В погоне за ангелом (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Все книги автора

Эта же книга в других форматах


Приятного чтения!




Роберт КрейсВ погоне за ангелом

Лорен, чьи родители всегда будут любить ее, а также Кэрол и Биллу, которые сделали меня лучше, разделив со мной мою жизнь


Я люблю истории, которые рассказывают ангельские голоса.

Эмили Миллер. Маленький капрал

Когда правда оказывается ложью и радость в твоей душе умрет, разве тебе не захочется кого-нибудь любить?

«Jefferson Airplane»[1]

1

Я стоял на голове в центре офиса, когда открылась дверь и вошла самая красивая за последние три недели женщина. Она остановилась на пороге, не сводя с меня глаз, потом вспомнила про хорошие манеры и, посторонившись, пропустила вперед мрачного мужчину, который при виде меня нахмурился еще сильнее. Он явно не одобрял моего поведения.

— Мистер Коул, — сказала женщина, — меня зовут Джиллиан Беккер. Это Брэдли Уоррен. Мы хотели бы с вами поговорить.

Джиллиан Беккер было чуть больше тридцати. Стройная, в серых брючках, белой гофрированной блузке с пышным бантом и сером пиджаке. Она держала в руках портфель от «Гуччи» из кордовской кожи, прекрасно гармонировавший с серым костюмом, светлыми волосами и зелеными глазами, которые мне показались янтарного цвета. Очень красивые глаза. Полные мягкого юмора, который она не смогла скрыть под маской Серьезной Деловой Женщины.

— Вам следует попробовать это упражнение, — сказал я. — Очень полезно для кожи головы. Замедляет процесс старения. А еще способствует возникновению неловкой ситуации при появлении потенциальных клиентов.

Когда я стоял на голове, лицо у меня было цвета говяжьей печени.

Джиллиан Беккер вежливо улыбнулась:

— Мистер Уоррен и я должны успеть на вечерний самолет до Киото. Это в Японии.

«Мистер Уоррен!»

— Разумеется.

Я снова принял нормальное положение, предложил одно из складных кресел Джиллиан Беккер, пожал мистеру Уоррену руку, заправил рубашку и занял место за столом. Подплечную кобуру я снял до того, чтобы она не мешала мне стоять на голове.

— Чем могу быть полезен? — спросил я.

Вступительная реплика — мой коронный номер.

Оглядев мой офис, Брэдли Уоррен снова нахмурился. Он был лет на десять старше Джиллиан и выглядел ухоженным и наманикюренным. Типичная шишка из солидной корпорации. Его левое запястье украшал золотой «Ролекс» за восемь тысяч долларов, а сам он был упакован в полосатый костюм от «Уэсли Бэррона» тысячи за три. И он, похоже, совершенно не боялся, что я тресну его по голове и отберу «Ролекс». У него дома наверняка имелась еще пара-тройка запасных.

— Вы работаете один, мистер Коул?

Он явно чувствовал бы себя спокойнее, если бы я был в костюме, а офис мой украшали плакаты с надписью крупными буквами «РАЗЫСКИВАЕТСЯ ОПАСНЫЙ ПРЕСТУПНИК».

— У меня есть партнер. Его зовут Джо Пайк. Но у мистера Пайка нет лицензии частного детектива. Раньше он служил в полиции Лос-Анджелеса. Лицензия есть у меня. — Я показал на лицензию в рамке, выданную штатом Калифорния. — Видите? Элвис Коул.

Лицензия висит рядом с изображением Голубой Феи и Пиноккио. Пиноккио у меня заменяет плакаты с фотографиями преступников, которых разыскивает полиция. Брэдли с сомнением посмотрел на Голубую Фею и сказал:

— Очень ценный предмет похищен из моего дома четыре дня назад. Мне нужен тот, кто сможет его найти.

— Ладно.

— Вы знакомы с японской культурой?

— Читал когда-то «Сёгун».[2]

Уоррен нетерпеливо махнул рукой:

— Джиллиан.

У него были резкие манеры, и мне они не слишком понравились. Хотя Джиллиан Беккер ничего не имела против. Возможно, привыкла.

— В прежние времена японская культура основывалась на весьма особом кодексе чести и поведения, созданном самураями в период феодализма, — сообщила мне Джиллиан.

«Самураи. Пожалуй, стоит пристегнуть старый ремень безопасности».

— В восемнадцатом веке человек по имени Йоко Ямамото написал трактат, посвященный правилам поведения настоящего самурая. Он назывался «Слова мудрости мастера Хагакурэ». Или просто «Хагакурэ». Сохранилось всего несколько оригинальных изданий. Мистер Уоррен одолжил один экземпляр этого труда у семьи Таширо из Киото, с которой его компания поддерживает деловые связи. Манускрипт находился в сейфе в доме мистера Уоррена, когда его украли.

Пока Джиллиан говорила, Брэдли Уоррен с явным неудовольствием принялся изучать мой офис. Он наградил хмурым взглядом телефон с Микки-Маусом и маленькие фигурки Джимини Крикета.[3] Затем хмуро посмотрел на кружку с изображением Человека-Паука. Я уж собрался было вытащить свой пистолет, чтобы он мог нахмуриться и на него, но потом решил, что не стоит.

— Сколько стоит «Хагакурэ»?

— Чуть больше трех миллионов долларов, — ответила Джиллиан Беккер.

— Книга застрахована?

— Да. Но страховка никогда не покроет убытков нашей компании, если мы не вернем Таширо книгу.

— Полиция прекрасно справляется с подобными делами. Почему бы вам не пойти к ним?

Брэдли Уоррен громко вздохнул, давая нам понять, что ему скучно, затем наградил хмурым взглядом золотой «Ролекс».

«Время — деньги».

— Мы обратились в полицию, мистер Коул, — сказала Джиллиан. — Но они работают слишком медленно, а мы хотим, чтобы проблема была решена как можно быстрее. Вот почему мы и пришли к вам.

— Понятно, — ответил я. — А я думал, что вы пришли ко мне, чтобы Брэдли мог попрактиковаться в хмурых взглядах.

Брэдли посмотрел на меня. Очень строго.

— Я президент корпорации «Уоррен инвестментс». У нас серьезные партнерские отношения с инвесторами из Японии. — Он наклонился вперед и поднял брови. — У меня очень солидная фирма. На Гавайях. В Лос-Анджелесе. Сан-Диего. И Сиэтле. — Тут он демонстративно оглядел мой офис. — Попытайтесь представить себе, о каких деньгах идет речь.

— Мистер Уоррен только что открыл еще один отель в центре города, в Маленьком Токио, — сообщила мне Джиллиан Беккер.

— Тридцать два этажа. Восемь миллионов квадратных футов, — уточнил Брэдли.

— Большой, — согласился я.

Брэдли кивнул мне в ответ.

— Мы собирались выставить там «Хагакурэ» на следующей неделе, когда «Пасифик клаб» назовет Брэдли Человеком месяца.

Брэдли снова выразительно пошевелил бровями:

— Я первый представитель белой расы, который удостоится такой чести. А знаете почему? За последние тридцать шесть месяцев я вложил три миллиона долларов в азиатскую общину. Вы представляете себе, сколько это денег?

— Прошу прощения, — сказал я и, оттолкнувшись от стола, повалился на пол, затем поднялся, отряхнулся и сел обратно. — Вот. Видите, как я потрясен? Теперь можем продолжать.

Джиллиан Беккер побледнела как полотно. Брэдли Уоррен стал пунцовым. Поджав губы, он вскочил на ноги, с трудом сдерживая гнев. Чудное зрелище.

— Мне не нравится ваше отношение к делу, — заявил он.

— Отлично. Я его не продаю.

Открыв ящик стола, я протянул ему кремовую визитку.

— Что это? — удивился он.

— «Агентство Пинкертона». Большое. Первоклассные специалисты. Именно то, что вам нужно. Но полагаю, ваше отношение им понравится не больше, чем мне, — произнес я, встав с места.

Джиллиан Беккер тоже поднялась и выставила вперед руку, как всегда делают, чтобы все уладить.

— Мистер Коул, думаю, мы с вами неудачно начали.

— Один из нас — несомненно, — ответил я, наклонившись вперед.

— Это маленькая фирма, Брэдли, но очень хорошая, — сказала Джиллиан, повернувшись к Уоррену. — Мне ее рекомендовали два адвоката из прокуратуры. Мистер Коул работает детективом уже восемь лет, и полиция очень высокого мнения о нем. Его рекомендации безупречны.

«Люблю безупречные рекомендации».

Брэдли Уоррен, тяжело дыша, принялся мять в руках кремовую визитку. У него был вид человека, которому выбирать не приходится, а то, что ему предлагают, — омерзительно. Рядом с дверью в кабинет Пайка висят часы «Пиноккио». Глаза Пиноккио бегали из стороны в сторону в такт секундной стрелки. У «Пинкертона» таких часов нет, поэтому отправляйтесь-ка туда, ребята.

— Брэдли, он — тот, кто нам нужен, — сказала Джиллиан.

Через некоторое время Брэдли перестал тяжело дышать и кивнул:

— Хорошо, Коул. Согласен с Джиллиан. Я вас нанимаю.

— Нет, не нанимаете, — отрезал я.

Джиллиан Беккер замерла, а Брэдли Уоррен посмотрел сначала на нее, а потом на меня.

— Что значит «не нанимаете»?

— Не хочу на вас работать.

— Почему?

— Вы мне не нравитесь.

Брэдли Уоррен уже открыл рот, чтобы что-то сказать, но тут же его закрыл. Джиллиан Беккер выглядела смущенной. Может быть, Брэдли Уоррену еще никто никогда не говорил «нет»? Может быть, это противозаконно? А может быть, личная полиция Брэдли Уоррена ворвется ко мне в офис и арестует меня за игнорирование Единственного Истинного Пути.

— Нам говорили, что с вами бывает трудно разговаривать, — покачала головой Джиллиан.

— Они должны были сказать, что, когда меня толкают, я всегда даю сдачи, — пожав плечами, ответил я. — А еще они должны были сказать, что когда я что-то делаю, то делаю это так, как считаю нужным. — И, посмотрев на Брэдли, добавил: — Чек позволяет взять внаем. Он не позволяет купить.

Брэдли Уоррен уставился на меня так, словно я только что сошел с «Энтерпрайз».[4] Он замер на месте и стоял не шевелясь. Джиллиан Беккер тоже. Затем у Брэдли начало дергаться левое веко, и он сказал:

— Джиллиан.

— Мистер Коул, нам нужно найти «Хагакурэ», и мы хотим, чтобы это сделали вы, — заявила Джиллиан Беккер. — Если мы вас нечаянно оскорбили, то приносим вам свои извинения.

«Мы».

— Вы нам поможете?

Косметики у нее на лице было ровно столько, сколько нужно. Правое запястье украшала изящная золотая цепочка, свидетельствовавшая о хорошем вкусе. Она была умной и привлекательной, и мне даже интересно, сколько раз ей уже приходилось за него извиняться и как она себя при этом чувствует.

Я одарил ее улыбкой в стиле Джека Николсона и медленно-медленно занял свое место за столом.

— Ради вас, малышка, я готов на все.

«Ну как?»

Лицо Брэдли Уоррена пошло пятнами, а веко стало подергиваться как сумасшедшее. Он резко взмахнул рукой и сказал:

— Выпиши ему чек, но сумму не проставляй. Жду тебя в лимузине.

И ушел, даже не поглядев на меня и не подав мне руки. Когда он скрылся за дверью, я проговорил:

— Ну и ну. И это называется Человек месяца.

Джиллиан Беккер, сделав глубокий вдох, села в одно из кресел и открыла портфель от «Гуччи». Достав корпоративную чековую книжку, она начала писать и одновременно объяснять мне поведение Брэдли Уоррена.

— Понимаете, мистер Коул, Брэдли находится сейчас в жутком напряжении. Мы летим в Киото, чтобы сообщить семье Таширо о том, что случилось. Это будет очень непросто и очень неприятно.

— Извините, — сказал я. — Может быть, мне следовало проявить больше чуткости.

Она бросила на меня ледяной взгляд.

— Очень может быть.

«Да, с юмором у нее плоховато».

Пару минут спустя она положила мне на стол чек и каталожную карточку три на пять. Я не стал смотреть на чек. Она сказала:

— На карточке домашний и рабочий адреса Брэдли и номера телефонов. И мои тоже. По всем вопросам, касающимся этого дела, вы можете звонить мне в любое время дня и ночи.

— Договорились.

— Вам еще что-нибудь нужно?

— Доступ в дом. Хочу посмотреть, где лежала книга, и поговорить со всеми, кто знал, что она там была. Если есть фотография или описание манускрипта, они мне тоже понадобятся.

— Здесь вам поможет жена Брэдли. У него дома.

— Как ее зовут?

— Шейла. С ними еще живут их дочь Мими и две экономки. Я позвоню Шейле и предупрежу, что вы заедете.

— Прекрасно.

— Прекрасно.

Мы с ней отлично поладили.

Джиллиан Беккер закрыла портфель от «Гуччи», щелкнула замком и направилась к двери. Может быть, она не всегда была такой серьезной. Может быть, такой ее сделала работа на Брэдли Уоррена.

— У вас отлично получается, — сказал я.

— Что? — оглянулась она.

— Ваша походка.

Она снова наградила меня холодным взглядом.

— У нас с вами, мистер Коул, деловые отношения. Пусть они таковыми и остаются.

— Ясное дело.

Она открыла дверь.

— И еще одно.

Она снова ко мне повернулась.

— Вы всегда так хорошо выглядите или сегодня особый случай?

Она несколько мгновений стояла не шевелясь, а потом тряхнула головой:

— Ну вы и фрукт!

Я изобразил пальцами пистолет, наставил на нее и выдал очередную порцию Джека Николсона:

— Надеюсь, он хорошо вам платит.

Она вышла, хлопнув дверью.

2

Когда дверь закрылась, я посмотрел на чек. Пустой. Она не поставила даты. Например, 1889 год или 1 апреля. Он был подписан Брэдли Уорреном, и, как мне показалось, самыми обычными чернилами, не симпатическими. Впрочем, может быть, детектив получше меня и разобрался бы с чернилами. Но я, так и быть, рискну. Сукин сын! Вот он, мой шанс. Я мог бы срубить с него сто тысяч долларов — и продешевить. Может, вписать единицу, а рядом поставить столько нулей, сколько поместится. И внизу красивый автограф: Элвис Коул, яхтсмен.

Я сложил чек пополам, убрал в бумажник и достал из правого ящика стола «дэн-вессон» тридцать восьмого калибра в подплечной кобуре. Затем натянул на себя белый хлопчатобумажный пиджак, чтобы ее прикрыть. И отправился к своей машине. У меня ярко-желтый «корвет» 1966 года с откидным верхом. Выглядит он просто шикарно. Может быть, в белом пиджаке, в кармане которого лежит чек с непроставленной суммой, да еще в таком роскошном автомобиле я сойду за Дональда Трампа.

Я вырулил на Санта-Монику и покатил на запад через Беверли-Хиллз, по верхней границе Сенчери-Сити, затем на север по Беверли-Глен мимо рядов пальм и оштукатуренных многоквартирных домов и стройплощадок, принадлежащих иранцам. В конце июня Лос-Анджелес бывает ослепительно ярким. Инверсионный слой прижимает смог к земле, небо становится белым, а солнце отражается от вывесок и навесов, огромных зданий с миллионами окон, от решеток и многих миль хромированных бамперов. Мне то и дело попадались обвешанные покупками женщины в больших шляпах, полуголые ребятишки на скейтбордах, спешащие в Вествуд, строительные рабочие, терзающие мостовые, мексиканки на автобусных остановках — и все поголовно в темных очках. Ну прямо рекламный ролик «Рэй-Бэн».

Я катил по Беверли-Глен, мимо поля для гольфа «Лос-Анджелес кантри клаб», пока не добрался до бульвара Сансет, затем повернул направо и сразу налево, в Холмби-Хиллз. Холмби — это маленькая, но более дорогая версия самой лучшей части Беверли-Хиллз. Это респектабельный, элегантный район, с широкими чистыми мостовыми, ухоженными тротуарами и просторными домами, прячущимися за живыми изгородями и каменными оградами с коваными воротами. Одни дома расположены совсем близко к проезжей части, другие — подальше, а некоторые и вовсе не видны.

Около дома Уорренов был припаркован светло-голубой «тандерберд»[5] с надписью «ОХРАННОЕ АГЕНТСТВО ТИТАН» на боку. Охранник, сидевший в машине, увидел, что я сбросил скорость, и выбрался наружу. Уже к пятидесяти, крупный, в коричневом костюме от «Сирс». Сильно помятом. Похоже, в свое время он пару раз схлопотал по переносице, но это было очень давно. Я свернул на подъездную дорожку и предъявил ему свою лицензию.

— Коул. Меня ждут.

Проверив лицензию, он кивнул и прислонился к двери.

— Она прислала ребенка предупредить, что вы едете. Я Хэтчер.

Руки он мне не подал.

— Кто-нибудь уже пытался взять дом штурмом? — поинтересовался я.

Он посмотрел в сторону дома и покачал головой.

— Дерьмо. Я здесь сижу с тех пор, как к ним залезли, и ничего такого не видел, — сказал он и, подмигнув, добавил: — И уж точно ничего похожего на то, о чем ты спрашиваешь.

— Слушай, ты на что-то намекаешь или тебе соринка попала в глаз? — спросил я.

— Полагаю, тебе не впервой, — фыркнул он.

— Ага.

Он снова фыркнул и забрался обратно в машину:

— Сам увидишь.

Брэдли Уоррен жил в особняке, построенном в нормандском стиле, размером с Канзас. Огромный испанский дуб, росший в центре двора, отбрасывал кружевную тень на нормандскую остроконечную крышу, львиный зев — думаю, его там было три или четыре тысячи штук — теснился на клумбах вдоль подъездной дорожки и по периметру дома. Перед входной дверью, утопленной в широкой нише, было что-то вроде высокого крыльца. Других дверей я не увидел, а эта поражала воображение своими размерами: девять футов высотой и четыре шириной. Хэтчер наблюдал за мной из своего «тандерберда». Мне пришлось позвонить еще два раза, прежде чем дверь открылась. На пороге стояла женщина в белом теннисном костюме. В руке она держала высокий стакан с какой-то прозрачной жидкостью. Она внимательно посмотрела на меня и спросила:

— Вы детектив?

— Обычно я ношу охотничью шляпу, но как раз сегодня сдал ее в химчистку, — ответил я.

Она громко рассмеялась и протянула мне руку:

— Шейла Уоррен. А вы, оказывается, красавчик!

До полудня еще двадцать минут, а она уже набралась.

Я оглянулся на Хэтчера. Он ухмылялся.

Шейле Уоррен было лет сорок. Загорелая кожа, острый нос, ярко-голубые глаза и каштановые волосы. На лице глубокие морщины. Такие всегда появляются, когда много играешь в теннис или гольф или вообще проводишь время на солнце. Волосы она собрала в хвост, перевязанный белой лентой. В белом теннисном костюме она смотрелась очень даже неплохо, но все же не слишком спортивной. Наверное, больше слонялась, чем играла.

Она распахнула дверь и, махнув стаканом, показала мне, чтобы я входил. На дне звякнули кусочки льда.

— Думаю, вы хотите посмотреть, где у него лежала эта чертова книга, — сказала она так, словно речь шла об учебнике для восьмого класса.

— Конечно.

Она снова помахала стаканом:

— Люблю выпить чего-нибудь холодненького, когда возвращаюсь с корта. Там ужасно потеешь, и все такое. Принести вам тоже?

— Может быть, чуть позднее.

Мы прошли по вестибюлю длиной не меньше шести тысяч миль, через гостиную, которую они могли бы сдавать в качестве ангара для самолетов, и оказались в столовой размером в зал заседаний конгресса. Шейла Уоррен, покачиваясь, шла на шаг впереди.

— Кто-нибудь был дома в ту ночь, когда украли книгу?

— Мы были в Канаде. Брэдли строит в Эдмонтоне отель, и мы полетели туда. Обычно он летает один, но мы с ребенком тоже захотели, и он взял нас с собой.

«С ребенком».

— А прислуга?

— У всех семьи, которые живут в Маленьком Токио. Как только мы куда-нибудь уезжаем, они сразу же отправляются туда. — Она посмотрела на меня. — Полиция уже задавала мне эти вопросы.

— Я люблю их проверять.

— Ах, да, любите, — проговорила она.

Мы прошли по длинному коридору, выложенному плиткой, и попали в пещеру, оказавшуюся хозяйской спальней. В дальнем конце коридора я заметил отделанный мрамором атриум со множеством декоративных растений, а слева от него — стеклянные двери, выходящие на лужайку за домом и бассейн. В одной из дверей был вставлен кусок фанеры размером четыре на восемь. Напротив атриума на покрытой лаком черной платформе стояла кровать, а вокруг была расставлена черная лакированная мебель. Мы прошли мимо кровати к двери, ведущей в его гардеробную. У нее была своя собственная, с отдельным входом.

В его гардеробной я увидел трехстворчатое зеркало в полный рост и туалетный столик из черного гранита, а также примерно милю пиджаков, брюк и костюмов. Обуви хватило бы на целый американский город. Ковер около зеркала был скатан, и моим глазам предстал вделанный в пол сейф фирмы «Ситабриа-Уилкокс» таких размеров, что в нем вполне мог бы поместиться взрослый мужчина.

Шейла Уоррен махнула в его сторону стаканом и скривилась:

— Сейф Большой Шишки.

Крышка была сдвинута, совсем как у канализационного люка. Я заметил, что она из бронированной стали, в четверть дюйма толщиной, с тумблерами и предохранительными штифтами толщиной полдюйма. Все поверхности были покрыты черным порошком. Это поработали ребята из полиции, когда искали отпечатки пальцев. Все остальное казалось в полном порядке. У меня за спиной звякнули кусочки льда.

— Вы обнаружили сейф именно в таком виде?

— Он был закрыт. Это полиция оставила его открытым.

— А как же сигнализация?

— Полицейские сказали, что грабители, видимо, знали, как с ней справиться. Или мы забыли ее включить.

Шейла Уоррен слегка пожала плечами, словно ей надоело обсуждать одну и ту же тему. Она стояла, прислонившись к дверному косяку, и наблюдала за мной. Может быть, думала, что работа детектива — это чудесное представление, пропустить которое невозможно.

— Вы бы видели стекло, — сказала она. — Он принес сюда проклятую книгу. Ну и вот что случилось. Я прошлась босиком по ковру и до сих пор вынимаю осколки. Мистер Большая Шишка.

Последнее относилось не ко мне.

— Вам звонили? Может, вы получили письмо с требованием выкупа?

— За что?

— За книгу. Когда крадут что-нибудь редкое и известное, то делают это, как правило, чтобы продать обратно владельцу или страховой компании.

— Глупость какая! — поморщилась Шейла Уоррен.

Думаю, ее ответ означал, что с ними никто не связывался. Я поднялся с места:

— Ваш муж сказал, что у вас есть фотографии книги.

Она осушила стакан и заявила:

— Лучше бы он сам всем этим занимался!

И вышла. Может быть, стоит попросить Хэтчера задать ей все необходимые вопросы вместо меня. Впрочем, возможно, он уже это сделал. А может быть, позвонить в аэропорт, остановить самолет Брэдли и сказать ему, чтобы забирал свой чек, а с ним и эту работу. Не-е-а, не выйдет. Что может подумать Дональд Трамп?

Шейла вернулась уже без стакана, но со снимком восемь на десять, на котором Брэдли принимал нечто, похожее на фотоальбом, из рук величественного седовласого японского господина. Вокруг были и другие люди, все японцы, но все же не такие величественные. Книга была в темно-коричневом кожаном переплете и такая старая, что, если на нее нечаянно чихнуть, могла рассыпаться в прах. На снимке была и Джиллиан Беккер.

— Надеюсь, это то, что вам нужно, — заявила Шейла Уоррен, успевшая расстегнуть три верхние пуговицы своего теннисного костюма.

— Вполне, — ответил я и убрал снимок в карман.

— Вы уверены, что не хотите ничего выпить? — облизнув губы, спросила она.

— Абсолютно. Спасибо.

Она бросила взгляд на свои тапочки и воскликнула:

— Bay, шнурки проклятые!

Затем она повернулась ко мне спиной и наклонилась. Лично мне показалось, что шнурки в полном порядке, но бывает, что я пропускаю важные детали. Она некоторое время возилась с одним шнурком, потом с другим, а я тем временем вышел из комнаты. Мне удалось найти дорогу на кухню и выбраться на задний двор. Зеленая лужайка плавно спускалась к огромному бассейну в стиле греческого классического Ренессанса. Около него имелся обязательный домик с беседкой и круглым грилем. Я немного постоял у бассейна, оглядываясь по сторонам и качая головой. Что за люди! Сначала он. Теперь она. Ну и парочка.

Тот, кто влез в дом, судя по всему, знал код или где его найти. Это совсем не трудно. В один прекрасный день, когда никого нет дома, садовник потихоньку пробирается внутрь, натыкается на обрывок бумажки, на каких люди вроде Брэдли Уоррена записывают коды, а потом продает его нужному парню за хорошую цену. Или, например, Шейла распустила свои холеные ручки и дала оплеуху экономке, получающей за работу сотню баксов в неделю, а экономка сказала: «Ладно, сучка, ты мне за это заплатишь». И отдала шифр своему дружку, который как раз ищет работу. Продолжать можно до бесконечности.

Я обогнул бассейн, прошел мимо теннисного корта и дальше по границе владений Уорренов, а затем повернул к дому. Никаких тебе сторожевых собак, камер слежения и какого-либо другого охранного оборудования. По стене, идущей по периметру участка, не был пропущен ток, а сторожевая башня, если таковая и имелась, была замаскирована под пальму. Любой пацан с Голливудского бульвара мог бы вынести отсюда все, что угодно. Может, стоит туда отправиться и поспрашивать у детишек. Только на это у меня уйдет года три или четыре.

Вернувшись в дом, я обнаружил, что на одном из диванов в гостиной сидит по-турецки девочка-подросток. Она рассматривала огромную книгу, которая вполне могла быть озаглавлена «Самые скучные пейзажи Эндрю Уайета».[6]

— Привет, меня зовут Элвис, — сказал я. — А ты, наверное, Мими?

Она наградила меня таким взглядом, словно, открыв парадную дверь, обнаружила на крыльце свидетеля Иеговы. Ей было около шестнадцати. Каштановые волосы подстрижены так коротко, что ее лицо казалось гораздо круглее, чем на самом деле. Я посоветовал бы ей поднять волосы наверх или отпустить подлиннее, но она меня не спрашивала. Никакой косметики, никакого лака на ногтях — а не мешало бы. Я бы не назвал ее хорошенькой. Девочка потерла нос и спросила:

— Вы детектив?

— Вроде бы. У тебя имеются какие-нибудь улики, касающиеся кражи века?

Она снова потерла нос.

— Улики? — повторил я. — Ты, случайно, не видела посторонних на вашей лужайке? Или слышала обрывок подозрительного разговора. Ну типа того.

Может быть, она на меня смотрела. А может, и нет. По ее лицу блуждала кривая улыбка, заставившая меня подумать, что она под кайфом.

— Я тебе мешаю читать?

Она не кивнула, не заморгала от удивления и даже с визгом не бросилась прочь из комнаты. Она просто смотрела на меня.

Я прошел назад через столовую, потом выбрался из дома, добрался до «корвета» и выехал на подъездную дорожку.

Когда я проезжал мимо Хэтчера, сидевшего в своем «тандерберде», тот, ухмыльнувшись, спросил:

— Ну и как оно тебе?

— Отвали, — предложил я ему.

Он рассмеялся, и я уехал.

3

Три года назад я кое-что сделал для Берка Фельдштейна, который владеет симпатичной художественной галереей в Венис на побережье, чуть дальше Санта-Моники. Это одно из перестроенных промышленных зданий, где с помощью белой краски поддерживается промышленный вид, а все произведения искусства представляют собой белые коробки с цветной бумагой внутри. В этом году на Рождество Берк подарил мне большую кружку с надписью «ИСТРЕБИТЕЛЬ ЧУДОВИЩ». Мне она ужасно нравится.

Из Холмби-Хиллз я направился в Вествуд, припарковался и из телефона-автомата позвонил в галерею Берка. Мне ответил женский голос:

— Галерея «АртВеркс».

— Я вам звоню по поручению Мишеля Делакруа, — сообщил я ей. — Мистер Фельдман принимает?

Черный паренек в рубашке с логотипом университета Лос-Анджелеса сидел за столиком для пикников и читал книгу по социологии.

— Вы хотели сказать, мистер Фельдштейн? — с сомнением переспросил женский голос.

— А, значит, его так зовут? — напустил я на себя важный вид.

Она попросила меня подождать. Я услышал, как на том конце провода кто-то или что-то передвигается. Потом раздался голос Берка Фельдштейна:

— Извините, кто говорит?

— Король рок-н-ролла.

В ответ сухой сардонический смешок. Должен заметить, что сардонический смешок у Фельдштейна получается лучше, чем у всех, кого я знаю.

— Можешь ничего не говорить. Ты не знаешь, что тебе выбрать: Моне или Дега. И тебе нужен мой совет.

— Украден раритет, восемнадцатый век, Япония, — ответил я. — Кто может про это что-нибудь знать?

Черный паренек закрыл книгу и уставился на меня.

Берк Фельдштейн попросил меня подождать. Через минуту он снова взял трубку. Его голос звучал ровно и очень серьезно.

— Ты не станешь называть моего имени?

— Берк, — обиженно проговорил я.

— На Каньон-Драйв в Беверли-Хиллз есть галерея. Называется «Сан три». Она принадлежит типу по имени Малькольм Деннинг. Я не могу поклясться, что это так, но поговаривают, будто Деннинг время от времени проворачивает сомнительные делишки.

— Значит, сомнительные делишки. Хорошая формулировка. Речь идет о противозаконных сделках?

Черный парнишка встал и пошел прочь.

— Не умничай, — посоветовал мне Берк.

— А ты как узнал про эти сомнительные делишки, Берк? Проворачиваешь дела на стороне?

Он повесил трубку.

Я мог найти названную им галерею несколькими способами. Например, позвонить одному из своих приятелей, работающих в полиции, и попросить его поискать в закрытых файлах. Или бесцельно ездить по городу и окрестностям, заезжая во все встречные галереи, пока не наткнусь на кого-нибудь, кто в курсе, где находится «Сан три», и выбью из него эту секретную информацию. А вот еще вариант: заглянуть в «Желтые страницы». Что я и сделал.

Галерея «Сан три» находилась в Беверли-Хиллз, за ювелирным магазином, в двух кварталах от Родео-драйв, среди самых шикарных на свете торговых заведений. Вокруг было полно бутиков с арабскими или итальянскими названиями и маленькими табличками, гласившими: «ТОЛЬКО ПО ЗАПИСИ». Богатые покупатели, немецкие машины, швейцары — как правило, молодые, красивые, настоящие герои боевиков. В воздухе так и пахло преступлениями.

Я дважды проехал мимо галереи, но парковки не нашел. Тогда я направился на север, вверх по каньону выше бульвара Санта-Моника в жилой район Беверли-Хиллз, там припарковался и вернулся назад. Рядом с ювелирным магазином я увидел тяжелую стеклянную дверь с красивой медной табличкой, гласившей: «ГАЛЕРЕЯ „САН ТРИ“, ОТКРЫТА С 10.00 ДО 17.00, СО ВТОРНИКА ПО СУББОТУ; ВОСКРЕСЕНЬЕ И ПОНЕДЕЛЬНИК ВЫХОДНОЙ».

Я вошел в дверь и поднялся по застеленной роскошной дорожкой лестнице, которая привела меня на площадку с еще одной, более надежной, дверью и очередной табличкой «ЗВОНИТЕ».

Возможно, стоит позвонить в звонок, как тут же появится какой-нибудь тип в берете, со шрамом на щеке и спросит, не хотите ли вы приобрести какое-нибудь краденое произведение искусства. Я позвонил.

В дверях появилась очень симпатичная брюнетка в бордовом брючном костюме. Впустив меня, она радостно поинтересовалась:

— Надеюсь, вы хорошо провели день?

Эти преступники на все готовы пойти, лишь бы втереться к вам в доверие.

— У меня имелись на сей счет кой-какие сомнения, пока вы со мной не заговорили. Мистер Деннинг здесь?

— Да, но сейчас он разговаривает по международному телефону. Если вы подождете, я с удовольствием вам помогу.

Уже немолодой лысеющий мужчина и женщина с серебристыми волосами стояли у входа возле длинной стеклянной стены, выходившей на улицу. Мужчина рассматривал черный шлем, установленный на красной подставке под стеклянным куполом. Шлем весьма смахивал на тот, что украшал голову Дарта Вейдера.[7]

— Конечно, — ответил я. — Вы не возражаете, если я тут немного поброжу?

Она вручила мне каталог с ценами и одарила очередной радостной улыбкой:

— Разумеется.

«Уж эти мне мошенники!»

Галерея размещалась в огромном помещении, разделенном на секции тремя фальшстенами, которые образовывали альковы с выставленными в них экспонатами. Их было совсем не много, но все до единого показались мне подлинниками. Вазы и чаши стояли на подставках под изысканными акварелями, выполненными на тонких тканях в бамбуковых рамках. Ткань пожелтела от времени.

Мне понравились несколько гравюр на дереве, особенно очень красивая сдвоенная гравюра с разными сюжетами. На каждой был изображен мужчина в бамбуковой хижине на берегу реки, на горизонте бушевала гроза и вспыхивали молнии. На обеих гравюрах мужчина держал в руках полоску голубой ткани, развевавшейся на ветру и летящей за пределы картины. Причем гравюры были составлены таким образом, что полоска словно переходила из одной картины в другую, соединяя двух мужчин.

«Чудная вещь и прекрасно смотрелась бы у меня дома, — решил я, посмотрев, сколько она стоит: 14 000 долларов. — Возможно, мне удастся найти что-нибудь более подходящее».

В дальнем конце зала стояли изящный письменный стол работы Эллиота Райерсона и три стула с бархатной обивкой, чтобы покупатели могли присесть и обсудить свое новое приобретение, а также пара пальм из тех, что я безуспешно пытаюсь вырастить в своем офисе. Эти пальмы были полны жизненных сил. За ними я разглядел дверь. Дверь открылась, из нее вышел седеющий мужчина в розовой рубашке «Лакоста» и слаксах цвета хаки и принялся что-то искать на столе. Брюнетка оглянулась через плечо и сказала:

— Мистер Деннинг, этот господин хотел вас видеть.

Малькольм Деннинг дружелюбно мне улыбнулся и протянул руку. Глаза у него были грустные.

— Вы не могли бы подождать еще минутку? Разговариваю по телефону с клиентом из Парижа.

Мне понравилось его рукопожатие.

— Конечно.

— Спасибо. Постараюсь недолго.

Он наградил меня еще одной улыбкой, нашел то, что искал, и скрылся за дверью. Малькольм Деннинг, Заботливый Мошенник.

Брюнетка продолжила разговор с пожилой парой, а я принялся снова бродить по галерее. Когда все вернулось на круги своя, я прошел в дверь. Слева был небольшой коридор с туалетом, в дальнем конце — помещение, похоже отведенное под склад и упаковку покупок, а справа — маленький офис. В нем за заваленным бумагами бюро с раздвижной крышкой сидел Малькольм Деннинг и разговаривал с кем-то по телефону — по-французски. Увидев меня, он поднял голову, прикрыл рукой трубку и сказал:

— Извините. Еще пара минут.

Я достал свою лицензию и показал ему. Можно было бы обойтись и визиткой, но лицензия выглядит более официально.

— Элвис Коул. Так меня зовут. Я частный детектив. И вот я тут. — Всегда хочется выразиться как-нибудь эдак. — У меня возникло несколько вопросов по искусству феодальной Японии, и мне сказали, что я должен обратиться к вам.

Не отводя от меня глаз, он что-то буркнул в трубку, кивнул чему-то, чего я не слышал, и закончил разговор. На бюро стояли четыре фотографии, на одной была полная женщина с милой улыбкой, на другой — три мальчика-подростка. На третьей моим глазам предстала команда Малой лиги с Малькольмом Деннингом и еще каким-то мужчиной. На обоих были рубашки с надписью «ТРЕНЕР».

— А могу я поинтересоваться, кто прислал вас ко мне?

— Поинтересоваться-то вы можете, но, боюсь, я не смогу ответить на ваш вопрос. Кое-кто мне кое-что сказал. Я должен охранять свои источники информации. Особенно если то, что они мне сказали, может быть использовано против них. Вы меня понимаете?

— Против них?

— Особенно в этом случае.

Он кивнул.

— Мистер Деннинг, вам известно, что такое «Хагакурэ»?

Он явно занервничал.

— Ну, «Хагакурэ» нельзя назвать произведением искусства. Понимаете, это книга.

Он положил одну руку на бюро, а другую — на колено. На бюро стояла красная кружка с надписью «ПАПА».

— Но ведь правильно будет сказать, что тот, кто интересуется ранним японским искусством, обязательно заинтересуется и «Хагакурэ»?

— Полагаю, что так.

— Один из оригиналов «Хагакурэ» был похищен несколько дней назад. Вы что-нибудь слышали об этом?

— Господи! А почему я должен был об этом слышать?

— Да потому что все знают: вы пару раз толкали краденые произведения искусства.

Он поднялся, резко отодвинув стул. Офис был таким маленьким, что мне казалось, будто мы стоим в телефонной будке.

— Полагаю, вам следует уйти, — заявил он.

— Да ладно вам, Малькольм. Расслабьтесь. Вы ведь не хотите, чтобы я вам врезал, а я могу.

Дверь в коридор открылась, и появилась та самая симпатичная брюнетка. Увидев нас, улыбнулась и сказала:

— Ой, а я вас потеряла.

Затем она заметила выражение лица своего босса.

— Мистер Деннинг?

Он взглянул на меня, я ответил ему тем же. Тогда он повернулся к девушке:

— Да, Барбара?

Нервозность часто бывает заразительной. Она переводила взгляд с Деннинга на меня и снова на Деннинга.

— Кендалы хотят купить Миори, — сообщила она.

— Может быть, Кендалы смогут мне помочь, — предположил я.

Малькольм Деннинг довольно долго не сводил с меня глаз, а потом сел на место.

— Я скоро приду.

Когда она ушла, он заявил:

— Я могу подать на вас за это в суд. Могу добиться судебного постановления, запрещающего вам здесь появляться. Могу сделать так, что вас арестуют.

Он вдруг резко охрип, и в его голосе появились интонации вроде: я-всегда-знал-что-это-случится-и-это-случилось.

— Ясное дело, — согласился я.

Он уставился на меня, тяжело дыша и обдумывая создавшееся положение. Он явно пытался решить, как далеко может зайти, приняв мою подачу, и во что это ему обойдется.

— Если кто-то захотел получить «Хагакурэ», кто мог организовать кражу? — спросил я. — Если бы «Хагакурэ» продавалась, кто мог бы ее купить?

Он переводил взгляд с одной фотографии на другую. Жена, сыновья. Малая лига. Я наблюдал за его грустными глазами. Он был славным человеком. Может быть, даже хорошим. Иногда я задаю себе вопрос, как так получается, что нормальный человек вдруг сворачивает не на ту дорожку. Когда это происходит и почему? Но на самом деле лучше этого не знать. Меньше знаешь — крепче спишь.

— В Маленьком Токио есть человек. Занимается импортом. Нобу Ишида, — сказал мне Малькольм Деннинг.

Он объяснил, где я могу найти Ишиду, и все это время не сводил глаз с фотографий своих близких.

Затем я вышел из галереи, спустился по ступенькам и вернулся к своей машине. Было начало четвертого, и машин на дорогах прибавилось. У меня ушел почти целый час на то, чтобы проехать назад по Сансет и подняться в гору, где чуть выше Голливуда, на Вудро Вильсон-драйв стоит мой треугольный дом.

Войдя внутрь, я достал из холодильника три бутылки пива «Фальстаф», снял рубашку и вышел на веранду.

Там под грилем удобно устроился мой кот. Он большой, с мерзким характером и абсолютно черный, если не считать белых шрамов, которые покрыли все его тело, точно паутина. Одно ухо у него всегда стоит торчком, а другое слегка повернуто в сторону, потому что в него стреляли. Прямо в голову. С тех пор он очень изменился.

— Пива хочешь?

Он заворчал.

— Тогда ничего не получишь.

Кот перестал ворчать.

Я снял центральную секцию перил, идущих вдоль всей веранды, сел на край и открыл первую банку. С моей веранды виден длинный извивающийся каньон, который постепенно расширяется и заканчивается Голливудом. Я люблю здесь сидеть, свесив ноги, пить что-нибудь эдакое и думать о самых разных вещах. До склона внизу около тридцати футов, но мне это нравится. Я люблю высоту. Иногда появляются ястребы, которые парят над каньоном и смогом. Они тоже любят высоту.

Я потягивал пиво, размышляя о Брэдли и Шейле, и Джиллиан Беккер, и Малькольме Деннинге. Брэдли наверняка удобно устроился в салоне первого класса и диктует Джиллиан Беккер какие-нибудь важные вещи, а она их записывает и кивает. Шейла, вероятно, сейчас на теннисном корте, причем постоянно наклоняется, чтобы продемонстрировать Хэтчеру симпатичную попку, и время от времени вскрикивает: «Bay, шнурки проклятые!» Малькольм Деннинг смотрит на фотографии своих детей и жены, команду Малой лиги и спрашивает себя, когда все это полетит к чертям собачьим.

— Ты замечал, что иногда плохие парни оказываются лучше хороших? — спросил я кота.

Кот выполз из-под гриля и принюхался к моему пиву. Я налил ему немного на пол и, когда он начал лакать, дотронулся до его спины. Она была очень мягкой.

Иногда он кусается, но не всегда.

4

На следующее утро меня разбудили яркие лучи летнего солнца, проникшие внутрь сквозь большой застекленный треугольник в задней части. Кот свернулся калачиком на кровати рядом со мной. В его пыльной шерсти застряли кусочки листьев, пахло от него эвкалиптом.

Я выбрался из кровати, надел шорты и, спустившись вниз, открыл раздвижные стеклянные двери, чтобы впустить в дом свежий воздух, а сам отправился в гостиную и включил телевизор. Новости. Я переключился на другой канал. Рокки и Бульвинкль.[8]

Наверху послышался какой-то шум, и вскоре появился мой кот. Бульвинкль сказал: «У меня в рукаве ничего нет!» и в доказательство своих слов закатал рукав. Рокки вскричал: «О нет! Только не это!» и начал выписывать круги под потолком. Кот запрыгнул на диван и принялся за ними следить. «Приключения Рокки и Бульвинкля» — его любимое шоу.

Я вышел на веранду и сделал двенадцать «солнечных салютов», чтобы немного размяться. Потом упражнения для шеи, плеч и спины, затем «позу кобры», за ней «позу саранчи», и вот я уже начал потеть. В доме мистер Пибоди и Шерман[9] настраивали машину времени, чтобы попасть в древнюю Месопотамию. Я принял «позу павлина», вытянув назад ноги, и держал ее до тех пор, пока спина не начала жалобно стонать, а пот — оставлять темные пятна на полу. Тогда я перешел к тхэквондо, ката «дракон», потом «журавль», и вскоре пот уже заливал мне глаза, мышцы не слушались, а нервы отказывались передавать сигналы куда следует. Я чувствовал себя на миллион баксов. Эндорфиновый рай. Да, мои клиенты не слишком хороши. Да, жизнь не слишком хороша. Да, быть частным детективом не слишком хорошо. Но я всегда могу заказать новые визитки, на которых будет написано: «Элвис Коул, совершенный детектив».

Через сорок минут я выбрался на Голливудское шоссе и, чувствуя себя просто великолепно, поехал на юго-восток в сторону центра Лос-Анджелеса и Маленького Токио. Ах, совершенство! Оно дарит утешение в трудные минуты.

Я миновал перекресток на Пасадену и по Бродвею выехал в центр города. Центр Лос-Анджелеса — это грязные городские улицы, прилепившиеся друг к другу небоскребы и городская вонь. Мужчины, которые здесь работают, носят костюмы, а женщины — туфли на высоких каблуках, и почти у всех в руках зонты, словно вот-вот пойдет дождь. Центр Лос-Анджелеса совсем не похож на Лос-Анджелес. Он скорее напоминает Чикаго, Бостон, Детройт или Манхэттен. Он похож на какое-то другое место, которое пришло в гости и решило остаться. Может быть, в один прекрасный день над ним поставят купол и начнут брать деньги за вход. Тогда ему можно будет дать новое название: Банальный край.

Я доехал по Бродвею до Первой улицы, свернул налево и через два квартала оказался в Маленьком Токио.

Дома здесь старые, в основном из кирпича или камня, но в хорошем состоянии, а улицы чистые. Перед одними лавками висят бумажные фонарики, перед другими — красно-зелено-желто-голубые ветровые конусы, а все вывески на японском. На тротуарах было полно народу. Лето — туристский сезон, и большинство прохожих — как европейцы, так и японцы — были вооружены «никонами» или «пентаксами». Группа итальянских моряков, остановившихся на углу, улыбалась девушкам в кимоно, улыбавшимся в ответ. У одного из моряков в руках был мешок из «Диснейленда» с Микки-Маусом на боку. Сувениры из далекой страны.

Контора по импорту Нобу Ишиды оказалась ровно там, где и сказал Малькольм Деннинг, в старом здании на Ки-стрит между рыбным рынком и книжным магазином, торговавшим книгами на японском языке. На улице перед ней стоял гриль якитори.[10]

Я проехал мимо конторы Ишиды, припарковался перед одной из сувенирных лавок, открытых специально для жителей Кливленда, и пешком вернулся назад. На двери висел маленький колокольчик, звякнувший, когда я вошел. Внутри, в дальней части конторы, за двумя столами сидели трое мужчин. Все было завалено коробками и заставлено металлическими стеллажами. На витрине красовались главным образом безвкусные лаковые шкатулки, миниатюрные пагоды и драконы, ужасно похожие на Баркли из «Улицы Сезам».[11] Я улыбнулся всем троим мужчинам одновременно:

— Отличные у вас тут вещички.

— Что вам угодно? — спросил один из них.

Он был намного моложе остальных, лет двадцати. Никакого акцента. Родился и вырос в Южной Калифорнии, о чем свидетельствовал характерный загар серфингиста. Выше среднестатистического японца, чуть больше шести футов, с изящной линией челюсти, мускулистыми руками и чересчур развитыми трапециевидными мышцами — результат многочасовых тренировок. Несмотря на жару, он был в плотно облегающей вязаной рубашке с вырезом лодочкой и рукавами три четверти. Двум другим было около тридцати. У одного из них явно было что-то с левым глазом, словно ему в свое время хорошенько врезали и глаз так и не восстановился. У другого на правой руке не хватало мизинца. Я решил, что молодой работает менеджером в отделе рекламы у Ишиды, а двое других — покупатели из «Нейман Маркуса».[12]

— Меня зовут Элвис Коул. Вы Нобу Ишида? — сказал я, положив визитку на второй стол.

Тот, у которого не хватало пальца, ухмыльнулся молодому пареньку и произнес:

— Эй, Эдди! Ты, случайно, не Нобу Ишида?

— У вас к мистеру Ишиде дело? — откликнулся тот.

— Ну, можно сказать, личного свойства.

Тип с больным глазом что-то сказал по-японски.

— Извините, японский — один из общепринятых в мире четырех языков, которым я не владею, — сообщил я ему.

— Может быть, это поймешь, придурок. Отвали! — перевел мне Эдди.

Очевидно, они все же не были покупателями из «Нейман Маркуса».

— Пожалуй, вам стоит спросить у мистера Ишиды, — произнес я. — Скажите ему, это по поводу Японии восемнадцатого века.

Эдди, немного подумав, взял мою визитку и заявил:

— Жди здесь.

И исчез за пирамидой из подносов для суши и бамбуковых плошек.

Тип с больным глазом и его приятель без пальца уставились на меня.

— Думаю, мистер Ишида держит вас затем, чтобы вы занимались инвентаризацией, — предположил я.

Тип без пальца улыбнулся, но не слишком дружелюбно.

Через некоторое время вернулся Эдди, уже без моей визитки, и заявил:

— Выметайся.

— Узнай еще раз. Я не отниму у него много времени, — сказал я.

— Ты уходишь.

Я перевел взгляд с Эдди на двух его приятелей и снова на Эдди:

— Ни хрена. Я останусь и поговорю с Ишидой или прямиком отправляюсь в полицию и сообщаю им, что вы, ребята, торгуете краденым.

«Мистер Угроза».

Тип с больным глазом что-то пробормотал, и они дружно загоготали. Эдди подтянул рукава до локтей и напряг мышцы. Да, крепкий парень. Разноцветные замысловатые татуировки начинались примерно в дюйме пониже локтей и уходили вверх, под рукава. Похоже на рыбью чешую. У парня были мощные, сильные руки и крупные костяшки пальцев. Он что-то сказал по-японски, и тип без пальца обошел стол, словно собирался выпроводить меня за дверь. Когда он потянулся, чтобы схватить меня за руку, я оттолкнул его. Он перестал улыбаться и молниеносным движением выбросил вперед кулак. Я увернулся и врезал ему левой прямо в шею. Он тихо булькнул, словно подавился куском мяса, и упал. Парень с больным глазом уже начал было выдвигаться в мою сторону, как вдруг из-за пирамиды бамбуковых плошек появился пожилой мужчина. Он что-то резко сказал, пригвоздив одноглазого к месту.

Нобу Ишиде было около пятидесяти. Коротко стриженные седые волосы, жесткие черные глаза и маленькое брюшко. Что не помешало тем троим дружно встать по стойке «смирно». Тем, кто мог стоять.

Он посмотрел на меня так, как смотрят, когда прямо из-под носа убирают меню, а потом покачал головой. Тип на полу тихонько покашливал, но Нобу Ишида не обращал на него ни малейшего внимания, как, впрочем, и его приятели. Ишида держал в руке мою визитку.

— Ты, сумасшедший! Кто ты такой? Тебе известно, что я могу упечь тебя за решетку?

Я едва заметно пожал плечами:

— Валяйте.

— Чего ты хочешь? — спросил он.

Я рассказал ему про «Хагакурэ». Нобу Ишида абсолютно невозмутимо выслушал меня, а потом постарался изобразить добродушное удивление.

— Я что-то не понимаю. А ко мне ты зачем пришел?

Тип без пальца перестал кашлять и, держась за горло, начал потихоньку вставать.

— Вы интересуетесь артефактами, имеющими отношение к культуре самураев, — объяснил я. — «Хагакурэ» украли. В прошлом вы покупали краденые произведения искусства. Теперь понятно?

Добродушное удивление исчезло. Ишида поджал губы, и лицо его потемнело. Явный признак чувства вины.

— А кто сказал, что я покупаю краденые произведения искусства?

— Мне позвонил Акира Куросава.

Ишида одарил меня долгим взглядом.

— Эй, Эдди! Похоже, у нас в гостях любитель пошутить.

— Он мне не нравится, — ответил Эдди.

«Уж этот мне Эдди!»

— Я думаю, что «Хагакурэ», возможно, у вас, — заявил я. — А если нет, то вы должны знать людей, которые украли книгу или у которых она сейчас.

Ишида еще несколько минут на меня смотрел, что-то обдумывая. Потом с его лица исчезло напряженное выражение, он расслабился и улыбнулся. На сей раз улыбка была искренней, словно он что-то узрел и это «что-то» его чертовски развеселило. Он посмотрел на Эдди, потом — на его приятелей и повернулся ко мне.

— Ты даже не представляешь, какой ты дурак, — сообщил он мне.

— Мне уже об этом говорили.

Ишида рассмеялся, а вместе с ним и Эдди. Он сложил руки на груди, трапециевидные мышцы напряглись и стали похожи на пару спятивших воздушных шариков. Татуировки уходили вверх от локтей к бицепсам. Вскоре смеялись уже все, кроме меня и того парня на полу.

Ишида посмотрел на мою визитку, затем смял ее и швырнул в открытый ящик с маленькими пластмассовыми пагодами.

— Твоя проблема в том, что ты совсем не похож на частного детектива, — заявил он.

— А как должен выглядеть частный детектив?

— Как Микки Спиллейн.[13] Видел рекламу легкого пива? Микки Спиллейн очень крутой.

Я бросил взгляд на парня с поврежденной шеей:

— У него спроси.

Нобу Ишида кивнул, но, похоже, это абсолютно ничего не значило. Улыбка быстро сменилась серьезным выражением лица. Жестким.

— Больше никогда сюда не приходи, малыш. Ты понятия не имеешь, во что ввязываешься.

— А как насчет «Хагакурэ»? — поинтересовался я.

Нобу Ишида ответил мне загадочным взглядом и скрылся за бамбуковыми плошками.

— Интервью закончено? — спросил я, взглянув на Эдди.

Эдди спрятал татуировки, снова уселся за стол и уставился на меня. Его приятель с больным глазом сел рядом, положил ноги на стол и сплел пальцы на затылке. Тип без пальца подтянул под себя одну ногу, потом другую, затем осторожно встал на четвереньки. Я решил, что, если еще хоть ненадолго здесь задержусь, они пошлют меня за китайской едой.

— Да, не самый удачный день, — задумчиво проговорил я. — Приехал в такую даль, и никаких ключей к делу.

Тип с больным глазом согласно кивнул.

Эдди тоже кивнул.

— Советую посмотреть рекламу легкого пива, — сказал он. — Если бы ты был больше похож на детектива, возможно, люди охотнее сотрудничали бы с тобой.

5

Я побрел назад по Ки-стрит до первого перекрестка, свернул на север, а потом еще раз в переулок, тянущийся вдоль заднего фасада магазина Ишиды. Здесь стояли автофургоны, мусорные баки и обитало множество очень старых маленьких людей, не обращавших на меня ни малейшего внимания. Рядом с рыбной лавкой остановился рефрижератор. В задней части магазина Ишиды имелся металлический приемник для доставки товаров. Там была еще одна дверь, чуть правее, для персонала, а рядом — маленькое грязное окно, закрытое металлической решеткой. Возле двери был припаркован коричневый фургон без опознавательных знаков. Едва ли Нобу Ишида использовал фургон в качестве личной машины. Скорее всего, он ездил на «линкольне» или «мерседесе», а машину оставлял на подземной парковке в конце квартала и пешком шел в офис. Или он использовал телепортацию.

По переулку я добрался до следующей улицы, а на перекрестке свернул на юг по Ки-стрит и зашел в кафе, где подавали мясо и рыбу, жаренные на рашпере.

Я устроился за стойкой так, чтобы было удобно наблюдать за заведением Ишиды, и заказал две порции курятины на вертеле, два гигантских морских моллюска и чайник зеленого чая. Поваром был невероятно худой тип лет пятидесяти, в идеально чистом белом переднике и маленькой белой шапочке. Передние зубы украшали золотые вставки — как у Майка Тайсона.

— Вам со специями? — спросил повар.

— Конечно.

— Будет остро, — предупредил он.

— А я не боюсь, — сказал я.

Он принес чай в маленьком металлическом чайнике и тяжелую белую чашку, положил передо мной вилку, ложку и бумажную салфетку. Все предельно скромно. Открыв маленький холодильник, вытащил два кусочка куриной грудки и свежего морского моллюска, похожего на бычий пенис. Затем аккуратно насадил обе полоски курятины на деревянные вертела, очистил моллюска и ловко разрубил на части огромным мясницким ножом, которым можно отсечь руку человеку. Закончив работу, он с сомнением посмотрел на меня.

— Со специями будет очень остро, — сказал он, четко выговаривая букву «р».

— Двойную порцию специй, — заявил я.

Блеснув золотом на передних зубах, он снял с полки голубую миску и высыпал на рабочую поверхность стола молотый чилийский перец. Затем тщательно обвалял все четыре порции в перце и насадил на вертела. Даже сидя с противоположной стороны, я ощущал сильный запах перца.

— Сейчас посмотрим, — сказал он и вышел.

Потягивая чай, я наблюдал за магазином Ишиды. Через несколько минут Эдди и тип без пальца вышли на улицу, уселись в стоящий у тротуара темно-зеленый «альфа ромео» и уехали. Эдди вовсе не выглядел довольным. Я продолжал наблюдать, прихлебывая чай, но никто больше не появился. Похоже, я разворошил осиное гнездо.

Вернулся повар, перевернул вертела и поставил передо мной баночку с соусом чили. Забористая штука, именно такая, как делают в Азии, а не та дрянь, которую продают в магазинах. Настоящий соус чили способен проесть фарфор. Повар широко улыбнулся:

— Это на случай, если вам будет недостаточно остро.

«Уж этот мне умник!»

Когда края курятины и моллюска начали чернеть, он снял вертела с огня, обмакнул их в соус якитори, положил на пластиковую корзинку, накрытую бумажной салфеткой, поставил корзинку рядом с соусом и принялся с большим интересом наблюдать за мной.

Я откусил кусочек курятины, прожевал, проглотил. Неплохо. Затем обмакнул курятину в соус и откусил еще кусочек.

— Могло быть и поострее, — заметил я.

Явно разочарованный, он вновь скрылся в подсобном помещении.

Я выпил еще чаю, прикончил первый вертел с курятиной, а потом принялся за моллюска. Мясо оказалось жестким, но мне такое нравится. Чай мне также понравился. Пока я жевал, появился японец в футболке с надписью «Благодарные мертвецы»[14] и сразу же направился к стойке. Он посмотрел на доску с сегодняшним меню, потом его взгляд наткнулся на остатки лежащего на столе моллюска, и он сделал недовольную гримасу. Затем парень отвернулся и направился к телефону-автомату в глубине кафе. Он из тех типов, что вечно чем-нибудь недовольны.

Через двадцать минут, когда я приступил уже ко второму чайнику с чаем, из магазина появился Нобу Ишида и зашагал по улице в сторону парковки. Я расплатился, оставив щедрые чаевые, и вышел из кафе. Когда Ишида скрылся в гараже, я вернулся к своей машине, сел на водительское место и стал ждать. Возможно, у Ишиды есть тайный сейф в чреве горы, где он хранит краденые сокровища. Может быть, он называет свой тайник Цитаделью Одиночества. Может быть, сейчас направляется прямо туда, и я смогу проследить за ним, найти «Хагакурэ», а заодно раскрыть несколько крупных ограблений. А может быть, у меня ничего не выйдет. Я пропустил три машины, а затем последовал за черным «кадиллаком эльдорадо», свернувшим к центру города.

Мы выехали из Маленького Токио, миновали Юнион-Стейшн и Олвера-стрит с ее кричащими мексиканскими цветами, забегаловками и сувенирными лавками. Здесь бродили полчища туристов, которым ужасно хотелось сфотографировать, «как живут мексиканцы». Туристы покупали сомбреро, пончо и чучела игуан, которые уже через неделю начнут гнить. Мы обогнули здания муниципального центра и застряли возле светофора на площади Першинг. Между мной и Ишидой было четыре машины. Я даже начал считать бездомных на площади, когда заметил парня в футболке с «Благодарными мертвецами», того, что заходил в кафе. Он сидел за рулем темно-бордового «форда тауруса», на соседней полосе, через две машины от меня. С ним был еще один азиат. Хммм.

Когда загорелся зеленый и Ишида поехал прямо, я свернул налево, на Шестую. Вскоре за мной последовал «таурус». Я ехал по Шестой до Сан-Педро, а потом направился на юг. «Таурус» не отставал. Я вытащил «дэн-вессон» из бардачка и положил между ног. Фрейду это понравилось бы.

На углу Четырнадцатой улицы и Коммерс «таурус» подрезал меня слева. Я бросил взгляд в его сторону. Парень в футболке с «Благодарными мертвецами» и его напарник смотрели на меня и явно не собирались дарить мне улыбки. Я сжал рукоять «дэн-вессона» правой рукой и заявил:

— «Сони» делает отличные телевизоры.

Парень, сидевший на месте пассажира, что-то сказал водителю, а потом повернулся ко мне и продемонстрировал серебристо-золотой жетон полиции Лос-Анджелеса.

— Съезжай на обочину, козел!

— Moi?

«Таурус» проехал на красный свет, ушел вправо и заблокировал мне проезд. Они выскочили из машины и направились ко мне прежде, чем «таурус» замер на месте. Я положил обе руки на руль.

Парень, показавший жетон, подошел ко мне первым. Другой обошел машину, явно намереваясь блокировать меня сзади. Со всех сторон раздались гудки недовольных водителей, которым мы не давали проехать.

— Клянусь богом, офицер. Я сразу затормозил.

У типа с жетоном было лицо боксера легчайшего веса: плоское, со сломанным носом. На вид под сорок, но он вполне мог быть моложе.

— Выходи из машины, — приказал он.

Я продолжал держать руки на руле.

— У меня между ног сидит «дэн-вессон» тридцать восьмого калибра.

Но не успел я договорить, как Благодарный Мертвец приставил мне пистолет к голове. Второй полицейский также вытащил пистолет, прижал его к моему лбу, наклонился и вытащил «дэн-вессон». Благодарный Мертвец выволок меня из «корвета», быстро обыскал и забрал бумажник. Вокруг все громче ревели клаксоны, но копы не обращали на них ни малейшего внимания.

— Ребята, зачем вы пасете Нобу Ишиду?

Увидев мою лицензию, Легчайший Вес объявил:

— Частный детектив.

— Дерьмо, — сказал Благодарный Мертвец и убрал свой пистолет.

Боксер бросил мой бумажник на капот «корвета», а «дэн-вессон» — на пассажирское сиденье.

— А как насчет законов относительно обыска и задержания? — поинтересовался я.

Они вернулись в свой «таурус» и уехали. Довольно скоро вой клаксонов смолк, и машины начали разъезжаться.

«Ну и ну!»

Я добрался до своего офиса и позвонил в полицию.

— Детективы Северного Голливуда, — послышалось в трубке.

— Лу Пойтраса, пожалуйста.

Мне пришлось немного подождать, а потом я услышал:

— Пойтрас.

— На Ки-стрит в Маленьком Токио есть импортер по имени Нобу Ишида. — Я произнес имя и фамилию по буквам. — Я следил за ним, когда два копа-азиата выскочили прямо из моего багажника и задержали меня.

— У тебя есть четыре доллара, которые ты мне должен?

«Уж эти мне копы!»

— Не нужно мелочиться, Лу. Я звоню тебе по такому важному делу, а ты беспокоишься из-за каких-то жалких четырех долларов.

— Тоже мне важное дело!

— Они задержали меня ровно настолько, чтобы я потерял Ишиду из вида. Не было сказано и трех слов. Они размахивали пистолетами на площади Першинг, но даже не ткнули меня мордой в асфальт, как вы, копы, это обычно делаете. Может быть, они и копы. А может быть, только притворяются копами.

Он немного подумал. Я слышал его дыхание.

— Ты видел жетон?

— Номер запомнить не успел.

— А номер машины?

— Темно-бордовый «форд таурус». Три-W-W-L-семь-восемь-восемь.

— Никуда не уходи. Я тебе перезвоню, — сказал Пойтрас и повесил трубку.

Я встал, открыл стеклянные двери, ведущие на маленький балкон, вернулся к своему столу и положил на него ноги.

«Никуда не уходи».

Через полчаса я встал и вышел на балкон. Бывают дни, когда смога нет, небо чистое и можно постоять на балконе, откуда открывается вид на бульвар Санта-Моника и океан. Но сейчас стояла дикая жара, над городом висел смог, и я с трудом мог разглядеть противоположную сторону улицы.

Вернувшись в офис, я порылся в маленьком холодильнике и извлек бутылку пива «Негро Модело». «Негро Модело» — это темное мексиканское пиво. Возможно, лучшее темное пиво в мире. Я сделал несколько глотков, поглядывая на часы с рожицей Пиноккио. Немного погодя я включил радио и нашел лос-анджелесскую радиостанцию. «Бананарама» пели о жестоком лете. Это вам, конечно, не Джордж Торогуд, но и они не так уж плохи.

Я вышел на балкон, взглянул на Лос-Анджелес и подумал о том, как бы я жил, если бы завел жену и детей. У меня было бы две или три дочери, и мы смотрели бы «Улицу Сезам» и «Мистера Роджерса»,[15] а потом, как щенки, катались бы по полу. А когда они выросли бы, им стали бы нравиться фильмы с Кеннетом Тоби.[16] На кого они были бы похожи — на меня или на свою мать? Я вернулся в офис, прикрыл застекленные двери и сел в складное кожаное кресло. Когда ждешь звонка, в голову лезут самые дурацкие мысли. Может быть, Лу Пойтрас потерял номер моего телефона и теперь отчаянно шарит в полицейских компьютерах, пытаясь его отыскать. Может быть, он узнал что-то такое, чего ему не следует знать, об остановивших меня копах и теперь лежит в луже крови возле колеса своего «олдсмобиля». Может быть, мне все до смерти надоело.

В пять минут восьмого я лежал на полу и смотрел в потолок, размышляя об инопланетянах: побывали они хоть раз на Земле? В десять минут восьмого зазвонил телефон. Я поднялся, словно не потратил на ожидание целый день, подошел к столу и небрежно взял трубку.

«Расслабьтесь, детективы! Ваши проблемы — это еще не проблемы».

Однако это был вовсе не Лу Пойтрас. Это была Шейла Уоррен. Она плакала.

— Мистер Коул? Вы меня слышите? Кто говорит?

Слова перемежались всхлипываниями. Было трудно разобрать, что она говорит. Она все еще казалась пьяной.

— Кто-нибудь пострадал? — спросил я.

— Они говорят, что убьют меня. Они говорят, что убьют Брэдли и меня. Они обещают сжечь дом.

— Кто?

— Люди, укравшие книгу. Вы должны приехать. Пожалуйста. Мне страшно.

Она еще что-то сказала, потом снова зарыдала, и я ее не понял.

Я повесил трубку. Что ж, в моем деле долго скучать не приходится.

6

Когда я добрался до дома Уорренов, он все еще стоял на своем месте. Пожара не было, дым не застилал кроваво-красное солнце, никто не пытался пробить тараном брешь в стене. Было темно, свежо и приятно, как всегда бывает в сумерках, когда солнце скрывается за горизонтом. Хэтчер сидел все в том же светло-синем «тандерберде» и молча наблюдал за тем, как я паркую машину. Потом подошел ко мне. Он не выглядел встревоженным.

— Все в порядке? — спросил я.

— Она обратилась к тебе из-за телефонного звонка?

— Похоже, она здорово расстроилась.

— Ну да.

Он откашлялся и сплюнул какую-то белую массу в кусты.

«Синусит».

— Ты ведешь себя так, словно ничего особенного не случилось, — заметил я.

Он похлопал себя по куртке под левой рукой:

— Если здесь появится что-нибудь особенное, я познакомлю его вот с этой штукой.

— Честно говоря, странно, что она позвонила мне, когда рядом есть ты.

Хэтчер, фыркнув, вернулся к своему «тандерберду».

— Сам все поймешь, если проторчишь здесь достаточно долго.

«Голос опыта».

Я подошел к входной двери, дважды позвонил и стал ждать. Вскоре из-за двери послышался голос Шейлы Уоррен:

— Кто там?

— Элвис Коул.

Щелкнули замки, и дверь распахнулась. Она была в серебристом шелковом пеньюаре — казалось, его просто вылили на ее обнаженное тело — и в серебряных босоножках на высоком каблуке. Ее глаза покраснели и припухли, макияж расплылся. В руке Шейла держала платок с темными пятнами. Тушь для ресниц.

— Слава богу, это ты, — сказала она. — Мы в ужасе.

Я пожал плечами и кивнул в сторону входных ворот.

— Ничто не пройдет незамеченным мимо Уайетта Эрпа.[17]

— Но его можно оглушить.

Есть вещи, с которыми не поспоришь. Я прошел в дом мимо нее и остановился, чтобы посмотреть, как она запирает дверь. Затем последовал за ней. При ходьбе ее слегка заносило вправо, словно пол здесь был не совсем ровным, а в дверные проемы она проходила с трудом, задевая их плечом.

— Кто дома? — спросил я.

— Только я и Мими. Мими в задних комнатах.

Шейла привела меня в небольшой кабинет. В кабинете имелся бар.

— Расскажите мне о звонке.

— Я думала, это Тамми. Моя подруга. Мы играем в теннис, ходим в кино, ну и все такое. Но это был мужчина.

На стойке бара стояла открытая бутылка бомбейского джина и тяжелый стакан с тающими кубиками льда. Она подняла стакан, допила остатки и спросила:

— Хочешь что-нибудь выпить?

— У вас есть «Фальстаф»?

Я подошел к большим двустворчатым дверям, через которые можно было пройти в заднюю часть дома, и отодвинул портьеры. Двери были закрыты на замок.

— А что это такое? — осведомилась Шейла Уоррен.

— Пиво, которое варят в Тамуотере, штат Вашингтон.

— У нас только японское пиво, — сказала она, и в ее голосе послышались истерические нотки.

— Меня вполне устроит.

Шейла Уоррен, наклонившись над барной стойкой, добавила джина и льда в свой стакан. В бутылке осталось уже меньше половины. Пробку я заметил в пепельнице, стоящей на дальнем конце барной стойки. Рядом лежала оторванная чистенькая акцизная марка. Значит, когда она начала пить джин, бутылка была полной. Шейла исчезла под стойкой, а когда выпрямилась, то держала в руках бутылку «Асахи». На ее лице застыла напряженная улыбка, а на левой щеке появился след от размазанной туши, похожий на синяк.

— Я уже говорила, что нахожу тебя весьма привлекательным?

— Первым делом.

— Ну, это ведь правда.

— Говорят, что я похож на Джона Кассаветеса.[18]

— В самом деле?

— А я думаю, на Джо Исузу.[19]

Она качнула бедрами, склонила голову и прижала стакан к щеке, позируя. Пиво она мне так и не отдала.

— Я считаю, что ты похож на Джо Тейсманна, — сказала она. — Ты знаешь, кто такой Джо Тейсманн?

— Конечно. Играл защитником за «Редскинз».

— Нет, глупенький. Джо Тейсманн женат на Кэти Ли Кросби, — хихикнула она.

— А, этот Джо Тейсманн.

Она открыла «Асахи», положила бумажную подставку с надписью «Отели Новой Азии» на стойку бара и поставила на нее бутылку. Затем вытащила из-под стойки кружку и пристроила рядом. Кружку я брать не стал.

— Вы начали рассказывать мне про звонок.

Улыбка исчезла. Она заглянула в свой стакан, слегка встряхнула его, и глаза ее стали краснеть и наливаться слезами.

— У него был отвратный голос. Он сказал, что проклятая книга у него и ему известно, что мы обратились в полицию и наняли частного детектива. Он сказал, что мы совершили ошибку. Он сказал, что, если мы не перестанем искать книгу, он начнет действовать. — По мере того как она рассказывала, ее голос становился все более высоким. Наверное, десять лет назад он был именно таким. Получалось очень мило. — Он сказал, что они наблюдают за мной и могут в любое время нанести удар. Он знает, когда я выходила из дома и что на мне было надето, с кем я встречалась и когда вернулась обратно. Он знает, какими духами я пользуюсь. Ему даже известно, что я предпочитаю прокладки «Макси». Он знает, что Тамми приходила в четыре, и что мы играли в теннис, и что на Тамми были зеленые шорты и лифчик и… — Она закрыла глаза и сделала большой глоток джина. — Проклятье!

— Вы звонили в полицию?

— Брэдли на дерьмо изойдет, — покачала она головой, не открывая глаз.

— Позвонить в полицию было бы разумным шагом.

— Мы все делаем так, как хочет Брэдли, мистер, или мы ничего не получаем. — Она снова покачала головой и глотнула джина. — Будь он проклят!

— Вы узнали голос? — спросил я.

Она втянула в себя воздух, выдохнула, обошла стойку бара и встала рядом со мной. В нетерпении. Первый испуг прошел, и джин делал свое дело.

— Я больше не желаю об этом говорить. Мне нужно, чтобы кто-то был рядом.

Похоже, она не узнала голос.

— Понимаю. Я проверю дом, чтобы убедиться, что сюда никто не сможет пробраться. С вами все будет в порядке. Этот тип позвонил вам только для того, чтобы напугать. Если он и собирался что-то сделать, то уже давно сделал бы.

Она тряхнула головой, чтобы волосы не падали на лицо. У нее были роскошные густые волосы, и если она их красила, то этим занимался настоящий мастер. Шейла протянула руку и дотронулась до моей руки.

— Пожалуй, пройдусь с тобой.

— Мне кажется, вам холодно, наденьте что-нибудь, — сказал я, убрав ее руку.

Она оглядела себя. Серебристый пеньюар образовывал перевернутую букву «V» на каждой груди, серебристый шнурок шел от вершины одного «V» вверх к шее, огибал ее и возвращался к вершине другого «V». Ее обнаженные плечи были гладкими и загорелыми.

— Мне не холодно, — возразила она, взяла мою руку и положила себе на грудь. — Видишь?

— Ваша дочь в доме, — напомнил я.

— Мне плевать, кто в доме, а кого нет.

— А мне — нет. Но даже если бы ее не было, ваш муж нанял меня вовсе не для того, чтобы я спал с его женой.

— А тебя для этого нужно нанимать?

— Идите, оденьтесь.

Она прижалась ко мне и поцеловала. Серебристый пеньюар был теплым и гладким на ощупь. Я отодвинулся от нее.

— Идите оденьтесь.

— Ну и хрен с тобой!

Она проскользнула мимо меня и быстро вышла из комнаты, задев бедром диван.

Она не заметила, что ее дочь, словно камыш в безветренную погоду, застыла в дверном проеме, ведущем в заднюю часть дома. Я и сам только сейчас увидел девочку.

Я поставил бутылку «Асахи» на стойку бара.

— Сожалею о том, что произошло. Она слишком напугана и слишком много выпила.

— Она очень хороша в постели. Все это говорят, — ответила Мими Уоррен.

«Шестнадцать лет».

Я промолчал, она тоже молчала. Потом она повернулась и ушла. Я наблюдал, как капельки влаги собираются на «Асахи» и медленно скатываются на стойку. Затем я прошелся по дому, проверяя, хорошо ли заперты окна и двери, а также включена ли сигнализация. Я искал девочку.

В задней части дома, рядом с кухней, находилось небольшое помещение с двумя дверьми и окном с видом на бассейн. Я выглянул в окно: лужайка, зеркальная поверхность бассейна и темные силуэты стоящих за ним пальм. Я немного понаблюдал за четвертинкой луны, отражающейся в неподвижной поверхности воды, а затем попробовал открыть одну из дверей. Она не была заперта, свет в комнате не горел. Я включил свет.

Мими лежала на спине, поперек узкой кровати, упираясь ногами в стену, так что голова свешивалась вниз. Ее широко открытые глаза смотрели в пустоту.

— С тобой все в порядке? — спросил я.

Она ничего не ответила.

— Если хочешь поговорить с мамой, мы можем сделать это вместе. Возможно, так будет легче.

Она не пошевелилась. Все в комнате было абсолютно белым и голым, как на пейзажах Уайета, которые она разглядывала немного раньше. На стенах не было плакатов, на полу не валялись пластинки или одежда, никаких пустых бутылок от кока-колы — ничего, что могло бы указать на мир шестнадцатилетней девочки. На белом письменном столе, стоявшем в ногах кровати, я увидел три огромных альбома Киро Асано и роман в мягкой обложке «Моряк, который лишился милости моря» Юкио Мисимы.[20] Мисиму, похоже, перечитывали множество раз. На столе стоял маленький телевизор «Хитачи». Я почувствовал слабый запах марихуаны. Впрочем, если ее здесь и курили, то довольно давно.

— Ты, наверное, сердишься, — сказал я.

«Мистер Чуткость».

— Сердиться — значит понапрасну расходовать жизнь, — ответила она, даже не пошевелившись. — Нужно иметь жестокое сердце.

«Здорово!»

Я обошел весь дом и вернулся в гостиную. Шейла сидела возле стойки на барном стуле и потягивала джин из низкого стакана. Поверх пеньюара она надела мужскую рубашку, застегнув ее на все пуговицы. Кроме того, она поправила макияж. Теперь она смотрелась весьма неплохо. Меня даже заинтересовало, как можно столько пить и при этом сохранять стройную фигуру. Возможно, она играет в теннис с большей отдачей, чем мне сперва показалось.

— Я проверил все окна и двери, — сказал я. — Сигнализация в порядке. С Хэтчером у входа вам нечего бояться.

— Ну, если ты так считаешь.

— Ваша дочь видела, как вы меня поцеловали. Может, вам стоит с ней поговорить.

— Боишься, что Брэдли тебя уволит?

Мой правый глаз начал подергиваться.

— Нет. Вам стоит с ней поговорить, поскольку она видела, как ее мать целует постороннего мужчину, а это может ее напугать.

— Она ничего не скажет. Она никогда ничего не говорит. Целыми днями сидит в своей комнате и смотрит телевизор.

— Может быть, она должна рассказать. Может быть, все дело в этом.

— Брэдли не станет тебя увольнять, если ты об этом, — заявила Шейла, осушив стакан.

Подергивание усилилось.

— Нет, я не об этом. Мне наплевать, уволит меня Брэдли или нет.

Шейла со стуком поставила стакан на стойку. На ее щеках появились алые пятна.

— Наверное, ты думаешь, что мне здорово живется, верно? Большой дом, большие деньги. Женщина, которая целыми днями играет в теннис. С чего бы ей грустить? А вообще моя жизнь — полное дерьмо. Кому нужен большой дом, если в нем ничего нет?

Она повернулась и вышла. Шейла сотни раз видела, как это делают женщины в «Далласе» и «Фэлкон Крест».[21]

«Драма».

Я стоял возле бара, тяжело дышал и ждал, что будет дальше. Но ничего не случилось. Где-то хлопнула дверь. Кто-то смотрел телевизор. Может быть, это всего лишь сон. Может быть, я проснусь и обнаружу, что нахожусь на парковке «Севн-илевн»,[22] и подумаю: «О, Элвис, ха-ха, тебе приснились ужасно странные клиенты!»

Я вышел из дома и сел в «корвет». Мне пришлось остановиться у ворот и пропустить желтую «пантеру» с двумя юнцами. Хэтчер сидел в «тандерберде» и самодовольно ухмылялся.

Я наклонился к нему и прошептал:

— Если ты хоть слово скажешь, Хэтчер, я тебя пристрелю.

7

На следующее утро, в девять сорок зазвонил мой телефон и раздался голос Джиллиан Беккер:

— Я вас не разбудила?

— Это невозможно. Я никогда не сплю.

— Мы вернулись из Киото. Брэдли хочет с вами встретиться.

Я заснул на диване перед телевизором, глядя на повтор «Оно приходит из глубин моря» с Кеном Тоби и Фейт Домерг. Кот смотрел телевизор вместе со мной и заснул у меня на груди.

— Я был в доме Брэдли вчера вечером. Кто-то звонил туда и до смерти напугал Шейлу.

— Это одна из причин, по которой Брэдли хочет вас видеть. Мы в офисе в Сенчери-Сити. Вам хватит тридцати минут, чтобы добраться?

— Дайте мне чуть больше времени, и тогда я успею придумать что-нибудь забавное. Хочется проверить, удастся ли мне вас рассмешить.

Но она уже повесила трубку.

Я снял с себя кота, сходил на кухню, выпил полный стакан воды, потом налил себе еще, и тут снова зазвонил телефон. Лу Пойтрас.

— Я сделал кое-какие звонки. Те двое парней, которые давеча пасли тебя, работают в азиатском подразделении Полицейского управления.

— Эй, ты хочешь сказать, что Нобу Ишида — не простой бизнесмен?

— Если задействованы люди из АПП, Гончий Пес, все достаточно хреново, — заявил Пойтрас и повесил трубку.

Значит, азиатское подразделение Полицейского управления? Может быть, я был прав насчет старины Нобу. Может быть, он глава международного картеля, занимающегося похищением произведений искусства. Может быть, я раскрою Большое Дело и меня провозгласят Величайшим Детективом Мира. Здорово!

Я накормил себя и кота, принял душ, оделся и сорок минут спустя сворачивал на бульвар Сенчери-Парк-Ист. День выдался ясным, солнечным и не таким жарким, как вчера. На тротуарах прогуливались женщины в откровенных летних нарядах. Прежде Сенчери-Сити был съемочной площадкой на открытом воздухе студии «Двадцатый век Фокс». Теперь здесь расположено множество роскошных офисных зданий из стекла и бетона, разделенных зелеными лужайками и калифорнийскими тополями. Улицы носят названия, вроде бульвар Созвездие, авеню Звезд и Галактический Путь. Здесь принято иметь все — или ничего.

Башни Сенчери-Плаза — это одинаковые треугольные сооружения, каждое в тридцать пять этажей, где располагаются агенты, адвокаты, бухгалтеры, менеджеры, управляющие, снова адвокаты, владельцы «порше». Башни Сенчери-Плаза — самые высокие здания в Сенчери-Сити. Иначе и быть не может — в противном случае в них не уместились бы все эти «эго». «Уоррен инвестментс» занимал половину семнадцатого этажа северной башни. Одна только арендная плата наверняка превышала валовой национальный доход Швеции.

Я вышел из лифта и оказался в огромной приемной, блистающей стеклом и хромом. На белых кожаных креслах сидели важные на вид мужчины и женщины, которые держали на коленях важные на вид портфели. Похоже, они здесь уже давно. В самом центре U-образного командного поста восседала стройная чернокожая женщина. Ее голову украшала телефонная гарнитура с микрофоном размером с острие карандаша.

— Элвис Коул, — сказал я. — К мистеру Уоррену.

Она нажала на какие-то кнопки, что-то пробормотала в микрофон и объявила, что за мной сейчас придут. Важные на вид мужчины и женщины посмотрели на меня с завистью. Через несколько мгновений пожилая женщина с седыми волосами, собранными в тугой пучок, и приятными манерами провела меня по бесконечному коридору. За тяжелой стеклянной дверью находился кабинет исполнительного секретаря. Далее располагалась двойная дверь, через которую мог бы легко проехать тяжелый грузовик.

— Проходите, — пригласила женщина.

Я так и сделал.

Брэдли Уоррен, скрестив руки на груди, сидел за черным мраморным столом длиной чуть меньше дорожки для боулинга. На его лице застыла улыбка Дж. Джона Джемисона.[23] Он улыбался явно недовольным пятерым японцам. Трое из них расположились на белом шелковом диване и были такими старыми, какими бывают только азиаты, с обветренной тонкой морщинистой кожей, наводящей на размышления о вечности. Двое других японцев, значительно моложе и намного крупнее, дюйма на два ниже меня и фунтов на двадцать тяжелее, пристроились по краям дивана. У них были широкие плоские лица и глаза, которые смотрят на тебя так, что сразу же становится понятно: им наплевать, как ты к этому относишься.

Тот, что устроился справа, был одет в сшитый на заказ костюм от «Лоуренса Маркса», в котором казался толстым. Впрочем, если знать, куда смотреть, сразу можно было понять, что толщина тут ни при чем. Сплошные мускулы. Его товарищ был в костюме из коричневой ткани в елочку и явно пользовался услугами того же портного. Разнорабочий и его клон. Джиллиан Беккер сидела выпрямившись на краешке обитого шелком стула на фоне стеклянной стены, выходящей на север. Выглядела она очень мило. Яппи, но милая.

— А где Буш? — поинтересовался я. — Что, времени не нашел?

— Вы опоздали, — сказал Брэдли Уоррен. — Нам пришлось ждать.

«Мистер Индивидуальность».

— Почему бы нам не отменить это совещание и не назначить следующее через десять минут? Тогда окажется, что я пришел раньше.

— Я не плачу вам за шутки, — заявил Брэдли.

— Шутки предоставляются бесплатно.

Сегодня на Джиллиан Беккер были бордовые юбка и жакет, белая блузка, прозрачные бордовые чулки с едва заметным лиственным орнаментом и бордовые туфли-лодочки. Она скрестила ноги, и в свете ламп блеснуло колено. Я одарил ее ослепительной улыбкой, но она в ответ даже не улыбнулась. Может быть, пора заканчивать с шутками — хотя бы на время.

Брэдли Уоррен встал и сказал что-то по-японски сидевшим на диване мужчинам. Его речь была свободной и естественной, словно он с детства говорил на этом языке. Самый старый японец что-то ему ответил, также на японском, и все дружно рассмеялись. Особенно Джиллиан Беккер.

— Эти люди — члены семьи Таширо, которой принадлежит «Хагакурэ». Они приехали сюда, чтобы помочь вернуть манускрипт, — заявил Брэдли.

Парень в коричневом костюме переводил его слова на японский.

— Хорошо.

— Вам удалось найти книгу? — спросил Брэдли Уоррен.

Я ожидал, что он сначала спросит об угрозах в адрес жены, но ошибся.

— Нет.

Коричневый костюм вновь взялся за дело.

— Но вы близки к цели?

— Иду по горячему следу.

Коричневый костюм нахмурился и перевел, старики на диване тоже нахмурились. Нахмурился и Брэдли, заметив их реакцию. Вот, оказывается, где он этого набрался.

— Я разочарован. Я ожидал большего.

— Прошло два дня, Брэдли. За эти два дня я начал искать людей, занимающихся продажей или коллекционированием предметов искусства феодальной Японии. Я буду продолжать эту работу. Через некоторое время один из тех людей, с которыми я войду в контакт, будет что-то знать о «Хагакурэ» или о том, кто знает. Именно так и делаются подобные дела. Украсть такую вещь — все равно что украсть «Мону Лизу». На земле существует не более полдюжины людей, которые на такое способны, а как только ты их установишь, все остальное — дело времени. Коллекционеры не делают тайны из своих вожделений, а получив желаемое, не могут не похвастаться.

Брэдли бросил на японцев высокомерный взгляд и произнес:

— Харумф.

Японец, сидевший в центре, задумчиво кивнул и сказал:

— Я полагаю, что он действует разумно.

— Что? — удивился Брэдли.

— Вы получили требование о выкупе? — спросил японец.

Он был самым старым из троих сидящих на диване, но глаза его были ясными, проницательными. По-английски он говорил с сильным акцентом.

Я потряс головой:

— Мне об этом ничего не известно.

Брэдли перевел взгляд со старика на меня и обратно:

— А что насчет выкупа?

— Если они потребуют выкуп, мы его выплатим, — ответил старый японец, продолжая сверлить меня взглядом.

— Хорошо.

— Если вам придется заплатить за информацию, цена не имеет значения.

— Хорошо.

Старик посмотрел на Брэдли:

— Вам все ясно?

— Да, сэр, — ответил Брэдли.

Старик встал с дивана, и крупные японцы тут же оказались рядом — вдруг ему потребуется помощь. Не потребовалась.

Старик долго смотрел на меня, а потом сказал:

— Вы должны понять одно: «Хагакурэ» — это Япония. Сердце и дух народа. Этот трактат определяет наше поведение и нашу веру, объясняет, что хорошо, а что плохо и как нам следует жить и умирать. «Хагакурэ» — наша сущность. Если вы чувствуете эти вещи, то поймете, почему книгу необходимо найти.

Он говорил совершенно искренне. Он всей душой верил в свои слова.

— Я сделаю все, что в моих силах.

Не спуская с меня внимательных глаз, старик что-то проговорил по-японски, и два других старика поднялись на ноги. Никто не сказал: «Мы еще встретимся» или «Приятно было познакомиться». Брэдли проводил людей Таширо до двери, но они на него даже не взглянули. Потом дверь за ними закрылась.

Вернувшись, Брэдли заявил:

— Мне не нравятся ваши шуточки, которые вы себе позволили в присутствии Таширо. Они ужасно нервничают и дышат мне в затылок. Вы продвинулись бы гораздо дальше, если бы не умничали.

— Вопрос — куда?

Брэдли стиснул зубы, но промолчал. Он подошел к стеклянной стене и выглянул наружу. Имей он при себе хороший бинокль — мог бы увидеть отсюда свой дом.

— А теперь о моей жене, — заговорил Брэдли. — Она напугана из-за этих телефонных угроз. Как вы считаете, у нас есть повод для беспокойства?

— Не знаю, — ответил я. — Профессионалы так не поступают. Если ты что-то украл, то можешь загреметь в тюрьму на десять лет. Если ты кого-то убил, то получишь пожизненное. Кроме того, эти типы знают, что вы обратились к копам. И если они болтаются поблизости, значит, им нужно что-то еще. Как думаете, что им надо?

— Понятия не имею. — Оскорбленно.

— Может быть, вы вступали с ними в контакт, а мне об этом ничего не известно?

— Конечно нет. — Раздраженно.

— Тогда я буду относиться к угрозам серьезно до тех пор, пока мы не узнаем больше.

Брэдли вернулся за свой стол и принялся перебирать бумаги, словно ему не терпелось вернуться к работе. Возможно, действительно не терпелось.

— В таком случае мы расширим круг ваших обязанностей. Я хочу, чтобы вы позаботились о безопасности моей семьи.

— У вас есть «Титан».

— Шейлу не устраивает «Титан», — вмешалась Джиллиан Беккер. — Мы с ними расстались.

— Ладно. Приставлю к ним своего человека, — развел я руками.

— Хорошо, — кивнул Брэдли Уоррен. — И проследите за тем, чтобы поиски «Хагакурэ» не прекращались.

Его приоритеты сомнений не вызывали.

— Конечно.

— Банкет в честь Человека месяца назначен на завтра. Мы не должны об этом забывать.

— Может быть, вам не следует на него ходить.

Он нахмурился и покачал головой.

— Об этом не может быть речи. Там будет Таширо. — Он сложил бумаги и выровнял края, на его лице появилось задумчивое выражение. — Вы понравились мистеру Таширо. Это хорошо. Это очень, очень хорошо.

Было видно, как работает ум делового человека.

— Брэдли, — сказал я.

Он нахмурился.

— Если кто-то действительно задался целью уничтожить вас и вашу семью, мы едва ли сможем их остановить.

Я заметил, что у него снова начал дергаться левый глаз — совсем как во время визита в мой офис.

— Вы понимаете, о чем я говорю?

— Разумеется.

Зазвонил телефон, и он поднял трубку. Несколько секунд Брэдли слушал, продолжая смотреть на меня, а потом на его лице появилась улыбка Чеширского кота, и он спросил кого-то на другом конце провода, как прошло поглощение «Грейнтек». Он посмотрел на Джиллиан Беккер и сделал неопределенный жест свободной рукой. Джиллиан встала и проводила меня до двери. Брэдли чему-то очень громко рассмеялся, положил ноги на письменный стол и заявил, что хотел бы вложить часть полученных средств в новый отель, который он строит на Мауи.[24]

Когда мы оказались у двери, Брэдли прикрыл рукой микрофон и сказал:

— Коул, держите меня в курсе!

— Конечно, — ответил я.

Брэдли Уоррен убрал руку с микрофона, рассмеялся так, словно ему только что сообщили лучшую шутку года, и повернулся в кресле к стеклянной стене.

Я вышел из кабинета.

Теперь, взвалив безопасность своей семьи на мои плечи, он мог с легкой душой вернуться к своему бизнесу.

8

Через двадцать минут после того, как Брэдли и Джиллиан вернулись к своим делам, я уже подъехал к плоскому серому зданию на Венецианском бульваре в Калвер-Сити[25] и припарковался рядом с красным джипом «чероки», блестевшим, как отполированное стекло. Я находился в индустриальной части города, поэтому все здания были плоскими и серыми, но рядом с большинством из них не стоял «чероки» и там не было стальных дверей с электронным замком и надписью «ТИР БАРТОНА». Мне пришлось позвонить в звонок, и тогда кто-то внутри здания нажал на кнопку и стальная дверь отошла в сторону.

Большой холл был ярко освещен, здесь стояло несколько автоматов, продающих кока-колу, висели плакаты с Клинтом Иствудом из «Грязного Гарри» и Сильвестром Сталлоне из «Рембо». Кто-то повесил плакат с Хьюи, Дьюи и Луи[26] с маленьким значком, утверждавшим: «МЫ ЗА НСА».[27] Ох уж эти любители оружия! На длинном прилавке были разложены мишени, все необходимое для чистки огнестрельного оружия, пистолеты, которые можно взять напрокат. Рядом стояло несколько кресел, где вы могли подождать начало стрельб.

Трое мужчин в деловых костюмах, женщина в спортивных брюках и еще одна женщина в платье дожидались своей очереди, однако никто из них не сидел в кресле. Все толпились у стойки и выглядели крайне недовольными. Один из мужчин был высоким и толстым — никак не меньше сорока фунтов лишнего веса. Он наклонился над стойкой, нависнув над Риком Бартоном.

— Черт побери! Мне назначено определенное время. Не понимаю, почему я должен стоять и ждать.

— Я приношу вам извинения за причиненные неудобства, сэр, — спокойно ответил Рик Бартон, — но мы должны на короткое время закрыть тир. Он откроется через пятнадцать минут.

— Закрыть, твою мать! Поцелуйте меня в задницу! Я слышу, как там кто-то стреляет!

Рик Бартон спокойно кивнул.

— Да, сэр. Еще пятнадцать минут. Прошу меня извинить, — вежливо ответил Рик и подошел ко мне.

Он был невысоким и стройным. Рик двенадцать лет прослужил в морской пехоте и в течение восьми из них входил в сборную по стрельбе из пистолета.

— Слава богу, что ты пришел. Если бы мне пришлось еще раз сказать «сэр» этому хрену, я бы натянул ему глаз на его жирную задницу.

— Да, Рик, умри — лучше не скажешь.

— Хочешь немного пострелять?

Я покачал головой:

— В магазине мне сказали, что Джо здесь.

Рик посмотрел на часы.

— Сходи к нему и скажи, что у него только десять минут. Не уложится — башку откручу.

Он бросил мне наушники, и я направился к двери. У меня за спиной раздался голос толстяка:

— Эй, а почему он туда идет?

За дверью находился длинный, тускло освещенный коридор с множеством надписей вроде: «НАУШНИКИ И ОЧКИ ОБЯЗАТЕЛЬНЫ» или «ОЧЕРЕДЯМИ НЕ СТРЕЛЯЙ». Коридор заканчивался еще одной дверью — звуконепроницаемой, открыв которую посетитель оказывался на огневом рубеже. Здесь было двенадцать кабинок для стрельбы по мишеням, перемещаемым с помощью электрических блоков. Сейчас свет в помещении не горел: освещены были только мишени. Работал магнитофон, и Боб Сегер орал «Я люблю этот старый рок-н-ролл…» так громко, что не спасали даже наушники. Другие искали своих партнеров на поле для гольфа или на теннисном корте, а я — только здесь.

Джо Пайк стрелял по шести мишеням, установленным на максимальном расстоянии. Он использовал кольт «питон» с патронами калибра 357 Магнум и четырехдюймовым стволом, перемещая его слева-направо и справа-налево. По мишеням Пайк стрелял в такт музыке.

«Такая музыка успокаивает душу».

Он был в потертых джинсах «ливайс», синих «найк» и серой футболке с обрезанными рукавами. Его наряд дополняли стальной «Ролекс» и очки пилота с зеркальными стеклами. Пистолет, очки и «Ролекс» сверкали в темноте, словно их долго и тщательно полировали. Движения Пайка были точно выверены. Он походил на хорошо отрегулированную машину.

«Бэнг-бэнг-бэнг».

Легкое движение «питона» — вспышка — дыра рядом с десяткой. Темные очки, похоже, не мешали ему стрелять. Может быть, потому, что глаза Пайка были закрыты. Может быть, потому, что Пайк и мишень каким-то непостижимым образом становились единым целым. Мы с Пайком могли бы написать книгу под названием «Дзэн и искусство стрельбы из личного оружия» и заработать целое состояние. Вот так-то!

Пайк остановился, чтобы перезарядить пистолет, продолжая смотреть в сторону мишеней.

— Хочешь пострелять?

«Ну, вы понимаете? Грандиозно!»

Я подошел к его кабинке и выключил магнитофон.

— Как ты узнал, что я здесь?

Он молча пожал плечами.

— У нас есть работа.

— Да?

«Пайк — большой любитель поговорить».

Мы подошли к мишеням и сняли их. Все пули находились не более чем в двух дюймах от центра. Пайк был вполне доволен. Я это понял, поскольку уголок его рта дрогнул. Джо Пайк не улыбается. Никогда. Постепенно к этому привыкаешь.

— Хмм, неплохо, — заметил я.

Мы собрали его вещи и зашагали обратно по темному коридору. На ходу я начал рассказывать Пайку про Брэдли и Шейлу, про украденную книгу «Хагакурэ» и про телефонный звонок от неизвестного, до смерти напугавший Шейлу Уоррен.

— Такая угроза выглядит бессмысленной, — сказал Пайк.

— Не совсем так.

— Может быть, и нет никакой угрозы. Может быть, кто-то просто развлекается.

— Может быть.

— Может быть, дамочка все придумала.

— Может быть. Но мы не знаем наверняка. Почему бы тебе не посидеть с женщиной и ребенком, пока я буду искать книгу.

— Угу.

Когда мы вышли в холл, Пайк уже начал стаскивать с себя футболку.

— Ну, наконец, — пробурчал толстяк, но, увидев Пайка, сразу заткнулся.

Пайк на дюйм выше меня, и у него более развитая мускулатура. Когда мы были во Вьетнаме, он сделал себе татуировку: красные стрелы на обеих руках там, где дельтовидные мышцы. Стрелы направлены вперед. На правой стороне груди у него уродливый шрам от пули: мексиканец в костюме «зут»[28] выстрелил в него из золотого автоматического пистолета «Ллама». Кроме того, у Пайка на спине, над правой почкой, имеются еще два шрама. Толстяк посмотрел на мышцы и татуировку, увидел шрамы и отвернулся. Рик Бартон ухмылялся от уха до уха.

— Я воспользуюсь твоим душем, Рик? — спросил Пайк.

— Нет проблем.

Пока Пайк мылся в душе, я позвонил из телефона-автомата Шейле Уоррен.

— Еду к вам, — сказал я. — Брэдли нанял меня, чтобы за вами присматривать.

— Хорошо, именно на это я и рассчитывала, — ответила она.

— Я привезу своего партнера, Джо Пайка. Он позаботится о том, чтобы в доме и вокруг него было безопасно.

Повисла пауза, а затем она спросила:

— А кто такой Джо Пайк?

Возможно, я, сам того не заметив, перешел на язык урду.

— Мой партнер. Мы совместно владеем агентством.

— А тебя здесь не будет?

— Кто-то должен искать книгу.

— Может быть, пусть лучше Джо Пайк будет искать книгу.

— Я умею — искать, а он — охранять.

Я слышал, как она дышит в трубку. Дыхание было глубоким, но прерывистым, и мне показалось, что я слышу, как позвякивает лед в стакане. Впрочем, это мог быть и телевизор.

— Вы сильно перебрали вчера вечером. Как голова?

— Да пошел ты! — сказала она и повесила трубку.

Через пять минут появился Джо Пайк с синей спортивной кожаной сумкой. И мы поехали через город: я впереди, Пайк — за мной на своем «чероки». Когда мы добрались до дома Уорренов, Пайк припарковал свой джип, взял сумку и пересел в мой «корвет». Хэтчер и его «тандерберд» исчезли. Я рассказал Пайку про Берка Фельдштейна, галерею «Сан три», Нобу Ишиду и двух полицейских из азиатского подразделения.

— В АПП работают крутые парни, — заметил Пайк. — Думаешь, книгу украл Ишида?

— Через несколько часов после нашей встречи кто-то угрожал Уорренам. Если книги у Ишиды нет, возможно, он захочет узнать, у кого она. Возможно, начнет расспрашивать.

— И ты можешь оказаться рядом, когда он получит ответы, — кивнул Пайк.

— Ну да.

Уголок его рта слегка дернулся.

— Здорово!

Входная дверь открылась, и из дома вышла Шейла Уоррен. На ней были обтягивающие джинсы и коротенькая красная маечка, открывавшая загорелый живот. Она положила руки на бедра и уставилась на нас.

— Вы хозяйка дома? — спросил Пайк.

— Да.

Пайк открыл спортивную сумку, вытащил девятимиллиметровый «вальтер», задрал правую штанину, пристегнул пистолет к щиколотке и вылез из машины. Возможно, он решил придержать «питон» для более серьезной работы.

— Будь осторожен, — предупредил я.

Пайк молча кивнул, взял сумку и зашагал к дому. Он остановился перед Шейлой Уоррен и протянул ей руку. Она без колебаний ответила на предложенное рукопожатие. Шейла Уоррен бросила быстрый взгляд в мою сторону, а потом вновь посмотрела на Пайка и широко улыбнулась. Она взяла Пайка под руку и провела в дом. Мне показалось, что она облизнула губы. Я медленно отъехал от тротуара. Как хорошо, что Пайк такой крутой.

9

Маленькое Токио было забито автомобилями — наступило время ланча. Перед всеми ресторанами в квартале выстроились очереди из белых секретарш и их боссов, а от запаха орехового масла и острых соусов в животе у меня заурчало.

На дверях магазина Нобу Ишиды висела написанная от руки табличка «ЗАКРЫТО». Не ожидал, что в таком солидном заведении не нашлось ничего более подходящего на такой случай. Я свернул на боковую улицу, чтобы проверить. Так и есть: задний вход был также закрыт. Наверное, все отправились на ланч.

Я повернул обратно на Ки-стрит, а затем выехал на Бродвей, миновав автостраду, ведущую в Чайнатаун. Чайнатаун гораздо больше Маленького Токио и не такой чистый, но здесь подают лучшую в Америке утку в меду и фаршированные блинчики. В заведении под названием «Янг Чо» на Бродвее. Если плохие парни могут сделать перерыв на ланч, то почему бы не сделать так же хорошим?

Я припарковался возле рынка живой домашней птицы, пешком вернулся обратно и заказал на вынос пол-утки, три фаршированных блинчика, рис и две бутылки «Цингтао». Специально для меня они положили в блинчики побольше специй.

Десять минут спустя я уже сворачивал на стоянку между двумя ресторанами. Стоянка была забита, но в это время не так-то просто найти место для парковки. Я занял позицию в полутора кварталах от Ишиды, и если бы кто-то вошел в магазин через переднюю дверь или находился внутри и снял бы табличку «ЗАКРЫТО», я бы сразу это увидел. Если же они входили и выходили через заднюю дверь, мое дело дрянь. Что ж, нужно уметь проигрывать.

— Вы приехали поесть? — спросил у меня парковщик.

— Да.

— Три пятьдесят.

Я заплатил.

— Можете парковаться, где хотите. И отдайте мне ключи.

Я выбрал место за белым «вольво», откуда открывался отличный вид на магазин Ишиды, вышел из «корвета», поднял крышу, чтобы спрятаться от солнца, и уселся обратно. Открыл «Цингтао», сделал несколько глотков и принялся за рис.

— Я думал, вы здесь, чтобы поесть, — заявил парковщик.

Я показал ему рис.

— Вам туда. — Он указал в сторону одного из ресторанов.

— Нет, здесь, — покачал я головой.

— Здесь не едят. Есть ходят туда.

— Я санитарный инспектор. Если я пойду в один из этих ресторанов, мне придется его закрыть.

— Вы должны отдать мне ключи.

«Возможно, он мне не поверил».

— Никаких ключей. Ключи останутся у меня.

— А что, если вернется владелец? — спросил он, показав на «вольво». — Мне нужно будет отогнать вашу машину, — добавил он, постучав костяшками пальцев по дверце «корвета».

— Я же здесь. Сам и отъеду.

— Вы не имеете права.

— Тогда отдам вам ключи.

«Такие люди специально сюда поставлены, чтобы испытывать ваше терпение».

Он хотел сказать что-то еще, но тут из ресторана вышли две азиатки и чернокожий мужчина в военно-морской форме. У него были аккуратно подстриженные усы, и он имел вид вполне преуспевающего человека. Служитель поспешил к ним, получил чек и торопливо зашагал в дальнюю часть парковки. Одна из женщин что-то сказала мужчине, и все дружно рассмеялись. Парковщик подъехал к ним на «Мерседесе-420 турбо дизель». Бронзового цвета. Служитель закрыл двери за каждой пассажиркой, и чернокожий моряк дал ему чаевые. Возможно, чаевые изменили отношение парковщика к миру. Он посмотрел в мою сторону, но ничего не сказал и направился к своей будке.

Утка в меду оказалась просто восхитительной.

Спустя четыре часа и двадцать минут «вольво» уехала, и на улицах вновь стало многолюдно: появились любители ранних обедов. После ланча стоянка опустела, назойливого служителя сменил другой. Он был заметно старше и, равнодушно взглянув в мою сторону, ничего не сказал. Никто не входил в магазин Ишиды, никто не выходил, на витрине по-прежнему висела табличка «ЗАКРЫТО». Возможно, так будет всегда.

В десять минут шестого полицейский, который тогда остановил меня возле кафе-якитории, прошел мимо с большим бумажным пакетом и шестью бутылочками диетической колы. Футболка с «Благодарными мертвецами» исчезла. Ее сменила обычная легкая куртка. Я вышел из машины и посмотрел ему вслед. Полицейский неторопливо шагал по Ки-стрит, а потом свернул к двери по соседству все с тем же кафе. Я подождал немного — а вдруг он сразу выйдет, — после чего неторопливо направился к той же двери. Благодарный Мертвец и полицейский, которого я раньше не видел, сидели в конторе по страхованию фермеров, над кафе. Ловкие черти!

«Кто наблюдает за наблюдателями?»

Я вернулся обратно по Ки, перешел на другую сторону боковой улицы и свернул в переулок, где находилась задняя дверь конторы Ишиды. Она выглядела точно так же, как шесть часов назад, когда я проезжал мимо. Пусто. Я решил взглянуть на замок грузового въезда, и он мне не понравился. Тогда я подошел к обычной двери, вытащил проволоку, которую всегда ношу в бумажнике, и открыл замок. Если копы следят за задней дверью, у меня будут крупные неприятности, но, к счастью, они обосновались по другую сторону и ели чизбургеры.

Я вошел, аккуратно закрыл за собой дверь и подождал, пока глаза привыкнут к темноте. Я находился в помещении с высоким потолком, тусклый свет просачивался сквозь маленькое оконце возле двери и через окно в потолке. У стен громоздились многочисленные контейнеры и ящики, деревянные и картонные. Внутри они были выложены пенопластовыми шариками или мелко нарезанными японскими газетами. Вдоль одной из стен шла металлическая лестница, ведущая на металлический помост и верхний этаж. Наверху стояли еще ящики и контейнеры, там же располагался и небольшой офис. Если «Хагакурэ» здесь, то понадобится лет шесть, чтобы его найти.

Я прошел по коридору мимо многочисленных полок в переднюю часть складского помещения и оказался в выставочном зале. Два стола стояли на прежних местах, но я не нашел там случайно забытого «Хагакурэ». Никто не оставил записки с описанием места хранения манускрипта или фотографии его нового владельца. Я обнаружил откидной календарь, скрепки, маленький пурпурный степлер, множество ручек и карандашей, точилку и старый номер «Бэтмена» с оторванной задней обложкой. Я надеялся наткнуться хоть на какую-нибудь подсказку, но меня устроил бы и просто домашний адрес Ишиды или номер его телефона.

«Ничего».

Я перешел в переднюю часть магазина, где было немного светлее, засунул руки в карманы и задумался. Отсюда я мог наблюдать за офисом страховой компании, расположенным над кафе. Незнакомый полицейский сидел в нескольких футах от окна, потягивая через соломинку диетическую колу.

Я вернулся в складское помещение. Ишида тогда вышел именно оттуда. Может быть, он работал в офисе наверху. Может быть, на маленьком письменном столе я найду фотографии его детей и записку с просьбой принести домой суши, а также поднос с корреспонденцией, которая подскажет, где он живет.

Я взобрался по металлической лестнице, прошел по узкому помосту и открыл белую дверь с матовым стеклом. И сразу же уловил запахи крови, холодного мяса и смерти. Такой запах появляется только от большого количества крови и человеческих отправлений. Он обжигает нос и горло, как смог. Этот запах такой интенсивный, такой сильный, что имеет вкус. Как в детстве, когда ты находишь мелкую монетку в снегу, металл такой холодный, и ты засовываешь ее в рот, чтобы узнать, каково это, а твоя мать кричит, что ты умрешь от микробов, и тогда ты выплевываешь монетку, но холодный вкус и страх перед микробами остаются.

В маленьком офисе было темно. Я вытащил платок, нашел выключатель и зажег свет. Парень без мизинца, которого я вырубил во время своего первого визита сюда, лежал на сером металлическом картотечном шкафу. Голова и правая рука свешивались вниз. Передняя часть шеи заметно покраснела, как после сильного удара. Кто-то очистил письменный стол Ишиды от бумаг, карандашей, бухгалтерских книг и телефона и вместе с его одеждой бросил на вращающийся стул, а обнаженного Ишиду разложил на столе, привязав руки и ноги к ножкам коричневым электрическим проводом. Они неплохо поработали над ним ножом. На теле, лице, руках, ногах и гениталиях остались кровавые следы. Некоторые порезы были довольно глубокими. Его мочевой пузырь и желудок не выдержали. Кровь застыла тонкими коричнево-красными ручейками на руках и ногах, собралась в небольшие лужицы на столе, а потом стекла на пол вместе с другими жидкостями, проложив дорожку почти до самой двери. Ему засунули в рот кляп, чтобы заглушить вопли.

Я переступил через лужу и быстро осмотрел вещи, которые прежде лежали на столе. Бумажник Ишиды так и остался в правом заднем кармане брюк. Я вытащил его, открыл, записал домашний адрес, а потом аккуратно вернул бумажник на прежнее место. Затем взял носовым платком трубку телефона и позвонил Лу Пойтрасу.

— Ну что еще? — спросил он.

— Я в магазине Ишиды. Он мертв.

После короткой паузы Пойтрас спросил:

— Это ты его убил?

— Нет.

Я смотрел на лужу крови.

— Оставайся на месте. Ничего не трогай. Никого не впускай. Я еду. Потом появятся другие полицейские, но я буду раньше, — сказал он и повесил трубку.

Я последовал его примеру, осторожно обошел лужу, шагнул на мостик и закрыл дверь. Я сделал несколько глубоких вдохов, стараясь дышать от самой диафрагмы, чтобы воздух проходил от нижних долей легкого к средним, а потом к верхним. Я пытался сделать все, что только возможно, но не мог избавиться от вкуса и запаха. Впрочем, мне это никогда не удавалось. После каждой новой встречи со смертью она становится частью меня.

10

Спустившись вниз, я сел за один из столов и сидел так в сгущающейся темноте до тех пор, пока Лу Пойтрас не подъехал к магазину Ишиды в своем светло-зеленом «додже». Рядом остановились черно-белая патрульная машина и белый фургон, на котором выезжает на место преступления бригада экспертов. Парад полицейских.

Я подошел к входной двери и отпер ее. На противоположной стороне копы из АПП толпились у окна, мой знакомец что-то кричал в телефонную трубку, другой натягивал куртку. Я помахал им рукой.

— Кончай заниматься этим дерьмом и двигай сюда, — приказал Пойтрас.

Если бы Лу Пойтрас не работал в полиции, он мог бы выступать в качестве Могучего Джо Янга.[29] Шесть дней в неделю по утрам он проводит полтоpa часа, качая железо на заднем дворе своего дома в Нортбридже, чтобы выяснить, насколько большим он может стать. И у него неплохо получается. Однажды я видел, как он кулаком разбил ветровое стекло «кадиллака» и вытащил прямо через руль здоровенного парня.

Пойтрас решительно протиснулся мимо меня.

— Куда?

— В заднюю часть и вверх по лестнице.

Одним из копов в форме был чернокожий парень с головой-«дыней», толстой шеей и руками на четыре размера больше, чем следовало. На его именном жетоне значилось: «ЛЕОНАРД». Его партнером был блондин со скудной растительностью на лице в стиле Ларри Бёрда[30] и жесткими глазами. Леонард что-то пробормотал, а блондин повел бригаду экспертов за Пойтрасом.

— А ты сам не хочешь взглянуть? — спросил я у Леонарда.

— Нагляделся уже. Хватит, — ответил тот.

Я вернулся на свое прежнее место и сел. Леонард включил свет и перешел в переднюю часть магазина. Он прислонился спиной к стеллажу с игрушечными роботами, скрестил руки на груди и уставился в окно. Если достаточно долго занимаешься полицейской работой, то, даже не вставая с места, знаешь, что происходит там, наверху.

Зазвенел дверной колокольчик, и вошли двое копов из АПП, которые вели наблюдение за магазином из офиса страховой компании. Они показали свои жетоны Леонарду и направились в заднюю часть магазина. Поравнявшись со мной, мой старый знакомец бросил:

— Ты по уши в дерьме, задница.

Тут сверху спустился Лу Пойтрас. Вид у него был бледный.

— Господь милосердный! — только и мог он сказать.

Я молча кивнул.

Блондин спустился сверху с таким лицом, словно ничего особенного не произошло. Он подошел к Леонарду и неожиданно громко произнес:

— Тебе стоит на это посмотреть, Ленни.

Через пятнадцать минут в магазине было полным-полно копов. Кто-то нашел поблизости «Данкин донатс»[31] и принес две коробки хвороста и два десятка маленьких стаканчиков с кофе. Бригада экспертов снимала отпечатки пальцев и фотографировала все подряд. Каждые две минуты ко мне кто-нибудь подходил и спрашивал, трогал ли я что-нибудь, а я отвечал, что нет.

Из офиса окружного медицинского эксперта приехали два парня, совсем не похожие на Джека Клагмена.[32] Еще несколько полицейских спустились сверху и сели в стороне, закрыв лицо руками, но все делали вид, что ничего не замечают.

Я допивал вторую чашку кофе, когда зазвенел дверной колокольчик и вошел полицейский из АПП с лицом боксера веса пера. Он был в коричневых хлопчатобумажных брюках, бледно-лиловой рубашке для регби, ветровке цвета хаки и в кроссовках, но без носков. Словно его оторвали от семейного обеда. Пойтрас подошел к нему, они поговорили, а потом ушли в подсобку. Обратно они вернулись вместе со вторым офицером АПП. Пойтрас и боксер веса пера подошли ко мне. Бывший Благодарный Мертвец отодвинул в сторону коробку с хворостом, уселся на стол, скрестил руки на груди и уставился на меня. Копы — крутые парни, если, конечно, имеют численный перевес.

— Это Терри Ито, — сказал Пойтрас. — Он работает в азиатском подразделении Полицейского управления, в японском отделе.

Я протянул руку. Он ее проигнорировал.

— Что ты делал у Нобу Ишиды?

— Брал уроки пользования чопстиками, — ответил я, почувствовав, как напряглись мышцы плеч и спины.

Ито посмотрел на Пойтраса.

Тот пожал плечами:

— Он всегда такой.

Ито снова посмотрел на меня:

— Похоже, у тебя дерьмо вместо мозгов. Как думаешь, такое возможно?

Я перевел взгляд с Ито на полицейского, сидящего на столе, а потом — снова на Ито. У меня в носу все еще стоял запах в офисе Ишиды.

— Думаю, кто-то прокололся. Думаю, что кто-то вошел сюда прямо под носом у группы слежения, сделал свое дело и спокойно ушел — и никто даже не хрюкнул.

Полицейский, сидевший на столе, встал и опустил руки:

— Да пошел ты в задницу!

— Хорошо сказано, — ответил я. — Шварценеггер. «Терминатор».

— А ну кончайте, — вмешался Пойтрас.

— Джимми, — позвал Ито.

Из темноты появился высокий человек в черной форме, подошел к нам, снял шляпу и сказал:

— И кто мог такое сотворить?

И вышел за дверь.

Я тяжело дышал, Джимми тяжело дышал, но все остальные явно скучали. Джимми вновь сел, но рук скрещивать не стал.

Ито отвернулся от Джимми и посмотрел на меня:

— Сколько времени ты наблюдал за магазином, умник?

— Около шести часов.

— Ты кого-нибудь видел?

Я сделал пару глотков кофе.

— Да, именно так я и подумал, — кивнул Ито.

Он подошел к столу, взял стаканчик с кофе, снял крышку и сделал большой глоток. Над стаканчиком поднимался пар, но Ито, похоже, не боялся обжечься.

— Кто твой клиент? — спросил он.

— Брэдли Уоррен. Завтра в «Пасифик клаб» ему будут вручать премию «Человек месяца».

— «Человек месяца»?

— Да. Правда впечатляет?

— Хреново, — сказал Джимми.

Я рассказал им про Уоррена, про то, что он нанял меня отыскать «Хагакурэ» и от кого узнал имя Нобу Ишиды. Терри Ито слушал, потягивая горячий кофе, и не спускал с меня немигающих глаз. Вокруг нас сновали копы и ребята из криминалистической лаборатории. Парни из офиса медицинского эксперта сходили к своему фургону и вернулись с носилками. Ито подозвал их к себе.

— Когда это произошло?

— Около восьми часов назад, — ответил тот, что пониже.

Ито посмотрел на меня и кивнул. Я пожал плечами. Ито взглянул на Джимми, но Джимми молча смотрел в пол, играя желваками.

Я глотнул кофе и рассказал им о своем первом визите в магазин Ишиды, о трех типах, сидевших за столами, и о самом Ишиде.

— Труп с отсутствующим пальцем — один из тех трех типов, — сказал я. — Там был еще один с кривым левым глазом и здоровенный парень по имени Эдди.

Ито вновь посмотрел на Джимми.

— У Эдди есть татуировки? Вот здесь? — поднял голову Джимми, коснувшись руки возле локтя.

— Да.

— Эдди Танг, — бросил Джимми.

— Примерно через три часа после моего визита к Ишиде жене моего клиента позвонили с угрозами. Ей сказали, что сожгут дом, если Уоррены не отзовут полицейских. Я хотел еще немного понаблюдать за Ишидой, потому и вернулся сюда.

— Дерьмо собачье, — заявил Джимми. — Никто не станет угрожать и предлагать отозвать копов.

— Это точно, вы, копы, — крутые парни, — заметил я.

— А на твоем месте, умник, я бы помолчал, — сказал Ито.

— Ну, в такой компании это совсем нетрудно.

Джимми ничего не ответил.

Я чувствовал, как в висках пульсирует кровь, в правом глазу возникла острая боль. Я даже моргнул. Ито долго смотрел на меня, а потом коротко кивнул:

— Да, ты сообразительный. Может быть, у тебя хватит сообразительности забыть о том, что видел в комнате наверху. Может быть, ты такой крутой, что картина случившегося не будет стоять у тебя перед глазами. — Его голос прозвучал неожиданно мягко.

Я сделал глубокий вдох и медленно выпустил воздух. Осторожно повел плечами, стараясь ослабить напряжение. Пойтрас стоял, скрестив руки на груди и опираясь на полку с чайными подносами и маленькими лакированными чашечками. В такой позе он казался еще громаднее. Надо отдать должное Ито. Он туго знал свое дело.

— Понимаешь, то, что ты видел наверху, здесь дело вполне обычное. Это Маленький Токио, Чайнатаун. Ты даже не представляешь, что творит Манг в Маленьком Сайгоне.

— А как насчет гондонов в корейском квартале? — спросил Джимми.

Ито кивнул ему и повернулся ко мне. При этом он улыбнулся, вспомнив про гондонов из корейского квартала.

— Это не Америка, белый мальчик. Это Маленькая Азия, и ей десять тысяч лет. У нас случаются такие вещи, которых ты и в глаза не видел.

— Да, — сказал я.

«Мистер Крутой».

— Если бы Нобу Ишида, — продолжал Ито, — хотел от тебя избавиться, он не стал бы звонить женщине и угрожать ей. — Он повернулся к Джимми: — Позвони в отдел ограблений Холленбека и узнай, кто занимается книгой. Выясни, что им известно.

— Конечно, Терри. — Джимми даже не шевельнулся.

— А почему вас так заинтересовал Нобу Ишида? — спросил я.

Ито задумчиво посмотрел на меня, словно прикидывая, стоит мне говорить или нет.

— Ты знаешь, кто такие якудза?

— Японская мафия.

Джимми улыбнулся — широко и бездумно. Так улыбается питбуль перед тем, как в тебя вцепиться.

— Как думаешь, Терри, мы имеем дело с симпатягами из мафии?

— Позвони в Холленбек, — сказал Ито.

— Ишида был якудза? — спросил я.

Джимми вновь улыбнулся, соскочил со стола и вышел. Ито повернулся ко мне:

— Якудза занимаются торговлей живым товаром, наркотиками и дают деньги в рост, как и мафия, но на этом сходство и заканчивается. Труп наверху с отсутствующим пальцем — рядовой боец якудза. Вот только у мафии нет таких бойцов. Эти парни живут в соответствии с собственным кодексом чести. Если такой боец допускает ошибку, кодекс требует, чтобы тот отрезал себе палец — в качестве компенсации. Мне пришлось повидать типов, у которых не хватало трех и даже четырех пальцев на одной руке.

Я глотнул кофе.

— Самые отмороженные покрывают все тело выше локтей и колен татуировками, — продолжал Ито. — Эти ребята — убийцы якудза. — Он коснулся лба. — Настоящие отморозки.

— Эдди, — сказал я.

Ито кивнул.

— Да. Эдди — один из самых многообещающих. Местный. Материалов по его арестам хватит на целую книгу. Он подозревался в полудюжине убийств, но мы ничего не смогли доказать. Иметь дело с якудза — паскуднее некуда. Если здесь что-нибудь случается, люди ничего не видят и молчат как рыбы. Вот почему приходится вести наблюдение за заведением Ишиды в течение восьми месяцев и молиться, чтобы какой-нибудь умник с лицензией вроде тебя не предупредил их, что за ними следят, и не изгадил бы нам все дело. Нам это совсем не улыбалось, поскольку Ишида курировал импорт героина из Китая и Таиланда. Работал на типа по имени Юкки Торобуни, который заправляет якудза здесь, в Лос-Анджелесе. Если бы мы сумели повязать Ишиду, то у нас появился бы шанс добраться до Торобуни и прикрыть их гребаную лавочку навсегда.

Мимо нас провезли мешок с телом Ишиды.

— Если они занимаются транспортом наркотиков, парням в Уоттсе[33] и Восточном Лос-Анджелесе это может не понравиться. Может быть, они так борются с конкурентами, — предположил я.

Ито посмотрел на Пойтраса:

— Ты был прав, Пойтрас. Умный мальчик.

— Да, у него бывают просветления.

— Если только, — продолжил я, — это как-то не связано с «Хагакурэ».

Терри Ито улыбнулся мне, затем подошел к коробке и выбрал хворост.

— Ты, конечно, умный, но не настолько. Это не твой мир, белый мальчик. Люди исчезают. Целые семьи исчезают самым странным образом. И нет ни свидетелей, ни улик. — Он еще раз улыбнулся. — Ты читал перевод «Хагакурэ»?

— Нет.

Теперь его улыбка стала мрачной.

— Там есть такая маленькая штука. Называется бушидо. Бушидо утверждает, что путь воина — это смерть. — Ито перестал улыбаться. — Кто бы ни украл эту маленькую книжечку, молись, чтобы это были не якудза.

Он бросил на меня долгий прощальный взгляд и, прихватив хворост, направился в подсобку.

Пойтрас опустил руки и покачал головой:

— Иногда, Гончий Пес, ты ведешь себя как настоящий придурок.

— И ты, Брут?

Лу вышел, не сказав ни слова.

Они не отпускали меня до тех пор, пока не появился коп из Холленбека, чтобы снять с меня показания. Когда меня закончили допрашивать, было три четырнадцать утра. Пойтрас уже давно уехал. Я вышел на пустынную улицу: ни одного лица с круглыми глазами. Я подумал о якудза и исчезающих людях и попытался представить себе вещи, которых никогда не видел. Однако перед моими глазами стояло тело Нобу Ишиды.

Путь до машины по темным улицам был длинным, но обернулся я только один раз.

11

На следующее утро Джиллиан Беккер позвонила мне в восемь пятнадцать и спросила, не удалось ли мне найти «Хагакурэ». Я сказал, что нет, так как прошло всего четырнадцать часов со времени нашего последнего разговора, но если вдруг обнаружу книгу, когда буду доставать утреннюю почту, обязательно ей сообщу. Тогда она напомнила мне, что сегодня день вручения премии «Человек месяца» в «Пасифик клаб». Банкет начнется в час дня, но мы должны прибыть в отель к полудню, и мне следует одеться соответственно случаю. Я ответил, что моя парадная замшевая кобура находится в чистке, но я постараюсь сделать все, что в моих силах. Она спросила, почему я всегда стараюсь сказать что-нибудь легкомысленное. Я ответил, что не знаю, но раз уж Бог наделил меня этим даром, не пользоваться им просто грех.

В десять минут одиннадцатого я подъехал к дому Уорренов и припарковался рядом с темно-серым президентским лимузином. Шофер сидел на переднем сиденье и читал спортивный раздел «Таймс». В гараже на четыре машины рядом с белым «БМВ-633i» пристроился шоколадно-коричневый «роллс-ройс корнише» 1988 года выпуска. Я решил, что «БМВ» принадлежит Джиллиан Беккер. Красный джип Пайка стоял с краю парковки. То есть находился на максимально возможном расстоянии от остальных автомобилей. Даже машина Пайка считалась здесь недостаточно приличной.

Дверь мне открыла Джиллиан Беккер. Она была заметно встревожена.

Им только что звонили еще раз. Звонивший заявил, что они могут причинить вред Мими.

Она провела меня в огромную гостиную. Шейла Уоррен, одетая в белый махровый халат, сидела с ногами в мягком кресле, рядом, на маленьком столике, стоял бокал. Джо Пайк стоял у дальней стены, засунув большие пальцы за пояс джинсов, Мими Уоррен устроилась на большом диване напротив бара. Ее блестящие глаза были широко открыты, выглядела она возбужденной. Из библиотеки вышел Брэдли Уоррен в безукоризненной черной тройке и сказал:

— Шейла. Ты еще здесь. Нам не следует опаздывать.

Я посмотрел на Джиллиан Беккер:

— Расскажите мне о звонке.

— Через полчаса после нашего с вами разговора зазвонил телефон. Сначала звонивший заговорил с Мими, но потом, поняв, что беседует с ребенком, попросил позвать отца.

— Что они сказали, Брэдли?

Брэдли выглядел раздраженным. Он поправил рукава и внимательно посмотрел на себя в зеркало, висевшее над баром. Шейла Уоррен, не спускавшая с него глаз, покачала головой и осушила свой бокал. Брэдли сказал:

— Им известно, что мы продолжаем поиски «Хагакурэ», и это их рассердило. Они добавили, что будут на банкете, посвященном Человеку месяца, и, если мне дорого благополучие моей семьи, мне следует отозвать полицию.

— Сволочи, — выругалась Шейла Уоррен, но ее голос прозвучал не слишком уверенно.

— Они сказали, что им известен каждый наш шаг, что мы полностью в их руках и что, если я сам не понимаю, что́ хорошо для моей семьи, они убьют Мими, — продолжал Брэдли.

Я посмотрел на Мими. Она была в бесформенном шелковом платье, туфлях без каблуков, волосы стянуты сзади в хвост. По-прежнему никакой косметики.

— Звучит устрашающе, — заметил я.

Девочка молча кивнула.

Я повернулся к Брэдли Уоррену. Он аккуратно снимал пылинку с левого лацкана.

— Они именно так выразились? — уточнил я.

— Ну, насколько я помню. А почему вы спрашиваете?

«Никогда не задавайте вопросов вашему работодателю».

— Потому что это звучит слишком театрально. «Сам не понимаю, что хорошо для моей семьи», «им известен каждый наш шаг», «мы полностью в их руках». У большинства известных мне мошенников куда более развитое воображение. Кроме того, сейчас уже никто не сомневается, что это не простое ограбление. Звонки, которые вы получаете, носят угрожающий характер, значит, «Хагакурэ» украли потому, что хотели причинить вред вашей деловой репутации и напугать вас.

Я подошел к большому дивану и сел рядом с Мими. Она наблюдала за происходящим, как золотая рыбка из аквариума: широко открытыми испуганными глазами. Она, видимо, считает себя невидимкой. Впрочем, с такими родителями, как Брэдли и Шейла, это не так уж и трудно.

— А что они сказали тебе, малышка?

Мими хихикнула.

— Ради бога, Мими, перестань, — вмешалась Шейла.

Мими заморгала и совершенно серьезно ответила на мой вопрос:

— Он сказал, что книга нам не принадлежит. Он заявил, что это последнее завещание потерянного сердца Японии и что «Хагакурэ» — это дух Японии.

— Дух, поцелуй меня в задницу, — сказала Шейла Уоррен, встала, взяла свой бокал и подошла к бару. Под халатом на ней явно ничего не было. — Похоже, настало время для божественного момента. Человек месяца! — громко воскликнула она и призывно улыбнулась Джо Пайку: — Ты готов меня посторожить, пока я принимаю душ? Ну ты, крутой!

Джиллиан Беккер закашлялась. Пайк стоял совершенно неподвижно, в зеркальных стеклах его очков отражалась пустая жизнь телевизора после окончания работы станции. Брэдли Уоррен нашел волосок, который следовало поправить. Лицо Мими пошло пятнами. Стоявшая у бара Шейла покачала головой, пробормотала насчет того, что нет настоящих мужиков, и вышла из комнаты.

Брэдли Уоррен отошел от зеркала, вполне довольный своим внешним видом, и посмотрел на дочь:

— Тебе следует одеться, Мими. Мы скоро уходим.

— Не хочу вас разочаровывать, — сказал я, — но думаю, нам стоит пропустить банкет.

Брэдли нахмурился:

— Я уже говорил, что это невозможно.

— Банкет будет проходить в огромном зале отеля. Соберется не менее двухсот человек, не говоря уже об обслуживающем персонале. Люди захотят с вами пообщаться до награждения и после него, а также с вашей женой и дочерью, и тогда за безопасность вашей семьи я и гроша ломаного не дам. Если угрозы сделаны всерьез, значит, вы будете там легкой добычей. Впрочем, как ваши жена и дочь.

Левый глаз Мими начал дергаться — точь-в-точь как у Брэдли. Да, не самое удачное наследство. Однако она продолжала смотреть на мир широко открытыми глазами, как маленькое животное, прячущееся на опушке леса.

— Ничего не случится с моей лучшей в мире девочкой.

Он подошел к дочери с улыбкой Оззи Нелсона[34] и положил руки ей на плечи.

Но как только он до нее дотронулся, Мими подскочила, словно ее ударили. Брэдли ничего не заметил.

— Моя лучшая в мире девочка знает, что я должен пойти на банкет. Она хорошо понимает, что в противном случае Таширо примут меня за слабака.

Лучшая в мире девочка кивнула. Покорно.

Брэдли включил улыбку Оззи Нелсона для меня.

— Ну, теперь понимаете?

— Ладно, — кивнул я. — Поезжайте без семьи. Пайк останется с ними, а я буду сопровождать вас.

Оззи Нелсон начал выказывать признаки нетерпения.

— Похоже, вы не понимаете, — сказал он. — То, о чем вы просите, плохо скажется на бизнесе.

— Ну какой я дурак! — воскликнул я. — Конечно!

Джиллиан Беккер смотрела из окна на бамбуковую рощу. Джо Пайк подошел к бару и скрестил руки на груди, как всегда делает, когда недоволен. Я вздохнул и решил, что буду считать Брэдли Уоррена четырехлетним ребенком. Я говорил медленно и жалел, что при этом присутствует Мими.

— Сначала угрожали вашей жене, потом — дочери. Убит человек, участие которого в краже «Хагакурэ» мы пока не можем доказать. Не знаю, есть ли связь между убийством и угрозами, но ситуация ухудшается, и было бы разумно отнестись ко всему этому серьезно.

Джиллиан Беккер отвернулась от окна.

— Брэдли, возможно, нам следует обратиться в полицию. Они обеспечат дополнительные меры безопасности.

У Брэдли сделалось такое лицо, словно она написала ему на ногу.

— Ни в коем случае.

Мими встала и подошла к отцу:

— Я надела это платье специально для банкета. Правда, красивое?

Брэдли Уоррен посмотрел на нее и нахмурился:

— А не могла бы ты что-нибудь сделать с волосами?

Левый глаз Мими дергался, как бабочка, залетевшая в кувшин. Она потерла глаз, открыла рот, но ничего не сказала и просто вышла из комнаты.

Джо Пайк покачал головой и последовал за ней.

Брэдли Уоррен еще раз посмотрел на себя в зеркало.

— Пожалуй, мне стоит сменить туфли, — заявил он и направился к двери.

— Брэдли, — сказал я.

Он остановился у двери.

— Ваша дочь в ужасе.

— Конечно, она напугана, — ответил он. — Какой-то маньяк обещал ее убить.

Я кивнул. Медленно.

— Будет лучше, если вы останетесь дома. Позаботитесь о своей семье. Они напуганы, возможно им угрожает опасность, они нуждаются в вашей помощи.

Брэдли Уоррен привычно нахмурился, а потом покачал головой.

— Неужели вы не понимаете? — сказал он. — Если копов будет слишком много, банкет будет испорчен.

Я кивнул. Конечно. Я посмотрел на Джиллиан Беккер, но она занялась своим портфелем.

12

— Кто возглавляет систему безопасности отеля?

— Человек по имени Джек Эллис, — ответила Джиллиан Беккер.

— Вы можете дать мне номер его телефона?

Джиллиан Беккер посмотрела мне в глаза, потом отвернулась и нашла номер Джека Эллиса. Я воспользовался телефоном, стоящим на стойке бара, и позвонил Эллису в отель, рассказал о происходящем, сообщил, что меня нанял мистер Уоррен для обеспечения его личной безопасности. Джиллиан Беккер взяла телефон и подтвердила мои полномочия. У Эллиса был низкий хриплый голос. Я решил, что ему за пятьдесят.

— А что об этом думают копы? — поинтересовался он.

— Копы не знают. Мистер Уоррен считает, что это плохо скажется на бизнесе.

Когда я произнес эти слова, Джиллиан Беккер поджала губы и принялась перекладывать бумаги в своем портфеле. Она явно не одобряла мои интонации.

— И как вам это нравится? — спросил Эллис.

— Я считаю это мерзким.

Меня вновь окатили волной неодобрения. Опущенные уголки рта. Поза. Ну и так далее.

— Я попрошу выйти ночную смену. В таком случае мне хватит людей, чтобы обеспечить безопасность в зале Ангелов, где будет проходить церемония, сопровождать Уоррена, а также наблюдать за кухней и коридорами. — И, немного помолчав, добавил: — Значит, он не стал обращаться в полицию?

— Плохо для бизнеса. Кроме того, куча непрезентабельных копов может испортить банкет.

Джиллиан Беккер положила ручку и холодно посмотрела на меня:

— Сукин сын.

— Совершенно с вами согласен.

Я повесил трубку и уставился на Джиллиан Беккер, не спускавшую с меня глаз. Я улыбнулся:

— Хотите, изображу Мела Гибсона?

— Если бы вы лучше знали Брэдли, то не испытывали бы к нему такой неприязни, — сказала она.

— Не думаю. Пожалуй, мне нравится, что он мне не нравится.

— Это очевидно. В любом случае, пока вы на него работаете, вы должны сдерживать свои чувства во время общения с другими служащими. В противном случае появляется неудовлетворенность.

— Неудовлетворенность. Ну, прямо топ-менеджмент.

Ее ноздри затрепетали.

— Я считаю, что он ведет себя как самовлюбленный осел, впрочем, вы тоже так думаете.

Джиллиан приподняла левую бровь.

— Как бы он себя ни вел, я продолжаю на него работать. И буду относиться к нему соответственно. Вам следует поступать так же.

«Права моя родина или нет».

Вскоре вернулся Джо Пайк, чистый, свежий и с ясными глазами. Конечно, трудно судить о ясности глаз за зеркальными стеклами очков, но никто не запрещает нам делать предположения.

Он положил свою спортивную сумку на пол, прислонился к стойке бара и уставился в пустоту.

— Да, умеешь ты их выбирать, — заметил он.

Очень скоро появился великолепный Брэдли Уоррен в других замечательных туфлях, затем возникла Шейла Уоррен, свежая и благоухающая, вслед за ней спустилась Мими Уоррен, от которой пахло теми же духами. Вот мы все и собрались. Одна большая счастливая семья. И все дружно зашагали к лимузину: Брэдли, Джиллиан, Шейла, я, Мими и Пайк. Я начал насвистывать: «Свисти, когда работаешь», но никто этого не оценил. Если Пайк и узнал мелодию, то виду не подал. Брэдли и Джиллиан расположились на заднем сиденье, Мими, Шейла и я уселись лицом к ним, я оказался между Мими и Шейлой, и Шейла тут же прижалась ко мне.

— Неужели в этих чертовых машинах нет бара? — проворчала она.

Но вопрос ее повис в воздухе. Пайк что-то сказал водителю лимузина, а потом направился к своему джипу.

— А он что, с нами не поедет? — осведомилась Шейла Уоррен.

— Нет.

— Твою мать!

Машин было совсем не много. Мы проехали по Беверли-Глен, свернули на бульвар Уилшир и помчались на восток. Мы не сворачивали с Уилшира до тех пор, пока не миновали Беверли-Хиллз и асфальтовое озеро Ла Бри, на берегу которого стояли фигуры мамонтов в натуральную величину, промчались мимо Макартура-Парка и оказались в самом центре Лос-Анджелеса, и тут Уилшир наконец закончился. Мы повернули на Седьмую улицу, выскочили на Бродвей и остановились у входа в отель «Нью-Ниппон».

Этого у Брэдли Уоррена не отнимешь: он построил классный отель. «Нью-Ниппон» представлял собой цилиндр из голубого стекла и белоснежного бетона, расположенный между Маленьким Токио, Чайнатауном и центром Лос-Анджелеса. Вокруг стояли лимузины, такси, «мерседесы» и «ягуары». Носильщики сновали взад и вперед с чемоданами. Швейцары в красной униформе свистели, подзывая все новые и новые такси. Люди, которых я принял за туристов, выглядели так, словно они делали огромные деньги, а их высокие, стройные женщины выглядели так, словно на их содержание требуются те самые огромные деньги. И никто из них не походил на бандитов, убийц или воров-маньяков, специализирующихся на предметах искусства, но тут никогда не знаешь наверняка.

— А здесь есть «Макдоналдс»? — спросил я.

Брэдли Уоррен улыбнулся мне. А Шейла Уоррен пробормотала:

— Кусок дерьма.

Наш лимузин остановился возле группы мужчин и женщин, встретивших нас теплыми улыбками. К нам тут же поспешили два швейцара — униформу одного из них украшало множество шнурков: наверное, он был старшим, — чтобы открыть двери лимузина. Пайк подъехал следом, отдал ключи от своего джипа парковщику и отошел к входу в вестибюль, футах в двадцати от нас.

Брэдли окружили улыбающиеся люди, которые принялись его поздравлять. Они говорили, что он давно заслужил такую награду, щебетали о том, как чудесно выглядит Шейла и как похорошела Мими. Кто-то начал фотографировать. Шейла, повиснув на руке мужа, ослепительно улыбалась. Она выглядела любящей и гордой за мужа женой, именно такой, о какой он мечтал. Не похоже было, что она ненавидит Брэдли и чертов отель. Нэнси Рейган могла бы ею гордиться.

Мужчина с квадратным лицом, в серых брюках, синем блейзере и золотистом галстуке подошел к Джиллиан, что-то сказал ей, и они вместе подошли ко мне.

— Джек Эллис. А вы Коул? — сказал он, протянув мне руку.

— Да. Где служили?

Я сразу понял, что Эллис много лет проработал в полиции.

— Что, так заметно?

— Конечно.

— В Детройте.

— Не самое спокойное место.

— Город Убийств, брат. Город Убийств, — с довольным видом кивнул Эллис.

«Город Убийств. Уж эти мне полицейские».

Мы вошли в вестибюль и на эскалаторе поднялись на галерею. Первые три этажа занимали бутики, туристические агентства, книжные магазины и художественные салоны. Вестибюли здесь были такими огромными, что вполне годились для стоянки гудиировского дирижабля.[35] Возле выхода с эскалатора висел плакат «ПАСИФИК КЛАБ КАФЕ», а ниже было написано «ЗАЛ АНГЕЛОВ» со стрелочкой в сторону короткого коридора. Вокруг толпились многочисленные гости, среди которых выделялись двое здоровенных парней, одетых как Эллис и выглядевших как охранники.

— Здесь у меня восемь человек, — сказал Эллис. — Двое на галерее, еще двое в зале Ангелов, двое в вестибюле и двое у входа на кухню, возле подиума.

Брэдли в окружении поклонников прошел по коридору мимо зала Ангелов. Я хотел вмешаться, но это был его отель. Наверное, он знал, куда идти.

— А другие входы в зал Ангелов, кроме как через кухню, есть?

— Синий коридор. Я не поставил туда своих людей, поскольку мы сами будем там находиться. Мы подождем, когда все будет готово, и войдем в зал Ангелов через боковую дверь.

Я кивнул и посмотрел на Джиллиан Беккер:

— Какова программа?

— Это займет не более полутора часов. Сначала будет ужин, затем президент ассоциации выступит с небольшой речью, представит Брэдли, который скажет ответное слово на пятнадцать минут, после чего мы отправимся домой.

Мы прошли через дверь без надписи по длинному стерильному коридору, свернули в следующую дверь и оказались сперва в Синем коридоре, а потом — в Синем зале. И коридор, и зал действительно были синими. Здесь находились четверо мужчин азиатской внешности, на вид преуспевающие, а также высокий чернокожий человек, белый пожилой мужчина в очках и мэр Лос-Анджелеса. Все они улыбались, целовали Шейлу в щеку и трясли руку Брэдли. Они похлопывали друг друга по спине, фотографировали и полностью игнорировали Мими. Она стояла в стороне, опустив голову, точно искала, нет ли затяжки на подоле платья.

Я наклонился к ней и прошептал:

— Как дела?

Она посмотрела на меня так, как смотрят на того, кто сказал что-то странное.

Я похлопал ее по плечу и прошептал:

— Держись меня, Мими. Я о тебе позабочусь.

Она сделала серьезное лицо золотой рыбки, потом снова опустила голову и принялась изучать платье.

— Эй, Мими!

Она снова посмотрела на меня.

— Классное у тебя платье!

Ее губы слегка напряглись, потом дрогнули, и она улыбнулась.

Подошла Джиллиан Беккер и постучала пальцем по запястью:

— Десять минут.

— Может быть, нам следует сверить часы.

Она нахмурилась.

— Я намерен осмотреться. Вернусь через пять минут.

Я попросил Эллиса оставаться рядом с Брэдли и велел Мими и Шейле никуда не отходить. Мими усмехнулась, а Шейла заявила, что ей надо удовлетворить естественную потребность, и попросила меня что-нибудь предпринять. Нашла время!

Я прошел по Синему коридору, свернул по знаку «ЗАЛ АНГЕЛОВ» и подумал:

«Нет, наверное, знак висит неправильно. Может быть, это зал ООН. Может быть, здесь будет коронация. Может быть, на Земле высадились инопланетяне и здесь назначена торжественная встреча».

Потом я увидел Джо Пайка. Значит, я в зале Ангелов.

Восемьдесят столов, за каждым по восемь человек. В дальнем конце, на небольшом возвышении, видеокамеры. Вообще, если вы не умеете мыслить масштабно, то это место можно было бы назвать большим бальным залом. Пресса. Подиум на двадцать четыре человека. Человек месяца по выбору «Пасифик клаб». Кто бы мог подумать. Около шестидесяти процентов присутствующих были азиатами. Остальные — черными, белыми и коричневыми, но никто из них, похоже, не переживал из-за очередных выплат за «мерседес». Я узнал пять членов городского совета и рыжеволосую тележурналистку, в которую три года был влюблен, а также представителей семьи Таширо. Может быть, «Пасифик клаб» — самое популярное место в городе. Может быть, Стивен Спилберг пытался стать его членом, но ему отказали. Кто знает, может быть, мне удастся заполучить номер телефона рыжей тележурналистки.

Ко мне подошел Пайк:

— Да, хреново.

«Уж этот мне Джо!»

— Я мог бы прикончить здесь любого пять раз подряд.

— А ты смог бы прикончить кого-нибудь и унести отсюда ноги у тебя под носом?

— Я слишком хорош даже для самого себя, — покачал головой он.

— Церемония начнется через десять минут, — сказал я. — Я попал сюда через дверь, которая выходит в Синий коридор. Дальше по коридору комната. Мы выйдем из нее, пройдем по коридору, войдем через дверь и поднимемся на подиум. — Я рассказал ему, где Эллис поставил своих людей. — Ты будешь прикрывать правую часть подиума. Я приду вместе с ними и возьму на себя левую.

Пайк кивнул и отправился на прежнее место, сканируя толпу сквозь темные очки.

Я вернулся в Синий зал. Брэдли Уоррен сидел на удобном кожаном диване, улыбаясь четверым или пятерым новым людям — вероятно, именно с ними он будет сидеть на подиуме. В небольшом помещении становилось все больше народу, воздух стал густым от дыма. Мне это не понравилось. Джек Эллис явно нервничал. Брэдли рассмеялся чьей-то шутке, встал и направился к маленькому столику, на котором стояло белое вино и минеральная вода «Сан-Пеллегрино».

— Вы знаете всех этих людей? — спросил я у Брэдли.

— Конечно.

— Их можно вывести отсюда?

— Не говорите глупостей, Коул. У вас есть основания для беспокойства?

— Если вас интересует мое мнение, то я бы немедленно плюнул на все это и отправился домой.

— Не говорите глупостей.

«Похоже, ему понравилась эта фраза».

— Ладно.

— Вам платят за то, чтобы охранять нас. Так делайте свое дело.

Если так и дальше пойдет, то ему придется кому-то платить, чтобы охранять от меня.

В маленькую комнату набивалось все больше людей. Джек Эллис вышел, но вскоре вернулся. Теперь в комнате находилось человек двадцать пять, кто-то постоянно входил, кто-то выходил, но тут Джиллиан Беккер остановилась около Брэдли и сказала:

— Время.

Ее слова прозвучали достаточно громко, так что я их услышал.

Я огляделся по сторонам, чтобы собрать вместе Шейлу, Мими и Брэдли. Шейла кивала очень толстому белому мужчине, который все время улыбался.

— Где Мими? — спросил я.

— Мими? — смутилась Шейла.

Я вышел в коридор. В коридоре тоже было полно людей, кто-то входил в зал Ангелов, кто-то выходил, но Мими и здесь не было. Ко мне подошли Джек Эллис и Джиллиан Беккер.

— Она попросила одного из помощников официанта проводить ее в туалет, — сказал Джек Эллис.

— Где он находится?

— За углом, сразу налево. Там у меня стоит человек.

Мы почти бегом направились в указанную сторону. Эллис, тяжело дыша, с трудом поспевал за нами. Мы свернули за угол, потом еще раз и оказались в грязноватом коридоре со знаком выхода в дальнем конце. Посередине находились две туалетные комнаты — мужская и женская. Перед входом в женскую комнату лицом вниз, закинув руку за спину, лежал человек Джека Эллиса.

— Господи, Дэвис, — прошептал Эллис и бросился вперед.

Дэвис застонал и перевернулся на живот.

Вытащив пистолет, я метнулся в женский туалет, затем заглянул в мужской. Пусто. Тогда я побежал к выходу, распахнул дверь, спустился на два этажа, открыл еще одну дверь и оказался в прачечной отеля. Там были установлены огромные стиральные машины и сушилки, способные справиться зараз с сотней простыней. Но Мими здесь не было.

Во Вьетнаме я узнал, что самое плохое в жизни случается именно там, где не ждешь. Например, пуля снайпера попадает в голову твоего приятеля, когда вы спокойно стоите возле отхожего места и обсуждаете мозоли на ногах. Самые плохие моменты таятся в тени и наступают всегда неожиданно. Самый плохой момент жизни остается скрытым до тех пор, пока не умрешь.

На тяжелой металлической двери служебного выхода кто-то написал красной краской: «МЫ ТЕБЯ ПРЕДУПРЕЖДАЛИ». Ниже было нарисовано восходящее солнце.

13

Когда нахлынула первая волна копов и агентов ФБР, они сразу же закрыли Синий коридор и вывели всех главных действующих лиц в Синий зал, запретив его покидать. Агент ФБР по имени Риз сразу взял в оборот нас с Эллисом, и мы вместе спустились по лестнице. Ризу было около пятидесяти, у него были длинные руки игрока в бильярд. Кожа цвета жареного кофе, и выглядел он так, словно не спал двадцать лет.

— Эллис, как долго этот парень, Дэвис, на тебя работает?

— Два года. Бывший коп. Все мои ребята бывшие копы. Как и я сам, — ответил Эллис, явно нервничая.

Риз кивнул.

— Дэвис сказал, что стоял в коридоре и курил, когда появилась девочка и вошла в туалет. А потом из женского туалета появился гук,[36] дал ему по башке — все, темнота, и больше он ничего не помнит, — сказал Риз и прищурился.

Возможно, хотел показать нам гука.

— Тебя его объяснение удовлетворяет?

Джек Эллис пожевал нижнюю губу и промычал:

— Угу.

Мы находились в прачечной, где полицейские и федералы фотографировали написанное краской послание и допрашивали чикано[37] в зеленой униформе с надписью «ОТЕЛЬ НЬЮ-НИППОН» на спине. При этом Риз не обращал на них ни малейшего внимания, продолжая гнуть свою линию.

— А разве девочке не говорили, чтобы она никуда не уходила одна? — спросил Риз и присел на корточки, чтобы внимательно изучить пол. Возможно, искал улики.

Эллис посмотрел на меня.

— Говорили, — сказал я.

Риз встал — возможно, заметил улику, — сделал пару шагов и присел на корточки в другом месте.

— Тем не менее она ушла. И никто за ней не последовал.

— Совершенно верно, — подтвердил я.

Он снова встал и посмотрел на нас.

— Маленькая девочка вышла пописать. Дело житейское. Случается каждый день. Не о чем беспокоиться? — По его губам пробежала короткая усмешка и исчезла. — Вот только если рядом оказываются матерые преступники и делают определенные заявления, следует хорошенько подумать, прежде чем сходить пописать. Может, обратиться в полицию, если получены угрозы, может, стоит все же задуматься. — Он посмотрел на Эллиса, потом на меня и вновь на Эллиса. — Может, если бы здесь были копы, маленькая девочка сделала бы свои дела и ничего плохого не случилось бы.

Эллис промолчал.

Риз перевел взгляд на меня:

— Я говорил о тебе с парнем по имени Пойтрас. Он сказал, что ты знаешь, что делаешь. Как так случилось, что ситуация вышла из-под контроля?

— Послушай, чеки подписывает мистер Уоррен, — вмешался Эллис. — Он говорит — прыгай, и я спрашиваю, на какую половинку задницы мне приземлиться.

Глаза Риза снова обратились к Эллису, а потом опустились вниз. Наверное, это должно было означать презрение.

— Сколько лет ты проработал в полиции?

Эллис принялся с новой силой жевать нижнюю губу:

— Ты собираешься весь день драть нам задницу или намерен заняться чем-то более полезным?

Риз повернулся ко мне.

— Нам, конечно, следовало обратиться к вам, парни, — продолжал я. — Мы, парни, так и хотели поступить. Но Эллис прав. Здесь Уоррен заказывает музыку, и он сказал «нет». Ничего не скажешь, мы сваляли дурака. Но что сделано, то сделано. Мы, конечно, можем стоять здесь и выслушивать ваши попреки, а можем и закрыть тему.

Риз воздел глаза к небу, а потом, повернувшись к двери, измазанной красной краской, поцокал языком.

— Пойтрас сказал, что ты работаешь с Джо Пайком. Это правда?

— Да.

Риз покачал головой.

— Ну и дерьмо, — покачал головой Риз, а затем, перестав цокать языком, произнес: — Расскажи все с самого начала.

И я рассказал. Мне уже столько раз приходилось это делать, что я стал всерьез подумывать о том, чтобы изготовить побольше копий и раздавать их всем желающим. Когда я поведал о том, как разделались с Нобу Ишидой, Джек Эллис пробормотал:

— Дерьмо господне!

Мы поднялись по лестнице в Синий зал. Там полицейские беседовали с Брэдли Уорреном, Шейлой Уоррен, менеджером отеля и людьми, ответственными за организацию заседания «Пасифик клаб». Риз остановился в дверях и спросил:

— Кто из них Пайк?

Пайк стоял в углу и не участвовал в разговорах.

— Вот он, — указал я в его сторону.

Риз посмотрел и прищелкнул языком.

— Ну, дает, — пробормотал он.

— Хотите познакомиться?

Риз мрачно посмотрел на меня, повернулся спиной и отошел к двум детективам, беседовавшим с Брэдли Уорреном. Шейла сидела на диване, наклонившись к детективу, который задавал ей вопросы, и периодически касалась его бедра, чтобы подчеркнуть свои слова. Джиллиан Беккер стояла возле бара. У нее опухли глаза и потекла тушь.

Увидев меня, Брэдли рявкнул:

— Где моя дочь?

Лицо его покраснело.

— Брэд, — сказала Джиллиан.

Он бросил на нее свирепый взгляд:

— Я задал вполне естественный вопрос. Должен ли я просить тебя растолковывать мне его ответ?

Джиллиан густо покраснела.

— Они знали, что вы здесь будете. Им удалось проникнуть в отель через прачечную. Возможно, похититель ждал в туалете, возможно, вошел в отель вместе со всеми. Мы узнаем об этом только после того, как его найдем, — сказал я.

— Мне не нравятся ваши «возможно». «Возможно» — слово для слабых.

— Возможно, кому-то следовало задействовать полицию, — заметил Риз.

Брэдли не обратил на него ни малейшего внимания.

— Я платил за безопасность, но не получил ничего. — Он ткнул пальцем в сторону Джека Эллиса: — Ты уволен.

Эллис принялся еще энергичнее жевать нижнюю губу. Брэдли Уоррен обратил свое внимание на меня.

— А ты? Чем занимался ты? — Тут он снова посмотрел на Джиллиан Беккер: — Это ты настояла, чтобы я его нанял. Что ты тогда о нем сказала?

— Выбирайте слова, Брэдли, — сказал я.

Уоррен указал на меня пальцем:

— Ты тоже уволен. — Затем повернулся к Пайку: — И ты. Убирайтесь. Убирайтесь. Вы все.

Собравшиеся в этой маленькой комнате смотрели на нас. Даже копы отвлеклись от своих коповских дел. Джек Эллис сглотнул, хотел было что-то сказать, но потом передумал, кивнул и вышел. Я бросил взгляд на Шейлу Уоррен. Ее глаза горели тревожным огнем. Рука застыла на плече крупного полицейского. Джиллиан Беккер уставилась в пол.

— Успокойтесь, мистер Уоррен, — сказал Риз. — У меня к вам несколько вопросов.

Брэдли Уоррен втянул в себя воздух и посмотрел на часы.

— Надеюсь, это не займет много времени, — заявил он. — Может быть, мы еще успеем провести презентацию.

— Да пошел ты в задницу! — сказал Джо Пайк.

Мы ушли.

14

Пайк отвез меня к дому Уорренов и уехал, не сказав ни слова. Я сел в «корвет» и по Беверли-Глен добрался до Вествуда, где находилось одно вьетнамское заведение. Десять столиков, в основном на двоих. Все оформлено в светло-розовых и голубых тонах, стерильная чистота. Заведение держит вьетнамец с женой и двумя дочерьми. Дочерям уже за двадцать, и они прехорошенькие. В задней части ресторана, над кассой, висит маленькая цветная фотография человека в форме майора Вьетнамской регулярной армии. Тогда он был намного моложе. Я провел одиннадцать месяцев во Вьетнаме, но никогда ему об этом не рассказывал. Я бываю здесь довольно часто.

Хозяин, увидев меня, расплылся в улыбке:

— Как обычно?

В ответ я выдал свою фирменную улыбку:

— Конечно. С собой.

Я уселся за маленький столик у окна и стал ждать, наблюдая за прохожими на бульваре Вествуд и чувствуя странную пустоту в душе. Тут были студенты и обычные пешеходы, двое патрульных копов, один из них улыбнулся девушке в прозрачном топике и в обтягивающих черно-белых полосатых лосинах. Лосины начинались возле пупка и заканчивались чуть ниже колен. У нее были загорелые икры. Интересно, улыбался бы этот коп, если бы его только что уволили после того, как у него перед носом похитили девочку, которую ему поручили охранять. Наверное, нет. И стала бы так радостно улыбаться ему в ответ девушка в черно-белых лосинах? Наверное, нет.

Старшая дочь принесла мой заказ из кухни, а ее отец выписал счет. Она поставила пакет на стол и сказала:

— Кальмар с чесноком и перцем и двойная порция риса с овощами.

Интересно, прочитала ли она у меня на лбу: «Элвис Коул, Неудавшийся Защитник». Она тепло улыбнулась мне и добавила:

— Я, как обычно, положила в пакет бутылочку с соусом чили.

Нет, похоже, не прочитала.

Я поехал по бульвару Санта-Моника на восток к своему офису. На каждом перекрестке, останавливаясь перед светофором, я ждал, что люди будут показывать на меня пальцем и говорить всякие гадости, но они помалкивали. Мир все еще оставался в неведении.

Я поставил «корвет» на свое место, поднялся на лифте в офис, вошел внутрь и закрыл за собой дверь. На автоответчике кто-то оставил сообщение: разыскивали какого-то Боба. Вероятно, ошиблись номером. А может, и нет. Номер набрали правильно. Может, это я попал в чужой офис. И в чужую жизнь.

Я положил пакет с едой на стол, снял куртку и повесил ее на деревянную вешалку возле двери. Потом вытащил «дэн-вессон» из кобуры, убрал в правый верхний ящик письменного стола, снял кобуру и бросил на складное кожаное кресло напротив стола. Потом подошел к холодильнику и вытащил бутылку пива «Негра Модело», открыл ее, уселся за стол и стал слушать тишину. В офисе царили мир и покой. Мне это нравилось. Никаких тебе тревог. Никакого ощущения поражения и невыполненных обязательств. Никакого тебе чувства вины. Я вспомнил песню, которую пел один мой маленький друг: «Я большая коричневая мышь, я марширую по дому, и я ничего не боюсь!» Я тихо спел ее самому себе, потягивая «Модело». «Модело» идеально для заполнения пустоты в душе. Наверное, именно поэтому его и сделали.

Через некоторое время я вскрыл пакет, вытащил контейнер с кальмаром и контейнер побольше — с рисом, а также маленькую пластиковую бутылочку с ярко-красным соусом чили, салфетки и чопстики. Пришлось передвинуть маленькие фигурки Джимини Крикета и Микки-Мауса, чтобы освободить место для еды. Что говорил Сверчок? «Маленький человек, у тебя была трудная ночь». Я полил кальмар чили, добавил соус в рис и начал есть, запивая пивом.

«Я большая коричневая мышь, я марширую по дому, и я ни-и-и-чего не боюсь!»

Закатное солнце уже начало отбрасывать яркие прямоугольные пятна на восточную стену дома, когда дверь распахнулась и вошел Джо Пайк. Я салютовал ему второй, а может, третьей бутылкой «Модело» в знак приветствия.

— За хорошую жизнь, — произнес я.

Возможно, это была уже четвертая бутылка.

— Угу.

Он подошел к письменному столу, посмотрел на остатки кальмара и риса.

— А мясо здесь есть?

Я покачал головой. Месяца четыре назад Пайк стал вегетарианцем.

Он переложил оставшиеся кусочки кальмара в рис, взял чопстики, уселся в одно из складных кресел и принялся за еду. В Юго-Восточной Азии редко пользуются палочками. Во Вьетнаме, Таиланде или Камбодже вы не увидите чопстиков. Даже в глуши. Они пользуются вилками и большими ложками, но когда приезжают сюда и открывают рестораны, то обзаводятся чопстиками, так как именно этого ждут американцы. Жизнь — мерзкая сука.

— Тут соус чили, — сказал я.

Пайк вылил остатки соуса в рис, перемешал и молча продолжал есть.

— В холодильнике есть «Модело».

Он покачал головой и спросил:

— Ты давно здесь?

— Наверное, месяца четыре-пять, — пожал я плечами.

В моем кабинете имелась дверь в смежный с моим офис Пайка. Он никогда им не пользовался и сейчас даже не посмотрел в его сторону. Он отправлял в рот рис, брокколи и горошек, жевал и проглатывал.

Я допил остатки «Модело» и швырнул пустую бутылку в мусорную корзинку.

— Шутка, — сказал я, — рис был со свининой.

— Не нравится мне, что мы потеряли девочку, — отозвался Пайк.

Я глубоко вздохнул и откинулся на спинку кресла. В офисе было тихо. Лишь глаза Пиноккио двигались туда-сюда.

— Возможно, Уоррен по какой-то причине хотел, чтобы «Хагакурэ» украли и чтобы все об этом узнали, а еще что у него похитили ребенка из-за попыток найти украденную книгу. Возможно, он рассчитывает создать себе некий имидж, который позволит ему заработать очки, вернуть и книгу, и дочь. Как по-твоему, похоже на Брэдли?

Пайк встал, подошел к маленькому холодильнику и достал банку томатного сока.

— Возможно, — ответил он. — А возможно, все совсем по-другому. Возможно, кому-то выгодно, чтобы Уоррен потерял лицо, и им плевать на книгу, а важно просто привлечь внимание. Возможно, они хотят, чтобы Уоррен лишился своих связей с Японией. Или просто решили нанести удар побольнее. Возможно, он денег должен.

— Слишком много «возможно», — заметил я.

Пайк кивнул.

— «Возможно» — слово для слабых.

— Возможно, за этим стоят якудза.

Пайк встряхнул банку с томатным соком, оторвал крышку и стал пить. По подбородку потекла тоненькая струйка. Похоже на кровь. Он вытер рот салфеткой.

— Мы можем просидеть здесь всю ночь, но девочки по-прежнему не будет.

Я встал, подошел к стеклянным дверям и распахнул их. Комната сразу же наполнилась шумом проезжающих машин, но воздух уже начал свежеть.

— Мне и самому не нравится, что мы ее потеряли. Мне не нравится, что мне дали пинка под зад и предложили обо всем забыть. И мне совсем не нравится, что она попала в беду, а мы уже не в деле.

В зеркальных стеклах отразилось заходящее солнце. Стекла блестели.

— Считаю, что мы должны продолжать, — добавил я.

Пайк бросил банку от сока на бутылки «Модело».

— Нам следует заняться якудза, поскольку больше у нас ничего нет, — продолжал я. — Об остальном можно забыть. Будем давить до тех пор, пока они не ответят, после чего ситуация должна проясниться.

— Остается только найти якудза.

— Верно. Остается только найти якудза.

Уголок рта Пайка дернулся.

— Это мы можем сделать.

15

Нобу Ишида жил в старом доме с комнатами на разных уровнях в Чевиот-Хиллз, в двух милях к югу от студии «Твентис сенчери Фокс». Время было позднее — хорошо за девять, и когда мы проехали мимо его дома, заметно стемнело. Мы свернули за угол и припарковались. Где-то рядом залаяла собака.

Дом был построен из кирпича и дерева и выкрашен каким-то светлым цветом, который ночью не различишь. «Эльдорадо» Ишиды стоял на подъездной дорожке, рядом расположился двухцветный «форд Меркурий». Слева от двери было огромное окно, через которое прекрасно просматривалась хорошо освещенная внутренняя часть дома. Мимо окна прошла женщина ближе к пятидесяти. Она разговаривала с молодым человеком лет двадцати. Женщина и молодой человек выглядели печальными. Миссис Ишида и сын. Тело мужа и отца едва успело остыть — у них имелись причины для печали.

— Я или ты? — спросил Пайк.

— Я.

Я вышел из машины, словно собирался совершить вечерний моцион. Пройдя полтора квартала, вернулся обратно, шагнул с тротуара в тень и, приблизившись к западной части дома Ишиды, заглянул внутрь. Похоже, это спальня — там было темно. Неподалеку виднелись ворота из красного дерева с аккуратной надписью «ОСТОРОЖНО, ЗЛАЯ СОБАКА». Я тихонько присвистнул, отломил ветку и провел по воротам. Собаки не было. Я вернулся на улицу и вдоль кустарника прошел к восточной стороне дома, где обнаружил запертый гараж без окон, с узкими железными воротами, выходящими на задний дворик. Я осторожно приоткрыл ворота и двинулся вдоль дома к маленькому окошечку, расположенному примерно посередине. Молодая женщина в ситцевом платье сидела за столом с ребенком на руках. Она прикоснулась носом к носу ребенка и улыбнулась. Ребенок улыбнулся в ответ. Не слишком похоже на крепость якудза.

Я вернулся в машину.

— Обычная семья, верно? — спросил Пайк.

— Или опытные имитаторы.

Через сорок минут дверь дома открылась, и на улицу вышли молодой человек и женщина с ребенком. Молодой человек нес большую розовую сумку с вышитым медведем на боку, наверняка она была набита памперсами, бутылочками с молоком и маленькими куколками. Миссис Ишида поцеловалась с ними на прощание и молча смотрела им вслед, пока они шли к своему маленькому «меркурию». Они отъехали, и она помахала им рукой.

— Ну, видел? — спросил я.

Пайк молча кивнул.

— Классический обман в стиле якудза.

— Ты просто гений слежки, — заявил Пайк.

Незадолго до наступления полуночи мимо проехала полицейская машина, ярко светя фарами, чтобы отпугнуть грабителей и любителей подглядывать за другими людьми. В час двадцать по проезжей части пробежали двое парней, один белый, другой черный. Они бежали рядом и дышали в такт. К трем часам все тело у меня затекло, и мне захотелось есть. Пайк не шевелился. Возможно, он умер.

— Ты не спишь?

— Если устал, можешь вздремнуть, — предложил он.

«Мой напарник — это что-то».

В двадцать пять минут шестого по улице проехал грузовичок, развозящий молоко. Он сделал четыре остановки. В пять минут седьмого небо на востоке начало розоветь, а в соседнем квартале в двух домах загорелся свет. В четырнадцать минут девятого, после того как люди ушли на работу, дети отправились в школу и все занялись своими обычными делами, вдова Нобу Ишида, одетая в черный костюм, вышла из дома с сумкой. Она заперла дверь, села в «эльдорадо» и уехала.

— Давай немного поработаем, — сказал я.

Мы вышли из «корвета», миновали железные ворота гаража и обогнули дом сзади. Там оказалась стандартная дверь, ведущая на кухню, и двустворчатые двери, через которые можно было попасть в гостиную. За домом был небольшой бассейн. Мы проникли в дом через двустворчатые двери.

— Я осмотрю заднюю часть, — предложил Пайк.

— Ладно.

Он беззвучно исчез в коридоре.

Просторная гостиная была обставлена мебелью в колониальном стиле. Множество детских фотографий, цветной телевизор и ничего такого, что указывало бы на интерес Нобу Ишиды к искусству феодальной Японии. На каминной полке кто-то оставил журнал «Пипл», на кофейном столике стояла коробка с сухим печеньем и лежал последний роман Джекки Коллинз. Представляете? Портрет преступника как американца — типичного представителя среднего класса.

Напротив телевизора стоял маленький столик с желтым телефоном. Рядом удобное кресло. Возле телефона лежала записная книжка. В ней я нашел адреса и телефоны больницы, полиции, Эда и Дианы Уотерс, школы Боба и решил, что это, наверное, кодовые названия кланов якудза. Я положил записную книжку на место и перешел на кухню. На холодильник были налеплены маленькие магнитики — Снупи, Чарли Браун и корзинки с цветами, — на которых держались записки. На шкафчике стояла фотография жены Ишиды в рамке с надписью «ПОЦЕЛУЙТЕ ПОВАРА». Она казалась симпатичной женщиной и хорошей матерью. Знала ли она, чем занимался ее муж, чтобы заработать на жизнь? Говорил ли в юности, когда ухаживал за ней: «Держись меня, крошка, я стану главным мафиози в Маленьком Токио»? Или он просто нашел себя, став якудза, как она обрела свое «я», занимаясь с детьми и в АУР,[38] предоставив любящему мужу вести дела? Возможно, мне следует познакомить ее с женой Малькольма Деннинга. Возможно, у них найдется много общего.

В дверном проеме материализовался Пайк.

— Давай сюда, — сказал я.

Мы вернулись в гостиную и по короткому коридору вошли в маленькую комнату. Когда-то она играла роль детской, но с тех пор сильно изменилась.

— Ну и ну, — пробормотал я. — Добро пожаловать в Японию.

Мы оказались в небольшой комнате, заставленной мебелью из лакированного розового дерева. В центре комнаты я заметил низенький столик с подушкой вместо стула и лакированную коробку с телефоном внутри. В углу находился шкафчик, составляющий пару с коробкой. Вдоль двух стен стояли длинные низкие столики. На них я увидел четыре подставки, на каждой по паре самурайских мечей: тот, что длиннее, — пониже, а короткий — повыше. Мечи были инкрустированы жемчугом и драгоценными камнями, рукояти обернуты шелковыми лентами. Между подставками лежали древние боевые самурайские шлемы, по форме напоминающие шлемы, которые носили солдаты Федерации в «Звездных войнах».

На стене висел красивый шелковый халат, похожий на гигантскую бабочку. Противоположную стену украшали гравюры на дереве и акварели на шелке под стеклом, выглядевшие такими хрупкими, что, казалось, даже легкое дуновение ветра может их разрушить, а также пара деревьев бонсай в горшках под стеклянными колпаками. Сквозь матовый экран внешней стены просачивался тусклый утренний свет. Красивая комната.

Пайк подошел к низкому столику и сказал:

— Посмотри.

На краю стола лежали три книги. Первая содержала выборочные переводы из «Хагакурэ». Вторая книга являлась другим переводом. А третья называлась «Бушидо. Душа воина». Пайк принялся перелистывать один из переводов.

— Книгу перечитывали много раз, — заметил он.

— Если у Ишиды имелся оригинал, кто-то мог об этом узнать. И он так захотел получить «Хагакурэ», что был готов пойти на все.

— Угу, — промычал Пайк.

Он нашел интересное место и углубился в чтение.

— Возможно, мы сумеем выяснить, кто это был.

Пайк продолжал читать.

— Как только закончим читать.

Джо закрыл книгу и положил на стол:

— Выйду-ка я наружу. Не хочу, чтобы нас застукали.

Когда он ушел, я еще раз осмотрелся. На низком столике ничего не было, кроме книг и телефона, а на длинных столах, стоящих вдоль стен, — только мечи и шлемы. Даже пыли не было. Шкафчик также оказался идеально чистым, но в нем имелись ящики, куда я мог заглянуть. В верхнем ящике лежали бумаги, касающиеся дома и семьи: школьные документы, медицинские счета, страховые полисы. В нижнем — каталоги по искусству, рекламные брошюры туристических агентств, а также каталоги конторы Ишиды, но никаких финансовых документов его фирмы. Очевидно, они находились у его бухгалтера. И хранились под буквой «П» — Преступления.

Однако в задней части ящика я нашел папку с записями личных расходов Ишиды. Он широко тратил деньги.

У Нобу Ишиды было две карточки Visa, две MasterCard, American Express Platinum, Optima и Dinners Club. Большая часть счетов была из ресторанов, бутиков и универмагов. Семья Ишида вела широкий образ жизни и тратила гораздо больше, чем могли себе позволить люди, жившие по соседству. Я пытался найти хоть какие-то закономерности, но у меня ничего не получалось. Отели и рестораны почти не повторялись. Ишида заходил куда-нибудь поесть и не появлялся в этом заведении несколько месяцев или вообще больше туда не возвращался. Повторения встречались, но эти места я и сам неплохо знал. В «Ма мезон» вряд ли станут собираться члены якудза. Я просмотрел старые чеки и принялся за более свежие, как вдруг мне бросилось в глаза, что последние три месяца Ишида два или три раза в неделю посещал заведение под названием «У мистера Мото». Всякий раз счета были не слишком большими, словно он ходил туда один и выпивал пару коктейлей, но раз в две недели, обычно по четвергам, чек был на кругленькую сумму: четыреста-пятьсот долларов. Хмммм.

Я сложил чеки обратно в папку и постарался привести все в прежний вид, после чего вернулся к маленькому столику и позвонил в справочное бюро.

Женский голос спросил:

— Какой город?

— Лос-Анджелес. Мне нужен телефон и адрес ресторана или бара под названием «У мистера Мото».

Если нужен только телефон, они включают компьютер. Если требуется адрес, то разговаривать будет человек. Оператор сообщил мне номер телефона и адрес и пожелал удачного дня. Компьютер так никогда не поступает. Я повесил трубку, стер с красивой лакированной коробки наши сомнительные отпечатки и отправился к Джо Пайку.

— Быстро справился, — кивнул он мне.

— Лучшие улики не залеживаются.

Мы вернулись к «корвету» и поехали к мистеру Мото.

16

Танцевальный клуб «У мистера Мото» занимал первый этаж здания в центре города на Шестой авеню. Декор в стиле хайтек. Побеленный фронтон, окна в форме иллюминаторов с бирюзовой и персиковой окантовкой и неоновая вывеска «У мистера Мото», где все буквы вписаны в треугольники. Японская и китайская кухня. Очень продвинутый. Здесь наверняка подают фаршированные блинчики с моцарелло и пасту мисо,[39] официанты подстрижены как футболисты, и повсюду неоновые треугольники. На дверях висела табличка «ЗАКРЫТО». Рядом еще одна: «ЛАНЧ — ОБЕД — КОКТЕЙЛИ С 11.30». До открытия оставалось чуть больше часа.

Мы проехали три квартала и остановились у «Боб биг бой», чтобы привести себя в порядок в их туалетной комнате. Когда мы туда вошли, там уже находился какой-то старикашка с «Джуиш дейли ньюс», который причесывался перед зеркалом. Пайк встал рядом с ним, снял футболку и пояс с кобурой, пистолет положил на диспенсер для мыла. Старикашка посмотрел на пистолет, потом на Пайка и поспешно вышел. Газету он забыл.

После того как мы извели никак не меньше миллиона бумажных полотенец и почти все запасы жидкого мыла, нам осталось лишь пройти три квартала до «У мистера Мото». Было без десяти минут двенадцать, когда мы вошли в ресторан и стройный метрдотель-японец спросил нас:

— Вы вдвоем на ланч?

Правая половина его головы была подстрижена так, что оставался короткий ежик, а слева почти до плеч свисали завитые локоны. Вот вам и новая волна.

— Мы сначала посидим в баре, — сказал я.

Даже неон не мог испортить очарования этого заведения. В передней части стояли бирюзовые пластиковые столы и металлические стулья персикового цвета, пол был выложен графитовой плиткой. Справа находился суши-бар с двадцатью стульями. Четыре повара с красно-белыми повязками на головах приветствовали входящих пронзительными криками. Справа столы тянулись до самой кухни. Слева на небольшом возвышении располагался ярко освещенный бар и несколько столов в окружении растений и неоновых треугольников. Зона бара была огорожена перилами, чтобы подвыпившие клиенты не падали вниз. За одним из маленьких столиков сидели три женщины, в обеденном зале я насчитал четыре пары. Деловые люди пришли на ланч. Мы с Пайком миновали обеденный зал и поднялись по узеньким ступенькам в бар. Одна из трех женщин уставилась на татуировки Пайка.

В баре посетителей обслуживала японка лет тридцати. Жесткое лицо, густо наложенные зеленые тени и сильный желто-коричневый загар. Она была одета в черные брюки в обтяжку и сине-черную курточку с красной тесьмой, завязывающейся под грудью, так что живот оставался обнаженным. Чуть выше пупка у нее была татуировка в виде бабочки.

— Что будете пить, парни? — спросила она.

— У вас тут тихо, — заметил я.

— Народ собирается к половине первого.

Мы заказали «Саппоро» в маленьких бутылочках, и Пайк поинтересовался, где у них мужской туалет. Барменша ответила, и Пайк отправился туда через кухню.

— Я первый раз здесь. Один мой приятель фанатеет от этого места. Вы, должно быть, его знаете. Он здесь часто бывает.

Она наклонилась, и тут же зазвучала музыка. Сомнительная обработка Джоан Джетт.

— А как его зовут?

— Нобу Ишида.

Барменша пожала плечами:

— Здесь бывает много людей.

У дальнего конца бара устроились мужчина и женщина. Барменша отошла к ним. Я наклонился над стойкой, чтобы получше ее рассмотреть. Красивые ноги.

Три женщины захватили свои бокалы и перешли в обеденный зал. Я взял наши бутылки с пивом и сел за их столик. Через пару минут появился Пайк.

— Туалет в задней части заведения, там есть телефон-автомат. Кухня Г-образная, по всей ширине здания, там же холодильные шкафы. Имеется задняя дверь. Офис рядом с кухней. Там работают пять мужчин и четыре женщины.

Мы сидели, потягивая пиво. Заведение «У мистера Мото» постепенно заполнялось мужчинами в костюмах от «Армани» и женщинами в черных обтягивающих велосипедных шортах, а также женщинами адвокатами. Их сразу можно узнать: они слишком много пьют и выглядят встревоженными. Среди посетителей выделялась небольшая группа азиатов, но все остальные были белыми или черными.

— Обрати внимание, — заявил Пайк, — что из всех посетителей только мы с тобой выглядим как бандиты.

— Ты — может быть. Я похож на Дона Джонсона. А ты — на Фреда Флинстоуна.[40]

Шестнадцать часов без единой крошки во рту и бутылка «Саппоро», как выяснилось, способны творить чудеса. Пайк подозвал официантку, и мы заказали сашими, суши, белый рис, суп мисо и еще «Саппоро». Это пиво хорошо помогает после того, как целую ночь просидишь в машине.

Вошли несколько молодых женщин модельной внешности. Высокие, худощавые, волосы уложены в сложные прически, которые годятся лишь для модных журналов, но не для реальной жизни. Они постоянно себя трогали, что-то поправляли и приглаживали.

— Может, нам их допросить? — осведомился Пайк.

Принесли еду. Мы заказали карангу, сериолу,[41] осьминога, пресноводного угря и морского ежа. Еж, угорь и осьминог были приготовлены в виде суши, каждый кусочек завернут в рис, который удерживался полоской из морских водорослей. Сашими — это рубленая рыба без риса. В придачу к сашими мы получили два подносика с темно-коричневым соусом с мелко нарезанным зеленым луком. На пустой тарелке я смешал соевый соус с острой зеленой горчицей для суши. Затем обмакнул кусочек суши из осьминога в соус, подождал, пока пропитается рис, и откусил кусочек. Изумительно. Пайк смотрел на свой суп мисо.

— Там что-то плавает, — мрачно заявил он.

— Черные спагетти, — ответил я. — Последнее слово кулинарии.

Пайк отодвинул суп в сторону.

К часу свободных мест в обеденном зале не осталось. Для метрдотеля наступило тяжелое время, посетители галдели так, что почти заглушали музыку. Сразу же после часа к работе приступил второй бармен. Чуть моложе Леди-с-Бабочкой, со стрижкой ежиком, очень гладкой кожей и лицом маленького мальчика. Наверное, чей-то племянник, который учится на старшем курсе, решил немного подзаработать летом. Леди-с-Бабочкой что-то сказала ему, и новый бармен посмотрел в нашу сторону. С тревогой. Я улыбнулся Пайку.

— Так, так, так. Похоже, мы делаем успехи.

Я встал и подошел к той части стойки, которую обслуживал новый бармен.

— У вас есть «Фальстаф»?

Студент покачал головой. К нам приблизилась Леди-с-Бабочкой, бросила на меня быстрый взгляд, что-то сказала своему напарнику по-японски и вернулась на свое место. Студент принялся смешивать «Маргариту».

— А как насчет «Короны»?

— У нас только японское пиво.

— Тогда маленькую бутылку «Саппоро». Две, — кивнул я ему.

Он разлил коктейль в три бокала. Леди-с-Бабочкой вернулась, взяла бокалы и отошла от нас. Я улыбнулся студенту.

«Мистер Доброжелательность».

— А бандиты сюда часто заходят?

— Что? — удивился он.

Я подмигнул ему и отнес бутылки к нашему столу. Официантка уже убрала тарелки.

— Смотри, — сказал Пайк.

В противоположном конце зала за угловой столик, стоявший рядом с роскошным растением, усаживались трое мужчин. Пожилой японец, японец помоложе с широкими плечами и высокий худой чернокожий мужчина. Чернокожий парень был чем-то похож на Лу Госсетта,[42] но его не портил шрам, идущий от макушки вдоль виска к левому уху. Оба азиата, широко улыбаясь, разговаривали со стройным мужчиной в темном костюме. У мужчины были длинные волосы, собранные в пучок, — панк-версия традиционной японской прически. Менеджер ресторана.

— Что-то подсказывает мне, что мы уже не единственные бандиты в этом заведении, — заметил я.

— Я знавал черного парня, еще когда работал в полиции, — сказал Пайк. — Ричард Сангойз. Торговец наркотиками из Креншо.

— Вот видишь, — обрадовался я. — Гангстеры.

— Они могли оказаться здесь случайно.

— Могли.

— А может быть, и нет.

— Может быть, два азиатских джентльмена представляют деловые круги якудза и пытаются найти здесь новые возможности для своего бизнеса.

Пайк кивнул.

Я вернулся к студенту и вновь изобразил Мистера Доброжелательность.

— Прошу меня простить, — начал я. — Вы видите трех джентльменов, сидящих в дальнем углу?

— Угу. — С легкой тревогой.

— У меня есть основания считать, что эти люди преступники и они готовят новое преступление. И мне кажется, что я просто обязан кому-нибудь об этом сообщить. Возможно, вам следует позвонить в полицию.

Глаза у студента стали как шарики от пинг-понга. Я вернулся за наш столик и сел.

— Чуть подтолкнул, — сообщил я.

Мы продолжали наблюдать за баром. Студент что-то сказал Леди-с-Бабочкой. Она подозвала официанта, бросила пару фраз, и официант направился к менеджеру. Менеджер сразу же подошел к Леди-с-Бабочкой. Они посмотрели в нашу сторону, а затем менеджер скрылся на кухне. Вскоре он вернулся и направился прямо к нашему столу.

— Прошу меня извинить, джентльмены. — («Мистер Радушие».) — Как вы видите, у нас очень много посетителей. Поскольку вы уже закончили обедать, не могли бы вы освободить места для других клиентов?

— Нет, не могли бы, — заявил Пайк.

— Мой друг Нобу сказал мне, что если я сюда приду, то со мной будут обращаться уважительно.

Менеджер отвернулся, а потом спросил:

— Вы друг Нобу Ишиды?

— Мистер Ишида мертв, — холодно сказал я. — Убит. Я хочу знать, с кем он был здесь в последний раз.

Менеджер покачал головой и нервно улыбнулся:

— Вам следует уйти.

— Нам здесь нравится, — заметил Пайк. — Мы можем остаться здесь навсегда.

Менеджер пожевал губами, а затем через обеденный зал снова прошел на кухню.

— Похоже, мы становимся для них проблемой, — сказал Пайк.

— Забавно, не так ли? — кивнул я.

Пайк встал и подошел к столику, за которым сидели два японца и чернокожий парень. Он остановился совсем рядом с ними, и им даже пришлось откинуться на спинки стульев, чтобы на него посмотреть. Пайк что-то сказал Ричарду Сангойзу. Глаза Сангойза округлились. Пайк наклонился, положил руку на плечо Сангойза и что-то добавил. Сангойз посмотрел на меня. Я сложил пальцы пистолетом и сделал вид, что стреляю. Сангойз отодвинул свой стул и поспешно удалился. Молодой японец вскочил на ноги. Пожилой перевел взгляд с Пайка на меня, а потом обратно на Пайка. Он был явно рассержен. Они торопливо зашагали вслед за Сангойзом. Из кухни вылетел менеджер, но застал лишь конец этой сцены. Студент встревожился еще сильнее и что-то шепнул Леди-с-Бабочкой. Она резко ему ответила и отошла. Пайк вернулся к нашему столу и сел.

— Замечательно, — сказал я.

Пайк кивнул.

Когда студент вышел из-за стойки бара и направился на кухню, я последовал за ним.

В кухне с высоким потолком все было отделано сталью и выкрашено в белый цвет. Жара стояла невыносимая, хотя вентиляторы работали на полную мощность. Узкий коридор в дальней части кухни уходил вправо, к двери, на которой было написано «ОФИС». В коридоре слева виднелись телефон-автомат и табличка «ТУАЛЕТЫ». Я прошел мимо женщины, несущей поднос с пельменями, и отправился в мужской туалет.

Туалет был маленьким и белым с одной закрытой кабинкой и одним писсуаром, одной раковиной и устройством, с помощью которого невозможно высушить руки. Над раковиной висело объявление, утверждавшее, что все служащие ДОЛЖНЫ мыть руки с мылом. Студент стоял возле писсуара. Он повернул голову, увидел меня, и у него сделался такой вид, будто его лягнули в пах. Я улыбнулся и закрыл дверь туалета на защелку.

— Вам лучше меня не трогать, — заявил он.

— Это заведение принадлежит якудза? — спросил я.

Он был напуган. Очень напуган.

— Откройте дверь. Прекратите.

— Я открою дверь только после того, как мы поговорим.

Он застегнул ширинку и отошел от писсуара. Его губы дрожали, словно он собирался расплакаться. Казалось, он давно ждал этого дня, и вот час расплаты настал. Малькольм Деннинг.

— Твое дело дрянь, мальчик. Ты знаешь, кто такие якудза?

Он покачал головой.

— Тебе знаком человек по имени Нобу Ишида?

Он снова покачал головой, и я ткнул его в грудь открытой ладонью правой руки. Раздался низкий звук, студента отбросило назад. Впрочем, едва ли ему было больно. Но он испугался еще сильнее.

— Только не надо мне вешать лапшу на уши. Нобу Ишида бывал здесь три раза в неделю в течение последних трех месяцев. Он много тратил и оставлял солидные чаевые, и ты его знаешь.

Кто-то попробовал открыть дверь, а потом постучал. Я распахнул пиджак, показал мальчишке «дэн-вессон» и сказал:

— Занято. Подождите минутку.

Глаза студента были похожи на два блюдца, рот открывался и закрывался, как у рыбы, выброшенной на берег.

— Я с ним не знаком. Он был клиентом.

— Но тебе известно его имя.

— Да, сэр.

«Да, сэр».

— Нобу Ишида был членом якудза, — сказал я. — Каждые две недели он приходил сюда не один, скорее всего, с ним были тоже члены якудза. Похищена девочка по имени Мими Уоррен. Может быть, это сделали якудза, может быть, те, кто знал Ишиду. Мне нужны их имена.

Мальчишка с трудом оторвал взгляд от того места под пиджаком, где жил «дэн-вессон».

— Мими похитили?

Я внимательно посмотрел на него:

— Ты знаешь Мими Уоррен?

— Она сюда иногда приходит, — кивнул он.

— Сюда?

— Со своими друзьями.

— С друзьями?

«Допрос свидетеля всегда был моей сильной стороной».

— С девушкой по имени Кэрол. И еще с одной, ее зовут Кэрри. На самом деле я с ними не знаком. Ну, они сюда часто приходили, я говорил «привет». Они любят потанцевать. У нас играют хорошие группы. — Он смотрел мимо меня на дверь. Словно ждал, что кто-нибудь ее сейчас выломает. — Мне ничего не известно о похищении. Клянусь. Меня скоро начнут искать. У меня будут неприятности.

— Расскажи про Ишиду.

Мальчик беспомощно развел руками.

— С ним всегда приходили три человека. Я знаю только мистера Торобуни. Он хозяин заведения. Пожалуйста!

Терри Ито сказал, что Юки Торобуни — глава якудза в Лос-Анджелесе. Я открыл дверь и выпустил мальчика из туалета. Когда я последовал за ним, какой-то тип с красным лицом и в отличном костюме от «Росса Хоббса» бросил на меня презрительный взгляд.

Мими Уоррен? Здесь?!

Когда я вернулся в бар, за столом с Джо Пайком сидели трое мужчин. Немолодой тип с дряблой кожей и в дешевой куртке из акульей кожи, наброшенной поверх оранжевой рубашки, коротышка с двумя пальцами на левой руке и тоскливым взглядом, наводящим на мысль, что жизнь есть непостижимая тайна, и высокий мускулистый парень в джемпере с рукавами три четверти. Эдди Танг. Он ухмыльнулся, глядя на меня.

— А тебя я знаю. Ты Микки Спиллейн.

Уголок рта Пайка дернулся.

— Ты пропустил самое интересное, — сказал он. — Пока тебя не было, кто-то вызвал подкрепление.

17

Пожилой мужчина в дешевой куртке посмотрел на Эдди:

— Ты его знаешь?

Говорил он без акцента.

— Он приходил к Ишиде, — кивнул Эдди.

— Поздравляю, Эдди, — сказал я. — На прошлой неделе ты работал на Нобу Ишиду, потом Ишиду убрали, а ты уже служишь у Юки Торобуни. Ты делаешь карьеру.

— Откуда знаешь, кто я такой? — осведомился Юки Торобуни.

— Ты либо Торобуни, либо Фу Манчи.[43]

— Давай отойдем, — мотнул головой Торобуни в сторону Эдди.

Торобуни прошел мимо меня и стал спускаться по лестнице, ведущей на кухню. Карлик с важным видом зашагал за хозяином. Карлики всегда так ходят. Мы с Пайком последовали за ними, процессию замыкал Эдди. Леди-с-Бабочкой проводила нас взглядом. Ее стройные бедра плавно двигались в такт музыки, заставляя танцевать маленькую бабочку. Славный танец.

— Тебе нравится, да? — спросил Эдди.

«Да, якудза — это что-то».

Когда мы оказались на кухне, Юки Торобуни прислонился к стальному столику и сказал:

— Эдди.

Похоже, Эдди отвечал здесь за все. Возможно, карлик был идиотом.

Эдди подошел к Пайку, чтобы его обыскать. Пайк оттолкнул руку Эдди:

— Нет.

Карлик вытащил «браунинг» сорок пятого калибра, который был примерно на восемнадцать размеров ему велик. В воздухе пахло кунжутным маслом, мятой и специями. Вся кухонная обслуга старательно избегала смотреть в нашу сторону.

Эдди и Пайк были примерно одного роста, но Эдди был все же потяжелее и шире в плечах благодаря развитым трапециевидным мышцам. Эдди с усмешкой посмотрел на красные стрелы Пайка:

— Дерьмовые у тебя татуировки.

— Давайте не будем зря терять время, — взмахнул рукой Торобуни. Он посмотрел на меня: — Чего ты хочешь?

— Я хочу шестнадцатилетнюю девочку по имени Мими Уоррен.

Эдди Танг рассмеялся. Торобуни улыбнулся Эдди, покачал головой и скучным голосом сказал:

— И что с того?

— Возможно, она у вас.

— Мальчик, я никогда не слышал про эту девочку, — ответил Торобуни. — Кто она такая, принцесса или кинозвезда?

Эдди явно понравилась шутка босса.

— Нечто под названием «Хагакурэ» украдено у ее родителей, и тот, кто это украл, похитил девочку, чтобы прекратить поиски. Кроме того, тот, кто захотел завладеть «Хагакурэ», на все сто связан с якудза. Может быть, это ты.

Лицо Торобуни потемнело. Он бросил несколько слов по-японски, и Эдди перестал смеяться.

— Иными словами, тот, кто украл «Хагакурэ», похитил девочку, чтобы заставить тебя прекратить поиски?

— Да, похоже, что так.

— Не слишком умно.

— Гении нечасто становятся преступниками.

Некоторое время Торобуни молча смотрел на меня, потом подошел к гигантской печи, откуда женщина доставала порцию приготовленных в кипящем масле креветок. Торобуни что-то тихо ей сказал, она молча насадила креветку на короткий шампур и протянула ему. Он тут же откусил маленький кусочек.

— Два года назад я засунул туда лицом вниз одного человека. — Он указал на печь. — Ты когда-нибудь видел поджаренное в масле лицо?

— Нет. И каково оно на вкус?

Торобуни закончил есть креветку, вытер руки о полотенце, лежавшее на стальном столике, и покачал головой.

— Ты окончательно спятил, если решился прийти сюда вот так. Ты знаешь мое имя, но представляешь ли ты, кто я такой?

— Кто убил Нобу Ишиду?

Он снова облокотился о стол и посмотрел на меня. Эдди сделал шаг вперед, не спуская глаз с Пайка. Карлик с «браунингом» сиял от удовольствия. Торобуни аккуратно свернул полотенце и положил на стол.

— Может быть, ты его и убил.

— Да, конечно.

За нашими спинами кипело масло, потрескивал жир, ножи разрубали мясо, влажный пар поднимался над плитами. Торобуни смотрел на меня еще пару столетий, а потом снова заговорил по-японски. Карлик убрал пистолет. Торобуни подошел ко мне так близко, что дешевая акулья кожа мазнула меня по груди. Он заглянул сначала в мой правый глаз, потом в левый.

— Якудза превращается в страшное чудовище, если ее разбудить. Если ты придешь сюда еще раз, якудза тебя сожрет.

— Я собираюсь найти девочку.

Улыбка вполне соответствовала его голосу.

— Удачи тебе.

Он резко развернулся и покинул кухню, карлик, переваливаясь, поспешил за ним. Замыкал процессию Эдди Танг, который не спускал глаз с Джо Пайка. У двери он остановился, презрительно ухмыльнулся Пайку и закатал рукава, чтобы продемонстрировать свои татуировки. Затем Эдди поиграл мускулами, так что татуировки пришли в движение, и напряг трапециевидные мышцы, которые стали похожи на маленькие крылья. И вышел.

— Впечатляет, — сказал Пайк.

Мы прошли через общий зал мимо бара. Студент исчез. Леди-с-Бабочкой была занята с другими клиентами. Люди ели. Люди пили. Жизнь продолжалась.

На стоянке Пайк заявил:

— Он что-то знает.

— У тебя что, появилось такое чувство?

Кивок.

— Возможно, кое-кто другой что-то знает. Мими Уоррен здесь бывала.

Темные очки слегка сдвинулись.

— Мими?

— Она приходила сюда с друзьями и тусовалась здесь. Вероятно, общалась с разными скользкими типами. Может быть, ее схватили те, с кем она познакомилась в этом заведении. Может быть, она хвасталась сокровищами, которые лежат у ее папочки в сейфе.

— И если мы найдем друзей, они могут назвать имена.

— Именно так.

Солнечные очки слегка сдвинулись.

— Угу.

Сорок минут спустя я поставил «корвет» на стоянке возле своего дома, вошел через кухню и позвонил в офис Джиллиан Беккер.

— Да? — сказала она.

— Элвис Коул. Я бы хотел поговорить с вами о Мими, ее отце и обо всем остальном.

— Но вы же уволены.

— Вполне возможно, но я собираюсь ее найти. Может быть, вы сумеете мне помочь.

Последовала пауза, я услышал какой-то шум.

— Сейчас я не могу говорить.

— Вы можете поужинать со мной сегодня вечером у «Муссо и Фрэнка»?

Еще одна пауза. Она колебалась.

— Хорошо. — В ее голосе я не заметил особого энтузиазма. — В какое время?

— В восемь. Мы можем встретиться там, или я за вами заеду. Выбирайте.

— Встретимся там.

Ее выбор не оставлял сомнений.

Я повесил трубку, разделся, принял душ и улегся спать. Мой сон был глубоким, но беспокойным.

18

Я проснулся вскоре после шести, чувствуя себя совершенно измочаленным, словно сон был тяжелой работой. Спустившись вниз, я включил телевизор, чтобы послушать новости. Через некоторое время передали сообщение о похищении Мими.

Блондинка, которая выглядела так, словно дважды в день играла в ракетбол,[44] вела репортаж от отеля «Нью-Ниппон», с «места похищения». Она сказала, что полиции и ФБР до сих ничего не известно о местонахождении и состоянии Мими, но они напряженно работают для достижения положительного результата. На экране появилась фотография Мими с номером телефона под подбородком. Затем блондинка попросила всех, кто располагает хоть какой-то информацией, звонить по этому номеру, а дальше пошла реклама по набору в полицию Лос-Анджелеса. Номер телефона также сообщался.

Репортаж о Мими Уоррен занял семнадцать секунд.

В семь часов я перешел на кухню, выпил два стакана воды и поднялся наверх, чтобы принять душ и побриться. Я пустил горячую воду и сильно растер тело и после этого почувствовал себя гораздо лучше. Может быть, я начал привыкать к боли. Или все дело в предстоящем обеде с магистром делового администрирования.

Я вытерся, воспользовался дезодорантом и стал думать, какой костюм выбрать. Хммм. Я, конечно, могу нацепить нос Граучо Маркса,[45] но Джиллиан ясно дала понять, что я слишком много шучу. Может быть, подойдет маска мутанта? Нет. Я достал коричневые слаксы и желто-серые высокие ботинки армейского образца, белую спортивную рубашку и легкую светло-голубую куртку официанта. Теперь я стал точь-в-точь как с рекламы фирмы «Банана репаблик». Что ж, может быть, «Банана репаблик» возьмет меня на работу. Они могут поместить мою фотографию в свой каталог и сопроводить ее надписью: «Знаменитый детектив Элвис Коул, экипированный для работы в суровом городском климате!» Интересно, продают в «Банана репаблик» подплечную кобуру?

Я спустился вниз, достал еду для кота, затем запер дом и поехал в сердце Голливуда. Да, мысль об обеде с Джиллиан творила чудеса.

Без двух минут восемь я припарковался за рестораном «Муссо и Фрэнк» на Голливудском бульваре и вошел внутрь. Джиллиан Беккер появилась сразу же вслед за мной. Она была одета в консервативный бледно-желтый брючный костюм со светло-коричневой блузкой и бежевыми туфлями-лодочками. Лак для ногтей и губная помада были светло-розовыми и прекрасно сочетались со светло-желтым. Ее шею украшало скромное жемчужное ожерелье, и я не мог не обратить внимания на ее тонкие пальцы. Но только когда она оказалась рядом со мной, я понял, что она встревожена и утомлена.

— Прошу меня извинить, я опоздала, — сказала она.

Была одна минута девятого.

— Вы будете что-нибудь пить?

— Когда сядем за столик.

Лысый мужчина провел нас через большой зал в очень симпатичную кабинку. Вдоль стены тянулась длинная стойка бара, а кабинки были обиты кожей — все в точности как в 1918 году, когда открылся «Муссо». Помощник официанта принес хлеб и воду, затем появился официант, предложил нам меню и спросил, не хотим ли мы чего-нибудь выпить. Я заказал «Дос Эквис». Джиллиан Беккер выбрала двойную «Столичную» со льдом. Должно быть, у нее выдался тяжелый день.

— Именно в этом зале Дэшилл Хэммет впервые обратил внимание на Лиллиан Хеллман. У них завязались романтические отношения. И продолжалось это много-много лет.

Джиллиан Беккер посмотрела на часы.

— О чем вы хотите поговорить?

«Вот вам и романтические отношения».

— Полицейским удалось что-нибудь обнаружить?

— Нет.

— Похитители выставили какие-нибудь требования?

— Нет. Полиция и ФБР обращаются к нам по сто раз в день. Они записывают разговоры по домашнему телефону Брэдли, а также прослушивают его телефоны в офисе. Но пока никто с нами не связался.

Официант принес нам напитки.

— Вы готовы заказывать? — спросил он, держа наготове карандаш.

— Мне крабовый салат, пожалуйста, — сказала Джиллиан.

Официант посмотрел на меня.

— Цыпленок на гриле. С жареной картошкой и брокколи.

Он дважды кивнул, все записал и ушел. Джиллиан подняла свою рюмку и сделала большой глоток.

— Плохой день?

— Мистер Коул, я предпочла бы не обсуждать с вами мой день, если не возражаете. Вы могли бы спросить про полицию и по телефону.

— Но тогда я не смог бы насладиться вашей красотой.

Она постучала по бокалу пальчиком с тщательно наманикюренным ногтем. Наверное, давала мне понять, что пора переходить к делу.

— Вы когда-нибудь прежде слышали имя Юки Торобуни?

— Нет.

— Юки Торобуни — хозяин танцевального клуба под названием «У мистера Мото» в центре города. В стиле новой волны, все очень модно, кокаин в туалетах, ну, вы сами понимаете. А еще Юки Торобуни — глава якудза в Лос-Анджелесе. Вы знаете, что такое якудза?

— Нечто вроде мафии.

— Верно. А известен ли вам тип по имени Эдди Танг? Вы когда-нибудь слышали его имя?

— Нет. — Нетерпеливо. — Почему вы меня спрашиваете об этих людях? Вы думаете, что Брэдли как-то с ними связан?

— Такая мысль приходила мне в голову.

Джиллиан подняла стакан и сделала маленький глоток, размышляя над моими словами. Она надолго замолчала. Наконец поставила стакан и сказала:

— Хорошо. Вы поступаете разумно, рассматривая все возможные варианты. — (Школа бизнеса.) — Однако Брэдли не связан с организованной преступностью. Я знаю, откуда приходят деньги и куда они уходят. Если бы совершались какие-то сомнительные сделки, я бы об этом знала. Во всяком случае, у меня непременно возникли бы подозрения. А у меня их нет.

— Может быть, все очень глубоко спрятано.

— Меня ему не провести, — покачала она головой.

— Хорошо, — согласился я. — Тогда подойдем к делу с другой стороны. Я тут поговорил с одним парнем в клубе «У мистера Мото», и он рассказал мне, что Мими часто там бывала. Со своими друзьями.

— Мими?

«Так поступают все».

— Ну да. С девушкой по имени Кэрол и еще одной подругой, которую зовут Кэрри.

Джиллиан снова глотнула водки.

— Она никогда о них не упоминала. Впрочем, она вообще мало говорит.

— А как насчет других друзей?

Джиллиан еще раз покачала головой.

— Мне очень жаль. Мими такая закрытая. Шейла без конца жалуется, что Мими совсем не выходит из дома. — Джиллиан поставила стакан и задумчиво на него посмотрела. — Шейла — это еще та штучка.

К нам подошел официант с маленькой тележкой и четырьмя тарелками на большом подносе. Он поставил на стол крабовый салат Джиллиан, затем моего цыпленка, поднос убрал на тележку. Передвинул салат к Джиллиан, цыпленка, жареный картофель и брокколи — ко мне, после чего удалился. Цыпленок пах потрясающе. Впрочем, как всегда.

— Вы должны понимать, что Брэдли ничего вам не заплатит, — заявила Джиллиан. — Более того, он намерен предъявить вам иск, чтобы вернуть деньги, которые вы получили.

— Ему не придется этого делать.

Незаполненный чек Брэдли Уоррена лежал у меня в бумажнике. Я вытащил его, разорвал на четыре части и положил возле тарелки Джиллиан Беккер.

Джиллиан Беккер перевела взгляд с чека на меня и покачала головой.

— И вы тем не менее намерены искать Мими?

— Да.

— Почему?

— Я обещал Мими, что позабочусь о ней.

— И этого достаточно?

— Работа предстоит трудная, но кто-то должен ее сделать, — пожал я плечами.

Джиллиан нахмурилась и начала есть крабовый салат. Я попробовал цыпленка и картофель. Превосходно.

— Мне нужно найти тех, с кем тусовалась Мими. Возможно, Брэдли и Шейла смогут мне об этом рассказать. Но если они не захотят со мной говорить, может быть, вы зададите им нужные вопросы.

Джиллиан нахмурилась еще сильнее, ткнула вилкой в салат, но есть не стала.

— Брэдли пришлось вылететь в Киото.

«Дос Эквис» было холодным и горьким. Я съел несколько кусочков цыпленка и брокколи. Запил пивом. Двое парней, сидевших у стойки бара, поглядывали в нашу сторону. Один из них был лысым и слишком грузным, а второй — худым, с темными волосами, тяжелой челюстью и в очках с толстыми стеклами. Чем-то смахивал на Стивена Кинга. Тот, кто пониже, пил вроде бы виски со льдом. Высокий потягивал «Кампари» с содовой. Они смотрели на Джиллиан, и высокий парень улыбался.

— Его дочь пропала, но бизнес продолжается, — произнес я.

Джиллиан Беккер поджала губы, положила вилку, и мне показалось, что она сейчас встанет и уйдет. Однако она лишь сказала:

— Брэдли ведет себя по отношению ко мне честно. Он относится ко мне так же, как ко всем остальным в своей компании. Он высоко ценит мои способности. Это хорошая работа.

— И в подтверждение вы получили «БМВ».

— У вас все так просто. Вы с легкостью рвете чеки. Стоите на голове в офисе.

— А как насчет Шейлы? Как думаете, смогу я с ней поговорить?

Молчание.

— Шейла уехала вместе с ним? — предположил я.

Джиллиан Беккер медленно кивнула.

Я допил «Дос Эквис».

— Ничего не скажешь. Родители года.

Джиллиан явно собралась что-то возразить, но передумала. Она выглядела сердитой и смущенной.

— Вы можете впустить меня в их дом. И мы осмотрим комнату Мими.

— Брэдли меня уволит.

— Может быть.

Она долго молчала, потом выпила воды.

— Вы мне не нравитесь, — наконец заявила она.

Я кивнул.

Она стиснула зубы и встала.

— Будьте вы прокляты! — сказала она. — Пошли! У меня есть ключ.

19

Мы отправились туда на двух машинах. Джиллиан на своем белом «БМВ», я — за ней. Сначала на запад, по бульвару Сансет, в сторону Беверли-Хиллз, потом по Беверли-Глен до особняка Уорренов. Джиллиан припарковалась перед домом, я поставил «корвет» рядом. Когда я вышел из машины, она уже открыла входную дверь.

— Комната Мими в задней части дома. Я пойду с вами.

И она, не дожидаясь меня, сразу же пошла вперед.

В большом доме было холодно, как в мавзолее, шум наших шагов эхом разносился по холлу. В первый раз я не обратил на это внимания, но тогда в доме были люди. Теперь он казался заброшенным и мрачным. Прямо пейзаж Эндрю Уайета.

Комната Мими была большой, белой и пустой — именно такой, как я ее запомнил. Узкая кровать застелена, письменный стол в полном порядке, голые стены, на полках по-прежнему стояли «Британика» и книги Лауры Ингаллс Уайлдер.

Честно говоря, я надеялся, что со времени моего первого пребывания на стенах появятся плакаты, на столе будет беспорядок, а в углу — гора грязной одежды.

— Девочке всего шестнадцать, — сказала Джиллиан.

Она стояла, скрестив руки на груди, ей было холодно.

— Угу, — кивнул я.

— Раз уж я здесь, то могу вам помочь, — предложила Джиллиан.

— Тогда займитесь письменным столом.

— А что искать?

— Записные книжки, ежегодники, письма, дневник. Любые записи с телефонами и адресами. Осматривайте каждый ящик. Вынимайте один предмет за другим, а потом аккуратно складывайте обратно. И не торопитесь.

Джиллиан подошла к столу и вытащила нижний ящик. Действовала она неуверенно.

— Вам часто приходится так делать? — осведомилась она. — Рыться в чужих вещах.

— Да. Люди часто прячут свои тайны в укромных местах. Нужно только найти то место.

— Мне как-то неудобно.

— Да, мне самому частенько бывает неудобно, но другого выхода нет.

Она одарила меня еще одним долгим взглядом, а потом принялась аккуратно вынимать вещи. Я подошел к кровати, снял покрывало, положил его посреди комнаты и поднял матрас. Дневника там не оказалось. Тайников в матрасе тоже. Я поставил кровать набок — ничего. Я вернул кровать на место и быстро просмотрел «Британику» и книги Лауры Ингаллс Уайлдер. Из тома «Е» «Британики» выпала розовая банкнота в пятьдесят долларов из игры «Монополия». Книги Лауры Ингаллс Уайлдер, похоже, так ни разу даже и не открывались.

Слева от письменного стола находился большой стенной шкаф. В правой части висела одежда, внизу ящик для обуви. Вся обувь была аккуратно выставлена в ряд. Слева шли полки с книгами и играми в коробках. На нижней полке лежали голубая шляпа с надписью «Диснейленд», маленькая обезьянка и пустая пластиковая коробка. Рядом стояли старая детская энциклопедия, явно зачитанная, книга о пуделях и четыре брошюры о работах японского художника Кира Асано. В брошюрах были помещены репродукции унылых пейзажей, а сам Асано представлен как харизматичный провидец, чьи выставки и лекции следует обязательно посетить. В одной из брошюр я нашел фотографию Асано, где он был изображен как самурай, с красно-белой головной повязкой, без рубашки и с самурайским мечом. Ничего не скажешь, провидец. Под брошюрами я обнаружил два томика японской поэзии. На каждом было что-то от руки написано по-японски. Я отложил томики в сторону и подозвал Джиллиан.

— Вы можете это прочитать?

— Хайки Басё и Исса. — Она прочитала надписи и улыбнулась: — Подарок от какой-то Эдо. «Пусть всегда будет теплое солнце».

— Мими умеет читать по-японски?

— Может быть, немного. Я точно не знаю.

«Мими Уоррен, ребенок-невидимка».

Я поставил томики на место и спросил:

— Вы уже осмотрели письменный стол?

— Мне ничего не удалось найти.

— Хорошо. Через минуту я здесь закончу, — сказал я ей.

— Давайте вынесем вещи наружу, и тогда я смогу вам помочь.

— Но тогда мы не запомним, как они лежали раньше.

Она склонила голову набок и с любопытством посмотрела на меня.

— Это не наши вещи, — возразил я. — Мы должны относиться к этому с уважением.

Она кивнула и отошла на шаг.

— Конечно. Я вас подожду.

Среди игр я нашел семь грязных конвертов, сложенных в коробку. На всех стоял почтовый штемпель Вествуда, и они были адресованы мисс Мими Уоррен в отель Шинтадзи, Киото, Япония. На конвертах стоял обратный адрес: «Трейси Луиза Фишман, 816, Шанель-роуд, Беверли-Хиллз». Адреса были аккуратно написаны печатными буквами ярко-фиолетовыми чернилами с множеством завитушек, узоров и сердечек, которые использовались вместо точек над «i». Я прочитал все письма. Трейси Луизе Фишман было шестнадцать лет, она постоянно задавала один и тот же вопрос: почему отец Мими должен портить им все каникулы, увозя ее лучшую подругу в Японию? В одном письме она взахлеб рассказывала о парне по имени Дэвид, который отправился учиться в Бирмингемскую высшую школу в Ван-Нуисе, и о том, что она страстно желает, чтобы он «сделал ее женщиной». В другом — Дэвид уже стал куском дерьма, который даже не смотрит в ее сторону, поскольку он типичный пижон из Долины и его больше интересуют загорелые длинноногие пустышки, чем умные чувственные женщины. Трейси слишком много курила, но собиралась бросить, прочитав в «Обращении Гарвардской медицинской школы», что курящие девушки-подростки могут родить детей-уродов и заработать рак груди. Ей безумно нравится Брюс Уиллис, но она готова была умереть, лишь бы хоть раз встретиться с Джаддом Нелсоном, хотя у него такой смешной нос. Отец обещал ей новую машину, если она будет посещать летние курсы в школе Гленлейк для девочек, чтобы закончить школу на семестр раньше. Она так и собирается сделать, так как ей безумно хочется получить белоснежный «фольксваген рэббит» с откидным верхом, но ее папаша — такое дешевое дерьмо, что хрен она что получит. Она не может дождаться, когда Мими вернется домой, ведь ей та-а-а-ак не хватает их разговоров! И — о мой бог! — она была в белых брюках и протекла через супертампакс, и ей было так стыдно, так стыдно, что она чуть не умерла!!! И так далее в таком же духе. Смысл жизни.

Прочитав все семь писем, я сложил их обратно в коробку, просмотрел остальное, но больше ничего интересного не нашел. Когда я закончил со шкафом, Джиллиан Беккер в комнате не было. Я убедился в том, шкаф и комната выглядят точно так же, как до нашего вторжения, поправил постель, потушил свет и через темный дом прошел в гостиную.

Джиллиан стояла в холле, скрестив на груди руки. Мне показалось, что она выглядит грустной, но, может, мне просто показалось.

— Удалось что-нибудь найти? — тихо спросила она.

— Никаких упоминаний о Кэрол или Кэрри, но я обнаружил семь писем Трейси Луизы Фишман. Трейси Луиза Фишман рассказывала Мими обо всем, что происходит в ее жизни. Возможно, Мими отвечала ей тем же.

Джиллиан опустила руки.

— Хорошо. Рада, что есть хоть какой-то толк. А теперь я должна запереть дом.

Я вышел наружу и подождал Джиллиан. На улице было прохладно, от земли пахло влагой: видимо, ее недавно поливали. Когда Джиллиан подошла ко мне, я сказал:

— Спасибо за то, что впустили меня сюда.

Она прошла мимо, не глядя в мою сторону, открыла дверцу «БМВ», но потом захлопнула ее и повернулась ко мне. Глаза у нее блестели.

— Ради такой работы я из кожи вон лезла.

— Я знаю.

— Нельзя просто так повернуться и уйти, если ты приложил столько усилий.

— Я знаю.

Она вновь открыла дверцу машины, но не стала садиться. По улице, разорвав ночную тишину, пронесся «файерберд» с каким-то богатеньким юнцом за рулем.

— Ты ходишь в школу, — продолжала Джиллиан Беккер. — Много работаешь, не нарушаешь правил игры. Пока ты в школе, тебе не говорят, сколько это будет стоить. Не объясняют, от чего придется отказаться, чтобы занять именно то место, о котором мечтаешь всю жизнь.

— Этого никогда не делают.

Джиллиан бросила на меня последний взгляд, попрощалась, села в свой белый «БМВ» и укатила прочь. Я смотрел ей вслед. А потом тоже уехал.

20

Школа Гленлейк для девочек расположилась среди идеально подстриженных зеленых лужаек на границе между Вествудом и Бель-Эйр, в районе чуть ли не самой дорогой недвижимости в мире. Замечательная школа для замечательных девочек из замечательных семей. В подобном заведении вряд ли отнесутся с пониманием к пожеланию безработного частного копа провести время наедине с одной из юных леди. Они сразу же обратятся к настоящим копам. Как и родители юной леди. Обычно, когда события развиваются таким образом, у ребенка сразу же пропадает всякое желание откровенничать. Итак, действовать напрямую было нельзя.

Однако возможны варианты. Я мог бы отправиться домой к Трейси Луизе, но это могло вызвать недовольство родителей и все тот же отказ откровенничать. Можно было пробраться в кампус Гленлейка и похитить Трейси Луизу Фишман, как только она там появится. Такой вариант представлялся мне самым разумным. Однако оставалась одна маленькая проблема. Я не знал, как выглядит Трейси Луиза Фишман.

На следующее утро я перерыл весь свой гардероб и остановился на синем костюме-тройке в тонкую полоску и черных мягких кожаных туфлях от «Балли». Я не надевал «Балли» около года, и они здорово запылились. Когда галстук был завязан, а жилет и пиджак застегнуты, кот поднялся по лестнице и посмотрел на меня.

— Ну что, думаю, неплохо?

Он прижал уши и спрятался под кровать. Некоторым просто невозможно угодить.

В двадцать минут девятого я припарковался на стоянке для посетителей Гленлейка, отыскал офис, подошел к грузной леди за стойкой и сказал:

— Меня зовут Коул. Я собираюсь отдать в Гленлейк свою дочь. А потому хотелось бы немного осмотреться.

— Я приглашу миссис Фарли, — ответила женщина.

Худая женщина лет пятидесяти вышла из кабинета и остановилась около стойки. У нее были светлые седеющие волосы, острый взгляд голубых глаз и улыбка, выставляющая напоказ избыток зубов. Я попытался сделать вид, будто в год зарабатываю тысяч двести, не меньше.

— Здравствуйте, мистер Коул, — сказала она. — Меня зовут миссис Фарли. Миссис Ингл сказала, что вы хотели бы осмотреть школу.

— Совершенно верно.

Она внимательно меня оглядела.

— Вам назначено определенное время?

— Не знал, что это необходимо. Мне следовало позвонить заранее?

— Боюсь, что дело обстоит именно так. Через десять минут у меня собеседование с другими родителями.

Я мрачно кивнул, пытаясь сделать вид, что обдумываю собственное напряженное расписание деловых встреч, а потом покачал головой.

— Конечно, конечно. Но поскольку я одинокий родитель, который лишь недавно стал партнером в фирме, у меня часто возникают накладки с расписанием. Но может быть, я все же выберусь к вам через пару недель.

Я опустил глаза, оценив взглядом ее фигуру, и застыл.

Она переступила с ноги на ногу и посмотрела на часы:

— Будет досадно, если вы так и не осмотрите школу.

— Это правда. Но я отнесусь с пониманием, если вы не сможете уделить мне время, — сказал я, прикоснувшись к ее руке.

Она кончиком языка облизала губы.

— Ну, если мы поторопимся, то я сумею устроить для вас короткую экскурсию, — предложила она неуверенно.

Некоторые парни способны очаровать даже телеграфный столб.

Миссис Фарли положила руку мне на плечо и устроила короткую экскурсию. При этом она непрерывно смеялась над совершенно несмешными вещами, похлопывала меня по плечу и постоянно дышала мне в лицо. Фиалки. Мы увидели новый спортивный зал и лаборатории, перестроенную библиотеку и новое здание театра, а также множество воспитанниц школы с растрепанными волосами и отличным загаром. Пять девушек толпились возле кафе, когда мы с миссис Фарли проходили мимо и та придерживала меня за плечо. Одна из девушек что-то сказала, остальные рассмеялись. Возможно, для миссис Фарли мне вовсе не обязательно было включать свое обаяние на максимум.

Когда мы вернулись в офис, там уже ждали мужчина в цветастой рубашке и женщина в обтягивающих брючках и футболке для бега «Нью бэлэнс». Собеседование с миссис Фарли. Она улыбнулась им, сказав, что сейчас освободится. Потом поблагодарила меня за интерес к Гленлейку, долго удерживала мою руку и дважды извинилась, что вынуждена меня оставить. Она также сказала, что всегда к моим услугам. Я спросил, можно ли мне перед отъездом немного прогуляться по территории школы. Она снова взяла меня за руку и сказала: конечно, конечно. Я улыбнулся мужчине в цветастой рубашке и женщине в обтягивающих брючках. Они улыбнулись мне в ответ. И зачем, спрашивается, я надевал свой костюм!

Через две минуты я уже был в библиотеке, где сразу же увидел информационный столик с пластиковым верхом. За столиком сидела девушка, которая жевала жвачку и читала роман Дэниэллы Стилл. У девушки были такие же спутанные выгоревшие на солнце волосы, как и у других учениц школы Гленлейк, и такая же большая пластмассовая заколка для волос.

— А я думал, что в Гленлейке не обязательно носить форму.

Она недоуменно уставилась на меня и выдула пузырь из жвачки.

— Где я могу найти альбом фотографий за прошлый год?

Пузырь лопнул.

— Вон на тех полках, над книгами по истории Калифорнии. Видите плакат с Дэвидом Боуи? Слева от него.

Трейси Луиза Фишман оказалась на странице восемьдесят семь, между Кристл Фишер и Тиффани Энн Флетчер. У нее были лицо сердечком, плоский нос, светлые кудряшки, круглые очки в металлической оправе, тонкие плотно сжатые губы и насупленные, точно сросшиеся, брови. Как и ее подружку Мими, Трейси трудно было назвать хорошенькой. И, судя по ее виду, она об этом прекрасно знала. Я положил альбом обратно на полку, вышел из библиотеки к «корвету», немного проехался по кампусу и припарковался в тени большого вяза, росшего у ворот школы. Из писем к Мими я знал, что Трейси занимается утром, чтобы день оставался свободным. Было десять двадцать.

В одиннадцать сорок пять Трейси Фишман вышла из административного здания и направилась к стоянке для машин учениц. Она открыла дверь белого «фольксвагена рэббит» с откидным верхом. Значит, ее папаша не такое уж дешевое дерьмо. Когда я подошел к ней, она уже начала поднимать верх машины.

— Трейси?

— Да? — У нее был приятный голос.

— Меня зовут Элвис Коул. Я частный детектив. Не могла бы ты уделить мне несколько минут? — Я показал ей свою лицензию.

Она перестала возиться с крышей, посмотрела на маленькую пластиковую карточку, а потом подняла на меня свои большие выразительные глаза. Очки она не носила. Может быть, когда начинаешь мыслить в терминах, что один парень должен «сделать тебя женщиной», следует выкинуть очки и начать носить контактные линзы.

— О чем вы хотите со мной поговорить?

Я убрал лицензию.

— О Мими Уоррен, — ответил я, убрав лицензию.

— Мими похитили.

— Я знаю. И я пытаюсь ее найти. Надеюсь, ты мне поможешь.

Ее большие глаза заморгали. Контактные линзы были плохо подогнаны, но она жила в мире шоколадного загара и пластмассовых заколок для волос, а потому твердо решила носить линзы или умереть. И еще Трейси была напугана.

— Ну, я не знаю. Вы работаете на ее родителей?

— Работал. Сейчас я работаю на себя.

— Но почему вы пытаетесь найти Мими, если не работаете на ее родителей?

— Они меня уволили. Я должен был за ней присматривать, когда ее похитили.

Она кивнула и бросила взгляд в сторону школы. Из административного здания и других корпусов выходили девушки и сразу же направлялись к своим машинам. Трейси жевала нижнюю губу и смотрела на них, мигая, глазами инопланетянки. Ее коротко подстриженные вьющиеся волосы торчали непослушными вихрами. Она была полной и слегка сутулилась. Некоторые девушки поворачивались в нашу сторону, обменивались выразительными взглядами и строили соответствующие гримасы.

— Не возражаете, если мы посидим в моей машине?

— Конечно, — ответил я, распахнул перед ней дверь, обошел автомобиль и сел с другой стороны.

Три девушки с пластмассовыми заколками в волосах, темным загаром и жемчужно-белым блеском для губ прошли мимо «рэббита» к красному «Порше-944 турбо». Я следил за тем, как Трейси смотрит на них. Она пыталась делать это незаметно, скосив глаза. Девушки остановились возле «порше» и встали так, чтобы видеть «рэббит», меня и Трейси. И тут же начали хихикать. Одна из них разглядывала нас особенно нахально.

— У них что, одна помада на троих? — спросил я.

Трейси фыркнула и посмотрела на меня так же, как только что поглядывала на других девушек, словно не хотела, чтобы я заметил ее взгляда. Возможно, боялась, что я могу сказать что-нибудь очень обидное.

— Правда, они похожи на клоны? — сказала она. — У них нет индивидуальности. Они боятся быть уникальными, а значит, одинокими, поэтому прячут свой страх под маской одинаковости и чернят тех, кто не такой, как они.

Она произнесла эту речь так, словно предлагала: «Эй, приятель, орехов хотите?»

— Знаете, они ведь о нас говорят, — продолжала Трейси. — Им интересно, кто вы такой и почему сидите в моей машине.

— Понимаю.

— Я знала, что так и будет. Вот почему хотела, чтобы вы сели ко мне в машину.

— И это я тоже понимаю.

Она довольно долго смотрела на меня, потом отвернулась.

— Как думаете, может, это легкомысленно с моей стороны? Ненавижу быть легкомысленной. И стараюсь вести себя разумно.

«Шестнадцать лет!»

— Трейси, — начал я. — Думаю, что Мими могла связаться с людьми, которые имеют отношение к ее похищению. С людьми, которых она считала своими друзьями и с которыми могла уйти добровольно.

Трейси пожала плечами:

— Друзьями?

— Ты слышала о подружках Мими, которых зовут Кэрол и Кэрри?

— Нет.

— Ты уверена?

Трейси пожевала губу и снова пожала плечами. Нервно.

— А почему я должна их знать?

— Потому что вы подружки.

Она опять пожала плечами.

— Трейси, я видел письма, которые ты написала Мими, когда она уезжала в прошлом году. Я их читал.

Она была явно шокирована.

— Вы читаете чужие письма?

— Правда, чудовищно?

Она прикусила губу.

— Что вы сделаете, если найдете Мими?

— Спасу ее.

«Сэр Элвис».

— Вы не скажете ей, что это я вам все рассказала?

— Я знаю, ты хочешь защитить подругу, малышка, но ты должна понимать, что она попала в беду. Ведь речь не о том, что она украла в магазине приемник, а ты на нее донесла. Мими держат нехорошие люди, а ты можешь мне помочь ее найти.

Она еще немного пожевала губу, потом кивнула.

— Вы на самом деле думаете, что это сделали люди, которых она считала друзьями?

Ее глаза покраснели, и она часто-часто заморгала. Может быть, собиралась заплакать.

— Мими любила все выдумывать. Ну, вы понимаете. Она постоянно рассказывала мне о всяких сексуальных мужиках и вечеринках, которые они устраивают, и как она ездит с ними в лимузинах, посещает клубы и все такое, и мне сразу становилось ясно, что она привирает.

— Нечто совсем неправдоподобное?

— Угу. — Она начала хлюпать носом. — Вот почему, когда она стала рассказывать мне про своих новых приятелей, я сперва не поверила. Она говорила, что эти ее новые друзья совсем не такое дерьмо, как те, кто ее окружает. Она сказала, что у нее появился друг, и что он классный, и что у них каждый день вечеринки с кокаином и другими наркотиками, и тогда я, как всегда, сказала ей: «Мими, все это враки», а она ответила, что все правда и она мне докажет.

Трейси Луиза Фишман покопалась в сумочке, вытащила потертый красный кожаный бумажник и извлекла из него мятую цветную фотографию.

— Пару недель назад она дала мне этот снимок. Кэрри — девушка со светлыми волосами. А про Кэрол я ничего не знаю. Честное слово.

Фотографию сделали на улице, ночью. На снимке было полдюжины улыбающихся молодых людей и девушек. Мими Уоррен стояла рядом с девушкой со светлыми волосами, но это была совсем не та Мими Уоррен, которую я знал. У нее были торчащие в разные стороны синие волосы, жирные изумрудные тени вокруг глаз, и она выставила палец в непристойном жесте. Рядом с ней я разглядел здорового симпатичного парня с широченными плечами. Правой рукой он делал птичку, а левая по-хозяйски лежала на груди Мими. Я сделал глубокий вздох. Кэрол и Кэрри больше меня не волновали. Здоровый парень с широченными плечами был Эдди Танг.

Я коснулся его изображения на фотографии.

— Новый друг Мими?

— Угу. Так она сказала.

21

Одна из девиц, стоявших возле «порше», обошла его, открыла дверцу, уселась за руль и наклонилась, чтобы открыть вторую дверцу. Остальные девушки сели в машину, но «порше» не сдвинулся с места. Одна из девушек закурила. Та, что оказалась на крошечном месте сзади, повернулась в нашу сторону, приглаживая спутанные волосы. Кто-то врубил музыку, и тишину разорвали оглушительные звуки. Девицы стали по очереди прикладываться к бутылочке эвиана. Похоже, вся компания забралась в «порше», чтобы было удобнее за нами наблюдать.

Я еще раз посмотрел на фотографию, которую дала мне Трейси. Эдди был самым старшим и самым крупным. Двое других парней выглядели хрупкими, им явно меньше двадцати. Один в узких джинсах, белой рубашке и слишком свободной куртке с множеством пряжек и заклепок. Другой нарядился в нечто типа формы Китайской национальной гвардии, серую и невзрачную, с двумя рядами одинаковых пуговиц и воротником в стиле Джавахарлала Неру. Парень в форме был азиатом. Однако он совсем не походил на гангстера якудза, скорее — на клерка. Кэрри и еще одна девушка также были азиатками. Та, которую Трейси не знала, была в джинсах и клетчатой рубашке с закатанными рукавами. Нормально. Кэрри оказалась крашеной блондинкой с торчащими во все стороны волосами, размалеванным лицом и пунцово-красными губами и ногтями. Ее шею украшал собачий ошейник. Билли Айдол[46] отдыхает.

— Трейси, это важно. Мими когда-нибудь рассказывала, о чем она говорила с этими людьми?

— Угу.

— Она когда-нибудь упоминала «Хагакурэ»?

— Угу.

— А что именно она говорила?

— Я толком не поняла. Мими твердила, что они настоящие. Говорила, что любит их. И что они ее любят. Она сказала, что это первые люди, у которых есть истинная цель.

Я посмотрел в окно. Цель. В шестнадцать тебе кажется, что вся жизнь — это драма. Я перевел взгляд на Трейси. Ее большие глаза из розовых стали красными, она потерла их и сказала:

— Мне нужно закапать капли.

Она вытащила из сумочки маленькую пластиковую бутылочку, капнула что-то в каждый глаз и пару минут посидела, зажмурившись. Изо всех сил сдерживая слезы.

— Когда вы разговаривали в последний раз?

Она нервно пожала плечами:

— Около трех недель назад.

— Мими рассказывала, что она делала с этими людьми?

Трейси посмотрела на фотографию. Я вернул ей снимок, и она аккуратно положила его в бумажник, словно некую драгоценность.

— Она рассказывала, что они ходят по разным клубам, принимают наркотики и занимаются сексом. Это звучало так, словно только тогда она и жила по-настоящему. И я ей как-то сразу поверила и сказала, что она не должна так поступать. Я предупреждала, что она попадет в беду, ее могут оттрахать или арестовать, но Мими взъярилась, и я заткнулась. В тот раз она сильно на меня разозлилась и не разговаривала со мной целый месяц. Вам надо быть осторожнее.

Трейси сказала это так, словно сообщала только ей одной известную тайну, нечто очень важное и особенное, а мне никогда прежде не доводилось слышать ничего подобного.

— Мими незаметно выбиралась из дома, красилась, переодевалась и проводила время с этими людьми, потом возвращалась домой и превращалась в прежнюю Мими, а родители ни о чем не догадывались, — сказал я.

Трейси кивнула и всхлипнула.

— Мужчина, — догадался я.

Сквозь ветровое стекло я посмотрел на административное здание, большое, чистое и старое, с толстыми испанскими стенами и красной черепичной крышей. Лужайки и деревья были ухожены и аккуратно подстрижены. По дорожкам стайками шли девушки, одни — с книгами в руках, другие — налегке, и почти все улыбались. Я покачал головой.

Трейси Луиза Фишман положила руки на руль и бросила на меня свой Особенный Тайный Взгляд. Словно собиралась сообщить секрет, которым решила поделиться только сейчас.

— Ты хочешь рассказать мне о чем-то действительно странном? — спросил я.

— В прошлом году мы сидели в моей комнате и курили. Моя комната на третьем этаже, в задней части дома, так что я могу открыть окно и никто ничего не заметит.

— И…

— Мы курили, болтали, и Мими вдруг сказала: «Смотри», задрала рубашку и приложила кончик сигареты к животу.

Я сидел в «рэббите», слушая шестнадцатилетнюю Трейси Луизу Фишман, и неожиданно почувствовал, что по спине пробежал холодок.

— Это было так жутко, что я даже ничего не смогла сказать. Я только смотрела, и мне казалось, что это продолжается целую вечность, и я закричала: «Ты с ума сошла, Мими, у тебя останется шрам», а она заявила, что ей наплевать, затем спустила трусики, и я увидела два темных пятнышка там, внизу, где кончаются волосы, и она сказала: «Боль придает нашей жизни смысл, Трейси», потом сильно затянулась и вновь приложила пылающий кончик к животу.

Глаза Трейси Луизы Фишман стали круглыми. Ей было страшно. Казалось, теперь, впервые рассказав о том, что так долго держала в тайне, она сделала эти события реальными, а реальность была постыдной и страшной.

Я провел языком по зубам, подумал о Мими Уоррен, и у меня возникло нехорошее предчувствие.

— И часто она делала такие вещи?

Трейси Луиза Фишман разрыдалась, закрыв лицо руками, плечи ее вздрагивали. Она так долго хранила эту тайну, и ей было страшно. Возможно, ее даже преследовали кошмары. Когда Трейси немного успокоилась, она спросила:

— Вы ее найдете? Найдете и вернете Мими домой?

— Да.

— Я говорила ей, что я настоящая. Я говорила, что у меня есть цель.

Я молча кивнул.

— Она мой друг, — продолжала Трейси внезапно охрипшим голосом.

— Знаю, малышка, — сказал я.

Она вновь разрыдалась и долго не могла успокоиться. Я дал ей свой платок. На бледном совсем детском личике с потерянным взглядом появилось тоскливое выражение, печать одиночества, возникающая, когда твой единственный друг уходит, ты не понимаешь почему, и никого другого нет и никогда не будет. Такой взгляд бывает у тех, кого бросают.

Мы молча посидели еще несколько минут, Трейси все терла свой плоский нос, я же пытался справиться с дыханием. Мои мысли вертелись вокруг Мими и Эдди Танга. Что бы это значило? Большинство машин уехали со стоянки, но красный «Порше-944» стоял на прежнем месте, музыка продолжала играть, а сидящие в автомобиле девушки делали вид, что их совсем не интересует белый «фольксваген» Трейси Луизы Фишман. И тогда я сказал:

— Они все еще наблюдают за нами.

Трейси кивнула. В ее глазах больше не было слез, из носа не текло, и она вернула мне платок.

— Они не могут поверить, что такой симпатичный мужчина, как вы, сидит в моей машине.

— Может быть, они не могут поверить, что такая симпатичная девушка, как ты, пустила меня к себе, — заметил я.

Она улыбнулась и посмотрела вниз, на свои вцепившиеся в руль пальцы.

— Пожалуйста, найдите Мими, — попросила она.

Я посмотрел в сторону «порше». Девушка на заднем сиденье не сводила глаз с нашей машины.

— Трейси, — позвал я.

Она повернулась ко мне.

Я наклонился и поцеловал ее в губы. Она не пошевелилась, но, когда я выпрямился, густо покраснела.

— Спасибо за помощь, — сказал я.

Она опустила голову и сглотнула, у нее стал ужасно обиженный вид. Она прикоснулась к губам и посмотрела на девиц из «порше». Они, не стесняясь, пялились на нас. Трейси Луиза Фишман заморгала, потом повернула ко мне голову, расправила плечи, вновь прикоснулась к своим губам и аккуратно сложила руки на коленях.

Я вышел из «рэббита», вернулся в «корвет» и поехал в свой офис.

22

Я припарковался возле здания, где располагался мой офис, зашел в кафе, купил сэндвич с копченой говядиной и острой китайской горчицей и поднялся к себе в офис. Когда я двигался, мне было легче не думать о Мими Уоррен, прижигающей себе кожу сигаретой. Может быть, Трейси Луиза Фишман выдумала эту историю. Может быть, она все выдумала. Может быть, если я не буду думать о Мими Уоррен, Трейси Луизе Фишман и Эдди Танге, все они исчезнут и жить станет легко. Элвис Коул, Экзистенциальный Детектив. Мне понравилось. Если ни о чем не думать — и делать это правильно, — в мозгу появляется приятное онемение, которое доставляет удовольствие. Есть женщины, которые вам скажут, что умение не думать — одно из моих лучших качеств.

Я вошел в офис, вытащил «Фальстаф» из маленького холодильника, положил сэндвич на бумажную тарелку и позвонил Лу Пойтрасу.

— Ничего не говори, — с ходу включился Лу. — Ты раскрыл дело.

— Девочка знакома с Эдди Тангом, — сказал я.

Пойтрас попросил меня не вешать трубку и поставил меня в режим ожидания. В таких случаях всегда играет музыка. Майкл Джексон пел о том, какой он плохой. Вот на что идут деньги налогоплательщиков.

— Продолжай, — послышался в трубке голос Лу.

— Мими Уоррен тайком сбегала из дома и отправлялась в ночные клубы. Там она тусовалась и встречалась с разными людьми, и одним из них был Эдди Танг. Возможно, она сказала ему о книге. Она хвасталась, что Эдди Танг стал ее любовником.

— Ей известно, что Танг — якудза?

— Не знаю.

— Эдди услышал про книгу и решил, что было бы неплохо ее украсть.

— Угу.

Некоторое время Лу Пойтрас молчал. У него трое детей: сын и две дочери.

— Спасибо за наводку, Гончий Пес. Я займусь этим делом.

— Всегда рад сотрудничать с полицией.

— Вот и правильно.

И мы повесили трубки. Я ел сэндвич и смотрел, как ходят взад-вперед глаза Пиноккио. Терри Ито сказал, что дела Эдди Танга идут в гору. Может быть, Эдди решил воспользоваться своей связью с Мими Уоррен и украсть «Хагакурэ», чтобы ускорить свое восхождение к вершинам власти. Хммм. Я доел сэндвич, позвонил в телефонную компанию и спросил, известен ли им адрес человека по имени Эдди или Эдвард Танг. Они ответили утвердительно. Сорок минут спустя я уже был на месте.

Эдди Танг жил в многоквартирном доме на бульваре Пико, к югу от Сенчери-Сити, в равнинной части Лос-Анджелеса. Раньше здесь селились представители среднего класса, но теперь появилось множество модных заведений и спортивных клубов «Нью-Эйдж». Комплекс перестроили пять лет назад, оштукатурили, покрасили в розовато-лиловый цвет, отделали красным деревом. Темно-серые ступени вели к стеклянной входной двери. Подъездная дорожка уходила вправо от входа и упиралась в ворота из кованого железа. По обе стороны от гаража росли бугенвиллеи, но они еще не зацвели. Очень красивое здание. Еще одно доказательство, что быть преступником весьма выгодно.

Я проехал футов на пятьдесят вперед, припарковался в тени эвкалипта и стал ждать. Может быть, Эдди связал Мими, засунул ей в рот кляп и держит в кладовке. А может быть, и нет. Прятать похищенных куда удобнее в ящиках, закопанных в пустыне Сан-Вэлли, чем в квартире в Западном Лос-Анджелесе.

В четыре десять «копмобиль» без опознавательных знаков остановился у пожарного гидранта, напротив входа в дом Эдди. Это был точно «копмобиль», так как никто в Лос-Анджелесе, кроме копов, не купит такое скучное средство передвижения, как четырехдверный «додж седан». Лысый детектив с веснушками и детектив помоложе, загорелый, с глубокими морщинами вокруг глаз, вышли из машины и направились к стеклянной двери. Лысый был в костюме, который выглядел так, словно его уже два месяца не гладили. Его напарник — в темно-синем пиджаке из рубчатого вельвета от «Кельвина Кляйна» и черных слаксах с такими отутюженными стрелками, что их следовало бы зарегистрировать как смертельное оружие. Похоже, Пойтрас сделал несколько телефонных звонков, и вот результат.

Они потоптались у стеклянной двери, и довольно скоро молодая женщина, в джинсах и футболке, но босиком, открыла дверь. Менеджер. Коп помоложе показал ей жетон, и все трое скрылись внутри, но минут через пятнадцать вышли обратно. Эдди не было дома, Мими в кладовке не оказалось. Лысый полицейский направился к машине. Тот, что помоложе, остановился у двери. Непрерывно улыбаясь, он пару минут о чем-то толковал с женщиной. Когда женщина ушла, молодой коп долго смотрел ей вслед. Наверное, ждал, что она сделает что-нибудь подозрительное. Затем копы отвалили.

Около пяти на темно-зеленом «альфа ромео» подъехал Эдди Танг. Если на рубашке Эдди и были следы крови, то я их не разглядел. Ворота гаража поднялись, и Эдди Танг исчез. Ворота опустились — я продолжал ждать.

В четверть седьмого ворота вновь открылись. Эдди в «альфа ромео» проехал мимо меня на север и направился в сторону бульвара Олимпик. Я последовал за ним. На Олимпик мы свернули на запад по Вашингтон-стрит и вскоре оказались возле обшитого деревом склада в Калвер-Сити, в трех кварталах от студии «Метро-Голдвин-Мейер». Эдди двинулся к складу, и я чуть было его не потерял — все искал место для парковки. Мы катили на запад по Марина-дель-Рей. Эдди вел машину медленно, словно не знал, что делать дальше, и следить за ним становилось все сложнее.

Мне приходилось держаться от него подальше, чтобы между нами были другие машины, и я начал здорово отставать. Вскоре мы свернули с Вашингтон-стрит на Виа-Дольче-драйв и миновали высотные дома на крошечных участках земли, каждый стоимостью не меньше миллиона. Эдди припарковался возле чудовищного сооружения из дерева и кирпича с морским коньком в окне и вышел из машины со спортивной сумкой в руках. Стройный мужчина с бородой и в очках открыл дверь, молча взял сумку и так же молча закрыл дверь. Преступники редко придерживаются правил приличия. Мы выехали обратно на Вашингтон-стрит и погнали на восток.

Через некоторое время Эдди остановился возле заправки «Тексако» и позвонил по телефону-автомату. Затем поехал на юг по автостраде I-10. В Голливуде в машину Эдди подсел мускулистый чернокожий парень в майке, и между ними завязалась весьма оживленная беседа. Черный парень разволновался и принялся размахивать руками. Эдди резко ударил его в лицо, после чего его собеседник перестал размахивать руками. Бедняге даже пришлось достать носовой платок, чтобы прекратить кровотечение. Эдди несколько раз останавливался и звонил, но мне ни разу так и не удалось увидеть кого-то с мечом в руках или одетого как ниндзя.

В восемь двадцать Эдди Танг повернул на запад с Фэрфакс на бульвар Сансет, проехал два квартала и остановился возле танцевального клуба новой волны, который назывался «Паго-Паго клаб». Здесь его ждали двое мужчин и три женщины. Одной из женщин была Мими Уоррен.

«Ну да, похищенная Мими Уоррен».

23

Мими Уоррен не была связана, и никто не наставлял на нее пистолет. На ней были белые брюки в обтяжку, расшитый блестками зеленый топик и серебристые сандалии на шпильках. Волосы Мими торчали в разные стороны, ногти покрыты ярко-синим лаком, на лице толстый слой косметики: так делают все девочки-подростки, считая, что становятся сексуальнее. И все же ее трудно было назвать хорошенькой. Эдди притормозил у тротуара и одарил ее широкой улыбкой.

Я проехал мимо клуба, свернул за Тауэр-Рекордс и осторожно двинулся обратно. Бульвар был ярко освещен сияющими неоновыми вывесками, по тротуарам прогуливались немолодые любители джаза, старавшиеся походить на Фила Коллинза или Шину Истон. На задней стенке трейлера, припаркованного у магазина обуви, были установлены два прожектора подсветки. Разноцветные лучи вращались и скрещивались, словно обнаженные клинки.

Когда я вернулся, Мими и девушка с белыми волосами, которую Трейси Луиза Фишман назвала Кэрри, уже садились в «альфа ромео». Эдди поцеловал Мими. Все весело смеялись и размахивали руками. Наконец машина двинулась на запад по бульвару Сансет, через Беверли-Хиллз. Я прикинул в уме, не прострелить ли им колеса, но потом решил, что это будет слишком явной демонстрацией.

Эдди свернул на север, проехал по Рексфорд до Колдуотер-Каньон, после чего стал подниматься в горы Санта-Моника. Он явно не собирался везти Мими домой или к себе. Может, они решили отправиться на вечеринку. В Голливуде вечно где-нибудь какие-нибудь вечеринки.

На вершине горы Эдди свернул на запад по Малхолланд-драйв. Малхолланд вьется по горам, точно огромный черный питон. Здесь не было уличных фонарей и машин. Дорогу озаряли лишь висящая высоко в небе восковая луна и отблески желто-красно-золотых огней долины Сан-Фернандо. Я выключил фары и сбавил скорость, уповая на то, что никаких препятствий на дороге не будет.

Перед Бенедикт-Каньон «альфа ромео» затормозила и свернула на подъездную дорогу, вырубленную в склоне холма. Здесь все было ярко освещено, дорогу перегораживали современные стальные ворота, выраставшие прямо из скалы. Рядом имелось переговорное устройство. Ворота поднялись, и «альфа ромео» проехала внутрь. Ворота закрылись.

Я остановился в сотне ярдов от того места, где исчезла «альфа ромео», съехал на другую подъездную дорогу и заглушил двигатель. Воздух был холодным и чистым, со стороны каньона дул ветер. Если хорошенько прислушаться, то можно было уловить шум с автострады Вентура. Я просидел там двадцать минут, когда из ворот снова выехала «альфа ромео». За рулем по-прежнему сидел Эдди, но если Мими с Кэрри и были в машине, то разве только в багажнике.

Хммм.

Я вылез из «корвета», подошел к воротам и заглянул внутрь. Дорога тянулась вдоль склона холма примерно на шестьдесят ярдов и упиралась в громадную лужайку перед хорошо освещенным большим домом в стиле баухауз.[47] Справа я разглядел гаражи и теннисный корт, а у входа в дом стояли парень и девушка в одинаковых светло-серых брюках и куртках с черными кожаными поясами. Старая добрая Красная армия. Мими и Кэрри я увидел сквозь большое венецианское окно, слева от входа: они разговаривали с девушкой и парнем. Парень был азиатом, девушка нет. Девушка была в такой же светло-серой форме, парень — в мешковатых белых брюках и слишком свободной футболке. Все четверо некоторое время постояли возле окна, а потом отошли в сторону. Я не услышал ни душераздирающих воплей о помощи, ни выстрелов.

Я вернулся к «корвету», сел за руль и посмотрел в сторону ворот. Мими находилась в доме и, похоже, не собиралась его покидать. Кроме того, у меня не было оснований считать, что здесь ей угрожает опасность. Мне следовало найти телефон и позвонить в полицию — самый разумный и очевидный шаг. Посидев еще немного, я включил двигатель и поехал на запад.

На углу Беверли-Глен и Малхолланд-драйв я нашел небольшой магазинчик и воспользовался телефоном-автоматом. Я вновь позвонил в телефонную компанию, сообщил свое имя и номер лицензии, затем назвал адрес на Малхолланд-драйв и спросил, кто там живет. Диспетчер телефонной компании ответил, что по этому адресу установлены четыре телефона, но они не включены в телефонную книгу. Два телефона оплачивает некая компания с названием «Грей шилд энтерпрайз», два других — мистер Кира Асано, а все счета направляются в бухгалтерскую контору на бульваре Уилшир.

— Речь идет о художнике Кира Асано? — поинтересовался я.

— Прошу прощения, сэр?

Я повесил трубку.

Разменяв побольше мелочи, я позвонил в «Геральд экзаминер» и спросил, на месте ли Эдди Дитко. Он оказался на месте.

Эдди сначала долго-долго кашлял, потом проворчал:

— Элвис Коул, дерьмо. Я слышал, что тебя пристрелили в Сан-Диего. Какого черта тебе нужно?

Эдди любит меня как сына.

— Ты что-нибудь знаешь о типе по имени Эдди Танг?

— Я что, должен знать о каком-то придурке только потому, что его зовут так же, как меня?

Видите? У него всегда найдется для меня доброе слово.

— Ну а как насчет Юки Торобуни?

В горле у Эдди что-то заклокотало, и он смачно сплюнул.

— Тогда скажи, что тебе известно о парне по имени Кира Асано?

— Какой-то художник, узкоглазый. Верно?

— Именно за это, Эдди, я тебя и люблю. Ты такой чуткий.

— Дерьмо. Тебе нужен Асано или моя чуткость?

— Асано.

— Ладно. В шестидесятых попал на страницы «Таймс». В те времена считался знаменитым художником, главным образом благодаря своим минималистским пейзажам — пустые пляжи и прочая дребедень. Он перестал писать и переехал сюда, заявив, что Америка станет новой Японией и он намерен внедрить самурайский дух в американскую молодежь. Фу, ну и дерьмо!

— «Хагакурэ», — произнес я.

— Чего, чего?

— Что еще?

Эдди снова захрипел, а потом сказал:

— Господи! Ты даже не поверишь, что я могу найти, покопавшись в себе. — («Уж этот мне Эдди!») — Асано основал нечто под названием Серая армия, в которую вошло около двухсот ребят. Впрочем, это было уже сто лет назад. Устаревшие новости. Я уже давно ничего о нем не слышал.

— Он опасен? — спросил я.

— Это я опасен, черт побери! Асано просто чокнутый.

Я повесил трубку и вернулся в «корвет», но двигатель включать не стал. Проклятье! Может быть, Кира Асано стоит за кражей «Хагакурэ». Мими могла связаться с этой организацией, так как считала свою жизнь пустой и бессмысленной, а Асано уверял, что «Хагакурэ» сыграет важную роль в возглавляемом им движении. Но про «Хагакурэ» узнал Эдди и захотел заполучить книгу — с помощью Мими. «Только ты и я, малышка». Ну и ну!

Из магазинчика вышел толстяк в мешковатых шортах, с коричневым бумажным пакетом в руках. Внутри продавец-иранец смотрел миниатюрный телевизор. Толстяк взглянул на меня, кивнул, сел в черный «ягуар» и уехал. На маленькой стоянке снова стало тихо. До меня доносилось только жужжание насекомых, вьющихся вокруг уличных фонарей. Здесь, в горах, этот магазинчик был островком света.

Я приехал, чтобы вызволить Мими, и сделать это будет не так уж трудно. Можно позвонить копам — пусть немного поработают — или вернуться к дому Асано, вломиться через ворота и отправить Мими в спасительную тишину ее дома, к Брэдли и Шейле. Вот только едва ли она захочет с ними остаться. Ведь что-то заставило ее уйти. Что-то превратило девочку в другого человека, прижигающего собственное тело сигаретами, заставило носить разные маски на все случаи жизни, вынудило ее так некрасиво сбежать из дома, причинив родителям такую боль, причем здесь она явно была готова зайти очень далеко. Что-то здесь было не так.

Я сидел в «корвете», смотрел на теплый свет, льющийся из окон магазинчика, и размышлял о разных Мими. О Мими, с которой я беседовал, и Мими, которую знали Шейла и Брэдли, о Мими, подруге Трейси Луизы Фишман, и Мими, считавшей, что ребятишки в серой форме имеют «цель». «Теперь я с людьми, которые меня любят». Может быть, завтра появится другая Мими. Может быть, прежде чем что-то предпринимать, необходимо выяснить, какая Мими настоящая.

В восемнадцать минут одиннадцатого я завел машину, выехал на Малхолланд-драйв и отправился домой.

24

В девять сорок на следующее утро я вернулся по Малхолланд-драйв, остановился возле ворот дома Асано и нажал синюю металлическую кнопку переговорного устройства. Женский голос спросил:

— Я могу вам помочь?

— Да, можете. Меня зовут Элвис Коул, и я хотел бы поговорить с Мими Уоррен.

Ничего не произошло.

Я вновь нажал на кнопку и прокричал:

— Тук, тук, тук! Куриные деликатесы!

Женский голос сказал:

— Здесь нет Мими Уоррен.

— А как насчет того, чтобы поговорить с Кира Асано?

— У вас имеется предварительная договоренность, сэр?

— Да. На имя Джорджа Буша.

Теперь заговорил мужской голос:

— Если вы хотите договориться о встрече с мистером Асано, мы сможем найти для вас время ближе к концу недели. Ну а если вас это не устраивает, освободите подъездную дорогу.

— И не подумаю.

Последовала долгая пауза.

— Если вы не освободите проезд, сэр, мы вызовем полицию.

— Идет!

Я выключил двигатель, вышел, скрестил руки на груди и прислонился к крылу. Минут через пятнадцать парадная дверь распахнулась, и по подъездной дорожке ко мне направились два азиата. Они были одеты в серую форму, которую я уже здесь видел. Серая армия. Только эти двое не выглядели симпатичными ребятишками. Они были немногим младше меня, с плоскими лицами и холодными глазами. Тот парень, что шел слева, держал руки вдоль тела, как это делают снайперы. Второй поигрывал утяжеленной полицейской дубинкой и выглядел весьма довольным собой. Когда они приблизились к воротам, я сказал:

— Эй, Кира не стоило высылать вперед почетный караул. Я тронут.

— Ты будешь еще больше тронут, если не уберешь отсюда эту кучу дерьма, — заявил обладатель дубинки.

— Кучу дерьма? — переспросил я.

— Тебе здесь нечего делать, — отрезал Снайпер. — Кроме того, ты находишься на частной территории. Проваливай.

Я вытащил лицензию и показал им.

— Мими Уоррен разыскивает полиция и ФБР, она является жертвой похищения. Я знаю, что Мими Уоррен находится у вас. Если меня вынудят уйти отсюда, не поговорив с ней, я обращусь в полицию и ФБР. И тогда играйте с ними в крутых парней сколько душе угодно.

— Открой ворота, Фрэнк, — велел обладатель дубинки. — Дай мне надрать ему задницу.

Похоже, моя лицензия произвела на них сильное впечатление. Фрэнк не обратил на его слова ни малейшего внимания.

— Ты ошибаешься. Здесь нет никого по имени Мими Уоррен.

У меня возникло подозрение, что Фрэнка не вдохновила идея о полиции и ФБР. Наверное, у него гора просроченных штрафов за неправильную парковку.

— Я не уйду до тех пор, пока не увижу Мими.

Обладатель дубинки посмотрел на меня так, словно хотел сказать: «Ты сам напросился», и хлопнул по плечу своего напарника.

— Открой ворота, Фрэнк. Чего ты ждешь?

Ни Фрэнк, ни я не обращали на него никакого внимания.

— Тебе нужно уйти, — заявил Фрэнк.

— Без полицейских вы не сможете меня отсюда выдворить.

— Ну, ты даешь! — удивился моей наглости обладатель дубинки.

— А вдруг сможем? — бросил Фрэнк.

Он смотрел на меня так, словно вспоминал несколько весьма болезненных уроков. Вероятно, ему было известно такое, о чем обладатель дубинки даже и не подозревал. Однако Фрэнк поднял правую руку, и ворота стали медленно открываться.

Обладатель дубинки отступил на шаг, а потом с широкой улыбкой двинулся ко мне, крепко сжимая в правой руке оружие.

— Последний раз говорю, говнюк! Проваливай, или хуже будет.

Как раз в тот момент, когда он произносил слово «хуже», я в высоком прыжке двинул его по голове ногой. Мой противник ударился о столб ворот, упал и даже не попытался встать. Фрэнк не шевельнулся.

— Какой стиль? — поинтересовался он.

— Тхэквондо. Я также немного знаю кун-фу. И вин-чан.

— Да. Движение ногой напомнило мне кун-фу, — кивнул он.

— Ну так что будем делать? — спросил я.

— Я, пожалуй, вернусь и доложу, что ты настроен серьезно, — пожал плечами Фрэнк. — Если мне скажут, что ты должен уйти, попытаюсь тебя убедить. У меня это получается лучше, чем у Бобби.

— Да. Такой шанс всегда есть.

Фрэнк закинул Бобби на плечо, как это делают пожарные, и направился к дому. Ворота закрылись. Я вернулся к «корвету» и стал ждать.

Прошло двадцать минут, я все еще ждал. Фрэнк так и не вернулся. В полицию, похоже, тоже не позвонил. Может быть, они решили, что мне надоест и я потеряю бдительность. Может быть, что не вынесу ожидания и умру. А может быть, собрались у бассейна, жарят гамбургеры и пьют холодное пиво, пока я сижу здесь и строю из себя крутого.

Я оставил «корвет» у ворот, так, чтобы заблокировать выезд, вернулся обратно по Малхолланд-драйв, обошел скалу и двинулся по пожарной колее. Тропа привела меня к неглубокой канаве, а потом свернула к поместью Асано. Наконец она перевалила через гребень холма, и я оказался у невысокой бетонной стены. Я взобрался на стену, спрыгнул вниз и очутился как раз возле бассейна. Настил был грязным и явно нуждался в ремонте. Бассейн представлял собой пятидесятифутовый овал с выцветшим дном. Стройный молодой человек в черных очках и черном плавательном комбинезоне энергично нарезал круги в воде. Он не заметил бы даже цирковую труппу, если бы она случайно оказалась рядом.

Напротив бассейна находился теннисный корт. Довольно старый, разметка частично стерлась. Далее участок террасами спускался к дому. Я прошел вдоль бассейна и обогнал двух молодых женщин, направлявшихся куда-то мимо корта. Одна была в красных брюках и белой блузке, а другая — в сплошном ярко-синем купальнике. Та, что в купальнике, показалась мне очень даже ничего. Но среди них не было Мими Уоррен. Я кивнул им, улыбнулся и пошел себе дальше, словно только что имел приятную беседу с молодым человеком, плававшим в бассейне.

Я шел через корт, пока они не скрылись из виду, потом свернул и зашагал мимо карликовых апельсиновых, лимонных и мандариновых деревьев. Плоды валялись на земле, но никому не пришло в голову их собрать. Из двустворчатых дверей дома вышел юноша в элегантной форме Серой армии.

— Мне сказали, что я найду Мими возле бассейна, но там ее не оказалось, — заявил я. — Не знаешь, где она может быть?

— Попробуйте сходить в общую комнату на третьем этаже.

Я одарил его улыбкой и вошел. Дом оказался таким же большим и просторным, каким выглядел со стороны, с высокими потолками, полами из светлого дерева и множеством окон, открывающих чудесный вид на сад. Прекрасный дом, вот только ему не помешал бы серьезный ремонт: стены давно нуждались в покраске, пол следовало вымыть, в углу потолка повисла паутина. Может быть, когда готовишь революцию, такие мелочи, как порядок в собственном доме, не слишком волнуют.

Во всех комнатах, на всех стенах висели картины — пейзажи с пляжами и дюнами, тихими озерами и другими пустынными местами. Все картины были выдержаны в бледных холодных тонах. А еще там были высокие стальные веретенообразные скульптуры. Некоторые работы производили сильное впечатление. И под всеми стояла подпись — Кира Асано.

Я как раз поднимался по винтовой лестнице, когда из-за угла вышла Мими Уоррен со своей подругой Кэрри и начала спускаться вниз. Нос Мими покраснел, волосы выглядели так, словно она не причесывалась целую вечность. Увидев меня, она попятилась и застыла на месте.

— Как вы меня нашли?

— Все думают, что тебя похитили, — развел я руками. — Но если ты ходишь по клубам на бульваре Сансет, то должна понимать, что тебя рано или поздно найдут.

— Кто это такой? — поинтересовалась Кэрри.

— Питер Паркер, — ответил я.

На лице Кэрри появилось смущенное выражение.

— Но большинство знает меня как Удивительного Человека-Паука.

Кэрри повернулась и побежала вверх по лестнице.

— Мими, — сказал я, — нам с тобой нужно поговорить.

Где-то в глубине дома открывались и закрывались двери, раздавался звук быстрых шагов.

— Я не вернусь, — отрезала Мими.

— Я не буду тебя заставлять.

— Не будете? — переспросила она.

Фрэнк, Бобби и еще один мужчина появились из одной из дверей на первом этаже и посмотрели на меня снизу вверх.

Щека Бобби распухла и заметно покраснела, но ему удалось ухмыльнуться. Наверное, все дело было в том, что теперь вместо дубинки он держал «ругер 0,380». Он навел на меня пистолет и сказал:

— Вот теперь я тебя уделаю, говнюк.

«Уж этот мне Бобби! Какое владение словом».

25

Фрэнк покачал головой, словно Бобби был умственно отсталым, и опустил его руку с пистолетом.

— Только без глупостей, — сказал он и бросил взгляд на стоящего рядом мужчину. — Это тот парень из-за линии фронта. Элвис Коул.

Мужчине было около шестидесяти. Очень плотный и мускулистый, ровный загар, короткая стрижка и нос, как у бывшего боксера. Кира Асано.

— И что все это значит? — спросил он.

— Вот те на! — воскликнул я. — Никогда не слышал, чтобы кто-нибудь так говорил в реальной жизни.

Асано шагнул вперед и сжал кулаки.

Я посмотрел на Мими:

— Ты в порядке?

Она заморгала и почесалась.

— Отвечай.

Она кивнула.

Я перевел взгляд на Асано:

— Ты по уши в дерьме, старик.

Полдюжины подростков собрались в большом зале и внимательно за нами наблюдали. Асано посмотрел на них и разжал кулаки.

— Фрэнк, проводи, пожалуйста, мистера Коула.

Фрэнк забрал у Бобби пистолет, опустил руку с оружием так, что дуло было направлено в пол, и посмотрел на меня. Нет, Бобби до него как до Луны.

— Пошли, — бросил он.

Мы последовали за Асано через большую солнечную комнату с бильярдным столом. Из окон открывался прекрасный вид на бассейн и долину Сан-Фернандо. И я больше никого не видел в форме Серой армии. Может быть, их было не так много. Эдди Дитко говорил, что когда-то армия насчитывала около двухсот человек, но это было давным-давно. Может быть, как и дом, Серая армия переживала не лучшие времена и постепенно разваливалась. Устаревшие новости.

В комнате стояли стеклянный столик и несколько современных стульев, на стенах висел миллион фотографий. На самой большой стене я увидел самурайские мечи, японский флаг и портрет Асано в японской военной форме. На портрете Асано выглядел молодым, сильным и гордым. Вероятно, портрет был выполнен в конце Второй мировой войны. Асано обошел стеклянный столик, скрестил руки за спиной и посмотрел на меня. Асано старался сохранить величавую походку, а останавливаясь, пытался принять величественную позу, но все это как-то не слишком уверенно, точно по привычке, выработанной много лет назад.

— Вы не имеете права находиться здесь, мистер Коул. Это частный дом, в который вы проникли без разрешения. Я не желаю вас здесь видеть.

— Меня многие не желают видеть, но это неважно, — заявил я. — Мими Уоррен несовершеннолетняя, полиция и ФБР считают, что она — жертва похищения. Они ее ищут и обязательно найдут. А меня волнует ее благополучие.

— Но почему кому-то пришло в голову, что Мими похищена? — примирительно улыбнулся Асано. — Разве она похожа на жертву похищения?

— Она инсценировала похищение, когда сбежала из дома.

— А-а-а.

— Мими ненавидит своих родителей. Я полагаю, что она хотела сделать им больно.

— А-а-а.

— И мне кажется, что вы имеете к этому самое непосредственное отношение.

Асано сел, положил руки на стол и переплел пальцы.

— Не говорите глупостей. Я лидер движения, мистер Коул, средоточие жизненной силы системы, древней, как сама Земля! — Он сжал руку в кулак и сделал повелительный жест.

— Господи, Асано! — не выдержал я. — Мне не четырнадцать лет. Приберегите эти бредни для кого-нибудь другого.

— Эй, ты! — встрял Бобби.

Бобби вступил в организацию давно. Лучшее из худшего. Наверное, он был слишком глуп, чтобы понимать, что происходит. Фрэнк тоже провел здесь немало времени, но был поумнее. Фрэнк положил руку на плечо Бобби. Хотел подождать, чтобы выяснить, какие козыри у меня на руках.

Асано снова примирительно улыбнулся:

— Если Мими действительно сделала глупость и вовлекла полицию в расследование несуществующего преступления, то мне об этом ничего не известно. Мими вправе прийти и уйти, когда пожелает. Все, кто здесь находится, имеют такое же право. «Грей шилд энтерпрайз» и Серая армия зарегистрированы как некоммерческие политические организации штата Калифорния.

— То есть вы действуете открыто и совершенно легально?

Асано кивнул.

— Эдди Танг является членом вашей организации?

Веки Асано задрожали.

— Вот что я по этому поводу думаю. Возможно, вы и не принимали участия в организации фальшивого похищения, но голову даю на отсечение, что вы были в курсе дела, и, таким образом, вас можно привлечь за соучастие. Кроме того, не сомневаюсь, что «Хагакурэ» у вас. Поэтому вам грозит арест за серьезную кражу, хранение краденого и соучастие.

Как только я упомянул «Хагакурэ», его руки затряслись, а черты лица точно смазались — он стал похож на старика, которого застали в туалете со спущенными штанами.

«Значит, это не Эдди».

— Господи, Фрэнк, пристрели эту суку, — прорычал Бобби.

Фрэнк переминался у меня за спиной.

— «Хагакурэ» необходимо вернуть, — заявил я.

— О чем вы говорите? — Голос Асано дрогнул, и он посмотрел на Фрэнка.

И я спросил у себя: а кто здесь главный? Вообще, у меня возникло много разных вопросов.

— Она ребенок, которого поимели, да еще с дерьмовыми родителями. Мими пришла к вам за поддержкой, а вы ее поимели точно так же. Заставили девочку украсть «Хагакурэ».

— Нет.

— У ребятишек, которые здесь живут, просто нет другого дома. Вот почему они с вами, а вовсе не из-за каких-то дурацких идеалов. Движение Серой армии умерло, и даже «Хагакурэ» не поможет его возродить.

Асано встал. Он хотел что-то сказать, но не сумел произнести ни слова. Он был в явном замешательстве. Фрэнк шагнул к нему, но потом остановился. Он вновь навел на меня «ругер», но мне показалось, что Фрэнк не собирается им воспользоваться.

— Но если дела обстоят именно так, почему вы не привели с собой полицейских?

— Полицейские захотят разобраться с Мими за то, что она им устроила. Если копы окажутся здесь, они заставят ее вернуться домой или отправят в исправительный центр для несовершеннолетних правонарушителей. — Я посмотрел на Бобби: — Бобби, ты ведь помнишь исправительный центр?

— Да пошел ты! — сказал Бобби.

— Возможно, мы сумеем обойтись без полиции.

Фрэнк некоторое время буравил меня взглядом, а потом спросил:

— Что тебе надо?

— Девочка не хочет возвращаться домой, а я не буду знать, что делать, пока не поговорю с ней. Может быть, существует возможность доставить Мими домой с наименьшим ущербом для нее.

— Хорошо, — сказал Фрэнк.

Я посмотрел на Асано:

— В любом случае, книгу необходимо вернуть. Может быть, тогда никто серьезно не пострадает. Может быть, если все сработает и кое-кто будет держать язык за зубами, копы посмотрят на все сквозь пальцы.

— Звучит неплохо, — отозвался Фрэнк.

Асано подошел к стене с фотографиями. Там были снимки Асано, разговаривающего с толпой, Асано с молодыми рекрутами Серой армии и Асано в автомобиле с открытым верхом на параде. Все фотографии были сделаны довольно давно.

— Если никто не пострадает, — сказал Фрэнк. — Серая армия останется в деле.

— Угу.

— И все останется как было.

— Очень может быть.

Асано заморгал так, как моргала Трейси Луиза Фишман, хотя он и не носил контактные линзы.

— Мими действительно была очень расстроена. Почти наверняка это связано с проблемами в семье, — сказал он.

— Угу.

— Если бы существовали способы ослабить напряжение. Если бы мы знали, как добиться взаимопонимания между родителями и детьми.

— Совершенно с вами согласен, — откликнулся я.

Кира Асано прикрыл глаза, а потом поднял палец.

— Фрэнк, пожалуйста, приведи Мими. Если мистер Коул сумеет помочь девочке, мы будем только рады.

Фрэнк кивнул и вышел. Асано посмотрел ему вслед, а потом расправил плечи и начал разглядывать фотографии — свою единственную армию, армию воспоминаний.

У Асано были широкие плечи, мускулистые руки, сильные ноги и жилистая шея. Много лет назад, когда его мечты еще были живы, он определенно производил сильное впечатление.

26

Когда Фрэнк вернулся с Мими, я вывел ее из дома и мы прошли по террасе мимо рядов фруктовых деревьев с гниющими на земле плодами. Фрэнк и Бобби шествовали за нами, «ругер» все еще болтался у правого бедра Фрэнка.

Я открыл ворота теннисного корта и сказал:

— Давай пройдем сюда.

Мы с Мими подошли к столику с несколькими стульями, стоявшими у дальнего конца корта. Бобби последовал было за нами через корт, но Фрэнк оттащил его назад к воротам.

Участок для корта в свое время пришлось выравнивать. Часть склона строители срыли, а дальше он резко уходил вниз, в глубокий овраг. Сетка ограждения здесь не была прикрыта зеленой тканью, так что во время игры можно было наслаждаться прекрасным видом. Если смотреть отсюда вниз, возникало ощущение, что стоишь на краю скалы.

— Не хочешь присесть? — спросил я.

Мими подошла к столику и села.

— Если не хочешь, можешь не садиться.

Мими встала.

— Ты живешь здесь постоянно?

— Угу.

— Кто-нибудь заставляет тебя делать то, что тебе не хочется?

— Нет.

— Ты можешь уйти прямо сейчас?

— Не хочу.

— Если бы хотела.

— Угу.

Мими упрямо смотрела в землю. Маленькие муравьи-разведчики ползли по белой разметке корта, словно по огромным белым автострадам. Возможно, Мими просто следила за муравьями. Я прислонился к ограждению, скрестил руки на груди и посмотрел на Мими. Через некоторое время она подняла голову и спросила:

— Почему вы так на меня смотрите?

— Потому что я Лорд-Хранитель Правильных и Неправильных Ответов и пытаюсь понять, что делать.

Мими смотрела на меня, часто моргая.

— Джимини Крикет, — сказал я. — Он был также Советником в минуты сомнений, а еще Проводником по Прямой и Узкой Тропе. И тебе это необходимо.

— Вы не можете заставить меня вернуться, — покачала головой Мими.

«Вот вам и Джимини Крикет».

— А вот и нет, могу. Я могу пристрелить Фрэнка и Бобби, перекинуть тебя через плечо и привезти домой. — Она с тревогой посмотрела на меня. — Но я не могу заставить тебя там остаться. Ты не хочешь жить дома и сбежишь оттуда при первом удобном случае. Кроме того, не думаю, что возвращение домой — это лучшее решение.

Она подозрительно посмотрела на меня круглыми глазами, совсем как у Трейси Луизы Фишман.

— Если вы не вернете меня домой, мой папа вас уволит.

— Уже уволил.

— Уволил?

— Да.

— Почему?

— Потому что я должен был обеспечить безопасность его семьи, но не сумел помешать похищению дочери.

Мими нервно захихикала, ее нос слегка покраснел. Казалось, она смеется совсем другому. Она вытащила из кармана мятую пачку «Салем лайт», прикурила от синей зажигалки «Бик» и сделала несколько торопливых затяжек.

— Асано в этом участвовал? — спросил я.

Она покачала головой.

— Тебе помогал Эдди?

Она склонила голову набок:

— Откуда вы узнали про Эдди?

— Голубая Фея рассказала.

— Вы странный.

— Ты знаешь, что такое якудза?

— Мне все равно, — пожала плечами Мими.

— Эдди — член якудза. Он профессиональный гангстер. Тебе он нравится, и ты думаешь, что нравишься ему, но Эдди надо только заполучить «Хагакурэ».

Она жадно затянулась, а потом кинула недокуренную сигарету прямо на склон за оградой. Лето выдалось сухим, и все кругом легко могло сгореть дотла.

— Я пытаюсь понять, что делать, а ты мне совсем не помогаешь. Все считают, что тебя похитили, и копы с ФБР сейчас носом землю роют. Причем ищут не только тебя, но и книгу. И найдут обязательно — и тогда обязательно отправят тебя домой. Уж они-то не станут думать о том, что для тебя хорошо.

Мими скрестила руки на груди и пожевала верхнюю губу. Губа слегка припухла и потрескалась — похоже, Мими часто ее жевала.

— Я не вернусь.

— Твои родители — настоящие засранцы, и это ужасно, но еще не конец света. Ты справишься, и для этого тебе вовсе не нужны такие парни, как Эдди Танг и Кира Асано. Ты и сама можешь стать тем, кем тебе захочется. Посмотри на других ребятишек.

Мими на минуту успокоилась и слегка расслабилась. Она посмотрела на меня так, словно я был неприятным, жутко тупым человеком, а потом потерла лицо руками.

— Вы ничего не знаете.

— Вполне возможно. Но если не хочешь возвращаться домой, есть и другие места.

— Мне здесь нравится.

— Здесь воняет. И тебе все равно придется побеседовать с копами и объяснить, что происходит. Они не любят, когда крадут дорогие вещи и устраивают фальшивые похищения, на расследование которых идут деньги налогоплательщиков.

Она вновь скрестила руки на груди так, что ладонь правой руки оказалась под мышкой левой. Пальцы ее правой руки начали нервно пощипывать левый бок.

— Вы не понимаете, — медленно произнесла она. — Я лучше убью себя.

«Прекрасно. Высокая трагедия в Городе Подростков».

— Тебя обязательно найдут. Рано или поздно тебе придется поговорить с родителями.

— Нет!

— Сейчас, пока в это еще не втянуты полицейские, самый удачный момент. Существуют люди, которые работают с детьми и их родителями и помогают им договориться. Помогают членам семьи стать ближе.

Мими Уоррен ухмыльнулась и посмотрела мне в глаза:

— Мой отец и так достаточно близок. Куда уж ближе!

Я начал дышать медленно и глубоко, чувствуя, как меня пробирает дрожь. Мими ущипнула себя за бок и пожевала губу, а потом ее взгляд устремился в никуда. В ее глазах появилось то пустое, испуганное выражение, которое я видел у уличных ребятишек на Голливудском бульваре. Ребятишек, убежавших из Индианаполиса, Канкаки или Богалуса, где их жизнь была такой ужасной, что они уже никогда не смогут стать нормальными людьми. Я понял, что Мими действительно могла покончить с собой.

— Мими, твой отец занимался с тобой сексом?

Из ее покрасневших глаз брызнули слезы, и она начала раскачиваться.

— Надеюсь, они передумали и не стали вручать ему эту гребаную награду, — прошептала Мими, но обращалась она не ко мне.

— Твой отец сексуально домогался тебя?

Пальцы правой руки задвигались быстрее, вгрызаясь в мягкую плоть. Наверное, она сама не замечала, что делает. Мне хотелось протянуть руку и остановить Мими.

— А твоя мать знает?

В ответ она только пожала плечами. Слезы текли по ее щекам и попадали в рот. Она достала новую сигарету и закурила. Ее пальцы были мокрыми от слез и оставляли на бумаге серые разводы. Она смущенно хихикнула, но взгляд стал безумным.

— Мы с Эдди собираемся пожениться. Он сказал, что мы будем жить в пентхаусе на бульваре Уилшир, в Вествуде. У нас будут дети, и мы будем ходить на пляж. — Она явно сама себя уговаривала.

— Хочешь пожить у меня?

Она покачала головой.

— Я знаком с женщиной по имени Кэрол Хиллегас. Она работает с детьми, у которых возникли схожие проблемы. Хочешь, отвезу тебя к ней?

Она снова покачала головой. «Я с людьми, которые меня любят».

— Ладно. Я не стану забирать тебя отсюда, — со вздохом сказал я. — И не буду ничего сообщать копам или твоим родителям. Тебе не придется возвращаться домой и встречаться с отцом, если не хочешь. — Я вытащил визитную карточку и вложил ей в руку, но Мими посмотрела на карточку невидящим взглядом. — Здесь телефоны офиса и домашний. Если не сможешь дозвониться, оставь сообщение на автоответчике. Я хочу, чтобы ты некоторое время побыла здесь. Я не хочу, чтобы ты шлялась по ночным клубам, и не хочу, чтобы ты ходила с Эдди Тангом.

Она хихикнула.

— Малышка, Эдди Танг — плохой человек.

Она снова захихикала, потом всхлипнула. Ее хрупкое тело затряслось, она закрыла лицо руками и разрыдалась. Я обнял Мими и мрачно посмотрел на Фрэнка.

— Не могу обещать, что все будет замечательно. Не могу обещать, что все будет просто хорошо. Могу лишь сказать, что с тобой случилось то, что ни в коем случае не должно было случиться, но теперь пришло время это исправить, и я позабочусь о том, чтобы тебе помогли. Договорились?

Она кивнула, продолжая раскачиваться.

— У меня все перепуталось в голове. Я не знаю, что делать. Не знаю, не знаю.

Я обнимал Мими до тех пор, пока ее слезы не иссякли.

— Я позвоню Кэрол Хиллегас, а потом навещу тебя. Мы сможем все исправить.

Она снова кивнула.

Когда я уходил, Мими Уоррен стояла на краю теннисного корта и смотрела в долину. Она продолжала раскачиваться. Бобби загородил мне проход в воротах и строил из себя крутого парня.

— Что, хорошо провел время? — осведомился он.

Я подошел к нему совсем близко и сказал:

— Если с ней что-нибудь случится, я тебя убью.

Бобби сразу же перестал улыбаться. Фрэнк попытался оттащить Бобби в сторону. Бобби облизнул губы, но даже не пошевелился. Фрэнк посмотрел на меня.

— Забудь о нем, — сказал Фрэнк.

Я бросил на Бобби убийственный взгляд, а потом повернулся и ушел.

27

Я направился к выходу из поместья Асано. Ворота открылись, я вышел, ворота закрылись. Я сел в «корвет», захлопнул дверцу, сделал глубокий вдох и потер глаза. Потом надавил пальцами на щеки, под челюстью и на виски. Мышцы шеи и верхней части плеч были напряжены, как спинакер,[48] и мне никак не удавалось их расслабить.

Я вернулся по Малхолланд-драйв к маленькому магазинчику на углу и позвонил Кэрол Хиллегас. В прошлом, когда мне доводилось находить сбежавших из дома подростков, Кэрол всегда помогала. Она понимает детей и консультирует их в реабилитационном центре для подростков под названием «Дом на полпути», расположенном в Голливуде. Я вкратце рассказал ей историю Мими и попросил разрешения к ней заехать. Она обещала, что освободится к одиннадцати. Я повесил трубку и позвонил Джиллиан Беккер.

— Мне надо, чтобы вы встретились со мной в Голливуде через тридцать минут, — заявил я.

— У меня нет ни минуты свободного времени, — отрезала она.

— Это связано с Мими.

— Вам удалось ее найти? — запинаясь, спросила она.

Возможно, ей стало страшно.

— Вы готовы со мной встретиться?

Она ничего не ответила.

— Сейчас не время думать о бизнесе. Я знаю, где она, я с ней говорил, и нам с вами просто необходимо кое-что обсудить. Брэдли вернулся из Киото?

— Да.

— Я не хочу вовлекать Брэдли и Шейлу до тех пор, пока мы с вами не поговорим.

— Почему?

Я ничего не ответил.

После долгого молчания она сказала:

— Хорошо. Где встречаемся?

Когда я подъехал к заведению Кэрол, Джиллиан Беккер уже стояла у входа, опираясь на крыло своего «БМВ». На ней были кремовый брючный костюм, белая шелковая блузка и солнцезащитные очки с зеркальными стеклами. Реабилитационный центр Кэрол находится в построенном еще до войны двухэтажном здании на загаженной улице под названием Карлтон-вэй, в одном квартале от Голливудского бульвара. Возле винного магазина на углу вечно ошиваются парни, не знающие, чем заняться, на пожухлой траве повсюду окурки, банки и грязные пластмассовые стаканчики. Однако перед домом Кэрол Хиллегас была ухоженная лужайка, сам дом блестел свежей краской. Похоже, это было самое приличное здание во всем квартале. Мне показалось, что солнцезащитные очки были нужны Джиллиан Беккер, чтобы спрятаться за ними.

— В одном мне не откажешь: я знаю, как развлечь девушку.

— Мими здесь? — спросила она.

— Нет.

— Почему вы хотели видеть именно меня, а не Брэдли с Шейлой? Если это как-то связано с Мими, мы не сможем без них обойтись.

— Нет, — покачал я головой. — Если бы Брэдли оказался здесь, я бы его просто пристрелил.

Джиллиан Беккер посмотрела на меня сквозь зеркальные стекла очков, бросила взгляд в сторону небритых мужчин, сидящих на обочине, затем снова повернулась ко мне:

— Вы ведь сейчас не шутите?

— Давайте войдем.

Мы прошли через калитку и оказались в маленьком вестибюле со старомодной вешалкой для пальто, над которой висела табличка «ОСТАВЛЯЙТЕ ВСЮ ЕРУНДУ ЗА ДВЕРЬЮ». Слева от входа находилась лестница, ведущая на второй этаж, а справа — приемная со стойкой с телефоном и доской для объявлений. За стойкой сидел юноша с длинными светлыми волосами. На тыльной стороне его левой руки был вытатуирован маленький синий крестик. Юноша читал затрепанный экземпляр «Чужака в чужой стране» Роберта Хайнлайна. Когда мы вошли, он оторвался от чтения и поднял на нас глаза.

— Мы к Кэрол, — произнес я.

Юноша заложил Хайнлайна пальцем, сказал, что предупредит Кэрол, обошел стойку и, перешагивая сразу через две ступеньки, взбежал вверх по лестнице.

Джиллиан Беккер сняла темные очки и смущенно остановилась возле стойки.

— Куда мы пришли?

— «Дом на полпути», реабилитационный центр для подростков. Большинство детей, которые здесь наблюдаются, сбежали от папаш и мамаш, принадлежащих к среднему классу. В Огайо, например, ситуация выходит из-под контроля. Иногда значительно. И тогда дети оказываются здесь, в Стране Грез, где начинают заниматься проституцией, распространением наркотиков, мошенничеством, пока их не поймают копы. Если детям повезет, копы отведут их к Кэрол.

Юноша со светлыми волосами спустился вниз и сказал, что Кэрол готовит кофе, но мы можем подняться. Мы так и сделали, прошли по длинному коридору мимо четырех спален — двух для девочек и двух для мальчиков. Девочка лет двенадцати, стоя на четвереньках, мыла пол. На ее левом предплечье я заметил длинный ярко-розовый шрам. Нож. Джиллиан Беккер не могла отвести от шрама взгляда.

Офис Кэрол Хиллегас находился в конце коридора. Она появилась в дверях, пожала мне руку, поцеловала в щеку, представилась Джиллиан Беккер и пригласила нас войти. Кэрол Хиллегас была высокой и худощавой и со времени нашей последней встречи стала стричь волосы гораздо короче. В них появилось больше седины. У нее было длинное лицо и тонкие губы. Кэрол носила выцветшие джинсы, зеленую гавайскую рубашку с цветами и птицами и мексиканские сандалии. Рубашку она заправляла в джинсы. В офисе пахло свежей краской, но все остальное было как прежде: обшарпанный письменный стол, старые деревянные стулья, учебники, книжные полки и дипломы на стенах. А еще окно с алюминиевой рамой. Если выглянуть в него, можно увидеть огромную красную «X» «Pussycat Theatre» на Голливудском бульваре.

— Очень мило, Кэрол, — сказал я. — У тебя модернизация.

— Государственные субсидии. Я даже подумываю завести джакузи.

Мы сели за стол, и Кэрол налила нам кофе. Потом она посмотрела на Джиллиан Беккер и улыбнулась:

— А какое отношение к девочке имеете вы, мисс Беккер?

— Я работаю на ее отца. Мы не родственники.

— Джиллиан здесь потому, что мне понадобится помощь в работе с родителями Мими Уоррен. И чем больше она будет знать, тем больше от нее будет помощи.

— И все же пока я абсолютно не курсе, — холодно заметила Джиллиан. — Он не объяснил мне, что происходит.

Кэрол тепло улыбнулась Джиллиан:

— Да, он такой. Тайны дают ему ощущение власти.

— Сучка, — проворчал я.

Кэрол рассмеялась и откинулась на спинку кресла.

— Расскажи мне о девочке, — попросила она.

И я рассказал Кэрол Хиллегас все с начала и до конца. Когда я заговорил о сигарете, Джиллиан Беккер наклонилась вперед, поднесла ко рту руку — да так и осталась сидеть. Я рассказал о том, как ехал за Эдди Тангом до «Паго-Паго клаб», как нашел там Мими и последовал за ними к Кира Асано. Когда я упомянул Асано, Джиллиан опустила руку и сказала:

— Прошлым летом Брэдли открыл отель в Лагуна-Бич. Асано выставлял там свои работы.

— Мими могла присутствовать на открытии выставки? — спросил я.

— Да. Возможно, была там вместе с Шейлой.

Я рассказал им о своем разговоре с Мими и об ее отказе вернуться домой. Потом я объяснил причину.

— Она сказала, что не может вернуться домой из-за сексуальных домогательств отца.

Джиллиан Беккер судорожно вздохнула.

— Боже мой, — прошептала она, потом встала и подошла к окну.

— Ты оставил ее у Асано? — спросила Кэрол.

Джиллиан Беккер покачала головой и сказала:

— Не может быть. Я много лет знаю этих людей.

Кэрол Хиллегас налила себе еще одну чашку кофе. Однажды я видел, как она за утро выпила четырнадцать чашек черного кофе.

— Вероятно, ты поступил правильно, оставив ее у Асано. Похоже, только там Мими чувствует себя в безопасности, а это сейчас самое главное. В семье, где имеет место инцест, ребенок теряет ощущение защищенности, а в подростковом возрасте это может привести к ужасающим последствиям. Тот человек, которому ребенок должен доверять больше всего, превращается в источник страха.

Джиллиан Беккер отвернулась от окна, подошла к столу и уселась на краешек стула.

— Не верю, что Шейла стала бы молчать, если бы у нее появились хоть малейшие подозрения, — сказала Джиллиан и, повернувшись ко мне, добавила: — Вы же видели, какая она.

Кэрол глотнула еще кофе и вздохнула. Она посмотрела на Джиллиан, и ее лицо смягчилось, стало более женственным, словно то, что она собиралась сказать, предназначалось именно для женских ушей.

— Мать может и не знать. Она может лишь подозревать, однако существует высокая вероятность, что она отметет все свои подозрения. В какой-то момент интимные отношения между отцом и матерью прекратились, и он обратил внимание на дочь. В некотором смысле дочь отняла у матери власть и заняла ее место в доме. Дочь доказала, что она более желанна для мужчины. Более женственна. Такое очень нелегко принять.

— Шейла чувствует себя дома вполне уверенно, — заметил я. — Да!

Кэрол посмотрела на меня чуть свысока.

— Пойми, что инцест — это семейная проблема с очень сложной динамикой. И одна из самых постыдных ситуаций, с которой человек может столкнуться. Никто не желает признаваться в этом, все испытывают чувство вины, и все этого боятся.

— Здорово! — воскликнул я.

— Подобные вещи невозможно решить частным образом. По закону любой человек, имеющий лицензию на осуществление лечения и помощи, обязан докладывать обо всех случаях инцеста в Отдел защиты прав ребенка. Департамент посылает следователя, который работает с врачом, если таковой имеется, или с окружным прокурором и полицией, если требуется их присутствие. Инцест есть нарушение уголовного кодекса — иными словами, виновному родителю может быть предъявлено обвинение, но обычно до этого не доходит, если все участники процесса соглашаются пройти курс лечения.

— А если родитель откажется? — спросила Джиллиан.

— Тогда ему предъявят обвинение, но если ребенок не станет давать показания — а большинство детей так и поступают, — тогда уже ничего не поделаешь. В этом случае ребенок должен посещать врача самостоятельно, но если родитель и ребенок не работают вместе, положительных результатов добиться очень трудно.

— А как насчет Мими? — поинтересовался я.

— Я не могу ставить диагноз с чужих слов. Необходимо долго работать с пациентом, и процесс может занять много-много часов в течение многих и многих недель. Но одно уже очевидно: у девочки возникли поведенческие нарушения. Она регулярно причиняет себе боль, она очень далеко зашла, пытаясь вырваться из своего окружения. Большинство детей мечтают убежать, и нередко так и происходит. Но они не устраивают инсценировки похищения. Эта девочка испытывает гнев, и направлен он по большей части на нее саму. Этим объясняются ее мазохистские наклонности. Есть и еще одна причина. Мими ищет того, кто бы ее полюбил. Когда человек причиняет себе боль так, как делает Мими, он надеется, что кто-то его остановит.

— А тот, кто его останавливает, и есть человек, который его любит, — сказала Джиллиан.

Кэрол Хиллегас согласилась:

— В принципе, да. Сексуальные домогательства — это не любовь. Это насилие. — Она посмотрела на меня. — Мими такая, как все. Она просто хочет, чтобы ее любили.

— Я должен обратиться к копам?

— Копы ее не убьют, — пожала плечами Кэрол. — Они ее задержат, а когда правда выплывет наружу, обратятся к окружному прокурору и социальным службам, ей дадут адвоката. Ты инстинктивно хотел, чтобы она избежала процедуры ареста и допросов, и в идеальном мире это самый правильный путь. Мими и так настрадалась.

— Если я сумею убедить Мими и ее родителей пойти на сотрудничество, ты согласишься помочь?

— Да.

— А тогда как можно будет избежать эмоциональных травм?

— Девочка должна находиться в спокойной обстановке, ей необходимо установить доверительные отношения с врачом. Если этим врачом буду я, мне хотелось бы пообщаться сначала с девочкой, потом — отдельно с ее родителями и уж потом попытаться свести их вместе. После того как мы привыкнем друг к другу, можем начать работу в группе на нейтральной территории и посмотреть, какой будет результат.

— Брэдли никогда не согласится, — тихо сказала Джиллиан Беккер.

Я наклонился вперед и посмотрел на Джиллиан.

— Нет, согласится.

Джиллиан повернулась ко мне, но ничего не ответила.

— Я намерен поговорить с Шейлой и Брэдли, чтобы заставить их дать согласие, но не хочу, чтобы наш разговор проходил в офисе Брэдли. Вы можете организовать нашу беседу в доме Уорренов?

— Как ты собираешься их убедить? — спросила Кэрол Хиллегас.

Я не стал ей отвечать.

— Вы можете это сделать, Джиллиан?

— Да.

— И сделаете?

— Да.

Я встал.

— Тогда не будем терять время.

28

Я вернулся в свой офис, а Джиллиан отправилась к себе и уже через час позвонила мне и сказала, что в три часа я должен быть в доме Уорренов.

Когда я подъехал, белый «БМВ» Джиллиан уже был припаркован рядом с шоколадно-коричневым «роллс-ройсом» Брэдли. Верх «роллс-ройса» был опущен, машина выглядела очень спортивно. Как танк со снятой башней. Небесно-голубой «Мерседес-560SL» стоял возле одного из гаражей. Вероятно, это была машина Шейлы.

В три часа дня на Холмби-Хиллз было тепло и солнечно. И тихо. Чирикали пересмешники, над маками и львиными зевами кружились пчелы, высоко в небе летел на восток одинокий самолет. Чья-то экономка из Сальвадора шла в сторону бульвара Сансет, где находилась автобусная остановка. Она на меня даже не посмотрела, не посмотрела она и на самолет.

Я подошел к двери, постучал, и Шейла Уоррен меня впустила. Она была в бело-розовом теннисном костюме, в руке держала бокал со льдом и с какой-то темной жидкостью. На земле всегда есть место, где уже наступило пять вечера. Она бросила на меня вызывающий и недовольный взгляд — взгляд женщины, которой пришлось пойти на многие жертвы, чтобы добиться того, что она имеет сейчас.

— Я очень надеюсь, что меня оторвали от игры по достаточно серьезному поводу.

«Жертвы».

Она закрыла за мной дверь, и мы перешли в гостиную. Брэдли Уоррен полусидел на высоком барном стуле, засунув большие пальцы в карманы жилета. Вид у него был довольно кислый. Суровый богатый бизнесмен с обложки глянцевого журнала. Джиллиан Беккер стояла у барной стойки и смотрела в сторону.

— Давайте кое-что проясним с самого начала, Коул. Вы не работаете на меня с той самой минуты, как я вас уволил, и я не заплачу вам ни цента. Так что даже и не мечтайте получить у меня работу. Можете забыть об этом, — произнес Брэдли.

— Я ушла с корта не для того, чтобы тебя выслушивать, — заявила Шейла. — Если он что-то знает про Мими, пусть говорит.

— Я подожду снаружи, — сказала Джиллиан.

— Ты останешься здесь, — приказал Брэдли. — Я хочу иметь свидетеля на случай, если этот проходимец будет настаивать на том, что я обещал заплатить ему за дополнительные услуги.

Лицо Джиллиан было бледным. Она выглядела так, словно хотела стать невидимой.

— Я не могу этого сделать, Брэдли, — ответила она и направилась к двери.

— Как это понимать? Я требую, чтобы ты осталась.

— Не сейчас, — бросила Джиллиан, не оборачиваясь.

— Что значит, не сейчас? Ты заставила меня вернуться домой. Не забывай, на кого работаешь.

Джиллиан остановилась возле двери, взглянула на меня, а потом повернулась к Брэдли и долго-долго смотрела на него.

— Брэдли, — наконец сказала она, — а не пошел бы ты в задницу. — И с этими словами вышла.

Шейла Уоррен рассмеялась.

— Джиллиан, — позвал Брэдли, но дверь за ней уже закрылась. Тогда Брэдли повернулся ко мне: — Господи, боже мой! Ладно, у меня нет на это времени, расскажите о Мими. С ней все в порядке?

— Нет, — ответил я. — С Мими вовсе не все в порядке.

Шейла перестала улыбаться и поставила бокал на барную стойку.

— С Мими ничего не случилось, она не получила травму и не попала в больницу, но с ней не все в порядке.

— Какого черта! Что все это значит? — возмутился Брэдли.

Я смотрел на них и чувствовал, как каменеют шея и плечи, совсем как тогда, когда я был рядом с Мими.

— Мими никто не похищал. Она сбежала. Я нашел ее и поговорил с ней.

— Боже мой, но почему вы не привезли ее домой? — спросила Шейла.

— Она не хочет возвращаться домой.

— Но как такое может быть? Где она? — удивилась Шейла.

— Я вам не скажу.

Брэдли Уоррен нахмурил брови. Его любимое выражение лица.

— Что за ерунда? Вы должны.

— Нет. Вам я ничего не должен.

Брэдли смотрел на меня так, словно взвешивал в уме, на что еще я способен. Потом направился к телефону, стоящему на барной стойке.

— Я сейчас же позвоню в полицию.

— Нам надо поговорить об очень личных вещах. Вряд ли вы захотите, чтобы при этом присутствовали копы.

Брэдли замер на месте с рукой на телефонной трубке. Глаза Шейлы метались от меня к мужу и обратно.

— Что происходит? О чем вы говорите?

Я продолжал сверлить глазами Брэдли.

— Брэдли, «Хагакурэ» у Мими. Она украла книгу, чтобы вам навредить, и инсценировала свое похищение по той же причине.

Брэдли слегка отпрянул, словно от сильного порыва ветра.

— «Хагакурэ» у Мими?

— Да.

— И вы его не вернули.

— Нет.

— Она украла книгу, чтобы мне навредить, а теперь еще и делает вид, что ее похитили.

— Это глупо, — сказала Шейла, небрежно махнув рукой, потом взяла со стойки бокал и сделала пару глотков.

— Ваша дочь попала в беду. У нее очень серьезные проблемы, и эти проблемы возникли довольно давно, ей наверняка потребуется профессиональная помощь. Процесс лечения будет долгим, к тому же нет уверенности, что она полностью выздоровеет. Вы должны будете участвовать в лечении.

— Я не понимаю, что все это значит. У девочек ее возраста бывают срывы. Это гормональное.

— Брэдли, лечение нужно начинать немедленно. Необходимо взглянуть правде в глаза, чтобы начать процесс исцеления. — Теперь остались только мы с Брэдли. Шейла с тем же успехом могла находиться на Марсе. — Мими должна некоторое время пожить в реабилитационном центре, или вам придется покинуть дом.

У Брэдли на лбу набухла вена, под левым глазом что-то задергалось.

— Не понимаю, о чем вы говорите.

— Расскажите Шейле, Брэдли.

Тик усилился. Он погрозил мне пальцем. Гневно.

— Черт побери! Вам лучше немедленно сообщить мне, где «Хагакурэ». Эта книга бесценна. Другой такой нет.

— Расскажите Шейле о Мими.

Шейла снова отставила бокал. Вызывающее и недовольное выражение исчезло. Самые страшные сны стали явью.

— Рассказать о чем?

— Я не знаю, о чем он говорит. Что сказала Мими? Что все это значит? — У Брэдли заметно дрожали руки.

— Брэдли, у вашей дочери не будет ни малейших шансов на выздоровление, если вы не признаетесь в своих сексуальных домогательствах.

Шейла смертельно побледнела. Она словно окаменела, Брэдли тоже. Потом он тряхнул головой и улыбнулся. Так улыбаются малознакомым людям, когда хотят сделать им замечание.

— Это неправда, — произнес он.

Шейла издала тихий звук, очень похожий на хихиканье Мими.

— Мими все выдумала. Вы ведь сами сказали, что она хочет мне навредить.

Шейла выплеснула остатки выпивки в лицо Брэдли. Ее глаза наполнились слезами, нос покраснел, лицо пошло красными пятнами.

— Какая же ты скотина. Мерзкая, грязная скотина, — сказала она и ударила Брэдли.

Шейла принялась отчаянно колошматить мужа, брызгая слюной, снова и снова обзывая его грязной скотиной. Брэдли даже не шелохнулся.

Так продолжалось до тех пор, пока я не схватил ее за запястья.

— Ты скотина, скотина, скотина, — твердила она снова и снова.

Брэдли развел руками, совсем как актер в комедийном шоу. Улыбка, которая должна была означать: вы-должно-быть-ошибаетесь, — не сходила с его лица.

— Как могла Мими такое сказать? Это неправда. Это просто возмутительно. — Его левый глаз начал быстро-быстро моргать.

Я подвел Шейлу к дивану и усадил ее.

— Есть одна женщина — ее зовут Кэрол Хиллегас, — которая является специалистом по работе с людьми, пережившими подобное. Вы можете поговорить с Кэрол, она, в свою очередь, поговорит с Мими, а затем вы поговорите все вместе. Вы сделаете это? Поговорите с Кэрол?

Шейла сидела так, словно в ее грудь вонзили что-то острое. Она молча кивнула.

— Я подам на вас в суд, если вы будете распространять подобные слухи. У вас нет никаких доказательств, — кинулся в атаку Брэдли.

Я оставил Шейлу, обошел барную стойку и направился к Брэдли, на ходу доставая «дэн-вессон».

Брэдли начал пятиться, пока не уперся спиной в стеклянные полки, уставленные бутылками со спиртным. Дальше отступать было некуда.

— Эй, — еле слышно простонал он.

Я взвел курок и прицелился ему в лоб.

— Брэдли, твой ребенок в тебе нуждается, и ты сделаешь для нее все, что потребуется. — Мой голос звучал ровно и спокойно. — Ты все понял?

— Да, — прошелестел он.

— Ей необходимо, чтобы ты был честен с ней. Она должна услышать от тебя, что подобное больше не повторится и здесь нет ее вины. Ты все понял?

— Да.

— Необходимо поставить в известность Департамент социального обеспечения, они назначат человека, который будет работать с тобой, врачом, Шейлой и Мими. Для Мими очень и очень важно, чтобы ты согласился пройти курс лечения и активно участвовал в процессе. Ты все понял?

— Да.

Я посмотрел на Брэдли поверх дула «дэн-вессона» и подошел еще на шаг.

— Мне сказали, что все произошедшее здесь — довольно сложная вещь и тебя нельзя однозначно назвать плохим человеком, как сделали бы мы, наивные и далекие от медицины люди. Очень может быть. Мне плевать, поможет тебе лечение или нет. Даже если тебе придется десять лет притворяться, что лечение помогает. Ты позаботишься о том, чтобы было сделано все, что только возможно, для реабилитации твоей дочери. В противном случае я тебя убью, Брэдли. Ты все понял?

В ответ он только кивнул.

— Скажи это вслух.

— Да.

— Скажи развернутым предложением.

— Вы меня убьете.

— Ты мне веришь?

— Да.

— Оставайтесь здесь. Не возвращайтесь в офис. Кэрол Хиллегас вам позвонит. И если ты не сделаешь все, что от тебя требуется, я вернусь.

Мы постояли так еще несколько секунд, а потом я опустил пистолет и ушел.

Джиллиан Беккер сидела в своем «БМВ». Даже зеркальные стекла очков не могли скрыть, что она плакала. Я подошел к ее машине и наклонился к окну.

— Сегодня вы получили жестокий урок, — сказал я. — Пройдет время, и вы успокоитесь. И поймете, сможете вы с этим жить или же вам придется что-то изменить.

— А вам приходилось так поступать? Менять свою жизнь? — вздохнула она.

— Иногда. Иногда удается изменить обстоятельства, иногда обстоятельства изменяют тебя.

Она кивнула и посмотрела в сторону дома. Предстояли большие перемены.

— Я думала о том, что сказала Кэрол о людях, которые делают себе больно. Они так поступают потому, что ищут тех, кто любит их достаточно сильно, чтобы прекратить эту боль.

Я ничего не ответил.

Не сводя с меня глаз, Джиллиан Беккер включила двигатель «БМВ» и уехала.

29

Вернувшись домой, я позвонил Кэрол Хиллегас, сообщил ей, что поговорил с Брэдли и Шейлой и что они ждут ее звонка. Затем я позвонил в поместье Кира Асано и попросил позвать Мими. Трубку взял Бобби.

— Кто это? — спросил он.

— Автоответчик бензозаправки «Шелл».

— Поешь дерьма.

Потом трубку взял Фрэнк.

— Копы к нам едут? — поинтересовался он.

— Нет.

— Она в задней части дома. Подожди.

Через некоторое время я услышал голос Мими.

— Угу?

Казалось, она думает, что на самом деле ее родители находятся на другом конце провода и сейчас начнут на нее кричать.

— Это Элвис, — сказал я.

— Угу.

— Я говорил с твоими родителями. Они не будут заставлять тебя вернуться домой. Тебе придется уйти от Асано, но ты сможешь пожить в реабилитационном центре Кэрол Хиллегас. Если ничего не получится, ты вернешься домой, а твой отец уедет. Все будет так, как ты захочешь.

Она ничего не ответила.

— Мими?

— Я не хочу возвращаться домой. — Подавленно.

Может быть, она уже чем-нибудь накачалась?

— Я приеду за тобой завтра утром. Если хочешь, можем вместе позавтракать, а потом я отвезу тебя к Кэрол и пробуду с тобой ровно столько, сколько нужно. Договорились?

— Хорошо.

— Передай трубку Фрэнку.

Послышался шум голосов, а потом в трубке раздался голос Фрэнка:

— Ну что?

— Я приеду за ней завтра. И заберу книгу.

— Ты сможешь сделать так, чтобы мистера Асано не тронули?

— Не знаю. Я не собираюсь его втягивать, но кто знает, что Мими скажет копам, когда те будут ее допрашивать. Если вы дадите мне спокойно уехать с девочкой, я постараюсь, чтобы родители не нажаловались на вас копам. Я скажу, что вы, парни, помогали мне и желали девочке только добра.

— Проблем будет выше крыши.

— Ничего другого я предложить не могу.

— Ладно, — бросил Фрэнк и повесил трубку.

Я прошел на кухню и выпил стакан яблочного сока. Потом вернулся в гостиную и включил вечерние новости. Положил руки в карманы, покачал головой и подумал: «Черт побери, похоже, дело идет к концу». Потом я позвонил Джо Пайку, но его не оказалось дома. Тогда я вытащил из бумажника визитку Джиллиан Беккер и позвонил ей. Телефон не отвечал. На кухне стукнула кошачья дверь, и послышалось легкое потрескивание. Кот принялся за сухой корм. Я вернулся на кухню, посмотрел на кота и сказал:

— Кажется, мы с тобой остались вдвоем.

Он даже ухом не повел.

Я вытащил из холодильника пару «Фальстафов», включил музыку, а потом пошел спать.

На следующее утро в пять минут девятого зазвонил телефон. Я взял трубку и произнес:

— Детективное агентство Элвиса Коула. Мы готовы заняться вашим делом!

— Что происходит? — спросила Джиллиан Беккер.

— В каком смысле что происходит?

«Подобные вещи подробно объясняются в Курсе ведения допроса в Академии частных сыщиков».

— Пятнадцать минут назад Мими позвонила Брэдли. Она сказала, что хочет вернуть «Хагакурэ», и попросила его с ней встретиться. Я думала, что вы собирались забрать Мими и отвезти ее к Кэрол Хиллегас.

— Брэдли поехал на встречу?

— Две минуты назад. Я сказала ему, что он не должен. Я сказала, что нужно подождать.

— Вы в офисе?

— Да.

Я пообещал ей перезвонить, а сам набрал номер Кира Асано. Мне пришлось набрать все четыре имевшихся номера, но ни один не отвечал. Мне это не понравилось. Я позвонил Джиллиан.

— Не могу ни до кого дозвониться в поместье Асано. Брэдли сказал, где встречается с Мими?

— Она хотела, чтобы встреча произошла на строительной площадке на Малхолланд-драйв, к востоку от Колдуотер. Он попытался ее отговорить, убеждал приехать в офис, но Мими твердила, что так она будет чувствовать себя в безопасности. Почему Мими собирается именно там вернуть книгу? Почему хочет оказаться с ним наедине?

Тому могло быть несколько причин, и все они мне не слишком нравились.

— Выезжаю немедленно. Позвоните в полицейское управление Северного Голливуда и позовите Пойтраса, Григгса или Байше. Скажите, что вы звоните по моей просьбе. Пусть пришлют туда машину. И пусть поторопятся.

Малхолланд находится в пяти минутах езды от Вудро Вильсон, после чего мне оставалось преодолеть небольшой участок не самой хорошей дороги на запад до Колдуотера. Сразу после Лорел Малхолланд-драйв идет по лесистым участкам, где дома стоя́т с незапамятных времен, но западнее местность становится более холмистой. Сейчас здесь шли подготовительные работы, холмы срезали под жилую застройку.

Когда до Колдуотера оставалось около мили, местность вокруг стала ровнее, и я увидел плакат «ВПЕРЕДИ ВЕДЕТСЯ СТРОИТЕЛЬСТВО». Я притормозил. К северу от дороги, ведущей в долину Сан-Фернандо, тянулась горная гряда. В ней недавно прорубили дорогу и уложили асфальт. По обе стороны дороги были сделаны аккуратные белые площадки с зацементированными дренажными канавами. Когда строительство будет закончено, тут появится охрана и красивые фонари, но исчезнут деревья, койоты и олени. Именно на это и рассчитывали местные жители, покупая здесь землю десять лет назад.

Участок был обнесен металлическим забором. На воротах, перегораживавших дорогу, висел знак «СТРОИТЕЛЬНЫЕ РАБОТЫ. ВХОД ВОСПРЕЩЕН». Сейчас ворота были открыты. Я свернул туда и поехал дальше по дороге.

Верхняя часть холма была срезана, чтобы создать широкое плато с великолепным видом на долину. Дорога описывала широкую дугу с подъездом к каждому участку. Скоро там будут построены дома по восемьсот тысяч долларов. Роскошное жилье. Огромный мусоровоз, два мощных бульдозера и экскаватор замерли у дальней части дуги. Возле мусоровоза были припаркованы коричневый автомобиль Брэдли Уоррена и побитый зеленый «понтиак файерберд». Мими и Брэдли стояли рядом. Первой меня увидела Мими. На ней были свободная красно-белая рубашка поверх синих джинсов и черные туфли. На плече девушки висела розовая кожаная сумочка, а лицо было бледным и заплаканным. Она вдруг сунула руку в сумочку, вытащила маленький черный револьвер и навела его на отца, а когда я закричал, выстрелила. Раздался громкий хлопок. Брэдли посмотрел на себя, потом перевел взгляд на дочь и упал на землю.

Мими отшвырнула пистолет, села в «файерберд» и укатила прочь. Я рванул на своем «корвете» вперед, прямо по пересеченной местности. Когда я выскочил из машины и подбежал к Брэдли, тот, пытаясь подняться, встал на четвереньки, но потом завалился на бок, делая странные движения руками, словно хватаясь за воздух.

— Она меня подстрелила, — сказал он. — Боже мой, она меня подстрелила.

— Не пытайтесь встать. Дайте осмотреть вашу рану.

— Мне больно!

Я положил Брэдли на спину и осмотрел его. В уголке рта у него выступила розовая пена, а голос был как у сильно простуженного человека, которому мокрота мешает дышать. В центре груди появилось и быстро росло пятно размером с небольшой апельсин.

Я вытащил платок и прижал к пятну.

— Вас надо отвезти в больницу, — сказал я.

Брэдли кивнул, на губах стал надуваться красный пузырь, и его вырвало кровью. Затем его глаза закатились, он содрогнулся, и его сердце перестало биться.

— Будь ты проклят, Брэдли! — закричал я.

Я стащил с себя рубашку и снял с него ремень. Свернул рубашку жгутом, прижал к груди Брэдли и постарался затянуть ремнем. Вообще-то этого делать не стоит, но, когда у человека пропадает пульс, выбора не остается. Я прочистил ему горло и начал делать искусственное дыхание, надавливая на грудь. Через пару минут я убедился, что пульса нет.

Высоко в небе парил одинокий ястреб, выискивая мышей или другую добычу. По Малхолланд-драйв проезжали машины, но никто так и не остановился, чтобы помочь. Где-то протарахтел мотоцикл без глушителя, и эхо разнеслось по каньону.

Я продолжал делать искусственное дыхание до тех пор, пока меня не оттащили копы, посланные мне на подмогу Лу Пойтрасом. Все мои усилия оказались напрасными. Брэдли Уоррен был мертв.

30

Подъехали шесть «копмобилей», в том числе фургон судмедэкспертов. А еще пара следователей и женщина из офиса окружного прокурора. Судмедэксперты обвели мелом тело и пистолет и долго измеряли следы шин. Следственная бригада сделала множество фотографий и официально признала Брэдли Уоррена мертвым. Наверное, Брэдли был рад это слышать. Быть неофициально умершим как-то несолидно.

Женщина из офиса окружного прокурора и высокий светловолосый детектив, которого я не знал, поговорили с судебными медиками, а потом подошли ко мне. Детектив носил прическу, модную лет десять назад. Женщина была маленького роста, с длинным носом и большими глазами. Я выглядел соответственно: кровь на брюках и рубашке, на руках и на лице.

— Что произошло? — спросил блондин.

Я в миллионный раз рассказал, где стоял Брэдли Уоррен и где стояла Мими, где находилась машина Мими и как она вытащила пистолет из сумочки и выстрелом в упор убила отца.

— Она бросила пистолет, как только нажала на курок? — спросил детектив.

— Да.

— И вы не смогли остановить безоружную шестнадцатилетнюю девочку!

— Я пытался сохранить жизнь ее отцу.

«Придурок».

Смуглый усатый полицейский принес пистолет в пластиковом пакете и показал женщине:

— Револьвер «ругер блэкхок». Двадцать второй калибр. Заряжен ружейными пулями двадцать второго калибра. Произведен один выстрел.

Женщина посмотрела на револьвер и сказала:

— Хорошо.

Смуглый полицейский ушел вместе с блондином, а женщина спросила:

— На какой машине она уехала?

— Темно-зеленый «понтиак файерберд». Примерно двухлетний. Не успел запомнить номер.

— В машине был кто-нибудь еще?

— Нет.

Женщина протянула мне свой носовой платок.

— Вытрите лицо, — сказала она. — У вас ужасный вид.

Около десяти на синем седане приехали Пойтрас, Григгс и Терри Ито. Григгс сидел на заднем сиденье. Они пообщались с женщиной из офиса окружного прокурора и криминалистами, а потом взялись за меня. Все выглядели страшно недовольными.

— Добрая половина копов и федералов Лос-Анджелеса разыскивают девочку, — сказал Лу Пойтрас. — Гончий Пес, как ты оказался здесь вместе с ней и ее отцом?

Я рассказал ему. Пока я говорил, Ито все больше темнел лицом — ему явно не понравилась моя история. Оно и понятно. Мне и самому все это не слишком нравилось. Между тем появился белый «БМВ» Джиллиан Беккер и остановился возле полицейского фургона. Из машины вышли Джиллиан Беккер и какой-то коротышка в спортивном твидовом пиджаке. Один из детективов и женщина из офиса окружного прокурора тут же направились к ним. Джиллиан Беккер посмотрела на меня. Лицо у нее было усталое. Терри Ито сказал:

— Вы нашли девочку, проследили за ней до поместья Кира Асано и никому не сказали.

— Да.

— Но вы ведь прекрасно знали: полиция и ФБР ее ищут.

— У Асано ей не грозила опасность, поэтому я и разрешил ей там остаться, чтобы окончательно выяснить, что происходит. Там я поговорил с ней. Она находилась в ужасном состоянии, Ито. Она убежала из дома из-за сексуальных домогательств отца.

— Боже мой! — воскликнул Пойтрас.

Ито вздохнул, покачал головой и посмотрел в сторону долины. Ястреб исчез.

— Девочка должна была получить психологическую помощь перед разговором с вами, парни, — объяснил я.

Женщина из офиса окружного прокурора отвела Джиллиан Беккер и ее спутника к фургону и показала им тело. Джиллиан молча кивнула, отвернулась и поспешила обратно к «БМВ». Коротышка последовал за ней. Вероятно, это был вице-президент компании.

— Почему она его убила? — спросил Пойтрас.

— Не знаю.

— Может быть, у нее не было другого выхода, — негромко бросил Григгс, не поднимая глаз.

Ито посмотрел на Григгса, снял солнечные очки и стал их рассматривать, словно стекла были заляпаны грязью. Потом снова надел очки.

— По твоим сведениям, она все еще живет у Асано? — поинтересовался Пойтрас.

— Да.

— Тогда поедем за ней.

Мы сели в синий седан, Пойтрас был за рулем, а Григгс устроился на заднем сиденье. Я сказал Пойтрасу, чтобы он ехал на запад по Малхолланд-драйв в сторону Беверли-Глен. Тот так и сделал. Полицейский седан со специальной подвеской без труда накручивал виражи. Пойтрас поднял стекла и включил кондиционер. Все молчали. Тишину нарушали лишь шипение рации и шум доносящихся из нее голосов. Я ровным счетом ничего не мог разобрать, но видел, что Пойтрас, Григгс и Ито прекрасно понимают переговоры по рации. У полицейских, наверное, специально приспособленные уши.

Когда мы подъехали к поместью Кира Асано, Григгс заметил:

— Ни фига себе! Похоже, этот парень неплохо упакован.

Ворота были открыты. Мы проехали внутрь и остановились, не доезжая до дома. Нам пришлось остановиться, поскольку у нас на пути лицом вниз лежал Фрэнк. Его ноги были согнуты, правая рука под телом, левая часть головы снесена. Пойтрас и Григгс наклонились, чтобы вытащить пистолеты, а Ито вызвал по рации подмогу.

— Последний раз здесь было около дюжины ребятишек. Некоторые носили серую форму. Кроме того, был еще один парень вроде того, что лежит посреди дороги. Его зовут Бобби. И Асано, и Бобби, вероятно, вооружены.

Пойтрас свернул на лужайку, чтобы объехать тело Фрэнка, и остановился прямо перед входной дверью. Дверь была распахнута.

Пойтрас и Григгс обошли дом со стороны гаражей, а мы с Ито вошли через открытую дверь. Никто не пытался нас подстрелить. Просто некому было это сделать.

Все шкафы были выпотрошены, мебель перевернута, картины Асано сорваны со стен. Пойтрас и Григгс появились из задней части дома и сказали, что нашли парня среди фруктовых деревьев — очевидно, Бобби — с двумя пулями в груди. Никаких следов девочки или кого-нибудь еще.

Асано мы обнаружили в офисе. Он лежал на полу возле стола, сжимая рукоять самурайского меча. В него стреляли дважды — в грудь и в шею. Меч был в крови. На диване Асано сидел низенький мускулистый человек, тоже весь в крови, взгляд его был направлен в пустоту, на левом плече рубленая рана и еще две колотые в животе, в правой руке он сжимал черный автоматический пистолет. Создавалось впечатление, что Асано напал на него с мечом в руках, нанес несколько ударов, а тот застрелил Асано, добрел до дивана и умер. На левой руке у него не хватало мизинца.

— Твою мать, — пробормотал кто-то у меня за спиной, кажется Григгс.

Ито бросил взгляд на левую руку убитого, а потом повернулся ко мне:

— Ты говорил, что книга у Асано.

— Да.

Ито еще раз посмотрел на левую руку.

— Якудза.

Мы обследовали оставшуюся часть дома и в спальне наверху, в стенном шкафу, обнаружили двух девушек, которые сидели, тесно прижавшись друг к другу. Они закричали, когда мы открыли дверь, испуганно завопили, умоляя их не убивать. Они все никак не могли поверить, что мы их не тронем. Одной из девушек была Кэрри.

Мы осмотрели все комнаты и подсобные помещения, но ни «Хагакурэ», ни Мими Уоррен обнаружить не удалось. Мы сделали полный круг и вернулись к входной двери. Ито покачал головой:

— Значит, ты оставил ее у Асано, потому что здесь она была в безопасности?

Я даже головы не повернул.

31

Мы помогли Кэрри и второй девочке спуститься в зал с двустворчатыми дверьми и усадили их на диван под огромной акварелью, на которой была изображена старая женщина, точившая меч. Старуха была босиком и сидела прямо на снегу, но, похоже, не чувствовала холода.

Девочки были напуганы, глаза у той, что поменьше, опухли от слез. Мы предложили им одеяла, хотя было довольно жарко. Кэрри бросала на меня настороженные взгляды. Наверное, вспомнила, что видела меня раньше.

— Вы полицейский? — спросила она.

— Частный детектив, — ответил я, слегка пошевелив бровью.

«Элвис Коул, Мастер Моментального Установления Контакта».

— Вы приходили за Мими.

— Да. Ты знаешь, где она сейчас?

— Они ее увезли.

— Кто? — не выдержал Пойтрас.

Другая девочка подтянула колени к груди, обхватила себя руками и крепко зажмурилась.

— Пришли четверо мужчин, — сказала Кэрри. — Они сразу же начали кричать, стрелять и ломать все в доме. Я видела, как они убили Бобби, и бросилась бежать.

— Они были японцами? — спросил Терри Ито.

Кэрри кивнула.

Пойтрас поинтересовался, когда это произошло.

Кэрри бросила взгляд на другую девочку, но та так и продолжала сидеть с закрытыми глазами, уткнувшись носом в колени.

— Не знаю. Может, часов в семь. Я как раз встала. Не знаю. Я побежала в ванную, и мы с Джоан там спрятались.

Значит, ее подружку звали Джоан.

Пойтрас посмотрел на меня.

— Это было до того, как она позвонила Брэдли?

— Да, — кивнул я. — Кэрри, а среди этих людей ты случайно не видела Эдди Танга?

— Нет, — затрясла она головой.

— Ты уверена?

— Угу.

— Ты знаешь, зачем они приходили?

— За книгой.

Ито бросил на меня выразительный взгляд, а потом вместе с Григгсом направился к машине. Скоро в поместье Асано приехала та же самая компания, что была на месте убийства Брэдли, а еще пара детективов из Беверли-Хиллз и трое ребят из азиатского подразделения Полицейского управления. Копы записали имена девочек, номера телефонов родителей, сделали несколько звонков, чтобы девочек забрали домой. Парни из АПП привезли с собой большие фотоальбомы с известными членами якудза и попросили девочек опознать нападавших. Я вместе с одним из полицейских налил на кухне три чашки растворимого кофе и отнес девчушкам, пока те переворачивали страницы альбомов.

— Кэрри, Мими говорила тебе, что собирается отсюда уходить?

— Нет.

— Я должен был забрать ее сегодня утром. Мы обо всем договорились, и она согласилась.

Кэрри медленно разглядывала каждую страницу, переворачивала и принималась изучать следующую.

— Мне кажется, она передумала.

— Почему?

— Вчера вечером приехал Эдди.

«Эдди. Замечательно!»

— И что произошло?

— Они здорово поругались. Она сказала, что на самом деле он ее не любит и что ему нужна только книга, а на нее ему плевать. И всем наплевать. А потом он ушел.

Джоан закончила листать один альбом и принялась за другой. За все это время она не проронила ни слова.

— И он больше не вернулся?

— Не-а.

Вскоре к нам присоединились двое копов из АПП, а Кэрри с Джоан опознали троих из четверых убийц. Среди этой троицы был и убитый из кабинета Асано.

Коротышка из АПП со шрамом на правой скуле спросил:

— Как думаешь, это связано с пытками и убийством в Маленьком Токио?

Слова «с пытками и убийством» он произносил прямо-таки с удовольствием.

— Да, — кивнул Ито. — Думаю, малыш Эдди убирает конкурентов. Он решил, что книга у Ишиды, и попытался заставить Ишиду ее отдать. Но только у Ишиды книги не было. Книга была у Асано. Тогда Эдди отправился за девочкой. Не сумев с ней поладить, утром он прислал своих головорезов. — Тут Ито повернулся ко мне: — Что скажешь?

— В чем-то ты прав, — пожал я плечами. — Но в твоих рассуждениях есть прорехи, сквозь которые проедет «кадиллак».

Коротышка со шрамом ухмыльнулся.

Ито засунул руки в карманы.

— Я слушаю.

— Эдди взял в оборот девочку задолго до того, как прикончили Ишиду. Он знал, что книга у Асано.

— Хорошо. Что тогда насчет сегодняшнего?

— Если якудза схватили Мими, как она сумела вырваться и прикончить отца?

— Пока я слышу только вопросы. А ответы у тебя есть? — поинтересовался Ито.

— Не знаю. Просто что-то здесь не так.

Ито немного подумал над моими словами, покачал головой и сказал:

— Ну, некоторое время ты ее тоже имел.

И с этими словами отвернулся и пошел к двери. Пойтрас, Григгс и я стояли и молча наблюдали за тем, как Ито и парень со шрамом уходят. Потом Пойтрас сообщил мне, что я выгляжу так, словно меня пропустили через кухонный комбайн, и даже поинтересовался, все ли со мной в порядке. Я ответил, что все нормально. Он положил мне на плечо огромную ручищу и сказал, что если я захочу позвонить ему домой сегодня вечером, то он будет только рад. Я поблагодарил его. Чарли Григгс подвез меня до моей машины. Тело Брэдли уже успели убрать. На месте убийства болтались лишь несколько газетчиков да полицейский на мотоцикле, который вел себя так, словно только что поймал Душителей с Холмов.[49] Мы немного посидели в машине Григгса, и он спросил меня, не хочу ли я пропустить стаканчик. Я сказал, что позже.

Я вернулся домой, вошел через гараж, снял испачканные кровью рубашку и брюки и вымыл руки в раковине на кухне. Потом я положил рубашку и брюки в раковину и налил на кровавые пятна хлоракс. Оставив одежду отмокать, я отправился в душ. Я долго стоял под горячей струей и тер тело губкой и мылом до тех пор, пока оно не порозовело. Потом маленькой щеточкой вычистил кровь Брэдли Уоррена из-под ногтей. Когда я закончил, щеточку пришлось выбросить.

«Ну, некоторое время ты ее тоже имел».

Я надел свободные штаны, в которых занимался боевыми искусствами, и положил одежду в стиральную машину. Стирка в холодной воде. Открыл «Фальстаф» и позвонил Джиллиан Беккер в офис. Ее секретарша убитым голосом сообщила мне, что мисс Беккер нет. Возможно, она с Шейлой. Я повесил трубку и допил остатки пива. Оно показалось мне таким вкусным, что я тут же открыл следующую банку. Я стоял с банкой посреди своего притихшего дома и думал о Мими Уоррен и о том, где она сейчас и с кем и что делает. И глотнул еще пива. Потом распахнул большие стеклянные двери, чтобы впустить свежий воздух, включил стереосистему и поставил старый альбом «Роллинг Стоунз». «Сэтисфэкшн». Великолепный бас. Затем сделал сэндвич с грудкой индейки, яичным хлебом и помидорами, выпил еще пива.

«У вас возникли семейные проблемы? Пригласите Элвиса Коула. Семейный детектив. Ваши дела гарантированно пойдут плохо, или он вернет вам деньги!»

Я позвонил Джо Пайку.

— Магазин оружия.

— Это я. Я нашел девочку.

Он что-то проворчал.

— Я снова ее потерял.

— Ты пьешь? — спросил Джо.

— Нет. — Мне казалось, что мой голос звучит нормально.

— Ты дома? — спросил он.

— Угу.

Он повесил трубку.

Через полчаса Пайк уже был в гостиной. Я не слышал, чтобы он стучал или открывал дверь ключом. Возможно, он телепортировался. Пайк был одет как обычно: футболка без рукавов, выцветшие джинсы «ливайс», синие «найк» и солнцезащитные очки с зеркальными стеклами.

— Новые носки? — поинтересовался я.

На кофейном столике выстроилась солидная пирамида из банок «Фальстафа». Он посмотрел на кофейный столик, молча скрылся на кухне и начал там чем-то греметь. Через некоторое время он сказал:

— Давай к столу.

Пайк сделал омлет с сыром и помидорами, гренки с маслом и земляничным джемом. Кроме того, на столе стояли кофе, маленький стакан с молоком, бутылочка с соусом «Табаско» и два стакана с водой. Сам он взял только стакан с водой. Я сел за стол и молча принялся за еду. Омлет был пушистым, сочным и прекрасно приготовленным. Стукнула маленькая дверца, и вошел кот. Он пересек кухню и легко запрыгнул на стол. Кот молча наблюдал за моей трапезой, поводя носом и оценивая запахи, потом подошел к Пайку и замурлыкал. Кроме меня, Пайк единственный, кому кот разрешает к себе прикасаться.

Закончив есть, я закрыл глаза и откинулся на спинку стула.

— Теперь ты можешь говорить? — спросил Пайк.

— Да.

Я выпил еще немного кофе и доложил ему о том, что произошло с Брэдли Уорреном и почему. Я рассказал ему все, что знал о Мими Уоррен, какой она оказалась и почему стала такой. Я рассказал ему, как нашел Мими у Асано, и о том, как договорился привезти ее к Кэрол Хиллегас, а еще про Эдди Танга и «Хагакурэ». Я рассказал о том, что некоторые вещи плохо стыкуются друг с другом и что я не могу найти правильных ответов, но теперь мне наплевать. Пайк слушал меня не шевелясь. Иногда можно смотреть на Пайка сколь угодно долго, а он даже не шелохнется. Иногда мне кажется, что он может оставаться без движения целыми днями. Когда я закончил, он кивнул своим мыслям и сказал:

— Да. — И после долгой паузы добавил: — Ты думаешь, что мог помешать ей убить своего отца?

Я кивнул.

Пайк взял кусочек омлета, оставшегося на моей тарелке, и протянул коту.

— Ты старался сделать для нее все, что в твоих силах, чего раньше, за всю свою короткую жизнь, она ни от кого не видела.

— Конечно.

«Мистер Уверенность».

— С самого Вьетнама ты цепляешься за свое детство. Только здесь ты столкнулся с ребенком, у которого вообще не было детства, и пытался сделать так, чтобы оно, пока не поздно, у нее появилось.

Джо Пайк повернул голову, и в его зеркальных стеклах очков появилось отражение кота. Кот доел угощение.

— Я хочу ее найти, Джо. Я хочу ее вернуть.

Он не пошевельнулся.

— Я хочу довести дело до конца.

Губы Пайка дрогнули. Я навел порядок на кухне и помыл посуду. Потом поднялся наверх, еще раз принял душ, оделся и сунул «дэн-вессон» в подплечную кобуру.

Когда я спустился вниз, Джо Пайк уже меня ждал.

32

Когда мы добрались до клуба «У мистера Мото», было далеко за полдень. Любители ланча уже разошлись, как и большинство обслуживающего персонала, если не считать пары помощников официантов, протиравших пол и готовившихся к «веселому часу». Менеджер с волосами, собранными в хвост, сидел за столиком рядом с Леди-с-Бабочкой, и они вместе проверяли чеки. Увидев нас, он вскочил как ошпаренный и начал говорить, что нам здесь нечего делать. Тогда я схватил его за горло, уложил на стол и засунул «дэн-вессон» ему в глотку.

— Юки Торобуни, — сказал я.

Леди-с-Бабочкой встала. Пайк легким толчком усадил ее на место, затем ткнул пальцем в помощников официантов, а потом — в пол. Они поняли его без слов.

— Юки Торобуни, — повторил я.

Бормотание.

— Не слышу.

Снова бормотание.

Я вытащил ствол «дэн-вессона» у него изо рта. Он закашлялся, облизнул губы и покачал головой:

— Его здесь нет.

Я слегка надавил стволом ему на челюсть.

— Где он?

— Не знаю.

Я сжал пальцами левой руки его горло.

— Помнишь Мими Уоррен? — спросил я. — Я намерен ее найти, если понадобится, прикончу тебя легко.

Его глаза вылезли из орбит, лицо налилось кровью, и он тут же сообщил мне адрес Юки Торобуни.

Торобуни жил в зеленой части Брентвуда, к востоку от Санта-Моники, в большом доме в стиле ранчо, больше подходящем для героя вестерна, чем для главаря якудза. Подъездную дорогу ограничивали колеса фургонов, настоящая четырехколесная бричка превратилась в клумбу, а решетка ворот была сделана из коровьих рогов. Бен и Крошка Джо отдыхают. Пайк посмотрел на все это и сказал:

— Дерьмо.

Однако Бена и Крошки Джо поблизости не оказалось. Торобуни тоже. Никаких тебе татуированных парней с отсутствующими пальцами и тупым взглядом.

Мы долго стучали в двери и заглядывали в окна, пока не обнаружили экономку из Никарагуа, которая сообщила, что мистера Торобуни нет дома. Мы спросили, когда он ушел. Она повторила, что его нет. Мы спросили, когда он вернется. Она сказала, что его нет дома. Мы спросили, куда он направился. Она сказала, что его нет дома.

— Похоже, его нет дома, — заметил Пайк.

— Может быть, он с Эдди Тангом, — предположил я. — Может быть, они читают «Хагакурэ» и празднуют продвижение Эдди по службе.

Эта мысль Пайку понравилась.

— Может быть, нам стоит сходить и посмотреть.

Когда мы подъехали к дому Эдди Танга, возле пожарного гидранта стояли черно-белый автомобиль и знакомый нам полицейский седан.

— Подожду в джипе. Кое-кто может меня узнать, — сказал Пайк.

Я кивнул и вышел из машины. Стеклянная дверь была распахнута и подперта цветочным горшком, чтобы копы могли свободно входить и выходить. Я поднялся по ступенькам и прошел в открытую дверь так, словно был хозяином дома.

В просторном овальном вестибюле стояли полукруглые диванчики, на которых удобно посидеть и поболтать. Справа я заметил небольшой лифт, а слева — очень симпатичную лестницу, ведущую на второй этаж. Люстра, больше похожая на космический корабль, свисала с высокого потолка, дверь под лестницей, вероятно, вела в гараж и подсобные помещения.

Двое парнишек лет одиннадцати-двенадцати стояли возле лифта. У одного был скейтборд с изображением оборотня, а у другого — очки с толстыми стеклами. Очкарик внимательно посмотрел на меня.

— Что здесь делают копы? — спросил я.

— Без понятия, — ответил очкарик. — Наверх поднялись, ищут какого-то парня.

— Да? И что, нашли?

— Не-а.

«Так-так-так».

Второй парнишка сказал:

— Мы думали, они дверь снесут, но менеджер впустила их внутрь.

— А какая квартира? — уточнил я.

— Двести двенадцатая.

— Копы еще там?

— Ага. Беседуют с менеджером. Она не прочь трахнуть кого-нибудь из них.

Мальчик со скейтбордом пихнул того, что в очках, в бок.

— Эй, да она трахается со всеми подряд, — вскинулся очкарик.

— Да, ладно вам, ребята, расслабьтесь, — сказал я.

Я пересек вестибюль, вошел в дверь под лестницей и спустился по бетонным ступенькам вниз. Там был небольшой коридор. Одна дверь вела в прачечную, другая — в гараж. Я вошел в гараж и осмотрелся. Ничего. Никакого темно-зеленого «альфа ромео». Прекрасно. Эдди куда-то смылся.

Я вернулся в прачечную, забрался на сушилку и стал ждать. Минут через десять я услышал, как открывается дверь под лестницей, соскочил с сушилки, бросил в щель несколько монеток и включил ее. В прачечную заглянул коп лет сорока, одетый по форме. Я нахмурился и покачал головой:

— Чертовы полотенца! Сушатся целую вечность.

Он кивнул и направился в гараж, но вскоре вернулся и направился к лестнице. Я подождал еще час, потом вышел в вестибюль и выглянул наружу. Полицейские уехали, а Пайк все еще сидел в джипе на противоположной стороне улицы. Я открыл для него дверь. Мы вместе поднялись по лестнице на второй этаж, прошли по коридору к двести двенадцатой квартире и через пару минут оказались внутри.

У Эдди была узкая прихожая с зеркалами на стенах и полом под черный мрамор. Слева находилась крошечная ванная для гостей. Короткий коридор справа вел в спальню, переделанную в тренажерный зал. Далее мы обнаружили спальню побольше и просторную гостиную с балконом. Гостиная выходила в столовую, совмещенную с кухней. Стены гостиной были увешаны наградами за достижения в области боевых искусств. Их были сотни. Сияющие кубки за первые места и чемпионские пояса с турниров по всем Соединенным Штатам.

«Лучший среди лучших». «В знак признания за совершенство». «Мастер Черного пояса». «Чемпион „Всего-на-Свете“».

— Да не дергайся ты так из-за этих наград, — сказал я Пайку. — Парень наверняка их купил.

— Угу, — отозвался Пайк.

Джо направился на кухню, а я — в спальню. У Эдди была роскошная кровать из ореха, составлявшая гарнитур с тумбочками, длинным туалетным столиком и зеркалом на потолке над кроватью. Я дважды посмотрел в зеркало. Давненько я не видел зеркал над кроватью. Напротив кровати на стене висел миллион фотографий Эдди: Эдди, разбивающего кирпичи, Эдди, летящего по воздуху и принимающего призы, Эдди, ведущего бой или победно вскидывающего руки, иногда обагренные кровью. На ранних фотографиях ему было не больше восьми. Может быть, он и не покупал свои призы.

Хозяйская ванна была отделана с таким же вкусом, как и вся квартира. Множество зеркал, имитация черного мрамора и бархатистые обои. В пластиковой корзине для белья лежали грязные трусы и носки. Раковину и унитаз явно не мешало бы помыть. Я заглянул в аптечку и ящик под раковиной. Там я нашел зубную щетку, но не обнаружил зубной пасты, бритвы и дезодоранта. Либо Эдди не слишком волновала личная гигиена, либо эти вещи куда-то исчезли.

Я вернулся в спальню, осмотрел тумбочки и туалетный столик. Там я обнаружил стопку журналов «Пентхаус», несколько каталогов и лампу в форме шара, на поверхности которой при прикосновении возникали различные узоры. В тумбочке я наткнулся на пять пахнущих лавандой записочек с признаниями в любви от какой-то Дженнифер и полдюжины фотографий Эдди с разными женщинами в разных местах, а еще две открытки от стюардессы по имени Кики с приглашением встретиться, когда она вернется в город. И нигде даже намека на существование Мими. Ни фотографий, ни записочек, никаких свидетельств ее присутствия в его жизни, ничего о доме в Вествуде с их будущими детьми.

«Я с людьми, которые меня любят». — «Конечно, конечно, девочка».

И никакого ключа к разгадке, где Эдди Танг и с ним ли Мими Уоррен. И если нет, то что с ней сталось.

Я все поставил на прежние места и вернулся в гостиную. Пайк ждал меня у двери.

— Раньше в кладовке стоял чемодан. Теперь его нет, — сообщил Пайк.

Я рассказал ему о том, чего мне не удалось найти в ванной комнате.

— Если Эдди просто вышел, он обязательно вернется. Мы можем подождать.

Пайк посмотрел на награды. Похоже, с них регулярно смахивали пыль и начищали до блеска.

— Почему бы и нет, — ответил он.

Мы вышли и переставили джип подальше от дома Эдди, рядом со строящимся кондоминиумом. Мы решили, что будем сменять друг друга каждые шесть часов. Я вызвался дежурить первым. Пайк согласился и, не сказав ни слова, ушел.

Я сидел в джипе и ждал. Через два часа знакомый полицейский седан без опознавательных знаков остановился возле пожарного гидранта. Из машины вышел коп в коричневом костюме и заглянул в гараж. Потом вернулся к машине и укатил. Из дома, где жил Эдди, входили и выходили люди, по улице проезжали машины, мимо прошла женщина с маленькой собачкой, небо стало потихоньку темнеть, и вот наступила ночь. В воздухе появилась приятная ночная прохлада, ветерок шевелил верхушки пальм, и их шепот напомнил мне забытые старые песни. Если я смогу ждать достаточно долго, Эдди обязательно вернется. А когда появится Эдди, я смогу найти Мими. Ожидание — не слишком приятное, но иногда необходимое занятие. Ожидание — это как пассивная охота.

В десять минут первого в джип сел Джо Пайк с коричневым бумажным пакетом в руках.

— Я вернулся. Можешь сделать перерыв.

— Лучше еще немного посижу, — ответил я, покачав головой.

Он кивнул и вытащил два сэндвича. Один протянул мне, другой оставил себе. Я не стал открывать сэндвич. Есть что-то не хотелось.

Пайк достал из сумки перевод «Хагакурэ». Представляете? Он сидел и читал в темноте, и мы не проронили ни слова. Поздно ночью я все же задремал, и мне приснилось, что я обедаю с Мими Уоррен. Мы сидим за центральным столиком в большой задней комнате ресторана «Муссо и Фрэнк», и, кроме нас, тут больше никого нет. Белоснежные скатерти, сверкающие приборы, мы разговариваем, едим и выпиваем. Я не слышал, о чем мы говорили. Этот сон повторялся всякий раз, как я засыпал, в течение трех следующих дней, пока мы с Пайком ждали Эдди Танга. И каждый раз мне так и не удавалось услышать, о чем мы говорили. Может быть, слова здесь были не важны. Может быть, важно было то, что мы вместе.

На четвертый день Эдди Танг вернулся домой.

33

Утром, без двадцати десять, металлическая дверь гаража поднялась, и «альфа» Эдди въехала внутрь. Автомобиль был весь в пыли, передние колеса заляпаны грязью. Эдди проделал большое расстояние.

— Сейчас или потом? — спросил Пайк.

— Давай посмотрим, как будут разворачиваться события.

Мы сидели и ждали.

Через полтора часа длинный белый лимузин медленно свернул с бульвара Олимпик и остановился возле дома Эдди. За рулем сидел карлик с тупым взглядом, который сопровождал Торобуни в клубе «У мистера Мото».

— Уже лучше, — сказал я.

Карлик выбрался из лимузина, с важным видом подошел к стеклянной двери и позвонил в квартиру Эдди. Ему пришлось встать на цыпочки, чтобы дотянуться до интеркома, а потом он торжественно прошествовал к лимузину и облокотился на дверцу. Его макушка не доставала до верха машины.

Через три минуты вышел Эдди в легких голубых слаксах, желтой рубашке с белым воротником, розовом галстуке и синем пиджаке. Класс. Может, Эдди начал брать уроки у яппи? Карлик сел за руль, Эдди устроился сзади, лимузин выехал на бульвар Олимпик, и мы последовали за ним. Мы двигались на запад к автостраде Сан-Диего, где свернули на юг. Лимузин медленно двигался по правой полосе. Время ланча еще не наступило, машин было немного, и мы без труда сели им на хвост, не опасаясь, что нас заметят. Мы покатили на юг мимо мормонской церкви, пересекли Санта-Монику и свернули на бульвар Сенчери в сторону Международного аэропорта Лос-Анджелеса.

— Если он сядет в самолет, у нас будут проблемы.

— Нет, — покачал головой Пайк. — Мы просто собьем самолет.

Я посмотрел на Пайка. С ним никогда ничего не знаешь наверняка.

Пропустив перед собой две машины, мы следовали за лимузином по бульвару Сенчери, мимо отелей к комплексу аэропорта. Международный аэропорт Лос-Анджелеса расположен на двух уровнях, на нижний самолеты прилетают, а с верхнего улетают. Лимузин Эдди не стал подниматься на верхний уровень. Мне показалось, что на лице Пайка появилось легкое разочарование. Похоже, полетов сегодня не предвидится.

Лимузин проехал по огромной U-образной развязке к терминалу имени Тома Брэдли, где встречают международные рейсы, и припарковался. Эдди вышел из машины и скрылся в здании аэропорта. Вскоре он вернулся с тремя японцами и носильщиком, толкавшим тележку с чемоданами. Двоим мужчинам было под шестьдесят, седина в темных волосах, властные лица, крепко сжатые рты, третьему — слегка за тридцать. Он был выше других — ростом с Эдди, — с жестким костистым лицом и широкими плечами. Коротко стриженный, если не считать пряди на затылке, заплетенной в длинную косичку.

«Так-так-так».

— На что поспорим, что эти джентльмены заправляют якудза в Японии? — спросил я.

— Визит представителей головного офиса?

— Точно.

— «Хагакурэ», — сказал Пайк.

— Эдди отдал книгу Торобуни, а тот передаст им. И все получат повышение, — откликнулся я.

Эдди и трое гостей сели в лимузин, а носильщик и карлик грузили чемоданы в багажник. Потом Эдди высунулся из окна и дал носильщику на чай. Лимузин тронулся.

Мы вернулись на автостраду Сан-Диего и поехали на север, в сторону шоссе I-10, а потом свернули на восток, к центру Лос-Анджелеса. Но не стали туда въезжать, а двинулись на юг, мимо парка Монтерей. Очень скоро небоскребы уступили место бесконечным рядам деревянных или каменных маленьких домов. Мы миновали Эль-Монте и Уэст-Ковину, машин стало еще меньше, появились пустыри, ветки железной дороги и промышленные зоны.

Лимузин сменил первую полосу на вторую и ехал так довольно долго. И довольно долго смотреть было абсолютно не на что. Мы миновали Помону и Онтарио и к полудню подъехали к Сан-Бернардино. Появились мотели и кафе, огромные торговые центры с рекламой «СПЕЦИЛИАСТЫ ПО ОТДЕЛКЕ СПАЛЕН», «ИНДЕЙСКОЕ КАФЕ» и «МЕБЕЛЬ БЕЗ СБОРКИ». У южного предместья Сан-Бернардино мы свернули на север и по автостраде Сан-Бернардино поехали в сторону Барстоу.

— Как у нас с бензином? — поинтересовался я.

Пайк не ответил.

Шоссе Сан-Бернардино разветвлялось перед указателем «ГОРНЫЕ КУРОРТЫ». Туда мы и свернули. Вскоре дорога вновь раздвоилась, но на сей раз лимузин стал подниматься в горы Сан-Бернардино в сторону озера Эрроухед. Лимузин продолжал ехать по полосе с низкой скоростью движения, и Пайк еще больше отстал. Может быть, парни решили отправиться в отпуск. Может быть, собрались порыбачить и покататься на водных лыжах на озере, поджарить сосиски на гриле. Вот было бы весело!

Горы вздымались ввысь, каменистые и голые, лишь похожие на позвоночник стегозавра гребни поросли желтыми соснами. Через каждые несколько миль появлялись знаки «ОСТОРОЖНО, ОЛЕНИ», «СБРОСИТЬ СКОРОСТЬ», «ПОВОРОТ» или «ОСТОРОЖНО, КАМНЕПАДЫ».

Через полчаса мы миновали указатель «5000 ФУТОВ НАД УРОВНЕМ МОРЯ». Подъем прекратился, дорога пошла через лес из желтых сосен, таких невероятно высоких, что мы словно оказались в Стране Оз. Через две мили дорога вновь разветвилась, и мы, вслед за лимузином, свернули налево, где стоял указатель «БЛУ-ДЖЕЙ».

Узкая дорога петляла между маленькими деревянными домиками в соснах. Рядом с домиками лежали небольшие лодки или стояли заляпанные грязью мотоциклы. Домов становилось все больше, и вскоре мы уже катили по улице и проехали два банка, торговый центр, два кафе и здание почты. Вот и Блу-Джей. Здесь градусов на двадцать прохладнее, чем в Сан-Бернардино, и каждое лето сюда, на озеро, устремляются толпы людей в поисках спасения от ужасающей жары на равнине.

Лимузин медленно проехал через три городских квартала — больше в Блу-Джей попросту не было, — а затем дорога еще раз разветвилась. Город закончился, но очень скоро снова показались дома, только теперь они были больше и дороже. Солидные двухэтажные и трехэтажные строения с террасами и лестницами и крутыми крышами, чтобы на них не собирался снег. Мы поднялись, потом опять спустились вниз, и вскоре я увидел озеро — огромное, гладкое, сверкающее в лучах яркого летнего солнца. Сотни лодок и множество людей, рассекающих на водных лыжах и водных велосипедах.

На северном берегу озера лимузин свернул с шоссе и полторы мили проехал по узкой проселочной дороге мимо дорогих старых домов. На северном берегу жили большие деньги. Эти старые виллы построены в тридцатые-сороковые годы для голливудских знаменитостей и киномагнатов, искавших здесь уединения, а также хорошую охоту и рыбалку. Кларк Гейбл, Хамфри Богарт и компания. Интересно, что сказал бы Богарт, если бы узнал, что такой подонок, как Юки Торобуни, теперь живет в его доме?

Пайк свернул на обочину и припарковался.

— Если мы поедем дальше, нас засекут, — сказал он.

Мы вылезли из машины и двинулись дальше на своих двоих.

Через четверть мили лимузин остановился у ворот какого-то частного владения. Эдди Танг высунулся из окна и что-то сказал азиату, стоявшему возле «шевроле каприс» цвета клюквы. Охранник открыл ворота, и лимузин заехал внутрь. Мы с Пайком двинули в лес, обошли парочку домов и оказались возле поместья Торобуни. Стена из природного камня отгораживала его от дороги и уходила прямо в лес. Мы шли вдоль нее до тех пор, пока дорога не скрылась за деревьями. Я отправился дальше, а Пайк зашагал в сторону озера.

Огороженная территория составляла никак не меньше десяти акров, а к огромному каменному особняку вела подъездная дорога из гравия. Рядом с особняком — маленький домик. Вокруг множество желтых сосен и пихт Дугласа,[50] подальше — сад, клумбы, выложенные камнем дорожки и качели для ленивых летних вечеров. Владения Торобуни тянулись по пологому склону до самого озера. На озере был построен каменный причал, возле которого на воде качались четыре лодки, а еще лодочный сарай. Трое мужчин, которых встречал в аэропорту Эдди Танг, улыбались и пожимали руки Юки Торобуни, за процедурой наблюдали крепкие парни — вероятно, охрана. Торобуни почтительно пожал руку каждому гостю. Так и есть — начальство прибыло.

После окончания церемонии Торобуни и Большие Шишки скрылись в особняке, а Эдди подошел к тощему парню с редкими усами и что-то ему сказал. Тот отправился в особняк, а Эдди зашагал к маленькому домику. Вскоре появился тощий вместе с Мими Уоррен и повел ее к домику. Он постучал, дверь открылась, Мими вошла, дверь закрылась. Тощий парень стал спускаться к озеру.

Я оставался на стене, затаившись между ветками пихты Дугласа, и не шевелился до тех пор, пока кто-то не дотронулся до моей ноги. Внизу стоял Джо Пайк.

— Не сейчас, — сказал он. — Еще слишком светло. Да и людей в особняке выше крыши. Позже. Мы ее заберем позже.

34

Когда мы ехали обратно в Блу-Джей, Джо Пайк сказал:

— Дождемся наступления сумерек, а потом вернемся со стороны озера. Если мы подойдем со стороны лодочного сарая, охрана нас не увидит, и тогда мы сможем пройти вдоль стены до домика.

Я кивнул.

— Или можно вызвать копов.

Я удивленно на него посмотрел.

Уголок рта Пайка дрогнул.

— Шутка.

В Блу-Джей мы свернули на восток и поехали вдоль южного берега озера, пока не оказались в Эрроухед-Виллидж. Вся деревушка — это двухъярусный торговый комплекс с отелем на берегу. На верхнем ярусе находились отель «Хилтон» и видеопрокат, оттуда шла узкая дорога к озеру. Непосредственно на берегу расположились «Макдоналдс» и киоск с мороженым, а также бесчисленные сувенирные лавки. Там же находились офисы агентств по продаже недвижимости. Мы без труда нашли место, где можно было взять лодку напрокат.

Джо припарковался рядом с киоском, вытащил из багажника брезентовую сумку и закинул ее на плечо. Наверное, положил туда большой ланч. Мы спустились мимо «Макдоналдса» к озеру, остановились на пирсе и осмотрелись. Отсюда озеро казалось огромным — бескрайняя поверхность черной воды. На пирсе стояла кудрявая девочка лет восьми и кормила белым хлебом уток. Увидев меня, она улыбнулась. Я улыбнулся в ответ.

Потом я посмотрел на другой берег, и мне как-то расхотелось улыбаться. До наступления сумерек оставалось не меньше часа. Можно еще успеть вызвать копов.

— Если мы вызовем копов, они могут все сорвать. Парни на том берегу — настоящие профи. Они поставлены там, чтобы охранять Торобуни и всех остальных, и, не задумываясь, нажмут на курок. Я хочу получить девочку, и хочу получить ее целой и невредимой. И если буду все делать сам, то мне не придется беспокоиться о посторонних вещах, когда я должен беспокоиться только о ней.

Пайк посмотрел на меня сквозь зеркальные стекла очков. Его лицо было абсолютно неподвижно.

— Ты хочешь сказать, мы с тобой.

— Да.

Маленькая девочка бросила последний кусочек хлеба и побежала навстречу высокому молодому мужчине в очках. Тот засмеялся, подхватил ее на руки и подбросил вверх.

— Ты идешь по самому краю, — заметил Пайк.

Я кивнул.

— Будь осторожен.

Я снова кивнул и сказал:

— Никто и никогда не пытался хоть что-то для нее сделать, Джо.

Девочка и высокий мужчина, взявшись за руки, направились к парковке.

Мы с Пайком пошли вдоль берега, мимо пирсов и маленьких магазинчиков, пока не оказались возле деревянного причала с флотилией маленьких лодок. На причале было полно детишек, их родители обсуждали, стоит ли брать лодки, если вот-вот стемнеет. В конце причала стояла деревянная будка. Там сидел сморщенный старичок, которому не помешало бы побриться. Мы прошли мимо мам и пап к будке.

— Мы хотели бы взять моторную лодку напрокат.

— У меня есть лодки побольше и поменьше. Вам какую?

— Побольше.

Он достал листок с формой и протянул мне:

— Заполните и оставьте задаток. И моторка ваша.

Старик вышел из будки, держа в руках красную пластиковую канистру, заковылял к одной из лодок и залил бак бензином.

— И поосторожнее с этими паразитами на водных лыжах, — предупредил он. — Чертовы богатеи загадили все чертово озеро. Держитесь от них подальше.

«Очаровательный старикан».

— Спасибо за предупреждение, — поблагодарил я.

Старик бросил взгляд на брезентовую сумку Пайка.

— Порыбачить хотите?

Пайк кивнул.

Старик покачал головой и сплюнул в озеро.

— Богатые паразиты все здесь испоганили. Вы даже дерьма не поймаете.

— Вас очень удивит мой улов, — заявил Пайк.

Старикан, прищурившись, посмотрел на Пайка:

— Да, похоже, что так.

Мы пересекли озеро за двадцать минут. На воде была легкая зыбь, изредка мимо проплывали мощные катера, и тогда моторка начинала покачиваться на волнах, но наш небольшой двигатель продолжал надежно урчать, и мы упорно двигались вперед. Оказавшись на середине озера, мы увидели домики на северном берегу. Вскоре я свернул на запад, стараясь найти особняк Торобуни.

Пайк вытащил из брезентовой сумки кольт «питон» и пристегнул на правом бедре. Рядом он пристроил небольшой кожаный патронташ с двумя обоймами по шесть патронов. Он снова залез в сумку и извлек оттуда автоматический «ремингтон» двенадцатого калибра со спиленным стволом и нагрудный патронташ. У автомата была рукоятка, как у пистолета, и модифицированная обойма с восьмью патронами. Пайк сам переделал свое оружие. Он приладил патронташ к поясу, затем вытащил восемь патронов и аккуратно вставил их на место. Картечь.

Роскошный пирс Торобуни с лодочным сараем был хорошо виден в ярких лучах заходящего солнца. Каменный пирс производил сильное впечатление — символ богатства и процветания. Я представил себе те времена, когда жизнь здесь была как на картинах Эрте,[51] а на пирсе стояли мужчины и женщины в белом и пили шампанское.

— Ты это видишь? — спросил я.

Пайк кивнул.

Со стороны воды хорошо просматривались пирс, лодочный сарай и тропинки, вьющиеся между деревьев и ведущие к особняку Торобуни. Маленький домик располагался правее, примерно в шестидесяти футах от озера. Поместье было огорожено высокими каменными стенами, уходящими прямо в воду. Под навесом сидели двое парней, третий направлялся к маленькому домику. Один из тех, что сидел под навесом, встал и скрылся в лодочном сарае. Вскоре он вернулся с третьим парнем. Мимо промчалась пара на водных лыжах. Девушке было лет двадцать пять, у нее было стройное загорелое тело и самое крошечное в мире бикини. Один из парней, сидящих под навесом, указал на нее товарищам, и все трое громко заржали. Совсем не типично для Америки.

— Видишь поместье чуть правее, — сказал Пайк. — Там мы и оставим лодку, затем обойдем стену. Тогда парни под навесом нас не заметят.

Справа от хозяйства Торобуни находился дом с крутой двускатной крышей, перед которым мы разглядели уходящую вниз лужайку и новый деревянный причал. В восточной части участка лес вырубили, но на границе с владениями Торобуни деревья спускались до самой воды. На берегу лежал легкий фиберглассовый катер, накрытый брезентом, ставни на окнах были закрыты. Похоже, хозяева не появятся здесь до выходных.

Мы старались держаться подальше от бухты, пока не отплыли на достаточное расстояние от дома Торобуни. Потом двинулись вдоль берега. Солнце окрасило западные склоны гор, небо стало зеленым, сумрачным и спокойным. День подходил к концу, в воздухе стоял аромат жарящегося на открытом огне мяса. Привязав нашу лодку к причалу, мы по берегу направились к сосновой роще у стены вокруг владений Торобуни. Мы вошли в озеро, обогнули стену и оказались среди деревьев. Пайк держал «ремингтон» над головой, чтобы не замочить. Со стороны пирса доносились голоса, в особняке играла музыка, кто-то где-то курил, слышался мужской смех. Мы ждали. Солнце опускалось все ниже, шум катеров сменился стрекотанием сверчков, зажглись светлячки.

Мы прошли вдоль стены к маленькому домику и стали ждать. Очень скоро из особняка вышел низкорослый, широкоплечий парень с бритой головой. Коротышка держал в руках две бутылки пива. Он постучал в дверь домика и что-то сказал по-японски. Дверь распахнулась, на пороге появился тип с редкими усиками. Усики взял одну бутылку, и они вместе двинулись к озеру. Мы с Пайком заглянули в боковое окошко: большая комната с двуспальной кроватью, двумя лампами, старым шезлонгом и сидячей ванной. Мими в домике не было.

— Особняк, — сказал я.

Мы прокрались к особняку, стараясь держаться в тени, и пробрались вдоль фасада к угловой комнате с темными окнами. Сквозь открытую дверь виднелся тускло освещенный коридор. На наше счастье, одно из окон было приоткрыто. Я протянул руку, распахнул окно, подтянулся и оказался в комнате.

Когда-то здесь была детская, но к двум маленьким кроваткам, старому комоду и высокой полке для игрушек не прикасались уже много-много лет. Чужие игрушки. Вероятно, Торобуни купил поместье вместе с мебелью и решил ничего не менять в детской. Возможно, он вообще никогда сюда не заходил. Пайк передал мне ствол, забрался в окно, затем я вернул ему оружие. В темноте до меня доносились звуки голосов, но откуда-то издалека.

Мы вышли из комнаты и двинулись по темному коридору, я — впереди, за мной — Пайк. Мы попали в более просторный коридор, который вел в центральную часть дома. На стенах висело множество старых пейзажей, впереди я увидел двустворчатые двери, которые, вероятно, вели в кабинет или комнату с охотничьими трофеями. В коричневом кожаном кресле-качалке сидел мужчина, курил сигарету и перелистывал журнал «Лайф», похоже тридцатилетней давности. Я вытащил «дэн-вессон», спрятал его за спиной, шагнул в коридор и направился к мужчине. Когда он поднял глаза, я одарил его своей самой обворожительной улыбкой:

— Мистер Торобуни сказал: где-то здесь есть ванная комната, но я никак не могу ее найти.

Сидевший что-то произнес по-японски и встал, и тут я ударил его в висок рукоятью «дэн-вессона». Удар отбросил его в сторону, но я успел его подхватить и оттащить в тень. Никто не закричал и не начал стрелять. Разговор в задней части дома не прервался. Пайк взял у меня тело:

— Двигай вперед, я тебя догоню.

Его очки сверкнули в темноте, как кошачий глаз.

— Джо, — начал я.

— Я догоню. — В темноте голос Пайка казался тихим и спокойным. — Ты хочешь забрать девочку?

Мы немного постояли, поддерживая оглушенного японца. Потом я кивнул, отпустил обмякшее тело и двинулся дальше по широкому коридору мимо кабинета. Когда Пайк меня догнал, его футболка была забрызгана кровью.

Парадная дверь была внушительной и большой, как и во всех элегантных старых домах. Справа располагалась дверь, слева — лестница на второй этаж.

— Если они хотят, чтобы она не путалась под ногами, то ее наверняка отвели наверх. Может быть, на третий этаж. В старых домах помещения для слуг находились на самом верху.

Мы стали подниматься по лестнице. От площадки второго этажа шел длинный коридор, опоясывающий весь дом. В коридоре никого не было. В западном конце я заметил другую, более узкую лестницу, ведущую вниз, на кухню, и наверх — на третий этаж. Лестница для слуг.

— Проверь комнаты на этом этаже, а я — наверх, — скомандовал я.

На третьем этаже на стенах ничего не висело, а пол устилал сильно потертый ковер. Здесь было гораздо теплее — летнее солнце постаралось. Сбоку располагалась маленькая ванна, дальше я увидел две закрытые двери. Я попытался открыть первую, она была заперта. Я тихонько постучал:

— Мими?

Изнутри послышался голос Мими Уоррен:

— Да?

Я навалился плечом на дверь, старый замок не выдержал, дверь распахнулась. Обнаженная Мими сидела по-турецки на роскошной постели, застеленной атласной простыней. Возле постели стояла ваза с желтыми розами. Волосы Мими были расчесаны, белая кожа светилась, на щиколотке поблескивала тонкая золотая цепочка. Она не выглядела испуганной или безумной. Более того, она выглядела гораздо лучше, чем прежде. Увидев меня, она вздрогнула и открыла от удивления рот. Я прижал указательный палец к губам и сказал:

— Я собираюсь забрать тебя отсюда.

И тогда она закричала.

Я подбежал к Мими, зажал ей рот рукой и притянул к себе. Она начала отчаянно сопротивляться, лягалась и даже кусалась. Ваза перевернулась, розы рассыпались по полу. За окном послышался топот бегущих ног, внизу на террасе закричали, потом раздался хорошо знакомый звук выстрела. Пайк пустил в ход «ремингтон».

Не обращая внимания на вопли Мими, я схватил ее за талию и побежал по лестнице на второй этаж. Пайк стоял на верхней площадке парадной лестницы и стрелял в сторону входной двери.

— Двигай сюда. Здесь есть лестница на кухню.

Он выпустил три короткие очереди и, на ходу перезаряжая «ремингтон», побежал ко мне.

Лестница для слуг была длинной и крутой. Когда мы находились где-то на полпути, появился какой-то одноглазый тип, я выстрелил ему в голову и перетащил через него Мими. Мы оказались внизу. Пробежав через прачечную и кухню, мы выскочили через вращающуюся дверь в гостиную как раз в тот момент, когда в нее с другой стороны вошли Юки Торобуни, карлик с тупым взглядом и трое японских гостей. Торобуни и карлик держали в руках пистолеты. Молодой японец с длинной косой нес «Хагакурэ». Карлик что-то закричал, Торобуни поднял пистолет, и я дважды выстрелил ему в грудь. Его отшвырнуло прямо на японца с косой, и тот, уронив «Хагакурэ», бросился в сторону, чтобы заслонить пожилых японцев. Карлик прыгнул вперед, паля как сумасшедший во все стороны. Оглушительно грохнул «ремингтон», и карлика отбросило к стене. Над тем местом, где когда-то была его голова, появился кровавый нимб.

Мы уже успели добраться до середины гостиной, когда двустворчатые двери распахнулись и появился Эдди Танг. Оружия у него не было. Тем не менее я навел на него «дэн-вессон» и скомандовал:

— Уйди с дороги!

В этот момент из двери у нас за спиной показался парень с редкими усиками. Он приставил автоматический пистолет сорок пятого калибра к затылку Джо Пайка. Эдди это ужасно понравилось.

— Ну и козлы! — ухмыльнулся он.

35

Снаружи кто-то заводил двигатели, шла стрельба, бегали люди, до нас донесся шелест шин по гравию.

Парень с усиками забрал у Пайка «ремингтон» и кольт, а у меня — «дэн-вессон». Эдди протянул Мими руку и сказал:

— Иди ко мне, Ми. Все хорошо.

«Ми».

Он не скалился, и не ухмылялся, и не обращался с ней как с глупым ребенком, как делал раньше, когда хотел добиться своего. Эдди снял куртку и накинул ей на плечи.

— Ты в порядке? — спросил он.

— Мне холодно.

Он принялся растирать ей руки, стараясь успокоить. Эдди говорил, что любит ее, что скоро они поедут в Японию и все будет хорошо, как он и обещал. Он говорил и говорил, а я видел, что Эдди не лжет, что он верит в каждое сказанное им слово. Честно говоря, я ожидал, что все будет немножко по-другому. Впрочем, обстоятельства редко складываются именно так, как мы этого ждем.

— Ты убил Ишиду вовсе не из-за того, что хотел отнять у него «Хагакурэ». Ты его убил потому, что в своем стремлении завладеть книгой он был готов на все и девочка могла пострадать, — сказал я.

Якудза не уводили Мими от Асано. Она сама с ними ушла. Как раньше ушла с Эдди из отеля.

— Почему вы не можете оставить нас в покое? — спросила Мими. — Почему все время меня находите? Мы поедем в Японию. И будем счастливы.

Эдди прижал Мими к себе, а потом кивнул в сторону книги:

— Возьми «Хагакурэ».

Она на цыпочках приблизилась к книге, взяла ее и вернулась к Эдди. Куртка распахнулась, и она снова оказалась голой, но ей было наплевать.

— Мими, эти люди убили Асано. Это тебе о чем-нибудь говорит?

Мими бросила на меня гневный взгляд.

— Асано возомнил себя моим отцом. Он думал, что может мной командовать как отец. — Глаза Мими заметно покраснели, в них появилось напряженное выражение. — У меня нет отца.

— Шшш, — повернулся к ней Эдди.

Так успокаивают рассерженную собаку.

Он что-то сказал Усикам. Вероятно, хотел знать, куда подевались остальные. Усики что-то прошипел в ответ.

— Ты права, моя девочка. У тебя нет отца. Он истек кровью и умер, там, на Малхолланд-драйв, где ты его бросила, — произнес я.

Левый глаз Мими начал подергиваться.

— Заткни пасть! — рявкнул Эдди.

Из передней части дома донесся звук тяжелого удара. Послышались возбужденные голоса, взревел двигатель автомобиля. Я посмотрел на Эдди:

— Послушай, Эдди, если ты ее так любишь, почему не помог ей? Или именно ты и толкнул ее на это? Просто сказал: «Какого черта, прикончи старого говнюка».

Эдди бросил на меня непонимающий взгляд, и я вдруг понял, что это все Мими. Только Мими. Эдди, скорее всего, ничего не знал. Она ускользнула от него, застрелила отца, вернулась и рассказала ему о том, что сделала. Все предельно просто. Я мог прочитать все это на его лице. Даже Эдди Танг, безжалостный убийца якудза, не мог себе представить, как можно лишить жизни собственного отца.

Мими потянула его за руку:

— Пойдем, Эдди. Я хочу уйти отсюда.

— Она больна, Эдди. Ей необходимо вернуться домой и начать лечение. Ею должны заняться люди, которые знают, что делают. Иначе она никогда не поправится.

— Нет, — отрезала Мими.

— Оставь ее. Я позабочусь о том, чтобы ей помогли.

— Нет, — повторила Мими.

Усики что-то прокричал, ему хотелось побыстрее унести ноги, но Эдди было не до него. Эдди понимал: с Мими что-то не так, но отчаянно гнал от себя эти мысли.

— Если она вернется, ее засадят за решетку за убийство старика, — неуверенно сказал он.

Я покачал головой:

— Ее поместят в больницу. С ней будут работать.

Снаружи раздался грохот. Эдди что-то пролаял по-японски Усикам, затем с криком бросился вон сквозь двустворчатые двери. В этот момент из кухни с громкими криками, размахивая пистолетом, выскочил лысый коротышка. Когда Усики повернулся в его сторону, Джо Пайк вырвал у него пистолет и застрелил толстяка. Я подпрыгнул и наотмашь ударил ногой Усики, тот упал. Эдди Танг был снова в доме. Все заняло не более трети секунды.

— Вот так-то, Эдди.

Я наклонился, подобрал «дэн-вессон», сделал шаг вперед и притянул девочку к себе.

Она сопротивлялась, но не слишком сильно. Может быть, просто устала.

Лицо Эдди потемнело.

— Не смей ее трогать, гад!

Я навел на него пистолет:

— Уйди с дороги!

Эдди застыл в дверях и покачал головой.

— Тебе надо «Хагакурэ», бери. Но Мими пойдет со мной.

Я посмотрел на Пайка. От зеркальных стекол его очков отскочил солнечный зайчик и заметался по комнате.

— Пораскинь мозгами, Эдди. Я позабочусь о том, чтобы она получила помощь. Я сделаю все, чтобы она поправилась.

Эдди Танг покачал головой:

— Нет.

И шагнул к нам. Ко мне с «дэн-вессоном» в руках и к Пайку с автоматическим пистолетом Усиков. Я прицелился Эдди в лоб.

— Эдди, будь реалистом!

Рубашка Эдди была влажной и прилипла к коже. Он рванул галстук, вместе с ним разорвав и рубашку. Обнажились татуировки — яркие, блестящие и шевелящиеся, словно живые. Они ползли по бицепсам и плечам, вниз, по груди, к животу. Ревели драконы, прыгали тигры, самураи скрещивали мечи. Красное, белое, желтое и синее. Яркие, чистые цвета, превращавшие Эдди в чудовище из преисподней. Не спуская с нас глаз, он присел в боевой стойке.

Рот Пайка дрогнул.

— Джо, и ты тоже? — спросил я.

Джо Пайк прицелился прямо в сердце Эдди.

— Твой ход.

«Горячие деньки!»

Я оттолкнул Мими в сторону, положил «дэн-вессон», Пайк бросил пистолет, а Эдди Танг попытался нанести сразу два молниеносных удара в прыжке. Мими закричала. Пайк нырнул вниз, уходя от первого удара, а я отскочил в сторону и толкнул Эдди в спину. Пайк вскочил на ноги и провел серию ударов: первый попал Эдди в шею, второй пришелся по почкам. Тело Эдди напряглось, как один огромный мускул, но он устоял. Я видел, как Пайк таким ударом пробивал насквозь доски.

Мими снова закричала и бросилась в атаку. Она царапалась и колошматила нас так, что Пайку ничего не оставалось, как оттолкнуть ее. Мими упала на пол и так осталась лежать, прижимая к груди «Хагакурэ» и не спуская с нас широко раскрытых глаз.

Мы зажали Эдди в клещи, двигаясь на цыпочках и не давая ему нанести удар. Эдди был большим и сильным, у него за плечами были тысячи турниров, но там бои проходят по правилам. В реальной жизни все по-другому. В противном случае он легко мог прикончить нас обоих.

Снаружи не было слышно ни выстрелов, ни шума отъезжающих машин. Постепенно голоса смолкли. Может быть, все ушли и остались только мы: мужчины, сражающиеся в темном лесу.

Мы двигались так, чтобы Эдди не оказался к нам лицом. Если он поворачивался к одному, другой уже стоял у него за спиной. Сначала наносил удар Пайк, потом я, и мы оба старались держать Эдди на безопасном расстоянии. Для человека таких размеров он был на редкость ловким и быстрым, но необходимость сражаться сразу с двумя противниками не позволяла ему рассчитать свои действия. Он не успевал отражать наши атаки, как во время боя один на один, и постепенно терял быстроту реакции. Мы наносили удары по мышцам спины, бедер и плеч. И он двигался все медленнее. В его глазах уже не было прежней уверенности. Эдди напомнил мне Кинг-Конга, сражающегося с маленькими человечками за любимую женщину.

С противоположного берега озера донесся вой сирен. Тень пробежала по лицу Эдди, и его взгляд остановился на Мими. Когда появятся полицейские, она вернется домой, а его посадят — им уже не быть вместе. И тогда Эдди зарычал и попытался закончить бой. Повернувшись спиной к Пайку, он бросился на меня. Я отступил, а Пайк пошел в атаку. Я оказался возле косяка двери, и Эдди нанес удар кулаком, круша дерево и штукатурку. Я врезал ему по носу, брызнула кровь, но он успел сделать захват. Тогда Пайк зажал голову Эдди обеими руками и надавил пальцами на глаза. Эдди отпустил меня и ударил Пайка локтем, я услышал, как хрустнуло ребро. Я дважды двинул Эдди кулаком по уху, а потом ногой — наотмашь по лицу. Он пошатнулся, но устоял, и я сказал:

— Вот дерьмо!

Сирены выли все ближе и ближе, пока не возникло такое ощущение, что этот ужасный звук теперь везде. Наконец мы услышали, как подъехали машины. Тяжело дыша, Эдди стоял посреди комнаты, а мы с Пайком заняли оборону по разные стороны от него. Вернулись к тому, с чего начали. Только теперь мы были покрыты потом и кровью, а в дверях появились копы. Эдди перевел взгляд с меня на Пайка, а потом посмотрел на девочку и опустил руки. Он больше не стоял в боевой стойке, словно понял, что время вышло.

— Эдди, — позвала Мими.

Он покачал головой. По его лицу потекли слезы, смешанные с кровью. Он сделал все, что мог, но этого оказалось недостаточно.

— Все кончено, Эдди, — сказал я.

Эдди посмотрел на меня.

— Еще нет, — возразил он, и лицо его вдруг сразу постарело.

Эдди Танг перешагнул через толстяка и вытащил из-под тела Усиков «ремингтон», посмотрел на него, а потом на Джо Пайка. Снаружи доносились голоса, кто-то кому-то советовал быть осторожным. Мими закричала:

— Пристрели их, Эдди! Пристрели их прямо сейчас!

— Клянусь, я люблю ее, — сказал Эдди, швырнул обрез Пайку, оскалил зубы, словно первобытное существо, и бросился вперед, нанося мощные удары, способные сокрушить стену. От выстрелов «ремингтона» у меня заложило уши, пули отбросили Эдди вперед, сквозь двустворчатые двери, и он исчез в ночи. Четыре гильзы со звоном покатились по полу, а снаружи раздался голос полицейского:

— Дерьмо господне!

Когда гильзы перестали крутиться, в комнате повисла тишина.

Мими Уоррен стояла как каменная, а потом посмотрела на меня и сказала:

— Я ничего не чувствую.

— Малышка, ты такое с собой сотворила, что та твоя часть, которая была способна чувствовать, давно умерла, — произнес я.

«Может быть, Кэрол Хиллегас сумеет все исправить».

Мими склонила голову по-птичьи набок, словно я сказал нечто забавное, и улыбнулась:

— Вы так думаете?

Я не шелохнулся.

— Я такая вруша. Постоянно что-то выдумываю.

Я подошел к Мими и обнял ее. Она начала визжать и вырываться, пытаясь дотянуться до тела Эдди. Может быть, она просто хотела избавиться от меня. Однако я крепко ее держал.

— Все хорошо, — сказал я. — Все будет хорошо.

Я говорил тихо и повторял эти слова снова и снова, но, похоже, она меня не слышала.

36

Местные копы повели себя вполне прилично. Шерифу было чуть за сорок, в свое время он успел поработать с федералами и, увидев кровавую бойню в поместье Торобуни, сразу понял, что это дело ему не по зубам. Его напарником был нервный парнишка лет двадцати. Заметив, что тот впустую размахивает пистолетом, шериф предложил ему вернуться к машине и принести дополнительную пару наручников.

Они нашли одежду для Мими, надели на нас наручники и отвезли в полицейский участок в Крест-лайне, расположенный на тысячу футов ниже.

Местный врач, которого копы вытащили из постели, осмотрел нас и заклеил ребра Пайка. Доктор все смотрел на Мими и качал головой. Когда он закончил свою работу, коп по имени Клеммонс допросил Пайка, а потом меня. Он беспрерывно курил и все спрашивал:

— А что потом?

Словно уже слышал эту историю миллион раз.

Когда я закончил, Клеммонс сильно затянулся и выдохнул облако дыма мне в лицо.

— Если знал, что девушка в доме, почему не позвонил нам?

— Телефон был занят, — ответил я.

Он еще раз затянулся и окутал меня облаком дыма.

Тюрьма оказалась крошечным зданием с двумя камерами: одной для мужчин, другой для женщин. Сидя за столом вместе с Клеммонсом, я наблюдал за Мими.

Она тупо смотрела в одну точку — и я вдруг подумал, что именно так она может провести остаток жизни.

Клеммонс позвонил в Лос-Анджелес и попал на Чарли Григгса, дежурившего в тот день. Они беседовали минут двадцать, Клеммонс подробно рассказал обо всем, что произошло. Один из копов принес «Хагакурэ», и Клеммонс положил его на стопку «Филд энд стрим».[52] Вещественное доказательство. Повесив трубку, Клеммонс сразу же снял с меня и Пайка наручники.

— Вы, парни, подождите немного, кофе попейте. Сейчас сюда кое-кто должен подскочить.

— А что с девочкой? — поинтересовался я.

Клеммонс не снял с Мими наручники.

— Пусть пока посидит.

Он вернулся к своему письменному столу и позвонил коронеру в Сан-Бернардино.

Я подошел к кофейному автомату, налил две чашки и отнес их в камеру Мими.

— Хочешь кофе? — предложил я, протягивая ей чашку, но она ее не взяла и вообще никак на меня не отреагировала.

Я поставил чашку на прилавок и стоял там до тех пор, пока кофе не остыл.

Приехали еще копы и даже парочка федералов из офиса в Сан-Бернардино, они вернули нам оружие и в четверть третьего ночи отпустили.

— Что станет с девочкой? — спросил я.

— Утром наши люди отвезут ее в Лос-Анджелес, — ответил Клеммонс. — Ей будет предъявлено обвинение в убийстве отца.

— Может быть, мне стоит остаться, — сказал я.

— Старина, об этом не может быть и речи, — отозвался Клеммонс. — Проваливай отсюда.

Молодой парень в отутюженной форме и с тоскливым взглядом отвез нас обратно в Эрроухед-Виллидж к джипу Пайка. В горах было тихо и прохладно. И ночь стояла такая темная, какой никогда не бывает в городе.

«Макдоналдс» светился изнутри, но огни в поселке не горели, и на парковке было пусто, только наш джип. Мы немного постояли рядом, вдыхая чистый воздух.

Пайк снял очки и посмотрел по сторонам. Было слишком темно, и его глаз я не видел.

— Млечный Путь, — сказал он. — В Лос-Анджелесе его не увидишь.

Из леса доносилось стрекотание сверчков, озеро тихо плескалось о причалы.

— Что случилось? — спросил Пайк.

— Не думал, что все обстоит именно так. Эдди ее любил.

— Угу.

— Она хотела остаться с ним. Ее не похищали. И никто не собирался ее убивать.

Он кивнул.

Плеск воды стал немного громче. Я сделал глубокий вдох и ощутил пустоту.

— Слишком много неверных предположений. Мне хотелось, чтобы она оказалась жертвой, и я все рассматривал только с этой точки зрения. — Я взглянул на Джо. — Может быть, все было не так.

«Я такая вруша».

Пайк надел очки.

— Брэдли.

В горле у меня пересохло, я почувствовал, как обжигает пустота внутри.

— Проклятье! Она столько всего напридумывала. Может быть, и Брэдли оговорила. Может быть, он не думал ее трогать. Мне была нужна причина, и она мне ее предоставила. Может быть, я помог ей убить Брэдли.

Джо Пайк довольно долго размышлял над моими словами. Наверное, целую вечность.

— Но кто-то должен был ее вернуть, — наконец произнес он.

— Конечно.

— Что бы Мими ни сделала, она сделала это, потому что была больна. И все так и осталось. Ей необходима помощь.

— Джо, ствол был у тебя. Ты ведь мог только ранить Эдди, — сказал я.

— Нет.

— Почему?

Некоторое время он стоял совершенно неподвижно, словно, чтобы ответить, ему надо было от всего отрешиться. Потом открыл дверь джипа. Когда Пайк подошел ко мне, в руках он держал перевод «Хагакурэ», причем держал очень бережно.

— Это не просто книга, Элвис. Это способ жить.

Таширо тоже так говорил.

— Эдди Танг был якудза, — продолжал Пайк, — но он убил Ишиду из-за девочки. Он решил вывезти ее в Японию, но мы его остановили. Он любил Мими, однако понял, что им не жить вместе. Он не выполнил своих обязательств как якудза. Он не мог сдержать слово, которое дал Мими. Наконец он потерял лицо. У него ничего не осталось.

Я вспомнил, как Эдди Танг смотрел на Джо Пайка. На Пайка, не на меня.

— Путь воина — смерть.

С озера подул прохладный ветерок. Что-то двигалось в воде, а в небе, над крышей «Макдоналдса», появился легкий самолет, мигающий красными опознавательными огнями. Пайк положил руку мне на плечо и крепко сжал.

— Ты ее нашел, — сказал он. — Она в безопасности. И ни о чем не думай.

Мы сели в джип. Нам предстояла долгая дорога обратно в Лос-Анджелес.

37

Весь следующий день я провел у телефона. Я позвонил Лу Пойтрасу и выяснил, что Мими Уоррен отправили для освидетельствования в окружную больницу Лос-Анджелеса. Я позвонил Кэрол Хиллегас и попросил ее навестить Мими и убедиться в том, что она в хороших руках. Несколько раз со мной связывался федерал по имени Риз, а также люди из офиса окружного прокурора Лос-Анджелеса. Шли бесконечные переговоры между Лос-Анджелесом, Сан-Бернардино и Сакраменто, но никто не собирался выдвигать против нас обвинения. Никто не знал формулировки. Незаконное спасение?

Вечером ко мне заглянул Терри Ито, извинившись за то, что пришел без приглашения. Я ответил, что все нормально, и предложил войти. Он постоял посреди гостиной, держа в руке коричневый бумажный пакет. Потом спросил:

— С девочкой все будет в порядке?

— Может быть, — ответил я.

Он кивнул и продолжил:

— Мы слышали, что кто-то прикончил Юки Торобуни.

— Да.

Он снова кивнул и протянул мне руку:

— Спасибо.

Мы пожали друг другу руки.

Терри Ито открыл пакет, вытащил бутылку виски «Гленливет», и мы выпили. Потом он ушел. К восьми вечера я прикончил бутылку и заснул на диване. Часа через два я проснулся, сна не было ни в одном глазу.

На следующий день я смотрел телевизор, читал, валялся на диване и пялился в потолок. После полудня принял душ, побрился, оделся и поехал в окружную больницу навестить Мими. Мне отказали. Я вернулся через черный ход и попытался проникнуть без разрешения, но семидесятипятилетний охранник с узкими плечами и широкой задницей поймал меня и устроил бучу.

«Да, не самый удачный день».

Я купил еды и парочку новых книжек, вернулся домой, улегся на диван и снова принялся изучать потолок. У меня было такое чувство, что это еще не все. Я думал о Трейси Луизе Фишман и о том, что сказала Мими: «Я постоянно что-то выдумываю». Может быть, все закончится только тогда, когда я окончательно разберусь, где правда, а где ложь.

«Еще тот герой. Вернул Мими, но не сумел ее спасти».

Вскоре после четырех позвонили в дверь. Пришла Джиллиан Беккер. Она была в свободной гавайской рубашке, обтягивающих джинсах и розовых кроссовках «рибок». От нее пахло мятой. Я первый раз видел Джиллиан в повседневной одежде. Я стоял на пороге и смотрел на нее, а она смотрела на меня.

— Хочешь войти? — спросил я.

— Если не возражаешь.

Я сказал, что вовсе нет. И спросил, не хочет ли она выпить. Она ответила, что с удовольствием выпила бы вина. Я сходил на кухню, налил ей бокал вина и стакан воды для себя.

— Я звонила тебе в офис, но тебя, похоже, там не было.

— Не было.

— И ты не проверял автоответчик.

— Не проверял.

Она выпила немного вина.

— Ты выглядишь усталым.

— Угу.

Она сделала еще глоток.

— Полиция беседовала со мной. Кроме того, я разговаривала с Кэрол Хиллегас. Они рассказали мне, что́ тебе пришлось сделать, чтобы освободить Мими. Наверное, это было ужасно.

— А как Шейла? — спросил я.

Джиллиан пожала плечами.

— К ней приехали родственники. Я говорила с Шейлой и докторами, которые осматривали Мими. Шейла собирается участвовать в лечении. Она, возможно, и сама пройдет курс терапии отдельно от Мими.

— А ты виделась с Мими?

— Нет. Слышала, что ты пытался.

Я молча развел руками.

Джиллиан поставила бокал и спросила:

— Неужели всегда так трудно?

Сквозь стекло стакана я посмотрел в сторону каньона и покачал головой.

Джиллиан Беккер некоторое время сидела молча, вертя в руках бокал и наблюдая, как колышется в нем вино. Потом она сказала:

— Кэрол Хиллегас согласилась со мной.

— Что?

— Если тот, кто его останавливает, и есть человек, который его любит, то это ты.

Я допил воду, поставил стакан и вновь посмотрел в сторону каньона. Стукнула маленькая дверца, и на кухне появился кот. Увидев Джиллиан, он зашипел, готовясь к сражению.

— Прекрати, — велел я ему.

Кот стремительно умчался прочь. Вновь стукнула его дверца.

— Какой чудесный кот! — воскликнула Джиллиан.

Я рассмеялся, и Джиллиан Беккер стала смеяться вместе со мной. У нее был хороший, чистый смех. Когда мы отсмеялись, она посмотрела на меня.

— Хотела сказать тебе, что уезжаю из Лос-Анджелеса. Компания «Уоррен инвестментс» прекратила свое существование. Но даже если бы и нет, я все равно уехала бы. Хочу найти работу на востоке.

Внутри меня вдруг что-то сжалось и продолжало сжиматься.

— Но я собираюсь пробыть в Лос-Анджелесе еще пару недель. Об этом я тоже хотела тебе сказать.

— А почему сразу не уедешь?

Она пристально посмотрела на меня:

— Я подумала, что могла бы провести это время с тобой.

Мы еще немного молча посидели — я на диване, Джиллиан на стуле, — а потом она протянула мне руку. Я ее взял.

За окном, высоко над каньоном, под теплым солнцем парил красный ястреб.


Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора

Примечания

1

Американская рок-группа из Сан-Франциско, пионеры психоделического рока, одна из культовых групп эпохи хиппи. (Здесь и далее прим. перев., кроме особо оговоренных случаев.)

(обратно)

2

«Сёгун» — роман-эпопея американского писателя Джеймса Клавелла о судьбе английского моряка в Японии XVII века. В 1980 году по роману снят одноименный фильм. (Прим. ред.)

(обратно)

3

Джимини Крикет — сверчок, друг и наставник Пиноккио. (Прим. ред.)

(обратно)

4

«Энтерпрайз» — звездолет из популярного телевизионного сериала «Звездный путь».

(обратно)

5

«Тандерберд» — мощный полуспортивный двухместный автомобиль компании «Форд», выпускавшийся в 1955–1957 годах.

(обратно)

6

Эндрю Уайет (1917–2009) — художник-реалист, один из самых популярных в США в двадцатом веке. Основная тема его работ — провинциальный быт и американская природа.

(обратно)

7

Дарт Вейдер — персонаж трилогии «Звездные войны». (Прим. ред.)

(обратно)

8

Белка Рокки и лось Бульвинкль — известные мультипликационные герои. До середины 1960-х годов у них было свое шоу.

(обратно)

9

«Мистер Пибоди и Шерман» — знаменитая приключенческая анимационная комедия о путешествиях во времени умной собаки в очках мистера Пибоди и ее маленького хозяина, мальчика Шермана. (Прим. ред.)

(обратно)

10

Якитори — японское блюдо из кусочков курятины (с внутренностями), поджаренных над углями на бамбуковых вертелочках. (Прим. ред.)

(обратно)

11

«Улица Сезам» — одна из самых популярных в мире детских передач. (Прим. ред.)

(обратно)

12

«Нейман Маркус» — торговый дом, название которого уже в течение 95 лет является символом роскоши и изысканности. (Прим. ред.)

(обратно)

13

Микки Спиллейн — известный американский автор крутых детективов. Герой его книг — частный детектив Майк Хаммер, один из самых популярных персонажей массовой культуры. Возможно, именно его и имел в виду Коул. (Прим. ред.)

(обратно)

14

«Благодарные мертвецы» — очень популярная рок-группа с вокалистом Джерри Гарсиа, основанная в 1965 году в Сан-Франциско. (Прим. ред.)

(обратно)

15

«Мистер Роджерс» — популярная в Америке детская передача. (Прим. ред.)

(обратно)

16

Кеннет Тоби — известный телеактер, играл в основном офицеров, шерифов и полицейских, например в таких сериалах, как «Старски и Хатч», «Коломбо», «Я — шпион», «Улицы Сан-Франциско».(Прим. ред.)

(обратно)

17

Уайетт Эрп(1848–1929) — национальный герой Америки, легендарный шериф в Додж-Сити (штат Канзас), принимал участие в знаменитой перестрелке в Тумбстоуне (штат Аризона) в 1881 году.

(обратно)

18

Джон Кассаветес (1929–1989) — американский киноактер. Исполнял главным образом роли «крутых» детективов и гангстеров в криминальных драмах. Сыграл в таких фильмах, как «Убийцы», «Ребенок Розмари», «Грязная дюжина». (Прим. ред.)

(обратно)

19

Джо Исузу — персонаж рекламного ролика автомобиля, появившегося в 1986 году в США. Исузу произносил невероятную, явную ложь, которая никак не могла быть правдой. (Прим. ред.)

(обратно)

20

Юкио Мисима(1925–1970) — выдающийся японский писатель и драматург, продолжатель традиций японского эстетизма. (Прим. ред.)

(обратно)

21

«Даллас» и «Фэлкон Крест» — знаменитые американские телевизионные сериалы, рассказывающие о жизни миллионеров.

(обратно)

22

«Севн-илевн» — сеть магазинов, торгующих продуктами, напитками, журналами и товарами повседневного спроса.

(обратно)

23

Дж. Джон Джемисон — отрицательный персонаж комиксов «Человек-Паук».

(обратно)

24

Мауи — второй по величине остров в Гавайском архипелаге; является частью штата Гавайи.

(обратно)

25

Калвер-Сити — западный пригород Лос-Анджелеса.

(обратно)

26

Хьюи, Дьюи и Луи — трое утят из мультипликационного сериала Уолта Диснея.

(обратно)

27

НСА — Национальная стрелковая ассоциация. Выступает за права граждан на приобретение и хранение огнестрельного оружия.

(обратно)

28

Костюм «зут» был популярен среди молодежи в 1950-е годы: пиджак до колен, мешковатые брюки, широкополая шляпа.

(обратно)

29

Могучий Джо Янг — это огромная горилла, которая защищает себя и своих друзей, из одноименного фильма, вышедшего на экраны в 1998 году. (Прим. ред.)

(обратно)

30

Ларри Бёрд — знаменитый американский баскетболист, выступавший за клуб НБА «Бостон Селтикс». Олимпийский чемпион 1992 года.

(обратно)

31

«Данкин донатс» — сеть быстрого питания, где продаются фирменные пончики и кофе.

(обратно)

32

Джек Клагмен — американский актер кино и телевидения; снялся в фильме «12 разгневанных мужчин».

(обратно)

33

Уоттс — крупный негритянский район Лос-Анджелеса.

(обратно)

34

Оззи Нелсон и его жена Харриет выступали в 1950-1960-х годах в телепрограмме об их семейной жизни «Приключения Оззи и Харриет». Многие считали их идеальной американской супружеской парой.

(обратно)

35

Один из дирижаблей с названием и символикой компании «Гудиир тайр энд раббер», которые используются в рекламных целях над стадионами во время популярных спортивных соревнований.

(обратно)

36

Гук — презрительная кличка вьетнамца времен войны во Вьетнаме.

(обратно)

37

Чикано — американец мексиканского происхождения, живущий в США.

(обратно)

38

АУР — Ассоциация учителей и родителей.

(обратно)

39

Паста мисо — перебродившая паста, приготовленная из соевых бобов, обычно с добавлением ячменя, темного или светлого риса, дрожжей. Раньше на приготовление пасты уходило один-два года, сейчас — достаточно шести недель. (Прим. ред.)

(обратно)

40

Фред Флинстоун — герой американского комедийного мультсериала «Флинстоуны», рассказывающего о жизни Фреда и его друзей в каменном веке. (Прим. ред.)

(обратно)

41

Каранга и сериола — виды морских рыб. (Прим. ред.)

(обратно)

42

Лу Госсетт — известный американский актер. Сыграл в фильме «Челюсти-3». Получил «Оскара» за роль второго плана в фильме «Офицер и джентльмен», ставшем коммерческим хитом 1982 года. (Прим. ред.)

(обратно)

43

Фу Манчи — зловещий персонаж приключенческих романов английского писателя Сакса Ромера, которые послужили основой для многих художественных и телевизионных фильмов в США, Великобритании, Испании. Образ Фу Манчи использовался в комиксах, анимационных фильмах, настольных играх.

(обратно)

44

Ракетбол — игра на закрытой с четырех сторон площадке, с участием двух или четырех игроков. Играют специальными ракетками с короткой ручкой. Правила те же, что при игре в гандбол.

(обратно)

45

Граучо Маркс (1890–1977) — один из самых забавных комиков в Америке. С черными как смоль бровями, нарисованными усами и неизменной сигарой, Граучо олицетворял сардонического прохвоста. (Прим. ред.)

(обратно)

46

Билли Айдол — английский рок-музыкант; был солистом группы Generation X. В 1981 году начал сольную карьеру в Нью-Йорке.

(обратно)

47

Стиль баухауз представляет рациональную ветвь немецкого модерна. В 1919–1933 годах в Германии существовала Высшая школа строительства и художественного конструирования, с одноименным названием. Оказала значительное влияние на развитие архитектуры и дизайна в Европе и США.

(обратно)

48

Спинакер — треугольный парус.

(обратно)

49

Душители с Холмов — так средства массовой информации называли двоих мужчин, Кеннета Бианчи и его кузена Анжело Буоно, приговоренных к пожизненному заключению за похищения, пытки и убийства девочек и женщин в возрасте от 12 до 28 лет. Эта история была экранизирована в 2004 году.

(обратно)

50

Пихта Дугласа — гигантская пихта, произрастающая на Тихоокеанском побережье США и Канады.

(обратно)

51

Эрте (Роман Тыртов) (1892–1990) — знаменитый художник, график, модельер эпохи ар-деко. Работал в Париже и Голливуде.

(обратно)

52

«Филд энд стрим» — мужской журнал, публикует статьи об охоте, рыбной ловле и жизни на открытом воздухе.

(обратно)

Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30
  • 31
  • 32
  • 33
  • 34
  • 35
  • 36
  • 37