Шанс быть убитым (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Все книги автора

Эта же книга в других форматах


Приятного чтения!




Роберт КрейсШанс быть убитым

Моему отцу Роберту Эмметту Крейсу, ушедшему до начала представления.

Как жаль, что места остались пустыми

Глава 1

Дженнифер Шеридан стояла в дверях моего офиса, словно она была Фей Рей, я — Кинг-Конг, а банда черных парней в юбочках из травы собирались ее связать, чтобы я смог по полной программе воспользоваться ее беспомощностью. Я уже видел такой взгляд, и не только у женщин.

— Мисс Шеридан, я детектив. В мои планы не входит вас обидеть. Может даже так получиться, что я вам понравлюсь.

Я наградил ее своей самой ослепительной улыбкой и подмигнул.

— А наш разговор останется между нами, мистер Коул? — спросила Дженнифер Шеридан.

— В смысле адвокат-клиент?

Я придержал для нее дверь, но Дженнифер Шеридан, похоже, не могла решить, входить или нет.

— Да.

Я покачал головой:

— Нет. Суд может затребовать мои показания и записи, и по закону Калифорнии я обязан их предоставить.

— О!

Мой ответ ей не понравился.

— Но я придерживаюсь довольно широких взглядов и склонен иногда забывать некоторые вещи.

— О!

Это ей понравилось больше, но мне по-прежнему не удалось ее убедить. Наверное, ослепительной улыбки оказалось недостаточно.

— Все это очень не просто для меня, мистер Коул, — сказала Дженнифер Шеридан. — Не уверена, что мне вообще следовало сюда приходить, и у меня мало времени. Сейчас у нас на работе перерыв на ланч.

— Мы можем поговорить внизу и заодно съесть по паре бутербродов.

На первом этаже в лавке деликатесов меня дожидались индейка и швейцарский сыр с французским багетом. И я думал о них уже с самого утра.

— Нет, спасибо. Я помолвлена.

— Это не приглашение на свидание, мисс Шеридан. Я всего лишь предложил вам вместе перекусить, чтобы не тратить попусту ваше и мое время.

— О!

Мисс Шеридан стала пунцовой, как помидор.

— Кроме того, мисс Шеридан, я уже устал держать для вас дверь.

Дженнифер Шеридан приняла решение, быстро прошла мимо меня в офис и сразу направилась к одному из кресел, стоящих у стола. У меня имеется еще диван, но она даже не взглянула в его сторону.

По телефону голос Дженнифер Шеридан показался мне очень молодым, но в жизни она выглядела совсем юной, с чистым лицом, здоровой кожей и темно-каштановыми волосами. Хорошенькая. Из разряда счастливой, не ведающей о проблемах мира красоты, зарождающейся где-то глубоко внутри и легко всплывающей на поверхность. Что-то вроде этого. Она была в светло-голубой хлопчатобумажной юбке, таком же голубом коротеньком пиджачке и туфлях без каблука. Отличный, стильный костюм, хотя и не очень дорогой. Ей пришлось потратить время, чтобы найти выгодные распродажи, и она их нашла. Мне понравилось. В руках она держала черную сумку из кожзаменителя размером с «бьюик», а когда села, плотно сдвинула колени, вцепившись руками в сумку. Сама пристойность. Это мне тоже понравилось. Я решил, что ей двадцать три, но выглядела она на восемнадцать, и, скорее всего, в барах у нее будут спрашивать документы еще лет до тридцати. Мне стало интересно, показался ли я ей старым. Вряд ли. Ведь тридцать девять — еще не старость.

Я закрыл дверь, подошел к своему столу, сел и улыбнулся:

— Чем вы занимаетесь, мисс Шеридан?

— Работаю секретарем в юридической фирме «Уоткинс, Оукам и Биль». В Беверли-Хиллз.

— Теперь понятно, как вы меня нашли.

Время от времени я кое-что делаю для Марти Биля. Ищу пропавших людей или тех, кто пытается уйти от ответственности. Что-то вроде того.

— Я заглянула в картотеку мистера Биля. Он очень высокого о вас мнения.

— Неужели?

— Они не знают, что я здесь, и я была бы вам очень признательна, если бы вы не стали рассказывать про мой визит.

Я кивнул.

— По телефону вы упомянули своего приятеля.

— Жениха. Мне кажется, он замешан в какой-то преступной деятельности. Я его спрашивала, но он все отрицает, только я чувствую: что-то здесь не так. Мне кажется, он боится, и это меня беспокоит. Мой жених не из пугливых.

Я снова кивнул и запомнил эту информацию.

«Бесстрашный Жених».

— Хорошо. О преступной деятельности какого рода идет речь?

— Не знаю.

— Он ворует машины?

— Не думаю.

— Присваивает деньги незаконным путем?

— Нет. Мне представляется, что дело не в этом.

— Как насчет мошенничества?

Она покачала головой.

— У нас кончаются варианты, мисс Шеридан.

Она заглянула в свою огромную сумку, словно внутри находилось нечто такое, чего она не хотела мне показывать, словно сумка — это своего рода черта, из-за которой нет возврата. Если она ее откроет и выпустит на волю то, что там прячется, то больше никогда не сможет ее закрыть или вернуть свою жизнь к прежнему привычному и приятному порядку. Сумка Пандоры. Может, если бы у меня была такая, я бы тоже обращался с ней с осторожностью.

— Понимаю, что вам очень непросто, мисс Шеридан, — заявил я. — Если бы было иначе, вам бы не потребовались мои услуги. Но если вы мне не расскажете о своем женихе или о том, что происходит, я не смогу вам помочь. Вы меня понимаете?

Она кивнула и еще крепче вцепилась в сумку.

Я достал желтый полицейский блокнот, черный карандаш и, предварительно проверив его, сделал вид, что готов записывать информацию, которую она мне сообщит. Я пытался ее подтолкнуть.

— Итак, я готов. Рассказывайте.

Она судорожно сглотнула.

— Давайте.

Дженнифер Шеридан уставилась в пол.

Я положил блокнот на стол, а поверх него пристроил карандаш. Затем соединил ладони, посмотрел на Дженнифер Шеридан сквозь окошечко в получившемся сооружении, бросил взгляд на часы с Пиноккио, висящие на стене. У него бегают глаза в такт минутам, и он всегда улыбается. Счастье заразно. Часы показывали двенадцать двадцать две, и я подумал, что если поспешу в лавку деликатесов внизу, индейка еще будет сочной, а булка съедобной.

— Может быть, вам следует обратиться в полицию, мисс Шеридан, — предложил я. — Не думаю, что смогу вам помочь.

Она еще сильнее вцепилась в сумку и жалобно пролепетала:

— Не могу.

Я развел руками и встал.

— Если вашему жениху угрожает опасность, лучше смириться с неприятностями, которые неминуемо возникают, когда имеешь дело с полицией, чем пострадать или быть убитым. — «Двенадцать двадцать три». — Попробуйте обратиться в полицию, мисс Шеридан. Возможно, они вам помогут.

— Я не могу это сделать, мистер Коул. — В жалобном голосе прозвучали нотки страха. — Мой жених служит в полиции.

— О! — в свою очередь проговорил я и сел.

Дженнифер Шеридан открыла сумку и достала цветную фотографию 3х5, на которой была изображена она сама и симпатичный паренек в голубой летней форме Полицейского управления Лос-Анджелеса. Он стоял, прислонившись к патрульной машине. Оба улыбались.

— Его зовут Марк Турман. Он больше не патрульный. В прошлом году его перевели в семьдесят седьмой участок Южно-Центрального округа Лос-Анджелеса. Он работает в штатском.

— И чем занимается его подразделение?

— Его называют КБР — команда быстрого реагирования. Занимается профессиональными преступниками и пытается остановить их прежде, чем те успеют причинить вред другим людям. Это элитное подразделение, и Марк самый молодой в нем. Он очень гордился своим новым назначением. — Мне показалась, что она тоже гордится женихом. — Первые несколько месяцев все было хорошо, а потом он изменился. Это случилось практически за один день.

— В каком смысле изменился?

Мне почему-то вспомнился Кевин Маккарти и «Вторжение похитителей тел».

— Стал беспокойным. Мне кажется, будто он чего-то боится и что-то от меня скрывает. У нас никогда не было секретов друг от друга, а теперь появились какие-то вещи, которые он отказывается со мной обсуждать.

Я внимательнее взглянул на фотографию. У Турмана были длинные руки, жилистая шея и улыбка деревенского паренька. Я решил, что он на четырнадцать дюймов выше Дженнифер Шеридан.

— Я неплохо знаю копов, мисс Шеридан. С некоторыми даже дружу. Это тяжелая работа, иногда в самые неожиданные и неурочные часы, а еще на ней видишь много плохого. Далеко не всем хочется болтать о ней, вернувшись домой.

Она покачала головой, показывая, что я ее не понял.

— Дело не в том, что Марк не хочет рассказывать о своей работе. Он прослужил патрульным три года, и я к этому привыкла. Просто он стал как-то странно себя вести. Раньше мы много говорили о том, как поженимся и заведем детей. Сейчас — нет. Спрашиваю, что случилось, а он отвечает, что ничего. Спрашиваю, как прошел день, а он говорит, что нормально. Он никогда не был таким раньше. А еще он стал раздражительным и резким.

— Раздражительным.

— Именно.

— Ваш жених стал раздражительным, и по этой причине вы решили, что он вовлечен в преступную деятельность?

— Ну, не только поэтому, — огрызнулась она.

— Вы видели, как он совершил какое-то преступление, слышали, как он об этом рассказывал, или видели его результаты?

— Нет.

— Вы заметили, что у него появились шальные деньги?

— Нет.

Я постучал пальцами по столу:

— Получается, вы решили, будто ваш жених проворачивает какие-то левые дела только потому, что стал раздражительным.

Дженнифер Шеридан нетерпеливо вздохнула:

— Вы не понимаете. Мы с Марком знакомы с седьмого класса, а в девятом полюбили друг друга. Мы уже давно вместе. Я его люблю, а он любит меня, и я знаю его лучше, чем кто-либо другой в этом мире.

— Хорошо, — согласился я. — А улики у вас есть?

Она нахмурилась.

— Улики, — повторил я. — Например, вы нечаянно подслушали обрывок разговора. Или ненароком заглянули в его банковский счет. Какая-нибудь мелочь, которая поможет мне определить природу преступления.

Я не употреблял это словосочетание вот уже три или четыре недели.

— Вы что, издеваетесь надо мной? — возмутилась она.

У меня начала болеть голова. Похоже, уровень сахара в крови резко понизился.

— Нет, я пытаюсь заставить вас решить, чего вы хотите и почему. Вы утверждаете, что Марк Турман замешан в преступной деятельности, но у вас нет ничего определенного. Это означает, что вы просите меня установить слежку за копом. По природе своей все копы — параноики, а кроме того, они активно передвигаются по городу. Это будет вам дорого стоить.

У нее на лице появилось смущенное выражение.

— Сколько?

— Две тысячи долларов. Вперед.

Я видел, как она с трудом сглотнула.

— Вы принимаете «Визу»?

— Боюсь, что нет.

Она снова сглотнула.

— Это большие деньги.

— Да, большие, — согласился я.

Дженнифер Шеридан убрала фотографию Марка Турмана в сумку, достала красный кожаный кошелек и с отсутствующим выражением лица стала рыться в нем. Потом достала две двадцатки и положила передо мной на стол.

— Я могу заплатить вам сорок долларов сейчас, и сорок каждый месяц в течение сорока девяти месяцев.

— Боже праведный, мисс Шеридан! — воскликнул я.

Она сжала зубы и достала еще десять долларов.

— Хорошо, пятьдесят долларов.

Я поднял руки и подошел к стеклянной двери, ведущей на маленький балкон. Когда я снял этот офис, двери были раздвижными, из алюминия, но пару лет назад я заменил их на застекленные французские с медными ручками. Я открыл двери так, чтобы их не захлопнул ветерок, и тут заметил двух типов в коричневом седане без опознавательных знаков, стоящем на противоположной стороне улицы. За рулем сидел высокий парень со всклокоченными густыми волосами. Лицо его товарища, устроившегося на пассажирском сиденье, показалось мне довольно потрепанным. У того, что повыше, были длинные руки и жилистая шея, и он выглядел как Марк Турман. Сукин сын. Я отвернулся от двери и взглянул на Дженнифер Шеридан. Нет. Она ничего про них не знала.

— Марк сегодня работает?

Ее явно удивил мой вопрос.

— Да. Работает с понедельника по пятницу, с одиннадцати до шести.

— Он отрастил волосы с тех пор, как начал работать на КБР?

Дженнифер Шеридан улыбнулась, пытаясь понять, к чему это я клоню.

— Ну да. Ему пришлось, чтобы работать под прикрытием.

Значит, это действительно Турман.

Я вернулся к своему столу и посмотрел на нее. Я видел, как сильно она его любит. И доверяет, и даже подумать не может о том, что он будет за ней следить.

— Вы с Марком живете вместе?

Дженнифер Шеридан едва заметно покачала головой и покраснела.

— Мы об этом говорили, но решили подождать.

— Хм. Итак, вы думаете, что он от вас что-то скрывает, и хотите, чтобы я в этом разобрался?

— Да.

— А вдруг выяснится, что Марк Турман вовсе не тот, за кого вы его принимаете? Что, если я займусь этим делом и в результате ваше отношение к нему изменится? А заодно и его отношение к вам?

Дженнифер Шеридан слегка пошевелила губами, потом откашлялась и сказала:

— Марк — хороший человек, мистер Коул. Если он во что-то впутался, то наверняка не по собственной воле. Я ему доверяю, и я его люблю. Если узнаем, что у него неприятности, мы ему поможем.

Она явно все обдумала, прежде чем прийти ко мне. Может быть, потратила на это несколько ночей.

Я подошел к дверям и сделал вид, что поправляю их. Турман с приятелем продолжали сидеть в седане. Турман посмотрел наверх, но, увидев, что я вернулся на балкон, тут же опустил голову. Он еще не знал, что нельзя делать резких движений, но пара лет на этой работе научат его не совершать подобных ошибок. Ты как бы ненароком отворачиваешься, переводишь глаза на другой предмет, не двигая головой. Иногда просто смертельно опасно встречаться глазами со своим противником или с тем, за кем следишь.

Я снова сел за стол, и Дженнифер Шеридан спросила:

— Вы мне поможете, мистер Коул?

— Давайте сделаем вот что: я попытаюсь кое-что разузнать, чтобы понять, стоит ли заниматься этим делом. Если тут действительно нечисто, я за него возьмусь. Если все в полном порядке, то верну вам деньги и вы ничего не будете мне должны, — ответил я.

— Это было бы замечательно, — улыбнулась Дженнифер Шеридан.

На загорелой коже появились ямочки, сверкнули белые зубки, и мой офис наполнился теплом, словно из-под стола вдруг выглянуло солнце. Я вдруг обнаружил, что тоже улыбаюсь. Я написал расписку на сорок долларов на ее имя, пометив, что они внесены в счет одной тысячи девятисот шестидесяти долларов, которые она будет выплачивать в виде ежемесячных взносов. Я отдал расписку и десятку, а сорок долларов убрал в бумажник. Он не стал толще, чем был до этого. Может, стоит сходить в банк и разменять их на банкноты по одному доллару?

Дженнифер Шеридан достала из своей огромной сумки сложенный листок бумаги и протянула мне:

— Здесь адрес Марка, номер его домашнего телефона, номер машины и значка. Его напарника зовут Флойд Риггенс. Я пару раз с ним встречалась, и мне он ужасно не понравился. У него просто отвратительный характер.

— Хорошо.

Видимо, это Риггенс сидит в машине с Турманом.

Дженнифер Шеридан забрала у меня листок и что-то написала на обратной стороне.

— Мой адрес и номер рабочего телефона. Это прямая линия офиса мистера Биля, трубку всегда беру я, так что, если вы позвоните, именно я вам и отвечу.

— Отлично.

Она поднялась с кресла. Я тоже. Дженнифер Шеридан протянула мне руку, и я ее пожал. Мне показалось, что мы стали участниками соревнования, кто шире улыбается.

— Спасибо вам, мистер Коул. Это очень важно для меня.

— Элвис.

— Элвис.

Она еще шире улыбнулась, собрала свои вещи и ушла. Было двенадцать сорок шесть, и я перестал улыбаться. Сел за стол и взглянул на листок с информацией о Марке Турмане и Дженнифер Шеридан, потом убрал его вместе с копией расписки в верхний правый ящик стола.

Затем я откинулся на спинку кресла, задрал ноги повыше и спросил себя, почему Марк Турман и его партнер с отвратительным характером в рабочее время следят за Дженнифер Шеридан. Мне это не понравилось, но довольно скоро я получил ответ на свой вопрос.

В двенадцать пятьдесят две Марк Турман и Флойд Риггенс вошли в мой офис.

Глава 2

Они не сорвали дверь с петель и не влетели в офис с пистолетами в руках, как Крокетт и Таббс из «Полиции Майами», но и стучать не стали.

Первым появился Флойд Риггенс. Он был лет на десять старше Турмана и примерно на шесть футов короче. Приземистый, широкоплечий, с обветренным лицом. Даже не посмотрев на меня, он продемонстрировал свой значок и направился к кабинету Пайка.

— Там пусто, — сообщил я, но он проигнорировал мое замечание.

Марк Турман вошел вслед за ним и сразу же бросился на балкон, словно парочка колумбийских наркобаронов только что выскочили из моего кабинета и теперь висят, зацепившись за стену, а ему не терпится их схватить. В жизни он оказался крупнее, чем на фотографии, и был одет в выцветшие рабочие брюки хаки и красную фуфайку с надписью «УНИВЕРСИТЕТ ЛАНКАСТЕРА». Тридцать четвертого размера. А еще он выглядел моложе, с легким налетом сельской невинности, какую редко встретишь у полицейских. Почти как Ронни Говард в «Драгнете».[1] Он был совсем не похож на преступника, но, с другой стороны, кто знает, как выглядят преступники.

Риггенс вышел из кабинета Пайка и хмуро уставился на меня. У него были красные опухшие глаза, и даже на расстоянии я почувствовал, что от него несет виски. Может, на самом деле вид у него вовсе не потрепанный. Хм. Может, у него вид пьяницы?

— Нужно поговорить о девушке, — заявил Риггенс.

— Девушке? — с самым невинным видом переспросил я.

Риггенс прищурился, как будто я плюнул ему на рубашку, и криво ухмыльнулся. Отвратительный характер.

— Обожаю, когда придурки вроде тебя начинают тупить. Именно потому-то я и не ухожу в отставку.

— А что ты пьешь, чтобы глаза стали такими? «Аква вельву»?[2]

Риггенс был в мешковатой, вылезшей из брюк рубахе, но на правом боку явственно выступала кобура. Он засунул руку под рубашку, вытащил девятимиллиметровый «зиг» и процедил:

— А ну-ка, тащи свою задницу к этой чертовой стене.

— Да ладно тебе, — примирительно сказал я.

Марк Турман вернулся с балкона и отвел его руку с пистолетом.

— Господи, Флойд, успокойся. Он же не знает, что происходит.

— Будет и дальше выделываться, никогда и не узнает. Просто не доживет.

— Давайте я угадаю. Вы, ребята, пришли сказать, что я вытянул счастливый билетик.

Риггенс попытался снова поднять пистолет, но Турман продолжал держать его руку. Лицо Риггенса побагровело, под цвет глаз, на лбу вздулись жилы, но Турман был сильнее, к тому же трезвый, так что состязание получилось не совсем честным. Интересно, а Риггенс так же ведет себя на улице? И как давно? Потому что такое поведение может рано или поздно привести к смертельному исходу.

— Прекрати, Флойд, — повысил голос Турман. — Мы же не за этим сюда пришли.

Риггенс еще немного посопротивлялся, но затем сдался, и Турман ослабил хватку. Риггенс убрал пистолет, но продолжал всячески демонстрировать нам свое возмущение.

— Хочешь сам — валяй, делай все сам. И давай сматываться отсюда. Этот козел говорит, что ее здесь не было.

Он подошел к дивану и сел. С недовольным видом.

Турман едва заметно покачал головой, словно никак не мог взять в толк, что ж за зверь такой этот Флойд Риггенс, и наконец пришел к выводу, что не стоит и пытаться.

— Меня зовут Марк Турман, — повернувшись ко мне, представился он. — Это мой напарник Флойд Риггенс. Мы знаем, что она здесь была, потому что Флойд ее выследил.

Я снова посмотрел на Флойда, который уставился на часы с Пиноккио.

— Может быть, Флойд что-то перепутал. На другом конце коридора находится страховое агентство. Может, она туда ходила.

— Отлично, ее здесь не было. И нас тоже здесь нет, если тебе так больше нравится, — проворчал Флойд. — Ты уснул, и тебе все это снится. — Он встал и подошел к часам поближе, чтобы их рассмотреть. — Давай быстрее, Марк! Не хочу проторчать тут целый день.

Ну прямо детский сад какой-то!

Турман явно нервничал, но, с другой стороны, может, ему просто было неловко. Его напарник производил плохое впечатление, и это бросало тень и на него тоже.

— Мы навели справки насчет вас, и нам сказали, что вы не любите ходить вокруг да около. И я решил с вами поговорить.

— Ладно.

— У нас с Дженнифер возникли проблемы.

— Вы хотите сказать, что это не официальное полицейское расследование?

Риггенс подошел к дивану и плюхнулся на него.

— Если хочешь, устроим, чтобы стало официальным. У нас может появиться информация, будто ты что-то затеваешь. Можем даже найти улики, подтверждающие эту информацию. Твоя лицензия будет в восторге.

Турман помрачнел и сказал:

— Заткнись, Флойд.

Риггенс развел руками:

— Что такого?

Турман подошел к столу и уселся в кресло, стоящее справа, затем наклонился вперед и посмотрел на меня так, как мы обычно смотрим на человека, когда пытаемся решить: говорить ему или нет.

— Я здесь по личному делу, касающемуся меня и Дженнифер. Хотите сделать вид, что ее здесь не было — хорошо. Предположим, я вам верю. Но нам все равно нужно поговорить. Понимаете?

— Понимаю.

— Господи Иисусе, ты когда-нибудь ему скажешь?! — вмешался Риггенс.

Турман снова помрачнел, бросил на Риггенса свирепый взгляд и рявкнул:

— Флойд, если ты не заткнешься, я тебе врежу!

Он явно начал терять терпение.

Риггенс нахмурился, скрестил на груди руки и весь подобрался. Он был достаточно пьян, чтобы возбухнуть, но и достаточно трезв, чтобы понять, что переступил черту. Да, милые ребята.

Турман снова повернулся ко мне и несколько минут сидел, пытаясь взять себя в руки. Но у него не получалось, а он вовсе не производил впечатления парня, не способного решить свои проблемы. Он сделал глубокий вдох, переплел пальцы и наклонился ко мне:

— Мы проследили за Дженнифер, потому что она на меня давит и я знал, что она может выкинуть нечто подобное. У нее сильный характер, и она привыкла не сидеть сложа руки в трудных ситуациях. Вы понимаете, что я имею в виду.

Риггенс фыркнул, снова поменял положение рук на груди и взгромоздил ноги на маленький кофейный столик, стоящий перед диваном. Мне это не понравилось, но я промолчал.

— Мы с Дженнифер начали встречаться еще детьми, — продолжил Турман. — В последние несколько месяцев я слегка от нее отдалился, но не мог сказать почему, и Дженнифер решила: я во что-то впутался. Я знаю, она именно это вам сказала, потому что со мной она ни о чем другом не говорит. Но дело совсем не в этом.

— Правда?

— Правда. — Марк Турман посмотрел на свои ноги, еще сильнее сжал зубы, потом поднял на меня глаза: — У меня другая девушка.

Я удивленно уставился на него.

— Я знал, что, если она кого-нибудь наймет, этот человек все узнает и расскажет ей, а я так не хочу. Понимаете?

— Другая женщина, — проронил я.

Марк Турман кивнул.

— Вы встречаетесь с другой женщиной. Дженнифер почувствовала: что-то происходит, только не знает что. А вы рассказали мне, чтобы я знал правду.

Он снова кивнул.

Риггенс опустил руки и встал с дивана.

— Больше тебе ничего знать не нужно. Нам сказали, что ты не любишь пустой болтовни, а это нам нравится. Лично я врезал бы сучке как следует и забыл бы о ней, но он так не хочет. Почему бы тебе не помочь парню?

— Боже праведный, Риггенс, а ты-то зачем сюда явился? — поинтересовался я. — Для моральной поддержки?

— Тебя никто не прессует, умник. Мы играем честно. — Риггенс кивнул в сторону Турмана. — Скажи ему, что мы не врем.

Марк Турман снова взглянул на меня, и в его глазах я увидел какое-то потерянное выражение.

— Не хочу, чтобы вы все рассказали Дженнифер. Она должна узнать правду от меня. — Он резко наклонился вперед, и я даже испугался, что он свалится со стула. — Вы меня понимаете?

— Ясное дело, понимаю.

— Это личное дело. И никакое другое.

— Естественно.

— Никто не просит тебя отказываться от платы за свою работу, — заявил Риггенс. — Просто веди себя по-умному. Окажи нам услугу, и она когда-нибудь окупится.

— Но я могу оставить себе гонорар?

— Нет проблем.

Я посмотрел на Турмана:

— Классный у тебя напарник, Турман. Он даже не против того, чтобы я кинул твою подружку.

— Да пошел ты! — рявкнул Риггенс и выскочил из офиса.

Турман остался молча сидеть в кресле, потом медленно встал. В свои двадцать четыре года он был похож на ребенка. Когда мне было двадцать четыре, я выглядел так, словно мне миллион лет. Вьетнам.

— Поступайте, как считаете нужным, Коул, — сказал он. — Никто не указывает вам, что вы должны делать. Но прошу вас не говорить ей то, что я вам рассказал. Как только буду готов, то сам открою ей правду. Ведь я должен?

— Конечно.

— Просто мне нужно хорошенько во всем разобраться. Понимаете?

Он вел себя так, точно стоял в кабинете директора школы, где его отчитывали за то, что он швырялся яйцами в одноклассника, и ему ужасно стыдно. Риггенс уже был в конце коридора.

— Турман, — позвал я.

Он остановился и посмотрел на меня.

— Почему бы тебе не сказать ей правду?

Он не ответил. Просто стоял и смотрел, будто не знал, что сказать. Возможно, действительно не знал.

— Дженнифер ничего не говорила о противозаконной деятельности. Она сказала, что ей кажется, будто ты встречаешься с другой женщиной. И добавила, что ты всегда был таким.

Марк Турман покраснел, совсем как Дженнифер Шеридан, когда я заверил ее, что не собираюсь к ней приставать. На лице у него появилось странное выражение, точно ты куда-то спешишь и, не глядя, выезжаешь задом из своего гаража — и неожиданно наезжаешь на ребенка. Выражение, словно кто-то воткнул нож для колки льда прямо ему в сердце. Он еще несколько мгновений на меня смотрел, а потом покинул офис. Дверь за собой он не закрыл.

Я вышел на маленький балкон и стал наблюдать за улицей. Вскоре там появились Марк Турман и Флойд Риггенс. Они сели в коричневый седан и уехали. Мне показалось, что никто из них не произнес ни слова и вид у них был не слишком радостный. Часы показывали шесть минут второго, и, похоже, мое новое дело закончилось, так толком и не начавшись.

Я закрыл стеклянные двери, сел на диван и начал обдумывать свою речь на церемонии в Зале славы детективов. Может быть, мне присвоят звание Самого Быстрого в Мире Детектива. Дженнифер Шеридан наверняка будет довольна. Она сможет говорить своим знакомым: «Я знала его, когда…»

В шесть минут второго Дженнифер Шеридан сидит в приемной офиса Марти Биля и не ждет звонка от детектива, которого она наняла меньше часа назад и который разобьет ей сердце одним жестоким ударом и, улыбаясь — мы стараемся быть вежливыми со своими клиентами, — добавит: «Спасибо, мисс, я пришлю вам счет по почте».

Разумеется, поскольку я так старательно убеждал Дженнифер Шеридан, что та должна предоставить мне какие-нибудь улики, она может потребовать доказательств, а их нет. У меня имеется лишь слово Марка Турмана, а он, вполне возможно, соврал. Люди частенько врут.

Я отставил мысли о Зале славы и позвонил одному своему знакомому по имени Расти Светагген. Двадцать четыре года он колесил по Лос-Анджелесу в черно-белом полицейском автомобиле, а потом умер отец его жены, и Расти унаследовал симпатичный ресторанчик в Венисе, примерно в четырех кварталах от пляжа. Новое занятие нравится ему больше, чем служба в полиции.

— «У Расти», — сказал он.

Я принялся щелкать и шипеть в телефон.

— Я звоню по новому телефону, из машины. Классная вещь, правда?

— Черта с два у тебя появился телефон в машине, — отозвался Расти и крикнул кому-то: — Этот крутой коп изображает телефон в машине. — Кто-то что-то ответил, и он снова включился в разговор: — Привет от Эммы.

— Ей тоже. Меня интересует один коп, но не хочу, чтобы он узнал, что я про него расспрашивал.

— Действующий коп?

— Угу. Марк Турман. Служит в КБР. Семьдесят седьмой участок.

Расти ничего не сказал. Наверное, записывал мои слова.

— Продажный? — поинтересовался он.

Я почувствовал, что ему не хотелось это спрашивать. Если ты двадцать четыре года ездил в черно-белой машине, такие вопросы не слишком нравятся.

— Именно это я и хочу выяснить. Можешь мне помочь?

— Конечно, Элвис. Ты же знаешь, для тебя все, что угодно.

— Знаю. Заеду через пару часов. Нормально?

— Конечно.

Расти Светагген повесил трубку, и я последовал его примеру.

Я достал подплечную кобуру из нижнего левого ящика стола и надел ее. Она из отличной мягкой кожи «Бьянчи», жутко дорогая, но удобная и сделанная специально для моего «дэн-вессона» 38-го калибра. Стильные детективы пользуются автоматическим оружием, но я никогда не был рабом моды.

Я вынул «дэн-вессон» из ящика стола, положил в кобуру, а поверх надел легкую спортивную куртку серого цвета. Она отлично смотрится с моей черной с бордовым гавайской рубашкой и идеально скрывает оружие, когда в Лос-Анджелесе лето. Затем я достал листок с логотипом «Уоткинс, Оукам и Биль», убрал во внутренний карман спортивной куртки, позвонил в магазинчик деликатесов и спросил, не выбросили ли они еще мою индейку и французский багет. Не выбросили.

Я спустился с четвертого этажа вниз, съел свой сэндвич за столиком у двери и отправился выяснять, сказал ли мне правду коп по имени Марк Турман из Полицейского управления Лос-Анджелеса.

Впрочем, я знал, что в любом случае это не понравится Дженнифер Шеридан.

Глава 3

Ехать по бульвару Санта-Моника через Западный Голливуд и Беверли-Хиллз в последних числах марта, когда заканчивается сезон дождей, невероятно приятно. День выдался очень теплым, по небу неслись перистые облака, украшая его причудливыми картинами, и мне постоянно попадались на глаза мужчины в шортах для бега и женщины в велосипедках и ярких головных повязках. Мужчины никуда не бежали, а женщины не крутили педали велосипедов, но все выглядели так, словно делают это. Таков Лос-Анджелес.

На светофоре в Вествуде я остановился около женщины в белоснежных велосипедных штанишках и белой маечке, которая сидела на белом японском гоночном велосипеде. Мне показалось, что она ровесница Дженнифер Шеридан, может, чуть постарше. У нее была великолепная ровная спина, и она слегка наклонилась вправо, касаясь пальцами правой ноги асфальта, а левую держа на педали. Гладкая, загорелая кожа, отличные ноги и фигура, волосы, собранные в хвостик, и солнечные очки. Я радостно ей улыбнулся. Немного Денниса Квейда. Немного Кевина Костнера. Она посмотрела на меня сквозь темные очки, сказала «нет» и умчалась прочь. Хм. Может быть, мои тридцать девять — это все же сложный возраст.

Западнее Калифорнийского университета Лос-Анджелеса я поднялся по эстакаде на 405-е шоссе и направился на север, в сторону долины Сан-Фернандо. Примерно через неделю смог и дымка затянут небо и лишат его ярких красок, но пока стояла отличная погода. Молодые люди устраивали слежку за своими подружками, подружки нанимали частных сыщиков, чтобы те разобрались с тем, что происходит с их молодыми людьми, а частные сыщики тащились в долину, чтобы проникнуть в квартиру копа, рискуя при этом здоровьем и даже жизнью. Будь здесь Рэнди Ньюмен, он бы непременно спел «Я люблю Лос-Анджелес».

Я съехал с 405-го шоссе около Нордхоффа, повернул на запад, миновал южную границу территории Калифорнийского государственного университета, Нортридж с его бескрайними просторами, унылыми пейзажами и остатками когда-то огромных апельсиновых рощ. До войны, еще до появления великолепных шоссе, в долине в основном росли апельсиновые деревья, но после войны рощи стали постепенно исчезать, а их место заняли дешевые спальные районы. Когда я приехал в Лос-Анджелес в начале семидесятых, вокруг Энсино, Тарзаны и Нортриджа еще оставались фруктовые сады с высаженными в геометрическом порядке деревьями с черными от старости стволами, но со сладкими и яркими фруктами. Однако постепенно они растворились среди малоэтажной застройки, маленьких супермаркетов с постоянной нехваткой персонала и жилых комплексов, где полно пустующих квартир. Я скучаю по тем деревьям. Супермаркеты все же не так привлекательны, но, возможно, это мое личное мнение.

Марк Турман жил в северо-западной части долины Сан-Фернандо, примерно в миле к западу от Калифорнийского государственного университета, в более старом районе с оштукатуренными бунгало, отделанными сайдингом дуплексами и ухоженными участками. Хотя дома здесь старые, живут в них, как правило, студенты колледжей или младших курсов университета, а также молодые люди, впервые покинувшие родной дом. Множество велосипедов. И маленьких иностранных машин. И музыки.

Я остановился на противоположной стороне улицы, напротив дуплекса с плоской крышей, и посмотрел на подъездную дорогу. На листочке с логотипом «Уоткинса, Оукама и Биля» говорилось, что у Турмана голубой «форд мустанг» 1983 года, но такой машины нигде не было видно, как, впрочем, и коричневого копмобиля. Судя по всему, его хозяин все еще ловит преступников. Или следит за Дженнифер Шеридан. Вдоль живой изгороди высотой в восемь футов шла металлическая сетка, чуть дальше я разглядел небольшие кованые ворота, разделившие дорогу к дому пополам. Турман устроил гараж в задней части двора, за воротами, около живой изгороди. В гараж можно было попасть через стеклянную раздвижную дверь, от нее вдоль изгороди к дому шла выложенная булыжником дорожка. Стеклянную дверь закрывали вертикальные жалюзи. Симпатичное, ухоженное и уютное местечко, совсем не похожее на нору продажного копа. Разумеется, возможно, Марк Турман умен и его дом специально так выглядит, чтобы сбить с толку доверчивого частного детектива. Внутри же его жилище похоже на денежный склад дядюшки Скруджа и вдоль стен высятся ящики с наличными и золотыми слитками. У меня был только один способ это выяснить.

Я вылез из «корвета», медленно прошел по дороге и открыл ворота. Молодая немецкая овчарка лежала у живой изгороди рядом с соседней дверью. Когда я остановился у ворот, пес посмотрел на меня и поднял голову.

— Вуф, — сказал я.

Он встал и пошел за мной. Сторожевой пес. Если Турман вернется домой, мне придется перелезать через ограду. Будем надеяться, что собака не кусается.

В маленьком дворике, отделявшем дуплекс от домика для гостей, три женщины загорали на полотенцах. Одна лежала на животе, две другие — на спине. Та, что была ко мне поближе, опиралась на локоть и крутила ручку настройки радиоприемника. Я сразу обратил внимание на то, что одежды на них не слишком много, а в воздухе пахнет маслом для загара. Та, что занималась приемником, заметила меня и тихонько вскрикнула.

— Привет, дамы, — сказал я. — Марк дома?

«Элвис Коул, Обходительный Детектив».

Девушка расслабилась. Две другие внимательно на меня посмотрели. Одна из них была в маленьких круглых очках от солнца. Девушки, загоравшие на спине, были брюнетками, а та, что на животе, — блондинкой.

Девушка с приемником в руках сказала:

— Он на работе.

Я посмотрел на часы и старательно изобразил разочарование:

— Марк велел мне приехать сюда. Наверное, на службе задержался.

Та, что лежала на животе, спросила:

— Вы тоже коп?

— А я что, похож на копа? — поинтересовался я.

Все трое принялись дружно кивать.

Я развел руками:

— Может, из меня получится отличный агент под прикрытием?

Девушка, что лежала на животе, лениво бросила:

— Ну не знаю, возможно.

Ее подруги рассмеялись. Девушка в круглых очках прикрыла рот рукой и сказала:

— Господибожемой, знаете, на кого он похож? На Мела Гибсона в «Смертельном оружии». Точно?

Она мне начала нравиться. Может, тридцать девять — все-таки не такой уж солидный возраст.

Девушка, занимавшаяся приемником, заявила:

— Если Марк сказал, что будет дома, значит, он уже едет. У него с этим все в порядке.

— Мне надо ему кое-что оставить, — сказал я. — Как думаете, он не будет против?

— Можете оставить нам, — предложила Радиодевушка.

— Не могу. Это по службе. И еще в некотором роде сюрприз.

Девушка на животе явно заинтересовалась:

— Улики, что ли?

— Элли обожает копов. Она хочет взглянуть на ваш пистолет, — заявили Круглые Очочки.

Элли стукнула Очочки по ноге, и все трое принялись хохотать.

Радиодевушка сказала:

— Валяйте. Марк крутой. У него есть запасной ключ, он в маленькой коробочке слева от площадки, за цветочным горшком.

— Спасибо.

Когда я обошел домик для гостей, овчарка уже ждала меня и проводила до самой двери. Коробочка и ключ оказались ровно там, где и сказала Радиодевушка. Отличные соседи у Марка! Я взял ключ и вошел в квартиру. Пес сел, посмотрел мне вслед и заскулил. И сторожевой пес у них отличный.

У Марка Турмана оказалась весьма симпатичная квартирка. Боковая дверь вела в гостиную, из которой была видна кухня, и еще одна дверь — вероятно, в спальню с ванной. У западной стены стоял диван, обтянутый коричневой тканью, а у северной — стеллаж. Восточная стена была сплошь стеклянной. На полках выстроились DVD-плеер, телевизор «Сони», видеомагнитофон и примерно миллиард музыкальных дисков. Однако DVD-плеер и видеомагнитофон были довольно старыми и дешевыми. По обе стороны дивана пристроились два мягких стула, а перед ним кофейный столик из белой сосны под цвет стеллажа. Судя по всему, Марк Турман купил все это на распродаже. Наверняка ему сказали, что мебель импортная. Например, из Дании. Я что-то не заметил моря золотых монет, в которое мог бы нырнуть, или разбросанных повсюду мешков с деньгами, но я еще не успел побывать в спальне. Жизнь научила меня никогда не принимать поспешных решений.

Я заглянул на кухню, затем отправился в спальню. Она оказалась маленькой, с одним окошком и дверью в ванную и совсем не роскошной, под стать гостиной. Сначала я решил обследовать спальню, где стояли громадная кровать без спинки, тумбочка и туалетный столик с большим изогнутым зеркалом, не гармонировавшим с остальной мебелью. Гаражная распродажа. Кровать была аккуратно застелена, на покрывале мне не удалось обнаружить ни одной складки. Я проверил ящики туалетного столика, затем заглянул под кровать и нашел там красный бюстгальтер «Лили Франс». Третий номер. Я достал его и повертел в руках, но так и не сумел понять, кому бы он мог принадлежать.

Вполне возможно, что у Дженнифер Шеридан третий номер, но я как-то забыл у нее спросить. Я вернул бюстгальтер на место, туда, где нашел, и занялся тумбочкой. В нижнем ящике в коробке из-под обуви «Нью баланс» я обнаружил диплом об окончании Полицейской академии на имя Марка Турмана, пару писем от какого-то Тодда, кредитную карту и банковские чеки. У Турмана был открыт текущий и сберегательный счета в Федеральном банке Калифорнии, имелись карты «Мастеркард» и «Виза» плюс дисконтные карты на заправку от «Шеврон» и «Мобил». Чеки «Визы» и «Мастеркард» Турман хранил в конверте, помеченном «ВИЗА». Ни один из них не указывал на недавние покупки на крупные суммы, но самый последний счет был трехнедельной давности. На сберегательном счету значилось шестнадцать долларов и двадцать восемь центов. Я переписал номера счетов «Визы» и «Мастеркард», убрал коробку на место и занялся шкафом.

Летняя полицейская форма и тяжелая зимняя форменная куртка висели рядом со спортивными рубашками, джинсами и слаксами. Форма была практически неношеной. Один-единственный синий костюм, судя по всему, тоже не слишком часто покидал свое место в шкафу. Я обнаружил ботинки, спиннинг и набор клюшек для игры в гольф, которые, похоже, передавались по наследству от отца к сыну. На верхней полке я обнаружил старые выпуски «Спортс иллюстрейтед», новенький мотоциклетный шлем и картонную коробку, где лежал огромный альбом с пожелтевшими вырезками из газет с фотографиями Марка Турмана, играющего в футбол, бейсбол и баскетбол, а также выступающего за «Ланкастерских диких котов» на велотреке. Разносторонний молодой человек.

Марк играл защитника и флангового полузащитника по шестьдесят минут в игре. Здесь имелись газетные фотографии Марка на игровом поле и Марка, празднующего победу со своими товарищами по команде, а также снимки, на которых Марк был изображен один и вместе с Дженнифер, а еще фотографии только Дженнифер. Вот Марк ест мороженое в «Тейсти фриз». Вот Дженнифер смущенно позирует ему на пустом стадионе. Вот они на балу второкурсников, на последнем курсе, на выпускном вечере.

Не знаю, сколько им было лет на первых снимках, но я решил, что они еще совсем дети. Скорей всего, Дженнифер фотографировала Марка, а Марк — Дженнифер. И казалось, что они всегда шли по жизни рука об руку, став в результате единым целым, с того самого момента, как полюбили друг друга в девятом классе, и только смерть разлучит их.

А может, и нет. Вырезки и фотографии относились ко времени, когда они учились в девятом классе, и заканчивались выпускным балом. Возможно, все эти годы, когда Марк был неразлучен с Дженнифер Шеридан, вдруг стали давить на него тяжелым грузом и он решил расширить горизонт своей жизни, а их единение, так же как и альбом со снимками, должно иметь свой конец. Возможно, он сказал мне правду. Возможно, после стольких лет вместе он вдруг понял, что должен расстаться с Дженнифер Шеридан.

Я вернул альбом на место и закончил осмотр вещей Марка Турмана, но нигде не обнаружил ни ключей от новенького «порше», ни наспех набросанных карт, ведущих к спрятанным в пустыне мешкам с деньгами, ни необычных серий цифр, обозначающих номер счета в швейцарском банке. Только бюстгальтер третьего номера. Такое бывает.

Я убедился, что комнаты выглядят точно так же, как до моего визита, вышел, закрыл дверь и вернулся на дорожку. Немецкая овчарка исчезла. Элли тоже. Две другие девушки по-прежнему лежали на спине.

— Элли стало скучно? — спросил я.

— Она сказала, что перегрелась, и пошла немножко охладиться, — ответила Радиодевушка.

А та, что была в маленьких круглых очочках, поинтересовалась:

— Что это вы так долго?

— Пришлось кой-куда заглянуть.

«Элвис Коул, Мастер Вранья».

— Слушайте, а вы знаете Дженнифер, подружку Марка?

— Конечно.

— Она в последнее время здесь появлялась?

— Раньше появлялась, но мы ее уже пару недель не видели.

— Она такая плоская. Не знаю, что он в ней нашел, — заявила та, что в очочках.

— Да ладно тебе, Бриттани, — протянула Радиодевушка.

Бриттани? Господи, что случилось с женским движением?

— Марк говорил, что у него есть другая подружка, — бросил я пробный шар. — Вы ее видели?

— Мы ее не видели, — ответила девушка с радиоприемником.

Бриттани села, обняв руками колени.

— Вы хотите сказать, что он свободен?

Я пожал плечами.

Майкл Болтон запел о том, как больно любить, и Радиодевушка прибавила звук. Бриттани снова легла на спину и вытянулась, старательно выгибая спину и демонстрируя себя во всей красе. Вид у нее был задумчивый. Вне всякого сомнения, она строила планы и выбирала стратегию.

— Подождите, я позову Элли, она хотела с вами попрощаться, — сказала девушка с приемником, встала и вошла в дом.

Бриттани что-то бормотала себе под нос. Возможно, Элли тоже бормотала. Я не стал дожидаться их возвращения.

Лучше не иметь дела с разгоряченными женщинами!

Глава 4

Я вышел через маленькие ворота, вернулся к своей машине и проехал два квартала до «Севен-илевн», где воспользовался телефоном-автоматом, чтобы позвонить одной своей знакомой, работающей в отделе изучения кредитоспособности клиентов в «Банк оф Америка». Я назвал имя Марка Турмана, номер его страховки, номера счетов «Визы» и «Мастеркард» и сказал, что хотел бы знать, не превышают ли ежемесячные расходы две тысячи долларов, а если превышают, сколько и где сделано отдельных покупок на сумму свыше пяти тысяч. А еще сказал, что меня интересует, не обращался ли Турман за дополнительными кредитными картами в течение прошедшего года. Она спросила меня, какого черта я о себе возомнил, когда решил позвонить вот так вдруг да еще с такими вопросами. Я ответил, что я тот самый парень, который сводит ее на концерт Стинга, а потом на ужин в «Шинуа» на Мэйн-стрит. Тогда она поинтересовалась, могу ли я подождать до завтра или информация нужна мне сегодня вечером. Когда она это говорила, то называла меня Чики.

Я вернулся на 405-е шоссе и поехал на юг, снова через долину, потом по Сепулведа-Пасс в сторону Вениса и заведения Расти Светаггена. Я съехал с шоссе у Уилшира и повернул на запад в сторону бульвара Сан-Висенте в Брентвуде. Если бы я остался на 405-м, получилось бы быстрее, но ехать по Сан-Висенте гораздо приятнее. Здесь симпатичные магазинчики, элегантные кафе и роскошные дома, которые почему-то не кажутся такими уж недоступными, словно их обитатели приобрели свои дома, трудясь в поте лица, а потому всегда приветливо улыбаются вам при встрече.

Вдоль уходящих на запад и восток улочек шли велосипедные дорожки, а широкий центральный островок с могучими эритринами[3] разделял движение. Велосипедисты, бегуны и любители спортивной ходьбы облюбовали Сан-Висенте благодаря его живописным окрестностям и прямой как стрела дороге длиной в две мили, ведущей из Брентвуда к океану.

Даже сейчас, в полдень, велосипедные дорожки были запружены народом, а на центральном островке толпились любители бега. Мужчина, по виду пакистанец, бежал, прикрыв лицо маской от пыли. Рыжеволосая женщина тащила ротвейлера на поводке. Пес поднял лапу на дерево, а женщина прямо-таки приплясывала на месте от нетерпения.

Брентвуд превратился в Санта-Монику, симпатичные домики уступили место не менее симпатичным многоквартирным домам, и я уже начал чувствовать запах океана, а потом увидел и сам океан. В Санта-Монике введены ограничения на квартирную плату и на стенах многих домов висят таблички с надписью «НАРОДНАЯ РЕСПУБЛИКА САНТА-МОНИКА». Это владельцы домов выражают так свой протест.

Сан-Висенте влился в Оушн, который тянется вдоль обрыва высотой в шестьдесят футов, отделяющего Санта-Монику от песка, воды и Тихоокеанского шоссе. Большинство любителей пробежек поворачивали назад у Оушн, а велосипедисты ехали налево, чтобы остаться на дорожке над обрывом. Я последовал за ними. На вершине обрыва разместились живописные зеленые лужайки с кустами роз и удобные площадки для парковки. Здесь даже поставлены скамейки, на которых можно посидеть и полюбоваться океаном и игрой в волейбол на пляже внизу. В темное время суток скамейки эти оккупированы тысячами бездомных, которых Санта-Моника притягивает своим мягким климатом. Санта-Моника это поощряет. Народная республика.

Примерно в полутора кварталах от променада в Венисе я подрезал доставляющий цветы фургон, занял место на парковке, бросил пару монет в счетчик и прошел два квартала до заведения Расти Светаггена. Заведение это расположилось между агентством недвижимости и архитектурной фирмой, специализировавшейся на строительстве домов на абсолютно непригодных для этой цели участках. Днем у Расти можно вполне прилично перекусить, и кое-кто именно так и делает, однако большинство приходит, чтобы пропустить стаканчик-другой. Служащие офиса по продаже недвижимости были политкорректными женщинами, верившими в Лиз Клейборн,[4] а архитекторы — молодыми мужчинами лет тридцати, одевавшимися во все черное и предпочитавшими маленькие круглые очки. Все они были худыми и выглядели просто великолепно. В Венисе всегда так. Расти Светагген — широкоплечий коротышка с телом как у бульдога и головой, похожей на тыкву. Если не знать, что Расти — хозяин заведения, то можно легко предположить, что он зашел сюда, чтобы его ограбить. Это тоже очень характерно для Вениса.

Шесть лет назад пятнадцатилетняя дочь Расти и Эммы Кейти связалась с типом из района залива Сан-Франциско, который познакомил ее с прелестями съемок в порнофильмах, кокаина и группового секса на публике. Кейти сбежала из дому, и Расти попросил меня ее найти. Я нашел девочку в подвале дома с тремя спальнями в Сан-Франциско, где она лежала нанюхавшаяся кокаина и до полусмерти избитая своим дружком за то, что не слишком прилежно занималась групповым сексом перед объективом профессиональной видеокамеры «Хитачи 3000». Я забрал Кейти и все копии четырнадцати порнофильмов с ее участием, снятых за предыдущие три дня. Насколько мне известно, ни один из этих фильмов так и не увидел свет. Я уничтожил копии и отвез Кейти в «Дом на полпути»,[5] который в Голливуде содержит Кэрол Хиллегас.

Через восемь месяцев тяжелейшей семейной терапии Кейти вернулась домой, пошла в школу, и ее жизнь начала постепенно налаживаться. На втором курсе колледжа она познакомилась с парнем по имени Кевин, и через четырнадцать месяцев они поженились. Это было семь месяцев назад, а сейчас Кейти уже заканчивает экономический факультет Калифорнийского государственного университета в Лонг-Бич. После того как я привез Кейти, Расти Светагген проплакал неделю, а потом сказал, что он у меня в неоплатном долгу, и теперь категорически отказывается брать с меня или с моих друзей деньги за обед или выпивку в его заведении. И я перестал к нему ходить, потому что мне не нравится постоянно пить за его счет.

Когда я вошел, Расти сидел за стойкой бара и читал «Ньюсуик». Было двадцать шесть минут третьего, но ресторан оказался переполнен. Судя по всему, еще не у всех закончился перерыв на ланч. Служащие агентства недвижимости и архитекторы сражались за место у стойки бара с коротко стриженными бизнесменами в галстуках-бабочках. Победили служащие агентства недвижимости. Видимо, у них больше практики.

Я сел рядом с Расти и сказал:

— Поверить не могу, что парень с твоими деньгами продолжает ходить на работу. Лично я уже давно валялся бы на пляже в Мауи.

Расти, прищурившись, посмотрел на паренька, стоявшего за стойкой бара.

— Это денежный бизнес, Гончий Пес. Не будешь за ними приглядывать, тебя тут же оберут до нитки.

Паренек за стойкой, не поднимая головы, показал ему средний палец.

— Зачем мне воровать! Когда-нибудь все это будет мое.

Паренька зовут Кевин, он зять Расти.

Расти посмотрел на меня и покачал головой:

— В тот день, когда я получу здесь хоть каплю уважения, я скончаюсь на месте и меня похоронят.

— Если будешь есть здешнюю еду, это все равно случится — рано или поздно, — заметил я.

Расти Светагген рассмеялся так громко, что один из архитекторов посмотрел на него и нахмурился.

— Элвис, как насчет «Фальстафа»? — спросил Кевин.

— Не откажусь.

Расти велел Кевину принести пиво за столик и повел меня к пустой кабинке у окна, где кто-то поставил табличку «Занято». Люди ждали своей очереди, рассчитывая на внимание метрдотеля, но Расти не стал занимать кабинку.

После того как Кевин принес пиво, я спросил:

— Тебе удалось что-нибудь выяснить о моем парне?

Расти наклонился над столом:

— Мой знакомец, с которым я поговорил, сообщил мне, что ребятишки из семьдесят седьмого облюбовали бар «У Коди» неподалеку от Международного аэропорта Лос-Анджелеса. Крутое местечко. Там у них девчонки танцуют в маленьких клетках с прутьями, вроде тех, в которых держат курей. А договариваются об их услугах специальные люди. Все понял?

— Турман часто там бывает?

— Точно не знаю, но КБР — закрытая команда, вроде СВАТ.[6] Они все делают вместе, а свободное время проводят в том баре.

— Адрес у тебя есть?

Он назвал адрес, который я записал.

— А твой приятель случайно не знает, замешан ли Турман в грязных делишках?

Лицо у Расти стало совсем несчастным, словно он меня предал.

— Я не мог сильно на него давить, Гончий Пес. Может, мне и удалось бы узнать побольше, но ты ведь сказал, что здесь дело тонкое. Остальное займет пару дней.

— Спасибо, Расти. Пока мне и этого хватит.

Я допил «Фальстаф» и достал бумажник. Расти накрыл мою руку своей.

— Забудь.

— Да ладно тебе, Расти, — запротестовал я.

Расти сжал мою руку.

— Нет.

Он еще сильнее сжал мою руку, показав мне свои кривые зубы, и неожиданно его похожая на тыкву голова превратилась в жуткую адскую маску. Вот вам и объяснение того, как Расти Светаггену удалось уцелеть, несмотря на двадцать четыре года службы в полиции. Маска появилась всего лишь на мгновение и тут же исчезла, и он мягко подтолкнул ко мне мой бумажник:

— Ты мне ничего не должен, Элвис. Я рад тебе помочь и всегда помогу всем, чем смогу. Ты же знаешь.

По его глазам, голосу и по тому, как он держал руку, я понял, что для него очень важно не брать с меня денег, что это одна из самых важных вещей в его жизни.

Я убрал бумажник и встал:

— Ладно, Расти. Нет проблем.

— Мне нужно еще кое-куда позвонить, — произнес он извиняющимся тоном. — И я жду звонка от одного парня. Ты же хочешь, чтобы все было по-тихому.

— Конечно.

— Ты голодный? У нас сегодня очень неплохой палтус.

Он сказал это так, словно, согласившись поесть, я его осчастливлю.

— Увидимся, Расти. Спасибо.

Через час сорок я припарковался около «Макдоналдса» неподалеку от аэропорта Лос-Анджелеса и, перейдя улицу, вошел в бар «У Коди». Для ланча время было слишком позднее, а рабочий день еще не закончился, но у стойки бара около дюжины мужчин потягивали холодное пиво из простых стаканов. Здесь что-то не наблюдалось агентш по продаже недвижимости, и ни один из парней у стойки не смахивал на архитектора, но тут никогда не скажешь наверняка. Может быть, они были не политкорректны и скрывали это. На крыше красовалась огромная неоновая реклама, изображавшая девушку в ковбойском прикиде, верхом на вставшей на дыбы лошади. Девушка выглядела так, словно она лидер группы поддержки из Далласа. Возможно, она тоже была не слишком политкорректна.

За стойкой стоял молодой парень с развитой мускулатурой и разговаривал с парочкой красоток в легкомысленных костюмах группы поддержки, явно работающих здесь официантками. Рыжеволосая женщина в еще более легкомысленном наряде без особого энтузиазма танцевала в установленной за баром клетке для курей. Ни бармен, ни официантки на нее не смотрели, как, впрочем, и парни, устроившиеся за стойкой. Думаю, трудно испытывать энтузиазм в клетке, больше подходящей для перевозки домашней птицы. Пел Дуайт Йоукам.[7]

Я подошел к маленькому столику напротив клетки танцовщицы, и тут же возникла официантка с блокнотиком в руках. Я заказал еще один «Фальстаф». На гонорар в сорок долларов особо не разгуляешься.

Официантка принесла пиво, и я поинтересовался:

— Когда тут становится жарко? — И ослепительно улыбнулся. Ну прямо Кевин Костнер!

Девушка улыбнулась в ответ и метнула взгляд на мои руки. Нет. Никакого обручального кольца. Я еще шире улыбнулся.

— В основном после обеда, — ответила она. — К нам приходит много копов, а они поздно освобождаются.

— Вы знаете Марка Турмана? Он полицейский, — спросил я.

Она наморщила лоб:

— А как он выглядит?

— Большой. Как шотландский солдат. Возможно, приходит со своим напарником Флойдом Риггенсом.

Девушка вспомнила, и ее лицо стало напряженным.

— Я знаю Флойда.

Похоже, Флойд — настоящая задница и нигде не старается вести себя прилично.

Я ухмыльнулся, словно вспомнил старую шутку:

— Да уж, Флойд — это что-то.

— Угу.

Ей явно было не до смеха.

— А когда они обычно сюда приходят?

— Не знаю. Может, в восемь. Или около того, — произнесла она так, будто ей вдруг осточертел этот разговор. А может, разозлилась. Да, похоже, Флойд — еще тот тип. — Послушайте, мне нужно работать, — добавила она.

— Конечно.

Официантка вернулась к бару, а я занялся пивом и вскоре заказал еще одну бутылку. До восьми делать было особенно нечего, и поэтому я решил, что «Фальстаф» меня хоть немного развлечет.

Дуайт Йоукам допел, потом мы прослушали Хэнка Уильямса-младшего. Вместо дневной смены официанток пришла вечерняя. Зазвучали песни в исполнении Гарта Брукса и «Охотников за головами из Кентукки». Девушки были помоложе и танцевали они в своих клетках чуть лучше, но, возможно, дело было в музыке. Или мне так только казалось под воздействием «Фальстафа». Может быть, если выпить немерено «Фальстафа», твое личное время остановится, а все вокруг тебя начнут двигаться все быстрее и быстрее, пока не будут походить на персонажей мультфильма «Чип энд Дейл», запущенного на максимальную скорость, а ты, наоборот, превратишься в картинку, застывшую во времени. Может быть, они будут стареть, но ты останешься молодым и красивым, а потом они все умрут, и ты будешь смеяться последним. «Фальстаф» — это что-то! Может, я просто перебрал. Я ведь работаю на вредном производстве.

Около семи народу в баре прибавилось, но я не хотел сталкиваться с Марком и Риггенсом, потому расплатился, зашел в «Макдоналдс», купил пару чизбургеров и решил, что съем их в машине.

В четырнадцать минут девятого на парковку «У Коди» свернул голубой «форд мустанг» Марка Турмана. В машине были еще три человека. На пассажирском месте рядом с Турманом сидела женщина с каштановыми волосами. Риггенс и тучная блондинка с трудом поместились сзади. Блондинка громко смеялась и дергала Риггенса за штаны, когда они выбирались из машины. Женщина с каштановыми волосами оказалась высокой и стройной и вполне могла носить третий номер. Они прошли через парковку. Риггенс и блондинка вместе, Турман и брюнетка за ними — и скрылись в баре.

Я еще долго сидел в машине после того, как они ушли. Меня окутывали ароматы «Макдоналдса», во рту стоял привкус пива, а неоновая девушка на лошади непрерывно мне подмигивала. У меня болела голова, и я устал от бесконечного сидения, но домой возвращаться не хотелось. Дома придется лечь в постель и попытаться уснуть, а я понимал, что это будет непросто. Завтра мне предстоял разговор с Дженнифер Шеридан, во время которого я должен буду сообщить ей о том, что мне удалось узнать.

Если ты собираешься завтра разбить кому-то сердце, заснуть бывает не так просто.

Глава 5

На следующее утро я проснулся под пение зябликов на веранде. С тупой болью в правом глазу. Я живу в простом доме треугольной формы на небольшой улочке неподалеку от Вудро Вилсон-драйв в Лорел-Каньон, в горах над Голливудом. У меня нет двора, потому что мой дом стоит на склоне холма, но зато имеется веранда и отличный вид на каньон. Одна моя приятельница подарила мне на Рождество кормушку из серии «Сделай сам», и я сделал, а потом повесил на крыше достаточно высоко, чтобы мой кот не смог охотиться на птиц. Но корм постоянно высыпается из кормушки, и птицы слетают вниз, на веранду. Если подумать, люди ужасно на них похожи.

Я выбрался из постели, надел шорты, спустился вниз и вышел на веранду. Зяблики унеслись прочь, превратившись в серое шумное облако.

Я сделал двенадцать «солнечных салютов» из хатха-йоги, чтобы немного расслабить мышцы, затем перешел к тай-чи, потом наступила очередь тхеквондо, сперва каты «Тигр» и «Журавль», следом «Дракон» и «Орел». Пока я делал зарядку, зяблики вернулись и принялись за мной наблюдать, словно я стал частью их мира и больше не представлял опасности. Я занимался почти час, постепенно увеличивая темп, делая глубокие вдохи, накапливая энергию, затем выпуская ее на свободу резкими движениями, пока не почувствовал, что все мышцы у меня горят, а деревянный пол стал влажным от пота, как будто прошел дождь. Я закончил двенадцатью «солнечными салютами» и вернулся в дом. Наказание за чрезмерную любовь к «Фальстафу». Или желание отложить встречу с клиенткой.

Мой кот внимательно следил за птицами. Он большой и черный, ходит, слегка наклонив голову набок, потому что кто-то выстрелил в него из пистолета 22-го калибра.

— Мяу? — спросил кот.

Я покачал головой:

— Нет, дружище, не сейчас. Мне еще нужно позвонить.

Он прошел на кухню и, пока я звонил своей приятельнице из «Бэнк оф Америка», внимательно следил за мной. После часа усиленной зарядки всегда становишься невероятно серьезным, особенно до того, как примешь душ. Хорошо, что телефоны не передают запахи.

— Удалось накопать что-нибудь необычное на Марка Турмана? — спросил я.

«Детектив делает последнюю отчаянную попытку связать Марка Турмана с криминальной деятельностью».

— Не похоже, что он в чем-то замешан. Ничего необычного на «Визе» и «Мастеркард». Кроме того, в Калифорнии он не подавал заявок на повышение лимитов кредита, а также на другие кредитные карты.

Отчаянная попытка закончилась провалом.

— И все?

— Похоже, ты разочарован.

— Крутой парень вроде меня не боится разочарований.

— А теперь моя очередь задавать вопросы. У нас будут хорошие места на Стинга или мы опять будем сидеть где-то на задворках?

— А я говорил, что с возрастом у тебя портится характер?

Она повесила трубку. Я тоже.

«Ох уж эти дамочки!»

Я сделал глубокий вдох, выдохнул и набрал номер Дженнифер Шеридан в офисе Марти Биля. Она ответила после второго сигнала:

— «Уоткинс, Оукам и Биль». Офис мистера Биля.

— Элвис Коул. Мне удалось кое-что узнать, и нам нужно поговорить.

Ко мне подошел кот и сильно меня боднул.

— Хорошо. А сейчас вы не можете мне сказать?

Я не услышал радости в ее голосе. Видимо, она что-то поняла по моему тону.

— Давайте встретимся за ланчем. У «Кейт Мантилини» очень неплохо кормят.

Она немного помолчала.

— А там дорого?

— Я вас приглашаю, мисс Шеридан.

— У меня будет всего час. — Она явно нервничала.

— Я могу купить парочку чизбургеров, мы посидим и поговорим на улице.

— Пожалуй, лучше встретиться в ресторане. Он ведь всего в нескольких кварталах отсюда, верно?

— В трех. Я закажу столик. Встретить вас около работы или вы придете прямо в ресторан?

— Я люблю ходить пешком.

— Отлично.

Я положил трубку, кот снова на меня посмотрел и повторил:

— Мяу?

Я взял его на руки и прижал к себе, почувствовав, какой он теплый и какая у него мягкая шерсть. А еще я слышал, как у него в груди бьется сердце. Мне нравилось держать его на руках. Обычно он не любит подобных вольностей, но иногда на них соглашается, а за годы, что мы с ним вместе, я узнал о нем кое-что интересное: когда мне особенно нужно прижать его к себе, он мне это позволяет. Вот за что я его люблю. Думаю, у нас это взаимно.

Я разбил в его миску два яйца и отправился наверх, чтобы принять душ и одеться. В семь минут первого я вошел в «Кейт Мантилини» и обнаружил, что Дженнифер Шеридан уже меня ждет. Официанты ей улыбались, а пожилая женщина за соседним столиком о чем-то с ней мило беседовала, и все огни в ресторане, казалось, проливают на нее свой свет. Думаю, некоторые люди так устроены. Дженнифер была в ярко-голубом брючном костюме, в блузке с гофрированным галстуком и в черных туфлях-лодочках с маленькими бантиками. Она показалась мне еще моложе, чем когда я увидел ее впервые. Может быть, ей вовсе не двадцать три. Может, ей семнадцать и окружающие примут меня за ее папашу. Если она будет выглядеть на семнадцать, а я на тридцать восемь, у нас получится. Бред какой-то.

— Надеюсь, это не займет много времени, — произнесла Дженнифер.

— Не займет.

Я знаком подозвал официанта и сказал ему, что мы торопимся и хотели бы сделать заказ. Он ответил, что его это вполне устраивает, и достал блокнотик. Я заказал салат под соусом из кунжутного масла и воду «Эвиан». Дженнифер Шеридан попросила принести ей гамбургер, картофель фри и диетическую колу. Официант улыбался мне, когда она делала заказ. Наверное, думал, что я гнусный соблазнитель. Когда он ушел, Дженнифер Шеридан спросила:

— Что вам удалось узнать, мистер Коул?

«Мистер».

— То, что я должен вам сообщить, не слишком приятно, и хочу, чтобы вы были к этому готовы. Если вы предпочитаете уйти отсюда в какое-нибудь место, чтобы поговорить наедине, мы можем это сделать.

Она молча покачала головой.

— Как правило, если офицер полиции получает какую-то выгоду от преступной деятельности, это сказывается на его образе жизни. Он покупает яхту, компьютер или роскошную аппаратуру. Что-то в этом роде.

Дженнифер Шеридан кивнула.

— Ничего подобного Марк не сделал. Я проверил состояние его банковского счета и расходы по кредитным картам и не нашел никаких свидетельств того, что он получал необычные суммы денег.

— А это что значит? — явно не понимая, спросила Дженнифер Шеридан.

— Это значит, что Марк ведет себя странно вовсе не потому, что замешан в преступной деятельности. Причина в том, что он встречается с другой женщиной.

Дженнифер Шеридан едва заметно улыбнулась и покачала головой, как будто я сказал, что три плюс один будет пять, и она собирается меня поправить.

— Нет. Это невозможно.

— Боюсь, что возможно.

— А где доказательства?

Дженнифер явно рассердилась, а пожилая женщина за соседним столиком сердито посмотрела на нас. На голове у нее была целая копна волос, и когда она нахмурилась, то напомнила мне плащеносную ящерицу.

— Через пять минут после того, как вы от меня ушли, ко мне заявился Марк, — сказал я. — Он за вами следил. Марк объяснил мне, что встречается с другой женщиной и не может собраться с духом и открыть вам правду. Он просил меня не говорить вам всего этого, но у меня перед вами определенные обязательства, и я не мог поступить иначе. Мне очень жаль.

«Детектив наносит смертельный удар».

Мне не показалось, что моя новость привела Дженнифер Шеридан в отчаяние, но, возможно, все дело в моем восприятии действительности.

Официант принес нам еду и спросил Дженнифер Шеридан, нужен ли ей кетчуп к картофелю фри. Она сказала, что нужен, и мы стали ждать, пока он сходит к стойке, найдет бутылку и принесет нам. Мы молчали, а Дженнифер Шеридан не смотрела на меня до тех пор, пока он не отошел. Каким-то образом он догадался, что у нас что-то произошло, и тоже наградил меня хмурым взглядом. Женщина с волосами внимательно следила за нашим столиком.

Когда официант ушел, Дженнифер Шеридан, чуть поклевав картошки, заявила:

— Если Марк пришел к вам и сочинил такую историю, значит, у него действительно серьезные неприятности. Гораздо более серьезные, чем я думала.

— Вы считаете, что он все придумал? — удивился я.

— Разумеется.

Я положил вилку и посмотрел на свой салат. Салат выглядел очень аппетитно, особенно тунец на гриле, и я не сомневался, что получу от еды удовольствие. Дженнифер Шеридан попросила меня предъявить доказательства, и я поведал о визите Марка Турмана, но умолчал обо всем остальном, причем сознательно.

— Он ничего не придумал, — сказал я.

— Нет, придумал. Если бы вы знали Марка, вы бы в этом не сомневались.

«Воплощенная уверенность».

Я кивнул и снова посмотрел на салат.

— Какой у вас размер бюстгальтера? — спросил я наконец.

Она стала пунцовой.

— Вы ведете себя просто возмутительно.

— По моим прикидкам, у вас второй номер. Я побывал в квартире у Марка, чтобы просмотреть его банковские документы, и нашел там бюстгальтер третьего номера.

Мои слова ее потрясли.

— Вы проникли в его квартиру? И копались в его вещах?

— Именно этим и занимаются частные детективы, мисс Шеридан.

Она сложила руки на коленях и прошептала:

— Это все не по-настоящему.

— Бюстгальтер был красный, «Лили Франс». Я держал его в руках. Он был очень даже настоящим.

Она тряхнула головой:

— Я совсем другое имела в виду. Они знали, что вы туда пойдете, и потому специально его там оставили, чтобы вы убедились, будто он встречается с другой женщиной. Как это называется? Ложный след, кажется?

— Чуть позже, вечером того же дня, я сидел в машине около загородного бара, который называется «У Коди». Там собираются полицейские, работающие с Марком. В начале девятого приехали Марк и его напарник Флойд Риггенс. Марк был с высокой темноволосой женщиной.

Мне совсем не нравилось, что я вынужден все это ей говорить, слова застревали у меня в горле, но другого выхода не было.

— И что?

— Я хотел бы сообщить вам более приятные новости, но у меня их нет. Это то, что мне удалось узнать. Думаю, что выполнил свою работу.

— Вы хотите сказать, что отказываетесь заниматься этим делом дальше?

— Нет больше никакого дела.

В глазах Дженнифер Шеридан появились слезы, она открыла рот, издала пронзительный стон и разрыдалась. Женщина с волосами вскрикнула и посмотрела на нас, как, впрочем, и все остальные посетители ресторана.

— Может, нам все же стоит уйти? — предложил я.

— Я в порядке.

Дженнифер издавала громкие звуки, словно ей не хватало воздуха, слезы катились по ее щекам, смывая косметику и оставляя дорожки. Официант, сердито размахивая руками, помчался к метрдотелю. Женщина с копной волос что-то сказала пожилому мужчине за соседним столиком, и тот наградил меня суровым взглядом. Я вдруг почувствовал себя совсем маленьким и жалким.

— Дженнифер, постарайтесь посмотреть на происходящее с иной точки зрения! То, что Марк встречается с другой женщиной, гораздо лучше, чем если бы он был замешан в преступной деятельности. Преступление может довести до тюрьмы. А другая женщина — это проблема, с которой вы вдвоем сумеете разобраться.

Дженнифер Шеридан завыла еще громче:

— Я не из-за этого плачу.

— Не из-за этого?

— Я плачу, потому что Марк попал в беду и нуждается в нашей помощи, а вы решили нас бросить. Какой же вы после этого детектив?!

Я развел руками. Метрдотель что-то сказал официанту, и тот подошел к нам:

— У вас все в порядке, сэр?

— Все отлично, спасибо.

Официант посмотрел на Дженнифер Шеридан, и она покачала головой.

— Он слабак.

Официант нахмурился и ушел. Женщина с волосами принялась щелкать языком, словно раздумывая, что лучше предпринять.

— Я хочу быть уверена, и больше ничего, — произнесла Дженнифер. — Если он действительно встречается с другой женщиной, тогда кто она такая? Работают ли они вместе? Любит ли он ее? Вы проследили за ними до дома?

— Нет.

— Значит, у вас нет ответов на эти вопросы. Так ведь? Вы не знаете, спят ли они вместе. Не знаете, поцеловал ли он ее на прощание, чтобы пожелать спокойной ночи. Вам даже не известно, ушли ли они из бара вместе.

Я потер лоб.

— Нет.

Женщина с волосами снова что-то прошептала пожилому мужчине, затем встала и подошла к трем женщинам, сидящим в кабинке у окна. Одна из них поднялась ей навстречу.

Дженнифер Шеридан продолжала горько плакать, голос у нее прерывался.

— Мы ему нужны, мистер Коул. Мы не можем его так оставить, не можем. Вы должны мне помочь.

— Помогите ей, ради всего святого! — заорала женщина с волосами.

Три женщины у окна дружно подхватили ее клич:

— Да-а-а-а!

Я посмотрел на них, а затем на Дженнифер Шеридан. Она больше не выглядела на семнадцать лет. Она выглядела на все пятнадцать. И казалась бездомной сиротой. Я бросил салфетку в тарелку с салатом, к которому практически не притронулся.

— Ваша взяла.

— Вы останетесь с нами? — радостно улыбнувшись, переспросила Дженнифер Шеридан.

Я кивнул.

— Вы же видите, что такое возможно? Видите, что я права?

Я развел руками.

«Потерпевший Поражение Детектив».

— О, спасибо вам, мистер Коул, — просияла Дженнифер Шеридан. — Спасибо. Я знала, что могу на вас рассчитывать.

Она лепетала, торопилась сказать все, что наболело, слова налетали и подталкивали друг друга, совсем как у Джуди Гарланд в «Волшебнике из страны Оз». Она вытерла глаза салфеткой, но лишь размазала тушь и стала похожа на енота.

Женщина с волосами улыбнулась, пожилой мужчина тоже был явно доволен. Официант и метрдотель принялись кивать друг другу. Три женщины в кабинке у окна снова принялись за еду. Ресторан вернулся к нормальной жизни, а Дженнифер Шеридан доела гамбургер. Все были счастливы.

— Боже праведный! — воскликнул я.

Официант материализовался около моего локтя:

— Что-нибудь не так с салатом, сэр?

Я пристально на него посмотрел:

— Отвали, пока я тебя не пристрелил.

— Очень хорошо, сэр, — сказал он и отвалил.

Глава 6

В двенадцать пятьдесят пять я отвез Дженнифер Шеридан обратно в ее офис, расположенный в трех кварталах от ресторана, и направился в свой, но особой радости по этому поводу не испытывал. Я чувствовал себя так, словно отдал деньги нищему, выдавшему жалостливую историю, на которую я купился, прекрасно понимая, что он самым бессовестным образом меня обманывает. Я сердито нахмурился и вытаращился на водителя фургона, развозящего мороженое, чтобы напомнить себе, какой я крутой парень. Если бы сейчас перед моей машиной выскочила собака, я, наверное, ее переехал бы. А может, и нет. Я, конечно, мизантроп, но не настолько.

Проблема заключалась в том, что Дженнифер Шеридан не была нищей и не пыталась обвести меня вокруг пальца. Она была молодой женщиной, которая страдала и верила в то, во что верила, только вот одной веры маловато для того, чтобы превратить надежды в реальность. Может быть, мне удастся взять напрокат мощную видеокамеру, способную снимать в темноте, и поймать Марка Турмана во время секса с темноволосой женщиной. Тогда мы сможем вернуться в «Кейт Мантилини» и показать ее всем присутствующим. Интересно, что тогда скажет женщина с волосами? Хмм. Неужели мрачные фантазии могут заходить так далеко?

Я остановился у магазина «Лаки», купил две бутылки воды «Эвиан», убрал одну в багажник и поехал в офис. Через два квартала за мной пристроились два парня в голубом четырехдверном седане, и я решил, что они за мной следят. За рулем сидел латиноамериканец в темно-синей бейсболке с надписью «Доджерс», а рядом — коротко стриженный блондин, почти альбинос, с пистолетом в руке. Я внимательно посмотрел на них, но они не обратили на меня ни малейшего внимания, а через полтора квартала свернули к магазину «Мидас Мафлер». Вот и слежке конец.

Войдя в свой офис, я открыл двери на балкон, включил радио, поймал местную радиостанцию и лег на диван. Утром — Говард Стерн, днем — классический рок. Звучал рок, и меня это вполне устраивало. Линирд Скинирд. Что может быть лучше?

Стоял прохладный ясный день, и я мог отправиться на пляж, а вместо этого торчал здесь. Портрет детектива в офисе. Когда детектив находится в своем офисе, разве ему не следует заниматься детективной работой? Вот вам один из вопросов, на которые нет ответа. Проблема состояла в том, что я не верил в причастность Марка Турмана к преступной деятельности, и эта самая преступная деятельность не казалась мне ответом на проблему Дженнифер Шеридан.

Если речь идет о копах и преступлениях, всегда должен быть мотив, а я не находил никакого мотива. Я побывал дома у Турмана, поговорил с его невестой и соседями, и преступная деятельность никак не укладывалась в схему его жизни. Если речь идет о копах и преступлениях, всегда есть явный рост потребления. Копы любят покупать машины и катера, они приобретают дачные домики и объясняют это наследством, полученным женой. Только у Турмана не имелось жены и, насколько я понял, ничего вышеперечисленного. Разумеется, всегда может быть что-нибудь еще. Долги и наркотики — очень популярный мотив, но в эту схему Турман тоже не вписывался. Я собрал факты и стал свидетелем событий, изучение которых позволило мне прийти к вполне определенным выводам, не убедившим мою клиентку. Может быть, она не в своем уме? Или это я спятил? Может, моя клиентка просто запуталась, а мне следовало помочь ей во всем разобраться, но я плохо старался? Почему? Может, ей нужно быть детективом, а мне клиентом? Все равно нам уже не удастся еще больше запутаться.

А потом зазвонил телефон. Я встал, подошел к столу и взял трубку.

— Элвис Коул, детективное агентство. Мы никогда не лежим во время работы.

— Я тебя разбудил? — поинтересовался Расти Светагген.

— Ха. Мы никогда не спим.

— Я тут потолковал с одним парнем, который знает про КБР, — начал Расти.

— И что?

Я сел на стул, откинулся на спинку и задрал ноги. В офисе царила тишина. Я взглянул на кулер для воды, диван, два кресла перед столом, шкаф для бумаг, часы с Пиноккио и закрытую дверь в кабинет Пайка. Кулер тихонько урчал, маленькие фигурки Джимини Крикета и Микки-Мауса привычно пялились на меня, кофеварка пахла утренним кофе, но чего-то не хватало.

— Может, мне не стоит об этом говорить, — сказал Расти.

— Ты решил больше со мной не дружить и теперь мне придется платить за еду в твоем заведении?

— Ну, это не настолько важно. Парень, с которым я поговорил, сказал одну забавную вещь про ребят из семьдесят седьмого.

— Забавную вещь.

Я уже сто тысяч раз видел все, что находится в моем офисе, но сегодня что-то было не так.

— Точно. Он даже не собирался об этом говорить, только я его подтолкнул. Ну, это типа тех вещей, что не имеют значения, если не обращать на них внимания, а даже если и обращать, они все равно покажутся ерундой.

— Ладно.

Я слушал его вполуха. Взяв телефон, я подошел к шкафу и посмотрел на свой стол. Ничего. Со столом все было в полном порядке.

— Он говорит, что за последние несколько месяцев схема производимых ими арестов стала какой-то странной, словно они оставляют на свободе тех, кого следовало бы упечь за решетку, и активно хватают всех подряд.

— Это в каком же смысле?

Я посмотрел на шкаф для бумаг. Потом на часы с Пиноккио.

— Их команда всегда занималась наркотиками и сбытом краденого, и они страшно гордились своими высокими показателями, но за последние пару месяцев показатели заметно снизились. Теперь они хватают в основном мелких гангстеров и мелких грабителей. Это уже совсем другой уровень преступлений.

— Мы сейчас говорим не о Турмане, а обо всей команде?

— Именно. У них команда. Я слышал, что у Турмана отличный послужной список. Вот почему его туда перевели, хотя он еще довольно молодой.

Я посмотрел на двери на балкон. Ничего. Тогда я взглянул на маленький холодильник. Ничего.

— Слушай, Элвис, может, они просто решили немного передохнуть? — предположил Расти. — Если еще что-нибудь узнаю, обязательно позвоню.

— Конечно, Расти. Спасибо.

Я снова посмотрел на часы.

Расти Светагген повесил трубку, я последовал его примеру и тут увидел, что часы стоят. У Пиноккио не двигались глаза. И я не слышал тиканья. Стрелки остановились на девятнадцати минутах двенадцатого.

Я проследил за шнуром до того места, где он доходит до розетки в стене за шкафом. Вилка была в розетке, но не совсем, словно кто-то зацепился за шнур, чуть выдернул ее и не заметил. Я замер на месте и оглядел офис, и теперь он показался мне чужим, будто чье-то присутствие стало его частью. Тогда я вернулся к своему столу, открыл по очереди все ящики и заглянул в них, ни к чему не прикасаясь. Мне показалось, что все осталось в том же виде, в каком и было. На столе тоже. Я снова встал, открыл шкаф с картотекой и посмотрел на папки, пытаясь вспомнить, стоят ли они, как стояли, когда я видел их в последний раз, но полной уверенности у меня не было.

Я держал в шкафу все документы по действующим делам, а также те, что расследовал за текущий квартал. Когда квартал заканчивался, я складывал законченные дела в коробку и убирал в специальное хранилище. В ящике лежало двадцать семь папок. Не слишком много для агентства «Пинкертон», но вполне достаточно для меня. В каждой папке имеются сведения о клиенте, блокнот с ежедневными записями, фотографии и прочие документы, а также копии заключительного письма клиенту, когда дело завершено. На Дженнифер Шеридан я еще не успел завести папку. Я перебрал все двадцать семь папок и решил, что все на месте. Тогда я закрыл шкаф и посмотрел на фигурки Джимини Крикета, Микки-Мауса и Пиноккио, стоявшие на столе и на шкафу. Джимини, держащего в руке котелок, немного сдвинули, а вот Микки и Минни в их автомобиле — нет. Проклятье! Кто-то устроил в моем офисе обыск.

Я поставил Джимини на место, включил часы, выставил точное время, затем вернулся к своему столу и задумался о Марке Турмане. Существовала высокая вероятность того, что обыск в моем офисе устроил не Марк Турман или кто-нибудь из его знакомых и это просто совпадение, но именно совпадение меня и беспокоило. Я считал, что дело закончено, но, судя по всему, ошибался. С другой стороны, полной уверенности в этом у меня тоже не было. Значит, придется искать доказательства. Хмм. Может, следует попросить Дженнифер Шеридан стать нашим партнером. Может, она дает уроки детективного мастерства.

Я позвонил знакомому репортеру по имени Эдди Дитко из «Экзаминера». Ему примерно миллион лет, и он любит меня, как сына.

— Господи, у меня работы выше крыши! Какого хрена тебе нужно?

«Вам все понятно?»

— Выяснить насчет КБР из семьдесят седьмого участка Южно-Центрального округа Лос-Анджелеса.

— А у меня что, кроме этого дерьма других дел нет?

«Ну, разве Эдди не чудо!»

— Нет, я надеялся, что ты все увидишь в своем хрустальном шаре.

— Хрустальные шары — штука хорошая.

Эдди закашлялся и принялся шмыгать носом, словно страдал синуситом.

— Хочешь, позвоню в девять-один-один? — предложил я.

— Сделай одолжение, — отозвался он и замолчал, так что я слышал только стук его пальцев по клавиатуре. — Это займет какое-то время. Зайди ко мне. Может, я что-нибудь и нарою.

— Хорошо.

Я надел куртку, окинул взглядом офис, затем вышел и запер дверь. Как-то раз я видел, как Джеймс Бонд прикрепил волосок к дверной ручке, чтобы знать, входил ли к нему кто-нибудь в его отсутствие. Я хотел было сделать то же самое, но потом подумал, что если меня застанет за этим занятием кто-нибудь из офиса страховой компании, то решит, что я спятил. И мне придется с ним согласиться.

Я отбросил мысли о волосках и отправился к Эдди Дитко.

Глава 7

«Экзаминер» занимает большое старое здание из красного кирпича, расположенное в центре Лос-Анджелеса, ближе к Чайнатауну, в той части города, которая больше напоминает Бостон или Цинциннати. Здесь и подъездные дорожки, и такси, и высокие здания из стекла и бетона, и ни единой пальмы. Много лет назад тут настроили малоэтажных жилых комплексов, в бессмысленной надежде, что люди захотят жить рядом с работой, чтобы не тратить время на дорогу. Но проектировщики не учли того, что многие мечтают работать в центре, но никто не хочет там жить. Если ты собираешься поселиться в Южной Калифорнии, то тебя вряд ли устроит место, похожее на Чикаго.

Я припарковал машину на противоположной стороне улицы, дождался зеленого света светофора, поднялся на лифте на третий этаж и увидел симпатичную секретаршу.

— Элвис Коул к Эдди Дитко. Он меня ждет.

Она заглянула в список посетителей и попросила меня расписаться.

— Он в общем зале. Знаете, где это?

— Знаю.

Она выдала мне гостевой беджик на липучке и вернулась к прерванному разговору по телефону. Я взглянул на беджик и почувствовал себя так, словно пришел на собрание Родительской ассоциации.

«Привет! Меня зовут Элвис!»

Я прикрепил беджик к рубашке и постарался принять беззаботный вид. Зачем привлекать внимание охраны?

Миновав обитые кожей двери, я прошел по короткому коридору, который вел в общий зал. В нем стояли впритирку двадцать столов, за которыми сидели человек десять. Одни что-то быстро-быстро печатали, другие говорили по телефону. Стол Эдди Дитко находился в дальнем левом углу, ближе других, если учесть, что он не был редактором, к кабинетам редакторов. За соседним столом сидела за компьютером женщина лет тридцати в огромных круглых очках, пурпурном платье с накладными плечами и маленькой пурпурной же шляпке-таблетке. Такую одежду носят те, кто позиционирует себя как городских интеллектуалов в стиле ретро-хиппи. Или, может, у нее с головой не все в порядке? Она молча на меня посмотрела и снова принялась стучать по клавиатуре. Эдди жевал незажженную сигару и хмурился в монитор. Он был лет на сорок старше своей соседки. Я подошел к его столу, но Эдди даже головы не поднял.

— Эй, Эдди, когда они уже сделают тебя редактором и уберут отсюда?

Эдди вытащил сигару изо рта и сплюнул в корзину для мусора. Сигары он никогда не зажигал, он их жевал.

— Когда перестану говорить все, что думаю, и начну, как некоторые, лизать нужные задницы. — Он сказал это громко, чтобы всем было слышно.

Пурпурная женщина посмотрела на него и снова вернулась к своему занятию. Толерантная. Эдди поморщился и потер грудь.

— Господи, как в груди-то болит. Я просто ходячий тромбофлебит.

— Откажись от жирной пищи и займись спортом.

— А ты кто? Может, моя гребаная мамаша? — Эдди напрягся и пукнул.

«Класс!»

Я взял стул и оседлал его, положив руки на спинку.

— И что же тебе удалось узнать про ребят из КБР?

Эдди зажал мокрую сигару в зубах, наклонился к монитору и принялся нажимать на кнопки. На мониторе появились строчки текста.

— Я порылся в наших файлах и все такое. КБР — элитное подразделение слежения, а значит, копы блокировали доступы ко всем их файлам. Они не смогут делать свою работу, если все будут знать, за кем они следят.

— Сколько их человек?

— Пять. Имена нужны?

— Нужны.

Эдди снова нажал на пару кнопок, маленький принтер рядом с монитором заурчал и выплюнул страничку, которую Эдди тут же мне вручил. В центре страницы выстроились в колонку пять имен:

ЛЕЙТЕНАНТ ЭРИК ДИС

СЕРЖАНТ ПИТЕР ГАРСИА

ОФИЦЕР ФЛОЙД РИГГЕНС

ОФИЦЕР УОРРЕН ПИНКВОРТ

ОФИЦЕР МАРК ТУРМАН

Я просмотрел имена, но они ничего мне не говорили.

— Крепкие ребята?

Эдди ухмыльнулся, точно акула, положившая глаз на жирного мальчишку в коротких штанишках.

— Иначе они бы там не служили. Они охотятся на преступников, и девяносто девять и семь десятых процента негодяев получают обвинительные приговоры. Дис в команде уже почти шесть лет, Гарсиа и Риггенс тоже. Пинкворт вошел в нее пару лет назад, Турман — примерно год назад. Он у них младенец.

— А как ему удалось туда попасть?

Эдди нажал еще несколько кнопок, и на экране появились очередные строчки.

— Как и всем остальным. В первой десятке своего класса в академии, прекрасные оценки, согласно ежеквартальным отчетам, четыре раза полицейский месяца. Помнишь придурка, который достал пистолет в рейсовом автобусе и заявил, что начнет убивать пассажиров, если Мадонна не согласится с ним перепихнуться?

— Что-то такое припоминаю.

Пурпурная женщина явно заинтересовалась и оторвалась от монитора.

— Я писал про него. Этот тип остановил автобус посреди Голливудского бульвара, а Турман и парень по имени Пальметта оказались первыми на месте происшествия. Турману тогда было двадцать два или двадцать три.

Пурпурная женщина пожала плечами.

— Тогда он был еще совсем зеленым. Это часть истории. Итак, придурок прострелил ногу толстяку, чтобы показать, что не шутит, затем схватил девятилетнюю девочку и принялся вопить, что прикончит ее следующей. Он хочет Мадонну, ясно? Пальметта вызвал переговорщика и команду СВАТ, а Турман решил, что на это нет времени. Он оставил свой пистолет и отправился в автобус, чтобы поговорить с придурком. Тот дважды выстрелил в Турмана, но промахнулся и тогда приставил пистолет к голове девочки. Знаешь, что произошло потом?

Пурпурная дама наклонилась вперед и нахмурилась, еще больше заинтересовавшись.

— Турман сказал придурку, что трахался с Мадонной и она в постели бревно бревном, но он знаком с Розанной Аркетт, так вот Розанна Аркетт — лучшая давальщица в городе. И добавил, что, когда тот уберет пистолет и его выпустят под залог, сразу же договорится с Розанной Аркетт, потому что она его должница.

— И он на это повелся? — спросила пурпурная женщина.

— Придурок считал, что он вот-вот затащит Мадонну в койку, так почему бы ему не поверить? — развел руками Эдди. — Он только поставил условие, чтобы она оттрахала его дважды. Турман ответил: нет проблем, дважды так дважды, но не за один день. У нее принципы. А придурок говорит, что его это вполне устраивает, потому что он и сам может только раз в неделю, и убирает пистолет.

Пурпурная дама рассмеялась и сразу перестала казаться мне странной. Эдди тоже улыбался.

— Это случилось, кажется, пару лет назад. Турман получил медаль «За отвагу», а через шесть месяцев его перевели в КБР. У копов они высший класс, элита, приятель. У каждого из них за плечами похожая история, иначе их бы не взяли в команду.

— Эдди, а если мне не нужны хорошие отзывы об их работе? Представь себе, что я репортер, который ищет что-нибудь с запашком?

— Например?

— Ну, например, если я хочу знать, не переступили ли они черту?

Эдди покачал головой и похлопал по монитору:

— Все, что находится здесь, является общественным достоянием. Кто-нибудь должен был бы подать жалобу, и она обязательно выплыла бы на свет через отдел по связям с общественностью Полицейского управления Лос-Анджелеса, суд или какое-нибудь агентство новостей. Сохранить все в тайне ни за что не удалось бы, да никто и не стал бы это делать.

— Хорошо. А ты можешь поискать такие заявления?

— Подкрепленные доказательствами или любые?

Я только молча посмотрел на него.

— Репортерский юмор. Тебе не понять.

Эдди снова принялся нажимать кнопки, наблюдая за монитором, потом повторил все сначала. После того как он трижды заполнил и очистил экран, Эдди кивнул и откинулся на спинку стула.

— Я заказал поиск по файлам по данным именам, в каждом выпуске новостей за последний год, затем выбросил всякую чушь о том, как они спасали детишек и арестовывали Неуловимого Потрошителя, и оставил только плохое. Получилось классно.

Я наклонился вперед и посмотрел на монитор.

— И что удалось обнаружить?

— Жалобы на превышение полномочий. Подозреваемый получил ранения, когда оказал сопротивление во время ареста. Он подал жалобу на чрезмерно грубое обращение. Что-то типа того. Разумеется, эти ребята сражаются с преступниками, а преступники имеют обыкновение вести себя грубо, но советую тебе проверить. За последние десять месяцев было подано двадцать шесть жалоб, из них одиннадцать на Риггенса.

— Обвинение было предъявлено?

— Не-а. Дисциплинарная комиссия вынесла два выговора и на две недели отстранила его от обязанностей. И все.

Я прочитал список. В левом столбце значилось двадцать шесть имен, рядом с каждым стоял регистрационный номер, причина ареста и заявления подсудимого, а также объяснения полицейского или полицейских. Риггенс упоминался единолично или в компании с другими копами в одиннадцати жалобах, остальные были примерно поровну разделены между Пинквортом, Дисом, Гарсиа и Турманом. Турман упоминался в трех случаях.

— Ты должен понимать, что на копов из таких команд постоянно жалуются, — предупредил Эдди, — так что по большей части все это чушь собачья, но, если ты вышел на охоту, обрати внимание на Риггенса.

— Спасибо, Эдди.

Эдди засунул сигару в рот, пожевал ее и посмотрел на меня.

— Что у тебя за дело, приятель? Интересное?

— Еще не знаю. Пока изучаю ситуацию.

Он кивнул, пососал сигару и взглянул на кабинеты редакторов. Похоже, стареет.

— Если из этого получится хорошая история, я ее хочу.

— Заметано, Эдди.

Эдди Дитко развел руками и сплюнул в корзину. Никто не смотрел на него, никто не обращал на него внимания. Похоже, возраст дает определенные преимущества.

Я прошел назад тем же путем, спустился на лифте в вестибюль, затем позвонил из телефона-автомата Дженнифер Шеридан в офис Марти Биля и спросил, не знает ли она адрес Флойда Риггенса.

— Который? — спросила она.

— В каком смысле?

— Он в разводе. Раньше жил в Ла-Каньяда, а сейчас у него где-то маленькая квартирка.

Я сказал, что если у нее имеются оба адреса, я готов их записать. Она мне их назвала. А еще сказала, что бывшую жену Риггенса зовут Маргарет и что у них трое детей.

Выяснив все, что надо, я бросил пробный шар:

— Дженнифер?

— Да?

— Марк когда-нибудь жаловался вам на Флойда?

Она немного помолчала, прежде чем ответить на мой вопрос.

— Марк говорил, что ему не нравится его напарник. А еще он признался, что Флойд его пугает.

— А он объяснил почему?

— Он сказал, что Флойд слишком много пьет. Вы думаете, в этом замешан Флойд?

— Не знаю, Дженнифер. Но собираюсь выяснить.

Мы повесили трубки, я вышел из здания и направился на противоположную сторону улицы к своей машине.

Глава 8

Флойд Риггенс жил в маленьком оштукатуренном доме на шесть квартир на боковой улице в Бербанке, примерно в десяти кварталах от студии Уолта Диснея. На нижнем этаже располагалось три квартиры, и еще три — на верхнем, в конце дома имелась лестница в форме буквы «Г». Это был густонаселенный район, где жил рабочий класс, но рабочий класс — это хорошо. Рабочий класс ходит на работу, а когда люди на работе, частному сыщику и прочим любопытным личностям удобно проворачивать свои темные делишки и проникать туда, где им быть не следует.

Я припарковался примерно в квартале от нужного мне дома и пешком вернулся назад. Риггенс жил в квартире на верхнем этаже, с окнами на улицу. Номер четыре. Я решил, что домовладелец здесь не живет, и это мне понравилось. Однако передняя дверь в центральной квартире первого этажа была открыта. И это мне совсем не понравилось. Оттуда доносилась легкая музыка марьячи[8] и плыли чудесные ароматы кипящего менудо[9] и нарезанной кинзы. Подойдя поближе, я услышал, как какая-то женщина поет под музыку. Наверху окна всех трех квартир были задернуты шторами. Все на работе. Я подошел к номеру четыре, открыл раздвижную дверь и остановился перед квартирой Риггенса, спиной к улице. Открывать замок отмычкой дольше, чем ключом, но если кто меня увидит, то, может, подумает, что я не могу попасть ключом в замок.

Квартира Флойда Риггенса оказалась большой студией с кухонькой, огромным стенным шкафом и ванной комнатой. Около противоположной стены я увидел спальный мешок, одеяло и пепельницу. В углу на картонной коробке пристроился маленький переносной телевизор «Хитачи». На полу рядом со спальным мешком валялась упаковка «Кэмел». А еще здесь стоял какой-то запах, но отнюдь не сладкий земной аромат менудо. Тут воняло плесенью, и табаком, и немытым телом. Если Риггенс и зарабатывает левые деньги, то тратит их явно не на свое жилище.

Я зашел в ванную, заглянул в шкаф и на кухню. Везде было пусто и грязно — и никаких признаков жизни, будто Риггенс на самом деле тут не живет и не собирается жить. Так туристы вовсе не рассчитывают навсегда поселиться в мотеле. В ванной я обнаружил бритву, зубную щетку, дезодорант и мыло, и больше ничего. Раковина, ванна и унитаз были покрыты пленкой, которая появляется, если за ними долго не ухаживать. Все выглядело так, словно Риггенс рассчитывал, что кто-то другой все за ним уберет, только этот кто-то не появился и ничего не убрал.

В шкафу висели четыре рубашки и три пары брюк, а также голубая форма. На дне шкафа я обнаружил нижнее белье, носки и две пары ботинок, а в дальнем углу — пустую спортивную сумку. Нижнее белье и носки оказались единственными чистыми предметами в квартире.

На кухонном столе стояла открытая бутылка виски, а три пустые валялись в пакете для мусора на полу. Сильно пахло спиртным. В холодильнике лежала пара коробок пиццы «Домино», четыре упаковки куриных наггетсов и полкварты молока с низким содержанием жира. Рядом с раковиной я увидел открытую коробку с пластмассовыми вилками и бумажные тарелки. В раковине было пусто, но, скорее всего, потому, что в квартире не было ни кастрюль, ни сковородок и вообще никакой кухонной утвари. Похоже, Риггенс решил этот вопрос в пользу одноразовой посуды. Зачем осложнять себе жизнь мытьем посуды, если можно просто взять и выбросить ее.

На осмотр квартиры Риггенса у меня ушло целых четыре минуты. Я вернулся в комнату и встал посередине, чувствуя себя грязным и словно покрытым толстым слоем жира. Не знаю, что я ожидал здесь увидеть, но абсолютно точно вовсе не то, что увидел, и у меня возникло какое-то гнетущее чувство, будто я попал не туда, где кто-то живет, а туда, где кто-то умер. Я подошел к спальному мешку и присел на корточки. К стене была прикноплена довольно старая фотография, на которой я узнал Риггенса рядом с бесцветной женщиной примерно одного с ним возраста и тремя детьми. Мальчик и две девочки.

Мальчик лет четырнадцати выглядел мрачным и недовольным. Я решил, что старшей девочке около двенадцати, а вот другая была явно младше. Ей было, может, годика четыре. По сравнению с братом и сестрой она выглядела совсем крошкой. Славное круглое личико в облаке кудряшек, в руке — голубой воздушный шарик на веревочке. Вид у нее был испуганный. Риггенс улыбался, его жена тоже. Маргарет. Они стояли перед прилавком с наживкой у озера Кастаик, которое находится примерно в двадцати милях к северу от Лос-Анджелеса, в горах Санта-Сюзанна.

Края фотографии были обтрепаны, словно ее часто держали в руках. Может, и держали. Может, Риггенс и живет здесь, а может, и нет. Может, его тело и здесь, он тут спит и пьет, но пока его тело здесь, он все время смотрит на фотографию и мысли его улетают в какое-то другое место. Например, на озеро Кастаик. Где люди улыбаются.

Я закрыл квартиру, оставив все как было, спустился вниз по лестнице и поехал по шоссе Вентура на восток через Глендейл в Ла-Каньяду, которая находится у подножия гор Вердаго.

Я добрался туда к середине дня. Тротуары уже заполонили стайки школьников с книгами и спортивными сумками в руках, но никто, похоже, не спешил домой, чтобы засесть за уроки.

Маргарет Риггенс жила в скромном доме в стиле ранчо, с тополем во дворе, на плоской площадке у подножия гор. Такие обшитые вагонкой дома строили в середине пятидесятых, когда с однотипными планами и армией бульдозеров здесь появились застройщики, превратившие апельсиновую рощу в район «доступного жилья» для ветеранов, приехавших в Лос-Анджелес, чтобы работать в авиакосмической промышленности. Планировка всех домов в комплексе наверняка была одинаковой, разными были лишь цвет фасадов, ландшафт участков да живущие внутри люди. Думаю, одинаковостью и определяется доступность этого жилья.

Я припарковался на противоположной стороне улицы и увидел, как по лужайке перед домом Риггенса прошла девочка лет тринадцати с жидкими светлыми волосами и без стука вошла внутрь. Наверное, старшая дочь. Перед домом стоял белый «олдсмобиль дельта» 88-го года, который давным-давно следовало бы помыть. Дом выглядел так, что его тоже следовало бы помыть, причем лет двести назад. Штукатурка покрылась пылью, вагонка кое-где оторвалась и явно нуждалась в покраске. Я пересек улицу, подошел к передней двери и позвонил. Через лужайку было бы ближе, но нужно все делать по правилам.

Дверь открыла усталая женщина в футболке без рукавов и мешковатых шортах. Она курила «Мальборо».

— Здравствуйте, миссис Риггенс, — сказал я. — Пит Симмонс, отдел внутренних расследований, Полицейское управление Лос-Анджелеса.

Я достал свою лицензию и помахал у нее перед носом. Это, может, сработает, а может, и нет. Она, может, прочитает, что там написано, а может, и нет.

— Ну и что этот сукин сын опять натворил? — спросила Маргарет Риггенс.

Похоже, не стала читать.

Я убрал лицензию.

— Я бы хотел задать вам парочку вопросов. Это не займет много времени.

— Вы все так говорите.

Она сделала последнюю затяжку, выбросила окурок во двор и отошла в сторону, пропуская меня в дом. Видимо, визиты парней вроде Пита Симмонса стали привычной и неизбежной частью ее жизни.

Мы прошли через гостиную в примыкавшую к ней столовую, расположенную рядом с кухней. Девочка, которая вошла в дом передо мной, сидела по-турецки на полу в гостиной, смотрела «Джеральдо» и читала журнал «Сэсси». Рядом с ней лежали пачка «Мальборо», зеленая зажигалка «Бик» и стояла большая глиняная пепельница, которую девушка, судя по всему, сделала в школе на уроке труда. Она курила. Из задней части дома доносилась громкая музыка, звучавшая чуть приглушенно, будто дверь в комнату была закрыта. Неожиданно музыка стала громче, и я услышал пронзительный мальчишечий голос:

— Я тебе сказал, чтобы не лезла ко мне в комнату, мелкое дерьмо! Ты мне тут на фиг не нужна!

В следующее мгновение в коридоре появился мальчик, тащивший за руку девочку с поцарапанным лицом. Сейчас ему было около шестнадцати, и ростом он почти догнал отца, девочке — лет шесть. Она плакала.

— Мама, скажи ей, чтобы не совалась ко мне в комнату! — завопил мальчик. — Она мне там не нужна!

— Господи, Алан! — воскликнула Маргарет Риггенс.

— Ты слишком сильно сжал ее руку, отпусти, — сказал я.

— Какого черта! А ты кто такой? — спросил Алан.

Девочка не сводила с меня глаз.

— Ты делаешь ей больно, — нахмурился я. — Отпусти ее.

— Эй, я сама справлюсь со своими детьми! — вмешалась Маргарет Риггенс.

Я смотрел на Алана, а он смотрел на меня, потом неожиданно выпустил руку девочки, наклонился к ней и заорал:

— Я тебя ненавижу!

С громким топотом он промчался по коридору, захлопнул за собой дверь, и музыка сразу стала тише. Девочку, похоже, происшествие не слишком расстроило. Наверное, уже привыкла. Может быть, вообще считала, что это игра такая. Она потерла руку и побежала назад, в коридор. Музыка по-прежнему звучала тихо, и я решил, что она отправилась в свою комнату.

— Ох уж эти дети, — сказала Маргарет Риггенс, наклонилась, достала сигарету из пачки старшей дочери и повернулась, собираясь сесть за обеденный стол.

— Может быть, нам стоит поговорить наедине, — предложил я.

Маргарет Риггенс взяла картонку со спичками, прикурила и положила спичку в маленькую пепельницу на столе.

— Флойда уволят?

Похоже, присутствие дочери ее не особо волновало.

— Нет, мэм. Это всего лишь небольшое расследование.

— Алименты — это все, что у меня есть. Он платит вовремя. Каждый месяц.

Я достал из кармана блокнотик, который всегда ношу с собой, и демонстративно записал ее слова.

— Это приятно слышать. Наш департамент не любит тех, кто не выполняет свои обязательства.

Она кивнула и затянулась сигаретой. В гостиной ее старшая дочь тоже затянулась сигаретой.

Я попытался напустить на себя хитрый вид.

— Когда мы слышим хорошие вещи типа этих, нам легче закрывать глаза на плохие. Вы меня понимаете?

Она прищурилась, глядя на меня сквозь облако дыма.

— Не понимаю.

Я слегка пожал плечами, словно приглашая к разговору.

— Все думают, что наша главная задача — карать и рубить головы, но если наш парень заботится о своей семье, мы никогда не вышвырнем его на улицу. Если окажется, что у него неприятности, мы попытаемся ему помочь, но ни за что не уволим. Может быть, на некоторое время отстраним от обязанностей или понизим в звании, но работу у него не отнимем. Чтобы он мог и дальше содержать свою семью.

Она с такой силой затянулась, что сигарета вспыхнула, точно раскаленный уголек.

— Какие неприятности?

— Вот это вы и должны мне сказать, миссис Риггенс, — улыбнулся я.

Маргарет Риггенс повернулась к старшей дочери.

— Санди, выключи телевизор и побудь немного в своей комнате. Хорошо?

Санди собрала свои вещи и скрылась в том же коридоре, что и другие дети. Маргарет снова посмотрела на меня:

— Я не понимаю, о чем вы говорите.

— Вы с Флойдом разговариваете?

— Может быть, раз в неделю. С кем-нибудь из детей постоянно что-то происходит.

— Он живет на два дома, мисс Риггенс. Детям много нужно. Взрослым тоже.

— Господи, вы видели, где он живет?

Я только руками развел.

— В последнее время он не стал зарабатывать больше?

— Ха!

— Может быть, Флойд намекал, что у него какие-то новые дела?

— Нет.

Я наклонился вперед и заговорил тише:

— Если полицейский сбивается с пути, а кто-то ему помогает и покрывает его, этого кого-то можно обвинить в пособничестве. Вам это известно, миссис Риггенс?

Она сделала очередную затяжку, и я увидел, что у нее дрожат руки.

— Вы хотите сказать, что Флойд сбился с пути?

Я молча посмотрел на нее.

Она встала, уронив на пол пепел.

— Я натерпелась от этого сукина сына. Действительно натерпелась. Не знаю я ничего про его дела. И не понимаю, какого черта вы тут толкуете!

— Присядьте, миссис Риггенс.

Она села, тяжело дыша.

— Я не выдвигаю никаких обвинений. Я всего лишь задаю вопросы. У Флойда проблемы со спиртным. А кроме того, на него часто поступают жалобы на чрезмерное применение силы. У него проблемы с деньгами. Постепенно проблемы становятся образом жизни. Вы меня понимаете?

Она затушила сигарету в пепельнице и тут же закурила новую. Первая продолжала тлеть.

— Я ни в чем не обвиняю Флойда или вас. Я хочу знать, не слышали ли вы чего-нибудь необычного или не заметили ли перемен в его поведении. И больше ничего.

Она кивнула. Я видел, что она чуть успокоилась, но в глазах застыл страх. И я почувствовал себя маленьким и грязным. Я с радостью сказал бы ей, что все это ошибка, и ушел бы, но если уйдешь, то ничего не узнаешь. Даже когда совсем не хочется оставаться.

— Он не в себе с тех самых пор, как умер тот парень, — проронила она. — Последние пара лет выдались непростыми, но после его смерти стало невыносимо. Именно тогда Флойд начал снова прикладываться к бутылке.

Я кивнул, будто понимал, о чем она говорит.

— Он был членом общества анонимных алкоголиков, и дело шло на поправку. Иногда он приходил в чувство, и мы вместе обедали.

— А потом умер тот парень?

Она закатила глаза.

— Еще не успели забыть про Родни Кинга,[10] а тут при аресте умер тот черный парень. Его семья подала жалобу, и это было ужасно. Флойд стал еще больше пить. Больше, чем прежде. Он был постоянно в ярости и взрывался из-за ерунды. Мне сказали, что это реакция на стресс.

— Как давно это было?

Она помахала в воздухе сигаретой.

— Как давно? Три или четыре месяца назад.

— Флойд считал себя виновным в случившемся? — спросил я.

— Флойд не знает, что такое чувство вины и ответственность, — рассмеялась она. — Я думала, что его беспокоит судебное разбирательство, но все обошлось, и я надеялась, что он успокоится. Но он продолжал постоянно напиваться. Эрик приходил, проверял, все ли у него в порядке. Эрика нам сам Господь Бог послал.

«Эрик Дис».

Я кивнул.

— С тех пор Флойд стал сам не свой. Если он в чем-то замешан, думаю, именно по этой причине. Реакция на стресс.

— Может быть.

— Это ведь можно квалифицировать как недееспособность. Верно?

Я хотел задать ей еще десять миллионов вопросов, но не мог, так как тогда обнаружилось бы, что я вовсе не из Полицейского управления. Я успокаивающе погладил ее по руке.

— Все будет хорошо, миссис Риггенс. Вы нам очень помогли, и это будет занесено в дело.

— Почему вы не заставите его снова посещать занятия анонимных алкоголиков? Когда он туда ходил, дела у него были значительно лучше.

— Пусть это останется нашим маленьким секретом, хорошо, миссис Риггенс? Так будет лучше для вас.

Она раздавила сигарету в переполненной пепельнице, и на стол просыпался пепел.

— Послушайте, я не знаю и знать не хочу, во что впутался Флойд. Я ничего и никого не покрываю. Мне и без того забот хватает.

— Конечно. Спасибо за то, что уделили мне время.

Я встал и пошел к двери. Маргарет Риггенс осталась за столом, зажгла очередную сигарету, вдохнула дым и уставилась в окно на свой жалкий дворик. Грохот музыки заглушали крики детей, и я представил себе, что это продолжается бесконечно и ад, в котором она живет, ничем не лучше ада Флойда.

В гостиной стояло пианино «Ямаха», но, судя по его внешнему виду, на нем уже давно никто не играл. На одном его краю лежал школьный портфель, на другом — в стеклянной миске плавало полдюжины увядших желтых роз. Между ними пристроилась фотография в рамке: Флойд и Маргарет Риггенс на выпускном балу в Полицейской академии. Они были на пятнадцать лет моложе и улыбались. Почти такая же фотография, как та, что показывала мне Дженнифер. Только в отличие от Маргарет и Флойда Дженнифер Шеридан и Марк Турман по-прежнему выглядели так же, как на снимке.

Наверное, романтика — это для избранных.

Глава 9

Когда я отъехал от дома, в котором Флойд Риггенс когда-то жил с женой и детьми, солнце клонилось к западу и горы окрасились в оранжево-розовые тона. Влившись в нескончаемый поток машин, я проехал по долине, наслаждаясь картинами темнеющего неба. Интересно, радуется ли Маргарет Риггенс видам неба и гор. Впрочем, возможно, они от нее слишком далеко и она их просто не видит. Когда тебе больно, то смотришь в основном на свой дом.

Я миновал северную границу Бербанка и Пакоймы, затем спустился вниз по Колдуотеру и доехал до маленького заведения под названием «Маззарино», где делают лучшую пиццу в Лос-Анджелесе. Я заказал вегетарианскую пиццу и анчоусы, и когда через пятнадцать минут припарковался у своего дома, пицца была еще теплой.

Я открыл «Фальстаф», отрезал кусок пиццы, положил в кошачью миску анчоусы, вот только кота дома не оказалось. Я его позвал и немного подождал, но он так и не появился. Видимо, ушел заниматься своими кошачьими делами.

Я ел пиццу, пил пиво и пытался смотреть телевизор, но меня не оставляли мысли о Маргарет Риггенс и о том, что я, возможно, не с того начал. Как только звучит слово «преступление», на ум сразу приходит слово «деньги». А может быть, тут дело совсем в другом. Может быть, Марк Турман совершил преступление иного рода. И может быть, не он один. Может быть, это Марк и Флойд. Или весь их отряд. Откуда мне знать: а вдруг в преступной деятельности замешано все население Калифорнии и только я один остался честным и благородным. Нет, я и Дженнифер Шеридан. Я так и заснул, размышляя на эту тему.

В шесть минут одиннадцатого на следующий день я позвонил знакомому копу из Северного Голливуда. Мне ответил мужской голос:

— Детективы.

— Это ты, Григгс?

Это был мой второй знакомый из Северного Голливуда. Чарли Григгс.

— А это кто?

— Догадайся с трех раз.

Григгс повесил трубку.

«Не правда ли, хорошее чувство юмора?»

Я снова набрал номер, и мне снова ответил Григгс.

— Ладно, даю тебе подсказку. Меня называют Королем Детективов и Рок-н-Ролла, — заявил я. — Но родился я не в Тапело,[11] штат Миссисипи.

— Я сразу догадался, что это ты. Мне было просто любопытно, позвонишь ты еще раз или нет. Хех-хех-хех, — Григгс всегда так смеется.

— Дай мне Лу.

— А волшебное слово?

— Да ладно тебе, Чарли!

— Что нужно сказать, умник? Хочешь говорить с Лу, говори, что нужно сказать. Хех-хех-хех.

А ведь он уже вполне взрослый.

— Я еще до тебя доберусь, Григгс!

— Хех-хех-хех.

Григгс явно напрашивался.

— Я дам Джо твой адрес.

Смех прекратился, и примерно через сорок секунд Лу Пойтрас взял трубку:

— Я плачу своим ребятам не за то, чтобы они с тобой лясы точили.

— Григгс вот уже пятнадцать лет нормально не работает.

— А мы ему платим не за то, чтобы он работал. Мы его держим, потому что он приколист. Вроде тебя.

Еще один комедиант выискался.

— Четыре месяца назад во время ареста в Южно-Центральном округе, который производил отряд КБР, погиб человек. С кем я мог бы об этом поговорить?

— Подожди. — Пойтраса не было минут восемь. Вернувшись, он сообщил мне: — Подозреваемого звали Чарльз Льюис Вашингтон.

— Хорошо.

Я записал новые сведения в блокнот.

— В Голливуде работает один парень. Зовут его Энди Мэлоун, он был моим напарником. Сейчас он начальник дневной смены. Недавно ушел из семьдесят седьмого. Хочешь с ним пообщаться?

— Хочу.

— Я ему позвоню и договорюсь.

— Спасибо, Лу.

— Не забыл, что ты мне должен двенадцать баксов?

Я пощелкал языком, делая вид, что нас разъединили. Это всегда срабатывает.

Через сорок минут я припарковался перед стеклянной дверью полицейского участка Голливуда и прошел мимо трех чернокожих женщин, стоявших на тротуаре у входа в комнату для посетителей с высоким потолком и полом, выложенным белой плиткой. На стене у стеклянной входной двери висит телефон-автомат и стоят мягкие стулья, чтобы можно было со всеми удобствами ждать своей очереди. Стены выкрашены в голубой цвет, стекло пуленепробиваемое. Длинный стол, покрытый жаростойким пластиком, за которым сидели трое полицейских в форме — две женщины и мужчина, — отделял от входа три четверти помещения. Одна женщина и мужчина разговаривали по телефону, вторая женщина что-то писала в маленьком черном блокноте. Рядом с телефоном-автоматом расположились мужчина и женщина. Латиноамериканцы. Мужчина сидел, упершись локтями в колени, и медленно раскачивался. Вид у него был озабоченный. Женщина гладила его по спине и что-то тихонько нашептывала на ухо. У нее тоже был озабоченный вид.

Я прошел мимо них к женщине-полицейскому, которая писала в блокноте.

— Элвис Коул к сержанту Мэлоуну, — заявил я.

— Он вас ждет?

— Да.

— Посидите.

Она вышла из-за стола и скрылась за дверью, ведущей во внутренние помещения участка. С той стороны, что была отведена для посетителей, тоже имелась дверь — толстая и, судя по внешнему виду, тяжелая. Похоже, пробить ее можно было только реактивным снарядом. Через какое-то время женщина-полицейский вернулась.

— Он сейчас закончит и через пару минут выйдет, — сообщила она.

— Хорошо, — ответил я и стал ждать.

В участок вошла хорошо одетая чернокожая женщина и спросила, здесь ли Хоббс. Дежурная, которая ходила к Мэлоуну, что-то бросила в телефонную трубку, и довольно скоро из-за тяжелой двери появился высокий мускулистый мужчина, тоже чернокожий. Увидев женщину, он улыбнулся, а она улыбнулась ему в ответ. Он протянул ей руку, она ее пожала, и они вышли за стеклянную дверь, чтобы подержаться за руки на свободе. Любовь в полицейском участке. Мимо влюбленных прошли два пакистанца. Одному было около пятидесяти, другому — лет сорок. Старший явно нервничал. Тот, что помоложе, подошел к столу и сказал:

— Мы хотели бы поговорить с шефом полиции.

Он сказал это так громко, что латиноамериканец перестал раскачиваться. Два дежурных офицера посмотрели друг на друга и улыбнулись. Женщина, разговаривавшая по телефону, как ни в чем не бывало продолжила разговор. Думаю, если ты работаешь в полицейском участке Голливуда, тебя уже ничем невозможно удивить. Дежурный офицер откинулся на спинку, посмотрел на дверь позади стола и крикнул:

— К нам гражданин, который хочет видеть шефа.

Из-за двери вышел белобрысый лейтенант, посмотрел на пакистанцев и наградил дежурного хмурым взглядом.

— Кончай заниматься ерундой и позаботься об этих людях.

— Вы шеф? — поинтересовался более молодой пакистанец.

— Шеф на заседании городского совета, — ответил лейтенант. — Я могу вам помочь?

В этот момент открылась тяжелая дверь, и я увидел широкоплечего сержанта в форме.

— Это вы Коул?

— Угу.

У Мэлоуна были песочного цвета волосы, могучие руки и загар человека, проводящего много времени на свежем воздухе. На левой стороне груди, под полицейским значком, я заметил красно-зелено-золотую ленточку и знак за меткую стрельбу. Вьетнам.

— Энди Мэлоун, — представился он. — Мы можем поговорить у меня в кабинете.

Я пожал протянутую мне руку и последовал за ним к двери.

Мы прошли по длинному коридору мимо трех автоматов по продаже конфет, одного с безалкогольными напитками и пары комнат отдыха для посетителей участка. В дальнем конце коридора стоял стол регистрации, где пара копов обрабатывали тощего чернокожего паренька. Один коп был белым, другой — чернокожим, у обоих могучие руки и плечи, словно они не вылезали из тренажерного зала. Наверное, если работаешь в зоне боевых действий, приходится иметь устрашающий вид. Белый коп пытался расстегнуть наручники, а черный махал пальцем примерно в двух дюймах от носа паренька и твердил:

— Ты меня слушаешь?

Но мальчонка, похоже, его не слушал и не собирался слушать. Плохие парни всегда так себя ведут.

Мы подошли к двери с табличкой «КАБИНЕТ СЕРЖАНТА», напротив которой стояла пара деревянных скамеек. Войдя в кабинет, Мэлоун закрыл дверь и спросил:

— Кофе хотите?

— Спасибо, не откажусь.

Мэлоун протянул мне картонный стаканчик с кофе и сел за заваленный бумагами стол. Он не предложил ни сахара, ни сливок. Может, у него их не было.

Я уселся на жесткий стул напротив него, и мы, прихлебывая кофе, внимательно посмотрели друг на друга.

— Мой приятель Лу Пойтрас сказал, что вас интересует Чарльз Льюис Вашингтон, — произнес он.

— Интересует.

— Вы частный детектив.

— Точно.

Кофе был горячим, горьким и, судя по всему, сваренным еще утром.

— Удается что-нибудь заработать?

— Ну, на этом не слишком-то разбогатеешь.

Он сделал еще глоток кофе и улыбнулся.

— С тех пор как начались беспорядки из-за Родни Кинга, жена пристает ко мне, чтобы я уволился из полиции. Прошло столько времени, а она все не может успокоиться. — Он тряхнул головой и поставил стаканчик на стол. — Итак, почему вас заинтересовал Чарльз Льюис Вашингтон?

— Его имя возникло в деле, над которым я сейчас работаю, и мне не мешало бы его проверить.

Мэлоун кивнул и отхлебнул кофе из стаканчика. Похоже, его не беспокоил отвратительный вкус. Наверное, привык уже.

— А откуда вы знаете Пойтраса?

— Познакомились во время расследования. А потом подружились.

Мэлоун снова кивнул и откинулся на спинку кресла, которое протестующе заскрипело.

— Лу говорит, вы были во Вьетнаме.

— Да.

Он поставил стакан и скрестил на груди руки.

— Я был там в шестьдесят восьмом.

— А я в семьдесят первом.

Кресло снова скрипнуло. Мэлоун кивнул и задумчиво произнес:

— Когда речь заходит о Вьетнаме, все думают, что это шестидесятые. Многие забыли, что наши ребята оставались там до двадцать девятого марта семьдесят третьего.

— Многим на это вообще наплевать.

Он едва заметно улыбнулся:

— Да уж. Мы надрали кой-кому задницы в Саудовской Аравии. В качестве компенсации.

— Не забудьте про Панаму и Гренаду.

Он улыбнулся еще шире:

— Если надрать достаточное количество задниц, можно забыть про неудачи. Кому охота вспоминать про поражения, когда вокруг столько победителей?

— Эй, Мэлоун, мы же не такие старые?

Мэлоун рассмеялся, положил руки на стол и спросил:

— И что же вы хотите услышать про Вашингтона?

Я рассказал ему, что меня интересует.

Мэлоун подошел к пошкрябанному серому шкафу, достал какую-то папку и положил на стол. Он несколько минут ее листал, затем закрыл. Заглянуть в нее мне он не предложил.

— Вашингтон работал в ломбарде на Бродвее, в Южно-Центральном округе. Мы получили информацию, что там появляется оружие, захваченное во время беспорядков. Парни из КБР стали присматриваться к этой лавочке, а потом отправились туда с ордером на арест.

— Но у них все пошло не так.

— Вроде того. Вашингтон думал, что покупает десять тысяч краденых патронов, полицейские считали, что у них все под контролем, но когда они достали свои значки, Вашингтон слетел с катушек и решил оказать сопротивление. Он нырнул под прилавок и вылез оттуда с пистолетом, но наши парни, памятуя о Родни Кинге, не стали в него стрелять. Возникла потасовка, и Вашингтон ударился головой. Вот такие дела.

— Я слышал, там были кой-какие неувязки.

— Без неувязок не бывает.

— А что у вас есть на Вашингтона?

Мэлоун снова проверил отчет:

— Двадцать восемь лет. Куча приводов.

— Он был в лавке один?

— Один. Родные словно с цепи сорвались. У нас тут даже пикеты были. Смерть в результате противоправных действий. Но они забрали свое заявление.

— Город вмешался?

— Нет. Сами отказались. Послушайте, Коул, это было правомерное применение оружия. Даже чертовы телевизионщики так сказали, а вы ведь знаете этих подонков. Они обожают раздувать конфликты.

— Могу я прочитать отчет?

Мэлоун некоторое время смотрел на меня, и я видел, что ему моя просьба не понравилась, затем пожал плечами и подтолкнул ко мне отчет.

— В моем присутствии. Не могу позволить вам сделать копию или взять отчет с собой.

— Разумеется.

Я прочитал отчет. В нем было то же самое, что сказал Мэлоун, только подробнее. Его составил лейтенант Эрик Дис, командир отряда. Гарсиа, Пинкворт и Риггенс вошли в ломбард, изображая продавцов. Турман и Дис оставались снаружи. Когда стало ясно, что сделка состоится, Гарсиа представился полицейским, сообщил Вашингтону, что он арестован, и тут Дис и Турман вошли внутрь. Когда они собрались надеть на Вашингтона наручники, тот вырвался из рук державших его Пинкворта и Риггенса и вытащил оружие. Полицейские попытались схватить подозреваемого, не применяя силу, Пинкворт и Риггенс получили серьезные ранения. Вашингтона по несколько раз ударили все пятеро членов отряда, но он отказался подчиниться. А затем, когда командир отряда Эрик Дис толкнул его, он ударился головой о металлический угол витрины и умер. Дис взял всю ответственность на себя. К отчету прилагалось заключение отдела внутренних расследований и письмо о том, что дело закрыто. В нем говорилось, что полицейские не допустили никаких противоправных действий. Кроме того, имелись заключение о смерти, отчет коронера и досье на Чарльза Льюиса Вашингтона, где подробно перечислялись все его аресты.

— А как насчет Риггенса?

— Ну что тут скажешь? У него свои проблемы, но вы читали отчет. Они действовали командой.

— А вам не показалось странным, что пятеро полицейских не смогли арестовать подозреваемого и позволили ему разбиться насмерть? — поинтересовался я.

— Черт возьми, Коул, вы же знаете, как это бывает. Дерьмо случается. Парень был бандитом и выбрал неправильное время, чтобы достать пистолет. Наши ребята пытались сделать все как полагается, но у них не получилось. Вот и все дела. Никому не нужен еще один Родни Кинг.

Я кивнул.

— Я могу записать адрес семьи Вашингтона?

— Нет проблем.

— Есть идеи, почему они забрали жалобу?

— Устали, — пожал плечами Мэлоун. — Я провел четыре года в Южно-Центральном округе. Мы все устали. — Он снова пожал плечами. — Никто никогда не отказывается от обвинения в смерти в результате противоправных действий, выдвинутого против Полицейского управления. Адвокаты с удовольствием берутся за такие дела, а городской совет их поддерживает. Но кто знает?

— Да. Кто знает, Мэлоун. Спасибо за помощь.

Я вернул ему отчет и направился к двери.

— Коул, — окликнул он меня.

— Что?

— Я знаю, что пишут в газетах про Южно-Центральный округ, но те, кто там работает, в большинстве своем хорошие люди. Именно поэтому я прослужил там четыре года.

— Большинство людей, как правило, хорошие.

Он кивнул и, помолчав, сказал:

— Я не знаю, чем вы занимаетесь или куда направляетесь, но остерегайтесь бандитов. Полицейское управление держит улицы под контролем, но бандиты всячески пытаются им мешать. Вы меня поняли?

— Лучше, чем мне хотелось бы.

Я вышел, сел в машину и поехал в Южно-Центральный округ Лос-Анджелеса.

Глава 10

Я проехал Западный Голливуд, затем юго-восточную часть Беверли-Хиллз через парк Ла-Сьенега, свернул на шоссе I-10 и двинулся на восток до Гавани, потом повернул на юг, мимо университета и Экспозишн-парк и оказался в Южно-Центральном округе.

Уже на шоссе мир начинает меняться. Бетонные звукоизоляционные стены, установленные вдоль дороги, знаки на развязках покрыты граффити, и если ты умеешь их читать, то сразу понимаешь, что это не дело рук молодых латиноамериканских шалопаев, мечтающих прославиться. Нет, это бандитские группировки метят свою территорию, угрожают и рассказывают, кого убили и кого собираются убить. Именно то, что тебе необходимо, когда ищешь развязку.

Я покинул шоссе у Флоренс, проехал под Гувером, затем повернул на юг, на Восемьдесят вторую улицу. На Бродвее и Флоренс полно магазинов, торгующих спиртным и продуктами, заправочных станций и прочих заведений. В отличие от Гувера и пересекающих его улиц, где находятся жилые дома. Возле магазинов и лавок ошиваются безработные, здесь все стены расписаны граффити и создается впечатление толчеи, зато улицы с жилыми домами приятно от них отличаются. Оштукатуренные и обшитые вагонкой бунгало — свежеокрашенные, ухоженные, с аккуратными двориками и маленькими садиками, как и повсюду в Лос-Анджелесе.

Пожилые люди сидели на крылечках или работали в своих садиках, подрезая розы, детишки раскатывали на велосипедах. На подъездных дорожках стояли чистенькие американские машины. Прикрепленные к шестам спутниковые тарелки напоминали черные алюминиевые хризантемы. Их было очень много, причем все совершенно одинаковые, словно представитель компании по их продаже ходил от дома к дому и в результате окучил весь район.

На стенах домов не было даже намека на граффити, а улицы и дворы поражали воображение чистотой, но все же окна и двери домов были забраны надежными металлическими решетками. И это говорило о том, что здесь идет война. В мирное время системы защиты никому не нужны.

Из полицейского отчета я знал, что Чарльз Льюис Вашингтон жил с матерью Идой Лией Вашингтон в розовом бунгало на Восемьдесят второй улице, к западу от Гувера. И Ида Лия Вашингтон после смерти сына так и не сменила местожительства. Я увидел симпатичный домик со спутниковой тарелкой, башенкой на заднем дворе и ухоженным «бьюиком» на подъездной дорожке. Открытое крыльцо было увито листьями красного дерева и ярко-желтой плетистой розой.

Я остановился у тротуара перед домом и прошел по узкой дорожке на крыльцо. Розы пахли просто восхитительно. Не успел я позвонить, как дверь открылась и я увидел стройного чернокожего парня. Я слышал звуки музыки, но они явно доносились из другого дома.

— Чем могу помочь? — поинтересовался молодой человек.

Я дал ему одну из своих карточек:

— Меня зовут Элвис Коул. Я частный детектив и хотел бы побеседовать с миссис Идой Лией Вашингтон.

Молодой человек был в простой белой футболке, голубых рабочих штанах, белых тапочках, на руке — часы из фальшивого золота. Браслет ярким пятном выделялся на темной коже. Он прочитал мою визитку и внимательно на меня посмотрел.

— О чем?

— О Чарльзе Льюисе Вашингтоне.

— Льюис умер.

— Знаю. Именно об этом я и хочу поговорить.

Он еще несколько секунд смотрел на меня, словно пытаясь принять решение, но решение это касалось вещей, не имеющих ко мне никакого отношения. Потом он чуть отступил назад и открыл дверь пошире.

— Хорошо, входите, пожалуйста.

Я прошел мимо него в маленькую аккуратную гостиную. Старик, которому было, наверное, лет триста, и девушка, не старше шестнадцати, смотрели телевизор. Девушка сидела на бордовом плюшевом диване, украшенном вышитыми подушечками, а старик — в кресле-качалке. В руке он держал банку «Скрэппла». Оба посмотрели на меня с любопытством, смешанным с удивлением. Еще бы — белый парень пришел в гости. Под ногами у девушки путался малыш лет трех, и она поспешила взять его на руки. Девушка явно не тянула на маму малыша, но в жизни чего только не бывает. По полу были разбросаны игрушки.

— Привет! — поздоровался я с широкой улыбкой.

Старик кивнул, а девушка взяла пульт и выключила телевизор.

— Пойди скажи маме, что у нас гости, — произнес молодой человек.

Девушка соскользнула с дивана и скрылась в задней части дома.

— Жена? — спросил я.

— Подружка Льюиса, Шейлин. А это их сын, Маркус. Мой дед, мистер Уильямс. Поздоровайся с дядей, Маркус.

Маркус закрыл руками глаза, сел на пол и, хихикая, лег на живот. Старик молча раскачивался в кресле.

Вскоре вернулась подружка Льюиса с полной, довольно светлокожей женщиной лет пятидесяти. Ида Лия Вашингтон. На ее лице играла дружелюбная улыбка, а на лбу выступили капельки пота, словно она занималась тяжелой работой.

Молодой человек показал ей мою визитку.

— Он хочет поговорить с тобой про Льюиса.

Ида Лия Вашингтон замерла, будто ей к виску приставили пистолет, улыбка погасла.

— Вы из полиции?

— Нет, мэм. Я частный детектив. У меня пара вопросов относительно того, что произошло с Чарльзом Льюисом Вашингтоном. Я рассчитываю на вашу помощь.

Она взглянула на мою визитку, на меня и на сына. Он стоял, скрестив на груди руки, и смотрел на нее так, словно хотел сказать: «Решай сама». Она покачала головой и ответила:

— Мне очень жаль, но вы пришли не в самое удачное время.

— Прошу вас, миссис Вашингтон. Это не займет много времени, а мне вовсе не улыбается еще раз к вам ехать.

Я хотел сказать: «Да ладно вам», но решил, что это уже будет чересчур.

Она повертела в руках визитку, потом посмотрела на молодого человека.

— Джеймс Эдвард, ты бы предложил гостю чего-нибудь холодненького.

— Хотите «Скрэппла»? — спросил Джеймс Эдвард.

— Нет, спасибо. Я не отниму у вас много времени.

Миссис Вашингтон предложила мне старый мягкий и очень удобный стул, принадлежавший, наверное, еще мистеру Вашингтону. А сама расположилась на диване вместе с девушкой и малышом. Джеймс Эдвард остался стоять.

— Миссис Вашингтон, Льюис состоял в какой-нибудь банде? — спросил я.

У нее вдруг дернулась нога. Миссис Вашингтон явно нервничала.

— Нет. Полиция утверждала, что состоял, но это неправда.

— Я видел список его приводов. Кража электронного оборудования вместе с тремя молодыми людьми, когда ему было шестнадцать. Все четверо, включая Льюиса, признались, что состоят в одной из ячеек банды «Crips»[12] под названием «Две семерки с Гувера».

— Он тогда был еще ребенком. — Нога замерла, и миссис Вашингтон нетерпеливо махнула рукой. — Льюис со всем этим покончил. Главным заводилой у них был Уинслоу Джонстон. Его потом посадили в исправительную колонию и там прикончили. После этого Льюис порвал с ними. Он ушел служить в военно-морской флот. А когда вернулся, встретился с Шейлин. — Миссис Вашингтон потянулась к девушке и погладила ее по бедру. — Льюис пытался чего-то достичь в жизни.

Шейлин смотрела на меня так, словно с удовольствием продырявила бы мне голову ножом для колки льда.

— В отчете говорится, что Льюису принадлежал ломбард.

— Совершенно верно.

— А где он взял деньги, чтобы купить такой выгодный бизнес, миссис Вашингтон?

На ручке дивана лежали славные вышитые подушечки. Она поправила одну из них, затем начала мять ее в руках.

— Он получил деньги, когда служил на флоте. А еще я подписала вместе с ним кое-какие бумаги.

Маркус слез с дивана и поковылял из гостиной на кухню. Миссис Вашингтон наклонилась вперед посмотреть, куда это он собрался. Шейлин даже не шелохнулась. Миссис Вашингтон выпрямилась и бросила на нее недовольный взгляд:

— Ты бы проверила, куда он пошел.

Шейлин отправилась на кухню вслед за сыном.

— Миссис Вашингтон, я не хочу вас оскорблять и обещаю, что ничего из сказанного вами не дойдет до полиции или кого-то еще, — заверил ее я. — Льюис занимался сбытом краденого?

У нее в глазах появились слезы.

— Да, — ответила она. — Думаю, да. Но это ничего не значит. У Льюиса не было оружия. И он не мог сделать то, в чем его обвинили.

— Да, мэм.

— Я знаю моего мальчика. Знаю, как мать может знать свое дитя. У них не было причин его убивать.

«Дженнифер Шеридан тоже хорошо знает Марка Турмана».

— Да, мэм.

Она теребила в руках вышитую подушечку, превратив ее в тугой комок.

— Если вы так считаете, почему тогда отказались от обвинений против офицеров полиции, убивших вашего сына? — спросил я.

Миссис Вашингтон закрыла глаза, пытаясь остановить слезы, и тут впервые открыл рот старик.

— Потому что Льюис вечно напрашивался на неприятности — ну и напросился, — заявил он. — Вот и все дела, и нечего ворошить прошлое. — Он говорил, непрерывно моргая, а его резкий голос больше походил на лай. — Эту историю следовало оставить. Не трогать и забыть. Нечего тревожить мертвецов. Вот и весь сказ.

Он осторожно поставил банку «Скрэппла» на пол, затем так же осторожно встал и вышел из комнаты. Он делал очень маленькие шажки и сначала ухватился за диван, чтобы не упасть, а потом — за стену. Вернулась Шейлин с Маркусом на руках. Она стояла в дверях кухни и смотрела на меня с ненавистью. Миссис Вашингтон внимательно изучала складки платья у себя на коленях, глаза у нее были закрыты, а сама она дрожала как осиновый лист. Я сидел в теплой гостиной, смотрел на них, слушал и не верил им.

— Вам бы лучше уйти, — сказала миссис Вашингтон. — Прошу прощения, но лучше уйдите.

— Вы действительно верите, что его убили.

— Уходите.

— Полицейские вам угрожали?

— Прошу вас, уходите.

— Офицеры полиции, застрелившие Льюиса. Они приходили к вам и угрожали, чтобы вы отказались от своих обвинений?

— Пожалуйста, уходите.

— Что ты собираешься ему сказать, мама? — спросил Джеймс Эдвард.

— Ничего не говори, Джеймс Эдвард. Нам больше нечего сказать, — Ида Лия Вашингтон встала с дивана и указала мне на дверь: — Я требую, чтобы вы ушли из моего дома. Вы не из полиции, у вас нет никаких документов, дающих вам право здесь находиться, и я хочу, чтобы вы ушли.

Маркус заплакал, и все сразу замолчали. Потом я поднялся.

— Спасибо за то, что уделили мне время, миссис Вашингтон. Мне очень жаль, что ваш сын погиб.

Джеймс Эдвард проводил меня до крыльца. Миссис Вашингтон бросилась за нами, но у двери остановилась.

— Не ходи с ним, Джеймс Эдвард! Они тебя увидят.

Он ласково втолкнул ее обратно в дом и закрыл дверь. На крыльце было прохладнее и сладко пахло розами. Джеймс Эдвард подошел к краю крыльца и выглянул на улицу в просвет между розами.

— Меня здесь не было, когда это произошло, — сказал он.

— Флот?

Он кивнул.

— Беспорядки я тоже пропустил. Отсутствовал четыре года, сначала плавал в Средиземном море, потом — в Индийском океане.

— А как давно вы уволились со службы?

— Пять недель и четыре дня. И вот к чему я вернулся. — Он посмотрел на меня. — Думаете, это копы?

Я кивнул.

Он с отвращением фыркнул и отошел в тень.

— Копы убили моего брата, а ниггер по имени Аким Де Муэр заставил мою семью снять все обвинения.

Я удивленно на него посмотрел:

— А кто такой Аким Де Муэр?

— Возглавляет банду под названием «Восьмерка — двойка».

— Черный бандюган заставил твоих родных отказаться от обвинений в адрес полиции? — Я почувствовал, что забрел на чужую территорию.

— Детектив ведь ты. Меня тут не было четыре года.

Он отвернулся от улицы и сел на диван-качалку. Я уселся рядом.

— Итак, почему черная банда заставила черную семью забрать обвинение в смерти в результате противоправных действий, выдвинутое против группы белых копов?

— Не могу сказать, — покачал головой он. — Но обязательно это выясню.

— Здесь должна быть какая-то связь.

— Да ты у нас гребаный Шерлок Холмс.

— Знаешь, если ты дашь мне разогнаться, то увидишь, на что я способен.

Он кивнул, но, похоже, мне не поверил.

— Это твоя территория, а не моя, Джеймс Эдвард, — сказал я. — Если эти парни как-то связаны между собой, то должен быть способ это выяснить, но я не знаю как.

— И что с того?

— А то, что на флоте не учат на детективов. Возможно, я смогу тебе помочь. Если узнаю, что тут происходит, может быть, мы сумеем вытащить твою мать из этой передряги.

Джеймс Эдвард долго на меня смотрел, словно боролся сам с собой, затем встал и, не дожидаясь меня, спустился с крыльца.

— Идем. Я знаю нужного человека.

Глава 11

Мы подошли к «корвету», и Джеймс Эдвард Вашингтон окинул его одобрительным взглядом. Он медленно обошел вокруг машины.

— Шестьдесят пятый?

— Шестьдесят шестой.

— Я думал, что частные сыщики ездят на старых драндулетах, как у Коломбо.

— Это только в кино.

— А если тебе нужно за кем-нибудь проследить? Разве такая машина не бросается в глаза?

Да, похоже, Джеймсу Эдварду очень понравился мой «корвет».

— Если бы я жил в какой-нибудь дыре в Небраске, она обязательно привлекала бы внимание. А в Лос-Анджелесе это всего лишь еще одна машина с откидным верхом. Кстати, там, где мне приходится работать, драндулет гораздо сильнее бросался бы в глаза.

— Но только не здесь, — улыбнулся Джеймс Эдвард. — Мы с тобой в Южно-Центральном округе.

— Посмотрим.

Джеймс Эдвард сел в машину и велел мне ехать на восток, в сторону Вестерн-авеню.

По Вестерн-авеню мы направились на север, на Слаусон-авеню, затем повернули на восток, параллельно железнодорожным путям, потом — снова на север. Джеймс Эдвард сказал мне, что мы едем к одному его знакомому по имени Рэй Депент. Рэй двадцать два года прослужил в морской пехоте, обучал рукопашному бою в Кэмп-Пендлетоне,[13] а потом ушел в отставку и открыл спортивный зал в Лос-Анджелесе, где сейчас работает с детьми и спонсирует программы по борьбе с организованной преступностью. Мой спутник добавил, что никто лучше Рэя не знает положение дел с криминалом в Южно-Центральном округе. Я ответил, что мне его идея нравится.

В четырех кварталах от Бродвея я заметил тех же двух типов в голубом седане, которые, похоже, следили за мной два дня назад. Они ехали за нами, но не приближались ближе чем на три машины, но и не отставали дальше чем на шесть. Около «Севен-илевн» я свернул на парковку и сказал Джеймсу Эдварду, что мне нужно позвонить. Я подошел к телефону-автомату и набрал номер магазина оружия в Калвер-Сити. После второго гудка мне ответил мужской голос.

— Пайк.

— Это я. Я на парковке у «Севен-илевн» в Сан-Педро, примерно в трех кварталах от бульвара Мартина Лютера Кинга. Со мной черный парень лет двадцати по имени Джеймс Эдвард Вашингтон. Белый парень и латиноамериканец в темно-голубом седане восемьдесят девятого года едут за нами. Похоже, они уже два дня за мной следят.

— Пристрели их.

Да, легко жить — не запретишь.

— Я тут подумал: ты мог бы поездить за ними, пока они за мной следят, а мы могли бы побольше о них узнать.

Пайк промолчал.

— А еще я думаю, что они копы.

Пайк фыркнул:

— Ты в какую сторону направляешься?

— «Спортивный зал Рэя». Южно-Центральный округ.

Пайк снова фыркнул:

— Я его знаю. Тебе угрожает непосредственная опасность?

Я огляделся по сторонам.

— В меня может угодить метеор.

— Поезжай к «Рэю», — велел Пайк. — Ты меня не увидишь, но, когда выйдешь из машины, я буду там. — И повесил трубку.

«Мой партнер — это что-то!»

Я вернулся в машину, и через четырнадцать минут мы въехали на усыпанную гравием парковку у «Спортивного зала Рэя». Джеймс Эдвард провел меня внутрь.

«Спортивный зал Рэя» расположился в огромной пещере с облезшими стенами с въевшимся в них запахом пота и высокими потолками. В просторном помещении собралось порядка сорока мужчин и женщин. Некоторые из них делали упражнения на растяжку, другие отрабатывали элементы различных боевых искусств. На ковре атлетически сложенная женщина с ярко-красными волосами тренировалась в паре с высоким седым мужчиной с кожей цвета мокко. Они полностью отдались процессу, женщина, разбрызгивая во все стороны капли пота, изо всех молотила его по ногам, торсу и голове, а он кричал: «Ну давай, иди сюда! Давай же, я открылся». Тела обоих прикрывало такое количество защитных прокладок, что их можно было принять за астронавтов.

— Это Рэй, — сказал Джеймс Эдвард.

Я начал заниматься боевыми искусствами еще в армии и добился определенных успехов. И сразу понял, что Рэй Депент очень хорош и что он прекрасный тренер. Он наносил женщине легкие удары, чтобы она не забывала об обороне, по прокладке, укрепленной у нее на груди, и еще поддразнивал ее: «Ну останови меня! Господи Иисусе, защищайся! Я могу сделать тебя в любой момент, стоит мне только захотеть!» Она стала действовать быстрее, стараясь разнообразить удары. Он блокировал большую часть ударов, некоторые пропускал и принимался дразнить ее еще больше, все повторяя, что никогда еще не имел белую женщину и не может упустить такую прекрасную возможность.

Пока он распинался, она подсекла его под левое колено. Рэй споткнулся, попытался сохранить равновесие, а когда ему это удалось, резко выбросила ногу и ударила его по затылку, повалила, уселась сверху и принялась наносить сильные удары по прокладкам, защищавшим низ живота, спину и голову. Он сгруппировался, прикрываясь руками, а потом крикнул, что сдается, сдается, сдается, и расхохотался. Она помогла ему подняться, они поклонились друг другу, и тут она с радостным воплем подпрыгнула и бросилась его обнимать.

Женщина отправилась в раздевалку, размахивая руками и повторяя «да!», а Рэй Депент сошел с ковра, начал снимать прокладки и увидел нас. Он улыбнулся Джеймсу Эдварду и, продолжая отстегивать прокладки, направился к нам. Он был на два дюйма выше меня и, наверное, на пятнадцать фунтов тяжелее.

— Добро пожаловать домой, Адмирал! Я по тебе скучал, молодой человек.

Он крепко обхватил Джеймса Эдварда, и они принялись колошматить друг друга по спине. Потом Джеймс Эдвард отступил на шаг и спросил:

— Тебе что, подвернулся подходящий случай поиметь белую женщину?

Рэй ухмыльнулся:

— Тринадцать месяцев назад два козла подловили ее на парковке в Панчо-парк. Один из них изнасиловал ее на заднем сиденье ее собственного «БМВ». Другой уже расстегивал штаны, когда появилась парочка женщин и спугнула их. Как ты думаешь, что ждет этих парней, если они захотят повторить?

— Трансплантация яичек?

— Точно.

— А она быстро научилась, — сказал я.

— Мотивация, дружок. Мотивация — это все.

— Рэй, это Элвис Коул, — представил меня Джеймс Эдвард. — Частный детектив.

— Неужели? — Он протянул мне руку, на ощупь напоминавшую теплую сталь. — И что же ты расследуешь?

— Я занимаюсь делом, в котором всплыло название банды «Восьмерка — двойка». Джеймс Эдвард сказал, что вам про них кое-что известно.

Рэй снял последние защитные прокладки и вытер футболкой лицо и шею. Все остальные в зале были одеты в плотные костюмы для карате. Все, кроме Рэя. Он работал в брюках военного образца, предназначенных специально для пустыни, и оранжевой футболке морской пехоты.

«Привычка — вторая натура».

— Лучше бы с ними не связываться. Крутые парни.

В ответ я только плечами пожал.

— Профессиональный риск!

— Угу. Побольше крутизны — и будь что будет.

— Ребята из «Восьмерки — двойки» входят в банду «Crips»? Все думают, будто «Crips» и «Bloods»[14] — это две большие банды, но ошибаются. Они состоят из более мелких банд. «Восьмерка — двойка», «Восьмерка — тройка лебедей», «Ревущие шестидесятые», «Две семерки с Гувера», «Crips с Восточного побережья» и все такое.

— Да, — согласился Рэй. — От Восемьдесят второй до Гувера. Отсюда их названия. Если хочешь войти в их число, то должен совершить мошенничество. А чтобы стать НГ, надо спустить курок. Все очень просто.

— НГ означает Настоящий Гангстер, — пояснил Джеймс Эдвард. — Это все равно что признанный член мафии.

— Понятно.

— Во что же ты ввязался, если оказался здесь, в Южно-Центральном? Да еще эти чертовы «Crips».

— Чарльз Льюис Вашингтон.

Рэй перестал улыбаться и посмотрел на Джеймса Эдварда:

— Как мама, сынок?

— В порядке. Хотя у нас возникли кое-какие проблемы с «Восьмеркой — двойкой».

Рэй снова взглянул на меня:

— Ты на них работаешь?

— Нет. Но возможно, дело, которым я занимаюсь, приведет нас в одно и то же место.

Джеймс Эдвард молча кивнул.

— Я не видел Льюиса пару лет. Узнал о его смерти, и мне это совсем не понравилось, а еще мне не понравилось то, как он умер. Я занимался с мальчиком по программе работы с молодежью. Это было давно, и он не стал продолжать, но все, кто когда-то брал у меня уроки, навсегда остаются со мной. Вот как этот. — Рэй Депент положил свою стальную руку на плечо Джеймса Эдварда. — Я пытался направить его в морскую пехоту, но ему нравились корабли.

— Копы утверждают, будто Льюис принадлежал к банде «Две семерки», а его мать говорит, что это не так, — сказал я.

— Льюис действительно водился с ними некоторое время, но давно. Именно поэтому он и пришел ко мне, — нахмурившись, заметил Рэй.

— А он когда-нибудь имел дела с «Восьмеркой — двойкой»?

— Насколько мне известно, нет.

— Его родные обвинили полицию в противоправных действиях, приведших к смерти, но Джеймс Эдвард мне сообщил, что тип по имени Аким Де Муэр заставил их забрать заявление.

Рэй снова посмотрел на Джеймса Эдварда.

— Ты уверен?

Джеймс Эдвард кивнул.

— С какой стати Акиму Де Муэру защищать шайку белых копов из Полицейского управления Лос-Анджелеса? — спросил я.

— Я знаю Акима. Он никогда не будет никого защищать, если ему это не выгодно, — покачал головой Рэй.

— Когда Льюис Вашингтон погиб, все агентства новостей в городе подняли шумиху, естественно вспомнив про Родни Кинга. Может быть, Акиму Де Муэру это пришлось не по вкусу? Может быть, в принадлежавшем Льюису ломбарде происходило нечто такое, о чем остальным лучше бы не знать?

— Ты так думаешь?

— Думаю, тут есть какая-то связь, — пожал я плечами. — Только вот у кого бы узнать какая?

— Поэтому-то я и привез его сюда, Рэй, — вмешался Джеймс Эдвард. — А вдруг у тебя есть кой-какие зацепки.

— Хочешь, чтобы я порасспрашивал, мистер? — улыбнулся Рэй Депент. — Это я могу. А еще я знаю одного человека, который, возможно, сумеет помочь. Но держитесь подальше от банды «Восьмерка — двойка». Армия не учит, как общаться с отребьем.

— Проклятье, Рэй! — нахмурился Джеймс Эдвард.

Из раздевалки вышла женщина с красными волосами. Она приняла душ, переоделась и, наградив Рэя ослепительной улыбкой, выбежала из зала.

— Хорошенькая, — заметил я.

— Угу, — согласился Рэй.

Из маленькой стеклянной кабинки, служившей офисом, выглянула женщина в годах:

— Рэй, звонят из «Двадцатого века Фокс». Говорят, дело срочное. Им нужно, чтобы ты показал Брюсу Уиллису какой-то прием для их фильма.

— Брюс Уиллис. Черт возьми! — ухмыльнулся Джеймс Эдвард.

На Рэя имя Брюса Уиллиса, похоже, не произвело такого сильного впечатления, как на Джеймса Эдварда.

— Сейчас?

— Они сказали, это срочно.

— Киношники приглашают Рэя, чтобы он ставил сцены драк и учил актеров различным приемам. Представляешь, здесь был Арнольд. И Слай Сталлоне.

— Сейчас не могу, только вечером. У меня занятия, — покачал головой Рэй.

— Они говорят, что дело срочное, — повторила женщина.

Рэй снова покачал головой.

— Ох уж эти киношники! Передай им, чтобы отваливали, — крикнул он женщине.

Джеймс Эдвард был потрясен:

— Какого хрена! Разве можно сказать Брюсу Уиллису, чтобы он отвалил!

Женщина вернулась в свою кабинку.

— Боже праведный, Джеймс Эдвард! Большое дело! — Рэй Депент посмотрел в мою сторону и смущенно добавил: — Эти ребята думают, будто кино — это ужасно важно. Они не понимают. Клиент есть клиент.

— Разумеется.

— У меня занятия.

— Конечно.

В зал вошла группа из двенадцати маленьких девочек, которых привела высокая чернокожая женщина. Большинство девочек были чернокожими, и еще парочка латиноамериканок. Все в аккуратных костюмчиках для карате и спортивных тапочках. Прежде чем ступить на ковер, они дружно сняли обувь. Рэй опустил руки и улыбнулся:

— А вот и мои ученицы.

— Черт побери! — только и мог сказать Джеймс Эдвард Вашингтон.

Рэй Депент снова сжал его плечо, заявил, что был рад со мной познакомиться и что если он что-нибудь узнает, то обязательно позвонит Джеймсу Эдварду. Затем он отвернулся от нас и направился к своему классу.

Девочки выстроились ровной шеренгой, словно уже делали это тысячу раз, поклонились ему и крикнули: «Кун хей» — с идеальным корейским произношением. Рэй что-то им сказал, но так тихо, что я не расслышал, и поклонился в ответ.

Рэй Депент получает пятьсот долларов в час от голливудских звезд, но в жизни есть более важные вещи.

Глава 12

Джеймс Эдвард Вашингтон хотел еще немного пообщаться с Рэем и потому остался, я же направился к своей машине, очень медленно снимая на ходу куртку, чтобы хорошо осмотреть улицу и перекрестки. Джо Пайк ездит в аккуратном красном «джипе чероки», и я рассчитывал увидеть или джип, или голубой седан, но не заметил ни того ни другого. Может, седан вовсе меня не преследовал и я зря старался со своей курткой.

«Элвис Коул, Детектив-Экзистенциалист».

С другой стороны, парни в голубом седане могли оказаться лучше меня и мне просто не хватило мастерства, чтобы выследить их.

Нет.

Я выехал на шоссе I-10 и направился на восток, меняя полосы движения с более медленных на быстрые и нажимая на газ. Типичный житель Лос-Анджелеса. У меня получилось. Примерно через четверть мили после выезда из Ла Бри я заметил голубой седан, прятавшийся за фургоном «райдер» в двух полосах от меня. За рулем снова сидел парень в бейсболке «Доджерс», а коротко стриженный держал в руке пистолет.

Я съехал около Ла-Сьенеги и направился на север, стараясь попадать на светофоры так, чтобы разглядеть своих преследователей, но безрезультатно. Опытные ребята. Они соблюдали дистанцию, сохраняя между нами три-четыре машины, и явно не боялись меня потерять. Значит, знали, что в любой момент смогут меня найти, или работали в паре со второй машиной. Копы всегда используют вторую машину.

Ла-Сьенега — это четыре полосы, но Калтранс[15] снова приложил здесь руку, и по мере приближения к бульвару Пико две идущие на север полосы превратились в одну. На здании крупного торгового центра на юго-восточном углу установлены видеокамеры, и я начал понемножку сбрасывать скорость. К тому времени, как я миновал перекресток, у водителя ехавшего за мной внедорожника «тойота» лопнуло терпение и он с ревом промчался мимо, показав мне средний палец. Проезжая бульвар Пико, я продолжал держаться правого ряда, и ехавшие за мной две машины свернули. В результате я оказался один на один с голубым седаном. Водитель повернул направо вместе с теми двумя машинами, словно туда и направлялся, и тут я заметил вторую машину, темно-коричневый седан, за рулем которого сидел Флойд Риггенс; он пристроился за двумя парнями на мопедах. Так-так-так.

Я продолжал двигаться на север по Ла-Сьенеге и через три квартала обнаружил, что впереди меня уже поджидает голубой седан. Судя по всему, повернув на бульвар Пико, седан, как ракета, рванул вперед, а затем свернул на север по параллельной улице, чтобы меня опередить. Флойд Риггенс, видимо, сообщил им по рации, что он меня видит и мы едем на север, и парни из седана знали, где меня ждать. Флойд остался сзади, а когда я проехал, голубой седан снова сел мне на хвост. Именно то, что мне и требовалось.

Я свернул на восток на бульвар Беверли, затем проехал по Ферфаксу мимо телевизионного городка Си-би-эс к рынку. Рынок представляет собой разбросанные тут и там сооружения в окружении парковок, которыми в основном пользуются водители туристических автобусов и жители Юты, приехавшие поглазеть на Си-би-эс.

Я свернул чуть севернее, проехал мимо автобусов и примерно миллиона пустых парковочных мест в сторону восточной парковки. С северной стороны движение довольно интенсивное, но для того, чтобы попасть в восточную часть, необходимо проехать по узкой дороге между домами, где продают папайю и фотографии Пэта Сейджака[16] в рамках. Здесь полно машин и людей, особенно в субботу. Прекрасное место для частного детектива, решившего устроить засаду.

Выбравшись из узкого проезда, я быстро развернулся и встал за цветочным фургоном. Следом показался белый «фольксваген рэбит» с девчушкой за рулем, затем — голубой седан. Он двигался медленно, парень на пассажирском сиденье указывал куда-то на юг, а водитель, вытянув шею, пытался разглядеть, куда именно. Ему явно не понравилось увиденное, так как он сердито махнул рукой, отвернулся — и заметил меня. Я перегородил им дорогу своим «корветом» и вышел из машины, опустив руки, чтобы показать, что у меня нет оружия. Паренек с короткой стрижкой выскочил из машины и принялся что-то кричать в переговорное устройство, а латиноамериканец бросился ко мне, держа в одной руке значок, а в другой — девятимиллиметровый «браунинг». Флойд Риггенс мчался к нам с дальней стороны парковки. Турмана с ним не было. Турмана вообще поблизости не было.

— Руки вверх и в сторону, подальше от тела! — завопил латиноамериканец.

Стоит им только достать оружие, как они сразу начинают орать.

Паренек с короткой стрижкой подскочил ко мне и свободной рукой быстро похлопал меня по карманам. Я решил, что это Пинкворт. Другого, видимо, звали Гарсиа. Пока Пинкворт меня обыскивал, на тротуаре начали собираться туристы из автобусов, чтобы поглазеть на бесплатный цирк. Мужчины были в бермудах, женщины — в летних брючных костюмах, и почти все с камерами в руках. Туристы. Они сбились в небольшую группу, наблюдая за нами, а толстый парнишка в очках и футболке с надписью «Де-Мойн» выдохнул:

— Круто!

Может быть, они решили, что мы со студии Си-би-эс и снимаем очередное шоу.

— Господи, да тут уже чертова пропасть народу собралась, — произнес Гарсиа.

— Это мои фанаты, — с улыбкой сообщил ему я.

Пинкворт занервничал и опустил пистолет, словно боялся, что кто-то его увидит. Гарсиа последовал его примеру.

В это время под скрежет тормозов к нам подкатила машина Риггенса. Он рванул двери и выскочил из машины. Лицо у него раскраснелось, вид был сердитый. А еще я понял, что он здорово выпил.

— Держись подальше от моей жены, козел драный!

— Флойд! — окликнул его Гарсиа, но Флойд не слушал.

Он сделал два огромных шага вперед, затем бросился на меня, слегка скособочившись, словно хотел вилами забросить меня в другую временную зону.

Он слегка покачнулся, а я отступил на шаг и так врезал ему ногой по голове, что он отлетел в сторону.

— Вот это да! — восхитился толстый парнишка, а его папаша навел на нас свою видеокамеру «Сони».

Когда Риггенс упал, Гарсиа снова поднял оружие, а Пинкворт собрался было броситься вперед, но в этот момент из-за их машины выскочил Джо Пайк, снял с предохранителя свой дробовик и сказал:

— Не советую.

Гарсиа и Пинкворт застыли на месте и демонстративно разжали пальцы, показывая, что не собираются в меня стрелять.

Из толпы донесся дружный вздох. Отличное вышло шоу.

Рост Джо Пайка — шесть футов один дюйм, весит он сто девяносто фунтов, татуировка в виде двух красных стрел украшает его дельтовидные мышцы — в память о службе в разведке морской пехоты во Вьетнаме. Он был в потертых голубых джинсах, кроссовках «Найк», простой серой фуфайке с обрезанными рукавами и, разумеется, в черных очках, как у пилота. Иногда, когда солнечные лучи падают под определенным углом, его татуировки начинают светиться. Мне кажется, Пайк называет это призрачным видом.

— Ха, а я думал, что ты застрял в пробке, — произнес я.

Уголок рта Пайка слегка дрогнул. Он никогда не улыбается, но иногда у него дергается уголок рта. Это когда внутри он просто помирает от хохота. Или горько плачет.

Я забрал у Гарсиа и Пинкворта оружие, а Пайк обошел голубой седан, чтобы выбрать удобную позицию и блокировать Риггенса. Пайк двигался так, что казалось, будто он скользит, плывет над поверхностью земли, совсем как пантера, вышедшая на охоту. Для него двигаться и значило охотиться.

— Опусти свой чертов дробовик, — прорычал Гарсиа. — Мы из Полицейского управления Лос-Анджелеса.

Дробовик в руке Пайка даже не дрогнул. Какая-то женщина средних лет в ядовито-зеленой шляпке и с ридикюлем размером с сумку почтальона посмотрела на остальных туристов и спросила:

— Автобус-то сможет теперь уехать?

Я забрал у Риггенса оружие, а потом подошел к Гарсиа и Пинкворту, чтобы проверить их удостоверения личности.

— Ты поплатишься за это, козел! На коленях будешь ползать! — пообещал мне Пинкворт.

— Угу.

Риггенс застонал и слегка повернулся на бок. В том месте, где он ударился об асфальт, из головы у него шла кровь, но рана была неопасной. Я вынул обоймы из их пистолетов, бросил на заднее сиденье седана и вернулся к Риггенсу.

— Дай-ка взглянуть.

Риггенс оттолкнул мою руку и попытался отползти в сторону, но ему удалось лишь перевернуться на спину.

— Да пошел ты!

— Вы, парни, по уши в дерьме, — заявил Пинкворт. — Вы только что напали на офицера полиции Лос-Анджелеса.

— Давай пиши протокол — и в участок, — предложил я ему. — Может, они попросят Риггенса подышать в трубочку, пока вы меня оформляете.

— Тихо, Пинк, — вмешался Гарсиа.

В этот момент к нам подъехал четырехдверный зеленый седан, точно такой же, как две другие полицейские машины. Седан остановился рядом с Риггенсом, дверь открылась, и наружу вышел высокий мужчина с коротко стриженными седыми волосами, в слаксах, полосатой рубашке с коротким рукавом, аккуратно заправленной в штаны, и мокасинах «Редвинг». У него было загорелое морщинистое лицо, словно он много времени проводил на открытом воздухе, и я решил, что ему за сорок, хотя, может, и больше. Он посмотрел на Риггенса, затем на двух копов около голубого седана, а потом — на Джо Пайка. Мужчина не выглядел расстроенным или слишком взволнованным, как будто заранее знал, что его здесь ожидает, и не сомневался в том, что сумеет с этим справиться. Увидев Пайка, он сказал:

— Я и не знал, что ты тут замешан.

Пайк коротко кивнул.

— Вы что, ребята, знакомы? — удивился я.

— Эрик Дис, — произнес Пайк.

Эрик Дис посмотрел на меня, затем снова на Пайка.

— Мы с Пайком пару месяцев патрулировали улицы, примерно миллион лет назад, — (Пайк служил в полиции, когда я с ним познакомился.) — Убери дробовик, Джо. Все закончилось. Никто не собирается стрелять.

Пайк опустил дробовик.

Пинкворт, вытянув шею, уставился на Пайка:

— Этот сукин сын и есть Джо Пайк? Тот самый Джо Пайк?

Пайк прослужил в полиции почти три года, но все закончилось не слишком хорошо.

— Кто? — спросил Риггенс, который по-прежнему никак не мог подняться с земли.

— Ясное дело. Вас только что сделал лучший из лучших, — заявил Дис.

Пинкворт хмуро посмотрел на Пайка, как будто давно мечтал наградить его хмурым взглядом.

— Да пошел он!

Джо повернул голову примерно на пять градусов в сторону Пинкворта, и тот сразу перестал хмуриться. Пайк обладает качествами безупречной машины, словно он отлаживает собственное тело так же, как свой джип, а его джип отлажен безупречно — тело тоже. Можно легко представить, как он делает тысячу отжиманий или бежит сотню миль, словно его тело — это инструмент для мозга, а мозг — безграничный источник силы, не знающей преград. Когда мозг дает команду остановиться, тело останавливается, причем точно и без сбоев.

— Давненько мы не виделись, Джо, — заметил Дис. — Как поживаешь?

Пайк повернул голову и едва заметно кивнул.

— А ты все такой же говорун. — Дис посмотрел на туристов из Де-Мойна. — Пинк, убери этих людей. Нам толпа ни к чему.

Пинкворт сурово на меня посмотрел, затем вытащил свой значок и направился к группе туристов. Папаша толстого парнишки вовсе не хотел убираться и поднял страшный шум. Дис повернулся ко мне:

— Коул, мы могли бы предъявить тебе обвинение в препятствовании правосудию и в том, что ты выдавал себя за офицера полиции. Стоит нам захотеть — и можешь забыть о своей лицензии.

— Каким боком вы связаны с Акимом Де Муэром и бандой «Восьмерка — двойка»? — поинтересовался я.

Дис моргнул, а потом ухмыльнулся, но явно не мне, а каким-то своим мыслям.

— Это официальное полицейское расследование. И советую тебе держаться от него подальше. А еще советую тебе не совать нос в личную жизнь Марка Турмана. Станешь трахать моих людей, будешь иметь дело со мной. А тебе это не понравится. Я не тот парень, которого можно трахать.

Риггенс закашлялся, потом сел и, прищурившись, заявил:

— Я, падла, надеру твою вонючую задницу!

Ему удалось приподняться, но тут у него снова подогнулись ноги, он повалился назад и ударился головой о левое переднее колесо седана. Схватившись за голову, он жалобно воскликнул:

— Господи!

Дис несколько мгновений буравил меня глазами, затем подошел к Риггенсу:

— Хватит, Флойд.

— Он меня ударил, Эрик, — простонал Флойд. — Этот сучонок должен заплатить.

На лице Риггенса была кровь.

Дис схватил его за рубашку и так сильно дернул, что почти оторвал от земли. Риггенс бессильно прислонился головой к седану.

— Никто никому ничего не должен, Флойд.

Риггенс встал, достал платок и приложил к голове. Платок тут же покраснел от крови.

— Вот дерьмо!

— Нужен лед, — сказал я.

— Да пошел ты!

Дис небрежно махнул рукой в сторону Гарсиа:

— Пит, отведи Флойда и найди лед.

— Мне не нужен ваш поганый лед. Я в порядке, — заявил Флойд.

— Выглядишь ты паршиво, — заметил Дис. — Ты выглядишь как алкаш, которому заехали по морде.

В голосе Диса зазвучали металлические нотки, и Риггенс дернулся, словно его ударили хлыстом. Гарсиа подошел к нему и взял за руку. Флойд стряхнул его руку, но поплелся за ним в супермаркет.

— Элита, — пробормотал Джо Пайк.

На лице Эрика Диса появилось жесткое выражение.

— Они отличные ребята, Джо. И не какие-то там головорезы.

Пайк только молча посмотрел на Эрика Диса.

— Я видел Риггенса всего два раза, и оба раза он был пьян. Вы что, всегда пьете на службе? — поинтересовался я.

Дис подошел ко мне. Он был выше меня и, наверное, лет на шесть или восемь старше. Эрик Дис напомнил мне сержантов, с которыми мне довелось познакомиться в армии. Они привыкли вести за собой людей, заботиться о них и командовать ими.

— Я забочусь о своих парнях, задница, — сказал он. — Ты лучше бы о себе позаботился.

— Полегче, Эрик, — вмешался Джо Пайк.

— В каком смысле, Джо? — спросил Дис и снова посмотрел на меня: — Это предупреждение, первое и последнее. Мы сами решим проблемы девочки с Марком. Ты ей больше не нужен. Иными словами, ты уволен.

— А что, ребятам из Полицейского управления больше нечего делать, как таскаться за мной?

— Мы хотели с тобой поговорить. Поговорить или прикончить.

— Ой как страшно, Дис! — «Крутой детектив». — Какое отношение имеет Аким Де Муэр к смерти Льюиса Вашингтона?

Когда я произнес имя Льюиса Вашингтона, в глазах Диса появилось жесткое выражение, и я подумал, что, похоже, зашел слишком далеко.

— Я пытаюсь вести с тобой честную игру, Коул. Может, из-за Джо, а может, потому, что я честный парень, но если ты будешь настолько глуп, что не прислушаешься к моим словам, то мне придется решить проблему по-другому.

— Где Марк Турман? Ты дал ему выходной?

Дис уставился в землю, будто пытался вспомнить волшебное слово, но тут появились Пинкворт, Риггенс и Гарсиа. Как только Пинкворт отвернулся, толпа снова заняла свои места. Папаша толстого парнишки довольно улыбался. Риггенс сел в коричневый седан, а Пинкворт и Гарсиа направились к своей машине. Дис посмотрел на меня, и я увидел усталость в его глазах.

— Ты не помогаешь девушке, Коул. Думаешь, что помогаешь, но это не так.

— Может быть, она тут больше ни при чем. Может быть, дело гораздо серьезнее. Может быть, меня теперь интересуют Льюис Вашингтон и Аким Де Муэр, а еще то, почему пятеро полицейских так напуганы, что сели мне на хвост.

Дис кивнул, словно знал, что́ я собирался сказать, и это его совсем не порадовало.

— Дело твое, приятель.

Он вернулся к своей машине и уехал.

Риггенс с шумом рванул вслед за ним. Гарсиа завел машину, и они пристроились за Риггенсом, но Пинкворт успел показать мне средний палец. Мальчишка в футболке с надписью «Де-Мойн» расхохотался и начал хватать отца за руку, чтобы тот не пропустил столь захватывающего зрелища.

Уникальный снимок для «Кодака».

Глава 13

Через тридцать пять минут я мчался по узкой дороге домой. Под вязом у входа уже стоял джип Пайка. Я уехал с места нашей встречи с парнями из КБР раньше Пайка и нигде не задерживался, но обнаружил, что он уже здесь, как будто ждет меня пару часов, словно может одновременно находиться сразу в нескольких местах. Он постоянно такое вытворяет, но я не знаю, как ему это удается. Возможно, обладает даром телепортации.

Пайк держал на руках кота, и они что-то рассматривали на дне каньона. Наверное, искали очередных копов.

— Как тебе удалось меня обогнать? — спросил я.

Пайк отпустил кота.

— Не знал, что у нас соревнование.

«Видали каков?»

Я отключил сигнализацию, и через гараж мы вошли прямо на кухню. Проходя по своему дому, я чувствовал себя как-то неуютно, словно ожидал, что копы прячутся в шкафах или за диваном. Я оглядывался по сторонам, пытаясь понять, побывали ли они в моем доме. Такое уже случалось. Тогда мне это не понравилось, а сейчас — еще меньше.

— Все чисто, — заявил Пайк.

Вот он стоит в дальнем конце комнаты, а через мгновение уже у вас за спиной.

— Откуда ты знаешь?

— Дошел до конца дороги. Проверил склон — наверху и внизу. Походил по дому, пока ты не появился. — Он слегка пожал плечами. — Все чисто.

Система сигнализации за шесть тысяч долларов, а Пайку хоть бы что.

— Хочешь рассказать, что происходит? — спросил он.

Я вынул два «Фальстафа» из холодильника, один отдал Пайку, другой оставил себе, а потом рассказал о Дженнифер и Турмане и об отряде Диса.

— Четыре месяца назад отряд Диса производил арест, во время которого погиб парень по имени Чарльз Льюис Вашингтон. Его семья подала жалобу на противоправные действия отряда Диса, но забрала свое заявление под давлением уличной банды под названием «Восьмерка — двойка».

Пайк глотнул пива и кивнул:

— Итак, что связывает Эрика Диса и уличную банду?

— Вот в чем вопрос.

Я сходил наверх, взял свои записи и спустился к Пайку.

— Есть хочешь?

— Всегда.

— У меня осталось немного оленины.

— А зеленого ничего нет? — поморщился Пайк.

Два года назад он стал вегетарианцем.

— Есть. Тунец будешь? — Иногда он ест рыбу. — Сначала прочти эти записи, потом поговорим.

Пайк взял мой блокнот, а я отправился к холодильнику за мясом. Осенью я охотился в холмистой местности в Центральной Калифорнии на чернохвостого оленя, и мне улыбнулась удача. Я оставил себе вырезку и котлетную часть, а остальное превратил в копченую колбасу, которую мне сделал один знакомый немец-колбасник из Западного Лос-Анджелеса. Вырезка и котлетки закончились, но у меня осталось три толстых кольца колбасы. Я достал из морозилки два из них, положил в микроволновку, чтобы они разморозились, затем вышел на веранду и развел огонь. Кот сидел под кормушкой для птиц.

— Забудь про птичек, — велел я ему. — Сегодня у нас Бэмби на обед.

Кот моргнул пару раз, подошел ко мне и уселся у гриля. Оленина — одно из его самых любимых блюд.

Я держу на веранде рядом со столом для пикника из красного дерева угольный гриль фирмы «Вебер». Стол помогла сделать женщина, подарившая мне кормушку для птиц. Откровенно говоря, она сделала его практически самостоятельно, я только был на подхвате, что столу только пошло на пользу. Я очистил гриль, затем заложил внутрь мескитовый уголь и развел огонь. Он разгорается не сразу, и нужно чуть-чуть подождать. Когда уголь разгорелся, я вернулся на кухню.

Пайк оторвался от моего отчета и поднял голову:

— Мы стакнулись с пятью офицерами из Полицейского управления Лос-Анджелеса всего за сорок долларов?

— Нет. Мы будем получать сорок долларов каждый месяц в течение следующих сорока девяти месяцев.

Пайк только головой покачал.

— Считай это гарантией занятости, Джо. Четыре года надежного дохода.

Пайк вздохнул.

Я открыл новый «Фальстаф» и выпил половину по дороге наверх, в душ, а другую — по пути назад. Когда я спустился, Пайк сделал огромную миску салата с тунцом, турецким горохом, помидорами и луком. Мы вышли на веранду, прихватив с собой салат и оленину.

Небо потемнело, а когда солнце опустилось в пурпурную лужу на западе, запахи цветущих эвкалиптов и жасмина смешались с дымом мескитового дерева. Это был чистый, здоровый запах, который навевал мысли — по крайней мере мне — о бескрайних просторах и маленьких девочках и мальчиках, которые лазают по деревьям и гоняются за светлячками. Может быть, я был одним из таких маленьких мальчиков. Может быть, я им остался. Только вот в Лос-Анджелесе нет светлячков.

Я положил мясо на решетку, сел рядом с Пайком за стол и рассказал ему о Чарльзе Льюисе Вашингтоне и его семье, а еще о том, что́ мне удалось узнать от Рэя Депента про Акима Де Муэра и его банду.

Пайк медленно потягивал пиво и слушал. Когда я закончил, он спросил:

— Думаешь, семья правду сказала о том, что Чарльз Льюис завязал?

— Они в это верят.

— Тогда где парень вроде него мог взять деньги, чтобы купить такой прибыльный бизнес?

— Да, я об этом тоже думал.

— Может быть, у него был партнер.

Я кивнул.

— Де Муэр дал деньги, потому что ломбард был для него хорошей ширмой, и Чарльз Льюис работал на него. Это понятно. Но почему Де Муэр заставил Вашингтонов забрать заявление из полиции? Лавка закрыта. И все, что он делал под ее прикрытием, стало историей.

— Если есть заявление и заведено дело, начинается расследование. Значит, было что-то еще. И он очень хотел это скрыть.

— И Дис об этом знает?

— Если Дис знает, значит, это уже не тайна, — пожал плечами Пайк и, повернув голову, посмотрел на меня: — Если только Эрик тоже не хочет скрыть это что-то.

— Ага, — задумчиво протянул я и перевернул колбасу. Жир уже начал просачиваться сквозь кожицу, и в воздухе витал восхитительный аромат. — Аким Де Муэр и Эрик Дис имеют общий секрет.

Пайк кивнул.

— И тут возникает вопрос: как далеко они готовы зайти, чтобы его сохранить?

Пайк пристально на меня посмотрел, затем встал и ушел в дом. Я услышал, как открылась входная дверь, потом дверца его джипа. Затем он вернулся, прихватив свой пистолет. Это кольт «питон» с четырехдюймовым дулом. Постоянная бдительность — вот она, цена свободы.

— Это означает, что они готовы зайти очень далеко, — прокомментировал я его появление.

— Если против тебя пятеро копов, значит, для них это важно, — произнес Пайк. — Если они гоняются за тобой, значит, они не выполняют свою работу, что совсем нелегко прикрыть. Люди Диса не могут вот так просто взять и отправиться на пляж. Он обязан отчитываться перед начальством о том, чем они занимаются, и должен представлять результаты по расследуемым делам.

— И все пятеро должны быть при деле.

— Все до одного, — кивнул Пайк.

Я снова перевернул колбасу. Шкурка начала поджариваться, и кот запрыгнул на перила веранды, чтобы быть как можно ближе к колбасе. Еще чуть-чуть, и мы сможем подать на стол жареного кота.

— Эрик нервничал. Это на него не похоже, — заметил Пайк. — Может, даже испуган, и это тоже на него не похоже.

— Предположим.

— Испуганные люди поступают алогично. Он надеялся тебя запугать. Теперь, когда он в курсе, что я тоже в деле, будет думать иначе. Так как знает, что меня запугать невозможно.

— Отлично. И от этого он станет еще опаснее.

— Да, — подтвердил Пайк.

— Может быть, Дис говорит правду. Они расследуют какое-то дело, и он не хочет, чтобы я путался у него под ногами.

— Если бы он хотел, чтобы ты ему не мешал, это не проблема. Он рассказывает о тебе своему начальнику, тот вызывает тебя и объясняет, в чем дело. Ты же и сам все знаешь, — покачал головой Пайк.

Небо потемнело, и склон внизу расцвел яркими огоньками. Пайк поправил очки, но снимать их не стал. Он их никогда не снимает. Даже ночью.

— Если он не играет в открытую, значит, просто не может играть в открытую. Это первое правило, которое должен выучить каждый коп, — добавил Пайк.

Я в последний раз перевернул колбасу, затем снял с решетки и переправил на деревянную разделочную доску. Я нарезал ее ломтиками, половину положил на свою тарелку и довольно приличную порцию — в блюдце кота. Я даже подул на его колбасу, чтобы слегка остудить. Пайк ушел в дом и вернулся с двумя новыми «Фальстафами» и остатками хлеба с розмарином. Я попробовал салат, Пайк заправил его соевым соусом, рисовым уксусом и мелко нарубленным чесноком.

— Вкусно, — кивнув, похвалил я его.

Он кивнул мне в ответ.

Мы несколько минут ели молча, но у Пайка был не слишком счастливый вид. Конечно, так как он никогда не улыбается, довольно трудно определить, когда он счастлив, но у меня имеются свои способы.

— Что? — спросил я.

Пайк пальцами выудил ломтик тунца, откусил немного, а остальное протянул коту. Кот жадно схватил угощение.

— Я не видел Эрика много лет, — сказал Пайк.

— Он был хорошим копом?

— Да.

— Честным?

Пайк повернул голову и наставил на меня свои черные линзы.

— Если бы я думал иначе, то не работал бы с ним.

— Люди меняются, — заметил я.

Пайк вытер руки о салфетку и снова занялся салатом.

— Да, люди меняются.

Мы закончили ужин в полном молчании, потом отнесли грязные тарелки на кухню и подбросили монетку, чтобы решить, кто будет их мыть. Я проиграл. Где-то в середине процесса мытья зазвонил телефон, и Джо Пайк взял трубку.

— Дженнифер Шеридан, — сказал он.

Я взял трубку.

— Элвис Коул, личный детектив Дженнифер Шеридан, — произнес я.

— От меня только что ушел Флойд Риггенс, — сообщила мне Дженнифер Шеридан. — Он приходил с другим офицером. Они сказали, что из-за меня Марк может погибнуть. И что если я вас не остановлю, случится нечто ужасное.

Ее голос звучал напряженно, и она быстро-быстро произносила слова, как будто с трудом держала себя в руках.

— Вы в порядке?

— Я позвонила Марку, но его нет дома.

— А вы? Вы в порядке?

Я слышал, как она дышит в трубку. Она долго не отвечала, а потом сказала:

— Я хочу, чтобы со мной кто-то был. Вы не против?

— Сейчас выезжаю.

Я повесил трубку. Пайк посмотрел на меня, и свет кухонных ламп отразился в его очках.

— Риггенс нанес ей визит. Пожалуй, мне стоит к ней съездить.

— Похоже, все идет не так, как ей хочется, — заметил Пайк.

— Не знаю. Может, мы справимся, — развел я руками.

— Если Дис, Турман и остальные ребята связались с Акимом Де Муэром, это может повернуться самой неприглядной стороной. Она может узнать о нем что-то такое, чего лучше бы ей не знать.

— Наверное, такую цену приходится платить за любовь, — снова развел я руками.

— Я домою посуду, — бросил Пайк.

Я поблагодарил его, прихватил свой «дэн-вессон» и поехал к Дженнифер Шеридан.

Глава 14

Через двадцать шесть минут я припарковался напротив дома Дженнифер Шеридан, вышел из машины и нажал кнопку домофона.

— Кто это? — послышался голос Дженнифер Шеридан.

— Элвис Коул.

Дверь с тихим гудением открылась. Я вошел и на лифте доехал до третьего этажа.

Дженнифер Шеридан жила в одном из тех многоквартирных домов неподалеку от автострады в Вудленд-Хиллз, где обычно селятся симпатичные молодые одиночки, привлекательные молодые пары и не слишком молодые, но почти такие же привлекательные, недавно разведенные мужчины и женщины. В бассейне все охотно флиртуют, а в спортивном зале мужчины и женщины с интересом поглядывают друг на друга, но все это можно считать справедливой платой с учетом приемлемых цен и отсутствием преступности в данном районе. Если, конечно, преступления не совершают сами полицейские.

Квартира 312 находилась в конце длинного коридора, пол которого был застелен пушистой ковровой дорожкой. Дженнифер Шеридан высматривала меня через двухдюймовую щель в дверях. Увидев меня, Дженнифер сразу же захлопнула дверь, чтобы снять цепочку, а потом снова ее открыла.

— Извините, что вас побеспокоила, но я просто не знала, что делать. Чувствую себя такой дурой.

Я улыбнулся ей благосклонной улыбкой умудренного жизнью детектива.

— Никакого беспокойства. Вы совершенно правильно поступили, позвонив мне. — Моя улыбка, скорее всего, — результат шести бутылок «Фальстафа».

Она впустила меня внутрь и провела в гостиную мимо кухни. На ней была мешковатая белая футболка, черные колготки и белые теннисные туфли. Удобная одежда. Самый подходящий наряд для визита Флойда Риггенса.

— Я пыталась дозвониться до Марка, но он не отвечает. Я оставила ему сообщение на автоответчике.

— Хорошо.

— С Флойдом был еще какой-то мужчина, но я не знаю его имени. Он тоже офицер полиции.

— Как он выглядел?

— Выше Флойда, с очень короткими светлыми волосами.

— Пинкворт.

— Да, наверное, — кивнула она. — Флойд называл его Пинком, но я не сообразила, что это часть фамилии. — Она пыталась быть храброй, и у нее неплохо получалось.

— Флойд вам угрожал?

Она снова кивнула.

— Он причинил вам боль? — спросил я.

— На самом деле нет, — смущенно улыбнулась она, словно боялась сказать лишнее. — Он меня схватил, и все. Наверное, был пьян.

При этих словах Дженнифер бессознательно коснулась правой руки.

Рукава футболки были закатаны выше локтей, и я обратил внимание на несколько ярких красных пятен, точно кто-то схватил ее за руку и сильно сжал. Я коснулся ее руки и повернул так, чтобы получше рассмотреть отметины, чувствуя, как застучало в висках.

— Флойд, — констатировал я.

Она выдернула руку и натянуто улыбнулась:

— Не думаю, что он хотел сделать мне больно. Я просто немного испугалась.

— Конечно. — Пульсирующая боль усилилась.

У нее была очень симпатичная квартирка. С недорогой дубовой мебелью, огромным мягким диваном и креслами, которые можно купить на распродаже в «ИКЕЕ» или в «Хоум клаб». Напротив дивана на длинной белой пластиковой стойке я увидел телевизор «Сони», проигрыватель компакт-дисков и множество комнатных растений. Между растениями удобно устроились многочисленные фотографии, в основном Марка. Многие из них я видел в альбоме Турмана, но не все. Огромный Гарфилд[17] стоял на страже возле обеденного стола, около полудюжины мягких игрушек расположились на диване. Все было аккуратным, чистым и лежало на своих местах.

— Вы лучше посидите, а я пока приготовлю нам чего-нибудь выпить. Потом попробуем придумать, что делать дальше, — предложил я.

— Я не столь безнадежна, — покачала она головой. — Что вы предпочитаете: диетическую колу или бокал вина? У меня есть «Пино».

— «Пино».

— Посидите, я сейчас вернусь.

— Хорошо, мэм.

Она улыбнулась и вышла в кухню.

Между кухней и гостиной был широкий проход, и мы могли видеть друг друга. Я уселся в мягкое кресло в дальнем конце гостиной, откуда было удобно наблюдать, как Дженнифер разливает вино. Дженнифер Шеридан привстала на цыпочки, чтобы достать два высоких бокала с полки, и поставила их на столик возле раковины. Затем открыла холодильник, вынула из него бутылку «Пино» и вытащила пробку. Бутылка была початой, значит, она уже успела выпить бокал. Дженнифер стояла ко мне спиной. Я разглядывал ее ноги, когда она вставала на цыпочки, и бедра, и попку под слишком большой футболкой. Со спины она не казалась такой уж юной, и мне пришлось отвернуться, чтобы не показаться нескромным.

«Боже мой, Коул! Портрет сладострастного детектива».

Я принялся изучать фотографии, стоящие на белой стойке. Марк Турман. Смотрит на меня. Да пошел ты, Марк! Я перевел взгляд на Гарфилда. Может, целая упаковка «Фальстафа» перед встречей с клиентом — это уж чересчур!

Дженнифер Шеридан вошла в гостиную с двумя бокалами вина в руках. Протянув мне один, она уселась на диван. Должно быть, заметила, что я смотрю на Гарфилда.

— Марк выиграл его для меня. Правда симпатичный?

— Чудесный кот, — улыбнулся я. — Расскажите мне о Риггенсе и Пинкворте. И о том, что они говорили. Постарайтесь вспомнить все подробности.

Она покачала головой.

— Напарник Риггенса почти все время молчал. Просто стоял возле двери и говорил что-то вроде: «Тебе лучше его послушать» или «Мы лишь стараемся тебе помочь».

— Хорошо. Тогда расскажите про Флойда.

Дженнифер Шеридан пригубила вино и задумалась, словно собираясь с мыслями, чтобы ничего не упустить. Перед тем как заговорить, она взяла в руки игрушечного льва.

— Он сказал, что Марк не знает об их визите. Но он напарник Марка и должен прояснить ситуацию, поскольку из-за меня Марка могут убить. Я попросила его объяснить, что происходит, но он проигнорировал мой вопрос. Он заявил, что я не люблю Марка, а я сказала, что он ошибается. А он ответил, что я выбрала странный способ это продемонстрировать. Тогда я велела ему убираться, но он не послушался. Он сказал, что мне не следовало вас нанимать, потому что из-за вас будут крупные неприятности.

— Мы встречались сегодня с Флойдом. — И я рассказал ей о том, что произошло на рынке.

— Вы его ударили? — удивленно заморгала она.

— Нет. Я его лягнул.

— Лягнули? — переспросила Дженнифер.

— Да. Как Брюс Ли. Ну вы знаете.

— Вы можете так высоко поднять ногу?

— Я на редкость талантлив, — развел я руками.

Она коснулась левой щеки, между ухом и глазом.

— У него был синяк на этом месте, — благоговейно пробормотала Дженнифер.

Я снова развел руками, и она улыбнулась: наверное, вспомнила, как Риггенс грубо схватил ее за руку. Когда Дженнифер улыбнулась, мне захотелось опустить крыло и полетать кругами. Возможно, мы все еще не совсем зрелые.

— Четверо полицейских из КБР не сели бы мне на хвост, если бы их не испугало мое расследование. Они вовсе не хотели, чтобы я узнал о слежке, но теперь поняли, что все выплыло наружу. А еще они не хотели, чтобы вы о чем-то догадались. Вот почему Риггенс заявился сюда, чтобы припугнуть вас. Они пытаются контролировать ситуацию, но она обостряется, так как у них ничего не получается. Тогда они начинают действовать в открытую.

Она кивнула, и на лице ее появилось задумчивое выражение. Ей пришлось собраться с духом, чтобы задать следующий вопрос:

— А Марк там был? На рынке?

— Нет.

Я наблюдал за ней. Ей было трудно думать об этом, но еще труднее говорить.

— Он сказал, что у Марка неприятности и они пытаются ему помочь, но я все порчу и у Марка будут серьезные проблемы. Потом Риггенс начал кричать. Он сказал, что, может быть, кому-то следует научить меня правильно себя вести. Мне стало страшно, и тут он меня схватил. — Она вдруг замолчала, вышла на кухню и вернулась с бутылкой «Пино». Плеснула вина в свой бокал и поставила бутылку на стол. — Как вы думаете, Марк знал, что Флойд ко мне придет?

— Сложно сказать. Может быть, и нет. — «На крик о помощи детектив отвечает полным сомнений „может быть“».

— Я спросила у Риггенса, почему он так себя ведет. Попросила его рассказать, что произошло. Сказала, что готова помочь. Он решил, что это смешно. Он сказал, что Марк совершал плохие поступки и теперь все они в полной заднице. Я ответила, что Марк не такой, и тогда он заявил, что я совсем не знаю Марка. — Она замолчала, словно кто-то нажал на кнопку, и уставилась на ряды фотографий.

— Вы боитесь, что он прав? — поинтересовался я.

Она молча кивнула.

— Вы боитесь, что действительно ничего не знаете о Марке, а когда узнаете, перестанете его любить?

Она поджала губы и тряхнула головой, а потом посмотрела мне в глаза:

— Нет. Я всегда буду его любить, что бы ни случилось. Если он совершил что-то плохое, значит, верил, что иначе нельзя. Если я могу ему помочь, то обязательно помогу. Я буду его любить, даже если он больше меня не любит.

Она заморгала, и я попытался представить себе, что кто-то любит меня так же сильно, и мне вдруг ужасно захотелось оказаться на месте Марка.

— Дженнифер, Марк когда-нибудь упоминал имя Чарльз Льюис Вашингтон?

— Нет.

— Возможно, он что-то говорил о нем три-четыре месяца назад.

— Может быть, это имя и проскользнуло в разговоре, но я почти уверена, что раньше никогда его не слышала.

— Четыре месяца назад КБР заявилась в «Премьер ломбард», чтобы арестовать Чарльза Льюиса Вашингтона за скупку оружия. Завязалась драка, и Чарльз Льюис Вашингтон умер от многочисленных травм головы.

Дженнифер молча смотрела на меня.

— Люди из КБР заявили, что Вашингтон вытащил пистолет и случайно получил травмы головы, когда они попытались остановить его, не применяя огнестрельного оружия. Семья Вашингтона утверждает, что у Чарльза Льюиса не было пистолета и он старался вести честный образ жизни. Вашингтоны подали в суд на город и Полицейское управление, пытаясь доказать, что смерть Чарльза Льюиса наступила в результате противоправных действий. Было проведено расследование, которое показало, что это не так.

Дженнифер Шеридан не шевелилась. Она смотрела на старые фотографии. Марк и Дженни на выпускном балу в школе. Марк и Дженни после футбольного матча. Она смотрела на улыбающиеся лица. Смотрела, как они смеются.

— Это был Марк?

— КБР заявили, что в инциденте замешаны все пять офицеров, хотя ответственность взял на себя командир отряда Эрик Дис.

— Марк мне ничего об этом не рассказывал, — вздохнула Дженнифер.

— А вам приходилось слышать имя Аким Де Муэр?

— Нет.

— Аким Де Муэр — гангстер из Южно-Центрального округа Лос-Анджелеса. Он главарь банды, которая называется «Восьмерка — двойка». Семья Вашингтон отозвала жалобу, так как Аким Де Муэр начал им угрожать.

— Он ничего мне об этом не рассказывал. Вы думаете, Марк имеет какое-то отношение к этим людям?

— Мне неизвестно, связаны ли эти два факта. Может быть, и нет. Может быть, Марк ничего не говорил вам об Акиме Де Муэре, так как и сам ничего не знал.

— Он ничего мне об этом не рассказывал, — покачала головой девушка.

— Дженнифер, будет очень нелегко. Возможно, мы узнаем о Марке весьма неприятные вещи. Возможно, Риггенс сказал правду. Возможно, откроется то, что вам совсем не хотелось бы знать, и ваши чувства к Марку навсегда изменятся. Вы это понимаете?

— Вы хотите сказать, что нам следует прекратить расследование.

— Нет, вы неправильно меня поняли. Я лишь хочу, чтобы вы понимали реальное положение вещей.

Она отвернулась от меня и уставилась на фотографии на белой стойке. Вся ее жизнь с девятого класса до настоящего момента. Дженнифер стала тереть покрасневшие глаза.

— Проклятье! Я больше не хочу плакать. Я устала от слез. — И она принялась тереть глаза еще сильнее.

Я наклонился вперед и коснулся ее руки. Той руки, за которую ее хватал Риггенс.

— Плакать опасно, — улыбнулся я. — Вы поступаете весьма мудро, стараясь избегать слез.

— Что? — недоуменно спросила Дженнифер.

— Во-первых, обезвоживание, а во-вторых — в легких образуется шлюз рыдания.

Она перестала тереть глаза.

— Шлюз рыдания?

— Пары воды, которые возникают от плача, воздействуют на легкие, а те, в свою очередь, теряют способность перемещать воздух, что часто приводит к удушью. Я потерял из-за этого больше клиентов, чем из-за огнестрельных ран.

— Возможно, это больше говорит о детективе, чем о его клиентах, — заметила Дженнифер.

Я хлопнул себя ладонью по груди:

— Ух!

Дженнифер Шеридан рассмеялась, забыв о слезах:

— Вы забавный.

— Нет. Я Элвис. — «Стоит мне разойтись, меня уже не остановишь».

Она рассмеялась и попросила:

— Скажите еще что-нибудь смешное.

— Еще что-нибудь смешное.

Она снова засмеялась, скорчила гримаску и сказала:

— Нет. Я имела в виду, чтобы вы сказали что-нибудь смешное.

— Ах вот оно что.

— Ну? — Она ждала.

— Вы хотите, чтобы я сказал что-нибудь смешное.

— Да.

— Что-нибудь смешное.

Дженнифер Шеридан швырнула в меня игрушечного льва, но потом перестала смеяться и прошептала:

— О господи! Мне так страшно.

— Я знаю.

— Я закончила колледж. У меня хорошая работа. Я могла бы ходить в гости, но сижу дома. Нужно быть цельным человеком, но у меня такое чувство, что без Марка я умру.

— Вы влюблены. Люди говорят совсем по-другому или до того, как влюбились, или после того, как любовь прошла. И только влюбленный человек может вас понять. Когда любишь, слишком многое поставлено на кон.

— Ни с кем другим я не чувствовала себя так, как с Марком. Впрочем, я даже не пробовала. Хотя, может, и следовало это сделать. Может, я совершила ужасную ошибку.

— Если вы сами этого хотели, значит, не совершили никакой ошибки. — Я тяжело дышал и никак не мог взять себя в руки.

Она стала изучать свой бокал, провела пальцем по его краю, а потом посмотрела на меня. Она уже не казалась мне шестнадцатилетней девочкой. Дженнифер была стройной и хорошенькой и — в некотором смысле — доступной.

— Как здорово, что вы заставили меня смеяться, — сказала она.

— Дженнифер, — начал я.

— Вы очень милый, — подняла на меня глаза девушка.

Я поставил бокал на стол и встал. Она сильно покраснела и отвернулась.

— О господи! Извините, — прошептала она.

— Все в порядке.

Она тоже встала.

— Наверное, вам следует уйти.

— Хорошо.

Я кивнул, понимая, что мне совсем не хочется уходить. В висках снова застучало.

— Это все вино, — нервно засмеялась Дженнифер. Она старательно избегала моего взгляда.

— Конечно. На меня оно тоже подействовало.

Я отошел от нее и оказался в коридоре. Мне нравилось то, как колготки облегают ее икры, а футболка свисает на бедра. Она стояла, скрестив руки на груди, словно ей было холодно.

— Я сожалею, — сказала она.

— Не стоит, — ответил я. — Вы очаровательны.

Она опять покраснела и принялась рассматривать пустой бокал. Я ушел.

Я довольно долго простоял возле ее дома, а потом сел в машину и поехал к себе.

Пайк ушел, в доме было темно и прохладно. Я не стал зажигать свет. Вытащил пиво из холодильника, включил радио и вышел на веранду. Наступило время Джима Лэдда. Зазвучал Джордж Торогуд, потом «Криденс Клируотер ревайвал». Уж если слушать радио, то только все самое лучшее.

Я стоял и, вдыхая ночную прохладу, потягивал пиво. Где-то ухала сова. Терпко пахло жасмином, и мне это нравилось. Интересно, понравился бы этот запах Дженнифер? И какое впечатление произвела бы на нее сова?

Я слушал музыку и пил пиво, а потом отправился спать.

Но когда пришел сон, облегчения он мне не принес.

Глава 15

На следующее утро в десять сорок я позвонил своей приятельнице.

— Не могу поверить. Два звонка в течение одной недели. Я готова сделать тебе предложение.

— Если ты совершишь такую глупость, то придется отдать билеты на Стинга кому-нибудь другому.

— Забудь об этом. Я лучше схожу на Стинга.

«Ох уж эти женщины!»

— Я хочу знать, кто финансировал покупку «Премьер ломбарда» на Гувер-стрит в Южно-Центральном округе Лос-Анджелеса. — Я продиктовал ей адрес. — Ты можешь мне помочь?

— Ты в офисе?

— Нет. Пользуюсь преимуществами своей работы и провожу утро в постели. Обнаженный. И одинокий.

«Мистер Соблазн».

Моя приятельница рассмеялась.

— Ну, насколько я тебя знаю, этого общества тебе больше чем достаточно. — «Все считают себя большими шутниками». — Позвони мне минут через двадцать.

— Благодарю.

Она перезвонила через пятнадцать минут.

— «Премьер ломбард» является совместной собственностью Чарльза Льюиса Вашингтона и «Корпорации Лестера». Лестер обеспечил заем и занимался финансированием через Калифорнийский федеральный банк.

— Ага.

— И что означает твое «ага»? Что я предоставила тебе важную информацию или ты просто прочистил горло?

— Первое. Может быть. Кто подписывал бумаги?

— Вашингтон и адвокат по имени Харольд Беллис. Беллис подписался за Лестера и как член корпорации.

— А у Беллиса есть адрес?

— Да. В Беверли-Хиллз.

Она дала мне адрес, я повесил трубку, принял душ, оделся и отправился в джунгли Беверли-Хиллз.

«Портрет детектива в поисках тайны, приключений и парочки ускользающих улик».

Офис Харольда Беллиса находился на третьем этаже недавно перестроенного здания, рядом с Родео-драйв и примерно в миллионе световых лет от Южно-Центрального округа Лос-Анджелеса. Я нашел место для парковки между «роллс-ройсом» и двухместным «мерседесом» стоимостью в восемьдесят тысяч долларов. Перед магазином, где продавались мужские ремни за триста долларов и выше. Бизнес у них шел неплохо.

Я вошел в маленький стеклянный вестибюль с белым мраморным полом и на лифте поднялся на третий этаж.

Офис Харольда Беллиса занимал фасадную часть здания, и у меня сложилось впечатление, что дела у него идут превосходно. Повсюду гравированное стекло, полированная мебель, а в ковре можно было утонуть, как в Северной Атлантике. Я подошел к секретарше, сидевшей за отделанным гранитом полукруглым столом, и протянул ей свою визитную карточку. На голове секретарши была изящная телефонная гарнитура, позволяющая разговаривать по телефону, не снимая трубки.

— Элвис Коул к мистеру Беллису. Но я не записан на прием.

Она коснулась кнопки на столе, переговорила с кем-то, выслушала ответ и улыбнулась мне. Однако в ее улыбке не было ни намека на дружелюбие.

— Мы сожалеем, но мистер Беллис очень занят. Однако мы готовы записать вас на следующую неделю.

— Передайте ему, что речь пойдет о «Премьер ломбарде». Передайте, что у меня имеются вопросы относительно «Корпорации Лестера».

Она повторила мои слова в микрофон. Через пару минут из соседнего кабинета вышла женщина — тонкая, как рапира, с удивительно белой кожей — и повела меня через длинное помещение, где в маленьких комнатках сидели секретарши и референты. Мы миновали ее офис и оказались в кабинете Беллиса. В ее офисе стояли ряды картотечных шкафчиков, у входа в кабинет красовались свежие тюльпаны. Чтобы встретиться с Беллисом, необходимо было пройти мимо этой дамы, и, похоже, положить ее на лопатки — не простая задача. Она наверняка любит драться.

Кабинет Харольда Беллиса оказался просто огромным.

— Мистер Коул, — провозгласила секретарша.

Харольд Беллис встал, обошел письменный стол, широко улыбаясь, и протянул мне руку. Он был невысок. С мягкими руками, мясистым лицом и редеющими седыми волосами, напоминающими мышиную шкурку. Хауди-Дуди[18] из Беверли-Хиллз.

— Спасибо, Марта. Харольд Беллис, мистер Коул. Марта сказала мне, что вас интересует «Премьер ломбард». Вы хотели бы его купить? — спросил он, с трудом сдерживая смех, словно мы оба давно слышали эту замечательную шутку. Ха-ха!

— Не сегодня, мистер Беллис, благодарю.

Марта посмотрела на меня сверху вниз и удалилась.

Пожатие Харольда Беллиса было вялым, а голос немного скрипучим. Впрочем, может, это признак уверенного в себе человека. На стенах висели подлинные акварели Дэвида Хокни и две картины маслом кисти Хесуса Леууса.[19] На такие картины не заработаешь, если струсишь в ближнем бою.

— Я провожу расследование, нити которого тянутся к «Премьеру», и мне удалось узнать, что вы является представителем собственника компании.

— Все правильно, — ответил Беллис.

Он предложил мне сесть, а сам устроился напротив. Кабинет был оформлен в стиле Санта-Фе, в качестве стульев использовались обитые мягкой тканью скамьи. Кресло хозяина кабинета показалось мне удобным, чего нельзя было сказать о скамье.

— У меня сейчас встреча с клиенткой, но она изучает документы, так что у нас есть несколько минут, — произнес Беллис.

— Замечательно.

— Ваш интерес как-то связан со смертью мистера Вашингтона?

— Отчасти.

— Смерть этого молодого человека стала настоящей трагедией. Перед ним открывался весь мир, — печально покачал головой Беллис.

— Полиция утверждает, что он занимался скупкой краденого. Семья тоже что-то подозревала.

— Однако в суде ничего доказать не удалось.

— А вы утверждаете, что это не так?

— Если он этим и занимался, то совладельцы магазина об этом не знали. — Улыбка Беллиса стала еще более натянутой, и он стал уже прямо-таки вылитый Хауди-Дуди.

— А кто является совладельцами ломбарда, мистер Беллис? — поинтересовался я с вежливой улыбкой.

Харольд Беллис посмотрел на мою визитку, словно надеялся найти в ней ответ на какой-то сложный вопрос.

— Может быть, вам стоит сначала объяснить причину вашего интереса?

— По утверждению родственников мистера Вашингтона, Чарльз Льюис являлся единственным владельцем «Премьера», но мне удалось установить, что предприятие финансировалось «Корпорацией Лестера».

— Это так.

— Поскольку у мистера Вашингтона отсутствовала кредитная история и его тогдашняя работа приносила ему совсем небольшой доход, я не совсем понимаю, почему кто-то согласился вложить значительную сумму денег в довольно сомнительное предприятие.

— «Корпорация Лестера» обеспечивает венчурный капитал для мелких бизнесменов. Чарльз Льюис Вашингтон обратился в корпорацию с предложением, и мы согласились войти с ним в долю. Вот, собственно, и все.

— Корпорация внесла восемьдесят пять тысяч долларов.

— Да.

— И вы согласились дать такой крупный кредит человеку без образования, с криминальным прошлым, без опыта в бизнесе только ради поддержки мелких предпринимателей?

— Но кто-то же должен это делать, как вы считаете? — Он наклонился вперед, и его глаза Хауди-Дуди стали такими же жесткими, как у бомбы с лазерным наведением. Нет, он не струсит в ближнем бою.

— Является ли Аким Де Муэр владельцем «Корпорации Лестера»?

Беллис долго сидел не шевелясь и внимательно меня изучал. Бомба с лазерным наведением искала цель.

— Боюсь, что не имею права обсуждать «Корпорацию Лестера» с вами или с кем-нибудь другим, мистер Коул. Вы ведь меня понимаете?

— Я все прекрасно понимаю, но надеялся, что вы сделаете исключение.

Жесткий взгляд слегка смягчился. Хауди-Дуди вернулся обратно. Хауди-Дуди, берущий тысячу долларов в час.

— Так вы подозреваете, что этот Аким Де Муэр имеет какое-то отношение к смерти Чарльза Льюиса Вашингтона?

— Не знаю.

— Если вы подозреваете кого-то в преступной деятельности, то следует обратиться в полицию.

— Возможно, я именно так и сделаю.

«Элвис Коул угрожает».

Харольд Беллис посмотрел на часы и встал. «Патек Филипп» — часы стоимостью четырнадцать тысяч долларов. Возможно, если вы способны выкинуть четырнадцать тысяч на часы и украсить стены офиса подлинным Хокни, то с легкостью дадите кредит в восемьдесят пять тысяч долларов незнакомцу с сомнительным прошлым и отсутствием кредитной истории. Хотя, конечно, если будешь с легкостью раздавать направо и налево кредиты, то вряд ли сможешь позволить себе такие часы и акварели Хокни.

— Сожалею, но больше ничем не могу вам помочь, мистер Коул. Мне действительно надо заняться своей клиенткой, — сказал мистер Беллис и, посмотрев на мою визитку, добавил: — Могу я оставить ее себе?

— Конечно. Можете получить еще парочку, если пожелаете. Передайте их друзьям. Я не откажусь от работы.

Харольд Беллис вежливо рассмеялся и проводил меня до дверей своего кабинета. Тут же возникшая тощая женщина провела меня обратно через офис в вестибюль. Я надеялся, что она проводит меня до машины, но она почему-то не захотела.

Моя машина по-прежнему стояла между «роллс-ройсом» и «мерседесом», а джентльмены неопределенной национальности по-прежнему заходили в магазин, чтобы купить галстуки за триста долларов и туфли за тысячу двести. Тротуары заполонили стройные женщины с покупками и туристы с фотоаппаратами, а мимо ползли иностранные машины в тщетной попытке найти подходящее место для парковки. Я провел внутри не больше пятнадцати минут, и за это время почти ничего не изменилось: Беверли-Хиллз остался прежним, а я не узнал ничего нового. Но я буду не я, если не найду ход.

Скормив кучу четвертаков счетчику на стоянке, я стал терпеливо ждать. Было одиннадцать двадцать пять.

В шестнадцать минут первого из здания вышел Харольд Беллис и зашагал на север, наверное, у него был намечен бизнес-ланч в одном из близлежащих ресторанов. Через одиннадцать минут на парковке появилась его секретарша Марта, которая села в новенькую «акуру» и поехала на юг.

Я перебежал улицу, поднялся на лифте на третий этаж, подошел к секретарше и улыбнулся ей своей улыбкой «Господи-у-меня-все-сегодня-пошло-наперекосяк».

— Привет! Марта сказала, что мой ежедневник оставила у вас.

— Прошу прощения? — смутилась секретарша.

— Когда я был у вас сегодня утром, то забыл в кабинете Гарри свой ежедневник. Я позвонил, и Марта сказала, что отдаст его вам.

— Сожалею, но она ничего для вас не передавала, — покачала головой секретарша.

— Как же так! — воскликнул я расстроенным голосом. — Теперь у меня будут ужасные неприятности. Там у меня записаны все мои деловые встречи, а также номера счетов. Вы не возражаете, если я зайду туда и проверю, нет ли ежедневника на столе? — Я выжидающе посмотрел на нее, всячески давая понять, что моя судьба в ее руках.

— Конечно. Вы знаете дорогу?

— Найду.

Я прошел мимо маленьких кабинетиков к офису Марты. Он был открыт. Я вошел, прикрыл за собой дверь и принялся обшаривать ящики картотеки. Через три минуты я нашел указатель клиентов, а еще через двадцать — документы «Корпорации Лестера».

Сверху лежали регистрационные документы. Президентом «Корпорации Лестера» числился Аким Де Муэр. Юридическую сторону курировал адвокат Харольд Беллис.

«Ну ничего себе!»

Я пролистал остальные документы и обнаружил, что «Корпорация Лестера» приобрела девять земельных участков в Южно-Центральном округе Лос-Анджелеса, а также два участка в Лос-Фелизе и многоквартирный дом в Сими-Вэлли. Среди других покупок числились два бара, прачечная-автомат и ломбард. Остальное было местным. Похоже, их деятельность приносила неплохой доход.

«Премьер ломбард» был приобретен за девять месяцев и два дня до смерти Чарльза Льюиса Вашингтона. Среди прочих документов я обнаружил контракты с фирмой по продаже недвижимости на шесть участков, а также договоры со строительными компаниями, которые занимались ремонтом и отделкой еще на семи объектах. На каждое владение имелась отдельная папка. В «Премьере» поменяли трубы и электропроводку, а также установили новую систему обогрева и кондиционирования воздуха. А еще я нашел чек от «Атлас секьюрити системс» за установку автономной системы наблюдения, а также системы безопасности периметра. Аналогичные системы были закуплены для двух баров. Я не знал, что такое автономная система наблюдения, но название звучало обнадеживающе. Сама система и ее установка обошлись «Премьеру» в 6518,22 доллара, но в полицейских докладах о ней не упоминалось.

«Хмм».

Я записал телефон «Атлас секьюрити системс», положил документы на место и позвонил в фирму с телефона Марты. Я сказал парню по имени мистер Уолтерс, что я друг Харольда Беллиса, что я владелец магазина полуфабрикатов в Лагуна-Нигуэл и подумываю об установке системы безопасности. Я сообщил ему, что их фирму мне рекомендовал Харольд и что он говорил что-то об автономной системе наблюдения, и попросил объяснить, что это такое. Мистер Уолтерс охотно согласился. Он рассказал мне, что автономная система наблюдения превосходно подходит для любых магазинов, где торгуют за наличные, поскольку лучшего способа следить за персоналом, который может попытаться тебя обокрасть, попросту не существует. АСН — это скрытая видеокамера, работающая, пока магазин открыт, и включающаяся всякий раз, когда срабатывает датчик движения. Он рассказал мне о стоимости установки и обслуживания, а я поблагодарил его и обещал быть на связи.

Повесив трубку, я привел картотеку в порядок и ушел, оставив дверь открытой. Секретарша не обратила на меня никакого внимания, и уже скоро я ехал к своему офису.

Ехал и размышлял о видеооборудовании.

По дороге никто не пытался меня обстрелять. Возможно, они искали более удобного случая.

Глава 16

Когда в пять минут второго я вошел в свой офис, на автоответчике меня ждало сообщение от Джеймса Эдварда Вашингтона. Он просил позвонить. Я так и сделал.

— Вы знаете киоск по продаже тако под названием «У Рауля» на углу Шестьдесят пятой улицы и Бродвея?

— Нет.

— Угол Шестьдесят пятой и Бродвея. Вы его сразу увидите. Через час я буду там вместе с парнем, который в курсе наших дел. Рэй выполнил свое обещание.

— Хорошо, я приеду.

Повесив трубку, я позвонил Джо Пайку. Он ответил после первого гудка:

— Пайк.

— Примерно через час я собираюсь встретиться с Джеймсом Эдвардом Вашингтоном на углу Шестьдесят пятой улицы и Бродвея, возле киоска под названием «У Рауля». Джеймс Эдвард говорит, что нашел парня, который что-то знает.

— Я там буду.

— Это еще не все. — И я рассказал ему о «Корпорации Лестера», Харольде Беллисе, контракте с «Атлас секьюрити системс» и видеоаппаратуре.

— Значит, Аким Де Муэр видел, что произошло с Чарльзом Льюисом, — буркнул Пайк.

— Очень может быть.

— Не исключено, что там заснято совсем не то, что написано в полицейском отчете.

— Да. Но тогда почему Аким до сих пор не поджарил этим парням задницу? Почему он их защищает?

Пайк ничего не ответил.

— Джо?

— Прикрывай свою задницу, Элвис. Ситуация вот-вот выйдет из-под контроля. И тогда они начнут действовать.

— Возможно, именно таким образом мы и решим проблему. Может быть, нам нужно форсировать события и заставить их действовать — и мы поймем, что происходит.

— Может быть. Однако нельзя исключать, что они первым делом попытаются нас убрать.

«Что может быть лучше провидческого дара?»

Тридцать две минуты спустя я съехал с автострады и свернул на север по Бродвею, мимо мастерских по ремонту автомобилей и магазинов запасных частей, маленьких кафе и магазинчиков, где продавали выпивку, — многие из них еще не успели восстановить после массовых беспорядков.

Киоск «У Рауля» расположился на западной стороне Бродвея между мастерской по ремонту автомобилей и заведением, специализировавшимся на переделке коробок передач. Ты делал заказ в одном окошке, обходил кисок и у другого окна ждал, когда его выполнят. Рядом находилось небольшое огороженное пространство с удобными скамейками и столами для тех, кто хотел поесть не торопясь, а также несколько высоких столиков, где ели стоя. Над окошком, где ты делал заказ, висел плакат «МЫ ДЕЛАЕМ ТАКО ДЛЯ МУЖЧИН С ДУШОЙ». Несмотря на раннее время, здесь было полно народу.

Я проехал по 64-й улице, развернулся на перекрестке и поставил машину возле мастерской, где ремонтировали коробки передач. Джеймс Эдвард Вашингтон и чернокожий парнишка сидели напротив друг друга за одним из столиков и ели тако. Приятель Джеймса был в ярко-оранжевой бейсболке, надетой задом наперед, больших темных очках «Рэй-Бэн» и, несмотря на жару, в плотной черной куртке с надписью «Лос-Анджелес рейдерс» на спине. Вашингтон заметил меня и кивком пригласил присоединиться. Его приятель повернулся и взглянул на меня. Выглядел он не слишком радостным. Большинство посетителей также посмотрели в мою сторону. Наверное, сюда редко заходят белые клиенты.

— Это парень, о котором говорил Рэй, — сказал мне Вашингтон. — Клевый Ти, это детектив.

— Ты сказал, что его зовут Элвис, и я решил, что это наш черный брат, — нахмурился Клевый Ти.

— Так оно и есть. Горячие щипцы и осветлитель для лица творят чудеса.

Клевый Ти покачал головой и презрительно бросил:

— Тоже мне юморист нашелся!

Клевый Ти сделал попытку подняться, но Вашингтон положил руку ему на плечо и усадил обратно.

— Он белый, но хочет помочь в истории с Льюисом. Значит, может шутить, сколько захочет.

Клевый Ти, не глядя на меня, пожал плечами. Полное отчуждение.

Вашингтон вытащил из коробки тако, завернутый в желтую бумагу, и предложил мне.

— Этот тако — душа мужчины. Мексиканцы жарят на гриле мясо с перцем и добавляют соус. Ты любишь тако?

— Конечно. — Я развернул тако.

Бумага пропиталась маслом и соусом, а запах был просто потрясающим. Сам тако состоял из двух сильно прожаренных домашних тортилий,[20] наполненных мясом, перцем чили и соусом. В соус были добавлены большие колечки халапеньо и серрано.[21]

Клевый Ти доел свой тако и показал на перец:

— Очень острый, вы к такому не привыкли. Если попросить, они могут сделать без перца.

Я откусил раз, потом второй. Тако был изумительным, но не слишком острым.

— А они могут добавить перца? — спросил я.

Клевый Ти перестал скалить зубы и помрачнел. Его уел белый человек.

— Клевый Ти жил на этих улицах, пока я драил палубу. Он видел, что здесь происходит.

Клевый Ти молча кивнул.

— Хорошо. Так что же знает Клевый Ти? — Я доел тако и с вожделением посмотрел на коробку.

Там осталось еще три штуки. Вашингтон небрежно махнул рукой — мол, угощайся. Я так и сделал.

— Копы перестали быть копами. Только прикидываются.

— И что же это значит?

— Значит, что они в доле и используют «Восьмерка — двойка» в качестве торговых представителей. — Последние слова он произнес с усмешкой.

Я посмотрел на Вашингтона.

— Ты серьезно?

— Так говорит его подружка, — пожал плечами Вашингтон.

— Я дружу с сучкой, которая раньше жила с парнем из «Восьмерки — двойки», — заявил Клевый Ти.

— Ты хочешь сказать, что офицеры полиции торгуют крэком?

— Они участвуют во всем. Если этим занимается «Восьмерка — двойка», значит, они тоже в доле, — кивнул Клевый Ти и взял еще один тако. — Ни одного члена «Восьмерки — двойки» ни разу не забрали в полицию за последние четыре-пять месяцев. Эти свиньи забирали ребят из «Ревущих шестидесятых» и «Восьмерки — тройки лебедей» и всяких других черномазых, но только не из «Восьмерки — двойки». Они присматривают друг за другом, делят доходы.

— Копы и «Восьмерка — двойка»?

— Угу. У них общий бизнес. — Он доел тако и облизал пальцы. — «Восьмерка — двойка» указывают на конкурентов, а копы их убирают. Если хотите видеть, как это делается, могу показать.

— Что?

— Один черномазый продает наркоту из грузовичка с мороженым возле парка Уитли. Приезжает в парк каждый четверг. Парк — территория «Восьмерки — двойки», и им это надоело. Сегодня копы явятся туда, чтобы его замести.

— Пожалуй, нам стоит съездить и посмотреть. Если это те самые парни, может, мы сумеем что-нибудь сделать, — сказал Вашингтон.

Он начинал мне нравиться все больше и больше.

— Хорошо.

— Только без меня, — предупредил Клевый Ти. — Если меня там кто приметит и что-то случится, встреча с мистером Пуля-в-Спину мне обеспечена.

Клевый Ти встал. Вашингтон протянул ему сжатую в кулак руку. Клевый Ти коснулся ее своим кулаком, а потом ушел.

Я посмотрел на Вашингтона.

«Ну и ну».

— Ты неплохо справился.

Вашингтон кивнул. Спокойно.

Глава 17

Когда мы шли к машине, я заметил Джо Пайка, припарковавшегося у пожарного гидранта в полутора кварталах к северу. Мы встретились глазами, и он покачал головой. Никто за нами не следил.

— Куда ты смотришь? — спросил Джеймс Эдвард.

— На своего партнера.

— Ты с кем-то работаешь? — Джеймс Эдвард внимательно осматривал Бродвей.

— Если будешь глазеть, люди обратят на него внимание.

Джеймс Эдвард смутился и сел в машину. Я проскользнул следом.

— Воспользуйся зеркалом. Поверни его, чтобы видеть красный джип.

Джеймс Эдвард так и сделал.

— Почему он остался там? — спросил он.

— Люди, которые убили твоего брата, следили за мной. Он следит за ними.

Джеймс Эдвард вернул зеркало в прежнее положение, и мы тронулись.

— Он знает свое дело?

— Да.

— А ты?

— Мне везет.

Джеймс Эдвард откинулся на спинку сиденья и скрестил руки на груди.

— Удача для чемпионов. Рэй знаком с парой ребят и спросил у них про тебя. Они сказали, что ты настоящий. Что тебя уважают.

— Иногда мне удается обманывать людей.

Джеймс Эдвард покачал головой и посмотрел на проносящиеся мимо здания.

— Ерунда. Любой дурак может купить машину, но купить уважение невозможно.

Я бросил на него быстрый взгляд, но он продолжал смотреть на улицу.

Джеймс Эдвард Вашингтон объяснил мне, куда ехать, и очень скоро мы оказались на улице, похожей на ту, где жил сам Джеймс Эдвард Вашингтон, с аккуратными домиками на одну семью, американскими автомобилями и маленькими детишками, прыгающими через скакалку или катающимися на каруселях. Пожилые женщины сидели на крошечных крылечках, хмуро поглядывая на подростков, которые вместо школы шлялись по улице под песни Айса Кьюба.[22] Женщинам это не нравилось, но они ничего не могли изменить.

Мы все ехали и ехали, и вдруг я понял, что Джеймс Эдвард Вашингтон, сидя рядом за штурмана, открывает мне все стороны своей жизни. Он просил меня свернуть, и я сворачивал, а он показывал подбородком и говорил нечто вроде: «Девушка, с которой я ходил на выпускной бал, жила здесь», или: «Парень по имени Уильям Джонстон тут вырос, а теперь пишет сценарии для телевидения, зарабатывает четыреста тысяч долларов в год и купил своей матери дом в долине Сан-Габриель», или: «Вон там дом моих кузенов. Когда я был маленьким, они приходили на мою улицу и играли в „Кошелек или жизнь“, а потом я приходил к ним, и мы повторяли представление. Леди, которая жила в этом квартале, делала яблочные пирожные с карамелью даже лучше тех, что продавали в цирковом буфете».

Мы ехали все дальше. Он говорил, а я слушал. Наконец я не выдержал.

— Это, наверное, было очень трудно, — сказал я и, поймав его взгляд, добавил: — Здесь хватает и хорошего, и плохого. Похоже, не скатиться вниз было совсем не просто.

Он отвернулся. Мы проехали еще немного, и он заметил:

— Я лишь хотел показать тебе, что здесь живут люди и что это не просто скопище ленивых черномазых, выпрашивающих пособия и мочащих друг друга.

— Я знаю.

— Возможно, ты так думаешь, но на самом деле ничего не знаешь. Ты оказался здесь, потому что черномазого забили до смерти. Мы едем в парк, где одни черномазые будут продавать наркоту другим. Вот что ты знаешь. Ты видишь это в новостях, читаешь в газетах — и больше ни о чем понятия не имеешь. А я знаю, что здесь есть люди, которые напряженно работают, платят налоги, читают книги, строят модели аэропланов, мечтают о полетах, сажают маргаритки и любят друг друга так же сильно, как и в других местах. Мне бы очень хотелось, чтобы ты это понял.

— Хорошо. Спасибо, что показал. — Он не смотрел на меня, а я не смотрел на него. Пожалуй, мы оба были смущены — и оба удивились, поскольку не думали, что на это способны.

— Это важно, — кивнул Джеймс Эдвард Вашингтон и добавил: — Поверни здесь.

В конце квартала находилась баскетбольная площадка с шестью кольцами, а за ней — поле для софтбола. По площадке носились несколько подростков, а на поле для софтбола какой-то парень лет тридцати бегал рывками от второй базы до края поля и обратно. От улицы поле отделяли выстроившиеся в ряд старые вязы. В тени одного из них у обочины был припаркован небесно-голубой фургончик с мороженым. Возле фургончика, небрежно прислонившись к нему спиной, стоял высокий парень в шляпе как у Малкольма Икса[23] и наблюдал за спринтером, явно не собираясь продавать мороженое.

— Вот наш человек, — бросил Джеймс Эдвард Вашингтон.

Мы свернули в сторону от парка, отъехали на квартал, а потом вернулись по боковой улочке, откуда открывался отличный вид на баскетбольную площадку и голубой фургончик. Я остановил машину и выключил двигатель. Если кто-то из местных жителей и обратит на нас внимание, то наверняка подумает, что мы подыскиваем игроков для НБА.

Минут через восемь-девять с дальней стороны к парку подъехал белый «шевроле белтэйр» с четырьмя парнями. Как только машина остановилась, к ней направился наш Малкольм Икс.

Один из парней, сидевших на заднем сиденье «шевроле», что-то ему отдал, а тот в свою очередь что-то передал парню в машине. Потом «шевроле» уехал, а Икс вернулся на прежнее место. Еще через какое-то время к тротуару подкатил парнишка на велосипеде, соскочил на мостовую, подошел к фургончику с надписью «МОРОЖЕНОЕ», и они опять произвели быстрый обмен. Парнишка сел на велосипед и скрылся.

— Надеюсь, Клевый Ти не соврал нам про копов.

Я показал на Икса:

— Но он ведь здесь. Верно?

— Он здесь, но появятся ли копы? И если появятся, откуда нам узнать: то ли они в доле с «Восьмеркой — двойкой», то ли это обычные копы?

— Мы узнаем.

— Да, наверное, узнаем, — Джеймс Эдвард уселся поудобнее, но я понимал, что его беспокоит нечто другое. — Если они не уроют подонка, я сам его сделаю.

— Может быть, я тебе помогу.

В ответ Вашингтон посмотрел на меня и кивнул.

Через пару минут к нам присоединился Джо Пайк. Он присел на корточки у моего окна.

— Джо Пайк, это Джеймс Эдвард Вашингтон. Джеймс, это мой компаньон Джо Пайк.

Пайк повернул голову, чтобы посмотреть на Джеймса Эдварда Вашингтона, и сунул руку в открытое окно. За темными очками глаз не видно, но нетрудно догадаться, куда смотрит Пайк. Он как будто вытягивается в нужную сторону, словно сосредоточен только на вас. Джеймс Эдвард пожал ему руку и уставился на татуировки. Большинство людей так делают.

Я рассказал Пайку про Икса, околачивающегося возле фургона с мороженым, и про информацию, полученную от Клевого Ти относительно связи группы Турмана с бандой «Восьмерка — двойка».

— Дис и его люди должны взять этого парня? — кивнул Пайк.

— Так нам сказали, — ответил Джеймс Эдвард.

Пайк посмотрел на Икса:

— От нас до фургончика довольно далеко. Если Дис будет уходить в другую сторону, мы можем их потерять.

— Почему бы тебе не расположиться с другой стороны, а мы останемся здесь. Если Дис поедет в нашу сторону, мы успеем сесть ему на хвост, если же в противоположном направлении — он твой.

Пайк оглядел улицу, потом посмотрел в сторону парка.

— Чувствуешь?

— Что?

— Что-то не так, — тряхнул головой Пайк.

Он отошел от машины, с минуту постоял на месте и зашагал прочь. А я задумался над его словами. Они могут начать действовать.

Джеймс Эдвард проводил Пайка глазами.

— Странный какой-то. Верно?

— Разве? — пожал я плечами.

Через пару минут мы увидели, как джип Пайка проехал мимо голубого фургончика и повернул в сторону от парка.

— А тебе он не кажется странным? — не унимался Джеймс Эдвард.

Время шло. Для Икса день выдался удачным. Клиенты приезжали на машинах, грузовичках, мотоциклах, велосипедах и даже приходили пешком. Иногда машины сбрасывали скорость, Икс смотрел в их сторону, они делали пару кругов вокруг квартала и только потом останавливались, чтобы провернуть сделку. Однако большинство машин останавливались сразу же. Икс работал уверенно. Любой из клиентов мог оказаться копом под прикрытием, но это никого не смущало. Возможно, сей факт не имел значения. Возможно, его бизнес был таким выгодным, а доходы так велики, что даже угроза ареста его не пугала. Или Иксу было просто наплевать. Бывают такие люди.

К нему подошли две молодые женщины, толкающие перед собой коляску, и парень устроил настоящий спектакль. Он приподнял шляпу, низко поклонился и улыбнулся от уха до уха. Женщины тоже сделали покупку. Та, что вела переговоры, явно была беременна. Вашингтон потер лицо и простонал:

— О господи!

К этому времени закончились занятия в школе. На баскетбольной площадке появились новые игроки. Мужчина, тренировавшийся на бейсбольном поле, ушел. Время тянулось мучительно медленно.

— Как тебе хватает терпения? — спросил Джеймс Эдвард.

— Ко всему привыкаешь.

— Ты был копом?

— Нет, — покачал я головой. — Работал телохранителем, потом ходил подмастерьем у человека по имени Джордж Фидеа. А до того служил в армии.

— А этот парень Пайк?

— Пайк был офицером полиции. А раньше служил в морской пехоте.

Джеймс Эдвард кивнул, возможно обдумывая мои слова.

— А ты ходил в колледж? — поинтересовался он.

— Два года, с небольшими перерывами. После армии трудно было усидеть на занятиях. Может, еще туда вернусь.

— А если вернешься, на кого будешь учиться?

— Может, на учителя, — пожал я плечами.

— Да, представляю тебя в классе, — ухмыльнулся он.

Я развел руками.

— Да неужто ты думаешь, что в четвертом классе не найдется места бандиту?

Он улыбнулся, но потом его улыбка погасла. Возле голубого фургончика остановилась машина, из нее вышла девушка никак не старше шестнадцати и купила пластиковый пакетик. У нее было хорошенькое личико, волосы уложены в традиционную африканскую прическу. Вашингтон молча наблюдал за совершением сделки, потом положил локти на колени и произнес:

— Так больно сидеть и смотреть, как мои братья и сестры покупают наркоту.

— Да, пожалуй.

— Ты белый, — покачал головой Джеймс Эдвард. — Я вижу, как мои братья и сестры поворачиваются спиной к будущему. А что видишь ты?

Я немного подумал.

— Не вижу братьев и сестер, — слегка поразмыслив, ответил я. — Не вижу цвета их кожи. Возможно, следовало бы, но я не вижу. Возможно, все дело в том, что я белый. Поэтому я вижу только то, что вижу. Я вижу хорошенькую молоденькую девушку, которая скоро станет шлюхой, отдающейся за дозу крэка. Она забеременеет, у нее родится ребенок-наркоман, и уже две жизни пройдут в мучениях. Ей потребуется все больше и больше наркотика, она будет делать все, чтобы его получить, а потом заболеет СПИДом. Ее мать будет страдать, ребенок будет страдать, и будет страдать она сама. — Я положил руки на руль и немного помолчал. — Три жизни.

— Если кто-нибудь ее не спасет, — отрезал Джеймс Эдвард Вашингтон.

— Да, если кто-нибудь ее не спасет. Я вижу происходящее только так, как могу видеть. Я вижу страдающих людей.

Вашингтон заерзал на сиденье.

— Хотел спросить у тебя, зачем ты это делаешь, но, похоже, знаю ответ.

Я молча продолжал наблюдать за Иксом.

— Если я вдруг захочу стать частным детективом, есть школы, где этому учат? — спросил Джеймс Эдвард Вашингтон, не спуская с меня внимательных глаз.

— Если захочешь научиться, мы что-нибудь придумаем.

Не успел я закрыть рот, как седан Флойда Риггенса свернул на дальнюю улицу и помчался в сторону голубого фургончика.

— Фотоаппарат в отделении для перчаток, — отрывисто бросил я.

Марк Турман сидел на месте пассажира, Пинкворт — сзади. Неожиданно седан прибавил скорость. Икс перепрыгнул через ограду вокруг поля и помчался к баскетбольной площадке, на бегу вытаскивая из карманов пластиковые пакетики и бросая их на землю.

Джеймс Эдвард открыл отделение для перчаток и вытащил маленький «Кэнон автофокус».

— Умеешь с ним обращаться? — поинтересовался я.

— Конечно.

— Ну так снимай!

Я включил двигатель и приготовился тронуться с места, если Икс приведет к нам Риггенса, но наркодилеру не удалось далеко убежать. Риггенс заехал на тротуар там, где не было ограждения, и направил машину прямо на бегущего Икса. Тот попытался повернуть обратно, но Риггенс резко рванул руль, ударил по тормозам, и в следующее мгновение Риггенс, Пинкворт и Турман выскочили из машины с пистолетами наготове. Икс тут же встал как вкопанный и поднял руки вверх. Турман застыл на месте, но Риггенс и Пинкворт продолжали бежать. Они повалили Икса на землю и принялись бить его ногами по голове и по ребрам. Особенно усердствовал Риггенс, а Пинкворт старался заехать по почкам. Марк Турман испуганно оглядывался по сторонам, но ничего не сделал, чтобы прекратить избиение. В парке было не меньше сотни человек, но все просто стояли и смотрели, и никто даже не попытался вмешаться. Сидевший рядом со мной Джеймс Эдвард Вашингтон делал один кадр за другим.

Риггенс и Пинкворт подняли Икса на ноги, проверили карманы и оттолкнули в сторону. Он упал, попытался встать, но руки и ноги его не слушались. Все лицо у него было в крови. Пинкворт что-то резко бросил Марку Турману, и тот отправился собирать разбросанные по полю пластиковые пакетики. Риггенс перелез через ограду и подошел к голубому фургончику. Больше мы ничего не увидели, так как возле нас с ревом затормозили бордовый «фольксваген жук» и черный «шевроле монте-карло». Из машин выскочили трое парней в закрывающих лицо вязаных шапочках: двое с заднего сиденья «монте-карло» и один с переднего сиденья «фольксвагена».

Парень из «фольксвагена» был в белой майке размеров на шесть меньше, чем требовалось, и в мешковатых штанах размеров на сорок больше. В руке он держал полуавтоматический «таурус» калибра девять миллиметров. «Таурус» прекрасно ему подходил. Парень из «монте-карло» был высоким, в черном плаще и здоровых темных очках под вязаной шапочкой. В руках он держал тяжелый обрез двадцатого калибра с двумя стволами. Его напарник, низенький и мускулистый, в зеленой футболке с надписью «ЛУИС», держал в руках АК-47. Все стволы были направлены на нас.

Джеймс Эдвард Вашингтон прошипел что-то себе под нос, а тем временем высокий бандит наклонился и засунул ствол своего обреза к нам в окно. Он перевел взгляд с меня на Джеймса Эдварда и недвусмысленно махнул обрезом.

— Выходи из этой вонючей машины, черномазый.

Джеймс Эдвард вышел из машины, и обрез повернулся в мою сторону.

— Ты знаешь, что сейчас будешь делать?

— Конечно, — ответил я. — Все, что ты скажешь.

Высокий налетчик улыбнулся под шапочкой:

— Это точно. Будешь паинькой и — кто знает? — может, еще увидишь закат.

Глава 18

Парень с «таурусом» подвел Джеймса Эдварда Вашингтона к «жуку» и посадил на пассажирское сиденье. Водитель «фольксвагена» оставался на своем месте, а тип с «таурусом» сел в машину за спиной у Вашингтона.

Бандит в длинном плаще сказал:

— Сейчас они поедут вперед, ты последуешь за ними, а мы останемся позади и будем следить за тобой. Если дернешься, они пристрелят твоего черномазого, а я пристрелю тебя. Надеюсь, мы поняли друг друга?

— Конечно.

— Бон Ди поедет с тобой. Будешь делать все, что он скажет. Мы все еще понимаем друг друга?

— Угу.

Высокий давал мне указания, а низенький в зеленой футболке обошел мою машину и сел рядом. Пока он шел, ствол АК был у его бедра, но в машине он направил дуло в пол. Он понимал, что АК слишком длинный и ему не удастся навести его на меня внутри машины. Парень в длинном плаще вернулся к «монте-карло» и уселся на заднее сиденье. Там сидели и другие, но сквозь тонированные стекла невозможно было ничего разглядеть. Пайк бы их увидел, но его джип, скорее всего, находился по другую сторону парка, откуда мой компаньон продолжал следить за копами. Впрочем, полной уверенности у меня не было.

— У тебя есть пистолет? — спросил Бон Ди.

— Левое плечо.

Бон Ди протянул руку и вытащил «дэн-вессон». Он не стал заглядывать под куртку и даже не потрудился рассмотреть мое оружие. Однако не сводил с меня глаз даже после того, как «дэн-вессон» оказался у него в руках.

— Я всегда считал, что АК переоценивают, — заметил я. — Почему бы тебе не поддержать американскую промышленность и не пользоваться М-16?

Он продолжал на меня пялиться.

— Ты, случайно, не родственник Сандры Ди?[24]

— Потерпи чуть-чуть, и сам увидишь, переоценивают эту хреновину или нет.

«Ну никакого чувства юмора!»

«Жук» поехал вперед, и тип с обрезом, сидевший в «монте-карло», жестом предложил мне следовать за ним. Я двинулся за «фольксвагеном», а «монте-карло» так прижал меня, что между нами не мог вклиниться другой автомобиль. Впрочем, из «монте-карло» доносился такой оглушительный гангстерский рэп, что ни один нормальный человек не рискнул бы к нам приблизиться из опасения окончательно лишиться слуха.

Мы проехали пару кварталов на запад, затем свернули на юг, избегая широких улиц. Пока мы ехали, Бон Ди отыскал упавший на пол «Кэнон».

— А еще говорил, что предпочитаешь все американское, — ухмыльнулся он.

— Это подарок, — ответил я.

Бон Ди быстро засветил пленку, разбил объектив о приклад АК, после чего выбросил камеру и пленку в окно. Вот и конец уликам.

«Жук» ехал очень медленно, демонстративно соблюдая скорость возле школ, занимая середину дороги, и встречные машины были вынуждены жаться к обочине. Построение для атаки. Дети, возвращающиеся домой из школы, крепко прижимали книги к груди, многие старались спрятаться за деревьями или между домами на случай, если начнется стрельба, а женщины, сидевшие с малышами на крылечках, поспешно захлопывали за собой дверь. Я видел в их глазах страх и покорность судьбе и понял, как ужасно так жить. Как думаете, Южно-Центральный округ похож на Америку?

Невысокий худой старик без рубашки стоял во дворе своего дома с поливочным шлангом в одной руке и банкой пива в другой. Он посмотрел на бандитов в «жуке», а потом на тех, кто сидел в «монте-карло», выпятил тощую грудь, поднял шланг и банку с пивом, как бы говоря, что черта с два их боится и у них против него кишка тонка. Презирая их. Демонстрируя полное неуважение. Из «фольксвагена» высунулся АК, дулом в сторону старика, но тот не отступил. Крутой. Мы опять свернули, и АК исчез. Видя, как разбегаются и прячутся люди, я подумал, что это неплохая идея. Можно подождать, пока мы окажемся на перекрестке, вырубить Бон Ди, рвануть в сторону руль. Скорее всего, мне удастся уйти, но тогда Джеймсу Эдварду Вашингтону не поздоровится. В «фольксвагене жуке» трудно спрятаться.

Не доезжая двух кварталов до бульвара Мартина Лютера Кинга, мы свернули в переулок, где стоял «додж» 1972 года выпуска, давно лишившийся задних колес, и остановились возле низкого блочного здания, в котором когда-то располагалась автомастерская. За рядами домов, вдоль железнодорожной ветки, заброшенной еще со времен Второй мировой, тянулся переулок. Большая часть собственности железной дороги заросла сорняками и явно не использовалась, если не считать блочного здания. Все дома были огорожены сетчатыми заборами, рядом виднелись ухоженные огородики, где их владельцы выращивали помидоры, окру и фасоль. Заборы были увиты плющом, скрывавшим все происходящее в переулке. Возле двух домов бегали питбули, которые следили за нами маленькими угрюмыми глазками. Наверное, питбули были не против того, что здесь творилось. Возможно, им это даже нравилось.

Парень в длинном плаще выбрался из «монте-карло», подошел к одной из четырех металлических дверей гаража и распахнул ее. Никаких тебе замков. Снаружи я не заметил ни машин, ни каких других следов человеческого присутствия. Возможно, внутри все было иначе. Возможно, это клубное заведение «Восьмерка — двойка» и там стоят столы для бильярда, гостям предлагают содовую, а хорошо подстриженные парни, похожие на семью Джексон, исполняют песни со старых пластинок Чебби Чеккера и танцуют, как белые люди. Да уж! Добро пожаловать в Зону Смерти!

Дверь распахнулась, и «жук» заехал внутрь.

— Следуй за ним, — приказал Бон Ди.

Я повиновался. «Монте-карло» двинулся следом за мной, после чего парень в длинном плаще запер за нами ворота. Внутри было пусто. Как в склепе.

Как только дверь закрылась, Бон Ди протянул руку, выключил зажигание и вытащил ключи. Парень в длинном плаще подошел к нам, держа в руках двуствольный обрез. Внутри не было ни окон, ни освещения. Единственным источником света служили шесть люков на крыше. Стекла не мыли с тех пор, как построили здание, и в нем царил полумрак. Одно из окон было разбито.

Парень в длинном плаще поманил меня пальцем:

— Подойди-ка сюда, мальчик.

Я подошел. Бон Ди не отставал.

— Нравится мне твой старый «корвет». Когда умрешь, можно мне его забрать? — спросил меня парень в пальто.

— Спрашиваешь.

Парень с нежностью провел рукой по бамперу, словно автомобиль мог оценить его ласку.

Двери «жука» распахнулись, и из машины вышли двое парней. Вытолкнув Джеймса Эдварда Вашингтона, они подвели его ко мне. Одновременно открылись двери «монте-карло», выпустив троих бандитов. Тот, что сидел на заднем сиденье, держал боевой карабин «бинелли», а двое с переднего сиденья, как и Бон Ди, были вооружены АК. Пассажир «жука» сменил револьвер на старый карабин М-1. Если добавить обрез и пистолеты, то по части огневой мощи эти парни неплохо подготовились. Я четырнадцать месяцев провел во Вьетнаме, мне нередко приходилось участвовать в разведывательных рейдах в составе отряда из пяти человек, но мы не брали с собой столько оружия. Впрочем, войну мы проиграли.

— Ладно, парни, сдаетесь прямо сейчас или мне нужно надрать кому-нибудь задницу? — поинтересовался я.

Никто даже не улыбнулся. Джеймс Эдвард Вашингтон перенес вес с одной ноги на другую и стал словно туго натянутая струна. Лоб и кожа под глазами у него были покрыты тонкой пленкой пота, и он смотрел на «монте-карло» так, как будто ожидал появления чего-то еще более страшного. И не ошибся.

С заднего сиденья автомобиля с убийственной грацией африканской пантеры выскочил четвертый человек, на полдюйма ниже меня, со светло-желтой кожей, широченными плечами и узкими-узкими бедрами. Казалось, что он движется как в замедленной съемке, но это было обманчивое впечатление. Слева его шею украшала татуировка — Кровавый Убийца, а на левой щеке виднелся шрам, который начинался сразу под глазом, шел до самого уха и спускался по щеке к челюсти. След от ножа. Он был одет в глухо застегнутую белую шелковую рубашку и черные шелковые брюки. Если не обращать внимания на шрам, то можно было подумать, что он прямо-таки сошел с рекламы «Мелроуз» в «Лос-Анджелес мэгэзин». Бон Ди передал ему «дэн-вессон». Остальные четверо посматривали на меня, но при этом не сводили глаз с человека со шрамом, словно ждали приказа прыгать и хотели проявить себя с наилучшей стороны.

— Ты Аким Де Муэр?

Де Муэр небрежно кивнул, бросил взгляд на «дэн-вессон» и проверил, заряжен ли он.

— Слабовато, — заметил он. — Я ношу девятку с обоймой шестнадцать пуль.

— Но свое дело туго знает.

— Похоже на то. — Он взвесил на ладони «дэн-вессон» и навел его на мой левый глаз. — Тебя как зовут?

— Элвис Коул.

— И что ты тут потерял?

— Мы с приятелем искали парня по имени Клемент Уильямс, который украл «ниссан станза» семьдесят восьмого года.

«А вдруг это сработает?»

Аким Де Муэр взвел курок «дэн-вессона».

— Чушь!

«Нет, похоже, не сработает».

— Ты зачем заставил семью Вашингтон забрать заявление относительно смерти их сына?

Он опустил «дэн-вессон».

— А что тебе известно?

Я только покачал головой.

— Сейчас узнаем, — ухмыльнулся Де Муэр и повел «дэн-вессоном» в сторону Бон Ди и парня с АК. — А ну-ка займитесь этим придурком.

Бон Ди подсек меня сзади дулом своего АК и, когда я упал как подкошенный, уселся мне на ноги. Второй бандит сжал мне коленями шею, а затем схватил за волосы и заставил поднять голову, после чего вдавил дуло АК в скулу. Больно.

И тогда ко мне подошел Аким Де Муэр.

— Мы можем тебя убить. Легко. Но легко — это не всегда умно. Знающие люди говорят, что у тебя есть друзья в Полицейском управлении. Если ты зажмуришься, то они нахмурятся, а может, и того хуже.

Какая-то тень промелькнула за окнами на крыше. Возможно, Пайк.

— И все же я не могу позволить тебе совать свой нос куда не надо. Догоняешь? Ситуация может выйти из-под контроля. Вот почему тебя нужно остановить. Ты все усек?

— Конечно, — с трудом прохрипел я.

Было трудно дышать — мешал парень, сидевший у меня на спине. Аким Де Муэр покачал головой:

— Это сейчас ты так говоришь. Но чего стоят пустые слова! Хочу показать тебе истинное положение дел.

Аким Де Муэр подошел к Джеймсу Эдварду Вашингтону, приставил «дэн-вессон» к его левому виску и нажал на курок. Меня точно обухом по голове ударило, когда правая сторона лица Джеймса Эдварда Вашингтона взорвалась и он рухнул на пол, словно робот с севшей батарейкой. Когда его голова ударилась о цемент, брызнул фонтан крови и капли попали мне на лицо.

Я напрягся что было сил, пытаясь сбросить со спины бандитов, но ничего не вышло. Тело Джеймса Эдварда Вашингтона судорожно дергалось на полу, вокруг его головы расползалась лужа крови. Потом он содрогнулся в последний раз, и нечто похожее на красную тапиоку выскочило у него изо рта. Бандит в длинном плаще склонился над телом Джеймса Эдварда и презрительно бросил:

— Полюбуйтесь на это дерьмо!

Конвульсии продолжались еще несколько мгновений, а потом все прекратилось.

Аким Де Муэр подошел ко мне, присел рядом на корточки, открыл магазин «дэн-вессона», вытащил оставшиеся патроны, стер отпечатки пальцев и бросил «дэн-вессон» на пол рядом со мной.

— Следующей будет гребаная сука, — произнес он. — Это она заварила кашу.

Мне не сразу удалось сфокусировать взгляд на Акиме. Было трудно смотреть, слушать и одновременно прикидывать в уме, как стряхнуть этих двоих с плеч и добраться до Акима раньше, чем АК доберется до меня.

Аким Де Муэр улыбнулся, словно прочел мои мысли. При этом ему явно было на все наплевать. Даже если бы я сумел стряхнуть тех двоих и увернуться от АК, ему и тогда было бы плевать. Аким посмотрел на остальных.

— Ключи есть? — поинтересовался он.

— Да, — ответил Бон Ди, протягивая ему ключи от моей машины.

Аким мотнул головой, и Бон Ди, а также тип с карабином исчезли из виду.

Секунд через тридцать Бон Ди вернулся, и Аким Де Муэр подошел к телу Джеймса Эдварда Вашингтона. Он коснулся тела кончиком туфли, затем покачал головой и посмотрел на меня:

— Ерунда. Просто еще один мертвый ниггер.

Я попытался что-то сказать, но у меня ничего не вышло.

— Пора сваливать отсюда на хрен, — скомандовал Аким Де Муэр.

Бон Ди и тип с карабином залезли в «фольксваген», а Аким Де Муэр и парень с «бинелли» сели в «монте-карло». Парень, что сидел у меня на спине, не тронулся с места, а другой отошел с АК к дверям «монте-карло», готовый в любую минуту начать стрелять. Дылда с обрезом открыл двери гаража, и тут раздался громкий удар. Парня отбросило назад, и на авансцене появился Джо Пайк. Он нырнул вниз, откатившись к «фольксвагену», потом тут же вскочил на ноги, выпустив одну пулю в парня у меня на спине и две — в водителя «жука». Выстрелы были громкими. Должно быть, Пайк воспользовался своим любимым «питоном». Первая пуля сбросила парня с моих плеч, а две другие повалили водителя на сидевшего рядом Бон Ди.

— Ложись! — закричал Пайк.

Я остался лежать на полу.

Парень, стоявший с АК на изготовку, прыгнул в открытую дверь «монте-карло», сзади начал стрелять «бинелли», но большая часть пуль угодила в «фольксваген». Пайк сделал два выстрела в сторону «монте-карло», но тут взревел двигатель, и черная машина, ударив правым крылом сначала «фольксваген», а потом дверь гаража, стрелой вылетела наружу.

Я подбежал к «фольксвагену» и стал вытаскивать из него Бон Ди. Водитель был мертв. Бон Ди кричал, что он смертельно ранен, а я сказал, что мне плевать. Я повалил его на пол, убедился, что он чистый, и подбежал к Джеймсу Эдварду Вашингтону. Однако Джеймс Эдвард Вашингтон был мертв.

— Боже мой!

— Ты в порядке? — спросил Пайк.

Я покачал головой. Сделал глубокий вдох и вдруг почувствовал, что меня всего трясет.

— Скоро у нас будет компания. — Он аккуратно положил свой «питон», словно не хотел испортить концовку. — Ты их слышишь?

— Да.

Может, Пайк услышал их раньше меня, а может, и нет. Сирены доносились с обеих сторон переулка, потом послышались крики, и двое копов, которых я никогда раньше не видел, вбежали в гараж и тут же опустились на одно колено. Они были в гражданском, вооружены дробовиками. Один занял позицию возле дверей, другой спрятался за левым крылом «фольксвагена», как до этого сделал Пайк. Они громко кричали:

— Полиция! Оружие на землю!

Вот что значит привычка. Оружие мы уже положили.

— Парень возле «фольксвагена» ранен. Остальные трое убиты, — сообщил я.

С противоположной стороны гаража появился третий коп с дробовиком наперевес.

— Руки на ширине плеч! Лицом вниз! Живо! — У копа были длинные волосы, перевязанные синей банданой.

Пайк и я молча повиновались, но они направились к нам с оружием на изготовку. Один подошел к Пайку, другой ко мне, а третий, коротышка, к Бон Ди. Я услышал, как подъезжают все новые и новые машины, и вой сирены «скорой помощи».

Подошедший ко мне коп уперся коленом мне в спину, завел руки назад и надел наручники. Когда в течение одного дня тебе дважды упираются коленом в спину, начинаешь понимать, что сегодня не твой день.

— Мой бумажник остался в «корвете». Меня зовут Элвис Коул. Я частный детектив. Я хороший парень.

— Заткни пасть, твою мать! — приказал коп в бандане.

Они надели наручники на Пайка, надели наручники на Бон Ди, а потом коротышка сообщил, что нашел ключи, и направился к моему «корвету».

Коп в бандане решительно двинулся за ним. Когда принесли мой бумажник, один из полицейских удивленно сказал:

— Надо же, этот сукин сын не соврал! У него лицензия частного детектива.

— Ну, это ненадолго, — ответил коп в бандане.

Появились еще двое копов в форме.

— Все в порядке? — поинтересовался один из них.

— Разберемся, — сказал коп в бандане.

Коротышка принялся возиться с ключами, потом открыл багажник «корвета», и на его лице появилась такая широкая улыбка, словно он только что выиграл в лотерею.

— Бинго. Все в точности как они сказали. — Он вытащил из багажника пакет очищенного кокаина примерно на восемь тысяч долларов и бросил его копу в бандане.

Вот, оказывается, чем занимались Бон Ди и тип с карабином у меня за спиной.

Я посмотрел на Джо Пайка. Уголок его рта дернулся.

— Это не мое. Это его, — заявил я, мотнув головой в сторону Бон Ди.

— Конечно. Все так говорят, — ухмыльнулся коп в бандане.

Затем он вытащил маленькую беленькую карточку, сообщил, что мы арестованы, и зачитал нам наши права.

После этого нас отвезли в тюрьму.

Глава 19

Копа в бандане звали Мичелли. Он усадил меня в черно-белую полицейскую машину, а Пайка — к себе в серый седан, и мы поехали в семьдесят седьмой участок.

Семьдесят седьмой участок расположен недалеко от Бродвея в одноэтажном кирпичном здании, обнесенном с трех сторон десятифутовым металлическим забором. При участке имеется большая парковка, где дежурившие копы ставили свои машины, надеясь на лучшее. По верху забора шла колючая проволока, защищавшая от визитов плохих парней, но оставлять в машинах личные вещи было небезопасно. Да и машину оставлять было тоже небезопасно. Ведь плохие парни, случалось, угоняли даже патрульные машины.

Мы свернули в широкие кованые ворота и поехали вдоль тыльной части здания мимо гаража и двух дюжин патрульных машин прямо к входу, предназначенному для офицеров в форме и будущих заключенных. Мичелли вылез первым, переговорил с парой копов в форме и скрылся в здании. Копы ввели нас внутрь, обшарили наши карманы, забрав бумажники, часы и другие личные вещи. Сначала они занялись мной, называя вслух каждую вещь толстяку сержанту, который записывал их на лицевой стороне большого конверта из плотной бумаги. Потом принялись за Пайка. В процессе обыска появились на свет кобура для его «питона», маленькая кобура для пистолета калибра 0,380, который он носил на щиколотке, восьмидюймовый охотничий нож, четыре запасные обоймы для «питона» и еще две обоймы для пистолета калибра 0,380.

— Господи, ты что, на войну собрался? — спросил толстый сержант.

— Ты только посмотри, кто это такой, — ухмыльнулся обыскивавший Пайка коп в форме.

Сержант открыл бумажник Пайка и не поверил своим глазам.

— Господи Иисусе! Так это ты!

Коп в форме снял с Пайка темные очки и протянул их сержанту. Пайк сощурился от яркого света, и впервые за долгое время я увидел, что глаза у него все еще темно-синие. Моя подруга Эллен Лэнг[25] говорит, что в синем всегда таится боль, но я ничего такого не замечал. Может быть, Пайк просто скрывает от меня свою боль. Или я редко вижу его глаза.

Когда они закончили, вернулся Мичелли, и я сказал:

— Только сваляй дурака, Мичелли. В Северном Голливуде работает детектив по имени Пойтрас. Он поручится за нас, а заместитель окружного прокурора по имени Моррис поддержит Пойтраса. Позвони им, быстрее будет.

— Ты хочешь сказать, что у тебя есть связи? — поинтересовался Мичелли, который в это время подписывал необходимые бумаги.

— Я хочу сказать, что эти ребята нас знают. Они сразу поймут, что нас элементарно подставили.

Мичелли ухмыльнулся и посмотрел на толстого сержанта:

— Ты, небось, такого еще ни разу не слышал? Никто из них никогда не говорил, что его подставили? Верно?

— Никогда. Впервые слышу, — покачал головой сержант.

— Ради бога, Мичелли, проверь меня. Один чертов телефонный звонок!

Мичелли закончил подписывать бумаги и мрачно на меня посмотрел:

— Слушай сюда, урод. Мне плевать, даже если ты корешишься с чертовым мэром. Ты мой до тех пор, пока я того захочу. — Затем он передал бумаги сержанту, приказал отвести нас в помещение для допросов и ушел.

— Копы, — вздохнул Пайк.

Открылась тяжелая металлическая дверь, и нас повели по длинному стерильному коридору, напоминавшему писсуар в мужском туалете. По обе стороны располагались небольшие комнаты. В первую втолкнули Пайка, во вторую — меня. Здесь применялись все новейшие достижения техники допроса: гнойно-желтые стены, акустический потолок с водяными разводами, надежная звукоизоляция, чтобы проходившие мимо не слышали, как здесь пользуются резиновыми дубинками. В центре комнаты стояли маленький столик из твердой древесины и два стула с прямыми металлическими спинками. Кто-то сломанным карандашом написал на стене послание: «Никто не услышит твоих криков во время допроса». Наверное, писал коп. У задержанных карандаши отбирают.

Мариновали меня около часа, потом вошли Мичелли и коп в сером костюме. Новому копу — скорее всего, лейтенанту из убойного отдела — было под пятьдесят. Мичелли уселся на стул напротив меня, коп в костюме устроился возле стены. Мичелли сказал:

— Этот разговор записывается. Меня зовут детектив Мичелли, со мной лейтенант Стилвелл. — «Ну, что я говорил!» — Я собираюсь задавать вам вопросы, и все, что вы скажете, может быть использовано против вас. Вы можете не отвечать на вопросы, и если хотите адвоката, но не в состоянии за него заплатить, то мы предоставим вам общественного защитника. Вам нужен адвокат?

— Нет.

— Хорошо, — кивнул Мичелли.

— Вы позвонили Пойтрасу?

— Никто никому не станет звонить, пока мы не закончим допрос, — наклонился вперед Мичелли.

— Откуда вы знаете Лу Пойтраса? — вмешался Стилвелл.

— Какого хрена! Нам-то зачем это знать? — отмахнулся Мичелли.

— А я хочу выяснить.

Тогда я рассказал ему о себе и Пойтрасе. Когда я закончил, Стилвелл спросил:

— Хорошо, но что вы там делали?

— Я получил информацию о том, что полицейский из КБР по имени Эрик Дис как-то связан с гангстером Акимом Де Муэром, и пытался выяснить, как именно.

— И у тебя есть доказательства? — ухмыльнулся Мичелли.

— Парень по имени Клевый Ти дал мне наводку. Он был другом Джеймса Эдварда Вашингтона. Вашингтон — один из тех, кого убили.

— Хорошая отмазка! Твою мать! — заметил Мичелли.

— Только не для Вашингтона.

— Ну да. Мы тоже получили наводку. Нам сообщили, что один козел, под описание которого ты идеально подпадаешь и которой сидит за рулем твоей машины, собирается толкнуть местным немножко мексиканского порошка. Нам сказали, что сделка состоится в заброшенном здании. Мы отправились туда — ну а что было дальше, ты и сам знаешь.

— Кто дал наводку, Мичелли? Дис? Или кто-то из его парней?

Мичелли облизнул уголок рта, но ничего не ответил.

— Проверьте мои слова. Двадцать минут назад я видел, как Аким Де Муэр приставил пистолет к голове Джеймса Эдварда Вашингтона и спустил курок. Я работаю на женщину по имени Дженнифер Шеридан. Аким Де Муэр страшно зол на нее и обещал, что она будет следующей.

Стилвелл скрестил руки на груди.

— Двоих мертвых мужчин, найденных в гараже, зовут Уилсон Ли Хейес и Дерек Ла Верне Дюпре. Оба парня замешаны в торговле наркотиками. Возможно, вы оказались там, чтобы встретиться с ними, но что-то пошло не так. Возможно, вы и ваш компаньон Пайк попытались кинуть этих ребят.

Я только развел руками.

— Вы владелец «корвета» шестьдесят шестого года выпуска? — Он назвал номер.

— Да.

— Как вышло так, что в багажнике лежало полкило крэка?

— Его подбросили туда люди Акима Де Муэра.

— Восемь тысяч долларов — и только для того, чтобы вас подставить?

— Похоже, им это было очень нужно.

— Банда «Восьмерка — двойка» покупает и продает дурь, а не подбрасывают ее в чужие багажники. Это не приносит прибыли.

— Может, это была не их дурь. Может, это дурь из камеры вещественных доказательств Полицейского управления.

Мичелли перегнулся через стол и пристально на меня посмотрел:

— Зря стараешься. Твой приятель уже раскололся.

— Пайк?

— Да, — кивнул Мичелли. — Он во всем признался. Сказал, что вам, ребята, удалось найти канал для сбыта наркоты. Пайк заявил, что ты хотел навариться на сделке с «Восьмеркой — двойкой». И еще он сказал, что после того, как вы договорились, ты решил кинуть парней, забрать деньги и оставить наркоту себе. Может, толкнуть товар три или четыре раза. Реально нагреть черномазых.

— Ну ты даешь, Мичелли! — рассмеялся я.

— Если вам не нравится наша версия событий, изложите свою, — вмешался Стилвелл.

И я изложил. Рассказал о Марке Турмане, Эрике Дисе и Чарльзе Льюисе Вашингтоне. Рассказал о том, как за мной следили, как мы с Пайком столкнулись с Риггенсом и Пинквортом на рынке. Об угрозах Диса. О встрече с Клевым Ти и его наводке про парк, а еще о том, что «Восьмерка — двойка» заманили нас в ловушку. Пока я рассказывал, Мичелли нетерпеливо ерзал на стуле, демонстрируя, что ему надоела эта чепуха, но Стилвелл слушал внимательно. Когда я закончил, Стилвелл поправил галстук и произнес:

— Значит, вы утверждаете, что Дис вас подставил, чтобы вы не путались у него под ногами?

— Да.

— А почему он просто вас не прикончил?

— Возможно, он знает, что если меня прикончат, парни вроде Джо Пайка и Лу Пойтраса начнут копать, а ему это не нужно. Ему нужно выиграть время, чтобы привести в порядок свои дела.

— Но ведь он должен понимать, что, если вас упекут за решетку, вы начнете говорить. Он должен понимать, что мы его навестим и начнем задавать вопросы.

— Он знает, что я застряну здесь с парнем вроде Мичелли. Он знает, что я ничего не смогу доказать, а мой рассказ примут за попытку избежать срока. Если я останусь в живых, он сохранит контроль за происходящим. Если меня убьют, Пайк и Пойтрас превратятся в пару наведенных на него пушек.

Мичелли картинно воздел руки к небесам:

— Он просто зря тратит наше время. Все это чушь. У меня билеты на сегодняшний бейсбол. И я хочу попасть туда вовремя.

— Стилвелл, послушайте меня! Де Муэр сказал, что доберется до девушки. Даже если вы, парни, мне не верите, отправьте к ее дому патрульную машину. Что вам стоит!

Стилвелл внимательно на меня посмотрел, а потом оторвался от стены.

— Заканчивай, Пол, — бросил он и вышел.

Мы с Мичелли провели еще час в комнате для допросов. Я повторил свой рассказ, а Мичелли спросил, через кого я действовал и сколько собирался получить за продажу наркотика, словно я рассказывал ему одну историю, а он слышал совсем другую. Затем он попросил меня изложить все с самого начала. Комната прослушивалась, и я не сомневался, что в нашей беседе участвовали еще пара ребят. Они делали заметки, а магнитофон фиксировал каждое мое слово. Они попытаются найти противоречия и неувязки, а Мичелли будет ждать, когда изменятся мои жестикуляция и мимика. Он предлагал мне самые разные варианты развития событий, выжидая, когда один из них меня все же устроит, хотя вслух я, конечно же, буду все отрицать. И тогда он поймет, что попал в яблочко. Естественно, поскольку я говорил чистую правду, ему так и не удалось заметить никаких изменений жестикуляции и мимики в нужных местах. Впрочем, ему не очень-то и хотелось. Время было на его стороне. Может, все же надо было потребовать адвоката.

После того как я в шестой раз повторил все с самого начала, дверь распахнулась и вошел Стилвелл, но на сей раз в сопровождении Эрика Диса.

— Вы слушали нашу беседу? — спросил Мичелли.

— Да. Он держался превосходно, — улыбнулся Дис.

— Вы арестовали того парня в парке? — поинтересовался Стилвелл.

— Конечно. Сидит в четвертой камере, — кивнул Дис.

— Коул утверждает, что вы подбросили ему дурь.

Улыбка Диса стала еще шире.

— Мы все сделали как положено: собрали, запротоколировали и сдали на хранение.

— Да бросьте вы, Стилвелл. Он знал, что меня возьмут, знал, что я заговорю.

Стилвелл повернулся к Дису:

— Вы имеете контакты с бандой?

— Пытаемся их посадить, — развел руками Дис. — Коул начал везде совать свой нос, и я попытался его предупредить. Вероятно, тут ему и пришла идея заработать на наркотиках. Не знаю. Не хочу говорить о своем расследовании в присутствии подозреваемого.

— Конечно, — согласился Стилвелл.

— Мне нужно кое-что закончить с моими парнями. Есть еще вопросы?

— Это все, Эрик. Спасибо.

Дис вышел, даже не взглянув в мою сторону.

— Боже мой, Стилвелл! Что еще он мог сказать! — воскликнул я.

— То, что сказал.

— И что вы намерены предпринять?

Стилвелл схватил меня за плечо и слегка потряс.

— Упечь тебя за тройное убийство и наркотики. Похоже, ты влип по самое не балуй.

Глава 20

Меня отвели в комнату детективов и начали оформлять арест. Диса здесь не было, а Мичелли, переговорив с двумя копами в форме, ушел вместе со Стилвеллом.

Копы уже начали оформлять Пайка. На моих глазах они сделали ему парафиновый тест, сфотографировали и взяли отпечатки пальцев. Потом стали задавать обычные вопросы. Он кивнул мне, и я кивнул в ответ. Странно было видеть его без очков. Без них он казался более уязвимым. Возможно, именно по этой причине он и носил очки.

Пайка увели по коридору в сторону тюрьмы и принялись за меня. Мной занимался коп в форме по имени Мертц. Сначала он сделал парафиновый тест, потом взял отпечатки и сфотографировал.

Я скосил глаза, и коп, который работал с камерой, сказал:

— Не получилось, Мертц. Он скосил свои чертовы глаза.

Мертц взял резиновую дубинку и похлопал себя по бедру.

— Ладно, умник. Еще раз это сделаешь, я тебе так врежу, что навек окосеешь.

Они повторили процедуру, но на сей раз я не стал рисковать.

Пока Мертц заполнял мою личную карточку, я спросил:

— Когда будет решен вопрос о выходе под залог?

— Только завтра. Один из детективов отправился в суд получить отказ от залога, чтобы мы могли отправить тебя в камеру прямо сейчас.

— Почему?

— Видишь, сколько здесь народу? Тебе еще крупно повезет, если они разберутся с тобой к понедельнику.

Когда процедура была завершена, Мертц передал меня копу с головой, похожей на раздавленный чайот,[26] и приказал ему отвести меня в камеру предварительного заключения. Меня снова вывели в коридор, по обе стороны которого тянулись камеры размером четыре на восемь футов. В каждой имелся унитаз без сиденья и узкие двухъярусные нары. Здесь пахло дезинфекцией, мочой и по́том, как в плохой общественной уборной.

— Нет места лучше родного дома.

Полицейский кивнул. Возможно, для него это и был дом.

В первой камере на нижних нарах сидели двое чернокожих. Они негромко беседовали, но, когда мы проходили мимо, замолчали и просто следили за нами желтыми глазами. В камере у тебя нет возможности увидеть тех, кто сидит по соседству, ты не можешь протянуть руку сквозь прутья и коснуться руки того, кто находится рядом, даже если он тоже высунет руку.

— И какая из них моя? — поинтересовался я.

Коп остановился возле второй камеры, открыл дверь и снял с меня наручники.

— Естественно, президентские апартаменты.

Я вошел. На нижней койке, лицом к стене, лежал латиноамериканец лет тридцати. Он повернулся и, прищурившись, посмотрел на меня, а потом снова уткнулся в стену. Полицейский закрыл дверь и запер ее на ключ.

— Хочешь позвонить?

— Да.

Он двинулся по коридору и вскоре скрылся за тяжелой дверью. Один из черных парней в соседней камере что-то сказал, а его сосед рассмеялся в ответ. В другой камере кто-то начал кашлять. Я слышал и другие голоса, но они казались далекими и приглушенными.

— Джо, — сказал я.

— Четвертая камера, — отозвался Пайк.

— Проклятье, я пытаюсь спать! — закричал кто-то. — Заткнитесь, мать вашу!

Голос был громкий, низкий и, похоже, принадлежал очень крупному человеку. А еще он показался мне таким же далеким, как голос Джо Пайка.

— Де Муэр сказал, что следующей будет Дженнифер Шеридан, — сообщил я.

— Дис на это не пойдет, — ответил Джо.

— Дис может не знать. К тому же Де Муэр говорил так, словно ему плевать на то, что думает Эрик Дис.

— Проклятье! Я же велел вам заткнуться! — закричал тот же голос. — Я не хочу слушать о ваших прокля… — Послышался звук глухого удара, и голос замолчал.

— Вполне возможно. Не исключено, что все обстоит совсем не так, как нам говорили.

— Ты хочешь сказать, что они вовсе не партнеры.

— Может, Дис просто служащий. Может, вся власть в руках Де Муэра, а Эрик Дис пытается держать его под контролем. И может, нас отправили сюда именно по этой причине.

— Или, может, нас изолировали, чтобы покончить с Дженнифер Шеридан.

Пайк ничего не ответил.

Тяжелая дверь открылась, и вошел коп с головой в форме раздавленного чайота, катя перед собой треногу на колесах с намертво прикрученным к ней телефоном. Коп поставил треногу рядом с моей камерой так, чтобы я мог дотянуться до кнопок.

— Можешь звонить, сколько хочешь. Только никаких междугородних звонков.

— Конечно.

Он вышел, оставив дверь приоткрытой — мешал телефонный кабель.

Я позвонил по прямой линии Марти Билю, и мне ответил мужской голос. Не Марти и не Дженнифер Шеридан.

— Уоткинс, Оукам и Биль. Офис мистера Биля.

— Дженнифер Шеридан, пожалуйста.

— Она сегодня не вышла на работу. Ей что-нибудь передать?

— Я ее друг. Мне нужно срочно с ней поговорить. Не знаете, как я могу ее найти?

— Сожалею, сэр. Я здесь работаю временно и не в курсе дела.

— А вы не знаете, почему она не вышла сегодня на работу?

— Сожалею, сэр.

Я повесил трубку и позвонил Дженнифер домой. После третьего гудка включился автоответчик.

— Это Элвис. Если вы дома, возьмите трубку, — сказал я.

Никто не ответил.

Я позвонил Лу Пойтрасу. Женский голос ответил:

— Детективы.

— Лу Пойтраса, пожалуйста.

— Его нет. Хотите оставить сообщение?

— А как насчет Чарли Григгса?

— Подождите. — Я слышал, как она спрашивает кого-то про Григгса. Потом заговорила снова: — Он уехал вместе с Пойтрасом. Так вы хотите оставить им сообщение или нет?

Я повесил трубку и прислонился к решетке.

— Ее нет ни на работе, ни дома.

— Это может означать все, что угодно, — ответил Пайк.

— Конечно.

«Мистер Оптимизм».

— Мы можем ей помочь.

— Отсюда?

— Нет. Только не отсюда, — сказал Пайк.

— Джо! — Я понял, что он хотел сказать.

— Подожди.

Коп с раздавленной головой вернулся за телефоном, а через сорок минут тяжелая дверь открылась снова и появился тот же коп, а с ним еще один — латиноамериканец со стрижкой ежиком.

— Вас отправляют в окружную тюрьму. Всем встать, — заявил Чайот.

Я слышал, как арестованные встают в своих камерах.

Чайот прошел вдоль камер, открывая двери и предлагая всем выйти в коридор. Подойдя к камере Пайка, Чайот удивленно воскликнул:

— Что с тобой произошло, черт возьми?!

— Упал, — ответил низкий голос.

Пайк оказался через три человека от меня. Нас построили и повели по коридору. Молодой коп со стрижкой ежиком замыкал процессию.

Мы спустились в небольшой холл, вышли наружу и остановились в нише перед входом в здание. Двое копов в форме вошли внутрь справа от нас, еще один появился слева, со стороны парковки, миновал нас и скрылся за той дверью, из которой вышли мы. Большой голубой автобус с надписью «ШЕРИФ» на боку стоял чуть поодаль. Помощник шерифа, приехавший на автобусе, разговаривал с вышедшим из здания копом.

— Привет, Вольпе! — крикнул помощник шерифа и исчез в здании.

— Сейчас! — бросил Пайк и вышел из строя.

Он высоко подпрыгнул и наотмашь ударил копа со стрижкой ежиком по голове. Тот упал. Услышав звук удара, к нам повернулся Чайот. Я нанес ему два стремительных удара правой в челюсть, и он тоже сполз на пол. Мой сосед по камере удивленно спросил:

— Ребята, какого хрена?

Чернокожие парни с желтыми глазами переглянулись, и на их лицах появились улыбки. Тип, сидевший в одной камере с Пайком, воскликнул:

— Ну, вы, блин, даете! — И побежал вправо, к воротам.

Двое других поспешили за ним. Мы с Пайком свернули налево и, низко пригибаясь к земле, промчались через парковку. Мы уже успели перебраться через ограду, когда сзади послышались крики. Ограда тянулась вдоль здания, мимо мусорных баков, полудюжины пятидесятипятигаллоновых бочек из-под бензина и мотоцикла, который явно был чьей-то частной собственностью. Мы пробежали вдоль ограды к бочкам и очень скоро оказались по другую сторону здания полиции. Крики стали громче, послышался топот бегущих, но все это осталось у нас за спиной.

Мы забрались на бочку, с нее перебрались на крышу, откуда, преодолев проволочное заграждение, спрыгнули на улицу. Пара ребятишек на горных велосипедах смотрели на нас, вытаращив глаза.

Мы уже шли в сторону домов, когда услышали звуки сирены. Старик, сидевший на крыльце в кресле-качалке, встал и удивленно на нас посмотрел.

— Что произошло? — спросил он.

Я объяснил, что это учебная тревога.

Мы продолжали как ни в чем не бывало идти по улице, а потом свернули в проход между домами и рванули что было сил.

А вслед нам несся пронзительный вой полицейских сирен.

Глава 21

Мы перелезали через заборы, пробирались огородами и закоулками. Потом выглядывали на улицу и, если там не было копов, быстро переходили на другую сторону. Два белых парня, случайно оказавшиеся в Южно-Центральном округе Лос-Анджелеса. Нам дважды приходилось прятаться между домами, когда мимо проносились патрульные машины, а однажды мы до крайности удивили пожилую женщину, вышедшую из дома с корзинкой мокрого белья. Я улыбнулся ей своей лучшей улыбкой.

— Газовая компания. Нам сообщили об утечке газа. — Такая улыбка работает всегда.

Так, перебегая из одного двора в другой, мы постепенно продвигались на север.

Мимо промчались еще несколько черно-белых машин с включенными сиренами, и мы вдруг почувствовали, что круг начинается сжиматься. Они прекрасно понимали, что беглецы пойдут пешком, а потому их легко будет взять на ближайших улицах. Скоро вокруг будет полно полицейских, затем появятся вертолеты.

— Нам срочно нужны колеса, — сказал Пайк.

— Моя машина у них. Как думаешь, они уже добрались до твоего джипа?

— Я оставил его на соседней улице. Они не в курсе.

— Сколько до него: десять, двенадцать кварталов? С тем же успехом он мог бы находиться во Фресно.

— Мы сами устанавливаем пределы своих возможностей, — заявил Пайк.

Да, от Пайка всегда можно ждать чего-нибудь подобного.

Мимо нас на запад по Флоренс в сторону автострады промчались две патрульные машины. Пропустив их, мы двинулись на запад и в результате оказались у бензоколонки. Возле заправочных насосов стояли несколько машин, а рядом с кафе я заметил небольшой фургон. Молодой чернокожий парень вытащил из фургона поднос со свежими булочками и вошел в кафе.

— Колеса, — заметил Пайк.

— Может быть, он нас подвезет.

Пайк нахмурился.

Парень вышел из кафе, бросил поднос в фургончик и сел за руль. Я подошел к окошку и сказал:

— Прошу прощения. Вы нас не подбросите кварталов на десять к западу отсюда?

— Да, конечно, — ответил он. — Нет проблем.

«Это Лос-Анджелес».

Минут через десять он остановился возле «чероки» Джо Пайка. Запасной ключ Джо всегда приклеивает скотчем под бампером. Пайк нашел ключ, открыл дверь, и мы забрались внутрь. Джо пошарил под приборной доской и вытащил пластиковый пакет с пятьюстами долларами, правами на имя Фреда К. Ларсона, картой «Виза» на то же самое имя и маленьким «вальтером» 22-го калибра.

«Будь готов!»

— Фред? — удивился я.

Пайк выехал на автостраду.

— Они будут искать нас дома и в офисе.

— Мы не поедем домой. Мы навестим Дженнифер Шеридан. Нужно срочно ее спрятать, пока до нее не добрался Де Муэр.

— Где она живет?

Я рассказал ему. Пайк прибавил скорость, и мы ехали почти в полном молчании.

Минут через сорок мы остановились возле дома, где жила Дженнифер. Я нажал кнопку звонка, но никто не ответил. Мы стали жать на все кнопки, в конце концов кто-то открыл дверь парадной, и мы поднялись на третий этаж.

Мы начали барабанить в дверь Дженнифер, и тут из соседней квартиры вышла женщина с двумя малышами. На вид ей было лет сорок, но она успела уже слегка отяжелеть. Увидев нас, женщина укоризненно покачала головой:

— Я была бы вам очень признательна, если бы вы сказали ей, что нельзя так шуметь по ночам. Грохот и стук разбудили Тедди.

— Какой стук? — удивился я.

Закрыв дверь, она заперла ее на ключ. Дети побежали по коридору. Наверное, одним из них и был тот самый Тедди.

— Ну, стук. Такой громкий, что Тедди проснулся и разбудил меня. Мне даже пришлось выйти. После двух. — Она прищурилась и строго спросила у Пайка: — Это были вы?

— Кто-то стучал в ее дверь после двух часов ночи? — покачал головой Пайк.

Женщина кивнула, явно потеряв интерес к разговору. Ее дети скрылись за углом, и ей не терпелось их догнать.

— Да. А еще кто-то громко кричал. Очень некрасиво так делать.

— Несколько человек шумели? — заинтересовался я, подумав о Де Муэре.

— Вряд ли. — Она вновь посмотрела на Пайка. — Честно говоря, я было подумала, что это он, но теперь вижу, что ошиблась. Ее дружок. Такой крупный парень. Я считала, что он из полиции.

— Марк Турман?

— Не знаю его имени. Просто встречались в коридоре.

— И он был здесь в два часа ночи?

— И устроил ужасный грохот, — кивнула она. — А потом они вместе ушли. — Женщина посмотрела на мои волосы и нахмурилась.

— Что такое? — спросил я.

Слегка смутившись, она торопливо зашагала по коридору.

— Я должна найти своих детей.

Я повернулся к Пайку.

— У тебя что-то в волосах, — объяснил он.

Я коснулся волос и чего-то засохшего.

Кровь Джеймса Эдварда Вашингтона.

— Если она с Турманом, значит, пустилась в бега. В таком случае она в безопасности.

— До тех пор, пока ее не найдут.

— Да.

Через тридцать минут мы уже были в номере мотеля на побережье в Санта-Монике. Мотель назывался «Утренняя звезда». Бланк регистрации подписал Фред К. Ларсон.

Номер оказался простым, но достаточно удобным, с двумя двуспальными кроватями, ванной и обшарпанной мебелью. Возле окна стояли два кресла и маленький столик. К трюмо был привинчен телевизор. Болты были такими толстыми, что, наверное, могли бы удержать спутник Сатурна.

Через пару минут Пайк куда-то вышел, а я направился в ванную комнату, чтобы себя обследовать.

Достав из холодильника несколько кубиков льда, я снял рубашку и положил в раковину, сверху насыпал лед и пустил холодную воду. Мне хотелось позвонить миссис Вашингтон и сообщить ей про Джеймса Эдварда, но я не стал это делать. Кровь Джеймса Эдварда Вашингтона запеклась на моей рубашке и даже в волосах. Разве можно ей об этом рассказывать? Когда рубашка намокла, я снял остальную одежду и встал под душ. Вода была горячей. Воспользовавшись мылом и махровой салфеткой, я принялся оттирать лицо, шею, руки и волосы, а потом тело. Голову вымыл два раза. В полиции мне разрешили помыться, но там было только борное мыло, хозяйственные губки и бумажные полотенца. Я тер тело до тех пор, пока кожа не покраснела, а затем занялся рубашкой. Я старался изо всех сил, но было уже слишком поздно. Кровь въелась намертво, и отстирать ее оказалось совершенно невозможно. Разве можно об этом рассказывать Иде Лии Вашингтон?!

Через двадцать минут в дверь дважды постучали и вошел Джо Пайк. Он принес оливково-зеленый вещевой мешок морских пехотинцев и большую хозяйственную сумку. На нем были новые темные очки, которые он наверняка купил в первую очередь. Пайк поставил сумку на маленький круглый столик, а вещевой мешок пристроил на кровати. Он посмотрел на меня и одобрительно кивнул:

— Стало лучше.

— Ты зашел в свой магазин?

Пайк вытащил из мешка две кобуры и пистолеты.

— Я позвонил одному парню, чтобы привез кое-какие вещи. Мы встретились на рынке.

— Копы навестили твой магазин?

— Они поставили в соседнем квартале фургон, чтобы вести наблюдение за магазином, — кивнул Пайк. — За твоим домом тоже наверняка следят.

«Замечательно!»

Внимательно осмотрев обе кобуры, Пайк одну из них кинул мне. Кобуру можно было пристегнуть к поясу, а рубашку выпустить наружу — совсем как бандиты из Майами. Пайк протянул мне «смит 0,38». Потом достал из простого белого конверта четыреста долларов и отдал мне.

— В сумке продукты, — сообщил он.

Пайк купил мыло, дезодорант, зубную пасту и лезвия. Кроме того, он принес четыре банки холодного пива. Я разложил туалетные принадлежности в ванной, а потом мы принялись за еду. Не откладывая в долгий ящик, я набрал номер своего офиса, чтобы проверить сообщения, но автоответчик молчал. Затем позвонил домой. Ну вот: два звонка от Дженнифер Шеридан. В первый раз она представилась и, не дождавшись ответа, повесила трубку. Во второй раз обещала перезвонить попозже. Она сказала, что ей необходимо срочно со мной поговорить. Ее голос звучал тихо и не слишком радостно.

Пока я прослушивал ее сообщение, Пайк внимательно за мной наблюдал.

— Дженнифер?

— Обещала перезвонить попозже.

Пайк молча посмотрел на меня.

— Джо, я должен быть там.

Уголок его рта дрогнул, и Пайк встал, готовый идти.

— Если бы все было так просто, мы умерли бы от скуки.

Глава 22

Мы проехали по Малхолланд-Снейк в Лорел-Каньон, а потом обратно. Было уже больше десяти, и машин становилось все меньше. Так поздно возвращались домой или офисные сотрудники, или засидевшиеся посетители баров.

Не обнаружив копов ни в начале, ни в конце Вудро Вильсон-драйв, Пайк выключил фары и съехал на обочину.

— Хочешь подъехать поближе?

До поворота к моему дому надо было проехать по Вудро Вильсон что-то около мили.

— Нет. Можем попасть в западню, если патрульная машина появится с другой стороны.

— Верно. Я это так, на всякий случай, — кивнул Пайк.

— В полутора милях к востоку есть развилка, которую молодые люди используют в качестве парковки. В низине, напротив киностудии «Юниверсал». Жди меня там. Если появятся копы, спущусь по склону, а потом вернусь по Малхолланд и перехвачу тебя.

— Если тебя не поймают.

«Да, ничего не скажешь. Умеет он успокоить!»

Я выскользнул из джипа и быстро зашагал по Малхолланд, а потом свернул на Вудро Вильсон-драйв, ныряя в кусты всякий раз, когда из-за поворота появлялся свет фар. Вудро Вильсон-драйв довольно узкая и извилистая и напоминает скорее проселочную дорогу, несмотря на то что пролегает через территорию плотной застройки, где проживают более четырнадцати миллионов человек. Однако тут много деревьев, можно встретить койотов и даже оленей. Вокруг множество домов, но построены они так, чтобы обеспечить их владельцам максимальную уединенность. Здесь живет Фрэнк Заппа. А еще Ринго Старр. От Вудро Вильсон ответвляются маленькие улочки, которые, как и моя, ведут в еще более уединенные места. Если полиция меня уже ждет или вот-вот появится, то будет довольно легко спуститься вниз по склону холма, сделать круг и вернуться на Малхолланд. Хотя, конечно, все легко, пока тебя не поймают.

Я прошел мимо трех любителей бега трусцой, дважды миновал парочки, выгуливающие собак, — мужчину и женщину с акитой,[27] а еще двоих мужчин с черным лабрадором. Я кивнул им, они кивнули в ответ.

«Элвис Коул, Дружелюбный Уголовник, вышел на вечернюю прогулку».

Я свернул с Вудро Вильсон на свою улицу и постарался укрыться в тени деревьев. Здесь начинался склон холма и дорога спускалась в неглубокий каньон. Я пробирался через дубовую рощу, пока не вышел к тому месту, где дорога огибала мой дом, и сразу же увидел седан без опознавательных знаков, стоявший под ивой, примерно в шестидесяти ярдах от входной двери. Я спрятался за стволом дуба и решил немного подождать. Минут через восемь я заметил движение на пассажирском месте, затем зашевелился водитель. Однако потом они вновь будто окаменели. Тени в тени деревьев. Если копы засели возле дома, можно предположить, что еще кто-то поджидает меня внутри.

Самое умное, что я мог сделать, — незаметно ретироваться и забыть о своем намерении быть в гостиной, когда позвонит Дженнифер Шеридан. Конечно, если Дженнифер позвонит, а меня там не будет, она, возможно, больше не позвонит никогда. Я знал, что Аким Де Муэр уже подобрался к ней совсем близко, а ее звонок будет криком о помощи. Но меня не будет дома, поскольку я поступлю умно. Впрочем, это можно назвать и по-другому.

На противоположной стороне каньона мелькал свет фар, раздавался чей-то смех, и ночной ветер разносил эти звуки. Женщина. Немного подумав, я начал спускаться вниз по склону в сторону своего дома. Иногда у тебя просто не остается умных ходов.

Я осторожно пробирался между деревьями и кустами, пока не оказался под своим домом, потом забрался на веранду. В задней части дома полиции не оказалось. Похоже, никого не было и внутри. Конечно, наверняка я сумею узнать только после того, как войду.

Я посмотрел в сторону седана. Хотел убедиться, что полицейские все еще там, затем спустился вниз, чтобы взять запасной ключ, спрятанный под верандой. Я обошел холм к задней стороне дома, вновь залез на веранду и пробрался внутрь, открыв стеклянную дверь.

В доме было абсолютно темно. Скорее всего, здесь никого не было. Копы не стали устраивать засаду, команда СВАТ не бросилась на меня с чердака. Если здесь копы и побывали, то они не стали взламывать дверь и ломать мебель.

На телефонном аппарате мигал сигнал автоответчика. Я включил его, опасаясь, что Дженнифер уже успела позвонить еще раз, но это оказался Лу Пойтрас. Он назвал меня задницей и повесил трубку.

«Ну разве можно не любить Лу?»

Я перешел в кухню, открыл банку «Фальстафа» и сделал пару глотков. В окно проникал голубой свет луны, освещая гостиную. Но свет и не требовался. Я услышал, как за спиной стукнула маленькая дверца, и на кухне появился кот и тут же направился к своей миске.

— У меня был отвратительный день, — объяснил я ему. — Мог хотя бы поздороваться.

Он посмотрел на свою миску.

Я достал сухой корм и насыпал в миску. Некоторое время я наблюдал за тем, как он ест, потом достал миску побольше и высыпал в нее всю коробку. Я не знал, когда вернусь. Оставалось только надеяться, что этого ему хватит. Потом я чуть приоткрыл кран в кухонной раковине, чтобы из него капала вода: так он сможет напиться.

Затем обошел дом, чтобы убедиться, что все двери заперты, нашел сумку и положил туда туалетные принадлежности и три смены одежды. Мой бумажник со всем его содержимым остался в полиции, но в туалетном столике у меня хранились кредитные карты «Американ экспресс» и «Виза», а также триста долларов наличными. Все это я тоже засунул в сумку.

Затем я позвонил Чарли Бауману, знакомому адвокату, офис которого находится в Санта-Монике. Я позвонил ему домой. Чарли ответил после четвертого звонка и сказал:

— Привет, Элвис! Как поживаешь, дружище?

До меня доносились звуки музыки, а Чарли был явно рад меня слышать.

— Сижу в темноте на полу у себя в гостиной, меня разыскивают по обвинению в тройном убийстве и хранении наркотиков, — сообщил я.

— Вот дерьмо! Ты что, спятил? — Его веселость моментально испарилась.

Я рассказал ему о том, что произошло. Когда дошел до ареста и допроса, он меня остановил.

— Никогда не следует отказываться от адвоката. Ты совершил ошибку.

— Ну вот я и звоню тебе, Чарли.

— Да, конечно. После того, как все засрал.

Я рассказал ему остальное. Когда я закончил, он довольно долго молчал.

— Чарли?

— Ты напал на офицера полиции и сбежал?

— Да, вместе с Пайком.

— Вот дерьмо! — Я ничего не ответил. — Ладно, ты должен сдаться. Приезжай ко мне, и мы сделаем это вместе. Уверен, что сумею добиться, чтобы тебя выпустили под залог даже после вашего идиотского побега.

— Нет.

— В каком смысле?

— Я пока не намерен сдаваться, Чарли. Мне еще нужно кое-что сделать.

Чарли страшно рассвирепел:

— Ты что, окончательно спятил?!

Я повесил трубку. В доме было абсолютно тихо, словно жизнь здесь замерла. Снаружи доносилось стрекотание полицейского вертолета, облетающего Голливуд. Машины огибали дом по горной дороге. Зазвонил телефон, но я не стал брать трубку. Чарли сказал:

— Хорошо, ты не собираешься сдаваться. Вот дерьмо! Возьми трубку, ну давай!

Я взял трубку.

— Хорошо. Я поговорю с окружным прокурором. И попытаюсь все разрулить, — вздохнул он.

— Конечно.

— Вот дерьмо! Постарайся, чтобы тебя не убили. — Он повесил трубку.

«Неплохой способ прощаться».

Я вновь оказался в полнейшей тишине своего дома. А вдруг Дженнифер Шеридан так и не позвонит? Может быть, я напрасно теряю время и рискую свободой.

Кот вышел из кухни, постоял, посмотрел на меня, как это умеют коты, но потом ему надоело, и он исчез. И тут я подумал: «Если бы я был котом, то мог бы уйти вместе с ним. Пробежаться по высокой траве, погонять полевую мышь, может быть, провести время с парой симпатичных кошечек». Мне кажется, коты устают от бесконечной людской суеты. Как и люди.

Тридцать шесть минут спустя я услышал, как зашуршал гравий перед входной дверью. Потом кто-то посветил в окно фонариком. Копы из седана решили проверить, что там делается в доме.

Потом шаги переместились к навесу для автомобиля, с противоположной стороны зажегся второй фонарик. Я заполз за диван и попытался спрятаться. Теперь шаги раздались со стороны веранды, оба луча фонариков стали шарить по гостиной, дивану и ведущей на чердак лестнице. От полицейских меня отделяли восемь футов и несколько висевших в воздухе пылинок. Я затаил дыхание. Лучи еще раз прошлись по дивану, потом шаги стали удаляться. Ну и ну.

«Ничто так не помогает скрасить ожидание, как адреналин в крови».

Через семьдесят две минуты после ухода копов вновь зазвонил телефон, и на сей раз это была Дженнифер Шеридан. Когда я взял трубку, она воскликнула:

— Слава богу, что вы на месте!

— Вы где? — спросил я.

Она говорила тихо, возможно, звонила мне втихаря от Марка. Или просто устала.

— Я с Марком.

— Где с Марком?

— Я совершила ошибку, когда втянула вас в эту историю. Вы должны остановиться. Вы должны оставить нас в покое.

— Сейчас уже слишком поздно, Дженнифер.

И я рассказал ей о банде «Восьмерка — двойка». О том, как Эрик Дис с помощью «Восьмерки — двойки» подставил нас с Пайком, и о том, как вышибли мозги Джеймсу Эдварду Вашингтону. Потом я сказал:

— Они убивают людей. Значит, Марк в это втянут. Они подставили нас, предупредив бандитов, и Аким Де Муэр убил Джеймса Эдварда Вашингтона. Это все равно как если бы они отдали такой приказ. Они соучастники преступления, и если вы теперь с ними, то, значит, и вы тоже. Вы это поняли?

Она тяжело дышала, но держала себя в руках. Ее голос был полон решимости.

— Мы пока не можем вернуться. Мы должны оставаться вне игры.

— Из-за Марка?

— Все не так, как вы думаете. Эрик все уладит. Нам только нужно немного здесь пересидеть.

«Здесь».

— Эрик ничего не устроит, Дженнифер. Де Муэр вышел из-под контроля. Вы должны сдаться. Расскажите мне, где вы находитесь.

— Не могу. И звоню вам только для того, чтобы вы остановились. Хочу, чтобы вы оставили нас в покое.

— Это невозможно. Теперь речь идет не только о вас, Дженнифер. Я говорю о Джеймсе Эдварде.

Дженнифер Шеридан повесила трубку.

Я немного постоял в темноте с трубкой в руке, потом положил ее на место и включил автоответчик. Убедился, что все окна закрыты, сигнализация работает, а из крана капает вода для кота, затем взял приготовленную сумку, выбрался из дома и спустился по склону к деревьям.

У меня ушел час на то, чтобы добраться до Малхолланда и до поворота, где меня поджидал Джо Пайк. Его джип был припаркован на большой площадке, где уже стояли «тойота селика» и минивэн «шевроле». Из «шевроле» доносилась музыка.

Я забрался на пассажирское сиденье. В салоне стоял сильный запах кофе.

— Она позвонила? — спросил Пайк.

— Да. Но не сказала, где находится.

— Ты думаешь, она в опасности?

— Я думаю, что они все в опасности. Вот только не знаю, от кого эта опасность исходит.

Уголок рта Пайка дернулся.

— Обычное дело, не так ли?

— Да, самое обычное.

Я смотрел на огни долины Сан-Фернандо и слушал доносившуюся из «шевроле» музыку. Похоже, испанская.

— Если мы не можем ее найти, значит, мы должны остановить Акима. Иными словами, нужно вернуться к истокам, — сказал я.

— К парню, который нас подставил, — кивнул Пайк.

— Клевый Ти. Клевый Ти может что-то знать.

— Ну и имечко! — покачал головой Пайк.

Он включил зажигание, и мы поехали обратно в город, в мотель, а на следующее утро решили поискать человека по имени Клевый Ти.

Глава 23

В пять минут девятого мы с Джо Пайком отправились к Рэю Депенту. Мы спокойно ехали к Рэю, как ехали бы в любое другое место. СВАТ не поджидал нас на крыше, копы не оцепили окрестности, нас не преследовали черно-белые патрульные машины. Мы были самыми обычными парнями, разъезжавшими в джипе. Возможно, нас и разыскивали за тройное убийство, но что уж тут поделать?

Мы остановились позавтракать «У Денни», и, пока мы ели, два копа в форме уселись в зале для курящих. Мы расплатились и прошли мимо них, но они даже не взглянули в нашу сторону. Детективы — люди серьезные.

Без семи минут девять мы поставили машину перед заведением Рэя Депента и вошли внутрь.

Рэй Депент сидел, положив ноги на стол, в стеклянной кабинке и разговаривал по телефону. Секретарша стояла у него за спиной и изучала картотеку. Увидев нас, Рэй опустил ноги и встал. Он пробормотал что-то в телефон, обошел стол и направился к двери. Копы уже явно здесь побывали и побеседовали с ним.

— Привет, Рэй, — поздоровался я. — Это мой приятель Джо Пайк.

Рэй остановился на расстоянии удара, посмотрел на Пайка, а потом перевел взгляд на меня. Я видел, что он решает, как ему поступить и каким образом нейтрализовать нас обоих. Пайк сделал два шага в сторону, чтобы иметь место для маневра, если Рэй вдруг нас атакует. В зале было совсем мало народу. Азиат с черным поясом занимался с тремя женщинами и мужчиной, молодой латиноамериканец отрабатывал удары ногой по массивной груше. Движения были настолько молниеносными, что уследить за ними не представлялось возможным.

— Вам здесь нечего делать. Уходите, пока не вызвал полицию, — сказал Рэй.

— Рэй, я не убивал Джеймса Эдварда. Меня подставил Аким Де Муэр, и он же спустил курок.

— Полиция считает иначе. — Рэй отступил на полшага назад и расправил плечи, готовясь к атаке. — Давайте позвоним им, пригласим сюда и обсудим ситуацию. — И он жестом показал в сторону своего кабинета.

— Этого не будет, — отрезал Пайк.

Рэй еще раз изменил стойку, повернувшись в сторону Джо.

— Кто знает, — спокойно бросил он. У него за спиной ученики продолжали делать свои ката, а тяжелая груша содрогалась под мощными ударами. — Я два раза говорить не буду, чтобы вы ушли. А там посмотрим, что получится.

Женщина в маленьком кабинете закрыла картотеку, посмотрела на нас, обошла стол и встала в дверях, словно почувствовав возникшее напряжение.

— Вы не знаете меня, но хорошо знали Джеймса Эдварда. Как думаете, он мог толкать дурь?

Рэй Депент склонил голову набок, словно не хотел об этом думать, и его взгляд метался от меня к Пайку и обратно. Время стало физически ощутимым. Оно словно застыло, а мы словно попали в плотную, вязкую массу.

— Возможно, вы его обманули. Возможно, вы пришли сюда, решив, что можете поживиться за счет братьев, но все пошло не так. Полицейские сказали, что вы сбежали из-под ареста. Невиновные не убегают.

— Дерьмо собачье! Мы с Джеймсом Эдвардом пришли сюда, чтобы выяснить, что произошло в ломбарде. Джеймс Эдвард мертв, потому что продажные копы не хотели, чтобы мы узнали правду. Аким тоже. И ваш человек, Клевый Ти, нас подставил.

— Уверен, что вы лжете. Клевый Ти — правильный парень.

— Он нас подставил. Сказал нам, когда и где нам надо быть. А там нас уже ждали бандиты.

Рэй колебался. Я чувствовал, что он начинает мне верить.

— А за каким дьяволом вы явились сюда? — спросил он, нервно облизав губы.

— Аким хочет убить женщину по имени Дженнифер Шеридан, а я не могу этого допустить.

— Ничего об этом не знаю.

— Вы нет, но Клевый Ти, возможно, знает или знаком с тем, кто в курсе.

У нас за спиной латиноамериканец нанес длинную серию ударов и повалился на мат, пот лил с него ручьем. Неожиданно Рэй расслабился. Он больше не стоял в боевой стойке.

— Через сорок пять минут у меня группа.

— Это не займет много времени.

— Хорошо. Давайте поговорим. Если то, что вы мне расскажете, будет выглядеть разумным, я попытаюсь вам помочь.

Рэй провел нас в маленький кабинет и сказал:

— Мириам, мне надо переговорить с глазу на глаз с этими господами. Ты не можешь нас ненадолго оставить?

Мириам отошла от двери, остановилась возле стола и с явным неудовольствием посмотрела на нас с Пайком.

— А кто будет отвечать на телефонные звонки?

— Я отвечу, Мириам. Я еще не забыл, как работает телефон.

— Тебе должен позвонить человек из компании Эн-би-си. — Происходящее ей совсем не нравилось.

— Я справлюсь, Мириам. Спасибо.

Она фыркнула и вышла. Рэй закрыл за ней дверь и уселся за свой стол. Первым делом он снял телефонную трубку и положил ее рядом с аппаратом.

У стены с фотографиями, повествующими о годах, которые Рэй Депент провел в морской пехоте, стояли два жестких стула. Я уселся на один из них, Пайк остался стоять, разглядывая снимки. Рэй в форме с сержантскими нашивками. Рэй постарше с нашивками старшего сержанта. Рэй Депент, отдающий приказ взводу новобранцев. Еще одна фотография, на которой он пожимает руку президенту Рейгану. Рэй в парадной форме с таким количеством наград, что на груди почти не осталось свободного места.

— Круто! — покачал головой Пайк.

Глаза Рэя Депента сверкнули.

— А что, у тебя с этим проблемы?

Уголок рта Пайка дернулся.

— Я прошел через Кэмп-Пендлетон.

Глаза Рэя потеплели, он откинулся на спинку стула, и в его взгляде, устремленном на Пайка, появилось уважение. Люди делятся на две категории: морские пехотинцы и все остальные.

— Да. По тебе это видно, — натянуто улыбнулся Рэй и, скрестив руки на груди, повернулся ко мне: — Хорошо, я вас слушаю.

Я рассказал ему про Эрика Диса и его подразделение, а еще о том, что они почти наверняка связаны с бандой «Восьмерка — двойка», потом о встрече «У Рауля», где мы ели тако, и об информации, переданной нам Клевым Ти.

— Клевый Ти сказал, что отряд Диса в доле с бандой «Восьмерка — двойка». И что «Восьмерка — двойка» используют копов, чтобы убирать конкурентов: копы арестовывают наркодилеров, работающих на других хозяев. Он знал, что мы ищем именно такую информацию. Он сообщил нам, что группа Диса собирается взять наркодилера в парке. Так и произошло, но вслед за копами приехали «Восьмерка — двойка». Они знали, что мы там будем, и ждали нас.

— Похоже на правду, но я знаю, что Клевый Ти — правильный брат. Если он вам что-то сказал, значит, верил в это, — покачал головой Рэй.

Я только развел руками.

— Даю голову на отсечение! — уверенно заявил Рэй.

— Джеймс Эдвард так и сделал, — вмешался Пайк.

Рэй заскрежетал зубами, но потом продолжил:

— Да, выходит, что так. — Он снова внимательно на меня посмотрел. — По крайней мере, с ваших слов.

— Клевый Ти сказал, что банда «Восьмерка — двойка» работает на группу Диса, но все выглядит несколько иначе. Копы ведут себя так, словно боятся Акима, пытаются удержать его в узде, но у них кишка тонка. В результате моя клиентка подвергается серьезной опасности. Она прячется вместе с парнем из группы Диса, а если это так, значит, копы понимают, что не могут контролировать Акима. Я должен узнать, что происходит. И тогда смогу ее найти, а если повезет, то и остановить Акима.

— И ты считаешь, что это можно сделать через Клевого Ти.

— Да.

Рэй потер лоб и посмотрел на своих учеников. Двое мужчин лет сорока вошли в зал и наблюдали за тренировочными боями. Несколько пар — среди них были и женщины — вели схватки. Они стремительно перемещались, обменивались быстрыми ударами рук и ног, но удары не достигали цели. Так и должно было быть.

— Проклятье! Сначала Чарльз Льюис, теперь Джеймс Эдвард! И как долго Аким Де Муэр и эти офицеры полиции заодно?

— Со дня гибели Чарльза Льюиса. — Я рассказал ему о видеоаппаратуре и о том, что после смерти Чарльза Льюиса группа Диса перестала арестовывать членов банды «Восьмерка — двойка».

— Ты считаешь, что полицейские без всякой на то причины убили юношу и запись попала к Акиму, который теперь их шантажирует.

— Точно не знаю, но похоже на то.

Рэй Депент поднял трубку и набрал номер. Он смотрел на меня, пока в трубке раздавались длинные гудки, и во время разговора так и не отвел глаз.

— Это Рэй. Клевый Ти у вас?

Ему пришлось сделать семь звонков. Когда Рэй нашел то, что искал, он положил трубку и встал:

— Я знаю, где Клевый Ти. Давайте выясним, какого хрена здесь происходит.

Глава 24

Мы сели втроем в джип Пайка и поехали на юг по Гуверу мимо рядов приземистых промышленных зданий на западной стороне улицы. Небольшой переулок вел к площадке, где находилась стоянка для грузовиков. Из переулка постоянно въезжали и выезжали десятиколесные грузовики, которые используются для доставки товаров. Две восемнадцатиколесные машины стояли у обочины. Очевидно, не могли развернуться на площадке.

— Оставьте джип на противоположной стороне улицы, — велел Рэй. — Клевый Ти временно работает здесь грузчиком. Если он на месте, мы его найдем.

Пайк проехал вперед, развернулся и припарковался так, чтобы можно было видеть площадку.

Минут через двадцать показался Клевый Ти, который вышел со склада с пустой тележкой.

— Это он, — кивнул я.

Клевый Ти был все в той же ярко-оранжевой бейсболке козырьком назад, но темные очки исчезли, к ремню был прикреплен маленький желтый проигрыватель «Сони», поверх бейсболки — наушники. Его губы шевелились в такт музыке. Он завел тележку на длинный металлический пандус и исчез внутри ближайшего грузовика, но через пару минут появился, нагруженный восемью контейнерами с жидкостью для гидроусилителя руля, спустился с пандуса и скрылся за дверью склада.

— Пошли, — сказал я.

Мы пересекли Гувер, обошли склад, поднялись на один пролет лестницы и оказались на пандусе. На высоких металлических стеллажах стояло множество самых разных контейнеров. Между длинными рядами полок сновали грузчики, толкавшие тележки с контейнерами. Казалось, все движутся в разных направлениях, но, похоже, грузчики знали свое дело. Контейнеры на полках стояли ровными рядами.

За маленьким столиком лысый мужчина лет шестидесяти перебирал какие-то бумаги и изредка что-то кричал парням с тележками. Заметив нас, он заявил:

— Сегодня мне люди не нужны. Приходите завтра.

— Нас ждет Майрон Диггс, — сказал Рэй.

— Майрон, — удивился Пайк.

Рэй посмотрел на Джо.

— Думаешь, он получил имя Клевый Ти при рождении?

— Ну да, если Майрон ждет гостей, то кто я такой, чтобы возражать? — отозвался мужчина за столиком. «Кругом полно шутников. У каждого есть номер, который они мечтают предложить зрителям». — Я нанял парня на целый день. Не хочет работать — пусть проваливает отсюда к чертям собачьим. Больше мне нечего сказать.

«Классный мужик!»

— Это не займет много времени, — успокоил его Рэй.

Однако его ответ не удовлетворил лысого.

— Да уж конечно. Это никогда не занимает много времени. — Он махнул рукой в сторону задней части склада: — Поищите его в районе Е-шестнадцать. Он занимается запасными частями для автомобилей.

Мы прошли мимо лысого мужчины и двинулись вдоль стеллажей в сторону Е-16. Склад занимал около двенадцати тысяч квадратных футов и представлял собой настоящий лабиринт. Впрочем, на стеллажах красовались буквы с числами, как на больших парковках. Когда мы нашли Е, Пайк предложил:

— Нам лучше разделиться.

— Хорошо.

Рэй и Пайк свернули на первом же перекрестке, а я прошел вперед. Миновав шесть рядов, я обнаружил Клевого Ти, который сражался с восемью контейнерами с жидкостью для гидроусилителя руля.

— Привет, Клевый Ти! А ну, давай-ка немного пройдемся, — сказал я.

Клевый Ти издал сдавленный звук, нервно оглянулся на меня и снял наушники.

— Что ты здесь делаешь? — спросил он, попятившись. — Эй, не хочу, чтобы меня с тобой видели. Здесь полно парней из банд.

Джо и Рэй появились с другой стороны, отрезая ему путь к отступлению. Увидев Рэя, Клевый Ти нахмурился.

— Рэй, а ты что здесь делаешь? — Клевый Ти бросил на меня испуганный взгляд. — Какого хрена здесь происходит?

— Есть разговор, Клевый Ти, — сказал Рэй.

— Вы что, хотите, чтобы меня грохнули? — махнул рукой Клевый Ти. — Этот засранец гоняется за «Восьмеркой — двойкой». Как только меня с ним увидят, то сразу выпишут билет в один конец. — Он принялся вглядываться в соседние проходы. — Уж кому, как не тебе, это знать, Рэй. Уж кому, как не Джеймсу Эдварду, это знать. — Он попытался пройти мимо меня.

— Джеймс Эдвард вчера умер, — сказал я, схватив его за руку.

Клевый Ти замер, словно подстреленный. Застыл на месте, не дыша и часто-часто моргая.

— Какого хрена ты мелешь?

— Мы отправились в парк, как ты сказал. Мы видели, как продавец мороженого толкает дурь, а потом появились копы. Но бандиты из «Восьмерки — двойки» тоже появились, Клевый Ти. Они пришли за нами.

— Дерьмо собачье!

— Они отвезли нас в одно местечко за железной дорогой. Аким Де Муэр приставил к виску Джеймса Эдварда мой «дэн-вессон», спустил курок и вышиб ему мозги.

Рот Клевого Ти открылся, закрылся, глаза забегали.

— Вранье, мать твою!

— Ты скормил нам дерьмо, чтобы они могли подставить нас с дурью.

— Ты, долбаный врун!

Клевый Ти бросился на меня и замахнулся правой рукой. Я отступил в сторону и заехал ему под ребра. Он пошатнулся, но когда снова бросился на меня, Рэй Депент схватил его, завел ему руки за спину и сказал:

— Остынь, парень!

Глаза Клевого Ти покраснели, он попытался вырваться, но, похоже, даже танку «шерман»[28] было бы не совладать с Рэем.

— Он долбаный врун! Я их не подставлял. Я любил Джеймса Эдварда как брата, будь я проклят! — воскликнул Клевый Ти и разрыдался.

— Он не знал. Он здесь ни при чем, — заявил Рэй Депент.

— Да. Полагаю, что так.

Рэй Депент отпустил Клевого Ти, и тот стал тереть глаза, размазывая слезы по щекам.

— Джеймс Эдвард умер из-за меня, — всхлипнул он.

— Ты не знал.

— Это дерьмо просто не могло случиться.

— Оно случилось, — возразил я.

— Если они слили мне информацию, чтобы вас подловить, значит, знали, что я с вами. Значит, теперь они придут за мной. И грохнут меня, как грохнули Джеймса Эдварда.

Ответить было нечего.

— Поверить не могу, что чертова сука мне наврала, — продолжил Клевый Ти. — Все это я узнал от женщины, которую трахаю. Путается с черномазыми из «Восьмерки — двойки». Иногда покупает у них дурь.

— Нам нужно с ней поговорить, Клевый Ти, — сказал я.

Тут Клевый Ти посмотрел на Джо:

— А это еще что за тип?

— Джо Пайк. Он со мной.

— Тогда он тоже умрет, — кивнул Клевый Ти.

Уголок рта Пайка дернулся.

— Аким хочет убить женщину по имени Дженнифер Шеридан. Мне необходимо выяснить, что Аким знает, а чего не знает и есть ли у него наводка на девушку. Усек?

— Да.

— Может, девица, которая нас подставила, что-то знает.

Клевый Ти сложил ладони и поднес их ко рту, словно молился. Он казался худым и изможденным, а энергия, которая только что била из него ключом, исчезла, словно он вобрал ее в себя, а вобрав, стал жестким и полным ярости. Потом он опустил руки.

— Ее зовут Альма Ривс.

— Знаешь, где ее можно найти?

— Знаю. — Он повернулся к своей тележке, освободил ее от контейнеров и откатил в сторону, чтобы не стояла на проходе. — Я отведу вас к ней.

— А как насчет работы?

— Да пошла эта работа! Речь идет о Джеймсе Эдварде.

Глава 25

Альма Ривс жила в маленьком бунгало с симпатичной дорожкой, выложенной камнем. Возле дома стояла одинокая машина, а невысокий заборчик явно не мешало покрасить. Мы объехали вокруг квартала, чтобы проверить дом и прилегающие улицы.

— Она живет одна? — спросил я.

Клевый Ти сидел у меня за спиной рядом с Рэем Депентом.

— С матерью и сестрой. У сестры очень хорошая работа, так что дома ее не будет, но мать редко куда уходит. Она старая.

— Хорошо.

На противоположной стороне улицы трое молодых парней в обрезанных штанах, золотых цепочках и бейсболках сидели на низкой кирпичной стене и смеялись.

— А это что за троица? — поинтересовался Пайк.

— Тот, что в центре, из «Восьмерки — двойки». Остальные на подхвате.

Пайку это не понравилось.

— Так не годится. Если они нас увидят, это будет плохо для семьи.

— Да пошли они, — отозвался Клевый Ти.

Пайк удивленно на него посмотрел.

— Эти черномазые ко мне привыкли. Я здесь часто бываю, — объяснил Клевый Ти.

— Никогда больше не произноси это слово, — сказал Рэй.

— Что? — изумленно развел руками Клевый Ти.

Рэй бросил на него мрачный взгляд:

— Я смотрю туда же, куда и ты, но ничего там не вижу. И я смотрю на тех, кто сидит в машине, здесь их также нет.

Клевый Ти, не выдержав тяжелого взгляда, отвернулся.

— Я просто хочу, чтобы ты все правильно понимал, — продолжил Рэй.

Клевый Ти молча кивнул.

— Эй, парни! — вмешался я.

Они оба посмотрели на меня. Пайк тоже.

— Извиняюсь. Получилось не слишком удачно, — сказал Клевый Ти.

Пайк покачал головой и отвернулся.

— Если мы с Джо войдем в дом через переднюю дверь, то и дураку будет понятно, кто мы такие. Или мы можем выпустить Клевого Ти сейчас, словно мы его подвезли, припарковаться на соседней улице и зайти со стороны заднего двора. — Я посмотрел на Клевого Ти: — Она тебя впустит?

— Впустит.

Пайк остановил джип, Клевый Ти вышел, а Пайк поехал дальше. Один из парней, сидящих на стене, кивнул в сторону Клевого Ти, тот помахал ему в ответ. Мы в это время свернули за угол. Пайк дважды свернул направо, мы отсчитали нужное число домов и оказались возле крошечной «солонки с крышкой», которая должна была находиться с задней стороны дома Альмы Ривс.

— Здесь, — сказал Пайк и остановил машину.

— Давайте-ка я пойду первым. Если они увидят у дома двоих белых, то наверняка вызовут полицию.

Рэй подошел к двери и постучал. Потом покачал головой и поманил нас рукой. Дома никого не было.

Мы прошли по дорожке через чистенький дворик, перешагнули через низкую ограду и оказались во владениях Альмы Ривс. Клевый Ти стоял у задней двери и ждал нас, крепко держа за руку молодую женщину лет семнадцати, не старше. Женщина выглядела испуганной. Мы пробежали мимо двух грядок с ухоженными кустами помидоров, поднялись на три ступеньки и оказались в маленькой, выкрашенной в желтый цвет кухне, на стене которой висело изображение Иисуса. У двери, ведущей из кухни в гостиную, стояла тучная седая женщина.

— А ну прекратите и убирайтесь! Все вон! — приказала она.

Клевый Ти закрыл за нами дверь и запер ее на ключ. Тучная женщина повысила голос, теперь в нем слышались визгливые нотки:

— Клевый Ти! Клевый, ты что делаешь? Я с тобой говорю, Майрон.

— Все в порядке, мама, — вмешался Рэй Депент. — Ничего плохого здесь не произойдет.

— Если в этом не будет необходимости, — добавил Клевый Ти, дернув Альму за руку.

— Клевый, а ну-ка остынь, — сказал я.

— Да будь она проклята! Из-за нее убили Джеймса Эдварда. — Он снова дернул Альму за руку. — Гребаная сука, сделала меня, как мартышку, наврала мне — а потом убили брата. — Клевый Ти замахнулся, и Альма с визгом отскочила к холодильнику. Пайк шагнул вперед и взял Клевого Ти за руку.

— Нет.

— Альма, о чем он говорит? Альма, отвечай мне! — запричитала тучная женщина, но никто даже не взглянул в ее сторону.

Клевый Ти бросил свирепый взгляд на Пайка, но отпустил девушку. Та покачнулась и упала. Клевый Ти дрожал от злости. Его глаза опять покраснели и наполнились слезами, но вовсе не из-за того, что Альма его обманула.

— Проклятье! Это дерьмо происходит здесь слишком долго. Брат убивает брата. Это дерьмо надо остановить.

— Он меня заставил, Клевый Ти! — закричала Альма Ривс. — Сказал, что ты будешь спрашивать, и объяснил, что надо отвечать. Я не знала, что он собирается кого-то убить. Богом клянусь, не знала.

Альма Ривс сидела на полу, смотрела на нас снизу вверх, и я подумал, что этим двум женщинам, в дом которых ворвались четверо мужчин, должно быть, очень страшно. Я опустился рядом с ней на корточки:

— Откуда Аким узнал, что Клевый работает с нами?

Она отшатнулась от меня.

— Не могу об этом говорить. Неужто вы ничего не понимаете? Если я начну болтать и об этом узнают, мне точно крышка.

— Что ты такое говоришь? Альма, с кем ты связалась? — снова запричитала тучная женщина.

Альма посмотрела на мать, а потом закрыла глаза.

— Рэй, отведи миссис Ривс в гостиную, — велел я.

Рэй взял тучную женщину за руку. Она просила нас ничего не делать ее девочке. Повторяла это снова и снова. И я вдруг сам себе стал отвратительным.

— Посмотри на меня, Альма, — начал я и, увидев, что она даже не шелохнулась, продолжил: — Аким не знает, что мы здесь. Об этом известно лишь тем, кто сейчас находится в твоем доме. Никто не увидит, как мы уйдем. Мы собираемся покончить с Акимом. Если ты нам поможешь, никто ничего не узнает. А если ты этого не сделаешь, я непременно позабочусь о том, чтобы Аким думал, будто это ты его предала. Все поняла?

«Отвратительный и злой».

— Ах ты, подлый засранец! — взвизгнула она.

Я молча кивнул.

— У меня проблема привыкания, — сказала Альма Ривс.

— Она продается за дозу. Она наркоманка и шлюха.

— Я не шлюха. И не смей так меня называть! — вспыхнула Альма.

— Клевый, а ну-ка остынь, — велел я.

— Она сказала, что хочет завязать, и я устроил ее в программу, но она не выдержала. Вот почему она спуталась с мразью из «Восьмерки — двойки». Трахается за дозу.

Альма Ривс отличалась нездоровой худобой, и не потому, что сидела на диете. Зачем протеины и витамины, если можно нюхать крэк? Рэй вернулся в комнату.

— Что Аким попросил тебя сказать Клевому Ти? — спросил Рэй, который уже вернулся в комнату.

— Что копы собираются прижать брата, продающего крэк в парке. Аким велел рассказать это Клевому Ти, а потом сразу же ему перезвонить.

— Альма, это важно. Аким кому-нибудь говорил о девушке по имени Дженнифер Шеридан?

Она покачала головой.

— Это очень важно, Альма. Он уже убил Джеймса Эдварда и, думаю, собирается убить Дженнифер.

— Не знаю. Я провожу с ними не так уж много времени. Не знаю.

— Где живет Аким? — спросил Пайк.

— Есть одно местечко, рядом с Майном. Вот там. — Она махнула рукой на восток. — Раньше там собирались продавцы крэка.

Альма описала нам место и объяснила, как туда попасть.

— Дерьмо! — выругался Рэй. — Похоже на крепость. Там наверняка мощные стены, а двери и окна усилены сталью.

— Ну и дураки же вы! — рассмеялся Клевый Ти. — Неужто собрались брать его приступом, как в Нормандии?

— Разведка. Мы туда отправимся, понаблюдаем и постараемся узнать что-нибудь полезное. Возможно, попробуем проследить за Акимом, когда он будет один. Если еще кто-нибудь появится, проследим за ними. Сделаем все, что в наших силах, — заявил я.

— А что будет с Альмой? — спросил Клевый Ти.

— Я не знала, что Аким собирается убить кого-то, — ответила она, поймав наши взгляды. — Клянусь, не знала. К чему мне рассказывать Акиму о разговоре с вами?

— Крэк. Ради крэка шлюха пойдет на все, — отозвался Клевый Ти.

— Что я могу сделать! И не смей меня так называть! — закричала Альма.

— Может быть, я просто останусь здесь, — сказал Клевый Ти, взяв стул. Он бросил на меня сонный взгляд, словно его глаза — глаза Джеймса Эдварда Вашингтона — устали от одного и того же зрелища: братья, которых убивают другие братья. — Позабочусь о том, чтобы она не звонила старине Акиму.

— Спасибо, Клевый Ти, — ответил Рэй.

Я посмотрел на Альму, взял лежащий на столике блокнот и карандаш и написал в блокноте телефон и имя.

— Хочешь избавиться от наркотической зависимости?

Она молча смотрела на меня. Я бросил блокнот ей на колени.

— Это телефон женщины, с которой я знаком. Ее зовут Кэрол Хиллегас. Она содержит «Дом на полпути» в Голливуде. Можешь ей позвонить. — Я посмотрел на Клевого Ти. — Если она захочет, свяжись с Кэрол и отвези туда Альму. Это ничего не будет стоить.

Альма Ривс посмотрела на запись в блокноте. Клевый Ти встал, подошел к Альме и взял блокнот.

— Шлюха, отдающаяся за дозу, пальцем не шевельнет, чтобы себе помочь. Может быть, позвоню за нее.

Мы вышли из дома так же, как вошли, проскользнули через задний двор, пересекли владения соседей и сели в джип Пайка. Рэй Депент объяснил, как подъехать к логову Акима Де Муэра.

Крепость Де Муэра находилась в пяти домах от перекрестка, и нам удалось прекрасно ее разглядеть. Это было небольшое строение из шлакоблоков с неряшливой лужайкой и двумя переросшими розовыми кустами. Окна были закрыты тяжелыми металлическими жалюзи. Место для сборищ наркодилеров. Неожиданно из дома вышел Флойд Риггенс. Он с размаху ударил кулаком в лицо чернокожего парня лет девятнадцати, сбив его с ног.

Потом из дома выбежал Уоррен Пинкворт и оттащил Риггенса в сторону. Вслед за ними на лужайку вышел Эрик Дис.

— Ну и ну, — заметил я.

Уголок рта Пайка дернулся.

Из дома высыпали другие парни из «Восьмерки — двойки», а Пинкворт встряхнул Риггенса, как тряпичную куклу. Но Риггенс не сдавался и продолжал тыкать пальцем в сторону чернокожего парня, но рук больше не распускал. Потом Риггенс вышел на улицу и сел в седан. На пороге появился Аким Де Муэр, и они с Дисом стали о чем-то спорить, но, скорее всего, не о Риггенсе.

— Если эти парни появились здесь, рискуя засветиться, то, похоже, у них проблемы.

Рэй Депент заерзал на сиденье.

— Но нам-то что делать?

— Наблюдать.

Рэю мой ответ не слишком понравился.

— Эти засранцы здесь. Почему бы нам не позвонить в полицию? Тогда копы сами все поймут.

— Что поймут, Рэй? — вскинулся я. — Дис ведет расследование. Он допрашивает Акима Де Муэра и других членов «Восьмерки — двойки», чтобы выяснить у них, где я скрываюсь или какую сделку хотел провернуть с Джеймсом Эдвардом.

— Угу. И парни из «Восьмерки — двойки» вполне могут быть в курсе, — вмешался Пайк. — Двое из них найдены мертвыми на месте преступления. Здесь наверняка побывало множество копов.

Челюсти Рэя задвигались, глаза широко раскрылись.

— Ты доберешься обратно один, Рэй? — спросил я.

Он только молча на меня посмотрел.

— Нам необходимо найти Дженнифер Шеридан, а Дис знает, где она. Вероятно, это Дис велел Турману ее спрятать, но сейчас он явно встревожен, потому постарается установить с ней контакт. Мы проследим за ним, когда он отсюда уедет. Понимаешь?

Рэй Депент не пошевелился.

Аким Де Муэр что-то резко бросил Эрику Дису и вернулся в дом. Дис потоптался немного, словно хотел что-то сделать, но потом решительно зашагал прочь. Пинкворт и Риггенс уже ждали его в седане, припаркованном рядом с машиной самого Диса.

— Рэй, — позвал я.

Рэй посмотрел мимо меня на дом Де Муэра, потом быстро кивнул, скорее, в ответ каким-то своим мыслям.

— Обещай мне, что этот сукин сын заплатит за смерть Джеймса Эдварда.

— Заплатит. Я обещаю.

Рэй Депент отвел горящие глаза в сторону.

— Зуб даю, что заплатит, — сказал он, вылез из джипа и пошел обратно той же дорогой, что и пришел.

Пайк проводил его глазами и покачал головой.

— Не хотел бы я, чтобы этот сукин сын был моим врагом, — заметил он.

— Угу.

Эрик Дис, переговорив с Пинквортом и Риггенсом, сел в свою машину. Первым уехал Пинкворт, за ним Дис, мы с Пайком двинулись следом.

Глава 26

Это не заняло много времени.

Эрик Дис поехал на запад, в сторону международного аэропорта Лос-Анджелеса, потом свернул на автостраду Сан-Диего и направился на север, через Лос-Анджелес и перевал Сепульведа в долину Сан-Фернандо.

Он съехал с автострады в Роско, вновь свернул на север по направлению к аэропорту Ван-Ниса, а затем подрулил к стоянке рядом с кафе «У Томми», где за столиком у окна уже сидел Марк Турман. Марк вышел навстречу Дису. Пайк проехал по проходу между новенькими «ниссанами» и припарковался за выстроившимися в ряд микроавтобусами. Мы вылезли из джипа, прошли между двумя микроавтобусами и стали наблюдать.

Дис вышел из машины. Турман радостно его обнял, Дис ответил на объятие и похлопал Марка Турмана по плечу. Так ведут себя старые друзья, которые давно не виделись и уже успели соскучиться. Машины въезжали и выезжали, люди входили в кафе и выходили из него, но Турман и Дис не обращали на всю эту суету ни малейшего внимания. Дис протянул руку, и Турман крепко ее сжал, точно пытался найти точку опоры.

Турман казался усталым и мрачным. Впрочем, Эрик Дис выглядел не лучше. Оба нервничали, оба были рады встрече и совсем не были похожи на заговорщиков, намеревающихся совершить злое дело. Не знаю, на кого они были похожи, но явно не на преступников.

— Что? — спросил Пайк.

— Не знаю, — покачал я головой. — Но я почему-то ждал, что они поведут себя по-другому.

Пайк кивнул. Уголок его рта дрогнул.

Лысеющий агент по продаже машин в ярко-синей спортивной куртке улыбнулся Пайку, подошел к нам и сказал:

— Вот, смотрите, потрясающий минивэн, господа. Если захотите поменять на него ваш старый драндулет, я сделаю вам скидку.

И он хлопнул рукой по крылу джипа Пайка. Довольно сильно. Голова Пайка повернулась в сторону агента.

— Драндулет.

Я встал между ними.

— Пока мы только смотрим, спасибо. Если у нас возникнут вопросы, мы обязательно к вам обратимся.

Агент указал на минивэн.

— Совершенно новый, гарантия на первые пятьдесят тысяч пробега. — Он вновь посмотрел на джип и хлопнул рукой по капоту. — И вам не придется тратить столько денег на поддержание его в порядке, как с этой старой развалюхой.

— Осторожно! — воскликнул я.

Пайк наклонился к агенту и сказал:

— Посмотри на меня. — Агент посмотрел. — Еще раз прикоснешься к джипу, и тебе будет больно.

Улыбка агента тотчас же испарилась. Он с трудом сглотнул.

— Ну ладно. Я буду в выставочном зале, если у вас, господа, возникнут вопросы.

— Вот и чудесно, — отозвался я.

Он выдавил из себя улыбку и начал пятиться. В результате стукнулся бедром о зеленую «станзу». С трудом удержался на ногах и поспешно заковылял прочь, словно вот-вот обделается. Нырнув в зал, он посмотрел на нас через стекло. К нему подошла рыжеволосая женщина, и он принялся рассказывать ей про нас, возбужденно размахивая руками.

— Замечательно, Джо. Главное — это выдержка. Что мы будем делать, если они вызовут полицию? — спросил я.

— Драндулет, — мрачно повторил Пайк.

Турман и Дис вошли в кафе, купили кока-колу и уселись за столик Турмана. Дис что-то говорил. Турман кивал, изредка отвечал, но в основном просто потягивал кока-колу. Вид у него был испуганный. Похоже, Эрик Дис рассказывал ему вещи, которые трудно понять, но совершенно необходимо выслушать. В какой-то момент Турман начал возмущенно жестикулировать, но Дис протянул руку и, взяв его за плечо, что-то объяснил. Марк Турман тут же успокоился.

Встреча продолжалась недолго. Десять минут спустя они вышли из кафе и направились к седану Эрика Диса. Дис снова положил руку на плечо Турмана и что-то сказал, и на сей раз Марк улыбнулся, явно приободрившись. Проявил твердость. Очевидно, Эрик Дис убедил его, что все будет хорошо и нужно только чуть-чуть продержаться. Все можно было прочесть по лицу Марка Турмана. Зажигательные речи старшего товарища. Потом они пожали друг другу руки, Эрик Дис сел в свой седан и уехал.

— Ну и что теперь? — поинтересовался Пайк.

— Останемся с Турманом.

Не дожидаясь, пока Эрик Дис уедет с парковки, Марк Турман подошел к своему синему «мустангу» и, швырнув стаканчик из-под кока-колы в мусорный контейнер, сел в машину и поехал на запад. Мы с Пайком поспешно залезли в джип, чтобы не упустить Турмана. Агент в синей спортивной куртке посмотрел нам вслед, а потом что-то сказал рыжеволосой женщине. И похоже, сделал неприличный жест в нашу сторону.

Мы выехали вслед за Турманом на 405-е шоссе и двинулись на север через долину мимо Мишн-Хиллз, перекрестка с автострадой Сими и водохранилища Сан-Фернандо. Я ждал, что он съедет с автострады и направится на запад к своему дому, но он и не думал сворачивать. Мы мчались на север через перевал Ньюхолл и горы Санта-Сюзана, пока 405-е шоссе не перешло в Голден-Стейт, а когда мы оказались на автостраде в долине Антилопы, неподалеку от Санта-Клариты, Турман наконец съехал с автострады и свернул на восток, в сторону гор Сан-Габриель.

— Турман из Ланкастера, — сказал я.

Пайк посмотрел на меня.

— Марк Турман едет домой.

Пейзаж вокруг стал унылым и однообразным, с преобладанием вертикальных линий. К склонам лепились дешевые кондоминимумы, вдоль высохших рек стояли недорогие коттеджи, а на огромных плакатах красовалась призывная надпись: «ВЫ УЖЕ МОГЛИ БЫ БЫТЬ ДОМА, ЕСЛИ БЫ ЖИЛИ ЗДЕСЬ». Десять лет назад тут обитали только гремучие змеи.

Турман ехал по шоссе через горы, мимо карьеров и вздымающихся ввысь скал, но потом горы неожиданно кончились, и мы оказались на бескрайних просторах долины Антилопы. Тут долина превратилась в настоящую пустыню, и поселения вырастали только вокруг секретных военных баз, которые финансировало правительство. Именно в этих местах Чак Йегер сумел преодолеть звуковой барьер. Здесь находилась военно-воздушная база «Эдвардс» с посадочными площадками для истребителей «Стелс», а дальше на север и на восток простиралась пустыня Мохаве, жаркая и высохшая безрадостная равнина — идеальное место для испытания секретного оружия. У подножия гор Сан-Габриель, где воды достаточно, даже разбиты фруктовые сады, зимой иногда выпадает снег. Но в долине все было иначе. Только чахлый кустарник да кактусы — а еще всякие тайные штуки, о которых никому не положено знать.

Миновав Сан-Габриель, мы проехали еще миль шесть, затем Марк Турман свернул с автострады в район жилой застройки. Там ровными рядами выстроились утопающие в кустах азалии одноэтажные дома для представителей среднего класса с гаражами на две машины. Ехать дальше без риска быть обнаруженными было небезопасно.

— Здесь слишком тихо, — заметил Пайк. — Турман может нас заметить.

— Тогда давай притормозим, — ответил я.

Дождавшись, когда машина Турмана исчезнет из вида, Пайк съехал на обочину. Минут пять мы постояли и только потом снова двинулись за объектом нашего наблюдения. Мы свернули там же, где и Марк Турман, и стали высматривать его синий «мустанг».

Проехав две улицы, мы наконец его обнаружили. Машина стояла возле открытого гаража симпатичного двухэтажного дома с аккуратно подстриженной лужайкой и фиговым деревом во дворе.

Поставив джип возле «мустанга», мы подошли к входной двери и позвонили. Дверь открылась, из нее выглянул Марк Турман.

— Привет, Марк! — сказал я.

Тогда Турман попытался закрыть дверь. Но мы не дали ему такой возможности. Он был большим и сильным, но слишком поздно спохватился, и момент был упущен.

Дверь с грохотом распахнулась. Первым вошел Джо Пайк, я проскочил следом. Турман замахнулся, но промазал. Менее чем за секунду Пайк сумел трижды приложить Марка Турмана. Один раз в область шеи и дважды в солнечное сплетение. Марк Турман захрипел и, держась за горло, тяжело осел на пол.

— Кто это, Марк? — раздался женский голос.

— Марк сейчас не может говорить, Дженнифер. Вам бы лучше спуститься вниз и помочь ему.

Глава 27

Дженнифер появилась из глубины дома. Увидев, что Марк Турман сидит на полу, она подбежала к нему с криком:

— Что вы с ним сделали?!

— Ударил, — ответил Пайк.

Мы подняли Турмана на ноги и помогли добраться до гостиной. Он попытался отпихнуть нас, но без особого энтузиазма.

— Расслабься, пушка уже у нас, — сообщил я.

— Что еще за пушка? — удивилась Дженнифер.

Пайк показал ей револьвер Марка и засунул его себе за пояс.

— Дома еще кто-нибудь есть?

Дженнифер последовала за нами в гостиную, не спуская встревоженных глаз с Марка. Когда мы наконец посадили его на диван, она ответила:

— Нет. Дом принадлежит тетушке Марка, но она в отъезде. Вот почему мы здесь.

Пайк одобрительно крякнул и задернул занавески, чтобы нас не было видно с улицы.

Дженнифер Шеридан дотронулась до лица Марка Турмана, которое уже начало опухать.

— Я принесу лед.

Он попытался оттолкнуть ее руку.

— Проклятье, зачем ты им рассказала?!

Она отступила на шаг:

— Я ничего им не говорила.

— Послушай, Марк, я ведь детектив. Провел небольшое расследование и нашел тебя. — Я рассказал, как мы вели наблюдение за Акимом Де Муэром, как следовали за Дисом, пока тот не привел нас в кафе «У Томми».

Турман попытался сделать вид, что не видит в этом ничего особенного.

— И что с того? Это ничего не доказывает. — Он посмотрел на Дженнифер. — Господи, Джен, этот парень в розыске. Он преступник.

— Нет, Марк, — возразила Дженнифер, — он хочет нам помочь. И он попал в беду, помогая нам.

— Ничего ему не говори! — закричал Марк, который начал паниковать. — Он только строит догадки. Он ничего не знает. — Турман попытался встать, но Пайк усадил его обратно.

— Я знаю, что Аким Де Муэр являлся владельцем «Премьер ломбарда». Я знаю, что за одиннадцать недель до гибели Чарльза Льюиса Вашингтона Де Муэр обратился в фирму «Атлас секьюрити», которая установила в «Премьере» скрытое видеонаблюдение. — При этих словах плечи Марка поникли. Он попытался это скрыть, но у него ничего не получилось. — Камера засняла все, что там произошло. — Я чувствовал себя как Перри Мейсон,[29] выступающий с заключительной речью в суде. Наверное, Дженнифер досталась роль его секретарши Деллы Стрит? А Пайк был детективом Полом Дрейком? — У Акима Де Муэра имеется запись всего произошедшего тем вечером, благодаря которой он держит вас на крючке.

Дженнифер встала позади Марка и положила руку ему на спину:

— И это его убивает.

— Ради бога, Дженнифер, помолчи! — Марк выглядел здорово напуганным.

— Вот почему у нас все так плохо. Они заставили Марка дать клятву, что он будет молчать, и он молчал, но Марк совсем не такой.

— Эрик обо всем позаботится. Ничего не говори. Что, если у него магнитофон?

Дженнифер Шеридан встряхнула Марка, словно пыталась заставить его опомниться.

— У него нет магнитофона, и Эрик втянул тебя в грязное дело. — Она отвернулась от Марка и взглянула на меня: — Марк думает, что защищает Эрика. Он не участвовал в этом. Он не такой, как остальные.

— Ничего не было, будь все проклято! — И, обернувшись ко мне, Турман добавил: — Говорю тебе, что ничего не было.

— Черт возьми, Марк! — не выдержала Дженнифер. — Прекрати их защищать. Прекрати ради них лгать!

— Оставь его, — сказал я.

Они посмотрели на меня так, словно я выстрелил в пол.

— Он не любит тебя, Дженнифер. Он тянет тебя вниз вслед за собой только потому, что у него не хватает мужества пойти против парней, с которыми вместе работает.

Марк Турман, как разъяренный бык, вскочил с дивана, толкнул меня плечом, и мы, сцепившись, покатились по полу. Дженнифер Шеридан пронзительно закричала:

— Марк!

Но рядом тут же оказался Пайк, который обнял ее за плечи.

Турман, не сумев стряхнуть меня с плеч, протащил меня через всю гостиную, и мы с размаху впилились в стену. Турман был зол, испуган и, вероятно, не слишком хорошо соображал в этот момент, но мужчина он был крупный и сильный. Как только мы врезались в стену, он отступил на шаг, чтобы нанести мне удар правой, но я ушел влево и в прыжке двинул ему ногой по правой скуле, затем сделал еще один шаг в сторону и саданул под левое колено. Марк упал. Я, конечно, мог бы ударить по колену с внешней стороны и порвать ему связки, но не хотелось его калечить.

— Не будь дураком, Марк. Так ты не поможешь ни себе, ни Дженнифер.

Он поднялся на ноги, но теперь двигался как-то боком, словно хотел побоксировать. Турман, сделав обманный удар левой, выбросил вперед правую. Я легко уклонился, подпрыгнул и врезал ему ногой по затылку. Турман пошатнулся и опустил руки. Я нанес еще два удара ногой, а потом ткнул рукой в солнечное сплетение. Он повалился на пол, как тряпичная кукла. И похоже, встать он сможет не сразу.

Я присел рядом с ним на корточки и сказал:

— Тебе придется меня выслушать.

Он затряс головой. Совсем как пятилетний ребенок. Нос стал распухать, на нижней губе появилась кровь.

— Эрик Дис и Аким Де Муэр сговорились подставить меня и подкинули мне наркотики. Аким Де Муэр убил Джеймса Эдварда Вашингтона. Таким образом, Дис становится соучастником убийства. — Турман тяжело дышал. Он с хрипом втягивал в себя воздух, но упрямо не смотрел в мою сторону. — Ты пытался скрыть все это от Дженнифер, но она наняла меня, и тебе пришлось сказать ей правду. Ты рассказал Дженнифер о Чарльзе Льюисе Вашингтоне и Акиме Де Муэре. Теперь и она стала соучастницей. Ты коп, и тебе известно, что это значит.

Марк Турман посмотрел на девушку.

— Она стала соучастницей преступления, скрыв факт убийства. Дженнифер можно предъявить обвинение, и она получит срок. Ты это понимаешь? Понимаешь, что с ней сделал?

Дженнифер Шеридан нахмурилась.

— Марк?

— Мальчик, кого ты намерен защищать? Эрика Диса или Дженнифер?

Марк Турман поднял руки, словно хотел что-то сказать, но у него ничего не вышло, и руки бессильно упали. Он перевел взгляд с меня на Дженнифер, а потом снова посмотрел на меня:

— Это был Флойд. — «Конечно, Флойд. Иначе и быть не могло». — Я и сам точно не знаю, что произошло. Флойд бил его, а потом Пинкворт, и он умер.

Дженнифер опустилась рядом с Марком на колени и положила руку ему на плечо.

— Ты уговорил себя, что это был несчастный случай. Как с Родни Кингом. И ты решил их прикрыть. — Он кивнул. — Однако через несколько дней всплыла кассета. Как в случае с Родни. Вот только кассета оказалась не у хороших парней, а у плохих. У Акима.

В доме стало совсем тихо.

— Он стал с ними заодно, так как не знал, что делать. Вы ведь понимаете? — спросила Дженнифер.

Я ничего не ответил.

— Он ничего не делал сам. Так ведь?

Мы с Пайком переглянулись.

— Что вы намерены предпринять? — подал голос Марк Турман.

— Не знаю, — покачал я головой.

— Это был несчастный случай, — сказал Марк. Он уже больше не был копом. Крупный красивый парень с испуганным лицом, не знающий, что делать. — Каждый день мне снится один и тот же сон, и я не знаю, как быть. Все вышло из-под контроля, и мы запутались. Даже Флойд был удивлен. Флойд не собирался его убивать. Все произошло случайно.

Марк попытался сформулировать свою мысль, его рот открывался и закрывался, на лбу появились морщины, но он так ничего больше и не сказал.

— И вы решили прикрывать друг друга?

— Думаете, я этим горжусь? Думаете, не вижу во сне того несчастного парня? Боже мой! Я не знаю, что мне делать, — отозвался Турман.

У Дженнифер Шеридан на лице появилось такое выражение, словно ей хотелось его успокоить, прижать к себе. Но она понимала, что этого делать не стоит.

Может быть, в этом и заключается любовь.

— Сколько копий записи существует? — спросил я.

— У нас одна. Я не знаю, сколько копий у Де Муэра. Может, миллион.

— У кого находится та копия, которую ты видел?

— У Эрика.

Дженнифер Шеридан протянула руку, и Марк Турман ее взял. Дженнифер улыбнулась, и Марк ответил на ее улыбку. Оба облегченно вздохнули, словно теперь, когда они разделили свою ношу, она стала намного легче.

— Я знаю, где он ее прячет, — произнес Марк.

Я сделал глубокий вдох, а потом долгий выдох.

На меня вдруг навалилась усталость, я ощутил боль в спине. Напряжение. Стресс.

— Вы нам поможете? — спросила Дженнифер Шеридан.

И, поймав ее взгляд, я кивнул.

— Хорошо, — ответил я. — Мне нужно посмотреть запись.

Глава 28

Дженнифер Шеридан помогла Марку сесть на диван и устроилась рядом с ним. Он справился бы и сам, но не стал отказываться от ее помощи.

— Все члены вашей группы видели запись? — спросил я.

— Да.

— Кто-нибудь еще?

Он отрицательно покачал головой:

— Только наши. Да и кому мы могли ее показать?

Пайк подошел к окну и выглянул из-за шторы.

— У Эрика наверняка есть план. Не верю, что Эрик согласится до бесконечности плясать под дудку Акима.

— Эрик сказал, что мы будем действовать с ними заодно до тех пор, пока не отыщем улики, которые позволят нам прижать его к стенке, — кивнул Турман.

— Что он имел в виду?

— Мы стали следить за Акимом двадцать четыре часа в сутки. Даже купили видеокамеры. Если сумеем подловить его на серьезном преступлении, то сможем сторговаться. Если ты нас спалишь, мы спалим тебя, что-то типа того.

Пайк снова выглянул на улицу.

— Козлы, — прокомментировал он.

Турман бросил на него мрачный взгляд.

— А что бы сделали вы?

Пайк даже не повернул головы в его сторону.

— Я никогда не оказался бы на вашем месте. Я не стал бы убивать Чарльза Льюиса Вашингтона, а потом лгать. Я сразу сделал бы правильный выбор.

— Зачем вы так, — нахмурилась Дженнифер Шеридан и положила руку на бедро Марка Турмана.

— Хорошо. Вы ищете способ надавить на Акима. И вам удалось что-нибудь нарыть?

— Пока нет.

— И вы совершаете вместе с ними преступления?

— Все так, — не поднимая на меня глаз, едва заметно кивнул Турман.

— Эрик рассчитывает, что все так и будет, пока вы не найдете способ прижать Акима?

— Да.

— Совершая преступления?

— Да. — Марк уставился в пол. Ему явно было очень стыдно.

Да, этому парню было чего стыдиться.

— Зачем задавать ему такие вопросы? Ему и так плохо, — вмешалась Дженнифер.

— Я должен их задать, поскольку не знаю ответов. А мне они необходимы, чтобы решить, как ему помочь, если это вообще в моих силах. Понимаешь?

Она понимала, но ей это не нравилось.

— Но вы же обещали помочь.

— Я должен принять решение. Возможно, я ему помогу, но не исключено, что это будет мне не по плечу.

Это ей понравилось еще меньше. Я посмотрел на Турмана и понял, что пора действовать.

— Где Дис прячет запись? — спросил я, вставая.

— В своем гараже.

— Ты знаешь, где именно?

— Да. Если он ее не перепрятал.

— Давай пойдем и проверим.

Мы взяли «мустанг» Турмана, он сел за руль. Джо Пайк остался с Дженнифер Шеридан.

Сорок две минуты спустя мы съехали с автострады в Глендейле и свернули на симпатичную улочку в обрамлении роскошных старых деревьев. Дома для представителей среднего класса, больше подходящие для Индианы или Айовы, чем для Калифорнии.

— А вы уверены, что это надо делать? — спросил Марк Турман.

— Уверен. Нам куда?

Турман показал на домик со щипцовой крышей. В маленьком дворике, окруженном густым кустарником, росли чудные магнолии. С одной стороны дома к гаражу шла подъездная дорожка. Гараж стоял отдельно — так строили еще до войны. Над дверью гаража висело баскетбольное кольцо с заметно пожелтевшей сеткой.

— Вы же понимаете, что мы не можем просто взять и спросить у него, — сказал Турман.

— А мы и не собираемся у него спрашивать. Мы собираемся украсть пленку.

Турман кивнул и нахмурился, словно ничего другого от меня и не ждал.

— А что, если ее здесь нет?

— Если ее здесь нет, мы выясним, где она находится, и найдем способ добыть.

На дорожке прямо под баскетбольным кольцом стоял полноприводный «ниссан» 1984 года выпуска. На крыше «ниссана» была установлена дуга с прожекторами, а подвеска усилена под шины большего диаметра.

— Кому принадлежит пикап? — спросил я.

— Эрику-младшему. Наверное, он уже вернулся домой из школы.

— А как насчет миссис Дис? Она сейчас дома?

Турман проехал мимо дома даже без моей подсказки.

— Она медсестра в «Глендейл дженерал». Однако я не знаю, работает ли она сегодня днем и когда возвращается домой.

— Хорошо. Парнишка тебя узнает?

— Думаю, да. Я несколько раз здесь бывал.

— А как насчет соседей?

Он отрицательно покачал головой.

— Нет, они меня не видели.

Мы развернулись на подъездной дорожке одного из соседних домов и припарковались на обочине неподалеку от дома Дисов.

— Пойду гляну, чем занимается парнишка. Ты будешь ждать моего сигнала, а потом отправишься в гараж и заберешь кассету.

— Боже мой, при свете дня! — испуганно воскликнул Турман.

— При свете дня мы выглядим как самые обычные люди. А вот ночью можем сойти за грабителей. Ты же коп.

— Да, конечно.

— Давай ключи.

Он молча смерил меня взглядом, потом вытащил ключи из замка зажигания и протянул мне. Я положил их в карман, вышел из машины и направился по тротуару к двери дома Дисов. Там я притворился, что жму на кнопку звонка, но на самом деле даже не прикоснулся к ней. Затем сделал вид, что стучу. Если соседи наблюдали за мной, тем лучше.

Я немного постоял под дверью, прислушиваясь. Из глубины дома доносились голоса, но я сразу понял, что это телевизор. Вдоль передней части дома шла кирпичная веранда с двумя большими окнами. Окна были открыты, чтобы впустить в дом свет. Я подошел к ближайшему и заглянул внутрь, рассчитывая увидеть парнишку и телевизор, но ровным счетом ничего не увидел. Судя по всему, телевизор находился в противоположной стороне дома. Вернувшись обратно на крыльцо, я подал знак Турману. Он вышел из машины и зашагал по подъездной дорожке к гаражу, но было видно, что ему явно не по себе.

Я стоял под окном и прикидывал в уме различные варианты. Если выйдет парнишка, я могу действительно постучать в дверь и сделать вид, что продаю алюминиевый сайдинг. Если подъедет миссис Дис, прикинусь агентом по продаже недвижимости и предложу ей внести их дом в реестр. Возможно, мне даже удастся удержать ее подальше от гаража до тех пор, пока Турман не вернется в машину. Если появится Эрик Дис, я могу броситься бежать со всех ног, и, возможно, он не успеет меня пристрелить. Выход есть всегда.

К счастью, Марк Турман вернулся довольно быстро.

Менее чем через три минуты он уже шагал по подъездной дорожке, тихо насвистывая, чтобы привлечь мое внимание.

Я повернулся к нему и увидел, что он держит в руке самую обычную кассету фирмы «ТДК». Я вернулся к «мустангу» секунд через десять после Марка Турмана.

Он сидел за рулем автомобиля, вцепившись в кассету.

— Что теперь? — спросил он.

Мы отправились в мотель. Когда мы приехали в Санта-Монику, небо уже совсем потемнело, а в воздухе приятно веяло прохладой. В номере имелся видеомагнитофон, подключенный к телевизору. Там мы и посмотрели запись.

— Так вы прятались здесь? — спросил Турман.

— Да. — Словно мы с Пайком были вне закона.

Как только мы вошли в номер, Турман увидел три оставшиеся бутылки тайского пива. Пиво было теплым.

— Эй, а можно мне пива?

— Конечно.

— А вы? — спросил он, взяв бутылку.

— Нет.

Я включил телевизор. Шли вечерние новости с Питером Дженнигсом, и я вставил кассету в видеомагнитофон. Питер Дженнигс исчез, на его месте появились помехи, потом на экране возникло изображение помещения «Премьер ломбарда». Пленка была черно-белой. Мускулистый чернокожий парень лет тридцати в рубашке с закатанными рукавами и с коротко стриженными волосами сидел на вращающемся стуле за прилавком и смотрел маленький телевизор. Чарльз Льюис Вашингтон. Больше в магазине никого не было.

Ко мне подошел Марк Турман и приложился к бутылке. Он переминался с ноги на ногу, точно ему срочно надо было отлить, и я понял, что ему не по себе.

— Сначала ничего не происходило, — заметил он.

— Хорошо.

— Можно перемотать вперед.

— Давай просто посмотрим.

Он подошел к видеомагнитофону и выключил его.

— Это совсем непросто.

— Знаю.

— Вовсе не обязательно вести себя так, будто я кусок дерьма.

Секунд десять я смотрел на него.

— Плевать, нравишься ты мне или нет и как я буду с тобой обращаться. Все, что я делаю, я делаю для Дженнифер, а не для тебя.

Марк Турман растерянно уставился на меня, а потом отвел глаза и спросил:

— Можно мне еще бутылку?

Я включил магнитофон и стал смотреть запись. Марк Турман вышел в ванную и занялся пивом.

Глава 29

Изображение было передержанным и размытым, совсем не таким хорошим, как при обычных домашних съемках. Судя по всему, камера находилась на высоте в восемь или девять футов от пола, чтобы охватывать весь магазин.

Через две минуты в магазине появились Флойд Риггенс и Уоррен Пинкворт. Звука не было. Чарльз Льюис вскочил со стула и подошел к прилавку. Они пару минут о чем-то разговаривали. Потом Пинкворт вытащил из кармана две картонные коробочки размером с кусок мыла и поставил на прилавок. Вашингтон открыл верхнюю и вытряхнул двадцать винтовочных пуль калибра 5,56 миллиметра. Обычно именно такими патронами стреляет М-16. Он осмотрел пули, потом аккуратно сложил их обратно и пододвинул к Пинкворту. Они еще немного о чем-то потолковали, потом Риггенс вышел.

Через несколько минут он вернулся вместе с Питом Гарсиа, который нес большую картонную коробку. На вид довольно тяжелую. Гарсиа поставил коробку на прилавок, и Чарльз Льюис заглянул внутрь. Камера не показала, что там лежало, но, видимо, коробочки с пулями. Вашингтон кивнул, словно они пришли к соглашению, и сразу после этого Риггенс, Гарсиа и Пинкворт вытащили полицейские жетоны и пистолеты и начали что-то кричать. От неожиданности Чарльз Льюис свалился со стула.

Риггенс обошел прилавок и нанес Вашингтону два удара пистолетом, потом поставил беднягу на ноги и собрался ударить его еще раз. Вашингтон закрылся руками и попытался отодвинуться в сторону. Он вывалился в проход между прилавком прямо на Пита Гарсиа. Вероятно, кое-кто и мог бы счесть, что он атаковал Гарсиа, но мне так не показалось. Все, скорее, выглядело так, словно Вашингтон спасался от Риггенса. Гарсиа четыре раза ударил Вашингтона по спине, а потом опрокинул на пол. Пинкворт держал пистолет двумя руками, он все еще находился в боевой стойке, но как только Вашингтон оказался на полу, принялся пинать его ногами по голове и спине.

Риггенс вышел из-за прилавка и оказался рядом с Гарсиа. Гарсиа навел на Вашингтона пистолет. Вашингтон протянул к нему руку, но Гарсиа ударил по вытянутой руке ногой. В этот момент в магазин вбежал Марк Турман, на котором была футболка с надписью «ПОЛИЦИЯ». Он встал рядом с Гарсиа и навел свой пистолет на лежащего Вашингтона. Чарльз Льюис Вашингтон попытался встать на колени и поднял правую руку, словно умоляя Риггенса и Пинкворта прекратить, но Риггенс продолжал наносить удары. Турман шагнул вперед, но потом остановился и что-то сказал Гарсиа, но тот лишь отмахнулся от него, показывая, чтобы Турман не вмешивался. Турман опустил пистолет и отошел в сторону. Вид у него был смущенный.

Тут в магазин вбежал Эрик Дис, также в футболке с надписью «ПОЛИЦИЯ», и встал между Гарсиа и Пинквортом, чтобы оценить ситуацию. Гарсиа что-то закричал и указал на Вашингтона, и Дис оттащил Пинкворта назад. Дис явно собирался навести свой пистолет на Вашингтона, но Риггенс все время оказывался между ними. Вашингтон лежал на животе и пытался заползти под полку. Его белая рубашка покрылась пятнами крови. Он двигался медленно, точно контуженный. Турман поднял и снова опустил пистолет. Казалось, он хотел шагнуть вперед и что-то предпринять, но так ни на что и не решился. Вашингтон опять поднял руку, словно умоляя Риггенса остановиться. Риггенс его ударил. Дис схватил Риггенса за руку и оттащил назад, а Вашингтон снова сделал попытку отползти в сторону. Риггенс показал на него и закричал, а потом вновь принялся бить лежащего Вашингтона ногами, стараясь попасть в голову.

К ним подскочил Пинкворт и начал бить Вашингтона по ногам, но тут он зря старался. Чарльз Льюис Вашингтон больше не двигался. Дис опять оттащил Риггенса, и вперед вышел Гарсиа, который выставил перед собой пистолет, словно опасаясь, что Вашингтон просто симулирует и сейчас вскочит на ноги и всех перебьет. Пинкворт проверил пульс на шее Вашингтона и покачал головой. Гарсиа убрал пистолет в кобуру и что-то сказал Дису, а потом проверил пульс на запястье Вашингтона, но было ясно, что пульса нет. Тогда Эрик Дис проверил пульс сам. Марк Турман тоже спрятал пистолет в кобуру, склонился над прилавком, и его вырвало. Эрик Дис подошел к нему и что-то сказал, а затем вернулся к телу. Марк Турман исчез из кадра.

Я еще секунд тридцать смотрел запись, потом выключил видеомагнитофон.

— Если посмотреть еще немного, то можно увидеть, как мы планируем, что делать дальше. Там видно, как Флойд подкладывает пистолет, чтобы мы могли заявить, что Вашингтон был вооружен.

Я повернулся к нему. Турман стоял возле двери ванной комнаты.

— На данный момент я видел вполне достаточно.

— Да. — Он допил остатки пива. — Когда я вошел, все кричали. Сначала я подумал, что у парня был пистолет или другое оружие. И не то чтобы я испугался. Просто не знал, что делать. — Он подошел к круглому столику, где стояла последняя бутылка пива. Ведь в двадцать пять лет так нужен друг, а друзей поблизости нет. — Что я мог сделать?

— Ты мог их остановить.

Он сделал глоток теплого пива и кивнул:

— Да. Я это уже и сам себе говорил. Но я ведь их не остановил.

— Не остановил. И с этим тебе придется жить дальше. У тебя была возможность поступить правильно, но ты не смог. Если бы ты оказался на высоте, Чарльз Льюис Вашингтон мог бы остаться в живых.

Турман высосал остатки пива. Было очевидно, что он и так уже с этим живет.

— Тебе придется сдать Диса и всех остальных.

— Не могу. — Пива больше не осталось.

— У тебя нет выбора, Марк.

— Проклятье! Выбор есть, — рассердился он. Обстоятельства сложились не в его пользу. Он устал. — Господи, мне и так очень плохо. А теперь я еще должен стать предателем? Вы хотите, чтобы я продал своих друзей?

— Хочу, чтобы ты сделал то, что следовало сделать в самом начале. Совершить правильный поступок.

Он поднял руки, словно больше не желал слушать, и отвернулся. Я шагнул к нему, схватил за плечи и швырнул на маленький столик.

— Эй! — воскликнул он, выронив бутылку.

— Чарльз Льюис Вашингтон жил с женщиной по имени Шейлин. У них есть ребенок, которого зовут Маркус. А теперь ребенок вырастет без отца. Ты это понимаешь?

— Отпустите меня. — Он схватил меня за запястья, пытаясь оторвать мои руки и подняться, но я крепко его держал.

— У него был брат по имени Джеймс Эдвард, а еще мать и дед. — Тут я еще сильнее нажал ему на плечи. — Ты стал соучастником преступления. Все это нечестно, отвратительно. Ты не знал, как следовало поступить, но теперь знаешь, а чтобы поступить правильно, надо быть мужчиной. Если ты этого не сделаешь, то получится, что Ида Лия Вашингтон зря потеряла двоих сыновей. Но я этого не допущу.

Он больше не пытался высвободиться. Марк Турман продолжал сжимать мои запястья, но теперь уже не отталкивал, а скорее держался за меня.

Я отпустил его, но он так и остался лежать на столе, потом закрыл лицо руками и разрыдался. Рыдания становились громче, все его тело содрогалось, он что-то невнятно бормотал. Наверное, говорил, что сожалеет.

Я сходил в ванную комнату, намочил полотенце и принес ему. Потом помог сесть, дал полотенце, но это не слишком помогло. Он сидел в дешевом кресле мотеля и продолжал рыдать, закрыв лицо руками.

Наконец я обнял его за плечи.

Он еще долго будет чувствовать боль. Но не так долго, как Ида Лия Вашингтон. И все же ему будет больно — быть может, так он сумеет привыкнуть к новой реальности.

Глава 30

На следующее утро, в двадцать минут восьмого, я позвонил домой Лу Пойтрасу. Турман, чтобы не слушать наш разговор, вышел наружу и остался стоять на парковке возле «мустанга». Похоже, в преступлениях есть нечто завораживающее. Трубку взяла средняя дочь Пойтраса Лорен.

— Кто это? — спросила она.

— Максвелл Смарт, — ответил я.

— Не-е-а. Ты Элвис Коул. — Ей девять лет, и мы знакомы уже семь.

— Если ты меня узнала, зачем спрашиваешь?

— Мама говорит, что я всегда должна спрашивать.

«Ох уж эти дети!»

— Позови папу к телефону.

— Папа говорил про тебя вчера вечером. Он сказал, что ты настоящая задница, — хихикнув, ответила она.

«Да, дети — это что-то».

— Дай мне с ним поговорить.

Она положила трубку, и я услышал, как Лорен зовет Лу, выкрикивая мое имя. Секунд через двадцать Лу Пойтрас взял трубку:

— Откуда звонишь?

Я никогда не слышал, чтобы его голос звучал так напряженно.

— А почему спрашиваешь, Лу? Хочешь меня арестовать?

— Возможно, мне так и надо сделать. Ты все испортил, Гончий Пес.

— Если не я — то кто? Если не сейчас — то когда?

— Кончай свои дурацкие шутки. Это не смешно. — В трубке что-то зашуршало — наверное, он перешел в другую комнату, чтобы его семья не слышала наш разговор.

— Мне необходимо с тобою встретиться, но я хочу быть уверен, что меня не посадят.

— Ты собираешься сдаться?

— Нет. Я хочу поговорить с тобой относительно сделки, которая касается меня, Джо Пайка и одного офицера полиции Лос-Анджелеса, а кроме того, мне необходим человек, который сумел бы договориться с окружным прокурором.

Его тон стал еще более жестким, но говорил он совсем тихо, чтобы нашу беседу не услышали жена и дети.

— Ты хочешь сказать, что офицер полиции является участником этой истории?

— У меня есть доказательство того факта, что Джеймс Эдвард Вашингтон не был вооружен, когда его забили до смерти пять месяцев назад. У меня есть также свидетель, который может показать, что с тех пор Эрик Дис и его группа в сговоре с бандой «Восьмерка — двойка» совершили ряд преступлений.

Лу с минуту молчал. Я слышал, как его жена кричит детям, что им нужно поторопиться, если они не хотят опоздать в школу.

— Ты уверен? — спросил Лу.

— Уверен настолько, что позвонил тебе. Уверен, что сумею добиться сделки.

Больше всего на свете хороший полицейский мечтает вывести на чистую воду плохого полицейского.

— Какое доказательство у тебя есть?

— Черно-белая видеопленка из камеры наблюдения.

— В деле Вашингтона не было пленки.

— Там была скрытая камера.

— И там снят весь эпизод?

— Да.

— До самого конца?

— Да.

— Я могу ее посмотреть?

— Ты приедешь один?

— Ты и сам прекрасно знаешь. — Слегка пугая. Слегка укоряя. — Я знаю одну мастерскую по ремонту видеоаппаратуры «У Хала» на Риверсайд, к востоку от Лорел, в Студио-сити. Можем там встретиться через сорок минут?

— Конечно. — В это время движение как раз будет встречным.

Лу Пойтрас, не попрощавшись, повесил трубку. Я положил кассету в пластиковый пакет, запер комнату и вышел на парковку. Турман ждал меня в машине.

Через тридцать минут мы съехали с автострады и нашли мастерскую «У Хала» в торговом центре на южной стороне улицы. Машина Лу Пойтраса была припаркована на стоянке рядом с еще несколькими автомобилями, которые казались брошенными. Восемь часов утра — слишком раннее время для торгового центра. Мы остановились возле машины Лу Пойтраса, но Турман выходить не стал. Он выглядел смущенным.

— Не возражаешь, если я останусь здесь?

— Как хочешь.

Он кивнул и немного расслабился.

— Будет лучше, если я посижу в машине.

«Да, похоже, мне предстоял трудный разговор».

Я взял пластиковый пакет с видеокассетой и вошел в мастерскую — маленькое заведение с небольшим залом, где были выставлены дешевые видеомагнитофоны и видеокамеры сомнительного производства, украшенные табличками «Ремонт с гарантией». Лу Пойтрас стоял посреди зала с пластиковым стаканчиком кофе в руках и беседовал с низеньким полным человеком, на голове которого я насчитал четыре волосинки. Хал. В отличие от Пойтраса у Хала был заспанный вид.

— Привет, Лу! — поздоровался я.

— Это тот самый парень, — отозвался Пойтрас.

«Ну что за чудная манера здороваться!»

Хал отвел нас в заднюю комнату, где стоял видеомагнитофон, подсоединенный к маленькому телевизору «Хитачи». Телевизор был включен. Экран оставался голубым и неподвижным. Ждал пленки.

— Все готово. Хочешь, чтобы я помог?

— Нет. Иди позавтракай или займись еще чем-нибудь. Я все закрою, когда будем уходить, — покачал головой Пойтрас.

— Забудь про завтрак. Пойду домой спать.

Хал ушел, и, как только мы услышали, что входная дверь захлопнулась, Лу сказал:

— Ну, давай посмотрим.

Я вставил пленку в магнитофон, нажал на кнопку воспроизведения, и на экране появился Чарльз Льюис Вашингтон, сидевший за прилавком на вращающемся стуле. Я перекрутил пленку вперед к тому месту, где в магазин вошли Риггенс и Пинкворт.

— Ты знаешь этих парней?

— Нет. Они офицеры полиции? — спросил Пойтрас.

— КБР, пять человек. Командир — Эрик Дис. Остальных зовут Гарсиа, Турман, Риггенс и Пинкворт. Это Риггенс, а это Пинкворт.

— Звук есть?

— Нет.

Через пару минут Риггенс ушел, а потом вернулся с Гарсиа и коробкой с патронами.

— Это Пит Гарсиа.

Лицо Пойтраса оставалось плоским и неподвижным, как кусок автострады. Он знал, что нас ждет, и ему это не нравилось.

Чарльз Льюис Вашингтон кивнул, подтверждая сделку. И все трое полицейских вытащили свои значки и пистолеты. Риггенс обошел прилавок, и началось избиение.

— Лу, ты видел, как Вашингтон потянулся к пистолету?

Пойтрас не спускал глаз с экрана.

— Оружие часто оказывается за прилавком. Мы не можем видеть, что там находится.

Вашингтон вышел из-за прилавка, и Гарсиа толкнул его на Пинкворта. Риггенс и Пинкворт принялись избивать беднягу, хотя тот умолял их прекратить. Если он и прятал пистолет под прилавком, то сейчас явно не был вооружен. Вошел Турман.

— Это Марк Турман.

Пойтрас кивнул.

— Эрик Дис.

— Я знаком с Дисом.

— Что-то не вижу пистолета, Лу. И агрессии в его поведении.

— Не слепой, Гончий Пес. — Лу заметно побледнел, его голос был тихим и хриплым, челюсти свела судорога.

Тут я счел за благо помолчать.

Пит Гарсиа проверил пульс у Вашингтона и покачал головой — пульса не было.

Я снова включил перемотку на высокой скорости, и мы смотрели, как люди двигаются и говорят быстро-быстро, как в мультфильме. Риггенс вышел из магазина, потом вернулся с бумажным пакетом. Из пакета он вытащил пистолет и вложил его в руку Чарльза Льюиса Вашингтона.

— А вот и пистолет, Лу, — заметил я.

Лу Пойтрас протянул руку и выключил магнитофон. Появился спасительный голубой цвет.

— Как тебе удалось это раздобыть?

— Мы с Марком Турманом выкрали пленку из гаража Диса.

— А как она попала к Дису?

— Оригинал находится у гангстера по имени Аким Де Муэр. Он использует его для шантажа КБР. Заставляет их крышевать его торговлю наркотой.

И я рассказал ему, что Аким являлся владельцем «Премьер ломбарда», и еще о том, как он установил там камеру наблюдения и как заставил семью Вашингтона забрать жалобу из суда, защитив тем самым группу Диса.

— Ладно, но какое все это имеет отношение к выдвинутым против тебя обвинениям? — поинтересовался Пойтрас.

Я рассказал ему все остальное начиная с того момента, как Дженнифер Шеридан наняла меня, до рассказа о Джеймсе Эдварде Вашингтоне, Рэе Депенте и Клевом Ти и о том, как Эрик Дис вместе с бандой «Восьмерка — двойка» меня подставил, обтяпав все так, будто я пытался толкнуть наркотики.

— Дерьмо! Зачем было тебя подставлять? Почему просто не прикончить? — сказал Пойтрас.

— Аким — убийца, Дис — нет. Он вляпался, стараясь прикрыть своих людей после прокола с Джеймсом Эдвардом Вашингтоном, но все же пытался найти выход. Пытался контролировать Акима. Он не хотел, чтобы стало еще хуже. Дис просто рассчитывал выйти сухим из воды.

Лицо Пойтраса исказила мрачная гримаса.

— Славный парень!

— Это точно.

— Так в чем будет состоять наша сделка?

— Все обвинения против меня и Джо снимаются, и город выполняет все обязательства по отношению к семье Вашингтон.

Пойтрас тряхнул головой, и на его лице вновь появилась гримаса.

— С тобой и Пайком проблем не будет, но когда речь заходит о смерти в результате противоправных действий, то приходится иметь дело с офисом мэра и городским советом. Ты ведь знаешь, что это такое. Они спросят, сколько это будет стоить. И попытаются увильнуть.

— Никаких увиливаний. Они должны честно вести переговоры с семьей Вашингтон. Честно и уважительно.

— Господи, они же адвокаты! Они по-другому не умеют, — вздохнул Пойтрас.

— Если Вашингтоны подадут в суд, то одержат сокрушительную победу. Конечно, город может тянуть с процессом, но Вашингтоны все равно выиграют, и тогда город будет выглядеть не лучшим образом. Как и Полицейское управление. А если все будет сделано так, как предлагаю я, никто не узнает о сделке. Более того, управление даже сможет заявить, что именно они нашли кассету в результате внутреннего расследования, и провести рекламную кампанию, восхваляющую полицию, которая смогла сама выстирать свое грязное белье. Город принесет публичные извинения Вашингтонам, и все будут выглядеть как герои. Лу, сам посуди, они ведь потеряли двух сыновей.

— Не думаю, что они согласятся, но все же попытаюсь. Что еще? — отозвался Пойтрас.

— Турман остается в стороне и сохраняет работу.

Лицо Пойтраса вдруг окаменело.

— Всех этих офицеров ждут серьезные неприятности. Они все сядут за решетку.

— Только не Турман. Вы можете наложить на него штраф, понизить в должности. Короче, поступить так, как посчитаете нужным, но он сохранит работу в полиции.

Глаза Пойтраса сверкнули, спортивная куртка натянулась на плечах, мышцы напряглись. На лбу проступили вены. Мы знакомы с Лу Пойтрасом почти десять лет, но я никогда не видел его таким разгневанным.

— Эти парни обгадили свои значки, Гончий Пес. И я не хочу, чтобы такие люди работали в нашем управлении.

— Турман еще так молод, Лу. Он не принимал участия в избиении. Ты же сам видел.

— Он поклялся защищать. Это означает защищать даже от других офицеров полиции. А он просто стоял и смотрел.

— Он растерялся. Группа для него — как семья. А Дис — как отец. Ему надо дать еще один шанс.

— Да пошел он!

— Ты получишь четверых из пяти, Лу. Таковы условия нашей сделки.

Челюсть Лу Пойтраса ходила ходуном. Он посмотрел на кассету, остававшуюся в видеомагнитофоне. Может, подумал о том, чтобы просто взять кассету или, например, арестовать меня. Может, я ошибался. Пойтрас вздохнул, потом его мышцы расслабилась, и куртка больше не обтягивала плечи. Он принял решение.

— Хорошо. Возможно, у нас получится. Будет лучше, если кассета останется у меня.

— Извини, Лу. Но это все, что у меня есть.

Он кивнул и засунул руки в карманы. Теперь ему не нужно будет пожимать мне руку на прощание.

— И как тебя найти?

— Постараюсь не засиживаться на одном месте. Мы, беглые преступники, ведем кочевой образ жизни.

— Ясное дело. — Он немного подумал и сказал: — Позвони мне в час. Если меня не застанешь, трубку возьмет Григгс. К этому времени я буду знать ответ.

— Хорошо, Лу. Спасибо тебе.

Я вытащил кассету из видеомагнитофона, и мы вышли в зал. Через стеклянную дверь были хорошо видны машины на парковке и те, кто в них сидит.

— Это Турман? — спросил Пойтрас.

— Да.

Он бросил на Турмана ничего не выражающий взгляд.

Я направился к двери, но Лу Пойтрас за мной не пошел. Наверное, на свете существовало не так уж много беглых преступников, которых он спокойно отпускал. Я остановился возле двери и посмотрел ему в глаза:

— Скажи мне правду, Лу. Когда ты услышал, что нам шьют дело, ты во мне сомневался?

— Нет. Григгс тоже, — покачал головой Пойтрас.

— Спасибо, Лу.

Когда я уже открывал дверь, он сказал:

— Постарайся, чтобы тебя не останавливали за нарушение правил дорожного движения. Копы получили приказ стрелять на поражение.

«Ха-ха! В этом весь Лу. Каков шутник?»

Глава 31

— Как прошло? — спросил Турман, не поднимая глаз.

— К часу я получу ответ.

— Хочу позвонить Дженнифер.

— Хорошо. Ты голодный?

— Не очень.

— А я да. Нам нужно убить время и не попасться до часу. Мы где-нибудь перекусим. И ты сможешь позвонить Дженнифер. Мы не станем долго задерживаться на одном месте.

— Хорошо.

Мы поехали в Голливуд. Я вел машину, Турман сидел рядом. Мы почти не разговаривали и не смотрели друг на друга, но атмосфера в машине не была напряженной. Впрочем, мы оба были слегка смущены.

Мы проехали по Лорел-Каньон, а потом свернули на восток по Голливудскому бульвару. Пока мы ехали, Турман внимательно изучал тротуары, улицы и переулки, словно опять сидел в патрульной машине, совсем как тогда, когда спас девятилетнюю девочку от чокнутого в автобусе.

— Сразу после академии я начинал службу в полиции именно здесь, в Голливуде.

— Да.

— Моим первым напарником был человек по имени Диас. Он проработал в полиции двенадцать лет и любил посмеяться. А еще любил повторять: «Господи Иисусе, зачем так зарабатывать на жизнь? Ты такой симпатичный белый парень, почему бы тебе не найти настоящую работу?»

Я посмотрел на него. Турман улыбнулся своим воспоминаниям.

— Я сказал, что не родился в Криптоне, как Кларк Кент, и не настолько хорош, чтобы быть Бэтменом, как Брюс Уэйн, а это не намного хуже. Нам нужно носить форму, ездить на быстрых машинах и сажать плохих парней за решетку. Диасу мой ответ ужасно понравился, и он стал называть меня Кларком Кентом. — Турман замолчал и скрестил руки на груди, продолжая смотреть по сторонам. Возможно, он вспоминал Диаса и многое другое. — Как думаешь, мне разрешат остаться в полиции?

— Поживем — увидим.

— Да. — Он немного помолчал, а потом сказал: — Я знаю, что ты это делаешь не для меня, но ценю твою помощь.

— Они еще не дали согласия, Турман. Многое может пойти не так.

Мы зашли в «Массо Фрэнк грилл», чтобы позавтракать и позвонить из телефона-автомата в Ланкастер. Марк Турман поговорил с Дженнифер Шеридан, а я с Пайком.

— Все делается довольно быстро. Мы получим ответ в час, — сообщил я.

— Ты хочешь, чтобы мы сдались властям?

— Нет. Если все пойдет хорошо, мы вам позвоним и тогда можно будет закругляться. Как только отдадим кассету, они займутся Акимом и «Восьмеркой — двойкой». Пусть Дженнифер побудет там, пока эти парни на свободе.

— Звучит разумно.

Мы не торопясь позавтракали и сидели в «Массо» до тех пор, пока официанты не начали бросать на нас косые взгляды. Мы вышли из кафе и пешком пошли по Голливудскому бульвару до Вайн, потом повернули обратно, разглядывая прохожих и витрины магазинов. Нам нужно было убить время. Мы миновали то место, где Турман спас в автобусе девятилетнюю девочку. Но он не стал об этом говорить.

Потом мы сели в машину и отправились в Гриффит-парк, где можно покататься на лошадях по специально проложенным дорожкам. В парке было полно народу, на лошадях катались в основном семьи с детьми, но чаще всего серьезные молодые женщины с волосами, собранными в пучок, в обтягивающих брюках и тяжелых кожаных сапогах. Мы купили диетическую кока-колу, сели на скамейку и стали наблюдать за наездницами.

Без одиннадцати минут час мы припарковались перед обсерваторией Гриффита в Голливуд-Хиллзе и вошли в здание обсерватории, чтобы воспользоваться телефоном-автоматом. Я решил, что это место вполне безопасное. Едва ли полицейских интересуют метеориты или картины Челси Боунестелла.

Ровно в час я позвонил Лу Пойтрасу. Трубку взял Чарли Григгс. Марк Турман стоял рядом со мной, наблюдая за людьми, входящими и выходящими из зала.

— Детективы Северного Голливуда, — сказал Григгс.

— Это Ричард Кимболл. Меня подставили. Это сделал однорукий парень.

— Посмотрим, как ты запоешь, когда окажешься в газовой камере, — заявил Григгс.

Он всегда в отличной форме.

— Лу на месте или мне придется иметь дело с запасным игроком?

Григгс предложил мне подождать, и секунд через шесть я услышал голос Пойтраса.

— Я ввел в курс дела Бейши, и мы беседовали с женщиной по имени Мерфи из офиса окружного прокурора. — Бейши был лейтенантом Пойтраса. Он относился ко мне без особой симпатии. — Мерфи связалась кое с кем из своего начальства, а еще с людьми из офиса мэра, и мы провели встречу. Все горят желанием увидеть запись.

— А как насчет Турмана? — Когда я произнес его имя, Турман настороженно на меня посмотрел.

— Они хотели бы получить и Турмана, но готовы отказаться от претензий к нему, чтобы посадить остальных. Не могу сказать, что они в восторге.

— Мне не нужен их восторг. Они лишь должны гарантировать выполнение своих обещаний. Он сохранит работу?

— Да.

— Они дали слово?

— Да.

Когда Пойтрас второй раз произнес «да», я кивнул, а Турман закрыл глаза и вздохнул, словно услышал отказ.

— Они намерены вести честную игру с семьей Вашингтон?

— Дерьмо! Если все это выйдет наружу, Вашингтоны станут владельцами мэрии.

— С ними поступят честно?

— Да. Это гарантировал человек из офиса окружного прокурора и человек мэра.

— Хорошо. Каким будет следующий шаг?

— Они хотят, чтобы Турман пришел вместе с кассетой. Они дали немало обещаний, веря мне на слово, и им это не нравится. Все зависит от кассеты. Как только они получат ее, можно будет брать Диса и остальных подонков, а затем наступит черед Акима Де Муэра и членов «Восьмерки — двойки». Все получат по заслугам.

— Хорошо.

— Мы можем начать в любое время. Но чем раньше, тем лучше.

Я посмотрел на Турмана. Нам нужно было позвонить Дженнифер и Пайку, а затем заехать за ними. Было восемь минут второго.

— Как насчет твоего кабинета? В шесть часов?

— Пусть это будет кабинет Бейши. Пусть почувствует себя главным.

— Договорились.

Я повесил трубку и рассказал Марку Турману, как будут развиваться события.

— Нужно позвонить в Ланкастер, — заметил я.

— Давай не будем звонить, — возразил Турман. — Хочу все сам рассказать Дженнифер и увидеть ее лицо, когда скажу, что все кончено.

— Я обещал ей, что мы позвоним.

— Не важно. Я хочу купить цветы. Как думаешь, мы можем заехать за цветами? Она любит маргаритки.

Он был похож на пробку, которую погрузили глубоко в воду, а потом неожиданно отпустили. Он поднимался все выше и выше, и чем выше поднимался, тем быстрее двигался. Печаль и стыд мгновенно исчезли, он радовался совсем как ребенок, выигравший первый приз в викторине из комикса.

— Конечно, мы можем купить маргаритки, — ответил я, невольно улыбнувшись.

— О черт! — сказал он.

«О черт!»

По дороге обратно мы заехали в цветочный магазин за маргаритками и двинулись на север в сторону Ланкастера к дому, где скрывались Марк Турман и Дженнифер Шеридан. Добрались мы довольно быстро.

Вокруг было полно ребятишек на скейтбордах, мужчины и женщины работали на лужайках перед домами, подростки мыли машины — обычные субботние дела. Джип Джо Пайка стоял перед домом на том самом месте, где мы его оставили, шторы были опущены. Мы припарковали машину, и Турман почти бегом кинулся к дому.

— Хочу войти первым, — заявил он, держа перед собой букет так, словно отправлялся на свой первый бал.

Я последовал за ним и остановился рядом, когда Турман нажал на кнопку звонка, быстро отпер дверь своим ключом и вбежал в дом, выкрикивая имя Дженнифер Шеридан. Зря старался.

На диване сидел Пит Гарсиа, Флойд Риггенс устроился в зеленом кресле. Риггенс, непринужденно скрестив ноги, с видимым удовольствием потягивал холодное пиво. Когда мы вошли, он, презрительно ухмыльнувшись, бросил:

— Дженнифер здесь нет, придурок. Мы ее взяли и теперь хотим получить чертову кассету.

Глава 32

Секунды три все молчали, и за это время я успел ощутить тишину дома и пустоту. Здесь находились только я, Турман, Риггенс и Гарсиа. И больше никого. Гарсиа, похоже, нервничал.

Турман нахмурился, словно плохо расслышал Риггенса.

— Дженнифер? — громко повторил он.

— Ты думаешь, я шучу? — осведомился Риггенс.

— Дженнифер! — снова закричал Турман и, потеряв самообладание, побежал к лестнице.

— Он думает, я шучу, Пит, — усмехнулся Риггенс.

— Что вы с ней сделали, Риггенс? — спросил я.

— Отправили в одно безопасное место до тех пор, пока не решим все вопросы. Существует экземпляр кассеты и экземпляр Дженнифер. Сечешь, куда я клоню?

— Где Пайк?

— Да пошел он! — огрызнулся Гарсиа.

Гарсиа двигался рывками, а когда не двигался, то тер ладонями бедра, словно вытирая пот.

— Что произошло с Пайком?

Возможно, на Риггенса подействовали интонации моего голоса. Он слегка пожал плечами, точно только сейчас услышал.

— Да хрен его знает! Они разминулись в городе, и мы ее взяли. Не такой уж он крутой.

Турман спустился вниз по лестнице, его лицо покраснело, а взгляд метался из стороны в сторону.

— Ее нет.

— А я тебе что говорил? — бросил Риггенс.

— Ах ты, мразь! — Турман швырнул цветы в Риггенса и двинулся к нему, но тот поднял руку и показал девятимиллиметровый «браунинг». Лицо Риггенса стало холодным, как металл.

— Что, хочешь со мной перепихнуться? Хочешь узнать, как далеко я могу всунуть?

Турман остановился. Он больше не походил на подростка, спешащего на первый бал. Теперь он превратился в разъяренного копа, патрулирующего улицы. Он выглядел опасным.

— Марк, — начал я.

Риггенс навел на Турмана «браунинг», предложив ему отойти на пару шагов, но Марк Турман застыл на месте.

— Марк, — повторил я.

Глаза Гарсиа бегали от меня к Турману и обратно, а потом остановились на Риггенсе. На лбу Гарсиа выступили капли пота, и он вновь вытер ладони о брюки. Мне это не понравилось.

Я подошел к Турману и заставил его отойти от Риггенса.

— Ты нас продал, засранец, — прошипел Риггенс.

— Если она пострадает, я тебя убью, Флойд! — произнес Турман и, повернувшись к Гарсиа, добавил: — Я всех вас убью.

Флойд кивнул.

— Об этом надо было думать до того, как ты всех нас продал, говнюк, — кивнул Флойд и угрожающе повел «браунингом». — Где кассета?

— Какая кассета? — спросил я.

— Кончай эту хрень! — воскликнул Гарсия, резко вскочив с дивана, и, повернувшись к Риггенсу, произнес: — Просто пристрели этого сукина сына, Флойд. Господи боже мой!

— А, вы об этом, — отозвался я.

Риггенс перевел дуло пистолета с Турмана на меня.

— Ну, давай. Вы, парни, отдадите нам кассету, а мы вернем вам девушку. И все будут довольны.

— Слишком поздно, Риггенс, — покачал я головой. — Мы отдали ее в отдел внутренних расследований.

— Тогда девке конец! — закричал Гарсиа, похоже начиная терять остатки самообладания.

— Это не так. Кассета все еще у нас, — вмешался Марк Турман.

Я укоризненно на него посмотрел, но сдержался.

— Кассета в машине, — продолжал Турман. — На полу, за сиденьем водителя. — И, посмотрев на меня, сказал: — Я не буду рисковать жизнью Дженнифер.

— Пойди проверь, Пит, — распорядился Риггенс.

Гарсиа вышел и через две минуты вернулся с кассетой в руках.

— Она у меня, — сообщил он.

Риггенс кивнул головой в сторону большого видеомагнитофона «Зенит»:

— Проверь.

Гарсиа вставил кассету и принялся нажимать на кнопки. Его руки так сильно дрожали, что он сумел запустить кассету только с третьей попытки. Мне совсем не нравилось, что он так нервничает. Гарсиа был не из тех, кого трясет по пустякам, а сегодня он выглядел здорово напуганным. Когда я подумал о возможных причинах, мне это не понравилось еще больше.

Тут на экране «Зенита» появился Чарльз Льюис Вашингтон в помещении «Премьера», и Риггенс сказал:

— Отлично. Эрик ждет. Поедем на вашей машине.

Мы вчетвером направились к «мустангу» Марка Турмана. Флойд Риггенс спросил, знает ли Турман, как проехать к «Космическому веку», кинотеатру под открытым небом, и тот ответил, что знает. Риггенс велел Турману сесть за руль, а мне кивнул на место пассажира. Риггенс вместе с Гарсиа устроились сзади.

Мы выехали на автостраду Сьерра и направились к центру города. Потребовалось десять минут, чтобы пересечь Ланкастер, и очень скоро мы уже находились далеко от светофоров и других машин. Не сомневаюсь, что знающие люди называют это место окраиной. Домов здесь было совсем немного. Почти не осталось ухоженных лужаек, ландшафт стал пустынным.

Мы миновали кафе «Тейсти-фриз» и проехали еще с четверть мили, когда Флойд Риггенс сказал:

— Ну вот мы и на месте.

Высокий парус экрана «Космического века» вырастал над пустыней примерно в двухстах ярдах от шоссе, за палаткой, на которой висела надпись «ЗАКР ТО». Нас со всех сторон окружало открытое плоское пространство, поросшее кустарником и юккой. От шоссе до невысокого строения, где люди покупали билеты в гигантский кинотеатр, тянулась узкая бетонированная дорога. Бетонка исчезала за высокой оградой и огромным экраном, построенным именно так, чтобы никто не мог парковаться с другой стороны и смотреть фильмы бесплатно.

— Поставь машину, будто собираешься смотреть кино, — приказал Риггенс.

Мы поехали по узкой дороге, миновали палатку и билетную кассу и двинулись к въезду в кинотеатр. Ограда шла от самого экрана и, видимо, окружала всю парковочную площадку. Металлические ворота были широко распахнуты.

Похоже, «Космический век» уже лет десять как не работал. Дорога была ухабистой, в ограде зияли дыры, касса заколочена. Много лет назад кто-то нарисовал ковбоя в скафандре космонавта, сидящего верхом на Х-15 и поправляющего шляпу. Но рисунок уже давно не приводили в порядок, и он выглядел пыльным и выцветшим. Краска на лице облупилась.

Мы въехали в ворота и оказались посреди большой открытой площадки, усеянной каменными обломками и гравием, кое-где виднелись возвышения, напоминающие отмели. Каждые тридцать футов из цемента торчали металлические шесты с громкоговорителями, отмечающие стоянки для машин. Громкоговорители давно срезали. В центральной части поля я увидел небольшое приземистое здание из шлакобетона, возле которого стояли две машины. Заведение для продажи бутербродов и прочих закусок. Рядом с ним были припаркованы зеленый седан Эрика Диса и его синий товарищ. Дверь в здание была распахнута.

— Давайте примем участие в вечеринке, — сказал Риггенс.

Когда мы подъехали, из здания вышел Пинкворт с дробовиком в руках.

— Она у них? — спросил Пинкворт.

— Конечно, — ухмыльнулся Риггенс.

Гарсиа вылез из «мустанга» с кассетой в руках и молча направился внутрь. Похоже, он все еще нервничал.

Пинкворт и Риггенс велели нам выйти из машины, и мы вчетвером вошли в распахнутые двойные двери. По бокам от дверей имелись большие окна, но стекла были покрыты таким толстым слоем пыли, что казалось, будто смотришь сквозь молочную бутылку.

Здание было длинным и широким, с одной стороны тянулась стойка, с другой — металлические перила. За стойкой находилось нечто вроде маленькой кухни, за перилами я заметил несколько туалетов. Вероятно, перила сделали для того, чтобы посетителям было удобнее стоять в очереди. Кухонное оборудование давно сняли, но потертые плакаты, рекламирующие пепси, воздушную кукурузу и батончики «Марс», остались. Кое-где плакаты были разрисованы местными подростками, которые забирались сюда, чтобы потусоваться. Пит Гарсиа и Эрик Дис стояли возле других двойных дверей — запасного выхода. У Гарсиа был недовольный и даже испуганный вид. Дженнифер Шеридан сидела на полу возле женского туалета. Как только Дженнифер и Марк увидели друг друга, она вскочила, он подбежал к ней, и они обнялись. Они замерли, крепко держась за руки. Девушка улыбалась. Любовь.

Эрик Дис забрал у Пита Гарсиа кассету и усмехнулся, глядя на меня.

— Сукин сын. Заставил нас подергаться.

— Как ты догадался, Дис?

— За восемнадцать лет службы приобрел пару друзей. — Произнося эти слова, он положил кассету на пол и раздавил каблуком. Потом вытащил из кармана бензиновую зажигалку «Ронсон», плеснул немного бензина на кассету и поджег ее. — Они услышали разговоры и дали мне знать, что начато расследование. Они сказали, что это как-то связано с кассетой, я проверил и выяснил, что кассета исчезла. — Пламя успело хорошо разгореться, поэтому он убрал зажигалку и подошел вплотную к Марку Турману. — Ты все испортил, Марк. Тебе не следовало так поступать.

— Господи, Эрик, мы были не правы, — отозвался Марк Турман.

Сильно запахло жженым пластиком.

— Все, проехали! Мы договорились. Ты согласился. Ты дал слово.

— Это было неправильно, — покачал головой Турман. — Мы вместе совершили ошибку, а потом вместе друг друга покрывали. Нам следовало признаться, Флойд. Ты никогда об этом не думал, Флойд? Совесть тебя не мучила?

— Меня гораздо больше мучила мысль о гребаной тюрьме! — воскликнул Риггенс. — Потеря работы и пенсии, и все эти помои, которые вылили бы на нас газеты. Мысли об этом мучили меня гораздо больше!

Гарсиа расхаживал возле дверей, постоянно выглядывая наружу, словно кого-то ждал.

— Думаешь, мне это нравилось? Думаешь, я этого хотел? — спросил Дис. Он посмотрел на огонь. Кассета догорала. — Тебе надо было мне верить, Марк. Я все решил бы. Я и сейчас могу все уладить.

— В самую точку, твою мать! — согласился Риггенс.

— Как, Дис? — поинтересовался я. — Ты собираешь воскресить Чарльза Льюиса Вашингтона?

— Да пошел ты! — заорал Риггенс. — Без кассеты никто ничего не сможет доказать. Ну да, ты мог ее кой-кому показать. Большое дело, твою мать. Без кассеты это всего лишь показания с чужих слов, а с этим мы справимся.

— Если только нет другой копии, — парировал я.

Гарсиа перестал расхаживать взад и вперед и пристально на меня посмотрел. Пинкворт стал переминаться с ноги на ногу за спиной у Диса, а у Риггенса отвисла челюсть.

— Спорим, что ты не стал делать копию. Ты ведь собирался совершить сделку с полицией — зачем тебе копия? Ну а если у тебя есть копия, зачем сообщать об этом нам? Тебе достаточно сказать: ладно, вот кассета. Так ведь? — ответил Дис.

Гарсиа тревожно переводил взгляд с Диса на меня и обратно.

— В любом случае ты рискуешь. Но когда рискуешь, можно и проиграть, — развел я руками.

— Да, но не на этот раз, — кивнул Дис.

Наверное, чтобы стать командиром КБР, надо иметь мозги. Но если у тебя есть хоть капля мозгов, ты не попадаешь в такую паршивую историю.

— Ладно, кассеты больше нет, и ты готов все уладить, — вмешался Марк Турман. — Пошли отсюда.

— Пока нет, — покачал головой Дис.

— Ты ведь сказал, что отпустишь нас, как только получишь кассету. Ты ведь сказал, — подала голос Дженнифер.

— Да, помню.

Снаружи послышалось шуршание шин, и черный как ночь автомобиль Акима Де Муэра подкатил к самому входу.

— Он здесь, — констатировал Гарсиа.

Пинкворт и Риггенс подошли к дверям.

Эрик Дис вытащил пушку, девятимиллиметровую «беретту», и Марк Турман сказал:

— Эрик, какого черта здесь делает Де Муэр?

Флойд Риггенс повернулся к Турману:

— Акима достали все эти проблемы. Он хочет удостовериться, что подобное не повторится.

— И что это значит? — спросила Дженнифер.

Я посмотрел в глаза Эрика Диса.

— Всего лишь то, что Аким собирается нас убить, а Эрик дал добро.

Глава 33

— Флойд, Пинк, займитесь ими! — приказал Эрик Дис.

Риггенс вытащил пистолет, а Пинкворт передернул затвор своего помпового ружья. Пит Гарсиа выглядел так, словно вот-вот наложит в штаны.

— Вот дерьмо! — воскликнула Дженнифер Шеридан.

— Вы что, спятили? Окончательно сдурели? — закричал Турман.

Я сделал два шага вперед, сокращая дистанцию между Риггенсом и Пинквортом.

— У тебя ничего не выйдет, Дис. Если нас убьют, все откроется. Начнется расследование, и полиция выйдет на вас.

Дис кивнул, но я видел, что думает он совсем о другом.

— Посмотрим.

— Дис, — сказал Турман.

Эрик Дис вышел наружу и остановился возле «монте-карло». Передняя дверца распахнулась, и из машины вылезли двое чернокожих парней с винтовками «моссберг» со спиленными дулами. Они что-то сказали Дису, и все трое зашагали обратно к нам.

— Господи Иисусе, Риггенс, Пит! — закричал Турман.

— Заткнись! Просто заткнись, — бросил Пит Гарсиа.

Пайк появился со стороны заднего входа. Однако все смотрели на Диса и двух бандитов, потому Пайка заметил только я.

Эрик Дис и двое убийц из «Восьмерки — двойки» вошли через двойные двери, Дис прищурился — снаружи ярко светило солнце. Лица убийц за большими темными очками оставались неподвижными. Убийцы небрежно держали в руках обрезы, правой рукой сжимая рукоятку, левую положив на затвор. Вот уж кто был вполне доволен своей работой.

— Подумай, Дис, — бросил я пробный камень. — Все вокруг разваливается.

Дис небрежно махнул рукой Пинкворту и Риггенсу.

— Вам пора уходить. — Он посмотрел на Гарсиа: — Пойдем, Пит. Нам здесь делать нечего.

Турман тряхнул головой, все еще не веря своим глазам.

— Вы что, сдаете нас этим парням?

— Да, — ответил Риггенс.

Риггенс и Пинкворт убрали пистолеты и направились к двери. Гарсиа вытер руки о брюки, но не двинулся с места.

— Поверить не могу, что мы это делаем, Эрик. Мы не можем так поступить.

Риггенс задержался. Пинкворт уже вышел наружу, но остановился, поняв, что Риггенс отстал.

Гарсиа перевел взгляд с Диса на Риггенса.

— Мы не можем так поступить. У вас крыша поехала, к такой-то матери!

Риггенс покраснел.

— Что ты сказал?

Пинкворт вернулся и встал в дверном проеме.

— Это у тебя крыша поехала, к такой-то матери! — закричал Риггенс. — Слишком многое поставлено на карту.

— Мы знаем этих людей. Это самый настоящий долбаный сговор. Долбаное хладнокровное убийство, — завизжал в ответ Гарсиа.

Убийца, что повыше, погладил затвор и сказал:

— Дерьмо.

— Слишком поздно отступать, Пит, — нахмурился Дис. — Другого шанса у нас не будет. Пойдем. Нам надо лишь отойти в сторону.

— Нет, Эрик, — ответил Пит Гарсиа и полез под рубашку за пистолетом.

Не успел он это сделать, как высокий убийца поднял обрез и выстрелил. Звук выстрела оказался оглушительным, точно удар грома. Пита Гарсиа отбросило к стойке, и тут у задней двери появился Джо Пайк с дробовиком в руках. Прозвучали два выстрела, осколки стекла посыпались во все стороны, и высокого убийцу отбросило назад. Дис и Риггенс вытащили свои пистолеты и начали стрелять в Пайка, но того там уже не было. Низенький убийца побежал к задней двери, выстрелил в нее из обреза и выглянул наружу.

— Ушел чертов засранец! — крикнул он.

Послышался шорох со стороны крыши, и низенький убийца принялся стрелять в потолок.

Уоррен Пинкворт побежал к синему седану. Черный «монте-карло», подняв тучу пыли, дал задний ход. Эрик Дис нырнул сквозь разбитую заднюю дверь и выстрелил куда-то в сторону крыши, но промахнулся.

— Дерьмо, — пробормотал он.

Я заставил Дженнифер Шеридан лечь на пол, а Марк Турман кинулся на Флойда Риггенса.

— Нет! — закричал я, но Флойд Риггенс уже успел выстрелить в Марка.

Турмана развернуло, и он осел на пол. Дженнифер Шеридан завизжала, пытаясь проползти мимо меня. Казалось, она готова вцепиться зубами Риггенсу в горло.

Я снова повалил ее на пол и схватил обрез высокого убийцы. В этот момент низенький убийца обернулся и сделал два выстрела. Обе пули ушли вправо. Я выстрелил ему в лицо, а потом повернулся и сквозь стекло пальнул в «монте-карло» — и попал, но машина уже успела набрать скорость, а меня начал обстреливать Флойд Риггенс. Я нырнул за низенькую стенку, закрывавшую проход к туалетам.

Снаружи снова послышались выстрелы, а потом в дверях появился Дис.

— Флойд, валим отсюда! — заорал он.

Пинкворт успел завести двигатель синего седана.

Риггенс дважды выстрелил в мою сторону и побежал к дверям. Широко раскрытые глаза Риггенса покраснели, словно он плакал, вот только я не понимал почему. Риггенс остановился возле Марка Турмана.

— Это ты во всем виноват, — сказал Риггенс, прицелившись в бывшего напарника.

Однако Дженнифер Шеридан его опередила. Она схватила пистолет Пита Гарсиа и выстрелила Риггенсу прямо в грудь. Пуля отбросила его назад, но он удержался на ногах. Флойд Риггенс открыл рот, потом удивленно посмотрел на себя, на Дженнифер Шеридан и упал.

Снаружи Уоррен Пинкворт нажал на газ, и синий седан с ревом умчался прочь.

— Ты, чертов засранец! — закричал Эрик Дис и дважды выстрелил в меня, а потом спрятался за стойкой.

В зале повисла тишина.

Потом Пит Гарсиа перекатился на бок и застонал.

Дженнифер бросила пистолет Гарсиа, схватила Марка Турмана за рубашку и потащила его в сторону туалетов. Он был тяжелее Дженнифер на сотню фунтов, но она, сбросив туфли, чтобы ноги не скользили по полу, упрямо тащила его дальше. Пол был усеян битым стеклом, но девушка, казалось, этого даже не замечала.

Снаружи послышался шорох гравия, и Джо Пайк занял позицию за разбитыми дверями.

— Все кончено, Дис, — крикнул я. — Ты облажался.

Эрик Дис переместился за стойкой.

Пайк заглянул в разбитые двери, а я навел обрез на стойку.

— Дис.

Эрик Дис попытался сменить позицию.

— Не глупи, Эрик, — произнес Пайк. — Давай вернемся домой на своих двоих.

— А что мне еще остается, Джо? — отозвался Дис.

Эрик Дис, стреляя на ходу, выскочил из-за ближнего конца стойки, но мы Пайком в долгу не остались.

Дис рухнул на пол, я подбежал к нему и отбросил его пистолет в сторону. Все было кончено. Дис лежал на спине и смотрел в потолок, прижимая руки к груди. Почти все пули попали ему в грудь.

— О господи! — простонал Гарсиа.

Пайк подошел ко мне и посмотрел на Диса.

— Привет, Эрик, — сказал он.

— Джо, — ответил Эрик Дис.

— В машине есть передатчик?

— Да.

— Попытаюсь вызвать «скорую», — произнес Пайк и направился к зеленому седану.

Дис только открывал и закрывал рот, продолжая смотреть в потолок.

— Как Пит? Пит в порядке? — наконец спросил он.

Я подошел к Питу Гарсиа и Риггенсу, а потом — к Марку Турману.

— Он истекает кровью, — прошептала Дженнифер Шеридан.

Пуля попала Турману в левый бок. Дженнифер оторвала кусок блузки, чтобы остановить кровотечение. Руки девушки были в крови.

— Дайте я посмотрю.

Она отодвинула окровавленную ткань, и я увидел, как из низа живота, пульсируя, вытекает кровь. Артерия.

— Я должен встать, — простонал Турман.

— Ты должен лежать, — возразила Дженнифер. — У тебя кровотечение, Марк. Думаю, что это артерия.

— Я хочу встать. — Он оттолкнул Дженнифер, и я помог ему подняться на ноги.

Он выпрямился, отпихнув меня в сторону, и попытался сделать шаг. Его шатало, но он не сдавался.

— Проклятье! Марк, ну пожалуйста! Нужно дождаться «скорой помощи».

Марка Турмана повело в сторону, и мне пришлось подхватить его, чтобы он не упал.

— Ты должен мне помочь, — прошептал он.

Турман потерял много крови.

— Заставь его лечь, — попросила Дженнифер.

— Он в порядке.

Я помог Марку подойти к Эрику Дису. Марк Турман вытащил из кармана полицейский значок.

— Ты это видишь? — спросил он.

— Какого черта ты делаешь? — отозвался Дис.

При этих словах из носа у него показались пузырьки крови, и он едва ли мог увидеть значок.

Марк Турман тяжело дышал, он с трудом держался на ногах, его брюки и рубашка намокли от крови.

— Я делаю то, что должен был сделать еще давно, сукин ты сын. Я офицер полиции, и я тебя арестовываю за убийство, преступный сговор и за то, что ты, черт побери, паршивый полицейский. — И тут Марк Турман потерял сознание.

Когда приехала «скорая помощь», Эрик Дис уже умер.

Глава 34

Дженнифер Шеридан уехала в городскую больницу Ланкастера, куда повезли Марка Турмана и Пита Гарсиа. Пайк и я отправились за ними на «мустанге» Марка.

Ланкастерские копы решили, что это просто перестрелка между гангстерами и копами из Лос-Анджелеса, а мы с Джо не стали их разубеждать. Местные копы, естественно, решили, что офицеры полиции находились на месте преступления как представляющие Закон и Порядок. Джо Пайк попросил одного из них отвезти его обратно к джипу.

Врачи попытались вывести Дженнифер Шеридан из палаты, но Марк очнулся и сказал, что хочет, чтобы она осталась. Врачи разрешили. Я тоже остался. Марк Турман потерял так много крови, что его срочно надо было оперировать. Один из врачей настаивал на рентгене, но тянуть с операцией было нельзя. Пит Гарсиа уже лежал на столе, его состояние было крайне тяжелым.

Мы с Дженнифер стояли в коридоре, выложенном зеленой плиткой, и ждали, когда санитары отвезут Марка Турмана в операционную. Он улыбнулся Дженнифер, а потом посмотрел на меня. Улыбка была сонной. Ему уже сделали инъекцию демерола.

— Как думаешь, что теперь будет? — спросил Турман.

Я слегка пожал плечами.

— Все выплывет наружу. Ни единого шанса сохранить случившееся в тайне.

По лицу Марка пробежала тень.

— Пленки больше нет. У нас не осталось никаких доказательств того, что произошло тем вечером. Когда Пинкворта арестуют, он будет все отрицать. Да и Аким Де Муэр не станет болтать.

— Остается Гарсиа.

— Если он выживет, — вздохнул Марк Турман.

— А еще мы с Пайком.

— Да. Но это всего лишь слова. Вас там не было.

— Верно. Но мы расскажем обо всем, что нам известно. Если никто не поверит, то тут уж ничего не поделаешь.

Подошедшая медсестра сообщила, что нужно подождать еще минуту.

— Что ты собираешься делать, Марк? — поинтересовался я.

Он посмотрел на Дженнифер, и она кивнула.

— Мне наплевать на запись. Я хочу все рассказать. Я намерен сообщить, как умер Чарльз Льюис Вашингтон. Это можно устроить?

Я похлопал его по плечу, и почти сразу же санитары увезли его в операционную.

Мы с Дженнифер Шеридан перешли в специальное помещение, и я принес ей чашку кофе. Потом я нашел телефон-автомат и позвонил Лу Пойтрасу. Было восемнадцать минут седьмого, и он был крайне мной недоволен.

— Ты опоздал. Вас с Турманом ждет полдюжины занятых людей. Ты что, струсил?

— Записи больше нет, Лу. Дис ее сжег.

Лу Пойтрас попросил меня подождать. Через пару минут он вновь взял трубку.

— Мне пришлось поискать другой телефон. Не хочу, чтобы у меня прилюдно случился удар.

— Дис мертв. Риггенс тоже. Гарсиа и Турман в операционной. Пинкворт сбежал. Полагаю, поехал домой. Поразмыслит с часок, а потом выдаст свою версию случившегося.

— Бог ты мой, — пробормотал Пойтрас.

— Турман хочет дать показания. Даже без кассеты. Он расскажет о том, что произошло в «Премьере», и о том, что было потом. Он готов дать показания в суде.

Лу Пойтрас тихонько фыркнул, а потом, помолчав, произнес:

— Сделка без кассеты теряет силу, Гончий Пес. Эти люди делали нам предложения, считая, что кассета существует. Если Турман будет давать показания, он многим рискует.

— Турман все понимает. Тем не менее он решительно настроен свидетельствовать в суде. Если Гарсиа выживет, то почти наверняка поддержит Турмана.

— Это поможет.

— Но даже если Гарсиа умрет, Турман даст показания.

— Понимаю. — Теперь в тоне Пойтраса явно звучало уважение. — Мы намерены тебя забрать. Расскажи, где находишься.

Я рассказал.

Повесив трубку, я обнаружил, что Джо Пайк сидит рядом с Дженнифер Шеридан и держит ее за левую руку. Я сел с другой стороны и взял за правую. Она не выглядела слишком счастливой.

— Не могу поверить, что убила человека. Я его застрелила.

— Да.

— Человека, которого знала, с которым не раз разговаривала. До того как он развелся, мы даже как-то обедали вчетвером. В «Сиззлере».

Дженнифер смотрела куда-то в пространство, и кто знает, что она там видела?

— Ты застрелила человека, который собирался убить Марка. Если бы ты не убила Риггенса, Марка уже не было бы в живых. Понимаешь?

Она молча кивнула.

— Так оно и было, и ты должна об этом помнить. Тебе будет больно. У тебя будет бессонница, тебя будут терзать муки совести, а потом станет еще хуже, но ты справишься. Ты помогла Марку выжить, а теперь он поможет тебе. Он жив только благодаря тебе. И всякий раз, когда он будет дышать и улыбаться, ты будешь знать, что все это благодаря тебе. Повторяй это про себя — ведь так оно и есть. Повторяй так часто, как потребуется. А если забудешь, позвони мне, и я напомню.

Она положила голову мне на плечо, и мы еще долго просидели рядом. Потом я рассказал им о своем звонке Лу Пойтрасу и о том, что будет дальше. Когда я закончил, Дженнифер Шеридан произнесла:

— Не хочу покидать Марка.

Я погладил ее по свободной руке, другую все еще сжимал Джо.

— У тебя все будет хорошо. Они захотят поговорить с тобой и с Марком, но значительно позже. А мы с Джо сейчас уйдем.

Она посмотрела на свои руки, потом подняла голову и спросила:

— Что мне надо сказать?

— Правду.

— Они посадят его в тюрьму?

— Не знаю. Я так не думаю, но полной уверенности у меня нет. Уж слишком многие жаждут его крови.

Она снова кивнула и печально улыбнулась:

— Он лишь хотел быть офицером полиции.

— Да. Но теперь ему, как и тебе, придется круто изменить свою жизнь.

— Нас ждут такие большие перемены. Чем он будет заниматься?

— Что-нибудь найдет.

— Но мы сохранили наши отношения. Мы справимся.

— Да. Если ты захочешь, у тебя все получится.

Она снова улыбнулась, но теперь уже не так печально.

— Спасибо, что оставались со мной до конца.

— Дженнифер, ты этого стоишь.

Двадцать две минуты спустя двое копов в форме офицеров дорожной полиции Калифорнии вошли в комнату ожидания.

— Кто здесь Коул? — спросил тот, кто пониже.

— Я, — ответил я, поднимаясь на ноги.

Пайк встал рядом. Дженнифер встала вместе с Пайком и взяла меня за руку.

— Мы должны отвезти вас в Лос-Анджелес, — сказал тот же коп. — Этот парень — Пайк?

— Да, — кивнул Пайк.

— Хорошо. Вас обоих.

Высокий коп стал вытаскивать наручники, но низкий отмахнулся от него:

— Наручники не потребуются.

Дженнифер сжала мою ладонь еще сильнее, и я пожал ее руку в ответ.

— Все будет в порядке, — успокоил ее я.

«Мистер Самоуверенность».

Высокое небо над пустыней уже стало багровым, когда полицейские посадили нас в черно-белую патрульную машину. Мы помчались по автостраде в долине Антилопы. Менее чем через час, когда небо совсем потемнело, мы остановились возле семьдесят седьмого участка Южно-Центрального округа Лос-Анджелеса. Я думал, что нас отвезут в Центр Паркера, но ошибся. Преступники всегда возвращаются на место преступления. В нашем случае это произошло помимо нашей воли.

Нас уже ждали. В коридорах семьдесят седьмого участка толпились полицейские, репортеры, адвокаты и чернокожие парни в наручниках, смахивающие на членов банды «Восьмерка — двойка». Двоих я даже узнал. Среди них я не увидел Акима Де Муэра, но Гарольд Беллис беседовал с лейтенантом убойного отдела Стилвеллом. На лице Стилвелла застыло скучающее выражение, но у Беллиса вид был вполне уверенный. Похоже, Беллис явился сюда прямо из ресторана. Наверняка французская кухня. Один аперитив там стоит больше, чем Стилвелл зарабатывает за день.

Увидев меня, Стилвелл подошел к закрытой двери с надписью «КОМАНДИР СМЕНЫ», распахнул ее и заглянул внутрь. Оттуда сразу же вышел Лу Пойтрас. С ним были две женщины и четверо мужчин. В помещение набилось столько людей, что если бы сюда вошли еще несколько человек, пришлось бы вышвырнуть вон плохих парней, чтобы освободить место для хороших. Одна из женщин оказалась той самой Мерфи из офиса окружного прокурора, а один из мужчин был капитаном полиции. Вероятно, командир смены. Остальных я не знал.

Мужчина, одетый в мятый полосатый костюм без галстука, спросил:

— Это Коул?

Говорил он уверенным тоном, и мне сразу стало ясно, что он здесь за главного.

Лу Пойтрас показал сначала на меня, а потом на Пайка:

— Коул. Пайк.

— Давайте разберемся во всем, что произошло, — произнес Полосатый Костюм. — Хочу завершить это дело.

Оказалось, что Полосатый Костюм носит имя Гарви и представляет начальника полиции, а вторая женщина была важной шишкой по имени Гринберг из городского совета. Из двух оставшихся мужчин одного звали Фаллон, он тоже был из офиса окружного прокурора, а второй, по имени Хэйвуд, — человек мэра. Фаллон и Хэйвуд отвели Пайка в один из кабинетов дальше по коридору, Гринберг отправилась вместе с ними. Гарви и все остальные вернулись вместе со мной в кабинет командира смены. Когда все расселись, Мерфи сказала:

— На сей раз вы не под арестом, мистер Коул, но мы оставляем за собой право предъявить вам обвинение, если во время нашего разговора выяснится, что вы нарушили закон.

— Боже мой, Мерфи! — не выдержал Лу Пойтрас.

— Расслабьтесь, сержант, — отмахнулся Гарви.

— Кто ваш адвокат? — спросила Мерфи.

— Чарли Бауман.

— Я знаю Чарли, — кивнула она. — Советую вам ему позвонить.

Я так и сделал. Неожиданно умный ход.

Пока я звонил Чарли, все вышли выпить кофе. Я рассказал Чарли, где нахожусь, и сообщил, что ничего не стану говорить до его появления. Повесив трубку, я открыл дверь и увидел Лу Пойтраса, стоявшего рядом со своим начальником из Северного Голливуда, лейтенантом Бейши. Бейши всегда казался мне высохшим и жестким, похожим на жука-сенокосца, причем он никогда не испытывал ко мне особых симпатий, но когда я распахнул дверь, то увидел, как Бейши, тыча Мичелли в грудь, говорит, что тот вел себя как настоящий кретин. В ответ Мичелли заявил, что не станет терпеть такое дерьмо от какого-то типа из Северного Голливуда, и в свою очередь ткнул Бейши в грудь, но тут Лу Пойтрас отвел его руку и посоветовал остыть. Пойтрас был дюймов на пять повыше Мичелли и на восемьдесят фунтов тяжелее. Создавалось полное впечатление, что ему не терпится воспользоваться своим преимуществом. Мичелли послал Пойтраса куда подальше, но отступил. Стилвелл беседовал с двумя другими полицейскими, явно стараясь не вмешиваться в происходящее.

— Господи, Бейши, неужто вы меня защищали? — спросил я.

Увидев мою улыбку, Бейши нахмурился и сказал:

— Да нет, черт побери! Я всегда знал, что ты обязательно вляпаешься в какое-нибудь дерьмо. Странно, что ты умудрился так долго продержаться.

«Человек, у которого много друзей, — самый богатый человек в мире».

Пойтрас предложил мне подождать в кабинете, а потом спросил, не хочу ли я кофе. Я ответил, что хочу, и остался ждать у открытых дверей, пока он не принесет мне стаканчик. Я видел, как два копа-латиноамериканца привели Акима Де Муэра в наручниках. Однако он шел уверенно, нагло поглядывая по сторонам, словно был выше всей этой суеты и все происходящее его явно забавляло. К нему подошел Харольд Беллис и тут же пожаловался полицейским на наручники. Тем не менее никто и не подумал их снимать. Стилвелл что-то сказал полицейским, и они увели Де Муэра и Беллиса в комнату для допросов. И только тут Де Муэр заметил меня. Я сложил пальцы пистолетом, направил на него и спустил курок. Он улыбнулся. И я его явно позабавил.

Минут через десять появился Чарли Бауман.

Мерфи и Гарви успели пообщаться с ним до меня, а потом уж настала моя очередь.

— Ты уже успел что-нибудь сказать? — поинтересовался он.

— В прошлый раз я получил хороший урок.

— Прекрасно. Эти ребята хотят, чтобы у нас состоялась дружеская беседа. Посмотрим, чего мне удастся от них добиться.

Он вышел, и вскоре к нам присоединились Гринберг с Хэйвудом. Вернувшись, Чарли сказал:

— Они хотят все получить на халяву, и я готов пойти им навстречу, но решение принимать тебе. Ты расскажешь все, что тебе известно, но «не для протокола». Если они решат выдвинуть против тебя обвинения, то не смогут использовать твои сегодняшние показания. Согласен на такие условия?

— Да.

Мы вернулись в кабинет командира смены, и я вновь рассказал свою историю с самого начала, как уже делал однажды в присутствии Мичелли и Стилвелла, но теперь история эта получилась более длинной. Все слушали меня с интересом, за исключением командира смены, который непрерывно бубнил: «Я знал Эрика Диса десять чертовых лет» или «Разговоры ничего не стоят. Где чертовы доказательства?» Он делал подобные заявления до тех пор, пока Мерфи не предложила ему заткнуться или выйти вон.

Я рассказал им о том, как мы с Марком Турманом украли кассету из гаража Эрика Диса, и описал то, что на ней видел, а еще свою встречу с Пойтрасом. Пойтрас подтвердил мои слова. Потом я поведал о том, что произошло в заброшенном кинотеатре «Космический век» и какая участь постигла кассету.

— Значит, кассета уничтожена? — спросила Мерфи.

— Да. Дис ее сжег.

— Ха, — отозвался командир смены, словно это что-то доказывало.

Мерфи, даже не повернувшись в его сторону, посмотрела на Гарви. Тот пожал плечами.

— Возможно, мы кое-что сумеем восстановить. Заранее ничего нельзя утверждать, — Гарви взял телефон и набрал номер. — Где это все происходило?

Я объяснил.

Он повторил мои слова в трубку.

Так мы провели три часа и четырнадцать минут, а потом Мерфи сказала:

— Почему бы вам не расслабиться. Нам нужно поговорить с Пайком, а потом решим, что делать дальше.

— Конечно.

«Мистер Расслабленность. Это я».

Они оставили меня в кабинете командира смены. Двери запирать не стали. Мне даже разрешили выпить кофе или выйти в туалет, но попросили не покидать здание полиции. Чарли Бауман последовал за ними. В комнате детективов стало посвободнее: большинство репортеров и адвокатов уже ушли, бандитов развели по камерам, а кого-то отправили в комнаты для допросов. Приближалась полночь, из коридора доносился голос Джея Лено.

Минут через сорок вернулся Чарли Бауман, а с ним и все остальные. Чарли выглядел уставшим.

— Осталось еще много мелких деталей, но они решили не настаивать на обвинении. Они верят, что ты невиновен, — сообщил Чарли.

— А как насчет Ланкастера?

— Ланкастер — это мелочи по сравнению со всем остальным. Им нужно поговорить с Турманом. Они ждут его показаний, но если он подтвердит ваши слова, к вам с Пайком претензий не будет.

— Он это сделает.

— Тогда ты в порядке. Отправляйся домой и поспи.

От группы полицейских отделился Лу Пойтрас, подошел ко мне и протянул руку:

— Ты снова сумел выкрутиться, Гончий Пес.

— Лучше уж быть счастливым, чем хорошим, — кивнул я.

Он посмотрел на Джо Пайка, но ни один из них не протянул руку другому.

— Как поживаешь, Джо?

— Прекрасно. Спасибо. А ты?

— Не жалуюсь.

Некоторое время они смотрели друг на друга, а потом Лу откашлялся и отвернулся. Смущенно.

Джо Пайк и Лу Пойтрас ненавидели друг друга целых двенадцать лет. Сегодня они впервые обменялись дружелюбными фразами. Преступления сводят вместе самых разных людей.

Мы с Джо и Чарли Бауманом уже направлялись к выходу, когда из комнаты для допросов вышли Харольд Беллис и Аким Де Муэр. Сперва я думал, что Де Муэра собираются перевести в другое место, чтобы арестовать, но потом понял, что он спокойно идет себе к выходу. Де Муэр перехватил мой взгляд, сложил пальцы пистолетом, направил на меня и спустил курок. Он не улыбался. Когда они с Беллисом ушли, я удивленно посмотрел на Мерфи, Фаллона и важных городских шишек:

— Как могло такое случиться, что этого сукина сына отпустили?

— Мы не можем предъявить ему обвинение, — объяснила Мерфи. Она сжала зубы, рот превратился в тонкую линию.

Может быть, я чего-то не расслышал?

— Он убил Джеймса Эдварда Вашингтона. У вас имеются мои показания.

— Мы не можем ими воспользоваться, — заявил Фаллон, выглядевший таким же недовольным, как и Мерфи.

Я посмотрел на Пайка.

Неужели я окончательно утратил чувство реальности? По коридору прошли двое копов в форме. Они вели улыбающегося чернокожего паренька. Мерфи с каменным лицом проводила его глазами.

— Этот парнишка утверждает, что стрелял он, — угрюмо сказала она.

На вид парню было лет четырнадцать, не больше.

— Он этого не делал. Я там был. Я все видел. Де Муэр нажал на курок.

— Трое других парней заявили, что присутствовали на месте преступления и видели, как стрелял он. Они указали на него на опознании.

— Бросьте, Мерфи, — вмешался Пайк. — Де Муэр нашел мальчишку, готового поиграть в героя. Немного посидит, а потом выйдет героем.

Неожиданно лицо Мерфи смягчилось, и она стала вдруг похожа на женщину, которой ужасно хочется вернуться домой, снять туфли и пропустить пару бокалов шардоне.

— Вы это знаете. И я знаю. Но парень сказал, что стрелял он, и трое свидетелей это подтверждают. Мы не можем арестовать Де Муэра, Элвис. Закон не дает нам такого права. — Она не стала дожидаться нашего ответа и ушла вместе с Фаллоном.

Они шли так, словно вся тяжесть большого города давила им на плечи. Гринберг последовала за ними.

— Но ведь он убил Джеймса Эдварда Вашингтона! — Я просто не знал, что еще сказать.

— Иди-ка домой, Коул, — посоветовал Гарви. — Ты сделал свою работу, и сделал неплохо, но мы не можем прыгнуть выше головы.

Глава 35

Командир смены приказал вернуть мой автомобиль и наши личные вещи, оставшиеся в участке после первого ареста. Он мог бы приказать другому полицейскому, но решил все сделать сам, а тем самым значительно ускорить процесс. Таким образом, он выказывал свое уважение.

На часах было без семнадцати два, когда мы вышли из семьдесят седьмого участка, сели в мою машину и выехали на улицы города. Мы сразу же свернули на автостраду, ведущую на север, в Ланкастер. Машин было не много, и мы ехали быстро.

Джип Пайка оказался на том самом месте возле больницы, где мы его оставили. Я припарковался рядом, мы вошли внутрь и спросили у сестер про Марка Турмана.

Загорелая медсестра лет сорока проверила свои записи и сказала:

— Мистер Турман успешно перенес операцию. Это вы его привезли?

— Да.

Она кивнула и вновь обратилась к записям.

— Пуля задела выходную ветвь подвздошной артерии с левой стороны. К счастью, другие органы не пострадали, так что с ним все будет в порядке. — Она отложила бумаги в сторону.

— Дженнифер Шеридан все еще здесь? — спросил Пайк.

Чернокожая медсестра, сидевшая рядом с санитаром, ответила:

— За ней приехали два офицера полиции Ланкастера. Это было примерно в одиннадцать тридцать. Она просила вам передать, что с ней все будет в порядке. Мистера Турмана уже перевели в палату, и она знала, что он выкарабкается.

— А как другой офицер? Гарсиа?

Обе медсестры перестали улыбаться, а чернокожая медсестра спросила:

— Вы были близки с мистером Гарсиа?

— Нет.

— Он умер на операционном столе.

Мы вышли из больницы, Пайк сел в джип, а я в свою машину, и мы поехали через горы в сторону Лос-Анджелеса. Воздух в пустыне был холодным, горы черными стенами выделялись на фоне неба и пустыни. Сначала мы ехали рядом, но постепенно расстояние между нашими автомобилями стало увеличиваться. У меня было ощущение какой-то незавершенности, словно многое еще было не сказано, многое не сделано. Интересно, что чувствует Пайк?

Я подъехал к своему дому около четырех часов утра и обнаружил на автоответчике сообщение от Рэя Депента. Он говорил, что Джеймса Эдварда Вашингтона похоронят завтра на кладбище Инглвуд-Парк в 11 часов утра. Точнее, сегодня. И добавил, что мне, наверное, хотелось бы это знать.

Я разделся, принял душ, забрался в постель, но спал беспокойно и очень недолго. Проснулся я в семь часов. Выйдя на веранду, втянул в себя воздух и ощутил ароматы полыни и эвкалипта. Сделал двенадцать «солнечных салютов» хатха-йоги, а потом серию асанас, которая заставила меня попотеть. В пять минут девятого я позвонил Джо Пайку и рассказал ему о похоронах Джеймса Эдварда Вашингтона. Пайк сказал, что придет. Я позвонил знакомому цветочнику в Голливуд и заказал цветы. Розы — это то, что надо. Конечно, заказ сделал поздновато, но продавец меня знал и обещал вовремя доставить цветы в церковь.

Я позавтракал, принял душ и надел синий костюм, который купил шесть лет назад. Надевал я его один раз на свадьбу и пять раз на похороны. Сегодня будет шестой.

День выдался теплым и туманным, и поездка по автостраде к Южно-Центральному округу получилась спокойной и приятной. Я съехал с автострады во Флоренсе, свернул на запад по Инглвуд и попал прямо к воротам кладбища к северу от парка Голливуд. Кладбище располагалось на холмистой местности. Оно было большим, зеленым и ухоженным: дорожки посыпаны гравием, могильные камни и памятники в полном порядке. На одном из склонов был возведен зеленый навес, чтобы защитить гроб, священника и семью усопшего от лучей солнца. Рядом стояли катафалк, лимузин и еще два десятка машин. Люди только что приехали, старикам помогали подняться по склону. Я остановился рядом с джипом Джо Пайка и поднялся вверх, чтобы присоединиться к скорбящим. Джо стоял с краю, неподалеку я заметил Клевого Ти.

Под навесом для членов семьи были поставлены складные стулья в два ряда. Ида Лия Вашингтон сидела в центре первого ряда, справа от нее старик, слева — Шейлин с ребенком. Рэй Депент сидел за спиной миссис Вашингтон, положив руку ей на плечо. Он был одет в темно-коричневый твидовый костюм с эмблемой морской пехоты США. Увидев меня, Рэй что-то прошептал на ухо миссис Вашингтон, а потом встал, чтобы поздороваться. Я подошел к миссис Вашингтон и, пожав ей руку, принес свои соболезнования. Она поблагодарила меня за цветы и сказала:

— Сегодня утром мне позвонили из полиции, а также из городского совета. Насколько я поняла, это благодаря вам все узнают правду о моем мальчике Чарльзе Льюисе.

Я ответил, что хотя не считаю это своей заслугой, но так справедливость восторжествует. Она кивнула, посмотрела на меня долгим взглядом и сказала:

— Спасибо вам.

Я принес свои соболезнования старику, а потом Шейлин.

— А я тебя помню, — улыбнувшись, громко сказал Маркус, и Шейлин шикнула на него.

Она по-прежнему не испытывала ко мне симпатии.

Рэй Депент отвел меня в сторонку, рядом возник Джо Пайк. Клевый Ти наблюдал за ними из толпы.

— Как могло случиться, что эта сволочь Де Муэр гуляет на свободе? — спросил Рэй.

Я рассказал. Рэй выслушал меня с каменным лицом. Когда я закончил, он сказал:

— Ты помнишь, что говорил?

— Да.

— Ты говорил, что правосудие свершится. Ты говорил, что эта мразь заплатит за убийство Джеймса Эдварда. А то, что его место занял четырнадцатилетний придурок, вряд ли можно назвать торжеством.

Мне нечего было ему сказать.

— Людям из офиса окружного прокурора все известно. Они пытаются собрать улики против Де Муэра. И как только их наберется достаточно для суда, его арестуют.

— Дерьмо, — бросил Рэй Депент.

— Рэй.

— Этот подонок позвонил Вашингтонам. Говорил, что, если они будут болтать, он убьет ребенка. — Рэй указал на Маркуса. — Он угрожал несчастной женщине прямо в день похорон. Какой же грязной скотиной надо быть, чтобы так поступить?!

И на это мне тоже нечего было сказать.

— В гробу я видел Де Муэра, в гробу я видел окружного прокурора, — продолжал Рэй. — Я знаю, что делать. — И он вернулся к миссис Вашингтон.

— Я тоже знаю, что делать, — проронил Джо.

Я посмотрел на него.

— Господи боже мой, морская пехота, — пробормотал я.

Из толпы вышел Клевый Ти и что-то сказал Рэю Депенту, а потом священник начал службу. Минут через пять появился черный «монте-карло» Акима Де Муэра с тонированными стеклами и медленно проехал мимо ряда припаркованных машин. Динамики магнитофона ревели как сумасшедшие, заглушая голос священника. Священник замолчал и посмотрел на автомобиль, все повернулись вслед за ним. Рэй Депент вышел вперед и направился к машине Де Муэра. «Монте-карло» на секунду остановился, а потом так же медленно покатил прочь. Когда машина оказалась в другом конце кладбища, священник возобновил службу, но Рэй Депент оставался у края зеленого навеса, провожая глазами автомобиль Де Муэра. Стоял на посту. Стоял на посту, получив приказ стрелять на поражение.

Когда служба закончилась и люди начали спускаться вниз по склону, мы с Джо остались стоять рядом, наблюдая за тем, как Рэй Депент помогает миссис Вашингтон сесть в лимузин.

— Он что-то задумал, — заметил Джо.

— Знаю.

— Рэй хорош, но один в поле не воин.

Я сделал глубокий вдох и кивнул:

— Знаю. Вот почему мы ему поможем.

Уголок рта Пайка дрогнул, и мы вернулись к нашим машинам.

Глава 36

В тот же день, в два часа пять минут, мы с Джо Пайком нашли Рэя и Клевого Ти в кабинете Рэя. Клевый Ти казался сердитым и мрачным, но у Рэя вид был спокойный и уверенный. Такими спокойными были правильные сержанты во Вьетнаме. Рэй увидел нас и молча смотрел, пока мы не подошли к двери.

— Что?

— Ты намерен его убить?

— Не понимаю, о чем это ты.

Сама невинность.

— Существуют разные способы это сделать. Достать хорошее охотничье ружье с оптическим прицелом, выбрать место на расстоянии двухсот ярдов и нажать на курок. Есть и другой способ: подобраться к нему вплотную с пистолетом. В таком случае почти наверняка будут свидетели, но, полагаю, это вопрос личных предпочтений.

Клевый Ти заерзал на стуле. Рэй непринужденно откинулся на спинку.

— Вы что, считаете меня больным на голову?!

— Я считаю, что ты вел правильную жизнь, помогая массе народу, а вот сейчас намерен все испортить.

Рэй посмотрел на Клевого Ти, и тот ухмыльнулся. Рэй оставался абсолютно невозмутимым и смотрел на меня холодными остекленевшими глазами.

— Значит, по-вашему, это так выглядит?

Я только руками развел.

— И вы явились сюда, чтобы мне об этом сказать? Чтобы наставить на путь истинный?

— Нет. Мы пришли помочь.

— Ну, нам не нужно, чтобы белые люди приходили сюда решать проблемы черных людей. Мы и сами прекрасно справимся. Большое спасибо.

Рот Пайка дернулся. Второй раз за один день.

Рэй раздраженно посмотрел на Пайка.

— Что еще?

Пайк молча покачал головой.

— Окружной прокурор подпишет ордер на арест, если они будут считать, что выиграют дело, и не исключено, что у нас имеется возможность дать им такой шанс. Может, не в случае с Джеймсом Эдвардом, но что-нибудь еще.

Рэй Депент ждал.

— Если хочешь достать Акима, нужно как-то до него добраться. Иными словами, проникнуть в его дом. Но он укреплен, как настоящий бункер. Если мы сумеем туда пробраться, то, уверен, найдем там улики, которых окажется достаточно, чтобы надолго засадить Де Муэра.

— Туда невозможно пробраться, — встрял Клевый Ти. — Чертовым копам пришлось использовать таран, чтобы войти в дом, где продавали крэк. И где мы возьмем такой таран?

Рэй посмотрел на Клевого Ти.

— Есть другие способы. — Он перевел взгляд на меня. — Оно того стоит, если сукин сын получит по заслугам.

— Мы не будем этого знать до тех пор, пока там не окажемся.

— Почему вы это делаете, Коул? — спросил Рэй.

— Потому что мне нравился Джеймс Эдвард. Проклятье, мне даже ты нравишься!

Рэй Депент рассмеялся, а потом встал и протянул мне руку.

— Хорошо. Если вы с Пайком действительно хотите нам помочь, мы готовы принять вашу помощь.

Через сорок две минуты мы проезжали в джипе Джо Пайка мимо крепости Акима Де Муэра. Мы оставили джип в шести домах от его дома на той же стороне улицы, но свернули в переулок с цветущей азалией. Рядом стоял ухоженный каркасный домик с изящной купальней для птиц во дворе. Рэй Депент и Клевый Ти остались в «ле бароне» Рэя. Перед домом стояли черный «монте-карло» Акима Де Муэра и темно-бордовый «фольксваген жук», рядом с «жуком» околачивалось с полдюжины мальчиков-бандитов. Вместе с ними я заметил двух молоденьких девушек. Наверное, они называют себя девочками-бандитками.

— Кирпичный дом на противоположной стороне улицы. Дом, обшитый вагонкой, через две двери от нас. Нужно проверить.

Я посмотрел на кирпичный дом, а потом перевел взгляд на деревянный домик. Толстая женщина с седыми волосами, собранными в пучок, выглядывала из-за занавески кирпичного дома, женщина лет тридцати наблюдала за нами из другого. Молодая женщина держала на руках ребенка.

— Они напуганы. Когда живешь на улице по соседству с бандитами, то постоянно поглядываешь в окно. Ведь никогда не знаешь, когда можно высунуть нос из дома.

Джо устроился поудобнее на своем сиденье.

— Кошмарная жизнь.

— Да уж, — согласился я.

Высокий парень прислонился к крылу «жука» и посмотрел в нашу сторону, но потом вновь принялся перебрасываться шуточками со своими приятелями. Да уж, сила есть, ума не надо.

Пайк вытащил цейсовский бинокль и принялся изучать фронтон дома Де Муэра.

— Окна расположены неподалеку от двери. На окнах решетки.

— Как насчет дверей?

— Цельный кусок дерева, без стекол, с парой глазков.

— Открываются наружу?

— Да. — Пайк отложил бинокль, и у него на лице появилось довольное выражение.

Наркодилеры переделывают двери так, чтобы они открывались наружу. Так полицейским труднее проникнуть в дом. На это мы и рассчитывали.

Минут через пятнадцать после того, как мы припарковались в переулке, появился «ле барон» Рэя Депента с Клевым Ти за рулем. Клевый Ти медленно поехал в сторону дома Де Муэра, словно искал какой-то адрес. Он остановился посреди улицы и что-то сказал парням, толпившимся возле «фольксвагена».

— Пора, — скомандовал я.

Мы с Джо выскочили из джипа, пересекли двор ближайшего дома и оказались во дворе, соседнем с домом Де Муэра. Мы двигались быстро и бесшумно, скользя мимо кустов, перепрыгивая через заборы, медленно, но верно приближаясь к Де Муэру, пока Клевый Ти отвлекал уличную шпану. Двор дома Акима Де Муэра зарос травой и сорняками — никто и не думал подстригать здесь лужайку. С задней стороны дома имелось скрипучее крыльцо, узкая бетонная дорожка шла от дома к обшитому вагонкой гаражу. Гараж заметно покосился, видно было, что им уже много лет не пользовались. Зачем заезжать в гараж, когда можно оставить машину перед домом? С дальней стороны двора появился Рэй Депент. На нем был черный ремень, какие носят морские пехотинцы, с автоматическим «Кольтом Марк IV» калибра 0,45. Он показал на себя, а потом на восточную часть дома, затем на нас и на нашу сторону дома, прижал палец к губам, а потом исчез.

Пайк выбрал заднюю часть дома, а я двинулся вдоль боковой стены. Окна и здесь оказались зарешеченными, изнутри закрытыми толем, но в нем имелись прорехи и щели. Я перемещался от одного окна к другому, пытаясь заглянуть внутрь. Затем я снова вернулся на задний двор. Там было так захламлено, что мы могли бы разбить палатку — и никто бы не заметил. Мы с Пайком и Рэем спрятались в кустах рядом с крыльцом.

— На моей стороне расположена ванная и две комнаты, — сообщил Рэй. — Три больших окна, закрытых решетками, и маленькое окошко в ванной. Кто-то сидит в ванной, в комнатах никого нет. — Он посмотрел на Пайка. — Дверь откроется?

Пайк кивнул.

— Не проблема.

— А как насчет передней двери?

— Не проблема.

— На моей стороне кухня и две комнаты. Я насчитал шестерых, четверо мужчин, две женщины. Детей нет.

— В окно выбраться можно? — спросил Рэй.

— Если ты способен протиснуться сквозь решетку.

— Похоже, у нас получится, — улыбнулся Рэй.

Через двенадцать минут Клевый Ти снова свернул на улицу и опять остановился перед домом. На сей раз двое парней отклеились от «жука» и направились к нему. Как только это произошло, мы с Джо вышли на дорожку и двинулись через двор, а Рэй Депент побежал к ним с противоположной стороны. Одна из девушек заметила Рэя и спросила:

— Какого черта? — И тут остальные увидели нас с Джо.

Вторая девушка бросилась к накачанному коротышке, попытавшемуся вытащить из брюк пистолет. Джо Пайк подпрыгнул и ударил его наотмашь по голове, а в следующее мгновение мы с Рэем Депентом оказались возле «жука» с пистолетами наготове. Двое парней, что были на улице, потянулись за пушками, но Клевый Ти вытащил свою двенадцатизарядную «итаку», и они подняли руки вверх.

— На землю, — скомандовал Рэй.

Парни из «Восьмерки — двойки» легли на живот.

— Будете шуметь, пущу вам кровь, — пообещал Рэй.

Высокий костлявый парень в бейсболке повернул голову и процедил:

— Поцелуй меня в зад.

Рэй дал ему в лоб, и тот заткнулся.

Клевый Ти открыл багажник «ле барона», вытащил оттуда мешок с пластиковыми наручниками и бросил мне. Я передал несколько пар Пайку, и мы быстро надели их на лежащих на земле парней. Мы работали слаженно, и я успел бросить взгляд на окна соседних домов. За стеклами виднелись лица, люди смотрели на нас и удивлялись. Что эти придурки там делают?

Рэй отдал две дымовые шашки Пайку, две оставил себе, а потом вытащил из багажника три канистры с бензином и четыре куска металлической трубы по шесть футов каждый. Когда мы закончили с наручниками, Пайк взял два куска трубы и побежал за дом. Клевый Ти взвесил на ладони два других куска и двинулся к передней двери. Когда он преодолел половину пути, дверь распахнулась и из дома вышел жирный тип с бычьей шеей и толстым брюхом. В руках у него была девятимиллиметровая «беретта». Одна из пуль задела правую руку Клевого Ти. Он закричал и упал, а я вытащил «дэн-вессон» и выстрелил в ответ, толстяк рухнул возле двери.

— Похоже, они знают, что мы здесь, — сказал я.

— Хмм, кто бы мог подумать? — проворчал Рэй.

Клевый Ти поднялся на ноги и спрятался за «монте-карло». Мы подошли к парню.

— Ты как, Клевый Ти? — спросил Рэй.

— Горит как сукин сын.

Пайк осмотрел рану, потом перевязал ее, оторвав кусок от рубашки Клевого Ти.

— Все будет хорошо, — заверил его Пайк.

Из-за двери осторожно выглянули двое, и один из них спросил:

— Что вы тут делаете? Какого хрена вам нужно?

— Меня зовут Рэй Депент, — крикнул Рэй. — Мы пришли за Акимом Де Муэром и хотим, чтобы он показал свою трусливую задницу.

— Да пошел ты! — послышался из дома другой голос.

Похоже, нам предстоял содержательный разговор.

Кто-то затащил толстяка внутрь, выставил наружу пистолет, дважды выстрелил и захлопнул дверь.

— Как думаешь, они вызовут копов? — спросил Рэй.

Мы оставили Клевого Ти за колесом «монте-карло», взяли трубы и канистры с бензином и направились к дому. Трубы положили поперек двери и пристроили их с двух сторон за оконной решеткой. Мы слышали голоса в доме. Они явно пытались понять, что это мы задумали. Джо Пайк вернулся из-за дома.

— Задняя дверь запечатана.

— А как насчет окон?

— Никто не выберется наружу.

— Эй, вашу мать, чего вам нужно? Валите отсюда! — заорал кто-то изнутри.

Я встал справа от двери и несколько раз сильно постучал. Выстрел из дробовика пробил дверь примерно в том месте, где я должен был стоять.

— Послушай, Аким, пора заплатить за смерть Джеймса Эдварда Вашингтона, — крикнул я.

Раздался новый выстрел, проделавший в двери еще одну дыру.

— Стрельбой ты ничего не докажешь, Аким.

Следующий выстрел пробил створку двери в самом низу.

— Вот что сейчас произойдет, — продолжал я. — Все сложат оружие и будут выходить по одному, после чего вы расскажете, как в действительности умер Джеймс Эдвард Вашингтон. Идет?

— Ты что, обкурился? — крикнул в ответ Аким Де Муэр. — Иди на хрен отсюда!

— Аким, я войду в дом и надену его тебе на голову, — ответил я.

— Кишка тонка! Проваливай отсюда к такой-то матери!

— Вопрос не в том, как нам войти, Аким. Вопрос в том, сможешь ли ты выйти наружу.

Рэй Депент отвинтил крышку одной из канистр и принялся поливать бензином дверь, а также ближайшие к ней окна и стены. В воздухе сразу же сильно запахло бензином.

— Какого хрена вы делаете? Чем это воняет? — заорал Аким.

— Поливаем твой дом бензином. Ты ведь сказал Вашингтонам, что сожжешь их. Вот мы и решили, что тебе понравится такая аллегория.

— Дерьмо собачье! Вы этого не сделаете! — раздался другой голос.

— А ты посмотри, — посоветовал Рэй Депент.

Рэй закончил с первой канистрой и взялся за вторую. Пайк прихватил третью и обошел дом сзади. Мы слышали, как обитатели дома начали стучать в заднюю дверь, но трубы выдержали нагрузку. В доме на противоположной стороне распахнулась дверь, на порог вышел мужчина лет семидесяти и, подбоченившись, стал с улыбкой наблюдать за происходящим.

Я слышал, как люди бегают внутри дома, затем с одного из окон кто-то сорвал толь и выпустил из АК-47 целую обойму. Рэй Депент посмотрел на меня и ухмыльнулся:

— Тебе не кажется, что они испугались?

— Угу.

— Эти засранцы еще не знают, что их ждет, — ухмыльнулся Рэй.

Из-за угла вышел Джо Пайк.

— Все готово.

Рэй Депент вытащил из кармана большую стальную зажигалку «Зиппо», открыл ее и повернул колесико.

— Добро пожаловать в ад, говнюки, — сказал он, поджигая бензин.

Восточный угол укрепленного дома Акима Де Муэра ярко запылал. Рэй и Пайк обошли дом, швыряя в окна дымовые шашки. Шашки срабатывают почти сразу, и уже через несколько минут в доме будет столько дыма, что чертям станет тошно. Однако огонь ярко горел только в одном углу, не распространяясь дальше. Мы облили дом бензином так, чтобы запах шел со всех сторон, но пожар оставался под нашим контролем. В доме раздались крики и выстрелы, кто-то начал колотить в дверь в безнадежной попытке ее открыть, послышались вопли о помощи, из окон и передней двери повалил дым. Народ из соседних домов выскочил во двор, чтобы поглазеть на происходящее.

— Сначала пушки! — скомандовал я.

— Мы не можем открыть чертову дверь!

— В окно, — распорядился я.

Еще с нескольких окон сорвали толь, и наружу полетели пистолеты, дробовики и АК-47. Из разбитых окон повалил густой дым.

Рэй Депент нашел садовый шланг, включил воду и направил ее на огонь. Конечно, тот не погас, но пламя немного унялось.

— Выпустите нас! Пожалуйста! — закричал кто-то изнутри дома.

Я посмотрел на Рэя. Он кивнул. Потом они с Джо заняли позицию по обе стороны двери.

— Выходить по одному! Руки за голову!

— Черт, хоть в задницу, только выпустите!

Я убрал трубы и распахнул входную дверь. Почти сразу же наружу выскочили двое мужчин и две женщины, отпихивая друг друга локтями, чтобы поскорее выбраться на свежий воздух. Пайк уложил их на землю и надел пластиковые наручники. Аким Де Муэр все еще оставался в доме.

— Хотите поджариться — дело ваше! — крикнул Рэй Депент.

Никто не ответил.

Рэй посмотрел на меня, и я показал ему три пальца. Он кивнул. Аким и с ним еще двое. Наверняка крепкие ребята, причем вооруженные. Мы слышали, как они кашляют.

— Может, они сомневаются в нашей искренности, — заметил Пайк.

Пайк остался вместе с Клевым Ти сторожить остальных, а мы с Рэем Депентом отправились за Акимом. Мы, пригнувшись, проскочили в дверь и сразу оказались в клубах маслянистого дыма. Наши противники прятались в коридоре между кухней и дальней спальней. Аким Де Муэр был вместе с обкуренным типом с сонными глазами и парнем, который вполне мог сойти за полузащитника в американском футболе. Они кашляли и терли глаза. Аким услышал, как мы вошли, но разглядеть нас не мог.

— Они внутри! — закричал футболист и принялся палить как сумасшедший.

Но палил он вслепую, и пули попадали в стену. Я шагнул к нему и со всех сил ударил ногой по левому колену. Футболист, захрипев от боли, рухнул на пол. Я тут же забрал у него пушку.

— Я вижу этих засранцев! — закричал обкуренный и стал стрелять из «смита» куда-то в район геостационарной орбиты.

Рэй Депент вышиб у него из руки пистолет и нанес три быстрых удара — два в грудь и один в шею, после чего тот совсем заскучал и повалился как куль.

— Подбери пушку, — распорядился Рэй и бросился к Акиму.

Я так и сделал, а затем быстро надел на обкуренного пластиковые наручники. Мне надо было добраться до Акима Де Муэра прежде, чем им займется Рэй, но у меня ничего не вышло. Из гостиной послышались два выстрела, потом раздался третий. Я оказался там как раз в тот момент, когда Рэй Депент нырнул под пистолет Де Муэра, вырвал оружие, использовав прием, которому обучил наверняка тысячу парней в Кэмп-Пендлетоне, а потом вышвырнул Акима Де Муэра через распахнутую дверь во двор. Я поспешил за ними.

Аким Де Муэр стоял, слегка покачиваясь, посреди двора, тер глаза и отплевывался. Рэй Депент соскочил с крыльца, срывая с плеч кожаный ремень.

— Посмотри на меня парень, — сказал он.

Однако Рэй не стал ждать — он уже был в воздухе и нанес удар в прыжке по голове Де Муэра. Аким упал.

— Рэй, — сказал я.

Теперь уже люди во всем квартале выходили из своих домов, чтобы посмотреть на нас. Пайк и Клевый Ти следили за тем, чтобы парни из банды «Восьмерка — двойка» лежали смирно и не рыпались.

Рэй Депент подошел к Акиму и поднял его на ноги. Рэй был на пару дюймов выше, но тоньше, так что весили они примерно одинаково. Когда Рэй поднимал Акима на ноги, тот попытался его укусить, но Рэй нажал большими пальцами на глаза противника. Де Муэр закричал и отшатнулся. Рэй просто стоял и смотрел на него. Его взгляд стал холодным и отрешенным. Он развел руки в стороны.

— Ну, ударь меня. Посмотрим, на что ты способен.

Аким Де Муэр нанес длинный удар правой, который пришелся в щеку Рэя и заставил его отступить на шаг, но, когда Де Муэр размахнулся левой, Рэй блокировал его и вновь врезал ему в прыжке по голове. Де Муэра отбросило назад, и Рэй нанес такой же удар, только с другой стороны, и на сей раз Де Муэр упал. Я положил руку на плечо Рэя.

— Довольно, Рэй.

Рэй скинул мою руку.

— Оставь меня в покое!

— Рэй, ты его убьешь.

Аким Де Муэр сделал попытку подняться на колени.

— Ой, какой ужас! — ответил Рэй и ударил Акима Де Муэра в грудь так, что тот упал навзничь.

Я посмотрел на Пайка, но за темными очками его лицо оставалось непроницаемым.

Обойдя Де Муэра, Рэй поднял его за волосы.

— Когда встретишь Джеймса Эдварда, передай ему от меня привет.

Рэй снова нанес удар в прыжке, и попытавшийся было подняться Де Муэр, оказался на земле. Я вытащил «дэн-вессон»:

— Рэй!

— Если ты намерен пришить меня из-за этого вонючего куска дерьма, то вперед! — огрызнулся Рэй.

Он снова поднял Де Муэра на ноги. Изо рта, носа и ушей Акима текла кровь, большинство зубов было выбито. Убедившись, что Де Муэр может стоять, Рэй нанес ему четыре молниеносных удара: два в солнечное сплетение и два в лицо. Аким Де Муэр шмякнулся на землю, как тюк с мокрым бельем.

— Вы его убьете! — заверещала одна из бандитских подружек.

— Ты так думаешь? — спросил Рэй.

Я направил на него «дэн-вессон».

— Мне не нужно тебя убивать, Рэй. Достаточно выстрелить в колено. После этого тебе будет трудно давать уроки.

— Ты прав, — кивнул Рэй. — Но зато какие у меня будут воспоминания. — Он поднял голову Де Муэра за волосы и нанес два удара за ухо. Голова Акима упала на грудь.

— Проклятье, Рэй! — Я взвел курок «дэн-вессона».

— Он это сделает, Рэй, — произнес Пайк.

— Знаю. Но доведу дело до конца.

Он наклонился и еще раз поднял Де Муэра на ноги.

В этот момент рядом с «ле бароном» остановился темно-синий «бьюик». Из него вышла Ида Лия Вашингтон. Она на секунду застыла, а потом направилась к нам. Ида Лия Вашингтон все еще была в платье, в котором присутствовала на похоронах сына. Вся в черном.

Рэй Депент увидел Иду Вашингтон и отпустил Акима Де Муэра.

— Вам здесь не место, Ида, — нахмурился Рэй.

Она остановилась в десяти футах от него, посмотрела на дымящийся дом, на лежащих на земле бандитов в наручниках, потом перевела взгляд на нас с Пайком.

— Я хотела посмотреть, где он живет. Этот человек убил моего сына?

— Да, мэм.

Откуда-то издалека донесся вой сирены. Копы. Тут как тут.

Ида Лия Вашингтон подошла и посмотрела на лежащего Де Муэра. Его лицо превратилось в кровавую маску, но она не дрогнула.

Положив руку на плечо Рэя, Ида Лия Вашингтон сказала:

— Как может человек превратиться в такое животное?

— Я не знаю, Ида, — ответил Рэй.

Она перевела взгляд с лежащего Де Муэра на Рэя.

— Этот человек отнял у меня последнего сына. Никто не может претендовать на мою боль или на мой гнев. Никто не может претендовать на его жизнь. — Голос Иды Лии был полон яростной силы. Она погладила Рэя по плечу. — Довольно убийств. Мы должны найти способ жить, не убивая.

С минуту Рэй Депент не двигался. Ида Лия Вашингтон не сводила с него глаз. Рэй сделал шаг назад и отвернулся от Акима Де Муэра, а когда начали подъезжать патрульные машины, помог миссис Иде Лии Вашингтон сесть в «бьюик».

Столпившиеся на улицах и во дворах домов люди начали аплодировать. Конечно, было бы здорово, если бы они аплодировали Иде Лии Вашингтон, но это было не так. Во всяком случае, я так не думал. Ведь эти люди находились слишком далеко от нас, чтобы услышать ее тихие слова.

Копы вышли из машин и огляделись по сторонам, не понимая, что здесь произошло.

Полицейский с короткой стрижкой внимательно посмотрел на нас с Пайком, а потом спросил:

— А не были ли вы, парни, вчера в семьдесят седьмом участке?

— Да. И сегодня вечером мы опять там будем.

Он не нашел что ответить.

Глава 37

Когда копы вошли в дом Акима Де Муэра, они нашли на чердаке кокаина высокой очистки на восемьдесят две тысячи долларов. Там же стояло шесть ящиков с крадеными винтовками. Поскольку копы вошли в дом совершенно законно, расследуя преступление, найденные улики могли быть представлены в суде, в результате чего Акиму Де Муэру было предъявлено обвинение. К сожалению, следователям не удалось обнаружить копий кассеты, которую уничтожил Эрик Дис, а Аким Де Муэр по известным лишь ему одному причинам упорно отрицал факт ее существования.

Окружной прокурор отнесся к нам с Пайком весьма лояльно. С нас были сняты все обвинения, кроме нападения на офицеров полиции, когда мы сбежали из семьдесят седьмого участка. Наш проступок был отнесен к мисдиминор,[30] в результате мы провели три дня в окружной тюрьме, после чего нас отпустили на свободу.

Из пяти офицеров полиции, виновных в смерти Чарльза Льюиса Вашингтона, уцелели лишь Уоррен Пинкворт и Марк Турман. Турман дал показания и не стал просить о снисхождении. Уоррена Пинкворта признали виновным в убийстве по пяти пунктам. Он попытался подать прошение о помиловании, но его отклонили.

Шестнадцать недель спустя после событий в кинотеатре «Космический век» в Ланкастере Марка Турмана уволили из полиции, лишив всех званий и привилегий. Он сказал, что его это не пугает. Он сказал, что могло быть и хуже. Марк был прав. Через четыре дня после этого все обвинения в административных и уголовных правонарушениях были с него сняты по заявлению миссис Иды Лии Вашингтон. Три члена городского совета и один человек из офиса окружного прокурора были против, поскольку хотели использовать дело Турмана в чисто политических целях, но люди, которые смотрели на вещи более трезво, были счастливы пойти навстречу пожеланиям миссис Вашингтон. Ведь в это время как раз шли переговоры на тему ее иска против города о гибели обоих ее сыновей в результате неправомерного применения силы.

Через двадцать четыре недели и три дня после событий в кинотеатре «Космический век», когда весна перешла в лето, а потом наступила ранняя осень, я сидел в своем офисе и читал газету. Вдруг зазвонил телефон.

— Детективное агентство Элвиса Коула, мы готовы заниматься вашим делом без уплаты аванса.

Дженнифер Шеридан рассмеялась. Это был чудесный смех, веселый и чистый. Она жила вместе с Марком в Ланкастере. Дженнифер отказалась от работы у «Уоткинса, Оукама и Биля» и нашла себе место в юридической фирме, расположенной в Мохаве. Ее ставка уменьшилась на двадцать процентов, но ее это не слишком огорчало. Марк Турман пытался устроиться на работу в полицию в Палмдейле и Ланкастере, но оба раза получил отказ. Он решил вернуться в колледж, чтобы получить степень преподавателя физкультуры. Турман считал, что из него может получиться неплохой тренер по американскому футболу. Дженнифер Шеридан не сомневалась, что так оно и будет.

— Как ты можешь рассчитывать, что будущие клиенты отнесутся к тебе серьезно после такого вступления? — спросила она.

Я переключился на Граучо.

— Шутишь? Не стану я работать на клиента, который меня наймет.

— Совсем не похоже на Граучо, — снова рассмеялась она.

— А как насчет моего Богарта? Он еще хуже.

«Когда я в ударе, меня не остановить».

— Мы с Марком собираемся пожениться в третью субботу следующего месяца. Свадьба состоится в небольшой пресвитерианской церкви на озере Эрроухед. Знаешь, где это?

— Знаю.

— Мы послали тебе приглашение, но я решила позвонить. Мы хотели бы, чтобы ты пришел.

— Ни за что не пропущу такое событие.

— Дай мне телефон Джо. Хочу пригласить и его тоже.

— Конечно. — Я продиктовал ей телефон Джо Пайка.

— Наша свадьба будет скромной. Только свои.

— Замечательно.

— Мы хотим обвенчаться в церкви. Нам нравится эта традиция.

Она явно чего-то недоговаривала.

— Что ты хочешь сказать, Дженнифер?

— Я хотела бы, чтобы ты повел меня к алтарю.

У меня в груди, а потом и в глазах стало как-то странно горячо.

— Конечно, я бы и сам этого хотел.

— Я люблю его, Элвис. Я так сильно его люблю.

Я улыбнулся, но ничего не сказал.

— Спасибо тебе.

— В любое время, крошка. Романтика — мой бизнес.

— Ох, Элвис! — воскликнула Дженнифер и повесила трубку.

Некоторое время спустя я отложил газету и вышел на балкон. Вечерело. Осенний воздух приятно холодил кожу. Рядом с моим кабинетом находится офис небольшой фирмы по продаже косметики. Она принадлежит весьма привлекательной женщине по имени Синди. Причем не только привлекательной, но и очень милой. Иногда она выходит на свой балкон, подходит к стеклянной стенке, разделяющей наши офисы, и машет мне рукой, чтобы привлечь мое внимание. Я заглянул в ее офис, но там было пусто. Что ж, бывает и такое.

Я глубоко вздохнул, а затем посмотрел на город, океан и остров Санта-Каталина далеко на юге. Я подумал о Дженнифер Шеридан и ее любви к Марку Турману: интересно, полюбит ли меня кто-нибудь так, как она любит его. Может быть, но тут никогда не угадаешь.

Я стоял на балконе и вдыхал прохладный воздух. Потом вернулся и закрыл дверь. Может быть, когда пройдет какое-то время и я вновь выйду на балкон, Синди будет в своем офисе.

Надежда умирает последней.


Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора

Примечания

1

«Драгнет» — один из самых популярных полицейских сериалов в истории американского телевидения, шел в 1952-1970-х годах. (Здесь и далее прим. перев., кроме особо оговоренных случаев.)

(обратно)

2

«Аква вельва» — марка туалетной воды и лосьона для бритья.(Прим. ред.)

(обратно)

3

Эритрина, или коралловое дерево, — растение в природе высотой 3–6 метров; ценится за великолепные алые цветки причудливой формы в больших нарядных соцветиях; семена ярко-красные, похожие на кораллы (отсюда и название). (Прим. ред.)

(обратно)

4

Лиз Клейборн — известный американский дизайнер. (Прим. ред.)

(обратно)

5

«Дом на полпути» — реабилитационный центр для наркоманов и алкоголиков.

(обратно)

6

СВАТ — группа специального назначения в полиции (обычно в крупном полицейском управлении). Ее участники проходят обучение боевым искусствам, стрельбе из различных видов оружия, пользованию специальным оборудованием. Используются для борьбы с террористами, освобождения заложников.

(обратно)

7

Дуайт Йоукам — известный американский певец в стиле кантри. (Прим. ред.)

(обратно)

8

Марьячи — группа уличных музыкантов в Мексике.

(обратно)

9

Менудо — гуляш из потрохов.

(обратно)

10

Родни Кинг стал знаменитым в 1992 году, после того как его арест с применением жестокости со стороны сотрудников Полицейского управления Лос-Анджелеса был заснят на видеопленку случайным прохожим, а белые присяжные вынесли оправдательный вердикт четырем полицейским, обвиненным в избиении чернокожего Родни. В Лос-Анджелесе возникли беспорядки, названные расовыми бунтами.

(обратно)

11

Коул намекает на Элвиса Пресли, который родился в Тапело. (Прим. ред.)

(обратно)

12

Банда «Crips» появилась в Лос-Анджелесе в конце 1960-х годов. В настоящее время банда распространила свое влияние на территории многих штатов США и состоит из большого числа ячеек. В нее входят в основном афроамериканцы. (Прим. ред.)

(обратно)

13

Кэмп-Пендлетон — база морской пехоты США в Калифорнии. (Прим. ред.)

(обратно)

14

«Bloods» — одна из уличных банд США, основанная в Лос-Анджелесе в 1970 году. Известна своей войной с уличной бандой «Crips»; как и последняя, тоже состоит в основном из афроамериканцев. (Прим. ред.)

(обратно)

15

Калтранс — штаб-квартира калифорнийского департамента управления транспортом в Лос-Анджелесе. (Прим. ред.)

(обратно)

16

Пэт Сейджак — настоящая американская легенда телевидения; прошел путь от простого клерка до обладателя персональной звезды на Аллее славы в Голливуде. (Прим. ред.)

(обратно)

17

Гарфилд — кот, герой одноименного мультфильма и комиксов. Существует также в виде мягкой игрушки, в том числе с присосками на лапах.

(обратно)

18

Хауди-Дуди — кукла-марионетка, с которой выступал в одноименной детской телепередаче актер и чревовещатель Боб Смит.

(обратно)

19

Хесус Леуус — один из ведущих современных мексиканских художников. Родился в Эль-Пасо, штат Техас, в четырнадцать лет вместе с семьей перебрался в Мексику.

(обратно)

20

Тортилья — лепешка из кукурузной или пшеничной муки со специями.

(обратно)

21

Халапеньо и серрано — два разных вида чили, или темно-зеленого очень острого перца.

(обратно)

22

Айс Кьюб (Ice Cube) — американский актер, сценарист, продюсер, рэпер, один из основателей гангстерского рэпа. Его псевдоним переводится как «кубик льда». (Прим. ред.)

(обратно)

23

Малкольм Икс — американский борец за права темнокожих, идеолог движения «Нация ислама». (Прим. ред.)

(обратно)

24

Сандра Ди — американская киноактриса, получившая известность благодаря воплощению на экране амплуа инженю. (Прим. ред.)

(обратно)

25

Эллен Лэнг — героиня книги Р. Крейса «Зверь, который во мне живет».

(обратно)

26

Чайот — тропический фрукт, имеющий форму груши.

(обратно)

27

Акита — японская порода крупных собак с широкой треугольной головой, стоячими ушами, жесткой шерстью и длинным изогнутым хвостом.

(обратно)

28

Танк «шерман» — самый известный американский танк времен Второй мировой войны.

(обратно)

29

Перри Мейсон, Делла Стрит и Пол Дрейк — персонажи серии романов об адвокате Перри Мейсоне Э. С. Гарднера.

(обратно)

30

Мисдиминор — в уголовном праве США категория наименее опасных преступлений, граничащих с административными правонарушениями.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37