Последняя бурская война (fb2)


Настройки текста:



Генри Райдер Хаггард Последняя бурская война

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

Полагаю, что некоторым студентам, изучающим историю Южной Африки, доставило бы удовольствие прочитать о событиях, связанных с бурским восстанием 1881 года, его причинах и следствиях. Поэтому на последующих страницах данного издания вы найдете репринтные части книги, которая была написана мной еще в 1882 году. Мне могут возразить, что данный материал уже устарел, но я бы взял на себя смелость заявить, что как раз по этой причине он представляет определенную историческую ценность. История, о которой пойдет речь в данной книге, была написана активным участником тех волнующих и печальных событий, развитие которых заставило автора вернуться на родину в Англию и сразу же по прибытии взяться за перо. От первоначальной горстки людей, имеющих отношение к аннексии Трансвааля сэром Т. Шепстоном в 1877 году, к числу которых принадлежал и автор, в настоящее время мало кто остался в живых. Когда уйдут и они, любое дальнейшее изучение фактов, связанных с событиями, непосредственными свидетелями которых они являлись, станет невозможным; хотя оно невозможно уже сейчас, так как спустя двадцать лет человеческая память вряд ли способна сохранить все детали сложных перипетий политической борьбы, даже если сделать попытку в этом направлении. Именно по причине последствий печальных событий, обрушившихся на нас, о чем пойдет речь на этих страницах, я осмеливаюсь вновь придать их гласности с тем, чтобы все, кого это заинтересует, смогли прочесть и найти в событиях 1881 года истинные причины войны 1899 года.

Выше вы прочитали: «о чем пойдет речь на этих страницах». Вот перед вами пара выдержек, взятых мной практически наугад, которые подтверждают истинность этих слов: «Мне кажется, что это вопрос, достойный внимания тех, от кого в настоящий момент зависит судьба империи. Они зашли слишком далеко, и в этой связи было бы разумным продвинуться чуть дальше и отдать предпочтение плану полного вывода всех войск с территории Южной Африки, оставив за собой лишь Столовую бухту1. Если они этого не сделают, то вполне возможно, что в один прекрасный день они могут быть поставлены перед фактом нового восстания в Трансваале, только в этот раз в десятки раз более крупного по своим масштабам, и тогда им с трудом удастся удержать даже Столовую бухту».

Еще одна выдержка: «Что касается этой страны, то в настоящий момент занавес упал на южноафриканской сцене; когда он поднимется вновь, есть полное основание опасаться, что за ним зритель увидит полный беспорядок, который, если не предпринять в будущем разумных и последовательных действий, может перерасти в состояние хаоса».

Еще одна цитата. Как-то раз во время обсуждения многочисленных проблем Южной Африки я высказал такую мысль: «В отношениях с ними нужно вести себя более разумно и взвешенно, чем это было принято до сих пор, в противном случае британскому налогоплательщику еще не раз придется услышать об этой стране и ее войнах».

Похоже, что через год британский налогоплательщик вынужден будет признать верность этого предсказания.

С тех пор минуло почти два десятилетия. В двух словах, что произошло за это время?

В 1884 году по просьбе правительства Трансвааля министерство, в состав которого входил покойный лорд Дерби2, дало согласие на изменение конвенции 1881 года и на принятие вместо нее так называемой лондонской конвенции. По новому договору в отдельные пункты старого документа вносились поправки. Всякое упоминание о сюзеренитете, т.е. верховной власти королевы опускалось, что дало основание бурам и их сторонникам заявлять о том, что это положение было аннулировано. Правильность данного аргумента ничем не подтверждается. Простое умолчание факта не снимает с повестки этот важный вопрос, кроме того, вызывает сомнение, что лорд Дерби решился бы аннулировать таким необычным и дерзким способом имперские права ее величества и своей страны. Однако, если бы он и пошел на это, то последствиям такого шага очень скоро нашли бы точные и безошибочные формулировки. Но даже если бы имелась возможность доказать, что данная точка зрения неверна, на общем положении вещей это ровным счетом никак бы не отразилось.

А общее положение, насколько я его понимаю, сложилось следующим образом: согласно конвенции 1881 года всем жителям Трансвааля были гарантированы равные права. На одном из заседаний в ходе проходившей конференции м-р Крюгер подчеркнул, что «полное самоуправление при условии соблюдения сюзеренитета ее величества, ее наследников и преемников будет предоставлено всем, проживающим на территории Трансвааля». Единственная оговорка заключалась в том, что была предусмотрена небольшая отсрочка в предоставлении полных гражданских прав сроком до одного года, распространяющаяся на молодежь, получившую вид на жительство в Трансваале3. По истечении указанного срока согласно условиям этого торжественного договора, который в данных пунктах остался не измененным и даже не тронутым после принятия в 1884 году дополнений и поправок, каждый, желающий стать полноправным гражданином Трансвааля, мог это сделать.

Спустя несколько лет произошло событие, глубоко повлиявшее на дальнейшую судьбу Южной Африки. Было открыто крупнейшее в мире и неиссякаемое по своим запасам месторождение золота Витватерстранд. Тотчас же золотоискатели, в большинстве своем англосаксонского происхождения, тысячами кинулись туда, где бесчисленные богатства лежали, скрытые под землей, и на равнинах, по которым некогда бродили стада диких животных, вырос город Йоханнесбург, по составу населения представляющий собой разношерстную и космополитическую массу из торговцев, спекулянтов, учредителей, горняков и рабочего люда.

Поначалу появление в Трансваале этого людского скопища, обещающего стране несметные богатства, было подобно живительной влаге после обильного дождя, пролившего свои воды на иссушенную солнцем равнину.

К тому времени страна находилась в очередной раз на грани банкротства, а тут, как будто по взмаху волшебной палочки, в ее казну потекли деньги. Одной из примечательных особенностей характера буров является их крайняя неприязнь к системе налогообложения. Под понятием «земной рай» они понимают жизнь в стране, где все необходимые административные расходы оплачиваются посторонними лицами, — привилегия, которой, насколько мне известно, среди всех цивилизованных народов, населяющих планету, пользуются лишь жители княжества Монако. И совсем необязательно, что такое идеальное положение должно быть во что бы то ни стало достигнуто как отдельными лицами, так и целыми группами или сообществами людей. Однако удачливым гражданам Южно-Африканской республики в этом смысле повезло. Они достигли такого идеала. Долгое время они жили легко и беззаботно в своих жилищах и на своих фермах, в то время как жители Йоханнесбурга копошились, как муравьи, обеспечивая непрерывные поступления в казну значительных финансовых средств. Затем, как и следовало ожидать, стали возникать вопросы. Уитлендеры — так называли иностранцев, — помня положения конвенций, принятых в совершенно иных условиях и в иной ситуации, но до сих пор действующих, сделали намек на то, что хотели бы тоже получить право голоса. Буры тотчас же подняли тревогу. Если бы право голоса было предоставлено уитлендерам, то вполне очевидно, что в скором времени они превзошли бы по своей численности местных избирателей.

Затем естественный, но для буров ужасающий ход событий, привел бы к изменениям в налоговой политике, к ликвидации монополий, к борьбе с коррупцией, к установлению справедливых отношений с туземными племенами, к полному очищению судебных органов от коррумпированных элементов и множеству других мероприятий, в их глазах чудовищных, которые знаменуют собой начало англосаксонского правления. А за всем этим нависла бы еще одна угроза — над страной в конечном итоге снова бы вознесся английский флаг. Поэтому пришлось прибегнуть к законодательству, и постепенно, шаг за шагом, уитлендеров лишили статуса «проживающих на территории Трансвааля», и в конце концов у них не осталось вообще никаких прав. Правда, были приняты законы о печати и другие указы, контролирующие соблюдение права на свободу слова и общественных собраний.

Конечно, если бы английское правительство проявило твердость сразу же, как только со стороны буров появились первые признаки, свидетельствующие о их намерении покончить со всеми завоеваниями, которые положениями конвенций были гарантированы нашим соотечественникам, то мы бы не оказались в теперешней плачевной ситуации. Но английское правительство редко успевает делать все вовремя, тем более, если вопрос недостаточно ясен основному составу избирателей. Поэтому все было пущено на самотек, а в результате — жестокая неудача, так называемый рейд Джемсона 1895 года. Освещать историю этого события я не буду — оно достаточно хорошо известно. Стоит лишь подчеркнуть в нескольких словах, что оно явилось результатом тайной договоренности, согласно которой д-р Джем-сон должен был прибыть в Йоханнесбург с большим отрядом вооруженной родезийской полиции, якобы для оказания помощи уитлендерам, и с оружием в руках добиться того, в чем им было отказано.

Участники заговора обо всем договорились, а воплотить в жизнь план своих действий им не удалось. Неудачи, в чем только можно, преследовали незадачливых заговорщиков по пятам. Д-р Джемсон собрал пятьсот человек вместо тысячи двухсот и самонадеянно выступил в самый неподходящий момент. Уитлендеры не вышли ему навстречу, линии коммуникаций не были повреждены, железная дорога осталась целой и невредимой, буры получили сигнал предупреждения и собрали большой отряд. Д-ра Джемсона, по всей видимости, заблудившегося на равнине, заманили в ловушку, где он вынужден был дать небольшое сражение, в результате которого вместе со своей армией ему пришлось сдаться в плен. Им обещали сохранить жизни. Сейф участников рейда с шифрами и всевозможной компрометирующей документацией попал в руки противника, а их самих на повозках, в которых перевозилось их военное снаряжение, доставили в Преторию, город, в который они намеревались торжественно вступить, если бы подоспело подкрепление уитлендеров. Оттуда их, как и полагается, переправили в Лондон, где над ними должен был состояться суд. Членов реформистского комитета тоже арестовали и судили в Претории, некоторые из них были приговорены к смертной казни, однако приговор не был приведен в исполнение; вся история завершилась, но не под звон ударов мечей, а под звон золотых монет: суммы штрафов, которые обязаны были выплатить правительству Трансвааля участники заговора, составили в общей сложности многие десятки тысяч фунтов стерлингов.

Таков, за исключением все еще продолжающихся взаимных обвинений, был финал попытки вооруженным путем сбросить ярмо бурского правления и усилий правящих сил Родезии оказать содействие в этом. Последствия этих событий не могли не отразиться на еще более усугубившемся положении несчастных уитлендеров. Правда, лорд Росмид, а затем сэр Г. Робинсон в большой спешке посетили Трансвааль и убедили сэра С. Шеппарда и английского посредника, джентльмена с несколько необычно звучащей фамилией, сэра Якобса де Вета, в необходимости по существу заверить уитлендеров, что в случае сдачи оружия все их грехи, возможно, в скором времени будут забыты благодетельным и милостивым президентом буров, которому поможет в этом всепрощающий и милосердный законодательный совет. Более того, сэр Якобс де Вет дал им понять, что жизни Джемсона него людей, несмотря на то, что они были гарантированы им при условии сдачи в плен, зависят теперь от того, сложат они свое оружие или нет. Но этот рейд имел далеко идущие последствия и для самой империи. Так императором Германии Вильгельмом была послана знаменитая телеграмма, в которой он угрожал войной Великобритании. Что же касается южноафриканских проблем, то наша страна в глазах мировой общественности стала выглядеть далеко не в лучшем свете, и трудно было доказать обратное, хотя на самом деле военно-политическая обстановка и весь ход событий носили чисто локальный характер.

А буры почувствовали себя вновь во всеоружии. Если бы судьба распорядилась так, что им на помощь были бы посланы все немецкие легионы, то и тогда это вряд ли сослужило бы им добрую службу. Теперь же можно было говорить о том, что на их родину вступила нога завоевателя, о совершающихся там рейдах, как будто это страшное слово впервые поразило их невинный слух, как будто и вправду они никогда не слыхали ни о стеллаландских равнинах и об отдельной экспедиции, направленной британским правительством под командованием сэра Чарльза Уоррена для оказания помощи мирному населению в целях стабилизации там обстановки; ни о том отрезке земли, который когда-то принадлежал зулусам, а теперь носит название Новой республики; ни о вылазке в Родезию, которая «захлебнулась»; ни о превышении полномочий в отношении Свазиленда вопреки принятым положениям конвенции и тому подобных актах. Далее, у них появился повод заявлять о значительном «моральном и интеллектуальном ущербе», хотя, насколько это известно общественности, ни моральный, ни интеллектуальный потенциал никогда полностью и не удовлетворялся в этой стране, а местному фараону приходилось, ожесточив свое сердце и требуя от новых «израильтян» Йоханнесбурга более тяжелого воздаяния в виде прямых и косвенных налогов, лишать их всех по очереди последней надежды на свободу.

Итак, все вернулось на круги своя. Прошлые злоупотребления достигли небывалого расцвета, монополии баснословно обогатились, а население Йоханнесбурга продолжало расти, но чем сильнее любовь к золоту — auri sacra fames, — тем больше люди ценят его, свобода же и справедливая форма правления отступают на задний план.

Более двух лет минуло с тех пор, когда верховным комиссаром в Южную Африку был назначен сэр Альфред Мильнер, который за время пребывания в стране при поддержке правительства ее величества делал все от себя зависящее, чтобы добиваться уступок уитлендерам и решать спорные вопросы, возникающие между Великобританией и республикой Трансвааль, мирным путем. В конце концов его усилия увенчались успехом — около четырех месяцев назад состоялась встреча с президентом Крюгером, получившая название блумфонтейнской конференции, в ходе которой сэр Альфред Мильнер обратился с просьбой, достаточно скромной по существу, смысл которой сводился к следующему: поскольку иностранные граждане имеют одинаковые права с остальными «жителями Трансвааля», то необходимо, чтобы и уитлендерам, желающим обрести гражданство в этой стране, после пяти лет проживания в ней было гарантировано право голоса. Президент Крюгер отклонил данную просьбу как представляющую угрозу независимости государства, и конференция зашла в тупик. Именно с этого момента о войне заговорили как о реальной угрозе. В ответ на многочисленные обращения имперского правительства президент республики и фолксраад внесли ряд предложений относительно права гражданства, которые, если принимать их вообще серьезно, при выдвигаемых условиях становились просто неприемлемыми для Англии. Так положение от 19 августа о пятилетнем периоде проживания в стране предусматривало как обязательное условие невмешательство Англии во внутренние дела республики, отказ правительства ее величества от признания прав королевы в этой стране и решение спорных вопросов в случае возникновения конфликтных ситуаций в третейском суде.

Если бы правительство приняло эти условия, то власть королевы более не распространялась бы на республику Трансвааль, а принятие обязательства о невмешательстве во внутренние дела могло бы дать повод для разного рода манипуляций — сегодня мы предоставляем гражданство, а завтра вам в этом отказывают. Следует также помнить и о том, что вопрос о гражданстве не исчерпывает всех разногласий между той и другой стороной; пожалуй, уж слишком много внимания уделялось только этой проблеме.

Даже если бы определенное количество уитлендеров стало гражданами бурского государства, и как бы благоприятно не сложились для них обстоятельства, трудно себе представить, каким образом смогли бы они оказать непосредственное содействие имперской власти в таком вопросе как, скажем, обращение с нашими индийскими подданными в Трансваале. Скорее можно предположить, что, приняв новое гражданство, они относились бы с безразличием к желаниям и нуждам страны, от которой они отреклись. Более того, присягнув новому правительству, они могли бы считать для себя обязательным всячески противостоять этим желаниям. В лучшем случае, если бы у них и была реальная власть для оказания нам помощи, что практически неосуществимо в течение ряда лет, было бы неразумно и недостойно крупной державе, гражданами которой они когда-то являлись, полагаться исключительно на их добрые услуги.

В печати только и говорят что об Йоханнесбурге и уитлендерах, как будто больше нет других тем для разговора. Лидеры либералов и джентльмены, которых, вероятно, можно отнести к плетущимся в хвосте радикалам, кричат о том, что эта война будет вестись в интересах уитлендеров и миллионеров. В этом нет и малейшей доли правды. Уитлендер со своими бедами — это всего лишь нарыв, который, вырвавшись наружу, показал неумение правительства Трансвааля управлять страной, а также амбиции Голландии в Южной Африке. К тому же все это достигло таких масштабов, что в конце концов ЮАР стала называть себя «независимым суверенным государством». То, что он и его «магнаты», как называют миллионеров Ранда4, получат баснословные прибыли в успешной войне, проводимой имперской державой, вполне допустимый факт; но если в результате этой войны миллионы осядут в карманах отдельных лиц, то это отнюдь не значит, что война ведется исключительно ради этой цели. Даже самый ярый «шовинист» вряд ли проявит самопожертвование и альтруизм. Вопрос этот в интересах империи должен решаться не в локальном, а в глобальном масштабе.

Но вернемся к ходу переговоров. Предложения, снятие предложений, всевозможные условия, паллиативные статьи договоров, предложения о созыве новых конференций — все это следовало одно за другим с поражающим воображение разнообразием до тех пор, пока, не иссякнув, заставило м-ра Чемберлена 22 сентября через сэра Альфреда Мильнера объявить правительству Южно-Африканской республики о «бесполезности дальнейшего проведения дискуссий, основываясь на старых принципах, и о решении правительства ее величества рассматривать ситуацию в новом свете, и о формулировании своих собственных предложений для окончательного урегулирования проблем, возникших в Южной Африке в результате политики, проводимой постоянно в течение многих лет правительством ЮАР. С результатами обсуждений вас ознакомят по мере поступления новой информации».

По некоторым сведениям, новая информация поступила в Преторию, но до сих пор на нее нет никакой реакции. Спустя три дня, а именно, 25 сентября лидеры либералов были удостоены чести получить телеграмму от государственного секретаря Трансвааля следующего содержания: «Лидерам либералов, Лондон. Очень признательны за вашу телеграмму. Мы придерживаемся условий конвенции и полагаем, что и Англия поступит таким же образом, поскольку конвенция запрещает вмешательство во внутренние дела государства». Если, однако, учесть, что конвенция предполагает также и предоставление равных прав всем «жителям Трансвааля», то следует признать, что данная телеграмма является, пожалуй, самой удивительной из замечательной серии государственных документов, исходящих в последнее время из Претории. Она очень точно выкристаллизовывает саму суть бурской дипломатии — дерзкое игнорирование неудобных фактов.

Тем временем в Южной Африке произошел ряд важных событий. Оранжевая республика бросила открытый вызов Трансваалю. Уитлендеры тысячами побежали из Йоханнесбурга. Буры подтянули свои войска к Наталю и сосредоточили их на других участках британской границы предположительно с целью проведения наступательных операций, так как в данный момент не было угрозы захвата их территории. Первое из этих событий раскрывает тайные замыслы Голландии в Южной Африке, подобно вспышке ночной молнии, внезапно осветившей темную поверхность равнины. Мы никогда не угрожали Оранжевой республике, у них не было ни жалоб, ни обид, ни причин для ссоры, и тем не менее они нежданно-негаданно выступили против нас. Почему?

Потому что жители этого государства считают, что наступил момент, когда можно наконец привести в исполнение давнюю мечту буров, которую имел в виду еще двадцать лет назад бывший президент Бюргерс, когда говорил о грядущей голландской республике с ее восемью миллионами граждан, имеющей неограниченную верховную власть на обширной территории от Замбези до Мыса5. Теперь же, к нашей гордости, великий заговор, в существовании которого так трудно было убедить английскую общественность, а скорее всего, недальновидную ее часть, раскрыт, а его целью является не что иное, как изгнание англичан из Южной Африки — тщетно задуманное дело, но все же дело, с которым мы должны считаться и которое, опасаюсь, заставит нас прибегнуть к силе оружия как последнему средству, поскольку деликатность и дипломатия в данном случае неуместны.

Как бы ни было трудно отдельной части английских избирателей и общественных деятелей признать сам факт, тем не менее нет особой необходимости часто повторять, что предстоящая война будет войной, навязанной нам бурами по их слепому невежеству и тщеславию. Большинство из них считает по причине ряда одержанных ими побед в небольших сражениях 1881 года, что они способны потягаться с Британской империей. Их руководители, по всей видимости, верят не столько в силу оружия своих соотечественников, сколько в доблесть некоторых партийных лидеров Англии и в энтузиазм их сторонников из английской прессы и общественности. Они помнят, что за активизацией этих сил восемнадцать лет назад последовало жалкое отступление английского правительства, сдавшего свои позиции, и не понимая, насколько изменилось общественное мнение в этой стране, они надеются, что история повторится и что Англия, уставшая от непопулярной войны, в скором времени пойдет им на уступки. В этом их ошибка, но такова их вера. Они также надеются и, возможно, не без основания, что другие сложности и проблемы заставят нас воздержаться от решительных действий. Если от германского императора и перестали поступать телеграммы с угрозами в наш адрес, то пока еще существует германский полк, сражающийся на их стороне и пользующийся симпатиями у своих соотечественников, а главное, им известно, что крупные европейские державы встретят с распростертыми объятиями каждого, кто попытается срубить под корень вечно живое дерево могущественной Британской империи.

Воодушевленные всем этим, они решились взять на себя роль строгих судей.6

Можно ли найти иной выход из создавшегося положения? Похоже, что, исключив возможность нашего отступления, о котором не может быть и речи, ибо это означало бы потерю не только Южной Африки, но и престижа в глазах всей мировой общественности, добиться этого нельзя никакими иными средствами, кроме военных. Военные действия уже имеют место — к примеру, захват золота с приисков, реквизиция товаров, принадлежащих британским подданным, и, вероятно, за несколько дней до того, как эти строки появятся на страницах печати, в разговор вступят пушки.7

После восстания 1881 года судом бурских присяжных, коему по милости правительства м-ра Гладстона8 было передано дело о злодейском убийстве капитана Эллиота, к которому в качестве вещественного доказательства прилагался изрешеченный пулями череп убитого, лежащий перед ними на столе в зале суда, был вынесен оправдательный приговор его убийцам не потому, что не было совершено тяжкое и преднамеренное преступление, а потому что признание их виновности означало бы, что судьи подняли руку на своих.

Точно так же, имея перед собой неопровержимые факты, некоторые англичане — кое-кто из них занимает высокое положение и имеет незапятнанную репутацию — настаивают на том, что дело буров правое и справедливое, и, взявшись за перо, расписывают о нашем национальном беззаконии в черных как чернила и красных как кровь тонах. Они пишут о «целях войны», которые без колебания называют своекорыстными и низкими, если это только касается англичан, ибо по их мнению, цели буров исключительно чисты и благородны. Может, все-таки было бы лучше оглянуться назад и попытаться определить причины войны? Я думаю, что если бы они явились очевидцами одной сцены, происходившей на рыночной площади в Ньюкасле, во время которой я имел несчастье присутствовать в ту ночь 1881 года, когда распространилась весть о том, что Англия подло предала своих лоялистов9, то, наверное, они лучше бы вникли в суть проблемы. При виде обезумевшей толпы из трех-четырех тысяч несчастных и покинутых людей — англичан, буров и кафров, бушующих, стенающих, посылающих проклятия в отчаянии своего стыда и злобы, — у них бы, возможно, произошло просветление в умах. Даже теперь, когда я смотрю на это забытое письмо, написанное м-ром Уайтом, председателем комитета лоялистов, м-ру Гладстону, мне кажется, что оно могло бы дать кое-кому пищу для размышления:

«Если бы вы, сэр, так же, как я, видели молодых, подающих надежды граждан Претории, умирающих от ран в сражениях за свою страну, и если бы вам так же, как мне, выпала скорбная обязанность сообщить о их гибели друзьям на родину; если бы вы видели, как хрупкие женщины и дети переносили тяготы и лишения в течение трех месяцев без единого стона; если бы вы видели здоровых и крепких мужчин, которые плакали, как дети, узнав о том, что Англия незаслуженно и жестоко бросила их на произвол судьбы; если бы вы видели, как видел я по пути в Ньюкасл, длинные вереницы полуотчаявшихся лоялистов, которые, покидая страну, стряхивали прах со своих ног; и если бы вы сами вложили все, что имели, заручившись словом Англии, а потом вдруг очутились в положении нищего по вине страны, в которую вы верили, я думаю, сэр, вы бы не стали молчать, и Англия бы застонала от красноречивой мольбы и угроз, которые невозможно было бы не услышать… Мы требуем, сэр, по крайней мере, такой же справедливости, какой требуют буры. Мы — верные сыны Англии, которые пострадали и продолжают страдать за свою преданность. Мы — патриоты своей страны, которые во время тяжких испытаний никогда не покидали ее, и мы имеем такие же права на уважение к себе, как и повстанцы, которые сражались против нее. Мы верим ее слову. Мы верим часто повторяемым обещаниям ее министров, которым мы доверяли. Мы верим в ее чувство моральной ответственности не причинить нам вреда. Мы полагаемся на ее верность обязательствам и ее давнюю репутацию страны, для которой превыше всего честь и совесть. Мы понимаем всю тяжесть последствий в случае подрыва нашего доверия. Англия не может себе позволить бросить нас на произвол судьбы после торжественных заверений о своей к нам лояльности».

«Англия не может себе позволить бросить нас!» — но Англия или же ее правительство смогли и действительно позволили себе эту роскошь. Напрасно такие люди, как покойные лорд Кэрн и маркиз Солсбери выступали с протестами и говорили о подстерегающих нас опасностях.

Напрасно мученики-лоялисты пели дифирамбы правительству ее величества — партийный дух или побуждения проснувшейся совести оказались слишком сильны. Над верными подданными ее величества насмехались, их оскорбляли, бросали на произвол судьбы, а буры, которые расправлялись с ними, как с домашним скотом, продолжали жить и процветать.

Теперь, спустя почти двадцать лет, Англия призвана заплатить по счету за то, что в действительности является одним из самых гнусных актов, запятнавших страницы ее истории. С момента подписания конвенции 1881 года стало совершенно очевидно, что произойдет одно из двух — либо имперская держава практически будет выдворена из Южной Африки, либо наступит момент, когда она вынуждена будет установить свое господство даже ценой войны. Настал этот горький час, и мы призваны силой оружия подавить небольшой, но сердитый и упрямый народ, который мы же и научили относиться к нам, как к своей ровне, если не с превосходством. Если они не уступят в последний момент, что кажется маловероятным, поскольку они сами выбрали путь военного конфликта, то при новом решении южноафриканского вопроса прольется много крови как с той, так и с другой стороны.

Не распространяясь о прочих бедах и опасностях, хочу спросить, когда же все-таки дым и его запах перестанут разъедать глаза и ноздри жителей этой несчастной земли? Бодро шагая обратно на свои прииски и в мастерские, рабочие Йоханнесбурга не скоро смогут забыть о прошлом, главное впечатление о котором в большинстве случаев у них останется не из приятных. А после того, как иссякнут золотые запасы на Ранде, когда стихнет тяжелый круглосуточный топот шагов, когда голос маклера затихнет на бирже, а учредитель переедет в какой-нибудь другой город, бурские женщины все равно будут рассказывать своим детям о том, как «проклятые английские солдаты» убивали их дедов и забирали землю. В Южной Африке появятся новые Ирландии, а из зубов дракона, которыми мы вынуждены будем засеять пашню, произрастут злаки ненависти. И нам придется есть горький хлеб, который мы сами же испекли.

В отношениях с голландцами также были допущены грубейшие ошибки. К примеру, если бы в обращении с ними мы были справедливее и добрее, они никогда бы не проникли на континент, как это произошло шестьдесят лет назад в районе Мыса. Кроме того, если бы мы выполнили данные им обещания во время аннексии 1877 года и если бы сэра Т. Шепстона, который вырос среди них и которого они глубоко уважали, не перевели в военное ведомство, никакого восстания не было бы. Но восстание произошло, а вместе с ним и поражения, после которых последовало и то самое отступление, в результате которого страна сегодня вынуждена пожинать горькие плоды.

Теперь мы на пороге войны, войны неизбежной, которая будет вестись до конца. В Южной Африке место только для одной верховной власти!

О том, как все это происходило, написано коротко, но, я полагаю, достаточно ясно на последующих страницах. А поводом к их переизданию послужило желание отдельных читателей лучше познакомиться с фактами, свидетельствующими о том, что привело к нынешнему роковому кризису.


9 октября 1899 года

Г. Райдер Хаггард

Трансвааль

Глава I. Население республики, законы и обычаи

Вторжение Мзиликази. — Появление буров-переселенцев. — Образование Южно-Африканской республики. — Сандриверская конвенция. — Расширение границ. — Туземные племена, проживающие по соседству. — Ресурсы страны. — Ее климат. — Население. — Буры. — Их характерные особенности и образ жизни. — Их неприятие государственной формы правления и нежелание платить налоги. — Голландская партия патриотов. — Форма государственного правления до аннексии. — Судопроизводство. — Войска «коммандос». — Статьи дохода. — Туземные племена Трансвааля.


Трансвааль — это страна без истории. Около пятидесяти лет назад о ее существовании вообще вряд ли что-либо было известно. Мы не имеем никаких сведений о ее прошлом. Из памяти навсегда исчезли воспоминания о поколениях людей, некогда населявших ее обширные пространства. Не осталось никаких памятников, как того требует народная традиция, которые бы свидетельствовали об их существовании. Не осталось и никаких захоронений.

В период правления Чаки10 один из известнейших его военачальников, Мзиликази, по прозвищу Лев, бежал от него с большим отрядом воинов. Они двинулись в северо-западном направлении и обосновались где-то в районе нынешней провинции Трансвааля Марико. Местность, по которой шел Мзиликази, была в то время густо заселена туземными племенами басуто и макати, на которых зулусы смотрели с большим презрением. Мзиликази выразил чувства своего племени достаточно практично — он истребил каждого, кто попался ему тогда под руку. Об огромном числе убитых свидетельствуют многочисленные остатки жилищ басуто, разбросанные по всей территории.

Чака намеревался пойти вслед за Мзиликази, чтобы расправиться с ним, но не успел, так как сам пал жертвой от руки убийцы. Однако его преемник Дингаан11 исполнил задуманное братом дело, послав большой отряд, чтобы наказать Мзиликази. Эта армия, прошагав более трехсот миль, обрушилась на Мзиликази, оттеснив его и причинив ему большой урон, и вернулась домой с победой.

Вторжение Мзиликази имело большое значение для Трансвааля, так как большая часть его территории, как считают зулусы, была завоевана благодаря этому вторжению.


Примерно в то время, когда шла война с Мзиликази, в 1835 — 1840 гг., недовольные буры покидали Капскую колонию, возмущенные тем, что английские власти приняли решение об освобождении рабов. Сначала они направились в Наталь, но поскольку английский флаг настиг их и там, то они продвинулись дальше в глубь территории, в район реки Вааль и основали там город Мун Ривер Дорп, или Почефструм. Здесь к ним присоединились недовольные из Оранжевой республики, от которой впоследствии нам пришлось отказаться, но которая вто время являлась английским доминионом. Руководствуясь


«Старым добрым правилом, весьма простым:

Возьмет все тот, кто власть имеет

И силу, чтобы удержать»,


буры перешли к практике захвата чужих земель. К тому же это не составляло большого труда. Местность, как я уже говорил, была заселена очень робким и забитым по сравнению с зулусами племенем макати, которые если и отличались когда-либо храбростью, то лишились ее теперь уже окончательно в результате жестокого обращения с ними Мзиликази и Дингаана.

Буры — рассуждали они — не причинят нам большего вреда, чем зулусы. Временами, если какой-нибудь вождь, оказавшийся похрабрее остальных, пытался настоять на своем, то с ним и с его людьми поступали так, что после этого мало кто отваживался следовать его примеру.

Как только буры твердо обосновались на своей новой родине, они стали думать о государственных формах правления. Сначала испробовали систему назначения комендантов, во главе которых стоял генеральный комендант, но, похоже, из этого ничего не получилось. Затем те из них, кто проживал в районе Лейденбурга, там, где сейчас золотоносные прииски, образовали республику во главе с президентом и народным собранием — фолксраадом. Примеру последовало прочее белокожее население страны, образовавшее еще одну республику и избравшее своего президента. Столицей республики стала Претория. Впоследствии произошло слияние двух республик.

В 1852 году имперские власти с целью поддержания порядка и организации эффективной формы правления в неразвитой и наполовину завоеванной стране с далеко не послушным населением подписали конвенцию с бурами-переселенцами, проживающими «за пределами реки Вааль». Вот каковы были основные положения этой конвенции, заключенной, с одной стороны, между заместителями чрезвычайных комиссаров ее величества по урегулированию проблем в районе восточных и северо-восточных границ колонии у мыса Доброй Надежды майором Хоггом и м-ром Оуэном и делегацией представителей фермеров-переселенцев, проживающих севернее реки Вааль, с другой.

«Со стороны британского правительства дается полная гарантия права самоуправления фермерам-переселенцам, проживающим за пределами реки Вааль, без какого-либо вмешательства с его стороны. Указанное правительство отказывается от территориальных притязаний за пределами границы к северу от реки Вааль и далее заверяет, что самым искренним желанием британского правительства является укрепление мира, развитие свободной торговли и дружеских отношений с фермерами-переселенцами, ныне проживающими на данной территории или желающими поселиться там впоследствии, при условии, что принцип невмешательства во внутренние дела касается обеих сторон».

В интересах британского правительства не допускались «никакие альянсы с кем бы то ни было со стороны цветного населения, проживающего к северу от реки Вааль».

Была достигнута договоренность о «запрещении рабства и использования труда рабов фермерами-переселенцами, проживающими к северу от реки Вааль».

Далее, «британские власти не должны препятствовать бурам-переселенцам в приобретении оружия и боеприпасов в любой британской колонии и владении англичан в Южной Африке; британскому правительству и фермерам-переселенцам, проживающим по обе стороны реки Вааль, запрещается продажа оружия и боеприпасов туземным племенам».

Таковы были условия этой «знаменитой» конвенции, равно небрежной по своему стилю и туманной по содержанию. Что, к примеру, подразумевается под понятием «территория к северу от реки Вааль»? Выходит, что по условиям договора господа Хогг и Оуэн уступали всю территорию от реки Вааль до Египта.

Этот исторический документ явился уставом, хартией образовавшейся Южно-Африканской республики. Согласно его положениям, буры, которым отныне не грозило вмешательство со стороны англичан, сформировали свое собственное правительство и обнародовали свой «Гронд Вет», или конституцию.

История республики в период с 1852 по 1876 годы не представляет большого интереса. Происходили частые гражданские неурядицы, нападения на племена туземцев и вторжение на их территорию.

Незадолго до аннексии каждому жителю, достигшему совершеннолетнего возраста, правительство предоставляло право на приобретение шести тысяч акров земли. А поскольку эти права в первые дни становления республики часто продавались спекулянтам за такие безделушки, как, скажем, бутылка бренди или полдюжины пива, а продавец, тем не менее, нуждался в своих шести тысячах акров, ибо бур считает ниже собственного достоинства поселяться на меньшей площади, то вполне очевидно, что для удовлетворения всех запросов требовалось очень много земель. Для удовлетворения этих запросов территорию республики следовало растянуть, как эластичный пояс, и ее соответствующим образом растягивали — правда, за счет туземцев. Процесс растягивания проделывался очень ловко и искусно. О том, как это происходило, очень наглядно представлено мистером Осборном, бывшим судьей из Ньюкасла, в документе от 22 сентября 1876 года. Вот его слова:

«Буры, как они проделывали это не раз и продолжают поныне, постепенно, шаг за шагом, вторгались на земли туземцев, начиная с того, что получали разрешение на выпас скота на отдельных пастбищах в соответствующее время года, а позднее некоторые из них добивались у туземных вождей своего рода права или лицензии, позволяющей закрепиться на определенном участке земли якобы с целью не допустить на эту землю других имеющих на нее свои виды буров. Эти лицензии, временно выдаваемые в знак дружбы и добрососедства вождями, не имеющими на то никаких полномочий, через несколько лет воспринимались бурами как документы, дающее им право на постоянное пользование землей, поэтому выдворить их с этих участков уже не представлялось возможным.

Ущерб в связи с нарушением права владения землей буры компенсировали за счет тех же самых вождей, у которых они получали лицензию, а туземцы не противились этому, так как боялись, что дело дойдет до верховного вождя, который наверняка сурово накажет их за самоуправство, позволившее бурам беспрепятственно вторгнуться в их владения. Спустя некоторое время дело все же принимало серьезный оборот по причине непрекращающихся раздоров и распрей между бурами и туземцами; та или иная из конфликтующих сторон ставила в известность верховного вождя, который, выслушав обе стороны, под нажимом буров, буквально угрожающих расправой и насилием, вынужден был идти им на уступку. После этого буры обычно поступали следующим образом. Они тотчас же собирали своих соседей, включая фельд-корнета или же лица, временно исполняющего его обязанности, который являлся представителем правительства, правда, без предоставленных ему полномочий выступать по этому делу. Затем он и собирали небольшое количество скота и пригоняли его вождю. Вождь подписывал документ об отчуждении большого участка своей территории в пользу буров. Содержание этого документа, насколько мне известно, никогда четко и ясно ему не объяснялось. Вождь подписывал документ и принимал скот, считая, что все это делается для того, чтобы утрясти вопрос с лицензиями. Таков обычный способ, каким буры добиваются себе, как они называют, территориальных уступок по согласованию с туземными вождями. Вот, к примеру, случай с одним из племен верховного вождя Секукуни. Буры утверждают, что вождь этого племени Секвати якобы уступил им всю свою землю (это сотни квадратных миль) за сто голов скота».

Этот процесс развивался так стремительно, что небольшая республика «к северу от реки Вааль» к моменту аннексии превратилась в страну размером с Францию. Она имела четко обозначенные границы только там, где примыкала к соседним государствам с белокожим населением или к территориям, заселенным могущественными племенами туземцев, с которыми правительство не решалось вступать в конфликт, — с такими, например, как племя Лобенгулы12 на севере. Но если же по соседству не было государства с белокожим населением, способным дать отпор в случае нападения, или туземные племена были слишком изолированы друг от друга и слабы, чтобы противостоять агрессии, то в таких случаях буры постепенно вторгались в чужие владения и устанавливали там фактически свою власть и свои порядки.

Протяженность границы Трансвааля составляет свыше 1600 миль, большая часть которой оспаривается различными племенами туземцев. Территория страны занимает пространство между 22° и 28° южной широты и 25° и 32° восточной долготы, иными словами, между Оранжевой республикой, Наталем и Западным Гриквалендом на юге и рекой Лимпопо на севере; между горами Лебомбо на востоке и пустыней Калахари на западе.

На севере страны проживают три больших племени — макаланга, матабеле (потомки зулусов, бежавших от Чака при Мзиликази) и машона. Все эти племена очень воинственны. На западе по границе вплоть до территории Даймонд Филдс проживают сешеле, бангвакета, баролонга и коранна. Далее, огибая Западный Грикваленд, Оранжевую республику и Наталь, подходим к юго-восточной границе с Зулулендом. На востоке граница проходит по горам Лебомбо и отделяет Трансвааль от земли аматонога и от так называемых владений Португалии, которые полностью находятся в руках туземных племен, большинство из которых подчиняются верховному вождю зулусов Умзеле, закрепившемуся на северо-востоке. Как вы заметили, страна практически окружена племенами туземцев. Кроме того, на самой территории проживает еще около миллиона туземных жителей. Подсчитано, что только в одном районе Зюйдпансберга13 проживает 364250 туземцев, а белокожее население составляет около 750 человек.

Если бы для процветания государства и счастливой жизни его граждан требовалась только лишь чудная райская природа и плодородная земля, то счастье и процветание дождем хлынули бы на Трансвааль и голландских буров. Ресурсы этой благодатной земли поистине безграничны. Очень богатый и разнообразный ландшафт. На ее территории встречаются высокогорья и долины, бескрайние пространства равнин, на сотни миль простираются густые поросли кустарника, встречаются крупные горные массивы и даже небольшие участки лесонасаждений, с виду напоминающие парковые зоны Англии.

Некоторые районы специализируются на производстве только тропической продукции, другие пригодны для разведения овец, крупного рогатого скота, лошадей. В большинстве районов урожаи пшеницы и других злаковых достигают объемов, не сравнимых ни с какой другой южноафриканской колонией. Каждый год земля может давать по два урожая зерновых, с большим успехом культивируются виноград и табак. На севере выращивают кофе, сахарный тростник и хлопок. Страна также очень богата полезными ископаемыми. Имеются запасы золота, меди, свинца, кобальта, железа, угля, олова. Медь и железо издавна добываются туземцами. В общем и целом, Трансвааль — самое богатое из всех южноафриканских государств и если бы он остался английским протекторатом, то с помощью английского капитала превратился бы в очень богатую и процветающую страну. Теперь, похоже, шанс упущен.

Но, пожалуй, самое удивительное — это климат Трансвааля, который во всех южных провинциях страны очень здоровый и целебный. В зимние месяцы — с апреля по октябрь — мало или практически совсем не выпадает осадков, воздух холодный и бодрящий. Летом достаточно тепло, но без изнуряющей жары, средняя температура воздуха в Претории колеблется от 65 до 73, а зимой от 59 до 65 градусов по Фаренгейту.

Население Трансвааля — это около сорока тысяч белокожих граждан, главным образом голландского происхождения, составляющих порядка тридцати крупных семей, и один миллион туземцев. Имеется несколько городов, главные из которых Претория и Почефструм.

Такова страна, которую мы аннексировали в 1877 и из которой нас изгнали в 1881 году. А теперь давайте обратимся к ее жителям. О Трансваале было принято говорить так, как будто кроме буров там вообще больше никто не проживал. На самом же деле население страны состояло из трех групп — туземцев, буров и англичан. Я пишу «состояло», потому что третьей группы сейчас уже практически не существует. С начала военных действий обстановка в стране настолько накалилась, что находиться там стало небезопасно. Соотношение темнокожего населения к белым составляет примерно двадцать к одному. Буры, в свою очередь, по численности превосходили англичан, но последние являлись крупными землевладельцами и в их руках были сосредоточены почти все торговые учреждения в стране.

О трансваальских бурах очень тепло отзывались члены британского правительства, а также те, для кого личные интересы превыше интересов страны.

М-р Гладстон, конечно же, не смог найти более подходящих слов, чтобы выразить свое восхищение их лидерами, этими «способными людьми», которые по сути нанесли оскорбление нации, унизив всех нас; нет сомнения в том, что эти люди обладают многими чудесными качествами. То, что они не лишены сообразительности, можно заметить по тому, как они обошлись с английским правительством.

Буры действительно необычный народ, хотя и не очень трудолюбивый. Они достаточно религиозны, но их религия берет свое начало из самых темных и мрачных страниц Ветхого завета; им чужды мягкость, доброта, милосердие, они редко читают евангелие. Зато восхищаются историями о том, как израильтяне зверски расправлялись со старцами, а в своем собственном положении видят сходство с первыми поселенцами земли обетованной. Подобно им, буры считают себя людьми, избранными Богом, который возложил на них миссию по искоренению местных языческих племен, и поэтому они всегда готовы по примеру из священного писания к убийству и грабежам. Именем Бога, которое у них всегда на устах, они прикрывают свои порой весьма сомнительные заявления.

У буров существуют три религиозные секты, которые разобщены между собой: секта допперов (примерно половина всего населения), православные реформисты и либеральные реформисты (самые малочисленные). Из всех трех сект самыми непреклонными и неуступчивыми, с кем трудно найти общий язык, являются допперы. Они во многом напоминают пуритан времен короля Карла I. Трудно согласиться с теми, кто считает буров трусливыми и малодушными, — обвинение, которое опровергается всей историей их существования. Бур по возможности попытается уйти от открытого сражения, потому что превыше всего ценит свою собственную жизнь; но если он окажется в безвыходном положении, то будет драться ничуть не хуже других. Буры неплохо сражались в последней войне, хотя это и нельзя отнести за счет их храбрости, так как воодушевленные победами они продвигались, практически не встречая сопротивления английских войск, и не ощущали большой личной опасности. У них есть очень неприятная особенность: они не считаются с истиной, особенно когда речь идет о земле. Воистину национальная черта характера сводится к пословице: «я не являюсь рабом собственного слова». Мне случалось не раз наблюдать, как высокоуважаемые свидетели по делу о разделе земли подходили к присяге и отчетливо произносили слова о том, что видели разметку там-то, тогда как другая такая же группа свидетелей клялась в том, что видела ее за милю от того места. Жаждущие все новых и новых земель, буры, как правило, стараются удовлетворять свои желания. Это является предметом непрекращающейся тяжбы между ними, и бур считает вполне естественным потратить тысячи фунтов на иски о разделе клочка земли, не стоящего и нескольких сотен.

В личном плане буры — прекрасные люди, но, как правило, несимпатичны. Их женщины привлекательны в молодости, а с возрастом очень полнеют. Они, как и большая часть представительниц слабого пола, за словом в карман не полезут; говорят, что именно женщины и подтолкнули буров на восстание против английского правительства. Ростки цивилизации не проникают в жизнь обычной бурской семьи. Образ жизни бура потряс бы любого английского труженика. Его жилище часто очень запущено, убого и до крайности неопрятно. Сам он необразован и совершенно не беспокоится об образовании своих детей. Живет сам по себе в центре большого земельного надела милях в десяти-двенадцати от ближайших соседей; его не интересуют ни события, которые происходят в мире, ни мнение окружающих, трудится он очень мало, но с каждым днем богатеет за счет прироста поголовья скота. Расходы у него минимальные, и к старости он становится весьма состоятельным человеком. Из значительных событий своей жизни он может вспомнить какой-нибудь случайный набег на местное племя туземцев в составе отряда «коммандос», посещение политических собраний и три-четыре ежегодных поездки с семьей в ближайший город для присутствия на заседаниях духовной общины «Нахтмаал». Иностранцев, особенно англичан, он ненавидит, но дружелюбен и гостеприимен с соотечественниками. Разумеется, что, живя как удельный князь, в изоляции от окружающего мира, он в конце концов начинает смотреть на все оставшееся человечество как бы свысока, испытывая по отношению к нему чувство глубокого презрения.

Законы и налоги — эти понятия ненавистны для бура. Он считает актом неслыханной дерзости, если его вдруг осмелятся вызвать в суд для дачи пояснений по поводу своих противоправных действий.

Он богат и состоятелен, а нужды бедноты, а также заботы и тяготы, выпадающие на долю человека, для него безразличны. Ему чужды дух романтики, высокие чувства и порывы, которые характерны для любой другой нации; короче говоря, в отличие от презираемых им зулусов в его характере очень мало джентльменских качеств, хотя временами и он может быть добрым и даже великодушным. Под счастьем он понимает отшельническую жизнь в глуши, где он сам себе царь и бог, со своими детьми, слугами и служанками и домашними животными. Если цивилизация настигает его и здесь, то выход достаточно прост. Он продает ферму, укладывает вещи и богатства в фургон и отправляется в места достаточно глухие, куда еще не проникла цивилизация. Таковы некоторые примечательные особенности этого удивительного творения Южной Африки, трансваальского бура, равного которому среди белокожего населения вы не найдете на всем земном шаре. Но, пожалуй, самое потрясающее из всех его странностей и чудачеств — это полное неприятие им каких бы то ни было форм государственного правления, в особенности если эта государственность строится по английской модели. Буры всегда отличались тем, что постоянно против кого-нибудь бунтовали; они бунтовали против руководства компании, когда Мыс принадлежал Голландии14, они бунтовали против английского правительства на Мысе, они всегда были на грани мятежа против собственного правительства в Трансваале и теперь повторно, добившись полного успеха, они восстали против английского правительства. А дело все заключается в том, что основное их большинство не терпит никаких правительств, потому что правительства устанавливают закон и порядок; особая же их ненависть к английскому правительству объясняется тем, что это правительство наиболее последовательно и твердо проводит в жизнь эту линию. Им нужна не свобода, а привилегии. «Твердая самостоятельность» буров находит свое выражение в их нежелании платить налоги и быть объектом вмешательства со стороны какой бы то ни было верховной власти. Но есть у них и особая причина для жалоб на английское правительство, и по одной только этой причине они сделали бы все от себя зависящее, чтобы от него избавиться. Причина заключается в их манере обращения с туземцами, которая совершенно неприемлема для англичан.

В этом скрыт секрет патриотизма буров. Чтобы его понять, необходимо помнить о том, что англичанин и бур рассматривают туземцев с совершенно разных точек зрения. Англичанин, пусть он даже и не проявляет особых к нему симпатий, но тем не менее относится к кафру, как к равному человеку. У рядового бура отношение к кафру совершенно иное. Он смотрит на «темнокожее создание» так, как будто оно передано ему в руки самим Господом Богом для того, чтобы он мог им распоряжаться по своему усмотрению, а именно, убивать, или превращать в раба. И не следует его слишком строго судить за это, так как, имея от природы тяжелый характер, он к тому же еще и унаследовал от предков ненависть к туземцам, которую отчасти можно объяснить многолетней историей беспощадной и кровавой борьбой. Ненависть у буров и туземцев в данном случае взаимна. Труд туземца стал для бура необходимостью, поскольку тяжелую работу бур, как правило, не выполняет сам — ему требуется тот, кто мог бы выращивать и собирать урожай, пасти скот и т.д. Туземцы же, со своей стороны, неохотно идут на службу к бурам: заработок невелик, порой приходится трудиться вообще задаром, зато наказаний — хоть отбавляй, а может быть и того хуже. В результате буры часто прибегают к принудительному труду. А этого английское правительство не может допустить, отсюда следует вывод, что при английском правительстве бур лишается рабочей силы.

Далее, существует вопрос с налогами. Если бур живет под английском флагом, то деньги должны поступать в казну регулярно, при своем же правительстве он сам решает, платить ему или не платить. И причиной трудного положения, в котором оказалась республика в 1877 году, явилось именно постоянное уклонение буров от уплаты налогов. Республику вскоре вновь ждут тяжелые времена. Бур не может понять, что деньги нужны для поддержки правительства, и считает, что налог — это грабеж средь бела дня.

За всем этим скрываются реальные причины их стремления к «твердой самостоятельности», и именно этим вызваны патриотические чувства рядовых фермеров Трансвааля. Нет сомнения в том, что некоторые из них действительно являются патриотами своей страны, как, например, один из их лидеров, Поль Крюгер. Для большинства же понятие патриотизма ассоциируется с неограниченными привилегиями и использованием принудительного труда.

Данное замечание не относится к бурам, проживающим у Мыса и имеющим устоявшуюся и цивилизованную форму правления, способствующую их непрерывному росту и процветанию, в то время как их собратьям, живущим каждый для себя, грозит постепенная деградация.

Старые фоортреккеры15, отцы и деды нынешних трансваальских буров, вне всякого сомнения, были представителями замечательного поколения; иногда и сейчас можно встретить в Трансваале отдельных людей старой закалки, с которыми приятно иметь знакомство. Это люди почтенного возраста, с большим жизненным опытом, не то что молодежь с весьма сомнительными манерами поведения.

Настоящая партия голландских патриотов обосновалась не в Трансваале, а в Капской колонии. Их целью, которая, можно сказать, уже почти достигнута, является изгнание англичан любыми средствами из Южной Африки и провозглашение великой голландской республики. Именно эта партия, состоящая из умных и образованных людей, выступила против аннексии Трансвааля, так как это означало бы полную зависимость от англичан, и посредством своих эмиссаров и печатных изданий стала вести агитационную работу среди темных и невежественных трансваальских фермеров, пока не убедила их взяться за оружие, и в конечном итоге, оправдав надежды английских радикалов, стремящихся к развалу империи и подрыву власти англичан, добилась отмены аннексии. На протяжении всех этих событий буры были послушными марионеткам и в руках кейптаунской верхушки, а сейчас ходят слухи о том, что одному из главных режиссеров этого спектакля, м-ру Хофмейеру, будет предложен пост президента республики. Вот это настоящие патриоты Южной Африки и люди с головой — не то что трансваальские буры, которые кричат о своей стране, о пролитой крови, о призыве проклятых англичан к порядку, а на самом деле движимы низкими побуждениями: как бы уклониться от уплаты налогов да избавиться от соседа-англичанина, чья цивилизованность и утонченность в такой же мере оскорбительны для них, в какой желанна и дорога своя ферма. Таково голландское население, проживающее в Трансваале.

А сейчас я вкратце познакомлю вас с системой политической власти республики до аннексии, к которой решили вернуться после ее отмены, внеся незначительные коррективы.

В стране избрана республиканская форма правления. Преимущественным правом голоса пользуются лица, достигшие совершеннолетнего возраста.

Президент, избираемый народом на пять лет, обладает исполнительной властью. В реализации своих полномочий он опирается на исполнительный совет, в состав которого входят государственный секретарь и еще три члена, выдвигаемые туда законодательным органом фолксраадом. Государственный секретарь избирается фолксраадом на четыре года. Члены исполнительного совета имеют места в фолксрааде, но не обладают правом голоса. Фолксраад является законодательным органом государства, в работе которого принимают участие сорок два его представителя. Страна делится на двенадцать избирательных округов, каждый из которых имеет право выдвигать по три кандидата; золотоносные прииски Голд Филдс имеют право на выдвижение двух кандидатов, а четыре главных города страны — по одному кандидату от каждого. В стране не существуют власти, правомочной объявить перерыв в работе парламента или распустить его.

Такими полномочиями обладает сам фолксраад. Члены парламента избираются на четыре года, но половина из них уходит в отставку путем ротации каждые два года. Их места заполняются после перевыборов. Членами парламента могут стать граждане страны, не моложе тридцати лет, принадлежащие к протестантской церкви, являющиеся при этом владельцами недвижимой собственностью и имевшие до этого в течение трех лет право голоса. Отец с сыном не могут быть членами одного и того же парламента. Членами парламента не могут быть также представители цветного населения, незаконнорожденные и должностные лица. В каждом избирательном округе имеется свой судья, или ландрост , с обязанностями специального уполномоченного по гражданским делам. Округа в свою очередь подразделяются на административные районы, во главе которых стоят фельд-корнеты , наделенные судебной властью при рассмотрении незначительных гражданских дел, а в военное время обладающие более широкими полномочиями. На территории республики действующим является римско-католическое право, как и в Капской колонии, в Натале и Оранжевой республике.

До аннексии правосудие отправлялось весьма примитивным способом.

Первой инстанцией является суд ландростов, откуда апелляционная жалоба поступала в суд, членами которого являлись ландрост и шесть избираемых советников. Высшей инстанцией был верховный суд, в состав которого входили три ландроста от трех различных округов и двенадцати присяжных, избираемых из числа граждан республики. Выше жалоба уже не шла, но иногда дела могли быть направлены на рассмотрение в фолксраад как высший орган власти.

Легко себе представить, каким образом отправлялось правосудие, если председатели всех без исключения судов в республике избирались толпой, для которой первостепенное значение имела популярность судей, а не их знание законов. Истицы, дела которых рассматривались в судах, видели, как можно было по-разному толковать один и тот же закон. Правда, после аннексии был учрежден высший суд, одобренный парламентом, но уже сейчас против него высказываются недовольства, и, по всей видимости, его упразднят в пользу старой системы.

В таком обществе, как общество трансваальских буров, вопрос обороны занимает, пожалуй, первое место. Он предусмотрен положением о так называемой системе «коммандос». Президент с согласия исполнительного совета имеет право объявить войну и призвать на военную службу граждан в отряды «коммандос», которые подчиняются фельд-корнетам и комендантам. Последние назначаются фельд-корнетами в каждом округе, генеральный комендант выбирается всей армией, а президент является главнокомандующим армией. Все граждане республики возрастом от шестнадцати до шестидесяти лет, за редким исключением, являются военнообязанными. Молодежь до восемнадцати и мужчины старше пятидесяти призываются на службу только при чрезвычайных обстоятельствах. Члены фолксраада, должностные лица, священники и школьные учителя освобождаются от прохождения действительной службы, за исключением случаев, когда страна находится на военном положении, но они обязаны внести пожертвование на военные расходы в сумме, не превышающей пятнадцати фунтов. Судебные разбирательства гражданских дел против лиц, зачисленных в состав «коммандос», временно приостанавливаются, отменяются вызовы в суд, и как только объявляется военное положение, приостанавливается судопроизводство.

Землевладельцы, проживающие за пределами республики, в дополнение к обычному военному налогу обязаны предоставить в распоряжение правительства подходящую замену, в противном случае с них взимается штраф в размере пятнадцати фунтов. В первую очередь призывают граждан в возрасте от восемнадцати до тридцати четырех лет, во вторую очередь — от тридцати четырех до пятидесяти и последний, третий набор существует для лиц от шестнадцати до восемнадцати и от пятидесяти до шестидесяти лет. Каждый обязан обеспечить себя одеждой, оружием, боеприпасами, найти достаточное количество волов и фургонов. Из общего количества захваченных трофеев четвертая часть идет в правительственный фонд, остальное — на нужды граждан.

Но действительная служба в армии — это еще не самое худшее, что предстоит пережить гражданину республики. Самое неприятное, что его ожидает, — это реквизиция имущества. Правом реквизировать имущество наделены фельд-корнеты, поэтому легко себе представить, как поведет себя фельд-корнет, реквизируя имущество у человека, который ему чем-то не понравился.

От каждого административного района требуется готовый к войне и хорошо оснащенный военный контингент, способный вести боевые действия, а это можно осуществить только путем повсеместного изъятия имущества граждан. У одного несчастного забирают фургон, у другого — его незаменимых волов, у третьего — верховую лошадь или мясо забитого скота и т.д. Даже если офицер, отвечающий за разверстку, и желал бы быть справедливым при выполнении своих обязанностей, вполне очевидно, что при данной системе сделать это было бы чрезвычайно трудно. Изъятие имущества проводилось по принципу: тот, кто больше всего имеет, должен и отдать больше, в противном случае человека могли ждать неприятности. Вещи, не поддающиеся уничтожению, к примеру, фургоны подлежали возврату, но если их и возвращали, то пользоваться ими уже было практически невозможно.

В период военных действий племена туземцев, проживающих в пределах государственных границ республики, также обязаны были обеспечивать армейские формирование всем необходимым, и именно на их плечи, как правило, ложилась вся тяжесть военной компании. Во время сражений их ставили на передовые позиции, они первыми вступали в рукопашный бой. Правда, если это были племена зулусов, то они против этого обычно не возражали.

Доход в государственную казну поступал главным образом от торгового населения и в меньшей степени от крестьянских фермеров. Основные статьи дохода покрывались за счет предоставления прав на занятие ремеслом и торговлей, на работу по специальности, за счет ежегодной платы за аренду земли, сборов за денежные переводы, аукционных сборов, арбитражных сборов, пожертвований со стороны туземных племен. В связи с тем, что мы оставили страну, фолксраад ввел очень высокие пошлины на все ввозимые товары в надежде обманным путем заставить буров платить налоги без их ведома и одновременно нанести удар по торговцам-англичанам. В результате была парализована торговля, которая еще оставалась в стране, что вызвало крайнее недовольство фермеров, которые не могли понять, почему сейчас, когда нет англичан, они вынуждены платить вдвое больше, чем прежде, за сахар и кофе.

В заключение мне бы хотелось сказать несколько слов о племенах, проживающих в республике и за ее пределами. Их можно приблизительно разделить на две большие группы: амазулу и их потомки и племена макати, или басуто. Все, в ком течет зулусская кровь, в том числе племена свази, манокские кафры, матабеле, кнобнозы и другие, по характеру очень воинственны и прекрасно сложены физически. Племена басуто (их не следует путать с басуто, проживающими в районе Мыса) совершенно не похожи на племена амазулу. У них даже свой язык, который называется сесуто. Единственное, что объединяет эти два больших племени, — их общая ненависть к бурам. Они не любят воевать, по характеру робкие и застенчивые. В отличие от зулусов увлекаются мирными ремеслами, стремятся к культуре и даже не против принять христианскую веру. В Трансваале гораздо больше возможностей для миссионерской деятельности, чем в Зулуленде и Натале. Самый благополучный приход, который я видел в Африке, — это приход м-ра Меренского, находящийся близ Мидделбурга. По сравнению с рослыми и крепкими зулусами представители племени басуто имеют хрупкое телосложение, болезненный вид, а сознание собственной неполноценности по отношению как к белому населению, так и к своим темнокожим собратьям при их природной застенчивости не позволяет им в случае необходимости дать отпор вероломным бурам.

Глава II. События, предшествующие аннексии

Избранный президент республики м-р Бюргерс. — Черты его характера, его стремления и планы. — Назначение пенсии английским правительством. — Визит президента в Англию. — Железнодорожный заем. — Взаимоотношение республики с туземными племенами. — Принятие законов. — Ссора с Кетчвайо. — Конфискация земель у туземцев в соответствии с решением, известным под названием «решения Кита». — Договор с вождем племени свази. — Война с Секукуни. — Захват союзниками свази главной цитадели. — Штурм горы Секукуни. — Поражение и разгон бурской армии. — Радость туземцев. — Добровольцы фон Шликмана. — Акты жестокости. — Абель Эразмус. — Обхождение буров с туземцами. — Народное собрание в Почефструме 1868 года. — Проблема рабства. — Некоторые факты по этому поводу. — Финансовое положение Трансвааля до аннексии. — Внутренние проблемы. — Разногласия среди буров. — Страна в безнадежном положении.


Примерно в 1872 году жители республики избрали своим президентом м-ра Бюргерса. Этот замечательный человек являлся уроженцем Капской колонии и первые шестнадцать или семнадцать лет своей жизни, как он мне однажды поведал, провел на ферме, где пас овец. Впоследствии он стал священником и в своих проповедях отличался редким красноречием, однако в связи с тем, что его идеи оказались слишком недоступными для большинства прихожан, он оставляет приход и в роковой для своей жизни час уходит в политику.

Президент Бюргерс был человек потрясающих способностей, особенно в области ораторского искусства — его бы заслушались даже наши члены Палаты общин. Он обладал удивительным, на редкость подвижным интеллектом, который иногда встречается у особо одаренных людей, что свидетельствует о возможном непостоянстве и неуравновешенности характера. Его интеллект напоминал воздушный шар, которым нельзя было управлять. Он всегда витал где-то в облаках и, что вполне естественно для человека такого возвышенного склада, смотрел на вещи совсем иначе и с большей долей оптимизма, чем обычные люди.

Но если отбросить в сторону его высокие идеи, то можно смело сказать, что президент Бюргерс был истинным патриотом своей родины, день и ночь отдававшим все силы на благо государства, бразды правления которым он взял в свои руки; однако его патриотизм был слишком возвышенным для окружающих. Он хотел возвысить до уровня нации народ, у которого не было ни малейшего желания возвышаться; и с этими помыслами он вкладывал деньги в железные дороги, проводил военные кампании, чеканил золото и т.д., пока однажды не обнаружил, что страна перестала его поддерживать.

Короче говоря, он был сделан совсем из другого теста, чем те, с кем ему приходилось иметь дело. Он мечтал о великой голландской республике с восьмимиллионным населением, об организации широкой торговли внутри страны путем заключения договора с компанией «Делагоа Бэй Рэйлуэй» на перевозку грузов железнодорожным транспортом. Но им было наплевать на республику, на железные дороги, их интересовал только принудительный труд и способы уклонения от уплаты налогов — а в результате из-за конфликта между ними республика оказалась в тяжелейшем положении. Следует, однако, иметь в виду, что на протяжении всей своей деятельности президент Бюргерс руководствовался добрыми побуждениями. Он делал все от себя зависящее, встречая при этом сопротивление упрямых и твердолобых людей; и если он и потерпел неудачу, то в этом скорее их вина, а не его. Что касается пенсии, которую он получал от английского правительства, — факт, который очень часто ставился ему в упрек, то это, в конце концов, была всего лишь ничтожная часть того, что причиталось ему за пять лет тяжелого и упорного труда, если бы республика продолжала существовать, то уж, наверное, они что-нибудь предусмотрели бы для своего старого президента, тем более что он, по всей видимости, израсходовал все свои личные сбережения, расплачиваясь с долгами республики. Не знаю, как насчет остальных лиц, занимающих ответственные посты в государстве, а президент, по-моему, был честным человеком.

В 1875 году м-р Бюргерс отправился в Европу, получив, как он пишет в предсмертном документе, вышедшем недавно в свет, полномочия фолксраада сделать все «для осуществления планов по развитию страны путем установления прямых связей с другими государствами при условии невмешательства Англии». Согласно этому документу, за время его отсутствия две могущественные партии, а именно, «фракция беспринципных авантюристов, мошенников и предателей, с одной стороны, и фракции православных экстремистов, отделившаяся от голландской реформистской церкви, с другой, объединились в совместной борьбе против правительства республики и меня лично…

Несмотря на свою болезнь и вопреки советам врача, я отправился в Европу в начале 1875 года для осуществления задуманного мной плана, но не успел покинуть Трансвааль, как тут же начали действовать заговорщики. Принятые почти единогласно на заседании парламента новые герб и флаг республики были упразднены; самовольно внесены изменения в законы о бесплатном светском образовании, а мое выступление против безрассудной инспекции и использования правительственных земель, на которых пока еще проживают туземцы, было открыто проигнорировано. Парламент, куда пробрались в основном карьеристы, прикрывающиеся словами о прогрессе и поддержке политики правительства, оказался неспособным оказать противодействие заговорщикам и предоставил право исполняющему обязанности президента провести мероприятия, диаметрально противоположные проводимому мной курсу.

Был произведен осмотр земель туземцев, после чего эти земли передали в руки спекулянтам, которые претендовали на земли, предназначенные гражданам, таким образом, по возвращении из Европы мне была уготовлена война, которую я не смог предотвратить».

Данный отрывок интересен тем, что из него ясно видно, какие отношения сложились между президентом и его чиновниками накануне войны с Секукуни. Из него также видно, что президент более не пользовался поддержкой и сочувствием граждан, так как не успел он покинуть страну, как они тотчас же во главе с господами Жубером и Полем Крюгером свели на нет то малое, но полезное, что он успел сделать.

Когда м-р Бюргерс прибыл в Англию, он увидел, что его планы относительно строительства железной дороги совершенно не заинтересовали местных капиталистов. В Голландии ему все же удалось выбить 90 тысяч фунтов из тех 300 тысяч, которые он намеривался взять в долг под высокий процент. Деньги тут же были вложены в железнодорожное предприятие, на которое по прибытии в бухту Делагоа пришлось оформить закладную, чтобы оплатить стоимость перевозки. На этом предприятие и развалилось, а долг в 90 тысяч до сих пор не вернули доверчивым голландским пайщикам.

По возвращении в Трансвааль президенту был оказан теплый прием, и в течение месяца с небольшим все шло тихо и гладко, однако отношение с соседями-туземцами к тому времени настолько накалилось, что неизбежно должен был где-то произойти взрыв.

В 1874 году фолксраад принял несправедливый закон, предусматривающий повышение стоимости за проезд через территорию республики, согласно которому каждый туземец, передвигающийся по территории республики, обязан был платить от одного до пяти фунтов. В случае неуплаты туземец подвергался штрафу в размере от одного до десяти фунтов и наказанию от «десяти до двадцати пяти ударов плетью». Он также был обязан пройти трехмесячную военную службу и получить соответствующее удостоверение, за которое должен был заплатить пять шиллингов. Все это делалось, несмотря на серьезные протесты президента, который ясно дал понять членам парламента, что ратификация такого закона приведет тем самым к аннулированию соглашений, заключенных с вождями племен, проживающих у юго-западных границ республики.

Тем не менее до сих пор не ясно, вступил этот закон в силу или нет. Хотелось бы надеяться, что нет, так как даже при старом законе буры самым бессовестным образом обращались с туземцами, представляя все дело так, как будто само правительство поручило им собирать налоги, в результате чего несчастным кафрам часто приходилось платить дважды.

Подобные законы наводили на туземцев такой страх, что, добираясь, к примеру, на работу в Даймонд Филдс, они часто делали крюк в сотни миль, лишь бы не ехать напрямую через Трансвааль.

А тот факт, что фолксраад намеревался ввести в действие закон, предусматривающий использование труда кафров на территории с почти миллионным населением туземцев, которые в отличие от зулусов желают работать, но при одном условии — если с ними будут по-человечески обращаться — уже сам по себе поучителен, так как говорит о взаимоотношениях, сложившихся между бурами-хозяевами и слугами-кафрами. Но помимо общей неприязни, которую буры всегда испытывали к кафрам, между ними существовал и ряд индивидуальных различий, готовых перерасти в серьезный конфликт.

С самого начала их отношения с Кетчвайо были далеко не дружескими. Во время отсутствия м-ра Бюргерса бурское правительство, возглавляемое в этот период П. Жубером, направило Кетчвайо очень резкое послание, после прочтения которого могло сложиться впечатление, что м-р Жубер в приложении к нему готов был направить с десяток тысяч солдат.

Включая в себя ряд заявлений и требований по отношению к племени амасвази, а также вопрос по поводу спорной пограничной линии, оно заканчивалось следующими словами:

«Хотя правительство Южно-Африканской республики никогда не стремилось и сейчас не стремится к тому, чтобы между ним и вами сложились отношения недоверия и вражды, тем не менее во избежание серьезных последствий и для вашей же пользы вам следовало бы все обдуманно взвесить и принять решение; тем более, что со своей стороны вам также не мешало бы сохранить между нами отношения мира и дружбы».

Министр по делам туземцев в Натале комментирует данное послание следующим образом: «Тон данного послания к Кетчвайо не очень-то дружелюбный, он скорее ультимативный, и если бы правительство Трансвааля находилось в положении, отличном от того, в котором оно находится сейчас, то из данного послания следовало бы понимать, что правительство намерено действовать в принудительном порядке в случае, если требования, изложенные в нем, не будут тотчас же выполнены; но я склонен полагать, что намерения у правительства совсем иные и что передача копии послания правительству Наталя сделана с целью уведомления его о том, что правительство Трансвааля провозгласило территорию, являющуюся яблоком раздора между ним и зулусами, собственностью республики и что оно намерено занять эту территорию».

На территориях, по которым было принято решение, ставшее известным как «решение Кита», суть которого сводилось к тому, что по просьбе обеих сторон губернатор Наталя Кит проложил пограничную линию, отделяющую буров от некоторых туземных племен, бурское правительство повело себя еще более вероломно, поскольку туземцы из этих мест были сравнительно миролюбивы и вряд ли смогли бы оказать сопротивление.

18 августа 1876 года исполняющий обязанности президента Жубер объявил о том, что пограничная линия будет проходить намного южнее той линии, которая была намечена м-ром Китом, в связи с чем к республике с ее безразмерными границами отходят дополнительные земли. В правительственном уведомлении, датированном тем же числом, предлагается всем желающим приобрести земельные наделы, отныне объявленные собственностью республики, направить заявки в адрес земельного комитета для решения этого вопроса.

6 марта 1876 года другой вождь из тех мест (Монтсиоа) пишет губернатору Западного Грикваленда следующее:

«Мой друг, хочу информировать вас о делах отдельных лиц, связанных с бурами. Один из моих слуг получил серьезную травму головы в результате удара, нанесенного ему кем-то из прислуги буров, от которой он скончался. С другим моим человеком обошлись не менее жестоко: какой-то бур затянул его шею вожжами, затем сел верхом на лошадь и потащил за собой. Мой брат Молема, который все это видел расскажет вам об этом со всеми подробностями».

Рассказ Молемы звучит так: «Человек, на которого напали, остался жив; ему проломили череп. Нападение совершил бур по имени Вессельс Баденхорст, который бессовестным образом издевался над человеком, бил его, пока тот не потерял сознание, а когда он пришел в себя, то тот затянул у него на шее петлю и заставил бежать до усадьбы рядом с лошадью, которая неслась галопом. В усадьбе он привязал его к колесу подводы и бил до тех пор, пока г-жа Баденхорст не остановила своего мужа».

Хотя буры враждовали и с зулусами и с туземцами, проживающими на территории, отошедшей к республике согласно решению Кита, у них все же был один союзник из кафров — его звали Умбандени и он был предводителем племени амасвази. Этот союз был заключен при обстоятельствах столь необычных, что о них стоит вкратце рассказать.

Зимой 1875 года м-р Рудольф, ландрост из Утрехта, отправился в Свазиленд и, следуя примеру правительства Наталя в отношении племени Кетчвайо, от имени и по поручению бурского правительства произвел коронацию Умбандени. Далее он заключил с ним союзный договор и обещал помощь в виде отрядов «коммандос» в случае нападения зулусов. А теперь наступает удивительный момент всей истории.

18 мая 1876 года приходит послание от этого самого Умбандени на имя сэра Х. Булвера, выдержку из которого я привожу ниже:

«Мы, посланники нашего предводителя, от его имени благодарим правительство Наталя за информацию, поступившую прошлой зимой, о возможном нападении на нас зулусов, которую передал м-р Рудольф. По поручению нашего предводителя мы также выражаем благодарность правительству Наталя за принятые меры по предотвращению возможного нападения и за указание направить отряд бурских „коммандос“ для оказания помощи в случае необходимости, а также за назначение м-ра Рудольфа начальником отряда „коммандос“ для проведения коронации Умбандени и заключения с ним и его людьми договора по поручению правительства Наталя…» Правительство Трансвааля обратилось к Умбандени с предложением принять подданство, но он категорически отказался. В протоколе по этому делу приводятся следующие слова министра по делам туземцев в Натале: «Никаких объяснений, ни заверений с моей стороны не было достаточно для того, чтобы убедить их (посланников Умбандени) в том, что они в данном случае уже являются подданными Южно-Африканской республики; они заявили, что не имеют ни малейшего желания делать это и что не признают никаких статусов, которые им навязываются обманным путем».

Я должен закончить этот эпизод цитатой из последнего послания сэра X. Булвера, где в последнем параграфе он затрагивает более широкий круг вопросов, чем предполагаемый договор: «Нет необходимости в настоящий момент вносить дополнения к тому, что уже зафиксировано в протоколе министра по делам туземцев. Мне бы хотелось только отметить, что ситуация, складывающаяся из-за отношений правительства ЮАР с соседними государствами, в которых проживают туземцы, настолько сложна и представляет столько неясных и запутанных моментов, опасных для мира и стабильности в этой части Южной Африки, что, мне кажется, пора найти возможности для скорейшего урегулирования проблем, которых, как я считаю, не следует оставлять без внимания, как это делалось много раз с расчетом на удачу».

А теперь я бы хотел обратить внимание читателя на самую серьезную угрозу, нависшую в то время над республикой. На границе с Лейденбургской провинцией проживал могущественный вождь по имени Секукуни. В начале 1876 года между ним и правительством Трансвааля начались трения, как обычно, из-за земли. Буры заявили, что приобрели землю у племени связи, которые ранее завоевали часть этой территории, и что связи предложили «очистить ее от ежевики», т.е. убить каждого, кто проживал на ней; и что они (буры) решили никого не трогать, — пусть себе живут, могут пригодиться в качестве слуг. Представители племени басуто, напротив, заявили, что такой сделки никогда не состоялось, но даже если она и состоялась, то все равно была незаконной, поскольку свази не проживали на этой территории и потому не могли ее продать.

Война началась из-за брата Секукуни, которого звали Иоганн. Он был кафром, но исповедовал христианскую религию. Иоганн жил в местечке Ботсобело. Это был приход м-ра Меренского. Затем он перебрался в свои укрепления, находившиеся на реке Спекбум на оспариваемой территории.

Буры послали за ним в надежде вернуть его назад, но он отказался и попросил их убраться прочь с его земли. Буры пожаловались Секукуни, но Секукуни заявил, что земли принадлежит его племени, поэтому Иоганн оттуда никуда не уйдет. Он также заявил бурам, что «не собирается воевать, но всегда готов к этому, если они того пожелают».

Вслед за тем правительство Трансвааля объявило войну, хотя со стороны туземцев до ее объявления не было совершенно никаких актов беззакония или враждебных действий. Что касается права буров на земли Секукуни, то об этом очень хорошо сказал сэр X. Беркли в письме, адресованном президенту Бюргерсу от 28 ноября 1876 года: «в целом, вопрос совершенно ясен, и я чувствую за собой обязанность повторить, что Секукуни ни де юре, ни де факто не являлся подданным республики, когда ваша честь объявила в июне прошлого года ему войну».

Сразу же после объявления войны заработала неуклюжая военная машина, давшая возможность набрать около двух с половиной тысяч воинов из числа белокожего населения с просьбой выделить вооруженный контингент было направлено также обращение и к племени свази, которое с удовольствием предоставили своих людей, обрадовавшись возможности поучаствовать в бойне.

Поначалу все шло хорошо, и президенту, лично участвовавшему в кампании, удалось потрепать противника в сражении у горного плацдарма, в связи с чем он назвал это, с присущей ему высокопарностью, «славной победой над „кафрским Гибралтаром“».

14 июля произошло еще одно сражение, в котором буры и свази атаковали укрепления Иоганна. Ему там не удалось удержаться, а свази очень зверствовали, потому что когда был дан сигнал к наступлению, ни один бур не двинулся с места. Почти все женщины были истреблены, а головы их детей размозжены о камни; в одном случае это произошло на глазах у захваченной в плен матери. Иоганн был смертельно ранен и умер спустя два дня. Умирая, он сказал брату: «Я умру. Но я счастлив, что умираю не от рук этих жалких буров, а от рук темнокожих и смелых людей, таких же, как я…» Затем он простился с приближенными, попросил брата почитать ему Библию и отошел в мир иной.

Свази пришли в ярость, узнав о трусости буров, и озлобленные вернулись домой.

2 августа туземцы были атакованы двумя колоннами у горы Секукуни, представляющей из себя очень мощное укрепление, вернее, была предпринята попытка атаки, потому что когда настала пора выступать, нашлось не более сорока человек, в основном англичан и немцев, готовых к штурму горы. И вот тогда неожиданно вся армия стала поспешно отступать; большинство ее воинов возвращались по своим домам. Напрасно президент умолял их лучше пристрелить его, но не покидать; воины уже не слышали его — они были сыты по горло войной и расходились по домам. Тогда президент с остатком своей армии отступил к Стилпурту, где они построили форт, а уже оттуда возвратились в Преторию.

Весть о развале армии была воспринята в Трансваале, да и вообще по всей Южной Африке, с величайшей тревогой. Впервые за всю историю существования государства белый человек потерпел полное поражение от туземного племени, и от какого племени! — от каких-то несчастных басуто, которых зулусы называли своими «псами». Это было радостное известие для каждого туземца от Замбези до Мыса — оказывается, белый человек не такой уж неуязвимый, каким он был прежде.

А между тем жители Лейденбурга были не на шутку встревожены и обращались вновь и вновь к губернаторам Капской колонии и Наталя за помощью. Но оказалось, что их страхи и опасения были беспочвенными, поскольку Секукуни, за исключением отдельных случаев увода скота, более никак не пытался воспользоваться плодами своей победы.

4 сентября президент открыл особое заседание фолксраада, на котором представил план формирования пограничных отрядов вместо старых отрядов «коммандос», объявив о назначении командующим этими войсками некоего капитана фон Шликмана. Он также обратился к парламенту с просьбой о выделении средств на компенсацию военных расходов, поскольку на прошлом заседании этот момент был упущен.

Капитан фон Шликман решил действовать по иной схеме. Он собрал шайку головорезов с Даймонд Филдс и занял форт, построенный президентом, откуда время от времени совершал набеги на краали туземцев. Похоже, что он, если верить документам в «Синих книгах» 16 и рассказам очевидцев, выполнял свои обязанности в несколько диковатой и жестокой манере.

Вот выдержка из частного письма, написанного одним из его добровольцев: «На рассвете нам встретились четыре кафра. Мы увидели их первыми и кинулись наперерез, чтобы не дать им уйти. Ими оказались женщины, которые кричали, чтобы мы не стреляли в них. И все же одну бедняжку уложили (вот проклятие!)… Затем двух пленных женщин с младенцем привели в лагерь. Той же ночью их забрали наши кафры и хладнокровно убили по приказу — мы с г-ном… сильно возражали против этого, но бесполезно. Никогда в жизни не слыхал о таких позорных и гнусных делишках. Ни к чему хорошему это не приведет, можно не сомневаться… Говорит, что перережет глотки всем женщинам и детям, которые ему попадутся. Я сказал ему прямо, что он подлый трус».

Но фон Шликман был ягненком по сравнению с неким Абелем Эразмусом, впоследствии разоблаченным на одном из публичных банкетов сэром Гернетом Уолсли, который назвал его «дьяволом в человеческом обличий». Этот джентльмен в октябре месяце совершил нападение на мирное поселение кафров. В письме одного корреспондента данный инцидент описывается следующим образом:

«Туземцы, застигнутые врасплох, бросились бежать, когда увидели своих врагов; большинство из них спряталось в соседних зарослях. Было хорошо видно, как двое или трое мужчин спасались бегством, один из них был ранен. По словам моего информатора, из оставшихся там были только женщины и дети, которых загнали в заросли, а затем, дрожащих от страха и кричащих в отчаянии, умертвили; некоторых кафры, служащие у буров, застрелили, остальные были заколоты ассегаями. Когда закончилась кровавая резня, он насчитал там тринадцать женщин и тринадцать детей и сказал, что не обнаружил ни одного убитого мужчины. Другой кафр рассказал, указывая на придорожные валуны, что „тела женщин и детей были разбросаны, как вот эти камни“. Вышеупомянутый бур, находившийся на окраине поселка, рассказывал одному из своих друзей, которого он считал надежным, что крики были ужасными, их невозможно было слышать».

Ряд описаний, а также ссылок на этот акт жестокости можно встретить в «Синих книгах». Я могу добавить, что, наряду с другими подобного рода актами, об этом случае говорили в то время по всей стране.

Я описываю все эти ужасы не из-за желания ворошить прошлое с целью очернить буров, а из-за желания показать, в каком положении находилась страна накануне аннексии, поскольку они играли при этом не последнюю роль. Кроме того, англичанам было бы полезно узнать, в чьи руки они передают жизни туземцев, рассчитывающих на их покровительство. То, что произошло в 1876 году, по всей вероятности, происходит уже и сейчас и, конечно же, будет повторяться вновь и вновь.

Характер трансваальского бура и его чувства к туземцам за последние пять лет не претерпели изменений, напротив, с удвоенной энергией, накопившейся за годы британского правления, они готовы вновь обрушиться на преданные головы туземцев.

Что касается достоверности вышеупомянутых актов жестокости, то большая часть из них не подлежит ни малейшему сомнению; и насколько мне известно, ни одной серьезной попытки не было предпринято, чтобы опровергнуть те из них, которые дошли до широкой общественности, за исключением некоторых общих случаев, когда это было сделано в партийных интересах. Тем не менее, что бы рассеять сомнения, ниже я приведу выдержку из послания сэра X. Беркли лорду Карнарвону17 от 18 декабря 1876 года: «В связи с тем, что фон Шликман пал смертью храбрых, не без чувства сожаления я ставлю черное клеймо на его память, но истина заставляет меня познакомить вас с выдержкой из письма, полученного от одного человека, имя которого (о нем я сообщу вашему высочеству лично) достаточно авторитетно, чтобы ставить под сомнение то, о чем он рассказал: „Теперь уже точно известно, что две женщины с ребенком были убиты в Стилпурте по приказу Шликмана, он же дал приказ своим людям перерезать всех раненых во время нападения на деревню, близ которой были схвачены эти женщины. И это не выдумка; так было на самом деле“. Он заканчивает письмо, выражая надежду, что правительство ее величества, учитывая ход событий, предпримет меры по „прекращению этого ненужного и бессмысленного кровопролития и сделает все возможное, чтобы не допустить повторения актов несправедливости, жестокости и насилия, многочисленные свидетельства которых ежедневно бросают тень на республики, лежащие за рекой Вааль, с первого дня их образования“.

Сильно сказано, но справедливо, если учесть те факты, о которых упоминалось выше. Несправедливость, жестокость и насилие всегда были лозунгом трансваальских буров. Существует очень много фактов массового истребления людей в первые дни становления республики.

Вот один из самых известных, которых имел место в 1865 году во время зюйдпансбергской войны. В то время многие кафры скрывались в пещерах, откуда их дымом выкуривали буры. Спустя несколько лет д-р Вангеман, чье свидетельство, как мне кажется, вполне достоверно, описывает место действия, где происходили эти злодеяния, так:

«Свод первой пещеры был черным от копоти; остатки обгоревших бревен лежали у входа. Земля под ногами была усеяна сотнями черепов и скелетов. В беспорядке валялось оружие туземцев, горшки, ложки, табакерки и кости людей: все это напоминало огромную общую могилу. В одной зале пещеры было обнаружено около двух-трех сотен скелетов; в другие я не заходил».

В 1868 году в Почефструме проходило народное собрание, на котором рассматривался вопрос, связанный с военными действиями против зюйдпансбергских туземцев. Согласно протоколам собрания, в речи преподобного м-ра Лудорфа прозвучали следующие слова: «В отдельных случаях детей туземцев, которые были слишком малы, чтобы их можно было увести, собирали в кучу, накрывали длинной травой и сжигали заживо. Совершались и другие злодейства, о которых язык не поворачивается рассказывать».

Когда его попросили объяснить, кто давал ему полномочия для подобного заявления, м-р Лудорф ответил, что полномочия ему предоставил государственный прокурор. На том же собрании м-р Штейн, ландрост из Почефструма, заявил: «Наши руки запятнаны кровью невинных, которая до сих пор не отомщена, и да проклянет наконец Господь эту землю». М-р Розальт отметил следующее: «Необычным является то обстоятельство, что во время колониальных войн с кафрами или басуто никто никогда и ничего не слышал о беспризорных детях, которых подбирают воины из отрядов „коммандос“, но почему-то получается так, что когда такой воин берет земельный надел у государства, у него неизбежно появляются работающие на нем беспризорные дети». Он высказал мнение о том, что нынешняя система обучения ремеслам является существенной причиной частных конфликтов с туземцами. М-р Ян Тальярд заявил, что «детей насильно забирают у родителей, а затем выдают их за беспризорных и подмастерьев».

Фельд-корнет Фурстенбург сообщил, что «когда он находился в Зюйдпансберге со своими соотечественниками, вождя одного из туземных племен Катсекатца попросили спуститься с гор; в знак дружбы он направил одного из своих приближенных, и хотя комендантом города Полем Крюгером была дана гарантия в течение пяти дней не предпринимать каких-либо враждебных действий, в то же время поступила команда на рассвете напасть на туземцев, что и было сделано, правда безуспешно».

Такие вот вопросы были заслушаны в ходе этого собрания.

Прежде чем закончить разговор на данную тему, мне бы хотелось в нескольких словах коснуться проблемы рабства. В интересах трансваальских буров сам факт существования рабства в республике категорически отрицался. Допустим, что это так — если строго формально подходить к данному факту, то рабство в стране не существовало, но ведь существовала соответствующая система обучения, т.е. одну вывеску заменили другой, только и всего. Несчастные беспризорные дети, которых подбирали «сердобольные» буры, истребившие их родителей, обучались фермерству, пока не становились совершеннолетними. Примечателен тот факт, что эти дети никогда не достигали совершеннолетия. В Трансваале можно было встретить престарелых людей, которым, по подсчетам их хозяев, не было и двадцати лет. Утверждение о том, что рабство никогда не существовало в Трансваале, рассчитано на обман английской общественности. Я лично знал людей, которые являлись рабовладельцами, а также тех, кто видел целые фуры, нагруженные так называемые «черной слоновой костью», предназначенной на продажу примерно по пятнадцати фунтов за штуку. В то время, когда я жил в Натале, у меня снимал комнату жилец по имени Карол, весьма состоятельный человек; в течение многих лет — наверное, около двадцати, если мне не изменяет память, — он был рабом у буров. Он мне рассказывал, как все те годы работал с утра и до зари, а в награду за свой каторжный труд получил всего лишь двух телят. В конце концов он бежал в Наталь.

Если нужны другие факты, их нетрудно представить, поэтому я немного процитирую. 22 августа 1876 года мы встретились с Кхамой, предводителем племени бамангвато, одним из выдающихся вождей Африки, которой передавал послание «Виктории, великой королеве английского народа»: «Пишу тебе, сэр Генри, в надежде на то, что твоя королева поможет сохранить мне мою страну, ведь это в ее власти. Буры идут сюда, а мне они не нравятся. Их действия жестоки по отношению к нам, чернокожим. Мы для них все равно что разменная монета — они продают нас и наших детей. Я умоляю ее величество сжалиться надо мной и понять то, о чем прошу. Я бы хотел услышать, на каких условиях ее величество примет меня, мою страну и моих людей под свою защиту. Я устал от войны. Я не люблю воевать и прошу ее величество дать мне мир. Мне очень горько, что война уничтожает моих людей, и я хочу, чтобы они жили мирно. Я прошу ее величество защитить меня, как она защищает всех своих граждан. Три зла беспокоят меня более всего: война, торговля людьми и пьянство. Все это я вижу в бурах, и все это приведет к гибели моих людей. Буры всегда способствовали торговле людьми и сегодня они по-прежнему продают их. В прошлом году я видел, как они проезжали на двух фурах, нагруженных людьми, которых они купили у реки в Танане». (Озеро Нгейт).

Специальный корреспондент весьма авторитетного журнала «Кейп Аргус» в статье от 28 ноября 1876 года пишет следующее: «Бур, у которого удалось получить эту информацию, представил, помимо ряда фактов, возможно не представляющих интереса, в качестве комментария по поводу постоянных отрицаний м-ром Бюргерсом данные о существовании рабства в стране. На прошлой неделе рабы продавались на его ферме. Пленных захватили люди Манока на земле Секукуни и предлагали в обмен за каждого младенца по одному теленку. Он также уверяет нас в том, что на всей территории Высокого Велда большой наплыв детей кафров, которых буры недавно купили у племени свази, предлагая в обмен по лошади за каждого ребенка. Я бы хотел, чтобы этот человек вместе со своим отцом выступил в качестве свидетеля перед имперской комиссией. Он вспомнил пару случаев из прошлого, которые всплыли в его памяти сейчас в связи с происходящими событиями. Он рассказывает, что в 1864 году „свази участвовали вместе с бурами в набеге против племени кумало. Буры не предпринимали никаких действий, а стояли рядом и наблюдали это ужасное побоище. Убивали мужчин и женщин. Одна несчастная сидела, прижав к груди своего восьмидневного младенца. Свази пронзили копьем ее тело, и когда она поняла, что умирает, то своими собственными руками свернула шею ребенку, чтобы он не испытал дальнейших мучений. На обратном пути детей, которые из-за усталости не могли дальше идти, убивали прямо на дороге. Оставшихся в живых в качестве рабов продавали фермерам“.

Тот же корреспондент в номере от 12 декабря пишет: «Весь мир должен знать об этом, ибо это правда, а расследование лишь только высветит ужасные подробности. На протяжении всей истории своего существования республика поступала вопреки положениям сандриверского договора; рабство имело место не в отдельных случаях, а процветало по всей стране, пронизывая все ее общественно-политические структуры. Оно является первопричиной почти всех ее войн.

И даже в мирное время подобные случаи постоянно имеют место, что вызывает справедливый гнев и возмущение британского народа, вновь и вновь требующего запрета работорговли во всем мире. Буры совершали не только разбойничьи нападения на мирные поселения туземцев с целью захвата женщин, детей и скота, но также вели контрабандную торговлю людьми при посредничестве туземцев, которые похищали детей у своих более слабых соседей и продавали их белому человеку. Потом буры продавали и обменивались своими жертвами друг с другом. Фургоны, переполненные рабами, предназначенными на продажу, переправлялись из одного конца страны в другой, и все это делалось с ведома и непосредственно в интересах самых высших эшелонов власти. Автор сам видел в городе, расположенном на юге страны, детей, привезенных туда из отдаленной северной провинции. В одно прекрасное утро, гуляя по улицам города, он был чрезвычайно потрясен, когда увидел группу маленьких темнокожих скитальцев, которые стояли у домов; у него тогда возник вопрос, откуда они могли здесь появиться. А несколько часов спустя он увидел, что это была часть груза, который сбросили накануне на окраине города. Обстоятельства, связанные с рядом подобного рода похищений, потрясают воображение, а зверства жестоких хозяев по отношению к этим беззащитным существам, находящимся у них в кабале, едва ли являются менее ужасными, чем те злодейства, которые, по сообщениям, имеют место в Турции. В этой стране нет ничего зазорного в том, если какой-нибудь чиновник будет ездить на прекрасной лошади, приобретенной в обмен за двух кафрских детей, родители которых были убиты. Не осуждаются, к примеру, и действия хозяйки, которая изо дня в день, связывая свою служанку, заставляет бить ее до тех пор, пока на ней не останется живого места, в перерывах между мучениями надевая на нее колодки. И таких примеров можно приводить тысячи, а доказательства нетрудно было бы представить, если бы имперская комиссия занялась расследованием, а несчастные жертвы затянувшейся расправы, восстановив свое здоровье после ужасов тирании, дали бы правдивые показания».

Вот еще одно свидетельство, полученное совсем недавно. 9 мая 1881 года были даны под присягой показания преподобного Джона Торна, помощника приходского священника евангельской церкви Св. Иоанна в Лейденбурге, которые затем были переданы на рассмотрение Королевской комиссии, занимающейся вопросами урегулирования внутренних дел в стране, где, в частности, говорится: «Около 13 лет назад, когда президентом республики был м-р Преториус18, я получил приход в Почефструме. Помню, как-то утром, идя по улице, я заметил группу молодых туземцев, которые были не из здешних мест. Я спросил, откуда они. Мне показалось, что их привезли из Зюйдпансберга. В то время рабов главным образом привозили оттуда и называли их «черной слоновой костью». Один из этих туземцев принадлежал м-ру Мьюнику, государственному прокурору. В то время все говорили, что сам президент республики является одним из главных работорговцев». В четвертом параграфе того же документа читаем: «Преподобный Нахтигаль, член берлинского миссионерского общества, присутствуя в качестве переводчика на частной аудиенции м-ра Рота с представителями племени матани, после интервью рассказал мне о том, что произошло. Заметив мое удивление по поводу услышанного, он сказал, что у него есть информация, которая удивит меня еще больше. Затем он достал копию официального списка, в который были включены мужчины, женщины и дети — всего четыреста восемьдесят человек, и который хранился в ведомстве ландроста, а затем был передан из рук в руки от одного бура к другому на рассмотрение. В одном случае в обмен предлагался буйвол, в другом — козел, в третьем — одеяло и т.д. Многих туземцев он (м-р Нахтигаль) знал лично. Копия была заверена официальным лицом, имени которого я не называю по причине опасения за его жизнь в случае, если этот факт станет известен бурам». 16 мая 1881 года туземец по имени Фредерик Молепо предстал перед королевской комиссией для дачи показаний. Ниже приводятся выдержки из его показаний:

— Сэр И. Вуд. Вы исповедуете христианскую веру?

— Да.

— Сэр Г. де Виллерс. Как долго вы находились в рабстве?

— Полгода.

— Почему вы считаете, что были рабом? Может быть, вас обучали ремеслу?

— Нет, меня не обучали ремеслу.

— Почему вы так считаете?

— Они забрали меня у моих родителей и плохо обращались со мной.

— Сэр И. Вуд. Как часто вас били?

— Каждый день.

— Сэр Г. де Виллерс. Что с вами сделали буры после того, как поймали?

— Они продали меня.

— За сколько они вас продали?

— За корову и большой кувшин.

28 мая 1881 года среди прочих документов, переданных на рассмотрение Королевской комиссии, поступило заявление одного из вождей туземцев, чье имя не называется в целях его безопасности.

«Я заявляю, что если английское правительство погибнет, то я тоже погибну; лучше умереть, чем подчиняться правительству буров. Перед вами человек, который как раб работал на строительстве церкви, которую вы видите сейчас на площади (в Претории), не получив за свой труд ничего. Как представитель своего народа я подчиняюсь английскому правительству и готов выполнить все его приказы и даже умереть за его дело в этой стране, но не сдаться бурам.

Мой предводитель Шамбок прежде сражался с бурами, а потом бросил нас, и мы были проданы с аукциона бурам. Я хочу подтвердить это сам перед королевской комиссией в Ньюкасле. Меня купил Фриц Бота, а продал Фредерик Бота, который был тогда фельд-корнетом (мировым судьей) у буров» 19. Мне нетрудно представить и другие факты, свидетельствующие о том, что в стране процветала работорговля, но в этом нет необходимости, поскольку вышеупомянутые факты являются ярким подтверждением этого. Моим читателям теперь нетрудно будет самим разобраться, существовало рабство в стране или нет, или же это была одна из форм обучения ремеслу.

Если они придут к заключению, что рабство в стране действительно существовало, то следует иметь в виду, что то, что существовало в прошлом, обязательно повторится в будущем. Туземцы, как и раньше, не особенно стремятся работать на буров, а бурам, тем не менее, требуется рабочая сила. Если же, напротив, они решат, что рабства не было, то выходит, что буров серьезно оклеветали, а все писатели, которых волнует эта проблема, от Ливингстона до дальних провинций, сговорились, чтобы очернить этот народ.

Оставим на время проблемы туземцев и вернемся к общему положению дел в стране. Когда 4 сентября президент Бюргерс открыл особое заседание фолксраада, он обратился, как мы помним, к членам парламента с просьбой о выделении средств на компенсацию военных расходов. Ответом на это обращение было принятие закона о военном налоге, согласно которому каждый владелец фермы обязан был заплатить в казну по десять фунтов, владелец половины фермы — по пять фунтов и т.д. Этот закон оказался не очень справедливым, так как он в равной степени ударил как по богатым, так и по бедным. Однако вопрос о том, был ли он справедлив или нет, оказался не суть важным, поскольку свободные и независимые граждане, в том числе отдельные члены фолксраада, принимавшие его, очень скоро стали уклоняться от уплаты не только этого налога, но и вообще любого другого. Поскольку казна была уже пуста, а кредиторы нажимали, то время для этого было выбрано самое неподходящее, и вскоре положение в стране стало катастрофически ухудшаться. Между тем, помимо обычных расходов и процента по выплате долгов, необходимо было найти средства, чтобы заплатить добровольцам фон Шликмана. Поскольку денег в стране не было, то правительство выпустило долговые векселя, которые в народе называли «пустыми бумажками», и обещало раздать все награбленное добро, а также предоставить каждому желающему ферму площадью в две тысячи акров на землях, лежащих к востоку и северо-востоку от гор Лулу — иными словами, на землях Секукуни, которыми правительство не имело право распоряжаться.

Тяжело пришлось государственным чиновникам — в течение шести месяцев до объявления аннексии они жили на самообеспечении; нет сомнения в том, что им не выплачивали жалования, за исключением почтмейстера, которому посоветовали расплачиваться марками.

Правительство выпустило большое количество векселей, однако банки отказывались учитывать их. В некоторых случаях, как акт благотворительности, соседние колонии предоставляли ссуды подрядчикам почтовых дилижансов, которые перевозили почту. Правительству пришлось даже заложить крупный солеваренный завод близ Претории за ничтожную малую сумму в четыреста фунтов, а правительственные чиновники вынуждены были отдавать в залог свои собственные кредиты. Дела дошли до такого состояния, что когда страна была аннексирована, в ее казне обнаружили всего лишь один-единственный трехпенсовый грош, (который, несомненно, проглядели) вместе с долговыми расписками на сумму около трехсот тысяч фунтов.

Уклонение от уплаты налогов явилось не единственной трудностью, с которыми пришлось столкнуться правительству. Отсутствие финансов тяжело и болезненно отражается на государстве и на человеке, но существуют, пожалуй, вещи похуже, чем нехватка денег. Что, к примеру, чувствует человек, когда его оставляют друзья и близкие? Примерно в таком положении оказалось правительство республики: едва оно столкнулось с водоворотом проблем, как тут же его подданные начали травлю своего правительства, особенно это касается английской части населения. Они жаловались британским властям по поводу призыва на службу членов их семей, по поводу реквизиции товаров и имущества; они просили английское правительство вмешаться и, в общем, доставляли множество хлопот местным властям. Такая манера поведения, возможно, была естественной, но вряд ли ее можно назвать логичной или справедливой. Правительство Трансвааля никогда не приглашало этих людей сюда и не заставляло поселяться и жить в этой стране, и если уж они решились на это, то, должно быть, поступили так на свой страх и риск. С другой стороны, следует помнить, что многие из них накопили богатства, стали собственниками, а оставить собственность — это значит стать нищим, и они прекрасно понимали, что необходимо было что-то предпринимать.

Под влиянием всех этих бед буры сами раскололись на группировки, к чему они всегда были готовы. Члены допперской партии заявляли, что они сыты по горло прогрессом, и предложили на пост президента страны крайнего консерватора Поля Крюгера, поскольку срок полномочий Бюргерса истекал. П. Крюгер принял предложение, хотя до этого обещал поддержку Бюргерсу. Таким образом, их недоверие друг к другу осложнило и без того сложное положение исполнительной власти, а в стране фактически произошел раскол. Туземцы, допперы, сторонники прогресса, чиновники, англичане — все тянули в разные стороны и каждый старался только для себя. Трудно вообразить нечто более безнадежное, чем положение страны по состоянию на 1 января 1877 года. Страну окружали враги; на всех границах ситуация была настолько взрывоопасной, что могла в любую минуту перерасти в военный конфликт. В казне, кроме пачек просроченных векселей, ничего не было. Президент был в отчаянии и не доверял никому из своих должностных лиц, а должностные лица готовили заговор против президента. Правительство перестало выполнять свои функции, торговля была парализована. То и дело поступали самые дикие предложения относительно того, как избавить государство от тяжкого бремени; предлагали, к примеру, аннулировать все долги, но такие предложения являлись исключением. Большая же часть населения, которая не желала ни воевать, ни платить налоги, сидела смирно и ожидала катастрофы, совершенно безучастная к последствиям.

Глава III. Аннексия

Тревога лорда Карнарвона. — Назначение сэра Т. Шепстона чрезвычайным комиссаром по делам в Трансваале. — Сэр Т. Шепстон, человек с богатым опытом и способностями. — Его переезд в Преторию и тамошний прием. — Эмоции в связи с прибытием миссии. — Аннексия как вынужденная мера. — Обвинение, выдвинутое против сэра Т. Шепстона, относительно его призыва к зулусской армии захватить Трансвааль. — Полная несостоятельность обвинения. — Послание Кетчвайо сэру Т. Шепстону. — Собранные доказательства, подтверждающие этот факт. — Общее желание туземцев установить в стране британское правление. — Привычное игнорирование их интересов. — Законодательное собрание фолксраад. — Отклонение законопроекта лорда Карнарвона о конфедерации и новой конституции президента Бюргерса. — Выступления президента Бюргерса в парламенте. — Его предсмертное заявление. — Сообщение в парламент о намерении сэра Т. Шепстона аннексировать страну. — Назначение комиссии по расследованию фактов о принятии подданства вождем Секукуни. — Факты не подтвердились. — Развитие событий в Трансваале. — Поль Крюгер и его партия. — Беспокойство туземцев. — Подготовка к аннексии. — Объявление об аннексии.


Ситуация в стране, о чем говорилось в предыдущей главе, вызывала тревогу у министра по делам колоний. За время пребывания в этой должности лорд Карнарвон, вероятно, мечтал о вечном благосостоянии и процветании Южной Африки, теперь его не покидало предчувствие, что смута, нарастающая в Трансваале, может перерасти в войну с туземцами и что в нее будут вовлечены Капская область и Наталь.

И хотя между голландцами и англичанами существует широкая демаркационная линия, она вряд ли явится серьезным препятствием для такой победоносной нации, как зулусы, в случае, если им придет в голову пересечь ее, а начав войну с бурами, они могут завершить ее с белокожим населением страны. Когда читатель представит, к каким ужасным последствиям могло бы привести объединение туземных племен в войне против белого населения и как легко такое объединение могло произойти в то время, когда еще были свежи в памяти их победы, то он поймет ту тревогу, с которой все мыслящие люди следили за развитием событий в Трансваале в 1876 году.

В конце концов они приняли такой серьезный оборот, что правительство решилось на конкретные действия в целях предотвращения катастрофы и назначило сэра Теофила Шепстона чрезвычайным комиссаром по делам в Трансваале, предоставив ему полномочия в случае необходимости включить страну в состав доминионов ее величества «для обеспечения мира и стабильности в наших колониях и гарантирования безопасности нашим подданным, где бы они ни находились». Срок его полномочий был необычайно велик, за ним сохранялось право пользоваться своей властью при решении многих вопросов. Правительство, несомненно, поступило мудро, когда остановилось в своем выборе на таком государственном деятеле, поручив ему очень трудную и ответственную миссию.

Сэр Т. Шепстон был человеком удивительного такта и необычайных способностей, которые сочетались у него с открытостью и простотой души; имя этого человека навсегда войдет в историю Южной Африки. За долгие годы своей государственной службы ему приходилось не раз сталкиваться с многочисленными племенами южноафриканских туземцев, поэтому он знал эти племена и их обычаи лучше любого другого человека; к нему же все они относились с каким-то особым благоговением и любовью. Для них он был верховный белый вождь, «старейшина», его слово, даже сейчас, когда он отошел от активной политической деятельности, имеет больший вес, чем официальные заявления любого губернатора Южной Африки.

Он почти так же хорошо знал буров, со многими был лично знаком на протяжении долгих лет. Он обладал редким даром завоевывать сердца людей, а также уважение окружающих, и в такой степени, что те люди, которые служили ему однажды, просились к нему на службу вновь.

И тем не менее у сэра Шепстона, как и у любого смертного, были враги, которые между собой называли его учеником Макиавелли и говорили, что его ум погряз в тайных хитросплетениях кафрской политики. Успех аннексии они приписывали как раз этим качествам его ума, отличающим дипломата старой школы. Предполагалось, что подкуп и обман являлись основными рычагами в достижении поставленных целей, наряду с угрозами гибели, которые могли исходить со стороны дикого и враждебно настроенного народа. То, что аннексия явилась победой разума над косностью, вполне очевидно, а вот какими средствами она была достигнута, пусть судят те, кто прочтет эту краткую хронику. На днях в одной из газет промелькнула заметка, в которой говорилось о том, что историкам еще предстоит разбираться в событиях, связанных с аннексией; и я опасаюсь, что это замечание отражает общее настроение, поскольку якобы все, что было связано с теми событиями, до сих пор окутано тайной и мраком. Однако тех, кто так считает, я вынужден буду разочаровать, потому что мне доподлинно известно, что средства, которыми была осуществлена аннексия, были в такой же степени справедливы и законны, как сама аннексия необходима и своевременна.

Но вернемся к сэру Т. Шепстону. Как государственный деятель он тоже имел свои недостатки, самый существенный из которых проявлялся в его природной мягкости, не позволяющей ему действовать жестко, даже когда такая жесткость была оправдана. Отъявленные преступники, приговоренные к смертной казни, имели реальные возможности добиться отмены приговоров, когда он их подписывал. Один из серьезнейших недостатков (если это можно назвать недостатком) в человеке, кому от природы суждено стать выдающейся личностью, проявлялся в полном отсутствии честолюбивых наклонностей, что свидетельствует о ровном и философском складе ума. Известность к нему пришла без каких-либо усилий с его стороны, также тихо он решил уйти с политической арены, когда пришел срок, ну а следует ли человеку с таким опытом, способностями и знанием южноафриканских проблем при теперешней кризисной ситуации оставаться в стране или нет — это уже другой вопрос.

20 декабря 1876 года сэр Т. Шепстон написал письмо президенту Бюргерсу, в котором сообщал о предстоящем своем прибытии в Трансвааль с целью возможного урегулирования существующих проблем и принятия соответствующих мер по предотвращению их повторения в будущем.

По дороге в Преторию сэра Теофила тепло встречали как буры, так и английская часть населения. Кто-то обратился к нему со словами: «Будьте уверены, достопочтенный сэр, что мы, граждане этой страны, собравшиеся здесь, испытываем самые дружеские и добрые чувства к вашему правительству и согласны на все, что вы собираетесь предпринять совместно с нашим правительством во имя прогресса и процветания нашего государства, в целях укрепления наших границ и для повышения общего благосостояния жителей всей Южной Африки. Добро пожаловать в Гейдельберг, добро пожаловать в Трансвааль!»

В Претории чрезвычайного комиссара принимали бурей восторга: весь город вышел к нему навстречу, даже лошадей выпрягли из экипажа, в котором он ехал, и тащили его с ликованием по улицам.

Цели своей миссии сэр Теофил изложил в ответном обращении к народу: «Последние события в стране требуют от всех мыслящих людей единства и сплоченности, чем и должны руководствоваться правительства государств южной части африканского континента; это отвечает интересам как туземных племен, так и интересам белокожего населения, которые должны жить в мире и сотрудничестве, и я возлагаю надежды на вас и ваше правительство и думаю, что совместными усилиями мы достигнем великой и благородной цели, вписав на знамени всех южноафриканских государств золотыми буквами слова: „Eendragt maakt magt“ (в единстве — сила).

Спустя несколько дней после его прибытия была создана комиссия, в состав которой вошли: по поручению чрезвычайного комиссара — господа Хендерсон и Осборн, а от Трансваальского правительства — господа Крюгер и Йориссен. На повестке дня стоял вопрос о положении дел в стране. Результаты деятельности этой комиссии оказались нулевыми: ни той, ни другой стороне не удалось добиться решающего прорыва.

Жители Трансвааля отнеслись по-разному к прибытию миссии. Одни ее горячо приветствовали, главным образом английская часть населения, которая искренне надеялась, что прибытие миссии связано с вопросом об аннексии страны. За исключением голландцев, государственные чиновники тоже были рады миссии и втайне надеялись на присоединение страны к Британской империи, так как в этом случае у них появлялись более широкие перспективы для взыскания недоимков. Более просвещенная часть бурского населения в большинстве своем тоже выступала за то, что бы Англия в той или иной степени оказала им помощь, хотя им и не очень нравилось то, что они вынуждены будут принять эту помощь. Однако более ограниченные и недальновидные из них, те, кто был заражен вирусом предрассудков, категорически выступали против английского вмешательства и под руководством своего лидера Поля Крюгера, баллотирующегося в то время на пост президента республики, делали все от себя зависящее, чтобы не допустить этого. У них тут же нашлись союзники среди голландской оппозиции, коей окружил себя м-р Бюргерс, возглавляемой знаменитым доктором Йориссеном, который, как и большинство руководителей этого удивительного государства, в прошлом являлся священником, а ныне занимал пост генерального атторнея20, совершенно ничего не смысля в законах. Эти люди в большинстве своем не соответствовали занимаемым должностям и боялись, что в случае смены власти в стране их могут освободить от этих должностей; кроме того, они любезно предоставили англичанам возможность относиться к ним с той особой злобной и всеохватывающей ненавистью, которая является частью тайного кредо многих иностранцев, в особенности тех, кто находится под нашим покровительством. Нетрудно себе представить, что в первые месяцы 1877 года, после прибытия в Преторию чрезвычайного комиссара, внутри всевозможных политических течений и партий плелись многочисленные интриги и заговоры, а накал политических страстей в стране достиг предела. Никто толком не знал, как далеко пойдет в осуществлении своих планов сэр Шепстон, все боялись его чрезвычайных полномочий и желания усидеть сразу на двух стульях. Члены фолксраада и другие видные политические деятели страны, которые днем, не стесняясь в выражениях, поносили чрезвычайного комиссара и даже предлагали прикончить его вместе со своими коллегами в знак предостережения английскому правительству, вечером под покровом темноты тайно прибывали в его резиденцию и во время коротких бесед с ним выражали искреннюю надежду на то, что его планы по осуществлению аннексии страны в ближайшее время реализуются.

В Претории большую роль в реализации планов миссии сыграли женщины, поскольку почти все они единодушно выступали за смену правительства, а под их влиянием и мужская часть населения очень скоро стала придерживаться той же точки зрения. Мудрец сказал однажды, что в тех случаях, когда требуются большие усилия, чтобы добиться единения и доброй воли всего народа, в первую очередь следует убедить в этом женщин; если это удастся, о мужчинах можно не беспокоиться.

Несмотря на то, что страну захлестнула волна политических интриг, в лагере чрезвычайного комиссара ничего подобного не происходило. У него и в мыслях не было организовывать заговоры против трансваальцев; напротив, это они всячески пытались сговориться против него. В течение нескольких месяцев он сидел тихо и спокойно наблюдал за тем, как бушуют страсти противоборствующих сторон. Такую тактику впоследствии зулусы назвали «сидячей войной». Когда кто-либо навещал его, он очень радушно принимал гостей и в беседе с ними говорил о критическом положении в стране и о возможностях выхода из тупика. Вот, пожалуй, и все, чем он занимался, хотя постоянно был в курсе всех событий, а также знал о всех передвижениях туземцев как внутри страны, так и за ее пределами. Он не тратил денег на подкупы, в чем его так часто обвиняли, хотя невозможно себе представить более подходящую для этого ситуацию, если не считать, конечно, подкупом его обещания о назначении пенсии президенту Бюргерсу, который израсходовал все свои личные сбережения на нужды государства и мог оказаться на грани нищеты. Заявление о том, что аннексия проводилась якобы под угрозой возможного вторжения со стороны зулусов в случае, если бы правительство ответило отказом сэру Шепстону и он впустил бы зулусов в страну, также является злобной и гнусной выдумкой, но об этом я расскажу немного ниже и более подробно.

Неправы и те, кто считает, что аннексия являлась заранее продуманным мероприятием и что сэр Т. Шепстон прибыл в Трансвааль с твердым намерением аннексировать страну без учета внутренней обстановки, а просто с целью расширения английского влияния и (совсем уж нелепое предположение) для выгоды Наталя. У него не было твердо определенного мнения относительно того, стоит или нет использовать всю полноту власти, предоставленной ему в соответствии с занимаемым положением; напротив, он изо всех сил старался найти возможные внутренние резервы в самой республике, посредством которых удалось бы избежать аннексии — об этом в полной мере свидетельствуют многочисленные письма и послания, написанные его рукой. Так, в письме президенту Бюргерсу от 9 апреля 1877 года он пишет: «Я не раз уверял вашу честь, что если бы у меня был план, который смог бы гарантировать независимость государства за счет использования его собственных внутренних ресурсов, я во что бы то ни стало поделился бы этим планом с вами».

Эта мысль еще раз совершенно случайно находит свое подтверждение в отрывке из предсмертного заявления м-ра Бюргерса, где он пишет: «Затем мы уединились с Шепстоном у меня дома и повели беседу о целях его миссии. С поразившей меня откровенностью он прямо заявил, что аннексирует страну, имея для этого достаточно основания, только в том случае, если не пройдут изменения, которые бы удовлетворили его правительство. Тогда я предложил свой проект новой конституции по американскому образцу и план создания отряда конной полиции из двухсот человек. Он обещал дать мне время на созыв фолксраада, а также обещал отказаться от своих замыслов в том случае, если фолксраад одобрит мои предложения, а страна будет готова их принять и претворить в жизнь». Далее он пишет: «Справедливости ради должен заметить, что я бы никогда не усомнился в преданности и честности любого члена моего правительства, если бы он поступил так же, как поступил Шепстон».

В Англии тогда бытовало мнение (кстати, оно до сих пор является поводом для всевозможных дискуссий), что чрезвычайный комиссар представил дело таким образом, будто бы большинство жителей республики выступало за аннексию, и на этом основании была дана санкция аннексировать страну. Подобное заявление свидетельствует о полной неосведомленности англичан относительно положения дел в Южной Африке, неосведомленности, которая в данном случае тщательно охранялась правительством м-ра Гладстона, решившим в партийных интересах и с целью упрочения своих собственных позиций пойти на то, чтобы признать виновность сэра Шепстона и ряда других должностных лиц в даче ложной информации. К несчастью, правительство и его сторонники больше всего пекутся о себе и зачастую готовы выдавать ложь за истину. Если бы они потрудились взглянуть на письма сэра Шепстона, то наверняка бы увидели, что основанием для аннексии Трансвааля являлось не желание большей части его населения войти в состав империи, а ситуация в стране, которая сползала к анархии и хаосу, являлась банкротом и была на грани опустошения туземными племенами. Далее, они бы увидели, что сэр Шепстон никогда не представлял дело так, будто бы большинство буров выступали за аннексию. Действительно, он говорил, что большинство мыслящих людей не видели иного выхода из тупика; но скажите, пожалуйста, какая часть бурского населения может быть отнесена к «мыслящим людям»?

В пятнадцатом параграфе своего послания лорду Карнарвону от 6 марта 1877 года он подчеркивает, что петиции, которые подписали две с половиной тысячи представителей каждой общественной прослойки, из общего числа взрослого мужского населения, составляющего восемь тысяч человек, были переданы правительству республики на рассмотрение, и в них говорилось о бедах и трудностях, подстерегающих их на каждом шагу и выражалась просьба «оказать содействие в их устранении». Он также указал на совершенно достоверный факт, что петиций было бы гораздо больше, если бы на граждан не оказывали давления, и что во всех городах и поселках люди требовали перемен.

И вот на этом-то основании и строилось обвинение в даче ложной информации — обвинение, которое было построено так искусно и с таким восхитительным игнорированием фактов, что английской общественности ничего не оставалось делать, как поверить в него. Однако стоит лишь повнимательней приглядеться, как становится совершенно очевидной его полная несостоятельность.

Тем не менее серьезное обвинение было выдвинуто против чрезвычайного комиссара — обвинение, задевающее честь его как джентльмена и его веру как христианина; и как ни странно, среди определенной части английской общественности нашлось немало людей, которые в это поверили. Я имею в виду заявление относительно его обращения к зулусской армии вступить в Трансвааль в случае отказа от аннексии. Могу заверить читателя на основании имеющихся в моем распоряжении достоверных фактов, что данное заявление — это сплошная выдумка; не было никаких угроз ни со стороны сэра Шепстона, ни со стороны других лиц, связанных с ним, и я вам это сейчас докажу.

После прибытия миссии в Преторию от Кетчвайо пришло послание, в котором он сообщал о дошедших до него слухах о покушении буров на «Сомпсеу» (сэра Шепстона) и о своем намерении пойти войной на Трансвааль в том случае, если «его отцу» причинили зло. Где-то в середине марта поползли тревожные слухи о готовящемся нападении Кетчвайо на Трансвааль; но поскольку сэр Шепстон полагал, что вождь вряд ли решится на какие-либо враждебные действия, пока он находится в стране, то со своей стороны не стал предпринимать никаких мер. Тем более, что правительство Трансвааля не просило у него ни помощи, ни совета. Поистине удивительная черта в характере буров — их крайняя самонадеянность: они уверовали в свои силы и считают возможным подчинить себе всех африканских туземцев, а в случае необходимости разогнать всю британскую армию. К несчастью, последние события, похоже, помогли им утвердиться в своей вере относительно белокожего противника. Но вернемся к сути дела. Где-то в конце первой недели апреля, т.е. за неделю до объявления об аннексии, ситуация значительно обострилась; стали распространяться слухи, которым не было оснований не доверять, о том что вся зулусская армия сосредоточилась у границы, построившись в ряды импи (полков), и готова в любой момент ворваться в страну и смести на своем пути все живое. Эти слухи дошли до чрезвычайного комиссара. Осознавая весь ужас положения, в котором могла оказаться страна, если бы это произошло, сэр Шепстон, серьезно обеспокоенный известием, выступил на заседании исполнительного совета членов правительства, где дал понять, какая угроза нависла над страной. Это было сделано в присутствии нескольких членов его команды, но именно в связи с этим выступлением, где он спокойно и ясно обрисовал положение дел в стране, ему было предъявлено обвинение в том, что он угрожал республике, призывая зулусов к вторжению. 11 апреля, за день до объявления о аннексии, к Кетчвайо было направлено письмо, в котором сообщалось о слухах, дошедших до Претории, и выражалось требование в случае их достоверности прекратить предполагаемые действия с его стороны, поскольку на Трансвааль немедленно распространится действие закона о суверенитете ее величества, а в случае сосредоточения войск у границы с целью агрессии, они должны быть тотчас же расформированы. Послание сэра Шепстона пришло в Зулуленд вовремя. Если бы аннексию Трансвааля отложили даже на несколько недель, — я искренне прошу англичан обратить внимание на этот момент — армия Кетчвайо вошла бы в Трансвааль, неся с собой смерть и разрушения.

Ответ Кетчвайо на послание чрезвычайного комиссара ясно доказывает, — выражаясь словами самого сэра Теофила, — что «на момент подписания заявления об аннексии республика и вся Южная Африка находились на самом краю пропасти». Кетчвайо пишет: «Я благодарю отца Сомпсеу за письмо. Рад был получить его, потому что голландцы изрядно мне надоели, и я был готов сразиться с ними один лишь раз и выгнать их за пределы реки Вааль. Я собрал и созвал свои армии сюда, чтобы сразиться с голландцами; теперь я их отправляю назад, пусть расходятся по домам. Разве это хорошо, когда на двух мужчин будут смотреть как на двух изиула (глупцов)? Когда правил мой отец Мпанда, буры постоянно пододвигали границу, захватывая наши земли. После его смерти ничто не изменилось. Поэтому я решил покончить с этим раз и навсегда!» Далее речь идет о ряде других проблем, и заканчивается письмо просьбой разрешить ему выступить против амасвази, потому что «они воюют и убивают друг друга. А это, — наивно считает Кетчвайо, — неправильно, и я хочу наказать их за это».

Приведенной цитаты достаточно, чтобы любой здравомыслящий человек понял, отбросив в сторону лишние аргументы, от какой неминуемой опасности удалось спасти страну благодаря аннексии.

И все же спустя несколько месяцев после описанного события какому-то злодею из Наталя, рассчитывающему заработать себе на зулусском инциденте большой политический капитал, пришла в голову «умная» идея сочинить небылицу о том, что армия Кетчвайо была вызвана самим сэром Теофилом с целью запугать, а при необходимости подчинить Трансвааль, которая затем с тщательным усердием была распространена среди населения средствами массовой информации. И хотя со стороны сэра Шепстона тотчас же были предприняты все необходимые меры для опровержения этой ужасной клеветы, переубедить общественное мнение было, безусловно, не так-то просто, и уже 12апреля 1879 года один из бурских лидеров, м-р М. Преториус, на собрании фермеров публично заявлял о том, что «накануне аннексии сэр Т. Шепстон открыто угрожал Трансваалю, призывая на помощь зулусскую армию, с тем чтобы как можно скорее осуществить аннексию страны».

В условиях, когда было выдвинуто подобное обвинение, правительство уже не могло отмалчиваться, поэтому сэр Оуэн Лэньон, тогдашний администратор Трансвааля, назначил официальное расследование дела; результаты этого расследования он изложил в письме, отправленном м-ру Преториусу 1 мая 1879 года:

1. Протокол заседания исполнительного совета республики не содержит каких-либо ссылок на подобное заявление.

2. Два члена совета представили заявления, в которых они категорически настаивают на том, что в речи сэра Шепстона не звучало угроз, в которых его обвиняют.

3. Подобные заявления представили также двое сотрудников сэра Шепстона, которые постоянно сопровождали его во время встреч с членами исполнительного совета.

«У меня нет сомнений, — заключает сэр Оуэн Лэньон, — что донос составлен и распространен злоумышленником».

В дополнение ко всему у нас имеется письмо, на котором стоит дата: 12 августа 1879 года, Лондон. Оно было написано сэром Шепстоном и направлено в ведомство по делам колоний. В нем, в частности, указывается на тот факт, что м-р Преториус ни разу не присутствовал ни на одном из заседаний исполнительного совета; каким же образом тогда он мог слышать вообще чьи-либо угрозы? Далее сэр Шепстон подчеркивает, что угрозы с его стороны явились бы непростительной ошибкой, «умышленным провалом всей миссии», поскольку буры были настолько уверены в своей доблести и отваге, что убедить их в опасности, исходящей со стороны туземных племен, не представлялось возможным, кроме того, считает сэр Теофил, «подобная игра с огнем, огнем бушующих страстей возбужденной толпы дикарей, каковыми являются зулусы, совершенно не для меня, если учесть к тому же мой 42-летний опыт общения с ними».

И тем не менее, несмотря на собранные доказательства, в этот донос продолжают верить, правда только те, кому это выгодно.

Такова, вкратце, суть обвинений, предъявляемых теми, кто осуждал аннексию и выступал против должностного лица, ответственного за ее претворение в жизнь, и нужно сказать, что не было никогда более безответственных и необоснованных обвинений, чем эти. В самом деле, к каким только средствам ни прибегали эти господа, неважно в интересах ли партии или из каких-либо личных злобных побуждений, с тем чтобы дискредитировать аннексию и все, что с ней было связано. Вот перед вами наглядный пример. Один из авторов (мисс Коленсо, «История зулусской войны», стр. 134) в своей работе доходит до такого абсурда, что выдает отрывок из речи президента Бюргерса за речь сэра Шепстона и затем обвиняет его в крайней неосведомленности о положении дел в стране. Несомненно, это выходит за рамки любой справедливой критики.

Прежде чем перейти непосредственно к рассказу о том, как проходила аннексия, мне бы хотелось заострить внимание читателя на одном важном моменте. В Англии о смене правительства всегда говорили так, как будто это касалось только сорокатысячного белокожего населения страны, но почему-то постоянно забывали, что на той же самой земле проживает около миллиона истинных ее владельцев, отличающихся от других рас, к своему несчастью, темным цветом кожи, а потому обреченных терпеть пренебрежительное отношение к себе — даже со стороны самого филантропичного правительства в мире. Похоже, что тем, кто поднял столько шума в защиту сорока тысяч буров, и в голову не пришло задаться вопросом, а что же все-таки думает по этому поводу миллионное население туземцев. Если бы им предоставили право голоса, то решение об аннексии тогда действительно было бы принято большинством голосов. Правда, Секукуни, подстрекаемый бурами, впоследствии продолжил с нами войну, но, за исключением этого вождя, все остальные туземцы Трансвааля с радостью приветствовали наступление «эры» британского правления, да и он сам в то время тоже был этому рад. В этот период трансваальские туземцы жили, как они и предполагали, в относительном мире и спокойствии, чего никогда не бывало с тех пор, как нога белого человека вступила на эту землю. Они без принуждения платили налоги, между ними не было вооруженных столкновений; но с того самого момента, как мы покинули страну, до нас стали доходить слухи, говорящие об обратном. Именно этот миллион мужчин, женщин и детей, которые, несмотря на черный цвет кожи, живут, чувствуют и думают так же, как и мы, пострадал больше всех в результате «цирковых фокусов» м-ра Гладстона, способного превращать сюзеренное государство в государство суверенное так же легко и просто, как фокусник, приподнимающий шляпу, под которой до этого ничего не было, показывает публике появившихся там морских свинок. Мы обманули и предали тех, кого брали под свою защиту «навсегда» (так им было обещано) и кого теперь отдаем обратно в руки старых врагов, отплатив им таким вот образом за преданность и верность англичанам; это самое грязное пятно во всем этом грязном деле, которое теперь не отмыть, и они смотрят на нас, не скрывая своих чувств, как на «трусов и предателей».

Похоже, что в Трансваале во все времена не очень-то считались с мнениями и запросами туземцев; на протяжении всей жизни с ними обращались как с крепостными, при необходимости могли продать новому хозяину. Правда, правительство под давлением общества по защите туземцев предприняло жалкую попытку по случаю капитуляции добиться независимости для некоторых туземных племен; однако вскоре после того, как бурские лидеры заявили о том, что не потерпят ничего подобного и что в противном случае они снова займут Лейнгс Нэк, правительство тотчас же отказалось от своей попытки, принеся многочисленные извинения за нанесенную обиду. Но самое ужасное, Что подобное обхождение с нашими туземными подданными и союзниками в конечном итоге непременно отразится на будущих ни в чем не провинившихся правительствах страны.

Вскоре после назначения объединенной комиссии, о которой упоминалось в начале главы, президент Бюргерс, будучи в курсе всех планов чрезвычайного комиссара на случай, если не удастся осуществить проведение радикальных реформ, которые бы удовлетворили английское правительство, решил, что наступил самый подходящий Момент для созыва фолксраада. Тем временем было объявлено, что «мятежник» Секукуни запросил мира и подписал договор, где признавал себя подданным республики. Мне придется ниже остановиться на этом договоре подробнее, а пока я только подчеркну, что этот документ был первым на повестке дня парламента и после обсуждения он был ратифицирован. Вторым рассматривался вопрос о конфедерации, изложенный в законопроекте лорда Карнарвона. По этому вопросу с очень яркой и эмоциональной речью выступил президент, который просил присутствующих обратить внимание на всю серьезность положения, в котором находится республика, и встретить трудности, как подобает мужчинам.

Этот вопрос передали на рассмотрение комиссии, но в связи с тем, что прозвучало выступление, в котором приводились контраргументы, к нему больше не возвращались.

Вполне возможно, что страх сыграл определенную роль при ускоренном рассмотрении этого весьма важного вопроса, если учесть, что, пока велись прения, огромная толпа буров, вооруженная хлыстами из тюленьей кожи и наводящая своим видом ужас на окружающих, следила через окна Фолксраад-холла за каждым движением своих депутатов. Так на практике было продемонстрировано действие системы м-ра Чемберлена.

Спустя несколько дней после того как был отклонен законопроект о конфедерации, президент Бюргерс, часто ссылавшийся на безнадежное положение республики и заявлявший о необходимости радикальных реформ или, в противном случае, о передаче власти англичанам, представил на рассмотрение фолксраада проект новой конституции, весьма примечательной по своей сути, и поставил перед членами собрания условие — либо они ее принимают, либо теряют свою независимость.

В первой части этого удивительного документа рассматривались положения о правах граждан, которые, по существу, не претерпели каких-либо изменений, за исключением пункта, где говорилось о необходимости гарантировать гражданам тайну переписки. Признание этого права — необычайный случай в истории свободного государства. Соответствующие статьи предусматривали обязанности туземных граждан республики, отправление правосудия, управление образованием, регулирование финансами и т.д. И только в четвертой главе мы подходим к сути основного закона страны, а именно: предоставление президенту чрезвычайных (диктаторских) полномочий. М-р Бюргерс считал, что спасти государство можно, став абсолютным монархом. Срок его полномочий при этом увеличивался до семи лет, вместо пяти, за ним закреплялось право быть переизбранным на последующие сроки, а также право назначения служащих на все государственные должности без согласования с законодательными органами власти. Президент пользовался законодательной властью с правом налагать вето на резолюции фолксраада, который он мог созывать или распускать по своему усмотрению. И наконец, в состав его исполнительного совета должны были входить главы департаментов, которых он назначил сам, и один член фолксраада. Фолксраад отнесся к данному законопроекту точно так же, как к законопроекту о конфедерации: он наспех рассмотрел его и затем отклонил.

Президент тем временем делал все, чтобы убедить собрание в существовании реальной опасности для страны: казна была пуста, а кредиторы торопили, со всех сторон угрожали враги и, наконец, чрезвычайный комиссар ее величества расположился «лагерем» в тысяче ярдов от них и наблюдал с некоторым интересом за происходящим. Он указал на невозможность в данный момент отказаться от проведения реформы, выразив сомнение в том, что имеется иной выход из создавшегося положения и что если не предпринимать никаких мер, то как нация они обречены. «Старейшины страны» все же отказались плясать под президентскую дудку. Тогда президент повел себя более решительно. Он заявил им, что нация, виновная в происходящем, не сможет уйти от неминуемой расплаты и от суда грядущих поколений. Он обратился с убедительной просьбой доказать народу, что было бы крайне нецелесообразно противиться объединению с более могущественным государством. И он бы не советовал им отказываться от такого союза… Он не верил, что новая конституция спасет их, потому что в той степени, в какой старая конституция привела их к развалу, в такой же степени новая вряд ли приведет их к возрождению. Если бы английские граждане вели себя по отношению к своему правительству таким же образом, как граждане Трансвааля, Англия никогда бы не смогла так долго удерживать свои позиции. Он указал им на безнадежность финансового положения. «Сегодня, — сказал президент, — мне принесли на подпись вексель на 1100 фунтов, но я бы скорее отдал на отсечение свою правую руку, чем подписал эту бумагу (аплодисменты ), ибо у меня нет ни малейшего основания полагать, что когда наступит момент оплачивать этот вексель, в стране найдется хотя бы один-единственный грош». И наконец он предложил: «Давайте дадим им возможность воспользоваться нашим трудным положением, и пусть это будет по возможности на самых выгодных для них условиях; пусть они договариваются об объединении со своими соотечественниками на юге, и тогда от Мыса до Замбези будет единое великое сообщество людей. Да, в этом есть нечто более монументальное и величественное, чем сама их идея о республике, то, что импонирует их национальным чувствам (аплодисменты ), и стоит ли об этом сожалеть? Да, стоит, но только тем, кто не в ладах с законом, мятежникам и революционерам; всем же честным гражданам, для которых превыше всего закон и порядок, это будет сулить благополучие и процветание».

Этим веским изречением он практически вынес приговор республике, а потому нет ни малейшего основания сомневаться в том, что президент Бюргерс был искренне убежден в необходимости и разумности аннексии. Интересно сравнить эти слова, впрочем как и многие другие его высказывания в этот период, с мыслями, которые он оставил в своем предсмертном документе, не так давно вышедшем в свет, где он говорит с некоторым ликованием об уроках, которые мы получили у Лейнгс Нэк и горы Маюба от такого «несерьезного противника, каким по своей природе являются буры» и считает их потрясающим примером свершившегося возмездия.

В этом документе причину аннексии он объясняет стремлением англичан установить свое господство сначала в Южной Африке, а затем и в других регионах. Однако он ни слова не говорит о том, каким способом это можно было бы предотвратить, чтобы государство, тем не менее, продолжало существовать; и похоже, что на протяжении всего повествования его не покидают сомнения в достаточной убедительности приводимых им аргументов, поскольку, объясняя или пытаясь объяснить, почему им никогда не отвергались обвинения, направленные в его адрес в связи с аннексией, он заявляет: «Если бы я не вынес всего этого молча, не выдержал всех обвинений, а из корыстных побуждений и страха рассказал бы всю правду, Трансвааль никогда бы не был удостоен такого внимания со стороны Великобритании, как сейчас. Пусть аннексия была несправедлива, но в свое оправдание хочу сказать, что буры повели себя таким образом в тяжелый для страны час, что вряд ли мировая общественность отнеслась бы к ним с сочувствием, а английские политики проявили бы к ним свое уважение. Иными словами, если бы я сказал правду, как обязан бы был это сделать в свое оправдание, больше бы не поднималось шума по поводу аннексии, потому что весь мир, даже английские радикалы признали бы ее необходимой и не требующей отлагательства в условиях критического положения в стране».

В связи с этим становится ясно, что отношение президента Бюргерса к аннексии в разные годы было разным (в 1881 году у него были совсем другие взгляды, чем в 1877); в самом деле, его речи на заседаниях фолксраада звучат довольно-таки странно, если сравнить их с его взглядами, изложенными в предсмертном обращении. Читатель вынужден прийти к одному из двух заключений — либо в одном случае он говорит не то, что думает, либо он переменил свою точку зрения. Поскольку я считаю его честным и порядочным человеком, то склонен предположить последнее; кроме того, мне это не трудно объяснить, учитывая его голландское происхождение.

В 1877 году Бюргерс — это отчаявшийся глава государства, которое стремительно катится в пропасть, и вдруг ему протягивает свою сильную руку английское правительство. Что ж странного в том, что он ее с радостью принимает от имени народа своей страны, которую удалось с помощью Англии превратить в процветающее государство, каким оно раньше никогда не было? В 1881 году колесо истории завершает свой оборот, и пока больной, умирающий президент проводит остаток своих дней вдали от политических баталий, в стране происходят большие перемены. Враги буров разбиты, Секукуни и зулусы теряют свое былое могущество, страна процветает в результате разумной политики ее правителей, финансовое положение стабилизируется. Радостные известия поступают для потерявших надежду «мятежников и революционеров», а новый английский «диктатор» произносит яркую речь, после чего происходит крупное вооруженное восстание. И в довершение ко всему английские войска терпят одно поражение за другим, а Англия просит мира у южноафриканского крестьянина, забыв про честь и достоинство.

Будучи свидетелем происходящих событий, умирающий президент мог найти достаточно оснований для того, чтобы изменить свои взгляды.

Безусловно, аннексия была ошибочной, поскольку Англия отказывается от своих завоеваний; а может быть, все-таки сбылась мечта о великой Южно-Африканской республике? Разве не был нанесен удар по превосходству англичанина, от которого он до сих пор не может оправиться, разве не утрачен безнадежно его контроль над бурами и туземцами? А он — Бюргерс — неужели он должен оставить в памяти потомков образ голландца, выступающего за интересы английской партии? Нет, безусловно, аннексия была ошибкой, но она не прошла без пользы, так как привела к падению англичан, ну а мы закончим дискуссию, приведя дословно его слова из последнего публичного выступления: «Южная Африка осталась от этого только в выигрыше, она сделала большой шаг вперед по пути к свободе».

Кто скажет, что он неправ? Слова умирающих иногда бывают пророческими! Южная Африка далеко шагнула вперед по пути к «свободе» голландской республики.

Мы несколько отвлеклись, но я надеюсь, не без пользы. А теперь вернемся к описываемым событиям. 1 марта сэр Шепстон встретился с членами исполнительного совета и сообщил им, что, по его мнению, имеется только одно средство поправить положение, а именно, Трансвааль должен войти в состав английских колоний Южной Африки, во главе которых стоит королева, подчеркнув одновременно, что единственное спасение для республики — это сделать все возможное ради будущего ее граждан и смириться, насколько это очевидно для него и для каждого мыслящего человека, с неизбежным. Как только эта информация была официально доведена до членов законодательного собрания, поскольку большая часть его членов была знакома с ней неофициально, так вялое безразличие тут же сменилось энергичными и торопливыми действиями депутатов. Президенту было выражено недоверие, срочно была создана комиссия по рассмотрению и доведению до членов собрания информации дел в стране. Комиссия высказалась за принятие новой конституции президента Бюргерса.

Итак, новая конституция, которую отклонили всего лишь несколько дней назад, была принята с некоторыми поправками почти единогласно, и м-р П. Крюгер был назначен на пост вице-президента. На следующий день был принят суровый закон, заимствованный из кодекса Оранжевой республики, согласно которому любое выражение общественного мнения, противоречащее мнению правительства, и если оно поддерживало сторонников аннексии, рассматривалось как государственная измена. После этого собрание объявило перерыв в работе до октября 1881 года.

В период и после заседания парламента распространились слухи о том, что подпись вождя Секукуни в договоре о мире, который ратифицировал фолксраад, была получена обманным путем. Ратифицированный договор включал три статьи, в соответствии с которыми Секукуни давал согласие, во-первых, принять подданство и подчиняться законам республики, во-вторых, признать в несколько урезанном виде пограничную линию своих владений и, в-третьих, передать две тысячи голов скота; правда, если учесть, что им было захвачено пять тысяч голов, то это было не так уж много.

В середине февраля сэр Шепстон получил от Секукуни довольно любопытное письмо на языке сесуто, датированное числом, соответствующим дню подписания предполагаемого договора. Ниже приводится его точный перевод:


«16 февраля, 1877 года

М-ру Шепстону


Прошу тебя, белый вождь, приди ко мне на помощь; буры убивают меня, и я не знаю причины их гнева. Вождь, прошу тебя, приди с м-ром Меренским.


Твой Секукуни» .


Это послание сопровождалось письмом от м-ра Меренского, известного и преуспевающего миссионера, который в течение многих лет проживал на землях Секукуни. В письме он сообщает, что слышал из достоверных источников о несогласии Секукуни со статьей договора, согласно которой он становится подданным республики, и добавляет, что не может «молчать, когда происходят подобные вещи».

Получив эти сведения, сэр Шепстон пишет президенту Бюргерсу следующее: «Если служащий, которому вы доверяли, скрывает от Вас какую-то часть информации, к тому же наиболее важную ее часть, то он виноват как перед вами лично, так и перед правительством, поскольку ввел вас в заблуждение и заставил принять неверную позицию». Сэр Шепстон предлагает направить к Секукуни комиссию для тщательного изучения обстоятельств дела в интересах всех заинтересованных лиц. На это предложение было дано, с некоторой задержкой, согласие, и затем была организована комиссия, в состав которой вошли по поручению Трансваальского правительства господа Ван Хорком и Хольтсхаузен, член исполнительного совета, а от имени чрезвычайного комиссара — м-р Осборн и капитан Кларк21, которых я сопровождал в качестве секретаря.


В Мидделбурге были опрошены туземец по имени Гидеон, выступавший в качестве переводчика во время переговоров между комендантом Феррейрой (лицом, уполномоченным бурским правительством подписать договор) и Секукуни, а также два простых туземца Петрос и Иеремия. Все эти люди утверждали, что Секукуни категорически отказался принять подданство и согласился подписать договор при условии, если в нем будут предусмотрены только две статьи — о передаче скота и пограничной линии, в чем его и заверил комендант Феррейра. Затем комиссия в сопровождении новых переводчиков проследовала в крааль к Секукуни, где имела с ним долгую беседу. Премьер-министр Макуруинджи, выступая от имени верховного вождя и в его присутствии, описал беседу между комендантом Феррейрой, при котором находился джентльмен, сопровождавший комиссию, и Секукуни почти теми же словами что и переводчик из Мидделбурга. Он ясно дал понять, что отказывается от подданства, и сообщил также об имевшихся у него опасениях относительно того, что при подписании договора в нем могли быть предусмотрены положения, о которых он мог и не догадываться.

Затем несколько вопросов задал комендант Феррейра, но ему не удалось добиться других показаний; более того, из его вопросов стало ясно, что Секукуни действительно не хотел принимать подданства. Очевидно, при подписании договора Секукуни исходил из признания своего обязательства по передаче двух тысяч голов скота и части своей территории, совершенно исключая мысли о подданстве.

А теперь война с Секукуни требовала присутствия английской миссии в стране. Но если бы удалось показать, что война с Секукуни успешно завершилась, так и не начавшись, это подняло бы престиж миссии в глазах общественности. Для этого необходимо было, чтобы вождь объявил себя подданным республики, и соответственно, признав себя мятежником, признал бы свое поражение. А для этого, в свою очередь, требовалась только подпись, и если такая подпись имелась, то договор передавался на утверждение в парламент, и никто даже шепотом не смел бы намекнуть на обстоятельства, при которых этот невежественный басуто вынужден был его подписать. Если бы не было никакой комиссии, расследовавшей это дело, то впоследствии этот договор был бы использован против Секукуни. В целом, история мирного договора с Секукуни лишний раз подтверждает искренность, с которой буры постоянно заключают договоры, подписываемые туземными вождями, одаряя при этом государство огромными земельными территориями, получаемыми в обмен на лошадь или пару быков. Как бы хорошо ни относились туземцы к своим соседям-бурам, такую щедрость вряд ли можно назвать искренней. Ведь заставить дикаря подписать нужную бумагу не представляло большого труда, если же он на это идет неохотно, то можно на него немного рассердиться, и тогда он уступит, а поскольку смысл поговорки «что написано пером…» известен всем, то можно смело приступать к владению землей.

Пока расследовалось это дело, страна медленно, но верно катилась к анархии. Воздух был наполнен слухами: то сообщалось о возможной вспышке недовольства среди английской части населения в Голд Филдс, которое так и не смогло забыть «любезных» слов фон Шликмана, предлагавшего их «покорить»; то говорили, что Кетчвайо пересек границу и со дня на день ожидается в Претории; то огромная армия буров вышла в поход, что бы расправиться с чрезвычайным комиссаром, его двадцатью пятью полицейскими и вообще со всеми англичанами и т. д. и т. п.

Между тем Поль Крюгер и его партия не теряли времени даром, а прилагали все усилия для обработки общественного сознания, преследуя при этом две цели: сделать Крюгера президентом и избавиться от англичан. Известная голландская газета «Die Patriot», издательство которой находилось в Капской колонии, печатала статьи в его поддержку, столь типичные для буров и из всей литературы оказывающие на них хоть какое-то влияние, что я не могу не процитировать хотя бы несколько характерных выдержек.

Нарисовав яркую картину катастрофического положения в стране и вспомнив о старых добрых временах, когда кафры относились к бурам «с должным уважением», перед приходом к власти Бюргерса, автор статьи далее переходит к объяснению причины нынешнего положения дел.

«Слово Божие освещает нам путь, — говорится в статье, — взгляните на Израиль. Если у народа есть царь, внемлющий гласу Божьему, то народ процветает, но если царь безбожник, то все приходит в упадок, и весь народ обречен на страдания. Прочтите повнимательнее Левит, гл. XXVI и т.д. В свое время фоортреккеры (первые переселенцы) могли собрать горстку мужчин, выступить против тысячи кафров и обратить их в бегство; подобное происходило и во время войны с Оранжевой республикой. Что же теперь? Когда Бюргерс стал президентом, он перестал почитать субботу, разъезжает по стране и выезжает из города по воскресеньям, он забыл Церковь и Бога к крайнему неудовольствию благочестивых верующих. Ранее он сам был священником. И каковы же последствия? Загублен урожай, шеститысячная армия спасается бегством, если падает один человек. Где же искать выход?» А выход, похоже, найден и он единственный — это Поль Крюгер, «потому что нет другого кандидата. Потому что Всевышний ясно указал нам, что это тот самый человек, иначе нашелся бы какой-нибудь другой кандидат. Кто же это все так устроил?» Далее следует довольно странный аргумент, говорящий о том, что предпочтение следует отдать Полю Крюгеру при выборе кандидата на пост президента. «Потому что он сам признается в своей некомпетентности, но считает, что все его способности дарованы ему Всевышним. Потому что он воин. Потому что он бур». Далее Поль Крюгер, воин и бур, сравнивается с Жанной д'Арк, «простой бурской девушкой из пастушек». Граждане Трансвааля призваны не противиться Божьему провидению и отдать свои голоса за П. Крюгера, в противном случае их ожидает более суровая кара. Затем «Patriot» дает небольшой совет «нашему кандидату Полю Крюгеру». Ему следует забрать землю у кафров. «Господь дал тебе сердце воина, восстань же и изгони их». Неплохой совет для человека с таким характером, как у Поля Крюгера. Однако этому избраннику Божьему не век почивать на лаврах. Предполагалось, что как только миссия по «изгнанию» кафров была бы завершена, ему пришлось бы передать пост «хорошему» президенту. Статья заканчивается следующими словами: «Если тебе суждено избавить страну от ее врагов и на то существует воля Божья, то придет день, когда наступит мир и процветание, и ты поймешь, что являешься не тем человеком, который бы смог дальше управлять страной; тогда-то тебе и будет предоставлена величайшая честь сказать: „Граждане, я избавил вас от врагов, я более не являюсь государственным деятелем; но вы теперь живете в мире и у вас есть время избрать себе хорошего президента“.

Статьи, подобные приведенной выше, весьма поучительны, поскольку говорят об интеллекте читателей, на которых они рассчитаны. Тем не менее подобная писанина оказывает гораздо большее влияние на буров, чем какие-либо другие доводы, поскольку она играет на присущих им чувствах религиозного фанатизма и тщеславия, заставляет их поверить в свое превосходство над другими людьми и считать, что Бог всегда на их стороне. Нетрудно заметить, что все ссылки в данной статье ветхозаветного толка и почти все они взывают к насилию и крови.

Однако не все буры разделяют подобные взгляды, наиболее просвещенная часть общества стоит на иных позициях, а в связи с этим ожесточеннее становится борьба различных точек зрения, которая достигла такого накала, что если бы не аннексия, то ко всем прочим бедам страны добавились бы еще и бедствия гражданской войны. Между тем туземцы с каждым днем становились все беспокойнее, а в лагерь чрезвычайного комиссара постоянно прибывали посыльные с просьбами своих вождей взять их племена под защиту королевы, так как они готовы были скорее сражаться и умереть, чем покориться бурам.

Наконец наступило 9 апреля. В этот день сэр Шепстон информировал правительство республики о своем намерении объявить Трансвааль доминионом Британской империи. Он сообщил им о том, что, взвесив все «за» и «против» и не найдя возможных путей вывода страны из кризиса, он вынужден был принять такое решение, добавив, что если бы такие пути имелись, он бы незамедлительно поставил об этом в известность правительство. Эта информация была воспринята совершенно спокойно, хотя все дальнейшие события, связанные с аннексией, в действительности проходили не без участия республиканских властей. 13 марта правительство передало сэру Шепстону документ, где он должен был дать ответы на десять вопросов относительно того, что ожидает республику после аннексии, возьмет ли Англия на себя ее долги и т.д. На все эти вопросы были даны ответы, которые в целом удовлетворили правительство. Поскольку эти ответы легли в основу гарантий, связанных с объявлением об аннексии, нет необходимости подробно здесь на них останавливаться.

Далее республиканское правительство устроило дело таким образом, что был вынесен официальный протест против аннексии, текст которого был заранее подготовлен и представлен лично для ознакомления чрезвычайному комиссару. Текст воззвания к народу в связи с объявлением об аннексии был передан для ознакомления президенту Бюргерсу, и по его предложению из него исключили один параграф. Фактически чрезвычайный комиссар и президент совместно с большинством членов исполнительного совета придерживались единого мнения относительно необходимости опубликования воззвания, их совместные усилия были направлены на предупреждение беспорядков и обеспечения правильного восприятия народом грядущих перемен.

И вот 12 апреля 1877 года, спустя три месяца после непрерывных переговоров и дискуссий, с официальным обращением к народу выступил м-р Осборн, вместе с которым находились еще несколько джентльменов из команды сэра Шепстона. Это был тревожный момент для всех. Вот что говорил поэтому поводу чрезвычайный комиссар в своем послании на родину:

«За последние две недели со стороны голландской интеллигенции и тех, кто недавно прибыл в страну, делалось все, чтобы возбудить чувство религиозного фанатизма у буров и спровоцировать их на вооруженный кровавый конфликт с тем, чтобы помешать осуществлению моих планов. Были напечатаны и распространены самые зажигательные призывы и воззвания к бурам… Было настоятельное требование, чтобы при мне находилась небольшая группа сопровождающих меня лиц, с которыми было бы легче справиться».

В стране с таким количеством отчаявшихся людей и фанатиков, ненавидящих все английское, вероятно нашлось бы несколько человек, — хотя подобный акт и был бы осужден общественностью, — считающих себя борцами за правое дело и поступающих справедливо, когда вместо грома оваций они на головы аннексионистов обрушили бы град пуль. Я не хочу сказать, что каждый из этих людей опасался за себя лично, так как вряд ли их можно упрекнуть в том, что свою жизнь они ценили выше жизни других людей, просто в тот момент было крайне необходимо, чтобы ради безопасности и спокойствия в стране и в целях успешного проведения самого мероприятия не было произведено ни единого выстрела. Если бы это произошло, то вполне возможно, что вся страна была бы втянута в хаос и кровавую бойню; началось бы вторжение зулусов, восстали бы кафры; в общем, как выразился Кетчвайо, «земля бы полыхала огнем».

Поэтому легко понять, какую тревогу пережили в этот час чрезвычайный комиссар, находящийся в правительственном доме, и его персонал — на Маркет-сквер, и насколько они были благодарны, когда толпа откликнулась на воззвание громкими криками «ура!» Заявленный сразу же после этого м-ром Бюргерсом протест был встречен почтительным молчанием.

Таким образом территория Трансвааля на некоторое время вошла в состав могучей семьи британских колоний.

Мне кажется, что даже самый яркий политический противник этой акции не сможет не оценить по достоинству, с каким удивительным умением она была претворена в жизнь. Если учесть разнообразие интересов многочисленных политических группировок, которые требовалось примирить между собой, упрямство некоторых государственных деятелей, коих следовало убедить, а также врожденную ненависть буров к англичанам и препятствия, что необходимо было преодолеть, чтобы добиться успеха, а также массу других моментов, игнорирование каждого из которых привело бы к неминуемому поражению, то можно понять, сколько требовалось такта, умения, мужества, знания человеческой натуры, чтобы осуществить эту крайне сложную задачу. Следует помнить, что страна была аннексирована без применения силы, не было никакой угрозы, связанной с применением насильственных средств. Небольшой контингент вооруженных сил, который должен был вступить в Трансвааль, находился в то время от Претории на расстоянии, для преодоления которого на марше потребовался бы целый месяц. Поэтому буры легко могли помешать чрезвычайному комиссару осуществить свои планы. То, что сэр Теофил вел очень смелую и опасную игру, никто не станет отрицать, и как большинство игроков, сочетающих смелость с хладнокровием, трезвостью ума и верой в справедливость задуманного дела, он победил, не пролив ни единой капли крови, не конфисковав ни единого акра земли, без малейших затрат он аннексировал огромную страну и предотвратил кровопролитную войну. Та же самая страна через четыре года стоила нам миллион фунтов стерлингов, мы потеряли там около тысячи убитых и раненых, тысячи наших соотечественников разорились и остались ни с чем. Правда, никто теперь не может упрекнуть нас в том, что капитуляция была проведена умело и с трезвым расчетом, скорее наоборот.

Не может быть более мотивированного объяснения появления воззвания, касающегося аннексии, чем само воззвание.

Прежде всего оно затрагивает положения сандриверской конвенции 1852 года, в соответствии с которой государству предоставлялась независимость и указывалось на то, что данная гарантия была предоставлена в целях укрепления мира, дружбы и сотрудничества между странами, в надежде на то, что республика «станет процветающим и самостоятельным государством, источником мира и безопасности для европейских сообществ, местом, откуда возьмут свое начало и быстро распространятся вплоть до Центральной Африки христианское вероучение и цивилизованные формы жизни».

Далее в нем говорится о том, что эти надежды не оправдались и что «слабеющее государство, с одной стороны, и одновременно растущее и набирающее силы и уверенность в себе сообщество туземных племен, с другой, привели страну к само собой разумеющимся и непоправимым последствиям», что после неприятного конфликта с туземцами, проживающими в северных провинциях республики, примерно в 1867 году начался постоянный уход с этих территорий граждан Трансвааля, оставляющих туземцам «обжитые города и поселки, а также предоставленные государством фермы».

«Паралич власти в республике и укрепление могущества севера сопровождаются сходными процессами на юге, но в еще более угрожающей форме. Население страны, проживающее в этих провинциях, вынуждено было за последние три месяца по настоянию туземных вождей, в момент уведомления об этом, покинуть свои дома, фермы, бросить урожай… только для того, чтобы все это досталось туземцам, а правительство настолько бессильно, что не способно употребить данную ему законом власть, а также остановить процесс своего разложения».

Далее следуют факты, свидетельствующие о том, что все южноафриканские колонии и сообщества перестали верить республике, что она находится в состоянии безнадежного банкротства, что ее торговля парализована, в то время как население раскололось на группировки, а само правительство находится в «безнадежном параличе». Что на предстоящие выборы нового президента смотрят не с надеждой, а с тревогой, поскольку представители всех без исключения партий считают, что это послужит сигналом к началу гражданской войны, анархии и кровопролитию. Что подобное положение дел провоцирует могущественные соседние державы к нападению на страну, для них это соблазн, которому они всегда готовы и рады поддаться, и что страна настолько ослаблена, что не способна отразить нападение, от которого ее до сих пор спасали периодически вмешательства правительства Наталя.

Последующие абзацы я процитирую полностью, поскольку в них кратко изложены причины, приведшие страну к аннексии.

«Война с Секукуни, которая в малой степени повлияла бы на принятие достойной конституции, не только неожиданно парализовала ресурсы страны и уронила ее престиж, но и оказалась кульминационным моментом в истории Южной Африки, поскольку племя макати, или басуто, достаточно миролюбивое, а в глазах зулусов даже никчемное, смогло успешно противостоять силе государства и впервые показать всем туземным державам за пределами республики, от Замбези до Мыса, какие огромные перемены произошли в соотношении двух сил, с одной стороны — представителей белой расы, с другой — черной, а подобное откровение тотчас же поколебало престиж белого человека в Южной Африке и поставило население европейцев перед лицом опасности, которая вызвала всеобщую тревогу и заставила исследовать причины такого положения вещей, чтобы в дальнейшем не допустить их повторения; тем же, кто способен защитить ослабевшую цивилизацию от поползновений варварства и бесчеловечности, вменяется в обязанность сделать это.

Существует опасение, что Трансвааль первым ощутит пагубные последствия своей политики, а правительство ее величества в сложившейся ситуации никак не сможет стоять в стороне и пассивно наблюдать, как дружественное ему государство подвергается разорению и опустошению, отлично понимая, что наступит черед и его собственным владениям. Поскольку правительство ее величества убеждено в том, что единственным средством предотвратить катастрофу является аннексия страны, учитывая при этом желание большинства жителей Трансвааля, оно делает решительный шаг». Далее следует официальное объявление об аннексии.

Совместно с воззванием было выпущено обращение сэра Шепстона к гражданам республики, где, в отличие от сухого официального тона воззвания, он излагает факты в дружелюбной манере, более соответствующей их образу мышления. Этот документ, выход в свет которого явился одной из составляющих, обеспечивших успех аннексии, представлял собой краткое изложение на доступном народу языке доводов, взятых из воззвания и усиленных цитатами из выступлений президента. Заканчивался он такими словами:

«Мне остается единственное — просить вас обдумать и взвесить спокойно и без предубеждений все то, о чем я говорил. Не дайте чувствам и эмоциям взять верх над разумом. Принимайте как должное все то, что намерено осуществить правительство ее величества и что в скором времени, как вы это сами почувствуете, снизойдет как Божья благодать не только на вас и ваших детей, но и, благодаря вам, на всю Южную Африку, и поверьте, я обращаюсь к вам как друг, от всей души».

Вышли еще два постановления: в одном из них говорилось о назначении сэра Шепстона администратором правительства, в другом — об отмене военного налога, который, вне всякого сомнения, был введен с целью грабежа и обмана народа.

Итак, в данной главе мы рассмотрели основные причины и коротко познакомились с историей этого важного события. В следующей нам предстоит сопровождать страну в ее триумфальном шествии г период британского правления.

Глава IV. Трансвааль в период британского правления

Известие об аннексии. — Майор Кларк и добровольцы. — Как результаты аннексии отразились на кредитах и торговле. — Поднятие британского флага. — Ратификация аннексии парламентом. — Миссия Крюгера и Йориссена в Англию. — Волнения по поводу аннексии в Капской колонии. — Поездка сэра Т. Шепстона. — Причины роста недовольства среди буров. — Возвращение Йориссена и Крюгера. — Правительство обходится без их услуг. — Командирование второй делегации в Англию. — Начало войны с Секукуни. — Майор Кларк, офицер королевской армии. — Заговор Ганна. — Миссия капитана Паттерсона и м-ра Серджента в Матабелеленд. — Ее печальный финал. — Изанзлванская трагедия. — Отъезд сэра Т. Шепстона в Англию. — Очередное собрание буров. — Преторийская конница. — Наступление буров на Преторию — Прибытие сэра Б. Фрера в Преторию и участие в совещании с бурскими лидерами. — Прибытие сэра Гернета Уолсли. — Его заявление. — Военная кампания против Секукуни. — Бурский суд. — М-р Преториус. — Выступления м-ра Гладстона. — Выступление сэра Уолсли в Претории, положительные результаты его речи. — Наплыв англичан и прекращение волнений. — Финансовое положение страны за три года британского правления. — Письмо бурских лидеров м-ру Кортни.


Когда весть об аннексии облетела всю страну, народ вздохнул с облегчением, во многих местах люди праздновали это событие. В Голд Филдс, к примеру, состоялись особые благодарственные молебны, а в церквях пели «Боже, храни королеву». Со стороны населения не было случаев проявления недовольства, организации беспорядков, напротив, открытки с поздравлениями и благодарностями буквально засыпали почтовые отделения, на многих из них стояли подписи буров, которые до сих пор открыто выступали против британского правления.

Поначалу появились некоторые сомнения относительно того, как поведут себя в новой ситуации добровольцы, зачисленные на службу прежним правительством. Майор Кларк в сопровождении своего единственного слуги-кафра направился к ним с сообщением об аннексии и с целью встать во главе этих сил. По прибытии в главный форт он тотчас же отдал распоряжение снять республиканский флаг, а вместо него поднять флаг британский, что и было незамедлительно сделано. А несколько дней спустя группа заговорщиков задумала организовать на него покушение; они пробрались в палатку, где он находился в тот момент, и решили его убить. Узнав об их «добрых» намерениях, майор Кларк вставил в свой глаз стеклышко, некоторое время, не мигая, сурово рассматривал пришельцев, наконец сказал: «Вы все пьяны, возвращайтесь по своим палаткам». Добровольцы, пораженные его спокойствием и немигающим взглядом, тут же ретировались, и на этом инцидент был исчерпан.

Через три недели после аннексии в Преторию прибывали 1-й — 13-й полки, приветствуемые бурами, которые стекались туда со всей округи и выстроились по дороге, чтобы послушать военный духовой оркестр.

Когда полк вступал в город, это было настоящее зрелище; все горожане высыпали на улицу, чувство радости и облегчения настолько велико, что когда оркестр заиграл «Боже, храни королеву», некоторые женщины разрыдались.

Между тем в результате аннексии в стране происходили сказочные перемены. Были восстановлены кредиты и торговля; цена железнодорожных облигаций, обесцененных в Голландии, поднялась до номинала, а стоимость земельной собственности почти удвоилась. Каждый, кто был способен предвидеть ход дальнейших событий, мог выручить огромные суммы на покупке земли в начале 1877 года и ее продаже вскоре после аннексии.

24 мая, в день рождения ее величества, всех вождей близлежащих земель, с которыми можно было связаться, пригласили на торжественную церемонию по случаю поднятия английского флага. Это был всенародный праздник, а на церемонии, кроме англичан, присутствовали многочисленные делегации от буров и туземцев. В полдень под радостные возгласы собравшихся, залпы артиллерийского салюта и звуки гимна британский флаг взвился на флагштоке, и Трансвааль был официально объявлен британской территорией. Флаг поднимали полковник Брук вместе с автором этой книги. От себя могу сказать, что это был самый торжественный момент в моей жизни. Если бы я мог предвидеть, что доживу до того дня, когда тот же самый флаг, который поднимали в торжественной и радостной обстановке, через несколько лет будет снят с позором и бесславно захоронен22, это было бы выше моих сил.

Известие об аннексии в Англии восприняли с такой же радостью, как и в Трансваале. Лорд Карнарвон в послании сэру Шепстону передал, что «королева полностью удовлетворена результатами миссии, возложенной на вас ее величеством; от имени правительства я вновь выражаю вам свою благодарность за то, что вы с таким восхитительным благоразумием и предусмотрительностью справились с трудной и ответственной задачей». Парламент также почти единодушно приветствовал известие об аннексии, за исключением нескольких голосов, идущих вразрез с общим мнением, и только тогда, когда вопрос встал на повестку дня в связи с избирательной шумихой, либеральная партия, возглавляемая нашим «могущественным народным министром», обнаружила факт вопиющего беззакония, совершенного в Южной Африке. Трансваальские же буры были настолько рады перемене, что когда господа Крюгер, Йориссен и Бок в составе правительственной делегации решили отправиться в Англию и заявить официальный протест от имени президента Бюргерса, то им с большим трудом удалось собрать даже половину всей суммы — где-то около тысячи фунтов — для покрытия необходимых расходов, связанных с намеченным предприятием. Какое же это стремление к независимости, когда трансваальские богачи, все вместе взятые, не могут собрать — тысячи фунтов, чтобы отстоять эту независимость? Правда, в то время и сами члены делегации, похоже, стали сомневаться в целесообразности своего предприятия, поскольку они поставили в известность сэра Шепстона о намерении посетить Европу с целью решения поставленных перед ними задач, а в случае неудачи миссии считать свой долг выполненным. М-р Крюгер заявил, что в случае их неудачи он будет так же верно служить новому правительству, как до сих пор служил старому; а д-р Йориссен заметил с одинаковой откровенностью, что «перемены неизбежны» и выразил уверенность в том, что «отказ от них привел бы к пагубным последствиям».

Если аннексию с радостью принимала страна, непосредственно заинтересованная в ней, то за тысячи миль отсюда, на западе Капской колонии начались открытые волнения с целью заставить местное правительство выступить с осуждением действий сэра Шепстона. Причина этого движения заключалась в том, что голландскую партию, которую мало или совсем не интересовала судьба Трансвааля, больше всего беспокоил свой собственный план по превращению всех белых сообществ Южной Африки в великую голландскую республику, для которой аннексия, по их мнению, явилась бы смертельным приговором. Как я уже указывал выше, не следует забывать, что режиссером в анти-аннексионистском спектакле на протяжении всего действия являлся запад Капской колонии, а трансваальские буры выступали в роли марионеток. Инструментом в руках лидеров этого движения являлись, главным образом, два беспринципных голландских издания — газета «Фолкстем», крайне оскорбительная по своему содержанию, а также издаваемая в Натале в равной степени с незавидной репутацией газета «Натал Уитнесс», редактором которой позднее стал прославившийся Айлвард.

По прибытии в Англию господам Йориссену и Крюгеру были оказаны все почести со стороны лорда Карнарвона, который тем не менее дал им понять, что аннексию отменить невозможно. Услышав об этом, они воспрянули духом и заверили его светлость в своей решимости приложить все усилия на то, чтобы заставить буров принять происходящие перемены с достоинством, и выразили желание быть полезными новому правительству.

Пока эти джентльмены так превосходно обделывали свои дела у лорда Карнарвона, сэр Шепстон совершал поездку по стране, которая чем-то напоминала триумфальное шествие. Повсюду его восторженно приветствовали, к нему обращались с теплыми словами не только англичане, но и буры.

Очень трудно увязать сейчас восторженность многочисленных граждан Трансвааля, приветствующих британское правление, и молчаливое согласие остальных с явно антагонистическими настроениями, которые стали проявляться в более поздний период. Мне кажется, существует несколько причин, которыми можно объяснить эту перемену.

Трансвааль, когда мы его аннексировали, был в положении человека с приставленным к горлу ножом, к которому неожиданно подоспела помощь от более сильного соседа на условиях, которые он в тот момент с радостью принял, но позднее, когда опасность миновала, он отказывается выполнить эти условия. Точно так же и жители Южно-Африканской республики, когда их коснулась нужда, они с благодарностью приняли нашу помощь, но спустя некоторое время, когда воспоминания о бедах несколько стерлись в памяти, когда их долги были погашены, противники разгромлены, начали задумываться над тем, как бы от нас избавиться и начать заново самостоятельно строить свою жизнь. А способствовала этим настроениям полная безнаказанность и свобода действий. Следовало быть чуть тверже и решительнее, и тогда в будущем не возникло бы никаких проблем. Неужели нельзя было конфисковать с десяток ферм, заточить в тюрьму на несколько месяцев как можно больше свободных граждан и на том поставить точку?

Ведь ни буры, ни туземцы не понимают наших либеральных правительственных игр. Ими управляет только страх. Они хотят, чтобы над ними властвовала справедливая, но твердая рука. Поэтому, когда буры поняли, что они могут безнаказанно проявлять недовольство, они, естественно, стали бунтовать. Тот, кто их хорошо знает, не станет отрицать, с каким наслаждением они готовы жаловаться на всех и вся. Вместо того, чтобы тихонько сидеть дома, на своих фермах, их тянет на собрания, куда они приходят с важным видом, чтобы почесать языки и послушать разглагольствования других. Гораздо легче рассуждать о политике, чем выращивать маис. Некоторые объясняют недовольство буров тем, что не были своевременно выполнены обещания, о которых говорилось в воззвании, относительно свободы учреждений, но мне кажется, что дело не в этом. Буры никогда не понимали вопроса об ответственности правительства; им никогда и не нужен был этот институт власти; все, что им было нужно, — это выйти из-под контроля англичан, и они это повторяли по десять раз на дню. Вероятнее всего, что причины, указанные мной, являлись источником всех волнений, хотя к ним следует добавить и такие моменты, как неприятие бурами нашей манеры обхождения с туземцами, их нежелание регулярно платить налоги, а также неустанную пропаганду из западной провинции через своих голландских агентов и органы печати.

Когда господа Крюгер и Йориссен возвратились в Трансвааль, последний джентльмен приступил к исполнению своих прежних обязанностей генерального прокурора; по этому случаю, если мне не изменяет память, я сам имел честь организовать для него церемонию принятия присяги на верность ее величеству, которой он не изменил до конца. М-р Крюгер выступил с отчетом о поездке перед собранием буров, где уже звучали совсем иные нотки, если сравнивать их с тоном его обращения к лорду Карнарвону; по его мнению, если большая часть населения выступает за независимость, то он по-прежнему остается вице-президентом страны.

Какое-то время оба эти джентльмена оставались на дотации британского правительства — м-р Йориссен занимал должность генерального прокурора, а м-р Крюгер являлся членом исполнительного совета. В конце концов правительство сочло целесообразным отказаться от их услуг, правда, по другим мотивам. М-р Йориссен, как и многие другие члены республиканского правительства, был в прошлом священником и совершенно не соответствовал должности генерального прокурора в такой колонии, как Трансвааль, где постоянно возникали вопросы, для решения которых требовалось квалификация опытного юриста, и после того как на нескольких процессах ему были сделаны публичные замечания со стороны присяжных, правительство попросило его подать в отставку. Нет необходимости говорить, что после этого он стал ярым противником англичан. Срок полномочий м-ра Крюгера в соответствии с законом истекал в ноябре 1877 года, и правительство посчитало необходимым его более не беспокоить. Основанием для отставки, о чем можно прочесть на стр. 135 «Синей книги» за этот период, послужило серьезное обвинение в причастности его к денежным махинациям. И он точно так же, правда, уже с удвоенной энергией, стал бороться за независимость страны. В последние месяцы 1877 — начале 1878 года выступления против британского правительства проходили открыто и наконец достигли таких угрожающих размеров, что сэр Шепстон по возвращении с зулусской границы в марте 1878 года, где он в течение нескольких месяцев обсуждал серьезный и спорный вопрос относительно пограничной линии с зулусами, счел необходимым издать суровый указ о незаконности антиправительственных выступлений и пропаганды, к нарушителям которого будут приниматься строгие меры в соответствии с законом. Однако этот указ, который требовал от населения, по словам простого люда, «не разевать своего рта», так и остался на бумаге, не возымев должного эффекта. 4 апреля 1878 года состоялось очередное заседание буров, на котором было принято решение направить в Англию вторую делегацию, на этот раз в составе господ Крюгера и Жубера и их секретаря м-ра Бока. Но и эта делегация, как и в первый раз, вернулась ни с чем. Сэр М. Хикс Бич в письме от 6 августа 1878 года утверждает, что «по многим причинам в настоящий момент невозможно… отказаться от суверенитета королевы».

Помимо внутренних неурядиц, правительство столкнулось с рядом других проблем. Во-первых, не был решен вопрос о границах с зулусами, что постоянно создавало угрозу новых пограничных конфликтов. В действительности, невозможно было предугадать, что произойдет через неделю или две. Ухудшились и отношения с Секукуни. Вспомните, как накануне аннексии этот вождь выразил свое искреннее желание стать британским подданным и даже уплатил часть штрафа, наложенного на него бурским правительством, гражданскому уполномоченному майору Кларку. В марте 1878 года его поведение по отношению к правительству неожиданно меняется — он фактически объявляет нам войну. Впоследствии из слов самого Секукуни выяснилось, что на этот шаг его толкнул некто из буров по имени Абель Эразмус, тот самый человек, который принимал непосредственное участие в зверствах во время первой войны с Секукуни, — он постоянно провоцировал его на возобновлении конфликта.

Я не предлагаю читателю подробного отчета о ходе боевых сражений, начавшихся в начале 1878 года и завершившихся только после окончания войны с зулусами, когда огромная действующая армия, куда входили также добровольцы и союзники из племени свази, возглавляемая сэром Гернетом Уолсли, нанесла жестокое поражение Секукуни, взяв его цитадель. Потери с нашей стороны были невелики, если иметь в виду белокожих воинов, свази же потеряли четыреста человек убитыми и пятьсот ранеными.

Задолго до того, как произошло последнее сражение, мощный удар нанесло небольшое войско, которое в лучшие времена состояло из двухсот добровольцев и сотни зулусов, под командованием смелого и мужественного майора Кларка. Со своим небольшим отрядом ему удалось сдержать натиск Секукуни и даже захватить ряд важных плацдармов. Во время сражений воины проявляли чудеса героизма, и особенно отличался майор Кларк, чье мужество, хладнокровие, ясность ума и собранность в момент опасности считаются непревзойденными в Южной Африке; и если бы внимание общественности в большей степени было сосредоточено на войне с Секукуни, он, несомненно, был бы удостоен высшей награды — креста Виктории.

Как-то раз, прибыв в один из отдаленных фортов, он узнал о том, что по вражескому отряду туземцев, появившемуся там накануне и поднявшему белый флаг, был нечаянно открыт огонь, после чего этот отряд ушел из форта. А так как в войне с туземцами он всегда считал превыше всего честь английского джентльмена, а ко всякого рода уловкам, хитростям и предательству даже по отношению к врагу относился с презрением, то, не теряя времени, тотчас же, возмущенный происшедшим, отправился в горы в сопровождении своего единственного туземца-слуги, совершенно безоружный, в местечко, откуда на днях прибыла в форт группа волонтеров, и там перед вождем племени принес свои извинения по поводу случившегося. Когда я представляю, с каким наслаждением воины Секукуни растерзали бы Кларка, если бы взяли его в плен (уж так он им сильно насолил), и насколько ужасной была бы, по всей вероятности, смерть этого достойнейшего человека, попадись он живым в руки этих мастеров изощренных пыток, то скажу откровенно — это был поступок мужественного человека, достойного высших похвал. Когда он поднимался в горы, то, наверное, понимал, что скорее всего его ждет смерть от рук этих несправедливо рассерженных дикарей. Когда Секукуни узнал о поступке Кларка, он так обрадовался, что вскоре выпустил на свободу пленного добровольца, которого, по всей вероятности, ждала мучительная смерть. Я должен добавить, что сам майор Кларк никогда не докладывал и даже не упоминал об этом инциденте, однако описание этого случая можно найти в послании сэра О. Лэньона государственному секретарю от 2 февраля 1880 г.

По стечению обстоятельств одновременно с политическими волнениями, имевшими место среди буров, поставивших перед собой цель добиться независимости, появилась отдельная группа лиц, недовольных политикой сэра Шепстона, добивающаяся его смещения с тем, чтобы на его место поставить некоего полковника Уиттерли. Обстоятельства этого возмутительного заговора настолько интересны, а сам заговор в такой степени отражает положение дел, с которыми сэру Шепстону приходилось сталкиваться, что я остановлюсь на них несколько подробнее.

После известных событий появилось много разочаровавшихся людей, которые ждали большего от аннексии, но чьи ожидания так и не оправдались. К числу таких людей относился и полковник Уиттерли, приехавший в Трансвааль управляющим одной из золотодобывающих компаний. Но вскоре ему это дело наскучило, и он решил принять активное участие в событиях, связанных с аннексией. Получив новое назначение, он в скором времени разочаровался и в нем и перешел в стан противников администратора. Могу сразу же заявить, что полковник Уиттерли, как мне кажется, на протяжении всего времени являлся пешкой в руках других заговорщиков.

Следующая примечательная фигура, причастная к этому делу, представляла собой симпатичного удальца, который называл себя капитаном Ганном де Ганном и которого в своей среде несколько непочтительно именовали тем самым Ганном того самого Ганна. Этого джентльмена, бывшая профессия которого сама по себе была весьма примечательна, когда проводилась аннексия, обнаружили в тюрьме, где он отбывал срок по обвинению в ряде совершенных им преступлений. Вскоре его отпускают на свободу, поскольку полковник Уиттерли проявил к нему особый интерес. Очутившись на воле, он обратился с просьбой к администратору издать правительственный указ о его реабилитации. В этом сэр Шепстон ему отказал, а потому, как он сам выразился в послании к верховному комиссару по этому поводу, капитан Ганн де Ганн тотчас стал «тем, кого в этой стране называют патриотом».

Третий человек из числа заговорщиков был по профессии юристом, он попал в какую-то неприятную историю в Даймонд Филдс и чувствовал себя оскорбленным в связи с тем, что высший суд вынес решение, запрещающее ему заниматься адвокатской практикой.

Четвертым был м-р Селье, редактор патриотического издания «Фолкстем», который, лишившись издательского контракта с правительством, решил, что в языке теперь не существует достаточно сильных слов и выражений, с которыми можно было бы обрушиться на членов правительства и особенно на его главу.

И конечно же, правомерен вопрос, какой заговор может обойтись без женщины? Да, действительно, женщина была — и кто бы вы думали? — г-жа Уиттерли, теперь, надо полагать, г-жа Ганн де Ганн.

Итак, эти джентльмены начали с того, что составили длинную петицию на имя сэра Бартла Фрера, верховного комиссара, в конце которой была просьба «перевести администратора в какую-нибудь другую сферу политической деятельности». Эту петицию «комитет», как они называли себя, разослал в разные уголки страны для сбора подписей, однако из этой затеи ничего не вышло; все дело заключалось в том, что буры протестовали против аннексии, а не против человека, который проводил ее в жизнь.

На этом этапе своей деятельности полковник Уиттерли попытался действовать через сэра Бартла Фрера, для чего и отправился в Капскую колонию. В письмах, которые он присылал оттуда г-же Уиттерли и которые впоследствии были предъявлены суду во время знаменитого бракоразводного процесса, содержалось много интересных деталей относительно его усилий в этом направлении. Мне кажется, он не подозревал, что затевали его союзники в Претории, но, являясь по характеру человеком очень слабым и тщеславным, был очень легко втянут в эту авантюру. Со всеми своими недостатками он все же остался джентльменом. После его отъезда «комитет» составил вторую петицию, в которой указывалось на «целесообразность немедленного отстранения от должности нынешнего администратора с тем, чтобы на его место временно назначить и рекомендовать для высочайшего рассмотрения ее королевским величеством кандидатуры английского джентльмена с высокими моральными качествами и честью, которому страна доверила свою судьбу». Английским джентльменом с высокими моральными качествами и честью являлся, конечно же, не кто иной, как полковник Уиттерли, чьего назначения «мы добиваемся искренне и настойчиво», поскольку он завоевал «любовь, доверие и уважение у буров, англичан и других европейцев, проживающих в этой стране». Но если сочинять петиции не составляет большого труда, то гораздо сложнее иногда заставить людей подписать их, как, впрочем, и случилось с документами, о которых идет речь. Когда члены «комитета» и сотрудники редакции газеты «Фолкстем» поставили свои драгоценные подписи под петициями, оказалось практически невозможным заставить кого-либо еще последовать их примеру. Но ведь петиция с десятком собранных подписей вряд ли произведет должное впечатление на имперское правительство, а собрать больше не удается.

Но, как говорится, голь на выдумки хитра, хитер на выдумки и «комитет» или отдельные его члены, а может быть, один из них. Если нельзя собрать настоящие подписи, то их в любом случае можно сфабриковать. Блестящая идея! И настолько она пришлась по вкусу, что очень скоро «комитетом» или отдельными его членами, а может быть, и одним из них было предъявлено не менее 3883 подписей, из которых 16 оказались настоящими, 5 вызывали сомнение, а все остальные были фиктивными. А джентльмен, кто бы он ни был, являющийся исполнителем в этом деле, — кстати, хочу заметить, что когда был арестован Ганн де Ганн, на кровати под его матрацем были обнаружены экземпляры петиций, идущих на подпись, — рассчитал дальнейшие ходы без ведома своего хозяина. Он либо не знал, либо забыл порядок, согласно которому высший чиновник, получающий подобные документы, тотчас же отправляет их чиновнику, на которого поступила жалоба. Так было и в этом случае, в результате чего и обнаружился подлог. Изобретательность автора или авторов этих петиций была просто поразительной, так как оказалось, что ни одна из подписей не была поддельной; все они были вымышленными и писались не одной рукой, а несколькими. Идея заключалась в том, чтобы записывать имена реальных людей, проживающих в стране, с внесением незначительных поправок в их имена. Таким образом, «Де Виллеры», к примеру, превращались в «Де Уиллеров», а «Ван Зил» — в «Ван Зула». Помнится, и мое имя оказалось в одной из петиций в слегка измененном виде. Некоторые имена придумывались, очевидно, ради шутки, как, например, «Жан Фернойкер», что означает «Джон обманщик».

Из всех лиц, прямо или косвенно причастных к этому мерзкому заговору, лишь один несчастный полковник Уиттерли принес свои извинения сэру Шепстону и вскоре после всех этих событий, участвуя в сражении при Камбуле, пал смертью храбрых. Капитан Ганн де Ганн и г-жа Уиттерли после небывалого бракоразводного процесса, который длился в течение двух недель, узнав о смерти полковника Уиттерли, решили обвенчаться и сейчас, по-моему, проживают в Претории. Юрист скрылся из виду, а м-р Селье по-прежнему издает эту замечательную газету «Фолкстем»; и если судить по содержанию речи, с которой он выступил недавно на одном из торжеств, организованном бурами, и которое, кстати, удостоил своим присутствием британский дипломатический представитель м-р Хадсон, то можно сказать, что его правая рука еще не забыла своего коварного почерка, а с его языка не перестали слетать едкие эпитеты, постоянно украшавшие колонки этого журнала. Он не упустит случая назвать англичанина «опасным и вредным» для государства элементом и под громкие возгласы толпы заявить о том, что он его презирает. Слова м-ра Селье пали на благодатную почву; в любой другой стране его давным-давно бы призвали к ответу за очернительство и клевету. Мне бы хотелось, чтобы на него обратили внимание предприимчивые ирландские газеты. Настолько свеж и силен его стиль, что, несомненно, он бы осчастливил любой ибернианский23 журнал.

Спустя некоторое время после мошеннических проделок Ганна де Ганна произошел печальный инцидент, имеющий отношение к правительству Трансвааля. Вскоре после аннексии английское правительство направило в Трансвааль для оценки финансового положения в стране м-ра Серджента, одного из полномочных представителей по делам колоний. Его неофициально сопровождали несколько человек, в том числе его сын м-р Дж. Серджент и капитан Паттерсон. Сам он возвратился в Англию, а эти двое остались в стране, решив там немного поохотиться на диких зверей. Приблизительно в это же время сэр Бартл Фрер собирался делегировать дружественную миссию к Лобенгуле, предводителю племени матабеле, находившегося в родстве с племенами зулусов, земли которых простирались до границ с Замбези. Этот вождь доставлял много неприятных хлопот, поощряя разбои на дорогах, от которых страдали торговые люди, поэтому хотелось установить с ним дружеские отношения. Капитану Паттерсону и м-ру Сердженту, которые могли бы совместить приятное с полезным, предложили отправиться к Лобенгуле с данным поручением. Они приняли это предложение и вскоре были на пути в Матабелеленд в сопровождении переводчика и нескольких слуг. Благополучно добравшись до места и выполнив данное им поручение, они затем отправились пешком к замбезийским водопадам, оставив переводчика с подводой. До водопадов было около двенадцати дней пути, с ними шли м-р Томас, сын местного священника, двое слуг-кафров и двадцать чернокожих носильщиков, которых дал им в дорогу Лобенгула. Через некоторое время неожиданно приходит известие о том, что все они погибли, отравившись питьевой водой; подробности их гибели сообщил Лобенгула.

Первое потрясение и неразбериха, вызванные этим известием, не дали возможности хотя бы друзьям погибших вплотную заняться расследованием обстоятельств трагедии, однако стоило лишь немного поразмышлять, как напрашивался вывод, что во всем этом деле существуют кое-какие неувязки. Например, все прекрасно знали, что капитан Паттерсон имел привычку, за которую мы его, кстати, очень часто высмеивали, во время походов, как бы ни донимала его жажда, всегда кипятить сырую воду, чтобы убить в ней микробы, поэтому его забывчивость выполнить данную меру предосторожности именно в тот момент выглядит довольно странно. Также любопытно, почему большинство носильщиков остались целы и невредимы, а все остальные без исключения погибли; кроме того, в тех местах не так-то просто отыскать воду настолько плохого качества, чтобы она могла отравить людей мгновенно, как это предполагалось в данном случае, конечно, если не допустить, что ее намеренно отравили. Все сомнения относительно версии об отравлении питьевой водой сменились четким представлением о том, как все было на самом деле, как только вернулась повозка с переводчиком и мы, сопоставив факты, смогли нарисовать ясную картину этого дьявольского преступления, жертвами которого стали наши несчастные товарищи и которое показало, на что способен кровожадный озлобленный дикарь, вбивший себе в голову мысль о том, что его интересам угрожает опасность.

Оказалось, что при первой встрече с Лобенгулой между ним и капитаном Паттерсоном состоялся далеко не дружеский разговор. Здесь я должен поставить читателя в известность о том, что у этого племени был реальный наследник, претендент на престол, человек по имени Круман. По каким-то причинам он покинул родину и некоторое время жил в Натале и служил садовником у сэра Шепстона. В дни, когда капитан Паттерсон и м-р Серджент прибыли со своей миссией в Матабелеленд, он проживал, насколько мне известно, в Трансваале. Капитан Паттерсон, которому был оказан далеко не теплый прием и который плохо разбирался в характерах туземных вождей, к несчастью для себя, — было ли это нечаянно или с умыслом, — в ходе беседы с Лобенгулой обронил несколько слов о Крумане. С этого момента отношение Лобенгулы к гостям круто меняется: оставив свой прежний тон, он становится нарочито вежливым; с этого же момента он принимает решение во что бы то ни стало избавиться от них, вероятно, из опасений за свою собственную судьбу, поскольку он мог полагать, что появление этих людей связано с планами осуществления переворота, в результате которого сам он будет низвергнут, а его место займет Круман, к которому большинство представителей его племени относится как к достойному преемнику.

Сделав дело, капитан Паттерсон сообщил вождю о своем намерении перед возвращением посетить замбезийские водопады, на что вождь отреагировал вполне доброжелательно, но вначале не хотел отпускать с ними юного Томаса, сына священника, однако после настойчивых уговоров капитана все же уступил. Нет никакого сомнения в том, что вождь питал добрые чувства к парню и не хотел включать его в список предполагаемых жертв.

Капитан Паттерсон являлся крайне педантичным человеком и среди прочих вещей имел привычку вести дневник. Этот дневник был найден и отправлен вместе с другими личными вещами в Преторию. В нем были обнаружены записи, которые он сделал накануне путешествия, где указывалось общее количество носильщиков и даже были записаны их имена. Мы также обнаружили подробные записи первых трех дней путешествия и утра четвертого дня, но далее записи обрывались. Последняя запись, очевидно, была сделана за несколько минут до гибели; здесь следует заметить, что в дневнике не было ни одной строчки о том, что будто бы партия в течение нескольких дней оставалась без воды, а затем нашла источник и он якобы оказался отравленным. Сами по себе эти факты мало что доказывают, но вот наступает любопытный момент всей истории, подтверждающий правоту старой пословицы — «Как веревочке не виться, а конец будет».

Оказывается, когда повозка, в которой ехал переводчик, подъезжала к Претории, где-то неподалеку от границы с землями Лобенгулы ей навстречу попались несколько кафров, — кажется, из племени бечуанов, — которые, приблизившись, попросили немного табаку и, разговорившись с возницей, поинтересовались, почему сюда он ехал полностью загруженный, а возвращается пустым. Возница стал жаловаться, рассказал о смерти своих хозяев, которые отравились водой, на что один из кафров отреагировал весьма своеобразно и рассказал ему следующую историю. Его брат со своими товарищами охотился неподалеку от этих мест на страусов; услышав прозвучавшие поблизости выстрелы, они поспешили туда в надежде встретить белых охотников, у которых можно было бы попросить немного мяса убитых животных. Очутившись у небольшого озера, они увидели тела трех белокожих мужчин и двух туземцев — готтентота и кафра, — лежащих на земле, вокруг которых стояла группа вооруженных кафров. Они сразу же спросили кафров, зачем те убили белых людей, но им приказано было помалкивать, поскольку сделано это было по «распоряжению вождя». Затем они узнали, как все произошло. В полдень белые люди устроили привал на берегу озера; один из носильщиков, подойдя к воде, неожиданно закричал, что видит в ней огромную змею. Капитан Паттерсон подбежал, склонился над водой и тут же был убит наповал ударом топора. Остальных туземцы перестреляли и закололи ассегаями. Далее кафр описал одежду, которую его брат видел на телах убитых, а также некоторые вещи, подаренные им убийцами, что не оставляло почти никаких сомнений в подлинности его рассказа. Вот так и закончилась миссия в Матабелеленд.

Этот случай обошел внимание общественности по той простой причине, что не представлялось возможным призвать Лобенгулу к ответу; кроме того, не так-то просто было предъявить законные улики, опровергающие ловко придуманную историю с отравленной водой, поскольку любой человек, рискнувший добраться до места побоища, вероятнее всего стал бы жертвой похожего несчастного случая.

Остается искренне надеяться, что рано ил и поздно справедливость восторжествует и виновные в этом злодейском убийстве получат по заслугам.

Начало нового 1879 года ознаменовали два события: были развязаны боевые действия в Зулуленде и пришло известие об ужасной трагедии в Изанзлване, обрушившееся на Преторию как гром среди ясного неба. Однако для тех, кто был мало-мальски знаком с тактикой зулусов и планом наступления, разработанным английским командованием, эти события не являлись чем-то неожиданным. Мне же доподлинно известно, что лорду Челмсфорду было передано уведомление через одного командующего офицера в Претории, предостерегающее его о возможных последствиях, если он намерен придерживаться своего плана наступления; автором его был некий джентльмен, чье положение, богатый опыт общения с зулусами и знание их тактических приемов имели определенный вес. Если это послание вообще попало лорду в руки, то, вероятнее всего, он не обратил на него никакого внимания.

О надвигающейся катастрофе знали несколько человек, большая же часть гражданского населения и военнослужащих понятия не имела о том, что их ждет; преобладало общее настроение, что справиться с Кетчвайо не составит большого труда; велико же было потрясение, когда пришли известия из Изанзлваны, тем более что они были сильно преувеличены, когда дошли до Претории. Я никогда не забуду, как выглядел город в то утро: деловая жизнь в городе замерла, на улицах можно было видеть небольшие группы разговаривающих между собой людей с испуганным выражением на лицах, и не удивительно — ведь почти каждый тогда (после этого кровавого побоища) потерял близкого ему человека или друга, многие недосчитались своих сыновей и братьев. В числе этих людей был и сэр Т. Шепстон, у которого погиб сын; одно время ему казалось, что он потерял всех троих.

Вскоре после этого события сэр Теофил отбыл в Англию для обсуждения с государственным секретарем ряда проблем, связанных с ситуацией в Трансваале, увозя с собой уважение и любовь всех, кто его знал, в том числе и большинства недовольных буров. Его преемником стал полковник Оуэн Лэньон, назначенный исполняющим обязанности администратора на время отсутствия сэра Шепстона.

Известие о нашем поражении буры восприняли с великой и нескрываемой радостью — по крайней мере, более упорная и непримиримая их часть. Когда Англия находилась в беде, буры не упустили возможность воспользоваться этим. Так, среди населения были распространены приглашения принять участие в массовом митинге, который планировалось провести 18 марта в местечке в тридцати милях от Претории. К туземным вождям направились эмиссары, которые уговаривали их последовать примеру Кетчвайо и истреблять всех англичан, попадающихся под руку; самым активным из них был человек по имени Соломон Принсло. Однако туземцы, несмотря на угрозы в их адрес, как один отказались от этого предложения.

Не следует считать, что все буры, участвующие в подобных митингах, поступали по своей воле; напротив, очень многих из них принуждали к этому силой, поскольку было очевидно, что английские власти не в состоянии защитить их. Уклоняющимся грозили разного рода наказаниями и расправами: им говорили, что когда англичане будут изгнаны, из них сделают билтонг (т.е. разрежут на кусочки и повесят сушить на солнце). Немногие, к счастью для самих себя, оказались достаточно мужественными, чтобы, искушая судьбу, отказаться прийти на митинг, те же, кто не смог устоять, вынуждены были, как только началась война, покинуть страну.

Так или иначе, но в результате своей бурной деятельности бурам удалось собрать на митинг вооруженный отряд из трех тысяч человек, которые, по всей видимости, затевали недоброе.

Приблизительно в то же самое время в Претории был сформирован кавалерийский корпус, состоящий в основном из джентльменов и известный под названием «Преторийская конница». Ему следовало подойти к зулусской границе и расположиться там лагерем, поскольку в этом районе срочно требовалась конница, хорошо ориентирующаяся на местности. С учетом чрезвычайной обстановки должностных лиц тоже принимали в этот корпус, чем незамедлительно воспользовался и я, после чего был выбран на одну из лейтенантских должностей24. Но в конечном итоге корпус не был направлен в Зулуленд по причине надвигающейся угрозы со стороны буров, поэтому он и был оставлен, чтобы сдерживать эту угрозу. Как офицер корпуса я получил задание налегке с небольшим отборным отрядом из прекрасных наездников обеспечивать постоянную связь между лагерем буров и администратором. Для меня это было интересное и захватывающее дело. Мой штаб располагался на постоялом дворе в двадцати пяти милях от Претории, куда наши агенты прибывали каждый вечер с докладом о положении дел и откуда, если на дороге не было опасности, я отправлял письмо в ставку; в случае, если у меня возникали опасения за посыльных, которых мог на дороге схватить и обыскать бурский патруль, я вместо письма отправлял разноцветные ленточки в зависимости от того, что хотел передать. Через каждые шесть миль почти круглосуточно на дороге дежурил свежий конный разъезд, скрывающийся среди деревьев и камней, в задачу которого входило принятие пакета или ленточки и быстрая доставка их следующему разъезду; таким образом, нам удавалось доставлять донесения в город менее чем за полтора часа.

Пару раз на постоялый двор заезжали буры и грозились перестрелять нас, но поскольку нам было дано распоряжение действовать только в том случае, если жизни угрожает реальная опасность, то мы не обращали на них внимания. Офицер, прибывший мне на смену, не успел пробыть там и двух дней, как на их отряд напала огромная толпа вооруженных буров, которые погнали их назад в Преторию и от которых им удалось уйти только благодаря резвым скакунам.

Между тем буры подходили все ближе к городу, пока наконец не расположились лагерем в шести милях от него, практически блокировав все подходы. Деловая жизнь в городе замерла, дома превращались в крепости, военные, а также лица из многочисленных добровольческих отрядов занимали наиболее выгодные позиции. Здание, в котором в мирное время размещалась правительственная конюшня, досталось в распоряжение Преторийской коннице, и, несмотря на то что нам, несомненно, оказали высокую честь, я должен честно признаться, что моих сил едва бы хватило даже на один месяц пребывания в конюшне, которую не чистили в течение ряда лет. Тем не менее, углубив колодцы и воздвигнув бастионы с площадками для стрелков, мы превратили ее в превосходную крепость, правда, уязвимую для артиллерии. Мы выставляли ночной дозор, так как больше всего боялись нападения ночью, но в целом, все меры были приняты для того, чтобы отразить атаку, которую мы ждали ежечасно, и мне кажется, что только благодаря такому состоянию боевой готовности нападения не произошло.

Пока шел митинг, накаливший страсти до такого предела, что война уже казалась неизбежной, сэр Бартл Фрер прибыл в Преторию, где провел несколько бесед с бурскими лидерами, в ходе которых они продолжали выдвигать требования о своей независимости, не идя ни на какие уступки. После долгих дебатов совещание было прервано, правда, без призыва взяться за оружие. Однако в ходе этого совещания его участники взяли на себя ряд правительственных полномочий, вплоть до введения чрезвычайного положения в стране. Основная причина отказа от дальнейшего участия в работе совещания заключалась в том, что война с зулусами приближалась к концу, а бурские лидеры понимали, что в связи с этим у англичан в скором времени появится достаточно сил, чтобы сломить всякую попытку вооруженного восстания; кроме того, они также отлично понимали, что очень долго не может все сходить им с рук. В течение почти двух месяцев буры безнаказанно нарушали законы страны, угрожали войной и смертью верным подданным ее королевского величества и довели страну до состояния хаоса и анархии. Этот урок не прошел для них даром, однако после этого они затаились в ожидании лучших времен.

На прощальном обеде, устроенном в его честь в Почефструме, сэр Бартл Фрер воспользовался возможностью и заверил лояльно настроенных граждан страны в том, что Трансвааль навсегда останется английским протекторатом.

А тем временем «в Египте появился новый фараон» в лице сэра Гернета Уолсли, и 29 июня 1879 года он уже ставит в известность об этом сэра О. Лэньона, не забыв выразить простым и понятным языком свое несогласие с проводимой им политикой по отношению к Секукуни, надеясь, что «в будущем будут выполняться только его распоряжения».

Закончив приготовления для наведения порядка в Зулуленде, сэр Гернет отправляется в Преторию, где после принятия присяги энергично берется за исполнение обязанностей губернатора. Должен заметить, что, занимаясь проблемами Трансвааля, он проявил рассудительность и превосходное понимание нужд страны, главным образом, необходимости жестких форм правления; а все дело, как мне кажется, заключалось в том, что, пользуясь большой популярностью у английских властей на родине, он чувствовал, что может заручиться их поддержкой во всех своих делах — привилегия, недоступная для большинства губернаторов, которые никогда не знают, что готовит им день грядущий, ведь вас легко могут вышвырнуть за борт корабля, как ненужный балласт во время кораблекрушения.

Сэр Гернет начал с того, что обратился с воззванием к народу. Вот его слова: «В связи с тем, что, несмотря на неоднократные заверения полномочного представителя ее величества на этой территории в незыблемости установленного порядка, среди отдельных подданных ее величества возникли неуверенность и опасения по поводу намерений правительства ее величества в отношении поддержания порядка в стране и сохранения суверенитета на всей территории Трансвааля. В связи с возникшей необходимостью устранить раз и навсегда причины, вызывающие эту неуверенность и опасения, я сейчас, от имени и по поручению ее величества королевы провозглашаю и довожу до сведения всего населения страны, что территория Трансвааля по воле и решению правительства будет отныне и навечно являться составной и неделимой частью доминионов ее величества в Южной Африке».

Увы! Подход сэра Уолсли к оценке этого торжественного воззвания, произнесенного от имени ее величества, чье слово до сих пор считалось священным, существенным образом отличается от подхода м-ра Гладстона и его правительства.

Боевые действия сэра Г. Уолсли против Секукуни оказались весьма успешными и представляли собой одну из самых превосходно организованных военных кампаний, которые когда-либо имели место в Южной Африке. Был нанесен один удар, один единственный, но он был сокрушителен. Безусловно, секрет успеха заключался в численном превосходстве его армии, но не только в этом; важную роль в подобного рода кампаниях играет грамотное осуществление управления войсками, особенно в условиях, когда приходится иметь дело с туземцами. Издержки, связанные с проведением данной кампании, не считая прочих военных расходов, составили свыше 300 тыс. фунтов.

Еще один верный шаг, предпринятый сэром Гернетом, заключался в том, что им были сформированы исполнительный и законодательный советы, для чего в ноябре 1880 года с Даунинг-стрит была отправлена жалованная грамота. Тем временем буры, игнорируя последнее воззвание, по их мнению мало отличающееся от всех остальных, провели очередной массовый митинг, на котором они продвинулись на шаг вперед, объявив о созыве правительства, которое должно было вступить в сношения с английскими властями. Они прекрасно усвоили, что отныне могут поступать так, как им заблагорассудится, не неся при этом никакой ответственности, правда, при условии воздержания от таких крайних мер, как расправа с англичанами. Однако им еще предстояло убедиться, что они способны пойти даже на это. По окончании митинга слова благодарности были направлены в адрес «м-ра Леонарда Кортни из Лондона и других членов английского парламента». Бурские лидеры поступили мудро, взявшись за обработку м-ра Кортни из Лондона.

После митинга были арестованы по обвинению в измене один из ведущих лидеров Преториус и секретарь Бок. Началось предварительное следствие по их делу; но поскольку государственный секретарь, сэр М. Хикс Бич, вел себя очень робко и нерешительно во время следствия, а местные власти сомневались в поддержании приговора, то обвинение так и не было вынесено, что принесло больше вреда, чем пользы, поскольку лишний раз указало на политическое бессилие правительства. Вскоре после этого сэр Уолсли меняет свою тактику и вместо заключения Преториуса в тюрьму предлагает ему место в исполнительном совете с соответствующим жалованием. Это был более разумный ход, поскольку Преториус тут же клюнул на приманку, заявив о своей готовности войти в состав правительства, правда, через некоторое время, потому что в тот момент он не мог этого сделать открыто, иначе потерял бы свое влияние среди тех, кого впоследствии бурские лидеры собирались с его помощью привлечь на свою сторону. Однако похоже, что м-р Преториус так и не вошел в состав исполнительного совета, вероятно, по причине боязни общественного мнения.

В декабре 1879 года перед бурами открылись новые перспективы, так как в наступление перешел м-р Гладстон, который в ноябре месяце выступил с резкой критикой политики правительства консерваторов. Эти мидлотианские25 идеи проникли во все уголки земного шара, но я беру на себя смелость заявить, что больше всего от них пострадала Южная Африка; во всяком случае они раньше всех принесли здесь свои плоды. Не следует полагать, однако, что м-ра Гладстона на самом деле беспокоила судьба Трансвааля или его независимость, когда он поливал грязью правительство консерваторов, обвиняя его в актах беззакония и произвола, выразившихся в аннексировании независимого государства. Напротив, поскольку в то время он открыто не выступал против аннексии (когда лорд Кимберли заявил, что, по всей видимости, она неизбежна), а придя к власти, отказался отменить ее, можно предположить, что на самом деле он ее поддерживал или, по крайней мере, рассматривал как неизбежное зло. Как бы то ни было, для лошади годится любой кнут, а Трансвааль оказался излюбленной темой для дискуссии, когда необходимо было покритиковать правительство. Ему было неизвестно или же безразлично, какой эффект могли произвести его небрежно брошенные фразы на невежественных буров, проживающих за тысячи миль от этих мест; многие же из тех, чьи кости теперь тлеют в африканских долинах, были бы сегодня целы и невредимы, если бы эти фразы вообще не произносились. Тогда впервые буры поняли, что, делая правильные ходы и оказывая достаточное давление, можно добиться, в случае прихода к власти партии либералов, возможности манипулировать ею в своих интересах.

В тот момент, когда произносились мидлотианские речи, возник реальный шанс уменьшить опасность разрастающихся волнений; сэру Уолсли удалось перетянуть на свою сторону Преториуса, а буры, в целом, уже устали от массовых митингов. К сэру Уолсли обратились с заявлением несколько буров из Почефструма, выражающие свой протест против поддержки антиправительственных выступлений, что с учетом применявшейся тогда тактики запугивания недовольного населения могло расцениваться как благоприятный признак.

Но когда буры стали постепенно понимать, что великий английский министр открыто встал на их сторону и что, возможно, в скором времени он станет всемогущим, они воспрянули духом. Теперь они могли пойти к сомневающимся и сказать: правда на нашей стороне, потому что, какие бы чувства мы при этом ни испытывали, сам великий Гладстон так считает. А в марте 1880 года на одном из заседаний комитета эти сомневающиеся уже сами зачитывали письмо м-ру Гладстону, в котором его благодарили за «огромное участие в их судьбе» и выражали надежду на то, что в случае прихода к власти он их не забудет. Фактически наш великий министр и бурские повстанцы прекрасно между собой договорились, поскольку интересы их совпадали, а цель была одна — свергнуть правительство консерваторов. Однако если бы каждый лидер оппозиции занимался интригами или поддерживал интриги тех, кто стремится к подрыву власти ее величества, будь то буры или ирландцы, с тем, чтобы расчистить себе дорогу к власти, то в конечном итоге от этого пострадала бы только страна.

Но какие бы мотивы ни руководили действиями оппозиции, правительство ее величества и его уполномоченный сэр Гернет Уолсли твердо стояли на своих позициях и были верны своим принципам, о чем свидетельствуют их слова и поступки. Послушаем, что говорил в Претории сэр Гернет на банкете, устроенном в его честь: «Мне сообщили, что этим господам (бурам) посоветовали продолжать бунтовать по-старому, поскольку смена правительства в Англии может дать им шанс восстановить в стране старые порядки. На такое могут пойти только люди, совершенно не разбирающиеся в английской политике. Я вам заявляю, что нет такого правительства, будь то виги или тори, либералы, консерваторы или радикалы, которые бы осмелились при любых обстоятельствах снова уступить эту территорию. Они бы не решились на это, потому что английский народ им бы этого не позволил. Отдать назад страну, для чего? Для того, чтобы ей вновь угрожали извне, чтобы ей угрожали своим вторжением враждебные племена, чтобы должностные лица месяцами не получали жалования, чтобы не уплачивались налоги? Коли это повторится вновь, страну ждет внешняя интервенция, анархия внутри страны и гражданская война, всяческие беды и нищета; паралич торговли и разрушение собственности».

Очень интересно читать данный абзац в свете уже произошедших событий. В следующий раз сэр Гернет Уолсли, вероятно, будет более осторожным в своих высказываниях относительно дальнейшего хода развития событий, в особенности когда они уже будут находиться под контролем правительства радикалов. Это ясное и недвусмысленное заявление сэра Гернета оказало сильное воздействие на лояльно настроенных жителей Трансвааля, наряду с телеграммой, полученной от государственного секретаря со следующим содержанием: «Вы можете твердо заверить граждан в подлинности всех заявлений относительно неспособности правительства ее величества оказать поддержку тем, кто выступает с предложениями об отказе от суверенитета королевы». Под воздействием всех этих деклараций многие англичане перебрались в Трансвааль и там обосновались, а проживающие в стране вложили все свои денежные средства в дело, будучи уверенные в том, что их собственность не будет изъята и возвращена бурам. Волнения, вызванные выступлениями м-ра Гладстона, стали утихать, о его речах на время забыли, погашались задолженности по налогам, а общее состояние дел, по мнению сэра Уолсли, было таковым, что дало ему повод в апреле 1880 года в послании государственному секретарю выразить уверенность в стабилизации обстановки.26 Он был действительно в этом настолько уверен, что, говорят, по его совету был выведен кавалерийский полк, дислоцирующийся на территории, — экономически обоснованный шаг, но в то же время явившийся непосредственной причиной восстания.

Читатель помнит финансовое положение страны накануне аннексии — это было состояние полного финансового банкротства. За три года британского правления мы обнаруживаем, что несмотря на нестабильность обстановки, общие статьи государственного дохода за первый квартал 1879 г. и соответствующий период 1880 г. составили 22773 и 47982 фунта соответственно, иными словами, в последний год британского правления доход страны более чем удвоился и составил порядка 160 тыс. фунтов, т.е. в среднем поквартально в пределах 40 тыс. фунтов, следует, однако, иметь в виду, что эта сумма в последующие годы существенно бы возросла, может быть, даже удвоилась. Во всяком случае, этого дохода было бы вполне достаточно, чтобы превратить провинцию в одно из самых процветающих государств в Южной Африке и дать ей возможность в ближайшие сроки погасить все задолженности британскому правительству и обеспечить себя достаточным количеством средств на оборонные нужды. Торговля, полностью парализованная в апреле 1877 года, тоже быстро пошла в гору. Уже в середине 1879 года государственная комиссия при торговой палате указывала в принятой ею резолюции на тот факт, что торговый оборот в стране за два года значительно возрос и достиг 2 млн. фунтов стерлингов в год и что вся торговля находится в руках людей, поддерживающих английское правительство. Далее указывалось, что более половины земельного налога оплачивали англичане или другие европейцы, враждебно настроенные по отношению к бурскому правительству. Земля также очень быстро поднялась в цене, о чем говорит следующий пример. Где-то год спустя после аннексии мы с приятелем приобрели небольшой участок на окраине Претории, который вместе с построенным на нем коттеджем обошелся нам в 300 фунтов. К счастью, накануне восстания мы решили его продать и без труда взяли за него 650 фунтов. Думаю, что теперь за него не дадут и пятидесятифунтовой банкноты.

В заключении главы мне бы хотелось привлечь внимание читателя к замечательной переписке между бурскими лидерами и их другом м-ром Кортни. Подразумевалось, что письмо, о котором пойдет речь, датированное 26 июня, написано господами Крюгером и Жубером, но очевидно, что его авторами являлись члены или один член голландской партии, и отправлено оно было из Капской колонии. Об этом говорит сам стиль письма, использование таких терминов как «сатрап», а также ссылки на Наполеона III и Каина, о которых господа Крюгер и Жубер вряд ли имели большее представление, чем о Перу или инках. Упомянув в нескольких словах о прежней переписке, авторы с бурей восторга говорят о падении правительства консерваторов, а затем делают резкий выпад в адрес сэра Бартла Фрера. «Упрямый сатрап» на протяжении всего письма характеризуется как лжец, ему же приписывается любое низменное побуждение. Сам факт, что м-р Кортни поощрял подобного рода шедевры, вполне достаточен для того, чтобы понять, почему отдельные бурские лидеры после войны хвастливо заявляли, что на восстание их вдохновил один из членов британского правительства.

В конце письма и на той же странице «Синей книги» напечатана телеграмма, датированная 1 августа 1880 года, об отзыве сэра Б. Фрера. Складывается впечатление, будто второй документ является логическим продолжением первого. Но как бы там ни было, ясно одно: отношение нового правительства ее величества к сэру Б. Фреру от чувств, выраженных в письме бурских лидеров м-ру Кортни, отличал лишь способ словесного выражения, в то время как их общая цель — избавиться от него — полностью совпадала с целями, преследуемыми представителями голландской партии в Южной Африке.

Глава V. Восстание буров

Приход м-ра Гладстона к власти. — Его письма в адрес бурских лидеров и лоялистов. — Аннексия не отменяется. — Поощрение буров влиятельными членами партии радикалов. — Безейденхаутский инцидент. — Переброска войск в Почефструм. — Массовый митинг 8 декабря 1880 года. — Назначение триумвирата и провозглашение республики. — Заявление буров, адресованное сэру О. Лэньону. — Начало военных действий в Почефструме. — Защита здания суда майором Кларком. — Расправа с отрядом 94-го полка под командованием полковника Анструтера. — Доктор Уорд. — Ликование буров. — Введение военного положения в Трансваале. — Жители Претории оставляют свои дома. — Превосходная организация обороны города под руководством сэра Оуэна Лэньона. — Очередное заявление буров. — Его безосновательность. — Жизнь в осажденной Претории. — Расправа буров с туземцами. — Лояльность туземных вождей. — Их желание принять участие в войне против буров. — Буры закрепляются на перевале Лейнгс Нэк. — Прибытие сэра Джорджа Колли в Ньюкасл. — Обстановка в городе. — Наступление на Лейнгс Нэк. — Отчаянный характер наступления. — Как буры восприняли победу. — Битва при Ингого. — Наше поражение. — Страдания раненых. — Майор Эссекс. — Вступление буров в Наталь. — Постоянные тревоги. — Ожидаемое нападение на Ньюкасл. — Неспособность организовать оборону города. — Прибытие подкреплений и отход буров к перевалу Лейнгс Нэк. — Командирование генерала Вуда за новым подкреплением. — Гора Маюба — Наше поражение и смерть сэра Дж. Колли. — Причина поражения. — Как буры истолковывают наше поражение. — Тактика сэра Дж. Колли.


Когда к власти в стране пришли либералы, м-р Глад-стон счел неудобным придерживаться политического курса в отношении Трансвааля, о котором он неоднократно заявлял в своих выступлениях, будучи лидером оппозиции. Более того, он сделал заявление в парламенте о невозможности отмены аннексии, а 8 июня 1880 года в ответе на петицию буров, где они просят его выполнить свое обещание и отменить аннексию, мы находим следующие слова: «Взвесив все обстоятельства, касающиеся Трансвааля и других государств Южной Африки, с целью недопущения возобновления беспорядка, которые могли бы привести к катастрофическим последствиям не только в Трансваале, но и в масштабах всей Южной Африки, мы приходим к выводу о „нецелесообразности лишать королеву ее суверенитета в Трансваале; напротив, в целях сохранения этого суверенитета нам бы хотелось, чтобы белое население Трансвааля пользовалось полными правами и свободами наравне с другими гражданами республики для решения своих внутренних проблем. Мы считаем, что данные права и свободы очень скоро будут вполне доступны гражданам Трансвааля, являющегося членом южноафриканской конфедерации“.

Допустив, что смысл написанного соответствует действительности, можно сделать вывод о том, что Трансвааль предполагают оставить английской колонией с соответствующей формой государственного правления, если будет принята схема устройства страны на конфедеративной основе. Однако в своем послании от 1 июня 1881 года, адресованном несчастным трансваальским лоялистам, к которым он испытывает чувство «глубокого уважения и симпатии», м-р Гладстон истолковывает смысл сказанного таким образом: «Насколько мне известно, имеется заявление относительно данного мной обещания не возвращать страну бурам. Но не говорится, при каких обстоятельствах было дано это обещание и в какое время. Если имеется в виду мое письмо господам Крюгеру и Жуберу от 8 июня 1880 года, то мне кажется, содержание этого письма не соответствует данному заявлению. Кроме того, мне непонятно, каким образом или в какой степени полная свобода решать свои собственные проблемы, о чем было сказано, когда упоминалось о намерении правительства ее величества сделать эти права и свободы доступными белому населению Трансвааля, противоречит предпринимаемым в настоящий момент усилиям по урегулированию положения в стране, если это не затрагивает интересы тех лиц, представителем которых является ваш комитет».

Подобную игру слов, откровенно говоря, можно было бы расценивать как явное оскорбление. Неужели м-р Гладстон не мог обойтись без того, чтобы не задеть своими язвительными фразами чувств и без того глубоко оскорбленных верных подданных ее величества? Если задать ему этот вопрос, то наверняка можно было бы услышать ответ, что у него не было ни малейшего желания насмехаться над ними; но ведь если он нарочно заявляет, что нет никакой разницы, будут ли они оставаться подданными ее величества при ответственном правительстве или же станут прислуживать «господам», которые еще вчера выступали против них и власти ее величества с оружием в руках, то это ли не издевательство и насмешка над чувством собственного достоинства граждан?

Попутно замечу, что, отвечая на прошение лоялистов, с которым они обратились к нему в мае 1880 года, он сообщает о том, что уже поставил в известность бурских представителей о решении не пересматривать вопроса об аннексии. Несмотря на то, что м-р Гладстон, вне всякого сомнения, является величайшим мастером современности по части каламбура, даже его гениальных способностей явно не хватило для того, чтобы убедить беспристрастного читателя в своей непричастности к обещаниям по поводу сохранения Трансвааля.

Кстати, имеются и другие факты, свидетельствующие о его нежелании оставлять страну бурам, на чью сторону он встал, скорее всего, исключительно ради стремления набрать побольше очков в предвыборной борьбе. Если бы это действительно входило в его планы, он осуществил бы задуманное после вступления в должность; на самом же деле, как показали события, остается только глубоко сожалеть, что он этого не сделал, поскольку, как бы отрицательно ни расценивался его шаг, в любом случае он выглядел бы гораздо приличнее, чем наша безоговорочная капитуляция после трех серьезных поражений. Тогда еще можно было востребовать часть неуплаченных долгов, научить буров обходиться с туземцами по-человечески, компенсировать ущерб лояльно настроенным гражданам Трансвааля, не имеющим возможности более проживать в этой стране, поскольку в тот момент было гораздо легче договориться с бурами, нежели после того как они одержали победу над нами. С другой стороны, мы бы упустили уникальную возможность доказать на практике величайшую и самую потрясающую из радикальных теорий, которая пока еще является лучом света в этой темной стране. И хотя м-р Гладстон официально выступил против возврата страны, переговоры по этому вопросу с бурскими лидерами, тем не менее, шли, и к тому же при посредничестве ряда видных представителей партии радикалов, которые, как известно, дошли до того, что стали подстрекать буров на вооруженное восстание. После капитуляции, когда в Англию прибыл по поручению лоялистов м-р Уайт, он подтвердил это в своем выступлении на общем митинге и далее заявил, что в его распоряжении имеются необходимые доказательства этого факта. Он даже назвал имя джентльмена, причастного к этому делу, от чего тот, естественно, отрекался. Я же, со своей стороны, не смог обнаружить в заявлениях м-ра Уайта каких-либо противоречий.

Как бы то ни было, но после передышки волнения в Трансваале неожиданно приняли еще более широкий размах. А началось все из-за человека по фамилии Безейденхаут, который отказался заплатить налог. Суд тогда вынес решение изъять у него повозку и продать ее с молотка, однако этому помешала толпа рассерженных буров, которые столкнули аукциониста с повозки и оттащили ее в сторону. Это произошло 11 ноября 1880 года. Когда в Претории стало известно об инциденте, сэр Оуэн Лэньон выделил несколько рот от 21-го полка под командованием майора Торнхилла и направил их на подмогу ландросту, который должен был арестовать мятежников; кроме того, специальным посыльным при суде ландроста в Почефструме был назначен капитан Рааф, которому были даны полномочия по набору группы констеблей для оказания ему помощи при проведении арестов. Прибыв в Почефструм, капитан Рааф увидел, что без вооруженного отряда невозможно было провести ни одного задержания. 26 ноября сэр О. Лэньон, осознавая всю серьезность ситуации, телеграфировал сэру Джорджу Колли о необходимости вернуть в Трансвааль 58-й полк. Сэр Джордж отвечал, что вряд ли сможет обойтись без него по причине «ожидаемого со дня на день начала войны с пондо и возможного обращения за помощью к Капской колонии» и что на защиту правительства должны встать верные ему граждане.

Очевидно, что буры с некоторой долей проницательности выбрали самый подходящий момент для начала боевых действий. Правительство Капской колонии завязло в войне с племенем басуто, поэтому на его помощь рассчитывать не приходится; сэр Г. Уолсли отправил из страны единственный кавалерийский полк, находившийся в распоряжении правительства, и наконец, совсем недавно по распоряжению сэра О. Лэньона отряд в количестве трехсот обученных добровольцев, главным образом, если Не полностью, сформированный из числа верных правительству граждан, был переброшен в район, где шла война с племенем басуто, что серьезно отразилось на положении и без того небогатой людскими ресурсами страны.

Между тем 8 января буры наметили провести массовый митинг, где предполагалось обсудить письмо м-ра Гладстона, однако безейденхаутский инцидент на целый месяц ускорил это мероприятие, и новой датой было объявлено 8 декабря.

Впоследствии митинг переносили на пятнадцатое число, затем снова на восьмое. Прилагались все усилия для того, чтобы обеспечить присутствие как можно большего числа граждан (уклоняющимся грозили расправой); предпринимались попытки убедить вождей в необходимости направить также и своих представителей на митинг и принять участие в выступлениях против англичан. Однако из этого ничего не получилось. Митинг состоялся в местечке под названием Парде Крааль и закончился неожиданным провозглашением республики и назначением всем известного триумвирата в лице м-ра Крюгера, Жубера и Преториуса. Затем эти господа проследовали в Гейдельберг, небольшой городок милях в шестидесяти от Претории, и 16 декабря официально объявили о провозглашении республики, зачитав длинное воззвание, в котором были подведены итоги событий за несколько последних лет и представлены перспективы будущих взаимоотношений с английскими властями. Условия, предложенные в этом документе, практически совпадают с условиями, на которые правительство ее величество в конечном итоге дало свое согласие, за исключением пункта, где говорилось о желании бурских лидеров войти в состав конфедерации и в своей политике по отношению к туземным племенам придерживаться общих принципов, предусмотрены положением о «колониях и государствах Южной Африки». Тогда нам были предложены более либеральные условия по сравнению с теми, на которые мы в конечном итоге вынуждены были дать свое согласие уже в совершенно иной обстановке и при новых обстоятельствах.

Воззвание было направлено сэру О. Лэньону, а к нему прилагалось письмо, где есть такие слова: «Мы торжественно заявляем, что не желаем проливать кровь и не хотим войны. От вас зависит, возьмемся ли мы за оружие, чтобы защищать самих себя… Ждем вашего ответа в течение двух суток».

Прошу читателя обратить особое внимание на эти строки, поскольку в них находится ключ к пониманию всех последующих событий.


Письмо с воззванием было получено в правительственной резиденции в Претории в пятницу 17 декабря в 10.30 вечера. Ответное послание сэра Лэньона было вручено посыльному в воскресенье 19 декабря во второй половине дня, т.е. с момента его прибытия не прошло и полутора суток; послание вряд ли могло дойти до лагеря повстанцев, расположенного в шестидесяти милях от города, до наступления утра следующего дня, т.е. 20 декабря. А в этот день, примерно в час по местному времени, на восьмидесятом километре дороги между Мидделбургом и Преторией было совершено нападение на четвертый отряд 94-го полка, который был уничтожен силами, направленными из Гейдельберга для этой цели несколькими днями раньше. 16 декабря, в тот самый день, когда в Преторию было отправлено воззвание триумвирата с изложенными в нем условиями и самыми торжественными заверениями о нежелании участвовать в кровопролитии, многочисленная бурская армия наступала на Почефструм. Вот вам цена этих искренних заверений.

В преамбуле ответного послания сэра Лэньона приводились факты совершенных повстанцами незаконных действий, в том числе «провоцирование туземных граждан, проживающих в этой провинции, на вооруженные выступления против правительства ее величества», объявлялось о передаче полномочий офицеру, командующему войсками ее королевского величества, и было дано обещание о помиловании всех, кто сложит оружие и разойдется по домам.

Начались боевые действия в Почефструме, городе, считавшемся колыбелью восстания. Почефструм в отличии от Претории, которая является, вернее, являлась чисто английской столицей, — это город, в котором в большей степени преобладали пробурские настроения. Сэр Оуэн Лэньон, как указывалось выше, направил туда небольшую группу солдат для оказания помощи гражданским властям и назначил специальным уполномоченным в этой провинции майора Кларка, офицера мужественного и хладнокровного.

Первым шагом, который предпринял майор Кларк вместе с капитаном Раафом, была попытка собрать отряд добровольцев, закончившаяся полной неудачей. Те из горожан, которые в душе были настроены против буров, во многом зависели от соседей-фермеров, с которыми у них были налажены деловые связи, а после заявлений м-ра Гладстона они, по всей видимости, стали глубоко сомневаться в прочности позиций англичан, поэтому бессмысленно было взывать к их гражданским чувствам. Когда начались военные действия, за бурами, проживающими в окрестностях Почефструма, числился долг в семьдесят-восемьдесят тысяч фунтов стерлингов, который они должны были вернуть городским предпринимателям, сумма достаточно солидная, чтобы понять, почему они так тепло встретили англичан. Последующие события показали, что лавочники из Почефструма действовали очень разумно.

15 декабря буры в большом количестве появились в городе и захватили типографию, в которой отпечатали воззвание, уже упоминавшееся выше. Майор Кларк предпринял две попытки войти в здание типографии, чтобы встретиться с главарями, но безрезультатно.

16 декабря бурский дозор обстрелял отряд конной инфантерии, который также ответил огнем. Это были первые выстрелы, прозвучавшие в ходе войны, и эти выстрелы были произведены бурами.

Подполковник Уинслоу, назначенный командующим фортом, который он впоследствии храбро защищал, отдал приказ Кларку открыть огонь. Кларк находился в конторе ландроста на Маркет-сквер с группой из двадцати солдат, которыми командовал капитан Фолс, и двадцати гражданских лиц, находившихся в распоряжении капитана Раафа, на позиции, явно не подходившей для оборонительных целей, но откуда в соответствии с полученным приказом прозвучали выстрелы по бурам, укрепившимся в близлежащих домах. Вскоре после начала сражения погибает капитан Фолс, застреленный во время разговора с майором Кларком, который сам чудом остался жив — пуля царапнула его голову над самым ухом. Бой продолжался весь день 17 декабря и закончился утром 18-го, когда бурам удалось поджечь зажигательными ядрами тростниковую крышу. Майор Кларк предложил солдатам отступить, поскольку не видел смысла в гибели людей, которые сгорели бы заживо в этом доме; предложение было принято, и они отступили, оставив убитыми и ранеными около шести человек. Во время отступления была отражена очередная атака, после чего атаки прекратились.

Пока в Почефструме происходили эти события, более ужасная трагедия должна была разыграться на дороге между Мидделбургом и Преторией.

23 ноября полковник Белларс по просьбе сэра О. Лэньона распорядился из небольшого количества оставшихся людей сформировать отряд и ввиду неспокойного положения в стране направить его в Преторию. Исполняя приказ, полковник Анструтер 5 декабря выступил из Лейденбурга, городка, расположенного в милях в ста восьмидесяти от Претории, со своим штабом и двумя ротами, входившими в состав 94-го полка, в общей сложности насчитывающими 264 человека, в том числе 3 женщин и 2 детей, и невероятно громоздким обозом из 34 повозок, запряженных волами, каждая из которых вмещала 8 человек и груз весом до 5 тыс. фунтов. Попутно замечу, что подобное снаряжение, без которого, похоже, никак не обойтись небольшому мобильному отряду, делает наши пехотные полки практически не приспособленными для боевых действий в условиях Южной Африки, за исключением, пожалуй, содержания их на гарнизонной службе. Как зулусы, так и буры способны передвигаться на местности в три раза быстрее по сравнению с нашими незадачливыми пехотинцами, что дает повод и тем, и другим относиться к ним с глубоким презрением. Зулусы называют нашу инфантерию «вьючными волами». Вот и в данном случае поражение полковника Анструтера, точнее сказать, полное уничтожение его отряда, объясняется наличием этого громоздкого обоза; ведь если бы он не потерял несколько драгоценных дней в поисках дополнительных фургонов, то давно благополучно бы добрался до Претории, избежав опасности. Кроме того, следует признать его действия на марше несколько беспечными, хотя трудно допустить, что он не знал об опасности. Имеется письмо полковника Белларса, где он предупреждает Анструтера о возможном нападении и советует быть постоянно начеку. Письмо было получено 17 декабря. Было и еще одно, более важное предупреждение, о котором я узнал из своих источников.

К одному моему знакомому утром того дня, когда отряд, миновав Мидделбург, двигался по направлению к Претории, зашел старик-бур, с которым они дружили, и рассказал ему о том, что большой патрульный разъезд готовится к нападению на отряд. Мой знакомый, после того как сам лично убедился в этом, тотчас же поскакал вслед за отрядом и, догнав его на некотором расстоянии от Мидделбурга, сообщил полковнику Анструтеру о готовящемся нападении, затем, как только мог, стал упрашивать его принять более серьезные меры для отражения возможной атаки. Однако полковник посмеялся над его опасениями и заявил, что в случае появления буров он распугает их своим большим барабаном.

В воскресенье 20 декабря в час дня, когда колонна находилась в полутора милях от местечка под названием Бронкерс Сплинт и в тридцати восьми милях от Претории, внезапно слева от дороги появилась большая группа всадников, движущаяся в полном беспорядке. Оркестр в это время играл походный марш, а колонна растянулась более чем на полмили, арьергард находился в ста ярдах от последнего фургона. Увидев буров, оркестр сразу же смолк, отряд остановился, и видно было, как к колонне стал приближаться человек с белым флагом. Навстречу ему вышли полковник Анструтер и вожатый Эгертон. Встреча произошла в ста пятидесяти ярдах от колонны, человек передал полковнику Анструтеру письмо, в котором сообщалось о провозглашении Южно-Африканской республики, и заявил, что до тех пор пока не придет ответ от Лэньона, они не могут знать, находятся они в состоянии войны или нет; а потому всякое передвижение войск недопустимо и в случае нарушения этого запрета будет рассматриваться как объявление войны. Письмо было подписано Жубером, одним из членов триумвирата. Полковник Анструтер ответил, что получил приказ прибыть в Преторию, куда он и обязан следовать.

Пока длилось это «совещание», буры в количестве около пятисот человек постепенно сомкнули кольцо вокруг колонны и заняли позиции за деревьями и камнями, обеспечив себе надежное укрытие, в то время как отряд находился на открытом участке местности, и не успел полковник Анструтер добраться до своих солдат, как со всех сторон на них посыпался град пуль. Солдаты тоже открыли ответную стрельбу. При первом же залпе пали сраженные меткими выстрелами офицеры. Перестрелка продолжалась около пятнадцати минут, в результате семь из девяти офицеров были убиты и ранены; восьмому (капитану Эллиоту), одному из двух оставшихся в живых, была уготована еще более жестокая участь. Большинство солдат тоже полегли в бою, свинцовый град не утихал до тех пор, пока не стало ясно, что никого не осталось в живых. Полковник Анструтер, получивший пять тяжелых пулевых ранений, видя всю безнадежность положения, приказал горнисту играть прекращение огня и сдаваться. Одним из трех офицеров, получивших легкие ранения, был, по воле случая, доктор Уорд, у которого пуля задела бедро; все остальные, за исключением капитана Эллиота и одного лейтенанта, были либо убиты, либо скончались от ран. В общей сложности убитых оказалось пятьдесят шесть человек, а раненых — сто один, в том числе одна женщина, г-жа Фокс. Еще двадцать человек впоследствии скончались от ран. Потери буров были незначительны.

После сражения вожатый Эгертон с одним из сержантов получил разрешение идти в Преторию за медицинской помощью, правда, буры отказались предоставить ему лошадь и даже не позволили ехать на своей. Начальник буров оставил с доктором Уордом восемнадцать человек и небольшой запас продовольствия для раненых. Этот человек сделал все от себя зависящее, чтобы облегчить их страдания. Читая его рапорт, невозможно оставаться равнодушным к тому, как он, несмотря на свое собственное ранение, без ассистентов осуществлял уход за ранеными. Его обход начинался в два часа дня и продолжался до шести часов утра, пока не наступала очередь последнего больного. Будем надеяться, что его труд будет оценен по заслугам. Доктор Уорд оставался с ранеными неподалеку от места кровавой расправы до тех пор, пока не было объявлено о перемирии; только тогда он перевез их в Марицбург, испытав за все это время огромные трудности в обеспечении раненых продовольствием.

Вот коротко описание того, что я с неохотой назвал бы самой жестокой и тщательно продуманной кровавой расправой. Могу заметить, что зулусский возница, находившийся в арьергарде и бежавший в Наталь, рассказывал, как буры достреливали всех раненых из этого отряда. Его рассказ в какой-то степени подтверждался показаниями одного из свидетелей, оставшихся в живых, который заявил, что все тела, найденные на том участке поля (приблизительно в трех четвертях мили от головы колонны) имели пулевое отверстие в голове или на груди помимо своих ранений.

В официальном протоколе есть следующие слова, сказанные администратором Трансвааля во время заседания совета по поводу случившегося: «Окружение и постепенное истребление людей в момент, когда достигнута договоренность о перемирии, выбор позиций, откуда был открыт огонь во время неспровоцированного нападения мятежников по отраду полковника Анструтера — не это ли поступок, равные которому едва ли упоминались в летописях войн между цивилизованными государствами».

А бурские лидеры торжествовали, радуясь успеху, их радость была отражена в воззвании, из которого приводится следующая выдержка:

«Невыразимо чувство благодарности граждан за милость, дарованную им Всевышним. Да здравствует храбрый генерал П. Жубер и его соратники, которые отстояли честь республики на поле брани. Падем же ниц перед силой Всемогущего Господа нашего, который не оставил нас в трудную минуту и дал нам силы поразить более сотни вражеских воинов, потребовав за это только двух наших».

Ввиду обстоятельств, при которых был совершен этот чудовищный акт вандализма над небольшой группой неподготовленных к сражению людей, большинство граждан сочтут этот язык скорее высокопарным, если не кощунственным.

После того как об этой трагедии узнали в Претории, сэр О. Лэньон объявил о введении в стране военного положения. Поскольку город был крупный, раскинувшийся на многие мили и неспособный к обороне, всем жителям Претории, насчитывающей свыше четырех тысяч душ, было приказано расположиться лагерем за ее пределами, где были приняты все возможные меры для устройства их быта. В таком положении они пребывали в течение трех месяцев, лишенные своих уютных домашних очагов, но стойко переносящие все тяготы и лишения и терпеливо ожидающие прибытия той спасительной колонны, которая так и не пришла. Люди, проживающие в Англии, вряд ли смогут понять, через что вынуждены были пройти эти мужчины и женщины, посчитавшие своим долгом остаться верными своему правительству. Пусть себе на минуту представят такую ситуацию, когда всем жителям обычного английского города приказано в течение часа покинуть свои дома и собраться на небольшом клочке земли, находящемся под прикрытием форта, где нет ничего, кроме брезентовых палаток или навесов, защищающих их от палящего летнего зноя и проливных дождей, да скудного пайка на пропитание, в то время как их мужья и братья ежедневно воюют с опасным и коварным противником и иногда ранеными или убитыми доставляются в лагерь. Может быть, тогда они бы почувствовали, что пришлось пережить жителям Претории, сохранившим верность английскому правительству, на которое они возлагали свои надежды, теперь уже угасшие.

Организация обороны города была настолько умело и энергично осуществлена сэром Лэньоном при содействии военных офицеров, что не было предпринято ни одной попытки взять город штурмом. Мне кажется, что организация, сумевшая обеспечить условия для многомесячного проживания четырех тысяч людей, между которыми за все это время не произошло ни одного инцидента и от которых не поступило ни одной жалобы, по сути представляет собой уникальное явление. Безусловно, все это стало возможным благодаря самому тесному сотрудничеству всех, кто был в этом заинтересован. И действительно, никто не оставался без дела, каждый нашел себе занятие по душе: судьи распределяли пайки, члены исполнительного совета занимались разбором мелких неурядиц и т.д. За все время произошел единственный случай, когда «забастовали» пять врачей, решившие воспользоваться благоприятным моментом и «потрясти» правительство; они объединились с требованием прибавить им жалование — менее пяти гиней в сутки им показалось недостаточным. К счастью, попытка вымогательства не увенчалась успехом.

23 декабря бурские лидеры в ответ на заявление сэра Лэньона от 18 декабря сделали свое очередное заявление, совершенно безответственное и насквозь лживое. В нем они обвиняли сэра Лэньона в расправе над женщинами и детьми, в предоставлении оружия туземцам и открытии огня по бурам без объявления войны. Буры сами прекрасно знали, что ни одно из этих обвинений не имеет под собой реальной почвы; но они также знали и другое — то, что сэр Оуэн, блокированный в Претории, был не в состоянии опровергнуть эти обвинения, в которые, по их мнению, в какой-то степени могли поверить народы, проживающие в разных уголках земного шара, и проникнуться к ним симпатией. Такова была истинная причина выхода в свет этой бумаги, которая очень хорошо характеризует ее авторов.

Будничность столичной жизни временами прерывалась вылазками и редкими набегами на бурские позиции, разбросанные по всем окрестностям, обычно в пределах шести-восьми миль от города. Подобные мероприятия проходили вполне успешно, хотя не обходилось и без потерь. Тяжелейшие потери понесли английские войска, когда однажды буры, предательски вывесив белый флаг, открыли ураганный огонь по солдатам, как только те, поверив в этот обман, вышли из своего укрытия. За время войны каждый четвертый из преторийских добровольцев был убит или ранен.

Но, пожалуй, труднее всего было удержать туземцев и не дать им вступить в войну. Как упоминалось выше, они были искренне преданы нашему правительству и за три года его правления испытали на себе, по их словам, странные ощущения — их не убивали, не били палками, не превращали в рабов. Поэтому, естественно, они не спешили возвращаться к старому порядку, при котором убийство, избиение и рабство являлись обычной повседневностью. Кроме того, поведение буров в начале войны отнюдь не способствовало нормализации отношений с ними. Был случай, когда фермеры насильно загоняли ватербергских туземцев в один из своих лагерей (Цварт Коппис); двое пытались оттуда бежать, но были застрелены при попытке одним из буров. А 7 января к столичным властям обратился туземец с жалобой. По его рассказу, их было несколько человек и возвращались они из Даймонд Филдс домой, по дороге гнали овец. К ним подошел бур и попросил продать овец. Они ему отказали, после чего он ушел, а затем вернулся с несколькими голландцами, которые стали стрелять по ним и убили одного кафра.

2 января в Претории стало известно о том, что 26 декабря несколько буров обстреляли туземцев, которые отдыхали на окраине Почефструма, и убили трех человек; остальные бежали, и тогда буры забрали себе весь их скот.

11 января несколько человек, отправившихся из Претории с донесением, были взяты в плен. Находясь в плену, они видели, как десятерых кафров, возвращавшихся из Даймонд Филдс, остановили буры и приказали следовать в лагерь. Они отказались и побежали, им вслед прозвучали выстрелы, пятеро были убиты, один сломал руку.

Я привел лишь несколько примеров свидетельствующих об отношении буров к несчастным туземцам, взятых наугад из официальных сообщений. А таких примеров очень много, и если кого это заинтересует, тот может найти и прочитать о них.

Как только стало известно о восстании, каждый мало-мальски авторитетный вождь предложил правительству свою помощь, а многие из них, особенно Монтсиоа, наш старый союзник из китуордских земель, взяли под свою защиту лояльно настроенных граждан, проживающих по соседству. Некоторые на период, пока не утихнут волнения, взяли на сохранение правительственное имущество и скот, а у одного вождя находилось четыре или пять тысяч фунтов золотыми деньгами — сумма от недавно собранного налога, которая была дана ему на сохранение уполномоченным этой провинции, опасавшимся, что деньги могут быть захвачены бурами. Во всех случаях доверенное имущество впоследствии возвращалось в целости и сохранности. Верность туземных вождей в тяжкую минуту испытаний (ибо буры не оставляли своих попыток склонить их на свою сторону, в том числе и под угрозой расправы) — это бесспорное доказательство огромного расположения кафров, особенно представителей миролюбивого племени басуто, по отношению к правительству ее королевского величества. Правительству Претории достаточно было произнести одно единственное слово, чтобы привести в движение огромную армию вооруженных людей и направить ее против буров. Любое другое правительство в чрезвычайной ситуации произнесло бы это слово, но к счастью для буров, англичане ни при каких обстоятельствах не изменили бы своим принципам и не допустили, чтобы черная раса пошла войной на белую.

Кроме главного столичного гарнизона, было несколько фортов, защищаемых войсками и лоялистами, в следующих городах: Почефструм, Рустенбург, Лейденбург, Марабастад и Ваккерструм, ни один из которых не был взят бурами27.

Первым делом триумвират дал приказ большой группе войск выступить из Гейдельберга и двигаться по направлению к границе Наталя с тем, чтобы захватить перевал через Драконовы горы, известный под названием Лейнгс Нэк, и не допустить прохода через него подкреплений противника. Приказ был быстро исполнен, и многочисленная бурская армия стала контролировать территорию Наталя практически до самого Ньюкасла. Известие о начале военных действий, за которым последовало новое, о кровавой расправе близ местечка Бронкерс Сплинт и убийстве капитана Эллиота, произвело в Натале эффект разорвавшейся бомбы. Весь личный состав сухопутных войск вместе с бригадой военно-морских сил срочно перебрасывался из южных районов страны в Ньюкасл, где сконцентрировались практически все рода войск имперской армии, насчитывающей около тысячи человек. 10 января сэр Джордж Колли отбыл из Марицбурга в Ньюкасл, чтобы встать во главе армии, но в то время никому не могло прийти в голову, что он собирается брать штурмом перевал Нэк с таким малочисленным войском. Армия и лоялисты в осажденных городах Трансвааля, как известно, имели достаточное количество продовольствия на несколько месяцев, поэтому стоило ли испытывать судьбу? И лишь накануне выступления войска стало известно о том, что сэр Дж. Колли намерен предпринять попытку войти в Трансвааль, ранее никаких разговоров по этому поводу не велось, и вообще никто даже не поднимал этого вопроса.

Для того, чтобы читатель лучше представил ту ситуацию, я расскажу о том, что мне пришлось пережить лично. Во-первых, мне не повезло в том плане, что накануне трансваальских событий я, вместе с женой и слугами, обосновался в Натале, намереваясь позднее перебраться в местечко неподалеку от Ньюкасла. Несколько недель я провел в Марицбурге, а когда узнал о предполагаемой переброске войск в Ньюкасл, уставший от неудобств гостиничной жизни и связанных с этим значительных расходов, решил отправиться туда, считая, что более безопасного места в колонии не найти.

Безусловно, я не мог предполагать, что сэр Джордж отважится напасть на Нэк до прибытия подкрепления, поскольку считал, что на такое может решиться только безумец. Правда, в день моего отъезда по городу прошел слух, будто бы генерал собирается идти в наступление на буров. Хотя я этому не поверил, тем не менее решил пойти и выяснить все лично у секретаря по делам колоний полковника Митчелла, и если бы это оказалось правдой, то, зная характер буров, их стрелковые способности и предвидя исход задуманного дела, я несомненно бы предпочел, поскольку со мной были дамы, остаться дома и никуда не выезжать. Полковник Митчелл сказал мне откровенно, что о планах сэра Джорджа знает ровно столько же, сколько и я, добавив, что я могу быть уверенным в том, что такой опытный и дальновидный солдат, как сэр Джордж, не станет предпринимать поспешных действий. Я был точно такого же мнения, поэтому отправился в путь, а неделю спустя по прибытии в Ньюкасл был огорошен известием о том, что сэр Джордж выступил этим утром и движется с войсками по направлению к перевалу. О возвращении не могло быть и речи, поскольку обе лошади да и сами путешественники едва держались на ногах. Тот, кто путешествовал с семьей в летнее время от Марицбурга до Ньюкасла и имел удовольствие наслаждаться тем, что в этой колонии называется дорогой, которая представляет из себя то сплошные участки топи, то каменистые ухабы, тот поймет, что авантюристы-путешественники скорее согласятся на то, чтобы им пустили пулю в лоб, чем рискнут отправиться в обратный путь.

Единственное, что оставалось делать при сложившихся обстоятельствах, — это ожидать развития событий, которые теперь должны были происходить с невероятной быстротой. Небольшой городок Ньюкасл представлял собой в это время удивительное зрелище и таким оставался на протяжении всей войны. Гостиницы были переполнены беженцами, на каждом свободном клочке земли были воздвигнуты палатки, сооружались глиняные хижины, в ход шел брезент и любое другое покрытие, которое можно было использовать в условиях, продиктованных суровой необходимостью, — для размещения многочисленных семей, бежавших из Трансвааля и лишившихся своего крова, многие из которых просто бедствовали.

Утром 28 января, прислушавшись, можно было различить где-то далеко за городом отдаленные звуки артиллерийской канонады. Нам не пришлось долго томиться в ожидании, так как уже во второй половине дня мы получили известие о том, что сэр Джордж атаковал Лейнгс Нэк и отступил с тяжелыми потерями. Население было потрясено этим известием еще и потому, что 58-й полк, расквартированный в городе, с личным составом которого жители уже успели познакомиться и подружиться, пострадал больше всего.

История этого сражения всем хорошо известна; вряд ли на ней стоит останавливаться подробно, к тому же история эта очень печальная. Буры, у которых в то время была двухтысячная армия, прочно закрепились на крутых утесах, и против них сэр Джордж бросил всего лишь несколько сотен своих солдат. Попытка заранее была обречена на неудачу, но бросок был настолько смелым, особенно отличился конный эскадрон майора Бронлоу, что казалось, вот-вот будет одержана победа. Но никто не мог устоять под ураганным огнем, обрушившимся с бурских позиций; что касается пехоты, то и она была бессильна что-либо поделать. Полковник Дин предпринял попытку прорваться на вершину горы, но все кончилось тем, что, достигнув вершины, некоторые солдаты просто падали от усталости, не говоря у же о том, чтобы твердо держать в руках свои винтовки.

И там, на голой вершине горы они прижались к земле и лежали, боясь пошевелиться, в то время как безжалостный огонь со скал и редутов хлестал по ним, как град, а когда уже стало совсем невмоготу, остатки отряда медленно отступили вниз по склону. Для многих этот смелый прорыв был в их жизни последним. Бросаясь в атаку, они падали, и там, где они пали, на том месте их потом похоронили. Общее число убитых и раненых составило сто девяносто пять человек, а это, если учесть малочисленность самого войска, участвовавшего в сражении, очень большая цифра, что свидетельствует не на словах, а на деле об отчаянном характере всего предприятия. Среди убитых были полковник Дин, майор Пул, майор Хинстон и лейтенант Элуэс. Майор Эссекс был единственный штабной офицер, участвовавший в атаке, который остался жив, он же был одним из четырех счастливчиков, переживших Изанзлвану. Можно сказать, что он родился в рубашке. Судите сами — лошадь под ним была убита, шлем с головы сбит пулей, а у самого — ни единой царапины. Потери буров были очень незначительны.

Сэр Джордж Колли в своем необычайно ярком послании военному министру старается особенно не распространяться по поводу мотивов, побудивших его предпринять это наступление, он просто подчеркивает, что в его задачу входило оказание помощи жителям осажденных городов. Похоже, он не учел одного, что является очевидным для каждого, кто знает эту страну и буров: даже если бы ему и удалось форсировать перевал, что само по себе практически нереально, его последующие действия в Трансваале с таким малочисленным отрядом, без кавалерии, обремененным большим обозом, были бы заранее обречены на неудачу. День и ночь ему бы не давали покоя бурские налетчики, связь с тыловым обеспечением была бы прервана, и дальнейшее продвижение вперед стало бы невозможным. Перевал вновь бы перешел в руки противника, так как у него не было возможности оставить там необходимое количество людей, чтобы его удержать, и по всей видимости, Ньюкасл, основной центр обеспечения, тоже был бы занят бурами.

Наше поражение оказало огромное моральное воздействие на буров. До сих пор среди большей их части бытуют различные мнения относительно развязки событий, и наше поражение на одной чаше весов уравновешивается их победой на другой. Победа придала им безграничную уверенность в своем превосходстве и вселила дух единства и взаимного доверия друг к другу, чего раньше за ними не наблюдалось. Сомневающиеся перестали сомневаться и стали выражать открыто взгляды большинства, а из Оранжевой республики — как бы ни отрицал президент Бранд этот факт — хлынул огромный поток добровольцев.

Для стороннего наблюдения совершенно непонятны мотивы, толкнувшие сэра Джорджа на такой поспешный шаг. В Натале тогда говорили, что у него была своя теория: он считал, что и с небольшим отрядом хорошо обученных воинов можно добиться поставленной задачи не хуже, чем с более крупным соединением. Было ли это так на самом деле, я не берусь утверждать; говорят, что у очень умных людей свои взгляды на вещи, в голове у них порой рождаются весьма своеобразные идеи и теории; вероятно, это был как раз тот самый случай.

После сражения на перевале Лейнгс Нэк на несколько дней наступило затишье; хорошо, если бы оно продлилось до прибытия подкреплений, которые уже были в пути. Однако наши надежды не оправдались. 7 февраля поступило сообщение о нападении на военный эскорт, направлявшийся из Ньюкасла в ставку генерала с донесением, — все это расстояние составляло примерно восемнадцать миль, — который после обстрела вынужден был повернуть назад.

8 февраля, приблизительно в полдень, все мы были встревожены звуками доносившейся стрельбы, очевидно, со стороны холма Скейнс Хоогте, что в десяти милях от Ньюкасла. О планах генерала нам ничего не было известно, и каждый пребывал в полном неведении относительно происходившего; тем не менее все полагали, что лагерь, находившийся близ перевала Лейнгс Нэк, покинут войсками, а сэр Джордж возвращается в Ньюкасл.

Стрельба с каждым разом все усиливалась, пока наконец не перешла в непрерывную канонаду, сопровождаемую нескончаемой ружейной перестрелкой. К трем часам стрельба утихла, и мы подумали, что так или иначе, но все кончилось, однако около пяти часов она возобновилась с еще большей силой. С наступлением сумерек все наконец стихло. Спустя какое-то время ко мне заглянули кафры и рассказали нам о том, как английская армия была разбита у холма в районе реки Ингого и как храбро сражались наши воины, но так как «их ружья устали», к ночи, по их мнению, с ними будет покончено.

Излишне говорить, что эту ночь мы пережили в тяжелых думах, каждую минуту ожидая услышать новую стрельбу и не представляя, какая участь ждала наших несчастных солдат на том холме. С наступлением утра пришел конец напряженным ожиданиям, и мы узнали, что наша армия потерпела сокрушительное поражение. Оказывается, сэр Джордж выступил с отрядом из пяти рот, входивших в состав 60-го полка, с двумя орудиями и несколькими всадниками с целью, по его словам, «обеспечения охраны дороги, встречи и сопровождения фургонов, прибывающих из Ньюкасла». Едва он миновал Ингого, как тут же был окружен на небольшом плато треугольной формы отрядом буров, направленным вслед за ним с перевала Лейнгс Нэк, и обстрелян со всех сторон. Перестрелка продолжалась до наступления темноты с перерывом на два часа, с трех до пяти, и закончилась для нас трагически — из пятисот человек свыше ста пятидесяти были убиты и ранены. Вызванные из лагеря отряды подкрепления, очевидно, так и не вступили в бой. По неизвестной причине буры не стали продолжать обстрел той ночью, вероятно, потому что сочли невозможным отход наших войск обратно в лагерь, решив с наступлением утра вернуться и закончить дело. Генерал же был полон решимости возвращаться, и лишь после того как удалось согнать уцелевших мулов, лошадей и быков и запрячь их в орудия, деморализованные и изнуренные остатки армии перешли вброд Ингого, вода в которой прибыла после прошедшего вечером дождя, и, пробираясь в кромешной тьме, вернулись в лагерь; несчастный лейтенант Уилкинсон, начальник штаба 60-го полка, погиб при переправе.

Вершина холма была усеяна мертвыми телами. Там же под проливным дождем и пронизывающим ветром лежали раненые, многим из которых уже не суждено было дожить до утра. Тот, кто был очевидцем этого зрелища, никогда его не забудет.

Ночь — я хорошо помню — была дождливая и холодная, мутная луна иногда прорывала пелену облаков и своим неровным светом серебрила бескрайние пространства холмов и равнин, затем вновь забегала за тучу, и тогда на землю опускалась ночная мгла. Временами вспышки молний озаряли окрестности и откуда-то издалека доносились ворчливые раскаты грома, нарушавшие торжественность этого дикого безмолвия. То вдруг ветер своим ледяным объятием охватывал долину, и где-то совсем рядом гремели мощные раскаты, а на горизонте уже занималась заря.

Если на минуту представить, какие неудобства и даже опасность пережил бы обычный здоровый человек, оказавшийся после тяжелого трудового дня под дождем и ветром на вершине каменистой горы, без пищи и даже глотка воды, чтобы утолить свою жажду, то в какой-то степени можно понять, на какие страдания были обречены наши раненые после битвы у реки Ингого. Оставшиеся в живых на следующий день были доставлены в Ньюкасл и помещены в госпиталь.

Каковы были реальные планы сэра Джорджа, подвергшего себя такой опасности, так и осталось загадкой. Вряд ли это было сделано с целью обеспечения безопасности на дороге, как он заявляет в своем рапорте, поскольку дорога не находилась в руках неприятеля, там временами появлялись лишь его конные разъезды.

Итог сражения заставил буров, чьи потери были минимальными, еще более убедиться в своем превосходстве, а наших воинов вверг в бездну отчаяния. Сэр Джордж потерял в общей сложности три-четыре сотни, а необходимо учесть, что его армия насчитывала чуть больше тысячи человек. Из офицеров штаба уцелел лишь майор Эссекс, фортуна и на сей раз не покинула его. Но самое удивительное заключается в том, что он всегда чудом оставался жив, побывав в самых жестоких переделках. Человека везучего, как майор Эссекс, следовало бы поощрить за его везение, если для этого нет других оснований, хотя если верить сообщениям, нет необходимости прибегать к поиску этих оснований для того, чтобы поощрить солдата, и без того во всех ситуациях державшего себя исключительно достойно.

В итоге после сражения у реки Ингого буры, имеющие свободный доступ на территорию Оранжевой республики, поняли, что у нас нет сил, способных помешать им; поэтому, минуя Ньюкасл, они вступили на территорию республики, после чего, доведя численность своей армии с полутора тысяч до двух, вторглись в Наталь с целью уничтожить подкрепления, находящиеся в пути, под командованием генерала Вуда. Это произошло 11 февраля, и уже с того дня по 18 февраля северные провинции Наталя находились в руках неприятеля, они хозяйничали там, не стесняясь: обрывали телеграфные провода, грабили фургоны, уводили лошадей и скот и всячески издевались над подданными ее королевского величества в Натале. Это было очень тревожное время для тех, кто, зная, на что способны буры, должен был защитить женщин и детей, а также для тех, кто не был вполне уверен в том, что со дня на день не лишится крыши над головой.

Каждую ночь мы обязаны были выставлять кафрский дозор, который мог бы своевременно предупредить нас о появлении грабителей, и спать, положив рядом заряженное ружье, а иногда, если дела были совсем плохи, и в одежде, имея стоящих наготове в конюшне оседланных лошадей. И наши опасения были небезосновательны, поскольку однажды нам стало известно, что бурский дозор в количестве пятисот человек расположился лагерем по соседству, в местечке, принадлежащем, между прочим, голландцу, и там забрал весь скот, который принадлежал англичанину. Кроме того, они совершали нападения на обозы, уничтожали имущество, сжигали фургоны. Было много и ложных тревог, которые, к своему несчастью, нам тоже пришлось пережить. Однажды поздно вечером я сидел в своей гостиной и читал. Было около одиннадцати часов. Ночь была теплая, и дверь на веранду оставалась чуть приоткрытой. Вдруг я услышал чей-то приглушенный голос, назвавший меня по имени и поинтересовавшийся, нет ли здесь буров. Взглянув на дверь, я увидел, как за углом мелькнуло дуло револьвера. С чувством тревоги я подошел к двери и когда открыл ее, то совершенно отчетливо смог различить фигуры вооруженных людей, крадущихся вдоль веранды в сад. Ими оказались полицейские верховые, которым сообщили о появлении здесь большого количества буров, захвативших усадьбу, и которые прибыли, чтобы проверить это. Узнав от них, что буры действительно находятся где-то рядом, мы провели всю ночь беспокойно.

Каждый день мы ожидали, что вот-вот получим известие о нападении на наш отряд, находившийся на марше, и опасались, что может произойти самое худшее. Наконец пришло сообщение о том, что отряды подкрепления прибывают на рассвете, двигаясь необычным маршрутом через Ингагаан, где преобладает гористый рельеф, а чуть ниже, по дороге, проходящей мимо моей усадьбы, милях в трех от Ньюкасла, где местность не такая гористая. Нам также стало известно о намерении буров осуществить нападение как раз в этом месте с последующим отходом через мою усадьбу в горы. Не долго думая, мы решили, что пора уходить, и взяв с собой несколько ценных вещей, добрались до города, оставив дом со всем имуществом на милость провидения. В Ньюкасле нападения ждали каждый день; буры могли появиться здесь, если не ради чего-то другого, так с целью захвата магазинов и торговых лавок.

Оборонительные сооружения города находились, увы, в плачевном состоянии, не было должного надзора и эффективной организации. У военных хватало своих забот, поэтому их не беспокоила безопасность города; а отряды конной полиции — вооруженные силы, находившиеся на дотации колонии, — были выведены из небольших фортов, расположенных вокруг Ньюкасла, поскольку они понадобились генералу для каких-то других целей, а от него пришло распоряжение защищать город собственными силами.

Были, конечно, и вполне дееспособные мужчины, желающие сражаться, но они представляли собой плохо управляемую, неорганизованную толпу. В конце концов получилось так, что опасность уже миновала, а оборонные работы так и не были завершены.

Кроме того, значительная часть населения выступила зато, чтобы сдать город бурам, так как считала, что оказание сопротивления может впоследствии повредить их торговле. Безусловно, чувство патриотизма у них было развито сильно, но боязнь за свой кошелек, пожалуй, сильнее. Я убежден, что взятие Ньюкасла не составило бы большого труда для буров, и скажу откровенно, после того, что я увидел своими глазами, у меня не возникло ощущения спокойствия и уверенности за безопасность колонии, которая в вопросах обороны вынуждена полагаться на силы собственных граждан. Я считаю, что добровольческие формирования в колонии ничуть не отличаются от подобных формирований в любой другой стране; а вот от неорганизованной и непредсказуемой в своих действиях местной толпы, руководимой эмоциями и страстями, ровно столько же пользы, сколько от любой другой, неважно в какой стране мира, с одной лишь разницей, что местная толпа более неуправляема.

По неизвестной причине бурские военачальники решили не ввязываться в бой с отрядами подкрепления, а быстро и тихо, как и наступали, отвели свои войска к перевалу Лейнгс Нэк, и вот 17 февраля отряды вошли в город, к огромной радости его жителей, которые за судьбу солдат беспокоились, как за свою собственную. Лично я ни разу в жизни не был так счастлив, как в тот момент, когда увидел армию ее величества, а по возвращении домой нас ждала еще одна радость — все наше имущество осталось целым и невредимым. После этих событий наступило некоторое затишье.

21 февраля мы узнали о том, что к лагерю у перевала Лейнгс Нэк перебрасываются свежие силы в составе двух полков и что генерал Вуд получил от сэра Дж. Колли приказ прибыть с подкреплением. Эта новость вызвала большое удивление, поскольку никто не понимал, зачем в данный момент, когда дорога совершенно свободна и вряд ли будет снова заблокирована, посылать генерала выполнять задачу, с которой, по всей вероятности, легко могли бы справиться офицеры, командующие полками, при поддержке конного отряда сопровождения. Мы понимали, тем не менее, что оба генерала договорились не предпринимать никаких наступательных действий до возвращения Вуда.

Не считая отдельных мелких эпизодов, обстановка в целом оставалась спокойной, и ничего не предвещало беды, а в воскресенье 27 февраля после завтрака, когда я сидел на веранде и отдыхал, мне показалось, что где-то вдали прозвучали залпы артиллерийских орудий. Остальные присутствующие не согласились со мной, считая, что это были дальние раскаты грома, но поскольку я настаивал на своем, мы решили съездить в город и выяснить все на месте. А город полнился разными слухами, из которых нам удалось понять, что произошла новая катастрофа; а из лагеря Маунт-Проспект непрерывным потоком шли телеграммы. Мы направились в лагерь в надежде узнать подробности, но тоже безрезультатно. В то утро предполагалось перебросить большое количество войск, выступивших из Ньюкасла, в Маунт-Проспект, но когда стало ясно, что что-то произошло, их остановили и повернули назад. Постепенно нам удалось узнать правду. Поначалу наши солдаты храбро отражали все атаки противника, который пытался штурмом взять гору; боеприпасы были на исходе, тогда они стали драться штыками, а вместо снарядов использовали камни и консервные банки. Жаль, что последующая информация оказалось менее утешительной.

Случилось так, что вечером 26 февраля после ужина сэр Дж. Колли неожиданно отдал распоряжение трем полкам, 58-му, 60-му, 92-му, и морской бригаде в составе подразделений из шестисот с лишним человек быть готовыми к выступлению, до позднего вечера не посвящая никого в свои планы; затем без лишнего шума он привел их к Маюбе, огромной горе с плоской вершиной, господствующей над позицией буров и находящейся справа от перевала Лейнгс Нэк. Солдаты добрались до вершины горы около трех часов утра, преодолев трудный подъем, и разместились на боевых позициях согласно военной науке, в разных точках плато. Пока было темно, они могли сверху с высоты двух тысяч ярдов по мерцанию сторожевых костров определить местонахождение позиции буров, а когда наступил рассвет, перед их глазами открылась карта местности и можно было детально разглядеть оборонительные сооружения противника.

Поднявшись на вершину горы, офицеры предложили генералу соорудить на скорую руку нечто вроде укрепления или окопа, но он запретил это делать, поскольку солдаты были утомлены подъемом, и это была роковая ошибка. За укрытием, пусть даже непрочным, шестьсот английских солдат смогли бы отразить наступление всей бурской армии, не говоря уже о двух-трех сотнях бурских воинов, которые сбросили их потом с горы. И вновь часов в десять утра полковник Стюарт и майор Фрейзер пошли к генералу и предложили ему «организовать моряков на строительство укрепления».

«Видя, что местность достаточно открытая, генерал, тем не менее, не отдал приказа окопаться».

Как только буры обнаружили, что гора занята англичанами, их первая мысль была покинуть Нэк, и они уже приступили к осуществлению этой задачи, как вдруг увидели, что у англичан отсутствуют артиллерийские орудия; тогда они передумали и стали готовиться к штурму. По моим подсчетам, в штурме горы участвовало около трехсот, от силы четырехсот буров, не больше. Сами же буры торжественно заявляют, что у них была всего лишь сотня человек, но мне что-то в это не верится. Приблизительно до 11.30 они медленно поднимались вверх, а затем решительно пошли на штурм, быстрее всех и увереннее шли голландцы, с каждым шагом их стрельба становилась все точнее, а наш огонь не причинял им практически никакого вреда.

Приблизительно без четверти час наши солдаты отошли на последний рубеж, и в это время был убит генерал Колли — пуля попала ему в голову. После этого отступление превратилось в беспорядочное бегство, солдаты в панике бежали вниз по обрывистым склонам горы, буры их догоняли, сбивали с ног. Несколько человек, как мне стало известно, погибли в ходе артобстрела из орудий, которые были доставлены из лагеря с целью прикрытия отступающих, но поскольку данная информация не появлялась в официальных сообщениях, есть сомнения в ее достоверности. Мы потеряли убитыми и ранеными около двухсот человек, в том числе сэра Дж. Колли, доктора Лондона и Корниша, а также командующего Роумли, сраженного разрывной пулей и скончавшегося после мучительных страданий. Когда раненого командующего оттаскивали в более безопасное место, то с большим трудом удалось отбиться от наседавших буров, жаждущих расправы, поскольку они приняли его за сэра Гернета Уолсли. Точно так же, как это было после сражения у реки Ингого, раненые всю ночь пролежали в холоде на поле битвы, некоторые их них не вынесли страданий.

Будучи человеком сугубо штатским, я не берусь объяснять с военной точки зрения причины, заставившие наши войска так легко сдать свои позиции, которые самой природой были созданы как прекрасный естественный плацдарм, но я думаю, что без всяких предположений могу высказать свое мнение относительно того, почему мы все-таки потерпели это поражение — все дело заключается в никуда не годной стрельбе английских солдат. У них вовсе и не кончался запас боеприпасов, как считали тогда, и вне всякого сомнения, они встретили мощным огнем неприятеля, штурмующего гору, который не мог быть совершенно неуязвим, но вот поразить им удалось не более шести-семи человек, что является всего лишь внешней стороной понесенных бурами потерь. Отсюда следует, что английские солдаты не в состоянии были ни оценить расстояние, ни поразить движущуюся цель, вероятно, они даже не знали, что при стрельбе сверху необходимо прицеливаться чуть ниже. Та манера стрельбы, которой обучен английский солдат, может годиться скорее всего в условиях широкомасштабных боевых действий, в условиях же партизанской войны, когда приходится иметь дело с более искусным противником, умеющим хорошо стрелять и использовать преимущества горного рельефа, она малоэффективна.

Спустя два месяца после описанных событий у меня состоялся разговор с одним из буров, добровольцем из Оранжевой республики, участвовавшим в штурме Маюбы в составе одного из подразделений; при этом разговоре присутствовал один из моих приятелей. Так вот, этот бур с превеликой охотой согласился рассказать нам в подробностях об этом штурме. Его рассказ начинался так: «Когда стало известно, что гора находится в руках у англичан, мы решили, что игра проиграна, однако нашлось немало смельчаков, которые думали иначе. Стали набирать отряд добровольцев, готовых идти на штурм горы. Вызвалось всего семьдесят человек, в числе которых был и я. Приступив к подъему, мы поначалу не могли справиться с охватившим нас чувством волнения и страха, но вскоре обнаружили, что все пули, выпущенные по нам со стороны противника, летят мимо, где-то высоко над головой, и тогда, воодушевленные, мы двинулись вперед более решительно и смело».

Он сообщил нам, что у буров пострадало всего лишь три человека: один был убит, другой ранен в руку, а третий, он сам, получил пулевое ранение в лицо, свидетельством чему являлся еще свежий шрам. Он подчеркнул, что первым на вершине горы появился двенадцатилетний мальчуган и что, как только англичане увидели их, то тут же побежали, а он, расплачиваясь с бегущими вниз по склону солдатами за нанесенную ему рану, сбивал их по очереди с ног, переворачивая, «как ведра», и добавил, что все это выглядело «alter lesker» (довольно забавно). Он поинтересовался, каковы были наши потери в войне, и когда мы ему назвали цифру в семьсот человек убитыми и ранеными, он рассмеялся нам в лицо и сказал, что, насколько ему известно, эта цифра давно превзошла несколько тысяч. На наши возражения он воскликнул: «Ладно, давайте больше не будем об этом; теперь мы друзья, а если же мы будем продолжать этот разговор, то сначала вы скажете неправду, затем я скажу неправду, и в итоге мы разругаемся. Война закончена, и я не хочу ссориться с англичанами; если кто-либо из них поприветствует меня, сняв свою шляпу, я отвечу ему тем же». Говоря эти слова, он не хотел нас обидеть; отныне англичанам придется мириться со многими вещами, которые будут иметь место в Южной Африке; буры одержали над ними победу и соответственно ведут себя как победители.

Этот человек сообщил нам также и о том, что большая часть ружей, подобранных ими, рассчитана на стрельбу с расстояния четырехсот ярдов, тогда как на завершающем этапе сражения стрельба велась с расстояния в двести ярдов.

Смерть сэра Дж. Колли вызвала в сердцах людей большую скорбь и жалость, поскольку в колонии он пользовался заслуженным уважением и почетом; любой, кто имел честь знать этого простого и добродушного джентльмена, не мог не скорбеть о его безвременной кончине. Что заставило его пойти на этот шаг и дать бой у горы Маюба, так и осталось неизвестным. Сам по себе план был бы замечательным, если бы осуществлялся специально подготовленными войсками или предусматривал штурм перевала Лейнгс Нэк; иначе он представляется бессмысленным. Безусловно, выдвигалось множество предложений относительно мотивов, способствующих принятию такого решения, из которых наиболее вероятным представляется следующее. Зная о планах британского правительства в отношении Трансвааля, он решил нанести удар с целью завоевания военного превосходства, а затем и укрепления господства англичан в этой стране, понимая всю тяжесть последствий возможной капитуляции. Как генерал он тоже допускал ошибки, но несмотря на это, оставался мужественным и храбрым воином, а также человеком, которого прежде всего волнует честь и судьба своей родины.

Некоторые солдаты, которые видели его вечером накануне выступления на Маюбу, заявили, что генерал был, дескать, «сам не свой», намекая на то, что постоянные тревоги и переживания отразились на его умственных способностях. Чтобы опровергнуть подобные заявления, достаточно привести один факт, доказывающий, что все его телеграммы военному министру, последняя из которых была отправлена за полчаса до гибели, составлены с одинаковой выдержкой и хладнокровием, в той присущей только ему безучастной манере — будто сам он был сторонним наблюдателем, критически оценивающим все происходящее, — которая характерна для всех его сообщений и особенно телеграмм. Во всяком случае, ознакомившись с ними поближе, не скажешь, что их писал человек с расшатанными нервами или в крайне возбужденном состоянии; кроме того, я не нахожу в его действиях, касающихся трагедии у горы Маюба, каких-либо противоречий с его действиями как генерала, которые он предпринимал ранее в подобных ситуациях. Он всегда считал, что добиться успеха можно путем натиска и стремительности, а в каждом военнослужащем видел человека стойкого и отважного, не унывающего в трудную минуту, каким был он сам.

Многие считают, что каким бы опрометчивым ни был этот шаг, тем не менее сражение у горы Маюба, несмотря на плохое руководство, являлось более мудрым решением, чем наступление на Лейнгс Нэк или сражение у реки Ингого.

Но как бы то ни было, штатскому человеку все-таки трудно вникнуть во все тонкости его замыслов и стремлений, хотя, как знать, может быть, они являлись частью тщательно продуманного и разработанного плана, доведенного до совершенства согласно правилам военной науки, в которой, говорят, он был крупным корифеем.

Глава VI. Капитуляция

Речь королевы — Президент Бранд и лорд Кимберли. — Сэр Генри де Виллерс. — План сэра Дж. Колли. — Предложение Поля Крюгера. — Протест Дж. Колли. — Лестные телеграммы — Последствия событий у Маюбы для буров и английского правительства. — Причины капитуляции. — Профессиональные «сентименталисты». — Трансваальский комитет независимости. — Заключение перемирия. — Предварительный мир. — Получение известия в Натале. — Ньюкасл после провозглашения мира. — Массовый отъезд лояльно настроенных граждан из Трансвааля. — Цена собственности в Претории. — Увольнение должностных лиц в Трансваале. — Королевская комиссия. — Суд над лицами, обвиняемыми в зверствах и жестокостях. — Решение комиссии и его результаты. — Вопрос о территориальном разделе. — Аргументы «за» и «против». — Мнение сэра И. Вуда. — Пассивность членов комиссии и чем она вызвана. — Решение по китуордскому вопросу. — Конфликт с Монтсиоа. — Статьи, касающиеся компенсации и финансов, зафиксированные в докладе комиссии. — Обязанности английского полномочного представителя. — Особое мнение сэра И. Вуда по поводу отчета комиссии. — Подписание конвенции. — Похороны британского флага. — Сторона вопроса, касающаяся туземцев. — Речь членов комиссии перед вождями туземных племен. — Их мнение о капитуляции. — Бурский фолксраад возражает против положений конвенции. — Медлительность м-ра Гладстона. — Ратификация. — Ее наглый тон. — М-р Хадсон, британский полномочный представитель. — Празднество буров. — Результаты конвенции. — Далеко идущие последствия вышеупомянутых событий. — Как они отразились на положении республики. — Их моральные аспекты. — Их воздействие на умы туземцев.


Когда в январе 1881 года парламент собрался на свое очередное заседание, правительство, со ссылкой на речь королевы, объявило о своем намерении отстаивать права ее величества в Трансваале. Я уже вкратце упоминал о неудавшихся попытках решить этот вопрос силой оружия; теперь мне бы хотелось показать, как он решался на правительственном уровне в ходе дипломатических переговоров.

Как только боевые действия в Трансваале приняли вполне определенный характер, вызвав большую тревогу у английских властей, чьи пути, как мы знаем, это пути мира — любой ценой; в условиях полной неразберихи, когда они не знали, к кому обратиться за помощью, на политическую сцену выходит президент Бранд в качестве «нашего общего друга», которого правительство встречает бурей восторга.

Этот джентльмен многие годы возглавлял правительство Оранжевого Свободного Государства, которое он уверенно вел по пути богатства и процветания. От природы обладающий незаурядными способностями, добродушный по характеру, он всегда поддерживал буров в их нелегкой борьбе за независимость. События в Трансваале предоставили ему великий шанс проявить себя в трех направлениях: во-первых, способствовать решению весьма благородной задачи по предотвращению разрастания конфликта; во-вторых, под лозунгом соблюдения принципов нейтралитета способствовать укреплению голландских позиций в Южной Африке и, в-третьих, заставить английское правительство быть перед ним в бесконечном долгу. Его незаурядный талант смог проявиться в полной мере в каждом их трех конкретных случаев.

Как только обстановка накалилась, м-р Бранд забросал телеграммами представителей английских властей с требованием пойти на уступки бурам, с тем чтобы предотвратить кровопролитие. Он также вполне серьезно заявлял, что Оранжевая республика не оказывает никакой поддержки Трансваалю, — заявление, которое, если учесть, что республика являлась фактически базой повстанцев, куда они переправляли своих женщин, детей, домашний скот и откуда шло пополнение добровольческих отрядов, можно считать искренним лишь с очень большой натяжкой.

Приблизительно в это же время лорд Кимберли посылает м-ру Бранду телеграмму следующего содержания: «Только в том случае, если трансваальские буры воздержатся от вооруженного столкновения с представителями королевской власти», можно, по его мнению, каким-то образом урегулировать конфликт. Это первое доказательство, ставшее достоянием гласности, относительно того, какие мысли бродили в умах членов правительства ее величества, на которых сторонники радикалов начали оказывать прямое давление с целью убедить или заставить их путем угроз пойти на уступки бурам.

11 января президент через консульский отдел Оранжевой республики в Лондоне ставит в известность лорда Кимберли о своем намерении назначить сэра Г. де Виллерса, главного судью из Капской колонии, уполномоченным по урегулированию конфликта в Трансваале. По странному стечению обстоятельств примерно в то же время точно с таким же предложением выступила в Капской колонии голландская партия, возглавляемая м-ром Хофмейером, — совпадение, которое наводит на мысль, что у этих друзей буров был дальний прицел, если уж они так настойчиво рекомендовали сэра Генри де Виллерса на должность, которой он явно не соответствовал.

Все объясняется достаточно просто, если учесть тот факт, что сэр Г. де Виллерс, будучи сам голландцем по происхождению, всегда относился с сочувствием и симпатией к бурам, а потому и президент Бранд, и представители голландской партии заранее рассчитали, что если ему будет поручено дело по урегулированию спорных вопросов, то наверняка он будет отстаивать их интересы. Политический курс, которого он придерживался, став членом королевской комиссии, лишний раз подтвердил эту точку зрения, поскольку из доклада уполномоченных явно следует, что во всех конфликтных ситуациях он всегда становился на сторону буров. Он закрывал глаза на совершаемые ими преступления, и даже к почефструмской трагедии, которую резко осудили в своих выступлениях и сэр Геркулес Робинсон, и сэр Ивлин Вуд, назвав действия буров атаками, противоречащими правилам ведения войны между цивилизованными государствами, отнесся совершенно спокойно. Если бы подобные действия в отношении буров или даже туземцев совершили англичане, то я склонен полагать, что сэр Генри де Виллерс рассматривал бы их уже совсем под иным углом зрения.

В той же телеграмме, где говорится о назначении сэра Г. де Виллерса, президент Бранд, ссылаясь на заявление триумвирата, обвинившего сэра О. Лэньона в ряде совершенных им кровавых расправ, требует их немедленного расследования, поскольку, как считают члены триумвирата, инициатива исходила от властей. Кому как не м-ру Бранду лучше всех известно, что ни один англичанин, занимающий ответственный пост, не решился бы на то, что приписывается сэру О. Лэньону, хотя даже если бы столкновение и произошло по инициативе властей, чего на самом деле не было, то их действия в сложившейся ситуации были бы вполне оправданы. Подобное замечание м-ра Бранда, высказанное им в телеграмме, явилось попыткой придать полную достоверность клеветническим измышлениям.

Телеграммы подобного толка продолжали поступать каждый день, а тон посланий, приходящих из колониального ведомства, с каждым разом становился все мягче. Так, в телеграмме от 8 февраля лорд Кимберли сообщает, что если буры воздержатся от вооруженного выступления, то после капитуляции им будут гарантированы все условия нормального с ними обращения и будет разработана программа по «урегулированию проблем на постоянной дружеской основе». Очевидно, правительство в последнее время засомневалось в необходимости отстаивать права ее королевского величества в Трансваале. Безусловно, господа Чемберлен, Кортни и их последователи придали новый импульс политике, проводимой партией радикалов.

Однако вполне очевидно, что в то время сэр Дж. Колли и понятия не имел о реальных замыслах английского правительства, поскольку 7 февраля в своей очередной телеграмме он знакомит правительство с планом, который он предлагает принять после того, как английские войска вступят на территорию Трансвааля, где предусматривается полная амнистия только тем бурам, которые подпишут декларацию о лояльности британскому правительству. В ответной телеграмме ему было дано указание не предпринимать подобных действий, а со всеми неясными вопросами обращаться к правительству. Затем произошло сражение у реки Ингого, которое на время прервало поток телеграмм, вернее, они стали другими по содержанию и в основном касались вопроса об отправке отрядов подкрепления. А 13 февраля Поль Крюгер, один из членов триумвирата, возобновил переговоры и выступил с предложением в случае вывода всех войск с территории Трансвааля обеспечить им свободный проход через Лейнгс Нэк, расформировать бурскую армию и созвать комиссию.

На это предложение откликнулся лорд Кимберли, который, не затрагивая вопроса о выводе войск, предложил, при условии расформирования бурской армии, назначить комиссию, обладающую широкими полномочиями, для разработки программы по «урегулированию проблем на постоянной дружеской основе». Телеграмма заканчивалась следующим словами: «Добавлю, что в случае принятия нашего предложения вам дается право выразить свое согласие на прекращение боевых действий с нашей стороны». Телеграмма была отправлена генералу Вуду, так как буры прервали связь с Дж. Колли.

19 февраля в ответе сэра Колли звучат слова крайнего недоумения по поводу взятого правительством политического курса: «Последняя часть вашей телеграммы Вуду непонятна. Боевых действий не может быть, если нет сопротивления, а мне, что же, следует оставить Лейнгс Нэк на территории Наталя в руках буров, а также наши гарнизоны, которые изолированы и нуждаются в продовольствии, или же захватить первый и бросить последних?»

Лорд Кимберли поспешно отправляет телеграмму, в которой советует предоставить гарнизонам возможность обеспечивать самих себя, так как «правительство считает, что вам не следует идти на помощь гарнизонам или захватывать Лейнгс Нэк в случае успешного хода переговоров».

Становится очевидным, что смысл заявления об отстаивании прав ее величества принимает с каждым разом все более расплывчатые формы; теперь оно уже предусматривает право буров на сохранение своих позиций в колонии Наталь.

Между тем президент Бранд и лорд Кимберли ежедневно обменивались любезными посланиями, в конце каждого из которых стояло либо «выражаю искреннюю признательность лорду Кимберли», либо «премного благодарен президенту Бранду за выражение дружеских чувств», а 21 февраля через сэра Колли была передана следующая телеграмма: «Выражаю надежду на мирное урегулирование путем переговоров, проведение которых можно ускорить в том случае, если кто-нибудь на месте, поддерживающий дружеские отношения с обеими сторонами, мог бы путем личных контактов попытаться разрядить обстановку. С большим желанием оказать услуги правительству ее величества, господам Крюгеру, Преториусу и Жуберу». Нет необходимости говорить, что эти услуги были приняты.

Однако вскоре, а именно 27 февраля, сэром Джорджем Колли был предпринят последний шаг и взята гора Маюба. Его поражение и гибель на какое-то время приостановили ход мирных переговоров, а в Наталь был отправлен крупный отряд подкрепления под командованием сэра Фредерика Робертса. Как следствие этой трагедии бурские лидеры почувствовали себя увереннее, в их поведении появилось больше надменности и высокомерия, тогда как представители британского правительства стали более уступчивыми, великодушными, что особенно проявилось в ходе переговоров.

Так, 2 марта буры через президента Бранда и сэра Ивлина Вуда информируют министра по делам колоний о своем желании приступить к переговорам, но при этом отказываются сложить оружие. Сэр Ивлин Вуд, которому политическая линия английского правительства, по всей видимости, была не по душе, телеграфирует о своем намерении вступить в сражение с бурами и разбить их наголову, «учитывая те беды, которые они причинили нам», и просит полномочий «в случае крайней необходимости» даровать жизнь и имущество их лидерам, но при условии их выдворения из страны. В ответной телеграмме лорд Кимберли сообщает ему о решении правительства ее величества амнистировать всех и каждого, за исключением лиц, виновных в совершении актов, противоречащих правилам ведения войны между цивилизованными государствами, а также о назначении комиссии по урегулированию спорных вопросов и «готовности вступить в мирные переговоры с любым представителем от буров».

Вот так, в конечном итоге, были восстановлены права ее величества в Трансваале.

Нельзя сказать, что это был кульминационный момент в ходе разворачивающихся событий, да и устроено все было по непривычной для англичан схеме, но если учитывать сложившуюся обстановку и известную предвзятость тех, кто принимал участие в переговорах, то на большее, пожалуй, и не следовало рассчитывать.

По всей видимости, предпринимая подобные действия, правительство не было свободно в своем выборе; не следует думать, что оно поступило таким образом именно потому, что считало свои действия правильными или даже мудрыми, ибо в таком случае к ним невозможно было бы относиться иначе как к людям с очень низким уровнем интеллекта, каковыми они, безусловно же, не являются.

Бесспорно, никакие здравомыслящие люди, после серьезных раздумий принявшие решение во что бы то ни стало сохранить территорию Трансвааля за Великобританией и заявившие после того, как на этой территории вспыхнуло восстание, о сохранении там полномочий ее величества, не стали бы ставить себя в дурацкое положение, решив безоговорочно и фактически по своей собственной воле оставить страну и всех подданных ее королевского величества, проживающих там, на произвол судьбы. Нельзя сказать, что они недооценивали ситуацию в целом, поскольку если до начала войны были причины сохранить Трансвааль под юрисдикцией королевы, то уж тем более таких причин стало больше чем достаточно после развязывания боевых действий и трех нанесенных нам сокрушительных поражений, которые — и это они прекрасно понимали — нельзя было оставлять безнаказанными; в противном случае это катастрофическим образом подорвало бы наш авторитет на всем южноафриканском континенте.

Я склонен полагать, что правительство вынуждено было пойти на такие действия под давлением радикалов как извне, так и со стороны их единомышленников в Палате и что ему пришлось выбирать — либо безоговорочная капитуляция в Трансваале, либо потеря поддержки такой могущественной партии, как партия радикалов. При сложившихся обстоятельствах, будучи либеральным по своим политическим взглядам, оно, следуя природному инстинкту самосохранения, выбрало капитуляцию.

Если такая политика сама по себе была никчемной и бедственной по своим последствиям, тем хуже для тех, кто от нее пострадал; безусловно, правительство не собиралось терять голоса избирателей ради поддержки интересов других стран — и особенно таких отдаленных как южноафриканские колонии, которые, к сожалению, были превращены партиями в объект своих политических игр, с соответствующими для них последствиями.

Бесспорно, правительство вынуждено было избрать тактику лавирования, поскольку ему приходилось иметь дело не только со своими сторонниками и теневым кабинетом, готовым опустить плеть своего недовольства на спину даже такой августейшей особы, как м-р Гладстон, стоило им заподозрить, что упускается благоприятная возможность отстоять святейшие принципы передового радикализма, но также с многоликой толпой мечтателей и профессиональных сентименталистов, наводнивших эту страну и готовых всегда бороться за любую идею, встав на сторону кого угодно — будь то преступник-убийца или целый угнетенный народ, такой как, скажем, болгары или трансваальские буры.

Эти господа, горящие от нетерпения и с чувством уверенности, которое, как известно, возникает в результате поспешного усвоения недостоверной и ошибочной информации, нашли в трансваальских событиях лишний повод пошуметь; и — точно так же, как на потревоженной ферме крик осла, отчетливый и громкий на фоне звуков, издаваемых более умными животными, подавляет и заглушает их — совершенно одинаково и с тем же эффектом среди полной неразберихи и разноголосицы высказываемых мнений по поводу бурского восстания вознесся трубный клич трансваальского комитета независимости и его сторонников.

И как мы видим, они трубили не напрасно. 6 марта сэр Ивлин Вуд приступил к переговорам с бурами по заключению перемирия, которые несколько раз откладывались, пока наконец 21 марта он не подписал предварительный мирный договор с бурскими лидерами, который при соблюдении ряда условий гарантировал в течение шестимесячного срока возрождение страны, оставляя другие вопросы на рассмотрение членов королевской комиссии.

В колонии известие о мире было воспринято поначалу с молчаливым удивлением. Лично я этому вообще не поверил. Для тех из нас, кто являлся очевидцем недавних событий и прекрасно разбирался в происходящем, эта новость казалось настолько невероятной, что мы считали — здесь какая-то ошибка. Если бы существовала хоть какая-то зацепка, если бы англичане выиграли хотя бы одно решающее сражение, такой исход дела можно было бы как-то объяснить, а поначалу англичанам было очень трудно осознать, что не только Трансвааль вырвали у них силой оружия, но и то, что отныне — и это совершенно точно — они будут являться объектом грубых насмешек и оскорблений со стороны победивших буров и саркастических замечаний со стороны более остроумных кафров.

У англичан, похоже, сложилось такое представление, что если человек едет в колонию, то там он теряет чувство гордости за свою страну и ни о чем не думает, кроме своей выгоды. Но это не так, напротив, я считаю, что среди колонистов наиболее сильно развито чувство национальной гордости и достоинства, глубже чувство преданности своему народу и благодарность за право носить высокое имя гражданина своей страны. Нет сомнения в том, что унижение, которое испытали наши соотечественники в связи с возвращением Трансвааля, острее воспринималось в Южной Африке, чем на родине в Англии, если не считать, конечно, того факта, что там оказалось невозможным внушить людям чудовищно дикую мысль о кровожадности англичан и их аморальность, в то время как в Англии это было очень искусно выдано за истину. Лично я никогда бы не поверил в возможность восприятия общественных событий с той остротой, с какой воспринял их я; мне стало совершенно ясно, что в случае заключения мирного договора Трансвааль станет неподходящим местом для проживания там граждан с английской национальностью и что мне во что бы то ни стало придется покинуть страну, что я соответственно и сделал.

Ньюкасл представлял собой любопытное зрелище в ночь после объявления о заключении мира. В любой гостинице и баре можно было встретить многочисленные толпы беженцев, которые не скрывали своих чувств, когда упоминали имя Гладстона в очень ярких, оригинальных и искренних выражениях; они с иронией замечали, что преисполнены чувства гордости за свою страну, гражданами которой они являются и которая всегда держит свое слово. Затем они стали демонстрировать свое презрение к достопочтенному джентльмену, возглавляющему правительство ее королевского величества, поджогом его портретных изображений; кстати, волна таких демонстраций прокатилась по всей Южной Африке.

Даже сэра Ивлина Вуда, человека, пользующегося большой популярностью в колонии, встречали свистом, когда он появлялся в городе; люди недоумевали, почему солдат, призванный открыто сражаться с бурами, дал свое согласие на посредничество в этом грязном деле. И действительно, можно было найти оправдание всей этой горечи и злобе, выплеснувшейся наружу, поскольку для многих это известие означало крах и разорение.

Но если в Натале и Капской колонии к нему отнеслись с удивлением, то для несчастных жителей Трансвааля это известие было подобно грому среди ясного неба.

Без лишних слов, да и что тут можно было сказать, они принялись упаковывать вещи, которые могли забрать с собой, и стали покидать страну, которая, как это прекрасно понимали, отныне стала для них совершенно чужой. Через некоторое время поток беженцев устремился через Ньюкасл; это было очень печальное зрелище, которое можно себе представить. Здесь были люди всех социальных прослоек: чиновники и дворяне, знатный и рабочий люд, лояльно настроенные буры, но всех их объединяло бедственное положение, в котором они оказались, и верность своему долгу. Большинство из них появлялось в Трансваале после того, как он стал английским доминионом, они вложили там в дело весь капитал, который имели, а теперь все было потеряно — их труд оказался напрасным; многие из них, будучи состоятельными гражданами в Трансваале, прибывали в Наталь с мыслями о том, чем бы прокормить свою семью через неделю.

К тому же, как только королева лишилась своих сюзеренных прав, цена на землю и недвижимость в Трансваале резко упала и с тех пор так и оставалась на том же уровне. К примеру, приличная усадьба в Претории за годы британского правления приносила владельцам, сдающим ее в аренду, ежемесячный доход в размере десяти-двадцати фунтов, а после провозглашения мира хозяева были рады пустить жить туда кого угодно, лишь бы хозяйство не пришло в упадок. Землевладельцы, а также лица, вложившие деньги в какое-либо дело, понесли такие же убытки; их собственность не приносит им никакого дохода и не подлежит продаже, а сами они по причине своей национальности не имеют права жить за счет получаемых с нее доходов.

Но кроме них были и еще пострадавшие. Чиновники, многие из коих поступили на государственную службу в надежде дослужить до пенсии, были неожиданно уволены, получив небольшое денежное пособие, которого едва бы хватило на то, чтобы расплатиться с долгами, и вынуждены были теперь рассчитывать на собственные силы, чтобы заработать на кусок хлеба.

Это был как раз тот самый случай, что называется vae victis — горе побежденным лоялистам.28

В состав комиссии, назначенной правительством ее величества, вошли сэр Г. Робинсон, сэр Генри де Виллерс и сэр Ивлин Вуд; президент Бранд также присутствовал в качестве посредника между обеими сторонами. Комиссии было поручено урегулирование всех нерешенных проблем. К их числу относился вопрос о порядке проведения судебного процесса над лицами, виновными в актах, противоречащих правилам ведения войны между цивилизованными государствами, вопрос об отделении от Трансвааля части территории у его восточных границ, урегулирование пограничного вопроса в китуордских провинциях, компенсация ущерба, понесенного в ходе войны, функции английского полномочного представителя и другие вопросы. Члены комиссии собрались в Ньюкасле, а оттуда проследовали в Преторию.

Первым по степени важности вопросом, взятым комиссией на рассмотрение, был вопрос о порядке проведения суда над лицами, виновными в актах жестокости. Генеральный прокурор категорически настаивал на созыве специального трибунала для рассмотрения этих дел главным образом потому, что «после гражданской войны, в которой принимало участие, за редким исключением, практически все население страны, очень трудно найти справедливый и беспристрастный состав присяжных». Приятно сознавать, что члены комиссии обратили на этот само собой разумеющийся факт «свое особое внимание», в связи с чем, как отмечалось в их отчете, было принято решение передать дела в обычный суд присяжных, поскольку рассмотрение этих дел в специально созванном суде, каким бы беспристрастным он ни являлся, поставило бы «британское правительство в такое положение, когда в глазах голландского населения Южной Африки оно бы выглядело как символ угнетения, избавиться от которого никакими средствами, пусть даже самыми благородными, не представлялось бы возможным». В таком решении комиссии, вернее, большинства ее членов, поскольку сэр Вуд — нужно поставить ему это в заслугу — был не согласен с ним, скрывалось нечто большее, невидимое постороннему глазу, а именно, то, что каждому из членов комиссии было хорошо известны истинные намерения бурских лидеров, которые формально и могли бы предать суду нескольких преступников, но ни в коем случае ни они, ни сами буры не допустили бы, чтобы спектакль зашел слишком далеко. Если бы приговор был вынесен особым трибуналом, то, вероятно, преступники получили бы высшую меру наказания, но тогда возник бы очень деликатный и сложный вопрос о приведении в исполнение приговора над лицами, чьи действия вызывали если не всеобщее одобрение, то, по крайней мере, не осуждались большинством их соотечественников. Короче, скорее всего, пришлось бы либо отменить приговор, либо воевать с бурами снова, так как, вне всякого сомнения, они не допустили бы казни. Поэтому большинство членов комиссии, очутившись перед глухой стеной, решили обойти ее вместо того, чтобы смело брать ее штурмом, и передали дела в Трансваальский высший суд, заранее уверенные в результате.

А в общем-то, все дело не стоило овчинной выделки, поскольку из всех преступлений, совершенных бурами, — наиболее характерные из которых приводятся в приложении к книге, — уголовные дела были заведены только на троих. По первому делу проходили бурские конвоиры, обвиняемые в подлом убийстве капитана Эллиота, который был застрелен во время переправы через реку Вааль; далее шло дело об убийстве человека по имени Малколм, которого буры избили до смерти в собственном доме, а затем прострелили ему голову для того, чтобы это «выглядело красивей», и, наконец, убийство доктора Барбера, которого застрелили конвоиры на границе с Оранжевой республикой. Процесс над лицами, причастными к первым двум преступлениям, проходил в Претории; в текущих сообщениях того времени говорилось о той, что для гарантии вынесения оправдательного приговора нашему генеральному прокурору были даны инструкции от имени ее величества, запрещающие ему пользоваться правом отвода присяжных. Правда это или нет, я не берусь судить, но мне известно то, что он действительно не воспользовался этим правом, хотя адвокаты обвиняемых пользовались им совершенно свободно, а в результате, когда рассматривалось дело Эллиота, в состав присяжных входили восемь буров, один немец и девять представителей южноафриканских национальностей. В итоге в обоих случаях был вынесен оправдательный приговор. Суд над убийцами доктора Барбера проходил в Оранжевой республике и закончился, как этого и следовало ожидать, их оправданием.

Таким образом, следует отметить, что из всех тех, кто был виновен в убийствах и других преступлениях, совершенных в ходе войны, никто не понес справедливого наказания. Практически в каждом случае жертвы этих преступлений погибали при исполнении своего служебного долга или за ее величество королеву. После знакомства с длинным перечнем злодейских убийств остается уверенность в том, что виновные не уйдут от возмездия. За невинно пролитую кровь, за слезы детей и вдов взываем к высшему и более справедливому суду, чем суд правительства м-ра Гладстона, в надежде, что этот голос будет услышан.

Очередным по важности вопросом, находящимся в поле зрения комиссии, был вопрос о возможности в интересах туземных племен отделения части территории Трансвааля и сохранения там британской формы правления. Лорд Кимберли под давлением членов общества защиты аборигенов дал указание комиссии рассмотреть вопрос о целесообразности отделения ряда провинций Трансвааля, таких как Лейденбург, Зюйдпансберг, а также небольшого участка на границе с территорией Зулуленда и Свазиленда с целью защиты жителей первых двух провинций от посягательств буров и создания буферной зоны между территориями зулусов, свази и буров.

Не следует забывать, что бурские лидеры в принципе были согласны на такой раздел, что и было отражено в условиях предварительного мирного договора, подписанного ими с сэром Ивлином Вудом. Тем не менее большинство членов комиссии (за исключением сэра И. Вуда) в конечном итоге выступили против сохранения этих провинций под юрисдикцией королевы, поступив, по-моему, вполне разумно, хотя я исходил при этом совершенно из иных соображений, чем они.

Лично я считаю, что Англия не должна брать на себя роль мирового жандарма. Сохранить за собой эти провинции — значит взять на себя огромную ответственность по обеспечению там нормальных условий проживания, гарантировать защиту от возможного вторжения буров, то, к чему, как мне кажется, нас не призывали. К тому же на нас не возлагалась задача после передачи Трансвааля бурам осуществлять контроль за самой неспокойной частью его территории, зулусской границей. Кроме того, как не жаль было оставлять Трансвааль, но мне кажется, что если уж решились на это, то нужно было доводить дело до конца, а не оставлять одни племена под нашим покровительством, а других передавать на милость бурам, тем самым внося раскол в их ряды, поскольку находящиеся под нашим покровительством естественно не стали бы испытывать чувства жалости к своим более невезучим собратьям, у которых интересы да и жизненные условия были бы совсем иные.

Похоже, что у членов комиссии имелись свои собственные взгляды на этот счет, однако кроме этих соображений, существовало множество других моментов, непосредственно имеющих к ним отношение, которые в обобщенном виде отражены в отчете комиссии. Во-первых, нависла угроза развязывания конфликта между зулусами, свази и бурами, который мог перекинуться в Наталь, во-вторых, появилась возможность провокаций со стороны буров, желающих толкнуть зулусов на беспорядки. Сильный аргумент в пользу сохранения части территории просто как символа того, что англичане не были изгнаны из страны, приводится в сорок шестом параграфе отчета комиссии: «Моральные аспекты, определяющие действия правительств цивилизованных государств, едва ли могут быть поняты варварами, в чьих глазах единственный признак силы и превосходства над противником — это успешное применение этой силы в единоборстве с ним, поэтому вполне возможно, что уступка британской короной части своих владений тем, кто с оружием в руках выступил против нее, могла расцениваться туземцами не иначе как поражение и закат былого могущества Великобритании, что значительно подорвало бы ее авторитет в Южной Африке и серьезным образом отразилось бы на ее способности направлять и вести за собой огромные массы темнокожего населения как в пределах, так и за пределами ее южноафриканских доминионов».

Эти слова, так неожиданно прозвучавшие, хотя и в достаточно мягкой форме, не скрывают потрясающей значимости рассматриваемого вопроса. Напротив, они как нельзя более точно и с удвоенным акцентом передают смысл самого веского аргумента против полного возврата всей территории Трансвааля и, будучи сформулированы членами комиссии, которых очень скрупулезно подбирал сам лорд Кимберли со своими коллегами, едва ли могут доставить им большое удовольствие. Затем, по всей видимости, поддавшись чисто сентиментальным настроениям, эти же члены комиссии в своем большинстве выдвигают рад аргументов, пользующихся популярностью у буров и направленных против сохранения какой бы то ни было территории вообще, в связи с чем нам сообщили, что «народ наверняка бы не оценил действий по восстановлению разрушенной страны. В своих поступках руководимый настроением и эмоциями, он взялся за оружие и организовал мятеж, поэтому не учитывать этого фактора нельзя». Сэр Ивлин Вуд, имея собственное мнение по данному вопросу, выражает свое несогласие даже с предпосылками доводов своих коллег, поскольку он глубоко убежден в том, что не настроения явились причиной восстания буров, а «общее и укоренившееся неприятие ими налогообложения». Если бы он еще добавил — и ненависть не только к английской форме правления, но и вообще к любой другой, то дал бы исчерпывающее определение причин, которые привели к мятежу. Следующий параграф отчета раскрывает нам истинные причины уступчивости членов комиссии в этом и других вопросах, которые совпадают с причинами, побудившими их принять соответствующее решение о порядке проведения суда над преступниками и убийцами — они боялись, что народ возьмется за оружие, если они поступят вопреки его воле.

Каким бы унизительным и жалким ни казался этот отчет, читая его, невозможно не заметить, что члены комиссии находились в таком положении, когда не они, а им диктовали условия. Бесспорно, они прекрасно понимали суть происходящего, но в то же время, с какими бы заявлениями ни выступали бурские лидеры, сами буры не вникали в истинный смысл сказанного или же делали вид, что не понимают, о чем идет речь, представляя все в искаженном свете. К примеру, они говорили так: когда мы попросили вернуть нам страну, ее нам не вернули; и лишь после того как мы трижды наказали англичан, мы получили то, чего добивались; отсюда логически следует, что мы получили то, чего добивались, только потому, что одержали победу над англичанами.

Таковы были правила их игры, поэтому и не удивительно, что в тех случаях, когда мнение комиссии расходились с их взглядами, они с улыбкой заявляли, что если комиссия будет настаивать на своем, им, к сожалению, придется снова оккупировать Лейнгс Нэк. Им не нужно было повторять своей угрозы, поскольку большинство членов комиссии сразу же находило способ удовлетворить требования бурских представителей.

Сэр Ивлин Вуд очень правильно формулирует суть дела: «Утверждать, что королевская комиссия не решается пойти против желаний буров в связи с тем, что ее решения не будут приняты, значит отрицать право комиссии на принятие полномочных решений, которое ей было предоставлено согласно договоренности». И это именно так. Очевидно и то, что комиссия, зная свое место, далекая от мысли попытаться воспользоваться правом «принятия полномочных решений», была вполне удовлетворена концессиями, которых она могла добиться путем всевозможных сделок. Так, выдвигая еще одну причину против сохранения каких-либо территорий, оппозиция заявила, что в противном случае «большинству членов комиссии… с большим трудом удастся достичь согласия с бурскими лидерами по другим вопросам». В действительности, комиссия ее королевского величества, созданная с тем, чтобы исполнять волю и желания ее величества, трепетала от страха перед теми, кто совсем недавно с оружием в руках замахнулся на ее власть, и покорно уступала всем их требованиям.

Большинство членов комиссии объясняло это тем, что, уступив в территориальном вопросе, они смогли бы добиться лучших условий для туземцев в целом и более широких прав для английского полномочного представителя. Но, как указывает сэр Ивлин Вуд в своем отчете, ничего подобного ими не было сделано, а условия соглашения, касающиеся полномочного представителя и туземных племен, явились следствием подписания мирного договора и вошли как составная часть его положений.

Кроме того, похоже, они не учли, что концессии, достигнутые ими, существуют только на бумаге, тогда как все реальные преимущества остаются в руках буров.

Решение членов комиссии по китуордскому вопросу, который был очередным на повестке дня, похоже, оказалось непредвзятым и основывалось на тщательно подготовленном отчете полковника Моуши, который долгие месяцы занимался сбором информации на месте. Территория, отошедшая туземцам по так называемому решению Кита, располагается в юго-западной части Трансвааля и первоначально, как и многие другие провинции в стране, принадлежала туземным племенам баролонга и батлапира. После того как буры самовольно стали захватывать участки земли в этой провинции, тотчас же между их правительством и туземными вождями возникли трения, в связи с чем в 1871 году из Наталя был вызван с общего согласия той и другой стороны в качестве арбитра по урегулированию спорных вопросов губернатор колонии м-р Кит. Он вынес решение в пользу туземцев, после чего бурский фолксраад незамедлительно наложил на него свое вето. С тех пор этот весьма деликатный вопрос так и оставался нерешенным, пока не началось восстание. Комиссия, действуя по принципу in medio tutissimus ibis, провела демаркационную линию, разделив территорию на две половины, тем самым игнорируя решение Кита и истолковывая спор в пользу буров.

Все стороны были согласны тогда с таким решением, но достичь желанного мира этим не удалось. Главный вождь Монтсиоа, старый друг и верный союзник англичан, чего не могли простить и забыть буры, вынужден был пойти на вооруженный конфликт в связи с тем, что буры подговорили враждебно настроенных вождей при поддержке трансваальских добровольцев выступить против него. Монтсиоа тоже собрал небольшой отряд из белых добровольцев, который принял участие в нескольких сражениях, в результате чего обе стороны понесли большие потери. Было ли трансваальское правительство непосредственно причастно к этому делу или нет, сейчас невозможно доказать, но если исходить из того факта, что против Монтсиоа, согласно сообщениям, были применены пушки, то похоже, что да, поскольку у отдельных лиц, как правило, нет в распоряжении своих собственных орудий типа Армстронг29.

Среди оставшихся вопросов на рассмотрении комиссии был вопрос о компенсации убытков после окончания войны.

Бесспорно, основной объем всех потерь и убытков носил косвенный характер и был вызван необходимым и значительным снижением стоимости земли и другой собственности вследствие возврата территории Трансвааля. Английское правительство решило не вникать во все тонкости, связанные с этой проблемой, больше заботясь о своем кошельке, чем о достоинстве и чести, поскольку большинство доверчивых лоялистов вложили свои деньги в страну, которая, по заверениям правительства, должна была остаться в числе владений Британской империи. Правда, члены комиссии пришли к общему мнению (сэр Г. де Виллерс остался при своем) относительно того, что бурам надлежит выплатить компенсацию в случаях, когда убытки были вызваны незаконным захватом собственности, конфискацией имущества, его уничтожением или порчей. Сумма, подлежащая к выплате, составила около 110 тыс. фунтов и была оплачена британским правительством, так как бурские власти заявили о своей неплатежеспособности.

В данной связи я перейду к рассмотрению финансовых статей отчета комиссии. Когда страна была аннексирована, государственный долг составлял 301727 фунтов. За годы британского правления государственный долг сократился до 150 тыс. фунтов, но его общая сумма по состоянию на 31 декабря 1880 года возросла до 390404 фунтов за счет дотации парламента, ссуды, поступившей из «Стандард банк», и прочих субсидий. В дальнейшем, в период военных действий он возрастал за счет поступлений из британской казны, фондов «Стандард банка» и по состоянию на 8 августа 1881 года, когда казна уже была практически пуста, достиг 457393 фунтов. Сюда следует добавить 200 тыс. фунтов в связи с компенсационными расходами, выплатой пенсионных пособий и т.п., а также 383 тыс. фунтов, во что обошлась успешная экспедиция против Секукуни (неудачная экспедиция в расчет не принималась); таким образом, общая сумма государственного долга превысила один миллион фунтов стерлингов, из которых около 800 тысяч Трансвааль должен был Англии.

Эту сумму с присущим им широким жестом, когда дело касалось буров, но который проявлялся не столь явно, когда речь шла о верных правительству гражданах, члены комиссии (за исключением сэра И. Вуда) одним росчерком пера сократили до 265 тысяч, тем самым освободив буров от уплаты порядка 500-600 тыс. фунтов. К тем 265 тысячам, которые до сих пор висят на них, следует добавить еще 150 тысяч, которые недавно были перечислены для оплаты компенсационных долгов, что в конечном итоге составит около полумиллиона фунтов из внешнего долга, из которых, я уверен, Англия не получит и одной десятитысячной банкноты. В связи с тем, что такого рода случайности не были предусмотрены, а если и были, то о них королевская комиссия предпочитала не распространяться, был создан амортизационный фонд, за счет которого внешний долг погашался в течение двадцати пяти лет.

По странному стечению обстоятельств и иронии судьбы, в то время как представители имперского правительства осыпали дарами в сотни тысяч фунтов людей, которые с презрением отвергли выгоды, предлагаемые ее королевским величеством, вступили в войну с ее вооруженными силами, расправляясь с ее подданными, ничего подобного не предусматривалось для тех, кто оставался верным королевскому трону. Их требования о выплате компенсации не были услышаны; члены же комиссии, выглянув из окон своей резиденции, размещавшейся в Ньюкасле, могли бы обратить внимание на поток беженцев, устремившихся из страны, которая отныне стала для них чужой; те из них, кто был побогаче, превратились в бедняков, а бедные были низведены до положения нищих.

Последний момент, который я хотел бы затронуть в связи с данным отчетом, касается обязанностей английского полномочного представителя и его отношений с туземцами. Данное лицо являлось представителем сюзерена, отвечало за обеспечение исполнения условий мирного договора и осуществляло: 1) контроль за развитием отношений с иностранными государствами; 2) контроль за состоянием дел в пограничных районах; 3) защиту интересов туземных граждан.

Что касается первого из вышеуказанных пунктов, было решено поручить защиту интересов подданных ее королевского величества в Трансваале английским представителям, находящимся там. Поскольку буры из всех жителей планеты являются самыми что ни на есть домоседами, нашим послам и консулам они едва доставят много хлопот.

В отношении второго пункта комиссией предусмотрены положения, о которых можно было бы только мечтать, если бы существовала хоть какая-то возможность руководствоваться ими. Полномочный представитель обязан докладывать верховному комиссару о любых попытках вторжения буров на территорию туземцев; в случае, если мнение полномочного представителя расходится с мнением бурского правительства, окончательное решение принимает сюзерен. Это великолепный способ урегулирования возможных конфликтов, однако комиссия забыла уточнить, каким образом решение сюзерена будет вводиться в силу. После произошедших событий вряд ли стоит рассчитывать на то, что при одном упоминании слова «Англия» можно достичь желаемого послушания!

Полномочный представитель обязан был также осуществлять общий надзор за действиями по защите интересов всех туземных граждан страны. Если участь, что в Трансваале проживает около миллиона туземцев и все они расселены на территории, по своим размерам превышающей территорию Франции, то можно догадаться, что на выполнение только одной этой обязанности потребовалось бы все служебное время простого государственного чиновника; сэр Ивлин Вуд даже выступая за то, чтобы ему в распоряжение предоставили специальных помощников. Большинство членов комиссии и слышать не хотело о подобных предложениях, считая, «что чем меньше вмешиваться в дела правительства независимого государства, тем лучше».

Все это так, но я полагаю, им и в голову не пришло спросить самих туземцев, что они думают по этому поводу! Полномочный представитель должен был также входить в состав комиссии по размещению аборигенов, которая в перспективе обязана была предоставлять туземцам земли для проживания. Читая отчет комиссии, легко уловить с большей или меньшей степенью точности мысли и настроения каждого из тех, кто принимал участие в его составлении. Сэр Геркулес Робинсон везде фигурирует как человек, которому поручили пренеприятнейшее дело по поводу указаний свыше, не допускающих легкомысленного к ним отношения, и который взялся за дело, чтобы быть как можно более полезным своей стране и тем, кто пострадал в результате проводимой ею политики и действий тех, кто выполнял эти самые указания. Вероятно, он сумел подавить в себе все человеческие мысли и чувства и превратился в чиновничью машину, некий служебный механизм, регистрирующий в подробностях все, что было нужно лорду Кимберли.

Что касается сэра Генри де Виллерса, то здесь все обстоит совершенно иначе. При чтении отчета вас ни на минуту не покидает чувство, что порученное дело приходится ему по душе и что в деле буров он выступает на их стороне. Право же, если бы он был сторонником буров, а не членом королевской комиссии, то едва ли можно было найти человека, с большим рвением отстаивающего их взгляды, чем он. По его мнению, правда всегда была на стороне буров, а в их действиях не было ни хитрости, ни коварства. М-р Хофмейер и президент Бранд проявили разумную, с их точки зрения, предусмотрительность, когда настояли на назначении его специальным уполномоченным. А сейчас несколько слов о сэре Ивлине Вуде, человеке, который находился в положении независимого англичанина, занимавшего центристскую позицию между бурами и англичанами, и к которому, как к человеку военному, лорду Кимберли очень трудно было применить методы официального нажима. Результаты такого удачного его положения очевидны, если взглянуть на документ за его подписью, прилагаемый в конце официального отчета комиссии, где он полностью расходится во взглядах с большинством членов комиссии по любым принципиально важным вопросам. Может сложиться впечатление, что столь явные разногласия в некоторой степени отразятся на значимости отчета и бросят тень сомнения на мудрость его положений.

Официальный документ, предусматривающий соглашение между правительством ее величества и бурскими лидерами, известный под названием конвенции, подписали обе стороны вечером 3 августа 1881 года в Претории, в том самом помещении, где почти четыре года назад сэром Т. Шепстоном было подписано заявление об аннексии страны.

Пока в правительственном здании проходила церемония подписания конвенции, весьма любопытная сцена разыгралась на улице, в непосредственной близости от самого здания. Там собралось около двух тысяч лоялистов и туземных вождей, которые принимали участие в ритуале захоронения британского флага. На крышке гроба красовалось слово «Resurgam» 30, а над могилой была произнесена траурная речь. Безусловно, подобные ритуалы достаточно легкомысленны, но в них тем не менее присутствует некая политическая окраска.

Однако членов комиссии ожидала куда более неприятная обязанность по сравнению с подписанием документа — им предстояло довести до сведения сотни собравшихся здесь туземных вождей, до сих пор являвшихся подданными ее королевского величества, решение ее величества о передаче бурам также и их территорий. Следует иметь в виду, что с туземцами никто не советовался по этому поводу, хотя по численности они в двадцать раз превосходят своих белых соседей, и что кроме нескольких никчемных положений на бумаге, никаких других действий не было предпринято для защиты их интересов.

Лично я не снимаю с себя ответственности за то, что своими действиями мы нанесли им еще больше вреда, хотя, как мне известно, многие, особенно те, кто стоит на пробурских позициях, считают безрассудством, если не хуже, проявление чрезмерного интереса к делам туземцев и сочувственное отношение к их страданиям. Мне кажется, что поскольку они являются исконными владельцами этой земли, то нельзя было не посоветоваться с ними по вопросу о том, как распорядиться этой землей. Я, конечно, понимаю, что белый человек, как это принято считать, имеет право на собственность и землю чернокожего, а его высокой и священной обязанностью является искоренение несчастных туземцев и заселение их земель. Но я беру на себя смелость не согласиться с подобным заключением. По собственному опыту общения с туземцами я знаю, что по всем основным умственным и физическим данным они очень похожи на белых людей, но как раса более сообразительны, благородны, честны и отважны по сравнению с обычной средней категорией белокожих граждан. Здесь уместна цитата из Шекспира, где устами своего героя Шейлока он вопрошает: «Разве нет у еврея глаз? Разве нет у еврея рук, органов, чувств, привязанностей и страстей?» Таким образом, спрашиваю я: «Разве нет у туземца чувств или привязанностей? Разве не страдает он, когда гибнут его родители, когда похищают его детей, а он сам вынужден бродяжничать, изгнанный из собственного дома? Разве ему неведомо чувство страха, боли, любви, ненависти и благодарности?» Скорее, наоборот; а раз так, то я не могу поверить, что Всевышний, сотворивший белых и черных, дал одним право истреблять, грабить, издеваться над другими, называя все это прогрессом цивилизации. Мне кажется, что только при одном условии, если это вообще возможно, мы имеем право претендовать на земли чернокожих — это лишь в том случае, если мы сумеем предоставить им равноценное и справедливое правительство, сумеем не допустить бесчеловечного отношения как к отдельным личностям, так и к племенам в целом, а также сделаем все возможное, чтобы возвысить их и отучить от диких обычаев и нравов. Иначе за это не стоит и браться.

Однако мне известно, что, за исключением небольшой прослойки населения, большая часть общественности как у себя дома, так и за рубежом не разделяет подобные настроения. В самом деле, уже из одного факта, вызвавшего незначительный резонанс в связи с отношением к нашим туземным подданным в Трансваале, которых лишили мира, справедливости и спокойствия, характерных в целом для нашей формы правления, и ввергли в состояние нестабильности и невыносимых страданий, едва ли поддающихся описанию, можно сделать ясный вывод о том, как все-таки мало у людей сочувствия по отношению к ним.

Перед собравшимися вождями выступил сэр Геркулес Робинсон, председатель королевской комиссии, с заявлением, зачитав которое, он удалился, не дав возможности вождям выступить с ответной речью. В заявлении говорилось о том, что «правительство ее величества, поступая по справедливости, что всегда было характерно для великой и могущественной нации», возвращает страну бурам, «чьих представителей, м-ра Крюгера, Преториуса и Жубера, я имею честь, — заявил сэр Геркулес, — вам здесь сейчас представить».

Если эти сведения достоверны, то многие вожди лично, а большинство понаслышке уже имели удовольствие очень близко познакомиться с этой троицей, поэтому представление было в какой-то степени излишним.

Далее сэр Геркулес разъяснил им, что территория их проживания будет определена в недалеком будущем; что будет назначен английский полномочный представитель, которому поручено заниматься специально их делами, однако при этом им следует иметь в виду, что неон является главой государства, а правительство, «подчиняющееся сюзеренной власти ее королевского величества». Туземцы, безусловно, интуитивно понимали, что означает эта сюзеренная власть. Далее по ходу заявления им давался добрый совет не отказываться от занятий ручным трудом, если об этом их попросят буры, и вообще говорилось о том, какая радостная и счастливая жизнь ждет их впереди. А чтобы они особенно не впадали в восторг от таких радужных перспектив, им между прочим напомнили о необходимости сохранения в силе закона о пропускной системе, который в руках таких людей, как буры, являлся столь несправедливым актом, какой только можно было изобрести для того, чтобы господствующая нация могла угнетать подчиненный ей народ, и который в старые времена доставлял туземцам немало трудностей. Заявление заканчивалось заверениями о том, что «правительство ее величества никогда не забудет и всегда будет стоять на страже их интересов».

Зачитав заявление, члены комиссии поспешно удалились, а вождям было «позволено» задать вопросы министру по делам туземцев.

Примечательно, что, воспользовавшись этим решением, ни один из вождей не задал вопроса относительно привилегий, предоставляемых им конвенцией, похоже, их не очень-то интересовало и назначение полномочного представителя. Все, что их волновало, — это факт передачи страны бурам и то, что отныне они не являются королевскими подданными.

В отчете м-ра Шепстона говорится, что «они были сильно взволнованы» и «спрашивали, неужели все считают, что у них нет ни сердца, ни души, если с ними можно обойтись, как с куском дерева или меркой табака, которые можно передать из рук в руки, не спрашивая на это разрешения».

Умгомбари, зюйдпансбергский вождь, заявил следующее: «Я Умгомбари. Я сражался с бурами и у меня много ран, и они знают — то, что я говорю, это правда… Я никогда не соглашусь быть под их господством. Я подданный английского правительства. Я не тот человек, который способен жевать одновременно с той и другой стороны челюсти. Когда я ем, я жую только с одной. Я вам заявляю, что я английский подданный». Силамба сказал так: «Я английский подданный. Я никогда не вернусь к бурам. Вы видите меня, человека с положением и чином; разве это правильно, если такого человека, как я, схватят, бросят на землю и начнут избивать палками, как это делалось не раз со мной и другими вождями?» А вот слова Синкахлы: «Мы слышали эту новость и как будто не слышали — ничего нельзя понять. Мы доставляем беспокойство тебе, белый вождь, своими разговорами; но наши вожди говорят, что королева приняла страну, потому что народ желал этого, затем большинство владельцев земли не захотели этой власти и поэтому страна возвращается бурам. Мы бы хотели, чтобы нам указали на человека среди нас чернокожих, кто был бы против власти королевы. Настоящие хозяева страны — это мы; мы жили здесь до того, как пришли буры, которые без спросу поселились здесь и обращались с нами очень худо. Затем пришло английское правительство и приняло страну; четыре года мы жили в мире, спокойствии и справедливости. Сегодня нас позвали сюда, чтобы сообщить, что страну, нашу страну, королева возвращает бурам. Нас это очень удивляет. Разве страна принадлежала бурам? Разве она не принадлежала нашим отцам, прадедам задолго до того, как буры пришли сюда? Мы слышали, что земли буров находятся у Мыса. Если королева намерена возвратить им их земли, почему бы ей не вернуть именно земли у Мыса?»

Я привел эту цитату, произнесенную «презренным туземцем», полностью, потому что более удачных слов, отражающих суть проблемы, лично я подобрать не смог.


Умлетиле сказал следующее: «Мы не находим слов. Я вернулся на родину от сешеле, у которых я скрывался от гнета буров. На душе у нас сегодня камень, потому что нам сообщили эту новость; мы в агонии, все наши внутренности перекручивает, как змею, которую ударили по голове… Мы не знаем, что стало с нами, но чувствуем себя мертвецами; может, Господь изменит характер буров, и с нами не будут обращаться как с собаками или животными, как прежде, но мы не рассчитываем на такую перемену и покидаем вас с тяжелыми думами и великим страхом перед будущим».

В своем отчете м-р Шепстон (министр по делам туземцев) пишет: «Один из вождей, Джан Сибило, которому буры, как он сообщил мне, лично угрожали смертью после ухода англичан, не мог сдержать своих чувств и плакал как дитя».

Мне нечего добавить ко всему тому, о чем было сказано выше. Это слова людей, которых больше всего коснулись перемены, и они говорят сами за себя.

3 августа 1881 года была подписана конвенция, которую в течение трех месяцев с этого дня должен был ратифицировать фолксраад, парламент буров, в противном случае по истечении этого срока она теряла свою силу и аннулировалась.

Тот, кому довелось быть свидетелем событий, связанных с возвратом территории Трансвааля, или кто потрудился прочесть эту краткую историю, изложенную в книге, вероятно, придет к заключению, что при всех обстоятельствах буры получили больше по сравнению с тем, на что могли рассчитывать. Однако этого нельзя сказать непосредственно о самом бурском населении.

28 сентября вновь избранный фолксраад передал конвенцию на рассмотрение генеральной комиссии, которая должна была затем выступить с отчетом, и уже 30 сентября этот отчет был представлен. 3 октября через полномочного представителя была направлена телеграмма «Его превосходительству У. Ю. Гладстону», в которой фолксраад констатирует факт непринятия конвенции по следующим причинам:

1. В связи с тем, что она противоречит условиям сандриверского соглашения 1852 года.

2. В связи с нарушением условий мирного договора, подписанного с сэром Ивлином Вудом, согласно которому буры сложили свое оружие.

Впоследствии фолксраад заявил о необходимости внесения в нее поправок и об изменении отдельных статей.

Для начала они заявили, что «в обязанности сюзерена не входит управление внешними сношениями, а только надзор», поэтому соответствующие статьи следует изменить. Затем их стал не устраивать вопрос, касающийся проблем туземцев: они ссылались на то, что «сюзерен не имеет права вмешиваться в наше законодательство», кроме того, они не согласны со статьей 3, дающей сюзерену право налагать вето на законы, касающиеся туземцев; со статьей 13, дающей право туземцам на приобретение земли; и с последней частью статьи 26, согласно которой белые граждане другой национальности, проживающие в Трансваале, не облагаются налогом сверх установленной нормы, предусмотренной для жителей Трансвааля. Далее они заявляют, что президенту Трансвааля недостойно быть членом комиссии. Имеется в виду комиссия по распределению земель для туземцев, где он, согласно условиям конвенции, обязан был заседать вместе с британским полномочным представителем и третьим лицом, выбранным обеими сторонами.

Далее они настаивают на том, чтобы долг, который они обязаны выплатить согласно решению комиссии, был пересмотрен. Если учесть, что Англия сделала им уже подарок в размере от 600 до 800 тысяч фунтов, то такое требование можно считать пределом наглости. Наконец, они считают, что статьи 15, 16, 26 и 27 являются лишними и рассчитаны на то, чтобы ущемить их чувство собственного достоинства».

Статья 15 запрещает рабство и использование труда подмастерьев.

Статья 16 предусматривает свободу вероисповедания.

Статья 26 предусматривает свободу передвижения, торговли, проживания для всех лиц, соблюдающих законы Трансвааля, кроме туземцев.

Статья 27 предоставляет каждому право свободно обращаться в суд.

Оставим в стороне «чувстве собственного достоинства» трансваальского фолксраада и обратимся лучше к прошлому опыту, который явно свидетельствует о том, что данные статьи отнюдь не лишние.

21 октября в ответном послании полномочному представителю сэр Г. Робинсон сообщает следующее: «После того как я передал резолюцию фолксраада от 15 числа графу Кимберли, меня попросили в ответном послании указать вам на необходимость еще раз дать понять членам триумвирата, что правительство ее величества не сможет принять никаких предложений по изменению положений конвенции до тех пор, пока она не будет ратифицирована; необходимость же в дальнейших концессиях будет подсказана самой жизнью».

Мне бы хотелось обратить особое внимание читателя на последнюю часть фразы, которая исключительно характерна для политиков, придерживающихся определенного курса в отношении Трансвааля. Английское правительство не осмелилось пойти на очередные уступки бурам из опасения возможного социального взрыва. С другой стороны, они боялись, что их бездействие приведет к тому, что буры разорвут конвенцию и они вновь окажутся у разбитого корыта. В такой ситуации правительство вынуждено было прибегнуть к тактике, позволяющей действовать не спеша, иными словами, тянуть время, что давало им возможность для лавирования, независимо от того, как дальше будут развиваться события. В случае, если буры неожиданно пойдут на попятную и заявят — что вполне допустимо — о своем нежелании выплачивать долги или о том, что они устали от присутствия нашего полномочного представителя, правительство тогда сможет заявить, что «необходимость в дальнейших концессиях» теперь «продиктована самой жизнью», и таким образом выйти из затруднительного положения. Короче говоря, эта телеграмма лишила конвенцию какой бы то ни было завершенности и сделала ее как документ совершенно бесполезной для практических целей. То, что такого же взгляда придерживались и сами буры, видно из текста ратифицированного документа, который появился вслед за этой телеграммой.

Я считаю тон этого документа, если учесть, кем он был составлен и в адрес кого направлялся, крайне оскорбительным. Он достаточно ясно подтверждает мысль, ранее высказанную мной, о том, что буры считают себя победителями, а потому имеют право ставить свои условия побежденным. Документ начинается следующими словами: «Фолксраад не удовлетворен условиями конвенции и считает, что члены триумвирата проявили пылкую любовь к своему отечеству, взяв на себя ответственность подписать такой унизительный для государства документ».

Далее приводится ряд спорных моментов и указывается на то, что реакция английского правительства на эти замечания свидетельствует об их верной мотивировке. «Английское правительство косвенно признает (в телеграмме от 21 октября, приводимой выше), что проблемы, поднятые фолксраадом, не выдуманные, а носят вполне обоснованный характер, поскольку требует от нас концессии с тем, чтобы фолксраад подверг ее практической проверке».

В данном случае Англия представлена в роли попрошайки, умоляющей бурский фолксраад сделать ее любезность и подвергнуть проверке выдвинутые ею же самой условия.

Вот перед вами текст ратифицированного документа: «Парламентом единогласно принято решение прекратить дальнейшее обсуждение конвенции; принимая во внимание все замечания, представленные парламентом в адрес королевской комиссии, в целях единства и поддержки миролюбивого курса, законодательное собрание, временно ставя на повестку дня вопрос о практической проверке статей конвенции в соответствии с просьбой английского правительства, содержащейся в телеграмме от 13 октября 1881 года, переходит к ее ратификации».

Было бы интересно знать, как такую ратификацию, которая является не ратификацией, а просто оскорблением, воспринял бы лорд Биконсфилд31. Я думаю, что в течение 24 часов с того момента, как о ней узнали бы на Даунинг-стрит, бурский фолксраад получил бы достойный ответ. Но лорда Биконсфилда нет в живых, а его преемник воспринял ее с должной благодарностью и смирением. То, что он сказал по этому поводу, мы до сих пор помним, и даже его основному сопернику следовало бы послушать эти слова. В своей, как мне кажется, последней речи, произнесенной в Палате лордов, он, говоря о трансваальском восстании, предупредил правительство о серьезной опасности, если оно пойдет на заключение мира с вооруженными мятежниками вопреки воле королевы. На его предупреждение не обратили внимания, а мир был заключен, о чем уже говорилось выше.

Что касается самой конвенции, то у читателя не вызовет сомнения тот факт, что буры не имели ни малейшего желания выполнять ее положения, даже если они были не слишком жесткими, а с другой стороны, не существовало силы, способной наказать их за непочтение или за нарушение ее статей. Помочь делу могло бы назначение представителя с дополнительными полномочиями, но каким образом он проводил бы в жизнь свои решения? Как ему себя вести, если все его решения подвергаются издевательствам и насмешке?

Положение, м-ра Хадсона в Претории было гораздо хуже, чем положение м-ра Осборна в Зулуленде. К примеру, согласно первой статье конвенции Трансвааль должен называться Трансваальским государством. Однако бурское правительство сочло необходимым во всех официальных документах называть Трансвааль «Южно-Африканской республикой». М-ру Хадсону было дано соответствующее указание выступить с официальным протестом, что он и сделал, правда, в очень мягкой форме; его протест был вежливо принят, а страна до сих пор официально носит название Южно-Африканской республики, несмотря на положение конвенции и протест м-ра Хадсона. И все же м-р Хадсон, как мне кажется, представляет собой более подходящую кандидатуру на эту должность, чем если бы на нее, к примеру, был назначен простой и бесхитростный англичанин, поскольку то, что последним было бы воспринято как оскорбление, нанесенное королеве и в целом всей стране, которую он представляет, м-ром Хадсоном было понято совершенно иначе. Он превосходно представлял за границей свое официальное руководство, готовый всегда подавить личное самолюбие, а получив одну пощечину, с радостью подставить свое лицо для другой.

Так, мы встречаемся с ним на официальной церемонии, устроенной бурами в честь одержанной победы и признания их независимости, где его присутствие, по мнению многих, было совершенно неуместным. Во время банкета к гостям, которых он так «осчастливил» своим появлением, обратились представители филиала крупнейшей компании «Африкандер Бонд», провозгласившей своей целью полное искоренение английской формы правления и английских обычаев в Южной Африке, слушать которых, по всей видимости, ему было особенно приятно. Там ему и всем остальным собравшимся сообщили о необходимости «взять в руки меч и нанести по британцам удар такой силы», чтобы «от страха у британцев появилось чувство справедливости, которого от них нельзя было добиться одними ходатайствами», к тому же «скоро наступит день, когда мы с вами вместе встанем в единые ряды борцов за полную независимость Южной Африки», иными словами независимость от английской формы государственного управления.

На следующий день правительство давало обед, на который приглашались все, кто отличился во время последних боевых сражений, а из всех англичан, по всей видимости, был приглашен только один полномочный представитель. Среди прочих знаменитостей там присутствовали некто Баскес. Этот человек, будучи образованным голландцем, являлся идейным вдохновителем почефструмских злодеяний; его репутация была настолько запятнана, что королевская комиссия отказалась вообще иметь с ним дело и отказала ему в приеме. А вот м-р Хадсон не был слишком щепетильным в этом отношении. А сейчас наступает момент познакомить читателя с самым потрясающим эпизодом во всем этом спектакле. За обедом необходимо было поднять тост за здоровье ее королевского величества, сюзерена страны; с рассчитанной дерзостью это было сделано лишь после того, как были произнесены все основные тосты за политических деятелей, а именно, сразу же после тоста за здоровье членов триумвирата. Но главное заключалось не в этом и даже не в том, что тост произнес м-р Жубер, заявивший с долей иронии, что «и не попытается объяснить значение слова „сюзерен“», а в том, что м-р Хадсон «выражал при этом свою благодарность достопочтенному м-ру Жуберу за добрые слова, сказанные в адрес королевы».

Возможно, м-ру Хадсону и было приятно услышать, как колеса триумвиратской колесницы, образно выражаясь, прокатились по имени королевы, но утешает все-таки то, что в Англии к этому спектаклю отнеслись достаточно холодно, поскольку во время заседания Палаты лордов на замечание графа Карнарвона, охарактеризовавшего этот поступок как умышленное оскорбление, лорд Кимберли ответил, что полномочному представителю даны указания впредь не принимать участия в торжествах, если у него нет уверенности в том, что к имени ее королевского величества отнесутся с должным уважением.

Будем надеяться, что этот официальный выговор послужит хорошим уроком м-ру Хадсону, которому следовало бы знать, что существует такое понятие, как чувство меры — даже в благих намерениях.

Что касается конвенции, то все это теперь уже в прошлом — соответствующие вознаграждения были щедро розданы ее авторам, а президент Бранд, наконец-то, решением большинства членов фолксраада Оранжевой республики был представлен к высокой награде — кресту св. Михаила и св. Георгия, той самой награде, кавалерами которой мечтают стать наши самые выдающиеся общественные деятели, посвятившие всю свою жизнь службе отечеству.

Предполагается, что результаты конвенции дадут еще о себе знать — хотя сейчас трудно предсказать, как будут дальше развиваться события. Ясно пока одно: подписание этого документа ознаменовало собой начало новой эпохи в истории развития Южной Африки, а с другой стороны, заставило нас, по крайней мере на данном этапе, отказаться от борьбы за превосходство Англии на юге африканского континента.

Этот вопрос имеет далеко идущие последствия, и он уже начинает приносить свои плоды. Окрыленная успехом в Трансваале голландская партия выступает с требованием — и это требование должно быть удовлетворено — признать голландский язык наравне с английским официальным языком страны, на котором бы велось судопроизводство и принимались законы. Если страна таким образом дает согласие на официальное признание иностранного языка государственным, то это явный признак того, что к власти идут люди, говорящие на этом языке. Но «партия» ставит перед собой более широкие задачи — она открыто призывает к полной ликвидации английской формы государственного управления и провозглашению Южной Африки великой голландской республикой. Развитие событий благоприятствует решению поставленной задачи. Ответственного правительства ждет для себя Наталь, страна, неспособная в одиночку противостоять враждебному ей окружению, на помощь которой и поспешит прийти голландская партия. Ждать помощи от Англии бессмысленно, а чувство отвращения, возможно испытываемое к бурам, в скором времени притупится и на смену ему придет сознание неизбежности, а потом возникнут взаимные интересы. Правда, возможно, что какое-либо непредвиденное событие — как, например, приход к власти сильного кабинета консерваторов — сможет сдержать явно выраженную в настоящий момент тенденцию к установлению голландского господства. Мне кажется, что это вопрос, достойный внимания тех, от кого в настоящий момент зависит судьба империи. Они зашли слишком далеко, и в этой связи было бы разумным продвинуться чуть дальше и отдать предпочтение плану полного вывода всех войск с территории Южной Африки, оставив за собой лишь Столовую бухту. Если они этого не сделают, то вполне возможно, что в один прекрасный день они могут быть поставлены перед фактом нового восстания в Трансваале, только в этот раз в десятки раз более крупного по своим масштабам, и тогда им с трудом удастся удержать даже Столовую бухту. Если же пойти на это, то мне кажется, что под давлением обстоятельств все белые государства Южной Африки по собственной воле объединятся на конфедеративной основе с тем, чтобы действовать сообща, а голландцы тотчас же примутся за искоренение туземцев, руководствуясь общими принципами и теми же мотивами, какими руководствуется повар, уничтожая черных жуков, поскольку считает их мерзкими и загрязняющими кухню.

Нет необходимости лишний раз утверждать, что подобная политика не вызывает у меня симпатий, но раз уж правительство взялось за гуж, то ему не следует отмахиваться от насущных проблем. Во всяком случае, это полностью бы гармонировало с высказываемыми им мнениями и вызвало бы восторженную поддержку сторонников.

Что касается вопроса возврата территории Трансвааля и его последствий для республики, то иначе как отрицательными их не назовешь. Это беспрецедентный случай в истории Англии, и сейчас трудно сказать, рассматривая его с точки зрения высокой морали нашего правительства, какие серьезные аргументы можно выдвинуть в его пользу, как, скажем, и в том случае, если бы решался вопрос о нашем уходе из Ирландии. Бесспорно, определенная параллель между двумя этими странами действительно просматривается. Ирландия, как и Трансвааль, хотя и очень давно, но тоже была аннексирована и с тех пор постоянно вела борьбу за свою независимость. Ирландцы ненавидят нас так же, как и буры. На англичан в Ирландии совершаются покушения, и на Англию может лечь вся тяжесть ответственности за кровопролития, как это имело место в Трансваале. В Ирландии назревающий протест готов вспыхнуть революционным пожаром благодаря выступлениям и действиям м-ра Гладстона точно так же, как это произошло в Трансваале.

В Ирландии, как и в Трансваале, существует сильная и организованная группа лоялистов, которым вместо правительственной поддержки наносят оскорбления, отбирают у них личное имущество без всякой компенсации и в качестве подачки швыряют его врагам королевы, чтобы заткнуть им рты. Я бы мог продолжить сравнение, находя множество сходных черт и в том, и в другом случае, но проводимая мной аналогия, как и большинство аналогий, должна наконец прерваться. Таким образом, для Англии не столь важно, оставит она Трансвааль или нет, но отказаться от Ирландии — на это бы не пошел даже м-р Гладстон. В общем, если вы будете докапываться до первопричины, то неизбежно столкнетесь с грубыми исходными принципами. Все различие между Ирландией и Трансваалем заключается не в том, какие цели при этом преследуются, поскольку цели могут быть благородными, а могут быть и корыстными, смотря с какой стороны на это посмотреть, а подходить к этому вопросу следует с точки зрения простого здравого смысла. Исходя из возвышенных понятий теории государственной морали, для которой, как мы знаем, такие прописные истины, как, скажем, нелепое заявление о том, что только силой можно добиться желаемого результата или то, что для сохранения своего престижа после поражения следует готовить возмездие, мало что значат, я не вижу причины, почему бы нам, если мы сочли справедливым оставить Трансвааль, не оставить также и Ирландию!

Что касается Трансвааля, то страну, по-моему, рано поздравлять с победой, поскольку разбиты все надежды на установление долговременного и прочного мира, в упадке торговля и кредиты, а самый полезный и производительный класс общества изгнан из страны. Буры, пребывающие в состоянии победной эйфории, едва ли смогут вскоре перейти к мирному ремеслу, а еще менее вероятно, что они будут платить налоги, от чего, как я слышал, они отказываются уже сейчас. Они узнали, как легко можно свергнуть даже сильное правительство, и урок этот вряд ли пройдет для них бесследно. Уже сейчас правительство Трансвааля не знает, к кому обратиться за финансовой помощью, получая везде отказ в кредитах.

В отношении проблемы туземцев я согласен с м-ром Шепстоном, который в своем отчете заявляет о том, что, по его мнению, туземцы не будут предпринимать никаких действий против буров до тех пор, пока те не попытаются брать с них налоги или любым иным способом не начнут вмешиваться в их дела. Однако, если бурскому правительству суждено руководить страной, оно вынуждено будет повысить налоги, взимаемые с туземцев, так как со своих белых подданных многого взять не удастся. Первая попытка подобного рода послужит сигналом для туземцев организовать мощный отпор, однако в случае разобщенных действий буры смогут разбить их наголову, правда, сами понеся при этом большие потери. С другой стороны, если опыт ряда последних лет научил их преимуществам совместных действий, то вполне возможно, что они сами нанесут поражение бурам. Единственное, что пока определенно известно, — это вероятность очень скорого кровопролития.

Так, проблемы с Монтсиоа по китуордскому делу готовы перерасти в серьезный вооруженный конфликт, а таких проблем более чем достаточно как в пределах, так и за пределами Трансвааля.

Вероятно, пройдет совсем немного времени, и Трансвааль окажется в аналогичной ситуации, из которой мы его вытаскивали путем проведения аннексии. Как будут развиваться события, сейчас трудно предугадать. Может возникнуть необходимость в повторной аннексии, хотя после всего, что произошло, это было бы, по-моему, неудачным решением; население страны в случае совместных действий туземных племен может подвернуться опасности постепенного истребления, как это могло случиться, если бы к нему на помощь в 1877 году не пришло английское правительство; а может быть, Оранжевая республика согласится взять Трансвааль под свое крыло. Кто знает! Единственное, на что с полной уверенностью может рассчитывать бывшее наше владение, так это на неприятности со стороны его белокожих подданных и темнокожего населения, ненавидящего буров лютой ненавистью, которую они заслужили.

В целом же суть проблемы, касающаяся ее морального аспекта, сводится к следующему. Была ли аннексия необходима — в чем я совершенно не сомневаюсь — или нет, но на ее проведение поступили прямые санкции со стороны английских властей, а между королевой Англии и каждым отдельным гражданином Трансвааля как между монархом и его подданными были установлены отношения со многими вытекающими отсюда взаимными обязательствами.

И это событие явилось не пустой формальностью, ведь для огромной массы населения оно несло с собой бесценные и жизненно важные блага. Для них это была свобода и справедливость — ибо, покажите мне на карте часть суши, над которой бы развевался британский флаг, и скажите, страдало ли там когда-нибудь население от жестокости и несправедливости?

Минули годы, и небольшая группа королевских подданных выступила с оружием в руках против власти ее королевского величества.

Затем, несмотря на неоднократно повторяемые обещания, — частично из-за поражения, частично из-за приверженности «прогрессивным взглядам» — страна была оставлена бурам, а громадное большинство преданных королеве граждан было передано на поругание меньшинству, поднявшему на нее руку.

Подобное предательство тех, с кем мы были связаны двойными узами — крепкими узами общего гражданства и заверениями о готовности Англии встать на защиту своих подданных, чтобы оградить их от зла и насилия, которые так и не были выполнены, явилось, как мне кажется, беспрецедентным в истории государства.

Заканчивая эту главу, не могу не выразить своего восхищения по поводу мастерства, с которым бурам удалось осуществить свой переворот. Взявшись за дело, они довели его до конца. А это говорит о том, что в них все-таки есть неплохие задатки, которые в условиях твердого и справедливого правления могли бы существенно развиться; тем более жаль, что они отвергли такое правление при попустительстве английского правительства.

В заключение еще один момент, на который бы я хотел обратить внимание. Читателю, вероятно, интересно будет узнать, какой эффект на туземцев произвело решение возвратить территорию Трансвааля бурам. Я могу только заметить, что последствия для них оказались самыми катастрофическими. Опасения членов королевской комиссии, о которых они упоминали в своем отчете, полностью оправдались; вера в непоколебимость нашей политики, в умение держать свое слово, что до сих пор объясняло причину нашего загадочного влияния на кафров, была грубо растоптана. Мотивы, которыми руководствуется, вернее, руководствовалось правительство в своих действиях, непонятны диким племенам туземцев, что вполне для них естественно, каким бы интеллектом они ни обладали; они считают, что только силой можно добиться желаемого результата, кроме того, они видели, как жители страны, которой управляет Англия, нанесли английским солдатам поражение и взяли власть в свои руки, а верные королеве граждане были изгнаны из нее, и не удивительно, если некоторые из них, скажем, туземные жители Наталя придут к логичному заключению: быть лоялистом — значит навредить самому себе.

Однако невыгодное это занятие — предаваться размышлениям о будущем, пусть лучше оно само расставит все по своим местам.

Что касается этой страны, то в настоящий момент занавес упал на южноафриканской сцене; когда он поднимется вновь, есть полное основание опасаться, что за ним зритель увидит полный беспорядок, который, если не предпринять в будущем разумных и последовательных действий, может перерасти в состояние хаоса.

Глава VII. Отрывок из вступления к новому изданию 1888 года

Последующие страницы, взятые из вступления к новому изданию «Кетчвайо и его белые соседи», вышедшему в свет в 1888 году, представлены здесь в перепечатанном виде, так как они содержат интересный материал, связанный с недавними событиями из истории трансваальских буров.


Выдержка из вступления к новому изданию 1888 г.


Недавние события в Трансваале, который вновь стал республикой, к счастью, позволяют, чтобы о них было сказано несколько слов. Эти события в той степени, в какой они касаются Англии, главным образом связаны с рядом серьезных уступок. Читателя, заинтересовавшегося подробностями подписания первой конвенции, я отсылаю к цитатам, приведенным мной в главе «Возвращение Трансвааля бурам». Из этой главы он узнает, что трансваальский фолксраад только ратифицировал первую конвенцию (нужно отдать должное сэру Ивлину Вуду, не разделяющему взгляды большинства), которую у нас после поражения у перевала Лейнгс Нэк, реки Ингого и горы Маюба буквально силой вырвали в угоду британскому правительству, в свою очередь обещавшему представить ее на переработку в случае, если фолксраад не станет возражать против ратификации. В октябре 1881 года конвенция была ратифицирована. В июне 1883 года правительство Трансвааля в кратком послании через верховного комиссара доводит до сведения лорда Дерби решение фолксраада о пересмотре конвенции. Лорд Дерби спешит в ответной телеграмме сообщить, что «правительство ее величества дает согласие на изучение действия положений конвенции».

Человек по своей природе слаб, и остается только сожалеть о том, что судьба распорядилась таким образом, что на месте лорда Дерби не оказалось лорда Пальмерстона32 или Дизраэли, которые бы ответили должным образом на эту телеграмму. Но мы уже живем в другие времена, новые люди, более угодные правительству, пришли на смену старым; итак, конвенция была пересмотрена, а 27 февраля 1884 года была подписана новая, так называемая Лондонская конвенция. В первой статье давалось четкое определение государственных границ, которые «правительство ЮАР обязано строго соблюдать… И делать все возможное, чтобы не допустить со стороны граждан страны нарушения указанных границ». Появление новой республики в Зулуленде — яркая иллюстрация этой статьи. Статья вторая предусматривает безопасность изменений юго-западной границы. Документ воззвания от 16 сентября 1884 года, (впоследствии аннулированный английским правительством), по которому к ЮАР практически отходили территории Монтсиоа и Мошетте, находящиеся и так большей частью своей во владении захватчиков, наглядно свидетельствует о действии данной статьи. Статья 12 предусматривает независимость племени свази; в качестве иллюстрации, свидетельствующей о том, как точно соблюдается эта статья, у нас очень скоро появится возможность познакомить читателя с примерами решительных попыток со стороны бурских пиратов овладеть территорией Свазиленда.

С тем, чтобы как-то смягчить эти суровые ограничения для граждан свободной и надменной республики, лорд Дерби предлагает правительству ее величества погасить незначительную сумму в 127 тыс. фунтов от их общего долга имперской казне, на что правительство охотно соглашается. В целом, у Трансвааля нет оснований выражать свое недовольство по поводу условий нового договора, а весь этот вопрос едва ли стоит обсуждать. Конвенция № 2 явилась фактически таким же фарсом, действуя только на бумаге, как и конвенция № 1. Не может не вызывать удивления тот факт, что представители ЮАР и ее официальные чиновники ведут себя по отношению к Англии не просто как равные с равными, а с некоторым превосходством. Возьмем такой пример. Республика сочла для себя возможным вести войну на истребление с отдельными кафрскими вождями. Двое вождей, Мампоэр и Ньябеле, попали в плен. Несправедливо вынесенный этим двум несчастным смертный приговор произвел на правительство ее величества такое сильное впечатление, что, действуя через своего полномочного представителя в Претории м-ра Хадсона, оно приложило все свои усилия для того, чтобы спасти их. Очень скоро наступила развязка. В саркастическом тоне его честь президент республики «с чувством глубокого удовлетворения отвечает на проявленный вашей честью и правительством ее королевского величества интерес по этому делу». Далее, невзирая на этот интерес, он сообщает о точном времени и месте казни Мампоэра, попутно заметив, что Ньябеле ждет пожизненное заключение и каторжные работы. В конце он еще раз сердечно благодарит правительство и членов исполнительного совета за проявленный интерес по этому делу, с почтением к ним, etc.

Независимость Свазиленда гарантирована условиями конвенции 1884 года. Тем не менее в «Синих книгах» приводятся многочисленные факты предпринимаемых бурами попыток закрепиться в Свазиленде. Так, в ноябре 1885 года Умбандени, верховный вождь Свазиленда, отправляет послание к губернатору Наталя через сэра Т. Шепстона, в котором он рассказывает о том, как зимой Пит Жубер в сопровождении двух буров и переводчика появился у него в краале и попросил подписать бумагу, где «говорилось о том, что он и весь народ свази не возражают против признания в части бурского правительства и отныне не имеют ничего общего с англичанами». Умбандени отказался, сославшись на то, что признает и подчиняется только английскому правительству, на что буры, рассердившись, ответили: «Ваши белые старейшины, англичане, действуют очень медленно; если вы обратитесь к ним за помощью и откажетесь подписать эту бумагу, мы разгоним вас и все ваше племя и захватим землю до того, как они появятся здесь. Почему вы не хотите подписать эту бумагу? Вы же знаете, мы разбили англичан у Маюбы». Далее Умбандени в своем послании заявляет о том, что признает только английское правительство и не желает иметь никаких дел с бурами. А через месяц он уже непосредственно обращается в колониальное ведомство через м-ра Дэвида Форбса, умоляя правительство ее величества взять их под свою защиту.

И таких попыток незаконного захвата земель свази было сделано немало. М-р Т. Шепстон в настоящий момент исполняет обязанности полномочного представителя в Свазиленде, хотя, по всей видимости, он не получал на это полномочий правительства, вероятно, потому что оно не считает обоснованным присутствие своего представителя там до тех пор, пока у них не будет на то соответствующих прав. Как бы там ни было, но Умбандени едва бы мог найти более достойного человека, способного защитить его интересы. Бесспорно, когда действия, подобные тем, которые совершил Пит Жубер, доводятся до сведения правительства ЮАР, а со стороны Англии выносится официальный протест, о них стараются поскорее забыть, как это было в случае с захватом Зулуленда.

Составной частью политики Трансвааля является его приверженность принципу ставить всех перед уже свершившимся фактом. Его подданные, не стесняясь, идут и будоражат темнокожее население, а бурское правительство может вмешаться «в гуманных целях» только после развязывания серьезного конфликта, а затем захватить или попытаться захватить их территорию.

Этот процесс продолжается беспрерывно, и если английское правительство не поставит здесь точку, он будет продолжаться бесконечно. Вероятно, нам очень скоро будет суждено в связи с этим услышать о событиях в Матабелеленде. Страна, размером с Францию, которая без труда могла бы вместить от восьми до десяти миллионов трудящихся граждан, для запросов бурского населения, насчитывающего не более пятидесяти тысяч душ, является не столь уж огромной. Каждый молодой бур, как минимум, обязательно должен иметь свои шесть тысяч акров земли. Это право дается ему от рождения, и если он до сих пор не получил эту землю, он идет и забирает ее силой у соседнего племени. Отсюда эти бесконечные жалобы. Бесспорно, к данной проблеме можно подойти с двух сторон. Существует партия, которая без колебания заявляет, что реальная политика в этой стране должна быть направлена на поддержку буров, оказывающих волевое давление на туземцев; когда же они, в свою очередь, желая уйти от прогресса цивилизации, двинутся в глубь страны, можно будет пойти по проторенной ими дорожке и обосноваться на землях, ранее захваченных ими. В поддержку такого плана выдвигается концепция превосходства белой расы с ее правом управлять народами, стоящими на более низкой ступени развития. Признаюсь, что к такого рода планам я отношусь почти что как к злодейству. Я не вижу, чтобы в нас самих присутствовали признаки или черты некоего превосходства, которое давало бы нам право уничтожать цветное население и забирать их земли. Трудно понять, почему, к примеру, зулус не имеет права жить, как ему хочется, как живут, скажем, буры или англичане. Но существует и другая крайность. Порой приходится удивляться, до каких пределов могут дойти энтузиасты в истолковании своих теорий. Дикарь — это одно, а цивилизованный человек — это другое; и хотя цивилизованные люди могут стать и действительно становятся дикарями, лично я глубоко сомневаюсь в возможности обратного. Но действительно ли цивилизованный человек со своим пьянством, жадностью и агрессивностью стоит выше дикаря? На этот вопрос нет однозначного ответа, поэтому сейчас не время дискутировать на эту тему. Моя точка зрения заключается в том, что превосходство цивилизованного человека не настолько уж абсолютно, чтобы можно было оправдать такие его поступки, как поголовное истребление диких племен, захват их земель и эксплуатацию чужого труда. В принципе, здесь можно договориться до чего угодно. Дикость — это понятие относительное. Если, к примеру, очистить страну от всех натуральных дикарей, то самые цивилизованные и самодовольные из существующих наций могут начать предъявлять счет и ставить свои условия тем, кого они считают на порядок ниже себя, используя тот же самый аргумент. Вот и за границей проживают «образованные» граждане, которые без колебания заявляют о том, что скромные зарубежные писатели являются примитивными и грубыми варварами, которых не следует даже читать. А теперь представьте себе, что, оказавшись чуть-чуть сильнее, эти граждане воспользуются «тем же аргументом», и что тогда? — некоторым из нас тогда несдобровать, мир же мало что приобретет при этом. Но это всего лишь отступление, которое, вероятно, можно простить человеку, выдержавшему полный трехнедельный курс «лекций» из «Синих книг». А сейчас я возвращаюсь вновь к повествованию.

Попытки захвата земель туземцев в Свазиленде, увенчавшиеся успехом в Зулуленде, также имели место до недавнего времени и в Бечуаналенде, правителями которого являлись Манкоране, вождь племени батлапира, и Монтсиоа, вождь баролонгов. Оба вождя всегда были преданы английскому правительству, а потому буры не очень-то их жаловали. Вскоре после возврата Трансвааля у Манкоране появился соперник в лице некоего Массу, а у Монтсиоа — соперник по имени Мошетте. Их обоих поддерживали бурские обструкционисты, и то, что случилось с Узибепу в Зулуленде, произошло и с этими несчастными вождями в Бечуаналенде. Оказав мужественное и достойное сопротивление, они, тем не менее, потерпели поражение, а на месте их земель возникли две республики: Стеллаланд и Госен, оккупированные обструкционистами. К счастью, у них оказался друг в лице преподобного Джона Маккензи, к бесценной книге которого «Южная Африка» я отсылаю читателя для более подробного знакомства с вышеупомянутыми событиями. М-р Маккензи, проживший многие годы среди бечуана, пришел к выводу, что в этой стране иными средствами, кроме парламентских, добиться чего-либо для Южной Африки очень трудно, иными словами, необходимо всегда оказывать давление на правительство. Поэтому он повел кампанию в поддержку Манкоране и Монтсиоа, при этом на его стороне выступили различные религиозные общины, а также покойный м-р Фостер и члены общества защиты аборигенов. В результате такой деятельности он был назначен заместителем верховного комиссара в Бечуаналенде, куда прибыл в начале 1884 года для установления там английского протектората. Его с радостью встретили оба вождя, которые были уже практически при последнем «издыхании» и которые передали бразды правления королеве. Однако боевые действия на этом не закончились, 31 июля 1884 года обструкционисты вновь напали на Монтсиоа, наголову разбили его и зверски убили м-ра Ветела, его английского советника. Между тем успех м-ра Маккензи вызвал очень противоречивые настроения в Капской колонии. Англичане отнеслись к нему крайне положительно, а голландцы33, которых было большинство, восприняли с тревогой и подозрением. Они совсем не желали установления имперской власти в Бечуаналенде, поэтому на сэра Г. Робинсона, а через него и на м-ра Маккензи было оказано такое давление, что последнему пришлось отказаться от своих полномочий. В связи с этим верховный комиссар направил из Капской колонии в Бечуаналенд политического деятеля по имени Сесиль Родс34 и его личного секретаря капитана Бауэра. Эти джентльмены сразу же принялись за работу и свели на нет практически все, что было сделано м-ром Маккензи, а в целом, не совершили ничего полезного в Бечуаналенде ни для англичан, ни для туземцев. Тогда, воспользовавшись общей неразберихой, правительство ЮАР выступило с заявлением, где говорилось, что оно берет обоих вождей Монтсиоа и Мошетте под свою защиту, как всегда «в гуманных целях».

Однако в Англии волнения не прекратились, к счастью для тех, кто еще оставался представителем народности бечуана. Правительство ее величества признало заявление буров недействительным в соответствии с 4-й статьей Лондонской конвенции и направило в Бечуаналенд вооруженный контингент под командованием сэра Чарльза Уоррена. Этот положительный акт стал возможным исключительно благодаря твердости и решительности сэра Чарльза Дилки и м-ра Чемберлена, которые настояли на своем. Тем временем господа Упинитонн и Шприг, члены правительства Капской колонии, срочно отправились в Бечуаналенд, чтобы урегулировать конфликт до прибытия войск сэра Ч. Уоррена. Принятое решение по урегулированию, в целом, может быть, и устраивало обструкционистов и членов антибританской коалиции, однако правительством ее величества оно было признано недействительным, а сэру Ч. Уоррену был дан приказ занять Бечуаналенд. Приказ он выполнил, забрав оттуда с собой м-ра Маккензи, к крайнему неудовольствию английской группировки, а также сэра Г. Робинсона. В самом деле, если принять версию м-ра Маккензи по поводу данного инцидента, которая, похоже, соответствует действительности, к тому же имеется и ряд документальных показаний, то поведение сэра Робинсона по отношению к м-ру Маккензи бесспорно требует некоторых объяснений.

Как только «пираты» увидели, что намерения имперского правительства действительно серьезные, они поспешили уйти, а сэр Ч. Уоррен взял Бечуаналенд без единого выстрела. Он пробыл в стране почти год, навел там порядок, и в итоге вся территория к югу от реки Молопо 30 сентября 1885 года была объявлена английским владением и стала считаться британской колонией с общей площадью, включая владения Кхамы, Сешеле и Гаситсиве, около 160 тыс. кв. миль. Мне кажется, дела в новой британской колонии Бечуаналенд идут прекрасно. Правительство проявляет всестороннюю заботу о туземцах. Почему бы не предположить, что с такими природными ресурсами страна когда-нибудь станет могущественным государством, в котором белокожее население будет жить, не зная бед, а верные своему правительству темнокожие граждане будут радоваться жизни. Когда это случится, будем надеяться, что страна не забудет имен тех, кто своим упорством и решимостью добился богатства и процветания для ее граждан — это, прежде всего, м-р Маккензи, сэр Чарльз Дилки, м-р Чемберлен и сэр Чарльз Уоррен.

Вероятно, уже сейчас до сознания британской общественности постепенно начинает доходить то, что, оставив Трансвааль, мы не только поступили малодушно и посеяли многочисленные семена будущих раздоров, но и бросили одну из богатейших, если не самую богатую страну в мире. Крупные месторождения золота начинают осваиваться и уже дают такие несметные богатства, что, говорят, правительство Трансвааля, до сих пор славившееся своей бедностью и нищетой, не знает, куда девать излишки денег. Во что это выльется, сейчас трудно сказать, но в одном я совершенно уверен — столько золота не добывалось ни в одной стране. Имея богатейшее месторождение золота, запасы железной руды, залежи угля, свинец, медь, кобальт, плодородные земли, водные ресурсы и самые замечательные климатические условия в мире, — имея все это богатство, что еще нужно для того, чтобы превратить страну в могущественную и процветающую державу? Только одно — англосаксонское правительство, но его-то мы как раз и отняли у Трансвааля. Исчезли английский флаг навсегда с его границ — на этот вопрос пока нет ответа. Открытие богатейших запасов золота несомненно отразится на дальнейшей судьбе Трансвааля. Туда, где найдено золото, неизбежно стекутся предприимчивые и выносливые золотоискатели, говорящие на английском языке, а перед их натиском и энергией буры отступят так же, как туземец отступает и исчезает из виду, когда в руках у бура появляется ружье. В Трансвааль уже сейчас съехались тысячи золотоискателей; если открытие новых месторождений золота будет продолжаться и это будет сулить большую выгоду, через несколько лет их число значительно увеличится. Предположим, что лет через пять в Трансваале будет порядка шестидесяти-семидесяти тысяч английских золотодобытчиков. Разве эти люди допустят, чтобы ими управляли восемь-девять тысяч враждебно настроенных буров? А с другой стороны, может быть, буры захотят управлять ими? Зная их характер, скажу прямо, что не захотят. Они уйдут куда угодно, лишь бы быть подальше от англичан и их образа жизни, а те, кто этого не сделают, вынуждены будут ассимилироваться35.

В случае, если это произойдет, возможно и даже вероятно, что на какое-то время золотоискатели, опасаясь нерешительности правительства, предпочтут остаться независимыми в рамках республиканской формы правления. Но ведь англичанин — это законопослушное и патриотичное создание, и как только возникнет новая общность, она обязательно захочет войти в состав империи и признать суверенные права королевы. Судя по всему, если только золото не иссякнет, Трансвааль наверняка сорвется и упадет прямо в руки империи, подобно тому как спелое яблоко падает с дерева, когда наступает срок, — при условии, если его не сорвут раньше.

А сейчас вполне возможно, что попытку сорвать трансваальское яблоко предпримет Германия или любое другое государство. Буры не слепые, они видят, как развиваются события, а нас и наше правление они ненавидят. Возможно, они сочтут нужным искать защиту у немцев, и если мы не скажем решительное «нет», — а в нынешней ситуации, когда действия политиков совершенно непредсказуемы, и неясно, к чему нужно быть готовым завтра, — Германия, скорее всего, сочтет нужным ее предоставить. Вероятно, такое покровительство будет отчасти напоминать то, что сами буры в миролюбивых и «гуманных целях» так стремятся навязать одураченному чернокожему владельцу желанных плодородных земель. И вполне возможно, что в итоге они будут сожалеть о том, что из всех зол не выбрали меньшее. Но если бы можно было все предвидеть заранее… Что касается нас, то тут уж беды не избежать. Все будет зависеть от того, сумеем ли мы сказать «нет» и каким тоном мы это скажем. Не стоит полагаться на Лондонскую конвенцию, по условиям которой Трансваалю запрещается заключать соглашения с иностранными державами без согласия британского правительства. Условия конвенции до сих пор нарушались и будут нарушаться впредь, пока это выгодно бурам и пока они знают, что могут делать это безнаказанно. Нам же пока приходится налегать на свои собственные весла и следить за развитием событий. Единственное, что можно и нужно сделать, — это назначить консулом лицо, которое имеет вес и обладает реальной властью, — если его знают в Южной Африке, тем лучше — и которое бы отвечало за благосостояние англичан и защищало интересы империи в Претории, получая за это соответственное жалование. Трудно найти подходящего человека, если его при этом должным образом не поддерживать и не оплачивать его труд.

А совсем недавно англичанам стало известно, что и бухта Делагоа имеет для них большое значение в Южной Африке, хотя насколько это важно, они, вероятно, до сих пор не осознали.

Многие годы с перерывом Наталь строил узкоколейную железную дорогу, которая на настоящий момент протянута до города Ледисмит, что в ста милях от трансваальской границы. Наталь — очень бедная колония, ее, как и другие страны Южной Африки, а впрочем и всего мира, потрясла великая экономическая депрессия. Английское правительство отказалось финансировать строительство железных дорог (если бы оно тогда выделило средства, сколько бы сотен тысяч фунтов было сэкономлено английскому налогоплательщику за годы зулусской и бурской войн!), а также запретило обращаться за финансовой помощью к другим странам, в результате чего большое количество товаров, реализуемых на внутреннем рынке, потекло по другим каналам. А теперь новая и действительно реальная угроза не только для Наталя, но и для интересов империи в Южной Африке неожиданно возникла в нашей стране, хотя в Африке ее предвидели еще задолго до того, как она стала реальной.

Севернее Зулуленда расположено государство Аматонгаленд, простирающееся до южного берега одной из прекраснейших гаваней в мире, бухты Делагоа. Эта крупная гавань, способная вместить с полдюжины флотилий, единственная в своем роде на всем побережье Южной Африки, имеет протяженность пятьдесят миль и на двадцать миль уходит в глубь материка. От Трансвааля ее отделяет дикая и пустынная местность, простирающаяся почти на девяносто миль. Эта прекрасная бухта долгие годы являлась предметом спора между Англией и Португалией, с чьими доминионами в Мозамбике она соединена узкой полоской земли и которая имеет там свой небольшой форт. В 1872 году лорд Гранвилл обратился с просьбой к маршалу Макмагону принять окончательное решение по этому спорному вопросу; решение было принято и, как всегда, не в нашу пользу. Сейчас нет необходимости вникать в суть проблемы, достаточно сказать, как недавно уже заметил один весьма толковый и хорошо информированный корреспондент «Морнинг Пост», что совершенно непонятно, на каком основании дело вообще передавалось в арбитраж. К владениям аматонгов относится южный берег гавани, в том числе, как мне кажется, остров и полуостров Иньяк, кроме того, они являются независимыми гражданами. Аматонги граничат с племенем свази, которые так же независимы, как и их соседи. По какому же праву мы решили за них передавать дело на рассмотрение маршалу Макмагону? Свидетельства того, что Португалия оказывает свое влияние на эти страны, весьма сомнительны, поэтому можно считать, что его вообще никогда не существовало, тем более сейчас. Вот в этом все и дело. Нужно смотреть на вещи реально, а реальность такова, что мы формально признали Португалию совладельцем бухты Делагоа, о чем было официально заявлено.

Пока Трансвааль был в наших руках, особого значения не имело, кто обладает правом суверенитета и бухтой Делагоа, поскольку тянущаяся оттуда железнодорожная ветка могла привести только в английские владения. Но мы ведь оставили Трансвааль, который теперь фактически является враждебным государством, а та случайность, о которой уже давно говорили в Южной Африке и которую так непростительно проглядели у себя дома, произошла — строительство железной дороги близится к завершению. Какие это будет иметь для нас последствия? В лучшем случае это будет означать, что мы лишимся большей части товарообмена со странами Юго-Восточной Африки; а в худшем, — что мы лишимся его совсем. Иными словами, отставив в сторону наши имперские замашки и наше положение в Африке, мы можем прямо сказать, что ежегодно из национальной казны будут утекать многие и многие миллионы в твердой валюте. Предположим, что случится самое худшее и немцы утвердят свое положение в Трансваале или в Делагоа. Очевидно, они запретят нам торговать, исходя из своих собственных интересов, а может быть, Трансвааль воспользуется параличом, которым была поражена империя в годы режима лорда Дерби, и проигнорирует положение конвенции, запрещающее им облагать наши товары более высоким налогом по сравнению с другими государствами. В любом случае наше положение будет весьма плачевным, так как дорога, ведущая с восточного побережья в глубь страны, заблокирована. Однако теперь уж нечего горевать о непоправимом или ожидать бед, которые мы обязаны не допустить и которые, по всей вероятности, можно было все-таки избежать, если бы проводилась правильная и последовательная политика.

Для начала можно аннексировать обе страны — Аматонгаленд и Свазиленд. Правда, независимость Свазиленда гарантирована статьей 12 Лондонской конвенции 1884 года. Вот, что говорится по этому поводу: «Независимость народности свази, проживающих в пределах границ Свазиленда, в соответствии с первой статьей данной конвенции признается полностью». Но в течение ряда лет Англия оказывала своего рода покровительство народу Свазиленда, покровительство, которое, как я уже указывал выше, признавали сами свази и к которому очень часто прибегали. Ну а кроме этого, в чем еще состоит смысл данного положения? Во-первых, оно предусматривает независимость Свазиленда и гарантирует полную защиту от посягательств буров. Во-первых, буры неоднократно нарушали эту статью, предпринимая нескончаемые попытки завладеть страной. В связи с этим возникла необходимость, чтобы в наших же интересах свази вошли в состав империи, что в действительности они намерены сделать; следует лишь найти способ для реализации этого плана. Что касается Аматонгаленда или, как его иногда называют, Мапутуленда, всего лишь месяц или два назад представители посольства этой страны обратились в ведомство по делам колоний с просьбой принять их в состав Британской империи. Мы не знаем, какой они получили ответ, будем надеяться, что положительный36. Покровительство аматонгам как в их, так и в наших интересах можно оказать при условии присоединения этой страны к Британской империи. Управление страной может быть представлено им самим при условии нахождения там полномочного представителя Англии и введения законов, защищающих жизнь и имущественные интересы граждан, как это имеет место во всем цивилизованном мире.

Пьянство и проживание там белокожего населения можно исключить, если последнего пожелают сами аматонги. Но страна с ее бесценным и никем не ограниченным правом на бухту Делагоа должна принадлежать Англии, поскольку, кто бы ни являлся владельцем земель свази и аматонгов, со временем и наверняка будет являться и владельцем Делагоа. Далее следует помнить, что в сложившейся ситуации у нас уже появились определенные права на земли аматонгов. Они считали Кетчвайо своим сюзереном, и, как мне кажется, следуя его примеру, Замбила была назначена регентшей на период, пока ее малолетний сын не достигнет совершеннолетия. После того как мы аннексировали то, что осталось от Зулуленда, сюзеренитет Кетчвайо соответственно перешел к нам.

Между тем разве не помогло бы делу подписание прямого договора с португальцами? Еще совсем недавно Делагоа можно было приобрести за очень умеренную «цену», но те золотые времена миновали, а вместе с ними уплыли и возможности из рук, которые были заняты тем, что плели паутину партийных интриг. Теперь ситуация изменилась. Делагоа не представляет для Португалии большого интереса, кроме как в смысле престижа. Португалия всегда относилась к бухте с безразличием, впрочем как и к другим своим африканским владениям, и вряд ли изменит свое отношение в будущем. Но бухта Делагоа жизненно важна для Англии, и Португалия это прекрасно понимает. Если она нам нужна, мы должны за нее заплатить, если не наличными, что могло бы задеть национальную гордость Португалии, то с использованием любого другого эквивалента. Бесспорно, держава, подобная Англии, могла бы найти способ оказать услугу такой стране как Португалия взамен за эту незначительную уступку. Или можно было бы произвести обмен территориями. Возможно, Португалия согласилась бы на некоторые наши владения на западном побережье Африки или на пару островов в Вест-Индии. Трудно поверить, что нельзя найти выхода из сложившейся ситуации; если выхода действительно нет, то его следует найти, иначе придется примириться с потерей возможности торговать на африканском континенте.

Читатель, проследивший вместе со мной этот краткий обзор последних событий в Южной Африке, наверное, понял, насколько все взаимосвязано и сложно, сколько переплетается там всевозможных интересов, насколько широк их охват и глубоки последствия. В этой огромной стране ведущая роль по-прежнему принадлежит Англии. Безусловно, ее престиж значительно подорван и, к сожалению, ее позиции уже не такие, какими они были лет восемь-девять тому назад. Но она все равно остается ведущей державой, и если вдруг со стороны отдельной части буров появится враждебность, она сможет, несмотря на многочисленные преступления, совершенные против них, возбудить в каждом туземце любовь к ним и уважение, за исключением, пожалуй, нескольких корыстолюбцев и интриганов. События последующих двадцати, а может быть, и десяти лет покажут, сохранит ли Англия свою ведущую роль или же Южная Африка превратится в ненавидящую англичан великую голландскую республику. Правда, есть и такие люди, которые, называя себя англичанами, охвачены странным нетерпением причинить своей стране зло в угоду ее врагам, провоцируя мятежников на незаконные действия против верноподданных ее величества, и для которых последнее обстоятельство было бы наиболее желанным, о чем они не стесняются открыто заявлять. Таким лицам нам нечего сказать. Пусть идут себе ложным путем, вызывая недоумение у порядочных людей и рискуя быть проклятыми будущими поколениями.

Обращаясь к людям, придерживающимся старых, традиционных взглядов, я бы хотел спросить у них, что они думают о возможных последствиях такой политики. Для нации эти последствия были бы самыми катастрофическими, для туземцев они означали бы полное разорение и, как резонно заметил м-р С. Литтл в своей работе по Южной Африке, сославшись на то, что «лучший аргумент — это деньги», они означали бы потерю рынков сбыта.

Однако беды можно избежать; малодушие и ошибки прошлого пока еще исправимы; возможности для этого имеются. Перед нами стоит масса проблем, среди которых главные — это Трансвааль, бухта Делагоа и, наконец, самая массовая по своей численности голландская партия в Капской колонии. Когда мы со своей манией введения представительных институтов протолкнули в Капскую колонию свое правительство, мы практически предоставили себя воле случая — не уверенные в том, как может повести себя антиправительственное большинство. Возможно, что в будущем такое большинство потребует от английского кабинета отделения Капской колонии от империи, и вполне вероятно, что его молитвы будут услышаны теми, для кого свято только одно — права большинства, и особенно неспокойного мятежного большинства. Но нельзя допустить, чтобы население страны поддалось подобным настроениям. У туземцев тоже есть право голоса и они могут по-своему распоряжаться своей землей и богатствами. По численности они в три раза превосходят белое население, и пусть тот, кто сомневаться, пойдет и спросит у любого туземца, проживающего от Замбези до бухты Алгоа, кого бы он хотел видеть своим правителем — королеву или буров, и послушает ответ. Когда встал вопрос о возвращении Трансвааля, мы много наслушались о правах тридцатитысячного населения буров, а о правах миллиона туземцев, которые проживают с ними в одной стране и которым она испокон веков принадлежала, мы не услышали ни слова. И все же, если читатель обратится к той части книги, где рассматривается этот вопрос, он увидит, что у них было свое мнение и достаточно твердое.

Нельзя сказать, что в Капской колонии преобладают исключительно антиправительственные настроения, и свидетельством тому явились многочисленные бурные митинги лоялистов, выступавших против попытки местного кабинета признать в интересах партии патриотов недействительной деятельность м-ра Маккензи в Бечуаналенде.

Тем не менее существует опасность возникновения движения при поддержке представителей компании «Африкандер Бонд» и их сторонников, поставивших перед собой цель отделить колонию от империи, а также вынашивающих иные планы, в равной степени фатальные для интересов империи; в такой ситуации английское правительство должно быть готово запретить их деятельность и поставить на этом точку. Мы не можем позволить себе лишиться запасного пути, связывающего нас с Индией, и отдать эти обширные земли в руки врагов, от которых они, во всей вероятности, перейдут в руки торговых конкурентов. В данном случае единственное, что следовало бы сделать, — это проявить твердость. Если один раз дать понять, что английский кабинет не бросает слов на ветер и что обещания, произнесенные от имени королевы, не будут нарушены очередной командой политических деятелей, избранных на иной платформе, то тогда наступит конец всем изменам и волнениям в Южной Африке. А пока лоялисты, у которых еще свежи в памяти воспоминания о событиях недавнего прошлого, остаются в нерешительности, не уверенные ни в себе, ни в том, что им на родине окажут поддержку, в то время как провокаторы и экстремисты с каждым разом становятся все наглее.

Наша партийная форма государственного правления, какими бы преимуществами она ни обладала, если таковые вообще имеются, применительно к внутренней политике является злейшим противником благополучия и процветания наших колоний, резко меняющиеся ситуации в которых, особенно за последние годы, часто используются для осуществления нападок на своего соперника. Разве не могут две влиятельные и солидные партии прийти к общему согласию в отношении управления делами колоний, особенно южноафриканских, не вступая в свои партийные игры? Разве нельзя сделать так, чтобы политика ведомства по делам колоний находилась под надзором комиссии, в состав которой входили бы не сменяющие друг друга, как призраки, министры, а представители разных политических течений, ответственные не перед партией, а перед парламентом и народом? Лорд Розбери и м-р Чемберлен, к примеру, являются радикалами; но, оставив в стороне партийные интересы и крайности, зададим вопрос, разве их взгляды на колониальные проблемы так уж сильно отличаются от взглядов, скажем, сэра Майкла Бика и лорда Карнарвона, чтобы исключить возможность этим четырем джентльменам вместе работать в составе комиссии? Конечно же, нет; и возможно, наступит день, когда восторжествует здравый смысл и страна возьмет на вооружение такую систему, которая позволит управлять делами колоний на прочной и интеллектуальной основе в целях дальнейшего развития взаимовыгодных интересов империи и зависимых государств. Если это произойдет, то этот день будет самым счастливым днем для всех, кто в этом заинтересован. А пока необходимо предпринять следующий ответственный шаг, который бы имел большое значение не только для империи, но и принес бы огромную пользу Южной Африке. Речь идет о назначении верховного комиссара, который бы защищал интересы всей империи, а не только колониальных государств. Целесообразность такого назначения умело обоснована м-ром Маккензи в последней главе своей книги «Южная Африка», на что правительству непременно следует обратить свое внимание. По своим полномочиям верховный комиссар не заменяет ни губернаторов колоний, ни администраторов на территориях туземцев, хотя при решении вопросов государственной важности они главным образом ответственны перед ним. В настоящий же момент там нет никакой централизованной власти, кроме ведомства по делам колоний, а Даунинг-стрит находится слишком далеко и несколько перегружена делами. Каждый губернатор обязательно должен рассматривать южноафриканские проблемы с учетом местных особенностей, а также иметь свой собственный взгляд на вещи. Необходим человек умелый и толковый, чье имя имело бы вес как за рубежом, так и у себя на родине; им должен быть специалист, разбирающийся так же хорошо в политике, как инженер разбирается в технических схемах; он должен поставить перед собой задачу примирить и объединить все противоборствующие силы на благо общей цели и во имя процветания своей отчизны. Такой человек — вернее, их будет несколько, и все они будут сменять друг друга на этом посту — при необходимой поддержке сможет добиться коренного изменения ситуации в стране, которая будет существенно отличаться от положения дел, о чем коротко было изложено на этих страницах. Эти люди, шаг за шагом, смогут создать южноафриканскую конфедерацию, могущественную и верную своей метрополии, которая со временем может превратиться в обширную империю. Что касается меня, то, несмотря на все невзгоды и трудности, выпавшие на нашу долю, опасности и преграды, через которые прошли многие южноафриканские страны и их жители, я верю, что такой империи суждено родиться и что по форме государственного правления она не будет напоминать голландскую республику.

ПРИЛОЖЕНИЕ


1. Зверства при Почефструме


При Почефструме было совершено гораздо больше злодеяний и убийств, чем в других местах, причем поведение буров отличалось необычайной жестокостью и вероломством.

Когда начались боевые действия, несколько женщин с детьми, жен англичан, проживающих в Трансваале, укрылись в одном из близлежащих фортов. Вскоре после того как форт был блокирован, они попросили дать им возможность вернуться в город и оставаться там до окончания войны. Бурский командующий отказал им в их просьбе, заявив, что, попав в форт, они уже не смогут выбраться оттуда назад, а будут там «похоронены». Одна женщина, жена известного государственного деятеля, получила тяжелое ранение от вонзившейся ей в бок острой щепки, отлетевшей от столба при попадании в него шальной пули. Она была в то время в положении и через несколько дней умерла в страшных муках. Ее младшая сестра получила ранение в горло. От пулевых ранений пострадало немало беззащитных женщин и детей. Болезни постепенно начали одолевать их, так как в течение долгих месяцев они находились под проливными дождями и палящим солнцем, сказывался и недостаток продовольствия.

Идейным вдохновителем всех этих злодеяний являлся жестокий негодяй по имени Баскес, образованный человек, который, занимая адвокатскую должность в суде, присягнул королеве. Один свидетель клялся, что видел у Баскеса бриллиантовое кольцо капитана Фолса, которое он забрал у сержанта Ритчи, отправляющегося в Англию для того, чтобы передать его там по назначению. Кроме того, Баскес забирал себе имущество пленных, захваченных бурами37.

Другой свидетель, чье имя в «Синих книгах» не указывается в целях его безопасности, клялся в том, что произошло в его собственном доме. «На следующий день поздно вечером у меня вновь появился патруль, вместе с которым пришел и человек по имени Баскес, секретарь бурского комитета, который спросил, где находятся мои жена и дочь. Я ответил, что в постели. Тогда Баскес сказал: „Я должен посмотреть сам“. Я не пустил его, тогда он, приставив заряженный пистолет к моей груди, заставил меня открыть занавески, а сам сорвал одеяла, которыми были укрыты жена и дочь. Я сказал, что если бы у меня было ружье, я бы его пристрелил. Он нацелился мне в грудь, и в этот момент жена вскочила с постели и стала между нами».

Я помню, как однажды рассказывали, что этот самый Баскес, (который был неплохим музыкантом), отвел перед казнью одну из своих жертв в часовню и сыграл ей на органе похоронный марш или что-то в этом роде.

После захвата здания суда многие англичане попали в руки буров. Большую часть из них приговорили к каторжным работам и лишили «гражданских прав». Приговор был ужесточен тем, что их заставили рыть окопы под ураганным огнем артиллерийских орудий из форта. Одному бедняге по имени Ф. В. Финлей своим же снарядом оторвало голову, та же участь постигла и некоторых кафров, лояльно относящихся к англичанам. Узнав об этом, остальные пленные отказались идти в окопы, но их погнали туда прикладами, пообещав каждому по двадцать пять ударов кнутом.

Но как бы ни тяжело было пленным, их положение нельзя сравнить с тем, что выпало на долю доктора Войта и Дж. Ван дер Линдена.

Доктор Войт присутствовал на митинге, который был организован бурами еще до начала боевых действий, там он написал письмо майору Кларку, в котором называл речи буров глупой болтовней. Он не был платным осведомителем, но, к несчастью для него, это письмо было обнаружено в записной книжке майора Кларка, и в связи с этим он был схвачен и привлечен к суду, который в тот же день вынес ему смертный приговор. У него остались жена и дети, которые впоследствии переселились в Наталь, крайне обездоленные и несчастные. Нечто подобное случилось и с Ван дер Линденом. Являясь одним из добровольцев капитана Раафа, он присягал ее королевскому величеству и, выполняя свой долг, написал рапорт на имя командира, в котором сообщал о митинге буров, в руки которых этот рапорт впоследствии попал. Его привлекли к суду и, несмотря на то что он, верный присяге, исполнял всего лишь свой долг, признали виновным в измене и приговорили к смертной казни. Один из судей, чуть подобрее остальных, указал на тот факт, что «когда было совершено преступление, в стране еще не было введено военное положение, и она не находилась в состоянии войны», но и это не помогло. Приговор был приведен в исполнение.

Кафра по имени Каролус точно так же после суда расстреляли, хотя он, насколько мне известно, не совершал никаких преступлений. Десятерых безоружных кафров, отправившихся из форта на подводах, буры хладнокровно застрелили в пути. Несколько свидетелей заявляют, что видели их останки, сложенные вместе, недалеко от Почефструма. Среди кафров были и другие жертвы. Но ни один преступник, совершивший эти злодеяния, не был привлечен к ответственности. Члены королевской комиссии комментируют вышеупомянутые факты следующим образом: «Что касается смерти Войта, Ван дер Линдена и Каролуса, то бурское руководство не отрицает, что эти люди были казнены, однако считает меру наказания справедливой. Большинство членов комиссии вынуждено признать, что лишение этих людей жизни противоречит правилам ведения войны между цивилизованными государствами. Сэр Г. де Виллерс придерживался иного мнения, считая, что военно-полевой суд вынес приговор, обсуждать правомерность которого не входит в компетенцию настоящей комиссии.

По делу В. Финлея большинство членов комиссии вынуждено было признать, что привлечение этого человека к принудительным работам в окопах под огнем артиллерийских орудий, приведшее к его гибели, явилось актом, противоречащим правилам ведения войны между цивилизованными государствами. Для сэра Г. де Виллерса данный факт явился недостаточно убедительным, чтобы позволить ему разделить общую точку зрения. По делу кафра Андрэ настоящая комиссия пришла к выводу о нецелесообразности, исходя из обстоятельств дела, настаивать на привлечении виновных к ответственности. «Большинство членов комиссии считает своим долгом выразить резкий протест по поводу действий, приведших к гибели м-ра Войта, Ван дер Линдена, Финлея и Каролуса, однако не находит возможным привлечь к ответственности лиц, виновных в совершении этих действий». Примечательно то, что со стороны сэра Г. де Виллерса не прозвучало ни резких, ни мягких — вообще никаких слов протеста по поводу совершенных злодеяний.

Однако кровавые убийства совершались не только в Почефструме. В декабре 1880 года капитан Эллиот, оставшийся в живых после кровавой расправы у Бронкер Сплинт, и капитан Ламберт, взятый бурами в плен, были освобождены под честное слово из Гейдельберга при условии немедленного отъезда из страны. В сопровождении двух конвоиров они добрались до реки Вааль, через которую отказались переправляться по причине половодья, из-за чего они не могли переправить подводы с вещами. Конвой возвратился в Гейдельберг и доложил начальству, что офицеры отказались переправляться через реку. Тогда на имя капитанов Эллиота и Ламберта было отправлено уведомление за подписью П. Жубера, предписывающее им «немедленно переправиться через реку Вааль путем, который будет вам указан». Какие секретные указания получили посыльные, доставившие это письмо, если они вообще получали какие-либо указания, так и осталось неизвестным, но я отказываюсь поверить в то, что в данном случае или же в случае с Барбером бурские конвоиры взяли на себя ответственность совершить убийство пленных без каких-либо полномочий сверху.

Посыльные, отправившиеся с письмом из Гейдельберга, прибыли на место и обнаружили, что Ламберт и Эллиот заняты поисками дороги на Стандерток. Они вручили им письмо и повели к реке. Не доходя до реки, пленные заметили, что сопровождающих стало больше. Интересно было бы знать, как и почему эти люди оказались в том месте и присоединились к сопровождающим, если они не были специально посланы, чтобы способствовать убийству. Пленных подвели к старому заброшенному броду и приказали переправляться. Сумерки сгустились, река бушевала, а возможности перебраться через нее с лошадьми и подводами не было никакой. Капитаны Эллиот и Ламберт попросили дать им возможность переждать до утра, но, получив категорический отказ, попытались переправиться. В нескольких ярдах от берега повозка налетела на камень, и в этот момент раздался оружейный залп. Бедняга Эллиот был убит сразу же — одна пуля пробила ему череп, другая прошла насквозь через тело, третья раздробила правое бедро, а четвертая — левое запястье. Повозка тоже вся была изрешечена пулями, однако капитан Ламберт чудом остался жив — ни одна пуля не задела его. Ему удалось переплыть на противоположный берег, и каждый раз, когда вспышки молний освещали поверхность реки, буры стреляли по нему из своих ружей. Пролежав некоторое время в иле на берегу, он все-таки спасся, а на следующий день пробрался в Оранжевую республику и остановился у англичанина по имени Грум, откуда впоследствии перебрался в Наталь.

После заключения мирного договора преступники были привлечены к ответственности, но суд оправдал их.

Дело об убийстве доктора Барбера в некоторых деталях напоминает убийство капитана Эллиота, правда, в этом деле имеется любопытная косвенная улика, свидетельствующая о причастности к убийству Пита Жубера, одного из членов триумвирата.

В феврале 1881 года два английских врача появились в лагере буров на перевале Лейнгс Нэк и предложили им свою помощь. Один из них был доктор Барбер, которого буры хорошо знали, другой — его ассистент, м-р Уолтер Диас; а прибыли они не из Наталя, а из Оранжевой республики. Поначалу буры приняли их хорошо, однако спустя некоторое время их схватили, обыскали и привязали к подводе, оставив на всю ночь. Утром им было сказано седлать лошадей, после чего в сопровождении двух конвоиров, которые должны были доставить их к границе с Оранжевой республикой, они выехали из лагеря. Добравшись до границы, оба врача по приказу своих конвоиров спешились, так как лошадей необходимо было вернуть в лагерь, попрощались с ними и отправились дальше пешком. Не прошли они и сорока ярдов, как Диас услышал ружейный выстрел и крик падающего Барбера: «Боже, меня убили!» Диас присел на четвереньки и увидел, как один из конвоиров целится в него. Он вскочил на ноги и побежал, кидаясь из стороны в сторону в надежде, что пуля не попадет в него. Вскоре раздался выстрел, и он почувствовал жгучую боль в бедре. Он упал лицом к бурам и увидел, как едва не убивший его человек вставляет новую гильзу и начинает целиться. Прижавшись лицом к земле, он ждал смерти, однако пуля просвистела над головой. Диас увидел, как буры сели на лошадей и поехали прочь, решив, вероятно, что покончили с ним. Подождав немного, он с трудом поднялся на ноги и побрел вперед. Так он шел, пока не добрался до ближайшего жилища, где ему была оказана помощь и где он оставался до тех пор, пока рана не зажила. Спустя некоторое время после этого случая готтентот по имени Аллан Смит сделал в Ньюкасле заявление, из которого следовало, что он был взят в плен бурами и был привлечен к принудительным работам. Однажды ночью он увидел привязанных к повозке Барбера и Диаса и тогда же подслушал следующий разговор, который и передаю его словами: «Я подошел к костру, вокруг которого сидели буры; среди них был низкорослый, в меру упитанный человек с темно-коричневой бородой, на вид около тридцати пяти лет, имя его мне было неизвестно. Он говорил своим товарищам о том, что привез с собой приказ Пита Жубера Вилджоену, предписывающий доставить двух пленных на границу с Оранжевой республикой и там их расстрелять. Во время разговора он сказал следующее: „Pit Joubert het devraash waarom was de mensche neet dood geschiet toen hille bijde eerste laager gekom het“. (Пит Жубер спросил, почему этих людей не расстреляли сразу же, как только они пришли в лагерь».) Затем буры заметили меня, и один из них сказал: «Не разговаривайте при этом парне; он все понимает и выдаст нас».

На следующее утро Вилджоен велел мне убираться прочь и выдал мне пропуск в Оранжевую республику. Он сказал на голландском: «Ты не должен больше подвозить англичан. Если мы поймаем тебя за этим занятием, то расстреляем. Если ты живо не уберешься отсюда и будешь торчать на границе, когда мы привезем туда двух людей, то мы тебя тоже расстреляем». Диас, которому удалось спастись, показал в отношении заявления готтентота следующее: «Я ознакомился с показаниями Аллана Смита. По описанию человек, доставивший приказ П. Жубера Вилджоену, похож на одного из буров, которые сопровождали нас с доктором Барбером до границы, и, как мне кажется, именно он убил Барбера».

Суд над убийцами проходил в Оранжевой республике, и не удивительно, что они были оправданы. Во время дачи показаний на суде Аллан Смит говорил следующее: «Какой-то молодой человек рассказывал, что Жубер дал приказ расстрелять Барбера… дело было не ночью, а рано утром».

Большинство читателей наверняка догадается, исходя из вышеприведенных цитат, о существовании определенной цепочки, связывающей убийство доктора Барбера (и попытку убийства м-ра Диаса) с именем Пита Жубера, одного из членов этого «талантливого» триумвирата, о котором так восторженно говорит м-р Гладстон.

Я сошлюсь еще лишь на одно убийство, хотя их было несомненно больше, и среди них убийство м-ра Малколма, которого буры запинали до смерти; так вот, в данном случае речь идет об убийстве м-ра Грина.

Грин был английским золотоискателем. Как-то раз он возвращался домой в Шпицкоп по главной дороге. Когда он проезжал мимо военного лагеря в Лейденбурге, его окликнули. Он остановился, зашел на территорию лагеря, поговорил с офицерами, а затем направился к патрульным, держа в руке белый флаг. После разговора с ними он был застрелен.

Преподобный Дж. Торн, английский священник из Лейденбурга, давая свидетельские показания, так описывает это убийство: «Я и несколько англичан подобрали тело убитого бурами м-ра Грина и похоронили его. Убийство было совершено при следующих обстоятельствах. М-р Грин ехал на прииски. Когда он проезжал мимо форта, его подозвали к себе офицеры, которые направили его с каким-то донесением к коменданту. На противоположной стороне стоял бурский патруль, к которому он направился с белым флагом в руках; во время перебранки с бурами, которые решили его арестовать, он был убит выстрелом в голову». Никакого расследования по данному делу не проводилось. У Грина остались жена и дети.


2. Обещания правительства м-ра Гладстона относительно сохранения Трансвааля британской колонией


Предлагаемые читателю выдержки из выступлений, посланий и телеграмм членов нынешнего правительства относительно возврата территории Трансвааля бурам могут представлять определенный интерес.

В мае 1880 года лорд Кимберли направил телеграмму на имя сэра Бартла Фрера, где есть такие слова: «Ни при каких обстоятельствах нельзя лишать королеву ее власти в Трансваале».

В телеграмме от 20 мая на имя того же человека лорд Кимберли подчеркивает, что «Лишать королеву ее сюзеренных прав в Трансваале недопустимо». 24 мая 1880 года, выступая в Палате лордов, лорд Кимберли заявил следующее: «Существовала гораздо более весомая причина для отказа от капитуляции; невозможно было заранее предугадать, к каким серьезным последствиям подобный шаг мог привести. Ценой крови и невероятных усилий нам удалось добиться восстановления мира и стабильности в регионе, перемена политического курса в настоящий момент привела бы республику в состояние анархии и вызвала междоусобные конфликты. Брать на себя такую ответственность мы не имеем права. Число туземцев, проживающих в Трансваале, составляет порядка трехсот тысяч, белокожего населения — менее пятидесяти тысяч. Вновь возникнут проблемы с зулусами и племенами, живущими в приграничных районах, поэтому, оценивая южноафриканскую ситуацию в целом, правительство, тщательно взвесив все обстоятельства, пришло к выводу о нецелесообразности оставлять Трансвааль. Нет ничего более ужасного, чем неопределенность в данном вопросе».

8 июня 1880 года м-р Гладстон в ответ на бурское послание писал следующее: «Безусловно, остается только сожалеть, что после аннексии большая часть жителей голландского происхождения продолжает выступать против нее, но теперь уже нельзя рассматривать этот вопрос так, как будто о нем заговорили впервые. Мы вынуждены учитывать обстоятельства, которые в течение долгого времени давали о себе знать. За этот период мы приняли обязательства, в особенности, хотя и не только, касающиеся туземного населения, которые мы не можем игнорировать. Взвесив все обстоятельства в отношении Трансвааля и других государств Южной Африки, а также учитывая необходимость не допускать возобновления беспорядков, которые могли бы иметь катастрофические последствия не только для Трансвааля, но и для всей Южной Африки, мы решили дать совет королеве не оставлять Трансвааль». В речи ее величества, с которой она выступала в парламенте 6 января 1881 года, есть такие слова: «Недавнее восстание в Трансваале налагает на меня обязанность отстаивать свои права».

Любопытно читать все эти выдержки в свете недавних событий, заставивших правительство изменить политический курс в связи с поражением английских войск.


3. Одно из высказываний по поводу замыслов буров


Я представляю здесь в перепечатанном виде письмо, опубликованное 14 октября 1899 года в номере «Таймс», вместе со вступительным комментарием редактора этого издания. Мне кажется, на него стоит обратить внимание. По сути это послание представляет собой не что иное, как грубое искажение фактов, лживые измышления, насквозь пропитанные ненавистью. И тем не менее, в этом произведении, состряпанном, вероятно, либо полуобразованным членом голландской партии, либо африкандером ирландского происхождения с таким же образом мыслей, что и у прославившегося покойного Фениана Айлварда, есть вещи, в основе своей правильные, которые заслуживают нашего с вами внимания. Это касается главным образом вопроса о продовольственном обеспечении и предлагаемом поведении избирателей в условиях нужды, лишений и высоких цен, встающих на повестку дня с началом долгой и кровопролитной войны (см. параграф 3 «Постскриптума»). В другой своей работе, которая называется «Год фермера», на стр.179 и 380 я сделал попытку разобраться в этом достаточно непростом вопросе, которому посвятили свои труды другие более опытные и умелые писатели. До тех пор, пока не будет уверенности в том, что при любых обстоятельствах цены на продовольственные товары не поднимутся до критической отметки, о будущем Великобритании вряд ли стоит заявлять с полной уверенностью. Когда же наши правительства обратят должное внимание на эту проблему?

Мы получили приводимое ниже письмо с соответствующим названием «Невежество буров». Его автор взял распространенную голландскую фамилию и указал последний свой адрес в известном городе в Капской колонии.


Редактору «Таймс»


Сэр, в своем издании вы часто с нескрываемым удовольствием ссылаетесь на невежество моих соотечественников-буров. Мы не такие невежды, какими являются британские государственные деятели и газетчики и не такие дураки, как англичане. Мы придерживаемся своего политического курса и не намерены его менять. У нас нет оппозиционной партии, которую бы мы опасались и с которой бы вели борьбу. Ваше хваленое консервативное большинство является послушным орудием в руках радикального меньшинства, а радикальное меньшинство слепо идет на поводу у нашего мудрого и дальновидного президента. Нам была необходима передышка, и мы ее добились. Теперь же мы хозяева практически на всей территории Африки от Замбези до Мыса. Долгие годы все африканцы в Капской колонии боролись за это право, поэтому у них и у нас имеются сейчас в распоряжении достоверные факты.

1. Реальный золотой запас в Трансваале составляет не менее 200000 миллионов фунтов и это хорошо известно императорам Германии и России, так же как и нам. По вашим подсчетам, золотой запас составляет всего лишь 700 млн. фунтов, или же вы умышленно приводите эту цифру. Однако Германия, Россия и Франция не хотят, чтобы такие огромные запасы золота достались вам, поэтому, заявляя на словах о своем невмешательстве в дела Южной Африки, они на деле непременно пойдут на это, очень легко найдут повод и прямо или косвенно будут способствовать тому, чтобы выдворить вас с африканского континента.

2. Нам известно, что вы заранее никогда не решитесь на превентивные меры, не допускающие возможности наступления великих держав, так как оппозиционная партия сразу же поднимет вопрос, связанный с расходами, и тем самым завоюет поддержку большинства представителей вашего ленивого, грязного и пьяного рабочего класса, который впредь никогда не позволит себе выплачивать налоги на содержание вашей империи в целях сохранения вас как нации.

3. Мы располагаем информацией всех европейских и американских военных ведомств, указывающей на то, что как независимая держава вы существуете лишь потому, что вас терпят остальные государства, но в любой момент великий император Вильгельм в союзе с Францией и Россией может устроить так, что вы исчезнете с лица земли. Под угрозой экономической блокады и голода вы вынуждены будете капитулировать. Вам также придется пойти на всевозможные уступки США, в противном случае американцы сократят поставки зерна и вашим рабочим придется покупать продовольствие по высоким ценам, но они скорее развяжут гражданскую войну, чем пойдут на это, или же призовут на помощь любое иностранное государство, поскольку у рабочих Англии, Ирландии и Уэльса отсутствует чувство патриотизма.

4. Мы знаем, что ваша страна гораздо богаче других, так как на протяжении последних пятидесяти лет вы не воевали, как американцы или французы, которые закалились и возмужали в сражениях, поэтому все дееспособное мужское население не пойдет служить в вашу так называемую добровольческую армию. Вам придется нанимать какие-нибудь отбросы общества, физически и нравственно неполноценные, умственно отсталые, неспособные выполнять поставленные боевые задачи.

5. Ваши военные офицеры — либо просто педантичные схоласты, либо развращенные светом гусары, неспособные воевать с противником, имеющим белый цвет кожи. Вы победили суданцев лишь потому, что у бедняг не было оружия.

6. Нам известно, что ваши мужчины, являясь отбросами общества, по природе своей хлипкие и тщедушные, заражены самыми ужасными венерическими заболеваниями, им не вынести всех тягот войны.

7. Есть сведения, что вся английская нация стремительно деградирует, падает уровень рождаемости, дети рождаются слабыми и больными, с врожденными дефектами, население состоит в основном из женщин-инвалидов, эпилептиков, больных чахоткой, раком, людей со всевозможными психическими расстройствами, которых вы заботливо кормите и оберегаете.

8. Нам известно, что девяносто процентов всех ваших государственных деятелей и высших чиновников, представителей армии и военно-морских сил страдают заболеваниям почек, что отрицательно сказывается на их способности принимать смелые и ответственные решения.

9. Мы знаем, что у вас большой флот, но он не настолько силен, и кроме того, на флоте сплошь и рядом имеют место случаи нарушения воинской присяги и дисциплины — пропадают сигнальные книги, совершаются нападения на офицеров, отмечаются случаи дезертирства и умышленного вывода из строя паровых котлов и механизмов, а офицеры бессильны что-либо поделать.

10. Нам известно, что правительство консерваторов сократило численность британской артиллерии в 1888 — 89 годах. Оно не решается ни призвать народное ополчение на военную подготовку, ни мобилизовать свой флот, ни выделить достаточных средств линейным войскам и добровольцам на приобретение военного снаряжения с целью повышения стрелкового мастерства и боеготовности солдат. Нам известно, что английские солдаты и матросы значительно уступают в меткости не только немцам, французам и американцам, но также и японцам, чилийцам, перуанцам, бельгийцам и русским.

11. Мы знаем, что никакое английское правительство не пойдет на то, чтобы ввести обязательное военное обучение для солдат и матросов, поскольку англичане скорее согласятся подчиниться немцам, русским или французам, чем служить из-под палки своему правительству.

12. Мы, буры, никогда не допустим, чтобы какая-то кучка британских мошенников управляла нами, мы выгоним вас из Африки окончательно и бесповоротно, а все государства, у которых введена обязательная воинская повинность, — военный цвет Европы, — очень скоро поделят все ваши владения между собой.

Хватит разговоров о невежестве буров; через несколько дней вы убедитесь в своем собственном невежестве, а еще через какое-то время вы и ваша королева будете взывать к великому императору Германии, умоляя его оградить вас от всевозможных бед, поскольку ваши унижения еще не кончились.

Тридцать лет голландцы ждали этого момента, и вот наступил этот долгожданный день; теперь они сбрасывают свою маску и одновременно с ней ярмо вашего господства, под которым они находились все эти годы, и трехсоттысячная армия голландских патриотов растопчет вас своими ногами.

Мы можем теперь позволить себе сказать всю правду, и в этом письме вы ее получили.


Искренне ваш, и т.д.

1

Столовая бухта — бухта Атлантического океана у юго-западных берегов Африки с портом Кейптаун.

(обратно)

2

Речь идет о лорде Эдварде Генри Стэнли (1826 — 1893), 15-м графе Дерби, министре колоний в английском либеральном правительстве (1882 — 1884).

(обратно)

3

В 1881 году во время обсуждения конвенции президенту Крюгеру был задан нашим представителем вопрос относительно того, как будут себя чувствовать англичане в Трансваале, на что тот ответил: «Все иностранцы имеют и будут иметь равные права и привилегии вместе с другими гражданами Трансвааля» — цитата из речи м-ра Чемберлена, 26.6.1889 г. — Примеч. автора.

(обратно)

4

Речь идет о Витватерстранде.

(обратно)

5

Имеется в виду мыс Доброй Надежды.

(обратно)

6

По этому поводу имеется интересное письмо буров «Постскриптум», опубликованное в номере «Таймс» от 14 октября. Оно приводится в приложении 3 на стр. 443. — Примеч. автора.

(обратно)

7

Повествование не успевало за ходом быстро меняющихся событий. Эти строки были написаны до того, как Трансвааль предъявил свой «ультиматум», пожалуй, самый дерзкий документ, с которым небольшое государство когда либо обращалось к крупной державе. Фактически, это было объявлением войны. Военные действия начались с того, что бурами был уничтожен бронепоезд в Краайпане, осуществлен захват и расстрел его охраны. — Примеч. автора.

(обратно)

8

Уильям Юарт Гладстон (1809 — 1897) — английский государственный деятель, лидер либеральной партии, премьер-министр английского правительства (1868 — 1874, 1880 — 1885, 1886, 1892 — 1894).

(обратно)

9

Лоялист — верноподданный, сторонник существующего строя.

(обратно)

10

Чака — зулусский правитель (1816 — 1828), объединивший родственные зулусам племена и создавший могущественную зулусскую империю.

(обратно)

11

Дингаан — зулусский правитель (1828 — 1840).

(обратно)

12

Лобенгула (ок. 1836 — 1894) — последний независимый правитель матабеле, сын Мзиликази.

(обратно)

13

Зюйдпансберг — провинция на севере Трансвааля.

(обратно)

14

Речь идет о Нидерландской Ост-Индской компании, основавшей Капскую колонию в 1652 г. Голландцы владели Капской колонией до 1795 г.

(обратно)

15

Так называли буров, участников Великого трека — переселения буров из Капской колонии на север, пик Великого трека приходится на 30-е гг. XIX в., его результатом стало основание бурами Оранжевого свободного государства и республики Трансвааль.

(обратно)

16

«Синие книги» — сборники парламентских отчетов, публикуемых в виде книг в синих обложках.

(обратно)

17

Граф Герберт Генри Говард Молино Карнарвон (1831 — 1890) — английский политический деятель, консерватор, министр колоний (1866 — 1868, 1874 — 1880).

(обратно)

18

Один из членов знаменитого Триумвирата. — Примеч. автора.

(обратно)

19

Я взял на себя смелость привести данные выдержки в строгом соответствии с оригиналом, не вводя их в виде косвенной речи в ткань повествования, с тем, чтобы избежать упреков, которые очень часто поступают в адрес авторов, касающихся этой темы. Первоисточник можно найти в официальных отчетах комиссии, представленных на рассмотрение в парламенте. Я считал наиболее целесообразным ограничиться данными выдержками, не повторяя историй, как бы достоверно они ни звучали, дошедших до меня частным образом, поскольку всегда в подобных случаях имеется повод для сомнений. — Примеч. автора.

(обратно)

20

Генеральный атторней — высший чиновник органов юстиции, являющийся членом кабинета министров.

(обратно)

21

Ныне маршал Кларк, специальный уполномоченный по делам Басутоленда. — Примеч. автора.

(обратно)

22

Во время подписания конвенции в Претории английский флаг был официально захоронен в присутствии огромной толпы англичан и лояльно настроенных туземцев. — Примеч. автора.

(обратно)

23

Иберния — античное и средневековое название Ирландии.

(обратно)

24

В южноафриканской добровольческой армии принято выбирать своих собственных офицеров при условии, если правительство не возражает против выдвинутых кандидатур. Это делается для того, чтобы впоследствии во время боевых действий личный состав не имел права заявлять о своем недоверии к товарищам по оружию или жаловаться на их действия по отношению к ним. — Примеч. автора.

(обратно)

25

Возглавляемая Гладстоном либеральная партия пользовалась горячей поддержкой избирателей в Шотландии, в частности, в графстве Мидлотиан, являвшемся избирательным округом самого Уильяма Гладстона.

(обратно)

26

В «Синей книге» за сентябрь 1881 года, в которой дается описание ряда событий, связанных с восстанием буров, в приложении опубликовано послание сэра Г. Уолсли, датированное октябрем 1879 года. В этом послании автор высказывает свое мнение относительно нарастания недовольства среди буров. Публикация этого послания почти через два года после его написания представляет собой очень любопытный факт. Может показаться, что сэр Уолсли из опасений за свою репутацию приложил усилия к тому, чтобы это послание в качестве документального приложения под заголовком «Я же вам говорил» было включено в «Синюю книгу» в доказательство того, что при всеобщей близорукости он все-таки предвидел ситуацию. Но вот перед вами достаточно искренняя цитата из этого послания: «Даже если бы можно было по ряду других причин отказаться от нашей власти в Трансваале, та ситуация нестабильности, при которой нам пришлось бы оставить значительную и самую лояльно настроенную часть населения (английских граждан), подставить их под удар со стороны буров, стала бы непреодолимым препятствием на пути возврата территории страны. Более того, подверженной опасности оказалась бы и та часть бурского населения, чей могучий интеллект и стойкость характера помогли им быть искренне преданными нашему правительству». Хотя правительство и потрудилось переиздать это послание, очень жаль, что оно не сочло необходимым обратить чуть больше внимания на его содержание. — Примеч. автора.

(обратно)

27

Обманным путем бурскому командующему удалось заставить полковника Уинслоу, у которого кончался запас продовольствия, сдать форт Почефструм во время короткого перемирия. — Примеч. автора.

(обратно)

28

Данная выдержка взята из последнего издания «Трансвааль Адвертайзер». В ней говорится о том, в каком состоянии находится в настоящее время столица Претория: «Улицы заросли травой; водные каналы неухожены и нечищены, от них исходят зловонные запахи, дома в полуразрушенном, ветхом состоянии; во многих местах тротуары представляют опасность для пешеходов — всюду, куда ни глянь, следы запустения и тлена, который охватил этот некогда цветущий город. Если путнику захочется побывать на окраине города, то там он увидит те же самые картины унылого запустения, заброшенные парковые зоны, неухоженные дороги, фабрики и другие предприятия на грани банкротства. Эти явные признаки загнивания и разрушения более всего тревожат душу. Как будто проклятие нависло над этим некогда красивым и процветающим городом. Стремительно превращается он в „заброшенную деревню“, „город мертвецов“. — Примеч. автора.

(обратно)

29

Я прошу заинтересовавшегося читателя обратиться к письму «Трансвааль» в издании «Стэндард», которое я привел в приложении к этой книге. — Примеч. автора.

(обратно)

30

«Возродись», «воскресни» (африкаанс).

(обратно)

31

Бенджамин Дизраэли (1804 — 1881), виконт Хэгендэн, граф Биконсфилд (титулы пожалованы в 1875 г.) — английский государственный деятель, лидер консервативной партии, премьер-министр английского правительства (1868, 1874 — 1880 гг.)

(обратно)

32

Генри Джон Темпл Пальмерстон (1784 — 1865) — английский государственный деятель, премьер-министр английского правительства (1855 — 1858, 1859 — 1865).

(обратно)

33

К голландцам я отношу антиправительственную группу ретроградов. Следует помнить, что многие прогрессивно настроенные и просвещенные бурские граждане не относятся к их числу. — Примеч. автора.

(обратно)

34

Сесиль Джон Родс (1853 — 1902) — английский политический деятель, создатель крупнейшей алмазной компании «Де Бирс», в 1889 г. создал компанию «Бритиш Саут Африка компани», которая в начале 1890-х гг. захватила обширные территории бассейнов рек Замбези и Лимпопо, впоследствии названные в честь Родса Родезией. Родс — один из главных виновников англо-бурской войны 1899 — 1902 гг.

(обратно)

35

Оккупация Родезии помешала бурам скрыться от английского и родезийского флага. — Примеч. автора.

(обратно)

36

Я понимаю так, что договор, который мы заключили с Аматонгалендом (где, кстати, была открыта новая гавань), обязывает власти не уступать территорию никаким государствам. Но в этом договоре не сказано ни слова о том, как себя вести в случае, если, скажем, португальцы или буры силой решат захватить страну. В условиях аннексии страны или установления английского протектората они бы не отважились на это. — Примеч. автора.

(обратно)

37

Впоследствии Баскеса заставили вернуть кольцо. — Примеч. автора.

(обратно)

Оглавление

  • ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА
  • Глава I. Население республики, законы и обычаи
  • Глава II. События, предшествующие аннексии
  • Глава III. Аннексия
  • Глава IV. Трансвааль в период британского правления
  • Глава V. Восстание буров
  • Глава VI. Капитуляция
  • Глава VII. Отрывок из вступления к новому изданию 1888 года
  • ПРИЛОЖЕНИЕ