке кровати. Женщина давно мечтала поймать строптивого террианца, но тот упорно боролся с ней, не позволяя ей откровенных ласк. Но сегодня Линер все рассчитала и ничем не выдала маленького сюрприза.

— Джоанна, не сссмей, — строго приказал Адаар, начиная сердиться на нее.

— Еще как посмею, и не только так посмею. Сегодня ты будешь наслаждаться моей любовью, ведь у тебя завтра такой тяжелый день. Так что я сделаю все, чтобы ты не забывал, что я тебя жду здесь, скучая и любя. А сейчас… — Джоанна достала из-под подушки приготовленный шелковый платок, — я завяжу тебе рот, чтобы ты не мог ругаться со мной, мой кровожадный.

Вид пленного и такого беспомощного Адаара будоражил воображение. Джоанна опустила свой взгляд на мужское достоинство, которое все еще было готово к подвигам. Сейчас Адаар не мешал ей выполнить то, что она хотела воплотить еще вчера в кабинете перед камином. — Как я давно мечтала об этом, любимый, — не переставая, говорила Линер, покрывая поцелуями тело террианца, спускаясь все ниже и ниже, пока не добралась до выступающего доказательства того, что Адаар тоже не против такой игры. Обхватив руками естество любимого, Джоанна взглянула в затуманенные страстью глаза террианца, медленно склоняясь все ниже. Сначала женщина попробовала любимого, лизнув самую верхушку трепещущей головки. На вкус Адаар был такой манящий, как и представляла себе Джоанна. Удовлетворенно вздохнув, она прикрыла глаза и предалась распутной ласке, доводя любимого до исступления. Она помогала себе руками, пыталась доставить максимальное удовольствие любимому и совершенно не ожидала, что звенья наручников не выдержат силы террианца. Джоанна не сразу поняла, что произошло, и почему она вдруг оказалась лицом уткнута в подушку. Горячая плоть стремительно вошла в нее до самого упора, сорвав жалобный стон. И только после того как обрушившиеся на нее сзади чувственные яростные атаки террианца затихли, а сознание начало воспринимать действительность, женщина смогла убедиться насколько силен ее воин. Браслеты наручников на запястьях любимого красовались обрывками цепей.

Адаар внимательно смотрел в глаза Джоанне и вдруг приказал ей сиплым голосом:

— Никогда больше не сссмей так делать.

— Почему? — удивилась она.

Лично ей все очень понравилось, просто неописуемо как понравилось. До приятной дрожи, которая все еще не оставляла истощенное тело.

— Контроль, любимая. Нельзя терять контроль, — глубокомысленно изрек Адаар и привлек к себе леару, заключая ее в нежные объятия.


Утро последнего дня

Белая ночь и большая беда

Если я вынужден жить без тебя

Да — наступило уже навсегда

Утро ПОСЛЕДНЕГО ДНЯ.

(А. Яцковский)


Лучи восходящей звезды Ар пробивались сквозь темные тучи у горизонта. Туман красиво лежал на земле в небольшой долине внизу. Ника прощалась со своим тайным местом, которое спасало ее все время, проведенное на этой планете. Листва деревьев тихо шелестела от ветра, до девочки доносилось пение птиц. А на душе у Ники было странное томление. Так бывает, когда ждешь исполнения заветной мечты, и вот сейчас она уже исполнится, а тебе становится как-то грустно.

— Ника, Ника, ты где? — неожиданно услышала Ника голос матери, ищущей свою куда-то пропавшую дочь.

— Я тут, мам! Сейчас приду! — крикнула она в ответ.

Девочка встала с земли, отряхивая одежду, и последний раз окинула прощальным взглядом уже полюбившийся пейзаж.

Когда Ника появилась, неспешно спускаясь навстречу, женщина облегченно выдохнула.

— Солнце, я позвонила бабушке. Она тебя обязательно встретит. И, Ника, прости, родная, что тебе пришлось все бросить ради меня, а в итоге все оказалось напрасно, — сказала она, прижимая к себе дочь.

— Спасибо, мама. И прости меня, что я не такая, как все, — в ответ извинилась Ника, крепко обнимая маму за талию.

Как же она рада, что наконец-то покинет этот страшный мир. А там, на Земле, ее ждет Ксю, нормальная школа, нормальные отношения со сверстниками и самая нормальная жизнь.

— Ну что ты такое говоришь, Ника? Ты самая обычная, просто не смогла найти здесь друзей. Такое бывает, это надо просто пережить. Солнышко мое, как же ты без меня там будешь жить? Я не могу покинуть планету, пока контракт не закончится, но как только это случится, я сразу прилечу домой. Я буду каждый день тебе звонить. Бабушку слушайся и аккуратнее с мальчиками. Я же понимаю, у тебя сейчас такой возраст, когда нельзя девочкам оставаться без материнского участия… Хоть бросай все и лети с тобой. Я люблю тебя, Ника. Не забывай, пожалуйста, об этом никогда! — женщина уже не справлялась с нахлынувшими чувствами, отпускать от себя единственную дочь для нее было очень сложно.

Девочка погладила маму по спине, давая ей время выплакаться и взять себя в руки. Ей тоже было сейчас нелегко, но она не позволяла себе разреветься. Может, потом, когда никто не увидит, она так же будет обливаться слезами, но не сейчас. Сейчас мама должна видеть ее сильной и взрослой, иначе точно никуда не отпустит.

— Мам, все будет хорошо. Я обещаю. Когда вылет? — по-деловому спросила Ника.

— Через полчаса. Тебе надо на посадочную площадку уже идти, — печально ответила женщина, не желая разжимать свои объятия.

— А отец не приедет проводить? — тихо спросила Ника, тайно надеясь, что он все же вспомнит о своей дочери.

— Нет. Ты же знаешь, он, как всегда, очень занят, — извиняясь за него, ответила Жанна.

— Ладно, неважно, — отмахнулась девочка и, выбравшись из любящих рук мамы, позвала ее. — Пойдем за вещами?

* * *

На посадочной площадке Ника встретилась еще с тремя девушками и двумя юношами, чуть постарше ее. Они так же, как Ника, возвращались на Землю, только, в отличие от нее, явно сожалели об этом. В ожидании посадочного модуля они стали тихо переговариваться, делясь впечатлениями об интернате. Ника как раз рассказывала о том, где будет жить, как вдруг девочки притихли, восторженно глядя ей за спину. Только Нике не надо было поворачиваться, чтобы узнать, кто там. Конечно же, Ариф — больше некому.

— Ника, надо поговорить, — раздался красивый голос террианца.

Он стоял так близко за ее спиной. Настолько близко, что она чувствовала тепло его тела.

Девушки, услышав чарующий голос террианца, выпали из реальности и, не отрываясь, смотрели на это божество. Нике стало так противно, что у нее возникло нестерпимое желание встряхнуть соплеменниц, привести их в чувство. Но она знала, что это бесполезно и проще увести от них подальше Арифа.

— Ника, пошли и поговорим. Это сссрочно, — тихо прошептал ей на ухо парень, вызывая в ее теле трепет. Она быстро ударила локтем, желая попасть террианцу в живот. Но воин оказался быстрее, крепко сжимая ее руки, развернул к себе лицом.

— Ника, чессстное ссслово, это сссрочно, — строго сказал Ариф и так посмотрел на нее, что впервые девочка ему поверила.

В его изумрудных глазах плескалось отчаяние, а не презрение, которое прежде так бесило ее.

— Хорошо, только отпусти, — ответила ему Ника.

Но террианец уже не слушал ее, схватив девочку за руку, потянул подальше от подслушивающих их землян.

Уйдя достаточно далеко от посадочной площадки, Ариф обхватил ее лицо ладонями и страстно зашептал:

— Ника, ты жить хочешь? — получив утвердительный кивок испуганной девушки, он продолжил, — Ника, есссли ты сссейчассс сссядешь в этот звездолет, то до дома не долетишь! Сссегодня начинаются учебные полеты! А в это время может произойти всссе что угодно… всссе, что угодно директору Адаару. Я подссслушал разговор и точно знаю, что вы не долетите. Ника, прошу, оссстаньссся! Умоляю тебя! Просссти за все, что натворил, только не улетай. Подчинисссь мне сссейчассс! Я всссе сссделаю ради тебя!

Странный бред террианца пугал Нику до ужаса. Таким встревоженным она Арифа не видела ни разу. Его состояние пугало сильнее, чем слова, что сейчас говорил. Ника стала отчаянно вырываться из его захвата, царапая ему руки. Когда поняла, что террианец невменяем, просто со всей силы ударила коленкой его в пах. Ариф обиженно посмотрел на нее, отпуская, и стал сгибаться пополам.

— Идиот! Ненавижу тебя! Не хочу тебя больше видеть! — в сердцах от страха крикнула Ника Арифу и бросилась бегом на площадку, где уже производили посадку остальные земляне.

— Ника, оссстановисссь! — окрик террианца, полный боли, сковал тело Ники.

Девочке оставалось добежать до площадки всего ничего, но она просто не могла и шагу ступить.

— Эй, ты летишь? — спросил летчик земного звездолета, ожидая вдруг остановившуюся девчушку.

— Да, я лечу! — прокричала Ника, с трудом скидывая с себя странное оцепенение.

— Ссстой, Ника! Не сссмей! — крикнул Ариф, практически настигая беглянку.

Его решительный вид так испугал девочку, что она, быстро схватив сумку, вихрем вбежала по трапу.

— Парень, стой! На борт можно только землянам! У меня строгие правила. Тебя в списках нет, — преградил летчик путь подоспевшему Арифу.

— Ника, иди ко мне! Я приказываю! — столько силы было в голосе террианца, что все земляне в нерешительности столпились возле шлюза модуля.

И только Ника дерзко показала террианцу оскорбительный жест, мысленно радуясь своей победе. Летчики включили двигатели, двери закрылись, и девочка вместе с остальными пассажирами подошла к иллюминатору, чтобы сквозь стекло увидеть, как сейчас будет удаляться от нее кошмар ее террианской жизни. Радостно улыбнувшись, помахала Арифу рукой. Вот только рука Ники в нерешительности замерла, когда она увидела, как по лицу парня текут слезы. Губы его беззвучно двигались, но Ника по ним сумела прочитать:

— Ника, ты идиотка! Ты умрешь!

— Так романтично! Он любит тебя, — Ника вздрогнула от неожиданно раздавшегося рядом восторженного голоса одной из наблюдавших за террианцем девушек.

— Говорят, он самый красивый на потоке, и как ты умудрилась его закадрить? Смотри, до сих пор стоит, не уходит, — поддержала ее другая, томно вздыхая.

— Дурехи, скажите спасибо, что не попали под чары этих извращенцев, — одернул их чей-то злой голос.

Оглянувшись, девочки воззрились на симпатичного блондина, который тоже стоял рядом с ними и с неприязнью глядел на террианца. Максим рассказал им, что часто сталкивался с этим брюнетом, и все встречи заканчивались для юноши очень плачевно. Злорадно усмехнувшись террианцу, блондин не мог упустить шанс отыграться и, притянув к себе ничего не подозревающую Нику, страстно поцеловал ее в губы.

Что произошло дальше, никто так и не понял. Посадочный модуль странно дернулся и стал быстро падать вниз. Хорошо, что высота была небольшая. Удар был ощутимым, и на ногах никто не удержался. При падении Ника ударилась головой о сидение.

Внешняя дверь, которая так и не успела до конца разъехаться, была с ужасным грохотом вырвана молодым террианцем. Парень, что поцеловал Нику, с вызовом глядя на злого Арифа, пытался подняться на ноги. Правда тот не стал дожидаться, когда блондин это сделает и, грубо схватив за шиворот, просто выкинул его в образовавшийся проем. А сам присел рядом с испуганной Никой.

— Прошу тебя поссследний раз, Ника, ссстань моей. Подчинисссь!

Со слезами на глазах, Ника со злостью выплюнула в лицо террианцу:

— Да отстань ты от меня! Я устала объяснять тебе, что не буду исполнять твои приказы. Я не сдамся! Ты — непробиваемый тупоголовый чурбан! Сколько раз тебе повторять? — под конец она уже ревела в голос.

Только-только Ника решила, что избавилась от него. Так нет, захотел при всех унизить, чтобы все знали, какая она тупая, раз не понимает, от какого счастья отказывается!

* * *

Террианец осторожно прижал к себе Колючку и мысленно победно усмехнулся, глядя на ревущую землянку. Она все же сдалась, Ариф чувствовал, как привязка у них началась. Брюнет мог чувствовать ее эмоции, он смог выполнить задание. Смог!

— Тссс, всссе будет хорошо, Ника. Я не отпущу тебя! — нежно прошептал Ариф, успокаивая Нику.

— О нет, Великий Воин! — нарушил их идиллию гневный окрик куратора Асамра. — Отойди от нее, немедленно!

Ника резко отодвинулась от Арифа, испуганно глядя на куратора.

Юноша, вздрагивая от жесткого контроля наследника, не мог сопротивляться приказам. Медленно встал и пошел в его сторону.

* * *

Ника видела, как сильно не хотел расставаться с ней Ариф и с немой мольбой смотрел на нее. И девочка не выдержала, быстро вскочив, порывисто обняла террианца.

— Ника, не сссмей! — приказал куратор, но она мысленно послала подальше все и вся. Посмотрела в глаза Арифу и быстро заговорила:

— Ты самый надменный, самый противный, самый несносный, самый… красивый террианец. Но я не могу у вас жить, поэтому и лечу домой. Прошу, пойми правильно. Мне там будет лучше.

— Дура, да не долетишь ты домой! Вам не дадут! — гневно прошептал ей террианец.

Ника в недоумении глядела на сжатые в тонкую линию губы Арифа. Она могла поклясться, что он не открывал рта, но она слышала его… Она ведь, вправду, слышала его слова? Сдвинув брови, Ника пыталась понять, как у него это получилось.

— Все будет хорошо, — уверенно прошептала девочка ему в ответ.

Ариф отрицательно покачал головой.

* * *

Асамр был на грани. Желание убить непокорного хлестало по натянутым нервам, так как этот юнец посмел ослушаться и разрушить план наставника Адаара. А тот не прощает никому и ничего. Достанется всем и не факт, что Ариф выдержит.

— Я приказываю, отойди от нее и подойди ко мне, илтар! — воздействовал своей силой на питомца Асамр, усиливая давление приказом по-терриански.

Парень ощутимо дернулся и вцепился в землянку так, что та без синяков точно не останется. Наследник недовольно смотрел, как привязка с леарой у Арифа усиливается с каждой секундой, вот только землянка была не так проста. Она упорно не сдавалась, оставаясь глухой к приказам юного илтара. Усилив давление, Асамр сумел вернуть Арифа под свой контроль, и питомец, отпустив девочку, все же пошел к наследнику.

— Быстро в спортивный зал оттачивать приемы рукопашного боя. Приду и проверю в спарринге. Жалеть тебя не буду, так что готовься, — зло процедил ему Асамр.

Питомец поклонился и покинул модуль. Наследник осмотрел встревоженных и перепуганных землян, понимая, что Адаар ему голову оторвет за отсрочку. Но этот посадочный модуль точно сегодня никуда не полетит. Вежливо улыбнувшись, Асамр сказал пострадавшим:

— Проссстите за приссскорбный инцидент, но вылет придетссся отложить на неопределенный сссрок. Прошу никуда не расссходиться, я немедленно предоссставлю вам другой посссадочный модуль.

Асамр помогал пострадавшим выбраться на улицу и мысленно отдавал распоряжения Алтару. Надо было срочно спешить, если все сорвется… Лучше не думать о том, как взбесится Адаар.

* * *

Длинный красивый палец вырисовывал кружевной узор на водной глади небольшого фонтана в ночном саду. От практически невесомого соприкосновения расходились круги по воде. Первая Звезда с улыбкой наблюдал за этим таинственным действием, вслушиваясь в далекий отзыв единственной важной для него души. Он знал, как она сейчас плавится, словно смола, как пылает ее кровь в венах от просыпающихся в ней дремлющих генов линтэров. Он знал, как сейчас ярко светится узор на нежной коже, насыщаясь светом и разгораясь все ярче и ярче. Гасить боль с такого расстояния было сложно, но Первая Звезда старался, не желая, чтобы она мучилась.

А на Земле Ксю резко села в кровати, мелко дрожа всем телом от ужаса, который ей опять приснился.

Властитель Второго Дома, нежно улыбнувшись, слизнул капельку воды с остроконечного ногтя.

— Спи, моя мельда, спи, — тихий шепот линтэра унес с собой ночной ветер.

* * *

Стремительно войдя в спортзал, Асамр нашел там самодовольного Арифа. Тот отрабатывал приемы рукопашного боя, как и приказал наследник.

Было видно, что молодой самонадеянный илтар нисколько не раскаивался и даже не догадывался, что натворил.

— Ариф, — окрикнул его Ас, — ты понимаешь, что нельзя так жестко врываться в сознание землян? Что ты мог сжечь мозг летчика? Понимаешь, что земляне очень хрупкие и их нельзя подчинять, как нарзулов и прочих низших? Я что, плохо тебя обучал?

Питомец вытянулся по струнке перед наследником, молча выслушивая отповедь.

— Простите, куратор, я должен был доказать вам, что я — сильнейший. И что я могу подчинить себе эту землянку. Я это сделал, наследник Асамр, — покорно склонившись, спокойным голосом ответил молодой илтар.

— Ты поставил свои желания выше приказов старших, это недопустимо, — резко осадил его Ас, давя на Арифа своей силой, желая преподать урок самонадеянному выскочке. — Встать в стойку.

Собравшись, брюнет приготовился к спаррингу.

* * *

Пока ожидали новый посадочный модуль, ребята все перезнакомились. Блондина звали Максимом Звонаревым, он предложил подсмотреть, как наказывают Арифа. Его предложение поддержала только Ника и рыжий Игнат. Как пробраться в спортзал короткой дорогой и незамеченными, девочка знала очень хорошо. Взобравшись на крышу, Ника в компании завистников в восхищении наблюдала за спаррингом террианцев. Это был очень красивый мужской танец: они то сближались, то расходились, кружа друг напротив друга. Ариф отражал стремительные удары куратора Асамра, и столько в них движениях было силы и пластики, что ни одному землянину это и не снилось!

Ника не могла оторвать взгляд от молодого террианца, от восторга слезы выступили на глазах у девочки. Теперь она точно знала, о чем будет жалеть на Земле.

— М-да уж, вот как припечатал, даже шанса ему не дал, — вдруг прошептал Игнат, сочувственно вздохнув.

Ника не понимала, о чем он говорит, вроде спарринг продолжался в том же ритме.

— Да, пропустил такой удар, долго не протянет, — также шепотом ответил ему Макс.

— Вы о чем? Бой же еще идет, — спросила Ника, пытаясь понять, что она пропустила.

— Твой не успел поставить блок, пропустил удар в болевую точку. Он скоро загнется от адской боли, — со злорадством объяснил ей Макс.

— Во-первых, он не мой! А во-вторых, откуда ты про удар знаешь? — удивленно прошептала Ника.

Макс повернулся к ней лицом и неожиданно тепло ей улыбнулся.

— Эти приемы террианцы отрабатывают всегда на спаррингах! Я не раз вставал против "не твоего" брюнетика. И это его любимый прием. И я рад, что террианская тварь сейчас даже с пола подняться без посторонних не сможет, — ехидно прошептал Макс.

— Началось, — восторженно выдохнул Игнат.

Ника встревоженно посмотрела вниз в зал, где спарринг подошел к логическому концу. Куратор стоял над корчащимся на матах питомцем.

В полной тишине голос куратора отчетливо был слышен землянам, только говорил он на террианском. Дождавшись утвердительного кивка от Арифа, куратор вышел из зала.

— Жаль, нет переводчика. Ладно, пошли, скоро посадку объявят, — прошептал Игнат и начал осторожно спускаться вниз.

Парни ушли, а Ника никак не могла оторвать взгляд от скрученной фигуры террианца внизу. Конечно, она его жалела, но все равно не могла понять своих чувств к нему. Это точно была уже и не ненависть, тогда, может, симпатия?

Вдруг Ариф открыл глаза, в которых плескалась боль. Ника аж задохнулась от накала эмоций, которые, наконец, были видны на лице террианца. Когда в его глазах прояснилось, Ариф встретился с испуганным взглядом Ники. Девочка смутилась от того, что он ее застал за подсматриванием, и все на что была способна, это прошептать мучавшемуся одно слово:

— Идиот!

А потом она бросилась со всех ног догонять парней. А террианец тихо рассмеялся, с трудом сдерживая слезы. Последнее слово все равно осталось за ней!

* * *

Миле всю ночь снились странные и непонятные кошмары. Она просыпалась за ночь несколько раз, резко вскакивая в кровати. Арому тоже снился тот же кошмар. Прижимая к себе свою леару, он всячески отвлекал ее от страшных мыслей нежными поцелуями и нецеломудренными поглаживаниями.

— Аром, о мой драгоценный, мне сейчас как-то не хочется, — жеманно сказала Мила, шлепнув по шаловливой руке террианца.

— Мила, ты уже третий раз вскакиваешь. А сссейчас я тебя сссильно утомлю, и ты, наконец, уссснешь без сссновидений, — получила девушка сладострастное обещание от любимого.

— Аром, просто надо понять причину кошмара. Мне снится бой в космосе, причем снится не так, как в фильмах, а слишком натурально. Но я же никогда раньше не видела таких сражений. А ты видел? — спросила у террианца рыжая, пытаясь увернуться от слишком жаркой ладони, которая пыталась проникнуть под черные кружева, прикрывающие соблазнительную попку.

— Мила, какая разница — видел или не видел? Я уже несссколько часов тебя не видел ссстонущей от моих ласк, — горячий шепот любимого возбуждал Милу, заставлял сдаться и утонуть в сладкой неге.

— Аром, ну, Аром, там же люди погибли, — старалась не потерять мысль рыжая.

— Вот именно, ты сссама сссчитаешь их погибшими, так что и переживать по этому поводу не ссстоит. Все равно мы их уже не сссможем ссспасссти, — продолжал соблазнять ее террианец, целуя за ушком.

Мила плохо соображала от переполняющего ее вожделения, вот только что-то в словах Арома не давало ей окончательно расслабиться и позволить увлечь себя в страну жаркой страсти. Замерев в руках любимого, рыжая еще раз прокрутила в голове слова Арома, который досадливо уткнулся ей в грудь, понимая, что проговорился.

— Уже не сможем? А до этого могли? Аром, Аром, не пугай меня, — попросила девушка, требовательно заглядывая в глаза зеленоволосому.

Правда, сейчас его глаза опять стали цвета ночи. И он, улыбнувшись рыжей, попытался успокоить встревоженную леару:

— Мила, так надо. Если бы я мог, то, конечно же, ссспас людей.

— Так, стоп, — резко остановила его Мила.

Удобнее садясь в кровати, она сложила руки на груди.

— А теперь объяснитесь, мистер Таинственность! Что за кошмар мне сейчас снился?

— Это видение будущего, — нехотя признался террианец, — очень ближайшего будущего, Мила. Только его нельзя исссправлять.

— Я что — вижу будущее? Я не верю! — пораженно выдохнула рыжая.

— Отлично, и не верь. Иди ко мне, моя любимая! — прошептал Аром, резко притянув к себе девушку.

— Стой, я еще не разобралась, — возмутилась рыжая, пытаясь выбраться из цепких объятий любимого.

Ей даже удалось отползти от этого сексуального маньяка на пару сантиметров, но Аром коварно улыбнулся и дернул ее за ногу, подтаскивая к себе. От чего Мила распласталась на кровати.

— Да что тут разбиратьссся. Я больше не могу ждать, моя ссстроптивица, — шептал террианец, снимая с сопротивляющейся девушки ажурные трусики. — Как тут можно ждать, когда я вижу перед сссобой такое сссовершенство.

— Да подожди ты! Ах! Аром, нет! — вскричала рыжая, вздрагивая от откровенных и таких чувствительных ласк языка на своих ягодицах.

— Я жду, моя милая, жду! Нассслаждайссся, — одурманенная сладкой истомой Мила уже с трудом разбирала, что шептал ей любимый.

— Милый, я больше не могу, — застонала девушка, понимая, что просто сгорит, если Аром не предпримет каких-либо спасательных действий.

— Можешь, моя леара, еще и не один раз сссможешь, — самодовольно усмехнулся террианец.

Приподняв бедра девушки, он медленно, дразня ее, сливался с ней как сознаниями, так и телами. Судорожный вздох Милы подгонял Арома, заставляя двигаться более резко. Но террианец хотел помучить красавицу, и так же медленно полностью вышел, ожидая реакции Милы. Жалобный стон, хоть и мысленный, но все же достаточно громкий, был для террианца самым приятным на свете звуком.

— Мила, если ты так будешь меня просссить, я просссто не сссмогу сссдержатьссся.

— Да кто просит сдерживаться? — возмущенно подумала девушка.

— Ты сссказала, подожди. Я вот жду и жду, — ехидно прошептал Аром.

— Я тебя сейчас…

Но договорить Мила не смогла, задохнувшись от резкого движения террианца.

— Это я сссейчассс тебя, любимая, — обжег Аром жарким дыханием ухо рыжей.

И мир взорвался на мелкие куски, переставая существовать для двоих.

* * *

Из-за внеплановой задержки вылета Ал очень нервничал. Пусть посадочный модуль и прислали так быстро, как могли, от гнева Адаара это их не спасет. Истар, конечно же, удостоверился, что директор еще не выходил из своих апартаментов, но стартовать надо было прямо сейчас, пока есть возможность замести следы. Но наследник строго придерживался плана и выжидал нужное время, чтобы земной звездолет покинул территорию террианцев.

Алтар нервно поглядывал на часы, секунды вяло бежали одна за другой…

— Держи себя в руках, — мысленно одернул его наследник.

— Прости, мой илтар, — мысленно ответил ему Алтар.

Заветная красная точка, наконец, пересекла зеленый пунктир, и наследник дал старт боевым звездолетам.

Синие точки рассредоточились в пространстве на экране и устремились к границе. В условном месте они должны были затаиться, ожидая сигнала, чтобы дать залп по условному противнику.

Алтар с облегчением выдохнул, когда проверил, что директор по-прежнему находился у себя в комнате.

— Что-то Адаар сегодня заспался, — ехидно подумал Асамр и подмигнул своему истару.

Стонов из апартаментов директора никто не слышал никогда, но тот накал страсти, который волнами исходил оттуда, накрывал многих.

— Да, непривычно для директора, — поддержал разговор Алтар, внимательно следя за синими точками на мониторе.

* * *

Полет продолжался уже несколько часов, и девочка, откинувшись в кресле, как и прочие, пыталась уснуть. Она не могла оторваться от затягивающей темноты, что раскинулась за иллюминатором. Звездное пространство поражало воображение Ники своей красотой.

Неожиданно Макс подсел к ней поближе и тихо прошептал:

— Ника, а что тебе террианец сказал, тогда, на посадочной площадке. Я тут кое-что прикинул и, знаешь, как-то все это странно.

Ника оглянулась на парня. Он слишком близко прижался к ней. Девочке было очень неудобно.

— Отодвинься, — холодно приказала она ему.

— Ника, да ладно тебе, — отмахнулся Макс, но все же выполнил то, что она велела.

— Он мне ничего не сказал, — ответила Ника и отвернулась от блондина.

Почему-то правду ему она не хотела рассказывать. Объяснить причину недоверия она не могла, но интуиция кричала о том, что доверять никому нельзя, только Ксю.

— Ника, я с брюнетом сталкивался очень часто, и таким я его увидел впервые. Я же видел, он о чем-то тебя просил. О чем, скажи, Ника, — продолжал шепотом упрашивать юноша.

— Макс, отвали. Я сказала, что ничего, значит, он ничего не говорил, — недовольно бросила ему Ника, нервно доставая наушники.

Парень накрыл своей ладонью ей руку, останавливая ее.

— Оглянись, Ника, девчонки уже минуты три не реагируют ни на что. Адекватные только мы с тобой, — прошептал Макс, головой показывая на задние сидения.

Ника осторожно выглянула из-за спинки своего кресла и стала наблюдать за неподвижными землянками. Те и вправду вроде и не спали, но и не шевелились. И Ника в ужасе дернулась, когда поняла, что это могло означать.

Макс, заметив реакцию девочки, схватил ее за плечи и, слегка встряхнув, прошептал:

— Мой друг тоже такой же сидит. Ника, что тебе брюнет сказал.

А Ника хоть и смотрела на Макса, но видела другое — лицо встревоженного Арифа, который умолял ее подчиниться.

— Он просил остаться с ним, — тихо прошептала Ника.

— И все? — настойчиво переспросил Макс.

Ника всмотрелась в глаза Макса, всю правду она упорно не могла рассказать ему. Словно что-то удерживало ее от этого шага, лишь рука сама потянулась к подаренному Арифом ножу.

— Точно все? Больше он ничего не говорил? — повторил вопрос Макс, как-то странно его руки переместились на ее шею и стали медленно сдавливать ее.

— Все, — прошептала в ответ Ника.

И Макс стал душить девочку с бесстрастным лицом. Ника крепче ухватилась за рукоять ножа, а дальше рука действовала самостоятельно. Все, что поняла перепуганная девочка — это то, что ее пытаются убить все, кто был на звездолете.

Выскочив в проход, Ника, крича от ужаса, отшатнулась от девушек, которые дергано, словно зомби, пытались ее поймать. Неожиданно Игнат схватил девочку сзади и попытался сломать ей шею, но нож сработал быстрее. Парень завалился между креслами, захлебываясь собственной кровью. Ника не могла остановиться, продолжая громко визжать от страха. Девчонок убивать было сложнее из-за того, что они действовали не в пример слаженнее. Одна бросилась под ноги девочке, другая зажала руку с ножом. И все, что оставалось Нике, это дико извиваться, брыкаться и кусаться.

Вкус крови во рту, боль в горле и ужас, сковывающий тело, все это ушло на задний план, когда нож взметнулся и точными движениями стал перерезать горло противникам. Столько крови Ника в жизни не видела! В ней испачкано было все — ее руки, одежда, обувь, нож. Темно-красная кровь медленно растекалась на полу. Паника переполнила девочку, и она, сорвав свой голос от крика, упала в обморок.


Оживляя легенды

Легенды оживают предо мной,

Как дивный сон или кошмар тревожный.

Здесь, за дождя туманной пеленой,

Поверить древним письменам несложно.

Деревья вековые вторят им,

И дрожь промокших листьев под ногами.

Дух тайны невесом, неуловим,

Скрываясь за седыми облаками.

(М. Гулько)

Небо. Ночное звездное небо. Чистое, прозрачное. На нем нет ни облачка, только вселенская мгла и россыпь самоцветов. Они манят своим блеском, мигают, зовя к себе. Ведь там, в бескрайнем космосе, есть нечто сокровенное, без чего душа наполняется непереносимой тоской, заставляя срываться в бег. И бежать, бежать, пока не окажешься на самом высоком обрыве. И только тут ты поймешь, что у тебя нет сил терпеть эту боль, от которой изнывает душа, требуя чего-то неведомого, но столь нужного, единственно нужного сейчас для того, чтобы просто жить. То, без чего ты не можешь даже дышать.

Ксюша, привычным движением скинув с себя куртку, расстелила ее на траве и легла, раскинув руки.

Она смотрела в небо, в этот прекрасный, безумно притягательный мир, который так близко, но вместе с тем непреодолимо далеко. Где-то там сейчас Ника летит домой. Осталось подождать чуть меньше трех часов, и они снова будут вместе. Снова смогут обсуждать все на свете, смеяться и шутить.

Ей столько нужно было рассказать своей лучшей подруге! То, о чем она боялась поведать даже родным. О кошмарах, которые преследуют Ксюшу с прошедшего дня ее рождения. Каждую ночь кто-то неведомый истязал, терзал ее кожу так, что даже сквозь сон девушка ясно чувствовала боль и зуд. Страх отравлял ее душу. Если днем Ксю улыбалась знакомым и друзьям, то ночью она пыталась не спать. Но усталость брала свое, и сознание погружалось в пучину страшных сновидений.

Поутру, как бы ни вертелась Ксю перед зеркалом, но следов на коже не видела, только ощущения, что рисунок остался, не покидали ее в течение дня. Девушке казалось, что он втравлен в кожу очень глубоко, клеймя ее душу.

Вот и сейчас Ксю всеми правдами и неправдами пыталась заставить себя не спать и дождаться прилета подруги. Даже из дома сбежала, чтобы мягкая подушка не соблазняла ее.

Лежать на этом обрыве приучила подругу Ника. Девочки часто приходили сюда и мечтали, что станут великими первооткрывателями планет. Об их отваге будут ходить легенды. Уважение и почет — вот их удел!

Но медкомиссия срезала девушку при поступлении в звездную академию. Мечте не суждено было сбыться. Что-то не так оказалось с ее анализами. Правда, ей так никто толком и не объяснил, в чем конкретно заключалась проблема.

Но ей сейчас это было и неважно. Ректор сказал, что это была ее последняя возможность поступить. В следующем году она уже не пройдет по возрасту.

И все это она узнала сегодня, в такой счастливый день!

Грустно вздохнув, Ксю достала коммуникатор и набрала номер Ники. После продолжительных гудков оператор сообщил, что абонент не может ответить на звонок, и просил попробовать позвонить позже.

Грустный вздох опять огласил ночную тишину. Ксю прислушалась к этой странной тишине, царившей над обрывом. Мир, словно замер, затих. Осторожно оглянувшись, девушка ничего подозрительного не увидела, но услышала нарастающий гул. Резко развернувшись, Ксю увидела, как с неба опускается звездолет, мигая габаритными огнями. И приземлялся он прямо на то место, где она лежала!

Перевернуться, вскочить и броситься со всех ног к ближайшим деревьям девушка смогла на автомате. А вот когда добежала до укрытия растерянно остановилась, не зная, что ей делать дальше, испуганно озираясь на темный лес.

Так и не решив, куда бежать, Ксю оглянулась назад и с ужасом поняла, что потеряла драгоценные секунды. К ней стремительно бежал гуманоид в неземном комбинезоне.

Громко взвизгнув, Ксю, не разбирая дороги, побежала, куда глядят глаза, пока ее не настиг преследователь. А дальше было, как в страшном кино. Ее больно прижали спиной к дереву, просканировали, и механический голос по-терриански что-то сообщил. Гуманоид рукой откинул лицевую часть защитного шлема, и Ксю с удивлением узнала террианца.

— Ари-Ари, — потрясенно выдохнула девушка, глядя в злые зеленые глаза.

— Ну, значит, не ошибссся, — отозвался он на всеобщем земном.

— А на фотке ты красивее, — зачем-то поделилась впечатлением девушка.

— Ты тоже на фотке была ничего. А в жизни… — не остался в долгу террианец. — Пошли, нам лететь надо. Причем сссрочно.

Схватив опешившую и плохо соображающую девушку за руку, Ариф повел Ксению за собой к посадочной капсуле.

— Ари-Ари, а где Ника, — спросила девушка, когда смогла достаточно прийти в себя настолько, чтобы более-менее адекватно оценивать ситуацию. А она была, мягко говоря, странной.

Не заметив, как неожиданно остановился террианец, девушка столкнулась с ним в тот момент, когда он поворачивался к ней. Секунда, и Ксюша повисла, задыхаясь в железном захвате сильных пальцев террианца. То, с какой ненавистью он глядел ей в глаза и как садистки сжимал ей горло, привело девушку в неописуемый ужас.

— Не сссмей называть меня этой кличкой, — прошипел террианец, сверкая изумрудными глазами.

Ксю было безумно страшно, со слезами на глазах она попыталась уверить этого психа, что поняла его. Вот только от страха язык девушку не слушался, и она не могла произнести ни звука.

* * *

Ариф еще несколько секунд сверлил ненавистную землянку взглядом, а потом разжал пальцы. Девушка кулем упала на землю, сжавшись, пыталась отдышаться, заходясь кашлем.

Времени было мало, поэтому террианец закинул землянку себе на плечо и поднялся в посадочный модуль. Опустив ее в кресло, быстро пристегнул ремнями, а сам устроился от нее подальше. Волны страха, что исходили от перепуганной девушки, давили на нервы. И так уже достаточно расшатанный контроль над эмоциями трещал по швам. Хваленая выдержка не спасала юношу от той боли, что растекалась по всему телу. Линтэр не лгал, уверяя, что будет невыносимо больно. И контролировать эту боль становилось с каждой упущенной минутой все сложнее. Глубоко вздохнув, террианец дал приказ летчикам взлетать.

— Где Ника? — решилась заговорить виновница всех бед, что обрушились на Арифа.

— Не знаю, — слишком резко ответил он ей.

Как же он хотел замучить эту землянку. Замучить так, как сейчас мучают его Нику.

— Ари, что с ней? — встревоженно спросила эта смертница.

— Я запретил тебе обращатьссся ко мне по имени. Лучше тебе это запомнить, а то хуже будет, — процедил Ариф сквозь зубы.

Тяжело дыша, он восстанавливал утерянный контроль. По данным, которые он сумел собрать, эта землянка — лучшая подруга Ники. Значит, причинять ей боль нельзя. Ника не простит, еще и возненавидит. А он мечтал о другом. Чтобы она впустила его в свое сознание, чтобы тянулась к нему, мечтала о нем. Чтобы он стал смыслом ее жизни.

Как же он поздно понял, что Ника привязала его. Наставник Асамр был тогда, на посадочной площадке, абсолютно прав, нужно было вовремя остановиться. А сейчас это уже невозможно. Слишком поздно. Исправить ничего нельзя, привязка сформировалась.

Вдруг боль стала отступать, медленно, но верно. Звездолет набирал скорость, и натяжение привязки ослабевало. Вот он — ориентир! Вот какую путеводную нить имел в виду линтэр.

Устало откинув голову назад, Ариф признал свое поражение. Даже враг видит то, что они связаны с Колючкой. Как унизительно это осознавать!

* * *

В развороченной кровати, среди подушек и смятого одеяла проснулся красноглазый террианец, плотно оплетенный своей возлюбленной. Джоанна, закинув на террианца и руку, и ногу, сладко посапывала Адаару в шею. И ничего не было для красноглазого в этот момент важнее, как не потревожить сон леары, с которой они заснули лишь под утро.

Тепло улыбаясь, Адаар погладил темные волосы любимой, усыпляя её, не разрешая проснуться. Потом осторожно отодвинулся от Джоанны и плотнее укутал её в одеяло.

Встав, красноглазый подошел к двери в ванную комнату и, открыв ее, обернулся к кровати, чтобы еще раз полюбоваться леарой — самой желанной во всей Вселенной. Но только лишь дверь за красноглазым закрылась, как его теплая улыбка превратилась в оскал.

— Ну, что ж, приступим, — прошептал он.

* * *

Алтар нервно дернулся, когда на мониторах появился стремительный силуэт директора.

— Асамр, он идет, — подал он сигнал илтару.

— Плохо, — выдохнул блондин, всматриваясь в монитор в надежде найти пропажу.

Но ничего нового на поле боя не происходило. Питомцы добивали противника, наслаждаясь первой в своей жизни победой, а Асамр переживал свой первый в жизни провал.

* * *

Зайдя в рабочую комнату штаба, Адаар удивился, почувствовав тот контраст эмоций, который царил там. Ликование и радость от победы были приправлены сладкими нотками страха. Цепко всматриваясь в присутствующих, красноглазый отметил про себя, как натянут Асамр, который даже не обернулся поприветствовать его как положено. Да и Алтар слишком дергался, выдавая их с головой.

"Значит, что-то пошло не так", — подумал директор, приближаясь к наследнику.

— Докладывай, — приказал Адаар, всматриваясь в разноцветные точки.

— Враг уничтожен. Потеряно звено. Наживка исчезла, — спокойным голосом ответил Асамр, поворачиваясь к наставнику.

— Как ты умудрился потерять звено? — удивленно переспросил красноглазый.

Блондин молча опустил глаза, и наставник резко развернулся к экрану. Догадка подтвердилась — отсутствовало звено Арифа.

— Как они погибли? — потребовал отчета Адаар.

— Они не погибли, Ариф бросился в погоню и исчез с радаров. Но он жив, только далеко и не подчиняется приказам.

— Колючка, я так понимаю, жива? — холодно поинтересовался директор.

— Да, ее похитили линтэры, — нехотя признался Асамр.

— Как ты мог допустить, чтобы это произошло? Я же дал тебе четкие указания, — закипая от злости, прошипел Адаар.

— Мы не смогли засечь их вовремя. Они под маскировкой были и использовали внушение! Я сначала думал, что земляне разворачиваются, а потом их прикрыли щитом, и они исчезли с радаров. Ариф вышел из клина, полетел за ними и тоже исчез, — ровным голосом рассказывал илтар, сдерживая натиск наставника.

Пробить защиту наследника красноглазый не мог, поэтому направил весь свой гнев на истара наследника. Асамр, прикрыв Алтара, в упор смотрел на беснующегося директора. Тем, кому не посчастливилось находиться рядом, крупно не повезло. Их нещадно ломало от напряжения, которое было в штабе.

Неожиданно Адаар улыбнулся, расслабленно опускаясь в свободное кресло. Настроение его, как и прежде, слишком быстро менялось. Словно и не было вспышки гнева.

— Ну, что ж. Они сами не знают, какой подарочек украли. Прежде чем избавиться от нее, они еще не раз пожалеют, что вообще ввязались во все это, — ехидно сказал Адаар.

— Да, уж. Такого подарка я бы только врагу и пожелал. Жаль, Арифа потеряли, — поддержал его блондин, садясь в соседнее кресло.

— Ой, да ладно. Я же видел, что ты чувствовал в нем угрозу для себя, — усмехнулся наставник.

— Все равно, хороший илтар был, — признался наследник.

— Может, и выживет, — не согласился директор.

— Нет причины линтэрам оставлять ему жизнь. После того, как вы наследника Первого Дома при всех замучили до смерти, — ответил Асамр.

— Ну да, ты прав. За такое не прощают, — тяжело вздохнул красноглазый и, закрыв глаза, прислушался к леаре. Возлюбленная все также мирно спала, набираясь сил.

* * *

Когда Мелисса рассказывала мужьям про подарки и сюрпризы, она никак не ожидала, что они с таким размахом возьмутся за это дело.

Утром Алтар принес завтрак в постель на троих. Это было настолько для Мелиссы неожиданно, что она расчувствовалась и чуть не разревелась. Но это было лишь началом. Так как Асамр достал из-под кровати шикарный букет цветов. А Мелисса еще понять всю ночь не могла, что это так странно пахнет! Трепетно прижав цветы к себе, девушка вдыхала их аромат. Выпускать их из рук она очень не хотела, это же первый букет, который подарил ей любимый! Поэтому брюнет сам кормил ее завтраком, немного увлекаясь. Девушка с трудом успевала прожевывать, как новая порция уже устремлялась ей в рот. Асамр трогательно пытался читать ей стихи древних классиков. От его низкого голоса девушка трепетала, сильнее прижимая цветы к груди, уже автоматически открывала рот, не глядя, глотала еду.

После стихов Асамр преподнес ей бархатную коробочку, в которой оказалось очень красивое кольцо с большим самоцветом. Осторожно взяв его, блондин надел кольцо девушке на безымянный палец правой руки. Радость переполняла Мелиссу, и она в порыве охвативших ее чувств, благодарно поцеловала любимого. Асамр очень страстно ответил на поцелуй, перехватывая инициативу, опрокинул девушку на подушки. Земной поцелуй очень нравился наследнику, с каждым разом он становился все искуснее и опытнее в этом деле. Мелисса, каждый раз целуясь с Асом, забывалась, распаляясь от страсти.

И даже вежливое покашливание Алтара не всегда могло привести девушку в чувство. В этот раз брюнету удалось отвлечь ее от наследника. Дождавшись, когда Мелисса удобнее сядет на кровати, тоже преподнес ей кольцо, которое было скромнее, чем подарок Асамра. Брюнет свое кольцо надел Мелиссе на безымянный палец левой руки. Поцелуй Алтара тоже был скромнее и сдержаннее, чем у наследника. Но не это главное! А то, что теперь девушка чувствовала себя полноценной женой, а не непонятной ей леарой.

После таких подарков Мелисса мечтала бы провести с любимыми целый день вместе, но сделать это было невозможно из-за предстоящего боевого вылета.

Даже отправив мужчин работать, девушка пребывала в романтичном настрое целый день. Ближе к обеду она решила приготовить им сюрприз — ужин при свечах. Правда, сюрпризом это быть не могло, Асамр все равно всегда знает, о чем она думает и что замышляет. Поэтому, полюбовавшись на свои новые украшения, девушка решила пробежаться по магазинам и приобрести им по скромному ответному подарку.

* * *

В командном штабе интерната директор и кураторы вновь и вновь просматривали видеозаписи боя. Адаар не мог понять, как линтэры смогли похитить наживку. Кто среди них был способен пережить такой эмоциональный всплеск? Ведь даже по полученным данным было видно, что все шло строго по плану и линтэры были оглушены. Все звездолеты противника одновременно потеряли управление. Все!

Питомцам не составило труда разгромить несопротивляющихся линтэров. Но вот момент похищения приманки оставался для Адаара необъяснимым.

— Дистанционное управление? Беспилотник? — выдвинул очередную версию Асамр.

— Как они смогли подчинить землян? — спросил его красноглазый, вглядываясь в запись, которая зафиксировала момент исчезновения земного звездолета.

— Сильный телепат?

— Возможно. Значит, кто-то из властителей, — задумчиво протянул директор.

— Такая сила есть у многих, — отозвался наследник.

— Тут что-то другое, — со вздохом проговорил Адаар. — Такое впечатление, что этот кто-то знал, как будет происходить битва. Знал и подготовился.

— Прикрыв заданный участок невидимостью заранее? — удивленно спросил Алтар.

В штабе повисла тишина, Адаар медленно оглянулся на истара наследника. Тот не знал, куда деться от прожигающего насквозь взгляда директора.

— Я ведь когда-то где-то читал, что линтэрам не открыто будущее нашего народа. Высшие не дали им такого права. Как же они узнали, где конкретно ставить прикрытие? — тихо прошептал Адаар, вспоминая исторические хроники.

— Простите, я, не подумав, сказал, — пошел на попятную истар.

Но наставник его не слушал.

— Если только он не смотрел будущее своего народа и землян. Как рабочий вариант, эту теорию оставим, — бормотал красноглазый, снова разворачиваясь к экрану и прокручивая видеозапись.

— Площадь маленькая, — вступил в разговор Асамр, — куда они могли деться? Если они прикрывали это пространство, то, вероятнее всего, там были гипер-ворота. У Арифа не было достаточно мощности для того, чтобы самому уйти в гиперпространство.

— Ты прав. Слишком мало времени прошло. Они сами не успели бы открыть, значит, ворота были заранее открыты. Сейчас проверим по возмущениям полей, — возбужденно сказал Адаар, загораясь этой идеей.

Ведь других вариантов он не видел.

* * *

Время, как же Звезда не любил время. Оно то бесконечно тянулось, принося лишь усталость и разочарование, наполняя душу тоской и скукой, то становилось слишком быстротечным, так, что невозможно было успеть правильно реагировать на события. То, что за земным звездолетом потянулся один из террианских, несколько обескуражило линтэра. Этого он не предвидел. Странная земная девочка, которая была нужна Первой Звезде, находилась сейчас именно в этом ббвйее захваченном звездолете. Ее он не раз видел в видениях в обществе своей мельды. Уничтожить увязавшийся следом за земным вражеский звездолет не составило бы труда, но Звезду остановил входящий вызов.

— Забавно, — слегка усмехнувшись, произнес линтэр, включая связь.

На экране появилось лицо молодого воина. Звезда отметил, что террианец очень молод и очень красив — светлая кожа, удивительно притягательные изумрудные глаза.

— Сдавайтесь, и я оставлю вас в живых, — четко приказал этот заносчивый террианец.

Снисходительная улыбка появилась на губах властителя Второго Дома. Ничего более глупого Звезда еще ни разу не слышал в своей жизни.

— Очень страшно! — насмешливо отозвался линтэр. — Но ты один, а нас много.

— Отдай мне девчонку! — потребовал молодой террианец.

— А вот это уже любопытнее, — подался вперед Звезда. — Какую девчонку? У нас нет террианцев. Особенно живых.

— Вы захватили земной звездолет! Требую, чтобы вы немедленно отпустили его, вместе с живыми землянами, — не переставал настаивать молодой илтар.

— Ах, как нехорошо! Не стоит перекладывать ответственность за свои подлые деяния на нас, террианец. Мы просканировали звездолет, там в живых остались лишь одна девочка и двое мужчин-пилотов. А больше живых на звездолете нет, — выразительно замолчав, линтэр внимательно следил за террианцем. Но тот оставался таким же хладнокровным и грозным. — Кого же ты требуешь вернуть? Среди трупов есть и девушки.

— Ту, что живая! Верни мне ее! — холодно процедил юнец.

Первая Звезда мелодично рассмеялся, его порадовали забавные реакции молодого террианца. Когда еще ему выпадет такой случай повеселиться? Разве только, когда они буду обмениваться заложниками. Все же судьба нечасто подкидывает такие маленькие неожиданные подарки.

— Что за интерес у тебя к ней, юный илтар? — продолжил издеваться над террианцем Звезда.

— Она моя, — лаконично ответил тот, начиная слегка нервничать.

Линтэр задумался, разглядывая красивое лицо террианца. Только одно могло связывать террианского воина и земную девушку — привязка леары.

— Как занимательно, — пробормотал себе под нос Первая Звезда.

Девочку он хотел использовать только из-за того, что она была связана узами дружбы с его мельдой. Но чем дольше Звезда размышлял над своими видениями, тем больше склонялся к тому, что не совсем правильно расшифровал знак свыше. И только сейчас узор судьбы стал для него понятнее. Довольно улыбнувшись, Звезда придумал, как, не нарушая завета Высших, он сможет встретиться с мельдой. Только террианцам разрешено общение с землянами.

— Я верну тебе твою леару, — начал неторопливую речь линтэр.

— Она мне не леара! — отрезал террианец.

— Ты в этом так уверен? — изумился наивности юноши Звезда, про себя подумав, что все будет еще проще, чем представлялось. — Ну, тогда я открою тебе глаза, мой слепой враг. Я буду говорить, а ты внимательно слушай и делай выводы. Вы потому и дорожите своими леарами, что привязка к ним самая сильная и эмоционально болезненная. Ты ведь помчался за девчонкой, забыв обо всем? Ради ее спасения ты готов пожертвовать собой? Тебе важно, чтобы она была рядом, и ты стремишься ее сделать своей?

Террианец хотел возразить, но линтэр остановил его взмахом руки.

— Это еще не все, что я хотел тебе сказать. Я верну ее, даю слово, но только в обмен на другую землянку.

— Любую другую? — уточнил юный террианец.

— Ну что ты, любая мне ни к чему. Нужна одна единственная. Вот эта милая девушка, — линтэр показал фотокарточку, где его Ника стояла в обнимку с невзрачной длинноволосой землянкой. Они весело улыбались и были счастливы. — Ее зовут Ксения Слем. Я даже предоставлю тебе координаты ее примерного местонахождения. Только учти: Нике будет больно, если ты не доставишь ее подругу как можно скорее.

— Куда везти — сюда же? — резко спросил террианец.

Звезде было видно, что юнец уже раздражен, но на лице ни один мускул не дрогнул, лишь глаза искрились ненавистью.

— Путеводная нить приведет тебя ко мне! — насмешливо ответил Первая Звезда.

— Какая еще нить? — прошипел террианец, поджимая губы от злости.

— Поверь, ты поймешь, — снисходительно ответил линтэр.

Ему очень понравилось дразнить этого напористого мальчишку.

— Имей в виду, времени у тебя мало, боль, которую будет чувствовать твоя леара, ты разделишь с ней наравне. Так что в путь, бесстрашный воин. Координаты я уже тебе отправил.

— Вижу, — процедил сквозь зубы террианец.

— И чего же ты ждешь? Повторяю, времени у тебя очень мало, — наигранно изумился Первая Звезда.

Юноша пытался что-то сказать, но, так и не промолвив ни слова, отключился. Линтэр наблюдал, как террианский звездолет развернулся, стремительно растворяясь в просторах космоса.

* * *

— Сэр, в нейтральном секторе НС-128674 возле террианской границы были зафиксированные небольшие возмущения. Специалисты утверждают, что там произошло вооруженное столкновение.

Гейл с интересом слушал доклад капитана, рассматривая на голокарте этот квадрат.

— Отправляйте группу разведчиков. Пусть соберут информацию, — отдал приказ седовласый.

Задумчивый взгляд рыскал по сетке карты в поисках ответа. Землян в этом секторе не было. Сигналов о помощи тоже нет. С кем же воевали террианцы? Неужели сами с собой?

* * *

В кабине земного звездолета двое летчиков приходили в себя.

— Том, Том, ты слышишь меня? — расталкивая помощника, прохрипел капитан Адам Крис, с трудом различая предметы в темноте. С облегчением дождавшись, когда Том зашевелится, капитан повторил вопрос: — Том, что произошло?

Помощник капитана так же удивленно озирался, не понимая, почему вокруг темно.

— Аварийка не сработала? — предположил он, включая тумблер.

Тусклый свет осветил кабину звездолета. Мужчины внимательно стали изучать приборную панель, проверяя состояние звездолета.

— Я не понимаю, все системы в норме, — пробормотал капитан, обернувшись к Тому, который хмурился, пытаясь понять, что с ними случилось.

— Да, такое впечатление, что все системы звездолета просто выключены, — отозвался помощник, подтверждая догадку капитана.

Адам еще раз проверил состояние звездолета, но никаких повреждений компьютер не выявил. А если повреждений нет и звездолет выключен, то напрашивается один закономерный вопрос.

— Где мы? — озвучил его Том.

— Не знаю, но явно на приколе стоим. Еще бы узнать, внутри чего? — размышлял вслух капитан. — Включи прожекторы, — приказал он Тому.

Тот послушно выполнил приказ, и два ярких луча устремились во тьму, чтобы раствориться в ней.

— Очень большой стыковочный док, — прошептал Том. — И точно не земной.

Неизвестность, что таилась за бортом, очень пугала мужчину. Он в панике пытался хоть что-то рассмотреть. И чем дольше он всматривался, тем враждебнее казалась ему темнота снаружи.

Капитану тоже не нравилось, что их держат неизвестно где, при этом ничего не объясняя.

— Надо проверить пассажиров, — сказал он Тому, который нервно дернулся от звука его голоса.

— Да, капитан, — ответил помощник, трясущимися руками отстегивая ремни безопасности и выбираясь из кресла.

Адам тоже отстегнулся, но продолжал вглядываться в темноту. Ему казалось, что оттуда за ними наблюдают невидимые существа. Но как бы ни напрягал зрение капитан, он никого не видел, даже смутные очертания этого огромного дока тонули во тьме.

От тягостных дум капитана отвлек входящий вызов из пассажирского салона.

— Да, Том, — сказал Адам в микрофон.

— Капитан, они все мертвы! Все! I! — раздался из динамиков крик помощника.

Сорвавшись с места, Адам ринулся к пассажирскому отсеку, стремительно ворвался туда, чтобы замереть от представшей перед ним ужасной картины кровавой расправы. Дети, которых они везли домой, были кем-то хладнокровно зарезаны.

— Капитан, — позвал Том, тоже пребывавший в шоковом состоянии.

— Кто на такое способен? — в ужасе прошептал Адам.

— Капитан, а вдруг оно еще здесь, — также шепотом предположил Том, испуганно прячась за спину капитана.

— Иди в кабину, а я тут еще раз осмотрюсь. Ты видео включи, если что, будешь моими глазами, — отдал Адам приказ помощнику, а сам осторожно пошел проверять, выжил ли кто-нибудь.

Переступая через тела, капитан каждое из них прощупывал, проверяя, есть ли сердцебиение. Но надежда, что хоть кто-то остался в живых, таяла с каждой секундой. Когда он добрался до последней девочки, то сначала не поверил, когда рука прикоснулась к горячей коже. Приложив палец к горлу, капитан почувствовал уверенный пульс. Аккуратно подняв легкое тело на руки, мужчина понес девочку в кабину, подальше от ужаса, творящегося в салоне.

— Капитан, я записи просмотрел, их убила… — оторвавшись от монитора, сказал Том, разворачиваясь к входу лицом. Когда же он рассмотрел, кого на руках держит старший по званию, громко крикнул: — Это она их убила! Она!

— Молчать! — приказал Адам и, хмуро глядя на нервного помощника, переложил выжившую девочку в запасное кресло. Отойдя от нее, он стал смотреть видеозапись произошедшей трагедии.

От увиденного Адама пробил холодный пот: дети, словно ожившие мертвецы из фильма ужасов, наседали на найденную им девчушку. Вдруг в ее руке блеснул нож, и она умелыми точными движениями стала наносить смертоносные удары по нападавшим. А потом девочка закричала. Мужчина, даже глядя на экран, чувствовал, как сильно она испугалась того, что натворила, и кулем упала на пол.

— Она защищалась, Том. Внимательнее надо смотреть! Не понимаю, почему дети себя так странно повели? Ты видел, как они двигались?

— Может, это вирус, я в фильмах такое видел. Там из-за вируса люди в зомби превращались и ели живых, — с тревогой в голосе рассказывал помощник, с опаской косясь в сторону не пришедшей еще в себя девочки.

— Первый раз о таком слышу. Ладно, будем ждать, что предпримут те, кто нас поймал. Вечно они молчать не будут, все равно выдвинут свои требования, — недовольно отозвался Адам и устало сел в свое кресло, развернувшись лицом к пострадавшей.

Что ему с ней делать и как себя вести, когда она очнется, капитану было неясно. Да и вообще, все было настолько нереально — нештатная ситуация. Включив информационную панель, Адам углубился в чтение, освежая в памяти инструкцию о том, как надо вести себя при таких вот ЧП.

* * *

Проводив взглядом превратившийся в яркую точку террианский звездолет, Первая Звезда расслабленно откинулся на спинку кресла, самодовольно улыбаясь. Но отдохнуть ему не дал входящий вызов. Линтэр посмотрел на имя звонившего и непроизвольно скривился, звонил Золотой Лист, а это значит, что разговор предстоит долгий и нудный. Плавным движением Звезда поднялся с кресла, чтобы перейти в свой кабинет, где, уже вдалеке от лишних глаз, он смог принять вызов властителя Первого Дома.

Экран, мигнув, отобразил взволнованное лицо брата.

— Приветствую тебя, мой возлюбленный брат. Позволь мне спросить, что ты делал на поле битвы? — красивый голос наполнил тишину кабинета.

— И я рад видеть тебя во здравии. У меня есть причины, по которым я там присутствовал. Что тебя тревожит, мой ясноликий? Поделись со мной своими тревогами, я уверен, что смогу их развеять, — ответил Звезда.

— Роса поведала мне, что ей было видение о том, что ты навлечешь на наш народ беду, нарушив завет Высших, но я не поверил ей. Но все же, ответь, что ты делал на поле битвы?

Тяжело вздохнув, Первая Звезда призвал все свое терпение, чтобы спокойным и ровным голосом ответить:

— Я не твоя мельда, чтобы пустыми речами утомлять тебя. Скоро я вернусь в твой дом, и все станет ясно для тебя, мой возлюбленный брат. Мне льстит твое безграничное доверие, и я не предам…

— Я знаю, — нетерпеливо прервал его Лист, — прошу, прилетай скорее. Мне тревожно за тебя, брат мой.

— Пусть расстояние и время не будет нам преградой, и мы всегда будем с тобой неразлучны. Я буду стараться приблизить нашу встречу, — пообещал Звезда и выключил связь.

Выдохнув, он потянулся и закинул ноги на стол.

— Скоро, очень скоро мы будем вместе, моя любовь, — мечтательно прошептал линтэр, представляя милый образ мельды.

Неожиданно опять раздался входящий вызов и снова от властителя Первого Дома.

— Ну что за назойливость, дорогой братик? Неужели так соскучился по мне? — недовольно пробормотал Звезда, опустил ноги и включил прием.

— Первая Звезда, что это за земная девица, которую ты пленил и удерживаешь? Провидица мне скоро все нервы вымотает, у меня просто нет сил. Я совершенно не представляю, что ей ответить. Прости за настойчивость, Первая Звезда.

— С каких пор твоя провидица стала властителем Первого Дома? — холодным голосом уточнил у Золотого Листа брат.

— Она созывает Совет, и кажется, что ей удастся его собрать, — тихо произнес тот в ответ.

Властитель Второго Дома непроизвольно сжал руки в кулаки.

— Я предупреждал, что она опасна! Хотя бы сейчас услышь меня и останови ее, пока не стало слишком поздно. Позор нашим Домам не нужен! — не на шутку встревожился Звезда.

Подавшись вперед, он уставился на своего брата, который смущенно опустил взгляд.

— Но она же моя мельда, брат. Я не могу причинить ей боль.

Глаза Звезды хищно сощурились, и клыки стали отчетливо видны из-под верхней губы.

— Хорошо, мой милый властитель, я сам все сделаю. Прошу лишь не вмешиваться. Верну ее тебе послушной и покорной, я обещаю, — прошипел блондин.

— Спасибо, мой возлюбленный брат, — радостно улыбнувшись, поблагодарил Лист.

— Прошу, Совету не дай собраться. В этом я могу положиться на тебя, мой лучезарный? — уже мягче уточнил Звезда.

— Конечно. А что с девчонкой? — неожиданно вернулся к началу разговора Лист.

— Домой она скоро полетит, я ничего не нарушил. В этом можешь быть спокоен, Золотой Лист.

Ласково улыбнувшись, властитель Первого Дома линтэров произнес:

— Я всегда верил и верю тебе. Пусть путь твой к дому будет коротким.

— Да прибудет с нами благословение Высших, — ответил Первая Звезда.

Когда экран погас, блондин недовольно сморщился. Набрав номер своего дома, он с нетерпением ждал, когда на том конце примут вызов. Когда экран вспыхнул, на нем показался брюнет с суровым лицом — это был правая рука властителя Второго Дома.

— Провидицу Первого Дома арестовать за измену. Властитель Первого Дома противиться не будет. И найти Ледяного Ветра, пусть мозги ей прочистит. Приказ понятен? — ледяные нотки в голосе блондина могли заморозить океаны.

— Приказ понят, — отрапортовал брюнет.

— Отлично, выполнять, — приказал Первая Звезда и выключил связь.

* * *

Сердце в груди быстро и громко билось, ноги ныли от усталости, но нужно бежать. Бежать на пределах своих возможностей. Бежать подальше от того, кто стремительно и неумолимо настигал. Сознание помутилось от безумного страха. Деревья ветвями, как костлявыми пальцами, хватали девушку за рукава и длинный подол платья, дергали за растрепанную косу, царапали лицо. Густой туман плотной стеной обступающий со всех сторон скрывал от глаз Утренней Росы преследователя. Она даже не предполагала, кто это был, но интуиция и дар "вопили" ей о том, что тот, кто ловит ее — смертельно опасен.

Лучи светила не пробивались сквозь густые кроны деревьев, они были не в силах развеять сумеречную мглу, что царила в лесу. Слабый свет играл с испуганным воображением беглянки, отбрасывал причудливые тени от деревьев. Девушка шарахалась из стороны в сторону от любого шороха. Силы постепенно покидали ее, и она все чаще стала спотыкаться о корни деревьев, чуть не падая на землю. Но девушка не останавливалась, мчалась, не разбирая дороги.

И когда она уже почувствовала, что погоня близка, стала мысленно звать по имени любимого, в надежде, что хотя бы сейчас он ее услышит. Но чуда не произошло, никто не откликнулся на ее зов.

Неожиданно лес закончился высоким обрывом, под ним протекала очень быстрая река, хищно скалясь острыми камнями. С трудом остановившись у самого края, девушка стала оглядываться по сторонам в поисках пути к спасению, но не находила его. Еще раз внимательно осмотрев крутой склон, Утренняя Роса заметила еле заметные ступени вниз к реке. Вот только воспользоваться ими, ей было не суждено, она потеряла драгоценные секунды. Из леса вышел тот, кто неотступно преследовал ее. К ней приближался высокий линтэр, ветер трепал полы плаща, лицо его было надежно сокрыто под капюшоном. Но Роса смогла узнать статную фигуру самого ненавистного мужчины, до боли знакомую походку и длинную белоснежную косу.

— Нет, нет, — чуть слышно в страхе шептала Роса, пятясь спиной.

— Я же предупреждал тебя, — услышала она тот самый красивый голос, который когда-то обещал окружить девушку лишь любовью, оберегая от невзгод.

И вот сейчас он пришел за ней, пришел, чтобы поквитаться за причиненную ему боль.

Мужчина неотвратимо надвигался, а девушка отступала, пока не почувствовала, что опора исчезла из-под ног. Взмахнув руками, она стала заваливаться спиной назад, но Звезда был быстрее. Схватив за руку, он дернул ее на себя. Испуганно вскинув лицо, провидица встретилась с холодным, полным ненависти, взглядом голубых глаз мужчины.

— Роса, я же говорил, чтобы ты следила за своим слишком болтливым языком, — чувственным голосом сказал Первая Звезда, чуть склонив голову на бок.

Его колючий взгляд проникал в самую душу девушки, в самые сокровенные ее уголки. Страх и без того издергавший ее до этого, теперь словно зубами вгрызался в трепещущее сердце Росы. Она, выйдя из ступора, стала вырываться из цепких рук мужчины.

Чуть заметно усмехнувшись, Звезда поцеловал сопротивляющуюся Росу. Поцелуй был властным и болезненным, он не приносил девушке ничего, кроме отвращения. Из последних сил провидица попыталась оттолкнуть от себя ненавистного мужчину, и это неожиданно легко ей удалось. Тяжело дыша, Утренняя Роса с опаской глядела на улыбающегося Звезду. А потом он сделал шаг к ней, она инстинктивно шагнула назад и громко вскрикнула, когда поняла свою ошибку. Звезда помахал в прощальном жесте рукой падающей и верещащей девушке.

Это последнее, что увидела Роса перед тем, как проснулась у себя комнате. В страхе вглядываясь в окутанную тьмой комнату, провидица Первого Дома все еще никак не могла отойти от приснившегося кошмара. Удостоверившись, что это был лишь сон, она, успокоившись, стала детально его вспоминать. Лес, по которому она бежала, был ей незнаком. И никогда прежде Первая Звезда не представал перед ней в облачении простого стражника границ. И поцелуй был ей тоже незнаком, властитель всегда был нежен с ней, даже когда она насмехалась над ним, оскорбляя.

Белокожая изящная рука взметнулась ко рту. Губы у девушки слегка припухли и болезненно ныли.

— Что же это было? Видение или предупреждение? — задумчиво спросила саму себя провидица.

Но ответом была ей лишь тишина ночи, а за окном рождался новый день.

Неожиданно в дверь настойчиво постучали и, не дождавшись ответа, в спальню ворвался встревоженный Золотой Лист. Девушка удивленно глядела, как он порывисто сел к ней на кровать и, взяв ее за руку, ласково погладил. Такого властитель Первого Дома не позволял себе никогда. Он всегда был высокомерно снисходителен и никогда не показывал истинных чувств к ней.

Ничем не прикрытая тревога в зелени глаз Листа приятно грела самолюбие Утренней Росы. Она чуть подалась вперед, погладив щеку любимого.

— Что тревожит тебя, мой возлюбленный властитель? — мелодичным голосом спросила она.

— Сквозь сон я услышал твой зов, моя мельда. Ты звала меня? — вопросом ответил Лист.

— Да, во сне. Мне приснился кошмар. Я благодарю вас, мой повелитель, что беспокоитесь обо мне. Что пришли сейчас сюда. Мое сердце переполняет радость. Оно ликует от того, что наша любовь так сильно связывает наши души, — скромно улыбнувшись, поблагодарила его Роса.

Девушка заметила, как после ее слов властитель успокоился и взял себя в руки, запирая эмоции под замок. С лица слетел налет обеспокоенности, оно застыло словно прекрасная маска.

— Если с тобой все хорошо, то я покину тебя. Набирайся сил, уже скоро утро, — поцеловав ей руку, Золотой Лист оставил Росу одну.

Дверь за ним закрылась, но тут же в спальню вошла служанка, принесла родниковую воду, которую Роса привыкла пить после пробуждения. Взбив мягкие подушки, девушка-прислуга помогла улечься провидице в кровати. Поклонившись Утренней Росе, она вышла, плотно прикрыв за собой дверь.

Прислушавшись к удаляющимся чуть слышным звукам шагов служанки, провидица смогла, наконец, расслабиться. Только необъяснимое чувство тревоги никак не желало покидать провидицу. Прислушавшись к себе, она поняла, что причина лишь во сне. Первая Звезда растревожил ее душу, но не сердце. Самодовольно улыбнувшись, она поздравила себя с тем, что не потеряла хватку и все также может управлять мужчинами, особенно властителем своего Дома.

С такими мыслями девушка поправила одеяло, решив, что времени на сон у нее осталось очень мало. Но стоило векам девушки сомкнуться, как дверь снова распахнулась, пропуская в спальню шестерых линтэров в форме стражей.

— Провидица Первого Дома Утренняя Роса, по распоряжению Совета вы арестованы за измену перед своим народом. Вы проследуете за нами добровольно? — обратился к девушке тот, кто стоял всех ближе к кровати.

— Кто отдал вам распоряжение о моем аресте? — вскричала Роса, когда смысл сказанного дошел до нее. — Как вы смеете обвинять меня в измене? Меня, Провидицу Первого Дома!

— Я правильно вас понял: вы отказываетесь добровольно следовать за нами? — уточнил у нее глава стражи.

— Никуда я с вами не пойду! Я требую, чтобы позвали властителя Дома, он быстро разъяснит вам, кого вы пытаетесь арестовать! — высокомерно ответила ему Утренняя Роса.

Глава стражи смазанным движением шагнул вперед, чтобы молниеносно скрутить ничего не успевшую понять девушку. На ее руках защелкнулись наручники, блокирующие дар и угнетающие волю.

Сдернув с кровати уже безвольную девушку, глава стражи вывел ее из спальни, чтобы проводить в тюремную камеру Второго Дома.

Золотой Лист, стоя возле окна в своем кабинете, глядел на удаляющуюся процессию, еле сдерживая себя от порыва остановить стражей. До боли сжимая руки в кулаках, он прокусил себе губу от напряжения. Струйка крови медленно потекла вниз по подбородку. Мысленно он успокаивал себя, повторяя, что Звезда вернет ее, потом, но вернет. А брат никогда еще не обманывал его, всегда сдерживал свои обещания. Надо просто держать себя в руках и пережить этот момент.

* * *

Айрад, император террианцев, не любил проявлений слабости у воинов. Он и себе никогда не позволял расслабляться. Но больше всего расстраивался, когда его мальчики давали слабину. А сегодня была именно такая ситуация.

Нота протеста о внезапном и необоснованном нападении террианцев на военный патруль линтэров, которую озвучил представитель Совета — властитель Первого Дома, добавила масло в огонь праведного гнева императора.

Час Айрад ругался высоким слогом с Золотым Листом, который был еще тот мастер выворачивать любую ситуацию к своей выгоде. С трудом доказав напыщенному линтэру, что это они нарушили границы, император пообещал властителю полновесную войну со всеми вытекающими последствиями, если линтэры не вернут в скором времени захваченный террианский учебный звездолет с живыми, как неоднократно подчеркивал Айрад, питомцами.

— Также в ваших же интересах вернуть нам земной звездолет, на борту которого были земляне. Не мне вам напоминать заветы Высших. Вы не имеете права даже приближаться к ним, во избежание ужасных трагедий, — холодно вещал император, с ненавистью глядя в лицо линтэра на экране большого монитора.

Зеленые глаза Золотого Листа предупреждающе сощурились.

— А мы и не удерживаем землян! Ваша информация неверна! Мы поборники законов, возлюбленные дети Высших, сами неукоснительно чтим все их законы. Как смеете вы, всего лишь орудие, указывать нам, что делать! — возмущался он.

На лице террианца не дернулся ни один нерв, но в мыслях он медленно расчленял на кусочки эту мразь, что возомнила себя выше него.

— Повторять я не буду. Если не вернете моих питомцев, пеняйте на себя. Мы всегда в полной боевой готовности, мы же всего лишь орудие Высших, — ровным голосом пообещал император и выключил связь.

Гнев клокотал в душе императора, но он контролировал себя. Только медленно расхаживал по кабинету, заложив руки за спину. Мальчики заигрались — это определенно. Задумка старшего сына теперь не казалась такой уж идеальной. Император чувствовал, что требовалось его вмешательство в программу взаимодействия с землянами. Надо самому еще раз все перепроверить. Не верилось, что любимый сын что-то мог упустить из виду, скорее укрыл, а Асамр с ним заодно. Императору нравилось, как мальчики сдружились за последний месяц, но затеянная игра против отца — это уж слишком.

Вызвав в кабинет своего личного секретаря, Айрад стал размышлять, как лучше наказать провинившихся сыновей. Вспомнив, как они ему полтора часа назад отчитывались по военным вылетам, Айрад не мог нарадоваться, как смело и дерзко держался Адаар, честно признавая свою вину. А вот Асамр был скованнее: он не был уверен в себе. И вот за это он и поплатится. Наследник должен всегда быть уверен в своих действиях и помыслах. Усаживаясь в глубокое кресло с высокой спинкой, император был уже спокоен. У воина всегда должна быть холодная голова.

Когда к столу подошел рыжий террианец, у императора уже был составлен план действий по воспитанию Асамра.

— Срочно узнай, где сейчас находится леара моего наследника, — приказал он, вставая с кресла.

Прохаживаясь по своему кабинету, император ждал, когда ему предоставят данные. Заодно рассматривал фотографию эрлы Мелиссы, отображенную на настенном мониторе. Айрад усмехнулся, вспоминая, как выглядела эта скромная и очень застенчивая девушка в тот день, когда он ее в первый и последний раз видел. Она, словно нежный цветок, тянулась к сильному и яркому источнику, которым для нее в тот момент был император. Уже тогда Айрад понимал, что пусть девушка и была родом с Земли, но рождена она была истинной леарой. Только из таких выбирают для себя пару воины — нежных, хрупких, отдающих себя всю во власть своего хозяина. Мелисса была идеальной жертвой для перевоспитания младшего сына.

Раздумья императора потревожил секретарь, который тенью просочился в кабинет и сообщил, что эрла Мелисса в данный момент занимается покупками в торговом центре.

Этот центр Адаар приказал построить в спешном порядке, чтобы земляне могли спокойно приобретать вещи, чувствуя себя как дома, совершенно не догадываясь о производителях некоторых особо экзотических товаров. Все продавцы были исключительно террианцами, таким вот способом старший сын пытался уберечь землян от ненужных встреч с представителями других цивилизаций.

— Вылетаем туда, — приказал Айрад, направляясь к выходу.

Более удачного места для негаданной встречи с леарой наследника было не придумать.

Найти красавицу в бесконечной череде отделов императору помогли члены его звена. Они, словно хищники, кружили вокруг ничего не замечающей девушки, которая с увлечением рассматривала ювелирные украшения, выставленные в стеклянной витрине. Длинные красные волосы были заплетены в террианскую объемную косу. Ярко-малиновое платье подчеркивало волнительные изгибы стройного тела. Мелисса приковывала к себе взгляды своей трогательной и скромной красотой.

Продавец, который уже понял, что прибыли представители императорской семьи, не мог решить, что ему нужно сделать, как правильнее поступить. Вести себя как обычно, или даже близко не подходить к склонившейся над стеклом девушке. А когда он узнал в новом появившемся посетителе императора, то вообще изменился в лице и быстро склонил голову в приветственном поклоне.


Сладкий плен

Я с тобою иду и кажусь себе маленькой, хрупкою.

Как сюда забрела, как позволила на поводок?

Я же раньше безудержной славилась удалью.

Не ответит никто, да теперь и самой невдомёк…

Но, как сладок тот плен и свободы совсем мне не хочется.

И готова я рядом идти, сколько мне повезёт.

Пусть рассвет, что мы вместе открыли, не кончится,

Не наскучит до срока волнующий этот полёт.

(Н. Кривошеина)



Мелисса неожиданно дернулась, словно ее ударило током. Странное напряжение сковало ее. Медленно выпрямившись, она с недоумением заметила, что продавец не поднимает головы, прижав правую руку к груди. Так террианцы приветствуют только высокопоставленных особ. Быстро развернувшись, девушка испуганно охнула: прямо за ее спиной стоял отец Асамра — все такой же божественно прекрасный и блистательный император. Красные глаза с теплом смотрели на нее, от чего сердце Мелиссы забилось быстрее, румянец залил ее щеки.

С трудом справившись с восторгом и трепетом, которые возникали каждый раз при встрече с этим террианцем, Мелисса скромно отвела глаза и попыталась изобразить местный реверанс. Но запутавшись в ногах, чуть не упала. Правда, крепкие руки императора вовремя ее поддержали.

— Ой, ну что вы, мой ссславный цветочек. Зачем же вы так официально сссо мной здороваетесссь? Вы ведь не на аудиенции у меня и не на балу, — сладкой патокой полилась речь императора.

Если при первых звуках его голоса Мелисса еще могла о чем — то думать, то сейчас она просто качалась на волнах безумного счастья. До ее сознания не доходил смысл слов императора, да ей этого и не надо было. Все, о чем мечтала девушка, чтобы эта радость, наполнившая каждую клетку ее тела, не заканчивалась.

Она желала, чтобы руки, которые поддерживали ее сейчас, крепко обняли и уже никогда не отпускали.

— Мелиссса! — неожиданно оглушил ее полный боли крик Асамра.

Девушка резко отстранилась от императора, удивленно заглядывая в его глаза, которые все также с нежностью отвечали ей. Странная тревога ушла на задворки сознания. Мелисса тонула в этом безбрежном ласковом взгляде, забывая то, что всего секунду назад ее беспокоило. Вот только совесть как нельзя вовремя проснулась и напомнила девушке, что перед ней не простой террианец, а сам император! Поэтому нужно вести себя согласно правилам этикета, хотя бы земного, раз она так и не удосужилась изучить террианский.

Взволнованная девушка стала вспоминать, что она вообще помнит о правилах поведения с царскими особами. И ничего, кроме того, что надо вести себя предельно скромно и все время приседать, не смогла выудить из своей памяти. А не с открытым ртом рассматривать это божество, чуть ли не прижимаясь к нему всем телом, желая украсть частичку его тепла.

— Простите, я… — начала было Мелисса, отстраняясь, но не могла найти слов в свое оправдание. Так вульгарно вести себя она не позволяла себе никогда в жизни. — Я не знаю, что на меня нашло… Простите меня за то, что веду себя очень некрасиво и вызывающе, — лепетала девушка, сгорая от стыда.

— Милая моя, ну что вы такое говорите. И что вы такого вульгарного сссделали? Прижалисссь ко мне? Ну, так мы и не посссторонние друг другу. У вассс же принято обниматьссся при вссстрече, я не прав? — успокаивал Мелиссу император, настойчиво притягивая ее к себе.

Девушка чуть не задыхалась от переполняющих ее восторженных эмоций, правда всеми силами пыталась держать себя в руках. Она никак не могла проанализировать странные чувства, которые просыпаются в ней от такой близости императора.

— Я даже читал, что у вашего народа есссть обычай троекратного поцелуя, — продолжал говорить террианец, но девушка его словно и не слышала.

Она пыталась не шевелиться и контролировать свое дыхание, так как внутри у нее все горело от дикого желания не только прижаться к этому горячему, такому близкому, совершенному телу, а крепко обнять руками шею императора. И Мелисса в ужасе поняла, что просто не в состоянии справиться с соблазном. Кончики пальцев закололо, когда девушка представила, как зарывается в волосы цвета бордо, как вдыхает их дурманящий аромат. Как ее ладошки скользят по груди императора, изучая на ощупь темно-синюю ткань пиджака. Щеки и без того горели от стыда, сейчас уже нестерпимо пылали. Если она себе это позволит, что тогда император подумает о ней?

— Я не прав? Это у вассс не принято? — услышала Мелисса конец фразы террианца.

Вскинув голову, девушка удивленно переспросила у мужчины:

— Что не принято, простите?

— Вот это, — бархатистым голосом произнес император и, неожиданно низко склонившись, прикоснулся своими губами к ее губам.

Ощущение, что через ее тело пропустили электрический разряд, заставило Мелиссу вскрикнуть и отскочить подальше от мужчины. Прикрыв рот рукой, девушка широко раскрытыми глазами глядела на императора. Вот сейчас она могла со стопроцентной уверенностью сказать, что все сыновья были похожи на своего отца: самоуверенные и своевольные, напористые до неприличия.

И пусть лицо императора и оставалось бесстрастным, но Мелиссе показалось, что он сейчас улыбался, тепло и нежно, чуть заметно, но улыбался.

— Я сссделал что-то не так? — спросил у нее император.

— Нет, что вы! Просто, вы так неожиданно… — с трудом справившись с голосом, ответила она. — У нас не принято так целоваться.

— Проссстите, а как же тогда? — пожелал докопаться до истины ее собеседник.

Почему-то Мелиссе послышалась ирония в интонациях императора, хотя может только послышалась.

— Мы в щеки целуем, — быстро проговорила в ответ девушка, боясь поднять на террианца глаза.

Щеки горели еще сильнее, хотя казалось, куда уже больше, но нет! У Мелиссы появилось желание приложить что-то холодное к ним, чтобы остудить раскрасневшееся лицо. Император неожиданно подошел к ней вплотную, от чего у Мелиссы сердце пропустило удар. Мысленно одергивая себя, она пыталась утихомирить разбушевавшийся организм.

— Мне очень хочетссся научитьссся этой традиции, вы позволите? — прошептал террианец.

Мелисса не знала, как избежать его прикосновений, от которых просто сходила с ума, поэтому решила взять инициативу в свои руки. Он же сам попросил научить. Глубоко вздохнув и задержав на несколько секунд воздух, Мелисса резко выдохнула, подняла уверенно голову. Решительно приподнялась на носочках и, обхватив лицо императора своими маленькими ладошками, быстро поцеловала его в щеки три раза. Потом так же быстро отстранилась, незаметно обтирая ладони о подол платья. Так как они безудержно чесались, щекотно и немного противно.

* * *

Все же земляне поистине непостижимы для террианцев. После такого предложения любая террианка давно была бы в объятиях Айрада, а вот реакция Мелиссы изумила императора. Смешная и такая трогательная девушка поцеловала его, при этом он чувствовал, как она боится, до ужаса боится, что опять сделает что-то не так.

Первоначальные планы плавно менялись. Теперь Айрад наслаждался своей игрой, она затягивала его. И уже сейчас император простил своего младшего, но его леару пока не готов был отпустить. Поэтому решил продолжить общение с ней в более приватной обстановке. А то продавец уже находился на грани шока, боясь лишний раз вздохнуть.

* * *

— Сссегодня у меня абсссолютно сссвободный день, и я приглашаю вассс сссоссставить мне компанию. Вы рассскажете еще что-нибудь о ваших, очень интересссных традициях. А то вы, эрла Мелиссса, давно уже ссстали жить сссреди насс, а мы ссс вами толком ни разу и не пообщалисссь, — предложил император, и Мелисса поняла, что возможности отказаться у нее нет.

Тяжело вздохнув, девушка придумывала, как правильно следует ответить. Ведь террианец явно намекал, что он обижен на нее. Она должна была нанести визит вежливости, хотя бы один, а может и не один. Но почему Асамр ей никогда об этом не говорил, ведь это его отец! Нехорошие сомнения появились у Мелиссы: неужели Асамр стеснялся ее и поэтому прятал?

— Простите меня, я не знала, что вы заинтересованы в моем обществе, — в смятении ответила ему девушка, понуро опуская голову.

Конечно, по сравнению с террианскими женщинами Мелиссе нечем было гордиться. Красотой она не блистала, родословной тоже, и вообще, в ней не было ничего выдающегося.

— Мой милый цветок, почему вы поникли? Если переживаете по поводу этого незначительного упущения, то могу заверить вассс, что покажу вам сссамые замечательные места во дворце. Я также знаю, что вам понравилссся мой сссад во время вашего первого посещения моего дворца. Я горжусссь сссвоим сссадом. Он у меня большой. Можно не один день нассслаждаться его прекрасссными видами. Я люблю сссидеть в тени рассскидистых крон деревьев и наблюдать за безмятежной гладью небольшого озера. Я уверен, вам так же понравитссся это место, как и мне! — соблазнял ее император, под руку уводя девушку из отдела в сторону выхода из торгового центра.

Чем дольше Мелисса слушала его, тем сильнее ей хотелось увидеть это волшебное место, о котором император с такой любовью рассказывал.

— Да, у вас восхитительный сад! — забыв о стеснительности, девушка с жаром стала делиться своими впечатлениями. — Столько разных цветов! Я никогда в жизни не видела таких прекрасных и ярких. У нас на Земле подобных им нет, уж можете мне поверить! — вдруг Мелисса запнулась, понимая, что опять стала слишком болтлива. Одергивая себя очередной раз, девушка напомнила себе, с кем она разговаривает. Покраснев, попыталась исправить ситуацию. — Простите меня за несдержанность. Просто, цветы — моя слабость. С детства любила помогать бабушке в саду. Я с удовольствием посмотрю на это озеро.

— Тогда я просссто обязан показать его вам. Раз здесссь у вассс больше нет дел, то, давайте, прямо сссейчассс туда и отправимссся! — предложил мужчина, ускоряя шаг.

Мелисса сама не заметила, как оказалась уже в салоне террианского аэромобиля. Император, не умолкая, рассказывал ей, как сам планировал ландшафт сада, с каких планет привозилась рассада, и о забавных случаях, когда растения не уживались друг с другом, борясь за место под солнцем. Девушка с восторгом слушала его, впитывая каждое слово. Даже истинным воинам не чуждо чувство прекрасного. Живой тому пример сидел рядом с Мелиссой.

— Это просто невероятно! — не скрывая своего восхищения, прошептала девушка. — Вы очень хороший человек, ой, простите, террианец, — быстро исправилась она, смущаясь своей оговорки.

Айрад замолчал, ожидая, когда Мелисса объяснит свой вывод. Девушка с удивлением заметила проявление чувств на лице императора, еле заметно уголки губ приподнялись, намекая на улыбку. Девушка поняла, что ругать и одергивать ее никто не собирается, и уже смелее заговорила:

— Простите, все время забываю, что мы разные.

— Всссе мы сссоздания Высссших, и пред ними мы равны, — подбодрил император все время смущающуюся девушку.

— Да, у нас так же говорят, что пред Создателем все равны, — согласилась Мелисса.

— Так почему вы решили сссделать мне такой неожиданный комплимент? — вернулся к интересующему его вопросу террианец.

— Простите? — переспросила Лисса, не понимая, о чем говорил император.

— Вы сказали, что я хороший террианец, — помог ей император.

— А, вы об этом. Понимаете, моя бабушка была уверена, что цветы чувствуют душу того, кто за ними ухаживает. Они растут там, где живут добрые, отзывчивые люди. Так учила она меня. А у вас тут, сами посмотрите — все растет и благоухает. И это целиком и полностью ваша заслуга. Вот поэтому я и сказала, что вы хороший. Надеюсь, я не обидела вас? — забеспокоилась Мелисса, когда заметила, как странно задергался император.

— О, ну что вы! Мне очень приятно! Ссспасссибо. Такого мне никто и никогда не говорил! — мужчина смог ничем не выдать своего веселья, голос его не подвел. — Вот мы и прибыли. Приготовьтесссь к небольшой пешей прогулке.

Легко выйдя из аэромобиля, император сам открыл дверь и галантно предложил руку Мелиссе. Водитель и подоспевшие слуги напряженно замерли, наблюдая за необычным поведением императора.

Мелисса, встав рядом с Айрадом, подозрительно огляделась. Сад кишел террианцами, но никто не смел приблизиться к ним. Все словно ожидали приказа, застыв на местах, готовые сорваться в любую секунду.

— Я точно вам не помешаю. Может, у вас дела? — спросила Мелисса, обеспокоенно вглядываясь в лицо императора.

— Да, у меня есссть одно очень важное дело. И я его в данный момент делаю — веду вассс, прекрассснейшую, к озеру. Пойдемте, — ответил мужчина и, взяв ее опять под руку, повел вглубь сада, даже не оглядываясь на подчиненных.

Все это было так странно и безумно, что Мелисса не выдержала и засомневалась в реальности происходящего. Сомнения стали мучить девушку. Чем она, простая воспитательница, могла привлечь к себе внимание императора? По сути, ничем. Его могло заинтересовать только то, что она живет с его сыном. Может, император выбрал для него другую невесту, а тут она нарисовалась и все планы сбила? Тогда стало бы понятно нежелание Асамра показывать Мелиссу в обществе. Неужели это правда? Ведь никто ей ничего не говорил. Стоп, а ведь незнакомые террианцы не смели с ней даже словом перекинуться. Да и знакомые не горели желанием.

— А вы не подскажите, почему со мной никто не хочет общаться? За эти месяцы лишь несколько террианцев сами ко мне обратились. Обычно мне самой приходится знакомиться и заводить разговор, — задала Лисса давно беспокоящий ее вопрос.

Император долго изучал ее лицо, задумавшись над вопросом. И ответ Мелиссу поразил:

— Кто-то посссмел заговорить ссс вами? Ссстранно. У нас не принято общатьссся ссс чужими леарами. Их обычно берегут, прячут от посссторонних глаз. Будь вы моей леарой, то жили бы в сссвоем личном доме, окруженном прекрасссным сссадом, за которым, подальше от ваших глаз, я бы построил высссокий крепкий забор. И охрану, много охраны. Такой цветок, как вы, требует осссобого, бережного ухода. И лично мне непонятно отношение сссына к вам. Вы сссвободно гуляете одна по городу, работаете.

— Но вы же сами предложили мне эту работу! — воскликнула Мелисса, удивляясь словами императора.

— Да, не ссспорю, ваша работа, конечно, очень ценна. Но… — выдержав паузу, император таким жарким взглядом посмотрел на Мелиссу, что у нее дыхание сбилось, и в груди сердце забилось быстрее. — Вы — леара, и этим всссе сссказано. Он мог мне отказать, и я бы принял его право.

— Да я сама не захотела бы сидеть в четырех стенах, — стала заступаться за любимого Мелисса.

Ей было очень обидно за него. Асамр ведь сначала настаивал, чтобы она бросила работу. Это сама она пошла на принцип, боясь потерять свою свободу.

— Вы, земляне, ссстранные сссущессства. Я как-то читал о ваших взаимоотношениях. Все они поссстроены на противоборстве между личноссстями. Сссильнейший подавляет ссслабого. Иногда даже уничтожает. Эта же сссиссстема действует и при сссоздании более прочных сссоюзов, таких как дружба, сссемья и любовь. Любовь — вот что меня больше всего поразило. Вы живете сссвоими чувствами, боретесссь между сссобой, доказывая кто сссильнее и главнее. Я понимаю, что для мужчин эта линия поведения обычна, но женщины! Почему у вассс даже между мужем и женой идет поссстоянная война? Никогда не задумывалисссь над этим? — спросил император, и даже не слушая ответ Мелиссы, которая пыталась оправдать землян, продолжил: — А я даже работу написссал на эту тему, выдвигая гипотезу, что Высссшие сссоздавали вассс воинами. Так сссказать, неудавшаяссся попытка. Проанализировав первый опыт, они сссоздали уже нассс — террианцев, идеальных во всех отношениях воинов. Но наши женщины не похожи на мужчин, в них нет воинссственносссти. Они рождены, чтобы поддерживать нассс. А у вассс не так.

Замолчав, император неспешно шел по тропинке. Девушка тоже молчала, переваривая информацию. Она никак не могла понять, как такая ересь могла прийти в голову такому умному, даже в чем-то мудрому террианцу. Ведь всем же известно, что все совсем нет так! Любовь прекрасна, и женщины не борются с мужчинами.

— Ваше величество, я все же с вами не соглашусь, — не смогла утерпеть и возразила Мелисса.

— Прошу, не называйте меня так. Я кажусссь сссебе ссстарым и дряхлым. Давайте перейдем на «ты». Мое имя Айрад, и мне будет приятно, есссли вы будете звать меня по имени, — тут же отозвался император.

Мелисса удивилась, ей показалось, что террианец так глубоко ушел в свои мысли, что неприличным было потревожить его, а он, оказывается, только и ждал, когда она заговорит с ним. Мысленно попробовав произнести имя императора, Мелисса почувствовала болезненный укол в сердце. Сбившись с шага, девушка прижала руку к груди, пытаясь справиться с разрастающейся болью. Бережные объятия поддержали ее, теплые пальцы коснулись подбородка.

Император приподнял ее лицо, заглядывая в чуть мутные глаза.

— Всссе прошло, боли нет. Тебе хорошо и приятно. Я рядом, я помогу. Мелиссса, я не оссставлю тебя, мы сссправимссся вмесссте. Ссслышишь меня? Ты веришь мне? — чуть слышно зашептал террианец.

Боль оглушала, сковывала тело Мелиссы. Чем было вызвано это ужасное состояние, девушка не могла понять, хотя и пыталась. Какая-то назойливая мысль не давала ей покоя, но ухватиться за нее у Мелиссы не получалось. Слезы навернулись на глаза, дышать становилось все труднее от сдерживаемых рыданий. Словно льдом покрывалось все изнутри, озноб бил тело. Непонимание происходящего вгоняло в панику и без того запутавшееся сознание девушки. С трудом, сквозь шум в ушах, она стала различать звуки голоса императора. Он звал ее, не давая потеряться в красном тумане, словно луч света, манил к себе, даря чувство успокоения и безопасности. Боль медленно, но верно уходила, сдавая позиции. И прислушиваясь к обворожительному голосу, Мелисса почувствовала знакомое ощущение покачивания на невидимых, но таких приятных волнах. Она растворялась в них, тая от блаженства.

* * *

Ведя беседу с леарой сына, император испытывал забытое чувство удовольствия. Уже с первых секунд общения с девушкой, он с удивлением отметил, как быстро сумел ее поймать в свои сети. Он и не предполагал, что Мелисса ведомая. Однако от первоначального замысла подчинения сознания землянки пришлось сразу отказаться. Слишком хрупки были лепестки у этого бутона. Третья сила может просто разорвать сознание девушки, которая хоть и была леарой, но под жестким контролем подчинения двух воинов-недоучек. Айрад мысленно сокрушался, изучая грубую работу мальчиков. Как Асамр с Алтаром своими привязками сумели не сломать девушку, он не мог понять. Хотя предположения были.

Адаар уверял отца, что нашел для наследника идеально подходящего истара. Айрад хоть и согласился с решением сына, не мог не беспокоиться по поводу того, что истаром наследника стал илтар, ненамного уступающий в силе Асамру. Таких пар раньше не было, но эта связка давала неожиданно высокую результативность в обучении наследника: улучшение контроля над эмоциями, полное управление чувствами, знания усваивались вдвое быстрее. Однако все изменилось после визита сына и его звена на земную станцию.

В последнее время Айрад все чаще стал замечать, что Асамр теряет интерес к делам отца, все больше времени пропадая в интернате. А после небольшого расследования император с прискорбием нашел причину такого поведения сына — земная леара — Мелисса.

И вот результат — срыв боевого вылета. Пусть враг был уничтожен, но потери тоже были слишком высоки. Лучший илтар потока потерян, информация просочилась к линтэрам и возможно к землянам. Что могло привести к еще более разрушительным последствиям.

И все это из-за маленькой красной жемчужинки, которая с неподдельным восхищением глядела сейчас на него! Она сама, того не понимая, соблазняла его своей податливостью и открытостью. Все в Мелиссе кричало о том, что ей требуется защита и покровительство сильного воина. Кто сможет устоять против такого искушения? Кто сможет пройти мимо такой драгоценности, когда она сама же так и просится тебе в руки? Отклик эмоций Мелиссы, который император спровоцировал, по нитям привязки оглушал Айрада, поражая душевной чистотой и светом. Но больше всего императору было приятно осознавать, что он ей действительно безумно понравился!

У террианца и в мыслях не было привязывать Мелиссу к себе как леару. Он только хотел наказать Асамра, чтобы наследник научился быть сильнее эмоций, и не идти у них на поводу. Именно поэтому император хотел отобрать на время любимую игрушку у наследника.

Но чем дольше Айрад общался с Мелиссой, тем больше крепли узы между ними. Он слишком поздно понял, что не стоило садиться к ней так близко. Очень остро террианец чувствовал тепло ее тела, нос дразнил сладковатый цветочный аромат ее духов. Начало пятой фазы, которая наступила еще в салоне аэромобиля, было для императора настоящим шоком. Он и предположить не мог, что его ментальная атака на Мелиссу в торговом центре может спровоцировать такую безумную скорость привязки! Если бы он знал, что этим все закончится, сразу бы отказался от каких-либо планов. Послал бы вместо себя своего секретаря. А теперь ему ничего не оставалось, как удивляться чувствам, которые передавались от землянки к нему.

Наивность и искренняя любовь к миру, которые жили в Мелиссе, пугали террианца. Невозможно, просто непостижимо, что она все еще не растеряла чистоту своей души.

В какой-то момент Айрад поймал себя на мысли, что он с наслаждением греется в теплых лучах ее симпатии к нему. Как бы сильно Мелисса ни смущалась, но она была заинтересована в продолжении их беседы, даже мысленно искала темы, которые могли бы увлечь императора.

Лавина из чужих мыслеобразов, накрывшая сознание Айрада в саду, возвестила о начале шестой фазы. Террианцу стало очень трудно продолжать светскую беседу и усмирять бушующие эмоции. С террианскими леарами на этой фазе было проще, так как мысли их не отличались такой яркостью и разнообразием.

Да и навязчивое чувство голода отвлекало его внимание. Император не сразу смог понять, кто из них двоих голоден. Время ужина еще не пришло, а это значит, что желание принадлежало Мелиссе. Мысленно связавшись с истаром, Айрад приказал накрыть стол в беседке. Построенная на самом озере далеко от берега, эта беседка была любимым местом террианца — маленький островок в вечности!

Приказ истару не занял много времени, но отвлек от Мелиссы, которая что-то спросила у Айрада. Когда он понял, что ее интересует, внутри него подняла голову ревность. Айрад захотел прямо сейчас узнать имена тех наглецов, которые посмели заговорить с Мелиссой. Найти их и наказать, чтобы не смели трогать собственность императора!

Поймав себя на последней мысли, Айрад пораженно замер. То, от чего император пытался уберечь наследника, он сам же сейчас и сделал: потерял контроль!

«Коварные создания эти женщины, особенно земные!» — возмущенно подумал террианец, восстанавливая внутреннее равновесие.

Айрад стал понимать своего сына, леара в лице Мелиссы слишком сильное искушение для террианцев. Асамр, хоть и являлся сильным илтаром, но все равно был еще слишком молод для подобных тяжелых испытаний. Такую соблазнительницу надо прятать за высоким забором в маленьком, созданном для нее мире, чтобы потом наслаждаться ею. Айрад был уверен, что Мелисса не разочарует его и сможет скрасить его жизнь счастливыми моментами их абсолютного единения.

Представляя в своих мечтах эти сцены, император продолжал вести беседу о различиях между земными представительницами слабого пола и террианскими. Так они дошли до нужной тропинки, которая вела к озеру.

Чем ближе они подходили к заветной цели, тем больше император склонялся к мысли, что Асамр еще не готов нести ответственность за леару. Да и привязка между Мелиссой и Айрадом уже практически полностью сформировалась. Осталась последняя, заключительная фаза. Решение было очевидным: только когда Асамр еще немного повзрослеет, наберется опыта, он получит свою награду обратно.

— Ваше величество, я все же с вами не соглашусь, — неожиданно сказала Мелисса, словно отвечая на его последнюю мысль.

Усмехнувшись про себя, император решился идти до конца:

— Прошу, не называйте меня так. Я кажусссь сссебе ссстарым и дряхлым. Давайте перейдем на «ты». Мое имя Айрад, и мне будет приятно, есссли вы будете звать меня по имени.

Мелисса послушно выполнила приказ, правда, не вслух, а про себя произнеся его имя. Но и этого хватило, чтобы запустить процесс. Выдавливать чужую привязку, заменяя своей, было нелегко и достаточно болезненно. На грани сознания Айрад услышал возмущенный возглас Асамра, пробившегося через выставленные отцом блоки.

Довольно усмехнувшись, император похвалил сына за силу, которая явно возросла за последнее время. #286304298 / 08-мар-2015 Но все же до уровня повелителя наследнику было еще далеко. Отмахнувшись от сына, как от назойливой мухи, террианец продолжал сливаться сознанием с Мелиссой. Погружаясь в ее радужный внутренний мир, он перекраивал воспоминания девушки, заставляя забыть Асамра и Алтара. Заглушив боль и тоску, зарождающиеся в душе у Мелиссы, император усилил ее чувство восторга и радости, которые она переживала по отношению к нему. Не рассчитав силы, император дернулся от отдачи дикого восторга землянки, накал эмоций оглушал как террианца, так и Мелиссу.

Поймав обессиленное тело девушки, пребывавшей на вершине счастья, Айрад на руках широким шагом донес ее до беседки, где осторожно опустил Мелиссу на мягкие подушки небольшого диванчика. Только ласковые руки никак не желали отпускать его из своего нежного плена. И Айраду не оставалось ничего другого, как сесть рядом с девушкой. Близость трепетного тела опьяняла террианца. Но император не мог позволить себе такую роскошь, как поддаться искушению и кинуться в бурю страсти с головой.

Чуть отстранившись от девушки, он окинул взглядом стол, накрытый на двоих.

— Разделишь сссо мной ссскромный ужин? — спросил он у Мелиссы.

— Ужин? — вдруг встрепенулась девушка. — Ужин!

И вот тут террианец понял, что с землянами надо держать ухо востро. Что не так он ей сказал, Айрад не понял. Вот только она не на шутку встревожилась и решительно встала с дивана. Император поймал ее за руку в последний момент, когда девушка уже практически вышла из беседки. В голове у нее билась лишь одна сумасшедшая мысль, что она опоздала к ужину.

— Мелиссса, ужин будет у нассс здесссь. Сссядь и уссспокойссся, — ровным голосом приказал Айрад.

Вот только вместо того, чтобы сесть, Мелисса прижалась к его груди и с надрывом зашептала:

— Ужин! Я должна сделать праздничный ужин. Это очень важно. Нельзя без ужина! Я зачем-то должна его сделать сама, понимаете?

— Нет. Праздничный ужин уже здесь, — успокаивающе прошептал Айрад, ласково проводя рукой по нежной линии подбородка.

Удивленно вглядываясь в лицо мужчины, девушка нерешительно улыбнулась.

— Тебе некуда ссспешить, мой нежный цветочек. Присссядь, и мы ссс тобой отужинаем вмесссте, — манил император девушку, усаживая ее за стол.

Странная реакция землянки сильно беспокоила Айрада, такого никогда с ним не было. Все посторонние привязки он убрал, заменяя своими. Так почему девушка продолжала тянуться к Асамру, даже не помня его?

Император, изучая приступившую к еде красноволосую красавицу, задумался, где искать ответ. Эта ненормальная ситуация его сильно беспокоила. Необычно сильное чувство голода все не проходило. Айрад даже сам не заметил, что копировал движения Мелиссы. Брал сладкий ломтик сочного фрукта, макал в соленый соус и с большим аппетитом ел, с удовольствием облизывая пальцы.

— Какой необычный вкуссс, — с наслаждением пробормотал террианец, — никогда бы не подумал!

Мелисса радостно закивала головой, соглашаясь с террианцем. Он не удержался, взяв еще один кусочек фрукта, макнул в соус и протянул его леаре, желая, чтобы она съела его прямо так, из рук Айрада, а потом облизала его пальцы. Он даже представить себе эту картину полностью не успел, как девушка исполнила его желание, очень медленно облизывая горячим языком соус. При виде ее маленького розового язычка, дыхание у Айрада сбилось, и он почувствовал проснувшееся желание.

— Вкусно, — весело сказала ни о чем не догадывающаяся Мелисса.

— Очень, — отозвался император, ощущая вкус фрукта на языке. — Еще?

Девушка кивнула головой, подарив радостную улыбку, от которой кровь в венах террианца стала разгораться. Руки у императора немного дрожали от еле сдерживаемого напряжения. Как только кусок исчез во рту девушки, нежный язычок невинно-соблазнительно лизнул испачканный палец террианца. Громко выдохнув, Айрад попытался совладать с взыгравшими гормонами. Это было какое-то наваждение. Император не мог отвести взгляд от девичьих розовых губ.

— Я хочу вас поцеловать, — неожиданно выдала красавица.

— Я тоже, — не сумев солгать, отозвался Айрад. — Но это будет невежливо по отношению к тебе.

Мелисса удивленно моргнула. Непонимание землянки Айрад очень ярко чувствовал и сам уже засомневался в своем решении.

— А почему? — чуть обиженно спросила у него девушка.

— Так, как я хочу тебя поцеловать, ты сказала, у вас не принято. Хотя я видел, как это часссто делают земляне, — обвинил ее террианец.

Мысли Мелиссы Айрад читал, как открытую книгу. Она прислушивалась к себе, словно спрашивая, можно ей поцеловаться с террианцем, как он хочет, или нет. Устав ждать ее согласия, император слегка подтолкнул девушку к принятию положительного решения. Но то ли он опять что-то сделал не так, то ли не за теми подсматривал, но… Столь яростного нападения со стороны Мелиссы он не ожидал.

Смахнув неосторожным движением со стола бокал, девушка стремительно прижалась к нему. Руки Мелиссы крепко обняли шею Айрада. Подтянувшись, девушка плавным движением очутилась у него на коленях. Нежные губы прижались к его губам, и проворный язычок неожиданно ворвался в чуть приоткрытый рот. Сладострастный стон сорвался с губ Мелиссы, когда Айрад, откинув прочь сомнения, обхватил голову девушки руками, углубляя поцелуй. Буря эмоций захватила их полностью с головой, унося с собой здравый смысл. Оторвавшись от сладких губ Мелиссы, Айрад расстегнул застежку платья на спине и медленно стянул один рукав, покрывая поцелуями оголенное плечо, затем повторил со второй, так же не пропуская ни один сантиметр бархатистой кожи. Когда лиф платья был полностью стянут вниз, Айрад увидел красивую девичью грудью, прикрытую красным ажурным кружевом.

— Сними, — осипшим голосом приказал император, боясь, что просто сломает эту красоту. Мелисса послушно расстегнула застежку на спине и, не глядя, откинула бюстгальтер в сторону.

— Они прекрасны, словно не раскрывшиеся бутоны, — с восторгом прошептал террианец, осторожно обхватывая груди ладонями.

Когда Айрад губами прикоснулся к затвердевшим соскам, Мелисса дернулась, выгибаясь навстречу. Руками она зарылась в его волосы, в нетерпении прижимая голову террианца к себе.

Айрад и сам уже не мог сдерживаться. Он пересадил Мелиссу на стол, сам резко встал. Освободившись от мешающей одежды, император притянул к себе изнывающую от желания девушку. Глубоко вздохнув, Айрад проник в сознание Мелиссы, желая полностью слиться с ней в единстве. Страстно поцеловав девушку, он с наслаждением пробрался под подол, поднимая его на колени. Стройные ножки, призывно раздвинулись, моля раскрыть тайну, скрывающуюся под красных шелком.

Император сначала еще боролся с яркими эмоциями Мелиссы, бившими по его напряженным нервам. Террианец открыл для себя новый мир бушующего хаоса из восторга, страсти и томления. Девушка подгоняла, сгорая от нетерпения, выгибалась навстречу в его руках. Цеплялась за плечи, заставляя прижаться к ней. Сладкие картинки, всплывающие в голове землянки, подсказывали, чего от него ждет красавица. Яростных глубоких движений приносящих удовлетворение и искры счастья. Она хотела, чтобы он вознес ее на вершину наслаждения. Она хотела, она требовала, она подгоняла, чуть ли не приказывала ему! Императором террианцев пыталась руководить землянка!

На голову Айрада словно ледяную воду вылили, отрезвляя от чужих эмоций.

Еле стоя на ногах, мужчина прижимал к себе перевозбужденную девушку, по щекам которой лились слезы. Внушив ей, что все о чем она так мечтала, Мелисса получила, император переживал очередной ослепляющий эмоциональный всплеск, при этом не теряя контроля. Ожидая, когда леара успокоится, император привел одежду в порядок, как на себе, так и на девушке. Легко поднял ее на руки и осторожно перенес Мелиссу на диван. Удобнее устраиваясь, он не хотел выпускать ее из рук. Ошеломляющий миг блаженства, который он подарил леаре, приятно грел душу террианца.

— Я сегодня же тебя спрячу. Ты оказалась очень опасным цветочком, Мелисса, — прошептал на террианском языке Айрад, нежно гладя девушку по шелковистым волосам.

— Что? — не поняла его Мелисса.

— Спи, моя леара. Спи, — приказал император, усыпляя девушку.

А в голове у него билась одна только мысль, что Адаар укрыл от него весьма важную информацию. Причина виделась только в одном: сын запутался в своей же собственной паутине. Его срочно надо спасать, пока не стало слишком поздно.


Долг дружбы

Спасибо, друг, что ты со мною рядом…

Что в трудную минуту поддержал.

И не спросил — зачем мне это надо,

А руку протянул и рядом встал.

Ты верность дружбе доказал не словом,

А молчаливо встал плечом к плечу.

Запела тишина соборным звоном,

Когда ты зажигал свою свечу.

(Н. Астахова)


Сегодня потолок не радовал глаз разнообразием цвета. Он все так же оставался белым, хотя мог бы быть и желтым, и красным. Мила научилась переключать цвета на пульте управления комнатой. Телевизор, так же как и потолок, ничего интересного не показывал.

В интернет-магазине уже ничего покупать не хотелось, да и в шкаф уже больше ничего не влезало.

Мила взвыла от скуки и в бессильной ярости ударила кулаками по кровати.

— Аром, мне скучно! — крикнула в пустоту рыжая, зная, что любимый ее услышит и на краю света.

— Милочка, ну придумай сссебе занятие — повяжи, например, — пришел мысленный ответ.

— Вот вернешься, я тебя и повяжу, чтобы не сбегал, пока я сплю! — пригрозила ему девушка.

В груди у нее неожиданно стало тепло и радостно, хотя совсем недавно было тоскливо.

— Опять балуешься? — недовольно буркнула Мила. — Перестань. Я же сказала, что не люблю, когда ты своими «флюидами» на меня действуешь!

— Не флюидами, а эмоциями, — тут же поправил ее Аром менторским тоном.

— Ну, ты и зануда, — совсем обиделась на него рыжая.

Мила отгородилась от Арома непроницаемым блоком — это первое, что она научилась делать, так как постоянное присутствие у себя в голове мужчины, хоть и любимого, да еще и террианца, выводило девушку из равновесия. Это, конечно же, заканчивалось очередным срывом, потом ссорой, ну и, как же без этого, примирением — страстным и жарким.

Желание пообщаться с живой душой все больше росло и крепло у Милы. Только Аром предупредил, что ей, для ее же безопасности, ни в коем случае нельзя покидать резиденцию семьи.

— Если скучно и душа требует общения, то надо идти и общаться! — подбодрила себя рыжая, вставая с кровати.

Куда она направлялась, сама не знала, главное найти хоть кого-нибудь в этом царстве молчаливых рыб. Прислуга, лишь заметив приближающуюся к ним землянку, пряталась по углам, притворяясь предметом мебели, чем немало злили Милу.

Зайдя в гостиную, девушка с радостью нашла собеседника. Вот кто никогда ей не отказывал!

Мать Арома сидела возле окна и прилежно вышивала очередной платок. Заметив Милу, Радира отложила шитье, села ровно, ожидая, когда девушка к ней подойдет.

— Доброе утро, эрла Радира. Можно с вами выпить чаю? — сразу перешла к делу рыжая.

— Конечно, эрла Мила, присссаживайссся и раздели сссо мной ссстоль изумительный напиток, — церемонно отозвалась террианка.

Радира позвонила в колокольчик, который так нравился Миле. Пусть он и был пережитком прошлого, но звенел так громко, что никто из прислуги не смел лгать, будто не слышал его. Мила коварно улыбнулась, вспоминая, как не раз баловалась звонком в отсутствии пожилой террианки. И как пугались прибегавшие на зов слуги, понимая, что это не хозяйка дома, а землянка.

— Аром опять сбежал с утра пораньше. Даже не разбудил, — пожаловалась рыжая на любимого. — Бросил меня одну.

— Воин должен заботитьссся о нуждах Дома и звена. А леара должна сссмиренно ждать сссвоего воина, — нравоучительно изрекла террианка, не понимая, чем девушка недовольна.

— Но мне скучно, — печально выдохнула Мила. — Четыре стены и потолок. Я так от этого уже устала.

— Могу заверить тебя, эрла Мила, что у этого Дома много ссстен, и всссе различны, как и потолки. Но есссли тебе так сссильно хочетссся, я думаю, Аром не будет против, есссли ты посссетишь сссегодня сссад.

— Я этот сад вдоль и поперек изучила. В нем нет ничего, на чем стоило бы остановить внимание.

— Измени его сссама, — терпеливо наставляла Радира леару сына. — Посссади цветок или целую клумбу.

Задумавшись над предложением женщины, Мила возликовала. Боясь выдать свою радость, девушка придала своему лицу самое невинное выражение, на которое только была способна и повернулась к террианке.

— Эрла Радира, а вы поможете мне? Я подберу цветы для клумбы, и надо будет съездить их купить. Вы же составите мне компанию? — с большим энтузиазмом, подавшись вперед, спросила рыжая.

— Мудрое решение, моя дорогая эрла Мила. Я сссоссставлю тебе компанию и даже покажу, как правильно приказывать сссадовникам.

Подарив террианке самую милую улыбку, рыжая мысленно поздравляла себя с первой победой. Еще чуть-чуть и она сможет добраться до Мелиссы в обход запрета Арома.

— Вот прямо сейчас этим и займусь. А вы готовьтесь, думаю, через пятнадцать минут я буду готова к поездке, — приказала женщине Мила, решительно направляясь к лестнице.

— К чему такая ссспешка? — возмутилась Радира, отложив вышивку. — Мне платье нужно переодеть, это займет минут двадцать, потом прическу поменять. Так что только через чассс мы сссможем выехать.

Встав следом за Милой, террианка подошла к ней. Подхватив рыжую под руку, Радира начала неспешно подниматься по ступенькам вверх, открывая Миле маленький секрет обольщения:

— Леара не должна ссспешить, иначе риссскуешь уссспеть. Это не принято. Воссспитанная леара всссегда ссслегка опаздывает, что дает воину повод немного поволноватьссся. Ты всссегда должна удерживать внимание воина, чтобы ему было интересссно ссс тобой. Запомни мои ссслова! Отец Арома за всссе годы, прожитые вмесссте, никогда даже не думал о второй леаре, так как ему хватало меня одной!

Рыжая пораженно слушала мудрую женщину. Вот от кого, от кого, а от Радиры такого коварства Мила не ожидала. Задумавшись, она вполуха слушала воспоминания из жизни террианки, решив для себя, что обязательно надо взять на вооружение опыт старшего поколения.

Мила не заметила, как проводила мать Арома до ее комнаты. Женщина величественно вошла внутрь, а рыжая вернулась к своей двери. Перед девушкой стоял сложный выбор: какое платье выбрать для прогулки?

Сложность состояла в том, что выбор был слишком велик, а повод не так значителен. Платье точно должно быть удобным и практичным. Выделяться среди террианцев Миле было нельзя, поэтому подол платья должен быть ниже колена.

Мила грустно вздохнула, не желая прятать свои соблазнительные стройные ножки. Печально рассматривая свое отражение в зеркале, девушка погладила высокую грудь.

— Ну, раз ноги прячем, значит, гордо показываем то, что можно, — хищно улыбнувшись, девушка послала себе воздушный поцелуй.

В предвкушении прогулки настроение у Милы плавно поднималось вверх.

С энтузиазмом открыв шкаф, рыжая решительно стала снимать вешалки и прикладывать к себе платья, придирчиво рассматривая себя в зеркале. Через несколько минут на кровати образовалась приличная куча из забракованных вещей, а выбор все еще не был сделан. Сняв с вешалки очередное платье, девушка устало приложила его к себе. Насыщенно синий цвет подола красиво переливался под падающими на него лучами света. Ярко-желтый лиф платья был скроен ассиметрично на левый бок и украшен широким воланом. Вся прелесть выбранного фасона заключалась в соблазнительно оголенном плече. Дополнял образ длинный черный атласный пояс.

Довольно усмехнувшись, Мила проворно переоделась. Подойдя вновь к зеркалу, рыжая кокетливо повела открытым плечом.

— Отлично, — прошептала девушка и задумалась, как убрать волосы.

Порывшись в шкатулке, Мила выудила несколько шпилек и, ловко сплетая из локонов жгуты, заколола их в высокую прическу. Украшения решила надеть не очень броские: тонкое колье и длинные серьги, усыпанные ярко-синими местными драгоценными камнями — андирами.

Подойдя к шкафу, Мила выдвинула нижнюю полку и стала задумчиво выбирать обувь. Синих туфелек было две пары. Вот только рыжая хотела надеть те, что на высоком каблуке, хотя здравый смысл уверял, что нужно брать на низком. Нервно закусив губу, она мучительно закатила глаза к потолку.

— Ну ладно, уговорили, — сдалась девушка и взяла туфли на низком каблуке.

Когда готовая к прогулке Мила спустилась вниз, то застала в гостиной ожидающую ее Радиру.

— Молодец, эрла Мила. Вы делаете уссспехи. Только вот на плечи ссстоит накинуть шаль, — оценив землянку, сказала террианка и, не дав возразить Миле, громко позвонила в колокольчик.

В гостиную тут же вошла служанка, Радира на террианском языке отдала той приказ. Женщина, низко поклонившись, ушла, оставив леар одних.

— Я составила список, думаю, в городе все найдем. Давно мечтала научиться сажать цветы, — решила нарушить неловкую паузу рыжая, заодно издалека начав готовить террианку к неожиданному повороту событий, который она задумала для них.

— Похвальное ссстремление. Ведь есссли правильно сссоссставить букет, то можно очень многого добитьссся от сссвоего воина. Главное знать, какой аромат больше всссего возбуждает его, — изрекла очередную мудрость террианка.

Мила порывисто взяла в свои руки холодную ладонь женщины и доверительно спросила:

— Вы же раскроете мне ваши тайные знания?

— Конечно, эрла Мила. Конечно, — похлопав по их скрепленным рукам свободной рукой, Радира высвободила свою ладонь из цепких пальцев землянки.

В этот момент к ним присоединилась служанка. Протянув сложенную шаль Радире, женщина поклонилась и отошла в сторону. А мать Арома, развернув красивую вещь, отточенным движением накинула ее на плечи девушке.

— Вот так, ты выглядишь как нассстоящая террианка, — довольная внешним видом землянки сделала ей комплимент Радира.

— Спасибо, но мне и так хорошо было, — недовольно ответила рыжая. — Можем идти?

— Конечно, — невозмутимо ответила террианка и направилась к выходу.

Мила решила от нее не отставать, а шаль может и вправду пригодится. Хотя без нее девушка себе больше нравилась.

Эксклюзивный аэромобиль бизнес-класса поджидал их у самого входа. Спускаясь вниз по лестнице, рыжая пыталась подражать террианке. Та шла плавно, с гордо поднятой головой, снисходительно одаривая прислугу холодным взглядом. Она была само олицетворение леары главы Дома.

Презирать людей, находящихся ниже по социальному положению, у девушки не получалось, но походка от бедра и плавность движений удались на славу, как впрочем и всегда. Сев на кожаное сидение аэромобиля, девушка удовлетворенно улыбнулась. Скоро, очень скоро она сможет почувствовать вкус свободы! Глядя на мелькающий за окном пейзаж, она радовалась началу маленького, но очень увлекательного путешествия.

* * *

Устремив напряженный взгляд в экран монитора, Гейл раз за разом читал свое сообщение к дочери. Как в три предложения уложить все то, что так хотелось сказать? Как передать сухими словами то, что чувствуешь сердцем. Как выпросить прощение у единственного родного и любимого человека? Как вымолить еще один шанс?

Закрыв глаза, мужчина откинулся на спинку кресла. Напряжение не отпускало. Он очень нервничал, вознося молитву Создателю, чтобы дочь хотя бы прочла. О большем он и не смел мечтать. Текст был написан поверх видео, которое должно открыть глаза дочери на ее покровителя.

Еще раз прочитав сообщение и поняв, что добавлять ничего не стоит, Гейл вытянул руку и, секунду посомневавшись, все же нажал кнопку «отправить». Система оповестила, что процесс запущен.

Седовласый устало потер переносицу, теперь осталось лишь дождаться вердикта дочери. Или же она простит и вернется, или же Гейл потеряет дочь навсегда.

* * *

Ситуация, в которой оказалась Ксю, была слишком нереальной. Террианец, которого так ненавидела Ника, сидел напротив нее, явно нервничая. Пусть лицо не выдавало его внутренних переживаний, но Ксю чувствовала, что он с трудом сдерживается, чтобы спокойно сидеть на одном месте. От него шли волны раздражения, заставляя девушку саму дергаться, с опаской поглядывая на Ари исподтишка.

В кабинете звездолета стояла напряженная тишина, нарушаемая гулом двигателей. Время, казалось, остановилось, давя на психику.

Пальцы у Ксю слегка вздрагивали и, чтобы чем-то занять руки, она стала теребить подарок Ники, который приятно согревал пальцы, чуть пощипывая.

Занятая своими переживаниями, девушка все чаще задавала себе вопрос: «Куда и зачем она летит?» Почему она так быстро согласилась куда-то лететь с врагом подруги? И почему Ари прилетел за ней, именно за ней?!

— Что это за дрянь у тебя? — неожиданно раздался гневный окрик террианца.

И, не успев среагировать, Ксю испуганно вскрикнула, когда Ари молниеносным движением сдернул кулон с ее шеи. Кожу болезненно саднило от режущей цепочки. Пытаясь вернуть украшение себе, Ксю дернулась к террианцу, но ремни крепко удерживали ее на месте.

— Отдай, — потребовала девушка, умоляюще глядя на террианца.

Ари с нескрываемым презрением рассматривал светящийся кулон.

— Ты хоть знаешь, какую опасссную вещь носссишь у сссебя на шее? Кто же тебе подкинул такой подарок, кому это ты так насссолила, что тебя решили таким изысссканным ссспосссобом уничтожить? — растягивая слова, произнес террианец.

— Что? — удивилась Ксю.

Она неверяще глядела на то, как, брезгливо вытянув руку, террианец направился к стене и, нажав кнопку, положил в выдвинувшийся ящик подарок Ники. И как только ящик закрылся, брюнет подошел к иллюминатору, через минуту удовлетворенно хмыкнул и демонстративно отряхнул руки.

— Ну, вот и всссе, — изрек Ари и сел на свое место.

— Что все? — не поняла девушка.

— Всссе! Нет больше дряни линтэровссской, — пояснил террианец, показывая глазами в иллюминатор.

Посмотрев туда, куда указывал Ари, девушка, наконец, поняла, что он выбросил кулон в открытый космос.

— Что? Ты что?! Это же подарок Ники! Как ты посмел?! — вскричала она, задергавшись в безуспешных попытках отстегнуть ремни.

Но у Ксю ничего не получалось, и она разревелась в бессильной ярости. Террианец молча следил за бушующей девушкой, никак не реагируя на ее выпады.

— Зачем ты выкинул подарок Ники? Зачем? — уже неоднократно вопрошала она у Ари, но тот лишь молчал, чем делал еще больнее девушке.

Слезы безостановочно текли по лицу, и Ксю даже не пыталась их стереть. В груди у нее все заледенело, словно она потеряла не кулон, а огонь, согревающий ее изнутри. Чувство одиночества разрывало душу на части так, что хотелось выть от боли и тоски. Горе с головой накрыло бедную девушку. Она сжалась в кресле, тихо всхлипывая, ненавидя всем сердцем наглого террианца. Как Ника была права в отношении него! Как же была права!

Сколько времени прошло с начала истерики, Ксю не знала, но неожиданно Ари заговорил. От звука его голоса девушка вздрогнула, испуганно вскинув голову.

— Это не просссто кулон, Ксссю. Это сссвадебный подарок. Откуда Ника его доссстала, ты знаешь?

— Нет, — тихо прошептала девушка.

Террианец взъерошил рукой смоляные волосы, тяжело вздыхая.

— Всссе-то у твоей подруги не как у всссех. Это же редкий металл, его так просссто не купить, и к тому же активный. Ты сссейчассс на сссебе почувссствовала разрыв помолвки! Жениха твоего тоже сссейчассс так же ломает.

— К-к-какого жениха? — заикаясь, спросила Ксю.

Она уже совсем не понимала, о чем говорит Ари-Ари.

— Откуда я знаю! Линтэр какой-то! S! — бросил ей террианец, устало откидываясь на спинку кресла.

— Кто такой линтэр? Это фамилия такая? — пыталась узнать у него подробности девушка, хотя на самом деле, боясь услышать что-то ужасное.

— Линтэры — это рассса такая. Ужасссно противная рассса предателей, — с большим удовольствием поделился знанием Ари, неотрывно глядя Ксю в глаза, словно пытался заглянуть ей в душу.

А ей и так было слишком страшно и без этих взглядов.

— Почему ты говоришь, что этот кулон смертельно опасен? — прошептала Ксю, боясь произнести это громко.

Ари задумался, прежде чем начать свой рассказ:

— Была у меня сссессстра. Она как-то купила такой вот кулон. Никто не знал, что это и к чему приведет ее эта покупка, — Ари чуть помедлил, словно все заново переживая.

Он поднял на Ксю взгляд, в котором ей почудилась боль, и продолжил:

— Она сссначала жаловаласссь на кошмары, которые ее прессследовали каждую ночь. Но никто не приссслушалссся к ее сссловам, а потом она ссстала увядать. Из нее сссловно каждую ночь выжимали все сссоки. Она превращалась в тень. От былой красссоты и ссследа не осссталось. Но это было ничто, по сссравнению ссс ее бредовой идей о том, что она ссстановитссся линтэром. Этого уже никто не мог вынести. Ее отправили в лечебный корпуссс, а через месяц пришло извессстие, что она умерла. Умирала сссессстра в ссстрашных муках. Отец долго не мог понять причину такой ужасссной сссмерти. Начав рассследование, он узнал, что во всссем был виноват кулон. Он опасссен. Только линтэр может его носссить без вреда для здоровья. И для них это не просссто украшение. Он сссвязывает между сссобой сссупружессскую пару. К сссожалению, это всссе, что удалосссь узнать отцу. Но это не осссновная функция кулона. Иссстинное предназначение осссталось неясссным. Поэтому я и выбросссил его. Тебе же уже ссстали сссниться кошмары, Ксссю?

Девушка дернулась от того, как Ари произнес ее имя: очень нежно и волнительно.

— Да, — Ксю кивнула головой, борясь с оцепенением, которое ее охватило.

— И что же тебе ссснится? Рассскажи, — попросил Ари.

Что-то было такое в голосе или во взгляде террианца, отчего девушка не могла не выполнить его просьбу. Ей казалось, что если она откажет ему, то сильно обидит своим недоверием. И сама того не замечая, Ксю рассказала брюнету все о кошмарах, которые приходили с наступлением сумерек.

Террианец внимательно слушал девушку, не прерывая. Когда рассказ подошел к концу, Ксю казалось, что из нее словно выпустили воздух. Наконец-то она смогла хоть кому-то описать все свои страхи. И сейчас девушка с облегчением выдохнула.

— Узоры? — переспросил брюнет.

— Да, — ответила девушка, с замиранием сердца следя за ним.

— Интересссно, — задумчиво протянул он. — Первый раз ссслышу.

Ксю расстроенно выдохнула. Она так надеялась, что Ари поможет ей. Но оказалось, все надежды были напрасны: помощи от него она не дождется.

— А куда мы летим? — решила сменить тему девушка.

Ари странно дернулся, подозрительно сощурив глаза. Черты лица террианца заострились, делая его хищным и властным. Ксю инстинктивно попыталась отодвинуться от юноши, вжимаясь в спинку кресла.

Минуты тягостно тянулись, а террианец сидел, все также прожигая собеседницу гневным взглядом.

Нервы у девушки не выдержали, и она вскрикнула:

— Что? Что ты так на меня смотришь?

От пронзительного голоса девушки террианец удивленно отшатнулся.

— Ты чего кричишь? — грозно осадил ее Ари.

— А чего ты смотришь так и не мигаешь? Знаешь, как страшно! — оправдывалась Ксю, всхлипывая.

— Я задумалссся, — объяснил ей брюнет, досадливо взъерошивая волосы рукой. — Летим мы за Никой, а вот куда — неизвессстно. Но не переживай, прилетим, узнаем.

* * *

Хотя на самом деле Ариф не был уверен, что сам без чужой помощи справится с этой ситуацией. Как назло он не мог дотянуться до наставников и попросить о помощи так, чтобы этого не заметил линтэр. И надежды, что тот отпустит их с миром, не было.

Соображая о том, как же обмануть врага, Ариф все больше задумывался над тем, зачем он везет с собой девчонку, что сидела напротив. Кулон был активным, и линтэр просил одну единственную. Все говорило о том, что Ксю — леара линтэра, или как они там у них называются. И что немаловажно, враг согласен на обмен.

— Стоп машинам, — резко отдал мысленный приказ звену Ариф.

Играть по правилам, которые продиктованы линтэром, смертельно опасно. Значит, надо установить свои. Только что же делать?

Неожиданно террианец ощутил эмоции землянки. Она была сильно напугана, страх липкими щупальцами расползался от нее по кабине звездолета. Вот оно! Оружие против линтэра. Ариф понял, что надо сделать, а именно надо напугать Ксю до такой степени, чтобы паника накрыла ее с головой. Ведь Никин страх заставил линтэров отступить на учебном вылете. Именно он подстегнул самого Арифа, который помчался сломя голову к ней на выручку. Какое сладкое слово — страх!

Надо лишь решиться пропустить через себя чужие эмоции. Это так жутко больно и ужасно неприятно, что можно потерять контроль. Но Ника должна засиять! Адаару не удастся погасить эту звездочку, Ариф не допустит подобного никогда. Только он сам решит, когда она погаснет.

— Я забыл тебе расссказать, — приступил к реализации своего плана террианец, обращаясь к Ксении, — что Нику захватили линтэры — наши ссс вами враги. Очень жессстокая рассса. Нет никого более жессстокого и бессспринципного, чем они. Зачем им понадобиласссь ты, не знаю и знать не хочу. Но и так понятно, что для их извращенных экссспериментов. Они часссто похищают людей с вашей планеты. Так они поссступали на протяжении многих веков. И только наше вмешательссство оссстановило их. Ты, наверное, не выживешь, но мне Ника дороже. Так что не обесссудь. Я ссс легкоссстью и без зазрения сссовесссти обменяю тебя на нее. Есссли вдруг вссстретишься при обмене с Никой, сссмело прощайссся ссс ней навсссегда. Да и мы больше ссс тобой не вссстретимссся никогда.

Землянка клюнула на его уловку, щедро делясь своими чувствами. Паника волнами набрасывалась на террианца, пытаясь смыть его контроль. Ариф держался, сжав зубы. Он не имел права дать слабину.

«Да и что это за эмоции, — подбадривал мысленно себя юноша, — вот линтэр сейчас поймет, что такое эмоции!»

Потянувшись по привязке к Нике, Ариф почувствовал, что девочка мирно спит. И как бы ни хотелось ему тревожить ее сон, но дело того требовало. Открыв канал, террианец всю бурю эмоций опрокинул на ничего не подозревающую Нику.

* * *

Девочка не приходила в себя уже больше двух часов. Капитан проверил у нее пульс и уверял, что она просто уснула. Том все еще был под впечатлением того, что увидел на видеосъемке. Перед глазами каждый раз вставала картина кровавой бойни. И вот сейчас эта машина смерти спокойно спала, пристегнутая не очень надежными ремнями к креслу.

Что бы ни говорил капитан, Том ей не доверял, было что-то ужасающее в этой с виду беззащитной девчушке. Да и нож, что сейчас лежал возле капитана, не внушал доверия. Он был террианский, а значит, это не просто оружие, а запрограммированное.

— Давайте нож в сейф уберем, — нервно предложил Том капитану.

Тот устало вздохнул и оторвался от чтения какой-то инструкции.

— Том, перестань. Девочка не опасна. И если тебе так хочется, то, пожалуйста, убирай, только голыми руками его не бери. Вон манипулятор лежит. А то порежешься и будешь девочку обвинять во всем.

Том осторожно подошел с манипулятором к ножу и аккуратно его взял в захват. Потом медленно понес к сейфу, который предусмотрительно был уже открыт капитаном. Отжав манипулятор, мужчины проследили, как нож упал на дно сейфа с очень громким противным звуком.

Последовавший внезапно визг заставил мужчин резко присесть. Капитан выхватил бластер, направив его на беснующуюся девочку. Та, увидев, что в нее целятся, совсем обезумела, и нож, словно отвечая на зов девочки, сорвался с места, полетев к ней, на ходу нанеся глубокий порез по руке Тома.

Боль и страх накрыли мужчину с головой, и он, упав на пол, громко завыл. Капитан пораженно смотрел, как девочка точными движениями срезала ремни безопасности и затем, агрессивно размахивая ножом, сжалась в углу, крича, что всех убьет, если к ней кто-нибудь приблизится. Помощник на полу вторил ей, требуя прикончить этого монстра, пока она их не убила.

— Хватит! — не выдержал капитан и дернулся, удивленно глядя на нож, который впился ему в бедро.

Вдруг звездолет тряхнуло, и земляне, не удержавшись на ногах, повалились на пол. Аварийный свет мигнул и погас. Том стал кричать еще громче, умоляя девочку не убивать их. Капитан, потирая голову, пришел в себя. Он попытался вытащить нож из бедра, но только поранился еще больше. В пальцы впилось что-то острое, и мужчина, не выдержав, вскрикнул.

— Заткнитесь, заткнитесь все! — кричала девочка где-то во тьме.

От этого у помощника еще больше снесло крышу. Ему казалось, что монстр уже совсем рядом.

— Сука, я прирежу тебя. Только подойди, и ты — труп! Я на мелкие кусочки медленно буду резать тебя! — орал он, лягая невидимого врага.

Звездолет еще раз основательно встряхнуло, и людей придавило к полу, а потом к стене. Тома приложило об ножку кресла, от боли все заискрилось в глазах. Он мучительно застонал, переставая кричать. Через несколько тяжелых минут перегрузки звездолет остановился, и настал черед невесомости. Том стукнулся головой о сиденье. Выругавшись, он схватился за треклятое кресло, впихивая себя в него. С большим трудом все же смог застегнуть ремни и потянулся к пульту. Запустить звездолет не составило труда. Включение гравитации сопровождалось звуками падения всего, что летало до этого. Только Том не обратил на это внимания, он с раскрытым от удивления ртом глядел на панорамный вид включенных мониторов.

Россыпь звезд закрывал собой гигантский неизвестный корабль. Навигационная система пищала, что они находятся в неизвестном квадрате, и настаивала на загрузке обновления карт. Спутники были вне зоны доступа, и вообще компьютер требовал проложить курс следования. Когда к горлу Тома внезапно прикоснулось лезвие ножа, сердце мужчины пропустило удар. Девочка прошептала ему на ухо:

— Я не знаю, чей ты раб, но требую немедленно доставить меня на Землю, иначе я перережу тебе горло. Ты меня понял?

— Д-д-да, только видишь звездолет? Это они нас захватили. И ты слышишь, что даже компьютер не знает, где мы находимся. Я тоже хочу вернуться домой, но не знаю куда лететь, — быстро зачастил Том, с опасением чувствуя, как дрожит рука, сжимающая нож.

— Ты не врешь? — нервно взвизгнула девочка.

Том замотал головой, забываясь, и зашипел, когда лезвие поцарапало кожу.

— Отвези меня домой! Я требую, чтобы ты отвез меня домой! — дрожащим голосом повторяла девушка.

Мужчина понял, что у нее нервный срыв, и что надо соглашаться, чтобы хоть как-то расслабить ее.

— Я тоже хочу попасть на Землю. Капитан, наверное, лучше знает, где мы.

— Капитан? — переспросила девочка, оглядываясь назад.

Этого Том и ждал: быстро отстегнув ремни, он оттолкнул от себя чужую руку, сделав захват, повалил убийцу на пол, выкручивая ей руки за спину.

— Ну что, попалась? — радовался помощник. — Думала убить меня. А я не так прост, как видишь. И теперь я убью тебя!

Выхватив бластер, прикрепленный под креслом пилота, он приставил его к затылку сопротивляющейся девочки, и прозвучал выстрел.

* * *

Острая боль растеклась по телу. Пропускать удары Асамр начал где-то полчаса назад, но Адаар не останавливался, гоняя наследника по тренировочному залу.

— Держи контроль! — властный окрик наставника хлестал по измученным нервам, заставляя подчиняться.

Сопротивляться у блондина сил не осталось, он рухнул, как подкошенный, поджимая колени к животу.

— Встать! — сила, вложенная в приказ, беспощадно впивалась в сознание, перекрывая другую боль, которая тянулась из пустоты, оттуда, откуда совсем недавно лились тепло и свет.

— Мне больно, я не могу, — вскричал наследник, закрывая глаза и сжимая руками виски.

Красноглазый, встав рядом с корчившимся на матах братом, уже спокойнее обратился к нему:

— Можешь, держи контроль! Ну же, повышай предел боли.

Но сказать легче, чем сделать. У Асамра никак не получалось подавить в себе эмоции. Они обуревали его, заставляя выть дикий зверем.

Прислушиваясь к словам брата, блондин пытался зацепиться за них и совладать с нахлынувшей болью. Но и очередная попытка разбилась о представший перед мысленным взором террианца трогательный образ Мелиссы.

— Я не могу, — сдерживая рыдания, сипло прошептал наследник.

— Глупец, ты должен быть сильнее боли, сильнее чувств. Боль — ничто! Ее не существует, это плод твоего воображения. Ты воин, ты орудие возмездия. Тебе неведомы чувства! Ты должен, Асамр! Должен! — вбивал Ад в младшего брата прописные истины.

Приоткрыв глаза, Асамр с ненавистью смотрел на улыбающегося наставника.

— Если бы отец забрал у тебя твою леару, ты бы так не говорил! — выплюнул ему в лицо блондин.

Наставник, как всегда, с интересом следил за наследником, наслаждаясь его неудачей. У Асамра давно создалось впечатление, что Адаар его ненавидит. И всячески мстит брату, отравляя его жизнь.

— Даже если отец и заберет мою леару, то, поверь мне, маленький, что Джоанна так легко не сдастся! Она сильнее, чем твоя Мелисса. А знаешь почему? — то, какая нежность прозвучала в голосе Адаара, когда он заговорил о землянке, насторожило наследника.

Внешнее спокойствие красноглазого не обмануло блондина, он знал, что наставник сейчас зол, и очень сильно.

— Почему? — прошептал Асамр.

Не отрывая взгляд от Адаара, молодой террианец отметил про себя, что если не обращать внимания на боль, она притупляется, обиженно замирая в потаенных уголках, чтобы, очнувшись от любого неловкого движения, резко наброситься. И, воспользовавшись моментом спокойствия, наследник стал очищать сознание от ненужных эмоций.

— Ты сломал ее, понимаешь? Сломал! — сладко улыбаясь, объяснил красноглазый и неожиданно ударил блондина в очень болезненную точку.

Асамр взвыл, отворачиваясь от мучителя, который втягивал воздух, довольно прикрывая глаза.

— Держи сознание! — очередной окрик не дал наследнику скатиться в спасительный обморок.

Асамр пытался сконцентрироваться на наставнике, голос которого ласкал, заставляя тянуться за ним.

— Продолжим. Мелисса сдалась, и поэтому отцу не составило труда разорвать твою привязку. Она не цеплялась за нее, она не стремилась быть только твоей. Ты сам научил ее подчиняться другим, деля со своим истаром.

— Но право на леару! — оправдываясь, Ас пытался напомнить красноглазому о незыблемом правиле, по которому было запрещено отбирать без согласия чужую леару.

— Правила нужны, чтобы контролировать слабых, — нравоучительно произнес Адаар, делая очередной выпад, но Асамр успел откатиться.

* * *

Красноглазый довольно усмехнулся, мысленно поздравляя брата. Тот все же сумел справиться с болью от разрыва привязки, пережить и не потерять рассудок.

Асамр обсуждал с Адааром дальнейшие поиски пропавшего звена, когда неожиданно наследника накрыла ужасная боль от разрыва привязки. Сильнее, конечно же, досталось истару наследника. Алтар упал в обморок, сильно ударившись головой о край стола, и до сих пор не приходил в себя. А вот блондин сопротивлялся, не очень успешно, правда, но продолжал борьбу. Поэтому Адаар и привел его сюда, чтобы научить не сопротивляться этому горько-сладкому чувству, а подчинять его себе.

— Ты же тоже мучился от боли! — неожиданно крикнул Асамр.

Адаар, прикрыв глаза, вернулся в то темное для него время.

— Да, но я учусь на ошибках.

— Если отец сейчас разорвет твою привязку, ты так же, как и я, будешь скулить, — пытался язвить блондин.

— О, нет. Сейчас все не так! — легко рассмеявшись, ответил Адаар и поманил брата к себе, жестом приказывая сесть возле него.

Наследник подчинился, и Адаар, встав позади него на колени, стал массировать плечи Асамра.

— Я тоже вначале сломал Джоанну, — вдруг признался молодому террианцу красноглазый, чем немало его удивил. — Да, сломал, и она так же легко отказалась от меня. Мне было хуже, чем тебе сейчас. Я переживал разрыв совершенно один. Но я нашел в себе силы, вернулся и завоевал Джоанну. Понимаешь?

Асамр отрицательно покачал головой. Грустно вздохнув, Адаар продолжил объяснять маленькому наследнику, что произошло между ним и его леарой, делясь своей тайной.

— Она моя! Полностью. Каждая ее клеточка стремится ко мне. Она наполнена мною, но до сих пор пытается бороться со мной. Не передать словами, какие чувства рождают во мне ее попытки отвоевать свое право на свободу! Сопротивляется, но любит.

— Что такое любовь? — чуть слышно спросил Асамр. — Мелисса постоянно твердила это слово. Ей было приятно, когда я называл ее любимой, повторял, что я люблю ее. Но что это, я не понимаю.

— О, любовь. Это странное слово «Любовь». Нам с тобой точно никогда не понять, что это. Но запомни одно, пока землянин верит, что ты его любишь, ты можешь делать с ним все что захочешь.

— Ты это уже говорил, — устало отозвался блондин.

— Значит, ты не до конца понял, какие золотые слова я тебе говорил, — чуть сильнее, чем требовалось, нажал красноглазый, наслаждаясь вспышкой боли брата. — Ты должен заставить полюбить себя. Как это сделал я с Джоанной. Я дал ей шанс сбежать! И она сбежала. Но я выследил ее и поймал. Как она пыталась избежать привязки! Это было очень возбуждающе увлекательно. Только Джоанну подвели ее же чувства. Земляне — рабы своих чувств. В итоге, как говорят они сами, она не смогла убежать от Любви.

Красноглазый с гордостью смотрел на наследника, который незаметно для себя под успокаивающими умелыми пальцами наставника полностью восстановился. Холодный рассудок, полный контроль чувств и никаких эмоций. Истинный илтар.

— Получается, ты ее подчинил. Разве это не то же, что сломать ее волю? — запутался в рассуждениях старшего брата Асамр.

— Вот именно волю я и не ломал. Она не сдалась. И никогда больше не сдастся! — очень уверенно сказал Адаар.

— Но ты ее подчинил, — Асамр пытался понять механизм влияния наставника на свою землянку.

— Подчинил, — подтвердил Адаар.

— Я не понимаю, — признался наследник, понуро опуская голову.

— У моей леары больше никогда не возникнет мысль, что если она отпустит меня, то тем самым спасет мою жизнь. Теперь она за меня глотки всем, кто встанет между нами, собственными зубами выдерет. Представляешь? Любому, кто хоть заикнется об угрозе в мой адрес. Видишь разницу, мой наследник? — кажется, Асамру стало понятно, к чему клонил наставник, и он кивнул головой. — Молодец, быстро учишься. Тогда продолжим. А Мелиссу вы сломали. Сейчас она просто кукла, подвластная любому, кто сильнее тебя!

Асамр дернулся от обидных слов, но Адаар применил захват, чуть придушив сопротивляющегося наследника.

— Тихо, тихо, глупенький. Я еще не закончил. Слушай внимательно. Отец сам испытал, каково это, когда рвется привязка с леарой. И сейчас он всеми способами делает нас сильнее. Мы воины, и наш разум холоден и ясен. Наши движения точны и смертоносны. И у нас нет слабостей, услышь меня, Асамр! — крикнул Адаар, отталкивая от себя брата.

Тот, закашлявшись, резко вскочил на ноги, вставая в стойку. Наставник наслаждался воинственным настроем своего ученика, вот только глаза Асамра выдавали его гнев. Недовольно цокнув языком, Адаар продолжил читать наставления тому, кто, будучи наследником, обязан был быть всегда собранным и сильным при любых обстоятельствах:

— Ты должен стать беспощадным и рациональным, у тебя нет права на сомнения и ошибки. Ты будущий император!

Резкий выпад, подножка, блок, снова удар, и Асамр лежит на матах, тяжело дыша, переживая очередную вспышку боли. Адаар удовлетворенно улыбнулся и, сладко потягиваясь, кинул наследнику:

— Вставай и начинай дыхательную гимнастику с самого начала. Заодно поставь блок на звено, а то до вечера в медблоке пролежат. Алтара я заберу себе. У тебя два часа, потом отец непременно захочет увидеть тебя. Ты должен будешь показать ему, что ты достойный сын великого воина!

Адаар пребывал в хорошем расположении духа, и идти в медблок ужасно не хотелось. Там все противно пропахло медикаментами. Сейчас он с большим бы удовольствием…

— А зачем ждать, если можно взять все прямо сейчас, — прошептал себе Адаар и, загадочно улыбаясь, направился в учебный корпус.

* * *

В небольшой каюте царил полумрак. Мерный гул двигателей звездолета не тревожил легкий сон властителя. На темном шелке подушки белоснежными волнами рассыпались длинные локоны. Первая Звезда лежал на своей кровати, предаваясь волнительному сну, навеянному видениями будущего.

Как же давно Звезда видит этот сон, зная наизусть каждый его момент. Темно-голубой шелк платья красивым водопадом падает вниз, судорожный вздох нарушает ночную тишину его спальни. Он, чуть касаясь, скользит по бархатистой коже точеных плеч. Девушка зябнет, обнимая себя руками, стыдливо прикрывая обнаженную грудь. Еще одно осторожное движение, чтобы убрать длинные волосы в сторону, приоткрыв для себя белоснежную шею. В ответ на эту ласку она чуть склоняет голову на бок, и он видит целомудренный румянец на ее щеке.

Легкий поцелуй касается кожи, и девушка снова вздрагивает, шумно втягивая воздух. Можно продолжать соблазнять ее бесконечно, растягивая удовольствие для себя и для нее. А можно протянуть руки и прижать к себе эту нежную, такую желанную мельду.

Стоило ему лишь приобнять ее, как она стала растворяться, исчезая бесследно в лучах предрассветной звезды.

Резко проснувшись ото сна, линтэр медленно сел, опуская ноги на пол. В этот раз сон пошел не так. Она никогда не исчезала, никогда!

Почему сейчас ему приснилось такое? Именно сейчас, когда Звезда чувствовал, что террианец все же нашел ее, его мельду, и везет сюда. Маленькую девушку с серыми глазами, смотрящую на мир открыто и радостно.

Линтэр уже привык к тому, что в последнее время именно светлая душа возлюбленной освещала его одинокие ночи. Тогда он не мог спать, наслаждаясь ее обликом, слушая ее дыхание. Он постоянно следил за ней, поражаясь тому, как быстро менялось ее тело. За такой короткий срок мельда стала уже наполовину линтэром. Каждую секунду клетки ее организма менялись, создавая идеальную форму для содержания ослепительной красоты души.

Воспоминание о прекрасном лике Ксюши не помогло избавиться от тревоги, которая поселилась в душе, заставляя постоянно прислушиваться к связи, что установилась между ним и Ксю. А она становилась все слабее, словно мельда удалялась. Стремительно подойдя к рабочему столу, Звезда убедился, что террианский звездолет практически прибыл, осталось каких-то несколько парсеков, и он будет в пределах видимости.

Устало протирая глаза, линтэр вернулся к кровати, растягиваясь на ней.

Столько веков он ждал этой встречи, столько мучительно скучных веков, в надежде на лучшее! Скоро он встретится лицом к лицу со своей возлюбленной. Душа Первой Звезды трепетала, желая ускорить время.

Опять это время, вечный спутник тревог, издевалось над властителем. Как же хотелось воспользоваться силой и пересечь пространство! Если бы мог, он бы не удержался от этого. Но нельзя спешить, нельзя портить рисунок Судьбы. Неловкое движение и все пойдет не так, как предначертано. Ему оставалось лишь ждать.

Вдруг линтэр стал обеспокоенно прислушиваться к себе, так как перестал находить отголоски Ксюшиной души. Связь пропала!

— Властитель, террианский звездолет прибыл. Ваши распоряжения, — прозвучал мелодичный голос бортового компьютера.

— Просканируйте его, на борту есть землянка? То есть, — Звезда задумался, пытаясь правильно сформулировать для компьютера определение Ксю, — женская особь.

— Слушаюсь, мой властитель.

Три секунды ожидания, и линтэр получил отчет:

— На борту обнаружена женская особь, раса — изначально землянка, но присутствуют…

— Я знаю, что там присутствует. Спасибо, — прервал объяснения компьютера властитель и, вновь поднявшись с кровати, вернулся к столу.

Даже уверившись, что девушка здесь, Первая Звезда не находил себе места. Он тревожно всматривался в останавливающийся звездолет, пытаясь почувствовать мельду, дотянутся до нее.

Только вот все попытки уходили в пустоту. Ксюша была глуха к зову. Но почему? Ведь кулон, подарок великой богини Дану, девушка снять не могла, ей должно быть чуждо такое желание. Если только его с нее не снял кто-то другой силой. Например, террианец.

Вышагивая вдоль панорамного монитора, мужчина пытался понять, что произошло. Страшно было подумать, что девушка решила сама отказаться от свадебного подарка. Такого не было ни разу. Души, активирующие кулоны, всегда тянулись друг к другу, ища свою половину через время и пространство. И сама мысль о добровольном отказе пугала линтэра.

Выхватив Свет Вечерней Звезды из-за пазухи, властитель с ужасом наблюдал, как в кулоне медленно угасал свет.

— Нет, нет, — шептал мужчина, вцепившись в единственную нить, что связывала его с мельдой.

— Нет! — крик отчаяния вырвался, стоило лишь свету, мигнув на прощание, погаснуть.

— Властитель, с террианского звездолета поступил сигнал. Жду ваших указаний, — неожиданно прозвучал голос бортового компьютера. Но линтэр не услышал его, он был оглушен болью и ужасом.

Паника, что он потерял всякую надежду на счастье, раскаленным железом впивалась в истосковавшееся сердце Первой Звезды. Неужели все потеряно? И сон так и останется сном? Тоска и безысходность затмили разум, и властитель совсем обезумел, круша все, до чего мог дотянуться. Стол разлетелся на мелкие куски от силы, что вырвалась из-под контроля. Созданный ею смерч бушевал в каюте, кружа по кругу поднятые ею осколки и вещи. В самом эпицентре стихии стоял Первая Звезда, глаза которого заполнила Тьма. Рот линтэра кривился в страшном оскале, обнажая клыки. Он был похож на демона из древних земных легенд, наводившего страх и ужас.

— Властитель, с террианского звездолета поступил сигнал. Жду ваших указаний, — спокойным голосом повторил компьютер.

В этот раз линтэр услышал его и стал сворачивать силу. Звезда выровнял дыхание и медленно закрыл глаза. Когда веки вновь распахнулись, глаза уже приобрели обычный небесно-голубой цвет. Властитель раздраженно обозрел учиненный им беспорядок. Недовольный своим срывом, он отдал приказ все убрать, а сам направился на капитанский мостик.

Даже такой близкий путь пройти Первой Звезде удалось через силу. Неожиданно сильный страх волнами накрывал, рисуя все более ужасные картины того, почему угас Свет Вечерней Звезды. Тьма нашептывала о том, что нужно отомстить террианцу, чтобы его предсмертная агония длилась вечность. Глаза линтэра постепенно, с каждым шагом, застилал красный туман. И Звезда все отчетливее видел свою зверски замученную несчастную мельду, лежащую в луже собственной крови, и уже до мелочей продумал месть, которой удостоится презренный раб — игрушка Высших.

От резкого воя тревоги Первая Звезда подскочил на месте, выхватывая оружие. В соседнем коридоре послышались громкий топот бегущих линтэров. Властитель обеспокоенно бросился в сторону капитанского мостика, когда услышал, что где-то позади стали стрелять.

— Компьютер, доложить обстановку! — потребовал он отчета, но ответа никто не дал.

Разбираться с борткомпьютером у Звезды не было времени. Навстречу ему в спешке бежали три члена команды. Не обращая внимания даже на окрик властителя, они, не останавливаясь, промчались по коридору. Ничего не понимая, Первая Звезда устремился вперед, боясь даже представить, что могло произойти.

Дойдя до капитанского мостика, он набрал код входа. Дверь плавно открылась, и на линтэра внезапно обрушился шквал из звуков выстрелов и криков ужаса и боли. Действуя на рефлексах, Звезда отскочил вправо, прижимаясь спиной к стене, и достал оружие. А на капитанском мостике шел ожесточенный бой. Но вот только с кем?

«Как я мог упустить момент захвата звездолета?» — не понимал Первая Звезда.

Почему борткомпьютер не предупредил? Неужели он выведен из строя? Значит, звездолет остался без прикрытия.

— Компьютер! Компьютер, отзовись! — приказывал Звезда, пытаясь перекричать гомон.

Неожиданно из дверей резко выскочил один из офицеров, и только натренированная реакция властителя спасла его от неминуемой гибели, заставляя отскочить в сторону. На месте, где только что он стоял, зияло небольшое отверстие, слегка дымясь.

Офицер испуганно прижался к стене, трясущимися руками направляя на Звезду бластер.

— Все хорошо, свои, — попытался успокоить его блондин.

Но офицер дернулся от звука его голоса и выстрелил, практически попав. Выругавшись, Звезда без сожаления застрелил неадекватного воина. Прокрался к двери и попытался понять, кто захватил звездолет. Одного мимолетного взгляда хватило, чтобы понять: офицеры перестреливаются между собой. Они, как взбесившиеся животные, нападали на своих сородичей. Раздосадованно стукнув по аварийному закрыванию дверей, линтэр дождался, когда его отрежут от капитанского мостика, погружая в долгожданную тишину.

— Компьютер, отзовись! — еще раз попытался дозваться Звезда.

— Я слушаю, властитель, — тут же откликнулся тот.

— Что происходит на капитанском мостике? — взревел линтэр, взбешенный спокойным голосом компьютера.

— На капитанском мостике идет перестрелка, — учтиво объяснили властителю очевидную истину.

— Причина перестрелки? — прошипел Звезда.

— Причина неизвестна. Приказа не поступало. Офицеры действуют по своей инициативе.

— Включить противопожарную систему и вылить на взбесившихся воду, — отдал приказ линтэр и направился в кают-компанию, где тоже можно было пообщаться с этим террианцем.

Вдруг Звезда замер, пораженный мыслью, что это может быть вирусная атака террианского щенка. Прикрыв рукой нос, чтобы уберечь себя от заражения, линтэр со всех ног бросился бежать. Он должен срочно установить связь и вытрясти из мальчишки правду.

В кают-компании его уже поджидал личный секретарь, который, завидев тень властителя, принялся лихорадочно стрелять и испуганно верещать, моля не убивать его. Уворачиваясь от шальных выстрелов, Звезда выпустил свою Тьму и задушил истеричного помощника. Подойдя к панели на стене возле монитора, заблокировал дверь и включил экран.

Убеждая себя не поддаваться панике, линтэр, пытаясь держать лицо, принял вызов с террианского звездолета.

На экране появилось изображение кабины летчика и террианский щенок на первом плане.

С ужасом воззрившись в монитор, Звезда в панике вскричал:

— Ты ее съел? Тварь, как ты мог! Мразь!

— Замолчи! — в ответ крикнул террианец, размазывая кровь по лицу.

Приглядевшись внимательнее, линтэр осознал, что у террианца идет кровь носом, и, кажется, прокушена нижняя губа.

— Что ты сделал с землянкой? — угрожающе прошептал террианец.

Слова ему давались с видимым усилием. Звезда не сразу поверил, что террианцы так же подверглись нападению, как и они. Только на заднем плане очень живописно на полу лежали, чуть вздрагивая, террианские воины.

— Ничего я с ней не сделал. А что ты сделал с моей… с моей землянкой? — вовремя исправился Звезда.

— Здесь она, — устало сказал террианец, болезненно сморщился и рывком притянул к себе упирающуюся девушку. Та испуганно глядела на перекошенное злобой лицо линтэра.

В душе Первой Звезды растеклось тепло при виде любимого лика девушки. Долгожданная возлюбленная была цела и невредима. Но минуты счастья омрачились в следующую секунду, когда Ксю отвернулась, уткнувшись в грудь террианского щенка, и взмолилась:

— Не отдавай меня ему, прошу, Ари, не отдавай!

С нескрываемой ненавистью, больно дернув девушку за густые волосы, террианец попытался оттолкнуть от себя землянку, угрожающе прошипев на земном языке:

— Не сссмей называть меня по имени. Я всссе равно тебя отдам ему. А он вернет мне Нику. Помнишь Нику, твою подругу? Или ты уже забыла, из-за кого ты тут оказаласссь?

— У него клыки! Ты обязан меня спасти, — прошептала девушка, тихо всхлипывая.

Линтэр не мог оторвать взгляд от слез, которые лились из прекрасных глаз мельды. Он не желал верить, что она его боится, настолько сильно боится. Неужели он ей отвратителен, она его ненавидит? Пораженный этой мыслью, он не мог проронить ни слова, продолжая наблюдать, как его любимая жмется к его врагу, умоляя спасти. И от кого? От него! Это был жестокий удар, все мечты разбивались об умоляющие звуки самого красивого голоса во вселенной.

— Линтэр, верни мне землянку и забирай сссвою! — крикнул взбешенный террианец, так и не сумевший отцепить от себя бьющуюся в истерике девушку.

А Первая Звезда не знал, как правильно поступить. Может, лучше ее отпустить, чтобы она вернулась домой и забыла о нем, как о страшном сне? Сомнения и страх, что если ее насильно удерживать, то девушка его еще больше возненавидит, и он не сумеет ее завоевать, разрывали его на части. Но ревнивая Тьма требовала срочно вырвать из рук презренного террианца свое сокровище.

— Я отпускаю земной звездолет, а ты сажаешь Ксюшу в спасательный модуль и улетаешь. Договорились? — наконец, решился властитель Второго Дома линтэров.

— Да, — услышал он лишь одно слово, и связь оборвалась.

* * *

— Какой тут разнообразный выбор! — громко воскликнула Мила, привлекая внимание продавца к себе.

«Давно пора!» — недовольно подумала девушка, уже пятнадцать минут разыгрывая радость от ассортимента цветочного отдела. По ее расчетам она давно должна была улизнуть от своей свекрови, но из-за нерасторопности некоторых все еще находилась тут.

— Что желаете, милые эрлы? — почтительно склонившись в приветственном поклоне, прошелестел на земном языке очень завораживающий голос продавца.

«Шарлатан! Каков подлец, влиять на покупателей! Какая низость!» — недовольство Милы разрасталось все больше и больше.

— Уважаемый эрл, сссбавьте обороты, — одернула мужчину Радира тоже на земном языке, величественно садясь на небольшой диван, который стоял в середине отдела.

Низкий журнальный столик был завален красочными каталогами всевозможных семян. Мила примостилась на подлокотник дивана около Радиры, и приняла такой же невозмутимый вид, как и у свекрови. Террианец беглым взглядом оценил, что покупательницы пожаловали к нему очень непростые, и предложил дамам выпить чаю. Самого настоящего зеленого чаю, привезенного с самой Земли.

Мила презрительно фыркнула, за что получила от Радиры шлепок по коленке.

— О, проссстите, я вижу, что для вассс это обычный напиток, — исправился продавец, алчно подсчитывая прибыль, которую можно получить от этих дам. — Давайте перейдем сссразу к делу, раз эрлы ничего не хотят выпить. Что вы желаете приобресссти?

— Уважаемый эрл, у нассс есссть небольшая задумка, для которой требуютссся знания професссионала, — Радира замолчала, выразительно глядя на террианца.

Мужчина намек понял и стал рассказывать о том, сколько у него дипломов, сертификатов, лицензий и даже медалей, чтобы обозначить, как велики его профессиональные способности.

— Очень впечатляюще, — осталась довольна презентацией террианка.

— Не то слово, — подтвердила Мила, удивляясь, сколько всего надо, чтобы работать каким-то продавцом цветочной лавки.

— Благодарю вассс, милые эрлы. Так что же требуетссся именно вам? — мужчина заинтересованно смотрел на женщин, ожидая, кто из них начнет.

Радира сложила руки на коленях и повернула голову к Миле, показывая тем самым, что дальше та должна справиться сама. Рыжая вытащила из кармана сложенный лист, встала и разложила его на журнальном столике, небрежно сдвинув мешающие каталоги на край, от чего те стали падать на пол. Продавец собрал их и бережно переложил на диван, а Радира, недовольная поведением землянки, осуждающе покачала головой. Только Мила была очень увлечена и ничего этого даже не заметила. Она в уме подсчитывала, сколько минут ей осталось до того момента, как Аром начнет поиски.

— Вот, я хочу такую клумбу. Вот тут видите надпись? Я хочу, чтобы мой люб… — не договорила рыжая, получив очередной тычок от Радиры, — мой воин, — исправилась Мила, — выходя по утрам на балкон, видел эту надпись! Но, самое главное, чтобы видел круглый год.

— Какая интересссная задумка, — воскликнул продавец. — Хорошо, что вы выбрали именно меня. Я непременно помогу вам. Итак, какие цвета вы предпочтете для надписсси?

Мила, не задумываясь, ответила:

— Красные.

— Замечательно, — довольно кивнула Радира, — цвет крови как нельзя лучше подчеркнет твое почитание моего сссына, умница.

Мила пораженно замерла, пытаясь осмыслить похвалу свекрови. То, что Радира давно и упорно не разрешает девушке называть своего сына любимым, рыжая поняла и приняла. Только воинами заставляла свекровь называть мужчин их Дома. Никаких нежностей, слов любви — ничего этого Аром при посторонних вслух ей не говорил, только наедине! И вообще, чем дольше жила Мила среди террианцев, тем больше они казались ей роботами. Никаких эмоций, зато от обязанностей не продохнуть!

Вспомнив, что ей пора сбегать, девушка печально вздохнула и жалобно произнесла:

— А вот какие еще цвета должны быть, чтобы все было строго по правилам, я не знаю. Вы же поможете, — схватив руку свекрови, рыжая прижала ее к себе, невинно хлопнув ресничками.

— Конечно, я же для этого сссюда и приехала, — попыталась вырвать свою руку из захвата террианка, никак не желавшая привыкать к этой противной привычке землянки.

— Отлично, я тогда в дамскую комнату отлучусь! — радостно улыбнувшись, чуть ли не пропела Мила и устремилась в сторону выхода.

Один их телохранителей отлип от стены и направился за ней вслед. Дойдя до желанной двери со всем известной буквой, Мила демонстративно подергала ее, показывая, что она не открывается, и немного постояла для приличия, молясь, чтобы из туалета никто не вздумал выйти. Затем, тяжело вздохнув, рыжая направилась к лестнице и спустилась на первый этаж, там туалет тоже был, и, конечно же, он оказался свободным. Девушка юркнула за дверь, закрывшись изнутри.

Самодовольно усмехнувшись, осмотрела выход на свободу и, подобрав длинный подол, полезла на унитаз. Окно открылось легко, выглянув наружу, рыжая убедилась, что прыгать невысоко.

— Да уж, классика жанра, — прокомментировала свою задумку девушка и решительно приступила к исполнению плана побега.

Пыхтя и ругая слишком длинный подол, помянув неоднократно заковыристым словцом дизайнеров и всех модельеров Терри за неоригинальность и закомплексованность, но Мила сумела выкарабкаться через окно и красиво притеррианилась, больно отбив ноги. Прижавшись спиной к стене, рыжая подозрительно оглядела тихую улицу. Как ни странно, на ее выходку никто не отреагировал, и на нее вроде никто внимания не обращал! Немного про себя повозмущавшись безалаберностью охраны, Мила, гордо расправив плечи, направилась к водителю их машины, очаровательно ему улыбаясь. Золотые нити хищно потянулись к ничего не подозревающей жертве, медленно обвивая его со всех сторон тугими нитями.

— Мне очень срочно надо в интернат. И ты меня сейчас же туда довезешь, — голос Милы изменился, став обольстительным, с чуть заметной хрипотцой.

Зрачки террианца расширились, и дыхание участилось. Закивав головой, он услужливо открыл перед Милой дверцу машины, и та грациозно села на сиденье.

— Трогай, дорогой, — подгоняла Мила мужчину. — И поспеши, я опаздываю.

Захлопнув дверцу, террианец сел в водительское кресло, завел мотор, и машина сорвалась с места, оставляя позади торговый центр.

А где-то пробирка выпала из рук замершего террианца. А его глаза превратились в черные омуты.

Добралась Мила до интерната за считанные минуты, нагло вошла через кованые ворота на территорию, не обращая внимания на окрики стражника. Заинтересованно обозрев все вокруг, рыжая поразилась масштабам предстоящих поисков. И даже уже приготовилась к встрече с самим красноглазым монстром, который был тут директором, когда с высокого крыльца к ней направился блондин Мелиссы.

Асамр за то время, что они не виделись, возмужал, раздался в плечах. Идеальные линии безупречно красивого лица остались неизменны, такими как и запомнила Мила. Необычные фиолетовые глаза прикрывала длинная белоснежная челка. Рыжая в который раз позавидовала Мелиссе, что та успела отхватить себе такого породистого красавца. Подойдя к ней, блондин поздоровался:

— Приветссствую вассс, эрла Мила.

Все тот же фокус с гипнотическим голосом заставил рыжую чуть скривиться.

— Я тоже приветствую вас, наследник, — недовольно ответила ему Мила.

— Позвольте узнать, что привело вассс к нам?

— В гости приехала к эрле Мелиссе. А что, нельзя? — с вызовом спросила рыжая, подозрительно сощурив глаза.

— Нет, что вы. Конечно, можно. Только, увы, ее сссейчассс здесссь нет, — как-то очень печально озвучил эту новость блондин.

— И где она? У меня не так много времени, — на то, что придется куда-то еще двигаться, она не рассчитывала.

— К сссожалению, я не могу вассс проводить к ней, — вежливо ответил Асамр, но Миле показалось, что ее пытаются выпроводить.

— Мила! — мысленный окрик любимого заставил рыжую испуганно оглянуться.

Но Арома не было нигде поблизости. Значит, он только сейчас понял, что девушка сбежала от его матери.

— Я не поняла, где моя подруга? — начала наседать Мила на блондина, понимая, что время начало свой обратный отсчет.

— Мила, вернисссь! Сссрочно! — пробились требовательные мысли Арома сквозь блоки девушки.

— Я сссам не знаю, где, — вдруг признался Асамр, тоскливо глядя куда-то вдаль.

— Это как это? Где Мелисса? — грозно крикнула на террианского наследника рыжая.

— Ваша привязка ссстранно золотитссся. Ведь Аром сссказал, что всссе исссправил, — недоуменно отметил блондин, глядя на то, как наливается золотом некогда красная нить.

Девушка и сама видела, что потеряла контроль, выдавая себя с головой.

— Ты мне зубы не заговаривай, где моя Мелисса? — схватив за грудки террианца, угрожающе прикрикнула Мила.

Террианец легко вывернул запястья девушки, и она отцепилась от одежды наследника, взвыв от боли. Асамр отошел от нее, явно не желая Миле еще больше увечий. Но вдруг девушка почувствовала приглушенный всплеск боли, исходивший от террианца. Пусть он и не проронил ни звука, но очень осторожно вдыхал и выдыхал воздух сквозь сцепленные зубы.

Стоило террианцу отпустить Милу, как она тут же выпрямилась, разминая ноющие кисти рук. Рыжая приготовилась дать отпор обнаглевшему юнцу, но от удивления позабыла все слова. Она с изумлением воззрилась на покрасневшего и тяжело дышавшего Асамра.

— С тобой все хорошо? — забеспокоилась рыжая.

— Это я, дорогая. Вернисссь немедленно в машину. Нам ссс тобой предссстоит сссерьезный разговор, — зловеще прозвучало в голове у красавицы.

Но рыжая даже не думала подчиняться.

— Аром, он говорит, что не знает где Лисска! Я должна ее увидеть. Я как чувствовала, что с ней что-то нехорошее произошло! Я не вернусь, пока не найду ее! — решительно ответила она мысленно своему любимому, не страшась его гнева.

Аром демонстративно вздохнул. «Вот как можно мысленно вздохнуть?» — который раз поразилась рыжая. У нее такой фокус не получался. Только один раз она смогла пропыхтеть обиженным ежиком, как сказал ей веселящийся драгоценный.

— Эрла Мила, вы меня ссслышите? — вдруг выдернул рыжую в реальность обеспокоенный голос Асамра, который даже руки зачем-то к ней протянул, но так и не решился прикоснуться.

— Да, слышу, — отозвалась она.

— Вы просссто замерли, и ваша привязка ссснова ссстала красссной, обычной. У вассс всссе хорошо? — повторился Асамр, заботливо вглядываясь в ее лицо.

Мила подняла глаза и столкнулась с взглядом блондина. Замерев, рыжая стояла, поражаясь неземной красоте необычных глаз Асамра. Их странной структуре. Захотелось рассмотреть поближе, в мельчайших подробностях, что же создавало этот уникальный цвет. Девушка даже подняла руку, желая прикоснуться к бледной коже.

— Не сссмей, — прошипел не хуже змеи Аром, хватая за руку леару, прижимая ее спиной к себе.

— Приветствую тебя, Аром. Эрле Миле, по-моему, нездоровится, — придерживаясь дружелюбного тона, обратился блондин к вновь прибывшему на родном языке.

А Мила, замерев, пребывала в состоянии шока. Она хотела недозволенного! Если бы вовремя не вмешался Аром, то что бы она сделала? Мила никак не могла понять свои странные желания. Она протянула руку, желая узнать, из чего состоит террианец? Что за бредовые мысли? Желание было столь сильным и ярким. В тот момент она четко видела капилляры, сосуды, даже клетки.

— Мила, всссе хорошо, — мысленно успокаивал Аром, нежно целуя девушку в висок. — Просссто дар вырвалссся из-под контроля. Я поссстараюсь, чтобы такого больше не произошло.

— Что это было, Аром? — так же спросила Мила, как только более-менее пришла в себя.

Спросить вслух побоялась из-за присутствия Асамра. Да и стыдно было перед ним. Она только что рассматривала его как подопытную крысу. И если бы ее вовремя не остановил драгоценный, возможно, выковыряла бы эти странного цвета глаза. Какой ужас!

* * *

— Перессстань накручивать сссебя, милая моя. Ну же! Всссе прошло, — заставлял отвлечься от воспоминаний Аром свою притихшую леару.

— Приветствую вас, наследник. Что произошло с эрлой Мелиссой? Мила очень обеспокоена. И блокировать ее эмоции становится с каждой минутой все сложнее. Лучше скажите правду. Иначе она вытрясет ее из вас. А я не смогу остановить ее, но и ссориться с вами у меня нет желания, — ответил на террианском языке Асамру зеленоволосый.

Он, все еще прислушиваясь к душевным переживаниям леары, досадливо ругал себя за несдержанность. Аром приревновал Милу к Асамру, и вот результат. Вместо эротического влечения Мила стала одержима исследовательским желанием. Ее ранимая и такая нежная душа тяжело переживала это испытание. Нужно что-то предпринять, чтобы такой инцидент не повторился впредь.

* * *

Наследник всматривался в бывшего подчиненного и не узнавал. Как могли его изменить какие-то два месяца с небольшим? Это был уже не тот скромный химик, которому только отдавались приказы, и он их безропотно исполнял. Теперь перед ним стоял соперник, сильный и властный. Взгляд прямой, тяжелый. Голос хорошо поставленный, командный. Даже прикрываясь вежливостью, химик подавлял чужую волю и был уверен, что все будут ему подчиняться, даже сам наследник! Гнев недовольно заворочался внутри блондина, но юноша сдержался. Нужно было понять, почему так в себе уверен Аром. Это ведь неспроста.

— Ее у меня забрал отец, и где теперь Мелисса я не знаю, — решил без утайки рассказать правду Асамр.

В уме он просчитывал, чем могут ему быть полезны эти двое. Ведь рыжая сумасбродка, и так просто не успокоится. А это значит, что ее надо просто направить на верный след и подождать в сторонке.

Наблюдая, как Аром мысленно разговаривает со своей леарой, нежно прижимая ее к себе, блондин тоскливо вспомнил, что Мелисса так же жалась к нему, желая насытиться его теплом и отдать взамен свое. Как он мог лишиться этого счастья? Почему не дорожил своей бесценной?

Тут же вспомнились слова Адаара о том, что нужно завоевывать, покорять, а не ломать землян. Аром хоть и был не самым сильным в звене, но чем-то покорил рыжую. Вон как она льнет к своему воину, прирученная, но спесивая, как и прежде.

Но Мелисса не похожа ни на Милу, ни на Джоанну — слишком нежная и очень податливая. Как же ее приручить, если она сама подстраивается? Она сразу сдается, стоит лишь на нее немного надавить. И как ее покорять, не ломая волю? Перед Асамром встала просто невыполнимая задача.

— Как это забрал? — неожиданно воскликнула Мила, возмущенно глядя на наследника.

— Я не сссправился с заданием, и отец меня наказал. Забрал Мелисссу сссебе, — отозвался Асамр, не забывая о том, что надо придать лицу печальный вид.

Унижаться ради леары блондин был готов, так как пока другого выбора у него не было. Ведь он остался временно без поддержки звена. Когда они очнутся, не знал никто. А действовать надо сейчас, пока эта парочка была согласна идти против императора.

— А ты чего? — строго спросила Мила наследника.

— Чего? — не понял вопроса Асамр.

— А ты чего? Так все и пустил на самотек? На, папочка, бери — не жалко? — язвила Мила, сжимая руки в кулаки.

— Он мой отец, я не могу идти против его веления. И, возможно, он прав, я потерял бдительность. Но я люб… — «люблю» в этот раз не получилось сказать так легко, как он говорил его Мелиссе.

Асамр вообще не мог понять, почему оправдывается перед землянкой.

— Слабак, — блондин дернулся, словно ему дали оплеуху. — Она во дворце?

Сдерживая гнев, Асамр пытался говорить ровно, чтобы не выдать своих истинных чувств:

— Я не уверен. Но сссейчас я лечу туда и попробую ее найти.

— Попробует, — передразнила рыжая, с презрением глядя на него. — Так, план таков: мы летим вместе с тобой. Пока ты зубы отцу заговариваешь, мы быстренько обежим территорию.

— Мила, пожалей меня, там три дня бегать — все не обежишь! — взмолился Аром и, пряча улыбку, зарылся в рыжую макушку лицом.

— Я ее найду! — уверенно отмахнулась девушка, даже ни на миг не усомнившись в своих возможностях.

Довольный Асамр мысленно себя поздравил, землянка клюнула. Осталось надеяться, что от рыжей будет толк в поиске Мелиссы. И как только он ее найдет, заберет себе. И уже никому не отдаст! Если не сможет покорить, удержит силой.

— Я надеюсь на тебя, — подбодрил наследник решительно настроенную Милу.

— Не для тебя стараюсь. Как найду, к себе увезу! — все внутри террианца заледенело. Даже Аром удивленно приподнял брови. — А нечего моими подругами разбрасываться! Упустил? Все, прощай!

«Ну, тут уж мы еще посмотрим, чья возьмет» — недобро усмехнулся Асамр. Свою Мелиссу он знал хорошо, и сдаваться больше был не намерен.

— Время рассставит всссе на сссвои места, — примирительно произнес вслух наследник. — Пройдемте к машине. Отец не любит ждать.

* * *

Покинув территорию интерната, Мила стала оглядываться в поисках машины Арома, но ее нигде не было видно.

— Милый, а на чем ты прилетел? — недоумевала девушка.

Чуть заметно усмехнувшись, Аром теснее прижал рыжую к себе и с жаром зашептал на ушко.

— Вссстань на мое месссто и предссставь, что твоя любимая сссбежала от охранников, еще не так переволнуешьссся и не только молниеносссно в проссстранстве будешь перемещатьссся. Я сссам не понял, как тут оказалссся, но уж очень мне хотелосссь отлупить одну сссоблазнительную попку, которая все равно сссвое получит. Так что готовьссся, любимая. Я накажу тебя сссегодня за непоссслушание.

От проникновенного шепота у Милы ослабли коленки. Воображение услужливо стало показывать картинки того, как Аром будет терзать ее нижнюю часть спины и все, что ниже. А она — выгибаться, страстно крича, дергаясь, прикованная к стене. И даже вид кожаных плетей в руках возбуждал, хотя и страшно тоже было. Но роковой образ любимого в латексных плавках искупал все!

Облизав сухие губы, Мила вгляделась в глаза Арома, которые заманивали ее в свои черные омуты, заставляя позабыть обо всем на свете.

— Вы там долго? — прервал чувственный момент Асамр, недовольно цокнув языком.

Не дождавшись ответа, он сел в машину. А Мила, прижав ладони к своим покрасневшим щекам, тихо прошептала Арому:

— Про плети забудь, а остальное так и быть, потерплю.

— Потерпит, — усмехнулся в ответ Аром, — сссмотри, сссама потом умолять ссстанешь о продолжении.

Галантно открыв перед девушкой двери белого аэромобиля, террианец помог Миле справиться с подолом, когда она усаживалась на кожаное сидение.

— Милый, я тебя всегда готова умолять, главное, чтобы ты всегда был готов меня ублажать! А то сбежишь опять к своим скляночкам, а я — жди тебя до посинения, — мысленно выговаривала Мила, припоминая все свои обиды.

— Почему до посссинения? — не понял Аром, усаживаясь рядом.

Дверь плавно закрылась, и аэромобиль стал набирать скорость.

— Плесенью покроюсь и посинею, пока тебя дождусь, — объяснила девушка, отворачиваясь к окну, где мелькали деревья и фонарные столбы.

Но не разглядыванием пейзажа была занята Мила, она возмущалась недогадливостью своего любимого. Как можно не понять, что она просто очень скучает, когда он оставляет ее одну!

— Мила, это ты преувеличиваешь. От плесени ты позеленеешь, — уверенно изрек Аром, прижимая к себе обиженную красавицу.

— Да хоть позеленею! Зато стану под цвет твоих волос. И тогда ты брать меня с собой будешь, как комплект! — стала заводиться рыжая, но прекрасно понимала, что Арома ей не переубедить, как бы она ни старалась.

— Любимая, ну что тебе там делать — в лаборатории? Ты же видела, как там у меня всссе уссстроено? Ничего интересссного. Сссама же сссбежала оттуда через пятнадцать минут. Потом еще и препарат опасссный чуть не разлила. Ну, помнишь? — мысленный разговор Миле уже надоедал, но блок поставить у нее почему-то в этот раз не получилось.

Даже не имея семи пядей во лбу, нетрудно было догадаться, кто мешал ей закрыться.

— Помню, — буркнула Мила.

— Ты лучше мне клумбу закончи, чтобы я утром выходил на балкон, а на ней — надписссь, — предложил Аром, поглаживая Милу по шелковистым волосам.

— Мне скучно, — не дослушав, сказала рыжая.

— Оригинальная надписссь! — чуть помедлив, похвалил ее террианец за идею. — Я, конечно, расссчитывал на что-то более банальное, типа «Я люблю тебя».

— Нет, Аром. Мне, честно, скучно, — поправилась Мила, поворачиваясь к драгоценному лицом.

— Я понял, любимая. Я что-нибудь придумаю, — уверенно заверил ее террианец.

— Давай улетим далеко-далеко. Будем открывать новые планеты, — тут же начала фантазировать девушка, представляя себя храбрым космическим первооткрывателем.

— Не хочу тебя рассстраивать, но они уже открыты и зассселены, всссе, какие возможно, — одним махом развеял ее мечты Аром, искренне сожалея.

— Вот почему ты все ломаешь? — стукнула его по груди девушка и опять отвернулась к окну, скрестив руки на груди.

Только размечтаешься, только уже начнешь паковать чемоданы, нет, надо ему все испортить. Да потом запрет в комнате и не будет выпускать никуда. Собственник! А Миле так хотелось отправиться в путешествие! Даже от этого побега рыжая получила незабываемое удовольствие. А он не понимает! Дальше своих лабораторий не видит ничего.

— Хорошо, — пошел на попятную террианец, ощущая всю горечь, что сейчас отравляла девушку изнутри. — Как только я закончу проект, и улетим далеко-далеко. Где будем только ты и я, договорилисссь.

Не поверив своим ушам, Мила повернулась вновь к Арому и, затаив дыхание, спросила вслух:

— Совсем-совсем одни?

— Да, — кивнул головой террианец.

Радостно взвизгнув, рыжая поцеловала Арома в губы и зачастила:

— Отлично, тогда давай быстрее доделывай свой проект, и отдохнем. Я люблю твою маму, но она временами такая нудная, что тоска берет.

* * *

Малиновый закат раскрашивал все причудливым цветом, придавая обычному пейзажу нотку романтики. Спокойная гладь озера отражала темнеющее небо. Мир наполнился вечерним затишьем. Айрад наслаждался этой тишиной и спокойствием, разглядывая спящую леару. Она лежала на диване, подложив под голову ладошки. Ее волосы красивым каскадом спадали до пола, искрясь и переливаясь красными бликами в лучах заходящей звезды.

Девушка не отличалась особенной красотой, которую обычно привык видеть император в своих леарах. Но Мелисса была очаровательна. Она влекла к себе мужчину настолько, что он не мог оторвать от нее взгляд.

Тонкие кисти, длинные красивые пальцы с маленькими ухоженными ногтями. Чуть припухшие губки налились красным цветом. Смешной вздернутый носик. Небольшая, но такая приятная грудь медленно поднималась и опускалась, притягивая к себе внимание императора. Девушка была очень хрупка и беззащитна, так и хотелось оберегать ее, заставить нуждаться в его защите.

Айрад ловил себя на мысли, что непростительно сильно увлекся землянкой. Он пытался найти причину такой странной заинтересованности красноволосой красавицей. Тут явно крылась какая-то тайна. Нужно лишь понять, какая.

Сев на перила, мужчина облокотился спиной о витой столб беседки и стал более пристально разглядывать девушку. Ничего таинственного в ней император не увидел. Но что-то не давало ему покоя, что-то очень важное. Девушка неосознанно манила к себе, даря такое знакомое тепло. Почему-то вспомнилась первая леара — Рила, его маленькая птичка. Она дарила ему это незабываемое тепло, когда носила… Резко вздохнув, Айрад вскочил на ноги. Наследника! Она носила его наследника!

В удивлении он смотрел на Мелиссу. Столько вопросов роилось у него в голове, что он терялся, не понимая, как реагировать. Ведь девушке сейчас требуется особенный уход, а Асамр даже не побеспокоился об элементарной охране для своей леары. Как так можно пренебрегать своими обязанностями! Все же наследник слишком мал для такой ответственности. И почему он не известил отца о таком знаменательном событии?!

— Император, ваш сын прибыл, — пришел мысленный зов истара императора.

— Зачем? Я его не звал, — недоумевал Айрад.

— Просит о личной встрече по очень важному вопросу.

«Вспомнил об очень важном вопросе, да поздно спохватился», хмыкнув, подумал Айрад. А истару отдал приказ охранять девушку, направляясь во дворец, на встречу с глупым и безответственным сыном.

Войдя в свой кабинет, Айрад застыл на пороге. Вместо сломленного, страдающего сына, он увидел спокойного и уверенного в себе настоящего наследника Терри, будущего императора. Асамр стоял возле окна, задумчиво вглядываясь вдаль, а при появлении отца развернулся к нему лицом, склоняя голову, прижал руку к груди, приветствуя.

Более тщательно прощупав сына, Айрад довольно усмехнулся, признавая гениальность Адаара. Старший сын и вправду сделал практически невозможное — вырастил себе идеальную замену. Сила илтара в младшем сыне всегда была больше, чем в Адааре, но старший сын брал умом и хитростью, а не шел напролом, как это делал младший.

Император прошел к рабочему столу и обратился к наследнику, садясь в удобное кресло:

— Приветствую тебя, сын мой. Что привело тебя ко мне? Я не звал тебя и если честно, то не ожидал, что ты так быстро восстановишься. Ты поблагодарил Адаара за отлично проведенную работу?

Император не предложил сыну занять кресло для гостей, так как он не заслужил пока права сидеть при своем повелителе.

— Да, отец. Адаар передает вам свое почтение, — ровным голосом ответил Асамр, жадно вглядываясь в императора.

— Как мило с его стороны.

Айрад заметил, как наследник досадливо сморщился от слов отца.

Свою привязанность к старшему сыну император от Асамра никогда не прятал, не видел в этом смысла. И хотя Асамр всегда пытался дотянуться до уровня Адаара, но постоянно проигрывал ему в глазах отца.

— Я пришел сообщить вам то, что не успел сказать ранее. Моя леара — беременна. Поэтому…

— Отставь, я это уже знаю, — перебил его император, даже не дослушав до конца. — Не беспокойся, Мелиссе будут предоставлены все удобства, которых ты ее лишил. Я, если честно, расстроен.

Айрад поймал взгляд наследника полный сомнения на этот счет.

— Ты совершенно не понимаешь, как следует заботиться о леаре. Почему она гуляет у тебя по городу одна? — продолжил отчитывать сына император. — Ни одного воина ты не выделил для обеспечения ее безопасности. Ее видит любой, кто хочет, и разговаривает с ней! Уму непостижимо! Она леара наследника: никто не должен даже дышать в ее сторону!

— Я исправлюсь!

Император не сомневался, что исправится. Он чувствовал, блондин понимал, что отец, как всегда, прав.

— Я виноват, — стал оправдываться наследник, пряча глаза под густой челкой. — В связи с предстоящим боем я совсем забыл про охрану Мелиссы. А на учениях ббвйее мне потребовалось все мое звено. Мне надо было не слушать леару, а запереть ее в моем загородном доме, как я планировал изначально. Но я хотел угодить вам, отец. Вы меня попросили, чтобы Мелисса помогла Адаару в интернате, и я не мог вам отказать, хотя должен был. Сейчас я понимаю, как я был не прав в отношении леары. Я исправлюсь.

— Конечно, исправишься, когда вырастешь! А пока Мелиссой займусь я сам. Бедная девочка совсем отощала у тебя, как она выносит здоровое дитя? Как? — продолжал отчитывать сына Айрад.

— Я не задумывался об этом, — опешил Асамр.

Айрад чувствовал смятение сына. Тот никогда не задавался подобными вопросами. Такое событие в жизни наследника случилось впервые.

— Не задумывался, но мог мне сообщить? — требовательно спросил император, сверля сына гневным взглядом своих красных глаз.

— Не мог, — твердо ответил Асамр. — Она еще не знает. Я ждал, когда она сама поймет и сообщит мне.

— Глупо с твоей стороны. О чем еще ты хотел поговорить? — непринужденно откидываясь на спинку кресла, спросил Айрад, пристально глядя на сына.

Блондин молчал, гипнотизируя столешницу. Император и сам знал, чего хотел сын. Хотел очень сильно, так сильно, что пришел сам к нему. Привязка натягивалась между ними, передавая внутренние переживания наследника. Но Асамр так и не попросил то о чем хотел: вернуть ему Мелиссу.

— Молодец, — неожиданно похвалил император. — Ты справился, поэтому дарую тебе очень хорошую девушку. Она будет прекрасной леарой для тебя, поверь.

Нажав на встроенной в стол панели кнопку, вызвал личного секретаря. Дверь беззвучно открылась, в кабинет вошел рыжий террианец с планшетом в руках, готовый записывать распоряжение императора.

— Пригласи сюда Ранаду, а пока принеси нам выпить тьем, — обратился к секретарю Айрад.

— Отец, я откажусь от твоего щедрого подарка. Я пока не готов. Спасибо, — решился Асамр, твердо глядя в глаза отцу.

— Ну, что ж, — протянул император, задумчиво разглядывая наследника. — Может, ты и прав. Тебе пока рано иметь леару.

Рыжий внес исправление и вышел из кабинета, чтобы буквально через минуту вернуться с подносом в руках. Поставил перед императором и наследником маленькие чашки с источающим терпкий аромат горячим напитком. Айрад пригубил из своей чашки, прикрывая глаза от блаженства. Асамр даже не притронулся к угощению, продолжая стоять с опущенной головой.

— У тебя что-то еще ко мне? — поинтересовался император, откинувшись на высокую спинку кожаного кресла.

— Нет, — глухо ответил Асамр.

— Ну, тогда иди, — отпустил сына Айрад, медленно потягивая обжигающий тьем.

Блондин нерешительно постоял возле кресла, явно что-то желая сказать. Потом также нерешительно сел в него и потянулся к напитку. Император довольно усмехнулся. Напиток был горячим и горьким, Асамр же предпочитал все сладкое.

И зачем сейчас сын заставляет себя пить тьем, Айраду было непонятно.

— Не заставляй себя. Я же знаю, что он тебе не нравится, — снисходительно сказал император, глядя на блондинистую макушку.

— Вы с Адааром всегда проводите время вместе, наслаждаясь вкусом тьема. Я хочу стать тебе ближе. Хочу проводить с тобой больше времени вместе, — слова сыну давались с явным трудом.

Император замер, услышав признание Асамра. В его словах чувствовался упрек, и привязка подсказывала, что сын переживал и нервничал. Мысленно позвав своего истара, Айрад спросил совета у своего верного друга.

— Наследник всегда пытался соответствовать вам и Адаару, — сразу отозвался тот. — Пусть Асамр молод, но уже сумел достичь больших успехов. И ему требуется ваша похвала и признание вами его заслуг. Он считает, что теряется в ваших глазах за тенью старшего брата. Он в смятении, и если не поощрить его сейчас, он может пойти по ложному пути, потерять себя.

Ответ советника подтвердил догадку императора. Что-то странное творилось с его младшим сыном, это не могло не беспокоить отца.

— Ты как всегда мудр, мой истар, — мысленно поблагодарил Айрад друга.

— Я рад служить вам, мой илтар, — получил император обязательный ответ.

Асамр продолжал пить из чашки, мучая себя, но на лице не дрогнул ни один мускул. Только отцу и так было видно, что тьем никогда не станет любимым напитком наследника. Нажав очередную кнопку на панели, Айрад достал из открывшегося ящика вазочку со сладостями для наследника.

— Давно ты не приходил ко мне за ними. А они, как и прежде, ждут тебя здесь, — заметил император, пододвигая угощение сыну.

Не веря своим глазам, Асамр протянул руку и взял сладкую помадку. Вкус у нее остался прежним, как в детстве. Только в этот раз на коленях у отца он не сидел.

— Благодарю, отец, — голос плохо слушался наследника.

— Что бы ты ни думал, я горжусь тобой, Асамр. Ты станешь отличным императором, я верю в это. Главное, чтобы ты сам поверил в себя и никогда не сомневался. Что бы ни случилось, мы с Адааром всегда поможем тебе, ты только попроси. Смело смотри в будущее и не забывай, что у меня всегда в столе ждут тебя твои любимые сладости.

Император внимательно следил, как его слова благотворно влияют на наследника. Как начинают сиять его фиолетовые глаза. Как он гордо приподнял голову, ровно садясь в кресле. Айрад стал забывать, что следует чаще проводить время с детьми. И что они все еще нуждаются в нем — мудром и справедливом отце.

Неожиданно Асамр замер, словно прислушиваясь к чему-то, слышному только ему.


Завеса тайны приоткрыта

«…Завеса тайны приоткрыта

Все встало на свои места

Любви мелодия забыта

Жизнь предсказуемо проста…»

(П. Олейник)


Слезы текли, не останавливаясь ни на минуту, рука до сих пор болела. Запах крови неприятно оседал на языке, вызывая тошноту. Капитан, что выстрелил в нападающего, лежал на спине и быстро дышал. Тяжелое тело напавшего на нее мужчины сильно придавило Нику, и она никак не могла из-под него выбраться, извивалась, пыталась столкнуть, тихо поскуливая. Ладони утопали в вязкой крови, которая растекалась по полу.

Сколько времени прошло с момента выстрела, Ника не знала, для нее оно остановилось. Нож лежал рядом, только дотянуться до него у девочки не получалось. Но сам вид ножа придавал ей сил и уверенности, что все у нее получится. Просто надо полежать и отдохнуть, набраться сил. Веки тяжелели с каждым вздохом, но Ника боялась положить голову в лужу крови. Она боялась захлебнуться в ней во сне.

Из последних сил девочка перевернулась на бок и, отпинываясь ногами, сумела скинуть ненавистное тело мертвого мужчины. От облегчения, что у нее все же получилось, рыдания усилились. Цепляясь за панель управления, девочка встала на ноги и сделала последние шаги, чтобы устало упасть в кресло. Непослушные пальцы отказывались сгибаться. Пристегнуться никак не получалось. Растирая слезы по щекам, Ника забралась в кресло с ногами и уткнулась в них лицом. «Нужно успокоиться», мысленно уговаривала она себя.

Тяжело вздохнув, Ника стала вглядываться в панорамный монитор, на нем к неизвестному звездолету подлетел такой знакомый террианский учебный. Надежда на спасение забрезжила в душе Ники. Ее не бросили, за ней прилетели.

Повернувшись в кресле в сторону подарка Арифа, Ника, сама не замечая, стала молить дарителя прийти за ней. Она готова была простить ему все его выходки, лишь бы он забрал ее из этого ада. Слезы, с которыми только что сумела справиться Ника, с новой силой полились из глаз. Всхлипнув, она перевела взгляд на капитана. Мужчина дышал все медленнее и прерывистее. Девочка никак не могла решить, что нужно предпринять. Она стала оглядываться в поисках аптечки, пока не увидела искомый красный крест. Не сомневаясь ни секунды, соскочила с кресла и, чуть поскальзываясь на испачканном полу, подошла к стене, отодвинув панель со знаком, вытащила аптечный ящик. Подойдя к капитану, Ника встала на колени возле него и стала тормошить, зовя:

— Мужчина, мужчина. Не умирайте. Вы слышите меня, капитан. Вы же капитан?

Тот, закашлявшись, приоткрыл глаза, мутным взглядом пытаясь разглядеть, кто с ним говорит.

— Капитан, я тут аптечку нашла, что мне делать? Я не знаю, — зачастила Ника, открывая крышку ящика. — Тут какие-то капсулы с зелеными и прозрачными жидкостями. Вот бинт, а еще автоматический шприц. Таблетки. Может, вам таблетки надо дать? Вы мне подскажите, я ведь кроме зеленки и перекиси, ну еще обеззараживающего раствора ничего не знаю, не понимаю, что зачем. Только не молчите, пожалуйста.

Мужчина чуть пошевелился, попытался сесть. Ника бросилась помогать ему, облокачивая спиной о стену. Капитан долго рассматривал аптечку, а потом стал указывать пальцем, что ему требуется. Девочка послушно подавала все, что просил мужчина, помогая вставить флакон в шприц. Капитан уверенно одним движением сделал себе укол. Ника от страха закрыла глаза и не дышала, мысленно благодаря мужчину за то, что он сам с этим справился. Колючка с детства боялась уколов. Услышав глухой стук, Ника открыла глаза.

Мужчина устало прикрыл веки, громко дыша, руки безвольно лежали на полу, и автоматический шприц выпал из ослабевших пальцев. Подобрав ненужный уже инструмент, девочка убрала его в ящик и обеспокоенно обратилась к мужчине:

— Капитан, надо вам еще чего-нибудь? Воды? Таблетки?

— Воды, — прохрипел в ответ мужчина.

Девочка вскочила на ноги и стала соображать, где она тут может найти требуемое. Но так и не нашла ничего подходящего. Вернувшись к мужчине, потрясла его, спрашивая:

— А где мне взять воду?

Но капитан так и не открыл глаза и больше не произнес ни слова. Ника испугалась, он же не мог умереть. Приложив голову к груди мужчины, она с облегчением услышала биение сердца. Наверное, капитан просто уснул.

— Ника! — вдруг услышала она окрик Арифа.

Радостно встрепенувшись, девочка оглянулась на звук. Он шел из-за двери.

— Ариф! — выкрикнула Ника и бросилась из кабины, чтобы тут же упасть в крепкие объятия террианца.

Юноша крепко прижимал ее к себе, тихо шепча что-то на своем птичьем наречии. Но Ника даже не пыталась понять слов, она была счастлива. Слезы вновь полились от облегчения, что за ней пришли. Что он пришел и спас. Она хотела поблагодарить его от чистого сердца.

Запрокинув лицо, Ника открыла рот и замерла, с удивлением глядя на испачканное кровью лицо террианца.

— Ты ранен? — взволнованно спросила она.

Если и его надо спасать, то девушка была морально к этому не готова.

— Нет, сссо мной всссе хорошо. А ты? Ты вссся в крови, — тревожно рассматривал террианец девочку, все еще удерживая ее в своих объятиях.

Сил, чтобы разжать руки, он не находил, так бы и держал ее, не отпуская от себя, целую вечность.

— Со мной тоже вроде все хорошо. Только ударилась и испугалась сильно.

— Я чувссствовал, — произнес устало Ариф.

Ника непонимающе хмурилась, силясь понять, что имел в виду террианец.

Тут Ника вспомнила про капитана.

— Там мужчина, он очень сильно ранен. Я, конечно, помогла ему, и он там что-то себе вколол.

Террианец молча кивнул головой и, обернувшись к кому-то за своей спиной, что-то произнес.

Светловолосый прихвостень Арифа, прошел мимо парочки, заходя в кабину летчика.

— Пойдем на звездолет. Тебе надо отдохнуть, — повел за собой Нику террианец.

Девочка послушно шла, боясь даже на шаг отстать от брюнета. Вдруг Ника вспомнила об оставленном в кабине подарке, резко остановилась и, вывернувшись из-под руки Арифа, бросилась обратно.

— Ника, ссстой! — окрикнул террианец, но было поздно.

У замершей девочки от ужаса широко распахнулись глаза. Блондин вынимал окровавленный клинок из груди капитана. Громкий визг оглушил всех. Но кто-то закрыл рукой глаза девочке и прижал ее к себе, пряча от ужасной картины.

* * *

— Как ты мог! — кричала девочка, дергаясь на плече у Арифа.

— Он умирал, Ника, — устало повторял одно и то же террианец, сдерживая ярость, которая кипела по привязке от землянки.

Звено вновь подверглось испытанию, но выстояло. Хотя недовольство высказали многие. Подавив вспышки гнева, Ариф призвал к дисциплине подчиненных, напоминая, что им следует спешить домой.

Опустив сопротивляющуюся девочку в то кресло, где совсем недавно сидела ее подруга, террианец так же ловко пристегнул Нику ремнями безопасности. Опустившись перед ней на пол, террианец положил свою голову девочке на колени и устало произнес:

— Ника, прошу, уссспокойссся. У меня нет медицинссского образования. Он потерял много крови, я не мог ему помочь. Только облегчить его сссмерть. Эта та малосссть, что мы могли ему дать. Поверь, умирать в ожидании, когда тебя ссспасссут, ужассснее. От обезвоживания и потери крови он умирал бы в ссстрашных муках. Я уссстал, Ника, как же я сссильно уссстал. Давай не будем сссориться, прошу.

Ему хотелось просто уснуть, хотя бы на короткое время. И чтобы она была рядом, и не надо было беспокоиться о ней каждую секунду. Привязка слишком сильно выматывала, высасывая силы из Арифа чуть ли не досуха.

Прислушиваясь к девочке, юноша прикрыл глаза, с облегчением поняв, что Ника поверила и начала успокаиваться. Истар нерешительно подошел, с недоумением глядя на Арифа, протягивая Никин нож. Брюнет забрал оружие и отдал девочке, которая быстро выхватила его и прижала к своей груди.

— Что еще? — недовольно спросил он мысленно у всё ещё ожидающего непонятно чего истара.

— Я хочу понять, что вы делаете, — пришел ответ.

— Найдешь свою леару, поймешь. Бери управление на себя, у меня пока нет времени. Мы должны как можно быстрее добраться до Терри. Исполняй, — приказал Ариф.

А сам, глядя, как Ника недобрым взглядом провожает его истара, придумывал объяснение для наставника и директора. Причина должна быть веской, чтобы оправдывать своевольную выходку Арифа.

* * *

Террианский учебный звездолет готовился к отправлению, когда земной взорвался. Никто из двух вражеских капитанов не обратил на этот факт внимания, поглощенные своими девушками. Только земляне-разведчики все замечали и записывали, притаившись в отдалении.

— Стоп машинам, — отдал приказ Ариф, услышав волну страха, вычисляя, кто бы это мог быть.

— Компьютер, в сектор восемь слева произвести три выстрела, — отдал приказ властелин Второго Дома.

— Отправляй! — нервно крикнул капитан разведывательной группы присланной Гейлом, и все записи были направлены начальнику нажатием кнопки.

— Рассредоточиться, быстро! — очередной приказ, но слишком запоздалый, был последним для землян, увидевших слишком многое.

* * *

— Линтэры уничтожили землян, — отрапортовал второй пилот Арифу.

— Вы записали?

— Да.

Злорадно усмехнувшись, молодой илтар теперь имел на руках то, что способно загладить его вину, переведя все стрелки на линтэров.

— Тогда домой, пока они и нас не подстрелили.

— Ариф, отвези меня домой.

Мысль о доме была едина для парочки, только дом у каждого находился на разных планетах.

— Я тебя и везу домой, — устало произнес юноша, не открывая глаз.

Легкая ладошка замерла в нескольких сантиметрах от его головы, и Ариф ждал, сможет ли девочка довериться ему окончательно, опустит ли руку на его волосы, как того хотела.

— К бабушке? — поинтересовалась Ника, и юноша поморщился, а ведь счастье было так возможно.

— К бабушке, — выдохнул Ариф, представляя, как вытянется лицо его бабушки, когда он приведет в дом Нику. Главное, чтобы брат помог, а Аром никогда не отказывал, так как был слабее. Он должен замолвить слово за него перед наследником.

— Спасибо, — прошептала Ника, и юноша ощутил тепло, которым щедро поделилась с ним Колючка.

— Ты ей понравишься, — прошептал Ариф, понимая, что обманывать свою леару не может.

— Она меня любит, — ответила Ника, чувствуя, что вести разговор становится все сложнее, что дрёма постепенно обволакивала сознание.

Юноша приподнял лицо, рассматривая заснувшую землянку, и горько прошептал:

— Террианцы не любят, Ника. Никого и никогда.

* * *

Лисса не поняла, как гуляя по саду, забрела в лабиринт. Высокие зеленые стены поднимались вверх до самого неба, не позволяя увидеть в какой стороне находится дворец. Если сначала девушка нисколько не тревожилась и смело шла вперед, легко гладя пальцами маленькие листочки изгороди, но чем дольше она шла, чем больше проходила развилок, тем сильнее пугалась. Она заплутала! Эта мысль испуганной пташкой билась в голове. Любые лабиринты всегда окутаны какой-то магической таинственностью, завораживающей, волшебной, необычной. Это Мелисса ощутила в полной мере, когда какой бы коридор ни выбирала, но уже шестой раз проходила мимо одной и той же скамейки.

В детстве девушка любила такие развлечения и всегда легко находила выход, но не в этот раз. Устало опустившись на скамейку, вытянула ноющие ноги. Мелисса поворачивала голову то в одну сторону, то в другую, рассматривая совершенно одинаковые коридоры. Куда идти было непонятно.

— Мелиссса! — вдруг услышала чей-то голос девушка.

Резко вскочив на ноги, она стала прислушиваться, пытаясь понять, откуда шел звук.

— Мелиссса! — уже четче прозвучало из правого коридора, и девушка, подобрав подол платья, бросилась туда.

Коридоры мелькали перед глазами, но девушка с каждым шагом четко была уверена, что бежит в верном направлении. Голос, зовущий ее, становился все ближе. И вот очередной поворот закончился развилкой, где стоял он, тот, чей голос она слышала, тот, кто звал ее, тот, в чьих ярко-синих глазах плескалась любовь и нежность.

— Алтар! O! — выкрикнула девушка, бросилась к нему, чтобы оказаться в крепких и сильных руках любимого.

— Мелиссса, — прошептал Ал.

Девушка счастливо улыбнулась ему в ответ. Но тут она обратила внимание на красные нити, которые оплетали ее, связывая с любимым.

— Я нашел тебя, — услышала она голос Алтара и, вскинув голову, с удивлением заметила теплую улыбку на губах.

Моргнув, Мелисса проснулась, непонимающе оглядываясь. Она была все еще в беседке на озере. Встревоженно оглянувшись, она села на диванчике, потирая заспанные глаза.

* * *

Очнувшись, Алтар раскрыл свои синие глаза, тепло улыбаясь тому, что вновь чувствовал свою леару. Связь восстановилась полностью, и что удивительно, сейчас Ал в полной мере ощутил счастье воина, повстречавшего свою леару. Мелисса была его, только его. Не было больше привязки наследника, чьи нити скинул с девушки, Ал не знал, но явно не Асамра. Кто-то чужой посмел забрать у него леару, но не смог удержать девушку подле себя, так как Мелисса сама стремилась к Алтару.

* * *

Наследник встревоженно вскочил, удивлению его не было предела. Айрад знал, что чувствовал его сын, ведь привязка его звена восстановилась. Но еще больше поражал тот факт, что Алтар вернул Мелиссу. Легко и непринужденно! Император закаменел, переживая не самые приятные моменты своей жизни, когда так резко, без подготовки и без его желания рвалась привязка с леарой. Второй раз был не настолько болезненным, но тоже неприятным. Тяжело выдохнув, прикрыв глаза, Айрад прошептал, борясь со спазмами головной боли:

— Ну, вот и объявился истинный воин красной жемчужинки.

— Она моя, — не согласился Асамр.

— Увы, нет.

— Я у него ее заберу, — пообещал наследник, с которого слетел налет покорности и почтения.

Айрад с грустью констатировал, что еще один наследник был окончательно испорчен землянами. Прискорбный факт.

— Я дам тебе три минуты вернуться в здравомыслящее состояние, — предупреждающе заговорил император, ровно садясь в кресле. — Три минуты, я дам тебе пережить это состояние и забыть, что ты наследник. Но как только они истекут, все для тебя изменится раз и навсегда. Или ты станешь истинным наследником, который поймет, что такая слабость как леара ему ни к чему, или станешь обычным воином, которого легко и просто убить.

— Отец? — удивленно выдохнул Асамр, понимая, что тот не шутит.

— Время игр закончилось, — холодно ответил ему Айрад, вставая с места. Он неспешно подошел к стене, где была нарисована карта галактики. — Потерять еще одного наследника я не могу. Поэтому три минуты ты горюешь о потере своей леары, так как я понимаю, как она хороша и нежна, но это просто женщина. Она делает тебя слабым и безрассудным. Она уже отравила тебя своими эмоциями и чувствами. Я сказал достаточно, — Айрад обернулся лицом к Асамру, который следил за ним, изо всех сил пытаясь скрыть удивление. — Высшие никогда не были глупцами. И не зря закрыли эту расу на их маленькой планете. Так что пора им покинуть мою планету, а линтэров пора поставить на место. Ну, так как, Асамр, ты выбрал, кем ты хочешь стать?

— Наследником, — уверенно произнес юноша.

— Вот и замечательно, — выдохнул Айрад. Перспектива искать кандидатуру, которая родит сильного илтара, удручала. Это столько мороки!

— А что будет с Мелиссой? — неожиданно задал вопрос Асамр.

Император задумался, вспоминая красивые глаза девушки.

— Ничего. Родит, потом посмотрим, — бросил он, разглядывая на карте маленькую голубую планету.

* * *

Когда терринец чуть ли не пинком заталкивал девушку в спасательный модуль, Ксю слезно молила его не делать этого. Правда, горькие обидные слова Ари остановили поток жалобных слов. Девушка прислушалась к доводам террианца и поняла, что ради подруги она готова пойти на обмен, готова пожертвовать собой ради Ники. Ведь они были настоящими подругами. А Ари обещал, что все сделает, чтобы Ника выжила, не остановится ни перед чем и если надо будет, то вырубит Ксю, если она не перестанет упрямиться.

Но вся бравада и героизм постепенно покидали девушку, чем ближе приближалась громада неизвестного космического корабля. Паника набирала обороты, и сколько бы ни оглядывала Ксю маленькую кабинку, укрыться ей было негде. Модуль ощутимо тряхнуло, когда он попал в захват корабля. Открывшийся люк казался пастью страшного чудовища, которое сейчас съест девушку. От страха Ксю закрыла глаза, готовясь к ужасной расправе над ней. Но время шло, а взломать люк спасательного модуля никто не торопился. Ожидание тягостно давило на психику. Девушка прислушивалась к стоящей оглушительной тишине, не понимая, почему они тянут. Лучше бы сразу убили ее, чем вот так вот измываться.

Время тянулось и тянулось, минуты перетекали в часы, как уверял Ксю бесполезный коммуникатор, но так никто и не пытался проникнуть в ее скорлупку. Бояться девушка устала, поэтому сидела и всматривалась в темноту, которая окружала спасательный модуль. От долгого сидения ее сморил тревожный сон.

Правда, был он недолгим, так как люк со скрипом открылся. Ксю вся подобралась, не зная, что ей приготовила Судьба. И что еще девушке предстоит пережить. Но она была готова сражаться до последнего. Так просто свою жизнь не отдаст!

Вошедшие были явно гуманоиды. Прекрасной наружности, если бы только не клыки, кончики которых выглядывали из-под верхней губы. Если бы не холодный взгляд миндалевидных глаз. Серебристые одежды подчеркивали стройные фигуры, но не скрывали мощь, таящуюся в них. Пластика и грация в движениях завораживала. Один из них, тот, что был с белоснежными волосами и прозрачными голубыми глазами, чей взгляд был полон странного блеска, подошел очень близко к девушке, которая так и не встала с кресла. Она просто вжималась в его спинку, мечтая хотя бы упасть в обморок, чтобы не знать, как они убьют и расчленят на опыты, как рассказывал ей террианец.

Вдруг гуманоид протянул руку и раскрыл ладонь, на которой лежал ее кулон, подарок Ники. Удивленно ахнув, Ксю быстро выхватила украшение, с горечью рассматривая разорванную цепь.

Неожиданно для девушки гуманоид протянул ей цепочку, другую. Что он хотел, было предельно понятно для Ксю, только вот пальцы нещадно дрожали, и она даже не представляла, как ей вдеть подарок Ники в предложенную цепочку. Тонкие длинные точеные пальцы гуманоида смело взяли кулон обратно из рук девушки. Ловко вдевая в небольшое кольцо цепочку, гуманоид протянул подарок Ксю. #286304298 / 08-мар-2015 Желая забрать его себе, девушка вытянула руку, но блондин остановил ее, отрицательно качая головой. Нахмурившись, девушка не поверила в первые секунды, что он предлагал ей застегнуть цепочку. Страшно было довериться неизвестному, но приглядевшись к застежке цепочки, поняла, что самой ей не справиться. Задавив сомнения, девушка подалась вперед, глядя, как покачивается красивый кулон, и как в нем разгорается голубой свет, с каждой секундой все ярче. Положив украшение на ладонь, Ксю внимательно следила за небывалым волшебством. Раньше ее кулон не вытворял таких фокусов.

— Мельда, — прошептал гуманоид.

Как он застегнул цепочку, девушка не почувствовала, а вот мимолетное прикосновение обожгло кожу. Дернувшись, Ксю испуганно перевела взгляд на лицо неизвестного. Странное спокойствие и умиротворение, даже удовлетворение растеклось по телу. Рядом с этим гуманоидом девушка чувствовала себя в безопасности, и не было в нем угрозы.

* * *

Адаар вошел в кабинет отца. Дверь как-то чересчур громко захлопнулась за ним. Неприятное сравнение, что красноглазый попал в мышеловку, больно кольнуло в груди. Отец стоял у карты, задумчиво рассматривал сектор землян.

Напряжение витало в кабинете, террианец четко ощущал его.

— Я пришел, отец, — произнес Адаар, понимая, что император этого и ждет.

— Сядь, — коротко бросил ему Айрад.

Выполнив приказ, Ад подобрался, прогоняя в уме, в чем прокололся и чем это ему грозит.

— Я понять не могу, как долго ты планировал это скрывать от меня?

Красноглазый молчал, морщась от боли. Отец был в гневе.

— Я не заслужил доверия? — вновь заговорил отец, вставая за спиной сына.

Адаар выстраивал защиту, понимая, как ничтожны его попытки, но не сдавался. Он должен спрятать правду глубоко и надежно.

— Почему укрыл от меня? — раздалось над головой красноглазого.

Сила отца сдавливала со всех сторон, словно рукой сминая бумажный лист, открывая сознание сына.

— В свое время мой отец отговаривал меня от твоей матери. Но она была так прекрасна, что я был непослушным. И знаешь, что самое удивительное? Она единственная, кого я не могу забыть.

— Отец, я не понимаю вас, — прервал признания Адаар, неуютно чувствуя за своей спиной императора, который постепенно сливался сознанием с ним, и все сложнее стало отгораживаться, спасая свою леару.

— Она была очень желанной, — вещал Айрад. — Я много времени провел в ее спальне, прежде чем я узнал, что мы зачали тебя, Адаар. Если бы кто-нибудь узнал, какие чувства в тот период я испытывал, то не поверил бы никогда. Но я не смог с ними справиться. Я постоянно терял контроль, пока отец не наказал меня. Я не видел свою леару до самых родов. И даже после этого, отец позволил мне увидеть только тебя.

Признания отца становились все страшнее, Адаар стал понимать, куда он клонит. Он не боялся этого. Так уже красноглазого не запугать.

— Моя привязка к леаре была непростительно крепкой, сильнее, чем привязка звена.

Руки отца опустились на плечи сыну.

— Ты ведь понимаешь, чем это было чревато?

— Да, отец, — ответил Адаар.

Пальцы императора массировали застывшие от напряжения плечи, принося удовольствие.

— Зачем ты позволил Асамру так сильно увлечься леарой? — мысленный вопрос не требовал ответа, так как Адаар чувствовал, что отец и так все уже узнал, копаясь в голове у него.

Через страдания красноглазый пытался воспитать сильного преемника отца. Закаливал его душевными страданиями и физической нагрузкой. Уже сейчас у Асамра мало слабых мест, на которые можно надавить. Сильный истар прикрывает наследника, словно живой щит.

— Ты не знал, что Мелисса леара Алтара? — новый вопрос тонул в сладкой патоке удовольствия, которая завладела телом Адаара.

Плавные движения перешли чуть ниже вдоль позвоночника.

— Нет, — выдохнул красноглазый, чуть подавшись вперед, открывая отцу больше возможности для действий.

— Асамр успокоится?

— Нет, — повторил Адаар. — Пока не получит свое, не успокоится.

— И как заставить его забыть о леаре истара?

— Никак. Связка слишком сильная. Они очень похожи. Им нравится одно и то же. Алтар тень Асамра.

— Зачем ты позволил Асамру привязаться к землянке? Зачем послал его на станцию? — вопросы отца требовали ответа и таких сил, чтобы противостоять приказам императора, у него не было.

— Чтобы вернуть свою леару, — прошептал красноглазый, понимая, что правду ему уже не скрыть от отца.

Император докопался до нее и вытаскивал на свет, применяя силу.

— И только? — недоверие прозвучало в голосе отца. — Зачем? Ведь из-за нее ты столько пережил. Зачем возвращать, чтобы отомстить ей?

— Нет, отомстить ее отцу. Она не виновата, она же просто женщина. В том, что произошло со мной, виноват ее отец.

— Ты не отвечаешь на мой вопрос, — давил император, у Адаара от напряжения капельки пота выступили на лбу. — Зачем ты отправил наследника на станцию?

— Чтобы сломать, — выдохнул Адаар и взвыл от боли.

— Зачем? — прошипел император.

Предательства сыну он не простил бы. Адаар об этом прекрасно знал, и этого у него и в мыслях не было.

— Чтобы Асамр почувствовал то же, что и мы в свое время. Чтобы стал взрослым. Чтобы сбить с него спесь.

— Ты планировал у него забрать леару? — удивился император, но когда увидел правду пораженно замер, сильнее сжимая плечи сыну.

— Ты поистине жесток, Адаар. Убить леару… Ради воспитания… Но я запрещаю тебе это, Мелисса беременна, — опять приказал император, взяв себя в руки.

Красноглазый знал, отец не осознавал глубину безумства своего старшего сына, и сейчас она его пугала своей чернотой.

— Знаешь, я болел твоей матерью. Так сильно… — Адаар поморщился, когда отец запустил руки в заплетенные в косу волосы, больно дергая. — Казалось, я никогда ее не забуду. Но я забыл, как выглядело ее лицо. Только густые голубые волосы. Красивый водопад, переливающийся на свету.

Адаар почувствовал тепло, накрывающее его с головой. Сердце неприятно защемило от воспоминаний отца. Мать Адаар не помнил, вообще.

— Отец так и не отдал мне ее. И когда напали линтэры, он не сумел обеспечить ей защиту.

Адаар почувствовал дыхание императора у себя над ухом.

— И я его за это убил. И если ты нарушишь приказ, заберешь жизнь у Мелиссы, Асамр поступит так же, как и я в свое время. Адаар, ты ведь не задумывался над этим?

— Думал, и поэтому тренируюсь с ним.

— И какую же ты цель преследуешь, мой сын? — вкрадчивый шепот отца напрягал Адаара. — Ты задумал покинуть меня? Ты никогда меня не покинешь, я приказываю тебе. Ты мой.

Адаар закрыл глаза, поражаясь, как же похожи их отцы с Джоанной — больные до своих детей. К Асамру император так не привязан, как к нему.

— Адаар, ты единственное, что осталось у меня от нее. Ты должен это понять. Я часто вижу твою мать во сне, — отец решил продолжить разговор о той, кого красноглазый видел только на портрете в спальне у отца.

Туда он забрался всего лишь раз, посмотреть, что же общего у него с ней. И к своему разочарованию ничего не нашел, только цвет волос. Отец никогда не разрешал Адаару стричь волосы, ставя запрет. Именно он виноват в том, что многие красноглазого воспринимали за девчонку, за что потом, естественно, и поплатились.

— И я, надеюсь, ты понимаешь, что программу твою я сворачиваю. Готовь завтра боевой вылет. Я хочу, чтобы вы с Асамром принесли победу в дом. Эарендильский сектор — сердце линтэровской империи. Обрушь на него всю силу землян.

Император сел в кресло, внимательно вглядываясь в красные глаза. А у того улыбка растеклась на губах.

— Каких землян? — уточнил Адаар.

— Собери всех, что у нас на планете, всех покоренных. Очисти от них нашу территорию. Думаю, линтэрам сюрприз от нас на их великий праздник понравится.

Восхищение замыслом отца переполняло сердце Адаара. Он никогда не мог предугадать его шаги, но они всегда были неожиданными.

— Как прикажете, мой император, — с придыханием прошептал Адаар, вставая с кресла.

Но, не дойдя до дверей, красноглазого остановил голос отца:

— И свою тоже не забудь.

Медленно обернувшись, Адаар посмотрел в такие же, как у него, холодные красные глаза.

— Как прикажете, император, — прошептал он, прежде чем покинуть кабинет отца.

* * *

Звездное небо отражалось в ровной глади озера. Девушка стояла возле перил, рассматривала сказочный вид, когда звездами было осыпано все вокруг. Небо спорило с озером у кого их больше. Песни ночных сверчков добавляло таинственности моменту. Легкий ветерок играл распущенными волосами.

Мелисса не могла понять, что с ней произошло. Память прятала от нее что-то очень важное. Ужин в беседке — был он или это сон? Лабиринт — явь или грезы? Где Алтар и почему он не с ней? Улыбка любимого все еще стояла перед внутренним взором Лиссы. Он никогда не улыбался, поэтому и была эта улыбка так ценна для девушки. Император тоже пропал. И как ей смотреть ему в глаза после того, как безнравственно его целовала. Ведь она не любила его, а поцеловала и даже больше. Отгоняя плохие воспоминания, Лисса пыталась найти себе оправдания.

— Не терзай сссебя, — послышался голос любимого за спиной.

Резко обернувшись, девушка никого не увидела.

Но улыбка вновь озарила ее лицо.

— Но как же так? Я же…

— Неважно, — остановил поток ее оправданий невидимый Алтар.

Уверенность, что да, это мелочь, на которую не стоит обращать внимания, поселилась в душе у Лиссы, задвигая раскаяния.

— Ты где? — спросила Мелисса в ночную тишину.

— Ссскоро буду, — заверил ее любимый. — Я очень тороплюсссь.

— Я дождусь тебя, — пообещала девушка, облокачиваясь плечом о витой столб беседки. И, не удержавшись, прошептала тихо-тихо, но любимый услышал:

— Я люблю тебя.

— Я тоже…

— Лисска! — радостный окрик взорвал ночную тишину на озере.

Обернувшись, девушка увидела, как к беседке по освещенному маленькими фонариками настилу легко бежит к ней Мила. Подол мешался, и рыжая его приподняла, оголяя стройные ножки. Волосы развевались огненным знаменем. Не сумев удержаться от радости, Мелисса тоже побежала навстречу подруге. Крепкие объятия сомкнулись, счастье от встречи переполняло девушек. Они признавались друг другу, как сильно соскучились, пока к ним не подошел зеленоволосый избранник Милы. Лисса помнила его еще со станции, но не узнала в первые секунды. Словно незнакомец стоял за спиной подруги. Но стоило тому поклониться и поймать испуганный взгляд Лиссы, как тут же она его узнала. Конечно же, это он, Аром. И почему ей показалось, что он изменился? Все тот же скромный юноша, каким она его помнила со станции.

— Как здорово, что мы встретили тебя раньше блондина, — воскликнула Мила, отвлекая Лиссу от рассматривания Арома.

— Блондина? — переспросила девушка, не понимая, о ком это говорит подруга.

— Ну да, Асамр тебя тоже ищет.

— Асамр, — попробовала произнести имя Мелисса, что-то в этом имени было знакомое, но только что. — А он кто? И зачем меня ищет?

— Ты чего, мать? — удивилась рыжая, всматриваясь в подругу внимательнее, и вдруг опустила взгляд на живот подруги. — Ого, да ты беременная?

Удивленно замерев, Лисса тоже посмотрела туда, куда смотрит подруга, и ничего выпирающего не заметила. Приложила руки к животу, в сомнении переспросила:

— Беременная?

Неожиданно Аром притянул к себе Милу и осмотрел Лиссу пронзительным взглядом. Девушке показалось на мгновение, что его глаза приобрели черный цвет. Но, наверное, показалось так как когда юноша встретился с ней взглядом, цвет глаз его был зеленым, как обычно.

— Да, эрла Мелиссса, вы беременны.

— А от кого? — опередила Лиссу Мила.

Девушка сама хотела бы знать от кого. Ведь не могла она забеременеть от императора, слишком рано.

— Это точно не император, — подтвердила ее догадку рыжая.

Лисса нахмурилась, не понимая, она что, рассуждала вслух?

— Или блондин, или брюнет, — недовольно добавила подруга.

— Какой блондин? — не поняла Мелисса.

Какая-то назойливая мысль не давала ей покоя.

— Я люблю Алтара. Это его ребенок, — добавила она, отступая от парочки назад. Никакого блондина она не знала, и знать не желала.

— Брюнета любишь? Фу!!! — возмутилась рыжая. — Он сноб, противный зануда.

— Я уже близко, Мелиссса, — прозвучал голос Ала.

Девушка стала озираться, а с ней и подруга с Аромом.

— Давайте пройдем в бессседку, — приказным тоном попросил юноша, и девушки с ним согласились.

В светлой беседке было удобнее общаться, чем стоять на узком настиле.

— Я так за тебя рада, подруга, — весело призналась рыжая. — Я вот еще не готова на такие подвиги. Ребенок — это ответственность, а еще пеленки и прочие прелести. Сразу вспоминаю свою малышню. Интересно, как они там без меня. Наверное, все подросли.

— Да, наверное. Но уверена, что они тебя не забыли, — подбодрила Лисса Милу, видя, как та впала в печаль.

Своих малышей Мила любила, хоть и ворчала на них постоянно.

— Надо, наверное, наведаться к ним с проверкой, как думаешь, Аром? — окликнула подруга своего избранника, который как-то странно дернулся и, бросив на них мимолетный взгляд, повернулся спиной.

— Это плохая идея, любимая, — проговорил он, вглядываясь в ночную темноту.

— А мы быстро, никто и не заметит, — стала выпрашивать подруга, состроив жалобное лицо.

Мелисса прикрыла ладошкой улыбку, потешаясь на влюбленной парочкой.

— Нет, Мила. Это не обсссуждаетссся, — даже не поворачивая головы, твердо сказал Аром.

Нет, определенно юноша повзрослел. С такой-то любимой это и неудивительно. Ведь за рыжей нужен глаз да глаз, а еще крепкая рука. Мелисса была счастлива за подругу, которая нашла свою любовь. И теперь девушка была спокойна за ее судьбу.

— Приветссствую вассс, иссстар нассследника, — обратился Аром к вновь прибывшему, но еще невидимого девушкам. — Или я ошибссся?

— Нет, не ошибссся, Аром, — услышала Лисса голос любимого.

Вскочив с диванчика, девушка бросила к нему, но подруга ее успела схватить за руку и дернуть назад. Аром закрыл собой вход в беседку, не позволяя войти брюнету. Мила пыталась спрятать девушку за спину, но та вырывалась, не понимая, что происходит.

— Почему? Ведь вы сссильнее его теперь.

— Я его иссстар, я не предам сссвоего илтара никогда. Я не такой как ты, отссступник, — высокомерно ответил Алтар. — Отдай мне моё.

— Чтобы опять ее насссиловать? — издевательски спросил у него Аром.

Мелисса замерла в руках Милы, изумленно воззрившись на зеленоволосого террианца. В чем он обвинял любимого, девушка не понимала. Кого насиловали?

— Нет, она только моя.

— Илтар прикажет, вы обязаны будете подчинитьссся.

— Уже нет. И я не намерен оправдыватьссся перед тобой, предатель. Отойди.

Вздрогнув, Аром сделал шаг назад, и брюнет спокойно смог войти в беседку. Мелисса хотела поскорее оказаться в его объятиях, но Мила не пускала.

— Кто ты? — спросила подруга у Алтара, когда он подошел к ним.

— Я, Алтар.

— Ты знаешь, о чем я спрашиваю. Ты не террианец, кто ты?

— Твой возлюбленный ссскрывает очень многое от тебя, возрожденная. Я такой же, как и он. Только мой исссточник у меня внутри, а не в моей любимой. И я не сссосссу из нее сссилы, как Аром. А сссам ее генерирую. Отойди в сссторону, а то твоему иссстару ссстанет еще больнее.

— Что? — удивленно ахнула Мила и бросилась к Арому, который все так же стоял к ним спиной.

— Алтар, — позвала Лисса, с тревогой вглядываясь в глаза любимого. — Что происходит?

— Всссё хорошо. Я пришел, как и обещал, — успокоил ее любимый.

— Лисска, не верь ему. Он темный! В нем тьма! — выкрикнула Мила, обнимая Арома за талию, гневно глядя на Ала.

— Возрожденная, в твоем истаре такая же Тьма, как и во мне. Он какой же, как я, — бросил ей через плечо Алтар.

А Мелисса вся запуталась, не понимая, что с ними со всеми произошло. Они конечно и раньше не ладили, но не обвиняли друг друга в какой-то Тьме. А ей так хотелось, чтобы Мила подружилась с ее любимым. И возможно они смогли бы прилететь к Аните, чтобы познакомить и с ней Алтара.

Синие глаза внимательно изучали Мелиссу, она это чувствовала. Желанные объятия становились все крепче. Уткнувшись лбом в грудь юноши, девушка не знала, как рассказать ему, что она беременна. Обрадуется ли. Вдруг нет. Еще они ссорятся с подругой. Все совсем не так, как она это себе представляла в мечтах.

— Я рад, — услышала она голос Ала.

Вскинув голову, Мелисса утонула в его ласковом взгляде. Алтар улыбался как во сне. Тепло, как солнце, у нее дома.

— А ссстанции больше нет, просссти, любимая.

— Как нет? — опередила опять Лиссу Мила. — Как нет станции!

Удивленный крик оглушал. Сердце сжалось в груди. Мелисса искала в глазах любимого опровержение его словам и не находила.

— Анита? — выдохнула она, не в силах произнести это страшное слово.

— Да. Ее тоже больше нет.

— Я не верю! — взвилась Мила, рывком поворачивая к себе Алтара. — Ты лжешь! Зачем ты говоришь неправду?

— Он не лжет, любимая. Отойди от него, быссстро, — резко приказал Аром, и стоило рыжей отступить от Алтара, как она оказалась за спиной зеленоволосого.

— Он не лжет, Мила. Ссстанция уничтожена землянами, — спокойнее повторил Аром.

— Но почему? — вскричала подруга из надежного укрытия.

Мелисса уже не стояла на ногах. Мир стал расплываться от непролитых слез. Алтар подхватил ее и усадил на диванчик, сам расположился рядом.

— Мы не знаем причину, — Аром ответил на вопрос подруги, разворачиваясь к ней лицом и крепко обнимая.

Мелисса видела, что рыжая тоже плачет. Горе от потери подруги и всех, кого они знали, разрывало сердце.

— Это всссё неважно, — прошептал Алтар, и Лисса поверила.

Да, главное это то, что она скоро станет мамой. Любимый рад этому, как и она. Положив голову на плечо Алтара, она улыбнулась, когда любимый накрыл своими большими ладонями ее еще пока плоский живот. Ну не скоро она станет мамой, надо потерпеть несколько месяцев, а потом появится на свет их ребенок.

Лисса прикрыла глаза, чувствуя, как Ал поцеловал ее в висок.

— Так, чего расселись, — недовольно буркнула Мила. — Я Асамра предупредила, что заберу у вас Лисску, раз не можете ее отстоять.

— Нет, она оссстанется сссо мной, — холодно одернул ее Ал.

— Я сказала, она полетит со мной, — напирала рыжая.

— Любимая, ты не права, — пытался удержать Милу за талию Аром.

Мелисса смотрела на эту картину и вдруг поняла, что очень сильно соскучилась по подруге. Ведь раньше они столько времени проводили вместе.

— Я хочу в гости к Миле, — обратилась она к Алу, состроив жалобное лицо как несколько минут назад это делала подруга.

Брюнет грустно вздохнул, задумался и согласился.

— Глаз ссс нее не ссспуссскай, — приказ относился к Арому.

— Поссстараюсссь, — ответил ему зеленоволосый и повел девушек из беседки на берег.

Такая резкая перемена в настроении Алтара удивляла Лиссу. Она была уверена, что он не согласится и будет настаивать, чтобы она осталась с ним. А он такой внимательный к ее желаниям, взял и согласился.

— Уверена, что не хочешь оссстатьссся? — спросил напоследок Мелиссу любимый, помогая усаживаться ей в аэромобиль.

— Я только на денек, — пообещала Мелисса.

— Завтра я тебя сссам заберу, — пообещал Алтар и поцеловал девушку в губы.

И только когда аэромобиль набрал высоту, Мелисса стала сомневаться в правильности своего решения.

— Мила, может, мне нужно было остаться, — проронила нерешительно девушка.

Аром взглянул на нее, а Мила обиженно насупилась. Лисса поняла, что не стоило ей спрашивать. Понятно, что подруга тоже скучала по ней. И ничего страшного не произойдет, если она погостит у нее всего один денечек.

— Лисска, ты такая непостоянная. То хочу, то не хочу, — начинала заводиться рыжая, но ее остановил зеленоволосый.

— Она и не хотела, — бросил Аром, отворачиваясь к окну.

Рыжая обиженно воззрилась на Мелиссу.

— Я хотела! — заверила она подругу, не понимая, почему юноша читает ее, как открытую книгу.

* * *

Проводив взглядом удаляющийся аэромобиль, Ал обернулся, когда из ворот дворца выбежал Асамр.

— Как ты посмел позволить ей улететь? — вскричал наследник

— Нам надо прояснить небольшую проблему, — спокойно обратился к нему мысленно брюнет. — Я ваш истар, и только. Мелисса моя леара, забудьте о ней. Она вас тоже не помнит, император постарался. И во-вторых, я воспитаю вашего сына.

— Своего сына воспитаю я сам, — наступал на Алтара наследник.

— Нет, — остановил его одним лишь желанием истар. — Я дам ему больше силы и знаний, чем вы, наследник.

Асамр, наконец, понял, что перед ним не его верный соратник, а кто-то другой. Тот, с кем призваны сражаться до последнего вздоха террианцы — орудие Высших. Черные нити взвились, оплетая наследника. Темный Враг подчинял себе волю Асамра.

— Я не хочу убивать вас, илтар. Я ваш верный слуга, как и прежде. Я дам вам силу, равную вашему отцу. Не сопротивляйтесь, мой илтар.

* * *

Адаар шел по главной вымощенной дороге к выходу из дворца, мысленно поздравляя себя с тем, что отец так и не догадался о маленькой тайне, которую удалось сокрыть красноглазому.

Как бы не обманывал себя террианец, но он знал, что любит своего отца. Поэтому и берег. Любовь! Тихо посмеиваясь про себя, Адаар готов был собственными руками вырвать этот болезненный шип из своего сердца. Любовь — подарок землян! Любовь — то, что меняет все и вся.

Отец скоро почувствует, что изменился. Пока это незаметно, но никогда раньше он не опускался до сентиментальных воспоминаний. Никогда раньше он не признавался, что так сильно привязан к нему, своему сыну.

Любовь! Как же Адаар ненавидел это слово. Но только любовь открыла ему тайну Высших.

— Ну, мальчики мои, я смотрю, у вас все получилось! — громко произнес красноглазый, подходя к наследнику и его истару.

* * *

Аэромобиль набирал скорость. Лисска печально вздыхала, не понимая, как сильно обижала подругу. Разговор с ней не клеился, и в салоне повисло неудобное молчание. Нервно дергаясь от внутренних переживаний, Мила все время возвращалась к разговору в беседке. Она пыталась понять кто такой этот Алтар. Он был словно соткан из мельчайших темных нитей. Рыжая заметила, что привязка его с ее подругой не поменяла цвет, и оставалась красной, но были еще нити, тянущиеся куда-то вдаль, те были именно черными.

— Аром, почему Ал сказал, что он такой же, как и ты. Ты же не черный, — мысленно обратилась она к драгоценному.

Юноша обернулся к ней лицом и с грустью посмотрел ей в глаза.

— Сссоздавая орудия против Извечного Врага, Высссшие наделили нассс сссилой, которая могла бы противоссстоять им. Я не знаю почему, но это не Сссвет, это была Тьма.

— Не поняла, — подобралась рыжая. — Тьма, свет. Драгоценный мой, ты же не злой и неплохой. Ты добрый, отзывчивый. Какая может быть в тебе Тьма?

— У меня есссть Сссвет, это ты, любимая, — Аром притянул к себе девушку, крепко обнимая, словно боясь ее потерять.

Мила улыбнулась. Ей было приятно осознавать, что драгоценный испытывает такие же сильные чувства к ней, как и она к нему. Но тут ее взгляд упал в окно.

— А куда мы летим? — удивленно протянула она, понимая, что все дальше удаляются от земли.

— Надо сссрочно покинуть Терри. Ты же мечтала о путешессствии? Вот именно это нам и предссстоит.

— И куда? — обрадовалась Мила.

— А мы разве не к вам домой? — встрепенулась Мелисса, которая тоже прислушивалась к разговору влюбленных.

— Я хочу уссстроить для вассс, милые эрлы, большой сссюрприз. Я думаю, вам понравитссся, — загадочно произнес Аром.

Рыжая долго уговаривала Лисску не паниковать. Но та упорно отказывалась переходить на стартовый модуль, который дожидался их прилета. Первым не выдержал Аром и, повлияв на девушку своей силой, заставил ее подчиняться подруге. Когда взревели двигатели модуля, девушки пережили неприятные минуты тряски. И Мелисса уже сама добровольно чуть ли не первая с облегчением вышла из этой пыточной машины. Сняв с девушек уже ненужные браслеты, Аром их выбросил в утилизатор.

Уже не раз драгоценный покорял сердце любимой своей расчетливостью, внимательностью. Так и в этот раз, каюта, куда отвел их Аром, покорила рыжую богатством и роскошью.

— Ну, подруга, давай веселиться? Я так мечтала куда-нибудь рвануть с этой планеты. Словно в клетке запертой жила, а ты?

— А я? — удивленно замерла Мелисса, пытаясь вспомнить, а как она прожила это время. — Не помню.

Рыжая видела, как страдает от этого подруга, но Аром предупредил не вмешиваться. Память сама вернется к ней, и Лисска расскажет, что вообще с ней произошло за это время. А Мила очень хотела узнать. Ей казалось, что это она виновата, что упустила из вида подругу. Если бы она хотела, то смогла бы переубедить Арома. А вот теперь остается только подождать, и уберечь хрупкую Лисску от террианцев. К тому же в ее-то положении нужно быть подальше от переживаний.

* * *

Взяв управление на себя, Аром пытался проанализировать ситуацию и понять, не ошибается ли он. Ведь от его решения зависят жизни многих и Милы в том числе.

То, что Алтар стал сильнее его, открыв в себе силу, наводило только на одну мысль, что Мелиссу он любит. По-настоящему любит. И отдав ее Арому, он оказал ему доверие, которое не стоило терять. Сколько таких же пробудившихся еще на планете? Неизвестно. Все скрываются, таясь в тени. Никто не хочет признаваться, иначе придется делиться. Но и тут Алтар удивил. Делиться с Асамром он был готов. Только вот Аром не желал вставать на пути у этих двоих. Их привязка пугала своей ненормальностью. Все знали, что Ал илтар и никак не мог быть истаром, но таковым являлся. Уже сейчас Аром не мог устоять перед Алом, а что же будет, когда он насытит силой своего илтара?

Это был последний камень на весах в пользу побега. Ведь видения Милы становились все ярче и масштабнее. Но вдруг новые союзники предадут?

Космический корабль, поджидающий в нейтральном секторе, гостеприимно открыл шлюз. Борткомпьютер сообщил, что оружие неактивно. И уже смелее Аром направил звездолет к стыковочному шлюзу.

Шаг сделан, теперь осталось надеяться и верить, что все не напрасно.

* * *

— Если ты меня сейчас же не отезешь домой, я тебе все лицо расцарапаю! — предупреждающе пообещала Ника.

Какого же было ее удивление, когда она, проснувшись, увидела вместо родной планеты приближающуюся Терри!

— Я приказываю тебе уссспокоитьссся, — шипел на нее Ариф, морщась и массируя виски.

— Да мне плевать, что ты мне приказываешь! Это я тебе приказываю, ты должен отвезти меня домой! — в сердцах крикнула девочка, в страхе глядя, как ненавистная планета увеличивается.

Стоя возле пилотов, Ника готова была сама сесть за штурвал. Она ведь дочь капитана военного истребителя. Они часто с отцом катались, и Ника даже сама брала на себя управление. Поэтому желание было сильное, скинуть кого-нибудь из террианцев с кресла, чтобы самой сесть и улететь подальше от ненавистной планеты. Но она понимала, что силы у нее нет против здоровенного юноши.

Звездолет дернуло, пилоты стали вносить изменения, прокладывая новый путь. Ника не раз видела, как это делается, и с большим облегчением выдохнула.

— Зачем ты мне постоянно лжешь? — устало обернулась она лицом к брюнету.

У того кровь шла носом. Девочка приблизилась к нему, встревоженно спрашивая:

— Где у вас аптечка? Ари, у тебя кровь!

Изумрудные глаза распахнулись и напряженно посмотрели на Нику. Ей стало очень неуютно от такого взгляда.

— У тебя кровь, — напомнила она Арифу. — Где аптечка?

Шестерка брюнета подошел к ним и протянул ему платок. Тот его выхватил и приложил к носу.

Ника завороженно смотрела на то, как белоснежная ткань медленно заливается красным цветом.

— Ника, я тебя никогда не обманывал. Ни сссловом, — наступал на девочку террианец, нависая над ней. — Я сказал, что везу тебя домой, к сссебе домой. И бабушка моя, а не твоя. У меня тоже есссть бабушка, знаешь ли.

— Да кто вас знает, есть у вас бабушки или нет, — насупилась девочка и отвернулась, глядя на распростертый космос, усеянный мелкими звездами.

— Мы не долетим до Земли, у нассс не хватит энергии, — продолжал отчитывать ее юноша.

Ника понимала, что виновата, что должна извиниться, но никак не могла пересилить себя. Лучше прикусить себе язык, чем извиниться перед ним. Правда, последние слова очень сильно взволновали. Обернувшись к Арифу лицом, Ника испуганно выдохнула, поняв, в какой ситуации оказалась:

— Что?

— А то? — передразнил ее Ариф, опять морщась.

У него явно были спазмы. Голова болела и сильно. Да и кровь все не останавливалась. Ему срочно требовался врач, только Нике срочно требовалось домой. И она была не намерена возвращаться на планету террианцев, как бы плохо Ари не было. Девочка искренне надеялась, что с ним все будет хорошо.

— И что нам делать? — нерешительно спросила, полагаясь на ум террианца.

Ари как-то очень хищно сощурил глаза, и Ника дернулась, предчувствуя очередную западню. Террианец всегда играл не по правилам. Кто-кто, а она знала лучше всех.

— То есссть ты отменяешь сссвое решение лететь на Землю? — вкрадчивым голосом уточнил у нее юноша.

Ей очень хотелось кивнуть в ответ, но страх не дал этого сделать. Вместо этого Ника быстро зачастила:

— Не-е-ет! Я домой хочу, к себе домой на Землю. Там меня Ксю ждет и бабушка.

— Мы не долетим! — вскричал террианец, с которого слетала вся их хваленая выдержка. — Ты меня вообще ссслышала?

Сложив руки на груди, гордо выпрямив спину, Ника отвернулась от взбешенного юноши, отгораживаясь от его недовольства. Было страшно под его взглядом. Такое впечатление, что он ее сейчас ударит. Ника сама понимала, что сглупила, но не собиралась менять решения. Она во что бы то ни стало должна вернуться домой!

— Так придумай что-нибудь, чтобы долетели! — бросила она Арифу через плечо.

В мыслях добавила, что он тут взрослый и умный, вот пусть и спасает их.

— Отлично, теперь я еще и виноват! — возмутился юноша.

Ника нахмурилась, не понимая, как он мог прочитать ее мысли.

— Ты же мужик, — припечатала его напоследок.

— Сссядь на место, женщина, — гневно прошипел террианец, и Ника испуганно вздрогнула.

Осторожно обернувшись, девочка отвела взгляд от прожигающих ее злых зеленых глаз. Протиснулась между юношей и стеной, вернулась на свое кресло, где для надежности еще и пристегнулась. И чего все такие нервные.

— Все равно до Земли есть заправочные станции. Надо просто долететь хотя бы до них, — буркнула она в свое оправдание.

— А у тебя деньги есссть? — с насмешкой спросил у нее Ариф.

— А у тебя их нет? Ты же богатый, — вернула ему вопрос Ника, передразнивая.

— Ты такая глупая, что сссил нет ссс тобой ссспорить, — это последнее что он ей сказал, прежде чем отвернуться и закрыть за собой люк, запираясь от нее в кабине пилотов.

— Больно надо со мной спорить, — прошептала Ника, откидываясь на спинку кресла. Оглядев пустую пассажирскую кабину, поняла, что ее решили наказать одиночеством. Хмыкнула, надеясь, что Ариф не повернет обратно на Терри, а все же сделает, как того просит она. И вернет ее на Землю.

* * *

Глубокий вдох, выдох. Вдох, выдох. Ариф как мог, держал себя в руках, не позволяя этой маленькой Колючке совсем свести его с ума.

Кровь остановилась и, отбросив ненужный платок в утилизатор, молодой илтар воззрился на карту, пытаясь понять, как выполнить приказ назойливого монстра, которому хватило силы использовать привязку в обратную сторону. Немыслимо и чудовищно болезненно. Юноша поздравил себя с головной болью, которую сам себе на шею повесил. Вот надо было слушаться старших. Они-то уж мудрее и опытнее, чем он. Но, как всегда, гордыня взыграла. Опять повелся на поводу своих амбиций.

До ближайшей станции по расчетам террианца было не так уж и далеко. Только не она ему нужна была. Юноша искал благородных спонсоров, чтобы не раскрывать себя. И они оказались как нельзя близко. Военный корабль, судя по ощущениям. Расслабившись, Ариф потянулся к нему сознанием, выискивая жертву. С помощью истара юноша захватил пилотов и капитана. Корабль развернулся, подставляя бок со стыковочным шлюзом. Долетев до него, террианцы стали готовиться к сближению.

Контролировать землян было сложно, не выжигая при этом их сознания. Слишком мало практики. Но Ариф справился с этой тяжелой задачей.

Завершение стыковки ознаменовалось характерным шипящим звуком. Террианцы покинули свои места. Выйдя в пассажирскую кабину, Ариф махнул рукой Нике, призывая ее идти за ним.

— А мы куда? — обеспокоенно спросила его леара, доверчиво хватаясь за рукав кителя.

— Нам любезно предоссставили другой транссспорт до твоего дома. Так что не задерживай землян, — нехотя пустился в объяснения юноша.

— Ты все же отвезешь меня домой? — радостно спросила Ника, преданно заглядывая ему в лицо.

— А ты сссомневаласссь? — застыл Ариф.

Как она могла сомневаться, неужели привязка вообще не работала?

— Ну, верила, но немного все же сомневалась, — стала оправдываться девочка, отводя старательно взгляд.

— Ника, я твой воин. Ты должна мне доверять, — строго отчитал ее Ариф. — У тебя вообще когда-нибудь бывает всссе как у всссех? Почему ты такая?

— Какая? — взвилась Ника, гневно глядя ему в глаза.

— Необычная, — с трудом нашелся с ответом юноша, поразившись красоте ее глаз.

Раньше он не замечал, что они такие притягательные, глубокие. Подтолкнув Нику к выходу, в который раз одернул себя за эмоциональность. Холодная голова, вот что сейчас ему было нужно, а не глупые мысли, которые так и лезли в нее.

Сам капитан оказал честь вновь прибывшим, самолично встретив их. Он пригласил террианцев в кают-компанию, где удостоверился, что гости расположились с максимальным комфортом. Ариф устало упал на диван, прикрывая глаза. Остальные последовали его примеру, располагаясь вокруг круглого массивного стола.

— Тебе надо поспать, — раздалось совсем рядом.

Юноша уже не знал, как ему выдержать эти назойливые чувства участия и обеспокоенности. Как это утомительно, быть в привязке с землянкой. Она же постоянно не слушается приказов, сует свой нос, куда не следует, но самое ужасное: смеет указывать ему, что делать. Ему, ее воину! Как будто это не она леара, а он!

Открыв глаза, юноша стал рассматривать подсевшую к нему девочку. Она чувствовала себя неуютно в незнакомой обстановке и неосознанно тянулась к Арифу. Сама того не замечая, пустила его в ее личный круг. А ведь раньше гнала прочь. Розовые губы призывно блестели, отражая свет освещения.

Вспомнился странный порыв Ники, когда она прижалась своим ртом к его губам. Правда, чужой порыв затмил ощущения, которые Ариф испытал тогда на обрыве. И, желая стереть воспоминание о директоре, юноша притянул к себе Нику, чтобы повторить тот трюк, который она сделала с ним. Губы девочки были слегка сладковатые с привкусом крови. Юноша напористо сминал сопротивление очнувшейся от ступора Ники, удерживая крепко руки. Ударить коленом с этого положения девочка не могла. И Ариф был спокоен за свою безопасность. Вспоминая, как это делал директор, он настойчиво заставлял Нику приоткрыть губы, чтобы попробовать ее дыхание. Она была сладкая. Маленькая, напуганная и сладкая. Так удивительно пробовать кого-то на вкус. И отдавая взамен удовольствие. Иначе ту бурю эмоций, что бушевала в леаре, Ариф не мог назвать. Ему нравилось, что он сумел найти такой отзыв в душе Ники.

— Мой илтар, вы теряете контроль над землянами, — настойчиво вернул Арифа в реальность голос истара.

Резко отстранившись от Ники, террианец несколько секунд всматривался в ее затуманенные глаза, приходя в себя.

— А ты у меня сладкая, — усмехнулся Ариф, прижимая засмущавшуюся девочку к своей груди.

Восстанавливая привязки подчинения, юноша почувствовал прилив энергии. Словно глоток воды выпил, открывая второе дыхание. Мысли девочки придавали Арифу уверенности, что все у них наладится. Кажется, он нашел, как можно управлять Никой. Поцелуями!

Болезненно охнув, когда Колючка пихнула ему в живот локтем, Ариф понял, что эффект временный и требует закрепления. Развернув к себе лицом Нику, он решил еще попрактиковаться в приручении его дикой леары.


Цена правды

Весь мир вдруг рухнул на глазах -

Меня сломала правда.

То, что узнал я, что нашёл -

Не то, что ожидал бы.

Не выдержит душа моя

Той злой, коварной лжи,

Но в том, что знаю я сейчас,

Не сомневайся ты…

(Алексей Декань)

Спальню огласил страстный женский стон. Сегодня Адаар был напорист и горяч. Джоанна только и успевала подстраиваться под него в новой позе, которые чередовались в только ему известной последовательности. Тело изнывало, выгибалось навстречу пронизывающим движениям. Ласковые руки воспламеняли кровь. Волны приятной дрожи сотрясали тело, но Адаар не давал и минуты расслабиться, начиная все с самого начала.

— Я люблю тебя, — шептала женщина, задыхаясь от счастья, переполняющего сердце.

Жадные губы не оставляли ни один миллиметр тела без внимания. Последний раз был самым оглушительным. Сил не было даже шевелиться. А Адаар продолжал врываться в нее, пока сам не достиг пика, уводя за собой и Джоанну. Тугая пружина, которая сжалась внутри тела женщины, наконец, резко разжалась, принося ослепительный восторг.

Сплетенные тела расслабленно лежали на кровати. Тяжелое дыхание с трудом вырывалось из легких. Джоанна поцеловала любимого в грудь, слизывая соленый привкус террианца.

Как же сильно она его любила. Каждый изгиб его тела. Каждый взгляд этих неземных красных глаз из полуопущенных век. Хитрый прищур. Кривую ухмылку. Стук его сердца.

— Ты прекрасна, — прошептал Адаар, сильнее прижимая ее к груди.

Было лениво шевелиться. Тело наполнилось негой. Глаза закрывались.

— Я так сильно тебя люблю, — выдохнула Джоанна, медленно погружаясь в сон.

* * *

Самодовольная улыбка растянула тонкие губы террианца. Адаар внимательно прислушивался к леаре, пропуская через себя ее эмоции. Душу грело тепло ее чувств. Ради этого стоило сражаться. Джоанна заснула, а террианец, поплотнее укутав их одеялом, задумался о предстоящей битве.

Завтра будет большой бой. Завтра линтэры встанут на колени. Завтра Адаар испытает наследника. Алтар сейчас насыщал Асамра силой, готовясь к вылету. Разговор с мальчиками был предельно коротким. На трон Адаар не претендовал, ему это было неинтересно. Все, чего хотел террианец — это месть. Отец желал расправы над линтэрами, и он ее получит. Властитель Второго Дома линтэров должен завтра умереть.

* * *

В кабинете императора горел камин. Всю комнату укрывала ночная мгла. Только возле камина она отступала перед живым огнем. Айрад сидел в кресле, подперев рукой голову, наблюдал за диким танцем яркого пламени. Перед внутренним взором вставал образ голубоволосой красавицы, которая смотрела на него с нежностью. Вот только синева ее глаз постоянно менялась на красный цвет. И черты лица преобладали старшего сына.

Тяжело вздохнув, террианец устало прикрыл глаза. Сколько бы ни прокручивал в голове свое решение император, но другого выхода не видел. Землянам не место здесь. Высшие были очень мудры, и их замыслы никто не мог постичь. Никто и никогда.

Но раз они решили оставить жизнь землянам, значит, были на то причины. И не им, верным слугам Высших, что-то менять.

Его сыновья стали сильнее, разбудив в себе истинную силу. Этого было достаточно. Да, достаточно для того, чтобы поставить на колени линтэров. Достаточно, чтобы не плодить еще таких же, как и сыновья, террианцев. Достаточно для того, чтобы быть уверенным в безопасности его народа.

Во время разговора старший сын прощупывал отца, пытаясь узнать уровень его силы. Айраду было известно, что Адаар метит на место императора, и он ему в этом не препятствовал. Так как именно он больше подходил на эту роль. Да и сила старшего была больше чем у наследника, просто дефектная. В душе Айрад надеялся, что Адаар восстановит в себе возможность строить звено и контролировать его. Без этого он никогда не сможет удержать власть. Ведь даже сейчас император чувствовал очень многих на своей планете, и упивался сладостью, которую испытывал старший сын. Чувствовал, как текла сила от Алтара в наследника. Знал, что этот странный мальчишка прятал от него свою леару, скромную красную жемчужину, которую Айрад отчего-то вообще не ощущал, словно и не было ее на планете. Слышал недовольные мысли своего истара, который беспокоился об императоре, ругая за то, что Айрад мало отдыхал. Вот только сон все никак не хотел приходить к императору. И он продолжал сидеть возле камина, просчитывая будущее, так как даром предвидения как у линтэров он не обладал. Властитель Первого Дома так и не вернул молодого илтара и его звено. Это был прекрасный повод развернуть войну. А не вернул, так как тот сам сбежал. Поведение Арифа было очень странным и далеко от понимания им императора. Ведь он вернулся, чтобы, не долетев, рвануть в сторону к границе с землянами. Странный мальчик и странное поведение. Вообще давно пора было проверить Второй Дом террианцев. Слишком часто он стал выдавать сильных и, главное, странных илтаров.

* * *

В небольшой каюте царил полумрак. Мерный гул двигателей звездолета скрывал легкую поступь властителя. Он приближался к своей ненаглядной мельде, которая стояла к нему спиной в его спальне. Первая Звезда был счастлив что, наконец, смог встретить ее, ту, к кому тянулась его душа. Пересилить страх, который посадил в ее сердце террианец, было сложно, но вернув мельде кулон, неожиданно быстро все разрешилось. Потерянное время на поиск в бескрайних просторах маленького украшения того стоило. Девушка перестала бояться его, стала доверять.

За ужином, который они провели вместе, Звезда не мог насмотреться в удивительные серые глаза Ксю, полные магнетизма морских бушующих волн. Словно под налетом скромности мельда скрывала очень неспокойный нрав. И это было увлекательно, раскрывать тайны возлюбленной, как для себя, так и для нее. Остановившись за спиной мельды, Звезда обнял ее за талию, зарываясь носом в русые волосы, вдыхая их аромат. Дурманящий и такой дразнящий. Сердце девушки забилось быстрее, от чего венка на виске запульсировала. Звезда прикоснулся к ней губами, желая успокоить. Мысли мельды ворохом опавшей листвы кружили в голове Ксю. Она, безусловно, боялась его, этой интимной близости, странного томления своего тела, которое скоро сможет принять его. Боялась быть отвергнутой, быть слишком неумелой. Звезда прикрыл веки, тепло улыбаясь. Какая же она еще маленькая, совсем еще наивная и такая трогательная. Эмоции ее уже не приносили столько боли. Линтэр смог к ним привыкнуть, главное, вовремя понять причину их и заглушить всплеск. Пока это получалось тяжело, но Звезда учился понимать свою мельду. Девушка же не понимала своих реакций на него. Не понимала, почему тянется к нему, желает доверять. Осталось покорить ее сердце окончательно, чтобы жизнь их была счастливой каждую секунду, наполненной любовью.

Темно-голубой шелк платья красивым водопадом спал вниз, стоило только Звезде расстегнуть застежку на спине и осторожным движением снять его с хрупких плеч. Судорожный вздох нарушил ночную тишину спальни. Звезда, чуть касаясь, скользил по бархатистой коже точеных плеч, наслаждаясь приятным ощущением. Невероятно волнительно воплощать свой сон в явь. Словно медленно тянешь за ленту, раскрывая долгожданный подарок.

Предвкушающая улыбка тронула губы линтэра, когда он заметил, что девушка стала зябнуть, обнимая себя руками, стыдливо прикрывая обнаженную грудь. Еще одно осторожное движение, чтобы убрать длинные волосы в сторону, приоткрыв для себя белоснежную шею. В ответ на эту ласку она чуть доверчиво склонила голову на бок, и он увидел целомудренный румянец на ее щеке. Бесподобно и бесконечно восхитительно.

Легким поцелуем Звезда коснулся кожи за ушком, и девушка снова вздрогнула, неожидавшая его ласки, шумно втягивая воздух. Можно продолжать соблазнять ее вечность, растягивая удовольствие для себя и для нее. А можно прижать к себе эту нежную, такую желанную мельду. Что, собственно, и сделал Звезда, боясь, что она растает, как в том страшном сне. Но девушка в его крепких объятиях не собиралась исчезать, она таяла от нахлынувших чувств.

Легко подняв ее на руки, Звезда осторожно положил сжавшуюся девушку на широкую кровать. Большие серые глаза стали еще больше. С трудом сдерживая смех, мужчина склонил голову набок, рассматривал белоснежную кожу, которая словно светилась изнутри. Опустившись рядом, он подпер голову рукой, а второй стал рисовать узоры. Острый ноготь указательного пальца прикоснулся к коже. Девушка вздрогнула, в ужасе глядя на то, как по коже стало растекаться сияние, наполняя тонкие линии насыщенными красками.

* * *

Ксю, наконец, поняла, кто вырисовывал в ее кошмарах странные узоры на ее коже! Ноготь был настолько узнаваем, что девушка не поняла, как же она сразу не обратила на пальцы гуманоида внимание. Обознаться было невозможно. Но в этот раз не было боли. Замысловатый рисунок ложился от пупка, поднимаясь все выше. Инопланетный мужчина нежно улыбался, и его совершенно не трогала нагота Ксю. А ей было немного стеснительно. Чуть-чуть, но она испытывала дискомфорт. Она предполагала, что обнажаться вот так вот до конца, она будет только перед врачами и любимым. А этот мужчина мог смело претендовать на это звание. Рядом с ним было спокойно, чувство безопасности обволакивало, словно осязаемое покрывало. От нежности, сквозившей в ласковых голубых глазах красавца, Ксю чувствовала себя уверенной, что она очень ему нравится.

Было странно лежать раздетой, когда мужчина, кажется, и не собирался предпринимать никаких действий в ее сторону. Он не раздевался, только рисовал и все. Но чем выше поднимался острый ноготь, тем жарче становилось девушке. Сердце, и без того стучащее слишком гулко, теперь пыталось оглушить. Ксю перевела взгляд на мужчину в поисках поддержки. Она верила, что гуманоид понимал что делал, иначе, зачем он над ней так издевался. Острие ногтя остановилось между грудей. Улыбка на тонко очерченных губах стала еще шире. Лукавый взгляд подарил уверенность, что все хорошо, и Ксю вновь успокоилась и стала дышать ровнее. Капелька набухшей крови немного пугала, но девушка, нервно сглотнув, была готова и дальше следить за выводимой линией.

А она по спирали стала сужаться к темному ореолу правой груди, и потом так же закрутилась вокруг второго ореола. Это было очень волнительно. Пожар в груди разрастался все сильнее, дыхание стало прерывистым. Ксю давила в себе страх, закрыв глаза, переживала приступы слабости. Сознание уплывало, в голове была сумятица. Очень странные образы приходили, мешая мыслить. Она видела себя в объятиях мужчины, который все также чертил рисунок, приближаясь к шее. Девушка видела себя счастливой, улыбающейся. Менялись места, менялась одежда, а они все так же были вместе, и так же обнимались, держась за руки.

Острый ноготь провел чувствительную линию вдоль шеи, взбираясь на подбородок, чтобы там продолжить свой странный танец. Но Ксю уже полностью погрузилась в мир странных видений, где она была счастлива и любима. Где с наступлением ночи разделяла ложе с голубоглазым и сливалась с ним в страстном танце.

Легкое прикосновение к губам, заставило испуганно распахнуть глаза. Мужчина склонился над девушкой, с интересом наблюдая за ней. Облизнув губы, Ксю подумала, что ей, наверное, показался невесомый поцелуй, а может и не поцелуй вовсе.

Инопланетный мужчина перевел свой взгляд на кулон и приложил к нему свою горячую ладонь. Ксю замерла, чувствуя, что пожар, мучивший ее тело, стал спадать. Дышать стало намного легче, и сердце перестало так часто биться. Взглянув Ксю в глаза, гуманоид вдруг достал из-за ворота своего серебристого одеяния такой же кулон, который ярко светил, как и у девушки.

Это было как в сказке. Свет переливался в драгоценном камне, словно живой. Словно там был заключен маленький светлячок. Улыбнувшись, девушка все смотрела и смотрела на этот приятный свет. Не замечая, как отяжелевшие веки сомкнулись, и она погрузилась в мир сновидений, и даже там она была не одна. Этот удивительно красивый мужчина не оставлял ее и там, крепко держа за руку, переплетая пальцы. Они летели по звездному небу, над бескрайным морем, которое не было спокойным. Оно играло своими волнами, перекатывая их. Темно-серое море, как цвет ее глаз.

* * *

Укутав спящую мельду, Первая Звезда поднялся с кровати. Осмотрев каюту, прислушиваясь к своей интуиции. Что-то требовало его внимания. Словно кто-то стучался в его сознание, непрошенный гость. Удивляла, как и сила, с которой призывали его, так и методы установки связи.

Выйдя из своих покоев, властитель направился в свой кабинет. Его Тьма уверяла, что чужак опасен, а видения успокаивали пришествием Возродившейся. Противоречивые ощущения не давали успокоиться. Сев в кресло, Звезда откинулся на спинку и приготовился внимать.

— Приветствую тебя, враг мой, — прошелестел вкрадчивый голос, пробирающий до костей.

— Приветствую и я тебя, император, — выдохнул властитель, крепко хватаясь за поручни кресла.

— Ну и как тебе держать в руках хрупкую жизнь единственной? — холодный голос террианца не передавал эмоций, только слова и скрытый, но такой понятный смысл.

— Приятно, — сознался линтэр, понимая, куда клонит враг.

Но видения оставались неизменны, а значит, будущее уже предопределенно и террианец не сумеет навредить. Он лишь запугивал.

— Наслаждайся. Пока, — прошелестели последние слова, и давление чужой силы исчезло.

— Живи. Пока, — пробормотал Звезда, массируя ноющие виски.

У него был припрятан козырь в рукаве. И этот козырь он вез домой.

* * *

Боевой вылет! Джоанна даже мечтать о таком не могла. Сердце трепетало от предвкушения. Максимально быстро она собралась и ждала, когда же Адаар со своей неизменной улыбкой подойдет к ней, чтобы открыть входную дверь. Отставая от него на полшага, женщина шла по территории интерната в сторону посадочной площадки, где уже ожидали их ровные колонны учащихся. Адаар взобрался на небольшую трибуну, а Джоанна присоединилась к другим офицерам, стоящим позади нее.

— Враг проссснулссся. Полет будет очень опасссным и многие не вернутьссся домой. Как бы ни было ссстрашно, мы обязаны выссстоять, пока бьетссся сссердце, мы должны сссражатьссся. Враг очень сссилен и вероломен. Наш сссоплеменник, наш молодой сссоратник Ариф из Второго Дома отдал жизнь сссвою и сссвоего звена, защищая землян, которые так и не вернулисссь домой на Землю. Так давайте же отомссстим за них, так, как умеем только мы. Враг узнает, что террианцы и земляне несссокрушимая сссила, ссс которой нужно сссчитаться. В память о погибших мы нанесссем ответный удар! Мы вырвем сссердце Врагу, чтобы быть ссспокойными, что завтра нассступит мирным и ясссным. Я верю в вассс! Я буду ссс вами! Я поведу вассс!

Сильный голос любимого разлетался над смотровой площадкой. Молодые питомцы так и стояли, не шелохнувшись, ни один возглас возмущения не послышался женщине. А она была в негодовании. Эту информацию любимый от нее укрыл. Она была крайне недовольна собой, что упустила такое ужасное событие. Таинственный враг, о котором мало что было доступно, нанес удар.

Именно поэтому вылет будет боевой!

Дав отмашку, Адаар обернулся к ней, протягивая руку. Было так странно идти с ним, держась, как подростки. И словно никто этого не замечал, старательно отводя взгляд от них.

Посадочный модуль быстро доставил их на флагман, где Адаар посадил Джоанну возле себя на капитанском мостике. Рассматривая россыпь звезд на темном фоне, женщина с тоской вспоминала свои юношеские мечты. Ее учили быть командиром, и вот сейчас ей выпал шанс показать, на что она способна. Любимый развернул карту, где синими точками был отмечен террианский флот. Красный маячок указывал направление, и именно к нему устремились они, к границе нейтральной зоны, туда, где по данным землян ничего нет!

Джоанна приглядывалась к своему любимому, наблюдая за ним исподтишка, но пока ничего существенного не происходило. Он был крайне сосредоточен. На лице не проступало ни одной эмоции, губы напряженно поджаты, взгляд решительный. Таким он становился во время их интимных утех. И не видно по нему, что он устал или не выспался, хотя не давал заснуть ей большую часть ночи. И какой ночи!

Улыбнувшись, Джоанна потупила взор, рассматривая свои коротко остриженные ухоженные ногти, под которыми еще вчера была кровь. На спине Адаара красовались ее отметины, но он даже не поморщился, с самодовольной усмешкой сегодня утром рассматривая их.

— Приготовитьссся к прыжку, — отдал приказ любимый.

Отработанные слаженные движения, ни тени беспокойства — террианская команда во многом отличалась от земной. Джоанна вспоминала, как ей приходилось чуть не каждого носом тыкать, чтобы заставить подчиненных выполнять приказ беспрекословно.

Подобравшись в кресле, женщина с жадностью смотрела на карту, пытаясь просчитать шаги любимого. Мир взорвался, когда флагман вошел в ворота.

* * *

Невозможно остановиться, отвлечься и что-то рассмотреть, когда вокруг тебя такая круговерть. Незнакомые лица прекрасных жителей детских сказок. Корабль был полон ими. Мила в ужасе разглядывала инопланетян, сильнее жалась к Арому. Пусть и улыбались они весьма мирно, но клыки не давали расслабляться. Лисска восторженно рассказывала про свои детские мечты встретиться хотя бы с одним эльфом. Аром недовольно одёргивал ее, напоминая, что это не мифические создания, а вполне реальные и даже, несомненно, опасные разумные существа, с которыми террианцы вели вражду с давних времен. Причину он так и не пояснил, но постоянно был начеку и не расслаблялся.

Вышедший встречать их главный среди «эльфов» был прекрасен лицом. Он не улыбался, а только вежливо приподнимал уголки губ, склоняя чуть голову. Его заинтересованный взгляд был прикован к Миле, она чувствовала его везде и всюду. Он преследовал ее. Аром прижимал к себе напряженную девушку, пытаясь уберечь и успокоить. О чем они разговаривали, Мила не поняла, но чувствовала, что драгоценный напряжен. Он в любой момент был готов сорваться в защиту любимой.

Восторги беременной подруги ужасно нервировали, как и вся ситуация, в которой они оказались. Аром объяснил, что им требуется помощь, так как император террианцев стал слишком опасен для них. Мила прониклась и теперь пыталась не мешать, а где-то и поддержать.

— Мелисса, сядь! — прикрикнула она на подругу, которая встала на носочки, с любопытством выглядывая в коридор.

— Ваша сопровождающая просто любопытный лесной зверек, которого принесли в дом. Не стоит на нее сердиться. Она все проверит и успокоится, — обратился к ней мужчина, а гуманоид оказался именно мужчиной, хотя рыжая вначале сомневалась. Уж слишком смазливая мордашка была у него.

Драгоценный дернул Милу за руку, пряча от говорившего у себя за спиной и резко высказался на неизвестном для нее языке.

— Не стоит так реагировать, террианец. К госпоже впредь все будут обращаться с великим почтением и уважением за помощью. Ты это должен понимать.

— Какой помощью? — недовольно переспросила рыжая. — Я никому ничего не буду делать. Любимый, может, ну их. Мы же хотели путешествовать.

— Но для этого нам нужен корабль, — мысленно ответил Аром.

— А это чем не корабль? — усмехнулась рыжая. — Все, берем его и полетели.

— Да разве так можно! — возмутился Звезда, вклиниваясь в молчаливый диалог влюбленных.

Мила перевела на него взгляд. Вот не нравился он ей и все тут. Слишком много было напускного, он пытался казаться хорошим, да только что-то темное было в нем. То же самое она чувствовала рядом с брюнетом Алтаром.

— Когда что-то очень хочется мне, то всё должно быть так, как я этого хочу, — медленно разделяя каждый слог, вкрадчиво ответила ему рыжая.

Блондин пошатнулся, в ужасе глядя на нее, но Милу это нисколько не взволновало.

— Хорошо, как ссскажешь, любимая, — весело отозвался Аром.

Мила не видела, но почувствовала ухмылку, которая отразилась на его лице.

Уже давно девушка решила, что она никому и ничего не должна. Ну, только Лисску уберечь от разочарований, а так больше кроме Арома нет в этом мире никого, кто был бы ей дорог так же сильно как он.

Драгоценный повёл ее в сторону капитанского мостика, а та в свою очередь подхватила подругу под руку. Так и пошли они втроем, с любопытством оглядываясь вокруг. От Арома во все стороны потянулись нити, оплетая каждого, кто попадался на их пути, а началось все с самого главного блондина.

— Но вы должны спасти мой народ! — выкрикнул бывший хозяин корабля.

Мила оглянулась на него, подарив ему одну их своих обворожительных улыбок.

— Я не играю по чужим правилам. Я вижу тебя насквозь, и не буду марионеткой в твоих руках. А ты вот будешь, — проворковала рыжая и отвернулась от опешившего блондина.

— Это точно эльфы, у них уши заостренные, — восторженно прошептала Мелисса, прижавшись к Миле.

— На вампиров больше похожи, — не согласилась та.

— Вампиры? А у них тоже уши острые? — переспросила подруга.

— Зубы у них острые и голод, — бросила в ответ Мила.

— Красиво тут, — заметила Лисска.

— Располагайся как дома. Теперь это все наше, — благосклонно разрешила ей рыжая, подмигнув подружке.

— Какие они гостеприимные, — отозвалась та.

Рыжая скептические бросила взгляд на подругу, поражаясь ее недогадливости. Однако разуверять в обратном не стала. Так как считала, что неведение некоторых наивных подруг им же во благо.

— Куда полетим? — обратилась девушка к Арому, желая сменить тему.

— У этого линтэра есссть укромная планета, про которую никто не знает. Там ссспрячемссся, отсссидимссся. Сссделаем всссе приготовления и дальше в путь, — охотно ответил ей любимый, который чувствовал себя куда более уверенно.

Девушка на миг засмотрелась на его волевой подбородок, на красивую улыбку.

— Не отвлекайссся. Нам еще долго лететь, — мысленно пожурил ее любимый.

А рыжая смутилась, опустила голову.

— Возрождённая, вы должны спасти мой народ! V! — послышалось требовательное из-за спины.

— Мила, слышишь? У них что-то произошло. Им требуется помощь. Мила, надо помочь, — дернула за руку подруга, оглядываясь на возмущенного блондина.

— Чем? — слишком резко спросила Мила у сердобольной. — Вот лично ты, чем собралась помогать ему?

— Так надо узнать, что произошло, а потом придумать.

— Лисска, угомонись. Ничем им не помочь. Совести у них нет, а свою ты им не отдашь.

— А при чем тут совесть? — не поняла ее Мелисса.

Тяжело вздохнув, Мила одарила ее недовольным взглядом и стала объяснять такие понятные истины:

— Как ты думаешь, взрослый, полный силы крепкий мужик имеющий совесть позволит себе требовать помощь у слабой женщины.

— А Аром? — нерешительно отозвалась подруга.

— Лисска, он у меня один, а нас двое. Он нас с тобой защищать и оберегать должен. А этих намного больше. Если сами не справятся, то мы им ничем не поможем, — отчитала рыжая подругу и, крепко ухватив за руку, повела за собой дальше.

— Эрла Мелиссса, эрла Мила права. Чтобы их ссспасти, нам ссстоит отссступить, — проронил Аром, пропуская дам на капитанский мостик. — Я думаю, вам понравитссся путешессствие. Отсссюда открываетссся прекрасссный вид. И не ссстоит переживать понапрасссну. Когда-нибудь всссе будет хорошо. Просто не сссейчассс.

* * *

В шоке глядя на удаляющуюся прочь троицу, Звезда понял, что поспешил с выводами. Возрождённая оказалась вовсе не такой, как ему виделось: она не была отзывчивой, не была самоотверженной, и совершенно не поддавалась уговорам. В ней не было высоких порывов. Ей не были ведомы благородство и отвага, присущие Высшим. Сбитый с толку линтэр не мог понять, как он мог так ошибиться. Рванув в свой кабинет, он вызывал брата, понимая, что совершил катастрофическую ошибку, непростительную ошибку.

— Я рад видеть тебя, брат мой, — радостно отозвался Золотой Лист.

— Брат, молю тебя, срочно покинь планету. Улетай! Террианцы нападут через несколько часов!

— Но мы не успеем спасти всех жителей…

— Лист, я приказываю тебе сесть на корабль прямо сейчас! — вскричал Звезда, пытаясь заставить брата.

— Улететь и бросить всех? Я воин…

— Лист, я приказываю и молю. Листик, улетай! Я ошибся! Я впервые ошибся! Умоляю, улетай! — шептал Звезда, уже видя будущее. — Умоляю, улетай!

Он подошел к экрану, жадно глядя на изображение любимого брата, шепча:

— Молю, улетай.

— Я, воин, брат. Я — властитель.

— Ты должен сделать это ради меня! — вскричал блондин, ударяя со всей силой кулаком по экрану. — Улетай!

— Прости, брат. Я уйду со своим Домом. Я встану против террианцев.

— Нет, — судорожно сжимая руки в кулаки, шептал Звезда, пытаясь хоть что-то придумать. — Нет, я запрещаю тебе.

— В моем сердце ты останешься навсегда.

— Не смей! — прошипел Звезда.

Его Тьма стала выходить из-под контроля. Она тоже не желала расставаться со Светом, что родился всего на несколько минут после нее. С тем Светом, что был всегда рядом, согревал.

Глубоко вздохнув, Звезда прожег взглядом печального брата, концентрируя силу.

— Ты не сумеешь. Слишком далеко. Я даже не чувствую тебя, Звезда, — слишком обреченно, уже покорный своей Судьбе, прошептал младший брат.

— Я не позволю тебе! — бросил напоследок властитель Второго Дома и отключил связь, не прощаясь.

Ворвавшись на капитанский мостик, линтэр замер, пытаясь взять себя в руки. Зеленоволосый террианец, с которым был уговор, лениво оглянулся в его сторону, чтобы недовольно нахмуриться.

— Вы обязаны спасти моего брата! У меня не хватает силы. Вы обязаны! У нас был уговор!

— Я выполняю уговор, — перебил его террианец. — Ты в безопасссносссти, как и твоя мельда.

— Но брат! Я не прошу лететь на планету, просто мне нужна сила!

— В твоей мельде исссточник сссилы, пробуди его и выпей, — невозмутимо ответил террианец, снисходительно усмехаясь.

— Мила, ему надо помочь, — прошептала красноволосая землянка, ухватившись за руку возрожденной.

— Да как вы мне все дороги! — взорвалась та. — Какая еще сила тебе нужна? В тебе ее и так немерено!

— Замолчи! — приказал ей террианец, и возрождённая закрыла рот, возмущенно выпучив глаза.

Звезда видел, что зеленоволосый запретил не только говорить, но и мысленно общаться.

— Я должен спасти брата, прошу вас помочь мне в этом, — медленно, как можно спокойнее обратился он к террианцу, который отрицательно покачал головой.

— Аром, ну так же нельзя! — возмутилась красноволосая.

— Да! — выдохнула возрожденная, гневно сверля своего воина взглядом.

* * *

Вскочив со своего места, Мила сбросила с себя оцепенение, в которое Аром вводил ее, стоило ей быть слишком вспыльчивой.

— Да! — воскликнула она, недовольно воззрившись на драгоценного. — Что за дела?

— Оссставь, — мысленно обратился к ней Аром. — Если мы дадим то, что он просссит, то нассс император сссразу вычиссслит!

Рыжая обернулась к чутко осунувшемуся блондину, опутанному золотой нитью привязки.

— А что ему надо? — спросила она у любимого, замечая, как заинтересованно следит за ними линтэр

— Чтобы мы сссилой поделилисссь. Твоей сссилой, — особо выделил Аром.

И Мила поняла, что кем-то использованной точно быть не хочет. Ее взгляд вдруг упал на привязку, которая мягко светилась.

— А зачем сила? — задумчиво поинтересовалась у просящего.

— Хочу забрать его оттуда.

— Отссследит, — остановил объяснения Аром, отворачиваясь от блондина.

— Тогда хотя бы принудить его послушаться моих приказов.

Мила резко обернулась на Арома, который так же повернул голову в ее сторону. Их взгляды встретились, и на губах отразилась одинаковая ухмылка.

— Милочка, давайте ему поможем. Это же его брат, — воззвала Мелисса.

На капитанском мостике воцарилась тишина. Все ждали решения Милы, а она ждала его от Арома.

— Как ссскажешь, любимая, — усмехнувшись, отозвался тот.

Встав с кресла, он медленно приблизился к блондину. Рыжей показалось, или он и вправду дал ему шанс сбежать. Но, видимо, только Мила понимала драгоценного, так как блондин оставался на месте, непонимающе хмурился, переводя взгляд от нее к приближающему к нему Арому.

— Будет больно, — предупредил драгоценный, прежде чем накрыть виски блондина пальцами.

Мила чувствовала, что инопланетянину было не просто больно, а очень сильно. Он царапал руки Арома, пытаясь откинуть его пальцы от себя, но тот удерживал блондина. Привязка окутывала его все сильнее, создавая непроницаемый кокон, чтобы вдруг резко взметнуться в сторону куда-то очень далеко за обшивку корпуса космического корабля.

— Мила, что он делает? — тихо прошептала Мелисса, цепляясь испуганно за руку подруги. — Мне страшно.

— Глаза закрой, — посоветовала рыжая, не придумав ничего лучшего.

Прислушиваясь к любимому, она слышала, как он повелевает кому-то далекому. Чувствовала, что брат «эльфа» сопротивлялся и, подойдя к любимому, накрыла своей ладонью его пальцы, прислушиваясь к мысленной перепалке.

— Я не позволю врагу подчинять себя! — приятный сильный голос возмущенно звенел.

— Я приказываю тебе сссейчассс же покинуть планету и лететь…

— Ты не властен надо мной! — резкий окрик.

Устало вздохнув, Мила всё взяла в свои руки.

— Если не подчинишься, твоему брату не поздоровится. Умирать он будет долго и в муках. А все потому, что ты не сделал так, как тебе приказали. Жаль будет, если такие голубые глазки вдруг вытекут, а ушки…

— Не тронь его! — гневный приказ был наполнен такой силой, что Мила испуганно вздрогнула.

— Вот это мощь, — восхитилась она мысленно.

— Может, ну его, — попытался вразумить Аром.

— Я сейчас же вылетаю, — сдались на том конце и драгоценный выдохнул, наполняя привязку своей силой, которая должна была закрепить победу над строптивцем.

— Силен, а он кто?

— Влассститель Первого Дома. Кому ссскажи, ссспасссаю сссвоих же врагов, — сокрушался Аром, брезгливо встряхивая пальцы, словно на них что-то противное налипло.

— А почему враги? — полюбопытствовала Мила, придерживая приходящего в себя блондина.

Мелисса тоже не могла оставаться безучастной, протянула мужчине, у которого кровь носом пошла, платок.

— Не поделили территорию? — поинтересовалась она у блондина.

— Линтэры возомнили сссебя выше всссех рассс во вссселенной посссле ухода Высссших, — ответил вместо блондина Аром, который уже вновь занял свое место капитана.

— Нет, это террианцы стали считать себя сильнее всех! — вскрикнул тот на выпад драгоценного.

Рыжая мысленно закатила глаза. Мужики, как дети!

— А изначально вы дружили? — любопытство не давало покоя Лисске.

Мужчина устало опустился в кресло и взглянул на подругу из-под полуопущенных ресниц:

— Мы были слугами Высших. И были под их началом. Мир царил во вселенной, пока Высшие были с нами.

Осмотрев мостик и не заметив свободных мест, рыжая села на подлокотник капитанского кресла, желая быть поближе к любимому.

— А потом они ушли, и вы поссорились? — допытывалась подруга, для которой все, что рассказывал блондин, была лишь очередная очень увлекательная история.

Линтэр кивнул и перевел взгляд на Милу, обратился лично к ней:

— Но в вас возродилась сила Высших.

— Нам этого не надо, — перебил его недовольно Аром.

— Это не тебе решать! — вскинулся сразу блондин, гневно сощурившись.

— Стоп! — разняла мужчин рыжая. Дождавшись тишины, переспросила у линтэра: — Еще раз, что во мне возродилось?

— Сила Высших, — повторил тот. — Вы наша властительница. Наша и террианцев.

Аром встал, и Мила повторила за ним. Сильные руки по-хозяйски опустились на ее талию, словно отгораживая от посягательств линтэра.

— Нассс это не интересссует, — предупреждающе произнес Аром.

И столько в его голосе было стали.

— Не тебе решать, — вызывающе ответил блондин, вставая.

Мелисса отошла от мужчин, прижимая руки к груди, испуганно наблюдала за ними, как, впрочем, и все на капитанском мостике.

— Замолчали оба, — остановила вновь спорящих Мила. — Бред какой-то.

Устало провела рукой по волосам, пытаясь привести мысли в порядок, девушка направилась прочь от вселенских проблем, которые решать была не намерена.

— Но только вы можете остановить террианцев и спасти мой народ! — взвился блондин, пытаясь задержать Милу.

— Не несите чушь! — взорвалась она, развернувшись лицом к блондину. — Я просто женщина. Простая землянка! И все что я хочу — это спокойную семейную жизнь! А вы взваливаете на мои хрупкие плечи ответственность за жизнь своего народа! А где вы были, позвольте спросить, когда эта война назревала? Нечего теперь пенять на меня. Не поделили песочницу? Мамка нужна? Мой ответ — нет! Сами разберётесь, не маленькие.

Высказавшись, Мила решительно направилась к выходу, слыша, как линтэр бросил ей вслед:

— Но он же уничтожит мою планету!

Покачав головой и не останавливаясь, она покинула капитанский мостик, не желая оставаться там ни секунды больше.

Мелисса догнала ее, обнимая за плечи, пыталась успокоить. Рыжая еще слышала слова Арома, прежде чем за ними закрылась дверь:

— Мы ссспасссли твоего брата, будь благодарен за это.

* * *

Долетев до родной планеты землян, Ариф всё ждал, когда же их остановят. Ведь не могли они так легко и просто проделать такой путь незамеченными. Террианца не оставляло ощущение, что они летят в ловушку, но скинуть принуждение противной девчонки у него так и не получалось. Приказ тяготел над ним, принуждая подчиняться.

Даже после того, как капитан запросил посадку в космопорте города Ники, им ее разрешили. Напряжение нарастало, все были в боевой готовности. Но земляне не проявляли агрессии, чем еще больше настораживали.

Приземление было мягким, сняв с Ники браслеты-усилители, Ариф протянул ей руку. Радость в глазах девочки приятным теплом разливалась по телу юноши. Правда, он не стал поддаваться соблазну обхватить Нику и закружить ее по салону. Подавить в себе чужие эмоции террианцу становилось все легче.

Стартовая площадка была, ожидаемо, безлюдна и пуста. Хотя, прощупав все вокруг, террианец с уверенностью мог утверждать, что их встречают. Открыв люк и спустив трап, первыми Ариф выпустил команду землян, проверяя, стоит ли опасаться нападения или нет. И не ошибся: военные высыпали, со всех сторон окружая корабль. Контролировать такое количество сознаний Ариф был не готов, поэтому искал их лидера. Команда корабля встала живым щитом, прикрывая своими спинами террианцев.

На уговоры капитана опустить оружие, что это «свои», окружившие военные не реагировали. Девочка жалась к Арифу, изводя его своим страхом. Волна уверенности, отправленная по привязке, успокоила Нику, но недостаточно, чтобы она отцепилась от него.

Из одного черного аэромобиля вышел седовласый мужчина и уверенно направился к кораблю. Ожидая его приближения, Ариф просканировал его, понимая, что мужчина встречал явно не их. И был разочарован.

— Представьтесь, молодой эрл, — сходу в лоб зарядил седовласый, даже не намереваясь называть себя.

Ариф осознавал по реакции подчинённых землян, что это не простой обыватель, а наделенный немалой властью.

— Сначала вы, — приказал ему Ариф, давя своей силой.

— Глава тайной службы Земного Содружества Гейл Линер, — после непродолжительной внутренней борьбы произнес седовласый, недовольно поджимая губы.

— Мы прибыли с мирными целями. Доставили домой юную эрлу Нику.

— Эрла Дрок, — исправил седовласый, от чего девочка заинтересованно стала приглядываться к мужчине. — Я знаю эту юную эрлу.

— Знаете? — недоуменно переспросила Ника.

— Ваш отец служил под моим началом. Мне очень жаль. Такая потеря для нас.

— Что? — задохнулась от ужасной новости девочка.

Ариф еле успел ее прижать к себе, дернувшуюся было к мужчине. Он не знал, что отец Колючки погиб, как и она сама.

— Вам разве не сообщили. Простите, я не знал. Приношу еще раз свои соболезнования.

— Он жив! — гневно выкрикнула вырывающаяся Ника.

Боль потери колола Арифа, но он сдерживался, разделяя переживания леары.

— Жив? — удивился глава службы. — Эрла Дрок, тело вашего отца доставили на планету Земля месяц назад. Я уверяю вас, он умер, было проведено вскрытие.

— Почему? — прошептала Ника. — Почему мне не сказали?

Она искала ответы у него, а юноша пожал плечами. Правды он не знал. И никогда не интересовался жизнями землян, кроме одной единственной, которая была сейчас рядом с ним.

— Я не знал, что он мертв, — признался юноша, переведя взгляд на седовласого.

— Если вы прибыли сюда ради мирных целей, зачем захватили наш военный корабль? — раздался ожидаемый вопрос.

Ника возмущенно встрепенулась и вновь требовательно взглянула на Арифа. Но в защиту террианца высказался сам капитан.

— Нас никто не захватывал, эрл Линер. Мы сами вызвались помочь молодым людям добраться до планеты. У них не было с собой ни карт, ни налички. Как было не помочь.

— Вы сами себя слышите? — холодным голосом, не предвещающим ничего хорошего подчиненному, спросил седовласый.

Ариф понимал, что перегнул палку с внушением капитана, но игра стоила свеч.

— Да, слышу. Разве вы бы поступили иначе. Они молодые, еще погибли бы в своей скорлупке, — добродушно отмахнулся капитан от седовласого. — Совсем вы их застрожили. У девочки вообще горе. У нее отец умер, а она об этом не знала. Летела к нему, а вы…

Седовласый перевел внимательный взгляд на Нику.

Арифу это жутко не понравилось. Очень странный мужчина, слишком много боли внутри, она и не давала подчинить его себе полностью. В нем не было восхищения, присущего землянам при виде террианцев. Все военные, которые окружали Арифа, давно прониклись его неотразимостью, но только не этот седовласый с глубокой раной в душе.

* * *

Сигнал о том, что один из военных кораблей, курсирующих на границе с террианцами, самовольно сменил курс и направляется на Землю, застал Гейла, когда он разговаривал с Биллом. Несложно было догадаться, кто возвращается домой. Именно поэтому кораблю не препятствовали. Правда, мужчина опасался, что Джоанна не одна летит, а с сопровождением. Встречу устроил Гейл с лучшими из агентов. Но каково же было его удивление, когда вместо дочери увидел незнакомого юного террианца и жавшуюся к нему землянку.

Приглядевшись, он вспомнил дочь одного из своих шпионов. Он единственный улетел вместе со своей семьёй, которая обещала быть ему надежным прикрытием. И была, но ненадолго.

— Вы выполнили свою миссию, эрл. Благодарим, что доставили эрлу Дрок домой. Вас подвезут обратно до границы, — распорядился Гейл, желая поскорее прогнать террианцев к себе домой.

— Нет, мы останемся.

Недовольно нахмурившись, мужчина ждал объяснений, которых не последовало. Кто это мы? И откуда такая самоуверенность, сквозившая в голосе юноши?

— Вы не правы, — решительно ответил Гейл, желая сбить спесь с террианца. — Ваше пребывание здесь не согласовано с правительством. Так что вы немедленно покинете нашу территорию.

Юноша очень внимательно его слушал, склонив голову к плечу. И казалось Линеру, что он понял правдивость слов. Девочка стала отстраняться от террианца, чтобы подойти к Гейлу, но юноша шикнул на нее. Юная Дрок вернулась за спину террианца.

Гейл смотрел на парочку, но видел совсем другую. Высокая стройная девушка так же когда-то очень давно умоляла отца остановиться. Умоляла не причинять вреда молодому террианцу с голубыми волосами. Пусть у этого юноши глаза были зеленые, но решимость в них была та же.

Судьба решила поиздеваться над мужчиной? Или дала ему еще один шанс?

Гейл отвел взгляд, не в силах смотреть в настороженные детские глаза. Слишком больно, слишком похоже. Воспоминания давили, заставляя сомневаться в своем решении.

Звонок коммуникатора как нельзя кстати разрядил обстановку.

— Да, — ответил Гейл, отойдя в сторону, чтобы никто не мог подслушать разговор.

— Что там у тебя происходит? — уточнил Билл.

— Дочь Дрока и юный террианец, по-моему, сбежали с планеты, — отчитался Гейл, горестно вздохнув.

Уж лучше бы это была Джоанна.

— Сбежали? — переспросил Билл. — С чего такие выводы?

— Он улетать не собирается. Захватил наш корабль. И от девчонки не отцепляется.

— Что-то это мне напоминает, — задумчиво протянул друг. — Пусть остается. Присмотримся, поймем, что к чему. Главное, не спешить, как раньше.

— Уверен? — Гейл сомневался в том, что они смогут обогатиться за счет террианца важной информацией. Слишком молод.

— Да, уверен. Вечером, после работы прилечу к вам в гости.

Убрав коммуникатор, Гейл вернулся к капитану и его пассажирам.

— Можете оставаться. Пройдемте со мной, я провожу вас.

— Нет, — твердо раздалось за спиной у Гейла.

Мужчина замер, проклиная всех террианцев вместе взятых. Подавив гнев, который вспыхнул, затуманивая разум, и только после этого медленно обернулся к юноше.

— Мы прилетели к ее бабушке.

— Вот как. Тогда бабушку тоже привезут на базу. Теперь, надеюсь, все довольны? Поторапливайтесь, мне папарацци тут еще не хватало и журналюг.

— Может, не надо бабушку? — наконец-то прорезался голос у девочки.

— Надо, — бросил ей через плечо седовласый.

В душе он надеялся, что пожилая дама вразумит свою внучку, что общение с террианцами крайне нежелательно для нее. Да и вопросов очень много, которые надо задать юной Дрок, но наедине.

* * *

Корабль вышел из гиперпрыжка. Джоанна пережила несколько неприятных секунд торможения. Но впасть в уныние из-за плохого самочувствия не успела. Их поджидали! Прозвучал сигнал тревоги. Со всех сторон послышались приказы на террианском языке. Джоанна вся внутренне подобралась, пытаясь разобраться, что к чему. Виртуальная карта, раскрытая перед Адааром, была усыпана красными маячками флота противника. Любимый размял шею, и началась битва!

Женщине впервые выдалось наблюдать, как командует ее Адаар. Приказы отдавались на террианском языке, коротко и четко. Мониторы вспыхивали, показывая лица капитанов. Пусть противник и поджидал, но атаку он не выдержал. Террианские истребители, как нож сквозь масло, спокойно проходили через заслон, уничтожая все на своем пути, пробираясь к головному кораблю. Террианцы оправдывали звание сильного противника. И Джоанна была рада, что находилась по одну с ними сторону. Они были опытные и сильные соперники, настоящие воины. И исход битвы женщина могла просчитать уже сейчас, глядя как на карте гаснут один за другим красные маячки.

А вот противник вел себя подчас очень странно. Джоанна в шоке стала наблюдать за тем, как вражеские истребители сами обстреливали своих товарищей, а некоторые и врезались. Потери были и со стороны объединенных войск. Одноместные истребители, которые чаще управлялись землянами, были слабым местом в войске Адаара. Как бы их не прикрывали террианцы, но Джоанна была готова взвыть от нерасторопности своих соплеменников, которая стоила им жизни!

* * *

Играя вином в бокале, Айрад прислушивался к тому, что происходило на территории врага. Адаар вел войска сильной и уверенной рукой, сминая сопротивление линтэров. Скоро, очень скоро планеты, так сильно любимой ее народом не станет. Погаснет свет великого королевства линтэров. Свои святыни увезти они не успели, бежавшие властители первых домов. Оставили своих детей для отвода глаз, а сами сбежали.

Потянувшись к сознанию своего истинного врага, Айрад с удивлением отметил, как тот далеко находится. Даже его силы недостаточно, чтобы четко уловить местонахождение Первой Звезды.

Протяжно выдохнув, император заверил себя, что так даже интереснее, что не закончится все сейчас, и их вражда скрасит его жизнь еще на несколько лет.

Террианец решил, что даст братьям встать на ноги, обжиться на новом месте, прежде чем прилетит за их жизнями. А пока стоило проследить за зачисткой планеты. Слишком сильно уж наследили земляне на его территории. Сейчас отряд внутренних войск направлялся в жилой квартал при интернате, туда, где еще оставались не взятые в рейд представители планеты Земля, чтобы согнать их в один пассажирский звездолет и отправить восвояси. Контракты истар уже все расторг, компенсации выплатил. Сообщение о закрытии проекта на имя главы Земного Содружества выслал. Старейшины с самого утра разрывали привязки тех террианцев, кто по глупости привязывал к себе землян как леар. Сам Айрад в этом процессе участвовать не был намерен. Ему и тут работы хватало. А совет и без него справлялся с поставленной задачей. Так что, уже через час на Терри не останется никого из землян.

* * *

Кровь бурлила от переизбытка чувств. Чужая боль дурманила разум, страх сладким осадком ложился на язык. Адаар непроизвольно сглатывал эту сладость, желая большего. Земляне очень красиво умирали, унося с собой не одну жизнь линтэров. Паника, образовавшаяся в рядах врага, подливала масло в огонь их предсмертной агонии. Террианец словно слышал музыку марша, сопровождающего его триумф. Джоанна, сидящая за спиной, придавала сил и помогала, замечая то, что упускал сам Адаар. Жалкая горсть оставшихся в живых, но сопротивляющаяся до последнего армия линтэров, таяла на глазах.

Но всему приходит конец, и веселью Адаара тоже.

— Провидица Первого Дома молит принять вызов, — отрапортовал Алтар.

Первым порывом было отмахнуться от нее, но отец приказал послушать провидицу.

Неусыпный контроль родителя красноглазому очень надоел. Он знал, что император не пустит все на самотек, но все равно Адаар взбесился. Как можно выпустить добычу, когда твои зубы уже сомкнулись на ее глотке?

— Адаар, я приказываю, — спокойно прозвучал в голове голос отца.

— Соедините, — сдался красноглазый.

* * *

Когда на экране появилось лицо невероятно красивой молодой девушки, Джоанна почувствовала укол зависти и ревности. О чем они разговаривали с любимым, осталось для нее загадкой, как и то, кем она была. Сначала Джоанна подумала, что это одна из командиров. Но вспомнила, что у террианцев непринятно, чтобы женщина выбирала удел воина. Да и террианкой девушка не являлась, так как у нее были длинные клыки и заостренные уши. Все это женщина отметила за несколько секунд, с удивлением понимая, что это и есть тот таинственный враг, с которым они вели бой.

При более детальном осмотре Джоанну поразил ее изможденный вид: грязные волосы, давно не видавшие расчески, испачканное лицо, впалые щеки. Все это было очень непонятно для женщины, ведь битва началась не так давно, чтобы так измучить противника. Но при этом девушка сияла своей неземной красотой.

Переведя взгляд на Адаара, Джоанна недовольно воззрилась на явно флиртующего любимого. Улыбка растянула его губы, взгляд прятал под полуопущенными ресницами. Да и расслабленная поза мужчины говорила, что ему доставляло немалое удовольствие общаться с девушкой. Так и захотелось ее ударить, чтобы перестала мило краснеть и опускать взор.

Мужики все одинаковые, только помани пальчиком, только вильни подолом, и сразу тают, даже террианцы!

* * *

После того, как он отдал приказ, на экране появилось лицо провидицы. Адаар уже приготовился выслушивать жалобные мольбы. Да только девушка удивила.

— Приветствую вас, наш властитель. Позвольте нам, вашим смиренным слугам преклонить колени пред вами, — раздался мелодичный, но уставший голос линтэрки.

— Что ж так быстро сдались? — немного обиженно спросил Адаар, чувствуя, что весь настрой покорять, уничтожать сбился.

— Я — провидица. Мне ведомо будущее, — многозначительно изрекла девушка и замолчала.

— И что? Даже готова предать свой народ во спасение? — усмехнулся красноглазый. — На все готова ради этого?

— Да, — смиренно потупила глаза провидица, склоняя голову.

Ревность леары чувствительно кусалась внутри террианца, растекаясь приятной дрожью по телу. Джоанна, как всегда, была начеку, готовая броситься в бой, отвоевывая свое.

— Отец, примешь ли от меня такой подарок? — мысленно задал вопрос родителю, украдкой зля Джоанну.

Адаар знал, что линтэры умеют завлекать, заманивать в свои сети сладкой речью, жаркими взглядами. Но ревность и любовь леары перекрывали любые попытки провидицы расположить к себе Адаара.

— Присылай, раз согласна на все, — ровный голос не мог скрыть веселья, которое чувствовал сын. — Присмотрюсь.

— А есть ли у вас право голоса решать от имени своего народа? Может лучше добить вас? — как бы задумался террианец.

Девушка вскинула голову, твердо глядя ему в глаза.

— Я — провидица Первого Дома, мое слово второе после властителя, — гордо ответила, словно бросив вызов.

Такие спесивые красавицы очень нравились террианцу. Нравилось их ломать, подчинять.

— А где сам властитель? — обманчиво ласково поинтересовался Адаар у нее.

Девушка вздрогнула, и в глазах ее отразилась боль, которую успел заметить террианец, прежде чем она спряталась.

— Он покинул планету, до того как вы прилетели, — все так же спокойно ответила.

— Ну, понятно. Предупредила, — догадался он и похвалил, по достоинству оценивая силу ее дара. — Хорошая провидица.

— Нет, я не предупреждала, — вновь удивила его девушка. — Он сам. Ему брат подсказал.

Это уже было интереснее. Адаар пытался прочитать между строк ее фразы, и то, что он там увидел, очень понравилось. Предательство и измена, как банально.

— Как у вас все запущено, — ласково протянул он, желая уколоть красавицу еще больнее. — А что же он тебя не забрал, если ты так ценна для своего народа?

Девушка разом сникла. Плечи опустились, спрятала взгляд. Адаар наслаждался, унижая ее.

— Я слышал, ты же мельда властителя. Плохо, значит, любил, — сокрушенно покачал головой, не испытывая ни капли жалости к горю красавицы. — Я так со своей не расстаюсь.

Провидица медленно подняла на него глаза. На губах ее играла торжествующая улыбка.

— Расстанетесь, мой властитель. Раньше, чем думаете. Все мы расстаемся с теми, кого любим. Все и всегда.

Адаар замер, не веря своим ушам. У провидицы оказались острые не только зубки, но и язычок. Она предупреждала его и посмела насмехаться над ним. Она посмела предсказать ему разлуку, хотя он сделал все, чтобы этого не произошло. Сила невольно зашевелилась внутри, приподнимая голову. Злоба на провидицу постепенно затмевала взгляд красной пеленой.

— Адаар, — позвала Джоанна террианца, осторожно прикасаясь к руке.

Обернувшись на ее голос, он порывисто прижал к себе леару. Расстаться с ней он был не готов, да и не планировал. Очень много сил было потрачено на то, чтобы вернуть ее. Тихий мелодичный смех привлек внимание Адаара. Он бросил гневный взгляд на веселящуюся провидицу.

— Уничтожить всех, — отдал приказ своим, отгораживаясь от призывов отца подчиниться.

Испуг в глазах провидицы подсказал, что такого она не предвидела. Так что не такая уж она и сильная, как набивала цену. Пустышка, очередная красивая кукла.

Террианцы, направленные приказом красноглазого, расстреляли остатки сопротивления. Сам же Адаар усадил Джоанну на ее место, приказывая не мешать, вернулся к планам по окончательному истреблению всего, что имело начало от когда-то славного и сильного рода линтэров. И никто не мог его остановить, ни отец, который через младшего предпринимал попытки достучаться до сознания явно выжившего из ума старшего сына. Ни сам Асамр, который отозвал свое звено, и всех, кто был в подчинении.

Пальцы Адаара порхали по виртуальной панели, набирая комбинацию для активации секретного орудия, потом для его запуска. Параллельно он отдавал приказ к экстренному прыжку, чтобы спастись, после того как в ядро планеты попадет заряд антиматерии.

— Наставник, остановитесь, — требовал Асамр с экрана монитора.

Но Адаар отрицательно качнул головой и, подмигнув младшему, дал залп. И тут же флот террианцев отступил, оставляя после себя лишь хаос разрушения и сжимающуюся вовнутрь планету. Мощная вспышка оставила прощальный след поражения линтэров.

Обернувшись к леаре, красноглазый недовольно нахмурился, она пребывала в шоке от увиденного. И не понимала его решения. Поманив к себе женщину, террианец поймал ее взгляд и тихо просил:

— Что не так? Что так напугало тебя?

Джоанна сразу вскинулась, с жаром требовала объяснения:

— Зачем ты уничтожил планету? Та девушка, она ведь погибла?

— Конечно, погибла, — невозмутимо ответил Адаар, не собираясь ничего утаивать от нее. — Никто не ссспосссобен выжить посссле такого.

— Зачем так круто, Адаар? Там же дети, женщины — они-то в чем повинны? — шепотом вопрошала Джоанна.

Протяжно вздохнув, мужчина сокрушенно покачал головой и, усадив несопротивляющуюся женщину себе на колени, произнес:

— Ты сссама была готова ее рассстерзать.

— Я не… — возмутилась леара, но прижатый палец к ее губам остановил срывающиеся оправдания.

— Я всссе ссслышал, между прочим. Ну не мог же я допуссстить, чтобы ты марала сссвои руки об эту девушку. Мне очень приятно знать, что ты нассстолько сссильно меня любишь. Ссспасссибо за это.

Дыхание террианца шевелило волосы на виске Джоанны, где бешено билась венка, привлекая к себе внимание.

— Но зачем всю планету? — вернулась к началу разговора леара.

— Так, на всссякий ссслучай. Чтобы наверняка. Я же не знал, где она находиласссь. И вот, чтобы время не тратить на ее поиссски. А, кссстати, ссспасибо, что напомнила, — поцеловав Джоанну в губы, Адаар вызвал Асамра и на террианском уточнил у него. — Земляне все погибли?

— Нет, — недовольно бросил в ответ наследник.

— Ну, так чего медлишь? Вперед, мой мальчик. Император сказал всех.

Глаза блондина наполнились злобой.

— Свою сам убьешь? — усмехнулся он, переводя свой взор на ничего не подозревающую Джоанну.

— Конечно, сам, — отозвался Адаар, крепче прижимая леару к себе.

Наследник не поверил, но лишь усмехнулся, обмениваясь взглядами с братом.

— Приказы отца следует выполнять, — напомнил наследник, прежде чем связь оборвалась.

— Сам знаю, — ответил Адаар, устало откидываясь на спинку кресла. — Что же мне с тобой делать, леара?

— Что? — переспросила Джоанна, почувствовав, что последние слова были адресованы ей.

— Ребенка хочу от тебя, говорю, — на общем земном сказал ей Адаар, зарываясь носом в ее волосы, переплетая их пальцы.

— Я тоже. Но, наверное, стара уже для таких подвигов, — печально вздохнула женщина, сожалея об упущенном времени.

Усмехнувшись, Адаар был с ней не согласен. Он себя чувствовал в самом расцвете сил. Да и наработки Арома давали о себе знать: Джоанна менялась, медленно, но изменения были видны. Не зря же химик столько крови из Адаара выкачал и Джоанны. Но результаты были недостаточные для того, чтобы леару можно было больше не считать землянкой. Ведь так хотелось обойти приказ отца.

— Домой прилетим, проверим, ссстара или всссё так же гибка и ссстрассстна, — самодовольно улыбаясь, террианец прислушался к мыслям леары, которая и думать забыла о гибели чужой планеты, ведь куда важнее предстоящая ночь и его желание иметь от нее детей.

* * *

Мир так хрупок и нестабилен. Казалось бы, что ты хозяин своей жизни, господин своей судьбы, но вдруг, в одночасье ты можешь потерять абсолютно все! И нет больше у тебя дома, и нет никого, кто шел с тобой рядом по жизненному пути. И гнетет тебя желание присоединиться к ним. Пугает одиночество в образовавшейся вокруг тебя пустоте. Но Судьба-шутница продолжает ткать полотно мироздания, уверенно вплетая в него твою нить.

Поэтому Золотой Лист и прилетел за своим братом. Ведь больше нет никого роднее, чем он. Вообще никого не осталось, кроме него. И только к нему стремится твоя душа, обливаясь слезами горечи потери.

Твердо шагнул Золотой Лист на корабль своего брата, где тотчас угодил в родные объятия Первой Звезды. Его Тьма ласковыми крыльями вторила движению рук, жадно обнимая.

— Мое сердце переполняет счастье от нашей встречи, — услышал Лист мысленный шепот брата. — Прости меня, я виноват перед тобой.

— Все наладится. Жизнь войдет в свое русло. Сейчас, главное, вызволить тебя из плена, — ответил ему Лист, так же крепко сжимая в своих объятиях брата.

— Я не в плену. У нас уговор, — прошептал Первая Звезда, тревожно вглядываясь в родные и любимые изумрудные глаза.

Золотоволосый сдвинул брови, не понимая как такое может быть.

— Но я же слышал, как…

Брат закивал, не давая договорить, стал все объяснять:

— Я нашел возрожденную, это они помогли мне тебя спасти.

— Возрожденная? — изумленно выдохнул Лист и оглянулся в поисках упомянутой. Но зал был пуст.

— Да, я летал за ней. Она тут, на корабле. Но, брат, прости, я так в ней обманулся. Она совершенно не похожа на наших создателей. В ней только силы Высших, но душа землянки. Она отказалась спасать нашу планету. Я молил ее, но она отказалась, я даже не предполагал такое. Мне были видения: я видел себя через много лет. Видел нашу с тобой беззаботную жизнь и на нашей планете. На нашей! Она изменила Судьбу. Она опасна, Лист!

Ясноокий держал в объятиях своего сломленного старшего брата. Никогда за всю свою немалую жизнь Лист не видел слез на глазах у Звезды. Не видел его таким подавленным и напуганным. Что за монстр пробудился под личиной Высшего?

— Мы справимся, брат. Возьми себя в руки, ты же линтэр. Мы не склоняем голову перед врагами. Мы несем волю Высших. Я верю, что мы сумеем донести ее и до возродившейся. Свет прольётся в ее душе, наполнит чистыми помыслами ее сердце. Она возвысится, как того требует ее сущность.

— Она неуправляема, — прошептал Звезда, и Лист понял, к чему стремился его брат.

Контролировать Высшего! Стать если не выше, то хотя бы равным ему! Качая головой, он попытался отступить от брата, но тот крепко держал его.

— Я не знал, что ты способен так низко пасть, — мысленно сказал он Звезде, пытаясь вырваться из его рук. — Это святотатство.

— Лист, я обманулся в своих надеждах, но я больше не вступлю на этот путь. Я следую заветам предков. Я чту наши законы, — стал оправдываться Звезда.

Но золотоволосый не желал разделить такую участь с ним и твердо произнес:

— Если ты ушел в тень, то меня за собой не тяни. Я не пойду с тобой вместе туда, где царит зло.

— Ты уже и так там! У нас больше ничего нет. И нам надо начинать все сначала. Собирать остатки нашей расы. Собрать и основать новый дом.

— Почему об этом говоришь мне ты, а не наша властительница, если она здесь?

Звезда закрыл глаза и показал брату образ возродившейся, у которой за спиной стоял террианец и по-хозяйски обнимал ее за талию.

Удивленно ахнув, Лист с трудом пришел в себя. Он изумленно спросил у старшего:

— Извечный враг?

— Да, — сокрушенно кивнул Звезда. — Но в душе у него нет мысли о разрушениях и хаосе, он создатель.

— Что? Создатель Извечный? Да как он мог таким родиться? — в голове у мужчины не укладывалось, как такое произошло. Ведь создатели всегда были наполнены светом, ведь только он рождал. Но не верить брату он не мог, да и видения подтверждали каждое сказанное им слово.

— Лист, он — создатель, она — меняющая Судьбу. Ты понимаешь? Высшие возрождаются! — с жаром шептал старший, испуганно глядя ему в глаза.

Да, новость пугала. Как бы ни готовились они к этому, сколько бы ни обговаривали, но все равно оказались не готовы к приходу Высших.

— Да, и наш с тобой долг быть с ней рядом, служить ей. Надо уничтожить врага, но это могут только террианцы, — попытался разумно рассуждать Золотой Лист.

— Он сам из них! — взвыл Звезда, крепче сжимая объятия.

— Что-то больно долго вы там обнимаетесь. А вы точно братья? — неожиданно раздался женский голос, полный ехидства.

Мужчина обернулся на его звук и заметил неслышно вошедшую рыжую земную девушку, которую Звезда называл возродившейся. Ее Свет пылал золотом, а вот за спиной клубилась Тьма Извечного врага.

— Мы — родные братья, моя госпожа, — отозвался Первая Звезда, разворачиваясь к ней лицом.

Разглядывая Высших, мужчина поразился тому, как гармонично они смотрятся. Как крепка их связь и искренни чувства. Идеальная пара. Сомнение поселилось в душе линтэра, а имел ли он право решать судьбу девушки. Нет, не имел. Линтэры лишь слуги, возлюбленные дети Высших, которые слепо идут за своими создателями, исполняя их волю.

Он расцепил объятия и направился в сторону Высших.

— Позвольте мне преклонить пред вами, наша властительница, колени. Я желаю принести вам клятву верности, — твердым уверенным голосом обратился Золотой Лист к возродившейся.

Террианец заслонил девушку от него в защитном жесте, пряча за своей спиной.

— Нассс это не интересссует, — произнес противник, в чьих глазах заклубилась предупреждающе Тьма.

— Да, надоели уже. Госпожа, властительница, — послышался разраженный голос девушки.

— Мы пришли позвать вас на ужин, — жестом пригласил террианец и вышел в коридор, спеша за землянкой.

Злотой Лист медленно оглянулся на брата, недоуменно приподнимая брови.

— Он пригласил меня разделить с ним ужин? Я не ослышался? Неужели я настолько стар, что слух меня стал подводить?

— Нет, мой лучезарный, именно об этом я и говорил. Эти двое очень странно ведут себя. Созидающая Тьма и разрушающий Свет.

— Мир изменился, брат мой. И с ним придеться меняться и нам, — задумчиво изрек Лист, направляясь в коридор, в который ушли Высшие.

Звезда поспешил следом. Рядом с братом он стал чувствовать себя лучше. Вернулась уверенность в себе и душевное спокойствие. К тому же мельда скоро полностью изменится, станет одной из них, равной по силе, прекрасной и могучей.

* * *

Просторный тронный зал был полон террианцами, поджидающими своих героев. Айрад с нетерпением ждал своих детей. Он слышал их приближение. Асамр холоден и спокоен. Алтар практически не чувствовался, сливаясь сознанием с наследником. А вот Адаар, как и всегда при отце, собран. Сводчатые двери широко распахнулись, впуская внутрь зала победителей. Более слабые террианцы вставали на одно колено, приветствуя прибывших. Более сильные же склоняли голову, прижимая правую руку к груди в знак уважения.

Айрад пытался поймать взгляд своего старшего сына, но тот ускользал, раскланиваясь с гостями. Сын пытался спрятать сознание, возводил ментальные щиты. Он понимал, что отец выходку с рук ему не спустит и готовился к этому.

От леары своей он так и не избавился. Связующая нить еще была между ними. Значит и тут Адаар пошел против отца.

Неотрывно следя сыном, Айрад выжидал удачного момента, задумчиво постукивая пальцами по подлокотнику.

* * *

Джоанна послушно ожидала прилета Адаара на его личном космическом корабле, совершенно одна. Женщина любовно гладила рукой панель управления. Как давно она не брала на себя управление кораблем. Но память услужливо подсказывала все, что сохранила со времен учебы. Джоанна уверенно вела корабль и спряталась в облаке космической пыли между каменными обломками на нейтральной территории. Адаар дал очень подробные инструкции, где она должна его ждать. Он сам должен прилететь, никто больше. Только он. Волнение не отпускало Джоанну, еще на флагмане ей показалось, что произошло что-то странное. Любимый нервничал. Очень долго целовал на прощание, жадно, страстно, так что в голове у нее никаких мыслей не осталось. Она до сих пор пребывала в приподнятом настроении, ожидая возвращения любимого.

Но он все не возвращался. Ожидая любой весточки от него, Джоанна проверила почту, где с удивление нашла пропущенное сообщение-маяк. Сработала одна из ловушек, перехвативших переписку отца. Руки привычно заработали, нажимая виртуальные кнопки. Подобрав код, женщина возликовала. Это был еще один кусок от секретного послания. Открыв файл с остальными фрагментами, Джоанна собрала их воедино, радостно улыбнувшись, когда сообщение наконец-то открылось. Это был последний недостающий кусочек. Теперь она сможет прочитать таинственное сообщение отца.

На экране появилось изображение станции «Титан-6». Ее станции! Приглядевшись к изображению, поняла, что это видео: стабилизаторы медленно вращались, удерживая положение станции. Неожиданно стали появляться слова. Медленно складываясь в предложения. И с первых строк сердце женщины болезненно сжалось.

«Любимая моя Джоанна, я не всегда был хорошим отцом. Где-то даже жестоким. Но я всегда любил тебя. Прости меня, что так и не нашел в себе силы извиниться за то, что заставил расстаться тебя с твоим любимым. Теперь я знаю, что был тогда слишком жесток. Ты его любишь сильнее меня, твоего отца.

Но я не верю, что ты смогла бы ради своей любви уничтожить станцию, в которую столько сил вложила. Не верю. Не верю и в то, что ты погибла в тот момент, когда звездолет врезался в нее. Нет. Я знаю, что тебя на нем не было. Даже не догадываюсь, как он это провернул. Но верю, что это не ты уничтожила своих подчиненных. Я вырастил тебя не такой. Не верь тому, что он тебе рассказал. Ведь он многое утаил и лгал тебе.

На видео видно, как спасательная капсула пропадает, словно в никуда. Ведь в ней была именно ты, а подобрал тебя террианский звездолет. Он ведь ждал тебя. Рысёныш, если вдруг ты решишь вернуться, я смогу отстоять твое имя. Я буду ждать твоего возвращения, сколько бы тебе ни потребовалось времени для принятия решения. Посмотри внимательно запись, и тебе откроется вся правда о террианцах. Твой любящий отец».

Буквы медленно растаяли. А видео началось с самого начала. Со станции стартовал террианский звездолет, камера не успевала поворачиваться, чтобы отследить его полет. И он благополучно скрылся из зоны видимости. Быстрая прокрутка, отсчитывала чуть больше двух часов, прежде чем от станции стартовал военный звездолет землян. Джоанна его запомнила именно таким. Но далеко он не отлетел, замер, словно раздумывая. Затем от него отделилась спасательная капсула и отлетела в сторону, сам же звездолет развернулся и безжалостно расстрелял беззащитную станцию, у которой не хватило времени активировать щиты. Но даже после этого нападающие не успокоились, развив скорость, врезались в останки станции, уничтожая любой шанс на спасение.

Джоанна закрыла глаза, переживая этот момент вновь и вновь. Но вспомнив о том, что капсула исчезла на видео, отмотала назад, чтобы собственными глазами увидеть, как она растворилась, словно кто-то невидимый ее проглотил.

Горло сдавило от рыдания. Страшные догадки роились в голове. А недавняя битва подсказывала, кто способен быть настолько безжалостным.

«Так, на всссякий ссслучай. Чтобы наверняка…»

Как метко сказано! Ведь наверняка. Сжег все мосты. Все до единого. И станции нет. И вернуться некуда. И отца в ее глазах подставил. Ведь он сказал, что украл ее тогда. А откуда выкрал? Ведь не с военного звездолета же! Значит, не отец повинен в смерти всех, кто находился на станции. Отец не мог быть настолько расчетливым.

«Как он мог! Как он мог! Всссех убил, никого не пожалел. Вот ведь тварь бесссердечная!» — вспомнились циничные слова Адаара.

— Тварь! Какая же ты тварь! — судорожно рыдая, прошептала Джоанна.

Мир в который раз рушился у нее на глазах. Опять боль разъедала сердце. Обман, везде обман. В каждом слове, в каждом взгляде этих дьявольски прекрасных глаз. Демон!

Из-за него она опять предала своего отца. Ведь она так доверяла Адаару, а он!

— Тварь! — в сердцах выкрикнула Джоанна во все горло, мысленно проклиная своего мучителя. — Бессердечная тварь!

Не раздумывая ни секунды дольше, смахнув слезы, Джоанна развернула корабль, нисколько не беспокоясь о своей безопасности, проложила прямой курс до Земли. Включив двигатели на полную мощность, увела корабль в гиперпрыжок, пытаясь сбежать от своего прошлого и вернуть то единственное ценное, что есть во вселенной — семью!

* * *

Закончив прием, Айрад не находил себе места, кружа вокруг старшего сына, который вольготно расположился в кресле перед камином. Для разговора кабинет выбрали Адаара. Император пытался найти правильные доводы, чтобы повлиять на сына, но он отказывался подчиняться. Упорствовал, не желая расставаться со своей леарой.

— Она землянка, Адаар! — гнул свое император, не понимая, почему ему не хватает сил подчинить сына. — Думаешь, я не понял, что ты еще утаил от меня. В землянах наша сила, но и погибель. Они пробуждают в вас эмоции, заставляют меняться.

— Да, отец ты прав. Но Джоанна моя.

— Твоя, — невозмутимо согласился император. Задумчиво подойдя к сыну, Айрад положил ладони ему на плечи, продолжая убеждать: — Я хотел, чтобы ты стал императором. Ты, а не Асамр!

— Я не хочу этого! — сын был непреклонен.

— А должен хотеть. Должен стараться вернуть силу создавать крепкие звенья. Мы не должны быть одни, это приводит к сумасшествию. Только звено поможет тебе вернуть былую славу.

— Отец, я не хочу славы и власти. У меня есть все, что нужно. Я волен делать все, что захочу без оглядки на звено. И Джоанна со мной! Я не откажусь от нее, даже не настаивай.

Упрямство! Опять это упрямство, как всегда, в его репертуаре. Никаких уступок, только напролом! Это и сгубило его в прошлом, это может окончательно погубить.

— Адаар, послушай…

— Нет, — вскричал сын, вскакивая с кресла.

— Что? — возмущению императора не было конца.

— Нет! — яростно вскричал Адаар, сжимая рубашку на груди. — Нет!

Боль, яркая боль расходилась от сына, словно круги на воде. Нить привязки с леарой стала меркнуть, истончаясь. Решение было единственно верным, и действовать надо было прямо сейчас, не медля ни секунды, так как боль могла повредить разум сына еще больше, чем в первый раз.

Прижав к себе вырывающегося Адаара, император вторгся в его сознание, привязывая к себе, подчиняя.

— Тихо, тихо, все прошло. Все прошло. Мальчик мой, я с тобой. Ты не один.

— Отец, нет, — пытался скинуть с себя нити подчинения Адаар.

— Ты мой сын. Я не позволю тебе мучиться из-за какой-то землянки. Адаар, ты станешь императором. Сильным и великим, — успокаивал отец, крепче удерживая беснующегося.

— Нет, отец! — оттолкнул от себя Айрада сын. — Я не желаю становиться императором. Я тебе об этом говорил и не раз!

— Ты мой сын! — твердо ответил император, делая шаг к нему. — Ты единственное, что осталось у меня от нее. Я не могу потерять еще и тебя. Один раз чуть не потерял, хватит. Хватит сопротивляться, Адаар. Стань прежним!

Айрад молил и приказывал, ломал защиту, но сын ставил новую.

— Нет, отец! Не смей ее рвать! — раненым зверем ревел сын, пытаясь ухватиться за связующую нить, которая лопнула, разлучая его с леарой.

— Поздно, — прошептал Айрад. — Она это сделала сама. Она опять это сделала. Сын. Смирись. Оставь ее. Ты должен быть со мной, — Тьма ласковым клубком сворачивалась вокруг ног сына, поднимаясь все выше, пленяя его. Еще чуть-чуть и он сдатся.

— Нет, — вдруг рванул из образовавшегося кокона Адаар, гневно глядя в глаза отцу. — Хватит постоянно искать во мне ее! Я не мать! Я даже не похож на нее! Ничего от нее, только волосы! — бесновался Адаар.

Вдруг неожиданно блеснул нож, и голубым водопадом отрезанные локоны упали на пол. Айрад в ужасе смотрел на них, не веря, что сын решился на такое.

— Зачем? — прошептал он, медленно переводя взгляд на сына.

— Я устал, отец, доказывать тебе, что я не она. Устал быть тебе иллюзией, что она рядом. Устал жить чужой жизнью. Прости, но я ухожу. У тебя есть наследник. Я воспитал его таким, каким должен быть твой преемник. Я все сделал, чтобы ты заметил мои старания. Но ты упорно продолжаешь жить прошлым. Я так не могу. Прощай.

Айрад не останавливал сына, переживая его слова. Взгляд был прикован к голубым волосам. Медленно дойдя до них, император встал на колени, протянул руку, но так и не посмел прикоснуться. Слабость, да они стали его слабостью. Волосы цвета небесной глазури.

— Сожги! — приказал император, вставая.

Истар неслышной тенью подошел сзади.

— Мой император, но это же…

— Сожги! — твердо повторил император, уходя из кабинета сына.

Да, у него есть наследник, который и станет преемником. А Адаар волен делать, что пожелает.

* * *

На новой планете, куда прилетели они с Милой, Мелисса открыла для себя мир ярких красок. Дикая природа, никем не покоренная, буйствовала и господствовала. Приземлились они на поверхность озера, а потом осторожно подплыли к пристани. Лесной дворец, по-другому было не назвать это пристанище, гостеприимно распахнул двери новым хозяевам, коими являлись Мила и Аром. Линтэры всячески пытались услужить подруге, не забывая и о ней. Мелиссе больше нравилось общение с золотоволосым красавцем, чем с блондином. С Золотым Листом оказалось очень много общих тем для общения и интересов, чтобы поделиться своими мыслями. Его брат уделял больше времени совсем еще молодой девушке, которая просила звать ее Ксю. Такая милая и общительная, любопытная, как и все в ее возрасте. Аром с Милой постоянно что-то молчаливо обсуждали, иногда забывая, что они не одни. Как Мелисса понимала, что они общаются, не знала, но горячие взгляды, которыми они обменивались, подсказывали ей об этом. Мила иногда могла просто топнуть ногой, так она делала, когда кто-то не хотел с ней соглашаться. Усмехнувшись, Мелисса обычно уходила в сад, когда влюбленные начинали пыхтеть друг на друга, прям как ежики, которые водились в этом саду.

— Эрла Мелисса, а позвольте узнать, если это не секрет, где отец вашего ребенка, которого вы носите под сердцем.

— Отец? — испуганно выдохнула Мелисса, вспоминая, что Алтар обещал ее забрать, а откуда, наверное, и не догадывается. — Простите, мне надо позвонить, — пробормотала она, с трудом соображая, как это сделает. Ведь на память номера Ала она не знала, комм отобрал Аром еще в аэромобиле.

— Не стоит переживать, — остановил ее мужчина, осторожно удерживая за руку. — Я уверен, что у вас все образуется.

— Конечно, — она была благодарная ему за участие, — он обещал за мной прилететь. Вот только не знает где я. Я ему позвоню и сообщу.

— Вы словно сотканы из света, — прошептал линтэр с придыханием.

Мелисса засмущалась, настойчиво пытаясь высвободить руку.

— Простите, мне надо позвонить, — извинялась она, начиная пугаться настойчивости мужчины. Они были одни в саду, никто не видел, куда она ушла. Страх липкими пальцами закрадывался в душу.

— Невозможно отказаться от такого изумительного света, который согревает душу, исцеляет сердце, — словно в бреду шептал Золотой Лист, настойчиво притягивая к себе сопротивляющуюся девушку.

— Остановитесь, — взмолилась она, не на шутку испугавшись странного блеска в глазах линтэра.

— Вы бесподобны, Мелисса.

— Перестаньте, прошу вас, — билась уже в руках мужчины девушка.

Он был сильный, и Мелисса совершенно не знала, как без посторонней помощи справиться с ним.

— Отцеписссь от нее, пока даю тебе этот шанссс, — раздался голос любимого за спиной, ласковые руки обняли за талию, прижимая к крепкой груди.

— Ал! — радостно выдохнула Мелисса, поворачивая голову, желая увидеть его лицо.

Чужие руки отпустили ее, и девушка, развернувшись в объятиях любимого, прижалась лицом, вдыхая аромат и греясь его теплом. — Ты прилетел за мной.

— Пора домой, — прошептал Алтар, и мир словно погрузился во тьму, чтобы через несколько ударов испуганного сердца обрести краски и наполниться запахами.

— Ал, где ты был? — знакомый и такой незнакомый голос окликнул любимого. Девушка выглянула из-за плеча, рассматривая, несомненно, красивого юношу с удивительным цветом глаз.

— О, Мелиссса! — радостно воскликнул он и направился навстречу.

Но девушка его радости не разделяла и испуганно укрылась на груди любимого.

— Не понял? — услышала недовольный голос блондина.

— Мелиссса, познакомьссся, это Асссамр, отец твоего ребенка, — представил любимый вошедшего юношу, параллельно надевая золотые браслеты ей на запястья.

— Кто? — удивленно ахнула девушка, испуганно всматриваясь в глаза любимого.

— Я сссожалею, но это так, — осторожно гладя по волосам, ровным голосом ответил Алтар. — Ты вссспомнишь, когда-нибудь потом.

— Отец качественно поссстарался, — с печальным вздохом прошептал Асамр.

— Да, император в этом ссспециалиссст, — ответил Алтар, кивая в ответ.

— Отлично, — прошипел юноша, который подошел ближе, с болью глядя ей в лицо. — Мелиссса, это же я, твой принц на белом звездолете, помнишь?

— Нет, — еще больше испугалась девушка, теснее вжимаясь в тело любимого, желая отгородиться от странного юноши, который знал ее детские мечты.

— Замечательно, — развеселился блондин. — Ссстихи и цветы, я помню. Ссс завтрашнего утра и начнем, а сссейчас давайте ссспать.

— Зачем цветы и стихи? — не поняла его Мелисса.

Любопытство перебороло страх. Да и не казался он таким уж страшным, как тот же линтэр.

— Завоевывать твое сссердце, леара. Для чего еще нужны цветы? — счастливо улыбаясь, изрек блондин и поманил ее пальцем.

Алтар подтолкнул девушку, вынуждая ее расцепить объятия и следовать за ним. Мелисса ухватилась за его ладонь, робко переступала ногами, удивляясь, почему любимый нисколько не возмущается желанию блондина за ней приударить. Ведь это неправильно. А когда она оказалась в спальне, куда завел ее любимый, то застыла соляным столбом. Блондин медленно раздевался, насмешливо поглядывая на нее, красуясь перед ней своим телом. Любимый так же начал медленно расстегивать рубашку, невозмутимо скидывая ее на вешалку.

Испуганно попятившись, Мелисса хотела сбежать, но ее остановили слова любимого:

— Она не поддаетссся, Асссамр. Так что заберите сссвои вещи и выйдите из нашей ссспальни, илтар.

— М-да, уж. Все равно она меня вссспомнит и бросссится в мои объятия, — нисколько не расстроившись, ответил блондин и продефилировал мимо совершенно сбитой с толку девушки. — Я буду ждать, моя Мелиссса. А ты придешь, я это тебе обещаю.

Дверь за ним захлопнулась, и спальня погрузилась в напряженную тишину.

— Иди ко мне, — позвал ее мысленный голос Алтара.

Мелисса с облегчением выдохнула и упала в родные объятия любимого.

— Что это было за представление? — тихо спросила она у него.

— Никак не хочет сссдаватьссся. Но мы сссправимссся? Ведь, правда? — с надеждой вглядываясь в глаза девушке.

— Да, я ведь люблю тебя, — заверила Мелисса.

— Я сссильнее, — прошептал в самые губы Алтар.

* * *

Осторожно, словно девушка состояла из самого хрупкого фарфора, он сам раздел Мелиссу. Это было так трогательно и необычно. Он провел рукой волнительную линию вдоль позвоночника вниз. Волна приятной дрожи отозвалась на эту ласку. Жар наполнил все тело, от чего внизу живота свернулся тугой комочек. Судорожно выдохнув, Мелисса подалась вперед, разрешая ему большее. Тогда Алтар проложил цепочку жарких поцелуев на плечах, нежно обхватил полные груди руками, слегка сжимая. Мужчина уперся возбужденным естеством между ягодицами, позволяя почувствовать ей всю мощь его желания и страсти.

Услышав ответные чувства, пробудившиеся в ней, Ал постепенно стал сливаться с ней сознанием, в голос застонав от наслаждения. Как он давно об этом мечтал. Только он и она. Она вся его. Привязка со звеном была заблокирована на время. И никто им не мешал.

— Я люблю тебя, — признание девушки было словно выстрел в самое сердце.

Заурчав от удовольствия, Алтар уже смелее начал покрывать поцелуями соблазнительные изгибы точеных плеч.

— Мой ангел, — прошептал Ал.

Сдерживаться не было никаких сил. Но и пугать леару не хотелось. Опрокинув ее на кровать, он накрыл ее своим телом, страстно целуя в губы. Стон вырвался из груди, и чей он был, Алтар не брался утверждать. Слишком слились их сознания, очень яркими были ощущения.

Его руки блуждали по изгибам женского тела. Террианец сам разгорался от своих ласк. Задыхался, вторя дыханию Мелиссы. Выгибался, не в силах удержаться, чувствуя, как тает ее тело. Ее ноги призывно раздвинулись. Горячее лоно, истосковавшееся по нему, звало. Он чувствовал, как оно стало влажным, готовое принять его. Он и сам источал сладкий сок, осторожно стал проникать между складками чувственного бутона. И не надо было испрашивать ни у кого разрешение. Он брал свое. Полностью входя до упора, согреваясь яркими эмоциями Мелиссы, которые рождали в его душе ответные чувства.

— Я люблю тебя, Ал.

— Я тоже люблю тебя, моя леара, — прошептал в ответ террианец, плавно скользя, боясь сорваться.

Пальцы Мелиссы сжимали простынь. Стоны становились все громче.

А в голове билась только одна мысль: «Моя, моя, только моя».

— Да, да, — шептала девушка, доведенная до исступления.

Тугой пучок внизу живота готов был в любой момент взорваться. Но Ал не был готов так скоро дойди до разрядки. Он оттягивал этот момент, впитывая вожделение девушки, чтобы вновь наполнить ее сладким медом желания. И когда пик наслаждения был достигнут им, он вовлек Мелиссу в пучину водоворота их совместного экстаза, туда, где взрываются звезды, принося радость освобождения. Тяжело дышать, лежа прямо на ней, придерживая себя на локтях, чтобы не придавить леару, чувствовать, как вздрагивает его естество внутри Мелиссы, так приятно, безумно приятно.

— Ты мой ангел, — повторил Алтар, прислушиваясь к мерному дыханию леары, которая притомилась от страстного танца и уснула в его объятиях.

* * *

— Аром, Лисска пропала! — резкий крик огласил просторный зал, где террианец обсуждал с линтэрами планы на ближайшее будущее. — Ее нигде нет!

— Любимая, не хотел тебя рассстраивать, но Ал ее забрал, — мысленно обратился к ней Аром, внутренне готовясь к буре.

— Да как он посмел! Вот противный! Нет, еще со станции он мне не нравился! Чего сидишь? Полетели забирать, — приказала леара, правда, не пользуясь силой илтара.

— Нет, — остановил любимую террианец.

— Как это нет? — взвилась Мила.

— Ей там будет лучше, — заверил ее он.

— Чем это? — ехидно поинтересовалась девушка, распахнув двери, появилась в зале. — С этими-то монстрами?

— Мила, я иногда задаюсь вопросссом, а ты хоть помнишь, что я террианец? — горько спросил Аром, протяжно вздохнув.

— Ой, прости, — поняла свою оплошность леара, приближаясь ближе. — Но, Аром, они ее не любят.

— Ты не права. Сссама ссскажи, где тебе лучше. Одной, или ссс тем, кого ты любишь?

— Конечно, с тобой, — не задумываясь, ответила девушка

— Ей тоже. Так что и не проссси.

— Аро-о-ом, — жалобно протянула девушка.

— Мы продолжил позже, — отпустил линтэров Аром, притягивая любимую к себе. — Мила, нет и всссе. У нассс тут дел много. Линтэрам нужно помочь.

Девушка обернулась на закрывающуюся дверь за линтэрами и заигрывающе провела пальчиком, очерчивая губы любимого.

— Аром, ты ли это? — обиженно буркнула рыжая, надувая губки. — Я не собираюсь им помогать.

— И не надо. Я сссам все сссделаю, — заверил ее Аром, поймав губами шаловливый пальчик, облизывая его. — А взамен они обещали отссстать от нассс. Потерпим пару лет.

— Аром, я люблю тебя. Хочешь возиться с ними, пожалуйста, меня не заставишь, — с придыханием прошептала Мила, глядя, как заигрывает с ней террианец. Аром слышал, как ее сердце забилось сильнее.

— Главное, будь рядом, мне этого доссстаточно, — зазывно прошептал он.

Обхватив ладошку леары, он стал перецеловывать каждый пальчик, не отрывая взгляд от ее глаз, которые потемнели от желания.

— Отлично, пошли спать, — вскочила Мила и потянула его за собой.

— День только разыгралссся, любимая, — решил подразнить ее Аром, хотя сам уже отзывался на вожделение леары, которое сладкой патокой растекалось по венам. Добрались до спальни очень быстро, террианец нетерпеливо стал срывать с себя одежды, голодным взглядом следя за плавными неспешными движениями леары. Она, в отличие от него, не торопилась. Платье расстегивалось сбоку, и чтобы стянуть его, Мила нагнулась, давая рассмотреть свои тылы, которые были столь беззащитны, укрытые под красным шелком. Неизменные чулки, которые так любила рыжая, были подобраны под цвет белья. Перешагнув через платье, Мила небрежно скинула туфли, лукаво поглядывая на Арома. Больше приглашать его не надо было, легко подняв девушку на руки, террианец уложил свою леару на кровать, нависая над ней.

* * *

Ждать приезда бабушки было страшно. Бункер, куда ее завели вместе с террианцами, находился под землей. Когда ее разлучили с Арифом, первая мысль была паническая, что они больше не увидятся. Но чем дольше она ждала в комнате с зеркальной стеной, тем больше успокаивалась. А со спокойствием приходила убежденность, что так будет лучше, что они расстались. Она ведь сама постоянно к этому стремилась. Да и бабушка не даст ее в обиду. И вообще, она дома, что ей могут сделать свои же. Но все же девочка с опаской поглядывала на свое отражение в зеркале, пытаясь понять, кто с той стороны находится.

Странная тяга быть ближе к Ари-Ари сошла на «нет». Если разобраться, то очень странная тяга. Задумавшись над причиной ее возникновения, Ника вздрогнула, когда неожиданно открылась дверь, впуская внутрь бабушку. Соскочив со стула, девочка бросила в родные объятия.

— Ника, — услышала девочка встревоженный любимый голос с детских лет, — эти люди хотят с тобой поговорить. А потом мы сможем вернуться домой.

— Эрла Дрок, не беспокойтесь, это просто вопросы, — успокаивал бабушку мужчина в сером кителе.

Ника перевела взгляд с него на бабушку, поражаясь, как же она постарела. Потеря единственного сына сказалась на ней, легла темными кругами под глазами, глубокими морщинами и понурыми уголками губ.

— Бабушка, — позвала Ника, с трудом сдерживая слезы. Спросить у нее правду об отце было страшно. Не из-за себя страшно. Не хотелось бередить рану бабушки.

— Все хорошо, Ника. Уже и мама летит домой. Скоро будем все вместе чай пить, как обычно. Ты только поскорее все им расскажи, и поедем домой, — устало говорила бабушка.

А Ника быстро заморгала, прогоняя прочь слезы, понимая, что она изменилась не только внешне, но и внутренний стержень сломался. Тяжесть потери неподъёмным грузом легла на плечи.

— Мама летит? — не поверила своим ушал Ника, ведь говорили, что этого еще долго ждать.

— Да, — вместо бабушки ответил мужчина, который так и не удосужился представиться, а сама девушка постеснялась спросить, вдруг это тайна. — Проект закрыли. Очень неожиданно закрыли. Слишком много несчастных случаев произошло, повлекших летальный исход для наших соотечественников. Поэтому мы и хотим задать вам пару вопросов. Вы ведь не одна должны были прилететь. Расскажите нам, как вы добрались домой. Подробно, не таясь. Особенно про то, как был уничтожен земной звездолет, на который вы сели вместе с остальными.

Вопросы. Ника вяло отвечала на них, постоянно гладя морщинистую руку, с тревогой заглядывая в блеклые глаза. Что она могла рассказать? Девочка не понимала. Голос Арифа раздавался в голове, подсказывая ответы. Ника просто повторяла за ним, не думая, просто подчинялась.

— Ссскажи 'да', — бубнил террианец. — Ника, ссскажи 'да'.

— Отстань, — беззлобно пыталась так же мысленно отмахнуться от него девочка, у которой голова разболелась от его бесконечных 'да' — 'нет'.

— Колючка, ну давай, осссталось сссовсем чуть-чуть. Ссскажи 'да', и он отпуссстит вассс.

— Да, — кивнула Ника мужчине, который терпеливо что-то выспрашивал. Она очень устала от всего, что случилось в ее жизни. Тревога за бабушку не отпускала Нику, и даже скорый прилет мамы не мог скрасить ее мысли.

— Ну что же, раз вы согласны, чтобы юноша и все его товарищи проживали с вами совместно, то не смею вас задерживать.

— Что? — хотела удивленно спросить Ника, но не могла и звука проронить. — Как это совместно?

Столько вопросов роилось в голове. Как это согласны?

— В тесноте, да не в обиде, — тихо ответила бабушка, тяжело вставая с неудобного стула. Ника помогла ей, поддерживая под локоть. А когда вышли в коридор, то первый, кого она заметила, это был Ариф в окружении своих прихвостней. Юноша решительно подошел к Нике и, обнимая за плечи, обратился к бабушке:

— Ссспасибо за ваше госсстеприимссство. Обещаю, что не будем вам мешать и притессснять.

— Дом большой, все вместимся. Да и столько юношей, работы для всех найду, — повеселела бабушка, улыбнувшись, на краткий миг вернув себе тот лик, который помнила девочка. Веселой, волевой и неунывающей женщины.

— Мама будет ругаться, — вставила недовольно Ника, поглядывая из-под густой челки на Арифа и пытаясь скинуть его ладонь с плеча.

Юноша перевел на нее взгляд, и вдруг его лицо расцвело озорной улыбкой.

— Я сссумею убедить ее, что мы не будем в тягосссть, — пообещал ей юноша, и Ника поверила, что этот может убедить кого угодно. Даже ее.

Было очень неудобно перед бабушкой, которая зорко следила за ней и Ари. Приятно от его внимательности и того, что не хочет с ней расставаться. Но соседство с этим эгоистичным типом сулило и многими неприятностями для Ники. Протяжно вздохнув, девочка махнула мысленно на него рукой, желая поскорее вернуться домой. А утром она еще посмотрит кто кого.

* * *

В кабинете без окон одиноко стоял массивный стол. Всё остальное было разбито, разброшено. Только монитор сиротливо светился на столе, повторял и повторял сообщение от дочери. Гейл лежал на полу, рыдая навзрыд. Он никак не мог поверить, что его дочь была способна на такой безрассудный с его точки зрения поступок. Его рысенок, его маленькая девочка пошла на такие жертвы ради него, того, чья жизнь закончилась когда он увидел ее лицо несколько минут назад.

— Отец, — любимый голос повзрослевшей Джоанны раздавался на весь кабинет, отражаясь от стен, — прости меня за все. Я неблагодарная дочь. Я очень плохая дочь. Но я не уничтожала станцию. Это была не я… И все это время была уверена, что ты уничтожил всех, кого я любила. Прости меня, папа. Очень прошу простить. Я… — тут Джоанна запнулась, с трудом находя силы продолжить, — я люблю тебя. Пап, слышишь, люблю. Я столько лет ненавидела тебя, а на самом деле я себя ненавидела, за то, что не оправдала твоих надежд. Ни твоих, ни дяди Билла. Простите меня. Люблю тебя, — тихий всхлип прервал речь. Но быстро обтерев ладонями слезы, Джоанна продолжила:

— Сильно люблю, но и его люблю. Отец, прости, но мы больше никогда не увидимся. Я слишком сильно тебя люблю, чтобы потерять по моей вине. Ты должен понять, если я прилечу к тебе, он убьет тебя, как и всех, к кому я питала хоть какие-либо чувства. Я не знаю, куда сейчас направляется корабль. Главное, подальше от тебя и его. Прости меня за любовь к нему, но я не могу себя пересилить. Он столько зла натворил, а я продолжаю любить. Это чувство душит меня. Прощай, отец.

Помнишь, как я мечтала полететь к далеким звездам. Я лечу, отец. Исполнилась моя мечта. Я капитан космического корабля, летящего к далеким звездам. Пока есть энергия, я буду лететь навстречу к ним. А потом, когда корабль остановится, я усну. Как спящая красавица забудусь вечным сном. Но лучше уж так, чем знать, что он придет за тобой. Не хочу терять тебя, отец. Ведь семья никогда не предаст. Семья — это самое ценное, что есть во вселенной. Я помню все, чему ты меня учил. Прощай, папа. Целую тебя и люблю, твой Рысеныш!

— Отец, прости меня за все. Я неблагодарная дочь. Я очень плохая дочь…

Запись повторялась и повторялась. А Гейл беззвучно рыдал, проклиная террианца, который разрушил судьбу дочери и его жизнь.


Эпилог


Энергия закончилась, и корабль начал резкое торможение. Мир за бортом менялся, замедляясь, пока полностью не замер. Сколько раз женщина мечтала вот так вот сидеть за капитанским штурвалом, всматриваясь в глаза вечности. Бесконечная вселенная была вокруг. Звезды холодными лучами перемигивались с Джоанной. Отключив борткомпьютер, она сидела, наслаждаясь безмятежностью и спокойствием. Решение принято, сама себя осудила, сама себя приговорила. Если бы не она, сколькие бы жизни были спасены. Если бы она не встретила его, то все было бы иначе.

Но она его встретила и полюбила.

Закрыв глаза, Джоанна мысленно вернулась в дни, когда она была счастлива. Именно так лучше принимать смерть. Капитанский мостик постепенно погружался во тьму. Все панели гасли одна за другой. Энергия полностью исчерпалась. Скоро и система жизнеобеспечения откажет. Вечный холод постепенно проберется под броню корабля, подкрадываясь все ближе к женщине. Джоанна понимала, что умрет, как спящая красавица покроется коркой льда.

Слезы текли по ее щекам, впитываясь в белоснежную ткань ворота рубашки. Могла ли она простить его? Который раз Джоанна спрашивала себя и приходила к одному лишь выводу. Она не террианка, она настоящая землянка. И простила любимого за сумасшедшую любовь. За ту одержимость, которую она сразу не заметила. Он же методично устранял любого, кто хоть каплю отнимал у него ее любовь. Не только землян, но и террианцев. А Джоанна просто не замечала и даже не задумывалась, почему стоило привыкнуть к одному помощнику, как на его месте оказывался другой, незнакомый.

Не к месту вдруг вспомнились красные глаза Адаара, с притаившейся в них болью. Зажав рот ладонями, Джоанна всхлипнула, сильнее зажмурилась.

Ласковые руки, нежные поцелуи — она помнила все. Но это не стоило тех жертв, что принес Адаар на алтарь их любви. Совсем не стоило.

Джоанна долго и безутешно рыдала, пока не утомилась. Забыться тревожным сном, женщина забралась в кресло с ногами, обнимая себя руками.

Сама себя осудила, сама себя приговорила…

Изо рта вырывались клубы пара, тело било мелкой дрожью от холода. А во сне она опять летала на руках отца маленькой восторженной девочкой, звонко смеясь от радости. Как же она мечтала стать капитаном, чтобы летать между звездами.

* * *

Было очень жарко, словно она спала под большим теплым одеялом и на печке.

— Открой глазки, ссспящая глупая красссавица, — жаркий шепот коснулся уха, обдавая горячим дыханием. — Давай, Джоанна, открывай.

Но веки были неподъемные, да и желание их открывать отсутствовало. Легкие поцелуи покрывали лицо, словно невесомое прикосновение крыльев бабочки.

— Ну же, сссоня. Я знаю, что ты проссснуласссь. Джоанна. Глупая моя, Джоанна. Ну и куда ты пыталась от меня сссбежать?

— В никуда, — прошептала женщина, резко закашлявшись.

Крепкие руки удерживали ее, осторожно хлопали по спине. Затем, стоило ей упокоиться и раскрыть глаза, Джоанна встретилась взглядом с Адааром.

— Джоанна, я понимаю, что твои моральные принципы убеждают тебя сссейчассс ругатьссся сссо мной, но уверяю, что не ссстоит. Всссе равно всссе будет так, как этого хочу я. И только я, сссмирисссь.

— Как ты меня нашел? — просипела женщина, даже не пытаясь вырваться из теплых и таких желанных объятий. Положив голову ему на грудь, Джоанна не смущалась их наготы.

Оглядевшись, поняла, что находилась на огромной кровати, в просторной каюте, обставленной в террианском стиле — минимализм, ничего лишнего, но на другом корабле.

— Я уже говорил тебе, — усмехнулся Адаар, осторожно убирая мокрые волоски с ее лба, — что уссслышу тебя, где бы ты ни была, потому что ты моя. И ради тебя брошу все, только чтобы вернуть сссебе. Я это сссделал тогда, я сделал это сссейчассс. Поэтому и требую от тебя таких же жертв. Ты же любишь меня, так люби, моя ссспящая красссавица. Ну и бред ты отцу отправила. Сссамой-то не ссстыдно?

Джоанна посмотрела в лицо любимому, хмуря брови.

— Что ты имеешь в виду?

— Капитан из тебя ужасссный. Угробила мне корабль. Разве может такой человек, как ты, называть сссебя капитаном, а Джоанна? — пожурил ее любимый.

— Прости, — покаянно произнесла Джоанна, стыдясь своих действий.

— Никогда, — усмехнулся террианец, прикасаясь губами к влажному лбу.


* илтар — первый лидер звена.

**истар — второй лидер звена.

*** леара — возлюбленная (та с кем происходит привязка у террианца)

**** мельда — возлюбленная (возлюбленный) на линтэрском языке


Оглавление

  • Предисловие
  • Колючка
  • Луч надежды
  • Первый бой
  • Приближение бури
  • Утро последнего дня
  • Оживляя легенды
  • Сладкий плен
  • Долг дружбы
  • Завеса тайны приоткрыта
  • Цена правды
  • Эпилог