Где ты, Мери Поппинс? (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


ГДЕ ТЫ, МЭРИ ПОППИНС?

Caroline Anderson

JUST ANOTHER MIRACLE!




Фейерверк любви. Три новых романа:

специальный выпуск: Сборник /

Роман. /Пер. с англ. Т.Скоробогатовой — М.:

 ОАО Издательство «Радуга», 2002. —

 (Серия «Любовный роман»)

ISBN 5-05-005405-2





ГЛАВА ПЕРВАЯ


Поппи должна была это предвидеть. Но открывшаяся перед ней картина — элегантный фасад георгианского дома, окруженного великолепными кедрами, — заворожила ее, заставив забыть обо всем. Дверь была слегка приоткрыта, и, нажав кнопку старинного звонка, она услышала, как он трелью рассыпался где-то в глубине дома. В тишине ей послышалось приглушенное хихиканье.

— Привет. Есть здесь кто-нибудь? — крикнула она, шире раскрывая дверь.

Хихиканье стало громче, а затем внезапно прекратилось.

Она перешагнула порог как раз в тот момент, когда пакет с мукой оказался на уровне ее головы... Хихиканье превратилось в восторженный визг, сопровождаемый топотом удаляющихся по лестнице шагов.

Поппи не колебалась ни секунды — теряться в подобных ситуациях было не в ее правилах. Скинув туфли, она бросилась вверх по крутой лестнице за маленькими негодяями. Справа от нее захлопнулась дверь, и она рывком распахнула ее: мальчишки, толкаясь, пытались забраться в стенной шкаф.

— Доброе утро, мальчики, — сказала она почти спокойно и, подойдя к шкафу, вытащила обоих из убежища.

Это были близнецы. Их невероятно похожие мордашки в ореоле каштановых кудрей в спокойном состоянии, должно быть, выглядели просто ангельскими, но сейчас в карих глазенках плясали бесенята.

Поппи отпустила их, скрестила на груди руки и стала ждать.

Мальчишки замерли, со страхом глядя на обсыпанную мукой гостью.

— Ну! — произнесла наконец Поппи.

— Нам очень жаль, — пробормотали они в один голос.

— Да уж, вам будет, о чем пожалеть. Кто вы такие?

— Я Джордж.

— Он Джордж.

Поппи повернулась к тому, кто не был Джорджем.

— A ты?

— Уильям.

— Вас двое или есть еще кто-нибудь?

С несчастным видом они отрицательно помотали головами.

— Что ж, Джордж и Уильям, думаю, вас ждет срочная домашняя работа.

Они непонимающе взглянули на Поппи.

— Убрать все, что вы там натворили.

Лица у них вытянулись.

— Давайте быстро вниз, найдите щетки, все подметите, а потом вымойте пол. Ваше счастье, что мука не попала на ковер, его бы вы чистили не одну неделю.

Крепко взяв обоих за воротники рубашек, она отвела их вниз, помогла найти щетки и потом, надев туфли, отправилась в туалет, чтобы хоть немного привести себя в порядок.

Это было безнадежно.

В таком виде произвести хорошее впечатление на будущего хозяина невозможно, не стоит и стараться. Не нужна ей эта работа и эти испорченные дети!

Она распахнула дверь и решительно направилась в холл, каблучки звонко застучали по черно-белым плиткам пола.

— Продолжайте уборку, — мрачно сказала она. — Где ваш отец?

Мальчишки выглядели настолько перепуганными, что ее гнев несколько поутих. Один из них махнул в сторону двери.

— Он там, в библиотеке. Вы ведь ему не скажете, правда?

— Думаю, это и не потребуется, как вам кажется? — сухо сказала она, направляясь к указанной двери. Коротко постучав, она открыла ее и вошла.

Похоже, он не слышал стука и продолжал говорить по телефону, сидя к ней спиной во вращающемся кресле. Но нет, он поднял руку, жестом прося подождать. Спинка большого кожаного кресла скрывала его фигуру, но было ясно, что это крупный мужчина, а каштановые, коротко подстриженные кудри свидетельствовали о том, что это, без сомнения, отец маленьких злодеев.

Сколько ему лет? Тридцать? Тридцать пять? Что-то около того. Не больше. У него глубокий голос и уверенные интонации человека, который знает, чего хочет и как этого добиться. Волосы густые и блестящие, без малейшего намека на лысину. Цвет глаз? Голубые, — решила она, холодные как лед, подходящие к этому слегка хрипловатому повелительному голосу. Губы твердые, хорошо очерченные. Он не часто улыбается, хотя определенно обладает чувством юмора.

А юмор в газетном объявлении явно присутствовал. Накануне вечером именно это объявление в газете «Леди» привлекло внимание ее братьев.

— «Где вы, Мэри Поппинс? — прочитал Том. — Мы хорошие дети, нам только нужна твердая рука и немного ЛСД».

— Вот это да! — фыркнул Дэвид. — Круто!

— Нам нужно немного Любви, Сострадания и Доброты, — расшифровал Питер.

— Но главное — твердая рука, — сухо прокомментировал отец, не отрываясь от еженедельника «Фермер».

 — Тише вы все! — подала голос Поппи. — Это звучит заманчиво. И не могут эти дети быть хуже вас! Что там еще? «...Отдельная квартира, машина, прекрасные условия, высокая зарплата, а если вы еще умеете готовить чуть лучше, чем наш папа, то все мы будем просто счастливы!»

Она отложила газету и посмотрела на лица своих родных.

— Интересно, где это?

— Гораздо важнее, кто это, — сказал отец. — Судя по объявлению, это или вдовец, или разведенный...

— Ой-ой! Это может стать интересным приключением для нашей старшей сестренки!

— Ты думаешь...

— Томас, хватит! И сними ноги! — Одри Тейлор потянулась и столкнула ноги сына со стула. — Что там еще?

 — Почти ничего. Номер телефона с кодом Норвика. Это может подойти как временный вариант, до сентября, — решила Поппи.

Семья, где она до последнего времени работала няней, уехала. Рождество Поппи провела дома на семейной ферме в Суффолке, но теперь ей хотелось найти временную работу, поскольку занятия в колледже начинались только в конце лета. Она еще раз взглянула на объявление. Кто бы ни написал это, у него явно есть чувство юмора.

— Звонок не помешает, — сказала Поппи и, забрав газету, вышла из кухни. Она набрала номер, но никто не ответил: должно быть, они все вместе отправились куда-нибудь... Слегка раздосадованная, она уже собиралась повесить трубку, как вдруг на другом конце провода раздался какой-то звук и детский голос завопил: «Я первый успел!» Поппи отодвинула трубку подальше.

— Здравствуйте, могу я поговорить...

— Папа сейчас подойдет, не вешайте трубку, — проорал в трубку тот же голос. — Это какая-то женщина, — добавил он.

— Хорошо. Быстро в постель. Алло?

Голос был глубокий, тревожаще сексуальный и смертельно усталый.

— Это Мэри Поппинс, — сказала она. — Мне кажется, у вас небольшие проблемы?

На том конце раздался звук, похожий на приглушенный смех, а потом еще один, похожий на стон отчаяния.

— Мягко сказано, — произнес он. — Послушайте, когда вы можете приступить к работе?

— Даже так? — Поппи моргнула.— Да хоть прямо сейчас.

— Прекрасно. Вы можете приехать для разговора завтра утром? Скажем, в девять часов?

И вот она здесь и удивляется, как ей это пришло в голову. Этим детям нужно нечто большее, чем ЛСД — любовь, сострадание и немного доброты, — им нужен учебный лагерь для новобранцев...

Поппи отвела взгляд от хозяина и осмотрелась. Окружающие вещи могут многое рассказать о человеке. Оглядев великолепную комнату, она решила, что ее владелец вряд ли был хоть на одной распродаже. Стены были закрыты книжными полками красного дерева, несущими на себе отпечаток веков, а вот книги были современными и на самые разные темы. Огромный мраморный камин с тяжелой кованой решеткой, похоже, не часто использовался по назначению. Большая удобная софа была завалена бумагами, потеснившими гору подушек. Видно было, что это любимое место в комнате.

Поппи наугад вытащила одну книгу и раскрыла ее — это оказалась история зданий Суффолка. Хозяин начал прощаться и, наконец, положил трубку.

— Подождите, ребята. Еще один звонок, и я освобожусь, — сказал он, набирая новый номер.

Поппи хмыкнула и громко захлопнула книгу. Кресло резко развернулось, и она встретила взгляд хозяина дома с похвальным самообладанием. Глаза оказались карими с такими густыми ресницами, что за них Поппи, не задумываясь, отдала бы душу. Несколько секунд его взгляд скользил по ее перепачканной мукой одежде, потом остановился на лице. Он был явно ошеломлен.

— Господи, что с вами случилось?

— Я пекла печенье.

— Вы Мэри Поппинс, узнаю голос. Вы опоздали...

Она приподняла тонкую бровь.

 — К несчастью, я приехала раньше. Если бы я опоздала, вы, возможно, предотвратили бы то, что случилось.

Он горестно покачал головой и провел рукой по лицу.

— Мои разбойники устроили вам засаду... Я сожалею.

— Я тоже. Я только хотела сказать, что они там занимаются уборкой, а я ухожу. До свидания.

Она повернулась к двери, но мужчина оказался проворнее и захлопнул ее буквально у девушки перед носом.

— Пожалуйста, подождите. Мне очень жаль, что все началось так неловко...

— Неловко? — Поппи чуть не расхохоталась. — Бога ради, вы только посмотрите на меня! — Она резко выдохнула, повернулась к нему лицом и ошеломленно замолчала. Она привыкла к высоким мужчинам, ее братья всегда возвышались над ней, но этот человек был просто огромен!

— Мистер?..

— Кармайкл.

— Мистер Кармайкл. Пока вы сидите здесь в своей башне из слоновой кости, ваши дети ходят там на головах. С ними может произойти все что угодно!

— Я же рядом, — с раздражением возразил он.

— Рядом, но занимаетесь своими делами, а с них, судя по всему, нельзя спускать глаз ни на минуту.

— Как вы смеете, ничего не зная о том, что происходит, указывать мне на мои обязанности! — рявкнул он. Видно было, что он страшно зол, точнее, в ярости. Однако Поппи это не испугало.

— Не кричите на меня! Вы прекрасно знаете, что виноваты не только мальчики. Я смею так говорить, потому что стоило мне перешагнуть порог вашего дома, как я попала в ловушку, которую они готовили заранее, а вы про это ничего не знали.

— Проклятье! Я не нуждаюсь в наставлениях по воспитанию собственных детей от какой-то девчонки! — взорвался он.

Поппи откинула голову и встретилась с ним взглядом.

— Что ж, желаю удачи, мистер Кармайкл, в поисках очередной няни. Боюсь, правда, что не существует человека, который мог бы справиться с вашей семьей. Извините за беспокойство.

Он распахнул дверь, и Поппи, распрямившись во весь свой небольшой рост, холодно кивнула ему и вышла в холл. Мальчишки замерли с метелками и швабрами в руках.

— Прости, папа, — пробормотали они одновременно.

— С вами я разберусь позже, марш в свою комнату! — прогремел он.

Они рванули вверх по лестнице, но один из них, задержавшись на долю секунды, показал на прощанье язык. Ругнувшись сквозь зубы, отец было кинулся за ними, но Поппи схватила его за руку.

— Не надо! Подождите, пока вы сами успокоитесь, потом поговорите с ними.

Несколько секунд он боролся с собой. И, наконец, признал поражение.

— Извините. Вы, конечно, правы. — Он тяжело вздохнул. — Простите меня. Не могли бы мы начать все сначала?

Его улыбка была почти робкой, и Поппи почувствовала, как что-то оттаяло внутри.

— Думаю, это неплохая идея, — улыбнулась она в ответ.

В глазах его промелькнуло уважение. Он протянул руку.

— Джеймс Кармайкл.

Ее рука утонула в его лапище.

— Поппи Тейлор.

К ее удивлению, от этого рукопожатия теплота разлилась по всему телу, и она почувствовала, как вспыхнули щеки.

— Вы собираетесь прийти нам на помощь, Поппи Тейлор? — Он попытался произнести это почти легкомысленно, но в голосе явно слышались отчаянные нотки.

— Все действительно так плохо?

— Хуже некуда, — фыркнул он. — Почему бы мне не рассказать вам обо всем за чашечкой кофе?

— Спасибо. Это было бы прекрасно.

Она последовала за ним в заднюю часть дома и, оказавшись в большой старомодной кухне, на секунду зажмурилась. Впечатление было такое, что здесь взорвалась бомба, начиненная пищевыми отходами.

— Извините, здесь немного не убрано. Женщина, которая приходит к нам убираться, больна уже больше недели, — смущенно пробормотал он.

— Немного?

Он столкнул со стула на пол груду одежды и подвинул его к Поппи.

— Садитесь. А я поищу кофе.

— Помыть кружки? — предложила она и чуть не рассмеялась вслух, увидев, с какой готовностью он согласился.

— Итак, — спросила Поппи после минутной паузы, — как же случилось, что вам понадобилась няня?

— Моя жена умерла пять лет назад, когда мальчикам было по три года. За эти годы у нас в доме перебывала целая армия домработниц и нянь. А наша последняя няня... Ну, скажем, она нас покинула неожиданно и без предупреждения.

— Ох!

— Да уж, ох! И это в разгар каникул! Я устроил их в летний лагерь при подготовительной школе, но на прошлой неделе директор школы позвонил и попросил их забрать.

— Им там не понравилось? — спросила она.

— Скорее, они там не понравились. Они разыскали где-то белую краску и написали что-то непроизносимое на стене игрового павильона. — ( Поппи спрятала улыбку.) — И ладно бы просто написали, а то ведь с ошибками, очевидно, это и стало последней каплей...

И тут Поппи прыснула. Он криво усмехнулся, взглянув на нее.

— Сейчас это кажется смешным, а тогда было не до смexa. Наша постоянная домоправительница, которой исполнилось шестьдесят, немедленно ушла на пенсию, и в доме не осталось никого, кроме довольно устрашающей особы — миссис Криппс, которая занимается уборкой. Но выхода не было, я отправился в Кент, забрал ребят из того лагеря, с трудом, но довольно быстро устроил их в другую школу, но тут уже миссис Криппс решила, что с нее хватит, и заболела...

Он беспомощно пожал плечами.

— Понимаете теперь, как нам нужна няня?

Поппи покачала головой.

— Вам не няня нужна, господин Кармайкл, вам нужно чудо.

— Что? Еще одно чудо? Я бы заказал его, но, боюсь, потерял номер телефона.

Поппи в своей жизни не раз совершала идиотские поступки, но сейчас все они казались пустяком по сравнению с тем, что она собиралась сделать.

— На самом деле я знаю одну такую достаточно глупую особу.

Он повернул голову.

— Знаете?

Поппи слабо улыбнулась. Секунду он молча смотрел на нее, потом лицо его осветилось надеждой, уголок рта приподнялся, он словно помолодел на несколько лет.

— Когда вы можете начать?

Поппи почувствовала, что пропала. Надежда, засветившаяся в его глазах, перевернула у нее все внутри, а это легкое движение губ заставило ее сердце учащенно забиться. Она открыла было рот, чтобы взять свои слова обратно, но вместо этого произнесла:

— Вы ни о чем меня не спросили.

Он так усмехнулся, что улетучились последние жалкие остатки чувства самосохранения.

— Вы хотите, чтобы я поговорил с вами официально? Прекрасно. Скажите мне, мисс Тейлор, вы уверены, что вам хватит квалификации, чтобы справиться с моими сыновьями?

Она робко улыбнулась, вытерла руки и села за стол, боясь, что просто не устоит на ногах. Боже, во что она ввязывается!

Он поставил перед ней кружку с кофе, развернул стул и уселся на него верхом, положив руки на спинку.

Поппи моргнула.

— Я окончила двухгодичную школу по работе с детьми и шесть лет работала няней. Моими воспитанниками были дети от полутора лет и до подросткового возраста. Ну а главное, я помогала своей маме растить братьев, их трое. Поэтому осмелюсь сказать, что я хорошо знакома с проблемами детского поведения.

Он одобрительно хмыкнул.

— Слава Богу! Кто-то из нас должен быть с этим знаком. Похоже, с квалификацией все в порядке. А готовить вы умеете?

Она слегка улыбнулась.

— Думаю, немного лучше, чем вы, если верить тому, что было в объявлении. Какие еще будут у меня обязанности?

Он пожал плечами.

— Главное, конечно, мальчики. Домом занимается уже упоминавшаяся миссис Криппс, пять дней в неделю она тут всем заправляет.

Поппи посмотрела на хаос в кухне. Он беспомощно вздохнул и взглянул на нее. Она спокойно встретила его взгляд.

— Ладно, — сказала она сухо. — Когда вы хотите, чтобы я приступила к работе?

— А вы не хотите спросить, какая у вас будет зарплата, посмотреть свою квартиру и прочее?

Поппи подняла одну бровь.

— А вы собираетесь меня надуть?

Он фыркнул.

— Я? Нет, Мэри Поппинс. Я не собираюсь вас обманывать. Я так благодарен, что вы согласились заняться нами! Что касается начала работы — как вам будет удобно, но лучше, конечно, побыстрее. Мне понадобится ваша подпись для банка, чтобы вы могли пользоваться счетом для домашних расходов, а пока я все это не улажу, вы можете пользоваться моей кредитной карточкой.

— Вы очень доверчивы.

Он внимательно посмотрел ей в глаза.

— Я взрослый человек, мисс Тейлор. И если кто-то не боится высказать мне в лицо правду о моих обязанностях, для меня это достаточное подтверждение прямоты и честности.

Она покраснела.

— Я никогда бы этого не сказала, если бы...

— Забудьте. Вы были абсолютно правы, и я это признаю. Я, как проклятый, стараюсь делать для них все, что могу, но, очевидно, этого недостаточно. Может быть, вы поможете нам выбраться из хаоса.

Он поднялся, высокий и сильный, и жестом пригласил ее к двери.

— Пойдемте, я покажу вам квартиру.

По черной лестнице они поднялись на второй этаж и очутились в квартире, расположенной над кухней. Там была довольно большая гостиная с окнами, выходящими в сад, за ней небольшая спальня, все в мягких пастельных тонах. Дополняли картину маленькая идеально чистая ванная и крохотная кухня. Сердце Поппи радостно вздрогнуло. Она уже представила себе, как славно будет, уложив мальчиков спать, свернуться калачиком в огромном кресле перед окном, взять в руки книгу, поставить рядом кружку с горячим какао. Может быть, Джеймс будет приходить сюда иногда, и они будут играть в шахматы... Она, конечно, даст ему выиграть, ну, может быть, не все партии подряд. Правда, даже ее мастерство вряд ли поможет изменить то первое впечатление, которое она произвела на него, явившись обсыпанной мукой с головы до ног...

— Чудесно, — сказала она ему, — все просто великолепно.

Она повернулась с улыбкой на губах и пошатнулась.

Очевидно, он стоял совсем близко, потому что, когда она оступилась, его крепкие ладони обхватили ее плечи и не дали упасть. Каким-то образом ее руки оказались на его груди, и жар его тела прожег ее ладони сквозь тонкую ткань рубашки.

— Осторожно, — пробормотал он, и от этого глубокого, «шоколадного» голоса ей вдруг стало трудно дышать.

Джеймс мягко отстранил ее и отодвинулся.

— Я рад, что вам понравилось. Как видите, мы готовы принять вас в любой момент.

Ее глупое сердце сжалось от разочарования.

— Что ж, — нарочито спокойно сказала она, — я могла бы приступить к работе сегодня во второй половине дня.


— Замечательно. Вы можете привезти вещи на своей машине, а потом кто-нибудь из ваших ее заберет. Здесь у вас будет машина, и вы сможете ею пользоваться и для работы, и в свободное время.

Поппи скривила губы:

— Если ваша машина хоть немного меньше комбайна, я справлюсь.

Он рассмеялся, и Поппи почувствовала, что ей стало легче.

— Она чуть меньше, — в тон ей ответил Джеймс.

Они спустились в холл, где все еще были видны следы «мучного» преступления.

— Не будьте с ними слишком суровы, — сказала она мягко. — Если они будут думать, что из-за меня им крепко попало, это не поможет мне начать с ними с хорошей ноты.

Джеймс ногой отодвинул брошенные щетки и открыл входную дверь.

— Обещаю обойтись без членовредительства, — сказал он, и в его глазах мелькнуло подобие улыбки.

— Хочется верить. До вечера, — улыбнулась она в ответ и протянула ему руку. Его пальцы твердо, но бережно сжали ее ладошку.

— Я буду ждать.

Она сбежала по ступенькам, села в машину и дрожащей рукой вставила ключ в зажигание, все еще ощущая прикосновение его ладони. Она что, сумасшедшая? Сердце колотилось, словно в предвкушении чего-то. Но чего?


ГЛАВА ВТОРАЯ


Поппи зашла в кабинет и увидела Тома, сидящего за грудой счетов. Обычно веселая физиономия брата выглядела сердитой. Он взглянул на вошедшую Поппи, и у него отвисла челюсть.

— Что с тобой случилось, черт побери?

— Разговаривала с хозяином, — ответила она сладким голосом.

— Хозяином чего? Японского шоу?

— Что-то вроде этого, — рассмеялась Поппи.

— И тебя приняли на работу?

— Да, меня приняли. Я приступаю к работе сегодня во второй половине дня. Отвези меня туда, чтобы я не думала, как вернуть машину. Там у меня будет своя.

Том явно обрадовался возможности сбежать от надоевших счетов.

— С удовольствием, сестричка.

Приняв душ и смыв остатки «мучного» нападения, Поппи отправилась на кухню. Вся семья была в сборе.

— Похоже, ты довольна, что получила работу, — сказала мать, глядя на ее сияющее лицо.

— Ох, хотелось бы надеяться, что я справлюсь с этими сорванцами.

— Когда ты уезжаешь?

— Сейчас поем, и Том меня отвезет. Как вкусно пахнет. Что у нас сегодня?

— Овощной суп, — ответила мама и поставила на середину стола огромную супницу с густой дымящейся похлебкой.

— Ну, давай расскажи поподробнее, что за люди, что за дети, — спросил отец. — Как зовут твоего хозяина.

— Джеймс Кармайкл. Он вдовец, у него мальчики-близнецы, им по восемь лет. Большой дом-усадьба, несколько акров земли, должно быть, куча денег.

Дэвид поднял глаза от тарелки с супом" нахмурился.

— Кармайкл? Это же компьютерный магнат.

— Может быть. Я не спрашивала, чем он занимается.

— Здоровый такой мужик, тридцать с небольшим, кудрявые каштановые волосы, короткая стрижка?

Поппи кивнула.

— Похоже. И что ты о нем знаешь?

Дэвид вытаращил глаза.

— Так ты действительно ничего о нем не слышала? Да на каком свете ты живешь? Хотя, правда, в светской хронике о нем мало пишут. Он человек скрытный.

— Это очевидно, — сухо сказала Поппи. — Настолько скрытный, что о нем и сказать нечего.

Дэвид фыркнул.

— Вовсе нет. Он просто не любит светских тусовок. А в своем мире он хорошо известен. Он сделал огромные деньги на компьютерных программах, это была настоящая революция, а теперь он переместился в сферу средств массовой информации, и это тоже огромные с деньги. Да этот парень просто легенда!

Губы Поппи дрогнули.

— Может, он и произвел революцию в компьютерных программах, но управиться с двумя маленькими мальчиками ему явно не под силу.

— Правда? — с любопытством спросила мать. — Почему ты так решила?

Посмеиваясь над собой, она рассказала им о мучной ловушке и о своем разговоре со смущенным родителем — мистером Кармайклом. Семья покатывалась со смеху, братья держались за животы.

После ланча и прощальных поцелуев Поппи с Томом отправились в путь. Когда машина остановилась у дома, Том огляделся и восхищенно присвистнул.

— Мило, правда? — с улыбкой спросила Поппи.

— Мило? Ну, ты даешь!

Том вытащил сумки Поппи из багажника и пошел за ней к входной двери. Она позвонила, где-то внутри хлопнула дверь, раздались шаги. Почти в ту же секунду дверь распахнулась, и две хитроватые мордашки с ухмылкой уставились на них.

— Вы еще живы? — поддразнила Поппи.

— Полуживы, — уточнил их отец, появившись сзади.

Он подмигнул Поппи и повернулся к ее спутнику.

— А вы, должно быть, один из братьев?

Поппи познакомила их, и они долго жали друг другу руки, словно меряясь силами.

— А у вас тут неплохо, — сказал Том как бы между прочим, пока они шли к винтовой лестнице мимо больших окон, выходящих в сад.

— Нам нравится, — сдержанно ответил хозяин и, поставив сумки, повернулся к мальчикам. — Порядок, ребята, а теперь пойдемте вниз, дадим мисс Тейлор время распаковать вещи.

Поппи и Том остались одни, и Поппи, закатив глаза, передразнила брата:

— «А у вас тут неплохо...» Ну, ты даешь, Том!

— А кто тут еще живет?

— Каждый день приходит женщина заниматься хозяйством. А так... только мы.

— Ничего себе!

— Том, прекрати.

— О'кей. Мне не понравилось, как он тебе подмигнул.

— Мне тоже. Это было неприлично, — рассмеялась Поппи.

— Это выглядело так, будто он перед тобой заискивает. Но зачем ему это, у него же куча денег...

— Ну, положим, деньги не главное.

— Но ты можешь привыкнуть к тому, что они дают...

Том взял в руки диванную подушку и несколько мгновений бездумно разглядывал ее.

— Поппи, он очень...

— Очень что?

— Ну, в нем очень много мужского; ну, ты понимаешь... И не говори, что ты этого не заметила.

Легкий румянец появился на щеках Поппи.

— Да, в нем много мужского, ну и что? Это вовсе не значит, что он воспользуется своим положением и начнет меня соблазнять.

Она взяла подушку из рук брата и крепко его обняла.

— Доверься моему чутью. Он в таком отчаянном положении, ему так нужна няня, что он не позволит себе неверного шага.

Том недоверчиво фыркнул.

— Тебе-то я доверяю. Обещай позвонить мне, если начнутся какие-нибудь сложности, хорошо?

Она вздохнула.

— Ладно. Обещаю. А теперь отправляйся домой и прекрати выдумывать всякие глупости. Дай мне самой разобраться со своей жизнью. Господи, мне уже двадцать пять!

Она проводила Тома вниз и стояла на подъездной аллее до тех пор, пока его машина не скрылась из виду.

Вздохнув, она повернулась к входной двери.

— Он очень вас опекает.

Поппи подняла голову и улыбнулась.

— Извините, я не думала, что это так заметно.

У Джеймса дрогнул уголок рта.

— Все правильно. Я вел бы себя так же, будь вы моей сестрой.

Он открыл перед ней дверь, но, когда она проходила мимо, остановил ее, дотронувшись до руки девушки.

— Вы в абсолютной безопасности, Поппи, не придавайте особого значения тому, что случилось сегодня утром там, наверху. Я хочу, чтобы вы это знали.

Сердце заколотилось быстрее. Итак, ей это все же не показалось! Она заставила себя посмотреть ему в глаза, потом быстро отвела взгляд.

— Спасибо. Меня бы здесь не было, если бы я думала иначе.

Он отпустил ее руку и направился в библиотеку.

— Чувствуйте себя как дома, — бросил он через плечо. — Увидимся, когда вы распакуете вещи.

Поппи поднялась наверх и быстро разобрала свое нехитрое хозяйство: семейные фотографии, старого медвежонка, джинсы, майки, спортивный костюм, юбку и несколько блузок. Наконец, собрав в кулак все свое мужество, она решила, что пора приступать к прямым обязанностям. Поппи нашла мальчиков в саду в грязи по самые уши. Они сооружали плотину на ручье.

— Папа вас ждет, — сказал один из них.

Поппи внимательно посмотрела на него.

— Уильям?

Он ухмыльнулся.

— Правильно. Как вы догадались?

— Я не догадалась, вы же отличаетесь друг от друга.

— А папа нас путает, — сказал Джордж. — Мы иногда подшучиваем над ним.

Поппи позволила себе слегка улыбнуться.

— Думаю, вы своего не упустите. Где ваш отец?

— На кухне, — сказал Уильям. — Он готовит чай, но он это делает не очень хорошо, может, вам лучше самой приготовить?

— А я думаю, что все будет в порядке, — сказала она, подавив мятеж в зародыше.

— Мисс Тейлор! Спасибо за то, что вы согласились у нас остаться. Папа убил бы нас, если бы вы не попросили его этого не делать — он так сказал.

Поппи усмехнулась.

— Я уверена, что и без моего заступничества он бы оставил вас в живых... И, пожалуйста, зовите меня Поппи, а то ваша «мисс» заставляет меня чувствовать себя древней старухой.

На кухне она увидела, как хозяин дома, стоя в носках, чистит туфли.

— Мальчики сказали, что вы хотите меня видеть.

Он бросил на нее быстрый взгляд.

— Да, я подумал, что нужно показать вам, что где лежит, но, поскольку я и сам весьма приблизительно знаю, как и что делается в этом доме, думаю, вам лучше самой провести необходимые исследования. Я только что заварил чай, — добавил он.

— Да, мальчики мне сказали.

Он опять взглянул на нее. В золотистой глубине его глаз таилась усмешка.

— А сказали они, что я плохо завариваю чай?

Улыбка ее стала шире, ее буквально завораживали смешливые морщинки, появившиеся возле глаз Джеймса.

— Я уверена, что все в порядке. Никто не может испортить чай, — сказала она с оптимизмом.

Она налила себе чашку и села за стол. Несмотря на официальную одежду, он не выглядел кабинетным работником, на нем не было ни грамма жира. Поппи до сих пор помнила ощущение твердости и жара, когда она дотронулась ладонью до его груди и почувствовала ровные удары его сердца. Щекам стало жарко от этих воспоминаний.

Она отхлебнула чай, и лицо у нее вытянулось.

Мальчики были правы — пить это было нельзя. Она отодвинула чашку.

— Вы действительно компьютерный магнат?

Он поднял бровь.

— Магнат? Я создаю компьютерные программы, и это все. Я бы не сказал, что я магнат.

— Мой средний брат заявил, что вы легендарная личность, — призналась она и с изумлением увидела, как краска заливает его шею.

— Это преувеличение, просто я добился успеха в своей области.

Она решила сменить тему разговора.

— Кстати, о моей квартире.

Он поднял голову.

— Какие-то проблемы?

— О нет, совсем нет. Я просто хотела выяснить, где я буду питаться — внизу вместе с вами или наверху у себя? И в какие помещения в доме я могу заходить, мне не хотелось бы путаться под ногами.

— Ерунда, — возразил он. — Мальчишки постоянно путаются под ногами. Раз вы будете ими заниматься, вам нужно обследовать все уголки. Кроме того, я хочу, чтобы наша жизнь была как можно более... семейной. Я понимаю, что это не очень просто из-за моих частых отлучек, но ребятам нужна стабильность. Именно в этом состоит ваша работа. Как вы этого добьетесь — ваше дело.

Он глотнул чай, сморщился и выплеснул его в раковину. Поппи спрятала улыбку.

— Он уже остыл. Хотите, я заварю свежий?

— Очень хочу. Я буду в библиотеке, присоединяйтесь ко мне, и мы договоримся об остальных мелочах.

«Мелочами» оказались ключи от маленького «Мерседеса», карта окрестностей Норвика, чтобы она смогла найти школу мальчиков, а также разъяснения по поводу банковского счета и ее зарплаты. Услышав сумму, она была так ошеломлена, что лишь безмолвно кивнула. Джеймс увидел выражение ее лица и невесело рассмеялся.

— Поверьте, вы это заработаете, если, конечно, задержитесь у нас.

К тому времени, когда Поппи вечером уложила мальчиков в постель, убралась на кухне и добралась наконец до своей кровати, она решила, что хозяин, пожалуй, прав. Уже через час после ее приезда мальчишки вернулись к своим обычным буйным играм.

— Дайте мне неделю, — сказала она вслух, забираясь в теплую кровать под пушистое одеяло. — Они у меня будут по струнке ходить.


Однако эта первая неделя здорово поколебала оптимистичный настрой Поппи. В воскресенье утром хозяин дома заявил, что, поскольку она явно справляется с ситуацией, он, как и было запланировано, утром в понедельник улетит в Нью-Йорк и постарается вернуться в пятницу.

К концу дня в пятницу Поппи была готова рвать на себе волосы. В девять вечера раздался телефонный звонок. Джеймс сообщал, что самолет задержался с вылетом из Амстердама и теперь он сидит в аэропорту в Норвике, а поскольку нет ни одного такси, он просит ее приехать за ним.

— Дети спят, так что вам придется дождаться такси, — ответила Поппи и повесила трубку.

Джеймс приехал через полчаса, к этому времени Поппи уже пожалела о своей резкости. Он нашел ее на кухне.

— Что-то случилось? — спросил он спокойно.

Поппи пожала плечами.

— У ребят были... ну, скажем, небольшие проблемы в школе. И, мистер Кармайкл, извините, что я была резка с вами. Просто я обеспокоена происходящим.

— Какие-то проблемы?

— Разные мелочи, но каждый день что-нибудь происходит. Вы голодны?

Он снял пиджак и сел за стол.

— Я поел в самолете, а вот выпить не откажусь.

— Чай или кофе?

— Виски. Как всегда, полбокала.

— Мудро ли это?

Он тихо чертыхнулся.

— Поппи, со мной-то не нужно нянчиться. Я не думаю, что это мудро, но у меня была адская неделя, трудный перелет, и мне нужно расслабиться.

Она принесла из гостиной виски и налила ему треть бокала. Он взглянул, фыркнул и поднял бокал.

— Ваше здоровье, Поппи.

У нее дрогнуло сердце. Он выглядел совершенно измученным и явно не нуждался в ее поучениях.

— Вам звонила некая Элен, просила напомнить о завтрашнем вечере.

— Что? О, черт! Я и забыл про этот ужин. Ну ладно, я увижу ее завтра в офисе.

— В офисе?

— Да. За неделю накопилась груда срочных дел, боюсь, что и в воскресенье я буду занят

— Но мальчики так ждали вашего возвращения. Они страшно соскучились.

Он ослабил галстук, расстегнул пуговицу воротника и тяжело вздохнул.

— Увидимся позднее.

Поппи с вызовом встретила его взгляд.

— Так нельзя. Вы им нужны. Мне звонил их классный руководитель, он хочет встретиться с вами как можно быстрее.

Джеймс снова закрыл глаза.

— Поппи, сегодня вечером я не могу даже думать об этом.

— Но вы не можете просто не обращать внимания на проблемы и надеяться, что с мальчиками все будет в порядке.

Он открыл глаза и пристально посмотрел на нее.

— А почему бы вам самой с этим не разобраться? Вы же здесь именно для этого.

— Нет, не для этого. Вы их отец и, черт побери, есть вещи, с которыми можете разобраться только вы! И самое главное — им нужно, чтобы вы уделяли им время…

Зазвонил телефон, Джеймс снял трубку и, прихватив стакан с виски, отправился в библиотеку. Поппи посмотрела ему вслед и пожала плечами.

Поднявшись к себе, она услышала какой-то странный звук и босиком прошла в другую часть дома к комнате мальчиков. В дверях детской, опираясь на косяк, стоял Джеймс. Он повернулся и встретил ее встревоженный взгляд.

— Все хорошо? — спросила она, а потом добавила: — тогда пойдемте ко мне, я приготовлю чай.

Он еще раз взглянул на детей через раскрытую дверь и последовал за ней.

Поппи поставила чайник и вернулась в гостиную. Джеймс разглядывал ее семейные фотографии, беря их одну за другой и ставя на место.

— Если судить по фотографиям, у вас было счастливое детство.

— Да, мне повезло.

Он печально улыбнулся.

— Это просто какая-то чертовщина, Поппи. Я так стараюсь уберечь их, обеспечить им нормальные условия жизни. — Он сокрушенно покачал головой. — Не знаю, сколько я еще так выдержу…

Не размышляя ни секунды, Поппи пересекла комнату и, желая утешить, обняла его. На мгновение он напрягся, потом его руки поднялись, и он обхватил ее плечи, крепко прижав к себе. Ощущение было невероятным. Она вбирала в себя тепло его тела, чувствовала под ладонями сильные мышцы спины. Ее грудь была прижата к его крепкой груди, а его руки на ее спине словно защищали от всего мира. Безопасный рай — вот как это ощущалось. По крайней мере, вначале. Потом неизвестно откуда между ними возникло напряжение, и Джеймс чуть отодвинулся, глядя на нее с какой-то нерешительностью. Поппи откинула голову и заглянула в эти чудесные теплые глаза. 

— Вы в порядке? — спросила она с сочувствием.

— Я выживу. Знаете, Поппи, как давно никто вот так бесхитростно, успокаивающе не обнимал меня! — сказал он вдруг охрипшим голосом.

Поппи почувствовала, как ее глаза наполняются слезами. Вот уж чего не было в этом объятии, так это бесхитростности.

— Хотите чашку чаю? — Вот черт, голос срывается.

— Спасибо, нет. Я лучше пойду лягу.

Он задержался у двери, и взгляды их встретились.

— Вы просто чудо, — сказал он тихо. — Слава Богу, что мы вас заполучили. Спокойной ночи, Мэри Поппинс.


— Папа вернулся?

Поппи подняла голову. В дверях кухни стоял Уильям, пижамные штанишки едва доходили ему до середины икры, так он из них вырос. Мальчик вопросительно смотрел на нее. Она кивнула.

— Он приехал поздно ночью. Самолет опоздал.

— Он даже не зашел к нам, — с обидой сказал Уильям.

— Зашел, но вы так крепко спали, что он решил вас не будить.

Уильям сел за стол и начал колотить босой ногой по ножке стула.

Она подавила желание приласкать его, не зная, какой может быть реакция.

— Что ты хочешь на завтрак?

— Ничего.

У него было такое несчастное лицо, что Поппи не удержалась, подсела к нему и положила руку на плечо.

— Ты должен что-нибудь съесть.

Он стряхнул ее руку.

— Мороженое.

— Не тупи, Уильям, — сказала она твердо и улыбнулась. — Я приготовлю тебе тост и кашу.

— Я не хочу тост и кашу! — заорал он неожиданно, вскакивая на ноги. — Я хочу, мороженое!

— Мороженое ты сейчас не получишь! — повторила она твердо.

Краем глаза она увидела Джеймса, вышедшего из библиотеки и направляющегося на кухню.

— Я хочу мороженое и больше ничего есть не буду! — еще громче завопил мальчик и, отшвырнув стул, бросился к двери мимо отца и вверх по лестнице.

— Несносный ребенок...

— Господин Кармайкл, оставьте его, он очень огорчен...

— Я ему покажу «огорчен»... Джордж! Джордж, немедленно вернись и извинись!

«Ох! — подумала Поппи. — Сейчас начнется настоящий скандал».

— Джордж!

Мальчик остановился и повернулся к отцу.

— Я не Джордж, — сказал он четко. — Я — Уильям, и если бы ты жил здесь, ты бы это знал!

— Господи! — в ужасе пробормотал Джеймс, глядя на удаляющуюся фигурку сына. Он посмотрел на часы. — Поппи, сделайте что-нибудь, успокоите его, пожалуйста! Мне нужно идти, я уже опаздываю.

— Вы не можете так уйти! Поговорите с ним хоть минуту.

Он повернулся и, увидев ее осуждающие глаза, пробормотал:

— Извините.

— Не надо передо мной извиняться, вы не меня обидели. Господи Боже мой, он же ваш сын, а вы его даже не узнаете!

— Со спины, на бегу...

— Это в первый раз?

Он молчал, лицо было мрачным, только желваки ходили...

— Джеймс, пожалуйста...

— Поппи, у меня нет ни секунды. Через полчаса встреча, а мне еще нужно просмотреть бумаги.

— Но вы же собирались уехать позже, специально, чтобы повидаться с мальчиками.

— Вчера я не знал, что Майк организовал эту встречу, это очень важно.

— Отложите ее.

— Я не могу, Поппи, не надо со мной так. Я поговорю с ним сразу же, как только вернусь.

Она печально покачала головой.

— Знаете, вчера ночью мне показалось, что мы до чего-то договорились, но... Сначала бизнес, а на захудалом втором месте — мальчики. Бога ради, Джеймс, они главное, что у вас есть!

На секунду ей показалось, что она выиграла, но он вдруг резко повернулся, взял портфель и пошел к входной двери, с шумом захлопнув ее за собой.

— Ну, черт бы тебя побрал, Джеймс Кармайкл, — пробормотала Поппи и побежала, перепрыгивая через две ступеньки, вверх по лестнице в комнату мальчиков.

Уильям лежал на кровати, уткнувшись лицом в подушку, и так отчаянно рыдал, что казалось, сердце его разорвется, а Джордж сидел рядом, беспомощно похлопывая его по плечу и тяжело вздыхая.

— Ненавижу его! — сквозь слезы выкрикивал Уильям. — Он злой, ужасный! Ненавижу его!

— Ох, дорогой ты мой...

Поппи подняла мальчика и прижала к себе, другой рукой притянула Джорджа. Так она и сидела, обнимая обоих и тихонько покачивая, пока шторм не утих.

— Не сердитесь на него, у него сейчас много работы, и он ужасно устает.

— Он всегда устает, и у него всегда много работы, а когда он дома, он закрывается в библиотеке, — голос Джорджа был полон горечи.

— Лучше бы он умер вместо мамочки, — прошептал Уильям, и Поппи чуть сама не разревелась вместе с ними.


Джеймс приехал довольно поздно и, переодевшись, отправился на ужин с Элен, пообещав Поппи непременно поговорить с мальчиками утром. После ужина притихший Уильям предложил Поппи посмотреть фотографии.

— Фотографии?

— Мамины фотографии. Папа не разрешает брать альбомы, он думает, что нас это огорчает, а мы думаем, что это его огорчает. В общем, он не любит, когда мы их рассматриваем. А ты хочешь на нее посмотреть?

— Да, Уильям, хочу.

Мальчики принесли два альбома. Один был свадебный, на обложке серебром было выведено два имени: Джеймс Роберт Кармайкл и Клер Луиза Томпсон. Поппи открыла альбом и увидела хорошенькую смеющуюся девушку с сияющими глазами, а рядом был совсем молодой Джеймс, рука его собственнически прижимала к себе невесту, а глаза были живыми и счастливыми.

— Мама была очень красивая, — сказала Поппи мальчикам.

Во втором альбоме были фотографии медового месяца, потом пошли фотографии новорожденных мальчиков, потом чуть постарше, и еще старше, с уже лукавыми глазами и разбитыми коленками. А потом неожиданно все кончилось.

— В то лето она умерла, — сказал Джордж, — и мы перестали ездить отдыхать в коттедж.

— В коттедж? Это папин коттедж?

Уильям кивнул.

— Мы спрашивали папу, почему мы больше туда не ездим, а он говорит, что ему некогда. А вот Фризби туда ездит, и другие люди с папиной работы, а мы нет.

— Фризби?

Уильям сморщил нос.

— Элен Фосби-Ли. Мы зовем ее Фризби. Она такая зануда и бегает за папой.

Поппи строго пожурила мальчиков, сказав, что им еще рановато обсуждать действия взрослых, и, несмотря на яростные протесты, погнала их в ванную.

Джеймс вернулся домой ровно в полночь, старинные часы в холле отбивали последний двенадцатый удар.

— Привет, Золушка, — сказала ему Поппи, и он ответил усталой улыбкой.

— Привет, Мэри Поппинс. Ты припозднилась.

— Да, я ждала вас, чтобы поговорить.

Он застонал.

— Можно я налью себе чего-нибудь выпить? Я мертвецки трезв и чертовски устал. — Он подошел к бару и плеснул себе виски. — О'кей, открывай стрельбу.

Поппи слегка передернула плечами.

— Я хочу сказать о мальчиках...

Он фыркнул.

— Что на этот раз? — Он уселся на другом конце дивана, с интересом наблюдая за тем, как она пытается подобрать слова. — Ну, давай же, Поппи, врежь мне. Что произошло?

Она глубоко вздохнула и посмотрела ему прямо в глаза.

— Вы когда-нибудь разговариваете с ними об их матери?

— О Клер? — удивленно спросил он. — Да, разговариваю, но не очень часто. Но в этом нет ничего удивительного.

Она беспомощно пожала плечами.

— Они говорят, что вас никогда нет дома, что вы о них не заботитесь, не разрешаете им смотреть фотографии матери, не возите их на каникулы в коттедж и... — Она прервала свою сбивчивую речь и тряхнула головой.

— И? — мягко переспросил он, внимательно глядя в ее раскрасневшееся лицо.

— Возможно, он так не думает, просто сказал сгоряча.

— О чем он не думает, Поппи? Скажите мне.

— Уильям... он сказал, что лучше бы это были вы, а не мама.

В его глазах появилась боль, и он закрыл их, словно отгораживаясь от Поппи и ее сочувственного взгляда.

— Ну, в этом я с ними согласен. Однако не мы это решаем, может, оно и к лучшему.

Он допил виски и налил себе еще.

— Хотите выпить?

Поппи отрицательно покачала головой.

— Вам, правда, было совершенно необходимо уехать сегодня вечером?

— Да. Это был деловой ужин, запланированный несколько недель назад. Мы развлекали нашего иностранного заказчика. К счастью, он уехал довольно рано.

— Мы?

— Мы с Элен Фосби, она у нас директор по связям с общественностью и по международным связям.

— Мне показалось, что мальчики ее недолюбливают.

— Боюсь, это взаимное чувство. — Он невесело рассмеялся. — Когда она была здесь в последний раз, они спустили ей все шины.

Поппи подавила смешок, но недостаточно быстро, он удивленно поднял бровь, а потом и в его глазах появились искорки смеха.

— Элен была в ярости.

— Представляю. И кто их накачивал?

— Мальчики. Они провозились с этим полдня. Мне пришлось дать Элен свою машину. — (Поппи хмыкнула.) — А насчет времени... я обещаю освободить как-нибудь целый день и провести его дома с мальчиками, а завтра могу обещать только пару часов. Поппи, вы должны это знать, у нас сейчас очень важный и трудный период: мы объединяемся с еще одной компанией, поэтому у нас сейчас творится черт знает что, но мы через это перелезем. — Он ослабил галстук и, откинув голову, на секунду прикрыл глаза. — Подарите мне немного времени, Поппи. Возьмите мальчиков на себя, пока не кончится этот трудный период. Это не будет длиться долго — две-три недели, а потом мы сможем проводить вместе больше времени.

— Пока не возникнет следующий трудный период.

— Этого не будет, обещаю.

Казалось, он говорит абсолютно искренне, в глазах тревога, а в голосе столько убежденности. Он выглядит как политик накануне выборов, подумала Поппи. Как бы ей хотелось поверить во все это.


ГЛАВА ТРЕТЬЯ


Утром в воскресенье мальчики встали рано. Они сидели с Поппи на кухне, планируя день.

— Мы можем пойти погулять в лес, — предложила Поппи.

— С папой?

Она заколебалась. Может, лучше ничего не говорить, чтобы потом не разочаровывать их?

— Он сказал, что постарается сегодня побыть с вами немного.

— Немного? — переспросил Джордж. — Конечно, он найдет, чем заняться.

«Он» как раз в этот момент вышел из библиотеки и виновато улыбнулся.

— Доброе утро, мальчики. Доброе утро, Поппи.

Она взглянула на него, и у нее упало сердце: на Джеймсе были костюмные брюки и деловая рубашка с галстуком. «Так я и знала», — подумала она.

— Ну, чем мы сегодня займемся? — спросил Джеймс.

Поппи скептически посмотрела на него.

— Мы, — сказала она, сделав ударение на этом слове, — собираемся пойти в лес. А что вы собираетесь делать?

— Звучит заманчиво. Пожалуй, я присоединюсь к вам.

— Ура! — заорали мальчишки и бросились наверх собираться.

— Скажите мне одну вещь, — улыбнувшись, спросила Поппи: — Вы и спите в костюме?

Он выглядел озадаченным.

— После прогулки я сразу поеду в офис, хотел сэкономить время на переодевании.

— Не очень разумно. — Поппи спрятала улыбку. — Там довольно грязно. У вас есть джинсы?

— Наверное, лежат где-то, сейчас посмотрю.

Через пару минут он вернулся, и Поппи пожалела, что заставила его переодеться. Джинсы были старые и потертые и сидели на нем как влитые, а темная трикотажная рубашка-поло подчеркивала широкую грудь и плоский живот. На плечи он накинул кремовый свитер, небрежно завязав спереди рукава. Так он выглядел лет на десять моложе и... доступней. Внезапно у Поппи заколотилось сердце.

— Так лучше? — спросил он.

Лучше? Она пробормотала что-то нечленораздельное и отвернулась.

— Ну, что я опять сделал не так? — спросил он мягко, стараясь заглянуть ей в лицо.

Она беспомощно посмотрела ему в глаза и почувствовала, что воздух вокруг них накаляется. Джеймс открыл было рот, чтобы что-то сказать, но в этот момент в комнату влетели мальчики и буквально повисли на нем.

— Пошли, папа, пошли! — И потащили его к двери.

— Так-то лучше, — пробормотала Поппи, натягивая пальто.


День был чудесный, солнце пробивалось сквозь ветви деревьев и сверкало на инее, покрывавшем землю. Изо рта от дыхания вырывался легкий пар. Мальчишки, дурачась, бежали впереди.

— Вы все еще сердиты на меня? — неожиданно спросил Джеймс.

— Нет. Нет, я не сержусь. Вы же здесь, именно об этом я и просила.

— Да. Вы просили. Но только ли ради мальчиков?

Он остановился и повернул ее лицом к себе. Их взгляды встретились, и в его глазах Поппи увидела неприкрытое желание. Руки Джеймса легли ей на плечи, и он чуть-чуть притянул ее к себе.

— Поппи, — прошептал он.

— Папа, папа, иди посмотри, здесь кроличья нора!

Джеймс застонал, опустил руки и, бросив ей смущенный, но полный обещания взгляд, почти бегом пустился к мальчикам. Поппи нашла поваленное дерево и без сил рухнула на него.

— Я что-то не то съела, — сказала она вслух и, заставив себя подняться, присоединилась к мальчикам и Джеймсу. С излишним энтузиазмом Поппи включилась в игру, стараясь не замечать Джеймса, но постоянно видя его понимающую улыбку.

— Избегаешь меня, Поппи? — спросил он, когда они, вернувшись домой, остались на кухне одни.

— Нет, конечно, — ответила она, пряча глаза. — А что вы собираетесь делать дальше?

— Пытаешься от меня избавиться? А я думал, ты хочешь, чтобы я остался.

Она тяжело вздохнула и посмотрела ему в глаза.

— Не нужно играть со мной в эти игры, мистер Кармайкл. Я здесь ради мальчиков, а не для того, чтобы вы могли немного развлечься.

Улыбка тут же исчезла, он отступил на шаг.

— Прошу прощения, мисс Тейлор, — сказал он холодно. — Я останусь на ланч, а потом уеду в офис до конца дня.

Она проглотила горький комок и отвернулась. Так будет лучше.

— Прекрасно. Пойду переоденусь и начну готовить.


Было начало восьмого, когда она спустилась вниз.

Джеймс уже уехал. Оно и к лучшему: после вчерашней напряженной сцены Поппи решила оставаться с ним наедине как можно реже. Поппи отвезла мальчиков в школу и, вернувшись, обнаружила в доме полную пожилую женщину, которая шумно пылесосила маленькую гостиную.

— Здравствуйте, — громко сказала Поппи, стараясь перекричать шум пылесоса. — Я — Поппи, новая няня, а вы, должно быть, миссис Криппс.

Миссис Криппс выключила пылесос.

— Я так и подумала, что он кого-то нашел, — сказала она в неожиданно наступившей тишине. — Беспорядка и грязи меньше, чем обычно.

Она внимательно и не очень дружелюбно осмотрела Поппи с головы до ног.

— Надеюсь, вы будете лучше, чем последняя — у той мораль была, как у бродячей кошки. Ну и получила по заслугам: уехала отсюда беременной.

Она вновь окинула Поппи взглядом и фыркнула.

— Понятно, почему он вас выбрал. Постарайтесь не попасть в ту же западню. Надеюсь, у вас хватит здравого смысла. Но я вам не завидую, мальчишки — сущие дьяволята, да вы небось это уже поняли. Не давайте им выжить себя из дома.

Поппи улыбнулась.

— Я с ними справляюсь, миссис Криппс.

— Поживем — увидим. — Она снова фыркнула и включила пылесос — аудиенция была окончена. Улыбнувшись, Поппи пошла на кухню, закрыла дверь и принялась готовить жаркое из цыпленка.

Итак, последняя няня уехала отсюда беременной.

Но что имела в виду миссис Криппс, говоря о том, что ей понятно, почему Джеймс выбрал именно ее? Она же не имела в виду, что... о Господи! от неожиданной мысли Поппи шлепнулась на ближайший стул и закрыла глаза. Она слышала о подобных вещах. Даже женатые мужчины иногда позволяют себе развлекаться с молоденькими нянями, а уж Джеймсу — сам Бог велел: вдовец, ни с кем не связан, разве что со своей работой.

Поппи почувствовала тошноту. Не хватало только стать объектом такого хозяйского внимания.

Через минуту зазвонил телефон. Это был классный наставник мальчиков, он был страшно раздражен и требовал немедленной встречи с отцом близнецов, не желая ничего объяснять няне. Поппи попыталась было договориться о встрече на завтра, но мистер Джонс был неумолим:

— Или он приезжает сегодня до четырех часов, или мы исключаем мальчиков из школы.

Поппи чуть не застонала.

— Хорошо, мистер Джонс, я сделаю, что смогу.

Она позвонила Джеймсу в офис и попросила соединить ее с ним.

— У него совещание.

— Вызовите его. Это очень важно.

— Он не велел беспокоить, мисс...

— Тейлор. Скажите ему.

— Послушайте, мисс Тейлор, я не хочу лишиться работы...

Поппи была на пределе.

— Если вы его не позовете, вот тогда вам придется беспокоиться о своей работе. Скажите, что его сыновья попали в больницу.

Через несколько секунд Джеймс взял трубку.

— Что, Поппи? Что с ними?

— С ними все в порядке. Они что-то натворили в школе, и мистер Джонс хочет немедленно с вами увидеться. Мне нужно было сказать вам все это, но прорваться через ваших сторожевых псов просто невозможно.

К концу фразы Поппи сбилась на бормотанье, она почти физически чувствовала его ярость, смешанную с тревогой.

— Черт возьми, Поппи, не смейте прибегать к таким приемам. У меня чуть инфаркт не случился.

— Простите меня, но если вы не поговорите с мистером Джонсом сегодня до четырех часов, он грозится исключить их из школы.

— Я не могу.

— Боюсь, у вас нет выбора. Мне он ничего не захотел объяснить.

На другом конце провода раздался тяжелый вздох.

Не успела Поппи придумать что-нибудь утешительное, как он коротко проговорил: «Ладно, передайте, что я буду к четырем», и бросил трубку так резко, что у Поппи зазвенело в ухе, — это было похоже на месть за ее выходку и за плохие новости.

Когда она поехала в школу забирать мальчиков, оба выглядели подавленными и обиженными. По дороге она решила ни о чем их не расспрашивать. На кухне, сидя перед стаканами яблочного сока и бисквитами, Уильям сам начал разговор.

— Он будет встречаться с папой, да?

— Мистер Джонс? Да. Как я понимаю, вы написали на доске что-то плохое о ком-то из ребят?

Джордж пожал плечами.

— Люси первая начала. Она сказала, что наша мама не умерла, а просто бросила нас, потому что мы такие гадкие.

— О Боже! — Поппи посмотрела на мальчиков. — А почему она считает вас такими гадкими?

Уильям сосредоточенно собирал бисквитные крошки со стола.

— Я ей бросил паука в кружку с молоком, — выдавил он, — за то, что она наябедничала. Я не знал, что нужно писать, и Джордж помог мне. Я не виноват, я болел, когда они это проходили. И ее это не касается... А как она вопила, когда увидела паука! Она его наполовину выпила.

— Кого выпила? Паука? — Поппи содрогнулась от омерзения.

— Половину молока, паука она не успела выпить. Он там плавал, у него все ножки перепутались.

Поппи почувствовала спазм в горле и решительно встала.

— О'кей, ребята. Все. Хватит. Сейчас наверх — делать домашнее задание, потом после ужина моем головы, принимаем ванну и сразу в кровать. И без разговоров.

— Ты нас не будешь наказывать?

— Думаю, ваш папа захочет обсудить эту ситуацию с вами после разговора с мистером Джонсом и сам решит, что с вами делать. А сейчас за работу.


Джеймс приехал домой после разговора с классным руководителем не в таком настроении, как ожидала Поппи. Однако он был еще не готов увидеть юмористическую сторону ситуации, поэтому в ответ на улыбку Поппи устало сказал:

— Не понимаю, как вы можете улыбаться. Все это вышло за рамки простой шутки.

— Но их тоже надо понять.

— А кто поймет меня? Кстати, из-за неожиданного визита в школу мне придется допоздна работать дома. Приедет Элен, и мы продолжим нашу работу в библиотеке. Вы найдете для нас что-нибудь перекусить?

— Я приготовила жаркое из цыплят под белым соусом — это вас устроит?

— Если это то, чем пахнет из кухни, то это просто фантастика. Вы для нас просто подарок небес, Поппи. А где мальчики?

— В постелях. Читают. Мистер Кармайкл!

Он вопросительно поднял бровь.

— Не будьте с ними слишком строги. Им просто нужно внимание. Ваше внимание. Просто скажите, чтобы они больше так не делали.

— Я не буду пороть их, Поппи.

— Им можно причинить боль и без порки. Они отчаянно нуждаются в вашем одобрении. Просто скажите им, что вы их понимаете, хоть и не одобряете их действий. Им важно знать, что вы их любите.

На его щеке дрогнул мускул.

— Это называется эмоциональным шантажом, Поппи. Вы в этом очень сильны, правда?

Уголки ее рта слегка приподнялись.

— Извините, но кто-то должен быть на их стороне.

— Хорошо, Поппи, я понимаю. На этот раз я их не убью. И я тоже на их стороне, вы же знаете. Просто у меня это не очень хорошо получается.

Он начал подниматься по лестнице, и в этот момент за дверью послышалось шуршание гравия под колесами машины. Джеймс перегнулся через перила и сказал:

— Это Элен. Откройте ей дверь, Поппи, и предложите что-нибудь выпить.

Итак, она увидит знаменитую мисс Фризби во плоти. Поппи глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, и пошла открывать дверь.

Элен оказалась очень красивой женщиной. Высокая, стройная, безукоризненно одетая и накрашенная, с аккуратным пучком высветленных волос, она являлась полной противоположностью Поппи, одетой в старенькие джинсы и свитер, с ее непокорной золотистой гривой и раскрасневшимся после купания мальчиков лицом. Поппи тут же почувствовала себя дурнушкой рядом с этой изысканной леди. А в том, что Элен — леди от кончиков наманикюренных ногтей до носков дорогих итальянских туфель, не было никакого сомнения. Итак, леди захлопнула дверцу темно-серого «БМВ» и направилась к лестнице. На нижней ступеньке она остановилась и, глядя на Поппи, сказала, улыбнувшись довольно кислой улыбкой, не коснувшейся ее холодных голубых глаз:

— Вы, должно быть, Поппи?

Поппи осторожно улыбнулась в ответ.

— Именно так. А вы мисс Фосби. Мы разговаривали с вами по телефону. Пожалуйста, входите. Мистер Кармайкл укладывает мальчиков спать, он спустится через минуту. Хотите чего-нибудь выпить?

Элен передала Поппи свой портфель.

— Спасибо. Отнесите это в библиотеку, дорогая. А я пока пойду и приведу себя в порядок. Потом можете налить мне бокал сухого белого вина.

Поппи сжала зубы.

— Конечно. Вы знаете, куда пройти?

Элен издала легкий смешок.

— Думаю, что я знаю здесь все лучше, чем вы. — Она смерила Поппи взглядом с ног до головы. — Джеймс очень доволен вами, дорогая. Думаю, ему повезло. В наши дни проблема найти приличную прислугу.

Поппи вздернула бровку и сладко улыбнулась.

— Правда? У хороших хозяев люди работают годами, и у них нет проблем с тем, чтобы постоянно искать новых служащих.

Элен повернулась на своих высоченных каблуках и направилась в туалетную комнату.

Поппи угрюмо посмотрела ей вслед и вошла в библиотеку. Она шлепнула портфелем об стол, открыла бутылку охлажденного шабли, налила его в бокал и поставила рядом с портфелем.

— Прислуга, надо же, — процедила она сквозь зубы.

На кухне она заглянула в кастрюлю с жарким и вздохнула — это была ее любимая еда, а приготовленного блюда хватало только на две порции. Ладно, она обойдется бутербродом с сыром и чашкой кофе наверху в своей квартире. Чертова Элен! А ей так хотелось порадовать мальчиков и Джеймса...

В этот момент Джеймс вошел в кухню и услышал ее раздраженное ворчанье. Она тут же замолчала.

— Все в порядке? — спросила она.

— Не совсем. — Он устало вздохнул. — Они вбили себе в голову, что Клер умерла потому, что они что-то не так делали. Я попытался их переубедить, но не знаю, удалось ли. А где Элен?

— Приводит себя в порядок. Джеймс, не волнуйтесь. Вот увидите, все будет хорошо.

Она встретилась с ним взглядом и почувствовала стыд за то, что сомневалась в глубине его чувств к мальчикам. Он попытался улыбнуться — не получилось. Тогда он закрыл глаза и устало провел рукой по лицу.

— Ох, Поппи, хотел бы я быть в этом уверен так же, как вы.

Она прикоснулась к его руке успокаивающим жестом.

— Не волнуйтесь, Джеймс, вот увидите, мы выберемся из этого.

Он открыл глаза и посмотрел на нее каким-то ищущим взглядом.

— Я надеюсь на это. Ох, как я на это надеюсь.

Взгляд его упал на ее губы, потом он снова заглянул ей в глаза, и Поппи буквально утонула в их золотисто-зеленой глубине. Его губы беззвучно произнесли ее имя, и она чуть наклонилась вперед, завороженная этой отчаянной жаждой.

— А, вот где ты прячешься!

Они виновато отпрянули друг от друга.

— Извини, Элен, я был наверху, когда ты приехала. Хочешь чего-нибудь выпить?

Элен с видом собственницы взяла Джеймса под руку и посмотрела на него сквозь ресницы.

— Я уже просила Поппи...

— Все уже в библиотеке, — торопливо сказала та. — Я открыла бутылку шабли. Налить и вам бокал, Джеймс? Я поставила бутылку назад в холодильник.

— Да, я тоже с удовольствием выпью, но не беспокойтесь, я сам налью.

Он открыл холодильник, достал бутылку и взглядом спросил Поппи, налить ли и ей тоже.

— Нет, спасибо. Сегодня не хочется.

— Тогда я заберу бутылку в библиотеку. Когда будет готов ужин?

— Уже готов. Когда накрывать на стол?

— А вы уже ели?

— Да, — сказала она торопливо, — я поужинала с мальчиками.

Ни за что на свете эта женщина не узнает, что из-за нее она осталась без ужина.

— Хорошо, тогда мы могли бы поужинать в библиотеке между делом. Скажите мне, когда будет готово, я приду и помогу вам все принести.

Он повел Элен в библиотеку, оставив Поппи в обманчиво мирной тишине кухни. Она подогрела булочки, наполнила две большие тарелки ароматной едой, поставила все на поднос и отнесла его в библиотеку.

Джеймс благодарно кивнул ей, на секунду оторвавшись от бумаг, и сказал:

— Поппи, вы не ждите, пока мы закончим работать и ужинать, идите отдыхать.

— С удовольствием. Мороженое в морозилке, сыр на столе в кухне. А я поднимусь к себе.

— О'кей. Спасибо, Поппи. Спокойной ночи.

— Да, Поппи, пока вы не ушли: принесите мне бутылку минеральной воды, — с медовой улыбкой попросила Элен.

— Конечно, мэм, — ответила Поппи и изобразила нечто вроде реверанса, который Элен не заметила, поглощенная чтением какого-то документа. А Джеймс заметил и вышел вслед за ней из библиотеки.

— Извините, — тут же пробормотала Поппи, — просто она…

— Слишком надменная?

Поппи пожала плечами и фыркнула, как девчонка.

— Она даже не скрывает этого. Но все равно извините, я прекрасно понимаю, что я ваша служащая, и...

Она вновь пожала плечами, не находя нужных слов.

— Вы выглядите усталой. Идите в постель.

— Но вы же хотели поговорить со мной о мальчиках.

— Я и сейчас хочу. Я загляну к вам попозже, и если вы не заснете — поговорим. Но только не нужно специально меня дожидаться. Поговорить можно и завтра.

— Можете меня разбудить.

Он как-то странно посмотрел на нее и тут же отвел взгляд.

— Хорошо.

Она повернулась к лестнице и увидела в дверях библиотеки Элен, которая откровенно прислушивалась к разговору. Маленький острый подбородок был высокомерно поднят как бы в знак начала непримиримой борьбы. Поппи невинно улыбнулась.

— Джеймс принесет вам минеральную воду. Спокойной ночи, мисс Фосби.

Элен повернулась на каблуках и скрылась за дверью. Поппи, подавив смешок, легко взбежала по лестнице. Как бы там ни было, первый раунд она выиграла.


Сквозь сон Поппи ощутила его присутствие, хотя он не издал ни звука. Она еще тихонько полежала, не открывая глаз, прислушиваясь к его ровному дыханию. Потом открыла глаза, гадая, не приснилось ли ей это. Оказалось, нет. Джеймс стоял в ногах кровати и смотрел на нее. Она почувствовала себя странно уязвимой, поняв, что он наблюдал за ней спящей. Пальцы невольно вцепились в плед, подтягивая его выше к горлу.

— Я не хотел вас разбудить, — сказал он мягко.

— Извините, я и не заметила, как заснула. Сейчас я встану...

— Нет, нет. Оставайтесь под одеялом. Отопление отключено, вы замерзнете.

Джеймс присел на край постели в ногах и молча смотрел на нее. Она села, подоткнув под спину подушку. Внезапно ее уютная теплая ночная рубашка показалась ей почти прозрачной под его изучающим ласковым взглядом. Она обхватила себя руками за плечи.

— Элен уехала? — спросила она, чтобы нарушить неловкое молчание.

— Да, несколько минут назад. Мне жаль, что она была так груба с вами.

— Нет, она вовсе не была грубой, — с присущей ей искренностью ответила Поппи.

— Не грубой, но чертовски высокомерной, — подтвердил Джеймс и слегка улыбнулся. — Она может быть такой.

Он подвинулся ближе, взял ее руку, повернул ладошкой вверх и провел пальцем по линии жизни.

— Хотелось бы мне знать, какая жизнь ждет вас впереди, Поппи, — сказал он тихо.

— Бог знает, может быть, какой-нибудь буколический молоденький фермер и изнурительная работа — растить свиней, овец и детей.

Она увидела, что он улыбнулся.

— И вам хотелось бы такой жизни?

— Не знаю, скажу, когда окажусь там. А что ожидает вас?

— Работа, работа и еще раз работа, а в промежутках тяжкие беседы с учителями.

Джеймс невесело рассмеялся, и Поппи ужаснулась, почувствовав степень отчаяния и одиночества в этих простых словах.

— Ничего особенно хорошего в жизни меня не ждет, IIоппи.

Она нежно, но крепко сжала его руку.

— О, Джеймс...

Он встретился с ней взглядом — в глазах все та же неизбывная тоска.

— Хуже всего по ночам: хоть я и работаю до изнеможения, но уснуть не могу. И это не проблема с сексом, если бы только это — это бы можно было решить довольно просто. Все сложнее. Просто мне некого обнять, не с кем разделить долгие ночные часы.

Голос его снизился до хриплого шепота, он потянулся к ней.

— Позволь мне обнять тебя, Поппи.

Ну как можно было сказать «нет»? Она лишь чуть-чуть наклонилась к нему, и он с глубоким вздохом прижал ее к себе. Объятие было нежным, ничего не требующим. Он поднял голову и заглянул ей в глаза, потом бережно погладил ее волосы.

— Какие мягкие, — прошептал Джеймс и, нагнув голову, легко провел губами по ее губам. Это не было похоже на поцелуй, скорее на еще одно проявление нежности. — Господи, Поппи, — неожиданно простонал он, и тут губы его стали ищущими, требовательными, поцелуй — настоящим поцелуем, горячим и жадным.

Поппи почувствовала, все ее ощущения ожили как в диком всплеске примитивной страсти. Она прильнула к его рту, и он пробормотал какое-то извинение, а язык его легко пробежал по контуру ее распухших губ, рука медленно передвинулась с плеча на шею, пальцы ласкали ямку, в которой бешено бился пульс. Потом рука скользнула вниз и слегка погладила напрягшуюся грудь. Тонкий хлопок ее рубашки был плохой защитой, и когда его большая твердая ладонь сжала ей грудь, это принесло секундное облегчение, но этого было мало, мало! Поппи чувствовала, как ее захлестывает неистовое желание, она со стоном повторяла его имя, а он целовал ее шею, настойчиво лаская грудь и доводя до беспамятства.

— Пожалуйста, Джеймс! Пожалуйста! — умоляла она, и тогда его горячий рот приник к ее груди, он захватил губами напрягшийся сосок и жадно втянул его. В темноте раздался ее слабый крик, и Джеймс с той же страстью приник ко второй груди. Он навалился на нее сильнее, вжимая в матрас всем своим весом и потом снова с каким-то отчаянием накинулся на ее рот. Дыхание его было прерывистым, и она слышала бешеный стук его сердца, такой же, как ее.

Даже через толстое одеяло она чувствовала, как он возбужден, и в ответ обняла его, наслаждаясь ощущением крепкого тела под своими ладонями.

И вдруг все прекратилось так же неожиданно, как и началось. Джеймс, тяжело дыша, уронил ей голову на плечо.

— Что, черт побери, мы с тобой делаем, Поппи? Я же хотел только обнять тебя...

Возвращение в реальный мир вызвало озноб, ей вдруг вспомнились слова миссис Криппс о других нянях и о том, что ей ясно, почему он выбрал именно ее.

Она закрыла глаза, почувствовав, как краска стыда заливает ей щеки.

— Пожалуйста, отпустите меня, — прошептала она срывающимся голосом. Джеймс убрал руки и с тяжелым вздохом сел в ногах кровати, опустив голову.

— Простите меня, — сказал он каким-то бесцветным голосом. — Я обещал, что не дотронусь до вас, — простите меня. Больше такое не повторится.

Она попыталась сесть и натянула одеяло, прикрыв грудь и плотно подоткнув его под мышки, как будто это могло отгородить ее от Джеймса и уменьшить нестерпимый стыд.

— Я хотела сказать о мальчиках, — начала она срывающимся голосом.

— Не сейчас, Поппи, — ответил он почти грубо. — Мой самоконтроль висит на волоске. Мне лучше убраться отсюда, пока я не сорвал с тебя это чертово одеяло и не погрузился в твое чудесное ждущее тело...

Он встал, провел обеими руками по волосам и медленно вышел из комнаты, оставив Поппи мучаться от неудовлетворенного желания и унижения.


Поппи поднялась раньше всех в доме, натянула бесформенный спортивный костюм и спустилась вниз.

Она почистила обувь мальчиков, уложила в ранцы их ланч и присела к столу с кружкой чаю. Открылась дверь, и сердце Поппи ухнуло вниз. Джеймс был уже в костюме, волосы еще влажные после душа. Он выглядел собранным и отстраненным.

— Доброе утро, — сказала она официальным тоном. — Чай готов.

— Спасибо.

Он налил себе чаю, подвинул стул и сел напротив нее.

— По поводу прошлой ночи...

Она взглянула на него и, встретившись с ним взглядом, увидела в его глазах отрешенность.

— Это никогда больше не повторится, Поппи, я клянусь вам.

Она помешивала чай, чтобы чем-нибудь занять руки.

— Для себя я тоже кое-что решила. У меня нет ни малейшего желания становиться еще одной дыркой на вашем ремне. — И она аккуратно положила ложечку рядом с кружкой. — Так вот, о мальчиках...

Он вздохнул.

— Да, о мальчиках. Я не знаю, что можно сделать в этой ситуации. Бог знает, почему они решили, что виноваты в смерти Клер...

— Вы когда-нибудь говорили с ними о том, как она умерла?

Он снова вздохнул.

— Практически нет. Я предпочитал избегать этого.

— Это все еще больная тема для вас?

— Больная? Нет, уже нет. Все случилось так неожиданно...

Он остановился, и Поппи ждала, давая ему время собраться с мыслями. Он взял в руки мельницу для перца и стал внимательно ее изучать.

— У нее были головные боли. Частые головные боли, это перестало быть чем-то необычным. В тот день мы должны были ехать на деловой ужин, но она плохо себя почувствовала, решила остаться дома и лечь пораньше спать. Когда я вернулся, она крепко спала и не слышала, как я вошел. Все казалось нормальным. Я зашел в комнату к мальчикам, они тоже спали. У меня была срочная работа, я спустился вниз и просидел в библиотеке почти до четырех часов утра, потом снова поднялся наверх, в спальню.

Он очень аккуратно поставил мельничку на стол.

— Она была мертва. У нее случилось кровоизлияние в мозг. Какой-то слабенький сосудик не выдержал. Ей было двадцать семь лет, мне еще не было тридцати. В этом возрасте не ожидаешь, что такое может случиться. Дела в фирме шли все лучше, и я с головой ушел в работу, это помогало справляться с... ситуацией. Я надеялся, что, если буду занят двадцать четыре часа в сутки, у меня не будет времени думать. Но даже когда я сидел до двух часов ночи, а вставал в шесть, у меня все равно оставалось четыре часа полной пустоты.

Он вздохнул и снова взял в руки мельничку.

— Через какое-то время боль стала менее острой, но одиночество стало сутью моего существования.

— И поэтому вы продолжаете убиваться на работе, чтобы не решать эту проблему?

Он взглянул на нее и невесело рассмеялся.

— Вы еще и психоаналитик, Поппи?

— Я права?

— Да, — вздохнул он. — Вы знаете, что да. И теперь я в западне.

Она налила еще по кружке чаю, себе и ему, и снова села.

— Когда я впервые встретила вас и увидела, что здесь происходит, я решила, что вас может спасти только чудо. Но вам нужно не чудо, вам нужна жена.

— Нет. Неужели вы думаете, что это не приходило мне в голову? Но если вы хотите предложить свою кандидатуру на эту роль — ответ «нет». У меня нет ни времени, ни желания для новых серьезных отношений.

Она понимающе улыбнулась.

— У меня и мысли такой не было. Я же собираюсь замуж за фермера, если помните. Но мне кажется, что Элен строит на этот счет вполне определенные планы.

— Элен? — В его голосе слышалось недоумение. — Не глупите, Поппи, она моя коллега, в лучшем случае друг, и ничего более.

— Тогда почему она так ревновала ко мне вчера вечером?

Он нахмурил брови.

— Этого не было.

— Было. Почему, как вы думаете, ей так хотелось унизить меня? Она увидела во мне угрозу, Джеймс.

— Глупости.

Поппи слегка вздохнула. «Ничего-то ты не замечаешь вокруг, — подумала она, ставя чашки в мойку. — Как можно быть таким наивным?»


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ


Джеймс выполнял свое обещание. До конца недели Поппи практически его не видела, а редкие часы дома он проводил с мальчиками. Чтобы компенсировать это время, каждое утро вставал в пять часов, и Поппи видела, что с каждым днем Джеймс выглядит все более усталым.

Элен это тоже не нравилось.

— Я думала, что ты нанял няню, чтобы она занималась с детьми. — Эти слова Поппи случайно услышала, проходя мимо большой гостиной, где Джеймс и Элен работали над какими-то срочными бумагами.

— Именно так.

— Так почему она этого не делает?

Поппи не хотелось слышать его ответ. Она только лишний раз удивилась, как это Джеймс не видит, до чего бесчувственна и холодна эта женщина!

Около десяти услышав, как Джеймс проводил Элен до двери, она зашла в гостиную забрать поднос.

Джеймс вошел следом и, увидев выражение ее лица, спросил:

— Поппи? Что случилось? Вы выглядите так, будто готовы кого-нибудь прибить.

Она сконфуженно улыбнулась, вздохнула, запустила пятерню в непокорную гриву.

— Я почему-то ненавижу эту комнату.

Он криво улыбнулся.

— Правда? Интересное совпадение. Я тоже.

Она удивленно взглянула на него.

— Так почему вы все здесь не переделаете?

В его смехе послышалась некоторая неловкость.

— Комнату оформлял дизайнер, и мне это стоило кучу денег.

— Можете не продолжать. Это был кто-то из друзей Элен?

— Ну и ну! Вы и вправду не очень ее любите?

— Не мое это дело — любить ее или не любить, — смутилась Поппи.

— Я не об этом спрашивал. Ладно, отвечаю на ваш вопрос. Да, это была подруга Элен. Она же оформляла и ее квартиру. Там так же стерильно чисто.

— Просто мне кажется, что комната демонстративно современная, а такому старому дому больше подходят антикварные вещи, как в остальных комнатах.

— Элен убедила меня, что хоть одна комната должна отличаться от других. А что бы вы здесь изменили? — неожиданно спросил Джеймс.

— Цвет. Я бы немного его утеплила. И я бы убрала отсюда эту современную мебель, заменила ее на что-нибудь из старого теплого дерева, может быть, клена или красного дерева. Или то и другое.

— И где все это взять?

Она удивленно взглянула на него.

— На аукционных распродажах.

— Я целую вечность не был на аукционах. Пожалуй, это было сразу после нашей с Клер свадьбы.

Лицо его стало печальным.

«О, черт, — подумала Поппи. — А впрочем, пусть лучше он почаще вспоминает женщину, которая заставляла его так улыбаться на фотографиях. Может, это поможет ему получше разглядеть несносную Фризби».

— Хотите какао? — предложила она.

Джеймс опять взглянул на нее с каким-то странным ожиданием во взоре.

— Какао? На кухне?

— Можно и здесь, — усмехнулась Поппи.

Он состроил шутливую гримасу, и последняя тень печали исчезла из его глаз.

— Лучше на кухне, — сказал он с ухмылкой.

Они удобно устроились возле стола, держа в ладонях дымящиеся кружки с какао. Поппи лениво помешивала ложечкой ароматный напиток. Наконец она первая прервала дружелюбное молчание.

— Ну и как у вас продвигаются дела с мальчиками?

Джеймс вздохнул.

— Нормально. Я и не подозревал, что Клер так много для них значит. Они хотят знать о ней все, и только я могу им это рассказать.

— А что родители Клер?

Он помотал головой.

— Они не могут о ней говорить. Они так и не справились со своим горем, и им очень трудно видеть детей.

— Это печально.

— Да. Детям нужны бабушка с дедушкой. Видит Господь, от меня мало проку.

— Но вы же пытаетесь изменить ситуацию.

Он скептически покачал головой.

— Я пытаюсь. Но они ведут себя со мной, как с незнакомцем. Как будто они меня совсем не знают.

— А они знают?

Он внимательно разглядывал содержимое своей кружки, потом поднял глаза на Поппи.

— Нет. И я их не знаю. Они изменились. Думаю, просто повзрослели. Еще маленькие, но уже личности. — Он опять опустил голову, и Поппи почувствовала на глазах непрошеные слезы.

— Джеймс, все будет в порядке, — сказала она ему совершенно искренне. — Вам только нужно проводить с ними побольше времени, чем-то вместе заниматься.

— Чем, например? Я даже не знаю, чего они хотят.

Поппи пожала плечами.

— Ну, не знаю. Сходите с ними в зоопарк, например. На этой неделе сможете выбраться?

— В зоопарк? — Он выглядел испуганным. — Боже мой, Поппи, да знаете вы, когда я в последний раз был в зоопарке?

— Двадцать пять лет назад? — рассмеялась она.

— Примерно, — фыркнул он. — Может, даже больше. В любом случае в эти выходные дни не получится. Я должен быть в Бирмингеме на конференции.

Поппи демонстративно отложила ложечку и выпрямилась на стуле.

— Джеймс, я не хочу создавать вам проблемы, но за две недели у меня не было ни одного выходного, и я очень рассчитывала на этот уикенд. Так что вы не можете уехать, пока не найдете кого-нибудь на два дня.

Джеймс остолбенело уставился на девушку.

— Кого-нибудь? — повторил он. — О черт, Поппи. Я виноват. Я об этом не подумал. Я попрошу миссис Криппс.

— Она не согласится.

— Согласится, если я как следует заплачу.

Поппи вздохнула.

— Они не любят с ней оставаться.

Он запустил обе руки в свои тугие кудри, приведя их в полный беспорядок. Поппи мучительно захотелось протянуть руку и пригладить их.

— Значит, мой выходной отменяется?

Он беспомощно пожал плечами.

— Я не могу, Поппи, мне очень жаль, но что-либо поменять уже невозможно.

— А если я возьму их на выходные с собой на ферму? Так и я смогу передохнуть, и они тоже.

Он посмотрел на нее так, будто она только что предложила ему вечную жизнь на Марсе.

— Это какая-то ловушка?

— Никакой ловушки, — мягко рассмеялась Поппи. — Они будут в полной безопасности — это я вам обещаю. Но устанут с непривычки — это обязательно. Моя мама накормит их до отвала, а после дня на свежем воздухе они будут спать без задних ног.

— Звучит заманчиво. А меня тоже приглашают? — пошутил он, но в его голосе послышалась настоящая тоска. Поппи, не задумываясь, протянула руку и коснулась его щеки. Ладонь ощутила приятное покалывание отросшей за день щетины, и Поппи отчаянно захотелось притянуть к себе его голову и... Она резко опустила руку.

— Вы будете самым дорогим гостем, если сумеете вернуться пораньше.

Наградой за эти слова стала чудесная, какая-то мальчишеская улыбка.


Джеймс ехал по почти пустому шоссе, и ничто не отвлекало его от печальных мыслей о том, в какой хаос он превратил жизнь своих сыновей. Неужели все зашло так далеко? И почему только появление в их доме Поппи открыло ему глаза на всю серьезность ситуации? Почему с ее появлением так обострились все проблемы между ним и детьми? Такое ощущение, что она подталкивает его к какому-то решению. Интересно, понравилось ли мальчикам на ферме?

Впереди показался дорожный указатель. Налево к Норвику — домой. Прямо — к ферме Тейлоров. Он колебался всего секунду и проехал мимо поворота. Джеймс весьма смутно представлял, где находится ферма, да и Поппи с мальчиками уже могла уехать, но на него вдруг навалилось неодолимое желание быть с ними вместе, забыть деловые проблемы и просто расслабиться. Ему повезло. Проехав деревню, он увидел сквозь широкие ворота большой розоватый дом, знакомый по фотографиям, которые он разглядывал в комнате Поппи.

Было почти четыре часа. В окнах гостеприимно горел свет. Он открыл дверцу машины и заколебался, поймав себя на том, что нервничает, как мальчишка. Он чуть было не захлопнул дверцу, но в этот момент на пороге показалась женщина, тоже знакомая ему по фотографии. С безнадежным вздохом он вышел из машины и направился к ней.

— Миссис Тейлор? — спросил он.

— Да, а вы, должно быть, Джеймс, — сказала она, тепло улыбнувшись. — Вам удалось пораньше освободиться?

— Да, я извиняюсь за вторжение, но Поппи нарисовала такую заманчивую картину...

Одри Тейлор прервала его взмахом руки, перепачканной мукой.

— Да что вы, какое вторжение! Все будут вам очень рады. Пойдемте на кухню, составьте мне компанию. Поппи в ванной, а я сейчас приготовлю чай.

Прежде чем войти в теплую, сияющую чистотой кухню, Джеймс повесил плащ в прихожей рядом с огромным количеством дождевиков и курток. Одри усадила его за стол перед целой горой ломтей только что испеченного, еще горячего хлеба.

— Сейчас заварим свежий чай, — сказала она, ставя на плиту чайник. — А пока можете мне помочь. Видите эту груду хлеба? Его нужно намазать маслом.

— С удовольствием.

Одри протянула ему плоский нож и подвинула масленку со свежесбитым домашним маслом. Джеймс оценивающе потянул носом. Пахло замечательно. Он закатал рукава и взялся за первый кусок.

— Попробуйте.

Он встретил ее взгляд, понимающую усмешку и сам улыбнулся в ответ.

— Неужели все на лице написано?

— Я привыкла к тому, что написано на лицах у голодных мальчишек. Налегайте.

Его улыбка стала шире.

— Боюсь, соблазн слишком велик. Пахнет божественно.

Он откусил большой кусок мягкого хлеба и, почувствовав на языке вкус масла, застонал от удовольствия.

— Это Поппи сбивала масло.

— Она способная девочка.

Миссис Тейлор поставила перед ним кружку с чаем и устроилась напротив со своей кружкой.

— Да, способная. И еще у нее очень доброе сердце.

Эти слова прозвучали предупреждением. Джеймс взглянул на миссис Тейлор и увидел в ее глазах явное беспокойство.

— Я знаю, но не беспокойтесь, я ее не обижу. Я ее раздражаю своим образом жизни, и она разочарована в моих способностях воспитывать мальчиков, но что касается личных отношений... — Он опустил взгляд на свою кружку. — Я слишком уважаю Поппи, чтобы рассматривать ее как временное развлечение.

Одри Тейлор внимательно посмотрела на него, затем коротко кивнула.

— Верю, — сказала она сдержанно и встала. — Заканчивайте намазывать хлеб, они будут здесь через пару минут.

Когда она отвернулась, Джеймс о6легченно вздохнул. Он закончил намазывать хлеб, допил чай и вымыл кружки, пока Одри суетилась возле стола. В тишине Джеймс уловил слабые звуки льющейся воды и неожиданно представил себе Поппи в ванне. У него перехватило дыхание, и жар охватил тело. Он представил себе, как блестит от мыла ее кожа, как виднеются из воды ее крепкие груди... Он чуть не застонал вслух и уже было собрался выскочить без пиджака на холодный февральский воздух, чтобы поостудить свой пыл, как распахнулась задняя дверь и в комнату ворвалась орава мальчишек, больших и маленьких. Одного из парней Джеймс узнал сразу — это был Том, а второй — лет шестнадцати, должно быть, Питер. Под ногами у них крутился очень мокрый и грязный пес.

— Папа! — с разбегу остановившись, воскликнул один из близнецов.

Джеймс взглянул на них с некоторым смущением.

— Привет, Джордж, Уильям.

Он улыбнулся почти заискивающе, но ответных улыбок не получил. Мальчики смотрели на него с явной подозрительностью.

— Ты приехал забрать нас домой? — спросил Уильям.

— Нет. Пока нет. Во всяком случае, не до чая. Привет, Том. Приятно снова увидеться.

Он перегнулся через мальчиков и собаку и пожал Тому руку, потом повернулся ко второму парню и встретил настороженный взгляд синих, как у Поппи, глаз.

— Я Джеймс Кармайкл, а вы, должно быть, Питер?

Парень кивнул, продолжая смотреть на него примерно так же, как Том во время первой встречи.

Джеймс спрятал усмешку.

— Хорошо провели время, ребята? — спросил он близнецов.

Те с энтузиазмом закивали головами.

— Здорово, — выпалил Джордж. — Мы ходили стрелять, правда, от Бриди на охоте никакой пользы, — добавил он, с презрением посмотрев на собаку.

— Бриди? — машинально переспросил Джеймс, а в голове билась одна-едиственная мысль: мальчики ходили стрелять!

Собака, услышав свое имя, кинулась к Джеймсу и прижалась к ногам, оставляя грязь на его безукоризненных брюках.

— О, Бриди, нет! — воскликнула миссис Тейлор, безуспешно пытаясь ее отогнать. Но Джеймс опустил руку, потрепал собаку по голове.

— Не беспокойтесь, костюм все равно пора отдавать в чистку.

Бриди благодарно лизнула ему руку.

— Ребята правы, на охоте от нее никакой пользы, — сказал Том, снимая плащ. — Она убегает от выстрела.

— Питер, повесь на место. — И он передал ружье брату.

Джеймс с облегчением увидел, что ружье без обоймы. От одной только мысли, что мальчишки могли оказаться где-то одни с заряженным ружьем, он похолодел. Очевидно, это отразилось на его лице, потому что он тут же почувствовал на плече чью-то ладонь.

— Они были в полной безопасности, уверяю вас, — мягко произнесла Одри Тейлор. — Наши сыновья очень осторожно обращаются с оружием, мы их научили этому с детства.

Сзади открылась дверь, и Джеймс, не оглядываясь, почувствовал, что это Поппи. Он медленно повернулся, удивляясь тому, что так заколотилось сердце, и встретился с ней взглядом.

— Привет, — сказал он, неожиданно смутившись. На секунду ему показалось, что она его обнимет, но она лишь шутливым жестом развела руки.

— И вам привет! Удалось удрать пораньше?

Она выглядела удивленной и очень довольной, и теперь уже он едва удержался, чтобы не обнять ее.

— Да, все бросил и поехал на запах свежеиспеченного хлеба.

— Обманщик. — Она рассмеялась, и мягкий теплый звук прогнал остатки напряженности. Боже, до чего же она хороша! Лишь звук открывающейся задней двери отвлек его от безумной мысли схватить ее при всех и целовать до потери сознания.

Отец Поппи вошел на кухню, все повернулись, и вновь Джеймс оказался под внимательным взглядом очередной пары синих глаз. Он ответил на крепкое рукопожатие. Глава семейства приветствовал его с тем же осторожным дружелюбием, что и его жена. Вскоре все уселись вокруг стола, и Джеймс впервые со времени своего детства принял участие в замечательном неторопливом семейном ужине, отметив про себя, что не помнит, когда в последний раз еда доставляла ему такое удовольствие. Мальчики наперебой рассказывали, как собака испортила им всю охоту, а Бриди ни на шаг не отходила от Джеймса, с надеждой положив ему голову на колени. Он почесал ее за ухом и ласково спросил:

— Ты плохая девочка?

— Не знаю, плохая ли, но глупая точно, — сказал Том. — Бесполезная ты тварь, Бриди, кошачий корм, вот ты кто.

Бриди негодующе фыркнула, Поппи и Одри вступились за нее, и за столом началась привычная, беззлобная перепалка. Джеймс почувствовал, как Бриди отошла от него и, воспользовавшись тем, что все увлечены спором, схватила с тарелки на краю стола огромный кусок ветчины.

— Бриди! — завопили все в один голос.

Собака нырнула под стол и мгновенно расправилась с ветчиной. Через минуту она вылезла с таким хитрющим выражением на морде, что это стало для Джеймса последней каплей. Он поперхнулся от смеха и расхохотался. Поставив локти на стол, он прижал ладони ко рту, чтобы заглушить смех, но это не помогало.

— Ничего смешного! — негодующе воскликнула Поппи, строго глядя на сеттера. — Ты и вправду плохая собака!

Бриди подползла к Джеймсу и перевернулась всеми четырьмя лапами вверх, словно прося прощения. И Джеймс сдался. Откинув голову, он начал так смеяться, что заболели челюсти, а на глазах показались слезы. Он не сразу заметил, что за столом все притихли, и, лишь увидев потрясенные лица сыновей, перестал смеяться.

— В чем дело? — обеспокоенно спросил он.

— Ты смеешься, — сказал Джордж.

— Ты никогда раньше не смеялся, — добавил Уильям.

В кухне повисло неловкое молчание, и Джеймс почувствовал себя так, будто получил удар в солнечное сплетение.

— А почему бы папе и не посмеяться? — мягко сказала Поппи, отвлекая на себя внимание мальчиков и давая Джеймсу прийти в себя.

«О Господи, — подумал он, — неужели я стал таким угрюмым, что мой смех может их только напугать?» Он взглянул на Поппи и увидел, что она наблюдает за ним.

Он выдавил улыбку. Ее глаза потеплели, посылая ему какой-то сигнал — что именно? Утешение? Обещание? Обещание чего? Какого-то невиданного счастья? Он отвел глаза. На этот счет у него не было никаких иллюзий. И этот ее понимающий сочувственный взгляд только усложнял ситуацию. Он снова встретился с ней глазами, и внезапно его пронзило почти непреодолимое желание... Черт, и это после того, что он наговорил ее матери... Ну, ничего. Он многие годы гордился своим умением контролировать свои чувства и желания. Надо только припомнить, как это делается.

Ужин закончился, и все перешли в гостиную с огромным камином и широченными диванами. Буйство цветов на шторах перекликалось с яркими пятнами вышитых подушек, разбросанных по всем диванам и креслам. Пол был застелен пушистым ковром.

— Какая веселая комната, — сказал он Одри, усаживаясь в кресло. — Очень красивая.

— Вам нравится? Это Поппи в прошлом году все здесь поменяла. Она любит этим заниматься. А мы довольны.

Он посмотрел на Поппи, забравшуюся с ногами на диван, и спросил:

— Можете вы сделать то же самое с моей гостиной? Чтобы она стала похожей на место для живых людей?

— Я думала, вы шутите.

— Нет. Не шучу. Вы можете попробовать?

Она кивнула.

— Но нужно будет съездить несколько раз на аукционы, чтобы подобрать мебель.

Джеймс с улыбкой повернулся к Одри.

— Ей можно доверить тратить деньги?

Она рассмеялась.

— Зависит от того, насколько вы отважны. Поппи разбирается в этом, и у нее хороший глаз. Вы должны сами определить разумную сумму, а уж она позаботится, чтобы каждый пенс был потрачен с толком.

— Я в ваших руках, — сказал он мягко, повернувшись к Поппи.

Глаза ее засияли, и вновь в нем закипела кровь. Их взгляды встретились, послание было столь явным, что он с трудом отвел глаза. Черт! Ситуация становилась трудной. Невозможной. Он признался себе, что выполнить обещание, данное ее матери, будет, пожалуй, самым трудным из всего, что ему приходилось делать в жизни.


ГЛАВА ПЯТАЯ


Джеймс стал каким-то странным. После чудесного вечера на ферме, где он казался таким расслабленным, таким довольным, вдруг между ними словно кошка пробежала. С мальчиками он старался проводить каждую свободную минуту. Раз или два Поппи слышала, как они вместе возились и смеялись. А вот от нее он демонстративно отдалился. С ней он был — ну никаким. Его просто с ней не было. Когда дети укладывались спать, он закрывался в библиотеке. И разговаривали они только о мальчиках или вместе с ними. Она понимала, что не в праве требовать от него какого-то особого отношения, но скучала по нему прежнему.

В четверг вечером Джеймса, как всегда, не было дома. Они сидели втроем за ужином и обсуждали, чем бы заняться в конце недели.

— Хорошо бы пойти куда-нибудь с папой, — сказал Уильям.

— Он будет занят, — ответил более прагматичный Джордж. — Давайте поедем в магазин, мне нужна новая спортивная сумка.

— Еще одна? — сурово спросила Поппи. — Обойдешься!

— Тогда поехали на лыжную трассу, я хочу попробовать покататься на снегоходе.

У Поппи упало сердце.

— Не думаю, что вашему папе понравится эта идея.

— А он и не узнает...

— Кто что не узнает?

При звуке отцовского голоса Джордж виновато съежился.

— Ничего, — пробормотал он.

— Тогда у меня есть предложение, — сказал Джеймс, разворачивая стул и по привычке садясь на него верхом. — Я освобождаю себе завтра день, и мы едем в зоопарк.

Глазенки у мальчишек стали круглыми, и секундное молчание сменилось воплями восторга. Оба подскочили к отцу и повисли на нем.

— Мы купим корм для лам?

— Непременно.

— А слоны там будут?

— Непременно.

— А Поппи поедет с нами?

— Непр...— И тут Джеймс встретился с ней взглядом. — Надеюсь, да. Это была ее идея. Если она теперь меня покинет, я погиб.

Поппи притворилась, что колеблется, но для нее вопрос был решен. Провести день без Джеймса и мальчиков? Ни за что на свете. Наконец она кивнула.

— Хорошо, я поеду, но с одним условием. Сегодня ложимся спать пораньше. Невыспавшихся детей в зоопарк не пускают.

Мальчишек как ветром сдуло. Через полчаса, прочитав им на ночь сказку, Поппи спустилась на кухню.

Джеймс с надеждой заглянул в холодильник.

— Есть что-нибудь на ужин?

— Стейк, отварная картошка и салат. Подойдет?

Он кивнул.

— Замечательно. А вы?

— Я поела с мальчиками. Мы не знали, когда вы вернетесь.

Она поставила на плиту сковородку и повернулась к нему.

— Насчет завтрашней прогулки — у вас действительно появилось время?

Джеймс рассмеялся.

— На самом деле времени у меня нет, но я это устрою. А почему вы спрашиваете?

— Потому что они страшно расстроятся, если в последний момент вы вдруг отмените поездку.

— Клянусь, Поппи, завтра мы поедем в зоопарк. Я знаю, что частенько подводил их, но завтра я сделаю невозможное.

— Поверю, когда окажусь в зоопарке, — пробормотала себе под нос Поппи.

Она поджарила кусок мяса, посмотрела Джеймсу в спину, когда он скрылся в библиотеке, неся в одной руке тарелку, в другой — бокал вина, и начала убираться на кухне, засовывая в посудомоечную машину тарелки с явной угрозой для их жизни.

— «Спасибо, выглядит восхитительно, — передразнила она его слова, — вы ангел, Поппи...»

 — Поппи.

Oнa кpyтo повернулась, прижав руку к груди. Щеки стали пунцовыми.

— Обязательно нужно так подкрадываться ко мне?

Джеймс нерешительно улыбнулся.

— Извините. Я не хотел вас напугать. Я зашел взять горчицу.

От ее сердитого взгляда улыбка исчезла.

— Послушайте, Поппи, я сделал что-нибудь не так?

— Вы? — Oнa посмотрела на него с удивлением. — Я решила, что это я сделала что-то не так! Вы едва со мной словом перемолвились после нашей поездки на ферму в воскресенье.

Он издал звук, похожий на стон, и резко повернулся к ней.

«Какие у него усталые глаза, — машинально отметила Поппи, — усталые и несчастные».

— Я обещал вашей матери, что позабочусь о вас. Сказал, что со мной вы в безопасности...

— И это означает, что мы даже разговаривать не можем? — озадаченно спросила Поппи.

— Ну нет, конечно, — вздохнул он. — Это просто означает, что мне трудно с собой справляться. Вы очень привлекательная девушка, Поппи. Нужно быть мертвым, чтобы не замечать этого.

Она вспыхнула, тело словно омыло теплой волной.

— И это все? — спросила она с облегчением.

— Все? — с комическим ужасом повторил Джеймс. — Да стоит мне посмотреть на вас, как мне тут же хочется до вас дотронуться.

— Вы преувеличиваете, — усмехнулась Поппи.

Он выругался, тихо, но отчетливо, и встретился с ней глазами, в которых горел огонь.

— Ладно! Мы ведь оба понимаем, что происходит, но ничего не случится, Поппи. я хочу, чтобы вы это знали. Я не могу предложить вам ни белых кружев, ни клятвенных обещаний.

Поппи удалось рассмеяться, как она надеялась, беззаботно.

— А разве я просила об этом? Вы тоже очень привлекательный, да еще с кучей денег, но минусов у вас гораздо больше, чем плюсов. Нужно быть сумасшедшей, чтобы всерьез привязаться к вам. Провести остаток жизни, разводя по углам вас и мальчишек всякий раз, как вы будете ссориться? Нет уж, увольте! — Она улыбнулась, чтобы смягчить резкие слова. — Думаю, мне лучше помечтать о моем буколическом фермере.

Она надеялась, что смогла одурачить Джеймса. А вот себя одурачить не удавалось. Образ буколического фермера куда-то исчез, растворился в тумане, а на его месте оказался высокий, сильный мужчина с несчастными глазами, который сейчас беспокойно кружил по ее кухне. Черт, по своей кухне! А, не все ли равно!

Поппи засунула руки в карман, чтобы удержаться от со6лазна обнять его.

— Ваш стейк остынет.

Он взглянул на нее, будто возвращаясь к действительности откуда-то издалека. Молча взял горчицу и вышел. Поппи с шумом выдохнула. Она абсолютно права — нужно быть сумасшедшей, чтобы связаться с ним! Но, похоже, именно это с ней и происходит.

— О, черт! — пробормотала она, и повернулась к посудомоечной машине.


— Папа, смотри! Здесь можно купить корм.

— Можно, значит, купим.

Джеймс купил два пакета специальной еды для животных и передал их сыновьям.

Мальчики наслаждались прогулкой. Они перебегали от клетки к клетке с такой скоростью, что Джеймс и Поппи едва поспевали за ними. Несколько раз они возвращались к пингвинам. Особый восторг у них вызвали маленькие пушистые пингвинята, сбившиеся в кучку за низкой загородкой. Совершенно неожиданно, когда Поппи уже не чуяла под собой замерзших ног, мальчики вдруг потеряли интерес к зоопарку.

— Поехали домой, — дружно заявили они.

Похоже, ребята вдоволь набегались, к тому же Джордж пожаловался, что не очень хорошо себя чувствует. Бедняга даже согнулся, будто у него разболелся живот.

Когда они подъехали к дому, мальчишки выскользнули из машины и, забыв об усталости, помчались вверх по лестнице.

— Я замерз, пойду приму ванну, — бросил на бегу Джордж.

— А кто будет снимать куртки? — крикнула им вдогонку Поппи, но оба уже исчезли.

— Странно, — пробормотала она и пошла на кухню.

Джеймс вошел следом.

— Как они? — спросил он.

— Нормально. Но мне кажется, они что-то задумали.

Джеймс пожал плечами.

— Это же дети. Кто их поймет? Как насчет чашки чаю? Ног я не чую, и, кажется, у меня будет воспаление легких. Работать намного легче и приятней, чем гулять.

— Но вам же самому понравилось, признайтесь, — поддразнила его Поппи, и Джеймс коротко рассмеялся.

— И, правда, понравилось. Спасибо, что напомнили.

Поппи заварила чай и налила Джеймсу в чашку. Сверху доносился шум воды и хихиканье мальчиков.

— Похоже, с ними все в порядке, — сказал Джеймс и с довольным вздохом вытянул под столом свои длинные ноги. Сверху раздался визг и шумный всплеск.

Поппи закатила глаза:

— Представляю, сколько мне придется убирать после их возни. Нужно подняться и посмотреть, чем они там занимаются.

— Сначала выпейте свой чай, — улыбнулся Джеймс. — Хуже уже не будет.

Отказать ему, когда он так улыбался, Поппи не могла. Да и ей самой очень хотелось подольше посидеть с ним рядом. Он выглядел таким расслабленным, красивым и уютным... Наверху раздался очередной всплеск, сопровождаемый криком, и Поппи, оставив кружку с недопитым чаем, бросилась к лестнице. Джеймс последовал за ней. Они ворвались в ванную и остолбенели. На мокром полу сидели мальчики, а в ванне плескался абсолютно счастливый южноафриканский пингвиненок.

— О Боже! — с ужасом произнес Джеймс.— Это что еще такое?

— Пингвин, — пробормотал Джордж.

— Я вижу, — неестественно спокойным голосом сказал Джеймс. — Ребята, выйдите отсюда... пожалуйста. Переоденьтесь и ждите меня внизу в гостиной. А вы, Поппи, отвечаете за сохранность этого, — и он показал на маленький пушистый комочек, радостно плавающий в ванне, — ценой вашей жизни!

— Что вы собираетесь делать? — спросила Поппи, когда насмерть перепуганные мальчишки выскользнули из ванной.

— Что делать? Звонить в зоопарк. А потом я доберусь до обоих и сверну им шеи.

Он вышел, а Поппи присела на край ванны, наблюдая за маленькой птичкой. Она потрогала рукой воду, с облегчением обнаружив, что она холодная. Не дать ли пингвиненку чего-нибудь поесть. Хотя, что именно? Не сардины же из банки. Нет, лучше подождать, что скажут Джеймсу в зоопарке.

Ждать пришлось недолго. Джеймс появился в ванной с телефоном в руке и посмотрел на пингвиненка.

— Он выглядит совершенно нормально, — сказал он в трубку. — Да, я очень вам признателен. Конечно, я оплачу все необходимые расходы и счет ветеринара. Да, конечно. Мы не спускаем с него глаз. Он в ванне, и окно закрыто. Холодная ли вода? Сейчас проверю.

Поппи отчаянно закивала, и Джеймс подтвердил эту информацию, затем еще раз извинился и закончил разговор.

— Ох, — сказал он, потирая ухо. — Они там не очень обрадовались. Оказывается, в этом возрасте пингвинята в неволе и так часто болеют, а уж в случае стресса... Вот бедняга.

Поппи протянула к пингвиненку руку, и он клюнул ее в ладонь. Вот вам плата за дружелюбие.

— А чем его кормить? — спросила она, потирая руку.

Джеймс отрицательно покачал головой.

— Мы ничего не будем делать. Они уже едут. Я готов убить этих мальчишек.

Он говорил почти спокойно, но Поппи чувствовала, что он едва сдерживается.

— Знаете, Джеймс, надо будет этого человека из зоопарка попросить, чтобы он серьезно поговорил с ребятами, объяснил им, что они натворили.

Джеймс невесело усмехнулся.

— Боюсь, сначала ему захочется серьезно поговорить со мной. Может, предложить ему заняться их воспитанием? У них наверняка есть свободные клетки.

Поппи улыбнулась в ответ на горькую шутку.

— Почему они это сделали, Поппи?

— Возможно, им нужно какое-нибудь животное в доме.

— Животное? Вы с ума сошли!

— Джеймс, у многих детей есть животные. Разве у вас в детстве никого не было?

Он пожал плечами.

— Старая злющая кошка. У меня был хомяк, так она его съела.

Поппи подавила смешок. Он взглянул на нее.

— Это совсем не смешно. Этот человек из зоопарка был в ярости.

— Еще бы. Но не волнуйтесь, Джеймс, с пингвиненком все в порядке.

— Этого никто не знает. Потребуется не менее трех недель карантина, чтобы выяснить, не подхватил ли он какую-нибудь заразу... Мы должны были догадаться, когда они так дружно заспешили домой. Клянусь, без личного досмотра я их теперь на порог не пущу. А то еще обнаружишь потом в постели тарантула или змею.

Поппи поперхнулась.

— Надеюсь, они ограничатся пингвином. Побудьте здесь с малышом, Джеймс, а я пойду посмотрю, как они там, и накормлю их ужином до приезда этого служителя. Хорошо?

Она спустилась в гостиную. Притихшие и перепуганные, ребята сидели на диване, ожидая неминуемой казни.

— Похоже, на этот раз вы перегнули палку, — сказала им Поппи.

Уильям начал плакать.

— Папа нас убьет, — горестно запричитал он.

— Не думаю, — сухо сказала Поппи. — Хотя ему наверняка этого хочется. И более того, я считаю, что на сей раз вы это заслужили.

— Поппи, поговори с ним, — заныли оба.

Она помотала головой.

— Нет. Вы его дети, и он имеет право призвать вас к порядку. Вы повели себя глупо и легкомысленно и теперь должны сами отвечать за последствия. К сожалению, и за пингвиненка тоже. Теперь он может заболеть и даже умереть. Подумайте об этом, пока мы ждем служителя из зоопарка.

Теперь уже зарыдали оба. Поппи подошла к двери кухни и повернулась.

— А больше вы никого с собой не прихватили?

Заливаясь слезами, они отрицательно помотали головами.

— Я очень рада. — Она ушла на кухню, думая, не слишком ли сурово обошлась с ними.

Ужин еще не был готов, когда раздался звонок у двери.


Человек из зоопарка был предельно серьезен и официален. Кроме того, что ему пришлось бросить все дела и ехать за птенцом, ситуация осложнилась тем, что налицо была кража, причинение страданий живому существу, нанесение эмоциональной травмы молодому животному, за чем почти неизбежно следует серьезное заболевание. Когда он закончил свою речь, близнецы снова были в слезах и жалко бормотали, что никогда в жизни больше не сделают ничего подобного.

— Я должен был бы передать это дело в полицию и навсегда запретить вам посещение нашего зоопарка, но, думаю, мы найдем более разумное решение. Я попрошу вашего отца сделать взнос зоопарку на пожизненное содержание этого пингвина...

Поппи увидела, как Джеймс сжал челюсти.

— Сколько это будет стоить?

— Пятьдесят фунтов в год в течение всей его жизни.

— И сколько они живут?

Человек улыбнулся, откровенно наслаждаясь ситуацией.

— Около тридцати лет.

— Это... это же 1500 фунтов! — трагическим шепотом воскликнула Поппи. Мальчики испуганно раскрыли глаза, но Джеймс не сказал ни слова. Он вынул чековую книжку и в полной тишине выписал чек на 2000 фунтов.

— Вот, пожалуйста, — сказал он, протягивая чек. — Мне очень жаль, что мы причинили вам такое беспокойство. Я надеюсь, что для птенца это обойдется без печальных последствий.

— Я тоже надеюсь. Спасибо за взнос.

Мальчики тенью проследовали за смотрителем до двери. Осмелевший Джордж спросил:

— Можно мы приедем посмотреть, как он будет себя чувствовать? Мы обещаем хорошо себя вести.

— Только если ваши родители не будут спускать с вас глаз, — немного смягчившись, ответил смотритель.

— Я пристегну их к себе наручниками, — сказал Джеймс, — в том случае, если буду настолько туп, что бы снова привести их в зоопарк.

Смотритель забрал клетку с пингвиненком и, кивнув, вышел. Джеймс повернулся к мальчикам.

— А теперь спать.

— Но мы еще не ужинали.

Уильям потянул Джорджа за рукав.

— Пошли быстрей.

Поппи посмотрела на Джеймса. Тот покачал головой. Как жестоко, подумала она, но, с другой стороны, это был непростительный поступок. Может, это наказание пойдет им на пользу.

— Чистить зубы, умываться — и в постель. Я поднимусь к вам через несколько минут, — сказала она им.

Когда за мальчиками захлопнулась дверь их комнаты, Поппи повернулась к Джеймсу.

— Мне очень жаль.

— Жаль? Чего жаль?

Она пожала плечами.

— Это была моя идея.

Он невесело рассмеялся.

— Поппи, это мои дети. И я за них отвечаю. Если они плохо ведут себя в школе, разве мы виним в этом министерство образования?

Она рассмеялась.

— Вы правы. Ладно, ужин готов, я умираю с голода.

Джеймс пошел за ней на кухню.

— Может, все-таки покормить мальчишек? Вам не кажется, что отсылать их в постель без ужина слишком жестоко?

— Жестоко? — Поппи ухмыльнулась. — Думаю, нет. Они счастливы, что так легко отделались. Пусть немного попереживают. А через полчаса можно отнести им по бутерброду, чтобы не чувствовать себя виноватым.

— Виноватым? Почему это я должен чувствовать себя виноватым? Это не я украл бедного птенчика. — Джеймс уселся за стол. — Это была рекордно дорогая прогулка по зоопарку, — заметил он.

Поппи выложила на большую тарелку тушеного цыпленка с овощами и подвинула ее Джеймсу.

— Но вы можете себе такое позволить?

— Думаю, да.

— Тогда скажите себе, что вы сделали доброе дело, и расслабьтесь.

Она поставила на стол свою тарелку, два бокала и налила в них немного вина.

— Будьте здоровы, Поппи, — улыбнулся Джеймс, подняв стакан. Выпив вино, он с явным удовольствием принялся за еду.

— Вас это не испортило.

— Не понял, — взглянул на нее Джеймс.

— Быть богатым — это вас не испортило. Ну, я имею в виду ваши привычки — едите на кухне обычного цыпленка, да еще в компании с няней своих детей. А могли бы битком набить дом прислугой и купаться в роскоши.

Джеймс рассмеялся:

— Это не для меня. И кроме того, Поппи, я не воспринимаю вас просто как няню. Хотя было бы лучше, если бы это было так.

— Зато Элен воспринимает, — выпалила она, не успев подумать.

— Это уж точно, — согласился Джеймс. — Элен окружена прислугой. Она считает, что и у меня должен быть дворецкий, камердинер, водитель и так далее. Я постоянно твержу ей, что мне это не нужно, и, судя по всему, много теряю в ее глазах, не соответствую имиджу, так сказать. Мистер Успех должен быть окружен соответствующими атрибутами могущества.

Он пожал плечами.

— Это не для меня, Поппи, — повторил он. — Мне не нужен парадный дом, я хочу, чтобы в нем было удобно и приятно жить. Вот почему я так ненавижу ту гостиную. Когда вы ею займетесь?

Она внимательно посмотрела на него.

— Вы действительно этого хотите?

— Конечно. Сколько денег вам понадобится?

— Я не знаю. Если менять мебель и ковры — это будет довольно дорого.

— Ну, примерно. Десять тысяч? Пятнадцать?

Поппи рассмеялась.

— Вас частенько пытаются обобрать?

— Пытаются. А почему вы спрашиваете?

— Мне кажется, чтобы разрушить стерильность комнаты, достаточно десятой части этой суммы. Я имею в виду то, что смогу сделать сама: яркую подкладку для штор, окантовку, разноцветные подушки. А вот ковер вы должны будете выбрать сами...

— Зачем? Я доверяю вашему вкусу и вам.

— Доверяете? А вот тут-то речь может идти о тысячах.

Он пожал плечами.

— Поппи, вы меня не будете обманывать, я это знаю. Заказывайте образцы тканей и выбирайте, что вам понравится. Я открою для вас счет, чтобы вы могли поездить по аукционам и присмотреть интересные ковры и что-нибудь из мебели. И заодно получить удовольствие. О'кей?

Это было больше чем «о'кей», это было похоже на сказку и подозрительно напоминало устройство семейного гнездышка.

Она вздохнула и уронила голову на руки. Черт побери Джеймса Кармайкла с его обаянием и мужественностью. И черт побери ее глупые гормоны за то, что ее так к нему влечет.

Она не слышала, как он вошел, но знала, что он здесь. Его руки легко легли ей на плечи, мягко поглаживая напряженные мышцы.

— Вы устали, — прошептал он, — идите спать.

— Не останавливайтесь, — пробормотала Поппи.

Она откинула голову и затылком почувствовала его твердый живот. Его руки скользнули вверх и легли ей на щеки, прижимая голову, потом он нагнулся, и его губы легко коснулись ее рта.

Поппи застонала, перевернулась на стуле и тут же оказалась в его объятиях. Поцелуй все еще был нежным и искушающим. Потом внезапно его сдержанность полетела к черту, и рот стал жадным и требовательным. Поппи почувствовала его горячий язык и совсем потеряла голову. Она прижалась к нему и ощутила дрожь, пробежавшую по его телу. Он был страшно возбужден, и она готова была разрыдаться от надвигающегося разочарования... Мальчики наверху еще не спали, и они с Джеймсом не должны были так обниматься, и вот сейчас он опомнится, и все кончится...

— Черт! — простонал он, отрываясь от ее рта. Он крепко прижал ее к себе, баюкая как ребенка. — Черт! Черт! Черт!

— Ты не должен был давать необдуманных обещаний, — попыталась пошутить Поппи.

Он невесело рассмеялся.

— Не должен. Но раз я обещал, значит, были какие-то причины. Если у меня хватит сил отпустить тебя, я, может быть, вспомню, почему я все это говорил.

Он с трудом оторвался от девушки и, отойдя к окну, стал смотреть в темный сад.

— Я хочу тебя, Поппи, — сказал он тихо и почти спокойно. — Боюсь, я не смогу сдержать данное обещание.

— А почему тебя это беспокоит? — спросила она после секундного замешательства.

— Почему? — Он повернулся к ней, в глазах еще полыхало пламя. — Потому что я тебе не подхожу. Потому что я не могу просто попользоваться тобой. Потому что ты заслуживаешь лучшего.

— Ты несправедлив к себе, — сказала она мягко. — Я взрослый человек, Джеймс. Может быть, ты разрешишь мне самой оценить то, что происходит между нами, то, что нас связывает?

— «Нас» не существует, Поппи. В этом все дело. Моя жизнь достаточно сложна и без того, чтобы мешать дело и удовольствие. Ты нужна мне для мальчиков, и это я сказал твоей матери. Я не могу позволить, чтобы мои или твои желания разрушили то, что у нас уже есть.

— Одно исключает другое?

Он пожал плечами.

— Я не знаю. Я знаю только, что мальчишки и так уже достаточно настрадались за свою короткую жизнь. Ты очень важна для них. Я не могу принести это в жертву своему увлечению и не разрешу тебе это сделать. Мне очень жаль, Поппи. Ты даже представить себе не можешь, как жаль.

Он повернулся и вышел из кухни, оставив ее в полном смятении.


ГЛАВА ШЕСТАЯ


Через несколько дней Джеймс объявил Поппи, что отныне по воскресеньям и понедельникам она должна брать выходные, и, хотя это предусматривалось ее контрактом, она ощутила странное чувство отторжения. Она понимала, что Джеймс настаивает на этом во исполнение политики сохранения дистанции...

— Я постараюсь в субботу возвращаться пораньше, тогда вы сможете уезжать домой уже вечером. В понедельник утром я буду сам отвозить ребят в школу. После уроков ими будет заниматься женщина, которую я нашел с помощью классного руководителя за небольшое вознаграждение, — сухо пояснил он. — Так что вы сможете возвращаться к нам поздно вечером в понедельник, чтобы приступить к работе во вторник утром.

Все было решено. Теперь у нее были свободные дни. Ей бы радоваться...

Первый свободный уикенд пришелся на первую неделю занятий в весеннем семестре. И вечером в субботу Поппи отправилась домой. Она рассчитывала на заслуженный, ленивый, чудесный отдых. Вместо этого она начала жутко скучать. Все дружелюбие родных не смогло заполнить той пустоты, которая образовалась из-за отсутствия Джеймса и детей. И весь воскресный день она бесцельно слонялась по дому, путаясь у всех под ногами. Утром в понедельник, спустившись на кухню, она увидела, что мать нянчится с новорожденным ягненком.

— Что случилось? — спросила она, автоматически обвязывая полотенце вокруг талии, чтобы забрать у матери ягненка. Ягнята всегда были ее заботой.

— Первый ягненок умер, этого отец спас буквально в последнюю секунду, но мы потеряли мать.

— Можем мы найти ему приемную маму?

Одри Тейлор устало улыбнулась.

— Попробуем. А пока пусть побудет здесь, его надо немного побаловать. Может, привезти сюда мальчиков? Пусть повозятся с ним, помогут кормить... Как ты думаешь?

Глупое сердце Поппи подпрыгнуло от радости, но она решила выстоять.

— Они были бы в восторге, но после занятий они остаются с кем-то, Джеймс все организовал.

— Я уверена, что все можно поменять. Ты могла бы привезти их сюда на ужин, им так у нас понравилось в прошлый раз. И кроме того, они почти не видят животных.

Поппи хмыкнула, вспомнив происшествие в зоопарке. Но искушение было слишком велико.

— Хорошо, — услышала она свой голос, — но сначала я должна договориться с Джеймсом.

Она позвонила домой, надеясь застать его до того, как он повезет мальчиков в школу, но телефон был на автоответчике. Чуть позднее она позвонила в офис, но Джеймс был на совещании, и секретарша не знала, когда он освободится. Тогда Поппи решила сама отправиться к нему на работу, причем немедленно, чтобы потом успеть забрать мальчиков из школы. Правда, Джеймс мог и не согласиться.

Внушительное здание компании она нашла без труда, хотя и не бывала здесь раньше. Труднее было проникнуть на стоянку. Однако имя Джеймса Кармайкля произвело на хмурого охранника нужное впечатление.

— Я няня детей мистера Кармайкля, — сказала она, — меня зовут Поппи Тейлор. Вот мои права, а это его машина.

Охранник зашел в свою будку, долго сверялся с какими-то списками, затем вышел, наградив ее на этот раз улыбкой.

— Все в порядке, мисс Тейлор, у этой машины постоянный пропуск. А это ваша карточка посетителя.

И здесь Поппи поняла, каким могущественным и влиятельным человеком был ее босс. Прикрепив карточку гостя к свитеру, она спросила у темноволосой девушки за столиком, как ей найти господина Кармайкля.

— Вам назначена встреча?

— Нет. Я няня его детей. Мне необходимо срочно его увидеть.

Девушка улыбнулась.

— Вы отважная леди. Я слышала, мальчики ужасные сорванцы. Поднимитесь на лифте на третий этаж, кабинет господина Кармайкля в конце коридора.

Поппи пошла в указанном направлении, недоумевая, кто мог сказать о мальчиках, что они ужасные?

Элен? Возможно.

На третьем этаже ее ожидало новое препятствие. На этот раз секретарша — рыжеволосая, очень хорошо одетая девица. Поппи стало неловко за свои джинсы и грубые ботинки, но она напомнила себе, что секретарше не нужно будет забирать из школы двух маленьких хулиганов и ехать на ферму кормить ягненка.

— Он на совещании, — холодно сообщила рыжеволосая.

— Он всегда на совещании. Не могли бы вы попросить его выйти на секунду, у меня к нему очень важное дело.

Девица покачала головой.

— Я не могу прерывать важное совещание.

В Поппи словно бес вселился.

— Тогда я сама это сделаю, — сказала она и рывком открыла дверь, не слушая протесты рыжеволосой секретарши.

Увидев Поппи, Джеймс на полуслове прервал свою речь и, извинившись перед собравшимися, быстрыми шагами направился к девушке. За спиной Поппи клокотала от негодования секретарша.

— Поппи, какого черта? Что случилось?

— Джеймс, извините, ваша секретарша не решалась прервать вас, вот мне и пришлось войти без разрешения.

Джеймс улыбнулся рыжеволосой, прервал ее извинения и отослал назад на рабочее место. Затем повернулся к Поппи.

— Что они натворили на этот раз?

— Ничего. Расслабьтесь, — тихонько рассмеялась она и продолжила торопливым шепотом: — У нас родился ягненок, его мать умерла. Мы подумали, что мальчикам будет интересно покормить его, и я прошу у вас разрешения забрать их после школы на ферму, поужинать там и позднее вернуться вместе домой. Можно?

Джеймс ухмыльнулся.

— Кормление осиротевшего ягненка — звучит очень заманчиво. А мне можно с вами? — спросил он мягко.

Поппи открыла рот.

— Ну конечно. Но вы же заняты. Эти люди...

— Они сами справятся. Мы уже почти закончили.

Он повернулся к сидящим за длинным столом людям, которые наблюдали за происходящим с откровенным любопытством и удивлением.

— Извините, леди и джентльмены, у меня важное и срочное дело. Это касается моих детей. Элен, займите, пожалуйста, мое место. Прошу вас согласовать оставшиеся детали.

— Конечно, — ответила Элен после секундной паузы, — дети — прежде всего.

Оказавшись в приемной, Джеймс подмигнул секретарше:

— Оставайтесь на посту, Сью, а я поехал кормить ягненка. До завтра.

Поппи чуть не поперхнулась от смеха, увидев выражение лица бедной девушки.

— Вы видели, как она на вас посмотрела? Она не верит, что вы можете такое себе позволить, — заметила Поппи в лифте.

Джеймс ухмыльнулся.

— Сказать тебе правду, Поппи? Я и сам не верю, но это так здорово.

У Поппи заколотилось сердце.


Мальчишки просто обалдели от ягненка. Одри пришлось отобрать его у них, когда его маленький живот надулся от выпитого молока до опасных размеров. Ягненка надо было спасать от их неуёмной любви.

— Ему надо спать, — сказала она ласково, но твердо, и устроила малыша под обогревательной лампой в углу небольшого загона, куда обычно помещали новорожденных ягнят с их мамами. Он жалобно заблеял, и Поппи увидела, как переглянулись мальчишки.

— А можно его взять с собой? — спросил Уильям.

Поппи отрицательно покачала головой.

— Нет. Он должен привыкнуть к холоду. С ним все будет в порядке.

Когда они возвращались в дом, Одри плотнее запахнула пальто и поежилась.

— Ну и ветер, достает до костей. К ночи опять обещали снег.

— Опять? — удивилась Поппи. — Я думала, со снегом покончено.

— Выходит, нет. Пошли побыстрее, ребята. Погреетесь у печки, и будем ужинать.

— А можно, мы потом еще раз его покормим? — спросил Джордж.

— Попозже, — согласилась Одри. — Сначала нужно накормить всех вас. Поппи, дорогая, позови братьев, они в коровнике.

Все собрались возле большущего обеденного стола и с аппетитом принялись за чудесно пахнущее жаркое и салат. Поппи наблюдала, с каким удовольствием Джеймс ест эту простую еду, и в который раз удивлялась тому, что он ведет себя совсем не так, как подобает могущественному магнату, стоящему во главе империи. Ему явно не хотелось уезжать, он пил уже вторую чашку кофе и, похоже, искал предлог, чтобы еще задержаться. В девять часов отец Поппи вышел в последний раз проверить скотину. Минут через двадцать он вернулся и, быстро захлопнув за собой дверь, отряхнул снег с сапог.

— Боюсь, вам сегодня до дому не добраться. Так метет — ничего не видно.

— Метет? — переспросил Джеймс. Он встал и, подойдя к задней двери, распахнул ее. Секунду он с удивлением всматривался в непроглядную мглу на дворе, потом захлопнул дверь и повернулся к Поппи. — Сплошная стена снега. Отсюда не видно даже коровника.

— Значит, вы остаетесь на ночь. Поппи, мальчики могут лечь вместе в свободной комнате, — сказала Одри, — а Джеймс — в комнате рядом с твоей. Кровать там не очень широкая, но удобная, и это все же лучше, чем на всю ночь застрять в каком-нибудь сугробе.

— Не хочется доставлять вам столько хлопот, — начал было Джеймс, но его прервали радостные вопли мальчиков.

— А я не разрешу вам тащить детей домой в такую погоду, — решительно добавила Одри. — Поппи, дорогая, помоги мне застелить постели.

— Мы с Поппи прекрасно справимся с этим сами, — неожиданно сказал Джеймс.

Одри взглянула на него с удивлением.

— Я умею стелить постели, — улыбнулся Джеймс.

— Но вы целый день работали и наверняка устали.

— А вы не устали?

— Сдаюсь. Поппи, ты знаешь, где лежит белье. Вперед!

Поппи кивнула и повела Джеймса наверх. Взглянув на сплошную стену снега за окном, Поппи поняла, что к утру ферма будет отрезана от всего мира. Белая пелена покроет двор, поле напротив и дорогу, придется Тому садиться на трактор и расчищать выезд. Поппи подумала, что надо будет упросить Тома не торопиться освобождать их из снежного плена, чтобы Джеймс смог подольше побыть здесь с мальчиками... и с ней.

На лестничной площадке она достала из огромного шкафа хрустящие накрахмаленные простыни и проводила Джеймса в комнату мальчиков. Они быстро застелили кровати для близнецов и перешли в маленькую комнату рядом со спальней Поппи. Между комнатами была дверь, и Джеймс задумчиво посмотрел на нее.

— Я буду здесь в безопасности? — пробормотал он, улыбаясь.

Поппи встретилась с ним взглядом, и ее глупое сердце заколотилось.

— В безопасности? — переспросила она с легкой гримасой. — Думаю, да. Если только вы не боитесь пауков.

Он хмыкнул.

Они спустились вниз и нашли всю компанию в гостиной. Том и мальчики улеглись на ковре возле камина вместе с Бриди, которая, радуясь вниманию, развалилась, подняв кверху все четыре лапы и высунув от восторга язык.

— Ох, и нахальная же ты собака, — добродушно проворчал Том, и Бриди радостно застучала хвостом по полу.

Поппи посмотрела на часы, а потом, многозначительно, на мальчиков.

— Ну, Поппи, еще рано, — заныл Джордж. — Вот и Бриди еще хочет поиграть. И потом, нам нужно покормить ягненка.

— Да, бедный Гектор, — подключился Уильям. — Он такой голодный и замерзший...

Смех Поппи прервал их стоны.

— После вашего обеда малыш еще не скоро проголодается, а под нагревательной лампой ему будет очень тепло. Все. Идем спать.

Уложив мальчиков, Поппи спустилась вниз. Братья уже ушли, вскоре родители тоже отправились спать, наказав покормить в последний раз ягненка и вывести перед сном собаку.

— Если мы пойдем спать чуть позже, мы их не побеспокоим? — спросил Джеймс.

— Нет, — она помотала головой, — если не будем играть в шумные игры. — Поппи вытащила из корзины вышивку. — А почему вы спрашиваете?

Он встретился с ней взглядом.

— Потому что я хочу просто посидеть здесь с тобой возле огня и...

— И?

Он пожал плечами.

— Просто посидеть.

— Как романтично, — улыбнулась Поппи.

Он тихонько засмеялся. Смех был теплый и какой-то домашний. Он поднялся с кресла и пересел к ней на диван. Поппи сидела, поджав под себя ноги, и он положил их к себе на колени и обеими ладонями сжал ее маленькие ступни.

— Ты замерзла, — сказал он, растирая ей ноги. — Почему ты бегаешь без тапочек?

— Не люблю тапочки.

Он нагнул голову и, оттянув резинку носка, дохнул внутрь. Дыхание его было таким же горячим, как и взгляд, и Поппи почувствовала, что больше не может это выносить.

— Джеймс... — начала она и сама не узнала своего голоса.

Он поднял взгляд и увидел, как от частого дыхания поднимается и опускается ее грудь под стареньким свитером. Потом он посмотрел ей в глаза, жар ее желания не уступал его собственному. Она опустила ноги на пол и встала, бросив забытое вышивание в корзину.

— Нам надо накормить Гектора, — сказала она каким-то чужим голосом. Щелкнув пальцами, она позвала Бриди и вышла на кухню, старательно избегая взгляда Джеймса. Быстро накинув теплую куртку, она протянула ему отцовский анорак.

— Если хотите пойти со мной, наденьте это, — сказала Поппи и, открыв дверь, шагнула в круговерть метели. Воющий ветер бросал им в лицо острую снежную крупу, и она, наклонив голову, побежала через двор. Бриди бежала рядом, Джеймс следом. Задохнувшись от резкого ветра, они буквально ввалились в теплую овчарню. Поппи включила свет и встряхнула головой, освобождаясь от снежинок. Стряхивая снег с плеч, Джеймс пробормотал:

— Какой сухой, боюсь, это надолго. Такой снег не скоро растает.

Поппи кивнула.

— К утру из-за этого снега мы будем отрезаны от дороги. — Она встретилась с ним взглядом. — Это будет для нас серьезным осложнением?

Он пожал плечами.

— Не думаю. У вас есть факс?

Поппи хмыкнула.

— Мы бедные фермеры, Джеймс. Какой там факс!

Он улыбнулся немного растерянно, и ей стало неловко за такое бессовестное вранье. Правда, это была ложь во спасение. Если бы он узнал, что кабинет у них буквально напичкан компьютерами и уже несколько лет есть выход в Интернет, он бы засел за работу, и тогда прощай надежда на то, что он проведет целый день с мальчиками и с ней... Она тут же задушила свою вину в зародыше: он заслужил долгий ленивый день. Пусть Фризби отрабатывает свою высокую зарплату, закрывая амбразуру.

— Элен справится, — сказала она ободряюще.

Быстро перехватив волосы резинкой, Поппи взяла маленькое ведерко и зашла в один из загонов. Встав на колени, с привычной сноровкой подоила старую, терпеливую овцу, перелила молоко из ведерка в бутылочку, надела соску и шагнула в загон для ягнят. Взяв на руки сонного Гектора, она уселась на кучу соломы и посмотрела на Джеймса.

— Хотите посидеть с нами? — спросила она, кивнув на место рядом с собой. Он секунду колебался, потом поддернул свои дорогие брюки и неловко забрался в загон. Подозрительно взглянув на кучу соломы, он уселся рядом. Повернуться было негде, и Джеймс одной рукой обнял ее за плечи. Секунду он был в напряжении, потом вздохнул, расслабился и, крепче обняв ее, легонько погладил плечо и шею. Поппи почувствовала тепло, разливающееся по всему телу, и что-то еще, что ей не хотелось сейчас анализировать. Ей было хорошо, ей было просто замечательно! Она попыталась сосредоточиться на ягненке. Он был голоден и тыкался мордочкой в бутылку, требуя еды. Поппи вложила соску в маленький жадный рот и улыбнулась.

— Ну что, так лучше? — спросила она его ласково.

— И мне тоже так лучше, — прошептал ей на ухо Джеймс.

С довольным вздохом она откинула голову ему на плечо и закрыла глаза. Пахло овцами, соломой, в полумраке овчарни все казалось каким-то нереальным. Но самым удивительным было то, что ее обнимали крепкие мужские руки и она чувствовала себя защищенной.

Гектор опустошил бутылочку и тут же заснул у нее на коленях. Поппи слегка повернула голову и взглянула на Джеймса.

— Все в порядке? — спросил он. — Он закончил?

— Да.

— Хорошо. Теперь моя очередь.

Он поднял ладонью ее подбородок, и его губы мягко н сладко коснулись ее губ. В ней тут же взорвался огненный шар, и со сдавленным стоном она прижалась к сидевшему рядом мужчине, утонув в этом волшебном поцелуе. Руки ее ласкали его шею, пальцы запутались в его волосах. Она наслаждалась ощущением упругих шелковистых кудрей и не могла насытиться этим ощущением, хотя и понимала, что дальше этого поцелуя и ласк идти нельзя. Как будто прочитав ее мысли, Джеймс неохотно поднял голову и поцеловал ее в бровь.

— Нам нужно выбираться отсюда, — пробормотал он хрипло.

— Да. Сейчас. Еще секундочку. — Она все еще медлила, наслаждаясь ощущением близости его большого горячего тела. Наконец она отодвинулась, со вздохом переложила спящего Гектора под лампу, взбила солому, соорудив вокруг него что-то вроде гнезда, потом встала, отряхивая с куртки приставшие соломинки. Джеймс вышел за ней следом из загона. Она подозвала Бриди, и они пустились бежать по заснеженному двору, пряча лица от колючего снега. Со смехом они ввалились на кухню, стряхивая снег друг с друга. Сняв куртку, Поппи подошла к горячей печке, прижалась к ней спиной и насмешливо улыбнулась Джеймсу.

— Спорим, утром в офисе вы и подумать не могли, что вечером окажетесь в овечьем загоне?

— Да уж. Такого я не предполагал. Но это действительно замечательное развлечение. А некоторые моменты были просто восхитительны.

Щеки у Поппи вспыхнули. Она отвернулась и тут же схватилась за чайник.

— Как насчет чашки чаю перед сном?

— А какао? — с надеждой спросил Джеймс.

— Конечно.

Приготовив какао, она уселась на стул, положила ноги на другой, стоящий рядом, и удовлетворенно вздохнула. Надо будет сказать Тому, чтобы он спозаранку не вздумал расчищать дорогу.

— Расскажи мне о ферме, — попросил Джеймс.

В одной руке у него была кружка с какао, другой он поглаживал собаку. И Поппи начала рассказывать, сколько у них акров земли и что они выращивают, сколько у них скота и какие изменения произошли со времени ее детства. Он слушал с явным интересом. Неожиданно Поппи зевнула и только теперь почувствовала, как же она устала за день. Да и родители, пока в доме все не затихнет, не заснут, так что самое разумное было отправиться спать.

Она показала Джеймсу дверь ванной комнаты и на прощание взглянула на него. Ей так хотелось поцеловать его, но лучше было этого не делать. Одного поцелуя мало, а внизу родители, без сомнения, прислушиваются к каждому шороху и звуку.

— Спокойной ночи, Джеймс, — сказала она с вымученной улыбкой, повернулась и тихонько закрыла за собой дверь. Она услышала, как он вошел в свою комнату, потом шаги приблизились к двери, соединяющей их комнаты. У нее замерло сердце. Дверь открылась, и она увидела в темноте силуэт.

— А как же поцелуй на ночь? — с притворной обидой прошептал он.

Сопротивляться этому голосу она не могла. Да и не хотела. Он протянул руки, и она с радостью очутилась в его объятиях. И вот уже снова ее пальцы запутались в его волосах. Он нашел ее рот, ощутив вкус какао и сливок, она вздохнула и прижалась к нему ближе. С глухим стоном Джеймс одной рукой обхватил ее затылок, другой — спину и с такой страстью впился ей в губы, что у нее подкосились ноги. Наконец он оторвался от нее. Поппи подняла глаза. Джеймс смотрел на нее с какой-то странной жаждой во взоре. Значит, не только она нуждается в нем, но и он в ней, и было в этом что-то неожиданное, глубокое, будто им теперь не жить друг без друга...

— Я люблю тебя.

Она произнесла эти слова? Или он? Или они бились внутри и не прозвучали на самом деле?

— Доброй ночи, Мэри Поппинс, я увижу тебя во сне, — пробормотал он, сделал шаг назад, и дверь за ним закрылась, тихо и окончательно.


Должно быть, он сошел с ума. Нужно было остаться в офисе, подальше от этой сирены с мелодичным голосом, женственным телом и невероятно чувственным ртом! Он застонал, зарывшись в подушку, тело вновь напряглось, как у подростка. Он хотел ее. Она была совсем рядом, стоит встать, сделать три шага и открыть дверь... А понимает ли она, что теперь дома все будет иначе? Там нет дверей, которые будут разделять их. Он обещал ее матери не заводить с ней интрижку. Готов он предложить ей что-то большее? Это был очень серьезный вопрос. Джеймс ощутил беспокойство и растерянность. Может, лучше держать все двери закрытыми и сейчас, и в будущем? Он не был уверен, что готов к последствиям, если одна из них откроется и он вступит в непредсказуемое будущее.


Утро было чудесным. Ночной ветер намел высоченные сугробы. Ворота гаража, где стояли машины и трактор, были завалены до середины. Сквозь тучи пробилось солнце, снег сверкал так, что слезились глаза.

И, несмотря на сугробы, пахло весной.

Поппи была счастлива: Джеймс проведет целый день с мальчиками, а вечером они все снова соберутся возле огня и дружелюбная атмосфера ее дома поможет ему отвлечься и расслабиться.

Ей с трудом удалось накормить мальчишек завтраком, так они рвались к «своему» ягненку. Кормить его было еще рано, и Поппи предложила им слепить снеговика. В конце сада, где была ровная площадка, они быстро скатали два больших шара, сверху поставили один маленький, нашли угольки для глаз, щепочку для носа.

Поппи притащила кусочек свеклы, получился ухмыляющийся рот, на голову нахлобучили старую шляпу, обмотали шею шарфом — и снеговик был готов!

— Замечательно, — сказал Джеймс, — жаль, нет фотоаппарата.

Поппи тут же сбегала за камерой, и Одри запечатлела четыре счастливые физиономии рядом с нахальной улыбкой снеговика. Потом мальчишки устроили бой снежками, и это тоже зафиксировала камера, а также тот момент, когда Джеймс за какую-то провинность засунул визжащей Поппи снежок за шиворот.

«Такие фотографии показывают внукам», — грустно подумала Поппи.


ГЛАВА СЕДЬМАЯ


Только наутро следующего дня Тому и Питеру удалось вызволить трактор из занесенного гаража и расчистить короткую дорогу, ведущую к деревне. Путь был свободен, и Джеймс смог благополучно вырваться из снежного плена.

Без него стало пусто, однако Поппи тихонечко решила про себя, что это даже к лучшему: можно хоть немного передохнуть от тех ощущений, которые переполняли ее, когда она две ночи подряд ворочалась в постели, зная, что Джеймс совсем рядом за стеной. Мальчикам Поппи сказала, что после завтрака они отправятся в школу, и тут же последовал взрыв протеста.

— Не стоит, — ныл Джордж, который всегда первым озвучивал их совместные решения. — Пока мы туда доберемся, останется всего два урока. Давайте побудем здесь до завтрашнего утра.

— Подождем следующего снегопада? — улыбнулась Поппи.

— А что, обещали? — с надеждой спросил Уильям.

— Heт. Пошли в последний раз покормим Гектора и отправимся в школу. Если мы поторопимся, успеем к игровому часу.

— Мы и здесь можем поиграть, — резонно заметил Джордж. — А как Гектор будет без нас скучать!

— И Бриди тоже будет скучать, — горестно добавил Уильям, почесывая ее за ухом.

Поппи виновато посмотрела на собаку, которая махала хвостом от переполнявшего ее счастья. А что, если взять Бриди с собой? Как отреагирует Джеймс? А вдруг он рассердится? Правда, похоже, собака ему нравится, он с ней очень ласков. А Бриди — та его просто обожает. Рискнуть?


Поппи оставила мальчиков возле трактора «помогать» Тому и отправилась на кухню к матери. Одри очень понравилась ее идея.

— Думаю, для ребят это будет очень полезно.

— А для Джеймса?

— А для Джеймса еще полезнее. Отличная идея. Забери ее прямо сегодня.

Бриди, словно понимая, что речь идет о ней, лукаво посматривала на обеих хозяек. Поппи рассмеялась.

— Ладно, бездарный охотник, поедешь сегодня с нами, только обещай вести себя прилично.

— А вот это вряд ли, — улыбнулась Одри.

Поппи отвезла обалдевших от этой новости мальчишек в школу и вернулась за Бриди. Собака была в полном восторге, правда, в этом состоянии она пребывала большую часть своей жизни. Поппи погрузила в машину ее постельку, видавшее виды одеяло, миски, игрушки, потом заставила возбужденно повизгивающую Бриди лечь на толстое одеяло на заднем сиденье и отправилась в Норвик.

Рассердится Джеймс или нет? Ну что же, Бриди, если я почувствую, что он действительно недоволен, придется тебе вернуться на ферму...


Джеймс в полном изумлении застыл на пороге холла. Откуда-то из задней части дома доносился отчаянный лай, а на мраморных плитках пола виднелись следы грязных собачьих лап.

— У нас нет собаки, — пробормотал он. — Или есть?

С замирающим сердцем он прошел на кухню, и тут же к нему кинулось что-то рыжее и лохматое. Две грязные лапы уперлись ему в грудь, он не успел увернуться, и мокрый собачий нос ткнулся ему в лицо.

— На место, дрянная собака! — закричала Поппи, и Бриди, проведя грязными лапами еще и по брюкам Джеймса, послушно легла у его ног.

«Еще один костюм нужно отдавать в чистку», — обреченно подумал Джеймс и встретился взглядом с обеспокоенными глазами Поппи.

— Бриди? — спросил он с некоторым облегчением. — Слава Богу, а то я уж решил, что вы тут без меня завели собаку.

Мальчики заерзали на стульях, а Поппи отвела взгляд. Джеймс угрюмо ждал ответа. Поппи кашлянула и попыталась улыбнуться.

— Ну, в некотором роде мы именно это и сделали.

Он вновь почувствовал тревогу.

— Как это?

На этот раз она улыбнулась смелее, похоже, первый испуг прошел.

— Ну, мы же говорили, что мальчикам нужно какое-то животное, вот мы и подумали, что можно попробовать Бриди. Вы так хорошо с ней ладите.

От удивления Джеймс не сразу нашел что ответить.

— Животное? Да, конечно, мы говорили. Но я думал, что речь идет о хомячке или о рыбках, о чем-то маленьком...

Он взглянул на Бриди, которая все так же лежала у его ног, постукивая хвостом по полу и умильно заглядывая ему в глаза. Он опустил руку, Бриди моментально вскочила, и холодный собачий нос ткнулся ему в ладонь. Машинально Джеймс погладил собаку по голове, и напряжение, в котором пребывали Поппи и мальчики, улетучилось, как воздух из проколотой шины. В углу возле плиты лежала постель Бриди, и выглядело это так, будто и собака, и ее постелька были тут всегда.

— О Боже! — Джеймс упал на стул, посмотрел на часы и строго спросил: — Почему вы до сих пор не в постели?

— Поппи сказала, что мы можем подождать тебя, если ты вернешься не очень поздно.

Он встретил взгляд Поппи, задиристый и немного виноватый.

— Все средства хороши, да, Поппи? — ласково поддразнил он.

Щеки у девушки вспыхнули, и он понял, что попал в точку.

— Они прямо сейчас отправляются наверх, — сказала она торопливо и посмотрела на мальчиков. Те тотчас исчезли.

— Миссис Криппс это не понравится, — сказал Джеймс в повисшей тишине.

Поппи не ответила, и ему стало ясно, что это ее не особенно волнует. Он вновь взглянул на собаку, растянувшуюся на полу у ног девушки. Разрешить им, что ли, оставить псину? Ну что, в самом деле, такого ужасного может натворить это безобидное существо?!


Поппи!!!

Сердце Поппи ушло в пятки. За три прошедших дня она уже привыкла, что так Джеймс зовет ее, обнаружив очередное преступление Бриди. Джеймс спускался по лестнице, неся в руках выходные туфли, у которых теперь отсутствовали шнурки, а на гладкой дорогой коже виднелись глубокие следы собачьих зубов.

— О Боже! — Поппи закрыла глаза. Открыла. Ничего не изменилось. Она вздохнула, подумав, что еще немного, ей придется работать бесплатно. — Извините. Я думала, что закрыла дверь.

— Выходит, нет. Если только это создание не умеет само открывать двери.

— Нет. Такие круглые, с кнопкой не умеет, а простые — да. Она просто ударяет по ним лапой.

— Слава Богу, что не все ей доступно. А можно попросить получше присматривать за ней? Чтобы, возвращаясь вечером, я мог быть уверен, что найду свой дом на прежнем месте и в прежнем виде?

Поппи тяжело вздохнула.

— Мне, правда, очень жаль. Я буду с ней построже, придется всерьез взяться за ее воспитание.

Джеймс пробормотал что-то насчет того, что это нужно не только собаке, и пошел наверх с погубленными туфлями. Поппи вернулась на кухню и села на пол рядом с безмятежно спящей собакой. Та выглядела абсолютно невинно.

— От тебя одни проблемы, — сказала Поппи сурово.

Собака открыла один глаз и стукнула хвостом по полу.

Поппи едва удержалась, чтобы не погладить ее. Она встала и пошла к плите помешать соус для спагетти. Джеймс неслышно появился у нее за спиной и потянул носом.

— Пахнет замечательно. Жаль, меня не будет к ужину.

Поппи удивленно взглянула на него.

— А что случилось?

— Еще одно совещание с владельцами бирмингемской фирмы. Начнем вечером и продолжим завтра утром. — Он вздохнул и потер сзади шею.— Извини, мне надо было тебя предупредить заранее, чтобы ты не готовила на мою долю.

— Не в этом дело, — прервала его Поппи. — Просто сегодня пятница, и мальчишки с утра планировали, чем они вместе с вами займутся в эти выходные. А теперь именно мне придется сказать им, что вас опять не будет.

Он с досадой выдохнул, и Поппи почувствовала себя виноватой за то, что так на него давит.

— Кто организовывал эту встречу? — спросила она небрежно.

— Что? А, Элен. Она организует все мероприятия.

— Тогда все ясно, — пробормотала Поппи сквозь зубы и с такой яростью начала перемешивать соус, что обрызгала кастрюлю и свой свитер. Сорвав с крючка полотенце, она начала оттирать пятна. Руки Джеймса ласково легли поверх ее рук, он отобрал у нее полотенце и вытер пятно соуса у нее на подбородке.

— Не сердись на меня, Поппи, — взмолился он: — Я стараюсь бывать дома как можно чаще.

— К сожалению, ваши старания безуспешны, — пробормотала она. Его пальцы удерживали ее подбородок, пока он стирал еще одно пятно на щеке.

— Клянусь, завтра я разделаюсь с этой встречей как можно быстрее, — улыбнулся он, и голос его звучал вполне убедительно. Невозможный человек! Поппи невольно улыбнулась в ответ. — Не хмурься, морщинки появятся, — прошептал он, придвигаясь ближе, а потом наклонил голову и коснулся кончиком языка ее верхней губы.

— Соус, — сказал он, как бы объясняя свои действия, и вдруг уже без всяких объяснений или извинений вновь наклонил голову и поцеловал ее.

Поппи забыла о соусе, о чертовой встрече, о том, что она на него сердита, — она чувствовала только его горячие губы и прикосновения его языка. Она забыла бы и свое имя, если бы Джеймс не повторял его, как заклинание, между поцелуями, прижимая ее к себе все крепче и крепче. Этот горячий шепот сводил Поппи с ума.

Резкий телефонный звонок заставил их оторваться друг от друга. Джеймс снял трубку и хрипло произнес свое имя, потом откашлялся и продолжил более спокойно:

— Да, Элен. Хорошо, я попробую его найти. Кстати, подготовь все для встречи так, чтобы я смог освободиться завтра как можно раньше. Почему? Мне нужно побыть с мальчиками. Да, я знаю, но тот снегопад случился не по моей вине. Да, я мог бы там и не оказаться, но я оказался... Нет, Элен, я совершенно реально оценивал ситуацию... — Голос Джеймса звучал терпеливо, пожалуй, несколько демонстративно терпеливо...

Поппи отвернулась. Она бы показала этой властолюбивой особе, где ее настоящее место! Неужели Джеймс не видит, чего она на самом деле добивается?

Поппи сжала зубы, приказав себе успокоиться.

Джеймс повесил трубку, но Поппи не повернулась к нему. Она не знала, как себя вести после поцелуя. У нее горели губы и дрожали колени... Может, и к лучшему, что его не будет дома сегодня вечером? Будет время прийти в себя и, забравшись с книгой в постель, поразмышлять о мистере Джеймсе Кармайкле и его замечательном умении целоваться...


Поппи!!!

— О Боже, что на этот раз? — Поппи отшвырнула полотенце и бегом кинулась вверх по лестнице.

Дверь в спальню Джеймса была открыта, вопли неслись из ванной комнаты. Поппи, не задумываясь, влетела туда и замерла на пороге. В одном конце огромной ванны сидел голый Джеймс, а в другом плавала совершенно счастливая Бриди, гоняя носом губку... Поппи не знала, что делать: то ли наслаждаться зрелищем крепкого загорелого тела хозяина дома, то ли тащить Бриди из ванны. Но тут Бриди подплыла к Джеймсу, тот вскочил на ноги и, схватив полотенце, буквально выпрыгнул из ванны. Бриди последовала за ним, прошлепала на середину комнаты и начала отряхиваться. В этот момент на сцене появились Джордж и Уильям, которые при виде происходящего тут же спрятались за спину Поппи. Джеймс держал полотенце перед собой, пытаясь защититься от брызг.

Для Поппи это было уже слишком! Она съехала по стенке на пол, задыхаясь от хохота.

— Почему в моей ванне постоянно бултыхаются какие-то животные?! — возмущенно кричал Джеймс. — Сначала чертов пингвин, а теперь эта безмозглая тварь!

— Она не тварь, — хором вступились мальчики.

Поппи поняла, что пора убирать виновницу с места преступления, схватила в охапку собаку и бросилась вон из ванной комнаты. Бриди решила, что это такая новая замечательная игра, и, когда Поппи на лестнице выпустила ее из рук, начала скакать вокруг девушки и радостно лаять. Поппи утащила собаку на кухню, насухо вытерла, выговаривая ей за поведение, но собака лишь виляла хвостом и норовила лизнуть хозяйку в нос. А когда в дверях появился Джеймс в туго завязанном банном халате, Бриди бросилась к нему с приветствиями. Поппи так и осталась сидеть на стуле, не решаясь поднять глаза, хотя самым разумным сейчас было бы подняться, извиниться и предложить ему что-нибудь выпить, чтобы хоть немного разрядить обстановку. Наконец, собрав в кулак все свое мужество, она встала и посмотрела ему в глаза. Ей показалось, что в их шоколадной глубине промелькнул какой-то огонек.

Она робко улыбнулась.

— Мне очень жаль, что так случилось. Я должна была вас предупредить. Мы все дома запираем дверь, когда моемся, — Бриди очень любит принимать ванну, и ее не беспокоит, если там уже занято.

Это был не просто огонек, это была почти улыбка. Джеймс отвернулся, пытаясь сохранить серьезность.

— Я это заметил, — сказал он сухо. — Полагаю, бесполезно посылать ее на какие-нибудь собачьи курсы, чтобы научить пристойно себя вести?

Что ж, по крайней мере он не отправляет ее на ферму, что было бы только справедливо.

Поппи открыла бутылку красного вина, налила бокал и поставила его перед Джеймсом.

— К сожалению, это действительно бесполезно. Мы пытались, но ее выгнали из собачьей школы, потому что она так радовалась всему, что отвлекала других собак. Правда, тогда ей было всего пять месяцев.

Джеймс скептически посмотрел на Поппи.

— А что изменилось с возрастом?

— Ничего. Мы вынуждены были признать, что выдрессировать нашу собаку невозможно.

— Зато она нежное и любящее существо, — сказал Джеймс задумчиво, с очевидной симпатией глядя на собаку. Поппи чуть не упала со стула. Бриди, словно почувствовав изменившееся настроение, примостилась сбоку и, положив ему на колени мокрую голову, одарила его таким умильным взглядом, что Поппи была вынуждена отвернуться, чтобы вновь не расхохотаться.


Становилось теплее. Весеннее солнышко согревало землю днем, хотя по ночам все еще было холодно.

Поппи ездила на аукционы, подыскивая вещи для гостиной, занималась с мальчиками, пыталась дрессировать Бриди и мечтала хоть иногда побыть с Джеймсом наедине. Он был то в Бирмингеме, то в Нью-Йорке или Токио на каких-то переговорах, то задерживался допоздна в офисе. Похоже было, что тот многообещающий поцелуй, которым они обменялись в доме ее родителей, никак не повлиял на дальнейшее развитие событий.


Столик был само совершенство. Поппи отошла немного назад и решила, что это именно то, что нужно. Славный небольшой письменный стол с симпатичными ящичками и кожаным верхом, слегка потертым, с чернильными пятнышками.

Это будет последний штрих, решила Поппи и подняла руку. Аукцион продолжался, и Поппи пришлось поднимать руку снова, и снова, и снова...

Прямо из фойе аукционного дома она позвонила Джеймсу.

— Я только что удвоила сумму, запланированную для покупки мебели в гостиную, — сказала она ему.

— Надеюсь, это разумная трата?

— Я тоже надеюсь, — рассмеялась Поппи. — Иначе мне придется несколько месяцев работать бесплатно, чтобы вернуть деньги.

— Едва ли это понадобится. Если тебе это нравится, то и мне понравится, я уже говорил тебе, Поппи.

Вот это доверие! Поппи хотелось надеяться, что она его оправдает. Столик загрузили в ее машину, сверху она укутала его одеялами. Только бы он понравился Джеймсу!


Миссис Криппс была дома и помогла Поппи распаковать столик.

— У него медные ручки, — фыркнула она. — Их нужно натирать?

— Не очень часто, — успокоила ее Поппи.

На фоне светлой стены столик выглядел безупречно.

Поппи оживила чопорные шторы пестрой подкладкой с цветочным рисунком в стиле кантри. Одно окно было готово. Поппи разложила на полу шторы для второго окна, но тут подошло время ехать за мальчиками. Она дала им сок с куском фруктового пирога и выпроводила в сад вместе с Бриди.

— Можно мы пойдем в лес? — на ходу спросил Джордж.

— Ни в коем случае. Без меня в лес нельзя. И присматривайте за Бриди, чтобы она не выбежала за калитку.

Поппи вернулась в гостиную, села в кресло и стала вручную пришивать подкладку. Она выглянула в окно: мальчишки гоняли по саду, Бриди крутилась у них под ногами. Поппи улыбнулась, возвращаясь к шитью.

Она уколола палец и тихонько выругалась. Пожалуй, пора сделать перерыв и пойти проверить, как там мальчики. Она отложила шторы в сторону, прошла через кухню к двери, надела теплый жакет и только взялась за ручку двери, как та распахнулась и в прихожую ввалился Уильям. Из царапины над глазом сочилась кровь, он вцепился в Поппи обеими руками.

— Поппи, пошли скорее, Джордж — он упал с дерева.

Не отпуская девушку, он поволок ее на крыльцо, всхлипывая на ходу. Бегом они бросились к распахнутой калитке и дальше в лес.

Господи, на бегу думала Поппи, ну почему они не слушаются, почему не остались в саду. Но все эти «почему» были теперь бесполезны.

Уильям внезапно остановился, и Поппи увидела лежащего на траве Джорджа. С бешено колотящимся сердцем Поппи упала на колени рядом с мальчиком и нащупала на горле слабое биение пульса. Он был такой неподвижный, такой белый, и только на виске виднелась небольшая ранка. Бриди лежала рядом, тихонько поскуливая, и все порывалась лизнуть его в лицо. Поппи погладила ее по голове.

— Молодец, девочка. Оставайся здесь с Джорджем.

Приказав Уильяму тоже оставаться на месте, она бросилась в дом, схватила мобильный телефон и, набирая на ходу «999», побежала назад к мальчикам. Она отослала Уильяма к воротам встречать машину и через несколько минут услышала звук сирены и хруст гравия под колесами «скорой помощи». К этому времени Джордж пришел в себя, но был все так же бледен и слаб. Никому в жизни Поппи не радовалась так, как людям с носилками, бегущим к ним через поляну.

— Привет. Ну и что тут у вас произошло? — спросил доктор.

— Он свалился с дерева прямо на меня, — объяснил Уильям. — Он хотел поймать белку, а ветка сломалась.

— А ты был внизу?

Уильям кивнул.

— Понятно. Значит, забираем в больницу обоих.

Джорджа быстро уложили на носилки, зафиксировав так, чтобы не потревожить шею и спину на случай, если они были сломаны. Поппи заперла Бриди на кухне и села в машину, прижимая к себе Уильяма. Доехали быстро. Всю дорогу Поппи мысленно обещала устроить мальчишкам грандиозную выволочку, если все обойдется. Сейчас же ей оставалось лишь поглаживать Уильяма по голове, молиться и репетировать, что она скажет Джеймсу.

У Джеймса, конечно же, было совещание. И секретарша, конечно же, не хотела отвлекать его от важного дела. Поппи с содроганием вспомнила, как она однажды говорила те же слова, чтобы вызвать Джеймса с совещания, но делать было нечего, и она сказала девушке, что сыновья мистера Кармайкля находятся в больнице и ей нужно срочно поговорить с ним.

Через секунду в трубке раздался спокойный голос Джеймса:

— О'кей, Поппи, у тебя ровно тридцать секунд. Что на этот раз? Очередная антикварная находка? Или снова Бриди что-нибудь съела?

Поппи сглотнула.

— Джеймс, мне очень жаль, — сказала она шепотом, стараясь не разреветься. — Но мальчики и вправду в больнице. Джордж упал с дерева, сейчас его осматривают врачи, а Уильям ждет, когда ему наложат швы. Думаю, что с Джорджем уже все в порядке, но какое-то время он был без сознания...

— Без сознания?

— Да, — пробормотала Поппи, давясь рыданиями, — но сейчас он уже пришел в себя.

— Где вы?

— Отделение «скорой помощи» госпиталя Норфолк и Норвич.

— Будь с ними. Я еду.

Джеймс бросил трубку, и Поппи побрела назад к Уильяму, который сидел с перебинтованной головой и ждал, когда ему начнут зашивать рану.

— Я хочу к Джорджу, — сказал он плаксивым голосом.

— Я тоже. Давай спросим, может быть, нас пустят к нему.

Через несколько минут сестра проводила их в палату, где в окружении врачей и медсестер лежал Джордж.

— Поппи, — сказал он слабым голосом и заплакал.

Она сжала его руку и поцеловала в щеку чуть ниже синяка, который начал расплываться под глазом.

— Вы его мать? — спросил один из врачей. Поппи почувствовала, как сердце сжалось от боли.

— Нет, — сказала она ровным голосом, — я их няня.

Но как бы ей хотелось быть их матерью...


ГЛАВА ВОСЬМАЯ


Первый раз в жизни Бриди ничего не натворила.

Она терпеливо лежала под дверью, ожидая возвращения хозяев. Когда Поппи и Джеймс с Уильямом на руках переступили порог, она восторженно приветствовала своего друга с забинтованной головой.

Пока Джеймс упаковывал вещи, свои и Джорджа, готовясь вернуться в госпиталь и провести там ночь рядом с сыном, Поппи уложила Уильяма в кровать и быстро спустилась в кухню, чтобы приготовить Джеймсу поесть.

Через несколько минут появился Джеймс, он сел за стол и невидящим взглядом уставился в тарелку.

— Поппи, я не могу есть.

— Тебе надо поесть, — сказала она мягко, но настойчиво и придвинула к нему тарелку. Он бездумно поковырял вилкой в тарелке, потом оттолкнул ее и обхватил голову руками. Когда он взглянул на Поппи, в глазах его была такая мука, что сердце девушки сжалось от боли.

— А вдруг у него от удара произошло кровоизлияние? — спросил он неестественно спокойным голосом. — Что, если... — он запнулся. — Что, если он умрет, Поппи?

Она потянулась к нему и накрыла ладонями его дрожащие руки.

— Он не умрет, — произнесла она, как заклинание.

— Клер умерла.

Поппи закрыла глаза. Непереносимо было видеть боль, исказившую его черты, когда он произнес эти два слова.

— Это было совсем другое, — сказала она твердо. — У нее было врожденное заболевание, и того, что произошло, нельзя было избежать.

— А того, что произошло сегодня, можно было избежать, и тем страшнее, что это может его убить.

Эти слова были для Поппи как острый нож. Она отпустила его руки, встала и подошла к окну. На сердце было тяжело, как никогда прежде.

— Я понимаю. Мне очень жаль. Ты хочешь, чтобы я ушла от вас?

Он ответил не сразу.

— Я не знаю, — сказал он наконец. — Я так не думаю, но пока не знаю, как поступить.

И вдруг он ударил по столу обеими руками. Звук был такой, что Поппи от неожиданности вздрогнула.

— Проклятье, Поппи, что они делали в лесу? Почему тебя не было с ними? Ведь ты же за это получаешь деньги!

На секунду она зажмурилась, чтобы отгородиться от боли в его глазах, которая ранила сильнее, чем эти слова и ее собственная боль.

Джеймс швырнул тарелку в мойку, туда же полетели вилка и нож.

— Я еду в госпиталь. Поговорим позднее, когда я успокоюсь.

Дверь за ним захлопнулась, в окнах задребезжали стекла. Оставшись одна, Поппи дала волю слезам.

— Господи, не дай ему умереть, — молча повторяла она.

Голова раскалывалась от страшной боли, страха и чувства вины.

Господи, ну почему она отпустила их одних в сад? Ведь знает же, какие они непослушные! Здравый смысл подсказывал, что невозможно следить за ними каждую секунду, но если Джорджу станет хуже, здравый смысл ей не поможет.

Телефонный звонок прервал ее невеселые мысли.

Она схватила трубку, надеясь, что это Джеймс и у него хорошие новости. Это был не Джеймс. Повелительный, как всегда, голос Элен попросил позвать к телефону Джеймса. Поппи сосчитала до пяти.

— Извините, но мистер Кармайкл в госпитале.

— О, черт! Поппи, он взял с собой мобильный телефон? Если нет, мне придется звонить в палату. Вы знаете номер палаты?

— Нет, — солгала Поппи. — В любом случае я не думаю, что вы сможете связаться с ним сегодня.

— Почему бы это? — В голосе Элен послышалось неприкрытое недовольство.

— Потому что то, что там происходит, важнее любого вашего дела, — резко ответила Поппи.

— Что вы понимаете в наших делах? — Теперь из трубки повеяло арктическим холодом. — Нужно срочно принимать решение, кроме него этого никто не может сделать. Это очень серьезно.

— Серьезнее, чем жизнь его сына?

— Конечно, нет. Но мне кажется, что вы просто драматизируете ситуацию.

— А почему бы вам не решить эту проблему самой? Не зря же Джеймс наделил вас такими полномочиями — вы достаточно компетентны, чтобы принять самостоятельное решение.

— Но мне необходимо...

Терпение Поппи иссякло.

— Да поймите же вы, наконец, что его нужно сейчас оставить в покое. Или сами решайте, или ждите, когда он сможет с вами связаться!

И, уже вешая трубку, услышала, как Элен прошипела:

— Невежественная девчонка!

Невежественная! Уж если кто и был невежественным, так это Элен! Невежественная в отношении к детям, в том, что действительно было нужно Джеймсу, постоянно манипулирующая его временем в ущерб его отношениям с мальчиками...

Поппи ринулась в кухню, стремительно выгрузила все из столов и полок и схватилась за тряпку. Через два часа кухня сверкала чистотой, но Поппи все никак не могла успокоиться.

Дозвонилась ли Элен до Джеймса? Скорее всего, да. Она действует, как танк. Ну и черт с ней!

О сне нечего было и думать, и Поппи отправилась в гостиную, решив доделать и повесить злосчастную штору. Рассчитывать на то, что Джеймс это оценит или хотя бы заметит, не приходилось. Но надо было чем-то себя занять, чтобы не сойти с ума. Очень хотелось позвонить, узнать, как там дела — неизвестность хуже всего. Она было протянула руку к телефонной трубке, но тут раздался звонок. С замирающим сердцем Поппи поднесла трубку к уху.

— Поппи, это Джеймс.

— Как он? — еле слышно спросила девушка, боясь услышать ответ.

— Лучше. Его тщательно обследовали — ничего страшного, ни кровоизлияния, ни опухоли. Кроме легкой тошноты, никаких других симптомов; в общем, врачи считают, что последствий не должно быть. Он сейчас спит.

Поппи не могла произнести ни слова, ее душили слезы. От облегчения она почувствовала такую слабость, что ей пришлось сесть, чтобы не свалиться в обморок.

— Поппи, ты меня слышишь?

— Да, — пробормотала она.

— Утром его еще раз посмотрят и, скорее всего, еще до ланча отпустят домой.

— Хочешь, я сменю тебя утром, чтобы ты мог поехать на работу?

— На работу? Да ты что, Поппи. Я привезу Джорджа и останусь с мальчиками дома сколько понадобится, пока оба не оправятся от этого потрясения.

Поппи потеряла дар речи от удивления. Наконец-то случилось то, о чем она так мечтала. Вот только жаль, что для этого должно было произойти несчастье.

— Тогда до завтра, — сказала она мягко.

— Да. Как Уильям?

— Отлично. Спит.

— Хорошо. Кто-нибудь звонил?

— Элен. Хотела звонить в госпиталь, но я попросила тебя не беспокоить.

На несколько минут воцарилось молчание, как будто Джеймс услышал что-то неожиданное, потом он попрощался и повесил трубку.

Было почти три часа ночи, когда Поппи закончила работу. Она жутко устала, но сон не шел. В половине пятого она все еще не могла заснуть, и тут к ней в кровать проскользнул Уильям и свернулся калачиком у нее под боком.

— У меня болит голова, — прошептал он.

— Правда, милый? Завтра пройдет, вот увидишь. — Поппи поцеловала его в лоб и прижала к себе потеснее. — Хочешь, расскажу тебе сказку?

На ходу Поппи сочинила историю про мальчика, который отправился в долгое путешествие и нашел своего брата-близнеца.

— Как Джордж себя чувствует? — спросил Уильям, зевая.

— С ним все в порядке. Папа сказал, что завтра утром его выпишут.

— Хорошо. Я по нему соскучился, — засыпая, пробормотал Уильям.

Бриди вспрыгнула на кровать, свернулась клубочком в ногах и тут же захрапела. Через несколько минут заснула, наконец, и Поппи.


Так и застал их утром Джеймс, когда в половине восьмого приехал домой побриться и переодеться. Сначала он зашел к Уильяму и, взглянув на пустую кровать, в панике бросился в комнату к Поппи, где и увидел своего сына, сладко спящим в ее объятиях. А в ногах кровати раскинулась Бриди, которая при виде Джеймса приветственно замахала хвостом. Он почувствовал невероятное облегчение и, привалившись к притолоке, устало провел рукой по лицу. Потом еще раз взглянул на Уильяма и отправился к себе принять душ и переодеться. Выйдя из ванной, он обнаружил Поппи сидящей на краешке его огромной кровати. Он надел халат и сел с ней рядом.

— Как он? — спросила она хрипловатым со сна голосом.

— Хорошо. Спал спокойно всю ночь. Я еду к нему. Как Уильям?

— Он не мог заснуть.

— Я тоже.

Поппи нерешительно улыбнулась.

— И я тоже.

Она сжала на коленях руки так, что побелели костяшки пальцев.

— Джеймс, я так сожалею о том, что произошло...

Он накрыл ее руки ладонью и ласково сжал их.

— Поппи, прекрати. Что случилось, то случилось. Джордж сказал, что ты запретила им выходить за калитку. Он признает, что это полностью их вина.

— Ему всего восемь лет. Как можно устоять перед таким искушением — они так любят лес, мы так часто там гуляем. Я должна была предвидеть, что они не послушаются.

— Не казни себя, Поппи. К счастью, ничего плохого не случилось.

И тут Поппи прорвало, все еще не пролитые слезы хлынули рекой. Джеймс притянул ее к себе, обнял и стал гладить по волосам, приговаривая:

— Ну, хватит, хватит, малышка.

Наконец рыдания смолкли. Сконфуженная Поппи освободилась из его объятий и отошла от кровати.

— Простите, — пробормотала она, потом взглянула на него огромными от слез глазами. — Вы хотите, чтобы я от вас ушла?

— Нет. Поразмыслив, я пришел к выводу, что это просто трагическая случайность. Если бы я оставался с ними, могло бы произойти то же самое.

— Но это была я, а не вы. Это не одно и то же.

— Возможно. Но я считаю это чистой случайностью и уверен, что больше такое не повторится. Кроме того, ты нужна мальчикам.

«И ты нужна мне», — чуть не вырвалось у него, но он вовремя удержался. Поппи в своем коротеньком халатике, со спутанными волосами и дрожащей, как у ребенка, нижней пухлой губой представляла несомненную опасность.

— Думаю, что тебе нужно несколько дней побыть дома, — сказал он торопливо. — Все равно я пока буду с мальчиками, а в конце недели мне опять нужно будет поехать в Бирмингем, так что я буду благодарен, если ты проведешь с ними выходные.

Поппи как-то странно посмотрела на него и кивнула.

— Конечно. Я уеду, как только вы с Джорджем вернетесь домой.

— Ты можешь уехать прямо сейчас. Разбуди, пожалуйста, Уильяма, я возьму его с собой — Джордж по нему соскучился.

Она выглядела такой маленькой и потерянной, что ему снова захотелось прижать ее к себе. Словно прочитав его мысли, Поппи коротко кивнула и почти выбежала из комнаты, оставив Джеймса разбираться со своей неудовлетворенностью и угрызениями совести...


Она ничего не понимала. То он обнимает и утешает ее, а то вдруг отсылает домой, да так, будто не может находиться с ней в одной комнате. А как странно он на нее смотрел... Поппи разбудила Уильяма и отослала его в детскую одеваться. Потом побросала несколько вещей в сумку и хотела, не прощаясь, выскользнуть через черный ход, пока еще была в состоянии контролировать себя и свои действия. И тут на пороге ее комнаты появился Джеймс.

— Уже уезжаешь? — спросил он.

— Да, — не глядя на него, ответила Поппи. — Когда вы хотите... Когда мне вернуться?

— В пятницу утром. Я всю неделю буду с ребятами, но утром в пятницу мне нужно будет перед отъездом заглянуть в офис.

— Хорошо.

Стараясь не встречаться с ним взглядом, она подхватила сумку и хотела было проскользнуть мимо него, но он остановил ее, дотронувшись до ее руки.

— Поппи, не казни себя, — повторил он мягко.

— Передайте привет Джорджу, — пробормотала она и бросилась вниз по лестнице. Под ногами у нее путалась Бриди.


Она не помнила, как добралась до дому, слезы текли не переставая, и это было совсем не похоже на нее. Дома она снова всласть выплакалась, рассказывая матери со всеми подробностями о том, что произошло.

— Почему я не продавщица? — бормотала она. — Или еще лучше — патологоанатом? Кругом одни трупы — никакой ответственности!

Одри рассмеялась и потрепала ее по голове. Поппи допила чай и отправилась навестить Гектора. Она вспомнила, как Джеймс целовал ее здесь, и обхватила себя за плечи. Ох, как больно! И даже не из-за того, что он отослал ее. Как он отводил взгляд! Утешал, пытался быть справедливым и даже добрым, но внутри, видно, что-то сломалось, он больше не может относиться к ней по-прежнему. Все кончено. И как же это больно!


Неделя тянулась медленно, но, когда наступило утро пятницы, Поппи поняла, что настал судный день. Ровно в девять она вошла в дом через заднюю дверь. Бриди, как всегда, вертелась под ногами. Джеймс вышел из библиотеки в холл поздороваться с ними. Свет из дверей библиотеки падал сзади, и Поппи не могла разглядеть выражение его лица.

— Привет, — сказала она, голос прозвучал тускло и безжизненно. — Где мальчики?

— Я отвез их в школу. Врач сказал, что уже можно.

Сердце у Поппи сжалось. Ну, вот и все. Сейчас он попросит ее упаковать вещи и уехать до их возвращения...

— Поппи.

Она посмотрела на него, все еще не в состоянии разглядеть выражение глаз.

— Ты успела доделать гостиную? — Этого вопроса она не ожидала. — Она выглядит замечательно.

От неожиданности Поппи приоткрыла рот.

— Вы не сердитесь? Я как раз этим занималась, когда Джордж упал, я думала, что вы теперь возненавидите эту комнату.

— Нет, нет. — Он слегка улыбнулся. — Я не сержусь. Больше не сержусь. Мы долго разговаривали с мальчиками, они честно признались, что не послушались тебя, это полностью их вина. Давай забудем об этом.

Она посмотрела на него в полнейшем изумлении.

— Так вы решили не увольнять меня?

— Я и не думал об этом.

— Но вы были в ярости, я думала...

— Поппи, забудем об этом, все. И мне очень нравится новая гостиная. Единственная проблема — ковер, который ты купила. Его привезли вчера, и я не знаю, на то ли место я его положил. Пойдем посмотрим.

Он обнял ее за плечи и повел в гостиную. Там он отпустил ее и взглядом спросил: «Как»?

Поппи не могла думать, она едва могла дышать. Переход от полного отчаяния к ощущению его руки на плече — это было слишком.

— Отлично. Он выглядит замечательно. Вам он нравится?

— Мне все здесь нравится. Комната стала... доброжелательной, теплой и разноцветной. Теперь в ней хочется посидеть, поговорить... Спасибо.

С этими словами он притянул ее к себе и легонько поцеловал в губы. У Поппи перехватило дыхание. Она заглянула в его вспыхнувшие глаза, и его губы, ставшие вдруг твердыми, жадно впились в ее рот.

— Поппи, — пробормотал он и прижал ее к себе с такой силой, что она почувствовала глухие удары его сердца у своей груди. Его рука скользнула вниз к ее бедрам, и Поппи застонала, почувствовав силу его желания. Ноги ее не держали, она цеплялась за него, боясь свалиться прямо на новый ковер. Внезапно Джеймс оторвался от нее и прижал ее голову к своей груди.

— Мне нужно уходить, — пробормотал он и слегка отодвинул ее от себя. Поппи застонала, зажмурив глаза. — Малышка, уже десять, а мне еще нужно заглянуть в офис. — Он легонько потряс ее за плечи и отпустил. — Увидимся вечером в воскресенье. — Голос был глухой от страсти, но Джеймс уже взял себя в руки. Быстрым шагом он прошел в холл, подхватил портфель, стоявший у двери, и вышел, не оглянувшись.


Он позвонил вечером в субботу, и сердце Поппи тут же забилось быстрее.

— Привет, — сказала она ласково.

— Привет. Как там мальчики?

— Отлично. Я только что уложила их спать, ты хочешь поговорить с ними?

— Да нет. Я хотел поговорить с тобой, — сказал он, и сердце Поппи забилось с удвоенной силой. Джеймс хотел знать, свободен ли у нее следующий уикенд.

— Свободен, — ответила Поппи, — а почему вы спрашиваете?

— Мне хотелось бы немного развлечь наших партнеров и устроить ужин дома в субботу. Справишься ты с этим?

— Справлюсь ли? А что я должна делать?

— Быть хозяйкой на этом приеме. Приготовить что-нибудь, если хочешь, или заказать все в ресторане — это тебе решать. Ну, и оказывать мне моральную поддержку.

Моральную поддержку? Быть рядом с ним? Сердце опять заколотилось.

— Да, конечно, — сказала она, когда к ней вернулся дар речи. — А сколько гостей будет?

— Десять человек, плюс пара из офиса в Норвике, мы с тобой и, конечно, Элен.

Ну, конечно, Элен. Радость Поппи чуть померкла, но она тут же дала себе слово, что никому не позволит испортить ей этот вечер. Он попросил быть хозяйкой на вечере ее, Поппи, а не Элен. И она сделает все, чтобы он мог ею гордиться.

А Элен — Элен может кусать локти.


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ


Всю неделю Поппи провела в хлопотах по устройству приема. К середине недели было готово меню, и она представила его Джеймсу на утверждение.

— Выглядит внушительно и все предусмотрено, — сказал Джеймс улыбаясь, и она готова была растаять от этой улыбки.

Итак, с меню все было понятно. Теперь как быть с вечерним туалетом?

Она отправилась домой и, тщательно просмотрев содержимое своего гардероба, пришла в отчаяние: джинсы, брюки, свитера, рубашки. Но тут ее рука наткнулась на что-то шелковистое, мягкое. Она вытащила платье из шкафа и застыла в изумлении. Ну конечно! Как она могла забыть? Платье было куплено больше года назад по случаю очень важного, но так и не состоявшегося события. Оно стоило целое состояние: сапфирово-голубое, длиной до щиколоток, с тонкими бретелями и открытой спиной. Поппи аккуратно упаковала платье и невесомые босоножки на высоченном каблуке, купленные тогда же, и отвезла их в особняк. Вторая проблема тоже была решена. Наконец в субботу утром она отвезла мальчиков и Бриди на ферму на весь уикенд.

— Пожелай мне удачи, — сказала она Одри.

— Ты произведешь фурор, — улыбнулась мать, — я в этом уверена.


Джеймс, перепрыгивая через две ступеньки, взбежал наверх и постучал в ее комнату. Она лежала, положив ноги на ручку дивана, и размышляла, как ей удастся следующие шесть или семь часов простоять на высоченных каблуках? Он встревоженно посмотрел на нее.

— Все в порядке?

— В полном порядке, вот только ноги не желают принимать участие в вечере.

Джеймс присел на край дивана, положил ее ноги себе на колени и сильными уверенными движениями начал массировать маленькие ступни.

Поппи откинула голову и застонала.

— Замечательно. Не вздумайте останавливаться.

Он тихонько рассмеялся и, сделав печальное лицо, покачал головой.

— К сожалению, придется. Иначе я не успею одеться к приему гостей.

— Ну, так отмените прием, — со смехом предложила она.

Он в последний раз сильно потер ей щиколотки и поднялся.

— Прими душ, сразу станет легче.

— М-мм...

— Поппи, не засыпай.

Она заставила себя сесть.

— И пропустить такой вечер? Ни за что! Во сколько они приедут?

— В восемь.

Она посмотрела на часы. Половина седьмого.

— Замечательно. Душ. Платье, туфли. Канапе. И веселиться. Пожалуйста, выйдите. Гусеница будет превращаться в бабочку, а для этого нужно уединение и полная сосредоточенность.

Джеймс рассмеялся и вышел. Поппи отправилась в душ. Она вымыла голову, расчесала непослушные волосы и решила не мучиться с прической — все равно не будут лежать. Потом слегка подкрасила глаза, губы, попудрила нос. Теперь дошла очередь до платья. О Боже! Вырез сзади оказался гораздо глубже, чем ей помнилось, узкие бретели едва удерживали лиф, а уж разрез, доходящий до бедра, поверг ее в полное отчаяние. Но отступать было некуда. Она надела туфли и взглянула в зеркало. Стройная фигурка, затянутая в голубой шелк, грива сверкающих белокурых волос, нежный румянец — она выглядела потрясающе! Вот только бы не растерять кураж до приезда гостей. Поппи быстро спустилась вниз и направилась в кухню наполнять канапе грибами. Там и застал ее Джеймс.

— Поппи, помоги мне с этими треклятыми запонками, я никак не могу...

Он остановился в дверях, не закончив фразу. Глаза его ошеломленно перебегали по ее фигуре от кончиков туфель до макушки.

— Поппи. — Это было похоже на кряканье.

Она увидела выражение его лица и покраснела.

— Я переоденусь.

— Ты что? О, черт! Повернись.

Она медленно повернулась, чувствуя, как его взгляд обжигает ей кожу.

— Я переоденусь, — снова повторила она.

— Нет! Ты выглядишь... — Он сглотнул, — ты выглядишь невероятно, Поппи. Совершенно сногсшибательно! И не вздумай переодеваться!

— Я чувствую себя немного... неуверенно. Я в первый раз его надела.

— Отлично, значит, ты ни с кем в этом платье еще не танцевала?

Она отрицательно покачала головой.

— В таком случае, — сказал он медленно, — могу ли я рассчитывать на то, что вы окажете мне честь и потанцуете в этом платье со мной — позже, гораздо позже… — он вдруг резко повернулся и направился к двери. — Придется самому застегивать эти чертовы запонки — мне сейчас лучше к тебе не приближаться...

Раздался звонок, извещающий о приходе первого гостя.

Элен появилась последней, желая, как всегда, превратить свой приход в маленький спектакль. Однако на этот раз ее появление было омрачено двумя обстоятельствами. Первым была Поппи, при виде которой глаза Элен полезли на лоб, не помогла даже хваленая выдержка. Очевидно, она ожидала, что Поппи будет прислуживать гостям в черной мини-юбочке и кружевном передничке. Вторым обстоятельством была гостиная. Тут уж Элен чуть удар не хватил.

— Джеймс, — взвизгнула она, — что ты наделал?

— Прелестно, правда? — спокойно улыбнулся он. — Это Поппи все здесь переделала по моей просьбе.

— Но эти вульгарные цвета!

— А мне нравится, комната теперь живая и дружелюбная. Раньше, уж ты прости меня, это было похоже на внутреннее убранство очень дорогого гроба.

Поппи поспешила отойти подальше. Ее дружелюбие и неподдельный интерес к каждому гостю сделали вечер приятным и запоминающимся. Джеймс то и дело ловил ее взгляд, подбадривал улыбкой, пару раз даже незаметно подмигнул... И во всем этом было обещание.

«Позже», — казалось, говорил его взгляд.

Позже...


— Миленькое платье, — услышала Поппи возле своего уха. — Но, по-моему, это не твой стиль, слишком откровенно.

В голосе Элен был лед. Поппи вздернула подбородок.

— Я так не думаю. Сегодня особый случай, поэтому и туалет посмелее. А ваше платье выглядит отлично, — добавила она, чтобы снять напряжение.

Элен усмехнулась.

— Еще бы. Оно стоит целое состояние. А где ты купила свое? Здесь в Норвике есть магазинчик, где продают неплохие подержанные вещи, как правило, авторские.

Вот так! Попробуй тут быть дружелюбной. Поппи выдохнула и небрежно сказала:

— Я не знаю этого магазинчика. Мое платье сшито на заказ в Лондоне в итальянском бутике, ну, вы знаете, о чем идет речь.

Глаза у Элен расширились от удивления.

— Ты должна сказать мне, как зовут твоего дизайнера. А еще лучше — дай мне его телефон.

— Конечно, — легкомысленно улыбнулась Поппи, называя первое пришедшее в голову итальянское имя. — Телефон дам позже, я не помню его наизусть. А сейчас извините, я совсем забросила своих гостей.

И, не обращая внимания на Джеймса, который давился от смеха за спиной Элен, она, сладко улыбнувшись, вышла из кухни. Он последовал за ней и тихонько пробормотал прямо в ухо:

— Ну, ты и шалунья.

В голосе его все еще слышался смех.

— Ах, простите. Но ее высокомерие выводит меня из себя.

— А этот твой итальянец, он, случайно, не хозяин пиццерии?

Поппи хмыкнула:

— Нет, он торгует мороженым.

Джеймс покачал головой, потом легонько провел пальцем вдоль тоненькой бретельки, на которой держался лиф платья. Кожа Поппи загорелась.

— Я хочу остаться с тобой наедине, Поппи, — пробормотал он едва слышно. — Я хочу спустить эту бретельку с твоего плеча и увидеть, наконец, как это доконавшее меня платье упадет к твоим ногам, а потом...

— Вот вы где! Джеймс, мистер Балмор хочет уточнить у тебя кое-что насчет пенсий.

Элен по-хозяйски взяла Джеймса под руку и потащила в дальний угол гостиной. Поппи перевела дух и положила ладонь на плечо, на то место, которого только что с такой нежностью касались пальцы Джеймса.

Она едва сдержала стон, почувствовав, как колотится сердце. Глубоко вздохнув еще раз, она распрямила плечи и отправилась к гостям.

Вечер продолжался нескончаемо долго, Поппи уже еле держалась на ногах, мечтая сбросить, наконец, высоченные шпильки.

За последним гостем еще не успела закрыться дверь, когда Элен взяла Джеймса за руку.

— Дорогой, боюсь, я не в состоянии вести машину, я слишком много выпила. Думаю, мне лучше остаться — у меня в багажнике сумка с вещами. Я предвидела, что это может произойти...

Поппи похолодела, однако Джеймс среагировал мгновенно. Задержав за рукав только что раскланявшегося с ними мистера Балмора, он улыбнулся и сказал:

— Билли, не могли бы вы подбросить Элен домой? Это по дороге. Спасибо, вы очень любезны. Элен, оставь мне ключи, завтра утром машина будет у твоего дома.

Он торопливо поцеловал ее в щеку и отступил назад к Поппи, держа в руке ключи от машины.

Ох! Если бы взглядом можно было убить, здесь бы уже лежало два трупа.

Наконец дверь за ними захлопнулась, Джеймс повернулся к Поппи, и от его улыбки у нее подкосились ноги.

— Ну, наконец-то! А теперь, дорогая моя Поппи, обещанный мне танец.

Взяв ее за руку, он вернулся в гостиную, поставил невероятно романтическую музыку и притянул девушку в свои объятия.

Одна рука Джеймса нежно поглаживала ее спину, другая, властно обхватив талию, все крепче прижимала к горячему твердому телу. Руки Поппи скользнули вверх, обняв его за шею, пальцы запутались в густых волосах, и, когда его губы захватили ее рот, она с наслаждением отдалась долгожданному поцелую.

Наконец он поднял голову и посмотрел на нее, в глазах было откровенное желание.

— Ты нужна мне, — сказал он просто.

Она провела ладонями по его щекам, радуясь тому, что может дотрагиваться до него, и ответила с обычной для нее прямотой:

— Ты тоже мне нужен, Джеймс. Отнеси меня в постель.

Он резко выдохнул и несколько секунд стоял, не шелохнувшись. Потом подхватил ее на руки и начал быстро подниматься по лестнице. Толкнув плечом дверь своей спальни, он вошел и, остановившись посреди комнаты, медленно поставил ее на пол, не выпуская из своих объятий.

Потом протянул руку и коснулся ее волос. С замирающим сердцем Поппи увидела, что рука у него дрожит. Джеймс пропустил сквозь пальцы тяжелые пряди и пробормотал:

— Как же ты хороша...

Он опустил бретельку, и легкая ткань, на секунду задержавшись на кончике ее высокой груди, мягко упала на талию. Джеймс со свистом выдохнул, и его руки сомкнулись на мягких холмиках. Секунду он был неподвижен, наслаждаясь тяжестью плоти, заполнившей его ладони, потом со стоном прижал ее к себе. Поппи тоже застонала, ощутив, как его руки жадно пробежали по ее телу. Казалось, он хотел почувствовать каждый сантиметр ее кожи, лихорадочно скользя по хрупким ключицам, откинутой шее и вновь возвращаясь к груди. Губы следовали за руками, и Поппи была готова закричать, чувствуя, как ее охватывают языки пламени.

Не выдержав, она рванула вниз молнию на боку, и с легким шелестом платье упало к ее ногам. Джеймс выпустил ее на мгновение, и, перешагнув через голубое облако, она вновь очутилась в его объятиях. Пробормотав что-то невнятное, он сжал ее так крепко, что девушка задохнулась.

Поппи чуть отодвинулась и сорвала с него галстук-бабочку, потом дрожащими пальцами начала расстегивать пуговицы на рубашке. Чертова нижняя пуговица не поддавалась, и она, дернув рубашку, просто оторвала ее.

Это оказалось последней каплей. Джеймс лихорадочно сорвал с себя одежду, подхватил Поппи на руки и, положив на середину своей огромной кровати, упал рядом.

— Привет, Тигр, — прошептала она с улыбкой.

— Не дразни меня, — простонал Джеймс. Накрыв одну грудь ладонью, он пробормотал: — Какая мягкая, какая красивая...

Его горячее дыхание обжигало кожу. Он нагнулся ниже, захватил губами сосок и жадно втянул его. Сладкая боль пронзила тело Поппи.

— Джеймс, — всхлипнула она, и вновь его рот нашел ее губы. Он обхватил руками ее лицо, удерживая голову под своими неистовыми поцелуями. Поппи почувствовала тяжесть его тела, восхитительное ощущение трущихся о ее нежную кожу волос на его груди и ногах.

Она выгнулась под ним дугой, лихорадочно лаская его спину.

— Пожалуйста, — простонала она, и Джеймс на секунду поднял голову и взглянул в ее запрокинутое, пылающее страстью лицо.

— Посмотри на меня, Поппи, — с трудом выговорил он. И когда она открыла мокрые от слез глаза, одним мощным движением глубоко вошел в нее.

— Джеймс.

Он поднял голову и поцелуем стер слезу у нее со щеки.

— С тобой все в порядке?

Она тихонечко засмеялась.

— Кажется, да. А с тобой?

Он перекатился на спину, не выпуская ее из объятий.

— Не знаю. Я еще не понял, что произошло, но это совсем не то, чего я ожидал.

Его руки ласково и возбуждающе нежно скользили по ее телу.

— Я уже давно потихоньку сходил с ума, но не думал, что почувствую что-то похожее на этот ураган. Ты прости, я не очень понятно говорю, но для меня ясно одно — впервые за пять лет я сегодня занимался любовью.

Поппи облокотилась на руку и взглянула на него с искренним изумлением.

— Как? Ты... ни с кем... пять лет с тех пор, как Клер?..

— Ну, конечно, нет. Но впервые с тех пор, как я потерял ее, я занимался любовью.

Поппи заглянула ему в глаза и увидела в них нежность и смущение.

— О, Джеймс! — прошептала она и уткнулась лицом ему в грудь. Его рука легла ей на щеку, она повернула голову и поцеловала его в ладонь.

— Ты просто чудо, я чувствовал, что ты не простая девочка, но ты оказалась просто невероятной.

Он перевернул ее на спину и жадно впился в ее рот.

«Боже, пусть он отдаст эту любовь мне, — молила она, — не дай ему снова спрятаться в свою скорлупу».

Его тело разрывали спазмы наслаждения, и он без конца, как заклинание, повторял ее имя. Почувствовав его освобождение, она вдруг осознала, что ни в первый, ни во второй раз они не предохранялись, и вполне может случиться, что у нее будет от него ребенок.

«Пожалуйста, Господи, дай мне его ребенка, я буду так его любить»...

Все дальнейшие связные мысли потонули в волнах охватившего ее наслаждения.


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ


Наступила настоящая весна, на деревьях распускались почки, было почти тепло.

Следующие несколько недель Джеймс был полностью поглощен делами, связанными с новой бирмингемской компанией. У мальчиков наступили каникулы, и Поппи с огромным трудом удалось буквально похитить Джеймса, чтобы он смог съездить с ними в зоопарк.

Нужно было навестить «приемного» пингвиненка.

Вернувшись домой, мальчики сразу запросили есть. Поппи открыла холодильник, заглянула внутрь и опрометью бросилась к лестнице, ведущей в ее квартирку. Влетев туда, она тут же кинулась в ванную, там и нашел ее Джеймс через несколько минут. Она сидела, скорчившись на холодном полу, и лицо у нее было белее мела.

— Что с тобой, детка? — ласково и слегка испуганно спросил ее Джеймс, садясь рядом с ней на пол.

— Наверное, я что-то съела, — пробормотала Поппи.

Он помог ей добраться до постели, а чуть позже принес чашку бульона и тосты, которые она с жадностью съела.

Он присел на краешек кровати и взял ее руку.

— Поппи, завтра мне нужно быть в Бирмингеме, осталось утрясти кое-какие технические детали, и мое присутствие там необходимо. Как ты думаешь, ты справишься без меня?

— Справлюсь, — ответила она без энтузиазма. — Мне уже лучше. Не знаю, что это было. Но ты не беспокойся, все будет в порядке.

Джеймс уехал, а она действительно справилась со своим недомоганием. Ей помогла еда. У Поппи проснулся зверский аппетит, стоило как следует поесть — и она чувствовала себя прекрасно. Вот только, пока мальчики были на каникулах, оставаться наедине им практически не удавалось. Но и позже, когда снова начались занятия в школе, они очень редко могли себе позволить несколько часов неторопливой нежной любви Джеймс все так же разрывался между Норвиком и Бирмингемом. Поппи чувствовала, что он ее любит, это сквозило в каждом жесте, в каждом прикосновении, но ни слова об этом не было сказано.

Время от времени она вспоминала слова миссис Криппс о предыдущей няне. Было ли у Джеймса с ней что-то? Вполне возможно, признавала она со вздохом, но у нее не было никакого желания спрашивать об этом у Джеймса или у миссис Криппс.

Весна сменилась жаркими летними днями, и Поппи поняла, что, помимо разочарования от того, что не удается проводить много времени с Джеймсом, у нее появилась куда более важная проблема, которая требовала немедленного разрешения.

Она была беременна. Это случилось в ту первую, чудесную ночь. Ее мольбы были услышаны, и теперь ей придется принимать решение.

Зная характер Джеймса, она понимала, что, если скажет ему об этом, он тут же предложит ей выйти за него замуж. Но если она позволит ему это сделать, то никогда не узнает, любит ли он ее или просто поступает так из-за ребенка. Нужно любым путем выяснить, как он на самом деле к ней относится. Случай представился, как это бывает, сам, и довольно естественно.

На первый уикенд в июне приходился церковный праздник, который по традиции праздновался на ферме Тейлоров с приглашением многочисленных гостей.

Поппи всегда помогала матери, поэтому заранее предупредила Джеймса, что ей понадобятся эти дни.

И вдруг в начале недели он заявил, что должен быть в Бирмингеме с пятницы по воскресенье, опять срочные переговоры, без него не обойтись.

— Но ведь это же праздничные дни, — возмутилась Поппи. — и я предупреждала, что буду занята.

— Праздничные? — непонимающе переспросил Джеймс.

Поппи вздохнула.

— Я сто лет назад предупредила тебя, что буду занята: я должна помочь дома, будет много гостей.

Джеймс беспомощно посмотрел на нее.

— Поппи, а ты не могла бы взять мальчиков с собой?

— Могла бы. Но я им няня, а не мать. И им нужен ты, а все последнее время ты опять так чертовски занят, что мы тебя почти не видим. Ты практически поселился в этом Бирмингеме.

Джеймс устало откинулся на спинку дивана и обеими руками взъерошил волосы.

— Я должен поехать, Поппи. Это очень срочно.

— Так срочно, что нельзя это сделать в рабочие дни? А кто составляет расписание этих встреч?

— Ну, конечно, Элен. И ты зря подозреваешь ее в каких-то черных замыслах. Просто в выходные проще собрать людей.

— А может, все дело в том, что она хочет заполучить тебя, Джеймс?

Он нахмурился и покачал головой.

— Нет, Поппи. Ты ошибаешься. Вы с Элен не ладите, я знаю, да и работать с ней бывает трудно, но ты хочешь представить дело так, будто она хочет увести меня у тебя.

Значит, он действительно не подозревает об истинных целях Элен. Ну, как же можно быть таким слепым? Что ж, настал решающий момент! Поппи перевела дыхание.

— Джеймс, не важно, каковы причины всего этого, но так продолжаться не может. Я люблю тебя и хочу быть с тобой, но я не хочу оставаться где-то на задворках, быть твоей любовницей и няней мальчиков и уступать тебя твоей работе, твоим партнерам и еще черт знает чему. Если мальчики и я — главное в твоей жизни, покажи это нам, будь с нами. Если нет — я ухожу, потому что не хочу, чтобы меня засовывали на полку и доставали оттуда только тогда, когда надо удовлетворить возникающие потребности, да и то если расписание позволит!

И, не сказав больше ни слова, она отправилась к себе наверх и легла спать.

В пятницу стало ясно, что она проиграла.

Джеймс собрался уезжать в Бирмингем, сказав перед этим Поппи, что ее отношение к происходящему — абсолютно нерационально и что она неправильно понимает намерения Элен.

Она отказалась обсуждать это.

— Выбор за тобой, Джеймс, — сказала она спокойно, но твердо. — Или я, или Элен. Тебе решать.

Он нахмурился:

— Это бессмысленно.

— Нет. Я сражаюсь за то, что для меня жизненно важно, то же самое делает Элен. И не моя вина, что ты слеп настолько, что ничего этого не видишь.

Поппи позвала Бриди, открыла дверь, ведущую в сад, и вышла. Когда она вернулась с прогулки, Джеймса уже не было.

А может быть, не надо было ставить вопрос так резко? Проще было сказать ему о ребенке. Удивительно, что он ничего не замечает. Поппи казалось, что всем вокруг все понятно. По крайней мере мама все поняла сразу, едва они с мальчиками зашли в дом. Одри усадила дочь за стол и налила ей кружку крепкого чая.

— И когда это произойдет? — спросила она.

Поппи не стала притворяться, что не понимает вопроса.

— На Рождество.

Одри покачала головой.

— А мне кажется, в октябре. Может быть, у тебя близнецы?

Поппи беспомощно пожала плечами, и тут же по щекам покатились слезы. Одри обняла ее и молча прижала к себе.

— Ох, мама, я такая дура. Я хотела убедиться, что он меня любит, а не просто готов поступить как порядочный человек, и я... я сегодня предъявила ему что-то вроде ультиматума и, похоже, потеряла его навсегда. Так что приготовься стать бабушкой незаконнорожденного внука.

Поппи улыбнулась сквозь слезы.

— Не торопи события, — сказала Одри. — Думаю, он от тебя так просто не откажется. Ну, а если и откажется, ты знаешь, что у тебя есть дом и здесь все будут рады твоему малышу.

От этих слов у Поппи снова потекли ручьем слезы. Когда она наконец успокоилась, мать отправила ее в ванную привести себя в порядок перед тем, как вернутся мальчики и отец.


Утром Поппи выглянула из окна спальни и увидела, как отец с Питером расставляют столы, а рядом кто-то распаковывает посуду — все, как в прошлом году, но для нее все совсем по-другому. Этот день может стать самым лучшим в ее жизни или... самым ужасным.

Она надела широкое платье из хлопка, надеясь, что оно поможет скрыть ее небольшой животик, и спустилась на кухню.


— Прекрасно. На сегодня все. Если только у Джеймса нет вопросов. Джеймс?

Он посмотрел на Элен, и, хотя мысли его были далеко, он словно впервые заметил, как интимно, соблазняюще она ему улыбается. «Все-таки я непроходимый тупица», — подумал Джеймс.

— Нет, у меня нет вопросов. Спасибо всем и до свидания.

Он повернулся к Элен.

— А что теперь?

Она укладывала бумаги в свой портфель.

— Ну, поскольку мы освободились раньше, чем я думала, можно съездить в Стратфорд-на-Эйвоне. Покататься на пароходике по реке, а вечером сходить в театр — сегодня «Ромео и Джульетта»...

— И у тебя заказаны билеты?

Она слегка покраснела.

— Да, я зарезервировала два билета.

— А потом? — спросил он мягко. — Что ты запланировала для нас потом, Элен?

— Ну, я думаю, ужин.

— А потом?

Она чуть прикрыла глаза.

— А потом, может быть...

Он обнял ее и нежно прижал к себе.

— Нет, Элен. Мне жаль, очень, очень жаль, но — нет. Я уважаю тебя, восхищаюсь тобой, но я тебя не люблю и не хочу портить жизнь ни тебе, ни себе. Мне очень жаль.

— Ты хочешь быть с Поппи?

— Да, — ответил он, не задумываясь, и сам впервые осознал, что это именно так. Осталось только убедить в этом ее...

— Ну так поезжай к ней.

— А как же завтрашнее совещание?

Она натянуто улыбнулась.

— Это был лишь повод, чтобы удержать тебя здесь на уикенд. Я сама справлюсь.

Джеймс улыбнулся в ответ и заглянул ей в глаза.

— Я не сомневаюсь, что ты справишься. Ты справишься практически с любым делом. Как насчет того, чтобы возглавить бирмингемское отделение моей фирмы?

Глаза Элен сверкнули.

— Ты это серьезно?

Он кивнул.

— Я согласна, — торопливо проговорила она. — Мне было бы очень интересно. У меня уже есть кое-какие идеи...

И она потянулась к своему портфельчику, но Джеймс остановил ее.

— Чуть позже. У меня очень важная встреча, я не могу опоздать. В понедельник в офисе мы обсудим все детали.

Он снова обнял ее, легонько поцеловал в щеку и отпустил.

— Удачи тебе, — проговорила она с легкой улыбкой.

— Спасибо, — ухмыльнулся он, — мне она очень понадобится.


По дороге в Норвик он побил все рекорды скорости, к счастью, обошлось без происшествий. Заплатив за вход на ферму Тейлоров положенные пятьдесят пенсов, он начал пробираться сквозь толпу к дому. Поппи нигде не было видно, зато он увидел ее мать, разливающую чай из огромного чайника.

— Миссис Тейлор! Одри!

Лицо женщины осветилось улыбкой.

— Я знала, что вы приедете, — сказала она и протянула ему две кружки с чаем. — Отнесите Поппи. Она на благотворительном базаре, заменяет заболевшую миссис Томас.

— Где это?

— Прямо и вдоль рододендронов.

Он кивнул и кинулся в указанном направлении. И наконец увидел Поппи. Она взглянула на него, в глазах настороженность и какая-то отстраненность. Он протянул ей кружку.

— Выпей чаю, мама прислала.

— Благодарю.

Поппи выглядела прелестно в нарядном платье из хлопка, но казалась какой-то чужой. И еще, похоже, она всю ночь проплакала. Он готов был надавать себе тумаков за то, что обидел ее.

— Я поговорил с Элен.

— И?

— Ты была права.

Поппи чуть усмехнулась и повернулась взять деньги у следующего покупателя.

— Я знаю. И что теперь?

— Я отдал ей Бирмингем.

— Звучит немного феодально. Это стоит пятьдесят пенсов. Спасибо.

— Поппи, — взмолился он, — мы можем куда-нибудь пойти поговорить?

— Нет, я не могу здесь все бросить. Здравствуйте, мистер Барроуз. Как вы себя чувствуете? Лучше? Я очень рада. Передавайте привет жене.

Ожил микрофон. Раздался голос викария.

— А сейчас соревнования. Первое — перетягивание каната. Мне только что сообщили, что команде хозяев не хватает одного игрока. Требуется крепкий доброволец.

Микрофон крякнул и замолк. Поппи взглянула на Джеймса.

— Иди помоги мальчикам.

У него отвисла челюсть.

— Ты с ума сошла? И кроме того, я пытаюсь поговорить с тобой...

— Позже. Здравствуйте, миссис Джонс.

Джеймс сдался. Он поставил на стол свою нетронутую кружку с чаем, снял пиджак и отправился на другой конец сада. Том и Питер вместе с несколькими крепкими парнями стояли возле разделительной линии. Джеймс встал в середину и взялся за канат.

Они выиграли. Джеймс мельком увидел IIоппи в пестрой толпе, но она тут же ускользнула, неуловимая, как ртуть. Микрофон снова ожил, и Джеймс понял, что надо делать. Он нашел викария.

— Извините, пожалуйста, мне нужно срочно найти Поппи. Могу я воспользоваться микрофоном?

— Да, конечно, — улыбнувшись ответил тот и передал ему микрофон. — Просто нажмите вот на эту кнопку.

Джеймс глубоко вздохнул, посмотрел на толпу и включил микрофон. Ладони были влажными от пота, сердце колотилось как сумасшедшее, похоже было, что он летит в пропасть. Он поднес микрофон ко рту.

— Поппи, это Джеймс, — сказал он ровным голосом, и все стоящие неподалеку обернулись к нему. — Я не знаю, где ты. Я не могу тебя найти, не могу поговорить с тобой. Ты все время занята. А я не очень терпеливый, я не могу ждать.

Он откашлялся и вновь поднес микрофон ко рту:

— Поппи, я люблю тебя.

И вдруг толпа расступилась, и он увидел ее, стоящую совсем близко возле стола с подарками. Она прикрыла рот рукой, глаза стали словно блюдца.

— Я очень люблю тебя и почту за честь, если ты согласишься стать моей женой и матерью моих детей.

Даже отсюда он увидел, как засветились ее глаза, а потом наполнились слезами.

— Могу я считать, что ты согласна? — спросил он мягко.

Поппи кивнула.

Притихшая было толпа завопила. А Джеймс, передав микрофон остолбеневшему викарию, в несколько шагов пересек разделявшую их с Поппи лужайку, обнял ее и звучно поцеловал.

Поппи не могла в это поверить.

— Ну надо же додуматься — сделать предложение по микрофону, — проворчала она со смехом.

— Это был единственный способ заставить тебя выслушать, что я хочу сказать, — сказал он и снова сжал ее в объятиях. — Ох, Поппи, если бы ты знала, как я тебя люблю! Только когда я представил, что могу тебя потерять, я понял, как много ты значишь для меня, для нас.

— Я думаю, вам двоим нужно немного пройтись, — сказала Одри, оттесняя посторонних. — Идите, идите! А вы, ребята, за мной! Я дам вам мороженое.

И вот, наконец, они остались одни.

— Есть кое-что, что ты должен знать, — сказала она.

— Звучит угрожающе.

Она криво улыбнулась.

— Это будет зависеть от твоего отношения. — Она глубоко вздохнула. — Я... У нас... будет ребенок.

Джеймс резко остановился.

— Что?

— А может, даже два. Маме кажется, что живот великоват.

Взяв ее за плечи, он заглянул ей в глаза.

— Великоват? Двое? Когда?

Она загадочно улыбнулась.

— К Рождеству.

Медленно и осторожно он положил руку на ее слегка округлившийся живот.

— Ох, Поппи! — сказал он потрясенно. Потом притянул ее к себе и нежно обнял. — Ох, Поппи! — повторил он, уткнувшись лицом ей в волосы. Так они и стояли, обнявшись, не говоря ни слова. Когда он отпустил ее, глаза у него были влажными. — Ты уж прости, но, хорошо это или плохо, я теперь останусь в твоей жизни навсегда.

Это было похоже на волшебную сказку, но в сердце оставалась еще одна заноза.

— Насчет няни, которая была передо мной...

— Что тебя интересует?

— Почему она ушла?

— Она забеременела. Ее друг Тодд, да и она сама оказались немного легкомысленными, ну, ты знаешь, как это бывает.

Поппи облегченно рассмеялась.

— О да, я знаю, как это бывает. Итак, мистер Кармайкл, когда вы собираетесь сделать из меня порядочную женщину?

Он ухмыльнулся.

— Викарий пока здесь, пойдем поговорим, может, у него найдется свободное местечко в расписании? Ну, а в свете грядущего демографического взрыва — чем раньше, тем лучше.

Поппи рассмеялась в ответ.



КОНЕЦ




Оглавление

  • ГДЕ ТЫ, МЭРИ ПОППИНС?