Сердце беглеца (fb2)


Настройки текста:



Мэдлин Бейкер Сердце беглеца

Пролог

Его звали Логан Тайри, и он стал беглецом. И, как всякий, кому посчастливилось бежать из дьявольской дыры, именуемой юмской тюрьмой, он был полон решимости не возвращаться туда. Лучше умереть от жажды под палящими лучами аризонского солнца или погибнуть, истекая кровью, от тяжкой раны в боку, где засела пуля от револьвера 45-го калибра, чем вернуться к жизни за решеткой.

Территориальная тюрьма Юмы! Сто десять градусов в тени.[1] Жалкая камера пять на восемь футов без окон – только холодные серые стены и такая же серая стальная дверь. Юма! Восемнадцать месяцев он пил мутную тепловатую воду и питался гнильем, пригодным разве что для свиней. Кишащие паразитами одеяла и тяжелые цепи. Цепи, от которых он стал хромать… А какая у него раньше была размашистая беззаботная походка! А теперь его тело и душа покрыты шрамами.

Да, размышлял он уныло, от цепей он избавился, но шрамы остались. Его тело сохранило и другую печальную память: чуть выпуклые полосы крест-накрест пересекали его широкую спину и плечи. Это были следы плетей.

Черт возьми! Одна мысль о плети заставляла его обливаться холодным потом. Был там один надзиратель, в руках которого плеть оживала и переставала быть просто девятифутовым мягким сыромятным ремнем, а превращалась в свистящий и извивающийся язык пламени, без устали выплясывавший над содрогающейся плотью.

Его били плетьми только раз. Другие, мятежно-гордые или до глупости упрямые, умирали под ударами плетей, моля о пощаде. Но Тайри был не дурак. В тюрьме Юмы не ведали такого понятия, как милосердие. И он подавил свою гордость и обуздал язык. Со стороны он мог показаться образцовым заключенным, без конца повторяющим «Да, сэр» и «Нет, сэр» и покорно, без вопросов и жалоб, подчиняющимся командам. Но внутри у него все кипело. В нем бурлила жажда свободы, он желал увидеть бесплодную аризонскую пустыню во всей красе, мечтал вновь взбираться на неприступные горы Монтаны, скакать верхом по обширным поросшим травой землям Дакоты. Любовь к дикой стране не ослабевала, и он тосковал по безграничной свободе равнин, как его сокамерники томились по глотку виски, по женщине или колоде карт.

Тюремное затворничество нелегко дается человеку, привыкшему ничем себя не связывать, ни перед кем не отчитываться, никому не подчиняться и не жить по часам. Он проводил время, как ему нравилось, делал, что хотел, и если его заставляли вставать в то время, как его еще тянуло в сон, есть, когда он не был голоден, или подчинять свою волю воле других, внутри у него загорался пожар. Да, ему нелегко было таиться и поджимать хвост, как побитая собака, но это окупалось.

Считая его сломленным и, стало быть, неопасным, надзиратели посылали Тайри с поручениями из одного тюремного здания в другое. Он так хорошо научился играть роль запуганного узника, что стражи в его присутствии стали вести себя беззаботно. И эта беззаботность двоим из них стоила жизни, а ему подарила вожделенную свободу.

Отбросив воспоминания, Логан вновь начал нахлестывать лошадь, тщетно стараясь заставить бежать быстрее усталое и истощенное животное. Белый человек был бы потрясен тем, с какой жестокостью он обращался со своей гнедой кобылой, но Тайри взрастили апачи.[2] А апачи погоняли своих лошадей, пока те не падали бездыханными, а потом, если позволяло время, съедали тушу.

Он тихонько выругался, когда кобыла споткнулась, и взмолился про себя, чтобы у несчастной клячи хватило сил донести его до дальних гор или на худой конец до приличного убежища, где он мог бы переждать, пока посланные в погоню не потеряют надежду его найти.

Но как раз, когда он об этом подумал, гнедая споткнулась в последний раз. Тайри сильно встряхнуло, и он едва успел спрыгнуть с седла, прежде чем лошадь завалилась на бок. Из раздувающихся ноздрей кобылы брызнула кровь, а в ее влажных карих глазах застыло выражение смертельной муки.

Прищурившись, чтобы защитить глаза от слепящего солнца, Тайри поглядел на дорогу, оставленную позади. Пока что она была пуста, но он знал, что Толстозадый и его люди неуклонно идут по его следам, как волки, преследующие буйвола. И Тайри двинулся пешком, зажав рукой рану. По телу прокатилась новая волна боли, и лицо его снова покрылось испариной.

Он шел и шел и наконец оказался на небольшом островке земли, ограниченном с одной стороны красными стенами каньона, с другой – небольшими ручейками. Остановившись ненадолго, он огляделся. На юге, в той стороне, где находилась Мексика, змеей извивалась синяя лента реки – там была свобода. На мгновение у него возникло искушение направиться туда. Но именно этого от него ожидали полицейские и потому он направился, как и прежде, на север, к песчаным холмам, с трудом вытаскивая ноги из вязкого песка. Каждый шаг требовал отчаянного усилия, от каждого вдоха рана ныла сильнее, и все же он двигался вперед с улыбкой, больше напоминающей гримасу, глядя, как песок затягивает его следы.

Он взобрался на вершину последней дюны, а затем, как с горки, съехал с нее и оказался в скудной тени низкорослого кактуса сагуаро. Он хмуро посмотрел на ладонь, окрашенную липким и красным, и тихонько проклял ранившего его надзирателя. Скривившись от боли, он снял пропитанную кровью повязку. Рана, теперь уже двухдневная, начала гноиться. От входного отверстия наподобие веера расползлись красные лучи, напоминающие спицы колеса.

Сменив промокшую повязку, Тайри мимоходом подумал о том, как хорошо было бы выпить стакан холодного пива, которое бы прочистило горло от пыли. А еще больше подошел бы для этой цели высокий стакан кентуккийского бурбона, заодно притупивший бы обжигающую боль в боку. Но он мгновенно забыл об этих несбыточных желаниях при виде облака пыли, поднимающегося на дороге.

Со своего наблюдательного пункта он сумел разглядеть конный полицейский отряд из двенадцати человек. Они остановились возле его павшей гнедой кобылы. Он видел, что они возбужденно переговариваются и спрыгивают с коней, чтобы получше рассмотреть землю. Броуди, территориальный шериф, был легко узнаваем даже на расстоянии. Тяжелый и тучный, он походил на жирного медведя-гризли, вставшего на дыбы.

Среди этой компании нет настоящего следопыта, подумал Тайри, и произнес про себя краткую благодарственную молитву за то, что в числе отряда не оказалось ни собак, ни индейцев-проводников.

Они глупы, подумал Тайри презрительно. Какие дураки! Топчутся на месте, как обезглавленные куры, и сами затаптывают следы, которые ищут.

За несколько секунд немногие отпечатки ног Тайри исчезли, стертые сапогами дюжины полицейских. Он вздохнул с облегчением, видя, как преследователи снова садятся на лошадей и направляются на юг, к границе. Рано или поздно, как понимал Тайри, Броуди поймет свою ошибку и повернет назад. Но сейчас не стоило об этом тревожиться. С ухмылкой Логан поднялся на ноги и начал спускаться с дюны.

На полпути он споткнулся и полетел вниз с пологого песчаного склона. Он пролежал добрых пять минут, размышляя о том, не стоит ли ему попросту свернуться калачиком и ожидать прихода смерти. Но он был не из тех, кто легко сдается. Он поднялся на ноги и снова двинулся на север – высокий, темноволосый, одетый в штаны из грубой джинсовой ткани и клетчатую рубашку, которые где-то по пути стянул с веревки, где сушилось белье. Одежда, правда, оказалась не его размера. Его длинные ноги торчали из коротких штанин, а рубашка была слишком тесной и узкой для его широких плеч. Логан не был красив в обычном понимании этого слова, но обладал неким обаянием мужественности, которое многие женщины находили неотразимо привлекательным: чернильно-черные длинные волосы слегка вились на затылке, большой рот, четко очерченная нижняя челюсть, что говорило об упрямстве, прямой нос, глаза удивительного желтого оттенка… Сейчас, когда он постоянно щурился на солнце, они казались похожими на щелочки, лицо его заросло густыми усами и бородой.

Боль в боку пронизывала его через равные промежутки времени с такой же неукоснительной точностью, как следуют друг за другом удары военного барабана апачей, но он продолжал идти. Лицо его превратилось в непроницаемую маску и ничуть не выдавало страданий, которые он испытывал всякий раз, когда его окатывала волна боли. Прерия походила на духовку: солнце было разожженным пламенем, а он сам подобен куску медленно поджаривающегося мяса. И эта мука будет продолжаться, пока тело его не обуглится, пока пустыня не вытянет из него все жизненные соки, оставив только сухой остов.

Переставлять словно налитые свинцом ноги также стоило отчаянных усилий. Оступившись, Логан снова упал, рана снова начала кровоточить, и он почувствовал, как теплая липкая жидкость заструилась по левому боку. Тело запульсировало, пронизываемое острой болью. Он напомнил себе, что это ничтожная цена за обретенную им свободу. И если ему суждено умереть от этой раны, значит, так тому и быть. Лучше погибнуть свободным, на вольных просторах, чем жить за высокими серыми стенами и холодными железными решетками юмской тюрьмы, где каждый новый день точь-в-точь похож на минувший, а каждая ночь кажется длиннее предыдущей.

Воздух становился все холоднее, и его охватила дрожь. Хотя он не ел два дня, ему хотелось не мяса, а воды. Хотя бы глоток, чтобы чуть пригасить томительную жажду. Но где она, вода? И он продолжал идти на север, держа курс на Мескалеро. Там, в угодьях апачей, будет вода, и он сможет пить, сколько захочет, там он наполнит голодный желудок и увидит дружеские лица, обращенные к нему с ободряющими улыбками, и найдет уютное пристанище, где сможет отдохнуть в мире и покое.

Сон. Все его тело жаждало сна, умоляло о нем. И все же он двигался вперед неверной, как у пьяного, походкой, гонимый одной только волей. Медленно, невероятно медленно солнце начало соскальзывать за горизонт, готовясь скрыться за дальними горами. Пожар заката охватил всю западную часть неба и окрасил землю в цвет крови.

С наступлением темноты задул холодный ветер, причитая, как скорбящая индейская скво. Он все продолжал идти, с усилием передвигая ноги и с опаской прислушиваясь, не раздастся ли стук копыт. Он знал, что Броуди его настигнет. Настигнет рано или поздно.

Но вокруг по-прежнему было тихо и пустынно – слышалось лишь завывание ветра да его собственное неровное затрудненное дыхание. Над головой вспыхнули звезды и засверкали, как россыпь алмазов, брошенных на черное покрывало небес. А он все шел и шел. До тех пор, пока ноги его совсем не затекли и не стали как камень. Они вовсе перестали слушаться его. Шатаясь от недосыпания, горя в лихорадке, он выбрал приютом на ночь неглубокую лощину, сильно пахнущую скунсом. Голова кружилась от усталости. Ослабевший от потери крови, голода и жажды, он попросту свалился в это углубление и – надо же! – упал как раз на раненый бок. Задыхаясь от боли, он валялся в грязи, а перед глазами его плясали ослепительные огни. Внезапно ощутив тепло, он понял, что у него снова началось кровотечение, но теперь его это не волновало, ему уже было все равно.

Смерть витала над ним, и, чувствуя приближение конца, Логан стал вспоминать свою жизнь – всю, с самого начала, и размышлять, почему судьба обрекла его на одинокую смерть в пустыне…

Он совсем не помнил своего отца. А мать мелькала в памяти неясной тенью – нежной, всегда сопровождаемой сильным ароматом духов. Позже «добрые люди» рассказали ему правду о родителях: индейце-полукровке, повешенном за конокрадство, и ирландской шлюхе, подарившей ему жизнь в борделе сонного техасского городка и потом, три года спустя, сбежавшей от него с каким-то шулером.

Он никому не был нужен – маленький, зачатый в грехе квартерон, и ребенка отослали в испанский монастырь и предоставили заботы о нем монахиням. Там, вблизи границы с Мексикой, он оставался до восьми лет. Именно тогда монахиням показалось, что женский монастырь не совсем подходящее место для мальчика, в особенности такого дерзкого и своевольного, как Логан. Монахини навели справки и подобрали ему приемных родителей… которые потом не раз сменялись.

Он был трудным ребенком и любить его было нелегко – вечно молчаливого и насупленного, с настороженным взглядом янтарных глаз.

Ему исполнилось двенадцать и он жил на ферме лысого немца и его доброй жены, когда на них напали апачи, убили фермера и его жену, но пощадили Тайри, безошибочно признав в нем соплеменника.

Затем он тринадцать лет прожил в Мескалеро, и то были хорошие годы. Он вырос и стал мужчиной-воином, потом обрел жену… Ее звали Ред Лиф – Красный Листок. Он был ее первым мужчиной, она ничего не боялась и выполняла каждое его желание, на такое он и надеяться никогда не смел. Она стала ему другом, матерью, сестрой, женой – всеми женщинами в одном лице. И каждый день он благодарил всех богов за то, что ему была дарована эта прекрасная женщина с волосами цвета воронова крыла, делившая с ним кров. Благодаря ей жизнь Логана обрела смысл. Он хотел бы прожить так до старости, но однажды прекрасным летним днем пришли шестеро белых людей, и все изменилось.

В тот день он гулял с женой возле реки. Они отошли далеко от лагеря, когда на них напали белые. Тайри сопротивлялся изо всех сил, но его ножу было не справиться с шестью ружьями. Одна пуля оцарапала его руку, другая угодила в плечо. Ну а довершил его поражение удар прикладом в голову.

Когда он пришел в себя, Ред Лиф была мертва. Он смотрел на ее истерзанное тело, долго смотрел, не в силах поверить своим глазам, пока приступ рвоты не заставил его упасть на колени.

Когда желудок Тайри наконец перестал содрогаться в конвульсиях, он завернул тело любимой в свою рубашку и похоронил под одинокой сосной, обдуваемой со всех сторон ветром. Он разровнял землю на ее могиле, и ему показалось, что все доброе в нем умерло.

Остаток этого долгого дня и пришедшую за тем ночь он просидел у свежей могилы, вспоминая счастливые дни, проведенные вместе, звук ее смеха, близость ее тела в ночи и то, как ее темные глаза зажигались любовью всякий раз, когда он ее целовал.

Звезды медленно катились по небу, а он невидящими глазами глядел в темноту и не мог отвести взгляда. В отдалении заскулил одинокий койот, и этот печальный вой показался эхом его собственной скорби.

Постепенно небо на горизонте светлело, и, когда над горами взошло солнце, Логан Тайри уронил последнюю слезу. Яростно, как голодный волк, он начал рыскать по берегу реки в поисках следов, вспоминая все следопытские премудрости и используя все знания и сноровку, которым научился у апачей.

И поиски его были не напрасны. Часы усилий были вознаграждены. Несколькими минутами позже он уже шел по следам шести подкованных лошадей, двигавшихся на юго-восток. Ему и в голову не пришло позвать на помощь апачей. Они бы с готовностью и даже с радостью присоединились к нему и сняли несколько лишних скальпов с бледнолицых, но он должен был отомстить один.

Возле Нью-Мексико следы разделились. Четверо убийц направились в Колорадо, а двое на юг, в Техас. Он последовал в Колорадо: там их было больше. И настиг их спящими, возле угасающего костра. Первые четверо, попавшиеся ему, когда боль была еще свежей, умерли страшной смертью. Их крики были самой сладостной музыкой, какую он когда-либо слышал.

По иронии судьбы, других двоих он нашел в том самом грязном притоне, где родился. Он убил их там же, не дав возможности попытаться защититься, не предоставил шанса позвать на помощь.

Итак, Ред Лиф была отомщена. Теперь он ощущал лишь пустоту, потому что в нем не осталось любви, которая согревала бы, или ненависти, которая заставляла бы жить. Не в силах вернуться в осиротевший дом к апачам, он направил свои стопы в Канзас. И как-то без особой причины стал наемным убийцей и быстро заслужил репутацию безжалостного и хладнокровного головореза. Время шло, молва о нем распространялась, и ему уже стали приписывать убийства, которых он не совершал, произошедшие в местах, где он никогда не бывал.

Его поймали в Аризоне. Ружье еще дымилось в его руках, а у ног лежал истекающий кровью человек. Возможно, будь женщина, которую он защитил, белой, его бы даже наградили.

Но женщина эта была полукровкой, наполовину индианкой, а ее убитый муж белым, и Тайри приговорили к девяносто девяти годам заключения в тюрьме Юмы.

Глава 1

Рэйчел Хэллоран ласково улыбнулась молодому человеку, сидевшему рядом с ней на качелях.

– Я буду скучать по тебе, Клинт, – сказала она голосом, сладким как мед. – Ты ведь будешь осторожен, да?

Улыбка Клинта Уэсли была столь же ослепительной, как шестиконечная звезда, пришпиленная к его жилету.

– Осторожность – моя неотъемлемая черта, Рэйчел. Ты ведь это знаешь.

Рэйчел тихонько рассмеялась. Клинт действительно был на редкость осторожен. Он никогда не сделал ни одного тщательно не обдуманного заранее шага. Она знала, что он ее любит и хочет на ней жениться, но его ухаживание носило уж слишком неторопливый и предсказуемый характер. Несколько раз он заговаривал с ней в церкви, но это случилось только после того, как их общий знакомый официально представил их друг другу.

После этого Клинт искал встреч с ней на вечерах и пикниках. Несколькими месяцами позже попросил у ее отца разрешения навещать их. Теперь он проводил с ней каждый субботний вечер, а Рэйчел почти каждое воскресенье приглашала его на обед. Их роман мог послужить образцом степенности. После того как они встречались уже месяца полтора, Клинт отважился взять ее за руку. Еще через несколько месяцев у него хватило смелости положить ей руку на плечо и слегка обнять, когда они сидели рядышком на качелях. И совсем недавно он набрался храбрости и поцеловал ее. Разумеется, сначала испросив ее разрешения. Почему-то это вызвало у нее раздражение, хотя Рэйчел делала все возможное, чтобы не показать этого. Она полагала, что любит Клинта, и считала, что когда-нибудь в будущем охотно выйдет за него замуж, но иногда ей хотелось, чтобы он вел себя более непосредственно и больше волновал ее. Если он захотел ее поцеловать, то почему бы просто не сделать это?

Рэйчел едва слышно вздохнула, почувствовав, как рука Клинта обвила ее плечи.

Он, конечно, славный молодой человек, и она очень к нему привязана. Люди всегда испытывали симпатию к Клинту. Он был высоким и красивым, классический блондин со светлыми, песочного цвета волосами и голубыми глазами. Он не казался достаточно жестким, чтобы исполнять обязанности стража порядка, и все же ему удавалось сохранять покой в Йеллоу-Крик уже больше двух лет. Конечно, в их городке редко появлялись чужаки, а местные жители почти никогда не нарушали закона, если не считать Гаса Бредшо, который каждую субботу напивался и начинал бушевать. Иногда Рэйчел думала, как бы повел себя Клинт, если бы в их городишке появился настоящий злодей.

Клинт сжал плечи Рэйчел. Потом, откровенно вздохнув, поднялся и потянулся за шляпой.

– Ладно, пожалуй, пойду, – сказал он неохотно. – Утром рано вставать.

Рэйчел тоже поднялась и подставила ему щеку для поцелуя.

– Береги себя, – пробормотала она. – Мне будет тебя недоставать.

Уэсли кивнул:

– Увидимся, как только вернусь.

– Я буду ждать.

Уэсли снова кивнул, размышляя, не поцеловать ли ее еще раз. Вместо этого он лишь легонько сжал ее в объятиях и направился к коновязи, где была привязана его лошадь. Он ловко прыгнул в седло, прощальным жестом приподнял шляпу и выехал со двора.

Глядя на удалявшегося Клинта, Рэйчел улыбалась. Из него получится хороший муж, думала она. Если, конечно, у него когда-нибудь хватит духа посвататься! Он ведь хотел еще раз поцеловать ее – она видела по глазам. Почему же не сделал этого? И с этими мыслями она отправилась спать.

Забравшись в постель, Рэйчел натянула одеяло до подбородка и стала мечтать, чтобы Клинт Уэсли перестал думать о приличиях и налетел на нее, как ураган. Она уснула, думая о Клинте и о тех светловолосых ребятишках, которые когда-нибудь у них родятся.

Субботнее утро выдалось ясным и теплым. И первая мысль Рэйчел снова была о Клинте: она надеялась, что он выехал засветло и вовремя вернется домой. Перевозить заключенного из Йеллоу-Крик в территориальную тюрьму Юмы всегда считалось опасным делом. Кто его знает, что может прийти в голову друзьям или родственникам арестанта, чтобы помочь заключенному бежать. Патрик Мэрфи, прежний представитель закона, был хладнокровно убит братом одного преступника как раз по пути в Юму. К счастью, такое случалось редко, но все же иногда это происходило.

Рэйчел решительно попыталась отогнать тревожные мысли. Сбросив голубую фланелевую ночную рубашку, она быстро оделась и направилась вниз – приготовить завтрак для отца.

На кухне она застала шестилетнюю Эми Кохилл. Эми была нередкой гостьей на их ранчо. Ее дядя Джо Кохилл работал у Хэллоранов.

– Доброе утро, Эми, – сказала Рэйчел весело и взъерошила светлые кудряшки девочки.

– Вы долго спите, – заметила Эми. – Сегодня будем печь пироги?

– Если хочешь. – Рэйчел постелила на кухонный стол чистую скатерть и поставила кипятиться воду для кофе. – Тогда тебе придется набрать ягод.

– Сейчас?

– А ты уже позавтракала?

– Да, дома, – сказала Эми, доставая с полки в чулане корзинку. – Мама испекла блинчики.

– Поосторожней, – привычно предостерегла Рэйчел уже убегающую Эми.

– Ладно, – ответила Эми снисходительно.

Ягоды росли сразу за коптильней. Путь туда был неблизкий, но Эми это не тревожило. Вприпрыжку преодолевая привычный маршрут, она поглядывала на песчаные дюны, расположенные в нескольких милях отсюда. Ее время от времени предупреждали, чтобы она туда не ходила, но она обещала себе, что как-нибудь все-таки доберется до них, до этих запретных песчаных холмов.

Но сейчас ее мысли занимали пироги. Кусты были прямо-таки осыпаны ягодами, и Эми, переходя от одного к другому, тихонько напевала себе под нос. Ее корзинка была почти полной, когда она заметила человека. Он лежал в неглубокой выемке, слегка прикрытый сухими листьями.

От испуга застыв на месте, Эми довольно долго смотрела на него, пытаясь понять, жив он или мертв. Казалось, он спит, но ее приятель Джо Боб Сомерс говорил ей, что мертвые похожи на спящих. Ну как тут понять разницу? Человек лежал совсем неподвижно, и Эми решила, что он, должно быть, мертвый. Тут ей на память пришли все слышанные истории о привидениях, и она вздрогнула.

Она уже собралась повернуться и бежать домой, когда лежащий перевернулся и посмотрел прямо на нее подернутыми мукой желтыми глазами.

– С вами все в порядке, мистер? – спросила Эми дрожащим голосом. Она начала медленно пятиться, сама удивляясь тому, что теперь, когда стало ясно, что он живой, она боялась его больше, чем прежде, когда считала его мертвым.

– Помоги мне, – меж тем прохрипел незнакомец. Он попытался сесть, но тяжело рухнул на спину. Лицо его стало совсем белым. – Воды…

– Конечно, мистер. Только лежите тихо, я приведу кого-нибудь на помощь. Честно говорю, приведу!

Но желтоглазый уже не слышал ее.


Рэйчел придерживала дверь, пока Кохилл и двое работников с ранчо вносили бесчувственное тело незнакомца в дом. Двадцатью минутами раньше Эми вбежала на кухню, крича:

– Рэйчел! Я нашла в кустах человека! Я думала, он мертвый, а он оказался живой!

Когда Рэйчел наконец удалось успокоить девочку, она поняла, что Эми сначала побежала к своему дяде и что Кохилл уже несет незнакомца к дому.

Рэйчел задумалась. Кто он и откуда явился?

– Он ранен, – заметил Кохилл.

– Отнесите его в свободную спальню, – распорядилась Рэйчел. Хмурясь, она пошла по узкому коридору, указывая мужчинам дорогу. Наконец они вошли в комнату в конце коридора, и Рэйчел торопливо сняла с постели покрывало.

– Не знаю, выкарабкается ли он, – бормотал Кохилл, пока ковбои укладывали раненого в постель. – Рана у него нагноилась.

– Все, что мы можем сделать, – это перевязать его и надеяться на лучшее, – шепотом заметила Рэйчел.

Логан Тайри отреагировал на звук голосов легким движением, но глаза его не хотели открываться, а когда он попытался заговорить, язык отказался слушаться. Грубые руки пытались отнять у него его шестизарядный «кольт» 44-го калибра, но он отталкивал их, вцепившись мертвой хваткой в свое оружие.

– Черт, Кандидо, оставь ему пушку, – проворчал Джо Кохилл. Потом, вспомнив, где находится, поспешил извиниться: – Прошу прощения, мисс Рэйчел.

– Все в порядке.

– Он не выпускает из рук свой «кольт», – пробурчал Кохилл, – хотя у него не хватит сил даже взвести курок у этой чертовой штуки. – Его бычья шея начала краснеть. – Снова прошу меня извинить, мисс Рэйчел.

Рэйчел подавила улыбку. Когда мужчины входили в раж, они часто начинали чертыхаться невзирая на ее присутствие. И тотчас же смущались и просили извинения.

– Оставьте его, – сказала Рэйчел.

Кохилл кивнул и вышел из комнаты вслед за ковбоями. Если кто и мог выходить незнакомца, то только Рэйчел Хэллоран. Многие мужчины с ранчо были обязаны жизнью или по крайней мере тем, что сохранили свои конечности, ее умелым рукам и острому уму.

Рэйчел тотчас же принялась за дело: разыскала чистые тряпки, ножницы, дезинфицирующие средства, принесла миску теплой воды. Потом, глубоко вздохнув, начала раздевать раненого. Рана в его боку была отечной и воспаленной. К счастью, Бог наградил Рэйчел не женской твердостью – руки у нее были уверенными и крепкими, вид крови не обращал ее в бегство и ей не требовалось для поддержания духа нюхательных солей, как большинству ее товарок. Она была единственной женщиной на ранчо, и поэтому ее часто просили выходить больного или помочь раненому. Когда наступали скверные времена и нельзя было обратиться за помощью куда-нибудь на сторону, она часто также лечила скот, случалось, что помогала клеймить животных, принимала роды у коров…

Итак, Рэйчел принялась умело промывать рану.

Тайри застонал, когда невидимые руки коснулись его левого бока. Легчайшее прикосновение вызывало у него нестерпимую боль, и он стиснул зубы, когда Рэйчел нащупала пулю. И все это время он крепко сжимал в руках свой «кольт», черпая в нем утешение, хотя и сам не понимал, почему это было так важно.

Рэйчел прикусила губу, брови ее сошлись к переносице… И вот она удалила пулю. Затем еще раз промыла рану и протерла кожу крепким раствором карболки.

С легким вздохом удовлетворения она перекатила полубесчувственное тело на бок, чтобы убрать пропитанные кровью простыни, и тут увидела шрамы на широкой спине. Она знала, что в тюрьме заключенных частенько наказывают плетьми за неповиновение, и похолодела, подумав, что человек, беспокойно мечущийся на постели, возможно, беглый заключенный.

Но несмотря на страх, она, как под гипнозом, продолжала рассматривать широкую покрытую шрамами спину, вдруг в каком-то странном помрачении испытав прилив глубокой жалости. Ни одно человеческое существо, независимо от его деяний, не должно подвергаться столь жестокому наказанию!

Нежно и осторожно Рэйчел обмыла бронзовую от загара спину, постелила чистую простыню и прикрыла раненого одеялом.

Затем она снова начала рассматривать его. Он был крупным мужчиной, высоким, поджарым с крепкими, как канаты, мускулами. Хотя он очень исхудал, нетрудно было догадаться, что когда-то он мог поразить могучим сложением. Нижнюю часть лица закрывала густая черная борода, поэтому трудно было определить его возраст и понять, красив ли незнакомец.

Когда он в беспамятстве что-то бормотал, речь его пересыпалась грубыми ругательствами, не предназначенными для ушей леди. Даже Рэйчел, привыкшей к мужской брани и наслушавшейся ее от работников ранчо, редко доводилось слышать такое.

Внезапно мужчина начал беспорядочно метаться по постели. Веки его затрепетали и поднялись, и он незрячими глазами уставился на Рэйчел.

– Ты, грязный сукин сын, – проворчал он, – будь у меня свободные руки, я бы вырвал у тебя плеть и дал тебе отведать твоего собственного лекарства.

Теперь он лежал тихо, оцепеневший, и будто прислушивался к какому-то отдаленному и ему одному слышному звуку или голосу, потом рассмеялся низким отрывистым смехом, но в смехе этом можно было отчетливо различить отчаяние.

– Давай, действуй, ты, ублюдок, делай свое черное дело!

Рэйчел, сжав губы, молча наблюдала, как его тело вдруг напряглось. Рот превратился в одну тонкую линию, на лбу выступила испарина – он, очевидно, вновь переживал те минуты, когда плеть прогуливалась по его телу.

Видеть это было слишком ужасно. Шагнув вперед, Рэйчел положила руку ему на плечо и слегка встряхнула.

– Все кончилось, – прошептала она, стараясь, чтобы слова ее звучали убедительно. – Забудьте об этом. Спите. Все прошло. Постарайтесь заснуть.

Слова утешения, произнесенные столь нежным голосом, словно пробудили Тайри – глаза его открылись. Он, не отрываясь, смотрел на склонившуюся над ним женщину, ожидая найти в ней черты той, кого любил больше жизни. Но маячившее над ним лицо было цвета бледной слоновой кости, а не медного, а волосы женщины оказались золотистыми, как мед, а не черными, как у индианок. Глаза же были вовсе не шоколадными, а невероятного синего, как небо, оттенка.

Разочарованный, он закрыл глаза и снова провалился в глубокую черную бесконечную пустоту.

Следующие несколько дней Рэйчел почти постоянно находилась у его постели. Она удерживала его, когда он начинал метаться, опасаясь, что ужасная рана снова откроется. Он и так уже потерял много крови, и новое кровотечение было слишком опасно.

Где-то в глубине ее сознания таилась мысль о том, что, возможно, он преступник, которого ищут, и это не давало ей покоя. Помогать беглому арестанту – противозаконно! И хотя Рэйчел пыталась убедить себя, что он убегал вовсе не от правосудия, а от бродяг или индейцев, она понимала, что это не так. Шрамы на спине, странная окраска кожи на запястьях и щиколотках, безошибочно указывали на то, что он носил кандалы, да и те слова, что он бормотал в забытьи, – все вместе не оставляло сомнений в том, что он бежал из тюрьмы.

И тогда, когда Рэйчел занималась обычными домашними делами, мысли ее по-прежнему были заняты незнакомцем. Кто он? Что натворил? Безопасно ли находиться с таким человеком под одной крышей? Когда она высказала свои опасения отцу, тот только пожал плечами.

– Не думаю, что в ближайшие дни он может представлять опасность, – лаконично заметил Джон Хэллоран. – Но если он тебя беспокоит, я скажу ребятам, чтобы отвезли его в город к доку Фрэнклину.

– Нет, – быстро возразила Рэйчел, – не думаю, что его уже можно перевозить, нет, пока не стоит.

Чужой. Она теперь не могла думать ни о чем другом. Продолжая за ним ухаживать, она невольно замечала, как широки его плечи и как его длинные черные волосы завиваются вокруг ее пальцев, когда она его причесывает. Его усы, казавшиеся такими жесткими, оказались шелковистыми на ощупь. Она старалась не смотреть на его наготу, когда отирала с его тела пот или меняла повязку, но взгляд ее постоянно притягивали его плоский живот и узкие бедра. Все его тело было коричневым и не только там, где его могли касаться солнечные лучи.

Щеки Рэйчел залил яростный румянец, когда она поймала себя на мысли, каково было бы почувствовать прикосновение этих сильных рук, а если бы он обнял ее…

Незваный гость был источником возможных неприятностей. Интуиция Рэйчел просто кричала об этом! Конечно, следовало молить Бога о его скорейшем выздоровлении, но где-то внутри Рэйчел таилось нежелание отпустить его. Как глупо: ведь она даже не знала этого человека! Несомненно, следовало настоять на том, чтобы отец сообщил о нем властям немедленно, но жалость не позволяла ей обречь человека на возвращение в тюрьму в столь бедственном состоянии. Это не поздно будет сделать, когда он достаточно оправится и почувствует себя здоровым.


Тайри очнулся, ощутил боль и увидел темноту вокруг. Жажда, усугубляемая сжигавшей его лихорадкой, мучила несказанно. Он беспокойно задвигался на своем матрасе и сбросил одеяла, давившие на него свинцовой тяжестью. Пальцы его инстинктивно сжали рукоять револьвера, который он все еще держал в руке. Но вдруг из тени материализовалась легкая фигурка. Нежная рука легонько прикоснулась ко лбу, с его лица и шеи осторожно отерли испарину прохладной тканью. И он почувствовал, как напряжение покидает его тело. Это была та, которая постоянно ухаживала за ним.

– Лежите спокойно, – прошептала Рэйчел. – Вы среди друзей.

Она бросила взгляд на револьвер, который он все еще сжимал в руке, но не сделала попытки отобрать его.

Тайри хотел бы задать ей множество вопросов, но когда он попытался заговорить, из горла вырвался только придушенный шепот.

Он ощутил сильный запах серы, потом вспыхнул огонек: женщина чиркнула спичкой, чтобы зажечь свечу на столике возле постели.

– Вам больно? – спросила незнакомка ласково. – Повязка слишком тугая?

– Нет. – Голос Тайри был слабым и ему самому показался чужим.

– Есть ли у вас кто-нибудь, кому я могла бы о вас сообщить? Например, жена?

– Нет. Воды… – Губы его шевелились, пытаясь произнести слова, но звука слышно не было.

Но женщина поняла и быстро наполнила стакан водой из кувшина, стоявшего на прикроватном столике. Она приподняла его голову и держала так, пока он пил. Утолив жажду, он снова заснул.

Следующие несколько дней представлялись ему калейдоскопом боли и лихорадки. Бок безбожно болел. Казалось, внутри горят все огни ада, и он беспокойно метался из стороны в сторону, не в силах ускользнуть от свирепой жгучей боли или кошмарных образов, наводнявших его сны. Сны о железных решетках и холодных серых стенах, о давно умерших людях, погибших от его руки. Иногда в этих кошмарных снах появлялось нежно улыбавшееся ему лицо Ред Лиф, и он сам слышал, как бормочет неразборчивые слова на гортанном языке апачей, слышал, как снова и снова выкрикивает ее имя, словно испуганный маленький ребенок, призывающий мать.

В моменты просветления Логан осознавал, что у его постели сидит женщина с прекрасными небесно-синими глазами. Ее лицо было спокойным, добрым и полным сострадания, отирала ли она губкой обильный пот с его лба или утоляла его жажду, поднося к губам кружку с водой. Она всегда оказывалась здесь, рядом, когда он в ней нуждался. Голос у нее был низкий, нежный и приятный для слуха, как звук летнего дождя, обрушивающегося на выжженные солнцем травы прерий. Даже блуждая по темным коридорам прошлого, он каким-то образом чувствовал ее присутствие и то, что она желает ему блага. И по какой-то извращенности натуры испытывал раздражение: его бесили эти постоянные внимание и забота, приводили в ярость его собственная слабость и зависимость от другого человеческого существа.

Но ничто не длится вечно, и человек или выздоравливает, или умирает. А Тайри еще не был готов к смерти. Наступил день, когда он наконец открыл глаза и понял, что худшее миновало. Температура упала, лихорадка прошла, оставив его слабым, как новорожденного щенка. Бок все еще болел, прикасаться к нему было мучительно, но при всем этом Логан чувствовал себя много лучше, чем во все предшествовавшие долгие дни.

«А сколько их прошло?» – гадал Тайри, с любопытством разглядывая окружавшую его обстановку: узкую, скудно меблированную комнату с маленьким дубовым столом, высоким комодом и кроватью, которую он занимал. Одежда его, выстиранная и выглаженная, была аккуратно сложена на комоде. Револьвер покоился на столике возле кровати. И достать его не составило бы труда. Он подумал: как этой женщине удалось разжать его пальцы и вынуть оружие из его руки? Он удивился: «кольт» его был все еще в боевой готовности.

Тайри не очень уверенно размышлял о том, не попытаться ли встать, когда дверь спальни отворилась и в комнату вошла женщина с небесно-синими глазами – ее юбки с шуршанием льнули к стройным щиколоткам. Она нахмурилась, видя, что рука Тайри сжимает рукоять «кольта» и его длинный смуглый палец лежит на спусковом крючке – он сделал это автоматически.

– Вы, конечно, понимаете, что я не желаю вам зла, – сказала Рэйчел сухо, и Тайри впервые заметил, что она едва вышла из детского возраста. Ей было лет девятнадцать или двадцать.

Но какая красавица! Роскошные длинные золотые, как мед, волосы перевязаны на затылке белой лентой, глаза глубокие и синие, как воды Тихого океана, маленький носик чуть вздернут, а рот просто создан для поцелуев. Тайри давно не видел женщин, и глаза его задержались на ее фигуре, с восхищением отмечая все ее достоинства. Широкий синий кушак опоясывал талию, столь тонкую, что он не сомневался – мог бы охватить ее одной рукой!

С минуту Логан раздумывал: не стоит ли попытаться затащить ее к себе в постель и попробовать, каковы на вкус эти пухлые розовые губы, нежные, как лепестки шиповника?

– Ну? – спросила Рэйчел, не сводившая глаз с револьвера, который он все еще сжимал в руке.

С кривой усмешкой Тайри отложил «кольт» в сторону.

– Давно я здесь?

– С неделю.

С минуту Логан переваривал это сообщение, лицо его стало задумчивым.

– Девочка, которая меня нашла, ваша?

– Нет. Племянница Джо Кохилла.

– Кохилла?

– Он у нас работает. Эми живет в городе, но на уик-энд приезжает навестить Джо.

– О, я в долгу у вас и у ребенка, – сказал Тайри, перенося длинные ноги через край узкой кровати. – А теперь, если позволите, я оденусь и отправлюсь восвояси.

Рэйчел, хмурясь, смотрела на него. Шутит он, что ли? Он был совсем не в том состоянии, чтобы отправляться в путь. Она собиралась сказать ему об этом в самых недвусмысленных выражениях, но тут простыня сползла, обнажив его поджарое тело.

Глаза Рэйчел не могли оторваться от этого зрелища, и вдруг она почувствовала, как кровь прихлынула к ее щекам при виде его понимающей усмешки. Конечно, она видела его обнаженным, пока ухаживала за ним, но теперь все было иначе. Тогда он был слаб и не в силах позаботиться о себе. Но сейчас он бодрствовал, и от него исходила удивительная сила, одновременно пугающая и притягивающая.

– И думать не смейте! – резко бросила Рэйчел, уязвленная его грубыми манерами. – Вы не в том состоянии, чтобы путешествовать.

– Уж попытаюсь.

Улыбка Рэйчел стала ядовитой, хотя и не утратила сладости, в то время как она начала собирать одежду Тайри, а затем аккуратно сложила ее и взяла под мышку. Когда она заговорила, голос ее тоже оказался полным желчи.

– Уверена, что вы могли бы попытаться, – сказала она, четко выговаривая каждое слово. – Но я не могу допустить, чтобы все мои усилия вылечить вас пошли прахом. Вы и шагу не сделаете отсюда и не встанете с постели еще неделю. – Она снова улыбнулась ему медовой улыбкой. – А теперь будьте пай-мальчиком, полежите, а я принесу вам завтрак. Похоже, вам не повредит плотная трапеза.

Сказав это, она повернулась на каблуках и выбежала из комнаты, держа под мышкой узел с его одеждой. Спина ее казалась прямой, как шомпол, и вся фигура выражала непреклонную решимость.

Тайри выругался сквозь зубы. Черт возьми! Что она о себе вообразила. Она думает, что имеет право указывать ему, что делать, а чего не делать? Черт бы побрал этих баб, которые лезут не в свое дело!

Он кисло улыбнулся и снова опустился на подушки. И все же, подумал он, не мешает устроиться поудобнее. Он, конечно, никуда не мог двинуться без одежды.

Когда она вернулась, Тайри все еще сидел на постели с руками, скрещенными на груди, с простыней до неприличия низко спустившейся на бедра. Она вошла, держа в одной руке миску с овсяной кашей, а в другой изящную фарфоровую чашку с блюдцем.

Рэйчел остановилась как вкопанная, и в глазах ее засверкал гнев. Простыня, едва прикрывавшая его бедра, казалась ослепительно белой по сравнению с его смуглой кожей.

Она глубоко вздохнула, решив не показать ему ни за что на свете, как глубоко взволновало ее созерцание этой мужественной обнаженной груди.

– Я покормлю вас? – спросила она, роняя слова, как льдинки. – Или будете есть сами?

– Я думал… вы сказали, что это будет плотная пища, – проворчал Тайри, с отвращением разглядывая овсянку.

– Для человека, который в течение недели не ел ничего, кроме крепкого говяжьего бульона, это достаточно плотная пища, – возразила Рэйчел. – Хотите ешьте, хотите нет.

Тайри хмуро принял миску и скорчил гримасу, проглотив первую ложку овсянки.

Пока он ел, Рэйчел откровенно изучала его. Лицо его было жестким и неприветливым, глаза под прямыми черными бровями казались холодными и жестокими. Теперь, когда он полностью пришел в себя, в его облике была заметна напряженность и настороженность, нечто напоминающее поведение преследуемого животного, будто он каждую секунду ожидал, что сейчас на него выпрыгнут из засады.

Отставив миску в сторону, Тайри посмотрел на Рэйчел и встретил ее прямой взгляд.

– Я съел это, как послушный мальчик, – сказал он с усмешкой. – Но чай пить не буду.

– Вы предпочли бы кофе?

– Я предпочел бы виски.

– Боюсь, вам придется удовольствоваться кофе, – сказала Рэйчел твердо.

Забрав грязную миску и нетронутый чай, она выскользнула из комнаты. Тайри проводил ее пристальным взглядом, полным бессильного гнева. Женщина вернулась в сопровождении крепко сколоченного старика.

– Я Джон Хэллоран, – представился тот, протягивая левую руку. – Думаю, вы уже познакомились с моей дочерью Рэйчел.


Джон Хэллоран был высоким и прямым с волосами цвета железа и с лицом, напоминавшим оттенком старое седло. Его правый рукав от локтя был пуст и заправлен в карман штанов. Пожатие его было крепким.

Такие же, как у дочери, ярко-синие глаза Хэллорана искрились весельем. Он заметил, что Тайри рассматривает его пустой рукав, и добродушно пояснил:

– Потерял руку несколько лет назад, когда скотина вырвалась на волю. Но сейчас уже привык. А вы как себя чувствуете?

– Много лучше. Я благодарен вам за гостеприимство.

– Рад вам помочь, хотя в этом случае все заслуги принадлежат Рэйчел. Я не расслышал вашего имени.

– Не думаю, чтобы я его называл. Но можете звать меня Смитом.

– О, беглец, да? – догадался Хэллоран и добродушно хмыкнул. – Расслабьтесь, Смит. Здесь вы очень далеко от тех, кто вершит правосудие. – Он мимоходом бросил взгляд на лежащий на прикроватном столике револьвер. – Умеете управляться с этой штукой? Тайри пожал плечами.

– Обычно попадаю, куда целюсь. Джон Хэллоран кивнул:

– Да, да. Похоже, вы говорите правду. Лишнее оружие может пригодиться, как и руки, умеющие с ним обращаться, – пробормотал он с таинственным видом и поспешно вышел из комнаты, нахмурив седые брови, будто он размышлял о чем-то серьезном и неприятном.

Когда старик ушел и они остались наедине, Рэйчел спросила прямо:

– Вас разыскивают власти, мистер Смит?

– Послушайте, леди, – ответил Тайри раздраженно, – я ваш должник, вы заботились обо мне, но мои отношения с властями и законом вас не касаются.

– Пожалуй, вы мне не очень-то нравитесь, – отозвалась Рэйчел, и в ее небесно-синих глазах вспыхнул гнев.

– А я мало кому нравлюсь.

– А вас самого это устраивает? Хотя, кажется, вы этого и добиваетесь, – высказала догадку Рэйчел. – С той самой минуты, как я вошла в эту комнату сегодня утром, вы сделали все возможное, чтобы вызвать к себе неприязнь. А зачем? Что вы пытаетесь доказать?

– Вы надоедливая дамочка, – побормотал Тайри. – Неужели ваш старик не научил вас не совать нос в чужие дела?

Рэйчел отпрянула, будто ей дали пощечину.

– Прошу прощения, – сказала она как можно суше. – Больше я в ваши дела соваться не буду.

И, окутанная с головы до пят, как плащом, чувством собственного достоинства, она вышла из комнаты.

Тайри долго смотрел ей вслед, мысленно проклиная за то, что она забрала его одежду. Не мог же он в самом деле выйти из этого дома в одних сапогах с гордой улыбкой на лице. Будь она проклята, эта женщина! Почему бы ей не заняться ее собственными чертовыми делами, а его не оставить в покое?

Оставшуюся часть утра Тайри проспал, и, когда Рэйчел принесла ему говяжий бульон и кусок свежеиспеченного хлеба на ленч, он покорно принял еду и вежливо попросил добавки.

Смягченная внезапным аппетитом Тайри и его послушанием, Рэйчел принесла ему еще кусок хлеба, только что вынутого из духовки, и вторую порцию бульона. Она предложила ему также кружку горячего черного кофе, умеренно сдобренного бренди. Пока он ел, она прибирала в комнате, ощущая спиной его взгляд.

– Я сожалею о своей грубости сегодня утром, – сказал Тайри через некоторое время. Тон его был не слишком любезным, и Рэйчел заключила, что он не привык извиняться за свои слова или поступки.

– Я тоже об этом жалею, – сказала Рэйчел с улыбкой.

– Вы с отцом одни ведете дела на своем ранчо?

– Да, вроде того. Джоб Уэлш и апачи распугали всех наших работников.

– Уэлш?

– Он владеет ранчо, расположенным к востоку отсюда. В этой части страны оно самое большое.

– И хочет прибрать к рукам и ваши владения, да?

– А вы откуда знаете?

– Ну, это старая история, – сказал Тайри, пожимая плечами. – Должно быть, у вас очень хороший кусок земли, если Уэлш хочет ее заполучить.

– А вы знаете Уэлша?

– Нет, я знаю людей его типа.

– Значит, вы понимаете, какому напору нам приходится противостоять.

– Я понимаю, что вы дура.

– Прошу прощения?

– Вы меня отлично расслышали. Вы просто сошли с ума, если с одной стороны вас теснят апачи, а с другой такой грабитель и хапуга, как этот Уэлш, и вы еще сопротивляетесь.

– Возможно, – ответила Рэйчел резко. – Но здесь, в этой земле, наши корни. Мы пустили их глубоко. Здесь похоронены моя мать и маленький брат. И мы эти места не покинем.

– Ну что ж, вам решать. Не с меня же будут драть шкуру.

– Нет, не с вас, – сердито огрызнулась Рэйчел и выскочила из комнаты, изо всех сил хлопнув дверью.

Джон Хэллоран с нежностью смотрел на дочь, которая сновала по просторной кухне, занятая приготовлением обеда. Она была красивой девушкой, к тому же леди с головы до пят, несмотря на то что вела такую суровую жизнь. Он гордился ее строгой красотой и тем, как она несла свою ношу, без жалоб выполняя свою долю работы, гордился силой ее характера.

«Да, мы можем гордиться, Элен, – думал он. – Нам есть чем гордиться!»

– Ты знаешь, что его разыскивают власти? – сердито поинтересовалась Рэйчел. Она все еще злилась на того, кто назвал себя Смитом. Его лексикон и высокомерие явно выходили за рамки дозволенного. – Нам больше незачем оставлять его у себя.

– Еще день-другой можно потерпеть, – мягко возразил Хэллоран. Но Рэйчел была права. Совершенно очевидно, что этот человек в бегах. У него вид преследуемой дичи – настороженный и недоверчивый, столь свойственный всем существам, за которыми охотятся, будь то человек или зверь.

– Он мне не нравится, – пробормотала Рэйчел, расстилая на столе клетчатую красно-белую скатерть.

– Скоро он уедет, – успокаивающе заметил Хэллоран. Он поднялся и налил себе чашку кофе из большого черного кофейника, постоянно кипевшего на маленьком огне. – Мне хотелось бы…

– Хотелось бы чего? – спросила Рэйчел подозрительно.

– Ничего, ничего, – торопливо ответил Хэллоран. Но в голове его уже зрела мысль. Человек, назвавший себя Смитом, возможно, и разыскивался властями, возможно, и был опасен, но вместе с тем он мог бы стать ценным приобретением для их ранчо. Все в его облике говорило о том, что он хороший стрелок, а они сейчас отчаянно нуждались в защите.

Размышления Джона Хэллорана были прерваны Рэйчел, подавшей на стол обед. Обед был приготовлен отменно, но Рэйчел все удавалось, за что бы она ни взялась и к чему бы ни приложила руку.

Во время трапезы они болтали о разных не слишком важных вещах, в основном о делах, касавшихся ранчо. Рэйчел не любила касаться во время еды неприятных тем, и Хэллоран уважал ее волю. Поэтому то время, что они проводили за совместными трапезами, всегда было отдохновением и радостью, ведь они были не только отцом и дочерью, но и добрыми друзьями.

Рэйчел улыбнулась отцу, и он снова наполнил едой свою тарелку. Ее всегда удивляло, что он ничуть не прибавлял в весе, несмотря на то что ел всегда за двоих. Он на редкость добр, думала она с нежностью. Несмотря на то что земля у них была скудна на урожай, жизнь сурова, а распри с Джобом Уэлшем все продолжались, отец ее оставался мягким человеком с нежным сердцем и чистой душой.

Отложив в сторону вилку, Рэйчел приготовила еду, чтобы отнести Смиту. Ее пугала новая встреча. Ей было неуютно находиться в одной комнате с их незваным гостем. Она решила, что никогда в жизни не встречала столь неприятного, вызывающего раздражение человека.

Как только она вошла, Рэйчел почувствовала его взгляд. И ей сразу стало не по себе, а на щеках выступили красные пятна.

– Пахнет хорошо, – процедил он, растягивая слова.

Не говоря ни слова, Рэйчел поставила поднос на столик возле постели. Всем своим видом она хотела показать, что его присутствие в их доме для нее нежелательно.

– Приходится пожалеть, что я не умер, – раздраженно пробормотал Тайри. – Это избавило бы вас от лишней работы.

– Да, – согласилась Рэйчел. – Я вернусь за подносом позже.

Тайри проводил ее хмурым взглядом. Никогда ни одна женщина не смотрела на него с таким отвращением. Он с яростью набросился на еду, неохотно признавая, что она отличная кухарка.

На кухне Рэйчел собрала грязные тарелки, оставшиеся после обеда, а затем присоединилась к отцу в маленьком кабинете, где они имели обыкновение играть в шашки. Это была лучшая часть дня, время, когда они обменивались мыслями, делились впечатлениями, рассказывали о том, что произошло, а также вместе принимали те или иные решения.

Их игра была прервана стуком во входную дверь. Джон Хэллоран осторожно открыл и впустил незваных гостей.

Голос Толстозадого вторгся в сон Логана Тайри и мгновенно пробудил его. С закрытыми глазами Тайри вслушивался в разговор: Джон Хэллоран уверял Броуди, что на их ранчо не появлялся человек, отвечающий описанию внешности и приметам Тайри.

– Но вы можете обыскать наш дом, если угодно, – предложил Хэллоран. Тайри затаил дыхание, ожидая ответа.

– Нет нужды, – ворчливо ответствовал шериф. – Но если он появится и будет здесь бродить, сначала стреляйте в него, а потом уже задавайте вопросы. Он наемный убийца. Вот так.

– Убийца? – В голосе Рэйчел прозвучала подлинная тревога.

– Да, мэм, – подтвердил Броуди. – Хладнокровный наемный убийца. Несколько лет назад без всякой причины застрелил двоих мужчин в техасском борделе. Не дал им даже возможности вытащить пистолеты. Убил человека в Аризоне. И это только трое из длинного списка.

Слушая этот разговор, Тайри мысленно представлял себе, как Хэллоран и его дочь обмениваются встревоженными взглядами, и его рука машинально сжала револьвер, покоящийся под подушкой. Выдаст ли его Хэллоран теперь, когда известно, что он приютил под своим кровом беглеца?

Глаза Тайри напряженно всматривались в темноту. Из дома можно было выбраться только через окно. Но перспектива убежать в ночной мрак в чем мать родила не казалась ему слишком соблазнительной, но, если придется, он сделает это, потому что, черт возьми, не собирается возвращаться в тюрьму!

– По вашим словам, это совсем отпетый головорез, – сказала Рэйчел с беспокойством.

– Да, мэм, совсем отпетый, – согласился шериф, охотно садясь на своего конька. – И удачливый. Пару недель назад мы потеряли его след в пустыне. Подумали, что он отправится на юг, к границе, и искали его там.

Но, когда нас застигла песчаная буря, вернулись. Она началась как раз после того, как горсточка краснокожих украла наших лошадей и умчалась на них. Чертовы дикари! Нам потребовалось три дня, чтобы добраться до ближайшего ранчо и заполучить свежих лошадей. Три чертовых дня! Если я когда-нибудь поймаю этого ублюдка, ему придется расплатиться и за эти три дня.

– Ладно, мы будем смотреть в оба, – заверил его Хэллоран. – Вы и ваши люди можете провести ночь в домике для работников. Там вам будет удобно, шериф. Это первое строение слева.

– Очень любезно с вашей стороны, – сказал Броуди. – Доброго вечера, мэм.

– Завтрак в шесть, – добавила Рэйчел. – Можете присоединиться к нам. Добро пожаловать.

– Мы охотно примем ваше приглашение.

Как только закрылась дверь за шерифом, Рэйчел сердито посмотрела на отца.

– Па…

– Тише, дочка.

– Я не буду молчать. И не хочу терпеть в нашем доме этого ужасного человека еще целую ночь.

– Не можешь же ты выдать больного такому типу, как Элиас Броуди? Готов держать пари, что Тайри не добраться живым до Юмы.

– Это не твоя забота.

– Вот как? Он человек, Рэйчел. Не нам его судить.

– О па! – беспомощно пробормотала Рэйчел. – Тебе бы следовало стать проповедником.

– Возможно, – усмехнулся Хэллоран. – Пойдем навестим нашего больного.

Когда Рэйчел с отцом вошли в комнату, Тайри сидел на постели. В его правой руке угнездился револьвер, нацеленный прямо на дверь. Рэйчел не могла не отметить, что в сильной руке Логана Тайри оружие выглядело как нельзя более уместно.

– Я обязан вам обоим, – процедил Тайри.

– Так вы слышали? – спросил Хэллоран, садясь в изножье кровати.

– Достаточно. Я благодарен вам, и я у вас в долгу за то, что вы не выдали меня. Толстозадый никогда не довозит заключенных до тюрьмы живыми.

– Я об этом кое-что слышал, – заметил Хэллоран, бросив выразительный взгляд на Рэйчел.

– Мне все равно, – пробормотала Рэйчел запальчиво. – Этот человек беглый заключенный, и, укрывая его, мы нарушаем закон.

– Не будем это сейчас обсуждать, – сказал Хэллоран твердо. – Почему бы тебе не пойти и не приготовить нам кофе?

Рэйчел молча вышла из комнаты. Она была в смятении. Логан Тайри – головорез, лишивший жизни по меньшей мере дюжину человек. Даже до их маленького городка докатилась молва о его «подвигах». О нем ходили слухи, что иногда он убивал за деньги, а иногда – просто для собственного удовольствия. Боже милосердный, Логан Тайри!

Глава 2

Время тянулось томительно медленно. Тайри раздражало бездействие. День за днем он продолжал праздно лежать в постели, но Рэйчел оставалась глуха к его протестам. Она была старательной, сдержанной и очень опытной сиделкой. Предупреждала его желания, удовлетворяла потребности и старалась сделать все возможное, чтобы он чувствовал себя хорошо. Но была тверда, как алмаз, когда он заговаривал о том, чтобы уехать. Впрочем, из постели она его тоже не выпускала.

– Черт возьми! – вспылил Тайри однажды днем, раздраженный ее упорством. – Я знаю, что вы мечтаете избавиться от меня. Так почему бы не отдать мне мою одежду и не выпустить меня на все четыре стороны?

– Я просто не хочу, чтобы у меня на совести была ваша смерть, – ответила Рэйчел. – Вы слишком слабы, чтобы дойти до двери, не говоря уже о том, чтобы в одиночку верхом пересечь страну. У вас еще не совсем прошла лихорадка, и я позволю вам встать с постели не раньше чем через пять дней.

– Черт побери! Еще целых пять дней! – сердито бормотал Тайри. Он провел в постели уже почти две недели, а этого было бы достаточно для любого. Еще пять дней! Да он от этого на стенку полезет.

Позже, в тот же день, Тайри выскользнул из постели и стал вспоминать, каково это – ходить. Рэйчел, чтоб ей было неладно, оказалась права, будто в воду глядела. Он чувствовал себя слабым. И бок у него болел чертовски. Но он старался отвлечься от боли, не думать о ней и продолжал мерить шагами комнату, молча проклиная Рэйчел. Черт бы побрал женщин, которые всегда правы!

Его всегда раздражали тесные помещения, и теперь, заключенный в спальне Хэллоранов, он чувствовал себя не лучше, чем в карцере юмской тюрьмы…

В той чертовой каморке он провел полных десять дней, и к тому же оставался гол, как новорожденный младенец, вспоминал Тайри с горечью. Там нельзя было даже лечь. Можно было только час за часом стоять или сидеть на корточках. Впрочем, если у тебя появлялась охота помолиться, можно было еще опуститься на колени. Но и таким манером избавиться от карцера было невозможно – на его памяти никому не удалось вымолить себе освобождения. Приходилось там оставаться, пока надзиратель не решал, что ты усвоил урок. А пока этого не произошло, оставался там, поджариваясь на раскаленном полу, когда температура поднималась выше ста десяти градусов по Фаренгейту. Зато ночью температура резко падала ниже шестидесяти.

Случалось, некоторые так и умирали в этом ящике. Случалось, сходили с ума, но Тайри посчастливилось сохранить рассудок, хотя с тех пор он всю оставшуюся жизнь питал отвращение к небольшим и закрытым помещениям…

Теперь он по нескольку раз в день совершал прогулки по спальне, а когда не ходил, то частенько стоял у окна, жадно вглядываясь в открывавшиеся взору лесистые холмы. Иногда он видел Рэйчел, работавшую в цветнике возле дома. Она мотыжила и разрыхляла землю, полола, подрезала саженцы, и это повторялось не реже двух раз в неделю. Наблюдать эту картину Тайри было приятно, потому что при всем своем упрямстве Рэйчел Хэллоран была прехорошенькой и смотреть на нее было одно удовольствие, особенно когда солнечные блики танцевали на золотых волосах. Это напоминало ему картину, изображавшую Мадонну, которую он однажды видел в Санта-Фе.

Черт бы побрал эту женщину! Он знал, что неприятен ей. Знал, что она ждет не дождется, когда он исчезнет из ее жизни, и все же отказывалась отдать ему одежду, чтобы он мог уйти. Хмурясь, он потрогал пальцем густую поросль на подбородке.

В тот вечер он, как обычно, стоял у окна, предаваясь невеселым размышлениям о загадочной женской натуре, когда дверь спальни отворилась и вошла Рэйчел, неся на подносе обед. Переступив через порог, она внезапно и резко остановилась: Тайри сбрил бороду! Она только и смогла, что смотреть на него изумленно – такую разительную перемену произвело бритье в его облике.

– Добрый день, мэм, – приветствовал он ее, как обычно, лениво растягивая слова и не делая попытки прикрыть свою наготу. – Прошу меня простить, я не успел одеться для приема гостей.

Она по-прежнему как зачарованная смотрела на него. Наконец почувствовала, что ее щеки вспыхнули, и сказала:

– Пожалуйста, прикройтесь.

– Боюсь, что прикрыться мне нечем, – сказал Тайри, стараясь подавить готовый вырваться наружу смех. – Кто-то забрал всю мою одежду.

– Пожалуйста, прикройтесь простыней, – умоляюще молвила Рэйчел, все еще не в силах отвести глаз от его столь изменившегося лица. Он выглядел совсем по-другому. Теперь уже ничто не скрывало его мужественной и грубоватой привлекательности. Она была рада, что он не сбрил усы. Они нависали над его верхней губой, придавая его облику нечто пиратское. Четко очерченный квадратный подбородок, чувственный рот. И она, стыдясь самой себя, все-таки подумала о том, каково это – прижаться губами к его губам и почувствовать прикосновение его мягких усов.

Тайри, тихонько хмыкнув, стащил с кровати простыню и обернул ее вокруг талии.

Рэйчел поставила поднос на столик, стараясь избегать насмешливого взгляда Тайри. Черт бы его побрал! Он посмеялся над ней, ведь только ее одну можно было бы упрекнуть в том, что он оказался в таком виде. Он просил ее отдать одежду по крайней мере дюжину раз.

Надеясь, что ей удалось скрыть замешательство, Рэйчел огрызнулась:

– Чем это вы тут занимались?

– Упражнялся, – отрезал Тайри, раздраженный резкостью ее тона. – Запертый в этой комнате, я схожу с ума.

В прекрасных синих глазах Рэйчел промелькнуло нечто похожее на сострадание, но только на мгновение.

– Сегодня обед приготовила жена Кандидо, – сказала она смущенно. – Надеюсь, вам по вкусу мексиканская еда.

Продолжая что-то говорить, Рэйчел попятилась к двери. Потом, внезапно остановившись, она расправила плечи и вызывающе вздернула подбородок. Ему не удастся ее смутить или запугать. Тем более в ее собственном доме.

– За подносом я вернусь позже, – объявила она ледяным тоном и вышла, изо всех сил демонстрируя спокойствие, в то время как внутри у нее все бурлило.

Однако демонстративное хладнокровие Рэйчел было разрушено внезапным взрывом мужского смеха. Она почувствовала, как щеки ее вновь заливает краска. Черт бы его побрал! Похоже, он угадывал ее мысли.

На следующее утро Тайри обнаружил свою одежду аккуратно сложенной в изножье постели и криво усмехнулся: что бы это значило? Действительно ли Рэйчел решила, что он достаточно окреп для того, чтобы отправиться в путь, или же она возвратила одежду для того, чтобы больше не заставать его в столь непристойном виде?

Он медленно и осторожно одевался, стараясь не делать резких движений. Левый бок все еще казался онемевшим и чужим и немного болел. Нагнувшись, чтобы натянуть сапоги, он вздрогнул и скривился от боли, но все-таки успел заметить, что сапоги его начищены до блеска.

Заправляя рубашку в штаны, он услышал голоса. Сердитые голоса. Запихнув за пояс револьвер, он бесшумно двинулся через коридор к входной двери. Затем остановился и прислушался.

– …последнее предложение, старина. Поступай, как хочешь.

– Войди в мое положение, Уэлш, – ответил Джон Хэллоран примирительно. – Ты же прекрасно знаешь, что я не могу…

– Оставим это, мистер Уэлш, – перебила отца Рэйчел. Она говорила быстро и гневно. – Будьте любезны покинуть наш дом. И захватите с собой своих головорезов.

Тайри наклонился, чтобы увидеть пресловутого Джоба Уэлша. Во входной двери мелькнул высокий, на вид сильный мужчина, которому можно было дать лет сорок с небольшим.

Затем Уэлш вскочил на лошадь. В богатом ручной работы седле он сидел прямо, будто аршин проглотил, его натруженные руки небрежно лежали на луке седла. Тускло-карие глаза под прямыми черными бровями почти не выделялись на его загорелом лице и казались жесткими и невыразительными. Его сопровождали восемь верховых. Они были выряжены под ковбоев, но выглядели как волки в овечьей шкуре.

– Мне ужасно надоело с вами препираться, ребята, – нетерпеливо проворчал Уэлш. – Советую еще раз подумать над моим предложением пока не поздно.

Рэйчел подошла к краю веранды. Вид у нее был воинственный, голова высоко поднята, руки упирались в бока.

– Это угроза, мистер Уэлш?

Уэлш нарочито медленно пожал плечами.

– Понимайте, как знаете, мисси, но, когда я приеду в следующий раз, вы должны…

– Что должны?

Джон Хэллоран встретил появившегося из-за двери Тайри широкой улыбкой. Смуглая рука Логана легонько сжимала рукоять «кольта», заметно вырисовывавшегося под одеждой.

Джоб Уэлш сквозь зубы выругался.

– Похоже, и вы не погнушались наемной силой, – пробормотал он насмешливо.

– Право же, не понимаю, о чем вы говорите, – ответила Рэйчел высокомерно, но щеки ее зарумянились.

– Не разыгрывайте из себя маленькую Мисс Невинность, – сердито отозвался Уэлш, тыча в Рэйчел мясистым пальцем. – Мне только хотелось бы знать, где вы взяли столько денег, чтобы нанять самого Логана Тайри?

– Вы же слышали, что сказала леди, – не повышая голоса, вступил Тайри. – Забирайте своих людей и выметайтесь отсюда.

– Конечно, конечно, – дружелюбно откликнулся Уэлш. – Но наше дело еще не кончено. Вовсе нет.

Конь Уэлша был породы паломино[3] – с белоснежными гривой и хвостом. Жеребец стоял спокойно, но когда Уэлш вонзил шпоры в его золотистые бока, он встал на дыбы и круто повернулся к воротам. Люди Уэлша потянулись за вожаком, как струйка дыма.

Все, кроме двоих, которые продолжали мерить Логана Тайри пристальными и жесткими взглядами. Тайри отвечал им тем же. Эти трое казались высеченными из гранита. Секунды, каждая из которых готова была взорваться, растягивались в минуты. Рэйчел попыталась было что-то сказать, но отец сжал ее руку, и она, сочтя это предостережением, промолчала.

Наконец напряжение стало невыносимым, и Рэйчел беспокойно посмотрела на отца, надеясь, что он прервет это гнетущее молчание, но тот лишь переводил взгляд с Тайри на его противников. Рэйчел почему-то также не могла отвести от них глаз.

Она не могла бы сказать, когда это произошло. Рэйчел не слышала предупреждающих слов или жестов, но вдруг три руки нажали на три револьверных курка. Эти звуки показались Рэйчел громовыми раскатами, разорвавшими гнетущую тишину. И вновь стало тихо. Только люди Уэлша лежали теперь на земле мертвыми.

Только тут Рэйчел заметила Джоба Уэлша, стоявшего неподалеку. Он не двинулся с места. Лишь губы его сжались, когда он перевел пристальный взгляд на Тайри.

Окружившие его плотным кольцом ковбои одновременно взметнули вверх шесть револьверных стволов.

Тигриные желтые глаза Логана Тайри неторопливо оглядели каждого из бандитов.

– Кто-нибудь еще хочет принять смерть от моей руки? – поинтересовался он. Желающих не нашлось.

– Ты их убил, – проворчал Уэлш, показывая на два тела, распростертых в грязи, – тебе их и хоронить.

Рэйчел смотрела вслед Уэлшу и его отряду, пока они не скрылись из глаз. Потом она обратила полный упрека взгляд на Тайри.

– Кажется, вы говорили, что не знаете Уэлша? Тайри пожал плечами.

– Полагал, что не знаю. Когда я видел его в прошлый раз, он называл себя Джекобом Уорнером.

– Ясно. Итак, – резко продолжила она, – похоже, вы чувствуете себя намного лучше.

– Да, мэм.

– В таком случае, думаю, вы уже можете уехать. – Она посмотрела на убитых. – И насколько я понимаю, чем скорее вы это сделаете, тем лучше.

– Не спеши, дочка, – перебил ее Хэллоран. – Пока еще я здесь хозяин и мне решать, кому здесь оставаться, а кому уезжать. Скажите мне, Тайри, как далеко простирается ваша готовность помогать нам?

– Па! – Рэйчел смотрела на отца, не веря своим ушам. Конечно же, он не собирался нанимать этого убийцу!

– Зависит от того, чего вы от меня хотите, – ответил Логан, не обращая внимания на изумление Рэйчел.

– Думаю, вы знаете, – пробормотал Хэллоран, и внезапно в голосе его зазвучала усталость, напоминавшая о его годах.

– Уэлш, – сказал Тайри решительно.

– Да. И какова ваша цена?

– Для вас? Пятьсот долларов. Сто вперед и одолжите мне лошадь.

– По рукам, – быстро согласился Хэллоран, будто боясь передумать.

– Па, ты не можешь этого сделать!

– Рэйчел…

– Ты хочешь нанять убийцу, преступника, которого разыскивает полиция!

– Я знаю, что делаю, – ответил Хэллоран. Голос и вид у него при этом были не очень счастливые, чувствовалась в них какая-то покорность.

Рэйчел покачала головой: она никак не могла поверить, что он собирается осуществить свое намерение.

– Па, пожалуйста, подумай, пока не поздно. Добра от этого не будет.

– Хватит, Рэйчел, – резко осадил ее Хэллоран. – Повторяю: я знаю, что делаю.


В этот вечер за обедом Рэйчел была молчаливой и мрачной и не принимала участия в спокойной беседе, которую вели ее отец и Логан Тайри. Как обычно, когда с отцом беседовала Рэйчел, темой разговора служили Джоб Уэлш и его головорезы. Так повелось с тех самых пор, как люди Уэлша начали свои набеги на их ранчо.

Сначала Уэлш нанял бандитов, только чтобы попугать ковбоев Хэллорана. Но, когда их усилия не увенчались успехом, наемники подняли стрельбу. Несколько ковбоев было убито, многие ранены. И люди стали покидать ранчо Хэллорана. Те же, кто остался, отказывались выезжать верхом на солидные расстояния от жилища. В результате Хэллоран лишился большей части скота: часть увел Уэлш, а часть похитили апачи, не имевшие ничего против говядины, если под рукой не находилось другой пищи. Когда же несколько недель назад лошадь привезла одного из ковбоев мертвым – пуля угодила ему между глаз, – ранчо покинула большая часть людей. Оставшихся ковбоев возглавил Джо Кохилл. Теперь у Хэллоранов было только пятеро наемных работников и менее трехсот голов скота вместо тысяч, которыми они владели прежде.

– Па, как ты мог нанять этого ужасного человека? – спросила наконец Рэйчел, когда они остались вдвоем.

– Детка, а что же еще мне оставалось делать? Кохилл и остальные не могут тягаться с бандитами Уэлша. А я, Бог – свидетель, слишком стар, чтобы браться за оружие и самому охотиться на Уэлша. Ну и кто нас еще защитит? Ты?

– У нас есть Клинт.

– Клинт Уэсли – славный молодой человек, Рэйчел, но он всего лишь шериф маленького городка. Джоб Уэлш проглотит его, а косточки выплюнет. У нас ведь нет прямых доказательств того, что именно люди Уэлша истребляют наш скот или из засады нападают на наших ковбоев. А Клинту нужны доказательства, а не просто слова такого, как я, старика.

– У нас будут доказательства.

Хэллоран тихонько рассмеялся, но смех его был горьким.

– И где ты собираешься их раздобыть, такие, чтобы суд их принял во внимание? У Уэлша и его людей окажется больше алиби, чем клещей на собаке. Черт возьми, Рэйчел, мы не можем больше позволить себе терять скот.

– Но пользоваться услугами наемного убийцы?!

– Знаю, родная. Мне это тоже не дает покоя. Но я не придумал другого выхода из положения.


В ту ночь Рэйчел никак не могла уснуть. Часы в ее комнате показывали полночь, когда она выскользнула из постели, натянула платье и на цыпочках вышла из дома.

Снаружи дул прохладный ветерок, шептались о чем-то, приникая друг к другу, листья на ветвях деревьев. Небо было безоблачным и темно-синим, полная луна казалась такой же желтой и холодной, как глаза Логана Тайри. Тайри! Как она презирала его!

Со вздохом Рэйчел облокотилась на перила веранды, неожиданно для себя порадовавшись тому, что ее нежной и хрупкой матери больше нет на свете и что она не видит того, что происходит. Элен Хэллоран была удивительно нежным, добрым человеком с чистой душой, но она не была борцом. Ее бы испугали убийства и кровопролитие. Она бы настояла на продаже ранчо Уэлшу и заставила их тронуться в путь. И возможно, если бы мать была жива, отец поступил бы так, как она хотела. Теперь же у него не хватало отваги двинуться с места и отправиться искать удачи в новых краях.

– Славная ночь.

Рэйчел, испуганная, круто обернулась и увидела Логана Тайри, сидящего в тени веранды с незажженной сигарой, торчащей в углу рта. Сегодня днем он съездил в Йеллоу-Крик и вернулся верхом на поджарой гнедой кобыле. Он купил и новое ружье, и смену одежды. Теперь, одетый во все черное с головы до ног, он показался Рэйчел похожим на ангела смерти. И это, подумала Рэйчел, вполне пристало человеку, занимающемуся подобным делом.

– Хотите выпить? – спросил Тайри, указав на бутылку «Форти Род», стоявшую на полу у его ног.

– Нет.

– Это поможет вам заснуть.

– Благодарю вас. Мне ничего не нужно, – ответила Рэйчел резко.

Тайри тихонько фыркнул, его глаза лучились насмешкой.

Раз она появилась на веранде в такой поздний час, значит, понятное дело, не может заснуть.

Расстегнутый ворот рубашки приоткрывал мускулистую, поросшую курчавыми черными волосами грудь Тайри. К своему безмерному изумлению, Рэйчел не могла отвести от этого треугольника глаз. Она слишком хорошо помнила, как ее руки касались тогда еще бесчувственного, израненного тела. При этом воспоминании она почувствовала, как горят кончики ее пальцев, и на одно безумное мгновение испытала соблазн снова дотронуться до этой мускулистой загорелой груди и погладить ее. Но, разумеется, она этого не сделала. Вместо этого Рэйчел скрестила руки на груди и попыталась принять непринужденный вид.

Кресло-качалка громко заскрипело, когда Тайри потянулся за бутылкой виски. Она была почти пуста, и Рэйчел перевела взгляд на его лицо, пытаясь определить, пьян ли он.

Тайри ответил ей пристальным взглядом. Лицо его оставалось бесстрастным, но в желтых кошачьих глазах плясали смешинки. Она его боялась, и они оба знали об этом.

– Я не понимаю, как вам удалось вырваться из тюрьмы Юмы, – заметила Рэйчел, пытаясь таким образом нарушить затянувшееся молчание. – Никогда не слышала, чтобы прежде кому-нибудь это удавалось.

– Я убил двоих охранников и умчался, как дьявол, – бесстрастно ответил Тайри.

– Убили?.. – повторила Рэйчел осевшим голосом. – Просто так взяли и убили?

– Да, мэм. И уложил бы еще сотню, чтобы только вырваться из этой адской дыры.

Рэйчел как загипнотизированная все смотрела на него. Она никак не могла постигнуть той легкости, с которой он говорил об убийстве. Судя по его тону, убить человека для него было все равно что прихлопнуть муху.

– Не могу этому поверить, – пробормотала она. – Просто не могу поверить, что отец вынужден был прибегнуть к помощи такого человека, как вы!

– Другого такого нет, – насмешливо парировал Тайри. Огонек спички, поднесенной к сигаре, на мгновение осветил его как всегда бесстрастное лицо.

– Да уж пожалуй! – язвительно согласилась Рэйчел. – Скажите мне, мистер Тайри, вы всегда берете за свои услуги по пятьсот долларов?

– Нет, мэм. Обычно я беру много больше.

– О? И что же делает вас столь ценным приобретением?

– Я хорош в своем деле, – решительно ответил Тайри. – Чертовски хорош.

– Об этом я слышала, – сказала Рэйчел с язвительной улыбкой. – Говорят, в Ногалесе вы убили безоружного человека. А в Эль-Пасо одному выстрелили в спину. В Тьюсоне не пожалели женщину-вдову и сожгли ее дом, когда она находилась внутри.

Тайри произвел какой-то горловой звук, выражавший отвращение.

– И где же вы все это слышали?

– Об этом все знают, – ответила Рэйчел презрительно.

– Слухи, и не более того, – мягко возразил Тайри. – Я готов признать, что много натворил всякого, но мне никогда не случалось убивать безоружного. А уж что касается убийства беззащитной женщины… А впрочем, черт возьми, думайте что хотите.

– Вы хотите сказать, что эти рассказы – ложь? – спросила Рэйчел недоверчиво.

– Леди, мне в высшей степени наплевать на то, что вы обо мне думаете.

– Говорят, ваши услуги можно купить только за очень большие деньги, – размышляла Рэйчел вслух. – И для вас нет правых и виноватых – вам все равно.

Тайри пожал плечами.

– Пистолет не различает правых и виноватых.

– Верно, – согласилась Рэйчел, и голос ее зазвенел от презрения. – Но человек различает. Скажите, мистер Тайри, вы бы убили моего отца, если бы вас нанял Джоб Уэлш, предложив больше пятисот долларов?

Сейчас она его разозлила по-настоящему. Его обычно ничего не выражающее лицо внезапно потемнело от еле сдерживаемой ярости.

– Вы и в самом деле столь низкого мнения обо мне? – пробормотал он. – Значит, вы полагаете, что я мог бы застрелить вашего старика, после того как он дал мне пристанище?

– Да. Нет. Не знаю… – сказала Рэйчел запинаясь и отвернулась. Теперь ее взгляд был устремлен на расстилавшуюся перед ними чуть холмистую равнину. Отсюда она походила на море с небольшими бугорками волн. Над головой светила яркая луна, и ранчо утопало в ее серебристом свете, перерезаемом затейливыми тенями деревьев. Как только ветер переменился, сладкий запах шалфея и жимолости наполнил воздух, и Рэйчел глубоко вдохнула этот аромат. Она любила эту землю. Любила дикие неизведанные горы, гордо вздымавшиеся на востоке, любила голую неприветливую пустыню, подступавшую к границе ранчо с юга. Она любила это жилище, единственный свой дом, который когда-либо знала. Если бы удалось избавиться от Уэлша, жизнь на ранчо снова бы возродилась и все стало бы таким, как прежде.

Мысль об Уэлше снова вернула ее к Логану Тайри. Тайри ей не нравился. Он ей не внушал доверия. Но отец прав. Им больше не к кому обратиться за помощью. И приходилось бороться с Уэлшем его же методами, какими бы отвратительными они ни казались. В противном случае они потеряют ранчо. На самом деле все просто. Уэлш – злокачественная опухоль, разъедающая все, что ей дорого, а Логан Тайри – горькое, но спасительное лекарство. И все же ее преследовало ощущение, что исцеление может оказаться более опасным и смертоносным, чем сама болезнь. Но если не станет Уэлша, его владения отойдут его сестре, живущей в Амарилло. Возможно, тогда они обретут покой.

Она будет рада, когда все это кончится. Она будет счастлива, когда отсюда исчезнет Тайри. Ее забавляла собственная уверенность в том, что Уэлш умрет, ведь вполне могут убить как раз Логана Тайри. Джоб Уэлш был осмотрительным и осторожным человеком – врагов у него было много. Поэтому он редко покидал свое жилище, а если уж и уезжал куда, то только в сопровождении телохранителей. Уэлш при одном взгляде на Тайри понял, что его нанял отец. И теперь Тайри убьют при первой же возможности, и их ранчо снова останется без защиты.

Она услышала скрип качалки – Тайри встал.

– Вы не замужем? – неожиданно спросил он.

– Что?

– Я спросил, есть ли у вас муж.

– Возможно, достойный человек еще не попросил моей руки.

– А кто достойный? Уэсли?

– Что вам известно о Клинте? Тайри пожал плечами.

– Ничего. Как-то вечером ваш старик упомянул его имя, и все. Он вам нравится?

– Может быть, – задумчиво произнесла Рэйчел, загадочно улыбнувшись. – Но это не ваше дело.

– И какой он, этот Уэсли?

– Высокий и красивый, – сказала Рэйчел, и ее голос стал нежным и мечтательным. – Честный, добрый, внимательный. И настоящий джентльмен.

– Полная моя противоположность, – иронически пробормотал Тайри.

– Да, пожалуй, что так.

– И где же этот образец добродетели?

– Его сейчас нет в городе.

Тайри тихонько выругался. Ему не понравилось то, что он ощутил: неожиданно его будто стрела пронзила, когда он представил Рэйчел в объятиях другого мужчины.

Тайри подошел и встал с ней рядом. В его глубоких янтарных глазах Рэйчел разглядела голодный блеск и сделала шаг назад – сердце ее отчаянно билось, а каждый нерв был напряжен, как струна. Она никогда и ничем не поощрила Тайри, никогда не давала ему повода вообразить, что ответит на какое бы то ни было внимание с его стороны благосклонно… И все же Рэйчел почувствовала, что он хочет ее поцеловать.

Даже мысль об этом вызвала у Рэйчел слабость, колени ее подогнулись. Но тут он обнял ее. Время остановилось, и Рэйчел внезапно почувствовала ветер, подувший с севера, услышала стрекот цикад, ощутила запах кожаной сбруи и сигарного дыма, которым пахла одежда Тайри. Дыхание ее стало неровным, и по всему телу разлилось тепло, будто кровь ее превратилась в пламя.

Рэйчел невольно потянуло к Тайри. Утонуть в глубине его опасных желтых глаз, сдаться, узнать раз и навсегда вечную тайну соединения двух живых существ…

Большая смуглая рука неожиданно нежно погладила стройную шею Рэйчел. Обняла за плечи, притянула ближе… «Рука убийцы…» – подумала Рэйчел. И эта мысль тотчас погасила огонь в ее жилах.

Полная отвращения к себе, она вырвалась из крепких рук и стремглав убежала в тишину и безопасность своей комнаты. Оказавшись внутри, Рэйчел захлопнула дверь, но все еще слышала эхо язвительного смеха Тайри.


Конец недели Тайри провел, знакомясь с расположением ранчо. Он объехал границы владений Хэллоранов, изучая каждый холм, каждый овраг, каждое ущелье, запоминая вехи, выискивая кратчайшую дорогу отсюда до земель Уэлша. Он отмечал самые удобные укромные места на случай, если понадобится укрытие, а также уголки, где можно будет переждать опасность, если возникнет такая ситуация.

По утрам он стоял на вершине холма, откуда открывался вид на дом Уэлша, наблюдая за дежурившими около него вооруженными охранниками. Он отмечал, когда и куда направлялись ковбои, и запоминал распорядок дня Джоба Уэлша, никогда не покидавшего ранчо без вооруженных до зубов телохранителей.

Времяпрепровождение это было скучным и монотонным, но Тайри знал по опыту, что оно непременно окупится. Охотиться на человека все равно что выслеживать зверя. Тут не обойтись без изучения его излюбленных маршрутов, привычек, мест, где он может залечь. Ведь у большинства животных, как и у человека, есть обыкновение есть, пить и охотиться в одно и то же время суток.

Хэллораны никогда не спрашивали Тайри, где и как он проводит время. Но по мере того как оно шло, отец и дочь испытывали все большее беспокойство. Это было все равно что сидеть на пороховой бочке с подожженным фитилем и не знать, когда произойдет взрыв.

Наконец Хэллоран не выдержал.

– Когда? – спросил он за обедом однажды вечером. – Когда вы это сделаете?

– Завтра утром, – ответил Тайри спокойно. – Около десяти часов.


Отсутствие Тайри за завтраком на следующее утро они обошли молчанием: слишком хорошо им было известно, где он пропадает. Пока Рэйчел готовила завтрак, Хэллоран сидел один за большим деревянным столом, с отсутствующим видом барабаня пальцами по красной клетчатой скатерти. Обычно аппетит у него был отменным, но в это утро его не привлекали ни ветчина, ни яйца, ни бисквиты. Слегка поковыряв вилкой в своей тарелке, Джон быстро проглотил кофе и направился к задней двери.

Вздохнув, Рэйчел отдала свой завтрак собакам, наполнила мойку в кухне горячей водой, гадая, как обычно действуют наемные убийцы. Подъезжают и расстреливают свои жертвы хладнокровно или дают им шанс на спасение?

Рэйчел грустно улыбнулась своим мыслям. Да уж, шанс на спасение! Это даже звучит смешно. Учитывая стремительность Тайри, шанса не могло остаться ни у кого. И хотя она не питала любви к Джобу Уэлшу, Рэйчел содрогнулась при мысли о его незавидной участи.

У Рэйчел все валилось из рук, и она слонялась по дому, переходя от одного занятия к другому до тех пор, пока наконец в ее поле зрения не оказалась корзиночка с нитками и иголками и она не занялась починкой одежды, расположившись на веранде. Но мысли ее были далеко – на ранчо Уэлша. Она словно воочию наблюдала, как Тайри подъезжает к большому белому дому. Затем короткий разговор с Уэлшем, взмывшие вверх оружейные стволы охранников. И свинцовый дождь из «кольта» Тайри, косящий одного за другим. Всех до единого…

Джону Хэллорану тоже было невмоготу заниматься обычными делами. Его душа была полна сомнений, и он размышлял о возможных последствиях затеянной авантюры. Он купил смерть человека за пятьсот долларов, но если умрет не Уэлш?

Внезапно Хэллоран похолодел от страха: он подумал, что, если убьют Тайри, Уэлш явится на их ранчо, полный жажды мести, и месть его будет кровавой. Да, затевая все это, он был не прав, кругом не прав.

Наконец, как и Рэйчел, Хэллоран перестал притворяться, что этот день во всем похож на другие, и присоединился к дочери на веранде. Он напряженно глядел на равнину, на ту самую землю, которую так отчаянно старался удержать, которую так любил. Акры и акры прекрасных пастбищ простирались так далеко, как только мог видеть глаз. Позади дома были построены просторные и прочные загоны для скота. Там же расположилась конюшня, рассчитанная на полдюжины лошадей, в которой он держал и своего мерина, и очаровательную чистокровную гнедую кобылку Рэйчел. Рядом находилась мастерская, за ней сарай, где хранились инструменты. На травянистом холме за коптильней было небольшое кладбище.

Двухэтажный дом Хэллоранов был выстроен из дерева и местного камня. В нем были и большая гостиная, и просторная солнечная кухня, и столовая для торжественных случаев, и три большие спальни… Элен так хотела иметь большой дом! Он вспомнил, как волновалась и радовалась Элен, когда наконец дом был построен. Ночами они сиживали на передней веранде, слушая пение сверчков и держась за руки, и мечтали о том, что со временем этот дом будет полон детей. Они хотели иметь сильных сыновей и красивых дочерей. Но лишь когда Рэйчел исполнилось десять лет, Господь благословил их сынком. Томми прожил недолго – всего несколько лет. Больше детей у них не было, и Рэйчел стала для них дороже прежнего.

Погруженный в свои мысли, Хэллоран нашел взглядом кресты на холме, отмечавшие места последнего упокоения жены и сына. Если бы только Элен была жива! Ему так не хватало тихих разговоров с нею, ее советов! Она была спокойной, разумной женщиной, мудрой не по летам и одаренной редким пониманием людей, способностью предвидеть их мысли и поступки. И когда ему требовалось принять решение, он сначала непременно советовался с Элен.

Хэллоран бросил взгляд на Рэйчел. Она сосредоточенно зашивала одну из его рубашек. Он улыбнулся с отцовской гордостью. Она унаследовала несравненную красоту Элен, но на этом их сходство кончалось. Элен была спокойной, миролюбивой и ясной. Рэйчел выросла борцом и могла иногда быть упрямой, как мул. Она никогда бы не согласилась продать ранчо Уэлшу, он это знал, и эта мысль вселяла в него силу. Черт возьми, они будут держаться за свой дом до последнего, даже если на них обрушатся все силы ада, землетрясение, наводнение, а если Логану Тайри не суждено справиться с Джобом Уэлшем, что ж, разрази их гром, они найдут другого, кому эта задача будет по плечу.

Вскоре после полудня Тайри въехал во двор. Спешившись, он привязал лошадь к коновязи, поднялся по ступенькам на веранду и остановился, прислонившись к перилам. Его усмешка показалась им холодной как лед, когда он объявил бесстрастно:

– Уэлш никогда больше не причинит вам вреда. Слова его повисли в воздухе, как погребальный звон. С минуту Рэйчел и Хэллоран молча смотрели друг на друга. Затем Рэйчел тихонько вскрикнула и убежала в дом.

– Похоже, ваша дочь не одобряет ваших методов, – заметил Тайри сухо.

Джон Хэллоран отшатнулся, будто ему дали пощечину. Теперь, когда смерть Уэлша стала фактом, он ощутил безмерную пустоту и бесконечное иссушающее душу чувство вины.

– Я их тоже не одобряю, – пробормотал Хэллоран потерянно. – Черт возьми, Тайри, я тоже…

Рэйчел и Тайри в тот же день встретились в кухне. Когда она взглянула на Тайри, ее прекрасные синие глаза сверкнули горьким и жгучим презрением, а губы сжались в прямую линию.

Тайри сам подошел к плите и налил себе чашку кофе, затем стал медленно пить его маленькими глотками. Повисшее между ними напряжение было столь сильным и ощутимым, что он бы не удивился, если бы в воздухе заплясали искры.

Безмерное, хоть и невысказанное презрение Рэйчел почему-то сильно задевало Тайри, и он со стуком поставил на стол чашку с кофе, так, что тот выплеснулся через край и на свежевыстиранной клетчатой скатерти расплылось коричневое пятно.

– Давайте выкладывайте, – проворчал он, – что вас гложет. Тот факт, что я убил Уэлша, или то, что ваш старик нанял меня для этого?

Рэйчел повернулась к нему с яростью, достойной загнанного на дерево кугуара.

– И то и другое, – гневно бросила она. – Я не хочу участвовать в убийстве даже такого человека, как Джоб Уэлш.

Тайри покачал головой, лицо его выражало искреннее изумление.

– Ладно, разрази меня гром! Этот человек собирался отобрать ваше ранчо, а теперь вы распускаете нюни из-за того, что он мертв.

Презрение в глазах Рэйчел исчезло, и теперь он видел в них жалость.

– Вы не особенно цените человеческую жизнь, да, мистер Тайри?

– Только собственную, мисс Хэллоран, – вспылив, огрызнулся он.

– И много счастья принесла вам ваша жизнь?

– Счастья? – Она услышала в его тоне изумление и даже замешательство.

– Да, счастья. Вам нравится человек, которого вы видите в зеркале, когда бреетесь?

– Я не пользуюсь зеркалом, – пробормотал Тайри, нахмурившись.

– Вы понимаете, о чем я, – ответила Рэйчел сердито. – Не старайтесь казаться тупицей.

– Тупицей? Что, черт возьми, это значит?

– Значит, – пояснила Рэйчел сладким, как сироп, голосом, – тот, кто плохо соображает.

– Благодарю.

– Вы не ответили на мой вопрос, – напомнила ему Рэйчел.

Тайри коротко рассмеялся, но смех его был невеселым.

– Какая, к дьяволу, разница и какое вам дело, счастлив я или нет?

– Никакой, – подтвердила Рэйчел. – Никакой разницы и никакого дела. Я полагаю, что теперь, когда вы заработали ваши проклятые деньги, вы наконец уберетесь отсюда.

– Это будет первым, что я сделаю завтра утром, – заверил ее Тайри и, разъяренный, выскочил из кухни.

Вечером Тайри сидел на ступеньках веранды, с отсутствующим видом жуя кончик длинной черной сигары и испытывая в это мгновение счастье оттого, что можно вот так просто сидеть, уставясь в пространство. Хорошо быть свободным, размышлял он. Хорошо, когда брюхо набито вкусной пищей, а не затхлой или полусырой, как в тюрьме. Приятно ощущать привычную тяжесть «кольта» на бедре. Завтра он поедет дальше. Возможно, он останется с апачами. А может быть, отправится в Виргиния-Сити, где попытает счастья за игорными столами. Или нет. Он никогда не строил планов и не видел в том нужды. Деньги, полученные за убийство Уэлша, приятно оттягивали задний карман его штанов. «Проклятые деньги» – так назвала их Рэйчел. И, черт возьми, так оно и было. Но они давали ему возможность уехать, куда вздумается. Он оглядел двор ранчо, удивленный тем, что не испытывает особенного желания покидать эти места. Или Рэйчел. Он кисло улыбнулся. Чего уж там скрывать: особенно ему не хотелось уезжать от Рэйчел. Не важно, как она к нему относится, ему все равно не хотелось расставаться с нею. Ах, если бы можно было целовать ее алые пухлые губы до тех пор, пока она не признается, что желает его так же, как он желал ее! Она могла говорить, что ненавидит его, что испытывает к нему одно лишь отвращение, что ей противно до него дотронуться, что она презирает все, чем он живет и дышит, но их тянуло друг к другу, это очевидно.

Он поднес спичку к сигаре. В этот момент дверь скрипнула, и на веранду вышел Джон Хэллоран.

– Тайри?

– Да.

– Мои пятьсот баксов дают мне право попросить еще об одной услуге?

– Смотря какая услуга, – ответил Тайри, пожимая плечами. – Кого вы хотите убить на этот раз?

Хэллоран скривился, будто от физической боли. Теперь всю оставшуюся жизнь ему не знать ни одной спокойной и мирной ночи, горько подумал он. Нет, он никогда больше не будет спать спокойно, даже если проживет до ста лет.

– Я никого не хочу убивать, – ответил старик тихо. – Час назад Рэйчел уехала верхом и до сих пор не вернулась. Она терпеть не может, когда я беспокоюсь о ней, но, черт возьми, Тайри, скоро стемнеет, а она – все, что у меня осталось в этом мире.

– Не беспокойтесь, Хэллоран. Я найду ее.

Поднявшись, Тайри зашагал к загону и поймал гнедую кобылу, которую купил в Йеллоу-Крик. Рэйчел вряд ли будет довольна, когда увидит его, подумал Тайри, и его эта мысль позабавила. Это был славный вечер для прогулки верхом, а другого развлечения и не предвиделось.

Кобыла рвалась вперед. Через несколько минут ранчо осталось позади, и они оказались на открытой равнине.

Следы гнедой кобылы Рэйчел были отчетливо видны, и Тайри с легкостью повторял ее путь. Однако вдруг он нахмурился: следы изменили направление и стало очевидно, что она повернула на юг к каньону Сансет.

– Черт бы побрал эту глупую девчонку! – пробормотал Тайри сквозь зубы. – Неужели она не понимает, что попадет прямо во владения апачей?

Проехав еще три мили, он пересек сухой овраг и заметил следы копыт пяти, а возможно, и шести лошадей. Кони не были подкованы и явно следовали за Рэйчел. Тайри чертыхнулся, заметив на горизонте дымок. Здесь рельеф был ровным, перед ним расстилалась плоская равнина, кое-где пересеченная неглубокими рытвинами, оврагами и поросшими самшитом каньонами. Земля была достаточно мягкой, но не настолько, чтобы отпечаток ноги или копыта держался на ней долго, а следы, оставленные как Рэйчел, так и индейцами, были глубокими и хорошо заметными.

Пустив свою гнедую кобылу неспешной рысью, Тайри снова выругался: похоже, на этом самом месте Рэйчел впервые поняла, что ее преследуют. И, видимо, напуганная, она погнала свою лошадь как могла быстро, а индейцы пустились в погоню. Скачка эта была короткой. Индейцы очень скоро нагнали ее, и теперь один из них вел ее лошадь на поводу.

Впереди замаячило строение, сколоченное из тяжелых и мощных бревен, и Тайри осадил кобылу. Спешившись, он привязал ее к тополю, сбросил сапоги и двинулся вперед неслышно, как кошка, с «кольтом» наготове.

Остановившись, он прислушался. Через несколько секунд окрестности огласил испуганный женский крик.

Глубоко вдохнув, Тайри начал пробираться через кустарник. Он двигался тихо, как пума, преследующая добычу, стараясь не наступать на сухие ветки и листья, которые могли бы его выдать. В нескольких ярдах впереди он заметил прогалину, и тотчас же его глаз уловил в ней движение: там находились Рэйчел и апачи.

Рэйчел лежала на земле, у ног четверых ухмыляющихся мощных, как быки, индейцев. Разорванная блузка открывала взору ее дразнящее кремовое тело. Ее юбка была поднята. Пятый воин уже готов был кинуться на нее, что заставляло Рэйчел сопротивляться еще отчаяннее.

Один из индейцев, чтобы заглушить ее крики, запихнул Рэйчел в рот грязный красный платок.

– У нее груди, как горы Чирикахуа, – объявил тот, кто держал руки Рэйчел, прижимая их к земле.

– И я намерен на них взобраться, – хвастливо объявил с похотливым смешком другой. – Подвинься и дай мне сделать это!

Тайри пробормотал едва слышное ругательство, одновременно взводя курок «кольта». Хорошо слышный и безошибочно узнаваемый звук тотчас же привлек внимание индейцев.

Когда Рэйчел увидела Тайри, в ее опухших от слез глазах затеплилась надежда. Если кто и мог ее выручить из этой беды, то только Тайри.

Апачи, окружавшие Рэйчел, замерли, и выражение их лиц было по-овечьи глуповатым, как у детей, которых взрослые застали в неурочный час за неприличной игрой.

Вдруг один из них широко улыбнулся, глядя куда-то за спину Тайри, и Тайри почувствовал, как мускулы у него на затылке напряглись: он понял, что видел следы шести, а не пяти лошадей, и шестой индеец теперь стоял у него за спиной. И когда он ощутил холодное прикосновение дула к шее, то не удивился, а с видом мрачной решимости бросил свое оружие.

Стоящий за спиной Тайри тихонько рассмеялся:

– Для белого ты достаточно хитер. Брось и свой пояс с патронами.

– Шесть лошадей, – пробормотал Тайри с отвращением. – Должно быть, у меня в голове помутилось.

Индеец, стоявший позади Тайри, обошел его и повернулся к нему лицом. Тайри снова тихонько выругался: это широкое и безобразное лицо было ему знакомо – это был Орлиная Стая, один из мелких вождей племени апачей Мескалеро.

– Так-то ты обращаешься с братом? – спросил Тайри сердито.

Орлиная Стая презрительно фыркнул:

– У меня нет белых братьев. Только враги, смертельные враги.

– Ну один-то бледнолицый брат у тебя есть, – ответил Тайри. – Семь лет назад в каньоне Пало-Дуро я спас тебе жизнь, да и тебе тоже, Стоящий Буйвол.

На лице второго индейца мгновенно расплылась широкая улыбка:

– Тайри! Я и не узнал тебя без усов и бороды.

– А я тебя узнаю, Стоящий Буйвол, – ответил Тайри сухо. – Даже без твоей набедренной повязки.

Несостоявшийся насильник от души рассмеялся, а четверо остальных, что держали Рэйчел, ухмыльнулись и обменялись солеными шутками на своем мягком гортанном апачском языке.

– А теперь ступай, Тайри, – сказал Орлиная Стая хрипло. – Я возвращаю тебе жизнь, которую ты мне однажды подарил.

– Я не уйду без своей женщины, – сказал Тайри твердо. – И без своего оружия.

– Всем апачам известно, что у тебя нет женщины, – возразил Орлиная Стая. – Она умерла и лежит в земле возле реки Джайлы как свидетельство подлости белого человека.

– Она умерла уже давно, – бесстрастно ответствовал Тайри, удивленный тем, что память о ней все еще причиняет ему боль. – Я взял себе другую женщину.

– Не верю.

Голос вождя и выражение его глаз не оставляли сомнений в том, что он намеревался приберечь Рэйчел для себя.

– Она моя женщина, – снова повторил Тайри. – Спросите ее, если вам мало моего слова.

Орлиная Стая покачал головой:

– Слова ничего не доказывают. Она сопротивляется, как кобыла, еще никогда не ходившая под седлом. Если ты действительно ее мужчина, она позволит тебе покрыть ее и не станет жаловаться.

Тайри свирепо воззрился на индейца:

– У нас не заведено совокупляться ради чьей-то забавы.

– Ты это сделаешь, – настаивал Орлиная Стая. – А иначе, после того как она наскучит моим воинам, я заберу ее себе.

Тайри помрачнел как туча. Глаза его не отрывались от лица вождя. Был индеец серьезен или просто потешался над ним? Действительно ли он хочет забрать Рэйчел или просто хочет посмотреть, как далеко может зайти Тайри? Но на карту была поставлена судьба Рэйчел, и рисковать Тайри не решился.

Он посмотрел на девушку. Трудно было осуждать Орлиную Стаю за то, что тот посягал на нее. Даже теперь, вывалянная в грязи, с глазами, распухшими от слез, она представляла такое зрелище, от которого у любого мужчины захватывало дух.

Тайри усилием воли заставил себя отвести глаза от тяжело вздымающейся груди Рэйчел и ее обнаженных стройных ног.

– Послушай меня, Орлиная Стая, – проворчал Тайри. – Я сделаю, как ты велишь, но попомни мои слова: если наши пути когда-нибудь снова сведут нас вместе, я вырежу твое сердце и скормлю койотам!

Не ожидая ответа, Тайри направился к Рэйчел. Наклонившись, он вынул кляп у нее изо рта и сделал жест державшим ее индейцам, чтобы они отошли в сторону.

Освободившись, Рэйчел села и оправила юбку, стараясь прикрыть ноги и не сводя глаз с Тайри.

– Что происходит? – спросила она дрожащим голосом. – Что они собираются с нами сделать?

– Это зависит от вас, – сказал Тайри, опускаясь на землю и присаживаясь рядом с ней на корточки. Его зубы сверкнули в кривой усмешке, еще больше смутившей ее и сбившей с толку.

– От меня? Не понимаю.

– Ну, все просто, – пояснил Тайри. – Я сказал Орлиной Стае, что вы моя женщина. Он мой старый знакомый, но мне не верит. И требует доказательств.

– Доказательств? – эхом откликнулась Рэйчел. – Каких доказательств?

Темно-янтарные глаза Тайри оглядели прекрасное тело Рэйчел, и под его взглядом Рэйчел залилась румянцем. Во взгляде Тайри она прочла ответ на свой вопрос.

– Нет, никогда, – прошептала она, тряхнув головой. – Да я скорее умру!

– Как угодно, – ответил Тайри, пожимая плечами. – Только вряд ли вам уготована быстрая смерть.

Внезапно его тон стал жестким и решительным. Ему эта ситуация была отвратительна так же, как и ей, но для них обоих она давала надежду уцелеть, и чем скорее она это поймет, тем лучше.

– К сожалению, приходится считаться с фактами. У вас только два варианта: я или они.

– И что это означает?

– Ну, насколько я понимаю, не так уж много. Но, если вы откажете мне, Орлиная Стая убьет меня за то, что я солгал ему. А когда его буйволы натешатся вами, вероятно, за вас примется он сам.

– Нет, – простонала Рэйчел жалобно. – Нет, нет, нет.

– Как я уже сказал, решать вам.

– Но я едва вас знаю, – пожаловалась Рэйчел. Тайри хмыкнул.

– Вы ведь и их не знаете, – напомнил он ей с печальной усмешкой, – но вам придется с ними познакомиться. И близко.

Все это похоже на кошмар, думала Рэйчел в отчаянии. Это хуже кошмара, и, по правде говоря, не имело особого значения, изнасилуют ли ее шестеро дюжих похотливых дикарей или один убийца с холодным взглядом. Результат будет тот же. Ее репутация погибнет, ее жизни придет конец.

– А потом они позволят нам уйти? – спросила Рэйчел.

– Не знаю, – ответил Тайри честно. – Но есть только один способ проверить это.

– Но я никогда еще… Я хочу сказать, я еще… Тайри сердито чертыхнулся.

– Вы пытаетесь сказать, что вы еще девственница?

То, как он это произнес, было похоже на осуждение. Можно было подумать, что он считает девственность грехом.

– Но вам недолго осталось пребывать в этом состоянии, – невыразительно процедил Тайри, и в его янтарных глазах заплясали искорки. Затем он встал и расстегнул пояс.

Этого не может быть, думала Рэйчел тупо. И все же это было явью. Она как под гипнозом наблюдала за раздевавшимся Тайри. Его руки были большими и загорелыми и двигались методично и неспешно. Она глубоко и шумно вздохнула, глядя на него, стоящего перед ней почти обнаженным, – его кожа была такой же темной, как кожа этих ухмыляющихся дикарей.

– Лягте, – коротко и резко скомандовал Тайри. Глубоко втянув воздух, Рэйчел подчинилась. Под ней была жесткая глина, над ней – ослепительно синее небо. Она смотрела, не мигая, как садится солнце, стараясь отвлечься от того, что с ней происходило.

Тайри метнул в Орлиную Стаю взгляд, полный ненависти, потом, ощущая себя последним мерзавцем, поднял юбку Рэйчел. Бормоча проклятия, он лег на нее, ощущая направленные на них шесть пар черных, как эбеновое дерево, глаз, ловящих каждое его движение.

Как только обнаженные ноги Тайри коснулись ее ног, Рэйчел дернулась и замерла. Вскрикнув, она закрыла глаза, крепко сжав в кулаки руки.

– Расслабьтесь, – прошептал Тайри.

– Не могу, – отозвалась Рэйчел. – Я слишком испугана.

– Ладно, тогда послушайте меня: я понимаю, что для вас это намного мучительнее, и единственное, о чем я вас прошу, – не сопротивляйтесь. Это должно выглядеть, как еще одно рядовое соитие, будто мы с вами привыкли постоянно валяться на сеновале.

Глаза Рэйчел широко раскрылись – в их глубине сверкнули гнев и негодование.

– Вы непременно должны быть так грубы?

– Прошу прощения, солнышко, – сказал Тайри непринужденно. – А теперь обнимите меня за шею, как любящая жена, и давайте покончим с этой идиотской комедией.

Рэйчел неохотно подчинилась. Его темные волосы оказались мягкими на ощупь, а мышцы на затылке напряжены как камень.

Она еще никогда в жизни не была так напугана. Боялась индейцев. Боялась Тайри. А он слегка поглаживал ее руки, целовал в глаза, щеки, в кончик носа. Ей хотелось отбиваться, пытаться сохранить свою чистоту, но страх перед индейцами был сильнее, чем желание остаться невинной, и она снова закрыла глаза, моля про себя Бога, чтобы все кончилось поскорее.

Тайри чувствовал, как по мере того, как он ласкал Рэйчел, растет его желание. Она была прелестной, сладостной, и ему так давно хотелось заняться с ней любовью. Но не так, как теперь.

Целуя Рэйчел, он слышал, как индейцы отъезжают, и когда его губы в очередной раз коснулись сомкнутых век Рэйчел, он почувствовал, что напряжение начало оставлять его. Итак, со стороны Орлиной Стаи это был блеф. Тайри неохотно оторвался от Рэйчел. Отпустить ее оказалось самым трудным делом в жизни, и, как только он это сделал, тотчас же пожалел об этом. Но до сих пор ему никогда не приходилось насиловать девственниц и он не собирался делать этого и теперь.

Когда губы Тайри оторвались от Рэйчел, она открыла глаза.

– Что случилось? – прошептала она.

– Они ускакали.

Рэйчел огляделась, ее глаза были широко раскрыты и полны страха, он видел, как она дрожит. Рэйчел взглянула на Тайри. Он пытался ее спасти, и руки его были такими сильными и теплыми. И неосознанно она потянулась к нему, ощущая потребность в том, чтобы ее обняли и утешили. Ведь именно он пришел к ней на помощь, не допустил, чтобы с ней случилась беда. Перед лицом страха и опасности он оказался единственной защитой.

Тайри глубоко вздохнул, когда руки Рэйчел обвились вокруг его шеи. Она так сильно дрожала, что он был просто вынужден обнять ее. Его руки снова обвились вокруг нее, а губы его прикасались к ее волосам и шептали слова утешения.

В эту минуту она забыла, что ненавидит его, забыла все, кроме того, что его объятия сулили ей защиту и безопасность, а тело, так тесно прижавшееся к ее собственному, было источником успокоительного тепла. Она подняла голову, ища губами его губы. Мгновение он поколебался, но потом поцеловал ее, рот его медленно и осторожно скользил по ее рту, он нежно коснулся языком ее нижней губы, как бы пробуя ее на вкус. Это было удивительно пьянящее и совершенно неожиданное для Рэйчел ощущение. Она пыталась внушить себе, что он бродяга, преступник, но теперь, когда кровь вскипела и превратилась в жидкий огонь, и это, казалось, не имело особого значения.

Тайри ласкал ее и она отвечала на его ласки, ее ладони скользнули под его рубашку, блуждали по широкой спине, упиваясь прикосновениями к сильному, исполосованному шрамами телу.

И все ее страхи улетучились, когда Тайри занимался с ней любовью, отвечая на ее желание, о котором она и не подозревала. Она была холодна и напугана, а теперь чувствовала себя согретой и полной жизни, каждый дюйм ее кожи отзывался на его прикосновения.

Тайри пытался воспротивиться зову плоти, отпрянуть от нее, но губы Рэйчел были такими сладостными, а ее руки удерживали его. Он клялся себе, что каждый их поцелуй – последний. Еще один, и он ее отпустит, пока еще не слишком поздно, пока еще он может совладать с собой. Еще только один…

Его язык скользнул в ее рот, и вновь вспыхнуло пламя. Рэйчел застонала от наслаждения и теснее прижалась к нему. Не сознавая, что делает, Рэйчел только стремилась быть как можно ближе. Ее язык отвечал на его ласки, и теперь уже было слишком поздно поворачивать назад.

Желтые глаза загорелись желанием, и он вошел в нее. Это исторгло у Рэйчел тихий вскрик наслаждения, смешанного с болью. Их тела слились и расплавились, заставив ее забыть обо всем, кроме чуда его близости. Страсть вздымалась волна за волной, и восторг затоплял ее, пока не заполнил всю, и это продолжалось до тех пор, пока страсть не улеглась и Рэйчел не затихла, удовлетворенная, в его объятиях, истощив все свои чувства и силы.

Позже она лежала рядом с ним, раздавленная чувством вины. Что она наделала? Всегда в своих фантазиях она представляла, что это будет Клинт, что именно он станет ее наставником в любви. Конечно, когда они поженятся и окажутся в уютной темноте спальни, в собственном маленьком домике. Она будет стесняться и робеть, но любимый поможет ей преодолеть стыдливость. Клинт сильный и нежный, ему покажется трогательной ее неопытность, и он будет гордиться тем, что она сберегла себя для мужа…

Она тряхнула головой: теперь все ее идиллические мечтания развеялись. Она сама все разрушила, лишила себя надежды устроить жизнь с порядочным человеком. Как она могла отдаться Тайри? Стыд окрасил ее щеки румянцем. Как могла она забыться до такой степени, чтобы заниматься любовью среди бела дня в лесу, как какая-нибудь дикарка? Теперь она погибла, вся ее жизнь пошла под откос. Всего несколько мгновений назад потеря невинности казалась небольшой ценой за спасение и радость близости с Тайри. Сейчас, когда в ее сознание вторглась грубая реальность, она поняла, насколько велика оказалась цена. Теперь ни один порядочный человек не пожелает связать с ней жизнь. «Подпорченный товар», – скажут люди и с отвращением отвернутся от нее.

И она разразилась слезами.

Тайри глубоко втянул в себя воздух и медленно выдохнул. Ему хотелось близости с Рэйчел с того самого дня, когда он впервые увидел ее, утонул в полных беспокойства за него синих глазах. А он был человеком, обычно получавшим чего хочет – так или иначе. Тем не менее внезапно на него нахлынули угрызения совести. Не важно, что она, по сути дела, сама напросилась, не важно, что она была напугана и нуждалась в защите и утешении. Рэйчел Хэллоран была славной девушкой, слишком славной, чтобы служить утехой такому бродяге и головорезу, как Логан Тайри. Он не укладывал с собой в постель порядочной женщины с тех самых пор, как покинул Мескалеро.

Позже он черпал наслаждение и получал удовлетворение в дешевых притонах, со шлюхами, которым не требовались нежные слова и ухаживание. Он просто утолял с ними свой мужской голод. Рэйчел же была не та, которую можно использовать и забыть, такую не купишь за несколько долларов, чтобы потом выбросить за ненадобностью.

Он бросил на нее взгляд. Ему хотелось извиниться, сказать что-нибудь, что смягчило бы боль ее сердца, но слова не шли. Если бы только она сама не обняла его! Если бы только она не отвечала на его поцелуи. Возможно, он смог бы от нее оторваться. Но, как бы это ни было трудно, он должен был остановиться вовремя.

Тихонько ругаясь, Тайри поднялся и натянул штаны. Он покачал головой, заметив, что индейцы забрали лошадь Рэйчел. Но слава Богу, они забрали лошадь, а не женщину.

Всхлипывания Рэйчел утихли, и она села. Оделась, оправила юбки, отряхнула пыль с одежды. Солнце село, темнеющее небо кое-где алело, и эти пятна были похожи на кровь, размазанную по ее бедрам.

Она отшатнулась, когда Тайри попытался положить руку ей на плечо.

– Не трогайте меня, – сказала она. – Никогда больше не прикасайтесь ко мне!

Тайри смотрел на нее, подняв бровь, удивленный яростью ее тона.

– Скотина! – прошипела она. – Только бы никогда больше не видеть вас!

– Просто сейчас у вас такое настроение, – сердито проворчал Тайри. – Вы хотели этого так же сильно, как и я.

– Это ложь! – закричала Рэйчел, щеки ее залил румянец. – Вы, вы во всем виноваты! Вы знали, что у меня никогда прежде не было мужчины. И вы воспользовались этим.

Тайри чертыхнулся сквозь зубы.

– Это я-то воспользовался вами? Думаю, что всего несколько минут назад вы воспользовались мною.

– Не смейте!

Она топнула ногой, сгорая от жгучей ненависти, потому что он был прав, а она несправедлива. Но не могла же она признать, что желала его! Гораздо легче было свалить все на Тайри.

– Черта с два! Вы были горячее июльского фейерверка,[4] но теперь у вас не хватает духу признать это.

– Я вас ненавижу.

Она произнесла эти слова сквозь стиснутые зубы, и в этот момент действительно ненавидела его. А потом гнев покинул ее: она подумала о том, что придется вернуться домой и встретиться лицом к лицу с людьми, которых она знала и любила.

Потупив глаза, она сказала:

– Обещайте мне, что не скажете отцу. Ни моему отцу и никому другому.

– Я полагаю, вы имеете в виду Уэсли, – пробормотал Тайри сердито.

– Я имею в виду всех! – сердито огрызнулась Рэйчел.

Но она, конечно, говорила о Клинте. Что он о ней подумает, если узнает, чем она занималась и, главное, с кем? Будет ли он продолжать видеть в ней самую нежную, милую и замечательную девушку на свете или с презрением отвернется от нее, и в его голубых глазах она прочтет отвращение?

Тайри будто прочитал ее мысли и прошептал:

– Никто никогда не узнает, что произошло здесь сегодня. Перестаньте об этом беспокоиться.

– Об этом всегда буду знать я, – ответила Рэйчел спокойно. И в самом деле! Этого она никогда не сможет забыть.


Встревоженный Джон Хэллоран встретил их на крыльце.

– Все в порядке? – взволнованно спросил он, глядя на Тайри. – А где кобыла Рэйчел?

– У вашей дочери произошла небольшая встреча с апачами, – ответил Тайри, спрыгивая с седла и помогая сойти на землю Рэйчел. – Они забрали ее лошадь.

– Апачи! Рэйчел, ты в порядке?

Рэйчел сделала шаг в сторону от Тайри, стараясь не встретиться глазами с отцом.

– Все хорошо, па, – ответила она твердо. – Просто прекрасно.

Взгляд Хэллорана метался, перебегая с бледного лица дочери на угрюмое Тайри. Было что-то, чего они недоговаривали, что-то скрывали от него, что-то… Но что? Он наблюдал за Рэйчел, медленно поднимавшейся по ступенькам, пока она не скрылась в доме.

– Вы уверены, Тайри, что с ней ничего не стряслось? – спросил Хэллоран неуверенно. – Она кажется… расстроенной.

– У нее есть все основания быть расстроенной. Она страшно испугалась, но после хорошего сна придет в норму.

– Вы тот человек, которого удобно иметь под рукой, – заметил Хэллоран, несколько успокоенный уверенностью Тайри в том, что Рэйчел не пострадала. – Думаю, вы можете остаться еще на несколько дней, просто чтобы убедиться, что нам больше не грозит опасность?

– Конечно, – сказал Тайри, хотя знал, что Рэйчел его присутствие будет не в радость. – У меня нет своего дома, идти мне некуда и никто меня не ждет.

Глава 3

После смерти Уэлша жизнь на ранчо Хэллоранов стала входить в свою колею. Кохилл с двумя ковбоями объезжали верхом холмы, собирая остатки ранее многочисленного стада, а двое оставшихся занимались починкой изгороди, пострадавшей от налетов Уэлша, и ремонтом пришедших в упадок подсобных строений.

Однажды Кохиллу и его людям удалось собрать и вернуть домой более шестидесяти голов скота. Их водворили в загоны позади амбара, и в течение нескольких следующих дней в воздухе стоял запах горелой шкуры и слышалось мычание несчастных животных, которых клеймили, выбирая из стада.

Как обычно, сидя на веранде, Тайри наблюдал за этим процессом, удивляясь, что работники Хэллорана трудятся так истово за столь низкую плату. Когда ему приходилось ловить конокрадов в Пэнхэндле, он за две недели зарабатывал больше, чем эти бедняги за год работы на ранчо. И работа эта была гораздо менее хлопотной, и сил он на нее тратил меньше, – размышлял Тайри, глядя на кривоногого ковбоя, бросившего в этот момент мычащего теленка на землю, затем второй работник приложил раскаленное железо к боку животного.

Неподалеку на заборе сидели Джо Кохилл и веснушчатый ковбой, радуясь передышке, пока Кандидо пытался приучить норовистого серого жеребца к седлу. По тому, как кричали мужчины, Тайри понял, что конь был перспективным.

Да, ранчо явно оживало, в этом не оставалось сомнений. Он слышал, как Рэйчел тихонько напевает, подметая пол в гостиной. У нее был приятный голос. Впрочем, у Рэйчел все приятное, подумал Тайри. Все, кроме ее отношения к нему.

Ей не нравилось, что он праздно сидит, в то время как все остальные работают, и она часто об этом говорила – открыто и прямо.

– Вы по крайней мере могли бы помочь напоить скот, – заметила она сегодня утром. – Или накормить кур.

– Мог бы, – непринужденно согласился Тайри. – Но ваш старик не платит мне за то, чтобы я ухаживал за его животными.

Ответом на это замечание была тирада на несколько минут, прервавшаяся лишь тогда, когда Тайри закрыл Рэйчел рот рукой, прервав ее на полуслове.

– Почему бы вам не успокоиться и не сказать, что вас на самом деле волнует? – предложил Тайри.

– Не понимаю, о чем вы, – ответила Рэйчел смущенно.

– Как бы не так! Не понимаете! Вы все еще не в себе после того, что произошло в каньоне Сансет, и мы оба это знаем.

Рэйчел метнула на Тайри испепеляющий взгляд. Потом, гордо вскинув голову, как испуганная молодая кобылка, круто развернулась и, разгневанная, выбежала из дома, щеки ее пылали.

Но это было лучше, чем то, как она вела себя час назад. Хотя Рэйчел несколько раз входила в дом и выходила из него, она ни разу не показала, что замечает присутствие Тайри на веранде – разве что изредка бросала на него безразличный взгляд. Да, она злится, думал он. В этом можно не сомневаться.

Так Тайри и провел весь день, то слоняясь по веранде, то развалившись в небрежной позе в теньке со сдвинутой на глаза шляпой и вытянутыми вперед длинными ногами. И, надо сказать, был вполне доволен собой.

Каждый раз, видя, что он дремлет или курит свою тонкую черную сигару, в то время как остальные поджариваются на солнце, Рэйчел вспыхивала. Работы было так много, а рабочих рук не хватало! По холмам все еще бродил скот, который надо было собрать и пригнать на ранчо, требовалось клеймить телят, невспаханные поля ожидали своей очереди, надо было накормить и напоить животных – залатать сбрую, дрова нарубить. В крыше кухни зияла огромная дыра, которую необходимо было заделать, пока не наступил сезон дождей.

Словом, оставалась тысяча несделанных дел, и лишняя пара рук, даже принадлежащих такому бродяге, как Логан Тайри, весьма пригодилась бы… Но нет, он чуждался будничных дел, из которых состояла жизнь на ранчо.

– Как скверно, что у нас нет в запасе еще одного охотника за чужой землей, чтобы ему было кого убить, – пробормотала Рэйчел сердито. – Уверена, он не стал бы возражать против того, чтобы прибавить еще один трофей к своей коллекции, а на своем «кольте» поставить еще одну зарубку на память.

Его «кольт». Он был еще одним поводом для раздражения. Тайри не снимал его даже за обедом, и это приводило Рэйчел в исступление. Она вежливо попросила его не брать за стол оружие, но он отклонил ее просьбу, ответив коротко:

– Простите, не могу.

Он самовольно занял место ее отца во главе стола, не извинившись и не дав по этому поводу никакого разъяснения. Позже отец сказал ей, что Тайри настоял на том, чтобы сидеть именно здесь, потому что за его спиной в этом случае оказывалась стена без окон, а перед глазами дверь.

– Это только чувство самосохранения, детка, вот и все, – объяснил дочери Хэллоран. – Нельзя осуждать человека за осторожность и предусмотрительность. Особенно человека, занимающегося таким делом, как Тайри.

Логан Тайри. Он еще долго бодрствовал, когда все остальные уже отправлялись на покой. Часто из своего окна на втором этаже Рэйчел наблюдала, как огонек его сигары сопровождает его в последнем обходе дома, кружит по двору, маячит перед верандой. Одетый во все черное, с сигарой, тусклый огонек которой отбрасывал жутковатые тени на его смуглое лицо, порой он казался ей похожим на сатану, блуждающего в недрах преисподней.

Не очень приятное сравнение, признала Рэйчел, но ведь Логан Тайри и есть не особенно приятная личность. Он надменный. Самоуверенный. Но приятный? Да ни в коем случае!

Но больше всего Рэйчел беспокоило отношение к Тайри ее отца. Каким-то образом отцу удалось перестать чувствовать себя виноватым в связи со смертью Уэлша. Он никогда не упоминал об этом инциденте вслух и, похоже, даже не вспоминал о нем.

Но мало того. Казалось, отец получал искреннее удовольствие от общества Тайри, и они вдвоем проводили вечер за вечером, болтая о делах на ранчо, обсуждая, разумно ли отправить в этом году маленькое стадо на рынок или подождать до следующей весны.

Рэйчел также смущало и удивляло поведение Тайри. Она знала, что дела ранчо его не интересовали. Однако он терпеливо слушал ее отца, пока тот долго распространялся о своих надеждах и планах. Иногда Тайри даже давал ему полезный совет. Ну и мужчины! Пойди их пойми!

По мере того как шло время, все больше высказывалось предположений о том, что теперь станет с ранчо Уэлша. Поговаривали, что его собирается купить восточный синдикат. Ходили слухи о каком-то шотландце-овцеводе и его несметных отарах овец. Упоминали также английского лорда, приезжавшего взглянуть на земли… Рэйчел выбрасывала эту досужую болтовню из головы, считая, что это не более чем сплетни. Весьма вероятно, что сестра Уэлша, живущая в Амарилло, продаст ранчо какому-нибудь славному отцу семейства с дюжиной детишек, и это положит конец всем склокам в долине раз и навсегда.

Воскресенье застало Тайри в излюбленной позе на веранде с неизменной сигарой, зажатой в зубах, и шляпой, низко надвинутой на лоб. Рэйчел была в доме и, собираясь в церковь, напевала: «Ближе к тебе, о Господь». Хэллоран занимался чем-то в амбаре на пару с Кохиллом, а один из работников запрягал пару резвых гнедых лошадок в сверкающий черный кабриолет.

Сегодня на ранчо было тихо. Кандидо уже уехал в город, чтобы поспеть к мессе. Веснушчатый ковбой явно собирался насладиться женским обществом: он был вымыт так чисто, что чуть ли не скрипел, и сильно надушен одеколоном с запахом сирени.

Когда Рэйчел распахнула дверь на веранду, Тайри сдвинул шляпу на затылок. Она выглядела как всегда прелестно: лицо слегка напудрено, несколько прядей золотых волос дерзко выбиваются из-под полей кокетливой соломенной шляпки. Ее стройную фигуру подчеркивало скромное платье из темно-синей ткани, изящно отделанное белым кружевом. От одного взгляда на нее он начинал глотать слюнки.

Стоя на ступеньках, Рэйчел ждала, пока отец подъедет к крыльцу в кабриолете. Лицо ее было хмурым: Тайри снова расселся на веранде! Так ярко светило солнышко, ей вовсе не хотелось, чтобы кто-нибудь или что-нибудь испортило это чудное утро. Не стоит показывать, что она его заметила. При виде его кривящихся в усмешке губ ее охватил гнев – эта гримаса всегда вызывала у нее ярость. Кроме того, он молчал, всем своим видом выражая насмешку, и это заставило ее заговорить.

– Доброе утро, мистер Тайри, – произнесла она с холодной вежливостью.

Потом бросила взгляд в сторону амбара, нетерпеливо ожидая отца и сердясь, что он мешкает.

– Доброе утро, мэм, – процедил Тайри.

Как всегда, в его присутствии она чувствовала себя неловко. На лице ее отразилось облегчение, когда Хэллоран наконец подъехал в кабриолете к веранде.

– Доброе утро, Тайри, – крикнул Хэллоран весело. – Хотите поехать с нами в церковь?

– Да что мне делать в церкви? – ухмыльнулся Тайри, сверкнув зубами.

– Ну что же… – начал Хэллоран, но дочь его перебила, не дав договорить фразы.

– Вы могли бы помолиться за души всех бедных людей, которых погубили, – предложила Рэйчел нежным голоском.

– Тогда служба затянулась бы до бесконечности, – ответил Тайри непринужденно. – Я много народу положил.

Побледнев, с глазами, полными осуждения, Рэйчел пристально посмотрела в его лицо. Ну что он за чудовище, если говорит об убитых им людях с такой легкостью?

Неужели не чувствует ни малейших угрызений совести, вины, раскаяния, когда лишает человека жизни?

Испуг Рэйчел разозлил Тайри. Кто она такая, чтобы судить его? Знала ли она когда-нибудь, каково жить без любви? Что ей известно о нем и его прошлом? Что она знает о невыносимой сердечной боли?..

– Много народу, – повторил Тайри, будто внутри него сидел бес, заставлявший его вести себя вопреки всем правилам и приличиям. – В том числе вдов и сирот, – добавил он кисло. Разумеется, это было шуткой, но Рэйчел приняла его слова всерьез, и это еще больше раззадорило его.

– В таком случае, может быть, вы помолитесь о спасении собственной души. Разок-другой не помешает, – спокойно сказала Рэйчел. В ее голосе он почувствовал жалость. – Хотя не думаю, что это принесет много пользы.

Джон Хэллоран откашлялся, видя, что беседа их принимает опасный оборот.

– Довольно, Рэйчел, – мягко сказал он.

– Прошу прощения, па, мистер Тайри. Приподняв юбки, она поспешила вниз по ступенькам, чтобы сесть в экипаж.

Она уже собиралась взобраться в него, когда две сильные руки сжали ее талию.

– Разрешите мне, мэм, – сказал Тайри с преувеличенной учтивостью, и прежде чем Рэйчел собралась воспротивиться, он поднял ее и усадил на высокое переднее сиденье, будто она весила не более перышка.

– Благодарю вас, – молвила Рэйчел, не разжимая губ.

– Вы точно не хотите к нам присоединиться? – спросил Хэллоран. – У нас тут полно места.

Тайри уже собирался ответить отказом, когда его взгляд упал на Рэйчел. Она сидела прямо, будто аршин проглотила, щеки ее были залиты румянцем, а руки чинно сложены на коленях. Она избегала его взгляда.

Тайри плутовато ухмыльнулся, зная, что его общество было бы последним, о чем она мечтала в это солнечное ясное утро.

– Пожалуй, я все-таки поеду с вами, – решительно заявил Тайри и, взобравшись в экипаж, занял место рядом с Рэйчел.

Утро как нельзя лучше подходило для прогулки, но Рэйчел не чувствовала ее прелести. Она не видела цветов вдоль дороги, с таким же успехом они могли быть сорной травой, и небо над головой казалось не синим, как сапфир чистой воды, а черным от туч. Зажатая между отцом и Тайри, она пристально глядела прямо перед собой и злилась на них обоих. Ну и народ эти мужчины! И что это взбрело на ум ее отцу! Зачем понадобилось приглашать такого человека, как Логан Тайри, в церковь? И какая муха укусила Тайри, что он согласился?

Миля за милей мелькала мимо дорога, и Рэйчел все отчетливее ощущала, как крепко бедро Тайри прижато к ее собственному, рука же его касалась ее руки всякий раз, когда кабриолет попадал в очередную рытвину. Почти столь же волнующим, как его прикосновения, был его взгляд – желтые глаза оглядывали ее, будто ласкали, и она все больше смущалась и краснела. Неизменная кобура также прижималась к ее бедру, и Рэйчел ощущала ее твердость и тяжесть. Это было постоянным напоминанием о том, кем был этот человек и чем он промышлял. Как она его ненавидела! Он был самым надменным, самым несносным из всех, кого она знала.

– Как хорошо, когда все возвращается на круги своя и жизнь приходит в норму, – размышлял вслух ее отец, пока они выезжали на большую дорогу, ведущую к городу. – Кохилл считает, что у нас достаточно скота, чтобы к весне обзавестись приличным стадом.

– Он славный человек, – заметил Тайри. – И ловко управляется с лассо.

Джон Хэллоран нервно забарабанил пальцами, зная, что Рэйчел не понравится то, что он сейчас скажет:

– Тайри, я, гм, хотел предложить вам остаться у нас. Совсем.

– Па! – воскликнула Рэйчел в ужасе. – Ты это не всерьез?

– Не волнуйтесь, мэм, – ответил Тайри вежливо, его голос стал насмешливым. – У меня нет желания осесть на земле и заделаться фермером. Но я благодарен за ваше предложение, Хэллоран.

Остальную часть пути они проделали в молчании. Рэйчел уголком глаза косилась на отца. О чем он думал, когда попросил Тайри остаться на их ранчо? Боже милостивый, что бы она делала, если бы Тайри принял его предложение? Для нее было бы невыносимо видеть его изо дня в день. Его присутствие постоянно напоминало о том, что она так хотела бы забыть, и только надежда на его скорый отъезд давала ей силы переносить его общество. Каждый раз, глядя на него, она понимала, что и он вспоминает о происшедшем в каньоне Сансет. Это читалось в каждом его взгляде и постоянно мучило ее и медленно сводило с ума.

Методистская церковь в Йеллоу-Крик была маленьким квадратным строением с плоской крышей, увенчанным большим деревянным крестом. Вокруг церкви росли кактусы, мексиканская сосна, испанская юкка с саблевидными листьями. Яркие цветы красиво контрастировали с белеными стенами, выделяясь на их фоне, как разноцветные мазки на холсте. Кабриолеты, фургоны, лошади, привязанные к длинной коновязи, стояли у парадного входа.

Сняв шляпу, Тайри шел за Рэйчел и Джоном Хэллораном по узкому проходу к их скамье возле алтаря. Тайри мрачно размышлял о том, что ему не следовало сюда приходить. Он согласился их сопровождать, только чтобы позлить Рэйчел, а вовсе не потому, что сгорал от желания услышать, как читает евангелие какой-нибудь местный проповедник с кислым, как сыворотка, лицом. Что путного он мог сказать, если понятия не имел, что это значит – погрязнуть во грехе, как приятно осушить добрую бутылку виски или провести время в обществе продажной красотки.

Несколько туго затянутых в корсеты матрон в платьях мрачных тонов повернули головы и уставились на Тайри, заставив его почувствовать себя бутылкой дешевого виски на собрании общества трезвости. Одна тучная седовласая дама довольно громко зашептала, что дом Божий – не место для ношения оружия и для тех, кто его носит.

И Тайри было трудно с этим не согласиться.

Но прихожане притихли, когда преподобный прошествовал к амвону, чтобы прочесть молитву. Она была длинной и бесконечно пересыпалась словами благодарности за милость Божию. Тайри украдкой оглядывал людей, сидевших поблизости, и удивлялся застывшему на их лицах выражению восторга. Вырастившие его монахини так же в свое время поражали его подобными молчаливыми изъявлениями любви и преданности Господу во время богослужений в монастыре.

Тайри, скривившись, перевел взгляд на дощатый пол – и то интересней! Сам он никогда не питал любви к напыщенным обрядам католической церкви и не черпал в них утешения, как и в их холодных безликих молитвах. В нем жило только любопытство – когда же Бог устанет от перепевов одного и того же, повторяющихся день за днем, год за годом.

Ему была больше по вкусу религия апачей. Юзен был богом-отцом, высшим божеством. Его сына звали Дитя Вод. Апачи считали себя единым целым с природой и верили, что каждая скала, каждый зверь, каждая травинка обладают собственной душой. Никого и ничто нельзя было просто бессмысленно и бездумно убить или уничтожить, не то душа погибшего вознегодует. И только белый человек убивал по прихоти. Даже своего Бога.

Размышлениям Тайри положили конец первые аккорды незнакомого гимна, и он с удовольствием начал прислушиваться к голосу Рэйчел, присоединившемуся к хору остальных прихожан. Звуки ее голоса были ясными и сладостными – она тоже восхваляла своего Бога.

Потом последовало несколько объявлений о чьих-то рождениях, смертях, свадьбах, а затем священник приступил к проповеди.

Священник выглядел достаточно приятно: вьющиеся темно-каштановые волосы были коротко пострижены, карие глаза выразительны, а руки казались нежными, как щеки младенца. Но собственно, в этом человеке не было ничего примечательного. Так казалось до тех пор, пока он не заговорил. Голос его, глубокий и богатый оттенками, был слышен даже на задних скамьях. И тогда Логан Тайри понял, что ему было бы лучше оставаться на ранчо.

– Сегодня утром я хочу поговорить о шестой заповеди, – сказал тот своим чертовски звучным голосом. – О той, которая взывает: «не убий!»

И в первый раз после того, как они уехали из дома, Рэйчел посмотрела прямо в глаза Тайри. Казалось, ее прекрасные синие глаза спрашивали: «Вы слушаете? Это как раз для вас».

Хмурясь, Тайри постарался стать как можно незаметнее, размышляя и дивясь, как это Рэйчел ухитрилась внушить священнику мысль о теме проповеди.

– Кто живет с мечом, от меча и погибнет, – продолжал преподобный, все больше вдохновляясь. – Человека Господь поселил на земле не для того, чтобы тот сражался со своими братьями, но для того, чтобы он любил их и помогал им в минуты испытаний и утешал в минуты скорби…

С лицом, потемневшим от досады, Тайри все-таки ухитрился высидеть в течение сорока пяти минут этого благочестивого лепета, пока преподобный не сказал «Аминь» и не сел на место.

Последовал еще один гимн, потом еще одна молитва, и служба закончилась. На улице Тайри наконец вздохнул полной грудью. Никогда больше он не войдет в церковь по доброй воле. Даже чтобы позлить Рэйчел. Лучше жариться в аду, чем выслушать еще одну велеречивую и многословную проповедь о зле и пагубных последствиях греха.

После посещения церкви прихожане, по традиции, общались. На длинном столе стояли печенье и пунш. Тайри, скрестив руки на груди, стоял возле кабриолета Хэллорана и ждал, пока Джон и Рэйчел беседовали с друзьями. Несколько молодых людей также устремились к Рэйчел поболтать.

Тайри, хмурясь, смотрел на двоих мальчиков в темных костюмчиках, направившихся в его сторону. Их глаза округлились, когда они заметили кобуру с револьвером у него на бедре.

– Я же сказал тебе, что это «кольт», – пояснил один другому.

– Джеф Барнс! Немедленно иди сюда! – позвал женский голос. – Тебя это тоже касается, Джимми Норрис!

Мальчишки не двинулись с места и продолжали пялиться на Тайри и его оружие.

– Джеф! Джим! – На этот раз голос звучал пронзительно и в нем слышался гнев.

Тайри усмехнулся.

– Бегите-ка, ребята, своей дорогой, – сказал он. – Похоже, она и вправду рассердилась.

Джеф пожал плечами:

– Да она всегда сердится.

– Верно, – ответил Тайри, думая о Рэйчел. – Некоторые женщины всегда находятся в таком состоянии.

– Джеф! Джим! – окликнул на этот раз мужской голос, и оба мальчика мигом повернулись и побежали к церкви.

Через некоторое время Хэллораны отделились от толпы и направились к кабриолету. Рэйчел позаботилась усадить отца посередине, между собой и Тайри. И это не прошло незамеченным.

– Прекрасная проповедь, – заметил Хэллоран по пути домой. – У проповедника умная голова, а ведь он так молод.

– Да, верно, – согласилась Рэйчел. – Скажите, мистер Тайри, а вы согласны с тем, что говорил преподобный Дженкинс?

Тайри с понимающим видом поднял бровь и посмотрел на Рэйчел:

– Я полагаю, вы имеете в виду ту часть, где говорилось о мече?

– Вот-вот, – нежным голоском подтвердила Рэйчел. – А как это вы поняли, что я имею в виду?

– Да просто сказал наобум, – отозвался Тайри сухо.

– Так вы с ним согласны? – настаивала она. Тайри пожал плечами.

– Думаю, то, что он говорит, верно. Но ведь рано или поздно умрет каждый, а пуля – столь же хороший способ покончить с жизнью, как любой другой. И даже лучше. – Он повернул голову к Рэйчел с ленивой усмешкой на губах. – И уж, несомненно, это лучше, чем повешение.

– Вы так буднично, между прочим говорите о смерти, – заметила Рэйчел. – И вас эта мысль не волнует? Ведь при вашей профессии смерть возможна в любую минуту?

– Наверное, я слишком часто видел смерть совсем близко, чтобы продолжать бояться ее, – пробормотал Тайри, и теперь уже его тон не был ни насмешливым, ни небрежным.

– А чего вы боитесь? – спросила Рэйчел.

Она с нетерпением ждала его ответа, ей казалось, что, услышав его, она сможет разгадать загадку, именуемую Логаном Тайри. Но он промолчал, уставясь куда-то в пространство. В глазах его появилась настороженность, а губы плотно сжались.

– Ну? – настаивала Рэйчел.

– Думаю, на этот вопрос могу ответить я, дочка, – спокойно вступил в разговор Хэллоран. Он посмотрел на Тайри. – Есть люди, не боящиеся ни жизни, ни смерти. Они боятся другого. Например, состариться и стать беспомощными. Верно, Тайри?

– Да, – отозвался Тайри не спеша. – Что-то в этом роде.

Рэйчел смотрела на отца, удивленная тем, что он столь глубоко проник в характер их молчаливого жильца.

– У вас очень странный взгляд на жизнь, мистер Тайри, – сказала Рэйчел, как бы думая вслух. – Право же, очень странный.

– Мы говорили не о жизни, – напомнил ей Тайри с печальной улыбкой. – Разговор у нас шел о смерти. Когда придет мое время, я хочу выйти ей навстречу. Не хочу дожить до такой поры, чтобы стать слишком старым или слишком немощным для того, чтобы выдержать бой.

– Аминь, – с чувством пробормотал Джон Хэллоран. – Но скажите-ка мне, Тайри, до тех пор, пока не появится старуха с косой, чего вы хотите от жизни?

– Не много, – ответил Тайри со смешком. – Добрую лошадь. Доброе ружье. И скверную испорченную женщину.

– И снова аминь, – фыркнул Хэллоран, давясь смехом и хлопая себя по бедру. – Аминь и аминь.

Рэйчел смотрела на отца, искренне удивленная.

– Па!

– Не сердись, дочка, – сказал Хэллоран, подмигивая Тайри. – Я ведь только пошутил.

«Пошутил! Как же!» – подумала Рэйчел кисло. В последнее время поведение ее отца резко изменилось, и эти изменения она напрямую связывала с появлением на их ранчо Логана Тайри!

Глава 4

В последующие несколько дней Рэйчел всеми силами избегала встречи с Тайри, а когда они все-таки сталкивались, держалась холодно и отчужденно. Хэллоран большую часть времени проводил за бухгалтерскими книгами, сидел, не поднимая головы, и лоб его бороздили морщины, свидетельствовавшие о не слишком веселых мыслях. Тайри расхаживал по веранде, безучастный ко всему, что не затрагивало его лично.

В субботу утром племянница Кохилла Эми нанесла на ранчо традиционный визит. Она была милым ребенком, полным энергии и живости, и Кохилл нежно любил ее, но после трех часов ее непрерывных вопросов «Что?» и «Почему?» он отослал ее в конюшню поискать Кандидо. Недавно одна из кобыл ожеребилась, и Кохилл надеялся, что поток вопросов Эми обрушится на голову главного объездчика, и его собственные уши получат на время столь необходимую им передышку.

Но Кандидо Эми не нашла и отправилась в конюшню одна, воодушевленная мыслью о том, что ей удастся поиграть с новорожденным жеребенком.

Чтобы заглянуть в стойло, ей пришлось встать на ведро, из которого поили лошадей, и глаза ее округлились, когда она углядела длинноного жеребенка, примостившегося возле матери и сосавшего ее.

Руки у Эми просто зачесались от желания прикоснуться к маленькой лошадке, но лошади не обращали на девочку ни малейшего внимания. Кобыла, довольная, пощипывала сено, опустив морду в кормушку, а малый продолжал жадно сосать материнское молоко.

Разочарованная Эми со вздохом спрыгнула с ведра и оттолкнула его в сторону. Дальнейшие действия заняли у нее целых пять минут и потребовали немалых усилий, но наконец девочке удалось откинуть щеколду и открыть дверь стойла. Потом, ничего не опасаясь, она вошла внутрь, улыбаясь при мысли, что сейчас наконец погладит тонкую жеребячью шею.

Тайри по обыкновению дремал на веранде, когда услышал странный звук. Рассвирепевшая кобыла так бурно реагировала на появление девочки в стойле, что полуденная тишина разлетелась вдребезги, как разбитое стекло. Но вслед за ржанием разъяренной лошади послышался крик испуганного ребенка. Именно это побудило Тайри к мгновенному действию, и он устремился по ступенькам крыльца вниз, потом через двор к конюшне, надеясь, что успеет спасти ребенка от беды, какой бы эта беда ни была.

Он застал Эми вжавшейся в угол стойла. Ее голубые глаза округлились от страха, а рот, похожий на розовый бутончик, раскрылся в безмолвном крике о помощи.

Кобыла, злая как черт, загораживала дверь стойла и не давала Эми выйти. Это был ее первый жеребенок, и мать, ревнивая и готовая защищать своего отпрыска, как и всякая другая молодая мамаша, наступала на Эми и пыталась ухватить девочку своими большими желтыми зубами. Она промахнулась всего на несколько дюймов, пытаясь вцепиться в плечо Эми.

– Полегче, мамаша, – пробормотал Тайри. – Полегче, милая.

Кобыла круто обернулась, готовясь к встрече с новой опасностью – бока ее ходили ходуном, зубы были оскалены. Жеребенок жался к матери, напуганный переполохом в стойле.

– Полегче, мамаша, – повторил Тайри. – А ну-ка, полегче. Никто не тронет твоего славного жеребенка. Успокойся, дорогая. Ну-ну!

Кобыла смотрела на него, подергивая ушами и раздувая ноздри.

Тихонько разговаривая с ней, Тайри потянулся и положил свою загорелую руку на лошадиную спину. Затем неторопливо накинул ей на шею веревочную петлю.

– Пойдем, пойдем, мамаша, – уговаривал он, не повышая голоса. – Выходи во двор.

Казалось, кобыла думает: поддаться ли на его уговоры? Затем, тихонько фыркнув, она обернулась и кинула последний взгляд на нарушительницу семейной идиллии, а потом, уже успокаиваясь, потянулась к Тайри, продолжавшему нашептывать ей нежные слова на языке апачей.

– Мистер Тайри…

– Тихо, детка, – предупредил он Эми. Потом снова заговорил с кобылой: – Пошли, пошли. Все в порядке. Все хорошо.

Мотнув головой, кобыла последовала за Тайри, успокаивая тихим ржанием жеребенка.

Кандидо, Кохилл и Рэйчел ждали их возле конюшни. Кохилл смотрел на Тайри, лицо его было бледным, глаза испуганными.

– С ребенком все в порядке, – успокоил его Тайри. – Она просто напугана.

– Слава Богу! – пылко отозвался Кохилл и устремился в конюшню. Минутой позже он появился снова, неся Эми на руках.

– Тайри! – пробормотал Джо Кохилл прочувствованно. – Как я тебя отблагодарю?

– В этом нет нужды, – отозвался Тайри, улыбаясь Эми. – Я просто возвратил долг. Верно, детка?

– Верно, – ответила Эми дрожащим голосом и разразилась слезами.

– Тайри, если есть что-нибудь, что я мог бы сделать для тебя… – продолжал Кохилл, – все, что угодно…

– Конечно, – ответил Тайри, передавая веревку, на которой вел кобылу, Кандидо. – В случае чего я дам знать. – И, еще раз улыбнувшись заплаканной Эми, Тайри направился к дому.

Рэйчел, следовавшая за ним по пятам, тоже улыбалась во весь рот. В этой истории он, несомненно, повел себя как порядочный человек, опасность, в которую попала девочка, не оставила его равнодушным. По какой-то причине, не ясной ей самой, Рэйчел это безмерно обрадовало.

– Чего вы, черт возьми, все время улыбаетесь? – спросил Тайри кисло. – У меня лицо посинело, что ли?

– Впредь вам придется быть осторожным, – поддразнила его Рэйчел, – а не то вы испортите свою репутацию крутого парня.

– Что?

– Если вы будете продолжать спасать детей, люди могут заподозрить, что под вашей каменной оболочкой скрывается сердце.

– Учту это, – сухо ответил Тайри. Рэйчел громко рассмеялась.

– Вас просто убивает мысль о том, что люди застали вас за добрым делом, да? – продолжала торжествовать Рэйчел. – Ну уж я-то буду вам об этом напоминать не реже раза в день.

– Тогда я вышибу вам зубы и заткну их в ваше очаровательное горлышко, – ответствовал Тайри, и угроза его была шуткой только наполовину.

– Я больше вас не боюсь, Логан Тайри, – отважно заявила Рэйчел.

Ей очень к лицу это оживление, заметил Тайри. Щеки раскраснелись, и этот оттенок розового цвета очень шел ей, синие, как небо, глаза искрились весельем, чтобы поспеть за ним, ей приходилось чуть ли не бежать вприпрыжку. Да, она и впрямь забавлялась, дразня и подкалывая его. В этом можно было не сомневаться.

– Так вы меня больше не боитесь, – вяло процедил Тайри.

– Верно, – ответила Рэйчел задорно. – Я-то привыкла считать вас сделанным из холодной стали и льда, а сейчас знаю, что внутри вы нежный, как расплавленное масло.

Они уже зашли на веранду. Рэйчел стояла, облокотившись на один из вертикальных столбов и откинув голову назад. В его глазах загорелось нечто похожее на любопытство, и Тайри сделал шаг к ней.

– Подойдите-ка поближе, – сказал он, – и я покажу вам, каким нежным могу быть.

Внезапно Рэйчел расхотелось улыбаться. От хрипловатого голоса Тайри, в котором она услышала желание, по спине Рэйчел побежали мурашки. Она взглянула в его голодные кошачьи глаза, и сердце ее забилось глухо, как индейский военный барабан.

– В этом нет надобности, – сказала она быстро. – Я вам и так верю.

Тайри сделал еще один шаг и оперся руками о столб по обе стороны от головы Рэйчел, так что она оказалась в ловушке. Взгляд желтых глаз медленно скользнул по нежному изгибу ее губ, потом опустился ниже, на грудь, а затем снова поднялся – к ее лицу. Теперь она казалась напуганной и уязвимой.

– А я думал, вы меня больше не боитесь, – насмешливо сказал он.

Рэйчел с трудом сглотнула: мужество покидало ее, когда он стоял так близко, ноздри щекотал запах сигарного дыма, и все это живо напомнило ей каньон Сансет.

Не в силах глядеть в его янтарные, огненные глаза, Рэйчел перевела взгляд на его руку. Рукава рубашки были закатаны, и вид этой сильной смуглой руки явно не вызвал в ней ни страха, ни отвращения. Черная рубашка прекрасно сочеталась с его смуглой кожей и черными, как эбеновое дерево, волосами. А в пристально вглядывавшихся в ее лицо глазах горел глубоко запрятанный янтарный огонь.

– Я не боюсь, – запинаясь начала Рэйчел. – Просто я кое-что поставила жариться в духовку, и, думаю, еда подгорает.

– Правда? Я не чувствую никакого запаха. Было очевидно, что Тайри потешается над ней: углы его рта поднялись в насмешливой улыбке, которую она так ненавидела, а в глазах заплясали искры.

– А я чувствую! – закричала Рэйчел. Поднырнув под его руку, Рэйчел кинулась к двери в дом и остановилась, только когда оказалась внутри и в полной безопасности.

Рэйчел немного постояла, потом обернулась и посмотрела через плечо. Никого не увидев за своей спиной, она вздохнула с облегчением.

Слава Богу, он не стал преследовать ее! Черт бы побрал этого человека! Почему бы ему не уехать и не оставить ее в покое? Ей была ненавистна его манера смотреть на нее, когда они оставались одни. В его янтарных глазах тогда появлялся голодный блеск, а углы губ кривились в усмешке. Она слишком хорошо знала, о чем он думает, когда вот так глядит на нее. Конечно же, он вспоминает каньон Сансет!

Этот день навсегда остался в памяти Рэйчел. И воспоминания эти то жгли ее, то обдавали холодом – когда она мысленно вновь переживала тот панический ужас, который охватил ее во время преследования индейцев. Но бегство ее оказалось напрасным, а сопротивление ни к чему не привело. Она помнила, какой испытала ужас и унижение, когда они бросили ее на землю, задрали ей юбки, и их глубоко посаженные черные глаза смотрели на нее с насмешкой и вожделением… О, какое она тогда испытала облегчение, увидев Тайри. Слава Богу, подумала она, идет помощь!

И, как всегда, ее объял стыд при воспоминании о том, что она совершила. Она не могла винить Тайри за то, что произошло между ними. Ведь он готов был отпустить ее, когда индейцы удалились. Но нет, она сама обвила его шею руками, притянула и, собственно говоря, сама предложила ему себя.

О, если бы только он уехал! Может быть, тогда ей удастся забыть все, что случилось. Но, по правде говоря, забывать все ей вовсе не хотелось. Она с трепетом вспоминала его прикосновения. И то, что она почувствовала, когда Тайри обнял ее. Она с волнением, отнюдь не неприятным, вспоминала, как впервые ощутила тяжесть его тела и как его губы нашли ее рот, его голос звучал в ее ушах, и он шептал ей на ухо нежные слова о том, что она прекрасна и желанна.

Она была рада, когда вошла Эми и попросила молока и печенья.

Глава 5

Рано утром в понедельник Тайри оседлал свою лошадь и верхом отправился в город. Он слишком засиделся на ранчо Хэллоранов, размышлял Тайри, и пришла пора выпить и немного встряхнуться в местном салуне.

Попав на главную улицу, он остановился у первого же заведения. Тайри ухмыльнулся, увидев вывеску. На ней было написано «У Баушер». Безносая Беверли Баушер была личностью, известной по обоим берегам Миссури. Эта дама слыла украшением борделя и модного в Денвере салуна до тех пор, пока не влюбилась в апачского следопыта-полукровку. Индеец не мог смириться с тем, что женщина продавала свое тело за деньги, и отрезал ей кончик носа. Беверли бежала из Денвера и поселилась в тихом городке Йеллоу-Крик. Теперь она состарилась и почти не покидала своих комнат наверху, над салуном. Но история ее все еще передавалась из уст в уста.

Спешившись, Тайри привязал гнедую к коновязи, ослабил подпругу и на прощание, прежде чем войти в салун, потрепал лошадь по холке. Заказав в баре бутылку ржаного виски, он отнес ее к уединенному столику в конце зала. Сидя, как обычно, спиной к стене, он медленно и методично осушал бутылку, пока не показалось дно, и напряжение оставляло его по мере того, как янтарная жидкость согревала желудок.

Ближе к полудню салун наполнился посетителями. Заходили лавочники, чтобы быстро опрокинуть стаканчик после обеда. Забредали безработные ковбои в надежде разузнать, не требуются ли работники на одном из местных ранчо.

Тайри разглядывал каждого входящего, окидывая внимательным взглядом с головы до ног. К вечеру в салун ввалились двое крутых ребят, и Тайри почувствовал, как мускулы его напряглись: он узнал наемных головорезов Уэлша. Парни также заметили Тайри. Несколько минут они хмуро разглядывали его, затем о чем-то посовещались и вышли из салуна.

Было уже поздно, когда Тайри вернулся на ранчо Хэллоранов. Свет горел только в одном окне, и Тайри предположил, что Джон заснул над своими бухгалтерскими книгами. Но вместо старика он обнаружил Рэйчел, свернувшуюся калачиком в кресле и занятую чтением Шекспира.

И разрази его гром, если она не была чертовски соблазнительна, когда ее медовые волосы рассыпались по плечам, и мягкий свет лампы ласкал щеки, подчеркивая их прелестные очертания.

Рэйчел подняла голову, испуганная его неожиданным появлением.

– Мистер Тайри, мы думали, вы уехали.

– Жаль вас разочаровывать, мэм, но я просто взял выходной.

Рэйчел сморщила нос, уловив запах спиртного.

– И провели этот день в местном салуне, – пробормотала она с очевидным неодобрением.

– Да. У вас есть кофе?

– Немного осталось от обеда, – сухо сказала она.

– Сойдет. А вы не могли бы его подогреть для меня?

– Полагаю, могла бы.

Тон ее не оставлял сомнений в том, что ее эта перспектива не радует и что ей вовсе не хочется провести еще некоторое время в его компании.

– Благодарю.

Тайри последовал за нею на кухню, не уставая восхищаться ее тонкой талией и соблазнительно покачивающимися бедрами.

– Хотите что-нибудь съесть? – спросила Рэйчел холодно.

– Только кофе.

– Вы останетесь с нами еще на некоторое время, мистер Тайри?

Он тихонько хмыкнул:

– А вы ждете не дождетесь, когда избавитесь от меня? Да?

– Да, – согласилась Рэйчел. – Отец очарован вами и радуется тому, что вы живете здесь, а я нет.

Хотелось бы знать, сколько еще вы собираетесь оставаться у нас?

– Пока ваш старик не скажет, чтобы я убирался, – огрызнулся Тайри, как всегда, раздраженный ее слишком очевидным равнодушием к нему. – Кофе готов?

– Да.

Тайри принял предложенную Рэйчел чашку и глотнул горячей горькой жидкости. Как скверно, что это не отрава, подумал он кисло. Тогда бы она, возможно, заулыбалась.

– А на вторую чашку наберется? – поинтересовался он, скорее чтобы позлить ее.

Не говоря ни слова, Рэйчел снова наполнила чашку Тайри. Ее беспокоил взгляд Тайри и то, что он оказался между ней и дверью. Он пил кофе, а глаза его не отрывались от ее лица. Внезапно она осознала, что на ней только хлопчатобумажная ночная рубашка и фланелевый халат. Бессознательным движением Рэйчел плотнее запахнулась.

Поставив на стол пустую чашку, Тайри протянул руку и провел по волосам Рэйчел, накрывавшим тяжелой волной ее плечи. Они были мягки как шелк и как атлас скользили под его пальцами. Подойдя к ней ближе, он ощутил слабые запахи лавандового мыла и свежего хлеба. Но все эти запахи перекрывал собственный аромат Рэйчел, теплый аромат женщины.

Чертыхнувшись сквозь зубы, Тайри обнял и поцеловал Рэйчел. Губы его были жесткими и требовательными.

С минуту Рэйчел оставалась неподвижной в его объятиях. Затем она почувствовала, что колени ее подгибаются, будто поцелуй вытянул всю силу из ее тела. Внизу живота будто загорелся огонь, и язычки пламени медленно поползли вверх. Когда Тайри отстранился, Рэйчел почувствовала себя ограбленной, покинутой, она качнулась к нему, запрокинув лицо: ее рот, как ни странно, жаждал поцелуя.

Тайри тихонько рассмеялся, и его губы снова прижались к ее рту.

– Как сладко, – пробормотал он, чуть покусывая ее нижнюю губу. – Как сладко!

Его дыхание щекотало ухо, губы прикасались к шее, волосам. Рэйчел прислонилась к нему, трепеща от наслаждения, а его руки ласкали и гладили ее. Он с силой прижимался к ней, и от этого дыхание ее прерывалось. Он был таким большим, таким высоким, таким мужественным! Все ее существо откликалось на прикосновения его рук, и ее пальцы также тянулись к широким плечам, едва прикрытым черной хлопчатобумажной рубашкой.

– Сладко, – повторил он снова, и она почувствовала, как он ослабил пояс ее халата и дотронулся до нежной кожи в вырезе ночной рубашки.

Прикосновение жесткой руки Тайри к груди внезапно пробудило Рэйчел: она осознала, что делает и с кем. Вскрикнув, Рэйчел высвободилась из объятий Тайри. На щеках ее рдели два алых пятна, а глаза горели негодованием. Она с силой ударила его по щеке.

На щеке Тайри остался след ее руки, багровое пятно, столь же яркое, как мгновенно полыхнувшая и тотчас погасшая в ее глазах ярость. Рэйчел метнулась мимо Тайри к двери, но прежде чем она успела скрыться, Тайри схватил ее за плечи. Держа ее в плену своих сильных рук, он повернул девушку лицом к себе и поцеловал в третий раз.

Напрасно Рэйчел сопротивлялась: чем сильнее она отбивалась, тем крепче и жарче он ее целовал, и наконец она притихла. В ушах у нее слышался какой-то гул, ноги дрожали, а желание стоять так вечно все возрастало: ей хотелось, чтобы руки Тайри продолжали крепко обнимать ее, а губы прижимались к ее губам. Все это вызывало в ее теле все нарастающее томление, зарождавшееся где-то в недрах ее существа.

И когда наконец Тайри выпустил ее, она была почти разочарована.

– Давайте, ударьте меня еще, – нахально предложил он. – За это удовольствие стоит заплатить.

На следующее утро Рэйчел чувствовала, что губы ее все еще болят от поцелуев. Какой же он высокомерный и несносный! Но это вовсе не мешало ей с готовностью отвечать на его поцелуи и ласки.

За завтраком Рэйчел была холодной и отчужденной, избегала понимающего взгляда Тайри и не допускала, чтобы он вовлек ее в разговор.

Джон Хэллоран хмуро смотрел на дочь. Он знал, что она настроена против Тайри, но, по его понятиям, не было причины вести себя с ним столь грубо. В конце концов Тайри был наемным работником и по крайней мере мог рассчитывать на минимальное внимание и учтивость.

Когда завтрак наконец закончился, Рэйчел облегченно вздохнула. Мужчины вышли из дома, и она быстро принялась убирать со стола и наводить порядок на кухне. Потом вернулась в спальню, собираясь закончить шитье нового платья. Но, ненароком взглянув в окно, выходящее во двор, она увидела знакомую фигуру, выделяющуюся на фоне загонов для скота. Тайри наблюдал за Кандидо, пытавшимся надеть седло на крупного серого жеребца. Кандидо лучше всех на ранчо умел обращаться с лошадьми, и она была удивлена тем, что ему никак не удается обуздать этого жеребца, недавно пригнанного с пастбищ. Конь, еще чувствовавший себя королем и хозяином положения, по натуре оказался борцом: как только он почувствовал тяжесть седла на своей спине, он приготовился к бою.

Кандидо, сделав еще одно, последнее, резкое движение, сильно затянул подпругу и вскочил в седло. И тут же будто все силы ада выпустили на свободу. Обезумевший, разъяренный жеребец, прижав уши, начал истово плясать, пытаясь сбросить всадника. Конь тщетно вставал на дыбы – как ни удивительно, Кандидо сидел в седле, будто приклеенный. Но когда все усилия избавиться от ненавистного седока не увенчались успехом, жеребец попятился и грохнулся на спину. Но Кандидо успел вовремя выпрыгнуть из седла и снова ловко усесться в него еще до того, как серый строптивец поднялся на ноги.

Яростно фыркая, жеребец закусил удила и помчался неистовым галопом. Думая, что конь собирается перемахнуть через ограду, объездчик покрепче устроился в седле. Но у лошади были другие планы. В последний момент животное сделало резкое движение в сторону, с силой ударив Кандидо о прочные деревянные столбы ограды.

Послышался громкий хруст ломаемой кости и еще более громкий и пронзительный крик боли: правая нога Кандидо была сломана. Празднуя победу, серый жеребец снова поднялся на дыбы, а Кандидо вылетел из седла, изо всех сил ударившись о землю.

Со стремительностью горного льва Тайри перемахнул через изгородь и ухватил лошадь за уздечку. В это время двое ковбоев проскользнули в загон, чтобы вынести оттуда неподвижно лежащего Кандидо.

Казалось, Тайри не обращал ни малейшего внимания на возникшую суету. Стоя возле животного, он смотрел только на него и успокаивающе похлопывал его по взмыленной шее, нежно почесывал за ухом, и говорил, говорил…

Ни на секунду не умолкая, Тайри снял с жеребца седло и промокшую от пота попону и повел его к стойлам.

Рэйчел смотрела вслед Тайри, забыв о недошитом платье. Как мог этот человек быть таким нежным и терпеливым с диким животным и столь безжалостным с людьми?

Утром следующего дня Рэйчел вновь увидела Тайри. И снова рядом с серым жеребцом. Из окна своей спальни она наблюдала, как Тайри ослабил сбрую, потом снял легкую седельную прокладку. Сделав это, Тайри протер ею шею и холку, мускулистый круп и каждую ногу. Ковбои называли это «высушить лошадь», но редко кто из них применял это на практике.

Большинство ковбоев просто седлали животное и выезжали, стараясь подавить лошадь грубой силой. Но Тайри был не таков. Снова и снова он обтирал спину и шею животного попоной, приучая к ней жеребца и показывая, что бояться нечего.

Потом в ход пошло седло – он то надевал, то снимал его и повторил эту процедуру несколько раз. Все это время он разговаривал с лошадью.

Очарованная этим зрелищем, Рэйчел вышла из комнаты и спряталась за деревом, надеясь расслышать, что говорит Тайри резвому мустангу. Но слова его звучали на непонятном ей языке.

Отбросив в сторону седло и попону, Тайри начал гладить шею серого. А потом, все еще шепча что-то лошади на ухо, он вскочил на спину животного. На какой-то момент жеребец завел уши назад, ноздри его раздулись, вся его фигура выражала подозрительность и сомнение, но Тайри снова заговорил с ним, стараясь успокоить его мягкими и нежными словами и ласковым прикосновением рук, и после нескольких не очень вдохновенных прыжков жеребец остановился и стоял спокойно, прядая ушами.

Спешившись, Тайри сначала провел лошадь по загону в одну, потом в другую сторону. И снова, уже без усилий, вскочил на спину жеребца. Снова спешился. Потом, будто он делал это ежедневно и долгие годы, вновь оседлал серого и вскочил в седло. И жеребец стоял так спокойно, будто всю жизнь ходил под седлом.

– Хотите испытать его, мэм?

Испуганная Рэйчел вышла из своего укрытия.

– Откуда вы узнали, что я здесь?

– По запаху. Так хотите на нем проехаться?

– На этом упрямце? Нет, благодарю.

– Он не упрямец, – сказал Тайри, похлопывая жеребца по шее. – С ним просто плохо обращались, но теперь он будет слушаться. Вот увидите. Несколько добрых слов, не слишком резкие движения поводьев, и он будет нежен и послушен, как ваша собственная кобылка.

– Как жаль, что это не срабатывает, когда речь идет о людях, – сурово заметила Рэйчел.

– Полагаю, вы имеете в виду меня, – сказал Тайри раздраженно.

– Совершенно верно.

Спешившись, Тайри вывел жеребца из загона. Остановившись возле Рэйчел, он язвительно улыбнулся.

– Возможно, это и сработало бы, – предположил он. – Почему бы вам не попытаться быть со мной милой хотя бы несколько дней и посмотреть, что из этого выйдет.

– Я и так мила с вами! – огрызнулась Рэйчел.

– Да, – согласился Тайри, тихонько посмеиваясь. – И в самом деле милы. И говорите так нежно и ласково.

Рэйчел почувствовала, что краснеет. Он снова дразнил ее и старался рассердить. И, черт бы его побрал, ему это удавалось. Сжав руки в кулаки, она глубоко втянула воздух, решив, что на этот раз не будет вступать с Тайри в пререкания.

Нежно улыбаясь, она склонила голову и потянулась к жеребцу.

– Что вы ему говорили?

– Не знаю, – ответил Тайри, пожимая плечами. – Так разговаривают с лошадьми апачи.

– И это, безусловно, действует.

– Да, всегда.

Его глаза смотрели прямо на нее и, казалось, старались вызвать к жизни какое-то чувство, что-то внушить, потом его взгляд переместился на нежные всхолмления под желтой блузкой, затем опустился ниже, на бедра.

– Как жаль, что это не помогает в отношении женщин.

– Полагаю, вы имеете в виду меня? – повторила его слова Рэйчел.

Она хотела, чтобы ее реплика прозвучала легко и дразняще, но из ее уст послышался только напряженный шепот. Выражение желтых глаз Тайри так действовало на нее, что с ней начинали твориться какие-то странные вещи: ее вдруг обдавало жаром, будто жидкий огонь разливался по телу, и она видела, как медленная улыбка зарождается в углах его рта. Почему он так нагло, вызывающе красив, мысленно сетовала она. И почему ее сердце вело себя так странно каждый раз, когда он оказывался поблизости? Улыбка Клинта не производила на нее столь магического действия, не пробуждала в ее теле никаких откликов, и поцелуи его не заставляли Рэйчел задыхаться и томиться по новым ласкам.

– Именно вас, – тихо шепнул Тайри.

В течение какого-то выпавшего из потока времени мгновения они смотрели друг на друга, и пространство между ними заполнялось жаром. Рэйчел не сводила глаз с мужчины, стоящего рядом с жеребцом. Он был надменным и самоуверенным, таким чертовски самоуверенным! Он напоминал ей индейцев, живших в горах. Он был подобно ветру свободен, дик и смертельно опасен. И все же нечто в нем привлекало ее, искушало заглянуть в глубину его сердца и души и узнать, что же он такое на самом деле. Ее разум говорил ей, что он именно то, чем кажется: безжалостный убийца, человек, готовый не дрогнув погасить человеческую жизнь. Но в глубине души Рэйчел знала, что не все так просто. Она видела проявления нежной и благородной натуры, когда он считал, что за ним никто не наблюдает. Видела, как его смуглые сильные руки нежно гладили волосы Эми. Видела, как он спас птенчика из когтей голодной кошки. Да и ей самой пришлось испытать его нежность в каньоне Сансет.

Тайри склонил голову набок, одна его черная бровь вопросительно поднялась, уж слишком долгим и внимательным был взгляд Рэйчел. О чем она думает? Какие сумасбродные мысли бродят в этой хорошенькой головке? Что бы она сделала, если бы он обнял ее тонкую талию и запечатлел поцелуй на этих восхитительных губах? Закричала бы? Снова дала ему пощечину? Убежала в дом? Или признала, что тоже хочет его, и возвратила бы ему поцелуй?

Как бы читая его мысли, Рэйчел отступила на шаг, скрестив руки на груди.

– Так апачи разговаривают с лошадьми? – сказала она, рассеивая своим вопросом чары, окутавшие их и лишившие дара речи. – А где вы научились их языку?

– От индейцев Мескалеро. Некоторое время я жил с ними.

В его тоне было нечто насторожившее ее, и она поняла, что дальнейшие расспросы вести не стоит, но волей-неволей вопросы эти продолжали ее мучить. Сколько времени он жил с индейцами? Почему оказался с ними? И от них ли научился ходить бесшумно с такой кошачьей грацией, которая вовсе несвойственна большинству мужчин? Может быть, поэтому он так неохотно говорил о своем прошлом? Возможно, он воевал вместе с апачами? Рэйчел почувствовала озноб, хотя солнце светило ярко и горячо. Слишком легко ей было представить Тайри, рыскающего в поисках добычи, убивающего и снимающего скальпы. Да в придачу получающего от этого удовольствие.

Внимание Тайри привлек приближающийся стук копыт, он бросил взгляд через плечо и увидел высокого светловолосого молодого человека, который подъехал к дому, спрыгнул с седла и огляделся. Наконец он заметил Рэйчел. На лице незнакомца расплылась улыбка, и он торопливо направился к ней.

Рэйчел тоже улыбнулась, ее живые глаза засветились радостью. Она протянула молодому человеку руки.

– Клинт, – сказала она нежно. – Как я рада, что ты вернулся!

Наклонившись, Клинт Уэсли поцеловал Рэйчел в щеку.

– Ты действительно скучала обо мне? – спросил он внезапно охрипшим голосом.

– Ты же знаешь, что это правда.

– И сильно?

– Больше, чем это можно выразить словами, – ответила Рэйчел с насмешливой серьезностью, и они оба рассмеялись, будто это была известная им и не раз уже повторявшаяся шутка.

Тайри внимательно рассматривал светловолосого Адониса, с особым интересом поглядывая на сверкающую шестиконечную звезду из белого металла, пришпиленную к черной кожаной куртке и «кольт» 45-го калибра в кобуре на его правом бедре. Оружие казалось новым, пользовались им, по-видимому, редко, но содержали в образцовом порядке.

Тайри снова посмотрел на незнакомца, рассерженный тем, что тот все еще не выпускал рук Рэйчел.

– Скажи-ка, Рэйчел, – обратился к ней Уэсли, – ты все еще собираешься пойти со мной на праздник в Йеллоу-Крик?

– Конечно, – ответила она, просияв, отчего на щеках ее образовались прелестные ямочки. – Я ни за что не пропущу такого случая! А ты придешь сегодня обедать. Я знаю, па будет рад тебе.

– Конечно, приду, – отвечал Уэсли и только тут, казалось, обратил внимание на Тайри. – Это твой друг?

– О, прошу прощения, – сказала Рэйчел, при этом радость будто покинула ее, – Клинт Уэсли, а это Логан…

– Мэтт Логан, – перебил Тайри, не повышая голоса.

Шериф кивнул, но его голубые глаза заволокло легкой дымкой: у него зародилось подозрение. Тайри бесчисленное множество раз наблюдал такое выражение глаз у официальных лиц. Обычно у людей, носящих звезду шерифа.

– Вы друг семьи, мистер Логан?

– Нет, всего лишь наемный работник.

Уэсли потер ладонью щеку и подбородок, глаза его хранили задумчивое выражение.

– Бывали в наших местах прежде?

– В последнее время – нет.

– Гм. Ваше лицо кажется мне знакомым. Не возражаете, если я спрошу, откуда вы?

Вот еще одна общая черта у всех представителей правосудия, кисло подумал Тайри. Они чертовски дотошны, во все лезут.

– Возражаю, – отозвался он неприветливо. – Извините, но я предпочел бы вернуться к своей работе.

И прежде чем Уэсли успел воспрепятствовать, Тайри вскочил в седло и направил серого к конюшням.

– Кажется, не особенно приветливый малый. Верно? – пробормотал Клинт.

– Нет. Я его терпеть не могу. Когда ты вернулся?

– Только что. Я еще не был на службе.

– Тебя не было так долго, я уже начала беспокоиться!

Клинт пожал плечами.

– Мне пришлось заниматься в территориальной тюрьме бумажной волокитой.

Рэйчел понимающе кивнула.

Если Клинт не был в городе, то, вероятно, ничего не слышал о судьбе Уэлша. Но он скоро узнает об этом. А если у него появятся сведения о том, что Джоба Уэлша убил Тайри, что будет тогда? Действительно, на курок нажал Тайри, но ведь ее отец также виноват перед лицом закона.

– Ладно, пожалуй, мне пора, – нехотя сказал Клинт, – у меня накопилась куча бумаг, которые нужно прочесть. Обед в шесть?

– Да, – ответила Рэйчел с отсутствующим видом и подставила ему лицо для поцелуя.

Рэйчел приготовила любимые блюда Клинта: ростбиф, картофельное пюре, подливку, кукурузу в початках, зеленые бобы, бисквиты, сочившиеся маслом и медом, и на десерт яблочный пирог.

– Боже милостивый, Джон, меня удивляет, что ты не растолстел, как боровы старика Эмерсона, – смеясь заметил Уэсли, кладя на тарелку второй кусок пирога. – Я вот точно бы растолстел, если бы ел так каждый день.

– Ну, это легко устроить, – ответил Хэллоран, подмигивая и улыбаясь.

– Па, прекрати! – вмешалась Рэйчел, послав Клинту застенчивую улыбку. Он казался на диво красивым в ярко-красной рубашке и коричневых бриджах, украшенных галуном. Она невольно сравнивала Клинта с Тайри, как обычно одетым во все черное. Клинт, вне всякого сомнения, из них двоих был красивее, но все же в Тайри было нечто дикое и чувственное, что, приходилось признать, привлекало ее.

– Удалось тебе доставить Кудрявого Боба в Юму без приключений? – спросил Хэллоран Уэсли. – Ходили слухи, что его шайка собирается попытаться отбить его.

– На нашем пути никто не попадался, – ответил Клинт с ухмылкой. – Я пустил слух о том, что вышибу Кудрявому Бобу мозги при первых же признаках неприятностей.

– Черт возьми! – рассмеялся Хэллоран. – Думаю, они поняли, что, если что, ты так и сделаешь, как обещал.

– Наверняка. Кстати, я видел сегодня в городе сестру Уэлша. Она очень хорошенькая.

– Собирается продавать ранчо?

– Не знаю, Джон. Не было случая поговорить с ней. Но, судя по тому, сколько вещей она привезла с собой, похоже, она собирается остаться здесь надолго.

Хэллоран кивнул. Лицо его стало задумчивым.

– Странно как-то погиб Уэлш, – размышлял вслух Клинт. – Кажется, никто не имеет представления о том, кто это сделал и почему.

Рэйчел искоса бросила взгляд на своего отца, ожидая его ответа, но он молча уставился в кофейную чашку и думал, по-видимому, о чем-то другом.

– Ужасная история, – быстро вмешалась в разговор Рэйчел. – Скажи мне, Клинт, заглядывал ли ты к О'Брайенам по пути в Юму? Молли уже родила ребенка?

Тайри про себя усмехнулся, заметив, как ловко Рэйчел перевела опасный разговор на другие рельсы.

Обед был окончен, и трое мужчин удалились в гостиную выпить бренди и выкурить по сигаре, а Рэйчел тем временем убирала со стола и мыла посуду.

Если шериф и удивился, что наемный работник Мэтт Логан сидел в хозяйском доме за общим столом и пил бренди с хозяином, он ничего не сказал по этому поводу, хотя время от времени бросал на Тайри долгие внимательные взгляды. Когда Джон Хэллоран наполнил стаканы, Уэсли сказал:

– Сегодня днем я видел в городе пару работников с ранчо Уэлша. Кажется, они полагают, что кто-то заплатил за то, чтобы устранили их хозяина.

– Вот как? – без особого интереса спросил Тайри.

– И они кого-нибудь подозревают? – поинтересовался Хэллоран мрачно.

Лицо Тайри оставалось бесстрастным, но вина Джона Хэллорана читалась на его морщинистом, обветренном всеми ветрами лице так же отчетливо, как если бы это было напечатано на листе бумаги. Но Клинт Уэсли не замечал этого. Он не сводил глаз с человека по имени Мэтт Логан. И до того как рука Уэсли потянулась к кобуре, его взгляд выдал его.

– Я не стал бы этого делать, – предупредил его Тайри решительно. – Если хотите выйти отсюда живым.

Клинт Уэсли с трудом сглотнул, глядя на наставленное на него дуло «кольта» 44-го калибра, как по волшебству появившегося в руке Тайри.

– Тайри, – пробормотал Уэсли, при этом лицо его приняло бессмысленное выражение. – Логан Тайри.

– Долго же вы попотели, пока сообразили, – укорил его Тайри мягко.

– Так это были вы? – спросил Уэсли тоном обвинителя. – Вы подстрелили Уэлша?

– Разве?

– Вы просто подъехали и хладнокровно подстрелили его.

– Кто-нибудь видел это?

– Нет.

– Скверно, если не видели.

– Ну и что теперь? Собираетесь и меня застрелить так же?

Тайри коротко рассмеялся, но в смехе его не было веселья.

– Думаете, я ошибусь и скажу «да!»? Так забудьте об этом. Я не убивал Уэлша и не собираюсь убивать вас, если вы не сделаете никакой глупости.

Во время этой словесной дуэли Хэллоран не произнес ни слова. Теперь он прочистил горло и сказал резко:

– Тайри, уберите револьвер. В моем доме не будет перестрелки. А ты, Клинт, забудь на минуту о своей шерифской бляхе и вспомни, что ты мой гость.

– Сегодня я не чувствую себя желанным гостем, – ответил Клинт, неловко поднимаясь на ноги. – Если не возражаете, я попрощаюсь с Рэйчел и откланяюсь.


Хэллоран и Уэсли обменялись рукопожатием, и Клинт вышел. Спина его была неестественно прямой, будто он ожидал, что вслед ему полетит пуля.

– Проклятие! – Хэллоран шепотом выбранился, и кровь отхлынула от его лица. – Он знает, – пробормотал старик, в ужасе качая головой. – Теперь он знает.

– Ни черта он не знает, – решительно возразил Тайри. И одним духом осушил свой стакан. Подойдя к столу, на котором Хэллоран держал напитки, он налил себе еще одну порцию.

– Не волнуйтесь, старина, – заметил он спокойно. – Я не стрелял Уэлшу в спину, а если бы даже и так, то свидетелей не было.

– Мне не следовало нанимать вас, – устало сказал Хэллоран. – Со дня смерти Уэлша у меня не было ни одной спокойной ночи. Черт возьми, лучше бы я уступил ему ранчо!

– Вы почувствовали бы себя лучше, если бы я сказал вам, что убил Уэлша в честном поединке?

– А так и было? – спросил Хэллоран с надеждой.

Тайри усмехнулся, видя, как оживилось лицо старика.

– Конечно, так и было, – уверенно солгал он. – Сегодня можете спать спокойно, Хэллоран. Повторяю, у вас нет причин для волнения.

Хэллоран, конечно, не поверил. Но ему так хотелось верить, ему это было просто необходимо, и старик кивнул:

– Спасибо, Тайри. Увидимся утром.

Выйдя на воздух, Тайри уселся на перилах веранды и закурил сигару. Стояла ясная и прохладная ночь, пронизанная ароматом шалфея и жимолости. На черном бархате неба мерцали бесчисленные звезды.

Раздавив окурок, Тайри неспешной походкой направился к загону и едва заметно улыбнулся, когда серый жеребец подошел к нему.

– Привет, парень, – сказал Тайри и почесал его за ушами. Но тотчас же резко обернулся, услышав шаги за спиной. В руке его блеснула сталь револьвера. Но это оказалась всего лишь Рэйчел.

– Вы очень ловко с ним обращаетесь, – саркастически заметила она.

– Да нет, всего лишь приемлемо, – отвечал Тайри, быстрым движением, не ускользнувшим от Рэйчел, пряча «кольт» в кобуру.

– Клинт уехал?

– Да.

– Вы что-то хотите мне сказать, Рэйчел?

Он впервые назвал ее по имени. Она не могла бы объяснить, но по ее телу от этого пробежала дрожь.

– Вам что-нибудь нужно?

– Да. Обещайте мне, что не тронете Клинта. Тайри фыркнул:

– Не могу дать вам такого обещания.

– Почему же?

– Потому что рано или поздно он сочтет, что его долг арестовать меня. А я ни за что не вернусь в тюрьму. В этой адской дыре я провел восемнадцать месяцев и не собираюсь возобновлять это удовольствие. Даже ради вас. И ни для кого бы я этого не сделал. И если Клинт Уэсли попытается меня снова засадить туда, я убью его.

Скажите это ему. Что же касается Уэлша, я вызвал его на поединок и убил. Хотите знать что-нибудь еще?

Рэйчел молча покачала головой, думая про себя, что никогда не видела такого холодного и безжалостного выражения глаз ни у одного мужчины.

И вдруг лицо его изменилось, и Рэйчел поняла, что сейчас он протянет к ней руку. Воспоминание о его последнем поцелуе вызвало у нее дрожь в коленках, и она повернулась и бросилась бежать под защиту дома. Она неслась так, будто ее преследовали все псы ада.

Тайри за ней не последовал.

Глава 6

День, на который было намечено празднество, наступил. Он был солнечным и ясным. Когда Клинт Уэсли явился за Рэйчел, Тайри сидел на передней веранде, жуя неизменную сигару. Шериф, черт бы его побрал, выглядел чертовски красивым в синей клетчатой рубашке и черных джинсовых штанах. Поверх рубашки он надел черный кожаный жилет. И Рэйчел, вырядившаяся в лучшее платье – в белый и розовый горошек, выглядела так, что хотелось ее съесть. Золотые, как мед, волосы, венчала белая шляпка с широкими полями, отделанная розовыми и голубыми лентами.

Тайри хмуро смотрел на молодую пару, отъезжавшую в наемном экипаже. Они смеялись и улыбались друг другу, как беззаботные школьники.

Тайри сама мысль о подобном народном гулянье казалась нелепой. Но, по-видимому, остальные обитатели ранчо не разделяли его мнения и не считали такое развлечение глупым, и вскоре оказалось, что он остался на ранчо один. Даже старый Хэллоран еще рано утром уехал в город.

Тайри сидел на веранде уже добрый час, пользуясь случаем побыть наедине с самим собой.

Близился полдень, когда Тайри почувствовал, что умирает от голода. Мысль о том, чтобы самому приготовить себе обед, он отверг сразу, сочтя за лучшее съездить в город верхом и перекусить в салуне. Десятью минутами позже он уже вскочил в седло и бодрой рысью направил лошадь к Йеллоу-Крик.

Еще только подъезжая к городу, Тайри услышал звуки скрипки и голоса ребятишек, веселящихся на празднике. На лужайке перед зданием школы танцевали десятки пар. Среди них он заметил Рэйчел и Уэсли. Они держались за руки и смеялись, но не забывали скользить взад и вперед в такт музыке.

Немного поодаль, на дороге, были расставлены столы, накрытые яркими скатертями. На них возвышались горы кексов, пирогов и печенья. Еще один стол с льняной белой скатертью стоял чуть в стороне, на нем громоздилась гора корзинок для школьных завтраков, красиво перевязанных лентами и украшенных бантами. Распродажа этих корзинок и должна была стать гвоздем сегодняшней праздничной программы.

Оставив серого жеребца в платной конюшне, Тайри двинулся к главной улице. Его правая рука привычно касалась рукояти револьвера, висевшего на правом бедре. Он ощущал на себе любопытные взгляды горожан, он даже чувствовал их спиной и к тому времени, когда подошел к школе, забыл о голоде.

Йеллоу-Крик нельзя было и сравнивать с такими городами, как Додж, Уичита или Эль-Пасо. Здесь были только церковь – на радость дамам, школа, чтобы дать образование детишкам, и маленькая гостиница. Между салуном «У Баушер» и китайской прачечной располагался магазин Торнгуда. Рядом с конторой шерифа находилась редакция местной газеты. С полдюжины мелких лавчонок торговали провизией, удовлетворяя нужды местных фермеров и их семей.

Тайри выбрал местечко у школьного здания и встал, опираясь на стену спиной и не сводя внимательного взгляда своих янтарных глаз с Рэйчел. Он отмечал каждое ее движение. Она была самой хорошенькой девушкой в городе, и хотя Тайри и неприятно было это признавать, она, а вовсе не голод послужила настоящей причиной его появления здесь. Мужчины всех возрастов соперничали, стараясь добиться ее внимания, и с радостью вставали в очередь, чтобы потанцевать с мисс Хэллоран, развлекали ее шутками и остротами и паясничали, как мальчишки, в надежде заслужить ее улыбку.

Никто не подошел к Тайри.

Танцы продолжались еще четверть часа, но наконец скрипач отложил скрипку, и началась следующая часть праздничной программы. Клинт Уэсли принял участие в соревнованиях по поеданию пирогов и выиграл первый приз. Упоенный победой, Уэсли схватил Рэйчел в охапку и смачно поцеловал в губы, размазав по ее лицу вишневую начинку пирога, прочие джентльмены подстрекали его на новые подвиги.

Кузнец одержал победу в состязаниях по борьбе, что ни для кого не оказалось неожиданностью. Руки у него были как дубовые стволы, а грудь как пивной бочонок. Веснушчатый мальчик лет пятнадцати выиграл в беге, а весьма привлекательная молодая особа – в стрельбе из лука.

Тайри наблюдал за всем этим со странной смесью досады и зависти. Ну что за чепуха! Набивать рот пирогами, судорожно запихивая их в глотку, гоняться за свиньей, вымазанной жиром, или перетягивать канат над глубокой лужей… Но все, казалось, веселились от души.

Около двух часов пополудни мэр призвал всех к тишине.

– Леди! – начал он, учтиво кланяясь группе женщин, хлопотавших вокруг стола с корзинами для распродажи. – Джентльмены! – обратился он к мужчинам. – Думаю, пора начинать. Как вам известно, человек, который купит корзиночку, не только станет обладателем вкусного обеда, но и сможет разделить его с очаровательной леди, которая его приготовила. Все вырученные от продажи средства пойдут на постройку нового дома для преподобного Дженкинса и его доброй семьи.

Мэр склонил голову, отдавая дань уважения священнику и его семье, и взял в руки первую корзинку.

– Пахнет жареным цыпленком и яблочным пирогом, – сказал он весело. – Какой будет первая сумма? Кто сколько за нее предложит?

Корзиночка Рэйчел оказалась пятой, и первым за нее предложил доллар Клинт Уэсли. Через несколько минут ставка увеличилась до десяти долларов, потому что все достойные молодые люди в городе претендовали на обед, приготовленный Рэйчел, и желали разделить его с ней.

– Десять долларов, – сказал мэр. – Десять долларов раз, десять долларов два…

– Пятнадцать долларов.

Все головы дружно повернулись в сторону говорившего. Несколько пожилых женщин с шумом выдохнули воздух, несколько дам помоложе завистливо уставились на Рэйчел. Подумать только! Пятнадцать долларов!

Клинт Уэсли бросил на Тайри суровый взгляд. И предложил шестнадцать. Говорил он спокойно, не повышая голоса.

– Двадцать долларов! – выкрикнул Тайри.

– Двадцать один, – сказал Уэсли, не собираясь сдаваться.

Тайри бросил взгляд на отчаянно покрасневшую Рэйчел, стоявшую рядом с мэром. Потом, криво усмехнувшись Уэсли, Тайри предложил пятьдесят, зная, что шерифу трудно будет выложить больше.

Мэр искоса взглянул на Уэсли. Клинт медленно покачал головой.

– Продано незнакомцу в черном за пятьдесят долларов! – объявил мэр с широкой улыбкой. – Надеюсь, вы получите от этого удовольствие.

Неся с боем добытую им корзинку, Тайри проследовал за Рэйчел в тенистое местечко возле здания школы и поставил корзинку на одеяло, которое Рэйчел расстелила на земле.

– Должно быть, вы ужасно голодны, – пробормотала Рэйчел. – Потратить пятьдесят долларов за обед, который вы могли бы съесть в ресторане на этой же улице всего за пятьдесят центов.

– Я купил за эти деньги ваше общество, – ответил Тайри искренно. – И мы оба это знаем.

При этих словах на щеках Рэйчел снова вспыхнул румянец. Не произнося ни слова, она открыла корзинку и выложила на тарелку запеченный окорок, картофельный салат, кусок свежего хлеба и клубнику. Затем передала тарелку Тайри и налила ему стакан холодного сидра.

Рэйчел ела, не ощущая вкуса пищи, под хищным взглядом Тайри и в присутствии всего в нескольких ярдах Клинта. Рядом с Уэсли сидела Милли Клоуард. Между ними стояла ее корзинка с едой. Милли была пухленькой молодой женщиной с мышиного оттенка волосами и спокойными карими глазами. Она не пользовалась успехом у молодых людей и казалась очень довольной тем, что завладела на время таким красивым молодым человеком. Клинт Уэсли машинально отвечал ей, не вникая в ее льющуюся бурным потоком болтовню. Гораздо больше его интересовало то, что происходило между Тайри и Рэйчел, за которыми он наблюдал. Милли же тем временем распространялась о свадьбе своей сестры.

Через несколько минут Рэйчел отставила свою тарелку и посмотрела на Тайри с откровенным любопытством:

– Почему вы приехали сюда сегодня? Мне показалось, вы назвали наш праздник глупостью и сказали, что взрослому человеку не пристало так проводить время.

Тайри пожал плечами:

– Значит, я передумал. Вы собираетесь сидеть здесь со мной только потому, что мне удалось переплюнуть Уэсли и добиться вашего обеда и общества?

– Но вы ведь знали, что Клинт и я собирались пообедать вместе.

– В таком случае он должен был предложить цену больше моей.

– Он не может себе позволить просто так выкинуть пятьдесят долларов.

– Значит, мне повезло, что он так беден, – сказал Тайри, улыбаясь во весь рот. – Да ну же, развеселитесь! А что вон в той палатке? Вон там?

– Гадалка. Я слышала, что она замечательная.

– Ах так? Что скажете, если мы пойдем и поглядим? Я никогда прежде не видел цыганок.

Рэйчел улыбнулась Тайри, внезапно обрадовавшись его обществу. По-видимому, он купил ее корзинку с обедом, потому что хотел побыть с ней, или чтобы позлить Клинта? Но, какова бы ни была причина, ей теперь было все равно. Она вдруг ощутила всепоглощающее и необъяснимое счастье.

– Только если и вы тоже примете участие, – сказала она кокетливо. – Но там, конечно, не обойдется без мошенничества.

Внутри, в палатке, было пусто и полутемно. Вся меблировка состояла из маленького круглого стола темного дерева и пары стульев с прямыми спинками, видавших лучшие дни. В центре стола шипела толстая белая свеча, бросая жутковатые тени на полотняные стены палатки.

За столом лицом к двери сидела гадалка. Она оказалась не цыганкой, а старой апачской скво с черными, посеребренными сединой волосами и впалыми щеками. На ее хрупком теле мешком висело бесформенное красное платье.

Прошла добрая минута, прежде чем она заметила их присутствие и приветствовала их слабым кивком головы. Потом, поглядев на вошедших бездонными черными глазами, заговорила скрипучим и будто издалека доносящимся голосом:

– Садитесь, дети мои. Дайте мне свои руки. Сначала леди.

Внезапно оробев, Рэйчел села, вложив свою правую руку в похожую на птичью лапку ладонь старухи.

Прошла минута, а в палатке все еще царила тишина, нарушаемая только шипением свечи.

– В твоей жизни была печаль, – сказала старая женщина ровным голосом. – Она миновала, но вернется снова, когда ты меньше всего будешь ожидать ее.

Затем индианка перевернула руку Рэйчел и пробежала своими узловатыми костистыми пальцами по ее ладони.

– Ты не замужем, хотя двое мужчин желают получить тебя. Один из них любит тебя всем сердцем и будет для тебя хорошим мужем и отцом твоих детей. В твоей жизни будет мало радости, если ты выйдешь за него, но ты будешь жить в мире и покое и желания твои угаснут. Другой мужчина тоже любит тебя, хотя сам еще об этом не знает. Жизнь с этим человеком может временами оказаться слишком бурной, но если ты за него выйдешь, то никогда об этом не пожалеешь.

Рэйчел подалась вперед. Несмотря на свое прежнее недоверие к гаданию, она чувствовала, что глаза старухи будто гипнотизируют ее, а голос завораживает.

– Как я узнаю, кого из них выбрать?

Индианка склонила голову набок, будто прислушивалась к далекому голосу, слышному только ей одной.

– Когда придет время, ты поймешь, кого выбрать. Рэйчел не сводила глаз с гадалки, против воли веря ее словам. Она ждала продолжения, но старуха отпустила ее руку и повернулась к Тайри:

– Теперь ты.

На мгновение странная тишина повисла над убогим маленьким шатром. Бездонные черные глаза ясновидящей жестко смотрели на Тайри, как бы пытаясь проникнуть в его душу.

В тебе течет индейская кровь, – пробормотала она, беря руку Тайри в свою. – И в этом причина того, что горе пришло в твою жизнь. Но это закалило тебя. Это сделало тебя сильным. Возможно, слишком сильным.

Наступило долгое молчание. Старуха смотрела куда-то мимо Тайри.

Вглядывалась ли она в длинные и темные коридоры его прошлого, гадала Рэйчел, или в мрачную тьму, окутывавшую будущее?

Зашипела свеча, и этот звук показался слишком громким в напряженной тишине, окутывавшей палатку. Рэйчел искоса взглянула на Тайри. Его глаза не отрывались от лица старухи, и он весь напрягся. Кажется, он верит ей, подумала Рэйчел недоверчиво, верит каждому ее слову.

Гадалка глубоко вздохнула, и рука ее сжала запястье Тайри.

– В будущем тебя ждут бурные дни, – сказала старуха голосом, глухим и полным печали. – У тебя будет много горя. Но в конце пути тебя ждет счастье, и ты найдешь то, что, как считал, навсегда ушло из твоей жизни.

Седая голова поникла. Старуха убрала морщинистые руки. Ее бездонные, как время, глаза закрылись. Гадание было окончено.

Прежде чем последовать за Рэйчел к выходу, Тайри вложил в руку старой индианки двадцатидолларовую золотую монету. После темноты палатки солнце показалось им ослепительным, и Рэйчел глубоко вздохнула. Ей казалось, что она выбралась на свет из какого-то мрачного подземелья. Здесь, при свете солнца, было трудно поверить в откровения старой гадалки.

– Ну что же! Это было интересно, – сказала Рэйчел со смехом.

– Да, – согласился Тайри.

– Ее предсказания не показались вам несколько мрачными? Я всегда считала, что гадалки рассказывают только о счастливых событиях.

– Я подумал, что она очень проницательна, – заметил Тайри.

– Как же! Проницательна! – презрительно фыркнула Рэйчел.

Теперь, когда они оказались вдали от старухи, все происшедшее представлялось ей смешным.

– Она сказала, что у меня в жизни были неприятности и что двое мужчин желают меня, – снова хмыкнула Рэйчел. – У всех бывают неприятности, и у большинства девушек больше одного поклонника.

– Она поняла, что во мне течет индейская кровь, – заметил Тайри, – она сразу почувствовала это.

– Опомнитесь, Тайри! Чтобы это понять, стоит только взглянуть на вас.

– Да, – согласился Тайри чуть слышно. – Но она слепая.

С минуту Рэйчел переваривала это новое для нее сообщение. Неужели эта старуха не шарлатанка? Рэйчел взглянула на Тайри. По выражению его лица можно было догадаться, что предсказания старой индианки произвели на него сильное впечатление.

– Неужели вы поверили всей этой чепухе, а? – спросила Рэйчел, надеясь, что он согласится, что это чепуха, и тогда рассеются чары и исчезнет неприятное чувство, вызванное гаданием. – Не может быть!

– Не знаю, – ответил Тайри задумчиво. – Когда я жил с индейцами Мескалеро, там был один старый врачеватель, который предсказывал будущее с пугающей точностью.

– Может быть, это были просто совпадения?

– Возможно, но…

Тайри не закончил фразы. Вблизи салуна «Блэк Джек» послышались ружейные выстрелы. Тайри мгновенно повернулся в сторону, рука его легла на рукоять «кольта», а глаза сощурились.

Но тревога оказалась ложной, и он тотчас же расслабился. Суматоха была вызвана тем, что с полдюжины мужчин собрались в кучку и стреляли по пустым бутылкам из-под виски и пива. Через несколько минут вокруг стрелков образовался кружок любопытных. Люди начали заключать пари, выигрывать-проигрывать, считать проигранные деньги.

Тайри с интересом наблюдал за долговязым молодым человеком с мягкими каштановыми волосами и будто выцветшими зелеными глазами. Он хладнокровно одержал победу над пятью соперниками.

Тайри отметил, что мальчик и вправду хорош. Быстр, как молния. У него был острый глаз и хорошая реакция, а такому нельзя научиться – это дар природы. Таким врожденным талантом обладали немногие мужчины.

– Это Поли Норквист, – пояснила Рэйчел. – Он лучший стрелок в городе. В последние пять лет регулярно выигрывает в День благодарения[5] приз за меткость – индейку.

Тайри что-то пробормотал, видя, как Норквист попал в очередную бутылку и она разлетелась на куски.

– Правда, он хорош? – размышляла Рэйчел вслух. Тем временем Поли снова поднял ружье, выпалил в три подброшенные в воздух одну за другой бутылки и попал.

– Сколько человек он убил? – спросил Тайри жестко. – Попасть в бутылки, подброшенные в воздух, может каждый.

– Так вот о чем вы думаете! – воскликнула раздосадованная Рэйчел. – Опять об убийстве?

– Иногда мне случается думать и о других вещах, – процедил Тайри, его янтарные глаза обратились к ней, и от этого долгого пристального взгляда по спине Рэйчел побежали мурашки, а сердце забилось сильнее.

– Он никого не убивал, – ответила Рэйчел, желая, чтобы Тайри перестал смотреть на нее так, будто видел ее сквозь платье. – Он лавочник, а не наемный убийца.

Но вот состязания в стрельбе прекратились и смуглый человек в цветастом парчовом жилете и полосатых штанах выступил вперед из толпы и положил руку на плечо Поли.

– Джентльмены, – обратился он к собравшимся громко, – я готов поручиться, что Норквист перещеголяет в стрельбе всех. Есть кто-нибудь, желающий потягаться с моим мальчиком за двадцать долларов?

Вперед выступили несколько мужчин, и Тайри с искренним восхищением наблюдал, как Норквист обошел их всех – одного за другим.

Когда последний проигравший отошел в сторону, человек, поставивший на Норквиста, поднял руку, в которой была зажата пачка долларов.

– Здесь у меня двести долларов, – сообщил он весело. – А Поли все еще свеж и бодр и рвется в бой!

– Я принимаю вызов, – сказал Тайри, подходя к Норквисту и любителю держать пари. – Выбирайте цель.

– Какова ставка? – спросил любитель острых ощущений, шурша бумажками.

– На все, – ответил Тайри, вытаскивая из заднего кармана пачку долларов.

Ни Норквист, ни Тайри не уступали друг другу в меткости, и каждый из их выстрелов попадал в цель. Количество пустых бутылок быстро уменьшалось. Потом их не осталось вовсе. Рэйчел не находила в таком состязании ни смысла, ни прелести и смотрела на обоих мужчин с опаской, смешанной с восхищением. Право, они были удивительны.

– Похоже, у нас получается ничья, – добродушно заметил Норквист. Он уже спрятал револьвер в кобуру и собирался объявить ничью.

– Может, попытать счастья с мишенями другого рода, – предложил любитель держать пари.

– Мы просто зря расходуем патроны, – сказал Тайри, перезаряжая «кольт». – Этот паренек – отличный стрелок. И я удовлетворен результатом.

– Ну а я – нет, – резко возразил азартный джентльмен. – Мы ведь бились об заклад, и дело должно быть решено в пользу одного или другого стрелка.

– Мистер Броктон! – сказал Поли Норквист. – Пусть деньги достанутся ему. Для меня это не важно.

– Броктон! – повторил Тайри и присвистнул чуть слышно. – А я думал, вы все истратили.

– Вовсе нет! – возразил Броктон нагло.

– Вы убили моего друга Ньюта Рэлстона.

– Рэлстона? Я и не подозревал, что этот любитель скво может иметь друзей.

– Ну один-то у него был. А вы действительно так ловко обращаетесь с револьвером, как говорят?

– Есть только один способ проверить это, – сказал Броктон.

Очень медленно его рука поднялась и застыла над рукоятью револьвера.

Тайри тихонько чертыхнулся. Он не собирался подначивать Броктона и вызывать его на поединок, особенно потому, что за спиной стояла Рэйчел. Глаза у нее были круглые и испуганные.

– Начинай! – скомандовал Броктон.

– Забудь об этом. Броктон рассмеялся:

– Мне следовало бы знать, что любой из друзей Рэлстона должен оказаться трусом. Давай, вытаскивай свой револьвер, любитель скво, а иначе я пристрелю тебя на месте.

– Если ты думаешь, что можешь это сделать, действуй!

Во внезапно наступившей тишине, окружившей, как облако, двоих мужчин, явственно слышалось прерывистое дыхание Рэйчел. Броктон потянулся за оружием, глаза его светились уверенностью. Но движение Тайри было гораздо стремительнее, хотя и менее заметно.

Пуля угодила Броктону в правое плечо. Рука его тотчас же онемела, и его револьвер упал в грязь.

– Убирайся отсюда, – сказал Тайри жестко. Броктон с побелевшим лицом кивнул и, отвернувшись от собравшейся толпы, зашагал по улице.

Тайри смотрел ему вслед. Раньше он убил бы этого человека без колебаний, но не теперь. На глазах у Рэйчел он не стал бы этого делать ни за что.

Когда Тайри взял Рэйчел за руку и повел ее на школьный двор, толпа перед ними расступилась и обтекла их, как расплавленное масло.

– Черт! – пробормотал Уэсли, наблюдавший за этой сценой издали.

Наступит день, когда Тайри надумает кого-нибудь убить, и тогда придется взять его под стражу.

Глава 7

Вскоре Джону Хэллорану должно было стукнуть шестьдесят, и Рэйчел задумала устроить торжество. Несколько дней она обдумывала меню, а затем еще целый день размышляла, как избавиться от Тайри на вечер этого праздничного дня.

Но случилось, что Тайри сам облегчил ее участь и избавил от усилий решить эту задачу. Для этого Тайри потребовалось только бросить взгляд на список гостей. Рэйчел пригласила Эсси О'Шэй, учительницу школы в Йеллоу-Крик, Олафа Джонсона, кузнеца, мистера и миссис Торнгуд, владельцев самого большого в городе магазина, Гаса Кибби, брадобрея и зубного врача в одном лице, Винсента Мейерса, издателя местной газеты, и свою лучшую подругу Кэрол-Энн Макки. В списке были также преподобный Дженкинс и его супруга, Клинт Уэсли и еще многие столь же замечательные личности.

Одна мысль о том, что ему пришлось бы соседствовать за столом со священником и шерифом, вынудила Тайри отправиться на этот вечер в город.

Он уехал с ранчо Хэллоранов еще до наступления темноты.


Праздник имел огромный успех. Еда была выше всяких похвал, гости приятные, беседа – дружеской и пересыпанной шутками и остротами. Время от времени слышались взрывы смеха. Гости ели, танцевали и играли в благопристойные игры в гостиной, а затем Рэйчел подала пирог.

К полуночи разъехались все, кроме Клинта Уэсли, который задержался на веранде и все никак не решался попрощаться.

– Как красиво! – заметила Рэйчел. – Какие звезды!

– Ты прекраснее любой звезды, – пробормотал Клинт, заключая ее в объятия. – Ты самая хорошенькая, самая милая и самая замечательная девушка из всех, кого я знаю.

– Возможно, ты всем девушкам говоришь это, – поддразнила его Рэйчел, хотя и была польщена его словами.

– Ты же знаешь, что ты для меня – единственная, – серьезно сказал Клинт.

– Да? – насмешливо спросила Рэйчел, теперь уже намеренно кокетничая с ним. – Милли Клоуард не могла отвести от тебя глаз в прошлое воскресенье, когда мы были в церкви.

– Милли Клоуард! – воскликнул Клинт страдальчески. – Она похожа на беременную телку.

– Вовсе нет. У нее прелестная фигура. И я слышала, как миссис Клоуард говорила, что была бы безумно счастлива принять в свою семью стража правосудия.

Клинт казался искренне смущенным и раздосадованным.

– Ты же не всерьез это говоришь?

– Как нельзя более, – уверила его Рэйчел, сдерживая улыбку. – Миссис Клоуард собирается пригласить тебя на воскресный обед на следующей неделе. А Милли по этому случаю шьет новое платье. Я видела ее у Торнгуда, когда она выбирала материю, она вся трепетала от волнения.

Уэсли застонал.

– Не знаю, что ее навело на такие мысли. Я… я никогда не давал повода, чтобы… Да я вообще почти не говорил с Милли, и десяти слов с ней не сказал.

– Но ведь ты купил ее корзинку с обедом на празднике, – заметила Рэйчел с проказливой гримаской. – И мне показалось, что ты получал удовольствие от ее общества.

– Перестань! Я купил эту чертову корзинку только потому, что мне стало жалко Милли. И, кроме того, сидя неподалеку от тебя, я мог наблюдать за этим головорезом.

– Ну, у Милли, кажется, иное мнение. Она считает, что за этим кроется нечто большее. Не сомневаюсь, что из нее выйдет прекрасная жена.

– Жена! – Клинт чуть не задохнулся, произнося это слово. – Рэйчел, ты должна вызволить меня из этой передряги. Пригласи меня на обед в следующее воскресенье.

– Трус.

– Есть немного, – согласился Уэсли. – Так могу я прийти в следующее воскресенье обедать?

– Конечно. – Смех Рэйчел был нежным и музыкальным, как звон рождественских колоколов. – Ты же знаешь – тебе всегда здесь рады. Послушай-ка! Кандидо играет на гитаре.

Уэсли кивнул, прислушиваясь к еле слышным звукам, доносившимся со стороны барака, где жили работники. Это была испанская любовная песня. Без слов он раскрыл объятия, и Рэйчел вошла в кольцо его рук, и ноги их задвигались в такт музыке по полу веранды.

Из тени за домом Тайри наблюдал за танцующими, терзаясь ревностью, особенно острый ее укол он почувствовал, когда Клинт поцеловал Рэйчел. Они то продолжали танцевать, то прерывали танец, чтобы поцеловаться, то просто замирали, сплетенные в объятии. Лунный свет падал на голову Рэйчел, превратив золото ее волос в серебро. Взгляд ее казался нежным. И она была как всегда прекрасна.

Рэйчел со вздохом опустила голову на плечо Клинта. Их роман продолжался уже больше года, а Клинт все еще не попросил ее руки. Но он это сделает. А она пока подождет. С Клинтом она чувствовала себя в безопасности. Он был надежным. Он всегда будет рядом с ней, постоянный, как солнце. В их отношениях все было ровно – ни взлетов, ни падений, ни высот, от которых захватывает дух, ни глубоких темных пропастей.

– Мне сейчас надо уехать, – сказал Клинт с сожалением. – У меня встреча с судьей Тэкереем рано утром. Ровно в восемь.

– Увидимся в субботу?

– Как скажешь. И в воскресенье тоже, – ответил Клинт, напоминая о приглашении на обед. – И, надеюсь, и в следующее воскресенье, пока старая миссис Клоуард не поймет, что ее надежды беспочвенны.

Рэйчел тихонько рассмеялась, взяла Клинта за руку и пошла с ним по ступенькам к коновязи, где была привязана лошадь. Все еще улыбаясь, она подставила ему лицо для прощального поцелуя. Рэйчел проводила выезжавшего со двора Клинта затуманенным мечтательным взглядом. Она как раз представляла себя его женой, когда вдруг почувствовала чье-то присутствие у себя за спиной. Испуганная Рэйчел стремительно обернулась и увидела стоящего к ней почти вплотную Тайри.

Коротким кивком головы Рэйчел дала ему понять, что он замечен, и двинулась к веранде.

– Обидно, что такая музыка играет впустую, – шепнул Тайри, потянул ее к себе и, прежде чем Рэйчел успела запротестовать, закружил ее в вальсе по двору, испещренному пятнами лунного света и тени.

– Вот уж никогда не думала, что вы умеете танцевать, – заметила Рэйчел, надеясь, что легкомысленная болтовня скроет ее волнение, вызванное его близостью.

– О, у меня тьма талантов, о которых вы и не подозреваете, – заверил Тайри. – Хотите, я буду нашептывать вам на ухо всякий нежный вздор и говорить, что вы прекраснее всех звезд в небе?

Рэйчел вспыхнула. В глазах ее загорелся гнев и она попыталась вырваться из рук Тайри.

– Как вы смеете шпионить за мной!

– Я и не думал шпионить. Просто так случилось, что я вернулся, когда вы как раз стояли на веранде.

– Вам следовало дать нам понять, что мы не одни, – упрекнула его Рэйчел.

– Возможно, – согласился Тайри, пожимая плечами. – Но мне показалось бестактным и бессмысленным вторгаться в вашу беседу в такой романтический момент.

Рэйчел все еще сердито смотрела на него, а в глубине его янтарных глаз плясали смешинки. Он неисправим!

– Идите сюда, – прошептал Тайри.

Рэйчел покачала головой, смущенная бушевавшими в ней противоречивыми чувствами. Она знала, что ей следует уйти, что не стоит оставаться наедине с таким человеком, как Тайри, да еще в лунную ночь. Он хочет от нее только одного, а она дала себе клятву, что это никогда не повторится. И несмотря на все это, она не могла противиться, когда он снова заключил ее в объятия.

Томительная тревожная мелодия Кандидо, в которой звучала тоска по утраченной любви и слышался отзвук горьких слез, пролитых в темноте долгой и одинокой ночи, наполняла воздух. Руки Тайри крепко обнимали ее, они танцевали под звездами, и тело Рэйчел сливалось с его телом, будто они кружились так уже многие годы. Он двигался невероятно легко, и она снова подумала о том, что Тайри естествен, как дикий зверь, движения его были стремительными и уверенными, в них была плавность и мужественная грация, а глаза его казались золотисто-желтыми, как у тигра.

Тайри остро чувствовал близость женщины, которую сжимал в объятиях. Он ощущал аромат ее духов, и от ее тепла пробудились все его чувства. Его руки все крепче сжимали тонкую талию, он привлекал Рэйчел к себе все ближе и ближе.

Их глаза встретились, потом его взгляд скользнул к ее губам. Он услышал, как она вдруг глубоко втянула воздух, и понял, что она так же хорошо помнит о том, что произошло в каньоне Сансет, как и он.

Рэйчел почувствовала, что краснеет под его настойчивым взглядом, но не смогла отвести глаз. Поцелуй Тайри застиг ее врасплох. Вот он только что вглядывался в ее лицо, а в следующее мгновение его рот уже прижался к ее губам, и от этого по всему ее телу пробежала сладостная дрожь. С минуту она оставалась неподвижной в его объятиях, завороженная волшебством музыки, лунного света и волнами наслаждения, которые накатывали всякий раз, как он прикасался к ней.

– Вы и в самом деле прекрасны, – прошептал Тайри ей на ухо. – Ваши глаза, как васильки, а волосы мягкие и нежные, как первая травка. – Его губы прикасались к ее шее, легонько покусывали. – Как сладко! – прошептал он. – Как сладко!

– Тайри, вы не должны… – слабо запротестовала Рэйчел.

– Не должен? Чего? Смущенная, Рэйчел покачала головой:

– Не знаю. Рядом с вами я чувствую себя как-то странно.

– В этом нет ничего странного, – сказал Тайри. Его руки ласкали ее, гладили спину, а губы тем временем путешествовали вверх по шее, к маленькому уху. – Это совершенно естественно. Поцелуйте меня, Рэйчел.

– Нет. Уйдите, оставьте меня.

– Вы ведь очень меня не любите, да? – спросил он, но в голосе его не было гнева или упрека – было только томление, и голос его стал хриплым.

– Не люблю, – быстро ответила Рэйчел. – Мне нравятся джентльмены. Мне нравятся ласковые… мужчины.

– Но я могу быть ласковым, – промурлыкал Тайри тихонько. – Поцелуйте меня и увидите.

Чувствуя себя будто загипнотизированной, Рэйчел привстала на цыпочки и прижалась губами к губам Тайри. Ее самое ошеломила дрожь, которая сотрясла все ее тело, как только их губы соприкоснулись. Рэйчел успела подумать, что ведь Логан Тайри ей даже и не нравится. Однако от его поцелуев по ее телу разливалась такая слабость, а где-то глубоко внутри нарастала жажда, о существовании которой она и не подозревала. Поцелуи Клинта никогда не зарождали в ней желания новых ласк, более сильно действующих, чем поцелуи. Но Тайри было достаточно прикоснуться к ней, и каждый нерв в ее теле оживал, вся она устремлялась к нему, полная желания новых прикосновений и поцелуев. И это было черт знает что такое.

– Вы прекрасны, – сказал Тайри. Голос его был низким и хриплым и завораживал ее. Он погладил золотые волосы, потом наклонился, чтобы вдохнуть их аромат. – Дьявольски прекрасны.

– Тайри, не…

– Я хочу вас любить. Сейчас же. Сегодня же вечером.

Рэйчел покачала головой. Она ведь поклялась никогда не сдаваться Логану Тайри. Одной ошибки с нее было вполне достаточно.

– Рэйчел!..

Его голос был теплый, как летняя ночь, и сладкий, как мед.

Он снова поцеловал ее. Непрошеным и нежеланным пришло к Рэйчел воспоминание о его теле тогда, в каньоне Сансет, о том, как он овладел ею. Будто прочитав ее мысли, он притянул ее ближе. Будто дразня, его язык скользил по ее губам, и по ним будто пробегало пламя, и по всему ее существу распространялось восхитительное сладостное тепло. Крепкие руки лениво двигались по ее плечам, спине, бедрам, стараясь вызвать в ней лихорадку желания, заставить ощутить, как нарастает его собственная страсть. И вот она затрепетала в его объятиях, полузакрыв глаза, с бешено бьющимся сердцем, с лицом, поднятым к нему в ожидании поцелуя.

Зачарованная, она прижалась к своему искусителю, а он все продолжал бормотать какие-то нежные слова ей на ухо. Так приятно чувствовать его мускулистое сильное тело и покоиться в его объятиях!

И только когда она почувствовала, что он взял ее на руки, к ней вернулась способность здраво рассуждать. В испуге она изо всей силы ударила Тайри по лицу. Что он о себе вообразил! Неужели он решил, что несколько нежных слов полностью лишат ее разума и он сможет с ней делать что угодно!

Тайри смотрел на Рэйчел сверху вниз – его желтые глаза горели гневом и недоумением.

– Логан Тайри, немедленно опустите меня! – потребовала негодующая Рэйчел.

– Передумали? – спросил Тайри сухо, продолжая держать ее.

– Нет! Да! О, я вовсе не хотела, чтобы вы… чтобы вы… и вы это знаете!

– Кажется, всего минуту назад вы были готовы…

– Нет… вы меня заворожили, вы гнусно пошутили со мной…

Его черная бровь изогнулась и стала похожа на вопросительный знак.

– Пошутил? – задумчиво повторил Тайри. – Не глупите. Почему вы не хотите признать, что так же хотите этого, как и я?

Щеки Рэйчел вспыхнули: она чувствовала справедливость его слов. Внезапно ее охватило чувство вины и слезы навернулись на глаза, она опустила голову, не в силах взглянуть Тайри в лицо. Все, что он сказал, было правдой. Она желала его. Отчаянно. Не важно, что она постоянно повторяла, как ненавидит его. Не важно, что она утверждала: ей отвратительны его прикосновения и все, что может за этим последовать. Правда состояла в том, что ей нравился Логан Тайри, и эта мысль пугала ее так же, как и то, что ее тело немедленно отвечало на его желание и даже на легчайшее прикосновение его рук. И теперь, в эту минуту, она жаждала, чтобы он не выпускал ее из рук и утолил вызванную им жажду. Но это же грех!

Тайри держал ее в объятиях, и, казалось, это длилось вечно, потом он мягко опустил ее на землю и ушел, оставив Рэйчел стоять в лунном свете, и внезапно она почувствовала себя опустошенной и очень одинокой.


Рэйчел снова пыталась разобраться в своих чувствах к Тайри на следующее утро. Может быть, задумавшись, и оступилась. И именно Тайри нашел ее лежащей у подножия лестницы. Лицо ее побелело от боли.

Без единого слова он отнес ее в дом, поднялся с нею на руках по лестнице в ее спальню и осторожно уложил на постель. Тайри стоял и смотрел на нее сверху вниз, и Рэйчел почувствовала, что ее охватывает паника. Этой ночью он пытался ее соблазнить, а теперь она оказалась, совершенно беспомощная, в доме наедине с ним.

– Тайри…

– Лежите спокойно, – отозвался он, словно не замечая волнения в ее голосе. – Думаю, кости целы.

– Но чертовски больно!

– Хотите, чтобы я послал за вашим стариком?

С минуту Рэйчел обдумывала его предложение, потом покачала головой. Отец ее уехал еще до рассвета навестить старого друга, пострадавшего во время несчастного случая, и теперь, когда ее паника несколько поутихла, она не видела оснований вызывать его домой. Он ничем не сможет помочь. И конечно, даже такой безнравственный человек, как Тайри, не позволит себе воспользоваться ее беспомощностью.

Руки Тайри оказались на удивление нежными. Так ей показалось, когда он перевязывал ее щиколотку полотенцем, смоченным в холодной воде.

– С вами все будет в порядке, – заверил он ее. – Лягте на спину и не думайте ни о чем. Я пошлю за лекарем.

К огорчению Рэйчел, доктор велел ей две недели лежать в постели.

– Две недели! – пожаловалась Рэйчел Тайри после того, как доктор ушел. – А кто будет заниматься домом, пока я буду лежать?

– Думаю, пока вы снова не встанете на ноги, я смогу управиться с домашними делами, – сказал Тайри, пожимая плечами.

– Вы? – громко рассмеялась Рэйчел. – Вы собираетесь заниматься стиркой, глажкой и стряпней, и…

Тайри закрыл ей рот ладонью, не дав договорить.

– Это пустяки, – ответил он. И доказал это в тот же вечер, подав Рэйчел приготовленный им обед: ростбиф, картофель с подливкой и горячие бисквиты, всего лишь чуточку менее воздушные и пышные, чем ее собственные.

Пока она с явным удовольствием ела, Тайри ухмылялся.

– Ну? – спросил он, когда она покончила с едой.

– Восхитительно, – признала Рэйчел.

– Но?

– Но я не могу поверить, что вы сами все это приготовили.

– А почему бы и нет? Как вы думаете, кто мне готовил, пока я странствовал из одного места в другое?

– Не знаю, – ответила Рэйчел, пожимая плечами. – Я как-то не задумывалась об этом.

– Вот-вот. А теперь будьте хорошей девочкой, и завтра я приготовлю для вас жареного цыпленка и клецки, которые будут таять у вас во рту. И если вы уж совсем отличитесь хорошим поведением, я даже испеку для вас шоколадный торт.

– Я и понятия не имела, что вы такой хозяйственный, – пробормотала Рэйчел.

– Это один из многих моих талантов, которые я не афиширую, – ответил Тайри.

– Когда-нибудь какой-нибудь девушке посчастливится стать вашей женой.

На мгновение Тайри показался изумленным, потом одна его черная бровь вопросительно поднялась:

– Это предложение?

– Конечно, нет, – поторопилась его разуверить Рэйчел.

– Еще одна надежда растоптана, – пожаловался Тайри с преувеличенной печалью. – А теперь отдохните.

Пока Рэйчел выздоравливала, Тайри взял бразды правления в свои руки. Рэйчел, родившаяся и выросшая на ранчо, привыкла к нескончаемой тяжелой работе, которую приходилось выполнять женщине. Возможность оставаться в постели и предоставить кому-то заботиться о себе была редким подарком судьбы. Впервые в жизни она смогла себе позволить среди бела дня неторопливо почитать любовный роман или полистать присылаемые отцу по почте каталоги товаров. Она могла просто посидеть, ничего не делая и наслаждаясь своей праздностью, и не испытывать при этом угрызений совести. Теперь у нее было время подумать, помечтать, взвесить, разобраться в своих чувствах, и большей частью ее мысли возвращались к Тайри. Как случилось, что она перестала его ненавидеть? Когда перестала считать бессердечным убийцей и начала видеть в нем сильного, мужественного и желанного мужчину?

Как он и обещал, Тайри взял на себя все домашние обязанности, и Рэйчел открылась новая сторона его натуры, о существовании которой она никогда и не подозревала. Он прислуживал ей, будто она была принцессой. Он готовил для нее еду, перестилал постельное белье на ее кровати, стирал одежду, менял повязки на щиколотке, подметал пол и мыл посуду.

Бывало, что вечером он растирал ей спину. Его руки нежно массировали ее плечи и шею. И в этих прикосновениях сквозь тонкую ткань ночной рубашки она черпала тепло и утешение. Случалось, он расчесывал ее волосы, пока они не начинали блестеть, как золотая пряжа. Его близость волновала ее, ее охватывала сладкая дрожь, когда он проводил щеткой по ее волосам, и она чувствовала на шее его теплое дыхание. Иногда ей хотелось, чтобы он обнял ее и поцеловал, но он никогда этого не делал.

Каждое утро, проснувшись, она находила на ночном столике подарок: яркий букет цветов, книгу стихов, коробку конфет или флакон душистой туалетной воды. Когда она пыталась благодарить Тайри, он отрицал свою причастность к появлению подарков.

– В таком случае откуда все это берется? – спрашивала Рэйчел. – Ведь, кроме вас и меня, в доме никого нет.

Но Тайри только пожимал плечами.

– Возможно, у вас есть тайный обожатель, – предположил он и отказался дальше обсуждать это.

Однажды днем он удивил ее тем, что вынес ее на воздух и в тени старого дуба, росшего возле дома, сервировал для нее изысканный обед.

Рэйчел с изумлением наблюдала за Тайри, не в силах поверить, что этот же человек хладнокровно расстрелял Джоба Уэлша, что именно он готов был лишить ее невинности под алчными взглядами шестерых апачей. Она вспоминала, как сначала, попав на ранчо, он отказывался выполнять любую работу. Он не хотел даже починить упавшую изгородь или помочь собрать скот. Да и сейчас не стал бы, смущенно подумала Рэйчел. И в то же время он охотно прислуживал ей, и это казалось ей странным: такой мужественный и дикий человек, как Тайри, должен был бы счесть домашнюю работу в лучшем случае непривычной и неприятной. Даже Клинт, которого она считала подлинным джентльменом, вел себя несколько неестественно у постели больной, а уж когда речь заходила о простейших домашних делах, он и вовсе старался ретироваться.

Но больше всего Рэйчел удивляло то, что Тайри не пытался воспользоваться их невольно возникшей близостью в своих интересах. В нем, как оказалось, жило глубоко запрятанное рыцарское благородство, не позволявшее ему вести себя иначе.

Рэйчел припомнила, как однажды поздно ночью они разговорились, и это была настоящая беседа – без тени насмешки или неприязни. Она надеялась, что ей удастся узнать что-нибудь о Тайри, что он приоткроет перед ней завесу, скрывающую тайну его прошлого, но он ловко уклонялся от ответов на все ее вопросы. Рэйчел не помнила, как это получилось, но вдруг она начала рассказывать Тайри о своих надеждах и мечтах, о том, как она хочет выйти замуж и завести большую семью. Чтобы ее крепкие мальчики и красивые девочки, в свою очередь, нашли себе пару и вырастили собственных детей, которые будут обрабатывать землю и счастливо на ней жить.

– Это все, чего я когда-либо хотела по-настоящему, – застенчиво заключила Рэйчел. – Быть женой и матерью и иметь то, что было у моих родителей, пока не умерла мама. А как насчет вас, Тайри? Чего вы хотите от жизни?

Тайри смотрел на огонь в камине, глаза его не отрывались от пляшущих языков пламени. Лицо его казалось задумчивым. Лоб – нахмурен. Он медленно покачал головой.

– У меня не осталось желаний, я ни о чем больше не мечтаю, – сказал он спокойно. – Больше ничего не хочу.

Смущенная, Рэйчел смотрела на него. Ничего не хочет? Ни о чем не мечтает? Неужели кто-то, будь то мужчина или женщина, может жить без надежд и планов на будущее? Она подумала о своем ранчо. Если бы ее отец и мать не лелеяли надежд, если бы у них не было мечты, ранчо все еще оставалось бы пустым участком земли, необработанной, нетронутой и нелюбимой.

– Конечно, вы должны чего-то хотеть, – настаивала Рэйчел. – У вас должна быть какая-то цель, которая вас поддерживает, какие-то мечты о будущем, надежда – все, что дает силу жить.

Она покачала головой, не понимая его.

– Должно же быть что-то, к чему вы стремитесь.

– Я оставляю мечты дуракам, – горько ответил Тайри. – Или совсем юным.

Да, когда-то он и был таким юным, подумал он, но ему не хотелось об этом вспоминать. Его мечтой была Ред Лиф. Она же была и его надеждой на будущее.

– Мечты не только для дураков! – запротестовала Рэйчел. – Мой отец не дурак и не ребенок, но он все еще мечтает о том, чтобы имя Хэллоранов стало известным в этой части страны.

Улыбка Тайри была печальной, когда он пробормотал:

– Иногда мне кажется, что я старше вас и вашего старика, вместе взятых. Черт возьми, для такого, как я, лучшее утешение – мысль о том, что с каждым днем я становлюсь старше.

Рэйчел была готова спорить с ним и дальше. Почему-то ей казалось важным заставить Тайри отвечать, заставить его признать, что где-то глубоко внутри у него теплится надежда на будущее.

Но он не дал ей возможности продолжить этот разговор. Тайри неожиданно поднял ее и понес в ее комнату, как она ни протестовала. На том их беседа и завершилась.

Рэйчел в ту ночь долго не могла заснуть, и мысли ее занимал один Тайри. Он был таким странным! Она вовсе не считала себя специалистом в мужской психологии. Но даже при ее ограниченном опыте общения с существами противоположного пола она усвоила, что в большинстве мужчин до старости сохраняются мальчишеские черты. Отец ее лучшей подруги любил розыгрыши. Кандидо обожал бороться или играть в перетягивание каната. Да и Джон Хэллоран оставался в душе мальчишкой. Но в человеке, звавшемся Логаном Тайри, не было ничего мальчишеского, и она гадала, случалось ли с ним когда-нибудь такое, чтобы он пел, танцевал и громко смеялся просто так – от радости.


Рэйчел осторожно выскользнула из постели и, прихрамывая, подошла к окну, выходившему во двор. Тайри был, как всегда, там и вышагивал взад и вперед, зажав в зубах неизменную сигару. О чем он думал, когда вот так мерил шагами двор? В движениях его чувствовалось беспокойство. Что крылось в его прошлом? Что давило на него такой тяжестью?

Она смотрела на Тайри, пока веки ее не налились тяжестью, а потом вернулась в постель в надежде снова уснуть и увидеть во сне высокого темноволосого мужчину с мрачными янтарно-желтыми глазами и грустной улыбкой.

Рэйчел провела в постели чуть больше недели, когда ее лучшая подруга Кэрол-Энн Макки приехала навестить ее. Кэрол была хорошенькой девушкой с вьющимися каштановыми волосами, добрыми карими глазами и веселой улыбкой. Россыпь веснушек украшала ее вздернутый носик. Они дружили уже давно: с того самого времени, как семья Кэрол переселилась в Йеллоу-Крик одиннадцать лет назад.

Как только закончились приветствия, Кэрол-Энн придвинула стул поближе к постели Рэйчел и затараторила:

– Рэйчел, дорогая моя, как ты можешь оставаться в доме одна с этим ужасным человеком?

– С каким ужасным человеком? – изумилась Рэйчел, забыв, что было время, когда и она считала Тайри чудовищем.

– Ну, я, конечно, имею в виду Логана Тайри. Я настаиваю, чтобы ты переехала к нам и пожила с нами до тех пор, пока совсем не поправишься.

– Но мне и здесь хорошо.

– Разве ты не знаешь, кто он? – спросила Кэрол, понизив голос до шепота. – И чем он занимается?

– Конечно, знаю. Но сейчас с ним все в порядке. Правда. Он очень внимателен ко мне, прекрасно за мной ухаживает.

Кэрол-Энн смотрела на нее недоверчиво. Она слышала разные истории о Логане Тайри, людях, которых он убил, и женщинах, над которыми надругался. Она была в числе зрителей в толпе в тот день, когда он ранил Броктона. Люди до сих пор судачили об этом. Броктона не особенно любили, но все-таки он жил в Йеллоу-Крик, а горожане были не слишком расположены к чужакам, приезжающим к ним в город и стреляющим в местных жителей. Хотя никто не пожалел, когда Броктон уехал из города.

– Кэрол, мне здесь хорошо. Правда, – повторила Рэйчел. – Он готовит для меня и делает все, что требуется. Даже убирает в доме.

– Он готовит!.. – воскликнула Кэрол-Энн, подавившись нервным смешком. – И убирает в доме? Боже! – рассмеялась она. – Ну кто этому поверит?

– Но это правда, хотя на твоем месте я не стала бы распространяться об этом в городе. Он может быть очень милым, когда захочет.

– Мне он не нравится. По правде говоря, он меня пугает до смерти. Он не пытался… ну, ты понимаешь, что я имею в виду?

– Нет, – ответила Рэйчел твердо. – Не пытался.

– Что касается меня, то я бы боялась даже на минуту остаться с ним в одной комнате, – сказала Кэрол, содрогнувшись при одной этой мысли. – У него самые холодные глаза, какие только мне доводилось видеть.

Все, что Кэрол сказала о Тайри, – правда, думала Рэйчел, оставшись одна. Тайри не вызывал симпатии. И глаза его действительно были холодны как лед. Но с ней он обращался так, будто она была хрустальной.

Рэйчел почти огорчилась, когда доктор сообщил ей, что она достаточно здорова, чтобы встать с постели.

Глава 8

Список, который Рэйчел держала в руке, становился все длиннее и длиннее по мере того, как она переходила от одного буфета к другому и с отсутствующим видом помечала все, что нужно было купить в городе: сахар, соль, мука, перец, ящик персиков, леденцы для отца, головку сыра, рулон ткани для скатертей, нитки, сушеные яблоки, кофе. В голову ей приходили все новые идеи, и она добавляла в список другие пункты, но все равно мысли ее в это время кружились вокруг Логана Тайри.

Он все больше и больше занимал ее. Почему он стал убийцей? Какие ужасные события в его прошлом столь сильно повлияли на него, что он стал таким? Какую загадку он, переменчивый, как ветер, таил в себе? В эту минуту он мог быть холодным, как лед, а в следующую – казаться внимательным и добрым. Она гадала, был ли он когда-нибудь без памяти влюблен в женщину и случалось ли ему испытать горечь утраты и пролить слезы печали.

Ночью, когда она тщетно пыталась уснуть, его смуглое лицо стояло у нее перед глазами: кривящийся в усмешке рот, жесткий, почти жестокий взгляд. Лицо сильного человека, не привыкшего давать волю чувствам. Казалось, в нем нет места мягкости, нежности, состраданию. И все же она знала, что это не так. Он проявил бесконечное терпение, когда объезжал серого мустанга или когда так внимательно и чутко заботился о ней.

Рэйчел улыбнулась, вспомнив серого жеребца. Как только отец узнал о том, что Кандидо из-за него сломал ногу, он распорядился оставить в покое серого строптивца, но Тайри попросил разрешения поработать с лошадью, и Хэллоран неохотно согласился.

Рэйчел провела несколько часов, наблюдая, как Тайри занимался с диким жеребцом. Это была прекрасная лошадь! Серый, в черных чулках, с черной гривой и хвостом и пятнистым крупом, означавшим, что в нем есть благородная кровь.

Любуясь мустангом, Рэйчел не могла не заметить, что и Логан Тайри – неплохой экземпляр животного мира. Иногда во время занятий с лошадью он снимал рубашку, обнажая коричневые, как у апачей, спину и грудь и могучие мускулы, перекатывавшиеся при каждом его движении. Вид его обнаженного торса производил на нее странное действие. Иногда, наблюдая за Тайри, она чувствовала, как все ее тело обдает жаром. Как он силен, думала Рэйчел, и не могла не вспомнить крепость его рук вокруг ее талии в ночь после дня рождения отца. Иногда она думала о том, как приятно было бы оказаться в его объятиях снова. Случалось даже, что она гадала, каково бы было сдаться на его милость, ответив на его манящий взгляд.

Тайри и его жеребец, они оба приковывали ее внимание как магнит. От этого зрелища сердце ее начинало бешено стучать, а кровь быстрее бежала по жилам. Они были по-своему совершенны: оба своевольные и дикие, оба недоверчивые и осторожные, чурающиеся людей. Но мало-помалу человеку удалось добиться доверия и привязанности мустанга.

В последовавшие за этой победой дни Тайри отказался от жесткого подгубника, используя более мягкий недоуздок из сыромятной кожи. Еще Рэйчел заметила, что, работая с жеребцом, он никогда не надевал шпор. Тайри, казалось, Бог благословил беспредельным терпением. Он никогда не повышал на серого голоса, ни разу не ударил лошадь, если та не слушалась, никогда не прибегал к силе и запугиванию.

Рэйчел как зачарованная наблюдала, как Тайри обучал серого бежать прямо вперед или поворачивать, останавливаться или податься назад, или пускал его галопом прямо с места. Он терпеливо уговаривал пугливого жеребца слушаться прикосновения руки и голоса. И всегда разговаривал с лошадью на странном, мягко звучащем, непонятном ей языке.

Как только серый жеребец освоил азы науки, Тайри научил лошадь по команде опускаться на колени, подходить на зов, отвлекать корову от стада и стоять на месте, сколько потребуется.

Трудно было поверить, что бродяга, наемный убийца, сумел добиться столь многого от лошади, с которой опытный и умелый Кандидо справиться не смог. Но так оно и было. За несколько недель Тайри превратил дикого мустанга в благовоспитанную лошадь, умеющую ходить под седлом. Теперь любой обитатель ранчо мог бы спокойно усидеть на нем, хотя Рэйчел казалось, что серый вел себя чуть лучше и гарцевал более гордо, когда на нем восседал Тайри.

Хмурясь, Рэйчел попыталась переключить мысли на Клинта Уэсли. Клинт, почти такой же высокий и плечистый, как Тайри, напоминал ей принца из сказки своими светлыми выгоревшими на солнце волосами и добрыми голубыми глазами. Рот Клинта был крупным, а улыбка бесхитростной. Никогда углы его губ не кривились насмешливо, как у Тайри. У него было открытое и честное лицо, ему было нечего скрывать. А вот за непроницаемостью Тайри нельзя было отгадать его мысли и держался он так, будто отгородил себя от мира каменной стеной.

Придя в свою комнату, Рэйчел остановилась перед зеркалом и стала расчесывать волосы до тех пор, пока они не стали шелковистыми и мягкими на ощупь и не замерцали золотистым блеском. Отбросив тяжелую золотую массу назад, она связала волосы белой накрахмаленной полотняной лентой, сняла рабочую одежду и надела легкое синее хлопчатобумажное платье с круглым вырезом и короткими рукавами. Это было любимое платье Клинта, а она думала, что, возможно, встретит его, когда будет делать покупки в городе.


Тихонько напевая себе под нос, Рэйчел вприпрыжку направилась к амбару. Отец ожидал ее там.

– Доброе утро, па, – приветствовала его Рэйчел весело.

– Доброе утро, дочка.

– Славный денек, да?

– Славный, – ответил Хэллоран с отсутствующим видом. – Послушай, Рэйчел, я не хочу, чтобы ты сегодня ехала в город одна.

– Почему же?

– Там вдали, на вершине холма, виднеется что-то похожее на дым костра. Может быть, это ничего и не значит, а может быть, это снова появились апачи.

Апачи! Рэйчел побледнела, вспомнив свою последнюю встречу с индейцами. Возможно, отец прав, и ей не следует ехать в город одной.

– Можешь взять с собой Тайри, – предложил Хэллоран. – С ним ты будешь в безопасности.

– Тайри! – в ужасе вскрикнула Рэйчел. – Разве я не могу взять с собой Кандидо или Кохилла?

– Нет. Тайри – единственный человек на ранчо, который сейчас ничем не занят.

– Да он неделями ничем не занят, – кисло заметила Рэйчел. – Не понимаю, почему он все еще околачивается здесь. За те деньги, что ты ему платишь, мы могли бы нанять двоих здоровенных мужчин.

– Рэйчел…

– Ладно, па, прости. А где он? Я уже готова.

– Он тут как тут, – послышался голос Тайри, материализовавшегося из тени. – Приятно сознавать, что вы так рады моему обществу.

– О, замолчите!

– Хотите, чтобы я правил?

– Я и сама могу, – сдержанно отозвалась Рэйчел, забираясь в экипаж.

– Устраивайтесь, – предложил Тайри, ничуть не смущенный ее очевидным раздражением. Взобравшись в кабриолет, он вытянул длинные ноги перед собой и привычно положил руку на свой пояс с кобурой.

Несколько миль они проехали в молчании. Тайри вел себя совершенно спокойно, непринужденно и, казалось, наслаждался поездкой, но у Рэйчел возникло ощущение, что он наблюдает за каждым камнем, за каждым деревом, за каждой кроличьей норой, мимо которых они проезжали. Посмотрев в его сторону, она заметила, что глаза его непрестанно двигаются, обшаривая местность вокруг, и вдруг подумала, что именно его постоянная настороженность помогла ему до сих пор остаться в живых.

– Вы собираетесь замуж за этого «звездоносца»? – спросил Тайри через некоторое время.

– Возможно.

– Он уже сделал вам предложение?

– Нет.

– Сделает. Он смотрит на вас, как влюбленный молодой бычок.

– Он прекрасный человек! – запальчиво воскликнула Рэйчел. – И я буду горда, если он попросит меня стать его женой. Он добрый, честный и верный, а не… не… не…

– Не такой бродяга, как я?

– Я вовсе не это собиралась сказать, – сердито ответила Рэйчел.

– Нет, вы именно это и хотели сказать, – заметил Тайри с улыбкой. – Уэсли – рыцарь в сверкающих доспехах, а я дракон.

– О? А кто же тогда я? Злая ведьма?

– Вовсе нет, – возразил Тайри. – Вы прекрасная принцесса.

– О! Чудесно! – воскликнула Рэйчел с чувством. – Это означает, что я выберу прекрасного рыцаря.

– Не в моей сказке, – резко возразил Тайри.

– А как кончается ваша история? – спросила Рэйчел, недоумевая, почему ей вдруг стало так трудно дышать.

– Дракон убивает прекрасного рыцаря и уносит принцессу в свое логово в горах.

С гримасой Рэйчел заметила:

– Думаю, счастливый конец мне нравится больше.

– Мой конец счастливый.

– Да, но только для дракона.

Жесткие глаза Тайри впились в Рэйчел, как два кинжала.

– Возможно, и для принцессы тоже.

– Сомневаюсь. Счастье возможно, только когда в брак вступают люди, близкие по духу.

– Откуда вам знать, что мы не близки по духу? От этих тихо произнесенных слов у Рэйчел по спине побежали мурашки. Смущенная, она попыталась скрыть свое замешательство.

– Потому что… потому что я… потому что мы никогда не смогли бы… – Не в силах придумать достойное продолжение, она уставилась на дорогу. Во рту у нее вдруг пересохло, будто он был полон пыли. Представить себя женой Тайри!..

Она с облегчением вздохнула, когда на горизонте показался город, но руки ее все еще продолжали дрожать и через несколько минут после того, как она остановила экипаж возле магазина. Она выпрыгнула из экипажа, не дожидаясь, чтобы Тайри помог ей.

Тайри последовал за Рэйчел и, пока она делала покупки, стоял, подперев стену и скрестив на груди руки, как деревянный индеец возле табачной лавки. Рэйчел хотелось, чтобы он ушел и дал ей возможность заняться покупками без помех, но, по-видимому, он твердо решил стоять здесь и наблюдать за ней, как кот возле мышиной норки.

Другие посетители магазина обходили Тайри стороной. Его репутация была слишком известна, а о перестрелке с Броктоном до сих пор судачили в городе. Руфус Торнгуд недоверчиво косился на Тайри, будто опасался, что этот головорез может в любую минуту выхватить свой револьвер и броситься к кассе.

Прощаясь с Торнгудом, Рэйчел натянуто улыбнулась. Потом она вышла из магазина, а Тайри, разумеется, последовал за ней. Они стояли возле экипажа, ожидая, когда в него погрузят купленные продукты, когда к ним подошел Клинт Уэсли. Тайри нахмурился. Шериф в своих черных джинсах, накрахмаленной до хруста белой рубашке и со сверкающей звездой выглядел достаточно впечатляюще.

Пока Клинт и Рэйчел обменивались любезностями, глаза Тайри обшаривали главную улицу. Удовлетворенный тем, что не увидел полицейского отряда, следующего за шерифом, он изменил позу и встал спиной к солнцу. Это не осталось незамеченным Уэсли, и тот отодвинулся от Рэйчел, опасаясь, что она окажется на линии огня, если Тайри придет в голову стрелять.

– Привет, Тайри, – сказал Клинт спокойно.

– Привет, шериф.

– Вчера вечером я просматривал кое-какие старые бумаги.

– Полезное занятие.

– Нашел парочку таких, что могли бы вас заинтересовать, – заметил Уэсли и потянулся к карману своего жилета.

– На вашем месте я не стал бы этого делать, – посоветовал Тайри, и хотя говорил он негромко и в словах его не прозвучала угроза, рука Клинта тотчас же упала вдоль тела. Он не посмел вытащить оружия.

– Полагаю, что вы видели эти объявления, – сказал Уэсли. – Одно из Дакоты, другое из Эль-Пасо.

– Продолжайте розыски. Найдете там еще одно из Эллсуорта. Так что же?

Уэсли глубоко втянул воздух.

– А то, что я должен заключить вас под стражу.

– Правда? – произнес Тайри, и лицо у него при этом было насмешливое.

– Черт побери, Тайри, это моя работа.

– Делайте, что считаете нужным, шериф, но в Юму я не вернусь.

– Но я обязан вас арестовать!

– Ну раз вы так считаете… Рэйчел, садитесь в экипаж.

Она тотчас же подчинилась, испугавшись, что Клинт попытается и в самом деле арестовать Тайри, и Тайри преспокойно убьет его.

Мужчины уставились друг на друга и стояли так добрую минуту. Тайри казался холодным и отчужденным, Клинт нервничал и безуспешно пытался скрыть это. Долг повелевал ему действовать, но он не решался: уж слишком хорошо была ему известна репутация Тайри.

Казалось, что сейчас начнется перестрелка, но вдруг Тайри сделал резкое движение и вскочил в экипаж рядом с Рэйчел, а Клинт круто развернулся и зашагал к зданию тюрьмы. Лицо его пылало румянцем негодования.

Рэйчел, не отрываясь, смотрела вслед Клинту, и мысли беспокойно метались в ее мозгу. С одной стороны, она была рада, что у Клинта хватило здравого смысла не связываться с таким отъявленным головорезом, как Логан Тайри. Клинт был прекрасным человеком, отличным шерифом, но вряд ли мог потягаться в меткости и быстроте реакции с профессиональным убийцей. И одновременно она стыдилась того, что Клинт не решился вступить в единоборство с Тайри.

– У шерифа оказалось больше здравого смысла, чем я предполагал, – бормотал Тайри сквозь зубы, огрев лошадь вожжами. – Большинство стражей порядка на его месте остались бы верны долгу и попытались засадить меня в тюрягу.

– Я полагаю, вы считаете его трусом! – огрызнулась Рэйчел, ненавидя себя за то, что сама она так и думала.

Тайри пытливо посмотрел на нее. Его бровь вопросительно поднялась.

– Разве я это сказал?

– Нет, – хмуро признала Рэйчел. – Но ведь вы думаете именно так? Разве нет?

– Нет, – ответил Тайри, качая головой. – Это вы так думаете.

Некоторое время они ехали в молчании. Между ними, как стена, висела враждебность, будто в экипаже оказался кто-то третий, неприятный им обоим.

Если бы только Тайри уехал, сердито думала Рэйчел. Она никогда не испытывала такого бурного гнева, такого подавляющего смущения до того, как Тайри вошел в ее жизнь. Она всегда была всем довольна, уверена в себе, знала, чего хочет в жизни, гордилась Клин-том и полагала, что он единственно предназначенный для нее мужчина во всем мире. Даже когда начались осложнения с Уэлшем, она оставалась в ладу с самой собой. Теперь все было иначе.

– Дождь собирается, – заметил Тайри, прерывая ее размышления.

Удивленная, Рэйчел подняла глаза и заметила, что небо действительно заволокло черными тучами. Минутой позже зигзаг молнии разорвал черную завесу небес. Послышался удар грома, и отзвук его вернулся к ним с равнин, похожий на эхо звучащих вдалеке барабанов.

До ранчо оставалось еще пять миль, когда пошел дождь, сопровождавшийся яростными порывами ветра, пригибавшими к земле высокую желтую траву и заставлявшими перекати-поле бешено нестись по дороге.

Через несколько секунд Рэйчел и Тайри промокли до нитки.

– Есть здесь какое-нибудь место, где можно было бы укрыться, пока буря не стихнет? – спросил Тайри, возвышая голос, чтобы перекричать яростный рев бури.

– Вон там, на гребне холма, есть хижина, – крикнула Рэйчел, указывая на невысокую вершину. – Пока Уэлш не выжил их отсюда, она принадлежала семье Джоргенсенов.

Кивнув в знак согласия, Тайри направил лошадей в сторону от дороги и заставил подняться по скользкому склону холма.

Это был очень медленный подъем. Лошади то и дело подскальзывались в жирной грязи, но Тайри твердой рукой заставлял их двигаться вперед.

Хижина располагалась в небольшой осиновой рощице. Домик был маленьким, темным, но там было благословенно сухо. В нем сохранилась мебель, и у Тайри создалось впечатление, что семья, должно быть, бежала поспешно, унося только самое необходимое. Если не считать толстого слоя пыли, покрывавшей все вокруг, и паутины, кружевами свисавшей с потолка, хижина, казалось, была готова к возвращению своих прежних обитателей.

Вскоре Рэйчел и Тайри бок о бок сидели перед весело потрескивающим в камине огнем. Они завернулись в сухие одеяла, которые стащили с постелей. С крыши ледяными потоками обрушивался дождь, а ветер, завывавший и сотрясавший дверь хижины и заставлявший дребезжать стекла в окнах, аккомпанировал ему своей адской музыкой.

Рэйчел бросила боязливый взгляд на сидевшего рядом Тайри. Он, не отрываясь, глядел на пламя. Его смуглое лицо хранило мрачное и задумчивое выражение. Время от времени он делал большие глотки из оплетенной бутыли, которую извлек из кармана.

Рэйчел поплотнее закуталась в одеяло, остро ощущая близость сидевшего рядом с ней мужчины. И вдруг, непрошеными, нахлынули воспоминания о Тайри, лежащем в беспамятстве, о его длинном поджаром теле, прикрытом лишь простыней. Она вспомнила, как смущена и потрясена была, когда поймала себя на том, что бесстыдно разглядывает его наготу и любуется мускулами, рельефно выступающими на его руках. Она никогда и не предполагала, что мужское тело может быть таким прекрасным! Живот, плоский, как столешница, грудь, широкая и слегка опушенная кудрявыми черными волосами, плечи, мощные, как амбарная дверь… И даже когда он лежал в постели беспомощный, от него исходили мощь и сила, которые одновременно притягивали и пугали ее.

Зато в тот день в каньоне Сансет он вовсе не был таким беспомощным. Он, ни на минуту не задумываясь, овладел ею. И наслаждался этой близостью, по-видимому, не испытывая ни малейших угрызений совести по поводу того, что лишил ее невинности.

Рэйчел с трудом сглотнула, почувствовав на себе взгляд Тайри, будто читавшего ее мысли.

Рэйчел почувствовала, как к щекам ее прилила кровь.

«Если он заговорит о каньоне Сансет, я умру от смущения», – думала Рэйчел, лихорадочно пытаясь побороть замешательство и найти безобидную тему для разговора, чтобы как-то отвлечь внимание Тайри от ее персоны и от того факта, что они остались наедине. Что на мили вокруг нет ни одного человека.

– Я слышала, – начала Рэйчел, – что вы купили серого жеребца.

Понимающая усмешка Тайри показала Рэйчел, что он прекрасно понимает ее тактику.

– Да, – ответил он, подыгрывая. – Я дал вашему отцу за него пятьдесят баксов.

– Пятьдесят долларов за обычного мустанга! – воскликнула Рэйчел. – Почему так много?

– Он того стоит, – лаконично отозвался Тайри. С лукавой улыбкой он протянул ей бутылку и громко хмыкнул, когда она отказалась сделать глоток.

Снова повисло молчание. Рэйчел нервно поерзала, потом, сделав глубокий вдох, решилась и спросила:

– Почему вы ничего не рассказываете о своем прошлом?

Ей хотелось заставить Тайри разговориться с ней, если не о прошлом, то хоть о чем-нибудь. Иначе он обязательно напьется. А она боялась пьяных мужчин. Еще больше ее пугало выражение жажды и ожидания, таившееся в глубине блестящих желтых глаз Логана Тайри.

– Мне нечего скрывать, – сказал Тайри. Он сделал еще один большой глоток и вытер рот тыльной стороной руки. – Просто в прошлом моем нет ничего особенно приятного.

– Но я хотела бы знать, – продолжала настаивать Рэйчел самым нежным голосом, на какой только была способна. – Пожалуйста!

Тайри бросил на нее долгий внимательный взгляд, потом, пожав плечами, снова уставился на огонь. Теперь его смуглое лицо было начисто лишено какого бы то ни было выражения.

– Мой старик был индеец-полукровка, – начал он голосом, холодным и жестким. – Его повесили за конокрадство еще до моего рождения. Мать была шлюхой. Она удрала с каким-то карточным шулером, когда мне было три года, оставив меня на попечение монахинь. Меня держали в монастыре, пока мне не исполнилось лет восемь или около того, а потом отослали к какой-то вдовой леди, которой нужен был помощник на ферме. Мы не очень-то ладили, я и старая леди, и наконец она вышвырнула меня вон. Тогда монахини отправили меня в богатую семью янки. То, что они приняли к себе бедного маленького сироту, видимо, льстило им – они чувствовали себя настоящими христианами. Но как-то старик уличил меня в краже доллара и тоже выгнал из дома.

Моим следующим пристанищем стал дом проповедника и его жены. Там я продержался около шести месяцев, а потом снова вернулся к монахиням. Кажется, мне было около десяти, когда меня взяла пожилая супружеская пара немцев. Они были фермеры, и им тоже нужна была помощь, дешевая рабочая сила, но они были порядочными людьми, и, возможно, я остался бы у них навсегда и превратился в такого же, как и они, фермера, если бы апачи не напали на их ранчо, когда мне было лет двенадцать. Индейцы убили стариков, а меня забрали с собой.

– Боже милостивый! – воскликнула Рэйчел. – И вам не было страшно?

– Нет. Мне нравилось жить с индейцами. – Его голос теперь звучал хрипло. – Принято считать их дикарями, но это были первые из всех известных мне людей, кто хоть чуточку думал обо мне. Только они одни и поинтересовались, чего я хочу и о чем мечтаю.

– Если вам было хорошо с индейцами, почему вы не остались с ними?

– Кое-что случилось, – лаконично ответил Тайри.

– Что же? Почему вы ушли от них?

– Мне не хочется об этом говорить, Рэйчел. Нахмурившись, он сделал один глоток из бутылки, потом еще один. Пальцы его, державшие горлышко бутылки, побелели.

– Что случилось? – спросила Рэйчел с любопытством. – У вас такой вид, будто вы вот-вот взорветесь.

– Черт возьми, я же сказал, что не хочу говорить об этом!

– Прошу прощения, – пробормотала Рэйчел смущенно. – Я просто подумала, что вам будет легче, если вы расскажете и снимете тем самым тяжесть с души.

С минуту Тайри смотрел на нее, будто она рехнулась. Будет легче? Ему ничего не помогало. Сначала он искал утешения в борделях и салунных драках, а когда понял, что это не помогает ему примириться со смертью Ред Лиф, он начал пить. Но и это не принесло облегчения.

Внезапно Тайри начал смеяться. Это был хриплый и горький смех, и Рэйчел почувствовала таившуюся в нем боль. И слишком поздно поняла, что ей не следовало лезть не в свое дело.

– Так вы полагаете, что разговоры могут принести облегчение, – пробормотал Тайри хрипло. – Что же! Давайте поговорим об этом. Я жил с индейцами тринадцать лет. Выучился их языку. Молился их богам. Сражался с их врагами, женился на одной из их женщин. Это была чертовски счастливая жизнь. А потом однажды я взял жену с собой на охоту. – Он помолчал, будто мысленно видел то, о чем рассказывал. – Мы уже возвращались домой, когда на нас напали шестеро белых. Один из них оглушил меня прикладом. Я потерял сознание. Когда я очнулся, она была мертва. Но они не сразу убили ее. Сначала изнасиловали. А когда покончили с этим, искалечили ее прекрасное тело и сняли с нее скальп. Потом уехали.

– Тайри, мне так жаль, – прошептала Рэйчел, потрясенная теми чудовищными картинами, которые вызвали к жизни его слова. – Мне действительно очень жаль.

– Они тоже пожалели, когда я нашел их.

– Вы их убили.

Это не было вопросом.

– Чертовски верная догадка. И умерли они мучительной смертью. – Тайри смотрел на нее не отрываясь. Глаза его были похожи на осколки яркого желтого стекла.

– Хотите услышать, как они умерли?

Рэйчел покачала головой. Ее не удивило то, что Тайри убил этих шестерых. Ничего иного она от него и не ожидала. Они заслужили свою участь.

Тайри пожал плечами, поднял бутылку и осушил ее одним глотком.

Мгновение он пристально смотрел на опорожненный сосуд так, будто видел в нем врага. Потом, пробормотав грязное ругательство, швырнул бутыль через комнату о стену, и она разлетелась на тысячу сверкающих осколков.

– Вы ее любили, – прошептала Рэйчел, и в голосе ее звучало удивление. Трудно было представить Тайри любящим кого-то. Он казался таким жестким, таким уверенным в себе.

– Больше жизни, – сказал Тайри решительно.

– Она была красива?

– Да. – Теперь голос Тайри стал нежным, почти задумчивым. – У нее были длинные густые волосы, черные, как смертный грех. Глаза – темно-карие, и в них всегда искрился смех. Когда я женился на ней, она была еще ребенком. Ей было не больше пятнадцати лет. Все молодые парни желали получить ее в жены, но она полюбила меня. – Тайри тихонько рассмеялся. – Знаете, это было чудо. Она полюбила меня.

Теперь Тайри смотрел на Рэйчел, и в глазах его была только боль и ничего больше. И Рэйчел поняла, что впервые видит настоящего Логана Тайри. Не самоуверенного головореза, который подчинялся только самому себе, но человека, пережившего ужас утраты и до сих пор не забывшего этого. Как ужасно, подумала Рэйчел с состраданием, видеть душу мужчины столь обнаженной.

– Вы ошибались, Рэйчел, – потерянно пробормотал Тайри. – Разговоры не помогают.

Тайри горько рассмеялся, и Рэйчел поняла, что он пьян.

– Пьянство тоже не помогает, – бормотал Тайри. – Ничего не помогает.

– Простите, я не хотела. Я и предположить не могла…

– Это было десять лет назад, – сказал Тайри, не сводя глаз с пляшущих языков пламени. – Десять долгих лет прошло. Кажется, через десять лет боль должна была утихнуть.

Сердце Рэйчел наполнилось жалостью. Как ужасно: полюбить кого-то так сильно, как Тайри свою индейскую жену, а потом потерять при таких ужасных обстоятельствах. Неудивительно, что в нем накопилось столько горечи.

Думая лишь о том, чтобы утешить его, Рэйчел пересела поближе и начала баюкать его темноволосую голову на своих коленях, будто он был ребенком. Но Тайри ребенком не был, и, когда его руки обняли ее талию и притянули ее ближе к себе, она вновь почувствовала их уверенность и силу. Его рот прижался к ее губам, заглушив готовый вырваться удивленный возглас. Она не собиралась поощрять его, хотела только, чтобы он знал, что ей не безразлична его судьба.

Поцелуй Тайри не был нежным. Скорее он был полон первобытной страсти и голода, давно снедавшего его, глубоко запрятанного и теперь вырвавшегося на свободу.

Сначала Рэйчел хотела воспротивиться, но она понимала, что нужна Тайри, что он жаждет почувствовать силу ее любви, ее понимания. И с легким вздохом она позволила себя поцеловать, отдаваясь восторгу, который пробуждали в ней его объятия.

Тайри слегка отстранился, удивленный тем, что она сдалась так быстро. Он ожидал сопротивления. Возможно, надеялся, что она будет вырываться и он причинит ей боль и таким образом слегка облегчит собственную. Но то, что он прочел в ее глазах, все изменило.

Рэйчел обняла его за шею, шепотом произнося его имя, притянула его голову к себе, ища его губы. И вдруг она поняла, что все время ждала и надеялась, что это произойдет. Это трудно было признать, но такова была правда. Не важно, как она относилась к его домогательствам в прошлом, не имело значения, что она во всеуслышание заявляла о своем презрении к Логану Тайри и к его образу жизни. Втайне она желала вновь испытать чудо его прикосновения и сгорала от желания снова почувствовать вкус его поцелуев.

Теперь, когда его руки ласкали ее, а язык щекотал ухо, она знала, как он ей нужен. Это было пугающее и в то же время странно умиротворяющее чувство. Он пылко целовал ее, его руки медленно и лениво путешествовали по плавным изгибам ее тела, и в горле Рэйчел зарождался глухой стон, наслаждение волнами накатывало на нее. Его легчайшие прикосновения возбуждали ее непередаваемо, доводили до лихорадочного состояния. Это было то, чего она всегда хотела. То, для чего она была создана. Это была ее пристань.

Потом Тайри осторожно раздел ее, не выпуская из объятий, и она поняла, что сегодня они не ограничатся несколькими поцелуями и краткими ласками. Рэйчел опомнилась. Что она делает? Тайри мгновенно почувствовал, как изменилось ее настроение, и отстранился.

– Передумали? – спросил он хрипло.

– Нет. Да. Не знаю.

– Рэйчел, я…

Она тихонько рассмеялась: желание горело в его глазах, но он был готов отпустить ее, если такова будет ее воля. Она смотрела в его лицо, такое мужественное, такое красивое. Неужели и он тоже уязвим? Неужели он решится наконец признаться в том, что она нужна ему? Эта мысль наполнила ее нежностью. Он, несомненно, в ней нуждался, не важно, понимал он сам это или нет. А она нуждалась в нем.

– Любите меня, Тайри, – прошептала она и вздохнула. Она чувствовала его горячее дыхание на своей щеке, видела его глаза, горевшие нестерпимым янтарным пламенем. Он бормотал нежные слова, касаясь шеи, плеч, груди, и каждое его прикосновение было сладостнее предыдущего, каждое было более пьянящим, чем прежнее.

Рэйчел шептала его имя, будто заклиная его утолить порожденную им жажду, и он с радостью откликнулся на ее призыв, и ее наслаждение дошло до пика, и исторгло у нее стон изумления.

Затем Тайри лег рядом, но не выпустил ее из объятий. Снаружи продолжал барабанить дождь, и его размеренный стук поглощал все остальные звуки, слышалось лишь потрескивание дров в камине.

Когда они снова любили друг друга, уже стемнело. Рэйчел купалась в его близости, в его прикосновениях, в этих восхитительных волнах восторга, поднимавшихся, как гребни, и заполнявших все ее существо. Ее завораживала крепость его сильных смуглых рук, умевших так мастерски укротить дикого жеребца и мгновенно ответить на обиду, но сейчас теплых и нежных, вызывающих такое томление и страсть в ее будто только и ждавшем этого теле.

Позже Рэйчел смотрела в темноту, наслаждаясь теплом тяжелой руки Тайри. Значит, любовь, думала она, это удивительный восторг и такой же удивительный покой. Она нежно посмотрела на мужчину, спавшего рядом. Он ни словом не упомянул о любви, ничего не сказал о том, что хочет быть с ней всегда вместе, но, конечно, ни один мужчина не мог бы столь полно принести себя в дар и получить столь же драгоценный дар взамен без любви. И она его любила. Возможно, любила его все это время.

Глазами, повлажневшими от нахлынувшего чувства, Рэйчел разглядывала того, кто впервые открыл ей, что такое наслаждение. Однажды во время пикника Клинт уснул, и Рэйчел почти так же, как теперь Тайри, разглядывала его. Она думала о том, каким невинным выглядел Клинт, лежащий на траве. Он был похож на маленького мальчика.

В Тайри не было и намека на невинность. В нем, даже в спящем, чувствовалась дремлющая сейчас, но готовая в любой момент взорваться дикая сила, и Рэйчел предполагала, что, если бы она внезапно разбудила его, он мог бы прыгнуть на нее, как тигр, пробужденный от дремоты.

Она прикоснулась кончиками пальцев к шрамам на его широкой спине и провела по слабо заметным серебристым линиям. Каков он был в тюрьме? С длинными нечесаными волосами и лицом, застывшим в маске бессильного гнева? Ей казалось, что она видит, как плеть со свистом разрезает воздух, слышит шипение сыромятного ремня, врезающегося в плоть. Почему-то она была уверена, что он переносил боль, не издавая ни звука.

В ответ на ее прикосновение Тайри пошевелился и лишь крепче прижал ее к себе. Рэйчел уютно устроилась рядом и, убаюканная ровным биением его сердца и тихим стуком дождя по крыше, уснула.


Когда она проснулась, уже наступило утро и Тайри стоял, вороша угли в камине. Рэйчел улыбнулась ему, снова ощущая счастье, переполнявшее ее минувшей ночью, но в груди ее будто что-то оборвалось, когда она увидела хмурое лицо Тайри. Очевидно, он страдал от похмелья.

– Поехали, – лаконично бросил он. – Ваш старик будет гадать, что с вами случилось.

Рэйчел торопливо оделась, краснея, когда случайно ловила на себе взгляд Тайри. Она недоумевала, куда девалось все волшебство прошлой ночи. Она не изменилась. Она чувствовала то же самое. Почему же так изменился он? Она ничего не понимали и молча последовала за Тайри к выходу.

Мир казался свежим, чисто вымытым и прекрасным. Дождевые капли на изумрудных листьях сверкали, как слезы на обласканной солнцем щеке. Небо ослепительно синело, и Рэйчел было больно смотреть на него.

С преувеличенной учтивостью Тайри помог ей взобраться в экипаж, сел рядом и взял в руки вожжи.

– Прошу прощения за прошлую ночь, – сказал он. – Я был здорово пьян и… ну, словом, иногда происходят неожиданные вещи.

Когда она услышала, как Тайри легко отмахнулся от всего, что произошло с ними минувшей ночью, Рэйчел показалось, что сердце ее сжала холодная рука. Нежные слова, которые он шептал ей, ласки, которые они дарили друг другу, – все это было ложью, и она поверила в эту ложь.

Какой же дурой она была, когда вообразила, что он питает к ней истинное чувство! На эту ночь ему сгодилась бы любая женщина. Она ничего не значила для него, ничего. Просто ему надо было удовлетворить свою пьяную похоть.

Внезапно она почувствовала, что сейчас расплачется. Тогда она вздернула подбородок и распрямила плечи. Он никогда не узнает, как глубоко задел ее, уязвил в самое сердце.

Глядя прямо перед собой, она сказала ледяным тоном:

– Как только мы вернемся на ранчо, я думаю, вам следует собрать свои вещи и уехать.

С минуту, которая, как ей показалось, длилась вечность, Тайри молчал. Рэйчел задержала дыхание, ненавидя себя за все еще тлевшую в ней надежду. Вот сейчас он скажет о своей любви к ней, о том, что прошлая ночь была для него такой же волшебной, как и для нее, что это не было просто пьяной утехой на время дождя…

Но слова, которых она так ждала, не прозвучали.

– Как вам угодно, – отозвался Тайри. – А ну-ка, лошадка, пошевеливайся!

Через десять минут после того, как они добрались до ранчо, он уехал, предоставив Рэйчел объяснять его внезапный отъезд отцу.

Глава 9

Когда Тайри въехал в Йеллоу-Крик, улицы городка показались ему пустынными. Поставив серого жеребца в платных конюшнях, Тайри снял комнату в отеле «Империал». Комнатка была маленькой, обставлена дешевой мебелью и, учитывая непомерно высокую плату, назначенную за нее, казалась довольно убогой. Пахло в ней застарелым потом и табачным дымом. Но постель была достаточно упругой, в матрасе не прощупывались комки из слежавшейся ваты и простыни оказались свежими.

Оглядевшись, Тайри бросил пожитки на постель и направился в салун «У Баушер». Заказав бутылку ржаного виски, он отнес ее на столик в дальнем углу, где стал медленно и методично пить до тех пор, пока не показалось дно.

Бармен, рыжий ирландец по имени Келли, отличался бочкообразным животом и багровым цветом лица. Он достаточно долго проработал в барах, можно сказать, на этом деле собаку съел, и научился распознавать, когда заведению грозят неприятности. Вид Тайри вызвал у него именно такие предчувствия, причем было ясно, что это будут неприятности с большой буквы. Время от времени взгляд Келли обращался к мрачному клиенту, но ожидаемого им взрыва так и не произошло. Казалось, горячительный напиток не оказывал ни малейшего действия на этого молчаливого головореза, и, когда через несколько часов он поднялся на ноги и подошел к бару за еще одной бутылкой, а потом вышел из салуна, походка его была такой же уверенной и твердой, как и раньше.

В последующие недели Тайри большую часть дня проводил в салуне, сидя за тем же самым столиком спиной к стене и не снимая правой руки с рукояти своего «кольта». Посетители приходили и удалялись, но никто ни разу не приблизился к этому угрюмому малому с револьвером. Он сидел, опустошая стакан за стаканом, бутылку за бутылкой, и было что-то в его холодных глазах, что настораживало и отпугивало любого, заставляло держаться на расстоянии. Даже у девушек из салуна не хватало духу подойти к нему.

Однажды поздно вечером Безносая Баушер нанесла один из своих нечастых визитов в салун. Несмотря на зрелые годы и обезображенный нос, ее еще можно было назвать привлекательной женщиной. У нее были белоснежные волосы, а лицо, хоть и хранившее следы невзгод и бурной жизни, все еще не утратило былой красоты. Она, как королева, соскользнула вниз по лестнице, сознавая, что ее появление вызывает шепот и привлекает взгляды любопытных посетителей.

Прищурившись, она оглядела помещение салуна, и ее взгляд остановился на Тайри. Ее не отпугнули его суровое лицо и неприветливое выражение глаз.

Она одарила Тайри улыбкой и, выдвинув стул, присела рядом.

– Добрый вечер, Тайри, – сказала она своим хрипловатым голосом. – Я уже слышала, что ты появился в городе.

Тайри кивнул. Он не был расположен к беседе и не желал никакой компании, но Безносая как раз хотела и того и другого. Приказав подать бутылку бурбона, она снова села за столик.

– А что, Юма и впрямь такое скверное место, как говорят? – поинтересовалась она.

Тайри снова кивнул, наливая ей бурбон.

– Я знала, что им там тебя долго не удержать, – заметила Баушер. – Значит, ты покинул ранчо Хэллорана. Там тебе показалось слишком скучно, не так ли?

– Послушай, Безносая, не лезь в чужие дела, – ответствовал Тайри миролюбиво.

Она рассмеялась, опорожнила стакан и налила себе еще. Они сидели за столиком и пили, пока пять часов спустя заведение не закрылось.

Время от времени в салуне Баушер появлялись ребята с ранчо Уэлша, приходили группами или по двое, но ни разу никто из них не пришел в одиночку. Вызывающе наглые, они вышагивали по залу салуна, будто владели им, пугая других посетителей, мешая работать бармену и отпуская сальности по адресу местных девушек. Но ни разу ни один из них не побеспокоил Тайри.

Дважды за ночь шериф совершал обход, но и Клинт Уэсли избегал встречи с Тайри и ни разу не показал, что заметил его присутствие, разве что бросил на него взгляд-другой.

И Тайри это вполне устраивало.

Сидя в салуне, он слушал досужую болтовню. Главным образом она касалась Аннабеллы Уэлш. Судя по всему, у нее не было намерения продавать свое ранчо, как надеялась Рэйчел. Похоже было, что Аннабелла такая же алчная охотница за чужими землями, как ее покойный брат. Ходили слухи, что ночные всадники Уэлша снова оказались при деле и что одной из их жертв стал бедняга, осмелившийся поселиться на краю земель, которые Уэлши считали своими. Но мисс Уэлш, видимо, имела далеко идущие намерения. Она наняла еще людей, и далеко не все они были мирными ковбоями.

Но охотнее всего сплетники болтали о самой Аннабелле. Говорили, что она красотка с гривой густых рыжих волос и глазами цвета хорошо отполированного нефрита. Говорили также, что у нее сногсшибательная фигура и что она ею гордится и носит блузки с низким вырезом на крестьянский манер и плотно обтягивающие тело штаны.

Но что вызвало особое внимание Тайри, так что он даже выпрямился на стуле, это известие о том, что Аннабелла назначила награду в пять тысяч долларов тому, кто скажет имя человека, убившего ее брата.

На эту тему болтали много, гадали, кто же этот рисковый парень, и первым в списке подозреваемых значился Логан Тайри. Но все это было не более чем болтовней. Не было фактов, не было улик, не было свидетелей. Но кто знал, как воспримет все эти сплетни сама Аннабелла?

Тайри уже подумывал о том, чтобы сняться с места и этой же ночью покинуть Йеллоу-Крик, когда, выйдя из салуна, оказался лицом к лицу с пятью головорезами, вооруженными винтовками и револьверами. Тайри потянулся за «кольтом», но почувствовал, что в его правый бок уперлось дуло винтовки.

– Я бы не стал этого делать, – предупредил незнакомец, и Тайри медленно поднял руки над головой.

Один из противников Тайри, одетый в затейливую рубашку, украшенную жемчужными пуговицами и жилет из овечьей шкуры, выступил вперед и разоружил его.

Другой малый, помоложе, связал руки Тайри за спиной. Потом они повели его по темному тупику, упиравшемуся в двухэтажное кирпичное строение.

От группы отделился огромный, как бык, человек. На его толстых губах играла улыбка.

– У нас есть для тебя весточка от мисс Уэлш, – сообщил мужчина, растягивая слова, голосом, низким, будто он доносился из шестифутовой бочки. – Она не хочет, чтобы в окрестностях Йеллоу-Крик разгуливали ребята с пистолетами, если они не у нее на жалованье. Поэтому мы делаем тебе предложение от ее имени.

Тайри с изумлением смотрел на собеседника, возвышавшегося над ним, как гора.

– Скажи свои условия, – ответил Тайри с усмешкой.

Великан ухмыльнулся, показав неровные желтые зубы.

– А ты смышленее, чем я думал. Так вот: или ты отправишься на ранчо Уэлшей или сегодня же уберешься из города.

– Таково ее предложение?

– Да.

Тайри медленно выдохнул воздух. Он и собирался уехать, но теперь передумал. Если он уедет, это будет выглядеть как бегство, а он еще никогда не бегал от опасности.

– Ладно, передайте своей хозяйке, что я весьма ей обязан за предложение, – сказал Тайри ровным голосом, – но сейчас я не ищу работу.

– И это твое последнее слово?

– Да.

Великан печально покачал головой:

– Похоже, я ошибся, и ты не такой уж смышленый.

Тайри почувствовал, как все его мускулы напряглись, когда высокий передал ружье тому, что был помоложе, который связал Тайри руки.

С минуту длилось молчание, потом люди Аннабеллы двинулись на него. Человек в жилете из овечьей шкуры схватил Тайри за связанные руки, чтобы тот не смог вырваться. Другой встал у начала тупичка. Перед Тайри остались двое: темнокожий, похожий на мексиканца малый с черной повязкой на глазу и великан с желтыми зубами. Они потягивались, разминая мускулы, и в их глазах он читал жажду крови.

И вот началось. Один удар ногами следовал за другим, они молотили Тайри без передышки, били размеренно – по лицу, шее, старались угодить в живот. Чье-то колено ударило в пах, и от боли у него потемнело в глазах. Другой удар рассек его щеку до крови. Из его носа и рта текла кровь.

Лица нападавших то наплывали на него, то откатывались, как волны, разбивающиеся о песок. Глаза его видели не очень ясно, словно в тумане, в ушах стоял шум. В полубеспамятстве он пытался угадать, сочла бы его Рэйчел трусом за то, что он не пытался себя защитить. Но только дурак стал бы драться, когда численное превосходство противника было столь очевидно. Кроме того, Тайри с самого начала понял, что люди Аннабеллы не собирались убивать его, во всяком случае, в этот раз.

И потому он терпел эти ужасные побои, изо всех сил стараясь удержать в памяти лицо каждого из нападавших, особо заметив двоих, чьи кулаки нанесли ему самые болезненные удары. Он знал, что рано или поздно они снова встретятся.

По истечении некоторого времени, показавшегося ему нескончаемо долгим, а на самом деле исчислявшегося не более чем десятью минутами, великан прошипел:

– Достаточно, Рэйф. – И удары перестали сыпаться на Тайри, наступила благословенная передышка.

Младший из них перерезал веревку, связывавшую руки Тайри, и тот задыхаясь упал на колени: во всем его теле пульсировала боль.

Но пока они еще не закончили экзекуцию. Великан снова ударил Тайри, заставив его плашмя опуститься на землю, а тот, кого звали Рэйф, прижал правую руку Тайри к земле ладонью вниз.

– У мисс Уэлш возникло предчувствие, что ты не захочешь с ней сотрудничать, – сказал верзила. – Но если у тебя есть хоть капля разума, ты уберешься из города, пока еще можешь ходить, потому что, если мы увидим тебя в городе снова, ты станешь трупом.

Стоявший в начале тупика крикнул:

– Эй, Ларкин, какого черта вы там так возитесь?

– Заткнись, Харрис, – рявкнул громила и снова обратился к Тайри: – На случай, если у тебя не хватит мозгов вовремя сделать ноги, я и Рэйф решили тебя обезопасить. Тебе уже больше не придется стрелять правой рукой. Никогда!

Говоря это, Ларкин все время двигался, потом выхватил винтовку из рук второго и изо всех сил ударил ее прикладом по лежащей на земле руке Тайри. Раздался тошнотворный хруст ломаемых костей. Тело Тайри конвульсивно содрогнулось, и из его горла вырвался глухой стон. Накатила волна мучительной боли. Руку и предплечье будто пронзила раскаленная игла.

Казалось, где-то вдали слышался топот – люди Аннабеллы уходили. Человек в жилете из овечьей шкуры, подходя, ткнул Тайри сапогом под ребра.

Последним удалился верзила по имени Ларкин, на прощание злорадно хмыкнув и наступив на раздробленную руку Тайри. Боль была невыносимой, и из уст Тайри вырвался хриплый крик, а потом тьма поглотила его, милосердно потянув на дно, вниз, в никуда…

Когда он пришел в себя, было уже далеко за полночь. Он долго лежал неподвижно, пытаясь убедить себя, что боль в правой руке вовсе не его боль.

Ларкин. Рэйф. Харрис. Эти имена гудели у него в мозгу, пульсировали в унисон его разбитому содрогавшемуся телу. Он вдруг почувствовал, какая жесткая и холодная под ним земля, какой прохладный воздух.

– Черт возьми, не могу же я здесь оставаться всю ночь! – пробормотал Тайри сквозь стиснутые зубы и заставил себя подняться на колени, а потом и на ноги. Он ощутил острую колющую боль в боку и тихонько помянул «добрым» словом бандита, пнувшего его на прощание.

Цепляясь за стену, чтобы не упасть, он начал свое путешествие. При каждом вдохе сломанные ребра нестерпимо ныли, и к тому времени, когда он добрался до улицы, он задыхался, как загнанный мустанг.

Серый стоял, привязанный возле салуна, в каких-нибудь десяти ярдах от него. Эти десять ярдов показались ему десятью милями, а еще длиннее была залитая луной улица, по которой он брел, пошатываясь. Тихо сказанное жеребцу волшебное слово заставило того опуститься на колени, и Тайри мысленно поблагодарил себя за то, что у него хватило предусмотрительности научить лошадь этому ценному трюку.

Сжав зубы, он взобрался в седло. Каждый мускул в его теле отзывался на движения серого, поднимавшегося на ноги. На мгновение мир закачался, как пьяный. Когда он снова смог видеть, то осмотрел свою правую руку. Распухшая, заляпанная грязью и кровью, она больше походила на кусок жеваного мяса. На несколько мгновений Тайри замер в нерешительности. Безоружный, с ни на что не пригодной рукой, он чувствовал себя не сильнее грудного младенца и таким же беспомощным. Это было новое и, безусловно, неприятное для него чувство.

Тайри невесело усмехнулся и тронул серого. Он знал, что, как это ни грустно, не станет желанным гостем во владениях Хэллоранов, но больше ему было некуда податься.


Рэйчел сидела перед туалетным столиком и с отсутствующим видом расчесывала волосы. Она не видела Тайри уже около пяти недель. И ей казалось, что с тех пор прошла вечность. Как странно, думала Рэйчел, вся радость жизни будто ушла вместе с ним. Ей не хватало его язвительного смеха, фривольных замечаний, которые он иногда себе позволял, его вопросительно поднятой брови, улыбки, тонущей в клубах дыма длинной черной сигары и выжидательного взгляда его янтарных глаз. Она частенько сетовала на его лень, но теперь с грустью вспоминала, как он бездельничал, греясь на солнышке на ступеньках веранды, со шляпой, низко сдвинутой на лоб, небрежно вытянув перед собой длинные ноги. Она вспоминала, каким внимательным он был, когда она вывихнула лодыжку, как нежно заботился о ней, вспоминала их обеды вдвоем. Как танцевала с ним при лунном свете и как крепко его руки сжимали ее талию, и ласку в его глазах… Она вспоминала всю ночь, проведенную с ним в хижине Джоргенсенов, и чувствовала, как кровь приливает к ее щекам при одной мысли об этом. Как глупа она была, если вообразила, что Логан Тайри действительно питает к ней нежные чувства, что он вообще способен питать какие бы то ни было чувства! Это оказалось просто чудовищной шуткой, жестокой, убийственной шуткой. Как, должно быть, он потешался над ней – глупой деревенской девушкой, которой так легко вскружить голову! Если бы только она могла не вспоминать! Если бы только ей не было так больно! Если бы ей стало все равно!

Она заполняла свои дни работой: убирала в доме, полировала мебель и натирала воском пол, будто вся ее жизнь зависела теперь от чистоты пола, блеска мебели и сверкания свежевымытых стекол. Теперь она сама искала общества Кэрол-Энн, насильно заставляла себя смеяться, сплетничать и флиртовать, будто у нее не было ни забот, ни печалей. Она заставляла себя быть любезной с Клинтом. Она вызвалась преподавать в воскресной школе, настояла на том, чтобы помогать Уоткинсам, когда Мэйбл Уоткинс сломала ногу…

Но вся эта бесконечная круговерть не притупляла боли в сердце. Ночь за ночью она лежала без сна, глядя в потолок и вспоминая.

Рэйчел уронила щетку для волос на туалетный столик и невидящим взглядом глядела на свое отражение. Как это случилось? Почему чужой человек, которого она прежде презирала, ухитрился так глубоко укорениться в ее сердце? Неужели она и впрямь полюбила его или это в ней говорила пробужденная страсть.

Она нахмурилась. Нет, это было не только желанием. Ей хотелось утешить его, заставить забыть погибшую женщину-индианку, убитую так жестоко. Она мечтала стереть из его памяти воспоминания об ужасах тюрьмы и всех несчастьях прошлого, вытеснить печаль из его души и поселить в ней радость. Если бы ей удалось разгладить резкие складки на его лице, прочерченные болью и отчаянием, увидеть, как он улыбается, услышать его смех, рожать для него детей!.. Тайри, Тайри. Если бы только она могла забыть его…

Ее печальные мысли прервал слабый шум, и, Рэйчел, прислушиваясь, повернулась к двери. Шум послышался снова, кажется, это был тихий стук в дверь. Вставая и запахивая синий хлопчатобумажный халат, Рэйчел уже предчувствовала недоброе. Кохилл и ее отец не ночевали в эту ночь на ранчо, она была в доме одна.

Завязав пояс, Рэйчел босиком зашлепала вниз по застланной ковром лестнице, остановилась, чтобы зажечь лампу возле входной двери, и крикнула:

– Кто там?

– Тайри.

Тайри! Рэйчел почувствовала, как участился ее пульс от одного только звука этого голоса, при мысли о том, что она увидит его, к щекам прихлынула кровь. И тотчас же пришло воспоминание о ночи, которую она провела с ним в доме Джоргенсенов. Но тут же вспомнилось и последовавшее за этим утро. Как он осмелился вновь явиться на их ранчо? Она сейчас же выгонит его!

Когда она открывала дверь, с ее губ уже готовы были слететь гневные слова, но произнести их ей было не суждено. От одного взгляда на Тайри она онемела.

– Боже милостивый! – задыхаясь, прошептала она. – Что с вами стряслось?

– Аннабелла Уэлш натравила на меня своих псов. Можно войти?

– Да, конечно. Садитесь.

Он опустился на один из мягких стульев в гостиной, она наклонилась над ним, и в ее небесно-синих глазах отразился ужас. Лицо Тайри было распухшим и бледным как смерть под переливающимися всеми цветами радуги синяками и засохшей кровью. Глаза заплыли, изо рта также сочилась кровь, на щеке красовался извилистый кровоподтек. Рубашка свисала с него лохмотьями, и та часть его тела, которая выглядывала из этих лохмотьев, была покрыта множеством синяков и кровоподтеков. А его правая рука… Рэйчел отвернулась, чувствуя, что сейчас ее вырвет.

– Не очень приятное зрелище? – пробормотал Тайри. – Черт, больно ужасно! У вас виски есть?

– Сейчас принесу. Сидите смирно.

Тайри облокотился на спинку стула и закрыл глаза. Каждый вдох был мучением, но боль, причиняемая сломанным ребром, казалась легкой неприятностью по сравнению с теми ощущениями, которые доставляла ему правая рука. Он чертыхнулся сквозь зубы, проклиная Аннабеллу Уэлш и ее ублюдков.

Рэйчел скоро вернулась, неся поднос с мазью, бинтами, ножницами и высокой бутылкой шотландского виски.

Тайри взял ее и сделал большой глоток, Рэйчел же тем временем принялась обрабатывать его руку. Каждый раз, когда она прикасалась к ней, Тайри невольно вздрагивал и чертыхался, но терпел, пока Рэйчел промывала его рану невыносимо едким дезинфицирующим раствором.

Рэйчел принесла из кухни две миски с водой – теплой и холодной. Тайри не смог удержаться от гримасы, когда его искалеченная рука погрузилась в холодную воду – Рэйчел считала, что от этого опухоль хоть немного спадет. А пока ласковые и умелые руки мисс Хэллоран осторожно смывали кровь с его лица и груди мягкой тканью, намоченной в теплой воде.

– Тайри, я могу смыть кровь и перевязать раны, но что касается руки… Я понятия не имею, как лечить переломы, да еще такие скверные!..

Он заметил, что ее голос дрожит и, когда поднял на нее взгляд, увидел, что ее глаза потемнели от волнения.

– Пожалуй, я смогу наложить шины на пальцы, – продолжала Рэйчел неуверенно, но не знаю, что делать с остальным. Вам нужен доктор.

– А как насчет костоправа из Йеллоу-Крик?

– Он уехал на восток навестить дочь. В прошлом месяце у нее родился малыш.

– Проклятие!..

– Другой доктор – в пятидесяти милях отсюда. Я… я могу отвезти вас туда в экипаже, если хотите.

У Тайри вырвался протяжный вздох. Проехать пятьдесят миль по ухабистой дикой местности со сломанным ребром и поврежденной рукой? Немыслимо!

– Черт возьми, Рэйчел, – устало пробормотал он. – Делайте что можете, но постарайтесь сделать это поскорее.

Кивнув, Рэйчел сняла то, что еще оставалось от рубашки Тайри, и стала протирать дезинфицирующим раствором раны на лице и груди. Широкой полосой ткани она обмотала то место, где находилось сломанное ребро, а квадратным куском бинта прикрыла порез на щеке.

Вздохнув, Рэйчел выпрямилась. Она сделала все возможное, чтобы спасти поврежденную руку Тайри, но знала, что сделанного недостаточно. Если ему повезет, со временем он сможет пользоваться правой рукой, но будет выполнять ею только простейшую работу. Он никогда не сможет больше стремительно выхватывать этой рукой револьвер. Она это знала так же точно, как то, что ее зовут Рэйчел. Тайри тоже это знал. И горькая складка залегла у его губ.

Тайри медленно поднялся на ноги. Каждое движение давалось ему мучительным усилием.

– Спасибо, Рэйчел, – пробормотал он. – Я не пришел бы сюда, если бы у меня было куда обратиться.

– Все в порядке. – Она опустила глаза, внезапно ощутив робость от его присутствия. Их связывало уже так много, и все же он опять казался ей незнакомцем.

– Спальня для гостей все еще пустует, – сказала Рэйчел тихо. – Вы можете оставаться там, пока вам не станет лучше.

– Нет.

Она не ожидала отказа и не думала, что почувствует такое сожаление оттого, что он уезжает.

– Право же, – повторила она, – я буду рада, если вы останетесь.

– Не могу, – ответил Тайри устало. – Мне нужно найти укромное местечко, какую-нибудь нору, где меня никто не станет искать.

– Но ведь вы сказали, что вам некуда идти. Да и как вы поедете верхом? Уж во всяком случае, не сегодня ночью.

– О? А как вы полагаете, я добрался сюда?

– Но куда вы отправитесь?

Она не скрывала беспокойства, но, казалось, Тайри этого не замечал.

– Поеду в хижину Джоргенсенов, – ответил Тайри, будто эта мысль только что пришла ему в голову. – Буду признателен, если вы сохраните это в тайне.

Рэйчел кивнула. Как только станет известно, что правая рука Тайри не действует, он станет дичью для любого вольного охотника на этой земле. И любой, кто сумеет выследить его и застать врасплох, без труда справится с ним. И тут она вспомнила о Клинте.

– Вам понадобится оружие, – сказала она задумчиво. – У па в комнате есть запасное. А еще вам нужны еда и чистая рубашка.

И прежде чем он успел возразить или выразить согласие, она занялась его сборами. Со вздохом Тайри снова сел. Закрыв глаза, он откинул голову на спинку стула. Черт возьми, как он устал! Было бы так приятно остаться на ранчо и позволить Рэйчел позаботиться о себе. Он скучал о ней гораздо больше, чем думал и мог предположить. Но остаться здесь он не мог. Люди Аннабеллы не станут терять времени, они будут хвастаться направо и налево, как избили Логана Тайри, размозжили ему правую руку и выгнали из города. Как только об этом пойдет молва, он станет легкой добычей для любого, кто пожелает отдать его в руки правосудия.

Но он не вернется в тюрьму. Ни сейчас, ни когда-либо в будущем.

– Тайри!

– Да?

Он сделал усилие, чтобы открыть глаза.

Перед ним стояла Рэйчел, держа в одной руке мешок из грубой ткани и рубашку, в другой – «кольт». С тихим стоном он потянулся за рубашкой.

– Послушайте, дайте я вам помогу! – стремительно вырвалось у Рэйчел.

Рубашка Хэллорана оказалась ему немного узковата в плечах, а рукава – на несколько дюймов короче, чем нужно, но это было лучше, чем ничего. Тайри принял помощь Рэйчел, иного выхода у него не было.

Но ему это вовсе не доставляло удовольствия, не тот он был человек, чтобы легко переносить зависимость от кого-либо.

Не произнося ни слова, Рэйчел вручила ему револьвер. Дуло старого «кольта» было слишком длинным для кобуры Тайри, пришлось заткнуть его за пояс штанов.

– Спасибо, – поблагодарил он коротко. Потом слегка провел рукой по ее щеке, взял мешок и вышел из дома.

Рэйчел смотрела на него сверху, из окна. Он прицепил мешок к луке седла. Его лицо посерело от боли, когда он, садясь на лошадь, слегка задел правой рукой седло. Взобравшись на серого, он несколько минут собирался с силами, прежде чем тронуть поводья, потом направил жеребца на север, к хижине старого Джоргенсена.

Рэйчел видела, как он исчезает в темноте, и в ней бушевали противоречивые чувства. Да, он использовал ее и злоупотребил ее доверием. Он взял ее так хладнокровно, будто она была дешевой потаскушкой из какого-нибудь салуна. И все-таки ей было больно видеть его страдания и знать, что он ранен и одинок.

Она стояла у окна и смотрела на пустую дорогу еще долго после того, как Тайри скрылся из виду.

Глава 10

В хижине было темно, холодно и пусто. Из живых существ только сова составляла ему компанию, угнездившись на одной из балок. Когда Тайри зажег лампу, ослепленная ярком светом, сова заморгала и в ее ярко-желтых глазах загорелся огонек. Она вылетела в ночь, и Тайри долго слышал шелест ее крыльев. Хмурясь, он смотрел вслед птице. Апачи верили, что сова – скверное предзнаменование, что она предвещает смерть.

Тайри медленно вышел из хижины, расседлал серого, снял с него сбрую и пустил его в кораль, огороженный деревянными планками.

Вернувшись в дом, он опустил на пол мешок и запер дверь на засов. При каждом движении тело его пронзала боль и, опустившись на комковатый матрас, он громко и грязно выругался и с трудом лег.

Вокруг хижины гулял ветер, печально что-то нашептывая. Тайри подошел к окну и уставился в ничем не занавешенное стекло: по чернильному небу плыли черные тучи, ветер нес их с одного края долины на другой. Мысли Тайри были так же мрачны, как это предгрозовое небо. Пройдут недели, думал он, пока его правая рука заживет, но даже и тогда маловероятно, что он сможет пользоваться ею как прежде. Скорее всего она еще долго будет бесполезной, как соски на брюхе борова. Как он доживет до тех пор? У него были деньги, но едва ли ему хватит безрассудства показаться в Йеллоу-Крик, чтобы купить все необходимое для жизни. Конечно, он мог ездить верхом, но ближайший городок находился в пятидесяти милях отсюда, это было для него, пожалуй, сейчас слишком далеко.

Машинально он погладил гладко отполированную рукоять «кольта», торчавшего у него из-за пояса. Он должен отплатить пятерым, и он позаботится о том, чтобы долг был выплачен. И сполна.

Лелея мысли о мести, Тайри забылся беспокойным сном… и видел сны, мрачные сны, населенные убитыми им людьми. Перед ним возник Джоб Уэлш. Глаза его горели, как два раскаленных угля, извлеченные из адского огня. Скалясь, как и положено ожившему мертвецу, Уэлш вытащил револьвер и взвел курок. Рядом Тайри видел самого себя, уверенно улыбающегося, пока рука не потянулась за оружием. Смущенный и удивленный тем, что рука не подчиняется ему, он опустил глаза и в ужасе вскрикнул, увидев, как она скрючилась и какие кривые когти торчат из этой ни на что не похожей лапы. Господи! И левая рука высохла и сморщилась у него на глазах. Теперь беспомощный, он молча смотрел, как Уэлш, смеясь как безумный, снова и снова нажимает на курок…

Тайри проснулся в холодном поту. Повязки на его правой руке странно белели в полной теней темноте. Прежде чем сон снова потянул его в свои глубины, он долго смотрел на свою искалеченную руку.

На следующее утро Тайри проснулся в дурном настроении: все тело его болело. Мрачный как туча, он чиркнул спичкой и разжег камин, отмерил порцию кофе и поставил старый, видавший виды кофейник на огонь. Порывшись в мешке, он раскопал там кусок бекона, неуклюже работая левой рукой, нарезал его ломтями и бросил на железную сковородку с длинной ручкой. В мешке оказалось еще с полдюжины бисквитов, он съел и их, запив еду горячим черным кофе. Потом разыскал среди своих пожитков веревку и вышел проведать, как себя чувствует серый. Утро было ясное, небо синее, но Тайри, не переставая, чертыхался, пока не пустил лошадь пастись на пожелтевшей траве, которая росла вокруг хижины.

Целый день он провел на солнышке, время от времени задремывая и позволяя солнечным лучам прогреть его тело и облегчить боль. При этом он не переставал думать о Рэйчел и жалеть о том, что она так плохо к нему относится. Он нахмурился, вспомнив, как она бросала ему в лицо упрек за упреком, напоминая, скольких людей он убил, как, например, того якобы безоружного человека в Амарилло. Его противник действительно не был вооружен в обычном смысле этого слова, но зато размахивал топором с двойным лезвием, не менее смертоносным, чем шестизарядный «кольт». Рэйчел еще упоминала о беззащитной женщине. Ее звали Рита Лэйси и она была женой Тома Лэйси, одного из самых опасных головорезов на этом берегу Миссури. Тайри убил Лэйси во время перестрелки в каком-то салуне, и Рита устроила охоту на убийцу мужа. Тайри пришлось ее застрелить. Ему вовсе не нравилось убивать женщину, особенно такую привлекательную, как Рита, но какого черта? Вопрос стоял так: или его жизнь, или ее. И он вовсе не поджигал ее дома. Он сжег только притон в Эль-Пасо, где она работала.

Еще Тайри приписывали убийство мужчины, добавляя при этом, что он застрелил его в спину, исподтишка. Но, черт возьми, такого и вовсе не случалось, разве что в воспаленном мозгу того, кто сочинил эту историю и пустил гулять по свету. Конечно, он убил десятки других людей. Например, шерифа в Техасе, представителя агентства Пинкертона в Эбилине, пьяного ковбоя в Додже, шулера в Томстоуне – за то, что тот попытался подсунуть игравшим пятого туза. Этот список был длинным, но Тайри никогда не сожалел о содеянном. Он выбрал свой путь в жизни, следовал им и был обречен идти по нему до конца.

Тайри нахмурился, когда мысли снова перенесли его в настоящее. Рэйчел. Единственное, о чем он сожалел, так это о том, что покусился на ее невинность. Прекрасная, милая, молодая, она, конечно, была слишком хороша для того, чтобы служить утехой такому отпетому головорезу, как он. Впрочем, для Клинта Уэсли она была тоже слишком хороша.

Уэсли. Вспомнив о нем, Тайри сплюнул в грязь. Уэсли был неплохим малым, но Тайри знал, что если в ближайшем будущем он не расстанется со своей шерифской бляхой или не научится сноровистее обращаться с револьвером, то не доживет до собственной свадьбы – ни с Рэйчел, ни с другой женщиной. Зеленый мальчишка, который играет с оружием, ясное дело, так и напрашивается на неприятности.

День тянулся раздражающе медленно. Безделье действовало Тайри на нервы. Он постоянно помнил о своей ни на что не пригодной теперь руке, и это приводило его в бешенство. Так что настроение у него было препоганое.

Такие нехитрые действия, как приготовление пищи, бритье, мытье, одевание, забота о жеребце, даже расчесывание волос, теперь требовали вдвое больше времени и усилий, чем прежде. Ему даже не верилось, что раньше он с легкостью справлялся с этими повседневными занятиями.

Каждый раз, когда он бросал взгляд на искалеченную руку, приходила мысль о мести, и Тайри проводил долгие часы, изобретая достойную казнь тех пятерых, что изувечили его.

По мере того как силы прибывали, он отваживался на все более длинные прогулки. Иногда в компании серого жеребца. Лошадь трусила за ним по пятам, как щенок-переросток.

Он бесчисленное количество раз сыграл сам с собой в карты. У него уже почти иссякла еда, сигары и терпение, когда дверь хижины открылась и появилась Рэйчел.

– Надеюсь, вы не станете возражать, если я ненадолго составлю вам компанию, – сказала Рэйчел вместо приветствия. Она заметила, что он выглядит много лучше. Отек на лице спал, хотя кожа местами еще переливалась всеми цветами радуги. Порез на щеке не кровоточил и зарубцевался, обещая в будущем стать грубым шрамом. Рэйчел отметила, что он не брился уже несколько дней.

– Входите, – пригласил Тайри. – Присаживайтесь. Что вас привело сюда? Приехали полюбопытствовать?

– Конечно, нет. Я… я подумала, что вам, возможно, немного одиноко…

– Вот как? Подумали?

Рэйчел опустила глаза, и тень ее ресниц легла на щеки. Она боялась этого испытующего взгляда. Взяв себя в руки, Рэйчел подняла голову и рассмеялась:

– Похоже, вам следует побриться, – заметила она, преодолевая искушение протянуть руку и погладить его едва отросшую бороду.

– Думаю, вы правы, – согласился Тайри, потирая здоровой рукой черную щетину на щеках.

– А ваше жилище нуждается в хорошей уборке, – заметила Рэйчел с отвращением, бросая взгляд на грязные тарелки, пустые бутылки и сваленные кучей бумаги в углу.

– Ваша правда, – мрачно пробормотал Тайри. – И окна грязные, и одеяла хорошо бы выстирать, и пол подмести. Но самое главное, черт возьми, – мне требуется выпивка!

Смех Рэйчел прозвучал нежно и музыкально, как журчание ручья, перекатывающегося через поросшие мхом камни.

– Бедный малыш, – пропела Рэйчел, – сломал ручку и теперь не может поехать за виски.

Янтарные глаза Тайри сверкнули гневом.

– Черт побери, Рэйчел, в этом нет ничего смешного!

– Знаю, – ответила она, внезапно смутившись и посерьезнев. – Все гадают, что с вами стряслось. Ларкин и его бандиты похваляются тем, что избили вас и выгнали из города.

– Да я и не сомневался, что они не станут держать язык за зубами.

– Но… – Рэйчел улыбнулась ему, в глазах ее заплясали веселые искорки. – Они говорят, что вы покруче, чем Хикок и Коуди,[6] вместе взятые.

Тайри презрительно фыркнул.

– Но не слишком крутой для Ларкина и его головорезов, да?

– Верно. Они со свойственной им скромностью хвастаются, что одолели вас с такой же легкостью, с какой нож входит в масло.

– Они дорого за это заплатят, – спокойно сказал Тайри, но слова эти он произнес как клятву. – Черт возьми, мне очень хочется выпить.

– Хотите, чтобы я съездила в Йеллоу-Крик и привезла вам бутылку?

– Да, и патронов, а также новую кобуру и коробку самых лучших девятидюймовых сигар, какие только есть в городе.

– Вы собираетесь питаться патронами и сигарами? – сухо поинтересовалась Рэйчел.

– Если понадобится.

– Будьте серьезны. Как у вас обстоят дела с едой?

– В буфете почти пусто. Вот. – С этими словами он вложил в руку Рэйчел комок смятых банкнот. – Купите, что сочтете нужным.

– Сделаю что смогу. Тайри?

– Денег мало?

– Нет, более чем достаточно. Могу я вас кое о чем спросить?

– Валяйте.

– Почему вы стали наемным убийцей?

Тайри долго смотрел на нее, раздумывая, как ей ответить, наконец пожал плечами:

– Человек должен чем-то зарабатывать себе на жизнь.

– Уверена, что вы могли бы найти другую работу, если бы попытались.

– Конечно. Мог бы попрошайничать в салунах – на выпивку бы хватило.

– Можете вы хоть когда-нибудь быть серьезным?

– Я вполне серьезен. Посмотрите на меня, солнышко. Я полукровка. Никто не даст мне приличной работы. Кроме того, мне нравится то, чем я занимаюсь.

– Не могу понять почему. Взгляните на себя. Вы даже не можете поехать в город, потому что вас там могут или подстрелить, или арестовать. Почему бы вам не бросить этим заниматься?

– Не удастся, – ответил он, как ей показалось, с горечью. – Куда бы я ни отправился, всегда найдется кто-нибудь, кто меня раньше встречал. Какой-нибудь молодой парень, щенок, воображающий, что может со мной потягаться, и он не успокоится, пока не попытается меня переплюнуть.

– Вы когда-нибудь пытались бросить эту жизнь?

– Однажды я уехал в Калифорнию. Остриг волосы, сменил имя, отрастил бороду, но и это не помогло. Не пробыл я там и недели, как нашелся парень, который меня узнал. И дальше, не успел я оглянуться, как убил двоих ребят и снова отправился в путь. И тогда я решил: какого черта? Раз уж дела обстоят так, то по крайней мере буду хоть деньги этим зарабатывать. И пошло-поехало…

– Вы могли бы сделать новую попытку.

– Может быть.

Глаза Тайри так и сверлили Рэйчел: он пытался угадать, что скрывается за этими вопросами и внезапными паузами.

– Ну ладно. Я, пожалуй, поеду, – вдруг объявила Рэйчел. – Завтра вернусь и привезу все, что вы просили.

– Рэйчел…

– Да?

Она подняла на него глаза. Ей было так жаль его! Хотелось обнять, приласкать, почувствовать его поцелуй на своих губах. До боли в сердце не хотелось оставлять его одного в таком унылом месте, где некому было о нем позаботиться.

– Каждый раз, когда вы оказываетесь рядом, мне приходится вас за что-нибудь благодарить.

– В этом нет нужды, – быстро ответила Рэйчел и поспешила выйти, боясь, что сделает какую-нибудь глупость, например, бросится в его объятия.

Назавтра Рэйчел приехала в Йеллоу-Крик верхом ранним утром. Миссис Торнгуд кинула на нее любопытный взгляд, когда она купила коробку сигар и четыре коробки патронов.

Она как раз покупала муку, бекон, сахар, соль и консервы в банках, когда в магазин зашел Клинт. Заметив Рэйчел у прилавка, он нежно улыбнулся.

– Доброе утро, Рэйчел, – приветствовал ее Уэсли, подходя.

Он взглянул на сигары и коробки с патронами, сложенные стопкой на прилавке, потом перевел вопросительный взгляд на Рэйчел:

– Твой старик начал курить сигары?

– Нет, – ответила она, стараясь не встретиться с Клинтом глазами. – Сигары для Кандидо.

Уэсли кивнул, хотя не мог припомнить, чтобы мексиканец когда-нибудь курил что-нибудь, кроме трубки.

– На ранчо все в порядке?

– Да, все прекрасно, – поторопилась ответить Рэйчел. – Придешь в воскресенье обедать?

– Разумеется. Но есть ведь еще и суббота, а в субботу будут танцы в Грейндже.

– Похоже, там будет весело.

– Так я заеду за тобой в семь?

– Буду ждать тебя. А сейчас мне пора, – сказала Рэйчел, забирая с прилавка покупки и укладывая их в мешок. Она расплатилась с миссис Торнгуд, улыбнулась Клинту и вышла.

Уэсли смотрел ей вслед. На лице его застыло недоуменное выражение. Что-то тут не так. Но что?


Тайри заткнул тяжелый старый «кольт» за пояс штанов и вышел из хижины. Быстро оглядевшись вокруг и убедившись, что он здесь один, Тайри вытащил из-за пояса револьвер. Потом, втянув в себя воздух, взвесил его на ладони, прикидывая.

Как большинство профессионалов, Тайри умел стрелять и левой рукой, но стрелял он ею не более чем сносно. Правда, некоторые ребята, не выходившие из дома без двух револьверов, умели управляться с ними одинаково хорошо обеими руками. Но то было так – баловство. Настоящему профессионалу хватало, чтобы сделать свое дело, и одного револьвера. Ведь если ему не удавалось поразить цель с первой обоймы, следующая могла оказаться ему уже ни к чему.

Снова и снова Тайри вытаскивал из-за пояса «кольт» левой рукой, привыкая к этому ощущению, к его тяжести, стараясь держать, как полагается. Он практиковался все утро. Приятно было снова чувствовать себя вооруженным, ощущать гладкую поверхность приклада орехового дерева в своей ладони.

Он все еще тренировался, когда подъехала Рэйчел. Тайри снял рубашку, и она, не отводя глаз, смотрела на его мускулистое тело и чувствовала, как в ней поднимается желание. Он был крупным мужчиной, но двигался при этом с тигриной грацией, мускулы двигались под смуглой гладью кожи, как рябь по воде. Он обернулся и посмотрел ей в лицо. Его грудь еще местами украшали синяки, а ребра были туго забинтованы. Густая черная борода делала его похожим на пирата, но все это вместе взятое почему-то бесконечно возбуждало ее.

– Я привезла все, что вы просили, – сказала Рэйчел, краснея под его откровенным взглядом и пытаясь понять, угадал ли он ее столь неподобающие леди мысли.

– Пойду занесу все это в дом, а вы продолжайте свое занятие.

Тайри вернулся в хижину только к обеду. Войдя, он сразу заметил, что Рэйчел здесь основательно потрудилась. Единственное окно сверкало. Пол был чисто выметен. Из углов исчезла паутина. Одеяла были выстираны. На столе красовалась красная клетчатая скатерть. Он вопросительно поднял бровь, увидев, что накрыто для двоих. На постели лежала чистая рубашка, а также кусок желтого мыла и белое полотенце. На полочке стояла, ожидая его, миска с горячей водой, рядом лежала бритва. На плите дымился горшок с горячим рагу, в духовке разогревались бисквиты.

Тайри только тихонько присвистнул:

– Ничто не может сравниться с руками женщины.

– А почему бы вам не пожить здесь по-человечески? – резко спросила Рэйчел, приняв его комплимент за насмешку.

– Эй, успокойтесь, – постарался пригасить ее пыл Тайри. – Мне это нравится. Все это выглядит… славно.

Смягчившись, Рэйчел сказала:

– Обед почти готов, – и поглядела на щетину, покрывавшую щеки Тайри. – У вас есть время побриться.

– Бриться левой рукой – хлопотное и малорезультативное дело, – пробормотал Тайри, проводя рукой по щеке.

– Хотите, чтобы это сделала я?

– Вы? – хмыкнул Тайри. – Черт, не возражаю, если вы и в самом деле не против.

Он сел на один из тонконогих стульев, Рэйчел намылила ему лицо и очень осторожно принялась за бритье. Прикосновения ее были легкими, он ощущал тепло ее пальцев на щеке, и вдруг между ними внезапно возникло какое-то напряжение, хотя, казалось, ничего не изменилось и она все так же продолжала водить лезвием по его щеке. Каждое движение, каждый взгляд приобрели иной смысл, и Рэйчел оставалось только недоумевать, как же это случилось. Она остро чувствовала взгляд Тайри на своей груди, находившейся, оказывается, всего в нескольких дюймах от него, почувствовала, что его бедро легонько касается ее ноги.

А Тайри, в свою очередь, размышлял о том, как бы половчее сейчас взять ее на руки и отнести в постель. Но тут Рэйчел вытерла остатки мыльной пены с его лица и отступила на шаг, чтобы полюбоваться результатами своей работы. Заметив выражение его лица, она отступила еще на шаг, оказавшись вне пределов досягаемости.

– Неплохо, – объявила она и протянула ему ручное зеркальце, которое нашла в верхнем ящике комода. – А вы как думаете?

– Лучше, чем у цирюльника, – решил Тайри. – Возможно, я смогу пристроить вас к делу.

– Нет, благодарю. Кстати, обед готов.

Ели они молча. Быстро стемнело, мрак окутал хижину и находившихся в ней людей, отгородив их от остального мира. Убирая со стола, Рэйчел старалась не встречаться глазами с Тайри. Слава Богу, руки у нее были заняты делом и, моя и вытирая тарелки, она могла повернуться к нему спиной. Но и не видя Тайри, девушка чувствовала его взгляд.

Откинувшись на спинку стула, Тайри жевал конец своей сигары и любовался волосами Рэйчел, которые свет лампы превратил из медовых в золотые. Он восхищался грацией ее движений, тем, как она вытирала тарелки и ставила их стопкой в буфет.

Сняв передник, Рэйчел провела изящной рукой по волосам и беспокойно кашлянула.

– Уже поздно. Мне пора.

– Вы не должны ехать домой одна в такую темень.

– Со мной ничего не случится.

Тайри уже собирался возразить, когда до них донеслось пронзительное ржание возбужденного жеребца, нарушившее безмолвие ночи.

– Серый, – заметил Тайри. – Должно быть, у вашей кобылы как раз подходящий период.

Рэйчел кивнула, и они оба побежали к коралю, позади хижины.

Ярко светила луна, и они увидели, как беспокойно мечется жеребец вдоль ограды, отделявшей его от кобылы Рэйчел.

Должно быть, он топтался возле ограды уже давно: на мягкой земле отчетливо виднелись глубокие следы копыт. Когда Рэйчел и Тайри обогнули дом, жеребец как раз перелетел через шестифутовую изгородь.

– Тайри, остановите его! – закричала Рэйчел. – Я не хочу, чтобы моя кобыла родила мертвого жеребенка.

– Уже поздно! Смотрите!

Лошадка Рэйчел еще никогда не имела дела с пылающими страстью жеребцами. Слишком испуганная, чтобы обратиться в бегство, она жалась к доскам в углу кораля. Она вопросительно изогнула изящную шею, широко раскрытые глаза блестели. Серый же гарцевал перед ней взад-вперед, шея его была выгнута дугой, хвост высоко поднят. Весь он был в полной боевой готовности.

Рэйчел с трудом вдохнула.

– Ничего удивительного, что Моргана так испугалась, – пробормотала она, не сознавая, что говорит вслух.

Серый выгнал кобылу на середину загона, яростно кусая в бок, если она упиралась. Потом с громким ржанием, от которого по спине Рэйчел побежали мурашки, он взгромоздился на нее.

– Черт! – воскликнул Тайри. – Он великолепен!

Рэйчел не могла не согласиться. Жеребец и в самом деле был великолепен. Ей и прежде доводилось видеть, как жеребцы покрывали кобыл, но это зрелище показалось ей поистине захватывающим. Может быть, потому, что сейчас в нем участвовали ее кобыла и дикий, необузданный жеребец, привыкший свободно бегать и прирученный всего несколько месяцев назад.

Рэйчел облизнула губы, внезапно осознав, что рядом с ней стоит мужчина, и украдкой бросила на него взгляд. Они очень похожи со своим жеребцом, подумала она и отчаянно покраснела при этой мысли. Такой же полудикий и совершенно непредсказуемый.

Со звуком, похожим на вздох, потрясший все его тело, жеребец тряхнул массивной головой, отделился от кобылы и встал рядом с ней, опустив голову. Его бока тяжело вздымались.

– Иди сюда, ты, старый нечестивец, – нежно позвал его Тайри. И жеребец послушно последовал за ним в кораль.

– Давайте выпьем кофе, пока ваша кобыла будет приходить в себя, – предложил Тайри.

– Почему бы и нет? – отозвалась Рэйчел. – Все равно худшее уже случилось.

– Пари готов держать, что она родит прекрасного жеребенка, – убежденно заявил Тайри. – Она красивая кобылка, а серый – хороший производитель, даром что не породистый конь. Но я уверен, что в ком-то из его предков текла благородная кровь.

– Возможно, – согласилась Рэйчел, входя в хижину. – Для мустанга он слишком крупный.

В тот момент, когда Тайри закрыл за ними дверь, Рэйчел поняла, что ошиблась, вернувшись с ним сюда. Увиденное привело в боевую готовность и его. В глазах его появился голодный блеск.

– Я поставлю воду для кофе, – сказала Рэйчел с притворной непринужденностью, но Тайри покачал головой.

– Ну, если вы не хотите кофе, то я поеду. Я устала, а путь неблизкий.

Она что-то говорила и смеялась, не вполне отдавая себе отчет в том, какие именно слова слетают с ее уст.

– Вероятно, и Моргана тоже устала, – сказала Рэйчел и почувствовала, что готова откусить себе язык. – Пока, Тайри.

– Рэйчел!..

Она уже потянулась к дверной ручке, но окрик остановил ее. Рэйчел медленно повернулась к нему лицом.

– Нет, Тайри, – прошептала она. – Пожалуйста, не надо.

Но не сделала ни одного движения, чтобы уклониться от руки, потянувшейся к ее щеке. И не отстранилась, когда он наклонился поцеловать ее.

Ненавидя себя, Рэйчел позволила Тайри довести ее до постели и, не сопротивляясь, устроилась рядом с ним на жестком матрасе.

Она знала, что позже, опомнившись, будет со стыдом вспоминать, как охотно отвечала на его ласки, шептала ему на ухо слова любви. Но этот момент был еще далек.

Тайри намеренно медленно начал раздевать ее. Пользуясь своей единственной здоровой рукой, он расстегнул ее рубашку и спустил ее с плеч, потом занялся джинсами. На мгновение его пальцы задержались на ее обнаженном животе и бедрах. Рэйчел подняла на него глаза, чувствуя, как все ее тело напряглось под его обжигающим взглядом. Раздеваясь сам, Тайри продолжал смотреть на нее, ни на мгновение не отводя от нее глаз. И вот уже Рэйчел снова любовалась его обнаженным телом, широкими плечами, чуть покрытой черными волосами грудью и длинными ногами.

Рэйчел потянулась к нему, они улеглись рядом на узкой кровати, и она чувствовала, как соприкасались их обнаженные тела и в бесстыдном самозабвении гладила его покрытую шрамами спину. Взглянув правде в глаза, Рэйчел поняла, что его нагота возбуждает ее и что она находит его тело прекрасным.

Лежа рядом с Тайри и впитывая каждой клеточкой своего существа его ласкающие прикосновения, ощущая вкус его поцелуев, она чувствовала себя любимой, защищенной и до мозга костей женщиной. Он был таким сильным, таким мужественным и теперь, рядом с ним, она поняла, как необходимо иногда почувствовать себя слабой. И как восхитительно было знать, что Тайри находит ее желанной, и нежиться в его крепких руках. Как удивительно ощущать слияние их тел, будто они и рождены были только для того, чтобы вместе вкусить радость этой минуты!..

На следующее утро, когда Тайри проснулся, Рэйчел уже не было. Хижина словно осиротела.

Поднявшись с постели, Тайри оделся, поел и принялся за работу: он решил подточить напильником часть ствола «кольта», чтобы тот не цеплялся за кобуру. Затем он занялся привезенной Рэйчел кобурой: втирал в нее растительное масло, стараясь сделать мягче и придать ей такую форму, чтобы она облегала револьвер, как перчатка руку.

Добившись своего, он стал практиковаться в извлечении револьвера из кобуры. Он повторил эту операцию десять, двадцать, пятьдесят, сто раз, пока не счел, что рука его привыкла к весу оружия и движение это получается у него достаточно стремительным. Потом Тайри зарядил «кольт».

Он провел долгие часы, практикуясь в стрельбе в цель. Он стрелял в избранную мишень в разных позах и под всевозможными углами: когда солнце светило ему в спину и когда оно било прямо в лицо, стоя во весь рост, опустившись на колени, лежа распростертым на земле. Он практиковался в стрельбе при ярком свете дня, в сумерках, когда наплывающие тени делают окружающее смутным и незнакомым, и даже в темноте, пронизанной лунным светом.

Шли дни, а он не думал ни о чем, кроме «кольта»: трогал его, взвешивал, поглаживал, пока не стал воспринимать его как часть своей руки.

Но ночью, ночью… когда он вытягивался на постели, он думал только о Рэйчел, гадая, придет ли она к нему снова, вспоминая нежность и тепло ее тела и сладостный вкус ее губ. Она покинула его в предрассветный час после ночи любви, вне всякого сомнения, смущенная тем, что произошло между ними. Она не обещала вернуться. Он нехотя признался себе, что скучает по ней, но, слава Богу, некогда было особенно грустить по этому поводу. Времени хватало только на то, чтобы практиковаться в стрельбе с рассвета и дотемна, тайно надеясь при этом, что долгие часы упражнений окажутся ненужными и что, когда его рука заживет, она будет действовать так же хорошо, как прежде, хотя, конечно, это было бы чудом.

Прицеливаться и стрелять. Прицеливаться и стрелять. В лист, в камень, в бутылку, в жестянку. Прицеливаться и снова стрелять. В ветку, в белку, в горшок, подброшенный в воздух. И вспоминать, постоянно держать в памяти лицо человека, искалечившего, раздробившего его руку. Не забыть испытанные им боль и ярость.

Итак, шли дни, и каждый новый день походил на прошедший. Днем он практиковался в стрельбе, ночью мечтал о Рэйчел.

В конце концов Тайри решил, что удовлетворен своими успехами. Он считал, что достиг в стрельбе левой рукой такого же мастерства, как прежде правой. И тогда наконец снял повязку с правой руки. Он смотрел, как двигаются его пальцы, неподатливые, как засохшее дерево. Заметил, что три из них безвозвратно обезображены и что кожа на тыльной стороне руки стала белой, как рыбье брюхо, и покрыта грубыми шрамами.

Когда он убедился, что не может как прежде сжать руку в кулак, на скулах его обозначились и задвигались желваки. Глядя на свою искалеченную руку, он вспоминал лица всех, кто был к этому причастен. И тут в хижину вошла Рэйчел. Одного взгляда на его лицо, на то, как сжаты его челюсти и какой гнев выражают глаза, было достаточно, чтобы она все поняла. Рука его не зажила, как он надеялся, и ее молитвы были напрасны.

– Тайри?

Удивленный ее внезапным появлением, он медленно поднял голову.

– Мне так жаль, Тайри. Я сделала все возможное. Я… у меня такое чувство, будто это моя вина.

– Да нет, конечно, – лаконично ответил он. – Отправляйтесь домой.

– Могу я что-нибудь сделать, прежде чем уеду?

– Нет.

– Пожалуйста, разрешите мне помочь вам!

– Черт возьми, Рэйчел, мне не нужна ваша помощь, и я не нуждаюсь в вашей жалости. Убирайтесь, черт возьми, и оставьте меня в покое!

Рэйчел вспыхнула. Она остановилась, уперев руки в бока, и в ее синих глазах полыхнул огонь.

– Почему в таком случае вам не перестать себя жалеть? – спросила она сердито. – Только потому что вы не можете держать в правой руке револьвер, вы считаете, что ваша жизнь кончена!

– Револьвер! – огрызнулся Тайри. – Черт возьми, да я и чашку кофе не могу в ней удержать. Попробуйте-ка оседлать мустанга, когда у вас действует всего одна рука! Попробуйте завязать узел! Попробуйте в конце концов перетасовать колоду карт!

– Мой отец справляется со всем этим, – спокойно возразила Рэйчел. – А он потерял всю руку, до локтя.

– Вы правы, – с горечью согласился Тайри. – Я жалею себя. Вероятно, я надеялся на чудо. – Он горько рассмеялся. – Можете себе представить меня надеющимся на чудо? Пожалуй, не найдется никого, кто меньше меня заслужил его.

– Позвольте мне приготовить вам обед, – попыталась перевести разговор на другую тему Рэйчел. – Я принесла кусок ростбифа и картофельный салат.

– Вы победили. Давайте поедим.

Тайри сел за стол. Пока Рэйчел расставляла тарелки и накладывала на них еду, он мрачно смотрел на свою руку. Рэйчел нарезала мясо и разложила по тарелкам картофельный салат.

– Тайри?

– Да.

– Вы собираетесь есть или предаваться мрачным мыслям?

– Прошу прощения.

Она старалась не смотреть, как он пытается отрезать кусок ростбифа, придерживая его вилкой, и мысленно бранила себя за то, что не нарезала его более тонким ломтями, как это делала для своего отца. Ведь Тайри не мог держать в одной руке и нож и вилку. Думая только о том, чтобы ему помочь, Рэйчел потянулась через стол.

Это оказалось последней каплей. Проворчав какое-то ругательство, Тайри швырнул свою вилку об стену.

– Собираетесь меня кормить? – прошипел он. Оттолкнув стул, он вскочил и разразился потоком ругательств, столь грязных, что Рэйчел еще не доводилось слышать ничего подобного.

Наконец он умолк и подошел к окну и так застыл, глубоко засунув руки в карманы и невидящим взглядом уставившись в стекло.

– Тайри…

– Черт возьми, Рэйчел, перестаньте обращаться со мной как с ребенком!

– Тогда не ведите себя как ребенок.

– О проклятие, я не привык, чтобы меня обслуживали, не привык, чтобы кто-то что-то делал за меня. Мне это не нравится. И никогда не понравится.

– Для меня это не имеет значения.

– А для меня имеет.

– Тайри, почему вы не женились снова?

Он резко обернулся, чтобы посмотреть ей в лицо. В глазах его застыло недоумение.

– Что?

– Вы же слышали. Почему вы не женились еще раз?

– Да вы не в своем уме! Какая девушка выйдет замуж за такого, как я?

– Я бы вышла, – сказала Рэйчел, и трудно было сказать, кто был больше удивлен ее неожиданным ответом, Логан Тайри или сама Рэйчел.

Несколько секунд Тайри смотрел на нее во все глаза, слишком изумленный, чтобы заговорить. Брак! Боже милостивый!

– Не может быть, чтобы вы говорили это серьезно!

– Я говорю вполне серьезно. Уголок рта Тайри дернулся в усмешке.

– Думаете, что любовь хорошей женщины исправит такого отпетого негодяя, как я? – спросил он насмешливо.

– Не смейтесь надо мной.

– Я и не думаю. Просто не могу поверить, что вы это серьезно. Я считал, что вы меня ненавидите. Вы ведь постоянно твердили об этом.

– Твердила, но я ненавижу не вас, а ваш образ жизни.

– Но это почти одно и то же, вам не кажется?

– Нет, – тихо возразила Рэйчел. – Вовсе не одно и то же.

Тайри не нашел, что возразить, и Рэйчел не смогла скрыть улыбки. Она впервые видела его потерявшим дар речи.

Потом его лицо снова стало замкнутым и он решительно сказал:

– Поезжайте домой, Рэйчел. Если вы останетесь, вам будет больно.

– Почему? Разве вам совсем нет до меня дела?

– Это не имеет никакого отношения к нашему разговору.

– Имеет. И прямое.

– Черт возьми, Рэйчел, жизнь не так проста, как вам кажется. Завтра или послезавтра я собираюсь убить пятерых. А рано или поздно, я, возможно, застрелю Клинта Уэсли. Как вы ко мне отнесетесь тогда? Как насчет Уэсли? Я думал, вы к нему неравнодушны.

– Я тоже так думала. – Рэйчел отмела эту тему движением руки. – Тайри, возвращайтесь на ранчо и оставайтесь с нами. Вы нам нужны. Вы нужны мне.

– Черт возьми, солнышко. Я не фермер. Рэйчел потянулась к Тайри и положила руку ему на плечо. Рука была нежной, теплой и чуть дрожала.

– Вы поедете со мной домой, Тайри?

– Да вы сами понимаете, что говорите? – мягко спросил Тайри. – Вы знаете, что получите? И от чего откажетесь?

Рэйчел медленно кивнула. Она понимала, что Тайри никогда не будет таким мужем, о каком она мечтала, когда была совсем юной. Он никогда не удовлетворится жизнью в таком маленьком городишке, как Йеллоу-Крик. Никогда он полностью не примирится с оседлой жизнью. И хотя об этом было страшно подумать, Рэйчел знала: велика вероятность, что через год-другой она надоест ему и он исчезнет совсем… И все же…

Она смотрела на стоявшего перед ней человека. Лицо его было жестким, а янтарные глаза казались бездонными. Умом она понимала, что из Клинта Уэсли вышел бы гораздо лучший муж. Он был честен и всегда ровен, его любили и уважали все в округе, к тому же Клинт был работящим и честолюбивым. Он был бы прекрасным мужем, хорошим отцом, надежным главой и кормильцем семьи. Но именно Логан Тайри заставлял ее душу томиться, именно в его присутствии кровь ее начинала кипеть и именно с ним она ощущала себя до боли живой. Что поделать, этот Тайри завоевал ее сердце и душу.

– Так вы поедете со мной, Тайри? – спросила она снова.

Тайри смотрел на Рэйчел и знал, что должен отказаться. Он никогда не сделает ее счастливой, даже будь в их распоряжении миллион лет. Он никогда не сможет стать таким, каким она хотела бы его видеть, таким, какого она заслуживала. И все же он не мог противиться ясным, ярко сияющим глазам, в которых светилась любовь, он не мог лишить ее надежды. Не мог отрицать, что желает ее.

– Я приеду, – сказал он. – Но только после того, как сведу счеты с мисс Уэлш. Это вас устроит?

– Не можете ли вы забыть о них?

– Нет.

В глазах Рэйчел заблестели слезы. Она стала умолять его:

– Пожалуйста, оставьте их, Тайри, я не выдержу новых убийств!

– Я должен это сделать.

Внезапно близость, которая возникла между ними, разлетелась вдребезги, и Рэйчел убрала руку с его плеча.

– Почему вы не можете забыть? – воскликнула она, измученная его упрямством. – Оттого, что вы их убьете, ваша рука все равно не станет прежней!

В янтарных глазах Тайри полыхнул гнев. Она ясно прочла в них ненависть и неистребимую жажду мести. И внезапно Рэйчел подумала, что понимает его.

– Дело в вашей гордости, так ведь? – воскликнула она, еще не до конца веря своей догадке. – Так вот почему эти пятеро должны умереть!

– Замолчите, Рэйчел!

Но теперь уже гнев охватил и ее, и она повысила голос:

– Не замолчу! Вы хотите отомстить этим пятерым за то, что они взяли верх над великим Логаном Тайри!

Тайри не стал этого отрицать, только, не меняя каменного выражения лица, бесстрастно повторил:

– Я должен это сделать. Если вы не сможете с этим примириться, я уеду.

– Это несправедливо, и вы знаете это.

– Справедливо!

Тайри поднял свою искалеченную руку, лицо его исказилось и стало почти безобразным.

– Вы можете смотреть на то, что сотворили со мной эти ублюдки, и рассуждать о том, что справедливо, а что нет?

– Полагаю, и Аннабеллу вы тоже должны будете убить. Ведь именно она послала этих людей.

– Нет. Она велела лишь избить меня, чтобы напугать. Это действительно была ее идея. И с этим я мог бы примириться. Черт возьми, меня ведь пороли в тюрьме! Да как мастерски! Но сломать мне руку – это была идея Ларкина. И он за это заплатит!

Рэйчел потеряла весь боевой запал, она чувствовала себя опустошенной и усталой.

– Но вы приедете ко мне, когда все будет кончено?

– Вы все еще толкуете о браке? – резко спросил Тайри.

– Да.

Тайри смотрел на нее добрую минуту. Лицо его казалось непроницаемым. Черт, а может быть, и правда он мог бы измениться? Может быть, с помощью Рэйчел он смог бы осесть и стать уважаемым гражданином? Возможно, тогда кипящие в нем страсти улягутся, размышлял он. Она была такой прелестной, такой нежной! Возможно, это его последний шанс, последняя надежда на достойную жизнь. На мгновение он почувствовал искушение забыть о «рыцарях» Аннабеллы Уэлш, но он слишком хорошо знал, что не успокоится, пока те будут живы.

– Я приеду, – сказал он наконец. – Приеду, когда все будет кончено.

– Я буду ждать, – прошептала Рэйчел. И, не бросив на него и прощального взгляда, вышла из хижины.

Глава 11

Когда на следующее утро Рэйчел готовила завтрак, Джон Хэллоран внимательно разглядывал свою дочь. Он заметил, что глаза у нее припухшие и красные, будто она провела ночь без сна и плакала. Она казалась непривычно тихой и погруженной в свои мысли, по-видимому, невеселые.

– Рэйчел, а Рэйчел?

– Да, па?

– Что-нибудь случилось?

– Нет, па… Я… возможно, я скоро выйду замуж.

– О?..

– Да.

– Похоже, тебя это не слишком-то радует, – заметил Хэллоран.

– Да нет же. Радует. Хэллоран широко улыбнулся:

– Вот как! Так Клинт наконец-то попросил твоей руки. О, черт меня возьми!

– Нет, я… Па… Я попросила Тайри жениться на мне.

– Тайри! Рэйчел кивнула.

– А ты против! Я хочу сказать, против того, чтобы он стал твоим зятем?

Хэллоран медленно покачал головой.

– Нет, если ты этого хочешь… Так вот где ты… – Хэллоран кашлянул, не зная, в какую форму облечь вопрос, который ему хотелось задать.

– Да. Я встречалась с ним в старой хижине Джоргенсенов.

– А, вот где он прячется, – протянул Хэллоран. – Я так и думал, что где-нибудь поблизости. Да, Тайри не таков! – Хэллоран хмыкнул. – Вот удивятся Ларкин и вся эта банда, когда узнают, что им не удалось его запугать и выкурить из здешних мест.

Рэйчел кивнула, на глаза ей навернулись слезы.

– В чем дело, детка? – озабоченно спросил Хэллоран. Он потянулся и накрыл ее руку своей. – Мне-то можешь сказать.

– Тайри собирается перестрелять Ларкина и всю его компанию, всех, кто виноват в том, что его правая рука искалечена. Я пыталась его отговорить, па, но он не слушает меня. Он считает, что они должны заплатить за то, что сделали.

Хэллоран кивнул:

– Не могу сказать, дочка, что осуждаю Тайри. Они причинили ему ужасное зло.

– Знаю, но… О, па, на его счету уже столько жертв. И вот теперь опять. Когда же этому придет конец?

– Ты любишь Тайри?

– Да, – с жаром ответила Рэйчел.

– Когда ты попросила его жениться на тебе, ты знала, кто он такой?

– Да.

– Ты не можешь изменить его, Рэйчел. Или ты научишься мириться с тем, каков он, и надеяться, что он сам изменится, или будешь несчастной и бросишь его.

– Я не могу его бросить, па. Я так сильно люблю его!

– Думаю, девочка, он хороший человек. Мне кажется, что глубоко внутри у него запрятано все, чего ты от него хочешь, все, что тебе нужно. Если бы я думал иначе, то попытался бы отговорить тебя. – Хэллоран снова сжал руку дочери. – Когда же наступит этот великий день?

Рэйчел улыбнулась сквозь слезы:

– Не знаю. Тайри сказал, что приедет за мной, когда все будет кончено.

Отец и дочь взглянули друг на друга, не осмеливаясь облечь в слова мысль, одновременно посетившую их. Один против пятерых! Каким бы метким стрелком ни был Тайри, всегда существовала опасность, что он промахнется.


Следующие несколько дней показались Рэйчел бесконечными. Она не знала, когда Тайри собирается осуществить задуманное, не знала, когда он сочтет себя готовым к тому, чтобы совершить решительный шаг.

Она старалась заполнить свои дни домашней работой: уборкой, стиркой, глаженьем, починкой, перестановкой мебели, наведением порядка в чуланах, шкафах и буфетах, на чердаке, натиранием полов… Разыскала старую поваренную книгу и испробовала с дюжину новых рецептов, пекла пироги, кексы, печенье и хлеб до тех пор, пока отец не попросил ее остановиться. Потом купила несколько ярдов ткани и решила обзавестись новым гардеробом. Для воскресных дней и выходов она сшила платье из нежно-голубой шерсти, потому что заметила, что нравится Тайри в голубом, а также смастерила повседневное платье из муслина с узором из зеленых веточек, квадратным вырезом и широким белым кушаком.

Когда ей надоели домашняя работа, шитье и готовка, она стала проводить время в дальних верховых прогулках. Часто у нее возникало искушение отправиться в хижину Джоргенсенов повидать Тайри, но она ни разу не позволила себе этого. Она сама пришла к нему, предложила ему свою любовь, и даже попросила жениться на ней. Теперь наступила его очередь.

Медленнее всего тянулись ночи. Лежа в темноте своей комнаты, она перебирала в памяти каждое сказанное им слово, вспоминала каждое его прикосновение, их нежные объятия, силу его рук, волшебство поцелуев, звук голоса. А что, если Тайри передумал? Что если он, взяв верх над Ларкином и остальными, забудет обо всем, что между ними было, и навсегда покинет Йеллоу-Крик? Что, если он не вернется? А может быть, его убили?

Сомнения чередовались с мечтами, но любовь к Тайри оставалась прочной и неизменной. Она любила его и знала, что он чувствует к ней то же. Она была уверена в этом, хотя он ни разу не сказал ей о своих чувствах, ни разу не произнес заветных слов. Она ощущала его любовь всем сердцем. Иначе можно было сойти с ума.

Каждое утро, расчесывая волосы перед зеркалом, Рэйчел шептала:

– Сегодня. Он приедет сегодня.

И каждый вечер, правда, все менее убежденно, говорила себе:

– Завтра. Конечно, он приедет завтра. А потом засыпала в слезах.


На рассвете воздух был морозным. Когда Тайри седлал серого, он заметил, что выдыхаемый им воздух превращается в облачко белого пара. Ощупывая подпругу, он чертыхнулся, засомневавшись вдруг, сумеет ли вообще действовать одной рукой. В общем, день начинался невесело.

Вскочив в седло, он направил жеребца к ранчо Уэлшей. Лицо Тайри было бесстрастным, а мысли его принадлежали лишь пяти негодяям, которых он собирался убить еще до захода солнца.


Уилли Маккой уехал с ранчо Уэлшей сразу после завтрака. Пустив свою низкорослую лошадку бодрой рысью, он двинулся к Йеллоу-Крик. В городке жила одна девушка, весьма, надо сказать, дорогая штучка. Он улыбнулся, предвкушая встречу с ней, и похлопал по пачке долларов, лежащих в кармане джинсов. Сегодня он в состоянии купить весь день и даже ночь Джинни. И именно это он сделает, даже если ему придется выложить все пятьсот долларов до последнего цента – все, что он получил за участие в устрашении Логана Тайри.

Уилли нахмурился, вспоминая об этом деле. Аннабелла Уэлш обещала заплатить им всем поровну за «обработку» этого головореза, но Ларкин отстегнул им совсем немного, захватив львиную долю гонорара себе и своему корешу Рэйфу Хоббсу. Остальные ребята, Харрис и Толман, – славные парни, но у них кишка тонка спорить с Ларкином из-за денег. Впрочем, Уилли Маккой тоже на это не осмелился. Лучше быть живым трусом с карманом, набитым деньгами, чем мертвым героем.

Пустив свою лошадку галопом, Уилли постарался выкинуть из головы Гаса Ларкина и остальных и обратиться мыслями к Джинни и нескончаемым часам наслаждения, которые надеялся провести в ее объятиях.


Тайри добрался до земель, принадлежащих Уэлшам, как раз тогда, когда лучи солнца позолотили вершины дальних гор. При его приближении коровы и беломордые быки зашевелились и уставились на него недоверчивыми глазами. Из куста прыснул выводок перепелов, испугав серого жеребца. Тайри ухмыльнулся, а жеребец замотал головой и затанцевал на месте. Черт, до чего же хорошо чувствовать себя живым!

Тайри покрыл добрый десяток миль, прежде чем заметил вдали одинокого всадника. Остановив серого, он спешился под прикрытием невысокого холма и принялся терпеливо ждать, пока всадник достаточно приблизится к нему.

Узнав младшего из банды Уэлша, Тайри жестко усмехнулся.

Пробормотав сквозь зубы: «Возможно, мне сегодня повезет», – он нащупал «кольт», взвел курок и вышел на дорогу.

– Подними-ка руки вверх, ковбой, – приветствовал он всадника, и Уилли Маккой тотчас же осадил лошадь и остановился как вкопанный. Когда Уилли узнал человека с револьвером, лицо его стало белым. – Эй, малыш, – процедил Тайри сквозь зубы, – помнишь меня?

Маккой был напуган до смерти. Слишком напуган, чтобы вымолвить хоть слово. Потом он молча кивнул.

– Ладно, – сказал Тайри жестко. – Руки вверх!

Маккой посмотрел на свои руки, будто никогда их раньше не видел.

– Подними их, черт возьми! – рявкнул Тайри.

Медленно, будто руки отяжелели и плохо ему повиновались, Маккой поднял их над головой. И тотчас же вскрикнул от боли: Тайри всадил по пуле в каждую ладонь.

– Скажи своим друзьям, что я буду их ждать у Баушер, – сказал Тайри рыдающему юнцу. Спрятав «кольт» в кобуру, он сел в седло и поехал дальше в Йеллоу-Крик.


Тайри привязал серого возле салуна «У Баушер». Войдя, он заказал бутылку ржаного виски и отнес ее на облюбованный им столик в конце зала, откуда было очень удобно следить за дверью. Сзади же его прикрывала стена, и никто не мог подкрасться незамеченным.

Его не оставляли мысли о Рэйчел. Какой бес в него вселился, что он согласился на ней жениться? Неужели она вообразила, что он и впрямь предпочтет оседлую жизнь кочевой? А он о чем думал? Тайри бездумно разглядывал светло-янтарный напиток в своем стакане, как вдруг пришло непрошеное воспоминание о Ред Лиф. У них была счастливая жизнь, полная веселья, смеха и гармонии. Ему было приятно отдавать себя во власть кому-то, кто, в свою очередь, принадлежал ему одному. Но это было так давно! Теперь он стал другим человеком, вовсе не похожим на того, прежнего.

Он единым духом опорожнил стакан и с отсутствующим видом вновь наполнил его. С того дня как умерла Ред Лиф, он ничем себя не связывал в этой жизни. Невидимой стеной он отделил себя от всего мира и от всего человечества. Возможно, с Рэйчел он сумел бы так же слиться воедино, как в свое время с Ред Лиф?..

Его печальные мысли были прерваны Безносой, скользнувшей за его столик. Сегодня она выглядела чрезвычайно элегантной: серебряные волосы собраны в пышную прическу, тонкая фигура облачена в ярко-красное платье.

– Добрый день, Тайри, – промурлыкала она.

– Привет, Безносая…

По лицу ее скользнула тень улыбки.

– Поберегись.

Тайри кивнул. Минутой позже в салун уже ввалились Гас Ларкин и его головорезы.

Тайри поднялся. Мысли о Рэйчел тут же вылетели у него из головы. Теперь для него не существовало ни прошлого, ни будущего. Только этот момент. Не спуская руки с рукояти револьвера, он окликнул людей Аннабеллы.

Трое подошедших к бару дрогнули при звуке его голоса и, мешая друг другу, попытались оказаться вне линии огня.

Бармен тихонько выругался: неприятности, которых он опасался с того самого дня, когда высокий парень появился в его заведении, все-таки настигли его. Он перекрестился и нырнул под широкую стойку красного дерева.

Итак, четверо головорезов резко обернулись, как марионетки, которых дернули за веревочку одновременно. Самым стремительным оказался Гас Ларкин. В руке он уже держал револьвер и искал, куда бы прицелиться, когда его поразила пуля Тайри. Пуля размозжила голову и вылетела наружу вместе с красным месивом из крови и мозга.

Второй выстрел Тайри тоже не был сделан впустую: он убил наповал малого по имени Рэйф.

Удовлетворенный проделанным, Тайри распластался на полу, стараясь наилучшим образом использовать оставшиеся в его револьвере заряды и, не обращая ни малейшего внимания на свистевшие вокруг его головы пули, вылетавшие, как рассерженные осы, из разворошенного гнезда.

Он тихонько выругался, когда кусок свинца задел его правую руку, оставив след на плече.

Прошло не более минуты, а четверо мужчин уже лежали мертвыми.

Тайри встал и молча вышел из салуна. Прыгнув в седло, он направил своего серого к ранчо Уэлшей.


Дом Уэлшей обладал на испанский манер внутренним двориком. Яркие цветы пестрели в расписных глиняных горшках и корзинках, подвешенных на веревочках. В клетках, которых Тайри насчитал не меньше дюжины, сидели канарейки – по паре в каждой клетке, – и от их веселых трелей звенел воздух. Дом окружала широкая веранда, спасавшая его обитателей от палящего солнца и предлагавшая им желанную тень.

Усадьба выглядела привлекательно. Строения сверкали свежепобеленными стенами. В аккуратных, крепко сколоченных загонах стояли породистые лошади. В ответ на стук Тайри дверь открыла толстая мексиканка в строгом черном бомбазиновом[7] платье.

– Где твоя хозяйка? – отрывисто спросил Тайри.

– У нее сиеста, – ответила женщина на английском. – Уходи.

– Ну-ка приведи ее сюда да побыстрее. Или я это сделаю сам, – поторопил ее Тайри. – Поняла?

– Си, си. – Мексиканка кивнула и быстро шмыгнула к черному ходу.

Войдя, Тайри закрыл за собой дверь и остановился в холле, разглядывая его обстановку. Полутемное помещение было увешано картинами, изображавшими пустыню в разное время суток. За холлом располагалась просторная гостиная с высокими потолками. Пол покрывали яркие ковры. Несколько ковров меньшего размера, видимо, изготовленные индейцами племени навахо[8] украшали стены. Вокруг огромного каменного камина располагались диван и два больших кресла, обитых темной кожей. С потолка свисало несколько масляных ламп. В углу, в окружении кружевных папоротников и прочих растений, стояла статуя Святого Франциска, выполненная в человеческий рост. Над камином висело большое зеркало. Каминную полку украшали разнообразные индейские изделия из глины.

Аннабелла Уэлш вошла неслышно. Для женщины она была весьма высока ростом, одета в простую хлопчатобумажную синюю юбку и белую блузу, отделанную крошечными синими и желтыми цветочками. Ее густые рыжие волосы мягкими волнами обрамляли лицо и падали на плечи.

Она остановилась футах в шести от Тайри и наградила его оценивающим взглядом своих ярко-зеленых глаз, будто он был лошадью, которую она собиралась купить.

– Должно быть, ты Логан Тайри, – произнесла она низким, чуть хрипловатым, чувственным голосом, звук которого вызвал немедленный отклик в теле Тайри: он мгновенно зажег в нем желание. Тайри коротко кивнул.

– А вы, должно быть, Аннабелла Уэлш.

– Угадал. Хочешь выпить?

Говоря, она взглянула на кровь, запекшуюся на его плече.

– Может, тебя надо перевязать?

Тайри покачал головой. Аннабелла Уэлш была самой вызывающе-прекрасной женщиной, какую ему когда-либо доводилось видеть. Кожа ее была цвета сливок, губы пухлые и ярко-красные. Ее полные, рельефно под тонкой тканью обрисовывающиеся груди так и рвались из блузки на свободу. На мгновение у него возникло безумное желание сорвать тонкую материю и посмотреть, как она будет выглядеть без покровов.

На губах Аннабеллы появилась насмешливая улыбка, будто она знала, о чем думает Тайри. Впрочем, подобные мысли посещали любого мужчину, которого она когда-либо встречала на своем пути.

– Зачем ты сюда явился? – наконец поинтересовалась Аннабелла.

– Сказать, чтобы вы больше не посылали по мою душу ковбоев и оставили в покое ранчо Хэллоранов.

– Я и понятия не имею, о чем ты говоришь, – ответила она холодно.

– В таком случае я растолкую. Я убил четверых ваших головорезов менее часа назад. Если после этого на ранчо Хэллоранов пропадет или будет найдена мертвой хоть одна корова, я вам этого не спущу.

– То есть расправишься со мной, как с моим братом?

– А теперь я не имею понятия, о чем вы говорите, – бесстрастно заявил Тайри. – Просто запомните, что я сказал. Если что-нибудь подозрительное случится у Хэллоранов, то в ответе окажетесь вы, и я вам об этом напомню. Я стреляю без промаха.

Аннабелла не сомневалась, что это не пустое бахвальство. Он серьезно ранил Уилли Маккоя, теперь убил четверых ее лучших телохранителей. У нее не было и тени сомнения в том, что именно он лишил жизни и Джоба. Да, размышляла она, Логан Тайри – настоящий профессионал. И не колеблясь убьет и женщину.

Нетерпеливо тряхнув головой, Аннабелла загадочно улыбнулась. Возможно, вместо того чтобы ссориться с Тайри, ей следует превратить его в союзника. Если ей удастся нанять его, немногие работники, еще оставшиеся у Хэллоранов, убегут от них, как крысы с тонущего корабля. А если он не соблазнится деньгами, у нее в запасе есть и другие средства. Он уже проявил интерес к ее телу. Даже теперь он не мог отвести глаз от ее груди. Мужчины всегда смотрели на нее так, будто она была спелой дыней, только ждущей, когда ее сорвут. Ей и прежде случалось предлагать себя мужчинам, когда она хотела заполучить что-то. И те неизменно подпадали под ее чары. И Логан Тайри ничем не отличается от прочих. При всем своем высокомерии он сделает все, что она пожелает, если суметь облечь предложение в должную форму. Она ничуть в этом не сомневалась.

– Это все, что ты хотел мне сказать? – холодно поинтересовалась Аннабелла.

– Пожалуй, да.

– Очень хорошо. Всего доброго, мистер Тайри.

С некоторым изумлением Тайри понял, что она отсылает его. Но он не сделал шага к двери. Аннабелла Уэлш тоже не шевелилась.

Тайри открыто глазел на ее роскошное тело, обтянутое синей юбкой и девственно-белой блузкой. Зато в самой Аннабелле не было ничего девственного. Это была женщина, знавшая многих мужчин. Об этом можно было догадаться по выражению ее насмешливых зеленых глаз и изгибу пухлых красных губ, по ее улыбке. Но более всего это ощущалось по исходившему от ее тела аромату, мускусному запаху, присущему кобыле во время течки, который чувствовал любой жеребец в округе.

Ничуть не смущенная его пристальным взглядом, Аннабелла указала на раненое плечо Тайри: – Нужно заняться этим. Правда!

– Да.

– В моей комнате есть бинты и мази.

– Прекрасно.

Аннабелла повернулась и пошла впереди него, через гостиную и холл, в свою спальню, ни минуты не сомневаясь, что Тайри последует за ней. Она самодовольно улыбнулась, услышав его шаги за своей спиной. Ей всегда удавалось вести их за собой без малейшего труда.

В просторной комнате Аннабеллы пахло пудрой и духами. Окна были задернуты тяжелыми красными бархатными портьерами, защищавшими от позднего дневного солнца. Высокий комод розового дерева занимал большую часть стены. На маленьком комодике стояли кувшин с водой и миска. В спальне были еще платяной шкаф розового дерева, зеркало в человеческий рост, и картина, изображающая дикого жеребца.

Тайри снял рубашку и сел на край кровати. Пока Аннабелла перевязывала его плечо, его рука машинально перебирала кисти мягкого красного бархатного покрывала. Он выжидательно смотрел на нее, полагая, что она сама сделает следующий шаг.

Ждать пришлось недолго.

– Я хочу предложить тебе работу, Тайри, – пробормотала она. Ее пальцы прошлись по его обнаженной руке, поглаживая выступающие мускулы.

– Я ведь однажды сказал «нет», помните? И это стоило мне правой руки.

– Ты можешь передумать. – Пальцы Аннабеллы снова пробежались по его руке и спустились на бедро. – Я заплачу тебе, сколько запросишь, и не буду требовать никакого отчета.

– Ничего?

Его жадный взгляд тем временем путешествовал во всхолмлению ее груди, затем остановился на влажных и слегка приоткрытых красных губах.

Аннабелла тихонько рассмеялась, заметив, как янтарные глаза Тайри пожирают ее. Мужчины! Все они одинаковы. Всегда хотят от женщины одного.

– Я думаю, что смогла бы платить тебе тысячу долларов в месяц, – сказала Аннабелла.

– Это куча денег. И чего вы потребуете за это?

– Только возможности упоминать твое имя. Право же, этого достаточно. Как только люди Хэллорана узнают, что ты работаешь у меня на ранчо, они тотчас же уберутся из этих мест. Никто в здравом уме не останется у старика, если будет известно, что твой револьвер у меня на службе. Хэллорану придется продать свою землю, а когда он это сделает, я выплачу тебе премию в пять тысяч долларов и ты сможешь уйти куда глаза глядят.

Ее голос, пламя, горевшее в ее живых изумрудных глазах, говорили ему, что он все равно не захочет ее покинуть. Никогда.

Тайри тихонько присвистнул:

– Пять кусков. Сумма впечатляющая.

– Да.

Она смотрела на него сквозь бахрому темных ресниц. Глаза ее ярко блестели, а губы складывались в улыбку: дело оказалось неожиданно легким.

– Внушительная сумма, – повторил Тайри. – Но деньги мне не нужны. И все же благодарю.

Аннабелла судорожно и глубоко вздохнула, и от этого ее полные груди еще рельефнее выступили под чуть не лопающейся хлопчатобумажной тканью. Глаза ее сверкали зеленым огнем, когда она промурлыкала:

– Может быть, предложить тебе что-нибудь еще?

– А именно? – спросил Тайри, подавляя многозначительную улыбку. – Что вы имеете в виду?

Аннабелла прижалась к Тайри.

– Я должна сказать это словами?

Уголки губ Тайри опустились, а голос стал язвительным и насмешливым:

– Так вы стоите пять кусков? Большинство шлюх не запрашивают так много.

Он рассчитывал, что она рассвирепеет, но она только улыбнулась.

– Я стою больше, много больше, ковбой, – похвасталась она. – Но ты об этом никогда не узнаешь, если не согласишься на меня работать. Начать придется с сегодняшнего дня.

Смех Тайри прозвучал невесело:

– Неужто правда? А если нет, что помешает мне брать тебя время от времени?

– Ничего, – ответила Аннабелла, слегка пожимая кремовыми плечами. – Но дар, предложенный по доброй воле, много слаще, чем то, что приходится брать силой.

– Ты так думаешь? А я всегда считал, что победа слаще, если за нее приходится яростно сражаться.

Аннабелла уже сидела рядом. Ее нога прижималась к его бедру, рука нежно поглаживала его. Вдруг она ничком упала на постель, предоставив ему возможность любоваться ее гладкой спиной и нежно округлыми ягодицами.

Тайри слишком поздно понял, что это было хитростью. Мгновенное движение, и Аннабелла извлекла из-под ближайшей к ней подушки изящный револьвер, отделанный серебром. С торжествующим смешком она приставила оружие к паху Тайри. Курок его был взведен.

– Ни один мужчина не возьмет меня против моей воли, – прошипела она. Только что она излучала жар, а теперь стала ледяной. – Ни один мужчина! Все будет по-моему, или не будет ничего!

– Идет, – сказал Тайри небрежно. – А теперь убери эту игрушку, пока я не сломал тебе руку.

Аннабелла проглотила торжествующую улыбку и спрятала револьвер на место. Мужчины. Они такие покорные, их так легко обмануть, подчинить своей воле. Даже Тайри при всей своей жесткости, со всеми его суровыми речами готов подчиниться ей всего лишь за одно обещание пустить его к ней в постель.

Удар застал ее врасплох, и был тем более неожиданным, что она уже была уверена в легкой победе. На глазах ее выступили слезы от боли, а уста извергли поток злобных слов. Рука же ее снова уже шарила под подушкой в поисках револьвера, но на этот раз Тайри был начеку и опередил ее. С неторопливой грацией он разрядил маленькое смертоносное оружие и бросил пули на пол.

– Если попытаешься сыграть со мной такую шутку еще раз, я убью тебя, – заметил он, и тон его был спокойным и небрежным, будто он сказал нечто обыденное: например, упомянул о погоде или цене на шерсть.

– Как ты смел ударить меня! – гневно выкрикнула Аннабелла. – Сейчас же убирайся из моего дома!

– Непременно уйду, – заверил ее Тайри. – Но не раньше чем узнаю вкус того, что ты мне так настойчиво предлагаешь все это время.

– Ты не посмеешь!

Жесткая улыбка Тайри убедила ее, что он говорит правду.

Схватив Аннабеллу за волосы, он бросил ее обратно на постель, и его рот прижался к ее губам. Он целовал ее грубо, без капли нежности, и Аннабелла брыкалась и сопротивлялась как могла. Но тяжесть его тела давила на нее, и кулаки ее тщетно молотили по его широкой спине в приступе бесполезной ярости.

Тайри не отпускал ее, наоборот, схватил еще и за руки и крепко держал, лишив ее всякой возможности сопротивляться. Он целовал ее долго и крепко, пока ей не стало трудно дышать и пока она не перестала сопротивляться и не затихла.

Тут Аннабелла изменила тактику: ее тело выгнулось дугой, груди прижались к его груди, а длинные ноги обхватили его, побуждая к дальнейшим действиям. Поцелуи Тайри становились все нежнее, он чувствовал, как все чаще бьется ее сердце. Он был высоким и крупным мужчиной, намного крупнее и мужественнее железнодорожника из Канзас-Сити, у которого она тогда выманила несколько тысяч долларов. И значительно красивее банкира из Чикаго, который обхаживал ее, поил вином, кормил обедами и предлагал купить ей меховое манто всего за час ее ласк.

Аннабелла самодовольно улыбнулась, когда рука Тайри скользнула под вырез ее блузки и провела по груди. С Логаном Тайри она должна держать ухо востро. Он опасный человек и не терпит фокусов. Она его недооценила, размышляла Аннабелла, но больше этой ошибки не повторит. Пока еще ни один мужчина не переплюнул ее в хитрости. И Логану Тайри предстоит подчиниться ей, как было со всеми остальными.

Наблюдая за ней, Тайри думал, что Аннабелла очень похожа на избалованного котенка, обдумывающего очередную проказу. Он хитро улыбнулся и встал.

Аннабелла нахмурилась.

– Куда ты собрался?

– Я ухожу.

– Уходишь?

– Ты не стоишь пяти кусков, – сказал он, пожимая плечами. – Прошу прощения.

Когда он выходил из дома в темноту, его преследовали яростные вопли Аннабеллы.

Глава 12

Клинт Уэсли сидел в своей конторе. На его красивом молодом лице ясно читалась озабоченность. В городе только и было разговоров, что о перестрелке Тайри с ковбоями с ранчо Уэлша. Репутация Тайри, и без того устрашающая, с каждым его новым «подвигом» становилась все ужаснее. Все в городке Йеллоу-Крик жаждали крови Тайри и вслух об этом говорили, все они, фигурально выражаясь, хотели «снять с него скальп», но во всем этом треклятом городишке не находилось ни одного смельчака, который бы изъявил желание лично призвать его к ответу. А в одиночку Клин Уэсли не осмеливался этого сделать. Собственно, никто в городке не осуждал шерифа открыто за его медлительность, но он кожей чувствовал молчаливое неодобрение сограждан. В конце концов в Йеллоу-Крик именно он представлял закон. Поддерживать порядок было его работой, а не их.

Клинт провел ладонью по лицу. Насколько раньше было просто сохранять покой в Йеллоу-Крик! Пока не появился Логан Тайри. Конечно, существовали напряженные отношения между Хэллораном и Уэлшем. Людей Хэллорана убивали, скот угоняли. Джон Хэллоран был готов поклясться, что виноват в этом Джоб Уэлш, но этому не было никаких доказательств. Никаких доказательств, которые имели бы цену в суде. Конечно, теперь, когда Уэлш мертв, это уже не имеет значения. Но Тайри… Черт бы его побрал! Этот тип расстрелял четверых в салуне «У Баушер» на глазах у дюжины свидетелей. Все говорили, что и Уэлша прикончил он, убил тайно, из засады, но это опять же было невозможно доказать.

Черт возьми! Что за нелепая ситуация! Клинт поглаживал свою шерифскую бляху и взвешивал: стоит ли бросить затею с задержанием Тайри или, напротив, попытаться арестовать его. Не попробовать ли кому-нибудь другому попытаться арестовать этого головореза. Город не так щедро платил Клинту, чтобы он рисковал своей жизнью, вступая в единоборство с профессиональным убийцей.

Приняв наконец решение, Уэсли отколол от жилета шерифскую звезду. Взвесил ее на руке – звезда казалась тяжелой. Уставившись на нее невидящим взглядом, он думал о Рэйчел. Не видать ему Рэйчел, если он уберется из города, поджав хвост. Тридцать баксов в месяц – недостаточная цена, что рисковать быть убитым, но Рэйчел… это другое дело. Ее счел бы идеалом женщины любой мужчина: красивая, с благородными манерами, тихим голосом. В ее синих, как небо, глазах и улыбке нежных алых губ таится обещание райского счастья. Рэйчел. Он никогда не посмеет снова взглянуть ей в глаза, если струсит.

Озабоченно хмурясь, Клинт извлек из кобуры револьвер и положил его на письменный стол. И Тайри ведь не родился с револьвером в руке. Должно быть, он, как и все смертные, тренировался в стрельбе – целился и спускал курок. И думается, эти тренировки отняли у него не один час времени. Каждый сумеет быстро выхватить «кольт» из кобуры, если достаточно попрактиковаться в этом.

Всем своим видом выражая мрачную решимость, Клинт снова приколол звезду шерифа к жилету, на прежнее место. Потом со вздохом взял револьвер и направился к зданию тюрьмы – упражняться в стрельбе.

Глава 13

Тайри поднялся с восходом солнца. Он оделся и стал собирать свои вещи в мешок. Выйдя из хижины, он на мгновение приостановился на крыльце, чтобы поглядеть, как солнце поднимается над далекими горами. Ему никогда не надоедало это зрелище, хотя немногие из знавших его поверили бы, что он способен любоваться восходом солнца.

Надев шляпу, он спустился с крыльца к коралю. Несколькими минутами позже он уже держал путь к ранчо Хэллоранов. По дороге он миновал стадо коров, клеймо которых не выдерживало никакой критики. При этом Тайри подумал, сколько голов скота, якобы клейменных Уэлшами, на самом деле принадлежат Хэллорану. Похоже было, что Аннабелла – не меньшая стерва, чем ее покойный братец.

Аннабелла. Тайри печально усмехнулся. В былые времена он без раздумий взял бы то, что она ему предложила. Но любовь Рэйчел, ее нежность сделали это невозможным. Аннабелла была прекрасна – красивое лицо, роскошная фигура. Но она оставила его холодным, и ничто в нем не шевельнулось, несмотря на все ее усилия.

Пустив жеребца легким галопом, Тайри выбросил из головы всех женщин мира и стал наслаждаться мягким покачиванием в седле и созерцанием целомудренной красоты этой дикой земли. О это восхитительное ощущение свободы и радости бытия, которое непременно возникает, когда едешь в одиночестве по прерии!

Тайри ехал довольно долго и позволил себе остановиться всего лишь раз, чтобы поглядеть на горсточку индейцев, которые собирались в дорогу. Они двинулись на юг, должно быть, чтобы провести зиму в Мексике. Это было жалкое зрелище: воины на тощих лошаденках с запавшими боками и женщины, бредущие за мужчинами, в длинных хлопчатобумажных юбках, волочащихся по пыли. Право, скорбная картина! Даже их собаки выглядели убогими. И при всем этом Тайри внезапно ощутил желание пуститься вслед за ними, оставить позади проблемы, создаваемые белыми людьми, и вернуться к жизни в вигваме.

Порыв был силен, но он обещал Рэйчел вернуться, а единственное, чем он еще дорожил, – это своим словом. Оседлая жизнь будет для него нелегка, он понимал это. Круглый год, зимой и летом, под одним кровом, с одной женщиной… Но, черт возьми, Рэйчел пожелала его, а он, вне всякого сомнения, никому больше нужен не был. Мимолетная мысль об Аннабелле снова посетила его, но ее привлекал не Тайри. Она стремилась завладеть только его рукой с оружием.

Он повернул на север, и пейзаж изменился: вместо плоской равнины появились невысокие холмы и густые рощицы высоких деревьев. Вдали замаячил возвышающийся над равниной шпиль из песчаника, нацеленный в небо, как указующий перст. Высоко в синеве парил одинокий орел, то взмывая вверх, то ныряя вниз в неустанных поисках добычи.

Тайри миновал длинное строение, видимо, давно пустовавшее, судя по выбитым стеклам в окнах и осевшей двери. И наконец оказался на земле Хэллоранов. По дороге к ранчо он наконец понял, почему Джоб Уэлш так зарился на эту землю и почему Аннабелла тоже попыталась прибрать ее к рукам. Здесь круглый год было много воды и, следовательно, хорошей сочной травы.

Солнце стояло высоко в небе, когда он остановил серого возле тихо струящегося ручья, катившего свои воды по долине между двумя невысокими холмами. Спешившись, он распряг жеребца. Положил револьвер так, чтобы в случае необходимости его было легко достать, стянул одежду и ступил в холодную воду. Присев на корточки в мелком ручье, Тайри смыл с себя дорожную пыль. После купания, чувствуя себя умиротворенным и освеженным, он растянулся под тополем с густой, почти непроницаемой для солнечных лучей кроной и задремал. День был в полном разгаре, и солнце ярко сияло, когда он въехал во двор Хэллоранов. Прежде чем направиться к дому, он привел в порядок серого.

Сняв шляпу, он повесил ее в холле за дверью, и направился на кухню, надеясь застать там Рэйчел за приготовлением обеда.

Вместо нее он увидел Джона Хэллорана, сгорбившегося над кухонным столом и тупо уставившегося в чашку с остывшим черным кофе.

– В чем дело? – спросил Тайри, останавливаясь в дверях как вкопанный. – Где Рэйчел?

Хэллоран не поднял головы.

– Не знаю, – ответил он, с трудом выговаривая слова. – Она уехала верхом рано утром. Ее лошадь вернулась домой три часа назад. Сейчас Кандидо и остальные ребята ищут ее…

Тайри не стал мешкать. Схватив шляпу, он выбежал из дома и помчался к коралю. Свистнул, подзывая серого. Не стал терять время на то, чтобы оседлать его, набросил только недоуздок на шею жеребца и вскочил ему на спину. Тайри изо всей силы ударил плетками ему в бока, заставив мустанга молнией рвануться со двора. Путь его лежал на ранчо Аннабеллы Уэлш.


Аннабелла сидела в гостиной, невозмутимо потягивая мелкими глотками красное вино. Двое отпетого вида индейцев племени яки стояли рядом, охраняя ее. Третий ковбой занял Место за стулом Аннабеллы, нянча в мощных ручищах дробовик.

– О, мистер Тайри! – промурлыкала Аннабелла, увидев входящего. – Как мило, что вы заскочили ко мне снова так скоро после вашего недавнего… визита.

– Прекрати! – резко оборвал ее Тайри. – Где Рэйчел?

– Пока что в полной безопасности. – Аннабелла знаком указала ему на соседний стул. – Не присядешь?

– Где она? – повторил Тайри, стискивая зубы.

– Она находится в компании кое-кого из моих людей. Как я уже сказала, она в полной безопасности. Пока. А что будет дальше, целиком зависит от тебя.

– Я тебя слушаю.

– Сегодня днем у нас с Рэйчел была очень интересная беседа, – заметила Аннабелла заговорщическим тоном. – Как ты знаешь, я проявляла известное любопытство относительно того, кто убил моего брата. После некоторых усилий и уговоров мисс Хэллоран была столь любезна, что сообщила все, что я хотела знать.

Лицо Тайри оставалось бесстрастным, но он почувствовал, что мускулы его одеревенели от напряжения. Его левая рука сжалась в кулак.

– Это правда?

– Правда. – Аннабелла подалась вперед. Глаза ее ярко засверкали. – Догадываешься, кого она назвала в качестве убийцы Джоба?

– Нет. Кого же?

– Вас, мистер Тайри.

Он, и не поворачивая головы, не сомневался, что двое ковбоев направили на него дула своих ружей.

– Неужели?

– Да. Мне хотелось бы услышать эту историю из твоих собственных уст, если не возражаешь.

– Ладно. Я убил его. – Говоря это, Тайри знал, что сейчас люди Аннабеллы расправятся с ним.

– Почему ты убил моего брата? – Глаза Аннабеллы так и буравили Тайри, жесткие, холодные, безжалостные.

– Какая тебе теперь, черт возьми, разница? – спросил Тайри нетерпеливо. Ему было слышно, как один из индейцев сделал шаг вперед, и почувствовал, как его спина одеревенела в ожидании пули.

– Я хочу знать, – настаивала Аннабелла.

– Я сделал это исключительно из благодарности Хэллоранам за то, что они спасли мне жизнь.

– Вздор! Ты никогда еще никому не платил добром за добро. – Аннабелла продолжала проницательно вглядываться в его лицо. – Хэллоран тебе заплатил, да? – быстро спросила она. – Он заплатил тебе за то, что ты убил моего брата! – Не услышав ответа, она в гневе топнула ногой. – Скажи мне, Тайри, а иначе тебе никогда не увидеть Рэйчел живой.

– Она для меня ничего не значит, – сказал Тайри, пожимая плечами, но почувствовал, как внутри у него все свело судорогой, будто его внутренности превратились в тугие пружины от матраса. Если что-нибудь случится с Рэйчел, Аннабелла Уэлш заплатит за это, и заплатит дорого.

– Моим людям будет приятно это услышать, – заметила Аннабелла, самодовольно улыбаясь. – Всем двенадцати.

Значит, вопрос стоит так: или он скажет Аннабелле все, что она хочет знать, или Аннабелла отдаст Рэйчел на растерзание своим головорезам.

– Ты одержала верх, – прорычал Тайри. – Старик Хэллоран заплатил мне пятьсот баксов за то, чтобы я убрал с его дороги твоего дорогого братца. И я сделал это единственным известным мне способом.

Аннабелла кивнула и поудобнее устроилась на стуле.

– Я так и думала.

– И что теперь? – спросил Тайри бесстрастно. – Пулю в спину?

– Конечно, нет, – сказала Аннабелла, тихонько посмеиваясь. – Вчера вечером я сделала тебе предложение, то самое, которое ты столь грубо отверг. – Она извлекла клочок бумаги из кармана юбки. – Я хочу, чтобы ты поработал на меня, Тайри. А я всегда добиваюсь, чего хочу.

Тайри недоверчиво пробежал бумагу глазами:

– Это?..

– Да. Это признание в том, что ты убил моего брата. Я советую подписать его.

– А если я откажусь?

– Мисс Хэллоран найдут в реке. Разумеется, мертвой.

– Разумеется, – сухо подтвердил Тайри. – А если я подпишу?

– Я запру этот документ в сейф. Ты будешь работать на меня, и мы забудем все эти неприятности, все, что случилось. – Поднявшись с места, Аннабелла поставила стакан с вином на низенький столик. Приблизившись к Тайри, она положила руку ему на плечо и провела ладонью по тугим мускулам. – Не упрямься, Тайри, – проворковала она. – Нам будет хорошо вместе. И, если тебя это утешит, я согласна даже оставить Хэллорану его ранчо. Все, кроме его юго-восточной оконечности, граничащей с моими пастбищами. По-моему, это справедливо, разве нет?

– Это шантаж, вот что это такое, – пробормотал Тайри.

– Разве работать на меня не лучше, чем видеть, как этого бедного старика упекут в тюрьму за пособничество в убийстве, где он и окончит свои дни? А также гораздо приятнее, чем быть повешенным.

Тайри очень хотелось послать Аннабеллу Уэлш подальше, но Джон Хэллоран спас ему жизнь, и он не мог просто убраться из Йеллоу-Крик, оставив старика один на один с алчной и безжалостной Аннабеллой. К тому же речь шла о судьбе Рэйчел. Мысль о людях Аннабеллы, как, впрочем, и о любом мужчине, который мог бы прикоснуться к ней, повергала его в такой ужас, что кровь в его жилах превращалась в лед.

Какого черта, подумал Тайри. Ведь на самом деле он гораздо лучше приспособлен для того, чтобы работать наемником даже у такой женщины, как Аннабелла Уэлш, чем для оседлой жизни. Какой-то тонкий, едва слышный голосок твердил ему, что он ведет себя как трус, но Тайри не слушал. Он всегда знал, что жениться на Рэйчел было бы ошибкой. Она никогда не была бы счастлива с ним, никогда! Проживи они вместе хоть миллион лет.

И потому он сказал:

– Ладно, Аннабелла, твоя взяла. Я подпишу эту чертову бумагу. Но только при одном условии: составь еще одну, в которой будет сказано, что Хэллоран ни в чем не замешан.

– По рукам, – согласилась Аннабелла. – Не вижу причины, по которой Рэйчел и ее отцу следует знать о нашей сделке. А ты как думаешь?

– Согласен.

– Ладно. Будем считать, что договор заключен.

– И еще одно: если с Рэйчел или ее стариком все-таки случится что-нибудь худое, я с тобой сочтусь, и меня не остановит это дурацкое признание. Запомни это.

– Запомню. Начо, принеси еще вина. Это следует отпраздновать.


Слезы Рэйчел давно уже высохли, но страх не прошел. Ей казалось, что даже живот свело от ужаса, и она никак не могла заставить себя ясно соображать.

Прошло несколько часов с тех пор, как люди Аннабеллы привели ее в эту заброшенную хибару. Часы эти показались ей долгими, как дни. Она старалась держать глаза закрытыми, чтобы не видеть лиц разожженных похотью мужчин. Они раздели ее, оставив на ней только нижнюю юбку и рубашку. Она ощущала их взгляды на своей груди, едва прикрытой кружевами. Иногда один из них проводил рукой по ее ноге или волосам, отпуская при этом скабрезное замечание.

Никогда в жизни она еще не испытывала такого парализующего страха, никогда еще она не чувствовала себя такой одинокой и беспомощной. Почему-то даже индейцы в каньоне Сансет сейчас не казались ей такими ужасными. Они были дикарями и вели себя как дикари. Но ведь это были белые, цивилизованные люди! Такие же, что ходили по улицам их маленького городка.

Она вздрогнула – от страха или от озноба? Посмеет ли она попросить одеяло? Рэйчел открыла глаза и тотчас же закрыла снова. Было что-то жуткое в том, как эти мужчины не сводили с нее глаз.

Она подскочила, когда дверь хижины широко распахнулась, и, увидев на фоне темнеющего неба силуэт Тайри, испустила крик радости. Никогда еще в своей жизни она не была так рада ни одному человеку, как теперь ему.

Тайри тихонько выругался, шагнув в мрак убогой хижины, и закрыл за собой дверь. Рэйчел лежала на грязном матрасе, ее запястья и щиколотки были привязаны к ржавой раме металлической кровати. Жирный от грязи платок затыкал ей рот. Под левым опухшим глазом красовался синяк. На правой щеке алела ссадина, будто от сильного удара.

Он снова выругался. Тайри и не представлял, что вид связанной Рэйчел с кляпом во рту вызовет в нем такие чувства. Мрачный как туча, он отвел глаза от несчастного тела Рэйчел и оглядел комнату. Аннабелла не блефовала. Их было ровно двенадцать, и более отпетых бандитов он в жизни не встречал, да и собрать их вместе было нелегко. По виду каждый из них был способен насиловать Рэйчел до тех пор, пока она не потеряет сознание, а потом без малейших раздумий перерезать ей горло.

Наемники Аннабеллы не выразили при виде Тайри ни малейшего удивления, и он почувствовал, как в нем закипает гнев. Аннабелла была так уверена, что он сдастся, черт бы ее побрал!

Он произнес сообщенный ему Аннабеллой пароль, и мужчины гуськом вышли из хижины, недовольные тем, что он помешал обещанному веселью.

Когда лачугу покинул последний наемник Аннабеллы, Тайри перерезал веревки на руках Рэйчел и вытащил кляп у нее изо рта.

Смущенная тем, что одета столь скудно, Рэйчел попыталась прикрыть руками свою наготу.

– Тайри, – прошептала она.

Это было и извинение, и мольба о помощи.

– Вы в порядке? – отрывисто спросил он.

Рэйчел молча кивнула и залилась пунцовым румянцем, заметив взгляд Тайри, скользнувший по ее полуобнаженному телу.

– Хорошо, – сказал он лаконично. – Одевайтесь.

– Она знает, – сказала Рэйчел, протягивая руку за одеждой. – Аннабелла знает, что вы убили Уэлша.

– Не важно.

– Мне пришлось ей сказать, – продолжала Рэйчел тихо. Ее блестящие синие глаза молили Тайри о понимании и прощении. – Она сказала, что позволит своим людям позабавиться со мной, если я не скажу ей. Сначала я думала, что она просто пугает меня. Но потом она отвела меня сюда. – Речь Рэйчел становилась все более стремительной, она будто вновь переживала ужас последних часов. – Ее люди передавали меня из рук в руки, целовали, говорили о… о… О, Тайри, это было так ужасно! А потом, когда я продолжала молчать, она велела одному из них привязать меня к кровати. Когда он стал раздеваться, я поняла, что она не шутит. Тайри, она сказала, что все двенадцать займутся мною, и я ей поверила. Мне пришлось ей сказать. Я так испугалась!

– Все в порядке, Рэйчел, – успокоил ее Тайри. Со вздохом он заключил ее в объятия и так держал, пока она плакала. А сам думал при этом, что Аннабелле Уэлш пошла бы на пользу порка кнутом для скота и что следовало бы содрать с нее шкуру, хотя и грешно испортить это восхитительное тело.

– Пошли, – сказала Тайри, когда Рэйчел наконец перестала плакать. – Лучше вам поехать домой. Ваш старик чуть ума не лишился от беспокойства.

Что-то в его тоне насторожило Рэйчел, и сердце у нее упало.

– Вы со мной не поедете?

– Нет.

– Почему? Что случилось? Вы передумали?

– Аннабелла сделала мне более выгодное предложение, – сказал Тайри решительно. Он вздрогнул, увидев боль в глазах Рэйчел. Черт возьми! Он не хотел причинить ей боль, он не должен был завязнуть так глубоко. Как непростительно глупо было обещать жениться на ней! Он уже слишком стар, чтобы сложить оружие, слишком привык к этой своей поганой жизни, чтобы начать новую.

– Пойдемте.

Рэйчел послушно следовала за Тайри. Она молча вышла из хижины, так же молча села на лошадь, которую он привел для нее. Пока они ехали вперед сквозь черноту ночи, Рэйчел смотрела прямо перед собой. Она была в смятении, в голове у нее все путалось. Тайри тоже смотрел во мрак и чувствовал, как сердце Рэйчел сжимается от тоски, когда она оборачивает к нему свое нежное лицо. Что случилось, думала она, сдерживая слезы, готовые хлынуть потоком. Почему он передумал? Но гордость сковала ее язык, и молчание, повисшее между ними, становилось густым и непроницаемым.

Тайри придержал серого и остановил его под высокой двойной аркой, за которой находился двор ранчо Хэллоранов.

– Скажите своему старику, что ковбои Уэлшей больше не будут его беспокоить.

Рэйчел искоса бросила взгляд на Тайри, и ее тонкая бровь удивленно поднялась, будто крыло летящей бабочки.

– И передайте, что на днях я приеду с купчей на юго-восточную часть ваших земель, примыкающих к землям Аннабеллы.

– Вот как обстоят дела, – протянула Рэйчел вяло. – Ну да, вы же теперь работаете на нее.

– Да.

Для Рэйчел это оказалось последней каплей. Слишком много всего: похищение, ужасные часы, проведенные в хижине с людьми Аннабеллы, и теперь Тайри, говоривший с ней таким холодным и безразличным тоном, будто она была ему чужой.

Она коротко кивнула и, ударив лошадь пятками в бока, галопом помчалась по обсаженной деревьями дороге к дому, в надежные объятия отца.

Глава 14

Жизнь во владениях Уэлшей была налажена на славу. Всю работу на ранчо выполняли две дюжины мексиканцев, в доме же трудились слуги, всячески угождая Аннабелле и ее наемникам.

Верный своему обычаю, Тайри держался особняком, насколько возможно, не общаясь с другими такими же наемными головорезами. Но не обращать внимания на Аннабеллу было невозможно. Она выглядела отважной и прекрасной, как алый цветок в букете сухих сорняков.

Она назначила Тайри своим личным телохранителем и настояла на том, чтобы он спал в большом хозяйском доме, в спальне, смежной с ее собственной. Она всегда носила наряды из ярких тканей, подчеркивающих ее безупречную кожу и свежий цвет лица и подходивших к ее роскошным рыжим волосам и изумрудным глазам. Она редко надевала платья, отдавая предпочтение штанам в обтяжку и шелковым блузам с глубоким вырезом, красиво облегавшим ее гордо приподнятые груди. Тайри часто приходила в голову мысль о том, что она зря теряет время на ранчо: ее подлинные таланты могли бы лучше проявиться в верхних комнатах салуна «У Баушер».

Аннабелла управляла ранчо как королева: расточая благодеяния, если бывала довольна, и без промедления наказывая виновных, когда ей случалось разгневаться, и уж тогда кара, избранная ею, бывала суровой. А разгневать ее было легко. Слуги должны были без промедления выполнять любое ее желание, что и делали, опасаясь ее вспыльчивого характера.

Ей все удается, не без иронии размышлял Тайри. Всех, кто попадался на ее пути, Аннабелла старалась подчинить своей воле, наслаждаясь властью, каждой минутой своей власти. Она получала удовольствие и от того, что может командовать и им. На этот счет у него не было сомнений. И Тайри позволял командовать собой, пока его это забавляло, позволял Аннабелле думать, что она одержала над ним верх.

Она и не пыталась скрывать, что желает Тайри. Время от времени она приходила в его спальню полуобнаженная, в прозрачном одеянии, едва прикрывавшем ее сладострастные формы и подчеркивавшем каждый изгиб тела. Частенько она садилась на край его постели, и руки ее дерзко ласкали его.

Иногда темной ночью, лежа в одиночестве, нарушаемом лишь визитами Аннабеллы, Тайри испытывал искушение. И весьма сильное, надо сказать. Аннабелла была прекрасна и вполне готова облегчить томление его чресел, но он не мог себя заставить заниматься с ней любовью, когда воспоминания о Рэйчел были еще так свежи.

Рэйчел. Он тосковал по ней больше, чем мог себе вообразить. Она постоянно присутствовала в его мыслях. Ему недоставало возможности видеть ее каждый день, он скучал по звуку ее голоса, по нежности ее улыбки.

Но время шло, и ему становилось все труднее отталкивать Аннабеллу Уэлш. Она была пригожей бабенкой, когда ей хотелось казаться таковой, при этом не скупилась на пленительные улыбки и по-кошачьи нежные ласки. Переполненная гордостью и высокомерием, она не сознавала, что Тайри подчиняется лишь потому, что в настоящий момент это не противоречит его целям. Тайри никогда не считал себя трусом, но мысль о том, чтобы жениться на Рэйчел, пугала его до смерти. Казалось, гораздо легче сдаться Аннабелле и заставить Рэйчел поверить, что мисс Уэлш победила, чем признаться в своем малодушии. Его даже забавляло, что он водил Аннабеллу за нос, внушая, что напуган ее угрозами сдать его властям. Черт! Его уже разыскивала полиция за убийства в Техасе и Канзасе, а повесить человека можно только один раз. Но пока он подыгрывал Аннабелле, зная, что, когда устанет от ее фокусов, уедет куда глаза глядят.

В тот вечер, когда на ранчо появился Хаокин Монтойа, Аннабелла пустила в ход все свои чары. Монтойа промышлял тем, что похищал женщин и детей и продавал их в рабство на Юг. Женщин обычно покупали бордели, а мужчин и детей отправляли на рудники и в копи. Никто не мог ускользнуть из цепких рук Монтойа. Он с такой же охотой наживался на соплеменниках, как и на гринго.[9]

Аннабелла представила Тайри и Монтойа друг другу, и мужчины обменялись рукопожатием. И тотчас же почувствовали взаимную неприязнь.

Тайри вовсе не удивило то, что Аннабелла поддерживает знакомство с таким негодяем. Во время обеда хозяйка и гость вели любезную беседу об известных им обоим людях и местах. Аннабелла то и дело улыбалась Монтойа и находила поводы лишний раз прикоснуться к нему. Тот, в свою очередь, осыпал ее комплиментами, а его темные глаза тем временем оценивающе рыскали по ее телу.

Во время еды Тайри по большей части молчал. Весь этот спектакль его забавлял. Его не удивило и не рассердило, когда Монтойа последовал за Аннабеллой в ее спальню, а стало быть, и в постель. Ревности он не испытывал. Только почувствовал облегчение оттого, что теперь она перестанет ему досаждать.

На следующее утро Монтойа уехал на рассвете, и Тайри был этому рад.

Дни шли, и головорезы Аннабеллы все больше завидовали Тайри из-за его особого положения. Но это были их проблемы, Тайри это не касалось, он продолжал идти своей дорогой, нечувствительный к их завистливым и ревнивым взглядам и язвительным репликам. Если они верили, что он спит с Аннабелой, то ему было на это наплевать.

Самым же тяжким испытанием для Тайри во время службы у Аннабеллы оказалось встретиться лицом к лицу с Рэйчел.

Он так больно ранил ее чувства и, конечно же, сожалел об этом. Но считал, что лучше причинить ей боль, которая со временем пройдет, чем жениться на ней и обречь ее на страдания в течение всей жизни.

В утро, когда Тайри приехал получить подпись Хэллорана под купчей, Рэйчел сидела на крыльце и штопала носки старика. Она казалась свежей, как весенний цветок, с волосами, сверкающими, как расплавленное золото, и нежной и гладкой кожей. Глядя на Рэйчел, он подумал: как могло случиться, что он хоть на миг счел Аннабеллу Уэлш привлекательной.

Тайри остановил серого прямо у ступенек крыльца.

– Доброе утро, Рэйчел, – сказал он. – Ваш старик дома?

– Да, он там, – отвечала Рэйчел холодно, показав рукой на дом. Она встала, вонзив ногти в ладони сжатых рук. Почему при одном только взгляде на него сердце ее переполнялось томлением? Ей так хотелось подбежать к нему, обхватить за шею, излить ему свою душу, умолять ответить на ее любовь… Но гордость лишила ее дара речи и сковала движения.

– Я позову его.

Она не пригласила Тайри войти, и он даже не стал слезать с коня.

Джон Хэллоран вышел из дома один. Он уже держал перо в руке, когда Тайри передал ему бумагу на подпись. В ней было сказано, что Аннабелла Уэлш приобретает права на часть земель Хэллорана.

– И сколько пройдет времени, прежде чем она приберет к рукам остальное? – с горечью поинтересовался Хэллоран.

– Она не получит остального.

Хэллоран глухо рассмеялся и сунул бумагу в руку Тайри.

– Нет? И кто же ее остановит? Не вы ли?

– Я, если это потребуется, – спокойно ответил Тайри. – До свидания, Хэллоран.

Рэйчел наблюдала в окно за его отъездом. На мгновение она сделала попытку подавить душившие ее слезы. Но потом с рыданием упала на кровать и дала им волю. Поплакать было необходимо, чтобы освободиться от боли, которую она так долго носила в сердце.

Как глупо было надеяться, что Тайри изменится, что он повесит на гвоздь свой револьвер и станет фермером. Все это время она тешила себя несбыточной мечтой. Возможно, ему было уже поздно меняться. А может быть, она ему просто всегда была безразлична? От этой мысли ее слезы потекли еще быстрее и обильнее. Все расплывалось перед глазами, уже и так покрасневшими и распухшими. В горле саднило.

Она плакала до тех пор, пока не почувствовала пустоту внутри, но боль в сердце все равно осталась, и она поняла, что будет любить Логана Тайри, пока не кончится ее жизнь.


Тайри пробыл на службе у Аннабеллы уже с месяц, когда она решила, что настало время, чтобы он отплатил за стол и кров.

– Возле Койотова холма, – заметила она однажды после обеда, – поселился скваттер.[10] Избавь меня от него, ладно, Тайри?

Это не просьба, размышлял Тайри, это команда, обернутая в бархат и поднесенная шелковым голосом.

Назавтра ранним утром он покинул ранчо Уэлшей.

Стоял прекрасный день, благословенный ослепительно ярким синим небом, напоминавшим цвет глаз Рэйчел. Легкий летний ветерок спасал от нестерпимого зноя.

Скваттер выбрал лесистую часть земель, орошаемую небольшим нежно журчащим ручейком. Это было прелестное место, весьма подходящее для того, чтобы там поселиться. Прекрасное место, чтобы пустить корни, вырастить детишек, собирать урожай и разводить скот.

Посягнувший на землю Уэлшей человек опиливал ветки только что поваленного дерева, когда подъехал Тайри и легко спрыгнул с седла.

– Там, откуда я приехал, – сказал скваттер, заслоняя рукой глаза от солнца, чтобы разглядеть непрошеного гостя, – люди ждут приглашения спешиться!

– Ах вот как? А здесь люди не имеют обыкновения селиться на чужих землях без разрешения.

– Это свободная земля, – воинственно возразил скваттер. – Прежде чем сюда приехать, я проверил.

– Ты ошибся, – бесстрастно ответил Тайри. – Собирай свои вещи и проваливай.

– Мне некуда больше идти, – упорствовал человек. – Я уже строю дом. К завтрашнему дню у меня будет готов пол, а до конца месяца я поставлю стены.

– Тебе лучше самому изменить свои планы, – предупредил Тайри. – А иначе об этом придется позаботиться мне.

Скваттер был молод. Лет двадцати пяти, не больше. Он был крепко сколоченным мужчиной, с темно-каштановыми волосами и синими глазами, и казался мощным, как дуб. На его лице Тайри прочел испуг.

– У тебя пять минут на то, чтобы собрать свои вещи и убраться, – лаконично заметил Тайри.

– А если я откажусь?

Тайри указал пальцем на патронташ скваттера, лежащий на плоском камне в каких-нибудь шести футах от них.

– Можешь попытать счастье.

– Я никудышный стрелок, – признался молодой человек, пятясь.

Улыбка Тайри таила угрозу.

– А я отличный.

– И ты хладнокровно застрелишь меня? – недоверчиво спросил тот.

– Нет. Я дам тебе шанс. Надень пояс.

– Нет.

– Тогда уезжай подобру-поздорову. Скваттер не сводил с Тайри глаз, и его мысли были столь же ясны и прозрачны, как вода в журчащем поодаль ручье. Он не хотел уезжать отсюда. Чтобы переехать на Запад, он продал все, чем владел. Он не мог вступать в перестрелку с профессиональным стрелком, но не хотел и просто так оставить поле боя.

– Твой ход, – тихо напомнил Тайри.

– Черт! – Скваттер едва слышно, шепотом, выругался и потянулся к поясу с револьвером и патронами. Он все еще не сводил с Тайри глаз. Он медленно поднял свое оружие. Потом, рывком бросившись на землю, выхватил из кобуры револьвер 44-го калибра и нажал на спусковой крючок.

Пуля едва не задела Тайри, пройдя в каких-нибудь паре футов от него. Не раздумывая, Тайри выхватил свой револьвер и прицелился.

Скваттер смотрел на него, чувствуя себя беспомощным, как кролик, попавший в капкан, и слишком напуганным, чтобы попытаться выстрелить снова.

Палец Тайри твердо лежал на спусковом крючке, когда внезапно в мозгу его зазвучал голос Рэйчел: «Револьвер не может отличить добра от зла, но человек различает».

Тайри внезапно спрятал свой «кольт» в кобуру, развернулся и ускакал, оставив изумленного скваттера с разинутым ртом.


Двумя неделями позже Аннабелла снова послала Тайри навести порядок. Уже темнело, когда он покинул ранчо с винтовкой, брошенной поперек седла, и с «кольтом», оттягивавшим карман.

Семья скваттеров, которых он разыскивал, сгрудилась вокруг весело потрескивавшего костра. Там было четверо детишек мал мала меньше, мужчина и женщина.

Семья, только что оживленно болтавшая, смолкла, завидев Тайри, въехавшего верхом в круг света, отбрасываемого пламенем костра. Женщина была пухленькая, но вовсе не безобразная, даже приятная на вид, с массой рыжевато-каштановых волос, карими глазами и огрубевшими от черной работы руками. Увидев винтовку Тайри, женщина заметно побледнела.

Ее муж медленно поднялся на ноги. Руки его беспомощно болтались по бокам тела. Он был невысоким и худощавым, с соломенно-каштановыми волосами, серыми глазами и густой окладистой бородой. На поясе у него висели ножны. За ремень штанов был заткнут старый «кольт».

– Привет мистер, – пропищала девочка лет пяти. – Какая красивая лошадка!

– Замолчи, Тесси! – прикрикнула на нее мать.

– В городе меня предупредили, что вы появитесь, – потерянно сказал мужчина. – Но я надеялся, что этого не случится.

– Ваше присутствие здесь нежелательно, – объявил Тайри.

– Мы остаемся.

– Нет.

Мужчина медленно покачал головой.

– Мне не переплюнуть вас в стрельбе, – сказал он печально. – Но вы делайте свое дело.

– Как вам угодно, – сказал Тайри. Он поднял винчестер и прицелился прямо в сердце скваттера.

Но выстрелить не смог. С тяжелым вздохом Тайри опустил винтовку.

– Вы находитесь на земле Уэлшей, – сообщил он лаконично. – Завтра вы должны уехать.

Он повернул серого и галопом умчался во мрак, не дав мужчине времени на ответ.

На ранчо он вернулся в скверном настроении. Аннабелла ждала его в гостиной. В ее зеленых глазах он прочел невысказанный вопрос.

– Дело сделано, – сказал ей Тайри, не вдаваясь в подробности.

– Они мертвы?

– Нет.

Ее зеленые глаза недобро прищурились.

– Почему ты не убил их?

– В этом не было нужды. Глава семьи струсил и не решился со мной сражаться. К завтрашнему утру их там не будет.

– В чем дело, Тайри? – насмешливо поинтересовалась Аннабелла. – Рука дрожит?

Тайри лениво потянулся к ней и схватил ее чуть повыше локтя, сжав как клещами.

– Что ты теперь думаешь? – спросил он с вызовом.

Он грубо дернул ее за руку, очевидно, причинив ей боль, но Аннабелла только восхищенно рассмеялась.

Позже, когда Тайри остался один, он вспомнил ее слова. Неужели он и впрямь что-то потерял? Прежде он пристрелил бы скваттера не задумываясь. Но то было до его встречи с Рэйчел. А ее взгляды на жизнь, не важно, была ли она права или заблуждалась, видимо, передались ему.

* * *

В следующую субботу Тайри поутру отправился в город. Некоторое время он околачивался возле дверей отеля «Палас» и наблюдал за снующими туда-сюда городскими жителями, забавляясь тем, как они исподтишка бросали на него боязливые взгляды. Все знали, что сейчас он работает на мисс Уэлш, и слухи о том, почему он столь неожиданно сменил хозяев, ходили самые разнообразные.

Вскоре после полудня Клинт Уэсли проехал мимо, казалось, не обратив на него внимания, и Тайри почувствовал некоторое облегчение. Он знал, что рано или поздно чувство долга Уэсли возьмет верх, и тогда Тайри придется его убить. Слава Богу, этот день еще не наступил.

Несколькими минутами позже Тайри увидел Рэйчел. Она была одна и стояла на тротуаре перед домом доктора. В бледно-желтом муслиновом платье и в белой соломенной шляпке, украшенной длинными желтыми лентами. Она выглядела так, что ее хотелось проглотить. Прошло уже более двух месяцев со дня, когда он оставался с ней вдвоем в домике Джоргенсенов, и теперь он не мог отвести жадного взгляда от ее стройной фигурки. Затем, осознав, что Рэйчел стоит возле приемной доктора, Тайри задумчиво нахмурился, вздохнул и зашагал по улице.

Увидев Тайри, Рэйчел помрачнела: ей вовсе не хотелось его видеть. Развернувшись на каблуках, девушка направилась в противоположную сторону, но не настолько быстро, чтобы избежать встречи с Тайри. Его крепкая рука схватила ее за плечо и вынудила остановиться.

– Уберите руки! – потребовала Рэйчел, стараясь говорить не слишком громко, чтобы не привлекать внимания прохожих.

– Добрый день, мисс Хэллоран, – поклонился Тайри с преувеличенной учтивостью. – Сожалею, что опоздал на свидание с вами.

– Свидание? – гневно повторила Рэйчел. – О чем вы толкуете?

– Разве мы не договаривались о сегодняшней встрече? – невинно поинтересовался Тайри. – Давайте пройдемся.

– Нет.

– Вы непременно прогуляетесь со мной, хотите вы этого или нет, – проворчал Тайри. – Если потребуется, я понесу вас на руках.

Рэйчел нахмурилась. Он был достаточно дерзок, чтобы выполнить угрозу и позволить себе такую скандальную выходку.

– Хорошо, – согласилась она. – Но уберите от меня руки.

– Чтобы вы сбежали? Я не дам вам такой возможности.

– Я не убегу, – хмуро пообещала Рэйчел. – А теперь отцепитесь от меня, ради Бога!

Тайри неохотно отпустил Рэйчел, и они бок о бок проследовали по улице, до самой окраины.

Рэйчел упрямо смотрела прямо перед собой, остро ощущая присутствие идущего рядом мужчины. Ее кожа еще слегка горела в том месте, где ее коснулась смуглая рука.

Пока они медленно вышагивали по улице, рука Тайри то и дело задевала ее руку, и Рэйчел отстранялась, боясь его прикосновений. Уж слишком она, несмотря ни на что, жаждала его близости. Ночь за ночью она лежала без сна, ненавидя его за то, что он бросил ее ради Аннабеллы Уэлш. От мысли о том, что Тайри целует Аннабеллу, ей становилось дурно. Ярость переполняла Рэйчел. Это так несправедливо! Его лицо преследовало ее и во сне. Рот жаждал его поцелуев. И как бы она ни пыталась себя убедить, что презирает Логана Тайри, тело ее продолжало желать его прикосновений. Ей недоставало его смеха, его язвительной улыбки и ласкающего взгляда, скользящего по ее лицу.

Они дошли до конца улицы, и тогда Тайри прервал наконец тяготившее каждого из них молчание.

– Как дела на ранчо? – бросил он отрывисто. – Все в порядке?

– Да. – Рэйчел искоса взглянула на него. Глаза ее были холодны.

– Ваш старик здоров?

– Да.

– А ребята Уэлшей вас больше не беспокоят?

– Нет.

Тайри тихонько выругался, раздраженный ее односложными ответами. Он нахмурился и медленно оглядел ее прищуренными глазами, всю – от полной груди до тонюсенькой талии.

– А вы как? – поинтересовался он, словно через силу выдавливая из себя слова. – С вами тоже все в порядке?

На мгновение Рэйчел удивленно сдвинула брови. Потом на щеках ее вспыхнул румянец: она поняла тайный смысл его слов и причину того, почему он проявлял беспокойство о ее здоровье.

– Я не беременна, если вы это имеете в виду, – огрызнулась она. – А если бы и была, то скорее убила бы себя, чем произвела на свет младенца, зачатого от такого негодяя.

В желтых глазах Тайри полыхнул гнев, как яркая молния во время летней грозы. Его губы скривила усмешка.

– Значит, вы предпочитаете смерть бесчестью, – лениво процедил он.

– Честь или бесчестье, – язвительно рассмеялась Рэйчел. – Что вы можете знать о чести? Вы… вы… – и она топнула ногой от невозможности выразить словами переполнявшие ее чувства.

– Убийца? – подсказал Тайри тоном жестким, как кремень. – Совратитель чистых и прекрасных дев?

– Да, – будто выплюнула Рэйчел стремительно. – Вы сами нашли нужное слово. Вы худший из убийц.

Она подняла голову. Ее ясные синие глаза прожигали его насквозь.

– Месяц назад возле Койотова холма был найден мертвый человек. Ведь его убили вы?

– Если я скажу «нет», вы мне поверите?

– Если не вы, то кто же?

– Ярнелл.

– За что?

– Он поселился на землях Уэлшей, – пояснил Тайри. – Аннабелла хотела избавиться от него.

– Это ничейная земля, и вам это хорошо известно, – возразила Рэйчел.

– Многие годы владельцы ранчо Уэлшей пасут там скот, и Аннабелла считает эту землю своей.

– А Аннабелла всегда получает то, чего хочет, верно? – Слова «включая вас», несказанные, повисли между ними. – Скажите, Тайри, сколько Аннабелла заплатила вам за то, чтобы вы пристрелили его?

– Я его не убивал.

– Я вам не верю. Все знают, зачем Аннабелла наняла вас. И вы дали этому человеку столько же шансов на спасение, как Джобу Уэлшу?

– Черт возьми, Рэйчел! Отстаньте!

– Почему? Не рассказывайте мне только, что в вас вдруг заговорила совесть.

В том-то и несчастье, с горечью подумал Тайри. В нем действительно пробудилась совесть.

Он смотрел на Рэйчел, смущенный реакцией, которую в нем вызвали ее слова. Руки его сжались в кулаки, а желваки так и ходили на щеках. Мгновение Рэйчел опасалась, что зашла слишком далеко и что он способен ударить ее. Но Тайри повернулся и пошел прочь, оставив ее одну на залитой жарким солнцем улице. И сейчас он чувствовал себя более чем когда-либо одиноким.

До самого конца дня Тайри пребывал в скверном расположении духа. Возможно, леопарду не суждено избавиться от своих пятен. Возможно, уже слишком поздно даже пытаться что-то изменить. Раньше он никогда не считал себя убийцей, просто не задумывался об этом. Конечно, он перестрелял более дюжины людей, но никогда не убивал без причины. Черт бы ее побрал! Кто она такая, чтобы судить его? Если бы не его револьвер, ее старик был бы уже трупом, а скот Джоба Уэлша разгуливал по земле Хэллоранов.

В этот день Аннабелла несколько раз обращала к нему вопрошающий взгляд, но он упорно молчал, не позволяя вовлечь себя в разговор, не отвечая на ее вопросы или в лучшем случае отделываясь несколькими словами. За обедом он выпил несколько стаканов вина и позже, сидя в одиночестве на веранде, опорожнил бутылку текилы.

Проявив на этот раз мудрость, Аннабелла оставила Тайри в покое. Она многое знала о мужчинах и ее трудно было испугать, но выражение глаз Тайри было таким, что она поостереглась задевать его.

Аннабелла отправилась спать поздно. Уже лежа в постели, она взглянула в окно и засмотрелась на звезды. Несколько недель она пыталась соблазнить Тайри, но ее попытки не увенчались успехом. Уж как вызывающе она держалась, как бесстыдно его умасливала! Но он так и не прикоснулся к ней. Раньше ни один мужчина не мог устоять перед ее чарами, и ни один из них не вызывал в ней такого желания.

Не в силах уснуть, Аннабелла натянула тоненький хлопчатобумажный халатик и вышла из спальни. Тайри стоял во дворе. На фоне звездного неба выделялся его темный профиль. На нем не было рубашки, и вид его обнаженного торса до удивления взволновал Аннабеллу, и кровь ее закипела от желания.

Тайри обернулся на звук ее шагов. Достаточно было только одного взгляда на лицо Аннабеллы, чтобы понять, чего она хочет. Ну что ж! И, глубоко вздохнув, он заключил ее в свои объятия. Потом поцеловал. Почему бы, собственно, не заняться любовью с Аннабеллой? Она хочет его. Ей не важно, скольких людей он убил. Ей попросту наплевать на это.

Но в том-то и дело. Именно это ему и не нравилось.

Грязно выругавшись, он оттолкнул ее. Он не хотел Аннабеллы Уэлш. Он желал девушку с золотистыми волосами и глазами, синими, как летнее небо. Он желал Рэйчел, краснеющую от смущения в его объятиях.

– Тайри?

Он покачал головой.

– Забудь об этом, – пробормотал Тайри и пошел прочь, оставив Аннабеллу в одиночестве. Выражение ее прекрасного лица было озадаченным.

Глава 15

Пришла осень, переливаясь многоцветьем листвы. Теплые, обласканные солнцем дни сменяли свежие прохладные ночи. И теперь наконец между ранчо Уэлшей и Хэллоранов наступил мир.

Джон Хэллоран нанял троих новых ковбоев из Монтаны. Они были молодыми крепкими и охочими до работы парнями. Хэллоран, довольный их усердием, уже начал строить планы на будущее.

В конце октября он неожиданно для себя стал приударять за Клер Уайтинг, швеей из Йеллоу-Крик, и бродил теперь по дому, весело посвистывая. Походка его вновь стала легкой. Клер заставила его почувствовать себя молодым и беззаботным, и внезапно жизнь снова показалась ему прекрасной.

Рэйчел радовалась за отца, такого бодрого и полного жизни, но и днем, и ночью ее не покидало тяжкое предчувствие. Чтобы рассеять дурное настроение, она, как всегда, с головой окунулась в домашние дела. Чистила, мыла, скребла, вытирала пыль с мебели и натирала воском полы, как если бы вся ее жизнь зависела от чистоты столов и гладкости паркета. Окна в их доме сверкали, деревянные поверхности блестели. Занавески, покрывала и скатерти она стирала и гладила до тех пор, пока Они не стали как новенькие. В буфетах и шкафах она навела порядок, ковры проветрила, подушки взбила. Стены в кухне сияли новой краской.

Рэйчел работала не покладая рук, не останавливаясь, занимала себя, как могла, чтобы только не думать о Логане Тайри, и, возможно, надеялась, что сможет с такой же легкостью вымести воспоминания о нем из сердца, с какой выметала пыль из комнат.

Почему так случилось, что из всех мужчин она выбрала Тайри? А теперь, когда он ушел из ее жизни, почему она не может его забыть?

Когда в доме больше не осталось дел, Рэйчел переключила свое внимание на жилище ковбоев: повесила там занавески, натерла воском деревянные полы, проветрила матрасы, застелила свежим бельем постели. Джон Хэллоран только усмехался да беспомощно качал головой, когда работники начинали жаловаться, что Рэйчел перевернула у них в домике все вверх дном.

– Если так пойдет дело и дальше, она вырядит нас в рубашки с жабо и лакированные сапоги, – ворчал Кандидо. – Черт! Это же наше жилье, а не Белый дом!

Когда Рэйчел переделала все мыслимые и немыслимые дела на ранчо, она стала проводить много времени в городе со своей подругой Кэрол-Энн. Они вместе выбрали ткани и выкройки и принялись шить новые платья. Кэрол-Энн действовала на Рэйчел, как дуновение свежего ветерка. Ее безобидная болтовня и сплетни о горожанах были полны юмора и отвлекали от мрачных мыслей. Бетти Миллер снова беременна и собирается рожать шестого ребенка. Лидия Формэн помолвлена. Один из сыновей кузнеца бежал с девушкой из салуна, опозорив тем самым свою семью.

Проводя столько времени в городе, Рэйчел волей-неволей встречалась и с Клинтом Уэсли. Его ненавязчивое внимание действовало как бальзам на ее израненную душу. Клинт был полной противоположностью Тайри и обладал тем, чего в Тайри не было. Он был добрым, вежливым, внимательным, всегда стремился угодить ей, сделать приятное. Он дарил ей цветы и конфеты, сопровождал во время длительных прогулок, провожал в церковь и ходил с ней на вечеринки. Он был терпелив и кротко сносил внезапные перемены в ее настроении. Делал ей комплименты, говорил о ее красоте, восхищался новыми нарядами и никогда не бывал грубым, требовательным или недобрым. Если бы только она могла бы его полюбить! Если бы только его робкие поцелуи могли заставить ее сердце биться так же часто, как когда ее целовал Тайри! Клинт так добр к ней. Почему она не может полюбить его? Почему ее сердце продолжает тосковать по бесчувственному, дерзкому, беспринципному Логану Тайри?

Однажды во второй половине дня Рэйчел отправилась в город, собираясь нанести визит в лавку модистки Лулу Мэй. Накануне она приметила там очаровательную шляпку.

Выйдя из кабриолета, она прошла уже половину улицы, когда заметила идущую по тротуару Аннабеллу Уэлш. Рука ее властно лежала на руке Тайри.

Сердце Рэйчел пронзила острая боль, когда увидела, как Тайри глядит на лицо Аннабеллы и тихо смеется каким-то ее словам. Ах, зачем он оказался в городе именно сегодня? И почему он выглядит таким чертовским красивым? Как всегда, он был во всем черном, если не считать красного шелкового шарфа, свободно повязанного вокруг шеи. Рэйчел изо всех сил старалась отвести взгляд от черной шелковой рубашки, облегающей его широкие плечи, длинных мускулистых ног. На нем были дорогие сапоги из черной шевровой кожи и черная широкополая ковбойская шляпа. Рэйчел раздраженно подумала о том, что, видимо, Аннабелла заплатила за его отнюдь не дешевый наряд.

Дрожа от ревности, Рэйчел делала отчаянные усилия, чтобы не смотреть на Аннабеллу Уэлш. С крайней неохотой она была вынуждена признать, что эта женщина красива. Волосы ослепительно рыжего цвета, глаза, зеленые, как молодая травка, безупречная гладкая кожа. Фигура ее, затянутая в кричаще-яркое, сине-желтое платье, тоже была безукоризненной.

Вскинув вверх подбородок и выпрямив плечи, Рэйчел прошла мимо них, сосредоточенно глядя на квадратную красно-белую вывеску салона Лулу Мэй.

Когда Рэйчел стремительно пронеслась мимо, придерживая юбку так, будто считала, что даже прикосновение края подола к кому-то из обитателей ранчо Уэлшей может унизить ее, рука Аннабеллы крепче сжала руку Тайри.

Маленькая задавака, кисло подумала Аннабелла. Что нашел Тайри в этой старой деве, дочери Джона Хэллорана? Лицо Рэйчел казалось холодным как камень. Понятно, почему она до сих пор не замужем. Должно быть, оказаться с ней в постели так же волнующе, как улечься рядом с дохлой рыбой.

Рот Тайри гневно сжался, когда Рэйчел проскользнула мимо, даже не взглянув на него. На какое-то мгновение у него появилось безумное желание догнать ее, схватить за руку, привлечь к себе и поцелуями стереть отсутствующее выражение с ее лица. Но это было невозможно. Он потерял все права на Рэйчел, когда согласился работать на Аннабеллу. Чертыхаясь про себя, он с трудом отвел взгляд от спины Рэйчел и притворился, что очень заинтересован тем, что говорит Аннабелла.


Оказавшись наконец в безопасности в лавке модистки, Рэйчел оперлась в изнеможении о дверной косяк, чувствуя огромное желание разрыдаться. Черт бы его побрал, черт бы его побрал, черт бы его побрал! Почему ей так больно видеть Тайри рядом с Аннабеллой? Как ни глупо, она чувствовала себя преданной, как если бы увидела своего мужа с другой женщиной. Она ведет себя нелепо и знает об этом. Тайри ничего для нее не значит. Совсем ничего. У нее нет на него никаких прав. Разве что когда-то они были так близки, как только могут быть близки мужчина и женщина. И однажды он открыл ей свою душу. А потом, вероятно, без малейших угрызений совести, ушел к другой женщине.

Со вздохом Рэйчел закрыла глаза и неожиданно ясно, как наяву, увидела Тайри, склоняющегося над Аннабеллой, ласкающего ее длинные рыжие волосы, шепчущего нежные слова… Как живо она себе это представляла!

Видение это было до того ужасно, что она поспешила открыть глаза и увидела Аулу Мэй, с любопытством наблюдающую за ней.

– Вы плохо себя чувствуете, мисс Хэллоран? – участливо поинтересовалась владелица лавки. – Вы кажетесь… такой грустной!

– Я прекрасно себя чувствую, – сказала Рэйчел, заставив себя улыбнуться. – Просто на минуту я почувствовала слабость.

– Возможно, перегрелись на солнце? – сочувственно пробормотала Аулу Мэй.

– Да, вероятно, – без промедления согласилась Рэйчел. – Могу я посмотреть ту шляпку, которая выставлена в витрине? Голубую?

Отвлеченная перспективой продажи своего изделия, Аулу Мэй засуетилась. Она с готовностью водрузила шляпку на голову Рэйчел и завязала под ее подбородком широкую голубую ленту.

– Моя дорогая, эта шляпка просто создана для вас! О, она так идет к вашим глазам. Они просто сияют!

– Я возьму ее, – сказала Рэйчел. – Запишите ее на мой счет, ладно?

Не дожидаясь ответа, Рэйчел поспешила выйти из лавки. Ей надо было остаться наедине со своими мыслями.


В следующее воскресенье Рэйчел надела в церковь новую голубую шляпу и кокетливо улыбнулась Клинту, уверявшему, что шляпка ей очень идет. Она мало что видела в церкви, если не считать Тайри, снова вышагивавшего рядом с Аннабеллой. Его худое коричневое от загара, безумно привлекательное лицо, казалось, усмехалось. Конечно, он смеется над ней, над ее душевной болью! Она никогда не заблуждалась на его счет. В нем нет ничего хорошего, так, перекати-поле, человек, совершенно лишенный нравственных устоев и порядочности. Когда-то ей казалось, что под его суровой внешностью скрываются внутренняя мягкость и доброта. В день, когда он спас Эми от разъяренной кобылы, она убедила себя в этом. Она убедила себя в том, что его слова и поцелуи были искренними, что он питал к ней какие-то чувства. Теперь она ясно сознавала, что с ней он только утолял свою похоть. Ночи, которые они провели в объятиях друг друга, воспоминания, которые она лелеяла в своем сердце, ничего не значили для него. Совсем ничего. И даже его обещание жениться на ней оказалось не чем иным, как ложью.

– Аннабелла сделала мне более выгодное предложение, – сказал он и исчез из ее жизни, даже не бросив прощального взгляда.

После службы Клинт пригласил ее проехаться в экипаже. Они ненадолго остановились возле лениво струящегося ручья, радуясь тому, что можно посидеть в тени, пока лошади пощипывают скудную желтую траву.

– Как насчет сегодняшнего обеда? – поинтересовался Клинт.

– Разумеется, – сказала Рэйчел. – Ты знаешь, как мой отец любит твое общество.

– А ты? – спросил Клинт тихо. – Тебе мое общество еще приятно?

– Конечно, – не раздумывая ответила Рэйчел. – Ты действительно вчера арестовал мистера Педерсена за избиение жены? Кэрол-Энн сказала, он провел ночь в тюрьме.

Ее вопрос перевел Клинта в другое русло, и он начал подробно рассказывать Рэйчел историю ареста Педерсена.

Вернувшись домой после полудня, Рэйчел сняла голубую шляпу, которая так ей шла. Аккуратно уложила ее в шляпную коробку и поставила на полку в платяном шкафу, зная, что никогда не наденет ее снова. Теперь каждый раз, когда она увидит эту шляпу, ей вспомнится Тайри, шествующий рядом с Аннабеллой.

Глава 16

Наступила зима. Дождь, которому уже давно пора было пролиться, хлестал с отчаянной силой, переполняя водой овраги и пересохшие летом русла ручьев. Дороги размыло, и по ним стало опасно ездить. Люди теперь покидали свои дома только в случае крайней необходимости. Ранчо Уэлшей потеряло более сотни голов скота во время первой же снежной бури.

На время война между Аннабеллой Уэлш и скваттерами прекратилась. Поселенцы, устремлявшиеся на запад, теперь до весны не должны были появиться в поле зрения Аннабеллы, и Тайри мечтал провести спокойную, мирную зиму. Большей частью он проводил досуг, растянувшись на диване в гостиной и глядя немигающим взглядом в огонь, который день и ночь горел в большом камине. Впрочем, мысли Тайри были далеко отсюда.

Аннабеллу сердило мрачное молчание Тайри, но он не обращал ни малейшего внимания на ее возмущенные тирады и скандалы, которые она периодически ему устраивала. Он игнорировал ее недовольные взгляды и отмахивался от ее назойливых ласк.

Но в Аннабелле текла горячая кровь, и она не привыкла долго обходиться без мужчины. Так как Тайри продолжал избегать ее, она попыталась найти утешение в объятиях молодого наемника, известного под именем Моргана Ярнелла, теперь открыто привечала его. Но и это не вызвало желанной реакции Тайри. Наконец Аннабелла отказалась от попытки вызвать его ревность. Что бы его ни беспокоило, она не сомневалась, что это пройдет. А до тех пор к ее услугам всегда был Ярнелл.

Поведение Аннабеллы слегка забавляло Тайри, но когда человек вынужден находиться в четырех стенах, как в заточении, это в конце концов становится невыносимым. От этого есть только одно лекарство: вскочить в седло и носиться на лошади по вольным просторам. И Тайри поступал именно так. Он пересекал верхом вдоль и поперек огромную территорию ранчо Уэлшей. Верховые прогулки стали для него ритуалом. Он совершал их теперь ежедневно, и, независимо от того, куда он держал путь, Тайри неизменно оказывался на окраине ранчо там, где оно граничило с землями Хэллоранов. Безотчетно он надеялся хоть мельком, хоть на минуту увидеть Рэйчел, хотя не признался бы в этом даже под страшной пыткой. Иногда ее силуэт мелькал в окне дома Хэллоранов: она глядела на белое снежное покрывало. Но Рэйчел ни разу на его глазах не покидала дома, а он никогда не въезжал во двор.

Наступил канун Рождества, и дом Уэлшей сверкал украшениями и огнями свечей. Аннабелла купила роскошные подарки всем, кто был у нее в услужении: наемным работникам, слугам, мальчику, собиравшему в курятнике яйца… Она не забыла никого. Тайри она подарила «винчестер». Это было прекрасное мастерски сработанное ружье, и на гладком розовом дереве приклада затейливой вязью было выгравировано его имя.

Тайри преподнес Аннабелле изящный кулон в виде рубиновой капельки на тонкой золотой цепочке.

Под аккомпанемент бушевавшей снежной бури наступил новый год. За два дня снегу навалило на три фута. Теперь ковбоям приходилось особенно тяжело. Они нагружали сеном огромную повозку с плоской платформой и развозили его по всей территории ранчо, чтобы накормить жалобно мычавший голодный скот. Тайри невесело усмехался, глядя, как повозка пропахивает борозды в глубоком снегу. Буйволы и лошади еще могли пройти по нему в поисках пищи, но для коров это было не по силам.

А стихия все бушевала. Приходилось постоянно сбрасывать снег с крыш, расчищать дорожки, чтобы можно было пройти от строения к строению. В корытах, из которых поили животных, образовывалась толстая корка льда. Начался падеж скота, и туши валялись в глубоком снегу, как упавшие с пьедесталов статуи. Река замерзла. Обнаженные деревья, отданные на волю воющего ветра, казались такими одинокими, их ветви поникли, отягощенные снегом.

А в Тайри все росло беспокойство. Он так истово мерил шагами гостиную, что Аннабелла начала опасаться, как бы он не протер в ковре дырку. Тайри стал раздражительным, вспыльчивым и настолько мрачным, что слуги теперь опасались оставаться с ним в одной комнате и даже прочие наемники Аннабеллы предпочитали обходить его стороной.

В первый же день, как только погода изменилась, Тайри вскочил в седло и погнал своего серого по застывшей белой целине. Все на ранчо были рады, что он уехал.

Вырвавшись на свободу, Тайри глубоко вздохнул. Снежная равнина была безмолвна и неподвижна, лишь серый жеребец старательно пробирался по глубоким сугробам.

Тайри удалось миновать уже добрых десять миль, когда по небу понеслись черные тучи, похожие на волны разгневанного моря. Они совершенно скрыли солнце. Где-то далеко загрохотал гром, затем упали первые тяжелые капли дождя. Когда желтый зигзаг молнии распорол низко нависшее черное небо, жеребец замотал головой и испуганно заржал.

– Полегче, мальчик, – пробормотал Тайри, похлопывая лошадь по шее.

Теперь дождь полил по-настоящему и за несколько секунд промочил до костей и Тайри, и его скакуна. Остановив серого, Тайри огляделся, пытаясь понять, где находится. Кажется, где-то на границе владений Уэлшей и Хэллоранов. С минуту он постоял в нерешительности. Потом тряхнул головой и направил лошадь к ранчо Хэллоранов, впервые за несколько недель чувствуя, что хорошее настроение возвращается к нему.

Глаза Джона Хэллорана округлились, когда, отворив дверь, он увидел на пороге Логана Тайри со шляпой в руке.

– Что-нибудь случилось? – спросил старик.

– Нет. Не возражаете, если я войду?

– Да вроде нет причин возражать, – нерешительно ответил Хэллоран. – Похоже, вам не повредит стаканчик-другой. Вам надо посидеть у огня и обсохнуть.

– Буду весьма признателен, – вежливо склонил голову Тайри.

Прежде чем войти в холл, он отряхнул со шляпы дождевую воду.

– Что же вас привело к нам? – спросил Хэллоран по дороге в гостиную. Он налил виски в два стакана и один из них протянул Тайри. – Садитесь, – пригласил он, не дождавшись ответа, – и чувствуйте себя как дома.

Удобно устроившись на диване, Тайри вытянул длинные ноги. Виски было первоклассным. От него и жаркого огня камина озноб быстро покинул тело Тайри.

В уютной гостиной, обставленной мебелью красного дерева, с камином из натурального местного камня, на подставке для оружия красовалось несколько старых ружей «генри» и столь же древнее ружье «шарпс» для охоты на буйволов. На полу лежала медвежья шкура, каминную полку украшали охотничьи трофеи. Здесь не чувствовалось женской руки, и Тайри вдруг задумался, как давно умерла Элен Хэллоран. Единственным штрихом, свидетельствовавшим о присутствии женщины, была ваза с букетом сухих цветов.

– Я слышал, Аннабелла потеряла много скота, – заметил Хэллоран, чтобы прервать затянувшееся молчание.

– Да, пару сотен голов, а как дела у вас? Хэллоран сделал неопределенный жест рукой, означавший полное поражение.

– Весь скот. Недавно кто-то поджег все запасы сена. Коровы, которые не замерзли насмерть, пали от голода. – Он горько усмехнулся. – Думаю, теперь мы разорились окончательно и больше нам уже не подняться. – Старик невидящим взглядом уставился на огонь в камине. – Мне пришлось рассчитать Кандидо и всех остальных. Думаю, Аннабелла окончательно выкурит меня отсюда, когда придет весна.

Когда Хэллоран поглядел на своего гостя, в его глазах было нечто напоминающее упрек.

– И вы думаете, я приду, чтобы убить вас? – сурово спросил Тайри.

– Не знаю, – ответил Хэллоран откровенно. – Я предпочел бы думать, что этого не случится.

– Но?..

Хэллоран пожал плечами, как бы недоумевая.

– Я все вспоминаю Джоба Уэлша. Я заплатил вам пятьсот долларов, и вы, не раздумывая, застрелили его. А теперь…

– А теперь я работаю на Аннабеллу, – пробормотал Тайри со вздохом. – И она может позволить себе заплатить больше пятисот долларов.

– Да.

– Не беспокойтесь, Хэллоран. Если она пожелает вашу землю, то она ее выкупит у вас.

– Кажется, у Аннабеллы полно деньжат, – сказала Рэйчел, появляясь в дверях. – И, как я слышала, она платит вам за услуги не только деньгами.

Она вошла в комнату, и Тайри прочел презрение в ее взгляде, такое же, как раньше прозвучало в ее голосе. На щеках Тайри заходили желваки.

– От кого вы это слышали?

– Все в городе говорят об этом. Вы будете это отрицать?

– А вы бы мне поверили?

– Нет, не поверила бы.

Она уселась на один из громоздких обитых кожей стульев у камина, и Тайри отводил взгляд, стараясь не замечать, как облегает ее фигуру голубое шерстяное платье и как пламя пляшет на ее волосах, бросая на густую золотую массу рыжие отблески. От одного взгляда на нее он уже ощущал знакомое волнение.

– Так зачем вы приехали, мистер Тайри? – спросила Рэйчел жестко.

– Приехал взглянуть, как живете вы с вашим стариком, – так же жестко ответил Тайри, рассерженный ее суровым тоном и презрением, которое прочел в ее взгляде.

– Зачем?

– Рэйчел!

– О, па, как ты можешь болтать с ним так, будто вы добрые друзья? Ты же знаешь, что он здесь только для того, чтобы шпионить за нами!

– Черт возьми, это неправда! – рявкнул Тайри, обращаясь к Рэйчел. – Я приехал, потому что… – Фраза его так и осталась неоконченной. – Пожалуй, лучше мне действительно убраться.

– Не глупите, – сурово укорил его Хэллоран. – В такую погоду нельзя ехать. Вы замерзнете, не успев выехать со двора.

– Ну что ж, это будет счастливым избавлением, – пробормотала Рэйчел и виновато покраснела, заметив, что Тайри расслышал ее слова.

– Не думаю, что я здесь желанный гость, – сухо сказал Тайри. – Но спасибо за виски и тепло.

– Я все еще хозяин в этом доме, – заявил Хэллоран, суровым взглядом призывая Рэйчел молчать. – И я не позволю вам уехать в такую бурю. Скоро будет готов ужин. И еды вполне хватит на троих. Разве не так, дочка?

– Да, па, – ответила Рэйчел хмуро.

– Ладно. Значит, решено. Вы останетесь на ночь, Тайри. А если погода не исправится, то и завтра погостите у нас.

Поужинав, они снова собрались в гостиной возле камина. Снаружи завывал ветер, бушевала стихия, но в доме было тепло и уютно, хотя в воздухе и витало напряжение, создаваемое Тайри и Рэйчел.

Джон Хэллоран ворчал, жалуясь на урожай и падеж скота, и говорил о преимуществах кормежки животных из амбарных запасов… Но наконец темы для беседы истощились. Закуривая трубку, старик смотрел на пламя в камине, а мысли его возвращались к тем временам, когда рядом с ним сидела Элен. Ее маленькая ручка покоилась в его руке, лицо ее светилось нежностью, и они вместе строили планы и мечтали о будущем. Он вспоминал, как прекрасна она была, когда кормила Томми грудью, и лицо ее сияло, как лик Божьей матери.

Почувствовав, что горло его внезапно пересохло, Хэллоран встал и молча вышел из комнаты.

– Я тоже откланяюсь, – сказала Рэйчел после ухода отца. – Можете спать здесь, на диване, если хотите. Здесь теплее, чем в спальне для гостей.

– В чем дело, Рэйчел? – с вызовом спросил Тайри. – Боитесь остаться со мной наедине?

Рэйчел воинственно вздернула подбородок:

– Боюсь? А чего мне, собственно говоря, бояться?

– Не знаю, – ответил Тайри тихо. – Вы сами должны мне это сказать.

Он стоял так близко от нее, что она чувствовала присущий только ему особый мужской запах. Она уже забыла, как он высок и подавляюще мужественен. Его близость мгновенно стирала из памяти любого другого мужчину. По сравнению с ним они все казались недомерками, бледными и незначительными. Она почувствовала, как внутри, в глубине ее существа, медленно разгорается пламя, которое с каждой минутой становится все жарче. И она попыталась спастись, отстраниться от него, чтобы не дай Бог его не коснуться.

В глазах Тайри заплясали смешинки: он отлично понимал, что думает и чувствует Рэйчел. Между ними будто возник бурлящий и полный поток живого огня, и Тайри потянулся и провел рукой по ее щеке, шепча ее имя.

Рэйчел стояла неподвижно, будто в оцепенении, а длинные смуглые пальцы Тайри тем временем ласкали ее кожу. Он медленно взял ее за подбородок и повернул лицом к себе. Медленно наклонился к ней, и его губы слились с ее губами. Веки Рэйчел затрепетали, она качнулась к Тайри, обхватила руками его шею, и тело ее будто растаяло и слилось с его телом. Она так долго, так долго мечтала о его объятиях, и вот теперь он был здесь!

Рэйчел вдыхала исходивший от него запах, она позволила своим пальцам зарыться в его волосах. Ее руки опустились на его плечи, снова и снова с удивлением ощущая их мощь, ее ладони гладили широкую спину, проникли под рубашку, лаская обнаженную кожу. Она услышала, как Тайри тихонько застонал, и явственно почувствовала, как нарастает его желание, и Рэйчел охватил восторг: он хочет ее!

Все это похоже на сон, думала Рэйчел, глядя в глаза Тайри. За окнами барабанил дождь, горящий в камине огонь наполнял комнату живым первобытным теплом. Ей и в голову не пришло дальше сопротивляться. Она слишком долго ждала и желала его, чтобы противиться этому, и потому, затихнув, позволила Тайри раздеть себя, чувствуя только, как под его восхищенным взглядом щеки ее вспыхнули румянцем. Глазами, потемневшими от желания, она глядела, как Тайри обнажает свое совершенное бронзовое тело, как он ложится рядом с ней на диване. Она с готовностью повернулась к нему, изголодавшись по его поцелуям. Наконец-то он хоть на время принадлежит ей!

* * *

На следующее утро Рэйчел проснулась в своей постели, не помня, как оказалась там. Но воспоминание о том, что произошло накануне вечером, было живо, и щеки ее зарделись от смущения. Как она посмотрит в глаза Тайри после того, как столь непристойно вела себя вчера?

Но она и снова бы поступила так же. Как божественно покоиться в его объятиях, ощущать прикосновение его рук, слышать его голос! Не важно, что он ее не любит, не имеет значения, что он смотрит на нее насмешливо, только бы быть с ним! Она разволновалась, не зная, как теперь себя вести.

Но тут ее посетила ужасная мысль. А что, если он уже уехал?

Выпрыгнув из постели, Рэйчел торопливо оделась, причесалась и помчалась вниз. Сердце ее колотилось как бешеное. Только бы еще раз повидать его! Мысль о том, что он, возможно, уже уехал, приводила ее в отчаяние.

Когда в гостиную ворвалась Рэйчел, Тайри и ее отец сидели и толковали о погоде.

– Доброе утро, Рэйчел, – приветствовал ее Тайри, и на этот раз ни в его взгляде, ни в голосе насмешки не было.

– Что-нибудь случилось, дочка? – спросил Хэллоран. – Ты влетела сюда так, будто дьявол гнался за тобой по пятам.

– Нет, па. Я испугалась… что проспала. Сейчас приготовлю завтрак.

С горящими от смущения щеками Рэйчел убежала на кухню. Выглянув в окно, она убедилась, что мир все еще одет в белое. Пока она смешивала яйца для омлета и поджаривала бекон, начал накрапывать легкий дождик. Накрывая на стол, Рэйчел улыбалась. Дождь превратит дороги в болота, путешествовать по ним верхом станет опасно, а значит, Тайри останется еще на день. Эта мысль наполняла ее радостью и ужасом одновременно.

Ей показалось, что завтрак длится дольше обычного. Сидя за столом напротив Тайри, Рэйчел до сих пор не могла поверить, что он и в самом деле здесь наконец, после столь долгого ожидания. Она не могла отвести глаз от его лица, не могла запретить своему сердцу бешено биться каждый раз, когда она ловила на себе его взгляд. И все же она чувствовала смущение и неловкость, когда их глаза встречались. Рэйчел ждала какого-то намека на вчерашнее. Что он о ней подумал? Ведь она утверждала, что ненавидит его, и все же без слов упала в его объятия, не выразив никакого протеста, и губы ее жаждали его поцелуев, а тело было готово принять его.

Когда трапеза была окончена, Тайри с Хэллораном вернулись в гостиную, предоставив Рэйчел прибирать на кухне. Она убрала со стола, вымыла и вытерла посуду, едва сознавая, что делает. Ее преследовало воспоминание о том, как Тайри наклонился к ней, о его янтарных глазах, горящих желанием, его руках, скользящих по ее телу, ласкающих и возбуждающих ее…

Отчаянным усилием воли отогнав эти воспоминания, она принялась подметать пол в кухне, но Тайри и не думал оставлять ее в покое. Она слишком явственно представляла его красивое лицо, слишком ясно ощущала тепло прекрасного тела. Правда, спина его была исполосована множеством шрамов, и грудь тоже украшали следы старых ран, но почему-то это еще больше привлекало ее, даже это казалось ей красивым.

Остаток утра она провела за выпечкой хлеба и прочими домашними делами, продолжая остро ощущать присутствие Тайри в доме.

После обеда Тайри с Хэллораном стали играть в карты, а Рэйчел уселась на стуле у камина с горой одежды, требующей починки. Весело потрескивали дрова, и только этот звук да приглушенные голоса мужчин нарушали благословенную тишину этого часа. Почему-то присутствие Тайри в доме казалось уместным, и каждый раз, бросая на него взгляд и видя, как уютно он расположился на стуле напротив ее отца, она ощущала странное удовлетворение.

Обед прошел мирно. Мужчины дружелюбно болтали о политике и все растущих ценах на говядину. Рэйчел говорила мало, но вовсе не чувствовала себя лишней. Напротив, когда она так сидела, между двумя мужчинами, которых любила больше всего на свете, у нее возникло ощущение тепла и надежности, защищенности. Конечно же, вопреки всему она любила Тайри.

Около десяти часов Рэйчел и ее отец пожелали Тайри доброй ночи и покинули гостиную. Оставшись впервые за весь день в одиночестве, Тайри снял сапоги и устроился у камина. Глядя на пламя, он пытался вспомнить, когда ему доводилось провести более приятный день.

Общество Хэллоранов его устраивало, он с удовольствием болтал со стариком. Но именно присутствие Рэйчел сделало для него этот день особенным, хотя они обменялись за все время не более чем дюжиной слов. Но он постоянно остро чувствовал, что она рядом, в доме, даже если она была в другой комнате. Раз или два ему понадобилась вся его воля, чтобы усидеть на месте. Ему хотелось встать, пойти к ней, дотронуться до нее, и только мысль о том, что ее отец спит в соседней комнате, рядом с ее спальней, удержала его от этого.

Сняв рубашку, Тайри вытянулся на ковре перед огнем и закрыл глаза, но тотчас же его внимание привлекли тихие шаги. Кто-то вошел в комнату на цыпочках и закрыл за собой дверь.

– Рэйчел! – пробормотал Тайри, удивленный. – Что вы здесь делаете?

– Я… я кое-что забыла.

Черная бровь Тайри вопросительно поднялась.

– Вот как? – спросил он внезапно охрипшим голосом.

Рэйчел кивнула. В кружевной ночной рубашке, вышитой нежно-розовыми розочками, она выглядела прекрасной и соблазнительной. Длинные медового цвета волосы в беспорядке падали на плечи. Ярко-синие глаза казались расширенными от страха. Боясь ее спугнуть, Тайри не встал и не пошел ей навстречу, хотя ему отчаянно хотелось немедленно заключить ее в свои объятия.

Рэйчел нервно кашлянула. Когда она была в своей спальне, прийти сюда показалось ей прекрасной мыслью. Она желала Тайри. Не раздумывая, она с бешено бьющимся от волнения и предвкушения сердцем спустилась вниз и прошла через холл. Но теперь, глядя ему в лицо, Рэйчел почувствовала робость и неуверенность.

– Я оставила здесь свою книгу… и я… Пожалуйста, не осложняйте мое и без того сложное положение, – прошептала Рэйчел умоляюще. – Мы оба знаем, почему я здесь.

– Да, – сказал он тихо и раскрыл объятия.

Из уст Рэйчел вырвался едва слышный вздох, и она вступила в кольцо рук Тайри. Она тоже обняла его, уткнувшись лицом в ложбинку между его плечом и шеей, и руки ее коснулись его обнаженной спины. Несколько секунд, показавшихся ей очень долгими, он крепко прижимал ее к себе, а его рука едва ощутимо, тихо, как шепот, гладила ее по спине и плечам. Она слышала биение его сердца, чувствовала, как бешено стучит ее собственное, пока его пальцы нежно перебирали ее волосы – прядь за прядью. Она глубоко вдохнула запах табачного дыма, и этот мужской аромат заполнил ее ноздри и подстегнул желание.

Нежно, кончиками пальцев он приподнял ее лицо, голова его склонилась к ней, и лицо его закрыло от нее весь мир. Его глаза были как два ярких желтых огня, и, когда его рот прижался к ее рту, она всем телом ощутила этот поцелуй. Прикосновение его губ было нежным, как летний дождь, и желание ее все росло.

– Тайри, – закрыв глаза, едва слышно выдохнула она. Голос ее звучал нетвердо.

– Сейчас, – хрипло прошептал он. – Сейчас.

Он осторожно уложил ее на ковер рядом с собой. Его руки и губы касались ее нежно, неторопливо, а янтарные глаза говорили ей, как она прекрасна и желанна. Кончиками пальцев она пробежала по его спине, плечам, широкой груди, плоскому животу и вскрикнула. И он улыбнулся ее нетерпению, а потом глубоко вздохнул, ощутив ее всем телом.

Наконец не в силах больше переносить сладостную боль, она привлекла его к себе, чувствуя, что умрет, если он сейчас же не возьмет ее!

Они вместе испытали пик наслаждения. Теперь для них не существовало ничего – ни прошлого, ни будущего, только их любовь, древняя, как время, и новая, как рассвет следующего дня.


И снова Рэйчел проснулась в своей постели, не имея ни малейшего представления о том, как до нее добралась. Но нынешним утром она не чувствовала ни стыда, ни угрызений, ни сожаления о случившемся накануне. Ее согревало только ощущение безмерного тепла.

Томно потянувшись, она выглянула в окно и тяжело вздохнула – радость ее испарилась, будто ее и не было. Буря окончилась, и на востоке всходило яркое солнце. Резко повернувшись, она с ожесточением ударила кулаком по подушке. Сегодня Тайри уедет. В ее мозгу уже звучало продолжение – «домой к Аннабелле», и слова эти, произносимые мысленно снова и снова, наполнили ее горьким отчаянием. Как могло случиться, что она забыла об Аннабелле?

Рэйчел медленно оделась, стараясь по возможности оттянуть момент, когда придется спуститься вниз и узнать, что Тайри уже уехал. Пока она оставалась здесь, она могла убеждать себя, что он внизу, на кухне, пьет кофе с ее отцом.

На случай, если он все еще в доме, она тщательно причесалась и чуть подкрасила губы. Расправив плечи, Рэйчел двинулась вниз по лестнице. Если он уехал, то тут уже ничего не поделаешь, но если он все еще здесь, она не станет терять драгоценное время.

Когда, войдя в кухню, она увидела сидящего за столом Тайри, радость так и забурлила в ней. Кажется, он не очень спешит вернуться на ранчо Уэлшей, а предпочитает проводить утро на кухне, болтая с ее отцом и поглощая чашку за чашкой черный кофе.

Рэйчел оставила их вдвоем, а сама занялась обычной утренней работой по дому. Почему-то, прибирая в комнатах, она напевала и вдруг поймала себя на мысли, что с тех пор, как несколько месяцев назад Тайри покинул их ранчо, ей ни разу не захотелось петь.

Черт бы побрал этого Логана Тайри! Почему он оказался единственным мужчиной, способным зажечь в ее душе страсть? Почему она никогда не испытывала дрожи восторга, когда ее обнимал Клинт? А при одном взгляде Тайри, искоса брошенном на нее, кровь ее начинала кипеть, а сердце бешено колотиться, будто дикий зверек в западне?

Она гадала обо всем этом, пока застилала постели и вытирала с мебели пыль. Скоро Тайри вернется на свое рабочее место, к сладострастным чарам Аннабеллы. А ранчо Хэллоранов сейчас на краю гибели, скоро его совсем сотрут с лица земли. У них не осталось никаких животных, кроме верховых лошадей, нескольких свиней да кур, не осталось наличных денег, так же, как и надежд на будущее. Но она все-таки пела, потому что в доме был Логан Тайри!

Она скучала по нему. Когда он сбежал к Аннабелле Уэлш и начал работать на нее, она изо всех сил старалась его возненавидеть, напоминала себе о том, что он убийца, наемник без чести и совести. Он обещал жениться на ней, а потом передумал, не объяснив причины и сказав только, что Аннабелла сделала ему более выгодное предложение. Он уехал, ушел из ее жизни, не бросив на нее прощального взгляда, не дав никаких объяснений своего поведения, не извинившись. А теперь без всякой причины и объяснений появился снова, грозя опять нарушить покой ее сердца. Это несправедливо!

И все же в первый раз за много месяцев на сердце у Рэйчел было легко, она чувствовала себя счастливой и знала этому причину. И все это только потому, что Логан Тайри сидит в ее доме на кухне. Одно только сознание того, что он поблизости, вливало в нее радость жизни и силы, и она торопилась закончить дела, все еще боясь, что он уедет не попрощавшись.

Задыхаясь, она ворвалась в кухню, но Тайри все еще был там. Он сидел, скрестив длинные ноги и сдвинув шляпу на затылок, и, похоже, чувствовал себя весьма уютно.

Когда Рэйчел проходила мимо, направляясь к стойке, чтобы нарезать яблоки для пирога, рука Тайри потянулась к ней и слегка коснулась ее руки. Его прикосновение было как удар электрического тока.

– Не знаю, что мы будем делать, когда придет весна, – тем временем говорил ее отец. – Я порядочно задолжал Морту Уокеру. Я собирался выплатить ему долг, продав на следующий год телят, но теперь… – Хэллоран пожал плечами и уставился в окно. Лоб его избороздили морщины. Если Лью Харрис из Скотоводческого банка не согласится на продление ссуды, им придется продать ранчо, чтобы выплатить деньги по закладной. А здесь похоронена Эллен! И Томми тоже. Корни Рэйчел были здесь, в этой земле. Это был единственный дом, который она знала в жизни. Они не могут уехать отсюда. Они просто не могут этого сделать.

Хэллоран что-то пробормотал о том, что ему надо пойти проведать лошадей, и вышел из дома. Шаги его были тяжелы. Так же как и его мысли.

Рэйчел изо всех сил сосредоточилась на начинке для пирога и тесте, которое смешивала в миске. Но ей мешал взгляд Тайри, который она чувствовала спиной, и то, что они оказались одни в доме. Только что она желала, чтобы он оставался здесь, и радовалась его присутствию, сейчас же хотела только, чтобы он уехал как можно скорее и вся эта мука кончилась.

Она услышала скрип стула, и руки ее задрожали. Тайри стоял у нее за спиной. Она чувствовала это, и внезапно тело ее сковало напряжение: она ждала, что он обнимет ее. Но этого не произошло.

Она резко обернулась. Его желтые кошачьи глаза удерживали ее взгляд, они были полны желания, и Рэйчел почувствовала, что ее колени вот-вот подогнутся. А он протянул руку и дотронулся до нее. И вновь ее охватила паника: она знала, что не в силах противиться ему. Она почувствовала, что ступни ее будто приросли к полу, и качнулась к нему, не в силах укротить мощный порыв своего сердца.

Поцелуй Тайри был нежным, руки его слегка касались ее плеч, когда он легонько потянул ее к себе. Казалось, время остановилось, и Рэйчел хотелось еще растянуть это мгновение, хотелось оставаться в его объятиях навсегда.

Чертыхнувшись, Тайри отвернулся, отошел к задней двери и вышел. Рэйчел провожала его взглядом, не в силах вымолвить ни слова, потом опомнилась и выбежала за ним следом, выкрикивая его имя.

Тайри подождал, пока она поравняется с ним. Тогда он повернулся к ней, и лицо его было холодным.

– Я люблю вас, – стремительно выпалила Рэйчел. – Пожалуйста, не возвращайтесь к Аннабелле.

– Не тратьте свою любовь на меня, Рэйчел, – резко перебил ее Тайри. – Я ее не стою.

– Стоите!

– Нет. Я именно такой, каким вы меня считали с самого начала, когда я только здесь появился.

– Не верю этому. Больше не верю.

– Но тогда-то верили.

– Пожалуйста, останьтесь, Тайри! Я сделаю вас счастливым. Я буду жить ради вас и умру за вас. Только не уезжайте!

– Рэйчел, я…

Он тихонько чертыхнулся. Любовь, светившаяся в ее глазах, согревала его, проникала в его душу до самого дна, как лучи летнего солнца. Рэйчел походила сейчас на ребенка, который верит, что если очень сильно чего-нибудь пожелает, то случится чудо и он получит это.

Тайри смотрел в ее умоляющее лицо. Он не собирался заниматься с ней любовью. Он хотел только увидеть ее, убедиться, что она и ее отец живы и здоровы. Даже когда в первый раз поцеловал ее вечером, не ожидал ничего, но она была полна страсти, ее руки обвились вокруг его шеи. То, что случилось в ту ночь, а затем и в следующую, тогда казалось правильным, естественным и неизбежным. Но теперь, когда он должен был вернуться к Аннабелле, все происшедшее представлялось ошибкой.

Чувствуя себя презреннейшим из негодяев, Тайри отвернулся и поспешил к конюшням. Рэйчел за ним не последовала.


Когда Аннабелле стало известно, где Тайри пережидал бурю, она пришла в ярость. Она бушевала три дня, называя его такими словами, которых порядочным женщинам и знать-то не положено, не говоря уж о том, чтобы произносить их вслух. Тайри дал ей возможность излить свой гнев, пока она не выпустила весь пар.

Утром четвертого дня он сказал ей:

– Я еду в город. Тебе что-нибудь нужно?

– В город? – подозрительно осведомилась Аннабелла. – Зачем?

– Не думаю, чтобы тебя касалось, как я провожу свой досуг, – ухмыляясь, процедил Тайри, отчего в глазах ее снова вспыхнул гнев.

– Ну, тут-то ты заблуждаешься, – вскричала Аннабелла. – У тебя не может быть никакого досуга. Я купила все твое время, стрелок. И заплатила за него. Не забывай об этом.

– Ладно, – пробормотал Тайри, смущенный ее правотой. – Я рано вернусь.


Морт Уокер был маленьким человечком с румяным лицом, круглыми голубыми глазами и бачками табачного цвета. Он бросил на Тайри подозрительный взгляд, но тот вложил ему в пухлую маленькую ручку пачку купюр и попросил считать, что долг Джона Хэллорана выплачен полностью, а также помалкивать, откуда взялись деньги.

– Да, мистер Тайри, – согласился Уокер смиренно. – Я не стану с вами ссориться.

– Мы и не поссоримся, пока ты будешь держать язык за зубами.

Лью Харрис, напротив, был высоким и полным чувства собственного достоинства джентльменом с гривой серебряных волос и глазами цвета олова. Он с готовностью принял от Тайри в счет долга Хэллорана, но запротестовал, когда Тайри предложил ему хранить в тайне их источник и не упоминать его имени.

– Мне придется как-то объяснить мистеру Хэллорану, откуда деньги, – с жаром возразил Харрис.

– Можете сказать ему что угодно, – ответил Тайри с кривой усмешкой. – Все, кроме правды.

– Но не потребуете же вы, чтобы я лгал? – вспыхнул возмущенный Харрис.

– Меня это не касается, – предупредил Тайри. – Главное, чтобы Хэллоран не знал, откуда взялись деньги. А если он все-таки дознается, я к вам вернусь.

Угроза Тайри вернуться произвела надлежащее действие.

– Хорошо, – кротко согласился Харрис. – Я что-нибудь придумаю.

Удовлетворенный своими успехами, Тайри заглянул в салун «У Баушер» и скоротал там остаток дня. Он знал, что Аннабелла впадет в ярость и устроит скандал, если узнает, кто помог Хэллорану, но ему было все равно. Аннабелле очень шло, когда она бесновалась. Вероятно, потому она и устраивала скандалы так часто.

Он вернулся на ранчо после полуночи. В комнате Аннабеллы горел свет, и он вошел к ней без стука, собираясь отдать полученную для нее в городе почту. Увидев вынырнувшую из-под одеяла рыжую голову Моргана Ярнелла и его лицо, хранившее овечье и вместе с тем самодовольное выражение, он усмехнулся.

– Прошу прощения, – пробормотал Тайри. Он подавил желание расхохотаться, пятясь вышел и закрыл за собой дверь.


Ранним утром следующего дня к нему подошел Ярнелл с самодовольной улыбкой на красивом молодом лице. В его глубоко посаженных карих глазах Тайри прочел вызов.

– В следующий раз стучись, прежде чем войти, – сказал Ярнелл жестко.

– Что заставляет тебя думать, что этот следующий раз наступит? – поинтересовался Тайри.

– С тобой у нее все кончено, – нагло заявил Ярнелл. – Теперь при Аннабелле буду я. А ты вышел из игры.

– Вот как?

– Ты меня слышал? – Ярнелл раздувался от гордости, как индюк.

Тайри с безразличным видом пожал плечами.

– Я слышал и то, что ты считаешься самым быстрым стрелком, но не уверен, что это на самом деле так.

– Ты только назови время и место, – вызывающе заявил Ярнелл. – А уж я там буду.


Наступило воскресенье. Тайри спал допоздна и проснулся от звука выстрелов. Первой его мыслью было, что на ранчо напали, но потом он понял, что ребята практикуются в стрельбе в цель, просто чтобы скоротать время.

Поднявшись, Тайри натянул штаны и сапоги, направился на кухню и налил себе кружку кофе. Затем вышел на веранду.

Во дворе Ярнелл и трое других ковбоев стреляли по бутылкам, расставленным в ряд на верхней перекладине кораля.

С профессиональным интересом Тайри наблюдал, как Ярнелл выхватывает револьвер, целится и стреляет. Он действовал быстро и не промахнулся ни разу. Остальные тоже стреляли недурно, но попадали в цель девять раз из десяти и выхватывали свое оружие из кобуры чуть медленнее, чем следовало бы. Но главное, они не обладали врожденной быстротой реакции, тем удивительным свойством, что было у Ярнелла. И, разумеется, у Тайри.

Ярнелл обернулся, ожидая увидеть на веранде Аннабеллу. Приветливое выражение его лица тотчас же изменилось, когда он заметил Тайри.

– Хочешь попытать счастья, стрелок? – с ухмылкой поинтересовался Ярнелл.

– Только ребятишки тратят время на то, чтобы похваляться друг перед другом, – ответил Тайри презрительно.

– В чем дело, старина? – спросил Ярнелл насмешливо. – Опасаешься, что я окажусь сноровистее тебя? Или боишься промахнуться?

Тайри фыркнул.

– У тебя очень острый язык. Мелешь ты им лучше некуда. Это уж точно. Тебе уже приходилось заговаривать до смерти своих врагов?

Когда остальные ковбои расхохотались, Ярнелл покраснел так, что у него даже уши вспыхнули. Он вспыльчивый малый, размышлял Тайри, и может быть опасным.

– Я уложу тебя в любом месте и в любое время, – закричал Ярнелл. – Только назови его!

– Ах вот как?

– Именно так!

Ярнелл сделал шаг вперед, держа в руках свои револьверы, в его кофейно-карих глазах блеснуло предвкушение мести.

– Я могу переплюнуть тебя, старина, – похвастался он. – И готов доказать это здесь и сейчас.

И это бы, возможно, случилось, не появись Аннабелла.

– А ну-ка прекратите эту свару, вы оба! – скомандовала она, раздраженная их ребяческой перепалкой. – Возле Столовой горы появились скваттеры. Не знаю, как они пробрались сюда по снегу, но я хочу от них избавиться. – Зеленые глаза Аннабеллы впились в лицо Тайри. – И на этот раз я хочу, чтобы они были убиты.

Тридцатью минутами позже двое вооруженных всадников выехали со двора ранчо. Ярнелл держал себя будто рыцарь, отправляющийся на битву: глаза его горели от возбуждения, на тонких губах играла полная угрозы улыбка.

Тайри свободно сидел в седле, кожей чувствуя, как Ярнеллу хочется пустить в дело свои револьверы 44-го калибра. Он похож на волка, невесело думал Тайри, учуявшего свежую кровь.


Человек, за которым они охотились, оказался обладателем красивой жены и шестерых ребятишек с соломенными волосами. Они жили в старом фургоне, знававшем лучшие дни. Когда Тайри и Ярнелл подъехали к лагерю, женщина помешивала какое-то варево в горшке, мужчина колол дрова. Дрова, принадлежавшие Аннабелле, невольно отметил про себя Тайри, потому что на этот раз скваттеры и впрямь оказались на землях Уэлшей.

Дети помогали отцу и весело болтали, обдирая ветви с поваленных им деревьев. Мальчик лет трех собирал в кучку щепки.

Мужчина первым увидел всадников. У него были светло-карие глаза, и в них Тайри заметил страх, появившийся, как только посланники Аннабеллы осадили лошадей возле их фургона. Глава семьи кинул взгляд на свою винтовку, прислоненную к бревну футах в пятнадцати – увы, безнадежно далеко от него.

Женщина бросила на мужа тревожный взгляд. И на ее лице был ясно заметен страх. Испуганно глядели ее ясные голубые глаза. У нее были длинные рыжевато-каштановые волосы, а фигура, туго обрисовывавшаяся платьем, была еще крепкой и стройной, несмотря на то что она дала жизнь полдюжине детей.

– Эта земля принадлежит ранчо Уэлшей, – заявил Ярнелл. – Вас сюда не приглашали.

– Мне сказали, что она ничья, – мягко возразил мужчина. – И я собираюсь здесь обосноваться.

– А я собираюсь тебя здесь похоронить, – пригрозил Ярнелл. Его рука не спеша потянулась к револьверу у левого бедра.

Внезапно раздался звук выстрела: пока длился разговор, женщина вытащила из-под передника пистолет и спустила курок. Пуля задела Ярнеллу щеку, он вскрикнул от боли и удивления и с яростью уставился на женщину.

Теперь уже мужчина рванулся к своей винтовке, лицо его побелело от ужаса.

С проклятием Тайри выхватил револьвер и выстрелил мужчине в плечо, тот упал на землю, а старший мальчик, долговязый паренек лет шестнадцати, бросился к винтовке отца и прицелился в Тайри.

– Не делай этого, малыш, – предупредил его Тайри.

Покачав головой, мальчик взвел курок старенькой винтовки. Палец его, лежавший на спусковом крючке, побелел, лицо было залито слезами.

Тайри тихонько выругался, прицеливаясь из «кольта» в правое плечо парнишки. Грязное это дело – стрелять в детей, думал он, даже если вы и не собираетесь их убивать.

Он уже нажимал на курок, когда увидел, как на груди мальчика расцветает ярко-красное пятно. Лицо мальчишки выразило безмерное удивление, когда пуля Ярнелла вонзилась ему в сердце. По его худенькому телу пробежала судорога, и он затих, уставясь бледно-голубыми широко раскрытыми глазами в пространство.

Тайри обернулся к Ярнеллу, его желтые глаза метали молнии.

– Никогда больше не делай этого, – предупредил он его голосом, охрипшим от гнева.

Ярнелл казался удивленным.

– Я же только спасал твою жизнь! – воскликнул он.

– Я убивал своих врагов, когда ты еще ходил в коротких штанишках, – сказал Тайри холодно. – Думаю, я и дальше смогу обойтись без твоей помощи. Возможно, ты именно так заслужил репутацию великого стрелка, – сказал Тайри, презрительно усмехнувшись, – может, именно этим ты постоянно хвастаешься. Тем, что убиваешь детишек.

– Любой человек с револьвером в руке достоин пули, – дерзко ответил Ярнелл.

– Вот как? – Голос Тайри был холодным, как лед, и мягким, как шелк. – Вот и у меня в руке револьвер.

Ярнелл принял вызов без колебаний. Он уже положил палец на спусковой крючок своего «кольта», когда выстрел Тайри вышиб его из седла.

– Честная игра, – пробормотал Тайри сквозь зубы. – Давайте-ка, леди, – сказал он женщине, пряча револьвер в кобуру, – помогите своему старику.


Аннабелла была не в восторге от известия о смерти Ярнелла. За последние несколько недель она успела привязаться к молодому головорезу, насколько вообще была способна к кому-нибудь привязаться. Она предпочла бы видеть в своей постели Тайри, но Ярнелл был искусным любовником, к тому же его легче оказалось прибрать к рукам. Сидя в гостиной вечером того же дня, она напустилась на Тайри, и бранила, и поносила его до тех пор, пока Тайри не отвесил ей крепкую пощечину.

– Считай это моим прошением об отставке, – процедил он.

Ошеломленная ударом, Аннабелла подняла руку к покрасневшей щеке. До сих пор ни один мужчина не осмеливался ударить ее.

– Ты об этом пожалеешь, – прошипела она.

– Я за последнее время уже о многом пожалел, – ответил Тайри, пожимая плечами. – Только не забывай об одном: если с Рэйчел или ее стариком случится что-нибудь худое, я вернусь и вытряхну душу из твоей хорошенькой шкурки.

– Вернись! – крикнула Аннабелла, видя, что он направляется к двери. – От меня еще никто сам не уходил! Никто меня не бросал! Никто! Черт бы тебя побрал, Тайри, ты еще пожалеешь, что родился на свет!

Глава 17

Когда Тайри покидал ранчо Уэлшей, настроение у него было отличное. Наконец-то он снова принадлежит самому себе, не связан никакими узами, свободен как ветер.

Тронув пятками бока серого, он направил его на восток, к каньону Сансет, к местам обитания индейцев Мескалеро. Может быть, он найдет надежное убежище, побудет там, пока не решит, что делать дальше. Как хотелось увидеть снова свой народ, пожить, как бывало, послушать старые песни!

Он проехал уже добрых три мили, когда вдруг остановил своего жеребца в тени желтого утеса. Рэйчел. Он тихонько чертыхнулся, вспомнив о ночах, проведенных с нею. Аромат ее волос, ее тепло, вкус ее поцелуев – все это было еще так свежо в его памяти! Он понял, что непременно должен увидеться с нею. Возможно, если она все еще этого хочет, они могут пожениться, даже завести нескольких ребятишек, пока еще не слишком поздно…

Тайри нахмурился и пустил своего серого шагом. Прежде он никогда не думал о старости, но внезапно осознал, что ему уже тридцать пять. Возраст по всем меркам еще не критический, но для человека, ведущего такую жизнь, как он, достаточно зрелый. Он тихонько присвистнул, подумав о том, каково это для него – жениться снова. Он никогда об этом серьезно не задумывался, даже в ту ночь, когда в домишке Джоргенсенов Рэйчел просила его оставить в покое Ларкина и его приятелей.

Но теперь мысль об оседлой жизни вместе с Рэйчел не показалась ему такой ужасной и, направляя серого к ранчо Хэллоранов, он улыбался. Подумать только: Логан Тайри, бродяга, убийца, беглый заключенный – и вдруг станет семейным человеком!


Рэйчел открыла дверь, свежая и прекрасная, как вешний день, и Тайри почувствовал, как в горле у него образовался комок. Черт возьми, даже от одного взгляда на нее становилось хорошо на душе.

– Тайри, – пробормотала Рэйчел смущенно. – Что-нибудь случилось?

– Нет. Могу я войти?

На мгновение Рэйчел заколебалась, ощущая бешеное биение своего сердца, потом широко распахнула дверь.

– Входите. Я как раз собираюсь печь пирог. Хотите кофе?

– Конечно.

Он последовал за ней в кухню и опустился на стул, а она тем временем достала с полки чашку и налила ему дымящегося черного кофе.

Рэйчел не знала что и думать. Она спиной чувствовала взгляд Тайри, пока наливала тесто для пирога в форму и ставила ее в духовку, затем, не выдержав, обернулась.

– Что… почему вы здесь? – спросила она с тревогой. – Вас послала Аннабелла?

– Я больше не работаю на Аннабеллу, – сказал Тайри спокойно. – Я уехал от нее сегодня.

Улыбка Рэйчел, казалось, озарила всю кухню. Она засияла. Наконец-то ее молитвы услышаны! Она, конечно, умирала от желания узнать, почему Тайри покинул ранчо Уэлшей, но интуиция подсказывала ей, что не стоит проявлять излишнего любопытства и лезть не в свое дело. Он скажет ей, почему бросил Аннабеллу, в свое время, а если и не скажет, то какое для нее это имеет значение? Он здесь, и это единственное, что ей важно.

Когда Тайри потянулся к ней, она с готовностью вошла в его объятия и подняла полное ожидания и нетерпения лицо навстречу его поцелую. И только вздохнула, когда он наконец прижал ее к себе.

Тайри улыбнулся, прижавшись губами к волосам Рэйчел.

Однажды он спросил ее, неужели она считает, что любовь хорошей женщины может исправить его? Как ни странно, пожалуй, ей это удалось.

– Вы все еще хотите за меня замуж? – спросил Тайри хрипло.

– Да, – ответила Рэйчел, не помня себя от счастья. – О да!

– В таком случае назначьте день, а я после обеда поговорю с вашим стариком.

Джона Хэллорана, казалось, не удивило, что в этот вечер за обеденным столом с ними сидел Тайри, не смутило его и желание Тайри жениться на Рэйчел. Он радостно и охотно дал им свое благословение, и Рэйчел назначила дату свадьбы – 25 мая. Этот день должен был наступить через три месяца.

С этого момента Рэйчел не переставала улыбаться. Все в ней пело, она будто парила над землей, все, что она делала, давалось ей легко, и глаза ее непрерывно сияли счастьем. Поцелуй Тайри вечером перед сном был для нее гарантией счастливой ночи, поцелуй утром задавал тон всему дню. Ей было радостно видеть, как он сопровождает ее отца по землям их ранчо, узнавая от него азы скотоводства и ведения хозяйства.

Вечерами, после обеда, Тайри сидел в гостиной с ее отцом, изучая бухгалтерские книги, обсуждая с Джоном необходимость нанять на лето работников.

Однажды во время одной из таких бесед Хэллоран заметил:

– Забавная история. Кто-то выплатил за меня долг Скотоводческому банку. Кто-то также заплатил за меня в магазине.

– Правда? – пробормотал Тайри.

– Да, и если бы не это, нас бы выгнали из дома. Я полагаю, вы и понятия не имеете, кто мог уладить мои дела в городе?

– Хоть убейте, не знаю, – пробурчал Тайри. – Заниматься благотворительностью не мое амплуа.

– Пожалуй, – согласился Хэллоран и посмотрел Тайри прямо в глаза. – Все же если бы я знал, кто это, то мог бы выразить ему свою признательность. Он спас нас.

– Вне всякого сомнения, это какой-нибудь доброхот из горожан, – предположил Тайри.

– Ладно, ладно, – добродушно согласился Хэллоран. – Пусть будет по-вашему. Но если вам доведется узнать, кто это, передайте ему благодарность от старого Хэллорана.


В воскресенье утром они все отправились в церковь. На неделе Тайри съездил в город и купил коричневые штаны, пару новых сапог и новый «кольт». Когда он надел эти коричневые штаны, темно-коричневую рубашку и пиджак, Рэйчел подумала, что в обновках он выглядит еще красивее, чем обычно. Но вдруг она нахмурилась.

– Вам обязательно идти в церковь с револьвером? – спросила она.

Тайри кивнул, и по выражению его глаз она поняла, что лучше не спорить.

– Хорошо, – согласилась она. – Я понимаю. Тайри улыбнулся.

– Однажды я повешу его на стену, – пообещал он. – Но пока это время еще не настало.

– Я подожду, – сказала Рэйчел, отвечая на его улыбку. – Но я ловлю вас на слове.

– Я и не сомневаюсь.

Пожилые леди смотрели на Тайри с тем же неодобрением, что и раньше, но Тайри, следуя за Рэйчел и Хэллораном к их скамье, улыбался и приподнимал шляпу. А улыбка Тайри, если не была холодной или насмешливой, могла очаровать кого угодно. Так что несколько городских матрон подумали, что, возможно, неверно судили о нем. Да и разве если бы он был таким отпетым негодяем, он бы понравился Рэйчел? А он ей нравился, это не оставляло ни малейших сомнений. Это и слепому было заметно. Она ни на минуту не спускала с него глаз, и в них сияло такое обожание, что некоторые дамы взглянули на Логана Тайри внимательнее. И заметили, что он не только в известном смысле джентльмен, но и красив, чертовски красив!

Конечно, не в общепринятом смысле этого слова, но как-то по-своему чрезвычайно привлекателен.

– Если вы будете так улыбаться этим дамам, – поддразнила его Рэйчел, – они скоро начнут есть у вас из рук. – Она сжала руку Тайри. – Но не забудьте при этом, что первой вас заметила я.

Выходя из церкви, Тайри тоже был само обаяние. Он снова кланялся дамам, приподнимая шляпу, пожимал руки мужчинам, наговорил кучу любезностей преподобному Дженкинсу, восхваляя прекрасную проповедь, и улыбался Кэрол-Энн пленительной улыбкой.

Кэрол нерешительно улыбнулась в ответ и направилась к Рэйчел.

– Кэрол-Энн! – обрадовано воскликнула Рэйчел. – Я везде тебя искала! Угадай, что произошло! Мы с Тайри в мае поженимся!

Тайри добродушно улыбнулся Кэрол-Энн, когда та выпалила:

– О! Нет!

– Я думала, ты за меня порадуешься, – сказала Рэйчел холодно, уязвленная неодобрением подруги, которого та даже не сумела скрыть.

– Прости, Рэйчел, – смущенно пробормотала огорченная Кэрол-Энн. – Право же, это такая неожиданность. Я… поздравляю вас обоих.

Умиротворенная, Рэйчел сказала:

– Ты будешь моей подружкой на свадьбе. Согласна?

– Конечно. – Кэрол-Энн искоса бросила взгляд на Тайри. И что Рэйчел в нем нашла? Наемный убийца! Совсем недавно в салуне «У Баушер» он застрелил четверых. Все говорили, что он также убил Джоба Уэлша. Встретившись глазами с Тайри, она виновата покраснела и отвернулась.

– Сможешь приехать ко мне в следующую пятницу? – спросила Рэйчел, снова возбуждаясь в предвкушении предстоящего торжества. – Ты поможешь мне выбрать фасон и цвет платья. О, у меня столько дел! Так поможешь?

– Конечно, помогу. Увидимся в пятницу. Всего доброго, мистер Хэллоран, мистер Тайри.

Подсаживая Рэйчел в кабриолет, Тайри нахмурился.

– Ты, надеюсь, не собираешься превратить нашу свадьбу в грандиозный бал? А?

– Ну, торжество не будет слишком пышным, – пообещала Рэйчел, разглаживая юбку на бедрах. – Но я хочу, чтобы мы все-таки это отпраздновали. В конце концов о хорошей свадьбе мечтает каждая девушка с той минуты, как начинает понимать разницу между девочками и мальчиками.

– Да уж, девочки совсем другие, это точно! – пробормотал Тайри, усаживаясь рядом с Рэйчел.

Когда экипаж Хэллоранов выезжал из города, все головы поворачивались вслед, и многие молодые женщины, особенно одинокие, недоумевали, почему до сих пор они считали Логана Тайри угрюмым и невоспитанным, не заслуживающим их внимания деревенщиной. Ведь на самом деле он был джентльменом. К тому же очень и очень красивым, особенно когда улыбался. По дороге домой Джон Хэллоран не скрывал своего хорошего настроения.

– Черт возьми, Тайри, – хмыкнул он, – никогда не предполагал, что в вас столько обаяния! Думаю, Рэйчел права: скоро миссис Фэйрчайлд, Дороти Монахан и все остальные старые кошки пригласят вас на воскресный обед.

Слова Хэллорана оказались пророческими. Однажды грозная миссис Фэйрчайлд зажала Рэйчел в углу магазина Торнгуда и пригласила на следующее воскресенье после проповеди к обеду ее и ее молодого человека.

Рэйчел вежливо поблагодарила и согласилась, а потом всю неделю нервничала, опасаясь, что вечер обернется неприятностями.

В тот день она оделась особенно тщательно, выбрав голубое муслиновое платье с пышными рукавами, квадратным вырезом и широкой юбкой. Тайри выглядел великолепно в коричневых штанах и винно-красной рубашке.

Страхи Рэйчел быстро улеглись: Тайри как нельзя лучше играл роль сельского сквайра. Рэйчел с трудом удерживалась от смеха, когда он галантно прикладывался к пухлой розовой ручке миссис Фэйрчайлд.

Старая леди краснела при этом до корней седых тщательно уложенных волос, а Тайри продолжал при этом расточать обаяние. С этого вечера Тайри завоевал симпатию Сельмы Фэйрчайлд, и она уже не находила в нем никаких недостатков.

Рэйчел в изумлении слушала, как Тайри вежливо удовлетворял любопытство миссис Фэйрчайлд, отвечая на ее не слишком деликатные вопросы о его прошлом. Конечно, в основном его ответы были ложью. Его прошлое было полно боли и не подлежало обсуждению за обедом. Но по крайней мере он не скрывал того, что остался сиротой и был воспитан католическими монахинями. Он, конечно, воздержался от упоминании того факта, что его отец был конокрадом и индейцем-полукровкой, а мать шлюхой. Не распространялся он также о своей жизни с индейцами, хотя признался, что в его предках текла капелька индейской крови.

В следующее воскресенье им пришлось повторить весь этот ритуал заново, на этот раз в доме Дороти Монахан. И так случилось, что следующие пять воскресений они обедали в пяти разных домах, и городские матроны как бы передавали из рук в руки Рэйчел и ее поклонника. В результате общественное мнение оказалось таково: несмотря на свое не слишком благородное прошлое, Логан Тайри оказался джентльменом и завидной добычей.

В последовавшие за этим недели Кэрол-Энн проводила много времени на ранчо Хэллоранов, помогая Рэйчел в подготовке свадьбы. Уединившись в спальне Рэйчел, девушки часами шили. Кэрол-Энн выбрала себе платье из бледно-розового шелка с высоким пышным воротником, пышной юбкой и длинными, отделанными кружевом рукавами. Свадебное платье Рэйчел представляло собой образец изящества, простоты и элегантности. Оно было из белой тафты, без рюшей и оборок. Единственным его украшением было прелестное белое кружево, присобранное вокруг шеи и на манжетах. Фата доставала до самого пола и напоминала белое облако.

– Помнишь, как мы мечтали о наших будущих мужьях? – поинтересовалась Кэрол-Энн в один из сумрачных занятых шитьем дней. – Я всегда хотела выйти за банкира или адвоката, темноволосого и кареглазого, который считал бы меня самой замечательной девушкой на свете. А ты всегда предпочитала блондинов с голубыми глазами, как раз таких, как Клинт.

– В жизни не всегда получается так, как мы планируем, – заметила Рэйчел, продевая нитку в иголку. – Я и не представляла, что полюблю кого-нибудь подобного Тайри. Я всегда считала, что выйду замуж за Клинта, но понимаешь… Ты понимаешь, что я имею в виду? Я люблю его, но не влюблена в него. И он никогда не станет для меня больше, чем добрым другом.

– Каким он был всегда по отношению ко мне, – задумчиво сказала Кэрол-Энн. – А мне бы так хотелось, чтобы он стал для меня чем-то большим.

Рэйчел с изумлением уставилась на подругу:

– О, так ты влюблена в Клинта, да? А я и не представляла! Почему ты мне никогда не говорила об этом?

Кэрол-Энн пожала плечами.

– Клинт всегда предпочитал тебя. Все это знают. И я полагала, что и ты к нему неравнодушна. Ты же моя лучшая подруга, Рэйчел! Как же я могла даже думать о Клинте, когда считалось, что он ухаживает за тобой?

– Но теперь-то путь свободен, – сказала Рэйчел, обнимая Кэрол-Энн. – Ты когда-нибудь давала понять Клинту, как к нему относишься?

– Конечно, нет! – воскликнула Кэрол-Энн, оскорбленная одним только предположением Рэйчел, что подобное могло произойти. – И ты не смей ему говорить об этом ни слова, обещаешь?

– Обещаю, но, думаю, что ты делаешь большую ошибку. Ты должна как-то дать понять, что интересуешься им.

– Я никогда не посмею этого сделать, – ответила Кэрол-Энн, качая головой. – Просто не смогу и все тут. Это он должен сделать первый шаг. А этого никогда не случится.

Со вздохом Рэйчел вновь занялась платьем. Кэрол-Энн была хорошенькой, но слишком застенчивой девушкой, и в большинстве случаев мужчины не замечали ее. Клинту она бы подошла идеально, размышляла Рэйчел. Они были очень похожи: оба нежные, доброжелательные, дружески настроенные ко всем окружающим, любители читать и слушать музыку.

Отвлекшись от мыслей о Кэрол-Энн и Клинте, Рэйчел переключила свои мысли на Тайри. «У нас так мало общего!» – думала она. Не было и намека на сходство в их происхождении и воспитании, в интересах. По правде говоря, она и не знала, чем, собственно, интересуется Тайри. Известно было только, что он любит покер, виски и длинные черные сигары. Он никогда не упоминал, что хочет иметь собственный дом, завести детишек. Ей было неведомо, любит ли он читать, путешествовать, лелеял ли когда-нибудь честолюбивые замыслы, хотел ли он стать чем-то большим, чем стал.

Вшивая рукав, Рэйчел поклялась себе, что непременно узнает, что он любит, и будет неуклонно стремиться дать ему это. Возможно, если копнуть поглубже, окажется, что у них больше общего, чем одна только яростная страсть, сжигавшая их обоих.


Новость о помолвке Рэйчел не всем пришлась по вкусу. Аннабелла Уэлш была в ярости: она злилась на Тайри и при каждом удобном случае при всех и каждому по отдельности объявляла, что ненавидит его. И все же ей не хотелось, чтобы им завладела Рэйчел Хэллоран.

Сидя в одиночестве у себя дома, Аннабелла не сводила невидящего взора с незажженного камина – ее прекрасный лоб был нахмурен, что свидетельствовало о напряженной работе мысли.

Ее соглашение с Тайри расторгнуто, а это значит, что она вольна поступать с Хэллораном как ей угодно. Время честных игр прошло. Но прежде чем приняться за Хэллорана, следовало избавиться от Тайри. Ведь он обещал до нее добраться, если она нанесет вред Хэллоранам. И это, она уверена, не было пустыми словами, с этим нельзя было не считаться. Если она нанесет ущерб, повредит Рэйчел или ее отцу, Тайри заставит ее заплатить за это.

Прищурившись, Аннабелла машинально потерла щеку, вспоминая боль и унижение, которые она испытала, когда Тайри отвесил ей оплеуху. В тот же день он покинул ее. И она поклялась, что он за это заплатит, и заплатит дорого…


Клинт Уэсли наблюдал за приготовлениями к свадьбе Рэйчел с гневом и ревностью. Он более двух лет наносил ей визиты, ухаживал за ней на свой манер – робко и застенчиво, и надеялся, что наступит день, когда она согласится стать его женой. Он провожал ее в церковь, на вечера, танцы. Они гуляли при лунном свете. Он по крайней мере раз в неделю обедал на ранчо Хэллоранов, но их отношения будто застыли на мертвой точке. И вот на сцене появился Тайри. Черт бы его побрал!

Глядя на улицу из окна тюремного здания, Уэсли нахмурился, и его рука невольно погладила рукоять револьвера, торчащую из кобуры. Он уже несколько месяцев практиковался в стрельбе и теперь достаточно стремительно выхватывал свой «кольт» из кобуры, и движения стали ровными и быстрыми.

Но достаточно ли быстрыми? Вот в чем вопрос.

Глава 18

Весеннего бала горожане ждали с большим волнением, чем любого другого торжества. Обычно на него приглашали всех жителей долины, и все они непременно являлись. На одну эту ночь забывали старые обиды и вражду, прощали мелкие разногласия и ссоры, ни словом не упоминали о долгах, главное было как следует повеселиться.

Одеваясь на бал, Рэйчел тихонько мурлыкала себе под нос песенку. Хорошо чувствовать себя молодой и влюбленной! Вертясь перед зеркалом, Рэйчел с радостью убедилась, что этот цвет действительно ей очень идет. Темно-сиреневый волшебно оттенял и подчеркивал ее кремовую кожу, и она сияла и светилась, а глаза казались фиалковыми.

Набросив на обнаженные плечи светлую шерстяную шаль, Рэйчел поплыла вниз, по ступенькам. У подножия лестницы ее ждал Тайри. Его длинные ноги казались еще стройнее в плотно облегающих коричневых брюках, сюртук из бордового тонкого сукна очень шел к его смуглому лицу. Он улыбнулся ей, и Рэйчел немедленно почувствовала охватывающее ее только в его присутствии волнение и с готовностью подставила ему лицо для поцелуя.

Несколькими минутами позже в комнату вошел Джон Хэллоран.

– Готовы? – спросил он бодро, и все трое, дружески болтая, вышли из дома.

Когда они прибыли в помещение школы, где был устроен бал, танцы уже начались. Парты убрали, с потолка свисали цветные ленты и лампы. Вдоль площадки, отведенной для танцев, расставили длинные столы. На них теснились сладости, кофе, пунш, пироги и печенье. На площадке кружились пары, слышалась болтовня и смех, музыканты играли вальс, польку и рил.[11] В эту ночь мужчины не уходили от своих дам, чтобы между собой поболтать о скоте, урожаях и все растущих ценах на землю, но были непривычно галантны, щедры на комплименты и окружали своих дам вниманием. А женщины в ответ смеялись и напропалую флиртовали со своими мужьями и поклонниками.

Время проходило на редкость приятно. Еды и напитков было вдоволь. Скрипач играл без остановки и не зная усталости: то быстро, то медленно, то задавая танцорам отчаянный темп, то надрывая душу тягучим, протяжным напевом. Рэйчел не уставала удивляться количеству известных музыканту мелодий.

Короткий перерыв ознаменовался явлением Аннабеллы Уэлш под руку с высоким темноволосым мужчиной. Аннабелла выглядела поистине восхитительно. Французское платье из блестящего зеленого шелка плотно облегало ее. Корсаж прилегал к пышной груди, как вторая кожа, не оставляя простора для фантазии – тут все было на виду. При ходьбе пышная юбка мягко покачивалась в такт ее движениям. Волосы ее были зачесаны наверх, и только один длинный рыжий локон спускался на левое плечо. Ее ножки плотно обтягивали туфельки зеленого атласа.

Тайри нахмурился, заметив, что единственным украшением Аннабеллы был рубиновый кулон, который он подарил ей на Рождество.

Несколькими минутами позже вошел Клинт Уэсли. Шерифская звезда сияла, приколотая к карману его темно-синего сюртука. Пожалуй, сегодня не придется скучать, кисло подумал Тайри.

Вокруг Аннабеллы столпились холостяки, молодые и старые, оспаривая друг у друга ее внимание и поминутно ссорясь из-за того, кто из них будет танцевать с ней следующий танец. Уэсли стоял у стены. Его на этот раз угрюмые голубые глаза следили за Рэйчел, танцующей с Тайри.

Черт возьми, думал при этом шериф. Почему же он не сделал ей предложения? Почему он вообразил, что Рэйчел будет ждать, пока он накопит денег? Отчего не схватил ее и не потащил к священнику, пока еще не было поздно? Но, как и все остальные, он считал само собой разумеющимся, что Рэйчел за него выйдет. А теперь он ее потерял. А может быть, еще не поздно? Возможно, если он сейчас скажет ей о своих чувствах, она передумает? Конечно, вероятность этого была ничтожно мала, но все-таки она существовала.

Расправив плечи, Клинт отважно зашагал на площадку для танцев и положил руку на плечо Тайри.

Брови Тайри удивленно приподнялись, и он отпустил Рэйчел. Можно было просто послать Уэсли к черту, но Рэйчел это рассердило бы. А ему вовсе не хотелось сердить ее.

– Добрый вечер, Клинт, – сказала Рэйчел, нежно улыбаясь Клинту. – Приятный вечер, да?

– Приятный, – согласился Клинт. – Рэйчел, я хотел сказать, что люблю тебя больше всего на свете. И хочу на тебе жениться. Я знаю, я был дураком, что не заговорил об этом раньше, но мне хотелось отложить побольше денег, чтобы купить собственный дом. Мне хотелось дать тебе все, что ты захочешь, баловать и нежить тебя. Я… ты должна знать об этом. Мне казалось, что и ты чувствуешь то же самое.

Рэйчел не сводила с него глаз: ее так удивил этот взрыв чувств. Почему именно сегодняшний вечер он выбрал, чтобы открыть ей душу? И что она могла теперь ему ответить?

– Рэйчел? – прошептал Клинт, и глаза его были полны любви.

– Клинт, я… очень хорошо к тебе отношусь, но я не влюблена в тебя. Если бы у тебя было много денег, это ничего бы не изменило. И если бы ты предложил мне выйти за тебя замуж несколько месяцев назад, результат был бы тот же. Я люблю Тайри. Не знаю, как это случилось, но я люблю его всем сердцем.

Клинт кивнул – на это ему нечего было сказать.

Стоя возле наскоро сооруженного бара в глубине зала, Тайри уголком глаза заметил, что Аннабелла направляется к нему. Он тихонько выругался.

– Добрый вечер, Тайри, – промурлыкала Аннабелла.

– Добрый вечер, мисс Уэлш, – ответил он вежливо, но сухо.

– Прелестную музыку они играют, – заметила Аннабелла. – Я всегда любила эту мелодию.

– Если хочешь танцевать, то прямо скажи об этом, – проворчал Тайри, раздраженный ее жеманством.

– Да, я хочу танцевать.

Хмурясь, Тайри повел ее на площадку для танцев и слегка обнял. С таким же успехом, думал Тайри, он мог бы обнимать змею. Но, пожалуй, даже гремучая змея была не опаснее этой зеленоглазой ведьмы, смотревшей сейчас на него из-под темной занавеси ресниц.

– Как ты живешь, Тайри? – спросила Аннабелла, поглаживая его левое плечо.

– Прекрасно. А ты?

– Замечательно. Мой новый ковбой Рикардо очень славный. И гораздо покладистее тебя.

– Так почему бы тебе не потанцевать с ним?

– Он танцует как слон, – отвечала Аннабелла, кокетливо посмеиваясь. – Немногие крупные мужчины могут танцевать так легко, как ты.

– Не надо лести.

– Рэйчел кажется вполне довольной, танцуя с шерифом, ты не находишь? Они прекрасно выглядят вместе. Такая привлекательная молодая пара.

– Да. Благодарю за танец.

Как только закончилась музыка, Тайри оставил Аннабеллу и быстро пересек площадку, направляясь к Рэйчел и Уэсли… Не произнося ни слова, он взял Рэйчел за руку и повел к столу, где возвышалась чаша с пуншем.

– Тайри, мне больно, – запротестовала Рэйчел, слегка отстраняясь. – Какая муха вас укусила? Вы выглядите так, будто сейчас взорветесь.

– Думаю, это ревность, – чувствуя себя несколько поглупевшим, признался Тайри.

– Вы ревнивы! – воскликнула Рэйчел. – И каково, вы полагаете, мне видеть вас с Аннабеллой, когда я знаю, что вы… были друзьями.

– Рэйчел, я никогда не спал с Аннабеллой.

– Никогда? Неужели правда? О пожалуйста, пусть это будет правдой!

– Никогда, – усмехнулся Тайри, глядя Рэйчел в глаза. Теперь его хорошее расположение духа восстановилось. – Поедем домой, – предложил он, бросая на Рэйчел заговорщический взгляд.

– Тайри, но мы ведь решили подождать до свадьбы!

– Я передумал, – прошептал он.

– Тайри, ведите себя прилично, – пожурила его Рэйчел, при этом чувствуя себя польщенной. Как пьянило сознание, что она ему желанна! Рэйчел уже почти сожалела, что они решили не позволять себе вольностей, пока не повенчаются.


Не обращая внимания на любопытные взгляды, Тайри обнял Рэйчел и поцеловал при всем честном народе так, что у нее перехватило дух.

– Вы, конечно, не измените своего решения? – спросил он.

– Боюсь, что нет, – сказала Рэйчел с сожалением. – Как бы то ни было, мы не можем оставить здесь отца без экипажа.

– Ну думаю, он не будет без нас скучать, – сказал Тайри, ткнув пальцем в ту сторону, где находился Хэллоран, – он ни на шаг не отходит от своей дамы. Вероятно, она будет признательна, если мы предоставим Джона ей на всю ночь в ее распоряжение и дадим им возможность познакомиться поближе.

– Тайри! – Рэйчел вспыхнула, шокированная даже мыслью о том, что ее отец и Клер Уайтинг могли бы позволить себе какие-то вольности.

– Ладно, ладно. Пошли танцевать.

Глядя на танцующую пару, Клинт Уэсли почувствовал острый угол ревности. Она просто раздирала его сердце на части. Любым способом, не важно, честным или нет, он должен избавиться от Логана Тайри и добиться любви Рэйчел!

Глаза Аннабеллы, в свою очередь, засверкали темной и свирепой яростью: Тайри кружил Рэйчел в танце, забыв обо всем на свете. Лицо Рэйчел сияло, глаза ее были полны нежности и преданности и не отрывались от лица Тайри. А Тайри! Он никогда ей так не улыбался! В янтарных глазах горело желание и, как ни печально это было признать Аннабелле, любовь. Любовь к этой девчонке, к этому ничтожеству, которое он держал в объятиях! Внезапно по лицу Аннабеллы расплылась улыбка: она заметила у противоположной стены шерифа.

Уэсли был поражен и не сумел скрыть своего удивления, когда увидел, что к нему направляется Аннабелла Уэлш. Он никогда раньше не встречался и не разговаривал с этой женщиной и не мог теперь не признать, что красота ее безупречна. К тому же она была чертовски богата.

– Шериф Уэсли, – сказала Аннабелла, протягивая ему руку. – Кажется, нас официально не представляли друг другу.

– Нет, – ответил Клинт, принимая протянутую руку. – Чем могу служить?

– Я не знаю, имею ли право претендовать на несколько минут вашего времени…

– Сейчас?

– Да, если вы не против.

– Вовсе нет.

– Может быть, выйдем из зала?

– Конечно, – ответил Клинт, чувствуя себя пажом, взятым в свиту королевы.

Он взял Аннабеллу под руку и повел ее к краю танцевальной площадки и дальше, к двери.

Тайри глубоко вздохнул, заметив, как эти двое покинули помещение. Он безошибочно чувствовал, что назревают крупные неприятности, в этом не было ни малейших сомнений. Он прекрасно знал, каким мастером по этой части была Аннабелла.

Когда они вышли на воздух, Аннабелла улыбнулась шерифу и взяла его руку в свою.

– Я должна вам кое-что сообщить, – доверительно сказала она своим низким завораживающим голосом. – Нечто очень важное, но…

Она бросила взгляд через плечо, как бы боясь, что за ними следят.

– Можете говорить, – заверил Клинт. – Не бойтесь.

Несколько раз для пущей убедительности взмахнув ресницами, Аннабелла придвинулась к шерифу, будто его близость придавала ей отваги.

– Я имею доказательство того, что Логан Тайри убил моего брата!

– Доказательство! – воскликнул Клиент. – Где оно? И какого рода?

– Подписанное им признание.

– О черт возьми! Простите меня, мисс Уэлш, но как вы раздобыли его?

– Этого мне не хотелось бы разглашать, – пробормотала Аннабелла. – Но, уверяю вас, признание подлинное.

Уэсли широко улыбнулся. Наконец-то! Теперь Логан Тайри у него в руках, в его власти. Подписанное им признание! Это было хорошо, это было так замечательно, что он об этом и мечтать не смел.

– Этот документ, – сказал он с жаром, – он здесь, при вас?

– Нет, в моем сейфе на ранчо, – улыбнулась Аннабелла. – Но если вы приедете ко мне завтра после полудня, я буду рада ознакомить вас с ним.

– Я непременно буду, – уверил ее Клинт. – Можете на меня рассчитывать.

– Около полудня? – спросила Аннабелла.

– Ровно в полдень.

Едва в силах сдерживать распиравшую его радость, Уэсли проводил Аннабеллу в здание школы и поспешил в свою контору. Менее чем через две недели в город прибудет окружной судья. Если в качестве доказательства будет представлено признание, подписанное Тайри, суд станет всего лишь формальностью, а потом убийцу повесят без проволочки. И тогда-то наконец Логан Тайри уйдет из его жизни и жизни Рэйчел навсегда.

Глава 19

На следующее утро Тайри и Рэйчел неторопливо пили на кухне кофе.

Тайри как раз гадал, какой пакости ему следует ожидать от Аннабеллы и что она затевает на пару с шерифом, когда в его мысли вторгся голос Рэйчел.

– Что ты собираешься делать после свадьбы, Тайри? – спросила Рэйчел с очаровательной улыбкой. – Чем думаешь заняться?

– После свадьбы? – Он вопросительно поднял бровь. – Да тем же, чем занимаются молодожены в подобных случаях. Так я полагаю.

Под его жадным взглядом Рэйчел залилась краской.

– Я не об этом. Как ты собираешься проводить время? Может быть, ты захочешь перебраться в другое место и построить дом по своему вкусу? Хочешь ли ты завести детей?

Тайри тихонько рассмеялся:

– Разве большинство женщин не спрашивают об этом до того, как дать согласие на брак?

– Наверное. Но ведь у нас было все не так, как у всех.

Тайри кивнул, выражение его лица смягчилось и засветилось нежностью.

– Право же, мне хотелось бы это знать, – сказала Рэйчел. – Мы никогда не говорили о будущем, никогда не строили планов. Иногда мне кажется, что я почти тебя и не знаю.

– И ты испугалась?

– Конечно, нет.

Взгляд Тайри устремился мимо Рэйчел, к окну. С минуту он смотрел в окно, потом снова взглянул на Рэйчел.

– Я никогда не тратил время на то, чтобы строить планы на будущее. Думаю, потому, что у меня никогда его не было.

Рэйчел кивнула:

– Понимаю, но теперь все изменилось.

– Да.

Рэйчел наклонила голову и пытливо взглянула на своего будущего мужа.

– Ты еще не ответил на мои вопросы.

– Да. Но сначала я хочу задать вопрос тебе. Ты хотела бы уехать отсюда и построить свой собственный дом в другом месте?

– Вовсе нет. Мне здесь нравится.

– Я так и думал. И если твой старик не будет против, давай здесь и останемся.

– Вот и хорошо, – сказала Рэйчел, она перегнулась через стол и сжала руки Тайри. – Не думаю, что я была бы в силах покинуть наше ранчо. Я провела здесь всю свою жизнь.

– На том и порешим. Что же касается детей, – сказал Тайри с улыбкой, – думаю, я не отказался бы от девяти или десяти.

– Девять или десять! – воскликнула Рэйчел, удивленно моргая. – Да ты шутишь!

– Нет. Но, пожалуй, меня удовлетворят даже три или четыре. Сколько захочешь ты сама, при условии, что все девочки будут такими же красивыми, как их мать.

– Я хочу, чтоб у нас были мальчики, – заметила Рэйчел. – Много мальчиков с черными волосами и синими глазами.

– От мальчиков не дождешься ничего, кроме неприятностей, – возразил Тайри спокойно. – И я тому свидетельство.

– Глупости! Ты самое лучшее, что когда-либо было в моей жизни.

– Неужто? – Глаза Тайри недоуменно распахнулись, и вдруг Рэйчел поняла, что, несмотря на всю его самоуверенность и надменность, глубоко внутри Тайри запрятан маленький мальчик, жаждущий любви и привязанности, мальчик, столь долго остававшийся одиноким и потерявший надежду, что кто-то полюбит его.

– Истинная правда, – искренне ответила Рэйчел. Тайри улыбнулся. Потом, встав, потянул ее со стула, обнял и с силой запечатлел на ее губах победный поцелуй.

– Пора идти, – отрывисто бросил Тайри. – Ведь теперь я фермер. Там, на пастбищах, скот, который надо накормить, так-то, женщина. Надо вспахать землю и починить упряжь. Но я вернусь к обеду.


На следующий день Тайри сидел на переднем крыльце и чинил уздечку серого, когда во двор въехал Клинт Уэсли.

Встав, Тайри отбросил уздечку в сторону и застыл у крыльца, наблюдая, как шериф спешивается.

– Ты забрел далековато от города, – заметил Тайри.

– Я приехал арестовать тебя, – быстро сказал Уэсли, словно торопился вымолвить эти слова, пока отвага не покинула его. – Вот ордер на арест, и здесь сказано, что ты обвиняешься в убийстве Джоба Уэлша.

Тайри казался слегка удивленным, и Уэсли даже показалось, что происходящее забавляет его.

– Вот как?

– Да, именно так!

– Кажется, однажды я сказал тебе, что не собираюсь в тюрьму.

– Сказал.

– Я не передумал.

– Как бы то ни было, моя задача – тебя туда посадить. Сегодня же.

– Не стесняйся, паренек, – уже рассерженно проворчал Тайри. – И я не буду с тобой церемониться, убью тебя, и дело с концом, так что поторопись сделать свой ход или убирайся отсюда.

С минуту казалось, что Уэсли готов отступить, но потом с решительностью, удивившей его самого, он выхватил револьвер.

Тайри прореагировал мгновенно: его рукой управлял инстинкт. Он тотчас же выхватил из кобуры свой «кольт» и взвел курок. И дуло его револьвера смотрело прямо в грудь Уэсли, а шериф еще не успел прицелиться. Перед лицом неминуемой смерти Уэсли побледнел как мел. Дуло «кольта» Тайри казалось огромным, как устье каньона, а глаза Тайри, не мигая смотревшие на него, были холодными, как могила.

И тогда он услышал голос Рэйчел, прорезавший тяжелую тишину:

– Тайри! Не делай этого!

Палец Тайри, лежавший на спусковом крючке, замер, и выстрела не последовало. Уэсли ждал, затаив дыхание. Рэйчел выскочила из дома, подбежала к Тайри и положила руку ему на плечо.

– Пожалуйста, не убивай его, – попросила она едва слышным голосом, и, не услышав ответа, встала между ним и Уэсли, оказавшись на линии огня.

Проклиная себя за глупость, Тайри опустил револьвер.

И Клинт Уэсли почувствовал, что настал его звездный час. Сделав быстрый шаг вправо, он выхватил револьвер из кобуры и нацелил его прямо в грудь Тайри, ведь Рэйчел оставалась стоять там, где и прежде, и теперь была вне опасности.

– Брось оружие! – скомандовал Клинт. Голос его заметно дрожал, но рука, державшая револьвер, была тверда как скала.

– Клинт, что ты делаешь? – спросила Рэйчел, ошеломленная таким внезапным поворотом событий.

– Отойди, Рэйчел, – коротко бросил Уэсли. – Его разыскивают за убийства, и я беру его под стражу.

Тайри, не отрываясь, смотрел на Уэсли, прикидывая, успеет ли поднять револьвер и выстрелить, прежде чем шериф нажмет на курок. Шансы его были невелики, и все же надежда оставалась. Ведь Клинт в этом деле был еще зеленый новичок и, возможно, вовсе бы не решился на такой отчаянный шаг. Но, подумав, Тайри отказался от этой мысли. Он не мог бы застрелить Уэсли на глазах у Рэйчел, не мог сделать так, чтобы любовь в глазах Рэйчел сменилась отвращением. Ведь он убил бы человека, к которому она питала привязанность.

И все же Тайри не выпустил «кольта» из рук. И то, что он медлил, нервировало Уэсли. Бессознательно Клинт нажал на курок. И был так же изумлен, как и все остальные, когда прозвучал выстрел. Пуля прошла слишком высоко, пропахав неглубокую борозду вдоль левой руки Тайри.

Ощутив боль в руке, Тайри, бормоча ругательства, выронил «кольт».

С минуту шериф тупо смотрел на кровь, закапавшую на землю. А потом ухмыльнулся во весь рот. Черт возьми, ему все-таки удалось! Теперь Логан Тайри в его руках.

Чрезвычайно довольный собой, Уэсли вытащил из заднего кармана пару наручников.

– Подойди-ка сюда, Тайри, – приказал он отрывисто.

Но реакции на свою команду не дождался.

– Клинт Уэсли, не знаю, что ты себе вообразил, – с укором сказала Рэйчел, – но я никогда не прощу тебя. Никогда, пока жива!

– Мне жаль, что ты так настроена, Рэйчел, – заметил Клинт. – Я всего лишь выполняю свою работу. Сюда, Тайри!

– Если я тебе нужен, подойди и возьми меня, – вызывающе ответил Тайри. И лицо Уэсли утратило малую толику самодовольства.

Раскрасневшийся и несколько взволнованный шериф сам поднялся на крыльцо и защелкнул на руках Тайри наручники, потом поднял его револьвер и засунул его за пояс своих штанов. Поняв, что все кончено, он испустил глубокий вздох облегчения: Тайри безоружен, и руки его скованы наручниками!

Несколькими минутами позже двое всадников бок о бок ехали по дороге в Йеллоу-Крик. Рэйчел смотрела им вслед, слишком потрясенная тем, что случилось. Потом печальная улыбка осветила ее лицо. Кто бы мог подумать, что у Клинта хватит отваги арестовать Тайри?

– Ладно, мистер Уэсли, – сказала она. – Вы его арестовали, но удержать его надолго не в ваших силах!


Тюрьма в Йеллоу-Крик представляла собой красное кирпичное здание, зажатое между китайской прачечной Чонга и редакцией местной газеты. Здание было приземистым и длинным, с двумя узкими оконцами, выходившими на улицу, и крепкой дубовой дверью.

Войдя, Уэсли сделал знак, чтобы узник последовал за ним в блок, где располагались камеры, и открыл дверь первой из них. С гримасой отвращения Тайри вошел в нее и едва приметно содрогнулся, когда дверь за ним захлопнулась и раздался лязг железного засова.

Клинт Уэсли повернул ключ в замке и вздохнул с облегчением. Дело было сделано, и, черт возьми, это сделал он! Выходя из блока, где были расположены камеры, он весело насвистывал.

Тайри смотрел в крошечное забранное тяжелой решеткой оконце и вспоминал тюрьму Юмы: высокая серая стена, убогая камера, злобные охранники, свист плети… Долгие дни и еще более долгие ночи. Несъедобная пища, тепловатая зеленая от слизи вода.

Он вышагивал по крошечной камере взад и вперед, как тигр по клетке.

Он прекрасно понимал, как это случилось. Черт бы побрал Аннабеллу Уэлш! И черт бы побрал его собственную глупость! Он должен был догадаться, что она выполнит свою угрозу. Она, конечно же, передала шерифу подписанное Тайри признание. Теперь ей осталось только ждать, когда его повесят. Он представил Аннабеллу, стоящую в первых рядах зевак и любующуюся тем, как он дергается в петле!

Тихонько чертыхнувшись, он остановился. Хождение по камере не принесет ему пользы, и он растянулся на узкой тюремной постели, занимавшей почти все пространство камеры. Но только на несколько минут. Потом снова вскочил и принялся шагать взад-вперед.

Пришел доктор, чтобы перевязать его рану, и сказал, что она заживет через несколько недель. Уэсли улыбнулся, а Тайри нахмурился. Если Уэсли удастся добиться своего, то Тайри не дождется, пока заживет рана.

Тайри снова шагал по помещению, когда дверь блока, где располагались камеры, распахнулась, и, спотыкаясь, вошел Клинт Уэсли. Лицо шерифа было пепельно-серым, руки, поднятые над головой, заметно дрожали. За спиной Клинта стояли двое самых безжалостных убийц из числа наемников Аннабеллы.

Хорхе втолкнул Уэсли в пустую камеру, ткнув его револьвером в грудь, и искоса поглядел на напарника.

Уэсли задержал дыхание и закрыл глаза, ожидая, что сейчас прозвучит команда размазать его по стене.

Но Начо покачал головой, и Хорхе удовольствовался тем, что ударил шерифа так, что тот потерял сознание, а затем пятясь вышел и запер за собой дверь.

Тайри стоял посреди камеры, ожидая решения своей судьбы и чувствуя, что в горле у него образовался тугой ком, когда открылась дверь, вошел Начо и ткнул револьвером в живот Тайри. Хорхе тем временем защелкнул наручники за спиной Тайри и вытолкнул его из камеры.

Серый жеребец стоял на улице возле здания тюрьмы бок о бок с двумя другими лошадьми. Хорхе заставил Тайри сесть в седло, взял поводья в руку, и кавалькада выехала из Йеллоу-Крик и бодрой рысью направилась в сторону Койотова холма.

Тайри посмотрел на своих похитителей. Братья Аранго были низкорослые, крепкие. Он вспомнил, что раньше видел их на ранчо Аннабеллы. Оба были немыми: некогда в стычке с апачами они лишились языков – те отрезали их и оставили братьев умирать в пустыне. Ходили слухи, что Джоб Уэлш спас их и с тех пор они стали ручными.

Когда всадники добрались до Койотова холма, совсем стемнело. Хорхе спешился, а Начо вбил металлический прут глубоко в землю и подвел к нему Тайри. Затем он вытащил из кармана сыромятный ремень, толкнул Тайри на землю и связал ему лодыжки и запястья. Начо также надел петлю из сыромятной кожи Тайри на шею, затянул ее и привязал к металлическому штырю.

Затем братья занялись приготовлением еды, которая состояла из бобов и сухих бисквитов. Потом они завернулись в одеяла и тотчас же уснули.

Перевязанный, как рождественская индейка, Тайри лежал, уставившись на звезды, и пытался угадать, что замыслила Аннабелла. По-видимому, она решила не довольствоваться столь быстрой расправой, как повешение. Или собиралась сама затянуть петлю у него на шее? Он ругнулся, почувствовав давящее кольцо сыромятного ремня. Повешение – не лучший способ покончить с жизнью. Апачи боялись такой казни больше всего, веря, что душа покидает человеческое тело с последним вздохом. А когда человек умирает таким способом, душа навсегда остается плененной в его теле, как в ловушке.

Тайри попытался пошевелиться. Лежа в грязи, со связанными руками и ногами и веревочной петлей на шее, коротать ночь было не особенно удобно. Никак нельзя было принять более удобное положение, и скоро его мускулы затекли.

Луна уже почти истаяла, когда он наконец уснул, лелея мысли об отмщении.


Когда Рэйчел поздно ночью въехала в город, она была все еще вне себя от гнева. Но к ее гневу примешивалось и восхищение решительностью Клинта Уэсли. Кто мог бы подумать, что Клинт способен арестовать Тайри? Если бы она не вмешалась вовремя, он, вероятно, теперь бы лежал в похоронном бюро Бакмена. А вместо этого, благодаря ее вмешательству, Клинт живехонек, а Тайри – в тюрьме, раненный, и ожидает суда и смертного приговора. Его могут повесить! И ждать этого придется недолго.

Похлопав себя по карману юбки, Рэйчел испытала некоторое утешение: сквозь ткань ее рука ощутила гладкую поверхность пистолета. Это она виновата в том, что Тайри оказался в тюрьме, но теперь она намеревалась освободить его! Клинт будет вне себя, когда она наставит на него пистолет и заставит отпустить Тайри. Ее отец придет в ужас, узнав, что она силой освободила узника из тюрьмы. Но тут уж ничего не поделать. Она не могла бы стоять и смотреть, как вешают Тайри.

Бледно-желтая луна низко повисла над спящим городом, когда кабриолет Рэйчел въехал на главную улицу. Остановив его перед зданием тюрьмы, она глубоко вздохнула и медленно вышла из экипажа. Поднимаясь по ступенькам конторы шерифа, она ощущала холод пистолета в руке. Открывая дверь, Рэйчел нервно хихикнула, но тотчас же подавила смешок. Ей подумалось, как изумлен будет Клинт, когда увидит ее с оружием и услышит ее требование немедленно выпустить Тайри.

Тихонько закрыв за собой дверь, Рэйчел взмолилась, чтобы Клинт согласился. Она очень этого хотела, она молилась об этом. Ведь если он ответит отказом, у нее все равно не поднимется рука застрелить Клинта.

Контора шерифа оказалась пустой и тихой, как смерть. Низко висящая лампа отбрасывала длинные тени, и они плясали на стенах и потолке. Рэйчел оглядела комнату. Плащ Клинта висел на гвозде, шляпа лежала на письменном столе. Зная, что, когда в тюрьме у него арестант, он обычно спит на тюремной постели в одном из пустых помещений, Рэйчел на цыпочках прошла в блок, где располагались камеры. Она думала, что если ей повезет и Клинт будет крепко спать, то она сможет освободить Тайри, не пугая Клинта пистолетом.

Она гадала, где находится шериф, а где Тайри, когда ее размышления прервал хриплый стон, жутковато прозвучавший в полной тишине. Первым побуждением Рэйчел было бежать, но за первым стоном последовал второй, на этот раз более громкий, и она все-таки решилась разузнать, в чем дело. В последней по счету камере она и нашла распростертого на полу Клинта.

– Боже милостивый! – задыхаясь, вскричала Рэйчел и опустилась возле него на колени. – Что случилось? Это Тайри?

– Нет. Двое головорезов Аннабеллы оглушили меня. Должно быть, они забрали Тайри с собой. – Уэсли с трудом принял вертикальное положение. – Запасной ключ, – прохрипел он, – в нижнем ящике письменного стола.

Рэйчел выпорхнула из блока, будто у нее выросли крылья, и ринулась в контору, где стала искать ключ, бормоча об ужасном беспорядке. Судя по всему, Клинт никогда ничего не выбрасывал. На глаза ей попадались разнообразные бумаги, наручники, пара перчаток на меховой подкладке, несколько непарных носков и старый плакат с портретом Тайри и со словами «РАЗЫСКИВАЕТСЯ ПОЛИЦИЕЙ», но в конце концов она все-таки нашла ключ от камеры.

Бросившись обратно в блок, она отперла дверь и вошла.

– Ты в порядке? – спросила она с беспокойством. Ей не понравилась бледность Клинта, а на волосах его она заметила запекшуюся кровь. Выражение его лица тоже не внушало ей особого оптимизма. – Ты можешь передвигаться?

– Конечно, могу, – сердито ответил Клинт, но шаги его были неуверенными. Войдя в контору, он со вздохом опустился в большое кожаное кресло возле письменного стола, очень осторожно откинулся на его спинку и закрыл глаза.

Рэйчел засуетилась: стала греть воду в кастрюле на пузатой печке-времянке, а пока та нагревалась, привела в порядок бумаги на столе, зачем-то подмела пол… Она была слишком возбуждена, чтобы сидеть спокойно. Когда вода нагрелась, она намочила в ней носовой платок и стала осторожно смывать кровь с головы Клинта. Он вздрогнул, когда она коснулась раны, и громко выругался, когда Рэйчел промыла рану виски, найденным в одном из ящиков письменного стола.

– Не трать это все на мою голову, – укорил ее Уэсли, потянувшись к бутылке. – Оно гораздо лучше подействует, если его принять внутрь.

Рэйчел нахмурилась, увидев, что он сделал большой глоток из бутылки. Она не одобряла употребление крепких напитков, но была вынуждена признать, что после одного-двух глотков Клинт слегка порозовел.

– Что ты делаешь в городе так поздно ночью? – спросил Уэсли, закупоривая бутылку. – Порядочные молодые леди не ходят с визитами среди ночи. Особенно в тюрьму.

– Я приехала освободить Тайри, – чувствуя себя идиоткой, призналась Рэйчел. Клинт Уэсли не мог бы удивиться больше, если бы она вдруг разделась догола и прыгнула ему на колени.

– Освободить его из тюрьмы! – воскликнул Уэсли. – И как же ты собиралась это сделать?

– С помощью вот этого, – ответила Рэйчел, вытаскивая револьвер из кармана юбки.

Клинт смотрел на нее, лишившись дара речи. Она была самой удивительной, непредсказуемой женщиной из всех, кого он знал, и он любил ее так, что и словами не выразить. Если бы только он раньше сказал ей о своих чувствах, когда это еще имело значение! Возможно, тогда она не оказалась бы помолвленной с этим никчемным бродягой Логаном Тайри.

– Я не могла позволить Тайри убить тебя, – объяснила Рэйчел. – И не могла позволить тебе повесить его. – Она пожала плечами. – Мне показалось, что это хорошая мысль.

– Ты самая сногсшибательная женщина из всех, кого я знаю, – пробормотал Клинт. – Как насчет того, чтобы помочь мне добраться до дома и приготовить чего-нибудь поесть? Я умираю от голода.

– До твоего дома? Я думала, ты останешься ночевать здесь.

– Нет, я здесь больше не ночую. Я купил домишко старого Миллера.

– О, я всегда любила этот старый дом! Он выглядит таким романтичным, со всеми этими башенками и цветными стеклами в окнах. И с этим замечательным балконом, выходящим на улицу.

– Да, я знал, что он тебе нравится, – ответил Клинт. Он приобрел этот дом за несколько дней до того, как Рэйчел объявила о своей помолвке с Тайри. – Я купил его потому, что надеялся, что ты… что он… что мы… – Клинт кашлянул и отвел взгляд, по его щекам начал растекаться румянец. – Черт возьми, я купил дом для тебя, для нас!

– Но я помолвлена с Тайри!

– Знаю, – хрипло откликнулся Клинт. – Но черт возьми, Рэйчел, дорогая! Тайри ищет полиция почти что всей страны. Что за жизнь тебя ждет? Он тебе не подходит, Рэйчел! Он тебе не пара. Рано или поздно он все равно окажется в тюрьме, и его повесят. Что тогда будет с тобой? Я люблю тебя, – заявил он со всей страстью, на какую был способен. – Я знаю, мне следовало сказать об этом раньше, но я считал, что ты и так знаешь о моих чувствах. Ведь все об этом знают. Я буду тебе хорошим мужем, Рэйчел, я буду стараться изо всех сил…

Он внезапно умолк, глаза его смотрели умоляюще. Ему так хотелось услышать, что она принимает его предложение, он ждал ее признания, что он правильно судит о Тайри.

Рэйчел стояла, широко раскрыв глаза, изумленная неожиданной силой чувств Клинта. Она не могла вымолвить ни слова.

– Но, Клинт, – наконец, запинаясь, начала она, – я ведь и раньше говорила, что не люблю тебя. А если и люблю, то не так, как следовало бы. Ты заслуживаешь большего. А я люблю Тайри.

– Тайри! – Уэсли выплюнул это имя, будто яд. – Черт возьми, Рэйчел, этот человек недостоин вытирать пыль с твоих башмаков! Он бродяга, наемный убийца! Он, вероятно, и тебя мог бы убить, если бы предложили сходную цену.

– Когда-то, возможно, так и было, но он изменился.

– Еще бы! – заметил Клинт скептически.

– Но это правда! Он хочет осесть, завести семью…

– И надолго? – перебил Клинт. – Он по природе своей одиночка, перекати-поле. И он никогда не осядет, никогда не поселится в одном месте.

– Клинт, пожалуйста…

– Рэйчел!…

Голос Клинта дрожал от обуревавших его чувств. Впервые он забыл о правилах хорошего тона и отважно заключил ее в объятия. Его поцелуй был исполнен томления и страсти и при всем этом целомудрен – в нем не было огня и обещания, которые делали поцелуи Тайри столь мучительно волнующими.

Со вздохом Клинт уронил руки вдоль тела и отступил на шаг. В глазах его появилось выражение печали и растерянности, а когда он заговорил, в голосе его прозвучала нота отчаяния:

– Он тебе не пара. Неужели ты этого не понимаешь? – Внезапно он горько рассмеялся: – Черт возьми, да мы, собственно, и спорим зря.

– Что ты хочешь сказать?

– Тайри, вероятно, уже направляется к границе вместе с Аннабеллой.

– Нет!

Уэсли пожал плечами.

– Тогда он мертв.

– Мертв? – Рэйчел нахмурилась. – Не понимаю.

– Аннабелла показала мне признание в убийстве Джоба Уэлша, подписанное Тайри. Она не стала мне говорить, где она его раздобыла и как это сделала. Но во время нашей беседы я понял, что она хочет избавиться от Тайри любой ценой, с помощью или без помощи закона. Впрочем, чтобы с ним расправились власти, ее тоже вполне устраивало. Но потом двое ее людей явились и похитили его из камеры. Зачем? То ли она решила простить Тайри, чем бы он там ни прогневал ее, но в этом я сомневаюсь… или… – Клинт развел руками, и жест его был красноречивее слов.

– Или Аннабелла решила свершить свою месть сама?

– Точно.

Рэйчел прикусила губу. То, что сказал Клинт, имело смысл. Аннабелла хотела, чтобы Тайри повесили, а потом вдруг передумала. Но почему?

Уэсли потянулся за шляпой и осторожно водрузил ее на голову. Ночь оказалась не из лучших, но кончилась она не так уж скверно. Наконец-то Тайри устранен с дороги. Возможно, со временем Рэйчел забудет его. Возможно, когда-нибудь Клинт завоюет ее любовь. Но сейчас ему, пожалуй, хотелось остаться одному.

– Отправляйся-ка домой, Рэйчел, – сказал он устало.

– Я не оставлю тебя в таком состоянии.

– Со мной все будет в порядке, – ответил Клинт резко. – Поезжай домой.

С покорным вздохом Рэйчел пробормотала едва слышное «прощай» и вышла из конторы. Она знала, что обидела Клиента, но не могла выйти замуж за человека, которого не любила, просто для того, чтобы пощадить его чувства.

На улице Рэйчел вгляделась во мрак. Где же Тайри? Смущенная, с тяжелым сердцем, она взобралась в экипаж и повернула лошадей к дому.

Глава 20

Когда Тайри проснулся, уже рассвело. Он посмотрел вокруг: никого! Но одиночество его не было полным: у его правого бока лежала, свернувшись кольцами, гремучая змея. Ее уродливая треугольная голова находилась меньше чем в футе от его собственной. На его непроизвольный глубокий вздох потревоженная рептилия ответила угрожающим шипением.

Долго, бесконечно долго змея не мигая смотрела на Тайри, а Тайри на нее. Однажды он видел, как человек умирал от укуса змеи. Зрелище это было не из приятных: укушенная нога распухла и почернела, тело непрестанно тряслось, как в лихорадке, потом последовали судороги…

Еще одна минута неслышно соскользнула в вечность.

Рубашка Тайри взмокла. Пот заливал ему глаза, но он не осмеливался даже моргнуть. Самой страшной была минута, когда змея расправила кольца и не спеша поползла по его груди, водя из стороны в сторону своим раздвоенным язычком.

Когда кончик ее хвоста прощально скользнул по его телу, Тайри медленно поднял голову. Отважившись посмотреть через плечо, он испустил вздох облегчения: змея уползала в тень приземистого кактуса, стоящего от него ярдах в восьми.

Ослабев от пережитого страха и внезапно нахлынувшей радости избавления, Тайри начал ерзать на твердой земле, пытаясь найти более удобное положение. И тогда в его поле зрения попала большая синяя миска, до краев наполненная водой. Вода сверкала и переливалась в свете раннего утреннего солнца. Он уставился на миску, не в силах поверить в ее подлинность и считая, что это мираж, вызванный его жаждой.

Расстояние, отделявшее его от миски, казалось непреодолимым. Раненая рука при каждом движении пульсировала болью, но Тайри упрямо продвигался вперед, не спуская глаз с вожделенной влаги и не забывая об обещании, которое она таила.

О черт! Он выругался со всем разочарованием и яростью, на какие способен человек, который, находясь не более чем в двенадцати дюймах от желанной цели, чувствует стянувшуюся на шее сыромятную петлю. Он бранился до тех пор, пока голос его не превратился в хриплое карканье.

Когда его гнев слегка поутих, Тайри повернулся спиной к солнцу и закрыл глаза. Часы ползли медленно. Воздух, горячий и сухой, накрывал его своим тяжелым одеялом. Рекой струился пот, одежда промокла, щипало глаза. Чтобы еще усугубить его страдания, прилетели мухи и стали ползать по его раненой руке. Губы потрескались и кровоточили, и Тайри слизывал с них соленую влагу, не надеясь, что почувствует когда-нибудь вкус другой жидкости. Язык распух и не помещался во рту, горло будто свело судорогой.

Зная, что все усилия бесполезны, он все равно отчаянно натягивал распроклятые ремни в тщетной попытке добраться до прекрасной вожделенной синей миски с кристально чистой водой, сверкавшей на солнце, как жидкие алмазы.

Но от его бесполезных усилий узел вокруг шеи только затягивался все туже. Не хватило всего нескольких дюймов. Но были ли это дюймы или мили, в данном случае значения не имело. Представляя долгую смерть в пустыне, на которую его обрекли, он скривил рот в мрачной усмешке. Он всегда считал, что конец его наступит мгновенно: он умрет от пули, пущенной стрелком, реакция которого окажется на долю секунды быстрее его собственной. В крайнем случае его могли повесить. Но он никогда не представлял, что ему придется медленно умирать в пустыне под лучами обжигающего солнца лишь из-за того, что он не пошел навстречу домоганиям шлюхи.

Время тянулось, солнце поднималось все выше, обжигая лучами его незащищенную голову и грозя превратить мозг в угли. Он закрыл глаза, стараясь защититься от ослепительного блеска, и в его мозгу заплясали искаженные образы и картины прошлого. Тайри нахмурился, увидев, как из туманных коридоров времени выступили давно забытые им люди. Столько смертей, столько убийств! Его жертвы проходили перед ним непрерывной чередой. В его ушах, словно эхо, зазвучал голос преподобного Дженкинса: «Кто приходит с мечом, от меча и погибает…», – и он громко рассмеялся. Преподобный глубоко заблуждался на этот счет. Он бы обрадовался пуле как другу, если бы она заменила грозившую ему теперь пытку.

Он покачал головой, стараясь обрести спасение от осаждавших его горьких воспоминаний, и внезапно перед ним материализовался образ Рэйчел. Другие тени отступили, и в его памяти теперь осталась одна она.

Рэйчел. Добрая, любящая, заботливая.

Рэйчел. Более прекрасная, чем сама жизнь.

Рэйчел. Возможно, он полюбил ее в тот самый момент, когда впервые увидел. Почему же он так неохотно признал это?

Воспоминания о часах и минутах, проведенных вместе с нею, теперь целиком поглотили его. Она всегда была рядом, если он в ней нуждался. Ее нежная забота спасла ему жизнь. Она нянчила его, перевязывала его раны, она заставила его иначе взглянуть на жизнь. Но, что было гораздо важнее, она исцелила раны, от которых болела его душа, помогла ему осознать, что он нечто большее, чем никчемный бродяга, что он нечто более ценное, чем высокопрофессиональный убийца.

– Рэйчел! – Рыдая, он громко выкрикивал ее имя, скорбя о том, что могло бы быть и чему не суждено было осуществиться.

Очнувшись, Тайри открыл глаза, и первое, что он увидел, была все та же прекрасная синяя миска. И не важно, сколько раз он отводил от нее взгляд, стараясь смотреть в другую сторону, не важно, сколько раз он проклинал Аннабеллу, все равно рано или поздно его глаза останавливались на синей сулящей жизнь миске.

В какой-то момент он изо всей силы рванулся вперед, не обращая внимания на то, что по всему его телу разлилась острая боль, на то, что ремень глубоко врезался в шею и почти лишил его возможности дышать. Он все тянулся вперед, напрягая свои мускулы до такой степени, что мир почернел у него в глазах, а сам он рухнул в бездонную яму беспамятства.

Когда сознание вернулось к нему, закатное солнце превратило небо на западе в живое пламя. Огромные сполохи малинового, золотого и оранжевого огня окрасили бледно-голубое небо постепенно превращая его в сиреневое, а потом и в серое – по мере того как солнце сползало за вершины гор и скрывалось за ними.

Тайри глубоко вздохнул. И тут его внимание привлек нежный негромкий смех и, взглянув туда, откуда доносился звук, он увидел Аннабеллу Уэлш, смотрящую на него сверху вниз. На ней были синяя шелковая рубашка и туго обтягивающие ноги черные штаны, а также черные сапоги из телячьей кожи. Даже сейчас, когда его тело лопалось от боли и содрогалось от невыносимой жажды, он не мог не отметить, что она самая вызывающе-красивая женщина, какую он только видел в жизни. Самая красивая и самая злобная.

– Хочешь пить, Тайри? – промурлыкала Аннабелла. – Голоден? Твои руки и ноги болят? Тебе неудобно?

Ее смех был низким и жестким.

– Никогда не следует бить леди, теперь ты это знаешь?

– Но я никогда и не бил леди, – хрипло возразил Тайри и испытал мгновение слабого удовлетворения, видя, как зеленые глаза Аннабеллы потемнели от гнева.

– Все еще не утратил запала, – задумчиво произнесла Аннабелла. Она провела рукой по густой гриве своих рыжих волос. – Но к завтрашнему дню ты его утратишь. До исхода дня стервятники будут драться из-за твоего трупа.

– А ты останешься и будешь наблюдать?

– Может быть.

Аннабелла неторопливо оглядела тело Тайри – рельефно выступающие на руках мускулы, широкую грудь, длинные сильные ноги… Гнев, сверкнувший в ее глазах, сменился печалью. Еще никогда в жизни она не желала мужчину так сильно, как желала Логана Тайри. Почему же из всех мужчин на свете он один не поддался ее чарам и попросту бросил ее? Никто другой не мог устоять перед ее очарованием. Она всегда брала верх, подавляла их волю. Всю свою жизнь. Но так и не сумела подавить волю Тайри и подчинить его себе. Он всегда оставался хозяином положения и был сам себе господин. Она почти жалела о том, что приняла решение его уничтожить. Она уже была готова протянуть руки и освободить его от этих ужасных ремней.

Но тут она вспомнила его руку, поднимающуюся и наносящую удар. И это воспоминание заставило ее забыть обо всем прочем. Уголки ее губ приподнялись в недоброй улыбке при виде судороги, пробежавшей по телу Тайри. Приятно видеть его страдания! Его боль проливалась бальзамом на ее уязвленное тщеславие. Теперь хозяйкой положения стала она.

Аннабелла выбрала удобный плоский камень и расположилась на нем, решив, что останется и будет наблюдать за его агонией. Это давало ей ощущение силы и могущества. Она знала: в ее руках его жизнь. Она могла убить его быстро или подвергнуть медленной мучительной пытке. Она смотрела, как жизнь по капле вытекает из его тела, и гадала, разобьется ли в конце концов его твердый, как кремень, характер. Было бы чрезвычайно приятно, думала она, увидеть, что он сломался, услышать его стоны и мольбу о милосердии.

Подчеркнуто неторопливым движением она откупорила фляжку, которую привезла с собой, и сделала из нее большой глоток. Она заметила, что взгляд Тайри не отрывается от ее руки. Она встряхнула фляжку перед носом Тайри. Вода заплескалась, и звук этот напомнил ему о восхитительной свежести, о чем-то необычайно прохладном, влажном и освежающем. Аннабелла наблюдала и ждала, когда же Тайри попросит пить. Было бы так забавно услышать из его уст просьбу! Она даже, пожалуй, дала бы ему крошечный глоточек.

Но Тайри не попросил. Видя, как Аннабелла делает очередной большой глоток из фляжки, Тайри лишь облизнул пересохшие губы. И промолчал.

Видя, что это не подействовало, Аннабелла налила немного воды себе на руки и плеснула на лицо и шею. Вздох удовлетворения, который она при этом испустила, не оставил бы равнодушной и мумию.

– Ты хотел бы напиться, Тайри? – спросила она, снова встряхивая фляжку у него перед носом. – Ведь так жарко! Я же знаю, что ты умираешь от жажды.

Ему хотелось сказать «да», попросить у нее хотя бы один глоток, но он слишком хорошо ее знал, он знал, что она только рассмеется ему в лицо.

– Будь ты проклята, – проскрипел Тайри, ненавидя ее в этот момент так, как никогда в жизни никого не ненавидел. – Надеюсь, ты будешь так же поджариваться в аду.

Ответа Аннабеллы он не услышал: ее голос заглушил стук копыт приближающегося коня. Аннабелла встала и вгляделась вдаль.

Посмотрев туда же, Тайри различил силуэты шестерых верховых, приближавшихся к ним. Тайри почувствовал, как тело его обдало холодом: в одном из всадников он узнал Хоакина Монтойа, который возглавлял этот небольшой отряд. Монтойа, торговец человеческим мясом. Работорговец.

Всадник остановился рядом с Аннабеллой. Он галантно приподнял сомбреро и поклонился ей.

– Ах, сеньорита Уэлш, – сказал Хоакин весело, – вы наконец решили расправиться с этим неуживчивым стрелком?

– Монтойа! – нежно проворковала Аннабелла. – Как приятно увидеть вас снова!

Глаза ее блеснули. Тайри заметил в них волнение. Монтойа и вправду был красивым мужчиной с искрящимися смехом черными глазами и густыми черными волосами. «Мы с ним так похожи, – подумала Аннабелла. – Возможно, потому так хорошо и ладим между собой!»

– Это мне приятно, дорогая, – ответил Монтойа и сделал жест в сторону Тайри. – Похоже, с ним уже все кончено?

– Ну, жизнь еще теплится в нем, – заметила Аннабелла. – Прежде чем наступит смерть, он много раз успеет пожелать ее скорейшего прихода.

Монтойа с минуту пристально разглядывал Тайри. Потом, спешившись, он присел возле него на корточки, провел загорелой рукой по рукам Тайри, потом одобрительно хмыкнул.

– Почему бы не продать его мне? – спросил бандит, поднимаясь и глядя на Аннабеллу.

– Зачем он вам?

– Я могу продать его в рудники. Они хорошо платят за крупных мужчин с крепкими спинами. А этот, думаю, мог бы работать за двоих.

– Нет, – ответила Аннабелла, качая головой. – Он должен умереть. Медленно.

– Как пожелаете, – согласился Монтойа, пожимая плечами. – Но ведь вы можете убить его только раз. А на рудниках он будет умирать постепенно, понемногу каждый день.

Аннабелла задумчиво оглядела Тайри. Пожалуй, Монтойа прав. Человека можно убить только раз. А для Тайри смерть – желанное избавление от боли, жажды и страданий. Но рудники… быть постоянно под землей, в цепях, как вьючное животное, которое погоняют ударами бича… это и впрямь хуже смерти. Рудники навсегда усмирят его и сделают покорным. И тогда он пожалеет о том дне, когда покинул ее.

– Вы позаботитесь о том, чтобы его труд был нелегким? – спросила Аннабелла, нежно глядя на Монтойа.

– Да, очень нелегким.

– А когда он больше не сможет работать? Монтойа пожал плечами.

– Его прогонят в пустыню умирать. Видите, в известном смысле его конец будет таким, как вы задумали.

– Очень хорошо, – решительно сказала Аннабелла. Она порылась в кармане брюк и извлекла ключ от наручников Тайри.

– Он ваш, – сказала она, передавая ключ Монтойа.

Логан Тайри не сводил глаз с лица Аннабеллы: ни когда один из людей Монтойа срезал ременную петлю с его шеи, ни когда они посадили его на лошадь, и даже когда привязали его ноги к стременам.

От взгляда Тайри Аннабелле стало не по себе, в нем было что-то жутковатое: глаза его были желтыми и немигающими, как глаза змеи. На душу ей легло тяжелое предчувствие, и она, вздрогнув, отвернулась.

– Аннабелла!

Голос Тайри, хриплый и тихий, едва донесся до нее. Медленно, как под гипнозом, она повернулась к нему лицом.

– Я убью тебя за это, – поклялся Тайри. – Однажды ночью ты проснешься оттого, что мои руки будут сжимать твое горло.

– И ты смеешь угрожать мне? – изумилась Аннабелла. – Даже теперь, когда ты в моей власти?

– Будь ты проклята! – плюнул Тайри ей в лицо. – Если тебе нужна моя жизнь, возьми ее и покончим с этим.

Аннабелла, хмурясь, смотрела на Тайри. В его глазах она заметила страх. Он не боялся смерти. Это было ей известно. Так чего же он в таком случае испугался?

– Он боится, что потеряет свободу, – объяснил Монтойа, правильно поняв ее невысказанный вопрос.

– Для человека, продающего свое ружье тому, кто даст больше, жизнь недорога. Но свобода, ах, свобода такими людьми ценится высоко.

Склонив голову набок, Аннабелла посмотрела на Тайри и увидела, что Монтойа прав. Она прочла это в желтых глазах. И когда она обратилась к нему, улыбка ее была жестокой и неумолимой.

– Сегодня ночью ты не умрешь, Тайри, тебе предстоит еще прожить много дней и ночей. Ты будешь слышать только звон оков на своих ногах и свист бича, занесенного над твоей спиной. И каждый раз, когда будешь молить о смерти, вспоминай обо мне. Монтойа, забирайте его!

Потребовалось шесть дней, чтобы добраться до серебряных рудников, расположенных в зеленой мексиканской долине. Большую часть пути Тайри дремал, трясясь на спине своей лошади, руки его были скованы за спиной, ноги привязаны ремнями к стременам. Ночью, когда устраивался привал, его привязывали к стволу дерева или приковывали к одному из бандитов.

Монтойа и его люди проводили ночи возле уютно потрескивающего костра. Они ели, пили и смеялись. Вслух мечтали о времени, когда доведут до места Тайри и вернутся домой к своим женщинам.

Тайри надеялся, что ему все-таки удастся найти способ сбежать еще до того, как они окажутся в Мексике. Но Монтойа был не новичок в своем деле и знал, как обращаться с пленниками. Он никогда не совершал ошибок, и не было никакой возможности ускользнуть от него.


Тайри только чуть оправился от пережитого в пустыне, когда Монтойа передал его Педро Диасу, владельцу рудников.

Диас был невероятно тучен, уродлив, с лысиной на макушке, широко посаженными черными глазами и ртом, полным гнилых зубов. Он внимательно оглядел Тайри.

– Неплох, – пробормотал Диас. – Неплох. Я дам тебе за него две сотни.

Монтойа казался оскорбленным таким предложением.

– Две сотни? Право же, думаю, и слепому ясно, что он стоит больше.

– Нет. Посмотри, как искалечена его правая рука.

– Двести семьдесят пять, – упорствовал Монтойа. – Уж этого-то он стоит.

– Давай остановимся на двухстах пятидесяти и расстанемся друзьями, – предложил Диас.

– Ты жестко ведешь дела, амиго, – сказал Монтойа с кривой ухмылкой.

Жирный Педро затрясся от смеха, а его бочкообразное брюхо стало похожим на потревоженное желе. Он сунул руку в карман и достал пачку скрученных банкнот.

– Ты же знал заранее, что мы сойдемся на двухстах пятидесяти, – заметил Диас, отсчитывая деньги. – Мы оба это знаем. Пойдем выпьем в честь выгодной для нас обоих сделки!

И с этого дня начался очередной кошмар Тайри. Ему выдали пару поношенных белых хлопчатобумажных штанов, такую же вытертую до основания рубашку и кожаные сандалии. Когда он оделся, надсмотрщик ткнул его в спину дулом винтовки и погнал по грязной тропинке к ряду квадратных клеток, сооруженных из жести и толстой проволочной сетки.

Чтобы запихнуть Тайри в клетку, потребовалась подмога еще двоих крепких мужчин. Он содрогнулся, когда за ним захлопнули дверь и заперли ее на замок.

Как зверь, попавший в неволю, он заметался по тесной клетке. Три коротких шага от одного конца до другого. Ничто не мешало ему шагать: в клетке не было ни постели, ни стула, ни даже параши. Взад и вперед, взад и вперед метался Тайри по клетке, чувствуя, как в нем нарастает напряжение. Солнце нещадно нагревало жестяную крышу, и по лицу и спине Тайри ручьями стекал пот. Но он продолжал биться о прутья, как дикое животное, беспокойно шагать по ней туда и сюда, гонимый гневом и жгучей ненавистью к Аннабелле Уэлш, которая разрасталась в нем как злокачественная опухоль.

После захода солнца из темных недр рудников стали появляться другие заключенные. Они шли, тяжело ступая и опустив глаза. Их лица были лишены какого бы то ни было выражения. Длинная шеренга остановилась, и каждый из узников занял свою клетку. Двери за ними закрылись. Замки замкнулись. Рабочий день был окончен.

В ту ночь Тайри не мог уснуть. Клетка была слишком тесной, и ему казалось, что ее железные стены душат его.

Но на следующий день он понял, что бывает еще хуже. С руками и ногами, закованными в цепи, его вместе с дюжинами других рабов погнали к одной из шахт. Шахта была узкой, длинной и освещалась тусклыми фонарями, свисавшими с прогнивших балок. Один из надсмотрщиков указал ему тонкую серебряную жилу и велел долбить, пока серебро не иссякнет. Это была изматывающая работа. Застоявшийся воздух пах плесенью. На руках образовались водяные мозоли. И с каждым ударом кирки ненависть Тайри к Аннабелле росла.

Через неделю его жизнь, уже вошедшая в свою кошмарную колею, начала казаться ему страшнее всех самых страшных ожиданий. Он поднимался с рассветом. Съедал миску кукурузной каши. Удовлетворял естественные потребности. После этого рабов отправляли в шахты. Четырьмя часами позже тощий мальчишка-индеец приносил ему ломоть черного хлеба и миску теплой воды. С наступлением темноты его снова загоняли в клетку. Часом позже толстая мексиканка приносила ему ужин. И это было главным событием дня, единственной приемлемой трапезой за весь день. На рассвете все начиналось сначала.

Раньше Тайри считал, что жизнь в мрачных стенах юмской тюрьмы была самым худшим испытанием, которое может выпасть на долю человека, но он заблуждался. Его тюремная камера по сравнению с тесной клеткой из проволочной сетки казалась дворцом. Пыльный тюремный двор вспоминался ему теперь, как сады Эдема. А охранники в тюрьме Юмы были просто святыми по сравнению с надсмотрщиками.

Тайри уже прожил такой адской жизнью две недели, когда надсмотрщик по имени Лобо остановился возле его клетки.

– Гринго, – позвал надсмотрщик негромко. – Ты не спишь?

– Не сплю.

– Луис сказал мне, что ты знаменитый стрелок. Эс вердад?[12]

– Эс вердад.

– Я тоже хочу стать бандитом и хорошим стрелком. – Лобо гордо выпятил грудь.

– Мои поздравления по этому поводу, – пробормотал Тайри не без сарказма.

– Завтра ты меня поучишь.

– Ничего не выйдет.

– Ты меня поучишь, свинья, – сказал Лобо, – потому что для тебя это единственный шанс не работать на руднике. Завтра ты будешь работать в амбаре. И там я тебя встречу.

– Как скажешь, – заметил Тайри, не проявив к данной перспективе ни малейшего интереса. Но в сердце его затрепетала надежда. Что угодно, только не рудник!

Лобо сдержал слово, и на следующее утро Тайри разгребал лошадиный навоз. Это была тяжелая работа, и пахло там омерзительно, но все же это было лучше, чем добывать серебро в темных недрах земли. Иногда его ноздри заполнял запах сена, кожи и лошадиного пота. И амбар напомнил ему о ранчо Хэллоранов, на мгновение у него мелькнула мысль о Рэйчел.

Что она сейчас делает и как объясняет себе его исчезновение из тюрьмы? Но тут раздался голос Лобо.

– А теперь, гринго, – скомандовал надсмотрщик, – поучи меня.

– Можно воспользоваться этой пушкой? – спросил Тайри, указывая на «кольт» у правого бедра охранника.

Вместо ответа Лобо выхватил «кольт» из кобуры и выстрелил в бутылку, которую раньше установил на столбе изгороди.

Тайри с отвращением покачал головой:

– И это все, на что ты способен?

– Но ведь я попал. Разве нет? – похвастался Лобо, выпячивая грудь.

– Попал, но, пока ты вытаскивал свою пушку, я мог раз шесть продырявить тебе грудь или живот. Ты должен научиться выхватывать оружие одним махом, одним движением. Нельзя сначала вытаскивать из кобуры «кольт», взводить курок, поднимать револьвер, целиться, потом нажимать на спусковой крючок. Все эти действия должны заключаться в одном-единственном движении.

Лобо скептически взирал на него.

– Покажи мне, – потребовал он, вручая Тайри незаряженный пистолет и кобуру.

Тайри пристегнул кобуру и поднял скованные запястья.

– Тебе придется освободить меня от этого. Лобо с минуту колебался, потом снял ручные кандалы с Тайри.

– Показывай, – сказал надсмотрщик. – Но если ты задумал какую-нибудь глупость, помни: я попал в эту бутылку, а уж в такую крупную мишень, как ты, попаду и подавно.

Тайри, улыбнувшись, уложил пистолет в кобуру.

– Смотри, – сказал он. – Ты должен поставить большой палец позади спускового крючка, когда выхватываешь «кольт» из кобуры. К тому времени ты уже должен знать, куда полетит твоя пуля, понимаешь? Ты это должен знать еще до того, как прицелишься.

Лобо внимательно наблюдал за тем, как Тайри выхватил оружие из кобуры, взвел курок, и отмечал, насколько быстры и ровны его движения. Он видел, как дуло направилось прямо на птичку, сидящую на ветке в десяти ярдах от них. Послышался тихий щелчок.

Кивнув, Лобо засунул револьвер в кобуру, потом выхватил его и выстрелил. Во второй раз он действовал стремительнее, но зато не попал в цель.

Прошел добрый час, прежде чем Лобо сказал, что обучение на сегодня окончено.

– До завтра, гринго, – бросил он через плечо. – Здесь, в то же время.

– Как скажешь, – лаконично ответил Тайри и вернулся в конюшню.

Проводить время в компании одних только лошадей казалось ему сейчас довольно приятно. Иногда, правда, появлялся Лобо, но все остальное время Тайри был предоставлен самому себе. Он убирал конюшни, чистил скребницей лошадей и думал о побеге.

Так пролетела неделя. Для Тайри эта неделя означала семь дней относительно легкой работы. По мере того как ловкость и скорость Лобо возрастали, он наглел на глазах. Тайри догадывался, что тот часами практиковался: с каждым днем он все лучше и лучше управлялся с оружием.

– Я слышал, что ты самый меткий, – заметил Лобо как-то. – Слухи о тебе даже сюда докатились.

– И это правда, – признал Тайри. – Дай-ка мне заряженный револьвер, и я тебе это докажу.

– Ты подал мне мысль! – воскликнул Лобо, ударяя ладонью по лбу. – У нашего босса есть телохранитель, которого считают самым лучшим и быстрым стрелком во всей Мексике. Думаю, хозяина позабавит, если устроить состязание в стрельбе между Пауло и тобой.

– Ты, похоже, не в своем уме!

– Нет-нет, это потрясающая мысль! Я даже дам тебе неделю попрактиковаться.

– А если я откажусь?

– Тогда, возможно, в руднике тебя постигнет небольшая неприятность. Какой-нибудь несчастный случай. Это может случиться в любой момент, даже завтра. Ты понял?

– Да, – процедил Тайри. – Я понял.


Мысль о состязании между Паула и Тайри получила всеобщее одобрение. Из этого события решили устроить настоящий праздник. «Эль Патрон», его надсмотрщики и телохранители лезли из кожи вон, чтобы ободрить Пауло. Заключали пари, пили текилу, смеялись и шутили, пока двое противников стояли друг перед другом, лицом к лицу, на выжженной солнцем до белизны земле, на расстоянии шести футов друг от друга.

Пауло был худощавым молодым человеком с темно-оливкового цвета кожей, прямыми черными волосами и холодными немигающими глазами прирожденного убийцы. Одежду его составляли плотно облегающие черные штаны и белая полотняная рубашка. Его пояс и кобура ручной выделки были затейливо украшены. В кобуре торчал новый «кольт» 45-го калибра с рукоятью из слоновой кости.

Тайри по сравнению с мексиканцем выглядел бродягой. Штаны и рубаха из грубого полотна сидели на нем кое-как. Его кобура была вся в царапинах, а оружие поношенным и видавшим виды.

Оружие было не заряжено: состязались всего лишь на скорость.

И тем не менее между противниками повисло ощутимое напряжение. Казалось: кровь не прольется, ничьей жизни опасность не угрожает… Но гордость мужчины ценится не меньше, чем жизнь.

Тайри в предвкушении состязания сохранял, несмотря на палящее солнце, непринужденную позу, и на его губах играла легкая усмешка. Револьвер на левом бедре привычно оттягивал пояс, и тяжесть эта была приятна. Руки, на время освобожденные от оков, казались легкими, как воздух, почти невесомыми.

Когда все было готово, зрители умолкли, и Лобо выступил вперед, готовясь подать сигнал. Мускулы Тайри напряглись, хотя ни в выражении его лица, ни в позе не было заметно никакой перемены.

Прозвучал сигнал к началу, и Пауло сделал едва заметное движение. Оно было стремительным и плавным, как у змеи. Но Тайри оказался еще более быстрым и более плавным. А главное, он был более уверен в себе. Он уже выхватил револьвер из кобуры и щелкнул спусковым крючком, а Пауло успел только достать свое оружие.

Хозяин испустил едва слышный вздох, в котором слышалось разочарование, а из горстки охранников послышались тихие и не слишком восторженные хлопки тех, кто ставил на стрелка-гринго.

Как только состязание было окончено, руки Тайри вновь заковали в кандалы, а его самого снова заперли в тесную клетку. Короткие каникулы закончились. На следующее утро он опять оказался в руднике, в недрах земли, и трудился там от рассвета до заката. Он видел измученных людей, видел, как их морили голодом и забивали плетьми, и так мучили и издевались, что то, что делали со своими пленниками индейцы, могло показаться любительскими забавами.

Иногда ночью до него доносились отчаянные крики несчастных, которым довелось по глупости разгневать какого-нибудь надсмотрщика или нарушить правила. Но Тайри не чувствовал к ним сострадания. Они разделяли его участь и его боль. Они разделяли его неволю и его тоску. Но все равно он был один. И не испытывал желания присоединиться к прочим в тех редких случаях, когда заключенным дозволялось поболтать друг с другом, не делал попыток познакомиться с пленником, живущим в соседней клетке. Он всегда был одиночкой и не испытывал потребности кому бы то ни было жаловаться на судьбу.

Но было нечто объединявшее их всех – мечты о свободе. Тайри проводил много часов во мраке ночи, представляя то время, когда снова обретет свободу, когда его жизнь снова будет принадлежать только ему. И лишь эта надежда поддерживала его и позволяла выжить, только одна она давала возможность терпеть.

Иногда по ночам, когда ветер дул в его сторону, до него доносились надрывающие душу мелодии – играли на испанской гитаре. И эти звуки, долетавшие через прутья, напоминали Тайри о ночи, когда он танцевал с Рэйчел во дворе ранчо. Эта музыка, сладостная и горькая, наполняла Тайри глубокой печалью, а другие заключенные тем временем вслух вспоминали о своих возлюбленных женах и детях.

Лежа, скорчившись в своей тесной клетке, Тайри смотрел, не отрываясь, в ярко-синее небо и думал о Рэйчел. Если он еще не потерял счет времени, то сегодня было двадцать четвертое мая и завтра должна была состояться их свадьба. Закрыв глаза, он увидел Рэйчел, одетую в ослепительно белое платье. Весьма вероятно, что теперь она выйдет замуж за Уэсли, с горечью думал он. Возможно, это и к лучшему. Из шерифа выйдет хороший муж, добрый отец… Тайри пробормотал какое-то ругательство, представив себе Рэйчел замужем за другим мужчиной, но тотчас попытался выбросить эту мысль из головы, и вместо этого представил, как Рэйчел снует по залитой солнцем кухне отцовского дома и золотые волосы каскадом падают на ее спину, она что-то напевает. Он вспомнил вкус ее поцелуев и нежность ее прикосновений, и ее особый женский запах, и эти воспоминания будили в нем свирепое желание и яростную тоску, и он подумал, что сойдет от этого с ума.

Но тоска по Рэйчел была еще не самой тяжкой пыткой. Хуже его томления по женщине было постепенное осознание того, что только смерть освободит его от рабства и работы на руднике.

Он боялся себе в этом признаться, но это было так. И тем не менее в первые несколько месяцев плена в нем теплилась надежда на то, что каким-то непонятным и чудесным образом он отвоюет свою свободу и снова станет господином своей судьбы. И свободно сможет следовать за солнцем, гнаться за ветром, мчаться по прерии и любить женщину с медовыми волосами и синими, как небо, глазами. Надежда эта не хотела умирать, но со временем, под гнетом мук и отчаяния, она становилась все призрачней, и из-за каждодневного труда в руднике, семь дней в неделю, без света солнца лелеять ее было все трудней. Волосы Тайри отросли и свалялись, тело было покрыто коркой грязи. Он похудел. На руках его образовались кровоточащие мозоли, время от времени подживавшие и покрывавшиеся струпьями. Искалеченная правая рука не спасала его от работы в руднике и не облегчала его жизнь. Но долгие часы в шахте, где он постоянно орудовал киркой, способствовали тому, что постепенно сила возвращалась и рука приобретала забытые навыки. С мрачной усмешкой он размышлял о том, что, если когда-нибудь ему удастся бежать, он обязан будет поблагодарить Аннабеллу за восстановление правой руки. Сначала поблагодарить, а потом убить.

Дни и недели катились невероятно медленно. Как отупевшее животное, Тайри послушно двигался под привычный аккомпанемент щелкающего бича, иногда касавшегося и его спины и обжигавшего ее. И каждый раз, когда он ощущал укус бича, он беззвучно посылал проклятия Аннабелле.

Недели складывались в месяцы, и Рэйчел перестала существовать для Тайри, так же как и весь прочий мир. В его реальности не оставалось теперь места для мыслей о девушке со сладостными губами и медовыми волосами. Оставалась только ненависть. Ненависть к Аннабелле, к Монтойа, к надсмотрщикам, караулившим его каждую минуту, когда он бодрствовал.

Не было места для воспоминаний о счастливых временах. Только ненависть и бессильные мечты о мести.

Глава 21

Дни, тянувшиеся для Тайри так медленно, такими же были и для Рэйчел. Она отказывалась верить в его смерть. Возможно, вовсе не Аннабелла освободила Тайри из тюрьмы. Может быть, Тайри удалось передать кому-нибудь весточку и к нему пришли на помощь. А может быть, Аннабеллу замучила совесть и она решила исправить содеянное?

Десять раз на дню она выглядывала из окна или подбегала к входной двери, обшаривая взглядом горизонт и надеясь где-нибудь вдали углядеть высокого темноволосого мужчину, приближающегося к ней верхом. По ночам она лежала без сна в своей постели и молилась, чтобы он вернулся. Она бы сделала все, что он пожелает, поехала бы с ним, куда бы он захотел. Куда угодно. Даже если бы пришлось ехать к индейцам, туда, где он когда-то познал счастье.

Но Тайри все не было, и по мере того, как шли дни и недели, Рэйчел отчаивалась и теряла надежду на его возвращение. Она уже почти примирилась с мыслью, что он не вернется. Никогда. И тогда долго сдерживаемые ею слезы хлынули. Горячие горькие слезы, которые каким-то образом облегчали нестерпимую боль в сердце.

Двадцать пятое мая было худшим днем в ее жизни. Большую часть этого дня она провела в своей комнате – одна, глядя в окно. Где же сейчас Тайри? Стараясь подавить слезы, она подошла к шкафу, открыла дверцу и провела рукой по белому платью, которое должно было стать ее свадебным нарядом. С приглушенным рыданием она сорвала платье с вешалки и начала рвать его. Ткань не поддавалась, и тогда Рэйчел схватила ножницы и искромсала платье на куски.

– Я ненавижу тебя, Тайри! – закричала она. – Ненавижу тебя, ненавижу тебя, ненавижу!

Из глаз ее заструились слезы, она упала на пол и зарылась лицом в мягкую белую ткань, которая еще недавно была ее подвенечным нарядом.


Клинт Уэсли навещал ее почти ежедневно. Сначала Рэйчел была с ним холодна, потом груба, виня его за то, что случилось с Тайри. Но время шло, и гнев ее превратился в апатию, а потом ей стало и вовсе все равно. Клинт часто говорил ей о своих чувствах, о том, что всегда любил ее. И когда он целовал ее, это были поцелуи взрослого мужчины, знающего, чего хочет, а не робкие попытки застенчивого мальчика. Он приносил ей цветы и конфеты, ухаживал за ней и, казалось, только и ждал момента, чтобы заняться с нею любовью. Каждое воскресенье он сопровождал ее в церковь, ходил с нею на разного рода увеселительные вечера, приглашал на прогулку и пикники и делал все возможное, чтобы поднять ее дух и вызвать ее улыбку.

Для Уэсли это было время ожидания. Он ждал, когда Рэйчел забудет Тайри и ее привязанность к нему, Клинту, перерастет в любовь, которой он так жаждал. Он надеялся, что наступит день, когда она согласится стать его женой. Он осыпал ее комплиментами, шептал ей нежные слова, не торопил, не подталкивал к скорейшему решению, но это ожидание трудно ему давалось.

Он спрашивал совета Рэйчел, когда обставлял свой дом, купленный у Миллера. Красил стены в те цвета, что нравились Рэйчел, покупал мебель, которую она одобрила, и расставлял ее так, как подсказывала Рэйчел, ожидая, что наступит день, когда она согласится поселиться с ним в этом доме.

Убедив себя, что никогда больше не увидит Тайри, Рэйчел изо всех сил пыталась полюбить Клинта и уговорить себя, что так ей будет лучше. Ведь ее избранник был всего лишь бродягой, человеком вне закона, отщепенцем и наемным убийцей, а Клинт Уэсли был честным и уважаемым в обществе человеком, мысли и поступки которого были искренними и безупречными. Клинт нежно любил ее и доказывал это всеми возможными способами. Но как она ни старалась, она не могла заставить свое упрямое сердце забыть о Тайри.

Однажды она попыталась объясниться по этому поводу с Клинтом, но он поцелуями заставил ее замолчать и заявил, что ему и дела нет до того, какие чувства она питала к Логану Тайри.

– Я люблю тебя, – сказал Клинт твердо, – и не успокоюсь до того дня, пока ты не станешь замужней женщиной. И если ты выйдешь замуж за Тайри, я буду танцевать на твоей свадьбе и пожелаю тебе счастья. Но пока этот день не наступил, я буду стараться добиться твоей любви.

Джон Хэллоран благосклонно взирал на Клинта Уэсли и ничего не имел против перспективы однажды назвать его зятем. Клинт был славным человеком. Он будет Рэйчел хорошим мужем, если она даст ему возможность проявить себя в этом качестве. А может статься, что и на ранчо Клинт тоже пригодится. Возможно, если в семье будет представитель закона, Аннабелла Уэлш оставит их в покое и перестанет пытаться отобрать у него ранчо. С тех пор как исчез Тайри, скот Хэллорана снова начал пропадать, изгороди часто оказывались поваленными, а посевы на полях уничтоженными.

Джон Хэллоран частенько размышлял, почему это Аннабелла не убила его, как поступала с прочими, стоящими у нее на пути. Но на его жизнь, как и на жизнь Рэйчел, пока не посягали. Теперь, чтобы выжить, приходилось вести непрестанную борьбу. И только когда скот Аннабеллы начал появляться на его пастбищах, Джон понял, что она больше не считает его для себя опасным. Она снизошла до того, чтобы оставить его в живых, прекрасно сознавая, что он никак и ничем не может повредить ей. И все же видеть на своей земле скот Уэлшей было так же больно и унизительно, как получить пощечину, но сопротивляться он не мог, а бежать ему было некуда.

В июле кобыла Рэйчел родила длинноногую гнедую малышку.

Рэйчел с изумлением наблюдала, как молоденькая кобылка вступала в мир. Сначала появились ее передние копытца, еще совсем мягкие и нежные, за ними показалась шелковистая мордочка с мокрым носиком, потом вся голова, туловище и наконец задние ножки. Как ни странно, Моргана рожала легко, она без осложнений произвела на свет своего первого жеребенка. Глядя, как кобыла тихонько ржет, обращаясь к своей дочери, и облизывает ее головку и ушки, Рэйчел почувствовала, как горло и глаза у нее защипало от подступивших слез. Всего через несколько минут новорожденная уже попыталась встать. Рэйчел не вмешивалась, зная, что жеребенок должен всему научиться сам. Наконец после нескольких попыток кобылке удалось встать на ножки. Моргана тихонько вздохнула и снова начала облизывать дочку досуха.

Рэйчел улыбалась, глядя, как кобылка тычется под брюхо матери в поисках пропитания. Она больше не думала о Чуде рождения нового существа, теперь ей вспоминалась та теплая августовская ночь, когда Моргана согрешила с серым мустангом. Ночь, которую она сама провела в объятиях Тайри. Это была незабываемая ночь! Тогда и сам Тайри был подобен жеребцу, дикому, неприрученному, он подчинял ее своей воле, как серый подчинял себе Моргану. И Рэйчел упивалась его властью над собой, нежилась в лучах его силы, отдаваясь ему полностью и безраздельно.

Тайри, Тайри. Неужели ей так и не суждено никогда от него освободиться? Куда бы сна ни взглянула, все напоминало о нем. Она думала о том, как они занимались любовью перед камином, о ночи, когда они танцевали во дворе ранчо, о дне, когда были вместе на городском торжестве, о том, как он спас Эми от обезумевшей кобылы, о часах, которые он провел, приручая серого мустанга. Каждая комната в их доме хранила память о Тайри.

В августе Джон Хэллоран удивил всех, сделав предложение Клер Уайтинг. И получил согласие. Свадьбу сыграли неделей позже в городской церкви. Клер была привлекательной женщиной средних лет, и из нее вышла красивая новобрачная.

Рэйчел тихонько плакала, когда преподобный Дженкинс провозгласил Клер и Джона Хэллорана мужем и женой. Прекрасная церемония, бессмертные слова, соединяющие мужчину и женщину в единое целое, все это, казалось, было устроено в насмешку над Рэйчел, только острее почувствовавшей свое одиночество. Она была уверена, что Тайри вернулся бы к ней, если бы мог. Так уверена! Было так трудно примириться с мыслью, что она никогда больше его не увидит. Ведь она не сомневалась в том, что он жив. Рэйчел знала, что почувствовала бы, если бы его больше не было на свете. Но лучше было думать о нем, как о живущем в каком-нибудь приграничном мексиканском городишке, пусть даже они никогда больше не встретятся, чем считать его мертвым и думать, что его неисчерпаемая жизненная сила иссякла и сам он успокоился навсегда. Независимо от того, что готовило ей будущее, невзирая на то, за кого она выйдет замуж, если это все-таки случится, в ее сердце всегда останется место, принадлежащее Тайри.

Рэйчел задумчиво улыбалась, видя, как отец целует свою молодую жену. И вспомнила, как спросила отца, разумно ли жениться в то время, как у них столько неприятностей из-за Аннабеллы.

– Если я не женюсь на Клер сейчас, – ответил отец, ущипнув ее за подбородок, – у меня, возможно, больше не будет такой возможности. Клер все знает о моих делах и хочет разделить со мной все мои беды.

Из ее глаз снова хлынули слезы. Если бы рядом был Тайри, способный разделить их заботы! Ей никогда не бывало страшно, если рядом был Тайри. Он всегда был так уверен в себе, всегда знал, что нужно делать в том или ином случае.

Клинт Уэсли снисходительно улыбнулся, подавая Рэйчел носовой платок. Женщины! Они так эмоциональны: всегда плачут на свадьбах.

Торжество по случаю бракосочетания устроили в здании школы. Там было многолюдно и оживленно, ведь к Джону Хэллорану и его жене в Йеллоу-Крик все относились хорошо.

Рэйчел вздыхала, видя, как ее отец и Клер танцуют. Свадьба ее отца была как раз такой, какой бы она хотела для себя.

Когда музыканты на мгновение замолкли, Джон Хэллоран воспользовался случаем и пригласил на следующий танец Рэйчел.

– Ну, дочка, что ты думаешь по этому поводу? – спросил он, кружа ее по комнате.

– Думаю, что ты женился на замечательной женщине, – искренне ответила Рэйчел. – И еще, что вы подходите друг другу.

– Спасибо, детка. А как насчет тебя? Почему ты наконец не сдашься и не выйдешь за Клинта? Тебе не кажется, что он уже достаточно долго за тобой ухаживает?

– В чем дело, па? – насмешливо спросила Рэйчел. – Ты не можешь дождаться момента, когда избавишься от меня, чтобы наконец полностью отдать себя в руки другой женщине?

– Рэйчел!

– Прошу прощения, – смущенно сказала Рэйчел. – Я просто неудачно пошутила. Может быть, ты и прав. Возможно, мне следует выйти замуж за Клинта, но…

– Все дело в Тайри, не так ли? Ты все еще не теряешь надежды, что он вернется?

– Да.

– Было время, когда я считал, что он будет тебе хорошим мужем, радость моя, но, возможно, я заблуждался. Не знаю, жив он или нет, но знаю одно: некоторые мужчины похожи на диких лошадей. Как бы вы ни обхаживали их, как бы ни ласкали, эта дикость и жажда свободы все-таки в них остаются. И ее из них нипочем не выколотить – ни наказаниями, ни любовью. Это заложено в их натуре слишком глубоко. Возможно, с Тайри так же.

– Возможно. – Рэйчел обняла отца. – Не волнуйся за меня, па. Со мной все будет хорошо.

Джон Хэллоран поцеловал дочь в щеку. Танец окончился, и Клинт Уэсли подошел пригласить ее. Уэсли за последний год как-то повзрослел, подумал Хэллоран. В его манере держаться появилось нечто новое, пожалуй, уверенность в себе, чего никогда не было заметно прежде. К тому же он стал чертовски красивым малым, размышлял Хэллоран. Вот, например, сегодня – в коричневом костюме и при галстуке. Старик бросил взгляд на Рэйчел и увидел, что и для нее не прошли незамеченными перемены в облике и манерах шерифа. Возможно, скоро у них в семье состоится еще одна свадьба.

– Позаботьтесь хорошенько о моей девочке, – сказал Хэллоран Уэсли. – Она самое лучшее, что у меня есть.

– Да, сэр, – искренне ответил Клинт. – Она самая лучшая из всех, кто здесь есть.

И самая красивая, подумал он. Сегодня вечером она выглядела необычайно прекрасной – в кремовом платье с широкой юбкой, длинными рукавами и квадратным вырезом, отделанным небелеными кружевами. Волосы ее, золотые, как только что отчеканенная монета, были перетянуты широкой атласной лентой, завязанной большим бантом. Она казалась юной, оживленной и такой желанной, что даже смотреть на нее было больно.

– Пойдем подышим воздухом, – предложил Клинт и, взяв Рэйчел под руку, повел ее к боковой двери, ведущей на школьный двор.

Ночь была прекрасной. Небо казалось иссиня-черным. Бесчисленные звезды играли в прятки с немногочисленными медленно проплывавшими пушистыми облачками, то скрываясь за ними, то появляясь снова. Воздух был сладким и напоенным ароматом жимолости.

– Они кажутся счастливыми, – сказал Клинт, когда они не спеша обходили школьный двор, – твой отец и Клер.

– Да, они хорошая пара. Он слишком долго жил один!

– Как и я, – хрипло заметил Клинт. Заключив Рэйчел в объятия, он склонился к ней и страстно поцеловал. Этот поцелуй не оставлял сомнений в том, насколько он желает женщину, которую держит в объятиях.

Губы Клинта были теплыми и требовательными, что-то, кажется, начало просыпаться в Рэйчел, и от этого она испытала смятение и смущение. Прежде поцелуи Клинта никогда не находили в ней отклика. Неужели она так изголодалась по мужским ласкам, что любой мужчина может пробудить в ней страсть?

– Рэйчел, Рэйчел! – стонал Клинт. – Солнышко, не отталкивай меня. Я так тебя люблю, что просто схожу с ума.

– Клинт, не надо…

– Выходи за меня замуж, – убеждал он, покрывая ее лицо поцелуями. – Когда угодно – сегодня вечером, завтра, в любой удобный для тебя день.

– Не могу.

– Ради всего святого, скажи почему?

– Не знаю, – уклончиво ответила Рэйчел. – Просто не могу. Во всяком случае, пока не могу.

– Все дело в Тайри, да? – воскликнул Клинт. – Всегда и везде Тайри. Что в нем такого, в этом мерзавце, что он так на тебя действует? Почему твои глаза сияют, как звезды, как только ты слышишь его имя?

– Не знаю, – повторила Рэйчел тихо. – Знаю только, что не могу выйти за тебя, Клинт. И не стану тебя осуждать, если ты больше не захочешь меня видеть. Но я не могу дать тебе согласие, пока не пойму, что поступаю правильно. И не могу обещать тебе, что когда-нибудь это случится.

Клинт кивнул и снова обнял Рэйчел, глаза его смотрели на нее с нежностью. Он привлек ее ближе, продолжая бормотать нежные слова, пока она плакала, и не переставал про себя проклинать Логана Тайри за то, что тот причинил ей такую боль.

Когда Рэйчел затихла и успокоилась, Клинт снова отвел ее в зал и, поцеловав, пожелал доброй ночи.

– Я буду ждать, – пробормотал Клинт. И Рэйчел вместе с отцом и Клер покинула школьное здание. – Если потребуется, я даже дождусь, пока в аду наступит зима…

Хэллораны тронулись домой уже после полуночи. В экипаже горой громоздились свадебные подарки, снаружи к нему была прикреплена доска с надписью «НОВОБРАЧНЫЕ».

Отец и Клер сидели рядом, держась за руки, и строили планы на будущее, а Рэйчел правила. Клер принадлежал небольшой домик в городе, и они решили пока его не продавать, а сохранить и, возможно, сдавать внаем.

Рэйчел управляла лошадьми не задумываясь, машинально, мысли ее были прикованы к Тайри. Она думала также и о себе: не встреть она Тайри, она бы благополучно вышла замуж за Клинта и почитала бы себя счастливой женщиной. Но явился он, и все в ее жизни перевернулось с ног на голову. Она размышляла о Клинте, о Тайри и хмурилась. Может быть, ее чувство к Тайри вовсе и не было любовью? Может быть, она спутала любовь и страсть? И просто следует выйти замуж за Клинта, угомониться и завести семью. И глупо надеяться на то, что Тайри к ней вернется. А что если Клинту надоест ждать, пока она скажет «да», и он найдет себе кого-нибудь другого, и тогда она останется одинокой старой девой, и любить ей будет некого, и никто не будет любить ее?

Она подняла голову: что там такое происходит? И тогда Рэйчел увидела дым.

– Боже! – задыхаясь, закричала она. – Наше ранчо горит!

– Уэлш! – прошипел Хэллоран сквозь зубы. Вырвав у Рэйчел вожжи, он хлестнул лошадей, пустив их в галоп.

– Давай-ка, Рыжая! – кричал он.

Когда они добрались до дома, спасать там было уже нечего. Крыша обвалилась и вся постройка пылала.

Следующий час они провели как в аду. Они бросались к амбару, к конюшням, хватали ведра, в которых задавали корм лошадям и пытались погасить кровлю и горящие стены. К счастью, не было ветра, искры от дома не разлетелись и пламя не перекинулось на остальные постройки. Что они могли сделать? Разве что облить водой стены амбара, конюшни и бараков для работников.

А затем оставалось лишь наблюдать, как огонь постепенно истощал свои силы и хирел. Рэйчел заплакала, вспомнив о поглощенном пламенем альбоме с фотографиями. Там была свадебная карточка ее матери и отца, а также бережно хранимая фотография ее братца Томми. Там было столько сокровищ, невосполнимых сокровищ, и все они погибли! И теперь она их оплакивала. В огне осталось свадебное платье ее матери. Семейная Библия Хэллоранов, в которой записывались дни рождений и смертей, дни вступления в брак и другие памятные даты аж с 1795 года. Погибла в огне и изящная скатерть, вышитая ее бабушкой, и крошечное белое платьице, в котором крестили Томми.

Они переночевали в бараке для работников, а на следующее утро, накормив животных, отправились назад в Йеллоу-Крик.

– По крайней мере мы не остались бездомными, – сказала Клер, стараясь хоть как-то их подбодрить. – У нас все-таки есть дом, в котором можно жить.

Джон Хэллоран попытался улыбнуться новобрачной, но Рэйчел даже и не пыталась. Она потеряла все, что было ей дорого.

Когда новость о пожаре распространилась, пришли их друзья и соседи. Они приносили еду и говорили им полные сочувствия добрые слова, и предлагали помощь в строительстве нового дома, если они соберутся его строить.

Уэсли отправился верхом взглянуть на пепелище, надеясь найти какие-нибудь улики и попытаться выяснить, кто устроил поджог, но ничего не нашел.

Джон Хэллоран при Клер старался держаться, но позже, когда остался с Рэйчел один на один, признал свое поражение.

– Она выиграла бой, – сказал он безнадежно. – Аннабелла Уэлш наконец одержала победу. У меня нет ни денег, ни мужества отстраивать дом заново. Мы соберем скот, который у нас еще остался, и продадим его. А потом я поищу работу в городе.

– Па…

– Я не могу больше бороться, – сказал Хэллоран. – Но будь я проклят, если продам землю. Пусть гоняет по ней свой скот, пусть строится на ней, но земля эта никогда не будет принадлежать ей по праву. Не будет, пока я жив!

Глава 22

Наступила осень – любимое время Рэйчел. Но теперь ясный прохладный воздух и яростная пляска под ветром красных и золотых листьев не приносили ей радости. Она сознавала, что равнодушие, овладевшее ею, вызвано утратой Тайри. Как бы она ни старалась, ей не удавалось выкинуть его из головы. Она продолжала, как и прежде, любить его и не теряла надежды, что когда-нибудь он к ней вернется. Хотя сама она понимала, что тешит себя детскими сказками и питается иллюзиями. По-настоящему он никогда не был к ней привязан. А значит, не вернется никогда!

Клинт не оставлял своих усилий, продолжал ухаживать за ней и вел себя по-прежнему нежно и терпеливо. Он никогда больше не упоминал о браке, и все же Рэйчел знала: стоит ей сказать слово, и он тотчас пойдет с ней под венец. Но понимала она и то, что с Клинтом никогда не будет по-настоящему счастлива. Сердце ее принадлежало Тайри, и хотя она не рассчитывала, что однажды он явится за ним, все равно не могла отдать его никому другому. Наступило время сказать Клинту обо всем, объяснить, что не стоит питать бесплодных надежд и что она никогда не выйдет за него замуж. Она понимала, что это будет труднейшим объяснением в ее жизни, но наступило время перестать держаться за Клинта и самостоятельно встать на ноги. Клинт должен знать, что она никогда не будет принадлежать ему. Возможно, тогда он найдет достойную его женщину. И тотчас же ей на ум пришла Кэрол-Энн. Они прекрасно подойдут друг другу. Прекрасно!

Рэйчел подумала о вечере в честь праздника Всех Святых, который устраивала Кэрол-Энн в городе. Нужно было найти какой-то способ сделать так, чтобы эти двое встретились. Она как раз ломала голову над тем, как лучше и тактичнее свести их вместе, когда, повернув за угол и выйдя на главную улицу, лицом к лицу столкнулась с Аннабеллой Уэлш. С минуту обе женщины не отрываясь смотрели друг на друга. Аннабелла была, как всегда, прекрасна, и Рэйчел это с раздражением отметила. Ее рыжие, как пламя, волосы были высоко зачесаны, и это придавало царственность ее облику. Ее пышная фигура затянута в модное платье, сшитое по последнему парижскому журналу.

Аннабелла взирала на Рэйчел с выражением открытой враждебности. Что в этой жалкой девчонке могло очаровать такого человека, как Тайри? Длинные и желтые волосы цвета песка, фигура, правда, сносная и личико хорошенькое, но Аннабелла ничуть не сомневалась, что сама она была гораздо эффектнее. К тому же она обладала властью и деньгами, и все это она предложила Тайри, но он отверг ее ради какой-то деревенской девчонки.

Под ледяным взглядом зеленых глаз Аннабеллы Рэйчел гордо подняла подбородок. Даже теперь, по прошествии стольких месяцев, она испытала острый приступ ревности, вспомнив, что Тайри жил под кровом Аннабеллы. Тайри…

– Где он? – выпалила Рэйчел, хотя до этого мгновения не собиралась заговаривать с Аннабеллой.

Аннабелла отпрянула, и Рэйчел тотчас же поняла, что Аннабелла – это ключ к тайне исчезновения Тайри и единственная возможность отыскать его.

– Вы, конечно, имеете в виду Тайри, – ответила Аннабелла с понимающей улыбкой. – Ведь он был интересным мужчиной, правда? Дикий, непредсказуемый. Как жеребец, которого еще надо приручить… – Аннабелла тихонько рассмеялась, и смех этот Рэйчел не понравился. – Ни одна из нас не сумела этого сделать, ни одна не добилась успеха, верно?

Рэйчел с трудом сглотнула, стараясь подавить страх, уже подступивший к горлу. Аннабелла говорила о Тайри в прошедшем времени, как о мертвом.

Но она выкинула эту мысль из головы.

– Вы знаете, где он, – сказала Рэйчел убежденно. – Я уверена в этом. Скажите мне. Пожалуйста.

Последнее слово она произнесла с трудом, чуть не подавившись им. Как трудно было проявлять смирение перед женщиной, разрушившей жизнь и ее дом, единственный дом, который она знала с детства. Но если потребуется, она встанет перед Аннабеллой на колени. Только бы Аннабелла сказала ей, где Тайри. Это рассмешило и позабавило Аннабеллу.

– Вы ведь его любите, да? – спросила она.

– Да.

– И были настолько глупы, что вообразили взаимность?

– Нет. – Это признание она произнесла едва слышно.

– Тайри и ему подобные не способны любить, – заметила Аннабелла, и в голосе ее прозвучала едва заметная нотка печали.

– Как и женщины, подобные вам, – сказала Рэйчел и тотчас же пожалела об этом – теперь она была готова откусить себе язык. Она вовсе не собиралась говорить этого вслух. Рассердить сейчас Аннабеллу было последним, чего она хотела.

– Ты проницательная маленькая сучка, – высокомерно ответила Аннабелла. – Всего хорошего.

– Аннабелла, ради Бога!

– Его нет, – ответила Аннабелла, – я продала его.

– Продали его? – повторила Рэйчел, уверенная, что ослышалась.

– Да, старому другу, который занимается работорговлей по ту сторону границы, на Юге. Не стоит плакать. Вероятно, сейчас его уже нет в живых. Или он мечтает умереть. Как бы там ни обстояли дела, я уверена, что наш друг Тайри теперь уже не представляет интереса для женщин. Ни для одной женщины.

Тайри, проданный в рабство. Это было слишком ужасно! И все же Рэйчел видела, что это правда, по мерцанию холодного огня в глубине зеленых жестких глаз Аннабеллы.

– Как вы могли? – выдохнула Рэйчел. – Как вы могли быть такой мстительной и жестокой?

– От меня не уходил еще ни один мужчина, – ответила Аннабелла, гордо вскидывая голову. – Ни один.

– Вы продали Тайри в рабство, потому что он ранил вашу гордость? – спросила Рэйчел, все еще не веря. – Что же вы за женщина?

– Богатая, – пробормотала Аннабелла Уэлш с недоброй улыбкой. – Всего хорошего, мисс Хэллоран.

Рэйчел, не отрываясь, смотрела вслед Аннабелле Уэлш, а мысли смятенно роились у нее в голове. Тайри стал узником, рабом на рудниках. А она все эти месяцы думала, что он ее не любит, что ему все равно. Она представляла его пьянствующим и распутничающим со шлюхами, а он был рабом. Она смахнула слезы, набегавшие на глаза. Слезами Тайри не поможешь.

Повернувшись, она помчалась в сторону платных конюшен, располагавшихся на краю городка. С тех пор как ее отец отпустил своих работников, там работал Кандидо. Может быть, Кандидо сможет ей помочь?

Но Кандидо только покачал головой:

– Вам никогда его не выручить, мисс Рэйчел. Я слышал рассказы о рудниках и о людях, которые там заправляют. Вы и на милю не сможете подойти к тому месту без того, чтобы вас увидели. Однажды, как я слышал, один владелец рудников убил всех своих рабов, а трупы сбросил в шахты, только чтоб его не накрыли власти.

– Я должна что-то сделать, Кандидо. Пожалуйста, помоги мне.

– А что говорит ваш отец?

– Его здесь нет. Он повез Клер в Сент-Луис. Они не вернутся до весны.

– Сожалею, но я не могу вам помочь.

– В таком случае я отправлюсь одна, – сказала Рэйчел решительно.

Кандидо тяжело вздохнул.

– У меня есть двоюродный брат, работающий на руднике возле Верде. Возможно, он сможет вам помочь.


Несколькими днями позже Рэйчел и Кандидо добрались до маленького городка Верде. Кузен Кандидо Ладо был шестидесятилетним стариком. В расцвете лет он был врачом, а потом из-за скандала, который у него случился с дочерью одного богатого землевладельца, был вынужден бросить врачебную практику. Теперь он путешествовал и за несколько песо и такое количество текилы, какое только мог выпить, лечил заключенных на рудниках.

Да, он и вправду видел гринго по имени Тайри.

– Стрелок, – сказал Ладо, кивнув с умным видом, затем отхлебнул из бутылки, которую всегда держал под рукой.

– Я был там в день, когда состоялось состязание между гринго и Пауло. Хозяин очень рассердился, когда гринго выиграл.

– Он еще жив? – с волнением спросила Рэйчел.

– Кто знает? – Ладо пожал плечами.

Через десять минут в руках у Рэйчел оказалась карта тех мест, где располагались рудник и ведущая к нему дорога.

– Сеньорита, вы не можете поехать на рудники и потребовать, чтобы Тайри освободили, не можете вы и выкупить его. Если владельцы рудника заподозрят, кого вы ищете, они убьют его, а возможно, и остальных тоже.

– Но должна же я что-нибудь предпринять, нельзя ведь просто оставить его там. Как мне жить, не зная, жив он или мертв?

Они ехали в молчании. Таким образом она отвергла уже с полдюжины планов освобождения Тайри, но сдаваться не собиралась. Должен же существовать какой-то способ его спасения!

Они возвращались в Йеллоу-Крик и как раз огибали внешний край каньона Сансет. Рэйчел содрогнулась, вспомнив день, когда это случилось: жара, индейцы…

– Придумала! – вскричала она.

– В чем дело, сеньорита?

– Апачи, – возбужденно ответила Рэйчел. – Я отправлюсь к индейцам Мескалеро. Тайри их друг. Конечно, они ему помогут.

– Нет. Это безумие.

– Мне потребуется твоя помощь, – продолжала Рэйчел, отметая его возражения. – Ты ведь немного говоришь на языке апачей?

– Си, сеньорита, но…

– Хорошо. Если мы поедем в этом направлении, то к ночи мы набредем на их лагерь.

– Или они сами на нас набредут, – сказал Кандидо. – Санта Мария, молись за нас!


Они так и не нашли лагерь апачей, но в ту же ночь индейцы нашли их сами. Вдруг неизвестно откуда возникли тридцать воинов, и их немигающие, будто выточенные из обсидиана глаза загорелись интересом при виде двоих белых людей.

Хотя она сама намеревалась найти индейцев, теперь, когда они оказались рядом, Рэйчел насмерть перепугалась. А что, если это вовсе не апачи? Что, если индейцы убьют их, не дав им даже возможности объяснить, зачем белые пришли на их землю?

Но тень надежды возродилась в, ней, когда она заметила одного из воинов, бывших в каньоне Сансет в тот ужасный день.

Она подняла руку жестом, который, как она знала от Тайри, означал «мир».

– Друг, – сказала она, надеясь, что воин не заметит страха ни в выражении ее лица, ни в тоне голоса. Она постучала по груди: – Женщина Тайри.

Стоящий Буйвол уставился на Рэйчел, потом улыбнулся. Да, он вспомнил женщину Тайри. Тогда в каньоне Сансет, когда Тайри явился ее спасать, индейцев постигло большое разочарование.

Рэйчел ответила на его улыбку. Он узнал ее, она это видела по глазам.

Воин заговорил с остальными, и все они спешились. Через несколько минут в неглубокой ложбинке запылал костер. Индейцы уселись вокруг него на корточках, глаза их были устремлены на Рэйчел. Только несколько из них говорили по-английски.

– Женщина Тайри, почему ты здесь?

– Тайри попал в беду, – сказала Рэйчел серьезно. – Он говорил мне, что жил с вами и что вы его друзья. Я пришла просить у вас помощи, потому что больше мне не к кому обратиться.

Стоящий Буйвол нахмурился:

– И что это за беда?

Рэйчел торопливо рассказала свою историю. Стоящий Буйвол кивнул:

– Да. Некоторые наши воины там побывали. Скверное дело – держать людей в рабстве.

– Значит, вы мне поможете?

– Да, мы поедем в Мексику с первыми лучами солнца. Один из моих воинов проследит, чтобы ты вернулась домой невредимой.

– Я еду с вами!

– Нет.

– Он, он…. мой муж, и я поеду его спасать.

Стоящий Буйвол улыбнулся. Право слово, у желтоволосой женщины сердце горного льва. Тайри проявил мудрость, выбрав ее.

– Мексиканец не должен ехать, – решительно заявил Стоящий Буйвол. – Мои люди не поедут вместе с ним.

Рэйчел не стала возражать. Всем была хорошо известна взаимная неприязнь мексиканцев и апачей, восходившая к тем давним временам, когда мексиканцы щедро платили за скальпы индейцев.

На рассвете следующего дня они тронулись в путь, в сторону Мексики. Кандидо весьма неохотно оставлял Рэйчел в компании апачей, но единственное, что он мог сделать, это просить ее передумать. Однако она была тверда в своем решении.

Индейцы против ее присутствия не возражали. Апачские женщины частенько отличались воинственностью, а также могли врачевать. Поэтому и с женщиной Тайри они обращались как с воином и ожидали, что она будет вести себя соответственно.

Рэйчел постоянно находилась в напряжении: ее терпели лишь потому, что она – женщина Тайри. Она содрогалась от ужаса при мысли о том, что было бы с ней, если бы имя Тайри не служило ей защитой. Многие воины поглядывали на нее с явным вожделением, другие – с выражением, не оставлявшим сомнений в том, что при иных обстоятельствах они убили бы ее и сняли скальп, как делали это с врагами.


К концу дня Рэйчел уверилась, что ей суждено умереть. Каждый участок ее тела болел. Красная рубашка прилипала к потной спине, юбка для верховой езды покрылась толстенным слоем пыли, края ее местами были разорваны в клочья – по пути им приходилось продираться сквозь кактусы. В общем, она была покрыта грязью с ног до головы и не могла припомнить другого такого случая, когда бы чувствовала себя такой грязной или такой до мозга костей усталой. При каждом ее движении мускулы, о существовании которых она даже не подозревала, отчаянно протестовали. Она не сомневалась, что от долгого сидения в седле теперь навсегда останется кривоногой.

Стоящий Буйвол протянул ей кусок сушеного мяса и предложил напиться из бурдюка.

– С первыми же лучами солнца мы поскачем дальше, – сказал он.

Его черные глаза внимательно изучали ее. Во время всего долгого пути она ни разу не пожаловалась. Возможно, если они не застанут Тайри в живых, он пожелает оставить эту женщину для себя.

Под долгим изучающим взглядом индейца щеки Рэйчел порозовели. О чем он думал? Его глаза, черные, как ночное небо, были бездонными, а лицо оставалось бесстрастным.

Она сделала большой глоток из бурдюка и вернула его Стоящему Буйволу.

– Благодарю, – сказала Рэйчел и отвела глаза, не в силах больше продолжать выдерживать его пристальный взгляд.

Следующий день был таким же, как предыдущий. Они ехали мили и мили по земле, населенной только кактусами, время от времени им еще встречались какие-нибудь пресмыкающиеся. Пот стекал по лицу, шее и спине Рэйчел, и она чувствовала себя липкой и противной самой себе. Руки и ноги отекли, и она мечтала о ванне, как никогда прежде.

Индейцы ехали молча, будто не замечая жары и больших расстояний. Они остановились только раз, вскоре после полудня, чтобы поесть и дать отдых лошадям.

Усталая Рэйчел ослабила подпругу своей столь же усталой лошади и похлопала ее по шее. Она радовалась тому, что оставила дома Моргану. Этот желтовато-серой масти мерин гораздо лучше выдерживал долгие часы скачки и скудную кормежку. Он обладал необходимой выносливостью и был смешанных кровей, – в нем текла кровь мустангов и кровных лошадей.

Очень скоро индейцы снова устремились к своим лошадям, и Рэйчел также со вздохом подтянула подпругу и вскарабкалась в седло. Никогда еще она не проводила в седле столько часов подряд.

В тот же день, но чуть позже группа воинов оторвалась от основного отряда и отправилась на охоту. Они вернулись затемно и принесли дикую индейку и нескольких кроликов. При мысли об обеде из свежего мяса Рэйчел почувствовала, как рот ее наполняется слюной.

И так они продолжали свой путь, пересекая страну и направляясь на юг. Они проезжали мимо невысоких холмов, мимо глубоких оврагов, узких долин и мелких речушек и неожиданно оказались на территории Мексики.

Рэйчел уже потеряла счет дням. Но однажды среди ночи в их лагерь ворвался один из разведчиков и сообщил о том, что рудники находятся менее чем в дне пути отсюда. И усталость Рэйчел исчезла, как исчезает снег под обжигающими лучами солнца. Завтра она увидит Тайри!

В ту ночь она не могла уснуть: он был так близко! Она закрывала глаза и вызывала в памяти его образ, так отчетливо хранившийся в ее воспоминаниях. Все эти долгие месяцы разлуки не изгладили его. Она видела его как живого: эти янтарные глаза, рот, который мог быть теплым и нежным, яростным и требовательным, и волосы, черные, как смертный грех. И каждый нерв в ее теле, казалось, ожил и пробудился, и все оно томилось по его прикосновению.

Она так и не уснула и все еще лежала с открытыми глазами, когда индейцы зашевелились. Они передвигались по лагерю необычно тихо. Завтракать не стали. Неожиданно в их руках появились маленькие глиняные горшочки, и воины начали раскрашивать лица, придавая им боевую раскраску. И первый раз за все это время Рэйчел осознала, что грядет бой и что в этой схватке погибнут люди. До этой минуты она не задумывалась о цене, которую придется заплатить за свободу Тайри, за то, что она снова увидит его. Но конечно, должно было произойти столкновение. Невозможно же просто прийти и вырвать Тайри из хищных лап рабовладельцев… Раздастся предупреждающий крик стражей, а потом будет бой, и Тайри тоже могут убить… Она попыталась отогнать эти мысли. Рэйчел уже зашла слишком далеко, чтобы думать о возможности поражения.

Она взглянула на сновавших вокруг воинов, и вдруг ей стало страшно. Эти люди были дикарями, чужаками. Убийцами, получавшими наслаждение от мучений своих жертв. Что она делает среди них? Почему доверилась им? Даже теперь от них в любую минуту следовало ожидать подвоха.

Когда на ее плечо опустилась чья-то рука, Рэйчел вскрикнула. Резко обернувшись, она расширенными от страха глазами уставилась на стоявшего рядом воина и облегченно вздохнула. Это был Стоящий Буйвол, С лицом, чудовищно обезображенным полосами черной краски.

– Подождешь здесь?

– Нет.

Он кивнул, будто и не ожидал иного ответа.

Десятью минутами позже они двинулись к руднику. Нервы Рэйчел были на пределе. Время от времени она похлопывала по пистолету, лежавшему в кармане юбки. Хватит ли у нее решимости застрелить человека, если это потребуется? Сможет ли она отнять человеческую жизнь? Возможно, ей предстоит это узнать.

Когда они добрались до долины, где располагался рудник, уже стемнело. Рэйчел пристально вглядывалась в деревянные постройки, в которых жили охранники, потом взгляд ее переместился на большое каменно