Сладкая парочка (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Дженни Дейл Сладкая парочка

Глава 1

В четверг последним уроком по расписанию у Нила Паркера была история, которую он терпеть не мог. Мальчик машинально чертил линии в тетради, но его взгляд был прикован к часам на стене. До конца урока оставалось целых пять минут. Пять долгих мучительных минут. А потом прозвенит звонок, и можно будет с наслаждением выбежать из школы и почувствовать себя свободным. Свободным от мистера Хамли и самого отвратительного на свете предмета.

— В то время связи между странами осуществлялись через торговые пути, — монотонно гудел голос мистера Хамли. — По ним доставляли многочисленные товары, продукты, в том числе приправы и пряности. Таким образом, можно сказать, что торговые пути способствовали более широкому распространению специй.

Нил подскочил, как ужаленный. Специи? Вот тебе раз! Да как же он мог забыть?!

Именно этим словечком — «специи» — он назвал про себя двух неразлучных уэст-хайленд-уайт-терьеров, или же белых высокогорных терьеров, которые должны сегодня вечером вновь поселиться в питомнике на Королевской улице. Двух крайне избалованных и ужасно непослушных собак по имени Сахарок и Перчик. Кошмарная парочка!

Нил вздрогнул, вспомнив, что вытворяли неугомонные терьеры во время своего последнего пребывания в питомнике. Они словно сговорились. Пока один носился, сметая все на своем пути, второй лежал неподвижно и помахивал хвостом. Его огромные глаза невинно поблескивали над черным влажным носом. Затем он вскакивал и летел как ураган, а его собрат, высунув язык, ложился отдыхать.

Мама Нила до сих пор не могла простить Сахарку надругательства над ее салатом-латуком: пес выкопал салат и гонял его по двору, словно футбольный мячик.

Вспомнив эту сцену, Нил не сдержался и хихикнул.

Почувствовав чей-то пристальный взгляд, мальчик поднял глаза. Мистер Хамли, коварно прищурившись, внимательно смотрел на него. Под таким взглядом даже солнце превратилось бы в ледышку.

— Итак, Нил Паркер, быть может, ты скажешь нам, чем тебя так рассмешил Великий Шелковый путь?

— Гм… ну… это… как его… — от неожиданности Нил потерял дар речи.

Но тут зазвенел спасительный звонок, и Нил облегченно вздохнул. Он знал, что мистер Хамли никогда не задерживается после уроков, так как судит футбольные матчи.

— Что ж, мы обсудим это завтра, — пообещал учитель. — Я вызову тебя первым, и ты расскажешь нам о товарном обмене в шестнадцатом веке. Раз это так смешно, не сомневаюсь, что классу необычайно понравится твой рассказ.

Сердце Нила екнуло. Как он сможет что-то рассказать, если тема пропущена мимо ушей?

— Не повезло, — бросил на ходу Хэшим, покидая класс. — А смеялся-то ты над чем?

Нил поделился с другом своими опасениями. Он чувствовал, что появление «специй» грозит обернуться новыми неприятностями.

— Стоило мне только подумать о них, как на меня тут же посыпались несчастья! — с негодованием воскликнул мальчик.

— Выходит, от них один вред, — заключил приятель.

Нил поморщился.

— Ага. Но хуже всего то, что выглядят они словно два маленьких беленьких ангелочка. И никому даже в голову не приходит, что это настоящие черти.

— Держу пари, что их шерсть довольно быстро пачкается! — сказала Люси Вон, стоявшая рядом вместе со своим братом-близнецом Джеком. Они всегда интересовались всем, что происходит в питомнике на Королевской улице и в центре спасения собак, хотя у них самих собаки не было.

— Да нет, что ты! — засмеялся Нил.

— А как они ухитряются оставаться чистыми? — спросил Джек.

Брат Люси был гораздо серьезнее сестры и всегда задавал вопросы.

— Ну, когда они уж очень сильно вымажутся, мы их моем специальным шампунем, — ответил Нил.

И тут мальчик поймал на себе взгляд мистера Хамли. Как же он сможет завтра рассказать о Великом Шелковом, если он все прослушал?

— Хэшим, ты не дашь мне до завтра свою тетрадь по истории? — попросил Нил.

— Бери, — ответил тот. — Только я не все записал. Как назло, за десять минут до конца урока у меня кончились чернила.

— Возьми мою, если хочешь, — предложила Люси, протягивая Нилу тетрадь.

— Ух, ты! — обрадовался Нил. — Вот спасибо!

— Мою тетрадь ты все равно бы забраковал, — заметил Джек. — Ты только посмотри. Я пишу так, что никто, кроме меня, не может ничего разобрать. Мистер Хамли всегда делает мне замечания.

Нил сравнил две тетради. Тетрадь Джека была исписана абсолютно непонятными каракулями.

Тетрадь Люси выглядела очень опрятно и была аккуратно обернута.


Выбежав из школьных ворот, Нил сразу увидел зеленый отцовский «джип». Впрочем, машину было трудно не заметить — на боку автомобиля красовалась эмблема питомника на Королевской улице. Нил очень гордился тем, что его родители заведовали питомником. К тому же, куда бы они ни поехали, люди сразу догадывались, чем они занимаются. Кроме питомника на Королевской улице, Паркеры заведовали собачьим приютом и центром спасения собак, куда отправляли всех щенков и взрослых псов, найденных на улицах без ошейников. Если Паркерам удавалось установить владельца собаки, ее возвращали домой, а если нет, то они пытались подыскать животному нового хозяина. Друзья называли самого Нила, да и все семейство Паркеров «Щенячьим патрулем».

Открыв дверцу машины, Нил закинул в салон рюкзак, и забрался внутрь. На переднем сиденье, уткнувшись носом в журнал о животных, уже сидела его сестра Эмили.

Нил огляделся.

— А где Нюня? — спросил он.

«Нюней» мальчик прозвал свою младшую сестренку за ее удивительную способность хныкать по любому поводу. Она постоянно опаздывала, и всем всегда приходилось ее подолгу ждать.

— Смотри, а вот и она! — улыбнулась миссис Паркер.

Повернувшись, Нил увидел, как на детской площадке мелькает знакомый светлый «хвостик». Девочка вприпрыжку направлялась к машине. У выхода с площадки Сара снова задержалась — там сидел привязанный рыжий сеттер. Нил прекрасно знал, что Сара ни за что не пройдет мимо — она обязательно остановится возле него и скажет ему «Привет!».

— Сегодня ты опоздала всего на час. Это прогресс, — недовольно проворчал Нил, когда малышка наконец-то забралась на заднее сиденье автомобиля.

— Я так устала! Хочу поскорее попасть домой и увидеть Билли. Как ты думаешь, мам, сегодня кто-нибудь придет за ним? — спросила Сара и с надеждой посмотрела на миссис Паркер.

Та покачала головой.

— Боюсь, что нет.

Эмили и Нил переглянулись. Билли попал в центр спасения несколько недель назад. Это был огромный, черный и очень ласковый пес, слепой на один глаз. Правое ухо у Билли было наполовину отрезано. Когда его подобрали, пес был очень худой и грязный, но Кэрол и Боб Паркеры выходили его. Теперь он стал просто красавцем — шерсть блестит и лоснится. Но, несмотря на это, ему пока не смогли найти новых хозяев.

— Скоро исполнится два месяца, как он у нас, да, мам? — грустно спросила Эмили.

Вопрос был далеко не праздный. Местные власти, помогавшие организовать центр спасения, утвердили определенные правила. Любая бездомная собака могла содержаться в нем не более двух месяцев. За это время Паркеры подыскивали ей новых хозяев. Если желающих забрать ту или иную собаку не находилось, ее надлежало усыпить. Пока Паркерам ни разу не приходилось усыплять абсолютно здоровое животное, мысль о том, что Билли может стать первым, была невыносима. В понедельник двухмесячный срок пребывания Билли в питомнике истекал.

— А знаете, кто к нам приедет сегодня вечером? — спросила Кэрол Паркер.

— Сахарок и Пе-е-ер-р-р-чик, — прохрипел Нил, подражая голосу из фильма ужасов.

— Опять они! — воскликнула Эмили.

— Слава богу, только до конца недели, — сказала мама. — Как обычно, друзья и родственники мистера и миссис Джепсон дружно отказались приютить собак даже на несколько дней, а я, как последняя дура, снова согласилась. Но отказать я тоже не могла, ведь собаки не виноваты, что они такие.

— Думаешь, на этот раз они будут вести себя лучше? — спросила Эмили.

Ее отношение к энергичной парочке даже отдаленно не напоминало симпатию.

— И не надейтесь, — проворчал Нил.

«Специй» он переносил с трудом.

— Они такие хорошенькие! — раздался радостный возглас Сары, которой, по-видимому, Сахарок и Перчик очень нравились.

— На этот раз я поручу тебе, Нил, ими заняться, — заявила миссис Паркер. — А Сэм тебе поможет. Уверена, что вдвоем вы справитесь с Сахарком и Перчиком. Тем более что они пробудут совсем недолго.

— Мне будет нелегко на это согласиться, — ответил Нил. — Сэму проще: он привык слушаться. А что прикажете делать мне, если только от одного вида Сахарка и Перчика меня в дрожь бросает?!

Сэм — черно-белый колли — был любимчиком семейства Паркеров. Когда-то хозяева выбросили овчарку, и пес попал в центр спасения.

— Нил, ну, потерпи, это только на одни выходные. Ты ведь знаешь, что этой парочке требуется в десять раз больше внимания, чем всем остальным собакам. Думаю, ты справишься, и хозяева останутся довольны.

— Что? Это Джепсоны-то? Если уж так разобраться, то Джепсоны сами не подарок! — заявила Эмили.

Кэрол Паркер мысленно согласилась со словами дочери.

— Вы правы. Не собак нужно воспитывать, а Джепсонов!


Нил вышел из дома во двор, и первым, кто его поприветствовал, был Сэм. Мальчик направился к вольерам, а колли радостно прыгал рядом. Эмили и Сара догнали брата. Когда ребята проходили мимо вольеров, каждый обитатель собачьего питомника радостно лаял и пытался лизнуть им руки.

— Привет, ребята! — воскликнула высокая стройная блондинка в футболке и джинсах. — Вижу, занятия кончились?

Кейт — а именно так звали эту девушку — работала в питомнике. Она закончила чистить пустой вольер и взглянула на ребят. Кейт нравилась ее работа. Она любила повторять, что будет работать в питомнике до тех пор, пока собаки не научатся сами за собой убирать.

— Готовишься к приему сладкой парочки? — спросил ее Нил.

Лицо Кейт вытянулось.

— Бр-р, лучше не напоминай мне! — вздрогнув, произнесла она.

— Да ладно, — продолжал Нил. — Ты же знаешь, что Сахарок и Перчик — два тихоньких, хорошеньких песика, и на самом деле ты их обожаешь!

— Они жуткие! — не выдержала Эмили.

Все дружно рассмеялись.

— Были бы они хотя бы наполовину такими же послушными и добрыми, как Билли. Кстати, вы сегодня его еще не видели? — спросила Кейт.

— Мы как раз идем к нему, — ответил Нил. — Как он сегодня?

— Как всегда, прекрасно, — сказала Кейт. — Я просто не понимаю, почему никто не хочет его взять.

Когда ребята подошли к вольеру, где жил Билли, пес залился радостным лаем. Он так обрадовался, что не мог усидеть на месте. Он облизал руку Нилу, подпрыгнув, поставил лапы на плечи Эмили, ткнулся носом в Сарину щеку. Устав и угомонившись, он тихонько заскулил и навострил свое единственное ухо.

— Как же я тебя люблю, Билли! — сказала Сара. — Обещаю, что мы тебя обязательно спасем.

Сара ласково гладила Билли, и не заметила, что Нил многозначительно посмотрел на Эмили. Сара уверена, что они постараются его спасти. Но как? Ведь совсем недавно отец сказал, что не может нарушить правила, установленные местным муниципалитетом. В тоже время вся семья ужасно привязалась к Билли. Он так долго живет у них, и он такой добрый и ласковый. Неужели можно просто так взять и усыпить его?

— Вечером я поговорю с папой, — сказал Нил. — Может быть, он что-нибудь придумает. Я вижу, что и ему Билли очень нравится.

— А если никто его не возьмет, мы оставим его у себя, правда? — с надеждой спросила Сара и вытерла шею рукавом шерстяного свитера.

Нил поджал губы. Знать бы, что делать! Тогда Билли был бы спасен. Мальчик готов был пойти на что угодно, лишь бы Билли остался на Королевской улице.

Сахарок и Перчик еще не появились, а Нил уже знал, что они где-то поблизости. Их визгливый лай доносился с улицы.

— Узнаю эти голоса, — мрачно произнес Нил.

Он отложил тетрадь Люси.

— История подождет. Прибыли возмутители спокойствия.

Смотревшая телевизор Эмили тут же соскользнула с кресла и вместе с Сарой скрылась наверху. «Предательницы, бросили меня», — подумал Нил. Теперь ему придется встречать вновь прибывших жильцов и их хозяев одному.

Когда Нил вышел из дома, миссис Джепсон уже стояла на гравиевой дорожке. Розовое платье раздувалось вокруг ее необъятной фигуры. В руке она держала два поводка — один розовый, другой голубой, — усыпанные стеклярусом, который сверкал на солнце, словно драгоценные камни. К поводкам были пристегнуты две маленькие пушистые, начесанные бестии — Сахарок и Перчик. На первом был повязан огромный розовый бант, на втором — голубой.

Подобного зрелища Нил в жизни не видел. Нелепо наряженные собаки отказывались сидеть тихо и рвались с поводков. Нил поморщился, когда Перчик поднял ногу возле колеса машины мистера Джепсона. А Сахарок, изловчившись, вцепился в ногу хозяина. Миссис попыталась успокоить проказников, но ее увещевания не подействовали. Нил был готов на все, лишь бы не возиться с этими несносными шавками все выходные.

— Спасибо, что вы согласились приглядеть за моими малышами, — заворковала миссис Джепсон. — Им здесь так нравится! Правда, Норман?

Мистер Джепсон фыркнул, что, видимо, означало «да».

Однако в питомнике на Королевской улице Джепсонов недолюбливали. Мистер Джепсон, высокий и костлявый, всегда пребывал в плохом настроении. Он был главой местного муниципалитета и всегда строго придерживался принятых решений, даже если не был с ними согласен. Мистер Джепсон крайне редко улыбался и как правило молчал.

Миссис Джепсон была полной противоположностью супругу: этакая кругленькая пышечка с фальшивой улыбкой. Высветленные волосы колечками свисали вокруг ее сильно накрашенного лица. Если ее не останавливать, то говорить она могла без умолку.

— Мы отправляемся в Париж, — сообщила Миссис Джепсон, произнося слово «Париж» в нос, на французский манер. — А в прошлом месяце мы ездили в Венецию. Я вам рассказывала? Там было так красиво, так романтично — каналы и все такое прочее!

Тут вмешался ее супруг. Постучав по циферблату часов, он резко сказал:

— Нам пора ехать.

Уголки розовых губ миссис Джепсон опустились вниз.

— Прощайте, дорогие мои! Пока, мои крошки! — воскликнула она, подхватывая на руки Сахарка и Перчика и целуя их в мокрые носы. — Мамочка будет скучать!

Она повернулась к миссис Паркер.

— Вы должны хорошо кормить их. Утром — шоколадные драже, а вечером — сливки. Да, и еще: они любят поджаренный хлеб с сыром. И курицу, тушенную в масле.

— Уверяю вас, что у Сахарка и Перчика будет все необходимое. По возвращению вы найдете их довольными и счастливыми, миссис Джепсон, — заверил Боб Паркер.

— До свиданья, мои прелестные пушистенькие комочки! — махнув рукой, воскликнула миссис Джепсон, и, вытирая нахлынувшие слезы, приложила к глазам розовый носовой платок. Наконец она села в машину и снова помахала из окна.

Нил улыбнулся, а Боб и Кэрол Паркеры помахали им вслед. Когда машина скрылась, Нил спросил:

— А у Джепсонов есть дети?

— Их дети — Сахарок и Перчик, — ответила Кэрол.

— Пап, неужели ты собираешься их кормить шоколадными драже и сливками? — поинтересовался Нил.

— Нет, конечно! — рассмеялся мистер Паркер.

— Но ты ведь сказал миссис Джепсон, что…

— … что Сахарок и Перчик будут получать все необходимое, — подтвердил мистер Паркер. — Но им не нужно ни сливок, ни шоколада, ни кексов — в общем, всего того, чем их пичкает миссис Джепсон. Ты только взгляни на них! Они и так уже слишком толстые. И если эту парочку не посадить на строгую диету и не заниматься с ними, им грозит ожирение. С сегодняшнего дня и до понедельника они будут питаться исключительно собачьим кормом. Не важно, нравится им это или нет!

Глава 2

Перчика и Сахарка отдали на попечение Нилу, и он повел их к вольеру. Всю дорогу собаки заливисто лаяли и рвались с поводков, а потом и вовсе перестали слушаться. Справиться с ними было непросто.

— Несносная парочка! — разозлился Нил.

Мистер Паркер открыл дверь питомника, и Нил завел собак внутрь. Кейт, отстегнув поводки, повесила их на крючки прямо напротив двери. И тут же из соседних вольеров раздалось гавканье, лай и визг.

— Что это? — спросила Кейт, в панике зажимая уши.

— Да сними ты с них эти жуткие банты! — попросил Боб.

Кейт сняла с Сахарка и Перчика банты и пригладила их начесанную шерстку.

— Ну, вот, теперь хоть на собак стали похожи.

— С этими бантами они были точь-в-точь как игрушки в магазине, — сказал Нил.

— Теперь посмотрим, будете ли вы вести себя как вполне нормальные собаки, или нет, — обронила Кейт.

— Ну, Нил, за дело! — напутственно произнес Боб Паркер, направляясь к выходу. — Думаю, первый урок, который им придется усвоить — это ходить рядом и прекратить на всех кидаться.

— А хотя бы просто успокоить их можно? От них же с ума сойдешь, — разжав уши, сказала Кейт, и отправилась в кладовую за кормом и мисками для воды.

Тем временем Сахарок и Перчик лаяли что есть мочи, с разбегу кидаясь на стенки вольера и плюхаясь на пол. Посмотрев на их выкрутасы, Нил произнес:

— Какое счастье, что это собаки, а не коровы!


Эмили и Нил сидели на кухне.

— Ты будешь говорить с папой про Билли? — тронув Нила за руку, заговорщицким шепотом спросила Эмили.

— Не знаю, что ему сказать, — признался мальчик.

— Об этом я и хотела с тобой поговорить. Ведь это очень важно. Мы должны придумать план.

У Эмили была настоящая страсть к составлению планов.

— Давай скорее, — поторопил Нил. — Ведь папа может зайти в любую минуту.

— Сначала ты скажешь, что Билли очень хороший. Потом добавишь, какой он ласковый, добрый и послушный. Еще скажи, что если его усыпят, Нюня будет ужасно переживать. А ведь папа этого не захочет, правда? Он не станет расстраивать Сару. И потом, Билли просто не заслужил, чтобы с ним так поступали. Неужели папа этого не понимает?

Нил пожал плечами.

— Надеюсь, что понимает, — произнес он. — Тихо, папа идет!

На кухню вошли родители и Сара. Усевшись за стол, малышка тут же начала сворачивать из салфетки бумажную собачку.

Мама осторожно открыла духовку.

— Судя по запаху, курица, — потянув носом воздух, сказала Эмили.

— Сегодня я тушила курицу по особому рецепту, — торжественно произнесла Кэрол. — Я долго не решалась испробовать его, но наконец-то рискнула. Надеюсь, курица вам понравится.

Во время обеда Боб Паркер легонько толкнул сына локтем.

— Ты Билли сегодня навещал? — поинтересовался он.

Эмили бросила на Нила выразительный взгляд. Пора было начинать действовать. Но не успел мальчик и рта раскрыть, как Сара нарушила весь план.

— Папа, ну, пожалуйста, ну пожалей его! Ну, пожалуйста, пап, — громко захныкала она.

Вздохнув, Боб Паркер посмотрел на жену.

— Сара, ты же знаешь, какие у нас правила. Мы просто не в состоянии держать в питомнике всех бездомных собак. Если мы начнем так поступать, собакам просто негде будет жить.

— А я не прошу всех, я хочу Билли! — всхлипывала Сара. Ее губы дрожали. — Ты не можешь убить его, папа. Это нечестно! — выкрикнула она.

— Не надо, Сара! Не надо, успокойся, — сказала Кэрол, ласково гладя дочь по головке. — Нам еще ни разу не приходилось усыплять абсолютно здоровую собаку. Понедельник для Билли — крайний срок. Впереди выходные. А в выходные посетителей гораздо больше. Будем надеяться, что на это раз Билли кому-нибудь да понравится, и его возьмут.

— Мы и так делаем все возможное, — сказал мистер Паркер. — Я разговаривал с ветеринаром. И Общество защиты животных тоже нас поддерживает. Я поместил объявление в газету. Может, кто-то откликнется.

— Билли нельзя не любить, — сказала Кэрол. — Тот, кто его возьмет, никогда не пожалеет о своем решении.

— Если бы мне нужна была собака, я, ни секунды не колеблясь, выбрал бы Билли. Но у нас уже есть собака, — твердо произнес Боб Паркер. — Сэма нам вполне достаточно. — И он отсутствующим взглядом посмотрел на стену, где висел клок обоев, недавно вырванных Сэмом.

— Я верю, что Билли найдет новых хозяев, — обнимая Сару, произнесла миссис Паркер.

— Хочу побыть один, — сказал Нил. — А вечером пойду прогуляюсь с Сэмом.

— А Сахарка и Перчика возьмешь? — поинтересовалась Кэрол. — Тогда мы с Сарой тоже пойдем с вами, — и она с надеждой посмотрела на Нила.

— Ладно. А ты, Эмили?

— С этими маленькими чудовищами? Ни за что!


Стоял прекрасный летний вечер. Ветер стих, воздух был необычайно теплым. В последнее время погода стояла просто великолепная. Дни делались все длиннее, а ночи короче. Мысль о том, что не за горами летние каникулы, очень радовала Нила.

Сэм беззаботно носился среди деревьев. Он охотился за тенями, а едва заслышав в кустах слабый шорох, пулей мчался туда. Мама и Сара, не торопясь, шли впереди, Нил сзади. Они не рискнули отпускать с поводков Сахарка и Перчика, поэтому сладкая парочка кружила рядом, с наслаждением принюхиваясь к тысячам разных новых запахов.

Нил и Сара хотели, чтобы Сахарок и Перчик поиграли, и несколько раз по очереди швыряли им палку. Но маленьких бестий это занятие не привлекло. Они крутились возле деревьев и обнюхивали землю под кустами.

— Думаю, Сахарку и Перчику этот парк кажется дикими, непроходимыми джунглями, — сказала Кэрол. — Ведь Джепсоны гуляют с ними только вокруг дома или, в крайнем случае, не дальше соседней улицы.

— Бедняги! — заметил Нил. — Не удивительно, что порой с ними невозможно справиться. Надо дать им побегать на свободе, — произнес он, отстегивая поводки от ошейников.

Не прошло и минуты, как к Нилу подлетел Сахарок, держа в зубах что-то большое и черное.

Сара с криком прижалась к маме.

Сахарок принес мертвую птицу.

— Фу, Сахарок! Фу! — скомандовал Нил.

Белый песик не обратил на него никакого внимания.

— Фу, я сказал! — прикрикнул Нил.

Сахарок отвернулся от Нила и, неистово размахивая хвостом, с сердитым рычанием вцепился в тушку птицы. Во все стороны полетели перья. Перчик чихнул, и Сахарок на миг оторвался от птицы, а Нил не преминул этим воспользовался. Ударом ноги он откинул птицу в сторону, потом поднял ее за крыло. Это оказалась ворона.

— Бедненькая! — всхлипнула Сара.

Нил забросил ворону на дерево, чтобы собаки ее не достали.


Мальчик увидел, что выходка Сахарка расстроила сестренку, и решил развлечь малышку. Подозвав Сэма, Нил кинул ему палку, и пес бросился за ней. Завидев Сэма, маленькие бестии перестали водить носами по земле и тоже решили поиграть. Все произошло за считанные секунды: пушистые комочки рванулись за Сэмом, и мгновение спустя уже неслись назад, при этом Перчик держал в зубах палку.

Сэм ухватил зубами другой край палки, и теперь они с Перчиком перетягивали ее. Вообще-то Сэм был очень спокойным и воспитанным псом, но когда Сахарок укусил его за ногу, колли буквально взбесился.

Тут вмешалась Кэрол Паркер.

— Фу! — крикнула она командирским голосом Сэм послушался и помчался к Нилу, а Перчик продолжал сжимать в зубах палку. Кэрол наклонилась к Перчику и попыталась было отобрать ее, но чертенок вцепился в палку мертвой хваткой и, бешено вращая хвостом, что есть силы тянул ее на себя.

— Фу! — снова скомандовала Кэрол, но Перчик не реагировал.

Такие простые команды, как «Принеси!» и «Фу!» были ему совершенно не знакомы. Сахарок и Перчик вообще никогда не посещали школу для собак, а супруги Джепсоны сами с ними не занимались и сильно баловали своих любимцев.

Сахарок громко залаял, и Перчик, резко отпустив палку, залился ответным лаем. Потеряв равновесие, миссис Паркер упала спиной в грязь.

Сара захихикала, но Нилу было не до смеха: такое падение могло окончиться весьма серьезной травмой.

К счастью для Кэрол, она упала в небольшую ямку. Это смягчило удар, и она почти не ушиблась. Кэрол поднялась на ноги с бледным от злости лицом. Нил понял, что мама ужасно рассердилась.

— Таких несносных собак я еще не видела! — воскликнула она. — Больше ни за что на свете не возьму их в питомник.

— Эти симпатяги просто несносны, — сказал Нил и, ухватив терьерчиков за ошейники, пристегнул им поводки.

— Давай отведем их домой. Я вся выпачкалась, — сказала Кэрол и посмотрела на сидящего рядом с Нилом Сэма.

— Прости, Сэм, я знаю, что ты хочешь погулять подольше, но, видишь, ничего не выходит.

— Давай я с ним еще погуляю, — предложил Нил.

— Ладно. Но постарайся долго не задерживаться.

Нил посмотрел вслед маме и Саре, затем взглянул на Сэма и облегченно вздохнул. Хорошо, что у него есть Сэм. Он ласково потрепал колли за холку. Мальчик подобрал с земли покрытую мхом ветку и с размаху бросил ее на извилистую тропинку, убегавшую в чащу.


Играя с собакой, Нил даже не заметил, как быстро пролетело время. Наступили сумерки.

— Сэм, ко мне! — громко крикнул Нил. — Нам пора! Пойдем домой, парень.

Закрыв на замок выходящие в поле задние ворота питомника, Нил шел к дому. Сэм послушно трусил за ним. Когда они проходили мимо центра спасения, раздался приветственный лай Билли.

Нил решил навестить пса. Он открыл дверь и удивился. Перед вольером Билли на коленях стояла Эмили и тихонько разговаривала с собакой. Услышав шаги, Эмили обернулась.

— Я как раз говорила ему, какой он хороший и добрый, — сказала Эмили, обернувшись к брату. — И что мы ни за что не позволим его усыпить.

Голос Эмили звучал довольно бодро, но Нил прекрасно знал, что она сильно переживает из-за того, что может случиться с Билли.

— Конечно, не позволим, — заверил ее Нил.

Эмили снова повернулась к вольеру, и тут Нил заметил на ее щеке следы слез.

— Мы должны сделать все, что в наших силах и спасти Билли, — решительно произнес Нил.

Глава 3

Нил спал очень крепко, но его разбудил дикий лай, доносящийся из питомника. Открыв один глаз, Нил взглянул на часы. Стрелки показывали десять минут шестого.

— Да заткнутся, наконец, эти «специи» или нет? — простонал он, накрывая голову подушкой.

Как же ему не хотелось в такую рань вылезать из постели и тащиться в питомник! От этой мысли Нилу стало не по себе. Ко всем прочим недостаткам, которые в избытке имелись у Сахарка и Перчика, они слишком рано просыпались. Дело в том, что их хозяин привык рано вставать и в шесть утра уже завтракал. У «специй» выработался точно такой же режим. Значит, маленькие монстры проголодались и потому громко лаяли, требуя завтрак.

Потеряв всякое терпение, Нил встал с постели и отправился в питомник. Когда мальчик подошел к вольеру, Сахарок и Перчик с надеждой посмотрели на него.

— Привет возмутителям спокойствия, — заходя в вольер проворчал Нил. — Ну, как вы сегодня, а? Да тише же вы! Ну-ну, угомонитесь.

Засунув руку в карман, где он всегда держал немного сухого корма, Нил угостил Сахарка и Перчика. «Пока едят, хоть не будут лаять», — подумал Нил, торопливо вышел из вольера и почти бегом направился к дому. По пути он вспомнил, что даже не успел толком прочесть конспект по истории, который списал у Люси. Вот было бы здорово, если бы мистер Хамли забыл о своем обещании и не стал спрашивать его на уроке. Нил грустно вздохнул. А тут думай про Сахарка и Перчика!

Следующий день был полон радостных событий. Когда Нил, уже приготовившись к пытке, вошел в класс, он немало удивился. Все помещение, слово паутиной, было опутано электрическими проводами, а вдоль стены выстроилось какое-то оборудование. С удивлением оглядев комнату, Нил посмотрел на Хэшима. Тот пожал плечами.

— Входите, но только очень осторожно. Будьте внимательны, не наступите на провода, и главное: ничего не трогайте! — повторял мистер Хамли.

Вид у него был взволнованный.

— Садитесь, ребята. Сегодня перед нами стоит важная и ответственная задача.

Увидев на кафедре мистера Хамли микрофон, Нил улыбнулся. Похоже, урок отменяется. Мальчику это было только на руку.

— Итак, — начал мистер Хамли, — разрешите вам представить нашего гостя, Тони Брадли.

Нил снова вопросительно посмотрел на Хэшима. Тони Брадли? Что-то знакомое.

Мистер Хамли рукой указал в угол, где стоял мужчина, опутанный проводами.

— Всем привет! — произнес он, и Нил сразу же узнал его голос.

Ну, конечно! Это же тот самый Тони Брадли, журналист с местной радиостанции.

— Тони Брадли попросил разрешения прийти к нам в класс и взять у вас интервью для своей передачи, которая называется «Поговорим с Тони», — тем временем продолжал мистер Хамли. — Помните, я рассказывал вам о ней в прошлом полугодии? Уж не знаю почему, но Тони решил, что беседа с вами может стать для него довольно интересной.

Класс дружно засмеялся.

— Думаю, у вас найдется что сказать, — заговорил Тони Брадли. — Как вы, наверное, знаете, в моей передаче мы обсуждаем со слушателями темы, которые волнуют нас всех. Сегодня мне бы хотелось узнать, что вас волнует, о чем вы думаете. А если конкретно, то мне хотелось бы услышать ваше мнение вот о чем: об экологии, о ситуации в мире. Так вот, я попрошу вас подумать и в двух словах высказать свои соображения.

Класс оживленно загудел. Каждый спешил поделиться друг с другом своими мыслями. Нил оглянулся. У всех были какие-то идеи. А он? Что он знает об экологии и о политике? Его мысли были гораздо приземленнее и, в основном, касались родителей и друзей.

Первым отважился высказаться Хэшим.

— Я ужасно переживаю, когда слышу, как в Африке голодают люди, — робко начал он.

Нил знал, что, выступая, Хэшим начинал заметно нервничать и терялся. Но в этот раз, набравшись смелости, его друг уже более уверенно продолжил:

— Мне кажется, это неправильно, когда у одних много еды, а у других ее не хватает. Разве мы не можем поделиться с ними? Тогда не только я ел бы тушеное мясо, которое моя мама так вкусно готовит!

Он улыбнулся, а одноклассники захихикали.

— Спасибо, Хэшим, садись, — сказал Тони. — Перед человечеством действительно стоят серьезные проблемы. Ну, кто следующий?

— В озоновом слое атмосферы появились дыры, — робко заговорил Джек Вон. — Все знают, что вредные химические вещества разрушают озоновый слой, и все равно продолжают их производить. Почему никто не хочет задуматься об этом? Неужели люди не понимают, что наша планета может погибнуть? Вот что меня больше всего беспокоит. Моя сестра Люси тоже хочет выступить. Говори, Люси, не стесняйся.

— Я очень люблю кататься на велосипеде, но боюсь, потому что на дорогах стало очень много машин, — произнесла она. — Дедушка показывал нам фотографии, и там видно, какими были дороги пятьдесят лет назад. Машин было очень мало, и все ездили на велосипедах. Почему бы не построить отдельно дороги для машин и велосипедов? Тогда бы кататься на велосипеде стало бы безопаснее.

— Замечательная мысль, Люси! — похвалил ее журналист. — Правительству давно пора заняться этим вопросом. Теперь следующий!

Нил поднял руку.

— Давай, Нил! — подбодрил мальчика мистер Хамли.

— Знаете, — тихо начал Нил, — я ведь тоже думал о том, о чем говорили мои друзья. Но вот меня больше всего волнует не Африка, не воздух и даже не то, что творится где-то в другом городе. Конечно, люди в Африке живут плохо, но у нас здесь, в Комптоне, тоже есть те, кто страдает!

Класс замер. Десятки глаз внимательно смотрели на Нила. От волнения мальчик стушевался, но Тони Брадли ободряюще кивнул ему.

— Мои родители заведуют центром спасения собак, который находится на Королевской улице, — продолжил Нил. — Туда попадают собаки, найденные на улице без ошейников. Некоторые просто потерялись, и потом их забирают хозяева, а некоторые остаются у нас, и мы сами подыскиваем им хозяев. У нас в питомнике живет пес по кличке Билли. Он дворняжка. Прежний владелец сильно бил его, а потом выбросил на улицу. Когда Билли попал в наш центр, он был очень худым и слабым. Мы долго лечили его, и теперь он поправился. Это прекрасный пес. Хотя у него видит только один глаз, а одно ухо наполовину отрезано, он — самое ласковое, самое доброе существо на свете. Мой папа пытается найти ему новых хозяев. Вся наша семья пытается. Мы даже дали объявление в газету. Но почему-то никто не хочет брать Билли. И если до понедельника его не возьмут, его усыпят.

По классу прокатилась волна шепота.

— Больше всего меня волнует вот что: почему мы порой так жестоко обращаемся с животными? И зачем люди заводят животных, если не хотят о них заботиться?

Когда Нил закончил говорить, в классе повисла тишина. И вдруг Хэшим захлопал, и вскоре уже весь класс аплодировал Нилу. «Ну, вот, мистер Хамли опять рассердится. Ведь он всегда недоволен, когда я говорю о собаках», — подумал Нил и украдкой посмотрел на учителя. Но тот аплодировал вместе со всеми. Встретившись с Нилом взглядом, мистер Хамли улыбнулся и одобрительно закивал головой.

— Замечательно! — радостно произнес Тони, похлопав Нила по спине. — Это было просто потрясающе!

Нил в ответ скромно улыбнулся.

— Я не очень долго говорил? — смущенно произнес он. — Когда я начинаю что-то рассказывать, мне потом трудно остановиться.

— Что ты! Ты выступил просто здорово! — ответил Тони. — Мне очень понравилось! Я обязательно использую твое выступление в следующей программе. И даже не буду ничего вырезать. Ты молодец!

Нила захлестнула горячая волна радости. А вдруг его сегодняшняя речь поможет спасти Билли? Когда передача «Поговорим с Тони» выйдет в эфир, ее многие услышат, и может быть кто-то захочет, чтобы дома у него жил преданный друг, и возьмет Билли…

Мысли Нила прервал звонок с урока.

— Ну, что ж, ребята, давайте поблагодарим Тони Брадли за эту замечательную встречу, — произнес мистер Хамли.

Отодвигая стулья, ребята вставали со своих мест и выходили из класса. Класс постепенно опустел.

— Нил! — раздался голос учителя.

Мальчик замер в дверях.

— Да, мистер Хамли.

— Я обещал, что ты всему классу расскажешь о Великом Шелковом пути. Думаю, теперь в этом нет необходимости. Я засчитываю твое сегодняшнее выступление как ответ на уроке.

— Ох, спасибо, мистер Хамли! — улыбнулся Нил.


— Отлично сработано, «Щенячий патруль»! — воскликнул Хэшим, хлопнув Нила по плечу, когда они вместе выходили из школы. — Ты попал в передачу! Вот здорово! Послушаем, что получилось!

И вдруг Нила осенила мысль. Нахмурившись, он остановился. Черт, как же он раньше не додумался!

— Постой-ка, Хэшим, — произнес он.

У школьных ворот стояла машина Тони Брадли, и журналист как раз направлялся к ней. Нил крикнул:

— Простите, мистер Брадли!

— Да, — обернувшись, откликнулся ведущий.

— Ваша передача… — запыхавшись, сказал Нил, — ну, та, в которой буду я… когда она выйдет в эфир?

— Как обычно, в понедельник вечером, — улыбнулся Тони, уселся за руль и захлопнул дверцу.

— В понедельник вечером… — глухо повторил Нил. — Но тогда это теряет всякий смысл. Ведь в понедельник вечером Билли не станет.

Его попытка спасти Билли оказалась напрасной. Слишком поздно.


Нил мучительно искал выход из создавшегося положения. И он нашел его. Люси и Джек Вон — его последняя надежда! Он знал, что ребята давно мечтали завести собаку, но мама им не разрешала. Он нашел близняшек около спортивного зала.

— Всякий раз, когда мы просим маму завести собаку, она повторяет, что у нас слишком мало места, — пожаловалась Люси. — Но сейчас как раз подходящий момент: мы переехали в новый дом.

— Мы станем сами ухаживать за Билли. А еду будем покупать ему из тех денег, что мама дает на завтраки, — сказал Джек. — Думаю, она согласится.

— Мы будем гулять с ним и будем все-все для него делать, — добавила Люси. — Мы очень хотим взять его.

— А мама точно не будет против? — спросил Нил.

— Мы уговорим ее. Даю слово. Она непременно согласится! — сказала Люси.

— Сегодня же вечером спросим у нее, — пообещал Джек.

— А можно, мы пойдем с тобой? — спросила Люси. — Познакомимся с Билли, а потом сходим домой и скажем маме, что хотим его взять.

— Отлично! — обрадовался Нил. — Он вам понравится, я уверен. Билли просто замечательный!


Ребята вошли во двор Паркеров и встретили Кейт, возвращавшуюся с прогулки. Сахарок и Перчик изъявили желание познакомиться с близнецами.

— Ой, какие миленькие! — воскликнула Люси, опускаясь на колени, чтобы погладить беленьких терьерчиков. Кейт пыталась заставить Сахарка и Перчика сидеть спокойно.

— Я гуляла с вами целый час! Неужели мало?! — говорила Кейт.

— Это не собаки, а парочка вечных двигателей, — заметил Джек.

— Ой, перестаньте, перестаньте, мне щекотно! — затараторила Люси, отмахиваясь от собак.

Она попыталась встать, но Сахарок ее не отпускал. Видимо, он твердо решил вылизать свою новую знакомую с ног до головы.

— Пойдем, Сахарок! Пойдем отсюда, — сказала Кейт и потянула поводок. — Ты распугаешь наших гостей.

— Наверное, я ему очень понравилась, — гордо сказала Люси, наблюдая, как малыш упирается всеми четырьмя лапами. — А как зовут другого?

— Перчик, — сообщил Нил. — Ты только посмотри! Он только что пытался отгрызть пуговицы с твоей куртки. Ну и наглец! Билли бы так никогда не поступил, это уж точно.

Тут к питомнику подъехала Кэрол Паркер.

Она вышла из «джипа» и вытащила два огромных пакета с покупками. Вслед за мамой из машины выскочили Сара и Эмили. Увидев Сахарка и Перчика, Кэрол поставила пакеты на капот и решительно произнесла:

— Я не двинусь с места до тех пор, пока эту сладкую парочку не запрут в вольере. Я привезла продукты, а эти обжоры едят не меньше овчарок. Кейт, уведи их, пожалуйста.

— Мам, Джек и Люси пришли посмотреть на Билли, — сказал Нил.

— Надеюсь, вы с ним подружитесь, — откликнулась Кэрол.

Кейт повела двух маленьких бестий в вольер, а Нил с друзьями отправились к Билли.

— Какой он хороший! — воскликнула Люси, едва они подошли к клетке.

— Давай-ка я выпущу его, — предложил Нил.

Билли словно почувствовал, что наступил ответственный момент в его жизни. Он не стал радостно выскакивать из вольера и носиться по двору, а спокойно сел возле ног Люси. Близнецы стали гладить его. Едва Люси перестала водить рукой по голове пса, тот тронул лапой ее коленку и, забавно наклонив голову на бок, преданно посмотрел девочке в глаза.

— Он просит, чтобы ты опустилась на колени и обняла его, — пояснил Нил.

— Джек, мы должны взять его, — решительно сказала Люси. — Я даже знаю, где он будет спать — возле моей кровати.

— Как ты думаешь, маме он понравится? — спросил Нил.

— Не знаю, но ей придется полюбить его, — заявила Люси, — потому что я полюбила его, и мне уже не надо никакой другой собаки!

— В пять часов мама придет с работы. Мы сразу же скажем ей, что хотим забрать Билли, — сказал Джек.

— Позвони мне сразу и скажи, что она ответила, — попросил Нил. — Обязательно позвони, не забудь! Я буду ждать.


Когда друзья ушли, Нил отправился в свою комнату и предусмотрительно оставил дверь открытой, чтобы не пропустить звонок телефона. Он попытался выучить уроки, но так и не смог. Мальчик поймал себя на том, что то и дело поглядывает на часы. Уже без пяти пять. Близнецы должны позвонить с минуты на минуту. Нил умоляюще посмотрел на телефон и мысленно попросил: «Ну, зазвони же!». Шло время, а телефон молчал.

— Нил, пора ужинать, — позвала снизу миссис Паркер.

Не успел Нил сесть за стол, как затренькал телефон. Мальчик сорвался с места и схватил трубку.

— Прости, Нил, но мы не сможем взять Билли, — раздался в трубке плачущий голос Люси. — Мы поговорили с мамой, но она опять сказала, что он слишком большой.

Нил сжал телефонную трубку.

— А ты сказала, что он очень добрый и послушный? И что если его никто не возьмет, Билли усыпят?

Люси ответила, что, конечно, она все это говорила, но мама все равно не согласилась. Нил понял, что все уговоры бесполезны.

Сидевшие за столом родители и сестры слышали весь разговор. Вся семья сразу погрустнела.

— Пап, что нам делать? — спросила Сара. — Ты знаешь, как спасти Билли?

Боб Паркер покачал головой. Всего несколько часов назад казалось, что жизнь Билли спасена, что он обрел кров и теперь все окончится благополучно. Но удача отвернулась от него, и судьба собаки складывалась трагически.

Глава 4

В субботу Нил проснулся очень рано. Его разбудил громкий собачий лай. Казалось, что все собаки в питомнике сговорились и решили одновременно подать голос. И, естественно, больше всех надрывались Сахарок и Перчик. Нил снова попытался было уснуть, но куда там. Собаки явно не собирались прекращать перекличку. К тому же мальчика мучили мысли о Билли.

Решив про себя, что сегодняшний день станет днем активных действий, Нил встал, оделся и направился вниз. Ему пришла в голову идея, которую он намеревался как можно быстрее осуществить: обойти весь Комптон с фотографией Билли, рассказать о собаке и упросить кого-нибудь взять пса к себе. Нил считал, что это — последний шанс спасти Билли.

Мама хлопотала на кухне.

— Как же они шумят, — ворчала она. — Успокоились бы хоть немного, что ли…

— Да, разошлись не на шутку.

— Все было спокойно, пока не появились Сахарок и Перчик. От них у меня постоянная мигрень. Нил, прошу тебя, сходи погуляй с ними. Хорошо? Я бы попросила Кейт, но она еще не пришла.

— Ладно. Сэма я оставлю дома, а со «специями» пройдусь по дороге. Ты не против? — спросил Нил.

— Нисколько. Спасибо, — Кэрол Паркер улыбнулась сыну. — А пока ты будешь гулять с собаками, я приготовлю им и тебе превосходный завтрак.

Пока Нил шел к выходу, черно-белый колли не сводил с мальчика глаз.

— Прости, Сэм, — вздохнул Нил. — Выгуливать тебя вместе с Сахарком и Перчиком, да еще в такую рань, выше моих сил. Днем еще куда ни шло. Обещаю тебе, дружище, что днем мы с тобой обязательно побегаем вместе.

Затворив калитку, Нил направился к вольерам. Приветствуя мальчика, собаки подпрыгивали и заливались веселым лаем. И громче всех — Сахарок и Перчик. Те просто захлебывались от восторга.

— Сейчас, сейчас пойдем, — приговаривал Нил, пристегивая к их ошейникам поводки. — Вы что, не можете немного потерпеть? Вот непоседы…

Ни Сахарок, ни Перчик не отличались спокойным поведением. Терьеры рванули вперед и едва ли не волоком вытащили Нила со двора на дорогу, что вела в город. Утро только начиналось, и дорога была пустынной.

— Естественно, — пробурчал Нил, — кто же в здравом уме потащится в Комптон в такую рань?

Сахарок и Перчик, повизгивая и обнюхивая каждую кочку, бежали впереди. Увидев, что собаки увлеклись исследованием придорожной травы, Нил слегка успокоился. Вдруг собаки хором залаяли и подались в сторону. Нил едва успел ухватить поводки покрепче. Вскоре он увидел, что же так взволновало сладкую парочку. На обочину вышла светловолосая девочка с охотничьим псом, гончей золотистой масти, и Сахарок с Перчиком кинулись навстречу прекрасному незнакомцу. Нилу ничего не оставалось, как последовать за ними.

Золотистая гончая, пробежав до середины шоссе, остановилась и прижала уши, внимательно разглядывая прелестных беленьких терьеров.

То, что случилось потом, Нил впоследствии вспоминал как кадры замедленной съемки.

Не успел он вместе с Сахарком и Перчиком приблизиться к гончей, как из-за поворота вылетел небольшой грузовичок. Послышался визг тормозов, и грузовик сбил гончую.

— Денни! Денни! — закричала девочка.

Золотистая собака неподвижно лежала в придорожной траве. Из кабины торопливо вылез шофер — пожилой мужчина в промасленном комбинезоне. Он был сильно взволнован. Нил сразу узнал водителя — Дейв Томас работал в гараже, неподалеку от их дома.

А Сахарок и Перчик по-прежнему рвались с поводка. Нил оглядел дорогу и, убедившись, что машин поблизости нет, побежал через шоссе к лежащей собаке. Девочка уже сидела возле нее и, заливаясь слезами, гладила золотистую шерсть. Сначала Нил тоже перепугался, он подумал, что собака погибла, но, увидев, как гончая медленно приподняла голову, немного успокоился. «Как хорошо, что пес остался жив», — подумал Нил.

— Простите меня, — заговорил водитель. — Но я заметил собаку в последний момент. Только проскочил поворот — и вот, на тебе. Будь у меня в запасе хотя бы пара секунд, я бы успел затормозить. Хорошо еще, что я шел медленно, как чувствовал, что на дороге кто-то есть. Расстояние слишком маленькое, даже свернуть не успеешь, — водитель кивнул Нилу.

Он всю жизнь прожил в Комптоне и хорошо знал Паркеров. И его, добродушного, незлобивого человека, тоже многие знали.

— Мне кажется, серьезная помощь собаке не нужна, — сказал Нил.

— Это я, одна я во всем виновата! — всхлипнула девочка.

Нил наконец-то узнал ее. Это была Джина Уорд, она училась в соседней школе, классом младше его.

— Нужно было крепче держать поводок, — продолжала девочка. — Денни такой сильный, бросился вперед, а я не смогла удержать его.

— Может быть, отвезти его домой? — предложил Дейв.

— Ни в коем случае! — произнес Нил тоном знатока. — Если пес повредил спину, то любое передвижение опасно для него. Сначала пусть немного отлежится. Накрыть бы его. У вас в грузовике случайно нет одеяла?

— Одеяла нет, а пара пустых мешков найдется, — кивнул водитель. — Схожу принесу.

— Простите, а вы не смогли бы позвонить ветеринару? — крикнул Нил ему вдогонку.

— Конечно, у меня есть мобильный телефон.


Местного ветеринара звали Майк Тернер, и, несмотря на ранний час, он уже уехал по вызову.

— Я оставил сообщение на автоответчике, — тихо, словно извиняясь, сказал водитель. — Как только Майк вернется, он сразу же приедет сюда. Пойду, взгляну на дорогу, — Дейв собрался было отойти, но Нил остановил его.

— А можно я позвоню родителям? — спросил мальчик.

— Да о чем разговор, Нил. Конечно.

Водитель протянул ему телефон. Нил набрал номер.

— Пап, тут произошел несчастный случай… Да, на шоссе, сразу за поворотом. Собака попала под машину… Нет, похоже не сильно… Ты не мог бы приехать к нам?


Нил внимательно оглядел лежавшего в траве пса. Тот дышал, но голову поднимал все реже и реже. «Слабеет, — подумал Нил. — Неужели ему нельзя ничем помочь?».

Наконец приехал отец Нила, мистер Паркер. Он поставил «джип» на обочине, так чтобы отгородить раненого пса от шума проезжающих машин. Затем он присел возле Денни и начал ощупывать его. Нилу казалось, что время тянется ужасно медленно. Наконец Боб Паркер встал и, вытирая салфеткой руки, уверенно произнес:

— Собака получила травму, но жизнь ее вне опасности.

Нил облегченно вздохнул.

— Считай, что это Нил спас твоего пса, — сказал Дейв, обращаясь к девочке. — Это он приказал нам не трогать собаку.

— Молодец, сын! Ты все сделал правильно.

— Спасибо тебе большое, Нил.

Джина немного успокоилась и даже улыбнулась мальчику.

— Мы сообщили мистеру Тернеру, — сказал Нил. — А что еще оставалось делать? — Он неуверенно пожал плечами.

— Понимаю, — согласился отец. — Только зря ты так переживаешь, ты все сделал абсолютно правильно.

— Сначала я так испугался! — признался Нил. — Просто не знал, что и делать.

— Я тоже, — усмехнулся Дейв. — Если бы не Нил… Ты держался молодцом. — Он дружелюбно подмигнул мальчику.

И тут подали голос Сахарок и Перчик. Терьеры, словно понимая, что людям не до них, все это время терпеливо ждали. Теперь же, когда ситуация разрядилась, «специи» решили напомнить о себе.

— Мне кажется, надо отвести их домой, — сказал Боб Паркер, угрюмо глядя на собак, заливавшихся радостным лаем. — А я дождусь ветеринара, а потом отвезу домой Джину.

Нил нахмурился. Ему очень не хотелось уходить. Он предпочел бы остаться здесь и послушать, что скажет врач. Но спорить с отцом мальчик не стал, потому что тот был совершенно прав: делать ему здесь уже нечего.

— Ладно, Джина, пока. Надеюсь, что твой Денни скоро поправится, — сказал он, прощаясь с девочкой. — Позвони мне. Расскажешь, какое лечение назначил ветеринар.


Вернувшись домой, Нил отвел в вольер Сахарка и Перчика и прямиком направился в рабочий кабинет матери.

— Это ты, Нил? — спросила миссис Паркер, отрывая взгляд от документов. — Ты такой бледный. Что с тобой? Чем-то расстроен?

— Все в порядке, мам.

— Почему же ты так задержался? Я уже давно жду тебя. У Сары сегодня занятия в балетной школе, нам давно пора ехать…

В дверях кабинета показалась Кейт.

— Я слышала, что на дороге сбили собаку. Это правда, Нил?

— Да, — вздохнув, ответил мальчик и рассказал об утреннем происшествии.

— Какой ужас! — выдохнула Кейт. — Всему виной невнимательность. На том перекрестке такое оживленное движение, вот собака и попала под машину.

— Да нет, это произошло случайно. Дорога была абсолютно пустой. Вдруг из-за поворота выскочил этот грузовик и… Все случилось так быстро… Даже Сахарок и Перчик испугались, и, наверное, поэтому на обратном пути не лаяли и не рвались с поводков.

— Зато теперь отыгрываются, — вставила Кейт и открыла заднюю дверь, через которую тут же ворвался до боли знакомый лай. — Ну ладно, мне пора идти. Увидимся. Не переживай, все будет нормально.

— Будешь завтракать, Нил? — ласково спросила его мама. — Все давно готово.

— Нет, спасибо, — ответил Нил. — Как там сейчас Денни? Что с ним? Интересно, Майк уже приехал? И Джина что-то не звонит.

Нил со вздохом посмотрел на телефон. И тут раздался звонок. Нил с тревогой взглянул на мать. Кэрол сняла трубку.

— Хорошо, хорошо, спасибо, — говорила она. — Это просто замечательно. Мы все очень рады. Спасибо, я ему передам. До свидания.

Повесив трубку, она улыбнулась.

— Звонил Майк Тернер. Он осмотрел Денни и уверен, что пес поправится. Так что все в порядке, малыш, можешь не переживать.

— Отличная новость! — ожил Нил. — Теперь, когда все в порядке, я готов пойти поесть. Мам, я голоден, как волк!


Расправившись с завтраком, Нил решил поделиться радостной новостью с Кейт. Он нашел девушку на складе. Та деловито наполняла одни миски кормом, а другие — водой.

— Наконец-то эта парочка затихла, — устало сказала Кейт, зачерпывая из огромного пакета очередную горсть хрустящего корма. — Стоило этим несносным «специям» прекратить свой визг, как все собаки, будто по команде, замолчали.

— Чем реже мы будем видеть эту парочку, тем лучше, — заключил Нил. — Ты, знаешь, мне кажется, что Сахарок и Перчик тоже расстроились из-за этого несчастного случая. Как ты думаешь, могут ли собаки чувствовать, когда их сородичам плохо?

— Конечно. Собаки — такие же чуткие существа, как и люди. И они так же способны сопереживать.

— Пойду-ка я проверю своих подопечных.

Нил шел по павильону. Из многочисленных клеток, вторя его шагам, гулко звучавшим в громадном длинном зале с бетонным полом, несся приветственный лай. Низким, густым басом лаял огромный сенбернар по кличке Бампер, визгливо тявкал коккер-спаниель Чарли. Из клеток с разномастными питомцами — от крупной восточноевропейской овчарки до маленького пуделя — лился целый хор радостных собачьих голосов.

И все-таки Нила не покидало ощущение, что не все питомцы на месте. Вскоре он понял, что его беспокоит: он не слышал режущего слух заливистого лая Сахарка и Перчика. «Интересно, с чего это они сегодня такие тихие?» — подумал мальчик.

Вольер сладкой парочки был в ряду последним. Дойдя до него, Нил обратил внимание на открытую дверь, заглянул внутрь и… никого не увидел. Сахарок и Перчик исчезли.

Глава 5

Кейт! Кейт! — закричал Нил, выбежав во двор. — Где они? Поставив миски на пол, девушка подошла к двери.

— Что случилось? — Она с тревогой взглянула на обезумевшего от ужаса Нила.

— Сахарок и Перчик! Где они?! В вольере никого нет!

— Что?! — Кейт чуть не потеряла дар речи. — Не может быть! Только что они были на месте.

Вдвоем они бросились к павильону. Добежав до вольера, Кейт в растерянности остановилась.

— Глазам своим не верю! — вымолвила она.

Вольер был пуст. Остались только корзинки, в которых спали собаки.

— Ничего не понимаю, — сердито сказала Кейт.

Она внимательно оглядела коридор. — Интересно, как они умудрились открыть дверь клетки?

— Не знаю. Я подошел и увидел, что дверь открыта, а их нет, — ответил Нил.

— А когда ты привел их с прогулки, ты не забыл запереть вольер? — допытывалась Кейт.

— Нет, — уверенно ответил Нил. — Я прекрасно помню, что запирал его.

Сердце Нила сжалось. Сахарок и Перчик пропали, и если с ними что-нибудь случится, виноват будет только он. Он себе этого не простит.

Кейт не на шутку расстроилась.

— Надеюсь, с ними ничего не случится. Они, наверное, обрадовались свободе и теперь носятся где-то поблизости.

— Прочешем хоть всю округу, но найдем их, — заявил Нил.

— Так, я осмотрю дом и сад, а твой участок — поле.

— Только бы они не забрались в дом! Если они что-нибудь натворят, мама придет в ярость, и тогда мне здорово достанется, — посетовал Нил.

Сразу за питомником начиналось огромное поле. Именно туда и отправился Нил искать Сахарка и Перчика. Но их нигде не было. Мальчик решил, что, должно быть, собаки убежали довольно далеко, и влез на забор, но так их и не увидел.

Возвращаясь, Нил заметил, что Кейт идет по двору. Девушка остановилась и в ответ на немой вопрос мальчика покачала головой.

— Нам нужно отыскать их как можно быстрее, — упавшим голосом сказал Нил. — А то они убегут еще дальше, и тогда их ни за что не найдешь.

— К сожалению, я не смогу тебе помочь, — сказала Кейт. — Пока твоих родителей нет дома, я отвечаю за все и не имею права отлучиться. Так что, прости, но, видимо, тебе придется вести поиски одному.

— Ничего, Кейт, не отчаивайся. Я позвоню Крису, и он мне поможет, — заверил девушку Нил.

Дома Нил увидел, что Эмили сидит в пижаме за кухонным столом.

— У нас беда! Сахарок и Перчик пропали! — на одном дыхании сказал он.

— Уже знаю, — спокойно ответила Эмили. — Кейт мне сказала. Она решила, что они могут быть в доме. Ты их тоже не нашел? Только этого нам еще не хватало! — вздохнула Эмили. — Что же ты молчишь, Нил? Как это случилось?

— Сам не знаю. Я решил их проверить, а когда подошел к вольеру, то увидел, что дверца распахнута, а они исчезли. Чудеса какие-то! Я отправлюсь на поиски. Возьму велосипед и буду ездить по городу. Возможно, со мной поедет Крис. Я собираюсь ему позвонить.

— Я помогу тебе. Мы с Сэмом сходим в парк, где мы в четверг гуляли с Сахарком и Перчиком.

Может быть, они запомнили это место и убежали туда. Ты не против?

Эмили торопливо доела кашу и решительным тоном произнесла:

— Я готова.

— Мы должны во что бы то ни стало найти их до возвращения родителей!

— Точно. Иначе у нас будут проблемы, и еще какие. У хороших хозяев собаки не теряются!


Созвонившись с Крисом, Нил сел на велосипед и поехал к нему, благо мальчики жили недалеко друг от друга — дом Криса располагался чуть дальше от Комптона, чем дом Паркеров. Крис и Нил были ровесниками, к тому же они учились в одной школе. Хотя Криса больше интересовал футбол, а не собаки, он никогда не отказывался помочь другу.

— Это все я виноват! Я! — твердил Нил. — Это я плохо закрыл дверь. Я был так расстроен.

И Нил рассказал Крису об утреннем происшествии.

— Кажется, сегодня на тебя сыплются одни неприятности, — подвел итог Крис. — Да не кори ты себя и не вешай нос! Сахарок и Перчик не могли убежать далеко — у них ноги коротки!

— Ты прав, — вздохнул Нил и попытался улыбнуться. — Мы обязательно найдем их. Это необычные собаки. Прежде, чем увидеть, мы их обязательно услышим.

— Спорим, я знаю, где они? — уверенно сказал Крис. — Слышал о том, что собаки отлично знают, где находится их дом? И они всегда стремятся домой. Ты ведь говорил, что Джепсоны баловали их, кормили всякими сладостями, и все такое прочее. Им и надоела ваша еда, они соскучились по своим кексам и убежали домой.

Лицо Нила посветлело.

— Точно! Как это я не догадался! — выпалил он и тут же попросил: — Можно мне от тебя позвонить? Я попрошу Стива — он живет по соседству с Джепсонами — проверить, может, Сахарок и Перчик уже там. Тогда мы сразу поедем туда и заберем их.

Стив Танзли был двоюродным братом Нила. У него жил огромный лабрадор по кличке Рики, который регулярно проходил в питомнике у Паркеров курс дрессировки.

— Интересно, а как все-таки собаки находят дорогу домой? — рассуждал вслух Крис.

— Не знаю, — ответил Нил. — Но показывают же в фильмах, как собаки проходят сотни миль, перебираются через горы, пустыни и реки, и все равно находят дорогу домой и возвращаются к хозяевам. Невероятно, правда?

Поговорив с братом по телефону, Нил повернулся к Крису.

— Стив пообещал, что сходит к дому Джепсонов и поищет Сахарка и Перчика. Если он найдет их, то сразу же позвонит в питомник и свяжется с Кейт.

— Тогда вперед! Не будем терять ни секунды! — воскликнул Крис.

И друзья, вскочив на велосипеды, помчались по дороге. Выехав на перекресток, Крис выкрикнул Нилу:

— Какой дорогой поедем?

— Вниз по Комптон-роуд, она почти упирается в дом Джепсонов. Если собаки решили рвануть домой, то они выберут именно этот путь. Тогда мы их догоним. А если они побежали через поле, мы их увидим. Хорошо еще, что они белого цвета. Заметны издалека.

Внимательно глядя по сторонам, друзья двинулись к центру города. Нил следил за правой обочиной, а Крис за левой. Живая изгородь по краю дороги не позволяла мальчикам постоянно наблюдать за полем.

— Сахарок! Перчик! — звал собак Нил в надежде, что терьеры узнают его голос и откликнутся громким лаем.

Но кругом раздавалось лищь беззаботное щебетание птиц. Белые комочки, которых мальчики поначалу приняли за «специй», оказались всего лишь дикими кроликами, а Сахарка и Перчика нигде не было.

Внезапно в нескольких метрах от дороги послышался лай, и друзья покатили туда. Соскочив с велосипедов, они бросились к зарослям кустарника. Однако вместо Сахарка и Перчика перед ними предстал доктора Харви, который гулял со своей светло-коричневой дворняжкой по кличке Сэнди. Видимо, у Нила и Криса были такие разочарованные лица, что врач, дружески помахав им рукой, крикнул:

— Привет, ребята! Кого ищем?

— Вы, случайно, не видели здесь… — начал Крис.

— Двух бездомных собак! — перебил друга Нил.

Доктор Харви покачал головой.

— Если увижу, сразу позвоню твоему отцу! — пообещал врач.

Когда Нил и Крис немного отъехали, Крис обиженно произнес:

— Почему ты не дал мне сказать, что мы ищем Сахарка и Перчика?

— Он дружит с Джепсонами, — ответил Нил. — И обязательно расскажет им, что пока они были в Париже, мы потеряли их ненаглядных деточек!

— Ну, хорошо, — поморщившись, произнес Крис. — А что если мы не найдем их?

— Мне страшно даже подумать об этом! — ответил Нил.


Мальчики доехали до города безо всяких приключений и свернули в парк. Друзья спешились и, держа велосипеды за руль, пошли по дорожке. Они провожали пристальными взглядами каждую собаку, гуляющую со своим хозяином. А маленьких белых бестий нигде не было.

— Что будем делать дальше? — спросил Крис и в изнеможении облокотился на руль велосипеда.

Нил, тоже уставший после долгой поездки, в недоумении пожал плечами.

— Может, они сразу побежали к своему дому? Давай проверим. Поедем по Браунз-лейн — отсюда это самый короткий путь. Только сначала заедем к Стиву, — предложил он. — Если они там, он, наверняка, их видел.

Друзья приблизились к дому Стива, позвонили в дверь, но никто им не открыл. Тогда они снова оседлали велосипеды и объехали вокруг дома Джепсонов в надежде обнаружить Сахарка и Перчика. Но вот рухнула последняя надежда, и мальчикам пришлось возвращаться домой.

По пути Нила не покидала мысль о том, как же Сахарку и Перчику удалось открыть дверь и выбраться из вольера. Внезапно он понял, что от его внимания ускользнуло нечто важное. Он попытался вспомнить, что же он упустил. Что? И тут его осенило:

— Крис, ты только послушай, что я вспомнил! — резко затормозив, крикнул Нил.

Он остановился и подкатил велосипед к обочине. Крис затормозил и, развернувшись, остановился рядом с другом.

— Когда сегодня утром я пошел проведать Сахарка и Перчика и обнаружил, что они пропали, то мне показалось, будто что-то не так, но сперва не придал этому значения. Теперь я все понял!

— Ну и…? — напрягся Крис.

— У них были свои любимые игрушки: у Сахарка — розовая мышь-пищалка, а у Перчика — голубой резиновый мячик. Игрушки лежали в вольере. Но когда я пришел, игрушки исчезли вместе с собаками. Не могли же Сахарок и Перчик убежать, прихватив с собой игрушки! Так не бывает!

— Что ты хочешь этим сказать?

— А то! Я думаю, что Сахарка и Перчика украли!

Глава 6

Нил и Крис на полной скорости мчались по Королевской улице. Надо было как можно быстрее добраться до питомника. Едва они въехали во двор, как из дома выбежала Эмили.

— Кейт просила передать, чтобы вы сразу бежали к ней, — запыхавшись выпалила девочка. — Я ходила с Сэмом в лес, но все без толку. А вот Кейт сказала, что одного нашли!

Нил и Крис бросились в рабочий кабинет. Заслышав шаги, Кейт поспешила встретить ребят.

— Как хорошо, что вы здесь! — с порога воскликнула она. — Родители еще не вернулись, так что я по-прежнему не могу отойти. Срочно требуется ваша помощь!

Кейт пригладила длинные светлые волосы.

— Эмили сказала, что одного нашли. Сахарка или Перчика? — нетерпеливо спросил Нил.

— Да, нашли, но вот кого — не знаю, — ответила Кейт. — Дело в том, что мне позвонили с фермы Баджеров и сообщили, что найдена собака.

— Здорово! Не стоит дожидаться отца, Кейт. Мы сами съездим и привезем его, — сказал Нил. — Не волнуйся, теперь мы их точно разыщем. Если одного нашли, второй должен быть где-то рядом. Они же не могут друг без дружки!

Кейт грустно вздохнула.

— Это еще не все.

— Что случилось? — упавшим голосом спросил Нил.

Он страшно обрадовался тому, что хоть одна собака нашлась, но теперь вся радость мигом улетучилась.

— Состояние собаки очень плохое. Она поранила лапу. Мне позвонила миссис Роуз и сообщила, что нашла раненую собаку. Она просила, чтобы мы приехали и забрали животное в центр спасения. Эта женщина не знала, что Сахарок и Перчик пропали и просто обратилась за помощью.

— А что значит «плохое состояние»? — спросил Крис.

— Точно не известно.

— Значит, нужно ехать, не откладывая.

Нил не мог равнодушно слушать о страданиях животных, особенно, собак. Поэтому, несмотря на то, что Нил был далеко не в восторге от Сахарка и Перчика, а точнее, считал этих малюток сущими монстрами, раз они попали в беду, надо было спешить им на помощь.

На полном ходу въехав во двор фермы, мальчики соскочили с велосипедов и помчались по неровной дорожке к дому. Нил постучал в дверь.

Из окна выглянула миссис Роуз, уже пожилая, седая женщина. Увидев ребят, она заторопилась к двери.

— Спасибо, что так быстро приехал, Нил, — взволнованно сказала она, распахивая дверь.

— Что вы, миссис Роуз! Не за что.

В прихожей женщина засуетилась.

— Да не волнуйтесь вы так, миссис Роуз. Лучше скажите, где собака?

— На кухне, мальчики. Вон в ту дверь. Там потеплее, вот я ее туда и положила.

Представшее перед Нилом зрелище было невыносимо жалким. На шерстяном одеяле, расстеленном перед плитой, свернувшись калачиком, лежала маленькая, очень худая, грязная собачка.

— Кто это, Нил? — спросил у друга Крис, наклоняясь, чтобы рассмотреть мордочку собаки.

Нил, опустился на колени и ласково погладил собачку. Испуганный песик поднял голову и уставился на ребят любопытными глазками-пуговками.

Нил и Крис многозначительно переглянулись.

К сожалению, это оказался не Сахарок и не Перчик.

Собачка была более темного цвета и совсем другой породы — керн-терьер.


Нил принес собаку в приют на Королевскую улицу. Подходя к дому, он громко позвал Кейт. Крис всю дорогу шел сзади и катил два велосипеда.

— Ну, где наш больной? — спросила Кейт, выбежав из кабинета, и тут же увидела на руках у мальчика сжавшийся маленький комочек.

Кейт сразу же решила осмотреть собаку. Девушка тут же увидела на лапе довольно большой, кровоточащий порез. Но, к счастью, это была единственная травма.

— Он может ходить, значит, сухожилия целы. Это уже очень хорошо, — произнес Нил. — Но я все равно нес его до дома на руках.

— Бедняжка, весь дрожит, — ласково сказала Кейт. — Ну-ну, не волнуйся, золотко.

Песик тихонечко заскулил.

— Сейчас мы отнесем тебя в питомник. Там тепло и уютно. Ты скоро поправишься, и мы поищем твоих хозяев.

— Ты не знаешь, чья это собака? — спросил Крис.

Кейт покачала головой.

— Нет. Видишь, он без ошейника. Ну, ничего, — продолжала Кейт, глядя на собаку, — тебя очень скоро найдут. Ты такой хорошенький! Пойду принесу бутылочку с теплой водой и полотенце. Вот что, Нил, до приезда твоего отца мы окажем собаке первую помощь. А когда мистер Паркер вернется, я думаю, он отвезет его к ветеринару. Нил, ты что такой бледный? Не волнуйся, с малышом все будет в порядке.

— Я все время думаю о Сахарке и Перчике. Боюсь, что мы их не найдем.

Тут в разговор встрял Крис.

— Кейт, мы просто не успели тебе сказать… Нил думает, что Сахарка и Перчика украли.

— Ты обратила внимание, что пропали их игрушки? — объяснил свою догадку Нил. — Или ты думаешь, что игрушки просто потерялись и по случайному совпадению исчезли одновременно с собаками?

— Ну-у-у, — задумчиво протянула Кейт, почесав затылок, — даже не знаю…

— Так ты со мной не согласна? — спросил Нил.

— Давай с самого начала. Мы обнаружили, что Сахарок и Перчик пропали. Я начала искать их в саду и увидела, что наша калитка открыта. Но когда я пришла на работу, я точно помню, что закрывала ее. Я всегда закрываю калитку, чтобы собаки не убежали, если кто-то из них случайно выскочит во двор.

— Значит, кто-то пробрался в питомник, забрал Сахарка и Перчика, а, уходя, забыл закрыть калитку. Так? — уточнил Крис.

— Вполне возможно. Утром мы — Нил, его мама и я — были в кабинете. Как раз в этот момент вор проник в питомник…

— … и похитил собак, — закончил Крис.

— Вспомни, как после прогулки заливались Сахарок и Перчик, — сказала Кейт. — Мы-то подумали, что они перенервничали из-за аварии. Теперь я понимаю, почему они так лаяли. Кто-то вошел в питомник, и «специи» с ним здоровались.

— Но почему украли именно Сахарка и Перчика? — недоумевал Нил. — Интересно, вор специально пришел за ними или решил взять собак, кто ему больше всего понравился?

— Возможно кто-то присматривался к ним, а потом пришел и забрал, — произнесла Кейт. — По крайней мере, о них будут заботиться. Они не потеряются, не будут голодными и не угодят в какую-нибудь яму…

— … и не попадут под машину, — прибавил Нил, вспомнив Денни.

— Нил, — глядя на понурившегося мальчика, сказала Кейт, — перестань себя корить. Ты ни в чем не виноват. Раз Сахарка и Перчика украли, значит, это вор открыл вольер. Так что хватит заниматься самобичеванием.

После таких ободряющих слов Нил мог уже не винить себя. Но он знал, что уже завтра вечером Джепсоны приедут за Сахарком и Перчиком. Завтра вечером. И на поиски терьеров у Нила оставалось только двадцать четыре часа. Знать бы, где эти «специи»!

Мальчики услышали, как к дому подъезжает машина. Ребята свернули за угол и увидели как из «джипа» выходит мистер Паркер. Нил решил не откладывать неприятный разговор и выпалил:

— Пап, у нас чрезвычайное происшествие.

— Я уже все знаю, — перебил его отец. — Кейт позвонила мне на мобильный телефон. Но я одного не понимаю: как собаки могли пропасть?

— Может, они кому-то понравились, и их решили украсть, предположила Кейт. — Ведь посторонние не знают, насколько обманчива внешность этих маленьких бестий и какой у них нрав.

— Я бы еще понял, если бы украли, чтобы продать, но эта порода собак не считается редкой, и воры не получат за них больших денег. Сейчас в нашем питомнике есть собаки более дорогих и редких пород, но вор их не взял. Грабитель явно новичок: он пришел в выходной, да еще и утром, когда все дома. Думаю, профессионал не стал бы так рисковать — он залез бы в питомник либо ночью, либо утром в будни, когда люди обычно уходят на работу.

Взглянув на Криса, Нил пожал плечами.

— Итак, — со вздохом продолжал мистер Паркер, — если Сахарка и Перчика украли, я обязан позвонить в полицию. — Он нахмурился. — Очень жаль, что у собак не было идентификационного устройства.

— А что это такое? — поинтересовался Крис.

— Специальный датчик, позволяющий определить местонахождение собаки, — важно объяснил Нил.

— Собакам под кожу вживляют крохотный датчик. Если собака теряется, ее всегда можно найти, — прибавил мистер Паркер. — Я предлагал Джепсонам поставить такие датчики Сахарку и Перчику, но они отказались. Они сказали, что эта процедура не сосем небезопасна, а их милые крошки находятся под неусыпным присмотром, так что никто и никогда их не украдет.

— Думаю, полиция найдет вора, — сказал Нил, когда отец скрылся в кабинете.

И тут мальчик услышал знакомый лай. Обернувшись, он увидел, как к нему несется Сэм. Уши у колли стояли торчком, пасть была открыта. Подбежав к хозяину, Сэм принялся радостно прыгать вокруг него.

— Привет, дружище!

Нил присел на корточки и погладил собаку.

К ним подошла Эмили.

— Мы их не нашли, — устало сказала она. — Мы с Сэмом снова сходили в парк, но все без толку. А у тебя есть новости?

Нил поделился с сестрой своими подозрениями.

— Думаю, кто-то пробрался в питомник и похитил Сахарка и Перчика, — выдавил он, не глядя на сестру. — Кошмар какой-то!

Из рабочего кабинета вышел мистер Паркер.

— Я только что звонил в полицию, — сообщил он. — Но не уверен, что им удастся что-то сделать.

— Зато мы кое-то можем, — решительно произнес Нил. — Нельзя вот так сидеть и ждать, когда что-нибудь произойдет…

— Кода вернется мама, мы сядем в машину и сразу проедемся по городу. Может быть, нам повезет, и мы найдем их, — сказал Боб Паркер. — А как поживает терьер, которого вы принесли?

— Его нашли на ферме Баджеров, — отозвался Нил. — Пойдем, посмотришь на него.

Отец и сын торопливым шагом направились в центр спасения. Нил подвел отца к кушетке, на которой, завернутый в теплое одеяло, дремал керн-терьер.

— Ну, все в порядке, — осмотрев собаку, заключил мистер Паркер. — Я боялся, что рана гораздо серьезней. И все же, когда поедем на поиски, завезем его к Майку. Заодно ты сможешь проведать Денни. У него перелом задней лапы и довольно серьезный порез на передней, — продолжал отец. — Майк решил на всякий случай оставить его в клинике на ночь. Все-таки для собаки это довольно тяжелые травмы.

— Как я рад, что с Денни все обошлось, — облегченно вздохнув, сказал Нил. — На сегодня это единственная хорошая новость. А как Джина?

— Она так переживала, что до сих пор не может прийти в себя. Но мы с Майком, как могли, успокаивали ее. Когда Майк закончил перевязку, я отвез Джину домой.

Во дворе появилась Сара, она только что вернулась из балетной школы. Боб Паркер и Нил вышли на улицу, к ним подошли Крис и Кейт. Сара счастливо улыбалась, а потом закружилась в танце.

— Смотрите, как у меня хорошо получается! — гордо заявила она. — А миссис Ходжсон сегодня сказала, что когда я вырасту, то стану настоящей балериной. Если, конечно, буду заниматься, — прибавила малышка.

— Почему всех такие мрачные? По какому поводу траур?

Миссис Паркер незаметно присоединилась ко всей компании.

— Мама, Сахарка и Перчика украли! — первым откликнулся Нил.

— Как?! — удивилась Сара, округлив глаза.

— Какой ужас! — простонала Кэрол Паркер.

— Ребята почти весь город обыскали, а собак нигде нет, — сказал Боб.

— Как только вор раскусит, что за характер у этих чудовищ, он тут же вернет их. Вот попомните мое слово, — попыталась пошутить Эмили.

Нил мысленно согласился с ней. Эта парочка сведет с ума кого угодно, даже грабителей! Но что если воры не вернут собак, а попросту захотят их убить? Что тогда?

Миссис Паркер позвала всех в дом. Едва Нил переступил порог, как зазвонил телефон. Мальчик ужасно боялся услышать плохие новости, но все же он снял трубку.

— Алло! «Питомник на Королевской улице» слушает, — тихо произнес он. — Одну минуточку.

Прикрыв ладонью трубку, Нил крикнул родителям:

— Это Джепсоны!

Глава 7

Как там мои крошки? Как мои лапусеньки? — ворковала в телефонной трубке миссис Джепсон. — Надеюсь, с ними никаких хлопот?

«Еще какие!» — подумал Нил, а вслух произнес:

— Что вы, все в порядке.

— А мои сокровища соскучились по их мамочке?

Нил заскрежетал зубами.

— Конечно, а как же! — ответил он.

— Тогда дайте им шоколадный коктейль и обязательно скажите, что очень скоро они буду дома, со своей мамочкой. И поцелуйте их за меня! Хорошо?

Затем в трубке раздались странные звуки и послышался голос мистера Джепсона:

— Если на дорогах не будет пробок, мы приедем в шесть вечера.

Мистер Джепсон попрощался и повесил трубку. Нил, мучаясь угрызениями совести, поплелся в гостиную. Он не умел врать, а тут пришлось.

— Все пропало, — сказал он. — Как бы я хотел, чтобы Джепсоны еще на недельку задержались в Париже.

— Мы должны во что бы то ни стало отыскать Сахарка и Перчика, — тихо, но твердо сказал мистер Паркер. — Иначе Джепсон будет ставить нам палки в колеса.

— А что он может сделать? — испуганно прошептала Эмили.

— Не забывай, дочь, что мистер Джепсон — возглавляет муниципалитет. И на очередном заседании он скажет, что мы халатно относимся к своим обязанностям, невнимательны к животным, и вообще, где гарантия, что собаки и дальше не станут пропадать. Под этим предлогом может встать вопрос о закрытии питомника. Да мало что еще? Ладно, не будем о грустном. Пора отправляться на поиски, а по дороге надо еще заехать к ветеринару. А вдруг Сахарок и Перчик попали в клинику. Ведь с ними, как и с Денни, могло что-нибудь случиться, и их доставили к Майку. Все бывает…

Нил, Сара и Эмили вслед за отцом залезли в машину. Боб Паркер вел свой «джип» очень медленно. Дети, выглядывая из окон, внимательно смотрели по сторонам в надежде увидеть два белых пушистых комочка. «Может, кто-нибудь отнес их к себе домой, и теперь они сидят у окна и тоскливо смотрят на улицу, а, может, просто бегают по городу? Поскорей бы найти их!» — примерно так думал каждый из Паркеров. Но Сахарка и Перчика нигде не было.

По дороге к ветеринару Боб Паркер заехал за Джиной, дабы она могла навестить своего любимца.

Войдя в здание ветеринарной клиники, все пошли навестить золотистую гончую. На шею Денни водрузили огромный пластиковый воротник, одна лапа была в гипсе, а на другую наложили швы. Увидев большую группу людей, Денни возбужденно залаял. Высунув розовый язык, и радостно вертя головой, пес неуклюже приковылял на трех лапах к ребятам. Он был так рад, что его навестили, и, не смотря на свои раны, старался подойти к каждому и благодарно ткнуться мокрым носом в ладонь. Но больше всех он обрадовался, конечно же, Джине. Когда девочка присела на корточки возле своего питомца, он залаял еще громче и лизнул ее в щеку.

— Привет, Денни! — радостно воскликнула Джина и ласково потрепала уши пса. — Ну, как ты тут, без меня? Не очень скучал?

— А что это у него на шее? — спросила Сара у Майка Тернера.

— Это специальный воротник. Чтобы Денни не мог сильно нагибаться. Иначе он сорвет все повязки, и мои труды пойдут насмарку, — объяснил тот. — Вы пока побудьте здесь, а я тем временем осмотрю пациента, которого вы привезли с собой.

— А раньше вам не приходилось лечить эту собаку? Вы не знаете, чья она? — спросил у ветеринара Нил.

Майк осторожно приподнял испачканную мордочку терьера и ласково почесал его за ухом.

— Нет, мы раньше не встречались, — покачал головой врач. — Ты порезал лапку, бедняжка. Так, давай-ка посмотрим…

С этими словами он унес малыша в перевязочную. За ним последовал и Боб Паркер. Ребята, зашли в кабинет.

— Когда увидела, что Денни неподвижно лежит на дороге, я испугалась и подумала, что он умрет, — сказала Джина. — А теперь я вижу, что он может ходить, хотя и хромает. Я так счастлива!

— Скажи спасибо доктору Майку, — заметил Нил.

Майк и Боб Паркер вернулись довольно скоро.

— Что с ним? Рана не опасная? — спросил Нил.

— Нет, — ответил ветеринар. — Порез глубокий, но, к счастью, инфекция не успела попасть в рану. Я наложил швы, так что можно везти его в питомник. Не волнуйся, Нил, все будет хорошо.

Тут в разговор вступила Джина.

— Спасибо вам за то, что вы спасли Денни. Если бы он умер, я бы этого не пережила. — И, немного помолчав, она спросила: — А можно мне забрать его домой?

— Боюсь, что нет, — ответил Майк. — На ночь он останется здесь. Не беспокойся, за ним здесь присмотрят.

— Ну почему? — Девочка сразу погрустнела. — Скажите, вы боитесь, что он может умереть?

— Джина, успокойся, — сказал Майк. — У Денни перелом, и довольно серьезный. Мне хотелось бы убедиться, что выздоровление будет проходить нормально. Поэтому необходимо оставить его здесь. Но ведь это не надолго — завтра днем ты сможешь забрать его домой. Обещаю.

Разочарованно вздохнув, Джина понурилась, но возражать все равно не стала. Ветеринару виднее, что лучше для Денни.

— Папа рассказал мне, что Сахарок и Перчик исчезли, — врач повернулся к Нилу. — Если они поступят ко мне в клинику, я сразу вам позвоню. Да, и обязательно поспрашиваю моих клиентов: вдруг кто-то видел этих маленьких бестий.

— Вы обещали помочь найти хозяев для Билли, — напомнил Нил. — Может, кому-нибудь нужна собака? Предложите им взять Билли. Ладно?


Наступил вечер. К ужину вся семья собралась на кухне. Но ни Эмили, ни Нил не могли в этот вечер проглотить ни кусочка. Тревога за судьбу Билли, которому — если его никто не возьмет — оставалось жить всего один день, и переживания о пропаже Сахарка и Перчика лишили детей аппетита. Суббота была ни исходе, но никто так не захотел взять Билли. Из полиции тоже не поступало никаких новостей.

После ужина было решено устроить на кухне семейный совет. Сэм мирно посапывал в своей корзине, а Нил и Эмили принялись составлять список возможных похитителей «специй».

— Может, Майк Тернер знает людей, у которых недавно умерли их питомцы? — предположила Эмили.

— Допустим, знает и даже назовет нам этих людей. Что дальше? — спросила Кэрол Паркер.

— Мы могли бы обзвонить их и сказать… — продолжала Эмили.

— Вернее спросить, не они украли ли из питомника двух маленьких белых терьеров по кличке Сахарок и Перчик? И они сразу во всем признаются. По меньшей мере, это неразумно, — перебила ее Кэрол.

— Да нет же, мама, — вступился за сестру Нил, — ты не поняла. Мы скажем, что у нас есть очень хороший ласковый пес по кличке Билли, что мы подыскиваем ему хозяев и вот позвонили, чтобы предложить его. А пока мы будет разговаривать, Сахарок и Перчик могут залаять, мы их услышим, и этого будет достаточно.

— Ну, хорошо, мы услышим в трубке собачий лай, — рассуждала Кэрол. — Но это не обязательно будут Сахарок и Перчик. Нил, ты не учел, что может лаять соседская собака, или у людей гости с собакой, либо еще проще: они смотрят телевизор, и оттуда раздается лай. Вариантов может быть тысяча, Нил. Нет, этот план не годится.

— Идея хорошая, но мама права — слишком много всяких «если», — сказал отец. — И вряд ли здесь поможет информация из ветеринарной клиники. Если кто-то из клиентов Майка взял к себе новых питомцев, он довольно скоро узнает об этом.

Нил нахмурился. Чем дольше он думал, тем сильнее ему казалось, что отыскать Сахарка и Перчика — дело безнадежное. Он так увлекся своими размышлениями, что даже не услышал, как позвонили в дверь.

Это пришел водитель грузовика.

— Здравствуйте. Вот заехал узнать, как себя чувствует тот пес, Денни, — сказал он.

— Спасибо, Дейв, пес чувствует себя прекрасно. Сегодня на ночь он останется в клинике, а завтра Джина заберет его домой, — ответила Кэрол и обратилась к дочери: — Эмили, принеси, пожалуйста, еще одну чашку для мистера Томаса. Вы ведь не откажетесь выпить с нами кофе?

— Спасибо, — с улыбкой согласился Дейв. — Мне всегда приятно бывать у вас. Я очень люблю собак. Каждый раз, когда еду мимо, хочется навестить вас, но я не решаюсь.

— Ну, что вы, Дейв, не стесняйтесь, можете заезжать в любое время, мы всегда вам рады, — заверил водителя мистер Паркер.

Проснулся Сэм, подошел к Дейву и, усевшсь возле него, принялся обнюхивать его брюки и ботинки.

Дейв ласково потрепал колли за шею.

— Хорошая собака, — произнес он. — Знаете, когда я был мальчишкой, у меня был пес. Совсем черный, с белым пятном вокруг одного глаза. Его звали Бастер. Если б вы знали, что это был за пес! Он был мне настоящим другом. Мы все делали вместе, я ни дня не мог прожить без него.

— А что с ним стало потом? — спросила Сара.

Дейв погрустнел.

— Он состарился и умер. Я тогда очень долго переживал. Даже хотел взять другую собаку.

— Когда собака гибнет, желательно сразу же завести другую, — убежденно сказал Нил. — Кстати, у нас есть для вас подходящий пес. Его зовут Билли…

— Нет-нет, — Дейв замахал руками и поднялся из-за стола. — Никаких собак! Меня целыми днями не бывает дома…

— Ну и что? — удивился Нил. — Да это такой пес… такой… Он куда угодно пойдет за вами! — разгорячился мальчик. — Билли — настоящий друг!

Дейв покачал головой.

— Спасибо, Нил. Я обязательно как-нибудь зайду посмотреть на собак.

— А давайте сейчас! — предложил мальчик.

— Ну, хорошо.

В глазах Нила мелькнул слабый лучик надежды. Мальчик проводил Дейва в центр спасения. Билли, тяжело дыша, стоял в своем вольере. Завидев людей, он поднял голову и своим единственным глазом оглядел водителя.

— Ты ж ведь прекрасный пес, правда? — улыбнулся Дейв.

Нил открыл вольер, чтобы Дейв смог погладить гладкую шерсть собаки. Шофер почесал Билли за ухом, потрепал по холке, и пес лизнул его ладонь.

— Ну что, нравится он вам? — спросил Нил, задыхаясь от волнения. Мальчик напряженно ждал, что скажет Дейв, хотя по всему было видно, что они с Билли сразу понравились друг другу.

— Знаешь, Нил, — ответил Дейв. — Билли — отличный пес, но, мне кажется, он заслуживает лучшего дома, чем мой.

Как Нил ни старался, он не смог скрыть разочарования.


Сказать, что в тот вечер Нил лег спать недовольным, значит не сказать ничего. Мальчик был зол на весь мир: прежде всего на тех, кто украл Сахарка и Перчика, а также на негодяя, который так варварски обошелся с Билли. Не меньше Нила возмущали и те, кто по разным причинам отказывался взять к себе Билли. Нил никак не мог понять: что случилось с человечеством?

Глядя в темноту, мальчик пытался представить себе вора, который выкрал терьеров. Нил никак не мог понять, кому понадобилось залезать в питомник под самым носом у хозяев. Почему Сахарок и Перчик, увидев вора, залаяли, а потом замолчали? Или они не подозревали, что их уводят? Все это было ужасно странно.

Видимо похититель прошел через дальний вход, и тем же путем вывел собак. Но в любом случае Сэм должен был залаять, он даже самих Паркеров не пропустил бы, не гавкнув несколько раз для порядка. Тем не менее, он молчал.

Значит, вор все-таки прошел через главный вход, а увел собак через задние ворота, которые выходят в поле. Тогда получается, что вор прекрасно знал планировку дома и сада. Напрашивается вывод: это сделал кто-то из жителей Комптона. Более того: один из знакомых семьи Паркеров. Но кто?

Эту загадку Нилу и предстояло разгадать, причем как можно быстрей.

Глава 8

Весь дом еще спал. Нил проснулся очень рано, и тут ему в голову пришла совершенно гениальная идея. Быстро вскочив с постели, мальчик взглянул на часы. Стрелки показывали половину шестого. «Времени в обрез», — подумал он и решил, что ему срочно нужен помощник.

Наскоро одевшись, Нил прокрался в комнату Эмили и принялся будить сестру.

— Эмили, ты что-нибудь слышишь? — торопливым шепотом спросил он.

Сонная Эмили с трудом соображала, чего, собственно, от нее хотят.

— Ничего. Ну птицы поют… А что?

— Ну, Эмили, подумай! Сейчас на улице очень тихо, все еще спят. А Сахарок и Перчик просыпаются очень рано и начинают громко лаять. Перемена места на их привычку никак не влияет — в этом мы убедились сами. Так вот, сейчас самое время отправляться на поиски. Собаки как раз проснутся и начнут лаять, и мы их услышим, ведь в воскресенье все встают очень поздно.

— Классная идея, Нил! — воскликнула девочка и тут же вскочила с постели.

— Ладно, ладно, все восторги потом. Бери куртку и вперед!


Оседлав велосипеды, брат и сестра выехали со двора. На улицах не был ни души. Нил и Эмили внимательно смотрели вокруг а, главное, прислушивались к каждому звуку. Поначалу им казалось, что стоит полная тишина, но вскоре до них долетели веселое щебетание птиц и слабый шелест листвы.

Пока что поиск не дал результата, но ребята снова и снова кружили по пустынным улицам, заново возвращаясь на те места, что ранее осмотрели не так тщательно.

Они и не заметили, как быстро пролетело время. Прошло уже полтора часа, и пригород начал постепенно просыпаться. К чириканью птиц примешивались более громкие звуки: шум машин и блеянье овец, которых выгоняли на пастбища. Все это сильно осложняло поиски. Вздохнув, Нил взглянул на часы. Через двенадцать часов мистер и миссис Джепсон приедут за Сахарком и Перчиком. Что же делать?

Соскочив с велосипеда, Нил прислонил его к каменному забору. Обессиленный, он плюхнулся рядом на зеленую траву и прислонился спиной к холодным камням.

— Так, давай-ка хорошенько подумаем, где они могут быть, — сказал мальчик.

Эмили, свесив ноги, уселась на заборе.

— Не знаю. Мы уже везде смотрели.

— Эмили, куда бы ты спрятала двух собак, которые целый день лают не переставая?

— Так, чтобы их никто не услышал?… Наверное, в какое-нибудь помещение с толстыми-толстыми стенами без окон, или который стоит вдали от дорог и других домов, ну, как фермы строят посреди поля. Сарай за домом тоже бы подошел.

— Или гараж, — подхватил Нил.

— Тогда поехали в город. Будем искать дома с гаражами и сараями, которые стоят на отшибе.

— Точно! — согласился Нил. — И будем еще внимательнее. Нужно заглядывать за заборы.

— Хватит болтать, поехали!


Окрыленные, они снова тронулись в путь. Теперь Нил и Эмили заворачивали в каждый проулок и находили такие улицы, названия которых вообще видели в первый раз. И все это время они продолжали звать двух маленьких терьеров в надежде, что в ответ услышат знакомый заливистый лай.

Подъехав к старинной водонапорной башне, которая уже давно не действовала, и представляла только архитектурную ценность, ребята вдруг услышали лай. Обернувшись, они увидели женщину, которая вела на поводках двух маленьких спаниелей, и разочарованно вздохнули.

— Мы не должны сдаваться, — сказал Нил, почувствовав, что Эмили уже отчаялась найти сладкую парочку. — Давай, проверим еще несколько мест.

— Ладно, давай, — эхом отозвалась сестра без всякого энтузиазма.

Ребята поднялись вверх по Лесной улице, что начиналась у самого подножия горы. Здесь были дома с большими садами. Поскольку местность круто шла вверх, большинство жителей разбивали сады на террасах, сажая по краям которых цветы и кустарник. Но последний дом сильно отличался от остальных. Неухоженный и запущенный сад придавал ему жутковатый вид. Казалось, будто часть дикого леса спустилась с горы поближе к людям.

Эмили и Нил медленно ехали вдоль по тихой улице. Где-то впереди послышался негромкий лай.

— Нил, ты слышал? — спросила Эмили брата.

Мальчик остановился.

— Что?

— Где-то далеко… Не знаю, может, мне показалось…

— Тс-с-с! Тише! — Нил приложил палец к губам. — Кажется, теперь я тоже слышу. Если собаки там, на горе, тот, кто украл их, придет раньше, чем мы туда доберемся.

— Есть путь покороче, но придется идти через лес, — заметила Эмили.

— А куда девать велосипеды?

— Давай оставим их возле вон той каменной стены. Это ведь последний дом. Там никто не живет, так что с ними ничего не случится, — сказала Эмили.

С большим трудом Эмили и Нил преодолели крутой подъем. Наконец ребята добрались до высокой каменной стены, за которой начинался сад. Местами старая кладка начала разрушаться, а над ней грозно свисали толстые ветви деревьев. И тут уставшие ребята снова услышали лай. Только теперь он звучал гораздо громче.

— Нил! — прошептала Эмили, — по-моему, он идет оттуда! И Девочка показала рукой в сторону сада.

— Ты права. Я сейчас проверю, в чем там дело.

Прислонив велосипед к стене, Нил осторожно полез наверх, нащупывая выступы. Вскарабкавшись на стену, мальчик увидел в саду большой каменный сарай. Похоже, время не тронуло его: постройка выглядела прочной и надежной. Ее каменная кладка была в превосходном состоянии.

— Эмили, я иду туда! — крикнул мальчик и спрыгнул в сад.

От сарая убегала вниз извилистая узенькая тропинка с каменными ступенями. Нил не боялся, что его увидят, поскольку высившиеся вокруг деревья плотно сплелись кронами, а разросшиеся кусты заполонили весь сад. Нил решительно направился к сараю.

Лай возобновился. Сначала Нил хотел позвать собак, но затем испугался, что в доме его услышат, и решил не рисковать.

Окно сарая было покрыто толстым слоем пыли.

— Вот черт! — разозлился Нил и протер стекло рукавом.

Хотя внутри было темно, Нил разглядел два белых комочка, которые лаяли и скакали как сумасшедшие.

Нил побежал обратно, снова залез на стену и, сидя наверху, радостно закричал:

— Ура! Эмили, мы нашли их! Они здесь!

— Нил, я иду к тебе. Дай руку!

Забравшись на стену, девочка увидела внизу заросли щавеля и крапивы. Разглядев маленький островок мягкой травы, она собралась с духом и спрыгнула.

— Ой, обожглась!

Сорвав прут, Нил прорубил в крапиве тропинку, дабы сестра смогла пройти.

— Они здесь, — сказал Нил, указывая рукой на каменный сарай.

Эмили, забыв об осторожности, забарабанила по стеклу и закричала:

— Сахарок! Перчик! Вы здесь?

Ответный лай не оставлял никаких сомнений: это были «специи» и никто иной.

— Нужно вытащить их оттуда, причем немедленно, — решительно сказал Нил.

Мальчик обследовал дверь. Она была закрыта на огромный навесной замок. Окно не открывалось уже много лет. Краска на петлях уже прикипела, и вряд окно можно как-то открыть. А тем временем маленькие бестии, почуяв знакомых, тщетно пытались просунуть черные носы-пуговки в щель под дверью.

Нил отступил и почесал затылок.

— Посмотри, что там за сараем, Эмили.

С противоположной стороны к сараю примыкал заборчик. По нему мальчик довольно легко вскарабкался на крышу сарая и встал на старинную, покрытую мхом черепицу.

— Осторожней, Нил, не упади! — крикнула снизу сестра.

— Не волнуйся! — ответил он.

Нил всмотрелся в черепицу, увидел ржавый болт, которым она крепилась, и попытался его вытащить. Тот с легкостью поддался и бесшумно упал на траву. За ним последовал второй, затем третий. Под черепицей оказалось водонепроницаемое покрытие на случай, если крыша начнет протекать. Нил понял, что просто так его не вскроешь. Здесь нужно что-то острое.

И тут мальчик вспомнил про свой бардачок, прикрепленный к седлу велосипеда. Он всегда возил с собой разные инструменты. Наверняка там найдется и отвертка. Быть может, с ее помощью удастся разорвать покрытие.

Нил позвал Эмили и попросил ее сходить к велосипеду. Вскоре девочка вернулась и бросила Нилу отвертку. К тому времени Нил успел снять четыре листа черепицы. Мальчик протыкал отверткой защитное покрытие до тех пор, пока в нем не образовалось отверстие с рваными краями.

Нилу повезло: спрыгнув через отверстие вниз, он упал очень удачно, на сложенные в углу мешки. Не прошло и секунды, как Сахарок и Перчик вихрем налетели на него. Они забрались на Нила и принялись царапать и лизать ему ноги. Мальчик легонько скинул их, и маленькие бестии пулей бросились к двери. Но открыть дверь мальчик, конечно, не мог. В сарае, кроме блюдечек с едой и питьем для собак, почти ничего не было. Лишь в углу стояли пара ржавых лопат и тяпка. С таким подспорьем не выберешься. Это была ловушка.

Вдруг сверху донесся взволнованный голос Эмили:

— Нил! Сюда идут!

Глава 9

Наступила тишина. Нил решил, что сестренка успела спрятаться. Затем раздались шаги. Судя по звукам, кто-то направлялся именно в сарай. От страха у мальчика перехватило дыхание и сердце бешено заколотилось. Нил вжался в стену у дверного проема. Раздался скрип двери и недовольный женский голос произнес:

— А, вот вы где, негодники. Я принесла вам поесть. Потерпите, осталось недолго. Завтра я от вас отделаюсь.

На полу очутились миски, наполненные собачьим кормом, и дверь снова закрылась. Может быть, женщина боялась открыть дверь пошире, чтобы собаки не убежали? Или не поэтому? Нил не знал, почему женщина не зашла в сарай, но это и не важно. Но что она имела в виду, сказав, что завтра от них избавится? Нил не знал, что ожидало Сахарка и Перчика, но чувствовал, что собакам грозит беда. И если они с Эмили не заберут отсюда «специй», то произойдет нечто ужасное. Как же отсюда выбраться?


Если Нил придумал, как найти Сахарка и Перчика, то Эмили нашла выход из западни. Ее идея была проста и гениальна. Забравшись на крышу и прильнув к отверстию, девочка торопливо поведала о ней брату.

— Нил, на моем велосипеде есть две корзины. Я привяжу к ним ремень, ты посадишь туда Сахарка и Перчика, и я подниму их наверх.

От восхищения Нил даже присвистнул.

— Ничего не скажешь: здорово придумано!

Спустя несколько минут в отверстии на крыше показались металлические корзинки. Но они висели слишком высоко, и Нилу никак не удавалось до них дотянуться.

— Эмили, я не могу их достать! — в отчаянии крикнул Нил.

— Ремень слишком короткий. Подожди, сейчас я опущу руку пониже.

Эмили перешла на шепот. Она боялась, что ее могут услышать в доме, и тогда им с братом несдобровать. Корзинки опустились. Изловчившись, мальчик подпрыгнул и усадил в них терьеров. К сожалению, у него не было ремешка, чтобы привязать собак, но он надеялся, что «специи» будут сидеть тихо и не упадут.

Волновался Нил зря — Эмили благополучно подняла собак на крышу. До мальчика донеслось тяжелое дыхание сестры и быстрый топот ног. Значит, она слезла с крыши и перебралась через стену. Затем Нил услышал, как сестра уговаривает Сахарка и Перчика сидеть тихо — видимо, она крепила корзинки к велосипеду, а собаки разволновались. «Только бы они не залаяли!» — подумал Нил.

Затем наступила тишина. Что и говорить, Эмили не сможет вытащить его отсюда. Так что надо самому придумать, как отсюда выбраться.

Тут Нил вспомнил про отвертку, и решил открыть окно, покрытое паутиной. Мальчик начал соскабливать налипшую грязь, а потом и толстый слой краски. Но окно все не поддавалось. Тогда Нил вознамерился вытащить из рамы стекло. К его удивлению, это оказалось на редкость легко. Едва Нил отковырял всю замазку, как стекло вывалилось наружу, упало на каменную ступеньку и со звоном разлетелось на мелкие кусочки. Нил замер от страха.

Тут же в другом конце сада скрипнула дверь, и все тот же противный женский голос крикнул:

— Кто там?

Наступила тишина, и Нил решил, что пришла пора действовать. Осмотрев окно, мальчик просунул в него голову, а затем протиснулся сам и спрыгнул на траву, стараясь не пораниться об осколки стекла. Едва его пятки коснулись земли, как он увидел женщину, неторопливо шествующую ему навстречу.

Нил в три прыжка оказался у стены, перемахнул через нее и оказался в проулке.

— Быстрей! — крикнул он сестре. — Как собаки?

— В порядке! — откликнулась та.

Изо всех сил вращая педали, они помчались по дороге, подскакивая на камнях и ухабах. И когда ребята на полной скорости сворачивали с Лесной улицы, им вдогонку неслась брань той женщины. Брат и сестра без остановки летели на велосипедах до самой Комптон-роуд. Здесь они решили проверить, как Сахарок и Перчик чувствуют себя после такой гонки. Убедившись, что с собаками все в порядке, ребята снова сели на велосипеды и поехали к дому.

— Нил, я такого не ожидала!

Эмили все еще находилась под впечатлением от их приключения.

— Да и я тоже, — ответил Нил.

— Может нам прямо сейчас поехать в полицию? — спросила девочка.

— Нет! — отрезал Нил. — Мы отвезем их домой, затем покажем ветеринару, а потом их придется выкупать и причесать — словом, подготовить к приезду Джепсонов.


Никогда еще, подъезжая к родному дому, Нил и Эмили не чувствовали себя такими счастливыми. Он ехали по гравиевой дорожке — Нил впереди, Эмили сзади, с уютно устроившимися в корзинках Сахарком и Перчиком.

Навстречу им из дома выбежала Кэрол Паркер. Лицо ее было взволнованно, а в руке она держала листок бумаги.

— Вы только посмотрите, что я нашла! — крикнула она детям. — Я нашла его в прихожей под ковриком, когда убиралась. Решила вытряхнуть коврик, приподняла его и нашла вот это. Бог знает, сколько он там пролежал, — запыхавшись, проговорила она.

Подъехав ближе, Нил и Эмили увидели на листке весьма неразборчиво и со множеством ошибок было написано:

«За собак не валнуйтесь. С ними все в порядке. Мы их взяли ненавсегда. Патом принесем назад.»

— Как только папа вернется, я попрошу его отвезти эту записку в полицию, — заявила миссис Паркер. — Это улика.

— Верно, — ответил Нил, прочитав записку и переворачивая листок. На обратной стороне ничего не было, только один край был слегка надорван. — Но она не понадобится. Смотри, кого мы тебе привезли!

С этими словами Эмили, развязав ремешок, открыла корзинки и вытащила сначала испуганно моргающего глазками-бусинками Сахарка, а затем и Перчика.

Кэрол ахнула от изумления:

— Где вы их нашли?!

— В самом конце Лесной улицы. Представляешь, их заперли в сарае. И чтобы их достать, мне пришлось сломать крышу… и окно, — честно признался Нил.

— Так, подождите, подождите, — прижав пальцы к вискам, повторяла мама. — Расскажите мне все по порядку. Только сначала надо отнести эту парочку в питомник и запереть. До приезда Джепсонов у нас есть несколько часов. Нил, позвони Майку Тернеру и спроси, сможет ли он немедленно осмотреть Сахарка и Перчика. Не можем же мы вернуть их Джепсонам, не удостоверившись, что с собаками все в порядке. Мы с Эмили пойдем найдем Кейт.

Нил связался с Майком. Ветеринар ответил, что освободится через полчаса и осмотрит маленьких бестий.

Опустившись на стул, Нил принялся внимательно изучать листочек бумаги. Теперь эту записку можно было бы выбросить — ведь Сахарок и Перчик нашлись, но что-то останавливало мальчика.

Нил обратил внимание на то, что записка написана чернилами необычного ярко-фиолетового цвета. Где-то ему уже приходилось встречать такие…

Раздался шум мотора — это вернулся отец. Но вместо того, чтобы выбежать ему навстречу и поделиться замечательной новостью, Нил бросился наверх, в свою комнату. Открыв рюкзак, с которым он ходил в школу, мальчик достал тетрадь по истории, которую ему дала Люси Вон. В тот день, когда в классе неожиданно появился журналист Тони Брадли, Нил забыл вернуть тетрадку однокласснице.

Нил открыл тетрадь. Да, он не ошибся: чернила Люси были те же самые, что и в записке. Почерк, естественно, был изменен, но не до такой степени, чтобы узнать его было невозможно. Крючочек у буквы «у» был точно такой же, и вертикальная палочка у заглавной «П» тоже.

Но в записке куча ошибок. Как это объяснить? Диктанты Люси как правило писала лучше всех в классе. А может она специально насажала ошибок, чтобы на нее не подумали? Не исключено. Теперь Нил уже на девяносто процентов был уверен, что автор этой записки — Люси. Надо немедленно встретиться с ней и спросить, зачем она это сделала. Но вот незадача — мальчик не знал нового адреса Бонов. Люси как-то обмолвилась о том, что теперь они живут недалеко от леса, и даже называла улицу, но вот какую — Нил вспомнить не мог.

Спускаясь вниз с тетрадкой в руках, мальчик услышал шум голосов — это мама делилась с отцом и Сарой радостной новостью. Несколько раз прозвучало слово «полиция». Из комнаты вышел отец и направился к телефону.

— Папа, прошу тебя, не делай этого, — попросил Нил, взяв отца за руку.

— Почему? Мы должны рассказать, где и при каких обстоятельствах вы нашли собак. Вор должен быть наказан, — резко сказал Боб Паркер.

— Не надо, пап! Кажется, я знаю, кто это сделал. Это Люси и Джек Воны. Мои одноклассники.

Боб Паркер изумленно посмотрел на сына.

— Но ведь Джек и Люси твои друзья?!

Нил показал отцу записку.

— Я уверен, что они не хотели красть собак. Ребята только хотели взять их на время, — убеждал отца Нил. — Они еще не знают, что Сахарок и Перчик снова у нас. И наверняка думают, что собак у них похитили. Пока Джек и Люси не заявили в полицию о пропаже «специй», нужно срочно ехать к ним!

Глава 10

Боб Паркер подъехал к дому Бонов. Он позвонил в дверь, и ему открыла незнакомая женщина.

— Вы миссис Вон? — спросил Боб, представившись.

— Да. Если вы приехали за Сахарком и Перчиком… Боюсь, мне придется вас огорчить. Их украли. Вор пробрался через крышу и…

К ним подошел Нил.

— Мы знаем, — перебил он женщину. — Это был я. Я забрал их.

Миссис Вон побледнела.

— Но почему вы не позвонили нам и не приехали за ними в открытую?

— Мы не знали, что это ваш дом, — включилась в разговор Эмили, и миссис Вон, узнав ее, улыбнулась второй «похитительнице».

Мистер Паркер собирался выяснить у миссис Вон, почему она решила, что Паркеры точно знают, где находятся Сахарок и Перчик.

— Понимаете, миссис Вон, Сахарка и Перчика украли, — встрял в разговор Нил. — Мы поехали их искать, услышали лай, пробрались в ваш сад, залезли в сарай и забрали их домой.

— Ты сказал «украли»? — нахмурившись, переспросила миссис Вон. — Ничего не понимаю. Вы же знали, где они. Вы сами попросили моих детей взять собак на выходные и присмотреть за ними…

— Как вы сказали? — Боб Паркер отказывался верить своим ушам.

— Мы согласились. Но потом я сто раз пожалела об этом. Вы бы видели, что они тут творили! Изгрызли нашу новую софу, изгадили ковер и — что самое страшное — от них у нас в доме появились блохи. Уму непостижимо! Вот почему я заперла их в сарае. К тому же соседи постоянно жаловались, что лай мешает им спать!

— Мам, — раздался голос Люси, и она робко выглянула из-за материнской.

— Давай лучше я все объясню, — отстранив заплаканную сестру, сказал Джек. — Мама, мы тебе наврали. Мы сказали, что в питомнике мало места, все вольеры заняты и вы сами попросили нас присмотреть за Сахарком и Перчиком.

— О Боже! Джек! Люси! Зачем вы это сделали? — изумилась миссис Вон.

— Потому что ты не разрешала нам завести собаку. Ты сказала нам, что Билли очень большой и ему нужно много места. Ты говорила, что тебе нравятся маленькие собачки. Вот мы и подумали, что если у нас хотя бы на время поселятся Сахарок и Перчик, ты полюбишь собак и разрешишь нам завести маленькую собачку, — признался Джек.

— Но это не сработало, — вздохнув, вставила Люси. — С ними оказалось столько проблем! Мы оставили записку, чтобы вы не волновались. Мы думали, вы не догадаетесь, кто ее написал.

— Ваша записка нашлась только сегодня. Должно быть, Сэм загнал ее под коврик, — предположил Нил.

Боб Паркер укоризненно взглянул на близнецов.

— Такого я от вас не ожидал, ребята. Вы создали нам кучу проблем. Вы даже не представляете, чем ваша выходка могла обернуться для питомника! Дело в том, что владелец собак — член муниципалитета. Сегодня вечером он приедет забирать своих питомцев. А если бы мы не смогли вернуть собак?!

Джек и Люси виновато опустили головы.

— Мы не думали… — заговорил Джек и замолчал, встретившись взглядом с Нилом.

— Миссис Джепсон сошла бы с ума, — произнес Нил.

— Вы только вдумайтесь, что вы натворили! Сколько неприятностей причинили вы Паркерам! — строго сказала миссис Вон. Я жду, когда вы извинитесь!

— Простите нас, пожалуйста, — тихими голосами отозвались близнецы. — Мы больше никогда не будем так поступать, — пообещал Джек, глядя на мрачное лицо Боба Паркера. — Теперь-то уж точно мама никогда не разрешит нам завести собаку!


— Жаль мне этих ребятишек, — сказал Боб Паркер по дороге домой. — Видно, что они действительно любят животных и, разреши им родители держать собаку, они с удовольствием заботились бы о ней. Слушай, Нил, а что если пригласить Люси и Джека к нам в гости? Когда миссис Вон их привезет, я устрою ей небольшую экскурсию по нашему питомнику. Может, тогда она увидит, что не все собаки ведут себя так, как Сахарок и Перчик, и изменит свое мнение?

— Так ты простил их? — робко спросил Нил.

— Конечно. Их поступок — это крик о помощи двух детей, которые очень любят собак. Просто родители не хотят их понять, — ответил отец.

— А можно пригласить их завтра же? Они помогут мне позаниматься с Сэмом, — спросил Нил.

Отец согласился.

— Смотри-ка, кажется, приехал Майк, — сказал Боб Паркер, когда они, подъехав к дому, увидели машину ветеринара. Наверное, он уже осматривает Сахарка и Перчика. Пойду поговорю с ним.

Нил и Эмили отправились в питомник. Там они столкнулись с мамой и Кейт. Кэрол держала Сахарка, а Кейт его причесывала. Сара держала в руках банты, которые были на Сахарке и Перчике в тот день, когда Джепсоны привезли их в питомник.

— Я повяжу им бантики, — заявила сестренка Нилу и Эмили, гордая доверенным ей заданием.

Ребята взглянули на собак и с содроганием вспомнили, как они снимали с Сахарка и Перчика эти жуткие банты, едва машина Джепсонов завернула за угол.

Нил решил забрать Сэма и погулять с ним — это вполне уважительная причина, чтобы не видеться с Джепсонами. Заглянув домой, мальчик Нил в гостиной голоса отца и Майка. Мальчик вошел в комнату.

Отец встретил его улыбкой.

— Мы с Майком кое-что придумали. Речь идет о Билли.

— Вы берете его к себе? Это же просто здорово! — обрадовался Нил.

— Подожди, не торопись, — ответил ветеринар. — Не хочу тебя разочаровывать. Билли я не беру, но зато я знаю, как отсрочить то, что должно произойти завтра. У Билли появится еще один шанс найти хозяев.

Майк взял со стола какие-то буклеты, а на лице Боба Паркера появилась победная улыбка.

— Осмотрев Сахарка и Перчика, я обнаружил, что они страдают ожирением, а еще у них… Я сделал вывод, что их хозяева никогда не мыли их специальным шампунем, избавляющим собак от паразитов. Представляю, что творится в доме у Джепсонов! Дело в том, Нил, что блохи живут не только на животных — они перебираются на ковры и диваны и кресла. Когда им надо, они прыгают на животное, кусают его, а затем соскакивают и возвращаются в гнезда, то есть в обивку мебели.

— Но когда собака долго нет дома, голодные блохи, кидаются на человека, — добавил Боб Паркер.

— Значит, как только Джепсоны попадут домой, блохи набросятся на них? — поморщившись, спросил Нил.

— Совершенно верно! — ответил Майк. — Поэтому я уговорю Джепсонов взять их, пока Сахарок и Перчик не скинут лишний вес и не подлечатся.

«Только не это!» — подумал Нил.

— Это только часть нашего плана. Слушай, что будет дальше, — сказал Боб Паркер. — В то время как Майк будет заговаривать зубы миссис Джепсон, вещая про здоровье Сахарка и Перчика, я расскажу ее мужу о твоем выступлении в передаче «Поговорим с Тони», и подам ему такую мысль: как было бы замечательно, если бы он принял бы участие в судьбе Билли. К тому же этот ход сразу повысит доверие избирателей к Джепсону. Я не нарушу установленного им драконовского правила, чем и положу его на обе лопатки.

— Вот это да! Будет настоящее шоу! Скорей бы они приехали! Очень хочется увидеть, как вытянутся их лица, когда им скажут про блох! — воскликнул Нил. — Я буду во дворе — не хочется пропускать такое!

— Думаю, вряд ли Джепсона изберут на новый срок! — заметил Боб.


Когда подъехала машина Джепсонов, стрелки на часах показывали пять минут шестого. Из машины выпорхнула миссис Джепсон. Сегодня на ней был обтягивающий костюм ядовито-розового цвета. Такого жуткого оттенка Нилу видеть еще не приходилось. У него даже глаза заболели.

— Где мои крошки? — обратилась она к Кэрол Паркер. — Почему они меня не встречают?

— Они в вольере, — пояснила Кэрол. — Если хотите, можете пройти и взглянуть на них.

— Что значит «взглянуть»? Мы приехали забрать их домой! В чем дело? — грозно произнес мистер Джепсон.

Нил и Эмили переглянулись.

— Думаю, мистер Тернер — он ветеринар — сейчас вам все объяснит, — сказал Боб Паркер.

— Что с моими крошками? — задыхаясь, вымолвила миссис Джепсон. — Что случилось? Бедные мои собачки! Ну, скажите же, наконец, что с ними!

— Ничего с ними не случилось. Просто Майк проводил в нашем питомнике плановый осмотр. Он хочет вам рассказать о результатах. Вот и все, — успокоила Джепсонов Кэрол.

— Что все это значит? — с раздражением спросил мистер Джепсон. — Когда мы привезли вам Сахарка и Перчика, собаки были абсолютно здоровы. И если вы думаете, что…

Он не успел закончить фразу, поскольку в этот момент из дома вышел Майк Тернер.

— Вас-то я и хотел увидеть, — начал ветеринар, обращаясь к Джепсонам. — Хочу вам кое-то показать. — И он достал из кармана буклет. — Здесь наглядно рассказывается о губительном воздействии сладостей на организм собаки. Я проверил зубы Сахарка и Перчика и пришел к выводу, что они едят слишком много сладкого…

— Они у меня такие сластены! — подтвердила миссис Джепсон и покраснела.

— Охотно верю. Но не забывайте, что собакам это очень вредно. Вы ведь любите своих питомцев?

— Очень, — с придыханием ответила миссис Джепсон.

— И вы хотите, чтобы они жили как можно дольше? — продолжал ветеринар.

Миссис Джепсон, ловившая каждое слово врача, с жаром откликнулась:

— Конечно! Если с моими крошками что-нибудь случится, я… я… — Она расчувствовалась и вытерла платочком внезапно нахлынувшие слезы.

Майк Тернер повернулся к ее мужу.

— Видите ли, мистер Джепсон, если Сахарка и Перчика не посадить на строгую диету и не изменить их образ жизни, то им осталось не больше двух лет. И все. Они попросту умрут от ожирения.

Миссис Джепсон, вскрикнула и схватила мужа за руку.

Нил отметил про себя, что все сказанное Майком дошло до супругов Джепсонов.

— И еще, — продолжал ветеринар, — у собак и кошек иногда появляются блохи, но ваш случай очень трудный. Степень поражения шерсти Сахарка и Перчика просто ужасает. Их необходимо регулярно мыть шампунем от блох. На эту тему у меня тоже есть специальная брошюра, и вы можете с ней ознакомиться. Я уже начал давать им витамины — это улучшит их общее состояние и состояние кожного покрова.

— Кожного покрова?

Мистер Джепсон нахмурился.

— Состояние их кожи ухудшилось из-за блох и чрезмерного употребления сладкого. Вы только не волнуйтесь, — мягко добавил ветеринар, увидев, как расстроилась миссис Джепсон, — это совсем не опасно. Но я бы советовал вам на несколько дней задержаться здесь. Я буду наблюдать за ходом лечения и диетой.

Миссис Джепсон едва не забилась в истерике.

— Я хочу забрать их домой, — дрожащим голосом произнесла она.

— Дорогая, ты слышала, что сказал ветеринар? Мне кажется, нам нужно прислушаться к его мнению и сделать так, как он сказал, — ласково произнес мистер Джепсон и обнял жену.

— Пожалуйста, отведите меня к ним, — слабым голосом попросила миссис Джепсон.

Женщина казалась такой несчастной, что Нилу стало искренне жаль ее. Он почувствовал, что она любит Сахарка и Перчика больше жизни.

Все пошли в питомник. Навстречу группе шла Кейт, держа на поводках Сахарка и Перчика. Увидев хозяйку, маленькие бестии радостно запрыгали.

— Ах, вы мои озорники! — воскликнула миссис Джепсон.

— И вот еще что, — обратился к ней Майк Тернер. — Как вы смотрите на то, чтобы Сахарок и Перчик прошли курс дрессировки? Тогда они будут прекрасно вас слушаться. Занятия у Паркеров проходят два раза в неделю — по средам и воскресеньям.

Пока Майк увлеченно рассказывал миссис Джепсон о том, что каждой собаке нужно знать основные команды, Боб Паркер отвел в сторону мистера Джепсона. Медленным шагом они удалялись в сторону центра спасения. Нил последовал за ними, но отстал. Когда же он увидел их снова, то был поражен: мистер Джепсон стоял возле вольера Билли и гладил пса.

— Да, вы правы, пес просто замечательный. Он заслуживает хорошего хозяина, с этим я абсолютно согласен. Завтра утром я обговорю этот вопрос с коллегами. Думаю, они согласятся чуть-чуть отступить от правил, тем более, что программа выйдет в тот же день. Если мы усыпим этого замечательного пса, избиратели буду возмущены.

Нил улыбнулся. У Билли появился шанс. Последний шанс.

В понедельник сразу после школьных занятий миссис Вон привезла в питомник Люси и Джека. Войдя во двор, дети услышали оглушительный лай.

— В это время мы обычно кормим собак, — объяснил гостям Нил. — Оглохнуть можно, да?

— Вы идите, а я останусь здесь, — сказала миссис Вон.

Люси разочарованно посмотрела на маму и умоляюще заговорила:

— Мам, ну, пожалуйста, ну пойдем с нами.

Миссис Вон нехотя согласилась, и Люси просияла от удовольствия.

В питомнике они столкнулись с Сарой и Кейт.

— Ну, кто хочет насыпать порцию корма Сахарку и Перчику? — спросила Кейт.

Вызвалась Люси.

«До чего же смешные штучки едят собаки!» — подумала Сара.

— Больше, чем Фиджи, они не получат! — засмеялась Люси.

— А этого колобка давно пора посадить на диету, — сказала Кейт, обращаясь к Саре. — Вон как его раскормили. На следующем занятии пусть не ждет пощады!

— Какой хорошенький! — воскликнул Джек, увидев маленького керн-терьера, тихонько сидящего в своем вольере в ожидании обеда.

Когда раздавали еду, этот песик никогда не лаял. Напротив, он смирно сидел в клетке, высунув язычок и помахивая коротеньким хвостиком.

— Какой он миленький! А как его зовут? — спросила Люси.

— Не знаю, — ответил Нил. — Его нашли. Он бездомный. Мы надеемся, вдруг объявятся хозяева. А если за ним никто не придет, мы постараемся найти ему новый дом.

— А почему у него лапка перевязана? — спросила миссис Вон.

— Он ее поранил. Малыша нашла женщина, которая живет на ферме Баджеров. Она позвонила нам, и мы его привезли сюда, — рассказал Нил историю терьерчика.

Открыв дверь, Кейт поставила в вольер миску с едой. Но малыш не пошевелился, хотя, было видно, что он голоден.

— Ешь! — скомандовала Кейт, и только тогда терьер подошел к миске.

— Думаю, этот песик не долго у нас пробудет, — заключила Кейт. — Он явно домашний: породистый, послушный и знает все команды.

Джек и Люси не сговариваясь посмотрели на свою маму. Но та, сделав вид, что ничего не слышала, нетерпеливо взглянула на часы и сказала:

— Нам ехать.

Равнодушие миссис Вон огорчило Нила. Ему было как-то неловко перед близнецами. Он так и не смог убедить их мать взять собаку. Вздохнув, Нил пошел проводил гостей до машины. Миссис Вон села за руль, и тут мальчик услышал:

— Ну, хорошо. Только дайте мне подумать хотя бы пару дней.

У Нила словно камень с души свалился. Теперь он был уверен, что мечта Люси и Джека скоро исполнится, и у них появится четвероногий друг. Паркеры с нетерпением ждали вечера, чтобы послушать радиопередачу «Поговорим с Тони». И вот долгожданный час настал. А когда передача закончилась, Эмили с восхищением воскликнула:

— Братец, ты был великолепен!

— Да, Нил, это было просто потрясающе! — похвалила его мама.

— Знаете, я даже не продумал заранее, о чем буду говорить, — смутился мальчик. — Это получилось как-то само собой.

— Твои слова, Нил, шли от самого сердца, — сказал отец. — Поэтому получилось хорошо.

Вообще-то Нил редко краснел. Но на этот раз он даже почувствовал, что краска заливает все лицо, и поспешил выйти на улицу. Нил был скромным мальчиком, и ему слишком нравилось быть объектом всеобщего внимания.


Во вторник Паркеров буквально завалили предложениями взять Билли. Кейт сортировала письма, стараясь понять, что скрывается за сухими строчками, что за люди их написали и можно ли авторам доверить Билли. Она отобрала несколько наиболее подходящих кандидатов. На следующий день Паркеры должны были с ними встретиться.

Наступил вечер. Вся семья пребывала в радостном возбуждении. Восторгам не было предела: наконец-то Билли обретет хозяина! Но не успели Паркеры закончить ужин, как услышали, что к дому подъехала машина.

Нил бросился открывать дверь.

— Это Дейв! — объявил он, увидев, как из грузовика вылезает вспотевший, взъерошенный водитель.

— Прошу прощения, я не очень поздно? — спросил он. Вот, ездил в Йорк за покрышками, а на обратном пути решил заехать. Я так спешил!

— А куда вы торопились? — спросила Эмили.

— За Билли! Неужели я все-таки опоздал? Его уже взяли?

— Нет, — ответил Нил, и улыбаясь, продолжил: — Он еще здесь. Пока. Ведь вы и сами вчера все слышали! После той передачи Билли стал местной знаменитостью.

— Знаешь, Нил, с тех пор, как я увидел Билли, у меня из головы не шли твои слова о том, что собака — лучший друг. А когда я услышал тебя по радио… во мне словно все перевернулось. Я ехал и все думал, думал о Билли. Я не мог себе представить что его усыпят. И я решил: этому не бывать! Можно мне забрать его?

— Думаю, вы с Билли как нельзя лучше подходите друг другу, — сказала Кэрол Паркер. — Все со мной согласны?

— Да! — в один голос откликнулось все семейство.

Лицо Дейва просияло.

— Но я попрошу вас подсказать, что ему нужно. Он ведь переезжает ко мне навсегда, — сказал механик.


Билли словно почувствовал, что Дейв пришел за ним. Как только Нил открыл дверь вольера, огромный черный пес, не обращая внимания на ребят с радостным лаем бросился к растроганному Дейву.

Водитель от волнения не мог вымолвить ни слова. Он только похлопал пса по спине, почесал за ушами и все гладил и гладил собаку по голове, приговаривая:

— Ах, какой ты красавец! Какой ласковый! Да, Билли?

В ответ Билли громко лаял.

— Я так рад, что вы решились и пришли за ним, — сказал Нил.

Вся семья собралась проводить Билли и Дейва. Дейв забрался в кабину, а Билли, с готовностью запрыгнув на сиденье рядом с водителем, гордо высунулся из окна, словно всю жизнь путешествовал на грузовиках.

— Мы еще приедем в гости! — крикнул на прощанье Дейв.

— Приезжайте обязательно! Будем ждать! — крикнул в ответ Нил.

Растроганная Сара вытерла ладошкой слезы.

— Не плачь, — успокоил малышку отец. — Билли нашел хорошего хозяина.

— А я и не плачу, — шмыгая носом, ответила девочка.

Эмили и Нил улыбнулись. Дети чувствовали, что еще немного — и они тоже расплачутся, но это будут слезы радости.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10