Рождённая героем (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Алексей Алексеевич Ковальчук Рождённая героем

В желании покорить и расширить горизонты человек способен проникнуть даже в самые отдалённые уголки галактики. Нужна только точка опоры, для того, чтобы очередной форпост человечества позволил раздвинуть границы непознанного и дал возможность нанести на карты новую область космического пространства. Трудная, сложная и порою опасная для жизни работа. И можно считать невероятным везением, если бесстрашным исследователям космоса попадётся пригодная для жизни планета или хотя бы большой и удобный для подлёта астероид, годный для закладки космической базы.

Но что делать, если вокруг звезды вращается  только астероидный пояс, богатый полезными и очень редкими минералами, но состоящий из сравнительно небольших кусков когда-то целых планет, разорванных тяготением  почти погасшего светила. А дальше простирается необъятный и бескрайний космос? И чтобы добраться до ближайшей звёздной системы, заселённой людьми, потребуется несколько недель полёта на гиперскорости! Выход только один – постройка космической станции.

Именно такой станцией и была Домус, в которой размещался стандартный комплекс, включающий в себя множество предприятий по переработке добытых руд. Помимо заводских модулей, станция обеспечивала комфортные условия жизни для  многочисленной армии шахтёров, добывающих полезные руды в гигантском астероидном потоке.


Вот уже три века оторванная от всего человечества холодным и безжизненным пространством, станция оставалась единственным островком безопасности, источником тепла и света для населяющих её людей. А за три прошедших столетия, Домус, из небольшого перерабатывающего комплекса, превратилась в настоящую колонию с населением в десять тысяч человек. За столь крохотный по  меркам вселенной срок, на станции сменилось несколько поколений людей, которые родились, выросли и умерли в стенах  своего космического дома.


Как и в любой нормальной колонии, очень много усилий было сосредоточено на воспитании подрастающего поколения. Ведь дети - это будущее и надежда любого общества. Правда, замкнутый мир станции требовал особого подхода к обучению своих юных жителей. И хотя современные технологии, безусловно, облегчали работу многочисленным воспитателям и наставникам, однако  огромное влияние на становление личности по-прежнему оказывала семья. К сожалению, профессия шахтёра считалась одной из самых опасных, и редко какой месяц обходился без случайных жертв.  Причины аварий  были абсолютно разными, начиная от поломки старого корабля и выхода из строя, например, навигационного оборудования, до глупейшей ошибки, совершённой человеком. 


Несмотря на подробный разбор трагедий, ставших причинами гибели людей, и многочисленные инструкции по правилам безопасности, безрадостная и сухая статистика регулярно пополнялась новыми цифрами. Всё это приводило к тому, что многие дети имели только одного родителя, либо полностью находились на попечении у родственников, которые, конечно, не могли обеспечить полноценную замену настоящим отцу с матерью.   


Центральный и самый защищённый  модуль станции назывался "Детским" и был полностью отведён под многочисленные учебные классы. Отделения для самых маленьких и тех, кто постарше, в свою очередь делились на несколько учебных потоков, среди которых существовала здоровая конкуренция. Каждый поток имел собственного куратора, ответственного за обучение и успеваемость своих подопечных. Увы, но, несмотря на огромные достижения человечества в строительстве космических кораблей, многоуровневых станций и множество колонизированных планет, развитие и воспитание детей редко обходилось без всевозможных эксцессов. Как и многие тысячелетия назад, эти "цветы жизни", частенько доставляли много хлопот и не все из них можно назвать приятными.         


В одном из кабинетов, имевшем на двери табличку с надписью: "Куратор третьего учебного потока. М. Сангри", как раз происходил разговор о недостойном поведении одной из учениц. Девушку-подростка, стоящую на вытяжку перед очами молодого мужчины,  можно было описать словосочетанием "очень миловидная". Тёмно-русые волосы до плеч, пухленькие щёчки и слегка вздёрнутый носик на фоне озорно поблёскивающих глаз, невольно располагали и вызывали улыбку.  Правда, сам куратор, который в данный момент времени читал девушке индивидуальную лекцию: "Об отсутствии мозговой деятельности у отдельных представительниц прекрасного пола", вместо слова "миловидная", с удовольствием бы использовал "хулиганка", "бунтарка" или другие менее литературные аналоги. 


Однако стоит отдать должное мужчине, он старался достучаться до одной из своих подопечных, взывая к её совести, к памяти достойных предков и здравому смыслу. Но, откровенно говоря, получалось у него не очень хорошо. Если точнее, то господина Сангри не отпускало ощущение, что он разговаривает со стеной,  что конечно не добавляло ему радости. И если бы он мог влезть в голову к своей ученице, и прочесть её мысли, то расстроился бы ещё больше, ибо мыслями девушка по имени Мира витала где угодно, но только не здесь.


Возможно, кому-нибудь и доставляло удовольствие слушать пафосные и мотивирующие речи, но только не Мире.  Более того они навевали на неё скуку и вгоняли в полусонное состояние, и, чтобы не зевнуть во весь рот, ей приходилось проявлять некоторое усилие. А с высоты своих четырнадцати биологических лет девушке казалось, что взрослый и сознательный человек и без всякого словесного стимула способен сделать свою работу на "отлично". Себя она относила именно к таким взрослым и сознательным людям, правда другие взрослые, которые постарше, почему-то не соглашались с её мнением и считали Миру сумасбродной, неконтролируемой и взбалмошной. И вот откуда они взяли такую характеристику? Она даже слов таких не знает. Нет, знает, конечно, но искренне недоумевала, когда слышала подобное в свой адрес. Однако, обладая всепрощающим и добродушным нравом,  Мира не обижалась. Правда, немного смущало, что её замечательные и положительные качества мало кто видел, а большая часть знакомых, считали её злопамятной и язвительной стервой. "Но это, наверное, от того, что все они, слепые и бесчувственные сволочи", – думала Мира. 


В целом, Мире было плевать на мнение большинства, а людей, которых она уважала и была готова признать их шефство над собой можно пересчитать по пальцам одной руки. И молодой куратор, чей голос, шумовой завесой гремел где-то на краю сознания, в это число не входил. Столь избирательный подход к выбору авторитетов немного усложнял ей жизнь, но что-то менять в себе она совершенно не собиралась. Всем не угодишь, а жить как все - соблюдая множество правил - скучно и не интересно. К её сожалению данный философский принцип постоянно приводил её к нелепым ситуациям, в которых она почему-то представала в глазах окружающих каким-то чудовищным монстром.


Вот и сейчас она оказалась в кабинете старшего куратора её учебного потока не просто так, а из-за пристрастия к научным исследованиям. Хотя она всего лишь хотела проверить слова наставницы Ланы о морозоустойчивости некоторых видов земноводных. Якобы некоторые из этих тварей во время сильных холодов способны впадать в спячку, а потом просыпаться, когда станет теплей. Кто ж знал, что абсолютный ноль и безвоздушное космическое пространство смертельное сочетание даже для этих интересных животных.  В общем, эксперимент прошёл неудачно, и маленький Жмук умер, не приходя в сознание. 


С помощью медицинского комплекса, Мира попыталась реанимировать несчастную ящерицу, которая превратилась в застывшую массу каких-то сгустков, однако её потуги оказались бессмысленны. "Надо было незаметно подкинуть тушку обратно в ботанический сад, а не рисковать с проникновением на медицинский уровень", - отстранённо сожалела Мира о своей провальной попытке вернуть Жмука к жизни. В итоге она попалась, когда пыталась по-тихому исчезнуть из одной безлюдной на то время лаборатории. Произошло это вчера, а сегодня её сдёрнули со второго урока и вызвали к куратору.


- Я не понимаю, почему нельзя было просто спросить у своего наставника? Зачем лично проводить явно бредовый эксперимент, если можно спокойно задать вопрос и легко получить ответ? К тому же про космос вы знаете гораздо больше, чем любой из жителей какой-нибудь планеты, и прекрасно осведомлены, что науке пока неизвестны живые существа способные выжить в открытом космосе. 


Очередной вопрос куратора был задан излишне эмоциональным тоном и невольно заставил Миру сосредоточиться на мужчине. Отвечать не хотелось. Наставница Лана в принципе неплохая женщина, однако, её ехидная ухмылка и насмешливый тон, которым она частенько награждала учеников, задающих слишком тупые на её взгляд вопросы, порой отбивали всякое желание проявлять излишнее любопытство. И вообще! Зачем столько шума из-за маленькой ящерицы? Между прочим, Мира тоже пострадала пока ловила эту шуструю гадину. Даже царапина на руке осталась.     


- Твой отец…


- Мой отец мёртв, господин куратор, - жёстко перебила Мира говорящего, что само по себе было неслыханной дерзостью и вопиющим актом непослушания.


Мужчина тяжело вздохнул и, постояв немного перед девушкой, развернулся к своему столу, из-за которого поднялся в самом начале всего разговора. Опустившись в кресло, куратор потёр рукой гладко выбритый подбородок и, посмотрев на девушку, спокойно  спросил:


- Да, он мёртв, но знаешь в чём главное отличие между тобой и им?


- Дайте угадаю, - не сдержала усмешку Мира, - Отец был героем, спасшим несколько сотен  жизней, а я всего лишь его жалкая тень.


- Ты не права, - качнул головой мужчина и, печатая каждое слово произнёс: - Он просто Герой! Без всяких приставок "был". А ты - не "всего лишь его жалкая тень". Ты – его дочь! Но, не это главное.


Господин Сангри сделал небольшую паузу и, не отводя взгляда от девушки, продолжил свою речь:   


- Ты прекрасно знаешь, что сбой в системе управления двигателями, довольно-таки редкое событие. А рудовоз твоего отца как раз возвращался на станцию, когда произошла эта катастрофическая поломка. У него практически не было времени на раздумья. Однако у него всё-таки имелось целых две минуты, чтобы сделать выбор: эвакуироваться вместе с остальным экипажем и позволить разогнавшемуся кораблю протаранить стены Домуса, или спуститься к энергетической установке и попытаться вручную изменить курс корабля.


Мира прекрасно знала подробности этой трагедии, происшедшей семь лет назад, но не перебивала куратора, желая понять, причём здесь подвиг отца и её неудачный эксперимент с ящерицей. Мужчина же, немного помолчав, сложил руки перед собой на столе и продолжил рассказ:


- Рудовоз чудом разминулся со станцией, но, к сожалению, организатор этого чуда не успел выбраться с корабля до взрыва двигателей. И хоть запас прочности у станций типа "Домус", достаточно высокий, но невозможно точно просчитать, сколько людей на самом деле спас твой отец. Все говорят о сотнях спасённых как минимум, но по факту,  количество пострадавших могло подобраться и к тысяче. 


Куратор откинулся на кресло, скрестил руки на груди и, буравя Миру взглядом, подвёл свою речь к окончательным выводам:


- А теперь давай подытожим, Мира. У твоего отца было всего две минуты на раздумья, и два пути на выбор. И как командир корабля он принял единственно правильное на тот момент решение. Я не знаю, думал ли он о собственной смерти, но лично мне кажется, что его мысли были только об одном – как не допустить столкновение и не дать рудовозу протаранить Домус. Две минуты, Мира! – повысил голос куратор, - Две жалкие минуты на раздумье, и, как итог - спасение множества людей. А теперь скажи мне, сколько времени думаешь ты, прежде чем пойти и совершить свой очередной "подвиг"? Разве перед тобой стоит столь сложный выбор, как у твоего отца? И разве тебе требуется принимать решение практически мгновенно?   


Мира опустила голову, не желая смотреть в глаза мужчине, который всё-таки смог задеть в её душе какие-то струнки.


- А ведь ты могла записать на свой счёт первую спасённую жизнь, если бы немного подумала. Условно спасённую! Но даже здесь ты не справилась и вместо этого угробила несчастную ящерицу, - судя по звуку, мужчина издал тяжёлый вздох. – И ведь, что самое обидное, мозги-то у тебя есть, причём, судя по отметкам в учебном табеле, твоя успеваемость гораздо выше средней. Правда, в основном, по техническим дисциплинам, но тем не менее. Однако не проходит и месяца, чтобы при твоём непосредственном участии не произошло какое-нибудь ЧэПэ.


Перерыв в монологе куратора и раздавшийся писк коммутатора, заставили Миру поднять голову и посмотреть на мужчину. Господин Сангри вывел перед собой голоэкран, и быстро пробежав глазами по высвеченной информации, перевёл взгляд на девушку и с грустной усмешкой сказал:


- Если бы за подобные "подвиги", которые ты успела совершить, давали бы ордена, то наша сверкающая в темноте станция померкла бы по сравнению с тобой. Насколько я понимаю, то взламывая программу школьного киберповара, ты преследовала цель, выбить из него что-нибудь вкусненькое. А удалённое перепрограммирование кабинки солярия,  где пострадала твоя сокурсница, не иначе, как акт мести. И снова перепрограммирование только на этот раз дрона-уборщика, в результате  вместо порядка он устроил локальный разгром в кабинете ботаники и биологии, из-за чего, уроки по этому предмету были полностью сорваны. И это я перечислил только самые знаковые события за последние полгода, и которые, мы конечно, с тобой уже разбирали, но ты как всегда сохраняя гордый и независимый вид, никак не прокомментировала свои поступки. Постоянные драки со своими сверстниками и старшекурсниками на фоне всего остального - это уже просто мелочи. Хотя я считаю, что твои существенные успехи в рукопашном бое не дают тебе право отстаивать свою правду с помощью кулаков. И судя по всему, предыдущие наказания в виде исправительных работ по сортировке мусорных отходов не имеют должного эффекта, раз ты по-прежнему умудряешься влипать в новые истории.


Мужчина ненадолго прервался, делая глоток воды из стакана, стоящего на краю стола.  


- Из всего выше перечисленного, я могу сделать только один вывод – снова заговорил куратор, – тебе скучно и потому ты бесишься, срывая своё зло на других.  Однако у всего есть предел, а чаша моего терпения долгое время не переполнялась лишь из-за памяти о твоём отце. Но больше я не собираюсь покрывать твои выходки. Однако, опять-таки из-за твоего отца, я хочу дать тебе последний шанс. Последний, Мира! Ещё одно предупреждение и я буду вынужден оформить твой перевод на рудовоз. Думаю, ты прекрасно знаешь, что это такое. Тебя ждёт практически полная изоляция от всех людей и рейсы длительностью по два-три месяца. Развлечений на борту не много, а экипаж максимум десять человек, но тебе скучать особо не придётся, ибо работы на корабле более чем достаточно. Судя по твоим успехам в навигации и программировании, такая стажировка пойдёт тебе на пользу. Уверен твоя мать не будет противиться, а мы все немного от тебя отдохнём. Хотя, возможно, я ошибаюсь, и ты именно этого хочешь, тогда скажи мне, и я оформлю твоё назначение немедленно.


Мужчина пытливо посмотрел на Миру, но, как всегда, не дождавшись от немногословной девушки ответа, только качнул головой и со вздохом произнёс:


- Когда же ты повзрослеешь? Четырнадцать лет уже, а большая часть твоих выходок соответствует возрасту пятилетней девочки, которой не дали конфетку. Иди и подумай над своим поведением и сделай наконец-то правильный выбор своего дальнейшего пути. Только не торопись, ведь у тебя пока ещё есть время, и его гораздо больше двух минут.      


Выдавив из себя положенные слова прощания, Мира развернулась и вышла из кабинета куратора. Однако не успела она пройти пару шагов, как сразу же наткнулась на собственную мать, которая стояла посреди коридора, скрестив руки на груди. Несмотря на родственные узы, особой близости между дочкой и матерью не было. После гибели отца, Мира оказалась практически брошена на произвол судьбы, ибо мать с головой ушла в работу и уделяла слишком мало времени своему ребёнку. А когда спустя три года Мира узнала, что её мама стала встречаться с другим мужчиной, девушка закатила жуткий скандал и отношения между ними окончательно испортились.


- Чего прибежала? – буркнула Мира.


Впрочем, мать девушки полностью проигнорировала недовольный тон дочери и с лёгкой улыбкой на лице ответила:


- Меня заинтриговали слова твоей наставницы, которая сообщила, что у тебя вдруг вспыхнул интерес к биологии. Правда, немного своеобразный, и теперь Лана серьёзно раздумывает над тем - стоит ли усилить охрану ботанического сада или может, обойдётся? 


- Нет у меня никакого интереса, - хмурясь, произнесла Мира, - пусть не переживает.


- Слава Космосу! – взмахнула руками женщина, явно играя излишнюю восторженность. – Значит, осталось всё по старому: драки, взлом программ и другие "мелкие" хулиганства. Прямо успокоила.


- Если у тебя всё, то я пойду, у меня ещё три урока, - сослалась девушка на собственную занятость, чтобы уклонится от дальнейшего разговора. – Вряд ли ты скажешь мне что-то принципиально новое, чего я уже не слышала от господина куратора. 


- Я не собиралась, вправлять тебе мозги. На мой взгляд, я очень сильно запоздала с этим процессом. И в этом только моя вина, - вздохнула мать Миры, - Просто хотела сказать тебе, что давно пора встать на правильный путь, так как тот, которым идёшь ты, ведёт в тупик. Да, я уже говорила это  и не раз, но по-прежнему хочу до тебя достучаться, надеясь, что именно сейчас, ты уже точно созрела, чтобы понять столь простую мысль.


Мира не стала отвечать и только кивнула головой, показывая, что услышала произнесённые слова, после чего шагнула мимо матери и направилась в сторону учебных классов. Однако с каждым пройденным шагом, понимала, что продолжить обучение сегодня не в состоянии. Опустив голову, девушка шла по широкой улице одного из центральных уровней, совершенно не обращая внимания на спешащих куда-то людей, сверкающие витрины магазинов и манящие вывески различных закусочных. И только браслет коммутатора, время от времени возвращал её в реальность, сильной вибрацией сигнализируя о приближении к очередному оживлённому перекрёстку. 

Разговор с куратором всколыхнул у Миры, казалось бы, давно забытые чувства и вызвал очередной виток размышлений. Девушка прекрасно понимала, что является весьма импульсивной и эмоциональной личностью, склонной к принятию весьма поспешных решений, обусловленных в первую очередь желанием удовлетворить собственное любопытство, причём, как можно скорее. И хоть никто не знает, но она уже много раз успела пожалеть о некоторых своих поступках. Однако сегодня куратор провёл неожиданную параллель с её отцом и заставил по-новому взглянуть на свои дела и некоторые скоропалительные решения. 


В процессе своей неспешной прогулки, Мира не заметила, как случайно оказалась возле одного из многочисленных ответвлений  ведущего на технические уровни станции. А когда осознала данный факт, то невольно улыбнулась. Похоже, её подсознание, прочитав внутреннее желание, самостоятельно направило её ноги к одному из немногих мест на станции, где она очень любила бывать, желая побыть в одиночестве. 


Свернув в неширокий коридор, неторопливо дошла до одной из узких шахт, открыла люк и начала подъём по вертикальной лестнице. Вообще-то к тому месту, куда она пробиралась, вело сразу несколько маршрутов, но все они, кроме этого пути, были нашпигованы видеокамерами и различными датчиками слежения, и чтобы дойти до закрытой для посещения зоны у внешней оболочки станции, требовалось иметь хотя бы пропуск техника. Так что, в плане незаметности, путь по лестнице был максимально удобен, а единственной преградой был люк, пароль к которому Мира подобрала почти год назад.


На схемах станции, которые девушка изучила во всех подробностях, данный сектор носил название "Аномальная зона". Случайно наткнувшись в своих исследованиях на это интригующее наименование, Мира взломала архивы и изучив отчёты технических специалистов мгновенно возжелала проникнуть в эту запретную область. 

Из-за низкой скорости вращения станции, обусловленной в первую очередь вопросами безопасности в условиях плотного грузопотока, и для обеспечения комфортной силы тяжести, каждый модуль станции обладал автономной системой искусственной гравитации. Но, в результате аварии произошедшей три года назад, в одном из модулей, данная техника полностью вышла из строя. 

Ко всему прочему, работа любых коммутаторов полностью блокировалась по всему сектору, затрагивая даже соседние уровни. Если бы это был жилой блок, то поломку бы исправили как можно скорее, однако данный модуль относился к типу "боевых" и являлся несущей платформой для полсотни военных дронов, которым совсем не мешала невесомость, а проблем  со связью они не испытывали, ибо по кабелю, были напрямую подключены к главному искину станции.  

Правда, и сам модуль и военная техника были весьма устаревшими и недавно отметили своё столетие. А когда Мира первый раз пробиралась к интересующему её объекту, то боялась, что часть дронов окажется в активированном состоянии, неся боевое дежурство на своём посту. Нет, стрельбы она не боялась, всё-таки у неё идентификатор жителя станции и дроны просто бы сообщили о нарушителе, а это стало бы ещё одной галочкой в её послужном списке различных косяков. Но всё обошлось, и боевые машины находились в спящем режиме.

Мире нравилось ощущение невесомости, которое можно было испытать лишь в нескольких местах по всей станции. Однако только в "Аномальной зоне" девушка могла отрешиться от всего мира и не бояться столпотворения от таких же любителей испытать ни с чем несравнимое чувство полёта, когда тело превращается в невесомую пушинку. А ещё в её модуле имелись шлюзовые ворота, снабжённые смотровыми  экранами, и можно было спокойно парить над полом и наслаждаться захватывающим видом бескрайнего космоса. Ощутить себя песчинкой на фоне огромной вселенной, одновременно испытывая восторг с небольшой примесью страха, от осознания того факта, что только тонкая преграда дверей отделяет её от смерти.  

При мысли о смерти девушка невольно поморщилась, вспомнив погибшего Жмука. Сейчас она окончательно поняла́, что идея с экспериментом над маленькой ящерицей действительно была абсолютно дурацкой и глупой затеей. Стоило признаться хотя бы самой себе, что невольно уподобилась живодёрам из НИИ, сотрудницей которого значилась и её мать. Что за опыты проводили коллеги матери, Мира точно не знала, но была в курсе, что одним из направлений было исследование реакций живых организмов в безвоздушном пространстве. Возможно именно этот факт, как-то подтолкнул её к принятию решения по поводу несчастного Жмука. Под эти печальные мысли девушка не заметила, как уже добралась до нужного уровня.

Открыв ещё один люк и выбравшись из узкой шахты, Мира оказалась в глубокой нише, из которой просматривалась часть коридора. Если повернуть направо, то дорога приведёт её к главному входу этой секции, а второй маршрут вёл как раз в зону невесомости. Девушка ненадолго замерла, прислушиваясь к тишине и пытаясь уловить посторонние звуки но, не заметив ничего подозрительного, осторожно повернула в нужную сторону. Через тридцать метров ширина коридора  увеличилась, а вдоль стен потянулись двухметровые туши боевых дронов. С этого момента с каждым пройденным метром  Мира стала чувствовать, как её вес начинает уменьшаться, а неспешные шаги стали всё больше походить на прыжки. Но это было только начало и, поравнявшись с десятым по счёту дроном, Мира посильнее оттолкнулась от пола, а её тело взмыв вверх медленно полетело по воздуху.

Невесомость дарила ни с чем несравнимое чувство эйфории, и Мира мгновенно погрузилась в эти невероятные ощущения, а все тревожные мысли моментально отступили на второй план. Плавно летая по ограниченному пространству модуля, девушка совершенно потеряла счёт времени, и в себя она пришла, только когда услышала звук пневматических дверей, расположенных в самом конце длинной секции. Мира быстро скользнула к ближайшему дрону и прячась за противоабордажной техникой стала аккуратно пробираться навстречу двум неизвестным, которые, о чём-то негромко переговариваясь, неспешно шагали в её сторону.

Судя по униформе тёмно-серого цвета, оба человека являлись специалистами из технической службы, и Мира могла только догадываться, какая неисправность привлекла их внимание. Позади двух мужчин летел дрон-техник,  оснащённый грузовой платформой и имевший множество рук-манипуляторов. Время от времени мужчины ненадолго останавливались и проводили сканирование скрытых коммуникаций. Возможно, ей просто не повезло, и именно сегодня у техников стандартный обход по графику. Правда, долго ей гадать не пришлось, и едва девушка замерла за спиной предпоследнего дрона, как спустя пару минут двое мужчин приблизились достаточно близко, чтобы расслышать их разговор, в котором прозвучало объяснение причин их неожиданного появления:


- Знал бы, что придётся работать в невесомости, то пропустил бы обед, - недовольным тоном проговорил более молодой голос.


- Кхе, а вот мне всё нипочём, даже хочется иногда полетать как в юности.


- Я тоже не против немного полетать, а вот работать в условиях, когда набитый желудок просится наружу, не очень хочется. 


Осторожно выглядывая из-за дрона, Мира смогла мельком рассмотреть двух техников - одного совсем молодого парня, по виду не старше двадцати и второго, более грузного и седовласого мужчину. Седовласый в этот момент как раз хмыкнул и проговорил:

- Ничего малыш, привыкнешь.

- Деда! – возмутился парень, - Может, хватит меня малышом обзывать, у меня всё-таки скоро сын родится. Твой правнук, между прочим.    

- Вот когда родится, тогда это почётное звание перейдёт к нему, - усмехнулся пожилой мужчина, - Но пока этого не произошло, давай быстро выясним, где именно произошёл сбой в системе пожаротушения, а то я уже настроился на сокращённый рабочий день и хотел бы сбежать пораньше.

- По быстрому не получится, - вздохнул молодой, - Эта аномальная зона лично мне уже надоела. Ни одного рабочего датчика и вечное слепое пятно на всех схемах. И кроме дронов мы здесь больше ничего не контролируем. А чтобы найти выгоревший участок системы, придётся искать практически вручную.  


По-прежнему переговариваясь, мужчины проследовали мимо оставшейся незамеченной Миры и вошли в зону невесомости. Только в отличие от девушки, техники не стали взмывать над полом, а активировали магнитные зацепы в ботинках и спокойно прошествовали к нужному им месту. Технический дрон седьмой модели – в просторечии "семёрка" - за счёт встроенного гравидвигателя  висел в полуметре над полом и так же не испытывал проблем с отсутствием гравитации.   


Подождав пока оба специалиста, отойдут подальше, Мира быстро метнулась в сторону своего индивидуального выхода, каждую секунду ожидая грозного окрика. Но оба техника были настолько увлечены решением поставленной перед ними задачи, что не обратили внимание на практически бесшумные шаги девушки, которая скользила вдоль стены, с трудом сдерживая желание перейти на бег. Дойдя до своей цели и нырнув в нишу, Мира ненадолго замерла, после чего склонилась над люком и набрала код доступа. Однако не успела она открыть крышку люка, как со стороны работающих мужчин раздался какой-то металлический скрежет, а уже в следующую секунду по ушам ударил звук мощного взрыва.


Слегка оглушённая взрывом и поддавшись мгновенно нахлынувшей панике, Мира всё-таки распахнула люк, желая как можно быстрее покинуть опасную зону. "А если техники без сознания и им нужна помощь?" – пронзила её мысль, когда она уже вцепилась в край вертикальной шахты. Пришедший в голову вопрос привел Миру в чувство, и решительно захлопнув крышку, девушка, уже не скрываясь, бросилась в обратную сторону.


Пол на её пути был усыпан всякими железками, частями обшивки секции и даже попался кусок плазменной  пушки. "Похоже, в каком-то дроне рванул энергоблок," – на бегу выдвинула версию Мира. – И скорее всего сразу же сдетонировали плазменные заряды". Но долго размышлять над этими вопросами она не могла, ибо уже разглядела двух техников, которых взрывом выбросило из зоны невесомости. Дальше за ними девушка видела разгоравшееся пламя пожара, который охватил сразу нескольких боевых дронов. Дым только начал заполнять пространство и пока не сильно затруднял дыхание, но ей  явно стоило поторопиться.  "Только бы остальные не рванули?" – взмолилась Мира, подбегая к первому мужчине, которым оказался седовласый старик.


Судя по стону, лежащий на боку пожилой техник находился в сознании. Опустившись перед ним на колени, Мира, осторожно перевернула его на спину, чем вызвала у пострадавшего очередной продолжительный стон. "Дело дрянь", – констатировала девушка, оглядев полученные ранения. Какой-то металлический штырь пронзил ногу, чуть выше колена, а правая рука оказалась сломана и безвольно замерла в неестественной позе. И скорее всего, рёбра также пострадали. Аптечка, висящая на боку техника, уже перестала попискивать, закончив ввод всех необходимых лекарственных препаратов. "Надо оттащить его подальше",  - решила девушка.


Оглядевшись,  Мира нашла взглядом технического дрона, но сразу же поняла́, что лёгкий способ эвакуации не для неё. "Семёрка" находилась в зоне невесомости и неподвижно висела под самым потолком, а жаркое пламя уже лизало её борта. Такое положение дрона явно говорило о том, что он также не избежал повреждений. "Негорючие материалы это миф, -  мелькнула у девушки грустная мысль. – Гореть может всё что угодно, главное, это подобрать топливо для розжига, а мужчину придётся тащить вручную". На осмотр старика и принятия решения ушло не больше пяти секунд.

- Сейчас я вам помогу, - проговорила девушка, вскакивая на ноги.


Однако пожилой мужчина, с помощью лекарств получив временное избавление от боли, неожиданно произнёс:


- Сначала Эд… Помоги ему, - технику явно было тяжело говорить и видно было, что он с трудом выговаривал нужные слова. – Стандартная система пожаротушения не работает… Сейчас сработает местная резервная схема… Повреждённый отсек блокируется… Сброс воздуха в космос… Красная линия… Дотащи его до красной линии… Прошу поторопись… У тебя немного времени…


Несмотря на полученные ранения, мужчина не забыл про собственного внука и, выдав свои указания, прикрыл веки. Мира не стала спорить, а сразу побежала к молодому парню. В принципе, несмотря на то, что он лежал дальше, логичнее начать было именно с него, ибо по весу он был намного легче старика. И девушка,  даже имея тренированное тело, теперь сильно сомневалась, что успеет вытащить обоих пострадавших. Всё-таки она всего лишь подросток и её сил может оказаться недостаточно.   


На осмотр находящегося в бессознательном состоянии парня, Мира потратила ровно одну секунду и только для того, чтобы убедится, что он жив, а её усилия не будут напрасными. Индикатор аптечки горел жёлтым, сигнализируя о серьёзных повреждениях полученных организмом. Хотя девушка и без этой подсказки видела, что молодой техник получил тяжёлое ранение головы, так как возле этой части тела уже успела образоваться небольшая лужица крови. Вопрос по способу транспортировки Мира решила мгновенно. Девушка хлопнула рукой по предплечью Эда и активировала специальный капюшон, который плотно обхватил голову и зафиксировал её в неподвижном состоянии. А заодно данное устройство предотвратит и не допустит получение других ранений в процессе волочения тела по полу.  


Зажав ноги парня под подмышками и дополнительно сцепив руки в замок, Мира потащила техника подальше от разгорающегося огня. С каждой секундой, дыма становилось всё больше, и дышать становилось тяжелее. Её цель находилась всего в сорока метрах от неё, как раз недалеко от люка, через который девушка пробралась в аномальную зону. Будь Мира налегке, то эту дистанцию преодолела бы секунд за пять-шесть. Однако с грузом за спиной, ей казалось, что она ползёт целую вечность. И всё-таки красная линия неуклонно приближалась, а последние шаги она проделала рывком и с большой радостью. А едва Мира преодолела финишную черту, как заработали громкоговорители:


- Внимание всему персоналу! Экстренная ситуация! Немедленно покинуть отсек сто двенадцать! Принудительная разгерметизация начнётся через две минуты. Внимание… 


Механический голос продолжал повторять сообщение, но Мира уже не слушала, а стремительно неслась ко второму раненому. На фразе "Внимание! Обратный отсчёт!" девушка уже схватила старика за неповреждённую руку и пыталась сдвинуть того с места. "Метр за три секунды. Метр за три секунды", - крутилось в её голове необходимая скорость перемещения. От дыма начали слезиться глаза, ноги дрожали, а ладони вспотели и руки с трудом удерживали хватку. Вновь потревоженные раны привели мужчину в чувство, и он начал помогать ей, отталкиваясь от пола здоровой ногой. Это немного облегчало задачу, но Мира всеми фибрами души чувствовала, как утекают секунды, а до цели ещё далеко. Если точнее, то пятясь спиной назад, она не видела, сколько ещё надо пройти, а на то, чтобы обернуться и посмотреть, катастрофически не хватало времени. С Эдом вышло намного легче, ибо весил он, наверное, раза в два меньше чем его дед.   


- Бросай, - прохрипел седовласый техник, - Вдвоём не успеем…  


- Толкай дед! Толкай! – прошипела Мира в ответ, упорно таща свою неподъёмную ношу.


- Десять секунд… - равнодушно отсчитал искин оставшееся время.


Старик застонал громче, стараясь активнее работать ногой, а Мира ничего не видя из-за непрерывно льющихся слёз, просто продолжала тащить. "Будет смешно, если перегородка отсека вообще не сработает", - мелькнула у неё мысль и, в тот же момент раздался звук сработавшей пневматики. Из-за шума в ушах и грохочущего в груди сердца, девушке показалось, что дверь опускалась за спиной. Выпустив руку мужчины, Мира вытерла слёзы и с удивлением увидела перед собой стальную преграду. "Неужели успели?", - не поверила она в чудесное спасение. На остатках сил шагнула к двери и, прижавшись лбом к прозрачному окошку, как раз застала рождение бури.


Из-за дыма Мира не видела, как открылись шлюзовые ворота, расположенные в конце отсека и  предназначенные для вывода дронов в открытый космос при отражении атаки. Зато прекрасно могла наблюдать, как выходящий с невероятной скоростью воздух мгновенно вынес весь разбросанный после взрыва мусор, не забыв прихватить с собой вонючий дым. Пламя, лишённое кислорода практически сразу потухло и лишь в нескольких местах вяло тлели несколько очагов возгорания. Теперь Мира могла хорошо разглядеть тёмную бездну космоса, которая чёрным пятном зияла на месте распахнутого шлюза. "Дверь в бесконечность", - устало подумала девушка, медленно сползая на пол.


У неё есть пара секунд на отдых и нужно идти вызывать помощь, ведь коммутатор здесь не работал. Хотя есть шанс, что на экстренное раскрытие шлюзовых ворот среагирует команда быстрого реагирования. "Если у них и этот датчик накрылся, то всю техническую службу надо выбросить в открытый космос, - беззлобно думала Мира. - Кроме этих двоих конечно. А то получается, зря спасала".


***

Через два дня в огромном ангаре, предназначенном для приёма особо крупных кораблей, собралась огромная толпа народа. Мире казалось, что здесь столпилась как минимум половина населения станции и, находясь под таким количеством любопытных взглядов, она чувствовала себя весьма неуютно. В целом любопытство людей было вполне объяснимо, ибо Мира, в окружении высшего руководства станции, стояла на крыше контейнера, примкнутого к стенке ангара. И естественно, бо́льшая часть собравшихся гадали, что же среди таких персон делает четырнадцатилетняя девушка?


Среди толпы, окружавшей контейнер, Мира заметила своего куратора, наставников и утирающую слёзы мать. Её одноклассники и знакомые также стояли в первых рядах и беззастенчиво разглядывали девушку. Мира попыталась отключиться и слегка прикрыла веки, чтобы спрятаться от назойливого внимания. Однако помогало плохо и внутреннее волнение не отпускало, заставляя непроизвольно сжимать кулаки. Страстно хотелось сбежать, но здесь и сейчас у неё вряд ли получится. Хорошо, что больше тянуть не стали и наконец-то началось основное действо. Высокий и подтянутый мужчина со слегка тронутыми сединой волосами, подошёл к краю контейнера и молча вскинул руки кверху, призывая тем самым к тишине. Спустя пару секунд дождавшись необходимого эффекта, начальник станции заговорил, а его голос усиленный динамиками разнёсся по всему помещению:    


- Чтобы совершить подвиг совсем не обязательно быть несокрушимым и непобедимым воином. На самом деле достаточно лишь обладать определённой силой духа, которое, способно придать мужества даже хрупкой на взгляд девушке. Сегодня я говорю вам это с абсолютной уверенностью. Четырнадцатилетняя девочка не бросила в беде двух человек и, не колеблясь, пришла им на помощь. Не бросила, даже тогда, когда на кону стояла её собственная жизнь. Это ли не настоящий подвиг? Прошу вас поприветствовать Миру Сол - достойную дочь своего геройски погибшего отца.   


Шквал овации обрушился на Миру, а она, стояла с каменной улыбкой на лице и глотала подступившие слёзы. Кто сказал, что ей не нравятся пафосные речи? Очень даже нравятся. "Жаль только, что отец не видит", - думала девушка, уже не сдерживая эмоции и поток слёз, хлынувший из глаз.



Оглавление

  • Алексей Алексеевич Ковальчук Рождённая героем