Арестант (fb2)


Настройки текста:



Андрей Константинов Александр Новиков
Арестант

От авторов

Дорогой Друг!

Мы думаем, что вправе обратиться к тебе именно так — на ты, и именно так — Друг. Мы позволили себе эту вольность потому, что наше знакомство состоялось уже давно, в 94-м. Тогда, когда вышел первый роман Андрея Константинова — «Адвокат»… А потом — «Журналист»… потом — «Сочинитель». О-о, как давно все это было. Кажется, прошла эпоха!

Трилогия рассказала о некоторых сторонах жизни Петербурга начала девяностых и некоторых страницах жизни военного переводчика и журналиста Андрея Обнорского. Коли ты помнишь, мы расстались с ним на последних страницах «Сочинителя» летом девяносто четвертого.

И вновь встречаемся осенью того же девяносто четвертого на страницах «Арестанта».

…Итак — «Арестант». Этот роман мы, Андрей Константинов и Александр Новиков, написали вдвоем. Мы собирались сделать это раньше, но наша стремительно меняющаяся жизнь заставила взяться за другие темы… Работа над «Арестантом» была отложена потому, что мы сели работать над романом «Специалист». А после, когда казалось: вот! Вот сейчас!… Вот сейчас-то мы вплотную подошли к «Арестанту». И закатали рукава, и написали уже несколько страниц… И снова жизнь подтолкнула нас к другой теме. Называется она — террор. Мы стали работать над «Ультиматумом»… О, это совсем особенная история! О ней нужно говорить отдельно…

«Ультиматум губернатору Петербурга» был закончен нами в середине августа 99-го. А уже в сентябре в Москве зазвучали взрывы! Честное слово, нам было тогда здорово не по себе…

…И все же «Арестант» написан. Мы просто не могли его не написать. Когда прочтешь — поймешь сам…

В заключение добавим только, что «Арестант» — это первая книга новой трилогии. Удачи тебе и — до новой встречи.


Санкт-Петербург, 05.02.2000

Андрей Константинов, Александр Новиков

Часть первая. Заложник

Санкт-Петербург, 5 сентября 1994 года

Тот, кто никогда не сидел в тюрьме, не сможет понять человека, в ней побывавшего. Тот, за кем никогда не скрипели, выпуская на волю, тюремные двери, не поймет красоты этого звука.

Пятого сентября девяносто четвертого года двери следственного изолятора ИЗ-45/1 отворились, чтобы выпустить на свободу одного из многочисленных его постояльцев. После того как адвокат привез постановление суда об изменении меры пресечения, после муторного ожидания, пока спецчасть подготовит документы, после нудного формального опроса (Ф.И.О.? Время и место рождения? Место постоянного жительства? Место работы? Специальность и занимаемая должность? Семейное положение? Предыдущие судимости? И т.д., и т.п.), прозвучало наконец:

— Ну ладно, Говоров, пальцы катать не будем. Расписывайся.

Антибиотик расписался и получил «Справку об освобождении». Этот бланк зеленого цвета, означающий, что освободили его в связи с изменением меры пресечения, он держал в руках впервые. Низкий свод тюремного коридора еще давил, но сквозь него уже просвечивало голубое небо. Такое же чистое, как на гербе СИЗО Кресты… Лязгали замки на стальных дверях, суетились шныри[1], индифферентным взглядом проводили Палыча Демчук и Павлов[2].

После еще одного формального опроса на КПП Антибиотик вышел из Крестов. Светило нежаркое сентябрьское солнце, тусклая лежала в граните Нева, плотным потоком катили по Арсенальной набережной автомобили. Они наполняли воздух ревом двигателей и едким бензиновым выхлопом. Немолодому уже человеку, который стоял у главного входа в Кресты, воздух казался чистым и прозрачным.

Виктор Палыч Говоров, он же Антибиотик, не первый раз в своей жизни выходил на свободу. И не второй. И не третий… а привыкнуть не мог. Кто на себе этого не испытал — не поймет. Виктор Палыч стоял возле Крестов и вдыхал бензиновый чад. Старая петербургская тюрьма, легендарная, именитая, построенная более ста лет назад, находится почти в центре города. И звуки города, и запахи города легко проникают туда поверх темно-красных кирпичных стен… но там они становятся другими. ТАМ ВСЕ ДРУГОЕ. Даже для опытного, матерого зэка. Крытая[3] — она крытая и есть. Кто был — тот знает.

Антибиотик не был ни сентиментален, ни глуп, ни слаб. А все равно — цепляло. Он прижимал к себе Библию с вложенной в нее справкой об освобождении и вдыхал пьяный воздух свободы. Над Питером плыли легкие перистые облака, светило осеннее солнце, стремительно пикировали на невскую воду чайки.

В тюрьме Виктор Палыч провел девяносто пять дней. И вот вышел на волю.

С противоположного берега Невы за этим внешне заурядным, но очень значительным для Санкт-Петербурга событием наблюдали двое мужчин. Оптика шестикратных полевых биноклей съела несколько сот метров речного пространства и приблизила бледное лицо Антибиотика. Рассмотреть в деталях, поймать выражение было нельзя. Но двое мужчин в серой семерке на левом берегу Невы и так знали это лицо во всех подробностях. Они видели десятки, если не сотни фотографий этого человека. Да и вживую с ним пообщались последнее время немало.

К Антибиотику подкатили два огромных джипа и — между ними — обычная советская «Волга». Машины остановились под знаком «Остановка запрещена». С позиции двух наблюдателей разглядеть номера было невозможно. Но мужчин в семерке это не смущало — номера всех трех автомобилей они знали наизусть.

Правая передняя дверь «Волги» распахнулась, и оттуда быстро выскочил высокий крепкий мужик. В кожаной куртке, в кепке, с массивной нижней челюстью.

— А вот и Бабуин, — негромко сказал один из наблюдателей.

— Как же без Валеры? — отозвался другой. — Без Валеры, Вадим Романыч, никак.

— Так ведь правая рука. Можно сказать, продолжатель. Есть кому подхватить знамя, а, Никита Никитич?

Вместо ответа подполковник Кудасов нецензурно выругался. Опер пятнадцатого отдела РУОП Вадим Резаков взглянул на него удивленно: всему управлению было известно — Никита никогда не матерится. Резаков понимающе вздохнул.

На правом берегу Невы Бабуин и Антибиотик сели в «Волгу», и три автомобиля, быстро набирая скорость, рванули в сторону Литейного моста. Руоповцы одновременно опустили бинокли. Никакой новой информации они не получили. Впрочем, и не рассчитывали получить. Желание посмотреть, как Антибиотик покинет Кресты, было спонтанным и, в сущности, ненужным… пустая трата времени.

— А скромно дедушку встречают, — сказал Вадим. — Для фигуры такого калибра очень скромно.

— Скромность дедушку украшает, — буркнул Кудасов и повернул ключ зажигания. Он уже злился на себя за то, что приехал на набережную, потратил полчаса драгоценного времени, которого и так не хватает. А теперь, после выхода Палыча на подписку, хронический цейтнот просто гарантирован. Сейчас начнется, подумал Кудасов.

— Начнется сейчас мочилово, — вслух сказал Резаков.

Невзрачный пожилой мужчина, о котором говорили руоповцы, ехал в это время на заднем сиденье черной «Волги» и держал на коленях Библию. Весь криминальный мир Санкт-Петербурга знал о выходе Антибиотика из Крестов.

— Сейчас начнется мочилово, — говорили между собой братки.

В камере следственного изолятора Антибиотик оказался три месяца назад, в ночь на второе июня. Тогда это было для него шоком. Палыч давно уже занимал такое положение, которое как бы автоматически ограждало его от уголовного преследования. Он имел деньги, он имел связи… о, какие он имел связи! И в прокуратуре, и в самом РУОПе, и в городской администрации. Адвокаты? Тут и говорить нечего! Антибиотик мог покупать их и оптом, и в розницу. Причем самых лучших. Еще он мог покупать депутатов. А еще журналистов. Ну, этих-то совсем даром… иная проститутка дороже себя ценит! Хотя… Хотя именно с журналиста все неприятности у Виктора Палыча и начались. С писаки мерзкого! Да с Катьки-сучки. Спелись! Их дуэт оказался почти погибельным для Антибиотика… Впрочем, даже не дуэт — трио. Без участия Никиты-Директора журналистик был бы уже трупом…

Непроизвольно Антибиотик скрипнул белоснежными фарфоровыми зубами. Лидер тамбовских Валерий Ледогоров по кличке Бабуин покосился на него. Вообще-то Виктор Палыч всегда отлично владел собой, но уж больно велика была ненависть его к троице Серегин — Катька — Кудасов, вот и не сдержался, выдал свои чувства.

— Куда едем? — спросил каркающим голосом Антибиотик, продолжая держать Библию на коленях.

— На Наличную, — быстро ответил Валера. — Хата подготовлена, Карина ждет.

— Нет, — сказал Антибиотик, — давай на Суворовский.

— Так ведь там не ждали… — начал было Бабуин, но Палыч жестко сказал:

— На Суворовский! Поблядошке позвони, пусть туда едет.

Бабуин нехотя вытащил телефон, отдал Карине команду срочно ехать в квартиру на Суворовском проспекте. В этот момент ему хотелось задушить старика. В квартирке на Наличной он подготовил для Палыча сюрприз. После ужина старый не прожил бы и часа… И никаких следов. За порцию яда, заряженного в бутылку «Хванчкары», Бабунин заплатил две тысячи баксов. Он давно метил на трон Антибиотика, в мае этого года даже организовал на него покушение. Тогда сорвалось. И сейчас непруха! Нюх у старого черта…

Валера по переговорнику отдал команду в головной джип, Игорю Царицыну, бывшему майору ОМОНа, а нынче старшему охраны Антибиотика. Три машины резко развернулись через двойную осевую напротив гостиницы «Ленинград». Опешивший от такой наглости гаишник только покачал головой. Совсем бандюганы оборзели, подумал он. «Волга» под прикрытием двух джипов поехала на Суворовский. У Палыча было несколько квартир в городе. Он редко ночевал в одной хате две ночи подряд.

От резкого разворота Антибиотика прижало к дверце машины. Он недовольно поморщился, но промолчал и вернулся к своим мыслям. Вновь, в который уже раз вспомнил события трехмесячной давности. Хотя на самом деле корни тех событий уходили глубже, гораздо глубже. Они росли из августа девяносто второго года, когда вынужденно пришлось ликвидировать одного барыгу. Оттуда, оттуда корешки… А ведь потом пригрел его сынка, приблизил, в люди вывел. Из мусорка бывшего сделал человека… Белого Адвоката.

Потом, правда, пришлось обоих Адвокатов — и Белого, и Черного — перечеркнуть. Уже больше года прошло, как их под Лугой замочили. Так по делам и воздалось. А Катька и с тем и с другим спала… сука! Зло затаила. Не помнят люди добра, не помнят. Ведь спас ее от Гургена. А что взамен получил? Черную неблагодарность и ненависть. Трех мужиков Катька сгубила. И… тут же легла под фраерка этого — Серегина-Обнорского. Настроила его против старого человека… Я людям худа никогда не делал, а платят неблагодарностью черной…

Антибиотик поглаживал корешок Библии и не замечал, что лицемерит даже перед самим собой. Лгать, лицедействовать давно стало у Палыча второй натурой. За три последних месяца эта привычка еще более укрепилась.

За свою жизнь Виктор Павлович Говоров обокрал, ограбил или убил огромное количество людей. Уже давно он делал это только чужими руками. Сам оставался в тени, в стороне. Но в мае этого года не удалось: питерский криминальный репортер Андрей Обнорский и Екатерина Званцева волею случая объединились. И у Кати, и у Андрея были большие основания для мести Антибиотику. Вдвоем они задумали операцию, которая должна была привести Палыча на тюремные нары. Сложная, многоходовая комбинация вокруг партии контрабандной шведской водки «Абсолют» была спланирована Обнорским толково, но целый букет случайностей, ошибок, непредсказуемых действий участников не позволил реализовать ее в полном объеме.

Говоров, однако, на нары попал, и, казалось, надолго. Однако совместные усилия лучших питерских адвокатов и братвы позволили ему выйти из следственного изолятора на подписку о невыезде. Это была еще не победа! Но уже было сделано главное: свидетели — наемный киллер Туз и бизнесмен Бутов — из игры выбыли. Туз замолчал навсегда. Дело трещало, а в перспективе могло и вовсе развалиться.

Машины остановились у дома на Суворовском проспекте. Из джипов высыпала охрана. Двое сразу вошли в подъезд. Четверо контролировали улицу. Антибиотик сидел с каменным лицом, поглаживал кончиками пальцев переплет Библии. Если бы у Палыча спросили, почему он отказался ехать в квартиру на Наличной улице, он бы не смог ответить. Ехать на Суворовский ему подсказала интуиция. Антибиотик ничего не мог знать о смертельной дозе яда в бутылке «Хванчкары». Он не знал — не догадывался даже! — как сильно жаждет его смерти сидящий рядом Валера Ледогоров.

Он принял внезапное, вроде бы немотивированное решение не появляться в подготовленной к приему квартире на Наличной, и это спасло ему жизнь.

Охранник по переговорнику доложил, что все чисто. Можно входить. Бабуин и Антибиотик вышли из салона «Волги». Охранники простреливали глазами улицу. В любой момент они были готовы отразить нападение. В былые времена так охраняли только членов Политбюро ЦК КПСС.

Антибиотик и Бабуин скрылись в подъезде. Охрана несколько расслабилась. Через десять минут к дому подъехала личная массажистка Палыча — Карина. Молодая брюнетка с сексапильной фигурой выполняла разные виды массажа. Охранники проводили ее недвусмысленными взглядами и понимающе переглянулись: ну, сейчас хозяина отмассируют!

В квартире Антибиотик выпил фужер любимой им «Хванчкары». (Если бы он видел, каким взглядом смотрел Бабуин на благородную рубиновую жидкость!) Антибиотик выпил, удобно откинулся в кресле и спросил:

— Каринка где?

— Скоро должна быть, — ответил Ледогоров, отводя глаза.

— Грязь с себя хочу смыть тюремную. Запах богомерзкий узилища… К шести вечера — сбор. Всем передай.

— Понял, Виктор Палыч.

— Ну, коли понял, ступай. Сам приходи пораньше — потолкуем.

Раздался вызов уоки-токи. Охранник снизу доложил, что прибыла Карина.

Бабуин вернулся к пяти. Антибиотик встретил его посвежевший, в барском халате с кистями на поясе.

— Ну вот, Валера, смыл я дух тюремный, омерзительный.

— Так… чего ж… — неопределенно сказал Ледогоров. Он, по правде говоря, и раньше, когда вез Антибиотика из Крестов, никакого такого духа тюремного не уловил.

— Присаживайся, дорогой, — радушно продолжал Палыч, — угощайся чем Бог послал. Вина отведай. В виноградной лозе сила скрыта благородная.

Антибиотик собственноручно налил «Хванчкару» в хрустальный фужер Бабуина. И снова не заметил, как у того дернулся кадык под мощной челюстью. Ледогоров отлично понимал, что та, заряженная, бутылка стоит на Наличной, но никак не мог отделаться от нехорошего чувства. Из темно-рубиновой глубины фужера веяло могилой. Пересиливая себя, он все-таки сделал глоток. Следов яда в организме не будет уже через четыре-шесть часов, — говорил спец. — Более того, остаточные токсины практически не подлежат идентификации… А диагноз гарантирован: острая сердечная недостаточность. От этого яда уже умер в тюремной больнице главный свидетель по делу Антибиотика — киллер по кличке Туз. Диагноз был тот же.

Бабуин сделал глоток… Дернулся кадык. Палыч смотрел маленькими ласковыми глазами.

— Ну, Валера, рассказывай. Хочу в дело до прихода остальных въехать.

Ледогоров сдержанно похвалил вино и начал свой доклад. Антибиотик, собственно, не терял контроля над своей империей даже в тюрьме. Контролеры в Крестах несколько раз отбирали у него сотовые телефоны. Но информация все равно поступала. Причем шла в обе стороны. Все так! И тем не менее, слушая Бабуина, Виктор Палыч на глазах мрачнел. Трехмесячное личное отсутствие уже сказалось. Уже ощущался разброд, понизились взносы в общак, братва стала позволять себе шалости. Три бригадира заявили о своей автономии. А это уже серьезно!

Палыч не знал, что сепаратистские тенденции сам же Бабуин тайно и подогревал, распространяя слухи, что из Крестов Антибиотик отправится на зону. А оттуда уже не вернется. Ледогоров сознательно разваливал криминальную империю. Он был не ахти какой стратег, но верно предположил: ослабляя империю, он ослабляет Палыча. А потом… потом он сумеет всех поодиночке подмять под себя.

Бабуин излагал свою версию. Виктор Палыч мрачнел все больше. Три месяца, думал он. Всего три месяца! А если бы упаковали на год? За это время его место успел бы занять другой… трон пустовать не должен.

К шести часам вечера, когда собрался круг приближенных, Антибиотик уже имел представление о том криминальном раскладе, который лег на карту Санкт-Петербурга. И этот расклад Палычу сильно не нравился. Еще меньше он стал нравиться после доклада министра финансов — Моисея Лазаревича Гутмана. Дела-то, оказывается, обстоят еще хуже, чем изложил Валера Ледогоров. А отвечать придется за все ему, Виктору Палычу. Большие люди с него спросят. Не с Бабуина, не с Гутмана — с него!

Опыт подсказывал — порядок нужно наводить немедленно и железной рукой. Только так можно восстановить утраченные позиции и вернуть уплывающие на сторону деньги.

Трем отколовшимся бригадирам были назначены стрелки.

Для большинства жителей Санкт-Петербурга арест Антибиотика прошел почти незамеченным.

Обыватели посудачили об этом, решили: все равно выпустят, — и забыли. Когда городские средства массовой информации сообщили о выходе Палыча на свободу, об этом в очередной раз посудачили (А? Что я говорил?) — и снова забыли.

Но информированные сотрудники правоохранительной системы рассматривали этот факт по-другому. Они понимали, что освобождение Палыча повлечет за собой много событий, иные из которых можно спрогнозировать, иные — нет… В питерской криминальной колоде Виктор Палыч Говоров был, несомненно, козырным тузом.

Но больше всех и арест, и освобождение Антибиотика касались того самого криминального мира, о котором сейчас так часто говорят и пишут. Так вот, братва была обеспокоена. Не те рядовые быки, которые ездят на ржавых ведрах и понтуют золотыми цепями да отключенными за неуплату сотовыми телефонами. Их мнение, собственно, никого и не интересовало… Напряг и беспокойство царили в среде серьезных людей. Авторитетов. Многие предполагали, что в самое ближайшее время в городе начнется война, мочилово на бандитском жаргоне, передел сфер влияния — на официальном. Бойня — на обычном человеческом. Все притихли в ожидании.

Ждать пришлось недолго. Пятого сентября, в понедельник вечером, трем пожелавшим самостоятельности бригадирам были назначены стрелки. Первая произошла ранним утром во вторник, шестого сентября.

Четыре автомобиля съехались на северной окраине города, в районе метро «Девяткино». Место было глухое — с одной стороны тянулись поля совхоза Бугры, с другой раскинулся целый гаражный город. Тысячи унылых бетонных и металлических коробок, построенных вдоль железной дороги, видом своим навевали тоску. В семь утра было уже светло. Плыл над полем туман, пасмурное небо сочилось мелким дождиком. На горизонте высились уродливые контуры башен-градирен. В жидких кустах у назначенного места стрелки затаились двое молодых мужчин в камуфляже. У каждого было по помповому ружью и паре гранат Ф-1.

В 6.58 на левой обочине остановились две темные девятки с тонированными стеклами. Прогрохотала электричка. Спустя минуту напротив, на правой обочине, встали БМВ-725 и девятка. Стекла этих машин тоже были тонированы.

Ровно в 7.00 дверцы всех автомобилей почти синхронно распахнулись. Точность при проведении стрелки — обязательное условие, своеобразный бандитский этикет.

Дверцы машин распахнулись, и двенадцать мужчин — по шесть с каждой стороны — ступили на плотно укатанную грунтовку. Водители остались в машинах.

Провести стрелку Антибиотик поручил Кащею. Бывший офицер-пограничник был умен, хладнокровен и жесток. Стрелка изначально планировалась кровавая, и Кашей для показательной акции устрашения подходил как нельзя лучше.

Они стоят — шесть против шести. Противники внимательно ощупывали взглядами друг друга, пытаясь определить наличие стволов и бронежилетов… Шел мелкий дождь, стояли на обочинах четыре темных автомобиля. Из салона БМВ доносился голос Пугачевой. Старый добрый Арлекино заливался страшненьким смехом… умирать не хотелось. А семизарядные помповые ремингтоны в придорожных кустах уже приготовились к работе. На вороненых стволах конденсировалась влага, оседали дождинки… Противники по-прежнему не сводили друг с друга глаз. Высматривали оружие. В том, что оно есть, никто не сомневался. И время, и место стрелки предполагали жесткий вариант. Ремингтоны в кустах озябли… хотели огня.

Кашей сделал шаг вперед. Навстречу ему двинулся Илья-Счетчик, один из трех мятежных бригадиров. Арлекино хохотал. Что-то жуткое было в этом смехе.

Лидеры сошлись посредине дороги, сдержанно поздоровались. На секунду повисло молчание, только смеялся Арлекин.

— Ну? — негромко сказал Счетчик. — Какие проблемы?

— Предъява вам, — так же негромко ответил Кащей. — Палыч велел передать: от чужого откусываешь. Не по понятиям живешь, Илья.

— Какая предъява, Валера? Чужого не брали, никому не должны. Просто жить хотим самостоятельно.

— Предъява вам, — повторил Кащей. Он стоял, широко расставив ноги, руки — в карманах черной кожанки. — За фирму «Тревел». Тебя ведь, Счетчик, к ней Палыч подвел… Считай — подарил. Год назад ты с голой жопой бегал, на убитой шестерке катался. А теперь, значит, заматерел? Ответил борзотой Палычу на заботу отеческую.

— Не пойму, Валера, что мы перетираем? «Тревел»? Это наша была тема, тут предъяв нет никаких и быть не может.

— Зря так думаешь, — сказал Кащей. — Палыч велел передать: хотите жить сами — живите, а за «Тревел» придется отстегнуть сорок тонн отступного.

Это была провокация, откровенный вызов. Дело даже не в том, что цифра сорок тонн завышена многократно. Просто условия выдвигались заведомо унизительные, неприемлемые. Обозначался некий край, после которого либо — война, либо — безоговорочная капитуляция. Формальность, конечно, соблюдалась: тему перетирали, пытались со Счетчиком найти компромисс… да он борзонулся.

— …сорок тонн отступного, — сказал Кащей. И повисла тишина. Только хохотал Арлекино, да нарастал шум поезда вдали. Умирать страшно не хотелось. А край уже обозначился.

— А я не считаю нужным Палычу отстегивать, — хрипло сказал Счетчик. Этими словами он подписал свой приговор.

Шум поезда нарастал.

— Значит, за братанскую идею пострадать хочешь? — ухмыляясь произнес Кащей. В его голосе почти не слышалось вопросительной интонации. Он, скорее, утверждал. — Ну что ж, твое право.

Правая пола его кожанки полыхнула желтым огнем. Толстая кожа смягчила звук выстрела… Счетчик ощутил сильный толчок в левый бок. Снова вспыхнул огонек. Вторая пуля попала в грудь. Счетчик упал на спину. Мгновенно все пришло в движение.

Шансы противников изначально были не равны хотя бы потому, что люди Антибиотика заранее настроились на бойню. Но самым серьезным фактором стали два стрелка в засаде. Выстрелы Кащея послужили сигналом, и ремингтоны заработали, выплевывая горячую картечь. Звуки выстрелов, лязг передергиваемых ружейных механизмов растворялся, тонул в грохоте движения груженного цементом товарняка. Выстрел — и опрокидывается на землю здоровенный бугай по кличке Мясник, и рассыпается на куски боковое стекло бээмвухи за его спиной. Выстрел! Вскидывает руки, хочет схватиться за пробитое горло другой боец… но не успевает — вторая порция картечи попадает ему в голову. Пытается выхватить пистолет третий, но свинцовые шарики вспарывают в нескольких местах его кожаную куртку, и он валится на тело Мясника.

Девятка, на которой приехали бойцы Счетчика, резко рвет с места, задевает левое заднее крыло БМВ, и очередная порция картечи попадает в лобовое стекло. Изрешеченный триплекс покрывается густой сетью трещин. Хлещет горячий тосол из пробитого радиатора. Грохочет товарняк.

На дороге беззвучно кричит раненый. Один из стрелков — крепкий мужик с неестественно большими зрачками — азартно передергивает цевье и стреляет ему в голову. Кащей и Петруха шмаляют из двух ТТ.

Только один из людей Счетчика успел выхватить пистолет. Выстрелил, но в следующий момент в него попали заряд картечи и пистолетная пуля.

Акция продолжалась четырнадцать секунд. Когда машины с бойцами Кащея уехали, на дороге остались только трупы, искалеченные автомобили, брошенное оружие да стреляные гильзы.


Директор агентства «Консультант» Роман Константинович Семенов задумчиво смотрел на картонный четырехугольник формата визитной карточки. Картон был очень высокого качества, белый и плотный. Шариковой ручкой на четырехугольнике было написано всего несколько цифр и букв: N 164'355 ZARIN. Непосвященному эти цифры и буквы ничего не говорили. А для Романа Константиновича они означали ни много ни мало шестьдесят миллионов долларов США. Именно такая сумма лежала на счете N 164'355 ZARIN в банке Gothard, Лозанна, Швейцария.

Лежала до сегодняшнего утра…

Семенов взял кусочек картона со стола и убрал в бумажник. Собственно говоря, номер счета он знал наизусть. Уже шесть лет хранил его в голове. И думал, что зря, что никогда не доведется воспользоваться…

Семенов протянул руку, снял трубку и набрал номер. Когда абонент отозвался, Роман Константинович сказал:

— Зайди ко мне, Валя.

Директору фирмы с совершенно неопределенным названием — агентство «Консультант» — было сорок пять лет. Свою нынешнюю фамилию — Семенов — он носил чуть больше года. А до этого ему доводилось жить с разными фамилиями. В конце восьмидесятых на Ближнем Востоке он носил фамилию Сектрис. В Литве девяносто второго — Ефимов. Двадцать с лишним лет из своих сорока пяти Роман Константинович отдал службе в секретном отделе ЦК КПСС. За невыразительным названием Отдел консультаций и перспективного планирования скрывалась самая секретная полицейская организация бывшего Союза. Невидимая, не упоминаемая в документах… Достаточно сказать, что о работе отдела знали только члены Политбюро ЦК. Несколько десятков офицеров занимались вопросами коррупции в самых высших эшелонах власти СССР под прикрытием этого отдела.

Отдел вел работу в поле, где паслись священные коровы: представители партийной, военной, советской и хозяйственной элиты. Ни Комитету, ни Генеральной прокуратуре делать на этом поле было нечего. Впрочем, никто туда и не рвался: любой сотрудник этих серьезных организаций отлично понимал, как легко сломать карьеру, а то и шею на кремлевских пастбищах. Нет, бесспорно, находились люди, которым в силу своей профессиональной деятельности удавалось напасть на какой-нибудь след. Часто это было не так уж и сложно — высокопоставленные функционеры настолько уверились в своей исключительности и безнаказанности, что теряли и стыд, и осторожность… Так вот, случалось, что сотрудники МВД или ГБ цепляли какой-нибудь след, но тогда им быстро объясняли, что к чему. Непонятливые или шибко настырные отправлялись служить куда-нибудь в Задрючинск-Заполярный, где и спивались в лучших отечественных традициях. Особо упорные попадали в психушки. А некоторые даже умирали внезапно. Но это уже в крайнем случае. Их было немного.

Полковник Семенов много лет служил системе верой и правдой. Неоднократно рисковал жизнью, был ранен. Не рвался ни к наградам, ни к званиям. Он честно и добросовестно делал свое дело. Находясь у самого сердца системы, у самого мозга, он видел, что и сердце это, и мозг уже глубоко больны… терапия тут не поможет! Приход к власти в восемьдесят пятом году Горбачева казался многим началом радикального лечения. Оптимистично настроенные массы приветствовали молодого и решительного хирурга. А хирург оказался на поверку патологоанатомом. Да еще и склонным падать в обморок… О, перестройка! О, Горби! Западный демократический мир рукоплескал. Тряпичный Миша раскланивался. Провинциалочка Раиса строила из себя первую леди. Бульдозеры сносили Берлинскую стену, Россия стояла в очередях за водкой. Пэтэушники осваивали клей «Момент».

С приходом к власти Горбачева Отдел консультаций и перспективного планирования оказался загружен работой выше всех разумных пределов. Вот только результаты этой работы, похоже, оказались невостребованными. Поначалу это казалось издержками переходного периода. Потом вызывало недоумение, потом… потом стало приходить понимание. А к девяностому году все уже оформилось. Отдел продолжал работать, накапливать информацию о коррупционерах, взяточниках, расхитителях, предателях. Но это по-прежнему никому не было нужно.

Несколько раз руководство отдела направляло Генсеку аналитические справки, подкрепленные обширными досье на его сподвижников. Результатом стала отправка на пенсию начальника отдела. Уже тогда подполковник Семенов довольно отчетливо представлял себе дальнейшее развитие событий. Уже тогда появлялось искушение послать все к такой-то матери и написать рапорт. Но он был русским офицером и продолжал работать.

Потом был август девяносто первого… Ощущение абсурдности достигло пика. Потом — Беловежская Пуща. Потом — октябрь девяносто третьего. Ликующие толпы мародеров во главе с косноязычным алкоголиком Ростроповичем праздновали победу над Россией. Они поставили ее раком и насиловали долго, самозабвенно, истово. Они испражнялись на тело России, били ее ногами и аплодировали друг другу. Насильники, мародеры, извращенцы и уголовники всех мастей глумились над ошеломленной жертвой.

— Теперь мы можем все! — кричали они. — Теперь все наше! А эта Россия всегда была проституткой. Блядью она была. И мы будем обращаться с ней как с блядью. Мы отрежем ей груди, которыми она вскармливала красных, мы вырвем ей язык, которым она пела им колыбельные.

А потом они построили огромную красивую арку с надписью: Капиталистический Рай. И поставили рядом наглого рыжего привратника. Он раздавал бесплатные входные билеты. Кажется, билет назывался ваучер.

Рыжий с глазами скупщика краденого давал каждому освобожденному россиянину бесплатный ваучер и говорил:

— Туда! Вам — туда! В Светлый Капиталистический Рай. Там вы сможете вложить свой ваучер в инвестиционный фонд. И он сделает нас богатыми!

— Фонд сделает нас богатыми? — жадно переспрашивали свободные россияне.

— Да! — горячо отвечал рыжий. — Он сделает НАС богатыми.

…После октябрьских событий девяносто третьего года полковник Семенов оставил службу. Строго говоря, служба закончилась гораздо раньше, вместе со смертью ЦК КПСС. Однако в отечественном бардаке отдел продолжал существовать совершенно непостижимым образом с несколько измененным названием в аппарате Президента. Никто не контролировал их работу, никто даже не интересовался: чем занимаются три десятка чиновников, получая при этом немалую зарплату? Итак, полковник Семенов оставил службу. Именно службу. Работал он раньше, а последнее время очень плохо служил государству, которого не признавал.

У Романа Константиновича больше не оставалось никаких иллюзий, никаких идеалов. Зато остались глубокие профессиональные знания, навыки, опыт и связи. И — огромный объем информации о власть имущих: ведь большая часть функционеров советской эпохи просто пересела в другие кресла. Многие, впрочем, не поменяли ничего, кроме убеждений: и кресла, и кабинеты остались те же самые.

Не использовать этот стартовый капитал было бы просто глупо: полковник организовал фирму, которая даже в названии сохранила ностальгическую память об отделе ЦК КПСС: агентство «Консультант». Костяк ее составили бывшие сотрудники Отдела консультаций и перспективного планирования. В уставе этого загадочного агентства было обозначено много направлений деятельности. Типа проведение маркетинговых исследований, аналитическая обработка информации, оказание консультационных услуг.

За этими довольно-таки расплывчатыми формулировками те, кому подобные услуги требовались, разглядели точный смысл. И клиенты в агентство потянулись. Уровень и качество поставляемой «Консультантом» информации были весьма высоки. Конфиденциальность гарантирована. Без работы люди полковника Семенова не сидели.

…Раздался стук в дверь, и спустя секунду вошел мужчина лет тридцати пяти, в отличном костюме. Лицо с чертами обычного сельского труженика совсем не соответствовало европейскому костюмчику.

— Заходи, Валя, садись, — сказал Семенов. С майором Кравцовым они отработали вместе около десяти лет. Роман Константинович считал его своим учеником, доверял абсолютно.

Кравцов присел у большого стола шефа, посмотрел вопросительно. Полковник же смотрел на него изучающе. Валентин Кравцов даже предположить не мог, что Семенов сейчас решает для себя вопрос: до какого же предела простирается доверие? Абсолютное доверие…

Молчание затягивалось… Наконец полковник улыбнулся и спросил:

— Ну, как дела идут, Валентин Сергеич? Кравцов попытался прикинуть, что же именно интересует шефа, но Семенов тут же задал уточняющие вопросы:

— Насколько сильно загружена твоя группа? И как быстро вы сможете вылететь в командировку в Вену?

Вот это была уже какая-то конкретика.

— Группа, как всегда, плотно загружена, — отвечал Валентин. — Разумеется, если нужно, вылететь в Вену сможем прямо сегодня, но это означает приостановку работы по теме «Шоу» и заказу Генерала.

— Да, — сказал Семенов негромко, — заказ Генерала тормозить нельзя. Это серьезно. А «Шоу» подождет.

Сбор информации по названной теме был уже оплачен, сумма в валюте с несколькими нулями выглядела весьма внушительно.

«Значит,» — сделал вывод Кравцов, — «есть что-то более срочное и серьезное. Не слабо!»

— Не слабо, Роман Константинович, — сказал он вслух.

— Да, Валентин Сергеич, не слабо, — улыбнулся Семенов. Он закурил, выдохнул дым и пристально посмотрел на Кравцова сквозь голубоватое облачко. Он все-таки принял окончательное решение… тем более что обстоятельства не оставляли ему других вариантов.

— Все, о чем я тебе сейчас расскажу, Валя, — начал полковник, — может круто изменить нашу жизнь. И мою, и твою.

Он сделал паузу, сильно затянулся и произнес:

— Речь идет о сумме в шестьдесят миллионов долларов.

— Цифра мне нравится, — сказал бывший майор секретного отдела ЦК КПСС.

— Мне тоже, — отозвался бывший полковник. — Ты помнишь, как в восемьдесят седьмом и восемьдесят восьмом мы обеспечивали переброску денег в Швейцарию?

— Да, конечно, Роман Константинович.

— Конечно… хотя нам и говорили: забудьте. Ты тогда, разумеется, владел неполной информацией. Я-то знал побольше… но тоже в ограниченных пределах. Однако именно мне довелось организовывать открытие некоего счета, на котором к августу восемьдесят восьмого оказались аккумулированы почти шестьдесят миллионов баксов.

Семенов встал, прошелся по кабинету и снова вернулся за стол.

— Да… шестьдесят миллионов. Счет N 164'355 ZARIN. Договор был составлен в Цюрихе пятого марта восемьдесят седьмого, а подписан в Лозанне, в банке Gothard, спустя два дня — седьмого марта. Согласно договору, владельцем счета является гражданин Израиля Аарон Даллет. Он имеет право вносить деньги на счет, снимать их, переводить на депозит и так далее. Последний раз деньги поступали в сентябре восемьдесят восьмого, шесть лет назад… Вчера днем, около тринадцати часов по московскому времени, почти вся сумма была переведена на счет венского банка «Австрийский кредит». Вроде бы ничего необычного… так, Валентин Сергеич?

— Я ничего необычного не вижу, — сказал Семенов.

— А вот я вижу, — отозвался Семенов. Он поднялся, прошелся по пружинящему ворсу ковролина, остановился напротив Кравцова и продолжил: — Человек, который значится в договоре банка Gothard под именем Аарон Даллет, погиб в Москве в сентябре восемьдесят восьмого.

— Значит, подставной? — спросил Кравцов.

— Нет, Валя, не подставной. Двойника, конечно, подобрать можно. В крайнем случае с помощью пластической хирургии. И подпись подделать можно. А вот отпечатки пальцев нельзя.

— А там что же, сверяют отпечатки пальцев?

— Нет, — ответил полковник. — В обычной банковской практике — нет. Но в случае с нашим счетом имело место дополнительное соглашение: защита вклада осуществляется по дактилоскопическому отпечатку правой ладони. При утрате клиентом кисти правой руки в результате несчастного случая идентификация проводится по левой. Вот так, Валентин Сергеич!

— Ну хорошо, — сказал Кравцов. — А в случае утери обеих рук? А, Роман Константинович? Или — в случае смерти владельца счета?

Семенов вздохнул, и Валентин отметил про себя это недопустимое для профессионала проявление эмоций. Слишком давно и хорошо Кравцов знал своего шефа, чтобы не понять: полковник взволнован.

— Да, — сказал Семенов, — с методом защиты счета перемудрили. Но решение принимал не я… Ты сам догадываешься, кто. (Полковник показал большим пальцем наверх.) Однако факт налицо — шестьдесят миллионов долларов были положены в швейцарский банк Gothard на особых условиях. Почти сразу владелец счета Аарон Даллет, а на самом деле Вадим Петрович Гончаров, погиб в автокатастрофе и деньги оказались недоступны. Шесть лет вклад считался безвозвратно утраченным… Вчера некий человек перевел деньги на новый счет в Вене. Выводы, Валя?

— Выводы просты, Роман Константинович, — ответил Кравцов. — Либо мы столкнулись с аферой, организованной самими банковскими служащими… Но это, я думаю, крайне маловероятно. Либо ваш Даллет-Гончаров никогда не умирал, либо, шеф, мы имеем дело с ошибочной информацией. Могу я узнать, каким образом стало известно о движении денег со счета?

Раскрывать источник информации Семенову очень не хотелось даже многократно проверенному Валентину. Однако ситуация требовала очень высокой степени доверительности.

— Да, конечно, — кивнул полковник. — Информация пришла по каналам ФАПСИ[4]. Достоверность гарантирована.

«Неслабо, — подумал Валентин. — Шеф, стало быть, сохранил крюки в ФАПСИ.»

В советскую эпоху Отдел консультаций и перспективного планирования запросто мог использовать для решения своих задач технические и оперативные возможности милиции, ГРУ, КГБ, включая ПГУ[5]. Рядовое московское агентство «Консультант» официально таких возможностей не имело. На практике, конечно, дело обстояло не совсем так. Неформальные контакты сохранились. Иногда какая-то информация сливалась по дружеским соображениям, иногда за деньги. Разложение уже коснулось даже элитарных ГРУ и КГБ. Да по-другому и не могло быть: коррумпированная верхушка стремилась реформировать органы так, чтобы сделать их неработоспособными. Сначала на систему ГБ вылили ушаты грязи, затем ее начали перестраивать. Перестройка свелась к развалу, шельмованию, беспощадной травле нелояльных…

— …по каналам ФАПСИ. Достоверность гарантирована, Валя.

— В таком случае, Роман Константинович, остается считать, что недостоверен факт гибели нашего миллионера.

— Теперь я тоже так думаю. Вадим Петрович Гончаров, прикрывшись документами гражданина Израиля Аарона Даллета, сумел перехитрить всех. Четырнадцатого сентября восемьдесят восьмого он попал в автокатастрофу на Кутузовском проспекте. Груженный песком КРАЗ смял его «Волгу» в лепешку. Опознания тогда не проводили… опознавать было нечего, да и положение у Вадима Петровича было уже немаленьким, без пяти минут замминистра. Неуместно как-то. Хоронили в закрытом гробу.

— Где? — спросил Валентин.

— На Ваганьковском, — ответил Семенов. — Был в той аварии один интересный момент, Валя. Водитель КРАЗа с места ДТП скрылся, а через три часа бросился под поезд в метро, на Павелецкой. Мне еще тогда все это очень подозрительным казалось. Вадим Петрович и с криминальным миром сотрудничал, и в ЦК имел связи неплохие. Однажды нам удалось отследить одну его операцию во Владивостоке. Я подал документы по этому делу Директору, но…

— Понятно, — отозвался Кравцов. В практике Отдела консультаций такие случаи бывали. Нечасто, но бывали. Без всякого объяснения какое-либо дело по-тихому прикрывали.

— Думаю, что ты правильно понял, Валентин Сергеевич, — сказал Семенов. — Деньги, которые лежат на известном счете, Гончарову не принадлежат. Строго говоря, на данный момент они не принадлежат уже никому. И знают об этих деньгах только четыре человека: ты, я, мой информатор в ФАПСИ и один человек в Питере.

— Еще о них знает Гончаров-Даллет.

— Да, еще Гончаров-Даллет, — кивнул головой Семенов и внимательно посмотрел на Кравцова. Большая часть того, что нужно было сказать, уже сказана. Валентин уже все, или почти все, понял… Есть, разумеется, еще и этическая сторона. Разве бывают деньги, не принадлежащие никому? Разве вымер тот народ, у которого они были украдены?

Еще пять лет назад полковник секретной службы ЦК КПСС не взял бы ни копейки, ни цента из этих денег.

Валентин выглядел спокойным, на его простом крестьянском лице не отражалось никаких эмоций… Этическая сторона вопроса лежала в тени холма из шестидесяти миллионов американских долларов. Тень от высокого зеленого холма была черной и непроглядной, но иногда в ней слабо поблескивали могильные плиты. Имен на могилах не было.

— Я думаю, что деньги переведены в Вену с одной-единственной целью — сбить след. Из Вены он перекинет деньги еще куда-нибудь. Потом — еще раз… и обнаружить их будет уже невозможно. Семенов сделал паузу и буднично произнес:

— Гончарова нужно перехватить в Вене, Валя…

— Понял. Когда вылетать?

— Сегодня, Валя, сегодня.

Работа агентства «Консультант» была организована превосходно. Оно и понятно — школа! Все сотрудники Романа Константиновича Семенова имели добротную профессиональную подготовку. Прошли специальное тестирование, имели необходимый опыт. И внешняя, и внутренняя деятельность «Консультанта» строилась на общем для всех спецслужб мира принципе: секретность. В «Консультанте» этого принципа придерживались железно. Сотрудники агентства умели добыть, проанализировать и предоставить заказчику информацию на блюдечке с голубой каемочкой. Строго соблюдая конфиденциальность. Утечка информации на сторону теоретически исключалась… Но практика, как известно, может сильно расходиться с теорией. И самая закрытая контора становится прозрачной, если в нее внедрился крот.

Когда полковник Семенов перечислил Кравцову людей, осведомленных о вкладе, он был прав: таковых в России действительно было четверо. Но уже через час ситуация изменилась. О деньгах Гончарова узнали еще трое сотрудников агентства «Консультант», а еще через час — некоронованный король криминальной Москвы Гурген.

Первое звено в цепочке событий, которые позволили Гургену стать обладателем этой информации, было случайным. Так часто бывает в оперативной работе.

А в основе всего лежала обычная человеческая жадность. Банально, но факт. Банально, но подавляющее большинство предателей — жертвы своих слабостей и пороков. С точки зрения сотрудников разведки и контрразведки слова жадность, зависть, похоть, гордыня нужно писать с большой буквы. Пороки движут миром.

За полгода до описываемых событий один из сотрудников полковника Семенова не устоял перед искушением легко заработать пять тысяч зеленых. Игорь Соловьев — так звали сотрудника — выполнял стандартный заказ: собирал информацию на одного средней руки коммерсанта. Работа была привычной, Соловьев выполнил ее добросовестно и в срок. На этом можно было бы поставить точку. Но… ах это но! Это мерзкое но, которое вылезает, как клоп из-под обоев в дешевой гостинице. В процессе разработки коммерсанта Соловьев случайно снял информацию об интимной связи объекта на стороне. Обычная, кстати, ситуация… Дело, как говорил вертолетчик Карлсон, житейское. Но голодный клоп уже вылез из-под бледных гостиничных обоев и посмотрел на Игоря Соловьева жадными глазками. Опыт шептал Игорю: нельзя! Клопик смотрел не мигая. А жена в который раз завела разговор о шубе. Опыт кричал: нельзя! А жена в который раз завела разговор о престижном, но чудовищно дорогом лицее для дочки.

Игорь позвонил коммерсанту и предложил ему купить кассету за пять тысяч баксов. Голодный клоп оскалился, обнажив сотню острых клыков. Его мягкое подбрюшье сокращалось, отрыжка воняла коньяком… Коммерсант согласился заплатить и быстро связался со своей крышей. Через два дня, при передаче денег, Игорь Соловьев был захвачен людьми одного из бригадиров Гургена, которые крышевали коммерсанта. Удостоверение агентства «Консультант», обнаруженное в кармане Соловьева, сильно заинтересовало Резо, возглавлявшего контрразведку Гургена. Игоря Соловьева профессионально обработали, и он дал согласие сотрудничать с Гургеном. Так в агентстве «Консультант» появился крот.

Через некоторое время он будет вычислен и уничтожен. А пока Игорь Соловьев считается одним из лучших сотрудников «Консультанта». В гардеробе его жены появилась норковая шуба. Его дочь первого сентября поступила в престижный лицей.

В 10.40 Валентин Кравцов и двое оперативников из его отдела пришли в кабинет Семенова для инструктажа перед вылетом в Австрию. Инструктаж был короткий — не пацаны, сами все понимают. Роман Константинович только напомнил, что времени на серьезную разработку нет и работать придется с колес.

— Я хочу напомнить вам о том, что Гончаров вполне мог изменить внешность. Он умен, осторожен, предусмотрителен. Доказательством служит блестяще проведенная им инсценировка собственной смерти.

— Я думаю, Роман Константинович, что ему помогли провернуть это дело в восемьдесят восьмом, — сказал один из оперативников. — Вряд ли Гончаров смог так обставиться в одиночку.

— Да, Сергей, ты, разумеется, прав. Без профессиональной помощи здесь не обошлось. Однако сути это не меняет. Я хорошо знал нашего покойничка лично и могу еще раз подтвердить: Вадим Петрович очень осторожен. Недаром он сумел в течение шести лет оставаться в тени… Ваша задача, учитывая все эти нюансы — чужая территория, работа с колес, необходимость жестких действий, — носит особенно деликатный характер.

Семенов инструктировал подчиненных, а сам все время думал: до каких пределов распространяется доверие? Сумма велика. Сумма невероятно велика. Устоят ли ребята перед искушением? У каждого, разумеется, остаются в России семьи — родители, жены, дети. Заложники. И все же где предел доверию? На кону шестьдесят лимонов зелени!

— Вопросы ко мне есть? — спросил полковник в конце разговора. Голос звучал доброжелательно. Вопросов ни у кого не было.

— Тогда, ребята, с Богом.

В 12.24 Соловьев доложил Резо о срочной командировке группы Кравцова в Австрию. Полной информацией он, конечно, не владел. Так, зацепил случайно хвост разговора двух оперативников. Сам по себе разговор оперов о предстоящей командировке в присутствии человека, не задействованного в операции, был грубейшим нарушением режима секретности. Вот так в результате случайностей, совпадений и непростительного для профессионалов легкомыслия выстроилась цепочка с мертвецом Гончаровым на одном конце и московским крестным отцом Гургеном — на другой.

— Группа из трех человек, — негромко говорил предатель Соловьев кавказцу по имени Резо. Они встретились в кафе, принадлежащем одному из людей Гургена. — Старший в группе — Валентин Кравцов. Вот его фото (Соловьев подтолкнул в сторону собеседника конверт). Двое других — Сергей Вепринцев и Александр Берг. Их фотографий у меня нет. Вылетают в Вену прямо сегодня, срочно… Там объявился некто Гончаров.

— Кто-кто? — удивленно переспросил кавказец.

— Знаю только фамилию, — ответил Соловьев. — Гончаров. Суть интереса к нему в том, что он обладает огромными деньгами.

— А ну-ка подробнэй расскажи, — сказал Резо. От бывшего контрразведчика не укрылось возбуждение обычно невозмутимого кавказца.

— Больше никаких подробностей, Резо… Трое вылетают в Вену. Задача: обнаружить некоего Гончарова. Предположительно речь идет о больших деньгах. Все.

Резо смотрел на своего информатора с сомнением. Кавказец был недоверчив по натуре, характер деятельности еще больше развил это качество… Сообщение Соловьева звучало почти фантастически. Дело в том, что ему фамилия Гончаров говорила о многом. А упоминание ее в сочетании с большими деньгами за границей делало простое совпадение невозможным.

«Неужели жив Вадим?» — думал Резо напряжено. — «Неужели жив? Если это так, то информация Соловья стоит почти два миллиона долларов, которые Вадим сумел умыкнуть у Гургена в восемьдесят восьмом»… Поверить в это трудно, почти невозможно, но оставить тему без внимания — глупо. Огромный кавказец отхлебнул кофе и улыбнулся Игорю. Блеснули белоснежные зубы.

— Маладэц, — сказал он. — Узнай пра эта всо. Что можна — узнай.

— Навряд ли что-нибудь получится, Резо, — негромко ответил Соловьев.

— Нада пастараться, дарагой, — веско произнес кавказец, буравя своего агента пронзительным взглядом. Обычно этот взгляд оказывал на людей серьезное воздействие. Бывший контрразведчик выдержал его спокойно.

Игорь Соловьев был профессионал. Он уже давно понял, что рано или поздно будет вычислен своими коллегами. И тогда… черт его знает, что будет тогда. Но, скорее всего, с ним произойдет несчастный случай. Он никого не винил… каждый выбирает свою судьбу сам. Он просто старался успеть заработать как можно больше до несчастного случая. Может быть, и удастся выскочить…

— Навряд ли что-нибудь получится, Резо, — повторил он.

Вечером того же дня рейсом Москва — Вена «Боингом» авиакомпании «Austrian Airlines» в столицу Австрии вылетели трое сотрудников агентства «Консультант». Этим же рейсом летели четверо боевиков Гургена. Двое были выходцами с Кавказа, а двое — русскими.

«Боинг»-747 плыл в ослепительно чистом небе над Европой. Земля лежала глубоко-глубоко внизу, до нее было почти десять километров. За иллюминаторами лайнера свистел ледяной разреженный воздух, в тепле комфортабельного салона негромко звучала музыка Штрауса. «Боинг» нес в своем чреве страшных русских мафиози. Все они имели законное право ступить на территорию Австрии — это право было заверено визами, печатями и подписью консула. Штурм холма из шестидесяти миллионов долларов начался. В тени зеленого холма еще оставались места для новых могильных плит.


Андрей Обнорский стиснул зубы. Он шел, слегка прихрамывая на левую ногу, и ощущал затылком взгляд. Просторный зал аэропорта Арланда был наполнен мягким осенним светом, звуками английской, шведской и русской речи. Обнорский не слышал чужих голосов. Он шел к регистрационным стойкам компании САС, ощущая затылком взгляд зеленых Катиных глаз.

Огромный рыжий швед — служащий компании — бегло просмотрел билеты Обнорского, вернул обратно. На его лице не читалось никаких эмоций. Сентябрьское солнце высвечивало медный оттенок его шевелюры. Андрею вдруг захотелось сказать что-нибудь хорошее этому бесстрастному шведу… однако он ничего не сказал, молча вложил билеты в загранпаспорт и пошел дальше. На краснокожей паспортине золотом было вытиснено название уже несуществующей страны: Союз Советских Социалистических Республик. Обнорскому чудилась в этом какая-то издевка.

Гражданин несуществующей державы стиснул свои новые шведские зубы. Катя все смотрела ему вслед. Андрей не оборачивался, но точно знал — смотрит.

Через тридцать минут он уже сидел в кресле самолета. Вдали сверкало чистыми огромными стеклами здание аэропорта. За одним из этих стекол стояла странная женщина Рахиль Даллет… Катя. Родная, единственная… чужая. Разделенные бетонной тоской летного поля, разделенные толстыми стеклами иллюминатора и аэропорта, они не могли видеть друг друга. Но их взгляды пересекались в прохладном утреннем воздухе. И мысли пересекались. Искрили, как соприкасающиеся провода, обжигали друг друга.

Останься. Останься, тебя там убьют… Я не могу, родная… Останься. Все, кого я любила, погибли ТАМ… Я не могу. Там моя Родина, мои друзья. Мои отец и мать. Мой брат. Я должен быть там… ТАМ убивают. Останься, Андрей. Я прошу…

Он промолчал. И ее голос стал безжизненным, тихим.

А потом умолк вовсе… Чушь! Голоса близких не умолкают никогда. Просто иногда мы их не слышим.

— Вам нехорошо? — услышал Обнорский вопрос откуда-то издалека. Он открыл глаза и увидел миловидное женское лицо.

— Вам нехорошо? — повторила стюардесса по-английски с милым шведским акцентом. Она смотрела в бледное лицо Андрея, пересеченное косой, еще более бледной полоской шрама на левой скуле. На лице стройной и симпатичной стюардессы в форме авиакомпании САС была приклеена доброжелательная профессиональная улыбка. Эта улыбка входила в стоимость билета.

— Все о'кей, — ответил Андрей. — Мне хорошо. Мне очень хорошо.

Шведская бортпроводница прошла дальше. Со спины она удивительно напоминала другую бортпроводницу — Лену Ратникову. Сделав несколько шагов по салону, шведка обернулась. Сходство пропало. Обнорский снова закрыл глаза. Даже сквозь сомкнутые веки он видел, как стюардесса продолжала улыбаться… Ты не можешь этого видеть, сказал он себе.

Салон «Боинга» начал наполняться гулом и легкой вибрацией турбин. Бортовой компьютер прогонял программу предстартовых тестов. Через несколько минут самолет начнет движение по серому бетону летного поля. Мимо сияющей стеклянной коробки аэропорта, мимо начинающих желтеть березок вдали, мимо гранитных валунов среди берез, мимо автомобильной стоянки, где сидит в своем «саабе» женщина с зелеными глазами. Гул турбин будет становиться все сильнее, и тогда беззвучно зашевелятся губы сухонькой старушки в кресле справа от тебя. Сухие, в пятнах возрастной пигментации, руки стиснут Библию карманного формата. Слова, обращенные к Богу, долетят ли до Бога?… Русский журналист с паспортом несуществующей державы сидел с закрытыми глазами и видел все, что происходит в самолете и вокруг него. Он видел, как оторвались от бетона разогретые пробегом колеса шасси и высокоточная гидравлика втянула их в фюзеляж. Он видел косяк гусей, летящих параллельно самолету, и бородатое лицо командира экипажа. Потомок викингов сказал: о'кей, ребята. Летим трахать русских девок. И захохотал.

Самолет набрал высоту, заложил вираж над фиордами с синей и серой водой, с белыми корпусами катеров и яхт… губы старушки, обращающейся к Богу, замерли. Вибрация стихла. «Боинг» лег на курс. Прошла мимо давешняя стюардесса. Она бросила взгляд на странного пассажира со шрамом… спит.

Она ошиблась. Андрей не спал, он падал в тот глубокий, почти бездонный колодец, который называется память. Ему было страшно. Он мог бы остановить падение, но не хотел этого делать. Почему-то он знал: так надо. Падая, он иногда различал в темноте лица людей. Живых и мертвых. Слышал голоса, которые обращались к нему. На русском, арабском, английском. Голоса принадлежали живым и мертвым… Почему так много мертвых?

Он достиг дна. Дно было мягким, теплым, ласковым… потом Андрей увидел свет и услышал крик. И чей-то усталый голос сказал:

— Поздравляю вас, мамаша. Мальчик. А другой голос возразил:

— Может, мамаша девочку ждала. Сегодня аккурат Вера, Надежда, Любовь…

Третий голос, гортанный, низкий, произнес:

— Куллюна фи йад-улла[6].

Нет, это было потом, в другом месте, среди желто-розовых песчаных барханов Шакра. Из песка торчали красно-коричневые скальные обломки, напоминающие зубы дракона. В горячем воздухе пустыни они, казалось, шевелились. Внезапно тишина раскололась. Остервенело молотили ДШК[7] и ухали безоткатки Б-10, завывали мины… Потом он шел по узкой улочке Шакра среди трупов, среди треска автоматных очередей и смрадного запаха… Куллюна фи йад-улла… Вертушки! Вертушки, блядь, вызывай! У нас одного груза 200 выше крыши…

Трупный смрад. Подполковник Громов, протягивающий плоскую бутылку с коньяком. Коньяк пах разлагающимися на жаре телами. Их было много, их было невероятно много. Еще больше было мух. Жирных и черных. Мухи плотно облепили тело полуголого мальчика без головы… Военный переводяга Обнорский, льющий в себя теплый коньяк у развалин мечети, среди трупов.

— Это что — я? — спросил сам себя питерский журналист Серегин в салоне «Боинга», летящего над серой водой Балтийского моря осенью девяносто четвертого года.

— Ты, Палестинец, ты, — негромко ответил кто-то. И засмеялся мерзким голосом капитана Кукаринцева… Бред! Куку ликвидировали люди полковника Сектриса в Триполи еще в девяносто первом. Или люди Сандибада… какая разница? Все равно они опоздали. Они спасли тогда Андрея, но не успели спасти Илью Новоселова. Не успели вы, ребята… не успели.

Обнорский увидел себя на Домодедовском, у могильной плиты с гравировкой Капитан Новоселов Илья Петрович. 17.30.1962 — 25.08.1990. Почему так много мертвецов вокруг меня?

Почему погиб Назрулло? Илья? Почему погиб Женька Кондрашов?… Останься, Андрей, тебя ТАМ убьют…

Наверно, когда-нибудь убьют. Наверное — так… Меня уже много раз убивали. Меня убивали в ущелье под Гарисом. Тогда минометный осколок зацепил голову, и подполковник Громов штопал меня обычной портновской иголкой… Меня убивал капитан Кука в ста метрах от ворот советской сифары[8] в Адене. Меня убивали тунисцы в ночном Сук ас-Суляс[9]… И дома меня убивали не единожды. Последний раз в мае этого года… Господи, как давно!

Турбины несли «Боинг» над серыми облаками. Цвет облачности почти не отличался от цвета балтийской воды, мелькавшей в прорехах. Там, внизу, шел дождь. Штормило. Рыл винтами воду паром «Эстония». Через три недели он станет братской могилой. Курсы парома и самолета пересеклись… Обнорский вздрогнул. Он ощутил обжигающий холод воды, услышал вой сирены, крики.

Паром остался позади. В широком кильватерном следе плыли замерзшие люди в ярких спасательных жилетах… HELP!

Прошла по проходу шведская бортпроводница, посмотрела на странного русского с белой полоской шрама на неживом лице… Спит. Она ошиблась, Андрей не спал. Он медленно всплывал со дна самого глубокого в мире колодца, который называется память. Он был уже у поверхности, он видел свет. Он задыхался. И понимал — не выбраться. Не выбраться из этого бункера. Там, за стальной дверью, его ждали боевики Черепа. И сам Череп с пулей в сердце. И Пыха, которого Андрей убил ударом шариковой ручки в горло… Они ждали его за стальной дверью.

Не выбраться, шептал Андрей разбитым ртом, и обломки передних зубов царапали десны. Он не ощущал этой боли. Он уже не ощущал никакой боли: ни сломанной голени, ни жжения сидящей под ключицей девятимиллиметровой пээмовской пули, ни сломанных ребер… Обнорский видел себя со стороны, окровавленного, почти безумного, словно в тяжелом приступе папатачи[10].

Он попытался сконцентрироваться, проанализировать те события, которые привели его сюда. Мысли плыли, звучали чьи-то голоса, мелькали лица. В большинстве хорошо знакомые, но он их не узнавал. Пока не высветилось в темноте лицо Кати. Стоп, сказал он себе. Вот с Кати-то все и началось… С их случайного знакомства, с ее желания отомстить Антибиотику за смерть обоих Адвокатов — Белого и Черного. С желания отомстить за своего нерожденного ребенка. Катерине хотелось отомстить, и Андрей встал с ней рядом. Попытка физического уничтожения Антибиотика в ноябре девяносто третьего закончилась неудачей, повлекла за собой смерть других людей. Иногда и совсем невиновных…

А случайная встреча Катерины и Андрея переросла в любовь.

Ман Джадда-ваджадда[11]

Их объединила любовь и… ненависть к господину Говорову — Антибиотику — питерскому крестному отцу. Вот на этой-то чудовищной основе и образовался союз бандитки-миллионерши и шизанутого журналиста. Так определил это явление сам Обнорский.

Он предложил убрать Антибиотика по-умному, стравив его с другими хищниками. Если бы он знал тогда, сколько на самом деле будет и крови, и стрельбы! Спланированная Андреем сложная многоходовая операция-капкан казалось им с Катериной продуманной, логичной, беспроигрышной. Нет… не так… Конечно, они понимали, что все гораздо сложнее, что успех ничем не гарантирован и не может быть гарантирован. И, тем не менее, они решили рискнуть. Многоходовка бандитки-миллионерши и шизанутого журналиста предусматривала поставку в Петербург из Швеции партии водки «Абсолют». Сделка, даже проведенная законно, принесла бы огромную прибыль. Но в традициях отечественного бизнеса постсоветского времени честная деятельность не предусматривалась вовсе. Этому способствовала безумная налоговая политика государства с одной стороны и полная беспринципность, жадность, всеядность продажных госчиновников с другой. Да и сами бизнесмены — зачастую вчерашние комсомольские и партийные деятели — особо высокой моралью не отличались. Они мгновенно усвоили все законы барыжно-криминального мира и с необычайной лихостью начали кидать, обувать и разводить. В этой новорусской клоаке напрочь исчезло понятие порядочный человек. Его заменило слово лох. С веселым комсомольским огоньком шустрые ребята в малиновых пиджаках рванулись кидать и партнеров, и конкурентов. Ты комсомолец? — Да! — Давай не расставаться никогда! Ах, как шуршали еще недавно запретные баксы! Они же — грины. Они же — зелень. Они же — бакинские… А на деревянные пусть живут лохи… Ну что, совок, бабулек нет? А ты втюхай ваучер, аккурат заработаешь на «Рояль». Гы-гы-гы…

Андрею была известна алчность Антибиотика, поэтому он был уверен, что все получится как надо. Он нисколько не сомневался, что груз «Абсолюта» постараются пустить леваком, не уплачивая налогов и таможенных пошлин. И оказался прав — так все и вышло. Фирма, через которую ввезли в Россию контейнеры со шведской водкой, не устояла перед искушением. Вот тут-то Андрей и включил в дело Антибиотика. Ненавязчиво — тактично-случайно! — он подсунул информацию о левой водке Виктору Палычу. И здесь расчет оправдался — люди Палыча мигом просекли тему: водка левая? Левая. Значит, если ее элементарно украсть, в милицию никто обращаться не будет.

И они ее украли. С территории порта по поддельным документам вывезли двадцать пять контейнеров товара! Большой завертелся шухер, тяжелый, нервный… Но если до этого момента все теоретические построения Обнорского оправдывались, то после похищения водки все пошло вразнос. Он пытался управлять ситуацией из-за кулис. Однако череда случайностей, ошибок, опрометчивых действий с обеих противоборствующих сторон мгновенно сделала ситуацию неуправляемой. Сумма похищенного затмевала разум.

Загремели выстрелы, пролилась первая кровь. А дальше уже события развивались стремительно, страшно и необратимо.

Ошибки совершали все участники драмы. Все. И Андрей Обнорский не стал исключением. Его вычислили, заманили в ловушку и стали выбивать из него информацию классическими методами гестапо. Андрей, в принципе, был обречен. Его спасла воля, спецназовская закалка, полученная еще в Йемене, и профессиональная работа ребят из пятнадцатого отдела питерского ОРБ. Обнорский убил двух боевиков и начальника контрразведки Антибиотика по кличке Череп. Это ничего не меняло… он оказался в ловушке: и бандиты не могли выкурить его из бетонного бункера, и он не мог выйти наружу. Когда сотрудники ОРБ установили подвал, где люди Черепа пытали Обнорского, жизнь в нем еле теплилась: проникающее пулевое, многочисленные ушибы и переломы, травмы головы. Медики в ВМА сами удивились тому, что смогли спасти журналиста. Качество и количество ран и травм казались критическими. А он выжил.

В госпитале Андрей провел больше двух месяцев. Иногда он впадал в состояние жесточайшей депрессии, замыкался в себе. В Питере стояло жаркое, засушливое лето. С помпой прошли Игры Доброй Воли… Андрей Обнорский не замечал этих событий. Сначала он не замечал вообще ничего — полз по нейтральной полосе между жизнью и смертью. Изредка вспыхивали осветительные ракеты над головой, выхватывали разрозненные эпизоды прошедших событий. Драматических, жестоких, кровавых. Специалисты ВМА все же вытащили журналиста с проклятой нейтралки на территорию, обозначенную словом Жизнь. Срастили перебитую голень, сломанные ребра, но не могли заставить забыть. Депрессия давила, как бетонный свод того бункера… Перелом произошел, когда из Стокгольма прилетела Рахиль Даллет — Кат. После этого Андрей пошел на поправку. Самым лучшим средством психотерапии стал подаренный Катей сотовый «Эриксон». Они разговаривали теперь часто и подолгу. Если бы Обнорскому пришлось самому оплачивать эти разговоры… нет, это не для российского журналюги.

В начале августа Андрея навестил начальник пятнадцатого отдела ОРБ Никита Кудасов. После задержания Антибиотика Никите Никитичу досрочно присвоили звание подполковника, стали ценить… В реальной жизни это обернулось участием в бесконечных совещаниях, командировках, консультациях и т.д. и т.п. и черт знает что еще. Работать Кудасову не давали.

После беседы с Никитой в садике Военно-медицинской академии Андрей испытывал противоречивые чувства. С одной стороны, Антибиотик в Крестах, обвинения, предъявленные ему, весьма серьезны. Часть его людей тоже на нарах. Часть — на кладбище. Империя Палыча понесла финансовые убытки и потери в живой силе. А по авторитету Антибиотика нанесен мощнейший удар — развенчан миф о его непотопляемости. Молодые бандиты, рвущиеся к деньгам, к самостоятельности, к власти, увидели перспективу. Старый маразматик с Библией казался им теперь неопасным. Если бы братки читали Киплинга, они могли бы воскликнуть: Акела промахнулся!… Они не читали Киплинга.

Все так, но… Но даже Никита Кудасов сильно сомневался в том, что Антибиотика все-таки удастся надолго закрыть. Деньги Палыча, связи и высокая степень коррумпированности правоохранительной системы могли свести на нет старания бандитки-миллионерши, шизанутого журналиста и отмороженного опера.

Кудасов, щадя Обнорского, умолчал о том, что дело уже начало пробуксовывать, что адвокаты Антибиотика бьются над изменением меры пресечения, что в газетах появляются заказные статьи. В них бизнесмен Говоров предстает жертвой ментовского произвола… Ничего этого Никита Андрею не сказал. Но Обнорский криминальную тему пахал давно — сам о многом догадывался. На душе было тяжело. Психологически угнетало и количество трупов во всей этой истории. Конечно, большинство из убитых заведомо были обречены. Все покойники сами свой выбор сделали, — сказал Никита… Легче от этого не стало. Косвенно Андрей считал себя виновником. Или инициатором… Все покойники сами свой выбор сделали… Нет, Никита, не все. Милка Карасева, та самая проститутка, через которую Андрей подбросил Антибиотику информацию о левой партии «Абсолюта», тоже погибла. Обнорский сделал все, чтобы обеспечить ей новую жизнь, вывести из-под удара. Милка погибла по собственной беспечности. Но и это не утешало…

В середине августа, сразу после выписки из ВМА, журналист городской «молодежки» Андрей Обнорский, более известный читателю под псевдонимом Серегин, вылетел в Стокгольм. Ему предстояла встреча с Катериной и работа над книгой о русской мафии вместе со шведским тележурналистом Ларсом Тингсоном. От обеих тем захватывало дух.

Шестого сентября Андрей сидел в удобном кресле «Боинга» авиакомпании САС. Он возвращался домой. В Швеции на место выбитых в подвале зубов ему поставили дорогущую металлокерамику. Улыбка у Обнорского стала как у кинозвезды. Вот только улыбаться он стал реже.

Лету до Питера из Стокгольма чуть больше часу. Для Андрея он прошел незаметно. Совсем быстро он прошел — вместил всего одну человеческую жизнь. Губы старой шведки в кресле справа беззвучно зашевелились, и Обнорский услышал строгие слова молитвы. Они прорывались сквозь гул самолетных турбин, заменяющих орган, и плыли под низким небом. Совершенство древней латыни на высоте в девять тысяч метров сжимало сердце. Слова молитвы выскальзывали из салона и звенели в морозном воздухе.

— Мы летим трахать русских девок, — прогудел штурман в кабине «Боинга». Он засмеялся. И его слова тоже выскользнули наружу и прогремели над Кронштадтом. Впереди, в дельте Невы, лежал огромный город. Он хотел казаться живым. Но у него не получалось.


Милиция и прокурорские следаки еще не успели закончить осмотр места преступления, еще стояли на обочине изуродованные машины, а слухи о бойне в районе метро «Девяткино» уже расползлись по городу. Восемь трупов — не хрен собачий. На место стрелки Кащея со Счетчиком собралось большое милицейское начальство.

Толку от них здесь было немного. А если говорить начистоту — вовсе никакого. Оперы убойного отдела УУР и РУОПа косились на группу полковников и генералов не слишком приветливо. Дело-то реально работать придется именно операм, начальство здесь находится постольку-поскольку. А дело, между прочим, дерьмовенькое: следов полно, а вот свидетелей, похоже, нет.

— Странно, — говорил негромко один руоповец другому. — Раньше для таких стрелок, с кровушкой, братаны на Медное озеро ездили.

— Скоро они в центре города мочилово затеют, — хмуро отозвался его коллега. Оба оперативника были злы. Час назад Никита Кудасов направил их на станцию метро «Девяткино» поискать возможных свидетелей. Они опросили персонал станции, опросили ментов, дежуривших в метро, — никто ничего не видел и не слышал. Оба факта, конечно, имели свое объяснение: в утреннем тумане машины не были заметны, а стрельбу мог заглушить звук проходящего поезда. Однако операм нужны были свидетели, а не объяснения, почему их нет.

Когда они доложили о полученных результатах Кудасову, тот тоже высказался насчет тумана и проходящих электричек. А потом посоветовал ребятам взять на станции расписание всех пассажирских и грузовых поездов на период с 5.30 до 7 часов.

— Уже взяли, — хмуро сказал один из оперативников. — С пяти до семи утра прошло восемь электричек и два товарняка.

— Задача ясна? — спросил начальник пятнадцатого отдела.

— Ясна, — отозвались опера и отправились устанавливать поездные бригады. Если не удастся вытянуть информацию из машинистов, придется работать среди пассажиров. Та еще работка: беготни много, а будет ли толк — неизвестно.

Никита Кудасов тоже был зол. Во-первых, потому, что нисколько не сомневался — расстрел команды Счетчика напрямую связан с выходом из Крестов Антибиотика. Во-вторых, он понимал — раскрыть дело будет сложно. А даже если и удастся раскрыть, то как привязать к нему Палыча? В-третьих, Никиту Никитича сильно раздражала группа приехавшего начальства. Кудасов давно заметил, что присутствие руководителей каким-то непостижимым образом мешает работе.

— Ну что, Никита Никитич, — покровительственно сказал первый замначальника ГУВД полковник Тихорецкий, — когда дашь результаты по делу? Следов тебе полно оставили.

Полковник широким жестом обвел картину последствий недавней бойни. Все здесь было так же, как утром. Но теперь на обочинах дороги стояли еще полтора десятка автомобилей: черные «Волги» начальства, «Жигули» и «УАЗы» уголовного розыска и РУОПа, микроавтобусы «Скорой» и криминалистов. Оперативники прочесывали кусты, эксперты колдовали со своими штучками-дрючками… Вопрос был глупый. А учитывая, что Тихорецкий сам когда-то работал в розыске, — глупый вдвойне. Количество следов не гарантирует раскрытие. Номера на оружии спилены, и удастся ли экспертам их прочитать — вопрос. Заключение баллистической экспертизы? Ну, привяжут спецы конкретные пули и гильзы к брошенным стволам… и что? Шесть трупов на дороге, два в расстрелянных автомобилях теперь уже никому ничего не расскажут. Медики исследуют тела, напишут обстоятельные акты о характере полученных ранений. Определят причину смерти. Прокурорский важняк нашлепает на машинке стандартное: Прошу поручить сотрудникам 15-го отдела РУОП провести следующие оперативно-розыскные мероприятия с целью установления лиц, совершивших преступление… Далее последует список, который и Никита Кудасов, и его подчиненные знали наизусть. Нет, количество следов не гарантирует раскрытие… Начальник пятнадцатого отдела мог бы привести массу примеров, когда перспективные вроде бы дела заканчивались привычной отпиской: …принятыми мерами розыска установить преступников по уголовному делу N… не представилось возможным.

Нет, количество следов ничего не гарантирует. Бандиты уже позаботились о своем алиби, вымыли руки спиртиком, поменяли резину на тачках… Кудасов не исключал, что дело может быть приостановлено согласно ст. 195 УПК РФ в связи с неустановлением преступника.

В практике пятнадцатого отдела это случалось редко. Но, тем не менее, случалось. Сейчас тоже наклевывался глухарек.

Никита Никитич буркнул себе под нос что-то невнятное и пошел в сторону изрешеченных картечью машин. Полковник Тихорецкий проводил его долгим взглядом. Кудасов обошел труп Ильи-Счетчика и остановился рядом с прокурорским важняком. Седой, с серым лицом, Егор Андреевич Быстров диктовал своему младшему коллеге протокол осмотра и курил сигарету. Как и десять лет назад — болгарские «Родопи».

— Ну, Никита, чего думаешь? — спросил Быстров.

— Чего тут думать, Егор? — ответил Кудасов. — Счетчик под Антибиотиком ходил. А когда мы Палыча закрыли, захотел отколоться. Вчера, как ты знаешь, Палыча выпустили под подписку.

Молодой следак, продолжая писать на капоте восьмерки, поднял голову и спросил:

— А не слишком ли быстро, Никита Никитич? Только вчера Антибиотик вышел, и сразу такое мочилово?

— Нет, Сережа, для них слишком быстро не бывает… У Палыча положение тяжелое, трон шатается. Ему нужно жесткие меры принимать. Принимать моментально и демонстративно.

Быстров стряхнул столбик пепла себе под ноги и сказал:

— Понятно… а кто конкретно мог исполнять? Что думаешь?

Мимо них прошел оператор с видеокамерой Sony на плече. Он безразлично жевал резинку.

— Если из наших, то, пожалуй, команда Кащея, — сказал Никита. — Такое дело не всякому поручить можно. А Кащей подходит по всем параметрам: имеет афганский опыт, умен, хладнокровен. Есть оперативная информация, что он уже приводил приговоры в исполнение.

Со стороны гаражей быстро приближался Вадим Резаков. Вид у него был не особо веселый.

— Еще один труп, Никита Никитич, — сказал он, подойдя к Никите. — Метрах в тридцати отсюда… трупик, доложу я вам, интересный.

Втроем пошли к месту новой находки. В наполненной мутной водой канаве лежал плохо одетый мужчина лет пятидесяти. Рядом плавало лукошко. В такие обычно собирают грибы. На глинистом откосе четко отпечатались следы обуви. Видимо — кроссовок. На носу покойника поблескивали очки в дешевой оправе, правая дужка кое-как забинтована изолентой… Рядом с головой убитого вода в канаве была розовой.

— Похоже, грибник, — заметил прокурорский важняк. — Сдуру под раздачу попал. Не повезло мужику… собрал грибочков.

Руоповцы переглянулись.

— Это Пискунов Александр Иванович, — сказал Кудасов. — Кличка Пескарь. Видимо, Счетчик посылал его на разведку.

Количество трупов выросло до девяти. Накрапывал мелкий дождь, грохотала электричка. Аккуратно обходя лужи, приближалась группа полковников и генералов.

Никита Кудасов смотрел в остановившиеся глаза Пискунова. Последний срок — восемь лет за разбой — Пискун получил в девяносто втором. С зоны сорвался, отсидев меньше года, с тех пор числился в розыске. Нашелся, значит, Пескарик, думал Кудасов.

Подошел жующий резинку оператор, начал снимать. За годы работы в ментуре подполковник Кудасов насмотрелся на трупы более чем достаточно. И все равно каждый раз испытывал мерзкое чувство. Оператор был молод и абсолютно невозмутим. Откуда в них это? — гадал Никита. Что это — безразличие? Жестокость? Глупость?

Ответа подполковник не знал. Он смотрел на мокрое мертвое лицо Пескаря в очках со сломанной дружкой и думал. Все? Или — нет? Если нет, то когда продолжение?

Продолжение последовало в тот же день. Весь криминальный Питер уже был наслышан о демонстрации силы, предпринятой Палычем. Реакция братвы отличалась большим разбросом мнений: кто-то считал, что Антибиотик пошел по беспределу. Зря ребят перебил, не стоила того тема. Да и менты после бойни совсем борзые стали — на каждом перекрестке тормозят, тачки досматривают… По сотке[12] только так пацанов гребут, в ИВС пачками запихивают.

Но были и такие, кто решительность Палыча одобрял. Все отстегивают, говорили они. Чем Счетчик лучше других? Не выпендривался бы — делал лавэ, как и раньше… Сам, братаны, виноват.

Что бы ни говорили, а все ждали продолжения. И оно последовало. Стрелка второму мятежному бригадиру — Колобку — была назначена на девять вечера. Место, где собирались тереть тему, называлось Кричи-не-кричи. Есть такое на Петроградской стороне… Неуютно стало Колобку, когда ему Валера Ледогоров стрелочку в этом глухом месте забил. А еще неуютней стало после известия о том, что случилось со Счетчиком. Толстый и наголо побритый (за что и получил кличку) Колобок метался по кабинету принадлежащего ему ресторанчика на улице Савушкина. В нем боролись жадность и страх. К трем часам дня он велел собрать всех своих бойцов, а ресторан закрыть по техническим причинам.

Братаны дисциплинированно съехались к назначенному часу, стоянка перед кабаком наполнилась машинами. Не приехал только ближайший соратник Колобка — Кольт. (Позже выяснится, что он попал под ментовскую проверку и был задержан по 218 статье: под передним сиденьем девятки омоновцы нашли пушку. Утренняя стрельба у метро «Девяткино» уже сказывалась…) А пока отсутствие наиболее приближенного, самого надежного человека в команде еще более нервировало Колобка. Остальные члены группировки выглядели не лучше. Бодрились, конечно, шутили. Но нервное напряжение сделало шутки натужными, смех ненатуральным… Один из братков рассказал, что еще вчера вечером видел Илью-Счетчика в казино. Счетчик был весел, выигрывал.

После этого рассказа стало еще неуютней. Получасовое обсуждение ситуации, отсутствие Кольта, неуверенность братвы убедили Колобка в том, что тягаться с Палычем не стоит. Он позвонил Валере Ледогорову и объяснил: осознал. Готов искупить.

— О'кей, — ответил Бабуин. — Я тебя, Олег, понимаю. Потолкую со стариком. Но учти, формальность все равно должна быть соблюдена. Раз уж стрелочка назначена — должна состояться.

— Ну спасибо, Валера. Я в долгу не останусь, — сказал повеселевший Колобок. — Ты меня знаешь.

— Какие, на хер, счеты, Олег? — почти обиделся Бабуин. — Ты думаешь, мне вся эта хулевина нравится?

Колобок хлопнул сто граммов коньяку, вышел из кабинета в зал, где сидели напряженные братки, и бодро объяснил, что решил вопрос. Прозвучало не очень убедительно, но все равно вызвало заметное оживление… А Бабуин в это время докладывал Палычу о покаянном звонке Колобка. Вот только излагал он эту тему по-своему. Хоть и заявил, что ему мочилово не нравится, но сам-то он был больше всех заинтересован в кровопролитии. Понимал: либо братва Палычу предъяву сделает за беспредел, либо менты начнут землю рыть. В любом случае, рассудил интриган Ледогоров, нужно подтолкнуть старика к яме.

— Значит, так Колобок на заботу мою ответил? — сказал Антибиотик, когда Бабуин закончил свой рассказ. Валера смотрел честным, преданным взглядом. — Ну что ж, пусть ему по делам воздается.


Питер встретил моросью, суетой аэропорта, бдительностью пограничников и таможенников. Как и прежде, в любом въезжающем или выезжающем из страны автоматически предполагали злоумышленника. С большим подозрением относилась родина к своим сыновьям и дочерям. Ежели выезжает, сукин сын (дочь), то непременно хочет вывезти что-нибудь этакое запретное, нелегальное. А когда возвращается — ввезти.

На сотнях погранпунктов встречает родина своих детей хмурым взглядом пограничника и продувной мордой таможенника. Тоскливо становится на душе, и ты уже сам начинаешь сомневаться: а может, действительно виноват? Может, я чего-то не того? Может, я по незнанию? А, ребята?

Строго смотрит на тебя таможенник, печально, похмельно: незнание, гражданин, не освобождает от ответственности. Что ж вы так?… Да я… Все так говорят, гражданин. Вот смотрю я на вас, и за державу обидно! Стыдно, гражданин!

А потом, когда ты уже отошел от стола таможенника и подумал: наплевать! И плюнул, и повернул случайно голову налево, и увидел, как шествует, минуя все контроли, какой-то мордастый, солидный, а шестерки тащат за ним огромные чемоданы из натуральной кожи. И ты подумал: это как же так?… Э, брат, шалишь! Это — Большой Начальник! (Тут авторы заранее приносят извинения господам редактору и корректору и просят оставить слова Большой Начальник в авторском написании, хотя нормы русского языка этого и не допускают.)

Большой Начальник в России — это вам не какой-нибудь VIP западный. Это… да что ж говорить! Все уже сказано Салтыковым-Щедриным и Гоголем. Тьфу, нигилизм какой-то!

Электорат, смир-р-рна! Чемоданы натуральной кожи исчезают во вместительном багажнике «вольво»-850, а в салоне — начальственная толстая жо… Извините! Не то ляпнул. В общем — большой человек уехал. Вспышки мигалки исчезли вдали… Вольно, электорат…

…Питер встретил Андрея Обнорского туманом и моросью. Говорят, дождь — хорошая примета. Таксист заломил бешеные бабки, но Андрей уже получил в шведском издательстве аванс и мог себе это позволить. Он швырнул на заднее сиденье раздолбанной «Волги» дорожную сумку и сел вперед, в продавленное кресло.

За такие бабки тачка могла быть и поприличней. Впрочем, Андрей знал истинную причину неоправданно высоких тарифов. Весь пулковский извоз контролировали бандиты. Таксисты им отстегивали не менее тридцати-сорока процентов выручки. Со многими из бандюгов Обнорский был знаком, а с некоторыми даже близко. С кем-то пересекался еще в те времена, когда занимался борьбой, с кем-то свела работа в газете. Пишущий на криминальную тему обязательно общается как с представителями правоохранительных органов, так и с противоположной стороной. В принципе Андрей мог бы прямо в Пулково найти кого-либо из кураторов гильдии славных извозчиков и запросто договориться о поездке по себестоимости, а то и вовсе даром… он не стал этого делать.

Машина, заскрежетав коробкой передач, тронулась. Дворники размазывали по битому лобовому стеклу мелкие дождинки, мелькали начинающие желтеть березки за окном, хрипел из магнитолы профессор Лебединский… Вот ты и дома!

— Откуда прилетел? — спросил водила. Вопрос был задан просто так, для разговору. Расписание рейсов Пулково-2 он знал наизусть.

— Из Швеции, — ответил Андрей, глядя в окно.

— А-а… а чего там делал?

— Зубы вставлял, — усмехнулся Андрей и, растянув губы, показал водителю белоснежный ровный оскал.

— Ну, блин! Дорого, наверно?

— Кому как… ты с твоими заработками можешь себе штук пятьдесят поставить.

— Какие заработки? — возмутился водитель. — Какие заработки? Ремонты, бензин, гаишники душат. А в аэропорту и ментам нужно отстегивать, и бандитам.

— А что, в Питере есть бандиты? — поинтересовался Андрей.

Таксист покосился на Обнорского, хмыкнул и ничего не ответил. «Волга» неслась по мокрому асфальту мимо редких деревьев и рекламных щитов. Низко прошел заходящий на посадку самолет. Сколько раз ты улетал из этого города? Сколько раз возвращался?… Много. Очень много. Каждый раз ты возвращался в другой город. Или, может быть, ты сам каждый раз становился другим?

— Заработки, — пробормотал таксист, — заработки, блин…

Навстречу проехал похоронный автобус — на Южном кладбище добавится новая могила.

— Бандитов, говоришь, нету в Питере? — произнес шофер. — Ага, нету! Вон сегодня утром сколько народу набили. Не слыхал?

— Нет, — отозвался Андрей безразлично. И сам удивился — криминальная тема была для него родной. Вся информация такого рода им тщательно собиралась, анализировалась, подшивалась. В Петербурге Обнорский-Серегин уже негласно считался экспертом по криминальным вопросам. Да и не только в Петербурге.

— Нет, не слышал. А что случилось?

— Э-э… утром в «Девяткино» бандиты такую разборку устроили! Девять жмуриков как с куста. Вся ментура на ушах стоит.

— Ну! Так уж и девять?

— Бля буду — девять. По радио базарили. «Волга» снижала скорость — подъезжали к посту ГАИ. Омоновцы в касках, бронежилетах и с автоматами осматривали БМВ. Двое быков стояли в раскоряку около милицейского «УАЗа».

— О, видал! — бросил водила. — Вчера, говорят, из Крестов одного пахана выпустили. И сразу разборки начались, мочилово.

— Это какого же пахана? — спросил Андрей. Ответ он уже предвидел. От этого на душе стало мерзко.

— Антибиотик у него кличка, — сказал шофер. — Не слыхал?

— Нет, — ответил Обнорский. — Не слыхал.

Навстречу проехала еще одна похоронка. Вот ты и вернулся домой, журналист.


Если бы старший опер Вадим Резаков позвонил Колобку на несколько секунд раньше, вечерняя резня в Кричи-не-кричи могла бы не состояться. Многое могло бы быть иначе… Но Вадим позвонил в тот самый момент, когда Колобок снял трубку, чтобы переговорить с Бабуином. На несколько секунд опоздал старший опер. Всего на несколько секунд. У черной воды Малой Невки затрепетала осина. Пожилой бомж, пьющий портвейн в Кричи-не-кричи, почувствовал странное беспокойство. А у журналиста Обнорского, который ехал в раздолбанном такси из Пулково, вдруг сильно заболела голова. Мелькнула перед глазами занесенная для удара бейсбольная бита и чье-то лицо с раздернутым в крике ртом… Кричи-не-кричи.

В трубке прозвучали частые гудки, и Резаков решил перезвонить попозже. Второй раз он позвонил Колобку спустя минут тридцать, когда тот уже переговорил с Бабуином. Всего на несколько секунд опоздал старший опер!

— Да, слушаю, — произнес бодрым голосом Колобок.

— Здравствуйте, Олег Дмитриевич. Резаков из РУОП. Есть потребность поговорить.

— Здравствуйте, Вадим… э-э-э…

— Романыч, — подсказал Резаков.

— Здравствуйте, Вадим Романыч, — сказал Колобок. Казалось, он нисколько не удивлен звонку. Колобок все еще пребывал в состоянии легкой эйфории после разговора с Бабуином, когда удалось так легко разрешить все вопросы. Жить ему оставалось пять с половиной часов. — Что же нужно РУОПу от скромного коммерсанта?

— Я полагаю, — ответил Резаков, — что у вас возникли некоторые проблемы в связи с выходом Антибиотика.

Вадим не мог видеть своего собеседника, но почувствовал, как тот напрягся.

— Не понял, Вадим Романыч, о каких проблемах речь?

— Вы знаете, что произошло сегодня утром в «Девяткино»?

— Нет… а что произошло сегодня утром в «Девяткино»?

Знает, понял Резаков по дрогнувшему голосу Колобка. Впрочем, и так было очевидно, что знает. Информация об утреннем расстреле уже прошла по радиоканалам. А у братвы есть свой оперативный телеграф. Знаешь, Колобок, знаешь, подумал Резаков и произнес в трубку:

— Зря вы так, Олег Дмитриевич. Я ведь хочу вам помочь. Положение-то у вас не очень завидное. Вы ведь Счетчика знали?

— Вот что, Вадим Романыч, я вам скажу: никаких проблем ни с Антибиотикоми, ни с пестицидами, ни с гербицидами у меня нет. Ежели у вас есть вопросы — присылайте повестку. Я подъеду со своим адвокатом.

Колобок говорил уверенно, напористо. Резаков слушал и недоумевал. Он был убежден, что Палыч уже назначил Колобку стрелку, на этой волне можно было наладить контакт. Братки вслух декларируют неприятие ментов, но, когда их прижмет, запросто идут на сотрудничество. Странно ведет себя Колобок, думал Вадим, очень странно. Вслух он сказал:

— Послушайте, Олег Дмитриевич. Если вы сейчас не один и вам затруднительно говорить — намекните. Я пойму.

— Я один, Вадим Романыч. И у меня, повторяю, нет проблем с лекарственными препаратами.

— Рад за вас, — сухо сказал Вадим. — Если передумаете — звоните.

Опер положил трубку. Нежелание Колобка разговаривать он объяснил себе тем, что мятежный бригадир уже повинился перед Палычем и прощен. Ну что ж вольному воля. По крайней мере, кровопролития не будет. На всякий случай старший опер написал заявку в наружку на установление наблюдения за Олегом Дмитриевичем Хлопиным, оперативная категория — авторитет. Кличка — Колобок.

Вадим посмотрел на часы, ругнулся и пошел подписать заявку к Кудасову. А заодно и доложить о том, что Колобок на контакт не идет.

Никиту Никитича он перехватил в коридоре. Подполковник спешил на внеплановое оперативное совещание у начальника ГУВД. Утренняя бойня в «Девяткино» вызвала большой шум. Начальство топнуло ножкой и нахмурило брови. Кудасову совершенно не хотелось тратить время на бессмысленную говорильню. Реальная работа делалась на земле, а не в кабинетах высокого начальства. После каждого громкого преступления, которых становилось все больше и больше, начинался разбор полетов. Составлялись солидные планы комплексных мероприятий, говорилось о широком круге мер… А сотрудники пятнадцатого отдела сбивались с ног. Подполковник Кудасов считал, что они занимаются пожарными делами. Эффективно бороться с организованной преступностью, был убежден Никита, следует экономическими методами, разрушая фундамент. Посадка на нары одного, двух, десяти авторитетов не сделает погоды. На смену одному посаженному бандиту всегда приходит другой.

Подполковник Кудасов на ходу подписал заявку на наружное наблюдение. На ходу выслушал рассказ Резакова о беседе с Колобком. И пошел на оперативное совещание.


Представитель одного из малых дагестанских народов табасаранец Магомед Магомедов по кличке Мага испытывал мощный прилив сексуального возбуждения. Впрочем, это чувство в той или иной степени он испытывал всегда. Когда же ощущал, что скоро прольется кровь, — сексуальное возбуждение резко возрастало. Гордый сын гор мысленно уже вдыхал тошнотворный запах крови — сорок минут назад он получил заказ на групповое убийство. Выходец из грязного аула разглядывал проходящих по улице белых женщин сквозь тонированное стекло черной «Волги». Всех белых женщин Мага считал проститутками. А поскольку выговорить такое сложное слово ему было не по силам, он называл их блядями.

— Вот эту, — сказал он, указывая пальцем на молоденькую девушку с ярким красным зонтом. «Волга» прижалась к тротуару. Земляк, единоверец и однофамилец Маги — тоже Магомедов, только Ибрагим, выскочил из машины со схемой Санкт-Петербурга в руке.

— Вах, дэвушка, помоги пожалуйста, — начал Ибрагим. — Мы приезжие, заблудились…

Девушка, почти девочка, сначала отшатнулась испуганно. Но табасаранец, держа в руке схему, глядел так просительно. Она могла бы ответить что-нибудь типа: извините, я спешу… Она могла бы просто пройти мимо… но семнадцатилетняя студентка Политехнического подошла к задней дверце «Волги». Ибрагим, оскалив в улыбке золотые коронки, молча схватил ее за волосы.

— Садысь, билядь, быстро, — прошипел горец, выдыхая изо рта смрадный запах, и, пригнув рукой белокурую голову, затолкал девчонку в машину. Он думал, что после Маги тоже будет трахать эту белокожую, светловолосую. Он думал, что волосы на лобке у нее тоже должны быть светлые. Жертва оцепенела. Она была парализована страхом. Звери тоже ощущали этот страх. Он возбуждал их, наполнял чувством превосходства, растекался горячей волной в паху. Дверца хлопнула, на тротуаре остался лежать ярко-красный зонт. Победно зарычал мотор «Волги». Машина уносила жертву и зверей на Комендантский аэродром, где банда горцев снимала квартиру. Сдавший ее инженер уже больше года не получал за нее ни копейки — его запугали до предела. Он никому не жаловался. Он не заявлял и о том, что его жену и дочь изнасиловали у него на глазах, он жил в правовом европейском государстве конца двадцатого века.

Благородные и бесстрашные горцы насиловали Наташу Смирнову три часа. Они могли бы заниматься этим и дольше, но нужно было ехать на дело. Наташу связали скотчем и прицепили наручником к батарее в ванной.

— Жды, — сказал Мага. — Вернемся — прадолжим, да?

Пятеро табасаранцев оставили жертву и спустились вниз, к «Волге». Через двадцать минут они миновали Ушаковский мост и свернули на пустынную Березовую аллею. Здесь к «Волге» подкатил замызганный, непрезентабельного вида «Москвич». Из салона одной машины в другую перекочевала большая спортивная сумка. Водитель «Москвича» сразу же развернулся и уехал. Этот невзрачный на вид мужичок имел за спиной четыре судимости, почти семнадцать лет лагерного стажа. Многое повидал, не боялся ни зэковской финки, ни дубинок вертухаев… Но в глазах табасаранцев горела такая звериная злоба, что матерому рецидивисту стало не по себе. Он отъехал на несколько сот метров и остановился перекурить. Пальцы зэка слегка дрожали.

В «Волге» разобрали новенькие бейсбольные биты. Красивые, тяжелые, прочные, сделанные из канадского клена. А пять ножей были, наоборот, разномастные, самодельные. Не новые, но хорошо заточенные. Мага провел большим пальцем правой руки по лезвию, порезался и сказал:

— А, билять! Паехали, пара. Через пять минут «Волга» была на месте. До стрелки оставалось около двух минут.


После разговора с Резаковым Колобка охватило чувство тревоги. Мерзко было на душе, неспокойно.

Он снова позвонил Ледогорову и получил заверения в том, что все о'кей… С Палычем тема перетерта, не ссы, Олег, лучше столы в своем кабаке накрывай. После стрелки отметим мировую.

— Так, может, сразу ко мне? — сказал Колобок. — Чего в Кричи-не-кричи таскаться?

— Да я бы рад, — ответил Ледогоров, — но у старика свои заскоки. Сказал: как договорено, так и делайте. Ты же его знаешь, упертый как танк.

Колобок и трое его боевиков поехали на стрелку в старенькой двойке. Без оружия, уверенные в мирном исходе. Впрочем, уверенности на самом-то деле не было… Кричи-не-кричи такое место, что поневоле мандраж берет. Нехорошая у этого места слава среди питерской братвы, кровавая, жестокая.

С улицы Савушкина до места стрелки ехать всего ничего. Двойка проделала тот же путь, что и «Волга», и за минуту до назначенного срока выкатилась на темную поляну, окруженную кустами. Слабо светилась слева невская вода, шелестели мокрой листвой деревья. Стрелки часов показывали девять. Вспыхнули фары «Волги». В расположенной неподалеку онкологической клинике забеспокоился прооперированный больной. К утру он умрет.

Пять черных фигур вышли из салона «Волги».

— Пошли, — хрипло сказал Колобок. В ресторанчике на Савушкина накрывали столы. Фары «Волги» слепили. Колобок не мог рассмотреть лиц приближающихся людей. Мокрая листва шумела, блестела в желтом свете автомобильных фар. После уютного тепла салона вечерний сырой воздух заползал под одежду длинными холодными пальцами. Какого черта они не выключают фары? Черные фигуры приближались. Какого черта они… — подумал Колобок. Но до конца не додумал. Внезапно он все понял.

Взлетела бейсбольная бита, и гортанный голос выкрикнул что-то на чужом языке. Все будет о'кей, сказал Бабуин.

Бита опустилась на левое плечо бывшего учителя русского языка и литературы Олега Дмитриевича Хлопина. Хруст ломающихся костей был последним звуком, который он услышал в своей жизни. Кусок прочного канадского дерева в руках кавказского зверя взлетел снова.

Справа от Колобка стоял Костя-Спецназ. Кличка была не случайной — Костя действительно служил в Чучковской бригаде армейского спецназа. Это было давно, но навыки ведения рукопашного боя никогда не забываются. И побеждает в рукопашной не столько техника и физическая сила, сколько воля и вера в себя… Гортанный голос кавказца вонзился в сознание Спецназа, всколыхнул афганскую память. Костя нырнул вправо раньше, чем бейсбольная бита Ибрагима обрушилась на него. И ударил табасаранца ногой в колено. Его тело само принимало решения. Мыслей не было вообще. В бою у спецназовца действуют инстинкты. Костя автоматически добил врага ударом кулака в кадык и так же автоматически подобрал с мокрой травы нож. Он мог бы схватить бейсбольную биту, но выбрал нож. Слева от него усатый кавказец обрушил второй удар на бритую голову Колобка, а через секунду Спецназ маховым рубящим ударом рассек ему лучевую артерию. И вторая бита выпала на землю. Болевой шок сделал врага неопасным… Спецназ, низко приседая с ножом в отставленной руке, разворачивался для новой атаки… Он видел смуглую душманскую морду с желтоватыми белками глаз. Атака! Константин переменил хват, нацеливаясь в горло. В следующий момент выскользнувший из темноты Мага ударил его ножом в поясницу. Ромбовидный клинок кортика пробил почку. Мага провернул и выдернул кортик. Такая рана вызывает сильное внутреннее кровотечение, раненый слабеет на глазах… Спецназовец обязан сражаться до конца — Константин продолжил атаку… и не смог довести ее до конца. Кончик остро отточенного лезвия только надрезал кожу кавказца чуть ниже кадыка, но так и не достал до яремной вены. Питерский бандит, бывший боец спецназа ГРУ, рухнул на землю, продолжая сжимать нож.

Костя был единственным из людей Колобка, кто оказал действенное сопротивление убийцам.

Когда «Волга» с тремя живыми и двумя мертвыми кавказцами сорвалась с места и уехала, Константин пополз по мокрой траве. За ним тянулся широкий кровавый след. Силы таяли стремительно, в глазах темнело. Он не видел, куда ползет, он просто боролся за жизнь. За минуту он продвинулся метров на десять. А потом увидел яркий свет, услышал какие-то голоса и уронил лицо в траву. В правой руке Костя-Спецназ по-прежнему сжимал нож.


Одним из первых звонков на свободе, который сделал Виктор Палыч Говоров, был звонок Николаю Ивановичу Наумову. Многие знающие Антибиотика люди были бы поражены, доведись им услышать разговор всесильного Палыча с заурядным исполнительным директором не менее заурядного банка «Инвестперспектива». Лишь немногие посвященные не удивились бы нисколько. Впрочем, этого разговора никто не слышал. Никто, соответственно, не мог оценить почтительно-уважительного тона Антибиотика и уважительно-ироничного тона Наумова.

Виктор Палыч, рассыпаясь в комплиментах (…Я исключительно высоко ценю Ваше время, дорогой Николай Иванович…), просил аудиенции. А Палыч редко у кого просил. Пустое, отвечал банковский служащий, для вас время найду. Ну, скажем, завтра, часикам к девяти подъезжайте.

— Утра? — спросил Антибиотик.

Наумов рассмеялся и сказал, что можно, конечно, и с утра. Но лучше все же вечером. Что же вам, пожилому человеку, в такую-то рань визиты наносить?

Напоминание о возрасте, хоть и шутливое, укололо Антибиотика. Ему показалось, что и не шутка это вовсе, а прямой намек: стар ты стал, Палыч, стар.

Антибиотик в который уже раз заметил, что теряется в разговоре с Наумовым. Это раздражало, сбивало с толку. Обычно перед Палычем люди терялись, начинали заикаться. Но Наумов… о, Наумов! Антибиотик ехал на аудиенцию и вспоминал их первую встречу. Это было в восемьдесят седьмом. В апреле? Нет, в мае, кажется… Да, точно, в мае страшно далекого уже восемьдесят седьмого. Понимающе люди уже тогда заглядывали далеко вперед, готовили экономическую базу, подбирали кадры.

Говоров познакомился с Наумовым на загородной вилле одного… ну, скажем пенсионера союзного значения. Героя Социалистического труда. Круг был узкий, люди респектабельные, разговоры… а вот по разговорам встреча чем-то неуловимо напоминала воровскую сходку. Впрочем, может, это было субъективное впечатление Палыча. Да и пробыл он там недолго. Наумов и еще двое каких-то мужчин, которых Антибиотику представили только по имени-отчеству, беседовали с Виктором Палычем около полутора часов. Разговор был вроде бы пустым, так, трепались за бутылкой коньяка… Гораздо позже прожженный Антибиотик поймет, что это были смотрины.

Но он никогда не узнает, что спустя два дня после этой встречи на стол одного кремлевского небожителя ляжет стопка бумаги. Текст, отпечатанный на импортной пишущей машинке, адаптированной к русскому алфавиту, начинался со слов:

Справка. 17.05.87 года нами была проведена разведбеседа с Говоровым (Зуевым) Виктором Павловичем (кличка — Антибиотик)… Он никогда не узнает, что один из присутствовавших на встрече мужчин составил подробный и достоверный психологический портрет старого преступника. Палыч и сам был хорошим психологом, знал, что интонация, взгляд и жесты человека говорят зачастую больше, чем слова. Но все-таки Антибиотик был самоучкой, прошедшим лишь лагерные университеты, а его собеседник основывал свои выводы на секретных разработках АМН.

Да, в мае восемьдесят седьмого состоялись смотрины.

Вторая встреча Палыча с Наумовым произошла год спустя. Снова за городом, на даче одного из будущих вице-мэров Санкт-Петербурга. Там-то Антибиотику и объяснили, кто есть кто. Ни один из собеседников Виктора Палыча ни дня не провел за решеткой, но Антибиотик внезапно и отчетливо разглядел в них матерых лагерных паханов. В тот момент он ощутил себя салажонком, шкетом, бакланом, впервые переступившим порог тюремной камеры. Антибиотику быстро и доходчиво объяснили, кто он такой, а кто настоящий Пахан в областном центре по имени Ленинград. А также кому и сколько он должен отстегивать.

Кортеж из двух джипов с охраной и «Волги» остановился у скромного особняка господина Наумова. С бетонного забора их бесстрастно рассматривали объективы телекамер. Из джипов выпрыгнули по два охранника. Один из них направился к стальной двери в заборе. Он не успел поднять руку к кнопке звонка, как из динамика раздался голос:

— Виктора Палыча приглашают пройти. Охрана остается снаружи.

Антибиотик услышал эти слова сквозь приспущенное окно «Волги», досадливо крякнул и вылез из салона. В левой руке он держал неизменную Библию. На улице Палыч в нерешительности остановился, потом вернулся к машине, положил том в кожаном переплете на сиденье в салоне. Все-таки он был не очень плохим психологом.

Щелкнул дистанционно-управляемый замок двери, и Антибиотик шагнул внутрь. По выложенной декоративным облицовочным камнем дорожке, рассекающей аккуратно подстриженный газон, навстречу ему быстро шел мужчина. Молодой, подтянутый, в сером двубортном костюме, светлой сорочке и галстуке. Еще двух человек с портативными девятимиллиметровыми ПП[13] «Клин» Антибиотик не видел. Их скрывала темнота и кусты.

— Добрый вечер, Виктор Павлович, — негромко сказал мужчина в костюме. — Николай Иванович вас ждет. Если у вас есть с собой оружие, лучше сдать его мне.

— Господь с тобой, неразумный, — проворчал Антибиотик.

Мужчина одними губами улыбнулся. Наумов встретил старого уголовника, а ныне видного предпринимателя Говорова в холле. Он был в скромном светло-бежевом пуловере, серых брюках и мягких серых замшевых туфлях. Наумов посматривал на Антибиотика внимательными веселыми глазами.

— Здравствуйте, Палыч, — произнес банковский служащий, окидывая гостя веселым, цепким взглядом. — Рад вас видеть.

Мужчина, встретивший Палыча на улице, принял от него пальто и берет и незаметно исчез.

Они обменялись рукопожатием, и хозяин провел гостя в гостиную. В камине потрескивали дрова, на темных дубовых панелях висели картины. Искрился хрусталь, огонь камина отражался в бутылке «Хванчкары».

— Прошу, — показал рукой хозяин на кожаные кресла у небольшого сервированного стола. Сели, первое время разговор вертелся вокруг дел незначительных: о погоде скверной петербургской, о вине… Антибиотик, с бокалом в руке, произнес маленькую речь.

— «Хванчкара»! — сказал старый зек. — «Хванчкара», Николай Иваныч, это подлинный дар небес… Красное полусладкое, делается из винограда сортов Муджуретули, Саперави и Александреули. Оцените этот гармоничный вкус с бархатистыми оттенками. Оцените выразительность сортового букета… А цвет? Этот благородный темно-рубиновый цвет! А, Николай Иваныч?

— Э, Палыч, да вы поэт, — иронично произнес Наумов. — А я человек простой — коньячку хлопну.

Хозяин сделал глоток коньяку и поставил на стол широкий коньячный бокал. Он посмотрел на гостя умными, проницательными глазами и вдруг сказал:

— Ну, как же ты так лоханулся, Палыч? И все сразу встало на свои места. Только что казалось: у камина сидят двое хорошо знающих и уважающих друг друга мужчин. Сидят двое равных.

— Ну, как же ты так лоханулся, Палыч? Так у вас говорят, кажется?

Все стало ясно. Померкла «Хванчкара». За столом сидели Хозяин и Шестерка. За столом сидели два хищника. Вот только породы они были разной.

Антибиотик поперхнулся «Хванчкарой». Ему вспомнился вчерашний намек на возраст. Ему послышались слова: старый ты стал, Палыч, не справляешься. А не справляешься — заменим.

— Враги, — сказал он негромко. — Враги кругом, завистники.

— Враги, — усмехнулся Наумов. — Если б вокруг были одни друзья… Человеческий фактор, Палыч, самое слабое и уязвимое звено в любой системе. Кадры требуют особого внимания и постоянного контроля. Неужели это непонятно?

— Я, Николай Иваныч, — быстро отозвался Антибиотик, — постоянно контролирую кадры. Да вот пришла беда, откуда и не ждали. Бесы блудни затеяли.

Наумов поморщился, и Виктор Палыч понял — сменил лексикон:

— Провокацию задумали враги нашего дела. Заправлял там писака один — Серегин.

— Это из городской «молодежки» журналист? — уточнил Наумов.

— Он. Правдолюбец херов, — отозвался Антибиотик, понимая, что хозяину известна канва событий и Наумов просто подталкивает его, намекает: излагай точно. — Он, сучонок недобитый. Да сам-то он ноль без палочки. Но сумел привлечь на свою сторону Никиту-Директора из РУОПа (Наумов кивнул) и Катьку, блядищу заморскую.

— А это что за таинственная особа с романтической фамилией?

Антибиотик сделал глоток вина. Было заметно, что он волнуется.

— Есть одна такая блудница. Со мной работала, двух моих парнишечков стравила, сбила с панталыку, погубила… теперь большими деньгами ворочает, в Швеции живет. А до того, как ко мне попала, замужем была за покойным Гончаровым… Вы ведь его знавали, Николай Иванович… покойничка-то.

Наумов нисколько не переменился в лице, ничем не выдал свою заинтересованность. Но в мозгу у него вспыхнуло табло: Внимание! Он взял в руки коньячный бокал, не спеша отхлебнул и спокойно спросил:

— Это о каком Гончарове речь, Палыч?

— О покойном Вадиме Петровиче. Вы же меня с ним и познакомили. Припоминаете?

Припоминаю, подумал Наумов, еще как припоминаю. Забыть покойничка Гончарова, который своей нелепой смертью перечеркнул счет в 60'000'000 долларов? Нет, господа бывшие товарищи, на тех деньгах мы поставили крест, но не забыли… Вдова покойного Вадима живет в Швеции и заправляет огромными деньгами. Откуда же у нее эти деньги? Что это может означать? Что значит огромные? Интересно…

— Припоминаю, Палыч, припоминаю, — негромко и задумчиво сказал Наумов. А потом жестко, требовательно, как лагерный кум, добавил:

— А ну-ка про Екатерину Гончарову все, что знаешь. Подробно, во всех деталях.


В тот момент, когда Палыч начал свой рассказ, к ресторанчику Колобка на улице Савушкина подъехала бежевая пятерка. Машина остановилась в прилегающем переулке метрах в пятидесяти от входа. Почти сразу в нее села топтавшаяся неподалеку скромно одетая тетка с хозяйственной сумкой в руках.

— Ну что? — спросил ее огромный детина с перебитым носом. Он сидел рядом с водителем, вяло покуривал.

— Замерзла, как сука последняя, — ответила женщина.

— Мне что, отодрать тебя, чтоб согрелась? — зло сказал амбал, не оборачиваясь. — Докладывай дело, коза.

— Колобок как уехал полчаса назад, так и не возвращался, — быстро ответила тетка. Она знала, что сердить мужика с перебитым носом нельзя. — С ним еще трое. Уехали на двойке. Остальные — человек восемь — внутри. Кабак закрыт, на двери табличка: извините, мол, по техническим причинам. Снаружи никакой охраны не видать.

— Ну, хорошо! — сказал амбал. — Давай сумку и вали отсюда по-быстрому. Все забудь. Если кому чего ляпнешь — конец тебе, старая. Просекла?

— Да, Гришенька, не дура… А деньги-то? Гришенька нехотя вытащил из кармана бумажник, достал пятидесятидолларовую купюру. Не оборачиваясь, протянул женщине. Она схватила деньги, быстро спрятала в карман старого пальто и вышла из машины. На заднем сиденье осталась лежать потрепанная хозяйственная сумка. Мужчина, который сидел сзади, молча вытащил несколько тряпочных свертков. Тремя часами раньше он сам их заворачивал. Из тряпья, как огромные насекомые из кокона, появились мерцающие вороненой сталью два обреза охотничьих ружей и четыре гранаты РГ-42. Больше всего гранаты напоминали консервные банки. Собственно говоря, их и делали во время войны на консервных заводах. Внутри каждой банки находилось около ста граммов тротила и свернутая в несколько слоев металлическая лента. Насеченная на квадраты, она дает массу осколков… Устаревшие и давно снятые с вооружения консервы РГ-42 все еще были вполне боеспособны.

Гришенька и напарник разобрали арсенал, разложили по карманам просторных плащей.

— Ну, пошли, что ли? — сказал Гришенька буднично.

Напарник молча вылез из машины. Левой рукой он придерживал под плащом обрез двустволки ИЖ-54.

Фасад ресторанчика украшало неоновое изображение автобуса и надпись Gun Bus. С внутренней стороны двери белела табличка, в четырех окнах фасада горел свет, за шторами мелькали тени.

Порядок действий у боевиков Бабуина был оговорен загодя. Они остановились метрах в семи-восьми от здания, вытащили обрезы, вынули из карманов и положили на мокрый асфальт уродливые консервы с торчащими механизмами взрывателей. В асфальте отражался неоновый профиль автобуса и зловещее название ресторана… Почти одновременно ударили обрезы. Ба-бах! Посыпалось вниз битое стекло огромных окон. Ба-бах! Стволы снова изрыгнули длинные языки пламени и снопы картечи. Двойные стекла крайних окон смотрели огромными дырами в обрамлении острых треугольных зубьев. Свисали посеченные картечью и стеклом шторы. Гришенька швырнул в дыру ненужный уже обрез.

Первая граната влетела в окно, следом — вторая. Боевики синхронно бросились наземь. Из нутра оружейного автобуса дважды жарко выдохнуло. В воздухе просвистели стальные пластинки, битое стекло, деревянные щепки, еще что-то. Вспорхнули обрывки штор. Вторая пара консервов улетела внутрь ресторана. И снова из пустых рам донесся смрадный тротиловый выдох, и снова брызнули стальные осколки.

Гришенька и его напарник вскочили и бросились прочь. Через несколько секунд они были уже в салоне бежевой пятерки.

На черном фасаде весело горела пророческая надпись: Gun Bus.


Николай Иванович Наумов был представителем классической мафии советской формации. Настоящей, партийно-номенклатурной, недосягаемой не только для доблестной советской милиции и прокуратуры, но и для тогдашнего КГБ СССР. Сотрудники правоохранительных органов просто не имели права вести оперативную деятельность в отношении партийных, советских и крупных хозяйственных функционеров. Потолком для правоохранителей становился директор магазина, заведующий баней или председатель колхоза. Да и то не всегда: если тот же председатель колхоза оказывался членом бюро райкома КПСС — все! Он был уже из разряда неприкасаемых. А если он член бюро обкома?

А если он кандидат в ЦК КПСС?

А если он кандидат в члены Политбюро ЦК? А если…

Никаких если!… Да и как бороться с тем, чего нет в социалистическом обществе? Ведь даже слово коррупция во всех словарях эпохи развитого социализма трактовалась как …подкуп, продажность общественных и политических деятелей, должностных лиц в КАПИТАЛИСТИЧЕСКОМ обществе. Вот так! Нету у нас ворюг, хапуг и прочих. Есть только …кое-кто у нас порой… А за пристойной этой декорацией уже с конца шестидесятых стала формироваться самая настоящая мафия. Всеохватывающая, могущественная, почти всесильная. Ее лидеры не значились ни в каких картотеках, кроме картотек спецбольниц, спецраспределителей, спецсанаториев. Они не боялись власти, потому что они-то и были властью. Им не нужно было с кастетом в руках вымогать сотню-другую долларов с подпольного цеховика, как это делали представители криминального мира… Нет, они сами производили продукцию. Сами контролировали производство, завышая или, наоборот, укрывая объемы, сами проводили ревизии, рапортовали о достижениях или о форс-мажорных обстоятельствах, в результате которых погиб урожай, сгорел склад с готовой продукцией, затонул пароход… Они вызывали на ковер милицейских начальников и требовали от них усиления борьбы с несунами и нетрудовыми доходами. Они награждали друг друга орденами, вручали переходящие знамена, проводили сессии, заседания, съезды и воровали, воровали, воровали…

Николай Иванович Наумов был одним из них. Блестящий молодой экономист из номенклатурной семьи. В тридцать один год доктор наук, а в тридцать три — член бюро Ленинградского обкома. Умен, обаятелен, настойчив. В неформальный мафиозный круг власть имущих он вошел легко и естественно. Он не был жаден, материальные блага интересовали его постольку-поскольку. Но он очень любил власть. А рычагами власти в советском обществе, как и в любом другом, были деньги и связи. Возможно, именно бескорыстие Наумова позволило ему так легко врасти в теневой мир Северо-Запада. В отличие от тех жлобов, которые умели видеть только голую материальную выгоду, Николай Иванович запросто мог пожертвовать разовым финансовым успехом с тем, чтобы убрать конкурента или обрести союзника. Он так и не сделал партийной карьеры, хотя мог бы… Он едва не сгорел во время андроповской чистки в восемьдесят третьем, когда полетело много голов и партбилетов. Он выжил, он усилил свои позиции, он приобрел новые связи и еще больший вес. К началу горбачевской перестройки Николай Иванович Наумов стал, по существу, одним из самых влиятельных теневых лидеров Северо-Запада. Он не высовывался на телеэкраны, не трещал на митингах, не давал интервью. Но серьезные люди знали, что решить вопрос в исполкоме Ленсовета или в Совете Министров РСФСР проще всего через товарища Наумова.

А в восемьдесят седьмом, когда многие партийные боссы уже задумались о будущем, именно Николай Иванович Наумов стал куратором золота партии на Северо-Западе.

Ах, пресловутое золото партии! Сколько копий было сломано вокруг него за все эти годы!… Ах, тайные счета в швейцарских банках! Ах, кейсы с необработанными якутскими алмазами! Зачарованный обыватель ждал, когда же все это найдется… Президент обещал! А уж наш Президент слов на ветер не бросает… Искали-искали, искали-искали… ух, как искали!… Не нашли, только зазря запыхалися.

— Так, может, вы это… плохо искали? А? — допустим, спросил бы обыватель.

— Не-а, мы хорошо… по всем закуткам прошлись. Нету, бля! — ответили бы ему.

— Ну ни хера себе! Может, его и не было?

— Видать, бля, не было… А на нет, братцы, и суда нет. Извиняйте.

Вот так: искали, а не нашли. Что ж, бывает… Особенно если копать не слишком глубоко, не проверять источники инвестиций известных, малоизвестных и вовсе никому не известных западных компаний, не интересоваться, на какие деньги скупались вагоны ваучеров здесь, в России, не задаваться вопросом: на какие деньги акционировались заводы, порты, гостиницы, нефтяные скважины, обогатительные комбинаты, типографии, телевизионные каналы… А на какие деньги проводились избирательные марафоны? А на какие деньги… Да ладно, хватит! Не было золота партии?… Видать, не было, раз уж не нашли.

Николай Иванович Наумов знал, что оно было. Что оно есть. Он знал, где и в каком виде это золото работает. И какие приносит дивиденды. А как же кейсы с алмазами? Были и кейсы.

Конечно, не они составляли основу. Алмазы, живые фунты-марки-доллары — мелочь. Заначка на оперативные расходы. По приблизительным оценкам самого Наумова суммы на этих счетах составляли не более одного процента от всех спрятанных капиталов.

…Николай Иванович слушал доклад Антибиотика с особым вниманием. Ему доводилось сотрудничать с покойным Гончаровым, и он отлично знал существовании резервного счета на шестьдесят миллионов долларов. Договор об открытии этого счета он, как и директор московского агентства «Консультант» полковник Семенов, помнил наизусть. Но, в отличие, от Семенова, Николай Иванович не знал о том, что нашелся владелец… Из довольно длинного и не очень достоверного рассказа Антибиотика Наумов вычленил главное для себя: в Стокгольме проживает вдова Гончарова, которая распоряжается очень солидными деньгами. Питерский криминальный журналист Серегин-Обнорский состоит с этой загадочной дамой в близких отношениях. Вся эта информация требовала проверки, могла оказаться ерундой… Ну а вдруг? А? А вдруг покойничек сумел передать весь капитал или часть его любимой супруге?

Через год с небольшим, в декабре, состоятся выборы в Государственную Думу, прикидывал про себя Наумов. Выборы — это, в первую очередь, деньги. Если у очаровательной Екатерины Дмитриевны есть ключик к швейцарскому счету… о, это слишком хорошо, чтобы быть правдой! Но проверить надо. Надо проверить…

— И что же дальше? — спросил Наумов, когда Палыч иссяк.

— Дальше Кудасов определил меня в Кресты, — почти жалобно сказал Антибиотик. Наумов подумал, что старик все-таки постарел, сдает. На миг в нем проснулось нечто вроде сочувствия. Но тут же он подумал, что по приказу этого седенького, благообразного старичка сегодня утром спокойно расстреляли восемь человек. Нет, даже девять.

— Я вас, Палыч, не про это спрашиваю, — сказал Наумов. — В ваших делах разброд, поступления снизились. Контроль до известной степени утрачен… таковы итоги.

За словами Наумова снова слышалось: не справляешься. Заменим.

Палыч чувствовал, что допустил слабину в разговоре. А этого делать никак нельзя. Никогда. Ни перед кем. Тем более перед Паханом. Лагерный закон учит строго: слабого — нагни. Наумов ни дня не провел на зоне, но… Палыч его боялся. Он мгновенно собрался и решительно сказал:

— Замечания, Николай Иванович, справедливые. Ситуация уже исправлена, все финансовые вопросы решу до конца недели. А контроль… контроль будет восстановлен в кратчайшие сроки. Это я обещаю.

Наумов снова усмехнулся — слова старого зэка звучали как монолог на партсобрании: Благодарю коллектив за оказанное доверие и обязуюсь…

— Ну-ну, — произнес Николай Иванович иронично, — только ты со своими методами не перегни палку. Я сегодня с заместителем начальника ГУВД беседовал… там очень недовольны, Палыч. Смотри. Сядешь второй раз — вытаскивать не буду. Не обессудь.

— В белых перчатках, Николай Иванович, дерьма-то не разгребешь, — сказал Антибиотик, и Наумов отметил, что в его голосе появились жесткие нотки. Крепок еще старик.

— Согласен, — ответил он. — Но и край нужно видеть.

— Нельзя человека к краю толкать. Чтобы дело делалось, придется кого-то убрать с дороги. Иначе никак.

Да, крепок старик, подумал Наумов и спросил:

— Кого же убирать будешь, Палыч? Антиботик секунду помолчал, потом посмотрел на собеседника пристально и ответил негромко:

— Пока Никита-Директор и писарчук газетный со своей оторвой заграничной у меня за спиной стоят… Пока они живые по земле ходят…

— Э, нет, Палыч, — перебил Наумов. — Такой хоккей нам не нужен. Убитый журналист, как и убитый мент, сразу в герои попадает. Мы жертвою пали в борьбе роковой! Такой хоккей нам не нужен.

Антибиотик молчал. Он понимал правоту Наумова, но не мог ее принять. Николай Иваныч продолжил:

— Мы их, конечно, уберем, Палыч. Но сделаем это цивилизованными методами, без лишнего шума.

— А блядь заморскую? Катьку-блудницу? — спросил Антибиотик. В его голосе откровенно звучала ненависть.

— А вот о Екатерине Дмитриевне мы поговорим отдельно, — с расстановкой произнес Наумов.


Рахиль Даллет сидела, подобрав под себя ноги, в большом кожаном кресле просторной гостиной своего стокгольмского дома. По огромному — от пола до потолка — окну стекали ручейки воды. В доме было тепло, но Катя зябла. Она укрылась пледом и бездумно смотрела в окно. Штормовой ветер с Балтики хлестал по стеклу… Ветер пришел с востока, оттуда, где за сотнями километров темной воды лежал город Санкт-Петербург. Оттуда, куда улетел сегодня странный и любимый человек.

Она вспоминала, как он уходил, прихрамывая на левую ногу. И как она надеялась, что он обернется… Шумный аэропорт Арланда жил своей жизнью. Андрей уходил. Он улетал в мертвый город на севере мертвой страны. Как ей хотелось, чтобы он обернулся. Она молила Бога, чтобы он не оборачивался! Почему-то казалось: если он обернется, то обязательно погибнет. ТАМ всех убивают. Катя зябко передернула плечами. Он улетел… ее уговоры не подействовали. Простились холодно, отчужденно. Ну почему? Хотелось закричать своему неясному отражению в стекле. Струйки воды размывали его, дробили, и Катя не могла понять: кто же там? Кого отражает стекло: ленинградскую студентку Катю Шмелеву? Или жену столичного чиновника Екатерину Гончарову? Или любовницу питерского бандита по кличке Адвокат?

Ее начала колотить дрожь. Адвокат?… Какой Адвокат? Белый или Черный? Черный или Белый?

Застонал в каминной трубе ветер. Захлебнулся. Затих. Вздрогнуло оконное стекло, вздрогнуло размытое в нем отражение.

Чье? Питерской криминальной баронессы? Гражданки Израиля миллионерши Рахиль Даллет? Или сиделицы из Крестов?

Вдовы!… — прогудел в трубе ветер. — Вдовы трех мужей.

Это не я!…

Ты, — оскалилось отражение в стекле, — ты.

И засмеялось, захохотало, выплевывая на ковролин гостиной зубы, подмигивая пустыми глазницами.

Я не хочу!…

А кто же тебя спрашивает, вдова?

Я не вдова, у меня есть Андрей. Он улетел. Но он вернется…

Когда же он вернется, вдова?

Я… я не знаю. Он позвонит, он скоро позвонит…

И зазвонил телефон. Замурлыкал сыто, поскреб лапой по столику, выгнул спину.

Катя стремительно метнулась с дивана. Упала — мешал укутавший ноги плед. Выругалась по-русски, схватила трубку сработанного под старину «Эриксона»:

— Алло, Андрей, алло!

— Guten Abend, Frau Dallet. Hier Ditter Fеgelsang[14].

— Что? — спросила она ошеломленно, непонимающе. Ветер завывал. Бывший советский спецназовец полз по мокрой траве, сжимая трофейный нож. Освобожденный по изменению меры пресечения предприниматель Говоров говорил о достоинствах вина «Хванчкара». Питерский журналист Серегин-Обнорский в одиночестве пил водку на кухне своей однокомнатной квартиры.

— У вас все в порядке, Рахиль? — спросила трубка по-русски после паузы. «Эриксон» в стиле ретро передал напряжение в голосе.

— Что? — спросила Катя. Она сидела на полу, потирала ушибленный лоб. Хотелось заплакать.

— Если у вас что-то не так, Рахиль, намекните. Назовите меня господин нотариус.

— О Господи, Дитер, что случилось? — спросила она.

— Ничего, дорогая Рахиль, — ответил немец. — Но у вас действительно все в порядке?

— Нет, — сказала Катя. — Я лбом ударилась. Больно.

Трубка немножко помолчала, потом нотариус сказал:

— Вам следует обратиться к врачу.

— Да, — сказала она, — разумеется. Господи! Они здесь все чеканутые. Каждую царапину они мажут йодом. Из-за каждого прыщика бегут к врачу.

— Да, Дитер, разумеется. Я схожу к врачу.

— Я звоню вам, дорогая Рахиль, потому что необходимо ваше присутствие здесь, в Вене.

— Зачем? — спросила Катя.

— О, чистая формальность… необходимо подписать несколько документов.

— Но, господин Фегельзанг, вы уполномочены вести все мои дела…

— Сожалею, дорогая госпожа, но для подписания этих бумаг требуется ваше присутствие. Законы Австрийской республики весьма щепетильны в некоторых моментах…

— Ладно, — сказала Катя устало. — Я прилечу. Когда подписание этих чертовых документов?

— Послезавтра. В крайнем случае — в пятницу.

— Хорошо. Я позвоню, сообщу о времени прибытия. Auf Wiedersehen, Herr Fugelsang[15].

— Auf Wiedersehen, Frau Dallet[16]. Она положила трубку и стиснула зубы. Пошел ты к черту, старый фриц… пошел ты к черту.

— Пошел ты к черту! — закричала она и смахнула на пол телефон. — И ты, Обнорский, пошел к черту!

Катя схватила телефон и швырнула его об стену. Пластмассовая коробка дала трещину, но из трубки продолжали доноситься гудки. Ретро «Эриксон» был сработан на славу.

Всхлипывая, Катя быстро набрала питерский номер Андрея.

Гудки… Андрей, Андрюшенька, сними трубку… гудки… сними, пожалуйста, трубку, Андрюша. Я очень хочу тебя услышать.

…Чертов телефон звенел. Ему казалось, что он слышит женский голос. Обнорский поднял стакан ко рту и проглотил водку. А телефон звенел. Голос был похож на Катин. Бред какой-то! Обнорский начал пить, как только приехал домой. Такого с ним не случалось давно. В молодости, во время учебы, и позже, во время службы в Южном Йемене и Ливии, он попил изрядно. Да и мудрено было не пить ТАМ. А потом как отрезало. Выпивал он нечасто и в меру — не было ни времени, ни интереса.

А сегодня… чертов телефон звенел настойчиво. И непонятно откуда слышался женский шепот. Слов не разобрать, а голос похож на Катин…

…Сегодня он узнал, что все зря. Зря погибли люди, едва не погиб он сам. А Палыч-то снова на свободе!

Телефон наконец замолчал. Катя опустила трубку на аппарат и заплакала.

На свободе! И все зря. Ну и что, переводяга, мы имеем на данный момент? На данный момент мы имеем водку… Еще мы имеем гору трупов. В прошлом и в настоящем. А в будущем? Видимо, и в будущем тоже. Палыч на свободе и уже убивает. И будет убивать впредь.

Андрей поднес бутылку ко рту и выпил прямо из горлышка.

Водка… с нее все и начиналось!… Продолжилось кровью… а закончилось? Так что — будем пить водку посыпать голову пеплом над телом павших иллюзий? Дирижер в черном нервно и зло взмахнет палочкой — и зазвучит реквием. Заплачут шуты, пьяные кирасиры уронят гроб, а премьер-министр высморкается в креповую повязку…

Или мы вытащим из дедушкиного сундука большой топор и изрубим в щепы криминальные тотемы? А потом спляшем тарантеллу?…

Андрей Обнорский не ответит сегодня на эти вопросы. Он допьет водку и уснет прямо за столом. В тяжелом алкогольном бреду ему будет видеться бесконечное заснеженное пространство и черный поезд на блестящих ниточках рельс… Куда мы едем? Эй, куда мы едем? Ответит мне хоть кто-нибудь?

— В Нижний Тагил, кореш. В Нижний Тагил.


— Би-и-лядь! — выкрикнул Мага и ударил Наташу ногой. Стрелка в Кричи-не-кричи закончилась совсем не так, как они предполагали. Даже безоружные, не готовые к схватке люди Колобка оказали сопротивление. В результате погибли двое земляков. Их убили русские. Эта девка тоже русская. Русская проститутка… Значит, и она виновата в смерти двух правоверных сынов Аллаха, настоящих табасаранцев.

— Кинжал! — крикнул Мага, и кто-то услужливо протянул ему нож.

Обнаженная, избитая девушка на полу ванной сжалась в комок.

А теперь мы поступим некорректно… мы частично процитируем заключение судебно-медицинской экспертизы:

При исследовании трупа Смирновой обнаружены следующие телесные повреждения:

Множественные колото-резаные и резаные повреждения лица, живота и половых органов: девять колото-резаных проникающих слепых ран живота с повреждением тонкого и толстого отделов кишечника… полное отсечение части кишечника с грубыми разрывами брыжеек тонкого и толстого кишечника… Одна колото-резаная рана правой глазницы, две колото-резаные раны правой ушной раковины. Множественные телесные повреждения, причиненные тупыми предметами… Поперечно-циркулярные замкнутые странгуляционные полосовидные кровоподтеки в области обоих луче-запястных суставов, которые образовались в результате связывания рук или сковывания их наручниками либо подобными средствами. Кровоподтеки на обеих щеках, в области нижней челюсти справа, кровоподтек ни нижней губе слева и соответственно ему перелом третьего зуба нижней челюсти могли образоваться при давлении на эту область тупого предмета (рук человека) при насильственном закрытии рта потерпевшей…

Конец цитаты, читатель. Извини.

Извини, но мы были обязаны привести здесь эту цитату.


В иллюминаторах заблестела широкая лента Дуная. Голос стюардессы предложил пристегнуть ремни. «Боинг» заходил на посадку в венском аэропорту Швехат. Вслед за объявлением посадки зазвучала простенькая мелодия Августина Oh, du lieber Augustin, Augustin, Augustin…

Валентин Кравцов, заместитель директора агентства «Консультант», хмыкнул: раз Августин — значит Австрия. Австрия — это Моцарт, Шуберт, Гайдн… это Шуман, Кальман, Легар. Это король вальса великий Штраус… А вот любят венцы незатейливую мелодию Августина.

Садилось солнце, на земле уже были сумерки, а самолет еще купался в солнечном свете. Его серебристый корпус плыл в закатных лучах и медленно опускался на бетонную ладонь аэропорта. Клавесин напоминал о судьбе трактирного певца и пьяницы Августина. Валентин Кравцов смотрел в иллюминатор и вспоминал свой последний вояж в Вену.

Это было в августе девяносто первого. Все было точно так же… Oh, du lieber Augustin, Augustin, Augustin… — наигрывал клавесин. Капитан спецслужбы ЦК КПСС с документами гражданина Израиля Натана Когля прилетел в Вену из Москвы, где он был по коммерческим делам. В его чемодане лежали детали новой модели бытового фильтра для воды.

До отеля «Хилтон» Натан Когль добрался на автобусе. Это стоило всего семьдесят шиллингов, то есть раза в четыре, а то и в пять дешевле, чем на такси. Менеджер фирмы, торгующей фильтрами, человек небогатый. Шиковать ему ни к чему. В городе Натан прогулялся по Мариахильфер мимо бесконечной стены витрин. Магазины были уже закрыты, манекены улыбались странными улыбками. Казалось, они знали, зачем бедный еврей прилетел в Вену. Натан спустился в метро на станции Западный вокзал и по линии U6 доехал до станции Badenbergerstrasse линии U2. Это обошлось ему всего в семнадцать шиллингов. Натан Когль вышел из метро и направился к гостинице. Отель Ратхаус, скромный, но добротный и элегантный, со старинной шарманкой под стеклянным колпаком в холле, принял бедного еврея.

В номере капитан Кравцов позвонил по телефону. Он сказал только одну фразу. Его собеседник тоже произнес всего несколько слов. Они разговаривали по-немецки. После того как Натан Когль положил трубку, он шепотом загнул длинную матерную фразу на русском.

Потом бедный еврей выкурил сигарету у распахнутого окна и раскрыл свой чемодан. Черные пластмассовые детали фильтра для воды лежали в полиэтиленовом пакете. Натан Когль быстро и умело стал собирать детали в уродливую конструкцию. Отдаленно эта хреновина напоминала пистолет. Натан положил конструкцию во внутренний карман пиджака, выкурил еще одну сигарету и вышел из номера.

— Пойду прогуляюсь по Вене, — сказал он портье.

— Вы впервые в Вене? — спросил тот.

— К сожалению, да, — ответил Натан. — Еще хуже то, что я уже завтра улетаю.

— О, какая досада, дорогой господин Когль. Веной нужно дышать, наслаждаться. Один день — это так мало.

Портье был намерен потрепаться, а капитан Кравцов нет. Он выслушал несколько фраз о соборе святого Стефана, о Моцарте. О венской кухне и, разумеется, о бедном Августине… Натан Когль кивал головой, вздыхал, сожалея о том, что у него нет времени, чтобы ознакомиться с достопримечательностями Вены. Сорок минут спустя ему предстояло убить человека. Он вежливо кивал головой, улыбался, сокрушался и думал про себя: чтоб ты сдох, мой дорогой герр Штаубе. Вместе с Моцартом, императрицей Марией Терезией и Августином.

Спустя сорок минут бедный еврей Когль входил в двери дорогущего ресторана Schawarzenbery. Музыканты в белых париках с буклями играли «Розы с юга». Колыхались огоньки свечей, в правом кармане Натана Когля лежала уродливая пластмассовая конструкция. Она была изготовлена в спеццехе Тульского оружейного завода и предназначалась для разового использования.

Официант в парике и камзоле подал Натану меню в кожаной папке с золотым тиснением Schawarzenbery.

С невозмутимым видом бедный еврей сделал заказ на сумму более девятисот шиллингов. По меркам элитного венского ресторана это было не особенно круто, по меркам же шикарных московских кабаков — вообще мелочь, меньше сотни долларов.

— И, пожалуй, Morchelravioli[17], — добавил Натан, усмехаясь.

Официант почтительно склонил голову. Стоимость заказа перевалила через отметку в тысячу шиллингов. Это означало, что его чаевые, которые будут лежать в салфетке со счетом, составят около сотни шиллингов. Официант удалился.

Музыканты заиграли «На прекрасном голубом Дунае». В зал вошла пара: молодая дама и пожилой господин в сером костюме. У него было испитое, нервное лицо.

— Сюда, Нина, — сказал мужчина, показывая на столик справа от Кравцова.

— Если ты опять собираешься нажраться, как свинья, — говорила женщина, — и будешь потом стонать про свою печень…

— Ну что ты, Нинок, — ответил мужчина. Они сели за соседний столик, и Натан Когль обрадовался: дальность действия спецпистолета Б-6 не превышала десяти метров.

— Ну что ты, Нинок… разве что глоток граппы. «На прекрасном голубом Дунае» играли музыканты в белых париках. В ушах женщины, которую покойник назвал Нина, блестели бриллианты. Изготовленный на ТОЗ спецпистолет ждал своей минуты. Натан Когль вытащил его из кармана и положил на колени.

— Значит, опять нажрешься… Свинья!

— Ну что ты, Нинок, — сказал покойник. Капитан Кравцов нажал черную пластмассовую кнопку. Удар сжатого воздуха колыхнул скатерть, и В-6 выплюнул отравленную иглу диаметром один и восемь десятых миллиметра.

— Чтоб ты сдох, свинья, — сказала Нина. Игла преодолела расстояние в четыре метра. Мужчина с испитым лицом ощутил укол в ляжку левой ноги, широко открыл рот и поднял руку к сердцу… Лицо исказила гримаса. Он начал медленно валиться на свою спутницу.

Колеса «Боинга» коснулись бетона аэропорта Швехат. Кравцов вздохнул. Второй раз в жизни он прилетел в Вену. И снова с тайной миссией.

— Чего, Валя, вздыхаешь? — спросил Серега Вепринцев.

— Да ничего, Сережа. Вспомнил свою предыдущую поездочку сюда. Три года назад.

— А-а, — понимающе протянул Вепринцев. Он был воспитан в той же школе, что и Кравцов, имел сходный с ним послужной список. И отлично знал, каких нервов стоили некоторые командировки. Разумеется, не все они были связаны с кровью. Такие — напротив — были редкостью. Но практически все совершались с чужими документами, с легендой, нелегально. И в случае провала ты на хрен никому не нужен. Один из ребят сыпанулся в восемьдесят седьмом в Португалии. До сих пор сидит… Наверно, ради торжества дела КПСС.

Таможенный и паспортный контроль консультанты прошли без осложнений. Прямо в аэропорту взяли напрокат два автомобиля. Проще было бы добраться до банка на такси, но машины арендовали с перспективой: охота на покойника Гончарова была бы невозможна без транспортных средств.

Кравцов — единственный из тройки консультантов, кто работал ранее в Вене, — поехал впереди на скромном «фиате». Сзади — Вепринцев и Берг на «бээмвухе» пятой модели. В машине Валентин включил магнитолу, и в салон ворвалась мелодия вальса Венская кровь. Ах, вальс! Странный вальс у подножия холма из шестидесяти миллионов долларов. Из иллюминатора «Боинга» компании «Austrian Airlines» холмик был не виден. Но теперь он стал ближе. Высокий, как Монблан, и зеленый, как трава на альпийских лугах… Штраус, вальс, парики и кринолины, мерцание свечей. Впрочем, президент Франклин, известный также по кликухе ONE HUNDRED DOLLARS[18], занимал прилетевших из Москвы посланцев полковника Семенова и Гургена значительно больше.

В плотном потоке отъезжающих из аэропорта Швехат автомобилей люди Гургена красиво сели на хвост сотрудникам агентства «Консультант». Кавказцев встретили представители диаспоры на своих машинах.

О великая сила землячества! За тысячи километров от вершин и ущелий Кавказа боевиков Гургена встретила дружеская поддержка соплеменников. А это очень много значит в чужой стране. Тем более если ситуация предполагает проведение криминальной акции, но нет здесь возможности опереться на купленных ментов, судей, прокуроров и народных избранников. Здесь все против тебя. И если ты совершишь ошибку, то гарантированно сядешь на нары старинной венской тюрьмы.

Серый Дом[19] — это, конечно, не Бутырка и не Кресты. Сидеть здесь можно с комфортом. И даже получить профессию или приличное образование. Вах! Зачем учиться умному и гордому горцу? Зачем, если можно все взять силой?… Но не в австрийской тюрьме. Здесь не удастся подкупить охрану. И никто не принесет в камеру водку и порцию кайфа. Никто не пришлет гостинчик с воли. Не подогреет.

Дикая страна эта Австрия, господа! Нецивилизованная, с дремучей пенитенциарной системой.

Итак, консультанты на арендованных машинах поехали в Вену. Их сопровождали целых четыре автомобиля представителей грузинской диаспоры. Меньше чем через час сотрудники агентства «Консультант» сняли два номера в отеле «Старый мельник» недалеко от бульвара Ринг. Спустя еще десять минут четверо бойцов Гургена сняли два номера в соседнем отеле. Гостиницы разделяла улица. Из окон обоих отелей открывался вид на площадь и расположенный на противоположной ее стороне банк. Золотом сияла табличка у входа. Банк был основан более трехсот лет назад. Трехвековая история банка включала в себя пожар, две попытки ограбления и одно крупное мошенничество. Среди его клиентов были коронованные особы, международные аферисты, знаменитости всех мастей…

Пожалуй, впервые его клиентом стал воскресший мертвец — бывший советский чиновник с криминальной подкладкой. Пожалуй, впервые охоту на клиента банка вели бывшие сотрудники секретного отдела ЦК КПСС и одновременно группа кавказских бандитов. Сияла золотом литая солидная табличка у входа. Вращающаяся зеркальная дверь впускала и выпускала клиентов. Из-за шторы отеля «Старый мельник» за входом в банк наблюдали внимательные глаза. Охота на воскресшего мертвеца началась. Скоро, очень скоро в Вене произойдут события, которые окажут роковое влияние на жизнь питерского журналиста Серегина-Обнорского. И не только его.

Но об этом пока никто ничего не знает.…Oh, du lieber Augustin, Augustin, Augustin…


Из одиннадцати человек, находившихся в зале ресторанчика Gun Bus, в живых остался один. Да еще уцелел повар. Он был в кухне, отделался шоком. Тот бычара, что находился в зале, спрятался за колонну при первых выстрелах. Остальные десять человек… Взрывы четырех гранат в ограниченном пространстве не оставили им ни малейшего шанса.

Второй раз за день в городе произошла массовая бойня. На место очередного происшествия съехались те же руководители ГУВД и прокуратуры. Стоянку у Оружейного автобуса заполнили автомобили. Толпились возбужденные жильцы дома, крутились шустрые ребята с телевидения и радио.

В подсобке разгромленного ресторанчика подполковник Кудасов допрашивал уцелевшего бандита. Парень еще не отошел от пережитого, на вопросы отвечал путано, со страхом поглядывал на перебинтованную руку — зацепило рикошетом…

— Ладно, — сказал Кудасов. Он уже начинал сердиться. — Не знаешь так не знаешь… Ладно. Но учти: не убили сегодня — обязательно убьют завтра.

— Это почему же? — спросил бычара растерянно. Кудасов хмыкнул. Старший опер Вадим Резаков тоже зловеще ухмыльнулся. Прокурорский важняк Быстров, закуривая очередную болгарскую сигарету, окинул бандита скучным усталым взглядом.

— Ты чего, Витя, совсем дурной? — сказал Резаков. — Или тебе взрывами мозги отшибло? Почему? Ну е!… Антибиотик проводит показательную акцию. Сам рассуди: ну зачем было ресторан взрывать? А? Можно было его взять под себя, качать бабульки. Так нет — изуродовали, искалечили. Значит — что?

— Что? — повторил бык Витя непонимающе.

— Значит, Палыч хочет ужас навести, — ответил Резаков. — Продемонстрировать абсолютную беспощадность. Он дал команду всю группировку уничтожить… а ты живой. Думай, Витя.

— Где Колобок? — спросил Кудасов жестко.

— В Кричи-не-кричи поехал, — ответил Витя тихо. — На стрелку.

Опера и следователь переглянулись. Кудасов крякнул и сказал:

— Ну что, мужики? Надо по-шустрому ехать на Петроградскую.

Быстров закашлялся, раздавил окурок в консервной банке, заменяющей пепельницу, и заметил:

— Да уж теперь, Никита Никитич, спешить-то незачем. Там уже одни жмурики.

Все замолчали. Было совершенно очевидно, что важняк прав… Резаков поднялся и вышел из подсобки. Через пятнадцать минут он позвонил Кудасову и сказал:

— Подтвердилось… Как эксперты освободятся — присылайте, жду.

— Понял, — ответил Кудасов и — после паузы добавил: — Сколько, Вадим?

— Четверо, Никита Никитич, — сказал Резаков.


После того, как откланялся и уехал Антибиотик, Николай Иванович Наумов поднялся в свой рабочий кабинет. Ему требовалось обдумать информацию, полученную от Палыча. Если вдовушка Гончарова крутит деньгами из тайной партийной кассы… О, какие тут открываются перспективы! Негоже, очаровательная Екатерина Дмитриевна, сидеть в сытой Швеции на мешке ворованных денег. Надо бы вернуть их своей разоренной Родине. Отчизне, так сказать. Не всей, конечно, отчизне: велика мать-Расея, всем не хватит… Вернуть денежки нужно совершенно конкретному человеку, который сумеет ими как следует распорядиться… И этот человек — я, Николай Иванович Наумов. О, какие открываются горизонты!

Даже если речь идет не о шестидесяти миллионах долларов, а хотя бы о половине этой суммы… Наумов быстро прикинул, как именно он распорядился бы этими деньгами на предстоящих выборах. Внезапный вброс в оборот крупной суммы в решающий момент подобен нокауту. Конкуренты ведь тоже не спят — они подсчитывают твои ресурсы, отслеживают и технические возможности, и кадровые. И, разумеется, финансовые потоки. А большие деньги всегда оставляют след… Это только дяденьки из налоговой службы не умеют считать доходы. Скрывают, понимаешь, олигархи свои бабки. И никак нам их за руку не схватить. Серьезные же люди знают, как это делается. И делают.

Да, вброс тридцати-сорока-пятидесяти зеленых лимонов в нужный момент позволит резко изменить предвыборный расклад. Если, разумеется, эти деньги реально существуют… В таком случае будем считать, что Палыч сполна расплатился и за освобождение из Крестов, и за сохранение трона.

Наумов улыбнулся. Криминальный мир… авторитеты… воры в законе. Сколько вокруг этого накручено всяких сплетен, слухов, страстей. Когда в девяносто первом — девяносто втором казалось, что рушится и разваливается вообще все, многие из них захотели самостоятельности. Чувство вседозволенности вскружило головы… нет, ребята, так не бывает. Вы что же думаете: Система развалилась? Нет, ребята, Система развалиться не может. Это вам не Советский Союз… Тем, кто не понял, объяснили. Кому-то хватило просто душевного разговору. Кого-то пришлось переселить в тюремки. Если человек начинал понимать свою ошибку, его освобождали. Ну а уж самых упертых и тупых — извините! — учили снайперы. Особенно наглядно это все происходило в Москве и Подмосковье. Там воров в законе покрошили дай Бог! Команда майора Солонника свои бабки не зря получала…

А в Питере все проходило спокойней. Хитрый Палыч не стал бежать впереди паровоза. Он спокойно осмотрелся, оценил ситуацию и, наученный примером всяких Бобонов, Глобусов, Сильвестров[20], понял: тягаться с Системой не стоит. Антибиотик убедился: криминальный мир и Система могут сосуществовать параллельно. Временами помогая друг другу, дополняя. Они, в принципе, живут по одинаковым законам. Система не вмешивается в жизнь криминальных сообществ, пока те соблюдают некие оговоренные правила и отстегивают положенный процент. Ну и не беспредельничают, разумеется…

Наумов снял с базы трубку «Панасоника», набрал номер заместителя начальника ГУВД Тихорецкого. Полковник в это время находился возле разгромленного ресторана Колобка.

— Слушаю, — сказал в трубку Тихорецкий.

— Пал Сергеич, Наумов беспокоит.

— Да, слушаю вас.

Полковник никак не назвал своего собеседника, и Наумов понял: первый зам. начальника ГУВД находится среди людей и не хочет афишировать их отношения.

— Слушай задачу, Сергеич, — сказал скромный банковский служащий. — Во-первых, мне требуется вся информация, какую ты сможешь добыть, по некоему Обнорскому Андрею Константиновичу. Он же — Серегин. Во-вторых, всю информацию по Гончаровой Екатерине Дмитриевне. Сейчас, предположительно, проживает в Швеции. Вероятно, под другой фамилией. Понял, Сергеич?

— Понял, — ответил полковник. — А сроки?

— Вчера, — сказал Наумов.

— Понял. Что касается первого персонажа, то, как говорится, подмогнем… А вот по второму…

— Ты постарайся, Пал Сергеич.

Наумов положил трубку. Потом подумал и набрал еще один номер. Когда собеседник отозвался, Николай Иванович бодро отрапортовал:

— Здравия желаю, товарищ генерал-лейтенант. Капитан запаса Наумов беспокоит.

— А-а, Николай Иваныч… Рад тебя слышать-сказал генерал и добавил, обращаясь к кому-то еще: — Это Коля Наумов из Питера звонит. А у меня тут, Николай Иваныч, Вольфыч сидит… Привет тебе передает.

— Ну и ему от меня передай хрен в жопу.

— Это я с удовольствием, — сказал генерал и, обращаясь к Вольфычу, произнес: — Тебе, Владимир Вольфыч, взаимный привет. Горячий такой приветище.

— Я ведь к тебе по делу, Петр Захарыч, — сказал Наумов.

— Ну, излагай, капитан запаса.

— Нельзя ли по твоим каналам навести справочки о некоей Гончаровой Екатерине Дмитриевне. Предположительно, проживает в Швеции, в Стокгольме. Вероятно, под чужой фамилией.

— А это не вдова ли…

— Да, она, — перебил генерал Наумов. — Но ты ее при этом сыне юриста не упоминай. Не хочу свой интерес афишировать.

— Понял, Коля. Постараюсь, но сам понимаешь…

— В долгу не останусь, господин генерал.

— Я не о том, Иваныч. Наши позиции в той стране не особенно крепки. Возможно, не получится. Тут время требуется.

— И тем не менее, Петр Захарыч…

— Да, конечно, Николай Иваныч, постараемся.

— Ну, тогда больше не отрываю от государственных дел. А сыну юриста передай еще один хрен в жопу. Горячий.

— Это я с огромным удовольствием.

Женщина, о которой говорили генерал СВР и питерский банкир, сидела в это время на полу своего дома в Стокгольме и грустно смотрела на треснувший телефон.

Журналист Обнорский-Серегин спал в кухне своей однокомнатной квартиры на Охте. Эксперты-криминалисты, следователи прокуратуры и оперативники РУОПа работали в Кричи-не-кричи. Количество трупов в городе выросло в черный вторник шестого сентября до двадцати трех. И было подозрение, что итог не окончательный. На эту мысль наводил окровавленный нож в руке мертвого Кости Спецназа.

Ни у кого из сотрудников правоохранительных органов не было сомнений, что за всеми убийствами стоит Виктор Палыч Говоров — Антибиотик. Зато были серьезные сомнения, что это удастся доказать.

Шел дождь, смывал кровь с тел, с травы и орудий убийства — ножей и бейсбольных бит. В свете автомобильных фар работали усталые криминалисты. В кустах мелькали фонари: оперативники осматривали местность в надежде найти еще какие-либо следы. Все было обычно, знакомо, понятно. И все же подполковника Кудасова не отпускало чувство нереальности. Бредятины какой-то. Он слышал монотонный голос эксперта, описывающего труп, автоматически запоминая и фиксируя детали. Сам отдавал положенные в таких случаях указания… Вместе с тем он находился в каком-то ином измерении.

Двадцать три трупа! Боже мой… Что же это происходит? Как это стало возможно? Как же мы это допустили? Двадцать три убийства за один день! А человек, организовавший все это, на свободе. И я, подполковник милиции, не знаю, как остановить этого человека. Если мы вот ЭТО называем правовым государством… Если бандиты и убийцы правят бал, нагло и цинично бросая вызов правоохранительной системе… Если это и есть движение к демократии и свободе… Двадцать три трупа!


Обнорский с трудом разлепил веки. Первое, что он увидел, оказалось бутылкой водки. Первым ощущением была головная боль. Андрей негромко застонал и со страхом уставился на водочную этикетку. Все это было знакомо… путь неудачников. Ты неудачник? Да, я неудачник.

Обнорский протянул руку к бутылке. Взял и поднес ко рту. Его передернуло от запаха водки и отвращения к самому себе… Будешь пить?… Конечно, буду.

Значит, ты действительно неудачник и слабак.

…Ага! Это ты тонко подметил. Неудачник и слабак.

Он проглотил водку, справился с тошнотой и стал ждать, когда станет легче. В окно кухни било солнце. Не было никаких признаков вчерашнего ненастья. Это что-то меняет? Ни хрена это не меняет. Андрей закурил. Солнце пробивалось сквозь зелень деревьев за окном. Как у Кати… там, в Стокгольме. Он полетел к ней прямо после выписки из больницы. Он прихромал на перебитой ноге навстречу своей новой потере. Он радостно улыбался беззубым ртом. Веселенький дурачок Андрюшенька из мультяхи про мертвый город Санкт-Петербург… Его встретила самая желанная и красивая женщина на свете. Самая красивая и желанная на свете женщина заплакала, когда увидела его лицо со шрамом и выбитыми зубами, когда увидела его ковыляющую походку. Она плакала навзрыд посреди зала прибытия, посреди сытого скандинавского рая, и граждане рая удивленно обходили их.

— Ну что ты, Катя? — говорил он. — Ну… все уже нормально.

И еще что-то такое глупое он говорил. И гладил ее по голове. И улыбался беззубым ртом. А жители рая глазели на эту странную пару: плачущую элегантную даму и какого-то бандитского вида верзилу.

А потом она сказала слова, страшного смысла которых он тогда не понял:

— Ты никогда больше туда не вернешься. Я тебя не пущу.

Он улыбался глуповатой улыбкой и кивал головой.

…Догоревшая сигарета обожгла пальцы. Обнорский закурил новую и сделал большой глоток водки.

Швеция… Швеция — это такая страна. Там у всех все хорошо. Все — о'кей! И тень Антибиотика не достает до ее берегов. И у русского журналиста Серегина там тоже все было о'кей: и любимая женщина, и интересная высокооплачиваемая работа. И даже, как в сказке, новые зубы выросли у него. В счастливом неведении шел он к своей беде… расслабился в скандинавском раю, журналюга. Размяк.

Когда Катя второй раз завела разговор о том, что возвращаться в Россию не стоит, он опять не придал этому значения. Он еще не понимал, что беда уже близко… Он отшутился. А она посмотрела странно. Как на больного. Он снова не обратил внимания, не почувствовал, что в их отношениях появилась первая трещинка. Такая это страна — Швеция. Здесь магически притупляется чувство опасности…

— Ты это серьезно? — спросил Обнорский, когда Катя в третий раз завела разговор о переезде в Стокгольм.

— Серьезней некуда, милый мой. ТАМ жить нельзя.

Андрей озадаченно молчал, всматривался в зеленую глубину Катиных глаз… там жить нельзя… серьезней некуда, мой милый.

— И что же ты предлагаешь?

— Все просто, Андрюша… Я уже навела справки. Тебе будет нетрудно получить вид на жительство здесь или в Австрии. Можно и в Израиле. Мой адвокат подготовит все необходимые документы. А если мы оформляем брак, то процедура еще более упростится.

— Ты что же, — вымученно улыбнулся Андрей, — берешь меня замуж?

— Нет, это ты меня берешь замуж, — засмеялась Катя. — Ну, решайся, сочинитель… Я ведь невеста с приданым.

— Да, действительно, очень выгодный брак, — отозвался он.

Андрей и Катя лежали в постели. Утомленные любовью, расслабленные. В такие минуты обычно возникает чувство общности. Единства. В этот раз ничего подобного не было.

Нужно было что-то ответить, но Обнорский молчал. Он просто не знал, что сказать. Не к месту вспомнился вдруг Леня Голубков. Куплю жене сапоги!… Господи, глупость какая.

Катя привстала, потянулась за сигаретами. Андрей смотрел на ее загорелую золотистую кожу, на идеальной формы грудь… Какая женщина! Девяносто процентов мужиков приняли бы ее предложение не задумываясь… Куплю жене сапоги!

— Я ведь серьезно, Андрей.

Она щелкнула зажигалкой, выдохнула струйку дыма. Приглушенный свет двух бра золотился на загорелой коже.

— Но как же, Катя? Там мои родители, там друзья, брат… Там моя работа, в конце-то концов.

— Брось, сочинитель, — обернулась Катя. — Какая работа? Страдания в местной газетке за пятьдесят баксов в месяц?

— Действительно, — сказал гражданин с паспортом несуществующей державы. — Действительно.

— Что — действительно? Что ты собираешься делать?

— Купить жене сапоги.

Катя посмотрела на него с изумлением. В тот день к этому разговору они больше не возвращались. И потом оба делали вид, будто ничего не произошло. Но уже было ясно: произошло. И уже проступила, змеится трещинка, и неискренность поселилась во взглядах и словах… Толстый Мавроди вручил Голубкову толстую пачку денег, и Леня побежал покупать жене сапоги. Вот, ребята, радости-то будет… Андрей стал больше времени проводить с Ларсом. Он возвращался в роскошный Катин дом все позднее. Работа двигалась хорошо, уже был составлен подробный план книги. Ларс сумел организовать очень приличный для Андрея аванс. Деньги по российским понятиям были немалые. Обнорский обрадовался, как ребенок, и решил отпраздновать это дело с Катей. Но потом подумал, что в сравнении с ее миллионами, с недвижимостью в Вене и Стокгольме его аванс — мелочь, и сник.

…Леня купил сапоги жене. В темной подворотне его ударили кастетом, сломали челюсть, отобрали коробку с сапогами и остатки денег. Радости не получилось.


Для раскрытия и следствия по фактам кровавых событий шестого сентября была создана оперативно-следственная бригада из сотрудников горпрокуратуры, оперативников РУОП и убойного отдела главка. Сами же события получили огромный резонанс в прессе и на ТВ. Железный Шурик Неглазов сделал репортаж на эту тему. Как всегда скандально, псевдокомпетентно и забористо.

Никита Кудасов этого репортажа не видел. РУОП в те дни пахал как никогда. В городе проходили массовые задержания бандитов. ОМОН шерстил кабаки, казино и прочие злачные заведения. Кто-то, конечно, попадался, но серьезные люди в эти дни вели себя осмотрительно. Попадалась всякая шелупень: отморозок с гранатой, салажонок с самодельным пистолетиком, угонщик, беглый химик. Как всегда, при подобных ювелирных операциях под раздачу попадали случайные посетители ресторанов. Если бы работу ОМОНа оценивать по зуботычинам, ушибам, сломанным ребрам… о, действительно эффективная работа!

В общем, шла обычная работа. Правда, осложненная нездоровой обстановкой ажиотажа. Кто-то, конечно, под шумок зарабатывал очки, набирал политический вес, со всей силой праведного гнева обрушиваясь и на РУОП, и на прокуратуру, и на власти. Власти, со своей стороны, давили на руководство ГУВД. Руководство, по нисходящей, снимало стружку с офицеров рангом и званием пониже… Вся настоящая пахота шла на земле, как говорят опера. Вот они-то и пахали. Получая при этом выговоры, намеки о неполном служебном, зарабатывая язвы и инфаркты, набивая мозоли от многочасовых обходов в поисках возможных свидетелей. В первые дни после катастрофы шестого сентября Кудасов, Резаков и остальные сотрудники пятнадцатого отдела РУОП спали в лучшем случае часов пять в сутки. Никита Никитич пытался добиться санкций на задержание Антибиотика. В прокуратуре он отклика не нашел. Более того, ему ясно намекнули: работать надо лучше, товарищ подполковник. Вы вон в июне упекли господина Говорова в СИЗО… а теперь что? Надо выносить постановление о приостановлении. Тогда у вас, кстати, и свидетели были. А теперь что? Одни предположения…Работать надо лучше!

Формально все это звучало убедительно. Правильно звучало… Но Кудасова не отпускало ощущение бреда. Двадцать три застреленных, зарезанных, забитых бейсбольными битами молчали. И смотрели страшными глазами.

Коммерсанта Говорова показали по городскому телеканалу. Он рассказал о создании им фонда для детей-инвалидов. Сумма пожертвований Палыча на фонд производила впечатление. Забота о детях — тем более… Никита Кудасов знал, в чей карман текут деньги, которые выпрашивают малолетние нищенствующие инвалиды. Знал, что их почти не кормят для придания более жалобного вида. Знал, что их подсаживают на наркоту. Чтобы держать в еще большей зависимости. Знал, что бывает с теми, кто утаивает выручку… Во время телебеседы Виктор Палыч держал в левой руке Библию.

Впервые в жизни Никита Кудасов пожалел, что пресек покушение на Антибиотика в ноябре девяносто третьего. Ребята повязали киллера-профессионала за несколько минут до выстрела. Вадим Резаков предлагал ему не мешать, дать возможность выстрелить. А профессионал с карабином СКС на дистанции пятьдесят метров промаха не делает… Никита категорически отказался. Сейчас он подумал: а может, прав был тогда Вадим? Если бы ты, подполковник, поступил не по закону, а по совести, двадцать три человека, возможно, были бы сейчас живы…

— А что вы, Виктор Палыч, можете сказать по поводу слухов о вашей причастности к некоторым… э-э-э… криминальным разборкам в нашем городе, которые имели место в последнее время? — спросил телеведущий, глядя на Антибиотика преданными глазами.

— Грустно, — строго ответил Палыч. — Печально, когда сотрудники правоохранительных органов становятся пешками. Становятся слепым орудием в руках нечестных людей. Слава Богу, работники прокуратуры и суда разобрались со сфабрикованным против меня делом. С Божьей помощью я снова на свободе. Дело прекращено… И думаю я, всем воздастся…

Палыч строго посмотрел на ведущего. Тот энергично кивнул: конечно, воздается!

— …всем воздается по заслугам. И коррумпированным сотрудникам милиции, и продажным журналистам.

Палыч снова строго посмотрел на ведущего. Тот снова энергично кивнул: ух, как воздается продажным! Себя он к продажным журналистам не относил.

Никита Никитич вдруг подумал: Обнорский. Андрюха Обнорский. Как же я о нем-то забыл? Ведь это именно его имел в виду Антибиотик, когда угрожал коррумпированным ментам и продажным журналистам. Кудасов быстро набрал номер Андрея. После шестого гудка положил трубку. Похоже, Андрюха еще в Швеции. Если бы вернулся, позвонил бы обязательно.

Никита выключил телевизор. Антибиотик исчез. Вот как здорово, подумал подполковник. Нажал кнопку — и нет человека. Исчез, растворился, пропал… Именно так ОНИ и делают. Только вместо кнопки телевизора нажимают на спуск автомата, пистолета или обреза. Или выдергивают чеку морально устаревшей и снятой с вооружения РГ-42… А у тебя такого права нет. Ты — мент, представитель закона. Того самого закона, который громогласно декларирует презумпцию невиновности. И даже когда ты сам, и все твои коллеги, и судьи, и прокуроры, и любой житель областного городка Санкт-Петербург точно знаете: вот это бандит и убийца… Даже в этом случае требуется сначала собрать доказательства и улики. А Палыч будет убивать. И запугивать. В том числе — с телеэкрана. И тысячи (нет — десятки, сотни тысяч телезрителей!) еще раз убедятся во всемогуществе Палыча: из тюрьмы вырвался, с непокорными разобрался и ментов с экрана телевизора предупредил.

…Да, Андрюхе определенно грозит серьезная опасность, снова подумал Кудасов. Пока он в Швеции — ничего. Навряд ли они рискнут проводить операцию на чужой территории. Но вот когда он вернется… Никита с сомнением посмотрел на телефон. Потом снял трубку и снова набрал номер Обнорского.

— Але, — сказал хриплый и пьяный голос.

— Извините, — буркнул Кудасов. — Я, кажется, не туда…

— Никита! Это ты, Никита?

Значит, вернулся. Значит, еще одной головной болью у подполковника Кудасова больше. С очень высокой степенью вероятности вырисовывается двадцать четвертый труп. Причем в отличие от бандитов, погибших в разборках, речь идет о человеке, близком по духу. Можно сказать, о друге.

— Это ты, Никита?

— Я, Андрюха, я. Как ты, варяжский гость?

— А я, видишь… пью, — нетвердо произнес журналист.

— Вижу, — глухо отозвался подполковник. — Давно пьешь?

— Не… второй день.

— А когда вернулся?

— Вчера, кажется… или сегодня…

— А кто знает, что ты вернулся? — быстро спросил Кудасов.

Он уже прикидывал, где лучше спрятать на какое-то время журналиста, какие следует предпринять первоочередные шаги. У приличного опера всегда есть в запасе варианты.

— А хер его знает, кто знает.

— Хороший ответ, — сказал Кудасов самому себе.

— Никита, — сказал Обнорский, — я слабак и неудачник.

Похоже, с прекрасной шведкой поссорились, довольно правильно поставил диагноз подполковник.

— Нет, — жестко сказал он. — Ты не слабак и не неудачник. Ты нормальный мужик в очень сложных обстоятельствах. В трудных, но не безнадежных, Андрей.

— Ты про Антибиотика? — неожиданно твердым голосом спросил журналист.

— Слушай меня внимательно, Андрей. Во-первых: не пить. Во-вторых: дверь никому не открывать. В третьих: завтра утром приеду, поговорим. Откроешь только мне. Запомни: только мне лично. Если придет кто-либо от моего имени — не открывать. Будильник заведи на шесть. Понял?

— Ну, понял, — нехотя отозвался Обнорский.

— Повтори, пожалуйста.

— Много не пить…

— Не много не пить, а вообще не пить, Андрей. Понял?

— Понял… дверь никому, кроме тебя, не открывать. Будильник на шесть.

Вроде бы ничего, соображает, — подумал Кудасов с облегчением.

— Ладно, — сказал он. — Тогда до завтра. Подполковник страшно устал. Ему казалось: уснет, как только доберется до койки. На самом же деле он около часа пролежал без сна.

Обнорскому снились странные сны. Тревожные, неопределенные… Он был реалист, в экстрасенсов, гадания-предсказания и прочее не верил. Он воспитывался в советское время в нормальной семье. Естественно, он был реалист… с невероятным налетом идеализма и цинизма. Такой интересный сплав могла дать, пожалуй, только советская школа и советский вуз в сочетании с организацией по кликухе ВЛКСМ.

Безвозвратно ушедшая великая эпоха оставила не одно поколение неисправимых идеалистов-циников. Это были умницы и пьяницы, тоскующие по какой-то другой жизни, которой на самом деле нет… Где же они теперь?

Реалист с паспортом несуществующей державы пал и видел странные сны. Разменивал жизнь электронный будильник, заведенный на шесть, а по бесконечной заснеженной стране мчался поезд. Он тянул за собой длинный-длинный шлейф снежной пыли, в которой мелькали слабые тени искалеченных судеб… Эй, скажет мне кто-нибудь наконец, куда мы едем?

— В Нижний Тагил, кореш, в Нижний Тагил. У отравленного алкоголем Андрея щемило сердце. Грохотали колеса черного поезда… Что-то странное происходило с ним после ранения. Он никому об этом не говорил. Понимал: рассказать — ни один нормальный человек не поверит. Или еще хуже — решит, что у Обнорского поехала крыша. Он и сам иногда думал, что после ранения у него не все в порядке. Случались — редко, к счастью, но случались — вдруг какие-то провалы в сознании или же наоборот, просверки — когда у него появлялось предчувствие каких-то событий. Взгляд в будущее, если хотите.

Еще при лечении в ВМА он был обескуражен одним происшествием. В палату, где лежал выздоравливающий Андрей, пришел менять перегоревшую лампочку электрик. Он поставил стремянку, сделал шаг на первую ступеньку… Обнорский прикрыл глаза. После обеда тянуло вздремнуть. Услышал треск и увидел лежащего на полу электрика с окровавленной рукой. Увидел сломанную верхнюю ступеньку стремянки. Накаркал, бля, — зло сказал работяга Обнорскому. Андрей вздрогнул и открыл глаза: электрик поставил вторую ногу на ступеньку совершенно целой стремянки. Придремал, подумал Андрей. Привиделось.

— Смотри, — сказал он работяге. — Верхняя перекладина у тебя совсем гнилая, сломается.

— А хер ли с ней будет? — беззаботно ответил мужик и полез наверх, к белому матовому плафону. Одна ступенька, другая, третья… треск ломающегося дерева. Окровавленная рука, злое лицо, косой взгляд на Обнорского:

— Накаркал, бля!

Сказать по правде, Андрей тогда удивился, но не придал этому особого значения… Нет, не так! Совсем не так. Он тогда испугался. Он очень сильно испугался и постарался загнать свой страх вглубь. Возможно, это получилось бы. Но вскоре произошел аналогичный случай… потом еще один. Все они носили характер мелких бытовых эпизодов. Хотя и негативных, но, в отличие от случая с электриком, совершенно бескровных, безобидных.

Реалист с легирующими присадками идеализма и цинизма поспешил спрятаться в стране, где все у всех о'кей. Куда не достает тень мертвого города. Где ждет его интересная работа и самая желанная на земле женщина… Там он понес еще одну потерю. И поспешил спрятаться в мертвом городе, без которого ему не жить. Что он хотел найти в его сведенных подагрой мостах и дворцах, пораженных склерозом?

Прямо в Пулково его встретила гигантская тень Антибиотика. И он поспешил спрятаться в водке. Разве ты не знал, реалист, что это еще никогда и никому не удавалось? Разве ты не знал, что обманчивая прозрачность алкогольной акварели оборачивается похмельной чернотой гуаши? И более — ничем.

— В Нижний Тагил, кореш, — сказал охранник с лицом Лени Голубкова. Захохотал и показал чек из магазина, где он купил жене сапоги… Вот радости-то было!

Стучали колеса, сердце реалиста Обнорского перекачивало насыщенную алкоголем кровь. Лицо со шрамом кривилось в судорогах, скрипели новые шведские зубы. Хотелось проснуться.

Пронзительно зазвенел будильник.

…Зазвенел будильник, и подполковник Кудасов оторвал тяжелую голову от подушки. Он спал меньше четырех часов. Да и назвать это состояние сном можно было с очень большой натяжкой. Мозг человека, решающего важную творческую задачу, продолжает работать и во время сна. Работа оперативника, бесспорно, — работа творческая.

Подполковник брился, завтракал, одевался… Все это он делал автоматически. В голове, как в компьютере, перерабатывалась полученная накануне информация. Ее было много. Очень много. В рамках оперативно-розыскных мероприятий к начальнику пятнадцатого отдела РУОПа стекались сведения из уголовного розыска, из ОМОНа, из войск МВД, задействованных в операции. Он получал рапорты из ОБЭП и ГАИ. От служб УВО и патрульно-постовой службы. Справки из вытрезвителей и паспортных столов. От участковых инспекторов. Из прокуратуры. От служб, работающих с персоналом и постояльцами гостиниц. От агентуры, в конце концов. В отличие от пресловутого компьютера в арсенале опытного оперативника есть такая совсем ненаучная метода, которая именуется интуиция. Никита Кудасов бегло пролистывал информацию и отбрасывал около девяноста процентов ее. Оставшиеся десять следовало отработать. Скорее всего, от этих десяти, в свою очередь, останется тоже не более десяти процентов. Или пяти. Или ничего полезного для раскрытия дела вообще не останется. Такая это работа…

В отличие от пресловутого компьютера человек не может оставаться бесстрастным. Никита Кудасов считал даже, что бесстрастный опер — потерянный опер. В условиях, когда чудовищный труд не приносит ментам ни материального удовлетворения, ни общественного признания, могут работать только фанаты. Коли уж ты бесстрастный-беспристрастный, иди служить в ГАИ. Там как раз дефицит таких кадров.

Кудасов надел оперативную сбрую, вложил в кобуру ПМ и накинул куртку. Часы показывали 6.30. Он ехал на встречу с Андреем Обнорским.

Город еще только просыпался, транспорта было немного. До дома Андрея Кудасов добрался быстрее, чем рассчитывал… Он поднялся на второй этаж, на жал кнопку звонка.

Андрей распахнул дверь сразу. Никите это не понравилось. Было совершенно очевидно, что журналист не посмотрел в глазок. И уж тем более не удосужился спросить: кто? А ситуация к беспечности не располагала.

— Ну, здорово, варяжский гость…

— Здорово, абориген, — отозвался Обнорский, обдавая Кудасова густым алкогольным перегаром. Двухдневная небритость делала его еще больше похожим на лицо кавказской национальности. — Кофе будешь?

— Давай, — согласился Никита, снимая куртку в прихожей.

Сели в кухне, беспорядок в которой служил доказательством двухдневного запоя ее хозяина. Андрей распахнул форточку, в квартиру ворвался свежий утренний воздух. Минут пять поговорили на общие темы. К главному, ради чего Никита и примчался такую рань, переходить не хотелось. Наконец, отодвинув в сторону чашку с недопитым кофе, подполковник сказал:

— Ты в курсе, что Палыча освободили?

— Первое, что я узнал, когда прилетел в Питер, была как раз эта замечательная новость. Ты, Никита, только за тем и приехал в семь утра, чтобы это мне сообщить?

— Нет, не только…

— Валяй, подполковник, добивай похмельного журналюгу до конца.

Никита невесело усмехнулся и сказал:

— Я приехал поговорить о твоей безопасности.

— О-о-о, серьезная тема! Боишься, что я стану десятым?

— Почему десятым? — удивился Кудасов.

— Я имею в виду девять трупиков в «Девяткино». Они же за Палычем проходят?

— Тогда уж двадцать четвертым, Андрей Викторович, — сказал подполковник с мрачной иронией.

Эти слова дались ему нелегко. Теперь пришла очередь удивиться Обнорскому.

— Почему двадцать четвертым? — спросил он.

— Потому что после расстрела в «Девяткино» люди Антибиотика забросали гранатами ресторан Колобка на улице Савушкина… Десять трупов, Андрюха.

— Это Ган бус?

— Точно, Ган бус… А потом, или одновременно с этим…

— Стоп, — поднял руку Обнорский. — Стоп, Никита. В Кричи-не-кричи убили шестерых. Бейсбольными битами и ножами. Так?

Никита смотрел на Андрея с удивлением. Информацию о расправе в Кричи-не-кричи в средства массовой информации еще не давали. Это точно. Утечки, конечно, не исключены. Более того — они несомненно имеют место. Но откуда эта информация могла поступить к Андрею? Он два дня был в крутом вираже (подполковник бросил взгляд на четыре пустых бутылки) и не мог знать о событиях на Савушкина. И вдруг…

— Четверых, — сказал подполковник. — А откуда ты, собственно…

Обнорский откинулся к стене и прикрыл глаза. Подкатывала тошнота.

— Нет, Никита Никитич, убитых было шестеро. Два тела нападавшие увезли с собой, — сказал Андрей после долгой паузы.

— Откуда тебе это известно? — требовательно спросил Кудасов.

— Я тебе потом объясню, — тихо ответил Обнорский. Он был бледен, сигарета в сильных пальцах слегка дрожала. Щетина на бледном лице казалась особенно черной, глаза ввалились.

— Нет, Андрей, сейчас. Ты, видно, не понимаешь, насколько это важно.

— Извини, Никита… но сейчас я просто не смогу объяснить. Есть некоторые нюансы.

— Послушай внимательно, Андрей, — спокойно начал подполковник. — Я понимаю, что у тебя есть свои источники. И не требую, чтобы ты мне их выдал. Но ситуация слишком серьезна. Мы пытаемся ухватить любую зацепку. Поэтому мне необходимо знать факты…

— Видишь ли, Никита, — снова перебил Обнорский, но подполковник характером обладал твердым. Прерывать себя не давал даже генералам. Точно так же, как Андрей полминуты назад, он вскинул руку и с напором сказал:

— Стоп! Во-первых: информацию о Кричи-не-кричи в СМИ мы пока еще не давали. Знает об этом довольно-таки узкий круг людей. Человек двадцать… ну, тридцать. Уже достаточно много, чтобы потекло… согласен. Но вот о том, что трупов было больше, чем мы обнаружили на месте, знают всего несколько человек. Даже я узнал об этом только вчера. Около полуночи мне позвонил эксперт и сказал, что кровь на ноже одного из погибших бойцов Колобка не принадлежит никому из четырех покойников. Поэтому можно предполагать, что как минимум один из нападавших был ранен или убит. Резюмирую: ты владеешь информацией, сообщить которую тебе никто не мог. Что я должен об этом думать? А, Андрюха?

Обнорский закурил, потер лоб. Он не знал, как объяснить Никите свои знания. Ход мысли подполковника был ясен: кроме самого Никиты и эксперта (ну, допустим, еще двух-трех человек), о точном количестве жертв знали только убийцы… Так откуда же я-то знаю? Знаю, и все… Андрей вспомнил, как вечером, шестого, когда он в одиночестве пил водку, вдруг почувствовал: дождь… свет фар. Ненависть!… И жажда убийства! Шорох мокрой темной листы… Гортанный голос. Жажда убийства… хруст костей. Страх… чье-то лицо с желтоватыми белками… рев автомобильного движка… Чудовищная боль… смертельно раненный человек с ножом в руке ползет по мокрой траве, оставляя за собой кровавый след. Темнота.

Обнорский содрогнулся.

Но как объяснить все это Никите? Кудасов сидел напротив, смотрел спокойно и требовательно. Андрей вздохнул, улыбнулся криво и сказал:

— Никита, это не то, что ты думаешь… Понимаешь, после ранения со мной стали иногда происходить странные вещи. В это трудно поверить, но… но временами у меня бывают прозрения. Или что-то в этом роде.

— Как-как? — удивленно спросил Кудасов.

— Понимаешь, — Андрей замялся, — иногда я как бы вижу или ощущаю события, которые могут произойти в будущем. Или наоборот — происходили в прошлом. Или те, которые происходят в настоящее время, но в другом месте. Там, где меня нет. Понимаешь?

Кудасов молчал. В открытое окно доносилось шарканье метлы дворника по асфальту, звуки автомобилей. Дисплей электронных часов высвечивал время 07.07 и дату — 07.09.94… Ощущение бредятины не проходило… К веселой компании двадцати трех покойников присоединились еще двое. Антибиотик положил руку на Библию… Бред как-то тихо и незаметно стал заменять реальность. Или это реальность стала такой бредовой?… 7.08 высветил дисплей. Цифры сменились как-то незаметно. Подполковник РУОП Никита Никитович Кудасов не удивился, если бы на дисплее вдруг изменилась и дата: день, месяц, год… Или если бы появилась надпись: 25 трупов.

Никита потер лоб, вздохнул и спросил:

— И давно у тебя эти… прозрения?

— Я серьезно, Никита, — негромко сказал Андрей.

— И я серьезно, Андрюха, — сказал подполковник. — Я совершенно серьезно хочу понять: что с тобой? Что это: алкоголь? Последствия травм? Или и то и другое?

— Вот именно потому я и не хотел говорить. Предвидел твою реакцию. Если уж даже ты посчитал меня шизанутым алкоголиком…

— Я этого не сказал.

— Верно, этого ты не сказал. Ты просто сформулировал вопросы. Но сформулировал их именно так.

По службе Кудасову несколько раз уже приходилось сталкиваться со всякого рода экстрасенсами и ясновидящими. Результатом этого общения стало однозначное заключение: либо шарлатаны, либо психически больные люди. Один деятель, правда, сумел помочь с обнаружением и опознанием трупа. Спустя два месяца выяснилось — сам и убил.

Вот тебе и ясновиденье!

— Ладно, — сказал Никита. — Допустим. Допустим, все так и есть. Чем ты можешь доказать, что у тебя дар экстрасенса?

— А… ничем, — растерянно ответил Обнорский.

— Вот видишь, — как бы с облегчением сказал подполковник. Он тоже был реалист. — Может быть, есть смысл сходить к врачу?

Обнорский закурил неизвестно какую уже по счету сигарету и произнес:

— Нет смысла, Никита… нет.

Снова замолчали. После паузы Андрей сказал:

— Ну хорошо, ты мне не веришь. Это твое право. Я, если уж начистоту, и сам себе не особо верю. Бред какой-то! Но чем ты все-таки объяснишь, что я знаю про Кричи-не-кричи, про количество трупов и способ убийства?

— А действительно, откуда ты знаешь? Андрей курил, молчал, смотрел сквозь голубоватое облачко дыма с легким прищуром.

— Хорошо, — сказал, поднимаясь, Никита. — Извини, я пойду, времени у меня совсем мало. А к тебе я заходил напомнить: Палыч на свободе. Я не знаю, когда сумею его упаковать. Но ты, Андрюха, будь поосторожней. Лучше всего, если сможешь уехать на недельку-другую. Есть куда?

— О, Никита, у меня домов, как у зайца теремов.

Кудасов посмотрел на Андрея испытующе.

— Ладно. А то смотри — помогу.

— Да на меня уже лимит смертный весь выбран. Я теперь почти что бессмертный.

— Вот именно — почти, — сказал подполковник, надевая куртку в прихожей. Голос его звучал угрюмо и как будто издалека.

— Ты извини, старик, — негромко пробормотал Обнорский. — Все, что я тебе сказал, — истинная правда.

Он поколебался немного и добавил:

— К убийству бойцов в Кричи-не-кричи причастны кавказцы. Хочешь — верь, хочешь — плюнь и забудь.

— Какие кавказцы? — автоматически произнес опер.

— Не знаю. Но мне… мне послышались реплики на языке, напоминающем кавказскую группу. Ну, в смысле во время прозрения.

Кудасов не ответил и взялся за ручку двери. Бред все-таки, подумал он.

— Никита, — позвал Андрей.

— А?

— Слушай, а что ты знаешь про Нижний Тагил?

— Про Нижний Тагил? — удивленно обернулся подполковник. — А что про него надо знать?

— Да нет, — смутился Андрей. — Я так просто… к слову.

— Нижний Тагил он и есть Нижний Тагил. Зона там красная. Ментовская зона.

Кудасов спускался по лестнице, что-то зло бормотал себе под нос и качал головой. Он резко хлопнул дверцей машины и рванул с места. Когда он отъехал метров на двести, навстречу попался автомобиль службы наружного наблюдения. Интересно, подумал Никита, кого это наружка здесь выпасает?

А серая копейка службы НН остановилась неподалеку от дома Андрея Обнорского. Один из разведчиков сразу перебрался на заднее сиденье, укрылся стареньким пледом и уснул. Работа разведчиков наружки требует выносливости, огромного терпения и умения расслабляться. Объект — парень шустрый, но не профессионал, — сказал полковник Тихорецкий. — Справитесь без труда, одним экипажем.

В эти дни наружка работала с двойной нагрузкой. Людей остро не хватало. Но Тихорецкий выполнял личное распоряжение господина Наумова, поэтому свободный экипаж нашелся. А сняли его с той заявки, которую дал Вадим Резаков на Бабуина.

Ждать разведчикам пришлось недолго, всего около часа.

Объект появился в дверях подъезда в восемь-десять.

— Вставай, проклятьем заклейменный, — сказал один разведчик другому. — Работа началась.

Его напарник сразу проснулся.

Обнорский в защитной натовской куртке остановился на ступеньках подъезда. Закурил. Несколько секунд задумчиво смотрел на свою «Ниву», затем махнул рукой и направился к перекрестку. Там и встал, протянув руку… Разведчики профессионально оценили некоторую припухлость лица и еле заметную неуверенность движений. Клиент приехал с Большого Бодуна (есть такой древний русский город), сделали они правильный вывод. Второй вывод был: объект действительно не профессионал. Он не сделал ни малейшей попытки провериться и сел в первую же остановившуюся возле него машину.

Дряхлый «Москвич» с Андреем Обнорским ехал в центр. Серая копейка следовала за ним, то сокращая расстояние до двух-трех автомобилей, то отпуская подальше. На набережной Фонтанки, напротив здания Лениздата, клиент расплатился и вышел. Все ясно, решили разведчики, прибыл на службу. Из установочных данных им было известно, что Обнорский, он же Серегин, работает в городской «молодежке».

Но объект повел себя странно. Глядя на серую громадину издательского комплекса на противоположном берегу, он выкурил сигарету, щелчком отправил окурок в черную воду и пешком направился обратно, в сторону Невского.

При всем своем опыте, умении анализировать и прогнозировать поступки людей разведчики никак не могли представить, что им придется более двух часов бесцельно болтаться по улицам. Объект двигался без какого-либо определенного маршрута, трижды заходил в питейные заведения. Минут двадцать простоял на набережной канала Грибоедова. Выкурил за это время три сигареты и выбросил пустую пачку из-под «Кэмэла».

Когда он двинулся дальше, один из разведчиков последовал за ним, а другой еще минут двадцать наблюдал за брошенной пачкой. Ею, однако, никто не заинтересовался. Разведчик нехотя вылез из салона и сам подобрал пустую пачку с верблюдом. Подобное поведение объекта, за которым ведется наблюдение, всегда настораживает. За внешней нелогичностью и бессмысленностью действий может скрываться желание срубить хвост или провести конспиративную встречу. Возможно — моменталку. Объект, однако, ни разу не пытался войти с кем-либо в контакт, как явный, так и скрытый. Ни разу не попытался хотя бы элементарно провериться. А возможностей для этого в центре города было полно…

В конечном итоге разведчики пришли к выводу: за бесцельным шатанием объекта ничего нет. Клиент просто прогуливается, вяло похмеляется и обдумывает какие-то свои проблемы. Судя по мрачному выражению лица — не особо веселые.

Разведчики были правы. Андрей Обнорский действительно шел без какой-либо определенной цели. Первоначальное намерение зайти в редакцию пропало, когда он оказался напротив комплекса Лениздата… а ведь раньше он любил саму атмосферу чумовой газетной жизни. Ее ритм, ее напряжение, непонятные непосвященному… Он выкурил сигарету на набережной Фонтанки и пошел прочь. Несколько раз он заходил в разливухи и понемногу выпивал. Андрей всматривался в пропитые лица питерских алкоголиков. Ни в одной стране мире вы не найдете таких лиц у пьяниц… Он шел по Санкт-Петербургу, и город уже не казался мертвым. Город продолжал оставаться великой загадкой. Иллюзией.

Неожиданно для себя Андрей оказался возле Главного штаба, у центрального переговорного пункта. Он колебался несколько секунд, потом решительно вошел. Ясновидец Обнорский не заметил, что вслед за ним вошел серый неприметный мужичок в поношенной джинсовой куртке. Он вообще ничего не замечал.

…Оба Катиных телефона молчали. Он набирал номера раз за разом… Гудки. Гудки. Гудки.

Андрей вышел из переговорного пункта, полез в карман за сигаретами. Из дверей переговорника вышел мужчина… Сигарет не было, и этот пустяк почему-то показался Андрею очень важным. Тревожным и неправильным… Нижний Тагил — он и есть Нижний Тагил. А при чем здесь Нижний Тагил?

— Скоро узнаешь, — засмеялся Леня Голубков голосом капитана Кукаринцева.

Андрей стоял на углу Невского и Большой Морской. Его толкали. Он не замечал. Как не замечал и внимательных глаз, наблюдающих за ним из салона серой копейки.

Он уже находился между огромными жерновами, которые перемалывают людей как зерна, но еще не знал об этом. Его толкнули, обозвали алкоголиком… Он засмеялся и повторил:

— Алкоголик. Шизанутый алкоголик… И двинулся к авиакассам на Малой Морской. Когда он вышел из помещения касс с билетом авиакомпании САС в руках, мужчина в серой копейке быстро переговорил с кем-то по мобильному. Он даже не знал, с кем говорит. Полковник Тихорецкий дал ему номер для экстренной связи на случай если объект попытается скрыться. Покупка авиабилетов под такой случай вполне подходила. Разведчик наружки доложил об этом неизвестному, которого звали Николай Иванович.

Жернова закрутились быстрее. Вместо муки из-под них текла человеческая кровь, хрустели ребра.

Обнорский поймал такси и поехал домой. Около подъезда его и встретили. Двое одинаковых мужчин одновременно шагнули к Андрею. Оба были в плащах, костюмах, при галстуках.

— Обнорский Андрей Викторович? — утвердительно сказал один из них.

— Похоже, комитетские за парнишечку взялись, — сказал разведчик своему напарнику в салоне серой копейки. Они наблюдали за этой сценой метров с семидесяти.

— Похоже, так, — скупо отозвался напарник. Он взял трубку и связался с Николаем Ивановичем. Выслушав доклад, Наумов ответил:

— Все в порядке. Я знаю. Наблюдение можно снимать.

Эту команду разведчики выполнили с облегчением. Если парнишечку Комитет к себе забирает, то уж лучше остаться в стороне. Тихорецкий, когда поручил им пасти объект, намекнул, что задание особое… трепаться не надо.

— Обнорский Андрей Викторович?

— Я. С кем имею честь? — ответил Андрей, уже начиная догадываться. В ответ он услышал именно то, что ожидал, и увидел красную с золотом книжечку.

— Федеральная служба контрразведки. Вам придется проехать с нами, Андрей Викторович. Есть некоторые вопросы.

Андрей пожал плечами и шагнул к серой «Волге». Он не знал, что удостоверение комитетчика — липа, а сам сотрудник ФСК не имеет к этой организации никакого отношения. Хотя когда-то он и служил в КГБ СССР. Но было это давно, в другой стране, в другой жизни… Уже более года бывший майор КГБ возглавлял службу безопасности банка «Инвестперспектива» и, по совместительству, личную контрразведку Наумова. Бог ведает, которая из сторон его деятельности была для майора более важной.

Обнорский сидел на заднем сиденье между двумя крепкими тренированными мужиками. «Волга» нырнула под Литейный мост, но, к удивлению Андрея, прошла прямо, дальше по набережной. Большой Дом остался сзади, слева, на противоположном берегу Невы. Шевельнулось нехорошее предчувствие.

— Куда мы едем? — спросил Андрей.

— Не волнуйтесь, Андрей Викторович, мы едем на конспиративную квартиру. Встреча носит неофициальный характер.

Противно заныло в затылке, вспомнилось предупреждение Никиты и собственный самоуверенный ответ: на меня у смерти все лимиты выбраны.

Свернули на Кантемировскую. У моста стояла милицейская машина, гаишник и двое омоновцев. А если…

— Бросьте, Обнорский. Глупости все это, — сказал один из комитетчиков, не поворачивая головы. — Раньше надо было думать.

У «Лесной» снова повернули. В глубине квартала возле неприметного здания со стальной дверью машина остановилась. Никаких вывесок, табличек, только телевизионная камера и переговорное устройство справа от двери. Щелкнул дистанционный замок, Андрея провели внутрь. «Волга» отъехала. Щелкнула, закрывшись, дверь за спиной.

— Извините, Андрей Викторович, — бесцветным голосом сказал сотрудник ФСК и сноровисто обыскал Обнорского. После этого он ушел куда-то в глубь коридора, а Андрей остался в просторном предбаннике под контролем второго комитетчика и охранника в камуфляже. Охранник сидел за столом с монитором и микрофоном. Вдоль другой стены стояли несколько стульев и стальной шкаф. Больше в помещении ничего не было.

Через минуту первый комитетчик вернулся и сказал:

— Вас ждут. Следуйте за мной.

По зеленому линолеуму Обнорский пошел вслед за ним мимо одинаковых коричневых стальных дверей без каких-либо надписей или номеров. Все они были закрыты. Андрею почему-то казалось, что в помещениях за этими дверьми пусто. Он ошибался — почти в каждом находились люди. Все они были заняты серьезной работой.

— Сюда, — сказал Обнорскому его сопровождающий. Или конвоир?

Андрей шагнул внутрь, охранник вошел следом и плотно прикрыл дверь. Из-за стола на Обнорского внимательно смотрел среднего роста мужчина лет сорока пяти. Он рассматривал Андрея несколько секунд.

— Здравствуйте, Андрей Викторович, — сказал, поднимаясь из рабочего кресла, хозяин кабинета. Обнорский смотрел на него с нескрываемым удивлением. — Что, не ожидали? Или не узнали?

— Признаться — не ожидал, — выговорил Андрей после некоторой паузы.

— А лучше бы не узнали, — сказал Наумов весело. — Примета есть: не узнанному богатым быть.

— Вы и так человек не бедный.

— Растяжимое понятие, Андрей Викторович, — живо ответил Наумов, обходя стол и протягивая руку. — Субъективное… Зависит не от реального финансового благополучия, а от вашего представления о нем… Давайте присядем. В ногах-то правды нет.

— В жопе тоже, — сказал Андрей грубовато.

— Не понял, — Наумов посмотрел внимательными умными глазами.

— Поясню. Вы говорите: в ногах правды нет, и предлагаете присесть. То бишь опуститься на задницу. Я полагаю, что и в ней нет правды.

Некоторое время Николай Иванович смотрел молча. Он пытался понять, что это: хамство или грубоватый журналистский юмор? Потом весело рассмеялся и показал на кожаный диван в углу кабинета:

— Давайте все-таки присядем. Они опустились на упругие подушки дивана. Лицо у хозяина было приятное, дружелюбное. Андрей внезапно вспомнил, как они познакомились. Он тогда только начинал работу в городской «молодежке». Время было странное… лопались дутые авторитеты, ломались стены запретов. Угарное было время, азартное. В начале девяносто второго Андрей с группой единомышленников организовали неформальное агентство журналистских расследований. О, эта была интересная работа! Да и поле лежало перед ними непаханное… Один из острых материалов той поры коснулся Николая Ивановича Наумова. Разумеется, молодые журналисты даже представить себе не могли истинной роли Наумова в негласной городской иерархии. В официальной же Николай Иванович был фигурой незаметной. Дай Бог, коли входил он в первую сотню власть имущих… А если и входил, то где-то в самом-самом конце. Однако по сравнению с начинающим журналистом господин Наумов был колосс. Вот этот-то колосс и пригласил (именно так! личным звонком) Обнорского для беседы. Андрей считал — для разноса. На встречу с Наумовым он ехал спокойно, даже с любопытством.

Их беседа продолжалась около полутора часов. Большой человек держался на равных. Легко и непринужденно. О критической статье в газете упомянул вскользь, шутя. Они проговорили полтора часа обо всем и ни о чем. Наумов подробно рассказывал о себе, живо расспрашивал Андрея о службе на Ближнем Востоке, о работе в газете. Об увлечениях, музыкальных пристрастиях… Общаться с ним было легко.

В завершение беседы Николай Иванович сказал:

— Я ведь и батюшку вашего неплохо знаю. Даже как-то выпивать вместе доводилось. Человек он достойный. От своры наших жополизов всегда дистанцировался. За что его многие и недолюбливают, мягко говоря. Уважают, побаиваются… но не любят. Вижу, Андрей, и вас он с теми же изъянами воспитал.

— Это почему же с изъянами? — искреннее удивился Андрей.

— Иметь принципы в нашем отечестве — большая роскошь, Андрей Викторович. За это платить надо. Дорогой ценой платить…

— Вы считаете — лучше жить бесхребетным пресмыкающимся?

— Отнюдь, — сказал Наумов. — Пресмыкающихся в русском языке, как вы знаете, называют гадами. Что ж хорошего быть гадом? Но чтобы прожить жизнь не сгибаясь… нужно быть готовым платить. Помните, у Гребенщикова: Мы стояли очень гордо. Мы платим вдвойне?

— Помню, — ответил Андрей. — А коли не секрет, Николай Иванович, зачем вы меня пригласили? Разговор у нас с вами получился интересный, но неконкретный.

— Помилуй Бог, Андрей Викторович… Просто хотел с вами пообщаться. Вы, молодые, очень мне интересны.

Наумов произнес эти слова совершенно серьезно. В тот раз Андрей так ничего и не понял.

…Они опустились на упругие подушки дивана.

— Вы извините, что я вас вот так, без предупреждения, сюда пригласил. Обстоятельства неординарные, к сожалению.

— Вы меня пригласили? — Андрей выделил последнее слово. — А я думал, арестовали.

— Э-э… научи дурака молиться — он лоб расшибет. Перестарались, значит. Извините. Однако обстоятельства действительно форс-мажорные. Я вас хотел видеть, чтобы поговорить о вашей судьбе и о судьбе Екатерины Дмитриевны.

Андрей почувствовал комок в горле. Сглотнул. Бешено забилось сердце, на лбу выступила испарина.

— Не понял, — сказал он глухо, понимая, что говорит ерунду. — Не понял… о какой судьбе? И о какой Екатерине Георгиевне?

Николай Иванович кивнул мужчине, который привел Обнорского, и тот вышел. Наумов испытующе посмотрел на Андрея.

— Андрей Викторович, вы же серьезный человек, а ведете себя… Дешевые приемы применяете. Зачем? Уж отчество-то очаровательной Кати вы знаете. А то — Георгиевна… Бросьте!

— А что, собственно, вам от меня нужно?

— Вот это разговор, — Наумов откинулся, посмотрел Андрею в глаза. — Коньяку хотите?

Андрею сильно хотелось выпить. Он покачал головой и ответил:

— Нет.

— Отлично. Тогда давайте перейдем к делу. Мне известно, что вдова Гончарова распоряжается очень значительными средствами. Которые ей не принадлежат. Их нужно вернуть настоящему владельцу. Вы понимаете?

— Нет, не понимаю, — сказал Андрей. — У меня после ранения некоторые проблемы с головой. И с памятью тоже.

Наумов взглянул скептически, усмехнулся:

— Зря вы такую позицию заняли. Тем более что память мы можем освежить. Для начала с помощью полиграфа.

— А вы знаете, что применение лай-детектора осуждено еще в пятьдесят восьмом году на семинаре ООН по проблеме прав человека в уголовном процессе?

Наумов рассмеялся и сказал весело:

— Нет, этого я не знал.

Обнорский тоже доброжелательно улыбнулся и добавил:

— Тем не менее это так. В резолюции применение полиграфа названо средневековым варварством и унижением человеческого достоинства.

— О-о-о, это серьезно, — сказал Наумов. — Мы с вами люди цивилизованные, живем в самом конце двадцатого века. Поэтому варварские средневековые методы нам не к лицу.

Андрей улыбнулся и кивнул головой. Зря отказался от коньяка, подумал он.

— Поэтому мы сразу перейдем к последним достижениям фармакологии. Всего одна инъекция стопроцентно восстанавливает память. Проверено.

…Зря отказался от коньяка. Зря не послушал Никиту. Не все, видно, лимиты у смерти исчерпаны…

— …но мне, честное слово, не хочется к этому прибегать. Выслушайте меня внимательно, Андрей Викторович. Я хочу чтобы вы поняли: ни к вам лично, ни к Екатерине Дмитриевне нет никаких претензий. Вопрос только в деньгах. Ваша… э-э… подруга владеет не принадлежащими ей деньгами. Если Екатерина Дмитриевна вернет шестьдесят миллионов долларов…

— Сколько? — переспросил Андрей изумленно.

— Шестьдесят миллионов, — повторил Наумов спокойно.

— Послушайте, Николай Иванович, да откуда такие деньги?

— Нет, это вы послушайте. Деньги реально существуют. Их происхождение для вас совершенно неважно. В силу ряда обстоятельств хранителем их был погибший муж Екатерины Дмитриевны. Он не имел права передавать их жене. Я даже предполагаю, что его смерть может быть именно с этим и связана. Но это только предположение. Денег, вероятно, больше. Не зря же Вадим-покойничек был связующим звеном с криминальными структурами.

— Между криминальными структурами и кем? — быстро спросил Обнорский.

— А вы действительно способный журналист, — задумчиво сказал Наумов. — Возможно, я смогу предложить вам хорошую работу.

— Спасибо, — отозвался Андрей с иронией. — Я подумаю.

— Ладно, мы отвлеклись. Итак, я полагаю, что у Вадима кое-что к рукам прилипало. И сумма, которой владеет драгоценная, — Николай Иванович усмехнулся, — во всех смыслах Катенька, может превышать обозначенные шестьдесят лимонов. Впрочем, меня это не интересует. Но шестьдесят нужно вернуть. Я даже готов пойти на то, чтобы выплатить вам, Андрей Викторович, премию в размере одного процента от суммы. Это составляет шестьсот тысяч бакинских. Согласитесь — немало?

— Да, немало, — кивнул Андрей.

— Я рад, что мы друг друга понимаем без фармакопеи. Вы, кстати, когда собираетесь лететь в Стокгольм?

— Я, собственно… — начал было Андрей, но Наумов перебил:

— Бросьте. У вас же билет в кармане. Обнорский мучительно размышлял. Он пытался найти какое-то разумное решение и понимал, что сделать это не в силах.

— Сегодня, — сказал он.

— Отлично, — отозвался Наумов. — Сегодня и полетите. Тянуть незачем, время — деньги.

— А какие, собственно…

— Условия? — живо отозвался Наумов. — Правильно, давайте обсудим. Я, разумеется, мог бы использовать вас без всяких предварительных условий. Вы же понимаете, что вам даже Палыч оказался не по зубам. А уж тягаться со мной… Короче, так: вы убеждаете свою королеву вернуть деньги. Получаете свой комиссионный процент, плюс вам с Катериной Дмитриевной остается то, что превышает шестьдесят лимонов. Плюс — не забывайте — я предлагаю вам работу. И интересную, и высокооплачиваемую. А самое главное — я отдаю команду Палычу вас не трогать. Ну, как?

Андрей сидел ошеломленный. Происходящее казалось совершенно фантастическим. Напоминало главку из детективного романа не очень высокого пошиба. Или бред. Или сон… Может быть, напряженно думал Андрей, у меня действительно не в порядке с головой?

— А какие вы даете гарантии? — хрипло спросил он.

— Да помилуйте, какие же тут могут быть гарантии?

Либо я принимаю их условия (Обнорский и Наумов разговаривали тет-а-тет, но Андрей почему-то воспринимал Наумова как часть какой-то невидимой организации) и получаю призрачный шанс вырваться. Либо… либо я отказываюсь, получаю укол тиопентала натрия. И тогда — все. Тогда уже точно все!

— Я согласен.

— Ну и ладушки, — весело сказал Наумов. — Я вообще-то и не сомневался. Два разумных человека всегда могут найти общий язык. И без всех этих киношных ужасов — детекторы, сыворотка правды… Отношения, построенные на взаимном доверии, гораздо более предпочтительны. Не так ли?

Наумов говорил что-то еще, но Андрей уже не слушал. Он ощущал странную пустоту внутри. Ощущал, что столкнулся с чем-то более страшным, чем Антибиотик. С организацией. Которая для решения своих задач может привлекать даже спецслужбы.

— Значит, сегодня же и летите, — сказал Наумов. — Чтобы вам было веселей, с вами полетят двое моих сотрудников.

Вот тебе и отношения, построенные на взаимном доверии, подумал Обнорский.

— Всегда рад приличной компании, — с иронией в голосе ответил Андрей. Он посмотрел на часы и добавил:

— До самолета не так уж много времени. Мне нужно привести себя в порядок, собрать вещи.

— Привести себя в порядок вы можете прямо здесь. За той дверью есть комната отдыха, душ и прочее. Вещи? Я думаю, что необходимый минимум: бритву, щетку и тому подобное — мы вам обеспечим. Так что прошу.

Наумов сделал широкий приглашающий жест в сторону двери в углу кабинета. Вот тебе и отношения, построенные на взаимном доверии. Андрей поднялся и прошел в комнату отдыха. По сути дела — в комфортабельную одиночную камеру. Наумов вошел вслед за Андреем, молча выдернул из розетки шнур телефона и взял его со стола.

— Через десять минут вам принесут бритву и необходимые туалетные принадлежности. Через сорок минут завтрак. Отдыхайте, Андрей Викторович.

Наумов вышел. Повернулся ключ в двери. Андрей обессиленно опустился в кресло.


Подполковник Кудасов уехал от Обнорского не в лучшем настроении. Да и было от чего. Неужели у Андрюхи поехала крыша? Или это у него от стресса и двухдневной пьянки?

Бог ведает. Человек-то творческий… а с этими творческими личностями всегда что-нибудь этакое. С другой стороны — Обнорский журналист. Причем работающий с криминальным материалом. Он привык мыслить трезво, конкретно, с уважением относиться к Его Величеству Факту. Обладает аналитическим складом ума. Такие люди в мистику не верят. Прозрение, ясновидение… чушь. И все же Андрей совершенно серьезно и искренне заявил о прозрении. Не слабо. Что ж, попробуем опираться на факты.

А факты таковы: к семи утра журналист Обнорский располагал секретной информацией, которую сам Никита получил накануне около полуночи. Вопрос: откуда? Ответ: совершенно непонятно… Хороший ответ. Ладно, сказал Кудасов сам себе. Попробуем по-другому. А не было ли это пьяным бредом? Кудасов задумался. Нет, сказал он себе несколько минут спустя, не похоже это на бред… Андрей точно указал место. Точно назвал орудия убийства. Количество трупов? Ну, это еще не факт… А заодно упомянул неких анонимных кавказцев. Тоже, конечно, не факт.

На утренней оперативке подполковник Кудасов сориентировал своих сотрудников на отработку кавказской версии.

— А что, есть какая-то зацепочка? — живо заинтересовался Резаков.

— Есть некоторая… агентурная информация, — сказал, отводя глаза, подполковник.


В Пулково-2 Обнорского отвезли на той же самой «Волге», на которой доставили к Наумову. Напоследок Николай Иванович пожал Андрею руку, пожелал успеха, богатства. Странно, но это у него получалось естественно, даже как-то легко, весело. Что ж, общаться с людьми ты умеешь, сделал заключение Обнорский. А потом… потом, глядя прямо в глаза, удерживая руку Андрея и продолжая улыбаться, Наумов сказал:

— Ну и, разумеется, вы помните, что все ваши родные — и родители, и брат — тоже с нетерпением ждут вашего возвращения… Присядем на дорожку?

Да, все у Наумова получалось легко и весело… Андрей резко высвободил руку. Через минуту он сидел в «Волге». Было противно. Было ощущение, что попал в капкан… На меня, Никита, у смерти все лимиты выбраны.

Водитель поставил на крышу машины мигалку — поехали.

Дорогу до аэропорта и то, как проходили таможню и паспортный контроль, Андрей почти не заметил. Он все делал автоматически, продолжая обдумывать свое положение. Он рассматривал его и так и этак, но вывод оставался неутешительным: капкан. Родители и брат — заложники. А сумма настолько велика, что можно оставить всякие иллюзии… Да и уровень Николая Ивановича… Кто он, этот Николай Иванович? Андрей не знал даже, подлинное это имя или нет? Возможно, подлинное. Уровень этого загадочного человека уже позволяет ему не скрывать ни свое лицо, ни свое имя. Не у всякого ходят в подручных офицеры ФСК, не всякий решится среди бела дня захватить и удерживать журналиста. Да и «Волга», на которой возили Андрея по городу, имела номера ГУВД. Плюс мигалку… Кто же вы, Николай Иванович?

Разумеется, Обнорский-Серегин слышал разговоры о том, что существует и у нас настоящая мафия. Но назвать конкретные фамилии, привести факты никто не мог. Некоторые события косвенно свидетельствовали о существовании некоей мощной структуры регионального уровня, но трактовать их можно было весьма широко… Андрей привык работать с фактами. А фактов-то не было. По крайней мере, до сегодняшнего дня.

Наконец он понял, что объем информации недостаточен и прийти к каким-то определенным выводам он еще не может. К тому времени, когда я соберу информацию, усмехнулся Андрей, выводы могут сделать за меня. Скорее всего, это будет резолюция товарища Токарева, или Макарова, или Калашникова. Как пишут в объявлениях о размене жилья: возможны варианты.

Подлетали к Стокгольму. Обнорский начал разглядывать своих попутчиков. Он пытался определить, кто же из них приставлен к нему в сопровождающие. И не смог. Мужчин подходящего возраста оказалось пятеро. Каждого из них Андрей представил в роли разведчика Николая Ивановича и быстро убедился: при желании черты тайного агента можно разглядеть даже в самом, по-видимому, безобидном человеке. Такова цена подозрительности. Ладно, сказал он себе, скоро разберемся… И оказался прав. На стоянке такси аэропорта Арланда к нему подошел один из его попутчиков. Андрей оценил скоординированность его движений. Очевидную уверенность в себе, неброскую внешность…

— Нам по пути, Андрей Викторович, — сказал незнакомец. Тут же подошел второй. Такой же незаметный, крепкий, уверенный, в приличном плаще.

Андрей промолчал.

— Меня зовут Виктор Ильич, — невозмутимо продолжил мужчина. — Сейчас мы возьмем такси и поедем к вашей знакомой.

Обнорский посмотрел на него с откровенной ненавистью.

— Нет-нет, — успокаивающе сказал Виктор Ильич, — мы, Боже упаси, не набиваемся в гости. Нам просто нужно посмотреть на Екатерину Дмитриевну. Сверить, так сказать, с фото с оригиналом. Убедиться. Потом мы уедем в гостиницу. Вы меня понимаете?

— Да, — односложно ответил Обнорский.

— Вот и хорошо, — сказал Виктор Ильич. Втроем они сели в «сааб» с плафоном такси на крыше.

— Так куда же нам ехать?

— В Гамластан[21], — нехотя ответил Обнорский. Он чувствовал себя предателем. Или подручным палача. Если бы дело касалось только его жизни, он бы сумел принять решение. Но в мертвом Санкт-Петербурге остались заложники: мать, отец, братишка… Николай Иванович Наумов не оставил ему никакого выбора.

— Отлично, — сказал Виктор Ильич. И на хорошем английском поинтересовался у водителя, понимает ли он по-русски.

— О-о-о, — сказал пожилой швед. — Водка-матрешка-хорошо-спасибо-бляди-Ельцин.

И захохотал. Попутчики Андрея тоже засмеялись.

— Да, — согласился Виктор Ильич, — водка, Ельцин и бляди — это хорошо. Вэлл.

— Вери вэлл, — отозвался швед, посмеиваясь и подмигивая в зеркало заднего обзора. «Сааб» мощно и бесшумно мчался по отличному шоссе в сторону Стокгольма.

— А теперь, Андрей Викторович, выслушайте меня внимательно, — обратился к Обнорскому Виктор Ильич. — Вы, наверно, уже поняли, что мы люди серьезные. Пытаться вести какие-либо хитрые игры не нужно. Задачу вам поставили — выполняйте. Помните о судьбе близких вам людей. Желательно, чтобы вы смогли убедить свою вдовушку. Желательно, чтобы прямо сегодня. В идеале самый подходящий момент для этого сразу после любовных утех… они на женщин действуют расслабляюще. Ну… чего вас учить? Вы человек опытный.

Виктор Ильич сбоку испытующе посмотрел на Обнорского.

— Мы будем ждать вашего звонка в гостинице «Sekgel-Plasa». Телефончик я вам сообщу, звонить можно круглосуточно. Да, кстати… дайте-ка мне ваш паспорт.

— Зачем? — спросил Андрей.

— На всякий случай, Андрей Викторович. Чтобы у вас не возникло лишнего искушения. Страховка, так сказать.

Андрей молча протянул паспорт. Снова вспомнил слова Наумова об отношениях, построенных на взаимном доверии.

— Вот и хорошо, — сказал Виктор Ильич, принимая серпастый-молоткастый. — Я рад, что вы адекватно оцениваете ситуацию. И надеюсь, что сумеете все правильно объяснить своей подруге. Времени у нас немного — день, ну два. А потом придется принимать непопулярные, как нынче говорят, меры. Вы меня понимаете?

Андрей кивнул. Он слишком хорошо понимал, что в битве за шестьдесят миллионов долларов этот человек с незапоминающимся лицом и глазами убийцы не остановится ни перед чем. Господи, как хотелось Обнорскому, чтобы Кати не оказалось дома. Чтобы она улетела в Австрию, в Израиль. В Австралию… к черту на кулички! Главное — подальше.

Но Рахиль Даллет была дома.

Вечером банковский служащий Николай Наумов имел телефонный разговор со Стокгольмом. Звонивший ему человек сообщил, что тетя Катя здорова. Нисколько не изменилась, все так же хорошо выглядит. И с Андрюшей тоже все в порядке ведет себя прилично, не капризничает. Хороший мальчик.

— А как у тети Кати финансовые дела? — поинтересовался Николай Иванович.

Его собеседник ответил, что — судя по всему — на уровне. Точно пока сказать трудно, но, похоже, с финансами порядок.

Николай Иванович обрадовался. Чего же не порадоваться, когда у заграничной тетки все хорошо?

— Ну, вы там за Андрюшкой присматривайте. А то он у нас мальчуган с причудами, — сказал напоследок Наумов.

Его заверили: все будет о'кей. Баловаться мальчонке не дадим.


В течение дня подполковник Кудасов несколько раз пытался дозвониться до журналиста Обнорского. Трубку никто не снимал. Это настораживало. Конечно, Андрюха мог продолжать пить. Или отсыпаться после пьянки. Или поехать на работу… Никита позвонил в редакцию городской «молодежки», но там никто ничего про Серегина не знал. Это было весьма неприятно. Кудасов помнил, как Андрей неожиданно пропал в конце мая. И чем это кончилось.

Брось, уговаривал он себя, сейчас другая ситуация. Палыч, конечно, обозлен на Андрюху до бескрая. Это так, но в данный момент ему не до Обнорского. Есть дела поважнее. Ситуация вокруг Антибиотика весьма напряженная. Уже некоторые братки обеспокоились — больно круто Палыч солит. А менты развили вокруг него весьма активную работу. Он тоже должен это почувствовать — подзатихнуть на время.

Кудасов не знал, что еще днем Антибиотику через третьи руки передали мнение Наумова: уймись, Палыч. Ты что, совсем охренел? Куда это гоже — целый взвод жмуриков?

РУОП в эти дни работал на чумовых оборотах. Сотрудники управления перекачивали огромный объем информации. Результатов пока не было. А пресса возмущенно галдела. Роптали обыватели. Начальство обещало мощную волну репрессий внутри правоохранительной системы. Как будто это могло что-то изменить…

Никита хотел поговорить с Андреем по двум вопросам. Вновь вернуться к теме его личной безопасности, это первое. И заострить вопрос на неких кавказцах — это второе. Подполковнику было неловко даже самому себе признаться, что эта информация его зацепила. Была она, можно сказать, никакая, но то чувство, которое называют оперативным чутьем, заставляло Кудасова помнить о странных словах Андрея.

Он убеждал себя, что хочет потолковать с Обнорским только по первому вопросу — о безопасности. И понимал, что лукавит.


Андрей проснулся как будто от толчка. Он лежал один посреди огромной смятой постели. В комнате стоял утренний полумрак, за окном шел дождь. Андрей прислушивался, пытаясь определить, где Катя. В доме было тихо, и внезапно он отчетливо понял — ее здесь нет. От осознания этого факта сильно сдавило сердце и слегка похолодели кончики пальцев.

Он вскочил, голый, быстро прошел по пустому дому. Часы показывали семь утра. Куда она могла уйти в семь утра? На столе в кухне лежали ключи. На деревянной столешнице два ключа с брелоком в виде слоненка. И — ни записки, ни намека… Ничего. Андрей как был — голый — быстро выскочил на улицу: машины тоже не было. Холодный дождь с ветром обожгли кожу. Он вернулся обратно. Закурил. И окунулся во вчерашний день.

…Казалось, Катя нисколько не удивилась его неожиданному появлению. Да еще в обществе двух незнакомцев. Своих конвоиров Андрей представил как коллег-журналистов с питерского радио. Рахиль вежливо пригласила журналистов зайти, попить кофе. Бледный Обнорский смотрел на Катю пронзительными глазами. Коллеги чиниться не стали: зашли, кофейку выпили. Вполне по-светски поболтали с хозяйкой. Андрей понимал — коллеги пытаются оценить Рахиль… Можно было предположить, что увиденное — большой дом, шикарный «сааб», дорогая мебель — им понравилось.

— Ну ты, Андрей, тему-то не затягивай, — говорил, глядя Обнорскому в лицо, Виктор Ильич. После этого коллеги откланялись. Нужно признать, что держались они отлично. — Ждем твоего звонка.

Андрей и Катя остались одни.

— Что ты такой бледный, Андрюша? — как будто издалека долетел до Обнорского ее голос.

— Ничего особенного, — ответил он, — устал немного.

— Приляг, отдохни.

— Иди ко мне, — сказал он враз охрипшим голосом.

Она подошла. Через несколько секунд они оказались на полу гостиной. Так уже было однажды — когда Андрей в первый раз прилетел в Швецию… Тогда им тоже не хватило сил и терпения добраться до кровати, как это принято у нормальных людей… Катя еще тогда разохалась по поводу своих стертых о жесткое напольное покрытие коленей, а Обнорский смеялся, демонстрировал ей свои локти и убеждал, что его травмы намного значительнее и серьезнее… Когда это было? Словно много лет прошло с того дня… Целая жизнь прошла… В одну реку нельзя войти дважды… Тогда они словно сошли с ума от того, что все-таки решились шагнуть навстречу друг другу — шагнуть наперекор всему и всем… И это было сладкое безумие, потому что у их чувств была надежда на развитие и продолжение — несмотря ни на что… Несмотря на то, что у них были разные судьбы и характеры, разные истории, разные мироощущения и взаимоотношения с окружающим миром… Несмотря… Не смотря, можно делать лишь первые шаги, а потом смотреть все равно приходится. Человек не может постоянно уподобляться страусу, прячущему голову в песок. …Тьмы низких истин нам дороже… Пушкин давным-давно открыл эту формулу, но прагматичный XX век ввел в нее свои коррективы — долго увлекаться возвышающим обманом стало нерентабельно, а подчас и просто опасно.

Андрей умел задавать себе честные вопросы и давать на них честные ответы. Даже тогда, когда ему очень не хотелось ни спрашивать, ни отвечать…

Обнорский давно уже не строил иллюзий по поводу их с Катериной будущего. Андрей отчетливо понимал, что полюбил женщину из чужого племени… Ну что тут поделаешь, так уж случилось… Он понимал, что это — тупик, тупик объективный, и никто не виноват. Легче от этого понимания не становилось… Ясно было, что Катя не сможет пойти за Андреем принять его жизнь и органично угнездиться в ней — ни по финансовым соображениям (она ведь привыкла к своему уровню трат и комфорта), ни по многим, многим другим — и небезопасно для нее было возвращаться в Петербург, и сын у нее рос, и характер у самой Катерины был чересчур самостоятельный, не терпел подчиненности и зависимости… Судьба сделала из нее женщину, которой очень трудно было бы перекроить жизнь под иное лекало ради (пусть даже любимого) мужчины… А Обнорский? Ну, ты-то, разумеется, даже и мысли не допускал о том, чтобы перекроить себя под Катину жизнь, и дело было даже не в том, что у них были существенные мировоззренческие противоречия. Просто Андрей был убежден (так его воспитали), что это женщина должна следовать за мужчиной, а не наоборот. Однажды Катерина — в шутку — сказала, что ее денег вполне могло бы хватить на двоих… Она даже сама потом испугалась, увидев выражение глаз Андрея… Обнорский помолчал, а потом предложил Кате с такими мыслями сходить на ближайший показ мод какой-нибудь известной фирмы — там, мол, по подиуму много пидорасов ходит, им такие идеи очень понравятся… Катя сделала вид, что надулась — сделала вид, потому что понимала: полюбить она могла только такого мужика… Вот и получался тупик, как ни кинь… Андрей, кстати, понимал и то, что даже если бы Катерина и попробовала принять его жизнь, даже если бы и переехала к нему в однокомнатную квартиру — и тогда все кончилось бы совсем не так хорошо, как начиналось… Ларс Тингсон как-то рассказывал ему, как одна его знакомая, корреспондентка CNN в Москве, влюбилась в русского оператора и вышла за него замуж. Героическая американка мужественно прожила с суженым и его родителями три года в двухкомнатной хрущевской квартире, где, кстати, на шкафу в их спальне стояла урна с прахом дедушки оператора. Журналистка обогатилась неоценимым опытом простой русской жизни, научилась стоять в очередях, ругаться матом и выводить любимого из запоя — но все кончилось тем, что она запустила урну с дедушкой в супруга и долго потом (уже в Штатах) доводила до истерик своего психоаналитика…

Так что на полу в гостиной все было совсем не так, как в первый раз — не по технике исполнения, разумеется, а по некой трудноописуемой психологической атмосфере… А по технике-то — по технике все было как раз нормально — Обнорский и Катерина словно с цепи сорвались и вытворяли такое, чего, как выражался персонаж «Хождений по мукам» Лева Задов «Содом не делал со своей Гоморрой…» Он ее и ласкал, и насиловал одновременно, словно хотел наесться впрок, словно понимал — это прощание… Хотя он и не понимал этого. И уж тем более не говорил… А Катя… Вот она, наверное, понимала… Или, скорее, чувствовала… Женщины, они чувствуют глубже и тоньше, чем мужики… Но она тоже ничего не говорила, лишь стонала и вскрикивала, позволяя Андрею делать с собой то, до чего у них раньше еще не доходило. На них обоих словно какой-то сексуальный жор напал.

Андрей решил все разговоры отложить до утра. Даже не то чтобы решил, он просто не смог завести разговор. Он не знал, что утром им увидеться не суждено. Как не знал и того, что следующая встреча их произойдет только через несколько лет… Потом они ужинали. И болтали о чем-то незначительном. Потом снова любили друг друга. Андрей постоянно чувствовал какую-то фальшь и неестественность во всем. В словах, в музыке, в зеленых глазах Катиных. И — в себе.

Потом он уснул. Ему снова снился черный поезд в бесконечном белом пространстве, слышались голоса… Нижний Тагил — он и есть нижний Тагил. Зона там красная. Ментовская зона… Кто это сказал? Леня Голубков? Или это Никита сказал? Да, точно, это сказал Никита.

А чей-то незнакомый голос строго произнес:

Спецэшелон N 934 МВД РФ имени товарища Столыпина.

Андрей спал, вскрикивая иногда. Рядом сидела, обхватив колени руками, самая красивая женщина на свете. В ее зеленых глазах стояли слезы. В ту ночь она так и не уснула. А в шесть утра она поцеловала спящего Андрея, провела пальцем по неровной полоске шрама и вышла из дома. Из вещей Рахиль Даллет взяла только изящную дамскую сумочку. Все, что может понадобиться ей в Вене, есть в ее венском доме. Вдова трех мужей уехала в аэропорт Арланда.

…Питерский журналист Серегин курил в кухне теплого, уютного шведского дома. Впрочем, теперь, без Кати, он не казался уютным. Дом наполняла пустота. На столе перед ним лежали два хромированных ключа с брелоком в виде неуклюжего смешного слоненка. За окном шел дождь. Черный дождь падал из черной пустоты.

Андрей встал, быстро прошел в гостиную. Вместо «Эриксона» на столике стоял современный кнопочный аппарат. Странно, что он не заметил этого вчера… Андрей быстро, по памяти, набрал номер Катиного мобильного. Черные гудки падали из черной темноты. Слабо светились изнутри полупрозрачные кнопки телефона.

— Где ты? — почти выкрикнул он, когда после седьмого гудка Катя отозвалась.

— Доброе утро, Андрюша, — сказала она. — Я в самолете.

— Господи, в каком самолете? — спросил он, и госпожа Рахиль Даллет уловила какое-то странное облегчение в его голосе. Беспокойство — и облегчение одновременно.

— Я лечу в Вену, Андрюша. По делам. Ненадолго. Он молчал. Высококачественная связь позволяла Кате расслышать даже его неглубокое дыхание.

— Значит, в Вену? — спросил Обнорский наконец.

— В Вену. Ненадолго.

— Катя, — сказал он. — Катя…

— Да, Андрюша?

— Постарайся оставаться там подольше. Люди, которые были вчера со мной…

— Я, кажется, догадалась, кто эти люди.

— Вот как? И ничего не спросила у меня?

— Зачем?

Действительно, подумал он, зачем?

— Катя, постарайся спрятаться, затеряться. Тебя будут искать. А искать они умеют.

— А ты? Как же ты?

— Я разберусь, — сказал он уверенным голосом. — Мне не впервой. Я сумею.

Сам он в это не верил. И Рахиль Даллет не очень в это верила. Шел черный дождь. Он стекал крупными каплями по огромному стеклу гостиной. Он размазывался по иллюминатору «Боинга», тяжело набирающего высоту над Балтийским морем… Oh, du lieber Augustin!


На второй день большой охоты на Гончарова Резо окончательно убедился: деньги здесь, в банке «Австрийский кредит». Это не вызывало сомнений — не зря же консультанты поселились напротив банка и ведут постоянное наблюдение за входом. Неоднократно кавказцы засекали блики в окнах номеров, занятых консультантами. Скорее всего — объектива фотоаппарата. Кавказцы не ошиблись — не жалея пленки, консультанты фотографировали всех более или менее подходящих по возрасту и росту мужчин. Затем сравнивали эти фотографии с фотографией Гончарова. Специальная методика позволяла опознать человека, изменившего внешность, с вероятностью около восьмидесяти пяти процентов. В советские времена этот экспресс-метод был разработан для ПГУ КГБ СССР[22]. Консультанты работали профессионально. В первый же день они приобрели в различных магазинах города (хотя все можно было купить в одном) комплект профессиональной фотоаппаратуры «Кэнон», бинокль завода «Карл Цейсс», пять радиостанций «Панасоник». Хотели купить и микрофон направленного действия, но для приобретения микрофона требовалась лицензия частного детектива или разрешение полиции. В России они запросто обошли бы любые запреты. А здесь… дикая страна, господа! Пришлось довольствоваться тем, что есть.

Но профессионал тем и отличается от дилетанта, что даже в жестких условиях умеет наладить работу. Консультанты были профессионалами высочайшего класса. Двухместный номер они превратили в наблюдательный пункт. Один наблюдатель постоянно контролировал вход в банк и производил фотографирование. Второй всегда находился в машине на одной из прилегающих улиц. Для того, чтобы не привлекать к себе внимания, они меняли автомобили и место дислокации.

За первый день наблюдений было сфотографировано девятнадцать мужчин. Анализ показал, что Гончарова среди них нет. В восемнадцать часов банк закрылся. В восемнадцать тридцать консультанты приостановили наблюдение. Если сказать по правде, все они очень устали. Главным образом, из-за высокого нервного напряжения. При всех принимаемых мерах конспирации нельзя же полностью исключить возможность провала. Во-первых потому, что наблюдение велось — как ни крути! — за банком. Неизвестно, нет ли у службы безопасности банка каких-либо фирменных сюрпризов. Во-вторых, нельзя было исключить особую бдительность сотрудников гостиницы. И, наконец, в-третьих, они были здесь чужими. Тем более из этой страшной криминальной России.

Все бывшие сотрудники отдела ЦК КПСС имели великолепную школу нелегальной деятельности, опыт конспиративной работы. И все же на душе было неспокойно.

О самой главной опасности, однако, консультанты даже и не подозревали. Люди, действительно представлявшие для них опасность, жили в соседнем отеле… Резо долго размышлял, как именно он будет проводить операцию стоимостью в шестьдесят миллионов. С одной стороны, все было предельно просто: дождаться появления Гончарова. Захватить и вынудить отдать деньги. С другой — им противостояла группа конкурентов. Теперь, когда они вывели кавказцев на банк, консультанты стали не нужны. Более того, опасны. В Москве Резо просто отдал бы команду перемочить их всех… но здесь-то не Москва!

Резо размышлял. Он отдавал себе отчет, что сотрудники агентства «Консультант» — профессионалы. Тягаться с ними и в обычных-то условиях нелегко. А в необычных? Конечно, за счет помощи людей из диаспоры кавказцы получили мощный количественный перевес. Более того, земляки чувствовали себя здесь как дома: знали местные условия, имели вид на жительство… Резо размышлял долго. Окончательное решение он принял только в конце второго дня охоты на Гончарова: конкурентов необходимо вывести из игры до начала операции.

И сделать это кавказец решил руками австрийской полиции. Нельзя сказать, чтобы это было какое-то ноу-хау. Наш преступный мир уже давно освоил эту технологию: российская практика знает массу примеров, когда конкурентов сдавали правоохранительным органам… Итак, в четверг восьмого сентября в полицайпрезидиум Вены позвонил неизвестный. Он сообщил, что в отеле «Старый мельник» проживают три русских террориста. Они готовят серию терактов в столице. Дежурный офицер принял это сообщение в 18.10, а уже в 18.57 к отелю «Старый мельник» начали съезжаться автомобили. В легковухах с чистыми стеклами находились люди в штатском. В трех джипах с тонированными стеклами сидели офицеры специального антитеррористического подразделения. Они были в бронежилетах, с оружием, в шлемах. Автомобили съезжались с разных сторон и не одновременно. Занимали позиции на соседних улицах и на стоянке у отеля.

Резо, прикрытый шторой, наблюдал за площадью из окна.

В 19.06 «Старый мельник» был полностью блокирован. Секретные агенты в штатском уже находились в холле, баре и перед входом в отель.

Когда офицеры антитеррористической группы поговорили с персоналом гостиницы, анонимная информация косвенно подтвердилась. Трое русских ведут себя нестандартно: большую часть времени проводят в отеле. Разве туристы ведут себя так?

Валентин Кравцов на арендованном «фиате» в этот момент въезжал на площадь. Он возвращался с проявленной пленкой. Непрофессионал ничего необычного перед старинным фасадом отеля не заметил бы: стояли несколько машин, да крутились крылья бутафорской мельницы. У входа курили двое молодых мужчин. Капитан Кравцов сначала ощутил какое-то смутное беспокойство. Вместо того чтобы поставить «фиат» на стоянку, он повернул налево. И тогда увидел: за огромным джипом «форд-эксплорер» стоит мужчина в бронежилете. Под левой рукой у него висит портативный пистолет-пулемет. Кравцов мог бы поклясться, чтс это девятимиллиметровый МП-81… Боец ROTESTATSSCHUTZ[23], понял Кравцов.

…Когда в дверь постучали, Сергей Вепринцев собирался убрать в шикарный кожаный футляр профессиональный Кэнон. Он ощущал усталость и был недоволен результатами. Гончаров, похоже, опять не появился. Визуальным наблюдением, по крайней мере, засечь его не удалось. Впрочем, скоро вернется Валентин с напечатанными фотографиями. Тогда и посмотрим. В группе капитана Кравцова именно майор Вепринцев отвечал за техническую сторону работы. Он был отличный специалист, технарь. В группу попал до известной степени случайно — благодаря наличию визы и знанию немецкого. Опыта силовых акций у него было маловато, и в операции по захвату Гончарова Вепринцеву отводилась чисто вспомогательная роль.

Валентин Кравцов проехал мимо джипа и укрывшегося бойца спецназа, остановился поодаль. Вытащил из бардака радиостанцию и нажал кнопку вызова.

Когда в дверь постучали, Вепринцев держал в одной руке фотоаппарат, в другой футляр. Одновременно со стуком замигал огонек радиостанции. Видимо, Валька вызывает, — подумал Вепринцев и негромко пробурчал, обращаясь к двери:

— Пошли вы на хер, дорогие херры. Я сплю.

Радиостанция мигала желтым индикаторным огоньком вызова.

В нарядно-плюшевом коридоре, у двух рядом расположенных дверей, сгруппировались офицеры антитеррористической группы. По сигналу старшего двое одновременно постучали по филенке. Террористы находились в номерах, но открывать явно не спешили.

— Начали? — скомандовал старший негромко.

…С треском отлетел дверной косяк, дверь распахнулась. Крупная мужская фигура стремительно вломилась в номер. Черный сферический шлем с опущенным забралом и бронежилет сильно искажали пропорции тела. В вытянутой правой руке взлетел пятнадцатизарядный «Глок-19». Вепринцев инстинктивно отпрянул и вскинул, прикрываясь, руку с остро блеснувшим объективом фотоаппарата. Офицер группы захвата выстрелил не задумываясь. «Глок» выплюнул девятимиллиметровую пулю. Имея близкие к ПМ габариты, «Глок» в полтора раза мощнее. Пуля вдребезги разнесла фотоаппарат и отбросила тело майора Вепринцева. В гостиничный номер ворвались еще трое бойцов группы захвата. Они были полны решимости взять, а если потребуется, уничтожить террористов.

Александр Берг в соседнем номере не сделал ни одного лишнего движения. Он медленно, спокойно поднял руки вверх. Это спасло ему жизнь. Его ловко сбили с ног. Через секунду руки Берга были скованы наручниками.

Один из офицеров кивком головы показал старшему на радиостанцию с мигающим огоньком вызова. После секундного колебания тот взял изящную коробочку уоки-токи и нажал кнопку отзыва. В ответ доносилось только негромкое потрескивание. Станция была бытовая, диапазона Си-Би[24], и в городе ее радиус действия не превышал семисот метров. Значит, третий террорист находился где-то рядом.

— Слушаю, — негромко сказал старший бесцветным голосом.

Скованный наручниками террорист вдруг громко что-то закричал на русском языке. Старший быстро отпустил кнопку.

В сотне метров от гостиницы «Старый мельник» Валентин Кравцов услышал сказанное по-немецки слово «слушаю», а затем громкий голос Сашки Берга проорал: Козлы!

Валентин выжал сцепление и тронулся с места. Все было понятно. Он не успел предупредить Сашку с Серегой. А вот Сашка постарался, обозначил опасность. Спасибо, Саня.

Кравцов ехал, выдерживая курс подальше от отеля. Радиостанция, лежащая на соседнем сиденье, бормотала:

— Говорит старший офицер федеральной службы безопасности Карл Хавелка. Ответьте. Пауза. И снова.

— Говорит старший офицер федеральной службы безопасности Хавелка. Я предлагаю вам сдаться.

Кравцов выключил рацию, шепнул: Жди — и поддал газу. Через двадцать секунд на дисплее радиостанции, которую держал в руках Карл Хавелка, вспыхнул специальный символ. Он означал, что террорист вышел из зоны контакта.

Старший офицер положил радиостанцию на стол и внимательно посмотрел на Берга. Этот взгляд не предвещал ничего хорошего. Сашка улыбнулся.


Резо праздновал победу. Конкуренты устранены, путь на вершину зеленого холма открыт. Оставалось только дождаться появления Вадима.

Кавказец даже не предполагал, насколько непрофессиональны его действия. Он не задумывался о том, что могло произойти, если бы захваченные консультанты начали давать показания. Или если бы венская служба антитеррора обнаружила пачки фотографий, запечатлевших клиентов банка «Австрийский кредит». И в том, и в другом случае банк попадал под плотный оперативный контроль. А это автоматически срывало операцию. Это могло повлечь замораживание счета покойника Гончарова. Это… да Бог знает, какие еще неожиданности могло повлечь обдуманное решение Резо.

Кавказец не был профессионалом, он был далек от тонкостей оперативной работы. На счастье (или несчастье?), ему повезло. Сашка Берг косил под придурковатого русского туриста. Никаких фактов против него не было. Убитый Вепринцев вообще представлял для полиции массу проблем — никаких доказательств его причастности к террористической и преступной деятельности не обнаружили… Получалось, что мирный (невооруженный!) турист застрелен сотрудниками полиции в гостиничном номере. В дикой, нецивилизованной Австрии такие номера не проходят.

В службе антитеррора понимали, что три загадочных русских туриста, один из которых, кстати, скрылся, не так безобидны, как могло бы показаться. Нехарактерное для туристов поведение, наличие в номере средств радиосвязи, фотоаппарата с мощным телеобъективом и бинокля говорило о многом. Однако с точки зрения закона вменить всем троим было нечего. Закон Австрийской республики не запрещает хранить вышеперечисленные предметы и безвылазно сидеть в номере гостиницы, вместо того чтобы наслаждаться посещением парков, музеев и театров Вены… Oh, du lieber Augustin!

Офицеры антитеррористической службы направили запрос в Интерпол. Полиция и спецслужбы негласно проводили розыск Кравцова. Интенсивно велся допрос задержанного Берга. Специалисты полиции и спецслужб нисколько не сомневались, что результаты будут. Для этого они обладали достаточными оперативными и техническими возможностями.

Пока же, во избежание ненужной огласки, пресс-служба полицайпрезидиума подготовила невнятное сообщение о том, что в гостинице «Старый мельник» застрелился некий польский наркоман. Возможно, он был убит своим приятелем, который скрылся и сейчас разыскивается полицией.


Цюрихский адвокат Дитер Фегельзанг положил трубку на аппарат и сказал:

— Это Катя. Ее самолет сядет через час. Не передумал?

— Нет, — мотнул головой Аарон Даллет.

— Зря, Вадим. — Адвокат говорил по-русски очень правильно. Но с заметным акцентом. — Не нравится мне, что происходит вокруг.

— Ерунда. Что, собственно, происходит?

— Суета полиции вокруг «Старой мельницы» вчера вечером.

— Ну и что? Там застрелился какой-то поляк-наркоман.

Дитер покачал совершенно седой головой и аккуратно стряхнул пепел в пепельницу с изображением собора святого Стефана. Он прошелся по пружинящему паласу и остановился у окна. Отсюда был хорошо виден главный вход в банк «Австрийский кредит». А дальше вздымался изображенный в пепельнице собор. Его, впрочем, видно в любом из двадцати трех районов Вены. Он огромен.

— Поляк-наркоман? Das ist moglich[25]… А те кавказцы, которые поселились над нами?

— В России, Дитер, их теперь называют лицами кавказской национальности.

— Я знаю. При чем здесь это?

— А еще, — добавил, встав и подойдя к окну, Аарон Даллет, — их называют черножопыми.

— Это дурно пахнет, — сказал бывший офицер абвера. — Это пахнет нацизмом. Не так ли, Вадим?

Аарон Даллет молчал. Он смотрел на банк, где лежали его шестьдесят миллионов долларов. Он смотрел в бесконечное голубое небо… Скоро оттуда прилетит самолет, который несет его жену… Они не виделись почти шесть лет. Стоят ли шестьдесят миллионов баксов шестилетней разлуки?

— Может быть, все же останешься? — спросил адвокат.

— Нет, я хочу ее видеть, Дима. Постарайся меня понять.

— Но…

— Брось, Дитер. Все эти кавказцы, поляки… Херня! Про меня давно уже забыли. И про деньги забыли. Если бы они что-то знали, то уже началась бы такая суета!

— Она началась, — ответил старый немец. — Ты просто не хочешь это видеть.

— Ты что, боишься? — резко сказал Аарон.

— Чего мне бояться? — пожал плечами адвокат. — У меня за плечами почти шесть лет войны. Потом пять лет в сибирских лагерях. А потом без малого сорок сотрудничества с вами. Я старый уже, Вадим. Мне послезавтра семьдесят семь стукнет.

— А черт, действительно, — сказал Даллет. — Я и забыл.

Он пристально посмотрел в водянистые глаза старого немца, положил руку ему на плечо. Два этих человека прожили совершенно разные жизни… но все же их многое связывало.

— Я и забыл. Ну что ж… подарок в десять миллионов долларов будет как раз кстати.

— Зачем они мне теперь? — пожал плечами Дитер. — Ладно, поехали встречать Екатерину Дмитриевну.

Они вышли порознь. Первым — немец без Родины. Спустя пару минут — русский без Родины. Если бы порядок был обратным, то многое в этой истории произошло бы по-другому. В дверях отеля Дитер Фегельзанг почти столкнулся с Резо. Они вежливо улыбнулись друг другу и — разошлись. Через две минуты в эти же двери вышел господин Даллет — он же Вадим Петрович Гончаров.

Сухопарую фигуру Дитера Фегельзанга в жидкой толпе встречающих Катя увидела сразу. Цюрихский адвокат стоял несколько в стороне. Почему-то она подумала, что этот старик всю свою жизнь стоит несколько в стороне. Катя даже не знала, насколько она права…

Они встретились впервые в начале августа девяносто третьего. Она была тогда почти сломлена… цепь потерь казалась бесконечной. За ее спиной уже была нелепая смерть Вадима. И смерть обоих Адвокатов. И страшные питерские Кресты. И жуткое одиночество в Стамбуле. Не слишком ли много для одной женщины?… Оказалось — это еще не все. Впереди были новые потери: нерожденный сын. И потерянный навсегда Андрей. Господи, прошептала она, помоги Андрею! Сейчас ему очень нужна помощь.

— Frau Dallet!

Дитер приветливо взмахнул рукой с букетом хризантем. Она улыбнулась через силу и легким шагом пошла через зал аэропорта к сухопарому цюрихскому адвокату. Старик церемонно вручил ей цветы, церемонно поцеловал руку. Он говорил какие-то слова, какие, видимо, и должен говорить солидный адвокат состоятельной клиентке. Она отвечала… и все время ощущала затылком чей-то внимательный взгляд… Да, спасибо, все хорошо… Долетели отлично. Погода в Стокгольме? Хорошая погода…

Катя давно привыкла к мужским взглядам: откровенным, восхищенным, раздевающим, робким… Этот взгляд в спину был другим. Каким? Она не могла объяснить. Но отчего-то забилось сердце. Катя резко обернулась и… не увидела никого. Какой-то араб таращился на нее. Но ТОТ взгляд был другим. Она обвела глазами зал аэропорта.

— Сюда пожалуйста, фрау Даллет, — сказал Дитер. Потом он внимательно посмотрел на нее и спросил: — С вами все в порядке?

— Да… со мной все в порядке.

Через две минуты они сидели в старомодном «мерседесе» Дитера со швейцарскими номерами. Старик вел машину уверенно, спокойно. Временами поглядывал в зеркало заднего обзора. Катя не знала, что старый разведчик проверяется и смотрит, не отстал ли Гончаров на прокатном пассате. Черт его знает, какие тут машины дают напрокат? Сам Дитер прокатным автомобилям совершенно не доверял. Но Гончаров не отставал.

— Куда мы едем, Дима? — по-русски спросила Катя, когда «мерседес» проскочил поворот в пригородный райончик Вены, где у Кати имелся симпатичный двухэтажный особняк, купленный еще покойным мужем. Она бывала в нем редко. Предпочитала Стокгольм. Дом тем не менее всегда был в готовности встретить свою хозяйку: там постоянно жили садовник и горничная.

— Сейчас, фрау Даллет, мы едем в Вену, — спокойно ответил адвокат. — В отель «Роза и лев».

— Зачем? — удивилась она. — Что-то не в порядке?… Мой дом сгорел? Или вы подарили его юной любовнице?

— О-о-о, любовнице! Я слишком стар, очаровательная фрау Даллет. Вы смеетесь над старым адвокатом.

— Вы не ответили на мой вопрос, Дима. Это тайна?

После некоторой — почти незаметной — паузы Дитер Фегельзанг ответил:

— Теперь уже нет, Екатерина Дмитриевна. С вами хочет встретиться один человек.

— Что за человек? — спросила она. И вдруг побледнела. Цюрихский адвокат знал ее только под именем Рахиль Даллет. Назвать ее Екатериной Дмитриевной он мог только в том случае, если… если… Не может быть!

— Вадим? — медленно спросила она. И уже знала ответ.

— Да, Екатерина Дмитриевна. Вадим Петрович вернулся.

«Мерседес» въехал в Вену. На выезде из города стоял полицейский автомобиль. Рядом с полицейским, проверяющим документы у водителя рено, стоял мужчина в штатском. Дитер включил радио, и по салону поплыл звук клавесина:

Oh, du lieber Augustin, Augustin, Augustin.

— Он был сейчас в аэропорту? — спросила Катя через минуту.

— Да, — ответил адвокат. И ей стал понятен тот странный взгляд. И собственное тревожное чувство.

— Где он сейчас?

— Едет за нами, — лаконично ответил Дитер. Он незаметно поглядывал на Катю: опасался сердечного приступа. Или истерики. Или… черт их, женщин, поймешь! На всякий случай в кармане у него лежали две упаковочки с лекарствами. Черт их, женщин, знает!… Oh, du lieber Augustin…

«Мерседес» пересек Гюргель, проехал мимо Бург-театра и, спустя еще три минуты остановился у гостиницы «Роза и лев».

— Мы приехали, фрау Даллет. Для вас здесь снят номер.

Адвокат Фегельзанг посмотрел на Катю. Она выглядела совершенно спокойной. Черт их, этих женщин, поймет!

— Благодарю вас, Дитер. А вы… вы разве не подниметесь?

— Нет. Я вынужден откланяться… Но я приду через (немец посмотрел на циферблат «Лонжин»)… через час сорок шесть минут.

Старый немец всегда был точен. Ах, как он был точен!

Катя вошла в отель. «Мерседес» со швейцарскими номерами отъехал. На его месте припарковался «фольксваген-пассат». Несколько минут из машины никто не выходил. Портье в холле несколько раз бросил в сторону автомобиля внимательный взгляд. На этом арендованном пассате ездил один канадец, который остановился в отеле два дня назад.

Человек уже не молодой… Может быть, ему нехорошо? Портье уже собрался пойти проверить, когда Гончаров вылез из салона. Он был бледен, но на ногах держался твердо. Портье успокоился.

…Катя сидела в кресле, сжав кулаки. Где же он? Дитер сказал, что он едет за нами. Минуты текли… Почти шесть лет прошло с того момента, как четырнадцатого сентября восемьдесят восьмого года Вадим поцеловал ее и вышел из дома. Больше Катя его не видела. Даже хоронили ответственного работника (без пяти минут заместителя министра!) в закрытом гробу… Раздался стук в дверь.

— Войдите, — сказала Катя и не услышала своего голоса.

Дверь отворилась. Катя подняла глаза… дверь медленно отворилась… И Катя подняла глаза. На пороге стоял незнакомый мужчина.


Резо начал беспокоиться. Шел четвертый день их пребывания в Австрии. Виза пятидневная — завтра, хочешь не хочешь, придется улетать… а покойного Вадима Гончарова все еще нет.

Резо позвонил в Москву, переговорил с Гургеном, доложил обстановку. Гурген выслушал, потом мрачно спросил:

— А ты не мог его упустить?

— Нет, — твердо ответил Резо, но неприятный холодок все равно потек вдоль позвоночника. Заныло простреленное три года назад плечо.

— Ждите, — ответил Гурген и отключился. Огромный кавказец вытер ладонью пот со лба и вышел из телефонной кабины на Западном вокзале. Он прошел мимо обменного пункта, про который земляк объяснил, что пункт очень хороший: и курс подходящий — не то что в гостинице, — и открыт с семи утра до десяти вечера… Резо почти не слушал. Все они здесь какие-то… гнилые. Земляку, конечно, помогут… но все равно гнилые. Нельзя от корней отрываться.

— Давай назад в гостиницу, брат, — дружелюбно сказал он земляку, усаживаясь в очень несвежий «мерс». У самого Резо в Москве был новенький шестисотый… Если упустил Вадима — Гурген не простит. Не будет ни «мерседеса», ни квартиры. Вообще ничего не будет! Одному джигиту, который провалил дело всего-то на пол-лимона примерно, Гурген приказал отрубить ноги… А потом заставил собирать милостыню. Пока не отработает долг. Тот парнишка отработать не мог (а кто бы смог?) и бросился под панелевоз.

От этих мыслей было очень неуютно. Ныло плечо. Гнилой австрийский землячок нес ерунду. Резо его не слушал.

Дверь медленно отворилась. На пороге стоял совершенно незнакомый мужчина.

— Здравствуй, родная, — сказал он голосом Вадима. Она вздрогнула и заплакала… Ну что, вдова, ты наконец дождалась?

— Здравствуй, родная, — растерянно повторил мертвец Гончаров и сделал несколько шагов. — Ну что ты? Я живой… и все хорошо. Все уже хорошо. Родная… Катенька моя…

Вадим Петрович сделал еще шаг и опустился на колени возле кресла. Лица оказались напротив друг друга. Слезы текли, рассмотреть лицо Вадима Катя не могла. Оно дробилось, расплывалось, менялось…

— Но как, Вадим? Но… как? — выдавила она. И Гончаров тоже заплакал. Он не плакал давно. Жизнь на нелегальном положении, с чужими документами, не располагает к сантиментам. Вадим Гончаров был сильным человеком. В сентябре восемьдесят восьмого он сыграл свою игру. Ставкой в ней были свобода и деньги. Тогда, шесть лет назад, он выиграл. В закрытом гробу похоронили другого человека.

Да, тогда он думал, что выиграл… очень скоро жизнь доказала, что выиграть эту игру нельзя. Шесть лет он платил за свою победу одиночеством, тоской, бессонницей. Он перехитрил всех! Круче всех он перехитрил себя.

Мертвец Гончаров стоял на коленях, сжимал руки любимой и преданной им женщины и рыдал.

…Сначала его не узнал Дитер. Потом — Катерина. Так стоит ли загубленная жизнь холмика из зеленых долларов? Не могильный ли это холм?

Катя гладила седую вздрагивающую голову. Целовала мертвеца в состарившееся, высохшее, в морщинах лицо. Она верила — и не могла поверить. Она видела — и не могла узнать. Жгли губы терпкие соленые слезы из выцветших старческих глаз. Еще несколько часов назад она целовала этими губами другого мужчину.

Вадим потихоньку успокаивался. Плечи вздрагивали реже.


Огромные напольные часы в корпусе из красного дерева начали вызванивать мотив бедного Августина. Золотом сияла табличка у входа в банк «Австрийский кредит». В ослепительной голубизне над древней Веной ударил колокол на соборе святого Стефана. Бывший немецкий, бывший советский разведчик посмотрел на свой «Лонжин», удовлетворенно кивнул и вставил магазин в рукоятку «Вальтера» П-38.

Было предчувствие, что без стрельбы не обойтись. Он попытался вспомнить, когда же ему в последний раз довелось реально использовать оружие. О Боже, как давно!… В шестьдесят восьмом, в Гонконге, на улочке, где собирались голубые… четверть века прошло… Да, пожалуй, без стрельбы не обойдется. Ну что же, Gott mit uns, Genosse Dallet[26]. Хотя, скорее, дьявол ведет тебя, Вадим.

Как бы там ни было, а старый цюрихский адвокат готов был пойти до конца. Все дела, за которые он брался, он всегда доводил до конца. И не важно — с Богом или с дьяволом заключен договор. Старик вложил «вальтер» в карман плаща.

Над колокольней собора святого Стефана метались голуби.

В 1892 году английский антропометролог Гальтон издал солидный труд под названием «Отпечатки пальцев». По его оценкам, вероятность совпадения отпечатка одного пальца с другим составляет 1:4. А если у человека снять следы всех десяти пальцев, то вероятность полного совпадения с отпечатками другого человека составит 1:64000000000. Очевидно, что численность населения планеты Земля абсолютно исключает даже однократное совпадение.

В служебном помещении банка «Австрийский кредит» эксперт-криминалист венской полиции пил кофе вместе с начальником службы безопасности. Его пригласили, чтобы произвести идентификацию дактилоскопических отпечатков клиента. Шесть лет назад один чудак затеял таким образом защитить свой вклад в швейцарском банке.

Двое солидных мужчин попивали кофе. Посмеиваясь, рассуждали о том, что разные бывают чудаки. Эксперт поинтересовался: велик ли вклад? Начальник службы безопасности загадочно улыбнулся. Эксперт понял свою оплошность и рассказал, что сегодня утром снимал отпечатки пальцев у трупа одного поляка-наркомана, который — вот совпадение — застрелился в отеле «Старый мельник». Это ж прямо напротив, через площадь. Начальник службы безопасности покачал головой и заметил, что эти наркоманы всегда кончают плохо. Эксперт согласился: наркоман, да еще и поляк… фу, гадость!

До визита загадочного клиента оставалось десять минут.

Пунктуальный цюрихский адвокат постучал в дверь номера ровно в четырнадцать часов. Предварительно, однако, он позвонил из рецепции. Старый Дитер Фегельзанг предполагал, что после шестилетней разлуки супруги могут увлечься друг другом… Он ошибся — никаких сексуальных отношений между Катей и Гончаровым не было. Да и не могло быть: Вадим уже давно был импотентом. Для возбуждения ему требовалось обильное грязное порно и услуги проституток.

Дело, собственно, даже не в этом. Внезапная встреча после долгой разлуки была наполнена нежностью. Пошло было бы оскорбить ее сексом. Катя и Гончаров долго сидели молча, прижавшись друг к другу. Слова казались лишними, бессмысленными, пустыми.

С необычайной ясностью Вадим Петрович понял, что он сам у себя украл шесть лет жизни. Эта мысль уже давно сидела глубоко в сознании, но он боялся себе в этом признаться. Теперь, когда он снова оказался рядом с Катей, не было никакого смысла кривить душой. Или тем, что осталось от души…

Дитер постучал в дверь номера ровно в четырнадцать часов. До подписания договора оставалось тридцать минут… Шесть лет — и тридцать минут! Цюрихский адвокат быстро объяснил ошеломленной Кате ситуацию со счетом. Предупредил, что не исключает возможность осложнений.

— Ерунда, — буркнул Гончаров. — Все будет о'кей.

Старый немец посмотрел на него внимательным взглядом и промолчал. До подписания договора оставалось двадцать минут. Дитер надел свою старомодную шляпу и вышел первым.

Спустя еще несколько минут гостиницу покинули Катя и Вадим Петрович. Дверь банка была через дорогу.


…В номер Резо, расположенный как раз над апартаментами, которые занимал Гончаров, влетел запыхавшийся Ваха.

— Резо, — выкрикнул он с порога. — Я ее видел!

— Кого? — медленно произнес Резо. Он смотрел неодобрительно.

— Ту бабу… ту, что на фотографии. С ней какой-то старик.

— Вадым? — быстро спросил босс и блеснул белым оскалом.

— Нет, не он, — ответил Ваха. — Но они вошли в банк.

— Когда?

— Сейчас. Я встретил их в вестибюле. Они вышли из гостиницы.

Резо, нахмурившись, посмотрел на наблюдателя у окна. Но потом понял, что не прав. Если Катя и ее старик-спутник вышли из гостиницы, опознать ее наблюдатель не мог. Он видел только спины. Да и вообще — людей ориентировали на Вадима, фотографию Кати дали на всякий случай.

— Ты их видел? — спросил Резо у наблюдателя.

— Мужчина и женщина вошли в банк только что. Мужчина — ростом примерно сто восемьдесят, седой. В светло-сером костюме. Женщина — блондинка, рост около ста семидесяти. Плащ стального цвета, такая же сумочка и туфли.

Глаза у Резо азартно блеснули. Похоже, подумал он, добыча сама идет в руки.

— Женщина, которую ты видел, точно — жена Гончарова? — переспросил он у Вахи. А сам уже чувствовал — она!

— Матерью клянусь, она!

— Значит, — сказал Резо, — она остановилась в гостинице. Что ж, тем лучше. Сюда же она и вернется. Здесь ее и возьмем. А пока — все внимание на банк. Гончар обязательно появится.

Наступал самый ответственный момент операции. Резо стал спокоен и собран. Он верил в успех. Он устранил конкурентов, двое в венской полиции, третий скрылся… но он не опасен. А добыча сама идет в сети.

Резо взял со стола радиостанцию. Щелкнул кнопкой вызова.

— Всем! — сказал он уверенно и веско. Он знал — его внимательно слушают двое земляков в фургоне «форд» с надписью «Пицца Хат» на борту, припаркованном в тридцати метрах от банка. И те трое, что стоят сейчас рядом с ним. — Всем! Готовимся. Вадым где-то рядом. Возможно, уже в банке.

— Вы, — добавил он, обращаясь к своим боевикам, — тоже вниз. Всем смотреть Вадыма. Появляется — берем.

Скрестив на груди руки, Резо застыл у окна. Сверху он видел площадь, вход в банк, мерцающую золотом табличку у вращающихся дверей. Он видел фургончик развозки «Пицца Хат» с двумя своими земляками внутри… Сейчас Резо испытывал к ним теплые чувства: хорошо иметь поддержку земляков на чужбине. Они помогли и советом, и транспортом, и оружием. Где бы он добыл оружие в этой Вене? Здесь не Россия — строго! А земляки достали… Резо видел зонтики открытого уличного кафе и того старика, с которым он сегодня едва не столкнулся внизу, в холле. Старик степенно пьет кофе и читает газету.

Все тихо в старой доброй Вене. Все респектабельно и пристойно. Легкий ветер с Дуная гонит в небе одинокое облако и шуршит стодолларовыми портретами Франклина на вершине зеленого холма… Oh, du lieber Augustin, наигрывает старинная шарманка. У чисто вымытого окна стоит, скрестив руки на груди, огромный мрачный кавказец. С высоты десяти метров ему открывается вид на старинную, чистенькую венскую площадь. И на двери солидного венского банка с трехвековой историей.

Натан Когль, он же Валентин Кравцов, смотрит на двери банка из салона прокатного «фольксвагена».


…После своего бегства от блокированного службой антитеррора отеля Кравцов бросил засвеченный «фиат». Он стер свои пальцы внутри салона, вывернул наизнанку двухстороннюю куртку, заложил за щеки пластинки жевательной резинки. Из машины он прихватил только пачку фотографий — результат дневного наблюдения за клиентами банка «Австрийский кредит». На переднем сиденье брошенной машины осталась лежать обертка от жевательной резинки.

Кравцов спустился в метро и доехал до Баденбергштрассе. Он дважды проверялся — слежки не было. Но настроение все равно было паршивое. Операция, бесспорно, провалена. Каким образом полиция вышла на них? С этим еще предстоит разбираться… Кравцов купил таксофонную карту и зашел в кабину телефона. Со своим собеседником он разговаривал около минуты.

— Понял, — ответил знакомый голос. С этим же человеком Валентин общался в девяносто первом, когда прилетал ликвидировать Банкира. — Понял. Ты где сейчас?

— На станции Баденбергштрассе.

— Понял. Там прямо напротив есть кафе. Жди. Я буду минут через двадцать. Подъеду на синем «ауди-100». Выйдешь.

Валентин вошел в кафе, заказал черный кофе с ромом. Молоденькая официантка принесла кофе и обязательный стакан воды. В ее речи Кравцов уловил славянский акцент. Он зафиксировал это машинально. Мозг капитана спецслужбы работал над решением другой задачи: почему они провалились? И что можно теперь предпринять?

Мимо витрины медленно проехал полицейский автомобиль. Валентин пил кофе, курил сигарету и ждал… Через двадцать три минуты у кафе остановился темно-синий «ауди-100». Кравцов положил на столик деньги и вышел на улицу. Он прошел мимо машины и свернул в переулок. «Ауди» притормозил рядом, консультант нырнул в салон.

…Сейчас Натан Когль сидел в салоне прокатного «фольксвагена» и ждал появления Гончарова. Он уже знал о причинах провала, знал и о том, что Гончаров нашелся. В той пачке фотографий, которую они отсняли накануне, удалось четко идентифицировать Вадима Петровича. Невероятно состарившегося за шесть лет, почти неузнаваемого. При традиционных в криминалистике методах фотопортретной идентификации эксперты используют двенадцать-четырнадцать топографо-анатомических точек лица фас-профиль. При этом желательно использовать аналогичные по ракурсу и масштабу фотоснимки… Кравцов пользовался новой, высокоэффективной методикой, разработанной в недрах научно-исследовательской базы КГБ СССР. Вадим Петрович Гончаров был опознан стопроцентно. Накануне, в четверг восьмого сентября, он посетил банк «Австрийский кредит». Провел там всего шесть минут. За такое короткое время серьезные документы не подписывают. Это означало, что Гончаров появится вновь. Двадцать минут назад Вадим Петрович вошел в банк вместе с очень красивой блондинкой. Дождались!

Натан Когль сообщил об этом двум консультантам, которые мирно попивали кофеек в салоне минивэна «шевроле». Они прибыли в Австрию только вчера поездом через Чехию. Это позволило доставить в Вену некоторый груз, который невозможно протащить самолетом… Рано Резо посчитал конкурентов неопасными. Профессионалы опасны всегда.


Старый адвокат Фегельзанг сидел в открытом уличном кафе. Он снял и положил на стол свою шляпу. Было тепло. Легкий ветерок слегка шевелил седые волосы. Герр Фегельзанг заказал двойной эфиопский кофе, заваренный с невозможно малым количеством воды. Ему бы не стоило пить этот зверской крепости напиток. Но он решил — сегодня можно. Он вспомнил, как тосковал по кофе в Сибири… Давно это было. Тогда еще казалось, что вся жизнь впереди. И вот она уже прошла… И — что?

Напротив гостиницы, неподалеку от входа в банк, прогуливались и не спеша беседовали двое каких-то кавказцев. Деловые костюмы, галстуки, кейсы… Видимо — кого-то ожидают. Через улицу вход в торговый пассаж. Оттуда изредка выходят люди, входят люди… Цены в старой части Вены высоки. Венцы редко покупают здесь. Дитер Фегельзанг контролировал вход в пассаж поверх газеты. Он не стал надевать очки и, когда смотрел на газетный лист, видел только серые слившиеся полоски строк. Эфиопский кофе обжигал гортань.

Адвокат бросил взгляд на свой «Лонжин». Вадим выйдет через несколько минут.


Вадим Петрович Гончаров, он же гражданин Канады Пьер Даллет, встал и протянул руку управляющему банком. Он с отвращением ощущал следы дактилоскопической краски — эти банковские крысы затеяли повторную проверку. Ощущение было ложным — после сличения дактилокарты он тщательно вымыл руки.

— Благодарю вас, господин Зелински, — сказал Пьер Даллет на приличном немецком.

— Напротив, херр Даллет, для нас была честь работать со столь солидным клиентом. Уже сегодня ваш вклад и вклад господина Фегельзанга будут оформлены и в Канаде, и в Швейцарии. Нам, право, жаль, что вы не можете далее продолжать сотрудничество с нами. Тем не менее банк «Австрийский кредит» всегда к вашим услугам.

Управляющий обернулся к Кате:

— Фрау Даллет…

Катя улыбнулась. «Сказочно красивая женщина», — подумал управляющий. — «Кем ей приходится этот старик: муж или отец?»

— Благодарю вас, господин Зелински, — сказала Катя.

Пьер Даллет подхватил кейс, в котором лежали пять миллионов австрийских шиллингов[27].

— Вы уверены что вам не нужна охрана? Фирма предоставит ее бесплатно.

— Нет, — сухо ответил Пьер. — Нам не нужна охрана.

Управляющий покачал головой. Клиент казался ему безумцем. Сопровождаемый управляющим, Вадим Петрович пересек холл и вышел из вращающейся двери банка «Австрийский кредит». Дитер сидел в кафе с непокрытой головой… порядок!


— Двадцать пять, — негромко сказал в салоне «фольксвагена» капитан Кравцов. И тут же услышал в небольшом микрофончике, вставленном в правое ухо:

— Плюс пять.


Резо увидел седого пожилого человека в дверях банка. Светло-серый костюм, кейс в левой руке. Человек посмотрел по сторонам и поправил узел галстука. Кавказец стиснул зубы: он узнал этот жест! Гончаров повернулся направо и пошел в сторону пассажа. Резо узнал эту походку!

Он взял с подоконника черную мыльницу радиостанции.

— Вадым вышел, — сказал он напряженно. — Идет к пассажу… Двое — за ним. Не вздумайте его упустить. Один ждет Катьку.

Вадим Петрович поправил узел галстука, повернул направо и пошел в сторону пассажа. Ноги в мягких кожаных туфлях легко ступали по красноватой брусчатке. Он ощущал вес кейса с миллионом долларов в руке. А еще он ощущал, что помолодел на десять лет. А может быть — на двадцать. Вадим — Пьер Гончаров — Даллет вошел в пассаж. На противоположной улице — осталось пройти всего какие-то шестьдесят метров — его уже ждет загодя заказанное такси. Через минуту он подъедет к дверям банка, заберет Катю и…

Кате было зябко. Она обхватила ладонями, локти и подошла к огромному стеклу в холле банка. Элегантная, стального цвета сумочка с договорами — их и Дитера — висела на левой руке. Солидная, с водяными знаками бумага стоила пятьдесят миллионов долларов. Там стояло ее имя и имя Вадима — Пьера Даллета. Второй, десятимиллионный счет, открыт на имя Дитера Фегельзанга. Почти невесомая сумочка оттягивала руку. Катя ощущала легкий озноб. За поляризованным бронестеклом шли по улице люди. На противоположной стороне стояла надменная, респектабельная гостиница «Роза и лев». Катя подняла глаза к окнам номера, в котором она встретила погибшего шесть лет назад мужа… Катя подняла глаза и ощутила странное беспокойство. Нет, не так… не беспокойство. И даже не страх. Что-то другое. Большее, способное парализовать… Она перевела взгляд выше — и увидела Резо. Катя отшатнулась. Понимая разумом, что кавказец не может ее видеть, она все же отшатнулась. Тот вечер, когда Резо с отморозками пришел за долгом Вадима, она не сможет забыть никогда.

Напрочь забыв о запрете выходить из банка, пока Вадим не подъедет на такси, Катя рванулась на улицу.

— Появилась баба, — бросил Резо в радиостанцию. — Не выпускать ее. Фургон ко второму выходу из пассажа. Работаем основной вариант.

Внешне кавказец был спокоен, но внутреннего спокойствия не было. Он ощущал какую-то пока неясную еще опасность. Мотнул головой, пытаясь отогнать это чувство.


— Передвиньтесь на Кертнерштрассе, ко второму выходу из пассажа, — сказал Кравцов. — Похоже, брать объект придется там. У него на хвосте двое.

— Принято, — ответили консультанты. Минивэн плавно тронулся и скрылся за углом.


Когда двое клерков резко, как по команде, повернулись и двинулись вслед за Гончаровым, Дитер Фегельзанг положил на столик купюру в пятьдесят шиллингов. Он всегда придерживался принципа оставлять на чай десять процентов от счета. Сейчас ждать сдачи было некогда. Старый адвокат встал, подхватил со стола газеты. Но забыл взять шляпу. Официант удивленно посмотрел на пятидесятишиллинговую купюру, на забытую шляпу.

— Господин, — крикнул он. — Господин, вы забыли свою шляпу.

Не оборачиваясь, Фегельзанг пересек улицу в месте, неположенном для перехода… Официант мог бы догнать его, мог бы еще раз окликнуть. Он не стал этого делать: он понял — старику не нужна его шляпа. Очень странный старик!


Вадим Петрович Гончаров легко шагал по мраморному полу пассажа. Слегка светились матовые стекла свода над головой. Блестел мрамор под ногами, искрились со всех сторон десятки ярких витрин. Улыбались неживыми улыбками манекены. Гончаров шел не спеша, помахивая миллионным кейсом… негромко звучала музыка Моцарта. Он ни разу не оглянулся назад… Двое клерков шли позади Гончарова. Они как бы конвоируют Вадима к выходу, где уже ждет его фургончик «Пицца Хат»… Продавщица цветов в огромном кринолине, корсаже и белом парике с улыбкой протянула букет фиалок одному из клерков. Кавказец отодвинул ее рукой. Девушка недоуменно и слегка обиженно смотрит вслед мощной фигуре в хорошем костюме.

Потом она оборачивается и встречается глазами с прямым, как доска, пожилым господином. В глазах у старика плещется смерть. Сверкают витрины печально поет скрипка… Быстрым стаккато врывается в нежную мелодию Моцарта стук каблуков па мрамору.


— Вадим! — хотела крикнуть Катя… и не смогла. Прошептала.

Эхо отразилось от стеклянной крыши пассажа. Тревожное эхо прошелестело над мраморным полом. Седой мужчина с кейсом в руках уже почти дошел до выхода… Вадим! — ударило в спину, и он обернулся… Замерли клерки… Приостановился на полсекунды седой старик с газетами в руках.

Один из клерков быстро сунул руку под пиджак. Раз в неделю он бывал в тире, тренировался в интуитивной стрельбе… он неплохо стрелял и был уверен в себе.

Ворохом рассыпались газеты, выпав из рук старомодного старичка. Обнажился вороненый ствол «вальтера», губы адвоката тронула мимолетная улыбка. Выстрел! Девятимиллиметровая пуля пробила голову специалиста по интуитивной стрельбе и покалечила манекен с лицом Мэрилин Монро. Рот почти обнаженной голливудской дивы, рекламирующей нижнее белье, ощерился раскрошенным пластиком. Фрагмент ярко накрашенных губ упал к ногам продавщицы фиалок. Девушка пронзительно закричала.

Вскрикнула Катя. Гортанно заорал второй клерк. Он пытался выдернуть пистолет и, не отрываясь, смотрел на выплеск крови и мозга на блестящем мраморном полу.

— Беги, Вадим! — по-русски закричал цюрихский адвокат Дитер Фегельзанг и перевел пистолет на клерка. Гончаров сделал неуверенный шаг к двери. Клерк наконец справился со своей пушкой. Адвокат спокойно нажал на спуск, и кавказец схватился за плечо. Венгерский фроммер образца двадцать девятого года упал на пол. Визжит продавщица, сверкающее нутро пассажа наполняется криком и грохотом. Бессмысленно пялится левой, сохранившейся половиной лица Мэрилин Монро.

С двух сторон в пассаж вбегают люди.

— Беги, Вадим! — снова кричит адвокат. Сзади гремят выстрелы. Стоя на одном колене, молодой жгучий брюнет стреляет короткими очередями из огромной «беретты-93р». Пули мечутся по залу, разнося витрины, рикошетируя от пола и колонн. Падает на прилавок с цветами продавщица, из простреленного корсажа бьет струйка крови. На противоположном конце зала, в пятидесяти метрах от стрелка с «береттой», взмахивает руками и безвольно, кулем оседает гражданин Канады Пьер Даллет. Горячие гильзы звенят, ударяясь о мраморный пол.

А «беретта» все выплевывает и выплевывает пули. С разбегу бросаются на пол вбежавшие в пассаж с дальнего конца мужчины с кавказской внешностью. Рядом с ними две пули вонзаются, чмокая, в тело мертвого Гончарова. Человеку, объявившему себя мертвецом, нет места в мире живых. Один из кавказцев протягивает руку к кейсу мертвеца… рикошетирующая пуля отбрасывает чемоданчик в сторону. Дитер Фегельзанг с равнодушным лицом трижды стреляет в голову кавказца с бешеной «береттой» в руках. Становится тихо. В тишине отчетливо слышен стук Катиных каблуков да хриплое дыхание раненой продавщицы фиалок.

Сверху льется нежная музыка Моцарта. Старый адвокат сильными, нестариковскими пальцами берет Катю за локоть и разворачивает к выходу.

— Иди отсюда. Катя. Беги, — говорит он, и Катя, послушно кивнув головой, идет к выходу.

А герр Фегельзанг медленно идет в другую сторону. Туда, где лежит мертвый Вадим. Туда, где все еще продолжается охота на мертвеца. «Вальтер» в правой руке смотрит стволом в пол. Хрустит битое стекло под ногами. Развратно улыбается левой стороной лица Монро в черном кружевном белье на совершенной пластмассовой плоти. Хрустит стекло под ногами немецкого солдата, который начал свой путь в разведшколе Кенигсберга, продолжил среди подпольщиков Варшавы, потом в Сибири. Потом в советской разведшколе под Киевом, потом…


…Кавказец схватил кейс мертвеца. Натан Когль ударил его кастетом по затылку и выхватил у него из рук плоский, с вмятинкой от пули в боку, мини-сейф Гончарова. Другой кавказец отшатнулся в испуге. Ринулся к своему фургону. Второй консультант нанес ему короткий удар сбоку в челюсть, и горец распластался рядом с Гончаровым.


Дитер Фегельзанг все еще шел через пассаж, через свою странную жизнь, в которой не было ни счастья, ни родины. Он медленно поднимал пистолет. Они с Вадимом никогда не были друзьями… Дитер Фегельзанг поднимал «вальтер». Ему хотелось отомстить за русского номенклатурного чиновника, у которого тоже не было ни счастья, ни родины.


…Майор Андреев легко выбил пистолет из руки бывшего обер-лейтенанта немецкой и подполковника Советской армии. Кравцов пшикнул Дитеру в лицо из аэрозольного баллончика. Через несколько секунд обмякшее тело немца впихнули в минивэн. Урча мотором, «шевроле» уносил двух консультантов и цюрихского адвоката в сторону Дунайского канала. Следом ехал в невзрачном фолькгсвагене гражданин Израиля Натан Когль. На заднем сиденье лежал кейс с пятью миллионами австрийских шиллингов.


Дитер Фегельзанг медленно открыл глаза. Веки казались непомерно тяжелыми, болела голова. Как будто с похмелья, хотелось пить. Но он не мог быть с похмелья! Вот уже несколько лет герр Фегельзанг выпивал только глоток мозельского в Рождество. И глоток русской водки в годовщину смерти Вареньки.

— Как вы себя чувствуете, герр Фегельзанг? — спросил сбоку кто-то невидимый. Человек говорил по-немецки правильно, без акцента, но Дитер сразу понял, что немецкий — его неродной язык. Он не ответил и попытался повернуть голову к говорившему. Сразу накатила боль, потемнело в глазах.

— Как вы себя чувствуете? — повторил человек чуть громче.

— Где я? — спросил старик.

— Среди друзей, — ответил человек. Старик разглядел крашеный дощатый потолок над головой. На краске проступали пятна плесени. Он собрался с силами и повернул голову. Он увидел лицо говорившего — и сразу все вспомнил! И привычную отдачу «вальтера», и, гортанный голос кавказца, и мертвое лицо Вадима. Старик застонал.

— У нас мало времени, Валя, — сказал кто-то рядом, и старик понял, что говорят по-русски.

— Суки! — выдохнул он.

— О, запел землячок! — произнес человек, который интересовался его самочувствием. — Значит можно разговаривать. Так, герр Фегельзанг? Или мне лучше называть вас товарищ полковник?

Он снова не ответил. Страшно хотелось пить. Его подхватили под мышки и рывком посадили. В голове вспыхнула чудовищная боль. Рядом о чем-то говорили. Он выхватывал только отдельные слова, обрывки фраз: не хер чикаться… нельзя, помрет… накроет полиция… И еще что-то… Потом все разом замолчали.

Боль потихоньку отступала. Дитер осмотрелся. Помещение было маленьким, тесным, грязным. Слева, в слабом свете двух электрических фонарей, он разглядел задраенный иллюминатор. Вот оно что! Значит, я на каком-то катере или барже. На Дунае… Видимо, здесь у них берлога.

Он сидел на старой панцирной кровати без матраца, прислонившись спиной к стене. Двое мужчин расположились на сломанных стульях. Третий сидел на верстаке с ржавыми тисками. Рядом лежал кейс Вадима.

В глаза старику ударил луч карманного фонаря. Он прикрыл веки. Накатывала апатия. Старый разведчик уже понял, что эти люди — кто бы они ни были — в живых его не оставят. Но это уже не имело значения. Жизнь, состоявшая из одних потерь, подошла к концу.…Сначала он верил в фюрера и в Рейх. Нет ни Рейха, ни фюрера. Потом он поверил Варе. Вареньке-Варваре. И захотел, как она, любить Союз Советских Социалистических Республик. И дело Ленина-Сталина. И он честно работал на Союз и на дело Ленина-Сталина… А потом Варю убили. И у него не осталось ничего… Ни Рейха, ни фюрера, ни великого и нерушимого Союза вместе с делом Ленина-Сталина… У Вареньки даже могилы нет. Когда воскрес Вадим, старому адвокату показалось, что есть в жизни какая-то тайная справедливость. Может быть, она в том, что очаровательная Рахиль (ах, как она на Вареньку похожа!) не останется одинокой… Выстрелы в венском пассаже оборвали и эту надежду.

— Герр Фегельзанг, — произнес негромкий голос, — выслушайте меня внимательно. Мы не знаем, кто вы, мы только догадываемся… Это, в принципе, не важно. И вам не обязательно знать, кто мы. Вы согласны?

— Дайте воды, — тихо сказал Дитер.

— Вот черт! Нет воды… Можем зачерпнуть из реки. Устроит?

— Да…

— Коля, сделай, — сказал невидимый человек. Потом оба фонаря погасли, скрипнула дверь, показался на миг сумеречный проем с блеснувшей водой и огнями вдали. Дверь закрылась, и один фонарь снова вспыхнул.

— Давайте продолжим, — сказал человек. — Меня зовут Натан.

Дитер Фегельзанг усмехнулся, но тот, кто назвался Натаном, сделал вид, что этого не заметил.

— Ситуация такова: несколько часов назад вы, Дитер Фегельзанг, совершили убийство двух человек в присутствии большого количества свидетелей. Если мы сдадим вас полиции, остаток жизни вы проведете в тюрьме.

Раздался стук в дверь, и фонарь погас. Снова блеснула вода и огни вдали. Дверь закрылась, вспыхнул свет. В желтом зыбком конусе появилась откровенно грязная пивная кружка с водой.

— Спасибо, Коля, — выговорил с издевкой старик и припал к грязной кружке. Он уже сто лет не пил воды из реки. Она показалась ему сказочно вкусной. Трое мужчин терпеливо ждали, пока Дитер Фегельзанг напьется. Все молчали. Вздрагивал в такт глоткам кадык на морщинистом стариковском горле. Он выпил почти всю воду и поставил кружку рядом с собой.

— Ну? — сказал он с вызовом.

— Нам очень жаль, что погиб Гончаров, — отозвался Натан.

— Да, конечно… вам очень жаль.

— Не хочу на вас давить, — сказал Натан, — но нам позарез нужна информация о финансовых делах Вадима Петровича. Куда и на какие счета переведены деньги со счета N 164'355 ZARIN?

— А если я не буду отвечать на ваши вопросы?

— Мы сдадим вас полиции. Вы адвокат и отлично понимаете перспективы.

Фегельзанг рассмеялся. Он смеялся хриплым, каркающим смехом. Смех отдавался болью в висках и затылке.

— Нет, мужики… в полицию вы меня не сдадите. Вам нужны деньги Вадима. Какая же тут полиция?

— Ну что ж, — отозвался Натан после короткой паузы, — вы правы. Наши дальнейшие шаги вы, как профессионал, можете предугадать.

Фегельзанг равнодушно пожал плечами. Натан Когль сказал:

— Зря, честное слово, зря. Мне бы очень не хотелось…

— Мне тоже, — отозвался старик.

— Так в чем же дело? Вы отдаете нам эти счета. Взамен получаете свободу и деньги. Здесь (Натан кивнул на кейс Гончарова) пять миллионов шиллингов.

— Мне не нужны деньги, молодой человек. А свобода… никакой свободы на самом-то деле нет. Свобода — это миф. Это мечта. Вы молоды, и вам этого не понять.

— Хватит, — сказал кто-то жестко. — Не хер нам выслушивать его бред, Валя. Вся австрийская полиция на ушах. Давайте начинать, пока не спалились…

— Мне очень жаль, — повторил Натан и добавил: — Начинайте.

Сильные руки быстро и аккуратно сняли с адвоката плащ и пиджак. Каждое движение отдавалось болью в голове. Где-то вдали послышался шум дизеля. Фегельзангу закатали рукав рубашки на левой руке. Тонко хрустнуло стекло отламываемой горловинки ампулы.

— А я ведь могу помереть, ничего вам не сказавши, — ехидно произнес старик. — Все эти препараты дают парадоксальные побочные эффекты. Бац — и помер! Вот вы огорчитесь.

Звук дизеля нарастал. Трое мужчин молчали.

— Запросто помру, — продолжал издеваться Дитер. — Я ведь уже очень старый.

Блеснул шприц. Сильная рука схватила старика за плечо.

— Тут и вен-то ни хрена не найти, — сказал Коля, разглядывая бледную кожу руки.

Игла воткнулась. Фегельзанг почти не почувствовал боли.

— Есть, — сказал Коля и потихоньку начал давить на поршень. Он вводил десятипроцентный раствор барбамила очень медленно, то и дело заглядывая в глаза старику.

— Готово, — сказал он через две минуты и выдернул шприц. Фегельзангу показалось, что прошел час. Звук дизеля стал громче. Посудинку слегка качнуло, и старик подумал: что это — волна от проходящего судна или уже начинает действовать наркотик? Он боялся потерять контроль над реальностью.

Старенькую баржу качнуло еще раз, потом еще. Дунайская вода лизнула ржавый борт. Заскрипели кранцы между бортом и заброшенным бетонным причалом. Плескалась черная вода в полузатопленном трюме. Дитер Фегельзанг почувствовал тепло, приятный сухой жар, идущий изнутри. Коля еще раз заглянул ему в глаза и отошел в сторону, в горячую темноту. Натан Когль переставил шатающийся стул и сел на него верхом напротив Дитера. «Начинается», — подумал старик. — «Надо зацепиться за что-то. Надо привязаться к какому-то реальному объекту, пока сознание не растворилось в наркотике».

Самым реальным предметом в этой грязной дыре оказались ржавые тиски, привинченные к верстаку. Дитер впился в них расширившимися зрачками. Он все сильнее ощущал жар, на лбу выступила испарина. Гортань была шершавой, сухой и горячей. Тиски! Смотреть на тиски. Вставить руку в разинутую ржавую пасть и начать вращать рычаг.

— Давайте поговорим, герр Фегельзанг… Оборот рычага по часовой стрелке. Челюсти тисков сдвинулись на несколько миллиметров.

— Кто была эта элегантная дама в пассаже? Еще оборот… стальные пластины с насечкой коснулись кожи. Они коснулись тонкой кожи еврейского мальчика в Варшавском гетто. Как его звали? Не помню…

— Кто она? Как ее имя?

Жарко… очень жарко… миндалевидные иудейские глаза расширились от ужаса. Штурмбаннфюрер Беккер улыбнулся и слегка нажал на рычаг тисков… Как звали этого мальчика?

— Она любовница Гончарова? Секретарша? Как ее фамилия? Говорите, герр Фегельзанг! Вам хочется говорить. Верно?

Рудольф Беккер снова нажал на рычаг тисков. Раздался ржавый скрип. Еврейский мальчик прикусил нижнюю губу. Руди улыбнулся улыбкой истинного арийца.

— Номер счета, господин адвокат! Шепните мне номер счета.

Бледный луч фонаря стал ярче, он резал глаза, вспыхивал тысячами искорок на белоснежном снегу. Смотреть на тиски! Только на тиски! Там, за бьющим в лицо прожектором, должны стоять тиски…

— Кто эта женщина? Отвечайте! Дитер попытался сосредоточиться. Это ржавое пятно в углу — тиски? Да, это тиски с зажатой в них рукой еврейского мальчика. Штурмбаннфюрер Беккер повернул рычаг еще на одну восьмую оборота… Прекрати, Руди… Я только начал. Самое интересное впереди, Дитер. Скоро этот жиденыш будет визжать, как свинья.

— Где вы должны встретиться, герр Фегельзанг?

— В Варшаве, — простонал старик. — Это было в Варшаве.

— Хорошо, — быстро сказал Натан Когль. — А что было в Варшаве?

Огромные черные глаза еврейского мальчика и бледно-голубые прищуренные глаза Руди… Еще на одну восьмую… сдавленный стон из плотно сжатых детских губ.

— Вы встречаетесь в Варшаве? Когда? Где?

— Нет, в Квебеке…

Дитер Фегельзанг не мог видеть, как переглянулись между собой консультанты. В кейсе Гончарова помимо денег они обнаружили канадский паспорт. Клиент поплыл… Бывают, конечно, кремни, которым удается выстоять даже под сывороткой правды. Но таких единицы. Старик хорошо держался. На удивление хорошо. Но все же поплыл. Натан Когль закурил сигарету.

…Руди закурил сигарету. Еще одна восьмая поворота тисков, и у тебя, юде, захрустят кости. Понял? Ты запоешь, как твои братья! Мальчик судорожно сжал челюсти. И улыбнулся. И выплюнул на верстак гаража что-то розовое.

— Значит, в Квебеке… Когда? Где? Кто эта женщина?

Спасибо за науку, несломленный еврейский мальчик!

Благополучный цюрихский адвокат Дитер Фегельзанг с силой сжал зубы. Он победил! Он улыбнулся и вытолкнул изо рта блеклый старческий кусочек плоти.

— Что это? — спросил Коля ошеломленно.

— Язык, Николай Сергеич, — ответил Кравцов. — Язык.

На потном лице старого немца играла улыбка. Пузырилась кровавая пена. Шимон, — вспомнил он. — Мальчика звали Шимон.

— Во блядь! — ругнулся консультант Коля. — Инструктора никогда не говорили о судорогах. Как же так?

— Это не судороги, — ответил Кравцов сухо. — Это личная парадоксальная реакция товарища Фегельзанга.

— Ты хочешь сказать, что он сознательно?

Кравцов ничего не ответил. По лицу старого немца тек пот и кровь. Беззвучно шевелились белые губы… Старик выиграл свой последний бой.

Губы шевельнулись раз, другой… Замерли. Глаза с огромными зрачками смотрели на тиски из глубины Варшавского гетто.

Спустя десять минут черная вода голубого Дуная приняла тело Дитера Фегельзанга. К правой ноге цюрихского адвоката была привязана половинка ржавых тисков.

Консультанты молча курили в кубрике брошенной баржи. Изредка мимо проходили какие-то суда, в борт плескала волнишка, баржа покачивалась. Над центральной Европой стояла глубокая ночь. Сотни венских полицейских и сотрудников государственной безопасности проводили проверки отелей, пансионатов, притонов и кварталов, где обитали выходцы из Турции, Югославии, ближнего Востока. Кровавая перестрелка в самом центре Вены вызвала у общественности шок.

Вечером Президент Австрийской республики вызвал к себе руководителей полиции и госбезопасности. Разговор был, мягко говоря, не очень приятный. Всем им предстоял веселый уик-энд!

— Давайте помянем старика, — сказал Кравцов, доставая из кейса покойного Гончарова плоскую фляжку.

— Не о том думаешь, — резко сказал консультант Коля. — Нам теперь нужно думать, как выбраться отсюда.

Валентин помолчал, сделал глоток виски. Балдантайн, — определил он и протянул флягу Николаю.

— Выберемся, — сказал он. — Не в первый раз.

Николай скептически хмыкнул, тоже сделал глоток и передал фляжку третьему консультанту.

Над Европой висела теплая сентябрьская ночь. В грязном кубрике брошенной баржи у правого берега Дуная пили виски трое бывших сотрудников одной из служб аппарата ЦК КПСС. В нескольких метрах от них лежал на илистом дне старик с откушенным языком и половинкой ржавых тисков, привязанных к ноге. В морге госпиталя святой Терезы лежали тела двух кавказцев и двух русских. В боксах из нержавеющей стали они были уже неопасны. В камере следственного изолятора полицай-президиума спал арестованный в гостинице «Старый мельник» Александр Берг. Он чудовищно устал после одиннадцатичасового допроса. После стрельбы в пассаже взялись за него крепко.

В одном из баров лондонского аэропорта Хитроу сидела стройная зеленоглазая блондинка. Она пила русскую водку. В изящной сумочке стального цвета лежали банковские документы, подтверждающие, что госпожа Рахиль Даллет является владелицей счета в 50'000'000 долларов.

…Виски из кейса мертвеца пришлось как нельзя кстати. Нервное напряжение отпустило. Все понимали, что ненадолго, но, тем не менее, это была какая-никакая разрядка.

Кравцов даже начал тихонечко насвистывать песенку о бедном Августине. Получалось довольно фальшиво.

— Слушай, Валя, — сказал Николай, — а какие там дальше-то слова в этой песенке? Я, кроме первой строчки, ничего не знаю.

— Слова-то? Да простые слова… А ты вообще историю этого Августина знаешь?

Николай покачал головой. Через два дня, при попытке нелегального перехода венгерско-молдавской границы, он будет убит молоденьким пограничником. Кравцов закурил и сказал:

— Августин жил в семнадцатом веке. Был он пьянь, трактирный певец и бродяга. Бомж, по-нашему… Однажды он напился так, что его приняли за жмурика и сбросили в яму к помершим от чумы. Но он проспался и наутро вылез жив-живехонек. Только что с похмела.

— Наш человек. А слова-то все же какие?

— А-а, слова… Простые слова. Ох, ты милый Августин, Августин, Августин. Все пропало. Деньги пропали, люди пропали. Ох, ты милый Августин, все пропало!

Часть вторая. Арестант

Возвращение в мертвый город. Бесконечное и бессмысленное возвращение в мертвый город у стылой воды. Лайнер снижается, входит в облака, и солнечная пустыня остается где-то наверху, за спиной. Туша «Боинга» прошивает облачный слой и входит в серое пространство между тяжелой землей и низким небом. Похожий на падение полет продолжается над плоским пейзажем: плохие дороги, бетонные коробки с кариесом и похмельем, трубы котельных и заводов, стада разномастных ларьков у метро. Петропавловский ангел смотрит скучно и безучастно.

Ты снова дома!

…В Пулково-2 Андрея Обнорского и его конвоиров встретила уже знакомая «Волга» с мигалкой на крыше. В машине у него снова отобрали загранпаспорт и телефон. Все происходило буднично, привычно, без эмоций. Один из конвоиров (тот, что представился Андрею Виктором Ильичом) позвонил куда-то: Прилетели, везем… да… да. Да нет, нормально. После доклада он убрал телефон в карман и посмотрел на Андрея долгим странным взглядом. Обнорский отвернулся к окну. «Волга» с включенной мигалкой летела за сотню. Через пятьдесят минут они уже были у знакомой стальной двери в районе «Лесной». Щелкнул дистанционный замок, Андрей и Виктор Ильич вошли внутрь. На этот раз процедуры обыска не было. Прошли по коридору мимо ряда одинаковых дверей без табличек. Виктор Ильич постучал.

На этот раз Наумов и не подумал встать из-за стола, протянуть руку. Он внимательно и как будто грустно посмотрел на Андрея и кивнул охраннику. Виктор Ильич вышел.

— Садись, Андрей Викторыч… хоть ты и говоришь, что в жопе правды нет. Садись.

Андрей сел в кресло. Некоторое время двое мужчин молча рассматривали друг друга. Молчание было тяжелым, напряженным. Негромко тикали настенные часы в безликом пластмассовом корпусе.

— Ну, — сказал наконец Наумов. — Объясни, на хера ты это сделал?

— Что именно? — пожал плечами Андрей.

— Сломал себе жизнь.

— А тебя, Николай Иваныч, это волнует?

— Нет, нисколько… хотя и жаль. Я ведь хотел предложить тебе работу. — Наумов закурил, остро прищурился и продолжил: — Ты думаешь: помог Катерине или себе? Ты думаешь: бабки останутся ваши? Чушь это, Андрюша! Чушь. Сумма слишком велика, чтобы спустить дело на тормозах. Вы решили, что Катерина Дмитриевна скроется, пересидит какое-то время и все будет забыто? Э-э, нет… так не бывает.

— А как бывает? — равнодушно спросил Андрей.

— А я объясню. Хотя и странно растолковывать это тебе. Я ведь уже кой-какие справки о тебе навел. Все считают, что у Серегина аналитический склад ума… Я, кстати, тоже так считал. Но вижу, что перевешивает авантюрное начало. Это прискорбно. Потому что против тебя лично я ничего не имею. Напротив, ты мне даже симпатичен. Но ты попер против течения. Против Системы. Не против Николая Наумова, не против полуграмотного Антибиотика. Против Системы, Андрюша… Она даже меня способна перемолоть без особого напряга. А тебя?

Наумов раздавил в пепельнице наполовину выкуренную сигарету и сказал:

— Деньги — это кровь системы. Это ее воздух, а ты наивно попытался отобрать эту кровь и этот воздух. Глупость это… мальчишество. Пока ты и твои коллеги пишете статейки обличительные да коррупционеров разоблачаете с гневом праведным — тебе же никто не мешает. Пиши сколько влезет! Но ты попытался деньги взять! А вот это — хрен! За это придется ответить. Ты сам себя сделал заложником. И будешь им до тех пор, пока мы не найдем Катерину Дмитриевну и не получим обратно свое.

Обнорский, не спрашивая разрешения, взял сигарету из пачки «Мальборо», щелкнул крышкой «Зиппо» и прикурил.

— Зачем же вам столько денег, Николай Иванович? — спросил он с иронией. — Вы же наверняка человек не бедный.

Наумов слегка прищурился:

— Мне-то? А мне, Андрюша, много не нужно. Достаточный уровень комфорта я обеспечил. Яхты, ванны из золота, виллы на Багамах считаю ерундой… Деньги интересны только как мощный управленческий рычаг. Как инструмент власти.

— Понятно, — выдохнул дым Обнорский. — Но власть-то ради чего? Во имя чего?

— А власть, Андрей Викторович, это сама по себе ценность. Возможно — единственная абсолютная ценность. Ясно?

— Нет, — честно ответил Обнорский.

— Вот в этом-то основная разница между нами, — Наумов смотрел на Андрея серьезно, без обычной иронии. — Ладно, — сказал он. — Иди.

— Куда? — спросил Андрей. Наумов пожал плечами:

— Домой. В кабак. Куда хочешь. Только глупостей не делай, бежать-то тебе все равно некуда… найдем! Помни: кроме власти, есть еще одна абсолютная ценность — жизнь. И собственная, и близких людей. А Катерине Дмитриевне лучше позвони сам. Объясни ситуацию. Наши возможности достаточно велики, чтобы достать ее в любой стране… Все, пожалуй. Иди.

Андрей встал, неуверенно пошел к двери. — Да, — окликнул его Наумов. — Ты со звоночком-то своей миллионерше особо не тяни. Срок — сутки.


Из пяти человек, направленных полковником Семеновым в Вену, вернулся только один — Валентин Кравцов. Берг сидел в тюрьме, Серегу Вепринцева убили про попытке задержания в отеле. Судьба еще двух консультантов была неизвестна. Шансы, что ребятам удастся выбраться, были… но время шло, а информации от них не поступало.

Спустя три дня после возвращения Кравцова удалось снять информацию из открытых австрийских и венгерских источников: двенадцатого сентября при попытке нелегального перехода границы молдавским пограничником был убит неизвестный мужчина. У сотрудников венской полиции есть веские основания полагать, что неизвестный причастен к кровавым событиям девятого сентября в центре столицы. На не очень качественной фотографии Семенов и Кравцов опознали Николая Маркова… О судьбе пятого участника группы они так никогда ничего и не узнают.

Такого разгромного провала агентство «Консультант» еще не знало. Как в песенке про бедолагу Августина: …деньги пропали, люди пропали. Семенов переживал провал очень тяжело. Он ощущал личную ответственность за каждого. Разумеется, все сотрудники агентства имели спецподготовку и опыт действий в экстремальных ситуациях. Все выбрали свою работу сознательно. И, тем не менее, поражение было горьким…

Утешением не могло послужить даже то, что виновник венской драмы — предатель Соловьев — был вычислен и уничтожен. Сгорел Игорь Соловьев как раз из-за высокой эффективности своей работы.

После того как он был завербован людьми Гургена, результативность его работы значительно возросла. Объяснение простое — для создания большего веса в конторе Резо начал помогать Игорю. Опытный Семенов обратил внимание на этот факт, назначил негласную проверку. Шестого сентября наружка засекла Соловьева во время несанкционированного контакта с одним из подручных Гургена. Кроме того, было зафиксировано получение денег. А восьмого числа предатель дал чистосердечные показания. Поздно — группа Кравцова была уже уничтожена. Спустя еще сутки Игорь Соловьев был сбит неустановленным автомобилем на плохо освещенной улице в Хамовниках. Похороны агентство «Консультант» взяло на себя. Семье погибшего полагалась солидная страховая премия. Это, Лида, наше общее горе, — сказал вдове Семенов. При этом он нисколько не покривил душой.

Майор Кравцов покинул Австрию через Германию и Финляндию. В Москве он получил сутки на отдых и подготовку отчета. В кабинете Семенова он появился, как всегда, спокойный, уверенный и невозмутимый. Отчет Натана Когля о командировке в Вену был, разумеется, устным. Все перипетии венских событий Кравцов изложил кратко, четко, емко.

Семенов выслушал его, затем перешел к уточняющим вопросам. Вообще-то полный провал операции при одновременном исчезновении всех ее участников ставит единственного уцелевшего в весьма двусмысленное положение. Опытный профессионал, майор Кравцов отлично это понимал: Семенов просто обязан был сомневаться. Разумеется, полковник не имел права принимать на веру ни одного факта. Такова специфика контрразведывательной работы. При этом не имеет значения ни их многолетняя совместная деятельность, ни тот факт, что группу сдал конкурентам предатель Соловьев. Беседа, а правильнее сказать — тактичный допрос, продолжалась около пяти часов. Валентин не обижался. В аналогичной ситуации он и сам бы допросил своего шефа. Тут — или-или. Или ты возвращаешься с победой и большая часть вопросов неуместна… Или — полный провал. Тогда начинается совсем другой разговор.

В течение пяти часов полковник Семенов подробно расспрашивал майора Кравцова о мельчайших подробностях каждого этапа операции, нюансах поведения коллег и противников. Он задавал один и тот же вопрос по два, по три раза. Магнитофон в рабочем столе директора фиксировал ответы начальника оперативного отдела. А сам Семенов внимательно наблюдал за мимикой лица, глазами, жестами и интонацией голоса своего визави. Полковник делал это автоматически: Валентин прошел ту же школу, что и он сам. Рассчитывать на то, что Кравцов проколется на непроизвольных психоэмоциональных реакциях, было наивно. Случалось, что обманывали даже детектор лжи.

Пятичасовой допрос изрядно утомил обоих.

— Ладно, — сказал наконец Семенов и улыбнулся. — Хватит. Выпить хочешь, Валентин Сергеич? Есть «Джонни Уокер».

— С удовольствием, Роман Константинович, — отозвался Кравцов.

Семенов принес бутылку, бокалы, лед. Выпили, не чокаясь. Помолчали.

— Ты извини, Сергеич, — сказал полковник.

— Брось, Роман Константиныч, — отозвался майор. — Что я, институтка? Мы с тобой старой закалки клинки.

— Ну и лады, Валя. Иди — отдыхай.

— Завтра на детектор? — спросил Кравцов осторожно.

— Завтра — отдыхаешь. Послезавтра — за работу. Никак не показывая своих эмоций, Валентин поднялся из кресла. Семенов тоже встал, протянул руку.

После того как дверь за майором закрылась. Роман Константинович налил себе виски и, выдвинув ящик письменного стола, нажал кнопку «перемотка». Ему еще предстояло прослушать запись допроса. Возможно — не один раз. В принципе, у него не было никаких оснований не доверять многократно проверенному Валентину Кравцову. Но законы оперативной работы требовали иного.

Кассета перемоталась. Семенов выпил виски и нажал кнопку «воспроизведение».


После разговора с Наумовым Андрей Обнорский испытывал мощное желание позвонить Кате. Возможно, что-то удастся изменить… он машинально вытащил телефон из кармана. Подумал — и убрал обратно. Он даже приблизительно не знал, что сказать Кате.

Механически переставляя ноги, он шел без определенной цели и определенного направления. Он совершенно не замечал человека, следовавшего за ним. А топтун даже не думал маскироваться. Около Финляндского вокзала Андрей как бы очнулся. Спокойно, — сказал он себе. — У тебя же аналитическое мышление. Он осмотрелся, увидел вывеску «Рюмочная» и толкнул дверь. В заведении было почти пусто. Довольно высокий уровень цен отпугивал синяков. Обнорский присел у стойки, опустил на пол дорожную сумку. Заказал сто граммов водки «Финляндия», стакан апельсинового соку. На молодого крепкого мужчину, который сел рядом с ним, Андрей не обратил внимания.

Андрей проглотил водку, сделал глоток сока. Чао, бамбино, сорри — доносилось из магнитофона. Обнорскому почудилась в этом какая-та скрытая издевка. Он закурил и стал ждать, пока подействует водка. Справа от него негромко беседовали два солидных мужика в длинных пальто. Звучали слова: черным налом… накладные… гарантийное письмо… Слева безучастно сидел с рюмкой в руке молодой мужик в коричневой кожаной куртке. Бармен листал потрепанный «Плейбой» пяти-шестилетней давности. Чао, бамбино, сорри… По телу разлилось приятное тепло, в голове прояснилось… Ну, что ты будешь делать, журналюга?… — Не знаю…— Ну-ну! Вот тебе и аналитический склад ума!

Бармен заинтересованно разглядывал грудастую блондинку с теннисной ракеткой в руках. Кроме кроссовок, на ней ничего не было. Лев Моисеич берет всего восемь процентов, — сказал один мужик в длинном пальто другому. Тот кивнул.

Надо поехать домой, принять душ и выспаться. Спокойно, без горячки. У меня еще почти сутки… У меня ВСЕГО сутки! Двадцать четыре часа. Тысяча четыреста сорок минут, приблизительно восемьдесят тысяч секунд… Всего одни сутки. А что потом? Что они предпримут потом?

Бармен поковырял мизинцем в волосатом ухе и перелистнул страницу. Блондинка стояла на четвереньках и сладострастно ела банан. А накладные мы сделаем на любую сумму, — сказало длинное пальто. Другое кивнуло.

…Если попробовать сорваться? Ночью оседлать «Ниву» и рвануть куда подальше? Деньги есть, можно безбедно перекантоваться минимум полгода… — Ну, ты умен, аналитик! А родители, а брат?… — Забрать и их с собой!… — Молодец! Умница! Наумов, значит, такой лох, что даст тебе уйти? Да еще вместе с родителями и братом-курсантом? Да у него весь Литейный, 4, с ладони клюет. Вон — на задержание он сотрудников ФСК направляет. На «Волге» с ментовскими номерами и маячком. Ты видел, как они паспортный и таможенный контроль в Пулково-2 проходили? Видел? — Ну, видел… — То-то. И не звезди! Даже если ты сумеешь вырваться из города, они мигом организуют всесоюзный розыск. Куда ты без документов денешься?

Ярко-красные губы блондинки нежно обнимали белую плоть банана. Все схвачено, уверяю вас. Лев Моисеич был у вице-мэра…

Обнорский с сожалением посмотрел на пустой стакан. Заказать еще? Не стоит… лучше, пожалуй, все-таки поехать домой. Выспаться, принять душ и обмозговать решение на трезвую голову. Андрей встал подобрал с линолеума свою сумку и направился к двери. Молодой мужчина в коричневой кожаной куртке отодвинул почти нетронутую водку и двинулся вслед за ним.

У Финляндского Андрей сел в такси, а молодой человек в черную «Волгу» с ментовскими номерами.

Водитель такси включил магнитолу. «Чао, бамбино, сорри» — выдохнули динамики.


В Питере у Антибиотика было несколько квартир, оформленных на подставных лиц. Осторожный Палыч часто менял места своих ночевок. В любой момент любая из квартир была готова к приему хозяина. Для обеспечения безопасности в каждом адресе постоянно находился охранник. Это гарантировало защиту от проникновения посторонних и установки записывающей или подслушивающей аппаратуры. Периодически проводились проверки на наличие жучков. Время от времени проверяли лояльность самих охранников.

Систему мер безопасности разработал начальник контрразведки Антибиотика Череп, бывший сотрудник ГБ. В конце мая Череп погиб в подвале деревенского дома писателя Рожникова. А застрелил его Андрей Обнорский. Всю тяжесть этой потери Виктор Палыч оценит гораздо позже. Умный, рациональный профессионал (КГБ, сколько бы ни поливали его грязью, воспитывал настоящих профессионалов) стоил дороже любого авторитета. После смерти Черепа, после того, как упаковали в Кресты самого Палыча, дисциплина стала падать. Жесткие меры безопасности уже не соблюдались. На принадлежащих хозяину хатах начались пьянки. С выходом Антибиотика на волю все эти безобразия, разумеется, прекратились. Но падение дисциплины никогда не проходит бесследно.

…Вечером десятого сентября в квартире на Наличной оттягивались смотритель хаты Игорь Ширяев и личная массажистка Антибиотика Карина Мотылева. Еще три года назад эта брюнетка с шикарными формами преподавала в институте физической культуры. Так что массажисткой она действительно была профессиональной. Антибиотик, однако, использовал ее и как проститутку. Себя Палыч горячо и искренне любил. Во избежание венерических заболеваний Карине были категорически запрещены сексуальные контакты на стороне. До посадки Антибиотика в мае именно так и было…

…Обнаженные массажистка и охранник лежали на смятой широченной кровати Антибиотика. Они уже успели поупражняться в ванной, на полу, на бильярдном столе и — утомившись — перебрались на кровать. Охранник был опустошен, Карина — напротив — наполнена сладкой истомой. Сексуальные отношения с Антибиотиком удовлетворения ей не приносили. Они строились по схеме: стриптиз-минет-массаж. Трехмесячное отсутствие старика было для Карины периодом свободы и большого кайфа. Но Палыч, как опытный волчара, сумел вырваться из офлажкованного пространства. Левый секс массажистке снова стал категорически заказан… Падение дисциплины, однако, не проходит бесследно. Соблазн вседозволенности притягивает, манит, шепчет в ухо что-то горячее, восхитительно-запретное.

— Что, лапуля, устал? — спросила Карина Игоря.

— Еще как. Ты любого загоняешь.

— Ничего. Сейчас для восстановления сил выпьем вина, потом примешь ванну, потом я сделаю тебе массажик… Может, еще разок получится, лапуля.

Карина засмеялась низким грудным голосом, розовые соски вздрагивали в такт смеху. Игорь тоже улыбнулся. Массажистка соскользнула с кровати и, покачивая бедрами, пошла к бару. Охранник проводил ее взглядом. Ух, сладкая телка, — подумал он. — И за что старому импотенту такой кайф?

Через минуту Карина вернулась. Она катила хромированный сервировочный столик, на котором стояли открытая бутылка «Хванчкары», два хрустальных бокала. В плетеной корзинке лежали фрукты. Женщина надела туфли на высокой шпильке и повязала крошечный кружевной фартук. Белоснежный кусочек ткани только подчеркивал наготу загорелого ухоженного тела красивой самки. Вот так же она и старому уроду подает, — с неожиданным уколом ревности подумал охранник.

— Ну, лапуля, — игриво сказала Карина, — поухаживай за дамой.

Игорь приподнялся, взял бутылку вина из персональных запасов хозяина. Еще совсем недавно он даже думать о такой наглости не смел.

Рубиновая жидкость медленно наполняла бокалы.

…В десяти километрах восточнее, в кухне своей однокомнатной квартиры, журналист Серегин прикрыл глаза от внезапно нахлынувшей боли. Он отчетливо видел струю густой кровавой жидкости с темными искорками смерти. Нельзя, — прошептал он. — ЭТО пить нельзя.

— Ну, лапуля, — сказала Карина. — За что пьем?

— За тебя, — отозвался Игорь и поднял фужер.

— И за твоего дружка. Чтоб он всегда стоял не сгибаясь.

Облака на краю Финского залива на миг разошлись. Солнечный луч подсветил их снизу багровым, отразился в зеркале на потолке комнаты и в фужерах. Хрусталь мелодично запел. Любовники выпили. Облака сомкнулись, красный луч погас.

…Боль стала совсем чудовищной. Андрей застонал и уронил голову…

Потом Карина и Игорь вместе приняли душ. Женщина сняла туфли, но не стала снимать фартучек. Под струями воды ткань сделалась прозрачной, сквозь нее просвечивали подбритые волосы. Стоя под душем, глядя, как стекают струйки воды по телу женщины, охранник снова испытал прилив возбуждения. Карина это заметила. Засмеялась. Сказала:

— Э-э, нет… сначала массаж.

Потом они выпили еще вина и снова оказались в постели. Женщина оседлала распластанное мускулистое тело и быстро заработала сильными ладонями. Крепкий двадцатитрехлетний самец слегка постанывал. Он ощущал горячую пульсацию крови, наполненной отравленным вином. У Карины напряглись соски, ноздри молодой самки почуяли запах чистого мужского тела. Почуяли его возбуждение.

…Их нашли на следующий день. Ситуация ни оставляла никаких сомнений в том, что предшествовало смерти.

Антибиотик был в бешенстве. Он пинал мертвые тела и сыпал богохульными словами. Бабуин с непроницаемым лицом стоял рядом. Вскоре Палыч устал, опустился в кресло. На правом подлокотнике лежала Библия, Палычу стало страшно.


Никита Кудасов тщетно пытался дозвониться до Обнорского. Странное запойно-бредовое состояние журналиста в их последнюю встречу сильно встревожило его. Еще более встревожило его исчезновение Андрея. Это могло ничего не означать… Запил или закатился к какой-либо очередной подружке. В отношениях с женщинами Андрюха образцом строгой морали служить никак не мог. Все так… Но Никита не исключал и другого варианта: вконец остервеневший Палыч сводит счеты. Исключить вероятность острой акции против журналиста тоже нельзя.

Подполковник принял неофициальные меры к розыску Андрея. Через — опять же — неофициальные каналы Антибиотику намекнули, что попытка свести счеты с Серегиным будет серьезной ошибкой. Большего Никита сделать не мог. Последние дни он был сильно замотан работой, спал по четыре-пять часов. Расследование буксовало. Невзирая на огромный объем добываемой и обрабатываемой РУОПом и УУР информации, ничего достоверного по делам о расправе в «Девяткино», Кричи-не-кричи и ресторанчике Gun Bus не всплывало.

Слава Богу, хоть Палыч угомонился: после событий шестого сентября никаких новых вспышек насилия в городе не происходило. Даже наоборот — ежедневные сводки выглядели на удивление благополучно. За неделю, прошедшую с момента выхода Антибиотика из Крестов, резко снизилась уличная преступность, сократилось количество квартирных краж, грабежей, разбоев, угонов. Только бытовуха осталась на прежнем уровне. Оно и понятно — милицейские рейды и облавы заставили притихнуть профессиональных преступников, но остановить пьянку в квартирах и коммуналках Питера они не могли.

Шум вокруг двадцати трех убитых шестого сентября потихоньку умолкал. На брифингах руководители ГУВД и горпрокуратуры заявляли настырным журналюгам, что расследование идет полным ходом и у следствия есть очень хорошие перспективы. Заодно разъяснялось, что все три кровавых эпизода никак между собой не связаны. На вопрос о роли в этих делах предпринимателя Говорова отвечали, что у следствия нет никаких оснований связывать имя Виктора Палыча с этими событиями.

Оперы пятнадцатого отдела зло матерились, а Вадим Резаков в сердцах однажды напомнил Кудасову, как тот помешал наемному киллеру поставить точку в карьере Палыча. Никита Никитич посмотрел на Вадима сухими воспаленными глазами. Вадим смутился и пробормотал:

— Да ладно… это я так, к слову.

Он взял папку с каким-то делом и убежал. К слову… — подумал Никита. — К какому слову? Сказать по правде, он и сам иногда вспоминал тот эпизод с сожалением. Но вслух об этом не говорил. Чего ж кулаками-то после драки?

Никита продолжал названивать Андрею. Безрезультатно. Дома трубку никто не снимал, в редакции городской «молодежки» о местонахождении Серегина тоже не знали.

Вечером в субботу Андрей наконец-то отозвался.

— Да, — сказал он в трубку напряженным, не трезвым голосом.

— Ну, нашелся, — выдохнул Никита с облегчением. — Ты где шлялся двое суток, Андрюха? Я тебя ищу-ищу…

— В Швецию летал. А что?

Подполковник Кудасов мысленно обругал себя: тоже, понимаешь ли, оперативник. Все варианты перебрал, а вот про то, что в Стокгольме у Андрея есть зазноба, запамятовал.

— Да ничего. Я тебя ищу — с ног сбился. Обнорский молчал.

— Ну, чего молчишь-то?

— А чего ты меня искал?

— Ну ты артист, Андрюха. Тут мочилово идет — только держись. А ты уезжаешь в Швецию, не сказавшись… Так порядочные ковбойцы не поступают. — Кудасов помолчал, ожидая реакции Обнорского. Ее не последовало. Никита крякнул и сказал: — Надо встретиться.

— Когда? — скупо спросил Андрей.

— Пожалуй, через пару часов как раз освобожусь. Как?

— Давай завтра в пять, — сказал Обнорский. — Сутки истекают завтра в пять тридцать.

— Какие сутки? — удивился подполковник, но Обнорский положил трубку. Никита рассердился и тоже грохнул трубкой. Поведение Андрея становилось все более странным. За этим могло стоять либо психическое расстройство, связанное с полученными травмами в пыточном застенке Антибиотика, либо… а что, собственно говоря, — либо?

Отработка кавказского следа, о котором намекнул Обнорский, пока ничего не дала. Один слабенький фактик, правда, был. Но следующий день после того, как Колобка и его людей перебили в Кричи-не-кричи, один пьяный кавказец круто гулял в «Советской» и орал, что отомстит за смерть своих братьев. Звали кавказца Мага, был он представителем маленькой дагестанской народности табарасанцы. Информация была слабой, более того — непроверенной.

Подполковник еще раз перечитал донесение об инциденте в Советской и подумал: надо бы проверить.


Андрей Обнорский стоял у окна. Он с тоской смотрел на черную «Волгу», припарковавшуюся бампер в бампер к его «Ниве». У «Волги» были ментовские номера. Она появилась сразу после его возвращения от Николая Николаевича Наумова. Встала, вывесила удилища антенн. Из приспущенных передних стекол иногда курился дымок, вылетали окурки. Иногда появлялись и сами пассажиры черной машины. Они выходили, разминались… не скрываясь, посматривали на окна его квартиры.

Один, молодой мужчина в коричневой кожаной куртке, показался Андрею знакомым. Он пытался вспомнить, где видел это лицо… и не мог. Но видел определенно.

Стучали часы, отсекая секунды от назначенных суток. Черная машина стояла у дома журналиста Обнорского.

…Чао, бамбино, сорри…


Полковник Семенов закончил прослушивание записи своей беседы с майором Кравцовым около полуночи. Все в рассказе Валентина было логичным, все стыковалось. Собственно говоря, Роман Константинович не сомневался в надежности своего сотрудника. Он просто выполнял обязательную рутинную работу. Если бы подобная проверка проводилась в прежние времена, когда существовал ЦК КПСС и Отдел консультаций и перспективного планирования в его недрах… О, тогда проверка была бы гораздо более масштабной. К ней была бы обязательно привлечена венская резидентура ПГУ, а также средства электронной разведки… Директор агентства «Консультант» такими возможностями, разумеется, не располагал.

Семенов вытащил последнюю сигарету из пачки «Мальборо», плеснул себе виски и поставил запись на стирание. Хранить документ такого горячего содержания было по меньшей мере глупо. Спецдиктофон фирмы «Сони» негромко зажужжал. Кассету, рассчитанную на трехсотминутную запись, он стерилизовал всего за шесть минут. Семенов выпил теплое виски — за льдом вставать не хотелось — и подумал, что уничтожение носителя информации никогда не решает проблемы секретности полностью. Самый главный носитель — человек, и его память нельзя стереть нажатием кнопки.

Догорела сигарета, умолк диктофон. Полковник устало поднялся из кресла. Мысль о людях как о секретоносителях возникла в его голове не случайно: капитан Берг сидел в венской тюрьме. Майор Андреев вообще пропал без вести. Оба владели практически той же информацией, которую он только что стер… Нет никаких сомнений, что сотрудники австрийской полиции связали появление Берга в Вене с событиями вокруг банка «Австрийский кредит». Сейчас его интенсивно допрашивают. В прошлые, советские времена Саня бы точно молчал как рыба. А теперь? Как поведет себя Александр Берг теперь? Ответа на этот вопрос полковник дать не мог… Роман Константинович надел плащ, сунул скомканный галстук в карман и вышел из кабинета.

Дежурный сидел за столом в холле и изучал какие-то бумаги. При приближении шефа он перевернул верхний лист лицевой стороной вниз. Раньше надо было соображать, — с неожиданным раздражением подумал Семенов. — И у Соловьева не появилось бы возможности сдать Гургену ребят. Он тут же оборвал себя. Понял, что не прав и в отношении дежурного, и в более широком плане. Режим секретности в «Консультанте» соблюдался, пожалуй, серьезней, чем в госструктурах. Случай с Игорем Соловьевым — скорее, случайность. Мотивацию предателя понять было вообще трудно… он ведь и сам обязан был сознавать, что рано или поздно будет обнаружен. И уничтожен… так и вышло.

Полковник попрощался с дежурным, шагнул в тамбур. Стальная дверь за его спиной закрылась. Вторая, наружная дверь распахнулась только после того, как была заблокирована внутренняя, а дежурный через наружные камеры осмотрел улицу.

Роман Константинович вдохнул вечерний сентябрьский воздух, подошел к своей восьмерке. Разжиревшая Москва уже давно пересела на «мерсы» и джипы. Советские автомобили были признаком нищеты, в потоке сверкающих импортных автомонстров они выглядели золушками. Полковник дал прогреться двигателю и выехал со стоянки. На ближайшей улице он остановился возле таксофона и сделал два телефонных звонка. Оба разговора были короткими, в обоих случаях Роман Константинович договаривался о встречах. Одна была назначена на завтра, а другую собеседник Семенова согласился провести прямо сейчас.

— Я в «Шаровне», — сказал он. — Подъезжай, раскатаем пару партий. Заодно и обговорим твой вопрос.

Полковник сел в машину и двинулся к Садовому кольцу. Движение здесь не стихало даже в полночь. Машины шли сплошным потоком. Барыжно-бандитско-чиновничья Москва расслаблялась в уик-энд. Впрочем, для большого числа этого насосавшегося денег быдла жизнь была одним сплошным уикэндом. Сверкали бриллиантовые небеса, слегка припудренные кокаином, извивались вокруг отполированного шеста стриптизерки, халдеи во фраках несли виски и текилу. Шелестел долларовый листопад. Очумевшие от этой новой сладкой жизни, от вседозволенности, от страха, что завтра всего этого может и не быть, нувориши неслись по жизни без оглядки. Довольно часто их бег останавливала пуля. На московских кладбищах вставали новые обелиски. Друзья по бизнесу произносили над гробом косноязычные речи, падали в свои иномарки и судорожно втягивали серебристый порошок. Ах, угарная жизнь московская!

«Шаровня» была очень дорогой бильярдной, носила статус клуба. В последнее время это стало модно. Стоимость членского билета в «Шаровне» составляла полторы тысячи баксов. Директор агентства «Консультант» получил членский билет почти даром — ему довелось однажды оказать серьезную услугу одному партийному боссу. Бильярдной владел сынок партийного функционера. Роман Константинович подъехал к дворику, перекрытому шлагбаумом, посигналил. Вспыхнул прожектор, высветил номер, и полосатый, как жезл гаишника, шлагбаум взмыл вверх.

На стоянке «Шаровни» восьмерка Семенова была единственной. Остальные машины представляли собой продукцию ведущих автомобильных концернов мира. Полковник втиснул свое авто между «мицубиси-паджеро» и «вольво»-850… В просторном холле он сбросил плащ на руки швейцару, подтянутому строгому мужчине лет сорока.

— Добрый вечер, Роман Константинович, — сказал тот. — Давно у нас не были.

— Да вот… дела. Петр Захарыч?

— Петр Захарыч ждет вас в третьем зале. Степанов взлетел по лестнице на второй этаж, пересек зал с горящим камином, на ходу поприветствовал двух мужчин, попивающих коньяк у стойки, и прошел в зал N 3.

— Здравия желаю, товарищ генерал-лейтенант, — бодро отрапортовал он с порога, вытягиваясь по стойке смирно.

— Брось, Рома, — сказал, не оборачиваясь, высокий мужчина в штатском. Он с треском вогнал шар в лузу и выпрямился. На лице играла довольная улыбка. — Брось ты меня званием-то попрекать. И без тебя мудаков с подначками хватает.

Мужчины пожали друг другу руки. Полковник снял пиджак, повесил на плечики рядом с пиджаком генерала.

— Что-то ты, Роман, совсем седой стал.

— Ну, это ты, Петр, и пять лет назад говорил. Служительница в строгом деловом костюме принесла личный кий Семенова.

— Партейку? — спросил генерал. — Или сперва дело?

— Сперва партейку, — ответил полковник. — Давно, Петя, не играл.

Негромко разговаривая, подшучивая друг над другом, разыграли партию. Семенов проиграл восемь-семь. Он не расстроился — генералу он проигрывал довольно часто. Петр Захарович играл почти профессионально. Полковник положил кий и подошел к телефону без диска. Снял трубку, заказал «Джонни Уокер» себе и «Кровавую Мэри» генералу. После того как служитель принес напитки и удалился, сели у небольшого столика в углу. Чокнулись, выпили, помолчали.

— Ну, Роман, излагай, что у тебя за проблема?

— Да не то чтобы проблема, Петр… так, проблемка. Но без твоей помощи никак. Ты помнишь покойного Гончарова?

Генерал-лейтенант слегка напрягся: второй раз за неделю его спрашивали о погибшем шесть лет назад человеке.

— Ты не Вадима ли Петровича имеешь в виду, Рома?

— Как раз его. Припоминаешь? Автокатастрофа на Кутузовском в сентябре восемьдесят восьмого.

— Помню, — ответил генерал. Недавно покойничком, вернее — его вдовой, интересовался Наумов из Питера. Сегодня — Роман. В силу своего служебного положения Петр Захарович знал, чем занимался Семенов в прошлые времена. Вернее, догадывался. Знать о сути работы Отдела консультации и перспективного планирования было позволен только членам Политбюро… Итак, два разных человека в течение одной недели вдруг вспомнили про дело шестилетней давности. Совпадение? Человек проведший тридцать с лишним лет на разведывательной работе, в совпадения не верит.

— Помню, — сказал генерал. — А у тебя что за интерес?

Рассказать правду Семенов не мог. Лгать матерому разведчику было глупо. Да и не хотелось — полковник по-настоящему уважал генерала. Ценил его как профессионала и как человека.

— Извини, Петр, но сейчас ничего не могу рассказать.

Петр Захарыч покосился на своего собеседника, крякнул.

Он бы мог при такой постановке запросто послать Семенова куда подальше. Но дело в том, что генерал-лейтенант тоже уважал своего собеседника.

— Ладно, — сказал генерал. — А что конкретно ты бы хотел от меня?

— Понимаешь, Петр, — Семенов сделал паузу, посмотрел Петру Захаровичу в глаза, — у покойничка осталась вдова. Есть основания предполагать, что она проживает вне страны. Возможная фамилия — Даллет, подданство — Израиль или Канада. Нельзя ли навести справки? Вот здесь (Семенов взял пиджак и вытащил из внутреннего кармана нетолстый конверт) информация, которую я успел собрать о Екатерине Дмитриевне Гончаровой. Фотографии.

Полковник протянул конверт генералу, но Петр Захарович не торопился взять досье Гончаровой. Он внимательно смотрел в глаза Семенова. Рука с конвертом застыла в воздухе. Внутри конверта улыбалась молодая Катя Гончарова.

— Скажи мне откровенно, Рома… ты на себя играешь?

— Да, — кивнул головой Семенов.

— А Наумов? — спросил генерал.

— Что — Наумов? — переспросил полковник.

— Видишь ли, Роман Константиныч, — сказал Петр Захарович задумчиво, вертя в руках стаканчик со следами томатного сока. — Видишь ли… другому бы не сказал. А тебя считаю нужным предупредить: седьмого, нет — шестого числа, вдовой Вадима Петровича Гончарова интересовался питерский Наумов. Понятно?

Полковник Семенов убрал конверт в задний карман брюк. В соседнем зале с треском разлетелась пирамида.


Сутки, назначенные Наумовым, были на исходе. В черной машине под окнами сменился экипаж. Утром Андрей решил посмотреть, как эти ребята поведут себя, если он попытается скрыться. Он оделся и вышел из дому. Подошел к «Ниве». В «Волге» сразу заработал движок. Пустился он легко, ровно. Очевидно, его периодически прогревали. Обнорский задумчиво постоял возле давно не мытой «Нивы», пнул ногой колесо. Из салона черной машины его, не скрываясь, разглядывали.

Андрей резко повернулся и быстро пошел прочь. Сразу же за спиной хлопнула дверца. Он обернулся: мужик в джинсах, джинсовой куртке и темных очках шел за ним. Ну-ну… интересно, каков ты в рукопашной?… Следом поехала «Волга».

Светило неяркое солнце, было тихо. Город замер в предчувствии бабьего лета. Прихрамывая на изувеченную левую ногу, по Охте шел питерский журналист Андрей Серегин. Для тех, кто шел за ним, он назывался объект. Вполне вероятно, что ему присвоили какое-нибудь оперативное прозвище. Например: Хромой. Или — Шрам. Или: Журналист… этого Андрей не знал. Это его не интересовало.

Обнорский зашел в магазин, купил стандартный холостяцкий набор: сосиски, масло, хлеб, помидоры. Усмехнулся… не много ли набираешь, журналюга?

Сутки быстро пройдут. Потом он взял бутылку водки и пару пива. Кажется все. Джинсовый в темных очках постоянно крутился рядом.

На улице Андрей вытащил сигарету, похлопал себя по карманам — зажигалки не было. Он обернулся к выходящему из магазина Джинсовому:

— Огоньку не будет?

Топтун без слов вытащил из кармана зажигалку, щелкнул, поднес к сигарете. Андрей прикурил, сказал: Спасибо, — и выдохнул струю дыма в лицо Джинсовому. Тот невозмутимо убрал крикет в карман и сделал шаг в сторону. С выдержкой у него все в порядке. Неожиданно для себя Обнорский рассмеялся весело и беззаботно. Из черной машины на него пристально смотрел второй топтун.

…Это было утром. Сутки, назначенные Наумовым, истекали. Андрей пил водку, изредка посматривал на часы. Дисплей жизнерадостно отсчитывал секунды, минуты, часы. Впервые Обнорский подумал, что часы измеряют жизнь. Банально и страшно.

Когда зазвонил телефон, Андрей вздрогнул. Катя, — понял он и протянул руку к светлой пластиковой коробке. Снял трубку и действительно услышал Катин голос.

Мужчина в черной машине под окном взял один наушник и услышал женский голос. Беззвучно крутилась кассета в магнитофоне.

— Здравствуй, — сказала она. — Как ты?

— Нормально, — ответил он. — Слушай меня внимательно, родная. Я должен был сказать это еще в Стокгольме… я просто не успел.

— Не нужно ничего объяснять, Андрюша.

— Нет, нужно. Слушай, Катя… ты сейчас в большой опасности, на тебя, вернее, на твои деньги, скоро начнется охота…

— Она уже началась, Андрей. Они уже убили моего мужа.

— Ка… какого мужа? — оторопел Обнорский.

— Вадима.

— О-о Господи, Катя! Постарайся меня не перебивать. Я сейчас говорю о тех событиях, что происходят сейчас, а не…

Он услышал всхлипывание, осекся.

— Вадима убили позавчера, в Вене. Обнорский угрюмо молчал. Он не знал, как отнестись к сказанному Катей. Он ощущал ее тревогу, видел родное лицо со слезинками в уголках зеленых глаз…

— Шесть лет, — говорила Катя. — Шесть лет он скрывался от них. Но все равно они выследили и убили его.

— Катенька, родная, — сказал он нежно. — Подумай, что ты говоришь.

— Я сейчас, — сказала она сквозь всхлипывание. — Я соберусь…

— Выслушай меня, Катя, — твердо произнес Обнорский. — На тебя идет охота. Очень серьезные люди хотят получить твои деньги. Потом они возьмут и твою жизнь… ты слышишь меня?

— Да, — прошептала она. — Я слышу, родной.

— Тебе сейчас нужно лечь на дно.

— Что? На какое дно?

— Катенька, соберись, пожалуйста. Тебе нужно исчезнуть, раствориться. Они будут искать, и они умеют искать. Лучше всего сменить документы. В Стокгольме и в Вене не появляйся ни под каким видом. А в России тем более. Они будут пытаться заманить тебя. Ни под каким видом, ни под каким предлогом не возвращайся. Возвращение — смерть. Ты поняла?

— Да, родной, я поняла…

— Смени телефон. Этот твой номер уже засекли. Они скоро будут знать, откуда ты звонила. Выброси телефон и немедленно — слышишь! — немедленно покидай этот город и эту страну. Возможности этих людей очень велики. Ты поняла?

— Да, Андрей, поняла, — тихо сказала Катя. — А как же ты?

— Я-то? — он засмеялся. — Я-то выкручусь. Я-то сам по себе никому не нужен. Да и лимиты у смерти на меня все выбраны.

Он смеялся весело, искренне, заразительно. Он увидел, как Катя смахнула слезинку и улыбнулась.

И еще он увидел, как скептически переглянулись двое мужчин в черной машине.

Спустя сорок две минуты запись перехвата прослушал Наумов. В кабинете взорвалась бомба с долларовым эквивалентом 60'000'000 долларов.

— Идиот! — зло выдохнул человек с железной выдержкой и грохнул ладонью по столешнице. Дрогнули карандаши в стаканчике, выточенном из карельской березы. Колыхнулась долька лимона в стакане с чаем.

— Идеалист херов! — почти выкрикнул Николай Иванович, и это прозвучало еще более презрительно, чем идиот. — Ладно… ты пожалеешь! Ты еще сто раз пожалеешь, когда тебя Палыч начнет на куски резать… Где он сейчас, писака этот?

Начальник отдела внешней безопасности СБ банка «Инвестперспектива», которому и был задан последний вопрос, ответил:

— Должен быть дома. Если бы вышел, ребята обязательно сообщили. У них инструкция: докладывать обо всех перемещениях объекта.

— Едем, — решительно сказал Наумов. — Навестим идиота.

Через две минуты его бронированный «мерседес» и «мицубиси-паджеро» с охраной отъехали от офиса. В машине Наумов приказал выключить магнитолу — верный признак дурного настроения. Водитель знал Николая Ивановича давно, возил его еще в советские времена. Он мгновенно и правильно оценил настроение хозяина. Помалкивал, хотя обычно любил поболтать…

А скромный банковский служащий Наумов принял решение отдать Обнорского Антибиотику. Он редко принимал решения на одних эмоциях — серьезному бизнесмену и политику это не к лицу. Это, в конце концов, вредно для дела… Но сейчас Николай Иванович был откровенно не в себе. Шестьдесят миллионов баксов исчезли, испарились, улетучились. Это было глупо и… чертовски несправедливо!

— Боже, какой идиот, — прошептал большой бизнесмен и политик.

Водитель не повернул головы.

Судьба идиота-идеалиста была решена. Даже если он прямо сегодня сможет из-под земли достать шестьдесят миллионов баксов — его судьба решена. Благообразный старичок с Библией может точить свой ржавый нож. Приговор окончательный. Обжалованию не подлежит. Дата. Подпись. Фиолетовый оттиск печати.


…Если бы громкость звука была пониже — Андрей смог бы услышать звонок. Но он не услышал — из динамиков звучали битлы. Он не услышал — он просто увидел сквозь дверь трех мужчин. Двое — собраны и спокойны, третий в высоком градусе эмоционального накала. Следовало встать, открыть дверь… он сидел неподвижно.

— Открывай, — сказал Николай Иванович, и один из охранников вытащил из внутреннего кармана отмычку. Он посмотрел на своего напарника. Тот пожал плечами.

— Открывай, — повторил Наумов. Охранник вставил хромированную отмычку из сингапурского магазина SPY[28] в прорезь замка. В Сингапуре такие железки стоили раза в два дороже, чем в Европе, зато продавались свободно. Второй охранник вытащил пистолет и довольно-таки бесцеремонно отодвинул ОП[29] в сторону. Наумов промолчал.

Стальной бородок отмычки пошуровал в недрах замка. Обнорский сидел спиной к двери. Он четко видел движение ригеля замка и слышал легкий щелчок предохранителя ПМ. Он сидел неподвижно — сжимал в руке граненый стакан с водкой. Самый обычный общепитовский граненый стакан. Те за дверью, не собирались его убивать… Дверь распахнулась, и быстрое тренированное тело скользнуло вперед. Человек был напряжен и готов к любым неожиданностям. Дульный срез уперся в затылок Андрея Обнорского. Он усмехнулся, буркнул:

— Ваше здоровье!

И начал поднимать стакан с водкой ко рту.

— Сидеть, — негромко, но властно приказал человек с пистолетом за спиной. — Не двигаться.

Андрей выпил водку. Она была безвкусной и теплой.

Сбоку появился другой мужчина. Он быстро обогнул стол и ударил Обнорского по руке. Стакан вылетел, вдребезги разлетелся от удара об стену. Мужчина взял со стола нож и бутылку с водкой, отставил за спину, на подоконник. Второй убрал пистолет, начал ощупывать Андрея. Он работал ловко, умело.

— Можно, Николай Иваныч, — сказал он наконец, и Обнорский понял, кто же этот третий, в высоком градусе.

Наумов вошел. Хрустнуло стекло под подошвой. Он по-бабьи подхватил полы длинного светло-серого плаща и сел напротив Андрея. Презрительно покосился на грубо вскрытую банку со шпротами, нарезанный ломтями черный хлеб.

— Эй, ребята, — сказал Обнорский, — баночку забыли убрать. А она тоже может служить оружием. Охранник взял банку и поставил ее на подоконник.

— Выйдите, — коротко бросил Обнорский. Охранники переглянулись. Хозяин посмотрел на них слегка сузившимися глазами. Оба охранника вышли и плотно затворили дверь кухни, в душе крепко обложив своего шефа. Сквозь матовое стекло они видели только силуэты.

— Выпить хотите, Николай Иваныч? — спросил Обнорский.

— Зачем ты это сделал? — четко произнес Наумов.

Андрей усмехнулся, вытащил сигарету из пачки с верблюдом.

— Объясни — зачем ты это сделал? Это уже ничего не меняет, но я хочу понять мотив.

Обнорский поднес сигарету ко рту… Дверь кухни резко распахнулась, влетел охранник.

— Вон! — заорал Наумов. — Вон!

Дверь захлопнулась, Обнорский улыбнулся.

— Ну, что ты скалишься? Я считал тебя разумным человеком. Я что, плохо к тебе относился? (Наумов потер лоб правой рукой.) Тебя, как щенка, поставили на дорогу — иди! Показали направление — иди! Там — все: деньги, перспектива, карьера… все! Ты хоть догадываешься, какие люди добиваются моего расположения? А? Нет, ты не знаешь… Ты получил все на блюдечке с голубой каемочкой. Ну, сейчас-то… сейчас, когда уже все равно, объясни — ЗАЧЕМ ТЫ ЭТО СДЕЛАЛ?

Андрей щелкнул зажигалкой, затянулся, выпустил струйку дыма.

— Я объясню… вот только поймешь ли ты?

— Да уж как-нибудь постараюсь.

— Ну-ну… Ты, значит, Николай Иваныч, на дорогу меня вывел и направление показал? Все верно… вот только не на дорогу, а на панель. Ты, значит, мне карьеру предложил? Опять верно. Только это карьера проститутки.

— Идиот! Так устроена жизнь. Каждый так или иначе, но продается. Вопрос только в цене.

— Нет, Николай Иваныч, вопрос не в цене. И продается не каждый. У человека всегда есть выбор.

— У тебя, Серегин, его уже нет. Ты — труп. Андрей весело засмеялся и ответил:

— Конечно, нет. Я его уже сделал. Да и выбор-то был простой: либо предать человека и жить сладко-сладко. Либо…

— Умереть херовой смертью, — перебил Наумов.

— Да, наверно, херовой… Вот только жить сладкой жизнью предателя для меня еще херовей. Ты можешь это понять? Ты можешь допустить, что не все такие, как ты и Антибиотик? Что есть люди, которые не предают друзей?

И вдруг что-то изменилось в Наумове. Андрец понял это сразу. Он не мог сказать, что изменилось. Но точно знал — что-то произошло. Так же текла из динамиков «Желтая река», струился голубоватый дымок сигареты… а что-то уже произошло. Лязгнули вдали сцепки вагонов спецэшелона N 934 МВД РФ.

— Да, — сказал Наумов странным голосом. — Я могу допустить, что есть люди, которые не предают друзей.

Спецэшелон N 934 тронулся. Николай Иванович улыбнулся.

— Очень даже могу, Андрюша…

Что-то было не так. Что-то происходило не так. Обнорский очень остро понимал, что допустил какую-то фатальную ошибку. Вот только не мог понять — какую? Где?

— …очень даже могу. Что же я, монстр? Наумов подмигнул Андрею, улыбнулся. Обнорский почувствовал холодок между лопаток. А в глазах Николая Ивановича появилась обычная ирония.

— Благодарю вас, Андрей Викторович, за беседу. Она открыла мне глаза. Не прощаюсь — мы еще встретимся. Всего вам доброго…

Наумов легко поднялся, шагнул к двери. В нем не было ничего от монстра. Скорее, он напоминал калькулятор.

Вот тогда-то Обнорскому стало страшно по-настоящему.

А человек-калькулятор, насвистывая, спустился к машине. Он нашел решение. Идиот-идеалист сам подарил Николаю Наумову простое и изящное решение: калькулятор понял, что пока у него в руках Обнорский — у него в руках заложник стоимостью в шестьдесят миллионов баксов. Собственно, мысль не блистала новизной. Андрей и до этого разговора находился в роли заложника. Однако человек-калькулятор считал, что реально журналист этих денег не стоит. Ну кто за придурка выложит не то что шестьдесят, а хотя бы шесть зеленых лимонов?

Бред-нонсенс. Полная, господа, дребедень. Но слушая горячий и одновременно спокойный голос Андрея, Наумов вдруг осознал: та баба, которая ему так нужна, — она такая же. Она тоже идиотка-идеалистка. И вся эта трескотня про предательство для нее тоже имеет какой-то особый смысл.

…Ты можешь допустить, что не все такие, как: ты и Антибиотик? Что есть люди, которые не предают друзей?

— Очень даже могу, Андрюша. Что же я — монстр?

Наумов шлепнулся на заднее сиденье. Водитель уже уловил перемену в настроении хозяина, но пока помалкивал.

— Ну, Петруха, чего молчишь? — весело сказал Наумов.

— Так я ничего… Куда едем, Николай Иванович?

— Едем, Петруха, на Литейный. В домик номер четыре. А там мы пристроим на длительное ответственное хранение одну куклу.

— Куклу? — машинально переспросил водитель.

— Да, Петруха, одну забавную куклу. Сперва я хотел оторвать ей головенку. А потом понял, что лучше ее продать. Но пока, дружище, не нашлась дура-покупательница на мою куклеху, ей придется полежать на пыльных полках. В счастливой стране с романтическим названием ГУИН.


Смерть массажистки и охранника произвела на Палыча неизгладимое впечатление. Не нужно быть великим детективом, чтобы понять: целили в хозяина, а обслуга погибла случайно, от желания кайфануть на халяву, попить винца из барских погребов. Тела Карины и Игоря сбросили в Финский залив. Все продукты и все спиртное из квартиры отдали на экспертизу. Проводилась она частным образом — за немалые деньги — и сделана была в высшей степени качественно. Заключение экспертов было однозначным: никаких признаков токсинов не обнаружено.

Их и не могло быть обнаружено. Во-первых, Бабуин зарядил только одну бутылку «Хванчкары», а во-вторых, использованный токсин обладал очень сложной химической структурой и почти не поддавался идентификации.

Антибиотик запсиховал. Сделался зол, раздражителен. Приказал уничтожить все запасы спиртного и продуктов из всех своих нор. В результате были безжалостно уничтожены несколько сот бутылок «Хванчкары», коллекционных вин, коньяков, виски. Сотни килограммов продуктов были выброшены на свалку. То-то праздничек бомжам!

Следствие, проведенное Бабуином, ничего не дало… Из предосторожности заменили весь персонал, непосредственно обслуживающий квартиры. Та еще эпопея… С каждым кандидатом Палыч беседовал лично. Душу выматывал, глазками буравил. Кандидаты на роль лакеев уходили от Антибиотика в полуобморочном состоянии. Начальник охраны Палыча — Игорь Царицын — предложил купить за границей детектор лжи. Палыч наорал на Игоря, заявил, что никакой детектор ему не нужен: он сам детектор. При этом он брызгал слюной и стучал кулаком по Библии. Бабуин кивал головой с квадратной нижней челюстью… Среди братвы поползли слухи о новом покушении на Антибиотика. Поговаривали, что к этому явно приложили руку менты. А может, и чекисты. Слухи распускал Бабуин. Он же подкинул версию, что покушение не последнее, что таинственная «Белая стрела» уже вынесла Палычу приговор. Он же докладывал шефу о слухах.

Обстановка накалялась. Озлобленный Палыч подозревал всех, психовал, метался, устраивал разносы налево и направо.

В воскресенье вечером он позвонил Наумову и попросил о срочной встрече. Серый кардинал удивился, но дал согласие. Приезжайте, Палыч, — сказал он. Спустя сорок минут Антибиотик шагнул в калитку особняка Наумова. Охрана, как и прошлый раз, осталась за оградой. Хозяин встретил гостя приветливо, провел к столику, где стоял коньяк и… бутылка «Хванчкары». Палыч впился в бутылку взглядом маленьких острых глаз. А что если… а что если Наумов? — подумал он. От этой мысли стало холодно.

Виктор Палыч Говоров не был ни трусом, ни паникером. Слабак не может руководить криминальной империей пятимиллионного города. Отбор здесь покруче, чем в теории господина Дарвина. Слабого либо уничтожат, либо поставят в подчиненное положение. Антибиотик был крепок, жесток, хладнокровен… Но события последних дней определенно выбили его из колеи. Он шкурой чувствовал опасность, чье-то незримое присутствие рядом.

— Присаживайтесь, Палыч, — радушно произнес Николай Иванович. — В ногах правды нет. Хотя мне тут один острослов сказал, что ее и в жопе нет.

— Что? — спросил Антибиотик растерянно. Он не отрываясь смотрел на бутылку «Хванчкары».

— Да ничего… шутка. Вашего друга Серегина, кстати…

— Серегина?

— Его, его… Ну, да что ж мы стоим-то? Располагайтесь. Вот «Хванчкара» ваша любимая. Вы так о ней поэтично говорили.

Два людоеда опустились в кресла у столика. Палыч сглотнул.

— Я уж лучше… коньяку.

— Коньяку так коньяку, — отозвался Наумов и остро посмотрел на Антибиотика сбоку. Уже знает, понял Палыч.

Николай Иванович плеснул коньяк в пузатые бокалы, подал один гостю. Янтарная жидкость содержала в себе тепло Франции, средиземноморский бриз и бархатную глубину южной ночи. Палыч сделал маленький, птичий глоточек и ничего этого не почувствовал.

— Меня хотят убить, — сказал он.

— Замечательно, — сказал, покачивая головой, Наумов.

— Замечательно? — оторопел Антибиотик.

— Это я про коньяк, — пояснил Николай Иванович, а Палыч кашлянул в кулак и повторил:

— Меня хотят убить… сжить со свету.

— Какая низость, — покачал головой хозяин. Издевки Палыч не уловил. Он скорбно кивнул. Наумов разглядывал Антибиотика почти что с изумлением! Бог ты мой, — думал Николай Иванович. — Законченный монстр. Руки по локоть в крови… Даже среди уголовников считается беспределыциком. А поди ж ты — себя жалеет.

— И кто же эти непорядочные люди? — спросил Наумов.

— Есть такая информация, что менты… «Белая стрела».

В криминальной среде, да и среди обывателей, ходили слухи о законспирированной организации то ли ментов, то ли комитетчиков, объединившихся для борьбы с бесконтрольно растущей преступностью. Упоминались названия «Белая стрела» или «Белый орел». Вконец отмороженные якобы менты взялись бороться внесудебными методами, самостоятельно, вынося приговоры и тут же их приводя в исполнение. Братву такие слухи пугали, обывателя приводили в восторг. Николай Наумов знал, что разговоры о существовании «Белой стрелы» совершенно беспочвенны. Бесспорно, каждый удельный князек на земле Российской стремился иметь лично преданный аппарат МВД. Опричников. Готовых хватать, сажать, карать, а при надобности — воздействовать физически. Вот только все эти мэры, губернаторы, префекты и прочие преследовали совершенно конкретные цели, направленные на усиление личной власти, влияния, благополучия. Банды держиморд в милицейских или прокурорских мундирах не имели ничего общего с мифической «Белой стрелой». Робин Гуд давно уже отнес в ломбард свой лук и стрелы, напился эля и крепко дрых под сенью дуба. Под соседней елью храпел Илья Муромец. Рядом с мощной его десницей лежала пустая бутылка из-под русского народного напитка — спирта «Рояль». Добрыня с Поповичем после службы бежали халтурить в кабака и казино — охраняли культурный досуг новорусской нечисти.

…Какая, к черту, «Белая стрела»?

— Какая, к черту, «белая стрела», Палыч? — сказал Наумов. — Это детский разговор.

Антибиотик и сам не шибко верил в нелегальную ментовскую организацию. Он прекрасно представлял себе степень коррумпированности и разложения системы МВД. Сам же и прикладывал к этому усилия, прикармливал не только участковых, но и полковников из Управления. Не все, но многие на контакт шли.

— Может, и не «стрела»… Но враги козни строят, яд подсыпают.

— Кто? Не тяни кота за хвост, говори толком.

— Главный мой недруг — Никита-Директор. Землю роет. Не успокоится гаденыш никак. И подходов к нему нет никаких.

— Относительно Кудасова я в курсе. Мужик он, по общему мнению, серьезный… Можно сказать — идейный. Принципиальный. Квалифицированный, — Наумов закурил, посмотрел на Антибиотика с прищуром. — А вы что же, хотели, Палыч? Выходите из тюрьмы и — пошло, поехало?… За один день, можно сказать, целое кладбище. Разумеется, РУОП реагирует нервно. Кудасов землю роет? Правильно! Он и будет рыть.

— Вот и я про то же…

— Ну, а я-то чем могу помочь?

Антибиотик молчал. Потрескивали дрова в камине. Стояла посреди столика проклятая «Хванчкара». Почему-то именно в бутылке еще недавно любимого вина материализовалась для Палыча смертельная опасность. Валялось на ковролине мертвое тело блудницы-массажистки с бесстыдно раздвинутыми ногами. Чернело пятно разлитого вина.

— Ну, от меня-то что надобно?

— Убрать Никиту-Директора. С врагами внутренними я сам разберусь. А вот Никитка…

— Э-э, Палыч… я не министр МВД. Увольнять офицеров РУОПа не в моей власти. Я в банке служу. По финансовой, так сказать, части… Извините.

— Вы многое можете, Николай Иванович. Наумов усмехнулся, встал и подошел к камину. Взял из корзинки аккуратное ясеневое полешко — подложил в подкопченную пасть. Взметнулись искры. Пламя лизнуло желтоватую древесину.

— Вот что я на это отвечу, — сказал он, вернувшись в кресло. — Я вообще ничего не хочу, да и не должен знать о твоих трениях с каким-то подполковником. Ты в последнее время наделал тьму ошибок. У коммунистов в былые времена была присказка: это хуже чем преступление — это ошибка… Говорят, Берия ввел в оборот. Так вот, Палыч, ты громоздишь одну глупость на другую…

— Я, Николай Иванович…

— Помолчи! — резко оборвал Антибиотика Наумов. — Помолчи и выслушай. Ты наделал ошибок. А теперь приходишь ко мне и ноешь: ах, меня хотели убить! Ах, мне жизни нет от этого Кудасова. Наделал — исправляй. Как ты разберешься со своими проблемами — твой вопрос. И твой последний шанс. Срок — месяц.

Антибиотик понял: это действительно последний шанс. Наумов не бросается словами. Палыч медленно поднялся из кресла.

— Решай, Палыч, решай, — сказал Николай Иванович. — Либо ты найдешь с этим подполковником общий язык. Либо… (Наумов остро посмотрел на Антибиотика) переводи его на другое место службы.

Смысл последней фразы дошел до Виктора Палыча Говорова только спустя несколько минут, когда он уже сидел в салоне своей «Волги». И стало ему разом зябко и неуютно.

На уже почти вышедшем из употребления старом воровском жаргоне слова Наумова означали разрешение на мокрый гранд. В переводе на нормальный русский язык — убийство.

Негромко бормотал двигатель «Волги». Пожилой благообразный старичок поглаживал сухими пальцами переплет Библии.


Сутки, назначенные Наумовым, истекли. Заканчивались вторые. Ровным счетом ничего не происходило. Обнорский пил. Дважды он выбирался в магазин за водкой. Так же, как и в первый раз, его сопровождали. К своему почетному караулу Андрей почти привык, запомнил в лицо. Скоро раскланиваться начнем, — подумал он равнодушно. Во время последнего выхода в магазин он увидел на улице ментовский уазик, подошел, рассказал, что его преследуют преступники. На небритого, опухшего, с запахом перегара Обнорского посмотрели как на идиота. Но он вытащил из кармана редакционное удостоверение. Представился. Молоденький сержант посмотрел с сомнением. Однако все-таки подошел к топтуну. Козырнул, что-то сказал. Топтун показал красную книжечку. Сержант снова козырнул и отошел. Видимо, ксива топтуна произвела на него большее впечатление, чем ксива Обнорского. Да и номер черной «Волги» тоже.

Андрей подмигнул своему конвоиру. В принципе, это была глупая мальчишеская выходка. Сродни той, когда он выдохнул в лицо топтуну дым.

Прошли сутки, заканчивались вторые. Андрей Обнорский пил водку. Никто не пытался ворваться к нему в квартиру с автоматом или с постановлением на арест. Сентябрь плавно катился в бабье лето… В углу, на полу кухни однокомнатной квартиры Обнорского, увеличилось количество пустых бутылок. Иногда надсадно звонил телефон. Он не брал трубку, безошибочно определяя, что это не Катя. До него пытался дозвониться из Стокгольма встревоженный Ларс Тингсон. Его пытались найти из редакции. С ним хотел увидеться брат. И Никита Кудасов. А также старые приятели и подруги. И еще какие-то люди, которых он вовсе не знал.

И не хотел знать. В алкогольном ностальгическом бреду ему виделось Катино лицо со слезинками в уголках зеленых глаз.

Черную «Волгу» под окном сменили серые «Жигули», но он и этого не заметил.


Утром следующего дня после беседы в «Шаровне» полковник Семенов отправился на Большой Кисельный, в ФАПСИ. Внизу, на КПП, для него уже был заказан пропуск. Прапорщик, отделенный от посетителей пуленепробиваемым стеклом, выдвинул ящичек-шлюз, и Семенов положил туда свой паспорт. Ящичек втянулся обратно.

Строгий прапорщик сличил фотографии с оригиналом, потом стал звонить офицеру, выписавшему пропуск. Семенов ждал. Раньше он неоднократно бывал здесь. Вместо паспорта предъявлял удостоверение сотрудника ЦК КПСС. Прапорщик отдавал честь… Полковник усмехнулся. Спустя две минуты к нему вышел начальник одного из отделов ФАПСИ. Именно с ним контактировал Роман Константинович в ту пору, когда работал в Отделе консультаций… Тогда полковник приезжал ставить задачи. Сейчас он прибыл как частное лицо. Да, как частное лицо, имеющее целью склонить лицо должностное к преступлению за материальное вознаграждение. Проще: взятку.

Полковник Семенов нисколько не сомневался в успехе своей миссии. Он, во-первых, умел убеждать людей, и во-вторых — во внутреннем кармане пиджака у него лежал конвертик с десятью стодолларовыми купюрами США. Тоже, знаете ли, аргумент весьма весомый.

Через пятнадцать минут Семенов вышел из здания штаб-квартиры ФАПСИ. Сотрудник сопротивлялся недолго. Пару раз он сказал: нет, это невозможно. Это исключено. Несанкционированный доступ в банковский компьютер? Нет-нет… Семенов объяснил, что тысяча долларов — это аванс. Второй конвертик сотрудник получит после выполнения просьбы. Он так и сказал — просьбы. Тогда сотрудник сказал: хорошо. Но я ничего не могу гарантировать. Это все так сложно… ничего не могу гарантировать. Но конверт взял.

Спустя еще три с половиной часа он позвонил полковнику и назначил встречу. Они встретились в подземном переходе. Обменялись конвертами. В одном лежали восемь купюр по сто долларов и четыре по пятьдесят. А в другом компьютерная распечатка, из которой следовало, что банк «Австрийский кредит» перевел пятьдесят миллионов долларов США в канадское отделение банка «Торонто кэпитэл» в Торонто. Счет N B17260LGA открыт на имя Пьера и Рахиль Даллет.

А десять миллионов долларов вернулись в Швейцарию в банк Gothard. Владельцем этого счета стал цюрихский адвокат Дитер Фегельзанг. Вот значит как, — подумал Семенов. Владелец этой кругленькой суммы лежал сейчас на дне Дуная. Но даже то, что осталось в распоряжении мадам Гончаровой, внушало уважение.

Дело было за малым — взять эти деньги. Семенов дважды прочитал текст и разорвал справочку ФАПСИ на мелкие клочки. Рваную бумагу разбросал по трем разным урнам… Да, дело за малым — разыскать мадам Гончарову-Даллет и взять деньги. Совсем пустяк.

Если бы операция планировалась в старые добрые времена, когда возможности Отдела были на порядок больше, когда к разработке можно было подключить и наши резидентуры за бугром, и некоторые каналы МИДа и — при необходимости — спецов из «Вымпела»… даже тогда аналитики отдела сказали бы, что вероятность успешного решения — не более семидесяти-восьмидесяти процентов.

А нынче? Нынче эту цифру нужно поделить на два, на три, на пять… или на десять? Да еще учесть один ма-а-аленький пустяковый фактик: вдовой Гончарова заинтересовался питерский серый кардинал Коля Наумов. А Коля — мужик не простой.

Полковник Семенов вышел на поверхность, закурил. По улице спешили москвичи и гости столицы. Не скрываясь, орудовали наперсточники. Двое верхних легко и весело выигрывали у простоватого нижнего. Азартно блестели глаза у какого-то приезжего, ради которого, собственно, и разыгрывался весь спектакль. Дорогой гость столицы возбужденно смотрел, как глупо простак с наперстками — пластмассовыми стаканчиками — проигрывает деньги. Он отмусоливал купюры из толстой пачки, и деньги исчезали в руках выигравших. Гость столицы уже явно забыл те обещания, которые он давал дома перед поездкой — не влезать ни в какие темные сделки. Он сунул руку в карман, глаза горели.

Семенов ругнулся и подошел к наперсточникам. Нижний метнул на него быстрый оценивающий взгляд. Роман Константинович взял гостя столицы за локоть и коротко сказал:

— Быстро иди отсюда, мудак.

— А? — мужик одних с Семеновым лет смотрел непонимающе. В правой руке он держал потертый кожаный бумажник. Роман Константинович нисколько не сомневался, что в бумажнике не более трети денег. Остальное провинциал зашил в подкладку поношенного пиджака и в трусы. Когда его толстая (или тощая) жена провожала в столицу, то наверняка говорила: ты, мол, Коля, с деньгами-то поосторожней… А он кивал, соглашался.

— А? — непонимающе посмотрел мужик на Семенова.

— Иди отсюда, пока тебя не ограбили, чучело.

— Э-э, мужик, — сказал один из верхних грубо. — Ты куда лезешь? Сам не играешь — другим не мешай. Здесь все по-честному.

Гость столицы растерянно переводил взгляд с Семенова на счастливого, выигравшего у него на глазах уже кучу денег. Кто-то из случайных зрителей, подогревающих игру, поддержал — верхнего.

— Все видят: честная игра. Деньги из рук в руки. Проходи, дядя, мимо. Не мешай людям.

Случайный зритель смотрел точечными героиновыми зрачками… Кто-то быстро прижался к Семенову сзади, и он ощутил несильный, но болезненный удар по почкам. Одновременно ему наступили на ногу. Не оборачиваясь, полковник ударил локтем назад. За спину. Раздался утробный, всхлипывающий звук. Обратным движением Семенов воткнул два пальца в солнечное сплетение тому, кто наступил ему на ногу. Молодой парень охнул и мгновенно осел, сложился.

— Извините, — сказал Семенов и пристально посмотрел на нижнего. Тот оказался самым толковым, все понял.

— Пардон, гражданин начальник, ошибочка вышла, — быстро пробормотал он, поднимая с земли орудия производства: стаканчики и резиновый мячик. Гость столицы стоял с растерянным видом, так и держал в руке бумажник.

Семенов повернулся, пошел прочь. Напоследок он неловко зацепил носком ботинка колено придурка, который ударил его по почкам. Раздался вой вперемежку с матерщиной.

— Извините, — еще раз вежливо сказал полковник. Он не спеша шел по улице, подставляя лицо осеннему солнцу, и думал про себя: Дурак. Донкихот сраный. Чего ты ввязался? Тебе это надо? Одновременно в Москве работают сотни станков. Одновременно обувают сотни лохов… Ну и что? Наперсточники просто повторяют то, что вполне легально делают МММы и «Властелины». То, что делает со своими гражданами государство. Разница только в масштабах изымаемых сумм…

Семенов свернул за угол, осмотрелся, сел в свою машину, закурил. Вернулся мыслями к миллионам Гончаровой-Даллет. Роман Константинович пытался навскидку прикинуть возможные расходы предстоящей операции и вероятность ее успешной реализации. Даже оптимистические прогнозы выглядели, мягко говоря, не очень… Да еще фактор Наумова. Именно под руководством Николая Ивановича полковник Семенов осуществлял в восемьдесят седьмом — восемьдесят восьмом переброску денег на Запад. Наумов был одним из четырех людей, кто знал про счет N 164'355 ZARIN. Позже их осталось двое.

Гончаров погиб под КамАЗом, еще один носитель информации (пожалуй — самый главный) выпал из окна в августе девяносто первого. Теперь Гончаров погиб во второй раз. В борьбе за пятьдесят миллионов баксов остались всего два претендента: скромный банковский служащий Николай Иванович Наумов и не менее скромный директор агентства «Консультант» Роман Константинович Семенов.

— Вот такие пироги, полковник, — сказал вслух Семенов и повернул ключ в замке зажигания. Двигатель восьмерки негромко заурчал. То и дело поглядывая в зеркала, Роман Константинович поехал в контору. Когда он направлялся на встречу с сотрудником ФАПСИ, то проверялся гораздо более тщательно.

…Итак, претендентов на первое место в турнире памяти Гончарова осталось двое: Наумов и Семенов. А двое ли? Гургена ты, что же, со счета сбрасываешь? Вопрос был непростой… полковник задумался. Гурген, бесспорно, обладал огромными средствами, связями, влиянием. Точно определить его возможности Семенов не взялся бы. Да и никто не взялся бы… Нет, Гургена сбрасывать со счета нельзя. Значит, претендентов осталось трое. Ну и плюс Резо. Он тоже в курсе этих дел.

Полковник напряженно обдумывал варианты решения. Один из лежащих на поверхности был предельно прост: сократить количество соперников. И в Москве, и в Питере продолжались гангстерские войны. Взрывы и выстрелы никого не удивляли. Списать конкурентов под видом криминальных разборок? Реально… вполне реально. Тем более реально потому, что никто не сможет заподозрить в этом директора агентства «Консультант». Хотя… кто знает? О пересечении интересов Семенов — Наумов известно генерал-лейтенанту П.

…Да, пожалуй, торопиться с решением о физическом устранении Наумова не стоит. Цена ошибки в этом деликатном вопросе слишком высока. Иное дело — Гурген… Откровенный уголовник. Вор законный. Даже в этическом плане здесь легко найти себе оправдание. Семенов улыбнулся. Улыбка вышла невеселой.

Ну а что решим с Николаем Ивановичем? В одной партии когда-то состояли. Коммунисты-ленинцы. Марксисты. Интернационалисты.

А с Колей-Ваней мы заключим союз, — подвел итог Семенов. — Если врага трудно победить, стоит сделать его союзником.

Вечером полковник позвонил в Санкт-Петербург. Начался второй этап битвы за несколько уменьшившийся, но все еще достаточно высокий долларовый холм.


Старший оперуполномоченный двенадцатого отдела УР капитан Виктор Чайковский сидел над бумагами. Рутинная бумажная работа — бич оперативников. Бюрократический молох требовал постоянной обильной жратвы в виде справок, отчетов, рапортов, докладных и т.п. Любой опер, ежели вы посидите вместе за литром водки с хорошей закуской (можно и вообще без закуски), признается вам, что самое страшное в его работе — бумаги. Не риск, не психологический пресс от общения с разной сволотой — бумаги.

Виктор Федорович Чайковский отпахал в розыске уже пятнадцать лет. Опыт по отписке имел огромный, бумаги строчил легко и почти весело. Блестяще образованный мальчик из профессорской петербургской семьи сознательно писал длинными предложениями с многочисленными причастными и деепричастными оборотами. Добраться до смысла фразы зачастую было очень нелегко. Чайковский обильно уснащал текст многочисленными лексическими и грамматическими ошибками. Он развлекался, он представлял себе некий карикатурно-кошмарный образ чудовища с названием Гувд. Этот страшный Гувд, покрытый чешуей генеральских погон, разевал пасть и проглатывал тонны бумаги. Он был всеяден: жрал и бумагу, и человеческие судьбы. Ненасытный Гувд обладал уникальным желудочно-пищеварительным аппаратом: переваривал людей, а бумагу откладывал в архивную жировую прослойку. Человечки как таковые интересовали Гувда очень мало — его прямая кишка выталкивала из организма страшную зловонную массу из полузадохшихся, измочаленных, изжеванных тел. Изувеченных физически и морально, беззубых, туберкулезных, озлобленных… Гувд пожирал не только спецконтингент, но и самое себя. Страшная морда в сверкающей чешуе генеральских погон чавкала, отрыгивала смрадно и снова раскрывала пасть.

Капитан Чайковский был блестящим оперативником… практически невостребованным системой. Тот Виктор Чайковский, который пришел работать в милицию пятнадцать лет назад, мало походил на седого, желчного мужика, что строчил нелепый отчет пятнадцатого сентября девяносто четвертого года…

Опер поставил точку в конце абсолютно бессмысленного предложения из сорока четырех слов, хмыкнул и откинулся на спинку стула. Он извлек из старенькой «Москвы» лист бумаги и внимательно перечитал текст. Полный идиотизм, — подумал с удовлетворением.

Зазвонил телефон. Капитан снял трубку. Этот звонок окажет очень большое влияние на его жизнь, но сейчас старший оперуполномоченный ничего об этом не знает.

— Чайковский, — сказал он официальным голосом.

— Здравствуй, композитор, — ответил телефон весело, и Виктор узнал голос полковника Тихорецкого. Ничего хорошего этот звонок не предвещал: нечасто первый заместитель начальника ГУВД звонит рядовому оперу. Чайковский поморщился и нехотя ответил:

— Здравствуйте, товарищ полковник.

— Что ты так официально, Виктор Федыч? Будь проще…

— Слушаю вас, Павел Сергеич, со всем вниманием.

— Уже лучше, композитор… Ты чем вечером занят?

— Да я как бы…

— Вот и хорошо, — перебил Тихорецкий. — Значит, часикам к двадцати двум подгребай ко мне. Разговор есть с глазу на глаз.

Из телефонной трубки пошли гудки отбоя. «Скотина!» — шепнул Чайковский. — «Жди! Хер ты меня дождешься». Он положил трубку на аппарат, достал из ящика стола блок «Мальборо». Распечатал, шурша целлофановой оберткой… Закурил. Он отлично знал, что идти на встречу с полковником все равно придется.


Звонок Семенова оказался полной неожиданностью для Николая Наумова. Нет, он, конечно, сразу вспомнил мелкого чиновника из ЦК КПСС, которого ему прикрепили в восемьдесят седьмом для организации тайных валютных операций. Вспомнил — и удивился: шесть лет прошло с их последней встречи. Но удивление свое скрыл.

— Ну как же, Роман Константинович, — сказал он. — Разумеется, узнал. Рад вас слышать через столько лет. Как вы? Что вы? Где вы?

Голос из прошлого насторожил Наумова. Он понимал, что звоночек чиновника связан с теми, давними, делами. Со счетом N 164'355 ZARIN. Что происходит? — пытался сообразить Николай Иванович. — Почему этот комитетский хмырь вылез именно сейчас? Пронюхал что-то? Да уж не иначе…

А Семенов ходить вокруг да около не стал.

— Николай Иваныч, — сказал он, — есть потребность встретиться и поговорить. Вы, наверно, догадываетесь, по какому вопросу?

— Э-э… догадываюсь.

— Завтра я прилетаю в Питер. Сможем мы встретиться завтра?

— Завтра… завтра… — Наумов лихорадочно пытался сообразить: стоит ли встречаться с этим странным человеком? Он тянул время, но уже понимал, что встреча неизбежна, что несколько коротких деловых контактов шесть лет назад должны иметь продолжение. Вот только какое?

— Если завтра вас не устраивает, — напористо сказал Семенов, — назначьте другой день. Но откладывать надолго крайне нежелательно.

— Ну что же, — решился Наумов, — давайте. Вас встретят.

— Спасибо, не нужно. По приезде я вам перезвоню.

Николай Иванович понял, что отказ от встречающих — мера предосторожности. Вспомнил, как вели себя помощники Семенова тогда, шесть лет назад… конспираторы хреновы!

— Хорошо, — сказал Наумов. — Жду вашего звонка.

Он положил трубку и глубоко задумался. Все последние события, закрутившиеся вокруг счета N 164'355 ZARIN, здорово его волновали. Сумма 60'000'000 способна взволновать кого угодно. Всего неделя прошла с того момента, как освободившийся из Крестов Антибиотик случайно вывел его на след гончаровских денег. Тогда казалось, что взять их будет просто… «Недооценил я этого щенка», — подумал Наумов про Обнорского. — «Ошибся». А в людях он ошибался редко… Теперь, после исчезновения вдовы Гончарова, ситуация выглядела почти такой же безнадежной, как и в сентябре восемьдесят восьмого: вдова скрылась, отмороженный журналист под контролем, но толку от этого немного. Патовое положение, господа присяжные. И вдруг — звонок Семенова. Что может за этим крыться? Кто может за этим стоять? Играет московский чиновник на себя или за его спиной прячутся более весомые фигуры? Ответов на эти вопросы у Наумова не было.


«Красная стрела» прибывает на Московский вокзал в 8.25.

Добрая старая «Красная стрела»… В иные времена этот поезд был практически недоступен для рядового советского человека. В невероятно чистых, уютных вагонах с опрятными, приветливыми и трезвыми проводниками ездили в столицу только партийные и советские деятели, профсоюзные и комсомольские холуи, крупные хозяйственники, депутаты большого калибра, творческие и научные работники… Номенклатура, короче. Темные костюмы, белые сорочки, неброские галстуки.

В наши дни билет на «Красную стрелу» может купить любой желающий. Лишь бы финансы позволяли. Теперь в этом поезде мелькают бордовые и зеленые пиджаки, поблескивают золотые перстни на пальцах со следами выведенных наколок, цепуры. Бывшие профсоюзные и комсомольские холуи, партийные функционеры теперь называют себя бизнесменами. И деятели искусства тоже ездят. Ну, типа искусства, конкретно! Понял? И они теперь называются по-другому: звезды шоу-бизнеса. Во как круто! Здесь можно увидеть и группу «Ну-На» великого Гарри Прибамбасова, и совсем новую вокальную безголосую величину с испуганным лицом и повадками вчерашнего пэтэушника. И стайку фанатеющих от него девах-минетчиц. В респектабельных вагонах явственно ощущается запашок анаши, неумелого разврата, вседозволенности… Ах, «Красная стрела»!

Утром четырнадцатого сентября из вагона «Красной стрелы» на перрон Московского вокзала ступили двое мужчин. Полковник Семенов и капитан Кравцов приехали на встречу с господином Наумовым. Из другого вагона вышли еще двое сотрудников агентства «Консультант». Две эти пары держались так, как будто совершенно не знали друг друга. Вторая двойка консультантов двигалась немного позади первой. Цепкие глаза просеивали шумную толпу на перроне. Вообще-то особых сюрпризов не ожидалось — Наумову полковник сказал, что в Питер он прилетит самолетом, но исключить вероятность необдуманных шагов со стороны питерского серого кардинала Семенов не мог. Под одеждой у всех четырех москвичей были легкие бронежилеты с титановыми вставками.

Тем же порядком — парами — они вышли с вокзала, пересекли территорию станции «Москва-товарная» и оказались на тихой Миргородской улице. С Миргородской повернули налево, на Кременчугскую. Там консультантов уже ожидала невзрачная бежевая двадцать четвертая «Волга». Когда четверо консультантов сели в просторный салон, водитель — молодой крепкий мужчина — спросил:

— Меня зовут Андрей. Я в вашем распоряжении по просьбе Петра Захаровича. Куда едем?

— Сначала нужно позвонить, — ответил Семенов. Водитель молча вытащил из кармана черную коробку Nokia.

— Нет, — мотнул головой Семенов. — Светиться ни к чему. Давайте поищем таксофон.

— Этот аппарат куплен специально для вас. Можете смело звонить. После окончания вашей операции мы перепишем его биографию.

— Разумно, — сказал Семенов. Он взял телефон, вышел из машины и набрал домашний номер Наумова.

— Николай Иваныч, — произнес полковник. — Семенов. Я в Питере.

— О-о, — ответил Наумов. — Быстро вы. Не ожидал в такую рань.

— Кто рано встает, тому Бог дает.

— Верно. Есть и еще одна народная пословица: кто ходит в гости по утрам — тот поступает мудро… Приезжайте, Роман Константинович. Жду. Адрес знаете?

— Нет, — солгал полковник. Адрес он знал. Николай Иванович продиктовал адрес и спросил:

— Вы, кстати, откуда звоните?

— Из Пулкова, — снова солгал полковник.

— Ага… Значит, у меня будете только через час. Ну что ж, жду.

«Волга» с консультантами была на месте уже через полчаса. Она медленно проехала по тихой улочке мимо особняка серого кардинала, свернула в переулок метрах в трехстах и остановилась.

Здесь водитель отдал Кравцову техпаспорт, ключи от машины и доверенность на имя Кравцова Валентина Сергеевича.

— В бардачке лежит «Алтай», настроенный на милицейскую волну. Это на всякий случай. Карта-схема Питера. Вот здесь (он передал Семенову пачку «Мальборо») мой телефон. Если понадобится помощь…

— Спасибо, Андрей, справимся сами.

— Понял. Когда тачка будет не нужна, оставите ее в любом месте и позвоните мне. Удачи.

— Спасибо. Тебе — тоже.

Андрей вышел из машины и не спеша пошел прочь. Его не интересовало, кто они и что собираются делать. Он легко распознал в них профессионалов. Таких же, как и он сам.

Андрей ушел, а четверо консультантов еще раз обговорили свои действия на случай неадекватных реакций Наумова и стали ждать. Требовалось выбрать полчаса лишнего времени. С заднего сиденья «Волги» один из консультантов постоянно контролировал вход на территорию особняка. За все время, пока они советовались, никто не вышел из стальной калитки в бетонном заборе, никто в нее не вошел. Включенная радиостанция «Алтай» доносила фоновые шумы и обрывки будничных ментовских переговоров.

— Время, — сказал Семенов, посмотрев на часы. — Я пошел.

Хлопнула дверца «Волги», полковник легким, уверенным шагом направился в сторону особняка Николая Ивановича Наумова. Ветерок гнал вдоль улицы первые опавшие листья, светило солнце Полковник Семенов шел добывать пятьдесят миллионов американских долларов. Или — по крайней мере — половину этой суммы.

Его ждали. Замок на двери щелкнул, и динамик произнес:

— Входите.

Семенов шагнул внутрь. Навстречу ему по выложенной декоративным камнем дорожке стремительно двигался молодой мужчина. Высокий, в сером двубортном костюме. Скорее секретарь, чем охранник, — подумал Семенов. Он не видел охраны, но не сомневался, что она есть.

— Здравствуйте, — произнес секретарь. — Вы — Роман Константинович. Полковник кивнул.

— Николай Иванович вас ждет. Прошу. Они подошли к дому. Секретарь предупредительно распахнул дверь. В холле, принимая плащ гостя, он сказал:

— Если у вас есть оружие, лучше сдать его мне. Семенов молча сунул руку под пиджак и протянул секретарю ИЖ-70-100. Тот ловко принял пистолет и опустил его в правый карман пиджака. Лаконично бросил:

— Благодарю.

— Не за что, право, — с иронией ответил Семенов. В дверях появился Николай Иванович Наумов со слегка влажной после душа шевелюрой. Одет по-домашнему — футболка и старые голубые джинсы. Наумов явно хотел создать обстановку неформального общения. Посмотрим, как это у тебя получится, подумал Семенов.

— Постарел, постарел, Роман Константинович, — сказал хозяин и улыбнулся.

— И ты моложе не стал, Николай Иванович, — ответил, принимая тон беседы, гость. Они сошлись, крепко пожали друг другу руку. Наумов радушно улыбался. Он умел лицедействовать, хорошо управлял мимикой. Но не настолько хорошо, чтобы обмануть специалиста, прошедшего курс «Психофизиологические основы личного контакта». Даже опытный в лицедействе человек способен контролировать непроизвольные реакции лишь частично. Тренированный наблюдатель фиксирует разницу между мимикой правой половины лица, которая управляется левым полушарием мозга, и контролируется вполне прилично, и мимикой левой половины лица, которая плохо поддается контролю, потому что управляется правым полушарием, эмоциональным, — именно с подачи этого полушария все переживания четко отражаются на физиономии слева, и не утаить их, как шило в мешке… Николай Иванович определенно хотел показать радушие, уверенность в себе, спокойствие, а вот неконтролируемые реакции показывали: встревожен, напряжен.

Они прошли в кухню — просторную, светлую и уютную. Посередине стоял большой — человек на восемь — стол. Но Наумов и Семенов сели за маленький — на двоих — столик у самого окна. Напротив усыпанной яркими гроздьями рябины.

— У меня сегодня блины, — сказал финансист. — Вы как к блинчикам?

— С огромным удовольствием, — ответил полковник. Вообще-то он был слегка удивлен: ожидал от Наумова стереотипного европейского завтрака: булочки — сыр — масло — джем — кофе.

— Ладушки, — весело сказал Наумов и позвал: — Люда, неси!

Молодая, симпатичная светловолосая женщина в простом платье принесла тарелку с горкой блинов. Приятно улыбнулась и пожелала приятного аппетита.

Зазвонил телефон.

— Извини, — сказал хозяин и снял трубку «Панасоника». — Алло. Вас, — сказал он удивленно и протянул трубку гостю.

«Интересно», — подумал полковник. — «Ты и дальше собираешься называть меня на вы? Или перейдешь на ты?» В те времена, когда они перебрасывали партийные деньги в Швейцарию, общались исключительно официально: на вы и по имени-отчеству.

— Слушаю, — сказал Семенов. Через несколько секунд добавил: — Все в норме. Через один час.

Он вернул трубку хозяину, и даже неискушенный в тайных играх Наумов понял: ему намекнули о том, что гость не один, у него есть страховка. И если он не выйдет из особняка через час… Николай Иванович не сомневался, что возможности скромного бывшего чиновника ЦК достаточно велики. О характере деятельности чиновника он не заблуждался.

…Часа для разговора им не хватило. Сначала оба осторожно прощупывали друг друга, не раскрывая карт, но и не пытаясь делать вид, что они встретились обсудить некие отвлеченные вопросы текущего момента. Спустя пятьдесят девять минут Семенов спросил:

— Вы позволите позвонить?

— Разумеется, — Наумов придвинул телефон. Роман Константинович набрал номер. Кравцов отозвался сразу.

— Еще один час, — сказал Семенов.

— Понял, — спокойно ответил Валентин. В любой фразе полковника должно было прозвучать слово один. Отсутствие этого слова означало: полковник в западне, нужно принимать меры. Трое консультантов были готовы к такому повороту событий. В их распоряжении находились АПСы[30], бесшумный девятимиллиметровый автомат «Вал», светошумовые гранаты «Заря» и обычные — РГД-5. С этим арсеналом они смогли бы взять резиденцию господина Наумова штурмом… Пока такой потребности не было.

А Наумов с Семеновым к консенсусу все-таки пришли. После длительных маневров, после взаимного зондажа, недомолвок и ухищрений — пришли.

— Ну что ж, Николай Иваныч, — подвел итог Семенов, — договорились. Вы займетесь журналистом. Питер — ваша епархия, вам и карты в руки. А поиск мадам Гончаровой-Даллет я беру на себя. Некоторый опыт в такого рода делах у меня и моих людей есть.

— Верю, — кивнул головой Наумов. Семенов положительно ему нравился. Своей спокойной уверенностью, умением слушать, быстро анализировать и вычленять суть. Профессионал. Бесспорно — профессионал.

— Ну вот и хорошо, — отозвался полковник. — Вы убеждены, что сумеете обеспечить контроль за Серегиным пока… (он на секунду замялся)…пока ваши люди не подготовят его изоляцию?

— Да, убежден. Они справятся. А вы, Роман Константинович, уверены, что сумеете обнаружить Гончарову?

— Уверен, — ответил полковник. И солгал. Как профессионал, он отлично знал, насколько сложны поиски человека, который не хочет, чтобы его нашли. Тем более за границей. — Уверен. Все упирается только в фактор времени и расходы.

— О расходах не думайте. А вот время… времени лишнего нет.

Попрощались почти по-дружески. Союз был заключен. И этот союз — финансиста и спеца по тайным операциям — должен был дать положительный результат.


На двери дома, где жил первый замначальника ГУВД, стоял домофон. Явно новенький, импортный. На свежепокрашенной светло-коричневой краской филенке кто-то уже нацарапал гвоздем: «Нинка из квартиры 17 всем дает». Чайковский набрал номер квартиры полковника Тихорецкого. Домофон мигнул желтым глазом, запиликал. Через несколько секунд слегка искаженный динамиком голос Тихорецкого спросил: Кто там? Чайковский назвался. Замок на двери щелкнул, вспыхнул зеленый огонек.

В подъезде нового дома было чисто и даже висели на стене цветочки в ярких пластиковых горшках. В чистом, неиспохабленном надписями лифте висело целое, без отбитых краев и царапин, зеркало. В этом подъезде жили чиновники и новые русские. Во всяком случае так предположил Чайковский. Еще он предположил, что менты (кроме первого зама ГУВД) здесь не живут — в противном случае Тихорецкий назначил бы встречу в другом месте. Навряд ли полковник хочет афишировать их внеслужебные контакты. Лифт фирмы «Отис» поднял майора на шестой этаж. Стальная дверь квартиры Тихорецкого располагалась как раз напротив квартиры N 17, где жила Нинка. Везет же полковнику, — усмехнулся Чайковский.

Негромко лязгнул стальной засов, и дверь распахнулась.

— Заходи, Виктор, заходи, — сказал Тихорецкий. Первый заместитель начальника ГУВД был одет в спортивный костюм «Адидас». Он пропустил старшего оперуполномоченного в прихожую, повернул рычаг паука — четыре стальных стержня зафиксировали дверь в четырех точках. Такую хрен выломаешь. Полковник протянул гостю крепкую руку.

— Раздевайся, разувайся. Тапочки слева — выбирай.

Прихожая была просторной, отделанной под красное дерево. Вообще квартирка первого зама производила впечатление. На жилье бедного и честного милиционера не очень похоже. Чайковский вспомнил супругу полковника — очень симпатичную сероглазую шатенку — и крайне неприятное происшествие с ней. Года два назад Анастасию Михайловну пытались убить. Напал на нее, кстати, офицер милиции, капитан Сашка Зверев… Чайковский его неплохо знал. Сейчас Зверев кантуется в Нижнем Тагиле.

История, впрочем, темная… о ней в ментовской среде разные слухи ходят.

— Проходи, Виктор, в кухню. Супруга, понимаешь ли, в гости к подруге ускакала. Так что мы с тобой без помех посидим. Жрать будешь?

Полковник врал — он давно уже развелся с женой, но не любил это афишировать.

— Спасибо, перекусил, — ответил Чайковский, тяжело опускаясь на табуретку. С того момента, как он ел последний раз, прошло более восьми часов. Вечером тоже поесть не удалось — проводили рейд на правобережном рынке. Короче, Чайковский уже ощущал голод.

— Ну, тады под легкую закусочку, — сказал полковник, открывая дверь огромного, литров на пятьсот, холодильника. Он поставил на стол красиво нарезанную твердокопченую колбасу, сыр, баночку красной икры, банку с маринованными грибочками. Потом литровую бутылку «Посольской», несколько баночек пива «Синебрюхов», стопки и высокие бокалы.

— Вот так, — удовлетворенно произнес полковник и почесал голую волосатую грудь в распахе шикарного адидасовского костюма. От вида и запаха пищи есть захотелось еще сильнее. Чайковский подумал, что зря отказался от чего-то более основательного, чем грибочки…

— Вот так, — повторил полковник и налил водку в пузатенькие стопки. — Ну давай, Виктор. Чтоб, как говорится, мы были толстенькие, а наши враги пусть сдохнут.

Звякнуло стекло. Выпили. Чайковский подцепил вилкой грибок, а Тихорецкий стал намазывать икру на булку. Татьяна Миткова рассказывала с экрана маленькой «соньки» о нарастании напряженности в Чечне.

— Ну, как успехи по службе, Витя? — спросил полковник почти отеческим тоном. Вопрос был формальным, явно никак не относящимся к тому делу, ради которого он пригласил к себе майора.

— Нормально, Пал Сергеевич, — пожал плечами Чайковский.

— Петренко не зажимает?

— А чего меня зажимать?

— Ну-ну… а то ведь я всегда могу Александра Николаевича поправить. Ежели щемить начнет… По второй?

— Можно.

Снова выпили. Теперь на экране разглагольствовал бывший советский генерал Джохар Дудаев. Он что-то говорил о готовности независимой Ичкерии дать отпор имперским устремлениям России.

— Прольется скоро кровушка, — сказал майор.

— Что? — спросил полковник невнятно. Он жевал бутерброд с салями, слегка чавкал и причмокивал блестящими губами.

— Да вот, — мотнул Чайковский головой в сторону экрана, на котором что-то скандировали седобородые аксакалы в папахах.

— А-а; это… Ерунда! Мы этих черножопых мигом раком поставим.

— Конечно, — согласился опер. Иронии в его голосе полковник не уловил — он открывал банку с пивом. Пиво потекло в бокал, поднимая белоснежную шапку пены.

— Это все херня, Витек… Ты мне лучше скажи: тебе фамилия Серегин знакома?

— Вы имеете в виду руоповского опера, которого во Всеволожске цыгане порезали?

— Нет, Виктор. Я имею в виду писарчука одного из нашей городской «молодежки». Есть там некто Андрей Серегин. Он же — Обнорский.

— А-а, читал пару раз его материалы.

— И что думаешь? — спросил полковник и отхлебнул пива. На верхней губе осела полоска белой пены. Тихорецкий стер ее ладонью левой руки.

— Вроде ничего. Толково.

— Толково, значит? Обсирает он нас всех толково.

«Вот и обозначилась фигура», — подумал майор. — «Только от меня-то что надобно?» Он промолчал, ожидая продолжения.

— Говнище на нас льет твой Серегин. Бочками. Цистернами. Таким писарчукам яйца рвать надо! Распустились, бляди, от полной вседозволенности. А мы с ними цацкаемся, боимся, понимаешь, им хвост прижать… Верно, Виктор?

— С безответственных клеветников нужно, разумеется, спрашивать.

«Сажать нужно подонков. Однозначно», — сказал с экрана самый большой либерал-демократ с мокрыми губами.

— Во! Слыхал? — сказал полковник и коротко хохотнул. — Даже этот пидор отмороженный тему правильно понимает.

«Интересная темочка», — подумал опер. Вслух спросил:

— Ну а я-то какое отношение к этому имею?

— Прямое, Витя, прямое, — отозвался Тихорецкий и взялся за бутылку «Посольской». — Давай-ка продолжим…

— Я, Пал Сергеич, вообще-то за рулем.

— Э-э, брат… Ты что, ГАИ боишься?

Павел Сергеевич налил водку в стопки-бочоночки.

— Поехали! Чтоб болт стоял и деньги были, как говорят халдеи.

Чокнулись, выпили, закусили.

— Так вот, вернемся к Серегину… Есть мнение, товарищ майор, — полковник ткнул пальцем в потолок, — что этого говнюка надо закрыть для перевоспитания, так сказать… Чтобы он тут воду не мутил, а изучил материал изнутри. Глубоко, понимаешь ли, проник в тему. Журналист, так сказать, меняет профессию…

Полковник засмеялся. Водка уже начала действовать, щеки у Тихорецкого порозовели, в глазах появился блеск.

— Ну а я-то все же при чем, Пал Сергеич?

— Ты опытный опер, Виктор Федыч. Есть мнение, что справишься.

Чайковский промолчал. Тихорецкий продолжил:

— Надоели эти трепачи-наркоманы-пидоры. Хоть бы помалкивал… так нет, сам же по уши в дерьме, а норовит обосрать правоохранительные органы. И вся их среда богемная такая же — каждый третий пидор, каждый второй — наркоша. Каждый первый — урод, так сказать.

— У вас есть информация, что Серегин — наркоман? — осторожно спросил Чайковский. — Или пидор?

— Займись, Витя… Копнешь поглубже — информация будет. Тебя учить не надо.

Теперь оперу все стало ясно: информации, компрометирующей журналиста, у полковника нет, и ему, майору Чайковскому, предлагается ее найти. Скорее всего: организовать искусственно. Ему стало ясно, что ссылки Тихорецкого на чье-то высокое мнение — не более чем дымовая завеса. Если бы решение принималось на неких этажах официальной власти, то полковник действовал бы по-другому. Он вызвал бы начальника 12-го отдела УУР майора Петренко. И уж Петренко, в свою очередь, поставил бы задачу старшему оперуполномоченному майору Чайковскому. Или другому какому-нибудь оперу…

Тихорецкий, решил Виктор Чайковский, разыгрывает свою собственную комбинацию. Или, возможно, чей-то заказ… Но заказ в любом случае неофициальный, если можно так выразиться. Левак.

— Понял вас, Пал Сергеич, — сказал майор. — А каковы сроки?

— Сроки-то? Сроки, Виктор, предельно сжатые. Нет-нет, горячку пороть не нужно. Во избежание, так сказать, осложнений. Журналист все-таки, человек известный. Но и тянуть нет никакого смысла. Понадобится помощь с моей стороны — это всегда пожалуйста.

Первый заместитель начальника ГУВД и старший оперуполномоченный поговорили еще минут семь, выпили по стопке водки. Потом Чайковский стал собираться. Павел Сергеевич даже из приличия не стал делать вид, будто хочет, чтобы тот еще посидел.

— Вот еще что, Виктор, — сказал он, когда одетый опер уже стоял в дверях. — Ты о нашем разговоре никому не говори. Лишнее это.

Стальная дверь за Чайковским закрылась, четыре лапы паука с тихим лязгом зафиксировали ее. Такую хрен выломаешь.

Через полторы минуты Виктор уже сидел в салоне своей восьмерки и слушал гудение движка. Двигатель остыть еще не успел — можно было ехать. Но он сидел и курил сигарету. Когда пятнадцать лет назад он пришел в милицию, то попал в группу старшего опера, капитана Тихорецкого. Тогда Пашка был очень заводной и рисковый. И многие старались быть похожими на него. Меняться он начал после свадьбы на очаровательной Насте. Кто бы мог подумать?! Кто бы мог подумать, что нормальный, толковый оперюга превратится в сволочишку? В заурядного карьериста? А возможно, и в предателя…

Если уж говорить начистоту, то Чайковский нисколько не сомневался в том, что мундир Павла Сергеевича имеет криминальную подкладку. Не в том дело, что кого-то Паша крышует — крышуют многие. И сам Чайковский не без греха. Поддавши, он сам о себе, бывало, говорил: Я подл, но в меру. Но у полковника Тихорецкого другой окрас, впору уже и УСБ[31] заинтересоваться. Только что-то не торопится УСБ — то ли положение первого зама надежно ограждает полковника от неприятностей, то ли есть оч-чень высокие покровители.

«Ладно», — сказал сам себе Чайковский. — «Ты-то намного ли лучше? Тихорецкий приказывает — ты исполняешь. А мог бы отказаться? Да, мог бы. Но ведь не отказался»…

Майор вышвырнул сигарету в окно и медленно выехал из двора.


После того, как Наумов дал Палычу карт-бланш на физическое устранение Никиты Кудасова, прошло почти двое суток. Не лучших для Палыча. То, чего он так страстно хотел, вдруг оказалось возможным. И даже как бы одобренным сверху… негромко, иносказательно, но одобрено: переводи, дескать своего мента на другую работу, Палыч…

Ах, как хотелось Антибиотику перевести подполковника на другую работу. За три месяца, проведенных в Крестах, Палыч не раз об этом задумывался. Никитка-Директор мешал делу. Глупо было нести огромные финансовые потери из-за какого-то строптивого мента. И человеческие потери тоже — то одного, то другого бригадира пятнадцатый отдел РУОПа закрывал. Кого — на трое суток, кого — на несколько месяцев, кого — на годы. В конце концов Кудасов оборзел настолько, что упаковал в Кресты Палыча. А когда не смог пришить дело — задумал отравить.

Убрать отмороженного мента Антибиотик хотел еще год назад. Тогда покойный Череп отсоветовал, сказал: возможно все. Вплоть до ответной аналогичной акции со стороны РУОПа в отношении Палыча и криминальной верхушки Питера. Сказал, что последствия могут быть самые неожиданные… А где теперь Череп?

Переводи на другую работу… Двое суток Палыч не мог принять никакого решения. Он стал зол и раздражителен. Окружение принимало это как реакцию на несостоявшееся отравление. В этом, разумеется, была доля истины. Но основная причина лежала в дилемме: убивать или не убивать подполковника РУОПа Никиту Никитовича Кудасова?

Завалить лютого мента — и сразу отпадут некоторые щекотливые вопросы. Но появятся другие, среди которых гнев уже и так достаточно озлобленного РУОПа. Оставить все как есть? И потерять остатки авторитета в глазах Наумова… А ведь Антибиотик сам к нему пришел с просьбой по Кудасову. Решай проблему, сказал Николай Иваныч. Сроку тебе — месяц.

Утром шестнадцатого сентября один из тех людей, кому Палыч еще более-менее доверял, позвонил в Ростов-на-Дону некоему Валерию Мерзлову и передал привет от Виктора Палыча. И еще сказал, что Палыч хочет заказать профессиональный фотопортрет своего друга. Хорошо, — ответил Мерзлов, — можем сделать портрет. Профессионально. А что, это срочно? — Не особо, — сказал звонивший, — но в течение месяца надо постараться. — Сделаем, — ответил Мерзлов, — ждите фотографа. Аппаратуру свою тащить или вы обеспечите? — О чем разговор? Обеспечим.

Почти одновременно в Москве, в кабинете полковника Семенова, произошел аналогичный разговор. Семенов и Кравцов сидели напротив друг друга, а на столе между ними лежали серые конторские папки с завязочками. «Гурген» было написано коричневым фломастером в правом верхнем углу на одной. На другой — «Резо».

— Безусловно выполнимо, — сказал Кравцов. — Более того — руки чешутся. Эта мразь уже давно поперек горла, но…

— Что но? — спросил Семенов.

— Но эта акция может вызвать большой шухер.

— Не может вызвать, а обязательно вызовет, Валя. Но я в этом ничего опасного для нас не вижу. Пусть они погрызутся между собой. Ты полистай досье, освежи информацию. При всем его могуществе врагов у него полно.

— Это верно. — Кравцов взял папку. — Не зря же его братца расстреляли вместе с Федей Бешеным на Якиманке. Кому-то он мешает. И Резо тоже.

— Вот-вот, — ответил Семенов. — Ты давай подработай несколько вариантов — и начинайте. Времени лишнего нет.

— Понял, — сказал Валентин. Он вышел с папками, прижатыми к левому боку так, чтобы надпись в правом верхнем углу была не видна. В своем кабинете Кравцов сел за стол, закурил и открыл досье. Воровская биография кутаисского еврея из многодетной семьи Гиви Чвирхадзе началась, можно сказать, в нежном возрасте — он воровал с тринадцати лет. Время было тяжелое, голодное, послевоенное. Милосердие и готовность поделиться последним запросто уживались с готовностью изувечить пойманного воришку… Вокзалы и бесчисленные толкучки разоренной страны наполняли бездомные, беспризорники, инвалиды. Золото обменивалось на хлеб, потеря продовольственных карточек была катастрофой. Нечего удивляться, что вора, схваченного за руку, били беспощадно. Вот в такое время начал воровать Гурген. Из Кутаиси он к восемнадцати годам перебрался в столицу. О, здесь было где развернуться! После сонного Кутаиси Москва казалась центром Вселенной. Воров всех мастей здесь было полно. И оперов тоже. Так что школу Гурген прошел хорошую. В двадцать два его короновали. А корону-то воровскую заслужить надо! И делами, и сроками, и поведением на зоне. Гурген, бесспорно, заслужил: в делах был удачлив, у хозяина достоинства не ронял… К шестидесяти годам он имел четыре судимости с суммарным сроком двадцать три года. Первый срок получил еще в сорок восьмом за карманную кражу. Потом была еще кража, потом — ношение огнестрельного оружия. Последний срок вор в законе Гурген получил в восьмидесятом. Тогда ему вменили вымогательство и срок — четырнадцать лет. По идее, вор в законе должен был бы еще и сегодня сидеть. Тем более что уже в СТ-2, зоне тюремного режима города Тулуна Иркутской области, Гурген дважды получал довесочки по году. Вел он себя как крутой отрицала и запросто пускал в ход кулаки. А всего за время отбытия срока Гурген пятьдесят один раз нарушал режим, тридцать три раза помещался в ШИЗО[32]. На полтора месяца переводился в помещение камерного типа. Но не гнулся, держался как скала. Авторитет его в воровских кругах был высок необычайно… А в не воровских? В среде уважаемых людей, полезных членов нашего общества? О! Здесь авторитет Гургена был еще выше!

За вора в законе хлопотал всенародно известный певец Иосиф К. И всенародно любимая актриса. И поэт-лауреат. И депутаты народные хлопотали за Гургена. И в сентябре восемьдесят девятого два депутатских запроса на фирменных солидных бланках поступили в президиум Верховного Совета РФ и лично Ельцину — Председателю Верховного Совета. В тот же день (!) запросы были переданы в отдел помилований Верховного Совета. Спустя неделю в город Тулун уходит запрос с предложением переслать в секретариат ВС РСФСР характеристику на осужденного Чвирхадзе Г.А. для изучения вопроса о возможности изменения срока наказания.

Чудны дела твои, Господи! Еще более чудны дела твои, заместитель председателя Верховного суда РФ: в ноябре девяностого года четырежды судимый вор в законе выходит на волю.

Ты удивлен, читатель? Тем не менее все в этой истории — правда. Все приведенные факты относятся к жизни реально существующих людей… Опытный Валентин Кравцов удивлен не был. Нисколько. Он сам мог бы рассказать похожие истории. А может, и покруче.

С биографической справкой на Гургена Валентин ознакомился бегло. Его интересовала только та часть жизни московского короля, которая началась после освобождения. О, тут много было всего! Копии оперативных сообщений с грифом «Совершенно секретно» рассказывали о связях Гургена на воле. Какие тут имена встречались! Источники сообщали о контактах фигуранта с ворами в законе, чиновниками, коммерсантами, журналистами и сотрудниками МВД. Какие суммы взяток, поступлений в общак и из общака!

А какие экспортно-импортные таможенные льготы получали благодаря ему различные фонды: спортсменов, инвалидов, ветеранов! Какие подписи стояли под документами об этих льготах!

Кравцов читал досье без каких-либо эмоций — он просто изучал связи, которыми обладал Гурген. Интересы Гургена простирались на торговлю металлами, рудами, энергоносителями, технологиями и создателями технологий. Он имел свой интерес в игорном бизнесе, в торговле человеческим телом обоих полов, в рекламном и издательском деле. В оружии и наркотиках. Для Кравцова было совершенно очевидно, что в одиночку полуграмотный вор в законе никогда не смог бы создать эту огромную криминальную империю. Из-за его плеча выглядывали другие люди. Респектабельные, никогда не сидевшие в тюрьмах и лагерях. Умные, образованные, с замечательными манерами и знанием иностранных языков. Некоторых из них мы видим на телеэкранах. Они вещают о будущем страны, о борьбе с наступающим криминалом, о вечных нравственных ценностях… Валентина Кравцова все эти крестные отцы сейчас не интересовали. У него была конкретная цель — Гурген. Даже при беглом изучении досье бывший сотрудник одной из служб аппарата ЦК КПСС пришел к очень простому выводу: количество и разнообразие связей старого вора дает такое колоссальное пересечение интересов опасных и влиятельных людей, что никакие дополнительные меры по организации ложных следов не требуются. Желающих пустить скупую мужскую слезу на похоронах Гургена будет более чем достаточно. На классический вопрос: кому выгодно? — даже навскидку можно назвать десяток фигур или организаций весьма крупного калибра.

Вечером Валентин доложил о своих выводах полковнику Семенову. Тот подумал немного и согласился. — Хорошо, Валя, — сказал он. — Готовь операцию. Уже на следующий день Кравцов и двое консультантов — спецов НН — начали изучать распорядок дня и традиционные маршруты некоронованного короля столицы и его правой руки — Резо.


Морда была опухшей, в многодневной щетине. Глаза мутные, в красноватых прожилках. Андрей отвернулся от зеркала. Прошлепал босиком в комнату, приложился к бутылке с пивом. Кто знает, что такое многодневный запой, — тот поймет… Он пил, громко булькая горлом. Кадык судорожно ходил вверх-вниз. Остановись, сказал он себе. И продолжал пить. Остановись. Надо остановиться… бутылка опустела, и Андрей остановился. Сел на диван со смятой простыней и выудил из пачки сигарету. Интересно, какой сегодня день? Пошатываясь, прошел в кухню. Электронные часы высвечивали время 12.32 и дату 17.09.94. Так, — подумал он, — не слабо я попил… Надо тормозить.

— А стоит ли? — мерзким голосом спросил Леня Голубков из-за спины и захихикал.

— Заткнись, урод, — ответил Обнорский. Потом он подумал, как выглядит сейчас со стороны: опухший от пьянства, небритый мужик, который разговаривает сам с собой… картинка!

Он перевел взгляд на окно: березы уже кое-где пожелтели. На пороге стояла осень. Под одной из берез приткнулась машина с двумя волкодавами… снова захихикал Голубков.

— Ага, — сказал он, — стоят. Ждут. Деваться тебе некуда, ур-р-род.

Андрей подошел к окну, отдернул штору. «Волги» внизу не было! Вместо нее стоял какой-то безжизненный, замызганный, пыльный, серый «жигуль». Вот это номер! Они сняли наблюдение? Андрей завертел головой — «Волги» точно нигде в пределах видимости не было. Они сняли наблюдение!

Переднее стекло «жигуленка» опустилось, и из него вылетел окурок. За спиной бесновался Леня Голубков. Он выл и хохотал, он повизгивал по-поросячьи, катался по полу и дрыгал ногами.

Обнорский почувствовал озноб.

«Чао, бамбино, сорри», — пропел Голубков фальшиво.


После самого поверхностного — на бумажном уровне — ознакомления с личностью Обнорского-Серегина майор Чайковский знал почти наверняка, что к наркотикам тот никакого отношения не имеет. Парень много лет занимался спортом, дорос до уровня мастера по дзюдо. В городской «молодежке» работал весьма интенсивно. Для наркомана это нехарактерно. Чайковский не поленился полистать подшивку газеты и обнаружил среди прочих материалов Серегина статью с названием «Наркотики — дорога в ад»… Ну, все ясно.

В жизни, конечно, разные повороты бывают. Мимикрия — понятие не только биологическое, но еще и социальное, политическое, профессиональное. Перекрасившихся сволочей вокруг полно. Но в случае с Серегиным сомнений не было: какой он, к черту, наркот? Может, когда по молодости и баловался… Может быть, во время службы грешок был. Восток — дело тонкое, Петруха. А нынче — навряд ли. Вот со спиртным проблемы у журналиста явно имеют место быть. Об этом Чайковскому и в университете намекнули, да и попадание в вытрезвитель было зафиксировано по учетам ГУВД. Но для 12-го — наркотического — отдела УУР бытовое пьянство не представляло никакого интереса.

Пятнадцать лет службы напрочь лишили юношу из интеллигентной петербургской семьи каких-либо иллюзий. Чайковский прошел по их хрустящим осколкам босиком. Изрезанные ноги давно зажили и покрылись прочными мозолями профессионального цинизма. «Я подл, — иногда говорил о себе старший опер. — Но в меру». Жесткая, порой жестокая, ментовская работа быстро вышибает из мозгов остатки романтической дури. Романтика — это, ребята, по другому ведомству. В уголовном розыске надо пахать. Пахать, сталкиваясь ежедневно с подлостью, с грязью, с человеческими отбросами… Мир опера — мир подворотен, подвалов, чердаков и вонючих притонов. Мир жадности, похоти, ненависти. И бесконечного убожества, подогреваемого водкой, травкой, ширевом. Мир коммуналок и тюремных камер… Как все это далеко от того телевизионного мира, где следствие ведут знатоки.

Что, читатель, не нравится? Не шибко красиво? Дурно пахнет? В жизни еще страшней… А пахнет… Пахнет анашой, перегаром и провисевшим в петле целую неделю телом…

Опера уголовного розыска (они же — менты, мусора, суки и падлы вонючие) разгребают эту кучу клждый день. Меньше она не становится… А как же насчет романтики? А насчет романтики, читатель, туго — извини.

…Вечером семнадцатого сентября старший оперуполномоченный 12-го отдела УУР майор Чайковский сделал первый практический шаг по привлечению журналиста Обнорского к уголовной ответственности. Он вытащил из папки лист писчей бумаги. На чистом листе стояли две подписи. В правом верхнем углу Чайковский написал: «Сов. секретно». Потом минуту подумал и продолжил:

Агентурная записка N…

Источник сообщает, что, посещая Некрасовский рынок, он часто видит там известного журналиста по имени Андрей, которого запомнил по телевизионной передаче о преступности. Источнику доподлинно известно, что Андрей иногда приобретает наркотическое средство анаша у лиц кавказской национальности.

До подписи агента еще оставалось место, и опер дописал еще одну фразу: Указать фамилию журналиста источник не может. Теперь подпись пришлась как раз. Чайковский хмыкнул и продолжил ниже:

Задание. Установить конкретные данные Андрея следующим образом:

1. При возможности войти в контакт и обменяться телефонами.

2. Установить номер автомашины, которой пользуется Андрей.

3. В случае репортажа по ТВ установить время, канал вещания и фамилию журналиста.

И снова подпись агента оказалась на месте.

Мероприятия:

установить, кто из известных журналистов специализируется по криминальной тематике на ТВ и радио.

Ст. о/у 2 отд. 12 УУР майор Чайковский. 17.09.94.

Вообще-то то, что старший опер только что сделал, было должностным преступлением. И делать этого ему совсем не хотелось. Однако и отказать полковнику Тихорецкому он не мог. Три года назад полковник очень сильно выручил Виктора. Очень сильно. Теперь майор отдавал долг.

Сама по себе липовая агентурная записка — явление обычное, широко распространенное. На это оперативников толкает сов. секретный приказ 008 МВД РФ. Он регламентирует все аспекты общения с агентурой. Он же с чисто бюрократической дурью планово определяет частоту поступления информации: от каждого агента опер должен получать не менее двух сообщений в месяц, от каждого доверенного лица — одно. Вот так!

А поскольку вся эта работа регистрируется в «Журнале учета агентурных сообщений», оперативники идут на маленькие хитрости. На чистых листах бумаги у агента загодя получают подписи. И — вперед. Есть информация — порядок. Нет — опер придумывает ее сам. Все — и опер, и начальник отдела, который прошел ту же самую школу — понимают, что ерунда, пустой перевод времени и бумаги. Но — приказ!

С агентурным сообщением дело обстоит сложнее. В отличие от записки оно должно быть написано агентом собственноручно. А агент чаще всего писать не любит. Да и на встречу с ним в условиях хронического цейтнота у опера не всегда есть время. А долбаный секретный приказ 008 предписывает получать именно сообщения… Вот и крутись, оперюга!

Виктор Чайковский вложил липовый документ в папку. Он отлично сознавал, что именно сделал.

Было противно… Противно, но привычно. Майор разделся, потом подошел к бару и налил себе фужер водки. Залпом выпил.

Он сидел на разложенном диване в гостиной и смотрел в старинное, потускневшее зеркало.

Я, я, я. Что за дикое слово!
Неужели вон тот — это я?
Разве мама любила такого,
Желто-серого, полуседого
И всезнающего, как змея?[33]

Десятизарядную снайперскую винтовку модели Enforcer изготовили на заводе фирмы Royal Small Arms Factory в Энфилде. Прежде чем оказаться в подмосковном лесу, винтовка сначала отправилась в Финляндию, в Тампере. А уже в Тампере партию из шести единиц перекупила эстонская военизированная «Лаанемаа Каайтселит». По подложным документам три винтовки у «Лаанемаа Каайтселит» приобрел сотрудник фирмы «Спорти Агент». Он же перепродал их неизвестному мужчине по имени Владимир без всяких документов… Далее контрабандные винтовки и сто двадцать стандартных натовских патронов 7,62х51 пересекли русско-эстонскую границу в Пыталове. Картонные коробки с оружием спокойно лежали внутри огромной фуры среди рулонов линолеума и ковролина.

— Отличная машинка, — сказал, разглядывая мишень, старший лейтенант Бражник. Все десять пуль легли в центр мишени. Разброс с дистанции сто метров не превысил размеров среднего яблока.

— Отличная машинка, — повторил он. — Жалко будет оставлять. Интересно, как она показала бы себя с родным прицелом?

На Enforcer снайпер «Консультанта» приспособил оптический прицел питерского завода ЛОМО, потому что горячие эстонские парни решили сэкономить и купили у финнов оружие без оптики.

— Плюнь, Коля, — сказал Кравцов. — Пойдем соберем гильзы.

По пружинящему под ногами мху консультанты вернулись к огневому рубежу, собрали гильзы и упаковали винтовку в жесткий футляр, обшитый изнутри серым велюром. Снайпер смотрел на оружие почти с любовью.

— Я из аналогичной модели — L42 обзывается — еще во время учебы стрелял. Тоже хорошая машина… но эта покруче. А вообще-то их общий дедушка — добрый старый «энфилд». Простой и надежный, как наша трехлинейка.

Через несколько минут консультанты ехали по Ярославскому шоссе в сторону Москвы. В багажнике старенькой копейки под мешком с картошкой лежала английская винтовка с русской оптикой. Ей предстояло выстрелить еще три раза.


Около полудня «Агентурная записка», состряпанная Чайковским накануне, легла на стол начальника 12-го отдела УУР.

Петренко бегло просмотрел ее, присвоил номер и внес в «Журнал регистрации». Потом скептически сказал старшему оперу:

— Тебе что, Виктор, больше заняться нечем? Ты бы лучше дожал тему с кодеином на Садовой.

— По Садовой мы работаем, Николаич. А с этим… журналистом… хочу посмотреть, что за конь. Уже больно они борзые стали: кто на ноздре, кто на игле. А накатывают на нас. Чуть что — во всем виноваты менты.

— Ну-ну, — сказал Петренко. — Как знаешь. Но с Садовой не тяни.

Итак, первый камень в фундамент дела журналиста Серегина был положен. Потом будет второй, третий… Если человека нужно посадить — его посадят. Особой хитрости тут не надо. Требуется желание, терпение и профессиональный подход. Два дня Чайковский крутился, как белка в колесе, занимался рутинной работой. На третий день он написал следующее донесение от агента под псевдонимом Механик. Такой псевдоним агенту был присвоен потому, что он действительно халтурил на авторемонте, а параллельно раздевал машины.

Сов. секретно.

Агентурная записка N…

Источник сообщает, что сегодня, 20 сентября, на территории Некрасовского рынка ему удалось войти в контакт с Андреем. Андрей оставил источнику свой рабочий тел.:… В ближайшее время намечается встреча источника с Андреем, т.к. последний проявил интерес к теме автоугонов и краж из автомашин. В беседе подчеркнул, что работает журналистом, освещает криминальную тему. Сам Андрей приехал к Некрасовскому рынку на автомашине ВАЗ-2121 песочного цвета, госномер… Источник и Андрей вместе приобрели 2 спичечных коробка с наркотическим веществом анаша.

(Подпись).

Задание:

1. Установить степень зависимости фигуранта от наркотических средств.

2. Установить, может ли фигурант сам заниматься сбытом наркотических веществ.

3. Установить круг связей фигуранта среди лиц, употребляющих наркотические вещества. (Подпись). Мероприятия:

1. Выяснить, в какой организации установлен телефон…

2. Проверить, работает ли в этой организации фигурант Обнорский Андрей Викторович, 1963 г.р.

3. Установить принадлежность автомашины ВАЗ-2121, гос. номер…

Ст. о/у 2 отделения 12 отдела УУР майор Чайковский. 20.09.94.

Чайковский перечитал текст, закурил и вернулся к первой «Агентурной записке». На ее обороте он написал:

Справка:

установлено, что фигурантом сообщения может являться Обнорский Андрей Викторович (псевдоним — Серегин), 1963 года рождения, проживающий по адресу… журналист городской молодежной газеты.

Ст. о/у 2 отделения 12 отдела майор Чайковский 22.09.94.

Закончив писать, старший опер убрал бумаги в сейф и поехал домой. Дома он вяло поужинал, потом выпил ежедневные сто пятьдесят водки и лег спать. Во сне он ворочался и иногда вскрикивал.


Из Ростова-на-Дону прибыл вызванный Палычем киллер. В Пулкове его встретил немолодой и невзрачный мужичок на старом «Москвиче», отвез на съемочную хату. В дороге оба молчали: киллер потому, что был молчун по жизни, а встречавший его Вася Шуруп сильно нервничал. У Шурупа за спиной был огромный жизненный и лагерный опыт: четыре ходки, семнадцать лет сроку. Блатного счастья Вася наелся до отвала и старость хотел встретить тихо. Но прошлое не отпускало: время от времени Палыч привлекал его к своим делам. А Палычу не откажешь… Шуруп нервничал. Злился на Палыча, на себя, на этого молодого, коротко стриженного мужика, небрежно развалившегося на пассажирском сиденье справа. Вася в принципе не одобрял убийство. Однажды ему и самому пришлось лишить человека жизни, но это было вынужденно — ситуация не оставляла Шурупу иного выхода. С того случая прошло уже без малого двадцать лет, а он все еще помнил, как страшно умирал тот, другой…

Шуруп не одобрял убийства, не одобрял методов Палыча, но именно ему пришлось заниматься мокрой темой. Антибиотик доверял старому сидельцу и поставил его работать на подхвате у ростовского стрелка.

Так и не перекинувшись в дороге ни одним словом, Шуруп и приезжий, который назвался Геной, приехали в запущенную однокомнатную квартиру на Гражданке.

— Здесь будем жить, — сказал Шуруп угрюмо, когда гость брезгливо осмотрел апартаменты с отклеивающимися грязными обоями и сто лет немытым окном.

Гена хмыкнул и сказал:

— Круто, Вася… Ну ладно, давай к делу: кого фотографировать будем? Когда? Какая аппаратура в наличии?

— Спешишь больно, — отозвался Шуруп. Ему страшно не хотелось переходить к конкретному разговору о мокрухе.

— А мне сопли размазывать некогда, — сказал Гена. — Отработал — получил бобы — уехал. Что тут сидеть — в твоем клоповнике?

— Хата, может, и не барская, зато надежная, чистая.

— Да, — приезжий провел пальцем по подоконнику, — действительно, чисто, как в операционной.

Палец прорыл глубокую борозду в толстом слое пыли. Не отвечая. Шуруп открыл дверь старого холодильника «Минск», достал бутылку водки. Продукты, выпивку и постельное белье он завез в квартиру накануне. Палыч, инструктируя старого зэка, сказал, что дело, мол, в один день не сделается. Может, и на неделю ростовский спец задержится. Ты, Василий, с ним поживешь…

— Будешь? — спросил Шуруп, наливая водку в чайную чашку с отбитой ручкой.

— Не пью, — сухо ответил Гена.

Шуруп опрокинул водку в рот, блеснул железными зубами. Приезжий поморщился. Ему сильно не нравился этот старый зэк, эта убогая квартира да и предстоящая работа — ему все не нравилось. Он был неприхотлив — запросто мог спать на голой земле или в норе, выкопанной в снегу. Такой опыт имелся… А здесь раздражали неряшливость, сомнительный и вдобавок пьющий напарник. Гена (на самом деле — Виталий, бывший офицер) дождался, пока Шуруп прожует маринованный огурчик, и сказал:

— Ну так что же, Вася?

— Спешите больно, молодые. — Шуруп снова хотел налить водки, но Гена подошел и крепко схватил его за руку.

— Хватит, — сказал он жестко, — рассказывай дело по существу.

— Берданка твоя лежит под диваном, — ответил Шуруп. — А человек? Человечка кличут Директор, подполковник мусорной. Понял?

«Понял», — зло подумал снайпер. — «Понял. Чего ж не понять?»

— Где служит? — спросил он спокойно.

— В детской комнате милиции, — с насмешкой ответил Шуруп.

— Где служит? — повторил Гена.

— В РУОПе.

«Да, старший лейтенант», — подумал снайпер. — «В большое говно ты вляпался». Он не был трусом — успел повоевать, дважды исполнял заказные. И уже когда сюда, в Питер, летел, знал, что ликвидация предстоит ответственная. Для того, чтобы завалить какого-нибудь лоха, не стали бы из другого города исполнителя вызывать — нашелся бы свой мокрушник. А раз вызвали — значит, дело серьезное. Но руоповский подполковник… да! Снайпер живо представил, какой шухер поднимется после акции. Менты не любят, когда убивают их человека. Тем более — в таком немалом чине. Ни слова не говоря, Гена вернулся в комнату и задернул грязные шторы. Потом вытащил из-под дивана сверток. Даже не разворачивая, на ощупь определил — СВД.

Шуруп в кухне опять забулькал водкой. Тоже нервничает, — злорадно подумал снайпер. Знакомая тяжесть оружия подействовала на него успокаивающе. Не торопясь, Гена развязал тесемочки, извлек из грубого брезента винтовку. В трех отдельных сверточках лежали магазин, прицел ПСО-1 и штык-нож.

— Штык-то зачем? — спросил Гена.

— Может, тебе пером сподручней, — с издевкой ответил Шуруп.

Киллер обернулся и пристально посмотрел на Шурупа. Но ничего не сказал. Он осмотрел винтовку, прицел и магазин. Штык-нож обтер, завернул в тряпку и бросил Ваське.

— Выбросишь, — коротко сказал он. Шуруп пожал плечами. А Гена убрал винтовку под диван, сел и закурил.

— Ну, Вася, расскажи, что у вас уже готово: маршруты? Адреса, где подполковник трется? Распорядок дня? Домашний адрес?

— Какие, на хер, маршруты и распорядок дня у мента? Адрес? Известен адрес — Литейный, 4.

— Ты там был?

— Где? — спросил Шуруп.

— Дома у мента вашего, на Литейном… Васька ошалело уставился на снайпера. Потом сообразил, что приезжему адрес Литейный, 4 может ни о чем не говорить. Шуруп кашлянул в кулак и сказал:

— На Литейном, 4, Геня, главная ментовка наша — ГУВД и чекисты. Большой дом называется.

— Так. А домашний?

— Кто же его знает, домашний-то…

— Так вы что, — с недоумением посмотрел на Ваську Гена, — адреса клиента не знаете?

— Вот мы с тобой этим и займемся, — невозмутимо ответил Шуруп. — Узнаем.

Ростовский спец негромко матюгнулся сквозь зубы: картинка стала ему понятна. Неизвестный заказчик (о котором, впрочем, босс в Ростове отозвался весьма уважительно) хочет обезопаситься как можно более полно. И решил никого из своих не привлекать. Исключение — этот старый зек. Да и его, вероятно, подчистят после операции. Ну что ж, решил снайпер, так даже лучше. Чем меньше участников — тем меньше вероятность провала.

— Ладно, — сказал Гена. — Понял. Начинаем с нуля.

Водка уже подействовала — Шуруп стал мягче. Он вообще выпив становился добрее. Если бы не многолетняя лагерная привычка контролировать слова и поступки, Вася подшофе был бы замечательным собеседником. Но четыре приговора и семнадцать лет срока приучили его фильтровать базар. Никому не верь, — учила лагерная мудрость. Он и не верил никому. Он мог бы привести десятки примеров, когда длинный язык отправлял своего хозяина на нары или в могилу. Или в петушатник.

— Видно, придется в вашем Шератон-отеле, — Гена обвел рукой комнату, — на несколько дней задержаться.

— Ничего, — сказал Вася. — В девятьсот четвертом группа Савенкова готовила покушение на министра Плеве несколько месяцев.

Ростовский киллер посмотрел на старого зэка с нескрываемым удивлением.


Пара агентурных записок — маловато для заведения ДОР[34]. Ничего, лиха беда начало. Чайковский дело знал, работать умел. Он потолковал с ребятами в отделе: нет ли информации на наркоманов из журналистской братии? Нашлась, конечно… Не сразу и не прямая, но нашлась. Саня Гаврилов вспомнил, что месяц назад прихватили одного журналюгу во время рейда на Некрасовском рынке.

— Он какой-то весь стремный был, — рассказывал Саня, посмеиваясь. — Пустой оказался, но точно могу сказать, Витя, он туда не за петрушкой пришел. Шухер поднял: я журналист! Не имеете права! Хотел я ему разок по яйцам приложить… но точно — газетчик оказался…

— Ну и?… — спросил Чайковский.

— А чего? Отпустили, конечно, хорька вонючего.

— А кто такой, Сань? Откуда?

Гаврилов потер лоб. У оперативников вообще-то память хорошая. Но избыточное количество информации, огромное количество контактов, фактов, адресов, фамилий, из которых процентов девяносто пять оказываются ненужными, накладывают свой отпечаток…

— Погоди, ща соображу, — сказал Саня. — А тебе что нужно-то?

— Да есть, понимаешь, у меня по городской «молодежке» информация. Хочу проверить.

— Точно! — Гаврилов щелкнул пальцами. — Ну, точно: этот урод из «молодежки» был. Теперь ясно, чего он там крутился.

— А фамилия? — спросил Чайковский. Он уже понял — удача сама прет в руки. Если бы не этот наркот из «молодежки», нашелся бы кто-то другой: оператор с «Ленфильма» или художник-декоратор из БДТ. Или еще кто-нибудь из творческой тусовки. Это и к бабке не ходи — всегда кто-нибудь найдется… но потенциальный наркоман прямо в редакции — просто подарок. В том, что бесфамильный пока журналист принадлежит к этой публике, Чайковский не сомневался: глаз у Сашки Гаврилова наметанный. А место и обстоятельства их знакомства еще более укрепляли уверенность майора.

— Фамилия? Какая же у этого урода фамилия-то? — вспоминал Саня. — Смешная какая-то…

Фамилию он так и не вспомнил, но сказал, что журналист ведет в «молодежке» отдел культуры. А большего для начала Чайковскому было и не нужно. Он полистал подшивку газеты и вскоре знал, что культуру в газете освещает некто Владимир Батонов. Вот уже действительно смешная фамилия, подумал Чайковский. Нашлась в газете и фотография обозревателя культуры. Похожий на лысоватую черепаху, Владимир Батонов брал интервью у известного театрального режиссера.

— Ну-ну, Вова, — сказал Чайковский, — скоро мы познакомимся поближе. Потолкуем о культуре.

В тот же день редакцию газеты посетил агент Механик. Он потолкался по кабинетам, курилкам, коридорам. Покрутился среди шустрой журналистской братии, послушал разговоры, своими глазами посмотрел на Батонова и Серегина. Андрей после долгого перерыва впервые вышел на работу. Он сидел в кабинете бледный, взъерошенный, подавленный. В кабинет все время кто-нибудь заходил и начинал расспрашивать Обнорского… Он смотрел на ребят странным взглядом и отвечал односложно. Иногда невпопад. Коллеги потом, между собой, говорили, что Андрюха совсем какой-то пришибленный… У Серегина Механик поинтересовался, где ему найти журналиста Батонова? А у Батонова — наоборот: где найти журналиста Серегина? Задал еще пару незначительных вопросов. Главным здесь было то, что в редакции агент засветился, запомнил расположение кабинетов и лично посмотрел на фигурантов.

А результатом его похода в газету стало «Агентурное сообщение», написанное под диктовку Чайковского. Из него следовало, что журналист Обнорский-Серегин в присутствии Механика передал журналисту Батонову две папиросы «Беломорканал» явно нефабричной набивки. Деньги, сказал при этом Батонов, я с получки отдам… А вот это уже могло квалифицироваться как сбыт. С этим уже можно заводить ДОР.

Здоровье у Гургена было еще крепким. Шестьдесят лет — возраст серьезный. Особенно если треть жизни провел в тюрьмах, пересылках и лагерях. Среди воров законных до такого возраста редко доживают. Лагеря у нас любят строить в местах суровых:

Колыма, ты, Колыма —
теплая планета.
Девять месяцев зима,
остальное лето.

Тут тебе весь набор экстремальных условий: низкие температуры, солнечный и витаминный голод. Бывают такие места, где даже глазу не за что зацепиться — тундра. Тундра, покрытая на тысячу километров белым снежным саваном и продуваемая бесконечным, сводящим с ума ветром. Ветер метет, метет, метет, гонит снежные валы из ниоткуда в никуда. Заметает бараки, заметает до половины вышки с часовыми и лагерное кладбище за колючкой запретки, НА ВОЛЕ. А если зона расположена в нормальном климатическом поясе, то и там зэка ждут туберкулез и нехватка витаминов в скудном пайке. Больной желудок, гнилые зубы и расшатанные нервы. Карцер, овчарки, стресс… Мало кто доживает до шестидесяти.

Гурген дожил. И даже сохранил приличное здоровье. И берег его. Ни наркотиками, ни алкоголем не баловался. Трижды в неделю обязательно посещал баню. Понедельник, среда, пятница. С 16.00 до 17.45. Начальник охраны Гургена неоднократно советовал менять режим, но некоронованный король столицы пренебрегал этой мерой предосторожности. Все, чего удалось добиться начальнику охраны, — изменение маршрутов. Конечная же точка — Краснопресненские бани в Столярном переулке, 7, — оставалась неизменной. Всего через неделю, наблюдая за перемещениями Гургена, сотрудники агентства «Консультант» знали это точно. Понедельник, среда, пятница с 16 до 17.45, Столярный, 7. А в соседнем доме отличная позиция для стрельбы. Что еще надо?

Кравцов доложил ситуацию Семенову. Роман Константинович дал добро. В понедельник, двадцать шестого сентября, на чердаке дома 4/29 по улице Краснопресненский вал появился человек в рабочей спецовке. Именно он опробовал английскую снайперскую винтовку в подмосковном лесу. Старший лейтенант Николай Бражник был абсолютно спокоен. У него не было никаких сомнений морально-этического плана. И уж тем более не было сомнений в исходе операции. Из нормального оружия Николай мог гарантировать стопроцентное попадание в голову человека с дистанции в триста метров, а здесь расстояние не превышало шестидесяти. Стрелять, правда, придется под углом около сорока градусов.

Бражник посмотрел на часы: до выхода объекта из бани осталось минут пятнадцать-двадцать. Он разобрал груду старого хлама в углу и вытащил коробку с винтовкой. Кто именно доставил сюда оружие, он не знал… скорее всего Кравцов. Старший лейтенант снял защитные футлярчики с линз оптического прицела, потом взялся за рукоятку доброго старого продольно-скользящего затвора. Движение идеально выполненного механизма было почти бесшумным. Патрон с остроносой пулей плавно вошел в патронник, оставалось только нажать на спуск.

Бражник встал на одно колено у маленького слухового окошка и аккуратно открыл его. Двор перед входом в баню был теперь как на ладони. Два джипа — один с охраной Гургена, другой — для самого, стояли прямо под слуховым оконцем. До появления объекта осталось минут пять. Николай Бражник стоял на одном колене и ждал. В такой не очень удобной позе он мог простоять неподвижно несколько часов. Снайпер был абсолютно сконцентрирован на выполнении задачи. Никогда и никому он не рассказывал, что именно ощущает в момент выстрела по живой мишени. Да, пожалуй, он и не смог бы толком описать это состояние: в тот момент, когда палец правой руки ложился на спусковой крючок, Николай Бражник ощущал себя и стрелком, и оружием, и пулей одновременно. Он никогда не испытывал этого чувства в тире. В результате его результаты на тренировках всегда бывали несколько хуже, чем могли бы быть… Полная, стопроцентная собранность наступала тогда, когда там, за фиолетово-синеватой глубиной оптики, появлялась двуногая дичь.

Открылась дверь бани, на ступеньках появился охранник Гургена. Человеко-прицел Николай Бражник плавным и быстрым движением поднес Enforcer к плечу. Он не ощущал веса стали, оптики и дерева. Правый глаз прильнул к упругой резиновой манжете прицела. Мир сузился, четко сконцентрировался до размеров поля оптического прицела.

Вслед за охранником в это поле смерти шагнул плотный мужчина в длинном кашемировом пальто зеленого цвета и белоснежном шарфе. Черные волосы густо пробивала седина. Тонкие линии градуировки оптики захватили мясистое горбоносое лицо. Все звуки для человеко-прицела замерли. Палец на полированном спусковом крючке слегка напрягся. Механизм введения поправок в мозгу подсказал: фаза наименьшего тремора. Человеко-прицел мягко надавил спуск.

…Гурген ощутил какое-то странное беспокойство. Все было как всегда — Резо стоял у предупредительно распахнутой дверцы паджеро, приятно ласкало чистую кожу шелковое белье, луч вечернего солнца вспыхнул между домами…

На скорости восемьсот сорок метров в секунду остроносая пуля весом девять и пять десятых грамма без всякого усилия пробила лобную кость шестидесятилетнего вора в законе. Он успел заметить странный фиолетовый проблеск — и наступила темнота. Грохота выстрела он уже не услышал. Он не услышал и не увидел, как всполошилась охрана, закричал водитель его джипа… Гурген еще опускался на асфальт, а человеко-прицел на чердаке мгновенно передернул затвор, выбросивший стреляную гильзу, поймал в прицел голову Резо и снова нажал на спуск. Он не прицеливался — выстрелил интуитивно — и, разумеется, попал. В этот момент он сам был тем, что по-английски называют smallarms[35], по-немецки Schutzwafien, по-испански armamento de infanteria и по-французски armement d'infanterie.

Красивые слова, если забыть, что они подразумевают убийство человека.

Спустя минуту телефонный эфир столицы пробил первый суматошный звонок. Спустя две минуты о смерти криминального короля говорили уже по нескольким телефонам. Количество взволнованных, испуганных, негодующих, встревоженных, обрадованных, растерянных — каких угодно, только не равнодушных! — голосов росло в геометрической прогрессии. О смерти короля говорили бандиты и журналисты, бизнесмены, чиновники мэрии, политики, сотрудники милиции и ГБ. Спустя пятнадцать минут о двух выстрелах у Краснопресненских бань сообщили по радио. И теперь об этом заговорил уже и московский обыватель. О, он заговорил!

Подлинное влияние Гургена на жизнь столицы стало значительно понятнее после его смерти, нежели при жизни. Москва кипела. Трезвонили телефоны, десятки репортеров ТВ, радио и московских газет кинулись в Столярный переулок. Сотни навороченных иномарок запрудили прилегающие улицы. Взвод ОМОНа перекрывал двор, в котором вспыхивали блицы фотокамер и сияли орлы на фуражках милицейского начальства. Сверкали пуговицы на прокурорских мундирах. Вспышки милицейских фотокамер отражались в густой красной луже, растекшейся под головой мертвого короля.

О смерти Гургена очень быстро узнали заинтересованные лица в Нью-Йорке, Торонто, Женеве, Берлине… Бог ведает, как много людей оказалось втянутыми в орбиту деятельности старого вора. Все — от мелкого барыги до милицейских генералов — ждали развития событий.


— Видишь, Александр Николаевич, не так уж и прост этот писака, — сказал Чайковский начальнику 12-го отдела УУР майору Петренко. Он только что доложил о контакте Механика с Серегиным и о передаче двух заряженных беломорин. — Там, как видишь, целое гнездо: даже при поверхностной проверке выявили двоих наркоманов.

— Плюнул бы ты на них, Виктор, — сказал Петренко. — Среди этих гнилых антиллигентов — каждый третий урод. Связываться с ними — вони не оберешься. Они чуть что — в крик: душат демократию! Зажимают рот свободной прессе! Тебе это надо?

Чайковский упрямо сжал губы. Петренко улыбнулся: такое выражение лица было ему хорошо знакомо. Оно определенно означало, что старший опер недоволен… Недовольство подчиненного начальником — явление заурядное. Можно сказать — классическое. Ты начальник — я дурак. Я начальник — ты дурак. Петренко и Чайковский носили одинаковые погоны, имели одинаковый стаж работы. И если сказать по совести, то правильнее было бы, чтобы отделом руководил Чайковский, а не Петренко. Александр Николаевич признавал безусловный профессионализм своего старшего опера и констатировал, что только черты характера Чайковского не позволили ему круто взбежать по ступеням карьеры, легко обогнав самого Петренко.

— Ну что ж, — сказал он, — заводи ДОР, коли тебя это так зацепило.

Он взял авторучку и наложил резолюцию: Завести ДОР. Доложить. Петренко. Подтолкнул бумагу к оперу:

— Держи, Федорыч. В общем-то, ты прав — распустили мы этих паразитов. А они все больше борзеют… Если не давать укорот, совсем на голову сядут. Так что — работай. Дуй к секретчице. Но смотри, Виктор, чтобы все чисто, чтобы все тип-топ. Если не наберешь железных фактов, лучше и не затевать — заклюют.

Чайковский улыбнулся: совсем недавно почти такие же слова ему говорил полковник Тихорецкий.

— Все будет о'кей, Николаич. Закроем паразитов. Он направился к секретчице и получил под роспись бланки задания в семерку. В кабинете старший опер быстро написал стандартное задание на имя начальника 7-го управления ГУВД полковника Нечаева:

…прошу провести оперативную установку гр. Обнорского Андрея Викторовича, прописанного по адресу:… Далее Чайковский подробно передал всю ту информацию, которую уже имел относительно журналиста. Чем больше ребята-установщики из семерки будут знать об объекте — тем легче им будет работать.

Цель: установить образ жизни. По возможности установить, что за лица посещают Обнорского дома и на работе. Не являются ли они потребителями или сбытчиками наркотических веществ? По возможности установить: нет ли у соседей и сослуживцев Обнорского подозрений относительно употребления или распространения объектом наркотических веществ? Дата. Подпись.

Точно такое же задание старший опер написал на Батонова. А вот теперь, господа журналисты, никуда вы не денетесь, — подумал он. Потом подписал оба задания у начальника отдела и лично отвез на Литейный, 6. Там, на шестом этаже, располагалось 7-е управление — наружка. Теперь оставалось только ждать — качественную установку быстро не проведешь.

Так старший оперуполномоченный майор Чайковский начал подталкивать к пасти Гувда новые жертвы. Он твердо знал, что сумеет довести дело до конца, но никакого удовлетворения от этого не испытывал.


Андрей ощущал странную пустоту внутри. И снаружи он тоже ощущал пустоту. Нет, не так… скорее, он ощущал свою отстраненность от жизни. Его как будто отделили от мира стеклянным колпаком. Преграда была прозрачной, призрачной, но очень прочной. Она отсекала звуки и изменяла краски. Изменяла очертания лиц и знакомых предметов.

Там, за стеклянной стеной, текла другая жизнь. Странные люди со странными лицами скользили за ней бесшумно, как призраки. Они совершали абсурдные, но, видимо, подчиненные какой-то своей логике поступки. Иногда Андрею казалось, что даже время за стеклянными сводами течет по-другому — то быстро, то медленно, то останавливается вовсе или начинает двигаться вспять. Но люди там, снаружи, всего этого не замечали. Почему вы ничего не замечаете?

Отдельные участки стены имели дефекты — они были способны искажать изображение: уменьшать, увеличивать, искривлять. Они превращали людей в маленьких кривоногих карликов с огромными головами. Они сплющивали, сдавливали архитектурные шедевры Санкт-Петербурга, ломали стройные классические колоннады. А люди снаружи все равно ничего не замечали. Напоминая насекомых, они хаотично двигались по кривым улицам, вздымающимся либо обваливающимся пролетам мостов и беззвучно разевали рты.

А некоторые участки стеклянной преграды были непрозрачными. За ними что-то скрежетало, шуршало, разрушалось. Стекло покрывалось сеткой трещин, по нему волной пробегала рябь. Другие были зеркальными. В зеркале Андрей Обнорский видел мужчину со шрамом на смуглом лице, прихрамывающего на левую ногу. Отражение было четким, но когда он пытался рассмотреть его детально, оно рассыпалось на фрагменты, дробилось, исчезало. С зеркала осыпалась амальгама…

Изоляция Обнорского не была абсолютной. Иногда стекло пропускало звуки: человеческие голоса, обрывки музыки, шум улицы. Некоторые голоса принадлежали уже мертвым, некоторые — еще не родившимся. Он слышал выстрелы, стоны предсмертные и стоны любовные, шум ветра и шорох осенней листвы. Он видел руки, умело снаряжающие магазин винтовки. И другие руки, которые бойко что-то писали. Желчный человек с шариковой ручкой писал казенную бумагу про него, Андрея Обнорского. При желании он мог бы заглянуть через плечо писавшему… Ему было не интересно. Более того — не нужно.

Обнорский бросил пить и даже начал ходить на работу. Строго говоря, он не знал, зачем все это делает. И кому это надо. Он ходил в редакцию, общался с ребятами, с посетителями, отвечал на телефонные звонки, пожимал руки, улыбался, шутил… По вечерам он даже смотрел телевизор. Отделенные стенкой кинескопа, там тоже бегали какие-то странные люди, раскрывали рты. Телевизионный абсурд ничем не отличался от абсурда реального. Телевизионное время было таким же абстрактным, разно-векторным, обманывающим.

Странно, но никто из общавшихся с Андреем людей не замечал эту стену. Почему вы ничего не видите? Почему?

Дважды Обнорскому звонил Никита Кудасов. Предлагал встретиться. Оба раза Андрей отказался, ссылаясь на занятость. Никита был удивлен, слегка обижен. Позвонил Ларс из Стокгольма. Он несколько раз пытался дозвониться и искренне обрадовался, когда это наконец удалось. Как дела, спрашивал Ларс, куда ты пропал, Андрей? Обнорский отвечал, что все о'кей, что он скоро прилетит… Андрей говорил и видел, как крутятся кассеты магнитофона. Он отметил, как насторожился сотрудник прослушки после фразы «Скоро я сам прилечу».

Звонили многочисленные старые подружки Андрея. Довольно часто ему удавалось определить, кто именно звонит, в тот момент, когда телефон только издавал первый звук. Это избавляло от необходимости вести пустые разговоры. Впервые Обнорский подумал, что его нынешнее состояние имеет и какие-то плюсы. Эта мысль даже позабавила его — она напоминала ситуацию, когда приговоренный к повешению спрашивает у палача: мягка ли веревка?

— Мягка, ваша милость! — отвечает палач. — Мягка!


Материалы оперативных установок легли на стол майора Чайковского спустя четыре дня — невероятно быстро. Видимо, Тихорецкий сумел подтолкнуть семерку. Ничего неожиданного в этих бумагах не было. В отношении Обнорского-Серегина установщики семерки не добыли ничего компрометирующего. Живет довольно замкнуто, с соседями по дому ровен, вежлив. Близко ни с кем не сходится. Иногда к нему наведываются девицы. Иногда появлялись молодые люди бандитского (по определению одной из соседок-пенсионерок) вида. Эта информация не стоила и гроша ломаного. Однако копия оперативной установки была подшита в ДОР. Папка красноватого цвета уже вмещала постановление о заведении дела оперативной разработки, справку ИЦ о наличии (вернее — отсутствии) судимости и копии предыдущих агентурных записок.

А вот в отношении Батонова семерка накопала кое-что стоящее. Прежде всего ребята выяснили, что Владимир Батонов проживает не по месту прописки, а в мастерской своего приятеля-художника на Васильевском. Никакого криминала здесь, разумеется, нет. Но в оперативном плане — интерес огромный. Чайковский написал задания на установку по адресу прописки приятеля. Художник Андрей Савостьянов был в Питере человек небезызвестный. Его имя часто бывало связано с какими-то скандалами: он участвовал в различных эпатажных акциях питерского андеграунда. А в этой среде наркотики присутствовали наравне со спиртным. Собранная информация косвенно это подтверждала.

Сов. секретно.

Оперативная установка.

…19.94 во второй отд. 7-го УУР ГУВД поступило задание N… из 12-го УУР (инициатор: Чайковский). Цель задания: установить образ жизни гр. Батонова В.Л. По возможности установить круг общения фигуранта, факты употребления (сбыта) им наркотических средств.

Установлено, что гр. Батонов Владимир Николаевич, 1969 г.р., прописанный по адресу Лермонтовский пр., дом…, кв…, по месту прописки фактически не проживает. Постоянным местом обитания Батонова является мастерская художника Андрея Савостьянова, расположенная на улице Кораблестроителей, д…, кв…

По мнению соседа Савостьянова, проживающего в том же подъезде (Кириллов Игорь Сергеевич, кв…), художник и его квартирант — журналист Батонов — порядочные, творческие молодые люди. Сам Кириллов явно симпатизирует Савостьянову. Несколько раз бывал, в его мастерской, где по пятницам и субботам собираются представители творческой интеллигенции: актеры, журналисты, художники и т.п. Учитывая характер отношения Кириллова со своим соседом, вопросы о наркотиках не ставились.

Соседка, Лопатина В.В., проживающая непосредственно под мастерской художника (кв. N…), рассказала, что дважды сталкивалась на лестнице и в лифте с гостями Савостьянова. При этом люди вели себя несколько странно — как пьяные, но запаха алкоголя Лопатина не ощущала. Около месяца назад Лопатина посещала мастерскую художника, т.к. гости Савостьянова шумно себя вели в первом часу ночи. Дверь ей открыл журналист Володя, проживающий у Савостьянова. Лопатина показывает, что в квартире ярко выражение пахло анашой. (Этот запах ей знаком, т.к. Лопатина работает преподавателем в ПТУ.) На лестничной площадке она неоднократно замечала окурки папирос «Беломорканал». Считает, что Савостьянов и его гости употребляют наркотики.

Ст. инспектор 2 отдела 7 УУР капитан Бачурин.

«Вот вы у меня и в кармане, господа», — подумал Чайковский.

Он смотрел в сытые, ленивые и одновременно алчно-голодные глаза Гувда. Он слышал рычание автозаков, подвозящих все новую и новую жратву для чудовища. Гувд смотрел внутрь майора Чайковского, проникал в глубь черепа. И требовал: еще! Еще! Еще! Майору иногда становилось страшно. Он постоянно ощущал этот пристальный и требовательный взгляд из-под переплетенных колючей проволокой ресниц. Он предполагал, что когда-нибудь Гувд сожрет и его, как сожрал уже сотни — нет! тысячи — других лейтенантов, капитанов и майоров.

Чайковский снял трубку телефона и связался со своей агентессой с экзотическим псевдонимом Кармен. Кармен зарабатывала на жизнь в Прибалтийской. Зарабатывала вполне прилично, ее сотрудничество с УР было обусловлено нематериальными причинами. Скорее ей хотелось как-то подняться над жизнью проститутки. Хоть и валютной, дорогостоящей… но все же проститутки. Был и еще один, как подозревал майор, фактор: личная симпатия Кармен к Чайковскому. Не раз Кармен как бы в шутку говорила оперу:

— Женился бы ты на мне, Виктор. Я бы путанить бросила, ребеночка бы тебе родила. А, опер?

Чайковский позвонил Кармен и растолковал ей задачу. Задание было несложным, Людмила подходила для него как нельзя кстати. О'кей, — сказала путана-агентесса. — Сделаю.

В тот же вечер обозревателю отдела культуры городской «молодежки» Владимиру Батонову позвонила поклонница. Поклонниц у Батона было не ахти как много. Точнее, мало. Еще точнее — две. И обе не шибко юного возраста. Дуры. С запахом потных подмышек. Батонов же мечтал, что когда-нибудь найдется дама — пусть дура, пусть с подмышками, но с деньгами — и возьмет его на содержание. Мечта все не сбывалась. Новая поклонница была, судя по голосу, молода и, вероятно, красива. Назвалась Вероникой, главным бухгалтером крупной фирмы (!) из Новгорода. Рассказала, что является давней, горячей поклонницей его таланта. Читает все его материалы в газете. Восхищена умом, эрудицией, глубиной и парадоксальностью мышления.

Батон слушал и кайфовал. И отвечал, что спасибо, что весьма польщен, и т.д. и т.п. И еще — чем он может быть полезен?

Вероника просила автограф и спрашивала, что нынче интересного в театральной жизни? Что посоветует посмотреть мэтр Батонов?

Батон защелкал соловьем, наговорил такую кучу глупостей и пошлостей, что Кармен на другом конце телефонного провода заскучала. Мэтр посоветовал посетить завтра вечером театр Комиссаржевской. Премьера, знаете ли… весь бомонд. Там можно встретиться, поговорить… А автограф, Владимир? — Там же и автограф… Но как, Вероника, я вас узнаю? — Я сама, Владимир, вас найду. До встречи в Комиссаржевке…

Ух, приятный какой разговор получился! Батон почесал в паху, выдавил перед зеркалом здоровенный угорь около носа и стал прикидывать, как бы раскрутить провинциального главбуха на бабки. Себе он представлялся интеллектуалом и Казановой. Если уж фемину на бабки не раскручу, решил он, так хоть трахну после спектакля в мастерской у Савоси…

Владимир Батонов даже и представить себе не мог, какой сюрприз преподнесет ему завтрашний вечер.

Об этом не знала и Кармен. Даже всезнающий и всевидящий Гувд не знал. Зато майор Чайковский не просто знал — он уже начал планировать на завтра некое мероприятие, в котором Владимиру Батонову отведена главная роль.


Ростовский киллер и Шуруп установили адрес Никиты Кудасова. На это у них ушла неделя. Возможно, усилиями большего количества людей провести эту предварительную работу удалось бы быстрее. И соответственно, быстрее сгореть.

Вероятно, можно было бы раздобыть адрес руоповского подполковника и другими способами, но это еще более увеличивало риск провала. А провал операции на любом ее этапе (не важно — до выстрела или после) означал смерть исполнителей.

Кудасова выслеживали очень осторожно, поэтапно, издалека. Сесть на хвост подполковнику возле места службы было невозможно. Режим рабочего дня у офицера РУОП был, мягко говоря, ненормированным. Никита Никитич мог закончить работу рано — часов в десять вечера, мог чуть позже, — то есть далеко за полночь. Если бы речь шла о рядовом работяге или даже директоре завода — нет проблем: ставь машину напротив проходной и жди. А напротив Большого дома не встанешь. Максимум через двадцать минут тобой уже заинтересуются. Это понимал даже не обладающий навыками оперативной работы Шуруп.

Они пошли по долгому, но относительно безопасному пути: зная номер служебной семерки подполковника, зная, что на службу он приезжает с северной части города, Шуруп и Гена стали выпасать Кудасова на дальних рубежах. На третий день машину Никиты Никитича удалось засечь на правом берегу Невы у Литейного моста. Подполковник подъехал со стороны Пироговской набережной. Это и стало точкой отчета. Вечером того же дня «москвичок» Шурупа дождался возвращения Кудасова домой, сел ему на хвост у гостиницы Санкт-Петербург и сопроводил до пересечения улицы Чапаева с Большой Посадской. Там, опасаясь расшифровки, Шуруп и Гена прекратили наблюдение. Они вернулись в свою хату на Гражданке и отметили первый успех. Даже непьющий Гена выпил за такое дело граммов тридцать водки. Да и было за что — вчерне они определили место предстоящей операции. С вероятностью девяносто девять процентов Кудасов живет на Петроградской. Последующее наблюдение это подтвердило.

Поэтапно, по небольшим кусочкам, снимая слежку, как только возникал малейший риск, они довели подполковника до дома. Зафиксировали подъезд и даже окна квартиры. Гена в ту мерзкую ненастную ночь заметно повеселел. Шуруп — напротив — стал мрачен. Старый зэк не одобрял мокруху. До самого последнего момента он питал надежду, что Палыч одумается, даст отбой.

Через связника, через новомодную штучку — пейджер, он доложил Палычу условную фразу: груз к отправке подготовлен. Так же через вторые руки через этот хренов пейджер, получил ответ: грузите. Захотелось Ваське завыть и ломануть ларек, взять очередной срок и пересидеть страшную эту погрузку в зоне. Этого он не сделал. А просто взял да и напился так, что утром не смог сесть за руль. Пришлось садиться ростовскому. Гена ругался — дело еще не сделано, еще предстоит выбрать огневую позицию, изучить прилегающие улицы и возможные пути отхода. Еще предстоит уточнить время выхода объекта из дома. Еще необходимо доставить на место оружие. Еще… да много еще чего.

Снайпер злился. Он-то отлично знал, что выстрел — самая короткая и незначительная часть операции. Да, да, именно так! Успех выстрела определяется тщательной подготовкой всех остальных этапов операции. Снайпер злился и на Шурупа, и на анонимного заказчика. Про себя он уже решил, что после получения денег зачистит подельника. Таким образом нити, связывающие его с ликвидацией руоповского подполковника, будут обрезаны. И навряд ли заказчик рискнет предъявить претензии…


Ликвидация Гургена наделала немало шума не только в Москве, не только в России и ближнем зарубежье, но и в зарубежье дальнем. Вернувшиеся из командировки в Лондон сотрудники агентства «Консультант» привезли английские газеты. В них Семенов нашел сообщения об убийстве крестного отца всей русской мафии. И комментарий анонимного сотрудника Интерпола. Газета была серьезной, с хорошими традициями, и Роман Константинович только диву давался, когда читал откровенный бред высокопоставленного, хорошо информированного офицера Интерпола. Запад, как и прежде, боялся России неимоверно. Только теперь вместо происков КГБ им везде виделась всепроникающая русская мафия. Доля истины в этом, разумеется, была. Но только доля. О настоящей русской мафии западный обыватель имел абсолютно искаженные представления. Аналитики серьезных спецслужб знали побольше, но тоже не особенно много и не очень глубоко.

Сотрудники «Консультанта» летали в Лондон не за газетами. Газеты теперь запросто можно купить и в Москве. Да и раньше для серьезных людей зарубежная пресса была доступна… В Лондоне командированные консультанты заключили договор с частным детективным агентством «Пирсон энд Морган» на розыск некой госпожи Даллет. Щекотливая эта темочка была красиво обставлена — соответствующая легенда проработана профессионально, убедительно и практически не поддавалась проверке. В том, что английские пинкертоны подобную проверку постараются провести, Семенов не сомневался. На их месте он и сам попробовал бы узнать, кто и зачем готов выложить круглую сумму за розыск странной еврейки. А когда детективы пройдут по следам Гончаровой в Израиле, Австрии, Швеции и Англии, где она засветилась последний раз, их интерес еще более усилится. Что ж — пусть проверяют! Выйти на агентство «Консультант» они не смогут никогда. Так же, как не смогут этого сделать специалисты секретной австрийской службы по фактам событий вокруг банка «Австрийский кредит».

Итак, прославленная английская детективная фирма с хорошей репутацией и вековыми традициями взялась за розыск миллионерши Рахиль Даллет. А в России свою деятельность продолжала тайная концессия Семенов — Наумов. Целью ее являлась разработка залежей зеленых бумажек. Двадцать четвертого сентября директор агентства «Консультант» вновь посетил Санкт-Петербург. На этот раз его сопровождал только Кравцов. Партнеры встретились в элитном клубе «Галеон», где пообедали и обменялись информацией по делам концессии. Когда Семенов назвал сумму аванса, заплаченного английской детективной конторе, Николай Иванович посмотрел на него с интересом.

— Я, разумеется, представлю все финансовые документы под отчет, — сказал полковник, — Разумеется, оригиналы.

— Не в этом дело, Роман Константинович, — ответил банкир. — Я отлично понимаю, что этим Холмсам придется действовать на территории нескольких стран. Что у них будут огромные накладные расходы: переезды, гостиницы, возможно — взятки чиновникам, возможно — форс-мажорные обстоятельства… так?

Семенов кивнул. Договор с сыскной фирмой предусматривал работу целой бригады из шести специалистов с широкими полномочиями. Даже уровень заработной платы английских детективов на порядок отличался от российских стандартов.

— Меня интересует другое, — продолжал Наумов. — Гарантирован ли результат? И каковы ориентировочно сроки?

— Результат не гарантирован, — ответил Семенов. — Это отражено в договоре. Продолжительность розыскных мероприятий? Абстрактный вопрос, Николай Иванович…

— М-да, — сказал Наумов. Он все-таки был финансист и в первую очередь исходил из целесообразности и окупаемости инвестиций в любой проект. В данном случае инвестиции требовались огромные, а вероятность получения дивидендов… — М-да… А какова вероятность успеха мероприятия?

— Я бы ответил на этот вопрос так: пятьдесят на пятьдесят, — ответил Семенов и солгал. Он считал, что при достаточном финансировании, квалифицированной работе и нелимитированном времени Даллет-Гончарова будет обнаружена. Может быть, это произойдет через месяц. Может быть, через год. Или через пять лет… Разумеется, если Рахиль захочет осесть в какой-нибудь Венесуэле с чужими документами и плюнет на свои канадские миллионы, то найти ее будет невозможно. Не хватит оперативных возможностей всех спецслужб мира, вместе взятых. Но этот вариант Семенов считал маловероятным. Рано или поздно дамочка появится в Канаде, где лежат ее денежки, и тогда…

— Англичане обязаны подавать еженедельный отчет о ходе розыскных мероприятий, — сказал Семенов. — Как только я увижу, что они исчерпали реальные возможности, мы переходим от активных действий к пассивным.

— То есть? — спросил Наумов.

— Просто берем на контроль места ее возможного появления. Это будет значительно дешевле. Ну и, разумеется, используем нашу наживку. В каком, кстати, состоянии ваш живец?

— Держу под колпаком. В контакт с Гончаровой он больше не вступал, это точно…

— Тем не менее его следует изолировать, — сказал Семенов. — Так будет надежней. Он парень весьма непростой.

— Такая работа ведется.

— Моя помощь нужна? — спросил полковник.

— Помилуй Бог, Роман Константинович, — отозвался Наумов. — Что ж я — журналистика не сумею в тюрьму посадить?

— Смотрите сами, Николай Иваныч. — Семенов закурил и после небольшой паузы задумчиво добавил: — Он вообще-то парень весьма, так сказать, нестандартный. Может очень неожиданные решения принимать… Я с ним когда-то пересекался.

— А где пересекались? — быстро спросил Наумов.

— Так… в одной командировке, — сказал Семенов, и его собеседник понял, что большего он не расскажет.

Ага… парень действительно нестандартный. Только он, Роман Константинович, УЖЕ СЛОМАЛСЯ.


Премьера в Комиссаржевке. Премьера… питерский бомонд, густо разбавленный бордовыми пиджаками. Нет, раньше, конечно, тоже на премьерах и престижных гастролях находилось место и для зубного техника Шмеерсона, и для директора валютной «Березки». Но тогда это называлось — блат. А нынче блата не нужно… Разгуливают по фойе бордовые пиджаки, трезвонят радиотелефоны. Подзатерялась среди них питерская интеллигенция, подрастерялась. И Бог весть как попавшая сюда учительница в скороходовских туфлях третьего срока носки с удивлением смотрит на юную подружку бизнесмена. На ее итальянские ботфорты, которые стоят больше, чем учителка зарабатывает за год… Премьера, господа.

Шумит фойе. Рай для сотрудника семерки — нечасто приходится работать в двух метрах от объекта, совершенно не заботясь о том, что тебя могут засечь. Среднего роста и среднего возраста, в сером пиджаке и серой водолазке мужчина сосредоточенно изучает программку в непосредственной близости от Вовы Батонова. Не нужен он никому в толпе, неинтересен. А Вовец в центре небольшой компании все крутит тощей шеей — высматривает княжну новгородскую, богатенькую бухгалтершу. Крутит, крутит Батон головенкой над пиджаком, обильно усыпанным перхотью. Эх, не пришла мамка!… Ну и фак ю, тетя, хрен с тобой! Соси назад в свою провинцию, доярка…

— А на банкет, Батончик, мы идем? — спрашивает неопределенного возраста девица с ногтями такого цвета, будто по ним били молотком. Губы, впрочем, такие же — чернично-засосовые.

На банкет интеллектуала Батонова пригласить забыли, но Вова об этом не говорит.

— Во! — отвечает он, проводя рукой по горлу. — Во где у меня эти банкеты и презентации! Поверь, Жанночка, радость моя, это такая скука — слушать всех этих гомиков.

— Жалко, — вытягиваются губенки засосовые, — так хотела потусоваться.

— Тусанемся, — уверенно говорит интеллектуал. — После этой лабуды едем к Савосе. Приглашаю всех. У нас тоже будет ужин и спектакль. Премьера, так сказать…

— Какой спектакль? — спрашивает неопределенного пола длинноволосое существо с серьгой в ухе.

— Группенсекс, — отвечает Батон, и все смеются.

— Тоже мне — премьера, — говорит черногубая. — У Савоси всегда одно и то же: сперва балет, потом минет.

— Э-э, Жанночка, не скажи… Двух одинаковых оргазмов не бывает, как и двух одинаково сыгранных спектаклей. Группенсекс — вещица покруче «Фауста» Гете. Это я тебе как искусствовед говорю.

— А пьеса «Конопляные долины» покруче «Земляничных полян», — говорит бесполое существо, и все снова смеются.

— Абсолютно верно, Гена, — отвечает Батон. — Значит, так: после этого выдающегося театрального действа вы все хором катите к Савосе, а я еще в одно место заскочу.

Раздался звонок, и вся компания начала медленный дрейф в сторону зала, а мужчина средних лет в сером направился в туалет. Из всей словесной шелухи, которой он вдоволь наслушался в антракте, он выделил три момента. О них и сообщил по портативной радиостанции своему напарнику. Напарник тихо скучал в стареньких «Жигулях» на Итальянской. Получив информацию, позвонил в свою очередь из уличного автомата инициатору задания, майору Чайковскому. Виктор Федорович сидел в своем кабинете и ждал сообщений. На сегодняшний вечер он делал изрядную ставку, и пока все его построения подтверждались.

Впрочем, оперативная работа преподносит больше разочарований, чем удач. Такова реальность… Чайковский слишком хорошо знал, как просто рассыпаются самые хитроумные, выстраданные, можно сказать, комбинации. Он был готов к этому, но почему-то был уверен: сегодня дело выгорит.

А у Веры Комиссаржевской продолжался премьерный спектакль. Интересно — Гувд жрет спектакли?

Гувд жрет все!… Но от спектаклей его тошнит. Гувда вообще тошнит от всякого искусства, кроме традиционного концерта на День милиции десятого ноября. И патриотических песен народного певца Иосифа К.

Майор Чайковский сидел в кабинете и рисовал шариковой ручкой портрет Гувда. Он рисовал тупую кабанью голову в золоте генеральских погон со свинячьими глазками артиста Винокура. Он рисовал сложный пенитенциарный пищеварительный тракт, состоящий из бесконечных коридоров, камер, карцеров, спецкомендатур, тюрем и зон. Желудок Гувда был плотно набит полупереваренной человеческой массой, он сокращался, он проталкивал свою добычу внутрь. Все дальше и дальше. Он набивал в одну камеру десять, двадцать, тридцать человек. Он одышливо выдыхал туберкулезные плевки. В его заплывших желтым салом мозгах была только одна мысль: жрать! Жрать, жрать и жрать. Превращать человечину в фекалии. Именно к нему, к Гувду, и должен был доставить новую порцию жранины майор Чайковский. В отношении анашиста и любителя группенсекса Вовы Батонова майор не испытывал никаких эмоций. Но журналист Обнорский был чист перед законом.

Противно было Виктору Чайковскому. ПРО-ТИВ-НО. Ну и что?

Майор закурил и размашисто написал наискось: «Никто не свободен от вины». Гувд согласно кивнул.

Чайковский посмотрел на часы: скоро премьера в Комиссаржевке закончится. И тогда…

— Ну, короче, как договорились, — сказал Батон. — Вы валите к Савосе, он ждет. А я по-быстрому смотаюсь в одно место.

— Чао, сексгруппенфюрер, — сказала мымра с черными ногтями и губами. — Приезжай скорей, Киска…

Владимир Батонов вышел на Садовую и начал ловить такси. В трех метрах от него голосовал пехотинец[36] семерки. Шел мелкий дождь. Светофоры на углу Садовой и Итальянской моргали в режиме «нерегулируемый перекресток». Блестел черный мокрый асфальт, блестел черный мокрый зонт над головой искусствоведа Батонова. Заскрипела тормозами и остановилась раздолбанная желтая «Волга».

— На Некрасовский рынок, мастер, — сказал Батон.

Водила что-то ответил. Видимо, назвал цену, но сотрудник наружки этого не расслышал.

— О'кей, — весело бросил журналист-искусствовед Батонов. Он сел в машину, громко хлопнул расхлябанной дверью. Обдав разведчика густым бензиновым выхлопом, «Волга» отъехала.

Через несколько секунд рядом с пехотинцем остановилась серая пятерка. Он скользнул в салон, машина тронулась.

— На Некрасовский рынок поехал, — сказал пехотинец водителю.

— Все ясно, — ответил тот. — За дурью поехал… лох чилийский.

— Похоже, так. Веселый такой…

— Щас ему Петр Ильич настроение испортит.

— Какой Петр Ильич? — спросил пехотинец удивленно.

— Чайковский, — ответил водила и засмеялся. Голос у него был приятный — глубокий красивый баритон.

— Понял. Спасибо. Выезжаю, — быстро сказал Виктор и положил трубку. Через минуту он уже сидел в салоне своей восьмерки. Пока спускался к машине, прихватил на лестнице одного из оперов, Сашку Блинова. Сашка ничего расспрашивать, не стал — надо так надо — поехали! От «Лесной» до Некрасовского рынка не Бог весть как далеко. Но от Садовой все равно ближе. Батонов и ребята из наружки приехали раньше Чайковского с Блиновым.

Колхозный рынок уже давно закрылся. Но и внутри него, и вокруг продолжалась жизнь. Для непосвященных невидимая и непонятная. Офицеры уголовного розыска смотрят на этот полный скрытого движения мир другими глазами. Их взгляд круто отличается от взгляда обывателя. Авторы не вкладывают в слово «обыватель» какого-либо уничижительного смысла, просто опера УР ежедневно и ежечасно сталкиваются с таким количеством подлости, корыстолюбия и мерзости человеческой, что невольно меняется их собственное представление о жизни… И с этим уже ничего не поделаешь! Если ты не можешь нести на себе этот груз чудовищный, если тошно тебе и невмоготу — уходи. Уходи — и никто тебя не осудит. Равнодушным и циничным здесь делать нечего… Хотя именно циничные и равнодушные редко уходят. Они легко находят здесь свое место.

…Колхозный рынок уже давно закрылся. Но крутились рядом наркоманы и барыги. Крутились недорогие проститутки… Некоторые совсем молоденькие. Кавказцы — труженики колхозного рынка — после напряженного трудового дня любили снять стресс с женщиной.

Разные тут происходили вещи — иногда и совсем уже мерзкие и никакому описанию не поддающиеся. Случались и заурядные (?!) изнасилования. В милицию жертвы обращались редко.

Вокруг рынка крутились и пацаны. И воры. И скупщики краденого. И если на задворках кто-то затачивал ребро монетки… что ж тут удивительного? Эх, кошелечки-кошельки… кошелечечки!

Здесь, случалось, перекидывались в картишки и, случалось, хватались за ножи. Или за страшные мясницкие разделочные тесаки. Здесь за пятую часть цены алкаши сбывали украденное из дома. Здесь можно было купить за один настоящий доллар четыре фальшивых. И гранату можно было здесь купить, коли нужно…

И разумеется, здесь можно было купить счастье. Хоть в виде таблеток, хоть в виде ампул, хоть в виде сушеной травы… Счастье — оно и есть счастье!… В каком бы виде ни было. До того, как открылся Правобережный рынок на Дыбенко, Некрасовский был бесспорным лидером наркоторговли в Питере. Интересно, что до определенного времени никакой наркомании в обществе развитого социализма не было… Потом факт официально признали. И… и все, пожалуй.

Нет! С наркотиками, конечно, боролись. Борьба шла — только держись! Количество наркоманов и реализуемой в городе и стране отравы росло в геометрической прогрессии. Опера сбивались с ног, кого-то вязали, кого-то сажали… Они отлично понимали, что вся их чудовищно напряженная, злая и опасная работа — блеф! Что те, кого нужно сажать, недоступны… И они, опера, только щекочут монстра. А с Украины, из Таджикистана, Азербайджана, из Киргизии везут и везут зелье, которое убивает русских ребят и девушек.

Оно убивает, убивает и убивает! Не так быстро, как пистолет или нож. Но столь же неотвратимо!

Эй, парень! Если ты только сегодня взял в руки шприц — выброси его немедленно! Сейчас же! Растопчи эту гадину и скажи себе: нет! А-а… ты хочешь только попробовать? Один разок? Ты точно знаешь, что ты не дурак? Ты не подсядешь? Конечно, так и будет… Делов-то — один укол. Или два. Ну — три… делов-то. Я ж не лох голимый! Тему просекаю… Я только еще один разочек вколюсь — кумар снять. Кумарит чего-то сегодня круто… Мне только снять кумар. А потом я — все. Я в завязке… Я не хочу больше! Господи, я НЕ ХОЧУ! И — НЕ МОГУ!… Толян, отпусти в долг одну дорогу. Одну дорожку, Толян… ломает меня, видишь? Трясет, суставы выворачивает… дай, пожалуйста, Толик. Хочешь, я на колени встану? Хочешь, я ботинки тебе целовать буду, Толик? ДА-А-А-Й! Я НЕ МОГУ!

…К восьмерке Чайковского подошел мужичок невзрачный. В лицо они друг друга не знали, но опознали безошибочно — нюх.

— Батонами не интересуетесь? — спросил на всякий случай старший поста, наклонившись к водительской дверце.

— Очень интересуюсь, — ответил Чайковский. — Садись в тачку.

— Ну что? — спросил он, когда разведчик уже сидел в машине.

В этот момент забубнила радиостанция в кармане разведчика:

— Грузчик — бригадиру.

— Я бригадир, — ответил старший поста. — Что у тебя, грузчик?

— Появился младший экспедитор, — ответила радиостанция. — Этот тяжелый. Понятно — тяжелый?

— Понял тебя, грузчик. Экспедитор — легкий, а младший — тяжелый.

— Точно… встретились. Встретились у второго подъезда магазина «Колбасы».

— Так… видишь их хорошо?

— Хорошо вижу… Есть! Экспедитор передал платежные документы… Младший вошел в подъезд.

— Отлично, — сказал старший поста наружки в рацию и подмигнул оперативникам. Чайковский в свою очередь подмигнул Блинову: есть поклевка! Сашка улыбнулся, двух передних зубов у него не было. Выбил их один вконец отмороженый молдаванин больше месяца назад, а вставить у Сашки не хватало ни времени, ни денег. У молдаванина — наоборот — времени было полно (в Крестах всегда времени полно), но и у него стоматологические проблемы решались туго. Перелом челюсти — неприятная штука.

— Грузчик — бригадиру: вышел… вышел младший экспедитор. Есть!

— Понял тебя, грузчик, — отозвался бригадир и повернулся к Чайковскому. — Ну, будете брать? Товар он уже получил.

— Будем, — ответил Чайковский довольным голосом. — А вы за хачиком посмотрите — еще может понадобиться.

— Удачи тебе, — сказал разведчик, вылезая из машины.

— И тебе…

Саня Блинов снова пересел вперед. Чайковский повернул ключ зажигания, движок тихонько запустился. Владимир Батонов стоял на тротуаре с вытянутой рукой.

— Ща, Вовец, будет тебе такси, — пробормотал себе под нос майор.

Он лихо подкатил к Батонову, остановился на противоположной стороне и, припустив стекло, развязно крикнул:

— Куды желаем, господин пассажир?

— На Васильевский надо, мастер, — крикнул в ответ экспедитор, он же груз легкий.

— Падай, — таким же веселым и разбитным голосом откликнулся Чайковский. «А поедем мы с тобой, братан недоделанный, в Смольнинское РУВД», — подумал он и, резко развернув восьмерку, остановился прямо напротив Батонова. Саня Блинов открыл дверь. Батон заколебался… Опер выбрался из салона.

— Садитесь, пожалуйста, назад, — вежливо сказал Саня. — А то мне выходить на Литейном.

Батон еще колебался — садиться ли ему вечером в машину с двумя мужиками, но Блинов его сомнения быстро разрешил: он коротко ударил искусствоведа в живот и ловко втолкнул охнувшего Вову в машину. Все для Батонова мгновенно и неожиданно переменилось — только что он стоял на улице, веселый и свободный, в предвкушении кайфа, приятного разговора и приятного секса в хорошей компании. И вообще — все в жизни было хорошо. Замечательно. Классно!… Он ведь молод, умен, красив… бабы от него тащатся… О, все классно! И вдруг — резкая боль и стремительное падение в темное нутро страшной машины. Он не мог даже вздохнуть — кулак старшего лейтенанта Блинова врезался в солнечное сплетение искусствоведа, как ядро. Из вытаращенных глаз катились слезы, вспыхивали какие-то яркие пятна. Чужие сильные руки бесцеремонно швырнули его в машину — как щенка, как мешок с картошкой. Он больно ударился обо что-то лбом, в желудке горел огненный шар, накатывала тошнота…

Он очухался только спустя секунд двадцать, когда машина уже неслась по улице. На руках у Вовы были наручники.

— Что… вы? — выговорил он. — Куда?

— В казенный дом, урод, — ответил страшный человек, который его ударил. И улыбнулся беззубым ртом.

— Вы… я… Я — журналист!

— О-о! Так это же в корне меняет дело, — воскликнул другой. Тот, который сидел за рулем. — Что же сразу-то не сказали?

— Да, вот именно, — подхватил беззубый. — Что ж вы сразу не сказали?

— Так вы же… сразу — кулаками.

— Как — кулаками? — удивился тот, что сидел за рулем. — Александр Николаевич, вы ударили господина журналиста кулаком?

— Ну что вы, Виктор Федорович? Я — кулаком? Господина журналиста? Никогда! Никогда, — горячо и патетически говорил Блинов, — я не позволю себе даже пальцем ударить журналиста! Бить журналиста? Как это низко, мерзко… Обидеть журналиста — все равно что обидеть ребенка. Верно я говорю?

Сашка обернулся к Батонову, и тот понял, что над ним просто издеваются. Он прикусил нижнюю губу. Боль понемногу отступала, зато наваливался страх. Подленький, гнусный страх…

— А вы… кто? — спросил Батон. Чего уж спрашивать? И так уже догадался. Но все-таки спросил.

— Мы из всемирной лиги защиты наркозависимых журналистов, — ответил Блинов торжественно.

— Ага, — подтвердил Чайковский. — При ООН. Неофициальное название — двенадцатый отдел уголовного розыска. Не слыхали?

Батонов покусывал нижнюю губу… Вот, значит, как! Влип! Два коробка с анашой во внутреннем кармане… Господи, что делать? Что теперь делать-то? Вот ведь ерунда-то какая…

— Может, договоримся? — сказал искусствовед неуверенно.

— Отчего ж не договориться? — ответил Чайковский. — Разумные взрослые люди всегда могут найти общий язык…

— А?… А вот и хорошо, — облегченно выдохнул Батон.

— Конечно, хорошо, — подхватил Блинов. — Мы за конструктивный диалог, построенный на идеях тоталитарного плюрализма и плюралистического тоталитаризма. Это у нас строго!

Батонов понял, что над ним снова издеваются и найти общий язык не получится. А два проклятых коробка так и лежали во внутреннем кармане пиджака. Никуда от этого не деться… Даже не сбросить — скованные наручниками руки не дают такой возможности. Дворники восьмерки шастали по лобовому стеклу: туда-сюда… туда-сюда… Беззубый опер что-то вещал про взаимопонимание, новое мышление и долгосрочное партнерство во имя мира и гуманизма… Батонов покусывал нижнюю губенку и тоскливо слушал весь этот бред. Значит, не возьмут, думал он отрешенно. Вспыхнувшая надежда таяла, на глазах превращаясь в лохмотья, в пыль, в прах…

— Сколько? — наконец спросил он. Беззубый опер прервал свой бесконечный и бессмысленный монолог и сказал:

— Только ради высоких гуманистических идеалов… только ради них, наш дорогой друг журналист. Всего один миллион.

Машина выкатилась на Мытнинскую. Батонов не верил своим ушам: значит, все-таки берут? И всего миллион? Господи, всего миллион? Да это… Вова радостно улыбнулся.

— Миллион баксов, урод, — грубо сказал Блинов. И добавил, усмехнувшись: — Хорош базарить, приехали.

Чайковский остановил машину возле здания Смольнинского РУВД. И как-то все сразу стало ясно Вове Батонову.

— Постойте, — заторопился он. — Постойте. Будьте вы людьми-то… давайте договоримся. Найдем нормальный вариант… А?

— Вылезай, гнилуха, — зло сказал Блинов и распахнул дверцу машины. — Вылезай, конечная…

— Ты не прав, Александр Николаевич, — весело произнес Чайковский, — конечная будет на зоне. А здесь так — пересадка.


Андрей Обнорский испытывал тягостное беспокойство. Впрочем, это слово никак не может передать, что он на самом деле испытывал. Он плохо спал, ворочался, то и дело покрываясь липкой испариной, и никак не мог провести четкую границу между сном и бодрствованием… Вставал и курил ночью, пил чай. На работу приходил невыспавшийся и разбитый. Иногда замечал сочувственные взгляды своих коллег. Впрочем, иногда замечал и злорадные… Что ж, не все в городской «молодежке» его любили. В редакции с момента появления Обнорского пошли гулять по кабинетам шепотки: комитетский. А как же: бывший офицер, служил за границей. Явно — комитетский мальчик. А уж в начале девяностых отношение к КГБ у демократической прессы известно какое было!

Потом, конечно, у многих отношение к Андрею изменилось. Но не у всех… Впрочем, он на это плевал. Что-то давило Обнорского, угнетало страшно. Да и могло ли быть по-другому? После всех последних событий: после прощания с Катей и душевных бесед с Николаем Ивановичем Наумовым? Да нет, конечно… иначе быть не могло. Но все же Андрей ощущал приближение какой-то новой беды. Кто-то умелый и беспощадный натягивал веревки с флажками. Обкладывал, обкладывал — замыкал кольцо. Посмеивался и загонял в патронники тяжелые цилиндры картечных патронов. И знал — добыче уже не уйти.

А добычей был он — Андрей Обнорский. Одинокий, раненый, со вздымающимися и опадающими от тяжелого бега боками. Офлажкованный, он будет идти туда, куда его гонят… Туда, где в осенней мокрой листве стоят стрелки и напряженно сжимают взведенные ружья. Их псы нервно нюхают воздух и дрожат от возбуждения. Скоро! Скоро начнется большая охота!

Андрей был близок к тому, чтобы снова запить. Но держался, говорил себе: это не выход. Это не выход, говорил он себе…

А есть ли выход?


Чайковский, Блинов и — между ними — журналист Батонов в наручниках вошли в дежурную часть Смольнинского РУВД. Обоих оперативников здесь хорошо знали.

Дежурный был в хорошем расположении духа, настроен пошутить. Он вскочил, вытянулся по стойке смирно и бодро доложил майору:

— Здрав-жлав, товарищ генерал-майор. Оперативный дежурный лейтенант Мальцев. Дежурство принял. В камерах находятся четверо правонарушителей. Используем на внутренних работах РУВД, девять человек для отправки в суды. Трое по 122-й ожидают получения санкции на арест. Табельное оружие, боеприпасы — в наличии.

— Вольно, товарищ генерал-лейтенант, — скомандовал Чайковский. — Организуй-ка лучше пару понятых… Есть в обезьяннике кто потрезвей? Чтоб хоть расписаться толком смогли…

— Для вас найдем, — ответил дежурный. Батонов стоял бледный. Он с трудом понимал, что происходит, сильно нервничал, покусывал нижнюю губенку. Он отнюдь не был глуп, но в такую ситуацию попал впервые. Как себя вести в этом враждебном мире, столь не похожем на мир творческих тусовок, он не знал.

А оперативники — напротив — знали это очень хорошо. Они отлично представляли себе, что сейчас творится в душе Батонова Вовы… Видели его страх, неуверенность и жалкую попытку казаться спокойным. Постоянное покусывание и облизывание сухих губ выдавали журналистика с головой.

С Батонова сняли наручники. Молодой сержант привел из обезьянника двух понятых — мужчину и женщину. Оба были нетрезвы, но несильно. Оказались — муж и жена. У обоих по синяку: у женщины под левым глазом, у мужчины — под правым.

— Ну-ка, давай все из карманов, журналист, — сказал Чайковский.

Первое, что Батонов извлек на Божий свет, было редакционное удостоверение. Солидная такая книжечка. За последние годы пресса уже изрядно подпортила свой авторитет, но остатки его, дотлевающие, как исподнее бомжа, еще оставались, поэтому Вова на миг почувствовал себя уверенно.

— Я журналист, — сказал он. На оперов это не произвело никакого впечатления.

— Ничего, — отозвался Чайковский, — у нас и генералы рыдают, как дети.

Шутка была старой, прозвучала когда-то из уст гестаповца в подзабытом телефильме про советского разведчика Иоганна Вайса. Блинов взял в руки удостоверение и покачал головой:

— Ты смотри… как настоящее. Значит, будем выяснять, где ты такую ксиву купил, наркот гребаный.

— Я не наркот. А удостоверение подлинное… Можете позвонить прямо сейчас главному редактору.

— Позвоним, Батонов, позвоним. А ну — быстро все из карманов.

— Я завтра же лично пожалуюсь мэру и прокурору города.

— Навряд ли, — лениво бросил Блинов. — В камере телефона нет.

В обезьяннике кто-то глумливо рассмеялся. И этот смех враз отрезвил Батонова. Он затравленно посмотрел на оперативников, увидел равнодушное лицо сержанта, прислонившегося к косяку, пьяноватые морды понятых… и начал медленно опустошать карманы. На стол дежурки легли паспорт, записная книжка, бумажник, шариковая ручка, несвежий носовой платок, два импортных презерватива в яркой упаковке. Потом появилась на столе пачка «Мальборо» (Блинов тут же открыл ее и заглянул внутрь). Потом связка ключей с брелком в виде пробочной открывашки и, наконец, зажигалка да горсть мелочи…

— Это все, Батонов? — строго спросил Чайковский.

— Все, — ответил бледный Вова.

— Ну что ж… — Чайковский встал, повернулся к нетрезвой семейной парочке. — Смотрите внимательно, господа понятые…

Господа кивнули. Батонов напрягся. Из левого внутреннего кармана пиджака журналиста майор при всех вытащил обмотанный изолентой синего цвета предмет размером со спичечный коробок. Держал он предмет двумя пальцами за уголки.

— Что это, гражданин Батонов?

— Не знаю…

Майор вытащил второй коробок.

— Что это, гражданин Батонов?

— Не знаю… Это не мое, это мне подбросили.

— Кто? — спросил майор сухо. Он уже знал ответ.

— Ты! — выкрикнул Вова, — Ты, ментяра мерзкий, подкинул!

— Очень хорошо, — сказал Чайковский. — Так и запишем.

Он сел к столу и попросил у сержанта бумагу. Два коробка, обмотанные синей изолентой, лежали поверх редакционного удостоверения. Блинов достал маленький сувенирный нож-выкидуху и аккуратно срезал с коробков изоленту, продемонстрировав содержимое понятым. Батонов сидел бледный. Майор Чайковский быстро писал:

…09.94. Санкт-Петербург.

Акт изъятия.

Мною, ст. оперуполномоченным Чайковским В.Ф., в помещении дежурной части Смольнинского РУВД в 22 часа 47 минут в присутствии понятых…

— Ну, как вас писать, красавицы синеглазые? За понятых ответил сержант. Быстро и уверенно.

— Что, постоянные клиенты? — спросил Блинов.

— Да уж почти как родные.

Понятые дружно кивнули: ага, дескать, мы — постоянные.

Чайковский продолжал писать:

…в присутствии понятых:

Ф.И.О., место прописки,

Ф.И.О., место прописки,

составлен настоящий акт о том, что у гражданина Батонова Владимира Николаевича, 1969 г.р., проживающего по адресу: Лермонтовский пр., дом…, кв… (паспорт, серия, номер), обнаружено и изъято два спичечных коробка с веществом темно-зеленого цвета, сыпучим, с резким запахом. На момент изъятия оба коробка были обмотаны изолентой синего цвета.

Со слов гр. Батонова, эти два коробка в левый внутренний карман пиджака ему подсунули сотрудники милиции. Конкретно: ст. оперуполномоченный майор Чайковский В.Ф.

— Ну, Батонов, ты это точно видел? — спросил Чайковский.

— Да, — сказал Вова зло, — видел собственными глазами.

— Очень хорошо. Так и запишем.

Гр. Батонов утверждает, что точно это видел.

Вышеуказанные два спичечных коробка запечатаны в конверт. Опечатаны печатью N 16 12 отдела УУР. На конверте и на печати имеются подписи понятых и ст. о/у Чайковского В.Ф.

Срезанная со спичечных коробков упаковка (изолента) запечатана в конверт. Опечатана печатью N 16 12 отдела УУР. На конверте и на печати имеются подписи понятых и ст. о/у Чайковского В.Ф…

— Подписывайте, господа понятые. Синеглазые подписали. Блинов упаковал вещдоки в серые конверты, Чайковский шлепнул печати.

Снова расписались понятые и майор.

— Ну а ты, гражданин Батонов, подписывать будешь?

— Хер вам.

От подписи в присутствии понятых гр. Батонов отказался.

— Вот так, господин журналист, — сказал майор. — Закрутилось колесо-то. Щас мы зарегистрируем наш акт у дежурного, а твою травку направим на экспертизу…

— Я не знаю, что в этих коробках, — сказал Батонов. — Мне их подкинули. Это ваши ментовские штучки. Это политическое преследование.

— Я тоже пока не знаю, что в этих коробках. Я только предполагаю, что это марихуана… Но вот эксперты скажут точно. И еще эксперты снимут отпечатки пальцев с изоленты. А?

Майор говорил спокойно и уверенно. Он знал, что именно так все и будет. Но сначала для этого ему придется покрутиться: чтобы забить Вову Батонова в камеру, нужно предъявить следователю заключение экспертизы. Без заключения следак и разговаривать не станет — хоть мешок дури ему прямо на стол высыпай:

— Вот, пожалуйста… дурь, товарищ следователь…

— Э-э-э, нет, товарищ оперуполномоченный, — ответит следак. — Пока это какая-то неустановленная солома. У экспертов был?

— Не успел, Иван Иваныч.

— Ну, тогда, Виктор Федыч, забирай свою солому.

Вот так. А заключение экспертизы, если его дождаться законным образом, когда еще будет. У ребят из ЭКО работы тоже хватает.

…А ждать Чайковскому было некогда — Гувд требовал жратвы. Жертвоприношения. На плече Гувда сидел полковник Тихорецкий. У него отношения с монстром были отличные…

Чайковский поднялся на второй этаж к следаку. Потолковали. Следак на откровенное нарушение идти не хотел. Тем более, — говорил он кисло, — журналист…

И вертел в руках батоновскую ксиву. Но майор убеждать умел.

— Хрен с тобой, Виктор, — сказал следователь. — Но чтобы к утру все было оформлено как положено. Успеешь?

— О чем речь, Володя? Я тебя когда-нибудь подводил?

— Ладно. Действуй.

— Ну, спасибо… С меня пол-литра, — сказал Чайковский.

В дежурке он дал указания Блинову, а сам написал сопроводиловку в ЭКО: …в связи с возникшей необходимостью прошу провести экспертизу содержимого двух спичечных коробков…

И помчался с этими коробками на Шпалерную, к экспертам. Провести экспресс-анализ — дело недолгое. Но чтобы его сделали вне очереди, майор заскочил в ночной магазин и купил литр водки.

Через час он держал в руках казенный бланк со стандартным текстом: …установлено, что в представленных на экспертизу двух спичечных коробках… находится 18,41 грамма наркотического вещества марихуана. Для проведения экспертизы из представленных образцов взяты 0,06 грамма вещества, которые уничтожены.


Ростовский специалист нашел позицию для стрельбы. Он выбирал ее долго и осторожно. Сначала присмотрел один подходящий чердачок, но там, как оказалось, обитают бомжи. Если бы один — Гена вообще не стал бы задумываться: крутанул головенку, позвонки хрустнули — и нет проблемы. Но бомжей было четверо… такого душегубства брать на себя не хотелось. Хотя — если другого варианта не найдется… Нашелся. Снайпер сидел у окошка и рассматривал подъезд Никиты Кудасова. Он курил и стряхивал пепел в сигаретную пачку. Оценивал позицию. Дистанция сто — сто десять метров. От подъезда до места, где объект паркует тачку, метров пятнадцать… освещенность — нормальная… Пожалуй, все в цвет. Подходит.

Ростовский киллер окончил Новосибирское высшее общевойсковое командное училище. Специальность — глубинно-тыловая разведка. Так что задание, которое ему предстояло выполнить, вполне укладывалось в рамки воинской специальности: он снова находился на чужой земле. Безусловно, на своей… Но то, что ему необходимо было сделать, автоматически делало ее чужой. Или, по крайней мере, условно своей. И безусловно опасной.

Снайпер курил, рассматривая освещенный желтым фонарем подъезд, из которого выйдет послезавтра утром обреченный человек. Он подойдет к своей машине… снайпер вскинет к плечу СВД. Человек отопрет дверь автомобиля. Знакомый толчок отдачи… грохот выстрела… С этого момента стрелок сам становится дичью. Спустя всего несколько минут затрезвонят телефоны, рядом с мертвым телом соберутся зеваки. Появится первый милицейский автомобиль — тут РУВД неподалеку. Потом другой. Потом их много будет. Самое стремное начнется, когда опознают убитого… Скорее всего, это случится быстро: соседи подскажут. Или сами менты опознают своего. А менты не любят, когда убивают их коллег. Да еще не какого-нибудь сержантика, а подполковника из РУОП.

…А снайпер в это время будет уже далеко от пыльного чердака, где валяется на полу брошенная им винтовка.

Он аккуратно затушил окурок и убрал его в пачку. Завтра Шуруп закинет сюда ствол, а сейчас можно идти. Делать здесь больше нечего. Стрелок уже собрался встать. Но в этот момент около подъезда остановилась уже хорошо знакомая семерка. Снайпер замер. Он видел, как распахнулась правая передняя дверь и на поблескивающий мокрый асфальт вылезла женщина. Высокая, светловолосая, в желтоватом плаще. Снайпер подумал, что плащ, возможно, белый, а желтизну ему придает свет фонаря. И еще он подумал, что никогда за все время наблюдения не видел подполковника с женщиной. Интересно — кто она ему?

…Никита заблокировал дверь за Натальей и вышел из машины. Наташа улыбнулась поверх мокрой крыши автомобиля. Радостно и немножко смущенно… Их роман только начинался. И она, взрослая и умная женщина, всегда смущалась, когда приезжала к нему домой. Они бывали и у нее дома. Но там, в тесной комнатке коммуналки, жила еще и пожилая Натальина мама… там они пили чай, разговаривали, играли в лото и иногда в подкидного дурака. А когда приезжали к Никите… о, когда они приезжали к Никите! Капитан милиции Наталья Карелина всегда так мило смущалась. Она чем-то слегка напоминала подполковнику школьницу, у которой это в первый раз. И еще она боялась, что догадываются ребята на работе. Если она оставалась ночевать и утром они ехали вместе, то Наталья обязательно выходила за пару кварталов до службы.

Кудасов запер дверцу. И внезапно ощутил чей-то чужой внимательный взгляд. Он осмотрелся, но никого не увидел. Ощущение, однако, было очень реальным… Чушь. Просто устал за последнее время. Чудовищно устал. Он обогнул машину и взял Наталью под локоть. Вдвоем они вошли в подъезд.

…Интересно — кто она ему? — подумал снайпер. Но тут же переключился на другое: чего это он оглядывался по сторонам? Что-то подозревает? Навряд ли… уж если б подозревал, сменил бы хату, ездил разными маршрутами. Ничего он не подозревает. Ну, а если и догадывается о чем-то?… Выстрелу снайпера противопоставить нечего. Ни бронежилет, ни охрана тут не помогут.

Значит, послезавтра, подвел итог специалист и бесшумно пошел к выходу с чердака.


За вечер и половину осенней питерской ночи майор Виктор Чайковский успел сделать немало. Разумеется, один он не смог бы ничего. Или почти ничего. Это только в кино красавчик частный детектив (прямой взгляд, трехдневная небритость, обаятельная улыбка, открывающая сорок белоснежных зубов, сорок пятый калибр под мышкой) в одиночку проводит массу действий, которые именуются оперативно-розыскной работой, и непременно находит супостата. В жизни так не бывает. На раскрытие преступления работают много разных специалистов, и внешне все выглядит не так уж и интересно. Эффектные задержания с мордобоем и со стрельбой (хотя любой мент скажет вам, что все-таки лучше без этого) бывают нечасто. А когда бывают, то это конечный результат долгих поквартирных обходов, копания в архивах, отработки контингента по криминалистическим учетам. Это результат работы агентуры, наружки, экспертов, оперов и следователей… Это результат огромного нервного и неблагодарного труда… который может закончиться ничем. Российская Фемида стала в последние годы настолько интересной дамой, что слов нет. По отношению к настоящим преступникам она ведет себя как мама любящая. Как тертая бандитская мамка.

В половине четвертого ночи Чайковский и Блинов сидели в салоне восьмерки майора и пили водку. Они честно отпахали сегодня и могли немного расслабиться. Опера врезали граммов по сто и закусили сыром. Блинов предлагал подняться к нему домой, посидеть по-человечески. Чайковский отказался — если сядут по-человечески, то одной бутылкой дело навряд ли закончится.

Опера врезали по первой, закусили сыром, перекурили и потрепались за ментовскую жизнь. Темы были обычные, уже сто раз обсуждавшиеся… Но уж очень сильно наболевшие: молчит-молчит человек, а как выпьет — прорывается наружу все накопившееся. И боль за державу, и стыд, и отчаянье. А, чего там! Наливай…

Сидят два русских мужика ночью под дождем в машине, пьют водку. Разговаривают не спеша. Вроде даже и с юморком. Только юмор у них мрачный… Всего через несколько дней в аэропорту Шеннон президент Борис не сможет выйти из салона самолета к встречающему его премьеру Рейнольдсу. А выйдет на встречу наглый и плутоватый Шишковец. Но даже и этому отмороженному Шишковцу будет стыдно. И нам всем будет стыдно смотреть в опухшее от пьянства мурло президента всех россиян, когда он уже в Москве начнет бойко оправдываться, ссылаясь на свой невероятно крепкий, здоровый сон…

Раскатали опера бутылку «Синопской», покурили, потрепались — и по домам. Жизнь такая… такая, ребята, жизнь. Страшная, в сущности. Скотская и вся — насквозь! — фальшивая. Как улыбка шоумена… И забирает иной раз тоска такая… Саня Блинов был дома через минуту — только в подъезд войти и на третий этаж подняться. А Чайковский поехал через весь город. Дважды его останавливали гаишники и дважды козыряли, пожелав удачи.

Виктор Чайковский ехал домой и прикидывал, все ли он сделал правильно? Получалось, что все. Пока он гонялся к экспертам, Блинов привез в Смольнинское РУВД хачика, у которого Батон брал дурь. Спасибо ребятам из семерки — не дали хачу потеряться.

Блинов с барыгой уже поработал, и тот легко и быстро написал бумагу, из которой следовало, что Батонов известен ему как торговец наркотиками. Чего хачику — трудно, что ли? Он написал — и пошел домой. А Батон после этого направился в камеру — дозревать.

— Ну что, журналист, ты и теперь хочешь жаловаться прокурору с мэром? — спросил Чайковский Батонова после того, как ментовский следак прочитал Вове заключение экспертизы и показания барыги.

— Это… это бред какой-то, — сказал Батонов.

— Может быть, и бред. Может быть… Но настоящий бред у тебя впереди. Камера, Кресты, допросы, очные ставки… Вот там — да. Там, господин журналист, Зазеркалье. Батонов в стране чудес! Звучит? И, кстати, не исключаю, что из Володи ты там превратишься в Алису.

— Это почему?

— По кочану. Во-первых, статья у тебя для блатного мира несолидная. Не любят там барыг… А во-вторых, ты слабак. Дешевка ты, Батонов. И нагнут тебя мгновенно. Прямо в Крестах и нагнут.

— Как — нагнут?

— Раком, Вова, раком.

Блинов весело засмеялся. Потом сказал:

— А у тебя и губенки пухлые. Так что и ртом будешь работать за милую душу, Алиса. В две дырки тебя будут пользовать…

Батонова дожимали еще несколько минут. Если читатель считает, что ментам нравилось издеваться над бедной жертвой, то авторы категорически заявляют: это не так. ЭТО ТАКАЯ РАБОТА. Да, она жестока. Да, она не знает жалости. Но делать ее в белых перчатках нельзя. Просто не получится… А вор? Вор должен сидеть в тюрьме.

Побудь хоть день вы в милицейской шкуре,
Вам жизнь покажется наоборот.
Давайте выпьем за тех, кто в МУРе!…
За тех, кто в МУРе, никто не пьет…

У оперов взгляд наметанный, человека они привыкли определять сразу, навскидку… Вова Батонов оказался даже слабее, чем они себе представляли. После получасовой беседы по душам журналист был готов. Через два дня он станет неформальным агентом Чайковского по прозвищу Алиса. Все тот же приказ МВД N 008 запрещает вербовку лиц, находящихся под следствием. Но работать с агентом накоротке, то есть не оформляя эти отношения документально, никто запретить не может. Но это потом… А пока бледный, все время облизывающий сухие губы Батон сидел в углу камеры и слушал страшные голоса ментов. Он был на грани истерики, мучительно искал выход из положения и не находил его. Он не знал, что через несколько минут ему предложат этот выход. Ему поднесут такую возможность на блюдечке с голубой каемочкой.

— Это еще не все, Вова, — говорил Чайковский. — Мы сейчас можем поехать к твоему корешу, господину Савостьянову. А? Тебя ведь там ждут с этими самыми коробочками. Проведем обыск. Что-нибудь обязательно найдем.

— Ничего… там… нет, — сказал Батонов.

— Ну, это как искать… Дури, может, и нет. А вот окурочки от беломора почти наверняка в пепельнице, или в мусорном ведре, или где-нибудь за мольбертом великого мастера завалялись. Что они, кроме табака фабрики имени Моисея Урицкого, содержат — экспертиза покажет. Батонов молчал, кусал губы.

— Может, еще чего найдем. И обязательно побеседуем с твоими друзьями: с Жанной, с Геной, с самим Савоськой.

Батонов явно созревал. То, как уверенно Чайковский произносил имена его партнеров по травке и сексу, произвело на него впечатление. Он не знал, что майор узнал все эти подробности лишь час назад из беглого разговора с сотрудником наружки.

— Ты-то свою шоблу знаешь не хуже меня, — продолжал Чайковский. — Они, себя выгораживая, начнут тебя топить со страшной силой. Потом — очные ставки, брат Вова. И — все… Биться за тебя никто не станет.

Это точно, думал Батонов, никто не станет… Наоборот — начнут топить. Спасая свою шкуру, свою пустую жизнь и маленькую карьерку… Все эти Жанки, Светки, Генки — дерьмо полное. Прав этот майор.

— Господи, ну я-то при чем? — почти застонал Батонов. — Это все Савоськина компания! Богема эта сраная! Они там все наркоманы… Меня Савося, Сальвадор Дали недоделанный, втравил. Ну… ну поверьте мне!

— Да мы тебе, Володя, поверили бы, — негромко ответил Чайковский.

В глазах Батона что-то блеснуло, он посмотрел на майора. Но тут же грубый голос Блинова произнес:

— Ты чего, Федорыч? Да этого козла… Он же, сучонок, с чего вообще начал? Траву ему подбросили, орал. Ментяра мерзкий, орал… Дай-ка я с ним по-своему поработаю.

Сашка сжал огромный кулак, и Батонов, как черепаха, втянул голову в плечи. Он еще не забыл удар в солнечное сплетение.

— Погоди, Саша, — сказал Чайковский. — Парень-то он вроде нормальный. Просто растерялся в тот момент. Так, Володя?

Батонов закивал головой: конечно, мол, растерялся.

— Простите, — сказал он, — я действительно… я растерялся.

Вову разводили по старой-старой схеме: хороший мент — плохой мент. Или по-другому: добрый — злой. Разводили очень топорно, нисколько не пытаясь это маскировать. Вообще-то даже умные и не слишком слабые люди, впервые попав в такую ситуацию, легко попадаются на эту нехитрую уловку. Даже догадываясь, что его разводят, во враждебной, незнакомой среде, человек все равно тянется к доброму следователю.

Психология!

Строить допрос по схеме добрый-злой можно гораздо тоньше, изощреннее, коварнее. Оба оперативника это умели, но с Батоном церемониться не стали — случай-то совсем простой. Чего зря копья ломать? Блинов бросил еще несколько грубых, устрашающих реплик. Чайковский — наоборот — говорил в том смысле, что Батонов — толковый, талантливый журналист и ломать ему жизнь совсем не хочется.

— Ладно, — сказал Сашка. — Ты начальник, тебе видней…

Он вышел, грохнув дверью.

— Контуженый он, — сказал майор, закуривая и протягивая Батонову сигареты. — В Приднестровье под артобстрел попал. Так-то он парень нормальный… но когда заведется, может человека до полусмерти забить. Поэтому мы ему только таких отдаем в обработку, кто уж совсем отмороженный и на контакт не идет. А что делать?

Уже через пять минут Вова Батонов рассказывал Чайковскому о своих знакомых, употребляющих наркоту. Майор делал пометки в блокноте, кое-что уточнял, переспрашивал. Все названные Вовой фамилии были ему нужны, в сущности, только для одного — создать тот массив, в который он включит Обнорского-Серегина.

— Ну что ж, хорошо, — сказал Чайковский, когда Батонов выдохся. — А что же вы еще одного человечка-то забыли?

— Кого? — спросил журналист.

— Да вашего коллегу, Обнорского.

— Ну что вы, Виктор Федорович? Андрюха — нет… он в эти игры не играет. Загудеть может, а чтобы траву? Нет… не тот случай.

— А вы подумайте… Он ведь на Ближнем Востоке служил!

— Нет, Серегин не ваш клиент. Он наоборот скорее.

— Что — наоборот?

— Он же с ментами… извините, с милицией много сотрудничает. Пишет на криминальные темы. Так что он скорее — из ваших.

— Из моих? — почти изумленно спросил Чайковский.

— Ну… я имел в виду…

— Ладно, — майор захлопнул блокнот. — Договорим в другой раз.

— Да-да, конечно, — засуетился Батонов, вставая. — Мне куда к вам прийти? Когда?

— Я сам к тебе приду.

— А… куда?

— Да куда же? Сюда, — сказал Чайковский.

— Как — сюда? Я же вам… мы же с вами…

— Ты посиди пока, повспоминай.

Майор убрал блокнот в карман, застегнул куртку. Выходя из камеры, в которой остался ошеломленный Вова Батонов, он покачал головой и удивленно произнес:

— Обнорский — из моих?!! Ну ты даешь, блин…

— Виктор Федорович! — крикнул Батонов, но тут появился сержант. Он отвел Батона в камеру. Стальная дверь захлопнулась, лязгнул замок. Этот звук как будто отсек Вову от той жизни, где он был благополучным питерским журналистом, где к нему обращались по имени-отчеству и, уж разумеется, не били в солнечное сплетение какие-то контуженые дебилы. В эту ночь Батонов так и не смог уснуть.

А Виктор Чайковский, напротив, уснул сразу. Домой он добрался только к пяти утра. Выпил еще пятьдесят граммов водки и лег. Уже в восемь его поднял звон будильника. В полдевятого майор позвонил одному из своих агентов, а без пятнадцати десять у Володи Батонова появился сокамерник — мужик лет сорока. Или пятидесяти. Кисти рук у него были обильно покрыты наколками.

Подсадка агента в камеру — дело серьезное. Хотя бы потому, что расшифровка агента всегда чревата… последствиями. И дело тут уже не в грядущих оргвыводах. Дело зачастую идет о жизни человеческой. Историй о проваленных наседках и в ментовской, и уголовной среде ходит немало. Много, конечно, легенд. А много — правды. Страшная она бывает, кровавая. Человечек, которого подсадили к Батонову, должен был донести до Вовы простую мысль — с ментами не тягайся. Он это и сделал. Когда после длительной подготовки контакта (а дело это не простое — объект сам должен проявить инициативу) у Батонова и подсадного агента получился разговор, агент сказал Вове:

— Э-э, брат, не повезло тебе. Я этого Чайковского знаю. Тот еще композитор! Да, не повезло…

— А что такое? — испугался Батонов. — Я же ничего…

— Чего или ничего — твое дело. Меня чужие дела не гребут. А совет дам простой — не рыпайся. Эта такая сучара, что все что хочет — то и нагрузит. А еще у него есть один отморозок контуженый (Батонов поежился), так тот вообще зверь… Так что лучше соглашайся. Может, и выкрутишься. А хочешь за правду пострадать — сто раз пожалеешь. Чайковский — это…

Зэк не договорил, покачал головой и отвернулся к стене. Его миссия была выполнена — Вова Батонов перепугался теперь уже окончательно.

Утром же дежурному отдела поступила сводка:

Сводка.

27.09.94 в 22.20 возле здания Некрасовского[37] рынка (по адресу ул. Некрасова, д. 52) ст. о/у 2 отд. 12 УУР майором Чайковским В.Ф. и о/у 2 отд. 12 УУР ст. лейтенантом Блиновым А.Н. при содействии сотрудников 7 управления ГУВД задержан гр. Батонов Владимир Николаевич, 1969 г. рождения, проживающий по адресу: Лермонтовский пр., д…, кв…, журналист молодежной газеты, который изобличен 27.09.94 в том, что около 22 часов приобрел у неизвестного лица в районе Некрасовского рынка 18,41 грамма наркотического вещества марихуана.

По данному факту дежурным следователем СО[38] Смольнинского РУВД (ст. лейтенант Крановой В.Г.) возбуждено уголовное дело по признакам статьи 224 УК РФ.

Гр. Батонов задержан в порядке ст. 122 УПК.

Передал: дежурный 12 отд. УУР Загреба И.С…


От комплекса Лениздата, где располагалась редакция городской «молодежки», до Сенной площади рукой подать. Обнорский пошел пешком. Он не спешил — до встречи с Никитой еще оставалось время. Андрей шел по Гороховой под мелким, моросящим дождем, метрах в двадцати сзади тащился топтун Наумова. К своему постоянному хвосту Андрей привык уже настолько, что не обращал на него никакого внимания. Да и хвост не проявлял никакого служебного рвения…

Моросил дождь, спешили куда-то озабоченные люди, на Садовой сыпал искрами с мокрых проводов трамвай… Время еще оставалось, и Андрей сделал круг по Сенной. Он постоял несколько минут у магазина «Океан», выкурил сигарету. Он курил и смотрел на густо покрытую плакатами рекламную тумбу. Чуть меньше года назад снайпер убил здесь Василия Михайловича Кораблева… Год прошел, но тот серый ноябрьский день Андрей запомнил навсегда. И сейчас он отчетливо, как будто наяву, видел, как дернулся и повалился на рекламную тумбу высокий старик в плаще с поднятым воротником. Старик встретил смерть достойно.

Обнорский перевел взгляд на окно четвертого этажа углового дома по Московскому проспекту. Там, в темной комнате, стояли у окна мужчина и женщина. Он не мог разглядеть их лиц, видел только два смутно белеющих пятна за не очень чистым стеклом. Он не мог разглядеть их лиц, но знал, что мужчина и женщина в темной и неуютной комнате внимательно смотрят на пятачок у магазина «Океан».

Андрей снова перевел взгляд на тумбу. С рекламного плаката на него пялилась наглая морда счастливого молодожена — толстого эстрадного Зайки…

Обнорский швырнул окурок на асфальт и пошел дальше. Он снова посмотрел на окно четвертого этажа. Там уже никого не было.

Он дошел до станции метро Сенная площадь и остановился среди мужичков с плакатами: «Куплю $, золото, ваучеры, награды, ломаные часы». А может, там было написано «Куплю жене сапоги»? А может, с этих плакатиков улыбался эстрадный Зайка, со своим родным братом Леней Голубковым? А может…

— Эй, Андрюха, проснись! Ты чего? Андрюха! Никита Кудасов крепко схватил Обнорского за плечо, тряхнул.

— О… Никита! А я чего-то задумался малость.

— Ты уверен, что малость? Я тебя уже третий раз окликаю.

— Извини, Никита.

— Да ерунда. Ну, как ты?

На секунду — всего на секунду! — у Обнорского появилось желание все рассказать. Рассказать? Да кто же в это поверит? В шестьдесят миллионов долларов, круглосуточное наблюдение, каких-то офицеров спецслужб… Бред. Ян Флеминг собственной персоной в мягком переплете… Куплю жене сапоги, — сказал Флеминг по-английски.

— Нормально, — сказал журналист Обнорский менту Кудасову. — У меня все нормально. Я о тебе хотел поговорить.

— Очень достойная тема, — улыбнулся Никита. На них косились барыги с плакатами. Усиливался дождь. Зайка моя и Леня Голубков чокнулись. Леня сказал: Я не халявщик. Я партнер. Филя выпил, закусил ухом Аллы Борисовны и, сыто рыгнув, ответил:

— Я, в натуре, тоже партнер… гы-гы-гы.

— Где твой вездеход? — спросил Кудасов. — Чего мы под дождем-то?

— А я пешком, Никита.

— А-а… ну давай под козыречек спрячемся. Они поднялись по ступенькам под бетонный козырек станции метро. Здесь уже собирался народ.

— Ну, так что случилось? — спросил Кудасов. Обнорский растерянно поглядывал наверх, на массивный бетонный навес над головой. На серой поверхности проступали пораженные каким-то грибком пятна, бежали ржавые потеки, из трещины сочилась вода.

— Чего опять задумался, инвестигейтор?

— Давай выйдем отсюда, Никита.

— А что? — спросил подполковник, оглядываясь по сторонам.

Лицо Обнорского отражало какую-то неуверенность. Он продолжал посматривать наверх.

— Не нравится мне что-то этот козырек…

— Он-то чем нехорош? — Кудасов тоже посмотрел наверх, потом на Андрея.

— Он рухнет и придавит людей, — сказал Обнорский, но особой уверенности в его голосе не было. Никита снова поднял голову, несколько секунд смотрел на массивный бетонный навес.

— Ерунда, Андрюха. Он еще сто лет простоит.

— Нет, Никита… Мне кажется, все произойдет гораздо раньше. Он рухнет. Погибнут люди. Будет жаркий и душный день… лето…

Они спустились по ступенькам и снова оказались под дождем.

— Да почему ты так думаешь?

— Я не думаю… я чувствую. В общем, трудно объяснить.

— Ну-ну…— Никита искоса посмотрел на Андрея. Они, не сговариваясь, пошли по Садовой в сторону Невского. — Ну-ну… Так зачем ты хотел меня видеть? У меня тоже со свободным временем не очень…

— Даже не знаю, с чего начать… Ситуация, мягко говоря, нестандартная, товарищ подполковник.

— Это дело привычное. Только тем и занимаемся, что расхлебываем нестандартные ситуации.

— Да. Но эта уж совсем нехороша, — сказал Обнорский. Он подумал, что напрасно пришел пешком. Разговаривать в салоне автомобиля было бы легче, чем на забитой людьми улице. По Садовой, от Сенной до Апрашки, стояли сотни торгующих с рук. Здесь продавали все: от ржавых ножниц до заморских шмоток. В основном турецкого, китайского или вьетнамского происхождения. Цены были невысоки, качество — еще ниже… Обнорский и Кудасов свернули на Гороховую. Здесь народу почти не было.

— Ну так что, Андрей? — спросил Никита. Разговор ему не нравился. И Обнорский тоже. Странный он какой-то сегодня, дерганый.

— Ладно… ты прав, — Андрей махнул рукой. — Нечего кота за хвост тянуть. Короче, товарищ подполковник, тебя хотят убить.

— Так…

— Ну что так? Что — так? Что ты смотришь скептически? За шиза меня принимаешь? Думаешь, совсем Обнорскому последние мозги отбили? Я серьезно говорю: на тебя готовится покушение.

Серое небо сочилось холодным дождем. За спиной Андрея Обнорского тусклой золотой иглой устремлялся вверх шпиль Адмиралтейства. Двое мужчин стояли на тротуаре Гороховой улицы, которая много лет носила имя главного советского чекиста Дзержинского. За спиной у подполковника РУОП Никиты Кудасова был виден ТЮЗ. На чердаке дома в сотне метров от подъезда Кудасова старый зэк по кличке Шуруп засыпал шлаком длинный сверток. Он нервничал, торопился, чихал от поднятой пыли… На Гороховой под противным дождем стояли двое мужчин. Один — криминальный репортер Серегин — только что сообщил другому — подполковнику РУОП Кудасову — о готовящемся покушении. Нестандартная ситуация?… Пожалуй. Но, учитывая характер деятельности обоих мужчин и криминальную ситуацию в Санкт-Петербурге осенью девяносто четвертого, вполне возможная. Если бы Обнорский не обмолвился несколько минут назад про козырек над входом в метро, если бы еще раньше он не рассказал Кудасову о своих прозрениях… подполковник отнесся бы к предупреждению по-другому. Но все это — если бы.

— Хорошо, — сказал Никита Никитич, — откуда информация? Что конкретно тебе известно? Кто? Где? Когда? Каким образом?

— Никита, — быстро ответил Андрей. — Я понимаю, что мои слова звучат несколько странно…

— Да уж, Андрей, несколько — чуть-чуть! — странновато.

— Погоди, Никита, не перебивай… — Андрей торопился. Он отлично видел недоверие в глазах Кудасова. — Конкретной информации у меня нет. Но… но я точно знаю: тебя заказали. Уже прилетел киллер.

— Откуда он прилетел? Из Африки? С Марса?

— Не знаю… из другого города. Я его не вижу. Профессионал, снайпер. Умен, холоден… он не промахнется.

Внешне Кудасов выглядел спокойным, но на душе у него было паскудно. Он ни на секунду не сомневался, что Андрей болен. Болезнь, вероятно, вызвана тяжелой черепно-мозговой травмой, которую тот получил в конце мая. Кудасов выглядел спокойным, но внутри у него закипала ненависть к этим подонкам, искалечившим умного, талантливого человека. Ко всем этим Антибиотикам, Бабуинам и их подручным. Ко всей этой нечисти, готовой убить или искалечить любого ради своей сытой скотской жизни… Много лет Никита Кудасов отдал борьбе с ними. И никогда еще он не ощущал себя таким беспомощным.

— Ладно, Андрюха, — сказал подполковник. — Разберемся. Ты в голову не бери. Я ведь тоже не пацан — убить меня не так-то легко. А сейчас извини — побегу. Работы невпроворот, сам понимаешь. Завтра мы поговорим на эту тему подробней. Лады?

Подполковник Кудасов не знал, что завтра никакого разговора уже не будет.

Топтун, сопровождавший Андрея, когда-то работал в системе ГУВД. Подполковника Кудасова он знал в лицо. После встречи Андрея и Никиты он доложил своему руководству об этом контакте. Спустя еще два часа Николай Иванович Наумов сообщил об этом Антибиотику. Палыч обеспокоился и приказал активизировать операцию.

Вечером человек, обеспечивающий связь с Шурупом, передал: все готово. Завтра Директор перестанет быть опасным.

Обнорский страшно злился на себя. Чего он добился встречей с Кудасовым? Никита наверняка подумал о нем: шизофреник. Или параноик. Короче, псих. Что ж, пожалуй, он бы и сам так подумал, заявись в редакцию какой-нибудь тип с заявлением: у меня предчувствие, что вас хотят убить. Тем более что прецеденты были — по газетам много психов шатается. А в последние годы число их вообще многократно выросло.

Обнорский злился, понимая свою ошибку с Кудасовым. Он сидел в редакции и прикидывал, что же можно сделать, чтобы обезопасить Никиту. В конце концов он принял единственно правильное, как ему показалось, решение и сделал два анонимных звонка. Первый — в УСБ, второй — страховочный — в ФСК. Две организации, решил он, надежнее…

И в милицию, и в госбезопасность он, не называя себя, сообщал, что ему известно о готовящемся убийстве подполковника РУОП Кудасова.

В принципе Обнорский поступил правильно. Обе организации очень серьезны и информацию такого рода обязательно будут проверять. Тщательно и толково… Он поступил правильно, но не учел одного: и УСБ, и ФСК в первую очередь связались с Никитой. Кудасов спокойно объяснил, что сигналы исходят от психически больного человека, которого он лично знает. Который его уже неоднократно доставал. Так что причин для беспокойства нет.

— Вы убеждены, Никита Никитич? — спросили у подполковника сотрудники обеих спецслужб. Возглавляемый Кудасовым пятнадцатый отдел РУОП занимался очень серьезной темой — разработкой преступных авторитетов, лидеров ОПГ. Многих сумели приземлить. Так что полностью исключить попытку теракта против Кудасова было нельзя. — Мы можем принять меры, выделить охрану.

— Абсолютно убежден, — ответил подполковник. — Ничего не нужно.

— Понятно. А не может ли быть источником угрозы сам звонивший?

— Нет. Он безобиден. За это я ручаюсь.

— Ну что ж, хорошо.

На этом тему закрыли. До выстрела осталось тринадцать часов.


Меньше суток провел в камере Смольнинского РУВД Владимир Батонов. Меньше суток… Но и этого ему хватило за глаза. Слабоват оказался журналист, жидковат. Когда поздним вечером в мрачное помещение камеры вошел майор Чайковский, Батон был уже готов на все. Лишь бы вырваться отсюда.

Ему хотелось курить, ему хотелось жрать, ему хотелось в душ. Все эти радости остались в другой жизни. Вернется ли он в ту, другую жизнь — зависело от Чайковского. Это Батонов уже усвоил.

Выбритый, в белоснежной сорочке и при галстуке, в хорошем костюме явился перед ним Виктор Чайковский. А у Вовы галстук отобрали. И штаны ему приходилось поддерживать руками, потому что ремень отобрали тоже. И часов у него не было…

— Ну, как настроение, Владимир Николаевич? — весело спросил майор.

— Какое же тут настроение, Виктор Федорович? — Батонов пожал плечами.

— Э-э… да вы, молодой человек, счастья своего не понимаете. Вот когда вас в Кресты переведут — тогда поймете. Там в камерах по пятнадцать человек сидят. Атмосфера, доложу я вам… Так что наслаждайтесь комфортом, пока вы еще здесь. А уж как переведут в Кресты…

— Виктор Федорыч! — почти крикнул Батонов. — Виктор Федорыч, я вас умоляю: не надо в Кресты! Скажите, что нужно сделать?

— Как что, голубчик? Вы меня удивляете… Чайковский брезгливо осмотрел краешек лежака и садиться не стал. Достал из кармана пачку «Мальборо». Закурил. Но Батонову предлагать не стал, а сам Вова попросить постеснялся.

— Вы меня удивляете… Сотрудничать надо, помогать правоохранительным органам.

— Так я же все, что хотите, я же…

— Здрасьте, я ваша тетя! Как же вы, гражданин Батонов, помогаете? Я вам русским языком объясняю: в редакцию вашей газеты затесался наркоман Обнорский-Серегин. Он употребляет наркотики. Мало того, он их еще и продает. Я обращаюсь к вам за помощью в разоблачении этого подонка. А вы заявляете, что вам об этом ничего не известно. Фактически вы его покрываете. Так?

— Но я действительно ничего…— начал было Батонов. Но осекся, замолчал. Понял наконец-то, чего от него ждут.

— А если я Серегина вам сдам…

— Послушайте, Батонов, что у вас за жаргон такой? Сдам!… Сдают бутылки пустые в приемный пункт. Со стороны послушать — мрак. Можно подумать, что я вам предлагаю дать ложные показания на невинного человека. Если вы знаете что-то про преступные деяния Серегина — помогите следствию, уголовному розыску и себе, разумеется… ну, а не знаете…

— Я знаю! Знаю! Что я буду этого бандюшонка покрывать? — заторопился Батонов. — Но вы мне можете пообещать?… Если я солью информацию…

— Сливают говно в унитаз, а информацией делятся. Торг здесь неуместен, — строго сказал Чайковский, но тут же гораздо более мягко добавил: — Я всегда помогал и помогаю людям, которые помогают мне. Если человек осознал свой гражданский долг — зачем же его держать здесь? Тем более в Крестах? Если человек, даже и оступившийся, помогает раскрытию преступления, значит, это наш человек. Делать ему в этих стенах нечего.

Чайковский произносил свой монолог с откровенной иронией в голосе. При этом он даже не смотрел на Батонова. Скучно ему было и неприятно смотреть на этого продажного и трусливого индюшонка. Все реакции Батона он предвидел. Мотивы тоже были ясны. Чайковский, собственно, и не собирался к Вове сегодня, хотел подержать в камере еще денек. Но в середине дня ему позвонил полковник Тихорецкий и намекнул про интерес к делу Серегина. Намекнул, что нужно поторопиться…

Когда Чайковский закончил свою речугу, Батонов почти торжественно произнес:

— Виктор Федорович, я хочу дать чистосердечные показания о наркоторговце Серегине Андрее.

— Чистосердечные, значит?

— Так точно! — неожиданно по-военному доложил Батонов. Одной рукой он поддерживал спадающие штаны.

— Чистосердечные — это хорошо. На-ка, Володя, закури…


Утром Никита и Наталья завтракали в небольшой и неуютной кухне квартиры Кудасова. Все здесь было по-холостяцки, сразу видно — не жилье, а жилплощадь. И только присутствие женщины как-то скрадывало чисто утилитарное назначение квартиры. Для подполковника квартира была всего лишь местом, куда он приезжал ночевать. До тех пор, пока не появилась Наташа. Капитан милиции Наталья Карелина.

Их роман (ах, словцо-то какое пошлое! Отдает бархатным сезоном в Гудауте или Сухуми, Мариной из Обнинска или Жанной из Конотопа да скучными брошюрками «Венерические заболевания» в приемной КВД)… Итак, их отношения начались недавно. И для Никиты совершенно неожиданно. А для Натальи — нет… Личная жизнь оперативника — это отдельная тема. Говорить о ней походя, с наскоку, нет смысла. Семейная жизнь опера — тема еще более драматичная. Часто, ох как часто разваливаются семьи у настоящих ментов. В противостоянии семья — работа чаще почему-то проигрывает семья. Тут много нюансов, очень много… И занятость, загруженность мента отнюдь не всегда становится определяющим фактором. Чаще семьи оперативников рассыпаются из-за психологической несовместимости. Мир, в котором живет опер, очень сильно отличается от мира нормального человека. У него постепенно вырабатываются совершенно непонятные для обывателя критерии оценки человека, у него складывается вообще иная шкала ценностей. Зачастую оперу бывает элементарно скучно в нементовской компании. Но в какую-то компанию ты можешь пойти, можешь не пойти. А в свою семью, в свой дом ты обязан возвращаться. И ты возвращаешься… вечером, ночью или под утро. Или спустя сутки-двое с того момента, как вышел из дому. Ты возвращаешься… Возможно, тебя ждут. Хотя с каждым годом твоей проклятой службы ждут все меньше. Но если даже и ждут… рад ли ты вернуться к женщине, с которой тебя связывает только общая постель и штамп в паспорте?

В какой-то момент почти каждый опер задает себе этот вопрос. Счастливы те, перед кем нет такой проблемы… но их мало. Их очень мало. Вот и Никита Никитич Кудасов в один прекрасный день осознал вдруг, что за десять лет брака с Татьяной они нисколько не стали ближе, напротив — они удалились друг от друга. Значительную роль здесь сыграла работа Кудасова.

Он честно посмотрел правде в глаза… и увидел в случившемся беду свою и вину свою. Объективно ему не в чем было себя упрекнуть. Тогда что же, виновата Татьяна, которая все эти годы одна растила и воспитывала Димку? Татьяна, которая ни разу не упрекнула его постоянной занятостью, хмуростью, погруженностью в свои мысли?

Никита признал виноватым во всем одного себя. Однажды, в восемьдесят шестом году, уголовник Сомов по кличке Беда, взятый на разбое, сказал Кудасову на допросе:

— Люди, они тогда хорошо жить будут, когда научатся за все с самих себя спрашивать… В своих бедах только ты сам виноват.

Никита тяжело переживал крах семейной жизни. Понимал, что и себя-то винить не за что… Но чем виноват сын? При живом отце растет в неполной семье. Чем виновата Татьяна? Замуж-то она выходила за веселого студента-пятикурсника… а оказалась женой опера. И ведь все равно не роптала. И он был благодарен ей за это глубоко и искренне…

Продолжалась счастливая семейная жизнь. А в восемьдесят седьмом случилась у опера разбойного отдела УР Никиты Кудасова большая любовь. Началось все в классическом жанре адюльтера: в служебной командировке. Да еще с актрисой. Вот уж действительно — роман (так и выпирает это слово проклятое! Куда ж от него деться?). Странная это была любовь — тревожная… в ней было больше разлук, чем встреч. И, пожалуй, больше горечи, чем счастья. Но ведь он любил Дашу. Любил. Влюбился так, как бывает это разве что в семнадцать… А завершилось все худо. Болью надолго… чувством вины. Запомнившимся навсегда запахом накрахмаленных гостиничных простыней.

Последняя их встреча произошла в гостинице «Ленинград», в номере двести семьдесят два. Все было, как быть тому положено — страсть, ворох одежды на полу гостиничного номера. Белеющее в полумраке мраморное тело любимой женщины. Он тогда счастливый был… Счастливый, расслабленный и доверчиво-открытый.

Но опер — это не профессия, это судьба. И она напомнила о себе Никите Кудасову в двести семьдесят втором номере гостиницы «Ленинград». Напомнила в тот момент, когда он совсем этого не ждал.

…У Даши тогда были трудности. Судьба актерская — она тоже не сахар, по-разному человека прикладывает: то к славе, то к нищете и безвестности. Вот и у Даши были в тот момент проблемы. А Никита мог ей помочь. Без особого, кстати, труда… Всего-то и делов было — вытащить из Крестов человечка. Бизнесмена и мецената Всеволода Петровича Мухина. В этом случае Даша получала главную роль в фильме известного режиссера. Роль, о которой она мечтала всю жизнь… Возможно, самую главную в своей жизни роль. Бизнесмена и мецената Мухина, согласного профинансировать фильм, в Кресты упаковал старший опер Кудасов. Он знал его как бандита по кликухе Муха… Дилемма перед Никитой стояла простая, как и все дилеммы на свете: помочь с освобождением Мухи и спасти таким образом любимую женщину. Не только как актрису, но и как человека. Или выполнить свой профессиональный долг, но потерять раз и навсегда любимую женщину. Кстати, подтолкнуть ее к алкоголизму, к кокаину и судьбе валютной столичной проститутки…

Ну, опер, выбирай! Выбирай, судьба щедро подарила тебе массу вариантов — целых два. Богатый выбор! Ментовская работа иногда вообще не дает возможности выбирать. А тут — целых два решения. При любом ты оказываешься предателем. Сволочью.

Он выбрал. Простить себя он не сможет никогда. В тот же день, в день их с Дашей последней встречи в отеле «Ленинград», его жене передали кассету с записью, сделанной скрытым микрофоном в номере двести семьдесят два. И семьи у него тоже не стало.

А что же осталось? Эй, опер, что у тебя осталось? У тебя вообще что-нибудь, кроме ксивы и пистолета, осталось? Что ты молчишь, опер?

…Потом почти год он жил в каком-то заторможенном состоянии. Чтобы не спятить, ушел с головой в работу. Пахал. Казалось — мстил самому себе за свой выбор.

Их с Наташей отношения начались недавно. Обмывали в отделе внеочередное присвоение Кудасову звания. Никита Никитич к спиртному был равнодушен, но традиция есть традиция… Обмыли подполковничью звезду, и он взялся подбросить Наташу домой. И сам не понял, как оказались вместе У него… Вот ведь как бывает.

А сейчас они завтракали вдвоем в маленькой и неуютной кухне холостяцкой квартиры Кудасова.

Присутствие женщины превращало ее из жилплощади в человеческое жилье. Даже свисток давно охрипшего чайника звучал по-другому.

В сотне метров от них на чердаке соседнего дома, уже ждал снайпер.


Андрей Обнорский долго не мог заснуть. Ворочался, курил, вставал и смотрел на желто-серый прямоугольник окна. Там раскачивался фонарь, сильный ветер с Балтики обрывал листья с деревьев… В плотных потоках влажного балтийского ветра листья летели, летели, летели… Они летели как пена, срываемая с гребней пятиметровых волн. Огромный белый корабль, опоясанный рядами ярких огней, упорно шел вперед. Корпус содрогался от ударов волн. Нос судна то вздымался над водой, то резко проваливался вниз.

И Андрей то взлетал высоко-высоко — к темному сумасшедшему небу, то, пробивая палубы, проваливался вниз… Он видел судно как бы с нескольких точек одновременно. Снаружи — как с борта «Боинга» — ярко освещенным крошечным макетом корабля. И изнутри — с палубы, заполненной автобусами, легковухами, грузовиками. Он ощущал вибрацию огромных дизелей и напряжение тросов-растяжек, которые удерживали автомобили на месте.

Паром, догадался Обнорский, это — паром. Странно, почему мне снится паром? Я никогда не плавал на паромах…

А волны все наваливались и наваливались, в рубке запищал факс, и капитан Арво Андерсен принял сообщение шведского Управления безопасности морского судоходства с метеопрогнозом. И ветер, и волнение должны были еще усилиться.

Андрей ощущал напряжение в стальных прядях тросов, удерживающих огромный трейлер на автомобильной палубе. Качка постоянно меняла вектор нагрузки, скрипели колодки под колесами трейлера, стонали зубья храповика в лебедке, натягивающей трос. А палуба кренилась, кренилась, кренилась-достигала мертвой точки и начинала движение назад. За разом раз, за разом раз. Тысячетонный молот волны бил в левую скулу, в борт с надписью ESTLINE. Ветер свистел и забрасывал соленую пену на шлюпочную палубу. Лопнула первая прядь крепежного троса.

Андрей ощутил озноб. Он вспомнил… он вспомнил, что уже видел все это с борта «Боинга», который нес его из Стокгольма в мертвый Санкт-Петербург. HELP! — неслось над водой. — HE-E-E-ELP! Он падал, падал, падал с небес к черной балтийской воде, на ярко освещенный макетик обреченного корабля. Он широко раскрывал рот с новыми шведскими зубами и орал:

— Трос! Заводите второй трос!

Его никто не слышал. Беда приближалась. Он увидел, как лопнула вторая прядь троса. Стальные нити нагрелись от напряжения. Запахло разогретым солидолом тросовой смазки.

Падение Обнорского продолжалось. Он уже мог различить детали палубного оборудования… Очередная волна ударила в грузовую аппарель и перекосила ее. Вода хлынула на грузовую палубу, прокатилась по ней и остудила горячий стальной трос. Разорванные пряди торчали в стороны, закручивались. Груженный алюминиевым и медным ломом трейлер готовился двинуться в свой последний рейс. Бампер тягача Volvo F-12 нацелился на аппарель. Вода замкнула электросеть освещения, и на грузовой палубе враз погасли все лампы. Обнорский понял, что следующая волна окажется последней… Она приближалась. Она накатывалась на белоснежный борт парома. SOS! — сорвалось с антенны обреченного судна. Часы в рубке показывали 1.24. Насосы перекачивали Балтийское море: они гнали воду из трюма обратно за борт. Пока они еще справлялись.

Волна плеснула еще одну порцию воды в поврежденную аппарель, подняла нос парома. Натяжение грузовых тросов ослабло, трейлер качнулся и сдвинулся на несколько миллиметров назад. Обнорский закричал и бросился к тяжеленной машине. Он уперся обеими ногами в палубу, а руками — в кабину тягача.

Волна прокатилась вдоль корпуса, достигла мидель-шпангоута и начала поднимать корму. Нос судна стремительно пошел вниз. Обнорский упирался руками в трейлер. Откатывающаяся назад по палубе вода обожгла холодом, прилепила штанины к ногам. Стальные нити надорванного троса напрягались. Напряглись жилы и мышцы Андрея Обнорского, и он застонал сквозь стиснутые шведские зубы…

Трос лопнул! Стальной измочаленный конец хлестнул по задней стенке трейлера, как плеть погонщика по спине быка. Другой конец ударил по переборке. От удара она загудела чудовищным гонгом, но лопнувший сварной шов оборвал этот звук.

От удара стального хлыста трейлер вздрогнул, качнулся. Обнорский зарычал. Он с ненавистью смотрел в лоб грузовику-убийце. Огромные колеса уже сделали одну сороковую часть оборота, накатились на подложенные колодки. Корма парома продолжала подниматься… Крен увеличивался. Вспыхнул и снова погас свет. Он выхватил тридцатитонное, готовящееся к прыжку чудовище и маленького человека, пытающегося противостоять ему. Колеса трейлера спрыгнули с колодок, шевельнулась груда цветного металла внутри прицепа. Ноги Обнорского заскользили по мокрой палубе. Крен нарастал, колеса сделали уже полный оборот. Грузовик двигался все быстрей. Обнорский кричал и скользил назад вместе с огромной махиной… Разумеется, он не мог ее удержать. Он скользил назад. Он скользил до тех пор, пока не упал. Теперь уже ничто не препятствовало движению трейлера. Черная туша проехала над упавшим человеком. Она набирала скорость… Через несколько секунд кабина volvo ударила в аппарель, сплющилась, как консервная банка. И — сорвала уже поврежденные замки. Аппарель парома «Эстония» раскрылась. Паром вздрогнул.

Грузовик выпрыгнул в море. На секунду он завис над черной водой. Он напоминал огромное насекомое. Гусеницу, вылезающую из кокона. Колеса еще продолжали вращаться… Из раздавленной кабины вдруг закричал клаксон. Вильнув хвостом — обрывком лопнувшего троса, — грузовик нырнул в надвигающийся вал. Оборвался прощальный крик клаксона над водой. Машина тонула, выпуская множество пузырьков воздуха из-под раздувшихся ярких тентов прицепов. Он опускался все глубже и глубже. Вода замыкала проводку — вспыхивали и гасли стоп-сигналы, габариты… Грузовик погружался. Шлейф пузырей воздуха обозначал его путь. На глубине тридцать четыре метра колеса коснулись грунта. Они подняли облачка донного ила. Дно здесь имело большой уклон. Грузовик замер на секунду, а потом медленно покатился вниз. Он ехал по дну Балтийского моря, оставляя за собой четкий отпечаток рубчатого протектора. На глубине сорок девять метров бег его остановился. Изуродованная кабина, напоминающая голову гигантского насекомого, уткнулась в рубку немецкой субмарины U-29, потопленной еще в 44-м году. Заскрипела ржавая сталь. Приехал, значит…

В сорванную аппарель парома море с каждой новой волной забрасывало десятки тонн воды. Насосы не справлялись. Паром «Эстония» был обречен. В час тридцать он ушел под воду.

…Андрей Обнорский сидел на диване в своей однокомнатной квартире. Шведские зубы выбивали мелкую дрожь. Ветер за окном обрывал последние листья. В потоке ветра они летели как пена, сорванная с пятиметровой балтийской волны. HE-E-ELP!


На чердаке было тепло… Снайпера даже как будто слегка клонило в сон. На самом деле он воспринимал все события очень четко, ясно и обостренно. В целом он был спокоен. Но именно — в целом. Сам по себе факт убийства не может оставлять безразличным нормального человека. Хотя… будет ли нормальный человек убивать ради денег? Оставим этот вопрос судебным психиатрам…

Снайпер занял позицию больше часа назад. Расписание рабочего дня опера — штука такая ненадежная… Лучше подстраховаться. Он спокойно извлек винтовку из-под шлака, которым был присыпан пол чердака. Аккуратно развернул тряпку, в которую накануне упаковал СВД, осмотрел оружие. Потом достал из кармана конверт и вытряхнул на шлак окурок. Окурочек он подобрал десять минут назад на асфальте. Он был еще свежий, с влажным фильтром от слюны курившего его человека, с выраженным прикусом… Когда ментовские ищейки обнаружат винтовку, они и чужой окурок тоже приобщат к вещдокам.

Снайпер спокойно ждал. Семерка стояла около подъезда. Тускловатый свет уличного фонаря освещал ее достаточно хорошо. В окне квартиры Кудасова тоже горел свет — значит, объект был дома. Оставалось только дождаться, а ждать снайпер умел. Он сидел и слушал посвистывание ветра в антеннах и старых дымоходах, звук проезжающих внизу автомобилей и возню мышей где-то рядом.

Никита вышел первым, Наталья вслед за ним. После теплой кухни на улице ей показалось холодно. Она зябко подняла воротник плаща.

Снайпер поднял карабин. Он ждал их появления… С момента, как погас свет в квартире, прошло почти полторы минуты.

Никита двинулся к машине. Он был уже в прицеле. Палец в тонкой нитяной перчатке лежал на чутком спусковом крючке. Снайперу оставалось сделать этим пальцем одно легкое сгибающее движение… Он медлил. Он объяснял себе, что не хочет стрелять в движущийся объект. Лучше дождаться, когда цель остановится возле автомобиля. Это была неправда — снайпер уверенно поражал движущиеся мишени. Просто ему не хотелось стрелять из-за этой светловолосой женщины рядом с объектом. В прицел было отчетливо видно, как она доверчиво прильнула к объекту, а тот слегка наклонился и коснулся губами ее волос.

Никита слегка наклонился и ощутил аромат ее волос. Чувство нежности нахлынуло на опера… огромное чувство нежности. Он дотронулся губами до светлой прядки над ухом. Наташа улыбнулась и прижалась к нему.

— Я сяду сзади, Никита, — сказала она. — У тебя передняя дверь такая идиотская…

— Садись где хочешь, — ответил он негромко и снова вдохнул аромат ее волос. Этот запах кружил ему голову. Она снова улыбнулась.

Оптический прицел показал даже движение губ. «Да оторвитесь вы друг от друга», — подумал снайпер. Он нисколько не был сентиментален, но женщина действительно мешала… почему-то не хотелось, чтобы она видела, как брызнет мозг из простреленной головы.

Мужчина и женщина в прицеле подошли к машине. Семерка мигнула габаритами. Мужчина распахнул правую заднюю дверь и помог женщине сесть. Пора, решил снайпер. Голова ментовского подполковника в сетке прицела… палец выбрал свободный ход спускового крючка. И… оглушительно грохнула дверь подъезда. Снайпер шепотом матюгнулся. Уходить после выстрела следовало сразу же, встреча с кем-либо на лестнице была определенно ни к чему.

Никита Кудасов обогнул автомобиль, сел в салон.

Снайпер дождался, пока вошедший в подъезд человек убрался в свою квартиру. Он слышал, как поворачивался ключ в замке, как закрывалась дверь. Объект уже скрылся в автомобиле. Это не имело существенного значения: снайпер все равно видел его за слегка отблескивающим лобовым стеклом. У него было прекрасное объемно-пространственное ощущение. Он навел прицел на ту точку, где гарантированно находилась голова Кудасова. Из-за семерки вырвалось белое облачко выхлопа — объект запустил холодный двигатель. Давай! — сказал себе снайпер.

— Никита, — позвала Наташа сзади. Кудасов повернулся к ней.

Снайпер плавно нажал на спуск.

В лобовом стекле семерки образовалось отверстие, окруженное паутиной трещин. Подполковник Кудасов ощутил удар пули в голову. Пронзительно закричала Наташа.

Снайпер аккуратно положил СВД на пол. И быстро двинулся к выходу с чердака. На лестнице он не встретил никого. Снимая на ходу нитяные перчатки, он вышел на улицу. Шуруп на специально для операции купленном «жигуленке» ждал его на соседней улице.

Снайпер шел не спеша, прикуривая сигарету. Дело сделано нормально. Как всегда, нормально. Но все же оставался некий неприятный осадок… Видимо, из-за этой женщины. Черт ее дернул сесть на заднее сиденье! Снайпер отлично представлял, как выглядит сзади голова, простреленная из винтовки.

— Ну? — нервно спросил Шуруп, когда снайпер сел в машину.

— Баранки гну, — ответил тот. — Поехали. Шуруп резко взял с места. Было ему здорово не по себе.

— Не психуй, — сказал снайпер, — езжай спокойно.

Шуруп сбросил скорость до черепашьей. Снайпер усмехнулся. Через пять минут старый зэк остановился у телефона-автомата и сообщил на пейджер связника кодовую фразу. Еще через четыре минуты эту же фразу доложили Палычу.

Набожный старичок истово перекрестился.


О выстреле в Никиту Обнорскому сообщил по телефону Сашка Разгонов. Он позвонил прямо из редакции, был сильно возбужден. Андрей сначала даже и не собирался подходить к телефону. Прошедшая ночь сильно его вымотала. Заснул он только под утро. Когда встал — первым делом включил радио. Все каналы сообщали о гибели в Балтийском море парома «Эстония». Количество погибших называлось приблизительное. Последние сомнения отпали — не бред, не сон, не галлюцинация. Он сидел совершенно подавленный… он ни разу не вспомнил о Никите, все еще был там — на грузовой палубе утонувшего парома. Хотелось завыть и напиться. HELP! — звучал в голове голос погибающего судна, да надсадно рычал клаксон выпрыгнувшего за борт трейлера.

Потом позвонил Сашка и сообщил про Никиту. О том, что случилось, Андрей понял раньше, чем Разгонов договорил до конца. «Что происходит?» — думал он. — «Да что же происходит-то? Господи! Что они творят?»

— Ранен в голову, — сказал Сашка. — Очень тяжело.

— Нет, Саня… Пуля только задела по касательной. В момент выстрела Никита обернулся, и голова несколько сместилась в сторону.

— А ты… ты откуда знаешь? — удивился Сашка.

— Мне так кажется, — вяло отозвался Андрей. Сашка озадаченно помолчал несколько секунд, потом спросил:

— Поедешь к нему в госпиталь?

— Да, разумеется… сейчас и поеду.

— Там еще какая-то женщина была с ним в машине. Тоже ранена. Не знаешь, Андрюха, кто такая?

— Не знаю, — соврал Обнорский. Впрочем, он действительно не знал — догадывался. Но говорить Разгонову об этом не стал.

Через двадцать минут Андрей вышел из дома, сел в «Ниву». Следом за ним двинулся уже привычный эскорт.


После того, как журналист Батонов был выпущен из Смольнинского РУВД, он первым делом зашел в забегаловку и махом выпил сто пятьдесят граммов коньяку. Потом сожрал салат из увядающих овощей и пару омерзительных котлет. В обычных условиях Вова этого есть точно не стал бы. Но оголодал Вова в ментовских застенках… Жрать хотелось сильно. Он съел эту гадость, перекурил и заказал еще водки. Водка была дрянь, еще хуже, чем жратва. Но и ее он выпил с огромным удовольствием. Стресс Батонов пережил не слабый. Возможно, это было самое сильное Вовино жизненное испытание. До сих пор все у него текло гладко, самые сильные, эмоции были связаны с триппером, подхваченным в семнадцатилетнем возрасте.

Выпил Батон водки, маленько отошел и задумался: как жить дальше? Еще час назад ему казалось, что самое главное — вырваться из камеры. Он готов был на все… А матерый оперюга Чайковский, который эту готовность в Вове подогревал, быстро и ловко посадил Батонова на крючок. В крошечном кабинетике он фактически продиктовал Вове ответы для протокола допроса. Батонов сдал трех известных ему наркоманов: среди них оказался и Андрей Обнорский. Дата. Подпись… Все о'кей, Володя. Сейчас пойду к следаку, договорюсь, чтобы вышел ты отсюда.

Сволочь Чайковский, как окрестил майора Батонов, снова отвел Вову в вонючую камеру (эх, знал бы кто, как противно было заходить туда вновь!) и исчез. Его не было всего минут тридцать, но журналисту показалось: вечность! Он даже думал, что мент паскудный опять обманул. Но Чайковский все же вернулся, дохнул на Батона свежим запахом алкоголя и сказал:

— Свободен, Владимир Николаич…

— Са-совсем?

— Совсем человек свободен только в морге, господин журналист. Совсем не бывает… В общем, так: я договорился со следаком. Он мужик ничего, с понятием. Отделаешься условным или передачей на поруки…

— Как условно? Я думал, вы дело закроете! — воскликнул Батон.

— Много хочешь, журналист. Пойми, не я дело-то открываю или закрываю. Я опер, а это в ведении гражданина следователя…

— Но я же… вы же…

— Не ной! — резко оборвал Чайковский. — Я же, мы же, ты же… Не ной. Ты влетел в говно по самое некуда, а я тебя оттуда вытащил. Понял?

Батонов кивнул. Вид у него был не очень. А Чайковский достал сигареты, угостил журналиста, закурил сам и продолжил:

— Сейчас тебя освободят. Для своих барбосов-корешков придумай какую-нибудь легенду, где шлялся сутки… Впрочем, не надо, лучше скажи правду: мол, повязали менты с дурью. Сутки помурыжили и отпустили под подписку. Но ты держался как партизан, никого не сдал, по твоему же выражению.

— А если не поверят?

— Куда денутся? Поверят… Можешь даже сказать, что ты подмазал ментов. Понял?

Батонов снова кивнул. Чайковский еще немного проинструктировал довольно-таки кислого Вову, подбодрил и предложил даже подбросить домой. Но журналист отказался.

— Я думаю, Владимир Николаевич, мы станем друзьями, — сказал Чайковский в заключение. — Ты не думай, что это пустое. Я ведь во многих вопросах могу помочь. С нормальным ментом дружить полезно… Многие сами к нам приходят. Вот так, Володя.

А потом захмелевший Батонов сидел в забегаловке. И думал: как жить дальше? Водка несколько сняла напряжение, все стало казаться не таким уж и мрачным. Склонность к театральщине даже подтолкнула к сравнению себя с Азефом[39].

Когда денег почти не осталось, Вовец поехал домой, к маман. К Савостьянову показываться не хотелось. У маман, как всегда, оказался очередной трахаль. И, как всегда, был он вдвое моложе маман. Но Вовца это нисколько не интересовало. Главное, что родительница расплатилась за такси и дала выпить. Батонов принял сто пятьдесят граммов виски и уснул в гостиной.

Пробуждение на следующий день было тяжелым. И в физическом, и в моральном смысле. Пришлось будить маман: дай опохмелиться. Старая потаскуха поворчала: моветон, мол, Владимир, но дала. В этот день Вова снова нажрался.

В ближайшее время журналист Владимир Николаевич Батонов станет агентом майора Чайковского. Очень быстро он поймет, что романтики в этом мало, а нервотрепки полно.


Майор Чайковский отзвонился полковнику Тихорецкому и доложил, что компромат на журналиста Обнорского у него есть. Перед майором действительно лежала казенная бумага с незамысловатым названием «Отдельное поручение». Поручений, собственно, было три.

Я, следователь Смольнинского РУВД, ст. лейтенант Крановой В.Г., рассмотрев материалы уголовного дела N… по ст. 224 УК РФ в отношении гр. Батонова В. Н., считаю целесообразным провести обыск в квартире гр…

Одно из поручений предписывало ст. о/у Чайковскому В.Ф. провести обыск на квартире гр. Обнорского А.В. Дело оставалось за малым — в течение двадцати четырех часов подписать в прокуратуре постановление на обыск. Для маскировки своего конкретного интереса к Обнорскому майор прицепил к делу еще двух человек. Те-то определенно баловались наркотой, и с ними все было просто. А вот Обнорский… ну, проведешь у него обыск. А если пустышка? Требовалось подстраховаться…

Чайковский кратко изложил ситуацию полковнику.

— Так мне что, учить тебя, что делать? — недовольно сказал Тихорецкий. Майор начал сердиться: мало того, что он и так уже подготовил почву для отправки нормального человека в пасть Гувду, так теперь от него еще и требуют подложить в квартиру вещественное доказательство вины. Чайковский отнюдь не был святым, закон за годы работы нарушал многократно. Но, как правило, для пользы дела. Теперь от него требовали сделать это ради каких-то непонятных интересов Тихорецкого. «Я подл, но в меру», — говорил о себе майор иногда в подпитии.

— Учить меня не надо, — довольно резко сказал он. — А делать ЭТОГО я не буду.

— Ладно, — ответил полковник миролюбиво, — не заводись.

Он уже понял, что несколько перегнул.

— Не заводись, Витя… Решим проблему. После окончания разговора с Чайковским полковник походил по кабинету, в задумчивости потирая подбородок. Потом принял решение и позвонил господину Наумову.


Андрей Обнорский чувствовал себя очень скверно. Все события последних суток, обрушившийся на него шквал дурных прозрений — козырек у станции метро, гибель парома и, наконец, покушение на Никиту — начисто выбили из колеи.

С козырьком на Сенной было все неясно… Предотвратить гибель «Эстонии» он тоже, разумеется, не мог. Но Никита! В случае с Никитой он оплошал. Ведь можно было что-то сделать? Наверняка можно! В конце концов, следовало переговорить с кем-нибудь из пятнадцатого отдела. С Вадимом Резаковым, например… Или попробовать самому вычислить убийцу. Теперь Андрей был уверен, что если бы он покрутился возле дома Кудасова, то смог бы обнаружить снайпера, почувствовать его…

Обнорский ехал домой с проспекта Культуры, из госпиталя Управления МВД, и корил себя за бездеятельность. Видимо, в чем-то он преувеличивал, но чувство вины было очень сильным, обжигало, давило.

С Никитой ему удалось увидеться мельком. В госпитале у подполковника было полно народу: из прокуратуры, УСБ, ФСК, РУОП. Люди все серьезные, привыкшие к самоконтролю. Но из-под профессиональной невозмутимости пробивалась некоторая нервозность. Еще бы — покушение на жизнь подполковника РУОП! Такого в Питере до сих пор не было. Вспоминался случай из девяносто второго года. Тогда неустановленный преступник произвел выстрел в окно народного судьи. Однако сопоставлять эти два события нельзя: судью явно хотели предупредить, но не убивать. А Кудасов остался жив случайно.

Для сотрудников ФСК и УСБ ситуация осложнялась тем обстоятельством, что накануне они получили информацию о готовящемся покушении. Звонил аноним. А сам Кудасов категорически опроверг существование какой-либо опасности… Если бы выстрел не прозвучал, звоночек можно было бы считать шуткой или выходкой психически больного человека. Но он прозвучал!

Ранение у подполковника, к счастью, оказалось легким — пуля по касательной задела голову, сорвала клок волос, кожу и слегка оцарапала череп. Последствия — неопасная контузия и психологический шок. Рикошетом пуля попала в голову спутницы Кудасова. Тоже, кстати, сотруднице пятнадцатого отдела РУОП. И здесь, к счастью, все обошлось относительно благополучно — ранение не представляло опасности для жизни. Но, как сказали врачи, останется шрам длиной сантиметров семь — от левого глаза к виску.

Благополучно-то оно благополучно. Но покушение на подполковника РУОП — случай далеко не рядовой. О нем немедленно сообщили в Москву, министру МВД Ерину.

Итак, поговорить Андрею и Никите удалось всего около минуты. При этом Кудасов очень странно на Обнорского смотрел. Очень странно он смотрел. Двое присутствовавших в палате мужчин в штатском тоже почувствовали какую-то недосказанность в их разговоре. Андрей ощущал их тщательно скрываемый интерес. Впрочем, никаких вопросов ему не задавали. Ушел Обнорский довольно быстро: к Кудасову приехал первый заместитель начальника ГУВД полковник Тихорецкий, и Андрея попросили уйти. С полковником Андрей столкнулся в дверях. Тихорецкий быстро и остро посмотрел Обнорскому в глаза. Что-то угрожающее было в этом взгляде, но что именно, Андрей не понял, он был сильно подавлен. Пожалуй, не меньше, чем Никита.

Обнорский ехал домой. Радио в «Ниве» передавало новости. Из международных отмечались катастрофа парома «Эстония» и визит президента РФ Ельцина в Соединенные Штаты. Из местных — покушение на Никиту. Андрей решил, что на работу он сегодня не поедет. Какая, к черту, работа?!

Он ехал по дождливому городу с почти голыми деревьями и готов был выть от тоски и одиночества. Он не замечал патрулей на улицах, которые тормозили навороченные тачки. Менты в бронежилетах, с автоматами, обращались с пассажирами иномарок очень грубо. Их ставили враскоряку около машин, обыскивали, бесцеремонно выворачивая карманы и обшаривая салоны иномарок. Выстрел на Петроградской обозлил всю питерскую милицию. Пассажиры досматриваемых автомобилей даже не пытались возмущаться, понимали — не тот момент. Менты — особенно ОМОН и СОБР — и так-то не шибко церемонятся, а уж после покушения на их товарища и говорить нечего.

Обнорский ехал домой… и тосковал. По дороге он купил бутылку водки. Майор Чайковский в это время подписывал в прокуратуре постановление на обыск в квартире Андрея Обнорского.


Сергей Березов погоняло носил по фамилии — Береза — и был бандитом среднего уровня. Бандитская иерархия довольно сложна и запутана. Безусловных авторитетов в ней не так уж и много. Тем более что смертность у них весьма высока. Сегодня катит парнишка на крутом серебристом мерее или БМВ… ох, круто катит! А завтра? А завтра, глянь, повезли на черном кадиллаке в красивом полированном ящике. Отчего же такой молодой и здоровый помер? Что за эпидемия косит одного за другим? А диагноз-то у всех одинаковый: слепое огнестрельное ранение в голову. Для некоторого разнообразия бывает: сквозное. Или — множественные. Или — осколочные. Или… В общем, от насильственных действий. Остальное — нюансы. Но несовместимые с жизнью.

Так что завидовать пацанам на «мерсах» и «БМВ» не стоит. Работа у них нервная и профзаболевание поганое: насильственная смерть. И что характерно — даже за очень большие деньги лечится оно, заболевание это, с трудом. А некоторые скептики заявляют, что вообще не лечится. Даже, говорят скептики, колдун Лонго бессилен… Но это уж, кажется авторам, просто врут гады от зависти.

…Итак, Береза был бандитом средней руки. Вызов к Антибиотику оказался для него большой неожиданностью — уровень не тот. Тем не менее такой вызов прозвучал, и Береза сломя голову помчался на дачу Палыча в Репино. Город уже вовсю шерстили менты, на перекрестках дежурили усиленные вооруженные патрули, и Серега поехал на ржавой копейке. А новенькая девяточка цвета мокрый асфальт с густо тонированными стеклами осталась на платной стоянке. Ехать на ржавом ведре было противно, зато внимания не привлекаешь.

Серега ехал в Репине и мучительно гадал: чего от него Палычу нужно? Был Береза парень не глупый (имел университетский диплом) и не трусливый (как-никак кандидат в мастера по дзюдо), но вызов к Палычу его встревожил. Он копался в памяти, вспоминал все прошлые дела и грехи. Пытался определить, что же может интересовать Антибиотика… И ничего не мог придумать. И это еще больше настораживало.

До Репина Береза добрался благополучно, его нигде ни разу не тормознули. А стояли ментовские посты густо, иномарки трясли — только держись.

На шикарной даче Антибиотика Серегу сразу провели к самому. Палыч в бархатном барском халате сидел у огромного стола. На инкрустированной полированной столешнице из карельской березы стоял антикварный письменный прибор с золотой или позолоченной обнаженной женской фигурой да одиноко лежала раскрытая книга.

«Библия», — догадался Береза. Горел камин. Палыч рассматривал Серегу маленькими острыми глазками. Казалось, пытался влезть внутрь.

— Здравствуйте, Виктор Палыч, — почтительно сказал Серега. Признаться, он несколько оробел. Антибиотика до этого дня он видел трижды. Разговаривал с ним всего один раз. Да и то не более минуты. Все эпизоды происходили в кабаках: в «Европе», «У Степаныча» на Охте. В апартаменты Палыча Береза был не вхож.

— Здравствуй, Сереженька, здравствуй, — ответил Антибиотик негромко. — Что ж стоишь-то? Проходи, садись, голубь…

Береза прошел по шикарному паркету и скромно сел к столу сбоку, на стул с высокой спинкой.

— Хорошо, что зашел к старику. А то ведь и не навестишь меня никогда… Все вам, молодым, некогда. Все куда-то спешите, торопитесь.

Серега даже не нашелся, что ответить на это лицемерие. Навестить Палыча? Да кто ж его сюда пустит?… Береза развел руками: виноват, мол…

— Ну, Сережа, что нового слыхать? — продолжил Антибиотик и спохватился: — Да ты завтракал ли? Может, голодный?

— Спасибо, Виктор Палыч, — ответил Серега. — Завтракал, я рано поднимаюсь.

— Это правильно. Кто рано встает — тому Бог дает.

Пустой разговор в таком же духе продолжался еще несколько минут. Береза гадал: что нужно Антибиотику? Ведь есть же у него какая-то тема, есть… Не просто так пахан пригласил его сюда. И тема действительно нашлась.

— А ты ведь, Сережа, говорят, спортсмен? — спросил вдруг Палыч.

— Давно дело было, Виктор Палыч, — с удивлением ответил Береза.

— Ну-ну, не скромничай… Говорят, борец. Мастер спорта.

— Нет, всего лишь кандидат в мастера.

— Кандидат в мастера — это не кандидат в КПСС, — сказал Палыч и рассмеялся.

Береза тоже хохотнул. Что же все-таки нужно старику?

— Добро, Сереженька… А с кем из старых борцов-то поддерживаешь, так сказать, связи дружеские?

Береза перечислил несколько фамилий. В основном это были люди, пришедшие в криминал. В принципе почти весь криминальный мир восьмидесятых— девяностых сформировался из блатных, бывших спортсменов и — частично — из ментов.

— Ага, — сказал Палыч, — Колю знаю и Ваську знаю. Хорошие ребятишки. Ага… А такого Андрея Обнорского не знаешь ли, Сережа?

— Андрюху-то? Знаю… как не знать? — ответил Береза и насторожился. Среди братвы ходили разные слухи о майских событиях, которые привели Палыча в Кресты. Судя по всему, вопрос про Андрея Обнорского отнюдь не случаен. «Значит», — решил про себя Береза, — «ему нужен Андрюха»…

— Ага-ага… а сейчас-то ты с ним поддерживаешь, так сказать, связи дружеские, Сереженька?

— Какие же связи, Виктор Палыч? Видел как-то раз в Пуле.

— Правда? А мне говорили, что не раз… выпивали вы вместе неоднократно.

Неуютно стало Сереге Березову. Очень неуютно. Понял он, что интересовался Палыч и Обнорским, и им самим… Так ведь не для того, чтобы конфеткой угостить!

— Что молчишь-то? Пожилой человек тебя спросил, Сережа.

— Может, пару раз, Виктор Палыч. Разве можно упомнить всех, с кем выпиваешь? Разные люди…

— Худо, коли пьешь с кем попало, Сережа, — ласково сказал Палыч, и понял Береза, что дело дрянь. — Очень, Сереженька, худо…

Горел камин, потрескивал, отдавал тепло. Сухое и щедрое. А Сергею Березову стало вдруг холодно. Палыча всегда в Питере опасались. Но после выхода из Крестов, когда за один день убили по его приказу два десятка человек, он просто наводил УЖАС.

— Он ведь, Сергей, красный. С ментами дружбу водит, братву грязью обливает, сдает мусорам. С Никитой-Директором недострелянным не разлей вода!

При упоминании о Кудасове Палыч повысил голос почти до крика, сжал сухой кулачок и ударил им по столу. О том, что Никита жив, он узнал спустя сорок минут после первого доклада. Доклада об успешной ликвидации заклятого врага. Тогда он был в бешенстве.

Палыч стукнул кулаком по столу, отбил руку и затряс ею в воздухе. Невольно Березе захотелось улыбнуться, но он сдержался.

— Ну, что же ты молчишь, Сергей? — спросил наконец Палыч.

— Да не друг он мне, Виктор Палыч. Так — выпивали…

— Не друг, значит? — Антибиотик смотрел пристально.

— Не друг, — твердо повторил Береза.

— Хорошо, Сергей, хорошо… Вот мы это и проверим. Ты делом докажи, что писаришка мусорной тебе ни сват ни брат.

— А как доказать-то? — спросил Береза, уже чувствуя какой-то подвох, подлость какую-то.

— А это я тебе сейчас объясню, Сереженька, — ласково сказал старик.

Он уже понял, что подобрал исполнителя правильно. И обработал его тоже правильно. Он видел смущение и страх Березы, его готовность искупить вину.

Инструктаж продолжался десять минут.

— А когда сделаешь дело, — сказал Палыч, — позвонишь вот по этому телефону и скажешь: посылку племяннику передал. Вот и всех делов, Сережа. Делай прямо сегодня, не тяни. Писарчук мусорной сегодня пьянствует, так что самый момент подходящий. Все понял?

— Да, Виктор Палыч, — хмуро ответил Береза. — Понял. А вдруг не выйдет?

— А ты, Сереженька, постарайся… Уважь старика, да и себе помоги.

В Питер Береза гнал как сумасшедший. Костерил Антибиотика последними словами. Но выхода у него не было: не выполнить просьбу Палыча нельзя. Судьба мятежных бригадиров и их бойцов известна всей братве.

Около семи часов вечера Сергей Березов сидел в своей старой копейке недалеко от дома Андрея… Ровно в семь к машине подошла молодая симпатичная девушка. Из полиэтиленового пакета она достала маленькую мужскую сумку. Такие носят на руке и называют визитки. В народе их называют еще пидораски.

— Посылка от дяди, — сказала девушка. Береза ничего не ответил, молча принял тяжелую сумку. Девица сразу исчезла, а Серега закурил и посмотрел ей вслед с ненавистью.

Береза просидел в машине почти час. Наконец он увидел, как из подъезда вышел Андрей Обнорский. Надо сказать, что узнал он Андрюху не сразу. А когда все же узнал — тяжело вздохнул и нажал на клаксон.


Полковник Семенов получил первый отчет от англичан. В Москву отчет попал довольно сложным путем: через Швецию и — затем — Чехию. Такую цепочку директор агентства «Консультант» построил для конспирации. Британские детективы в ходе розыска Гончаровой-Даллет могут наткнуться на такие факты, что захотят ближе познакомиться с заказчиком. Но схема, построенная Семеновым, навряд ли позволит им это сделать. Англичане были уверены, что Катю негласно разыскивает ее деловой партнер в Швеции. Швед, в свою очередь, считал, что выполняет задание израильской контрразведки Шабак[40].

Итак, английское сыскное бюро «Пирсон энд Морган» прислало первый отчет. Новых фактов он почти не содержал, но подтверждал умение британских джентльменов работать быстро и качественно. Они установили все данные госпожи Даллет. От места рождения до номера медицинской страховки. Они установили всю ее недвижимость и даже раздобыли копии правоустанавливающих документов. В Европе это непросто. Как бы вскользь, мимоходом, в отчете было упомянуто, что дамой, похожей на Рахиль, интересуется австрийская криминальная полиция. «Возможно», — подумал Семенов, усмехаясь. В отчете было также упомянуто, что указанная госпожа Даллет на территории Израиля никогда не появлялась и каким образом она получила израильский паспорт — непонятно. Это странно, сэр!

— А дальше вам, ребята, еще непонятней будет, — вслух сказал Семенов.

Он оценил выдержку и иронию английских коллег. И подумал, что скоро они попросят увеличить гонорар. Или откажутся от контракта. Народ в Европе наивный, законопослушный, а от фигуры Рахиль Даллет за милю тянет криминальным душком.

Могут отказаться, — подумал полковник, — репутация дороже денег.

Он быстро составил ответ на английском. В своем ответе заказчик Курт Иенсен тоже с известной долей иронии извещал детективов, что понимает их сомнения и надеется на дальнейшее успешное сотрудничество, основанное на строжайшем соблюдении законов Божьих и человеческих. В случае возникновения финансовых трудностей в связи с работой по делу он, Курт Иенсен, готов обсудить порядок компенсации. И — пожелание удачи. Затем ответ был отправлен в Пардубице, а оттуда ушел в Стокгольм. Из Стокгольма факс за подписью Курта Иенсена отправился в Лондон.


От Андрея Обнорского Береза вышел далеко за полночь. Был он изрядно нетрезв, но еще не в том состоянии, когда теряют контроль над собой. Можно было бы написать, что Сергей Березов ушел от Андрея навеселе… Можно, да нельзя, потому что был Береза мрачен. Он прошел мимо невзрачной пятерки, в которой дремал конвой Обнорского, сел в свою копейку. Какое-то время собирался с мыслями. Мысли у него тоже были мрачными. Губы беззвучно шевелились… Спустя несколько минут он запустил двигатель и поехал. Спустя еще минут десять Береза нашел то, что искал, — уличный таксофон. Он вылез из машины и зашел в будку с выбитыми стеклами. Холодный ветер остужал лицо. Береза набрал номер. Он приготовился ждать, пока кто-то неизвестный на том конце провода снимет трубку. Но ждать не пришлось — трубку сняли сразу. Как будто сидит у телефона и ждет звонка, — подумал Береза. На самом деле так и было — звонил Серега на контактный телефон. Человек, обслуживающий этот канал связи, ничего не знал о том, кто звонит и кому предназначена информация. Он просто принимал то, что ему сообщали, и перезванивал на некий номер, где стоял автоответчик. Обслуживал точку старый больной вор-инвалид. За работу ему подкидывали деньжат и лекарств.

— Слушаю, — ответил Березе скрипучий старческий голос.

— Племяннику посылку передал, — сказал Береза. В трубке молчали. — Алло, вы слышите?

— Да, говорите.

— Получил племянничек посылку. Ясно?

— Ясно. Что еще?

— Да ни хера, — зло сказал Береза и грохнул трубку на рычаг.

Он вышел из будки, забрался в салон и решил, что ночевать будет в машине: зачем пьяному ночью шляться? Уже засыпая. Береза подумал, что за сегодняшний поступок придется дорого заплатить. И он был прав: заплатить ему еще придется.

Вечер двадцать восьмого сентября и ночь на двадцать девятое надолго запомнятся питерской братве. Этот вечер и эта ночь ознаменовались массовыми рейдами милиции по злачным местам. Сотрудники милиции действовали жестко, выплескивая всю накопившуюся злость. Особенно свирепствовал РУОП. Начальник управления полковник Кузьменко лично проинструктировал сотрудников, отправляющихся в рейд. Он скверно себя чувствовал — к осени всегда обострялись ранения, полученные в Афгане. Весь личный состав знал, что через три-четыре недели полковник ляжет в госпиталь. Туда, где лежат сейчас Никита Кудасов и Наташа. Все уже знали, что жизнь обоих вне опасности. Но знали и то, что пуля изуродовала лицо Наташи, а врачи обрили ей наголо голову. Кузьменко говорил медленно, несколько раз напомнил о необходимости соблюдать законность. Он отлично чувствовал настрой своих подчиненных. И отлично их понимал…

…Они и показали соблюдение законности! Часть оперов направилась по адресам, где жили или часто появлялись авторитеты. Малейшая попытка качать права заканчивалась ударом кулака или дубинки. К полуночи в кабинетах Большого дома оказался почти весь цвет питерской криминальной верхушки. В коридорах стояли, упершись лбом в стену и широко расставив ноги, бандиты рангом пониже. А новые все продолжали поступать. Любопытно, что среди задержанных все-таки не оказалось первых лиц. Их явно кто-то предупредил. Утечка информации из недр ГУВД давно уже не была секретом ни для кого. Масштабные операции только ярче проявляли это.

И все же задержанных было много — счет шел на сотни. Их распихивали по тесным клетушкам районных ИВС. Прокуратура, которая обычно ведет себя осторожно и сдержанно (для помещения в камеру на любой срок нужна санкция прокурора), на этот раз дала негласное добро.

Менты утрамбовывали содержимое камер ногами и дубинками. Все понимали, что девяносто девять процентов задержанных через трое суток, а может быть и раньше, выйдут на свободу. Грубая полицейская акция была мерой устрашения. Всерьез рассчитывать на какие-то положительные результаты по делу Кудасова не приходилось.

Кого-то, конечно, удастся приземлить. Но это все мелочь: рядовые быки, прихваченные кто с наркотой, кто с кастетом, кто с пушкой…

Часть опергрупп двинулась по кабакам, казино, дискотекам. Тут под раздачу попадали и совершенно посторонние люди. Камуфлированные бойцы в масках врывались в заведения и без разбора пола и возраста укладывали всех на пол. По телевизору это выглядело здорово!… А как насчет сломанных ребер?… Как-как? Не повезло тебе, дядя. Считай, что ты оказался не в том месте не в то время.

Ментовские рейды наделали много шуму. Обыватель, которому ТСБ показала длинный коридор Большого дома, сплошь уставленный по обеим стенам молодцами специфической внешности, был доволен… Специалисты скептически помалкивали. Они отлично знали, что практической пользы от такого рода операций не много: в результате напряженной работы нескольких сотен сотрудников милиции были изъяты граната, три пистолета и полтора десятка единиц холодного оружия. Задержаны два числящихся в розыске преступника. Обнаружен угнанный автомобиль и несколько доз кокаина да анаши… Вот и все, пожалуй.

Но питерской братве эта ночь все же запомнится надолго.

Может быть, надо так почаще? А, ребята?


Старшему оперуполномоченному Виктору Чайковскому позвонил полковник Тихорецкий.

— Действуй, Виктор, — сказал он. — Искомое найдешь в туалете, за унитазом.

— Понял, — ответил Чайковский.

Вечером двадцать девятого Андрей Обнорский возвращался домой.

Был обычный петербургский осенний вечер, с ветром и дождем, с одиноко спешащими пешеходами. Настроение было под стать погоде. Дворники размазывали грязь по лобовому стеклу. Ослепляли фары встречных автомобилей, резали глаза вспышки стоп-сигналов попутных. Пронеслась, завывая сиреной, с включенной мигалкой скорая.

День у Андрея выдался тяжелый. С похмелья он чувствовал себя совершенно разбитым. К тому же у него был крайне неприятный разговор с главным редактором. Собственно, и не разговор даже… говорил только редактор, а Обнорский, сидя возле огромного стола, безучастно смотрел в окно. На него лился поток слов, в котором чаще всего звучало что-то такое про ответственность, дисциплину, коллектив и индивидуализм. Обнорский слушал весь этот бред минут пять. Потом встал и вышел из кабинета. Главный так и остался стоять с открытым ртом, и длинная фраза о значении журналистики осталась недоговоренной до конца.

Потом к Обнорскому зачем-то приперся Батонов. Друг с другом они общались мало… Так, на уровне «Здорово — как дела — все нормально». Батон чего-то мялся, нес ерунду, и непонятно, что ему было нужно. Дважды рассказал один и тот же несмешной анекдот, сплетню про одну известную актрису и еще какую-то ахинею…

— Батон, — сказал наконец Обнорский. — Чего ты от меня хочешь?

— Да я… да так просто зашел. Поболтать, — ответил Батонов и поспешно вышел.

Потом Андрей плюнул на все, сел в «Ниву» и погнал на северную окраину города. Там, на углу Луначарского и Культуры, находился госпиталь МВД. Сзади тащилась машина сопровождения.

Прорваться к Никите не удалось. Не помогло даже редакционное удостоверение. Лечащий врач категорически отказался пропустить его в палату, сославшись на неудовлетворительное состояние раненого и высокую температуру.

Из госпиталя Андрей поехал домой, на Охту. Густели сумерки, шел дождь. Он ощущал какую-то странность в происходящем. И не мог понять — какую. Странностей, конечно, вокруг него все последнее время было достаточно. Даже более чем. Но сейчас он ощущал острую нехватку какого-то привычного незначительного штришка. И не мог понять — какого… Обнорский был взвинчен, внутренне насторожен. Что-то непонятное происходило вокруг него. И внутри него. Он пытался понять, откуда пришел тот вихрь прозрений, предчувствий, видений, что обрушился на него… Раньше такого не было. Какие-то вспышки в сознании происходили, но не часто. А несколько последних дней его буквально закружило… Как будто он снова оказался в горячей пустыне Йемена. Он вспомнил рассказы стариков-аборигенов о том, как сводит с ума пустыня, и тогда человек бросается вдруг в раскаленное пекло. И бредет, бредет за миражами среди постоянно меняющихся барханов до тех пор, пока не погибнет… Страшная питерская осень девяносто четвертого обладала такой же засасывающей силой. Она представлялась Обнорскому черной дырой, провалом, воронкой, в которой погибали люди, мысли и корабли… Там свистели пули и рассекали воздух бейсбольные биты. Там каркающим смехом заходился благообразный старичок с Библией. Там иронично улыбался европеец Наумов.

Воронка напоминала раструб гигантской мясорубки. Она выдавливала из себя кошмарный человеческий фарш. И требовала нового сырья.

Андрей Обнорский припарковал свою машину возле дома. Какое-то время он сидел за рулем неподвижно, всматриваясь в темень за работающими дворниками.

И вдруг он понял, какого именно штришка не хватает в привычной картине… К дому он приехал один — без обычного сопровождения!

Андрей механически перемыл посуду и убрал тот бардак, который бывает только после пьянки. Изредка он поглядывал в окно, но машина с наружкой Наумова так и не появилась.

Не очень убедительная мысль о том, что сопровождение потеряло его по дороге от госпиталя до дому, не подтверждалась… Прошло уже больше часа, как он вернулся. За это время машина наружки успела бы подтянуться.

Значит, Николай Иваныч Наумов снял наблюдение. Что это может означать? А черт его знает, что это может означать!

Андрей сидел за столом в кухне, курил и смотрел, как стелется голубоватый дымок сигареты… А может, не было никакого наблюдения? Может, все это бред? Галлюцинация? И Никита прав — мне нужно лечиться?… На слабо мерцающем экране телевизора появилось изображение парома. Надпись ESTLINE на белоснежном борту. И ESTONIA на носу. Потом корабль исчез, и появилось лпцо диктора. Его губы беззвучно шевелились. Из пепельницы поднимался дым непогашенной сигареты. Безумие достигло апогея.

Безумие, казалось, достигло апогея… И раздался звонок в дверь. Длинный-длинный звонок в дверь. Трос, удерживающий груженный медью трейлер, лопнул. Спецэшелон N 934 дал протяжный гудок. На экране телевизора толстый Ельцин что-то говорил несостоявшемуся саксофонисту Биллу Уильяму Джефферсоиу Клинтону.

Снова раздался звонок. Обнорский вздохнул и пошел открывать. Возможно, звонок — тоже галлюцинация, сейчас он распахнет дверь и…

— Обнорский Андрей Викторович? — спросил худощавый мужчина с желто-серым лицом и внимательными глазами. За его спиной стоял другой — помоложе, очень крепкий, плотный, с характерным боксерским носом. От обоих веяло уверенностью и силой.

— Я, — сказал Андрей и услышал то, что и предполагал услышать:

— Уголовный розыск. Вот постановление на обыск вашей квартиры.

Худощавый развернул лист бумаги и показал его Андрею. Что-то там было написано и пришлепнуто круглой фиолетовой печатью.

Вот, значит, почему они сняли наблюдение.

— Проходите, — равнодушно произнес Андрей и сделал шаг назад.

— Может быть, вы, Андрей Викторович, сами пригласите кого-либо из соседей в понятые? — сказал опер. Его удивляло спокойствие журналиста. Обычно человек, услышав про обыск, начинает нервничать, требовать ордер и тщательно, по буквам, изучает текст постановления. Тщательно изучает удостоверения оперативников. А этот даже не взглянул ни на ксивы, ни на казенную бумагу с печатью и подписью прокурора. Ишь ты — проходите!

— Это нужно вам или мне? — спросил Обнорский.

— Понятно… Саша, — обратился Чайковский к Блинову, — организуй понятых.

Блинов молча направился к соседней двери, а Чайковский с Андреем вошли в квартиру.

— Андрей Викторович, — сказал майор. — Нельзя ли взглянуть на ваш паспорт?

— Зачем? — спросил Андрей.

— Хочется убедиться, что вы действительно Обнорский Андрей Викторович и проживаете по данному адресу. Формальность.

Обнорский вытащил из кармана натовской куртки, висевшей на вешалке в прихожей, потрепанный паспорт. Майор небрежно пролистал его и опустил в свой карман. Андрей невольно улыбнулся, — загранпаспорт у него уже изъяли люди Наумова. Теперь вот дошла очередь и до советского.

— А что вы улыбаетесь? — спросил опер.

— Это я о своем, о девичьем.

Саня Блинов привел понятых — мужа и жену из соседней квартиры. Супругам было лет по пятьдесят, оба выглядели несколько смущенными и растерянными. Отношений с ними Андрей почти никаких не поддерживал — все ограничивалось «здравствуйте — до свиданья».

— Здравствуйте, — сказал Чайковский. — Я старший оперуполномоченный уголовного розыска майор Чайковский. Мой коллега — старший лейтенант Блинов. А вас, простите, как зовут?

Соседи представились.

— Очень приятно, — продолжил майор. — Так вот, уважаемые Елизавета Андреевна и Вадим Петрович, мы должны провести в квартире гражданина Обнорского Андрея Викторовича обыск. — (Чайковский снова продемонстрировал понятым и хозяину постановление прокуратуры, в народе его почему-то упорно называют ордер.)

При виде казенной бумаги смущение соседей еще более увеличилось. Чайковский за годы службы провел сотни обысков и всяких понятых повидал. Нормальные люди, как правило, не проявляли никакой радости от участия в этой процедуре. Но встречались и такие, кто испытывал, можно сказать, сладострастный интерес от возможности влезть в чужую жизнь…

— Итак, Андрей Викторович, — сказал майор, — я предлагаю вам добровольно выдать хранящиеся в вашей квартире предметы, запрещенные к гражданскому обороту.

— Это какие же? — с ленцой в голосе спросил Обнорский.

— Ай-яй-яй, Андрей Викторович, — покачал головой Чайковский. — Вы же криминальную тему освещаете. Вам ли не знать? Оружие, наркотики… Если, разумеется, они у вас есть…

— Бред, — сказал Андрей. Чайковский и Блинов переглянулись.

— Ну что ж, — произнес майор, — давайте начнем… Я думаю, прямо от двери и покатим по часовой стрелке. Есть возражения?… Возражений нет. Приступаем.

Так начался обыск в квартире гражданина Обнорского А.В. Кто на обысках не бывал, тот просто не представляет себе, насколько муторная и утомительная эта процедура. Даже небольшое помещение (например, однокомнатная квартира Обнорского) дает возможность спрятать маленький предмет в сотне самых неожиданных мест. Вообще-то люди мыслят стереотипно… соответственно, довольно стереотипно устраивают свои тайники. Опытный опер или следак, войдя в помещение, может навскидку назвать два-три десятка мест, где с наибольшей вероятностью хранится искомый предмет. Он исходит из простых соображений: габариты предмета, необходимость или отсутствие таковой иметь его под рукой и интеллект подозр