В Англию за любовью (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Андерсон, Кэролайн А65 В Англию за любовью: Роман / Пер. с англ. Е. Гонцовой. — М.: ОАО Издательство «Радуга», 2009. — 144 с. — (Серия «Любовный роман», 1971)

Оригинал: Caroline Anderson «The Single Mum and the Tycoon», 2008

ISBN 978-0-373-17546-8, 978-5-05-007189-7

Переводчик: Гонцова Е.



В Англию за любовью


ПРОЛОГ

Ну что за противная мелодия! Почему он до сих пор не сменил ее?

Дэвид раздраженно посмотрел на мобильный телефон.

О боже, только не Джорджия. Кто угодно, только не она. Сестра, как всегда, выбрала самый неподходящий момент для звонка. И не успокоится, пока он не ответит.

Приготовившись к нравоучительной лекции, он нажал кнопку и произнес с энтузиазмом:

— Джорджия, привет! Как дела?

— Отлично, но тебе, должно быть, все равно, раз ты так долго не отвечал на мои звонки!

Он едва сдержал смех.

— В чем на этот раз провинился твой невнимательный братец?

— Я уже несколько дней пытаюсь связаться с тобой, чтобы сообщить очень важную новость. Наш отец решил снова жениться... на Лиз, матери Ника, на моей свекрови.

— Жениться?! — Новость стала для него шоком. — Это немного неожиданно, тебе не кажется?

— Неожиданно? Дэвид, они встречаются уже два года! Пришло время дать новый виток их отношениям. Он слишком долго был одинок. Если ты не забыл, со дня смерти нашей матери прошло почти семь лет.

Семь лет? Неужели так много?

— Не могу поверить, — пробормотал Дэвид.

— Придется. И тебе придется приехать домой на свадьбу. У тебя нет выбора. Твоя империя должна на какое-то время остаться без своего предводителя. Отец хочет, чтобы ты стал свидетелем на свадьбе, но он ни за что на свете не попросит тебя об этом, ты ведь его знаешь. Поэтому даже не думай о том, чтобы отказаться, — решительно пригрозила сестра.

Трудно было выбрать более неподходящий момент для его возвращения к родным пенатам.

— Когда свадьба? — откашлявшись, спросил он.

— Еще не скоро. Прежде им предстоит завершить ремонт в СПА-центре. В прошлом году Ник купил старый отель неподалеку от минеральных источников. Теперь фирма отца будет подрядчиком. Мы решили превратить это местечко в первоклассный отель со СПА-процедурами. Это фантастический проект, но он способен подорвать здоровье отца. Ему ведь предстоит проделать большую работу. Мы планируем открытие на следующую Пасху, а до тех пор наш старик и слышать ничего не хочет о свадьбе.

Пасха. Нахмурившись, Дэвид посмотрел на свои ноги, пошевелил левой ногой, вытягивая пальцы. Резкая боль пронзила все тело. Значит, свадьба состоится где-то в середине апреля. А сейчас июнь. Итак, примерно десять месяцев. Сможет ли он подготовиться? Хватит ли ему времени?

Должно хватить. Речь шла об отце, а он ни о чем не просил его на протяжении последних десяти лет. Он потерял жену, пережил операцию на сердце, и все это время Дэвида не было рядом. Проблемы со здоровьем не могли не отразиться на бизнесе, но отец об этом ни разу даже не обмолвился.

И сейчас он не просил о помощи, боясь причинить беспокойство своему любимчику. Джорджия права, он не может подвести отца и на этот раз.

— Я приеду, — наконец пробормотал Дэвид. — Скажи ему, что я обязательно приеду.

— Сам скажи. Позвони ему, если ты на самом деле намерен приехать.

Как раз в этот момент открылась дверь и вошла медсестра.

— Все готово к операции, Дэвид.

Его сердце на мгновение остановилось.

— Я приеду. Обещаю.

— Правда?

— Да. Передай ему привет от меня. А сейчас мне нужно идти. Да, кстати, какое-то время со мной будет трудно связаться, но не беспокойся, я позвоню тебе, как только смогу. Просто скажи ему, что я приеду.

И даже не попрощавшись, он отключил телефон и, сделав глубокий вдох, поднял взгляд на медсестру.

— Я готов.

— Вы уверены? Вы действительно понимаете, что сейчас произойдет, и согласны на это?

Нет, он ни в чем не уверен, но слишком долго откладывал это. Кроме того, иного выбора у него нет. Если, конечно же, он хотел продолжать вести привычный образ жизни.

— Уверен, — солгал он и, закрыв глаза, позволил отвезти себя в операционную.


ГЛАВА ПЕРВАЯ

Несмотря на появление нового шоссе и увеличение числа домов, маленький прибрежный городок на северо-западе Великобритании почти не изменился со времен его детства. Дэвид до сих пор чувствовал, что все здесь родное и до боли знакомое.

Он медленно ехал по главной дороге. Ностальгия комом сдавливала горло. Подумать только, он не был на родине целых одиннадцать лет. А началось все с последипломной стажировки в Австралии, после которой ему предложили хорошо оплачиваемую работу. Мало-помалу он сколотил там свой собственный бизнес. С каждым разом визиты домой становились все более непродолжительными и редкими.

Дэвид тяжело вздохнул. Несчастный случай помешал ему немедленно вылететь к отцу, когда с тем случился инфаркт. Тогда пришлось выдумать историю про сломанную лодыжку. Хотя отчасти это было правдой. Все тот же несчастный случай отобрал у него возможность присутствовать на свадьбе Джорджии. Она, конечно же, не поверила, что дело снова в сломанной ноге, и он, чтобы еще больше не погрязнуть во лжи, попросту отключил телефон.

Пусть лучше считают его бесчувственным эгоистом, чем беспокоятся, думал Дэвид. Неужели он ошибся?

Пришло время узнать. Но только чуть позже. А сейчас он направил автомобиль к морю, мимо отреставрированного отеля, развевающиеся флаги на котором свидетельствовали о скором открытии.

Масштабы выполненных работ произвели на Дэвида неизгладимое впечатление. Раньше отель скорее напоминал древние развалины, а теперь перед ним предстал роскошный дворец, стены которого так и манили к себе состоятельных клиентов. Должно быть, для создания этого великолепия потребовались серьезные финансовые вложения. Да и его отец поработал на славу, подумал он с гордостью.

Он спустился по узкой тихонькой улочке, ведущей к побережью, и сделал большой крюк мимо дома сестры.

Огромная вилла, построенная в итальянском стиле, выходила окнами на побережье. В этом особняке его отец полностью реализовал свои замыслы относительно архитектуры и дизайна. Но в связи с его инфарктом Джорджии пришлось достраивать дом самой. И она с этим неплохо справилась.

Теперь ее дом — полная чаша. Муж, четверо детей, и она снова беременна... А что есть у него?

Черт возьми, он ведь не станет завидовать собственной сестре.

Дэвид усмехнулся и повернул к скромному домику, в котором прошло его детство.

В ухоженном садике он увидел отца, который всем своим видом излучал солидность и респектабельность. Рядом с ним стояла хрупкая седоволосая женщина. На ее миловидном лице играла кроткая улыбка, а глаза искрились любовью.

Похоже, и отец нашел свое счастье. Чего нельзя сказать о самом Дэвиде. Вот уже несколько лет его жизнь идет кувырком.

Выругавшись, он свернул на извилистую дорогу, которая вела к устью реки. Многочисленные лодки были, как и прежде, пришвартованы к берегу, а в баре было полным-полно посетителей. Когда-то там продавались лучшие в городе чипсы.

Дэвид припарковал автомобиль и пошел прогуляться по набережной. Дойдя до пристани, он остановился и вдохнул влажный воздух.

— Дэйви? Неужто это ты?! — окликнул знакомый голос.

Дэвид повернулся, не веря собственным ушам.

— Боб? Черт возьми, ты все еще здесь? — успел он спросить, прежде чем оказался в крепких объятиях друга, от которого пахло потом, рыбой и рекой. Он отступил назад и стал разглядывать морщинистое загорелое лицо старого рыбака, в чьих глазах по-прежнему играли задорные огоньки.

— Поговаривали, что ты приедешь на свадьбу. Твоя сестра не верила, но я-то знал, что ты не подведешь своего старика. — Он тоже оглядел Дэвида с головы до ног. — Что с твоей ногой, дружище? По-моему, ты прихрамываешь, а?

Дэвид пожал плечами и усмехнулся.

— Ничего особенного. Просто пришлось слишком много времени провести в самолете.

Боб недоверчиво сощурился.

— Будь осторожней, приятель, — сочувственно посоветовал он.

Дэвиду не хотелось ничего объяснять. Да и ни к чему. Для него до сих пор это оставалось больной темой. Он огляделся вокруг.

— Ты не слышал, здесь никто не сдает комнату? Мне бы не хотелось останавливаться в гостинице.

— А разве ты не собираешься жить дома? Твоей сестре это наверняка не понравится. Да и старик Джордж... Ему будет больно, Дэйви. Он так ждал тебя.

Дэвид покачал головой.

— Мне нужно личное пространство, Боб, и ему тоже. Кроме того, у него наверняка найдутся более важные дела, чем возиться со мной.

— Ну, как знаешь. — Боб кивнул в сторону роскошных домов. — Можешь попробовать договориться с Молли Блайт. Она иногда берет к себе на постой. Ее коттедж находится в самом конце улицы.

Поблагодарив Боба, Дэвид поплелся к дому, на который указал старый приятель.

На калитке красовалась надпись: «Сдается комната». Огромный дом представлял собой жалкое подобие былой роскоши. Изгородь покосилась, традиционный английский газон давно зарос сорняковой травой. Интересно, что думают зажиточные соседи о Молли Блайт и ее нищенском домишке?

Он вошел в калитку, которая жутко скрипела, и позвонил в дверь.

— Звонок не работает. И что вам здесь нужно?

Он повернулся и увидел кучерявого мальчика, который сидел на траве, скрестив ноги и разглядывая его круглыми невинными глазенками.

— Меня зовут Дэвид. А тебя?

— Чарли. Зачем ты пришел?

В его голосе было столько любопытства, что Дэвид расслабился.

— Я ищу жилье. Боб велел мне идти сюда и найти Молли...

Мальчик поднялся и бросился бежать через сад.

— Мам! — вопил он. — Мам, к нам пришел постоялец! Его прислал Боб...

Вскоре из-за угла показалась молодая женщина. Вид у нее был обескураженный.

— Простите, я не слышала, как вы вошли. Меня зовут Молли. — Она улыбнулась и протянула ему руку.

Улыбка у Молли была такая же широкая и открытая, как у ее сына, и это тут же расположило к ней Дэвида. Он смерил ее пристальным взглядом.

Перед ним стояла высокая и стройная молодая женщина. Ее лицо было покрыто веснушками, что придавало ей еще больше очарования. Маленькая капелька пота стекала с ее лба. У него возникло внезапное желание прикоснуться к ее коже и...

— Меня зовут Дэвид, — пробормотал он, выпуская ее руку и отрывая взгляд от ложбинки на ее груди. Майка соблазнительно обтягивала пышные формы. Он почувствовал, как температура его тела резко подскочила.

Черт говорил, может быть, ему стоит подыскать другое жилище, мрачно подумал он, стараясь выкинуть нежелательные мысли из головы.

— Чарли говорил, что вы ищете жилье, — сказала она. Голос у нее был теплый и слегка хрипловатый. — Вы ищете жилье для себя?

— Да. Совершенно верно. Мне нужно где-нибудь остановиться.

— Надолго?

— Пока не знаю. Как минимум на две недели.

Ее глаза широко распахнулись.

— Не на одну ночь... — Она сглотнула и нервно огляделась вокруг. — Дело в том, что мне негде разместить вас... На какой срок, вы говорите?

Дэвид уже раскрыл рот, чтобы сказать, что передумал, но она подняла руку, чтобы отодвинуть прядь непослушных волос со лба, и он увидел белоснежную кожу и мягкий изгиб ее груди. От здравого смысла не осталось и следа.

— Я не знаю. По крайней мере на две недели. А может быть, на месяц или даже дольше, — пробормотал он, делая намек на приличную сумму, которую она сможет выручить.

— Мм... Дом еще не готов, а коттедж...

— Думаю, мне он вполне подойдет, — быстро вставил Дэвид, не давая ей возможности отказать.

Молодая женщина нервно закусила губу.

— Ладно, думаю, вы можете пока пожить в коттедже, — нерешительно согласилась она. — В нем есть душевая кабина, и там у вас будет личное пространство. О боже, мне так не хотелось бы вам отказывать... Лишние деньги не помешают, но...

— Итак, вы согласны? — улыбнулся Дэвид.

Еще несколько секунд она раздумывала, а потом кивнула и улыбнулась в ответ.

— Да. Если вы согласны мириться с некоторыми неудобствами. Разумеется, я не стану брать с вас полную плату.

— Могу я взглянуть на мое новое жилище?

Смятение омрачило милые черты ее лица, и он едва сдержал улыбку.

— Мм... вы не могли бы дать мне один час? Чтобы немного прибраться...

— Хотите, помогу вам?

Она явно была сконфужена, но здравый смысл победил. Ее губы растянулись в улыбке, а во взгляде появилось облегчение.

— Это было бы здорово. На самом деле там очень скверно, но это не надолго, совсем скоро коттедж станет комфортным жилищем для постояльцев.

Очевидно, этой женщине приходится несладко. Она отчаянно нуждалась в деньгах, поэтому, несмотря на предупреждающий сигнал в голове, призывающий к здравомыслию, Дэвид все же решил не уходить. Он просто не мог оставить ее в таком положении. И его решение определенно не имело никакого отношения к ее роскошной груди...

Зайдя за угол дома, они оказались перед ветхим сараем, вокруг которого все заросло бурьяном. Она поднялась по ступенькам и пинком распахнула дверь. Дэвид неотступно следовал за ней, оглядываясь с любопытством. В воздухе пахло влажной древесиной, и это напомнило ему годы детства, когда он убегал из роскошного особняка, чтобы побыть в лесу.

— Здесь надо навести порядок, — пробормотала молодая женщина, когда они наконец-то оказались внутри. — Не беспокойтесь, я не возьму с вас много денег...

Молли была права, этот коттедж вряд ли можно назвать комфортным. Но здесь была ванная комната и роскошный вид из окна. И покой. А сейчас ему это нужно больше всего.

— Думаю, мы договоримся, синьора Блайт, — согласился Дэвид.


* * *


Молли вздохнула с облегчением.

Она уже несколько лет собиралась покрасить коттедж, но все никак не могла подкопить денег. И вот бог словно услышал ее молитвы и послал ей этого путника. Он высок, силен и, кажется, совсем не против протянуть ей руку помощи! К тому же он роскошный мужчина, но она старалась не думать об этом. О ленивой грации его движений, узких бедрах, широких плечах, о теплых, сильных руках с длинными пальцами...

— Да уж, небольшой ремонт этой двери точно не помешает, — отметил Дэвид, заставляя ее спуститься с небес на землю.

— И это вы мне говорите! Весь коттедж нуждается в ремонте. Я собиралась им заняться, но все руки не доходили.

Он повернулся и поймал ее взгляд.

— На это не потребуется много времени. Нужно немного зачистить дерево и нанести новый слой краски.

— Кажется, все можно сделать быстро, но, когда столько всего, не знаешь, за что браться. — Горькая усмешка исказила милые черты. — Разумеется, было бы идеально нанять кого-нибудь, но я не могу себе этого позволить.

— Я мог бы помочь вам.

— С какой стати?

Дэвид пожал плечами.

— А что еще мне здесь делать? Сходить с ума от безделья?

— Но я не могу...

— А еще мне хотелось бы, чтобы вы готовили мне ужин в те вечера, которые я буду проводить здесь. Не беспокойтесь, я не слишком привередлив в еде. Жаркое или рыба вполне подойдут. В свою очередь я помогу вам покрасить коттедж, разобраться с садом и водосточным желобом.

— О!

— Я бы подправил его. Это займет не более десяти минут.

— Я не могу позволить вам... — нахмурившись, возразила она. — Ну... это было бы нечестно.

— Позволь мне самому судить об этом. И давай перейдем на «ты». Я хочу помочь тебе, Молли, а за это ты будешь кормить меня вкусными завтраками. Кто не работает, тот не ест. Как тебе мое предложение?

Потрясающе. Заманчиво. Слишком хорошо, чтобы быть правдой. Она с подозрением посмотрела на него.

— Но у меня даже нет необходимых инструментов.

— Инструменты — не проблема, я возьму их у своего отца.

Она сжала губы. Он прав. Это не займет много времени и не потребует больших финансовых вложений. Кроме того, если он приведет коттедж в порядок, она вскоре сможет сдавать его. Кстати, у него добрый взгляд. Сексуальный взгляд. Роскошный взгляд...

— Договорились, — наконец согласилась она.

Дэвид сделал шаг навстречу. Его теплые и уверенные пальцы сжали ее дрожащую руку.

И вот уже второй раз за вечер ее тело отреагировало на присутствие этого мужчины.

Молли быстро отдернула руку. Что, черт возьми, с ней происходит?! Неужели дремавшая много лет плоть начинает пробуждаться к жизни? Как же она сможет делить с ним кров и не реагировать на его сексуальность? Может быть, стоит дать ему от ворот поворот и выпроводить за дверь?

Она уже открыла рот, чтобы сказать, что передумала, но он уже направился в сад.

— У меня есть предложение. Давай я отнесу эту скошенную траву на свалку, а ты пока приберешься в коттедже. Уверен, Чарли поможет мне, правда, Чарли? А потом тебе придется подумать об ужине, а я пока заберу свой автомобиль с парковочной стоянки, — предложил он с усмешкой.

У нее во рту пересохло. Она молча кивнула, и разумные слова вроде тех, которые она собиралась сказать пару минут назад: «Нет. Я передумала. И вам придется уйти», — вылетели у нее из головы. Может, вечер, проведенный за мытьем стен и пола, успокоит ее разбушевавшиеся гормоны...


ГЛАВА ВТОРАЯ

Молли переделала кучу дел: просушила матрац, вымыла пол в коттедже, отдраила ванную комнату, и все это время ее ни на секунду не покидали мысли о новом постояльце.

Кто он такой? Откуда приехал? Судя по слабому акценту, вероятней всего, он живет где-нибудь в Южной Африке или Австралии. Почему-то его лицо казалось ей очень знакомым. Хотя они раньше никогда не встречались. Молли бы не смогла забыть такую встречу.

В конце концов ей надоело гадать, и она решила пригласить нового жильца на чашечку чаю. Они расположились на уютной веранде с видом на море, и она начала свои расспросы:

— Если не ошибаюсь, ты приехал издалека?

Он выдержал небольшую паузу.

— Вообще-то я родом отсюда. Но давно не был в этих краях.

— И что же заставило тебя вернуться? — не унималась Молли.

Горькая усмешка исказила его губы.

— Свадьба отца. Он женится через пару недель.

И тут ее осенило. Она вдруг вспомнила, отчего его лицо показалось ей знакомым. Черт возьми, почему она раньше не догадалась?

— Ты — Дэвид Колдвел! — воскликнула Молли.

Он пристально посмотрел на нее.

— Верно. Должно быть, ты знаешь мою сестру.

— Нет. Но я знаю Джорджа. А Лиз, невеста твоего отца, — моя подруга. Я иногда помогаю ей вести уроки по искусству.

— Она преподаватель?

— Художница. А ты разве не знал?

Ей показалось, что Дэвиду вдруг стало неудобно, оттого что он не знал столь важных подробностей об избраннице своего отца. Конечно, ей не стоило вмешиваться, но сказанного не воротишь.

— Прости, — быстро добавила она. — Ты вовсе не обязан знать.

Он сухо пожал плечами.

— Вообще-то следовало бы, — буркнул он и отвернулся, не в силах выдерживать ее взгляд. Чувство вины пронзило его в самое сердце. — В моей жизни произошли кое-какие события, когда они объявили о помолвке. Возможно, я не придал новости слишком большого значения.

Усилием воли Молли заставила себе не задавать вопросов о тех событиях, из-за которых он совсем позабыл об отце. Это тебя не касается, сказала она себе. Однако ее вечное любопытство искало удовлетворения. Проблемы с женщиной? Хотя вряд ли. Он не похож на мужчину, у которого возникают проблемы с женщинами, скорее у них с ним. Наверняка сначала он дарит им роскошные букеты, чтобы вскоре упорхнуть, как бабочка, с новой очаровательной блондинкой.

По крайней мере он не будет приставать к ней. Нищая замухрышка из Йоксбурга наверняка не заинтересует такого красавца и везунчика.

Из разговоров с Лиз Молли знала, что сын Джорджа является совладельцем нескольких отелей и бутиков класса люкс в Квинсленде. В свободное время он занимается дайвингом и бороздит океан на собственной яхте. Сеть мелких морщин вокруг его бездонных голубых глаз свидетельствовала о том, что он не любит носить солнцезащитные очки даже на ярком австралийском солнце. Его роскошное накачанное тело было покрыто ровным загаром, и она могла держать пари...

Нет! Сейчас же прекрати! Не думай об этом!

И только сейчас до нее дошло, что Дэвид Колдвел, крупный бизнесмен и владелец элитной недвижимости, остановился в ее доме. Точнее, в коттедже, который вот-вот развалится.

О боже, ей хотелось умереть от стыда.

— А теперь расскажи мне о себе, — предложил Дэвид, прерывая ход ее мыслей.

— Обо мне? — повторила Молли, стараясь собраться.

— Откуда ты здесь взялась? Ты ведь не местная. Осмелюсь предположить, что вы с Чарли живете вдвоем. Судя по тому, что всю работу по дому тебе приходится делать самой, я могу сделать вывод, что у тебя нет мужа. Ты разведена, я угадал?

— Нет, — сухо возразила Молли. Она почему-то почувствовала себя жутко уязвимой, словно этот незнакомец мог смотреть прямо ей в душу и видеть там грустную и одинокую женщину, которой она, в сущности, и являлась.

— Что тогда? — не унимался Дэвид.

— Я вдова, — с неохотой призналась Молли. — Я приехала сюда после смерти мужа.

Дэвид почувствовал себя неловко.

— Прости. Я лишь предположил...

— Все в порядке. Многие так думают. И если говорить откровенно, это меня вполне устраивает. Правда... почему-то, если женщина разведена, общество относится к этому нормально. А вот молодая вдова, напротив, вызывает различного рода унизительные предположения. Большинство людей в округе относятся ко мне как-то настороженно, словно я сделана из стекла и могу разбиться, если они скажут что-то грубое. А мужчины вообще напуганы. Разумеется, черная вдова не принесет им ничего хорошего.

— Ты не права. — Он снова горько усмехнулся. — Просто многие не любят общаться с несчастными людьми, боясь тем самым заразиться. Именно поэтому...

Дэвид не договорил и отвернулся. Но прежде она заметила, как его губы исказила гримаса. Молли воспользовалась минутной паузой и снова перевела разговор на него:

— А почему ты так мало общаешься со своими родственниками и даже сейчас избегаешь встречи с ними?

— Я вовсе не избегаю.

— Тогда почему ты не остановился у них? Всем известно, что у твоей сестры огромный дом, да и дом твоего отца не маленький. По-моему, там тебе было бы гораздо комфортней. Номер в приличном отеле тоже гораздо предпочтительнее дряхлого, полуразвалившегося коттеджа. Разве нет?

— Знаешь, в Австралии вот уже много лет я живу в гостиничном номере. И ты не представляешь, как порой мне хочется тихого семейного уюта.

— А разве этого нет в доме твоих родственников?

— Ты всегда была такой занудой?

— Нет. Иногда я бываю белой и пушистой.

Молли ждала, затаив дыхание, и наконец-то его губы растянулись в простой, без горечи, улыбке, а во взгляде исчезла напряженность.

— Ты так похожа на Джорджию. Такая же настойчивая, любопытная и способная, если надо, горы свернуть...

Она усмехнулась и встала. Сам того не понимая, он затронул ее больное место.

— О, только не я. Я бросила эти попытки много лет назад, когда позволила врачам отключить моего мужа от аппарата искусственного дыхания.

С этими словами Молли быстро сошла с террасы. Но прежде он заметил, как слезы наполнили ее бездонные глаза.


Черт. Он опять опростоволосился.

Дэвид едва удержался, чтобы не броситься за ней. Он медленно встал и выглянул в сад. Чарли тут же подбежал и поднял на него взгляд, полный надежды.

— Не хочешь поиграть со мной в футбол? — предложил мальчик, и простой невинный вопрос заставил сердце Дэвида замереть.

— Извини, приятель, — пробормотал он с грустной усмешкой. — Из меня никудышный игрок. Кроме того, я как раз собирался помочь твоей маме на кухне.

И, отвернувшись, чтобы не видеть разочарования в детских глазах, Дэвид поплелся на кухню. Молли возилась с грязной посудой.

— Ты мог бы поиграть с ним, — упрекнула она с болью в голосе. — Или по крайней мере пообещать поиграть в другой раз, вместо того чтобы просто отвернуться и уйти.

Дэвид тяжело вздохнул и встретился с ней взглядом.

— Я не могу играть в футбол.

— Разве? Никто не ждет от тебя, что ты будешь играть как Дэвид Бэкхем! Ты мог бы пару минут погонять с ним мячик. Или столь важной персоне не пристало заниматься такой ерундой?

— Дело не в этом, — возразил он, стараясь держать себя в руках. — Я больше не могу играть в футбол. Вместо левой ступни у меня искусственный протез.

Тарелка выскользнула у нее из рук. Молли резко повернулась и уставилась на него. Краска прилила к ее щекам, а в глазах застыл неподдельный шок.

— О, Дэвид... я не... Твой отец ничего не говорил...

— Они не знают.

Она машинально поднесла мыльные руки ко рту.

— Не знают? О, Дэвид, почему?

Он пожал плечами.

— С отцом случился инфаркт всего лишь за пару дней до моего несчастного случая. Мне казалось, что это не слишком подходящее время для того, чтобы сообщать ему такие новости.

— Так ты... обманывал их все это время?

— Ну, это была не совсем ложь. Я сказал, что сломал ногу. У меня действительно был серьезный перелом. Только в прошлом году я принял решение об ампутации. Именно поэтому почти ничего не знаю о Лиз. Я лежал в больнице и готовился к операции, когда они объявили о помолвке.

Молли пристально смотрела на него. В ее глазах застыл ужас.

— Как же ты теперь им скажешь?

— Понятия не имею.

Она схватила полотенце и вытерла лицо, а потом снова принялась мыть посуду, так сильно оттирая тарелки, словно хотела очистить их от всей боли и несправедливости в этом мире.

— Молли, все в порядке, — произнес Дэвид, видя ее волнение. — Мне сейчас намного легче.

— Как ты можешь так говорить?! — поразилась она.

— Представь себе, так оно и есть. По крайней мере сейчас я могу двигать ногой. Я провел два года, скитаясь по больницам и соглашаясь на многочисленные операции, лишь бы спасти ногу. Врачи заменили мне часть голеностопного сустава, но это не помогло. Ничто не могло унять боль, которая с каждым днем становилась все сильнее. В конце концов мне все надоело, и я решился на ампутацию. И это было самое правильное решение, которое я когда-либо принимал. Сейчас я могу двигаться — и вести привычный образ жизни. Жизни без постоянной боли.

Молли кивнула и сглотнула ком, который все это время стоял у нее в горле.

— Когда произошел несчастный случай? И как?

— Почти три года назад, в мае. Нога попала в гребной винт...

Он не договорил. В данный момент ему меньше всего хотелось переживать эту трагедию заново.

— Я совсем недавно снова научился ходить, но играть в футбол... не знаю, по-моему, еще рановато...

Молли резко повернулась к нему. В ее глазах по-прежнему сквозила боль.

— Мне правда очень жаль. Я так много о тебе слышала, и все разговоры сводились к тому, что ты очень активный. Должно быть, тебе действительно пришлось несладко.

Дэвид постарался выдавить улыбку.

— Это уж точно. Невозможность пошевелить ногой почти свела меня с ума. Но сейчас мне гораздо легче. Я столько всего могу: бегать, плавать и нырять, могу водить автомобиль, работать в саду, и, что самое замечательное, это больше не причиняет мне никаких страданий.

Их взгляды встретились, и, слегка кивнув головой, она улыбнулась.

— Ну и отлично.

— Просто...

Она резко подняла голову, желая услышать продолжение.

— Что?..

— Не говори им. Я имею в виду, моим родственникам. Прошу тебя. Я не хочу, чтобы вокруг этого поднималась ненужная суета. Возможно, после свадьбы я сам все расскажу.

У нее появилась морщинка на переносице, а пухленькие губки надулись.

— Я не имею привычки обсуждать проблемы других людей.

Дэвид кивнул.

— Спасибо. — Он потер затылок и взглянул на часы. — Послушай, я знаю, что еще слишком рано, но я очень устал. Мне бы хотелось лечь спать пораньше. Если не возражаешь, я пойду.

Молли нахмурилась.

— Ты уверен? А как же ужин?

Он покачал головой, и у нее снова появилась морщинка на переносице.

— Давай я хотя бы приготовлю тебе пару бутербродов или еще что-нибудь легкое. Ты так много работал.

У него в животе заурчало, и он усмехнулся.

— При мысли о бутербродах у меня слюнки потекли. А пока ты будешь с ними возиться, я разберу свои вещи...

Молли появилась в коттедже несколько минут спустя. При виде горячего чая и бутербродов с сыром у него во рту пересохло.

— Пахнет потрясающе. Ставь сюда. — Он указал на маленький столик в центре комнаты. — У меня зверский аппетит. Я одним махом разделаюсь с ними. Спасибо тебе, Молли.

— Не за что. Послушай, Дэвид, ты уверен, что тебе будет комфортно здесь? А если тебе захочется выпить воды или еще что-нибудь?

— Я встану и приду в дом, — сказал он и заметил, как на ее лице появилась озабоченная морщинка.

— Не разговаривай со мной, как с безмозглым ребенком! — упрекнула она. — Меня беспокоят ступеньки.

— Ну что ж, мне придется надеть протез.

— Но ведь это же неудобно.

Он усмехнулся.

— Да, Молли, неудобно. Но в этой жизни много неудобств. В конце концов и к этому можно привыкнуть. Кроме того, здесь есть ванная комната на случай, если мне захочется пить. А сейчас, если тебе больше ничего не нужно, мне бы хотелось отдохнуть.

Его слова подействовали на нее как холодный душ. Она быстро кивнула.

— Как скажешь. Мы с Чарли сходим за рыбой, которую оставил для нас Боб.

Молли расправила плечи и отвернулась, стараясь скрыть обиженный взгляд. Дэвид вдруг почувствовал себя последним негодяем. Но он слишком устал, чтобы как-то сгладить ситуацию, поэтому просто позволил ей уйти.

Несколько минут спустя в доме воцарилась мертвая тишина. Дэвид растянулся на кровати. По крайней мере сегодня он сможет как следует выспаться. Но стоило ему закрыть глаза, как перед ним тут же вставал образ Молли. О боже, она с таким сочувствием и болью смотрела на него, а он вместо благодарности практически велел ей убираться куда подальше.

Черт. Завтра придется попросить у нее прощения.

Он устроился поудобнее и глубоко вздохнул. Впервые за несколько часов ему удалось вытянуть ногу. Тело ныло, а голова гудела из-за разницы во времени.

Дэвид немного поворочался и понял, что, несмотря на усталость, ему вряд ли удастся быстро заснуть. Он снова поправил подушку и, перевернувшись на спину, уставился в окно. На кухне горел свет. Должно быть, она готовит рыбу, подумал он, сожалея о том, что отказался от ужина. Черт возьми, а ведь сейчас он мог бы сидеть с ней и Чарли и получать удовольствие от свежевыловленной рыбы, вместо того чтобы лежать здесь и тупо смотреть в потолок.

Ему почему-то стало интересно, в котором часу она ложится спать. Он снова вспомнил соблазнительную впадинку на ее груди и почувствовал, как у него засосало под ложечкой, но уже не от голода.

Дурак. Сумасшедший. Какого черта он забивает себе голову ерундой?!

Разве такая женщина захочет его? Вряд ли. Особенно после того, как узнала о его недостатке. Он видел жалость в ее глазах, видел, как она смотрела на его ноги, когда он рассказал ей.

Он видел это и раньше. Селия смотрела на него точно так же, когда впервые после аварии увидела его ногу.

Нет. Он не опустится до жалости к себе. Это глупое, бесполезное, разрушительное чувство, и он не поддастся унынию из-за того, что первая женщина, которая за многие годы вызвала его интерес, отвернулась, узнав о его неполноценности.

О боже, он ненавидел это слово.

Ненавидел все, что оно под собой подразумевало.

Ему вдруг стало любопытно, что подумает отец, когда узнает, что сын, которого он так любит и которым так гордится, наконец-то вернулся домой. Но вернулся инвалидом.

Черт.

Дэвид повернулся к окну и увидел свет на втором этаже. В спальне Молли?

Да. Она задернула занавески. Ее соблазнительный силуэт заставил его до боли хотеть того, чего он никогда не получит. Молли Блайт — женщина твердых правил. Она живет в гармонии с собой и с окружающим миром и вряд ли захочет путаться с мужчиной, который физически и морально несовершенен, который даже не может признаться собственному отцу в том, что его жизнь превратилась в настоящий кошмар.

Дэвид снова сощурился от боли. Но на этот раз боль была не физической, и избавиться от нее будет гораздо сложнее. Поэтому он просто лежал, слушая рокот морских волн, и сам не заметил, как заснул.


Крик разбудил ее.

Нет. Не крик. Скорее вопль, непонятный, неразборчивый. Молли встала и выглянула в окно. Крик раздался снова.

И он доносился из коттеджа.

Ее сердце замерло. Она накинула халат и бросилась к коттеджу.

— Дэвид?! С тобой все в порядке?

Послышалось что-то нечленораздельное.

— Дэвид?! — снова позвала Молли.

Тишина. Сквозь щель в занавеске она увидела, что он беспокойно ворочался на кровати. На коже блестели капельки пота. Он снова что-то пробормотал, и когда она подошла ближе, то ясно услышала слова: «Нет! Не дайте ему умереть!»

Его мучил кошмар... Молли не раздумывая ворвалась в коттедж, подбежала к нему и нежно прикоснулась к плечу.

— Дэвид!

Он содрогнулся и резко открыл глаза. Ему понадобилось некоторое время, чтобы прийти в себя. Потом он сел и сделал глубокий вдох.

— Прости. Я разбудил тебя?

— Не важно. Тебе снился кошмар.

Он снова сделал нервный вдох и провел рукой по волосам.

— Да. Иногда меня мучают кошмары. Прости.

— Все в порядке. Мне тоже снились кошмары после... смерти Роберта. Днем я забывалась, по ночью... О боже, как же я боялась наступления ночи.

Она присела на край кровати и посмотрела на него.

— Хочешь, я приготовлю тебе чай?

— Посреди ночи? Тебе, должно быть, хочется спать.

— По правде говоря, я часто пью чай по ночам, — призналась она. — Даже сейчас не слишком хорошо сплю. Так что говори, если хочешь.

Его белоснежная улыбка мелькнула в темноте.

— Это было бы здорово, — пробормотал он. — Я сейчас встану.

— Если хочешь, я принесу сюда.

Он усмехнулся.

— Ну уж нет. Я и так причиняю тебе слишком много беспокойства. Я буду на кухне через пару минут.

Молли ничего не оставалось, как послушно выйти из комнаты. Дэвид не заставил себя долго ждать. Совсем скоро он появился на пороге кухни. На нем были потертые джинсы, расстегнутая рубашка открывала загорелую грудь, а на ногах были те же ботинки, в которых он был утром.

Она опустила взгляд на свои ноги, босые и влажные от росы, и подумала: каково это — не иметь возможности больше ходить босиком, чувствовать пальцами траву, морской песок или землю.

Она бы умерла, если бы ей постоянно пришлось ходить в обуви.

— Пройдем в гостиную. Сейчас на террасе прохладно, — предложила она.

— Знаешь, чего бы мне на самом деле хотелось? — мягко спросил он. — Посидеть на балке и послушать рокот морских волн.

Она с трудом смогла отвести взгляд от его обнаженной груди.

— В этом случае тебе нужно потеплее одеться. Там холодно.

— Ничего, не замерзну.

— Похоже, ты забыл о морском бризе в Йоксбурге, — усмехнулась она и направилась к двери.


Молли оказалась права, у моря действительно было прохладно, но в то же время хорошо.

Спокойно. Тихо и безмятежно. Ничто не нарушало тишину, за исключением шума волн.

Дэвид вытянул ноги и вдохнул свежий морской воздух, который тут же напомнил ему о детстве.

— Мне здесь нравится, — признался он. — Я скучал по этим местам.

— Нравится? — недоверчиво переспросила она. — Неужели? По сравнению с солнечным побережьем, коралловыми островами и тропическими морями и рифами, от которых дух захватывает?

— Это все не так впечатляюще, как кажется. Есть что-то особенное и в странах с прохладным климатом, особое очарование в том, как падают желтые листья, как солнце сияет морозным днем, как пробуждается природа весной... И птицы здесь такие разные. Прекрасные, едва уловимые песни птиц. Птицы в Квинсленде такие яркие и громогласные, что порой бывает не по себе. Не пойми меня неправильно, они красивые, но их красота ничто по сравнению с маленьким коричневым крапивником или зябликом, которые лакомятся ягодами...

— Но невозможно спать, когда кричат чайки, — заметила она, смеясь. — Они тоже те еще горлопаны.

Дэвид усмехнулся.

— Но мне они нравятся.

Они довольно долго молчали и просто слушали звуки моря.

Молли первой прервала молчание.

— Кто умер? — осторожно спросила она.

Он содрогнулся.

— Умер?

— Ты несколько раз повторил во сне что-то вроде: «Не дайте ему умереть». Все остальное было неразборчиво.

Соблазн рассказать ей правду был велик, но он сумел взять себя в руки. Ему не хотелось снова переживать ужасную трагедию.

Только не сегодня ночью.

— Понятия не имею, — солгал Дэвид и резко встал на ноги. — Я возвращаюсь. Спасибо за чай, — сказал он и, не дожидаясь ответа, направился в коттедж.


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Доброе утро.

— Доброе. — Молли постаралась выдавить улыбку, но ее голос прозвучал напряженно. Это не укрылось от Дэвида. Он озабоченно посмотрел на нее и вздохнул.

— Молли, это был всего лишь сон. Забудь. — Он подошел и обнял ее.

О боже, ей понравилось. Она так долго не была в объятиях молодого сильного здорового мужчины... Почти семь лет. И ей это нравилось.

Больше чем просто нравилось. Молли чувствовала, что так и должно быть всегда. Она опустила голову ему на грудь и услышала ровное сердцебиение. Спокойствие разлилось по всему ее телу.

— Прости меня, — пробормотала она, уткнувшись ему в грудь. Он ослабил объятия и, положив сильные руки ей на плечи, улыбнулся.

— Ты ни в чем не виновата.

— Ты расскажешь мне? Кто это был?

Дэвид резко опустил руки.

— Только не сейчас, — пробормотал он, отступая назад. — Может быть, потом... — Он огляделся по сторонам. — Ну и где же завтрак, который ты мне обещала?


У Молли было такое выражение лица, словно на нее только что вылили ведро холодной воды. Она поднесла руки ко рту и растерянно выпучила глаза.

— Ой! О черт! Я собиралась сходить в магазин утром, но проспала, а потом вспомнила, что у Чарли занятия в воскресном клубе, и мне пришлось отвести его и...

— Ты забыла про завтрак, — предположил он, стараясь сдержать улыбку.

Молли виновато потупила взгляд.

— Прости.

— Ладно, не важно.

— Как это не важно?! Обещаю, это больше не повторится. Кстати, что ты обычно ешь на завтрак?

— Свежие фрукты, круассаны, кофе... ничего особенного.

Молли закусила губу, и его словно током ударило. Он почувствовал внезапное желание, которое не имело никакого отношения к завтраку. Ему захотелось снова заключить эту хрупкую женщину в крепкие объятия и целовать до потери сознания.

— Мм, у меня нет практически ничего из того, что ты перечислил.

— Ну так приготовь то, что есть.

Ее лицо залилось ярким румянцем от стыда.

— В том-то и вся проблема. У меня нет ни бекона, ни колбасы, ни грибов, ни помидоров...

Он больше не мог сдерживать улыбку.

— Да уж, похоже, мне не грозит смерть от излишков холестерина. Надеюсь, у тебя хотя бы есть яйца? Хлеб?

— Точно. Два вареных яйца. Тебе хватит?

Он с улыбкой кивнул.

— Отлично. И кофе? — с надеждой добавил он, и ее лицо снова помрачнело.

— Мм, только быстрорастворимый.

Он округлил глаза.

— А как насчет чая? Он у тебя тоже в пакетиках?

Молли рассмеялась.

— Нет, с чаем все в порядке.

— Ну и отлично.

Дэвид уселся за маленький столик на веранде, вдыхая прохладный утренний воздух, пока Молли возилась на кухне. Вскоре на пороге появился ее тоненький силуэт. В руках она несла поднос с вареными яйцами, бутербродами и чаем.

— Ты ведь не против, если я позавтракаю с тобой, да? — спросила она.

Ее неуверенность заставила Дэвида улыбнуться.

— Разумеется, не против. Всегда приятно завтракать в хорошей компании.

Действительно, находиться в компании этой женщины не только приятно, но и опасно, подумал Дэвид. Ее улыбка может свести его с ума и заставить забыть обо всем на свете.

Он отодвинул ноги, чтобы ненароком не задеть ее, и постарался унять возбуждение, которое вызывало в нем присутствие этой женщины.


— Итак, сегодня тебе предстоит встреча с отцом?

Дэвид отодвинул тарелку и расправил плечи. Его лицо вдруг стало очень серьезным.

— Думаю, сейчас самое время. Хватит откладывать это в долгий ящик.

Молли нежно взяла его за руку, и их взгляды встретились.

— Он любит тебя, Дэвид, — напомнила она. — Ты не представляешь, как он обрадуется вашей встрече.

Дэвид глубоко вздохнул.

— Это его свадьба, Молли. Для него такое событие имеет огромное значение, и мне просто хотелось быть рядом с ним, не доставляя никакого беспокойства. Если он узнает... Ну, это очень нежелательно. Только не сейчас.

— Он не заметит.

— Ты так думаешь?

— Я ведь не заметила.

— Но ты меня совсем не знаешь.

Она пожала плечами.

— Нет, но я знаю людей. Знаю, как они двигаются. Вчера, когда ты возился в саду, я не заметила твоей хромоты.

— Ты наблюдала за мной? — неожиданно спросил он, и в его глазах промелькнуло что-то очень похожее на поддразнивание. Ее щеки тут же залились ярким румянцем.

— Ну... нет, я просто смотрела, — уточнила она, и он разочарованно усмехнулся.

— Я бы предпочел, чтобы ты наблюдала.

Молли вдруг показалось, что он флиртует с ней. Мягко. Ненавязчиво, не рассчитывая, что его слова заставят ее пульс участиться.

Она отвела взгляд и попыталась убрать руку, но Дэвид лишь крепче сжал ей пальцы, притянул ее к себе и, прежде чем она успела среагировать, поцеловал в щеку и встал.

— Ты хорошая женщина, Молли, — нежно сказал он и направился в коттедж. Она стояла и наблюдала за ним, стараясь разглядеть в его походке хотя бы намек на хромоту. Но напрасно. Он двигался упруго и ритмично, словно пантера перед прыжком.

Она еще долго смотрела ему вслед, прижимая ладонь к щеке, стараясь сохранить ощущение поцелуя.

Дэвид словно почувствовал на себе ее взгляд и резко обернулся.

— Что случилось? — поинтересовался он.

Молли сглотнула. Краска снова прилила к щекам.

— Ничего. Я просто задумалась. Итак, во сколько ты планируешь вернуться?

Он пожал плечами.

— Не знаю. Я даже не знаю, дома ли отец сегодня. Сначала заеду домой, а потом к нему на работу. А что?

«А то, что, возможно, тебе понадобится моя помощь после встречи с ним...»

— Ничего. Просто вдруг ты вернешься, а меня не будет дома. Конечно, я могла бы дать тебе ключ, — с сомнением добавила она.

Дэвид покачал головой.

— Не волнуйся, у меня ведь есть ключ от коттеджа. Если я не найду отца, то попробую встретиться с Джорджией, а если мне и это не удастся, то всегда есть Боб. Я могу отправиться с ним на рыбалку.

— Договорились. Тогда жду тебя к ужину. Если что, звони... — Она выдержала небольшую паузу и добавила: — Дэвид, удачи тебе.

— Спасибо.

Он положил ключ от коттеджа в карман и направился к воротам твердой, уверенной походкой.

«Нет, — подумала она, — ты на самом деле двигаешься очень уверенно. Твои родственники ни о чем не догадаются до тех пор, пока ты сам не решишь посвятить их в свою тайну».

Молли быстро убрала со стола и помчалась наверх. Она обещала, что ремонт займет всего лишь пару дней и он сможет переехать в дом. Нужно все быстренько разобрать и покрасить потолок и степы.

Она постарается не думать о Дэвиде и о том, как пройдет его встреча с отцом.


Это было смешно.

Он привык ворочать миллионами. Он был уверен в себе, умен и успешен во всем, за что брался.

Он даже никогда не нервничал.

Но сегодня все изменилось. Сердце выпрыгивало из груди, во рту пересохло, и он не представлял, о чем говорить с отцом.

Если тот будет дома.

Но Джорджа не было.

Никто не открыл дверь, когда Дэвид позвонил. И что теперь? Поехать в отель и встретиться с ним на людях?

Нервно вздохнув, он развернулся. В этот момент на парковочную стоянку въехал автомобиль и из него вышла женщина, которую он накануне видел с отцом. Она направлялась к нему.

— Здравствуйте, могу я вам чем-то помочь? — спросила она нежным мелодичным голосом. Дэвид смерил ее пристальным взглядом — женщину, которая собиралась занять место его матери, — и постарался найти нужные слова.

Но они ему не понадобились.

Ей потребовалось лишь несколько секунд, чтобы понять, в чем дело. Ее глаза наполнились слезами, и она бросилась к нему с широко распахнутыми объятиями.

— Ты приехал! — вскрикнула она, словно не веря собственным глазам.

Дэвид тотчас понял, что Джордж нашел в этой женщине — теплоту, искреннюю нежность, доброту. Как же повезло его отцу, раз судьба подарила ему такую встречу.

Он поцеловал ее в щеку и улыбнулся.

— Привет. Очень рад нашей встрече. Я много наслышан о тебе.

— Но не больше, чем я о тебе. Твой отец так тебя ждал! Ты его уже видел? Когда ты прилетел?

— Вчера утром.

Ее глаза старались поймать его взгляд.

— Так, значит, ты заночевал в Лондоне?

Он покачал головой.

— Нет. Я остановился у Молли, твоей подруги.

— Ты знаешь Молли Блайт? — удивленно спросила Лиз.

— Да, со вчерашнего дня.

— Но, Дэвид, тебе вовсе не обязательно оставаться у Молли! Твой отец наверняка захочет, чтобы ты жил вместе с ним. Мы уже приготовили комнату для тебя. Давай не будем его разочаровывать.

Черт, снова разочарование, он снова причинит отцу боль.

— Прости, но я не хотел мешать вам...

— Мешать? Он ведь твой отец, Дэвид! Кроме того, мы пока не живем вместе.

— А я и не знал, — пробормотал он, чувствуя, как краска приливает к его щекам. — Прости, меня это не касается. Но, черт возьми, вы ведь взрослые люди. Почему нет?

— Из-за внуков. Нам не хотелось бы, чтобы они видели, что можно жить вместе, не будучи женатыми, — с улыбкой объяснила Лиз. — Так что не переживай, ты не причинишь нам никакого беспокойства.

Да уж, придется придумать что-то еще.

— Проблема в том, что я пообещал Молли остаться у нее. Я не могу подвести ее. Ей нужны эти деньги.

— Верно. — Лиз пристально посмотрела на него. — Хорошо. У тебя наверняка есть свои причины, чтобы поступать подобным образом, поэтому я не стану вмешиваться, но если ты передумаешь...

Дэвид кивнул.

— Спасибо. — Наконец-то и на его улице выглянуло солнце. — Итак, где я могу найти его?

— В отеле. Улаживает последние формальности, а потом они с Ником едут обедать к Джорджии. Мы договорились встретиться там. Я заехала, чтобы оставить здесь кое-какие вещи. — Она бросила взгляд через его плечо. — Ты мог бы помочь мне занести их в дом, а потом мы поедем вместе. — Она подошла к автомобилю и открыла багажник. — Вот, давай начнем с этой коробки. По-моему, она весит не меньше тонны.

Он взял коробку и спросил:

— Куда нести?

— Наверх. — Лиз повела его по лестнице. — Сюда, — указала она на комнату, которая всегда служила комнатой для гостей. — Мы решили обосноваться здесь после свадьбы из-за вида в сад.

Дэвид помог перенести остатки вещей в дом, который в скором времени должен был стать ее родным домом — домом, в котором она будет жить с его отцом.

Его вдруг пронзила резка вспышка зависти, и по каким-то непонятным причинам в памяти всплыл образ Молли.

Не просто образ Молли. А Молли вместе с ним. Вот они едят яичницу на террасе каждое утро до конца жизни. Интересно, откуда это взялось?

Когда он перенес все коробки, Лиз глянула на часы.

— По-моему, сейчас они должны закончить все дела. Ну что, поехали?

— Да, — согласился Дэвид. Он почувствовал, что на душе у него становится все легче.

До тех пор, пока они не оказались перед домом Ника.

— Ах, похоже, все здесь.

Лиз вышла из автомобиля и смерила неодобрительным взглядом парковочную стоянку возле дома, на которой было полно машин.

— Все?

— Гарри и Даниель со своими женами и детьми. Хочешь, я схожу за ним?

Дэвид пару секунд колебался, но потом все же выдавил улыбку.

— Показывай, куда идти.

Она распахнула дверь и вошла, а он последовал за ней через красивый холл, мимо широкой лестницы в огромную семейную столовую, где обычно собиралась вся семья. Там дети играли с собаками. Маленькая девочка подбежала и схватила его за ногу.

— Я тебя не знаю! — пролепетала она и тут же отбежала, но все взрослые уже успели повернуться к ним. Дэвид вошел в комнату и встретился взглядом с отцом.

— Дэвид?

Комната вдруг погрузилась в мертвую тишину. Дэвид чувствовал, что взгляды всех собравшихся устремлены на него.

— Здравствуй, пап, — спокойно сказал он, и уже в следующее мгновение отец бросился к нему навстречу.

Они заключили друг друга в крепкие объятия. Дэвид ощутил, как у него в горле нарастает ком и мешает дышать. Стоило отцу ослабить хватку, как подлетела беременная Джорджия. В ее глазах стояли слезы.

— Это похоже на возвращение блудного сына! — воскликнула сестра дрожащим голосом. Она бросилась ему на шею и прижала его к себе так крепко, что он почувствовал, как внутри ее живота что-то шевельнулось... Вернее, кто-то... Его племянник или племянница — ее ребенок от мужчины, с которым он даже не знаком.

Черт.

Когда она выпустила его из объятий, Дэвид огляделся по сторонам. Рядом с камином стояли Гари, Дэн и Эмили — друзья его детства.

Ну вот, сбылось то, что он столько раз себе представлял: встреча с близкими после долгой разлуки. Вдруг мужчина, которого он видел только на фотографиях, выступил вперед и протянул руку. Дэвид снова почувствовал напряжение.

— Дэвид, меня зовут Ник Барон. Рад наконец-то с тобой познакомиться.

— Я тоже рад, — сдержанно приветствовал Дэвид шурина.

Рукопожатие длилось считанные секунды и скорее напоминало дань вежливости. Определенно придется приложить немало усилий, подумал Дэвид, чтобы подправить свою репутацию, которой нанесен большой вред. Ну что, у него на это есть время. Он сможет поладить с Ником. Окажись он на его месте, наверняка вел бы себя точно так же.

Джордж больше не мог терпеть. Он схватил сына за руку и потянул к столу, не отрывая от него ни на секунду пристального взгляда, словно он не мог насмотреться на свое любимое чадо.

— Ты выглядишь...

— Старше? — предположил Дэвид и выдавил сухую усмешку.

— Ну да... немного. Более мужественным, опытным. Боже мой, как давно мы не виделись. Я уже начал забывать, какой ты. Даже представить себе не можешь, как я скучал по тебе, сынок.

Дэвид сглотнул.

— Я тоже скучал. Прости, что меня не было рядом, когда с тобой случился инфаркт.

— Не важно. Главное, теперь ты здесь. Как твоя лодыжка?

— Отлично, — правдиво заявил Дэвид. — Сейчас она не доставляет мне никаких проблем.

— Я рад. Прости, что не смог приехать, когда это случилось. Болезнь застигла меня врасплох. Ну хватит о грустном. Рассказывай скорей, как у тебя дела. Похоже, ты стал основателем собственной империи в сфере туризма. — В голосе Джорджа звучала гордость за сына.

— Но прежде мне пришлось пережить взлеты и падения, — уклончиво ответил Дэвид. — Впрочем, это стоило тех усилий, которые пришлось приложить. Мне до сих пор интересно заниматься этим делом.

— Я частенько захожу на твой сайт. Похоже, ваши дела идут отлично.

— Тут есть и твоя заслуга, пап.

Довольная улыбка появилась на лице старика.

— Отлично. Я рад, что смог пригодиться тебе. Итак, на этот раз, надеюсь, ты погостишь у нас подольше? — неуверенно спросил он.

Дэвиду не хотелось отбирать у него надежду, но в то же время было бы нечестно позволять ему думать, что он вернулся домой навсегда.

— Еще сам толком не знаю. По крайней мере на несколько недель, — пробормотал он.

Лицо Джорджа помрачнело.

— Полагаю, ты не можешь надолго оставлять свой бизнес?

Дэвид пожал плечами и изобразил улыбку.

— О, ты ведь знаешь, как это часто бывает: за время отсутствия накапливается куча дел, которую рано или поздно придется разгребать. Но, может быть, ты как-нибудь приедешь ко мне? Мне бы хотелось все тебе показать.

— Как знать. Последнее время я все чаще подумываю о том, чтобы отойти от дел.

— Здорово. Как раз вовремя. Только предупреди меня заранее, чтобы я смог освободиться и посвятить тебе больше времени. А сейчас расскажи мне о своей гостинице. Джорджия мне так нахваливала ее. Держу пари, вам пришлось хорошенько поработать.

— Да уж, мы вот только закончили. Слава богу, все сделано в срок, и мы смогли уложиться в первоначальную смету. И все это благодаря Нику. Он стоит за штурвалом нашего бизнеса.

«Я уже догадался», — подумал Дэвид, но предпочел держать язык за зубами.

— Мы открываемся в пятницу вечером. Ожидается много представителей прессы, местных властей и знаменитостей. Но ты для меня будешь самым почетным гостем.

Меньше всего Дэвиду хотелось присутствовать на таких мероприятиях. Но он понимал, как это важно для отца. Поэтому ему ничего не оставалось, как кивнуть головой и постараться выдавить счастливую улыбку.

— Большая честь для меня. Я видел гостиницу по приезде в город. Она действительно выглядит фантастически.

— Хочешь, я проведу для тебя экскурсию? — предложил Джордж. — Никто не заметит нашего отсутствия. А мне так хочется побыть с тобой наедине.

Дэвид улыбнулся и снова кивнул. Но стоило им встать, как к ним подлетела Джорджия. В ее взгляде застыло беспокойство.

— Ты ведь не собираешься уходить? — осторожно предположила она.

— Нет. Мы собираемся посмотреть гостиницу.

— Только не задерживайтесь. Я хочу познакомить тебя с детьми. Они давно мечтают встретиться со своим знаменитым дядей Дэвидом. Пап, постарайся побыстрей привести его назад.

Она проводила их до дверей. Дэвид подошел с отцом к машине и открыл дверцу.

— Ты взял ее напрокат?

— Ну да. Я планирую здесь задержаться, поэтому мне понадобится автомобиль.

— В гараже стоит «сааб», — сообщил Джордж.

Дэвид поднял удивленный взгляд на отца.

— Правда? Старый любимчик мамы?

Джордж довольно улыбнулся.

— Ну да. Я до сих пор храню его для тебя.

Дэвида захлестнули эмоции. Ком в горле стал таким огромным, что ему было трудно дышать.

— Он принадлежит тебе. За него заплачен налог и страховка. Распоряжайся им по своему усмотрению.

— Отлично. Только для начала мне нужно избавиться от этой машины.

Джордж улыбнулся в ответ.

— Заметано. Мы вместе заедем в компанию по прокату. Теперь, когда ты снова дома, я хочу как можно больше времени проводить с тобой, сынок.


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Ну и как все прошло? — первым делом поинтересовалась Молли, когда Дэвид появился на пороге кухни.

Он улыбнулся — искренняя улыбка, которая, казалось, шла из глубины его сердца.

— Отлично. Все оказалось намного легче, чем я предполагал.

Она с любопытством посмотрела на него.

— Неужели твой отец и сестра не спустили с тебя три шкуры за то, что ты так долго отсутствовал?

Он разразился громким смехом.

— Нет, хотя я это вполне заслужил. Я наконец-то познакомился с Лиз. Она потрясающая женщина.

Услышав, с какой теплотой Дэвид отозвался о ее подруге, Молли обрадовалась.

— Я знала, что она тебе понравится.

— Да, понравилась. Слава богу, она не старается занять место моей матери. И что самое главное, нашла общий язык с моим отцом. Для меня было огромным удовольствием видеть его таким счастливым.

— Здорово. А почему ты не остался у них на ночь? — спросила Молли, лихорадочно представляя содержимое своего холодильника.

— Мне не хотелось причинять им дополнительное беспокойство. Они так устали. А что-то не так?

Едва заметная улыбка появилась на ее губах.

— Нет, все в порядке. Просто мне нужно сходить в магазин и купить что-нибудь на ужин. — Ей было неприятно спрашивать с него деньги, ведь ему приходилось жить почти в полевых условиях. Но ее кредитная карточка уже давно была заблокирована, а в кошельке осталось лишь несколько фунтов.

Она уже открыла рот, чтобы начать оправдываться, когда он полез в карман пиджака и достал приличную — очень приличную — пачку купюр.

— Прежде чем ты пойдешь, позволь мне дать тебе деньги. Здесь пятьсот долларов. Надеюсь, этого хватит, чтобы покрыть расходы на три недели, а там посмотрим.

Она уставилась на деньги, едва сдерживая слезы.

— Мм... ты уверен? Этого достаточно на... — Она быстро сосчитала в уме. — Да, хватит больше чем на месяц. Ты уверен, что хочешь заплатить заранее?

Он усмехнулся.

— Угу. Надеюсь, такой суммы хватит и на краску для коттеджа.

— Я как раз собиралась поговорить с тобой об этом. Сегодня я начала красить комнату на втором этаже.

Дэвид усмехнулся.

— А я-то решил, что ты решила покрасить волосы.

Молли рассмеялась.

— Я всегда работаю с таким азартом, что даже не замечаю этого. Разве я не говорила, что я художница?

— Ты упоминала, что помогаешь Лиз, но я так и не понял, в чем. И где же ты рисуешь?

— В спальне наверху, — объяснила Молли, сморщив носик. — Но она слишком маленькая. Там почти нет света, и я постоянно па что-то натыкаюсь. Именно поэтому решила переоборудовать чердак в мастерскую. Как только мы сделаем ремонт в коттедже, я переберусь туда.

— Мне бы хотелось увидеть твои работы.

— Разумеется. Но для начала мне нужно пойти в магазин и приготовить ужин.

— Договорились. Если ты не против, я посмотрю, что нужно сделать на чердаке, чтобы мы могли поскорее устроить там твою мастерскую.

— Нет, — Молли покачала головой. — Будет справедливо, если ты займешь эту комнату. В ней тоже есть душевая. Кроме того, ты не сможешь спать в коттедже, пока в нем будет пахнуть краской.

Дэвид нахмурился.

— Это твоя комната. И ты вольна распоряжаться ею по своему усмотрению. Запах краски мне безразличен.

Молли была тронута его пониманием:

— Как только мы закончим с коттеджем, ты сможешь вернуться туда, а я перенесу свои вещи к себе в комнату и смогу рисовать там. Я планирую вскоре устроить персональную выставку. Пара галерей уже сделали заказ на мои картины, и мне бы не хотелось им отказывать.

— Да, лишние деньги никогда не помешают, — кивнул он.

— Именно поэтому я согласилась сдать тебе коттедж, — сухо призналась она, — хотя мой дом сейчас не в том состоянии, чтобы размещать в нем гостей.

Он улыбнулся.

— О, не знаю. Кровать вполне удобная, сандвичи великолепны, и ты готовишь потрясающий омлет, пусть это и единственное блюдо в твоем меню. Я бы дал тебе девять баллов из десяти возможных. Может быть, даже девять с половиной, учитывая твою готовность помочь.

Молли фыркнула.

— Либо ты самый большой обманщик, либо у тебя слишком маленькие запросы во всем, включая и еду. А сейчас мне пора в магазин, — бросила она через плечо и захлопнула за собой дверь.


Он ни разу не поднимался наверх и поэтому чувствовал себя немного неловко. Но ему не терпелось увидеть, что Молли сделала во время его отсутствия, и оценить объем предстоящих работ.

Итак...

Она побелила потолок и нанесла первый слой краски на стены, еще один такой же продуктивный денек, и она сможет переехать. И это будет миленькая комнатка. Огромное окно, напротив которого можно было бы поставить кровать, чтобы, просыпаясь, она могла бы видеть море — холодное Северное море, иногда спокойное, а иногда волнующее и даже страшное.

Дэвид спустился по узкой лестнице и заглянул в комнату Чарли. Мальчик спал на спине, ротик был слегка приоткрыт, одна нога вылезла из-под одеяла, и он улыбался во сне.

Рядом с комнатой Чарли находилась ее мастерская. Здесь царил рабочий беспорядок — холсты, многочисленные баночки с краской, различной толщины кисточки, кипы журналов и газет.

Любопытство взяло верх, и он, не удержавшись, вошел, осторожно пробираясь сквозь кипу холстов и журналов, и взглянул на холст на мольберте. Судя по всему, картина была начата совсем недавно, легкие наброски и фон. На стенах висели другие картины, но они были почти не видны из-за хаоса, царившего в мастерской.

По крайней мере в одном она права. Ей нужно больше пространства. Непонятно, как ей удается работать в такой коморке.

Ну, он попробует ей как-то помочь. Первым делом нужно закончить ремонт в комнате наверху и перенести туда ее вещи, чтобы она могла совмещать спальню и студию.

Разумеется, он больше не сможет наблюдать, как она задергивает занавески по вечерам, но ничего не поделаешь. Молли заслуживает лучшего.

Когда он снова проходил мимо ее спальни, то обратил внимание на огромную кучу грязного белья, которая лежала на полу. Из нее торчали майка, симпатичный кружевной бюстгальтер и кружевные трусики.

Его окатило жаркой волной. Он резко повернулся и поторопился вниз, боясь быть застигнутым за столь щекотливым занятием, как разглядывание женского белья. О боже, как же он опустился.

Сейчас бы устроить вечернюю пробежку, чтобы выкинуть из головы непристойные мысли, но он пообещал посидеть с Чарли до ее возвращения.

Молли не задержалась. Пока она раскладывала продукты по местам, Дэвид изо всех сил старался не думать, что на ней надето под облегающими джинсами и тонким пуловером.

— Я поднимался наверх, — признался он, стараясь придерживаться выбранной тактики. — Нам следует в ближайшее время заняться твоей комнатой. Завтра утром я привезу от отца кое-какие инструменты, и начнем. А потом ты сможешь переехать туда.

Она повернулась, положив руки на бедра.

— Но это ведь ты переезжаешь туда! Мы это только что обсудили!

Он покачал головой.

— Нет. Я неплохо устроился в коттедже. Мне там нравится. И это твоя комната, и ты должна использовать ее, принимая во внимание, что совсем скоро у тебя выставка.

— Ты видел этот беспорядок?

— Твои рисунки? Не совсем.

— Хочешь посмотреть?

— Очень. Мы можем сделать это сейчас?

— Разумеется. А позже я приготовлю ужин.

Он последовал за ней наверх и встал в дверном проходе, в то время как она перебирала полотна, очевидно выискивая самые достойные, и выносила их на лестничную площадку, чтобы он мог получше разглядеть.

Дэвид с неподдельным интересом разглядывал картины, окончательно позабыв о ее нижнем белье. Все они произвели на него неизгладимое впечатление.

Мощные, яркие образы, великолепная текстура — сочетания фотографий и красок помогали создать коллажи почти третьего измерения, которые работали на один общий образ.

Ему показалось, что он смотрит сквозь временное пространство, затемненные образы смешивались, как будто каждый из них представал в одном месте, но в разное время, и он был очарован. На одном полотне была изображена старая дверь в полуразрушенной стене. На другом — деревья в лесу.

— Это потрясающе, — с восторгом отметил он. — Очень любопытно. Сколько они стоят?

Молли пожала плечами.

— Несколько сотен фунтов, да и то самые большие полотна.

— Но это же смешно. Они должны стоить гораздо больше. Тебе следует отнести их в лондонскую галерею.

Она рассмеялась.

— Мне бы хотелось. Здесь поблизости тоже есть несколько неплохих галерей.

— Ты слишком дешево продаешь свой талант, — неодобрительно сказал он.

Молли покачала головой.

— Нет. Мне не нужна слава, Дэвид. Мне нужно зарабатывать на жизнь, что я и делаю. Только и всего.

Он подумал об облезлом коттедже, о старом доме, поломанных воротах, старомодной кухне, и ему стало интересно, что значит иметь такие простые требования к жизни и не оттого ли это, что она потеряла самого дорогого в жизни человека — исключая Чарли, — а вместе с ним и вкус к жизни.


— Ух ты! Ничего себе машинка! Крутая!

Дэвид рассмеялся, глядя на Чарли, который, казалось, не на шутку был удивлен.

— Хочешь прокатиться?

— Ага! Но нужно спросить маму...

— Я уже обо всем договорился. Хочешь посидеть за рулем?

Чарли восторженно закивал головой.

Когда на улице появилась Молли, мальчик уже увлеченно изучал приборную панель. Он несколько раз посигналил, желая привлечь внимание матери.

— Мамочка, посмотри, я умею водить! — Его лицо светилось от счастья. Молли наклонилась и обняла его, предоставляя Дэвиду возможность полюбоваться ее аппетитной попкой в облегающих джинсах. Жаркая волна в который раз окатила его с головы до ног.

Нет. Не слишком хорошая идея. Вдова. Женщина с прошлым.

Но она так чертовски привлекательна, что порой он начинал забывать об этом. Ему до боли хотелось прижать ее к своей груди и никогда не отпускать.

— Покатаемся? — предложил он, и Чарли тут же перебрался на заднее сиденье. Молли расположилась впереди.

— Ну и куда же мы поедем? — спросил Дэвид, стараясь не обращать внимания на ее пышную грудь.

— О! Я не знаю. Куда угодно, — с улыбкой сказала она. — Сегодня такой великолепный день, что мне просто хочется прокатиться с ветерком. Кстати, где ты раздобыл такой красивый автомобиль?

— Это машина моей матери. Отец сохранил ее для меня.

Она несколько секунд пристально смотрела на него. Улыбка в ее глазах сменилась сочувствием и нежностью, которая едва окончательно не растопила его сердце.

— Очень мило, — сказала она наконец. — Кстати, как прошла ваша встреча сегодня?

— Отлично. Я захватил кое-какие инструменты, и мы сможем преступить к ремонту, когда вернемся. А сейчас поехали в город.

Они проехали мимо дома Джорджии, мимо новой гостиницы, мимо реки и площадки для гольфа. Чарли все время махал прохожим из окна автомобиля. Простая поездка в город доставляет ему столько удовольствия, подумал Дэвид и бросил взгляд на Молли. На ее лице тоже играла довольная улыбка. У него свело все внутри от желания поцеловать ее.

Да уж, ему придется приложить немало усилий, чтобы держать себя под контролем.


— Итак, ты хочешь помочь мне с покраской стен?

Дэвид покачал головой.

— Нет. Я собираюсь зашпатлевать пол. Чарли поможет мне, а ты в это время займешься стенами.

Он открыл багажник автомобиля и достал оттуда ящик с инструментами.

— Это тебе. — Он вложил ей в руки несколько кистей и мастерок. — Но сначала нам нужно выпить чаю, не так ли, Чарли? Мы не можем начинать покраску на голодный желудок, — усмехнулся он.

Когда она поднялась наверх с подносом в руках, Дэвид уже показывал Чарли, как заделывать дыры в стене.

— Кладешь немного шпатлевки и гладко разравниваешь, Чарли. Ну вот, получилось. — Он кивнул и взъерошил волосы мальчика. — Великолепно. У тебя явно талант художника.

— Спасибо, что так терпелив с ним, — прошептала Молли.

— Мне это доставило удовольствие. Он очень милый паренек, — усмехнулся Дэвид. Ленивая сексуальная усмешка, при виде которой внутри у нее все перевернулось. Как странно, этот мужчина, который был для нее чужим человеком, одним своим взглядом мог заставить ее трепетать от желания.

— Я хочу есть, — сказал Чарли, не отрываясь от работы.

— Ну что ж, пойду готовить ужин, — вызвалась Молли, но у Дэвида возникла идея получше:

— Как насчет того, чтобы заказать пиццу?

Взгляд Чарли молниеносно устремился мечтательно кверху. Глаза заблестели от предвкушения очередного удовольствия.

— Пицца? Мам, можно? — взмолился он.

Обычно Молли не разрешала ему есть пиццу — отчасти потому, что она стоила дорого, отчасти из-за того, что это было нездоровая пища, но ведь Дэвид не догадывался об этом.

Что же ей делать? Уступить и доставить Чарли удовольствие или отказаться и приготовить что-нибудь еще, а позже все объяснить Дэвиду?

Очевидно, ее раздумья затянулись слишком надолго.

— Чарли, дружище, сбегай за моим телефоном. Я оставил его в бардачке автомобиля.

Мальчик пулей слетел вниз.

— Что-то не так? — поинтересовался Дэвид, видя недовольный взгляд Молли.

— Обычно мы не едим пиццу.

— Почему?

— Потому что это дорого и вредно для здоровья. Мне бы не хотелось, чтобы он привыкал к фастфуду.

Дэвид вздохнул.

— Прости, я не знал. Просто подумал, что все дети... едят пиццу.

— Только не Чарли. Кроме того, мы договорились, что ты будешь есть дома.

— Мне не хотелось, чтобы ты тратила время на кухне, — пояснил Дэвид. — По-моему, лучше потратить его на более важные дела.

Чарли вбежал в комнату:

— Его там нет. Может быть, его украли?

Дэвид нерешительно помолчал, ожидая подсказки Молли, затем покачал головой.

— Нет, прости, я совсем забыл, что положил его в карман.

Чарли поднял на мать умоляющий взгляд.

— Так мы можем заказать пиццу?

Молли не сдержала улыбки.

— Да. Но Дэвид угощает нас в последний раз!

— Здорово! — закричал мальчуган и вернулся к своей работе с еще большим энтузиазмом.


— Прости меня за пиццу, — извинился Дэвид, когда Молли уложила Чарли спать.

— Все в порядке. С твоей стороны это был очень милый жест. Зато я повела себя глупо.

— Нет, неправда. Чарли твой сын, и у тебя свои методы его воспитания. Мне следовало бы подумать об этом раньше. Но я так долго жил вдали от семьи, что привык принимать в расчет только свои желания. И представляешь, мне так было намного легче. Я стал избегать звонков Джорджии, потому что она казалась мне такой дотошной и навязчивой. А с тех пор как со мной произошел несчастный случай, общение с родственниками свелось к минимуму. Мне было противно обманывать их.

— Почему ты не расскажешь им обо всем, что с тобой произошло?

— После того как с отцом случился инфаркт? Как ты себе это представляешь?

— Мм... Ладно, поступай как считаешь нужным.

Он обязательно подумает, как ему поступить, но только не сегодня. Часы в холле только что пробили одиннадцать вечера, и он буквально валился с ног от усталости. Дэвид огляделся по сторонам, и на его лице заиграла довольная улыбка. Мало-помалу комната приобретала вполне приличный вид. Если дела и дальше так пойдут, то скоро они смогут привести ее в порядок.

— Расскажи мне о своей матери, — тихо попросила Молли, прерывая ход его мыслей.

Дэвид пожал плечами, не зная, с чего начать.

— Она была веселой и жизнерадостной и потрясающе готовила. А еще очень много работала. Практически вся административная работа в компании отца лежала на ее хрупких плечах. Она была готова каждому протянуть руку помощи.

— Должно быть, ты скучаешь по ней.

— Скучаю. Я все еще не могу поверить, что ее нет рядом.

— Это потому, что ты не живешь здесь. Гораздо легче жить вдалеке и думать, что дома все по-прежнему. Тебе не приходится ежедневно смотреть правде в глаза, Дэвид.

Неужели Молли права? Неужели все это время он лишь делал вид, что все в порядке? Сначала болезнь и смерть матери, потом проблемы с сердцем у отца... Совсем недавно он думал, что, скрывая от родных правду о несчастном случае, он тем самым оберегает их, но, может быть, он просто отказывался принимать жизнь такой, какая она есть на самом деле?

— Я до сих пор скучаю по Роберту, и это спустя почти семь лет после его смерти, — тихо продолжила Молли. — Думаю, так будет всегда. Лиз тоже скучает по своему мужу, а твоему отцу не хватает твоей матери, но годы идут, и они оба так одиноки...

Как и ты, тут же подумал он. Ему было трудно представить, что Молли до сих пор хранила верность мужу.

— Да, она действительно милая. И я думаю, что маме она бы тоже понравилась. Ты знала, что они не живут вместе до свадьбы?

— Знала. А ты разве нет?

Он покачал головой.

— Нет. И это лишний раз доказывает, что я не имею никакого представления о семейной жизни.

Молли протянула руку и пожала его пальцы.

— Ладно, хватит о грустном... скажи лучше, где ты обедал? — поинтересовалась она, меняя тему разговора, и Дэвид почувствовал, как напряжение постепенно уходит.

— В Орфорде. Я и не думал, что старая военная станция открыта для свободного посещения.

— Да, ее открыли не так давно. Чарли уже успел там побывать со школьной экскурсией.

Он пожал плечами.

— А я хотел предложить Чарли сходить туда вместе. А потом мы могли бы устроить пикник.

— Может быть, сходим куда-нибудь еще? — предложила она.

Дэвид и сам толком не понимал, какого черта ему пришло в голову развлекать сына Молли. Он что-то буркнул в ответ, не желая продолжать тему. Они какое-то время сидели молча, потом Молли подняла на него взгляд.

— Ты выглядишь усталым, — отметила она, рассматривая его лицо.

— Но это приятная усталость. Она наступает тогда, когда человек занимается делом, которое доставляет ему удовольствие.

— Представляю. Должно быть, ты провел весь этот год, восстанавливаясь после операции.

Он рассмеялся.

— На самом деле нет. Мой восстановительный период оказался на удивление легким. После этого я с головой окунулся в работу, и только однажды мне удалось поехать с друзьями на рифы и заняться дайвингом.

Она прислонилась головой к стене и снова посмотрела на него.

— Расскажи мне о дайвинге, — тихо попросила она. — Должно быть, это увлекательно.

Он отвел глаза, смущенный ее взглядом.

— Очень. В дайвинге есть что-то завораживающее, представляешь — столкнуться нос к носу с акулой, светящейся медузой, огромной треской или просто маленькой яркой рыбкой: Такие потрясающие цвета — я даже не могу описать их. И все это великолепие недалеко от берега. Разумеется, в некоторых местах запрещено нырять из-за крокодилов, но можно все видеть через прозрачное дно лодки. — Он осмелился поднять на нее взгляд. — Ты умеешь плавать?

— Я? Да, но никогда не плавала под водой. Разве что только в бассейне.

— Ты должна приехать — и попробовать.

Молли рассмеялась.

— Нет, я не шучу. Тебе понравится. Вам с Чарли следует приехать ко мне в отпуск.

— На какие шиши? Хорошо, если удастся продать картины прежде, чем закончится еда в холодильнике. Поездка в Австралию для меня непозволительная роскошь.

— Это легко уладить. Я оплачу ваш перелет, — с легкостью предложил Дэвид.

Молли горько улыбнулась и встала, отряхаясь от пыли.

— Мне так не кажется, Дэвид. Я не играю в такие игры. Мне бы действительно хотелось поехать и увидеть все это великолепие своими глазами, но если я и поеду, то только на свои собственные деньги.

Дэвид пристально посмотрел на нее, задаваясь вопросом, есть ли у него хоть один шанс переубедить ее. Но по ее взгляду понял, что нет. Единственное, что он сделал своим предложением, так это увеличил пропасть между ними.

Он глубоко вздохнул.

— Прости, если я снова сказал что-то не так.

Она улыбнулась и поцеловала его в щеку.

— Дэвид, ты никогда не был на моем месте, — прошептала она и, резко развернувшись, стала спускаться вниз, оставив отпечаток поцелуя гореть на его щеке...


ГЛАВА ПЯТАЯ

Ей не следовало разговаривать с ним так резко, подумала Молли.

Она притворилась, что красит оконную раму, украдкой наблюдая за тем, как Чарли помогает Дэвиду мыть автомобиль.

Дэвид учил ее сына, что и как нужно делать. Он относился к нему так же, как относился бы его отец, если бы был жив. И Чарли ловил каждое его слово. С каждым днем мальчик все больше и больше привязывался к этому чужаку. Ему будет не просто, когда Дэвид уедет.

Молли тяжело вздохнула и снова опустила кисточку в баночку с краской, стараясь сосредоточиться на работе, но безуспешно. Ее мысли постоянно устремлялись к мужчине, который работал в саду.

Черт возьми, сегодня он предложил ей стать его спутницей на приеме, устроенном в честь открытия гостиницы.

Молли почувствовала, как внутри нее начинала нарастать паника. Она волновалась как перед первым свиданием.

Это будет торжественное мероприятие, и у нее нет ни единого шанса соперничать с Джорджией, Эмили или Ионой в их дизайнерских нарядах.

Молли не могла себе позволить такую одежду. Она покупала вещи где придется. А это означало, что у нее нет ничего, что она могла бы надеть на сегодняшний вечер.

Единственное платье в ее скромном гардеробе было в стиле двадцатых годов. Она купила его на распродаже после смерти Роберта. Возможно, присутствующие дамы поднимут ее на смех, но у нее нет выбора.

Она снова выглянула в окно. Как раз в этот момент Чарли кинул мокрой губкой прямо в лицо Дэвиду.

У нее на миг перехватило дыхание. Но Дэвид рассмеялся и бросился вдогонку за убегающим со всех ног Чарли. Вдруг Дэвид неожиданно споткнулся и растянулся на траве.

У Молли перехватило дыхание. Она бросила кисточку и устремилась вниз.

— С тобой все в порядке? — запыхавшись, спросила она.

Дэвид бросил на нее непроницаемый взгляд и усмехнулся.

— Жить буду.

— Это я виноват, да?

— Вовсе нет, приятель. Просто я немного неловок, — успокоил Дэвид, взъерошив мальчику волосы.

— Чарли, пожалуйста, отнеси корзину на кухню, — строго велела Молли и снова повернулась к Дэвиду.

— С тобой правда все в порядке?

— Да, — ответил он, подмигнув.

— Ты здорово ударился о бревно. Дай-ка взгляну.

Он послушно задрал рубашку, чтобы показать огромное красновато-синее пятно в правом подреберье, которое с каждой секундой становилось все больше. Молли поспешила в дом за мазью.

Ей пришлось приложить немало усилий, чтобы не обращать внимания на его гладкую теплую кожу, пока она втирала гель.

— Ну вот, кажется, все, — вздохнула она с облегчением. Увы, недолгим. Стоило ему поднять взгляд и благодарно улыбнуться, как ее пульс участился, а температура тела заметно подскочила.

Слава богу, Чарли вернулся и напомнил Дэвиду, что им нужно домыть машину. Молли поспешила наверх, чтобы докрасить оконную раму.

Или чтобы наблюдать за ними, не опасаясь, что ее застигнут врасплох.


— Мама готова! — с гордостью заявил Чарли.

Дэвид поправил галстук-бабочку и вышел наружу.

Мальчик переминался с ноги на ногу, его глаза горели.

— Мама надела платье! — кричал он, словно это было редчайшее событие, и Дэвид сделал вывод, что он никогда не видел мать ни в чем, кроме потертых джинсов и рубашки.

Потом он повернул голову и затаил дыхание. Во рту у него пересохло. Он никогда не видел такой прекрасной женщины. Она была похожа на русалку. Голубовато-зеленое платье соблазнительно подчеркивало каждый изгиб ее фантастического тела. Дэвид вдруг почувствовал неодолимое желание.

— Я выгляжу глупо? Да? Совершенно неподходящий наряд для такого вечера. Наверно, стоит переодеться, а?

— Нет! — Он заставил себя подойти к лестнице, не сводя с нее пристального взгляда. — Ты выглядишь... потрясающе. Невероятно.

Молли немного расслабилась.

— Правда?

— Да. Просто сказочно. — Он с трудом сглотнул. — Мм, ну, думаю, нам пора идти.

— Чарли, сходи за своей сумкой, — сказала она, и Чарли послушно удалился в дом, оставляя их наедине. Молли закусила губу.

О боже, ему безумно захотелось поцеловать ее. Целовать эти мягкие, пухлые роскошные губы до тех пор, пока она не застонет от удовольствия.

Что, черт возьми, с ним происходит?

— Я на самом деле выгляжу хорошо или ты говоришь это из вежливости?

Вежливости? Он едва не рассмеялся. Интересно, что бы сказала эта красотка, если бы узнала, как реагирует на нее его тело? Дэвид поправил пиджак, чтобы хоть как-то скрыть свое волнение.

— Я не пытаюсь быть вежливым, Молли, — пробормотал он. — Это не в моем стиле. Я всегда стараюсь говорить то, что думаю. А сейчас думаю, что ты выглядишь потрясающе.

Она покраснела, ее тело расслабилось, и ему тут же захотелось заключить ее в объятия и крепко прижать к себе.

— Я готов! — прокричал Чарли, вертясь вокруг матери и улыбаясь ей. — Теперь мы можем идти?

— Разумеется.

Дэвид пропустил ее вперед и, впервые увидев ее обнаженную спину, едва не лишился чувств от волнения.


На самом деле Молли ничуточки не поверила его словам о платье.

Но ее это мало волновало. То восхищение, которое она увидела в его глазах, вселило в нее уверенность в себе. В ней снова просыпалась женщина, которой безумно хотелось нравиться мужчинам.

Когда они подъехали к дому Джорджии, толпа детей бросилась навстречу Чарли. Вслед за ними вышла и сама Джорджия. Ее глаза широко распахнулись от удивления.

— Молли! Какое фантастическое платье! Где ты его раздобыла?

— В Лондоне, несколько лет назад, — спокойно ответила Молли. — На ярмарке винтажных вещей.

Джорджия окинула ее пристальным взглядом.

— О, оно очень красивое и очень тебе идет. По сравнению с тобой я выгляжу толстой и неуклюжей. И скажу тебе по секрету, ты слишком хороша для моего братца. Мне придется подыскать тебе более достойного мужчину.

Молли сочла эти слова неуместными и незаслуженными. Может быть, в том, что Дэвид отдалился от семьи, нет его вины. Если это так, то она была несправедлива к нему. Взяв его за руку, Молли подошла ближе.

— Ни в коем случае. Он мой, — решительно заявила она и сжала его пальцы.


Вечер, как и предполагала Молли, был очень торжественным. Удивительно, но она вовсе не чувствовала себя неловко в своем платье. Может быть, потому, что постоянно ловила на себе восхищенный взгляд Дэвида.

Ник приветствовал их в огромном холле и проводил к гостям. К огромному облегчению Молли, Джорджия вскоре растворилась в толпе, оставив их вдвоем.

Как странно, с сестрой он ведет себя совсем по-другому, чем с ней: он сдержан, старается держать свои эмоции при себе, словно Джорджия для него просто очередная знакомая.

Многие из гостей спешили поздороваться с ним и расспросить его о бизнесе в Австралии. На все вопросы Дэвид отвечал уклончиво, стараясь как можно скорее закончить разговор. Некоторые зашли так далеко, что стали указывать на то, что он в долгу перед отцом и ему следовало бы навсегда вернуться домой. Судя по тому, как крепко сжались его челюсти, ему стоило огромных усилий не сорваться.

Только Гари Кавенаг был не слишком назойлив. Он подошел и сказал:

— Знаешь, мы очень скучали по тебе. Но ты волен поступать, как считаешь нужным, приятель.

— Нам нужно навестить тебя и посмотреть, чем это ты там занимаешься, что даже не можешь приехать домой, — вставила его жена Эмили. — Должно быть, это на самом деле что-то особенное.

Похоже, за весь вечер Дэвид впервые искренне улыбнулся.

— Так оно и есть. Только заранее сообщите мне о своем визите, чтобы я мог удостовериться, что в нашем отеле есть номер. Хотя, может быть, вам стоит остановиться где-нибудь еще, ведь наши гостиницы не предназначены для семейного отдыха.

Вот так-то: не предназначены, подумала Молли. Скорей всего, они напоминают тихий романтический уголок для влюбленных пар. Для них с Чарли там наверняка не нашлось бы места.

— Судя по всему, ты неплохо преуспел в бизнесе, дружище, — заинтересовался Гари.

— Да, жизнь была благосклонна ко мне, — ответил Дэвид.

Молли опустила взгляд на его ногу. Удивительно, но он держится так уверенно, что ни один из гостей даже не догадывается, через какие страдания ему пришлось пройти совсем недавно.

Скажи им! — хотелось прокричать ей, но она сдержалась. В конце концов, это его жизнь. И она не имела права в нее вмешиваться. К тому же у него есть еще одна неделя до свадьбы, чтобы обо всем рассказать.

— Ну как тебе сегодняшний вечер? Не устала? — спросил Дэвид спустя пару часов.

Молли улыбнулась.

— Есть немного. Я не привыкла бывать в столь многолюдных компаниях.

— Может быть, нам стоит тихонечко ускользнуть отсюда?

— Отличная идея.

Держась за руки, они стали пробираться сквозь толпу к выходу и дальше, к парковочной стоянке. На улице было прохладно, и Молли поежилась. Дэвид тут же отреагировал.

— Вот. — Он набросил ей на плечи свой пиджак, сохранивший тепло и запах его тела. Ей на мгновение показалось, что он обнимает ее, и ей стало приятно и комфортно. — Так лучше?

О, намного.

— Да, спасибо. А ты сам не замерзнешь?

— Не беспокойся, я не боюсь холодов.

Он открыл дверцу автомобиля и помог ей сесть, а потом и сам устроился за рулем.

— Ну вот, теперь можно ехать, — сказал он и завел двигатель. — Я давно намеревался убежать от пристальных взглядов публики и дотошных расспросов старых знакомых.

— А как же твои друзья?

— Какие друзья?

— Дэн, Гари и Эмили?

Он пожал плечами.

— Жизнь не стоит на месте, Молли. За годы разлуки мы стали почти чужими. Моя жизнь теперь на другом конце света, и мне бы не хотелось, чтобы кто-нибудь вмешивался в нее.

Молли задумалась. Такой закрытый мужчина. Он запер свое сердце на огромный амбарный замок. Но, как ни странно, ей еще больше захотелось подобрать к нему ключик. Она летела к нему, словно бабочка на огонь, и осознание неминуемой гибели ничуть не пугало ее.

— Ты голоден? — спросила она, желая поскорей вернуться в реальность.

Дэвид усмехнулся.

— Как волк. После всех этих фуршетов с шампанским и канапе всегда остаешься голодным.

— Как насчет жареной картошки?

Он рассмеялся.

— Звучит заманчиво. Говори, куда ехать.

Через пару минут они уже лакомились ароматными чипсами.

— Хочешь остаться в машине или, может быть, прогуляемся?

— Прогуляемся, — ответила она и скинула туфли.

Вылезая из автомобиля, она споткнулась и едва не упала. Дэвид тут же оказался рядом, чтобы подать ей руку. Атмосфера между ними накалилась до предела. Молли показалось, что мир вокруг нее стал расплываться, заливая все вокруг розовым цветом.

Она ощутила его теплое дыхание на своей коже. Их взгляды встретились. Она чувствовала его тело, теплое и сильное. Ее рука непроизвольно скользнула ему за спину, сокращая расстояние между ними. Теперь его дыхание обжигало ей губы, жаждущие прикосновения. Словно прочитав ее желание, Дэвид опустил голову, и их губы слились в поцелуе.

Только на одно мгновение. Но этого оказалось достаточно, чтобы она поняла, что один-единственный поцелуй может разжечь ее кровь, заставить сгорать от желания. А потом ей захочется большего: захочется, чтобы он без остатка принадлежал только ей.

И это будет жить в ней всегда.

Странно, но такая мысль ничуточки не напугала ее. А должна была. Ведь если она влюбится в этого мужчину, то обречет себя на вечные страдания. Он с самого начала дал ясно понять, что не задержится здесь надолго и скоро вернется туда, где нет места ни для нее, ни для ее сына.

Но это будет потом. А сейчас у нее есть по крайней мере две недели, чтобы насладиться тем волшебным чувством, которое связывало их.

Молли слегка отстранилась и посмотрела ему в глаза. В них она увидела дикий голод и желание.

— Отвези меня домой, — тихо попросила она.

Дэвид резко выдохнул и сел в машину. Через пару километров они остановились возле какого-то паба.

— Мне нужно кое-что купить, — пробормотал он.

Вскоре он вернулся и кинул ей на колени крошечную коробочку с презервативом. Молли истерически рассмеялась.

Слава богу, хотя бы у кого-то из них есть здравый смысл.

Он наклонился и страстно поцеловал ее в губы, потом завел двигатель и помчался на предельной скорости.

Она видела, как ходят желваки на его челюсти. Его длинные пальцы крепко сжимали руль, и она понимала, что он едва сдерживает себя.

Черт возьми, еще чуть-чуть, и они займутся любовью прямо в машине.

Только не сейчас, приказала она себе. Совсем скоро ты сможешь обнять его, прикоснуться к нему.

Любить его.


Наконец-то они подъехали к коттеджу. Он остановил автомобиль и уставился на нее. Его глаза были темными от желания.

— Хочу заранее извиниться, — начал он неуверенно. — Мм... ух... у меня давно не было... У меня не было свиданий, не было секса ни с кем с тех пор, как я потерял ногу. Ты понимаешь, несколько лет...

Молли почувствовала огромный прилив нежности. Она провела рукой по его щеке, наслаждаясь грубоватой щетиной. На ее лице засияла робкая улыбка.

— Добро пожаловать в клуб одиночек. Я тоже не занималась любовью с тех пор, как умер мой муж.

Дэвид слегка отступил и пристально посмотрел на нее. На его лице отражалось множество противоречивых эмоций.

— Черт возьми, Молли...

— Не надо. — Она потянулась к нему. — Не извиняйся и... Не останавливайся сейчас, прошу тебя, Дэвид. Ты мне нужен.

Он простонал и крепко прижал ее к себе.

— Я не могу остановиться. Боже, Молли, ты тоже нужна мне. Я знаю, что это неправильно, но...

— Нет, все правильно. Так и должно быть. Это наше время, Дэвид, и как бы оно быстро ни закончилось, давай будем просто получать от него удовольствие — начиная прямо сейчас.


Он не мог поверить.

Не мог поверить, что эта потрясающе красивая, сексуальная женщина хотела его. Не мог поверить, что сможет прикоснуться к ней, прижать ее к себе, уткнуться в мягкие волосы, познать ее волшебную теплоту. Неужели, увидев его уродливую ногу, она не отпрянет с отвращением?

Жестокая реальность снова обрушилась на него, отнимая последнюю надежду на счастье. От самоуверенности не осталось и следа, а потом ушло и желание.

— Прости, но я не могу, — неразборчиво пробормотал он и, резко развернувшись, пошел прочь, оставляя ее сгорать от ненасытной жажды любви.


ГЛАВА ШЕСТАЯ

Молли не побежала за ним. Она чувствовала, что Дэвиду нужно самому с этим справиться. Кроме того, у нее тоже были сомнения.

Нет, скорее не сомнения, а страх того, что с ней станет, когда она потеряет его.

Это же смешно. Ты не можешь потерять то, чего не имеешь. Он принадлежал своей империи на другом конце света, а она принадлежала этому месту. Но не только страх потери сковал ее изнутри. Молли боялась, что не сможет вернуть ему уверенность в себе, боялась не оправдать его надежд.

Она поднялась к себе в комнату, чтобы снять платье, в котором ей стало вдруг ужасно тесно. Выглянув в окно, она увидела одинокий силуэт на пристани. Это был Дэвид.

Совершенно один.

Боль и сострадание сжали ее сердце. Не в силах сдержать порыв, она поспешила к нему.

Не произнося ни слова, Молли села рядом. Ни один мускул не дрогнул на его лице. Сначала ей показалось, что он вовсе не заметил ее присутствия, но вскоре Дэвид вытащил руки из карманов и повернулся к ней.

— Прости меня.

Его голос звучал хрипло и напряженно.

— Не извиняйся, — нежно сказала она. — Это я была слишком напористой.

— Нет. Ты ни в чем не виновата. Все дело в Селии — моей бывшей девушке. — Он сделал паузу и с трудом сглотнул. — Она отскочила от испуга и отвращения, когда увидела мою ногу.

Молли почувствовала, что начинает ненавидеть глупую и пустую женщину, которая так жестоко обошлась с Дэвидом.

— После ампутации?

— Нет... раньше, почти сразу же после несчастного случая. Я не мог ее винить, это было действительно малоприятное зрелище. А потом она решила как можно скорее смыться.

— Глупая женщина.

— Нет. Просто она знала себе цену и не пожелала связываться с таким неудачником, каким я был тогда. Мне потребовалось время, чтобы понять это. Если бы я не пытался вернуть ее, то гораздо раньше согласился бы на ампутацию, уменьшив тем самым свои страдания. Но сделанного не воротишь.

Дэвид пристально посмотрел на Молли.

— Расскажи мне о Роберте.

Он крепко сжал ее руку, словно предлагая поддержку.

— Мне было двадцать один, когда мы впервые встретились. Я проходила постдипломную практику под его руководством в художественном колледже. Он велел мне рисовать, пообещал оказать поддержку, потому что верил, что я добьюсь успеха в искусстве. Он сказал, что было бы грешно зарывать такой талант, как у меня, в землю.

— Мудрый мужчина. И ты послушала его?

— Да. Я переехала к нему и начала рисовать большую часть времени, а вскоре у нас появился Чарли. А потом он попал в аварию. Его подключила к аппарату искусственного жизнеобеспечения. Врачи говорили, что он безнадежен, но я наотрез отказывалась верить в это. Я проводила с ним все ночи, а днем приводила Чарли, чтобы он мог побыть с отцом. Потом у него отказали многие органы.

Молли замолчала, вспоминая лицо Роберта, аппарат искусственной вентиляции легких, датчики на его веках, трубку у него во рту, множество проводков и постоянный шепот врачей и медсестер у нее за спиной. Тряхнув головой, она уставилась на море, прислушиваясь к рокоту волн, желая, чтобы они смыли все воспоминания о тех трагических днях ее жизни.

— Мониторы будто разом сломались, — тихо продолжила она. — Врачи хотели отключить его от аппарата несколько дней назад, но я не позволила им. А теперь мне самой безумно хотелось унять эту, казалось, дико ревущую машину и позволить ему уйти. По моей вине он все это время испытывал муки, не имея возможности обрести вечный покой. Я выключила аппарат, и он ушел навсегда. С тех пор моя жизнь полностью изменилась. Я потеряла главную опору, на которую в любой момент могла положиться. Мы с Чарли переехали в другой город, где я старалась забыться, но напрасно. И только осознание того, что я должна поставить сына на ноги, не дает мне опустить руки. Я рисую, держусь подальше от окружающих и стараюсь не давать советы.

— Поэтому ты не пошла за мной? Хотела позволить событиям идти своим чередом?

— Возможно. А возможно, это была всего лишь трусость.

— Мне так не кажется, Молли. Я не считаю тебя трусихой. По-моему, ты просто запуталась и винишь себя в том, в чем совсем не виновата. Это ты была за рулем во время аварии?

Она вздохнула и отрицательно покачала головой.

— Нет. Нет, он. Но это я послала его на собеседование. Как оказалось, послала его на смерть.

— Молли, в этом не было твоей вины. Ты всего лишь старалась поддержать его, как когда-то он поддержал тебя. Ты не была за рулем, а следовательно, нет твоей вины в том, что он попал в аварию. Ты реагировала так, как реагировал бы каждый, кто оказался бы в подобных обстоятельствах.

— Не в этом дело. Моя вина в том, что я тянула недели, когда его страдания могли закончиться намного раньше. Он больше не принадлежал этому миру, поэтому я зря упорствовала.

— Но он и не страдал. Ведь когда человек находится в коме, он ничего не чувствует.

Молли подняла взгляд, услышав простую, очевидную правду, которая, впрочем, уже ничего не могла изменить, и улыбнулась.

Он улыбнулся в ответ и протянул руку.

— Иди сюда.

Она скользнула в его надежные объятия и склонила голову ему на плечо. Ей было так приятно сидеть здесь и чувствовать, как спокойствие разливается по всему телу, словно наконец она на самом деле отпустила Роберта, простила себя за то, что слишком сильно любила его и боролась до последнего, пытаясь спасти ему жизнь, в то время как следовало сказать ему «прощай».

Может быть, она просто не была готова услышать такие аргументы раньше и Дэвид оказался первым человеком, с которым она впервые за многие годы поговорила об этом по душам, а она была готова сейчас это услышать.

И готова вернуться к настоящей жизни?

Да.

Молли подняла голову и прижалась губами к его подбородку.

— Этого не стоило делать, — предупредил он.

Она слегка отстранилась.

— Прошу тебя, только не надо смущать меня разговорами о самолюбивой Селии. Я бы хотела вернуть Роберта с израненным лицом, с повязками на теле, только из-за того, кем он был. В болезни и в здравии, мы поклялись в этом. Меня не пугают твои увечья, Дэвид.

— Но мы не женаты.

— Тогда почему это тебя так волнует? Ты всегда можешь уйти.

— Не все так просто. У меня не было секса ни разу с тех пор, как я потерял ногу.

— Ну тогда, вероятнее всего, нам следует быть поаккуратней и не идти на поводу у страсти.

Дэвид рассмеялся и прижал ее к себе.

— Ты сумасшедшая женщина, — прошептал он, а Молли усмехнулась и засунула руку ему под рубашку, чувствуя, как напряглись его мускулы под ее ладонью.

— Может быть, тогда пойдем домой? — неуверенно предложил он.

Молли быстро закивала головой.

— Ты уверена? — нежно спросил он, когда они вернулись в коттедж.

— Абсолютно, — не задумываясь, ответила она, хотя была уверена лишь в том, что будет очень страдать, когда он уйдет. Тем не менее она не могла позволить ему уйти, не подарив волшебные мгновения счастья, которые он сможет пронести через всю жизнь.

Или хотя бы вселит в него убежденность в том, что он снова может стать полноценным мужчиной.

Молли сняла с него галстук и кинула на пол. Потом принялась расстегивать пуговицы на его рубашке, обнажая широкие плечи, прижимаясь губами к теплой коже пробуя на вкус волоски, которые густо покрывали загорелую грудь.

С трудом оторвавшись от него, Молли скинула платье и подняла взгляд.

Дэвид не шевелился, только его глаза медленно скользили по ее груди, заставляя соски набухать от желания. Наконец он поднял руку и провел кончиками пальцев по ложбинке между грудями.

— Знаешь, когда мы впервые встретились, сюда прилип листочек, — хрипло прошептал он. — И я завидовал ему.

Склонив голову, он принялся покрывать поцелуями ее тело, заставляя Молли сгорать от желания.

Его длинные пальцы ловко избавили ее от чулок и шелковых трусиков. Теперь Молли стояла перед ним абсолютно нагая. Затаив дыхание, Дэвид провел рукой по ее фигуре, а потом резко притянул ее к себе. Молли едва не задохнулась, когда их тела соприкоснулись. Ее соски терлись о грубоватую кожу на его груди, пробуждая в ней еще большее желание. По тяжелым вздохам она поняла, что ему тоже не хватает дыхания.

— Красавица, — прохрипел он и припал губами к ее губам, впервые по-настоящему властно целуя ее.

Она страстно ответила на поцелуй, наслаждаясь тем, как его горячий гладкий язык дразнит ее. Вскоре поцелуй стал глубже. Он еще сильнее прижал ее к себе, чтобы она могла почувствовать, что он не меньше ее возбужден. Ее рука скользнула к ремню на его брюках. Дэвид замер и опустил взгляд. Его пальцы мертвой хваткой вцепились в ее запястье.

— Может быть, выключим свет? — предложил он.

Молли поняла, что он все еще боится ее реакции.

— Нет, — решительно ответила она. Ей хотелось увидеть его, хотелось, чтобы между ними не было никаких секретов. Она подняла руку и прикоснулась к его груди.

— Мне надо видеть тебя, смотреть в твои глаза. И чтобы ты видел меня со всеми моими родинками, бородавками и всем остальным.

— У тебя есть бородавки? — с наигранной паникой спросил он.

Молли усмехнулась.

— Нет, не беспокойся, у меня нет бородавок. Зато у меня есть небольшой шрам... от аппендицита.

Он бесконечно долго смотрел на нее, а потом прошептал:

— Тогда поступай, как считаешь нужным.


Что, черт возьми, она делает?

Дэвид возился с протезом, словно давая ей время передумать. Но Молли тихо сидела рядом с ним на кровати, терпеливо дожидаясь, пока он закончит.

Вот наконец-то вся рутинная работа осталась позади, и он поднял глаза. Их взгляды встретились. В се глазах он увидел не жалость и отвращение, а нежную улыбку. Она улыбалась, о боже, словно ее совсем не испугало увиденное.

Он поднял бровь.

— Ты уверена, что хочешь этого? Ты заставляешь меня пройти через тяжелое испытание?

— Вот только не надо себя жалеть, — поддразнила Молли, хотя ее сердце угрожало в любой момент выпрыгнуть из груди. Она взяла в ладони его лицо и заглянула ему прямо в душу.

— Поцелуй меня, — прошептала она.

Больше не в силах держать страсть под контролем, Дэвид заключил ее в крепкие объятия. У него перехватило дыхание, когда он почувствовал прикосновение ее шелковой кожи. Его губы припали к ее губам, и он поцеловал ее так сильно, словно от этого поцелуя зависела его жизнь.

Молли в ответ покрыла безудержными поцелуями все его тело. Ее рука скользнула к его плавкам и стянула их. Он уткнулся лицом в ее роскошную грудь, которая вот уже несколько дней пробуждала в нем столько непристойных фантазий, и вдохнул аромат шелковистой кожи. Его губы покусывали нежно-розовые соски, набухшие от желания. Молли дрожала. Ее руки судорожно гладили его сильное тело, словно боялись потерять. Дэвид еще крепче прижал ее к себе и громко простонал.

Ему на мгновение показалось, что он умрет, если сейчас же не войдет в нее. Потянувшись к ночному столику, он схватил маленький пакетик и дрожащими пальцами натянул презерватив.

— Давай я помогу тебе, — предложила она, и Дэвид окончательно потерял самоконтроль.


Это было потрясающе.

Дэвид был потрясающим.

Ни один мужчина не доставлял ей столько наслаждения. О, Роберт был хорошим любовником, нежным и щедрым на ласку. Но Дэвид подарил ей ни с чем не сравнимое удовольствие. Он заставлял каждую частичку ее тела наполняться радостью, ликовать от счастья. Молли понимала, что это скоро закончится, поэтому хотела насладиться каждым мгновением, не позволяя угрызениям совести все испортить.

Он лежал на спине, закинув руки за голову. Его взгляд ни на секунду не покидал ее лица.

— Почему ты так смотришь на меня? — не выдержала Молли.

— Я спрашиваю бога, за что мне такое счастье.

Ее щеки вспыхнули ярким румянцем.

— Ты был великолепен.

Он нервно рассмеялся и отвернулся.

— А ты обманщица. Джорджия права, ты слишком хороша для меня.

— Что за вздор! — Ее руки стали нежно гладить его мускулы. — Потрясающий мужчина. Посмотри на себя. Сильный, стройный, умный... красивый.

Озорная усмешка заиграла на его губах.

— Умный?

— О да, — подтвердила Молли, прижимаясь губами к его груди. Потом ее губы спустились к бедру.

Дэвид затаил дыхание и напрягся. Она почувствовала, как между ними снова начинает нарастать стена. Ее пальчики нежно скользнули к его коленке. Она склонила голову и прижалась губами к тому месту, где ему ампутировали ногу. Дэвид содрогнулся. Ее сердце сжалось от боли, она подложила руку ему под колено и нежно прижалась к нему щекой. На нее что-то капнуло сверху.

Слеза.

Она закрыла глаза и прижалась щекой к его бедру, стараясь успокоиться. Когда все же осмелилась поднять голову, увидела, что из уголков его глаз струятся тоненькие ручейки слез.

О Дэвид. О любовь моя.

Она легла рядом с ним, смахивая поцелуями его слезы. Нервно вздохнув, Дэвид крепко прижал ее к себе.

— Знаешь, ты удивительная женщина, — хриплым голос сказал он. — Красивая, добрая, щедрая и чертовски сексуальная.

Его губы прижались к ее лбу, и Молли подняла голову, чтобы встретиться с ним взглядом.

— С тобой все в порядке? Теперь ты несешь всякий вздор, Дэвид, — улыбнулась она.

— Со мной более чем все в порядке, и это не вздор. Ты прекрасна. Иди сюда. Я хочу снова любить тебя.

Ее улыбка стала шире.

— А я уж было подумала, что ты больше никогда не попросишь.


— Думаю, мне следует рассказать отцу.

Молли резко повернула голову и нахмурилась.

— Рассказать, что ты провел со мной ночь?

Дэвид рассмеялся.

— Нет. Его это не касается. — Улыбка исчезла с его лица. — Я говорю о своей ноге.

Молли села и подняла на него встревоженный взгляд.

— Я думала, что ты не хочешь говорить ему до свадьбы.

— Не хотел. Но возможно, ему лучше знать, как сильно я люблю его и как мне хотелось быть рядом, когда у него случился сердечный приступ. Я позволил всем поверить, что всего лишь сломал лодыжку, и в конце концов меня стали считать бесчувственным подлецом — особенно Джорджия. А это совсем не так. Ты и представить себе не можешь, как мне хотелось быть рядом с ним, присутствовать на свадьбе Джорджии. Но я не мог рассказать им правду потому, что не хотел причинять боль. Разве я мог подумать, что, держа их в неведении, причиняю им еще больше страданий? И сейчас, похоже, пришло время отцу все узнать, чтобы я мог смотреть ему в глаза и не видеть в них разочарования. Я и сам толком не знаю, кому это нужно больше — ему или мне самому.

Молли молчала, потому что не знала, что сказать, и чувствовала — лучше не вмешиваться. Он приподнял ей голову, чтобы видеть ее глаза.

— Ну? Что скажет эксперт по семейным отношениям? Что мне делать?

Она быстро закрыла глаза, не в силах и дальше выносить нежный пристальный взгляд.

— Дэвид, не спрашивай меня, что тебе делать.

— Но что бы ты сделала на моем месте?

— Рассказала бы, — не раздумывая, ответила она. — Ты ведь знаешь меня... сначала говорю, потом делаю. А ты ведь совсем другой. Судя по всему, ты запер свое сердце на замок и не хочешь никого туда впускать.

— Неужели?

— Мм. Я еще многого о тебе не знаю.

Он нахмурился.

— Чего не знаешь?

— Как ты потерял ногу.

— О. — Он отвернулся. — Ты правда хочешь знать? Это не слишком приятная история.

— А я не жду приятных историй, — призналась она и приготовилась услышать детали.

Он задержал дыхание, а потом нервно выдохнул.

— Это было в августе. Я направлялся в Бирон. Начался шторм. Рыбы подплывали близко к берегу, в том числе и акулы. Было интересно наблюдать за происходящим: люди плыли к берегу, все кричали при виде акул, потом вдруг крик изменился, и я понял, что на кого-то напали. И тут я увидел маленького мальчика. Вода рядом с ним тут же стала красной от крови. Мы подплыли на лодке, я нырнул, достал тело малыша и протянул его парню, который был вместе со мной. Из-за паники он старался как можно быстрее завести двигатель, но я еще не успел выбраться из воды. Моя нога попала в лопасти как раз в тот момент, когда я выбирался из воды.

Молли представила эту трагедию, и у нее потемнело в голове.

— А акула переключилась на тебя? — дрожащим голосом спросила она.

Дэвид покачал головой.

— Нет. Слава богу, нет. Это была маленькая акула. Она вряд ли смогла бы причинить мне столько вреда, сколько причинила ребенку. Почти сразу меня доставили в больницу, остальное ты знаешь. На самом деле я почти ничего не помню до того момента, как проснулся в больничной палате.

— А как же ребенок? — тихо спросила она.

Дэвид покачал головой, а во рту вырос ком.

— Он не выжил. Потерял слишком много крови. Это было ужасно. Так неожиданно расстаться с жизнью. Все было бесполезно.

Молли просунула руку ему за спину и крепко прижала к себе.

— Это не было бесполезно, Дэвид. Если бы ты не пытался, если бы оставил его, то не смог бы дальше жить в согласии с собой и со своей совестью.

— Откуда тебе знать?

— И это говорит мужчина, который не рассказывает правду отцу только потому, что не хочет тревожить его! Ты на самом деле ждешь, что я поверю, будто позволил бы ребенку умереть и даже не задумался бы об этом? Не говори глупостей.

Она почувствовала, как спадает его напряжение. Он крепко сжал ее за плечи и притянул к себе.

— Хорошо, может быть, ты права. Но все же временами мне кажется это абсолютно бессмысленным.

— Зато теперь ты можешь смотреть вперед и двигаться дальше.

— Пожалуй. — Он прижался губами к ее макушке, и она подняла голову, чтобы поцеловать его в ответ. — В любом случае хватит об этом. Мне бы хотелось поговорить о фантазиях.

Она рассмеялась.

— Фантазиях?

— Ага. — Он усмехнулся. — Если бы у нас была прислуга, что бы ты заказала на завтрак? Напоминаю тебе, что со вчерашнего вечера мы ничего не ели, а после такой бурной ночи я голоден как волк.

— Я совсем забыла об этом. Мм... омлет на веранде, с ветчиной и копченым лососем, и домашний мармелад с зеленым чаем, а потом... круассаны с шоколадным кремом, и свежевыжатый яблочный сок, и ароматный кофе.

— Черный или с молоком?

— Со сливками. Но не слишком много. А как насчет тебя?

— Салат из тропических фруктов, например манго, папайя, помело, киви... А еще я бы тоже не отказался от омлета. И кофе — черный, крепкий и горячий.

— Осталось только позвонить в колокольчик, — усмехнулась она и тут же замолчала, когда он скинул простыню с кровати и встал.

— Дэвид!

Она потянула его за руку. Он снова сел на кровать. Его лицо побледнело, когда он опустил взгляд на левую ногу.

Какое-то мгновение он не произносил ни слова, потом повернул голову и уставился на нее. Его глаза были широко распахнуты от удивления.

— Я совсем забыл, — хриплым голосом признался он. — Я полностью забыл об этом.

Молли обняла его.

— Прости.

— Нет. Тебе не за что просить прощения. Все это благодаря тебе, — сказал он с надрывом. — Это ты заставила меня забыть, Молли. Ты заставила меня снова почувствовать себя полноценным человеком.

И взяв ее лицо в ладони, он поцеловал ее — нежно, с благодарностью. Потом прижался губами к ее волосам, а ее голова упала ему на грудь. Она чувствовала, как сильно бьется его сердце, потом его ритм стал медленнее, и наконец-то Дэвид отпустил ее.

— Я собираюсь быстро принять душ, одеться и отправиться за покупками.

— За покупками?

— Угу. Ведь для завтрака нужны продукты.

Она привстала.

— Но это моя работа!

Он потянулся, чтобы погладить ее по щеке, с его лица не сходила улыбка.

— Только не сегодня. Сегодня просто побудь моей женщиной. Пожалуйста.

Слезы заполнили ее глаза. Ей бы ничего так сильно не хотелось, как быть его женщиной, сегодня и до конца жизни. Она кивнула.

— Хорошо. Но только сегодня. Могу я встать и принять душ, пока тебя не будет? Или же мне оставаться здесь?

— Ты можешь делать все, что захочешь. Я не задержусь. А потом приготовлю твой завтрак-мечту.


ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Он действительно не задержался.

Молли только успела принять душ и высушить волосы, когда услышала, как подъехала машина. Дэвид поднял голову и, увидев ее в окне, послал воздушный поцелуй. Молли сломя голову бросилась вниз.

— Тебе помочь?

— Нет. Садись и наслаждайся прекрасным весенним утром. Через минуту я принесу тебе завтрак.

— Ты прелесть. — Она поднялась на цыпочки и поцеловала его в щеку, все еще не бритую и очень возбуждающую. Дикое желание снова затащить его в постель пронзило ее как стрела.

Нужно держать себя в руках, твердила она себе, пока шла на веранду.

На маленьком столике лежала красная роза. Как мило. Ее глаза наполнились слезами. Молли поднесла цветок к губам. Интересно, чем она заслужила такие волшебные мгновения счастья.

Дэвид был самым удивительным и самым полноценным мужчиной, которого ей доводилось встречать, и она не могла себе представить, во что превратится ее жизнь, когда он уйдет.


— Ваш завтрак, миледи. — Он поставил поднос на стол. Блюдо с фруктовым салатом, кувшинчик с молоком и еще один со сливками, кофе, свежая выпечка — и еще куча всего.

— О боже! — удивленно воскликнула Молли. — Как тебе удалось все это сделать?

— Годы практики, — усмехнулся Дэвид. — Попробуй фруктовый салат. Он потрясающий.

Молли принялась уплетать салат за обе щеки, и вскоре сок манго потек по ее подбородку.

— Упс, — Дэвид наклонился и слизал сок языком. — А теперь попробуйте омлет с ветчиной — такой, как вы заказывали, — отрапортовал он.

Превосходно взбитые яйца, дополненные копченым лососем и аккуратно нарезанной ветчиной с тостами и соусом. Потрясающе вкусно. Еда буквально таяла во рту. Пожалуй, это был лучший завтрак, который она когда-либо ела.

Молли подняла глаза.

— Спасибо, — тихо прошептала она. — Я никогда не ела такой вкуснятины.

Дэвид слегка покраснел.

— Рад, что смог угодить тебе. — Судя по улыбке, которая озарила его лицо, ее похвала очень много значила для него.

— А теперь признавайся, где ты научился так хорошо готовить?

Он усмехнулся.

— В этом заслуга моего отца. Он надеялся, что я унаследую его бизнес, и настаивал на том, чтобы я прошел всю школу с самых низов. Он говорил: «Ты не узнаешь, хорошо ли люди делают свою работу, если сам толком не понимаешь, что тебе от них нужно». Поэтому я принимал участие во всем: вел бухгалтерию, заправлял кровати, чистил ванные комнаты, готовил еду, обслуживал столики, смешивал коктейли и даже научился играть на пианино — на случай, если сорвется развлекательная программа. Я научился нырять и могу работать инструктором по дайвингу, могу провести экскурсионный тур по горам, несмотря на то что для этого у нас есть специальный персонал.

Молли смотрела на него, открыв рот от восхищения.

— Мм... да, я и представить не могла, что у тебя так много талантов.

Снова усмешка.

— Знаешь, как говорят: «Лучше быть профессионалом в одной области, чем серединка на половинку во многих». Это мое жизненное кредо, и я никогда ему не изменял. Я могу принимать быстрые решения и двигаться дальше. Единственное, что мне никогда не удавалось, — это приготовить суфле.

Она разразилась громким смехом.

— Ну, слава богу, хоть что-то ты не умеешь делать, а я-то думала, что передо мной совершенство.

— А еще я не умею рисовать. Роберт был прав, что поддержал тебя. У тебя потрясающий талант.

Она вскинула голову.

— Зато твой гостиничный бизнес приносит гораздо больший доход.

— О да. Дела идут отлично. Грех жаловаться.

— Это лишь подтверждает мудрую поговорку: на что сгодился, там и пригодился.

Дэвид улыбнулся.

— Я собираюсь встретиться с отцом. Во сколько тебе нужно забирать Чарли?

— О... Джорджия обещала позвонить. Думаю, он пробудет у нее почти весь день.

— В таком случае нам, наверное, следует перетащить все вещи в твою новую комнату, а?

— А как же мытье посуды?

Он лукаво сощурился.

— А почему бы не предоставить это прислуге?


* * *


Ее комната выглядела мило и уютно. В центре стояла кровать, а у окна пара кресел, чтобы, сидя в них, можно было любоваться прекрасным видом на море.

Молли довольно вздохнула и улыбнулась.

— Спасибо, — с нежностью поблагодарила она. — Без тебя я бы не справилась. Завтра перенесу сюда свои вещи и вплотную займусь подготовкой к выставке.

— Я как раз собирался поговорить с тобой об этом, — начал Дэвид, но в этот момент раздался телефонный звонок. Молли поспешила ответить. Она несколько раз произнесла имя его сестры, и на ее лице появилось выражение беспокойства.

— Что случилось? — поинтересовался Дэвид.

— Звонила Джорджия. Нас пригласили на ужин, и она сказала, чтобы мы обязательно приехали вместе. Она хочет о чем-то поговорить с тобой.

Дэвид поморщился.

— Почему у меня с сестрой всегда возникают проблемы? Можно подумать, Джорджия намного старше и мудрее меня, так она любит командовать.

— По-моему, она считает, что нам прошлым вечером следовало бы задержаться подольше.

— О, брось. Я поступаю так, как считаю нужным, — резко ответил Дэвид, надевая рубашку. — Ладно, в любом случае нам лучше поехать. Будет хуже, если мы не сделаем этого.

Он заключил ее в объятия и нежно поцеловал.

Интересно, заметила ли Молли, что он боится предстоящего разговора с сестрой? Пришло время рассказать им.

Но как?

Он понятия не имел.


Джорджия, несомненно, ждала их. Судя по тому, что на парковке стояли только автомобили отца и Ника, она выпроводила всех гостей.

Дэвид и Молли завернули за угол и наткнулись на мальчишек.

— А Чарли может остаться? — умоляюще спросил Дик.

Молли обняла его.

— Только до конца ужина. Твоя мама наверняка устала присматривать за вами.

— Она играла с девочками, — сообщил Чарли. — А с нами был Ник. Мы играли в футбол.

Дэвид поднял голову и увидел Джорджию. На ее лице не было и намека на улыбку. Если бы не Молли, он, наверное, развернулся бы и ушел прочь.

— Мы можем поговорить? — резко спросила Джорджия.

Ну вот и пришло время прекратить притворяться и изображать из себя высокомерного хлыща, которому нет дела до родных. Пора выложить все карты и играть в открытую.

— Разумеется, — кивнул он и последовал за ней в маленькую гостиную.

— Присаживайся, — холодно предложила Джорджия, и он послушно сел, не желая волновать беременную сестру.

— Почему ты так рано уехал вчера вечером? Ты ведь знаешь, как важно было для отца твое присутствие.

— Потому что мне надоело слушать бесконечные лекции о том, как редко я бываю дома, — правдиво объяснил Дэвид.

Джорджия нахмурилась.

— Кто-то говорил тебе об этом?

— Все. Начиная с тебя.

— Вчера я и слова не сказала.

— А как же твое замечание по поводу того, что Молли слишком хороша для меня и ты собираешься подыскать для нее более достойного спутника?

Джорджия не сразу нашлась, что сказать.

— Дэвид, это же была шутка. Может быть, не совсем удачная, но...

— Правда? Прости, значит, я чего-то не понял.

Она покраснела и опустила глаза.

— Это я должна просить прощения. Просто... Я очень люблю Молли и знаю, что ты причинишь ей боль.

— Давай не будем вмешивать в это Молли.

— Но ты первым заговорил о ней. Ты всегда причиняешь всем боль, Дэвид. Ты ни о ком не думаешь, кроме как о себе.

— Это не так.

— Неужели? Тогда почему ты не приехал на мою свадьбу? Почему не приехал, когда отцу делали операцию на сердце? Только не говори, что сломал лодыжку! Это не причина, а лишь жалкая отговорка!

Дэвид опустил взгляд, понимая, что ему придется сделать самое трудное признание в жизни. Он старался найти слова, которые не причинили бы ей боль.

— Все гораздо сложнее.

— Неужели? Что-то не похоже, ты даже не хромаешь! Мы все знаем, что твоя лодыжка в порядке. Отец теряется в догадках, он думает, что у тебя проблемы с бизнесом, или что ты гомосексуалист, или что у тебя рак или... СПИД.

— Он правда так думает? — Дэвид покачал головой, отказываясь верить собственным ушам.

— А что ему еще остается, Дэвид? Ты избегал нас столько лет. Не отвечал на телефонные звонки, не говоря о том, чтобы позвонить самому. И если бы не свадьба отца, вряд ли мы бы увидели тебя.

— Ты хочешь услышать правду? — спросил он, больше не в силах выносить несправедливые упреки. — Хочешь знать, почему я не хромаю? Потому что у меня больше не болит нога, Джорджия. У меня нет ноги. Прошлым летом мне ее ампутировали.

Джорджия недоверчиво уставилась на него. Потом, затаив дыхание, опустила взгляд на его ноги и закрыла рот руками.

— Не-ет! — вскрикнула она и бросилась к двери как раз в тот момент, когда в комнату вошел Ник.

— Джорджия, милая, что происходит? Что, черт возьми, ты сказал моей жене? — набросился он на Дэвида. Его взгляд метал молнии.

— Я сказал ей правду. И мне давным-давно следовало это сделать. Но наш разговор еще не окончен.

— Оставь ее в покое!

Ник преградил ему путь, но даже каменная стена не остановила бы Дэвида в этот момент. Схватив шурина за плечи, он отодвинул его и последовал за сестрой. Когда он вошел в ее комнату, она сидела на кровати. Ее тело сотрясалось от рыданий.

— Джорджия! — тихо позвал Дэвид и неуклюже опустился перед ней на колени. Она бросилась в его объятия и уткнулась лицом в широкую грудь. Всхлипывания становились все сильнее и сильнее. Ему показалось, что это может быть опасным в ее положении. — Джорджия, милая, перестань, все в порядке.

— Не в порядке, — всхлипнула она. — Я была так жестока к тебе... Почему ты ничего не сказал мне? Почему не заставил меня замолчать? Я твоя сестра, и мне следовало быть рядом с тобой...

— Как? Ты была здесь, с отцом, поддерживала его, спасала его бизнес...

Она отстранилась и подняла на него взгляд. Ее глаза снова наполнились слезами.

— Ты прошел через все это один, — сказала она с надрывом, закусив губу.

— Я отлично справился. После несчастного случая я почти ничего не чувствовал из-за больших доз морфия, которые вводили мне врачи. Потом я понял, что начинаю подсаживаться. Пришлось резко прекратить прием всех лекарств. Вот тогда-то и начались самые страшные мучения. Моя жизнь превратилась в настоящий кошмар. Но однажды судьба послала мне встречу с человеком, который перенес ампутацию, и я вдруг осознал, что это и есть путь к спасению. Врачи все равно не могли избавить меня от постоянной боли. Операция состоялась как раз в тот день, когда ты позвонила, чтобы сообщить о свадьбе отца.

— Нет! — снова вскрикнула Джорджия, а потом нежно взяла его лицо в ладони. — О, Дэвид, я и представить себе не могла...

— Но именно так все и было, — сухо заверил он.

— Когда ты собираешься рассказать отцу?

— После свадьбы.

— Мне кажется, тебе следует сделать это раньше. Он на самом деле очень беспокоится. Его воображение рисует такие картины, что даже страшно представить...

— Черт. — Он вздохнул. — Не хотелось бы его расстраивать...

— О чем ты говоришь, Дэвид?! Это единственный способ расставить все по местам. Отец теряется в догадках, и я уверена, что он почувствует облегчение. Ведь, глядя на тебя, невозможно представить, что ты болен. Поэтому расскажи ему. Я помогу тебе, если хочешь. Я знаю, что это, должно быть, очень непросто, но...

Он обнял ее.

— Для меня это тоже облегчение. В течение нескольких лет боль не давала мне жить спокойно. И мне было противно обманывать всех вас. Я думаю, что тебе нужно обо всем рассказать Нику. Он был готов убить меня.

— Ну что ты. Ник совсем не такой.

Дэвид поднял голову и посмотрел на лестницу. Там стоял Ник с потемневшим лицом. Должно быть, он последовал за ним, а следовательно, слышал весь их разговор.

— Могу я к вам присоединиться? — осторожно спросил Ник, и Дэвид кивнул.

— Разумеется. Прости, что был груб с тобой.

— Не извиняйся. Джорджия, с тобой все в порядке, дорогая?

Он подошел и взял ее руки. Дэвид заметил, как ее глаза снова наполнились слезами.

— Все в порядке. Я чувствую себя подлым ничтожеством.

Дэвид похлопал ее по плечу.

— Не казни себя, сестренка. Это моя вина. Постарайся успокоиться. А мне нужно встретиться с отцом.

— Нет! Я спокойна, Дэвид. Я пойду с тобой. Хочу поддержать тебя в этом непростом разговоре. — Вскочив на ноги, она крепко обняла его, и они вместе спустились вниз.


— Ну как? — обеспокоенно спросила Молли, когда Дэвид вернулся.

Он неуверенно улыбнулся.

— Все в порядке. — Молли видела, что, несмотря на утомленный вид, тревожные морщинки исчезли из уголков его глаз, а улыбка, какой бы неуверенной она ни была, свидетельствовала об облегчении. — Немного устал, но в целом я очень доволен.

— Может, расскажешь, как все прошло?

Дэвид кивнул.

— Отец догадывался, что со мной что-то происходит, просто не знал, что именно. Если бы я понимал это, то не стал бы столько времени держать его в неведении. Слава богу, теперь все позади и мне больше не нужно нести это бремя обмана и недомолвок.

— Я рада за тебя. Уверена, что с сегодняшнего дня в твоей жизни многое изменится к лучшему. А теперь как ты смотришь на то, чтобы перекусить?

— Я бы не отказался от бутерброда и чашечки кофе. Пойду приготовлю.

— Нет уж, позволь мне, — возразила Молли и, оставив его на веранде, отправилась на кухню готовить легкий ужин. Она понимала, что сейчас ему нужен покой и комфорт, и собиралась ему это предоставить.

— Вот. — Она придвинула к нему поднос с бутербродами и крепким чаем.

— А ты разве не будешь?

— Я пообедала с Лиз, пока вы разговаривали. Надеюсь, ты не очень рассердишься, когда узнаешь, что я все ей рассказала.

— Наоборот, я очень благодарен тебе за то, что ты поговорила с Лиз. Ей нужно знать об этом, чтобы суметь помочь моему отцу. — Дэвид откусил бутерброд и простонал от удовольствия: — О, потрясающе.

Откинувшись на спинку стула, Молли наблюдала за любимым. Безмятежная улыбка не сходила с ее губ. Закончив с едой, Дэвид встал и протянул ей руку.

— Идем со мной, — нежно предложил он, и она не смогла отказать ему.

Оказавшись в коттедже, он раздел ее, покрывая поцелуями каждый дюйм ее тела. Его губы были горячими, настойчивыми и голодными, и она подумала, что вот-вот закричит от удовольствия.

А потом они закружились в вихре страсти, который уносил их в бездну удовольствий, где не существовало никого, кроме двух влюбленных, которые безраздельно принадлежали друг другу.


ГЛАВА ВОСЬМАЯ

— Молли, это Лиз, — сообщил голос в телефонной трубке.

— О, Лиз, привет. — Молли вытерла испачканные краской пальцы. — Спасибо, что подбросила меня вчера. Как у тебя дела?

— Все в порядке. Джордж все еще пребывает в шоке, но по большому счету он испытывает огромное облегчение, что его домыслы не подтвердились. Самым страшным для него было неведение. А как Дэвид?

— Еще спит. — Молли сладко улыбнулась, представив его растянувшимся на кровати. Только опасение, что Чарли может увидеть их вместе в коттедже, заставило Молли покинуть любимого. — Он очень устал после вчерашнего и не столько физически, сколько эмоционально.

— Не сомневаюсь. Ему через многое пришлось пройти. Джордж очень расстроен из-за того, что в те трудные минуты не смог быть с сыном. Попроси Дэвида позвонить нам, когда он проснется. Мы хотим поговорить с вами о свадьбе. Мы собирались это сделать вчера вечером, но при сложившихся обстоятельствах это было бы не совсем кстати. Если сможете, приезжайте к нам на ланч, вот тогда-то все и обсудим. И захватите с собой Чарли.

— Хорошо, — тут же согласилась Молли. Она выглянула в окно и увидела, как пошевелилась занавеска. Значит, он проснулся. С улыбкой на губах она бросилась вниз и постучала в дверь коттеджа.

— Привет. — Лицо Дэвида светилось от счастья. — Где Чарли?

— Пошел ловить крабов с Бобом.

— Отлично. Это значит, что нам нечего опасаться и я могу делать с тобой все, что захочу. — Дэвид погрузил пальцы в ее волосы и склонился к ее губам. — Доброе утро, — прошептал он.

Кровь застучала у нее в висках, а ноги стали мягкими, как у тряпичной куклы.

Дэвид поднял голову и улыбнулся.

— Я расстроился, когда проснулся и не нашел тебя рядом. Ты не поверишь, но я уже соскучился, — хриплым голосом пожаловался он.

— Я тоже, — прошептала Молли, проводя пальцами по мужественному подбородку. Он еще не побрился, и его колкая щетина пробуждала в ней эротические фантазии, которые напрочь лишали ее здравого смысла.

Молли торопливо опустила руку и слегка отстранилась.

— Лиз звонила по поводу свадьбы. Они хотят обсудить какие-то детали и приглашают нас на ланч.

Дэвид кивнул.

— Отлично. Знаешь, после того как я все рассказал своим близким, мне хочется проводить с ними как можно больше времени. Думаю, нам нужно рассказать и Чарли про мою ногу.

Она почувствовала легкое беспокойство.

— Не знаю. Он очень любопытный мальчик и наверняка будет задавать кучу вопросов.

Дэвид рассмеялся.

— И в этом нет ничего удивительного. Я сам был таким, когда мне было восемь лет. Ни о чем не беспокойся, я покажу ему все свои ноги и расскажу, как они работают.

— А у тебя их сколько?! — с ужасом воскликнула Молли.

Он фыркнул.

— Три. Ты тоже становишься чрезмерно любопытной, дорогая моя. Похоже, для начала мне придется объяснить все тебе.


Чарли еще долго находился под впечатлением от услышанного.

— Поэтому ты не играешь в футбол? — робко спросил он.

Дэвид грустно кивнул.

— Угу. Я боюсь упасть во время игры.

— Но ты мог бы попытаться... осторожненько, — неуверенно предложил Чарли, пытаясь изо всех сил вселить надежду в своего героя.

Тяжело вздохнув, Дэвид встал.

— Хорошо, давай попробуем. Но я могу пропустить несколько мячей.

— Это не важно. Я тоже часто пропускаю!

А потом они в течение нескольких минут гоняли мяч по саду — до тех пор, пока не случилось неизбежное и Дэвид не растянулся на траве. Но вместо того чтобы выругаться, он разразился громким смехом.

— Нам пора ехать! — крикнула Молли, отрывая их от веселой игры.

— А мы можем взять мяч? — с робкой надеждой спросил Чарли.

Дэвид усмехнулся и взъерошил его волосы.

— Да, разумеется. Не знаю, будет ли у меня время, чтобы поиграть с тобой, но в любом случае ты сможешь погонять мяч в саду.

Когда они приехали, Джордж радушно приветствовал гостей. Его глаза светились от радости.

— Заходите, — сказал он, выпуская Дэвида из объятий, и все направились в кухню, где что-то стряпала Лиз.

— Я замешиваю тесто для яблочного пудинга, — пояснила она, и Чарли тут же вызвался ей помогать.

— А ты знаешь, что у Дэвида три ноги? — спросил он, погрузив руки в миску, чтобы размять масло.

— Три?! — удивленно переспросила Лиз, повернувшись к Дэвиду.

— Ну да, три, — подтвердил тот с усмешкой.

На лице Джорджа застыла боль. Старик был растроган почти до слез юмором сына.

— Эй, — нежно сказал Дэвид, положив руку отцу на плечо. — Мне предложат в этом доме чего-нибудь выпить?

— Конечно же. Чай, кофе, сок, пиво, вино, джин с тоником?..

— Что ты будешь? — Дэвид перевел взгляд на Молли.

— О, я бы выпила джин с тоником!

— Только смотри не напейся, а то упадешь, как Дэвид, — вмешался Чарли.

— Ты упал? — обеспокоенно спросил Джордж, глядя на сына.

— Не волнуйся, ничего особенного. Гораздо страшнее те промахи, которые я совершал все эти годы, скрывая от вас правду. Но сейчас, слава богу, все позади, и я готов двигаться вперед.

— Я уверен, что у тебя все получится, сынок, — убежденно заявил Джордж.

Молли вдруг стало жаль старика, ведь он не смог разделить с сыном его долгий путь к выздоровлению. Если бы такое произошло с Чарли...

Она не хотела даже думать об этом.

— А вы сделали ремонт на кухне, — заметил Дэвид.

Неужели Дэвиду не понравилось вмешательство Лиз? — спросила себя Молли.

Пожилой мужчина с некоторой грустью улыбнулся.

— Пришлось. Здесь не было ремонта с тех пор, как был куплен этот дом... еще до твоего рождения, а тебе сейчас — сколько? Тридцать два?

Дэвид кивнул.

— Тридцать три в октябре.

— Кроме того, из-за больной ноги Лиз нам пришлось переместить духовой шкаф на стену.

— О, не поймите меня неправильно. Мне здесь все нравится, просто я удивлен, что вы не переехали в более подходящее место.

— Зачем? — удивился Джордж. — Этот дом хранит много воспоминаний о счастливых временах. Здесь выросли вы, наши дети. Ты и представить себе не можешь, как мне нравится, когда все собираются в этом старом особняке.

У Молли вдруг возникло непреодолимое желание стать членом их дружной семьи, стать женщиной, которая родит Дэвиду детей, чтобы Джордж и Лиз могли радоваться появлению новых внуков, а у Чарли появились бы братики и сестренки, а у них с Дэвидом...

Ну хватит! — приказала она себе. Ее воображение уж слишком разыгралось. У них с Дэвидом не может быть совместного будущего, и она должна помнить об этом. Иначе ей попросту не пережить боль от неминуемой разлуки с ним.


Это был отличный день.

Обговорив все детали относительно свадьбы, они поехали домой. Удивительно, но Дэвид уже начал воспринимать дом Молли как свой собственный. Вскоре к ним присоединились Джорджия, Ник и их дети. Они все вместе разместились на веранде и стали наслаждаться теплым весенним днем.

И это было весьма кстати, так как Джорджия выглядела очень усталой.

— Тебе следовало остаться дома и отдохнуть, — упрекнул сестру Дэвид.

Джорджия подняла на него удивленный взгляд.

— Общество моего любимого брата гораздо важнее любого отдыха. Я хочу по максимуму наверстать упущенное время. — Джорджии хотелось услышать все подробности относительно трагедии. Поэтому Дэвиду пришлось заново ее пережить. Но, как ни странно, рассказ на этот раз ему давался легко. Он больше не испытывал мучительной боли от тяжелых воспоминаний. Должно быть, только сейчас он принял жизнь такой, какой она есть, и готов был двигаться дальше.

Когда гости разъехались, Дэвид принялся мерить веранду огромными шагами.

— Ты не против, если я пойду порыбачу? — спросил он, когда они, уложив Чарли, наконец-то остались одни.

Молли бросила на него удивленный взгляд.

— Разумеется, не против. Ты волен делать все, что пожелаешь, и тебе не нужно меня спрашивать.

Почему-то Дэвид совсем не ожидал услышать такой ответ. Но сейчас он решил не раздумывать над этим. Поцеловав ее в щеку, он накинул теплое пальто и отправился на пристань, надеясь встретить там Боба.

Дэвиду повезло. Боб как раз готовил лодку для спуска на воду. Выцветшие глаза старика усмехались.

— А я как раз спрашивал себя, когда ты появишься.

— Прости, я был занят.

— Не нужно ничего объяснять, дружище. Идем?

Дэвид молча последовал за Бобом. Они слегка отплыли от берега и бросили якорь в русле реки. Дэвид увидел вдали дом Джорджии, а справа от него особняк, которого раньше не было. Огромное блочное здание с французскими окнами возвышалось над морем, словно свидетельствуя о достатке хозяина.

— Чей это дом? — спросил Дэвид, указывая на массивное строение. Боб поднял взгляд и усмехнулся.

— Это особняк Дэна Гамильтона. Он отгрохал его пару лет назад. Странно, что ты еще там не был.

Да, не был. Он ощущал себя не очень комфортно в обществе старых друзей — похоже, взаимно, поэтому неудивительно, что его туда не пригласили, ни туда, ни в дом Гари и Эмили. Горькая обида и сожаление вдруг пронзили Дэвида.

— Я был очень занят, — пробормотал он.

Боб снова усмехнулся.

— А что такое с этой ногой? — неожиданно спросил он.

— А что такое? — переспросил Дэвид, удивленный такой прозорливостью старого приятеля.

— Ну, я ведь не слепой. Ты потерял ее? — прямо спросил пожилой мужчина. — Ботинок сидит не так, как надо. Это не слишком заметно. Но среди моих знакомых есть такие, кто потерял ногу, и я знаю, как это выглядит. Если не ошибаюсь, ты недавно рассказал все отцу. Что думает старик Джордж по этому поводу?

Ну и хитер же ты, старый черт! — подумал про себя Дэвид.

— О, он очень расстроился. Но это пройдет. Я ведь справился.

Боб понимающе кивнул.

— А когда ты планируешь вернуться сюда насовсем?

Дэвид вздохнул.

— Я не планирую возвращаться. Англия больше не является моим домом, Боб. У меня совершенно новая жизнь в Австралии.

— И ты считаешь, что это правильно?

— Да, я так считаю.

— Ну что ж, надеюсь, это сделает тебя счастливым, — угрюмо буркнул Боб, и в последующие три часа они почти не разговаривали. Когда пришло время возвращаться, Боб завел двигатель и мрачно бросил: — Хочу попросить тебя только об одном: не обижай Молли. Не разбивай ей сердце. Она этого не заслуживает. А ее мальчик тем более.

— Нет, не заслуживает, — согласился Дэвид и, собрав пойманную рыбу, понес ее в дом, терзаясь вопросом, не получает ли он от Молли больше, чем дает, или же у них взаимовыгодные отношения.

Молли застала его за мытьем посуды.

— Пахнет многообещающе, — заметила она с улыбкой.

Дэвид кивнул головой в сторону холодильника. Молли открыла дверцу морозильной камеры.

— О, на завтрак нас ждут макрель и морские раки! — воскликнула она, поворачиваясь к нему.

— А сейчас было бы неплохо выпить крепкого чаю. Признаюсь, мне совсем не понравился холодный кофе Боба, который мы пили весь вечер. — Он вытер руки. — Кстати, почему ты до сих пор не спишь? Я думал, что ты уже видишь десятый сон.

— Я рисовала.

— Все это время?

Она мягко улыбнулась.

— И ждала тебя. Ты сказал, что мы увидимся позже.

Он расслабился и понял, что был напряжен с того момента, как она посоветовала ему заниматься своими делами, не спрашивая ее. Дурак. Он подумал, что ей все равно, а она всего лишь не хотела ограничивать его свободу. Это вовсе не означало, что она не хочет его. Совсем наоборот. Одного ее взгляда оказалось достаточно, чтобы удостовериться в этом.


День свадьбы приближался с неумолимой быстротой.

Дэвид проводил много времени с отцом. Во время его отсутствия Молли рисовала, готовясь к выставке, а потом они вместе красили коттедж. Результаты не заставили себя ждать. Старый, полуразвалившийся дом наконец-то начинал приобретать вид пусть и маленького, но очень уютного особнячка.

Дэвид закрепил ворота, починил калитку и отшлифовал фасад коттеджа почти до самого основания, а потом покрасил его.

Молли нравилось наблюдать за его работой. Благодаря хорошей погоде большую часть времени он работал без рубашки, давая ей возможность любоваться потрясающим телом, рельефными мускулами под гладкой загорелой кожей. И каждый раз, когда он поворачивался и ловил на себе ее взгляд, на его лице сияла веселая сексуальная усмешка, которая заставляла ее таять от желания.

Ей хотелось нарисовать его — схватить его сущность, передать красками мужественность тела во время работы. Но она боялась. Ведь тогда его образ будет до конца жизни преследовать ее. Поэтому она запрещала себе даже мечтать об этом.

Потом, как-то совсем неожиданно, подкрался день свадьбы, и она отправила Чарли к родителям Роберта, а сама отправилась к Лиз, чтобы помочь ей с приготовлениями. Как ни странно, пожилая женщина ничуточки не нервничала.

— Не могу дождаться этого момента, — с улыбкой призналась она. — Со дня нашей первой встречи я поняла, что Джордж особенный. Трех лет оказалось достаточно, чтобы хорошенько узнать друг друга и понять, что остаток своих дней мы хотим провести вместе.

Молли рассмеялась.

— Я тебя прекрасно понимаю. — Она тоже поняла, что Дэвид не просто очередной жилец, сразу, как только встретилась с ним взглядом. Те две недели, которые они провели вместе, только подтвердили ее догадки.

Вот только она не знала, что ей с этим делать и куда ее это приведет.


Свадьба прошла великолепно.

Джордж и Лиз обвенчались в старинной церкви. Церемония была простой и короткой, но Дэвиду она показалась очень волнующей.

Очевидно, Молли была того же мнения, понял он, когда повернулся, чтобы предложить ей руку. Ее глаза блестели, а на губах дрожала улыбка. Он поймал себя на мысли, что хочет чего-то, чему пока еще не может дать определение.

Жениться? На Молли?

Это же смешно и нелепо.

А может, нет?


Прием проходил в отреставрированной гостинице. Джордж проделал такую колоссальную работу по ее восстановлению, что теперь имел полное право с гордостью показывать свое детище друзьям и партнерам по бизнесу.

Молли никогда не видела Лиз такой спокойной и довольной, да и Джордж был в отличной форме.

Кто ее действительно удивил, так это Дэвид. Впервые на публике он вел себя точно так же, как и с ней, смеялся, шутил, флиртовал с женщинами и болтал с мужчинами. Этим вечером она наконец-то смогла понять, почему в городке за ним закрепилась слава разрушителя женских сердец.

И почему он стал очень успешным предпринимателем.

Его поздравительная речь была короткой, но необыкновенно трогательной, и как только с формальной частью церемонии было покончено, он расслабился за бокалом хорошего вина.

А потом начались танцы. Молли решила полностью завладеть его вниманием. В конце концов, это его обязанность — развлекать свидетельницу на свадьбе. Поэтому она ждала, отклоняя приглашения Гари, Даниеля и Ника, а когда музыка стала медленнее, встала и протянула ему руку.

— Потанцуй со мной, — нежно попросила она.

Дэвид состроил гримасу.

— Молли, я не могу...

— Нет, можешь, — прошептала она. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем Дэвид наконец-то встал и взял ее за руку.

— Только не говори, что тебя не предупреждали, — пробормотал он и, выйдя на паркет, заключил ее в объятия. Они медленно двигались, прижимаясь друг к другу. Спустя несколько минут Молли почувствовала, как он расслабился и крепче прижал ее к себе.

— Видишь, я же говорила, что ты сможешь, — прошептала она ему на ухо.

— Топтание на месте вряд ли можно назвать настоящим танцем, — усмехнулся Дэвид. Его теплое дыхание приятно щекотало ей ухо. — Я уже говорил, что ты потрясающе выглядишь в этом платье? — прошептал он.

Молли покачала головой.

— Что за непростительная оплошность! Сможете ли вы когда-нибудь простить вашего незадачливого слугу, о прекрасная Молли? Вы самая обворожительная дама на сегодняшнем торжестве. — Его рука скользнула по ее спине, и он еще крепче прижал ее к себе. — Самая элегантная. Самая красивая. Самая сексуальная. — С каждым новым комплиментом его голос становился все ниже и ниже. — Ты сводишь меня с ума. Мне прямо сейчас хочется затащить тебя в постель и буквально сорвать с тебя это платье.

Молли слегка отстранилась. Ее щеки залились ярким румянцем, а на губах заиграла лучезарная улыбка.

— Веди себя прилично, — пробормотала она, а он усмехнулся и снова прижал ее к себе.

— Не могу.

— Но тебе придется поубавить свой пыл, потому что мне кажется, твоя новая мачеха хочет потанцевать с тобой.

— О нет. Дай мне хотя бы пять минут, чтобы прийти в себя.

— Мы могли бы пойти в сад и немного освежиться.

— Отличная идея. Особенно принимая во внимание тот факт, что там я наконец-то смогу поцеловать тебя.

Как только они скрылись от взглядов гостей, он заключил ее в объятия и их губы слились в страстном поцелуе.

Ее колени подкосились, и Дэвид со стоном прижал ее к себе.

— Я хочу тебя, Молли, — задыхаясь, пробормотал он, и она почувствовала, как напряглось его тело. — Ты сводишь меня с ума. Ты нужна мне прямо сейчас.

— Не здесь, — прошептала она, отстраняясь от него. Неподалеку раздался чей-то смех, и откуда ни возьмись появились Ник и Джорджия.

— И что здесь делают наши влюбленные голубки? — съехидничала Джорджия.

Дэвид досадливо простонал, позволив Молли отойти.

— Просто решили подышать свежим воздухом, — разочарованно пробормотал он.

Ник понимающе усмехнулся.

— Извините, что помешали вам. Дело в том, что мама и Джордж собираются уезжать, и она хочет, чтобы Молли помогла ей переодеться.

— О, конечно же, я уже иду. — Стыдливо потупив взгляд, Молли поспешила удалиться, оставляя Дэвида в компании Ника и сестры.


Джордж стоял за стойкой бара в компании друзей, но, стоило Дэвиду появиться, оборвал разговор и поспешил навстречу сыну.

— Все в порядке, сынок?

Дэвид улыбнулся.

— Да, все отлично, пап. Как ты?

Пожилой мужчина улыбнулся, похлопывая сына по плечу.

— Очень хорошо. Я так счастлив.

— Да, действительно Лиз очень милая женщина. Ты не смог бы найти более достойной спутницы жизни. Я очень рад за тебя.

— Я и сам не могу поверить, что мне так повезло, — искренне признался Джордж. — Когда умерла твоя мать, я думал, что больше никогда не смогу полюбить. Но, слава богу, в нашей жизни всегда есть место для счастливого случая. Нужно только не бояться впускать любовь в свое сердце. Мне остается надеяться, что в скором времени и у тебя появится любимый человек и ты захочешь создать семью, Дэвид. Поверь мне, сынок, это не так уж и страшно.

Дэвид рассмеялся.

— Дело за малым: найти подходящую женщину.

— А мне показалось, что ты нашел именно такую, — деликатно предположил Джордж, и их взгляды встретились на долю секунду, а потом Дэвид отвел глаза.

— Да, но есть одна маленькая проблема. Я живу на другом конце света. Моя жизнь в Австралии. И я не планирую возвращаться. Как же быть?

— Если для тебя это действительно важно, то ты найдешь выход, — ответил отец.

Дэвид не был в этом уверен. В конце концов, он слишком мало знал Молли, чтобы строить столь длительные перспективы.


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

— По-моему, это был великолепный день, — удовлетворенно вздохнула Джорджия, устраиваясь на кушетке в доме Молли. Сама хозяйка отправилась на кухню, чтобы угостить детей соком и печеньем. Они только что вернулись с прогулки по реке.

— Сегодня или вчера? — спросил Дэвид с улыбкой.

— Не прикидывайся дурачком. Я говорю о свадьбе отца. Мне кажется, она прошла как нельзя лучше.

— Это уж точно. Они оба выглядели такими счастливыми.

— Отец уже говорил, что хочет передать тебе свой бизнес? — спросила Джорджия, и улыбка тут же исчезла с его губ.

— Нет. Он только упомянул, что подумывает отойти от дел, но обо мне не было и речи. — Вероятно, из-за того, что он ясно дал понять отцу, что собирается остаться в Австралии. Черт возьми, он снова не оправдал отцовских надежд, с горечью подумал Дэвид. А ведь ему показалось, что они стали ближе друг другу.

Вскоре к ним присоединилась Молли. Ее лучезарная улыбка исчезла, когда она подняла на него взгляд.

— С тобой все в порядке?

— Да, все хорошо, — солгал Дэвид.

— Мне бы хотелось побольше узнать о твоих отелях, — вмешался Ник. — У нас есть много идей по поводу тренажерного зала и салона красоты, и мы нашли по-настоящему хорошего менеджера, но руководство такой гостиницей — это совершенно новое для нас занятие, а у тебя такой огромный опыт в этой сфере.

Ироничная усмешка появилась на губах Дэвида. Только на прошлой неделе Ник относился к нему с настороженностью и почти был готов убить его. Теперь же хотел получить его совет, услышать его мнение.

— Разумеется. Что именно тебе хотелось бы узнать? — дружелюбно спросил он.

Ник пожал плечами.

— Я и сам толком не знаю. Просто получить несколько советов по поводу того, как сделать гостиницу рентабельной.

Дэвид на мгновение задумался.

— По-моему, вы отлично поработали. Но, чтобы ты наглядно смог увидеть, что нам с моим компаньоном удалось сделать в сфере гостиничного бизнеса в Австралии, я покажу тебе несколько проспектов с информацией о наших отелях. Они у меня в коттедже. По-моему, это будет самым лучшим началом. Я смогу посвятить тебя во все подробности относительно сервиса и персонала. В любом случае лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

Вскоре он вернулся с папкой, полной брошюрок и проспектов, информирующих о маленькой сети, которую они с Колом с таким усилием создавали за последние девять лет. Он собирался показать это Молли и отцу, но все как-то не было времени.

— Ну и ну, я и представить себе не могла, что отелей так много! — воскликнула Джорджия, разглядывая красочные проспекты. — Они все такие разные.

— Действительно разные, и в то же время их объединяет общая концепция, — уточнил Дэвид. — Создавая сеть, важно учитывать, что клиенты той или иной гостиницы, клуба или ресторана надеются получить то качество обслуживания и перечень услуг, которые они привыкли получать. Но в то же время нельзя допускать, чтобы ваши заведения утрачивали свою индивидуальность и были слишком уж идентичны. А над этим придется потрудиться.

Ник понимающе кивнул и взял очередную брошюру. Джорджия тут же выхватила ее.

— О, Дэвид, это и есть твое пристанище?

— Угадала, — подтвердил он с усмешкой.

— Мне не терпится поехать и увидеть все своими глазами! — воскликнула она и принялась быстро перелистывать страницы, ахая от восторга. — О, мне все так нравится! Ник, обещай, что мы обязательно туда поедем и проведем в этом раю хотя бы пару недель!

Ник окинул взглядом ее округлившийся живот и рассмеялся.

— Что, прямо сейчас?

— Идиот. Не сейчас. Через пару лет, когда мы сможем оставить детей.

— Вам вовсе не обязательно оставлять детей, — запротестовал Дэвид. — Для их пребывания в наших гостиницах есть все необходимое.

Джорджия громко фыркнула.

— Не мешай мне, Дэвид. Я только начинаю фантазировать.

Все рассмеялись. Все — за исключением Молли. Для детей Джорджии там есть все необходимое...

Дэвид никогда не показывал ей брошюры. Молли никогда не видела места, где он живет. Поэтому, когда Джорджия обнаружила снимок с его резиденцией, Молли с любопытством принялась разглядывать фото через ее плечо. Боль внутри нее начинала нарастать с неимоверной скоростью.

Как он сможет оставить этот рай на земле? Там так красиво. Красиво, спокойно и экзотично. Это место не идет ни в какое сравнение с нищенской обстановкой ее крохотного коттеджа.

Блестящие паркетные полы, простая мебель, ночью огни, освещающие бассейн, который сияет как бриллиант. Дэвид привык жить в такой роскоши, и нет ни единого шанса, что он когда-нибудь захочет уехать оттуда. Крохотная надежда, которая до сих пор теплилась в ее сердце, угасла в один миг.

Молли подняла глаза, и на секунду их взгляды встретились. Горькая правда как острый нож пронзила ее сердце. Она вдруг поняла, что их отношения — это всего лишь иллюзия, призрачная и ускользающая, которая начинает таять, уступая место жестокой действительности...


Она не пришла к нему этой ночью.

Да он и не ждал этого. По выражению ее глаз Дэвид понял, что Молли страдает. Сами того не желая, они позволили внезапной страсти слишком глубоко проникнуть в их жизнь.

Он и представить себе не мог, что ему будет так ее не хватать. А это всего лишь одна ночь вдали от нее. Что же с ним будет, когда он вернется домой?

В доме Молли зажегся свет. Дэвид подошел к окну и осторожно отодвинул занавеску.

Ее студия — недавно отремонтированная комната, в которой она рисовала... Неужели она тоже не может заснуть?

Дэвид быстро натянул джинсы и побежал к ней в студию. Она стояла к нему спиной, накладывая мазки на белоснежный холст. Ее хрупкие плечи слегка содрогались. Когда она наконец-то повернулась к нему, в ее прекрасных бездонных глазах стояли слезы.

Резкая боль пронзила его в самое сердце.

— Иди сюда, — нежно сказал он и протянул ей руки. Молли медленно подошла и прильнула лицом к его груди. Слезы потекли по его коже словно два ручейка, подбираясь к сердцу. Дэвид крепко прижал ее к себе, стараясь найти слова, чтобы хоть как-то успокоить ее. Но напрасно.

— Что скажешь, если я попрошу тебя поехать со мной? — наконец-то произнес он. — Ты могла бы сдать дом...

Молли подняла на него заплаканные глаза.

— Это меня меньше всего волнует.

— А что тебя волнует?

Она тупо смотрела на него.

— Мм... Чарли...

— Чарли там понравится.

Она закатила глаза.

— Дэвид, сколько раз я слышала, как ты говорил, что в твоем убежище нет места для детей? Это место только для взрослых. Для Чарли там нет места.

— С Чарли не будет никаких проблем. Он очень сообразительный мальчик.

— Но ему нужны друзья. Ему придется пойти в школу. Где находится ближайшая школа?

Он молчал какое-то время, а потом вздохнул.

— Не имею ни малейшего представления.

— Разумеется, не имеешь. Да и не в этом суть. На самом деле я думала о родителях Роберта. Они уже потеряли сына. Я не могу допустить, чтобы они потеряли еще и внука. Кроме того, приходится думать и о своих родителях. Они очень расстроятся, если я уеду.

— Они могли бы приезжать и жить у нас... — неуверенно предложил Дэвид.

— Что? Один или пару раз в год? Они уже не молоды. Австралия слишком далеко. И так не может продолжаться долго.

— Они могли бы летать бизнес-классом.

— Как ты не понимаешь, Дэвид? — простонала она с надрывом. — Мы не вправе так поступить! Из этого ничего не получится. Мы оба знали, что это все только на...

— Только не говори, что не надолго, — прервал он, отчаянно желая сохранить то, что их связывало. — Прошу тебя, не говори, что все закончено и это была всего лишь мимолетная интрижка.

— А я и не собиралась, — мягко возразила Молли. — Это гораздо больше, по крайней мере для меня. Но мы оба понимали, что наш роман, каким бы прекрасным он ни был, скоро закончится и каждому из нас придется вернуться к своей привычной жизни.

Дэвид нервно вздохнул и провел рукой по волосам.

— Я буду скучать по тебе.

Молли кивнула.

— Я тоже.

— Идем спать. Позволь мне еще раз обнять тебя.

Она покачала головой.

— Нет. Я сразу же расплачусь.

— Ну и что! Может быть, я тоже не сдержусь. Мне просто нужно прижимать тебя к себе, Молли. Мне нужно любить тебя.

Я на самом деле люблю тебя, подумал Дэвид и задержал дыхание. Еще ни разу в жизни он не был так близок к тому, чтобы отдать женщине свое сердце.


— Когда ты уезжаешь?

Он повернул голову, и их взгляды встретились. Тень легла на его лицо.

— Еще не знаю. Наверно, когда вернутся отец и Лиз.

— Правильно.

Таким образом, у нее есть еще две недели... две недели безудержной страсти и борьбы с желанием уговорить его остаться.

Нет. Она ни за что не станет уговаривать Дэвида. Это его жизнь, и он сам должен принять решение. Если он когда-нибудь прилетит навестить отца, двери ее дома будут открыты для него. Она всегда будет ждать своего любимого и благодарить судьбу за подаренную ей встречу с самым лучшим мужчиной на свете, за то, что у них были мгновения безудержного счастья.

— Тогда нам лучше по максимуму воспользоваться оставшимся временем, — прошептала Молли и принялась осыпать поцелуями его глаза, губы, мужественный подбородок. Ее губы старались запомнить каждый дюйм его плоти.

Наконец он не выдержал и, простонав, повалил ее и накрыл могучим телом. С его губ сорвались какие-то не совсем разборчивые слова, но ей показалось, что он сказал: «Я люблю тебя!»


После этого у них было еще несколько дней, наполненных радостью и печалью.

Дэвид закончил красить коттедж. Однако подготовка к выставке не слишком продвигалась. Хотя куда ей торопиться. У нее будет полно времени после того, как он уедет, а сейчас ей просто хотелось побыть с ним.

Что действительно беспокоило Молли, так это ситуация с Чарли. Ей не нравилось, что сын слишком сблизился с Дэвидом. Бедный ребенок будет страдать, когда его герою придется уехать. Поэтому Молли ждала подходящей минуты, чтобы поговорить с сыном об этом.

— Почему ему нужно ехать? — спросил Чарли однажды вечером, когда она укладывала его спать. — Разве он не может жить здесь с нами?

Молли покачала головой, стараясь подобрать нужные слова.

— Нет, сынок. Теперь его дом в Австралии. Это на другом краю света.

— Я знаю, — фыркнул мальчик. — Но почему он не может снова вернуться сюда?

— Потому что там находятся его отели, — повторила она в сотый раз.

— А разве здесь он не может построить отели?

— Но не такие, как там, — объяснила она, вспоминая красочную брошюру с уединенным, в окружении высоких деревьев отелем неподалеку от чистейшего океана. — У нас неподходящие климатические условия...

— Но ты всегда говорила, что это самое лучшее место на земле. Люди любят приезжать сюда. Или мы могли бы поехать! Поехать и навестить его!

Мальчик перевернулся на спину и уставился в потолок.

— Может быть, — неуверенно пробормотала Молли.

Чарли насупился.

— Ты всегда так говоришь, когда хочешь сказать «нет».

Нет. Бессмысленно вселять надежду в это крохотное наивное существо. Молли как никто другой знала, что они никогда не поедут в Австралию. Ей остается только ждать и надеяться, что однажды он приедет, чтобы проведать отца или сестру.

Ее сердце сжалось. Может быть, им лучше уехать отсюда, чтобы ее не раздирали страдания всякий раз, когда он будет приезжать и пробуждать воспоминания.

— Как ты мог забыть о бабушке и дедушке? — спросила она. — Они же будут скучать по тебе.

— Они тоже могли бы поехать.

— Мне кажется, что они слишком старенькие для этого. Это очень далеко.

— Но в самолете им придется только сидеть. Они все равно сидят целый день. Какая им разница?

Детская логика. Если бы в жизни было все так просто.

— Это не одно и то же. Кроме того, это очень дорого.

Детское личико помрачнело.

— О. Значит, мы тоже не сможем поехать. Мы никогда не делаем того, что стоит дорого.

Она с нежностью обняла его.

— Дело не только в деньгах, Чарли. Здесь живут наши друзья, твои кузены, твои бабушка с дедушкой...

— Но хотя бы на каникулы, — взмолился он.

Молли лишь покачала головой. С каждой новой встречей Чарли будет все больнее и больнее расставаться со своим кумиром.

А этого Молли не могла допустить.


— Он уснул?

Молли вздохнула и кивнула головой.

— Да. Наконец-то.

— Что случилось? — нежно спросил Дэвид, беря ее за руку и притягивая к себе. Нежный цветочный аромат ее духов тут же пробудил в нем желание.

— Он хочет поехать и навестить тебя, — объяснила она, едва сдерживая слезы.

О черт.

Дэвид усадил ее к себе на колени. Она уткнулась лицом в его широкую грудь.

— Мне бы хотелось...

— Я знаю.

Они больше не произносили ни слова. Он долго держал ее в своих объятиях, а когда солнце опустилось над горизонтом и небо окрасилось в багровый цвет, подхватил ее на руки и понес в коттедж, где за них говорили поцелуи и нежные прикосновения.


У него зазвонил телефон — противная назойливая мелодия, которая прервала их сладкий сон после страстной ночи. Дэвид простонал и схватил трубку.

На экране высветилось имя Кола. Международный звонок стоит недешево. Компаньон вряд ли стал бы беспокоить его по пустякам. Приподнявшись на кровати, Дэвид нажал кнопку вызова.

— Кол, привет, дружище, что стряслось?

— Прости, что беспокою тебя, но дело действительно не терпит отлагательств. У твоего управляющего умирает мать, и он был вынужден уехать. У нас в Порт-Дугласе тоже аврал, и мне нужно возвращаться туда. Я не могу находиться в двух местах одновременно, поэтому тебе придется приехать, приятель. И как можно скорее.

Дэвид почувствовал себя так, словно земля уходит у него из-под ног. Как раз в этот момент рука Молли нежно легла на его плечо.

— Поезжай, — тихо прошептала она. — Ты ему нужен.

Я нужен тебе, хотелось прокричать ему. И ты мне нужна. К черту бизнес.

Но он не мог так поступить. Вместо этого сказал:

— Хорошо, приятель, не волнуйся, я вылетаю. Скоро увидимся. Я позвоню тебе, как только буду на материке.

Бросив телефон, он резко повернулся, чтобы видеть ее лицо.

— Поедем со мной, — взмолился он, чувствуя, как дрожит его голос, и презирая себя за это. — Просто посмотришь.

— Это бессмысленно, — с грустью вздохнула Молли. — Все кончено, Дэвид. Это было великолепно, но пришло время отпустить друг друга и двигаться дальше.

Она отвернулась и начала одеваться, а он молча наблюдал за движением ее великолепного тела, которое доставляло ему столько радости последние две недели и которое он больше никогда не увидит.

— Я приготовлю чай, — прошептала она.

Дэвид кивнул.

— Спасибо. А я пока оденусь и позвоню в аэропорт.


Ну вот, это все-таки случилось. Он уезжает. Сегодня. В шесть часов утра.

Она почувствовала, как ком подступил к горлу, затрудняя дыхание.

— Такси будет через полчаса. Вылет в шесть часов, — сдержанно сообщил он. — Попрощайся за меня с Чарли.

Молли кивнула.

— Хорошо. Мм... твой чай.

Она подвинула ему чашку, но он к ней даже не прикоснулся. Вместо этого протянул руки, и она бросилась в его объятия, чувствуя теплоту его тела, которое стало ей таким родным и желанным.

— Люби меня, — прошептала она. — Пожалуйста. В последний раз.

Они отправились в коттедж, в место, которое стало их убежищем от всего мира. Он повалил ее на кровать и быстро раздел. На этот раз не было прелюдий, никаких дополнительных ласк и нежных слов. Они страстно тянулись друг к другу в тишине, нарушаемой только прерывистым дыханием. Молли громко простонала, услышав за окном рев шин.

— Кажется, подъехала машина, — сказала она.

Дэвид быстро оделся и, крепко поцеловав ее в губы, направился к двери.

— Я оставил ключи от «сааба» на полке в коридоре. Пожалуйста, передай их отцу и попроси сохранить до тех пор, пока я снова не приеду.

Она кивнула.

— Иди. Иди же. Не заставляй себя ждать.

— Попрощайся от моего имени с Чарли.

— Хорошо.

— И... спасибо тебе. — Его голос был полон эмоций. — Спасибо за все.

Молли не смогла ответить, и после небольшой паузы он резко повернулся и вышел.

Она слышала, как за ним закрылась дверь, слышала рев мотора, а потом весь дом погрузился в зловещую тишину.

Она постаралась выдохнуть, но ком по-прежнему стоял в горле, не давая дышать. Ноющая боль сковала сердце. Она свернулась клубочком и прижала к себе подушку, которая все еще хранила его запах, словно тем самым хотела удержать его в своем сердце...


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

— Боже, приятель, ты ужасно выглядишь! Что стряслось? — Кол готов был засыпать Дэвида расспросами.

— Не надо, Кол. Не нужно меня сейчас ни о чем расспрашивать. Когда придет время, я сам тебе все объясню.

Улыбка Кола исчезла, а взгляд стал более пристальным. Тихо выругавшись, он взял сумки Дэвида и молча пошел рядом с ним к вертолету.

— Залезай. Я еще раз все проверю, и полетим.

Дэвид с облегчением кивнул и забрался в вертолет. Ком по-прежнему стоял у него в горле, а эмоции угрожали разорвать его на части. В данный момент ему больше всего хотелось наконец добраться до жилища и остаться одному.

Казалось, старый приятель все понял и не стал лезть к нему в душу. Всю дорогу они летели молча, каждый думал о чем-то своем.

— Привет, босс! — выкрикнула Келли, помахав ему рукой, когда они наконец-то приземлились. — Как прошла свадьба?

— Потрясающе, спасибо. — Его голос прозвучал на удивление спокойно и ровно, словно с ним и впрямь ничего не произошло. Так почему же Кол видел его насквозь?

— Ну вот, теперь отдыхай. Я могу для тебя что-нибудь сделать? — спросил компаньон, когда они оказались в пентхаусе Дэвида.

— Нет, ничего не надо. Спасибо.

Кол направился к двери.

— Я пробуду здесь до завтрашнего дня. Отдохни и приведи свои мысли в порядок, а за завтраком мы встретимся и все обсудим.

— Тебе вовсе не обязательно здесь оставаться...

— Ну, это ты зря. У тебя такой вид, будто тебя только что переехал грузовик. Я не знаю, что, черт возьми, с тобой стряслось, но до тех пор, пока ты не придешь в себя, я не смогу оставить на тебя гостиницу. Увидимся утром. В холодильнике полно еды, если вдруг захочешь перекусить.

Но Дэвиду было совсем не до еды. Ему хотелось чего-нибудь покрепче.

Оставшись один, он открыл банку с пивом и залпом опустошил ее.

Ему хотелось кричать от боли. За последние три года Дэвид научился терпению, но на этот раз страдания причиняла не физическая боль. Она, как заноза, глубоко вошла в его сердце. Он отправился в ванную комнату, открыл кран с холодной водой и подставил лицо под струю.


Наутро Дэвид первым делом отправился в офис. Он застал своего компаньона за телефонным разговором.

Кол приветствовал его кивком головы и повесил трубку.

— Как у тебя дела? Сегодня тебе не удастся отделаться от меня дежурными фразами по поводу того, что ты просто устал. Я хочу знать правду, приятель.

— Ты придираешься хуже, чем Молли, — проворчал Дэвид, даже не заметив, как ее имя слетело с его губ. Кол бросил на него удивленный взгляд.

— Значит, ее зовут Молли, а?

Дэвид отвернулся и сглотнул.

— Это подруга Лиз — жены моего отца. Я остановился у нее.

Кол подмигнул.

— Итак... сколько ей лет? Пятьдесят?

— Нет. Черт, ей где-то тридцать, может, тридцать один. Я точно не знаю.

— Она одинока?

— Вдова. Одна воспитывает сына. Чарли. Ему восемь лет.

Ком снова подступил к его горлу, и он потянулся за чашкой кофе.

— Итак... ты влюбился.

— Это так очевидно?

— О да. По крайней мере для меня.

Кол усмехнулся и пристально посмотрел на Дэвида.

— Ну что ж, судя по тому, что ты выглядишь так, словно она отобрала у тебя все игрушки, ситуация действительно очень серьезная, да?

Дэвид потупил взгляд.

— Нет. Нет, мы с самого начала понимали, что это не продлится долго. Мы оба знали.

— Разумом, но не сердцем. Похоже, что ты сохранил это от него в секрете.

Дэвид вздохнул.

— Она... просто проникла под мою кожу, понимаешь? Я не планировал влюб... — Он не договорил и отвернулся, пытаясь приглушить боль, которая снова сковала его тисками. — Я никогда не влюблялся, Кол. Я и представить себе не мог, что это может причинить такую боль.

— Тебе следовало бы спросить меня. Любовь — настоящий вулкан. А как Молли относится к тому, что ты влюблен в нее?

— Молли не знает.

— О, ужасно. А она любит тебя?

Дэвид пожал плечами.

— Она не говорила. В любом случае она не поехала бы со мной. Ей пришлось остаться в Англии ради родителей. Они будут скучать по внуку.

— О да, это проблема. Я ее понимаю. Разумеется, если бы она знала, что ты ее любишь...

— Это бы ничего не изменило.

Кол задумчиво вздохнул, и какое-то время оба молчали. Потом он продолжил:

— А твой отец? Как он?

— О, с ним все в порядке. Он действительно счастлив. За исключением того, что собирается отойти от дел, и Джорджия думает, что он планировал передать мне свой бизнес. Они хотят, чтобы я переехал в Англию навсегда.

Кол усмехнулся.

— Ну, если решишь продать свою долю в бизнесе, я всегда готов рассмотреть твои условия.

Дэвид фыркнул.

— Ты даже проблемы с персоналом не можешь решить без меня, — напомнил он, заставив Кола скрипнуть зубами.

— В конце концов я бы справился, — угрюмо пробубнил он.

Тогда почему же не справился? — хотелось спросить Дэвиду, но он воздержался. В конце концов, ничего бы не изменилось, если бы он остался еще на пару недель.

— Ладно... хватит обо мне. Расскажи лучше, как вы тут без меня, — сказал Дэвид и попытался сосредоточиться на делах.


— Как идет подготовка к выставке? — поинтересовалась Лиз, придя навестить подругу.

Молли пожала плечами.

— Ужасно. Все так сложно. Я продолжаю рисовать, но работа больше не приносит мне удовлетворения. Мои новые работы... они...

— Могу я взглянуть?

Молли сомневалась какое-то время, а потом кинула.

— Разумеется. Почему нет?

Она проводила Лиз в свою студию и, открыв дверь, затаила дыхание, боясь услышать критику.

— О... Молли! О, Молли, это невероятно! — воскликнула Лиз. — Они великолепны! Тебе на самом деле удалось передать его сущность.

— Но они такие личные.

Некоторые картины были слишком интимными. На них Дэвид выглядел таким, каким его видела только она — в мгновения, когда его глаза пылали страстью.

На большинстве полотен Дэвид был изображен обнаженным. Но изображение было настолько размытым, что только тонко чувствующие натуры и люди с профессиональным чутьем могли разглядеть его силуэт. Молли прибегла к излюбленной технике нечетких образов, игры света, поэтому присутствие Дэвида на картине скорее можно было предположить, чем ясно увидеть. Тем не менее настроение, атмосфера были очень интимными, и напряжение, которое переживала Молли, работая над этими картинами, ощущалось почти осязаемо.

— Джорджия видела их?

Молли покачала головой.

— Нет. Я не знаю, следует ли ей видеть брата в таком образе. Они немного...

— Они... они прекрасны. Чувственны.

— Но мне приходится зарабатывать себе на жизнь, а я не могу их продать. У меня такое ощущение, будто бы я продаю его...

Она закусила губу и всхлипнула. Лиз подошла и заключила ее в объятия.

— Я скучаю по нему, — призналась Молли сквозь слезы.

— Я знаю, моя дорогая.

— Это так глупо, — сказала Молли, освобождаясь и подходя к окну, чтобы посмотреть на коттедж. Она делала это по нескольку раз на дню, словно надеясь, что он все еще там. А иногда шла туда и ложилась на кровать, вдыхая аромат простыней, на которых он когда-то спал. С тех пор как уехал Дэвид, она все никак не могла заставить себя выстирать постельное белье, хранившее его запах.

— Почему глупо? Что плохого в том, что ты любишь его? — нежно возразила Лиз и снова прижала ее к себе.

— Знаешь, когда я потеряла Роберта, мне было не так больно, — призналась Молли, подняв глаза и встретив заботливый взгляд Лиз. — Когда он умер, я знала, что там ему будет легче. Кроме того, изменить что-то было не в моей власти. А сейчас... сейчас намного хуже, потому что он жив и мы могли быть вместе... Боже, ну почему в жизни всегда все так сложно?

— Он скучает по тебе, — заявила Лиз.

Молли вскинула голову и с жадной надеждой посмотрела на подругу.

— Он так сказал?

— Нет... Дэвид слишком гордый, чтобы признаться в этом открыто, но Джордж заметил, что его голос звучал растерянно и тоскливо во время их последнего телефонного разговора. Знаешь, Джорджа очень беспокоит его состояние. И твое тоже. Он надеется, что в конце концов вы найдете способ, чтобы быть вместе.

Молли ощутила внезапную дрожь. Она обхватила себя руками, словно желая согреться, но это не помогло. Последнее время ее слишком часто стали беспокоить приступы озноба и тошноты, и ей все труднее и труднее становилось справляться с ними. Не в силах уснуть, она рисовала ночи напролет до тех пор, пока усталость не брала над ней верх и она, обессилевшая, не валилась с ног.

— Я не могу показать их публике, — всхлипнула Молли, указывая на картины.

Лиз кивнула.

— Я понимаю. Это было бы нечестно. Но тебе нужно было нарисовать их.

— Я никогда не рисовала Роберта.

Лиз ничего не ответила. Трудно подобрать нужные слова.

— А как Чарли?

— Ему грустно. Одиноко. Он сильно скучает. Я не думала... что за такой короткий промежуток времени он так сильно привяжется к нему.

Она закусила губу и встретилась взглядом с Лиз.

— Ты думаешь, нам следует поехать к нему? После выставки, разумеется. Я могу рисовать в любом месте, а Чарли еще слишком мал и легко сможет адаптироваться в новой школе. Вот только ума не приложу, как объяснить это его бабушке и дедушке... Я не знаю, что мне делать, Лиз. Единственное, что я знаю наверняка, — это то, что не никогда не смогу забыть Дэвида. И никогда не смогу простить себе, если даже не попытаюсь построить с ним жизнь. Нужно только окончательно все уладить с выставкой, а потом вплотную приступить к сборам.

— Да, эти картины — лучшее из того, что ты когда-либо делала, и было бы глупо, если бы ты не показала их публике.

Молли потупила взгляд и тихо спросила:

— Правда?

— Правда, — поспешила заверить Лиз. — И тебе необходимо поднять цены. В несколько раз. Спроси Джорджию и Ника. Они любят искусство. И Даниеля. Он ведь коллекционирует достойные произведения. Узнай их мнение.


Молли так и сделала, и они в один голос сказали ей, что было бы глупо не выставить их. Даниель, как знаток современной живописи, настоятельно посоветовал ей поднять цены и начать рекламную кампанию.

И когда наступил день выставки, Молли надела свое лучшее платье и вместе с Джорджем и Лиз предстала перед публикой. Реакция посетителей стала для нее настоящим шоком. Большинство работ были куплены в первый же день.

— Так много красных бирок! — воскликнула Молли, широко раскрыв глаза. — Не могу поверить... Не может быть, чтобы их все купили.

— А как же иначе, они фантастичны, — заметил Джордж, обнимая ее. — Спасибо за, что подарила нам сегодня такое чудесное настроение. Глядя на твои полотна, я будто бы вижу своего сына. Спасибо, дочка.

Молли едва сдерживала слезы. Успех пришел к ней так неожиданно, что она боялась даже поверить в это. Неужели теперь у нее достаточно денег, чтобы поехать к нему, чтобы дать им обоим еще один шанс на счастье? Ведь без него ее жизнь не имеет смысла.


В Кэрнсе было жарко и душно. Молли так устала, что едва держалась на ногах. Дрожащими пальцами она с трудом набрала номер, который ей дал Джордж.

— Здравствуйте, отель «Каскад», чем мы можем вам помочь?

Это не он.

Она даже не предполагала, что трубку может взять кто-то еще, и просто опешила.

— Здравствуйте! Могу я вам чем-то помочь? — переспросил незнакомый мужской голос.

— Мм... здравствуйте. Я бы хотела поговорить с Дэвидом Колдвелом...

— О, к сожалению, его сейчас нет на месте. Может быть, вы хотите что-то передать ему?

Она не знала, с кем говорит, но осмелилась предположить вслух:

— А вы случайно не Кол?

— Да, а вы... вы — Молли?

— О да. А откуда вы знаете, как меня зовут? — спросила она, и на другом конце провода раздался странный смех.

— Вы единственная, о ком Дэвид постоянно говорит с тех пор, как вернулся из Англии. Вы сейчас где? Если хотите, оставьте мне свой номер телефона, и Дэвид свяжется с вами, как только появится в офисе.

Молли уставилась на телефон-автомат.

— Я в аэропорту Кэрнса...

— Кэрнса? — воскликнул Кол и едва не упал со стула. — Оставайтесь там, дорогая моя, я сейчас приеду за вами. Купите себе что-нибудь перекусить. Я скоро буду.

Связь прервалась, и она дрожащими руками повесила трубку.

Кол сейчас приедет и отвезет ее к Дэвиду. Сегодня. Сейчас. Совсем скоро.

Закрыв рот рукой, он побежала в туалет, и ее вырвало тем небольшим количеством еды, которое ей удалось заставить себя съесть во время многочасового перелета.

Ну и ну, покачала головой Молли, уставившись на свое отражение в зеркале. Она белая как мел и выглядит смертельно уставшей. Да к тому же сильно похудела за те пару месяцев, что они не виделись. Интересно, что подумает о ней лучший друг и компаньон Дэвида?

Пойди и выпей стакан воды, приказала она себе. Ледяной воды, а еще лучше стакан свежего сока.

С этим намерением Молли решительно направилась в кафе.


— Потрясающий день, Дэвид! Спасибо!

— Мне тоже было приятно с тобой работать, Диг. Хорошего вечера.

Дэвид принялся вытаскивать оборудование из лодки. Вдруг его взгляд случайно остановился на женщине, которая стояла на пристани. Сердце едва не выпрыгнуло из груди, а потом замерло.

Должно быть, он сошел с ума. Ему уже везде мерещится она...

— Молли?

Ноги сами понесли его к ней. Она улыбнулась, и он бросился бежать к ней навстречу. Оказавшись рядом, он так сильно прижал ее к себе, что бедная девушка едва не задохнулась от его объятий. Вдруг осознав, что причиняет ей боль, Дэвид ослабил объятия и опустил на нее взгляд. В его глазах мелькнул страх.

— Молли, милая, ты так похудела! В чем дело?

— Ничего особенного. Я просто на время потеряла любимого человека — тебя, Дэвид, — призналась она, и слезы хлынули у нее из глаз.

Дэвид тоже больше не мог сдерживать слез.

Он снова крепко прижал ее к себе. Радость переполняла его. Боже, он снова держит ее в своих объятиях, прикасается к ней, стоит рядом с ней. Даже в самых смелых мечтах он не мог подумать об этом.

— Пойдем, пойдем скорее туда, где нам никто не помешает, — хриплым голосом попросил он и, взяв ее за руку, повел в свои апартаменты.

Когда дверь за ними захлопнулась, Дэвид снова прижал ее к себе, и их губы наконец-то слились в пламенном поцелуе, который длился, казалось, целую вечность.

— Надеюсь, Кол встретил тебя как подобает? — спросил Дэвид, с трудом отрываясь от любимой женщины. — Почему ты не сообщила мне о своем приезде? Я мог бы сам встретить тебя...

Молли приложила палец к его губам, заставляя замолчать, и улыбнулась.

— Кол вел себя как настоящий джентльмен. А тебе я не звонила потому, что не знала, как сказать.

Дэвид обескуражено посмотрел на нее.

— О чем?

— О нас, — просто ответил она. — Я не могу жить без тебя. Я думала, что умру, когда умер Роберт, но разлука с тобой оказалась намного хуже. Жизнь без тебя потеряла смысл. Чарли все время ходит такой грустный. Он очень скучает по тебе, Дэвид, и я тоже. Я должна была проверить, есть ли у нас хотя бы один шанс на счастье. Поэтому и приехала. Мне нужно было попытаться. Я надеялась, ты все поймешь, надеялась, что ты не станешь возражать...

— Возражать? — Он истерически рассмеялся и еще крепче прижал ее к себе. — Разумеется, не стану возражать! Я не могу выразить словами, как сильно мне тебя не хватало...

Он не договорил, потому что больше не мог говорить. Взяв в ладони ее мокрое от слез лицо, он принялся покрывать его нежными поцелуями, словно давая понять, как боится ее потерять, какой пустой станет его жизнь без нее.


* * *


— Мне нужно кое-что тебе рассказать.

— Мне тоже... ну, точнее кое-что показать. Надеюсь, ты будешь не слишком сильно потрясен, но именно это заставило меня приехать сюда. Итак, что ты хочешь мне сообщить?

— Я продал свою долю Колу.

Молли раскрыла рот от удивления.

— Что?!

— Ну, не совсем так, — поспешил успокоить ее Дэвид, усаживая рядом с собой. — Я продал часть своих акций, так сказать, сложил с себя ответственность, но при этом оставил себе небольшой пакет на случай, если захочу вернуться. Кол не располагает достаточными средствами, чтобы полностью выкупить мою долю. Поэтому он приобрел лишь контрольный пакет акций нашего бизнеса.

— И что же теперь ты будешь делать? — поинтересовалась Молли. Ее сердце выпрыгивало из груди.

— Вернусь домой, приму от отца его бизнес и стану компаньоном Ника, Дэна и Гарри. Но самое главное, я женюсь на тебе, дорогая моя. Если, конечно же, ты захочешь стать моей женой. Итак, Молли, ты выйдешь за меня замуж и позволишь мне заботиться о тебе и о Чарли? Обещаю, мы приведем в порядок твой и сад и дом, чтобы мы могли там жить...

— Ты хочешь жить в моем доме? После этих роскошных апартаментов?

Дэвид усмехнулся.

— Это ведь отель, Молли. Я никогда не относился к этим, как ты говоришь, «роскошным апартаментам» как к своему дому. Это место, где я работаю. Дом там, где ты, потому что я люблю тебя...

— Ты любишь меня?

— Ну разумеется, я люблю тебя.

— Ты не говорил этого раньше! Почему ты не сказал о своей любви, когда просил меня поехать с тобой? Я думала... я не знаю, что думала. Наверное, что ты просто хотел, чтобы наш роман продолжался еще какое-то время, чтобы я стала твоей любовницей... Я и не подозревала, что ты любил меня.

— Не любил, а люблю. И буду любить до конца своих дней.

Молли счастливо вздохнула.

— Только когда я поняла, что Чарли тоже любит тебя, все изменилось. Я могла пожертвовать своим счастьем, но видеть страдания ребенка выше моих сил. Все казалось мне таким глупым и бессмысленным. Мир на самом деле не такой уж большой, чтобы двое любящих людей не смогли найти в нем друг друга. Я поняла, что, за исключением Чарли, ты самый главный человек в моей жизни. И хочу, чтобы мы были вместе.

— Значит, ты согласна.

— На что?

Он снова усмехнулся.

— Я только что предложил тебе выйти за меня замуж. Что скажешь?

— Разумеется, согласна! — воскликнула Молли. Слезы снова наполнили ее глаза.

Дэвид прижал ее к себе и заглянул в глаза.

— Слава богу, — прошептал он и опустил голову, чтобы скрепить их союз страстным поцелуем, свидетельствующим о том, что он больше никогда не позволит ей уйти из его жизни.

Когда наконец-то он смог оторваться от нее, Молли решила рассказать ему о выставке.

— Знаешь, все прошло как нельзя лучше. Большинство картин было продано в первый же день, — с гордостью похвасталась она. — Надеюсь, ты простишь меня. Некоторые картины были слишком откровенными. Возможно, мне следовало сначала спросить твоего разрешения, прежде чем продавать их.

— Я их видел, — пробормотал Дэвид. — Ник прислал мне фотографии.

— Он не говорил!

Его улыбка была дразнящей и лукавой.

— Мой шурин многое тебе не рассказывал. В частности, о том, что я купил некоторые из них.

— Неужели? — воскликнула Молли, задыхаясь от волнения. — Но... зачем?

— Потому что, как мне поведал Ник, тебе они очень нравятся и ты не хочешь с ними расставаться. А еще потому, что они удивительные, и потому, что я очень горжусь тобой. Я хотел иметь что-нибудь, что мне напоминало бы о тебе. Только на случай, если ты не позволишь мне вернуться в твою жизнь.

— О, Дэвид... тебе не стоило этого бояться. Ты мне нужен. Я чувствовала, что задыхаюсь без тебя, не говоря об одиночестве и боли, которая с каждым днем в разлуке с тобой становилась все сильнее и сильнее. У меня начались проблемы с желудком, тошнота, слабость...

Дэвид испуганно уставился на нее, и Молли поспешила его успокоить:

— Не волнуйся, сейчас все прошло.

Он пристально посмотрел на нее, потом усмехнулся:

— А ты случайно еще не купила тест на беременность?

— Тест?.. — В ее взгляде застыло неподдельное удивление. Рука машинально поднялась ко рту. — Как же я могла забыть об этом!.. Неужели это и впрямь возможно?!

— Думаю, что вполне. В последний раз, когда мы занимались любовью, мы не предохранялись. — Он склонил голову. — У тебя нет задержки?

— Задержка...

Она не договорила, стараясь вспомнить, когда у нее последний раз были критические дни. После отъезда Дэвида она чувствовала себя такой одинокой и несчастной, что даже не думала об этом. А теперь выясняется, что у нее действительно очень большая задержка.

Ее губы машинально растянулись в широкой улыбке.

— О, Дэвид. Ребенок...

Но вдруг Молли о чем-то подумала и запаниковала.

— А как же перелет? А что, если с ребенком что-нибудь случилось...

— Ничего не могло случиться, — поспешил успокоить Дэвид. — Я думаю, что все проблемы уже позади. Но, чтобы не рисковать, мы полетим домой первым классом. Так ты сможешь расслабиться и даже немного соснуть. Но об этом мы подумаем чуть позже.

Молли удивленно уставилась на любимого.

— Что это значит?

— А то, что завтра утром я собираюсь показать тебе красоты здешних мест, — нежно ответил он. — Мы можем провести здесь несколько дней вместе, а потом вылететь домой. Кроме того, тебе нужно как следует отдохнуть, принимая во внимание то деликатное положение, в котором ты сейчас находишься.

— Мы еще точно не знаем, — возразила Молли, хотя в глубине души точно знала, что Дэвид прав. Ее тело подсказывало ей, что она носит под сердцем их ребенка.

Молли снова скользнула в объятия любимого и позволила себе по-настоящему расслабиться.


Дэвид вконец избаловал ее.

Он катал ее на лодке, водил по лесам, показывал водопад, угощал самой вкусной едой, а в конце недели они попрощались с Колом и полетели домой.

Когда они вошли в дом Джорджа, Чарли первым увидел мать.

— Мамочка! — закричал он, и бросился к ней навстречу. — Отгадай, что случилось? Джорджия родила, и снова мальчика! Пойдем посмотришь фотографии малыша...

Он не договорил, потому что его взгляд вдруг остановился на Дэвиде. Он приоткрыл рот и встал как вкопанный.

— Дэвид?! — Мальчик бросился в объятия своего героя.

— Привет, дружище, — сказал Дэвид и крепко прижал его к себе.

— Я же говорил маме, что ты обязательно вернешься, — всхлипывал Чарли, уткнувшись в широкую грудь. — А она мне не верила. Но я-то знал, что ты вернешься.

Джордж смотрел на них обоих, и в его глазах стояли слезы, а на губах играла счастливая улыбка.

— Ты был прав, — обратился Дэвид к отцу. — Если ты чего-то хочешь, то обязательно найдешь выход. Я принял решение вернуться домой и хочу, чтобы отныне мы вместе продолжали дело, которое ты когда-то начал. Надеюсь, твое предложение остается в силе.

Он притянул Молли к себе и поцеловал.

— Хочу сообщить вам, дорогие мои, что мы с Молли собираемся пожениться.

Чарли вскинул голову и с обожанием уставился на Дэвида.

— И ты станешь моим отцом?

Ком встал у Дэвида в горле, и он поцеловал Чарли в щеку.

— Если ты хочешь.

— Мы сможем вместе ходить за крабами?

Дэвид усмехнулся.

— Когда пожелаешь.

— Круто. А у вас будет еще ребенок?

— Чарли, ты не можешь задавать такие вопросы. Это невежливо, — быстро вмешался Джордж, а Молли с Дэвидом переглянулись, и Молли почувствовала, как краска прилила к ее щекам.

— Помнится, ты говорил, что хочешь еще много внуков, — улыбнулся Дэвид.


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


Оглавление

  • В Англию за любовью