Ритуалы Бесконечности (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Майкл МУРКОК РИТУАЛЫ БЕСКОНЕЧНОСТИ

Посвящается Джимми Болларду

Когда кончится история

И каждое живое существо

Окажется перед вратами чистилища,

Мир из Рая превратится в Ад.

Кристофер Марло, «Доктор Фауст»

ПРОЛОГ

Они лежали вне пространства и времени — каждая планета в своем измерении, и каждая называлась Землей. Пятнадцать шаров. Пятнадцать комков материи, имеющих имя. Когда-то они были одинаковыми, но сейчас стали различными. Одни покрывали пустыни и океаны, а огромные леса из гигантских кривых деревьев располагались в северных полушариях. Другие, из темного обсидиана, казались покрытыми вечными сумерками. Третьи напоминали соты из разноцветных кристаллов. А у четвертых был один-единственный континент, кольцом Земли опоясывающий океан. Покинутые и агонизирующие в Конце Времени, каждая с бессчетным числом людей, по большей части не подозревающих даже об агонии их миров, они продолжали существовать в субпространстве, созданные в результате жестокого эксперимента…

I. ВЕЛИКАЯ АМЕРИКАНСКАЯ ДОЛИНА

В каталоге профессора Фаустафа этот мир был обозначен под номером З. Профессор вел свой огненно-красный «бьюик» по запущенной автостраде, пересекающей сверкающую, точно бриллиант, солевую равнину, осторожно управляя машиной, подобно капитану, который ведет свою шхуну между песчаными отмелями.

Вокруг расстилалась равнина, широкая, тихая и безжизненная, под яркими лучами стоящего в зените металлически-голубого неба солнца. Эта Земля была небольшой, и суша, и океан на ней были взаимными продолжениями друг друга.

Управляя машиной, профессор мурлыкал песенку. Его тело покоилось на обоих передних сидениях. Солнце играло капельками пота на его красном от загара лице, отражалось в поляроидных очках, сверкало на деталях машины, еще не покрытых равнинной пылью. Машина рычала, точно зверь, и профессор Фаустаф подтягивал ей в тон.

Он был одет в гавайскую рубаху и золотистые шорты, мокасины и бейсбольную шапочку. Фаустаф весил без малого 130 килограммов и ростом был в добрых шесть с половиной футов… Крупный мужчина! Хотя он управлял машиной с осторожностью, тело его было расслаблено, мозг отдыхал. В этом мире он был дома, как, впрочем, и во многих других. Экологический баланс этой Земли был нарушен, и планета не могла поддерживать условия, необходимые для жизни. А профессор Фаустаф и его группа поддерживали жизнь не только здесь, — почти во всех мирах. Это была большая ответственность, но профессор хладнокровно нес ее.

Столица Великой Америки, Лос-Анджелес, осталась в двух часах езды позади, и он ехал в Сан-Франциско, где у него был штаб. Он рассчитывал быть там на следующий день, а сейчас хотел остановиться в мотеле, отдохнуть и продолжить дорогу утром.

Всматриваясь вперед, Фаустаф внезапно увидел человеческую фигуру, стоящую на обочине автострады. Это была девушка, одетая только в купальник, и махавшая рукой, чтобы он остановился. Профессор затормозил. У девушки были прелестные рыжие волосы, длинные и прямые, веснущатый носик и большой чувственный рот.

Фаустаф остановил машину перед нею.

— Что случилось?

— Водитель грузовика, который согласился подбросить меня до Фриско, высадил меня, когда я отказалась пойти с ним поиграть в заросли кактусов, — ее голос был мягок и слегка ироничен.

— Он что, не понимал, что ты могла умереть под этим солнцем раньше, чем кто-либо проехал бы здесь?

— Он, возможно, даже хотел этого. Он же был очень расстроен.

— Садитесь… — Многие молодые женщины привлекали Фаустафа, но особенно рыжеволосые. И когда она втиснулась на сиденье рядом с ним, он задышал тяжелее. Его лицо, казалось, приняло более серьезное выражение, когда он взглянул на нее, но она ничего не сказала.

— Меня зовут Нэнси Хант. Я из Лос-Анджелеса. А вы?

— Профессор Фаустаф. Я живу во Фриско.

— Профессор? Вы не выглядите как профессор. Больше похожи на бизнесмена или даже на художника.

— Простите, но я физик, специалист во многих областях этой науки, — он улыбнулся, и она улыбнулась в ответ. Ее глаза потеплели. Фаустаф заинтересовал ее, как и большинство других женщин. Сам же он считал это нормальным явлением и не задумывался над тем, почему он удачлив в любви. Женщинам в нем нравилось то, что он любил, не задавая вопросов. А острый ум делал профессора интересным для большинства людей, которые его знали.

— Зачем вы едете во Фриско, Нэнси? — поинтересовался он.

— О, я путешествую, кажется…

— Кажется?

— Да… Я была в группе пловцов, но отстала. Шла по улице и увидела этот грузовик. Я остановила его и спросила водителя, куда он едет. Он ответил, что во Фриско. Так я отправилась во Фриско.

Фаустаф засмеялся:

— Весьма порывисто! Это мне нравится.

— Один мой приятель называет меня угрюмой, но не импульсивной.

— Ваш приятель?

— Да, мой бывший приятель… с этого же утра, я полагаю. Он проснулся, сел на постели и сказал: «Если не выйдешь за меня замуж, Нэнси, то я ухожу». Замуж за него я не хотела, сообщила ему об этом, и он ушел, — она засмеялась. — Он вообще-то был неплохим парнем.

Шоссе пересекало бесплодную равнину.

Фаустаф и Нэнси разговаривали и постепенно прижимались все ближе друг к другу. А немногим позднее профессор обнял девушку и поцеловал ее.

После полудня они были расслаблены и довольствовались молчаливым присутствием друг друга.

Колеса вращались, оси вибрировали, песок хлестал в ветровое стекло, а над головой, в яркой голубизне, сияло большое жаркое солнце. Широкая равнина простиралась на сотни миль во все стороны, ее разнообразили только редкие заправочные станции, мотели вдоль единственной дороги да редкие группки кактусов. Только Город Ангелов лежал в центре Равнины. Остальные города: Сан-Франциско, Нью-Орлеан, Сент-Луис, Санта-Фе, Джексонвилл, Хьюстон и Феникс располагались вдоль побережья. Человек, попавший сюда с другой Земли, не смог бы узнать очертаний континента.

Профессор Фаустаф что-то напевал, пока крутил руль, старательно объезжая выбоины на шоссе и места, где образовались песчаные наносы.

Его мурлыканье и общий покой были прерваны сигналом приемника. Взглянув на девушку, профессор решился и, пожав сам себе плечами, открыл ящик для перчаток и щелкнул выключателем. Из динамика раздался торопливый голос:

— Фриско вызывает профессора Ф. Фриско вызывает профессора Ф.

— Профессор Ф. слушает, — ответил Фаустаф, всматриваясь в дорогу впереди, слегка отжимая акселератор. Нэнси нахмурилась.

— Что это? — спросила она.

— Что-то вроде личного радио. Я пользуюсь им для связи со своим штабом.

— С ума сойти!

— Профессор Ф. вас слушает, — неторопливо повторил он. — Примите во внимание: условие С. — Фаустаф предупреждал Базу, что он не один.

— Вас поняли. Два сообщения. На З-15 ожидается ситуация Н8, квадраты 33, 34, 41, 42, 49 и 50. Представители с З-15 запрашивают о помощи. Предлагаем использовать для связи И-эффект.

— Что-нибудь плохое?

— Они говорили, что плохо.

— Ясно. Постараюсь все сделать как можно скорее. Вы сказали, что есть два сообщения?

— Мы обнаружили туннель или его следы. Не наш; мы полагаем, что Р-отряда. Он где-то в нашем районе. Думаем, это заинтересует вас.

Удивленный Фаустаф взглянул на Нэнси.

— Спасибо, — сказал он в микрофон. — Буду во Фриско завтра. Информируйте меня обо всем.

— О'кей, профессор. Отбой.

Фаустаф снова засунул руку в отделение для перчаток и выключил приемник.

— Фу, — усмехнулась Нэнси. — И это все, о чем разговаривают физики? Я рада, что в школе учила только эсперанто.

Фаустаф знал, что должен подозревать ее, но не мог поверить, что она представляет угрозу.

Его контора во Фриско поддерживала связь по радио без крайней необходимости. Они сообщили о Ситуации Нарушения Вещества, обнаруженной на пятнадцатой и последней Земле. Эта Ситуация могла привести к полному разрушению планеты. Обычно его агенты справлялись с Ситуацией, и если они просят помощи, это означает, что дело плохо. Позже Фаустаф должен будет оставить девушку где-нибудь и использовать инвокар — аппарат, лежащий в багажнике машины, — который связал бы его с одним из агентов через субпространственные уровни, чтобы Фаустаф мог говорить с ним непосредственно и точно узнать, что же случилось на Земле-15. Другая часть информации касалась его врагов — таинственного Р-отряда, который, как думал Фаустаф, был предназначен для создания Ситуации неустойчивости там, где появлялся агент или агенты Р-отряда. Поэтому он должен был подозревать Нэнси Хант и быть осторожным. Ее появление на шоссе было достаточно таинственным, хотя он и был склонен верить ее рассказу.

Она снова усмехнулась и залезла в карман его рубашки, чтобы достать сигареты и зажигалку, сунула ему сигарету в губы и поднесла огонь так, что он был вынужден нагнуть свою большую голову.

К вечеру, когда солнце уже садилось, впереди показалась ограда мотеля. Надпись на ограде гласила: «ЛА РЛЕС БОНАН МОТЕЛОН». Немного дальше находилось здание отеля с новой надписью: «РЛУВАТА МОПЕЛИ. БОНВОЛИ ЕСТУ КИН НИ».

Фаустаф читал на эсперанто довольно бегло. Это был официальный язык, хотя лишь немногие использовали его для общения в повседневной жизни. Надписи сообщали, что перед вами лучший мотель в округе с бассейном, музыкой и развлечениями. Мотель не без юмора был назван «ЗАВТРА ДОЖДЬ» и приглашал гостей.

Немного дальше, за оградой, они свернули на дорогу, ведущую к автомобильной стоянке. Там были только две машины: черный «тандерберд» и белый английский «МД». Приятного вида девушка в юбке с оборками и шапочке с козырьком появилась перед ними, когда они вышли из машины.

Фаустаф взглянул на девушку: рядом с ним она казалась совсем маленькой. Он сунул в карман солнечные очки и вытер лоб желтым носовым платком.

— Есть номера?

— Конечно, — улыбнулась девушка, быстро взглянув на Нэнси. — Сколько нужно?

— Один двойной или два одинарных, — сказал профессор. — Не имеет значения.

— Не уверена, что у нас найдется кровать персонально для вас…

— Я сожмусь в маленького, — засмеялся Фаустаф. — Об этом не беспокойтесь. Но у меня имеются кое-какие дорогие вещи в машине. Если я ее запру, они будут в достаточной безопасности?

— Единственные воры в этих местах — койоты, — улыбнулась она. — Им придется научиться управлять автомобилем, когда обнаружат, что машины — это единственное, что можно воровать.

— Неважные дела?

— Разве они бывают хорошими?

— Отсюда и до Фриско есть еще несколько мотелей, — сказала Нэнси, беря Фаустафа под руку. — Как же они существуют?

— В основном, за счет правительственных субсидий, — ответила девушка. — Правительство владеет заправочными станциями и мотелями Великой Американской Долины. А как же иначе попасть в Лос-Анджелес?

— Самолетом, — предположила Нэнси.

— Я так и думала, что вы это скажете, — сказала девушка. — Но шоссе и мотели были здесь еще до авиалиний. Кроме того, некоторые предпочитают пересекать Равнину на автомобиле.

Фаустаф вернулся к машине и включил контрольное поле. Раздалось жужжание, когда оно расширилось до размеров автомобиля. Он запер дверцы, открыл багажник, выключил часть оборудования и снова закрыл его. А затем он обнял Нэнси и сказал:

— Хорошо, пойдем немного подкрепимся.

Девушка в шапочке и юбке показала дорогу к главному зданию. В нем было номеров двенадцать.

В ресторане был еще один посетитель. Он сидел около окна и смотрел на равнину. Светила большая полная луна.

Фаустаф и рыжеволосая сели за столик у стойки и просмотрели меню. Предлагались бифштекс, гамбургер и несколько традиционных блюд. Девушка, встретившая их на автостоянке, теперь вышла из двери за стойкой и спросила:

— Что пожелаете?

— Вы выполняете здесь всю работу? — поинтересовалась Нэнси.

— В основном, да. Мой муж занимается газовыми насосами и выполняет черновую работу по дому. Вообще здесь не так много работы, кроме, пожалуй, поддерживания помещений в приемлемом состоянии.

— Надо полагать, — согласилась Нэнси. — Я хочу большой бифштекс и салат.

— Мне то же самое, но только четыре порции, — добавил Фаустаф. — Потом еще три вашей содовой «Радуга» и шесть чашечек кофе со сливками.

— Побольше бы таких клиентов, как вы, — сказала девушка без усмешки. Она посмотрела на Нэнси. — А вам еще что, дорогая?

Рыжая Нэнси засмеялась:

— Мне ванильное мороженое и кофе со сливками.

— Проходите и садитесь. Все будет готово через десять минут.

Они прошли к столу. Наконец Фаустаф увидел лицо единственного посетителя. Тот был бледен, с черными волосами, опрятной жиденькой бородой и усами, чертами лица аскета, губы его кривились, когда он смотрел на луну. Внезапно он повернулся и взглянул на Фаустафа, слегка кивнул головой и снова отвернулся к окну. Его глаза были горящими, черными и язвительными.

Очень скоро вернулась девушка, неся заказанное.

— Ваше мясо в этом блюде, — сказала она, ставя поднос на стол. — А ваше — в этих двух поменьше. Годится?

— Хорошо, — крякнул Фаустаф.

Девушка переставила тарелки с подноса на стол. Немного поколебавшись, она обратилась к другому посетителю:

— Вы хотите еще что-нибудь, э… герр Стивел… бир?…

— Штайфломайс, — он улыбнулся ей. Хотя его обращение было любезным, в нем все же сквозило что-то язвительное, уже отмеченное Фаустафом. Казалось, это расстроило девушку, и она отошла за стойку.

Штайфломайс снова посмотрел на Фаустафа и Нэнси.

— Я приезжий. В вашей стране впервые, и вот беспокоюсь, не следовало ли мне взять какой-нибудь псевдоним, — сказал он, — который произносился бы легче?

Рот у Фаустафа был набит мясом, поэтому он промолчал. Но Нэнси вежливо сказала:

— О, и откуда вы, мистер…

— Штайфломайс, — засмеялся он. — Моя родина — Швеция.

— Здесь по делам или на отдыхе? — осторожно спросил Фаустаф.

Штайфломайс казался лживым:

— Всего понемногу. Эта равнина великолепна, не правда ли?

— Хотя немного жарковато, — хихикнула рыжая Нэнси. — Вы, наверное, не привыкли к такому там, откуда приехали?

— В Швеции достаточно теплое лето, — парировал Штайфломайс.

Фаустаф осторожно оглядел Штайфломайса. Во взгляде профессора не было настороженности, но что-то подсказывало ему, что Штайфломайсу не следует доверять.

— Куда направляетесь? — спросила Нэнси. — Лос-Анджелес или Фриско?

— Лос-Анджелес. У меня дела в столице.

Лос-Анджелес, а вернее, Голливуд, где находился Светлый Дом и Храм правительства, был столицей Великой Американской Конфедерации.

Фаустаф доел второй и третий бифштексы.

— Вы должны быть одним из тех людей, о которых мы говорили раньше, — сказал он, — которые предпочитают автомобиль самолету.

— Я не в восторге от полетов, — согласился Штайфломайс. — И потом не увидишь страну, не правда ли?

— Конечно, — согласилась Нэнси. — Если уж вам нравятся подобные пейзажи.

— Я от них в восторге. — Штайфломайс улыбнулся. Затем он поднялся и откланялся. — А теперь прошу меня извинить: мне завтра рано вставать.

— Спокойной ночи, — сказал Фаустаф набитым ртом. Снова у Штайфломайса появилось это непонятное выражение в черных глазах. И снова он так же быстро отвернулся. Он покинул ресторан, кивнув девушке за стойкой, готовившей Фаустафу содовую. Когда он вышел, девушка подошла к ним.

— Как он вам? — спросила она Фаустафа.

Профессор засмеялся.

— У него талант привлекать к себе внимание, — сказал он. — Я думаю, он из тех людей, что напускают на себя загадочность специально для окружающих.

— Верно, — поддержала девушка с энтузиазмом, — я с вами согласна. От него у меня мурашки по коже.

— А по какой дороге он сюда приехал? — поинтересовался профессор.

— Не заметила. Вместо адреса он назвал отель в Лос-Анджелесе. Может, он приехал оттуда?

Нэнси отрицательно покачала головой:

— Нет, он туда направляется. Он сам сообщил нам об этом.

— Если я понял его правильно, — Фаустаф пожал плечами, — то единственное, чего ему хочется, — чтобы люди, разговаривающие с ним, удивлялись ему. Встречал таких…

Затем девушка проводила их в номер. Там стояла большая двуспальная кровать…

— Она больше, чем наши обычные кровати. Можно сказать, сделана для вас.

— Вы очень внимательны, — улыбнулся он.

— Спите спокойно. Доброй ночи.

— Доброй ночи.

Рыжая Нэнси поспешила забраться в кровать сразу, как только девушка вышла. Фаустаф обнял ее, поцеловал, постоял немного, достал маленький зеленый вельветовый колпак из кармана шорт и натянул его на голову, прежде чем раздеться.

— Ты сумасшедший, Фасти, — хихикнула рыжая, с удовольствием потягиваясь. — Я тебя никак не пойму.

— Дорогая, никогда и не поймешь, — сказал он, разделся и погасил свет.

Спустя три часа он был разбужен давлением в висках и беззвучной вибрацией.

Он сел на кровати, откинул одеяло и тихо встал, стараясь не разбудить девушку.

Инвокар был готов к действию. Лучше всего унести его на равнину как можно скорее.

II. ТРОЕ В Т-ОБРАЗНЫХ РУБАШКАХ

Профессор Фаустаф торопливо вышел из номера, неся свое огромное голое тело с необыкновенной грацией, и быстро направился на автостоянку к «бьюику».

Инвокар был наготове. Это был компактный прибор с ручками управления. Фаустаф достал его из багажника «бьюика» и понес к выходу с автостоянки мотеля, дальше на равнину.

Десятью минутами позже он расположился под луной, настраивая инвокар. Белая лампочка мигнула и погасла, мигнула красная, затем зеленая. Профессор Фаустаф отступил назад.

Теперь казалось, что лучи света вырывались из инвокара и вычерчивали в темноте геометрические фигуры. На некотором отдалении фигуры начали материализовываться, сначала призрачно, а затем становясь все более материальными. Вскоре на этом месте стоял человек.

Он был в скафандре, и голову его стягивал обруч. Небритый и худой. В руке он сжимал диск.

— Джордж?

— Привет, профессор. Где вы? Я получил вызов. Вы можете быстро, — все нужны на базе? — Джордж Форбс говорил сбивчиво, не как обычно.

— У вас там действительно тревожно, набросайте-ка обстановку.

— Наша главная база была атакована Р-отрядом. Они использовали дезинтеграторы и низколетящие вертолеты. Мы не могли засечь их приближение. Эти подонки использовали свою обычную тактику и атаковали, а, прорвавшись, отступили в течение пяти минут. У нас осталось в живых пять человек из двадцати трех, повреждено оборудование и уничтожен аджастор. И пока мы зализывали раны, они создали СНВ. Мы пытались бороться с ними с помощью мэлфункционера… но это пустой номер. Мы сами попадем в СНВ, если не будем осторожны, — и тогда вы можете списать З-15. Нам нужен новый аджастор и новая команда.

— Сделаю все, что в моих силах, — пообещал Фаустаф. — Но у нас нет лишних приборов. Ты же знаешь, как долго их изготовляют. Попробуем достать один откуда-нибудь, например, с наиболее безопасной З-1.

— Спасибо, профессор. Вы дали нам надежду. Мы не надеялись, что вы сможете нам помочь. Но если что-то сможете… — Форбс скривился. Он казался таким подавленным, что вряд ли соображал, где он и что говорит. — Я лучше пойду. Хорошо?

— Хорошо, — согласился Фаустаф.

Форбс надел диск на запястье и начал исчезать, так как инвокар уносил его изображение назад, через субпространственные уровни.

Фаустаф понял, что ему необходимо быть во Фриско как можно скорее. Он должен ехать прямо сейчас, ночью; взяв инвокар, он понес его обратно к мотелю.

Когда он подошел к стоянке авто, то увидел какой-то силуэт около своего «бьюика» и ему показалось, что неизвестный пытается открыть дверцу автомобиля. Фаустаф крикнул:

— Что ты там делаешь, мерзавец?

Он положил инвокар и шагнул навстречу фигуре.

Когда Фаустаф приблизился, незнакомец выпрямился и обернулся. Это был не Штайфломайс, как он предполагал, а женщина — стройная блондинка. Она была молода.

От удивления она открыла рот, когда увидела гиганта, надвигающегося на нее и одетого только в вельветовый колпак, и отошла от машины.

— Вы совсем не одеты, — заметила она. — И вас арестуют, если я закричу.

Фаустаф засмеялся и остановился:

— Кто арестует меня? Зачем вы пытались залезть в мою машину?

— Я думала, что это моя.

— Сейчас не так темно, чтобы настолько ошибиться. Которая ваша?

— «Тандерберд».

— Значит, «МД» — Штайфломайса. И я все же не верю, что вы могли так ошибиться — спутать красный «бьюик» с черным «тандербердом».

— Я не залезала в вашу машину. Я хотела только заглянуть внутрь. Мне было интересно, что у вас там за прибор, — она ткнула пальцем в портативный компьютер на заднем сидении. — Вы, наверное, ученый — профессор или еще что-то в этом роде?

— Кто тебе сказал это?

— Здешние хозяева.

— Ладно. Как тебя зовут, милая?

— Мэгги Уайт.

— Ну, мисс Уайт, больше не суйте нос в мою машину. — Фаустаф обычно не был так груб, но он был просто уверен, что она лжет, как лгал и Штайфломайс, да и разговор с Джорджем Форбсом насторожил его. Его также озадачивало совершенное отсутствие чувства пола у Мэгги Уайт. Ему казалось необычным, что женщина может быть непривлекательной — они всегда чем-то привлекают, но к этой он не мог приблизиться. К тому же ему показалось, что то же чувствует и она. И это доставляло ему определенное неудобство, но пока он не мог себе этого объяснить.

Он посмотрел, как она быстро пошла к номерам. Он видел, как она вошла, захлопнув за собой дверь. Подобрав инвокар, он положил его в багажник и тщательно запер.

Затем он пошел назад, следом за Мэгги Уайт. Он должен разбудить Нэнси и тронуться в путь. Чем скорее он будет со своей командой во Фриско, тем лучше.

Нэнси зазевалась и оцарапала голову, когда залезала в машину. Фаустаф завел двигатель и вывел «бьюик» на шоссе, переключил передачу и нажал на педаль газа.

— Что за спешка, Фасти? — она почти засыпала. Он разбудил ее так внезапно, что она не успела до конца проснуться.

— Неприятности в моей конторе во Фриско, — объяснил он. — Тебе-то не о чем беспокоиться. Прости, что нарушил твой сон. Постарайся поспать в машине, а?

— Ночью что-то случилось? Ты что-то делал на стоянке авто. И эта девушка…

— Связывался с конторой. Кто тебе об этом сказал?

— Хозяин. Он сказал, что наполнял бак твоей машины, — она улыбалась. — Ты был совсем раздет. Он думает, что ты — лунатик.

— Он прав.

— Я думаю, что эта девушка и Штайфломайс как-то связаны. Они каким-то образом замешаны в твои неприятности?

— Может быть, — пробормотал Фаустаф. Он одел только рубашку и шорты, а ночи на равнине довольно прохладные. — Может быть, Спасатели, но… — он размышлял вслух.

— Спасатели?

— Ну, просто бездельники. Не знаю, кто они…

Нэнси постепенно уснула. Восходящее солнце осветило красные пески равнины, густые черные тени легли полосами. Высокие кактусы — их ветви вытягивались, точно руки жестикулирующих фигур, — торчали там и тут.

На всех пятнадцати альтернативных Землях, известных Фаустафу, Ситуации Нарушения Вещества уже возникали, но были остановлены. Результатом этого было то, что миры теперь стали причудливыми пародиями на оригинал. Но все же многие жители выжили, и это было важно. Целью усилий Фаустафа и его команды являлось спасение разумной жизни. Это была хорошая цель, хотя иногда казалось, что они сражаются недостаточно успешно, проигрывая битвы Р-отрядам.

Он был убежден, что Штайфломайс и Мэгги Уайт были представителями Р-отряда и их присутствие возвещает об опасности для него, если не для всей организации в целом. Во Фриско для него может быть новая информация. Его обычное хладнокровие порывалось покинуть его.

Наконец вдали показались башни Фриско. Дорога стала шире, а кактусовые заросли — гуще. За Фриско лежало синее туманное море, но в его гаванях стояли только суда каботажного плавания.

Размеренная жизнь Фриско в противовес бешеному темпу жизни Лос-Анджелеса немного улучшила самочувствие Фаустафа, когда он проезжал по умиротворяющим старым улицам, хранившим характер, присущий старой Америке, которая в действительности существовала только в ностальгических воспоминаниях поколения, выросшего еще до первой мировой войны. Надписи на улицах были набраны буквами в стиле эпохи Эдуарда, в воздухе витали запахи тысяч деликатесов, звон троллейбусов отдавался эхом в стенах старых желтых домов, воздух был тихим и теплым, люди шли по тротуарам или были видны в прохладных интерьерах баров, маленьких магазинов и салунов.

Фаустаф вдохнул свежий воздух и внезапно почувствовал себя печальным и одиноким. Он погрузился в размышления в надежде отыскать разгадку тайны Штайфломайса и Мэгги Уайт. Он ехал быстро, подстегивая себя мыслью, что если он не прибудет во Фриско как можно быстрее, то с З-15 будет покончено.

Проснувшись, Нэнси потянулась, жмурясь от яркого света. Равнина плыла в горячих испарениях, простирающихся по всем направлениям за горизонт. Казалось, она всегда была именно такой, но Фаустаф знал ее и другой — пять лет назад, когда СНВ только-только была прервана. Это было нечто такое, чего он не мог постигнуть до конца — огромнейшие физические перемены произошли на планете, но ее обитатели как будто ничего не замечали. Иногда Ситуации НВ сопровождались глубокими психологическими изменениями, во многом сходными с галлюцинациями, связанными с «летающими тарелками», которые появились в его собственном мире. К примеру, жители Великой Америки не понимали теперь, что их континент — единственный населенный, кроме, пожалуй, одного острова на Филиппинах. Они все еще говорят о зарубежных странах, хотя понемногу забывают о них: ведь страны существуют лишь в их воображении — волшебные и романтические места, куда в действительности никто не попадал. Штайфломайс сразу выдал себя, когда заявил, что он из Швеции. Фаустаф знал, что на З-3 теперь растут гигантские леса в областях, называвшихся ранее Скандинавией, Северной Европой и Южной Россией. Там никто не жил — все население было уничтожено в большой СНВ, которая задела также американский континент. Деревья в этих областях гротескно огромны, значительно больше, чем североамериканская секвойя.

Фаустаф любил Фриско и предпочитал его всем другим городам Великой Америки, поэтому он и выбрал его местом своего штаба, предпочтя его столице, Лос-Анджелесу. Не то чтобы его раздражала атмосфера шума, сумятицы, нервозности — она ему даже нравилась, но Фриско был самым консервативным городом на З-3, так что психологически он казался самым удобным местом для его штаб-квартиры.

Фаустаф проехал по Норф-Бич и вскоре остановился у китайского ресторана с золотыми драконами на закрашенных темной краской окнах. Он обернулся к спутнице.

— Нэнси, как ты относишься к китайской кухне и возможности умыться?

— Хорошо. Но ты хочешь расстаться? — она увидела, что он не собирается идти с ней.

— Нет, у меня неотложные дела. Если я не смогу вернуться вовремя, приходи вот по этому адресу, — он достал из кармана рубашки маленькую записную книжку и нацарапал на листочке адрес своей квартиры. — Это моя личная жилплощадь. Чувствуй себя как дома, — он отдал ей ключ. — И скажи там, в ресторане, что ты — моя подруга.

Ей было неудобно спрашивать его о чем-либо еще; она кивнула и вылезла из машины, все еще одетая только в купальник, и направилась в ресторан.

Фаустаф подошел к двери соседнего с рестораном здания и позвонил. Дверь открыл человек лет тридцати, темноволосый, одетый в рубашку в форме буквы «Т», белые джинсы и черные мокасины. Увидев Фаустафа, он кивнул ему. На груди у него был изображен циферблат часов.

— Помогите мне перенести оборудование из багажника, — сказал ему Фаустаф. — Здесь есть еще кто-нибудь?

— Мэон и Харви.

— Думаю, нам есть что обсудить наверху. Сообщи им.

Человек, которого звали Кен Пеппит, исчез и вскоре появился с двумя другими, примерно того же возраста и сложения, но только один из них был блондином. Они были точно так же одеты — с рисунком часов на рубашках в форме буквы «Т».

Вместе с Фаустафом они перетащили инвокар и портативный компьютер от двери наверх по узкой лестнице. Пока они размещали оборудование, Фаустаф закрыл дверь и успел заметить молодого человека в маленькой комнате на первом этаже. Затем они поднялись по лестнице на второй этаж, занятый жилыми помещениями со старой уютной обстановкой. Где попало были разбросаны журналы и стояли пустые стаканы.

Трое в Т-образных рубашках расселись по креслам и смотрели на Фаустафа, пока он подходил к бару в стиле 1920-х годов и наливал себе большой стакан водки. Он бросил в стакан несколько кубиков льда и прихлебывал оттуда, пока оборачивался к остальным.

— Вы знаете, что происходит на З-15?

Три человека кивнули. Мэон был тем, кто связывался с Фаустафом день назад.

— Надеюсь, вы уже подготовили команду в помощь спасшимся?

— Она уже в пути, — ответил Харви. — Но что им действительно нужно, так это аджастор. У нас нет запасного, а снимать с другой планеты было бы опасно. Если Р-отряд атакует мир без аджастора, то с этим миром можно заранее распрощаться.

— З-1 не подвергнется атаке, — сказал Фаустаф. — Мы могли бы послать их прибор.

— Вам решать, — ответил Мэон, поднимаясь. — Я пойду и свяжусь с З-1, — он вышел из комнаты.

— Докладывайте мне о ситуации в любое время, — сказал ему вслед Фаустаф, а затем сообщил оставшимся:

— Думаю, я встречал тех людей, сделавших туннель, обнаруженный вами.

— Кто они — Спасатели или из Р-отряда? — поинтересовался Харви.

— Не знаю. Они не выглядят, как Спасатели, а люди из Р-отряда появляются обычно для нападения. Они не останавливаются в мотелях. — Фаустаф рассказал об этой паре.

Пеппит нахмурился:

— Как мне кажется, это не настоящее имя — Штайфломайс. — Пеппит был одним из лучших лингвистов. Он хорошо знал основные языки альтернативных Земель и многие второстепенные. — Может, немец, но даже тогда…

— Забудем на время о его имени, — сказал Фаустаф. — Думаю послать людей для наблюдения за ними. Неплохо было бы послать двух агентов класса «Н». Нужны записи его голоса, его фото — все, что может пригодиться. Обеспечишь это, Кен?

— У нас есть агенты класса «Н». Они решат, что задание связано с обеспечением безопасности. Агенты еще уверены, что мы — правительственное учреждение.

Фаустаф думал, что парочка уже в Лос-Анджелесе или Фриско. Их машины не настолько приметны, чтобы оставить четкий след. Ему следовало бы взглянуть на их номера, когда он выезжал этим утром. Он допил водку и раскрыл расписание, лежащее на столе, сев между собеседниками.

— Как здесь со свежей водой?

— Нужно бы больше. Пока не установлены большие опреснители, мы вынуждены доставлять ее кораблями с З-6 (это был мир, полностью состоящий из океана пресной воды).

— Хорошо. — Фаустаф был удовлетворен. Его порядком извела проблема З-15. Только один раз он был свидетелем Полного Разрушения — на вымершей теперь З-16 — планете, где погиб его отец, когда СНВ полностью вышла из-под контроля. Не хотелось думать о том, что подобное может повториться.

— У нас новобранец, — сказал Харви. — Геолог из этого мира. Поговорите с ним?

— Это означает поездку на З-1. — Он нахмурился. — Думаю, нужно посмотреть на него. И мне нужно быть на З-1. Необходимо объяснить им насчет аджастора.

— Конечно, профессор. Я сообщу вам, если будет что-то новое по Штайфломайсу и Уайт.

— У вас найдется свободная постель? Мне необходимо поспать. Устал от работы.

— Конечно. Комната № 2 слева от лестницы.

Фаустаф встал и направился к лестнице. Хотя он и провел последние дни без сна, в его привычки входило возобновлять силы, как только предоставится такая возможность.

Он лег в постель и после одного-двух воспоминаний о Нэнси уснул.

III. МЕНЯЮЩЕЕСЯ ВРЕМЯ

Фаустаф проспал почти два часа, затем встал, умылся и вышел из дома, который был отведен под жилье для его команды на З-3.

Он прошел по Китайскому Городку и вскоре оказался перед большим зданием, которое раньше было домом развлечений с салуном, танцзалом и номерами на одну ночь для определенного рода клиентов. Снаружи дом выглядел ветхим, а покраска — тусклой и шелушащейся.

Название дома, согласно рекламной надписи, не было оригинальным: «Золотые Ворота». Фаустаф отворил входную дверь своим ключом и вошел.

Место выглядело почти так же, как и в те времена, пока не было прикрыто легавыми. Сейчас большой танцевальный зал со стойками баров по оба конца был в запущенном состоянии и слегка отсырел. Огромные зеркала покрывали всю стену позади баров, но поверхность их была загрязнена и покрыта толстым слоем пыли.

Посредине, на полу, громоздилось электронное оборудование, скрытое под тусклым металлом, так что его назначение — было трудно угадать. Для непосвященного множество рычагов и индикаторов выглядело просто бессмысленным.

Широкая лестница вела с первого этажа на галерею вверху. Человек, одетый в стандартную Т-образную рубашку, джинсы и мокасины, стоял, облокотившись на перила, и смотрел вниз, на профессора. Фаустаф кивнул ему и стал подниматься по лестнице.

— Привет, Джас.

— Привет, профессор, — улыбнулся Джас Холлом. — Что нового?

— Слишком много. Мне сказали, что у вас новобранец?

— Да. — Джас указал на дверь позади себя и добавил:

— Он там. Обычная вещь. Парень заинтересовался парадоксами окружающей среды. Исследования привели его к нам. Мы его задержали.

Команда Фаустафа набирала рекрутов из людей такого типа, который описал Холлом. Это наилучший способ: он обеспечивал людьми высокого уровня образования и позволял сохранить тайну. Профессор не любил секретов ради самих секретов, он оповещал о своих делах правительства, иногда заявлял о себе, когда опыт подсказывал ему, что официальные представители, знавшие о его работе и его организации, сами будут полезны для этого.

Профессор прошел по галерее и остановился перед дверью, на которую указал ему Холлом, но перед тем как войти, он кивнул вниз, на оборудование:

— Как работает аджастор? Давно его использовали?

— Аджастор и туннелер — в порядке… Туннелер вам сегодня понадобится?

— Возможно.

— Я спущусь и проверю его. Мэон, если он вам нужен, в комнате связи.

— Его я уже видел. Поговорю с новобранцем.

Фаустаф постучал в дверь и вошел.

Новобранец был высоким, хорошего сложения молодым человеком лет двадцати пяти, со светлыми волосами. Он сидел в кресле, читая один из журналов, взятый со стола в центре комнаты. Увидев Фаустафа, он поднялся.

— Я — профессор Фаустаф. — Он протянул руку. Светловолосый молодой человек пожал ее, слегка смутившись.

— Я — Джерри Боуэн. Геолог, сейчас учусь в университете.

— Вы обнаружили изъян в содержании «ИСТОРИИ СУШИ», не так ли?

— Да, но не геология, а экология Великой Америки взволновала меня. Я начал расспрашивать. Но все оказываются глухими, когда разговор заходит о некоторых вещах. Вроде как…

— Массовая галлюцинация? И вы стали проверять, да?

— Да. Я обнаружил это место. Нашлось объяснение, которое может поддержать страну. Я попытался поговорить с одним из ваших людей. Он рассказал мне многое. В это трудно поверить.

— Вы имеете в виду альтернативные Земли?

— Все, что происходит с нами.

— Хорошо. Я расскажу вам о них, но должен предупредить, что если после этого разговора вы не присоединитесь к нам, то мы будем вынуждены поступить так, как обычно поступаем в таких случаях…

— Как?

— У нас есть аппарат для безболезненного прочищения мозгов. Он исключит из вашей памяти не только всякую мысль о нас, но и все, что могло привести вас сюда. Годится?

— Разумеется…

— Я намерен проиллюстрировать вам, что не обманываю, говоря о субпространственных альтернативных мирах. Я возьму вас на другую Землю — мою родную планету. Мы называем ее Земля-1. Это самый молодой из альтернативных миров.

— Самый молодой? Все это трудно себе представить.

— Сможете представить, когда увидите больше. У нас немного времени. Вы готовы к путешествию?

— Конечно! — Боуэн был нетерпелив. У него был пытливый ум, и Фаустаф мог бы сказать, что, вопреки его энтузиазму, интеллект его обрабатывал всю информацию, взвешивая ее. Это неплохо. И это значит, подумал еще Фаустаф, что не понадобится много времени, чтобы его убедить.

Когда Фаустаф и Джерри Боуэн спустились на первый этаж, Джас Холлон колдовал у самой большой машины. Чувствовалось, как вибрирует пол. Работали некоторые индикаторы.

Профессор остановился перед аппаратом, проверяя показания.

— Хорошо работает, — он посмотрел на Боуэна. — Несколько минут, и все будет готово.

Спустя две минуты из машины послышалось тонкое жужжание. Затем пространство перед туннелером наполнилось клубящимся туманом, который закручивался в спираль, мерцая разными цветами. Часть комнаты перед аппаратом стала призрачной и, наконец, исчезла совсем.

— Туннель готов, — пояснил Фаустаф Боуэну. — Пойдем.

Боуэн последовал за ним к туннелю, проложенному машиной через субпространство.

— Как это работает? — спросил Боуэн.

— Потом все расскажу.

— Минутку, — сказал Холлом, поправляя в аппарате что-то. — Чуть не отправил вас на З-13, — он засмеялся. — Теперь порядок!

Фаустаф шагнул в туннель, увлекая за собой Боуэна. Он шел первым. «Стены» туннеля были серыми и туманными, они казались тонкими, и за ними был вакуум, более плотный, чем в космосе. Фаустаф заметил, что Боуэн понял это и содрогнулся.

Через 90 секунд, сопровождаемый зудом в коже, но без каких-либо болезненных ощущений, Фаустаф вступил в реальную комнату — складское помещение фабрики или склад товаров. Боуэн сказал:

— Ух! Это было похуже, чем туристский поезд!

Оборудование в этом помещении было таким же, как и там, откуда они только что вышли. Открылась стальная дверь, и вошел невысокий толстый человек в обычном, ничем не примечательном костюме. Он снял очки. Казалось, он был изумлен и обрадован, идя навстречу Фаустафу.

— Профессор! Я услышал, что вы идете!

— Привет, доктор Мэй. Рад вас видеть! А это Джерри Боуэн с З-3. Возможно, он будет работать с нами.

— Хорошо, хорошо. Вам понадобится лекционная комната, э… — Мэй помедлил и скривил губы. — Нас беспокоило, что наш аджастор передается на З-15. Вы знаете, строим новый, но…

— Это сделано по моему распоряжению. И простите, доктор. З-1 никогда не подвергалась нападению. Здесь наиболее безопасно.

— И все же это рискованно. Они могут выбрать этот момент. Простите за напоминание, профессор, но если нас застигнет СНВ, нам нечем будет обороняться.

— Да-да… сейчас в лекционный зал.

— Я оставлю вас, чтобы не мешать.

— Сообщите, если будут плохие новости. Я жду известия с З-3 и З-15. Р-отряд угрожает им обеим.

— Ясно.

Боуэну показалось, что коридор проходит по большому офису. Они поднялись по эскалатору.

В действительности же здание было центральным штабом организации Фаустафа — многоэтажное сооружение, расположенное на одной из главных улиц Хайфы. Оно было зарегистрировано как контора Транс-Израильской Экспортной Компании. Если бы власти когда-нибудь заинтересовались им, они бы узнали только то, что им позволил бы сам Фаустаф. Отец Фаустафа был известной фигурой в Хайфе, и о его таинственном исчезновении ходили легенды. Но, благодаря доброму имени своего отца, Фаустаф мог не беспокоиться.

На двери комнаты, предназначенной для сообщений, висела табличка «Лекционный Зал». Внутри стояли несколько рядов кресел, повернутых к небольшому экрану. С одной стороны от экрана стояла грифельная доска.

— Садитесь, господин Боуэн, — пригласил доктор Мэй, в то время как Фаустаф подошел к доске и опустился в кресло. Мэй сел рядом с Боуэном, скрестив руки.

— Я буду, по возможности, краток, — сказал Фаустаф. — Воспользуемся слайдами и фильмами для иллюстрации того, о чем я буду говорить. Я, конечно, также отвечу на вопросы, а доктор Мэй ознакомит вас с деталями, о которых вы захотите узнать. Хорошо?

— Хорошо, — сказал Боуэн.

Фаустаф щелкнул выключателем, и свет в помещении погас.

— Хотя кажется, что мы путешествуем через субпространственные уровни многие годы, — начал он, — на самом деле мы осуществляем это, начиная с 1971 года, то есть 28 лет. Альтернативные Земли были открыты моим отцом, когда он работал здесь, в Хайфе, в технологическом институте…

На экране появилось изображение — высокий, несколько мрачный человек, полная противоположность другому Фаустафу — его сыну. Фаустаф-старший был худым, с большими и очень грустными глазами, большими руками и ногами.

— Это он. Он был физиком-ядерщиком, и весьма неплохим. Родился в Европе, провел некоторое время в немецком концлагере, перебрался в Америку и участвовал в создании Бомбы. Он уехал из Америки сразу после взрыва в Хиросиме, путешествовал, присоединился к работам в Английском центре Ядерных Исследований, а затем переехал в Хайфу, где осуществлялись интересные работы с частицами высоких энергий. Мой отец немного занимался этим. Его задачей, в тайне от всех, кроме меня и матери, была попытка создать прибор, позволяющий фиксировать и предотвращать ядерные взрывы. Дурацкая мечта, и у него хватило рассудка понять это. Но он никогда не бросал работу, если оставался хотя бы один шанс, или, по крайней мере, он думал, что оставался… Его собственные работы с частицами высоких энергий подсказали ему идею, что прибор безопасности можно создать, используя эффект корректирующих воздействий на нестабильные элементы направленным потоком частиц высоких энергий, которые, взаимодействуя с возбужденными частицами, образовывали однородные соединения типа панциря вокруг нестабильных атомов, как бы «успокаивая» их. У некоторых ученых в Технологическом институте были такие же мысли, и начались исследования. Отец работал в течение года, и вскоре был создан прибор, аналогичный нашим аджасторам, но более примитивный. Тем временем умерла моя мать. Однажды он и несколько других ученых испытывали машину, но ошиблись при настройке. Налаживая уровни, они создали первый «туннель». Они не поняли, что это такое в действительности, но вскоре исследования дали им информацию о субпространственных альтернативных Землях. Позднее исследователи, параллельно работавшие над аджастором, туннелером и инвокаром, узнали о двадцати четырех альтернативных Землях, кроме нашей собственной. Они существовали в «субпространстве», как его назвали мой отец и его группа. За год исследований осталось только двадцать альтернативных Земель, и они наблюдали полное уничтожение одной из планет. К концу второго года осталось только семнадцать, и ученые приблизительно узнали, что случилось. Происходило полное разрушение атомной структуры планет. Оно начиналось с маленькой области и распространялось вширь, пока вся планета не превращалась в газ, а газ не рассеивается в пространстве, не оставляя и следа от планеты. Небольшие области разрывов мы теперь называем Локализацией нарушения вещества и можем с ними бороться. То, что мой отец считал видом природного феномена, как оказалось позднее, было работой разумных существ, у которых имелись аппараты для создания разрыва пространства. Хотя мой отец был полон научной любознательности, вскоре он был напуган поистине фантастическими размерами уничтожения жизни при разрушении альтернативных Земель. Разрушение планет было хладнокровным коварным убийством миллиардов людей в год. И эти планеты, прибавил бы я, сходны с нашей собственной — и с вашей собственной, господин Боуэн — с примерно теми же принципами цивилизации, примерно таким же научным развитием — все они были похожи, и все они тем или иным путем приходили к смерти — наступал застой. Мы так и не знаем, почему это происходит.

На экране снова возникла картинка. Это была нe фотография, а рисунок художника, представляющий мир того же типа, что и Земля, и с Луной такой же, как у Земли. Картинка изображала планету с различными оттенками серого цвета.

— Это З-15, — сказал Фаустаф. — Так она выглядела десять лет назад…

Джерри Боуэн увидел мир зеленых и голубых тонов. Он не узнал его.

— Так выглядит З-1, — сказал Фаустаф.

Появилась следующая картинка. Шар из зеленого обсидиана, туманный, сумеречный, странный, с обитателями, похожими на вампиров.

— Так не менее десяти лет тому назад выглядела З-14, — произнес Фаустаф.

Следующая картинка, которую увидел Боуэн, представляла примерно то же, что изображено на второй, — преимущественно синие и зеленые тона с четко выраженными очертаниями материков.

— Это З-13, — сказал Фаустаф.

Мир из ярких кристаллов гексагональной структуры, точно пчелиные соты. Скопления земли и воды заполняли некоторые ячейки. Слайд показал обитателей этого странного мира.

— А это З-13, какой она была…

Боуэн увидел еще одну картинку, идентичную двум другим.

Планеты повторялись — миры гротескных, фантастических джунглей, равнин, морей. И только З-3 была схожа с З-1.

— А вот З-2 — мир, который резко остановился в своем развитии, по нашим срокам, около 1960 года. Нам не понять, почему это происходит, даже после того, как затормозилась З-3, насколько я помню, после 1950-го. Это внезапное прекращение всех видов прогресса все еще остается для нас загадкой. Как я уже говорил, изменения происходят с людьми, со всеми сразу. Они ведут себя так, будто живут в бесконечном сне в прошлом. Старые книги и фильмы, где изображены различные страны, кроме той, которую они знают, воспринимаются как шутка или полностью игнорируются. Это настигает всех одновременно, и только немногие, как, например, вы, господин Боуэн, «прерываются». Во всех остальных отношениях люди вполне нормальны.

— Каково же объяснение перемен в этих мирах? — спросил Боуэн.

— Я подхожу к этому. Когда отец и его группа впервые описали альтернативные миры в субпространстве, те уничтожались, как я говорил, насильственно. Они нашли путь остановить это всеобъемлющее разрушение, создав аджасторы, с помощью которых можно было контролировать Ситуации НВ при их обнаружении. Для того чтобы быть готовым управлять СНВ вовремя и там, где они возникают, мой отец и его группа начали собирать рекрутов и вскоре создали большую организацию, почти такую же, как у меня сейчас. Хорошо оснащенные команды подготовленных физически и психологически людей были посланы на другие Земли, тогда таковых было пятнадцать, а не четырнадцать, как теперь. Постепенно организация росла, не без помощи некоторых официальных лиц израильского правительства, правительства того времени, которые также помогали сохранять деятельность моего отца и его группы в секрете. Аджасторы были построены и установлены на всех планетах. Посредством стабилизирующего воздействия этих приборов люди могли исправить и подчинить СНВ, но степень успеха зависела от стадии, на которой СНВ была обнаружена. Такое положение сохраняется и сейчас. Хотя мы можем «гасить» разрушение материи, возвращая ее к первоначальным формам, мы не в состоянии восстановить ее полностью. Так, З-15 — это мир серого пепла, который извергается тысячами вулканов, образовавшимися на ее поверхности; З-14 — ничто, кроме стеклянных скал, а З-13 — в основном кристаллические структуры. Ближе к З-1 миры более знакомы, и, в частности, З-2, З-3, З-4. Вот З-4 повезло, ее развитие остановилось незадолго до первой мировой войны. Но она состоит сейчас в основном из Британских островов, Южной и Восточной Европы — остальное либо пустыня, либо океан.

— Итак, ваш отец основал организацию, и вы теперь возглавили ее, не так ли? — из темноты спросил Боуэн.

— Мой отец погиб при полном уничтожении З-16. Там СНВ вышла из-под контроля.

— Вы говорили, что СНВ — это не естественное явление, что кто-то вызывает ее… Кто же?

— Мы не знаем. Мы называем их Р-отрядом — Отрядом Разрушителей. Теперь их делом стало атаковать наши станции, одновременно создавая Ситуации НВ. Они убили уже много людей.

— Я должен сказать, что трудно поверить в то, что такая организация, как ваша, существует и делает такую работу.

— Она создана много лет назад. Ничего странного. Мы справляемся.

— Вы говорили все время об альтернативных Землях, а как насчет этого во Вселенной? Помню, я читал о теории альтернативных Вселенных несколько лет назад.

— Мы уверены, что существуют только альтернативные Земли и, в некоторых случаях, их спутники. К сожалению, космические полеты оставляют желать лучшего, иначе мы дополнили бы практику теорией. Мой отец сделал этот вывод в 1985 году, когда второй управляемый космический корабль достиг Марса и исчез. Было объявлено, что на обратном пути он попал в метеоритный поток. В действительности он оказался на З-5, его экипаж погиб от перегрузок при прохождении субпространства. Это явилось доказательством того, что в пространстве вокруг Земли нет альтернативного субпространства. Естественное ли это состояние или вызванное искусственно, я не знаю. Этого мы еще не поняли.

— Вы думаете, что действуют какие-то силы, независимые от вас?

— Да. Наличие Р-отряда говорит об этом. Но хотя мы и ведем широкие поиски, мы не находим следов, указывающих на то, что у них есть путь, откуда они приходят, хотя это может быть где-то на З-1. Почему они уничтожают планеты и особенно население этих планет, я не могу понять. Это бесчеловечно.

— А какой во всем этом смысл для вас, профессор… рисковать стольким?

— Сохранить разумную жизнь, — ответил Фаустаф.

— Это все?

— Это все, — засмеялся Фаустаф.

— Итак, Р-отряду противостоит в основном лишь ваша организация?

— Да, — Фаустаф помедлил. — Существуют, правда, люди, которых мы называем Спасателями. Они появились с нескольких Земель, но в основном с З-1, З-2, З-3 и З-4. По разным признакам они обнаружили нашу организацию и поняли, чем она занимается. То ли они нашли нас из любопытства, как вы, например, а может, наткнулись случайно. Уже многие годы они организуются в банды, которые проникают через субпространство, грабят все, что можно, и продают в те миры, где это нужно, используя З-1 в качестве основной базы, как и мы сами. Они — пираты, применяют технику, сравнимую с нашей. Они не опасны. Слегка кого-то раздражают, вот и все.

— Нет вероятности, что они связаны с этими Р-отрядами?

— Нет. Хотя бы потому, что уничтожение планет не в их интересах.

— Да, я не подумал.

— Итак, это основное. Вы убеждены?

— Убежден и увлечен. Остались некоторые детали, в которых я хотел бы разобраться.

— Думаю, доктор Мэй сможет помочь вам?

— Да.

— Вы присоединяетесь к нам?

— Да.

— Хорошо. Доктор Мэй объяснит вам то, что вы захотите узнать, затем вы свяжетесь здесь с некоторыми людьми. А сейчас я вас покидаю, если вы не возражаете.

Фаустаф попрощался с Боуэном и Мэем и вышел из лекционной комнаты.

IV. СПАСАТЕЛИ

Фаустаф вел свой «бьюик» к центру Сан-Франциско, где были расположены его личные апартаменты. Солнце садилось, и город выглядел романтичным и умиротворенным. На дорогах было мало транспорта, и он развил хорошую скорость.

Он припарковал машину и вошел в старый дом, стоящий на холме, откуда открывался красивый вид на залив.

Старый лифт поднял его наверх, и он уже хотел войти, но вспомнил, что отдал свой ключ Нэнси. Фаустаф позвонил. Профессор все еще был одет в пляжную рубашку, шорты и мокасины, как и день назад, когда уезжал из Лос-Анджелеса. Прежде всего ему требовались душ и смена белья. Нэнси открыла дверь.

— Это ты? — она улыбнулась. — Заботы прошли?

— Заботы? О, да. Все в порядке. Забудь о них. — Он засмеялся и обнял ее, приподнял и поцеловал. — Я голоден. Есть что-нибудь в холодильнике?

— Еды достаточно, — улыбнулась она.

— Тогда давай что-нибудь поедим и пойдем спать, — теперь он забыл, что намеревался принять душ.

— Прекрасная идея, — согласилась она.

Поздно ночью зазвонил телефон. Фаустаф сразу проснулся и поднял трубку. Нэнси беспокойно заворочалась, но не проснулась.

— У телефона Фаустаф.

— Это Мэон. Известия с З-15. Дела неважные. У них один раз появился Р-отряд. Они нуждаются в помощи.

— Там нужен я. Так?

— Э… да. Я думаю, дело серьезное.

— Ты в штабе?

— Да.

— Я скоро буду.

Фаустаф положил трубку и встал. Он снова действовал осторожно, боясь побеспокоить Нэнси, которая спала. Он надел черную Т-образную рубашку, черные носки, брюки и старые мокасины.

Вскоре он вел свой «бьюик» по Китайскому Городку и довольно быстро подъехал к «Золотым Воротам», где его ждали Мэон и Холлом.

Холлом возился с туннелером, его лицо выглядело беспомощным. Фаустаф подошел к бару, достал бутылку водки и поставил на стол несколько стаканов.

— Хочешь выпить?

Холлом зло помотал головой.

Мэон внимательно посмотрел на Холлома.

— У него проблемы, профессор. Не может сделать туннель достаточной глубины. Не достигает З-15.

Фаустаф кивнул.

— Я уверен, что там действует большой Р-отряд. Так было на З-6, помнишь? — Он налил себе большой стакан и выпил. Он не стал мешать Холлому, который прекрасно разбирался в туннелерах и сам бы попросил помощи, если бы нуждался в ней. Профессор налил себе еще порцию и стал напевать одну из своих любимых песенок, которые помнил еще с молодых лет: «Тогда возьми меня, исчезающего через кольца дыма, в мыслях, сквозь туманные руины времени, призрачные испуганные деревья, к продуваемому ветром берегу вдали от кружащегося предела безумного горя…». Это была дилоновская «Господин музыкант на тамбурине» — Фаустаф предпочитал старые песни, не особенно интересуясь современной популярной музыкой, которая была слишком претенциозна для его вкуса.

— Извините, профессор, — обратился к нему Холлом, — я пытаюсь сосредоточиться.

— Прости, — сразу прервал пение Фаустаф. Он задумался, пытаясь вспомнить, как давно он был на З-6, когда там возникли затруднения.

Внезапно Холлом закричал:

— Быстро, быстро, быстро, я не смогу… удерживать его долго!

Воздух перед аппаратом начал колебаться. Фаустаф поставил стакан на стол и поспешил вперед. Вскоре оформился туннель. Он мерцал сильнее, чем обычно, и казался очень неустойчивым. Фаустаф знал, что если туннель разрушится, он окажется в субпространстве и немедленно погибнет. Не испытывая сильного страха смерти, Фаустаф все же любил жизнь и не радовался возможности с ней расстаться. Все же он вступил в туннель и вскоре уже двигался вдоль его серых стен. Это путешествие было самым длинным из всех, которые он совершил, и заняло около двух минут, пока он не вышел наружу.

Его приветствовал Пеппит. Он был одним из добровольцев, которые приехали с новой командой на З-15. Пеппит выглядел изможденным.

— Рад вас видеть, профессор. Простите, что не воспользовался инвокаром. Он накрылся.

Инвокар был вроде субпространственного ковша, работающего по принципу, общему для машин, используемых при эвакуации агентов из опасных в плане СНВ зон, или доставки их сквозь измерения при помощи туннеля. Туннель был безопаснее, так как инвокар работал по принципу образования некоторого вида брони вокруг человека и проталкивания его через субпространство, иногда разрушался, и тогда человек, перемещаемый с помощью инвокара, пропадал.

— У вас серьезные неприятности?

Фаустаф осмотрелся. Он находился в большой естественной пещере. Было сумрачно, пол отдавал влагой, неоновые лампы горели на стенах, наполняя пещеру неверным светом, который плясал, как языки пламени. Повсюду громоздилась электронная аппаратура, по большей части ненужная. Два человека у дальней стены работали с чем-то, лежащим на верстаке. По полу тянулись кабели. Вокруг сновали еще несколько человек. У них в руках были лазерные винтовки, силовые батареи висели за спиной. Винтовки были поставлены американским правительством с З-1. Специалисты в Хайфе пытались наладить их производство, но так и не достигли какого-либо успеха. Обычно люди Фаустафа не были вооружены, и Фаустаф не отдавал приказ стрелять по Р-отряду. Очевидно, кто-то посчитал, что это необходимо. Сам Фаустаф не одобрял такие методы, но решил ничего не выяснять, когда это уже было сделано. В одном профессор всегда был непреклонен — их дело, как и дело врачей, спасать жизнь, а не отбирать ее. В этом был весь смысл его организации.

Фаустаф знал, что его присутствие на З-15 не могло иметь практического значения. Люди, посланные сюда, готовы к работе в самых тяжелых, условиях, но он был уверен, что его присутствие требуется для моральной поддержки. В общем, Фаустаф не занимался самоанализом. Во всех случаях вне своей научной деятельности он руководствовался чувствами, а не здравым смыслом. Он пришел к выводу, когда на него снизошло откровение, что «размышления вызывают беспокойство».

— Где остальные? — спросил он Пеппита.

— С аджастором. В районах 33, 34, 41, 42, 49 и 50 было временное затишье, но потом снова появился Р-отряд. Очевидно, эти районы служат плацдармом. Мы пытаемся взять их под контроль. Я сейчас лечу туда.

— Я тоже, — Фаустаф улыбнулся человеку, шедшему к выходу.

Пеппит восхищенно покачал головой:

— Их настроение улучшится. Не знаю, как это у вас выходит, профессор, но вы заставляете людей забывать о неприятностях.

Фаустаф рассеянно кивнул. Пеппит включил пульт напротив большой стальной двери. Заскользив вбок, она открылась, и все увидели холодный серый пепел, бледное небо, с которого непрерывно падал, подобно дождю, тот же пепел. В воздухе пахло серой. Фаустаф был знаком с условиями жизни на З-15, где из-за деятельности вулканов, разбросанных по всей планете, люди были вынуждены обитать в пещерах подобно той, откуда они только что вышли. Но жили они довольно комфортабельно, благодаря грузам, отправляемым Фаустафом из более «счастливых» миров.

Джип, покрытый слоем пепла, ждал снаружи. Пеппит забрался в него, а Фаустаф устроился на заднем сидении. Пеппит завел двигатель, и джип двинулся через равнину пепла. Кроме звука двигателя джипа, ничего не нарушало царившей вокруг тишины, везде кружился и падал пепел. Иногда, когда дым немного рассеивался, у горизонта была видна линия действующих вулканов.

В горле у Фаустафа першило от пыли, носившейся в воздухе, насыщенной серой. Это был серый вариант Дантова ада.

Позднее показались искусственные сооружения, наполовину похороненные под пеплом.

— Это одна из наших передающих станций, не так ли? — заметил Фаустаф.

— Да, это ближайшая, которой достигают наши вертолеты с главной базы, не испытывая проблем с горючим. Сейчас как раз ожидается вертолет.

Несколько человек стояли в стороне от станции. Они были одеты в защитные костюмы, кислородные маски и массивные темные очки. Фаустаф не мог видеть вертолета — единственно возможного здесь транспорта подобного типа. Но когда они остановились, сверху послышался шум и вскоре вертолет сел поблизости, звеня лопастями винта.

Когда вертолет приземлился, от станции к нему направились два человека. Они несли развевающиеся на ветру костюмы, которые носили здесь все. Они подбежали к джипу.

— Мы должны одеть костюмы, профессор, — сказал Пеппит, — а то я беспокоюсь.

Фаустаф поморщился.

— Хорошо, раз мы должны…

Он взял предложенный ему костюм и стал натягивать его поверх своей одежды. Костюм был тесноват, а Фаустаф ненавидел чувство тесноты. Он надел маску и очки. И сразу стало легче дышать и смотреть.

Пеппит направился через мягкий и вязкий пепел к вертолету. Они забрались на сидения пассажиров. Пилот повернул голову.

— Топливо на исходе. Надолго не хватит.

— Как дела с СНВ? — спросил Фаустаф.

— Плохо, насколько я знаю. Здесь появились Спасатели, мы их видели — кружатся, как саранча.

— Здесь они особенно не поживятся.

— Только в уцелевших районах, — сказал пилот.

— Конечно, — согласился Фаустаф.

Воруя или подбирая оборудование, принадлежащее организации Фаустафа, Спасатели грабили уцелевшее, как только им предоставлялась такая возможность. После нападения Р-отряда это было легко сделать. Хотя они терпеть не могли Спасателей, команда Фаустафа получила приказ не противодействовать им. Спасатели были готовы применить силу при необходимости, поэтому осуществляли набеги без осложнений.

— Вы не знаете, какая банда здесь действует? — спросил Фаустаф, когда вертолет заправили горючим.

— Две шайки работают вместе, как мне кажется, Гордона Огга и кардинала Орелли.

Фаустаф кивнул. Он знал обоих. Встречался с ними ранее несколько раз. Кардинал Орелли был с З-4, а Гордон Огг — с З-2. Оба были из тех людей, исследования которых привели к открытию существования организации Фаустафа, и они работали на нее некоторое время. Большинство их шаек состояло из подобных им людей. У Фаустафа было не так много дезертиров, но большинство из них стали Спасателями.

Вертолет стал подниматься в воздух, насыщенный золой. Через полчаса Фаустаф мог увидеть первые признаки СНВ.

Ситуация Нарушения Вещества простиралась примерно в радиусе десяти миль. Тут не было серого пепла — только картина быстроменяющихся цветов и разрывающий перепонки шум.

Фаустаф с трудом заставил себя смотреть и слушать СНВ. Ему знакомы были вид и звуки разрушения, нестабильности материи, но он никак не мог привыкнуть к этому.

Огромные спирали из праха закручивались на сотни футов вверх и снова падали. Шум был почти невыносим, как будто набегали тысячи волн и трепетали огромные стальные листы, закручиваясь и разрываясь.

По периметру этого ужасающего примера агонии природы жужжали машины и вертолеты. Был виден большой аджастор, доставленный к СНВ, люди и техника выглядели карликами рядом с буйством нестабильных элементов.

Теперь они вынуждены были использовать для разговоров радио, но даже и тогда голос с трудом пробивался через шум помех.

Вертолет приземлился, и Фаустаф выпрыгнул из него, спеша к аджастору.

Один из людей около прибора следил за показаниями и регулировал уровни.

Фаустаф тронул его за плечо.

— Да? — голос человека прозвучал будто бы издалека, прорываясь сквозь шум.

— Я Фаустаф. Как обстановка?

— Более или менее стабилизировалась, профессор. А я — Хелден.

— Кажется, с З-2?

— Правильно.

— Где первая команда с З-15 или то, что от нее осталось?

— Отправлены на З-1. Будем надеяться на лучшее.

— Хорошо. Я слышал, вас снова атаковал Р-отряд?

— Да, вчера. Они необычайно интенсивны. Вы ведь знаете, они нападают и сразу же удирают, никогда не рискуя, но сейчас было иначе. Боюсь, мы убили одного из них. Мгновенная смерть — так получилось, простите.

Фаустаф сдержался. Ему была ненавистна мысль о смерти, в особенности — о насильственной смерти.

— Могу ли я что-нибудь сделать? — спросил он.

— Ваши советы могут быть полезны. Такого раньше не случалось. Мы пытаемся усмирить квадрат 50. Что-то у нас не получается. Вы когда-нибудь встречались с чем-то подобным?

— Только однажды на З-16.

Хелден промолчал, хотя его замешательство было заметно. Раздался настойчивый голос:

— Вертолет-36 вызывает базу. СНВ распространяется на квадрат 41. Переведите аджастор туда и поспешите.

— Нужны еще аджасторы большой мощности! — Хелден кричал, чтобы перекрыть голосом шум вертолета, зацепившего аджастор магнитным краном.

— Знаю! — прокричал в ответ Фаустаф. — Но мы не в состоянии, — он смотрел, как магнит входит в контакт с аджастором, поднимает его вверх и уносит отсюда в квадрат 41. Аджасторы было трудно строить. И было бы безрассудно перебрасывать дополнительные приборы с других Земель.

Дилемма была неразрешима. Фаустаф надеялся, что один аджастор в конце концов справится с обнаружением и ликвидацией на этой планете СНВ.

Голос Пеппита, который он узнал сразу, произнес:

— Что вы думаете по этому поводу, профессор?

Фаустаф покачал головой:

— Не знаю. Идем к вертолету и облетим весь район по периметру.

Они залезли в вертолет на свои места. И Пеппит объяснил пилоту, что от него требуется. Вертолет поднялся в воздух и начал облет СНВ. Внимательно всматриваясь сверху, Фаустаф заметил, что уже можно контролировать СНВ. Это было видно по окраске. Когда был представлен весь спектр цветов, как сейчас, элементы в конце концов возвращались в исходное состояние. Когда они только начинали работу с СНВ, приходилось иметь дело с лилово-голубыми оттенками. Когда такое случалось, помочь чем-либо было уже невозможно. Фаустаф сказал:

— Было бы лучше как можно скорее переместить коренное население в безопасное место.

— Невозможно эвакуировать всех, — пробурчал Пеппит.

— Знаю, — тяжело вздохнул Фаустаф. — Но мы должны сделать все, что в наших силах. Мы должны подготовить безопасное место. Желательно найти какие-нибудь незаселенные области, чтобы они не контактировали с жителями другого мира. Такого еще не случалось, и я не уверен, что встреча двух разных цивилизаций ничего не преподнесет нам… Не следует создавать себе проблемы, хватит существующих, — ему на память пришел Штайфломайс. — Могут подойти скандинавские леса на З-3. — Уже мысленно он понимал, что с З-15 покончено. Он был наполовину уверен в этом, но умом боролся с пораженческим чувством, начинавшим охватывать его.

Внезапно пилот воскликнул:

— Смотрите!

В отдалении показались шесть вертолетов, летевших сомкнутым строем.

— Не наши, — пояснил пилот, — я возвращаюсь на базу.

— Кто они? — спросил Фаустаф.

— Возможно, агенты Р-отряда. А может быть, Спасатели, — ответил Пеппит.

— Р-отряд? Опять?

Р-отряды редко нападали более одного раза, после того как создавали СНВ.

— Я думаю, они твердо решили разрушить З-15, — сказал Пеппит. — Вы знаете, профессор, мы будем защищаться. Ставкой является жизнь людей.

Фаустаф никогда не был в состоянии построить логическое объяснение, оправдывающее отнятие жизни во имя ее сохранения. И его разум был смущен, когда он кивнул и сказал, чувствуя стеснение в груди:

— Хорошо.

Вертолет приземлился возле аджастора, пилот выскочил из него и доложил Хелдену обстановку. Хелден устремился к Фаустафу и Пеппиту, надевая шлем. Затем радио заговорило на полную мощность:

— Тревога! Тревога! Все отряды в квадрат 50. Р-отряд угрожает нападением на аджастор.

В считанные секунды вертолеты устремились к квадрату 50, и из них стали выскакивать вооруженные люди.

Фаустаф чувствовал себя бесконечно подавленным, когда увидел, как они занимают оборонительные позиции вокруг аджастора.

Затем появились вертолеты Р-отряда.

Фаустаф увидел черные фигуры, казавшиеся безлицыми из-за черных масок, полностью закрывавших их головы. В руках у них было оружие.

Внезапно с одного из передовых вертолетов Р-отряда ударило копье концентрированного света лазерной винтовки. И один из стоящих на земле людей упал без малейшего звука. Защитники, окружавшие аджастор, начали нацеливать перекрестья своих винтовок и лазеров в приближавшиеся вертолеты. Те попытались увернуться, но один, попав в перекрестье огня, взорвался.

Как крошечные смертоносные прожекторы, лучи ударили снова и потом еще раз. И тот факт, что Р-отряд использовал снаряжение с З-1, доказывал, что они — оттуда. Единственным аппаратом, которым они обладали, но не владел Фаустаф, был Разрушитель Вещества. Фаустаф рассмотрел вертолет, что нес его, — тот летел сзади остальных и гораздо ниже.

Большинство людей из его организации погибли, и он едва удерживал стон, скрежеща зубами: он чувствовал беспомощный гнев, который никогда ранее не доводил его до ответного удара по человеку, совершившему убийство.

Еще один вертолет взорвался, другой потерял управление и влетел в СНВ. Фаустаф видел, как он невероятно засветился, его контуры начали деформироваться и увеличиваться, становиться неясными, пока не исчезли совсем. Фаустаф дрожал. Он не был в восторге от своего посещения З-15.

Затем он увидел, что несколько защитников аджастора упали в одном месте, и понял, что атакующий Р-отряд концентрирует огонь. Он видел, как лазерные лучи коснулись аджастора, как раскалился и загорелся белым пламенем металл. Вертолеты поднялись выше и улетели. Их миссия была выполнена.

Фаустаф подошел к аджастору.

— Где Хелден? — спросил он.

— Лежит рядом, — ответил один из людей и указал на труп.

Фаустаф выругался и принялся проверять показания индикаторов аджастора. Они были полностью нарушены. Аджастор все-таки еще действовал, его центральные блоки не пострадали, но Фаустаф сразу понял, что на восстановление прибора уйдет много времени. Почему Р-отряды настолько усилили свои атаки, рискуя жизнью, даже теряя при этом людей, почему?.. Это было не характерно для них. Обычно они действовали по принципу «ударь и убеги».

Фаустаф гнал эти вопросы из головы. Нужно было решать более безотлагательные проблемы. Он перевел регулятор передатчика в своем шлеме на полную мощность и закричал:

— Немедленно собирайте Совет по всеобщей эвакуации населения! Вырабатывайте первичный план эвакуации. СНВ усиливается, и мы не успеем глазом моргнуть, как планета разрушится.

Вертолет с магнитным краном начал кружиться над аджастором, но Фаустаф отрицательно замахал руками. Прибор был тяжелым, и потребуется значительное время для доставки его на базу. Сейчас более важным делом была эвакуация людей из района. Все это он сказал по радио пилоту. Перед завесой разрушающейся материи отчаянно работали команды, стараясь быстрее выбраться и покинуть опасную зону. Фаустаф помогал людям в вертолетах и давал необходимые инструкции. Вертолетов было недостаточно, чтобы забрать всех сразу. Эвакуацию планировалось осуществить в два этапа.

Наконец взлетел последний вертолет. Оставалась еще группа людей, включающая Фаустафа и Пеппита.

Фаустаф с отчаянием оглянулся на СНВ, замечая, что спектр медленно смягчился, и это был опасный сигнал. Он оглянулся и увидел несколько наземных транспортных машин, пересекавших пустыню по направлению к ним. Этот транспорт не был похож на джипы или грузовики его организации. Когда машины подъехали ближе, он смог различить фигуры, одетые в странные костюмы.

Сидящий в одной из машин человек был облачен во все красное: красная шапочка на голове, красная сутана, покрывающая почти все тело, красная кислородная маска, прикрывающая его рот и нос, но Фаустаф узнал его по костюму.

Это был Орелли, глава одной из самых больших банд Спасателей. Одна лазерная винтовка была у него за спиной, другая — лежала на коленях.

Голос Пеппита прорвался сквозь шум:

— Спасатели. Не теряют времени даром. Видимо, они хотят заполучить аджастор.

Бойцы подняли оружие, но Фаустаф закричал:

— Не стрелять! Аджастор нам не нужен! Если уж они рискуют жизнями ради него, то пусть он им и достанется.

Теперь Фаустаф мог различить фигуру, сидящую в машине рядом с Орелли. Очень высокий, худой человек, в зеленой застегнутой на все пуговицы куртке, покрытой пеплом, в черных брюках и ботфортах. В руках у него был автомат. Маска болталась на груди. Его лицо было карикатурой на аристократа викторианской эпохи, с тонким клювообразным носом, черными усами и без подбородка. Это был Гордон Огг, который раньше занимал высокий пост в организации Фаустафа.

Джип подъехал ближе. И Орелли вежливо поклонился группе людей, стоящих у разрушенного аджастора.

— Мне кажется, что право на добычу за нами, профессор. Я уверен, что это профессор Фаустаф, в «просторном» костюме и шлеме. Узнаю приметную фигуру. — Он прокричал это сквозь шум СНВ. Орелли соскочил с джипа и подошел к людям Фаустафа. Огг последовал его примеру, походка у него была похожа на жирафью. Если Орелли был среднего роста и склонен к полноте, то Огг был почти семи футов ростом. Он сжимал в левой руке автомат и, проходя мимо, правую руку протянул Фаустафу. Тот пожал ее, ибо это было легче, чем высказывать недоброжелательность. Огг улыбался неопределенно и утомленно, отбрасывая назад грязные, покрытые золой волосы. За исключением экстремальных случаев, он обычно пренебрегал защитным костюмом. Он следовал примеру англичан 18-го века, изображая из себя аристократа тех времен, как представлял их и их поступки сам. Огг покинул организацию Фаустафа только потому, что хорошо организованные команды были ему скучны. Фаустафу он все же нравился, хотя Орелли он не переваривал за его природную лживость… Даже его острый ум не мог компенсировать редкую по устойчивости неприязнь, которую питал Орелли к Фаустафу, а Фаустаф к нему, человеку с таким сверхъестественно предательским характером, что Фаустаф все время чувствовал себя беспокойным и сбитым с толку.

Глаза Орелли усмехнулись. Он мотнул головой, указывая на аджастор.

— Мы заметили, что Р-отряд вернулся на базу и подумали, что вам, профессор, уже не нужен старый аджастор. Можно на него посмотреть?

Фаустаф промолчал, и Орелли подошел к прибору, внимательно его осматривая.

— Я вижу, он все-таки может работать. Правда, разрушения серьезны. Но я думаю, мы даже смогли бы его починить, если бы захотели, хотя нам, конечно, трудно найти применение аджастору.

— Вы бы лучше быстрее забирали его, — усмехнулся профессор. — Если вы будете ходить вокруг да около и говорить, вас накроет СНВ.

Орелли медленно кивнул:

— Профессор прав, Огг. Пусть люди начинают работать и поторапливаются.

Спасатели стали инструктировать своих людей, какие блоки нужно забрать. И пока Фаустаф, Пеппит и остальные смотрели, Спасатели работали. Огг искоса поглядывал на Фаустафа. Казалось, он немного смущен. Фаустаф знал, что Огг обычно не работает с Орелли, что Огг не любит экс-кардинала так же, как и он сам. Фаустаф предположил, что этих людей свела вместе необходимость создания туннеля на З-15 для успешного проведения операции. Огг должен соблюдать осторожность, чтобы не быть обманутым партнером, когда его помощь уже не понадобится.

Фаустаф отвернулся и посмотрел на СНВ. Медленно, но неуклонно спектр переходил в лилово-голубой, что означало вступление СНВ в полную силу.

V. РАЗРУШЕНИЕ ЗЕМЛИ-15

Когда вертолеты вернулись и забрали оставшихся людей на базу, Спасатели стали упаковывать части аджастора. Фаустаф немедленно приступил к эвакуации своей команды. Он был информирован, что возникают трудности с доставкой населения З-15 на центральную базу. Будучи неосведомленными об организации Фаустафа, люди относились к перемещению с недоверием. Но некоторые из близлежащих подземных общин уже бывали на базе. Изумленные и не способные осознать, где они находятся и что случилось, эти люди, казалось, не узнавали самих себя. Фаустаф с интересом наблюдал за ними, надеясь постигнуть механизм физических перемен, происходящих с населением субпространства. Но его научный интерес не мешал, тем не менее, помогать им. Он понял, что должен отправить нескольких расположенных к нему людей с этими группами, когда они будут перемещены в гигантские лесные зоны З-3.

С некоторыми трудностями группа была все же подготовлена к переходу по туннелю на З-3. Эвакуация началась. Они входили в туннель и двигались по нему, словно автоматы, и многим из них казалось, что они видят странный сон. Глядя на них, Фаустаф внезапно почувствовал себя виноватым перед ними. Когда последний из эвакуируемых прошел туннель, команда стала собирать свое имущество.

Пеппит следил за туннелером и вдруг забеспокоился, заметив, что открытое пространство сильно колеблется. Он повернулся к Фаустафу:

— Я не смогу удерживать его долго, профессор. Мы — последние.

— Я за вами, — ответил Фаустаф.

Пеппит оставил рукоятки управления и вошел в туннель. Фаустафу показалось, что он услышал его крик, когда туннель рухнул.

Он подбежал к туннелеру и суетливо попытался восстановить туннель, но все увеличивающееся разрушение З-15 сделало это невозможным. Теперь ему пришлось отказаться от мысли использовать туннелер, и он надел на запястье диск инвокара, хотя при сложившихся условиях на него было мало надежды. Казалось, что он попал в ловушку гибнущего мира. Фаустаф действовал интуитивно. Он выбежал из пещеры к тому месту, где стоял вертолет. У него был некоторый опыт пилотирования. Профессор помнил это дело. Втиснув свое тело на место пилота, он запустил двигатель. Вскоре ему удалось поднять машину в воздух. Встающее на горизонте лилово-голубое зарево показывало, что осталось совсем немного времени до разрушения и полного распада планеты.

Фаустаф направил машину на восток, туда, где, по его расчетам, находился лагерь Спасателей. Теперь он надеялся только на то, что они еще не ушли и их туннель исправен. Был шанс, что они помогут ему покинуть планету.

Вскоре он увидел трепещущие на ветру легкие пластиковые палатки временного лагеря, вероятно, Спасателей. Он не заметил в нем признаков жизни и подумал, что они уже ушли.

Посадив машину неподалеку, он вошел в переднюю палатку. Там не было Спасателей, но лежали одетые во все черное трупы. Это вообще был не лагерь Спасателей. Это был лагерь Р-отряда. Фаустаф не мог понять, почему люди Р-отряда мертвы. Он задержался, чтобы осмотреть один из трупов. Тот был еще теплым. Но почему он умер? Фаустаф выбежал из палатки и снова забрался в вертолет.

Теперь он летел на предельной скорости, пока не увидел небольшую колонну машин, движущихся внизу. Он понял, что Спасатели еще не достигли своей базы. Казалось, они направляются к курящемуся вулкану, находящемуся милях в десяти от них. И Фаустаф предположил, что у Спасателей не было вертолетов на этой планете. Они здорово рисковали, пользуясь довольно медлительными наземными машинами. Они ли убили людей Р-отряда? Он недоумевал. Если это так, то непонятно, каким образом.

Вскоре профессор заметил их лагерь, как попало разбросанные маленькие домики, которые, как он заметил, были сделаны из пластика, более прочного, чем сталь, но казавшимся ненадежным, как бумага. Такие постройки использовались наиболее развитыми цивилизациями с З-1, в основном для военных целей.

Фаустаф посадил вертолет несколько жестко, при этом его чуть не выбросило из кресла. Вооруженный человек, одетый в тяжелый шлем и плащ, как у пожарника 19-го века, тотчас же подбежал к нему.

— Эй! Профессор Фаустаф, что вы здесь делаете? Где Огг, Орелли и остальные?

— Едут, — коротко сказал Фаустаф человеку, который выглядел вполне любезным. Он узнал Ван Хорна, который когда-то работал у него контролером перевозок. — Как дела, Ван Хорн?

— Нет таких удобств, как при работе у вас, профессор, но зато более разнообразно и выгодно.

— Хорошо, — сказал Фаустаф без иронии.

— Дела плохи, не так ли, профессор?

— Да, видимо, не избежать разрушения этой планеты.

— Разрушение? Ого! Это плохо. Надеюсь, мы скоро смотаемся отсюда.

— Надо как можно скорее.

— Да… А что вы делаете здесь, профессор? Пришли предупредить нас? Это очень благородно!

— Нет. Я пришел за помощью. Мой туннелер вышел из строя. Мне конец, если вы не поможете.

— Конечно, — сказал Ван Хорн с улыбкой. Как и большинство людей, он любил профессора, хотя Спасатели и противодействовали в чем-то организации Фаустафа. — Почему бы и нет? Думается, каждый будет рад помочь вам. По старой дружбе, а?

— Каждый, кроме Орелли.

— Кроме него, — он ядовитая змея, профессор. Такая дрянь! Я рад, что у меня шеф Огг. Он странный парень, но весьма неплохой. А Орелли, профессор, — ядовитая змея!

— Да, — согласно кивнул Фаустаф, глядя на приближающуюся колонну в облаке выхлопных газов и золы. В головной машине он мог рассмотреть Орелли.

Орелли первым из Спасателей узнал Фаустафа. Он помедлил секунду, но затем вежливо улыбнулся.

— Снова профессор Фаустаф. Чем мы можем вам помочь?

Вопрос был риторическим, но профессор ответил прямо:

— Тем, что вы дадите мне возможность воспользоваться вашим туннелером.

— Нашим туннелером? — Орелли засмеялся. — Но почему? Ваш отец изобрел туннели, а вы сейчас приходите к нам, низким Спасателям.

Фаустаф видел, что Орелли насмехается над ним. Он рассказал, как разрушился его туннелер. Слушая его, Орелли улыбался все шире, но ничего не сказал. Он казался кошкой, играющей с пойманной ею мышью.

— Понимаете, профессор, я должен обсудить это со своим партнером. Я не могу один принимать такие решения. Они могут повлиять на мою жизнь.

— Я прошу тебя о помощи, и только!

— Совершенно верно.

Подошел Гордон Огг. Он был удивлен, увидев здесь Фаустафа.

— Что вы здесь делаете, профессор?

— Профессор в затруднительном положении, — ответил ему Орелли. — В очень трудном. Он хочет воспользоваться нашим туннелером… чтобы покинуть З-15.

— А почему бы и нет? — сказал Огг.

— Ты слишком поспешен, Гордон, — пробормотал Орелли сквозь зубы. — Ты говоришь — почему бы и нет? Но это может быть какой-нибудь ловушкой. Мы должны быть осторожны.

— Профессор Фаустаф не устраивает ловушек, — сказал Огг. — Ты слишком подозрителен.

— Лучше осторожничать, чем ошибаться.

— Ерунда! Не может быть и речи, что мы не позволим профессору уйти с нами, если сами сможем уйти.

Фаустаф видел, что выражение лица Орелли все больше выдавало неприкрытую злобу и хитрость. Затем на него медленно вернулась улыбка.

— Очень хорошо, Гордон. Если хочешь быть настолько безрассудным… — он усмехнулся и отвернулся.

Огг стал расспрашивать Фаустафа, и тот рассказал о том, что случилось. Огг сочувственно кивал. В подражание некоторому типу британских дипломатов с З-2, манеры Огга были безупречными. Сам он был довольно добрым, романтические мечты Байрона горели в его глазах и распространялись на обращение с окружающими. Он представлял себя пиратом, диким искателем приключений, рискующим своей жизнью на субпространственных Землях. Огг жил опасной жизнью и несомненно любил ее, но его наружность выдавала неопределенность и великодушие британского дипломата. Огг провел Фаустафа в штабной домик, где его люди уже проходили через туннелер, унося добычу.

— Туннель на З-11, — сказал Огг. — При складывающихся обстоятельствах, как нам кажется, не стоит пытаться попасть на З-2 или З-1.

— Мы должны были предвидеть это, — пробормотал Фаустаф, вспоминая Пеппита, погибшего в субпространстве. З-11 не был привлекательным миром, состоящим преимущественно из высоких гор и бесплодных долин, но там он мог связаться со своей базой на З-11 и вскоре попасть на З-1.

В палатку вошел Орелли и улыбнулся всем по-братски.

— Мы готовы? — спросил он.

— Почти, — ответил Огг. — Люди демонтируют оборудование и переправляют его. Один отряд сворачивает лагерь.

— Думаю, будет разумнее оставить джипы здесь, — сказал Орелли. — Предсказание профессора точное.

— Точное? — переспросил Огг.

— Выгляните наружу. — Орелли махнул рукой. Фаустаф и Огг подошли к двери и выглянули наружу.

Огромное, быстро расширяющееся лилово-голубое зарево заполняло горизонт. Его края казались чернее, чем открытый космос. Серый цвет исчез, и земля потеряла свой естественный вид. Она кипела разными красками. Не говоря ни слова, Огг и Фаустаф устремились к туннелеру. Орелли уже не было. Он, конечно, не стал их ждать. Туннель уже начал проявлять признаки нестабильности, как будто закрывался. Фаустаф побежал за Оггом в туннель, чувствуя тошноту при воспоминании о смерти Пеппита. Серые стены туннеля мерцали, угрожая исчезнуть. Фаустаф двигался не как обычно, не очень спеша, а мчался вперед, не чуя под собой ног, пока не обнаружил, что стоит на каменистом склоне горы. Вокруг была ночь, светила большая луна.

Другие фигуры, казавшиеся в ночи силуэтами, стояли вокруг по склону. Фаустаф узнал очертания Огга и Орелли.

Он чувствовал себя полностью подавленным. З-15 была теперь всего лишь облаком быстро рассеивающегося газа. Даже Спасатели, казалось, были потрясены увиденным. Они молча стояли вокруг, слышалось только их тяжелое дыхание. Внизу, в долине, Фаустаф смог различить теперь огни, возможно, лагерей Спасателей. У него не было уверенности по поводу отношений, сложившихся между ними и его собственной базой на З-11.

Группа людей стала спускаться по склону, осторожно прощупывая дорогу. Остальные последовали за ними, и скоро весь отряд уже двигался вниз по направлению к лагерю. Фаустаф замыкал колонну.

Наконец они достигли долины и остановились. Фаустаф мог теперь рассмотреть, что там было два лагеря, по одному с каждой стороны неширокой долины.

Огг накрыл ладонью руку Фаустафа.

— Пойдемте со мной, профессор, в мой лагерь. Утром я провожу вас на вашу базу.

Орелли попрощался:

— Счастливого пути, профессор. — Он повел своих людей в свой лагерь. — Гордон, увидимся завтра, чтобы, обсудить результаты.

— Прекрасно, — согласился Огг.

В лагере Огга на З-11 была такая же неспокойная атмосфера, что и в последние дни на З-15. Огг привел Фаустафа в свой домик и предоставил ему превосходную кровать. Оба они были очень утомлены и скоро заснули, несмотря на переполнявшие их головы мысли.

VI. ПОЯВЛЕНИЕ ШТАЙФЛОМАЙСА

Фаустафа разбудили звуки начавшейся деятельности в лагере Гордона Огга. Самого Огга в палатке не было. Фаустаф слышал его голос, отдававший приказы. Казалось, в нем звучала тревога. Фаустаф удивился: что могло к этому привести? Он поспешил к выходу из домика и увидел Огга, наблюдавшего за свертыванием лагеря. Туннелер стоял на открытом воздухе, и техники Спасателей работали с ним.

— Вы переходите на другую планету? — спросил Фаустаф, подойдя к Оггу. — Что случилось?

— Мы получили сообщение о возможности хорошо поработать на З-3, — ответил Огг, трогая усы и стараясь не смотреть прямо на Фаустафа. — Небольшая СНВ была подавлена неподалеку от Сент-Луиса, но часть города сильно разрушена. Мы должны успеть туда, пока район полностью не взят под контроль.

— Кто сообщил об этом?

— Один из наших агентов. У нас тоже хорошие средства связи, как вы знаете, профессор.

Фаустаф скривил рот:

— Я могу воспользоваться туннелером вместе с вами?

Огг покачал головой:

— Я думаю, мы уже сделали для вас достаточно, профессор. Мы оставляем часть добычи, принадлежащую Орелли. Можете воспользоваться ею. Но будьте осторожны.

Фаустафу снова надо было остерегаться. Он чувствовал себя неуверенно. Оставленный на сомнительную милость Орелли, он не знал истинных причин поспешного ухода Огга на З-3. Он смотрел, как Спасатели упаковывают оборудование и уносят его с собой в туннель, затем сам туннелер исчез в туннеле, им созданном. Фаустаф был один в центре покинутого лагеря Гордона Огга.

Огг оставил З-11, зная, что у него пятидесятипроцентная возможность быть убитым мстительным Орелли. Или, может быть, для Огга это была благоприятная возможность отделаться от Фаустафа, который никогда не переставал удивляться психологии этого искателя приключений. Он вышел из лагеря и направился к перевалу, решив, что ему лучше самому добраться до своей базы, чем довериться Орелли.

К полудню Фаустаф преодолел два каньона и был на полпути к перевалу. Он проспал час, прежде чем снова продолжить путь.

Его целью было найти наиболее пологий склон, который не был бы трудным для подъема и где не было снега. Возможно, там он смог бы определить, где он находится, и сориентироваться. Фаустаф знал только, что его база лежит к северо-востоку от того места, где он находится, но чтобы ее достичь, возможно, пришлось бы пройти половину планеты. Бесплодная и полностью покрытая холодными горами, эта планета была подобна Земле и имела такие же размеры. Даже если его база и была относительно недалеко, он не мог рассчитывать, что путь займет меньше недели. И все-таки он предпочитал находиться тут, нежели с Орелли. К тому же было ясно, что за ним будет послана поисковая партия, чтобы убить его. Не будучи самонадеянным, Фаустаф осознавал, что с его смертью организация может лишиться сердца. Хотя сам он делал немного, но был Главой организации — координировал действия различных команд. Он был даже большим — двигателем организации. Без него, возможно, она легко забыла бы свои цели, отвлекаясь от насущных задач по сохранению разумной жизни.

Вспотевший и измученный, Фаустаф, наконец, достиг места менее чем в тридцати футах от вершины, где смог осмотреться, и увидел, что вокруг до горизонта простираются скалы. Он, должно быть, находился в сотнях миль от базы.

Он присел на скальный выступ, чтобы обдумать свое неприятное положение. Вскоре его сморил сон. Проснулся он вечером от звуков кашля, раздавшихся сзади. Неожиданно повернувшись навстречу этим человеческим звукам, он не без удивления увидел изящную фигуру Штайфломайса, сидящего на скале прямо за ним.

— Добрый вечер, профессор Фаустаф. — Штайфломайс улыбался. Его черные глаза смотрели прямо и светились двусмысленным юмором. — Я нахожу этот вид довольно унылым, а вы?

Подавленное настроение оставило Фаустафа, и он рассмеялся этому замечанию. Штайфломайс на секунду даже растерялся:

— Почему вы смеетесь?

Фаустаф продолжал смеяться, его большая голова сотрясалась от хохота.

— Здесь, — проговорил он сквозь смех, — нет живых существ на сотни миль вокруг, с кем можно было бы поговорить.

— Это так, профессор, но…

— И вы пытаетесь представить эту встречу как случайную? Куда же мы теперь направляемся, герр Штайфломайс? В Париж? Ждете самолет?

Штайфломайс улыбнулся:

— Думаю, что нет. В действительности мне оказалось довольно трудно обнаружить вас после уничтожения З-15. По-моему, З-15 — это ваш термин для обозначения детальной симуляции Земли?

— Да, но симуляция… Что это значит?

— Альтернативность, если вам так больше нравится.

— Вы каким-то образом связаны с Р-отрядами?

— Есть некоторая связь между мной и Отрядами Разрушителей. Это подходящий термин. Создан вашим отцом?

— Да, как мне кажется. И что это за связь? Что такое Р-отряды? На кого они работают?

— Я посетил эту планету не только для того, чтобы ответить на ваши вопросы, профессор. Знаете, вы и ваш отец доставили моим патронам много хлопот. Вы даже не представляете, как много. — Штайфломайс улыбался. — Поэтому я так сопротивлялся выполнению приказов, направленных против вас.

— Кто это — ваши патроны, и какие это приказы?

— Они очень могущественные люди, профессор. Мне приказано убить вас, чтобы вы не могли мешать их планам.

— Кажется, вам нравится, что я доставляю им неприятности? — заметил Фаустаф. — Вы не противодействуете им? Вроде как ведете двойную игру. Вы на моей стороне?

— На противоположной, профессор, — их и ваши цели имеют много общего. Я противостою вам всем. Всем, кто занимается этими разрушениями и созиданиями. Я чувствую, что все должно умереть — медленно, загнивая… — Штайфломайс улыбался теперь более грустно. — Но я — послушный исполнитель. Я должен выполнять приказы вопреки моим собственным наклонностям.

Фаустаф засмеялся, невольно восхищенный притворством Штайфломайса:

— Значит, вы влюблены в смерть?

Штайфломайс, казалось, воспринял этот вопрос как своего рода осуждение.

— А вы, профессор, влюблены в жизнь. А жизнь — ведь это так незрело, полуоформленно. Противопоставьте этому непреодолимое простодушие смерти.

— Вы как будто в юношеском заблуждении, — сказал Фаустаф наполовину для себя. — Вы не старались немного смягчиться?

Штайфломайс поморщился, уверенность покинула его, тогда как Фаустаф успокоился и был в довольно хорошем расположении духа, отвечая на вопросы Штайфломайса.

— Я думаю, что вы дурак, профессор. Я сделаю так, что ваша жизнь будет короче, чем у бабочки-однодневки. Наивны вы, а не я.

— Значит, вы не получаете удовольствия от жизни?

— Мое единственное развлечение заключается в изучении разложения Вселенной. Она умирает, профессор. Я продолжаю жить только затем, чтобы увидеть ее смерть.

— Если это правда, то какое значение имеет это для вас или для меня? Когда-нибудь все обязательно умрут, но это не отбивает у нас охоту жить.

— Но это же бессмысленно! — закричал Штайфломайс и вскочил. — Это бессмысленно! Все это не имеет значения. Посмотрите на себя. Как вы проводите время, воюя и проигрывая сражения при защите крохотной планеты — сколько это может продолжаться? Зачем вы это делаете?

— Мне это кажется стоящим. Вы не чувствуете жалости к людям, которые погибают при разрушении планет, — сколько это может продолжаться? Почему? По-моему, они должны иметь возможность прожить столько, сколько в состоянии.

— Но для чего они используют свои жалкие жизни? Они суетливы, материалистичны, узки — жизнь не дает им действительного наслаждения. Большинство даже не ценит искусство, которое создают лучшие из них. Они все и так мертвы. Это вам не приходило в голову?

Фаустаф возразил:

— Их радости настолько ограничены, что в этом я с вами согласен. Но они делают то, что им нравится. Их жизнь хороша сама по себе. И ведь не одни удовольствия делают жизнь стоящей.

— Вы говорите так, словно вы один из них. Их развлечения вульгарны. Они не заслуживают того, чтобы на них тратили время. Вы — прекрасный человек. Вы понимаете такие вещи, которые они бы не сумели понять. Но даже их нищета ничтожна и ограничена. Позвольте этим пародиям на Землю умереть, а их обитателям — исчезнуть вместе с ними!

Снова Фаустаф покачал головой:

— Я не последую вашему примеру, герр Штайфломайс.

— Вы надеетесь на благодарность этих людей?

— Конечно нет. Большинство из них не осознает, что происходит. Конечно, я не разумен во всех случаях, герр Штайфломайс, — он засмеялся. — Может быть, вы правы — я что-то вроде шута…

Когда Фаустаф кончил говорить, Штайфломайс, казалось, взял себя в руки.

— Хорошо, — сказал он примирительно. — Вы согласны позволить планетам умирать, как они должны?

— О, я буду продолжать делать все, что только в моих силах, если только не умру здесь от лишений или не упаду с горы. Наш разговор несколько гипотетический, если вы понимаете мое положение, — он усмехнулся.

Фаустафу показалось весьма неуместным, что в этот момент Штайфломайс залезает в карман и достает оружие.

— Вы поставили меня в затруднительное положение, признаю, — сказал Штайфломайс. — И я бы хотел еще понаблюдать за вашими дурачествами. Но этот момент удобен, ну а я обременен приказом. Думаю, я вынужден сейчас вас убить.

Фаустаф кивнул:

— Это было бы гораздо лучше голодной смерти, — признался он, желая, чтобы появилась какая-нибудь возможность бросить что-либо в Штайфломайса.

VII. ЛАГЕРЬ КАРДИНАЛА ОРЕЛЛИ

В манере, однажды выученной и неловкой, Штайфломайс направил пистолет в голову Фаустафа, тогда как профессор пытался сообразить, что же делать. Он мог толкнуть Штайфломайса или просто отскочить в сторону, рискуя упасть с уступа скалы. Уж лучше было бы ударить его.

Фаустафу, возможно, и не повезло бы, не отвернись Штайфломайс в тот момент, когда он бросился вперед, согнувшись, чтобы по возможности не попасть своим грузным телом на линию огня. Штайфломайс был отвлечен звуком мотора вертолета, кружившегося над ними. Фаустаф в прыжке выбил пистолет из его руки, и тот отлетел в сторону со звяканьем, эхом отдавшимся от скал. Он двинул Штайфломайса в живот, и бородатый человек, корчась от боли, упал.

Фаустаф поднял пистолет и направил его на Штайфломайса. Тот корчился и стонал от боли. Очевидно, он решил, что Фаустаф убьет его, и странное выражение застыло в его глазах — что-то вроде неподдельного ужаса.

Вертолет снизился, Фаустаф слышал его совсем рядом и гадал, кто бы это мог пилотировать его. Рев мотора становился все громче, пока не оглушил профессора совсем. Его одежда рвалась на ветру, созданном винтом. Фаустаф начал боком обходить Штайфломайса, стараясь одновременно увидеть находящихся в вертолете людей.

Их было двое. Один из них, с беспечной детской улыбкой, одетый в красное, был кардиналом Орелли, его лазерная винтовка смотрела в живот Фаустафа. Другой же был пилотом в коричневом комбинезоне и шлеме.

Орелли что-то кричал, но из-за рева мотора Фаустаф не мог расслышать слов. Штайфломайс поднялся с земли и с любопытством смотрел на Орелли. Сейчас Фаустаф чувствовал большую симпатию к нему, нежели к Орелли. Затем он понял, что оба они — его враги и что Штайфломайс имеет реальную возможность объединиться с Орелли. Наблюдая, как пилот аккуратно сажает вертолет ниже по склону, Фаустаф решил, что Орелли, должно быть, специально искал его. Винтовка Орелли все еще была направлена на него. Винты вертолета перестали вращаться, Орелли спрыгнул на землю и направился к ним с застывшей жесткой улыбкой на губах.

— Мы прозевали вас, профессор, — сказал он. — Мы должны были постараться доставить вас в наш лагерь гораздо раньше. Вы сбились с пути?

Фаустаф видел, что Орелли догадывается, почему он предпочел прогулку по горам визиту к злобному экс-кардиналу.

— Не имею чести быть знакомым, — Орелли с осторожной улыбкой обернулся к Штайфломайсу.

— Штайфломайс, — отрекомендовался тот. — А вы?

— Кардинал Орелли. Профессор называет меня Спасателем. Откуда вы, господин Штайфломайс?

Штайфломайс разомкнул губы:

— Я, правду говоря, вроде странника. Сегодня здесь, завтра там, знаете ли…

— Вижу. Вы можете пройти в мой лагерь. Там удобнее…

Фаустаф понял, что нет смысла спорить. Орелли проводил его и Штайфломайса к вертолету и помог сесть на заднее сидение. С винтовкой в руках, зажатой так, что она была направлена поверх их голов, Орелли сел рядом с пилотом и захлопнул дверцу.

Вертолет снова поднялся в воздух и полетел по направлению к лагерю. Фаустаф был благодарен Орелли за передышку, хотя ожидал от него худшего, ибо тот его ненавидел. Сейчас же Орелли осматривал горы, простирающиеся до горизонта во все стороны.

Очень скоро Фаустаф узнал долину и увидел лагерь Орелли — группу серых домиков среди поросшей кустарником местности. Вертолет немного не долетел до лагеря и приземлился с толчком. Орелли вылез из кабины и предложил обоим пленникам следовать за ним. Они шли к лагерю. Орелли бубнил под нос что-то, напоминающее григорианский хорал. Казалось, он был в хорошем настроении.

По знаку Орелли они, пригнув головы, вошли в его палатку. Она была сделана из материала, позволяющего легко видеть то, что творится снаружи, не будучи видимым оттуда. Фаустаф узнал машину, которая стояла в центре палатки. Он также увидел два тела, лежащие рядом.

— Вы узнаете их? — спросил Орелли, проходя к большому металлическому столу в углу и доставая стаканы. — Выпьете? Боюсь, у меня здесь только вино.

— Спасибо, — сказал Фаустаф, но Штайфломайс отрицательно покачал головой.

Орелли протянул Фаустафу стакан красного вина.

— Сант-Эмилиан, 1953, с З-3, — пояснил он. — Думаю, вам понравится.

Фаустаф попробовал и кивнул.

— Вы узнаете их? — повторил Орелли свой вопрос.

— Эти тела — они из членов Р-отряда, не так ли? — сказал Фаустаф. — Я видел такие же на З-15. А машина похожа на Разрыватель. Мне кажется, у вас возник план, как его использовать, а, Орелли?

— Пока нет, но несомненно будет… Вы знаете, эти люди из Р-отряда не мертвы. У них сохранилась постоянная температура тела с тех пор, как мы их нашли. Мы должны были пройти через их лагерь на З-15 незадолго до вас. Температура их тел низкая, но не такая уж и малая. Хотя они и не дышат. Короче, приостановлена жизнедеятельность.

— Ерунда, — сказал Фаустаф, выпивая вино до дна. — Все опыты, проводимые в этом направлении, оказались безрезультатными. Вы помните эксперименты в Мальме в 1991 году на З-1? Помните скандал?

— Я, конечно, не помню, — ответил Орелли, — поскольку я не с З-1. Но я об этом читал. И все же это выглядит именно так. Они живы и в то же время мертвы, все наши попытки разбудить их оказались безуспешными. Я надеюсь, профессор, что вы сможете нам помочь.

— Как я могу помочь?

— Возможно, вы поймете, когда осмотрите эту пару.

Пока они говорили, Штайфломайс склонился над одним из Разрушителей и принялся его осматривать. Человек был среднего роста и под черным комбинезоном казался хорошо развитым физически. Удивительным было то, что обе фигуры были очень схожи чертами лица и сложением. У них были короткие светло-коричневые волосы, широкоскулые лица, белая кожа без пигментных пятен, но нездоровый цвет лица и структура кожи были необычными, особенно в верхней части лица.

Штайфломайс поднял одному из них веки, и Фаустафа передернуло от взгляда голубых глаз, смотревших, казалось, прямо на него. На мгновение ему почудилось, что человек в действительности не спит, он просто не может двигаться. Штайфломайс опустил веки.

И встал прямо, сцепив руки.

— Замечательно. Что вы предполагаете с ними делать, кардинал Орелли?

— А я еще не решил. Мои интересы научного характера — я хочу знать о них как можно больше… Это первые Разрушители, которые когда-либо попадали к нам, так, профессор?

Фаустаф кивнул. У него пронеслось в голове, что лучше бы Разрушители попали в другие руки, нежели к Орелли. Он не осмелился даже подумать о том, какое применение найдет мечущийся мозг Орелли для Разрушителей и их Разрывателя. С его помощью он мог шантажировать весь мир. И Фаустаф решил уничтожить аппарат, как только ему представится такая возможность.

Орелли взял у него из рук пустой стакан и поставил его на металлический стол. Он снова налил профессору вина, и Фаустаф выпил его механически, хотя долгое время не ел. Обычно он пил в меру, но вино слабо действовало на него.

— Я думаю, мы вернемся в мой штаб на З-4, — сказал Орелли. — Там лучшие условия для необходимых исследований. Надеюсь, вы примете мое приглашение, профессор, и согласитесь мне помочь.

— По-моему, вы отправите меня на тот свет, если я откажусь, — заметил Фаустаф.

— Я бы, конечно, не воспринял с радостью ваш отказ, — хищно оскалился Орелли.

Фаустаф ничего на это не ответил. И он решил, что в его интересах попасть на З-4 с Орелли, где появится реальная возможность связаться со своей организацией.

— А что вас забросило в этот негостеприимный мир, господин Штайфломайс? — поинтересовался Орелли с показной сердечностью.

— Это из-за профессора Фаустафа. Я хотел поговорить с ним.

— Поговорить? А мне показалось, что вы и профессор занимались чем-то вроде драки, когда я появился на сцене. Вы — друзья? Я бы так не подумал.

— Аргументация была временно прервана вашим появлением, кардинал, — сказал Штайфломайс. — Мы обсуждали философские проблемы.

— Философия? Какого рода? Я сам интересуюсь метафизикой. Не удивляйтесь, я просто вспоминаю свою старую профессию.

— О, мы говорили о сравнительных возможностях и достоинствах жизни и смерти, — сказал Штайфломайс, просветлев.

— Интересно. Я и не знал, что вы увлекаетесь философскими спорами, профессор, — промурлыкал Орелли, обращаясь к Фаустафу. Тот пожал плечами, повернулся спиной к Штайфломайсу и Орелли и подошел ближе к телам Разрушителей.

Он нагнулся и дотронулся до лица одного из них, оно было теплым, как пластик при комнатной температуре. Казалось, оно вообще не было покрыто человеческой кожей. Профессор затеял с Штайфломайсом и Орелли глупую словесную дуэль. Они увлеклись приводимыми ими доводами на довольно долгое время, пока Орелли театральным жестом не прервал Штайфломайса на середине фразы и не заявил, что времени очень мало и он должен заняться подготовкой к созданию туннеля через субсветовое пространство к его штабу на З-4. Когда он вышел из палатки, его сменила охрана из двух вооруженных людей.

Штайфломайс подарил Фаустафу сардонический взгляд, но тот не чувствовал радости, принимая условия игры Орелли. Хотя охрана не позволила бы ему близко приблизиться к Разрушителю, он занялся его изучением с того места, где тот стоял, пока не пришел Орелли и не сообщил, что туннель готов.

VIII. РАЗРУШИТЕЛИ

Сильно уставший и очень голодный, Фаустаф прошел через туннель и обнаружил, что находится в подвале с каменной кладкой. Это была церковь в готическом стиле. Камни выглядели старыми, но были недавно отреставрированы. Воздух был холодным и сырым. Вокруг лежали груды полевого снаряжения Спасателей, а само помещение освещалось неоновой трубкой. Орелли и Штайфломайс уже находились здесь и о чем-то разговаривали. При появлении Фаустафа они замолчали.

Вскоре принесли тела Разрушителей и их прибор. Разрушителей несли люди Орелли. Сам он прошел вперед, открывая двери в дальнем конце подвала и показывая путь по каменным ступеням в пышный интерьер большой церкви, наполненной солнечным светом, льющимся через высокие окна. Создавалось впечатление, что церковь даже больше, чем была на самом деле. Это место Фаустаф мог сравнить с самыми лучшими готическими соборами Британии и Франции — прекрасный образец человеческого творчества. В центре церкви располагались алтарь, кафедра проповедника и маленькие часовенки слева и справа — все указывало на то, что церковь, скорее всего, католическая. Выпитое вино вскоре все же подействовало на Фаустафа, и он блуждал глазами по росписям 14-го века со святыми, животными и растениями, пока не взглянул на потолок, высокий и иссеченный каменными ребрами, едва видимыми в холодном полумраке. Когда он снова опустил глаза, то увидел Штайфломайса, стоящего перед ним с улыбкой на губах.

Пораженный красотой церкви, Фаустаф обвел кругом рукой:

— И вот это все вы, Штайфломайс, хотели бы разрушить?

Штайфломайс пожал плечами:

— Я видел лучшие вещи. По моим понятиям — это ограниченная архитектура, профессор, и довольно неуклюжая. Дерево, камень, сталь и стекло, неважно, какие материалы используются, — все это грубо.

— Значит, это вас не вдохновляет? — спросил Фаустаф недоверчиво.

Штайфломайс рассмеялся:

— Нет. Вы так наивны, профессор.

Не в силах выразить эмоций, которые вызвала у него церковь, Фаустаф терялся от того, какой должна быть архитектура, чтобы вызвать интерес у Штайфломайса.

— Где эта ваша архитектура? — спросил он.

— В местах, которые вам неизвестны, профессор, — Штайфломайс продолжал уклоняться от ответа, и Фаустаф снова удивился, а не мог ли тот иметь какую-то связь с Р-отрядами.

Орелли наблюдал за своими людьми. Теперь он обратился к ним:

— Что вы думаете о моем штабе?

— Очень выразителен, — сказал Фаустаф, желая как-то похвалить людей Орелли и выразить свое восхищение церковью.

— Монастырь, присоединенный к собору. И те, кто живет там, присоединились к тем, кто жил там раньше и занимался другими делами. Пойдемте дальше. Лаборатория подготовлена.

— Я бы лучше съел чего-нибудь, прежде чем работать, — сказал Фаустаф. — Надеюсь, ваша кухня так же прекрасна, как и окружение?

— Она лучше всего остального, — заметил Орелли. — Конечно, сначала мы поедим.

Чуть позже они втроем сидели в большой комнате, которая являлась личными апартаментами аббата. Альковы были заставлены книгами, преимущественно религиозными работами различного характера; здесь были также репродукции. Большинство из них изображали различные версии «Искушения святого Антония» — Босх, Брейгель, Грюнвальд, Шенгауэр, Найс, Эрнст, Дали… Несколько других Фаустаф не знал. Угощение было прекрасным, как и обещал Орелли, вино замечательным — из монастырских запасов. Фаустаф указал на репродукции:

— Ваш вкус, Орелли, или вашего предшественника?

— Его и мой, профессор. Поэтому я и оставил их здесь. Его интересы были несколько более навязчивы, чем мои. Я слышал, что он, в конце концов, сошел с ума. — Он улыбнулся своей жесткой улыбкой и поднял бокал.

— Из-за чего монастырь опустел? Почему собор не используется? — спросил Фаустаф.

— Наверное, это станет ясно, если я вам разъясню наше географическое положение на З-4, профессор. Мы находимся в районе, когда-то занимаемом Западной Европой. Более конкретно: мы недалеко от места, где был Гавр, хотя сейчас не осталось следов ни от города, ни от моря. Вы помните СНВ, которую вы взяли под контроль в этом районе, профессор?

Фаустаф был в недоумении. Он еще не видел, что лежало за монастырскими стенами, ибо они были занавешены тяжелыми шторами. Он был уверен, что находится в одном из сельских районов. Теперь же он вскочил, подошел к окну и откинул тяжелые бархатные портьеры. Было темно, но сверканье льда угадывалось безошибочно. В лунном свете, простираясь до горизонта, раскинулось широкое ледяное поле. Фаустаф знал, что оно охватывает Скандинавию, частично Россию, Германию, Польшу, Чехословакию, немного Австрию и Венгрию, простираясь в другом направлении до половины Британии, включая Руль.

— Но здесь лед на сотни миль вокруг, — сказал он, обращаясь к Орелли, который сидел, потягивая вино и улыбаясь.

— Здесь мой штаб с тех пор, как я открыл это место три года назад. Каким-то образом оно сохранилось от СНВ. Монахи сбежали до того, как СНВ превратилось во что-то опасное. Я нашел это место позднее.

— Но я никогда не слышал о чем-либо подобном, — сказал Фаустаф. — Собор и церковь ледяной пустыни? Как они сохранились?

Орелли поднял взгляд к потолку:

— Божественное вмешательство, наверное.

— Скорее причуда, как мне кажется, — возразил Фаустаф, снова садясь за стол. — Я видел подобные вещи, но настолько эффектные — никогда.

— Это моя фантазия, — сказал Орелли. — Уединенно, просторно и, поскольку я провел отопление, комфортабельно. Мне это подходит.

На следующее утро в лаборатории Орелли Фаустаф осматривал двух, теперь уже раздетых, Разрушителей, лежащих на столе перед ним. Он решил, что Орелли либо играет, либо действительно верит в его познания в биологии. Он очень мало что мог сделать, за исключением того, чем занимался сейчас, а именно — электроэнцефалограммами. Было нецелесообразным выводить Орелли из заблуждения, ибо Фаустаф был убежден, что иначе тот просто-напросто убьет его.

Кожа обследуемых сохраняла видимость несколько теплого пластика. Сердца не бились, конечности не сгибались, глаза остекленели. Когда ассистенты установили электроды на головах Разрушителей, Фаустаф подошел к электроэнцефалографу и стал изучать графики, выдаваемые самописцами. Они показывали только простую синусоиду, постоянную кривую, как если бы мозг был жив, но полностью отключен. Тест объяснял только то, что и так было очевидно.

Фаустаф взял шприц и ввел стимулятор одному из Разрушителей. Другому он инъектировал депрессант. Энцефалограммы остались без изменения. Фаустаф был вынужден согласиться с предложением Орелли, что эти люди находятся в состоянии полностью заторможенной жизнедеятельности.

Ассистенты Орелли, помогавшие ему, были невозмутимы и немного напоминали характерами объекты, которые сейчас изучались. Фаустаф повернулся к одному из них и попросил подготовить рентгеновскую установку. Тот выкатил механизм вперед и сделал несколько снимков обоих Разрушителей. Затем он протянул пластины Фаустафу. Беглого взгляда на снимки было достаточно, чтобы увидеть, что люди, лежавшие на столе, хотя и казались обыкновенными живыми существами, на самом деле таковыми не являлись. Их органы были упрощенными, как и костная структура. Фаустаф положил пластинки рядом с телами Разрушителей и присел. Результаты исследования проплывали в его мозгу, но он не мог сконцентрироваться ни на одном из них. Эти создания могли быть присланы из открытого космоса, но могли быть и изготовлены людьми на одной из альтернативных Земель.

Фаустаф уцепился за эту последнюю мысль. Организм Разрушителей действовал, не подчиняясь ни одному из нормальных законов, присущих животным. Возможно, они были искусственными, чем-то вроде роботов. Науке нужны такие роботы, но земной науке до их создания было еще очень далеко.

Кто же создал их? Откуда они пришли?

Фаустаф закурил сигарету и задумался. А нужно ли сообщать что-то Орелли? Он должен сам выяснить всю правду, и как можно скорее. Профессор встал и попросил хирургические инструменты. С помощью рентгеновских снимков он мог провести простую хирургическую операцию с Разрушителями, не создавая никакой опасности для их жизни. Он надрезал запястье одного из них. Кровотечения на разрезе не было. Затем взял элемент кости и кусочки плоти и кожи. Потом он постарался восстановить надрезанную ткань обычными способами, но шов не держался. В конце концов Фаустаф заклеил разрез обычной клейкой лентой. Профессор положил образцы под микроскоп в надежде, что его знаний основ биологии будет достаточно, чтобы обнаружить их отличие от нормальных кожи, кости и плоти.

Микроскоп сразу показал несколько существенных отличий, которые не требовали для своего обнаружения специальных знаний. Обычная клеточная структура полностью отсутствовала. Кость, казалось, состояла из металлического сплава, а плоть — просто из мертвой клетчатки, напоминающей пластик, хотя ее ячейки были гораздо более многочисленными, чем в любом из известных ранее пластиков. Единственный вывод, который он мог сделать, заключался в том, что Разрушители не были живыми созданиями в настоящем смысле; они были роботами — искусственно созданными.

Использованные в их конструкции материалы не были известны Фаустафу. Структура стали и пластика доказывала наличие очень высокого уровня технологии, более высокого, чем в его собственном мире.

Он начал ощущать беспокойство по поводу того, что, возможно, эти существа не были созданы на тех Землях, которые он знал. Они могли путешествовать через субпространство и, очевидно, были изготовлены для управления Разрывателем. Все это доказывало тот факт, что агенты Р-отрядов были созданы какой-то цивилизацией, действующей вне субпространства и, возможно, с базы в открытом космосе, за пределами солнечной системы. Тогда нападения осуществлялись не человеческими существами, как думал Фаустаф, что его и вводило в заблуждение. Разве он мог понять мотивы бесчеловечности Разрушителей? Не зная же, почему они пытаются уничтожить миры субпространства, казалось невозможным найти пути, как остановить их на сколько-нибудь долгое время.

Теперь он пришел к решению. Он должен уничтожить Разрыватель. Аппарат лежал в углу лаборатории, готовый к исследованию. Только уничтожение прибора могло остановить Орелли от использования или угрозы использования его с целью шантажа.

Фаустаф подошел к установке.

В этот момент профессор почувствовал дрожь в области запястья, и очертания комнаты стали блекнуть. Ему показалось, что воздух не поступает в легкие. Он узнал это ощущение — заработал инвокар.

IX. ЗЕМЛЯ-0

Доктор Мэй вздохнул с облегчением. Он стоял, потягивая вино из стакана, за стойкой бара в комнате, которую Фаустаф сразу же узнал. Это был его штаб в Хайфе на Земле-1.

Фаустаф подождал, пока в голове прояснится, перед тем как обратиться к Мэю.

— Мы уже не думали, что вы вернетесь, — сказал доктор. — Мы пытались выручить вас все это время, сразу после того, как вы исчезли при разрушении З-15. Я слышал, наш аджастор уничтожен.

— Простите, — вымолвил Фаустаф.

Мэй пожал плечами и поставил стакан. Его лицо выглядело необычайно изможденным.

— Это ничего по сравнению с тем, что тут происходит. У меня для вас есть новости.

— И у меня для вас.

Фаустаф заметил, что Мэй всегда бывает чем-то расстроен не вовремя. Он не счел нужным говорить об этом. В конце концов он вернулся на свою базу и мог наконец-то осуществить план, который окончательно вывел бы Орелли из игры.

Мэй пошел к двери. Техники убирали большой инвокар, который был использован, чтобы доставить Фаустафа через субпространство, когда они засекли сигнал на его диске.

Фаустаф вышел вслед за Мэем в коридор, и они вместе поднялись на лифте. На четвертом этаже они прошли в кабинет Мэя.

Там их ожидали несколько человек. Некоторых из них Фаустаф узнал: это были руководители отделений Центрального штаба и специалисты по связи.

— У вас есть что-нибудь сообщить нам до того, как мы начнем? — спросил Мэй, поднимая трубку селектора после приветствия. Он заказал кофе и положил трубку.

— Мне не нужно много времени для того, чтобы ввести вас в курс дела, — сказал Фаустаф.

Он сел в кресло и рассказал им о попытке Штайфломайса убить его, как стало ясно, что тот знает о мирах субпространства гораздо больше, чем они думали, как говорил о том, что организация Фаустафа не выдержит массированной атаки. Затем он перешел к описанию «образцов» Орелли и результатам их изучения.

Реакция на его сообщение была вовсе не такой, какую он ожидал. Мэй просто внимал, его губы были плотно сжаты.

— Это согласуется с нашими открытиями, профессор, — сказал он. — Мы установили контакт с новой альтернативной Землей. Точнее, я должен сказать, с ее частью. В настоящий момент она находится на стадии формирования.

— Сейчас возникает Земля! — Фаустаф был возбужден. — Нам нужно быть там. Видеть, как это происходит! Это может дать многое…

— Мы попытались проникнуть на З-0, так мы теперь ее называем, но любая попытка оказалась блокированной. Эта Земля не создается естественным путем, за ее формированием стоит разум.

Фаустаф легко согласился с этим. Логика говорила о том, что нечеловеческие силы работают не только на разрушение, но и, как теперь стало ясно, на созидание мира. Агенты Р-отряда — Штайфломайс и Мэгги Уайт — возможно, могли бы сказать больше. Все события прошедшего дня в свете создавшейся ситуации наполнялись худшим смыслом. И неприятности, с которыми он столкнулся, были значительнее, чем предполагалось.

Фаустаф налил себе кофе, который принесли в это время.

Доктор Мэй выглядел нетерпеливым.

— Что нам делать, профессор? Мы не готовы к отражению атаки, мы даже не вооружены настолько, чтобы справиться с другим большим отрядом Разрушителей того же типа, который встретился нам на З-15. Пока что эти силы до настоящего времени просто играли с нами.

Фаустаф кивнул и отхлебнул кофе.

— Вашей первой целью должен быть штаб Орелли, — сказал он. Когда же он продолжил, то, казалось, был растерян. — Штаб должен быть уничтожен — со всем, что в нем находится.

— Уничтожен? — Мэй хорошо знал взгляды профессора на святость жизни.

— Другого мы ничего не сможем сделать. Я никогда не думал так, я никогда не был в подобной ситуации, но мы вынуждены пойти на убийство нескольких, чтобы спасти многих.

Даже тогда, когда Фаустаф говорил это, он до конца не верил в необходимость предлагаемых им самим жестоких мер.

Доктор Мэй казался почти удовлетворенным.

— Вы говорите, что он на З-4, примерно в квадрате 38 — 62? Вы сами хотите возглавить экспедицию? Думаю, мы пошлем туда вертолеты с бомбами.

— Нет, я не хочу идти с вами. И дайте тем пятиминутное предупреждение. За это время они не успеют эвакуировать через туннель Разрушитель. Я обрисовал вам место. Его будет легко найти. Собор.

После того как доктор Мэй ушел готовить экспедицию, Фаустаф стал изучать информацию, которая касалась Земли-0. Информации было мало. Более того, исследования носили случайный характер. Когда происходило разрушение З-15 и возникли трудности с прокладкой туннеля между мирами, техники на З-1 обнаружили необычные показания приборов. Так они вошли в контакт с З-0. Были произведены пробы и обнаружена планета, которая находилась еще в нестабильном состоянии; на данном этапе она представляла собой мир, состоящий только из элементов в стадии мутации. Вскоре зонды исследователей были заблокированы, и стало невозможным получение информации: только индикаторы отмечали наличие нового тела.

Они знали, что это такое, но не знали, как оно появилось и кто ответственен за это. Фаустаф, кроме всего прочего, хотел знать и «почему». Никогда ранее он не ощущал так сильно своей беспомощности, невозможности контролировать ситуацию, в которой оказался. На данном этапе он мало что мог сделать. Поразмыслив, профессор решил пока оставить это дело и поехать домой в пригород Хайфы, как следует отоспаться, возможности чего у него не было все последнее время и в чем он так теперь нуждался, надеясь, что утром у него возникнув новые идеи.

Он вышел из здания и окунулся в полуденный зной современного делового города. Остановив такси, Фаустаф назвал адрес. Устало слушая болтовню шофера о «кризисе», который начался в его отсутствие, Фаустаф не мог уловить деталей, да и не стремился к этому, он понял только, что Восток и Запад начали один из своих споров, в настоящий момент по поводу нескольких стран Юго-Восточной Азии и Югославии. После смерти Тито Югославия затеяла игру с обоими блоками, и, хотя югославы стойко воздерживались от присоединения к Востоку или Западу, их позиция стала шаткой. Возникшая революция дала повод СССР и США послать туда силы по сохранению мира. Водитель такси говорил, что начались столкновения между русскими и американцами и что русский и американский послы отозваны от соответствующих стран. Фаустаф относился к подобным слухам и периодическим событиям без особого интереса, в отличие от словоохотливого шофера. По его мнению, водитель беспокоился без особой необходимости. Голова Фаустафа была занята более важными вещами.

Такси остановилось перед его домом. Он заплатил водителю и прошел по дорожке к парадному входу. Поискав в карманах ключ, профессор обнаружил, что тот, как всегда, потерялся. Тогда он пошарил по косяку над дверью и нашел спрятанный там запасной ключ, открыл им дверь и положил ключ на место. В доме было прохладно и прибрано. Он редко пользовался большинством комнат. Фаустаф прошел в спальню, которая оставалась в том же виде, в каком он покинул ее несколько недель назад. На полу и на неприбранной кровати валялась одежда. Он подошел к окну и открыл его, затем прошел в ванную, чтобы принять душ.

Когда он раздетым вернулся в свою комнату, на кровати сидела девушка. Она скрестила ноги, и ее руки лежали на коленях. Это была Мэгги Уайт, которую Фаустаф заметил во время первой встречи со Штайфломайсом в мотеле на равнине З-3.

— Привет, профессор, — холодно сказала она. — Вы что, никогда не надеваете одежду?

Фаустаф вспомнил, что когда он видел Мэгги впервые, он тоже был голым.

— Стараюсь как можно реже, — он улыбнулся. — Вы появились, чтобы что-то со мной сделать?

Ее нерадостная улыбка обеспокоила его. Он удивился, что намек на интимную близость не вызвал у нее никаких эмоций. Она действовала на него сильнее, чем Штайфломайс. И не отвечала.

— После той нашей встречи вы больше не встречались со своим другом Штайфломайсом?

— Что дает вам основание думать, что Штайфломайс мой друг?

— Вы путешествовали вместе.

— Это не делает нас друзьями.

— Я так не думаю.

Фаустаф помолчал, а потом сказал:

— Какие новости относительно симуляций? — последнее слово он позаимствовал у Штайфломайса. Он надеялся, что сможет подтолкнуть ее дать ему большую информацию, если он сам будет выглядеть осведомленным.

— Ничего нового, — ответила она.

Снова Фаустаф удивился, как женщина с такой привлекательной наружностью может быть настолько незаманчивой.

— Почему вы здесь? — спросил он, подходя к шкафу и доставая белье. Профессор надел джинсы и перетянул себя ремнем. Он подумал, что слишком располнел, ибо ремень застегивался только на последнюю дырочку.

— Общественный визит, — ответила она.

— Это смешно. Я знаю, что формируется новая Земля. Почему?

— Кто еще умеет разгадывать секреты Вселенной лучше вас, профессор, лучше ученых?

— Например, вы.

— Я не очень разбираюсь в науке.

Из любопытства профессор сел на кровать около Мэгги и погладил ее колено. Снова она холодно улыбнулась и прикрыла глаза. Затем легла.

Фаустаф лег около нее и погладил ей живот. Он заметил, что сердце девушки бьется ровно, даже когда он гладил ей грудь под серым костюмом. Он отвернулся и встал.

— Может быть, вы — Вторая модель? — спросил он. — Несколько раньше я исследовал Разрушителей. Они роботы, знаете ли, их можно назвать андроидами.

Ему показалось, что в ее глазах промелькнула ярость. Они на мгновение широко раскрылись, но затем она снова закрыла их наполовину.

— Так вы такая же? Просто андроид?

— Вы сможете определить это, если овладеете мною.

Фаустаф улыбнулся и покачал головой.

— Милая, вы не мой тип.

— Я думаю, любая молодая женщина ваш тип, профессор.

— Так и было, пока я не встретил вас.

Ее лицо утратило всякое выражение.

— Зачем вы здесь? — спросил он. — Понятно, не потому, что испытываете желание.

— Я вам сказала — общественный визит.

— Приказ вашего начальства? Удивительно, но какой?

— Отговорить вас от глупости продолжать игру, которую вы ведете, — она пожала плечами. — Штайфломайс оказался не в силах отговорить вас. Может быть, я смогу.

— Какой способ вы выберете?

— Разумный. Логика. Разве вы не видите, что связались с тем, чего никогда не поймете. Вы не просто мелкий раздражитель для людей, которые обладают почти полной властью над параллельными…

— Симуляциями? А что они симулируют?

— Вы бестолковы, профессор. Они симулируют Землю, естественно.

— Какую из Земель они отображают? Эту?

— Вы думаете, что ваша Земля чем-то отличается от других? Они все одинаковы. И ваша просто последняя из многих. Вы знаете, сколько их было?

— Мне известно шестнадцать.

— Более тысячи…

— Значит, всего вы уничтожили 986. И я думаю, что на всех Землях было население. Вы убили миллиарды людей! — Фаустаф не смог сдержать дрожи при этих подсчетах.

— Они задолжали нам свои жизни. Мы должны были их взять.

— Я этого не допускаю.

— Включи телевизор. Послушай новости, — внезапно предложила она.

— Зачем?

— Включи и посмотри.

Фаустаф подошел к телевизору и повернул включатель. Для удобства он выбрал англоязычный канал. Интервьюировали группу людей. Они выглядели мрачными, а голоса их были наполнены фатализмом.

Как понял Фаустаф, между Востоком и Западом должна быть объявлена война. Они обсуждали, какие районы будут затронуты меньше. В результате они так и не смогли определить безопасный район.

Фаустаф повернулся к Мэгги Уайт, которая вновь улыбалась.

— Это атомная война? Я не могу предположить такое. Я думаю, это невозможно.

— З-1 обречена, профессор. Это ФАКТ. И пока вы беспокоитесь о других симуляциях, ваша собственная накануне краха. Вы не можете проклинать за это кого-то другого… Кто вызвал гибель З-1, профессор?

— Это должно быть вызвано искусственно. Ваши люди…

— Ерунда! Это возникло в вашем обществе.

— Кто это сделал?

— Они, я думаю, но не уверена. Это не в их интересах, уверяю вас. Когда такое происходит на планете… Они верят в утопию. Они безнадежно пытаются создать ее.

— Их методы кажутся грубыми.

— Возможно, но по их меркам… — нет, только по вашим. Вы бы никогда не смогли представить себе более запутанных задач, чем те, которые они перед собой ставят.

— Кто они?

— Люди. В отдаленной перспективе их и ваши идеалы не так уж и различны. Их планы более обширны, но и только. Иные существа должны умереть, а они — не из сочувствующих.

— Не из этих? Они выборочно уничтожают миры, они допускают то, что случилось, — эту войну, тогда как они, как вы сказали, могли бы прекратить ее. Я не могу уважать расу, которая так дешево ценит жизнь.

— Они — отчаянная раса. Они идут к отчаянию.

— Они вообще-то размышляют?

— Конечно… много тысяч ваших лет назад, еще до того, как ситуация ухудшилась. Были дебаты, выдвигались аргументы, отбрасывались фракции. Было потеряно много времени.

— Вижу. Но если они так могущественны и хотят убрать меня с дороги, почему они не уничтожат меня, как уничтожают целые планеты? Вы нелогичны.

— Не так уж. Очень дорогое удовольствие — заниматься отдельными личностями. Это поручается агентам, таким как я. Обычно снаряжается экспедиция для разрушения всей планеты, если там слишком много лиц мешает их планам.

— И вы пришли, чтобы рассказать мне все об этих людях? Если я должен умереть из-за атомной войны, то это не имеет смысла.

— В таком случае я бы не шла на риск. Вам здорово везет, профессор. Я могу пожалеть, что сказала вам слишком много, чтобы дать ускользнуть.

— Как бы они наказали вас?

— Простите, я сказала вам достаточно. — Она впервые заговорила торопливо.

— Итак, я умру. Тогда зачем вы пришли сюда, чтобы убедить меня, если вы знаете, что произойдет?

— Как я сказала вам, вы можете не умереть… Вам повезло. Предположите, что ситуация, нависшая над вами, очень сложна. Можете ли вы допустить, что смерть — высший символ всего?

— Я не могу допустить, что смерть есть необходимое зло, если она такая, как вы имеете в виду, — преждевременная смерть.

— Ваше мировоззрение наивно, дешевка.

— Точно так говорил ваш друг Штайфломайс. Но это не для меня. Я простой человек, мисс Уайт, — он пожал плечами.

— Вы хотите сказать, что никогда не поймете?

— Я не знаю, что вы имеете в виду.

— Нет, вы знаете.

— Почему же вы не убили меня? — он отвернулся и начал надевать рубашку. Телевизор продолжал работать, но голоса становились все глуше и глуше. — У вас был удобный случай. Я не знал, что вы в моем доме.

— Мы оба, Штайфломайс и я, имеем полную свободу действий в области решения проблемы. Я чувствую любопытство к этим мирам и к вам, в частности. Я никогда не занималась любовью. — Она поднялась и подошла к профессору. — Я слышала, что вы делаете это хорошо.

— Только когда мне это нравится. Кажется странным, что эти люди так мало смыслят в человеческой психологии.

— А вы понимаете психологию лягушки во всех деталях?

— Психология лягушки несравненно проще человеческой.

— Но не для созданий с психологией более развитой, нежели у человека.

— Я устал от этого разговора, мисс Уайт. Я должен ехать в штаб. Вы сможете вычеркнуть теперь меня из «раздражителей». Я не надеюсь, что моя организация переживет надвигающуюся войну.

— Надеюсь, что вы переместитесь на одну из других Земель. Во всяком случае, это будет для вас передышкой.

Он посмотрел на нее с удивлением. Ее голос звучал почти одушевленно, почти с заботой о нем. Смягчив тон, он сказал:

— Вы это предлагаете?

— Если вы захотите.

Фаустаф нахмурился, глядя ей в глаза. Внезапно он почувствовал к ней симпатию, сам не зная почему.

— Вам лучше уйти самой, — он повернулся и пошел к дверям.

Улицы были пусты. Это было не характерно для дневного времени. Неподалеку остановился автобус. Фаустаф побежал, чтобы догнать его. Он добрался бы на нем до самого штаба организации. В автобусе он оказался единственным пассажиром, не считая водителя. Когда автобус въезжал в Хайфу, Фаустаф почувствовал одиночество.

X. БЕГСТВО С ЗЕМЛИ-1

Фаустаф и Мэй следили за тем, как люди с оборудованием спешили через туннель, проведенный на З-3. Выражение лица доктора Мэя было безнадежным. Бомбы уже начали падать, и последний телерепортаж, который они видели, сообщал, что Британии уже нет совсем и с лица Земли стерта половина Европы.

Они позволили себе потратить час на эвакуацию всего и каждого, что было в их силах. Доктор Мэй взглянул на часы и обратился к Фаустафу:

— Время, профессор.

Фаустаф кивнул и последовал за Мэем в туннель. Они чувствовали себя беглецами. То, что организация, созданная отцом Фаустафа и возглавляемая им, ломается, а ее главный центр уничтожается, — все это делало профессора несчастным и неспособным логично рассуждать. Путешествие через серый туннель в знакомый позолоченный и плисовый танцевальный зал «Золотых Ворот», которые были основной станцией на Земле-З, прошло без осложнений. Когда они прибыли на станцию, вокруг нее стояли люди, перешептываясь друг с другом и глядя на Фаустафа. Он знал, что их надо дружелюбно приветствовать, и через силу улыбнулся.

— Нам всем было бы неплохо сейчас выпить, — это было единственное, что он мог придумать, подходя к пыльному бару. Фаустаф обошел стойку, заглянул вниз, нашел там бутылку и стаканы и поставил их на стойку. Люди подошли ближе, разобрали стаканы, которые он наполнял для них. Затем Фаустаф сел на стойку бара:

— Мы в безнадежном положении, — сказал он. — Враг решил начать массированную атаку на субпространственные миры. Теперь очевидно, что все их предыдущие атаки с использованием Р-отрядов были только прелюдией. Мы, если хотите, недооценили противника. Откровенно говоря, мое личное мнение таково: так не может долго продолжаться. Разрушение субпространственных земель — такова их цель.

— Значит, мы ничего не можем сделать? — утомленно спросил доктор Мэй.

— Мне приходит в голову только одно, — ответил Фаустаф. — Мы знаем, что враг считает эти миры объектом для уничтожения. Но как насчет З-0? Она создается — ими или еще кем-нибудь — и я уверен, они не станут, естественно, уничтожать только что созданный мир. Единственный шанс для нас — это прокладка большого туннеля на З-0 и перевод туда нашего штаба. Затем мы сможем эвакуировать людей из этих миров на З-0.

— Но что, если З-0 не сможет принять такое количество людей? — спросил кто-то.

— Сможет, — Фаустаф допил свой стакан. — Наша задача в обозримом будущем — концентрация всех усилий на создание туннелей на З-0.

Доктор Мэй покачал головой, глядя в пол.

— Я не вижу никаких возможностей. Мы разбиты. Раньше или позже, но мы обречены на гибель, как и все остальные. Почему бы не покориться сейчас же?

Фаустаф кивнул.

— Я понимаю, но у нас должно быть чувство ответственности. Мы ведь взяли на себя ответственность, когда вступили в организацию.

— Но это было до того, как мы узнали о размерах надвигающейся катастрофы, — резко сказал Мэй.

— Возможно. Но какова причина фатализма на данном этапе? Если мы будем уничтожены, то, по крайней мере, должны использовать все возможности для спасения.

— А что потом? — Мэй посмотрел на Фаустафа. — Отсрочка на несколько дней, пока враг не решит разрушить З-0? — Теперь доктор Мэй выглядел злым. — На меня не рассчитывайте, профессор…

— Очень хорошо. Кто считает так же, как и доктор Мэй? — Фаустаф оглядел остальных.

Более половины присутствующих сказали, что они разделяют взгляды доктора Мэя. И примерно половина остальных выглядела весьма нерешительно.

— Очень хорошо, — повторил Фаустаф. — Это наверняка к лучшему, что мы разделились уже сейчас. Каждый, кто готов продолжать работу, может остаться здесь. Остальные могут уйти. Многие из вас знакомы с З-3 и, надеюсь, они помогут тем, кто не знает ее.

Когда Мэй и другие ушли, Фаустаф обратился к своему специалисту по коммуникациям, Джону Мэону, чтобы он связался со станциями на других субпространственных Землях и определил им задания по созданию туннеля на З-0.

Агенты класса «Эйч-Ти», работавшие на организацию, даже не представляя, что это такое, были уволены. Когда Фаустаф отдавал приказы по классу Эйч, Мэон прикусил пальцы.

— Я вспомнил, — сказал он. — Помните, я направил несколько агентов класса Эйч следить за Штайфломайсом и Мэгги Уайт?

Казалось, это было так давно, но Фаустаф кивнул:

— Полагаю, что от них ничего нет?

— Единственная информация, которую мы получили, сообщила, что у Штайфломайса и Мэгги Уайт есть собственный туннелер или, по крайней мере, другой способ проникновения через субпространство. Два агента проследили за ними в Лос-Анджелесе до коттеджа, который они использовали в качестве базы на З-3. Они больше не выходили из коттеджа, и проверка показала, что их там нет. Агенты сообщили, что они обнаружили элементарное оборудование, назначение которого не смогли определить.

— Это согласуется с тем, что произошло потом, — и Фаустаф рассказал Мэону о своей встрече с этой парой. — Если бы только мы смогли заставить их дать нам больше информации, у нас было бы больше шансов найти конкретное разрешение данной проблемы.

Мэон согласился:

— Стоит ли проникнуть в их коттедж, если у нас будет время, как вы думаете?

Фаустаф усомнился:

— Я не уверен. Вероятно, теперь они убрали свое оборудование.

— Правильно, — согласился Мэон. — Я и забыл об этом. Мы не можем уделять внимание каждому, кто наблюдает за нами.

Фаустаф взял жестяную коробку. В ней оказалась информация, собранная на З-0. Он сказал Мэону, что идет к себе, где его и можно будет при нужде найти.

Профессор вел свой «бьюик» по залитым солнцем улицам Фриско. Его удовлетворение городской атмосферой теперь омрачалось ощущением необычной тревоги.

Как только он вошел к себе и увидел, что внутри все аккуратно прибрано, он сразу вспомнил Нэнси Хант. Сейчас ее не было. Он испугался, что она может уйти от него, хотя все говорило за то, что она отсутствует только временно.

Фаустаф прошел к своему столу и погрузился в работу, поставив телефон перед собой. По мере получения данных он звонил в «Золотые Ворота» с предположениями.

Нэнси пришла около полуночи.

— Фасти! Где ты был? Ты ужасно выглядишь. Что случилось?

— Разное. Ты можешь приготовить мне кофе, Нэнси?

— Конечно.

Она пошла на кухню и вскоре вышла оттуда с кофе и бутербродами.

— Хочешь сэндвичи, Фасти? Есть датское салями и ливерная колбаса, хлеб и картофельный салат.

— Сделай мне несколько, — сказал он. — Я даже забыл, что голоден.

— Значит, происходит что-то важное, — заметила она, ставя поднос на стол около профессора и возвращаясь на кухню.

Фаустаф подумал, что возможно создание нового вида искривления субпространства, о чем он не раз размышлял и ранее, но всякий раз отказывался от своих мыслей.

Он позвонил в «Золотые Ворота» и обсудил это с Мэоном, попросив его отыскать все записи, которые были сделаны в свое время. Он понимал, что необходимо несколько дней напряженной работы, но еще больше времени уйдет на постройку туннелеров. Однако у него была хорошая команда, и, если что-то надо будет сделать в срок, его люди не подведут.

Его мысли начали путаться, и он понял, что должен немного отдохнуть, прежде чем продолжить работу. Когда Нэнси вошла с сэндвичами, он встал из-за стола и сел рядом с ней на кушетку, поцеловал и принялся за еду. После этого он вернулся к работе, чувствуя себя гораздо лучше.

— Чем ты занимаешься, Нэнси?

— Уборкой. Жду тебя. Сегодня ходила в кино.

— О чем фильм?

— О ковбоях. А что делал ты, Фасти?.. Я так волновалась.

— Путешествовал, — сказал он. — Дела вынуждают, ты же знаешь.

— Ты мог бы позвонить.

— Оттуда, где я был, не мог.

— Ладно, теперь пойдем в постель и наверстаем упущенное.

Он выглядел даже более несчастным, чем раньше:

— Я не могу. Я должен отвезти то, что я здесь наработал. Прости, Нэнси.

— О чем это, Фасти? — она сочувственно погладила его руку. — Ты себе места не находишь. Здесь дело не в проблемах по работе.

— Да, я расстроен. Хочешь ли ты услышать всю историю? — он желал Нэнси только хорошего. Теперь не будет вреда в том, что он расскажет ей обо всем. И Фаустаф вкратце обрисовал ситуацию.

Когда рассказ был закончен, взгляд Нэнси стал недоверчивым.

— Я верю тебе, — наконец сказала она. — Но я не могу, не могу всего этого принять… Значит, все мы должны умереть? Так?

— Если я не смогу что-нибудь сделать. Но даже и в этом случае большинство из нас будет уничтожено.

Зазвонил телефон. Он поднял трубку. Это был Мэон.

— Хэлло, Мэон! В чем дело?

— Мы проверяем новую теорию искривления. Но я звоню не по этому поводу. Я хочу сказать, что З-13 и З-14 полностью разрушены. Вы были правы. Враг начинает действовать. Что мы можем предпринять?

Фаустаф вздохнул:

— Дайте указания командам эвакуировать всех, кого возможно, из наиболее отдаленных миров. Очевидно, что враг работает методично. Будем надеяться, что мы сможем собраться с силами. Лучше всего перебросить все аджасторы на З-2 и З-3. Мы будем сражаться.

— Есть еще одна информация, — сказал Мэон. — Мэй организовал экспедицию на З-4, до того как мы покинули З-1.

— Правильно. Они отправились бомбить штаб Орелли.

— Они не смогли найти его и вернулись.

— Но они должны были найти собор — они не могли упустить его.

— Единственное, что они обнаружили — это катер во льдах. Такое ощущение, что собор исчез, переместился куда-то целиком. Вы говорили, что с ними был Штайфломайс, и у них были двое из Р-отряда и Разрыватель. Можно предположить, что Штайфломайс помог Орелли. Он наверняка знает возможности Разрывателя. Или, может быть, они что-то сделали не правильно, и собор был разрушен. Одним словом, они исчезли.

— Не думаю, чтобы они уничтожили себя, — усомнился Фаустаф. — Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, что мы встретим их в самое ближайшее время. Союз Орелли и Штайфломайса не сулит ничего хорошего.

— Не забуду. Но я должен получить еще схему путей эвакуации. Для нас есть какие-нибудь указания?

Фаустаф почувствовал себя виноватым. Он провел так много времени в разговорах с Нэнси.

— Я дам вам знать, — сказал он.

— Хорошо, — Мэон положил трубку.

Фаустаф рассказал Нэнси о том, что услышал от Мэона.

Потом, сев за стол, снова принялся за работу, делая записи и выводя формулы в блокноте, лежащем перед ним. Завтра он должен вернуться в центр и сам заняться компьютерами. Пока он работал, Нэнси сделала ему кофе и бутерброды. В восемь часов следующего утра профессор понял, что должен идти. Он сложил все записи и уже хотел было попрощаться с Нэнси, когда она сказала:

— Ты не против, если я пойду с тобой, Фасти? Мне не хотелось бы сидеть тут одной в ожидании тебя!

— Хорошо, — согласился он. — Пойдем.

Когда они прибыли в «Золотые Ворота», то обнаружили там посетителя. Это был Гордон Огг. Он прошел вперед вместе с Джоном Мэоном между техниками и специалистами, которые заполняли танцевальный зал.

— Мистер Огг хочет видеть вас, профессор, — сказал Мэон. — Я думаю, у него есть новости об Орелли.

— Давайте лучше поднимемся наверх, Гордон, — сказал Фаустаф. Они поднялись по лестнице на второй этаж и вошли в маленькую комнату, заставленную мебелью. — Итак, о чем вы хотели поговорить со мной, какое у вас дело? — спросил он, когда они устроились. Нэнси была тут же. Фаустафу не хотелось обращаться к ней с просьбой подождать где-то в стороне.

— Я должен извиниться за то, что покинул вас на З-11, — Огг погладил свои длинные усы. При этом он выглядел более печально, чем обычно. — Но тогда у меня не было представления о том, что происходит. Вы знаете все, я полагаю: разрушение З-13 и З-14, война, которая идет на 3-1 и разрушает ее?

— Да, — Фаустаф кивнул.

— Но вы знаете, что Орелли заключил союз с этим парнем со странным именем?

— Штайфломайсом? Я предполагал это. Хотя, я не понимаю, каковы их намерения. Ведь в ваших с Орелли интересах, чтобы в основном все оставалось без изменений.

— Как Спасателей, да. Но у Орелли другие планы. Поэтому я и пришел повидать вас. Он связывался со мной этим утром на моей базе на З-2.

— Значит, он жив… Я так и думал.

— Этот, другой парень, Штайфломайс — он был с ним. Они просили меня о помощи. Как я понял, Штайфломайс работал на другую группу, но изменил им. Это было несколько неясно. Я не мог понять, что это за другая группа? И что за образующаяся новая Земля?

— Правильно, З-0. Они вам говорили что-нибудь о ней?

— Больше ничего. Штайфломайс сказал что-то вроде того, что она еще не «активизированная». Во всяком случае, в их планы входит проникнуть туда и создать собственное правительство или что-то вроде этого. Орелли был осторожнее, он не сказал мне ничего больше. Он делал упор в основном на то, что все остальные миры обречены на скорое уничтожение, и ничто не может остановить этот процесс, что я должен присоединиться к нему и Штайфломайсу, пока у меня есть что терять. Я сказал ему, что меня не интересует возможность заработать.

— Почему вы так поступили?

— Назовите это причудой психологии. Как вам известно, профессор, я никогда не чувствовал предубеждения к вам, никогда не нападал ни на вас, ни на кого-либо из ваших людей. Я просто предпочел покинуть вас и работать на себя — это тоже причуды психологии. Но сейчас, кажется, все трещит по швам. Я смогу чем-нибудь помочь?

Фаустаф был тронут словами Огга.

— Я уверен, что вы смогли бы помочь мне. И даже сам факт этой вашей жертвы помогает мне, Гордон. Я полагаю, вы не знаете, как Штайфломайс и Орелли надеются попасть на Землю-0?

— Не знаю. С одной стороны, они собирались попасть на З-3. Я думаю, у них там может быть необходимое оборудование. Они, конечно, похвастались особенным туннелером… Штайфломайс, кажется, соединил его с Разрывателем, захваченным Орелли. Полагаю, что они могут перемещать через субпространство значительно большие массы.

— Так это и было проделано с собором. Где он теперь?

— Собор?

Фаустаф объяснил. Огг сказал, что он об этом тоже ничего не знает.

— У меня такое чувство, — сказал Фаустаф, — что перемещение собора не имеет реального значения. Это могло быть сделано просто для того, чтобы продемонстрировать действие нового туннелера. Но трудно понять, почему Штайфломайс изменил своим людям. Я введу вас в курс дела, — и он повторил все, что знал о Штайфломайсе и Мэгги Уайт.

Огг воспринял эту информацию довольно равнодушно.

— Чужая раса манипулирует человечеством откуда-то вне пределов Земли. Это звучит так фантастично, профессор. И все же я убежден.

— Кажется, я сделал глупость, — сказал Фаустаф. — Вы говорите, они упоминали базу на З-3? Мы знаем о ней. Возможно, есть шанс найти что-нибудь после всего этого. Вы хотите найти и посмотреть, Гордон?

— Если вы направите меня туда.

— Да, давайте.

Они втроем вышли из комнаты. Фаустаф запросил воздушный транспорт, но его не было. Он не стал ждать, пока прибудет вертолет, ибо не был уверен, что вправе занимать транспорт, используемый для эвакуации. Они сели в «бьюик» Фаустафа и выехали из Сан-Франциско по направлению к Лос-Анджелесу.

Это было странное трио: Фаустаф за рулем, его огромное тело было втиснуто на сидение, Нэнси к Огг сзади. Огг настоял на том, чтобы взять старинный автомат, который он всегда носил с собой. Его длинное худое тело выпрямилось, оружие он сжимал в руках.

Огг выглядел, как охотник времен королевы Виктории на сафари, его глаза смотрели прямо вперед на длинную дорогу, которая простиралась по Великой Американской Долине.

XI. ДОРОГА СКВОЗЬ

Они нашли дом, который был отмечен Мэоном на карте перед их отъездом. Он располагался в тихом тупике Беверли Хиллс, примерно в пяти-десяти ярдах от дороги. Перед домом был ухоженный садик, а к самому дому вела дорожка, усыпанная гравием. Они проехали по этой дорожке. Фаустаф слишком устал, чтобы заботиться о безопасности. Они вышли из машины, и Фаустаф приналег на дверь. Она открылась. Они прошли в широкий холл. Наверх вела лестница.

— Мэон сообщил, что они обнаружили оборудование в задней комнате, — сказал Фаустаф, проходя дальше. Он открыл дверь. Там стоял Орелли. Он был один, и его винтовка была направлена в голову Фаустафа. Его тонкие губы улыбались.

— Профессор, мы упустили вас.

— Забудьте мерзкий разговор, Орелли. — Фаустаф внезапно метнулся в сторону и обрушился на экс-кардинала, который нажал на спуск. Луч лазера прошел выше головы Фаустафа и пробил стену. Фаустаф начал вырывать оружие у Орелли, который теперь рычал, как зверь.

Орелли не мог рассчитывать на такой поворот событий, ибо Фаустаф обычно воздерживался от применения какого-либо насилия.

Огг встал перед ним, а в дверях появилась Нэнси. Огг направил ствол своего оружия в спину Орелли и тихо сказал:

— Я убью тебя, если ты не будешь благоразумен, Орелли. Брось винтовку!

— Предатель, — бросил Орелли, выпуская оружие из рук. Казалось, он был удивлен объединением Огга и Фаустафа. — Почему ты принял сторону этого дурака?

Огг не потрудился ответить. Он вытащил контакты лазерной винтовки из силовых батарей за спиной Орелли и бросил винтовку через комнату в дальний угол.

— Где Штайфломайс и остальные ваши люди, Орелли? — спросил Фаустаф. — Мы хотим все и побыстрее узнать. Мы убьем вас, если вы не скажете.

— Штайфломайс и мои люди на новой планете.

— На З-0? Как они туда попали, если мы не смогли?

— У Штайфломайса гораздо больше возможностей, чем у вас, профессор. Вы сделали глупость, обидев его. Человек с его знаниями весьма ценен.

— Мне было неинтересно оценивать его… мне было гораздо важнее остановить его, чтобы он не смог меня убить, если вы помните.

Орелли повернулся к Оггу:

— А ты, Гордон, встал на сторону профессора, против меня, ты — такой же Спасатель? Я просто в недоумении.

— У нас с тобой больше нет ничего общего, Орелли. Отвечай профессору.

Вдруг Нэнси закричала, указывая на что-то рукой. Обернувшись, Фаустаф увидел, что воздух перед ним начал клубиться, а стена расплылась в воздухе. Образовался туннель. И через него должен был появиться Штайфломайс.

Фаустаф поднял бесполезную винтовку и застыл неподвижно, наблюдая, как мерцает и принимает определенные очертания туннель. Он был преимущественно красного цвета, а не серого, как у туннеля, используемого Фаустафом. Наконец, из него вышел Штайфломайс. Он был безоружен и улыбался, явно не смутившись тем, что увидел.

— Что вы пытаетесь сделать, профессор, — спросил он, и туннель за его спиной начал исчезать.

— Нас интересует определенная информация, герр Штайфломайс, — ответил Фаустаф, чувствуя себя более спокойным от того, что со Штайфломайсом никого не было. — Вы дадите ее нам здесь или мы поедем в наш штаб?

— Какая информация вам нужна, профессор Фаустаф?

— Прежде всего мы хотим знать, как вы попадаете на З-0, если мы этого не можем?

— Лучшие установки, профессор.

— Кто сделал их?

— Мои прежние хозяева. Не могу сказать, как их делать, могу только показать, как они работают.

— Хорошо, покажите нам.

— Как хотите, — Штайфломайс пожал плечами и подошел к машине, которая выделялась среди прочего оборудования, находившегося в комнате. — Нужно просто ввести систему координат и нажать включатель.

Фаустаф решил, что Штайфломайс говорит правду и в самом деле не знает, как работает туннелер. Он должен был немедленно вызвать сюда команду, чтобы она проверила прибор.

— Гордон, вы сможете их покараулить? — спросил Фаустаф. — Я позвоню в свой штаб и вызову несколько человек, как можно быстрее.

Огг кивнул, и Фаустаф вышел в гостиную, где он видел телефон.

Профессор поднял трубку и назвал номер телефонистке. Некоторое время никто не отвечал, затем раздался голос Мэона.

Фаустаф рассказал ему, что случилось, и Мэон пообещал выслать команду на вертолете.

Фаустаф уже собирался вернуться в комнату, когда услышал шаги снаружи. Это была Мэгги Уайт.

— Профессор Фаустаф, — кивнула она, нисколько не удивленная его присутствием тут, так же, как и Штайфломайс. Фаустаф задумался, не подстроено ли все это заранее.

— Вы думали меня здесь застать? — спросил он.

— Нет. Штайфломайс тут?

— Тут.

— Где он?

— В задней комнате. Вы можете пройти к нему.

Она пошла впереди Фаустафа, посмотрела с любопытством на Нэнси, а затем вошла в комнату.

— Теперь они все здесь, — сказал Фаустаф, чувствуя себя увереннее. — Мы подождем прибытия команды и тогда сможем заняться делом. Я полагаю, — он повернулся к Штайфломайсу, — вы или мисс Уайт расскажете нам все до их прихода.

— Я могу, — сказал Штайфломайс. — Особенно потому, что это теперь будет легче. Может быть, я убедил бы вас выбрать между мной и кардиналом Орелли.

Фаустаф взглянул на Мэгги Уайт.

— Вы считаете так же? Вы готовы рассказать мне все, что знаете?

Она покачала головой:

— На вашем месте я бы не верила многому из того, что он говорит, профессор.

Штайфломайс взглянул на свои часы.

— Теперь это не имеет значения, — сказал он почти весело. — Мы, кажется, в пути.

Внезапно показалось, что весь дом поднимает какой-то поток. Фаустаф тут же подумал, что Орелли правильно назвал его дураком. Он должен был сообразить: то, что случилось с гигантским собором, может произойти и с маленьким домиком.

Ощущение движения было недолгим, но вид за окном сильно изменился. Расплывчатый, он давал ощущение незаконченной раскрашенной декорации. Там были деревья и изгороди, небо и солнечный свет, но ничто не выглядело настоящим.

— Ну, вы хотели попасть сюда, профессор, — улыбнулся Штайфломайс. — И вот мы здесь. Мне кажется, вы называете это З-0.

XII. ЗАСТЫВШЕЕ МЕСТО

Мэгги Уайт сердито смотрела на Штайфломайса, который, казалось, в этот момент был поглощен собой.

— Как вы думаете, что вы делаете? — сказала она тихо. — Это идет против…

— Меня это не волнует, — Штайфломайс пожал плечами. Он посмотрел горящим взглядом на Фаустафа, который никак не мог прийти в себя после шока при перемещении с З-3 на З-0. — Ну, профессор, — сказал он Фаустафу, — вас это впечатляет?

— Это меня заинтересовало, — медленно согласился Фаустаф.

Орелли захихикал и двинулся к Штайфломайсу, но тут же был остановлен направленным на него автоматом Огга. Выражение лица Огга было решительным, но он все же был расстроен. Нэнси выглядела так же.

Орелли едко произнес:

— Гордон! Убери оружие! Это был глупый жест. Вы теперь в подчинении сильной стороны, вне зависимости от того, сколько стволов вы на нас направите. Ты понял это?

Фаустаф овладел собой.

— А если мы прикажем вам вернуться на З-3? И мы можем убить вас, если вы откажетесь.

— Я не совсем уверен, что вы убьете нас, профессор, — улыбнулся Штайфломайс. — Да и в любом случае потребуется несколько часов для подготовки к перемещению. Нам тоже нужна техническая помощь. Все наши люди в соборе, — он указал в окно, туда, где торчал шпиль над вершинами крыш и деревьев. Шпиль выглядел неестественно материальным среди расплывчатого окружения. И Фаустаф понял, что это впечатление частично создавалось тем, что весь пейзаж возле шпиля выглядел необычным.

— Они также ждут нас, — продолжал Штайфломайс, — и скоро придут сюда, если мы не вернемся.

— Вы пока еще у нас, — напомнил ему Огг. — И мы, может быть, обменяем ваши жизни на безопасную доставку туда, откуда мы были взяты.

— Вы могли бы это сделать, — согласился Штайфломайс. — Но что это вам даст? Разве вы не хотели попасть на З-0? — Он взглянул на профессора. — Ведь это так, профессор Фаустаф?

Фаустаф кивнул.

— Здесь вам нужно быть осторожным, профессор, — вставил Орелли. — Я это говорю серьезно. Вам лучше быть с нами. Присоединяйтесь к нам. Согласны?

— Я предпочитаю действовать отдельно, — сухо ответил профессор.

— Это противоречит реальности. — Штайфломайс смотрел в окно с беспокойством. — Умерьте свой пыл. Потенциальный враг здесь силен. Это пока не активированная ситуация — она еще слишком слаба. Несколько ошибочных движений могут, помимо всего прочего, сделать невозможным перемещение на любую другую из симуляций.

— Симуляций чего? — спросил Фаустаф, все еще пытаясь получить конкретную информацию от Штайфломайса.

— Настоящего…

— Штайфломайс! — прервала его Мэгги Уайт. — Что вы делаете? Хозяева легко могут отозвать вас.

Штайфломайс холодно кивнул и ответил:

— Как они нас достанут? Мы наиболее извращенные агенты, которые у них были.

— Они могут отозвать вас, вы это знаете.

— Это не так просто сделать, не переговорив со мной. Они ничего не добьются от симуляций. Они пытались много раз и столько же раз проваливались. С нашими знаниями мы можем поспорить с ними: мы можем стать независимыми — жить собственной жизнью. Мы можем оставить этот мир только полуактивированным и управлять им. Ничто не остановит нас.

Мэгги Уайт бросилась к Оггу и попыталась вырвать у него автомат, но тот отступил назад. Фаустаф схватил женщину, но та уже вцепилась в оружие обеими руками. Автомат внезапно выстрелил, ибо он был поставлен на полуавтоматику. Пули угодили в окно.

— Осторожно! — пронзительно закричал Штайфломайс.

Как будто испуганная выстрелами, Мэгги Уайт выпустила оружие. Орелли двинулся к Оггу, но высокий англичанин спокойно повернул ствол автомата в его сторону, и тот остановился.

Штайфломайс посмотрел в окно.

Фаустаф глянул в том же направлении и увидел, что пули угодили в ближайший дом. Стены дома рухнули. Одна треснула и распалась, но остальные упали целыми и лежали на земле едиными кусками. Ощущение сцены сохранилось — стены и внутренний интерьер дома, который теперь открылся, были вполне материальными и реалистичными.

Штайфломайс повернулся к Мэгги:

— Ты обвиняешь меня, а сама натворила все это. — Он указал на развалины. — Мне кажется, что ты пришла чтобы попытаться убить меня.

— Я еще успею сделать это.

Штайфломайс ткнул пальцем в Фаустафа:

— Вот кого ты должна была убить. Один из нас давно должен был сделать это.

— Теперь я не уверена, — сказала она. — Он даже может быть использован хозяевами. А не ты.

— Конечно, нет, — улыбнулся Штайфломайс, опуская руку. — Ты думаешь, что твоя деятельность должна начаться здесь?

Она кивнула:

— И это тебе не на руку, не так ли?

— Это не может быть выгодно никому, — сказал Штайфломайс, прищуривая глаза. — И это было бы очень неприятно для Фаустафа и для остальных, включая тебя, Орелли.

Орелли улыбнулся. Это была улыбка самолюбования, как если бы он смотрел в собственную душу и был доволен злом, которое он там обнаружил. Он склонился над оборудованием и скрестил руки.

— То, что вы говорите, звучит очень заманчиво, Штайфломайс. — Фаустаф начал терять терпение. Он чувствовал, что должен предпринять какие-то действия, но не мог ничего придумать. — Я думаю, мы нанесем визит в собор, — сказал он резко. — Идемте.

Штайфломайс явно понимал неуверенность Фаустафа. Он не двинулся, когда Огг указал ему автоматом на дверь.

— Почему в соборе должно быть лучше, профессор Фаустаф? — спросил он. — Кроме всего прочего, там находится большинство наших людей.

— Это так, — согласился профессор. — Но мы пойдем. У меня свои мысли, Штайфломайс. Пошевеливайтесь, пожалуйста, — его тон был необычайно настойчивым. Прислушавшись к нему, Фаустаф не понял, нравится ему его собственный тон или нет. Он удивился: неужели его компромисс с самим собой зашел так далеко?

Штайфломайс пожал плечами и пошел к двери. Орелли уже открыл ее. Мэгги Уайт и Нэнси последовали за Оггом и Фаустафом, который все время ждал неожиданностей от Мэгги. Они вышли в холл, и Орелли широко раскрыл парадную дверь.

Лужайка и гравиевая дорожка выглядели почти так же, какими они оставили их на Земле-3. Однако они были какими-то туманными, неоформившимися. Фаустаф подумал, что впечатление, которое они производят, сходно с ощущением грез, близким к реальности, и только когда он пошел по дорожке к улице, то понял, что все это действительно реальность.

Эффект был полным, благодаря неподвижному воздуху и абсолютной тишине. Хотя Фаустаф ощущал гравий под ногами, он не производил при ходьбе никакого шума. Даже когда он говорил, его голос был таким далеким, что казалось — звук облетает всю планету, прежде чем попасть в уши.

— Улица ведет к собору? — спросил он Штайфломайса, указывая на дорожку за лужайкой.

Губы Штайфломайса были плотно сжаты. В его глазах сквозило выражение некоторой угрозы, когда он повернулся к Фаустафу.

Орелли казался более спокойным. Он тоже повернул голову, хотя выходил на улицу охотно.

— Она одна, профессор, — сказал он. Его голос тоже звучал будто бы издалека, хотя и был совершенно отчетлив.

Штайфломайс нервно взглянул на своего партнера.

Фаустафу даже показалось, что Штайфломайс беспокоится, не сделал ли он ошибки, связавшись с Орелли. Фаустаф знал Орелли значительно дольше, чем Штайфломайс, и ему было известно, что экс-кардинал склонен к измене, как союзник — был очень невротичен, подвержен настроению, которое вело его и тех, кто примыкал к нему, к риску без особой необходимости.

Ожидая, что что-то может случиться и ситуация изменится, Фаустаф почти приветствовал настроение Орелли.

Они вышли на улицу. Там стояли автомобили. Они были новыми. Фаустаф узнал в них последние модели с З-1.

Вокруг не было ни души. З-0 казалась незаселенной.

Ничего живого, даже деревья и кусты выглядели безжизненными.

Орелли остановился и прокричал, размахивая руками:

— Они здесь, профессор! Они должны были слышать выстрелы. Что вы теперь будете делать?

Из-за угла вышли несколько бандитов Орелли с лазерными винтовками в руках.

Фаустаф проревел им:

— Стоите! Мы захватили Штайфломайса и Орелли в качестве заложников!

Он чувствовал себя неуверенно и обернулся к Оггу, который по своему характеру был более инициативным.

Огг ничего не сказал, но широко расставил ноги и немного развернул ствол автомата. Его вид был ненормально суров.

Люди Орелли остановились.

— Что вы будете теперь делать, профессор Фаустаф? — повторил Орелли.

Фаустаф снова взглянул на Огга, но тот не стал встречаться с ним взглядом. Рядом стоял большой закрытый автомобиль. Фаустаф задумчиво посмотрел на него. Штайфломайс сказал мягко:

— Было бы неблагоразумно делать что-нибудь с автомобилем, профессор. Прошу вас, не используйте вещи, которые вы здесь обнаружите.

— Почему? — в таком же тоне спросил Фаустаф.

— Сделать так — означает сдвинуть последовательность событий, которые будут нарастать снежным комом, пока полностью не выйдут из-под контроля. Я говорю правду. Это ритуал. Каждая симуляция имеет свой ритуал до тех пор, пока не станет полностью активированной. Выстрелы из автомата пока не дали результатов, но завести автомобиль — означает, возможно, начало пробуждения.

— Я убью его, если вы подойдете ближе. — Огг говорил это людям Орелли, которые начали потихоньку приближаться. Обычно выдержанный, Огг, казалось, теперь испытывал стресс. Он, должно быть, ненавидел Орелли долгое время, как отметил Фаустаф. А возможно, он ненавидел его сейчас. Но по всему было видно, что Огг жаждет убить.

Только сам Орелли выглядел спокойным и ухмылялся Оггу. Тот же нахмурился, вспотел, руки его дрожали.

— Гордон! — сказал с отчаянием Фаустаф. — Если вы убьете его, то они начнут стрелять.

— Я это знаю! — глаза Огга сузились.

Мэгги Уайт вдруг побежала по дороге, прочь от людей Орелли. Но только Штайфломайс повернул голову и посмотрел на нее. И его лицо было внимательным.

Фаустаф решил сесть в машину. Он взялся за дверную ручку и, нажав на кнопку, открыл дверцу. Он заметил, что ключ зажигания на месте.

— Следи за ним, Гордон, — сказал он, забираясь на место водителя. — Залезай сюда, Нэнси!

Нэнси последовала за ним, садясь сзади.

— Гордон, — позвал профессор.

Фаустаф завел двигатель. Он просто не допускал мысли о том, что машина неисправна. Мотор завелся.

Фаустаф снова позвал Огга и вздохнул с облегчением, когда тот подошел к машине.

Нэнси открыла ему заднюю дверь, и Огг сел. Его автомат по-прежнему был направлен на Орелли.

Фаустаф отпустил педаль тормоза. Машина начала двигаться по дороге, сначала медленно, потом все быстрее.

Один из людей Орелли выстрелил из лазерной винтовки, но луч прошел выше. Фаустаф нажал на акселератор, слыша, как Штайфломайс приказывает людям Орелли прекратить огонь.

— Фаустаф! — закричал Штайфломайс. — Фаустаф! Вы и ваши люди пострадаете от этого. — Хотя они были уже на некотором удалении, профессор хорошо слышал его голос.

По дороге они догнали Мэгги Уайт, но не остановились.

XIII. СВАЛКА ВРЕМЕНИ

Когда Фаустаф выезжал в пригороды Лос-Анджелеса, он мог видеть, что не все так хорошо, как ему думалось. Большая часть территории была не закончена, как будто работу над «симуляцией» забросили или прервали. Дома стояли нетронутыми, на магазинах висели привычные надписи, но многое из того, мимо чего они проезжали, противоречило действительности.

В деревенском саду, например, узнавалась байира с редкой примитивной кроной. Она произрастала еще в юрский период, 18 миллионов лет назад. Квартал, в котором, как помнил Фаустаф, находился огромный кинотеатр, теперь пустовал. На его месте раскинулись индейские вигвамы, сходные с теми, которые используются индейцами Западных прерий. Но в целом не ощущалось, что это место создано в качестве музейного экспоната. Здесь стояли дома, выстроенные в стиле трехсотлетней давности, проносились совершенно новые автомобили выпуска 1908 года, отсвечивающие черной эмалью и колесами красного цвета. Витрины магазинов рекламировали женскую моду почти двухсотлетней давности.

Хотя в целом город был современным Лос-Анджелесом 1999 года на З-1, анахронизмы сразу бросались в глаза, становясь резким контрастом со всем остальным. Они усилили впечатление Фаустафа, что он спит. Он стал испытывать чувство безотчетного страха и быстрее погнал машину прочь, по направлению в Голливуд, лишь на том основании, что туда вела автострада.

Нэнси Хант вцепилась ему в руку. Сама, будучи близкой к истерике, она пыталась успокоить его:

— Не волнуйся, Фасти. Мы выберемся из всего этого. Я даже не могу поверить в реальность происходящего.

— Это достаточно реально, — возразил он, немного успокаиваясь. — По крайней мере, опасность. Она здесь неуловима, в домах, на улицах, в пейзаже, но она есть — это точно. — Он адресовал свои слова Гордону Оггу, который, закрыв глаза, прижимал к себе автомат. — Как вы себя чувствуете, Гордон?

Огг поерзал на сидении и посмотрел в упор на Фаустафа, который немного повернул к нему голову. И Фаустаф увидел в глазах Огга слезы.

— Неприятно, — с усилием сказал Огг. — Я не могу контролировать свои эмоции и мысли. Я чувствую, что этот мир не так уж нереален, как… — он замолчал, потом продолжил. — Возможно, это другая реальность. Мы нереальны для нее, мы не должны быть здесь. Даже если у нас было право попасть сюда, мы не должны были поступать так, как мы поступили. И это, если хотите знать, моя точка зрения.

Фаустаф внимательно слушал, кивая.

— Не думаете ли вы, что мы должны быть разумом, который, как вы чувствуете, нужен этому миру?

Огг заколебался. Потом сказал:

— Нет, я так не чувствую.

— Тогда я знаю, что вы имеете в виду, — продолжил Фаустаф. — Я прошел через подобное. Мы должны крепиться, Гордон; этот мир хочет изменить нашу тождественность. Вы хотите переделать свою тождественность?

— Нет.

— Вы говорите о личности? — спросила Нэнси. — У меня сейчас такое ощущение, что если я расслаблюсь, то просто-напросто не буду собой. Это почти как смерть. Вид смерти. Я чувствую, что от меня что-то может оторваться и…

Попытки осмыслить и проанализировать свои страхи им не помогли. Теперь атмосфера в машине была пронизана ужасом — страх выплыл на поверхность, и они были не в состоянии контролировать себя. Машина неслась по автостраде, везя своих испуганных пассажиров. Небо над ними, без единого облака, добавляло ощущение, что время и пространство, какими они знали их, больше не существуют. Фаустаф попытался заговорить снова, чтобы предложить им вернуться и отдать себя на милость Штайфломайсу, поскольку тот, по крайней мере, может объяснить, что случилось с ними, что они могут теперь принять его предложение объединить усилия, пока не найдут возможности возвратиться с З-0.

Слова, которые слетали с его губ, не имели смысла. Остальные, казалось, и не слушали его. Большие руки Фаустафа дрожали, сжимая руль. Он с трудом сдерживал желание направить автомобиль в какое-нибудь препятствие и разбиться с ним вместе. Он долго вел машину, а затем вдруг остановил ее с чувством полной безнадежности. Фаустаф склонился над рулем, его лицо исказилось, губы что-то невнятно бормотали, и только часть его разума искала суть здравомыслия, которая должна была помочь ему сопротивляться воздействию З-0.

Хотел ли он сопротивляться? Этот вопрос сверлил его мозг. Наконец, пытаясь ответить на него, он частично вернул себе здравый смысл. Да, он хотел, по крайней мере, но пока понимал, что надо сопротивляться. Фаустаф осмотрелся. Домов вокруг больше не было. Только несколько их виднелось позади и впереди него, но здесь шоссе проходило по пустой равнине. Место выглядело участком, который был тщательно выровнен, а затем покинут. Единственное, что бросалось в глаза, так это только куча хлама.

На первый взгляд она казалась свалкой мусора, огромным холмом разнообразного утиля. Затем Фаустаф рассмотрел, что это не старье. Все предметы выглядели новыми и целыми. Он порывисто выскочил из машины и поспешил к этой куче.

Когда профессор приблизился, он смог увидеть, что куча даже больше, чем можно было сначала предполагать. Она возвышалась почти на сто футов над ним. Он увидел крылатую греческую Победу из мрамора, аркебузы 17-го века, отсвечивающие медью, дубом и железом, большие китайские воздушные змеи, разукрашенные головами драконов. Почти на самой вершине лежал «фоккер» того типа, который использовался в первой мировой войне, его дерево и обшивка были новыми, будто он только что покинул сборочный конвейер завода. Там были колеса вагонов и что-то похожее на египетский корабль, трон, который мог принадлежать византийскому императору, большая ваза времен Виктории, бивни индийских слонов, арбалет 16-го века со стальной крестовиной, электрогенератор конца 18-го века, доспехи японского самурая на красивой вырезанной из дерева лошади и барабан из Северной Африки, бронзовая статуэтка конголезской женщины, скандинавский рунический камень и вавилонский обелиск.

Казалось, вся история была представлена предметами, выбранными наугад. Это была гора сокровищ, как будто сошедший с ума директор музея отыскал способ закрыть свой музей и вытряс его содержимое прямо на землю. Но предметы не имели вида музейных экспонатов, все выглядело абсолютно новым.

Фаустаф приблизился к этой груде и стал около нее. У ног его лежал овальный щит из дерева и кожи. По-видимому, он относился к 14-му веку, ибо был итальянской работы, богато украшенный золотой с красным росписью, его основная тема изображала мифического льва. За щитом лежали красивые часы, которые можно было датировать приблизительно 1700 годом. Они были стальные, украшены серебром и, возможно, могли быть сделаны величайшим часовым мастером того времени Томасом Томпионом.

«Немногие ремесленники могли создать такие часы», — подумал Фаустаф. Рядом с часами он видел череп из голубого хрусталя, который мог быть датирован пятнадцатым веком и принадлежать культуре ацтеков. Фаустаф видел один такой в Британском музее. Наполовину прикрывая хрустальный череп, лежала гротескная церемониальная маска, которая как будто была привезена из Новой Гвинеи; нарисованные на ней черты выдавали дьявола.

Фаустаф был поражен богатством и красотой этих разнообразных, сваленных в кучу предметов. Все вместе это символизировало то, за что сражалась его организация, пытаясь сохранить миры субпространства.

Он нагнулся, поднял тяжелые часы Томпиона и провел пальцем по серебряному орнаменту. Ключ висел сзади на красной ленте. Он открыл стеклянную крышку спереди и вставил ключ. Ключ поворачивался легко, и Фаустаф стал заводить часы. Внутри с мерным «тик-так» закачался маятник. Фаустаф поставил стрелки на 12 часов и, осторожно держа часы, опустил их на землю. Хотя ощущение нереальности вокруг было очень сильным, но движение маятника помогло ему. Он сидел на корточках перед часами и пытался сосредоточиться, прислонившись спиной к насыпи антикварных предметов.

Он сконцентрировал все свое внимание на часах, прилагая усилия, чтобы обобщить все, что он знает о Земле-0.

Было очевидно, что З-0 — просто последняя симуляция, созданная теми, на кого сначала работали Штайфломайс, Мэгги и Р-отряды. Было также ясно, что эта симуляция не отличается от тысяч других на данном этапе. Его собственный мир З-1, должно быть, когда-то создавался таким же путем, и его история начиналась с того же места, где история З-2 остановилась. Это должно было означать, что З-1 была создана в ранние шестидесятые, незадолго до его собственного рождения, но, конечно, не до рождения его отца, который исследовал альтернативные миры в 1971 году.

Было неприятно осознавать, что его отец и многие другие люди, которых он знал и знает теперь, должны стать «активизированными» в мире, который вначале представлял собой то же, что и З-0. Неужели обитатели его собственного мира доставлялись с одной субпространственной земли на другую? Если это так, то каким образом они приспосабливались к новому окружению? Не было объяснения и тому, почему обитатели остальных миров, кроме З-1, воспринимали без вопросов перемены в их обществе и географическом положении после серии СНВ? Он часто удивлялся этому, представляя их как бы живущими в состоянии бесконечного сна и непрерывного прошлого.

Отличием на З-0 было то, что он чувствовал себя реальным, а вся планета казалась миром-сном, находящимся в состоянии застывшего времени. От всех причудливых превращений, которые происходили в других субпространственных мирах, он никогда не выносил впечатлений — только от их обитателей.

Он не мог представить себе, кто создал альтернативные Земли. Ему оставалось только надеяться, что однажды, раз и навсегда, он получит ответы на все вопросы от Мэгги Уайт или Штайфломайса. Фаустаф даже не мог понять, почему миры сначала создавались, а потом уничтожались. Научная необходимость подобной задачи была слишком софистической для него, даже если бы он никогда не изучал принципов софистики.

Создатели субпространственных миров, казалось, не могли вмешиваться непосредственно. Поэтому они создавали андроидов для Р-отряда — для разрушения своей же работы. А Штайфломайс и Мэгги Уайт появились позднее. Они были либо людьми, либо роботами значительно более совершенного вида, чем андроиды Р-отряда, и их задача не была непосредственно связана с разрушением субпространственных Земель.

Следовательно, создатели, кем бы и где бы они ни были, не могли полностью контролировать созданное ими. Обитатели миров имели значительную степень свободы, иначе он и его отец никогда не могли бы создать организацию, которая использовалась для защиты других альтернативных Земель. Короче говоря, создатели не были всемогущи, а иначе они бы действовали быстрее, посылая Штайфломайса и Мэгги Уайт. По крайней мере, это ободряло. Стало также понятно, почему Штайфломайс верил, что может ослушаться их и готов противостоять им. Так или иначе, это сопротивление могло помочь Фаустафу, потому что Мэгги Уайт оставалась верна своим хозяевам. Возможно, у нее был способ связаться с ними, и она уже предупредила их о предательстве Штайфломайса, но тот, казалось, не был встревожен такой возможностью. Могли ли эти хозяева полагаться исключительно на Мэгги Уайт и Штайфломайса? Если они обладали таким могуществом, то почему в то же время были настолько бессильны? Ответа на этот вопрос Фаустаф все еще не мог найти.

Он помнил, что хотел рассчитывать на продажность Штайфломайса. Теперь он отвергал такую возможность. Штайфломайс и Орелли — оба доказали свою неверность обязательствам: Штайфломайс — к своим хозяевам, Орелли — к нему. Но Мэгги Уайт казалась верной, и она же однажды сказала, что конечные цели Фаустафа и создателей не так уж и различались.

Значит, нужно найти Мэгги Уайт. Если он нуждается в чьей-то помощи, а было ясно, что она ему необходима, то это была ее помощь. Конечно, существовала большая вероятность того, что она теперь покинула З-0 или была схвачена Штайфломайсом. Единственное, на что он мог теперь надеяться, был шанс связаться с создателями.

Тогда, по крайней мере, он бы узнал точно, с кем сражается. Но не сообщила ли Мэгги Уайт Штайфломайсу, что он, Фаустаф, теперь более пригоден для ее хозяев, чем Штайфломайс? Фаустаф не мог помешать им, но он мог надеяться, что найдет возможность убедить их в аморальности творимого ими.

Он не знал, куда направилась Мэгги. Единственная возможность, которая у него была, — проделать весь путь в обратном направлении и постараться отыскать ее.

Все это время он смотрел на часы, но только теперь обратил внимание на положение стрелок: прошел ровно час. Он встал на ноги и поднял часы.

Осмотревшись вокруг, профессор понял, что все еще ощущает нереальность окружающего, но теперь он был менее смущен.

Он пошел назад к машине.

Подойдя к ней и залезая на место водителя, он понял, что Нэнси и Гордона Огга нет. Он оглянулся по сторонам, надеясь, что сможет увидеть их, но они ушли. Может быть, их захватили Штайфломайс и Орелли? Может, их нашла Мэгги Уайт и заставила пойти с ней? Или они попросту сбежали, обезумев от страха? Теперь появилась дополнительная причина найти Мэгги Уайт как можно скорее.

XIV. РАСПЯТИЕ В СОБОРЕ

Когда он возвращался назад по шоссе, всматриваясь в шпили собора над крышами домов, Фаустаф подумал, что неплохо было бы взять одно из ружей, которые он видел в груде вещей свалки времени. Если бы он имел хоть какое-нибудь оружие, то чувствовал бы себя увереннее.

Внезапно он затормозил, увидев несколько фигур, приближающихся к нему по самой середине автострады. Они вели себя необычно. И, казалось, не обращали никакого внимания на машину.

Когда они приблизились, Фаустаф узнал в них людей Орелли. На них были незнакомые праздничные костюмы, которые обычно носят на карнавалах. Некоторые были одеты как римские легионеры, другие, как догадался Фаустаф, — как священники, а остальные — как женщины. Они шли по шоссе, представляя собой преувеличенно торжественную процессию, и на их лицах застыли восхищение и непонятное выражение.

Фаустаф не вызывал у них страха, как и гудки его машины. Они, казалось, не слышали их. Он медленно провел машину между ними, внимательно всматриваясь в их лица. В их костюмах было что-то знакомое, но он не стал гадать, что именно, ибо у него не было времени.

Он проехал мимо них, затем мимо дома, в котором они были доставлены на З-0. Дом все еще выглядел более реально, чем окружающая его обстановка. Обогнув дом, Фаустаф увидел впереди собор, огороженный каменной стеной. Большие, окованные железом, ворота в стене были распахнуты. Фаустаф проехал прямо в них, понимая, что предосторожность здесь бесполезна. Он остановил машину у западного фасада собора, где был главный вход, охраняемый высокими башнями. Как и большинство соборов, этот, казалось, перестраивался на протяжении нескольких столетий, хотя в целом он был построен в готическом стиле, с красивыми яркими витражами и тяжелыми, окованными железом дверями. Фаустаф поднялся на несколько ступеней, чтобы подойти к дверям. Они были слегка приоткрыты, и он толкнул их, приоткрыв настолько, чтобы можно было пройти, и вошел в холл. Высокий свод раскинулся над ним, но в помещении было пусто, как и тогда, когда он в последний раз был здесь. Но только теперь тут был алтарь, на нем горели свечи. Внимание Фаустафа привлек крест в натуральную величину позади алтаря. И не только своей величиной, но и необыкновенным сходством с реальным крестом для распятия. Фаустаф медленно подошел к нему, отказываясь верить тому, что видит. Крест был из простого дерева, но хорошо обработан.

Фигура же, прибитая к нему, была живая.

Это был Орелли, раздетый, с окровавленными ранами на руках и ногах, его грудь медленно вздымалась и опадала, а голова свешивалась на бок.

Теперь Фаустаф понял, кого представляли люди Орелли, — народ на Голгофе. Это они, конечно, распяли его.

С криком ужаса Фаустаф побежал вперед, взобрался на алтарь, стараясь найти способ снять Орелли. Экс-кардинал щурился от пота, его лицо было разодрано. На голову был надет терновый венец.

Что заставило людей Орелли так поступить с ним? Это, разумеется, не было сознательным извращением христианства, не было и преднамеренным богохульством. Фаустаф знал, что разбойники Орелли достаточно религиозны, чтобы поступить так.

Нужно чем-то выдернуть гвозди.

Потом Орелли поднял голову и открыл глаза.

Фаустаф был потрясен спокойствием, которое он увидел в этих глазах. Все лицо Орелли было не просто пародией на Христа, а живым его воплощением.

Орелли мягко улыбнулся Фаустафу:

— Могу я помочь тебе, сын мой?

— Орелли? — Фаустаф больше ничего не мог произнести в этот момент. Он помолчал. — А как это случилось? — наконец спросил он.

— Это моя судьба, — ответил Орелли. — И я знал это, а они поняли, что должны так сделать. Вы видите, я должен умереть.

— Это безумие, — Фаустаф попытался вытащить один из гвоздей. — Вы не Христос… Что происходит?

— Это должно было случиться, — сказал Орелли в том же тоне. — Уходите, сын мой. Не спрашивайте об этом. Оставьте меня.

— Но ты — Орелли, грабитель, убийца и предатель. Ты… ты просто не заслуживаешь этого! Ты не вправе… — Фаустаф был атеистом, и христианство было для него просто одной из религий, но что-то в этом спектакле расстроило его. — Христос в Библии был идеей, а не человеком! — закричал он. — А ты извратил ее.

— Мы все идеи, — ответил Орелли, — собственные либо чьи-то еще. Я — идея для них, и я в то же время — идея для себя самого. То, что происходит, — правда, и это реальность, это необходимость! Не пытайтесь помочь мне. Мне не нужна ничья помощь.

Хотя он говорил сдержанно, у Фаустафа было ощущение, что Орелли говорит слишком ясно. Это позволило ему кое-что понять из того, что происходило на З-0. Этот мир не только угрожал разрушением личности — он выворачивал человека наизнанку. Внешняя личность Орелли ушла внутрь его (если не была утрачена совсем), а наружу вышла его сокровенная сущность: не дьявола, каковым он старался быть, а Христа, которым он хотел быть.

Фаустаф стал медленно отходить от креста, тогда как лицо Орелли улыбалось ему. Это не была улыбка идиота, она не была безумной — это была улыбка осуществления. Его здравомыслие и спокойствие ужаснули Фаустафа. Он отвернулся и с усилием пошел к двери.

Когда он уже собирался ее открыть, из тени арки вышла фигура и тронула его руку.

— Орелли не только умирает ради вас, — сказал Штайфломайс. — Он умирает из-за вас. Вы начали активацию. Я преклоняюсь перед вашими силами. Надеюсь, теперь вы уступите.

— Уступлю чему, Штайфломайс?

— Ритуалу. Ритуалу Активации. Каждая новая планета должна пройти через это. При нормальных условиях все население новой симуляции должно играть свои мифические роли перед ее пробуждением. «Работа перед сном и сон перед пробуждением» — как сказал один из ваших писателей. Вы, люди, время от времени бываете проницательны. Пойдемте, — Штайфломайс повел Фаустафа из собора. — Я могу показать вам больше. Спектакль начинает становиться серьезным. Я не могу гарантировать, что вы переживете его.

Теперь взошло солнце, принеся с собой яркий свет и густые тени, хотя этот мир все еще не был жизнью. Солнце было огромным, красноватого оттенка, и Фаустаф прищурился и полез в карман за солнечными очками. Он достал и надел их.

— Все это правильно, — улыбнулся Штайфломайс. — Опоясывайтесь броней и готовьтесь к интересной битве.

— Куда мы идем? — спросил профессор со смутным чувством.

— В мир. Вы увидите его обнаженным. И у каждого человека сегодня есть своя роль. Вы поражаете меня, Фаустаф… возможно, вы не сознаете этого. Вы ввергли З-0 в движение своими безответственными действиями. Я могу только надеяться, что З-0 уничтожит вас в свою очередь, хотя и не уверен в этом.

— Почему же вы не уверены? — поинтересовался профессор, мало увлекаясь этим.

— Существуют уровни, к которым даже я не готов, — ответил Штайфломайс. — Возможно, вы найдете себе роль на З-0. Тогда вы сможете сопротивляться и сохранить свою личность, ибо уже играете свою роль. Могло же быть так, что мы все недооценивали вас.

XV. ПРАЗДНЕСТВА ЗЕМЛИ-0

Фаустаф не понимал полностью смысла сказанного Штайфломайсом, но позволил этому человеку увести себя из собора в парк позади него.

— Знаете, теперь мало что осталось на З-1, — сказал Штайфломайс, пока они шли. — Война была очень короткой. Я думаю, что уцелело весьма незначительное количество людей.

Фаустаф знал, что Штайфломайс очень тщательно выбирал этот момент, надеясь деморализовать его. Он сдержал ощущение потери и отчаяния и попытался ответить как можно спокойнее:

— Мне кажется, этого следовало ожидать.

Штайфломайс улыбнулся:

— Вы должны радоваться, узнав, что многие люди с других симуляций доставлены на З-0. Конечно, это не акт милосердия со стороны хозяев. Просто селекция наиболее пригодных особей, чтобы заселить эту Землю.

Фаустаф промолчал. Впереди он мог разглядеть группу людей. Он всмотрелся в них сквозь деревья. Большинство из них были раздеты. Как и люди Орелли, они двигались в ритуальной манере, выражение их лиц было бессмысленным. Там находилось примерно равное число мужчин и женщин.

Штайфломайс махнул рукой:

— Они нас не увидят, мы для них невидимы, пока они в таком состоянии.

Фаустаф был заинтересован:

— Что же они делают?

— Они разрабатывают свое положение в мире. Если хотите, мы можем подойти ближе.

И Штайфломайс повел Фаустафа к этой группе.

Фаустаф чувствовал, что является очевидцем древней и примитивной церемонии. Казалось, что люди имитируют разных животных. Один человек, у которого на голове были прикреплены ветки, изображал самца оленя.

Сочетание человека, зверя и растения было многозначительным для Фаустафа, хотя он и не понимал почему. Одна из женщин нагнулась и надела шкуру львицы на голое тело. В центре группы лежала целая куча шкур животных. Некоторые из людей уже надели шкуры или маски. Они изображали медведей, волков, крыс, орлов, змей, лисиц и многих других зверей. На противоположной стороне поляны горел огонь. Вскоре все люди были одеты в шкуры или маски. Теперь в центре поляны стояла женщина. На ее плечах была собачья шкура, лицо закрывала разрисованная маска собаки. У нее были длинные черные волосы, которые выбивались сзади из-под маски и падали ей на спину. Танец вокруг нее стал более церемониальным, но темп его ускорился.

Фаустаф с напряжением смотрел на это.

Круг, в центре которого стояла женщина-собака, сужался все больше и больше. Она стояла совершенно бесстрастно, пока толпа внезапно не остановилась и не обратилась к ней. Тогда она стала кланяться, поднимая и опуская голову, вся превратившись в собаку. Руки она держала перед собой. С ревом толпа бросилась на нее.

Фаустаф побежал вперед, пытаясь помочь женщине.

Штайфломайс поймал его за руку.

— Слишком поздно, — сказал он. — Это никогда не продолжается долго.

Толпа уже расступилась. Фаустаф увидел искалеченный труп женщины. Его обвивала собачья шкура.

Человек с окровавленным ртом подбежал к дереву и отломал ветку. Другие тащили древесину, уже приготовленную заранее, складывая ее вокруг мертвого тела. Костер подожгли, и пламя разгорелось. С губ людей сорвалась улюлюкающая песня без слов, и начался другой танец: сейчас казалось, что он символизирует экзальтацию.

Фаустаф отвернулся.

— Это всего лишь магия, Штайфломайс. Примитивное суеверие. Какой же изощренный мозг у ваших хозяев, если они могут производить столь совершенную технику и в то же время допускать такое.

— Допускать? Они поощряют это. Это необходимо для каждой симуляции.

— Как может быть необходимым ритуальное жертвоприношение в современном обществе?

— И это вы спрашиваете после того, как ваша собственная симуляция почти уничтожила саму себя? Разве только в размерах и усложненности, женщина умерла быстро, она могла бы умирать медленнее от радиоактивных осадков на З-1, если она доставлена оттуда.

— Но какие цели преследуются подобными деяниями?

Штайфломайс пожал плечами.

— Ах, Фаустаф, вы думаете, что хоть в чем-нибудь есть цель?

— Да, я так думаю, Штайфломайс.

— Этот ритуал служит ограниченной цели. Даже с вашим развитием должно быть ясно, что эти примитивные люди символизируют в ритуале свои страхи и надежды. Трусливая собака, злорадная женщина — они уничтожены в этом обряде, свидетелем которого вы были.

— Хотя в действительности они продолжают существовать. Такой ритуал ничего не достигает.

— Только временного чувства безопасности. Вы правы. Вы рационалист, Фаустаф. Я все еще не в состоянии понять, почему вы не хотите объединить свои силы с моими — ведь я тоже рационалист. Вы цепляетесь за примитивные инстинкты, наивные идеалы. Вы не позволяете своему разуму полностью восторжествовать. Поэтому вы и шокированы увиденным. Не в наших силах изменить что-либо в судьбах этих людей, но мы, может быть, сумеем воспользоваться их слабостями и, по крайней мере, извлечь выгоду для себя.

Фаустаф не хотел отвечать, но он не был убежден аргументами Штайфломайса. Он медленно покачал головой.

Штайфломайс сделал нетерпеливое движение.

— Все еще нет? А я надеялся, что в расстройстве вы объединитесь со мной, — он засмеялся.

Они вышли из парка и пошли по улице. На лужайках, на тротуарах, просто на свободных местах и в садах происходили ритуальные торжества З-0. Штайфломайс и Фаустаф не обращали на них внимания. Это большее, чем возвращение к первобытному строю, думал Фаустаф, пока они блуждали среди сцен этого карнавала, это полное принятие личностей психологически-мифических архитипов. Как сказал Штайфломайс, каждый мужчина и каждая женщина ищут свою роль. Эти роли разделяются на несколько категорий. Наиболее выдающиеся доминировали над остальными. Он видел мужчин и женщин в мантиях, с закрытыми лицами, ведущих перед собой обнаженных псаломщиков с цепями или ветками деревьев, он видел, как мужчина спаривался с женщиной, переодетой обезьяной; другая женщина, сама не принимая в этом участия, казалось, руководила оргией. Повсюду встречались сцены кровопролития и скотства. Это напомнило Фаустафу римские игрища, средневековье и нацизм. Но были и другие ритуалы, не похожие на первые. Они были спокойнее и напоминали Фаустафу церковные службы, которые он посещал в детстве.

Кое-что начало проясняться в его смущенном мозгу… Понятно, почему он отказался сотрудничать со Штайфломайсом, несмотря на все то, что увидел, начиная с их первой встречи.

Они были свидетелями двух различных типов волшебных церемоний. Фаустаф мало знал о суевериях, хотя слышал о белой и черной магии, но он не понимал различия между людьми, занимающимися ими. Возможно, то, что приводило его в ужас, было вариантом черной магии. Но были ли другие сцены проявлением белой магии? Сама идея магии или суеверия ужасала его. Он был ученым, и для него магия означала невежество и поощрение невежества. И она отождествляла бессмысленное убийство, фатализм, самоубийство, истерию. Внезапно ему в голову пришла мысль, что это означает и водородную бомбу, и мировую войну. Короче говоря, это означает отклонение человеческой сущности в ее природе — полное перерождение в зверя. Но что означает белая магия? Возможно, что также невежество. Черная поощряла грубые черты человеческой натуры. Так, может быть, белая поощряла (что?) — «благочестивую сторону»? Желание зла и желание добра? Как гипотеза эта версия вполне удовлетворительна. Но человек не был зверем, и он не был богом, он был Человеком. Разум — вот что выделяет его среди животных. Магия, насколько это было известно Фаустафу, отвергает разум. Религия принимает его, но почти не поддерживает… Только наука принимает и поощряет его. Фаустаф вдруг увидел социальную и психологическую эволюцию человечества ясно и четко. Одна наука принимала человека таким, какой он есть, и отыскивала возможность применения его полного потенциала.

Все же планета, на которой он находился, была созданием великолепного ума, и вместе с тем здесь происходили такие страшные и магические ритуалы.

Впервые Фаустаф подумал, что создатели симуляций в чем-то поступают не правильно, ошибочно — по их же собственным понятиям.

С болью в сердце он признал возможность того, что они даже не понимают, что делают.

Он повернулся, чтобы высказать эту мысль Штайфломайсу, который, как он предполагал, следовал за ним, но Штайфломайс уже ушел.

XVI. ЧЕРНЫЙ РИТУАЛ

Фаустаф заметил Штайфломайса, когда тот сворачивал за угол. Он побежал за ним, пробираясь среди празднующих, которые даже не замечали его.

Когда профессор снова увидел Штайфломайса, тот уже садился в машину. Фаустаф закричал, но тот ничего не ответил. Он завел двигатель и быстро уехал.

Неподалеку стоял еще один автомобиль. Фаустаф забрался в него и пустился в погоню. Не раз ему пришлось объезжать группы людей, которые, как и везде, не замечали его, но ему удалось, без особых трудностей, не потерять след Штайфломайса. Тот ехал по дороге на Лонг-Бич. Вскоре впереди показалось море. Штайфломайс выехал на берег, и Фаустаф заметил, что даже на пляже люди занимаются ритуалами. Впереди виднелся большой серый дом, нечто вроде гасиенды, и Штайфломайс повернул машину к нему. Фаустаф не был уверен, что Штайфломайс знает о преследовании. Безо всяких предосторожностей тот остановил свой автомобиль возле дома, вышел из машины и вошел вовнутрь.

Когда Фаустаф осторожно въехал на стоянку, он нашел машину Штайфломайса пустой. Тот уже был в доме.

Парадная дверь была закрыта. Фаустаф обошел дом, подошел к окну и заглянул. Окно выходило в большую комнату, которая, казалось, занимала весь первый этаж. Штайфломайс находился там со множеством людей. Среди них профессор увидел и Мэгги Уайт. Она сердито смотрела на Штайфломайса, который встречал ее взгляд своей обычной усмешкой. На Мэгги Уайт было свободное черное одеяние. Капюшон его был откинут на плечи. Кроме нее, только Штайфломайс был одет в некоторое подобие костюма.

На всех остальных были черные накидки с капюшонами и больше ничего. Женщины стояли на коленях в центре, их склоненные головы были обращены к Мэгги Уайт. Некоторые из них держали большие черные свечи, а одна — сжимала в руках большой средневековый меч.

Мэгги Уайт сидела в кресле, похожем на трон. Она разговаривала со Штайфломайсом, тот что-то ответил ей жестом и ненадолго вышел из комнаты, чтобы появиться вновь одетым в такой же балахон, какой был и на ней. Мэгги Уайт отнеслась к этому неодобрительно; но было очевидно, что она не в состоянии остановить Штайфломайса.

Фаустаф удивился, почему она принимает участие в ритуале. Даже ему было совершенно ясно, что это был ритуал черной магии, а Мэгги изображает Королеву Тьмы — или что-то в этом роде.

Штайфломайс теперь сидел в другом конце комнаты и приводил в порядок свое одеяние, улыбаясь Мэгги и говоря ей что-то такое, что заставило ее еще сильнее нахмуриться. По тому, что Фаустафу было известно, он понял, что Штайфломайс изображает Принца Тьмы.

Двое из мужчин вышли и вернулись с очень красивой молодой девушкой. Ей, наверное, не было и двадцати лет. Она выглядела полностью ошеломленной, но не находилась в состоянии транса, как все остальные. У Фаустафа сложилось впечатление, что ее не коснулась перемена психологии, которая охватила всех остальных. Ее светлые волосы были взлохмачены, а тело казалось умащенным маслом. Стоящие на коленях женщины поднялись с ее появлением и отступили к стене, встав вдоль нее, как и мужчины. С явным нежеланием Мэгги Уайт обратилась к Штайфломайсу, который поднялся и весело подошел к девушке, подражая ритуальным движениям людей. Двое мужчин пригнули девушку к полу, так что она лежала на спине перед Штайфломайсом, который пристально смотрел на нее, улыбаясь. Он повернулся к Мэгги и заговорил с ней. Женщина сжала губы, ее глаза стали злыми.

Фаустафу показалось, что Мэгги Уайт, должно быть, идет на то, что ей совсем не нравится, но делает это добровольно. Штайфломайс, напротив, был доволен своей властью над другими.

Он встал на колени перед девушкой и начал ласкать ее тело. Фаустаф увидел, что голова девушки внезапно дернулась, и глаза приняли бессознательное выражение. Она начала вырываться. Двое мужчин вышли вперед и стали придерживать ее за руки и ноги.

Фаустаф посмотрел вниз и увидел плоский камень, используемый как часть декорации сада. Он поднял его и бросил в окно. Он рассчитывал, что люди испугаются, но когда снова заглянул внутрь, то увидел, что только Мэгги Уайт и Штайфломайс заметили его.

— Оставьте ее в покое, — сказал профессор Штайфломайсу.

— Но кто-то должен сделать это, профессор, — ответил Штайфломайс. — Кроме того, мы подходим для этого лучше других. Я и мисс Мэгги Уайт. Мы не подчинены никаким инстинктам, у нас нет вожделения, не так ли, мисс Уайт?

Мэгги просто покачала головой, ее губы были плотно сжаты.

— У нас нет никаких инстинктов, профессор, — продолжал Штайфломайс. — Мне кажется, что мисс Уайт сожалеет об этом, но только не я. Вы уже могли убедиться, как могут быть вредны инстинкты для человека.

— Я видел вас злым и испуганным, — возразил Фаустаф.

— Конечно, я могу испытывать злость и страх — но это психическое состояние, а не эмоциональное, или это, по-вашему, все равно, профессор?

— Почему вы принимаете участие в этом? — Фаустаф игнорировал вопрос Штайфломайса и обратился к ним обоим.

— В данном случае для развлечения, — ответил Штайфломайс. — И я надеюсь получить чувственное наслаждение, хотя и не трачу времени на его поиски, как это, кажется, делаете вы.

— Наверное, большая часть жизни ушла у него на это, — спокойно заметила Мэгги Уайт. — Я уже говорила вам, что, возможно, они могут испытывать большее наслаждение.

— Я осведомлен о вашей жизни, мисс Уайт, — Штайфломайс улыбнулся. — Но я уверен, что вы не правы. Все, что они делают, — мелкомасштабно. — Он взглянул на Фаустафа. — Видите, профессор, мисс Уайт утверждает, что, принимая участие в этих ритуалах, она испытывает чувственный экстаз. Он на нее нисходит. Она думает, что у вас есть что-то, чего нет у нас.

— Возможно, что и так, — ответил Фаустаф.

— Возможно, это не стоит того, — предположил Штайфломайс.

— Не уверен, — Фаустаф посмотрел на людей вокруг него. Двое мужчин все еще держали девушку, хотя теперь казалось, что она впала в такое же состояние, что и они. — Но, конечно, не это.

— Конечно, нет, — тон Штайфломайса был извинительным. — Это должно быть чем-то другим. Я думаю, что ваши друзья — Нэнси Хант и Гордон Огг вовлечены в то, что вам нравится больше.

— С ними все в порядке?

— На данном этапе — совершенно. Им не должен быть причинен физический вред, — зло усмехнулся Штайфломайс.

— Где они?

— Должны быть где-то поблизости.

— В Голливуде, — сказала Мэгги Уайт. — На участке одной из кинокомпаний.

— Которой?

— «Саймон», я думаю. Это в часе езды.

Фаустаф оттолкнул мужчин и поднял девушку.

— Куда вы надумали взять ее? — засмеялся Штайфломайс. — Она ничего не понимает после активации.

— Считайте меня собакой на сене, — Фаустаф понес девушку к выходу.

Он вышел на улицу, положил девушку на заднее сидение машины, сел за руль и помчался в Голливуд.

XVII. БЕЛЫЙ РИТУАЛ

Машина была скоростной, а дорога — свободной. Пока Фаустаф ехал, он удивлялся парочке, которую покинул. Из того, что сказал Штайфломайс, было ясно, что они не были людьми; возможно, как он предполагал, они были близки к людям-андроидам, более совершенными вариантами роботов-разрушителей.

Он не ставил вопрос о сущности ритуала, в который, как он считал, вовлечены Гордон Огг и Нэнси Хант. Он просто хотел как можно скорее встретиться с ними и оказать им помощь, если они в ней нуждаются. Фаустаф знал территорию компании «Саймон». Это была одна из самых больших компаний в кино старого образца на З-1. Он когда-то был на их участке во время одной из поездок в Лос-Анджелес на З-1.

Очень часто профессору приходилось тормозить и объезжать или пробираться сквозь толпы людей, участвующих в неизвестных ему обрядах. Не все они были непристойными или исполненными насилия, но одного вида их пустых лиц было достаточно, чтобы расстроить Фаустафа.

Однако он замечал и перемены. Здания, казалось, находились в менее резком фокусе, чем тогда, когда он впервые проезжал здесь. Ощущение новизны также понемногу истощалось. Очевидно, эти предактивизационные празднества имели связь с переменой погоды на новой планете и изменением ее природы. По собственному опыту он знал, что влияние этого мира заключалось в неспособности к нормальному общению, очень быстрой потере чувства личности и включении в роль того, чей психологический архитип был наиболее силен в психике индивидуума; ему это также казалось родом обратной связи, когда люди помогают планете принять более определенную атмосферу реальности. Фаустаф обнаружил, что эту идею трудно сформулировать в обозначениях, известных ему.

Теперь он находился недалеко от Голливуда. Он увидел впереди сильно освещенные контуры здания компании и вскоре въехал на ее территорию. Там было пусто и очень тихо. Он вышел из машины, оставив девушку на заднем сидении. Закрыв дверцы машины, Фаустаф пошел по направлению, указанному надписью, гласившей — сцена № 1.

Вмонтированная в бетонную стену дверь была чуть-чуть приоткрыта. Фаустаф толкнул ее, открывая, и заглянул внутрь. Казалось, целые джунгли камер и электрооборудования частично закрывали обзор. Создавалось такое впечатление, что все здесь подготовлено к съемкам исторического фильма. Но в комнате никого не было.

Фаустаф подошел к другой сцене и вошел вовнутрь. Здесь не было камер, все оборудование было аккуратно собрано. Декорации, однако же, были установлены. Возможно, они использовались для того же фильма и изображали интерьер средневекового замка. На мгновение Фаустаф подивился мастерству человека, который построил такие убедительные декорации.

На сцене происходил ритуал. Нэнси Хант была одета в белую прозрачную сорочку, ее рыжие волосы были всклокочены и ниспадали на плечи и спину. Позади нее стоял мужчина, одетый в черные доспехи, выглядевшие как настоящие. Был ли это костюм для фильма или он появился таким же образом, как и все остальные костюмы, которые видел здесь Фаустаф? В правой руке мужчина в черных доспехах держал палаш.

Ровным шагом вошла еще одна фигура. Это был Гордон Огг в полных доспехах из светлой стали и свободном белом плаще поверх них. В правой руке он сжимал большой меч.

Фаустаф закричал:

— Гордон, Нэнси! Что вы делаете?

Но они не слышали. Вернее, они были в таком же состоянии грез, как и все остальные.

Со странными жестами, которые напоминали Фаустафу манерные жесты японских мимов, Огг приблизился к Нэнси и мужчине в черных доспехах. Его губы шевелились, но Фаустаф понял, что слова не произносились вслух. Наигранным жестом мужчина в черном сжал руку Нэнси, увлекая ее за собой от Гордона. Теперь Огг опустил забрало и, казалось, вызвал его на поединок движением своего меча.

Фаустаф не думал, что Огг подвергается опасности. Он видел, что Нэнси отступила в сторону, а Огг и его противник скрестили мечи. Вскоре человек в черных доспехах выронил меч и упал на колени перед Гордоном Оггом. Затем Огг бросил свой меч и начал снимать с себя доспехи. Нэнси вышла вперед и тоже стала на колени перед Оггом. Тот взял чашу и отпил из нее или сделал вид, что отпил, но когда Фаустаф смог посмотреть, чаша была уже пуста. Эту большую золотую чашу перед боем принесла Нэнси. Огг поднял свой меч и вложил его в ножны.

Фаустаф понял, что был свидетелем лишь небольшой части церемонии, а сейчас она, кажется, заканчивалась. Что делают Нэнси и Гордон?

Произошла небольшая пантомима, показывающая как Нэнси предлагает себя Оггу, но получает отказ. Затем Огг повернулся и начал уходить со сцены, сопровождаемый всеми остальными. Он высоко держал золотую чашу. Это явно был символ, что-то означавший для него и для остальных.

Фаустаф предположил, что чаша, возможно, представляет Грааль, но потом вспомнил, что именно Грааль означает в христианской мифологии. Не имеет ли она более древнее происхождение? Он не был уверен в этом.

Огг, Нэнси и мужчина в черном прошли мимо него. Он решил последовать за ними.

По крайней мере, у него была возможность понаблюдать за своими друзьями, чтобы быть уверенным, что они не попадут в беду. Фаустаф заметил, что их поведение напоминало поведение сомнамбул. Возможно даже, что их опасно будить. Лунатики, вспомнил Фаустаф, изображают иногда подобного рода ритуалы, обычно более простые, но иногда и гораздо более сложные. Тут была какая-то неуловимая связь.

Процессия покинула сцену и направилась в огороженный участок, напоминающий арену. Со всех сторон поднимался высокий бетонный забор. Здесь они остановились и повернули лица к солнцу. Гордон поднял чашу, как будто собирая в нее лучи солнца. Теперь стало слышно приглушенное пение. Это была песня без слов, по крайней мере, на языке, совершенно незнакомом Фаустафу. Он имел некоторое сходство с греческим, который Фаустаф слышал однажды по телевизору.

Такой язык описывали психологи — язык потерявших сознание людей. Подобные звуки люди иногда издают во сне. Фаустаф послушал пение и нашел его совершенно спокойным. Они все еще пели, когда появился Штайфломайс. Он где-то раздобыл меч и теперь выводил на сцену псаломщиков в черных капюшонах.

Мэгги Уайт выглядела неуверенно и следовала сзади. Казалось, женщина находилась во власти Штайфломайса, как и остальные люди, которые были с ними.

Штайфломайс закричал что-то на том же языке, на котором все пели, и Гордон Огг обернулся. У Штайфломайса слова вышли очень нечеткими, выговаривал он их с трудом.

Фаустаф знал, что Штайфломайс прокричал вызов. Гордон Огг передал чашу Нэнси и обнажил свой меч. Наблюдая за этой сценой, Фаустаф был поражен ее нелепостью. Он даже громко засмеялся. Так он смеялся раньше: мощно и заразительно, совершенно без напряжения. Смех этот эхом отдался в высоких стенах, прокатился по арене и унесся, затихая, в небо. На мгновение показалось, что смех был услышан и вызвал некоторое колебание. Штайфломайс прыгнул на Огга. Этот поступок заставил Фаустафа смеяться еще сильнее.

XVIII. СХВАТКА

Штайфломайс, казалось, хотел убить Огга, но он был таким неумелым фехтовальщиком, что англичанин, достаточно тренированный, легко защищался, несмотря на то, что его движения были все так же манерны.

Фаустаф, давясь от смеха, выступил вперед, чтобы схватить Штайфломайса за руки. Андроид был напуган, и Фаустаф легко выхватил у него меч.

— Все это — часть ритуала, — серьезно сказал Штайфломайс. — Вы снова нарушаете правила.

— Успокойтесь, Штайфломайс, — Фаустаф в смехе щурил глаза. — Не стоит волноваться.

Гордон все еще совершал оборонительные движения. Он выглядел Дон Кихотом в своем боевом оснащении и с длинными усами настолько, что при взгляде на них Фаустаф всякий раз разражался новыми раскатами смеха. Огг начал приходить в замешательство, и его движения все время становились неуверенными и менее показными. Фаустаф встал перед ним. Огг заморгал глазами и опустил меч. Он зажмурился на мгновение, а потом поднял забрало шлема и застыл неподвижно, как статуя. Фаустаф поднял кулак и двинул им по шлему Огга:

— Очнись, Гордон! Тебе больше не нужны доспехи… Проснись, Гордон!

Он увидел, что остальные засуетились, и, подойдя к Нэнси, погладил ее по лицу.

— Нэнси!

Она отсутствующе улыбалась и глядела на него.

— Нэнси! Это же я, Фаустаф.

— Фаустаф… — пробормотала она медленно и неуверенно. — Фаустаф?

Он улыбнулся.

— Он самый.

Она взглянула на него, все еще улыбаясь. Фаустаф подмигнул ей. Нэнси заглянула ему в глаза и расплылась в улыбке.

— Эй, Фасти! Что нового?

— Ты бы хоть удивилась, — сказал он. — Ты когда-нибудь видела подобную прелесть? — он махнул рукой, указывая на костюмированные фигуры вокруг, и ткнул кулаком в доспехи Огга. — А вот там Гордон…

— Я знаю, — сказала она. — Я думала, что мне это снится. Понимаешь, такой сон, когда ты знаешь, что спишь, но ничего поделать не можешь. Но это был довольно приятный сон.

Обнимая ее, Фаустаф сказал:

— Они служат своим целям, но…

— Этот сон служил своей цели, пока вы не прервали его, — вмешалась Мэгги Уайт.

— И вы согласны с этой целью?

— Ну, да. В целом она необходима. И я уже говорила вам об этом.

— Я так и не знаю ваших первоначальных целей, — возразил Фаустаф. — Но мне кажется, что подобными вещами ничего не достигнешь.

— Не уверена, — задумчиво ответила Мэгги Уайт. — Я не знаю… Я пока верна хозяевам, но я удивляюсь… Их дела успешными не выглядят.

— Вы не обманываетесь, — сочувственно согласился Фаустаф. — Что же в итоге? Тысячи симуляций?

— Они никогда не достигнут успеха, — усмехнулся Штайфломайс. — Они потерпят полное поражение. Забудь о них.

Мэгги Уайт повернулась к нему, лицо ее стало злым.

— Это твоя работа — полное фиаско, Штайфломайс! Если бы ты не ослушался приказов, З-0 была бы сейчас на обычном пути активации. Не знаю, что теперь происходит. Это первый случай, когда что-то происходит не правильно до полной активации!

— Это ты не слушала меня! Если бы мы хотели выиграть, то не допустили бы планету до полной активации. Мы могли победить хозяев. В лучшем случае, они вынуждены были бы начать все сначала.

— Нет времени начинать все сначала… Это равнозначно крушению всего их проекта. И все это из-за тебя! — кричала на него Мэгги. — Ты хочешь победить хозяев!

Штайфломайс вздохнул и повернулся к ней спиной.

— Ты так идеалистична. Забудь о них. Они — банкроты.

Доспехи Огга заскрипели. Его рука потянулась к забралу и начала медленно стаскивать шлем. Он выглянул из-за него, моргая глазами.

— Господи, — сказал он удивленно. — Неужели я действительно одет в эту дрянь? Я думал, что я…

— Спал? Вам, должно быть, жарко в них, Гордон? — спросил Фаустаф. — Вы можете снять их?

С помощью Нэнси они сняли стальные доспехи. Бормотание голосов вокруг них показало, что двое мужчин из свиты Штайфломайса и люди, бывшие с Гордоном и Нэнси, в смущении стали просыпаться.

Фаустаф увидел, что Мэгги Уайт нагнулась за мечом, но отпрянула в сторону, когда он попытался расстегнуть правый наколенник Гордона. Одно резкое, движение, и меч оказался в ее руке. Женщина с силой опустила его на череп Штайфломайса, прежде чем он сумел перехватить ее руку. Штайфломайс повернулся к ней, улыбаясь, отступил назад и свалился на пол. Череп его был разрублен, там виднелись мозги, но кровь не шла. Мэгги начала рубить его тело, пока Фаустаф не остановил ее. Глядя на труп, она сохраняла бесстрастность.

— Искусная работа, — констатировала она. — Как я его…

— Что вы будете теперь делать? — спросил ее Фаустаф.

— Не знаю. Все идет не правильно. Ритуалы, которые вы видели, — это только начало. Потом будут огромные собрания — последние ритуалы предактивации. Вы разрушили модель.

— Но то, что произошло, не может вызвать больших перемен в мировом масштабе.

— Вы не поняли. Каждый символ что-то означает. Каждый из них играет свою роль. И все взаимосвязано. Это как запутанная электронная цепь — нарушишь ее в одном месте, и она полностью выйдет из строя. Эти ритуалы могут казаться для вас ужасными и примитивными, но они вызваны более глубокими знаниями принципов науки, чем те, которыми владеете вы. Ритуалы устанавливают основные образцы жизни каждого индивидуума. Их внутреннее движение выражается в предактивационных ритуалах. Это означает, что потом «индивидуум» просыпается и начинает вести обычную жизнь, свою, собственную жизнь, согласно коду, заложенному в него. И только некоторые находят новые коды — новые символы, новые жизни. Вы — один из них, наиболее удачливый. Обстоятельства и ваша честность сделали возможным то, к чему вы стремились. Какой будет результат — этого я не могу знать. Кажется, нет различий между вашей внутренней жизнью и внешним воплощением. Вы играете роль, влияние которой выше экспериментов хозяев, и она воздействует на них коренным образом. Не думаю, что они предполагали, что получится образец, подобный вам.

— Теперь вы мне скажете, кто эти «хозяева»? — спокойно спросил ее Фаустаф.

— Не могу. Я повинуюсь им, и у меня приказ говорить о них как можно меньше. Штайфломайс и так сказал о них слишком много лишнего и тем самым, кроме всего прочего, способствовал созданию этой ситуации. Наверное, мы должны были убить вас. У нас было достаточно удобных случаев. Но мы были любопытны и откладывали это слишком долго. Мы оба, каждый по-своему, были очарованы вами. Как видите, мы позволили вам контролировать наши действия.

— Вы должны что-то делать, — мягко сказал ей Фаустаф.

— Согласна. Для начала давайте вернемся в дом и обсудим это.

— А как со всеми остальными?

— Мы не можем сделать для них много. Они в смущении, но с ними все в порядке.

За стеной павильона киностудии стоял маленький грузовик, на котором Штайфломайс привез своих сторонников. Машина Фаустафа стояла рядом. В ней обнаженная девушка тянулась к дверям и барабанила в окно. Увидев их, она опустила стекло.

— Что за чертовщина происходит? — спросила она с бруклинским акцентом. — Это кинднэппинг или что-то еще? Где я?

Фаустаф открыл дверцу и выпустил ее.

— Господи! — сказала она. — Что это — нудистский лагерь? Мне нужна одежда.

Фаустаф показал на главные ворота студии.

— Вы найдете там что-нибудь, — сказал он ей.

Она посмотрела на очертания зданий компании «Саймон».

— Вы делаете фильмы? Или это одна из голливудских вечеринок, о которых я слышала?

Фаустаф хмыкнул.

— С такой фигурой, как у тебя, ты могла бы сниматься в фильмах. Иди и смотри, чтобы никто не запачкал тебя.

Она презрительно фыркнула и пошла к воротам.

Гордон Огг и Нэнси сели на заднее сидение, а Мэгги Уайт забралась на сидение рядом с Фаустафом. Профессор развернул машину и поехал по направлению к пригородам Лос-Анджелеса. Вокруг стояли растерянные люди. Многие из них все еще были в ритуальных костюмах. Они казались ошеломленными, спорили и говорили о чем-то между собой. Но не было заметно, что они сильно обеспокоены, никто не казался испуганным. Навстречу им пронеслись несколько машин и какая-то группа людей помахала им руками, чтобы они остановились, но профессор отрицательно покачал головой в ответ.

Все теперь казалось Фаустафу приятным. Он понимал, что все стало на свои места, и удивлялся, как и где он начал было терять свое чувство юмора.

Когда профессор проезжал по уже знакомому мосту, где раньше была свалка времени, он заметил, что она исчезла и все анахронизмы отсутствуют. Все выглядело вполне обычно.

Он спросил об этом Мэгги Уайт.

— Те вещи автоматически искоренены, — пояснила она. — Они не соответствуют модели, и симуляция не может нормально развиваться, пока все не примет рациональный вид. Предактивационный период и процесс избавляют от всего подобного. Но поскольку он был прерван, возможно, некоторые анахронизмы продолжают существовать, однако я их не знаю. Этого никогда не происходило раньше. Это другая функция предактивационного процесса.

Дом, в котором они прибыли с З-3 сюда, находился на прежнем месте; собор тоже никуда не исчез. У Фаустафа появилась мысль. Еще до того как открыть дверь, он услышал крики, эхом разносившиеся вокруг.

Там был Орелли, по-прежнему прибитый к кресту. Но сейчас он был далек от спокойствия. Его лицо кривилось от боли.

— Фаустаф, — хрипло позвал он, когда профессор приблизился. — Что это случилось со мной? Что я здесь делаю?

Фаустаф нашел подсвечник, которым можно было бы вытащить гвозди, и предупредил:

— Это будет болезненно, Орелли.

— Снимите меня. Мне уже не может быть больнее.

Фаустаф начал вытаскивать гвозди из тела кардинала. Затем он взял его на руки и положил на алтарь. Тот корчился в агонии.

— Я отнесу вас в дом, — сказал Фаустаф. — Там, наверное, есть какая-нибудь одежда.

Пока Фаустаф нес Орелли к машине, тот стонал. Фаустаф чувствовал, что Орелли плачет не от боли; это была память о видении, которое он испытывал недавно, перед тем как проснуться.

Отъезжая от собора, Фаустаф решил, что было бы лучше направиться в ближайшую больницу. Там должны быть антибиотики и бинты. Ему потребовалось четверть часа, чтобы отыскать больницу. Он вошел в приемный покой и прошел в кабинет врача. В большом шкафу он нашел все, что было нужно, и начал ухаживать за Орелли.

К тому времени как он закончил, экс-кардинал заснул, приняв болеутоляющее. Фаустаф отнес его на кровать и накрыл одеялом. Он решил, что Орелли так будет хорошо.

Профессор вернулся к дому, припарковал машину и вошел внутрь. Мэгги Уайт, Гордон и Нэнси сидели в гостиной, пили кофе и ели сэндвичи. Сцена выглядела настолько обычной, что казалась даже неуместной. Фаустаф рассказал им о состоянии Орелли, сел за стол, чтобы подкрепиться и выпить кофе. Когда он закончил и зажег сигареты для себя и Нэнси, Мэгги Уайт, казалось, приняла решение.

— Мы могли бы использовать оборудование, находящееся в этом доме, чтобы связаться с хозяевами, — проговорила она задумчиво. — Вы хотите, чтобы я взяла вас к нам, профессор?

— А это не пойдет против данных вам инструкций?

— Это лучшее, что я могу придумать. Больше ничего я не могу сделать.

— Разумеется, я бы хотел встретиться с вашими хозяевами, — заметил профессор. Он почувствовал возбуждение. — Хотя на данном этапе я не вижу другого пути избавиться от проблем, которые стоят перед нами. Вы знаете, сколько еще симуляций сохранилось?

— Нет. Возможно, они уже все разрушены.

Фаустаф вздохнул.

— Их и мои усилия в равной степени кажутся растраченными попусту.

— Не уверена. Но посмотрим… мы оставим ваших друзей здесь.

— Ваше мнение? — обратился Фаустаф к Нэнси и Гордону.

Они кивнули головами.

— Может быть, вы сходите и позаботитесь об Орелли? — запоздало предложил Фаустаф и объяснил им, где находится больница. — Я знаю, какие чувства мы испытываем к нему, но он, думаю, заплатил достаточно высокую цену. Вы не будете ненавидеть его, так мне теперь кажется. Я не уверен, что его здоровье в безопасности даже сейчас.

— Хорошо. — Нэнси поднялась. — Надеюсь, ты скоро вернешься, Фасти. Я не могу видеть тебя урывками.

— Взаимно, — улыбнулся он. — Не волнуйся. До свидания, Гордон, — он пожал руку Оггу. — Еще увидимся! — Фаустаф прошел за Мэгги в другую комнату, где находилось оборудование. Она сказала ему:

— Здесь нужно нажать всего одну кнопку. Но это мог сделать только Штайфломайс или я. Я могла бы воспользоваться ею и раньше, если бы хотела захватить дом себе, но отказалась от этого и стала смотреть, что вы будете делать, — она подошла к прибору и нажала кнопку.

Стены комнаты, казалось, стали меняться, изменился их цвет, они струились вокруг Фаустафа, обдавая его мягким светом. Затем все пришло в норму.

Они стояли на широком плато, покрытом огромным темным куполом. Свет проникал со всех сторон, цвета сливались, образуя белый свет, который на самом деле был не белым, а представлял собой комбинацию всех цветов.

На них смотрели гиганты. Это были люди со спокойными аскетичными лицами с неподвижными чертами, полностью обнаженные и безволосые. Они сидели в простых креслах, которые, казалось, не были сделаны из реального вещества, но все же прекрасно держали их.

Они были футов тридцати высотой, прикинул Фаустаф.

— Мои хозяева, — представила Мэгги Уайт.

— Я рад, наконец, встретиться с вами, — сказал Фаустаф. — Я думаю, вы стоите перед некоторой дилеммой.

— Зачем вы пришли сюда? — заговорил один из гигантов. Его голос, казавшийся пропорциональным его размерам, был хорошо поставлен и звучал без эмоций.

— Чтобы выразить неудовольствие, кроме всего прочего, — ответил Фаустаф. Он чувствовал, что должен испытывать благоговейный страх перед гигантами, но, видимо, все, что привело к этой встрече, разрушило всякое основание для удивления, которое в другое время охватило бы его. И он знал еще, что гиганты сделали слишком много плохого, чтобы сохранить его уважение.

Мэгги Уайт объяснила, что произошло. Когда она закончила, гиганты поднялись и прошли сквозь стены света. Фаустаф сел на пол. Он чувствовал тяжесть в теле и холод, как будто часть его тела находилась под местной анестезией. Непрерывное изменение цветов вокруг него отнюдь не способствовало улучшению его самочувствия.

— Куда они пошли? — спросил он Мэгги.

— Обсудить то, что я им рассказала, — ответила она. — И это надолго.

— Вы можете сказать мне, кто они такие?

— Позвольте сделать это им самим, — возразила она. — Я уверена, что они это сделают.

XIX. РАЗГОВОР С ХОЗЯЕВАМИ

Хозяева скоро вернулись. Когда они сели, один из них заговорил:

— Это модель всего. Недостаток людей в том, что они делают модель из частей целого и называют это целым. Время и пространство имеют модели, но мы видели только некоторые их элементы на ваших симуляциях. Наша наука определила эти величины полностью и дала нам возможность создавать симуляции.

— Я это понимаю, — сказал Фаустаф. — Но почему вы сначала создаете симуляции?

— Наши предки развивались на первичной планете много миллионов лет назад. Когда их общество развилось до необходимого уровня, они начали пользоваться Вселенной и понимать ее. Примерно десять тысяч ваших лет тому назад мы вернулись на нашу планету, познав Вселенную и изучив ее законы. Но мы обнаружили, что общество, породившее нас, разложилось. Мы такое, конечно, допускали. Но что мы недостаточно хорошо поняли, так это размеры, до которых мы сами физически изменились за время наших странствий. Мы бессмертны в том смысле, что будем существовать до конца настоящей фазы Вселенной. Это знание, естественно, изменило нашу психологию… И по вашей терминологии, мы стали суперлюдьми, но мы чувствуем, что это скорее потеря, чем достижение. Мы решили попытаться воспроизвести цивилизацию, породившую нас. На Земле оставалось несколько примитивных обитателей, у которых уже началось перерождение организма. Мы обновили планету, придав ей сущность, свойственную первоначальной Земле, когда цивилизация впервые начала принимать какие-то реальные формы. Мы предполагали, что обитатели отреагируют на это. Мы надеялись, и не было причин предполагать другое, на развитие расы, которая быстро достигнет уровня цивилизации, при котором появились мы. Но первый эксперимент провалился — обитатели остались на том же уровне варварства, на котором мы застали их, но начали воевать друг с другом. Мы решили создать совершенно новую планету и попытать счастья снова. Тогда, чтобы не нарушать баланса во Вселенной, мы расширили «бытие» до того, что вы, кажется, называете субпространством и создали там новую планету. Она тоже не была идеальной, но выявила недостатки нашей работы. После этого мы обнаружили более тысячи симуляций первичной Земли и постепенно приблизились к пониманию всей сложности проекта, который мы задумали. На каждой планете все имело свою роль. Все связано в неотъемлемой структуре. У людей каждой симуляции, животных, зданий, деревьев была физическая роль в экологии и социальной природе планеты, у них была психологическая роль — символическая. Это было сделано потому, что мы обнаружили, что население каждой новой симуляции (которое было скопировано с заброшенных ранее симуляций) полезно облекать в конкретную форму и драматизировать его символическую и психологическую роль до полной активации. В некоторой степени это было также профилактикой и во многом заменило рождение и детство взрослых особей, которых мы использовали. Вы, несомненно, заметили, что на новой симуляции нет детей. Мы обнаружили, что детей очень трудно использовать во вновь созданном мире.

— Но для чего все эти симуляции? — спросил Фаустаф. — Почему не одна планета, направленная по пути, который вам нужен?

— Мы попытались создать идентичную эволюционную модель общества, создавшего нас. И, возможно, это невыполнимо, как вы предполагаете. Психологический рост происходит слишком быстро. Все это обсуждалось еще до создания первой симуляции.

— Почему вы не можете вмешаться прямо? А теперь вы разрушаете миры с такой же легкостью, как и создаете.

— Они нелегко создаются, и их не просто разрушить. Мы не осмеливались обнаружить наше присутствие на симуляциях. Мы не существовали, когда развивались наши предки и, следовательно, никто не приглашает нас сейчас. Мы используем андроидов для разрушения заброшенных симуляций, а для более тонких работ использовали существ, более близких к людям, идентичных тому существу, которое доставило вас сюда. Они кажутся людьми, и естественно предположить, что если их деятельность обнаруживается и их миссия проваливается, трудно представить, что они применяются другими разумными созданиями. Это очень тонкий эксперимент, и особенно после того, как в него были вовлечены такие сложные существа, как вы, и мы не можем себе позволить вмешаться непосредственно. Мы хотим стать богами. Религия имеет значение для ранних стадий развития общества, но скоро эту функцию стала выполнять наука. Обеспечивать ваших людей «доказательствами» существования сверхъестественных существ будет против наших интересов.

— А как же убийство людей? У вас нет моральной позиции относительно этого?

— Мы убили очень немногих. Обычно население одной симуляции перемещается на другую. Только дети уничтожаются в любом случае.

— Только дети!

— Я понимаю ваш ужас. Понимаю ваши чувства относительно детей. Их необходимо, по вашим понятиям, иметь. По нашим же понятиям, вся раса — это и есть наши дети. Ваши чувства законны. Мы не обладаем такими чувствами, поэтому для нас они не имеют силы.

— Я вижу! — крикнул Фаустаф. — Но у меня есть эти чувства. Кроме того, я вижу изъян в ваших аргументах. Мы знаем, что наши дети будут развиваться не как наши собственные двойники. Это разрушает прогресс.

— Прогресс нам не нужен. Мы знаем основные законы всего. Мы — бессмертны! Мы уверены!

Фаустаф нахмурился на мгновение, потом спросил:

— Какие у вас существуют удовольствия?

— Удовольствия?

— Что заставляет вас смеяться, например?

— Мы не смеемся. Мы можем испытывать радость, если наш эксперимент будет удачным.

— Значит, сейчас у вас нет радостей? Ни чувственных, ни интеллектуальных?

— Никаких.

— Но тогда вы мертвы — по моим представлениям, — сказал Фаустаф. — Неужели вы не видите, что ваша энергия затрачена на бесполезный эксперимент? Позвольте нам размножаться, как у нас получится, или уничтожьте, если так суждено. Позвольте мне принести знание, которое вы мне дали, назад, на З-0, и рассказать всем о вашем существовании. Вы держите их в страхе, вы обрекаете их на отчаяние, вы держите их в неведении. Обратите внимание на самих себя — поищите удовольствия, создайте вещи, приносящие вам наслаждение. Возможно, что со временем вы и достигнете успеха в воссоздании того Золотого Века, о котором вы говорите, но я сомневаюсь. Даже если бы вам это удалось, это было бы ненужным достижением, если бы в результате эксперимента получилась раса, подобная вам. Вам не откажешь в логике. Это так. Так примените же ее для обнаружения удовольствий. Где ваше искусство, ваши развлечения, ваши радости?

— У нас нет ничего. Нам не использовать их.

— Найдите пути использования.

Гигант поднялся. Одновременно встали и его товарищи. Снова они ушли. И Фаустаф ждал, предполагая, что они обсуждают сказанное им.

Наконец они вернулись.

— Возможно, что вы помогли нам, — сказал гигант, когда все уселись.

— Вы согласны оставить З-0 развиваться без постороннего вмешательства? — спросил Фаустаф.

— Да. И мы позволяем оставшимся субпространственным симуляциям жить. При одном условии.

— Каком же?

— Наше первое нелогичное действие — наша первая шутка: пусть все тринадцать оставшихся миров-симуляций существуют вместе в одном и том же пространстве-времени. Какое влияние это окажет на структуру Вселенной, мы не знаем, но это внесет элемент неопределенности в нашу жизнь и поможет нам в поисках наслаждений. Мы увеличим Солнце и заменим другие планеты нашей Солнечной системы, ибо тринадцать планет образуют значительно большую массу, находясь вблизи друг от друга. Они будут взаимно достижимы. Мы чувствуем, что создадим что-то, не имеющее большого практического значения, но это будет приятно и необычно для глаза. Это будет первая подобная вещь во Вселенной.

— Вы, конечно, работаете быстро, — улыбнулся Фаустаф. — Я увижу результаты.

— Физической опасности от наших действий не будет. Это будет эффектно, мы чувствуем.

— Значит, это все. Вы забрасываете эксперимент. Я не думал, что вас будет так легко переубедить.

— Вы освободили что-то в нас. Мы гордимся вами. Случайно мы сами создали именно вас. Строго говоря, эксперимент мы не прерываем. Мы просто позволяем ему развиваться самостоятельно. Спасибо.

— И вам спасибо. Как мне вернуться?

— Мы вернем вас на З-0 обычным способом.

— А что будет с Мэгги Уайт? — спросил Фаустаф, поворачиваясь к девушке.

— Она останется с нами. Она может нам помочь.

— Тогда до свидания, Мэгги, — Фаустаф поцеловал ее в щеку и пожал ей руку.

— До свидания, — улыбнулась она.

Стены из света сомкнулись, подхватывая Фаустафа. Вскоре они приняли очертания комнаты в доме.

Он снова был на З-0. Единственным отличием было то, что исчезло оборудование. Он вышел через парадную дверь навстречу Гордону Оггу и Нэнси, идущим по тропинке.

— Хорошие новости, — улыбнулся он, подходя к ним. — У нас будет много работы, чтобы можно было бы организовать здесь все.

XX. ЗОЛОТЫЕ МОСТЫ

Тем временем, пока хозяева готовились создать свою «шутку», население субпространственных миров было информировано Фаустафом обо всем, что он сам увидел и узнал. Он давал интервью для прессы, выступал по телевидению и радио, и нигде не задавали вопросов. Всe, что он говорил, воспринималось населением миров как истинная правда. Это подтверждалось тем, что они видели вокруг и чувствовали возле себя.

Прошло время, и все было готово к тому, чтобы все тринадцать планет начали переходить в одно пространство.

Фаустаф и Нэнси были в Лос-Анджелесе, когда это произошло. Они стояли в саду дома, на котором в свое время были переброшены на З-0 и где теперь они жили. Была ночь, когда появились двенадцать остальных симуляций. Темное небо, казалось, покрылось рябью: гроздь звезд-планет одновременно прошла сквозь субпространство. З-0 была в центре. Остальные миры были похожи на гигантские луны. Фаустаф узнал мир зеленых джунглей на З-12, мир морской пустыни З-13. Обширный континентальный атолл был единственной сушей на З-7, наиболее привычно смотрелись миры З-2 и З-4, гористый мир З-11. Фаустаф ощутил, что небо струится, и он понял, что сверхъестественные атмосферы Земных симуляций сливаются, образуя сложную оболочку вокруг группы миров. Теперь джунгли могли передавать кислород, а миры с малой растительностью черпать влагу из миров, перенасыщенных водой. Он увидел З-1, когда вытянул шею, чтобы рассмотреть все миры. Она казалась покрытой черно-алыми облаками. Он почувствовал, что это правильно — включить ее в ожерелье миров — символ невежества и страха, символ того, что собой представляет дьявольская идея во плоти. Фаустаф подумал, что хозяева, может быть, и пошутили, но эта шутка преследует многие цели.

— Надеюсь, они теперь не столь серьезно отнесутся к этому, — сказала Нэнси, сжимая руку Фаустафа.

— Я не думаю, что они смогут долго хранить серьезность, — улыбнулся он. — Хорошая шутка действует повсюду, — он потряс удивленно головой. — Посмотри на все это. Это невозможно по понятиям нашей науки, но они сделали это. Когда они решили быть нелогичными, то пошли до конца.

Нэнси указала на небо:

— Смотри, что происходит?

На небе происходило движение. Начали появляться другие объекты. Огромные золотые сооружения, отражающие свет и превращающие ночь в день: арки из пламени, мосты из света пролегли между мирами. Фаустаф зажмурил глаза. Мосты перебегали от одного мира к другому, перекрывая расстояния сверкающими радугами. И только З-1 не была затронута ими.

— Это мосты, — сказал Фаустаф. — Мосты, по которым мы можем проникнуть в другие симуляции. Смотри… — он указал на предмет, который повис в воздухе над их головами, вращаясь по мере того, как мир оборачивался вокруг своей оси. — Это один из концов нашего моста. Мы можем пролететь вдоль него на самолете. И мы можем построить транспорт, который будет преодолевать мосты за несколько дней! Эти миры, как острова в океане, и они объединяют нас.

— Они очень красивы, — тихо сказала Нэнси.

— Еще бы! — Фаустаф засмеялся от удовольствия, и Нэнси присоединилась к нему.

Они все еще смеялись, когда взошло солнце, которое заставило Фаустафа почувствовать, что он никогда не знал дневного света до этого мгновения. Лучи гигантского солнца коснулись золота мостов, и те вспыхнули еще более ярко.

Фаустаф смотрел на мосты и понимал многие вещи, которые они обозначали для него, для мужчин, женщин, детей, которые теперь все, должно быть, смотрели на них.

И изолированная З-1 мрачно светилась в лучах Мирового Солнца. Совершенно нового Солнца.

Фаустаф и Нэнси обернулись, чтобы посмотреть на З-1.

— Теперь не нужно бояться этого, Нэнси, — сказал он ей. — Эти мосты означают понимание, взаимосвязь…

Нэнси серьезно кивнула. Потом она посмотрела на Фаустафа, и на лице ее расплылась широкая улыбка. Она подмигнула ему. Он улыбнулся и подмигнул ей в ответ. Они вошли в дом и вскоре лежали в постели.


Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • I. ВЕЛИКАЯ АМЕРИКАНСКАЯ ДОЛИНА
  • II. ТРОЕ В Т-ОБРАЗНЫХ РУБАШКАХ
  • III. МЕНЯЮЩЕЕСЯ ВРЕМЯ
  • IV. СПАСАТЕЛИ
  • V. РАЗРУШЕНИЕ ЗЕМЛИ-15
  • VI. ПОЯВЛЕНИЕ ШТАЙФЛОМАЙСА
  • VII. ЛАГЕРЬ КАРДИНАЛА ОРЕЛЛИ
  • VIII. РАЗРУШИТЕЛИ
  • IX. ЗЕМЛЯ-0
  • X. БЕГСТВО С ЗЕМЛИ-1
  • XI. ДОРОГА СКВОЗЬ
  • XII. ЗАСТЫВШЕЕ МЕСТО
  • XIII. СВАЛКА ВРЕМЕНИ
  • XIV. РАСПЯТИЕ В СОБОРЕ
  • XV. ПРАЗДНЕСТВА ЗЕМЛИ-0
  • XVI. ЧЕРНЫЙ РИТУАЛ
  • XVII. БЕЛЫЙ РИТУАЛ
  • XVIII. СХВАТКА
  • XIX. РАЗГОВОР С ХОЗЯЕВАМИ
  • XX. ЗОЛОТЫЕ МОСТЫ