Человек, который ищет (Сборник НФ рассказов болгарских писателей) (fb2)


Настройки текста:



ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ИЩЕТ Сборник научно-фантастических рассказов болгарских писателей

СВЕТОСЛАВ МИНКОВ

Дама с рентгеновскими глазами (Перевод Ю.Топаловой)

В большой светлой приемной широко известного института красоты «Косметикум амулет — салон дамской хирургии» сидели пять дам. Элегантно одетые и тщательно загримированные, они все же были настолько безобразны, что любой, кому предложили бы определить, которая из них по праву может носить титул «королевы уродства», попал бы в крайне затруднительное положение. Однако, отбросив с галантным равнодушием природные недостатки этих дам, отметим некоторые подробности, составляющие чисто декоративный элемент нашего рассказа. Уважаемые посетительницы расположились в глубоких креслах из гнутых металлических трубок, рассеянно листая иллюстрированные журналы, страницы которых одновременно с торжественными сообщениями о предстоящих шахматных турнирах и новых полярных экспедициях вещали и о том, что принц Уэльский проследовал по лондонским улицам в красном фраке, а индийский магараджа Хария Трибхубана Юн Бахадар Шумшаре благополучно прибыл на Ривьеру. Порою молчаливые гостьи отрывались от журналов, бросая нетерпеливые взгляды на синюю дверь в глубине приемной. Именно оттуда должен был появиться любимец всех женщин — гениальный маэстро Чезарио Гальфоне, обладающий редким даром превращать вопреки капризам природы отвратительнейших уродов в прелестных ангелов.

Уже несколько лет институт красоты «Косметикум амулет салон дамской хирургии» заслуженно пользуется славой поистине волшебной лаборатории, где любая женщина становится просто неузнаваемой. Стокилограммовые дамы оставляли здесь свою полноту и выходили бледнолицыми и стройными, словно манекенщицы. Женщины с длинными носами, толстыми и кривыми ногами, ртами, разверзнутыми до ушей, увядшей грудью или обросшим волосами телом после получасовой операции покидали институт сказочными красавицами.

Но маэстро Гальфоне прославился не только искусством побеждать природное уродство. Одновременно он занимался созданием самых неожиданных косметических средств и непрестанными поисками новых направлений в технике грима. Так, например, к числу его открытий принадлежал эликсир, предохраняющий кожу от следов страстных поцелуев, а также треугольные брови, которые имели широкий успех у скромниц высшего света. Наконец, маэстро Гальфоне, используя принцип изготовления противотифозной сыворотки, получил сыворотку из птичьих мозгов для стимулирования умственных способностей тех женщин, которые занимаются благотворительными чаями, благотворительными коктейлями, благотворительными базарами и вообще всякими видами благотворительной деятельности. Он приготовил эту волшебную сыворотку, раз и навсегда доказав тем самым, что он действительно чудотворец. С помощью этой сыворотки одной весьма известной даме удалось с поразительной логикой доказать своему ревнивому супругу, что измена современной женщины — это не что иное, как выражение самого обычного благотворительного кокетства. Словом, маэстро Чезарио Гальфоне являл собою необыкновенную личность, чья жизнь была всецело отдана служению слабой половине избранных мира сего.

Теперь займемся одною из пяти дам, сидящих в приемной института. Разумеется, мы отдаем ей предпочтение не потому, что она превосходит других или находится в родственных связях с автором. Просто-напросто именно ей провидение назначило сыграть роль героини в рассказанной ниже истории.

Итак, удостоенная нашего внимания дама носит звучное имя Мими Тромпеева. К несчастью, злая судьба наградила ее косыми глазами, которые тяжким кошмаром отравили ее молодость. Напрасному созерцанию заманчивых жизненных соблазнов, которые проходили мимо нее, она предпочла бы даже слепоту. Женщины смотрели на нее с презрением, мужчины вовсе не замечали. Хотя она была неплохо сложена, вылезавшие из орбит косые глаза делали ее невыносимой в обществе, где увлекались теннисом и новыми марками автомашин.

А Мими Тромпеева мечтала выйти замуж за миллионера: она была дочерью богатого промышленника и не хотела порывать связей с рафинированными аристократическими кругами. Целыми днями просиживала она перед зеркалом, стараясь как-то замаскировать плоды жестокой шутки природы, но… тщетно. Ни глубокие тени под глазами, ни приклеенные длинные ресницы, ни вазелин на веках не могли ей помочь. В конце концов убедившись, что не в силах бороться с судьбой, и впав в страшное отчаяние, Мими Тромпеева пришла к мысли о монастыре. Но именно тогда в ее помраченном сознании словно луч надежды блеснуло призывное «Косметикум амулет — салон дамской хирургии». Она подпрыгнула от радости и отшвырнула в сторону коварное Евангелие, которое чуть было не отравило ее дни священной скукой.

Как это она раньше не вспомнила об этом институте, через который, как через некую волшебную фабрику, прошло немало женщин! Мими Тромпеева напудрилась, провела помадой по губам, подрисовала черным карандашом тонкие скобки бровей и, схватив сумочку, с замиранием сердца кинулась в «салон», где немного позже мы и застали ее в глубоком кресле из металлических трубок.

После длительного ожидания маэстро Чезарио Гальфоне принял, наконец, несчастную клиентку с трогательным профессиональным сочувствием. Он успокоил взволнованную девушку торжественным обещанием сделать из нее неповторимую богиню красоты — непревзойденную Венеру двадцатого века с парафиновой грудью и рентгеновскими глазами.

— Что вы говорите? — приятно удивлялась Мими Тромпеева, стряхивая пепел сигареты на эмаль пепельницы.

— Все очень просто, джентилисима синьорина! — театрально восклицал маэстро Гальфоне, вдохновленный изумлением своей собеседницы. — Я еще не испытывал великого удовольствия видеть ваш бюстгальтер, но предполагаю, что покрой его безупречен. Однако, грациозисима синьорина, судя по очертаниям вашего бюста под платьем, смею со всей категоричностью заявить (и сделал бы это даже в присутствии его превосходительства синьора Мориса де Валефа, вдохновенного эксперта всех парижских конкурсов мировых красавиц), что ваши божественные груди имеют известные отклонения от нормальной анатомии и, следовательно, нуждаются в парафиновых инъекциях, которые их превосходно отмоделируют и возвратят им утраченную классическую форму.

— Боже мой, что вы говорите?! — продолжала радостно восклицать возбужденная Мими Тромпеева. В увлечении она даже сняла кокетливую шерстяную шапочку и нахлобучила ее на свое открытое колено. — Но что станет с моими глазами? Ради бога, скажите, вы сможете их поправить?

Маэстро Чезарио Гальфоне прижал левую руку к сердцу, а правую воздел к небесам и, неожиданно преклонив перед изумленной девушкой колена, воскликнул:

— О джентилисима, беллисима и карисима синьорина! Это верно, что зрительный фокус ваших очаровательных глаз смещен в некой блуждающей дали, но, к счастью, уровень сегодняшней хирургии позволяет устранить этот незначительный недостаток всего за десять минут. При этом несколько капель недавно мною открытого «Рентгеноля» наделят ваши ангельские очи лучезарным блеском и превратят в сияющие звезды, которые будут вдохновлять поэтов. Готов, не колеблясь, дать вам письменную гарантию на три года и слово джентльмена, что вы пришли ко мне как раз в тот момент, когда я собирался пустить в обращение первую партию дам с рентгеновскими глазами. Доверьтесь моим заботам, иллюстрисима синьорина, и через полчаса вы будете шествовать по улице как воскресшая Семирамида!

Успокоенная патетическими речами этого удивительного творца женской красоты, Мими Тромпеева прошла к легкой китайской ширме и скрылась за ее лакированными створками.

До сих пор, дорогой читатель, все шло, как говорится, нормально. Но вот наша история принимает совершенно неожиданный оборот и, как ни странно, выливается в форму дневника, в котором наша преображенная героиня после выхода из салона собственноручно запечатлела свои странные переживания. Впрочем, не будем больше говорить от имени автора, который и без того ненавидит болтливость и сплетни по любому поводу. Страницы из дневника Мими Тромпеевой объяснят, что случилось дальше.


8 сентября

Только что вернулась из салона маэстро Гальфоне. Когда шла по улице, все оборачивались мне вслед. Многие даже останавливались, восклицая: «Ах, какие глаза!» Только сейчас я почувствовала, что живу. Боже, как я счастлива! Поскорее бы выйти замуж!


9 сентября

Гип-гип, ура! Я вижу то, чего не видят другие! Мой рентгеноскопический взгляд проникает всюду. Сегодня утром, проснувшись, я обнаружила посреди спальни скелет с серебряным подносом в руках. Вначале я подумала, что все еще сплю. Но потом поняла, что это кухарка принесла мне завтрак. Волшебные капли маэстро Гальфоне наделили мои глаза удивительным свойством.


10 сентября

Я хожу будто по ожившему кладбищу, причем не испытываю от этого никаких неприятных чувств. Наоборот, мне доставляет большое удовольствие изучать анатомию каждого, кто проходит мимо.


14 сентября

Наблюдаю интересное явление. Среди людей из высшего общества, с которыми преимущественно я общаюсь, нет никого с мозгами в голове. Сегодня встретила своего двоюродного брата, члена совета учредительных спортивных обществ, с идеально развитой фигурой. Остановившись, мы разговорились. Он целовал мне руку, прямо-таки засыпая комплиментами, а я смотрела на него и думала: «Боже, какой стройный скелет!» Но переведя взгляд на его голову, я заметила, что в ней нет и капли мозгов. Я не сказала ему об этом, чтобы не обидеть: он мог истолковать мои слова именно в переносном смысле. И все же я предпочитаю выйти замуж за такого человека, как он, чем иметь супруга с черепом, полным мозгов, но помещенным на хилом теле.


16 сентября

Вчера вечером была на суаре у Дези. Собралась очень интересная публика. Только бомонд. Был даже один иностранный дипломат. Все наперебой ухаживали за мной, но я предпочла Жана. Он так богат и так мил. Говорят, он единственный наследник своего дяди, мультимиллионера, который во время войны нажил огромное состояние и сейчас лечит печень в Виши.

Среди пятнадцати кавалеров не было ни одного с мозгами. Головы у всех были пусты, но как красивы! Разумеется, первенство принадлежало Жану. У него фигура атлета, а смех подобен рыку медведя. Мне кажется, что если он меня обнимет, я растаю в его объятиях. И откуда у него эта тьма остроумия? Весь вечер он забавлял меня самыми пикантными анекдотами. Я чуть не лопнула от смеха. Говорят, что мысли человека кроются в его мозгу. Кто знает, быть может, в высшем обществе мыслят другими частями тела…

Из дам ни одна не произвела на меня впечатления. Их головы тоже пусты, а скелеты слишком широки в бедрах, хотя все носят корсеты. Дези была в новом платье, но выглядела demode.[1] Пени и Грета хотя и выкрасили ноги бронзой, но все равно остались без внимания. Я наблюдала, как их печенки раздувались от зависти к моему блестящему успеху у кавалеров. Они не находили места от злости и все время искали повод поддеть меня. Дурехи! А на прощание расцеловались со мной, как ни в чем не бывало, и даже изъявили желание прийти ко мне в гости. Какое бесстыдство!


18 сентября

Ax, Жан — самый пленительный из всех мужчин, которых я встречала в своей жизни! Сегодня ездила в его машине на прогулку за город. Мы были вдвоем. Он действительно непревзойден в своих шутках. Знает массу уличных песен. Он пел их мне всю дорогу. И как мил и как воспитан! Рассказывал мне о воздействии различных духов и о том, как пользоваться зубочисткой на официальных приемах. Таких изысканных манер я не встречала ни у кого! Да, мы были бы идеальной парой!


23 сентября

Конечно, аристократ должен отличаться чем-то от обычных смертных. Поэтому их головы и кажутся пустыми. На самом деле у них мозги на месте, только они созданы из материи, которая, наверное, тоньше паутины, поэтому их и не видно. Ах, если бы и у меня были такие тонкие мозги, как у Жана!


27 сентября

Я на седьмом небе от счастья! Жан объяснился мне в любви. Опять ездили в его машине на прогулку. На повороте он замедлил ход, обнял меня и поцеловал. Сказал, что завтра поедет к папе и сделает официальное предложение.


28 сентября

Сначала папа упорствовал, потому что сумма показалась ему слишком большой. Но убедившись, что Жан человек с характером, уступил.

Один миллион авансом и два — после свадьбы.


5 октября

Мне кажется, что я сойду с ума от счастья! Жан дрожит надо мной и постоянно уверяет в своей бесконечной любви. Сегодня после обеда я кашлянула, и он сразу бросился за врачом. Никогда не думала, что у меня будет такой внимательный и нежный супруг.


20 ноября

Ура! Уезжаем экспрессом в voyage de hoce.[2] Сначала — в Ниццу, а оттуда — за бальными туалетами в Париж.


1934 г.

Рассказ с витаминами (Перевод Ю.Топаловой)

Мы являемся свидетелями чудесных событий. На наших глазах ежедневно возникает по целой науке, посвященной нашему организму: небольшой томик, написанный общедоступным языком, с портретом автора, предисловием и формулами.

«Наука о дыхании».

«Наука о пищеварении».

«Наука о нервных тканях».

«Наука о кровообращении»…

И вот, наконец, сама биохимия забеременела от незаконной связи с одним ученым и родила нам полезнейшую науку — науку о витаминах.

Витамины — это энергия живого организма, без них человеку не дано радоваться доброму здравию. По сути витамины — особенные вещества, которые невидимы невооруженным глазом, а под линзой микроскопа различаются по форме и потому делятся на несколько групп: А, В, С, D и т. д.


Самая интересная из всех — группа Н: этот витамин похож на знак параграфа и содержится только в хвосте печеного поросенка.

Другая группа, которая также заслуживает внимания, — витамины группы L: они встречаются только в пасхальных куличах и имеют форму планеты Нептун.

Вообще витамины присутствуют во всех видах человеческой пищи. В черной икре, в пироге, в старом вине, в отбивном шницеле, в замороженных фруктах со сливками.

Современный культурный человек мечтает о здоровом теле, он завидует африканскому негру, который загорает с утра до ночи и избавлен на веки вечные от мучений аристократической подагры.

Модный человек живет в постоянном страхе за свои формы. Но у него лишь две возможности их уберечь: спорт и витамины. Однако если для спортивных упражнений всегда можно найти время, то с витаминами дело обстоит иначе.

Мы едим три, даже четыре раза в день, но этого недостаточно для освежения всех клеток нашего организма.

Значит, витамины надо искать не только в еде… И их ищут. И находят.

Даже в искусстве: в картинах художников, в произведениях писателей, композиторов (особенно в опереттах и танцевальных ревю).

Но мы рассмотрим только витамины в литературе, поскольку они играют большую роль в борьбе красных и белых кровяных телец. Не останавливаясь на их эмпирической формуле и реакции на лакмусовую бумажку, расскажем просто одну короткую, но поучительную историю о магическом действии витаминов.

Несколько месяцев назад мой приятель получил предложение написать роман, изобилующий витаминами. Издательство обязалось уплатить за него фантастический гонорар — триста тысяч левов.

Мой приятель не был богатым человеком. Он с радостью принял предложение и сразу же заперся в своей комнате. И это вполне естественно: за такой гонорар можно написать роман даже с чумными бациллами.

Итак, начались поиски сюжета, который все же необходим для всякого беллетристического произведения.

После многодневных раздумий автор пришел к бесспорному выводу, что роман должен быть только бытовым. Да, бытовой роман содержит самое большое количество витаминов. В нем есть и сено, и коровы, и ягнята, и свежее молоко, и чеснок, а все это — неисчерпаемый источник новооткрытой энергии.

Писатель, о котором идет речь, творит очень быстро. Он наделен большим талантом и поэтому никогда не правит своих рукописей. Еще годовалым ребенком он вылез из кроватки, протопал на своих кривых рахитичных ножках на середину комнаты, где собралось много гостей, и, к великому изумлению присутствующих, продекламировал сонет Петрарки. Это были его первые слова, и тогда же кое-кто из гостей затеял спор о древней теории переселения душ. Разумеется, позже литературная критика отвергла оккультное объяснение этого факта и с удовлетворением установила, что налицо довольно редкий случай писательского дарования.

За шестнадцать дней роман был готов — 314 страниц рукописи.

Какой стиль, какие образы, какая живая игра слов! Когда читаешь эту книгу, перестаешь думать об окружающем: посреди комнаты вырастает буйная трава, этажерка с книгами превращается в низкий плетень, у которого прячутся в листве большие желтые тыквы, а в зеркале вдруг видишь теленка с изогнутой, как у жеребца шеей, который кротко глядит тебе в глаза и словно улыбается.

Прочитайте этот роман от начала до конца и пойдите прогуляться по улице.

Встреченные вами знакомые с удивлением скажут:

— Господи, как вы поправились!

— Наверное, были в отпуске?!

А вы сдержанно улыбнетесь и вместо ответа сообщите название чудесной книги и фамилию автора.

«Роман вышел из печати и поступил в продажу».

Критики, которые уже давно, вставив в ручки новые перья, с нетерпением ждали какого-нибудь жирного куска, начали писать восторженные отклики на новую книгу.

За одну неделю — 935 рецензий!

Число газет и журналов было значительно меньшим, поэтому критические статьи расклеивали на окнах трамваев, на стенах кафе, выпускали отдельными листовками, которые раздавались прохожим на улицах бесплатно тысячами экземпляров.

Писали не только профессиональные критики, писали все более или менее знакомые с азбукой, потому что каждый чувствовал себя обязанным сказать хотя бы несколько одобрительных слов об этом богатом витаминами романе.

Книгу обязаны были читать во всех школах.

И в больницах.

И в казармах.

И во всех государственных, общественных и частных учреждениях.

Она воздействовала на читателей морально и физически. Один глухонемой, заговорив и став слышать, узнал вещи, которые расстроили его нервы. Но повторное чтение романа, естественно, вылечило его нервное расстройство.

Одна бездетная женщина совершила целый переворот в гинекологии. Она родила семерых детей сразу, причем шестерых мальчиков и одну девочку.

Один министр поумнел и подал в отставку.

Один священник начал верить в бога.

А несколько старых учителей изящной словесности извлекли из своих семейных хранилищ забытые праздничные котелки и, покрыв ими свои плешивые головы, направились в одно тихое кафе, где основали союз защитников бытового искусства.

Вы спросите о моем приятеле.

О, сейчас он радуется своему железному здоровью. Его мускулатура растет не по дням, а по часам, но этим он обязан не витаминам собственного романа, а витаминам, которые встречаются только в хвалебной литературной критике.

Такова история чудотворной книги, ни одного экземпляра которой уже не осталось в магазинах.

Видите, чего достигла наука? Если бы не были открыты витамины, жизнь текла бы себе, как прежде, словно тоненькая струйка посреди широкого корыта времени.


Примечание автора

Читатель не должен думать, что он потерял время, прочитав настоящий рассказ, он будет вознагражден за свое благородное терпение, так как ниже автор дает рекомендации, как использовать витамины, заключенные на этих нескольких страницах. Каждое литературное произведение, как бы незначительно оно ни было, содержит массу витаминов, которые, хотя и по-разному, но всегда оказывают благотворное воздействие на организм читателя.

Поэтому умоляем прочесть еще раз вышеупомянутую историю следующим способом: каждое слово надо произносить медленно и после глубокого вдоха у открытого окна. Результат этого простого совета проявится к середине рассказа. Читатель станет зевать, глаза его начнут слипаться, почти бессознательно он подойдет к кровати и растянется на ней.

А что может быть лучше, чем оторваться от лихорадочной действительности нынешнего века и перенестись на несколько часов в царство сна?


1931 г.

АНТОН ДОНЧЕВ

Возвращение (Перевод Л.Хлыновой)

Он проснулся. Обычно это происходило постепенно — сознание с трудом вырывалось из мира сновидений и полутеней, чтобы вернуться в яркий свет кабины. Не хотелось открывать глаза.

Но сейчас он пробудился сразу.

Стрелка, которая не двигалась тридцать лет, дрогнув, стала поворачиваться вокруг оси. Потом он услышал голос, голос земного человека. Тот говорил на каком-то незнакомом языке.

Его правая рука сама потянулась к стрелке. Но когда он захотел ответить, горло сдавило.

А голос продолжал звать…

Он взглянул в зеркало для самоконтроля и самовнушения. Оттуда смотрел отчаявшийся, подавленный, обезумевший человек.

— Ты сумасшедший, — сказал он своему изображению. — Вот и пришел этот миг. Ты вернулся. Почему же углы губ у тебя опущены? Так, так, приведи себя в порядок. Ты же победитель. Не улыбайся, сожми губы. Тебе уже никому не нужно улыбаться. Ты богат. Ты силен. Нет, мешки под глазами не исчезнут. Это от перегрузок при ускорении. Но морщины со лба можно стереть. Я богат, я силен. Я рад. До денег я и не дотронусь. Буду только подписывать чеки. Дарить алмазы.

Понемногу ему удалось придать чертам лица прежнее выражение. Мысленно он притрагивался к каждой из них, пробуждая в своем сердце радость, смелость, презрение. Он моделировал свое лицо до тех пор, пока оно не стало похожим на лица, которые тридцать лет назад украшали его комнату. На лица сильных, независимых людей, ни перед кем не склонявших головы.

Но он избегал смотреть себе в глаза, словно боясь утонуть в них. Он чувствовал, что взгляд его страшен, проницателен, испытующ.

А голос земного человека продолжал настойчиво звать. Сердце перестало колотиться, но мучительно болело.

— Здесь B207PZ, — сказал он. — Здесь B207PZ. Я вернулся! Вернулся! Вернулся!

Но земной человек не говорил по-английски. Не знал он и русского.

— Но! Но! Абла эспаньол?

По-испански говорили в Акапулько. Ему представился обширный пляж, море, морская пена и люди — множество обнаженных тел. Те глупцы, что грелись на солнце, и не знали, какое это бесконечное счастье — дотронуться до другого человека. Боль снова пронзила сердце, исказив лицо.

— Здесь B207PZ. Десять минут буду говорить по-испански. Я вернулся.

— Бьенвенидо! Добро пожаловать! Когда вы вылетели?

— Тридцать лет назад.

— Тридцать лет? Вас плохо слышно. Какой фотонный отражатель на вашем корабле?

Он понял только слова «фотонный отражатель».

— Системы Лучко — Зенгер.

— Это невозможно. Уже пятьдесят лет не существует кораблей с такими отражателями. И столько же лет люди говорят на общем языке.

— Какой сейчас год?

Тот ответил.

Так. Не верится, что прошло сто лет.

Ему представился какой-то очень длинный коридор, будто в гостинице или больнице, где через ровные интервалы падали пятна света. Это была улица с рядами фонарей. Внизу — женская фигура в белом. Может быть, его мать. А может, нет.

Сто лет. Век.

В отсеке его корабля лежит тонна алмазов. И труп друга. Он ему воздвигнет памятник. Под землей. Там, куда не доходит свет звезд. Люди будут проходить по длинному-длинному коридору с лампами наверху, будут входить и выходить из света в темноту и, наконец, увидят статую его друга. Он может сделать ее из чистого золота. Нет, лучше из белого мрамора. Он ее закажет лучшему скульптору, который живет сейчас на Земле.

— Мы нашли номер вашего корабля. Я запросил промежуточную станцию. Вы вылетели сто один год назад. Поздравляю.

Что он ему сказал? Нашли или искали? В свое время он учил парные глаголы: спускаться — подниматься, рождаться — умирать, терять — находить. Нашел. Нашел алмазы. На другом конце света. Там лежит радиомаяк с заявкой. Никто ее не сможет оспорить — ни дьяволы, ни «Юнайтед компани».

— Я вас связываю с межпланетной станцией.

Сейчас же другой голос заговорил по-английски. Женский голос.

— Добро пожаловать. Вас было трое. Кто говорит?

Он назвал себя.

— А те двое?

Он молчал. Голос тоже.

— Прошу вас, говорите, — раздраженно сказал он.

— Мы посылаем за вами корабль. Нынешние станции не приспособлены для приема кораблей с отражателем вашего типа.

О чем бы спросить? Голос не должен замолкать. Сердце болело все так же сильно, даже сильнее, чем раньше. Тому, другому, капитану их корабля, было тридцать лет. Красивый, сильный человек. Таким он и сам был двадцать лет назад. Нет, он никогда таким не был — тот не улыбался, когда ему не хотелось.

Наконец-то они стоят рядом — люди из плоти и крови, начальник межпланетной станции и капитан межпланетного корабля, побывавший на его планете. Они не прикасались друг к другу — станция была контрольным пунктом для астронавтов, возвращающихся из космического пространства.

Итак, все было напрасно.

За сто лет люди научились делать алмазы, красивее, чем те, которые он нашел. Он не был богат, потому что на Земле теперь этого понятия не существовало. Он смутно предчувствовал, что что-то будет не так, когда рылся в синей глине далекой планеты, но всегда считал, что люди по своей природе дурны и никогда не договорятся между собой. Не было уже «Юнайтед компани», личных знаков, заявок, адвокатов по космическому праву.

Перед ним лежали карты и фотографии далекой планеты, которую он называл своей — там погибли оба его друга.

Не он вынул эти снимки из телефотографов своего старого, помятого корабля. Их сделал этот синеглазый красивый юноша при помощи спутников, радиозондов и телеобъективов другого межпланетного корабля. Он потратил на это тридцать лет, а этот, синеглазый, проделал тот же путь за три года и вернулся молодым.

— Вот тут стоял радиомаяк, — рассказывал капитан. — Вы нашли очень удобное место для посадки.

Там была песчаная полоса — это видно на снимке — с одной стороны море, с другой — тропический лес.

— А вы видели гигантские волны? — спросил его молодой. Вряд ли может быть более красивое зрелище.

Песчаная полоса была шириной в несколько километров. Проникнуть в лес было невозможно. Ракета приземлилась на единственном возвышении у его опушки. Пока двое работали, третий наблюдал за морем. Время от времени, иногда два — три раза в день, с моря накатывались гигантские волны высотой в десятки метров. Пока такая волна, смывая все на своем пути, вздымала песок, они прятались в ракете. Однажды, когда нахлынула эта зеленая волна, в корабле их оказалось только двое. Третий не успел. Зеленая волна, покипев в иллюминаторах, отхлынула. Но на этот раз особенно долго стекали по стеклам ее капли…

— Я не помню, было ли это красиво, — сухо ответил он.

Начальник станции и молодой капитан внимательно смотрели на него. Может быть, они его жалеют? Он хотел бы видеть себя в контрольном зеркале.

Вошел третий человек, что-то принес и вышел.

— Вы не сможете скоро вернуться на Землю, — тихо сказал начальник межпланетной станции.

Теперь вышел и капитан, побывавший на его планете. Он стоял, закрыв глаза и изо всех сил призывая выдержку.

— Я болен? Где я заразился? Чем?

— Посмотрите, — начальник межпланетной станции протягивал ему снимок. Многоцветный снимок с какими-то запятыми, точками, змейками, похожий на отшлифованный срез камня.

— Это ваша кровь.

Он не понимал смысла того, что было изображено на снимке.

— Вы носитель болезней, которые столетие назад существовал на Земле. Целый ряд поколений лечился от них. Теперь лечиться должны вы.

Он смотрел на снимок.

— Я не могу убежать от своей крови, — сказал он.

Эти точки и запятые могли быть вирусами рака и чумы, носителями алчности, эгоизма, ненависти. Все равно. Он родился в такое время, когда эти вирусы наполняли воздух и кровь людей. А теперь его изолируют. Это справедливо.

Он что-то спутал? Он жил по законам своего времени в той части Земли, где родился. Должен ли он был понять еще тогда, что правы другие?

Когда его пустят на Землю?

И он снова увидел пляжи — не пляжи далекой планеты, а пляж в Акапулько с обнаженными людьми.

— У вас есть что-нибудь от сердца? — спросил он.

Он держал в руке лист бумаги с несколькими именами. Около каждого стоял крестик. Когда-то перед именами мертвых также ставили кресты — знаки надежды на то, что по ту сторону креста еще что-то существует. Сейчас этими знаками только зачеркивали.

Тридцать лет он думал об этих людях. Потом настал момент, когда он уже не знал, думать ли о них, как о живых или как о мертвых. Но все же он продолжал думать о них, как о живых, хотя и чувствовал страшную неуверенность. Теперь уже так думать нельзя… Раньше, на Земле, он разделял города на светлые и темные. Если в городе не было близкого человека, город для него утопал в темноте, хотя в нем и жили миллионы людей. А если был, то лицо этого человека, словно свеча, освещало весь город.

Сейчас для него вся Земля, к которой он так стремился, тонула во тьме.

Понурившись, положив локти на колени, он сидел на кровати, чувствуя всем своим существом притяжение Земли. Однако это была не Земля, притяжение на станции было искусственным, но все же притяжением. Долгие годы мечтал он о нем. А сейчас оно его угнетало. Находясь в состоянии невесомости и плавая по кабине, он всегда испытывал непреодолимое стремление дотронуться до чего-либо. Он испытывал это стремление и сейчас, несмотря на то что ступни его опираются о пол, бедра — о кровать, локти — о колени.

Он сидел, забыв основной закон астронавтов — не расслабляться. Как когда-то монахи гнали от себя дьявола, так и астронавты должны были гнать любую мысль о слабости, неверии, поражении. Он забывал контрольное зеркало, заклинания, которые придавали его чертам прежнее выражение. «Я силен, бодр, я буду победителем!» Он не чувствовал себя ни сильным, ни бодрым и знал, что потерпел поражение.

Он переводил взгляд с одного предмета на другой. Вещи говорили о новом мире. Удивительно красивые, удобные, в каждой воплощено много мыслей и чувств. Но он знал, что они созданы на заводе, а ему хотелось дотронуться до земли, травы, листьев.

У него не было сил даже говорить с самим собой, как это он делал долгие годы после смерти своего второго друга. Он сидел, держа лист бумаги с именами мертвых и количеством лет, в которые он не жил.

Над дверью что-то зажглось, послышался женский голос. Кто-то предупреждал, что хочет войти.

Вошла женщина. Впервые после своего возвращения он видел женщину.

Он поднялся.

Мир, который создавал таких женщин, наверное, был чудесным и добрым миром.

Она приблизилась к нему и протянула руку. Но он не мог до нее дотронуться.

— Добро пожаловать, — сказала она. — Я имею право прикасаться к вам. Я врач.

Она стояла рядом. И он заглянул в ее глаза. Впервые он смотрелся не в контрольное зеркало. Чужие глаза не отражали его облик таким, каким он видел его сам, в них был другой, их образ.

Она не видела бессильного, усталого, побежденного звездного странника. Перед нею был человек, который тридцать лет брился в один и тот же час, когда на Земле всходило солнце. Товарищ двоих умерших, дважды плакавший за эти тридцать лет. Вместе с тонной своих алмазов, которые стоили не дороже тонны каменного угля, он в виде бесплатного приложения обрел новое лицо. Лицо, которое она видела, было одним из тех лиц, фотографии которых висят в комнатах молодежи.

И она показала ему это лицо. В руках она держала что-то похожее на прежние газеты. С их страниц на него смотрело его лицо.

— Земля поздравляет вас, — говорила она, — миллиарды людей хотят вас видеть. Ученые думают о том, как безопаснее вам с ними встретиться.

Он схватил ее руку. Он не помнил, уже тогда ли стоял с закрытыми глазами или закрыл их после того, как прижал ее руку ко лбу. Это было прекраснее всего, о чем он мечтал, и Земля превратилась для него из темной планеты в звезду.

— Кто-нибудь возвращался, кроме меня? — спросил он.

— Немногие. Ученые поняли, что в старых фотонных отражателях происходили ядерные процессы, которые в мгновение превращали корабли в маленькие звезды.

— Значит, мне повезло.

— Мой самый близкий друг улетел на корабле с магнитным отражателем.

— Вы вернетесь на Землю?

— Через несколько лет. Там у меня дети.

Неужели и у него могут быть дети после того, как он тридцать лет провел у реактора, пережил радиобури и космические водовороты?

Он пошел к начальнику станции и попросил показать ему карту с маршрутами старых межпланетных кораблей, которые возвращались из своих путешествий по Вселенной. На карте солнечной системы он увидел их закругленные траектории. Они извивались от краев карты. Но ни одна не касалась Земли. Они походили на следы метеоритов, которые вспыхивают и гаснут в земной атмосфере, прежде чем коснуться Земли.

Рука его легла на карту и прикрыла тонкий сноп дорог.

— Дайте мне патрульный корабль. Я буду дежурить в этом квадрате.

Начальник станции внимательно посмотрел на него. Он не имел права давать ему межпланетный корабль. Все-таки было необходимо посоветоваться… Но он сказал «Добро!», зная, что его никто не осудит за это.

И тут вернувшийся впервые улыбнулся:

— Я боюсь, что вы меня неправильно поняли. Я хочу встречать возвращающихся людей не потому, что одинок, а для того, чтобы сказать им, что они не одиноки.

ИВАН ВЫЛЧЕВ

Человек, который ищет (Перевод Л.Хлыновой)

Рапорт командира дежурной спасательной группы

Сигнал тревоги был дан в 17 часов 32 минуты. Ко входу в центральный командный пункт мы прибыли через 46 секунд, но предохранительные щиты были опущены. Электросварочным аппаратом мы проделали отверстие в одной из дверей и проникли в зал. Там было темно, аппаратура не работала. У главного пульта, разрушенного огромным куском бетона, мы обнаружили профессора Виктора Ганчева, который был без сознания. Его немедленно передали группе санитаров.

Художник Захари Петров был найден здесь же среди оборванных проводов. Когда его вытаскивали, он пришел в себя, но потом снова потерял сознание.

Через 7 минут прибыл первый отряд центральной спасательной команды, после чего я получил приказ перейти вместе с моими бойцами в дезактивационный пункт.

Капитан Ваклинов
ВИКТОР

— Нет!.. Это невозможно!..

Мои слова не произвели на него совершенно никакого впечатления. По прямой морщинке на лбу я понял, что он не отступит.

— Пойми, это же невозможно, мы проводим пробные испытания, — снова начал я. — Сегодня нам предстоит особенно рискованный эксперимент. В командном зале буду только я… Все остальные сотрудники будут следить за опытом с дистанционного командного пункта… Одним словом, ты не можешь присутствовать!..

— Это не каприз, — спокойно возразил Захари. — Ты помнишь мою последнюю картину?

— «Сборщица роз»? Очень хорошо помню — на заднем плане темный силуэт Балкан, на переднем — поле, усеянное розами, и худенькая девочка, склонившаяся над кустом… Мне нравится.

— Тебе нравится! — Захари холодно усмехнулся. — Но ты забываешь небольшую подробность — это последнее мое приличное полотно…

Он не торопясь вытащил несколько деревянных трубочек, собрал из них длинный восточный мундштук и закурил. «Теперь будет молча пускать облака дыма, — подумал я. — Все это эффекты!» Но Захари очень скоро заговорил:

— Три года назад я задумал новую картину… Если я ее когда-нибудь напишу, то назову «Человек, который ищет…» Сначала мне казалось, что это нетрудно, а работа не двигалась. Но я все-таки упорствовал. По неделям не выходил из мастерской. Писал, писал, а с холста на меня смотрели совершенно невыразительные лица… Теперь я понимаю, что просто не созрел для такой картины. Тогда же неудачи казались мне трагическими. К счастью, меня потянуло к творениям старых мастеров. Целыми днями я рассматривал их, искал ответа на волновавшие меня вопросы. Может, это покажется тебе наивным, но именно тогда мне пришла простая и естественная мысль — я должен идти к людям и среди них найти прототип моего «человека, который ищет». Я немало побродил по свету. Побывал у летчиков, моряков, работал в шахте, провел лето с пастухами на высокогорных пастбищах, объехал заводы… И испытал огромную радость… Теперь я ношу своего героя в себе. Тебе знакомо это чувство? И ты знаешь, как мучительно ожидание?.. Поэтому сейчас мне нужен толчок, острое переживание, даже риск твоего опыта, чтобы я смог увидеть образ, который ищу…

— Но ты ничего не увидишь!.. Загорятся разноцветные лампочки, стрелки побегут по шкале приборов, а я нажму кнопки на пульте. И это все! Поверь мне, в научно-популярных фильмах можно увидеть гораздо больше.

— Оставь, Виктор! Пошли!

— Пошли! — согласился я.

Не было смысла спорить. Я ни в чем не мог отказать ему, и Захари знал это… Мы вошли в командный зал. Там я подвел его к огромному электронному аппарату, вмонтированному в пульт управления.

— Знакомьтесь — Кио.

Но Захари меня не понял.

— Кио — это наш кибернетический оператор, — пояснил я, включая ток. Зеленые сигнальные лампочки весело замигали. Видишь? Кио докладывает: «Я готов!» Сегодня он будет работать, нам остается роль зрителей. Когда мы проводили предварительные опыты и пробовали ускоритель во всевозможных режимах, Кио все сохранял в своей электронной памяти. Сегодня у него «экзамен» — мы поручим ему самому провести контрольный опыт. В протоколе об опыте его задача сформулирована так: «Нахождение наиболее выгодного режима работы ускорителя и получение ускоренных частиц при помощи максимальной энергии». Через некоторое время Кио полностью заменит нас и сам будет проводить исследования, для которых мы будем давать ему самую общую программу… Но не слишком ли все это сложно для тебя? Может, эти подробности тебя не интересуют?

— Продолжай!

— Хорошо!.. Мы его называем восьмеркой.

— Кого?

— Ускоритель. Если посмотреть сверху, то он действительно напоминает восьмерку. Влево. и вправо от нас за стенами этого зала расположены две круглые камеры для ускорения. С помощью ионных пушек в их каналы выстреливают снопами элементарных частиц. Когда частицы получают необходимую скорость, магнитное поле выключается, они сходят со своих круговых орбит и сталкиваются со страшной силой. Энергия взаимодействия просто чудовищна! От камеры нас отделяют стены из свинца и бетона толщиной в несколько метров. Но все, что в ней происходит, мы можем видеть на телевизионном экране… Это действительно чудесная машина. Даже во время предварительных опытов нам удалось получить все известные до сих пор отрицательно заряженные частицы. И представь, довольно легко!.. Знаешь, когда я стою возле пульта, у меня такое ощущение, будто я рисую в пространстве… Но у меня в руках вместо твоих безнадежно устаревших кистей нечто более могущественное — силовые поля и потоки частиц…

— Оставь мои кисти в покое, — Захари с досадой отошел от пульта. — Они давно высохли.

Я понял, что задел его больное место, но времени для объяснений уже не было. Надо было начинать «экзамен» Кио. Я связался с дистанционным пультом и, узнав, что там тоже готовы, включил оператор в управляющую сеть. Опыт начался, но проходил не так, как я ожидал. Сначала Кио повысил напряжение ускорительного поля, а потом начал бесконечно то уменьшать, то увеличивать его силу — видимо, искал наиболее выгодный режим. Постепенно в этих колебаниях стала обнаруживаться какая-то закономерность. Через несколько минут это уже был постепенно ускоряющийся ритм. Я был начеку, но не вмешивался. Кио продолжал пробуждать огромную мощь, заключенную в ускорителе… Телевизионный экран оставался пустым, но приборы показывали, что энергия заряженных частиц гораздо выше намеченной. Это было совершенно неожиданно!

Вскоре в камере стали происходить странные явления. Появилось голубоватое сияние, потом исчезло, вместо него засветились блуждающие огоньки. Временами они увеличивались, принимали странные очертания, а потом бесследно исчезали. Из ускорительных колец слышался шум, все здание сотрясалось от сильнейшей вибрации… И сейчас, когда я перебираю в памяти все события этого рокового дня, то спрашиваю себя: может быть, в этот момент следовало прекратить опыт?.. Но тогда я смутно чувствовал, что Кио отыскал что-то новое — какой-то резонансный режим ускорения, — и хотел, чтобы он полностью раскрылся. На дистанционном командном пункте мои сотрудники наблюдали за опытом. Автоматы записывали все. Ничего в нашем эксперименте не должно быть упущено, я хотел исчерпать его до конца. Поэтому, когда Кио дал сигнал «Попал в неустановленный режим. Нужна помощь», я не стал вмешиваться. И опыта не прекратил. Не счел нужным его прекратить и Кио… И тогда в камере снова появилось голубоватое сияние. Немного погодя оно сгустилось в блестящий шар, который стал медленно увеличиваться. Когда же он заполнил камеру, она разлетелась на куски. Потом шар потонул в толстой свинцовой стене и закрылся облаком желтоватого пара… Последнее, что я помню, был треск бетонной стены. Огромный кусок отскочил от нее и полетел на меня. Потом наступил мрак…

ЗАХАРИ

— Как это было?.. Дайте вспомню! Все вспомню! Что было сначала? Может быть, те парни из спасательной группы? Но ведь до этого было что-то другое! Виктор?..

— Он ни в чем не мог мне отказать. Не смог и теперь… Встал у пульта… Я испытал настоящее удовольствие, наблюдая за его худощавой подвижной фигурой, ловкими движениями его рук.

Потом начался опыт, и все произошло очень быстро. Я чувствовал! что-то неладно. Неясный шум, который проникал через стены зала, напряженная поза Виктора и его неестественно блестящие глаза — все подсказывало мне, что происходит что-то необыкновенное… И все же случившееся в последующие минуты для меня было совершенно неожиданным. Огромная глыба бетона грохнулась на пульт, Виктор упал… Свет в зале погас, завыла сирена…

Я ощупью добрался до того места, где упал Виктор, но передо мной очутился блестящий шар, окруженный голубоватым сиянием. Он легко покачивался в воздухе и, плавно описывая зигзаги, приближался ко мне. Я полз по полу, но он преследовал меня… Сколько времени продолжалась эта странная погоня?.. Внезапно что-то вонзилось мне в плечо — оказалось, что нахожусь у разрушенного пульта. Тут я запутался в порванных проводах, шар настигал меня… и коснулся моей груди…

Я потерял сознание…

…Когда пришел в себя, то увидел, что лежу на зеленоватой стекловидной поверхности. Меня сковывало необъяснимое безволие. Мне хотелось спать и ни о чем не думать, но чья-то чужая воля властно приказала мне встать и идти. Я поднял голову, осмотрелся. Меня окружала бесконечная унылая равнина, покрытая белыми, как снег, кристаллами. «Но это не снег, — почему-то подумал я, — это что-то другое». Низко надо мной плыли густые оранжевые облака. Стекловидная лента, на которой я все еще лежал, пересекала равнину и скрывалась за горизонтом. Я не спрашивал себя, зачем я здесь. Для меня не существовало ничего, кроме чужой воли, которая приказывала мне идти. Я попытался встать, но острая боль пронзила грудь. Тогда в моем помутневшем сознании стали появляться странные видения…

Сначала я увидел ленту пустого шоссе. Потом на ней появилось серое облако. Оно стало увеличиваться, сгущаться и принимать человеческие очертания… Этим человеком был я!..

Потом картина сменилась. Появился огромный зал с приборами. У командных пультов большого фосфоресцирующего экрана стояли трое юношей. Это не были люди Земли. На их удлиненных лицах сияли огромные глаза, исполненные сдержанной тревоги. Юноши были высокие, стройные, гибкие. На экране перед ними я снова увидел шоссе и мою беспомощно распростертую фигуру. Я испытывал какое-то раздвоение. Знал, что лежу на шоссе, и наблюдал за собою со стороны как зритель. Но анализировать это чувство у меня не было времени. Боковая дверь открылась, и в зал быстро вошел старик с темным морщинистым лицом. Он посмотрел на меня необыкновенно умными глазами… Постепенно напряженное выражение в них исчезло, и они засветились тепло и дружелюбно. Потом он повернулся и широким жестом указал в глубину экрана… Мое изображение исчезло, и там, куда указывала его рука, появились огромные равнины, покрытые белыми кристаллами. Над ними поднимались гигантские решетчатые башни, в оранжевой пелене облаков мелькали силуэты необычных летательных аппаратов. Потом появились неясные очертания города, построенного из синеватого металла, — гигантские купола, расположенные правильными рядами. Потом один из куполов раскрылся — это была крыша огромного подземного помещения. И началось чудесное путешествие по подземным залам и коридорам этого необыкновенного города. Мы проходили мимо незнакомых машин, пультов со сложной аппаратурой, мимо прозрачных бассейнов, через огромные оранжереи, залитые синевато-лиловым светом… Но это продолжалось недолго. Мне становилось все хуже., и красноватый туман застилал глаза. Я отвернулся от экрана, и последнее, что я видел, был старик, протягивающий ко мне руки на прощанье… Потом глубокая тьма поглотила все.

Позднее я почувствовал, что кто-то меня трясет. Открыл глаза — надо мной склонились три фигуры в скафандрах.

— Товарищ капитан, — проговорила одна из них, — перережьте этот провод, тогда мы его сможем вытащить.

Послышался легкий скрежет металла, потом меня подняли, и я потерял сознание.

ЗАХАРИ И ВИКТОР

Они лежали на траве и ждали, кто первым начнет разговор.

Слышно было, как на ближайшей аллее поскрипывал под ногами отдыхающих песок. За ровно подстриженными кустами английской изгороди виднелось здание санатория. Десять дней назад их привезли сюда для окончательной поправки. И все это время они говорили о различных пустяках. Ни один не хотел начинать первым.

— Виктор!

— Я тебя слушаю.

Захари вытащил свой восточный мундштук — верный признак того, что он волнуется, и закурил. Потом начал рассказывать. Сначала сбивчиво, но постепенно голос его окреп, стал твердым и спокойным.

Виктор слушал, не прерывая, с чувством все возрастающей тревоги. «Прекрасные видения, — думал он. — Верно, Захари еще не оправился от контузии. Надо предупредить врача».

— …Когда я пришел в себя в больнице и увидел, что ты спокойно спишь на соседней кровати, то испытал огромное облегчение. И вторая моя мысль была: Виктор все объяснит. Теперь я хочу услышать твое мнение.

— Это глупости.

— Такого ответа я и ожидал. Но скоро ты не будешь так думать… Сначала скажи мне, что это был за шар, из-за которого мы угодили в санаторий?

— Трудно сказать. Данные опыта еще обрабатываются. Может, это было облако ионизированного газа, а может, что-нибудь другое.

— Может, что-нибудь другое! Я тебе потом напомню эти слова… Ты, верно, заметил, что несколько дней я провел за книгами — готовился к этому разговору. Сам хотел найти предварительно хоть какое-то объяснение. А теперь наберись терпения и слушай… Ты, разумеется, знаком с гипотезой Поля Дирака о природе абсолютного вакуума. Он утверждает, что вакуум — это безграничный «океан», заполненный материальными частицами, имеющими отрицательную массу и отрицательную энергию. Эти частицы нельзя ни почувствовать, ни зарегистрировать с помощью приборов. Когда физики научились наносить достаточно сильные удары по вакууму, они стали «выбивать» из него все знакомые до сих пор античастицы — позитроны, антипротоны, антинейтроны и так далее. Ты согласен со мной?

Виктор только неопределенно кивнул.

— Значит, согласен!.. Далее следует вопрос: почему мы должны думать, что вакуум неорганизован и неподвижен? Гораздо правильнее предположить, что это целая вселенная, вроде нашей, но созданная из тел, обладающих отрицательной массой и энергией. Эта вселенная также находится в движении, в ней протекают различные процессы, происходят какие-то превращения. И если допустить, что время в ней движется в обратном, с нашей точки зрения, направлении, то получается, что там действуют физические законы, которым подчиняется и наша Вселенная.

Ты понимаешь, Виктор, может быть, повсюду вокруг нас или внутри нас существует другой, «потусторонний» мир, полностью равнозначный нашему. Только для него «завтра» — это «вчера», а наше «вчера» — «завтра». Эти два мира существуют один в другом, не оказывая взаимного влияния, потому что каждый по отношению к другому — это мир, созданный из отрицательной материи… Ты можешь что-нибудь возразить?

Виктор снова неопределенно покачал головой.

— Я продолжаю!.. Когда Кио стал проводить опыт, он сумел в несколько раз увеличить скорость ускорителя. Ты сам сказал об этом. Почему же мы не можем допустить, что в камере образовалось «что-то другое» — большое количество античастиц… Что блестящий шар, разрушивший камеру, — это облако из античастиц!.. Когда шар коснулся меня, я потерял сознание. И разве все, что было потом, — это бред? Это новый мир, который раскрылся передо мной. А те необыкновенные люди, которых я видел там!.. Нет, Виктор, это не бред! Гигантский отрицательный заряд шара перенес меня «по ту сторону», во вселенную, заполняющую абсолютный вакуум… Это все.

— А ты не подумал, как ты вернулся? И кто тебя снова перенес «оттуда»?

— Не знаю, это должен объяснить ты.

— Ничего я не хочу объяснять! Прекратим этот бессмысленный разговор…

Виктор хотел встать, но Захари насильно удержал его. Их взгляды встретились, и Виктор был поражен спокойной уверенностью, которую прочел в глазах друга. «Неужели он верит, что все это им пережито? — подумал он. — Он и вправду не похож на помешанного. Поправится…». Неожиданно Виктор почувствовал, что его тревога ослабевает. Он повеселел и притворился, что хочет вырваться из рук Захари. Они стали бороться. Виктор — быстрый и ловкий — не мог справиться со своим другом, обладавшим медвежьей силой. Вскоре он оказался на земле, а на нем восседал Захари.

— Теперь ты должен усвоить некоторые истины, прежде чем я тебя выпущу, — начал Захари. — Вы, профессионалы, отчаянные консерваторы. Новые, смелые, оригинальные гипотезы можем выдвигать только мы, дилетанты. Может быть, я действительно бредил, но во всем, что я тебе рассказал, заключена слишком большая логика, чтоб все так легко отбросить. Я тебя отпущу, если ты мне пообещаешь серьезно подумать обо всем…

— Иди ты к чертям, — прорычал Виктор, а потом неожиданно вырвался.

Друзья снова стали бороться. Им было весело и радостно. Немного позже, устав от борьбы, они снова опустились на траву. «А может быть, ОНИ, жители „антимира“, старик и юноши, перебросили меня „оттуда“, — внезапно подумал Захари… — Надо сказать об этом Виктору». Но говорить как-то не хотелось… Полуденное марево давало о себе знать. В сосновом лесу пахло смолой, ветви тихо шумели, Ни облачка на чистом небе, отчеркнутом извилистой линией горизонта. Захари, лежа на спине, смотрел вверх: «Чудесно, — подумал он, — и эта поляна, и лес, и недоверчивый Виктор — все прекрасно».

— Виктор!

— Да.

— Посмотри в глубину неба… Даже голова кружится… Как будто склоняешься над огромной пропастью.

— Две тысячи километров.

— Что?

— Над нами две тысячи километров воздуха…

«Фу, какая проза», — подумал Захари, и снова у него пропало желание продолжать разговор. Он повернулся на другой бок и стал рассматривать божью коровку, которая ползла по земле. «Божья коровка, куда ты спешишь?» — он коснулся ее травинкой. Насекомое раскрыло крылышки, описало над ним круг и исчезло. И тогда он снова посмотрел на Виктора. Что-то изменилось — в его позе не осталось и следа недавнего спокойствия. Он глубоко задумался. Черты лица, резкие и твердые, выдавали сдерживаемое волнение. Скоро это волнение передалось и Захари. И он не противился этому чувству. Потом почти машинально раскрыл альбом и начал рисовать… Работалось быстро и легко. Вскоре контуры знакомого лица ожили.

Увлекшись работой, Захари не обращал ни на что внимания. И вот он почувствовал, как на него с белого листа напряженно и сосредоточенно смотрит Виктор. Захари долго рассматривал свое создание, потом отложил карандаш и счастливо улыбнулся. Всем своим существом он ощущал радость…

Наконец-то он нашел «человека, который ищет».

ЭПИЛОГ

Через два месяца после описанных событий газеты поместили следующее краткое сообщение:

Новый ускоритель на Балканах

Будем штурмовать вакуум!

В предгорьях Балкан в Институте экспериментальной физики пущен новый сверхмощный ускоритель. После успешного завершения опытных испытаний гигантское сооружение передано для постоянных экспериментальных работ.

На торжестве по случаю пуска ускорителя Главный конструктор профессор Виктор Ганчев рассказал о задачах, стоящих перед коллективом.

«Наша первая задача заключается в получении неизвестных до настоящего времени античастиц, — заявил он. — После совершенствования ускорителя и повышения его мощности мы будем штурмовать вакуум: исследовать его структуру…»

Звездная раса (Перевод Ю.Топаловой)

Том и Поль вошли в тесную камеру приемного шлюза. Бронированная дверь глухо захлопнулась за ними. Было слышно, как за толстыми стальными стенами начали работать вакуумные насосы, откачивавшие воздух. Вспыхнула знакомая надпись: «Вход разрешен». Однако Том и Поль медлили. Им хотелось так много сказать друг другу, но они понимали, что это невозможно. Каждое их слово прослушивалось. Опоздание тоже могло возбудить подозрения.

Том решительно открыл входной люк, который вел в испытательный купол, и перешагнул порог. Поль неохотно последовал за ним. Их взглядам вновь предстала до смерти надоевшая картина. Купол высотой метров десять покрывал круглую площадку диаметром около тридцати метров. Вдоль стен громоздились хаотические груды растрескавшихся скал. Монтажный инструмент, электродуговой сварочный аппарат, металлические конструкции универсального комплекта — все, как всегда, было на своих местах. Только посреди покрытой пористым шлаком монтажной площадки вместо жилой капсулы, в которой они тренировались последнее время, матово поблескивали два больших металлических цилиндра. Возле них расхаживал Стоун. Плотный оранжевый скафандр делал его и без того низкую фигуру неправдоподобно широкой. Увидев входящих, он остановил их взглядом. Ему знакомы были в них каждый мускул и винтик, но он испытывал ненасытную потребность все время наблюдать за ними. Они были по своему красивы. Легкие серебристые скафандры плотно облегали их мускулистые тела. Титановая броня прикрывала их плечи и головы, ничуть не уродуя фигуры. Даже большие дыхательные аппараты, закрепленные на спине, не портили впечатления.

Приблизившись, они остановились в ожидании приказаний. И все же сегодня ему что-то в них не нравилось. На мгновение он испытал какую-то тревогу. Но потом успокоил себя: ребята всегда были так старательны и послушны! При таких идиотских темпах не удивительно, если даже начнут мерещиться привидения!

Стоун включил свой радиотелефон для связи с командным пунктом:

— Коллинз, мы готовы. Разрешите начать?

— Разрешаю. Под куполом сейчас глубокий вакуум, температура 150 градусов ниже нуля. Начинайте!

Стоун дал знак Тому и Полю приблизиться и обернулся к металлическим цилиндрам.

— Сегодня под испытательным куполом снова имитируются условия лунной поверхности. В правый цилиндр вмонтирована портативная атомная станция, в левый — установка для получения водорода и кислорода путем разложения базальта. Ваша задача — запустить станцию и установку. Инструкцию по монтажу вы найдете в самих цилиндрах… Понятно?

— Да, сэр!

— Да, сэр!

«Все же интонации у них разные, — подумал Стоун, когда в наушниках прозвучали хриплые и бесцветные голоса его подчиненных. — Пожалуй, так даже лучше — сможем их различать».

Том и Поль принялись за работу. Вначале путем несложных манипуляций они запустили атомную станцию. Затем извлекли из второго цилиндра детали будущей установки. Смонтировав основу, они подвели к ней кабель от станции и с помощью сварочного аппарата начали сборку печи для плавки базальта. Когда корпус печи был готов, дошла очередь и до сложного переплетения трубопроводов и сферических резервуаров…

Окончив монтаж, Том и Поль потащили сани к куче базальтовых обломков. Они долго и старательно укладывали камни. И если бы Стоун в этот момент заглянул им через плечо, у него появился бы новый повод для беспокойства.

— Сегодня! — Том нацарапал это на покрытом инеем камне.

— Я боюсь! — написал в ответ Поль.

— Завтра будет то же самое.

— Знаю, но боюсь.

— Сегодня! Приготовь кабель. А я его позову.

Склонившись над камнями, они быстро уничтожили написанное. Затем потащили сани к установке и зарядили бункеры. Когда первые капли жидкого кислорода упали в резервуар, Том направился к Стоуну.

— Приказание выполнено, сэр!

— Все в порядке?

— Нет, сэр! В плавильной печи пульсация.

Стоун бросился к установке. Склонившись над печью, он почувствовал вдруг, как четыре руки обхватили его словно клещами. Несмотря на сопротивление, его повалили на пол и крепко обмотали кабелем. Том подошел к входному шлюзу и в несколько секунд заварил электросварочным аппаратом замковый механизм. Теперь никто не мог попасть в испытательный купол.

— Вы сошли с ума, — громко кричал Стоун. — Немедленно развяжите меня!

— Сначала нам надо поговорить! — на этот раз Том не прибавил обычного «сэр».

— Стоун, да ведь это обдуманный бунт, — в голосе Коллинза чувствовалась тревога. — Я вышлю аварийную группу, чтобы вскрыли шлюз.

— Не надо спешить. Будет большой скандал. Попытаюсь сначала поговорить с ними…

— Том, вы совершаете безрассудство. Немедленно прекратите этот бессмысленный бунт.

— Но сначала вы нам скажете правду о нас, Стоун.

— Том, ты ведешь себя по-хамски. Поль, посоветуй ему подчиниться, иначе вам придется пожалеть об этом.

— Я согласен с Томом… сэр. Мы хотим знать… правду…

— Черт побери! Коллинз, эти несчастные сами лезут на рожон. Включите биоинквизитор. Пусть почувствуют, что они в наших руках!

Прошло несколько секунд, и будто невидимые плети начали стегать Тома и Поля. Они съежились и стали конвульсивно вздрагивать. Их неестественно согнутые тела, беспомощные движения — все говорило, что они испытывают сильнейшую боль.

«Больше двух — трех минут не выдержат, — подумал Стоун. Биоинквизитор снова сделает их кроткими и послушными». Стоун очень хорошо знал, насколько болезненно действие биоинквизитора. Однажды он решил испытать его и сохранил об этом самые неприятные воспоминания: к своему стыду, уже в первые секунды Стоун начал выть, как дикий зверь.

Но эти двое вместо того, чтобы покориться, с угрожающим видом двинулись к нему. Трясущимися руками Том схватил сварочный аппарат, включил его и красноречиво повел им в сторону застывшего от страха Стоуна. Коллинз не заметил, как выключил биоинквизитор.

— Если вы будете нам мешать, мы взорвем атомный реактор. От вашего проклятого полигона ничего не останется, — голос Тома звучал, как всегда, спокойно и равнодушно. — Единственный выход из положения, Стоун, рассказать нам всю правду. И не пытайтесь солгать, о многом мы догадываемся сами. Говорите скорее, у нас нет времени.

— Спокойно, Том, не перегибай палку. Мы сами хотели сказать вам правду… когда придет время. Она вам не понравится. Вы — мертвецы!.. Два месяца назад по нашей просьбе одна больница сохранила в холодильнике десяток трупов без внутренних повреждений. Я лично их осмотрел и выбрал вас двоих. Потом вас оперировал…

— Как вы посмели распоряжаться нами?

— Не будьте смешны. Я не мог вести переговоры с вашими трупами. Но я переговорил с твоим братом, Том, и с твоей вдовой, Поль. За соответствующую сумму они подписали соглашение, по которому ваши тела были предоставлены для нужд науки… Во время операции я удалил вам все внутренности: желудок, сердце, легкие, а образовавшуюся пустоту заполнил эластичной пористой пластмассой. От вас остались только скелет и мускулатура — эти универсальные механизмы, пригодные для любой работы. Остался нетронутым и ваш мозг. Ему нужно было возвратить жизнь. У вас на спинах сложная аппаратура. Это искусственные легкие, желудок и сердце. Кровь проходит сквозь них, обогащается кислородом и питательными веществами и очищается. Эта замена сделала вас совершеннее и сильнее.

— Кто мы? — прервал его Том.

— Это не имеет никакого значения. Прошлое стерто из вашей памяти. Оно не должно вас больше интересовать. Вы — первые представители новой звездной расы, созданной мною. Вашим домом будет космос. Там вы снова испытаете радость существования. Будете проникать в недоступные людям миры, выдерживая огромные перегрузки, потому что ваш мозг снабжается свежей кровью независимо от тела. Вам нестрашна радиация — в вашу кровь непрестанно вводятся вещества, которые нейтрализуют ее действие. Температуру ваших организмов контролируют совершенные терморегуляторы, они делают безопасным для вас космический холод…

— Кто мы? — снова прервал его Том.

— Это не имеет значения. У вас нет прошлого, но зато есть будущее. Такое будущее, которому позавидуют многие американцы… Через два — три года русские могут высадиться на Луне. Они выстроят там свои базы. Мы не должны этого допустить. Будущая война будет вестись в космосе, и выиграет ее тот, у кого будут базы на Луне. Сейчас мы не готовы послать людей и необходимое для них оборудование на Луну. Но вас мы можем запустить даже через месяц. Вы построите наши базы, подготовите условия для людей, которые прибудут после вас… — Стоун понимал, что идет по тонкому льду, который трескается у него под ногами. Объятый ужасом, он говорил только для того, чтобы на несколько секунд оторочить развязку.

— …То, что мы сделали, это только начало. Мы будем вас совершенствовать. Сейчас вы говорите при помощи электронного преобразователя, который улавливает биотоки и превращает их в звуки. Очень скоро мы снабдим вас стимулятором мыслительных процессов, ускорим быстроту ваших движений…

— Довольно проповедей, — вмешался Коллинз. — Эта твоя звездная раса вообразит еще, что может нам диктовать. Том, не стройте иллюзий. Вы нам нужны, и мы заставим вас подчиняться…

Но Том и Поль уже не слушали ни Стоуна, ни Коллинза. Они молча смотрели друг на друга.

— Что же с нами будет, Том?

— Ты знаешь, Поль…

— Но это ужасно.

— Неужели ты предпочитаешь другое?

— Нет-нет… Но и это ужасно.

— Все произойдет очень просто, Поль. Это длится в тысячи раз короче мгновения.

— Понимаю, Том, но что делать, если мне страшно?

— Ничего не надо делать, Поль, ничего!

Том обнял Поля за плечи. Они долго стояли так — две горбатые человеческие фигуры, облаченные в серебристые скафандры. Стояли на пористом «лунном» полу камеры и обнимались. Потом направились к атомному реактору.

Далеко от них, на командном пункте, перед телевизионным экраном Коллинз почувствовал, что покрывается холодным потом. Отчаянным движением он включил биоинквизитор на полную мощность. Невидимые плети заставили непокорных корчиться от чудовищной боли. Поль, потеряв сознание, рухнул на землю. Медленно опустился на колени и Том, с неимоверным усилием он продолжал ползти к реактору… В наушниках Коллинз слышал только дикий вой Стоуна, который как бешеный катался по монтажной площадке. Стоуну удалось высвободить ноги, и его подкованные ботинки оставили глубокие борозды на «лунной» поверхности камеры. А Том полз, все приближаясь к реактору. Когда он протянул трясущуюся руку к пульту, Коллинз закрыл глаза. Поэтому он не увидел ослепительной вспышки, а только услышал сильнейший взрыв.

ВАСИЛЬ РАЙКОВ

Ночное приключение (Перевод И.Мартынова)

Когда Кэтрин проснулась, ночной мрак еще только начинал отступать в углы комнаты. Светлый квадрат окна красноречиво говорил о времени, но она все же посмотрела на светящийся циферблат будильника — четыре часа. Пощупав, не свалилась ли со стула одежда, она тихо позвала:

— Билл, проснись!.. Ты слышишь, Билл?..

Одеяло зашевелилось, но в ответ послышалось лишь неясное мычание.

— Проснись, Билл! — теперь Кэтрин уже настойчиво трясла его за плечо, продолжая срывающимся возбужденным шепотом: Проснись, говорю тебе… Может быть, Они уже в саду…

— Что? — Билл сразу сел на постели, а потом тоже шепотом добавил: — Ты уверена?

— Мне кажется, это Они… Слышишь, кто-то скребется за стеной?

Глухо выругавшись, Билл протянул руку к ружью, которое с вечера стояло прислоненным к тумбочке. Резкий щелчок затвора подтвердил, что оно заряжено. И тут Кэтрин заплакала:

— Не смей, Билл! Только этого нам не хватало!..

— А что прикажешь? Сидеть и ждать? — все так же шепотом ответил муж, но в голосе его прозвучали воинственные нотки. — Сидеть и ждать, как в западне, так что ли? Не могу больше. На этот раз…

— Шшшш!.. Ты слышишь? Они так же скреблись и тогда…

В наступившей тишине отчетливо слышалось, как кто-то острым предметом долбит стену. Словно металлические когти со скрежетом крошили кирпич. Куски кирпича и штукатурки с шумом сыпались вниз. Билл шагнул к двери, но голос жены остановил его:

— Взгляни, Билл! Там, в окне… Вот еще один… Это Они, это Они… Господи, как светятся их одежды!.. И глаза…

Пробормотав какое-то страшное проклятие, Билл с решимостью отчаяния вскинул ружье. Пять выстрелов разнесли вдребезги оконное стекло, их грохот смешался со звоном падающих осколков. Затем в комнате воцарилась гнетущая тишина. В ядовитом запахе пороховой гари было что-то особенно зловещее.

— Ты видишь Их? — донесся до него дрожащий голос жены.

— Нет, Кэт, ничего не вижу… Может быть, Они убрались, а? Как ты думаешь?..

Но с постели доносились лишь тихие всхлипывания. Постепенно они перешли в отчаянные рыдания.

— О Билл, Они нас убьют, вот увидишь, — причитала жена, Они не простят нам, что мы их предали, я знаю. Билл, Билл, зачем ты проговорился?.. Они всесильны. Что теперь делать?.. Что?..

— Приди в себя, Кэт, успокойся. — Мужчина выглянул в окно. — Ну, все кончено, ты слышишь? Конечно, они смылись, никого не видно.

— Они убьют нас, Билл, убьют, — убежденно повторяла женщина, всхлипывая. — Они нас убьют!.. Кто им может помешать?.. Неужели ты думаешь, что Они испугались твоего жалкого ружья?.. О Билл, мне страшно… Слышишь, страшно…

Билл бессильно опустился на ветхий диван, не сознавая, что все еще сжимает в руках ружье.

Несколько часов спустя Билл и Кэтрин вышли из дома. Глядя на их лица, можно было подумать, что они провели ночь в ужасных кошмарах. И держались они словно обреченные, чья неминуемая казнь отложена по какой-то странной прихоти судьбы. Давно распростившийся с молодостью мужчина и стареющая женщина, чья красота уже отцвела, как-то отрешенно оглядывались вокруг.

— Поедем, что ли? — неуверенно предложил Билл.

— А есть ли смысл? — возразила она.

— Не вешай носа, девочка, — пытался он ободрить ее, — все будет в порядке, вот увидишь. Сегодня же мы уедем далеко-далеко от…

Она медленно отвела глаза от дома, маленькой, неказистой лачуги, притулившейся на самом краю квартала бедняков, почти в сотне километров от центра Сан-Франциско. За ним начиналась серая пустошь — подножие скалистого и такого же серого холма. И словно для того, чтобы усилить тягостное впечатление от этого тоскливого места, посреди пустоши, как пестрая бабочка на окаймленном траурной рамкой некрологе, выделялся роскошный ярко-алый спортивный автомобиль.

Указывая на него, Билл снова предложил:

— Поехали, Кэт?

Она молча направилась к машине и, когда он занял место рядом, произнесла:

— Поехали… хотя я и спрашиваю себя каждый раз, вернемся ли мы живыми…

Билл включил двигатель. Легко преодолев крутой поворот, машина выскочила на шоссе и понеслась к небоскребам многомиллионного города…

А в это время на другом конце его, в одной из комнат большого научного центра, невысокий молодой человек прослушивал магнитофонные записи. Остановив магнитофон, он извлек несколько катушек с лентами и, прихватив кассету с кинопленкой и объемистую синюю папку, направился к кабинету с внушительной надписью «Генеральный директор».

Спустя полчаса, когда все было просмотрено и прослушано, молодой человек перешел к выводам:

— Несомненно, что человекообразные существа перенесли на борт своего космического корабля двоих людей для изучения. Не случайно это необычное дискообразное светящееся в темноте тело выбрало местом посадки двор на окраине. Они явились похитить этих двоих одиноких людей поздней ночью, чтобы остаться незамеченными, перенесли их на свой корабль и возвратили обратно спящими. Все их поступки вполне логичны — у исследуемых должно было остаться лишь смутное воспоминание о каком-то кошмарном сне…

— Вы противоречите себе, Гордон, — перебил директор. — А исследования, которые проводили над ними?.. Необычная обстановка корабля? Разговоры со звездными пришельцами? Неужели они могли забыть такие странные лица?

— А кто бы им поверил, если бы они поделились с кем-нибудь своими смутными впечатлениями? Их просто приняли бы за сумасшедших.

— А следы сфотографированных вами уколов? А шрам на руке Билла, вспомнившего потом, как ему вводили в вену миниатюрный радио- или черт его знает там какой зонд, который передавал на светящийся экран фантастически подробную картину внутреннего строения человеческого тела? Господи, — прервал директор собственные рассуждения. — Вы представляете, какие приборы у пришельцев!..

— Вот почему пришельцы и внушили тем двоим, что они погибнут, если скажут кому-нибудь хоть слово. Для этого они продемонстрировали им смертоносный зеленый луч, которым на громадном расстоянии убили летучую мышь. Бедняги долго не смели никому рассказать о своем невероятном ночном приключении. Все же нашим специалистам удалось добраться до истины. Да и то только потому, что Билл проговорился. Вы же видели на экране, в какой ужас пришла его жена, когда поняла, что их тайна раскрыта. Бедняга чуть не сошла с ума. Но когда Билл рассказал всю правду, она подтвердила его слова. Тем самым она уже примирилась с неизбежностью кары. Самое красноречивое доказательство правдивости их рассказа — состояние, в котором теперь живут супруги. Этот животный страх, мания преследования, ужас перед подстерегающей их смертью… Вы сами видели, на пленку снят и записан каждый их шаг, каждое…

— Ясно, ясно, Гордон. Ваши парни потрудились на славу. Приготовьте мне материалы для завтрашнего доклада правительственному комиссару. И передайте этим несчастным подопытным кроликам обещанную награду, чтобы они могли куда-нибудь уехать. Нас не разорят несколько тысяч долларов. Хотя, сказать откровенно, не вижу смысла в их бегстве. Эти существа поистине всемогущи…

— Все будет сделано, — сдержанно ответил молодой человек и, почтительно откланявшись, вышел из кабинета. В глазах его светилось плохо скрываемое торжество — он знал, что его ожидает после завтрашнего доклада шефа…

Когда Гордон заметил в холле съежившиеся фигуры Билла и Кэтрин, его хорошее настроение поугасло. Он искренне жалел их: даже идея помочь несчастной паре деньгами принадлежала ему. Пускай уезжают, бедняги, может быть, им и удастся спастись. Поспешив сунуть в карман женщины увесистую пачку банкнотов, Гордон сочувственно пожал супругам руки и проводил до выхода.

— Уезжайте немедленно, куда глаза глядят! — крикнул он, когда машина уже тронулась. — Деньги вам переведут, не беспокойтесь!

— Деньги, деньги… — вздохнула Кэтрин. — На что нам теперь деньги…

Но ее последние слова заглушил рев мотора…

Горящий в лучах заката алый спортивный автомобиль остановился перед, казалось, еще более обветшавшей за эти недолгие часы лачугой. Взвизгнули тормоза. Тяжело вздохнув, Кэтрин вышла из машины. Но что случилось с несчастной женщиной?.. С лицом, искаженным гримасой едва сдерживаемого хохота, она безмолвно закружилась в каком-то безумном танце. Потом, приблизившись к мужу и едва сдерживая смех, прохрипела:

— О Билл, выходи, несчастный… Почему мы еще живы?..

Билл, словно заразившийся безумием жены, сорвал с себя пиджак и, пошарив в его кармане, вытащил оттуда какую-то странную булавку с большой головкой. Все еще не говоря ни слова, он положил этот предмет на камень и камнем поменьше несколько раз с силой ударил по булавке. Вот тут-то они, казалось, совсем помешались. Кто бы узнал в этих танцующих и смеющихся во все горло людях едва волочивших ноги, придавленных отчаянием горемык… Как они сейчас веселились! Билл, тряхнув стариной, даже сделал заднее сальто…

Когда приступ неистового смеха утих, Билл, отирая пот с раскрасневшегося лица, крикнул:

— Подсунули мне в карман микрофон! Нашли кого обхитрить! Мальчишки! — и он снова затрясся от смеха.

А Кэтрин, подавив новый приступ смеха, забормотала:

— Билл, идут… Это Они… О Билл, Они нас убьют… Ха-ха-ха… Господи, можно умереть со смеху…

Чуть успокоившись, они вошли в дом. Билл потянулся к деньгам, но жена шутя ударила его по руке.

— Не спеши! — сказала она деловито и вытащила из сумочки записную книжку и огрызок карандаша. — Сиди спокойно! Представление окончено!

Билл опустился на стул напротив нее.

— Все-таки это было замечательное представление.

— Блестящее, милый, — подтвердила с неожиданной нежностью она. — Ты был неподражаем.

— Тридцать два года дышал Билл пылью подмостков, девочка, — сказал он задумчиво и гордо. — Клоун Билл. Человек с двенадцатью лицами…

— Уже поздно, — прервала его тихо Кэтрин, энергично выписывая в столбик цифры. Наконец, подведя жирную черту, она объявила:

— Ровным счетом 8316 долларов, не считая одежды, продуктов, холодильника и радиолы, подаренных нам столь любезно благотворительными организациями и рекламным бюро. Когда мы продадим их и автомобиль…

— Нет, Кэтрин, не будем продавать автомобиль! Прошу тебя! Давай его оставим себе!

Она внимательно посмотрела на него.

— Пожалуй, ты прав, все равно нам предстоит дальняя дорога.

— Вычти также стоимость оконного стекла. Мы должны возместить убытки новому хозяину, ведь когда мы продавали дом, стекло было целым. Сколько же теперь осталось? — спросил нетерпеливо Билл.

Жена подошла к нему и поцеловала в щеку.

— Кое-что осталось, дружок, и даже совсем немало. Не только кафе, но и настоящий ресторан можно открыть на эти деньги.

— Но как мы их провели, а? — усмехнулся Билл, хлопнув себя по коленям. — Тоже мне, ученые головы!

Однако Кэтрин уже не слушала его. Она не сводила глаз с борозд на стене, которые Билл нацарапал утром охотничьим ножом. На лице ее застыла странная улыбка, она как-то сразу постарела и осунулась.

После долгого молчания Кэтрин неожиданно спросила:

— Билл, а если мы и вправду пережили нечто подобное?.. Иначе… как же мы смогли бы все это выдумать, а?

Билл невольно взглянул на шрам на руке… Нет, нет… Ведь это он сам, два месяца назад… топором, когда колол дрова… И все же… Комок подступил к горлу. Лицо его покрыла смертельная бледность…

Встреча во времени (Перевод Л. Хлыновой)

— Ларс, помоги! Не могу выбраться отсюда.

Стоян Мавриков рубил лиану в руку толщиной.

— Сейчас! Не в силах упустить такой захватывающий кадр: инженер Мавриков в борьбе с девственной природой Восточной Бирмы!

Раздался треск кинокамеры, и немного погодя из зарослей появился плотный, коротко подстриженный мужчина. Остановившись на достаточном от тесака инженера расстоянии, он с улыбкой наблюдал за его схваткой с лианами.

— Осторожней! Не отсеки себе голову этим ножом!

— Она многого не стоит, если я потащился с вами в эту проклятую экспедицию… Ух, наконец-то! — Мавриков выбрался из лиан. По его широкому лицу струился пот.

— Пойдем в лагерь, доктор! Дальше совсем непроходимая чаща.

Они направились к берегу реки, откуда доносился приглушенный шум мотора.

— Слышишь? Штуцкий наладил-таки свой примус — скоро тронемся.

— Откуда только взялся этот сумасшедший гидролог? — ворчал Мавриков. — Чуть не утопил нас. И кто это сказал, что поляки народ уравновешенный?

— Не сердись! При твоем темпераменте холодные ванны весьма полезны.

На узкой береговой полосе валялись банки со смазной, канистры с бензином, инструменты. Белокожий крупный мужчина в шортах копался в моторе узкой и длинной лодки. Морковного цвета загар на руках и шее сливался с рыжиной его буйной шевелюры.

— Да он по уши в масле, — улыбнулся инженер. — Эй, Роман, удалось тебе исправить этот Ноев ковчег?

— Не беспокойся! К следующему потопу он будет готов, весело отозвался поляк.

Вскоре трое путешественников уже плыли дальше. Идея отправиться вверх по притоку принадлежала доктору Карину. Археолог прослышал от туземцев о каких-то болотах среди непроходимых джунглей и их странных обитателях, которых никто не видел.

Во второй половине дня лодка достигла широкой излучины. Здесь плотная стена деревьев и кустарника неожиданно расступилась.

— Вот они твои болота, доктор! — торжественно произнес Штуцкий.

— Я был уверен в их существовании. Предчувствие никогда меня не обманывает, — голос обычно сдержанного Карина выдавал его волнение. — А ну, Роман, полный вперед!

— Потише, потише! — старался охладить их пыл Мавриков. Уж не собираетесь ли вы ночевать в лодке? Давай к берегу, Штуцкий!

Поляк послушно направил лодку к группе деревьев. которые сжимали в своих зеленых объятиях узкую песчаную полоску. У берега лодка на что-то наткнулась, и путешественников сильно тряхнуло.

— Опять кораблекрушение? — не без ехидства спросил Мавриков.

Не отвечая, Штуцкий прыгнул в воду, которая доходила ему здесь до бедер. Не спеша он добрался до носа лодки и с неожиданным волнением в голосе позвал:

— Ларс, иди скорее сюда! Тут есть кое-что для тебя.

Археолог последовал его примеру и выбрался из лодки. Нос пироги уткнулся в какой-то похожий на ствол дерева предмет. Из-под слоя тины, который Штуцкий соскреб с него в одном месте, показалась украшенная сложным орнаментом гранитная поверхность.

— Подумать только, да ведь эта колонна принадлежит к древнемонской культуре, — быстро определил Карин. — Но откуда она здесь? Давай быстро к берегу, засечем это место!

Через полчаса путешественники уже разбили свой лагерь. В костер подбрасывали зеленые ветки — их едкий дым отгонял комаров. Аппетитно пахло кофе и поджаренным хлебом. Поодаль повесили гамаки для сна.

Друзья курили у костра. Их не тревожили голоса джунглей. Лишь иногда визг испуганной обезьяны или зов оленя прерывал беседу, заставляя людей прислушаться.

Неожиданно отчаянный человеческий крик заставил их схватиться за оружие. И тотчас послышалось злобное рычание тигра. Штуцкий включил ручной прожектор, и яркий сноп света прорезал тьму. Путники бросились туда, откуда доносилось рычание разъяренного хищника и беспомощный стон человека. Через несколько минут сноп света выхватил из темноты фигуру крупного тигра, склонившегося над неподвижным темнокожим телом. Тигр не сводил глаз со своих новых врагов. Карин дал автоматную очередь, и лесной разбойник упал рядом со своей жертвой.

Темнокожий человек потерял сознание скорее от страха, чем от глубоких царапин, которые обнаружили на его левой лопатке. Мавриков осторожно поднял туземца. Он был так хрупок и мал, что казался на руках инженера ребенком. Перевязывая его, они обратили внимание на признаки ужасного вырождения: тонкие и короткие конечности туземца не соответствовали размерам тела. У него почти не было шеи, и голова сидела как бы прямо на худеньких плечах. Странная скошенная нижняя челюсть придавала его крошечному лицу птичье выражение.

— Красавец! — мрачно пошутил Штуцкий. — И чем болел этот несчастный?

— Просто результат плохой наследственности. Это часто случается у изолированных племенных групп, — ответил Карин.

Раненый, что-то глухо пробормотав, взмахнул руками.

— Может, ввести ему немного морфия? — предложил инженер. — Пусть поспит спокойно, а утром видно будет, что делать дальше.

Штуцкий уже рылся в походной аптечке. Немного погодя он подошел со шприцем.

Карин подбросил сучьев и зеленых веток в костер и придвинул поближе автоматы и прожектор. Он с нетерпением ждал, когда можно будет спокойно осмотреть вещи раненого. Пояс его не представлял собою чего-либо интересного — это была толстая веревка из пальмового лыка. На нем висели деревянные ножны и кисет с кремнем и огнивом.

— Ого, охотник на тигров! — с беззлобной насмешкой сказал Карин. Он знал обычай сжигать усы убитого тигра, чтобы охотника не преследовал дух зверя. Не без интереса осмотрел он и кинжал с примитивной рукояткой и мастерски выкованным клинком. Но когда он взял в руки тяжелый лук, глаза его загорелись. Мощный лук представлял собой прекрасный образец эпохи расцвета великой древнемонской культуры. Он был сделан из нескольких бамбуковых палок и имел сложный спусковой механизм из хорошо отполированной черепаховой коробки, а наконечники коротких массивных стрел были самой различной формы.

Лук! Откуда он взялся у такого примитивного создания? Раненый никак не был похож на аборигенов из бирманских джунглей, которые до сих пор пользовались луками. Да и совершенно невозможно было представить себе какую-либо связь между ними и местным племенем. Болота, отдаленные непроходимыми лесами, находились за сотни километров от селений.

А как здесь очутилась колонна? Уж очень раненый туземец отличался от ставшего антропологическим древнемонского типа…

Карин не находил ответа на эти вопросы. Расположившись поудобнее у костра, он попытался думать о чем-нибудь другом. Но до конца дежурства в голове его теснились мысли, — одна другой противоречивее.

Проснулся он от ощущения, что кто-то пристально за ним наблюдает. И действительно, за ним следили два горящих черных глаза, которые, встретив его взгляд, тотчас закрылись. «Хитрец, — подумал археолог и вылез из гамака, — не иначе собрался бежать». Он потянулся и пошел к угасшему костру. Штуцкий, дежуривший последним, умывался.

— Наш приятель собрался бежать, — крикнул ему Карин. Склонившись над раненым, он осторожно взял его за плечо и слегка тряхнул — никакой реакции. Только лицо туземца мучительно искривилось от боли.

Поляк с улыбкой наблюдал за ним.

— Бедняга принимает тебя за тигра, — пошутил он, плеснув себе в лицо пригоршню воды.

— Эй, мы твои друзья, слышишь? — произнес Карин на каком-то наречии. Туземец по-прежнему не проявлял признаков жизни. Археологу пришлось перепробовать все знакомые наречия, пока неожиданно туземец не открыл глаза, удивленный, что с ним говорят на его родном языке.

— Мы твои друзья, — повторил Карин. — Где твое племя? Мы отведем тебя к твоим. Слышишь, где твое селение?

— Там, где восходит солнце, — ответил раненый, захныкав, словно ребенок. — Мне больно. Очень больно…

Ему действительно было плохо. Лихорадка сотрясала его худое тело. Позавтракав на скорую руку и накормив туземца, путешественники решили немедленно отправиться в селение. Из гамака они соорудили носилки, и вскоре маленькая группа скрылась в джунглях. Чтобы двигаться быстрее, они взяли с собой только оружие, портативную радиостанцию и на день — два еды. Остальное имущество они погрузили в лодку, которую закрепили метрах в десяти от берега. Разумеется, на плече археолога покачивалась кинокамера.

Часа через два пути лес поредел и перед путниками открылась картина, которую они менее всего ожидал?! здесь увидеть. У подножия невысокой горы белел большой каменный город. Дома в нем располагались почти правильными кругами вокруг небольшого холма, в центре которого поднимался высокий храм. Его похожий на улей купол, сильно суженный кверху, был устремлен в небо подобно минарету. Крыши храма поддерживали четыре приземистых колосса. Их круглые головы имели по три выпуклых глаза — спереди и по сторонам.

На первый взгляд казалось, что в городе обитают только дети. Однако стоило путникам подойти поближе, как их обступила группа возбужденных мужчин, вооруженных луками. Карин поспешил сказать им, что они их друзья, и те опустили оружие, но успокоились лишь тогда, когда увидели на носилках своего товарища.

Весь день путешественники провели в каменном городе. Разрушенный и запущенный, он утопал в грязи. Некогда красивые дома интересной архитектуры превратились в жалкие развалины. Только храм, поддерживаемый неустанными заботами туземцев, устоял перед временем.

Одного взгляда на жителей было достаточно, чтобы определить причины запустения. Все племя несло на себе черты ужасного вырождения. Ленивые и усталые движения людей красноречиво объясняли все. В этом странном племени уродов было так много, что жизнеспособные едва ли могли их прокормить, несмотря на обильные дары джунглей. Путешественники попали в какой-то невероятный мир, осужденный на страшную медленную гибель. Ларе Карин не присел за весь день. Он снимал более или менее сохранившиеся дома и храм, а также тех детей и взрослых, которых ему удалось уговорить. Но внутрь храма его не пустили. Жрецы выражали недовольство, едва он приближался к массивной двери. Ничего другого не оставалось, как ждать подходящего случая.

К вечеру археолог так устал, что еле добрался до отведенного им на площади дома. Но отдохнуть ему не пришлось. С наступлением темноты перед храмом вспыхнули огромные костры, вокруг которых расселось все племя. Однако никаких буйных танцев, которых можно было бы ожидать, за этим не последовало. Туземцы смирно сидели на своих местах и пели какую-то грустную протяжную песню, монотонные удары барабанов делали ее еще тягостнее.

— Начинается какой-то религиозный праздник, — сказал забывший об усталости Карин. — Это похоже на жертвоприношение, которое, наверно, будет завтра.

— А я — то думал увидеть какой-нибудь модный танец, — разочарованно протянул Штуцкий. — Ларс, а может, они все-таки немного потанцуют?

Но археолог его не слушал. Он вынул записную книжку и принялся быстро записывать.

— Слова этой баллады очень интересны, но и очень загадочны, — сказал он, когда туземцы разошлись по домам. — В ней поется о том времени, когда племя было непобедимым. Потом рассказывается о каком-то долгом походе через джунгли, вероятно, об одной из племенных миграций. Жаль, что в песне ничего не говорится о ее причинах. Во время похода к ним явился «рычащий огненный железный бог». Он гневался, потому что они покинули свой каменный город. Тогда они ушли к «большой воде» и построили там новый город, еще больше прежнего. Как будто об этом идет речь. Богу они выстроили величественный храм. Но он все же не простил племя и продолжал осыпать его проклятиями. Только жертвы могут укротить гнев божества.

— Чему ты удивляешься? — сказал Штуцкий. — Все боги гневаются, когда в делах племени что-нибудь не в порядке. Во всяком случае, жрецы обычно так истолковывают неудачи.

— Да, но ни в одной туземной песне не говорится о железном боге, — тихо возразил Карин, — вот что меня смущает.

— Странный вы народ, археологи, — засмеялся Мавриков. Тебе мало целого древнемонского селения, Ларс? Чего ты еще хочешь? Завтра нам надо идти, чтобы вовремя возвратиться на базу.

— Я останусь, — твердо сказал Карин. — Не могу я пропустить обряд. Мне хочется снять его на пленку.

Еще до восхода солнца племя собралось перед храмом. На всех были праздничные украшения. Но яркие краски одежд только подчеркивали уродство тел, делали их еще более жалкими.

Когда первые лучи солнца позолотили вершину храма, его массивная дверь медленно отворилась. Племя запело обрядовую песню, и вслед за жрецами все направились к храму. Карин с друзьями поспешил присоединиться к шествию, им даже удалось войти одними из первых. Но еще в дверях они замерли от удивления. В глубине храма находилось нечто отдаленно напоминающее человека. Мощное туловище из матово-серого металла, очень короткие ноги, почти сферическая голова, на которой по окружности блестели четыре выпуклые линзы. Это подобие человека стояло в круглом каменном углублении с отвесными и гладкими внутренними стенами, вероятно для того, чтобы не вылезло. Массивная ходовая часть робота (потому что в действительности это был робот) напоминала танк. Наверно, туземцы открыли какое-то сходство между роботом и своими божествами и потому поклонялись ему.

Робот был весьма совершенным не только с виду. Путешественники убедились в этом уже в первые минуты. С появлением людей робот медленно повернул голову, и прямо против них блеснул один из его бесстрастных и немигающих «глаз». Из металлических недр послышалось зловещее рычание. Туловище робота стало приобретать оранжево-красный оттенок, словно в нем разгорался огонь. А когда связанное жертвенное животное коснулось его, вспыхнула ослепительная молния. Именно в этот момент Мавриков обратил внимание на красный цвет своего карманного дозиметра.

— Быстрее бегите отсюда! Здесь сильнейшая радиация! — крикнул он.

Туземцы были потрясены, когда белые стали выталкивать их из храма. Послушавшись уговоров Карина, все вышли. Последними храм покинули жрецы, взгляды которых не предвещали ничего хорошего. Как только последний человек переступил порог, рычание стихло…

— Что это за чудо? — смущенно проговорил, придя в себя, Штуцкий.

— Робот, — ответил Мавриков, — даже ребенку ясно.

— Рычащий железный бог, — подхватил Карин. — Но каким образом он рычит и выплевывает огонь?

— Очень просто, — Мавриков давал объяснения таким тоном, будто сам сконструировал этого робота, — рычание и изменение цвета только отпугивают врагов, а молния появляется при соприкосновении с чем-нибудь. Обычный электрический разряд.

В окружении старейшин к ним подошел вождь племени. Пока он что-то рассказывал Карину, туземцы покровительственно улыбались.

— Он нас успокаивает, — перевел археолог. — Говорит, чтобы мы не боялись их бога. Испокон веков они совершают жертвоприношения, и робот именно так всегда умерщвляет животных. Им же он ничего плохого не делает, поэтому бояться его не надо, нужно опять войти в храм.

— Об этом не может быть и речи! — крикнул Мавриков. — Скажи им, что опасно находиться в храме, найди какое-нибудь объяснение.

Карин долго беседовал с вождем. Теперь старейшины не смеялись, а внимательно слушали белого человека. Потом они молча возвратились к племени.

— А откуда этот робот берет электроэнергию? — спросил Карин. — Любой аккумулятор должен был бы истощиться. Если верить вождю, их бог уже очень давно находится в храме.

— У робота атомный реактор, — убежденно ответил Мавриков. — Радиация является тому достаточным доказательством. Впрочем, никакой другой источник энергии не смог бы действовать столько времени без обновления.

— Я впервые слышу об атомном роботе, — растерянно сказал Карин. — Тогда получается…

— То-то и оно, что получается, — прервал его Мавриков. Гость из космоса. Только неизвестно, как давно он тут погребен.

Штуцкий махнул рукой.

— Гость! Да еще с камнем за пазухой! Может, пустить в него очередь из автомата?

— Ты что, с ума сошел? — возмутился инженер. — Столько лет люди бьются над созданием электронного мозга, а ты хочешь уничтожить этого посланца. А ведь сколько интересного можно узнать из его устройства!

— Конечно! Я даже удивляюсь, почему ты сразу не начнешь исследования? — подхватил поляк. — Он тебя встретит музыкой и фейерверком.

— Так вот почему они такие уродливые, — помолчав, сказал Карин.

— Вы представляете себе, — отозвался Мавриков, — сколько времени они тащили эту тяжесть через джунгли, не подозревая, какую ужасную судьбу он им несет. Самые смелые погибли сразу же от одного прикосновения к нему. Напуганные их страшной смертью, люди сделали огромные носилки, о которых рассказывается в их религиозных песнях, и притащили его сюда. Может быть, тогда же они изготовили и этот каменный сосуд, в котором он находится, и поместили его туда, чтобы он не убежал. Насколько я заметил, ходовая часть у него отличная. И все это время от атомного реактора робота исходили смертоносные лучи. В сущности, доза облучения не была смертельной, но достаточной, чтобы нанести непоправимый вред. Всякий раз, когда они воспевали его в своих священных песнях, он облучал их потоками невидимых лучей. Потом начали рождаться уроды, и племя, продолжая размножаться, приобрело вот такой вид…

— Они приходят сюда и очень быстро строят каменный город, — Карин словно продолжал известную историю, — старые мастера еще живы, и селение принимает тот вид, которым славились в веках их постройки. Но мастера умирают. А из скованных пальцев их детей и внуков выходит только грубое подобие старых шедевров. Резко увеличивается смертность. Правда, теперь робот облучает их только во время религиозных торжеств. Но и этого достаточно: дети выглядят еще уродливее своих родителей. Создается нежизнеспособное поколение, ленивое и равнодушное, бессильное бороться с природой и суровыми жизненными условиями… Город утрачивает свой блеск и начинает приходить в запустение…

— Какая жестокая судьба! — сочувственно перебил Штуцкий. — Тащить на собственных плечах свою гибель и поклоняться ей как божеству. Несчастные! Но как этот робот мог очутиться здесь? Что ты скажешь на это? — обратился он к Маврикову.

— Хотя бы с помощью снаряда, который раскрылся при падении. Идея не очень новая.

— Цель? — Штуцкий смотрел на него как следователь.

— Сбор информации на незнакомой планете. Вряд ли робот прибыл сюда по собственной воле.

— А как же он возвратится, чтобы передать эту информацию?

— Передают же межпланетные станции информацию из космоса. Так и он передает информацию отсюда. Скажем, когда обе планеты находятся в пространстве в наиболее благоприятном для этого положении.

— Сдаюсь, — поднял руки Штуцкий, но, немного подумав, воскликнул: — Подожди, подожди! Если у него такая, как ты говоришь, цель, зачем же он уничтожает высших существ, с которыми ему следовало бы вступить в контакт?

— И я удивляюсь этому, — кисло улыбнулся инженер, по глаза его были совершенно серьезными. — В сущности, что понимать под «высшими существами»? Если поставить себя на место робота…

— Археология приходит на помощь технике. — отозвался Карин. — Естественно, это должны быть биологические объекты, уровень развития которых соответствует уровню развития существ, создавших робота и пославших его сюда.

— Именно! — одобрил Мавриков. — Другой меры для сравнения быть не может. Всех остальных существ он должен опасаться, потому что они могут его уничтожить. Для него они дикие звери. Так он запрограммирован. А если он встретит разумных существ и примет от них информацию, то передаст ее соответствующим образом (я еще не знаю каким), и тогда его создатели прилетят сюда. Зачем им терять время понапрасну, посещая нашу планету? Вместо этого они будут искать в космосе другие планеты, где можно ожидать наличия разумной жизни, и полетят туда. Я не утверждаю, что прав в своих предположениях, но я ищу логического объяснения вещей.

— А может быть, и он в свою очередь сообщает информацию при встрече с такими мыслящими существами, которых он ищет, — предположил Карин.

Мавриков даже побледнел от едва сдерживаемого волнения.

— Я не решался об этом сказать, хотя эта же мысль не дает мне покоя, — признался он. — Но как нам понять друг друга? Как?

— Как же, поймешь тут! Он даже приблизиться не дает! снова рассердился Штуцкий. Неожиданно он поднял автомат и выстрелил в воздух.

— Какая муха тебя укусила? — удивился Мавриков. Штуцкий молча указал рукой в сторону площади. Воины племени с готовыми к стрельбе арбалетами, испуганно крича, убегали с площади. Следом за ними поспешили укрыться и остальные туземцы.

— Расстроили мы религиозное торжество, — сказал Карин, заряжая автомат, — поэтому-то они и сердятся.

— Объясни им, что представляет собой их милое божество, предложил поляк.

— У них нет чувства юмора, Роман. Они убьют нас через несколько минут, несмотря на наши автоматы. Уверяю тебя, арбалет в их руках — очень надежное оружие.

— Радио! — неожиданно крикнул Мавриков фальцетом, который трудно было у него предположить. — Мы свяжемся с ним по радио. Это так просто, как я сразу не сообразил?

Через несколько минут он уже настраивал маленькую радиостанцию. Красная стрелка медленно двигалась по шкале. Иногда инженер на миг прислушивался и его друзья выжидающе смотрели на него, потом снова продолжал искать. Вдруг глаза его радостно сверкнули и он сказал, задыхаясь:

— Вроде я его поймал. Никогда бы не подумал, что он работает на такой волне. Да, верно, это он!

Штуцкий бросился к дверям храма, чтобы наблюдать, а Мавриков передал первый сигнал. Через несколько секунд послышался ответ — точное повторение сигнала. И тут Штуцкий знаками позвал их.

— Поддерживай связь! — прошептал поляк, когда они подбежали к нему. — Он перестал рычать, хотя я нахожусь прямо перед его окуляром.

Робот стоял неподвижно, только голова его, как будто ища что-то, вертелась все быстрее и быстрее. Его корпус стал матово-серым. И как только Мавриков снова застучал ключом, на груди робота стал медленно открываться синий экран. Скоро на нем показалось изображение планеты, вокруг которой плавно вращались четыре различных по величине спутника.

— Как знать, какие тайны скрываются за этим экраном? — сказал Штуцкий, совершенно забыв свою неприязнь к роботу.

— Мы их раскроем, будь уверен, — ответил Мавриков. — Может быть, не так скоро и не без труда, но раскроем. До сих пор робот ничего не понял из моей передачи — надо думать, он не изучал земные языки у себя дома. Однако как только он принял в логической последовательности какие-то сигналы, то тут же приостановил свою защитную реакцию и с помощью экрана показал свои добрые намерения.

— Насколько легче вам, техникам, — улыбнулся Штуцкий и оглянулся. Туземцы приближались к ним, не сводя глаз с экрана своего металлического божества. Наверное, они решили, что это проявление благосклонности к троим белым, потому что арбалеты их были миролюбиво опущены.

— Теперь ясно, что надо делать, — продолжал Мавриков. Прежде всего нужно научить его понимать нас, а потом уже в свою очередь начать расспросы. Только тогда нам удастся связаться с теми, кто послал его на Землю. Очевидно, без официального приглашения они не прибудут в гости.

— Ты собираешься общаться с ним на местных наречиях или на каком-нибудь западном языке? — осведомился Карин, сохранявший свою иронию даже в этой необычной обстановке.

— Существуют более точные языки, — ответил инженер, язык математики и физических законов. Их он поймет. Специалисты найдут способ, которым робот посылает информацию на свою планету, чтобы связаться с его создателями.

Пока они говорили, поведение робота не изменилось. Он быстро двигал своей ходовой частью, стремясь приблизиться. Но без посторонней помощи ему никогда не удалось бы выбраться из своей каменной клетки. Было что-то трогательное и значительное во всем этом, и путешественники чувствовали это. Две цивилизации, которые до сих пор ничего не знали одна о другой, через время и пространство протягивали друг другу руки…

НЕДЯЛКА МИХОВА

В бурю (Перевод Ю.Топаловой)

— Постараюсь быть точным. Я знаю, что ваша цель, доктор, в том, чтобы оценить мое психическое состояние, а не само событие. Впрочем, вряд ли вы сомневаетесь в его достоверности. Спрашивайте.

Антон крепко сжал зубы и посмотрел на своего собеседника. Разговор обещал быть не из приятных.

— Коротко опишите ваш образ жизни здесь, на Акве.

— Мне кажется, у вас уже есть беглое представление о планете…

— Да, но я хотел бы все услышать от вас.

«Проверка…» — подумал Антон с неприязнью.

— Аква была открыта около ста лет назад, но объектом пионерских исследований стала совсем недавно. Ее поверхность покрыта слоем воды, средняя глубина которого двадцать тысяч метров. Состав воды и твердого ядра…

— Не нужно такого точного физического описания. Мне хотелось бы услышать от вас подробный рассказ о вашей жизни и жизни ваших товарищей, о том, чем вы здесь занимаетесь.

— С плавающей станцией вы ознакомились. Чем мы занимаемся? Половина состава экспедиции занята биологическими исследованиями. Есть и вторая станция, подводная. Если хотите, я мог бы вас сопровождать туда.

В глазах Антона мелькнул лукавый огонек. «Если осмелишься, — добавил он про себя, — спуститься под воду с человеком, которого считаешь сумасшедшим».

— Спасибо. Побываю там непременно, я слышал, что вид оттуда открывается необыкновенный. Опишите мне коротко местных живых существ и степень их развития.

— На вторую часть вашего вопроса ответить труднее, Преобладает мнение, что величина получаемой от этих живых существ информации ничтожно мала. Что касается их внешнего вида, то достаточно увидеть одно такое существо, чтобы иметь представление об остальных. Запутанный клубок из полых волокон различной толщины и цвета, — наверное, это наиболее точное их описание. Через стенки волокон проникают элементы окружающей среды, Водяные лини медленно и непрестанно крутятся, воздушные — легки и переносятся постоянными воздушными течениями. Смотрите, вот один из них!

Антон протянул руку вверх. Над открытой террасой станции, на которой они стояли, пролетел огромный мохнатый шар. Врач проследил за ним глазами и снова обернулся к своему собеседнику.

— А чем занимается вторая половина участников экспедиции?

— В их число входят физики, планетологи, метеорологи… Несколько инженеров монтируют глубоководный корабль, с помощью которого мы хотим достичь дна. Пока это еще не осуществлено из-за громадного давления толщи воды. Сначала я обслуживал только автоматические установки станции, а потом тоже принял участие в монтаже корабля.

— С каких пор? После бури?

— Вот именно.

— Как вы проводите свободное время?

Антон потихоньку вздохнул. «Почему он не переходит сразу к существу вопроса?»

— Читаю, играю в шахматы, занимаюсь спортом, работаю над проблемами, непосредственно не связанными с моей специальностью.

— Каким видом спорта вы занимаетесь?

— Боксом. И парусным спортом, об этом вы уже знаете. В нашей мастерской я отлил из пластмассы яхту, с Земли на продовольственной ракете мне выслали парус и такелаж. На яхте я хожу и один, и с товарищами.

— А это не опасно?

— Думаю, что нет. Я всегда слежу за барометром. Да и яхта достаточно надежна: под палубой закреплены баллоны, которые удержат ее на поверхности, если она вдруг перевернется.

— И несмотря на это, буря застигла вас врасплох?

— Она застала врасплох даже метеорологов. Имейте в виду, что на Акве бури — явление исключительно редкое. Та, в которую я попал, — вторая за все время существования станции. И обе наступили внезапно.

— Расскажите подробнее о вашем плавании до бури, о самой буре и о том, что вы, по вашим утверждениям, наблюдали во время нее.

— В тот день со мною хотел идти Гриша, но Богдан попросил, чтобы он помог ему, и Гриша остался. Я отправился один. Настроение у меня было неважное — я не люблю одиночества. С кормы едва тянул ветерок. Я расположился поудобнее. День выдался чудесный. Серебристо-белое солнце играло на зеленой воде, лини носились в воздухе, иногда даже задевая парус… Я замечтался. Постепенно ветер стал свежеть. Обернувшись, я увидел, что станция осталась далеко позади. Я решил вернуться, сделал поворот и пошел курсом бейдевинд…

«Бьюсь об заклад, что ты не знаешь даже, что такое бейдевинд, — злорадно подумал Антон. — Тем хуже для тебя!»

— Итак, ветер непрестанно усиливался. Яхта зарывалась бортом в воду, приходилось сильно откренивать. Такие дни на Акве редки. Я наслаждался стремительностью и скоростью яхты, которая летела как птица, вспенивая воду. И в этот момент я впервые услышал голос надвигавшейся бури, глубокий басовый тон, который рождался, казалось, вокруг в воздухе и во мне самом… Я понял, что приближается что-то необыкновенное.

— И что же вы тогда сделали?

— Что я мог сделать? Надеялся, что успею добраться до станции, поэтому не спустил парус. А через минуту было уже поздно — ни на миг нельзя было выпустить из рук румпель и шкот. Ветер уже выл. Дрейф усилился, и я увидел, что отдаляюсь от своей цели. Я понял, что не смогу вернуться. Решил просто держаться на воде, сколько будет возможно. Спустился на халфинд, ветер почти вырывал из моих рук шкот. Яхта стала глиссировать с огромной скоростью. Я всем телом повис над бездной.

— Вам было страшно?

— Трудно сказать. Откровенно говоря, не очень. Впавший в панику человек вообще не в состоянии управлять парусным судном. Кроме того, мне случалось бывать — и не только на яхте — в различных ситуациях.

— Понимаю, вы космонавт.

— Самое главное, что я был занят. Покрытый пеной океан и нарастающие волны были поистине страшны, но у меня не хватало времени смотреть на них. Нужно было следить за изменениями силы и направления ветра. А когда наконец налетел настоящий ураган, он был настолько внезапен, что я оказался в воде возле перевернутой яхты, прежде чем понял, что произошло. Я еще продолжал сжимать в руке шкот. Кое-как добравшись до корпуса яхты, я пристегнулся к нему. И тогда началась такая игра… Нет, я обещал быть точным: тогда началась борьба за каждую секунду жизни.

Антон на мгновение умолк. Воспоминания были настолько реальными, что мускулы его напряглись, а легкие испытывали муку удушья. Он сделал усилие, чтобы продолжать.

— В ушах у меня стоял непрекращающийся рев воды и ветра. Невозможно было определить, где кончается вода, — воздух представлял адскую смесь пены и водяных брызг. А небо оставалось ясным, все вокруг ослепительно блестело под яркими лучами солнца… Я уже говорил вам, что яхта была снабжена баллонами. Только они и удерживали ее на поверхности, так как волны вертели ею, как хотели: то вздымали вверх, то низвергали в бездну. Я то оказывался под яхтой, то выныривал, почти задохнувшись. Мне казалось, что ветер разрывает мои легкие. Трудно сказать, сколько времени продолжалось все это. Наверное, недолго. Но я ослабел, почувствовал, что не могу больше бороться, и понял, что до конца бури мне не выдержать. В моем сознании промелькнула мысль все бросить…

— А вы не ждали помощи со станции?

— Нет. Если бы вы видели здешний ураган, вы бы не задали этого вопроса.

— Потом я узнал, что сила ветра была несоизмерима с земными баллами, и если волны были не выше двадцати метров, то только потому, что ветер их уничтожал. Говорю вам, все представляло невообразимую смесь воздуха и воды. Никакой самолет, никакой корабль, никакая подводная лодка не приблизились бы ко мне. Да и как они могли разыскать меня в этом водовороте…

— Продолжайте!

Вот они и подошли к самой сути разговора. Антон знал, что не сможет найти слова, которые заставили бы сидящего напротив человека поверить ему.

— Я потерял сознание. А когда очнулся, то увидел, что лежу на поверхности воды. Рядом со мною была яхта. Ничего не понимая, я стал оглядываться вокруг. У меня было ощущение нереальности происходящего. Оглушительный рев продолжался, но не чувствовалось даже легкого дуновения ветра. Совсем близко от меня к ясному прозрачному небу продолжали вздыматься волны, а воздух был полон светящейся водяной пыли. Я приподнялся, опираясь на ладони, глянул вниз и вздрогнул. Я лежал прямо над прозрачной бездной океана. Вода была плотной и податливой, как… Приходилось вам прикасаться к медузе? Да, как тело медузы. Вот тогда я впервые по-настоящему испугался, у меня потемнело в глазах от ужаса. Скользя и падая, я бросился к яхте и забрался в нее. Некоторое время я вообще не мог соображать. Мне казалось, что это кошмарный сон.

— Но ведь вода обладает огромной упругостью и не может сжиматься.

— Я прекрасно это знаю. Но продолжаю утверждать, что подо мной была только вода. У меня не было возможности проверить, но то, что меня удерживало, было того же бледно-зеленого цвета, имело ту же прозрачность…

— Что же было дальше?

— Я постепенно опомнился. В конце концов, мы все здесь исследователи. Но должен сказать, мне пришлось сделать огромное усилие, чтобы снова ступить… на воду.

«Даже мой эксперимент, который привел тебя сюда, не был так труден», — мысленно дополнил он.

— Все же я встал и сделал несколько неуверенных шагов. Я уже говорил вам, что буря вокруг продолжалась, Однако мой островок был так спокоен, словно кто-то накрыл его стеклянным колпаком. На самом деле преграды для ветра и волн не было никакой.

— Откуда вы знаете?

— Проверил. Подошел к краю и протянул руку наружу. Ветер ударил по руке, словно плетью, и я отдернул ее обратно. Если бы я захотел, то смог бы вернуться в бурю снова. Потом, встав на колени, я попытался ножом отделить кусочек этой странной воды. Но это оказалось невозможным.

— Какую она занимала площадь?

— Круг диаметром около десяти метров. Когда я пришел в себя, то лежал точно посредине его.

— Сколько времени вы провели там?

— Семь часов с минутами. Часы мои продолжали идти, я посмотрел на них еще в самом начале, когда очнулся. Обратите внимание на факт, что невозможно так долго выдержать борьбу с ураганом. Не только я, никто бы этого не выдержал. А ведь я был едва жив, когда все случилось…

«Я говорю это, — думал Антон, — потому что ты убежден, что всего этого не было. А это было. В средние века я протянул бы руку над горящей свечой, чтобы доказать правдивость своих слов».

— У вас есть какие-либо предположения о характере наблюдавшегося вами явления?

— А это уже связано с моими действиями, которые вызвали сомнение, в здравом ли я уме. Подумайте сами, доктор, могло ли это быть игрой случая? Случай спас меня в последний момент, случай извлек меня из воды как раз в центр чего-то непроницаемого, случай остановил волны и ветер и длился ровно столько, сколько длилась буря? Не верю.

— Что же тогда?

— Планета наполнена однообразной жизнью. Водяные и воздушные лини — и ничего другого, по крайней мере открытого нами. А если это другое существует? Гипотезы гипотезами, но то, что случилось со мной, — факт, который нуждается в объяснении. Мы, люди, допускаем, что можем столкнуться с разумной жизнью, близкой нашей хотя бы по типу, если не по степени развития. Предполагаем также, что разумная жизнь может быть принципиально отличной от нашей, так что контакт с нею окажется невозможным. До сих пор здесь мы не открыли ни того ни другого. А если разница настолько велика, что те, кого мы надеемся встретить, вообще не могут быть восприняты нашими органами чувств и даже сомнительно, могут ли вообще быть открыты по результатам их деятельности? Допустим, что сложные структуры, которые лежат в основе их разумной жизни, относятся к какой-то особой форме материи.

— Видите ли, в вашем допущении кроется противоречие. Если мы не в состоянии воспринять эту форму, почему же в таком случае эта форма может воспринимать нас? И потом, если они так отличны от нас, способны ли они на такие гуманные поступки, вроде вашего спасения? И еще одно: если они ценят и защищают людей, почему не стремятся к контакту с ними?

Антон опустил голову.

— Вопросы правильные, но ответить на них не просто. Могу только сказать, что попытка искать в их поступках человеческой логики порочна в самой своей основе. Что же касается нашего прямого восприятия, допускаю, что их ощущения шире, чем наши. Может быть, именно поэтому возможность контакта зависит только от их желания. Кроме того… Сказать вам? Когда я был там, меня наполняло странное ожидание. Я знал, что встреча может состояться каждую минуту… Вернее, у меня все время было ощущение чьего-то присутствия… Как видите, напрашиваются два варианта: или они рядом с нами, но мы их не воспринимаем нашими органами чувств (именно это я и хотел проверить с помощью своего «эксперимента»), или же они жители дна, и мы просто еще не добрались до них. Чтобы проверить второй вариант, я и отказался вернуться на Землю после неудачи с «экспериментом» и стал невольной причиной вашего приезда. Я хотел спуститься на дно. Если они там, все будет гораздо проще.

— Хорошо, продолжим. Когда буря утихла, «твердая вода» исчезла?

Антон снова испытал раздражение. Какое значение имеют эти ненужные подробности — способ спасения и все остальное?

— Да. Исчезла внезапно, так что в первый момент я ушел под воду. Потом доплыл до яхты и попытался привести ее в порядок. Конечно, старого типа деревянную яхту волны разбили бы в щепы. Но на этой мне удалось вскоре со всем справиться: я пустил насос, наладил такелаж и поплыл, как мне казалось, в направлении станции. Тогда-то я и встретил моторную лодку, которая вышла на поиски. В ней были Гриша и Кнут. Я рассказал им о случившемся. Они мне поверили: для всех, кто наблюдал ураган, мое спасение без посторонней помощи было совершенно невероятным. Вечером на станции допоздна обсуждали Происшествие. В ту ночь я долго не мог уснуть. Я много думал, как найти способ, с помощью которого можно было бы повторить все сначала. Я согласился бы пережить все это еще раз, лишь бы найти путь к тем, кто спас мне жизнь.

— Нашли?

Он посмотрел на врача.

— Да, на следующий день. Мне бы очень хотелось, чтобы вы поняли, что двигало мною. На Акве не было несчастных случаев. Если считать, что причиной этого, как и моего спасения, было вмешательство сознательных существ, то можно было предполагать, что при сходной ситуации они поступят аналогичным образом. Следовательно, эксперимент сводился к имитации гибели человека, причем по возможности в подобных условиях. Сначала я хотел посвятить в свои планы товарищей, но потом раздумал. Такая страховка изменила бы условия эксперимента.

— Все равно тождественных условий не было бы, так как отсутствовала борьба. Ведь они просто могут уважить желание одного человека погибнуть.

— Понятно, доля риска была. Я сознательно шел на это. Для меня было вполне очевидным, что только перевернутая яхта и человек за бортом — еще не признак серьезного бедствия. Во время урагана я едва не захлебнулся, прежде чем начались их действия. А захлебнуться для меня не так-то просто — я могу плавать много часов подряд. Честно говоря, на этот раз долго плавать мне не хотелось — слишком свежи были воспоминания. Тогда я подумал о том, как оказаться под водой на такой глубине, чтобы не суметь самому выбраться на поверхность и в то же время чтобы меня не извлекли оттуда уже утопленником. Как видите, я не забыл, что был спасен в самый последний момент. Я решил войти в воду с грузом и бросить его, скажем, через двадцать — двадцать пять метров. Я выждал момент, когда на террасе станции никого не было, и стал над водой с гирей в руке. Надо было не выпустить груз очень рано или слишком поздно.

Антон посмотрел на врача. Тот слушал с напряженным вниманием, слегка наклонившись вперед. Антон приободрился. Может быть, в конце концов ему поверят? Осторожное отношение товарищей в последнее время ему казалось просто обидным.

— Я глубоко вдохнул, потом еще раз… Собственно, прыгать мне не хотелось, но я не видел другого выхода… Только гибель человека могла их привлечь. Мелькнула глупая мысль, что пропадет гиря. Однако медлить нельзя было: каждую минуту кто-то мог появиться. Я заставил себя прыгнуть в воду…

Я опускался невероятно быстро, один водяной линь мелькнул у меня перед лицом. Медленно сосчитав до заранее намеченного числа, я выпустил из рук гирю, конечно, точно не зная, как глубоко нахожусь. Почувствовав боль в ушах, я некоторое время боролся, стараясь задержать воздух, но потом сделал выдох. Боль в груди, чувство удушья — нет смысла описывать вам это, правда? Я не выдержал и сильными и беспорядочными рывками поплыл к поверхности. В последний момент я заметил возле себя какую-то темную массу…

— Это была подводная лодка?

— Да. И это провалило эксперимент. Оказывается, Джек заметил, как я бросился в воду, и, кинувшись в двухместную подводную лодку, последовал за мной. Опомнился я уже в лодке, рядом с ним. Я должен быть ему благодарен, но…

— Понимаю. Вы думаете еще что-либо предпринять?

— Нет, не хочу доставлять хлопот своим товарищам.

— Ваше право. Хорошо, вопрос исчерпан. Я не думаю, чтобы, кто-нибудь настаивал на вашем возвращении на Землю. И не забудьте обещания проводить меня на подводную станцию.

Антон облегченно вздохнул. «Этот доктор прекрасный человек», — подумал он, и ему захотелось поделиться с ним своими сокровенными мыслями:

— Вы не представляете, как я горю нетерпением… Просто не могу дождаться, когда окажусь на дне.

Доктор весело улыбнулся.

— А если вдруг дно окажется пустым, а в воздухе и в воде носятся одни только медлительные и непонятные лини? Если окажется верным первое предположение?

Антон развел плечи и встал. Насколько все сложнее и неизмеримо труднее, чем предполагается. Сначала было проблемой добраться сюда, а теперь новая трудность — наладить связь с другими разумными существами. А это не так-то просто, даже на их собственной планете…

СТОИЛ СТОИЛОВ

Встреча (Перевод Ю.Топаловой)

Весенняя гроза, отгремев, оставила после себя благоухание сирени. С ее кистей падают, разбиваясь о мокрый песок аллеи, тяжелые, словно налитые свинцом капли.

Сад тонет в цветущей сирени. Годами неподрезаемые кусты разрослись и вознесли над волной молодой зелени свои пенистые соцветия.

На веранде маленькая немолодая женщина плотнее запахнулась в платок. Сердито скрипнуло кресло-качалка. Из сада потянуло опасной для изъеденных временем суставов вечерней прохладой. Тысячи капель с глухим ропотом падают на аллею. Сыновья и внуки добродушно подшучивали над привязанностью старой женщины к этим лиловым цветам. Запах цветущей сирени сопровождал их всю жизнь.

Выходящая в поле садовая калитка хлопнула, словно удар бича. Это была вторая причуда женщины с веранды. За шестьдесят лет не однажды мастера заменяли старую прогнившую дверцу точным ее подобием. Через калитку никто не ходил. Лишь в полнолуние петли ее предательски поскрипывали. В такие ночи и сыновья и внуки, будучи детьми, покидали свои кровати и выходили па увлекательную охоту. Не пройдет много времени, как и третье поколение мужчин в коротких штанишках станет участниками этой нескончаемой войны с ночными призраками.

Старая женщина не шевельнулась. Она ждала приближения тяжелых спокойных шагов сильного человека, приглушенных мокрым песком. В сумерках показалась мужская фигура. Незнакомец уверенно вспрыгнул на веранду. Он поцеловал морщинистую руку старой женщины и по-мальчишески уселся на перила.

— Я знала, что ты придешь! — кивнула женщина.

Он щелкнул выключателем. Достав старую обкуренную трубку, медленно набил ее и чиркнул спичкой. По веранде разнесся острый запах свежего табака с какими-то экзотическими примесями.

— Я с Барьерного рифа… — кратко сказал ночной гость.

Она улыбнулась бледными губами.

— Как не догадаться? Опять бил акул копьем?

Мужчина на мгновение опустил веки. Она хорошо знала его янтарные глаза. В ее воспоминаниях они смотрели на нее с той трогательной мужской беспомощностью, которая присуща первой большой любви.

Сейчас в них сквозила какая-то отчужденность… Тот же грубый пуловер, те же поношенные вельветовые брюки и крепкие ботинки на толстой каучуковой подошве. Как будто ничего не изменилось. Но коротко подстриженные волосы отсвечивают сединой. Полные губы заключены в две глубокие морщины, и шрам пересекает правую скулу. Но все равно он еще молод, ему лет тридцать, кожа у него гладкая и свежая, как у юноши.

Шестьдесят лет назад они вот так же сидели на этой веранде. Он и тогда прибыл с далекого рифа, где рисковал жизнью из-за нескольких минут ощущения безумной опасности. В тот уже почти забытый вечер он так же молча курил свою трубку. Тогда он был моложе всего на два года, но волосы у него были темные.

Ей все было известно о нем из последних телевизионных передач. Короткая экспедиция на окраину солнечной системы для испытания мощности нового линейного корабля превратилась в фантастическое приключение. Вышли из строя автопилоты. Тогда молодой инженер-испытатель взял в руки штурвал и пустился вслед за теми таинственными мега-сигналами, которые вызывали бурю деформации в космическом пространстве. Суровый мир поиска и риска заманивал все дальше и дальше.

Он мужчина. А мужчину неотразимо влечет любая загадка и опасность. Космическая неизвестность подобна кроссворду: каждое решение ставит нас перед новыми загадками. Он искал уязвимое место в броне тайны. Что может сравниться с радостью непрерывного поиска? Какая охота привлекательней, чем преследование постоянно ускользающей тайны? Разве ежечасное преодоление абсурда не моделирует по-своему всех звездных скитальцев? Так капитан постепенно превращается в пионера галактики, который не видит домашнего очага даже во сне. Любимая остается позади в слишком уютном и безопасном мире, который живет по своим законам. Он едва ли думал о стройной девушке в благоухающем сиреневом саду. Перед ним было много вопросов и еще больше неожиданностей.

Огромные ускорения линейного суперкорабля скручивали пространство и время в одной точке. Секунды по капитанскому хронометру превращались в дни для девушки, которая терпеливо ждала. А жизнь требовала своего, и постепенно детские голоса заглушили мечты.

Когда линейный суперкорабль «Одиссей» через два палубных года лег в орбитальный дрейф где-то близ межпланетной трассы на Плутон, Земля совершала шестидесятый оборот вокруг Солнца. Ракетобот понесся к Земле. Тогда и стали транслировать отрывки из кинодневника корабля.

В эти дни старая женщина не покидала кресла у голубого экрана. Бесстрашный глаз объектива запечатлел невиданное зрелище. Фантастическая цветовая гамма звездных взрывов сменяла напряженные моменты корабельного аврала, когда несколько секунд и пара мужских рук решали судьбу экспедиции. И всюду появлялось родное до боли и бесконечно далекое лицо со свежим шрамом на скуле. Экран методически довершал портрет капитана. Каждый последующий кадр глубже вырезал морщины у рта и обесцвечивал прядь за прядью на его голове.

Встреча не была торжественной. Капитаны трансгалактических рейсов не любят речей, цветов и музыки. Они передают свои доклады Верховному экспедиционному штабу и получают новые задания, опять исчезая на десятилетия. Многие находят свою гибель в беспощадной и загадочной бесконечности. Но это их не страшит. Они люди вне времени. Мужчины без возраста. Своим выбором они ставят себя вне человеческих отношений. Космос выдвигает новые проблемы морали, чуждые земной оранжерейной нравственности.

Сейчас один из них сидит на веранде против своего прошлого. Одежда на нем поношена. Это его единственное имущество, ревниво сохранявшееся в гардеробе ракетодрома целых шестьдесят лет. Штаб возложил на него новую задачу. Автоматы ремонтируют дрейфующий корабль и заправляют новой информацией его электронные машины. Мощные корабли не устаревают так быстро, как думало большинство ученых в прошлом. Это сложные системы с почти неограниченными возможностями для непрерывного усовершенствования. Экипаж становится на вахту и берет на себя управление лишь в случае опасности. В остальные дни люди спят, умудряясь обхитрить даже корабельное время. Машина замещает человека всюду, когда все в порядке. Но если Вселенная посылает вдруг свои сюрпризы, машина отступает перед человеком — воля человека делает больше, чем холодная формула или безукоризненная логическая система. Миниатюрные кристаллы запоминающих устройств собирают колоссальный запас сведений, но они не имеют человеческого разума, чтобы стать мудрее своих создателей.

Отчитавшись, капитан «Одиссея» вскоре оказался у Большого Барьерного рифа. С маской, ластами и обыкновенным копьем он вызывал на поединок быстрых как мысль океанских хищников. Это хороший спорт и единственная возможность безболезненного преодоления парадокса его земного существования. Незаметно круг отъездов и возвращений замкнулся. Тогда боль двухлетней — по корабельному хронометру — разлуки вернула его в сиреневый сад. Разумом он понимал, что два его года равнялись шестидесяти земным. Знал, на каких координатах безмолвного пространства находится та точка, от которой его время сумасшедше помчалось вперед, чтобы на полвека отстать от первой любви. И это кошмарное опережение часов годами испепелило даже слабую попытку самообмана.

— Я задержался, — спокойно сказал он. — Опоздал. Там все человеческие расчеты сгорают, как спичка.

Она кивнула.

— Я ждала тебя больше, чем заслуживают твои звезды. И наконец поняла, что мы с тобой путники из разных поездов, которые шумно разминулись, чтобы не встретиться никогда на одной и той же станции. — В ее голосе чувствовались нотки удовлетворения: — Я родила много детей. Стала бабушкой. Но всегда верила, что однажды вечером маленькая калитка хлопнет еще раз.

С равнодушием плохих актеров они говорили о том, что их волновало. Их чувство давно было мертво, оставив в живых несколько мелких и ненужных мелочей. Но память совершала опасное чудо. Время возвращалось назад и воскрешало умершее. И сердца их бились, как пойманные птицы, в то время как губы выговаривали бледные, мертворожденные слова. Постепенно в душу женщины прокралась горечь.

В дни своей первой любви она заглядывалась на крупные летние звезды, принимая их за лукавых сообщниц. Но звезды превратились в ее соперниц. Женщина с веранды не могла понять, что они обещали лишь риск и открытия. Не звезды отняли у нее первую любовь, а то душевное свойство, которое делает каждого мужчину воином, охотником, моряком. Она потеряла мужчину, которого избрала отцом своим нерожденных детей. Он предпочел холодную абстракцию бесконечности теплу ее очага. И сейчас стоял перед ней молодой, сильный, невозмутимый. Своей изменой он победил даже время. Конечно, она получила от жизни и любовь и радость. У нее дети, внуки. Ее утешение — глубокие корни в жизни и во времени через свое потомство. Но молодость капитана — свидетельство ее первого жизненного поражения. А этого женщина не прощает.

И вот сейчас неожиданно старая женщина поняла истину. Это заставило ее вспыхнуть от стыда. Она хотела удержать его только для себя. Она наметила их жизнь как совместное путешествие сквозь годы: молодость, зрелый возраст, элегические минуты заката. Она получила все это от другого мужчины. А капитан все это время не думал о себе. Не ища славы, тихо и просто делал он свое дело. И необъятные неземные масштабы закрывали от его взора микроскопические размеры женского счастья. Они действительно разминулись. Теперь ей казалось, что это случилось задолго до того, как он улетел к звездам.

Она с примирением думала о том, что под грубым рукавом его пуловера сверкают в платиновом браслете семь квадратных бриллиантов. На каждом камне тонкий луч гравера начертал по букве название корабля. Это знак капитанской власти. Браслет снимается только после смерти капитана, чтобы охватить кисть его преемника. Блеск браслета так же призрачен и мертв для обыкновенных земных людей, как и далекое мерцание давно погасших звезд.

— А сейчас куда? — вопрос прозвучал участливо.

— Все туда же. Должен же кто-то делать и это дело.

Капитан встал. Выбив трубку о перила, он поднял руку в приветствии. Холодный блеск браслета резанул глаза женщины, словно бритва. Мужчина ловко перепрыгнул низкие перила, и шаги его затихли в аллее.

У калитки капитан едва не столкнулся с высокой молодой девушкой. Ее стройная фигура, лицо, большие глаза были ему странно знакомы. Он до боли прикусил губу и очень осторожно обошел изумленную девушку, как будто она была хрупкой стеклянной игрушкой, потом тихо прикрыл за собой ветхую калитку.

Среди благоухающего сиреневого безмолвия острый запах табака с какими-то экзотическими примесями был непрошеным гостем.

Суд (Перевод Ю.Топаловой)

Пока он путешествовал среди звезд, представления землян снова изменились. Они усомнились даже в необходимости капитанской власти и поэтому решили его судить.

За столом в форме подковы расселись судьи — красивые люди в ярких одеждах. Напротив стояли обвиняемый и его экипаж.

— Возвратите капитанский браслет! — приказал председатель суда.

— Согласно закону, знак капитанской власти снимается только для передачи преемнику. Я еще жив!

— Здесь решаем мы. Вы должны подчиниться! — сказал обвинитель.

— Вы хотите судить меня за поступок, совершенный вдали отсюда за два десятилетия до рождения судей и до принятия нового закона? Это по меньшей мере странно!

Капитан отлично понимал, что земляне решили воспользоваться прецедентом, чтобы подчинить себе даже их, людей без возраста и времени. Это было безнадежной затеей, поэтому он не стал горячиться.

Вперед вышел историк. Он говорил, не соблюдая даже формальной вежливости:

— В древних законодательствах всех земных народов существовала оговорка относительно давности любого преступления. В случае когда правосудие по каким-либо причинам не могло воспользоваться своей властью в течение определенного времени, оно признавало, что обвинение теряет силу. Ваше новое законодательство определяет срок давности?

— Нет, — ответил обвинитель.

— Почему?

— Чтобы подчинить закону людей без времени! — объяснил председатель.

— Благодарю за откровенность! — поклонился историк. — Но реально ли ваше стремление? Вы называете нас «людьми без времени» и в то же время хотите, чтобы мы подчинились вам в определенный момент времени и… в определенной точке пространства?

— Вы здесь не для того, чтобы обсуждать закон!

— Мы здесь для того, чтобы взять новые кристаллы с информацией для наших вычислительных машин и чтобы отремонтировать двигатели! — вставил бортовой инженер.

Капитан положил руку ему на плечо:

— Спокойно! — он обернулся к председателю. — Прежде чем начать этот судебный процесс, вы должны быть твердо уверены в своих правах и полномочиях. Мы со своей стороны должны их признать. В противном случае ваш суд совершит еще большее преступление, чем то, в котором вы обвиняете меня.

Поднялся председатель.

— Вы принадлежите к человеческому роду. Выросли на Земле. Отсюда вы отправились в свою первую экспедицию. Земля дала вам корабль, информацию. Следовательно, вы ответственны перед нами.

— Разве мы все это получили от вас? — спросил историк. Кто из уважаемых судей отправлял нас в первый полет? Мы обязаны всем этим другому времени, поэтому вы — наши должники.

— Вы получили все это от нашего человеческого общества!

— За что и платим нашим одиночеством и нашими дерзаниями, нашим риском и нашими открытиями. Земля ничего не теряет!

Обвинитель вскочил:

— Не будем отклоняться от существа вопроса! Вы согласны с председателем суда?

Капитан кивнул. Он один оставался невозмутимым среди бури им же вызванных страстей.

— Да. Мы сыновья одной планеты. У нас общее происхождение и общие цели. Но мы — люди без времени, авангард, который опережает вас на десятилетия. Поэтому мы в равноправном союзе как с Землей, так и с другими обитаемыми планетами. За новую технику наших кораблей мы снабжаем вас новой научной информацией, новым сырьем, открываем вам новые миры для колонизации. Вы забываете, что Земля — не центр Галактики, а лишь одна из автономных планет в свободном союзе множества миров. Что бы было, если бы повсюду, где мы пополняем свои запасы, нас решили судить за то же самое? У вас такие же права быть нашими судьями, как и у остальных земных людей, населяющих девяносто три планеты!

— Интересно, — председатель искал случая съязвить, — какую из планет вы считаете достаточно правомочной судить вас?

— Никакую. Мы, лишенные времени, не принадлежим ни одному обитаемому миру. Мы находимся в союзе со всеми мыслящими существами земного и внеземного происхождения. Мой корабль это планета со своим временем и своими законами. По нашему закону преступления не совершалось.

— Вы убили члена экипажа!

— Да. Он отказался выполнить мой приказ. От этого зависела судьба семерых. И я его осудил.

— По какому закону?

— По извечному закону любой рискованной экспедиции, по извечной необходимости твердой власти везде, где опасность не курортное приключение, а повседневность.

— У вас есть свидетели?

— Экипаж.

— Они ваши подчиненные, мы не можем им верить.

— Они должны подчиняться мне только на корабле. Здесь они свободны. Спрашивайте их!

Обвинитель обратился к членам экипажа:

— Капитан совершил убийство?

— Да. Об этом есть запись в корабельном журнале, — ответил бортинженер.

— Отлично! Отвечайте по совести: имел ли капитан право на убийство?

— Да! — в один голос ответили все шестеро.

— Убитый — ваш товарищ! — напомнил обвинитель.

— Он был трусом! — ответил историк.

— Он не подчинился! — добавил штурман.

— Он должен был умереть! — закончил инженер.

Председатель и обвинитель переглянулись. Судьи были смущены.

— По-вашему, преступления не произошло, не так ли?

— На месте капитана каждый из нас поступил бы точно так же, — ответил штурман.

— Корабль должен был достичь цели! — просто объяснил инженер.

— Чтобы вести корабль и экипаж, на каждом корабле должен быть только один капитан. Этот закон более стар, чем само человеческое правосудие, — сказал историк.

Капитан приблизился к столу.

— Вы хотите судить меня, чтобы утвердить свою власть не только надо мной, капитаном, но и над пространством и временем, над мирами и народами. Если бы человечество нуждалось в такой власти, оно давно бы ее приняло.

— Потребности людей заставили нас отправиться в другой мир, и, когда мы стали его жителями, вы захотели вернуть нас сюда, где все так просто и… так сложно! Что между нами общего? Вы живете среди красоты и покоя. Вашим ученым необходимы новые материалы и новая информация. Мы доставляем их. Не забывайте об этом! — историк остановился, чтобы перевести дух.

Капитан спокойно продолжил:

— Вы оставили за собой право на любовь и семью, на детей и будущее. Нам достался жребий первооткрывателей. Мы расплачиваемся за него тяжкой ценой вечного отшельничества. Ни у кого из нас нет близких. Галактические ускорения и анабиоз отняли у нас даже возраст. А сейчас вы хотите судить нас за то, что где-то в бесконечности мы применяем нужный только нам закон.

— Мы прокладываем трассы в неизвестность и хотим за это только одного: чтобы нам не мешали. А вы посредством одного листка бумаги хотите наложить свою волю на пространство и время. Не будет ли это бремя чересчур тяжелым для столь чувствительных людей? — спросил штурман.

— Человечество нуждается в пионерах. А они не терпят над собой власти тыловых героев. Им нужен только капитан, — добавил инженер.

— Большой Звездный путь — не для увеселительной прогулки школьниц. На нем и умирают, и убивают, для того чтобы следующие за ними могли пройти еще дальше. А для этого на капитанском мостике должен находиться только один человек, поднял голову биолог.

— История учит, что, когда поколение не способно к действию, оно претендует на руководство! — отрезал историк.

— Как вы можете судить людей, над которыми не властно даже время? — примирительно спросил биолог.

— Будьте мужественны и признайте, что вы не можете нас судить! — посоветовал капитан.

Семеро стояли плечом к плечу. Судьи молча склонили головы.

Круговорот (Перевод Ю.Топаловой)

«Одиссей» нарушил пространственно-временную структуру Вселенной. Искривленное поле любого сверхускорения ставит перед временем обратный знак. Корабль неожиданно вошел в орбитальный дрейф вокруг Земли, скрывающейся в мраке устрашающей неизвестности.

Они не могли оторвать взгляда от экранов. Без зарева городов Земля казалась мертвой. Корабельные локаторы не уловили ни одного радиосигнала. Мрак и молчание нависли над континентами и океанами. Молниеносный скачок возвратил «Одиссей» на тысячелетия назад. Только новое сверхускорение могло ликвидировать катастрофу.

— Каков пространственно-временной интервал? — спросил капитан.

Кибернетик прикрыл воспаленные веки:

— Вычислительный центр не может анализировать полученные кривые.

Капитан погладил шрам на скуле:

— Разумеется. Машина не располагает аналогичной информацией. Что говорят штурманские карты?

— Тоже ничего. — Штурман отвечал медленно. — Если судить по снимкам, интервал велик: от 400 тысяч лет до новой эры до 1600 года после нее.

— Порядок неизвестного слишком велик! — капитан обернулся к штурману. — Какая точность необходима для вычисления курса нового сверхускорения?

— Плюс-минус пятьдесят лет.

Капитан снова внимательно смотрел на зеленоватый экран. Курс через все еще таинственное время — пространство требует сверки палубного времени с древним земным. А корабельные приборы не дают даже приближенных данных. Требовалось одно: кто-то из семерых должен был приземлиться, чтобы измерить пространственно-временной интервал.

— Почему мы не используем звездные часы? — спросил бортинженер. — Память вычислительного центра содержит сведения о расположении светил в этом секторе за период в несколько миллионов лет.

— Разница превысит половину столетия! — кибернетик усмехнулся как человек, который ничего не может сделать. Капитан убрал свою трубку.

— Не следует опускаться на планету, поскольку мы физически узурпируем прошлое. Приземление такого большого корабля вызовет серьезные изменения в природе конкретного района. Нарушится естественная последовательность причин и следствий. Мы не можем позволить себе такого вмешательства перед будущим, из которого пришли. Длительный дрейф на нынешней орбите позволит нам обнаружить признаки цивилизации, если человек уже существует. Но анализ материалов снимков едва ли даст нам необходимую точность. Радиация же тормозных двигателей запрещает нам опуститься ниже.

— Кто-то должен приземлиться! И это должен быть именно я, — историк вызывающе огляделся. — Я точнее других могу определить время по конкретным историческим признакам.

— Это надежный способ, хотя шанс и невелик. Но если человек — все еще только будущее? Кого ты спросишь?

Историк ответил не задумываясь:

— Период полураспада. Изотопные часы не ошибаются.

— Но тогда корабельный вычислитель будет долго считать.

Историк выказывал нетерпение. Его ждала встреча с прошлым без научной относительности предположений, неверно истолкованных фактов и недоразумений. Какой исследователь откажется от такой возможности?

— Как ты спустишься?

Десантные аппараты были рассчитаны на двойное управление. Экспедиционные ракетопланы использовались при дальних исследованиях и авариях. Но сейчас должен был спуститься только один человек.

Историк обдумал все. Может быть, он был просто откровеннее других, которые не хотели взглянуть правде в глаза. Кто знает?

— Воспользуюсь стратопланом.

Рискованно. Но это единственная возможность. Капсула с дельтовидными крыльями для скоростного планирования сгорит на высоте что-нибудь девяти тысяч метров. Спуск продолжится на парашюте.

— А возвращение? — капитан смотрел на историка в упор.

Тот побледнел, но ответил твердо, четко выговаривая слова:

— Если мы действительно над старой Землей, я снова буду с вами при галактическом ускорении!

Это один из парадоксов временно-пространственного измерения. Человек может вернуться в прошлое или посетить будущее. Но совершенно абсурдно существование одновременно в прошлом и будущем. Капитан решил развить галактическую скорость по огромной спирали вокруг солнечной системы. В считанные минуты корабельный хронометр «Одиссея» преодолеет барьер все еще неизвестного числа тысячелетий. И экипаж снова будет состоять из семерых, как и тогда, когда все это началось.

— Теоретически ты прав, — ответил капитан.

— Место приземления? — штурман был деловит, чтобы не по- казать, что он думает в действительности об этой сумасшедшей теории. Словно все будни семерки не были хладнокровно рассчитанным сумасшествием!

— Средиземноморье. Апеннины. Юго-западный район.

— Снаряжение?

— Шанцевый инструмент. Изотопный анализатор. Термитный патрон. Пистолет.

— Отлично. Через сколько времени начнете операцию? — капитан был резок, как при аврале.

Штурман посмотрел на циферблат вычислителя:

— Через полтора часа палубного времени. Тогда он приземлится рано утром по местному часовому поясу.

Историк ловко освободился от парашютных ремней. Собрал купол и вместе со снаряжением зарыл его поблизости в лесу. С собой он взял только пистолет. Радиоаппаратура была скрыта в круглом воротнике пуловера.

Он вышел на мощеную дорогу. Прямая, словно луч, она была ему странно знакома. Он нагнулся над одним из километровых камней и усмехнулся. Виа Аппиа! Стратегическая дорога римлян. Первый исторический ориентир был найден.

Навстречу ему попались трое воинов, которые тянули на длинной веревке израненного мужчину. Пленник был атлетически сложен, с мрачным лицом и обритой головой.

Историк поднял руку в приветствии и сказал на плохом латинском языке:

— Поздравляю, доблестные квириты! Куда вы ведете злоумышленника?

Один ответил:

— Здоровья и благополучия тебе, чужеземец! Это спартаковский разбойник. Мы ведем его в лагерь.

Выговор воина был гораздо тверже, чем в свое время предполагали это профессора древних языков в институте. Легионеры опирались на, грубые кованые копья. Серый пуловер, черные узкие брюки и высокие ботинки на каучуковых подметках не произвели на них впечатления. По дорогам республики ходило много самым странным образом одетых чужеземцев.

Историк с трудом сохранял самообладание, стараясь быть нахально-фамильярным:

— Его ждет топор или крест?

— Крест. За один месяц повесили на припеке шесть тысяч. Увидишь их дальше.

— А главарь?

— Спартак? Гниет среди заколотых, собственная мать не может его узнать!

Легионер схватил окровавленную веревку и зашагал, не оборачиваясь, твердый, бесчувственный и невозмутимый, как суровый проконсульский порядок, которому он служил. Двое других кольнули концами копий своего пленника между ребер, давая ему знак двигаться дальше, навстречу своей гибели.

Историк спрятался в кустах близ дороги и включил радиостанцию:

— Земля ищет «Одиссея»! Земля ищет «Одиссея»!

В маленькой, с бобовое зерно, трубке прозвучал далекий голос капитана:

— «Одиссей» слушает!

— Семьдесят первый год до новой эры. Начало марта. Повторяю…

— Достаточно. Это больше, чем нужно. Как узнали?

— Встретил легионеров, которые распинают восставших гладиаторов…

— Понятно. Уничтожьте снаряжение. Через двенадцать часов земного времени выходим из дрейфа. Желаю успеха, до скорой встречи!

Космонавт возвратился в лес. Съев концентрат из тубы, он выкопал глубокую яму, куда сложил все свое снаряжение, скрепил часовой механизм с термитным патроном и тщательно все зарыл. Через несколько часов от припасов и аппаратуры останется горсть пепла.

Куда сейчас? Хотелось посмотреть на античность. Но он должен был оставаться здесь. Не следует вмешиваться в естественный ход исторических событий даже своим физическим присутствием. Прошлое должно остаться нетронутым случайной и мимолетной встречей с далеким будущим.

Разбудила его боль в груди. Вокруг стояли легионеры.

— Вставай!

Историк подчинился.

— Оружие!

Он снял с пояса длинный нож и улыбнулся. Задний карман оттягивал плазменный пистолет. Воины вокруг и не подозревали, что достаточно лишь одного нажатия на спуск, чтобы обратить их в облачко пара. Но он знал, что никогда не употребит оружие против людей, кровным потомком которых был. Но все равно, тот факт, что он вооружен, успокаивал.

Его не связали. Воины шли возле него плотным строем. Всякая попытка к бегству была бессмысленна. Легионеры не проявляли любопытства к странно одетому человеку. Им приказано было отвести его в преториум живым. И все. Те, кто приказывает, знают больше. Они осудят высокого мужчину на смерть или разрешат ему уйти.

Легионеры молча одобряли его хладнокровие: опасность мать и трусов, и храбрецов, а неизвестность — ее старшая сестра. Незнакомец спокойно шагал между ними, ни один мускул не дрогнул на его бритом лице.

По обеим сторонам дороги расправили руки аккуратно сколоченные кресты. Воины невозмутимо шагали между тысячами умирающих. Историк тоже остался равнодушен: историческая неизбежность. Возмущение случайного пришельца из будущего было бы, мягко говоря, просто смешным. Цивилизация космического века является логическим следствием этих крестов, так же как и он сам — кровный потомок кого-то из распятых или его палача.

Он с интересом вошел в лагерь. Увиденное там не отличалось от поздних археологических реконструкций. Пересекающиеся под прямым углом улицы. Выстроенные в форме каре палатки. Высокая крепостная насыпь с гребнем из кольев. А посреди лагеря горделиво надувались полотняные груди преториума — шатра командующего.

Воины передали его контуберналию. Тот высоко поднял занавес над входом и жестом пригласил внутрь. С низкого деревянного табурета поднялся кряжистый мужчина. Историк припомнил описание Плутарха. Молочно-белая кожа, невозмутимое выражение лица, проницательные зеленоватые глаза, мускулистый торс, свидетельствующий об огромной физической силе. Правая рука развита несравненно больше левой — результат непрерывных упражнений с легионерским мечом. Претор вежливым жестом пригласил пленника сесть и сам опустился на прежнее место.

Его бархатный голос был тих, Крас обладал дикцией профессионального актера или оратора:

— На рассвете мои разведчики видели, как ты висел вблизи дороги под круглой пестрой палаткой. Сейчас я понял, что они не были пьяны. Кто ты? Откуда идешь?

— Возможно, я твой потомок. Иду из будущего.

Ответ не удивил Краса. Голос его не изменился:

— Говори! Я постараюсь тебя понять…

Пленник решил преодолеть дистанцию в двадцать три столетия, насколько позволяли ему его латинский язык и знания претора об окружающем мире. Крас внимательно слушал. Все было слишком невероятным, чтобы быть неправдой. Римлянин знал, что лжецы всегда стараются облечь свой вымысел в тогу правдоподобия.

— Кажется мне, что понимаю тебя. Письмо, отправленное стрелой, придет скорее, чем со скороходом. Если стрела движется в миллионы раз быстрее, письмо опередит рождение того, кому оно написано. Не так ли?

Историк кивнул. Этот усмиритель бунтовщиков больше походил на человека XX века, чем на современника Цезаря и Помпея.

— Да, ты постиг сущность, претор. Несмотря на противоречие с логикой…

— В политике также нет логики! — отрезал Крас. — В противном случае мои воины должны были бы вступить в союз с бунтовщиками, вместо того чтобы их распинать. Чем ты занимаешься в своем будущем?

— Изучаю прошлое.

— Отлично. Мое будущее и будущее Рима для тебя прошлое. Следовательно, ты знаешь, что меня ожидает.

— Знаю, но не скажу.

— Почему?

— Тогда ты поступишь по-другому. И история твоего Рима изменится. А это повлияет на все будущее. Если бы наша встреча произошла три года назад и я предупредил тебя о восстании, что бы ты сделал?

— Уничтожил гладиаторов!

— В таком случае ты не стал бы сицилийским претором и победителем бунтовщиков. А это первая ступенька лестницы, которая должна высоко возвести тебя.

Крас спокойно посмотрел на него. Но удар попал в цель. Этот человек знал о его честолюбивых планах. Почему бы ему не знать и его будущего, которое для людей другого века станет прошлым? Незнакомец не рисуется волшебником или посланцем какого-то бога. Римский полководец не верил в богов. Но, как и все люди риска, был фаталистом.

— Ты прав. Лучше, если человек не знает своего будущего. Нельзя бросать вызов судьбе. Но ты можешь помочь Риму. Твой меч выкован из прекрасного металла. Если у моих головорезов будет такое оружие, они станут непобедимы.

— Легионеры еще долго будут побеждать со своими спада.

— Почему ты отказываешься?

— Будет убито больше людей. Снова нарушится естественный исторический ход времени, причин и следствий.

— Выходит, что невмешательство — бог вашего народа?

— Правильно. Так же как ваш римский бог — непримиримость!

Крас поднялся. Сейчас он смотрел на своего странного пленника с любопытством и иронией.

— Я могу тебя заставить.

— Ошибаешься.

Историк вынул пистолет. Короткая плазменная струя превратила сваленное в углу оружие в лужу растопленного металла. Достав из рукоятки кристаллический генератор, он бросил его вместе с пистолетом в искрящуюся смесь меди и стали.

Крас усмехнулся.

— Для чего ты это сделал? Я не разбойник. Одного такого клинка мне недостаточно. Мне нужны десятки тысяч.

— Чтобы подчинить мир своей воле?

— Для Рима! — Крас снова стал серьезным. — Ты хорошо знаешь прошлое. Но его люди чужды твоему разуму. Я не простой себялюбец. Я верю, что только Рим может обеспечить порядок в сегодняшнем мире.

— С помощью распятий и дикторских мечей?

— Сегодня мы не знаем других средств.

Разговор не мог окончиться иначе. Они сидели напротив друг друга на расстоянии легионерского меча, но их разделяли двадцать три столетия. Каждый век имеет свои законы. Даже уважение не может заполнить пограничную борозду между прошлым и будущим. Претор тихо сказал:

— Ты непрошеный гость в нашем времени. Для Рима ты опаснее, чем сто тысяч восставших гладиаторов. Тебе остается только умереть.

Историк улыбнулся:

— Как ты можешь убить того, кто родится через две тысячи триста лет?

— Попробую. Ты готов?

Человек из будущего кивнул.

Крас дунул в маленький костяной свисток. У входа вырос центурион с несколькими легионерами. Претор молча опустил вниз большой палец. Таким знаком римские императоры лишали пощады побежденного на арене гладиатора.

Историк глубоко вздохнул. Через час «Одиссей» начнет свой полет сквозь время.

Воины быстро привязали его к свободному кресту. Их привычные пальцы не причинили ему неприятных ощущений. Но вдруг на него навалилась страшная боль. Он был наг и беспомощен как младенец среди тысяч таких же беспомощных бунтовщиков, которые с нетерпением ждали смерти на своих крестах. Страдание раскололо земные границы времени. Боль стала необозримой, словно вселенная.

Время остановило свой ход. Он провалился в глубину ужасающего безмолвия. Красное облако застилало глаза. И тут он вспомнил слова кибернетика, что любое нарушение пространственно-временной структуры превращает нарушителя в постоянного героя вечно повторяющихся событий. И эта неотвратимость вечного круговорота риска, поиска и смерти была страшнее агонии на грубом кресте Виа Аппиа.

СВЕТОСЛАВ СЛАВЧЕВ

Последнее испытание (Перевод И.Мартынова)

Красные круги плыли перед глазами. Во рту был солоноватый привкус крови. Невыносимая боль, казалось, пронизывала каждую клетку тела…

Ферн приподнял веки. Багровая тьма сменилась знакомым мягким синеватым полумраком каюты.

«Ну, отпусти же…» — подумал он, и когда новая волна слабости, гася проблески сознания, захлестнула мозг, какая-то его частица продолжала сопротивляться. Сквозь колеблющуюся пелену он видел, как перемигиваются огоньки на пульте управления, мечутся на экранах кривые. Все предметы вокруг то надвигались на него, становясь до боли в глазах яркими и контрастными, то отступали, расплываясь в туманные пятна.

Через некоторое время приступ кончился. Тяжесть исчезла. Осталась только ломящая боль в висках. Не глядя на пульт, он чувствовал, что двигатели работают нормально.

— Спускаемся, — услышал Ферн чей-то голос рядом. — Туго пришлось.

Он обернулся: в соседнем кресле сидел тот, ради кого он летел. Если бы Ферн не знал, с кем летит, то едва ли обратил внимание на неестественный румянец спутника и чрезмерно точные и уверенные движения его рук. Но все же в нем не было ничего особенного. Таких пилотов, как он, было много. Чего и кого не встретишь на экспериментальной базе! На этой забытой богом окраине Галактики появлялись и юнцы, обуреваемые надеждой открыть что-то доселе не открытое, и списанные астронавигационной комиссией старые космические волки, которых экспериментальная база принимала на работу, сквозь пальцы глядя на параграфы устава. Трудно было и предположить, с кем тебя здесь могут свести недолгие межпланетные рейсы. Но об этом спутнике Ферна предупредили. Его звали Ариэль. Он успешно прошел все испытания. Его рейс на Тамиру — последняя проверка.

Дурацкое имя, подумал Ферн, снова опускаясь в кресло. Где-то он его уже слышал, но не мог вспомнить где. Те на базе, наверное, совсем спятили, если дают антропоидам такие имена. Но это не его дело. Был рейс, была задача — сравнительно простая, а с кем лететь — не так уж важно.

— Спускаемся, — снова повторил Ариэль.

Ему не откажешь в такте. Другой на его месте замучил бы Ферна вопросами: лучше ли ему стало, не выбрать ли новую орбиту, а потом бы долго и нудно рассказывал, когда и как он потерял сознание и что в эти мгновения они были на грани катастрофы, умалчивая о том, что три контрольных автомата всегда в таких случаях могут обеспечить безопасную посадку. Если приступ и имел какое-то значение, то только для пилота, напоминая ему, что скоро настанет пора предстать перед Комиссией.

Ферн с усилием протянул руку и включил бортовые иллюминаторы. Хрустальные округлые линзы сверкнули, как зрачки огромного зверя, и в них на угольно-черном фоне появился багровый диск планеты, покрытый как паутиной сетью переплетающихся темных линий. Ее верхний край был немного светлее, и линии проступали на нем более четко. Это была Тамира — одна из наиболее изученных планет, каждый камень которой описан в астронавигационных справочниках. Ничего особенного: атмосферы нет, жизни нет, единственная достопримечательность построенная в начале века небольшая астрофизическая станция, которую обслуживали немного устаревшие автоматы. Люди здесь были излишней роскошью. Вероятно, именно для таких станций, а их у базы были десятки, и налаживали производство антропоидов. Человек в одиночестве здесь долго не выдерживал. Даже самые отчаянные нелюдимы могли протянуть не больше двух месяцев. А потом начинались галлюцинации.

Теперь на базе надеялись, что с появлением антропоидов все изменится к лучшему. Четырнадцать миллиардов кристаллических нейронов, собранных в систему, исключающую психические расстройства. И имитация человеческого тела была сравнительно удачной. Говорили даже, что реакция у антропоидов далеко превышает возможности человека.

— Да-а… — протянул Ферн неопределенно. Ему хотелось сказать что-то утешительное, ободряющее. Все же мало приятного сидеть в одиночестве на какой-нибудь там Тамире под колпаком и слушать Вселенную, даже если твои четырнадцать миллиардов нейронов и кристаллические. Способны ли вообще антропоиды что-нибудь чувствовать или нет — об этом Ферн никогда не задумывался.

— Наверно, чертовски неприятно, когда… — Ферну хотелось спросить своего необычного спутника, что он чувствует, но вопрос получался какой-то дурацкий и совсем не о том, что его интересовало. Ариэль пристально взглянул на него — ну совсем как человек.

— Да, — сказал он. — Дьявольская скука. Боюсь, что не выдержу.

Ферну стадо не по себе. Десятки раз он летал с незнакомыми пилотами, непринужденно болтая о сотнях пустяков. Однако сейчас он не находил слов и не мог отделаться от неприятного ощущения, что на корабле не все в порядке.

— Я понимаю, — сказал Ариэль неожиданно. — Вас смущает мое присутствие.

Ферн кивнул — что правда, то правда.

— И мне нелегко, — добавил Ариэль. — Вы знаете, что… он запнулся на мгновение, — что мы с вами разные. И что сейчас за нами наблюдают.

Ох, эти проклятые стереокамеры — Ферн совсем забыл о них! В шлемы его и Ариэля были вмонтированы миниатюрные телекамеры, и база каждую секунду знала, что здесь происходит, видела и слышала их. Бессмысленно было даже ругаться, давая выход своему раздражению, потому что тех на базе это даже не могло обидеть, только автоматы равнодушно зарегистрировали бы момент «психической неустойчивости». И за какие грехи удовольствие отправиться в этот рейс выпало на его долю! Он никогда бы не согласился, если бы знал… Но что знал? Этого он не мог себе уяснить и, уже совсем выведенный из равновесия, начал всматриваться в иллюминаторы.

Они спускались. Гладкий диск Тамиры превратился в хаотическое нагромождение пиков и плоскогорий.

Уже видны были бездонные расщелины, казавшиеся прежде тонкими нитями паутины. Это были рваные трещины шириной в десятки метров, словно прорубленные в теле планеты циклопами. Тамира, сожженная лучами ее двойного солнца, была мертва. Только в глубине расщелин можно было заметить какое-то движение. Но и это не было жизнью. Там клокотала и пузырилась раскаленная докрасна лава.

Мало приятного оказаться на Тамире. От этой мысли раздражение Ферна против Ариэля улеглось. Судьба антропоидов была не из легких. И кто знает, справятся ли с этой задачей хваленые конструкции базы.

— Задача ясна?

Само собой разумеется, что ясна, но нужно же было что-то сказать. Ариэль кивнул:

— Да. И мне думается, она несложная.

Это же впечатление сложилось и у Ферна. Ему приходилось слышать, что на испытаниях автоматы ставят в самые тяжелые условия. На этот раз Ариэль должен был только спуститься на эскалаторе в Большой каньон и взять пробу лавы. Работы на считанные минуты. Единственной обязанностью Ферна при этом было, сидя в вездеходе у края каньона, направлять стереокамеру на Ариэля — с базы хотели следить за каждым шагом испытываемого антропоида.

— Уже можно разглядеть место посадки, — сказал Ариэль.

Включив фотоэкран, он медленно поворачивал его. Ферн слегка наклонился вперед, чтобы рассмотреть плато, где они должны были совершить посадку. Краем глаза он успел заметить, как Ариэль стиснул зубы от напряжения. Да, ничего не скажешь — конструкторы позаботились обо всем. На мгновение в душе Ферна промелькнуло что-то похожее на сожаление. Создан разум, совершенный двойник человека, наделенный опытом людей, и для чего? Чтобы забросить его на пустынную и дикую планету? Бессмысленно.

— Да, бессмысленно! — сказал Ариэль глухо.

Ферн окаменел от изумления. Что он, читает мысли или думает о том же? Ариэль продолжал пристально вглядываться в фотоэкран, как будто ничего не случилось, но во взгляде его была тоска. Теперь Ферну действительно захотелось крепко поругаться с теми с базы. Создали, видите ли, двойников, и их не интересует, о чем они думают и что чувствуют.

Опытная серия, пробные испытания… Глупости! Только бы вернуться, а там он знает, что и кому сказать, не напрасно о нем идет слава как о человеке, который не преминет выложить, что он думает. Но сейчас лучше помалкивать.

Ферн поднялся с кресла и, пока ракета плавно опускалась, откинул шлем. Потом привычно взглянул на индикатор скафандра. Кислорода оставалось немного, но должно было хватить. А если и не хватит — в вездеходе имеется достаточный запас.

Когда легкий толчок возвестил о посадке, они с Ариэлем уже сидели в кабине вездехода. Люк бесшумно раскрылся, и неуклюжая машина выползла наружу.

На горизонте заходило багровое солнце, и длинные острые тени скал причудливо расчертили плато. Красное и черное эти странные картины Ферн видел во сне еще ребенком, и ему казалось, что все это уже было когда-то в далеком прошлом и эта экспедиция, и этот вездеход, и странный спутник в соседнем кресле. Но сейчас не было времени на размышления второе солнце Тамиры, голубой гигант, должно было взойти через час. Единственно надежной защитой от его смертоносных лучей были лишь экранированные стены ракеты. Все было точно рассчитано.

На краю Большого каньона Ариэль остановил машину. Пока он спускался на поверхность, Ферн перекинул через борт гибкий эскалатор, а потом и сам выбрался из вездехода. Ариэль взял дистанционный бур для извлечения проб, закрепил стальные канаты на поясе и начал спуск. Теперь Ферну оставалось только держать его в поле зрения стереокамеры на своем шлеме и удивляться дикой красоте Большого каньона. За его долгую жизнь ему не приходилось быть свидетелем такого фантастического, леденящего кровь зрелища. Где-то внизу слышалось клокотание. Багровые отблески играли на скалах, и трудно было понять, от чего исходит кровавое зарево — от последних лучей заходящего солнца или от кипящей лавы.

И несчастье случилось, как всегда в таких случаях, совершенно неожиданно. Где-то на полпути сломался эскалатор, и Ариэль полетел вниз. Но стальные тросы, натянувшись, остановили падение, и он повис над бездной, нелепо двигая руками и ногами, словно какое-то огромнее насекомое. В первое мгновение Ферн оцепенел — такого не могло произойти! Это было совершенно нелепо! Но тем не менее там внизу висел Ариэль, напрасно пытаясь дотянуться до последней ступеньки эскалатора, которая раскачивалась, казалось, совсем рядом с ним.

На размышления не было времени. Ферн почти инстинктивно оценил ситуацию: поднять Ариэля на тросах можно было только с помощью эскалатора. Проклятая система, и кто ее только придумал! Единственный шанс — резервный эскалатор вездехода!

Ферн втиснулся через люк в каюту вездехода и лихорадочно осмотрелся по сторонам. Какой идиот! Задание ему казалось таким легким, что он не взял второй эскалатор! Его прошиб холодный пот, он снова выскочил наружу. Нужно было что-то решать.

Ариэль продолжал раскачиваться над огненной бездной.

В сущности, какое ему, Ферну, дело до Ариэля? У него было определенное задание, и ему самому нужно было предвидеть все случайности. Не оправдал надежд — вот и все. Вина его, Ариэля. Наверное, он сознает это, потому и молчит, не отзывается. Решать, скорее решать!

— Возвращайтесь! — услышал Ферн в приемнике шлема. Это был голос Ариэля.

Теперь он еще будет давать ему советы! Ферн побелел от ярости. Он шагнул к пропасти и остановился у эскалатора. Был еще один выход — спуститься по его ступеням и попытаться вытянуть оттуда Ариэля или включить систему подъема на тросах. Но времени оставалось так мало! На посеревшем у горизонта небе вот-вот могло показаться голубое солнце.

Рисковать? Но не все ли равно — одним антропоидом больше или меньше. Следует ли ему, Ферну, подвергать свою жизнь опасности ради спасения какого-то искусственного разума, созданного самим человеком всего лишь для облегчения собственной деятельности? Но все же там внизу в опасности разумное существо, которое может мыслить, может страдать! Ему нельзя не помочь! И вот он, Ферн, старый дурак, стараясь не глядеть вниз, осторожно сползает по ступеням. Ну вот и тросы, отсюда до них уже можно дотянуться. Теперь только немного поднатужиться, еще немного. Вот так! Хватайся за эскалатор! Ну, черт возьми, кажется, все… а теперь скорее наверх, скорее…

Когда за их спинами бесшумно захлопнулся люк ракеты, иллюминаторы отразили первые лучи второго солнца Тамиры. Ферн снял шлем и рухнул в кресло у пульта. Он почувствовал, что рядом с ним сел Ариэль.

Они оба еще молчали, когда вспыхнул стереоэкран. Искаженное яркими искрами космических помех, на нем появилось и тут же исчезло лицо Конструктора. Но хотя изображение и пропало, послышался его голос:

— Поздравляю, Ферн! Воя база тебя поздравляет! Ты выдержал испытание.

Недоумевая, Ферн глядел на пустой экран, а голос продолжал:

— Это было испытание для тебя! Сумеешь ли ты, человек, установить контакт с искусственным разумом! Мы не обманулись в тебе, Ферн! Ты понял, что он не господин и не слуга, а товарищ. Так и должно быть, Ферн! Разум во Вселенной един!

Жребий (Перевод Ю.Топаловой)

Нас трое — Инна, Артур и я. Сидим, как и каждый вечер, в нашем углу возле небольшого белого распределительного щита астрофона. Через стеклянные глаза зала на нас спускаются оранжевые сумерки. Артур сидит налево от меня, почти утонув в своем кресле, и отсюда мне видно только его худощавое лицо, которое сейчас кажется задумчивым и отчужденным. Инна передо мной. Она склонилась к экрану астрофона. Голубой луч света, трепеща на ее пальцах, освещает нежный профиль. Мы молчим. Кажется, что только этот мертвый свет здесь и живой. К легкому жужжанию присоединяется высокий воющий звук. Закрыв лицо ладонями, Инна долго вслушивается в него.

— Оставь, Инна, — говорю я, — сама знаешь, что это бессмысленно…

Она не отвечает, и мне нечего добавить. Все десятки раз переговорено, и она это знает не хуже меня или Артура. Слушаем сигнал. Непонятный для нас сигнал из глубины звездного мира. Было время, когда мы пытались его расшифровать. Сначала нам казалось, что ответ просвечивает в спокойных голосах кибернетического устройства, которое сообщило, что сигнал идет от созвездия Персея. «Еще данные, разгадайте сигнал!» — настаивали мы. Электронный мозг послушно уточнял координаты, доказывал, что только разумные существа могут посылать такие радиоволны. И больше ничего. Мы замучили себя вопросами, хватались за тонкие нити предположений. Надежда сменялась неуверенностью, а потом в наши души медленно проникла горечь бессилия.

Теперь все равно поздно, через несколько часов мы улетаем к Земле. Нас ожидают восемь земных лет пути. Восемь лет вместе. Будем говорить, может быть, будем смеяться, и каждый будет видеть, как по лицам двух других морщину за морщиной прокладывают неуловимые угрызения совести. Да, мы упустили наше важнейшее открытие, открытие, ради которого вообще стоило жить.

— Не мучайся, Инна! — говорю я снова. — Мы записали звук. На Земле его расшифруют. Верь мне, что и это немало.

Собственно, я и сам не знаю, много ли это или мало. Но мы в самом деде сделали все, что было в наших силах. И сейчас у меня перед глазами бледное, заросшее лицо Артура, который целыми днями пытался преобразовать пойманные радиоволны. Одно время казалось, что удается получить соответственные биотоки. Тогда часами сидели в биоэлектронной камере с приемными шлемами на голове. Дважды мне казалось, что я вижу краски и очертания. Но… оба раза Артур и Инна извлекали меня из камеры полумертвым. Запись на биоэлектронной ленте действительно показывала цвета, но могли ли мы этому верить? И о чем говорили эти цвета? Почему прием их был опасен? Ответа на эти вопросы не было. Решили прекратить опыты. Оставалось только следить за записывающими аппаратами и утешаться, что на Земле кто-то другой, более сообразительный, сумеет расшифровать наши записи. Тоже мне утешение! Вот почему мы уже ненавидим и сигнал и самих себя. Иногда я думал, что это эгоизм. Но кто бы дерзнул обвинить в эгоизме нас, людей, которые отказались от личной жизни ради изучения полных опасностей далеких планет?

Довольно этих настроений! Нужно улыбнуться. Не так, так слишком мрачно. Да, сейчас лучше. Я встал.

— Достаточно мы сидели! У нас до отлета есть еще и другие дела, правда, Инна?

Инна вздрогнула. Но быстро сообразила, о чем я спрашиваю. Встает. Да, последнее контрольное испытание локаторных установок в ракете. Пора.

Артур тяжело поднимается с кресла. Стоит, будто хочет что-то сказать, но, махнув рукой, уходит. Большая серебристая дверь бесшумно открывается перед ним. Да, это к лучшему, что он промолчал.

За окнами вечер. Странный вечер, если вообще можно так сказать. К горизонту черного неба спускаются два солнца. Одно — большое, оранжевое, другое — голубое. Когда-то, когда мы были детьми, нам снились такие горизонты и такие солнца. И даже сейчас, после трех лет пребывания здесь, не могу отрешиться от чувства, что все это происходит во сне. Вокруг меня ни одной мягкой линии. Острые, причудливо иссеченные утесы, будто застывшие в мольбе к небу. Зияющие глубиной пропасти. И звезды. Неприветливые, будто вырезанные из куска мертвенно-холодного металла. Мне становится страшно, как только подумаю, что там, где-то в созвездии Персея, была, а быть может, есть и сейчас, разумная жизнь, которая взывает к бесконечности. Двадцать тысяч световых лет шел этот зов. И встретил нас троих на этой дикой планете системы бета Лебедя. Напрасно встретил. Мы не готовы его понять.

Оборачиваюсь. На плато за нами сияет мягким изумрудно-зеленым светом купол нашей гравиметрической станции. Никогда не думал, что мне будет так тяжело расставаться с ней. Видно, человек всегда оставляет частицу себя в предметах, с которыми он сжился.

Направляюсь следом за Артуром и Инной. Он идет впереди, она — за ним. Слышу в шлеме ее дыхание, вижу, как ее маленькая фигурка ступает по склону, и думаю о том, о чем никогда не смог бы ей сказать. Насколько она мне дорога. Понял я это не сразу. В первые дни после того, как звездолет «Орион» доставил их сюда вдвоем с Артуром, меня раздражали ее молчаливая сдержанность, ее манера нервно поглаживать ладонью лоб, когда она чем-то встревожена. Потом я привык. А потом вдруг однажды с удивлением обнаружил, что мне тяжело, когда я не вижу со рядом. Может быть, это любовь, не знаю.

Артур тоже любит ее. Они выросли вместе в звездолете «Орион». И то, что она навсегда свяжет свою жизнь с его, казалось совершенно в порядке вещей. Между собой мы говорим обо всем, кроме главного, что мы оба любим Инну. Но и она молчит.

— Арчи, — говорю в микрофон, — я вас скоро догоню. Пойду отключу гравитационный конденсатор. А вы проведите проверку в ракете. Я буду ждать вас здесь на обратном пути.

Вправо, в ста метрах по склону, темнеет угловатое тело конденсатора. Непосвященный никогда не догадается, что этой неказистой установке мы обязаны своей жизнью здесь. Конденсатор создает высоко над нами невидимую броню сверхмощного поля. Эта броня охраняет нас от лучей голубого солнца, без нее оно в считанные часы убило бы нас. Однако наши запасы энергии близятся к концу, это-то и заставляет нас спешить с отлетом. Да и задание, из-за которого мы здесь, уже выполнено. Мы справились со всеми задачами, кроме одной — непредвиденной. Почему-то часто именно непредвиденное оказывается самым важным в нашей жизни? Нет, не хочу больше об этом думать. Сегодня последняя ночь здесь. Отбросим уже ненужные сомнения и дадим старт. Всего лишь восемь лет, и я увижу Землю! Синее небо, синее море, зелень лугов и лесов… Всего восемь лет!..

Тяжелая дверь открывается. Вхожу. Что подумают Инна и Артур, если им сказать, что для меня приборы — словно живые существа. Возможно, это осталось у меня от занятий медициной — каждая наука дает человеку, кроме точных знаний, что-то еще. Трудно сказать, что именно, но медицина, очевидно, дает такое понимание людей, которое одухотворяет даже предметы. И как были несчастны наши прадеды, когда два-три века назад, вынужденные обстоятельствами, считали, что должны совершенствоваться только в одной какой-либо области науки. Они совсем не могли бы представить себе, к чему привело расселение людей по планетам, к какому скачку в мышлении!

Но я сам не обладаю основными качествами, которые должны быть у космонавта: суровостью и непоколебимостью. Я чересчур много рассуждаю. И не смог бы, наверное, в случае необходимости хладнокровно пожертвовать собой или своими товарищами. Даже сейчас, когда берусь за центральный переключатель конденсатора и отвожу его, испытываю чувство, будто расстаюсь с другом. Тихое равномерное гудение смолкает. Зажигается красная лампочка, затем и она гаснет. Я быстро выхожу.

Да, Артур и Инна уже возвращаются. Все в порядке. Остается только взять на станции последние записи сигналов и кое-какие мелочи. Потом — старт!

Сейчас я иду первым. Входим один за другим на станцию и в герметической камере снимаем только шлемы: нет времени, надо спешить. Коридор. Дверь в зал с астрофоном отходит. Я…

Я в недоумении останавливаюсь посреди зала. Что-то здесь произошло. Я чувствую это, прежде чем осознаю. Потом понимаю. Это невероятно! Острый воющий звук сигнала превратился в тихую мелодию. Странную, особенную мелодию.

Артур спохватывается первым. Он уже спешит к биоэлектронной камере, мы — за ним. Входит, руки его дрожат, когда он закрепляет на голове шлем. Я вынужден ему помогать…

Минута. Инна тяжело дышит возле меня. Глаза Артура широко открыты.

— Вижу, — хрипит он, — вижу их… Это они… слышу их…

Я ловлю каждое его слово. Наконец-то! Как это просто и как мы не догадались! Нам мешало поле. Мы выключили конденсатор и…

Какая-то тревожная мысль бьется в подсознании. Я стараюсь от нее отделаться, но она постепенно проясняется, становится убийственно отчетливой. Мы можем расшифровать сигналы только в том случае, если не работает конденсатор. Но он и без того выключен, потому что нет больше энергии. Мы не можем остаться здесь, не можем! Надо вылетать немедленно, бежать, иначе нас убьет голубое солнце.

Радость переходит в такое отчаяние, что мне хочется кричать от боли. Мгновенно приходит другая мысль: а что, если один из нас останется здесь? Сигналы, пройдя через его мозг, будут записаны на биоленту. А если при этом включить и астрофон, образы и звуки можно переправить на Землю в расшифрованном виде. Но это значит, что один из нас будет осужден…

Насильно снимаю шлем с головы Артура и вытаскиваю его из камеры. Он шатается…

— Садись, — говорю, — садись! Я хочу сказать тебе что-то важное. Прошу тебя, Арчи, успокойся!

Артур садится и медленно-медленно приходит в себя. Инна стоит. Лицо ее побледнело, пальцы сжимают спинку стула. Она уже поняла. Да, Инна, это верно, то, о чем ты думаешь!

— Слушай, Арчи, — начинаю я (хотя бы голос не изменил мне!), — видишь как обстоит дело (какие я говорю глупости!). — Слушай, понятно, что сигналы превращаются в биотоки только при низком гравитационном напряжении. Откуда нам было знать? Конденсатор мешал. Ты ведь понимаешь…

Инна делает несколько шагов и садится перед астрофоном. Лицо ее мертвенно-бледно. Но у меня нет времени думать о ней. Я должен сказать все до конца.

— Один из нас должен остаться здесь, Арчи… Один из нас. Иначе нельзя. Все, что мы до сих пор записали, ничего не стоит. Один из нас должен остаться. То, что он увидит и услышит, будет записано на биоленту и таким путем попадет к людям. Записывать можно будет до тех пор, пока не взойдет голубое солнце и еще несколько часов после этого… Ты понимаешь, Арчи?

На висках Артура вздуваются две вены. Но он владеет собой. Прекрасно владеет, черт побери! Я даже завидую его самообладанию. Он смотрит на Инну и говорит то, что надо. Говорит ЭТО:

— Разреши остаться мне.

Крик. Это крик Инны. Она задыхается, говорит что-то невразумительное:

— Нет… не ты… он не знает… я должна остаться здесь…

Понимаю, Инна, ты сделала свой выбор. Он пал на Артура. Сейчас мой черед владеть собой.

— Останусь я. Приказываю вам улетать!

Нет, вышло нехорошо. Артур молчит, потом вскипает.

— Ты что? Посмотрите, какой я герой! Этого не будет! Это неразумно!

Ах, Артур, зачем ты везде ищешь разум? Надо придумать что-то, надо! Нет времени. Один должен остаться здесь… И я говорю первое, что приходит на ум:

— Предлагаю… тянуть жребий!

Невероятно. Так когда-то решали вопросы люди, бессильные перед природой, и это вовсе не идет нам, хозяевам Вселенной. Не сообразил еще, как буду действовать дальше, но возврата назад нет.

Артур нервно рассмеялся:

— Что за идея?

— Подумай, — настаиваю я. — Все равно кто-то останется здесь. Слепая случайность требует этого от нас. Давайте отплатим ей достойно — тоже случайностью! Так неразумное станет разумным.

Он внимательно смотрит на меня. Идея явно начинает нравиться ему. Но все равно он, как человек, в котором превалирует разум, не может сразу ее принять. Да, Артур, люди потому и люди, что даже в безнадежном положении могут смеяться над судьбой!

— Ты доводишь вещи до абсурда… — колеблется он. По его тонкому лицу пробегает кривая усмешка.

— Он прав, Артур! — слышу я голос Инны. — Я готова!

Она встает и подходит к нам. Глаза ее горят, она трет лоб ладонью. Мы молчим. Странная, немного грустная мелодия струится из астрофона. Она наполняет кабину, мы будто плаваем в ней.

— Ты нет! — говорю я. — Только мы!

Артур молчит, значит, согласен. Вынимаю записную книжку, вырываю два листка и отворачиваюсь, чтобы поставить крестик на одном из них. Вот в ладони две судьбы.

— На одном из листков — крестик. Тяни!.. Мне, по старому обычаю, достанется второй.

Артур даже не задумывается. Для него решено — значит решено. Протягивает руку и берет свой жребий. Листок пуст.

А я даже не открываю свою бумажку. Это лишнее, мы все знаем, что в ней. Комкаю ее и отбрасываю в сторону.

— Сами видите… — говорю. Ничего более убедительного на ум не приходит.

Артур смотрит куда-то в сторону. В первый раз вижу его неуверенным. Он все еще не может примириться с тем, что все решено таким неразумным на его взгляд методом. Даже, наверное, упрекает себя за то, что согласился. Не мучайся, Артур! Судьба знает, кого избрать. Идите…

— Идите… — повторяю я, — у вас нет времени.

И вдруг понимаю, что говорю бессмыслицу. У кого нет времени? Их ожидает целая вечность жизни и счастья. Это у меня, у меня нет времени! Но они ничего не замечают. Инна сжимает губы и медленно отходит к астрофону. Какое-то странное сходство есть между ней и этой далекой мелодией! Нежные и бесплотные. Инна подходит к пульту астрофона, потом опускает руку, оборачивается.

— Пойдем все вместе, — неуверенно говорит она. Не отвечаю. Что ты мне предлагаешь, Инна? Жизнь?

Но ты не понимаешь, какую жизнь! Не только я, но и все трое перестанем быть людьми.

— Ну-ка, — говорю, — подойдите ко мне.

Артур смотрит на меня. Какие у него глаза! Изменившиеся, чем-то старческим веет от них, древним и мрачным.

Но у нас… у меня нет времени…

— Прощай, Инна. Прощай, Артур.

Сказано все, что нужно. Не знаю, как прощаются люди в таких случаях. Протягиваю им руки. Мне тяжело. Не потому, я не думаю о том, что меня ожидает, просто мне тяжело, что больше их никогда не увижу.

Артур поворачивается и идет первым — не хочет, чтобы я видел боль на его лице. Инна прикусывает губу и медленно идет следом за ним. Инна! Ты ничего не знаешь, Инна! Ты его любишь. Он чудесный человек, верный до смерти друг. Но пройдет время, и ты все больше будешь думать о другом, о том, который остался здесь и которого давно уже не будет в живых. И ты станешь любить того, другого, тень. Ты сама еще не знаешь, что это будет за ад. Артур все поймет и будет страдать. Мне больно за вас, дорогие мои.

Вышли.

Как тихо кругом. Мы одни — я и мелодия. Мне нужно еще несколько минут, всего несколько минут для себя, я имею на это право. Хочу помечтать о чем-то хорошем, прежде чем войти туда…

…Взошла луна. Пахнет смолой, землей и еще чем-то — упоительный запах. Иду по лесной тропинке, усыпанной сосновыми иглами. Она извивается, сжимаемая янтарными стволами. Кажется, что это иду не я, а кто-то другой, живший тысячи лет назад…

Довольно. Последний взгляд вокруг. Там, на полу у астрофона, лежит скомканная белая бумажка. Я один во всей Вселенной знаю, что этот жребий так же чист, пуст, как и жребий Артура. Я не поставил крестика ни на одном из них. Я неплохо сыграл свою последнюю роль…

Прощай, Земля! Один человек очень любил тебя…

Прощай!

Загадка Белой долины (Перевод Д.Хлыновой)

Телепатин, или гармин — сложное химическое соединение, алкалоид, найденный в стеблях южноамериканской лианы Banisteria Kaapi. Он оказывает особое, еще недостаточно изученное действие на некоторые центры головного мозга…

«АЛКАЛОИДЫ», том II, стр. 347

— Ты слышишь? Вот… теперь снова…

Антоний Зеелинген еще раз затянулся из трубки, потом вынул ее изо рта и неохотно повернул голову в ту сторону, откуда доносился шепот.

Перед брезентовой палаткой прямо на земле был расстелен резиновый походный матрац. На нем, обливаясь потом, метался крупный светловолосый мужчина. Его давно нестриженные волосы прилипли к вискам. Когда он временами поднимался на локте, глаза его, огромные и страшные, лихорадочно блестели.

— Вот… слышишь?

Да, Зеелинген слышит. Но он спокойно выбивает трубку о залепленный грязью сапог. Потом всматривается вверх, ухом опытного охотника прислушивается к жизни бескрайних джунглей. Огромная темно-красная луна выплыла над горизонтом. Ее мутный от испарений свет делает лес еще более мрачным и страшным. Среди тысячи лесных шумов Зеелинген улавливает то, о чем шепчет и чего боится его товарищ. Это глухой и отрывистый звук. Сначала он слышится редко, потом чаще и чаще. Зеелинген знает: это говорят джунгли. Где-то там, среди зарослей, вокруг костра сидят полуголые смуглые люди. Рядом с одним из них полое дерево с натянутой кожей. Мужчина ударяет ладонью по коже, прислушивается, потом бьет все быстрее и быстрее. Это голос джунглей. Смысл его понятен:

— Два человека хотят убежать с одной из моих тайн! Остановите их! Убейте их!

Зеелинген поворачивается к больному и успокаивающе кивает:

— Они нас не найдут.

Потом снова принимается набивать трубку. То, что он говорит, — ложь. Он с детства живет в джунглях Ориноко и прекрасно знает, что оба они обречены. Но сказать больше нечего, да и зачем говорить. Уже целую неделю они пытаются уйти от своих преследователей. Были дни, когда удары рокового барабана еле слышались и была надежда, что они вырвутся. Но вчера Карлсон заболел, и это решило все. Только чудо могло их спасти. До ближайшей станции на берегу Ориноко, где их ждет вертолет, не меньше ста миль. Спасения нет.

— Послушай, Антоний, — шепчет Карлсон, — мне конец. Оставь меня и беги… Тебя им не догнать. Отнесешь лианы. Скажи…

— Ты болтаешь глупости! Лежи и молчи. Хочешь пить?

— Беги… они придут… мне страшно. Беги! Зачем обоим? Отнеси лианы и скажи…

Страх. Гигант Карлсон боится смерти, одиночества перед смертью. Старик Зеелинген это прекрасно понимает. Карлсон умрет. Лучше умереть одному, чем обоим. Но жизнь научила его, что если человек хоть раз убежит от другого человека, ему никогда не удастся убежать от самого себя. К чертям! Лучше остаться здесь до конца!

Зеелинген слышит далекие глухие звуки и постепенно припоминает начало всей этой странной истории…

Все началось в тот вечер, когда он сидел за стаканом аранхо на террасе трактира «Два пезоса» в Сан-Фернандо. Он вернулся после полугодового скитания по джунглям и подсчитывал прибыль от продажи шкур, когда кто-то подошел к столику и вежливо, с иностранным акцентом спросил:

— Извините, пожалуйста, я говорю с сеньором Зеелингеном?

Антоний поднял голову. Перед ним стоял низенький чернобородый человек с симпатичными умными глазами и немного старомодными бакенбардами. В нем было что-то располагающее к себе. Может быть, открытый и ясный взгляд или что-то другое, но этот человек ему сразу понравился.

— Разрешите представиться, — сказал мужчина, — доктор Эриксен.

— Прошу.

Эриксен сел на свободный стул и заговорил, внимательно подбирая слова: он неважно знал испанский.

— Видите ли, — сказал Эриксен, — я не знаю, как вы отнесетесь к моему предложению, но я много слышал о вас и искал встречи с вами. Я работаю в Международном институте физиологии и занимаюсь невробиохимией. Да, я понимаю, что вам это ничего не говорит. Короче, я изучаю вещества, которые могут вызывать или устранять у людей какие-то чувства, усиливать память и оказывать влияние на те стороны нервной деятельности, которые до сих пор мало исследованы…

Антоний слушал молча, потягивая аранхо.

— Извините, я несколько отвлекся, — продолжал Эриксен. — Как я понял, вы, сеньор, хорошо знаете джунгли. Вы слышали о Белой долине?

Вопрос был поставлен в упор. Зеелинген опустил стакан и внимательно посмотрел на собеседника. Эриксен молчал.

— Ну, — протянул Зеелинген, — положим, что слышал. Что из этого? Что вам нужно?

— Видите ли, — подхватил Эриксен, — существует легенда, что где-то в джунглях живет племя, владеющее тайной телепатии — ведь вы знаете, это передача мыслей на расстоянии. Каждый год в первое полнолуние сухого сезона племя выбирает юношу, который идет в джунгли, находит там лиану определенного вида и приносит ее ветку. Старейшины племени особым способом варят эту лиану и дают юноше выпить напиток из нее. Потом он идет со старейшинами в Белую долину и видит оттуда весь мир. Читает мысли любого из людей. Но только в течение одной ночи. К утру юноша теряет рассудок и бродит по долине, пока не погибнет. Ведь вы слышали об этом? Нам, ученым, известно, что телепатия имеет чисто материальную основу, и если найти химическое соединение, которое ее вызывает…

— Понятно, — сказал Зеелинген, — ну и что?

— Мы располагаем кое-какими сведениями. Это не только легенда. Видимо, племя существует на самом деле. И Белая долина тоже. Я предлагаю вам быть нашим проводником, моим и моего сотрудника Карлсона. Мы вам хорошо заплатим.

Зеелинген криво усмехнулся.

— Вы предлагаете мне деньги. За что? За мою жизнь? Тот, кто уходил в Белую долину, живым не возвращался.

Эриксен встал.

— Извините, сеньор, я думал….

— Подождите! — прервал его Зеелинген. — Ваши деньги меня не интересуют. Но я поведу вас. Еще не родился человек, который может сказать, что Антоний Зеелинген боится чего-либо. Я вас поведу.

Так все началось. Через неделю они втроем — Эриксен, Карлсон и Зеелинген — сели в вертолет, принадлежавший институту, и направились по верхнему течению Ориноко до притока Араука. Сели на последней базе, выгрузили багаж и договорились с пилотом — молодым веселым итальянцем — о маршруте в джунглях. Связь с вертолетом, который должен был следовать за ними, поддерживалась посредством маленького радиопередатчика, которым занялся Карлсон.

Вскоре они вошли в джунгли. Зеелинген шел впереди, выбирая тропинки, протоптанные животными, спускавшимися на водопой. В некоторых местах путешественники пытались идти по берегу реки, шагая по песку, пробираясь через поваленные деревья, а потом снова оказывались в чаще. Ветви сплетались здесь так, что солнечные лучи едва пробивались сквозь их завесу. От теплой влажной земли поднимались густые испарения, было трудно дышать.

Повсюду кишели змеи. Они то расползались с шипением, то лениво разматывали свои кольца, безучастно глядя на людей.

Днем джунгли наполняли крики тысяч обезьян, прыгавших по ветвям. Маленькие пестрые колибри порхали вокруг загадочных орхидей. Дорогу приходилось прокладывать через сплетения лиан, высоких папоротников и гниющих стволов. Продвигались медленно и очень осторожно. Каждый шаг мог оказаться роковым. Смерть скрывалась за каждым кустом, за каждой неосторожно отброшенной веткой.

К вечеру джунгли утихали. Но тишина эта была обманчивой. В этот час выходили из логовищ самые страшные хищники. Бесшумными кошачьими шагами отправлялся на охоту ягуар, в кустах поблескивали желтые глаза пумы. Правда, животные чаще всего разбегались при звуке человеческого голоса. Но на смену им появлялись новые враги — тучи москитов. Они облепляли лица, лезли в глаза и уши. Идти дальше становилось невозможно. Тогда Зеелинген подавал знак, и они останавливались, раскладывали костер из сырых веток, дым которых отгонял рои насекомых. Они терпеливо намазывали лица и руки специальной пастой. Карлсон клял бога и дьявола, утверждая, что подобной гадости в жизни не видел. Эриксен смеялся при виде разгневанного приятеля и рассказывал анекдот. Потом натягивали две брезентовые палатки и готовили ужин.

Приходила ночь, таинственная ночь в диких джунглях. Высоко в небе сияли звезды Южного Креста. Доктор Эриксен развертывал карты и вместе с Зеелингеном делал на них отметки. Потом Карлсон приспосабливал наушники от маленького радиопередатчика и сообщал на станцию координаты группы. После ужина разговор обычно не клеился. Зеелинген молчал, погруженный в собственные мысли.

Карлсон вынимал фотографии жены и троих сыновей и сосредоточенно рассматривал их. Эриксен располагался на резиновом матраце, изредка бросая несколько слов.

Как-то вечером, когда Карлсон уже совсем было собрался вытащить свои фотографии, Эриксен переглянулся с Зеелингеном и насмешливо сказал:

— Карлсон начинает сеанс. Антоний, он нам до смерти надоест, давайте и мы вытащим семейные фотографии.

— У меня нет фотографий, — глухо сказал Зеелинген. — Я не храню фотографии мертвых.

Эриксен посмотрел на Карлсона.

— Мне очень жаль, Антоний. Я не знал.

— И знать нечего. У меня была жена в Сан-Фернандо. Нашла кого-то и сбежала.

— Бывает, — осторожно сказал Карлсон. — Все бывает. Но она жива? Все-таки может…

— Это не важно. Убежавший умирает. Давайте поговорим о чем-нибудь другом.

Они замолчали.

Как и было условлено, вертолет следовал за ними в течение нескольких дней, а потом вернулся на базу, так как практически не мог быть им полезен. Продвигались они все медленнее и медленнее — заросли стали совсем непроходимыми. К вечеру совершенно без сил они садились у костра и молча курили. Распределив дежурства, мгновенно засыпали.

Как-то под вечер они неожиданно оказались на берегу реки, не значившейся на карте. Эриксен долго не мог поверить.

— Не может быть! — говорил он. — Ведь меня уверяли, что это самая точная карта!

— Сам видишь, — посмеивался Карлсон. — Надо переправляться.

Они надули две резиновые лодки. В первой поплыл Зеелинген, во вторую сели Эриксен и Карлсон. Река была небольшая, но оказалась очень глубокой. Зеелинген с помощью весла подыскивал место, где удобнее выйти.

И тут случилось несчастье. Зеелинген уже вытаскивал свою лодку на берег, когда лодка Эриксена и Карлсона завертелась и накренилась. Карлсон поднялся, но потерял равновесие и, взмахнув руками, упал на борт. Эриксен инстинктивно потянулся к нему, лодка накренилась еще больше и зачерпнула воды. Течение завертело ее и понесло. Эриксен прыгнул в воду. Карлсон пытался выправить лодку, но поняв, что сделать это ему не удастся, тоже выпрыгнул. В тот же момент Зеелинген дал очередь из автомата. Пули просвистели почти над головой Эриксена, отскочив, он выругался:

— Ты что, с ума сошел? Что за дикость!

Вместо ответа Зеелинген показал автоматом на плывшую по реке корягу. При виде ее только что выбравшийся на берег Карлсон потерял дар речи. Это был гигантский аллигатор. Увидев, что жертвы ускользнули, он медленно повернулся и поплыл вверх по течению.

— Тут их много, — сказал Зеелинген. — Подожди здесь, я попытаюсь перехватить лодку.

Но она уже скрылась из виду. Им не удалось найти ее ни в этот день, ни на следующий. Потерю лодки вполне можно было пережить, но вместе с нею исчез радиопередатчик. Теперь они могли рассчитывать только на то, что потерявший связь пилот вылетит на поиски.

Вечером Эриксен долго сидел над картой. Вымерял оставшееся расстояние.

— Возвращаться глупо, — решил он в конце концов. — Ведь мы уже у цели.

На следующее утро они пошли дальше. Заросли становились реже. В нескольких местах они видели человеческие следы. Наконец вышли на узкую тропинку. Было совершенно ясно, что они приближаются к какому-то селению. Вскоре из-за деревьев послышались лай собак и громкие голоса. Тропинка круто повернула, и путники оказались перед десятком тростниковых хижин. Катавшиеся в траве голые ребятишки с воплями разбежались при появлении незнакомцев. Из хижин выглянули и тут же спрятались женщины. Потом на тропинке появилась группа мужчин. Двое из них держали наготове луки. Остальные несли трубки из бамбука и колчаны со стрелами.

Один из них что-то крикнул на индейском наречии. Зеелинген ответил и пошел вперед, высоко подняв руки и показывая тем самым свои миролюбивые намерения. Только тогда мужчины опустили луки.

Они провели в селении два дня. Зеелинген пытался хоть что-нибудь разузнать о загадочном растении, но это ему не удалось. Однако он как-то проведал, что приближается праздник «большой луны». Путники долго обдумывали положение.

— Совершенно ясно, — сказал Эриксен, — что, если мы останемся здесь, они скроют от нас все. Сделаем вид, что уходим. Отойдем на расстояние одного — двух дней пути, оставим свой багаж и незаметно вернемся. Другого выхода я не вижу.

Это было единственно приемлемое решение. Назавтра они углубились в джунгли, а через несколько дней снова приблизились к селению. Осмотрелись и стали ждать того вечера, когда…

— Начинают… опять, — шептал Карлсон.

Зеелинген встает, чтобы стереть пот с его лба, и по привычке прислушивается. Да, барабан бьет, как будто ближе. Глухой удар, потом еще два, еще два… Так он бил в тот вечер, когда им удалось выследить вышедшего из селения юношу. Сначала он бежал по тропинке, потом свернул в джунгли. Он был как во сне, околдованный полной луной, и было удивительно, что он их не заметил. Он уходил все дальше и дальше в девственный лес. Им уже казалось, что они совсем потеряли туземного юношу, как вдруг совершенно неожиданно увидели на освещенной луной поляне его с лианой в руке. Он быстро шел обратно.

— Найдите растение, от которого он отрезал ветку, — только и успел прошептать Эриксен и кинулся за юношей.

Зеелинген считал, что они без труда разыщут лиану. Но только с приближением рассвета им удалось ее обнаружить. Карлсон отрезал быстро несколько веток и засунул их в карман.

— Я вернусь в наш лагерь, чтобы спрятать их, — сказал он, — а ты попытайся догнать Эриксена! Нам больше ничего не нужно.

И они разошлись в разные стороны. Зеелинген двигался на то затихавший, то снова усиливавшийся звук барабанов. Когда он подошел к селению, внезапно все стихло. Неясная тревога носилась в воздухе. Что-то происходило. Задыхаясь от быстрой ходьбы, Зеелинген укрылся за хижиной. При виде происходящего он буквально окаменел.

Там, в центре селения, собралось все племя. Невозмутимо скрестив руки на груди, посреди туземцев стоял Эриксен. Из толпы вышел старик.

— Чужеземец, — медленно произнес он, — ты хотел отнять у нас то, что мы унаследовали от отцов. Ты хотел узнать тайну Белой долины! Так вот на, пей!

И подал ему небольшой глиняный сосуд.

Зеелинген даже охнуть не успел, как Эриксен, протянув руку, взял сосуд и выпил его содержимое. Толпа молчала. Эриксен блуждающим взглядом посмотрел вокруг и медленно сделал несколько неверных шагов. Круг разомкнулся. Эриксен двинулся вперед. Но вот он поднял руки и, пробормотав что-то, упал на землю. Зеелинген в два прыжка очутился рядом с ним. Выхватив пистолет, он навел его на толпу.

— Назад! — закричал он, сознавая бессмысленность своей угрозы.

Из толпы вышел все тот же старик с темным, как кора дерева, лицом и тихо произнес:

— Убери оружие, чужеземец! Оно не нужно, никто не хочет проливать кровь. Возьми своего друга и уходи! Он еще жив, но очень, очень близок к смерти — не каждый может пить этот напиток. Бери его и уходи! Пока он жив, никто не будет тебя преследовать, но как только он умрет, ты осужден!

Зеелинген поднял безжизненное тело Эриксена и, шатаясь, пошел к джунглям.

Теперь их двое — он и больной Карлсон. В джунглях осталась могила доктора Эриксена. Они несут драгоценные ветки лианы, но это бесполезно, потому что удары барабана с каждой ночью становятся все более громкими.

Зеелинген машет рукой, словно для того, чтобы прогнать горькие мысли, и снова тянется к трубке. Но так и застывает с протянутой рукой. Вместе с глухими ударами он слышит слабое жужжание.

Зеелинген вскакивает и смотрит вверх. Жужжание превращается в треск, кружит над ними. Это… это вертолет. Их ищут! Он подбрасывает ветки в огонь. В следующее мгновение пламя вспыхивает с новой силой. Вертолет устремляется сюда, останавливается над ними, спускается. Пилот-итальянец выскакивает из люка, бежит к костру.

— Где Эриксен? Мы вас ищем уже целую неделю. Где он? На прошлой неделе мы все одновременно видели его во сне… Мы уже потеряли надежду на то, что вы живы, но он упрямо показывал на одно и то же место на карте… Где он?

Зеелинген молчит. В темноте горят огромные, страшные глаза Карлсона.

Через месяц в бюллетене Международного института физиологии нервной системы появилось небольшое сообщение:

«В результате продолжительных исследований, при которых погиб наш сотрудник д-р Марк Эриксен, открыта новая разновидность алкалоида — телепатин. Найденное вещество обладает особым действием на некоторые центры головного мозга. Исследования продолжаются».

ЭМИЛ ЗИДАРОВ

От семи до восьми (Перевод Ю.Топаловой.)

Асен украдкой посмотрел на девушку. Она сидела на круглом вертящемся стуле и смущенно теребила в руках синюю вязаную шапочку.

«Стесняется, — подумал Асен. — Первый раз в лаборатории. Обычно ждет в коридоре».

— Вам не жарко? Может быть, вы разденетесь, — предложил он, удивляясь собственной любезности, — он терпеть не мог таких молоденьких девушек.

— Нет, мне хорошо, спасибо! Только запах у вас здесь неприятный.

«Запах! В какой же химической лаборатории нет запаха?»

Но все же он открыл одно окно. Возле камина суетился худой парень в белом переднике. Лампочка едва освещала его лицо, и на мгновение Асену почудилось, что оно приклеилось к колбе.

— Опусти предохранительный шлем! — грубо сказал он. — И не наклоняйся вперед!

На лице парня появилось выражение досады. Ему было неприятно получить замечание при девушке. Вместо того чтобы отстраниться, он дерзко предложил:

— Давайте добавим еще аммиака! Мне кажется, его недостаточно.

Асен не возражал. Он знал настойчивость этого взъерошенного парня с редкими зубами и нежными детскими руками. Именно поэтому он и взял его в свою лабораторию.

— Евгений, — тихо сказала девушка. — Уже семь часов.

Парень склонился над бутылью с жидким аммиаком, как будто слова эти не имели к нему никакого отношения, и открыл кран. Из резинового шланга полилась струя прозрачной жидкости. Колба снаружи покрылась инеем.

— Еще долго? — снова спросила девушка.

— Не знаю, — сухо процедил Асен. Сейчас происходило самое главное, и ему было не до разговоров. Он предпочел бы вообще остаться один. Поэтому сказал:

— Ты можешь уйти! Я сам закончу опыт!

Уйти! Евгений презрительно тряхнул головой. Когда это он уходил, не дождавшись результата? Вот сейчас еще добавили метиленхлорид. Неизвестно, что из этого получится, но, надо думать, у Асена есть что-то на уме, если он хочет попробовать. Может быть, он и нелюдим, этот заядлый холостяк, но голова у него полна идей. Студенты избегают его. Но он-то знает, какой это сердечный человек. О чем он сейчас думает? Для него мир перестает существовать, когда он склоняется над колбой. Вот он наливает метиленхлорид в делительную воронку. О, он и капли не разольет! Сейчас жидкость смешается с аммиаком…

— Уже семь пятнадцать! — сообщила девушка. Она не знала, какой у них ответственный момент.

Ветер доносил в открытое окно запах сосен. Но мужчины ничего не чувствовали. Они были заняты аммиаком, который бился о стенки колбы, подгоняемый ударами электрической мешалки.

«Если реакция будет протекать слишком бурно, следует уменьшить обороты мешалки! — думал Асен. — Иначе все выкипит». Но чтобы скрыть волнение, грубо сказал:

— Открой еще немного кран.

«Ловкий мальчишка! Станет первоклассным химиком! Вот только эта синяя шапочка мне не нравится. Научного работника ничто не должно отвлекать! Семь часов… восемь часов… тыр-пыр… Лучше всего, если образуется четверной радикал!.. Слава богу, что хоть не расспрашивает! Нет ничего досаднее, чем человек, задающий вопросы!.. А может быть, произойдет частичное отделение. Тогда получится полимер. И это неплохо! Все же если четверной радикал…»

Уже первые капли метиленхлорида окрасили содержимое колбы в огненно-красный цвет. Смесь закипела и выплеснулась бы через боковое отверстие, если бы Асен вовремя не выключил моторчик.

— ЦУМ открыт до девяти часов! — невозмутимо сказала девушка. Она продолжала вертеть в руках шапочку.

Красный цвет исчез так же внезапно, как и появился. Укрощенная жидкость скрылась за ледяной оболочкой на стекле. Асен снял сосуд, предохранявший аммиак от испарения, и заменил его фарфоровым сосудом, наполовину заполненным спиртом. Когда лед стаял и стало просматриваться содержимое колбы, оба изумленно увидели, что на месте однородной смеси появилось два бесцветных пласта, причем нижний пласт был неподвижен, а верхний колыхался и кипел.

— Почему такой острый запах? — спросила девушка с другого конца лаборатории.

— Исследуем химические реакции в среде жидкого аммиака, сухо объяснил Евгений. Болтливость стесняла и его. Ведь он знал, что она вовсе не легкомысленна. Даже пыталась переводить своего любимого поэта Шелли.

Девушка зевнула, прикрыв рот ладонью.

«Как они могут возиться при таких запахах? И думают, что создают что-то!.. В наш век талантов уже нет! Вот если бы заглянуть через плечо великого ученого, когда рождается что-то грандиозное! Бедный Евгений! Или этот хмурый человек? Что, у него нет дома? Ну, Евгений, предположим, учится! А он? Почему сидит? Почему не выйдет на свежий воздух?..»

Она опять зевнула, уже не посчитав нужным прикрыть рот ладонью.

Спирт заменили горячей водой. От тепла верхний пласт заколыхался еще сильнее. Когда он испарился, в колбе остался только нижний пласт — прозрачный и искрящийся, словно горный хрусталь. Его дважды промыли кипящей водой. Луч электрической лампочки, преломившись в нем, бросил несколько ярких полос на потолок.

— Девять! — сказала девушка.

— Что? — оба одновременно подняли головы. Им казалось странным, что кто-то в такой момент мог говорить.

— Ничего! Просто я пересчитала полосы, отраженные на потолке! — Потом неожиданно добавила: — Сегодня у меня день рождения!

— Поздравляю! — сказал Асен без особого энтузиазма. — Поэтому вы идете в ЦУМ?

Евгений покраснел.

— Хочу сделать ей подарок. В магазине есть серьги под брильянты, из чешского стекла. Ей пойдут.

«Как не пойдут! Будут блестеть между этими черными локонами, отсвечивать искрами во все стороны!..»

— Конечно, пойдут! — согласился Асен и тут же подумал: «Только серег не хватало этому мышиному личику! Хм! Мышка с серьгами. Где он ее нашел?.. А если разбить колбу? Не представляю, как еще можно извлечь этот пласт? Лежит на дне, будто приклеенный…»

Обмотав руку платком, он взял колбу за горлышко и слегка ударил о кафельные плитки камина. Но колба осталась целой. Он ударил сильнее. Стекло сразу же разбилось. Осколки засыпали весь камин. Вместе с ними разлетелись в разные стороны и блестящие кусочки расколовшегося пласта. Они излучали какое-то необыкновенное сияние. Их сложили в плоский стеклянный сосуд — так они выглядели красивее.

Парень разглядывал их с пристальным вниманием, и Асен понял, что на этот раз не миновать вопросов. Поэтому он быстро пересек лабораторию и вошел в свой кабинет. Ему нужно было подумать наедине. Когда он вернулся, глаза его сияли сильнее, чем осколки в блюде. Он взял один из них и царапнул по стеклу камина. На месте, где прошло острое ребро кристалла, осталась черта. Евгений с любопытством следил за ним.

— Что это? — спросил он.

Ученый медлил с ответом. Ему было неприятно, что девушка именно сейчас нашла время играть с аптекарскими весами. Он отвернулся, чтобы не видеть ее, и просто сказал:

— Целый год мы исторгаем атомы водорода и хлора из молекул некоторых органических соединений с помощью растворенного в аммиаке металла. Сегодня добавили в колбу метиленхлорид. Вот, — он подошел к черной доске и начал рисовать мелом, — так выглядит молекула метиленхлорида!

— Хлорида… Флорида… — машинально рифмовала девушка. Она хотела понять, почему одна чаша весов перевешивает другую.

— Металл и на этот раз сделал доброе дело, он исторг все атомы водорода и хлора. В колбе остались свободные углеродные атомы в возбужденном состоянии. Помнишь красное свечение? После этого смесь обесцветилась. Это случилось потому, что атомы построили кристаллическую решетку! Кристалл из чистого углерода!

Подбородок у парня задрожал.

— Что вы хотите сказать? — спросил он, сам не узнавая своего голоса.

— То, что сказал! Углеродные атомы связались один с другим. При наших условиях это могло произойти, лишь если сохранились углы, существовавшие между отдельными атомами в первоначальной молекуле метиленхлорида!

— Но тогда… тогда… это… алмаз!

Нервы парня не были подготовлены к такому результату. Как так — алмаз? Почему алмаз?.. Как это можно? Размешать немного метпленхлорида, и — хоп! — пожалуйте, алмаз каких угодно размеров?..

В порыве бурной радости он бросился к девушке.

— Ты поняла? Поняла? — он сильно тряс ее за плечи.

Синяя шапочка упала на пол.

Девушка тревожно заморгала.

— Не получается! Одна чаша весов все время выше другой.

Евгений обнял ее.

— Ты знаешь, какой сегодня день?

— Как не знать! — девушка смущенно освободилась из его объятий. — Сегодня мой день рождения. И по этому случаю, если ты сказал правду, я получу от тебя чешские серьги!

— К черту чешские серьги! — он размахивал руками у нее перед лицом. — Я сделаю тебе другие, с настоящими алмазами!

— Где ты их возьмешь? — с подозрением спросила она. Потом, увидев его руку, протянутую к сосуду, испуганно сказала: — Не хочу из них! Чешские лучше! Едем. Ведь вы кончили опыт? Уже восемь часов!..

Впервые Евгений услышал, как Асен громко смеется.

Чертова пещера (Перевод Т.Воздвиженской)

Наш возница был не дурак:

— Это вы скажите кому-нибудь другому! Я-то знаю, куда вы едете!

— Куда же?

— В пещеру…

— Ну да? — Борис пересел к нему. — Дай поводья подержать.

— Нельзя, испугаешь лошадей! Да и времени уже нет. Вон за тем поворотом вам слезать.

— А если мы не хотим слезать? — Петр затянулся сигаретой.

— Это уж ваше дело, но высокий вас там ждет.

Возница обернулся и хитро посмотрел на сидевших в повозке молодых людей. Его толстая шея стала похожа на гофрированный шланг.

Действительно, на самом повороте, читая газету, их поджидал Геран:

— Я тоже решил пойти. Не поеду в село.

Петр подошел к нему:

— Зачем ты все разболтал этому вампиру?

Вампир же тем временем снял с повозки оба рюкзака и, сунув под сиденье зеленую купюру, которую протянул ему Борис, отправился восвояси.

Геран мялся:

— Я не знал дороги, — пробормотал он. — Возница-то и сказал мне, где сойти, чтобы вас дожидаться. Да и… пусть знают, где мы, если что случится.

— Как же, случится!..

Борис решил не вмешиваться: он познакомился с археологом совсем недавно.

Они добрались до пещеры под вечер. Спуск решили начать рано утром. Петр нервничал: выругал Герана за большой костер, да и ужин ему не понравился. Раздраженно бросив ложку, он забрался в палатку.

— Ничего из этого дела не выйдет, — не выдержал Борис, завтра возвращаемся…

— Где находится Орион? — неожиданно спросил Геран.

— Кто?

— Созвездие Орион. И почему вообще небо так глупо устроено? Нужно, чтобы под каждой звездой надпись была.

Геран лежал у костра на земле, подложив руки под голову.

— В музеях, — продолжал он, — у каждого предмета есть надпись и номер. Всякий может легко ориентироваться.

— На небесах некому это сделать, — рассмеялся Борис.

— Почему некому? — Геран бросил окурок. — Я, например, с удовольствием этим занялся бы.

Из палатки послышались проклятья. Геран приподнялся.

— Видишь, — кивнул он головой, — услышал о выгодном деле и дает о себе знать.

— Ладно, не болтай, ложись лучше!

О Чертовой пещере Борис впервые услышал дней через двадцать после приезда сюда. Разразилась буря, которая началась, как часто бывает летом, совсем неожиданно. Ветер яростно бился в запертую на засов дверь пивной «Под старым орлом», хлопал ставнями, свистел в печной трубе.

Борис сидел за одним столиком с дядей Пачко и двумя землекопами из его бригады. Он устал, хотелось есть.

— Дует, проклятый, как в Чертовой пещере! — сказал дядя Пачко.

Ребята за столиком только кивнули ему в ответ, а Борис заинтересовался его словами…

Наперебой ему стали рассказывать, кто что знал, причем делали это с нескрываемой гордостью. Борис услышал любопытнейшие вещи.

На юг от Кырджали есть пещера. С незапамятных времен перед ее входом раз в году поднималась страшная буря. Песок, камни, ветки, снег — все начинало бешено кружиться и исчезало в черном отверстии. Содрогалась земля, глубоко под скалами слышался глухой гул, будто там было скрыто машинное отделение. Не только камни исчезали в ненасытной пасти пещеры. Она засасывала диких коз, скот, даже людей, по незнанию или неосторожности попадавших в этот момент сюда.

Люди старались обходить эти места. Считалось, что не иначе, как черти демонстрировали здесь друг другу мастерство в сотворении зла.

Находились смельчаки, которые приближались к пещере. Но тогда ничто вокруг и не напоминало об урагане. А на следующий год буря бушевала снова.

Но вот однажды в положенное время буря не разразилась, то же было и в последующие годы. Постепенно исчез страх, но исчезли и живые свидетели. А их потомки сложили легенду, в которой рассказывалось, как после освобождения от турок и дьяволы покинули пещеры Болгарии. В пещеру стали входить спокойно. Рассматривали и простукивали ее гладкие стены, пол, стараясь понять, почему здесь нет никаких следов жизни. В конце пещеры зияло большое отверстие. Отвесные стены этого колодца были облицованы, причем метра через два облицовку перерезали обручи из какого-то серебристого металла.

Почти перед самой войной два пастуха, ребята смелые и здоровые, поспорили за бутылкой, что они спустятся вниз. От страха ли или от духоты, но они очень быстро дали сигнал наверх, чтобы их вытаскивали, а потом рассказывали о каких-то светящихся глазах и о страшных мертвецах с оскаленными ртами. При этом они так увлеклись и столько фантазировали, что стали предметом всеобщих насмешек. Но больше уже никто не решался спускаться в пещеру.

Дело двигалось медленно. Вбили колья, к которым привязали веревочную лестницу. Укрепили их кожаными ремнями и стальными скобами. Лестница была длинной — двадцать четыре метра, при надобности ее можно было еще нарастить.

— Ничего не видно, — Борис заглянул в колодец. — Сначала спустимся мы с Гераном, посмотрим, нужна ли вторая лестница. Лампы повесим на десятом и двадцатом метре.

Товарищи скрылись в колодце.

Петр закурил. Осмотрелся. Все было на местах: лампы, кислородный аппарат, аптечка. Он не стал убирать кирки: вдруг понадобятся.

Петр лег на живот и глянул вниз. Шумело, как в морской раковине… Блеснул огонек. «Первая лампа! Наверно, ее закрепляют. Но почему так глубоко?!» Посмотрел на часы. «Двадцать минут! Чего они так возятся?» Вскоре показался Геран.

— А где Борис?

— Ждет внизу. — Геран был бледен как мел. — Ничего страшного, только очень дует. Возьми и третью лестницу.

— А кислород?

— Не надо, воздух чистый.

Они начали спускаться. Впереди Геран, за ним Петр. Спускались осторожно, стараясь не смотреть вниз. Первая лампа была закреплена не на десятом метре, а в начале второй лестницы.

— Нужно экономить свет, — пояснил Геран. — Оказалось очень глубоко. А лампы понадобятся на дне. Ты останься пока тут, а я помогу Борису прикрепить третью лестницу. Интересно, почему он погасил свою лампу? Эй, Борис!

Геран продолжал спускаться. Вдруг снизу донесся его крик:

— Петр, скорей, Борис исчез!

— Что?

— Борис упал, спускайся!

Петр спустился до конца лестницы. Да, Бориса не было. Внизу все тонуло во мраке. Только металлические обручи поблескивали в свете качающейся лампы.

Дрожащими руками они соединили концы лестниц.

— Готово, отпускай!

Держась одной рукой, Петр размотал и бросил лестницу. Она с шуршанием упала вниз и ударилась обо что-то твердое.

— Конец! — одновременно воскликнули оба.

Спускались молча, тревога росла. Через каждый метр Геран размахивал лампой.

— Борис! Борис!..

Но никто не отзывался.

Колодец кончился. Они повисли над широкой галереей. На дне ее валялись камни, скелеты. Казалось, кто-то насыпал их сверху. Но Бориса не было.

Оба спрыгнули почти одновременно. Ноги утонули в мусоре. Галерея в действительности была меньше, чем им показалось вначале, и чем-то напоминала зернохранилище. Стены ее были облицованы тем же материалом, что и вертикальный спуск.

— Это уже непонятно! — взволнованно говорил Петр. — Если он упал, то должен быть где-то здесь, у лестницы.

Напряжение росло. С ужасом осматривали они скелеты, заглядывая в глазницы черепов, а шум в ушах перешел в какой-то ошеломляющий рокот.

— Гера-а-а-ан! — показалось или это действительно голос Бориса?

Неожиданно стало светло.

— Геран, вы что уселись? А ну вставайте! — Борис тряс за плечи безмолвно сидящих на куче камней товарищей.

Первым пришел в себя Петр.

— Где ты был? — с облегчением спросил он Бориса.

— Я понял, почему не дует, — Борис уже собирался было снова взбираться по лестнице, но, видя, что остальные не двигаются, остановился. — Ожидая вас, я решил проверить, почему естественная тяга в вертикальной трубе кончается на уровне второй лестницы. Поднялся на несколько метров выше и увидел идущий горизонтально штрек.

— Ты должен был нам покричать, — Петр устало поднял голову.

— Я не думал, что вы меня обгоните, — Борис поднял с пола большую широкую кость. — А это что? Гробница? Да, кости животных и людей, погибших во время ураганов. Их втягивало, как в пылесос. Крупные предметы падали сюда, мелкие втягивало в горизонтальный штрек, о котором я говорил.

Начали подниматься. Скоро Борис дал знак остановиться. Над головами в стене колодца чернело круглой формы отверстие. Диаметр его был приблизительно таким же, как и диаметр вертикального спуска. Поднялись еще выше. Теперь боковой тоннель был виден лучше. Вход в него закрывала тяжелая металлическая решетка. В нижней части она была довольно редкой, можно было пролезть.

— Странно, что мы ее не заметили! — сказал Геран.

— Она попала в темный пояс между двумя лампами, а когда мы спускались, оказалась сзади, поэтому… Осторожно, не поскользнитесь! Пол наклонный.

Они нагнувшись пробирались по блестящей, казалось, только что покрытой никелем трубе. Метров через двадцать наклон кончился, но путь преградила вторая решетка, более частая. Борис просунул руку.

— Я дошел до этого места, — сказал он, как бы оправдываясь. — Больше ничего мы сделать не сможем. Решетка крепкая. Предлагаю на сегодня кончить. Отдохнем, а завтра продолжим.

Геран с досадой потянулся.

— Жаль, а мне уже казалось, что я попал в подземное царство Аладдина! Даже наши лампы… — он прислонился к стене, мне показались волшебными… Ой! Что это?!

Ноги его вдруг поехали вперед, и он во весь рост растянулся на полу, свалив и Бориса.

— Это еще что такое? — Петр смотрел на появившуюся в стене щель, которая быстро задвигалась. Он надавил на стену ногой. Щель опять появилась. Теперь она была шире, но снова задвинулась.

Борис и Геран вскочили.

— Подожди, — крикнул Борис, — так ничего не выйдет… Давайте вместе. Раз-два, взяли!

Изогнутая стена тоннеля медленно отходила внутрь. Там оказалось совершенно светло.

Первое сообщение Болгарского телеграфного агентства было совсем лаконичным:

«3 мая в районе села П. Кырджалийского округа обнаружена подземная автоматическая термоядерная станция. Станция находится в состоянии полной исправности. Сотрудники Института физики Болгарской Академии Наук знакомятся с ее устройством».

Все радиостанции мира повторяли удивительную новость. Автоматическая термоядерная станция! Управляемая термоядерная реакция! Кто осуществил ее? Когда?

Но только на второй день радио принесло еще более удивительную весть:

«По мнению компетентной комиссии, изучающей конструкцию подземной термоядерной станции в районе села П., установка смонтирована не позднее чем четыре тысячи лет назад».

Когда напечатали первые фото центрального зала станции с командным пультом, газеты раскупались, не достигнув киосков. Люди недоверчиво качали головами. Как же так — четыре тысячи лет назад? Неужели на земле когда-то существовала цивилизация, которая была совершеннее нашей? Этого быть не может!

За первыми фотографиями последовали другие. К ним было приложено подробное описание установки для разложения воды посредством электролиза и ионно-диффузионной батареи для отделения трития и дейтерия от водорода. На снимках были видны компрессоры для сжижения тяжелых изотопов, резервуары для их хранения и русло подземной реки. Высказывались мнения, что она была водным источником станции. Возможно, что река перестала существовать после смещения пластов при землетрясении 1880 года.

Отвечать на вопросы, кто построил эту станцию, с какой целью, специалисты воздерживались. Зато журналисты имели неограниченный простор для своей фантазии.

— Что такое гравитоны?

Геран лежал на кровати прямо в ботинках с газетой в руках, Петр намыливал голову над синим эмалированным тазом.

— Что?

— Видишь ли, тут сказано, что когда Земля и неизвестное небесное тело оказывались по отношению друг к другу в определенном положении, энергия посылалась туда в форме тонкого пучка гравитонов. На чужой планете поток гравитонов вновь обращался в какую-то форму энергии… По моему мнению, это происходило примерно раз в год…

— По твоему мнению? — намыленная голова поднялась от таза. — С каких это пор и у тебя появилось мнение по этим вопросам?

Геран перевернулся на другой бок.

— Это по мнению какого-то… как его?.. Да! Профессора Краковского университета Ставицкого. «По моему мнению, это происходило раз в год. Вероятно, в процессе преобразования энергии для передачи выделялось большое количество тепла, поэтому необходимо было охлаждение аппаратуры мощной воздушной струей…» Ясно тебе?

— Лучше ботинки-то сними! Все одеяло вымазал!

— Ничего с ним не будет, с одеялом! Слушай, что он дальше пишет! «Не исключено, что обитатели неизвестной планеты построили подобные установки и в других местах вселенной. Там, где они обнаружили наличие водорода и воды. Добывать энергию на далеких небесных телах — эта мысль не только грандиозна, но и поучительна для нас, жителей Земли»!

Вошел Борис.

— Газеты читали? В Софии заседает симпозиум.

— Я как раз объяснял тут некоторые вещи, — важно сказал Геран. — Совсем темный человек.

— Слушай! — Петр повернулся к Борису. — Расскажи, что там говорят! Этот лентяй уши мне прожужжал про какие-то гравитоны и дейтроны. И кроме всего прочего, у него еще свое мнение!

Борис присел на край кровати.

— Кажется, журналисты были правы, — начал он. — Очевидно, несколько тысяч лет назад на Землю прилетели жители другой планеты. Они прибыли сюда не из любопытства, а по предварительно разработанному плану. С помощью мощных приборов они на расстоянии установили наличие воды на Земле. А вода, как известно, содержит тяжелые разновидности атомов водорода дейтерий и тритий. При соединении их ядер выделяется такое огромное количество энергии, как при взрыве водородной бомбы. Но наши гости умели управлять реакцией. Они знали, как освобождать эту энергию постепенно. И им, конечно, ничего не стоило построить здесь эту установку. Воды на Земле — сколько хочешь! Только вот что спутало их расчеты: они застали на Земле живых, мыслящих и весьма воинственно настроенных существ. И вместо того чтобы построить станцию, например, на, берегу океана или Адриатического моря, они предпочли спрятать ее глубоко под скалами. И подходящую подземную реку нашли, и начали получать энергию, и посылали ее домой, а нашим прадедам и в ум не могло прийти, что кто-то пользуется их земными богатствами.

— Так ведь это грабеж среди бела дня! — вскочил Геран.

— Помолчи. Ну а потом?

— Потом… Потом ничего. Машина себе работала. Автоматы включались и выключались, когда нужно. Потом произошло землетрясение. Подземная река изменила свое русло. Станция перестала работать просто потому, что нечего было перерабатывать.

— И мы ее нашли, — гордо закончил Геран.

— А вы что? — Борис с любопытством оглядел комнату. — Собираетесь, что ли? Куда?

— В Софию. Сообщили, что прерывают нашу командировку…

ДИМИТР ПЕЕВ

Волос Магомета (Перевод З.Бобырь)

Нельзя повернуть вспять стрелки часов, жить во времени, предшествовавшем нашему рождению. Прошлое для нас безвозвратно!

И все же мне довелось посетить дальнюю эпоху, жить на Земле сотни тысяч лет назад. Это был я и не я.

Я видел все «собственными глазами», хотя это были глаза другого, незнакомого, неизвестного человека.

Человека? Можно ли называть его человеком?

Однажды ко мне явился Страшимир Лозев. Когда-то в гимназии мы были близкими друзьями, потом жизнь разлучила нас, а еще позже мы случайно встретились на улице и решили непременно повидаться, чтобы вспомнить «те времена».

После традиционных приятельских шуток Страшимир достал из кармана маленькую скляночку и поставил ее на стол.

— Рассмотри-ка хорошенько эту вещицу и скажи, из чего она сделана и для чего? Я хочу знать твое мнение.

Я взглянул сначала на своего друга, потом на предмет. Это был маленький прозрачный цилиндр. Внутри него виднелся тоненький беловатый стерженек. Скляночка показалась мне очень тяжелой для своих размеров. Я повертел ее в руках и спросил:

— Откуда она у тебя?

— Погоди, не спеши. — Лозев взял скляночку, привычно раскрыл ее и подал мне стерженек. — Смотри, вот это важнее всего.

На тонкий стерженек была навита белая нитка. Я нашел ее конец и начал разматывать. Гибкая, словно очень тонкая стальная проволока, она была странно тяжелой.

Лозев зажег спичку и поднес ее к концу нитки. Потом предложил и мне сделать то же самое. Нитка не только не загорелась, но оставалась холодной и даже не потемнела. Потом Страшимир заставил меня найти ножницы и предложил отрезать от нее кусочек. Но старания мои были напрасными: нитка извивалась, выскальзывала, я напрягал все силы, но только порезал палец.

— Ну, что скажешь? — спросил мой приятель.

— Похоже на какой-то шелк, хотя я никогда не видел ничего подобного. Цилиндрик и стерженек как будто стеклянные, но очень тяжелые, а нитка… Я так и не могу определить, из какого она материала. Может быть, это какая-нибудь новая пластмасса с необычайными свойствами?..

— Нет, — уверенно возразил Лозев, — это не пластмасса.

— Ну, тогда я не знаю. Скажи сам.

— Хорошо, скажу. Это волос из бороды Магомета.

— Какой волос? Какого Магомета?

— Это волос из бороды пророка Магомета.

И Лозев рассказал мне странную историю.

Его дядя, капитан Пройнов, командовавший ротой во время Балканской войны, взял этот волос из мечети в маленьком фракийском городке Кешане осенью 1912 года. Этот волос прославил городок на всю Турецкую империю. Считалось, что волос обладает чудесными свойствами: сам растет, сам обвивается вокруг стерженька и в нем заключена большая мудрость, чем у всех мудрецов на свете. Капитан не стал держать у себя такую добычу: мало ли что может случиться на войне. Поэтому он отправил скляночку с волосом своей сестре, матери моего друга. Вскоре капитан Пройнов погиб в бою. Сестра никому не показывала склянку, словно боялась ее, и мой приятель получил ее только после смерти матери.

Лозев умолк и начал тщательно наматывать волос обратно на стерженек.

— Надеюсь, — заговорил я, — тебе не нужно доказывать, что это не может быть волосом.

— Такова его история. А теперь послушай, зачем я пришел к тебе. Я хочу, чтобы ты взял странную склянку. Нет, нет, это не суеверие. Просто я прошу тебя исследовать ее в лаборатории.

В сущности, я и сам хотел просить его об этом: мне очень хотелось понять, что же это за таинственная нитка. Своим коллегам по Химико-технологическому институту (а я работаю там ассистентом на кафедре электрохимии) я, конечно, поначалу и словом не обмолвился, так как лабораторное исследование волоса из бороды Магомета могло вызвать только насмешки.

Прежде всего я захотел отрезать кусочек от таинственной нитки. Полная неудача. Я начал с ножниц, потом взялся за топор, а кончил огромным прибором для испытания материалов на растяжение. Ниточка толщиной около 0,07 миллиметра (это почти толщина человеческого волоса) выдержала чудовищную нагрузку — пять тонн. Она не порвалась, а лишь выскользнула из оправки. Я подверг нитку множеству самых различных исследований. Она не рвалась, не уступала никаким химическим реактивам, не плавилась в пламени горелки, не пропускала тока, не намагничивалась, не… не… Словом, в руках у меня был предмет, сделанный из не известного науке вещества. Но что за предмет? Из какого вещества?

Как и следовало ожидать, мое сообщение руководству института о «волосе Магомета» было встречено с недоверием. Я настоял на повторении моих опытов. Результат был тот же. Дело, вероятно, на этом и закончилось бы, но у меня появилась возможность поехать в Советский Союз, и я решил поделиться своим недоумением с советскими коллегами.

Приехав в Москву, я передал склянку в лабораторию одного из институтов и рассказал о ней все, что знал. Через две недели мне позвонили и сообщили, что меня хочет видеть директор института, ученый с мировым именем. Я, конечно, немедленно поехал.

— Нам удалось установить, — сказал мне академик, — что цилиндрик, стерженек и нитка сделаны из одного материала: из сверхуплотненного кремния, который подвергли давлению, вероятно, в несколько миллионов атмосфер. При этом изменилась не только кристаллическая решетка, но и уменьшились орбиты электронов.

Другой присутствовавший в кабинете ученый добавил:

— Следы находки теряются в глубине веков, и мы, по всей вероятности, никогда их не отыщем. Но это и не самое важное.

— Важнее всего то, — продолжал директор, — что исключительные качества этого предмета, несомненно, указывают на его внеземное происхождение.

— Вы хотите сказать, что… — взволнованно пролепетал я.

— Да, мы считаем, что цилиндрик с нитью принесен неизвестно когда разумными существами, обитателями других звездных миров, посетившими Землю. — Академик произнес эту фразу одним духом, словно высказывал мысль, смущавшую его самого. — Другого объяснения быть не может, так как подобное вещество не могло быть создано на Земле. Даже современная наука пока не в состоянии его получить. Но вполне естествен вопрос: каково предназначение этого предмета?

— Может быть, на нем что-либо записано? — осмелился предположить я.

— Да, мы установили, что на нити есть запись, но она сделана не механическим, фотохимическим, электрическим или магнитным способом. Нить оказалась не сплошной, она трехслойная. Под внешней кремниевой оболочкой находится тонкий электропроводный слой, а внутри — термопластичная сердцевина. И вот на ней-то термоэлектрическим способом и нанесены переменные импульсы очень высокой частоты. На каждом миллиметре находится около семи миллионов сигналов.

— Вот уже пять дней наши сотрудники в Институте технической кибернетики занимаются раскрытием этой тайны. Мы призвали на помощь лингвистов, психологов, физиологов. Мы пытались расшифровать сигналы как азбуку или говор. Искали в них физические постоянные, данные менделеевской таблицы. Пытались найти математические величины, общие для всего космоса. Но до сих пор так ничего и не обнаружили. Научный совет института пришел к единодушному мнению, что пока мы не в состоянии расшифровать эту запись.

— Может быть… в сигналах вообще нет логического смысла? — неуверенно спросил я.

— Нет, — твердо возразил ученый. — Я убежден, что смысл в них есть, только они весьма сложны. Вид кривых на экранах осциллографов не исключает, что это запись мыслей. Да, именно… мыслей. Но расшифровать эту запись мы не в силах. Однако читая протокол совета, — задумчиво продолжал он, — я задумался над тем, что мы можем ошибиться в самой постановке проблемы. Мы ищем, что записано, а не для чего записано.

— Что вы хотите сказать? — спросил я.

— Я спрашиваю: какова цель записи? Представьте себе, что вы посетили планету далекой звездной системы. Там нет еще разумных существ, с которыми вы могли бы общаться. Вы хотите оставить послание тем, которые придут позже и смогут его прочесть. Как вы поступите?

— Я бы нашел способ передачи мыслей, понятный для всякого разумного существа. И позаботился бы о том, чтобы моя запись сохранялась возможно дольше.

— Правильно! — воскликнул академик. — Второе условие налицо. Кремниевая изоляция может сохранять запись в течение миллионов лет… Значит, это доказывает, что запись адресована «читателям», которые должны появиться много позже. Посмотрим теперь, как выполняется первое условие. Способ передачи мысли? Согласитесь, что речь и письменность для такой цели не подходят: как средства выражения второй сигнальной системы они крайне условны, и их нужно отбросить.

— Может быть, фильм? — предположил я.

— Да. Это было бы лучше. Но, к сожалению, это не фильм. Вернее, не запись световых изображений. Может быть, на этой нити записаны какие-то универсальные восприятия, но записаны каким-то иным образом.

— Который нам еще не известен, — вставил второй ученый.

— Значит, мы нашли «волос Магомета» слишком рано, — усмехнулся академик. — Однако исследования надо продолжать. Мы проявили записанные на нити импульсы, но на этом наша роль исчерпывается.

— Что вы имеете в виду? — спросил второй ученый.

— Ленинградский институт нейрокибернетики. Надеюсь, там найдут способ прочесть сигналы. Не исключено, что таинственные гости оставили запись своей мозговой деятельности.

— Как! — поразился я. — Вы допускаете, что нить содержит непосредственную запись мыслей каких-то других существ?

— А что в этом невероятного? Согласитесь, что запись биотоков мозга — это не только самый полный и непосредственный, но и самый универсальный способ передачи информации.

Когда я приехал в Институт нейрокибернетики, работы уже значительно продвинулись. Исследования показали, что на нитке записаны именно излучения мозга. Чтобы прочесть запись, нужно было переделать некоторые приборы и аппаратуру.

Задача состояла в следующем. Термоэлектронная запись, превращенная в электромагнитные импульсы, усиливалась и переводилась в омега-лучи (так называются колебания, излучаемые мозгом при мышлении). Омега-генератор нужно было соответствующим образом укрепить на голове человека. Если наши предположения правильны, человек испытает все переживания того, чьи сигналы записаны. Опыт предложили проделать на мне самом. Я согласился.

Меня усадили в кресло, закрепили так, что я не мог шевельнуться, и водрузили на голову шлем омега-излучателя. Я ощутил холодное прикосновение металлических электродов, и мне показалось, что мою голову обвили щупальца морского чудовища.

— Не волнуйтесь! Успокойтесь! — раздался незнакомый мне голос. — Мы только пробуем предварительную настройку.

Напряженное ожидание продолжалось несколько минут. Я ничего не чувствовал. Может быть, все было ошибкой?

Вдруг меня ослепила яркая молния.

— Видите ли вы что-нибудь? — спросил чей-то голос.

— Яркий свет, — ответил я. — Но он погас. Больше я ничего не вижу.

— А теперь? — спросил тот же голос. — Говорите, передавайте все свои ощущения, все чувства и мысли.

И вдруг я увидел улочку с маленькими домиками, улочку в своем родном городе. Навстречу мне шел тот самый Страшимир Лозев, который принес мне «волос Магомета», но это был маленький мальчик, гимназист. Я видел его собственными глазами, видел залитые солнцем камни старой мостовой, сознавая в то же время, что это галлюцинация.

— Что означает это воспоминание моего детства? Разве оно тоже записано на нити?

— Нет, мы только пробуем настройку, — ответил голос. Исследования продолжались целый час. Я испытал множество ощущений: слышал голоса, музыку, уличный шум; видел давно забытые картины; ощущал холод и зной; чувствовал, что поднимаюсь по лестнице, притом настолько ясно, что должен был смотреть на свои ноги, чтобы убедиться в их неподвижности.

Вторая часть опытов началась с того, что я почувствовал укол в руку. Однако ко мне никто не приближался: это была запись ощущений одного из сотрудников института. Потом директор института сказал неизвестно почему:

— Плазма — это вещество в сильно ионизированном состоянии.

— Вы ничего не чувствуете? — спросил главный оператор.

— Я только слышал, что Николай Кириллович сказал: «Плазма — это вещество в сильно ионизированном состоянии», но какое это имеет отношение к опыту?

— Имеет, имеет! — весело воскликнул директор. — Вы думаете, что я произнес эту фразу сейчас, а она записана вчера. Я сказал ее товарищу Коновалову, запись мыслей которого вам сейчас передают.

Но «настоящий» опыт был проведен только через три дня. Все началось как обычно: врачи, кресло, шлем. Светились экраны, трепетали стрелки приборов, мигали контрольные лампочки. А я ждал…

Но тут мне придется прервать свой рассказ и заменить его выдержкой из официального протокола:

«Испытуемый чувствует себя хорошо, спокоен. В 9.21 к омега-генератору подключена запись с точки, обозначенной через ламбда-0733. Все технические показатели соответствуют стандартам, описанным в схеме Г.

Испытуемый молчит, на вопросы не отвечает. Пульс постепенно ускоряется и на четвертой минуте достигает максимума 98 ударов. Давление крови слегка понижено, дыхание ускоренное, поверхностное. Температура тела отклоняется от нормальной в среднем на плюс-минус 0,1º. Тонус мускулатуры резко повышен. Зрачки не реагируют на свет. Кожная чувствительность сильно снижена. В конце опыта испытуемый не реагирует даже на уколы. Через 8 минут 18 секунд, когда рецептор достиг на записи точки, обозначенной фи-0209, опыт прекратили.

Каталептическое состояние продолжалось 3 минуты после выключения генератора. Испытуемый шевелится, открывает глаза, несколько раз громко зевает, смотрит блуждающим взглядом и спрашивает по-болгарски: „Где я? Кто вы такие?“ Лишь через несколько минут он вполне пришел в сознание и заговорил по-русски».

Очнувшись, я увидел, что вокруг меня собрались почти все участники опыта. Мне предложили пойти отдохнуть, но на лицах окружающих я прочел такой интерес, что тут же начал рассказывать о пережитом под влиянием омега-лучей.

Видение началось с моря ослепительных молний, словно я находился среди грозовых облаков. Но молнии были розовые, зеленоватые, переливались всеми цветами радуги. Потом все успокоилось.

Я летел низко над бескрайней снежной равниной. Небо было покрыто мрачными серыми тучами. Кругом царила странная мертвая тишина, словно уши у меня были заложены ватой. Я не ощущал ни холода, ни даже собственного тела.

Стая косматых четвероногих животных гналась за огромным оленем. Но я пролетел мимо, безучастный к кровавой драме, которая должна была вскоре разыграться внизу. Все быстрее, все выше несся я к синеющим горам.

Я что-то или кого-то искал.

На какое-то мгновение я замечтался. Перед моим взором, словно чудесное видение, возник другой, сказочно прекрасный мир. Под смешанным светом двух солнц — ослепительно синего и темно-вишневого — блестели величественные металлические здания. В теплом воздухе двигались тысячи блестящих овальных предметов. Там кипела прекрасная разумная жизнь. Там были мои близкие, те, кого я покинул. А тут — тут я был одинок.

Я летел дальше.

Вот я оказался среди гор. Здесь я замедлил полет. Оно должно быть здесь, где-то близко. Я не видел его, но что-то подсказывало мне, что оно было тут, подо мной.

Теперь я летел совсем медленно, низко, едва не касаясь заснеженных верхушек деревьев. Да, вот и оно!

По занесенной снегом земле бежало волосатое двуногое существо. Напрягая все свои силы, оно старалось уйти от преследователя — огромного пещерного медведя. Однако сил не хватало. Еще несколько шагов — и страшные когти чудовища вопьются в спину двуногому.

Во мне что-то дрогнуло: это жалкое некрасивое двуногое существо было мне дорого. Оно совсем не походило на меня ни по разуму, ни по внешности. И все-таки я чувствовал, что оно близко мне. На этой холодной, неприветливой, чужой планете в нем одном было что-то общее со мною.

Я могу испепелить зверя. Но мне достаточно было об этом подумать, чтобы он замер, словно пораженный громом, а потом упал как подкошенный. Но гонимое ужасом двуногое существо продолжало бежать, даже не оборачиваясь.

Медведь больше не интересовал меня. Я последовал за волосатым существом. Оно бежало по лесу все выше в горы, спотыкаясь и падая, и в конце концов привело меня к пещере. У входа в нее горел большой костер. Вокруг огня сидело с десяток подобных ему существ, закутанных в грубые шкуры.

С появлением беглеца все вскочили. Они быстро шевелили губами, но я не слышал никаких звуков, да мне и не надо было их слышать. Каким-то образом я воспринимал их чувства: страх при внезапном появлении соплеменника, гнев от неудовлетворенного любопытства при рассказе о его таинственном спасении. Страх, гнев, любопытство — все это были понятные мне чувства, правда гораздо более примитивные, но все же мои!

Возбуждение вскоре улеглось. А прибежавший затерялся в толпе своих косматых собратьев.

Я долго следил за тем, как они входили и выходили из пещеры, как толкались, морща свои низкие лбы. Меня наполнили горькая скорбь и мука. Мне жаль было этих существ за их беспомощность. Но обострялась и жалость к самому себе. Меня охватило чувство одиночества, даже обреченности. И вдруг я решился показаться этим существам и стал видимым.

Вокруг меня появилась блестящая сферическая оболочка, из которой торчало множество металлических щупалец. Существа, увидев меня так близко, сначала оцепенели от неожиданности, а потом убежали и забились в глубь пещеры. Осталось только одно, совсем маленькое, неподвижное и беспомощное существо. Я приблизился к нему, и щупальца молниеносно схватили его и поднесли ко мне. Оно было таким же, как все прочие, но гораздо меньше их.

Неужели среди этих жалких созданий я должен был искать понимания?

Неужели среди них я должен был провести свою жизнь? Нет!

Я почти видел, как из этих примитивных созданий развиваются разумные люди, как они набираются знаний и мудрости, как овладевают природой. Сначала на своей планете, потом и на соседних небесных телах. И настанет время, хотя и чрезвычайно далекое, когда потомки этих косматых полуживотных отправят космические корабли к моей планете.

Но я не могу дожидаться их бесконечно медленного развития. Я один среди них.

В этот момент я почувствовал, что на меня обрушился град тяжелых камней. Щупальца задвигались: они ловили летящие камни и тихо опускали их на землю. Я без труда мог уничтожить напавших, но не хотел причинять им никакого зла, поэтому я опустил детеныша на пол и снова стал невидимым.

Потом я с бешеной скоростью понесся над бесконечными лесами. Летел как безумный, то высоко, то над самой землей, словно гнался за какой-то недостижимой мечтой. Потом все снова потонуло в разноцветных молниях.

На этом кончилось мое видение. Затем характер сигналов резко изменился, и комиссия решила не воспроизводить их, несмотря на все мои настояния. Ученые боялись, что с инопланетным пришельцем случилось какое-то несчастье, а изменившиеся сигналы — это запись его смерти. Никто не мог предвидеть, не вызвала ли бы агония неизвестного тяжелых травм в моем организме.

Что означало пережитое мною под влиянием омега-лучей?

Почему пришелец был одинок? Был ли он единственным в звездолете? Возможно ли, чтобы товарищи покинули его? Я чувствовал муку его одиночества, желание вернуться на родину, напрасные надежды на помощь наших диких предков, от которых он получил только град камней.

Хотя я жил его чувствами и мыслями всего несколько минут, этот звездный человек, погибший сотни тысяч лет назад на нашей планете, стал мне дорог.

Где вы, собратья погибшего? Под каким двойным солнцем вы живете, творите и мечтаете? Почему не посетите Землю снова? Человечество уже не встретит вас камнями. Или вы боитесь, что их заменят атомные бомбы?

Может быть, вы среди нас, но остаетесь невидимыми, считая нас недостаточно созревшими для встречи с разумными существами других звездных миров?

Не эта ли ваша тайна — тайна, скрытая в «волосе Магомета», более мудром, чем тысячи мудрецов?

ПАВЕЛ ВЕЖИНОВ

Однажды осенью… (Перевод Ю.Топаловой)

У меня онемела спина, я сидел здесь уже более часа, а он ни разу не шевельнулся на своей узкой кровати. Простыня на нем была без морщинки, как будто под нею лежал уже труп.

— Нет смысла, — прошептал он утомленно. — Нет никакого смысла во всем этом…

Я хотел ему возразить, но дыхание перехватило. Сделав паузу, он без всякой связи продолжил:

— То, что мы называем жизнью, по сути что-то совсем нереальное… Как нереальны облака, отраженные в гладкой поверхности озера… Озеро разволнуется — отражение исчезнет, но это совсем не значит, что исчезли и сами облака… Все, что случилось на поверхности воды, — смерть без значения…

— И все равно надо жить, — вставил я.

— Наверное, ты прав, — ответил он, поколебавшись. — Но это безрадостно: появляешься из ничего, существуешь и вновь превращаешься в ничто… Другое дело, конечно, если в чем-то находишь смысл собственного существования…

Я молчал. Белая больничная стена потемнела, вдали слышались раскаты грома. Только лицо его с чистыми, гладко выбритыми щеками белело в сумерках. Не поворачивая головы, он посмотрел в окно и тихо сказал:

— Надвигается гроза, тебе надо ехать.

— Ничего. Я на машине.

— Нет, нет, иди… Дорога станет скользкой, опасно…

Действительно, смысла сидеть здесь уже и не было. Я чувствовал, что распадается даже то малое, что я с большим трудом старался построить в его сознании. Я встал и протянул ему руку, но он как-то натянуто улыбнулся и не подал своей:

— Иди, иди…

В кабинете я нашел доктора Веселинова. Он склонился над рентгеновскими снимками. Один из них чем-то напоминал мне далекую галактику.

— Ну что? — спросил он, не поднимая головы.

Я замялся.

— Надо, надо его как-то убедить. Без операции я не могу гарантировать ему жизнь…

— Да, знаю, — сказал я.

Только теперь он выпрямился и посмотрел на меня своими странными оливкового цвета глазами.

— Я рассчитываю на вас… Его собственную волю не стоит принимать во внимание…

Я вышел с тяжестью на душе. Над ущельем нависли черные грозовые тучи. Я вывел машину задним ходом и медленно двинулся вниз по шоссе.

Гроза настигла меня уже на первых километрах. Это была запоздалая сентябрьская гроза, полная вспышек и грохота. Смотровое стекло заливали потоки воды, и я вынужден был остановиться, тем более что скаты машины были уже достаточно стертыми. Встав на обочине, я заглушил мотор.

Мне знакомы грозы в Искырском ущелье, прежде я их даже любил: по шоссе в отсветах молний мчится бурный поток; с одной стороны — отвесная скала, а с другой — пропасть, дно которой тонет в тумане и потоках воды.

Я открыл боковое стекло и отодвинулся от руля, чтобы на меня не брызгало. Закурил сигарету. Мысли о смерти друга не оставляли меня. Он уже смирился с нею, и в этом самое страшное. Я никак не мог понять, что значит смириться со смертью. Одежда моя все еще сохраняла больничный запах, я чувствовал тошноту. А что, если двинуться прямо в пропасть? Но это же безумие. А разве не безумие все то, что мы делаем за время своего бытия? Вот что, возможно, происходит в душе моего друга! Я продрог и поднял стекло.

Наконец гроза как будто стихла. Однако мелкий с порывами ветра дождь продолжал моросить. Но вот как-то неожиданно порозовел асфальт — на западной стороне неба в густой массе облаков открылось небольшое оконце. Сначала медленно, а потом и быстрее я двинулся дальше. Не проехав и двух километров, я заметил на дороге человека. Заметил еще издали — он шел по левой стороне шоссе. Ссутуленный и унылый, он показался мне стариком. В его жилистой шее чувствовалась обреченность старого вола, безнадежно влекущего куда-то свой воз. Одет он был в грубые брюки и брезентовую куртку, за спиной у него болтался грязный полупустой рюкзак. Я было проехал мимо него, но вдруг как-то неожиданно для самого себя остановился. Когда-то я часто подбирал случайных прохожих, но давно уже не делал этого. Наверное, стал более равнодушным, а может быть, просто более ленивым.

Путник оказался моложе, чем я предполагал, ему не было и шестидесяти. Он бросил взгляд в мою сторону, но продолжал свой путь, очевидно не думая, что я мог остановиться ради него. Он, пожалуй, и не особенно промок, наверное, прятался где-то во время грозы.

— Садитесь! — сказал я. — Если только нам по пути…

Он с сожалением посмотрел на свои грязные ботинки.

— Напачкаю у вас…

— Ничего, садитесь…

Человек, все еще колеблясь, подошел к машине. Я открыл ему заднюю дверцу. Действительно, его куртка была почти сухой.

— Спасибо, — усаживаясь, сказал он тихо.

Рюкзак он не снял. Может, боялся забыть его в машине, а может, просто никогда в ней не ездил.

— Вы далеко? — спросил я, чтобы только что-то сказать.

— Куда ветер занесет… — не сразу ответил человек. Меня удивил его голос: он мог принадлежать по меньшей мере бывшему школьному учителю.

— Это хорошо, — ответил я. — Потому что я еду только до станции «Владо Тричков»…

— Я знаю, — сказал человек. — У вас там дача…

— Простите, мы случайно не знакомы?.. У меня плохая память на лица.

— Нет, нет, вы меня не знаете, — ответил он. — Но я однажды видел вас с духовым ружьем.

Мне стало не по себе. Действительно, года два назад я купил такое ружье сыну, но не успокоился до тех пор, пока не перестрелял всех окрестных воробьев. Согласитесь, воспоминание о таком ребячестве смутило бы любого.

— Да, верно, — пробормотал я. — Бес попутал…

Мне показалось, что человек за моей спиной улыбнулся. Я пытался рассмотреть его в зеркальце, но он сидел в углу и никак не попадал в него.

— Эта страсть исчезнет у людей последней, — ответил он тихо.

— Какая страсть?

— Убивать.

В голосе его не было упрека.

— Ну, убийство — это чересчур громко сказано, — пробормотал я обиженно. — По сути это просто охота.

— Ну да, охота, — согласился он. — Но в результате исчезает некое живое существо…

Я обернулся, чтобы посмотреть на своего пассажира. Он показался мне еще более грустным, глаза его уныло смотрели куда-то сквозь стекло.

— Вы случайно не вегетарианец? — как-то по-глупому спросил я.

— Нет, — ответил он. — В этом нет смысла. Тем более что добро в природе — нечто очень трудное для определения…

Я не ожидал таких суждений от столь простого на вид человека. Мне захотелось узнать что-нибудь о нем самом. Если он действительно жил где-то недалеко, то никак не мог остаться незамеченным. В этом человеке явно было что-то загадочное.

— Вы живете поблизости? — спросил я.

— Не совсем, — ответил незнакомец.

— Я подумал, что вы вышли из какого-то дома: ваша одежда была почти сухой, когда мы встретились.

— О, я совсем забыл, что вы занимаетесь и криминалистикой, — ответил он шутливо.

Это было уже чересчур. Я снова обернулся, наши взгляды встретились. Пожалуй, я никогда не встречал такого спокойного и проницательного взгляда. Вдруг в его глазах что-то дрогнуло.

— Осторожно! — крикнул он.

И только в следующий миг я осознал, что машина скользит. С бешеной скоростью она неслась вниз по шоссе, потеряв всякое управление. Еще мгновение, и, съехав с дороги, мы полетели в пропасть. Именно полетели — это самое подходящее слово. Помню, я даже не успел закрыть глаза в ожидании страшного удара, как вдруг с изумлением заметил, что машина парит над бездной. Сделав поворот, она мягко и почти неощутимо коснулась покрышками асфальта шоссе.

Я оцепенел. Первой моей мыслью было, что это сон или галлюцинация. Я совсем забыл о человеке, который сидел за моей спиной, как вдруг услыхал его голос, все такой же спокойный и тихий:

— Не пугайтесь. Все, что произошло, вполне объяснимо.

Я обернулся. Он сидел на своем месте, как будто ничего особенного и не произошло.

— Вы что-нибудь слышали о левитации? — спросил он.

— Да, это какие-то там штучки фокусников… Но может ли такое происходить с автомашинами?..

Незнакомец усмехнулся.

— С машинами труднее… Но принцип тот же…

— Вам знакомы антигравитационные силы?

— Да, что-то подобное…

— Но для этого, наверное, необходима огромная энергия, пробормотал я недоверчиво.

— Энергия не исчерпывается людскими представлениями о ней…

Что он хочет этим сказать? Будто он не человек? Я еще и еще смотрел на обрывающиеся у края пропасти следы колес. Я человек без предрассудков и способен признать существование самого дьявола, если увижу его собственными глазами. Но человек за моей спиной никак не походил на дьявола.

— Вы сделали это ради меня? — спросил я снова.

— Не совсем… Но это случилось по моей вине. Если бы я не подсел к вам в машину, возможно, этого бы и не произошло…

Он уселся поудобнее и добавил:

— Поехали!..

Включив зажигание, я вспомнил, что вообще его не выключал. Руки мои все еще слегка дрожали. Когда мы проехали метров сто, я заговорил снова:

— Собственно, каждый, кем бы он ни был, тайно верит в чудеса… Но только сейчас я понял почему: он не может примириться со смертью.

— В происшедшем нет никакого чуда, — ответил мой спутник. — И никакого, опять же, особенного блага. Бессмертие сознания не является проблемой в существующей и возможной природе. Проблема совсем в другом…

— В чем же именно?

— Много хотите знать, — ответил он шутливо. — Вообще проблема в самом существовании…

— Вы земной человек? — спросил я прямо.

Мгновение он молчал.

— Мне интересно услышать ваше мнение.

— То, что вы сделали, люди, наверное, научатся делать через сотни лет… — ответил я.

— Вы оптимист. А вот я не верю, что так скоро.

— Тогда получается, что вы посланник какой-то внеземной цивилизации?

— Вполне логично.

— А так ли?

— Доверьтесь собственной логике…

— Почему вы все-таки не отвечаете прямо?

— Стараюсь хотя бы формально соблюсти данные мне инструкции.

Некоторое время мы ехали молча. Интересно, как быстро и легко может примириться человек с самыми невероятными событиями, стоит ему лишь раз поверить в них. А я действительно в них поверил. Дождь прекратился, мне навстречу проехали первые за всю дорогу два грузовика. Это как бы придало мне смелости, и я осторожно спросил:

— Куда вы направляетесь?

— Я уже говорил, что просто путешествую…

— Не хотите ли заехать ко мне?

— Почему бы и нет? — ответил он. — Мне некуда спешить…

Мы приближались к станции «Владо Тричков». Стали попадаться люди, возле дороги босая девчушка вела на короткой веревке большую белую козу. Как всегда, перед павильоном стояло несколько грузовиков. Я свернул вправо от шоссе; узкая неровная дорога привела нас к воротам дачи.

— Прибыли, — вздохнул я с облегчением.

Мы вышли из машины и направились к калитке. Я пропустил его вперед. Идя за ним, я обратил внимание, как по-земному он выглядит: стоптанные ботинки, поношенные брюки, выгоревший рюкзак. Даже во сне не пришло бы на ум, что можно встретить такого представителя звездных миров.

В холле он снял рюкзак и поставил его рядом со стулом, на который сел. Я расположился напротив. Я уже не чувствовал ни смущения, ни беспокойства, словно ко мне зашел мой приятель. Теперь я мог внимательно рассмотреть его лицо. Но оно было таким же обычным, как и все в нем. Он был человеком из плоти и крови — от седых прядей в бороде до выцветших ресниц. И вдруг меня охватило какое-то неприятное чувство: уж не стал ли я жертвой мистификации?

— Что вы будете пить? — спросил я.

— Если можно, стакан томатного сока из холодильника, ответил он спокойно.

— И немного водки?

— Нет, чистый…

— Вы знаете, что еще есть в холодильнике?

— Достаточно набит, — ответил он шутливо. — Но кроме всего прочего, там есть тарелка с мелкой жареной рыбой.

Это было совершенно точно. Я наловил рыбы несколько дней назад в Искыре. Зажарил ее, но не успел съесть.

— Кстати, захватить ее? — спросил я обрадованно.

— Нет, нет, спасибо, я не голоден…

— Но вы же, как и я, из плоти и крови… и, наверное, тоже можете проголодаться…

— Не совсем так, — ответил он. — То, что вы видите, скорее хорошая имитация…

— Как это понимать?

— А вот!

Он на мгновение сосредоточился, потом поднял правую руку и ударил ею по круглому столику, который стоял между нами. Но звука удара не последовало, а рука спокойно прошла через твердую материю, словно была бесплотна. Я был ошеломлен. Не знаю почему, но это поразило меня гораздо сильнее, чем невероятный маневр машины над бездной.

— Вот видите, сколь странные для вас свойства могут быть у материи, — сказал он. — Из нее действительно можно сделать все…

— Я где-то читал, — пробормотал я, — что такого не может быть.

— И я об этом читал, — усмехнулся он. — Для вас это действительно невозможно, как бесконечно многое невозможно и для нас. Но во Вселенной возможно все. Кроме создания субстанции, разумеется. Она существует, и это ее полностью исчерпывает…

Я озабоченно молчал.

— А томатный сок будет? — спросил он.

Все так же молча я прошел на кухню. Взяв две банки томатного сока и два чистых стакана, я вернулся в холл. Незнакомец сидел на своем стуле, задумчиво глядя в широкое окно. Я пробил консервные банки и разлил сок по стаканам.

— Давайте чокнемся!.. Хотя бы томатным соком…

— Чокнемся! — согласился он.

Стаканы зазвенели. Незнакомец пил сок, как мне показалось, с явным удовольствием.

— Я хочу задать вам еще один вопрос, — сказал я. — Насколько я понимаю, вы находитесь здесь, на Земле, не для того, чтобы поделиться с нами своими познаниями… Но тогда для чего же?.. Чтобы нас контролировать?

— Нет, разумеется. Контролировать вас или помогать вам это в принципе одно и то же: вмешиваться в ваши дела… Но мы никогда этого не сделаем. Просто-напросто я нахожусь здесь в качестве наблюдателя и беспристрастного информатора нашей цивилизации…

Такое заявление, как ни странно, меня не удивило.

— Я так и думал, — заметил я.

Он посмотрел на меня с любопытством.

— А почему именно так?

— Обычная логика, — ответил я. — В бесконечной Вселенной практически должно существовать бесконечное число комбинаций материи. И, разумеется, нельзя допустить, что только здесь, на нашей маленькой планетке, существует та единственная комбинация, которая называется человеческим сознанием. Это абсурдно.

Он едва заметно улыбнулся.

— Разве не так? — спросил я удивленно.

— Продолжайте, продолжайте…

— Хорошо. Наша цивилизация существует всего несколько тысячелетий, но за это время она стала достаточно могучей. Скоро нога человека ступит и на другие планеты. А если бы она существовала несколько миллионов лет? Вполне возможно, что где-то во Вселенной такие цивилизации и есть. Для них не составляет проблемы вступить с нами в контакт. И я не однажды задавал себе вопрос, почему этого не случилось до сих пор.

— Однако я мог бы вам ответить, что время и пространство реально существуют, — сказал он спокойно, — и что масштабы вашего существования несоизмеримы с масштабами времени и пространства в нашей Галактике…

— Вот это утверждение мне кажется абсурдным, — сказал я. — Мне трудно поверить, что даже скорость света имеет предел. Все понятия очень относительны. Абсолютна только субстанция. И глубокое знание ее сущности, наверное, откроет для нас гораздо более прямые пути для общения.

Я замолчал и выжидательно посмотрел на него. Он тоже молчал, как-то, казалось, бессознательно покачивая головой.

— Надо сказать, ваши слова не лишены оснований, — ответил он наконец. — Но тогда должна была бы существовать и такая комбинация, как Галактика с человеческой цивилизацией.

— А почему бы и нет? — спросил я легкомысленно.

— Однако тогда распадается и ваша теория об обязательных контактах.

Конечно, он был прав.

— И кроме того, — продолжал незнакомец, — не стоит приписывать каждому сознанию качества земного человеческого сознания. Может быть и такое сознание, которое разминется с вашим земным сознанием, даже не заметив его или не обратив на вас внимания. А может быть, и заметит, но вы окажетесь вне его пути и цели. Разве вы обращаете внимание на муравьев, которые копошатся в вашем саду, хотя вы и знаете, что это живые существа? И разве вы стараетесь чем-то облегчить их существование?

— Но у них нет сознания!

— Кто вам сказал?.. И потом, это не настолько обязательно, как вы думаете. А может быть, они более совершенны, с вашей точки зрения, в том, что вы, люди, называете развитием. Кроме того, вы говорите о сознании вообще, в космическом масштабе, не умея показать мне его устойчивое и общее качество. Можно было бы допустить, например, что самое существенное качество сознания — его непрочность. Или же его самоуничтожение на определенных этапах развития. Таким образом отпадает и ваше основное утверждение о его бесконечном совершенствовании на протяжении огромных периодов времени.

— Да, действительно, вы правы, — ответил я смущенно. Несмотря на то что самый факт вашего присутствия говорит не в пользу таких доводов.

— Сейчас я говорю не о фактах, а о вашей логике.

— В таком случае я предпочел бы говорить о фактах, — сказал я.

Он снова покачал головой.

— К сожалению, именно об этом мы говорить не можем.

— Но почему? — спросил я не без раздражения.

— Это я могу вам сказать… Вы сами должны приобрести свои знания… Собственными силами пройти свой путь. Может быть, именно в этом смысл земного человеческого существования?

Голос его был тих, но в нем было какое-то особое звучание, и в первый раз у меня мелькнула мысль, что это не совсем человеческий голос.

— Наверное, вы правы, — ответил я. — Но я не могу представить себе вашу нравственную сущность. В конце концов, вы живете среди нас, видите наши страдания, неправду, насилие, видите, как иногда, несчастные и беспомощные, мы не можем вырваться из магического круга своего невежества, ясно сознаете, что вам так легко помочь всему, что несет добро и справедливость, но не делаете этого. Не угрожает ли это вашему собственному существованию?

Он посмотрел на меня как-то по-особенному.

— А если в нашей нравственной сущности гораздо больше разума, чем чувств?

— Мне трудно это предположить, — сказал я. — Если ваша цивилизация намного совершеннее нашей, такой же должна быть и ваша нравственность. Не может быть, чтобы вы примирились, например, с войнами. Представьте себе, что завтра над человечеством нависнет угроза атомного уничтожения. Неужели вы и тогда нам не помешаете?

— Разумеется, нет! — ответил он твердо. — Вы сами должны пережить кризис. Если мы помешаем вам искусственно, вы не выработаете иммунитета и в следующий раз погибнете от еще более страшной катастрофы.

Я печально покачал головой.

— Это логично!.. Но все же я не могу с этим согласиться. Почему вы не поможете нам хотя бы избавиться от страданий, в которых мы сами не виноваты?.. Избавьте нас хотя бы от рака…

— Я уже сказал вам, — ответил он, слегка нахмурившись. Это решение тех, кто совершеннее меня, они знают, что вам нужно… И я не имею права ничего изменить…

Именно тут заманчивая мысль пришла мне в голову:

— Тогда помогите хотя бы моему другу… Согласитесь, что один-единственный случай вмешательства не может изменить пути человеческого развития.

Незнакомец молчаливо откинулся на спинку стула. Мне показалось, что он колеблется, но я ошибся.

— Нет, я не имею права сделать это! — сказал он, слегка нахмурившись.

— А почему же вы помогли мне?.. Почему избавили от смерти меня?

— В тот момент я вообразил, что в этом будет моя вина… А я, естественно, не имею права быть виноватым.

На дворе уже стемнело, а в комнате все еще было светло, как днем. Но тогда я не обратил даже на это внимания.

— И все же вы вмешиваетесь в земные дела, — сказал я. — Я напишу обо всем, что произошло сегодня.

— В одно мгновение я мог бы стереть в вашей памяти все связанное с нашей встречей, — улыбнулся он.

— Вы это сделаете?

— Разумеется, нет… Пишите, что хотите… Все равно вам никто не поверит…

Это было последним, что я запомнил из нашего разговора.

Проснулся я на рассвете. Оказалось, что, не раздеваясь, я заснул в кресле, на котором сидел вчера вечером. Или, вернее, был усыплен. Незнакомец накрыл меня пледом и, конечно, исчез. Но я все помнил — он не посягнул на мою память. Я встал и открыл окно. Было тихо. Солнце еще не взошло. В глубине двора светились головки хризантем. Не знаю, в каком мире жил мой странный попутчик, но наш был сейчас необыкновенно красив.

Несколько дней прошли, как во сне. Я работал, конечно, но все, что появлялось на бумаге, казалось мне постным и безвкусным. Читал, но и это не помогало. Наконец, в воскресенье завел машину, медленно съехал по узкой колее на шоссе и почти бессознательно повернул налево, к санаторию. По мере приближения тревога во мне возрастала. Я миновал место, где чуть было не произошла катастрофа, но не остановился: меня сжигало внутреннее нетерпение.

Даже не помню, как я подъехал к санаторию. Когда я ворвался к доктору Веселинову, тот, как и в прошлый раз, сидел на своем обычном месте с рентгеновскими снимками в руках. Он посмотрел на меня с удивлением.

— Произошло невероятное! — воскликнул он.

Чувство огромного облегчения охватило меня.

— Что именно?

— Ваш друг выздоровел.

— Как выздоровел? — лицемерно удивился я.

— А вот так — взял и выздоровел. Вот снимок — будто бы никогда ничем и не болел… Словно у него легкие полностью обновились…

Мне не нужно было смотреть на снимки, но я продолжал свое:

— Не может быть! Наверное, вы что-то спутали…

— Как не может быть, когда это факт! — ответил он раздраженно. — Вторично снимки были сделаны под моим личным контролем.

Я счел благоразумным промолчать.

— Я сделаю сообщение. Мои коллеги будут ошеломлены.

— Вы не сделаете никакого сообщения, — усмехнулся я.

— Почему? — удивился он.

— Потому что вы сообщите факт, который не сможете объяснить…

Он поморщился, но промолчал.

— И во-вторых, что более важно, даже если вы и сообщите о факте, никто ему не поверит.

— Как не поверит? Но вот же снимки!..

— Снимки… Вы сами видели минимум двадцать снимков «летающих тарелок», но это не значит, что вы в них верите?

— Да, но у меня, опять же, есть выздоровевший человек…

— И это вам не поможет…

— Вы тоже не верите? — спросил он резко.

— Именно я верю… Но другие не поверят. Вы же научный работник и понимаете, что этого не может быть. Ваши коллеги сочтут вас сумасшедшим или мошенником… Причем второе более вероятно.

— Да, — сказал он с облегчением, — вы правы. Случай — еще не достоверный научный факт…

— А где же бывший больной?

— Недавно гулял в парке…

Я подошел к окну. Мой друг стоял возле куста и внимательно рассматривал какой-то предмет, который держал в руке.

— Ты что там делаешь? — крикнул я ему.

Он обернулся. Это было его прежнее лицо, лицо до болезни.

— Да вот — улитка…

— Немедленно положи ее на место. Слышишь?

— Почему?

— Говорю тебе, положи!.. Скорее!..

Не возражая, он стал осторожно закреплять улитку на ветке. Но когда отнял руку, улитка свалилась на землю. Он нагнулся…

ЦОНЧО РОДЕВ

Сокровища Лизимаха (Перевод Т.Воздвиженской)

ИВАНУ ГЫЛЫБОВУ

На этом берегу находится и мыс Таризис, укрепленное место, где некогда Лизимах скрывал свои сокровища.

СТРАБОН. ГЕОГРАФИЯ, КН. VII

Согласитесь, что если мужчине тридцать два года, он научный сотрудник, археолог, и его звучное имя Камен Страшимиров значится по меньшей мере под десятком научных трудов, признанных весьма серьезными, то довольно неудобно называть его Дутиком — прозвищем далеких школьных лет. Дутик — звучит как-то несолидно и уж слишком напоминает о мальчишке, который когда-то был среди нас чемпионом по боксу. И все же, если бы не было таких верных друзей детства, для которых никогда не перестаешь быть просто Дутиком, никогда не довелось бы мне пережить необыкновенное приключение и увидеть фантастические сокровища, по сравнению с которыми гробница Тутанхамона — комната с детскими игрушками.

Но не будем больше философствовать — лучше я начну свой рассказ.

Итак, как раз два года назад, уже ближе к вечеру, когда я сидел у себя в кабинете, раздался телефонный звонок. Я взял трубку и услышал незнакомый голос:

— Эй, Дутик, это ты, старик?

Не сразу сообразив, как ответить на столь фамильярное обращение, я сказал:

— Камен Страшимиров у телефона. С кем я говорю?

— Ну, ну, хватит важничать, — засмеялись в трубке, — неужели ты забыл Мишо или шрам у тебя на голове уже совсем исчез?

Тут я, конечно, сразу все понял. Это был Мишо (или, если хотите, Михаил), мой одноклассник, с которым я шесть лет просидел на одной парте и которому обязан не очень украшающим меня шрамом на голове. Позднее, в университете, мы снова были неразлучны, хотя он изучал право, а я — историю. По окончании учебы он пошел работать в органы Народной милиции и вскоре получил чин капитана. Наши профессии были столь различны, что на протяжении нескольких лет, не ссорясь и не переставая быть друзьями, мы просто не встречались.

— Послушай, — сказал он после обычного обмена любезностями, — знаешь, что сделал бы я на твоем месте?.. Нет? Я вскочил бы в первый попавшийся транспорт, чтобы мгновенно очутиться у меня. Да, да, поводов больше чем достаточно…

В тоне его было что-то, такое, что неудержимо раздразнило мое любопытство. И уже через четверть часа я сидел напротив Мишо у письменного стола. Старый друг встретил меня очень сердечно, но начал говорить о чем-то незначительном, явно наслаждаясь моим нетерпением, которого я не мог скрыть.

Наконец, смилостившись надо мной, он вынул из ящика какой-то предмет и, ни слова не говоря, поставил его на стол. Это была статуэтка сантиметров тридцати в высоту, изображающая человека с длинной кудрявой бородой, торжественно сидящего на троне. Я смотрел на нее, потеряв дар речи.

— Знаешь, — выдавил я наконец не своим голосом, — ведь это… это поразительно. Я не могу поклясться, но думаю, что это копия знаменитой статуи вавилонского бога Мардука, о которой старик Геродот писал, что она была отлита из чистого золота и весила двадцать четыре тонны!

— Ну, эта несколько полегче, она весит пять килограммов, но и она из чистого золота.

— Поразительно, невероятно! — бессвязно повторял я, не смея прикоснуться к статуэтке. — Мир не знает ничего подобного. Бьюсь об заклад, что директора музеев в Лондоне, Париже, Ленинграде и Берлине, когда узнают, умрут от зависти.

— Ладно, ладно, — рассмеялся Мишо, — это слишком сильно сказано для трезвого и рассудительного представителя науки. — Потом, уже серьезно, добавил: — И представь себе, Дутик, эта статуэтка продана всего лишь по стоимости золота, из которого сделана.

И вот что мне рассказал мой старый приятель.

Эту статуэтку таможенники обнаружили в багаже одного туриста, покидавшего нашу страну. К чести его, он не скрывал, что везет, поэтому пограничные власти сочли этот случай несколько особым и задержали путешественника до выяснения обстоятельств.

Иностранец сообщил, что, отдыхая на Золотых песках, он познакомился с болгарином, который предложил ему эту статуэтку, причем цена ее была назначена просто «на глазок». Иностранец оказался торговцем вином. Ничего не понимая в искусстве, тем более античном, он купил статуэтку просто «как сувенир из Болгарии». Навели необходимые справки — слова торговца подтвердились. Выплатили ему сумму, которую он отдал за фигурку, подарили кое-что на память, словом, инцидент был исчерпан.

Тем временем органы милиции организовали поиски таинственного торговца золотыми статуэтками. Иностранец мог сказать только, что это был человек лет тридцати — тридцати пяти, темноглазый, высокий, с трудом объяснявшийся по-немецки. И больше ничего…

— Все это очень странно, — сказал я, внимательно выслушав рассказ Мишо. — Видишь ли, Мишо, эта статуэтка относится к цивилизации, достигшей своего расцвета где-то около тысячи лет до нашей эры и никогда не имевшей связи с нашими землями. Набополосар, Навуходоносор и другие великие цари Древнего Востока никогда не устремлялись так далеко на север. Это делает находку еще более необъяснимой.

— Может, все это лишь стечение случайностей?

— Год назад я бы сразу ответил «да», но сегодня я воздержусь от такой прямой оценки.

— Что же изменилось?

Трудно было объяснить это в двух словах. Устроившись поудобнее в кресле, я закурил.

— Тебе, конечно, известно, Мишо, что у нас есть магазины, в которых на золото можно купить всякие там наимоднейшие и дефицитные товары. И вот, в этом году в один из таких магазинов приходит человек, покупает какую-то вещь, отдает за нее горсть старинных золотых монет и уходит. Именно отсюда и началось наше, археологов, «хождение по мукам». Слушай дальше. Кассир этого магазина, человек весьма образованный, заинтересовался монетами и отнес их показать в ближайший музей. Оказалось, что среди них наряду с хорошо известными ученым монетами, чеканенными при Филиппе Македонском и Александре Великом, были и монеты ассирийского, вавилонского, финикийского и персидского происхождения, которые до сих пор у нас не найдены, да и вообще известны миру лишь по нескольким экземплярам. Монеты Салманасара IV, Тиглатпаласара III, Синахериба Бешеного, Кира, Дария — ты понимаешь, что это значит?

— Представления не имею, — признался мой приятель.

— А все археологи, — продолжал я, — окаменели от восторга и удивления. Оказалось, что в нескольких таких магазинах страны были сделаны покупки на подобные монеты. А этого уже было достаточно, чтобы послать ко всем чертям существовавшие до сих пор теории о связях между нашими землями и странами Древнего Востока. И вот сейчас на твоем столе красуется статуэтка родом из Вавилона. Можно ли это назвать случайностью?

— Хм-м… Дело становится и вправду весьма интересным.

— Я думаю, что где-то в нашей стране найден клад, о котором не было сообщено в установленном порядке, и я не успокоюсь, пока не найду открывателя клада, а само сокровище не окажется в музее!

— Браво! — зааплодировал Мишо. — Решение, достойное Дутика и мало подходящее буквоеду Камену Страшимирову. Жму руку! Буду за тебя болеть! Пускайся в поиски, и если тебе потребуется помощь милиции, можешь рассчитывать на меня.

С этого дня у меня была только одна мысль, одно стремление — раскрыть тайну необыкновенной находки.

Первым делом я собрал точные сведения о том, сколько раз и в каких магазинах появлялись драгоценные монеты. Оказалось девять; три раза в Варне, пять — в северо-восточной Болгарии и один — в Софии. Поэтому, естественно, я остановил свое внимание на Варне, тем более что и статуэтка появилась на свет вблизи этого города.

Затем я связался с соответствующими властями и добился, чтобы всем магазинам, где принимается золото, было дано распоряжение в случае предъявления монет малоазиатского происхождения, для определения которого я составил специальную инструкцию, фиксировать имя покупателя.

Через три месяца я получил первое сообщение: в Русе за золото, которое соответствовало данным инструкции, была куплена легковая автомашина «Волга». Нечего и говорить, что уже на следующее утро я был там.

Можете себе представить, что я испытал, увидев восемь пластинок, покрытых клинописью. Уже в надписи на первой я прочел имя Шамурамант — прославленной, увековеченной во множестве легенд вавилонской царицы Семирамиды!

Что касается имени покупателя, то ошибки здесь быть не могло — документы были оформлены по его паспорту. В регистрационной книге значилось: Мирон Хаджиколев, г. Варна, Красноармейская, 63. В магазине еще вспомнили, что он же полгода назад приобрел себе на ассиро-вавилонские монеты телевизор.

На рассвете я был, конечно, в Варне. Наскоро собрав кое-какие сведения, я узнал, что слесарь Мирон Хаджиколев вот уже два дня гордо ездит на своей новой машине.

И я отправился в ателье по ремонту велосипедов. У входа в ателье человек в синем рабочем комбинезоне натирал и без того сверкающую новенькую «Волгу». Высокий, темноволосый, он был, пожалуй, моим ровесником. Стараясь казаться спокойным, я заговорил:

— Как мне найти Мирона Хаджиколева?

Пренебрежительно взглянув в мою сторону, он ответил:

— Это я, но сейчас я занят.

— И все же мне необходимо с вами поговорить, — настаивал я.

Видимо, моя настойчивость его несколько озадачила, потому что он выпрямился и, пока вытирал руки, внимательно оглядел меня с ног до головы.

— Ну, только если что-нибудь важное.

— Вопрос касается старинного золота, — многозначительно сказал я.

Мирон Хаджиколев секунду поколебался, затем бросил ветошь, которой вытирал руки, и жестом пригласил меня следовать за собой. Когда, войдя в мастерскую, мы сели, он вызывающе спросил:

— Ну?

— Полгода назад вы купили телевизор, а три дня назад приобрели автомашину, — начал я. — В обоих случаях вы оплатили покупку золотом. Так ли это?

— Совершенно верно, — ответил он спокойно, даже несколько нахально. — Разве в этом есть что-нибудь противозаконное?

— Нет, в этом нет.

— Что ж тогда?

— А вот продавать золото, притом еще произведение искусства, иностранцу — это уже нарушение закона.

— Не понимаю, о чем вы говорите, — голос Хаджиколева не дрогнул, хотя в глазах мелькнула озабоченность.

Я решил поймать его:

— Сейчас поймете. По нашей просьбе здесь скоро будет иностранец, который, вероятно, без труда узнает человека, продавшего ему золотую статуэтку.

Хаджиколев на минуту замолк. Он, конечно, взвешивал мои слова.

— Понятия об этом не имею, — наконец отрезал он дерзко, и я сразу понял, что совсем не гожусь на роль Шерлока Холмса. Нужно было менять тактику.

— Давайте говорить откровенно, Хаджиколев. Золото, на которое вы купили машину и телевизор, имеет исключительно важное значение для науки. Я не буду вам подробно объяснять. Дело в том, что оно происходит из далеких государств, существовавших две — три тысячи лет назад. А к ним археологическая наука проявляет особый интерес.

— Прекрасно, — произнес он иронически. — Теперь золото в магазинах, берите его и делайте с ним, что хотите.

— Да, сейчас оно у нас, — продолжал я терпеливо, — но его значение столь велико, что оно заставляет нас подумать… и о судьбе остальных сокровищ. — Я ожидал, что мой собеседник что-то ответит на это, но он продолжал молчать. — Предположим, что счастливый случай помог вам найти редкий клад. И если вы передадите его государству, то сейчас же получите значительное вознаграждение…

— Да, — усмехнулся Хаджиколев, — десятую часть стоимости, как полагается по закону, а так — все будет мое.

— Но ведь сейчас вы владеете им как вор, прячете, прибегаете ко всяким ухищрениям. А если сообщите о нем, то с законной гордостью получите положенное, а ваше имя войдет в историю науки. Что же лучше?

— Все эти разговоры ни к чему, — отрезал он. — Никакого клада я не находил. Золото у меня осталось после покойного отца, он его получил от своего отца. Я потратил все, что было. Больше нет. И точка!

Делать было нечего. Оставалось только уйти. Но я уходил с убеждением, что именно Мирон Хаджиколев скрывает тайну сокровищ.

Я связался с Мишо, рассказал ему все, поделился сомнениями и попросил установить за Хаджиколевым наблюдение. Он справедливо упрекнул меня, что из-за моих необдуманных действий раскрыть тайну будет гораздо труднее — Мирон Хаджиколев теперь будет особенно осторожен, — но обещал сделать все необходимое.

На протяжении целого месяца за Хаджиколевым непрерывно следили. Но не обнаружив ничего подозрительного, в конце концов прекратили наблюдение. Так прошли зима и начало весны.

Десятого июня прошлого года мне сообщили, что в Балчике появилась новая ассирийская монета. Я тотчас же поехал туда и убедился, что она из того же источника. Музей купил ее у некоего Теню Слабака из села Былгарево. Я отправился в это село.

В полном противоречии со своей фамилией Теню оказался здоровым плечистым детиной с лицом, обожженным солнцем, длинными, как у легендарных гайдуков, усами и приветливо улыбающимися глазами. В небольшом кафе «Таук-лиман» за бутылкой вина он рассказал мне, как попала к нему эта монета.

Дядя Теню рыбачил вместе со своей артелью в одном из затонов у мыса Калиакра. Это местечко часто посещали любители подводного плавания в поисках потонувших когда-то кораблей.[3] Обыкновенно они приезжали группами и, не найдя ничего, уезжали. Но вот уже года два, как время от времени появляется один аквалангист («Ростом с тебя, только темный», — сказал Теню Слабак), который нанимает лодку и спускается под воду на два — три часа. Всплывает он с наполненным чем-то мешочком, расплачивается с рыбаками и уезжает. Однажды рыбаки поинтересовались, что у него в мешке; он объяснил довольно невнятно, что он, мол, геолог и собирает на дне камни. Так вот этот человек был здесь в позапрошлое воскресенье. Теню возил его в лодке, за что тот, пребывая в хорошем настроении, дал ему на прощание монету, крикнув: «Это тебе! Что б ты помнил о делах, которые мы вместе делали». Взглянул Теню, а в руке у него — золотая монета. Подумал, что произошла ошибка, догнал того человека и хотел вернуть ему монету, но тот только сказал: «Бери. Я их несколько на дне нашел. Пусть одна будет тебе». Подумал-подумал Теню и решил, что все-таки тут что-то нечисто, и прямо в Балчик, в музей.

Я не говорил еще, что питаю пристрастие к подводному плаванию. Года четыре назад мне пришлось даже руководить подводной археологической экспедицией на Караагадже. В рассказе Теню меня удивило, что тот человек спускался под воду на два — три часа. А каждый, кто занимается подводным плаванием, знает, что обычно запаса воздуха в лучшем случае хватает минут на 50–60. Как же тогда объяснить, что он проводил под водой

по «два — три часа»? Следовательно, либо таинственный аквалангист снабжался воздухом не из обычного акваланга, либо не все время проводил под водой.

Интересно было и то, что речь шла о мысе Калиакра. Немного на нашем побережье мест с такой богатой историей, как у этого сурового, величественного мыса. Еще в VI веке до нашей эры милетские греки воздвигли там крепость Таризис, которая процветала и позднее, во времена фракийского, римского (под названием Акра Кастелум) и византийского владычества. Наши прадеды назвали ее Калацерка, укрепили. В средние века она стала одной из твердынь болгарского побережья. Крепость просуществовала до 1444 года, пока ее не разрушил до основания Владислав Варненчик. И пока я припоминал эти всем известные сведения, меня словно озарило: ведь Страбон писал, что именно здесь, на мысе Калиакра, Лизимах скрывал свои сокровища. Кто же, кроме этого полководца армии Александра Македонского, исколесившего вместе с ним всю тогдашнюю Азию — от Геллеспонта до Персидского залива и от Александрии до Инда, кто же, если не он, мог привезти в наши земли богатства древних восточных государств? Ведь Лизимах был одним из наследников великого владыки.

Особенно не раздумывая, я принял решение. Попросив по телефону дать мне отпуск, который не использовал в прошлом году, и прислать акваланг, я поселился в рыбацкой хижине на Суджасе, где рыбачил Теню.

Слышали ли вы о Суджасе? Нет? Ну тогда вы не знаете, может быть, самого прекрасного уголка нашего побережья. Суджас находится в километре от Калиакры, там, где Добруджанское плато круто спускается к морю. Природа здесь щедрой рукой рассыпала свои богатства: инжир, лавр и другие южные растения возвышаются над пестрым ковром полевых цветов, десятки прохладных источников пробиваются сквозь ржаво-красные скалы, прозрачные как хрусталь ручейки бегут по камням, а внизу, у подножия — самое синее море, какое я когда-либо видел.

В этом рыбачьем затоне я провел более двух месяцев. И не преувеличу, если скажу, что это были самые лучшие месяцы в моей жизни. Днем я был вместе с рыбаками, помогал им, купался, рассматривал остатки старой крепости, читал, приводил в порядок записи о последних раскопках, а вечером мы все собирались у костра, где бурлила, дымясь, уха говорили о русалках и морских чудищах, о бурях и кораблекрушениях, о пиратах и подвигах. Конечно, не только ради этих бесед остался я там. Вооружившись аквалангом, я уже в первые десять дней облазил все дно вокруг мыса. Сомнений не было: Мирон Хаджиколев не мог найти монеты на дне. Грунт там был мягкий, тина, и любой относительно тяжелый предмет быстро исчезал в нем. Золото, вероятно, находилось в какой-то пещере или углублении, но сколько я ни искал, не мог найти тайника. И мне ничего не оставалось, как ожидать, когда снова появится Хаджиколев.

Так прошел мой отпуск. В последний день, когда я, уже совсем отчаявшись, укладывал чемоданы, прибежал запыхавшийся Теню Слабак.

— Камен! Иди скорее! Тот человек приехал!

Вы не видели, как выскакивает дух из бутылки? Признаюсь, и я не видел, но думаю, что именно так вылетел я из домика, услышав его слова.

А море походило на расплавленное серебро. Был штиль. У мыса по воде спокойно скользила лодка (красная «Сирена» из соседней рыбацкой артели). Я посмотрел в бинокль.

Сомнений не было: в лодке находился Мирон Хаджиколев с аквалангом на спине и маской в руках.

Схватив свой акваланг, я мигом устроился на дне в лодке Теню, а он налег на весла.

— Давай, Теню, — торопил я, — давай, пусть хоть весла разлетятся в щепы! А как только увидишь, что тот человек спускается под воду, скажи мне.

Через несколько минут рыбак предупредил меня, что человек «с золотыми монетами» нырнул. Схватив бинокль, я встал во весь рост и, пока Теню продолжал яростно грести, наблюдал за воздушными пузырьками, поднимавшимися из аппарата Хаджиколева и указывавшими его путь.

Вскоре пузырьки исчезли. Я заставил Теню подогнать лодку к тому месту, где видел последние пузырьки; мы бросили якорь. Надев ласты, маску, пояс с ножом и пристегнув на спину аппарат, я прыгнул за борт.

Быстро опустившись, я осмотрел дно. «Человек с золотыми монетами» исчез, как будто растворился. Не слышно было даже знакомого шума выходящих из акваланга пузырей. Я остановился, чтобы немного подумать.

Из норки подо мной вылез большой рак и, оставляя на серо-желтом дне причудливый кружевной узор, пополз, спеша, куда-то по своим делам. Потом откуда-то стрелой вылетела стайка золотисто-зеленой кефали.

Куда мог исчезнуть Хаджиколев? Не веря в чудеса, я понимал, что где-то должна быть незамеченная мною пещера. И снова начал искать.

Время шло. Я пробирался среди подводных скал, скользил над голым песчаным дном, раздвигал ластами зеленые и коричневые водоросли, осматривая каждый камень, каждую трещину в скале.

Вдруг я заметил высокую морскую траву, которая показалась мне неестественно смятой. Кто-то пробирался здесь сквозь водоросли. Я двинулся вперед и через несколько минут оказался перед зияющей пастью пещеры. Уже через несколько метров меня окружал непроглядный мрак. Я колебался — двигаться дальше в темноте было невозможно. Я выбрался из пещеры, осмотрелся, чтобы запомнить место, быстро всплыл на поверхность, взял из лодки водонепроницаемый фонарь и через пять минут был снова в пещере.

В узком, не больше квадратного метра, проходе шум акваланга отдавался грозным невыносимым для ушей грохотом. Я осторожно пробирался вперед за бледно-желтым лучом фонаря, останавливался, прислушивался и снова двигался вперед. Прошел двадцать, тридцать, пятьдесят метров… Вода вокруг посветлела, даже фонарь стал не нужен. Наконец тоннель кончился. Я выплыл наверх. И вдруг передо мной открылось самое удивительное зрелище, которое когда-либо видел человеческий глаз!

Представьте себе пещеру размером с большой театральный зал, высота ее была метров пятнадцать, а длина не менее пятидесяти — шестидесяти метров. Ее заливал теплый мягкий свет. Как я позже установил, свет проникал через несколько небольших окон в своде и усиливался системой многочисленных серебряных зеркал.

На просторной площадке посреди пещеры и помещались сказочные сокровища.

Очарованный их видом, я снял акваланг, положил его на скалы у воды и благоговейно приблизился. Впереди, устрашающе подняв руки, высилась гигантская, метров десяти, статуя женщины, в которой я без труда узнал ассирийскую богиню Иштар. По обе стороны от нее, как стражи, стояли два величественных крылатых быка-человека, похожих на тех, что находятся в Британском музее. А дальше виднелись золотые статуи львов и пантер, вавилонского бога Ашура, божественного египетского быка Аписа; изящная, из золота и слоновой кости, Афина Паллада спокойно стояла рядом с ужасным, пожиравшим людей финикийским богом Ваалом, а в глубине, за множеством статуй, возвышалась целая гора покрытых клинописью пластинок. За восемь из них и была куплена «Волга».

Как завороженный, я медленно двигался между статуями. Здесь был добрый десяток кованых сундуков, уже поврежденных влагой и временем. Я поднял крышку одного — он был полон драгоценными камнями! Я зачерпнул их горстью и медленно высыпал обратно.

И вдруг человеческий голос — голос Мирона Хаджиколева, о котором я успел позабыть, заставил меня вернуться к действительности.

— Ни с места, руки вверх! Быстрее!

Не обращая внимания на приказ, я слегка повернул голову. В пяти — шести шагах от меня, у статуи с головой орла, появился Хаджиколев, в руках у него поблескивало весьма современное оружие.

— А, так это ты, горе-археолог, — с усмешкой сказал он. Нечего и говорить, ты нашел подходящее место для своей гробницы.

— А это все тот же Мирон Хаджиколев, — ответил я в том же тоне, — собственник телевизора и легковой машины, который ничего не знает о незаконной продаже золотых античных статуэток.

— Мерзавец! — прошипел он. — Неужели мне посчастливилось найти все это, чтобы отдать в ваши руки? — Глаза его лихорадочно блестели. — Все это мое, понимаешь? Только мое! Я самый богатый человек на свете! Если хочу, могу купить вас вместе с вашими музеями и всей рухлядью, что в них собрана. Да что говорить! Могу купить все ваше государство вместе с потрохами…

Я понял. Передо мной был человек, рассудок которого помутился при виде несметных богатств. Нужно было действовать быстро и решительно.

Видимо, я сделал какое-то движение, потому что он отскочил назад и заорал:

— Не двигайся — или буду стрелять!

— На твоем месте, прежде чем стрелять, я бы немножко подумал, — сказал я ледяным голосом. — В потолке трещины, он изъеден эрозией и от сотрясения воздуха может обвалиться не только на мою, но и на твою голову.

Предупреждение мое, вероятно, привело его в чувство, потому что он взглянул вверх. Воспользовавшись этим, я бросился вперед. Все, что было дальше, продолжалось не более секунды. Раздался выстрел, послышался гром, нет — ужасный грохот, пуля просвистела рядом, но в следующий момент я нанес ему удар кулаком в подбородок. Хаджиколев упал, выронив пистолет. В моих словах об обвале, видимо, был смысл — с потолка и стен катились камни. Стало темнее. Наверное, завалило некоторые окна.

Это на несколько мгновений отвлекло меня. Когда я на взглянул на своего противника, он полз к упавшему пистолету. В этот момент я перестал быть «молодым и способным археологом Каменом Страшимировым» и превратился в былого Дутика. Я кинулся на Хаджиколева. Началась дикая схватка. Жилистый Хаджиколев был, вероятно, сильнее меня. Борьба шла с переменным успехом. Наконец, призвав на помощь весь свой прошлый боксерский опыт, я сумел подмять его под себя. Но, схватив какую-то статуэтку, Хаджиколев ударил ею меня по затылку, и я на мгновение потерял сознание.

Но тут он совершил непоправимую ошибку: вместо того чтобы еще раз ударить меня, он бросился к пистолету. А я, вскочив, спрятался за колоссальной статуей финикийской Астарты. Хаджиколев прицелился метров с двадцати и выстрелил. И тогда случилось самое страшное. Со всех сторон с адским треском и гулом стали рушиться стены.

Пещера потонула во мраке. Послышался душераздирающий крик, и потом наступила зловещая тишина.

— Хаджиколев, — позвал я через несколько минут, — ты жив?

— Жив, — едва прозвучал его голос, — но ранен и завален камнями. Тут рядом со мной стена обрушилась…

— Подожди, я найду фонарик и попробую тебе помочь.

Было темно, как в могиле. Замирая от страха, что каждую минуту может обвалиться свод, я пополз к выходу. Место, где остались мои вещи, я запомнил хорошо и сейчас ощупью нашел их. Когда я зажег фонарь, то с ужасом увидел, что подводный проход в пещеру завалило.

Стараясь не думать об этом, я стал искать Хаджиколева. Нашел я его полузаваленным. Он был ранен и потерял много крови. Закрепив фонарь на ближайшей статуе, я начал раскидывать камни. Хаджиколев наблюдал за каждым моим движением, потом, не выдержав, спросил:

— Ты зачем это делаешь? Ведь я же хотел убить тебя? Теперь это все твое.

— Дурак! — ответил я раздраженно.

В конце концов я все-таки сумел отрыть Хаджиколева; Левая нога его была раздавлена и, вероятно, сломана. Сняв ремень, я туго затянул бедро раненого, чтобы остановить кровь. Потом сел на землю и вытер лоб.

— Плохи наши дела, — сказал я. — Проход завален. Если снаружи ничего не сделают, мы пропали.

По тому, как часто дышал Хаджиколев, я понял, что в нем происходит какая-то борьба. Но когда он заговорил, голос его был спокоен и казался как-то непривычно потеплевшим.

— Ты обо мне не думай. Даже если я спасусь, меня будут судить… Брось меня и спасайся сам. Я знаю, как это можно сделать. — Он повернулся, тяжело вздохнул и тихо сказал, как будто про себя:

— Видно, эти камни должны были обрушиться, чтобы вернуть мне разум… — Я ничего не ответил, а он продолжал громче: в пещере есть и другой выход. Я им не пользовался, потому что он выходит туда, где рыбаки сушат сети, там люди. Но я сейчас покажу тебе его.

Немного отдохнув, я взвалил раненого на спину и понес, а он, держа фонарь, указывал путь. Мы двигались по узкой трещине в скале в сторону берега и в конце концов очутились у другого подводного прохода, очень похожего на первый.

— Это тоннель примерно в десять-пятнадцать метров, — сказал Хаджиколев, когда мы на минуту прислонились к скале, чтобы передохнуть. — Я и так и эдак не смогу пройти. А ты иди и не думай обо мне.

— Мы оба должны выбраться, — возразил я. — Подожди меня здесь.

Я взял фонарь и вернулся назад за аквалангами. Свой я нашел сразу, а вот его аппарат исчез. Я понял, что при падении его задел какой-то камень и сжатый воздух взорвался, что и послужило причиной страшных разрушений.

Акваланг я закрепил на спине раненого.

— Дыши спокойно, не шевелись и свети, — сказал я ему. — А я тебя перенесу.

Он возразил — проплыть под водой пятнадцать метров ничего не стоит, но когда человек тянет за собой тяжелое тело, то задача эта превращается в самоубийство. В глубине души я был согласен с ним, но оставить его не мог, а другого выхода, чтобы спастись, не было. Надо было рисковать.

Опустив Хаджиколева под воду, несколько раз глубоко вдохнув и выдохнув, я зацепил свой живой груз и нырнул в чернильно-черную бездну. Уже на первых метрах мне стало ясно, что мое начинание обречено на провал — раненый был очень тяжел, а тоннель слишком тесен для двоих. Но возврата не было, и я изо всех сил плыл вперед. Силы быстро иссякали. Перед глазами пошли красные круги. Я понял, что это — конец. Когда я уже почти терял сознание, Хаджиколев сунул мне в рот мундштук акваланга.

Глотнув несколько раз воздух — поверьте, это стоило в тысячу раз дороже всех сокровищ Лизимаха! — я вернул ему мундштук.

Вскоре темнота рассеялась. Впереди обозначился светлый круг — это был выход из тоннеля.

Еще несколько мгновений, и мы выплыли на поверхность. Никогда в жизни я не ощущал так простые человеческие радости солнце, воздух, безграничный простор… Но уже тогда я знал: пройдет время, побледнеют воспоминания о пережитых ужасах, и я снова приду сюда, в эту пещеру, чтобы вернуть человечеству сокровища Лизимаха.

СВЕТОЗАР ЗЛАТАРОВ

Аванпост Фантастический шарж (Перевод Ю.Топаловой)

Питер Лок — психиатр-океанограф, перепрыгивая с камня на камень, спешит по уходящей далеко в море скалистой косе. С высокого берега она кажется позвоночником утонувшего доисторического чудовища, а со стороны напоминает зубцы Гвельского замка. У ее носа покачивается яхта. Питер Лок называет это место «краем света», а его друг, к которому он сейчас торопится, считает, что именно отсюда начинается мир и здесь находится «аванпост империи»…

— Эйгып!

Услыхав этот возглас, крупный загорелый слегка косоглазый моряк с досадой поднимается и поворачивает свою косматую грудь к англичанину. Возле него лежит книга. Но, судя по всему, ею владеют ползающие по страницам муравьи и легкий ветерок.

— Йес, сэр! — говорит Эйгып.

Его настоящее имя Акоп, он армянин из Греции и знает по-английски только эти два слова, но для разговора с господами их ему вполне хватает.

Беседа продолжается. Питер Лок хлопает моряка по темному плечу. Акоп пытается сделать то же, но Питер отстраняется: кожа его под белой рубашкой обгорела на солнце. На вопросительный взгляд англичанина Акоп тычет себя пальцем в грудь, где вытатуирован дельфин, а затем показывает на глубокий фиорд между скалами.

Питер Лок не без покровительства предлагает моряку сигарету и усаживается в стороне на неудобном шероховатом камне, поглядывая на водную гладь.

По мнению Питера Лока, мысли его возвышенны, возвышенны настолько, что тому же Эйгыпу их никогда не понять: «По всему земному шару разнесли мы цивилизацию. Теперь очередь за молчаливыми подводными просторами… Быть может, хотя бы эти не окажутся неблагодарными…»

Но возвышенные мысли Лока были прерваны появлением из воды головы в маске — это был его друг.

— Хау ду ю ду, Питер? — одновременно воскликнули оба. Дело в том, что имена их были одинаковы: океанограф Питер Лок и океанолог Питер Граф.

Не будь Питер Лок англичанином, он бы обязательно с нетерпением, без обиняков спросил, как дела у приятеля, но Питер Лок — это Питер Лок, и, немного помедлив, он как бы между прочим шутливо бросает:

— Как поживает наш добрый старый толстый дельфин?

— Я больше никогда не буду заниматься приручением дельфинов, — печально отвечает Граф. — Фмвфвр, пиу, пиу.

Это другой человек: взгляд его мечтателен и кроток. Положив маску и аппараты на крупную гальку, он учтиво показывает гостю на камень и присаживается сам.

Ответ его, по-видимому, совершенно неожидан, так что одетый Питер лишь после долгой паузы соображает, что сказать голому:

— Объясни мне все спокойно и последовательно.

— Я совсем спокоен, — меланхолически обижается голый Питер. — Сейчас все тебе объясню. Дело в том, что я было возгордился, представил себе после разговоров с тобой наш департамент подводной информации с тысячью прирученных дельфинов-информаторов, которые пересекают океаны и приносят нам сведения о затонувших кораблях, о подводных лодках наших союзников, о приближающихся тайфунах… Как приятно беседовали мы с тобой в моем кабинете: золотые рыбки плавали в аквариуме, мы слушали Генделя…

Устремив взгляд на друга, Питер Граф смотрел, казалось, куда-то сквозь него, а тот в свою очередь внимательно изучал его лицо, стараясь понять, что, собственно, изменилось.

— Как слепы мы были! Ты заразил меня идеей приручения дельфинов. Я с энтузиазмом принялся дрессировать толстого дельфина Хмфврра. Но знаешь, что случилось после твоего отъезда? На следующий же день Хмфврр стал заманивать меня в сторону черных скал, словно хотел мне что-то показать, а спустя несколько дней исчез. Потерся об меня и — если бы все происходило не под водой, я бы сказал — со слезами на глазах удалился. Однако незадолго перед этим там, у подножия черных скал, на глубине десяти метров, он представил мне Большого дельфина. Я впервые видел такой прекрасный экземпляр неизвестного до селе подвида, а он уже знал те восемь слов, которые по системе условных рефлексов мы втолковали Хмфврру…

— Что ты говоришь?!

— Я продолжал опыты с Большим дельфином. Он проявил изумительные способности. Он вообще пиу. Я еще тогда начал понимать… но слушай, я тебе расскажу. Большой дельфин поднимался дышать только между камнями, которые не видны с яхты. Вообще он старался не показываться. Он сразу же выучил много слов. Он их просто запоминал после первого повторения. Понятное дело, я сразу отказался от обычной системы приманки на мелкую рыбешку и сухих червей, хотя он часто мне напоминал: «Хочурпиу рррыбу форррель». Понимаешь ли, мы беседовали с ним так же, как вот с тобой, Питер. В свободное время мы развлекались, я даже хотел научить его игре в шахматы. Но как примитивны наши игры по сравнению с играми пиу!

— Перестань повторять это идиотское «пиу, пиу»!

— Повторять? Ах, я забыл, что ты еще ничего не понимаешь. Но и ты научишься различать отдельные слова. Я тоже не сразу все понял. Я было возгордился, думая, что достиг замечательных успехов в дрессировке первого нашего информатора, и только потом сообразил, что сам превратился в информатора Большого дельфина. Он очень тонко расспрашивал меня обо всем. Английский он выучил за какие-то две недели! Мы уже беседовали на философские темы, мне приходилось употреблять слова его языка для понятий, которых у нас нет… Понимаешь, чтобы говорить со мной, ему пришлось подтянуть мой интеллект. Ты понимаешь, кто кого дрессировал? Не смотри на меня так, Питер! Сейчас я включу магнитофон и ты поймешь. Я записал наш сегодняшний последний разговор. Последний, потому что у меня пробудилось чувство чести и долга… перед королевой…

Питер Лок испытывал давно забытое чувство стажера психиатрической клиники, когда уходит почва из-под ног от увлекающей и заразительной хрупкости человеческой души.

— Питер, не лучше ли тебе выспаться? Поговорим утром.

— Ты мне не веришь? Слушай! — Питер Граф нажал кнопку магнитофона. — Мне пришлось самому его приспосабливать для подводной записи. Слушай наш разговор.

…Учащенное дыхание, бульканье пузырьков воздуха. Щелчок — это включилась специальная маска для подводного разговора. Голос Питера Графа:

— Я понимаю, вы более совершенны, у вас нет рук и вы не скованы постоянной возней с различными предметами. Да, поэтому дельфинус сапиенс более совершенен и более пиу, пиу…

В ответ — подозрительное бормотание.

— Что обычные дельфины являются низшим видом, я подозревал давно, но о таком совершенстве вашей общественной системы не мог и предполагать… Но как же вы работаете в ваших лабораториях, если у вас нет рук?

Продолжительное бормотание.

— Прирученные кальмары, которые возятся с автоматическими устройствами? Да, столько рук! Это неслыханно… И на определенной ступени вы отказались от дальнейшей экспансии планеты? Отказались от суши ради беззаботных любовных игр в подводных просторах? Это непостижимо для нас… Пиу, пиу, пиу, пиу. Краткое бормотание.

— Исчезнувшие экипажи кораблей? Для исследования в пиудепартаменте! Большой дельфин, я уже понимаю то, что никто другой…

— Проклятие! — прозвучал голос Питера Графа, на этот раз не в записи. — На пленке только мой голос! Я не проверил второй аппарат!.. Величайшее открытие века пропало! Для того ли я потерял столько месяцев здесь, в проливе Бонифация!

— …бррррррррррр, — продолжал магнитофон.

— Понимаю тебя, Большой дельфин! Прощай, учитель! Прощай, прощай! Привет великой дельфиньей королеве! Прощай!..

Питер Граф сокрушенно нажимает кнопку выключателя и без сил опускается на мокрые камни… Он бессмысленно смотрит в ясное небо.

— Кто мне теперь поверит?

Питер Лок тем временем обдумывает индивидуальный характер последствий продолжительного воздействия умеренного повышенного подводного давления при определенном pH. Он напишет труд на эту тему, представит его в Королевское общество, а в качестве доказательства приложит Питера Графа и запись его монолога. А дрессировкой дельфинов-информаторов он займется сам. Жаль, что не каждая нервная система выдерживает труд во имя королевы и во славу империи.

Акоп, скрытый камнями, ест без хлеба вяленое дельфинье мясо, перочинным ножом нарезая его тонкими ломтиками и запивая мастикой из маленькой кривой бутылки. Его удивляет, о чем это так долго говорят господа.

Питер Граф приподнимается, приняв позу умирающего гладиатора, и произносит:

— Немедленно телеграмму домой, экономке: «Уничтожьте банку с золотыми рыбками! Берегитесь шпионов! Берегитесь информаторов дельфиньего департамента!»

АНТОН ДОНЕВ

Несовершенная конструкция (Перевод Т.Карповой)

Клокочущая лава доходила ему до колен. Вокруг поблескивали синеватые огоньки. А внутри скафандра поддерживалась среднеевропейская температура. Вулканолог Грау медленно спускался в растопленную породу, ругаясь про себя:

— Идиоты. Нашли, где приземлиться. Мало им ровных площадок, мало океанов, а они…

Несколько дней назад поступило сообщение, что из системы Сириус приземляется корабль, предпочитающий эластичную посадочную площадку. В этот момент вулкан Этна снова начал извержение, и сириусяне угодили прямо в его кратер. Где их сейчас искать? А если они пролетели Землю насквозь и выскочат на поверхность где-нибудь в Исландии? Может ли он догнать их?

Теперь лава доходила ему до груди. Раскинув руки, Грау нырнул. Вулкан продолжал действовать, снова и снова выбрасывая его наверх. Хотя вулканолог был прекрасным пловцом, он должен был напрячь все свои силы, чтобы добраться до первого бокового канала. Здесь он отдохнул и заморил червячка, съев две газообразные свиные отбивные, а затем уже продолжал спуск.

Лава становилась все жиже. На стереоскопическом радарном экране были видны стены кратера. Тут и там начали образовываться алмазы, сапфиры и другие с точки зрения прошлых времен драгоценности весом по две тонны и больше. Грау иронически рассматривал их. Как могли первобытные люди двадцатого века ссориться из-за этих стекляшек?

Во время второго привала вулканолог решил немного поспать. Он прислонился к раскаленному добела и понемногу тающему, словно масло, куску базальта и включил сносинхронный механизм. Под звуки электронной музыки он забылся.

Разбудил его страшный толчок. Вокруг в лаве образовывались огромные газовые пузыри. Грау в испуге прислонился к стене кратера. В передатчике, находящемся в шлеме скафандра, что-то затрещало и засвистело, а потом стихло. Вулканолог быстро включил радарный экран и увидел, как какое-то громадное сигарообразное тело пронеслось мимо него кверху. Затем новый взрыв отбросил его глубоко вниз в один из боковых каналов.

— Идиоты! — взревел Грау. — Они решили вылететь! Не дождавшись меня! Идиоты-ы-ы-ы!

Но его никто не слышал. Передающий аппарат был поврежден огромным давлением лавы.

Вулканолог решил выбраться наверх. Он крутился в кипящем потоке, поднимаясь все выше и выше. Но когда движения Грау замедлились, когда лава вокруг него стала густеть, а внешняя температура упала до каких-то там пятисот градусов, он в растерянности остановился.

— Что же это такое?

Он попытался подняться еще немного выше и увидел над собой твердую породу. Заблудился! Оказался в тупике! Быстрее назад! Грау опять нырнул вниз, нашел новый путь, поднялся кверху и… снова уперся в потолок. Измученный, с сильно бьющимся сердцем, он попытался связаться с внешним миром, но аппарат безмолвствовал.

После нескольких безуспешных попыток выйти на поверхность Грау опустился на дно вулкана, сел на еще не растопившуюся кочку и задумался о…

На этом магнитофонная запись обрывается. Интересно, почему в те времена люди говорили о себе в третьем лице? Непонятно, как это они решались спускаться в вулкан в одиночку?

Запись была найдена в хорошо сохранившемся скафандре Грау одним вулканолетом, который немного отклонился от своего постоянного курса к центру Земли. По расчетам это случилось приблизительно через пятьдесят лет после несчастья, постигшего вулканолога. Сам Грау, вероятно, дождался бы спасения, если бы не одно маленькое упущение со стороны конструкторов скафандров того времени. Они предусмотрели неисчерпаемые источники пищи, воды и энергии, всевозможное оборудование и аппаратуру, но забыли об одном — мужчина и в скафандре должен… бриться.

Борода Грау, заполнив скафандр, задушила вулканолога. Медицинская экспертиза установила, что он умирал в течение четырех лет.

Правда о первом человеке (Перевод Т.Карповой)

Еще во время подготовки экспедиции с Альфы-Центавра на недавно открытую планету Земля культработник Адонис Аментал выступил против включения в экипаж галактоплана женщины-стюардессы. Его опыт (а он участвовал не в одной экспедиции) подсказывал, что женщины, особенно красивые, представляют известную опасность для мужского общества, когда находятся в нем более двух световых лет. Однако, несмотря на его протесты, Елена Вартбург все же была включена в состав экипажа. Она получила приказ о командировке, прошла необходимую космическую тренировку и начала расставлять рюмки и кофейные чашки в маленьком баре галактического корабля и раскладывать газеты и журналы, которые должны будут выйти в будущем столетии.

Уже в первый световой год опасения культработника оправдались. Женский яд начинал действовать. При этом по необъяснимым причинам женщина направила отравленные стрелы именно в него, возможно потому, что считала его самым твердокаменным. К тому времени ради экономии дыхательного газа экипаж стал называть друг друга сокращенно, и Адонис Аментал стал называться Ад-Ам, а Елена Вартбург — Е-Ва.

Стюардесса проявляла более чем повышенный интерес к культурно-массовой работе, проливала концентрат из чашки, подавая ее Адаму, а тот начал тщательно следить за своим скафандром и часами вздыхать под пение кибернетического соловья.

По прибытии в солнечную систему все было кончено. Адам следовал за Евой словно на поводке, а Ева перешла к следующему акту своей губительной деятельности — возбуждению ревности. И, может быть, добилась бы значительных результатов, так как на нее уже поглядывали парикмахер, повар первой категории и руководитель драмкружка. Но на это не хватило времени — галактоплан коснулся Земли.

Началась обычная исследовательская работа. Наблюдали за атмосферой, за извержением вулканов, определяли вес черепов мамонтов, высказали ряд интересных предположений о будущем этой дикой планеты, оставили ясные и понятные знаки — в Баалбеке, пустыне Гоби и селе Долно-Камарци, чтобы через сотни тысяч лет можно было узнать, кто, когда и зачем сюда прилетал. Экспедиция уже готовилась к отлету, когда Адам и Ева совершили непоправимую ошибку.

На первый взгляд все выглядело весьма обыденно — во время прогулки, совершаемой частично от скуки, а частично с целью понаблюдать за любовью пещерных медведей, Адам и Ева заблудились в девственном лесу. Они долго плутали по этому лесу, валялись как дети в высокой траве и внезапно очутились под удивительно красивым усыпанным плодами деревом.

— Ах, какая прелесть! — воскликнула Ева. — А можно ли их есть?

— Да-а… можно… возможно… но… — испуганно пробормотал Адам.

— Сейчас проверим!

С помощью ультракристального мыслепередатчика Ева уже успела спросить у питона, лениво висящего на одной из веток, о качестве плодов.

— Яблоко! — воскликнула она и всплеснула руками. — Какое смешное название! Только змея может такое придумать!

Она сорвала яблоко и откусила от него. Глаза ее сощурились от наслаждения, щеки покрылись румянцем, а нос издал такой мелодичный звук, что Адам не выдержал и сказал:

— Ну, дай уж и мне!

Наелись всласть оба альфацентаврянина яблок и, лишь когда у них заболели животы, поняли, какую совершили ошибку. Ведь их организмы привыкли только к питательным пилюлям. Такого расстройства желудков девственная Земля доселе и не видывала.

С огромными мучениями, на четвереньках они сумели все-таки добраться до галактоплана. И там, распростершись на земле возле входа в главный реактор, признались в своих прегрешениях. Ужас овладел экипажем. А начальник экспедиции Иегудий Ованесян (сокращенно Иегова) воскликнул:

— Что вы наделали, грешники! Теперь ваши утробы наполнены неизвестными бактериями, и вы их перенесете на нашу стерильную альфа-Центавра. Нет, о нет! Я спасу любимую планету! Вы останетесь здесь и тем самым искупите свою вину!

Дальше все было весьма просто. Обоим сделали уколы бессмертия, дали им то да се, оставили их на полянке в джунглях и улетели.

— Что мы теперь будем делать? — захныкал Адам.

— Не знаю, — заплакала Ева.

А когда женщина говорит, «не знаю», это весьма опасно. И вот вскоре родилось у них двое детей. Одного нарекли Антоном Величковым, а другого Карло Индийцем.

Ну и дальше мы уже можем полагаться на Ветхий Завет. Каин убил Авеля, чтобы овладеть наследством, потом Енох родил Ирада, Ирад — Мехиаеля, Мехиаель — Мафусаила и так далее…

И разбежались дети Адама и Евы по земле. И открыли они Америку, и организовали сотни войн, и испытали атомные бомбы, и полетели в космос, стали исправлять оперативным путем кривые носы, нашли способ, как на женских ногах уничтожать волосы, а на мужских черепах значительно увеличивать их количество.

Ева же с Адамом, получившие от Иеговы бессмертие, продолжают жить где-то в сельве Бразилии. Детей они больше не рожают. Атеросклероз достиг у них такой степени, что они уже ничего не помнят о событиях, происходивших в мире. Ева лишь сердится на своего мужа и вспоминает о годах юности, а Адам, вздыхая, собирает виноградные листья для своего нового костюма и ждет не дождется, когда же, наконец, пробьет и его час получать пенсию.

К новым горизонтам (Перевод Т.Карповой)

На массивной, окованной железом двери было начертано на трех языках: «Четвертое измерение. Вход строго воспрещен!»

Профессор Шмидт, задохнувшись, остановился. Позади слышался топот и крики преследователей. Даже подумать неловко, что профессора, притом истинного немца и вовсе не коммуниста, а совсем наоборот, может преследовать полиция! И за что? За изнасилование какой-то десятилетней глупышки, которая до своего совершеннолетия забыла бы об этой шутке. Профессор Шмидт с радостью пожаловался бы в высшую инстанцию, но сейчас для этого не было времени.

В глубине коридора появились огоньки. Полицейские приближались.

В этом проклятом туннеле, прорытом бог знает когда и кем, его могут поймать, как крысу. Профессор прочитал надпись на двери еще раз, но тем не менее его аналитический ум не прореагировал на удивительные слова, а рука сама потянулась к ручке.

Несмотря на кажущуюся массивность, дверь отворилась удивительно легко. Навстречу хлынул какой-то неестественный свет, который падал не прямыми лучами, а выписывал на полу меняющиеся цветные фигуры. Топот все приближался. Несколько пуль просвистели у самой головы и исчезли в мерцающем пространстве. Шмидту было ясно, что положение опасное, он сделал шаг вперед, еще шаг и…

Сначала перед глазами завертелись цветные круги.

— Пил ли я? Нет, не пил, — сказал он себе. — Что же это за фантасмагория?

Затем на него обрушилась волна различных звуков, среди которых выделялась громкая брань на английском языке. Мгла рассеялась, и перед профессором появился долговязый человек, который, качая головой, клял всех своих родственников и всех, кого знал и кого не знал.

— Какой идиот кинул в меня железкой? Вы, что ли? — Он приблизился к Шмидту. — Почему вы не оставляете в покое честного янки, не даете ему проспать свою жизнь как человеку?

— Извините, сэр, — любезно улыбнулся профессор. В последние годы у него выработался рефлекс: он всегда улыбался, слыша английскую речь. — В меня только что стреляли, может быть, какая-нибудь пуля…

— Пуля? Глупости! Вы уж не оттуда ли прибыли?

Шмидт кивнул. Американец взревел, схватил его за руки и потащил:

— Это произошло по ту сторону? Говорите! Направление? Быстро!

Шмидт повернулся, чтобы показать на дверь, в которую вошел, но позади было пустое пространство, бесконечная голая равнина.

— Здесь где-то… Не могла же она исчезнуть…

— Глупец! — вскричал американец. — И он, как все! Вы вошли в дверь?

— Да.

— Что на ней было написано?

— Четвертое изме… — тут профессор неожиданно вспомнил, что десять лет преподавал физику в Боннском университете. Но как это — четвертое измерение? Неужели мы находимся в нем?

— А не думаете ли вы, что мы в кондитерской? — иронически заметил американец.

— Но это гениально! Это великолепно! Значит, мы открыли четвертое измерение!

Шмидт был в восхищении. Он представил себе, как возвращается в Бонн, как докладывает об измерении, которое так давно искали, как получает все возможные звания всех университетов, как, наконец, натягивает нос этому проклятому Федоренко из Москвы…

Американец насмешливо наблюдал за ним.

— Вы действительно дурак. Чему вы радуетесь? Хорошо, мол, что открыли. До вас сюда попала добрая сотня человек. Уж не думаете ли вы, что только один прошли в эти двери? Ну и что толку?

— Что вы говорите? Да о четвертом измерении пишут, о нем спорят, это дало бы новый толчок развитию науки…

— Какому, скажите? И, наконец, какая может быть польза в этом лично для вас, если отсюда нет возврата?

Профессор посмотрел по сторонам и только сейчас ощутил страх. Он находился посреди голой равнины. Кое-где виднелись тени прогуливающихся людей. Но нигде не было и намека на вход, через который он проник сюда. В конце концов он начал понимать, что объяснял американец. Оказалось, что тот был инженером и три года назад, открыв двери, вошел, чтобы увидеть, что за ними скрывается. Остальные же попали сюда по обычному принципу людей, которые вечно суют свой нос туда, где написано «Вход воспрещен».

До сих пор инженер установил лишь то, что как четвертое измерение непостижимо для первых трех, так и они неизвестны ему. А поскольку двери, туннель, даже воздух в нем принадлежат другим измерениям, то для всех находящихся здесь они практически не существуют.

— Может быть, мы сейчас наступаем на любимую мозоль английской королевы иди какой-нибудь «кадиллак» переезжает вашу печень — это безразлично для обеих сторон. Важно лишь, что мы с вами, находясь здесь, не знаем, сколько еще времени это продлится, и ничего не делаем.

В четвертом измерении не существовало фактора времени. Это несколько утешило профессора. Он недавно ел и, таким образом, останется сытым до конца пребывания здесь. До конца? А когда он наступит?

Американец немного успокоил его, показав различные фокусы четвертого измерения. Например, он привел его в точку, где сходились все параллельные прямые. Объяснил, что тут лучи света распространяются по кривой линии, а посему, когда солнце находится в зените, наступает ночь, а когда начинает заходить — снова становится светло. Продемонстрировал существование притяжения во всех направлениях, для этого прошелся спокойно на высоте трех метров вниз головой. Даже проделал небольшой эксперимент, которым доказал отсутствие плотности материи: просунув руку в живот, он через спину почесал левую лопатку.

— Но чем вы здесь занимаетесь? Как живете? — пытался выспросить Шмидт.

— Скучаем, профессор. Ужасно скучаем. Изучили все чудеса. Открыли физический факультет для вновь прибывших, но сегодня все они имеют уже профессорские звания. Не знаем, что и делать, потому что никто не принес с собой хотя бы одну колоду карт. Придумываем различные глупости. Сегодня вечером, например, пойдем слушать концерт для лейкопластыря с оркестром.

— Но ведь здесь нет…

— Разумеется, нет. Поэтому и интересно. Оркестра нет, но из-за отсутствия лейкопластыря мы этого не замечаем. А концерт состоится. Уже назначили дирижера, критика, администратора…

Профессор Шмидт посмотрел на американца. Он начинал опасаться, не с сумасшедшим ли имеет дело. Но так как лучше разбирался в физике, чем в медицине, решил, что все покажет время. Время? Черт возьми, но ведь здесь времени не существует! Здесь люди просто исчезали для окружающих и консервировались на века. А благодаря своим бесконечным просторам четвертое измерение может вместить столько людей, что в других трех измерениях останется… Стоп!

Неожиданно гениальная идея осенила плешивую голову профессора. Он так раскрыл рот от уважения к самому себе, что теперь в свою очередь американец подумал, в своем ли тот уме.

Ну да! Ну конечно! Это-то уж поистине гениально! Сюда можно собрать так много людей… лишних людей… и не нужно их ни кормить, ни убивать, ни хоронить… Что представляют собой Освенцим и Маутхаузен по сравнению с неограниченными возможностями четвертого измерения? А наступит день (о, к этому идет!), когда снова потребуются лагеря и для евреев, и для большевиков, и для американцев, и мало ли для кого еще. И тогда он, Ганс Шмидт, станет великим — более великим, чем изобретатель водородной бомбы. Имя его будет передаваться из уст в уста, а если ему разрешат с каждого осужденного, проходящего через проклятые двери, взимать минимальную входную плату, то…

Профессор Шмидт затанцевал от радости на песке пустыни. Американец посмотрел-посмотрел на него, махнул рукой и пошел на концерт для лейкопластыря с оркестром. А Шмидт, счастливый и довольный, уселся на землю и за неимением других пособий стал пальцем писать на песке формулы и производить вычисления. Ему предстояло разрешить не особенно трудную задачу — снова открыть первые три измерения, вернуться в них, доложить, собрать лавры.

До сих пор сообщения о возвращении профессора еще не поступало. Евреи, коммунисты и прочие люди второго сорта, можете спать спокойно!

Жертва славы (Перевод Т.Карповой)

Когда инженер Трыпчо Д. решил построить второй этаж Балканского полуострова, мировая общественность ахнула от восхищения. Если жить в двухэтажных городах, то можно по выбору либо греться наверху на солнце, либо работать внизу в тени. И гаражей для геликоптеров, аэромобилей и прочего научно-фантастического транспорта будет достаточно! По смелости этот проект равнялся проекту переноса Австралии в Северный Ледовитый океан, который должен был осуществиться в следующем квартале. А по авторской фантазии он превосходил предложение, относительно переоборудования всех действующих вулканов в предприятия общественного питания, комбинируемые с банями и прочими бытовыми учреждениями.

Имя Трыпчо Д. гремело на ультракоротких, коротких, средних, длинных, инфрадлинных волнах. Его фотографии появились во всех газетах, а ряд известных поэтов написали хорошо оплаченные четверостишия для первых полос. Известность инженера росла так быстро, что даже собственная теща поверила в его гениальность. И именно эта слава привела гениальный замысел к катастрофе.

Роботы-чертежники закончили проект очередной восьмидесятимиллионной опорной башни, роботы-вычислители определили, правда с ошибкой на двести пятьдесят граммов, необходимое количество цемента, бетона, стекла и арматуры, а роботы-плановики уже подготовили кадры и материалы для капитального ремонта после приема строительства компетентной комиссией, как вдруг инженер Трыпчо Д. исчез.

В сущности, он не исчез — каждый знал, что он ездит по свету, но никто не мог найти его.

Прежде всего посыпались приглашения от различных строительных организаций. Везде его встречали с распростертыми объятиями. Даже конголезские строители сделали его почетным гражданином джунглей, а коллеги с Ньюфолкнерских островов подарили двадцать почти неиспользованных жен. После этого Трыпчо Д. отправился обмениваться опытом. Он подсказал, как укрепить несколько растрескавшихся небоскребов в Сан-Франциско, помог французам перевернуть Эйфелеву башню, чтобы она занимала меньше места, и с той же целью водрузил одну египетскую пирамиду на другую, не тронув только сфинкса, которого решили оставить в качестве учебного пособия…

Громадная административная машина занималась лишь тем, что сообщала всему миру, где находится Трыпчо Д., когда вернется, куда поедет, скоро ли возвратится. Четыре тысячи машинисток переписывали его воспоминания и путевые заметки, пятьдесят тысяч вполне серьезных нотариусов и адвокатов учтиво отклоняли предложения о женитьбе, бригады грузчиков в три смены принимали тонны полученных для него цветов и передавали их на переработку во вторсырье.

Тем временем Трыпчо Д. путешествовал, консультировал, заседал в почетных президиумах, пожимал руки, посещал приемы.

А тем временем закончившие различные виды вычислительных, строительных и планировочных работ роботы начали ржаветь.

И тем же временем человечество забыло, что же, в сущности, предложил построить Трыпчо Д.

И когда в один прекрасный день он вернулся все-таки в свой родной административный небоскреб, то нашел там совершенно незнакомых людей. Какая-то другая организация трудилась здесь над проблемой согревания Северного полюса и с нетерпением ждала возвращения своего руководителя, который отправился по стопам гениального Трыпчо.

— Но помилуйте! Где же мои люди и роботы? — воскликнул инженер. — Неужели вы меня не узнаете? Я и есть Трыпчо Д.

Работники другой строительной организации повскакивали с мест, стали рукоплескать, создали на скорую руку организационный комитет и предложили знаменитому инженеру отдохнуть перед банкетом, который они устроят.

На этот раз Трыпчо действительно исчез. Слава ли ему осточертела, сам ли он забыл, что намеревался строить, или опять оказался под каблуком у жены — неизвестно.

Злые языки говорят, что гениальный Трыпчо Д. стал журналистом и в серии восторженных репортажей и очерков мстит своим гениальным коллегам, ведя их по проторенному, но, увы, пагубному пути славы.

Почему затонула Атлантида (Перевод Т.Карповой)

— Значит, ты утверждаешь, что дважды два — четыре?

Великий жрец Крц в ужасе воздел обе руки горе и взглядом обратился за помощью к светиле Млрпрвлтцлу, кротко гревшемуся на солнышке у окна.

— Да, великий повелитель…

Раб-математик упал ему в ноги и усердно лизал пол возле его золотых сандалий.

— О боги! — прошептал Крц, голос его уже осип от возмущения. — Как жить дальше, боги? Значит, дважды два…

Он замолчал и оттолкнул ногой раба.

— Ты хочешь опрокинуть вниз головой всю нашу вековую науку? Ты хочешь стать рядом с богопомазанными? Может быть, наступит день, когда ты осмелишься утверждать, что белое это белое, а не черное, как я того желаю? Ступай! Ступай и сейчас же скажи страже, чтобы тебя рассекли на куски, может быть, ты поумнеешь!

Раб отправился исполнять приказ своего повелителя, а Крц нервно зашагал по золотому залу дворца. Над главным городом Атлантиды, который с незапамятных времен назывался Ф, солнце вопреки опасениям жреца продолжало невозмутимо сиять…

— Повелитель, я не исполнил твоего приказа.

— Почему? — в гневе воскликнул Крц.

Раб снова рухнул на пол в самом запыленном месте.

— Сотник, которого я попросил меня расчленить, спросил, в чем я провинился, и я ему сказал, что дважды два…

— Замолчи! Не вспоминай еще раз эту ересь!

— Слушаюсь, повелитель… Я ему рассказал, чем осквернил твой священный слух. Он думал, думал, в конце концов согласился со мной, и я…

— Ххххххффффффппппппррррр, — не сдержался жрец, и из его уст вылетело довольно соленое ругательство на староатлантском языке. — Сейчас же вернись к сотнику и оба отправляйтесь, пусть вас разорвут кони! Пусть целый полк солдат сопровождает вас!

— Слушаю, владыка! Но если…

— Убирайся, презренная тварь! — вскричал жрец так громко, что раб тут же вылетел за дверь. Немного успокоившись, Крц подошел к окну, чтобы увидеть, как будут приводить в исполнение его приговор. Внизу по вымощенному черным и зеленым мрамором двору полк солдат вел раба и провинившегося сотника, подгоняя их уколами бронзовых копий в мягкие части.

— Хорошо! — удовлетворенно сказал жрец и собрался было улыбнуться, но в этот момент с ужасом увидел, что раб-математик что-то сказал солдатам и те остановились посреди двора и начали считать на пальцах…

— Аааааааааа! — Крц схватил жезл из слоновой кости и начал бить им во все гонги, большие и малые, которые во множестве висели в его кабинете. Сбежались все рабы-прислужники: и великий раб, который вытирал ему нос, и раб, который чесал ему пятки, и рабыня, которая пережевывала ему корки…

Крц потрясал кулаками:

— Арестовать весь взбунтовавшийся полк. Облить всех кипящей смолой, бросить на съедение львам и, если после этого что-нибудь от них останется, привести ко мне на допрос!

В тот же вечер в городе вспыхнул бунт. Раб-математик, это презренное животное, рожденное кто знает какой сукой где-то в северной пустыне, пояснял направо и налево, что дважды два равняется… О боги! Какое кощунство! И все начинали считать на пальцах и верить ему. И никто не торопился исполнить приказ верховного жреца. Все новых и новых людей осуждал Крц на смерть и все более и более страшные пытки придумывал, но даже и это не помогало.

Поздно ночью в золотом дворце царя Врбрццта LXVIII пусть он живет и царствует вечно! — был созван верховный совет жрецов. Облобызав все пальцы на его левой ноге и получив разрешение сесть на свои места, жрецы раскрыли широко рты, выражая тем самым внимание, с которым приготовились его слушать.

— О великий среди богом избранных, — обратился царь к Крцу. — Что делаешь ты? Ведь ты приказал умертвить половину наших подданных. Я не очень ими дорожу, но кто будет платить подати, если город так обезлюдеет?

— Царь! Сын солнца, брат небосвода, шурин ночи! Твои слова — музыка для моих ушей, но я не могу поступить иначе… Представь себе, этот негодяй… Да простят мне боги непристойные слова!.. Так этот негодяй смеет нагло утверждать, что дважды два равняется… О, я не могу повторить это святотатство!.. Причем он заставляет людей считать на пальцах, чтобы они поверили в его сумасшедшую теорию. Он восстает против нас, знающих древние папирусы, гадающих по звездам и читающих по потрохам жертвенных собак. А он считает. Кто ему дал право считать? Великий Млрпрвлтпл свидетель тому, что я не успокоюсь, пока не будет установлена небесная истина и не будут наказаны богохульники!

Царь слегка сдвинул вперед свою платиновую корону, чтобы было удобнее почесать затылок, и сказал:

— Но может быть, он прав? Надо проверить, а?

Царь повернулся к одному из самых мудрых своих советников и позвал его:

— Подойди сюда, как, бишь, тебя зовут… Напомни-ка мне, как надо считать?

И царь начал медленно загибать один за другим украшенные драгоценными перстнями пальцы, повторяя за мудрецом, высунувшим от напряжения язык:

— Один… два…

Ужас, подобно водопаду, обрушился на голову великого жреца. Он снова воздел руки к потолку, как бы пытаясь взлететь на него, и возопил:

— О боги! Все погибло! Земля погибла! Жизнь пропала! Если и великий наш царь — пусть живет он и царствует вечно! усомнился в глубокой мудрости наших прадедов, то для чего же тогда жить? Конец науки! Конец света! Конец Атлантиде!

На следующий день, около четырех часов по Гринвичу, Атлантида действительно погрузилась в море. Почему — пока не известно.

И техника перебарщивает (Перевод Т.Карповой)

В Институте научной фантастики началась паника. Утром повариха Кунка подала докладную записку о том, что у нее кончились спички и она не может разжечь плиту на кухне. А институт в этот самый момент перешел с экспериментальной целью в шестое — гиперболическое, — измерение и не имел никакого контакта с нормальным миром.

Директор Эдиссон Карабаджанов наложил резолюцию «Разрешаю!» и, как всякий уважающий себя директор, умыл руки.

Докладная записка вместе с резолюцией была направлена прежде всего в отдел энергии. Здесь обстоятельно ее рассмотрели, почесали затылки, но сделать ничего не смогли. Самой маленькой единицей энергии, с которой они имели дело, были пять триллионов электронвольт, которые разнесли бы плиту на мелкие кусочки. Отправили записку химикам.

Но химики в это время запихнули в четвертую электронную оболочку только что полученный уран-1682, названный «вутий» по имени его открывателя Вутия Гелева, и о сере и фосфоре имели лишь теоретические представления.

На помощь пришли мнемофизиологи, которые силой воли пытались получить желанные спички. Но так как они давно не занимались кухонной работой, то в результате их стараний на фокусной подкладке появилась какая-то пластмасса, оказавшаяся позднее весьма подходящей для замазывания трещин в распадающихся астероидах.

А повариха Кунка не успокаивалась и писала одну докладную записку за другой. В медицинском секторе урчание в желудках научных работников помешало им исследовать психическую функцию селезенки. Астроботаники от голода пытались глодать телескопы, в которые наблюдали съедобные на вид травы в соседних галактиках. А когда асинхронная сфигмокибероидная машина на вопрос, заданный ей четыре недели назад о возможном полуэллиптичном перемещении Андромеды в шеститысячном году, кратко и ясно ответила: «Мама, я хочу есть», — стало очевидным, что и математики спустились с высот своих формул…

Директор Эдиссон Карабаджанов созвал общее собрание.

— Товарищи! — сказал он. — Положение таково, что мы должны напрячь все свои силы, чтобы снова открыть то, что так давно было изобретено нашими элементарными предшественниками. Товарищи, — продолжил он и еще долго говорил о разных вещах.

Сотрудники разбежались по институту. Но все помещения, даже курятник, были построены из огневодокосмоупорных веществ. Сталь давно уже была изъята из употребления, а кремня никто не мог найти, так что и о простом огниве не могло быть и речи. Создали несколько новых сортов древесины, но она появлялась в обработанном виде, в форме гардеробов и ночных столиков, и также была огнеупорной. На помощь пришел даже заведующий сектором «Ветеринарного оккультизма». Он попытался вызвать дух какого-либо огнедышащего змея, чтобы тот помог разжечь кухонную плиту, но тот не появился, лишний раз подтвердив теорию того же заведующего сектором, что ветеринарного оккультизма вообще не существует.

А тем временем кончились последние запасы питательной муки, которую строго распределял профкомитет института. Директор поддался панике. Сначала он решил уйти в отставку. Но не было высшей инстанции, которая могла бы ее принять, — они все еще находились в шестом измерении. Тогда ему ничего не оставалось, кроме как подвергнуть резкой критике архивариуса Аристотеля Ценкова и уволить повариху Кунку за отсутствие бдительности. Выдвинув лозунг: «За одну спичку — место директора!», — он удалился в кабинет для размышлений.

Спасение пришло неожиданно. Метеорит средней величины пробил защитную электромагнитную оболочку и, загоревшись в атмосфере, влетел словно огненная булавка в открытое окно института, лишив вахтера двух передних зубов, и рикошетом отлетел прямо в кухонную плиту, где сразу вспыхнуло яркое пламя. Вскоре запахло жареной курицей, жареными потрохами, грибным супом и другими волшебными яствами.

Директор простил повариху и архивариуса и обрел душевное равновесие, а весь коллектив продолжил работу. В отделе «Случайности и исключения» вычислили, что подобный разрыв метеоритом защитной оболочки возможен один раз в 25 865 лет. Но никто не удивился. Ведь события происходили в Институте научной фантастики.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Законы развития литературных жанров нельзя считать исследованными. Возьмем, к примеру, фантастику. Еще совсем недавно фантастические романы, рассказы, киносценарии появлялись главным образом в США. Чуть ли не ежедневно на прилавках американских магазинов можно было увидеть все новые и новые яркие томики фантастики. Только ежемесячных журналов, посвященных фантастике, насчитывалось более тридцати. Существовало множество клубов любителей фантастики, созывались конференции, вручались премии. И, надо признать, в пятидесятые годы было создано немало очень хороших книг, имена лучших американских фантастов получили мировую известность.

И вдруг к началу шестидесятых годов этот широкий поток стал быстро иссякать. Тому много причин. И отход одних крупнейших писателей от активной работы (Азимов, Шекли) и смерть других (Каттнер, Корнблат), отчего лишенная блистательной вершины гора американской фантастики обнажила свое в общем-то довольно серое и однообразное нутро, в котором господствовали ремесленники. К тому же ослаб и интерес американского читателя к собственной фантастике. Неожиданно для среднего американца, мало осведомленного о действительном положении вещей в мире, Советский Союз захватил первенство в освоении космоса. А ведь американская фантастика десятилетиями прививала читателям уверенность, что космос — это большая Америка, в которой вряд ли останется место другим странам и народам. Были и другие причины. Но в любом случае факт остается фактом — в последние годы американская фантастика перестала безраздельно господствовать в фантастике мировой.

Значит ли это, что и мировая фантастика тоже сделала шаг назад? Нет. Этого быть и не могло. Ведь во всем мире интерес к фантастике непрерывно растет. Это — особенность нашего века. Вчера умами владели физики, сегодня — генетики и социологи.

Завтрашний день приходит в нашу жизнь быстрее, чем мы того ожидали, и фантастика, моделируя этот завтрашний день, стараясь объяснить его, нащупать еще неразличимые пути в него, с каждым днем становится нужнее миллионам читателей. К ней обращаются в поисках ответов, в ней ищут героев, способных победить непобедимое и решить неразрешимое, в ней пытаются найти пути к мечте…

К концу пятидесятых годов относится начало бурного развития фантастики и в нашей стране. Именно тогда пишут свои первые рассказы и повести Стругацкие, Днепров, Альтов, Гансовский, Парнов и Емцев. Чуть позже к ним присоединяются Варшавский и Шефнер, Громова и Абрамовы. Изменяется и отношение к жанру. Писатели, известные реалистическими произведениями, уже не чураются слова «фантастика». Пишут Тендряков, Гор, Соколова, Амосов, Каверин, Гранин.

Расцветает фантастика и в других странах. Польша, Япония, Италия, Чехословакия, Румыния… В десятках стран начинают выходить книги своих авторов, ведь мечта не подвластна унификации, а фантастика полемична и неспокойна.

И даже в стенах форпоста, недавно такого могучего, — в США, признанием гибели монополии явилось рекламное объявление о том, что с 1968 года там начнет выходить журнал научной фантастики «Интернешнл», состоящий из переводов с русского, итальянского, немецкого, польского, болгарского языков.

Да, и с болгарского. А ведь если судить по возрасту этого жанра, то Болгария удивительно молода. Там все пока первое. И первый сборник фантастических рассказов — первая проба пера первых фантастов. И первый роман Райкова и Данаилова. И первый конкурс фантастики издательства «Народна младеж»…

Разумеется, когда мы говорим о молодости болгарской фантастики, нельзя понимать ее как родившуюся вчера и лишенную корней в прошлом. Болгарская литература настолько богата и талантами, и традициями, что в ней без труда можно отыскать истоки современной фантастики.

Еще в 30-е годы появились романы Д.Георгиева, З.Среброва. В сороковых годах к фантастике обратились два крупных болгарских писателя — Елин-Пелин, написавший роман «Ян Бибиян», и Светослав Минков, который создал ряд фантастических рассказов.

Однако фантастика прошлого отлична от фантастики современной. Тогда это был метод борьбы с официальной идеологией, тот эзопов язык, с помощью которого писатели выражали свое отрицательное отношение к мрачной действительности.

В данный сборник включены два рассказа Минкова, которые позволят читателю получить представление о предтечах болгарской фантастики.

В то же время научная фантастика, как обширная и популярная отрасль болгарской литературы, родилась совсем недавно и, повторяю, ее отличительная черта — молодость. И все-таки, несмотря на молодость болгарской фантастики, настоящий сборник не может претендовать на первооткрывательство. Наши читатели уже знакомы с болгарскими фантастами и по их рассказам, которые печатались в нашей периодике, и по болгарским изданиям на русском языке. Рассказы Димитра Пеева получили премию на международном конкурсе фантастики, организованном журналом «Техника молодежи», и были опубликованы в сборнике премированных произведений. Несколько лет назад болгарское издательство «Профиздат» выпустило на русском языке книгу основоположника болгарской фантастики Здравко Среброва «Роман одного открытия», а совсем недавно на книжных прилавках Москвы появилась повесть Райкова и Данаилова «Планета под замком».

Наш сборник тоже относится к разряду «первых». Он — первый сборник болгарских фантастических рассказов, изданный в Советском Союзе, он впервые знакомит наших читателей с некоторыми интересными именами в болгарской литературе; большинство произведений, напечатанных в нем, впервые переводится с болгарского.

Составителям пришлось немало потрудиться, прежде чем сборник принял ту форму, в которой он вынесен на суд советских читателей. Молодость болгарской фантастики совсем не означает, что она бедна, что ряды ее авторов редки, а рассказы и повести малочисленны. В этом отношении она чем-то сродни нашей, советской фантастике. Она расцвела сравнительно быстро, но расцвет этот был бурным.

По крайней мере три болгарских журнала регулярно знакомят читателей с новинками болгарской фантастики — это «Наука и техника за младежта», «Пламык» и «Космос». Издательство «Народна младеж» выпускает многотомную библиотеку приключений и научной фантастики. Издается фантастика в Варне и Пловдиве. Не все эти книги и рассказы равноценны. Порой у молодых писателей не хватает мастерства и опыта, порой в фантастику приходят случайные люди, строящие свои книги по готовым и изрядно надоевшим шаблонам. Но это неизбежные издержки производства. Объем и уровень болгарской фантастики таков, что при составлении сборника основная проблема заключалась не в поисках стоящих рассказов, а в необходимости отказаться от целого ряда произведений, в необходимости определить, чем же можно пожертвовать, чтобы, не превышая установленного объема, как можно более полно и разнообразно представить все лучшее, что создано к сегодняшнему дню в Болгарии.

В сборнике — двадцать шесть рассказов. Авторов — тринадцать. Тринадцать индивидуальностей, тринадцать мечтателей, тринадцать точек зрения на сегодняшний и завтрашний мир. Это двадцать шесть картин, рассказывающих о далеких планетах, трудных путешествиях, загадочных открытиях, поисках исследователей, о жертвах и подвигах.

Димитр Пеев принадлежит к старшему поколению болгарских фантастов. Это определение в высшей степени условно, так как и возраст писателя, и его стаж в фантастике не дают никаких оснований отнести его к старикам. И все-таки Пеев был одним из первых писателей, обратившихся к жанру научной фантастики в Болгарии, немало сделавшим для ее развития. Он оказал поддержку многим начинающим фантастам. Будучи по образованию юристом,

Димитр Пеев пишет и детективы, работает главным редактором одного из журналов (среди болгарских фантастов немного писателей-профессионалов, для подавляющего большинства фантастика — вторая профессия).

Лет десять назад в Советском Союзе был проведен международный конкурс на лучший фантастический рассказ, в котором вместе с нашими писателями приняли участие и фантасты социалистических стран. Среди премированных был рассказ Димитра Пеева «Волос Магомета». Любители фантастики, наверно, помнят его, те же, кто не интересовался фантастикой в то время, с удовольствием прочтут рассказ впервые. С момента написания этого рассказа фантасты не раз обращались к теме множественности обитаемых миров, к теме связи с другими, возможно, обогнавшими нас цивилизациями. Тогда же этот рассказ явился одним из «первооткрывательских» произведений. Фантастика выходила в необъятный космос, смело ломала рамки «ближнего прицела» и распахивала двери для смелых фантазий наших дней.

К старшему поколению писателей (опять же определение условное) относится и известный болгарский писатель Павел Вежинов. Советские читатели знакомы с его приключенческими романами. Фантастика не занимает в творчестве этого писателя большого места, но увлечение ею не миновало и его. Рассказ Вежинова «Однажды осенью…», который помещен в нашем сборнике, как бы продолжает и развивает мысли, положенные в основу рассказа Димитра Пеева. Утверждая множественность проявлений разума во Вселенной, Пеев не дает своему герою встретиться с этим разумом, он только показывает наше прошлое глазами гостя. Павел Вежинов делает следующий шаг. Он знакомит героя с пришельцем из космоса. Его пришелец представитель далеко обогнавшего нас общества. Он может управлять гравитацией, может исцелять, читает мысли. В то же время он не отделен от человека непроницаемой стеной собственного величия. Он — это наше будущее, по будущее, которого мы достигнем только собственным трудом, без помощи «добрых пришельцев».

Совсем иным предстает перед нами Светослав Славчев. Доктор Славчев (фантастика для него тоже вторая профессия) приверженец другого направления в фантастике. Его интересуют в общем-то наши современники, перенесенные в необычные условия, поставленные перед этическими и моральными проблемами, которые возникают при столкновении с необычайным. Будущее это фон, на котором проверяется на прочность Человек.

В рассказе «Последнее испытание» герой, испытывая робота, выходит за предписанные инструкцией рамки, сам выдерживая куда более серьезное испытание. Практически в каждом рассказе Славчева содержится ясно выраженная мысль, обязательно связанная с сущностью гомо сапиенс, с целью его бытия, его будущим. Славчев еще только начинает свой путь в фантастике, но уже сейчас очевидно, что он в ней человек не случайный. Это писатель, которому есть что сказать и который, надо думать, еще многое скажет.

Казалось бы, ничем не похож на Славчева Антон Донев. Донев шутит, смеется, порой зло, порой добродушно. Вулканолог Грау погиб в вулкане на четвертый год пребывания в лаве история невероятная, как невероятна и причина его смерти. Адам и Ева — космонавты и сегодня живут где-то в Бразилии. Невероятно и смешно. Профессор Шмидт решил устроить из четвертого измерения концлагерь. Ему бы только оттуда выбраться… Инженер Трыпчо Д. чуть не построил второй этаж Балканского полуострова, Атлантида погибла, потому что дважды два — четыре, а сотрудники института научной фантастики чуть не умерли с голоду в полном составе, потому что никто не мог изобрести спичек.

Но за парадоксальными, невероятными и нелепыми ситуациями, так же как и в рассказах Славчева, — люди, реальные характеры, поставленные на первый взгляд в нереальные условия. Если Славчев, исследуя человека в фантастическом окружении, ищет и находит в нем сегодняшнего человека и сегодняшний героизм, то Донев также пишет о сегодняшнем человеке. Только он, где мягко, а где и зло, борется с его недостатками, с его слабостями и даже с его преступлениями.

Фашист профессор Шмидт сегодня жив. Только, к счастью, он но добрался до четвертого измерения. Трыпчо Д. сегодня заседает на каком-то конгрессе, а в шумихе погибает его изобретение. И очень часто мы забываем о спичках, создавая паровоз. Рассказы Донева — притчи, но притчи сегодняшнего дня, облеченные в форму фантастического рассказа. Они написаны для того, чтобы, посмеявшись над ними, читатель задумался…

Васил Райков любит остроту и оригинальность сюжета. Он изобретателен, и рассказы его интересны. Он не похож ни на Пеева, ни на Славчева, ни на Донева. Инопланетный робот заточен в маленьком каменном храме в глуши бирманских джунглей. Племя охотников поклоняется ему как божеству. Он, присланный с мирными целями на нашу планету, оказывается для горстки людей источником трагедии. И этот трагический парадокс может решить только современная наука. Это — рассказ «Встреча во времени». Совсем иной и по теме и по настроению рассказ «Ночное приключение», пародия на «черную фантастику», но рассказ печальный и горький. Горечь эта сконденсирована в последней его фразе, превращающей плутовскую пародию в философский этюд.

Оригинальность рассказов Райкова не подменяет и не заслоняет главного — того, что роднит произведения Райкова с другими работами болгарских фантастов, с их человечностью и актуальностью.

Нет смысла останавливаться на всех рассказах сборника. Стоит перевернуть страницу — и они перед вами. Цель этого предисловия — не пересказывать то, что лучше скажут сами болгарские писатели, а в том, чтобы поделиться с читателями собственными, возможно порой субъективными и спорными, соображениями о них, о болгарской фантастике вообще. И не делать окончательных выводов. Каждый, кто прочтет эту книгу, отлично сделает их сам. В заключение мне хочется только сказать несколько слов об авторе, рассказы которого мне, пожалуй, понравились больше всего.

Выбор такого рода нелегок, и тем не менее он неизбежен. Несколько десятков, может быть, сотни тысяч человек прочтут эту книгу и каждый сделает для себя подобный выбор. Один предпочтет достоверность Пеева, другой — романтичность Славчева, третий — умный юмор Донева. Я люблю рассказы Недялки Миховой, один из которых — «В бурю», помещен в нашем сборнике. Этот рассказ, как и не вошедший в сборник рассказ «Неизвестное», близок по духу фантастике Станислава Лема. В них мы встречаемся с загадками, которые пока решить не в силах, но которые мы обязательно решим со временем, потому что мы хотим это сделать, должны это сделать и, значит, сможем сделать. Несколькими штрихами, одним — двумя поступками показывает Михова своих героев. И вот мы уже знаем их, проникаемся их мыслями, понимаем их…

Двадцать шесть произведений, тринадцать авторов. Возможно, в следующем сборнике их будет больше. В любом случае следующая встреча с болгарской фантастикой состоится, и она стоит того, чтобы ее ждать… Залогом тому наша первая встреча.

Кир. Булычев

Notes

1

Старомодный(франц.).

(обратно)

2

Свадебное путешествие(франц.).

(обратно)

3

31 июля 1871 г. у мыса Калиакра адмирал Ушаков нанес сокрушительное поражение турецкому флоту. Неоднократные подводные археологические экспедиции материальных следов битвы пока не обнаружили.

(обратно)

4


(обратно)

Оглавление

  • СВЕТОСЛАВ МИНКОВ
  •   Дама с рентгеновскими глазами (Перевод Ю.Топаловой)
  •   Рассказ с витаминами (Перевод Ю.Топаловой)
  • АНТОН ДОНЧЕВ
  •   Возвращение (Перевод Л.Хлыновой)
  • ИВАН ВЫЛЧЕВ
  •   Человек, который ищет (Перевод Л.Хлыновой)
  •   Звездная раса (Перевод Ю.Топаловой)
  • ВАСИЛЬ РАЙКОВ
  •   Ночное приключение (Перевод И.Мартынова)
  •   Встреча во времени (Перевод Л. Хлыновой)
  • НЕДЯЛКА МИХОВА
  •   В бурю (Перевод Ю.Топаловой)
  • СТОИЛ СТОИЛОВ
  •   Встреча (Перевод Ю.Топаловой)
  •   Суд (Перевод Ю.Топаловой)
  •   Круговорот (Перевод Ю.Топаловой)
  • СВЕТОСЛАВ СЛАВЧЕВ
  •   Последнее испытание (Перевод И.Мартынова)
  •   Жребий (Перевод Ю.Топаловой)
  •   Загадка Белой долины (Перевод Д.Хлыновой)
  • ЭМИЛ ЗИДАРОВ
  •   От семи до восьми (Перевод Ю.Топаловой.)
  •   Чертова пещера (Перевод Т.Воздвиженской)
  • ДИМИТР ПЕЕВ
  •   Волос Магомета (Перевод З.Бобырь)
  • ПАВЕЛ ВЕЖИНОВ
  •   Однажды осенью… (Перевод Ю.Топаловой)
  • ЦОНЧО РОДЕВ
  •   Сокровища Лизимаха (Перевод Т.Воздвиженской)
  • СВЕТОЗАР ЗЛАТАРОВ
  •   Аванпост Фантастический шарж (Перевод Ю.Топаловой)
  • АНТОН ДОНЕВ
  •   Несовершенная конструкция (Перевод Т.Карповой)
  •   Правда о первом человеке (Перевод Т.Карповой)
  •   К новым горизонтам (Перевод Т.Карповой)
  •   Жертва славы (Перевод Т.Карповой)
  •   Почему затонула Атлантида (Перевод Т.Карповой)
  •   И техника перебарщивает (Перевод Т.Карповой)
  • ПРЕДИСЛОВИЕ