КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

По разные стороны (СИ) (fb2)


Настройки текста:



========== Пролог ==========


There’s a world without you.

I see the light.

Living in a world without you.

There is hope to guide me.

I will survive.

Living in a world without you.


The Rasmus, “Living in a World without You”


Кайло стоял на мостике «Финализатора» и задумчиво смотрел на ледяную планету внизу. Она не выглядела ни грозной, ни необычной, что было ее преимуществом, как и ее расположение. Неизведанные регионы. Кайло поморщился, меньше этого места в галактике он любил только планеты Внешнего Кольца – пристанище отребья, преступников, контрабандистов, мошенников и проныр всех мастей. На мостике кипела жизнь, но рыцарь Рен был словно бы вне ее, и даже не потому, что «Финализатор» официально находился под командованием Хакса, о чем генерал не уставал напоминать Кайло все время его пребывания здесь, а потому что старшие и младшие офицеры предпочитали огибать его по широкой дуге, зная о его несдержанности и вспышках беспричинной ярости, они предпочитали держаться подальше на всякий случай. Кайло это вполне устраивало. Он чувствовал страх, почти ужас, небольшую толику уважения, немного благоговения и чуточку интереса, в основном со стороны женщин. Мужчина чуть заметно усмехнулся, радуясь тому, что маска скрывала все его эмоции. Женщин часто притягивает Тьма, и многие ситхи этим успешно пользовались и пользуются. Женщины надеются либо исправить плохого парня, либо стать для него той единственной, для которой он будет хорошим. Но исправить его невозможно, а та единственная, для которой он хотел бы быть хорошим, исчезла.

Рен прерывисто вздохнул. Пять лет прошло, пять долгих лет. Просто невероятно! И вот теперь. Что теперь? Он знал, что надеется скорее всего зря, но это глупое чувство, что поселилось в груди с той ночи, ему никак не удавалось подавить. Сила собственной надежды поразила его самого, заставляя злиться на себя и вымещать злость на других. Он должен был бы сейчас думать о политике, о том, что Первый орден терпит в последнее время одно поражение за другим, он должен был бы думать о том, как исправить эту ситуацию, и какие планы предложить Учителю. И не мог. Все его мысли и чувства были поглощены той вспышкой Силы, что он почувствовал пару дней назад. Тогда он проснулся, задыхаясь, в поту с бешено колотящимся сердцем. Он рывком сел на постели, раздраженно отпихнул от себя смятое одеяло, показавшееся слишком теплым. Некстати пришла мысль, что Рей любила теплые и толстые одеяла, она была до крайности теплолюбива. Была. Он привык думать о ней в прошедшем времени, словно о мертвой. С той самой ночи, когда она исчезла, и он перестал чувствовать ее в Силе. Отчего-то он вспомнил свой ужас, свое отчаяние, свое изумление и свою ярость, когда понял, что ее никто не увел силой, что она ушла сама. Почему? Этот вопрос мучил его вот уже пять лет. Да, пусть за прошедшие годы поутихли эмоции и притупились чувства, и боль спряталась где-то в глубине души, но он все еще пытался понять. Почему? Ушла, разорвав узы Силы. Он напряженно размышлял, что этого можно было добиться лишь двумя способами: умереть или отсечь себя от Силы. И он отчаянно надеялся, что Рей все же жива. И содрогался при мысли о том, что она отсекла себя. Какую чудовищную боль она, должно быть, испытала при этом. Зачем? Почему? Он никак не мог понять, что произошло, и это мучило его едва ли не больше, чем сам факт ее предательства. А это было именно предательство. По-другому и не назовешь. Он убеждал себя, что она сильная, его девочка, все сможет пережить. Он говорил себе, что у нее были свои причины. Но никак не мог понять, почему она не поставила его в известность. Если ее мучило что-то, почему же она ему ничего не рассказала. Они ведь были близки. Ближе нее у него не было никого, и он верил, что у нее не было никого ближе него. Они были единым целым. Соратники, единомышленники, друзья, любовники. Они смотрели не только друг на друга, но в одну сторону. Не это ли залог крепких отношений? Оказалось, что нет. Но почему? Почему? Почему?!

Кайло сжал руку в черной перчатке, едва слышно скрипнула кожа. Внизу медленно вращалась вокруг своей оси планета. Очень скоро они испытают новейшее оружие, на которое ушло шесть долгих лет и уйма ресурсов. Кайло лишь надеялся, что они ушли не впустую. Бюджет был превышен едва ли не в два раза, но оно того стоило. Наверное. Мужчина едва заметно усмехнулся, не в его характере было сомневаться, но что-то сломалось в нем пять лет назад. Ушла какая-то важная часть его души. И часть эта была заключена в Рей. Кайло раздраженно мотнул головой, краем сознания отмечая, что этот, в общем-то, простой жест заставил шарахнуться пару человек на мостике, это вызвало еще большее раздражение. Рей, например, уже вовсю болтала бы с офицерами, смеялась и заигрывала, вызывая его ревность и восхищение. Она умела быть другом каждому, откуда-то знала пару-тройку фактов из их биографии. Она нравилась людям в Ордене. В отличие от него самого. Она умела гасить вспышки его беспричинной ярости и частенько отводила от людей беду, имя которой было Кайло Рен. За что многие были ей благодарны. Она была его слабостью. Она была его жизнью. Ушла она. Ушла и слабость. Ему бы радоваться, но он испытывал лишь горечь и боль. Он никогда не думал, что боль эмоциональная может ощущаться почти физически, словно в тисках сжималась грудь, дыхание с трудом проталкивалось в легкие, с трудом выталкивалось обратно. Дышать. Заставлять свое сердце биться. Не чувствовать. Не думать. Не задавать себе этот сводящий с ума, рушащий все самообладание вопрос: почему?! Только Сила ведает, каких усилий ему давалось держать себя в руках тогда. Он ненавидел всё и всех вокруг. Он ненавидел Первый орден и Силу. Он ненавидел спокойное равнодушие Учителя, словно тот провел забавный эксперимент и теперь наслаждается результатом. Он ненавидел сочувствие в глазах Ричарда. И неприкрытое злорадство Амаль. Он ненавидел печаль Валентайна, словно тот знал все заранее. Его бесили робкие и неуклюжие попытки Винсента поднять ему настроение. Молчал лишь Грэг. Но это было ужаснее всего. Кайло знал, что тот любит Рей уже давно. Ему бы не хотелось знать его мнение обо всем этом. Иногда он ловил на себе хмурый взгляд Грегори, словно тот что-то знает. И каких сил ему стоило сдержаться и не схватить рыцаря за грудки, вытрясая правду, знает только он сам!

Великая Сила! Зачем он все это сейчас вспоминает? Чтобы растравить старую рану?

Он научился жить без нее. Он просто однажды принял факт, что Рей больше нет в его жизни. Он пошел дальше. Он сумел выжить, выстоять. Он воевал, подчинял звездные системы. Он собирался строить новую Империю. И собирался править ею. Он работал, как проклятый, как раб у сурового хозяина, не зная сна и отдыха. Он шел к своей цели, в глубине души осознавая, что ему не нужна эта цель без нее. Но эту мысль Кайло гнал от себя, прятал глубоко в сознании, не позволяя всплывать на поверхность.

А еще были женщины. Много женщин на одну или пару ночей. Самого разного толка: офицеры и сотрудницы «Финализатора», шлюхи с Корусанта или любой другой планеты, мимолетные увлечения, дешевые связи. Секс ради секса. Он щедро платил одним, стирал память другим, смеялся над глупыми надеждами третьих о том, что теперь они женщины Кайло Рена, что он чем-то им обязан. Сколько их было этих женщин? И ни одна из них не была ею. Его Рей. Его девочкой. Его Звездочкой.

Где она теперь? Неужели на этой малоизвестной планете? Учитель не сказал ему прямо, что это была она. Но велел возглавить рейд на планету, которая и стратегически важной-то не была. Обычный, заурядный рейд, который вряд ли требовал присутствия Первого рыцаря. Но Сноук считал иначе. Он вызвал его буквально через пару минут после вспышки Силы, настолько мощной, что ее, наверное, услышало полгалактики, если не вся. Джедаи и ситхи, и даже не обученные форсъюзеры наверняка почувствовали небывалую вспышку, исходящую с одной из планет Внешнего Кольца. Белдерон. Не то чтобы нечто заметное. Несколько битв между Империей и повстанцами, канувших в прошлое. Завод по производству АТ-АТ, разрушенный ныне, и вместо него фабрика по производству мелких деталей для космических кораблей. Космопорт. Пара небольших поселений. Климат, склонный к засушливости, но все же не безводная пустыня, как Татуин или Джакку. Все. Почему Белдерон? О Рей! Какого криффа! Почему?! Почему?! И зачем сейчас? Пять лет! Пять долбанных лет! Он не желает больше мучиться или страдать! Он научился жить сам по себе! Ему не нужно больше ничье присутствие рядом! Тогда почему так больно? Снова! И откуда эта разрывающая на куски надежда, цепкими пальцами держащая его сердце. Откуда этот насмешливый голос в его голове, шепчущий искусительные речи о том, что это она, что он наконец-то нашел ее. После стольких бесплодных попыток, после стольких лет разочарования и боли, он нашел ее. Свою Рей. Свою Звездочку. Он бы разнес к криффу мостик да и весь корабль впридачу, не думая о последствиях, но знал, что ему это не принесет облегчения. Он отправляется сегодня. Через полчаса. В любое другое время он был бы уже в ангаре, лично проверяя готовность шаттла к отправке, но не сегодня. Он не может этого сделать. Просто не может. Это выше его сил.

- Ты уверен, что готов? – раздался за спиной низкий голос.

Кайло вздрогнул, мысленно отругав себя за беспечность. И тут же расслабился. Один единственный человек во всей галактике мог вот так подкрасться к нему со спины. Но именно этому человеку он бы и доверил эту самую спину. Ему и Рей. Так. К криффу мысли о ней!

Кайло чуть повернул голову в сторону, не считая нужным оборачиваться.

- Отчего ты решил, что я не готов к заурядному рейду?

- Мы оба знаем, что это не заурядный рейд, - спокойно произнес Ричард, вставая рядом.

Кайло покосился на друга, тот стоял, широко расставив ноги, от него веяло спокойной силой, надежностью. В этом весь он: спокойствие, надежность, он обеими ногами стоял на этой земле. Смешно подумать, что Кайло пытался с ним когда-то враждовать. Что бы он делал без его молчаливой поддержки, без его спокойной силы? Без его грубоватого чувства юмора и верного клинка рядом? Это просто невозможно.

- Если ты хочешь, я могу полететь вместо тебя, - непринужденно продолжил Рич.

Кайло вздрогнул, по спине пробежал холодок. Это было заманчивое предложение. Он мог бы отправить Ричарда. Мог бы спрятаться, скрыться от встречи с Рей. Или же…от сокрушительного разочарования. А, может быть, от облегчения? Он и сам не знал. Кайло понял, что запутался окончательно. Жаждет ли он, чтобы это была Рей или боится этого? Противоречивые чувства были ему не в новинку, но сейчас это перешло все мыслимые и немыслимые границы. Он слабо представлял себе, как будет руководить миссией в таком состоянии. Но он должен. Он Кайло Рен. Рыцарь. Будущий Император. Как он будет править галактикой, если не в состоянии справиться с самим собой?

- Нет, - коротко ответил Кайло и снова уставился в окно, хотя уже не особенно смотрел на вид внизу.

Повисло молчание, лишь фоновый шум на мостике. Он…раздражал. Ладно. Сейчас его раздражало все. И в первую очередь он сам. Он не должен сомневаться, колебаться и позволять противоречиям сбивать его с намеченного курса. Это всего лишь банальный рейд. Он, может быть, не найдет никого и ничего на этой планете. «Это не так, - шептал насмешливый внутренний голос, - ты знаешь, что это не так». Даже если Рей там была, возможно, она уже далеко-далеко от этой планеты. Или она не выжила после такой вспышки, ведь она добровольно отсекла себя от Силы. От этой мысли он содрогнулся. Что бы Кайло ни думал все эти пять лет, смерти Рей там не было, ни тогда, ни сейчас. Он упорно верил, что его Звездочка жива. Она должна жить! Вдох и выдох. Он приказал себе успокоиться. Глубокий вдох и медленный выдох. Она справилась без него. Справится и теперь. Эта мысль вызвала злость и едкую улыбку на губах. Самостоятельная Рей.

- Хорошо, - произнес рядом Ричард.

Кайло почти забыл о его присутствии.

- Но подумай вот о чем, Кайло, - Второй рыцарь был непривычно задумчив и тих, - подумай хорошенько, прежде, чем отказываться от моего предложения. Допустим, ты найдешь ее, что ты будешь делать дальше?

Дальше. Не было никакого дальше в его раздумьях. В его мечтах он находил ее, и этим все заканчивалось. Дальше не существовало. Но Ричард прав. Что он сделает? Простит ее? Даже если так, она военная преступница, на минуточку. По сути, дезертир, которого по закону военного времени следует казнить. А еще она рыцарь Рен, форсъюзер и любимая ученица Сноука. К ней не применимы обычные мерки и стандарты. И видит Сила, Кайло вовсе не хочет ее казнить! Потому что…Он резко мотнул головой, отгоняя от себя лишние мысли.

- Это может быть вовсе не она, - медленно произнес Кайло.

- Мы оба знаем, что это скорее всего она, - в тон ему ответил Ричард, - мы оба…- рыцарь помедлил, - надеемся на это.

Кайло вздрогнул и резко, всем телом, повернулся к другу, пристально вгляделся в его лицо, скрытое маской.

- Она была мне как сестра, - ответил на невысказанный вопрос Рич, - она была моей младшей сестренкой. И крифф раздери, если я понимаю, почему она сбежала! Я долгое время думал, что ее обидел ты, самодовольный ты ублюдок, одержимый жаждой власти!

Только один человек в галактике имел право так разговаривать с Кайло Реном. Еще Рей. Но ее больше нет. Кайло отрицательно покачал головой.

- Больше ты так не думаешь?

- Нет, - сбавил тон Ричард.

Снова повисло молчание. Кайло сжимал и разжимал кулаки. Едва слышно скрипела кожа перчаток, и это раздражало. Впрочем, сегодня его раздражало все. Он тяжело дышал в маске, и больше всего на свете ему хотелось сорвать ее. Рей ненавидела эти дурацкие маски, потребовалось вмешательство Сноука, чтобы она начала носить собственную. А ведь он многое ей позволял, гораздо больше, чем остальным рыцарям. Она была его любимицей. Он прочил ее в императрицы. Она должна была вместе с его самым талантливым учеником править галактикой. Рука об руку. Вместе в Силе. Кайло тряхнул головой, отгоняя эти мысли. Это прошлое. Оно не вернется никогда. Оно и к лучшему. Ему ни к чему слабости. А Рей была его слабостью. Но больше нет. О нет.

- Тебе пора, - ворчливо произнес Ричард.

Кайло коротко кивнул и направился прочь. Не прощаться. Не оборачиваться. И ни о чем не жалеть. Никогда.

И уже в спину ему полетел вопрос, заданный тихим, полным тоски голосом. Вопрос, от которого Кайло вздрогнул всем телом.

- Подумай, Кайло. Пусть ты ее любишь до сих пор. Но вот вопрос: сможешь ли ты простить ее?


========== Шинейд с планеты Белдерон ==========


Чтобы жить спокойно,

нужно затратить не меньше усилий,

чем для того, чтобы править миром.

Б.Констант


-Мамочка! – топот маленьких ножек был оглушителен, и Рей недовольно подумала, что уже поздно, и шум может разбудить Ханну. Но увидев дочь, хмуриться тут же перестала. Ее маленькая принцесса, ее Звездочка, неслась к ней со всех ног. Она, конечно, почувствовала мать с того момента, как Рей вышла из Космопорта, а может быть, даже и раньше. С некоторых пор Сила Шинейд росла. Особенно та вспышка. Рей вздрогнула, как тогда, пару ночей назад, когда ее дочь проснулась с криком, а потом…Даже она почувствовала…что-то. И скорее умом, чем чувствами, поняла, что это был выброс Силы, чудовищный по своей силе и мощи. Кто еще почувствовал его? Отсеченная от Силы, Рей не могла в должной мере оценить величину выброса, чтобы понять, насколько теперь они с дочерью в опасности. Ведь если выброс почувствовал Сноук…он может послать кого-то выяснить, что это за необученный форсъюзер стал причиной того, что Сила забурлила, словно штормовое море. Но тогда Рей волновали другие проблемы, как успокоить дочь, что рыдала, сидя на кровати и все твердила, как заведенная: черный человек, черный человек в маске! Услышав это, Рей похолодела, по коже пробежали мурашки, и стало трудно дышать. Чудовищным усилием воли она заставила себя произнести хоть слово, точнее поток глупых утешающих слов о том, что это всего лишь сон, и нет никакого черного человека в маске и что она, ее мама, всегда ее защитит. Всегда. Сама Рей в этом была вовсе не уверена. Если Кайло явится сюда, она не сможет ему противостоять, и тогда…только Сила ведает, что предпримет рыцарь. Это происшествие снова заставило Рей задуматься о том, что следовало решить уже давно. Вопрос об обучении Шинейд. Она могла бы сделать это сама, если бы добровольно не отсекла себя от Силы, не отказалась от нее, чтобы Кайло никогда не нашел их с Шинейд. Теперь она стала думать о том, что ей, быть может, следовало выбрать какой-то другой путь, найти иной способ скрыться от Кайло. Но уже поздно. Она сделала то, что сделала. И выброс Силы уже произошел. Им, быть может, следовало улететь с планеты еще той ночью. У Рей было множество знакомых в Космопорте, в конце концов, нашелся бы кто-то, кто смог бы увезти ее и дочь с планеты. А подкрепленная кредитами просьба была бы еще эффективнее. Но Рей не сделала и этого. Что ею двигало? Она и сама не знала. Но они с Ши по-прежнему здесь.

- Мамочка!

Рей присела, раскрывая дочери объятия, легко подхватила ее на руки, потрепала по непослушным черным кудрям, совсем, как у ее отца. Темно-карие глаза Кайло смотрели на нее доверчиво и нежно.

- Ты сегодня поздно, мама! – упрекнула дочь, легонько толкнув ладошкой ее в грудь.

- Было много работы, моя Звездочка, - ответила Рей, чмокая дочь в щеку.

Девочка смешно скривилась и вытерла место поцелуя тыльной стороной ладони. Ее Ши не очень-то любит всякие нежности.

- Ханна сказала, что ужин остыл. И что ты много работаешь. И что это совершенно зря, - сообщила дочь.

- Прямо так и сказала? – посмеялась Рей.

- Так и сказала, - раздался от двери голос пожилой женщины.

- Ох, Ханна, - Рей поставила дочь на пол, - простите, мы вас разбудили своими воплями.

- Вовсе нет, моя дорогая, я не спала. Ужин ждет тебя на кухне, но его определенно потребуется разогреть.

Рей во все глаза смотрела на женщину, в который раз гадая, кто же она такая. Высокая, до болезненности худая, с поистине королевскими манерами, Ханна предоставила им с дочерью кров, не спрашивая Рей, откуда она и как оказалась одна беременная. Она не спрашивала и откуда деньги, хотя прекрасно понимала, что вовсе не зарплатой механика Рей оплачивает жилье у нее, а также свежие фрукты и новые наряды для дочери. Себе Рей покупала что-то крайне редко, но ее Звездочка ни в чем не должна нуждаться. И спасибо орденским кредитам со счета на Корусанте, который она пять лет назад предусмотрительно перевела на подставное лицо, ее Ши ни в чем не нуждалась. Пусть это было опасно, но прошло уже пять лет, а они с дочерью все еще здесь, и за ними все еще никто не пришел. Прошлое самой Ханны было покрыто мраком, но Рей подозревала, что она была близка к тем знатным родам, что поддерживали Империю, а после ее падения бежали на Внешнее Кольцо и в Неизведанные регионы. Об этом говорили и правильная с корусантским акцентом речь Ханны, и ее манеры, ее внешний вид, пожилая женщина никогда не позволяла себе выйти растрепанной из своей комнаты, всегда безупречная высокая прическа, всегда простое, но изысканное платье, легкий макияж и запах свежих духов, она всегда сервировала стол, даже для себя одной. И она взялась обучать грамоте и языкам Шинейд, а еще этикету и манерам, за что Рей, сама получившая прекрасное воспитание, была ей искренне благодарна. Молодая женщина целыми днями пропадала в Космопорте, зарабатывая деньги, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания, хотя они с Шинейд могли бы жить безбедно и без ее работы, но так было правильнее. Да и сидя дома, Рей очень быстро сошла бы с ума от скуки и тоски, а так у нее было дело, которое ей всегда нравилось. Механиком она была отличным, могла починить любой корабль, ее не смущали ни сложность задачи, ни возможное отсутствие новых деталей или оригинальных для данной модели корабля. Она бралась за все. И пусть поначалу к ней отнеслись со скепсисом и не скрывали этого, но постепенно она стала одной из лучших, стала своей. И ей это было приятно, пусть и обитатели Космопорта ничуть не походили на высшее общество, в котором Рейлин Рен привыкла вращаться с самого детства. Но она больше не Рейлин Рен, теперь она всего лишь Рей. Рей из ниоткуда. Рей с планеты Белдерон. Механик в Космопорте и мать-одиночка. И Рей не жалела ни единого мига. Она никогда не сомневалась, что поступила правильно. Ее дочь не должна была расти в Первом ордене, не должна была расти среди войны. Ни за что! Ее дочь, ее сокровище, в которой от нее было так мало, если только характер. Но Шинейд всего четыре, ее характер еще может измениться, тем более, что самой Рей некому было рассказать, какой она была в детстве. А внешне дочь была очень похожа на свою бабку, только волосы и глаза отцовские. Все чаще в последнее время Рей смотрела на изображения Леи Органы в голонете, и все острее чувствовала сходство дочери с принцессой Органой. Вырастет ее Ши настоящей красавицей, в этом Рей даже не сомневалась. Она безумно любила дочь и бесконечно гордилась ей, и верила, что в будущем Шинейд даст ей еще больше поводов для гордости.

Рей направилась на кухню, осознав, насколько она голодна, Шинейд, которой, в общем-то, полагалось уже спать, вприпрыжку последовала за ней. Но у Рей не было силы воли, чтобы прогнать дочь. Они виделись редко. Утром Рей уходила слишком рано, когда дочь еще спала, вечером приходила слишком поздно, когда Ши уже спала. Рей работала пять дней в неделю, два дня отдыхала. И тогда все эти дни проводила с дочерью. На Белдероне не так уж много развлечений, и поэтому чаще всего они просто гуляли с Шинейд, ходили в Космопорт и к разрушенному заводу по производству АТ-АТ, к новой фабрике деталей для космических кораблей. И Рей рассказывала дочери об устройстве кораблей и даже рисовала схемы на земле, обещала, что однажды она полетает на настоящей СИДке и побывает на дредноуте типа «Мега». Рей рассказывала дочери сказки о старой Империи и о Республике, о Первом ордене и Сопротивлении. Она не была уверена, что это то, что следует рассказывать маленькой девочке, но не о боевых же формах ситхов ей рассказывать, в самом деле! Впрочем, разговорам о ситхах и джедаях тоже было место, рассказам о Силе. Классическое образование ее дочь получала от Ханны, и Рей была довольна, ее Ши вела себя, как настоящая принцесса, особа королевской крови, придраться к ее безупречным манерам не смог бы никто. Сама Рей, если честно, давным-давно позабыла все эти манеры, Космопорт был слишком разношерстной компанией, чтобы позволить ей сохранить свои манеры королевы. Да она никогда и не любила их, эти манеры. Но их вдолбили в нее вместе с учением о Силе, она могла вести себя безупречно, совсем, как Ши. Впрочем, ругаться, как отъявленный контрабандист она тоже могла, дружба со штурмовиками и механиками до добра не довела. О чем всегда ей говорил Кайло, и не уставал напоминать старый Алфи. Слуга ситхов, заставший еще расцвет Империи, знавший лично Императора и Дарта Вейдера, Алфи обучал их всех этикету, и он был вовсе не в восторге, услышав однажды из ее уст отборное ругательство. За этим последовала длительная лекция о том, что девушке, ученице Сноука, будущей императрице не к лицу такие речи. Ричард ржал над ней потом весь вечер, как ненормальный. И злилась Амаль, ей-то никто не сказал о ее будущей роли в жизни Новой Империи. Сколько же ей было тогда? Тринадцать? Четырнадцать? Как давно это было. В другой жизни. А вольный жаргон штурмовиков и механиков «Финализатора» и «Господства» очень даже пригодился ей теперь.

- Чем вы занимались сегодня, мое сокровище? – спросила Рей.

- Сегодня мы изучали реверанс, - гордо произнесла дочь.

- О! – Рей запихала в рот ложку с овощным рагу, блаженно сощурилась – Ханна великолепно готовила, - ты продемонстрируешь мне свои умения?

- Конечно, продемонстрирует, - Ханна застыла на пороге комнаты, - давай, Шинейд, как я тебя учила!

Девочка вышла на середину кухни, гордая посадка головы и чрезвычайно серьезный вид, она склонила голову в изящном кивке, взялась за края ночной рубашки, чуть приподняла подол, растянув его в стороны, поставила правую ногу чуть дальше левой и присела, стараясь держать спину ровной, чуть покачнулась, от усердия высунула язык, но вернулась в исходное положение и гордо вскинула подбородок. Глаза ее смеялись.

- Ну как? Мама! Ну как? Я молодец?

- Конечно, ты молодец, мое сокровище.

Рей не стала говорить, что положение рук дочери было не совсем неправильным. В конце концов, разве это вообще важно? Главное, что ее девочка счастлива.

- Мы еще разучим придворный реверанс, - слегка улыбнулась Ханна, - им можно приветствовать хоть самого императора.

- Мама говорит, что императора сейчас нет, - отозвалась Ши, забираясь на табурет и ловко подцепляя пальцами кусочек помидора с тарелки Рей, за что удостоилась грозного взгляда от Ханны, но мастерски сделала вид, что не заметила его. Рей прыснула от смеха и поспешно запихала в рот еще одну ложку рагу.

- Но он когда-нибудь будет, - серьезно произнесла пожилая женщина.

И Рей вздрогнула.

Когда-нибудь он станет императором. И ты, моя дорогая, будешь вместе с ним править галактикой.

Голос из прошлого, чуть задыхающийся, дребезжащий. Растянутые в легкой улыбке губы. Изуродованное лицо.

Сердце заколотилось быстро-быстро, словно бы она долго бежала или сражалась на световых мечах. Она думала, что забыла. Но оказалось, что воспоминания так ярки, так болезненно остры, словно она вновь лицом к лицу со Сноуком. Только больше ей не льстят его речи, нет ни самодовольства, ни удовлетворения. Нет ощущения того, что это место твое по праву, и никто и никогда не посмеет даже подумать о том, чтобы отобрать его у тебя. А если только подумает, ты убьешь этого человека. Смешно, она сама отказалась от всего. Просто оставила позади.

- Мама? – дочь с тревогой вглядывалась в ее лицо.

А Рей в который раз подумала, какие глубины Силы будут доступны ее дочери. И что ей с этим делать? На дне сундука в ее комнате хранился световой меч, двухклинковый и двухфазный, она собрала его, когда ей было двенадцать. Но вот уже пять лет Рей не брала его в руки, да и обучение дочери начинать следовало вовсе не с техник владения мечом, тем более таким опасным, как ее. Но как ее научить, если сама Рей больше не использует Силу? И если не она, то кто? Кому доверить обучение ее Звездочки? И как это сделать, не открывая правды о том, чья она дочь? Этот вариант совершенно неприемлем. Вдруг пришло четкое осознание того, какую ошибку она совершила, оставшись с дочерью здесь после выброса Силы. Им следовало уехать той же ночью. Решено: завтра с утра она найдет подходящий корабль, и они улетят. Куда-нибудь подальше. Можно хоть на Корусант, пусть она не любит эту планету, но там очень легко затеряться, ее денег хватит, чтобы жить и в таком дорогом городе. Или можно на Акзилу, тот же Корусант, но на Внешнем Кольце, там их тоже никто и никогда не найдет. Никто и никогда.

- Мама?

Рей тряхнула головой, перевела задумчивый взгляд на дочь, в который раз вздыхая о том, как же она похожа на свою бабку, как же Рей порой пугает пронзительный взгляд темных глаз, глаз ее отца.

- Тебе пора спать, моя Звездочка, - тихо произнесла Рей, решительно поднимаясь из-за стола.

- Сказку! – тут же потребовала Шинейд, - ты почитаешь мне?

- Конечно, мое сокровище, - Рей нашла в себе силы улыбнуться, хотя на душе стало совсем неспокойно.

Женщина подхватила дочь и понесла в маленькую комнату, смежную с ее спальней, которая служила для Ши детской. Здесь все было предельно просто, но уютно: светлые стены и небольшое окно с белым тюлем, светло-голубые шторы и даже цветок на окне, кровать с пушистым покрывалом и жесткий ковер на полу, шкаф, небольшой стол, пара стульев и кресло, в котором Рей частенько дремала ночью, когда дочь была еще совсем маленькой и нередко болела. Шинейд забралась в постель, укрылась одеялом по самый нос и уставилась на мать в предвкушении. Рей взяла датапад, уселась в изголовье и тихим голосом начала читать сказку. Она читала с выражением, меняя голос от персонажа к персонажу, но мысли ее были далеко от этой комнаты. Мысли ее уже унеслись вперед, она планировала отъезд. Им надо бежать. А что делать с Силой Шинейд, она решит позже, когда они будут в безопасности, потому что Белдерон перестал быть для них безопасным местом. Пусть здесь привычная и уже почти родная жизнь, и Рей будет жалко оставлять все это позади. Но она не может подвергать жизнь своей дочери риску, не может позволить, чтобы ее забрал Первый орден или чтобы за ней пришло Сопротивление, ни ситхи, ни джедаи не получат ее дочь. Никогда.

Дыхание Шинейд стало тихим и размеренным, дочь уснула. Рей аккуратно поднялась, подоткнула одеяло, поцеловала дочь в лоб.

- Спи, моя Звездочка, - женщина вышла из комнаты, плотно притворив за собой дверь.

С минуту она постояла, прислонившись к деревянной поверхности, спиной ощущая каждую неровность на двери. А потом направилась на кухню. Сна не было ни в одном глазу. Рей приготовила себе чашку кафа и уселась за стол, наслаждаясь тишиной дома и тишиной за окном. Ей нравилось, что дом Ханны находился вдали от поселения, и пусть приходилось на работу и с работы идти пешком, и это не всегда было безопасно, но это уединение и обособленность были Рей очень по душе. Женщина уставилась в чашку кафа. Говорят, что в древности люди гадали на гуще от этого напитка. Может быть, и ей попытаться увидеть будущее. Рей усмехнулась. Эта часть Силы никогда не была ей доступна. Провидение всегда было по части Валентайна, а еще самодовольство, самовлюбленность и крайний эгоизм. Худосочный засранец с манерами аристократа старой Империи, из семьи которого они с братом и происходили. Нет, она не будет пытаться увидеть, что ее ждет. Она просто возьмет судьбу в свои руки, изменив свою жизнь уже в третий раз. Раздался тихий шорох ткани, и в кухне появилась Ханна.

- Не спится, моя дорогая? Ты сегодня очень задумчива. Что-то случилось на работе?

Рей закусила губу. Ей придется сообщить пожилой женщине, что они улетают с Ши. А Ханна, как казалось Рей, привязалась к девочке. А она сама привязалась к Ханне, воспринимая ее кем-то вроде тетушки, которой у нее никогда не было. Тем временем Ханна налила каф и себе, присела напротив Рей. В ее движениях было столько изящества и врожденного благородства, что Рей внезапно выпалила:

- Кто вы?

Ханна аккуратно отпила каф, с тихим стуком поставила чашку на стол и вдруг улыбнулась. Ее светлые глаза смотрели на Рей чуть насмешливо и чуть снисходительно.

- Мне казалось, что у нас с тобой молчаливое соглашение не спрашивать о прошлом.

Рей смутилась. Да, что-то такое было. Но сегодня такой странный и тревожный вечер, который, впрочем, уже плавно перетек в ночь. И ей никак не заснуть. И, в общем,…Что в общем Рей и сама не знала.

- Да, - коротко ответила молодая женщина, - простите меня.

Ханна насмешливо фыркнула.

- Не за что извиняться, моя дорогая, - она немного помолчала и все же продолжила, - скажем так, в Сопротивлении мне вряд ли были бы рады.

- Ясно, - коротко ответила Рей.

- Я знавала лучшее, чем это, - почти мечтательно произнесла Ханна, рассеянно водя пальцем по ободку чашки, и вновь пронзительно взглянула на Рей, - надо полагать, ты тоже.

Молодая женщина вздрогнула, но предпочла не отвечать. Она отпила каф и прикрыла глаза. Наверное, ей следует отправляться спать. Все вопросы она решит завтра. Сегодня ей уже ничего не решить.

- Отправляйся-ка ты спать, Рей, - произнесла Ханна.

Рей согласно кивнула, поднялась, и вздрогнула от внезапно раздавшегося стука в дверь. Все напряжение этого вечера, и чего уж там, последних двух дней, вырвалось наружу в судорожном вздохе и резко сжатом кулаке. Женщина натолкнулась на стол, словно пьяная, задребезжали чашки. Она поймала напряженный взгляд Ханны и услышала свой голос, словно со стороны.

- Я открою.

Пожилая женщина отрывисто кивнула.

Рей медленно двинулась к двери. Ноги подгибались, и похолодели кончики пальцев. Где-то на краю сознания голос разума твердил, что будь это враги, то они вряд ли стали бы вежливо стучать в дверь. Но подступающая паника была сильнее, перед глазами разве что только все не плыло. Рей шла к двери медленно, словно надеясь оттянуть неизбежное. Стук повторился, женщине показалось, что она различила за дверью чьи-то голоса. Рей нервно сглотнула. И рывком распахнула дверь. На улице стояла ночная темнота, незваных гостей освещал только слабый прямоугольник света, льющийся из двери. Три фигуры застыли на пороге. Вот одна подалась вперед, безжалостный свет выхватил лицо, которое показалось Рей знакомым. А потом она почти отпрыгнула назад, знакомый незнакомец вошел внутрь. И Рей потрясенно выдохнула, чувствуя, как ужас сжимает горло стальными тисками, не давая дышать:

- Финн!


========== Незваное прошлое ==========


Человек может убежать на край света,

но не способен убежать от своего прошлого

Элиф Шафак, «Честь».

Первой ее мыслью было, что Первый орден нашел ее. Первый орден пришел за ней и ее девочкой. В конце концов, она уже давно ждала этого, пусть и гнала эти мысли прочь. Но она не верила ни единого мига, что Кайло смирился с ее уходом. Он наверняка искал ее, пусть и понял, что она ушла сама. Он ни за что бы не отпустил ее. Никогда. Но годы шли, а за ними никто не являлся, и Рей расслабилась, позволила себе просто жить. Так и было до той ночи два дня назад. Тогда Шинейд властно напомнила ей, что от себя самой не сбежать. Она могла отсечь себя от Силы, но Сила вновь заявила свои права, на этот раз на ее дочь.

Рей попятилась, отчаянно жалея, что не завела никакого оружия в доме. И лишь вновь посмотрев в лицо Финну, начала вдруг понимать, что что-то здесь не так. Начать с того, что на лице молодого человека проступало неприкрытое потрясение, такое же, наверное, как и у нее самой сейчас, во-вторых, он был не в облачении штурмовика, а в гражданской одежде. А в-третьих…о Сила! Она знала и двух других людей, что пришли с Финном.

- Ну что там? Где там этот самый лучший механик этой дыры? – ворчливо произнес один, чем-то вдруг неуловимо напомнив Кайло, хотя тот вряд ли пришел бы в восторг от этой схожести.

Но это был Хан Соло. Рей вспомнила его, хоть и видела всего один раз, еще семилетней девчонкой, тогда Соло и его супруга прилетели на Ач-То повидать Бена. Встреча эта вылилась в грандиозный скандал между мужем и женой, а Бен остаток дня ходил сам не свой, огрызаясь даже на нее. И она не знала, чем его утешить.

А третьим был…Рей почувствовала, как закачался пол под ногами, ей отчаянно хотелось уцепиться хоть за что-то, иначе она рисковала упасть. Женщина решительно скрестила руки на груди.

- А вы постарели, мастер Люк!

Пронзительные голубые глаза остановились на ее лице, изучая. Он помнил ее, не мог не помнить. А она смотрела в ответ, подмечая свежие морщины, почти полностью седые теперь волосы, но все еще безупречную осанку. И световой меч на поясе. Сила! Сколько же они не виделись? Шестнадцать лет. О да. Шестнадцать лет прошло.

- Рей, - медленно произнес Люк, - значит, это ты…

- Вы знакомы? – изумился Хан. – Милочка, нам нужен механик. В Космопорте сказали, что лучший механик этого поселения живет здесь. Это твой муж?

Рей глубоко вздохнула. Механик. Вот как. Сколько же они заплатили начальнику Космопорта, если тот послал их в ночи к ней? И как велика их нужда, если они пошли сюда? Им нужен механик. Всего лишь механик. Но какое, однако, у жизни паршивое чувство юмора. Настолько, что хочется истерично рассмеяться. Лучший механик здесь – это она. И вот на ее пороге оказываются люди, которых она и не чаяла уже встретить в этой жизни.

- Это я.

Соло оглядел ее с откровенно скептическим видом.

- Не думал я, что лучший механик это юная девица. Может быть, нам поискать кого получше?

- Может быть, - отрезала Рей.

Пусть они уходят. И забирают с собой ее прошлое. Пусть Финн перестанет смотреть на нее так, словно привидение увидел. О пожалуйста! Пусть Скайуокер уйдет, унося с собой свой задумчивый и оценивающий взгляд голубых глаз. Они должны уйти! Рей посмотрела прямо в глаза старому джедаю.

- Рей? Моя дорогая? – в прихожую выплыла Ханна, - кто там? Доброй ночи, господа.

Пожилая женщина церемонно кивнула всем троим.

- Кто вы? Что вам нужно?

- Прошу извинить наше вторжение, мадам, - так же церемонно склонил голову Люк, - но наш корабль сломан, и своими силами его не починить. В Космопорте сказали, что здесь живет лучший механик в городе.

- Я поняла вас, - мягко улыбнулась Ханна, - но час уже поздний. И Рей, несмотря на все ее таланты, очень устала. Возможно, с утра, в рабочее время она поможет вам с вашей проблемой.

Мысленно расцеловал Ханну, Рей решительно кивнула, подтверждая слова женщины:

- Утром. Я помогу вам утром.

- Наше дело не терпит отлагательств, - отрезал Хан, - либо мы найдем помощь в другом месте.

Еще лучше! Рей только что не улыбнулась.

- Прекрасно, - отрезала женщина, - ищите.

- Нет, - спокойно произнес Скайуокер, - мы уже нашли то, что искали. Рей, нам нужно поговорить.

Рей резко выпрямилась, смерила деждая презрительным взглядом и надменно процедила, на мгновение вновь превратившись в леди Рейлин Рен:

- Мне – не надо!

- Мы поговорим, - с нажимом повторил Скайуокер и повернулся к Ханне, - вы оставите нас, - он взмахнул рукой.

Пожилая женщина криво усмехнулась.

- Эти штучки действуют только на слабых волей, джедай! – бросила она, - на меня – нет. Рей? – она вопросительно посмотрела на молодую женщину, которая стояла ни жива, ни мертва.

Рей никак не ожидала, что Люк посмеет применить Силу в ее доме, пусть он был и не совсем ее.

- Рей, мы просто поговорим, - мягко произнес Люк, - и никто не пострадает.

- Пострадает, джедай? – расхохоталась Ханна и резко выбросила вперед руку, которую до этого прятала за спиной, едва слышно загудел бластер, - как бы ты не пострадал! Ну или, - она перевела прицел на Финна, - твои друзья.

- Эй, леди! – поднял вверх руки Хан, - мы не за тем пришли.

- Опустите бластер, - Финн тоже выхватил оружие, - Рей, скажи ей опустить оружие!

Рей затрясло от злости и страха, от того, что даже спустя пять лет война все же настигла ее. Вся эта сцена казалась просто дурным сном, она не могла быть правдой, не могла быть реальностью. Она спит. Она, наверное, уснула рядом с Ши, читая ей сказку, и все это ей снится, все это ее бред, рожденный страхом последних дней. Подавив желание ущипнуть себя, Рей встала между Финном и Ханной.

- Опусти оружие, Финн.

- Только если это сделает она! – отрезал мужчина.

- Ханна, - Рей повернулась к пожилой женщине, - опустите оружие, я поговорю с ними. А потом они уберутся отсюда. Так? – она посмотрела на Люка.

- Так, - склонил голову старый джедай.

Ханна скривила губы, сейчас ее осанка была, как никогда безупречной, бластер она держала твердо, профессионально. Можно было быть уверенной, рука у нее не дрогнет, и она не промахнется.

- Ты уверена, моя дорогая? – поинтересовалась Ханна у Рей.

- Да, - твердо ответила Рей.

- Как скажешь, - Ханна опустила бластер и протянула его Рей, - это тебе, моя дорогая.

Рей приняла оружие и затряслась, как осиновый лист, ощутив холод стали в руках. Как давно она не держала в руках никакого оружия! Она успела забыть, какое оно тяжелое, смертоносное, опасное. Успела забыть то будоражащее чувство, что охватывает тебя, когда ты понимаешь, что можешь отнять чью-то жизнь. Рей шумно втянула воздух, грудь ее вздымалась. Это было знакомое возбуждение боя, запах близкой смерти. И смерти не твоей. Словно ей снова пятнадцать, и это ее первый бой. Молодая женщина нервно облизала губы.

- Я удаляюсь, - Ханна чуть склонила голову и не спеша вышла из прихожей.

Рей поставила бластер на предохранитель и устало произнесла.

- Опусти оружие, Финн.

Он резко опустил бластер и почти выкрикнул.

- Крифф! Рей, как ты здесь оказалась?!

- Может быть, вы все объясните мне, что здесь происходит? – сделал большие глаза Соло.

Рей вздохнула. Выдворить этих троих у нее не получится, убивать их она, видимо, тоже не собирается. Значит, остается надеяться, что после разговора, на котором так настаивает Люк – хотя у Рей не было ни малейших идей, о чем хочет поговорить деждай, - они уйдут.

- Идемте, - процедила женщина и направилась в сторону кухни.

Она уселась за стол, демонстративно положив бластер перед собой. Финн застыл возле плиты, чуть сбоку и позади, что Рей откровенно нервировало, краем глаза она видела его пристальный и недоуменный взгляд и помнила о бластере у него за поясом. С точки зрения боя позиция была невыгодная. Крифф! Что еще за мысли! Не будет никакого боя! Соло уселся за стол, сбоку, на тот стул, на котором еще час назад сидела Ши, а Люк устроился напротив.

- Итак? – приподняла бровь Рей, - о чем вы хотели поговорить, мастер?

Люк чуть откинулся на спинку стула.

- Я думал, что выброс Силы был устроен тобой, - задумчиво произнес он, - я так подумал, едва тебя увидел. Но теперь, - он вгляделся пристальнее, - да, я понимаю, что ошибся. Ты отсекла себя от Силы. Это…довольно болезненный ритуал. Почему?

Рей плотно сжала губы. Болезненный?! Довольно болезненный?! Да что он знает об этой боли! Когда крутит каждую мышцу судорогой, когда лопаются мелкие сосуды, расцветая синяками на коже, когда ноет каждая косточка в теле, когда голова, кажется, вот-вот лопнет, а перед глазами танцуют разноцветные огни. Ногти Рей царапнули по столу.

- Не думаю, что вас это касается, - процедила женщина, глядя в глаза джедаю.

- Не касается, верно, - кивнул Скайуокер, - но ты – даже ты! – наверняка ощутила выброс Силы два дня назад.

Даже ты. Это звучало унизительно. Сколько себя помнила Рей, Сила была с ней всегда. А потом ее не стало, она отказалась от нее, не представляя себе, сколь беспомощной будет ощущать себя. Она притерпелась к этому, привыкла жить, как все. А теперь этот паршивый джедай напоминает ей о том, что она сама вычеркнула из своей жизни!

- Ощутила, - холодно ответила Рей, - и что? Это теперь не мое дело.

- Но почему, Рей?! – взорвался Финн, - ты исчезла пять лет назад! Ты себе не представляешь, что творилось в Ордене. Что творил он!

Рей застыла, пальцы рассеянно поглаживали бластер. О, она-то как раз представляет, что он творил. Она-то как раз знает все глубины его натуры, глубину его ярости, жестокости и страсти. Все грани его темных эмоций. Она прекрасно все это знает. И она вполне может себе представить, что он творил, узнав, что она сбежала. На мгновение Рей стало жаль тех, кто попался ему под руку тогда. Но только на мгновение.

- Орденская принцесса на планете Внешнего Кольца. Без Силы. Механик в Космопорте, - медленно произнес Люк.

И Рей взорвалась.

- Орденская принцесса?! Вы думаете, я не знаю, как меня называют в Сопротивлении?!

- Рей, остановись, - мягко произнес Финн.

Но никто не смеет ей указывать!

- Орденская змея. Палач Чандрилы, - насмешливо процедила она.

- Чандрила сдалась, Рей, - тихо произнес Люк, - Чандрила сдалась тогда, а ты…

- А я не пощадила никого! – фыркнула женщина и добавила жестко, - это война, джедай. Я сражалась.

- Чандрила сдалась, - повторил Люк.

- Чандрила лгала! – повысила голос Рей, - они всегда были преданы Республике! Всегда! Зато теперь, - женщина нехорошо оскалилась, - насколько я могу судить по статьям в голонете, это самая преданная Первому ордену система.

- Это не повод для гордости, Рей, - грустно произнес Финн.

- О не начинай! – отмахнулась Рей, - ты тоже там был!

- Был, - кивнул мужчина, - и не горжусь этим.

- Я тоже, - передернула плечами Рей.

И это, для разнообразия, даже было правдой. Ну почти.

Рей нервно забарабанила пальцами по столу. Больше всего на свете ей хотелось выдворить незваных гостей из дома, но ей вдруг пришла в голову идея. Опасная, с одной стороны, но с другой – это ее спасение. Их с Шинейд спасение. Потому что если сюда явился джедай со свитой, почувствовав выброс Силы, значит, и Первый орден уже в пути. Значит, скоро здесь будет Кайло Рен. Рей не сомневалась, что он лично захочет проверить место, где Сила так ярко заявила о себе. А если он сам не захочет, то Сноук, насколько она знает старика, заставит его. Уж он-то ни за что не пропустит еще одного одаренного в галактике. Тем более что это был выброс, отнюдь, не Света, но Тьмы. Ши – истинная дочь своих родителей. Спорить о Силе, о Тьме и Свете, об ее прошлом она совершенно не хотела, поэтому круто развернулась к Соло.

- Что за корабль? И что с ним случилось?

Хан недоуменно посмотрел на нее, пару раз моргнул, словно собираясь с мыслями.

- Кореллианский грузовой корабль, модель YT-1300.

- Дайте угадаю, - прищурилась Рей, откинувшись на спинку стула, - гипер-привод.

- Верно, - кивнул Хан, в глазах его мелькнуло что-то вроде уважения.

- Вся модель грешит этим, - передернула плечами женщина.

- Обычно мы со вторым пилотом справлялись сами, но не в этот раз.

- Идет, - кивнула Рей, - я помогу починить его, но прежде условимся о плате.

Она замолчала, переводя дух. Во вдруг наступившей тишине было слышно, как стрекочут за окном местные ночные насекомые. И Рей стало страшно. Произнести вслух то, что она собиралась, казалось немыслимым. Она рискует. Она отчаянно рискует. И ладно бы своей жизнью, но на кону жизнь ее дочери. Ее Звездочки. Из двух зол Рей сейчас должна выбрать меньшее. Она боялась Первого ордена, но вовсе не собиралась в лапы Сопротивлению. Тем более в лапы джедаю. Но ей нужно убраться отсюда. И кореллианский корабль – ее шанс исчезнуть до наступления рассвета.

- Какой платы ты хочешь? – спросил Люк.

Он словно бы знал что-то. Под взглядом его голубых глаз Рей было откровенно не по себе. Женщина нервно сплетала и расплетала пальцы.

- Вы возьмете на борт двух пассажиров. И высадите их, не доходя до конечной точки вашего следования.

- Милочка, мы направляемся на базу Сопротивления! – воскликнул Хан, - мы не можем раскрывать ее местонахождение.

- Я и не прошу вас раскрывать ее местонахождение, я прошу вас сделать в пути остановку.

Хан скривился.

- Допустим, я согласился. Что за пассажиры?

В голове зашумело, пересохшими губами, с трудом ворочая языком, Рей медленно и отчетливо произнесла.

- Я и моя дочь.

Повисла тишина. Замер Хан, вспыхнули голубым огнем глаза джедая. Со свистом втянул в себя воздух Финн. Рей сидела застыв, по спине медленно стекал пот, сердце ухало в грудной клетке.

- Дочь?! – Финн оперся руками о столешницу, заглядывая Рей в глаза, - Рей?! Дочь? Твоя и…?

- Моя, - отрезала женщина, отводя взгляд, - она моя.

- Я не понимаю, - прошептал бывший штурмовик, - ты поэтому сбежала? Ты боялась гнева Кайло Рена?

Рей недоуменно посмотрела на Финна, в глазах которого тлела жалость и странная нежность. И вдруг поняв, что он говорит об ее измене Кайло, не сдержалась и фыркнула. В ее жизни не было и быть не могло иного мужчины, кроме Кайло. Она никогда бы даже не посмотрела в сторону другого, уж не говоря об измене.

- Нет, Финн, - мягко произнесла она, - дело не совсем в гневе Кайло Рена. Тем более, - Рей легкомысленно передернула плечами, - уж я-то никогда не боялась гнева Кайло.

- Почему? – вдруг резко спросил Хан.

Рей повернулась к нему. Соло был бледен почти до серости, на висках его блестели капли пота. Рей вдруг заметила, насколько он стар, насколько груз прожитых лет, несчастий и невзгод отпечатался на его лице. Женщина мысленно отругала себя за то, что совсем позабыла, что он отец Бена Соло.

- Потому что я любила вашего сына, - мягко произнесла Рей, - а он любил меня.

- Он чудовище, Рей! – воскликнул Финн, - он не может любить!

- Я тоже чудовище, - отрезала молодая женщина, - Палач Чандрилы, помнишь? – она повернулась к Соло, - так как? Возьмете нас на борт? Вы можете поискать и другого механика, но вы потратите время. А поскольку я не верю, что вы здесь только ради выброса Силы и интересов джедая, то могу предположить, что вы здесь еще и по делам Сопротивления. Вы прибыли под вечер. Вас всего четверо, считая вашего таинственного второго пилота, видимо, оставшегося на корабле. Значит, в ваши планы вряд ли входит открытое столкновение с Первым орденом. А они уже в пути, уверяю вас. Сюда теперь все слетятся, как пчелы на мед. Поэтому я предлагаю вам свои услуги на услуги с вашей стороны. Вы же контрабандист, Хан. Это отличная сделка. Тем более, - она окинула его с ног до головы, - учитывая ваш потрепанный вид, вряд ли у вас есть достаточно кредитов, чтобы заплатить мне. А мои услуги стоят дорого, уж поверьте.

- По рукам! – Соло протянул ей руку, которую женщина пожала, - но мы не повезем тебя на базу.

- В заднице у банты видала я вашу базу, - ласково произнесла Рей и, взяв со стола бластер, поднялась, - ждите здесь. Я заберу дочь.

Она стремительно вышла из кухни, стараясь держать спину прямо и не вытереть вспотевшие ладони о штаны. Великая Сила! Она очень давно так не торговалась. И, надо сказать, как-то поотвыкла от этого. Вынырнувшая из полумрака тень заставила ее придушенно вскрикнуть и отшатнуться. Но это была только лишь Ханна. Рей согнулась, переводя дух, прижимая руку к груди, пытаясь унять бешенный бег сердца.

- Крифф! Ханна!

- Принцесса Первого ордена, значит, - негромко произнесла пожилая леди, заставив Рей замереть в полусогнутом состоянии, а потом медленно выпрямиться. Сердце по-прежнему стучало, как безумное, палец лег на спусковой крючок. Ханна негромко засмеялась, - я подозревала нечто подобное, но не настолько, - она пожевала губу, подбирая слово, - грандиозное.

И вдруг пожилая леди ей церемонно поклонилась.

- Для меня было честью приютить вас, леди Рейлин.

Рей вздрогнула. Это имя. Как давно никто не произносил его вслух. Как давно она сама похоронила его в глубинах памяти, запретив себе извлекать на свет. Леди Рейлин Рен. Принцесса Первого ордена. Будущая императрица Новой Империи.

- Благодарю вас, - так же церемонно ответила Рей и вдруг, шагнув вперед, обняла пожилую женщину, - я никогда не забуду то, что вы сделали для меня, Ханна. Никогда! Если мне представится возможность, если только она представится…я сумею отблагодарить вас.

- Просто выживи, Рей, - тихо произнесла Ханна, крепко прижимая ее к себе, - просто выживи. И вырасти Шинейд. Она чудесная девочка.

Дочь не спала, она сидела на кровати, глядя на дверь. Рей вздрогнула, встретив ее взгляд.

- Мы улетаем, мамочка? – спросила дочь.

Женщина застыла, собственная дочь показалась ей в этот момент незнакомкой. Рей нервно сглотнула, заправила за ухо выбившуюся из пучка прядь волос, попыталась улыбнуться и не смогла, мышцы лица словно сковало.

- С чего ты взяла, Звездочка? – голос дрожал, выдавая ее смятение.

- Мне приснилось, - пожала плечам девочка.

Рей пару раз глубоко вздохнула, успокаивая разгоряченный разум. Мелькнула непрошеная мысль о том, а сможет ли однажды ее дочь видеть и прошлое? То, чем была ее мать. Орденская Змея. Палач Чандрилы. Рей помотала головой.

- Ты расстроена, мамочка? – участливо спросила дочь.

- Все хорошо, - откликнулась Рей и решительно прошла в комнату, - мы улетаем, да.

Женщина быстро покидала в сумку самые необходимые вещи, собрала дочь, туго заплела ей волосы. Если им случится бежать, то за волосы легко схватить. И достала со дна сундука меч. Блестящий цилиндр холодного металла, в мгновение ока превращающегося в смертоносный огонь. Рей взвесила меч в руке. Он будил воспоминания, будоражил чувства. Где-то в душе проснулась Тьма, приветливо оскалилась, поманила, приглашая в свои объятия, теплые и бархатные, родные. Как же ей не хватает этого. Великая Сила! Как же ей не хватает Тьмы, страсти, эмоций. Головокружения от собственной силы. Лихорадки боя. Безумия победы. Разочарования поражения. Покой – это ложь. Какая же это ложь! Бессовестная и грубая. Неприглядная. Жалкая. Она лгала себе пять лет. Пять долгих лет. Рей тряхнула головой, отгоняя наваждение, Тьма насмешливо улыбнулась и отползла куда-то в глубь сознания, она ждала своего часа. Рей прицепила меч на пояс, зная, что не воспользуется им. Она не имеет права.

Женщина подхватила дочь и вышла из комнаты, быстрым шагом пересекла гостиную и вошла на кухню. Три пары любопытных глаз обратились на них. Стало, мягко говоря, неуютно. Подавив в себе ребяческое желание отступить назад, Рей с вызывающим видом вскинула подбородок и произнесла:

- Позвольте представить вам мою дочь Шинейд Эллину. Ши, это Финн, Хан и…, - она все же запнулась на имени джедая, - Люк.

Финн смотрел исподлобья, словно уже заранее не любил ее дочь. На лице Хана отчетливо проступало потрясение, наверное, он отметил сходство Шинейд с Леей. А вот Люк смотрел оценивающе, с легкой хитринкой, словно примеряясь. И от этого взгляда хотелось бежать.

- Ты сияешь, - вдруг заявила дочь Скайуокеру, - ярко-ярко! – и печально добавила, - а я нет, - и продолжила с детской непосредственностью, - я бы тоже хотела сиять.

Рей скривилась. Ухмыльнулся Финн.

- Боюсь, твоей маме это вряд ли понравится, - мягко произнес джедай, и Рей только подивилась такой деликатности.

- Хватит болтать! – отрезала женщина,- нам пора.


========== Бегство ==========


Самое худшее,

что только может придумать беглец – это спрятаться.

Единственное спасение беглеца – бег,

прятки – не более чем детская забава.

С.Лукьяненко

«Черновик»


Стояла тихая ясная ночь, волосы на голове слегка шевелил теплый ветерок, что-то шуршало и ухало во тьме, отчаянно стрекотали насекомые, воздух был напоен ароматом трав и ночных цветов, что распустились после заката. Луна Белдерона освещала равнинную местность. Вдалеке, почти на линии горизонта, виднелся Космопорт, отсюда казавшийся не более чем полоской света. Слева виднелись развалины завода по производству АТ-АТ, справа долина упиралась в невысокие холмы. Рей все мечтала взять напрокат спидер и отправиться туда вместе с Ши, теперь ничего не выйдет. Жаль. Они могли бы еще долго жить на этой планете. Рей вздохнула. Можно было долго тешить себя подобными мыслями, правда была в том, что ее одаренная дочь должна была учиться контролировать свою Силу, и проследить за этим должна была ее мать. Но мать предпочла лелеять свои страхи, упиваться своей ловкостью и самодовольством – как же! Сбежала от самого Кайло Рена. Рей тихонько фыркнула, и вдруг с грустью подумала о том, о чем все эти годы запрещала себе думать: каким бы отцом был Кайло? Отчего-то ей казалось, что самым лучшим. Но Первый орден не место для ее дочери. И мать, которая постоянно на передовой военных действий, тоже не лучшая мать. В любом случае свой выбор она уже сделала, и теперь ей же отвечать за последствия. Рей покрепче прижала к себе дочь, которая недовольно заворчала во сне. Женщина невольно улыбнулась. Как бы там ни было, Шинейд – лучшее, что есть у нее в жизни. И ради нее она сделает все. Рей шла чуть впереди, показывая дорогу своим спутникам, стараясь не прислушиваться к их разговору позади. Они разговаривали, впрочем, довольно тихо, но интонации походили на спор. Рей передернула плечами. Это не ее дело, она и эти люди не более, чем случайные попутчики, даже не союзники.

Внезапно послышался шорох быстрых шагов, и рядом с Рей зашагал Хан. Рей покосилась на Соло, вновь отмечая, как он постарел за эти годы. Мужчина не спешил ей что-то говорить, просто молча шел рядом, периодически вздыхая, словно хотел начать разговор и не решался, Рей не собиралась ему помогать, она вообще не была настроена о чем-либо с ним беседовать. Наконец, Хан решился.

- Рей, - неловко начал он, - могу я, - он пожевал губу, засунул руки в карманы старой потертой куртки, потом вынул их, - могу я спросить?

Рей едва слышно фыркнула и пожала плечами.

- Спросить, можете, но…

- Ответ могу и не получить, да? – приподнял бровь Хан.

- Именно, - кивнула женщина.

Снова воцарилось молчание, даже Финн с Люком больше не спорили. Рей шагала быстро, немного начинали уставать руки, но будить Ши женщина не решилась бы, да и девочка не поспела бы за шагом взрослых. Тревога не отпускала Рей, более того, нарастала. Что-то должно было произойти, словно сам обманчиво-спокойный воздух был напоен угрозой. Рей, конечно, говорила себе, что, возможно, это просто нежданный визит, сама ситуация так на нее влияют, но уговаривала она себя напрасно. Спокойнее не становилось.

- Рей, - снова отвлек ее от невеселых мыслей Соло, - Шинейд – дочь Бена?

Женщина вздрогнула. А Хан тем временем продолжил:

- Она поразительно похожа на…Лею.

Рей вздохнула.

- Я знаю.

- Значит, его дочь, - Соло вдруг робко улыбнулся, глядя на девочку, - моя внучка.

- Да, - отрезала Рей и уставилась прямо перед собой.

- Мой сын, расскажи о нем, - попросил Хан.

Рей передернула плечами, бросила на идущего рядом мужчину раздраженный взгляд, но Хан ждал ее слов, он смотрел с отчаянной надеждой, его взгляд скользил от Шинейд к самой Рей и обратно. Выражение лица молодой женщины смягчилось. Но слова ее вышли жесткими.

- Послушайте, Хан, ваш сын, - она не знала, как начать, - что вы хотите услышать? Я имею в виду, - Рей сбилась, осознавая, что не знает, что ей сказать, - если вы надеетесь, - она осеклась, Хан нахмурился, - крифф! – выругалась Рей и, чувствуя себя совершенно глупо, резко произнесла, - ваш сын больше не существует! Его нет, Хан. Есть Кайло Рен – Первый Рыцарь Ордена Рен, есть Кайло Рен – безжалостный и жестокий человек, амбициозный ситх, который однажды станет во главе Второй Империи. Я не смогу вам рассказать больше того, что вы знаете, больше того, что пишут в голонете, потому что большая часть, что там написана, это правда. Я не могу утешить вас, Хан!

Рей осеклась, осознав вдруг, как тяжело дышит, каким громким стал ее голос, как дрожат руки, держащие Ши.

- Мамочка? – дочь сонно посмотрела на нее, на лбу девочке пролегла складка, лица Рей коснулась теплая рука, - мамочка?

- Все в порядке, - дрожащим голосом произнесла Рей, - все в порядке, Звездочка. Спи.

Карие глаза еще какое-то время пристально смотрели на нее, потом дочь глубоко вздохнула, сонно моргнула пару раз и снова засопела.

- Но у тебя есть Шинейд, - произнес Хан, - его дочь. Ты…любила его?

Рей вздрогнула и негромко рассмеялась. Любила ли она Кайло? Да. Он был для нее чуть больше, чем весь мир. Без него не было смысла ни в чем.

- Да, - выдохнула Рей, - я любила его. Любила с тех самых пор, как мне исполнилось четырнадцать. А он любил меня. Но поверьте, Хан, это вовсе не означает, что он не монстр. Просто даже монстры умеют любить. Себе подобных. Я тоже творила ужасные вещи. Но то была война, а я была в ее эпицентре. Не стройте иллюзий, я наслаждалась тем, что делала.

Хан хотел спросить ее еще что-то, но они уже оказались на окраине небольшого городка, что окружал Космопорт, под предлогом того, что она знает кратчайший путь к докам, Рей ускорила шаг, снова вырываясь вперед. Сердце неровно стучало. Этот короткий разговор напомнил ей о том, времени, когда она воевала, когда она любила. Она помнила каждое слово, сказанное горячим шепотом, каждый взгляд темных глаз, ласкающий и нежный, каждое прикосновение, от которого мурашки бежали по коже, каждый головокружительный поцелуй. Она любила его. Как же она его любила! Безумно колотящееся сердце сейчас напоминало о том, как они были счастливы вместе. Но жизнь сложилась иначе. Рей погладила дочь по голове. Теперь все для нее иначе.

Они вошли в доки. И в ночное время здесь кипела жизнь, кто-то вежливо кивнул Рей, кто-то улыбнулся и помахал рукой. Многие брали ночные смены в Космопорте, они лучше всего оплачивались. Рей улыбалась и кивала в ответ.

Они пришли к самому дешевому и неудобному месту для стоянки. Увидев корабль, Рей не удержалась от возгласа:

- Ну и консервная банка!

- Эй, милочка! – тут же вскинулся Хан, - эта консервная банка преодолела дугу Кесселя меньше, чем за двенадцать парсеков!

- Класс, - мрачно процедила Рей, окидывая корабль взглядом, работы предстояло, по-видимому, немало, - хорошо, давайте все сделаем быстро.

Она решительно направилась к скинутому трапу.

- Чуи! – крикнул Хан, - мы привели механика! Что там у нас?

В ответ раздался такой рев, что у Рей волосы зашевелились на голове, Ши вздрогнула во сне, но не проснулась. Рей невольно попятилась назад, когда в проходе появился огромный вуки, он зло потряс головой, выдал тираду, в которой Рей различила не самые вежливые слова, и снова скрылся в глубине корабля.

- Он переживает, - пожал плечами Хан.

- Он ругает вас, - фыркнула Рей, - говорит, что это вы виноваты в поломке.

- Ну, - протянул Хан, - есть немного.

- Ясно, - хмыкнула Рей и стала подниматься по трапу.

Внутри корабль выглядел не лучше, чем снаружи, какие-то детали были старыми, некоторые совершенно от других кораблей, что-то держалось на честном слове. «Сокол» был тесноват для пятерых людей и одного вуки, но выбирать Рей не приходилось. Она решительно направилась вперед, туда, где, по ее предположениям, должен был быть спальный отсек. Она уложила дочь на узкую койку и, повернувшись, нос к носу столкнулась с Финном. Он смотрел на ее дочь с отвращением, словно увидел паразита, заползшего в его дом. Рей закрыла дочь своим телом.

- Не надо, Финн, - тихо произнесла она, - она лишь дитя. Она не в ответе за то, что творили ее родители.

Финн молчал, его лицо стало задумчивым. Теперь он разглядывал ее саму, словно впервые увидел, и от этого взгляда холодок пробежал по спине.

- Пожалуйста, присмотри за ней, - спокойно произнесла Рей. Можно было бы сказать, что она рискует, поручая дочь чужому человеку, но женщина была уверена, что Финн не сделает дурного Шинейд, - она проснется в незнакомом месте одна и может испугаться.

Финн резко качнул головой и вышел из отсека, Рей обреченно вздохнула.

- Я присмотрю за ней, - мягко произнес невесть откуда появившийся Люк, - занимайтесь кораблем, Рейлин.

Рей вздрогнула и злобно оскалилась, конечно, джедай намеренно назвал ее старым именем. Женщина протиснулась мимо Скайуокера, ощутимо задев его плечом, и направилась туда, где слышалась перебранка вуки и Соло.

- …я хотел, как лучше!

- А получилось, как всегда, - процедила Рей, окидывая взглядом панель с гипер-приводом, - между прочим, ваш напарник прав, не стоило ставить эту дешевку от другого корабля сюда.

Побагровевший от возмущения Хан только открывал и закрывал рот, громогласно рассмеялся вуки. Рей еще раз критически оглядела панель и принялась за работу. Она не знала, откуда у нее этот дар, такой же, как Сила. Но она разбиралась в механике с детства и прекрасно летала на кораблях любого класса, благо, что в Первом ордене было большое разнообразие военной техники. Механики любили ее за то, что она всегда была аккуратна и любую свою поломку чинила сама. Ну и еще и поломки Кайло впридачу, который великолепно летал, но считал ниже своего достоинства самому ухаживать за кораблем. Ей же нравилось время от времени пропадать в ангаре дни и ночи напролет, а потом, вывозившись в технических жидкостях, насквозь пропахнув металлом, возвращаться к себе.

Руки привычно вертели и скрепляли металл, паяли провода. За пять лет она немало повозилась с кореллианскими судами и их гипер-приводами. Ей, конечно, не нравилось, что за ее работой наблюдают, но выбора у нее особого не было. Впрочем, наблюдал лишь Хан, Чуи помогал ей. Удивительно, как проворны были его большие лапы, а массивные пальцы не уступали ловкостью человеческим. Они слаженно работали в четыре руки, а Хан, поначалу обиженно молчавший, под конец оттаял и начал давать сухие, лаконичные советы. Рей терпеть не могла советов по своей работе, но вынуждена была признать, что слова Соло значительно ускорили процесс починки корабля.

Они почти закончили, когда это случилось. Сначала Рей вздрогнула всем телом, сама не осознавая этого, рука сорвалась с провода, который она аккуратно соединяла с другим. Женщина замерла.

- Рей? – Хан удивленно посмотрел на нее.

Снаружи доносился какой-то шум, крики и звуки бластерных выстрелов. Рей вскочила на ноги и стала быстро карабкаться наверх. В головном отсеке она столкнулась с встревоженным Финном, его бластер был переведен в боевой режим. Выглянул Люк, его рука машинально легла на световой меч.

- Что происходит? – спросил за ее спиной Соло.

Рей не отвечала, напряженно прислушиваясь, звуки снаружи становились все громче, агрессивнее. А потом она услышала гул. В глазах потемнело. «Вот и все, - билась в голове мысль». Звук этих ионных двигателей она узнала бы из тысячи.

- Первый орден, - едва слышно выдавила молодая женщина и на нетвердых ногах поковыляла к выходу.

Какая-то часть ее сознания еще цеплялась за хрупкую надежду, может быть, она ошиблась, может быть, она не права, может быть, ей кажется. Надежда с треском разлетелась, когда она увидела корабль со штурмовиками, разрушенный Космопорт, горящие корабли и рабочие отсеки, бегущих людей, яркие вспышки бластеров, когда услышала крики боли и ужаса, механические голоса закованных в белую броню солдат, когда почувствовала запах гари и опаленной плоти, едкий дым горевших технических жидкостей. Но хуже всего было даже не это. Рей заворожено смотрела, как среди разрушенных стен приземляется «Ипсилон», его черная громада, казалось, заполнила собой все пространство, блестящие бока отражали огонь, что полыхал вокруг. Знакомый гул ионных двигателей раскаленным прутом ворвался в мозг Рей, которая лихорадочно соображала, что делать. Стоит только Кайло увидеть здесь «Сокол» и он, не раздумывая, ринется к нему. А там он найдет ее. Ее и Шинейд.

Женщина застыла на пороге, словно живая мишень, не в силах пошевелиться. Она смотрела, как аккуратно шаттл приземлился, как с шипением – нет, она не слышала его среди общего шума, но помнила, - открылись двери, как с мягким стуком опустился трап. Ей надо бежать! Но ноги словно приросли к полу, рука вцепилась в обшивку «Сокола», сердце стучало быстро, громко, надрывно, гул заполнил уши. Рей рвано дышала, чувствуя, что воздуха ей не хватает, она задыхалась, перед глазами все плыло. Она должна была бежать! Но ждала. Знала, кто сейчас спустится по трапу, знала, чью фигуру увидит. Ужас и странное возбуждение сплелись в тугой узел в животе, заставляя кусать губы. Когда он показался в проеме, ее сердце пропустило удар. Рей жадно смотрела на темную фигуру в маске. Как же она ненавидела эти дурацкие маски! Терпеть не могла! Заныл шрам на виске, словно наяву: ей пятнадцать, она спорит со Сноуком и переходит черту. Не стоило злить Учителя и Лидера, шрам на виске будет ей напоминанием навечно. И она должна благодарить, что легко отделалась. Кайло вскинул голову, равнодушные визоры маски уставились прямо на нее. Сердце снова пропустило удар. А в следующий миг тело, наконец, обрело подвижность.

- Хан, Чуи, занимайтесь починкой, - спокойно произнесла Рей, чувствуя, как холодеют руки, - Люк, Финн, прикройте меня.

- Что ты задумала? – напряженно спросил бывший штурмовик.

Рей кинула на него неопределенный взгляд. Мелькнула и тут же пропала мысль о том, что старые привычки не искоренить: она привыкла командовать и сейчас отдавала четкие и краткие приказы. И люди слушались ее. Снова. Она не собиралась отчитываться в своих действиях и поэтому не удостоила Финна ответом. Медленно, синхронно с Кайло Рей начала спускаться с корабля. Она могла бы быть рядом с дочерью. Могла бы оставить эту битву Скайуокеру. Но это была бы схватка до смерти одного из противников. Мысль о том, что Кайло мог бы быть убит сегодня, заставила Рей вздрогнуть. Нет. Она все сделает сама. Она даст своей дочери шанс. И сохранит жизнь Кайло.

Знакомо колотилось сердце, Рей вздрагивала от возбуждения, по спине пробежал холодок, подрагивающие от нетерпения пальцы легли на световой меч. Секундное колебание. Тьма внутри радостно оскалилась, она была готова к прыжку. Вспыхнули два серебристо-зеленых клинка. А затем. Сила хлынула сквозь нее. Но она не была дружелюбна. Словно яд она заполнила каждую клеточку ее тела, заставляя выгибаться от невыносимой боли. Побелевшие пальцы вцепились к меч, дрожащие ноги едва ее держали. Во рту Рей ощутила привкус крови и поняла, что прокусила губу, силясь не заорать. Казалось, что ее выворачивают наизнанку, трещали кости, натянулись сухожилия, мышцы готовы были порваться. Перед глазами все плыло. Больно. Как же больно! Еще хуже, чем когда она отреклась. Много пищи для длительно голодавшего – это яд. И Сила сейчас была для нее ядом, который убивал болезненно и неотвратимо. Черная фигура приближалась, меч в его руке полыхал красным, рассыпая искры, слепя Рей, заставляя пятиться. Рейлин Рен никогда не отступала! Именно гордость ее и спасла. Гордость, а еще мысли о Ши. Она не позволит рушить свою тщательно выстроенную жизнь. Не позволит стеснять ее выбор! Рей покрепче обхватила меч, принимая боевую стойку. Тело подчинилось неохотно, но все же подчинилось. Заставив себя не думать о боли, возведя между собой и ней непроницаемую стену, Рей заставила себя сосредоточиться. Рен замер напротив.

- Рейлин, - искаженный вокодером голос больно резанул по ушам.

Как же ей хотелось видеть его лицо! Слышать его настоящий голос!

- Сними маску, Кайло! – выкрикнула она.

Он лишь чуть качнул головой и напал.

От первого же удара у нее задрожали руки, мечи сцепились с шипением и треском. Рей отскочила назад. Удары сыпались один за одним. Отвыкшее от тренировок тело слушалось с трудом, хоть и помнило основные принципы боя. Но она почти сразу стала выдыхаться. Сказывались и рабочий день и половина бессонной ночи. Она лишь отражала его удары, но долго так продолжаться не могло. Он уже ее измотал. Она забыла, как силен его удар, как он стремителен. Ей не победить Кайло в открытую. Это было невозможно и раньше. Ей срочно надо что-то придумать, иначе она рискует поплатиться жизнью за свою авантюру. А то, что это была авантюра, стало ясно с самого начала. Красные искры жгли кожу, свет мечей слепил глаза. Руки дрожали от силы его ударов. Он сильнее, выше, руки у него длиннее. Но…

Ты быстрая. И ловкая.

Ехидный, чуть надтреснутый голос из прошлого.

Быстрая. Да. От следующего удара Рей ушла.

Я научу тебя кое-чему особенному, девочка моя.

Бледно-голубые глаза всегда смотрели с прищуром, с презрением ко всему окружающему миру. Она научила их всему, каждому подбирая индивидуальный стиль боя. Они гадали сколько ей лет, строили предположения и делали ставки. Наставница лишь посмеивалась. Она знала об их разговорах. Тогда казалось, что она знает все.

Ты меньше их всех. Но это твоя сила.

Тело оказалось умнее, у тела была память. Рей снова ушла от удара. Чуть покачивающаяся походка, ее можно было принять за пьяную.

Быстрее!

Голос датомирской ведьмы ударил по ушам. Это было, конечно, в ее сознании, в ее воспоминаниях. Но даже сейчас подействовало, как удар хлыста. И она стала двигаться быстрее.

Медленно.

Рей танцевала с мечом и крутилась волчком.

Медленно.

Она завращала клинками быстрее. Обманный выпад, уйти от удара.

Медленно!!

Прыжок в сторону, сбившееся дыхание. Она быстрее. Она ловчее. Слабость – это ее сила.

Быстрее. Быстрее. Быстрее!!

В какой-то момент она едва ушла от смертоносного красного клинка, просвистевшего рядом с ее лицом, а потом…нанесла удар, раня Кайло. Он отшатнулся. Рей в растерянности смотрела на его руку, сквозь разошедшуюся ткань проступал багрово-красный порез на предплечье. Ахнув, женщина попятилась. Ее замутило. Горели ярким светом ее клинки. Она никогда не думала, что возненавидит зеленый цвет. Рей резко нажала на кнопку, деактивируя меч, и ринулась к кораблю. Мимо просвистел бластерный заряд, еще один и еще. А потом они замерли в воздухе. И это была не она. И не Шинейд, которую Рей ощущала сейчас настолько ярко, что это было болезненно. Часть ее сознания ужаснулась Силе, заключенной в дочери, но размышлять об этом не было времени. Рей взлетела по трапу «Сокола», мимо стрелявших Финна и Люка, мимо неодобрительного взора джедая и изумленного взгляда бывшего друга. Неважно! Все это сейчас неважно!

- Готовы? – выкрикнула она в сторону технического отсека.

В ответ раздался утвердительный рев вуки.

- Тогда запускайте! – женщина кинулась к пульту управления.

Может быть, это было невежливо по отношению к Хану, но на этикет сейчас явно не было времени. Пальцы проворно забегали по кнопкам, готовясь к взлету. Самое страшное, отнюдь, не позади. За сколько бы «Сокол» ни прошел дугу Кесселя, «Ипсилон» быстрее. Но зато кореллианский корабль маневреннее. И это преимущество и собиралась сейчас использовать Рей. Она не то, чтобы очень хорошо знала кореллианские суда, но она знала «Ипсилон». Рей резко стартовала, сшибая еще не сгоревшие перекрытия Космопорта. Корабль резко тряхнуло, что-то с грохотом упало, возмущенно заорал Хан, но Рей было плевать.

- Пушки есть? – отрывисто спросила она появившегося в ее поле зрении Соло.

- А ты как думаешь! – оскорбился мужчина, занимая место второго пилота.

- Тогда вам лучше бы ими воспользоваться, - ответила Рей, - управление я возьму на себя.

Они неслись, уклоняясь от выстрелов «Ипсилона», который пока отставал от них. Сцепив зубы, Рей крутанула корабль так, что он, опасно накренившись, завалился набок, перед глазами все завертелось, «Сокол» неловко качнуло, но именно это спасло их от основного заряда, что пытался сбить их. Рей нервно хохотнула, выравнивая корабль и наращивая скорость. Им бы только вырваться за пределы атмосферы Белдерона. Продержаться еще несколько минут. Минут, которых у них нет. «Ипсилон» нагонял их, буквально висел на хвосте. Трещали щиты, визжали проносясь мимо смертоносные заряды, бухали пушки «Сокола», сотрясая корабль, Рей ругалась сквозь зубы. Что-то стонало, скрипело и дребезжало. Женщина от души надеялась, что корабль не развалится прямо в воздухе. Сокрушительный удар сотряс весь корпус, истерично завизжала тревога на панели управления, взбесившиеся индикаторы сигнализировали о том, что один из щитов выведен из строя.

- Твою мать! – заорала Рей, немыслимым маневром уклоняясь от выстрела и подставляясь под другой, который пришелся прямо по одной из их пушек.

Рей зарычала от бессилия. «Сокол» был хорошим кораблем, отличным для своих лет, но куда ему тягаться с «Ипсилоном». Еще немного! Совсем немного! Руки дрожали, по спине стекал холодный пот, где-то там притаилась боль, которая не упустит случая вернуться, но им надо уйти. Она должна вывести этот корабль. Ради дочери. Рывок. Они резко вырвались в открытый космос.

- Давай! – заорал ей в ухо Хан, оглушив ее.

Рей долбанула по кнопке, активирующей гипер-привод. Одну томительно-долгую секунду ничего не происходило. И женщина уже успела попрощаться с жизнью. А потом их в который хорошенько тряхнуло, и звезды смазались в блестящие линии. Одобрительно взревел Чуи, сквозь зубы выдохнул Финн, хмыкнул Люк. Рей только сейчас заметила, что все взгляды устремлены на нее. Она справилась. Она вывела корабль. Они вне опасности. Все позади. Не было ни облегчения, ни радости, ни какого-либо удовлетворения. Адреналин еще бурлил в крови, не желая отпускать ее. Ее всю трясло.

- Ты потрясающий пилот, - хлопнул ее по спине Хан, заставляя вздрогнуть.

Со стоном Рей упала на скрещенные руки, позволяя волнам боли захватить ее.


========== Закаты на Ач-То ==========


Дружба помогала жить, притупляла вечную печаль, успокаивала боль

Софи Шово. «Сны Боттичелли»


День постепенно клонился к вечеру, линия горизонта выглядела изломанной и какой-то неправильной, хотя, может быть, ему всего лишь так казалось. В лицо бил сырой ветер, трепал непослушные волосы, шумел в ушах, словно хотел что-то сказать, внизу волны налетали на скалы, яростно разбивались о них, с шипением откатываясь обратно, и тысячи брызг сверкали в лучах заходящего солнца. Надрывно кричали птицы, пищали порги, издалека доносились крики других учеников. Бен стоял на краю обрыва, широко расставив ноги и сцепив за спиной руки. Можно было подумать, что он медитирует, но это было не так. Его разум был далек от спокойствия настолько, насколько это вообще возможно. Ярость, гнев, отчаяние, ненависть сплелись в тугой комок, поселившийся где-то в груди, от него поднимался жар, охватывая голову, заставляя кровь с шумом пульсировать в висках.

Унизительное наказание, которое оставил Люк перед тем, как улетел на неделю по своим делам, отнимало все время Бена. Он должен был дежурить по столовой все время отсутствия Учителя: мыть посуду, накрывать на стол, проводить влажную уборку. Обычно они занимались этим по очереди. Но Бен затеял драку с одним из учеников, довольно серьезно побил того. И Люк обвинил во всем Бена. Допустим, он действительно начал первым. Допустим, он мог бы остановиться, а не ломать парню нос и не устраивать сотрясение мозга. Он мог бы. Но не стал. Слушать о том, что он мамочкин сынок, о том, что его дядя выделяет его просто потому, что Бен является племянником Люка Скайуокера, а не потому что он талантлив сам по себе, Бен не собирался.

Так что теперь проклятая столовая стала его вторым домом. Он ненавидел запахи еды, пропитавшие его одежду, и запахи моющих средств. Бен чувствовал себя чем-то средним между дроидом-уборщиком и рабом. Времени на остальное оставалось катастрофически мало. А ведь он должен был тренироваться и изучать древние книги джедаев, а еще медитировать и познавать спокойствие и отрешенность. С последними у него всегда были явные проблемы. К хаттам спокойствие! К криффу отрешенность! Бен хмуро смотрел на волны, с грохотом разбивающиеся о скалы. В какой-то момент посетила мысль о том, чтобы прыгнуть вниз. И покончить со всем раз и навсегда. Не видеть больше никогда этот проклятый сырой остров, самодовольного дядю, вечно скандалящих родителей. Не слушать насмешки других учеников. Не ощущать их зависть и неприязнь. Не чувствовать себя настолько одиноким. Юноша зло тряхнул непослушными кудрями.

- Привет! – вдруг раздался голос позади него.

Бен вздрогнул от неожиданности и поморщился. Кто-то посмел нарушить его уединение. Этого ему хотелось меньше всего. Обычно его сторонились, некоторые боялись. Он без труда читал их эмоции и их мысли, хоть Люк и говорил, что это некрасиво и невежливо. Но разве он виноват, что они все не умеют ограждать свой разум от вторжения?! А ему так легко дается способность читать в головах других!

Юноша круто развернулся и замер. На него смотрела маленькая девочка, на вид ей было не больше пяти, худая, явно голодавшая, в каких-то грязных обносках, она, склонив голову, разглядывала его с любопытством в больших карих глазах. Волосы ее были собраны в три нелепых пучка, загорелая кожа жительницы жаркого климата была местами обветрена, где-то облезла, оставляя более светлые пятна. Бен раньше ее здесь не видел.

- Ты любуешься водой? – бесхитростно спросила девочка, - я никогда раньше не видела столько воды! – на ее лице появилась широкая улыбка, - вода – это так здорово!

Бен все еще молчал, недоуменно разглядывая девочку. Обычно младшие ученики боялись его. И разбегались кто куда, стоило ему только показаться на горизонте. Никто из них никогда бы не стал стоять столь близко к нему.

- Почему ты молчишь? – тем временем спросила девочка.

- Откуда ты здесь взялась? – вырвалось у Бена.

- Прилетела на большоооооооом корабле, - протянула его неожиданная собеседница, - вот таком! – она широко развела руки.

- А с кем ты прилетела? – он и сам не знал, зачем спросил.

- С Люком, - сообщила она, - он сказал, что я буду учиться здесь. Он забрал меня у родителей.

Бен чуть прищурился, аккуратно, почти нежно коснулся ее разума, боясь повредить или испугать. В лицо дохнуло пустынным ветром, глаза колол песок. Какие-то обломки старых кораблей, металлолом, сомнительные личности – проходимцы всех мастей, крики, запах алкоголя, нежные руки – материнские? – которые обнимают, а в следующий миг дают пощечину. Люк. Пачка кредитов. Ее собственный крик: мама! И гул ионных двигателей корабля, совершившего прыжок в гипер-пространство. Бен охнул, выныривая из чужой головы. Девочка по-прежнему смотрела на него прямо и бесхитростно. Вокруг нее мягкими волнами плескался Свет, тихонько потрескивали искорки Силы. Бен сделал маленький шаг вперед, боясь, что испугает девочку, присел рядом с ней на корточки, заглядывая в большие глаза цвета шоколада.

- Как тебя зовут?

Зачем он спрашивает? Он же терпеть не может детей! Не умеет с ними общаться. Да и не хочет этого делать. Они раздражающе крикливы, приставучи, капризны и абсолютно бесполезны! Он не знает и не хочет знать имен младших учеников в школе дяди. И тем более не хочет быть им старшим товарищем, как остальные и как того требует Люк. Но сейчас он спрашивает имя маленькой оборванки, которую его дядя купил у матери, злоупотреблявшей алкоголем и крифф знает, чем еще.

- Рей, - она доверчиво протянула ему руку.

Наверное, подсмотрела жест у кого-то. Бен аккуратно взял ее маленькую ладошку в свою.

- А я – Бен.

Заходящее солнце играло в растрепанных волосах Рей, освещая ее красноватым ореолом, ее Сила трепетала вокруг, дикая и вместе с тем робкая, еще только пробуждающаяся. Да, его дядя отыскал настоящий бриллиант на какой-то помойке.

- Рей! – раздался окрик, дядя спешил к ним.

Его светлые одежды развевались за спиной, как флаг, светлые волосы трепал ветер. Бен резко встал, решительно скрестил руки на груди и насупился, глядя на Люка исподлобья, ожидая взбучки или очередной нотации.

- Вот ты где! – Люк позволил себе сухую улыбку, - я вижу, ты познакомилась с Беном.

- Учитель, - чуть склонил голову в вежливом поклоне юноша.

- Бен хороший, - бесхитростно заявила Рей, заставив самого Бена вздрогнуть.

Люк хмыкнул.

- Возможно, - он скользнул взглядом по ученику, - поговоришь с ним позже. Нам нужно тебя разместить. Идем.

Он взял девочку за руку. Бен хмуро смотрел им вслед, испытывая смешанные чувства, которые он мог бы определить, как ревность. Но он лишь отмахнулся от этого.

- И Бен, - Люк притормозил и обернулся, - через час жду тебя с выученным уроком.

Мысленно юноша застонал. Какой урок?! Эта проклятая столовая отнимает все его время! Ничего он не выучил! Ни один из уроков, что задавал дядя перед отлетом. А это значит, что его ждет суровая лекция на тему безответственности, а потом еще какое-нибудь наказание. Впрочем, что может быть хуже столовой, он слабо себе представлял.

И ошибся.

- Нет! – он стоял перед дядей, злобно глядя на того, - я не собираюсь брать над девчонкой шефство! Я не люблю детей!

- Бен, - мягко произнес Люк, обманчиво мягко, - разве твоя любовь и твои желания играют какую-то роль? Шефство над Рей будет хорошим уроком для тебя.

Он стиснул зубы и сжал руки в кулаки, чтобы не закричать. Его желания, его стремления не играют никакой роли. Ну конечно! А чего он ждал? Так было всегда. Для его родителей его желания не играли никакой роли, мать вечно пропадала в Сенате, отец вечно улетал куда-то, хотел ли Бен их видеть, хотел ли поговорить да просто побыть рядом с ними, не играло никакой роли. Хотел ли он в шесть лет отправиться на Ач-То, хотел ли быть джедаем – не играло никакой роли. Хотел ли отрешиться от всего, посвятить себя Силе – не играло никакой роли. Хотел ли возиться с маленькой оборванкой - не играло никакой роли. Никогда никто не считался с его желаниями, с его стремлениями, с его чувствами. В его жизни было сплошное «надо». Только «надо» это было отнюдь не ему. Всем вокруг, кому угодно, но только не ему. Бен подавил яростный крик, рвущийся из горла, крик обиды и протеста.

- Нет! – зло повторил он, - я не буду с ней возиться!

- Бен, - в голосе дяди мягкость обманчиво мешалась с угрозой, голубые глаза вспыхнули огнем, дрогнула Сила вокруг.

Подлый прием!

- Нет! – уже спокойнее повторил Бен.

И остался дежурить в столовой. Ну и наплевать! Будет дроидом-уборщиком! Он стоически терпел насмешки остальных учеников и суровые выговоры Люка, который, казалось, специально спрашивал с него уроки дословно, от корки до корки. Можно было сказать, что Учитель придирается к нему, если бы Люк не был таким перфекционистом, если бы знания Бена не дали огромную трещину из-за нехватки времени. Он с утроенной силой возненавидел этот остров, этих людей, возненавидел Силу, джедаев и все их учение. С каким огромным удовольствием он улетел бы отсюда! Сбежал не оглядываясь, затерялся бы на просторах галактики! Он сменил бы имя, он никогда бы больше не имел никаких дел со своей семьей! Дни сменяли один другой, наказание не заканчивалось, ненависть крепла и росла.

Единственной его отдушиной был вечер. На закате Бен приходил к обрыву и любовался заходящим солнцем, слушал шум волн, вдыхал ненавистный сырой ветер. В эти мгновения чуть притуплялась обида, немного утихал гнев, и как будто бы становилось легче дышать. Красный цвет заходящего солнца отражался в темно-карих глазах. Бен знал, что его световой меч будет красным. Если ему когда-нибудь будет позволено собрать его, ведь дядя не спешит давать ему разрешение, говоря, что он еще не готов, хотя Бен знал, что это вовсе не так. Он готов. Давно готов!

- Здесь очень красиво!

Он мысленно застонал. Малявка снова нарушила его покой. Малявка, из-за которой он вынужден терпеть криффову столовую!

- Уходи! – даже не обернулся он.

- Почему? – она была восхитительно непосредственна и бесстрашна.

Юноша услышал шорох за спиной, а потом она стала рядом. Бен покосился на девчонку, она выглядела куда опрятнее в светлой джедайской робе, хотя три пучка на голове так и остались, но волосы хотя бы были теперь чистыми. Ее темная кожа чуть побледнела, личико округлилось, девочка больше не производила впечатления голодной оборванки. Сила вокруг нее мерцала чистым Светом, Бен невольно залюбовался им.

- Ты как огонек, - вдруг выдала девочка.

- Что? – он изумленно посмотрел на нее.

- Ну, - Рей нахмурилась, - твоя Сила, словно огонек в темноте, он дрожит и переливается, - она помолчала, а потом широко улыбнулась, - красиво.

Бен покачал головой, стараясь не задумываться над тем, каким его видит девочка. Огонек во тьме, надо же. Только Тьма подступает. Он знал это, но предпочитал не думать. Он же джедай, Свет в галактике. Юноша покачал головой и зачем-то спросил:

- Тебе здесь нравится?

- Ой, да! Очень! – она оживилась, - мне нравится учиться Силе, и Люк мне нравится. А с другими учениками интересно играть. И старшие ребята рассказывают так много веселых вещей, а еще присматривают за нами, и это правильно, так говорит Люк. А еще я хочу свой световой меч, ну как у Учителя, но он говорит, что это еще совсем не скоро, и мне еще многому надо учиться. А еще я учусь читать и писать. И недавно сумела поднять датапад Силой. Хочешь покажу?

Бен хмыкнул и утвердительно кивнул, сомневаясь, что девчонка хотя бы пылинку на земле сумеет сдвинуть. На лице Рей появилось сосредоточенное выражение, а в следующий миг один из камней взлетел в воздух, нацеленный прямо на Бена, юноша едва успел увернуться, камень пролетел мимо, а потом с огромной скоростью ринулся обратно, Бен едва успел остановить его в воздухе. Рей ойкнула. Камень упал между ними. Бен хмуро смотрел на пятилетнюю девчонку, что едва не устроила его голове встречу с камнем.

- Я не хотела, - она выглядела виноватой.

Бен отвернулся. Зря он начал разговор с ней.

- Ой, Беееен! – протянула она, - простииии!

Его руки коснулась мягкая ладошка, послышались сдавленные всхлипывания. Только этого ему не хватало, честное слово! Утешать ревущую малявку! С глубоким вздохом, кляня себя на чем свет стоит и зарекаясь еще хоть слово говорить девочке, юноша повернулся к ней. Рей стояла, размазывая по лицу слезы и сопли, ее губы некрасиво сморщились, и мгновенно распух нос, из глаз катились крупные слезы.

- Не реви! – резко приказал Бен, беспомощно глядя на нее, он совершенно не знал, как утешать плачущих детей.

И она расплакалась еще сильнее. Стиснув зубы, он присел на корточки перед ней.

- Я не сержусь, - грубовато произнес Бен, - только не реви!

Она икнула, недоверчиво посмотрела на него.

- Ты, правда, не сердишься?

- Правда, - вздохнул Бен и протянул Рей платок, в который она шумно высморкалась, а потом протянула кусочек ткани ему обратно, он отшатнулся и едва выдавил из себя, - оставь себе.

Наверное, она сочла это залогом дружбы. Теперь Рей громко и демонстративно здоровалась с ним при встрече, отчаянно махала ему рукой, едва завидев, и широко улыбалась. Он не знал, куда себя деть в такие моменты, бледнел от злости, поджимал губы, делал вид, что не замечает насмешливых улыбок других учеников, притворялся глухим и старался исчезнуть, как можно быстрее. Он не отвечал на ее улыбки и уж тем более не здоровался с ней. Но каждый вечер, на закате Рей приходила к обрыву.

Как ей удавалось вырваться, оставалось для него загадкой. В это время младшим ученикам полагалось спать, а старшим не полагалось ходить по острову. Бен нарушал и это правило. На удивление Люк пока не пресекал его прогулок на закате. Возможно, Учитель считал, что его ученик медитирует в эти часы. Ну да. Как же. А может быть, смирился и решил оставить нерадивого племянника, позор семьи, в покое. Но Рей в покое никто не должен был оставлять, ей полагалось следовать строгой дисциплине, установленной на Ач-То. Девочка и следовала, при всей своей непосредственности и непоседливости, когда это было необходимо, она была послушна, упорна, усидчива, а еще не в меру любознательна и очень талантлива. Этого она, казалось, не осознавала. Бену его талант давал превосходство над остальными, которое он считал само собой разумеющимся, Рей воспринимала свой талант, как нечто обыкновенное, словно не замечая, что во многом обгоняет сверстников, даже тех, кто приехал в школу учиться раньше нее. Девочка была общительна и дружелюбна, ей нравилось общество других учеников. И Бена. Его общество она ставила выше других. Он так и не смог понять почему. Но когда однажды днем снизошел до того, чтобы, наконец, ответить на ее приветствие, Рей мгновенно оставила всех своих друзей и прицепилась к нему, да так, что до конца дня он уже не мог отвязаться от нее. Пришлось ему объяснять ей непонятные абзацы в одной из джедайских книг и помогать выполнить письменное задание для Люка.

И каждый вечер на закате, в любую погоду они встречались на обрыве. Обычно Бен приходил раньше. И если поначалу он с раздражением думал о том, что кто-то нарушит его уединение, то потом стал ждать этих встреч. Рей садилась рядом и болтала без умолку, рассказывала о том, как прошел день, чему она научилась, что ее восхитило или поразило, спрашивала о том, что было ей не понятно. Бен большей частью молчал. Ее болтовня отвлекала от собственных мрачных мыслей, позволяла забыть о проблемах в семье, о том, что он находится там, где быть совсем не хочет. Лучше не становилось, но становилось легче. Он не мог изменить отношения своих родителей и характер своего дяди, не мог пока сбежать, но мог отвлечься, погружаясь в незамысловатый и в чем-то восторженный мир маленькой девочки, которая, похоже, была счастлива на Ач-То. Рей быстро училась, схватывала на лету. И однажды он осмелился поведать ей о том, что девочке еще совсем не скоро предстояло изучить. Рей его не разочаровала. И с тех пор все то, что узнавал он, узнавала и она. Люк если и догадывался о чем-то, то молчал.

В один из вечеров Рей не пришла. В душе неприятно кольнуло: наверное, она променяла его на более интересное общество. Ну и пусть! Бен лишь плечами передернул. Ему не впервой быть одному, он всегда один. И этого, похоже, не изменить. Но, не увидев ее на следующий день среди других учеников, забеспокоился, и, наступив на горло собственной гордости, пошел к Люку. И следующую неделю на закате навещал Рей, которая кашляла и чихала, смотрела на него покрасневшими больными глазами и силилась улыбнуться. Бен винил себя в ее болезни, ему следовало бы подумать, что пятилетний ребенок очень легко может простудиться под пронизывающим ветром с моря. Что?! Ему бы следовало подумать о пятилетнем ребенке?! Он сердито хмурился, пытаясь привыкнуть к мысли, что привязался к девочке. Простуда прошла без следа, беседы на обрыве возобновились.

Постепенно их разговоры стали не только о Силе и джедайском учении. Бен рассказывал Рей о планетах, где ему довелось побывать, в основном, конечно, о Корусанте, где жили его родители. А еще о Чандриле – оплоте Республики, о знойном Татуине, так напоминавшем Джакку, откуда родом была Рей, о водопадах и джунглях планеты Итор, где ему однажды довелось побывать вместе с родителями, в короткий период мира между ними, о Сокорро – пристанище контрабандистов, куда его взял отец втайне от матери, а Бену всего-то было восемь лет тогда. Он описывал «Тысячелетний Сокол», ловя себя на мысли, что скучает по старому кораблю. Он вспоминал смешные случаи, в которые попадали его отец и Чубакка. Он говорил о строгой матери, о Сенате и тысяче и одном правиле этикета. Девочка слушала его, раскрыв рот и широко распахнув глаза. Оказалось, что Рей умеет не только болтать без умолку, но и внимательно слушать. Он рассказал ей о родителях и сам испугался подобной откровенности. Но в шоколадных глазах проскользнуло понимание, от которого защемило сердце.

Закатное солнце окрашивало воды красным, Рей сидела, прислонившись к его плечу.

- Ты не замерзла? – чуть ворчливо спросил Бен.

- Нет, - тоненьким голоском произнесла девочка и шмыгнула носом.

Бен закатил глаза. Она боялась, что юноша отправит ее в тепло, подальше отсюда, а уходить Рей совсем не хотелось.

- Скоро закончатся занятия в школе, - вдруг произнесла Рей, - ты полетишь домой?

Бен поморщился. Да, наверное, ему следовало бы полететь домой, на Корусант, мать настаивала на том, чтобы он прилетел на каникулы. Она даже обещала, что освободит время для того, чтобы им побыть вместе. Бен знал, что эти обещания – ложь, никогда его мать не отодвинет свою работу в сторону, никогда не поставит интересы семьи превыше интересов галактики. Бен не стал прашивать мать об отце, и так было ясно, что Хан снова где-то пропадает. Юноша попытался связаться с «Тысячелетним Соколом», но отец предпочел ему не отвечать. Что же, это было предсказуемо. Лететь на Корусант Бен не хотел, лететь куда-то еще ему одному не позволят. Люк настаивал на том, чтобы юноша повидался с родителями, ну или хотя бы с матерью, - сказал дядя, отводя глаза. Ясно, что застать отца дома у него вряд ли получится. Вопрос Рей застал его врасплох, потому что он еще не принял решение, не знал, что лучше: терпеть истерики и авторитарность матери на расстоянии или вблизи. С одной стороны, на расстоянии – лучше, с другой - дядя будет читать ему бесконечные нотации о том, что семья – это важно, хоть джедаи и отрицают всяческие привязанности. Внезапно эта мысль заставила Бена похолодеть, он покосился на Рей. Однажды она станет джедаем и уйдет из его жизни, покинет его, как и все остальные. Юноша нервно сглотнул.

- Ты переживаешь, - шоколадные глаза смотрели необычайно серьезно, - нервничаешь.

- Я знаю! – резко ответил он и отодвинулся.

Рей совсем по-взрослому вздохнула и придвинулась к нему, от ее маленького плеча шло тепло.

- Я буду скучать, Бен, - произнесла она, - возвращайся скорее.

Солнце давно скрылось за горизонтом, темнота упала на них внезапно, воздух стал холоднее, на небе загорелись первые звезды.

- Смотри! – Рей ткнула пальчиком в падающую звезду, - звездочка!

Бен невольно улыбнулся. По нему будут скучать, его будут ждать. Осознание этого приятно грело сердце.

- Я тоже буду скучать, Звездочка.


========== Враг моего врага…? ==========


— Враг моего врага — мой друг.

— Это высказывание приписывают арабскому принцу, которого предали и убили собственные подданные

«Стартрек. Возмездие»


- Рей.

Голос был знакомым и родным, мягким, нежным, от него рождалось приятное тепло в груди.

- Рей.

Голос звал и просил. Она никак не могла вспомнить обладателя этого голоса, но сама мысль о нем вызывала волнующее чувство, от которого мурашки бежали по коже.

- Рей.

Рей мечтательно улыбнулась и услышала тихий сухой смешок.

- Рейлин! – уже жестче и злее.

Женщина распахнула глаза и подскочила на узкой кушетке, ударилась головой о полку, нависающую сверху, и зашипела от боли. Во все глаза она смотрела на сидящего напротив Кайло Рена. Он был в полном облачении, кроме маски. Странно и непривычно было видеть его лицо спустя пять лет. Что-то неуловимо изменилось в любимых чертах, они стали жестче, словно бы взрослее. А еще изменился взгляд темно-карих глаз, когда-то смотревших на нее с нежностью, любовью и страстью. Теперь этот взгляд не выражал ничего. Пустота.

Рей нервно сглотнула, подумав вдруг, что биться с ним в маске было куда как проще, чем смотреть на него сейчас. Сердце глухо стучало в ребра, кожа покрылась липким потом, и кружилась голова – то ли от близости Кайло, то ли от пережитого обморока.

- Как ты здесь оказался? – хрипло спросила Рей.

- Узы Силы, - коротко бросил Кайло.

Женщина похолодела. Аккуратно, не веря ему, она потянулась к Силе и дернулась, словно обжегшись. Он был прав. Кайло Рен был прав, вернув себя Силе, Рей восстановила Узы.

- И благодаря тебе, теперь они неконтролируемы, - выплюнул Кайло, - мне, видишь ли, тоже не очень-то хочется находиться здесь. Есть дела поважнее.

- Ну и катись к своим делам! – бросила Рей, скрестив руки на груди и устраиваясь на кушетке поудобнее.

Прозвучали ее слова жалко, с какой-то непонятной обидой, глупой и совершенно неуместной, но жалеть о сказанном было уже поздно.

- Не могу, - Кайло тоже устроился удобнее.

Прищурившись, Рей разглядела размытые очертания его кабинета на «Финализаторе», мягкое кресло, массивный стол, отметила, что Кайло бережет руку, и устыдилась того, что сделала. Тем временем Кайло так же пристально разглядывал ее.

- Хватит пялиться! – раздраженно дернула плечом женщина.

- Это была не ты, - задумчиво произнес Рен.

- Что? – Рей вздрогнула, смутно догадываясь, о чем он говорит.

- Вспышка Силы, - ответил Кайло и продолжил, - это было Пробуждение. Я думал, что это была ты. Но нет. Кто? – требовательно спросил он, вглядываясь в лицо женщины.

Рей побледнела. Он не должен узнать о Ши, он может гадать, предполагать все, что угодно, но он не должен узнать об ее дочери.

- Откуда мне знать! – пожала плечами Рей.

- Правда? – голос был обманчиво мягким, нежным. Неуловимым, плавным движением Кайло чуть подался вперед.

Рей вжалась в стену, темные глаза гипнотизировали, подчиняли, требовали, пытались проникнуть в душу, захватить разум.

- Пошел прочь из моей головы! – вскинулась Рей, выставляя вперед ментальные щиты. Они были жалкими, хлипкими, дрожали под напором Кайло. – Не смей! – выкрикнула женщина, зная, что ей не выстоять, не справиться. Не сейчас, когда она почти разучилась пользоваться Силой, растеряла все свои умения.

Его напор ослаб, Кайло откинулся назад, сцепил кончики пальцев перед собой.

- Посмотри на себя, - презрительно произнес он, - во что ты превратилась, принцесса. Похожа на жалкую мусорщицу с какой-нибудь помойки, вроде Джакку. Ах прости, - он насмешливо улыбнулся, - ты ведь действительно оттуда. Грязь вернулась в грязь, где ей самое место.

Рей вздрогнула всем телом, предательски заалели щеки, она надменно вскинула голову, зло сверкнула глазами и процедила:

- Убирайся к криффу, Кайло Рен.

Это ли возымело эффект – ее безумное желание избавиться от его общества, ее страх, что он узнает о Шинейд – или просто вышло время, но связь прервалась.

Рей прикрыла глаза, восстанавливая сбившееся дыхание, стараясь отодвинуть подальше, на задворки разума обидные слова. Об этом она подумает потом, позже, не сейчас, когда есть более важные дела и более насущные проблемы. Сейчас для нее гораздо важнее другое: что делать дальше и как спрятать Шинейд от Кайло. Он не успокоится, пока не узнает, чье Пробуждение было на Белдероне. Рей не питала иллюзий: ей нисколько не удалось убедить Кайло в том, что она здесь не при чем, что она не знает, кто спровоцировал выброс Силы. Дело усугубляется еще и тем, что это была Темная Сила, Кайло и Сноук не остановятся, пока не найдут необученного форсъюзера. Рей нервно сплетала и расплетала пальцы. Нет в галактике такого места, куда они смогли бы с Шинейд сбежать и не быть обнаруженными Первым Орденом. Проклятая Сила! Узы – это поводок. Правда, действующий в обе стороны. Но Рей от этого не легче. К криффу! Она знать не желает, что там происходит с Кайло Реном. Ей нужно спрятать дочь и спрятаться самой. Женщина прислушалась к Силе, в тщетной, отчаянной надежде, что Уз больше нет. Куда там! Она явственно ощущала Кайло, где-то на границе собственного сознания, за кругом света, там, во тьме, прятался ситх. Рей зарычала от собственного бессилия и почувствовала, что он усмехается. То, что он был сейчас за кругом света, было лишь его волей, его желанием. Если он захочет иного, ей его не остановить. Рей снова глубоко задышала, призывая себя успокоиться. В конце концов, она не какой-то там необученный форсъюзер, она прошла прекрасную подготовку, ей необходимо лишь вспомнить то, что она уже знает, восстановить свои умения. Ведь когда она поняла, что беременна, то еще несколько недель перед своим побегом успешно скрывала от Кайло этот факт и то, что собирается бежать из Ордена. Смогла тогда, сможет и сейчас!

А теперь ей надо найти Ши, и понять, куда они направляются. Рей решительно поднялась с узкой кушетки и вышла из отсека. За пультом управления сидели Хан и Чуи, о чем-то тихо переговариваясь, неподалеку Финн задумчиво вертел в руках бластер. Тихо гудели двигатели, с неприятным звуком – все же его надо менять, а не чинить без конца, - работал гипер-привод. Они еще не вышли из гипер-прыжка. Сколько же она пробыла без сознания? Или они направляются куда-то далеко? Рей осторожно кашлянула, привлекая внимание. Финн вскинулся было, но потом опустил бластер.

- Ты классный пилот! – воскликнул Хан, Чуи согласно проревел в ответ, - как и классный механик. Не знаю, что бы мы делали без тебя.

- Не прибедняйтесь, Хан, - хмыкнула Рей, - слава о вас и «Тысячелетнем Соколе» гремит по всей галактике.

- Были деньки, да, - мечтательно улыбнулся контрабандист.

- Где Шинейд? – поинтересовалась Рей, хотя сама уже знала, что дочь в соседнем отсеке, по всей видимости, спит. Крошечный комочек Силы дремал, забывшись спокойным сном, словно и не было побега в ночь и сумасшедшей гонки на кораблях. И хорошо. Ни к чему ее дочери лишние волнения.

- Спит, - ответил Финн.

Рей кивнула и подошла к бывшему штурмовику.

- Ты позволишь? – она взглядом указала на кресло рядом с ним.

Финн пожал плечами и чуть подался в сторону. Рей присела в кресло, сцепила руки и поинтересовалась:

- Куда мы направляемся?

- Ди’Куар, - коротко ответил Финн.

Рей нахмурилась, пытаясь припомнить, что есть на этой планете. В голове крутилось что-то о неплохом климате, лесах и отсутствии поселений. Рей это совершенно не устраивало. Ей необходима была более или менее цивилизованная планета, где можно обналичить кредиты, лежащие на счету в нескольких банках Корусанта и на паре планет Среднего Кольца, купить неприметный корабль и улететь. Куда, она еще не знала. Но обдумать этот вопрос у нее еще будет время.

- Нет, - спокойно произнесла Рей, - нас вы высадите раньше. Мне не подходит Ди’Куар.

На мгновение повисла тишина, переглянулись Финн и Хан, Чуи сделал вид, что очень занят панелью управления. Рей не читала их мыслей, но прекрасно считывала эмоции: неловкость, желание что-то скрыть, замешательство, смущение. Женщина нахмурилась, сузив глаза, посмотрела на Хана, который отвел взгляд под ее взором, на Финна, смело посмотревшего ей в глаза.

- Какого криффа? – процедила Рей, - мы так не договаривались. Что там на Ди’Куаре?

- База Сопротивления, - спокойно ответил Финн.

- Ну нет! – от избытка чувств Рей вскочила, - мы условились, что вы не потащите меня к Сопротивлению! Да и вы не горели желанием! Что изменилось?

- Успокойся, Рей, - Финн примирительно поднял руку с раскрытой ладонью.

- О нет! Это худший способ успокоить меня! – повысила голос женщина, - сказать мне: «успокойся!». Была сделка, Финн! Были условия. Я свою часть выполнила. Какого криффа, я должна лететь к вашему Сопротивлению?!

Она паниковала сейчас. По-настоящему паниковала. Хуже Первого Ордена было только Сопротивление. И там, и там за ней охотятся, но в Первом Ордене хотя бы не назначена награда за ее голову. В Первом Ордене вообще предпочли не распространяться о том, что Рейлин Рен исчезла. Забавно было читать в голонете самые сумасшедшие теории о том, почему принцесса Первого Ордена больше не показывается на публике и уже давным-давно не участвует в силовых операциях. Сплетни, слухи, скандальные предположения. Чего только она ни начиталась за эти пять лет, посмеиваясь или хмурясь. Но Сопротивление давным-давно охотится за ней. И если в Первом Ордене есть шанс выжить, не ей, так Шинейд, то в Сопротивлении у них шансов не будет. Будь проклят тот час, в который ей пришла в голову «гениальная» идея воспользоваться «Тысячелетним Соколом» как средством для побега с Белдерона!

- Рей, - мягко произнес Хан, подходя к ней, - технически мы не остановим корабль до Ди’Куара, мы повредим гипер-привод, ты же видела, какой он старый. Кроме того, здесь на сотни световых лет лишь планеты Первого Ордена.

- Мне – плевать, - процедила Рей, - Первый Орден или Сопротивление. Мне – все едино. Мы нигде не будем в безопасности!

В наступившей тишине Рей слышала, как быстро-быстро стучит ее сердце.

- Я гарантирую вашу безопасность, - раздался позади нее голос Люка.

Женщина стремительно обернулась, подозрительным взглядом смерила джедая, отметила, что дочь была права – Люк сиял. Рей успела подзабыть это холодное сияние Света, безжалостное, острое, слепящее глаза. Она поморщилась, опустив веки, физически больно было после такого перерыва видеть столь чистый и яркий Свет.

- Да что ты, джедай? – прошипела Рей, - а то, что мы улетим с вашей базы, ты тоже мне гарантируешь?

- Я сделаю все, чтобы это произошло, - спокойно произнес Люк, - я поговорю с Леей.

- Что?! – Рей почувствовала, как из-под ног уходит пол корабля, - там еще и ваша генерал будет?!

- А как же иначе? – удивился позади нее Финн.

Мысленно застонав, Рей длинно и витиевато выругалась. Она не могла воздействовать на присутствующих Силой, внушение – больше прерогатива джедаев, да и еще здесь Люк, с которым Рей не рискнула бы сейчас тягаться в Силе. У нее немилосердно болела голова, тоненькие иголочки сверлили виски, во рту прочно поселился противный металлический привкус. А где-то на границе сознания был Кайло Рен.

Из огня да в полымя. Она сбежала от Первого Ордена, чтобы на всех порах влететь в лапы к Сопротивлению. Рей закусила губу. Ситуация казалась безвыходной. Она должна успокоиться. Прямо сейчас. Сейчас же!

Рей заставила себя вновь сесть в кресло рядом с Финном. В конце концов, что она может сделать прямо сейчас? Убить присутствующих? Подчинить их своей воле? Первое она, скорее всего, не успеет осуществить. Второе не сможет. Значит, ей остается лететь на базу Сопротивления. А там действовать по ситуации. Бежать, если ее заключат под стражу. Неоспоримым преимуществом базы является то, что там наверняка есть какие-никакие корабли, которые ей придется угнать. Авантюра? Еще бы! Но и не такое бывало в ее жизни. А, может быть, ей придется торговаться, заключить сделку с генералом Органой. Беда только в том, что ей нечего предложить взамен. Все те сведения о Первом Ордене, что она могла бы предоставить, устарели на пять лет. Рей невесело усмехнулась.

- Рей, - Финн коснулся ее руки, и женщина вздрогнула, - все будет хорошо.

Он вдруг ей улыбнулся. Впервые с того момента, как увидел ее. Улыбнулся открыто и светло, совсем, как раньше, когда он был одним из штурмовиков, а она - ситхом, который вел его отряд в бой, когда они были друзьями, хотя это была почти невозможная дружба.

- Как ты оказался в Сопротивлении? – выдохнула Рей.

Финн пожал плечами.

- Мне стало все противно.

Рей приподняла бровь. Это было ей знакомо. Ей тоже в последние месяцы многое было противно.

- Я помог сбежать одному из пилотов Сопротивления, которого захватил в плен Кайло Рен. Мы угнали истребитель, но потерпели крушение на Джакку. Там нам удалось угнать «Сокол». Мы долго дрейфовали в космосе, пока нас не нашли Хан и Чуи.

- Почему Джакку? – удивленно посмотрела на Финна Рей, - это же…помойка. Что вообще там делал Первый Орден?

- Они искали карту местонахождения Люка.

- Вот как, - задумчиво произнесла Рей.

Она помнила, что многие годы Кайло был одержим мыслью найти своего наставника. Годы и годы искал он, но Люк надежно спрятался на просторах галактики, предпочтя отойти от дел, не участвовать больше в войне. И вот он здесь. Рей украдкой бросила взгляд на джедая, что сейчас рассказывал ее дочери какую-то историю. Женщина прислушалась и уловила отдельные обрывки речи. Что-то о Силе, Свете и Тьме. Пусть его. Кайло, наверное, переполошился бы, решил, что джедай что-то может внушить их дочери. Но Рей отчего-то не волновалась. В конце концов, ее дочь на Темной Стороне Силы, Света в Ши совсем мало. Из этой искорки не вырастет пламя, а для внутреннего баланса дочери немного Света даже полезно.

- Они ее так и не нашли. Зато мы нашли Люка. Убедили его присоединиться к Сопротивлению, хоть это было и нелегко.

Рей покачала головой. Оказаться бы далеко-далеко отсюда. От всего этого. Как она вдруг вновь оказалась втянута в войну, от которой бежала? Женщина вздохнула.

- И ты разделяешь их идеологию? – спросила зачем-то.

- Да! – горячо воскликнул Финн и вдруг схватил ее за руки, - послушай, Рей! Ты могла бы…мы могли бы…

Рей резко качнула головой, заставив Финна замолчать, она аккуратно высвободила руки.

- Нет, Финн, - мягко произнесла женщин, - я не хочу. Я не могу больше. Ни на чьей стороне.

***

Она встречала их на посадочной площадке. По-прежнему величественная и с безупречной осанкой, хоть и изрядно постаревшая. Впереди шли Хан и Чуи, Рей шла рядом с Люком, неся на руках дочь, которая вертела головой в разные стороны, словно маленький флюгер на ветру, не останавливаясь ни на минуту. Рей тоже настороженно оглядывалась по сторонам, хоть и не так явно, как Шинейд. Небольшое здание, которое, видимо, частично уходило под землю, и было базой Сопротивления. Две посадочные площадки – по бокам, несколько ангаров для техники, часть кораблей и истребителей находилась прямо на открытом воздухе. И все это было окружено зеленым массивом леса так, что с воздуха и со стороны земли было бы довольно сложно обнаружить базу, если точно не знать, где она находится.

Чем ближе, они подходили к Лее, тем больше нервничала Рей. Вот генерал поприветствовала Хана и Чуи, пожала руку Финну и, наконец, повернулась к ней и Люку, коротко кивнула брату, перевела взгляд на нее и застыла. Без сомнения, она ее узнала. Не могла не узнать. Вот Лея посмотрела на Ши и, вздрогнув, смертельно побледнела.

- Генерал, - Рей склонила голову, по-военному щелкнула каблуками.

- Леди Рейлин, - сухо поприветствовала ее Лея и снова посмотрела на Ши.

Сердце глухо заныло, задрожали руки, карие глаза изучали ее дочь. И Рей хотелось бежать, не оглядываясь, скрыться, спрятаться самой и спрятать Ши.

- Девочка – причина выброса Силы, о котором ты говорил, Люк? – спросила брата генерал.

- Это было Пробуждение, Лея.

Органа коротко кивнула, она пристально разглядывала Шинейд, как диковинный экспонат, заставляя Рей нервничать, а Ши сильнее прижиматься к матери. Что видела в ее чертах Лея? Собственные черты? Или сходство с Кайло? Рей не хотела знать. Она не хотела здесь быть, что уж там.

- Как тебя зовут? – мягко спросила Лея.

- Шинейд, - склонила голову девочка и тут же гордо вскинула подбородок, качнулись выбившиеся из прически непослушные прядки, - а тебя?

- Лея, - генерал слегка улыбнулась и перевела взгляд на Рей, - следуйте за мной. Полагаю, нам надо поговорить без свидетелей.

Рей с готовностью последовала за генералом, стараясь не обращать внимания на любопытные, а порой и откровенно враждебные взгляды. Без сомнения, некоторые сопротивленцы узнали ее. И это осложняло дело. Если они потребуют от Леи ее голову, вряд ли генерал вступится за нее. Рей нечего ей предложить, чтобы ее жизнь внезапно стала ценной. Гордо выпрямив спину, стараясь не опускать голову и не бежать, благо сама Лея шла довольно неспешно, Рей следовала за генералом, пытаясь запомнить расположение строений базы. В конце концов, скорее всего ей придется бежать. А знание местности – это уже половина успеха.

Они пришли в небольшую комнату, которая, видимо, служила Лее кабинетом. Ничего выдающегося, аскетичная обстановка из стола, пары стульев и пары кресел, несколько полок, маленькое окно. Не дожидаясь приглашения, Рей села на стул, усадив дочь себе на колени. На соседнем стуле расположился Люк. Лея встала у окна, скрестив руки на груди. Снова задумчиво посмотрела на Шинейд.

- Это его дочь? – спросила она Рей.

- Да, - не стала отпираться женщина.

Какой смысл, если генерал Органа не слепая. А Лея вдруг едва заметно улыбнулась.

- Она похожа на своего отца, на меня, на мою мать, - генерал покачала головой, - никогда бы не подумала, что доживу до того, чтобы увидеть…

Она осеклась.

- Хорошо. Что ты делаешь здесь?

- Поверьте, - передернула плечами Рей, - я меньше всего на свете хочу здесь находиться. Но обстоятельства сложились так, что я помогла вашим друзьям уйти от Первого Ордена, а они помогли мне…в том же вопросе. И вот я здесь из-за неисправности корабля и, - Рей бросила косой взгляд на Люка, - полагаю, благодаря воле вашего брата.

Джедай усмехнулся.

- Как быстро ты поняла?

- Почти сразу, - фыркнула Рей, - я не дура. Я разбираюсь не только в механике, но и в Силе. Вопрос в другом, что вам нужно от меня и моей дочери?

- Я бы хотел обучать твою дочь, но…

- Но вы знаете, что это невозможно! – оборвала его Рей, - дальше!

- Я полагаю, ты можешь помочь нам, - джедай посмотрел на Лею, - мы достали схему, но разобраться в ней будет непросто. Возможно, человек, более знакомый с технологиями Первого Ордена, мог бы нам помочь.

- Я пять лет не имею никакой связи с Первым Орденом! – воскликнула Рей.

- Но ты прекрасный механик, - не сводя глаз с брата, произнесла Лея, - тем более, технология, схему которой мы достали, заявлена уже давно, если верить нашим разведданным.

Рей поморщилась. Она не хотела помогать Сопротивлению, где-то в подкорке сидела мысль, вбитая еще Сноуком о том, что они враги, нарушители порядка в галактике, о том, что их необходимо уничтожить. Она предаст Первый Орден. Но. Не предала ли она его, когда сбежала пять лет назад? Не предала ли, когда сбежала от них сейчас? В конце концов, она просто хочет выжить и вырастить дочь. Заглушив тоненький противный голос в голове и укрепив посильнее ментальные щиты, чтобы не дай Сила, именно сейчас не обострились ее Узы с Кайло, Рей поинтересовалась:

- Допустим, я сумею вам помочь и помогу, что я получу взамен?

Лея улыбнулась.

- Что мне всегда нравилось в вас, леди Рейлин, так это то, что вы всегда умели торговаться и проигрывать, если понимали, что поражение неизбежно.

- Не так уж часто я и проигрывала, - усмехнулась Рей.

- Нечасто, - согласилась Органа, - к сожалению, для нас. В вашем лице Первый Орден потерял достойного лидера.

- Может быть, - пожала плечами Рей, - так что я получу?

Лея посмотрела на ее с прищуром, потом перевела взгляд на Шинейд, которая, смущенная, видимо, незнакомой обстановкой и незнакомыми людьми, сидела смирно и только оглядывалась время от времени по сторонам.

- Корабль, возможность с вашей дочерью улететь и сутки форы, прежде чем вас начнут преследовать. Отпустить совсем я вас не могу, как вы понимаете.

Рей поджала губы. Она понимала. И то, что предложила Лея, было еще очень даже милосердно. Выбора особого не было. Она могла отказаться, но что тогда ждет ее здесь? Казнь? Пусть так. Но что будет с Ши? Ее, скорее всего, тоже убьют.

- Хорошо, - кивнула Рей, - я согласна, что за технология?

Люк подался вперед, ставя на стол небольшой голокрон. Джедай щелкнул пальцами, Рей лишь глаза закатила от такого позерства, и на поверхности стола раскинулась голубоватая схема, смутно знакомая Рей. Она пристально вглядывалась в нее. Женщина, определенно, где-то уже видела это объемное изображение, только тогда оно еще не было закончено. И уже тогда Рей сразу назвала слабое место этого оружия.

- «Старкиллер», - одновременно с Леей произнесла Рей.

- Значит, все-таки построили его, - хмыкнула Рей, - ай да, Хакс! Продвинул-таки свой проект. Лишь Сила знает, чего ему стоило убедить этих старых идиотов в необходимости создания такого оружия. Впрочем, сам Хакс тоже не то чтобы прав в своем стремления. Неважно, - махнула рукой Рей, - у базы есть слабое место – термальный осциллятор. Его нужно разрушить, ударив в этих трех точках, например, истребителями, - Рей ткнула в схему, - но чтобы это стало возможным, необходимо отключить силовые щиты, которые окружают планету. Либо, не отключая щиты, взорвать осциллятор изнутри. Я объясню, как выполнить оба варианта, выбор за вами, генерал.

Лея пару раз нервно прошлась по кабинету, посмотрела на молчавшего Люка, он едва заметно передернул плечами. Рей рассеянно поглаживала по голове Ши, которой явно не нравилось такое самоуправство, но пока дочь терпела. Отчаянно хотелось спать, на самом-то деле. И поесть тоже было бы неплохо. Предоставят ли ей здесь кров и еду? Или же прямо сейчас вручат корабль и отпустят на все четыре стороны? И то, и другое Рей устроило бы, если честно. Она жутко устала, в том числе и морально. Ей необходим был отдых.

- Ты отправишься вместе с передовой группой, - Лея оперлась руками на стол, - потому что ты единственная, кто хорошо ориентируется в схеме. Объяснения – это хорошо, но совсем не то. Мы должны быть уверены в успехе операции.

- Криффа с два! – фыркнула Рей, - мы так не договаривались.

- Ты отправишься с ними, и Сопротивление никогда не будет преследовать ни тебя, ни твою дочь.

Рей застыла. Перспектива лезть на «Старкиллер», помогать Сопротивлению и рисковать своей жизнью ее не очень-то прельщала, но мысль о том, что хоть одна из сторон не будет охотиться за ее головой, была заманчива.

- Даже у вас нет такого влияния, - осторожно произнесла Рей.

- Ты ничего не знаешь о моем влиянии, девочка, - покачала головой генерал и протянула ей руку, - договорились?

Рей медлила. Предложение было заманчивым, хоть она и отчаянно рисковала сейчас, доверяя Лее, ведь ее обещания ничем не подкреплены, да и охотиться за ее головой может перестать Сопротивление, но еще есть их союзники, всегда есть несогласные, которые рискнут вызвать недовольство Леи, но уничтожить Орденскую Змею. Кроме того, Рей не очень-то хотела работать в связке с сопротивленцами, она могла бы выбрать кого-то сама, если бы знала их. А еще Рей было страшно лезть на «Старкиллер», под носом у Кайло, у остальных рыцарей, под носом у Фазмы и штурмовиков, это была чистой воды авантюра, хоть и с большим процентом успеха, если Рей пойдет с ними.

- Если я откажусь? – спросила Рей.

- Никто не станет тебя принуждать, Рейлин, - развела руками Лея, - но подумай, каково тебе будет вечно скрываться да еще и с ребенком на руках.

Все верно. Удар попал в цель. Одна она могла бы, конечно, если не вечно, то очень долго водить за нос всю галактику, но не с Ши, которую надо воспитать, которую надо обучить. Старая истина - враг моего врага мой друг - почти работала сейчас. Но только в ней не говорится, что этого мнимого друга ты опасаешься едва ли не больше своего врага.

- Я согласна, - произнесла Рей.


========== Шепот в голове ==========


Open not your door when the devil knocks

Английская пословица


- Бееееееееен!

Вихрь, ураган, цунами. Рей со всего маху врезалась в него, заставив пошатнуться на неровной земле.

- Ой, Бееееен! Я так скучала!

Она обвила его руками, прижимаясь изо всех сил. Он обнял ее в ответ, чмокнул в макушку. Она поразительно выросла за те два месяца, что его не было. Как-то разом вытянулась и, казалось, еще больше похудела. А еще она сияла так ярко, что заставила Бена прищуриться. Сила мягкими, ласковыми волнами ложилась вокруг хрупкой фигурки, стелилась вокруг, придавая окружающему пространству беловатое свечение.

- Я тоже скучал, Звездочка, - произнес он, улыбаясь.

Наверное, она была единственным человеком, способным вызвать на губах вечно хмурого и недовольного подростка искреннюю и широкую улыбку. Что бы она ни делала, одно ее присутствие заставляло его быть счастливым. Он стал ей старшим братом за эти годы, он привык заботиться о ней и никогда не тяготился этой ролью. Он привык опекать ее, следить за тем, чтобы она поела и вовремя легла спать. Бен помогал ей с занятиями, искал для нее интересные книги, давал слушать какую-то новую музыку, найденную на просторах голонета, хотя Люк не очень-то одобрял связь с внешним миром, но чем дальше, тем все больше Бену было плевать на то, что подумает Учитель. Он был рад видеть Рей, но не был рад вернуться на Ач-То. Впрочем, оставаться с родителями тоже было невыносимо.

Первый месяц каникул он изнывал на Корусанте от скуки, тоски и небывалой жары, накрывшей планету. Он ждал, когда мать закончит дела в Сенате - хотя это было в принципе невозможно, она даже дома не расставалась с датападом, постоянно отвечала на какие-то звонки и писала какие-то сообщения. Потом он ждал, когда отец соизволит вернуться домой из очередной авантюры, настолько, видимо, важной, что Хан не выходил на связь до самого своего неожиданного прилета ранним утром. И мать даже была рада вернувшемуся отцу. Но мир в доме длился недолго. Уже в день отлета на курорт на планете Итор отец и мать повздорили из-за какой-то ерунды, заставляя Бена просто молча отойти подальше, отгораживаясь от них, хотя мать старательно пыталась втянуть подростка в скандал. Привыкшая жить на публику, Лея даже для выяснения отношений с мужем нуждалась в свидетеле. И им обычно становился сын. Бен отчаянно пытался не быть втянутым в очередную размолвку родителей, но сделать это было практически невозможно. Они ругались всю дорогу на Итор, на самом Иторе и все дорогу обратно. Бену лишь оставалось зубами скрипеть. Великолепные водопады планеты, потрясающие леса, восхитительная экология, мягкий климат курорта в первые же часы стали Бену ненавистны. Он хотел оказаться, где угодно, но только не здесь. Подойдет и душный Корусант и сырой Ач-То, глупые сериалы по голонету и нотации дяди, все, что угодно, но только не крики матери и тихий голос отца. Бен ненавидел все это. Он хотел улететь. Куда угодно, на любую планету галактики. Некоторое время он всерьез задумывался о том, чтобы пробраться на какой-нибудь отлетающий шаттл, спрятаться в багажном отсеке и отправиться подальше от Итора. Но так и не решился на это, за что презирал себя еще больше.

Именно тогда ему стали сниться сны, самые разные: о жаркой планете с двумя солнцами – Бен знал, что это Татуин, о Корусанте, который выглядел, словно картинка из учебника истории, об арене, посыпанной песком, пропитавшемся кровью, где он должен был сражаться под крики каких-то совершенно невообразимых существ, о раскаленной планете, где текли реки из лавы. Он просыпался весь в поту, задыхаясь, вставал нисколько не выспавшийся, измученный этими снами, ночами, что не приносили отдыха. Мать даже соизволила обратить внимание на его неестественную бледность, хотя он никогда особо не отличался здоровым цветом лица, на его круги под глазами и усталость. Он огрызался, мать всплескивала руками, хваталась за сердце, Хан хмурился, пытался читать ему нотации и тут же затихал, встретившись с взглядом темных глаз сына. Отец уже давно не был для Бена авторитетом, и сам Хан, каким бы толстокожим он ни был, отлично это понимал.

А потом появился голос в голове, он комментировал его сны, так Бен узнал, что это места, где был его дед. Сначала юноша думал, что это просто его внутренний голос, в конце концов, Бен изучал историю клонических войн, Энакин Скайуокер – легендарный мастер-джедай, его дед – был для юноши кумиром, чуть ли не единственной причиной, по которой Соло еще не бросил обучение у Люка. Бен хотел стать достойным деда. Хотя все чаще задумывался о том, что достойным можно быть не только на поприще Силы. Но Бен не решался сказать об этом родителям, отчаянно трусил перед дядей, и ненавидел себя за это. А голос шептал ему удивительные вещи, о том, что Энакин был Избранным, о том, что Бен достоин продолжить дело деда. Но не защищать Новую Республику, отнюдь. Когда прозвучало имя Дарта Вейдера, Бен проснулся с бешено колотящимся сердцем. Он попытался слабо улыбнуться, сам себе, пытался обрести ясность мысли, твердость духа. А голос, шепчущий, старческий, задыхающийся, впервые не ушел из его головы вместе с очередным сном. Он остался, заставляя Бена в панике озираться, считать себя сумасшедшим.

- Ты не безумен, мой мальчик, вовсе нет, - шептал голос, - твой разум яснее, чем у кого-либо. А твоя Сила, - голос прервался, словно не мог выразить все свое восхищение словами, - твоя Сила прекрасна. Вместе мы свершим великие дела. Ты будешь достоин своего деда, Дарта Вейдера.

- Мой дед – Энакин Скайуокер, герой клоничеких войн, джедай! – тонким голосом выкрикнул Бен вслух, пугая самого себя.

- Верно, - согласился голос, - а еще величайший ситх всех времен, Дарт Вейдер, правая рука Императора. Человек, перед которым склонялись звездные системы.

Это казалось невероятным, невозможным. И Бен не мог ни подтвердить, ни опровергнуть слова голоса. Никак не мог их проверить. Официальные источники ничего не говорили о том, что Энакин Скайуокер и Дарт Вейдер – это одно лицо. Безусловно, Бен знал и о последнем. Имя жестокого ситха не раз звучало в их доме, ведь именно его победили родители, с ним с ражался его дядя. Но спросить родителей о том, что его дед и есть их легендарный враг? Немыслимо!

- Кто ты? – спросил он.

Но в голове была лишь пустота.

Они вернулись на Корусант, через пару дней Бен улетел на Ач-То. Никто больше не говорил с ним, ему не снились поразительные в своей детальности сны. Он снова был просто Беном Соло шестнадцати лет, которому больше никто не сулил величия. Расстраиваться ли ему? Радоваться ли? Он не знал. Все мысли вылетели из головы, когда на него налетел ураган по имени Рей.

- Как твои успехи, Звездочка? Вскрыла все голокроны, что я оставил?

Улетая, он оставил ей три джедайских голокрона. Ей было еще рановато постигать знания, что там хранились, но Рей и так опережала своих сверстников в мастерстве, почему бы ей не стать еще чуточку сильнее?

- Все! – гордо вскинула подбородок девочка, ее глаза радостно сверкали, на губах играла широкая улыбка, она еще раз крепко его обняла, - ой, Бееееен! Было так тоскливо тут без тебя!

Он хотел ответить, что ему тоже было тоскливо, что он ни за что больше с ней не расстанется на такой долгий срок, но не успел.

- Какая талантливая юная леди, - едва слышный шепот в голове заставил юношу замереть, - какой яркий Свет! Какая Сила!

Рей что-то болтала без умолку, что-то о Люке, голокронах и собственном мече.

- Как жаль, что такой талант пропадает попусту, как и твой, мой мальчик.

- Бен? Бен!

Рей растеряно смотрела на него, на личике появилось выражение обиды.

- Ты совсем меня не слушаешь, Бен Соло!

- Слушаю, - пересохшими губами прошептал он и чтобы как-то отвлечь ее и отвлечься самому перевел тему, - у меня для тебя кое-что есть, - он опустился на одно колено, чтобы быть с Рей одного роста.

Он заказал эту вещь на Корусанте, потратив все свои накопления. Небольшой кулон: пятиконечная звезда из черного кристалла, оправленного в серебро.

- О! – округлились глаза Рей, когда он надел ей подарок на шею.

Камень лег между тонких ключиц, сначала ничего не происходило, а потом в глубине кристалла словно зародился маленький вихрь Тьмы, Тьма пульсировала в такт биению сердца Рей.

- Как красиво, - тихо произнесла девочка.

- Это кристалл с планеты Адега, - произнес Бен, - он мог бы использоваться для создания светового меча, но слишком мал. Отец выменял его у какого-то торговца и отдал мне. Я решил, - Бен помедлил, - сделать тебе подарок.

- Спасибо! – Рей обняла его за шею.

- Идем, Звездочка, - он поднялся – ты расскажешь мне о своих успехах.

***

- Я готов! – он в ярости сжимал кулаки, из глаз брызнули злые слезы, которые Бен даже не потрудился стереть, он чуть подался вперед, вглядываясь в невозмутимое лицо дяди.

- Нет, Бен, - покачал головой Люк, в его голубых глазах застыли тоска и печаль, - еще нет.

- Мне шестнадцать! – выкрикнул Бен, - я обучаюсь уже десять лет! У многих двенадцатилеток есть световые мечи! Мне нужен свой! Я готов! Я достоин!

- Нет, Бен, - в голосе дяди появились металлические нотки, - еще нет.

- Когда? – его голос охрип от крика, плечи опустились – бесполезность его слов, его трудов навалилась тяжким грузом, заставляя горбиться, заставляя склонить голову и уставиться в земляной пол хижины, что занимал дядя.

- Когда я решу, - просто ответил Люк.

Бен хотел было молча развернуться и уйти, но все же нашел в себе силы спросить:

- Я могу идти, - он помедлил, - Учитель?

- Бен, посмотри на меня, - почти ласково попросил Люк.

Юноша поднял голову, на лице дяди застыла жалость, которая была Бену ненавистна, вспыхнувшая злость заставила своенравно тряхнуть головой, впрочем, он тут же снова ее склонил. Что толку от злости и своенравия, если он без светового меча? Если он пытается добиться разрешения на ритуал сборки вот уже два года? И все безуспешно. А он знает, он чувствует, что готов!

- Не думай, мой ученик, что это из злости или зависти, это только лишь тебе во благо, - мягко произнес Люк.

- Я могу идти, Учитель? – бесцветным голосом повторил Бен.

Люк махнул рукой, отпуская племянника.

Он степенно вышел из хижины и кинулся к обрыву, остановился уже у самого края, едва не скатившись в пропасть. Взметнулась пыль из-под ног, посыпались вниз мелкие камешки. Липкой волной на него накатил ужас, а потом с головой захлестнуло презрение к самому себе. Сколько раз стоял он вот так около обрыва, размышляя над тем, а не броситься ли вниз, не покончить ли со всем разом, одним махом, одним – нет, даже не прыжком, - просто шагом вперед, в пустоту, в ничто. А теперь, когда это едва не случилось, он в ужасе от того, что едва не упал вниз, не разбился на смерть. Сердце быстро колотилось где-то районе горла, шумело в ушах, словно волны внизу, сквозь этот немыслимый грохот прорывались пронзительные крики порги. Бен в ярости кусал губы, оставляя на них мелкие ранки, которые потом будут неприятно кровоточить. Он жалок! Жалок!

- Вовсе нет, мой мальчик, - раздался в голове тихий голос.

- Убирайся прочь! – выкрикнул Бен вслух.

- Тише, - рассмеялся голос, - тише, не стоит пугать окружающих.

В панике Бен огляделся, но по счастью, поблизости не было никого. Середина дня – ученики на занятиях. Один он нарушил правила, чтобы добиться, наконец, своего по праву. И проиграл. Снова. Он даже разрешения на сборку светового меча добиться не может. А еще мечтает о великих делах и свершениях. Бен криво усмехнулся, губы дрожали.

- Приходи ко мне, мой мальчик, - тем временем продолжал голос, - и мы вместе свершим великие деяния. Ты соберешь свой меч. Я научу тебя всему, я научу тебя пользоваться твоим гневом, обращать его в Силу, в мощь, в величие! Я сумею показать тебе все грани твоих эмоций, мы обратим твою страсть в умения.

- Это путь Темной Стороны! – резко ответил Бен, снова говоря вслух.

- Разве Темная Сторона – это зло? Твой дед, в конце концов, пришел к Темной Стороне Силы, понимая, насколько она выше Света.

- Это не так! – взорвался Бен, - мой дед никогда…

- Ты спросил Люка? – голос был по-прежнему мягок, словно не замечал его ярости и злости, словно забавлялся ею, она была для него не более чем игрой, яростью котенка, нападающего на фантик от конфеты, - свою мать? Своего отца?

- Нет, - стушевался Бен, отчаянно краснея, понимая, что снова струсил, не нашел в себе смелости завести разговор о деде.

- Ай-ай, - зацокал языком голос, - а ведь я просил тебя.

- Я не обязан выполнять твои просьбы! – выкрикнул Бен.

- Не обязан, - с готовностью согласился голос, - но когда ты станешь моим учеником…

- Не стану! – оборвал юноша.

В ответ раздался тихий смех.

- Бен? – это уже наяву, так неожиданно, что Соло подпрыгнул, из-под ног снова посыпались камешки, и юноша счел за благо отойти от обрыва.

Он обернулся, на него снизу вверх смотрела Рей, камень на ее шее пульсировал в такт биению сердца, очень-очень быстро, а сама девочка выглядела запыхавшейся.

- Что случилось? – резко спросил Бен, - почему ты не на занятиях?

- Почему ты здесь? – вопросом на вопрос ответила Рей.

В ответ Бен лишь сурово нахмурился.

- Ты должна быть с другими учениками.

- Я знаю, - растерялась Рей, - но я…- и сморщилась совсем, как когда была еще маленькой, - ой, Беееен, я что-то почувствовала, что-то нехорошее. И пришла сюда. К тебе.

Вся злость мигом испарилась, ушла в пустоту, растворилась, ее унес сырой ветер, а Бен опустился на колени перед Рей, что стояла и растеряно смотрела на него сейчас, глаза ее были полны слез. Девочка явно была испугана.

- Все хорошо, Звездочка, - он аккуратно обнял ее, неприятно поразившись тому, как она вздрогнула от его прикосновений, - все хорошо.

***

- Значит, все это правда, - Бен горько усмехнулся.

Немыслимо. Его семья лгала ему все эти годы, а незнакомец в его голове говорил правду. Какие бы цели ни преследовал обладатель таинственного голоса – а они у него, несомненно, были, Бен не питал иллюзий на этот счет, - он говорил ему правду. Виноватый вид Люка, побледневшее лицо старого джедая говорили обо все лучше слов. Впрочем, дядя не стал отпираться, он признался почти сразу. Да, Энакин Скайуокер и есть Дарт Вейдер, да, был величайшим из джедаев и величайшим из ситхов, да, хранитель Республики и слуга Империи.

- Откуда ты это узнал? – в голосе дяди стала просыпаться привычная суровость, - кто сказал тебе?

- Неважно, - пожал плечами Бен, - узнал и…все.

- Кто? – наседал Люк, он пристально взглянул на ученика, чуть прищурив голубые глаза, чуть подался вперед, чуть изменил позу.

Этого хватило Бену.

- Не смей! – бросил он, - только попробуй залезть ко мне в голову!

Сказал и сам ужаснулся дерзости своих слов, тому, что посмел так говорить с Учителем, тому, что угрожал ему. Юноша и сам не знал, что сделает, если Люк попробует прочесть его мысли, но знал одно: он не позволит безнаказанно шарить у себя в голове, что-то он да сделает, каких бы усилий ему это ни стоило. Выражение растерянности и страха вдруг мелькнувшее на лице Люка было ему лучшей наградой. Жгучее удовлетворение разлилось по венам, заставило гордо вскинуть подбородок, тогда как плечи всегда надменного и строгого Люка поникли.

- Жди здесь! – голос, впрочем, не утратил своей властности.

Заинтригованный Бен остался стоять на месте. Он вдруг почувствовал себя совершенно иначе, гордый тем, что, наконец, сумел спросить то, что следовало узнать уже давно, забыв о том, что это было вовсе не его решение. Сейчас это была его победа над теми, кто пытался загнать его в рамки, те, которые он так ненавидел. Рамки этикета его матери, рамки послушания, его отца, рамки Силы его дяди. Вся его семья всегда ограничивала его, а сейчас он вышел за эти границы, пусть немного, чуть-чуть, но вышел! И это было упоительное чувство, пьянящее, неожиданно сильное. Отзвук той власти, которую обещал таинственный незнакомец в его голове. Ему показалось или он действительно услышал сухой смешок на задворках разума? Додумать Бен не успел, в дверях показался дядя, а в руках…У Бена перехватило дыхание, Люк нес в руках световой меч, бережно касаясь цилиндра, словно тот вот-вот развалится у него в руках.

- Это меч твоего деда, - произнес Люк, - меч джедая.

Бен нервно облизал губы, он чувствовал Силу, окутывающую цилиндр, старой сборки, сейчас так уже не делают, где-то с царапинами и потертостями на серебристом металле. Вспыхнул голубой свет, озаряя стены хижины призрачным свечением, стройный, ровный клинок был великолепен. Бен откровенно любовался этим совершенным и смертоносным оружием, по коже бежали мурашки, он даже сделал шаг вперед, подставляясь под клинок. Если бы Люк только захотел, то мог бы убить юношу сейчас. Но зачем родному дяде убивать племянника? Пусть и такого нерадивого, как Бен. Странная, абсурдная мысль. Почему она вообще пришла ему в голову?

- Возьми его, - произнес Люк, выключая меч и протягивая цилиндр Бену.

Соло недоверчиво посмотрел на деждая, исподлобья, нахмурив лоб. Во рту мгновенно пересохло. Это не могло быть правдой, не могло быть по-настоящему. Не могло быть так…просто. В чем подвох?

- Возьми, - настаивал Люк, - он твой, если, - джедай едва заметно усмехнулся, - он примет тебя. Я потратил годы, разыскивая его, но когда нашел, то не смог им владеть. Возможно, это получится у тебя.

Осторожно, словно боясь любым резким движением сломать рукоять, Бен взял меч. Его пальцы сомкнулись на металле, отмечая, что он прохладный, вовсе не гладкий, а в каких-то едва заметных взору выемках и впадинах, царапинах и зазубринах. Он почувствовал Силу, окутывающую клинок, но ничего более.

- Тебе придется долго и упорно работать, - произнес Люк, заставив Бена поднять глаза, - просто так ты не станешь владельцем этого меча. Это труд, Бен, большой труд.

- Я понял, Учитель, - охрипшим от волнения голосом ответил юноша, - я понял, я готов.

Со вздохом Люк разомкнул пальцы, вся тяжесть меча легла в руку Бену, который снова уставился на цилиндр у себя в руках, все еще не в силах поверить, что теперь у него есть световой меч, да еще и принадлежащий его великому деду! Восторг затопил его с головой, на губах заиграла широкая улыбка.

- Можешь идти, Бен, - махнул рукой Люк.

И юноша быстрым шагом покинул дядю. Впереди его ждали тяжелые часы медитации.

***

С самого начала все пошло не так. Он не мог подчинить себе меч, не мог стать с ним единым целым. Его сосредоточенность уходила в пустоту, медитировать не получалось, и он злился, а от этого отдалялся от меча еще больше. Да, он злился, сердился, за неделю поссорился с остальными учениками едва ли не большее число раз, чем за весь предыдущий месяц, дважды подрался, получил свое наказание, накричал на Рей, которая, к его удивлению, и бровью не повела, лишь попросила взять в руки меч, а Бен молча развернулся и ушел. Он никому не даст даже прикоснуться к его мечу. Но он не был его. Почему? Этого Бен не мог понять. Он побледнел, похудел, почти перестал есть и очень мало спал, изнуряя себя в попытках найти единение с мечом. Все было тщетно, и это сводило с ума. Люк смотрел в его сторону с жалостью и еще с неким непонятным выражением голубых глаз, которое можно было бы определить как опасение. Но Бен отмахивался от этих мыслей, все его время занимал световой меч.

- Голубой тебе не идет, мой мальчик, - одним из вечеров произнес голос в его голове, - перестань изнурять себя. Мне не нужны истощенные ученики.

- Я не твой ученик, - устало ответил Бен, в десятый – или сотый? – раз.

- Ты, непременно, им станешь. И эта железка совершенно тебе не нужна, - в голосе прорезалось презрение.

Бен не стал отвечать. Он устал, слишком устал. Сказывались и бессонные ночи, и изнурительные медитации, которые должны были приносить ему ясность разума и силу тела, но нет, ничего этого не было. Был лишь страх не подчинить себе меч, ведь это меч джедая, меч его легендарного деда!

- Оставь, - прошептал голос, - тебе ни к чему это прошлое. Тебя ждет великое будущее.

Бен рывком поднялся и отложил меч, впервые за все это время без сожаления, без опасения, что кто-то криво посмотрит в его сторону. В конце концов, он должен помириться с Рей.

Он нашел ее на обрыве. Она сидела и кидала камешки в пустоту, глядя куда-то вдаль. Бен со вздохом опустился рядом, порадовавшись, что Рей хотя бы не отодвинулась от него. Но она молчала, юноша закусил губу. Мелькнула злая мысль о том, что с чего бы ему просить прощения у какой-то малявки! Но это же Рей – его младшая сестренка, пусть и не по крови. И он обидел ее.

- Прости меня, Звездочка, - со вздохом произнес Бен.

Быстрый взгляд карих глаз, наморщенный лоб.

- Кто он?

- Прости? - Бен почувствовал, как пересохло во рту, - о чем ты?

- Ты знаешь! – дернула плечиком Рей, - голос в твоей голове.

- Откуда ты…? – пораженный Бен уставился на девочку, - что ты…?

У Соло перехватило дыхание, он не знал, как облечь свои мысли в слова. Изумление, страх, восторг от растущей Силы Рей смешались в один тугой комок где-то в области груди, мешающий дышать.

- Мне он не нравится, - мрачно произнесла Рей, как нечто само собой разумеющееся, как будто они говорили о неком общем знакомом.

Бен с опаской прислушался к себе, но голос молчал.

- Мне тоже, Звездочка, - произнес Бен и придвинулся еще ближе.

Рей быстро посмотрела на юношу, фыркнула и продолжила бросать камешки.

***

Ему снился сон, нечто сумбурное, непонятное и от этого еще более зловещее. Вокруг него была темнота, хоть глаз выколи, в которой он потерялся. Бен бежал куда-то, словно бы искал что-то или же убегал от кого-то, от кого-то, кто внушал ему смертельный ужас, такой, что немели ноги, отказываясь идти дальше. Но куда он идет? В руках у него был цилиндр светового меча, но сколько бы Бен ни пытался его активировать, у него ничего не получалось. И он снова бежал, спасаясь. Весь дрожа, ничего не видя перед собой, пытаясь выбраться из этого липкого ужаса, кошмара, которому, казалось, нет конца и края. Он ведь никогда не боялся темноты! Даже в детстве! Но сейчас темнота была словно живой, и она тянула свои щупальца к Бену, пытаясь схватить его, сжать в смертельных тисках. Он вскрикнул, вырываясь из сна, а в следующий миг, покорный его воле, световой меч прыгнул в его руку. Вспышка. Искры. Гудение световых мечей. Все это произошло настолько быстро, на одних лишь рефлексах, вбитых в подкорку, записанных где-то на уровне инстинктов, въевшихся под кожу, что Бен сначала даже не понял, что произошло. Ненависть и страх на лице дяди заставили вздрогнуть, рука, державшая меч дрожала. Непонимание и удивление: он хотел меня убить? Бен вздрогнул всем телом, а в следующий миг потолок в хижине частично рухнул, погребя под собой тело Люка Скайуокера, последнее, что видел Бен – это вина и горечь в голубых глазах. Юноша выскочил на улицу, упругие струи дождя ударили по лицу, ветер взметнул непослушные волосы, ударил по щеке, закрутил полы свободной туники. В голове билась одна лишь мысль: как же так? Родной дядя и хотел его убить? Но почему? Крифф! Почему?! Ярость, ненависть и злоба приглушили ужас от того, что он обрушил потолок на голову Люка Скайуокера – и скорее всего его убил. Жгучая обида, поселившаяся где-то в области сердца, уже сейчас едкой кислотой разъедающая внутренности, была отодвинута за задний план. Что ему делать дальше. Вокруг буйствовала стихия, сплошной стеной лил дождь, грохотал гром вдалеке, сверкали молнии, разрезая небосвод. Где-то слышались крики. Как скоро другие ученики узнают, что он убил Учителя? Вспышка, где-то вдалеке загорелось несколько строений – молния ударила прямо в них. Что ему делать? Куда идти дальше?

- Ко мне, - шепнул голос в голове, - ты все сделал правильно, мой мальчик. Он обманывал тебя, лгал каждый день твоей жизни. Он хотел твоей смерти, потому что боялся тебя, завидовал тебе. Ты был вправе убить его. А теперь пора обрести свой истинный путь.

Да. Все верно. Он был в своем праве. Разве он не защищался? Разве он не отразил удар? Он все правильно сделал. Теперь Бен знал, что ему делать, он побежал к небольшой посадочной площадке на Ач-То, там стоял старенький корабль Люка. На нем Бен, наконец, улетит с этой ненавистной планеты. Он мчался, оскальзываясь на неровной земле, которую дождь размочил в жидкую грязь. Внезапно на пути выросли две фигуры, смутно различимые за пеленой дождя. Старшие ученики. Заклятые враги. Они отметили все: меч в его руке, взъерошенный вид.

- Что ты сделал? – по голосу он определил Алекса, вечного соперника, - где Учитель?

Бен задрожал, не от холода или страха – от ярости. И молча напал. Дальнейшее он помнил смутно. Дав волю своей ярости, боли и обиде, он уже не мог остановиться. Он был силен, сильнее их всех. Никто из них не мог сравниться с ним. Их потуги остановить его были смешны. Он был един с Силой. Сила текла сквозь него. Он плыл в бурном потоке, кроваво-алом, непроницаемо-черном с багровыми всполохами. Его вела злость и ненависть. Все они были виноваты, все, кто высмеивал его, все, кто сделал его изгоем. Все, кто был хоть в чем-то талантливее его. Впрочем, никто из них не мог быть талантливее, ведь он победил всех. Он всех их убил. Потому что никто не смеет становиться у него на пути. Он пришел в себя уже на посадочной площадке. Бен оглянулся: разрушенные и пылающие хижины. Мелькнула – и тут же пропала, - мысль о том, что где-то там Рей, его Звездочка. Кольнуло сердце, но было уже поздно, молния ударила в дом, где жили младшие ученики, вряд ли кто-то выжил. Бен прерывисто вздохнул, по лицу текли слезы горечи и утраты. Он потерял сегодня все: свою семью, своего Учителя, место, что было ему каким-никаким, но домом, он потерял Рей. Ему не оставалось ничего, кроме как уйти. Он шагнул к кораблю.

- Бен!

Резко обернулся, чтобы поймать в свои объятия мокрую, дрожащую фигурку.

- Ой, Беееен!

Свет ложился вокруг нее мягкими волнами, но не грел его. Больше – нет. Было ли дело в нем самом, или же в Рей, Бен не знал.

- Ударило, - слышалось ему, - а потом как сверкнуло, - ее сбивчивую речь невозможно было понять, - и жарко! Жарко! – Рей дрожала, - и они кричали, а я побежала.

Она говорила что-то еще, но это было неважно. Рей была здесь, рядом с ним. И Бен был не в силах ее отпустить, но должен был. Ни в коем случае он не должен был тащить ее туда, куда направляется, к тому, к кому направляется.

- Рей, - он мягко отстранил ее от себя. Странное дело: он не видел толком лиц своих противников, тех, кого лишил жизни, но видел сейчас мельчайшие капли дождя, что ложились на лицо Рей, на ее плечи и руки. Пульсировал камень в такт ее сердцебиению, похожий на трепетание листа на ветру, - я должен идти.

- Куда? – она непонимающе уставилась на него. Бен молчал. Как сказать ей? Она ведь еще ребенок. Как объяснить ей, что ее старший друг, которому она так безоглядно доверяла, убил ее Учителя, ее соучеников?

Она вздрогнула, отстраняясь, волны Света вокруг не вдруг разом угасли, сжавшись в одну маленькую точку.

- К нему? – взвизгнула она.

Точка вздрогнула, словно черная дыра, сливаясь с окружающей темнотой, она росла, превращаясь во Тьму. Бен нервно облизал пересохшие губы. И вздрогнул всем телом, услышав решительное, совсем не подходящее девочке ее возраста:

- Я иду с тобой.

- Нет, - собственный тихий голос, безапелляционный тон заставил его задрожать еще сильнее.

- Да! – капризно выкрикнула она, черная дыра закружилась вокруг хрупкой фигурки, волнами легли тени Силы – чернее ночи вокруг.

- Ты не можешь! – тоже закричал он.

- Я иду с тобой! – топнула ногой Рей.

Тишина. Лишь завывание ветра, грохот грома, упругие струи дождя, барабанящие по обшивке старого корабля.

- Возьми ее, - шепнул голос в голове, - такой образчик Силы нам пригодится.

Бен нахмурился. У него нет иного пути. Но перед Рей открыта целая галактика, она вольна идти, куда пожелает.

- Девятилетняя девочка? – усмехнулся голос в голове, - не будь глупцом, мой мальчик! Девочка явно привязана к тебе. А еще она талантлива. Она нужна нам.

Нужна. Нам. Это были явно не те слова, что хотел слышать Бен. Было в них что-то опасное, настораживающее, пугающее. Сам он давно был готов шагнуть во Тьму, но тянуть за собой Рей? Он посмотрел на решительное личико. Она и сама готова пойти. Ее даже не требуется тянуть. Но ей всего девять! Еще дитя! Глупое, неразумное дитя. Решительное и смелое. Бен вздохнул и взял ее за руку.

- Идем!

Спотыкаясь Рей вприпрыжку побежала за ним. Они поднялись по трапу. Уже на пороге он оглянулся: разрушенные строения, кое-где еще полыхающие, ливень с яростью первобытной стихии обрушившийся на остров, ветер, пригибающий немногочисленные деревья к земле. Бен усмехнулся, вдруг осознав, что все это время держит в руке световой меч. Он разжал пальцы, серебристый цилиндр мелькнул во тьме и пропал. Вот так. Отпустить прошлое. Он больше никто. И волен начать новую жизнь.

- Все верно, мой мальчик, все верно, - шепнул голос.

Бен усмехнулся и спросил:

- Как тебя зовут?

- Сноук.


========== Звездный убийца ==========


Если сияние тысячи солнц вспыхнуло бы в небе,

это было бы подобно блеску Всемогущего…

Я — Смерть, Разрушитель Миров

Роберт Оппенгеймер


Рей возобновила тренировки. Потому что это было необходимо, потому что ей так хотелось, потому что на Ди’Куаре ей совершенно нечем было заняться.

Это была обычная военная база, Рей бывала не в одной такой, когда служила Первому Ордену. Было даже что-то вроде ностальгии, когда женщина наблюдала за жизнью здесь. Но это была не ее военная база. Она была здесь не просто никем, она была врагом, на которого косились кто недоуменно, кто злобно. Вслед неслись негромкие шепотки, когда Рей с дочерью проходили по базе. Ее перемещение никто не ограничивал, но, видимо, каждый получил приказ исподволь, но наблюдать за ней. Лея не доверяла ей и правильно делала. Ничто не мешало Рей запомнить устройство базы и связаться с Первым Орденом, чтобы обнаружить местонахождение Сопротивления. Но Рей это было не нужно, она и близко не приближалась ни к ангарам, ни к техническим помещениям. Женщина вообще старалась, как можно, меньше выходить из своей небольшой комнатушки, которую им с Шинейд любезно предоставили. Тем более после того, как один из сопротивленцев стал у нее на пути, когда они с дочерью направлялись в столовую.

- Ты! – он обвиняюще ткнул пальцем в нее и непременно коснулся бы ее груди, если бы Рей неуловимым движением инстинктивно не подалась назад, - Палач Чандрилы! Как ты смеешь находиться здесь!

Рей поморщилась.

- Там были мои родные! – губы мужчины тряслись, он сжимал и разжимал руки в кулаки, - ты поплатишься за это! Ты и твое отродье!

Он посмотрел на Шинейд, что недоуменно смотрела на большого и сильного дядю, который угрожал ее маме. Между бровей у девочки залегла складка, в темных глазах мелькнуло то упрямое и опасное выражение, которое бывало у Кайло, когда ему что-то очень не нравилось. Очень. Не. Нравилось.

- Идем, Ши, - Рей дернула дочь за руку, обходя застывшего на пути мужчину.

Ей не хотелось, чтобы дочь наделала глупостей, в которых потом, может быть, станет раскаиваться. Да и превращать хрупкий мир в войну Рей не имела ни малейшего желания. Пока их с дочерью здесь терпят, не нужно высовываться. Пока ей нужно, чтобы их терпели, раз уж она согласилась на то, чтобы помочь Сопротивлению. Хотя эта затея все больше и больше казалась ей безумной. Но отступать было поздно. Отступать уже не было никакой возможности.

Теперь Рей с дочерью приходили в столовую как можно раньше, стараясь ни с кем не столкнуться. У Рей выработался определенный распорядок дня. Она вставала до восхода солнца и, пока Шинейд спала, тренировалась на опушке леса, которую присмотрела во время прогулок с дочерью. Тело и разум постепенно вспоминали когда-то выученное, вдолбленное в нее наставницей. И Рей испытывала какой-то невероятный подъем, прилив сил, словно дорвалась до чего-то запретного. Это было упоительно. Чувствовать меч в своих руках, слышать его мерное гудение, ощущать жар на своей коже. Плыть в потоках Силы. Рей была частью Силы, Сила была в ней. Единое целое. Недостающий фрагмент, вставший на место. Однажды на ее тренировку пришел Люк. Они не общались с того разговора у Леи, Рей лишь здоровалась при встрече с джедаем, но и встречала она его нечасто.

- Присоединитесь? – Рей опустила клинок.

Люк хмыкнул, чуть прищурив глаза, он смотрел на всходящее солнце. Женщина была уверена, что он откажется. Но Скайуокер внезапно согласился. Это был нелегкий спарринг, да Рей и не питала иллюзий. В конце концов, у Люка опыта куда как больше, чем у нее. Ничья вышла с большой натяжкой, но Рей не печалилась. Они не на поле боя, в конце концов. Ей просто нужно время, чтобы восстановить форму.

- Жаль, что ты отказалась быть моей ученицей, - вздохнул Люк, - я думал, что Бен убил и тебя, и лишь недавно узнал, чем ты стала.

Рей передернула плечами. Ее мало трогало чужое мнение, тем более мнение Люка. Она стала тем, чем стала. Прошлое не вернуть, не изменить. Да и не нужно.

После тренировок, она поднимала дочь, и они шли завтракать. Затем Рей уходила на совещание по поводу диверсии на Старкиллере, оставляя дочь Люку. Как ни противно было это признавать, но джедай был единственным на базе, кто относился к Ши нейтрально и с определенным интересом. Не со страхом, опасением, неприязнью и ненавистью, скрытыми или нет, а всего лишь равнодушно. Рей не знала, о чем ее дочь беседует с Люком, но была спокойна. Девочка была в безопасности, никто не посмел бы тронуть ее, пока она рядом со Скайуокером. И он никогда бы не причинил ей вреда. Что до того, о чем они говорят, Рей это не волновало, ее Ши – это Тьма, ей никогда не стать Светом.

Разногласия начались с самого начала. Лея хотела отправить на Старкиллер икс-винги, что Рей забраковала сразу же.

- Слишком приметно, - отрезала молодая женщина, стараясь не нервничать перед пристальными взглядами собравшихся, - нам нужно, чтобы нас обнаружили, как можно позже.

Узнав, что особой техники в арсенале Сопротивления нет, Рей только глаза закатила.

- Как же вы вообще воюете, - пробормотала она.

- Ну извините, принцесса, - процедил Финн, - мы не можем себе позволить лучшее финансирование.

Рей предпочла не комментировать этот выпад. С Финном они тоже почти не общались, и женщина с грустью вспоминала времена в Первом Ордене, когда Финн был ее другом. И это она придумала ему имя, безымянный штурмовик стал личностью, а не просто боевой единицей в белом костюме. Сейчас это все было забыто, стерто так тщательно, словно не существовало. Финн предпочитал не замечать Рей, не вспоминать об общем прошлом, и женщину это задевало. Впрочем, сюда она не ругаться пришла, а обсуждать дело, поэтому проглотила выпад Финна. В конце концов, сама нарвалась.

- Тогда, - подал голос Хан, - «Сокол»?

Повисла тишина, Рей отметила, как побледнела Лея, на мгновение ей стало жалко генерала. Кажется, она все еще любила мужа, несмотря на то, что их семейную жизнь никак нельзя было назвать счастливой.

- Нет, - мягко произнесла Органа, - это небезопасно.

- «Сокол» - единственный корабль, который, - начал Хан.

- Второй по узнаваемости после икс-вингов, - перебила Рей, за что получила укоризненный взгляд Соло и неодобрительный рев Чуи, - но, - вынуждена была согласиться женщина, - кажется, наш единственный вариант.

И пока Хан и Лея препирались, Рей отрешенно думала о том, что проще было угнать «Ипсилон», чем терпеть Сопротивление.

После совещания она брала Ши, и они шли на обед. После обеда дочка спала, а Рей снова тренировалась, но уже в управлении Силой, не уходя из их комнаты. После сна они шли гулять в лес. Шинейд носилась в свое удовольствие, пробовала лазить по деревьям, гонялась за ящерицами и белками, собирала какие-то цветы и пробовала на зуб дикие ягоды. Потом ужин. Снова прогулка, разговоры о Силе перед сном, сказка на ночь. И сон. Обычно спокойный у Ши. Прерывистый и обрывочный у Рей. Молодая женщина часто сидела у кровати дочери, глядя, как та спит, не в силах заснуть сама. Размышляя о том, что станет с ними после диверсии на Старкиллере. О самой операции Рей не хотела думать, достаточно и этих утренних совещаний. Будущее после операции виделось отнюдь не радостным. Там был Первый Орден, который, несомненно, начнет охоту за ней. Им ни за что не пробраться на Старкиллер совсем уж незамеченными, вероятность этого крайне мала. А значит, Орден будет знать, кто ответственен за уничтожение их супероружия, ведь наверняка останутся те, кто сможет спастись. Но и жертвы неизбежны. Весь персонал немаленькой базы. Мысль об этом заставляла Рей вздрагивать, но женщина признавала, что это необходимое для нее зло. Она борется за себя и свою дочь. Едва ли это оправдание, но это причина и цель. Цель лучшей жизни для Ши.

Шли дни, и легче не становилось. План обретал форму и определенность. Лететь решили малой группой: Рей, Хан, Чуи и Финн. Кандидатуру Скайуокера Рей отмела сразу, сказав, что его присутствие в Силе мгновенно будет замечено любым из рыцарей Рен.

- А твое разве нет? – приподняла брови Лея.

- Ситхи умеют скрывать себя в Силе, - отрезала Рей, не став, конечно, говорить о том, что их с Кайло связывают Узы, - да и вообще: заметит или нет, но я вам нужна!

И Лея вынуждена была согласиться. А вопрос Органы навел Рей на мысль, которую она поспешила воплотить в реальность.

- Мы будем играть в прятки, Звездочка, - сказала она однажды вечером, - но не простые.

Шинейд с восторгом приняла игру. Скрывать себя в Силе у девочки получалось довольно неплохо для ее возраста, и Рей тешила себя мыслью, что это поможет ей спрятаться от Кайло. Сама Рей непрерывно ощущала его где-то на границе сознания, даже во сне ей было не спрятаться от этого ощущения, словно зудела укушенная паразитом кожа, противно и неприятно, беспрестанно. От этого было не по себе. Она ведь не прилагала усилий к тому, чтобы удерживать Рена на расстоянии, а это значило, что лишь его желание не позволяет ему ворваться в ее сознание. Рей не была хозяйкой положения, и это нервировало.

На прогулках Рей учила Ши простейшим техникам медитации и управлению Силой. Наверное, дочь была еще слишком юна для такого знания, но Пробуждение произошло, а они на военном положении. Пусть Ши будет подготовлена настолько, насколько это возможно. Ведь и сама Рей была всего лишь на год старше, когда начала обучение. Хотя сейчас у женщины было ощущение, что она лишает свою малышку детства. Но выбора не было. Рей была уверена, что поступает правильно.

В ту ночь она спала плохо. Ей снилась Ач-То, сырой воздух и бушующий океан. И гроза в ночь, когда они с Кайло ушли. Она заново переживала ужас девятилетней девочки, которая вдруг оказалась одна среди горящих развалин и бежала сквозь ночь и бурю к единственному человеку, к которому была привязана. А он хотел ее оттолкнуть, бросить, оставить одну. Как бы сложилась ее жизнь, останься она тогда на Ач-То? Стала бы она тем Светом, о котором ей столько говорил Люк?

Рей проснулась, как от толчка. Быстро-быстро колотилось сердце, все ее существо пронзила боль, столь схожая с той, что была, когда женщина отреклась от Силы, но все же несколько иная, боль миллионов живых существ. Заплакала во сне Шинейд, и Рей кинулась к ней, шепча слова утешения, она гладила дочь по голове, успокаивая. А когда девочка затихла, быстро одевшись, женщина выскочила на улицу. На базе царил переполох, кто-то куда-то бежал, кто-то оживленно переговаривался, кто-то застыл в ступоре, кто-то украдкой вытирал слезы. И все замолкали, стоило Рей пройти мимо. На нее смотрели с ненавистью и злобой. Рей без стука ворвалась в кабинет Леи, там уже собрались ее командоры, Люк, Финн, Хан и Чуи.

- Что произошло? – выдохнула Рей.

На мгновение повисло напряженное молчание, бледная, неестественно прямая Лея, с сухими, лихорадочно блестевшими глазами. Она рассеянно перекладывала на столе бумаги. Рей замечала какие-то совершенно незначительные детали. Дорогая глянцевая бумага среди этой убогой обстановки, пятна грязи на транспаристиле, закрывающем окно, седые волоски в гриве Чуи, робкий первый луч солнца, скользнувший по лицу Финна, металлические кубики в руках Хана, дрогнувшее веко одного из командоров. Тишина давила на уши, в воздухе кружились пылинки, по стене ползла трещина.

- Старкиллер, - коротко бросил Финн сквозь зубы.

Рей замерла, до боли сжала левую руку в кулак, а праву так и не донесла до груди, застыла в этой неловкой позе, боясь услышать, что ей скажут дальше.

- Они уничтожили систему Хосниан, - обманчиво спокойно произнесла Лея.

Перед глазами все завертелось, Рей круто развернулась на каблуках и вылетела за дверь, перед глазами все слилось в одну линию, где мелькали пятна зеленого и красного, коричневого и серого, голубого и желтого.

Она пришла в себя лишь на поляне для тренировок. Ее тошнило, ноги подкашивались, перед глазами все плыло. Схватившись за ствол дерева, Рей согнулась и ее вырвало. Стало чуть легче. Трясущейся рукой Рей отерла губы, во рту стояла противная горечь.

А в следующий миг пространство вокруг словно схлопнулось, сжалось до присутствия одного человека, что, как всегда безупречный, в полном военном облачении стоял перед ней. В глазах Кайло мелькнуло и тут же пропало беспокойство, он вопросительно приподнял одну бровь.

- Что случилось?

- Уйди, - прохрипела Рей, все еще держась за дерево, болезненно отчетливо ощущая под своей ладонью шершавую поверхность коры. Перед глазами все плыло, прохладный воздух обдувал разгоряченную бегом кожу, но не приносил облегчения.

- Не могу, ты же знаешь, - пожал плечами Рен.

И Рей не выдержала.

- Как ты мог?! – выкрикнула она, - как посмел?!

- Что, прости? – он недоуменно уставился на нее.

- Старкиллер! – выплюнула Рей, - Хосниан! Миллионы жизней! Как ты мог, Кайло?!

- Ах, вот оно что, - он сложил руки на груди и задумчиво посмотрел на женщину, - это война, Рей. Мне ли тебе объяснять.

- Война! Но это подло!

- Вспомни Чандрилу, - не повел и бровью Кайло.

- Да! – заорала Рей, - Да! Я Палач Чандрилы! Да! Да! Но я была там! Там! На поле боя! Я рисковала жизнями своих людей! И своей собственной! Это было честно! Это было не так! Не просто уничтожение целой системы! Не этот бессмысленный геноцид!

Звенящая тишина повисла в лесу. Где-то просыпались птицы, шуршали в траве мелкие зверюшки, начало пригревать солнце, золотистые лучи скользили по листве, ветерок играл кронам деревьев. Рей трясло, как в лихорадке, голова кружилась. И отчаянно хотелось ударить стоявшего напротив человека, стереть с лица это спокойное выражение, вызвать хоть какую-то эмоцию, кроме небрежного удивления, презрения пополам с уверенностью.

- Какая ты стала, - задумчиво произнес Кайло, - какие идеи высказываешь.

Рей затрясло от злости и ненависти. От сознания собственной слабости и ненужности. Нигде не своя, везде чужая. Одиночка. Нет сил больше, а ее путь только начался. Путь бегства и игры в прятки. И прошлое не стереть, не изменить. Все то, что она делала, творила. Раскаивалась ли она? Глупости! Нет. Она поступала так, как считала правильным. Но теперь за ней тянется след по всей галактике. И хуже того: тень ее прошлого накрывает Ши.

Она подскочила к Кайло и выкрикнула прямо в лицо:

- Ты чудовище, Кайло Рен! Монстр!

Всегда бледный, Кайло стал пепельно-серым, он отшатнулся, как от удара, темные глаза стали совсем черными, губы сжались в тонкую полоску.

Задела. Она его задела. Жгучее удовлетворение разлилось в груди, заставляя кровь быстрее бежать по сосудам, сердце зашлось в бешеном ритме, в висках грохотал пульс, грозя своим гулом свести ее с ума. Эйфория накрыла с головой. Вспышка ярости – вспышка Силы, и Рей осталась одна. Безумие победы, словно вкус крови на губах, ее снова затошнило. От самой себя. Рей сползла на землю, прислонилась к дереву и тихонько заплакала. Сколько она так просидела? Оплакивая себя, свою жизнь, Кайло, их любовь. Все ушло, ничего не осталось. И она бы ушла, куда угодно, забилась в самую смрадную дыру и никогда бы и носа не высунула оттуда, если бы не Ши. Ее дочь, ее сокровище. Ее Звездочка. Только она и давала Рей силы жить.

- Рей, - мягкий голос вырвал ее из мрачных мыслей.

Женщина подняла голову, над ней возвышался Финн. Рей быстро отерла слезы, но, видимо, недостаточно быстро, лицо Финна омрачилось, он неловко опустился рядом с ней. И обнял. Так давно Рей не чувствовала ничьих объятий. В этом жесте бывшего штурмовика не было ни желания, ни страсти, лишь попытка утешить, подставить дружеское плечо, на которое Рей с благодарностью опустила голову и затихла.

- Мне тоже жаль Хосниан, - тихо произнес Финн.

И Рей подавила в себе истерическое желание расхохотаться. Разве дело в Хосниан. Да, наверное, ей жаль миллионы загубленных жизней, но это на уровне разума. Умом она понимает, что это чудовищный по своему масштабу геноцид, осуществленный Первым Орденом, акт устрашения, демонстрация силы. Но чувства ее молчат. Там не было ее родных и близких, не было кого-то, кого можно было бы оплакивать. Да, это ужасное зверство, но сокрушаться по этому поводу Рей не может. И лгать себе, будто это так, будто уничтожение Хосниан задело ее душу, не станет. Она плачет о себе, о своей жизни, о том, что ушло, и не вернется больше никогда. Вот откуда эти слезы. Но Финн считает иначе. Рей не стала его разубеждать.

Они просидели так долго, думая каждый о своем. Как бы там ни было, Рей была благодарна Финну за молчаливую поддержку. Она неловко пошевелилась, и мужчина тут же отстранился.

- Нам пора идти, - тихо произнесла женщина, избегая смотреть на него, - Ши, наверное, уже проснулась. Она испугается, не увидев меня рядом.

Бывший штурмовик коротко кивнул, он поднялся и подал Рей руку, на которую женщина с благодарностью оперлась.

- Финн, - она робко сжала его ладонь, - спасибо.

- Не за что, - коротко бросил мужчина и отпустил руку.

Короткое перемирие было закончено. Рей лишь вздохнула. Если бы хоть Финн мог понять ее. На понимание Кайло она не надеялась никогда. Просто раньше и не было такой проблемы. Раньше они понимали друг друга с полуслова, с полу-мысли и были заодно. А теперь они по разные стороны.

На базу вернулись в полнейшем молчании. Навстречу им уже спешили Лея и Хан.

- Мы вылетаем завтра, - произнес Хан.

- Сегодня, - процедила Рей.

Лея внимательно посмотрела молодую женщину, подмечая одной ей видимые изменения.

- Рей, понимаешь ли ты…

- Разве мы не готовы? – оборвала ее Рей.

- Готовы, - кивнула Лея.

- Сегодня, - повторила Рей, - я больше не позволю им уничтожить что-то еще.

И под изумленными взглядами присутствующих молодая женщина направилась к базе.


========== Диверсия ==========


Диверсия (от лат.diversio — отклонение, отвлечение) — действия диверсионных групп (подразделений) или отдельных лиц в тылу противника по выводу из строя военных, промышленных и других объектов, нарушению управления войсками, разрушению коммуникаций, узлов и линий связи, уничтожению живой силы и военной техники, воздействию на морально-психологическое состояние противника. Из материалов «Википедии».


Со смешанными чувствами смотрела Рей на ледяную планету внизу, неспешно вращающуюся вокруг своей оси. Пять лет назад Старкиллер только начали строить. Рей помнила то время, когда Хакс, заручившись поддержкой ведущих инженеров и ученых Ордена, продвигал идею супероружия. Его не поддержал почти никто. Но Армитаж не стал бы тем, что он есть, если бы так просто отступал. И пусть Кайло терпеть не мог генерала, а тот в ответ платил ему той же монетой, отношения леди Рейлин и генерала Хакса всегда были теплыми. Рей знала, что если однажды она станет на пути у Хакса, тот, не раздумывая, отодвинет ее в сторону любым доступным методом, но его общество было ей приятно. Прирожденный оратор, Хакс умел поддержать любую беседу, выросший в хорошей семье приверженцев имперских традиций, Армитаж обладал прекрасными манерами. Рей помнила худого бледного подростка, педантичного, скрупулезного, болезненного, который стал одним из самых блестящих генералов Ордена. Амбиций Хаксу всегда было не занимать. Как и Кайло. Поэтому они и терпеть друг друга не могли. Совершенно разные, они, наверное, могли бы стать если не друзьями, то хотя бы союзниками. Но были конкурентами, хотя, казалось бы, служили Ордену в совершенно разных ипостасях.

Рей не могла не восхититься задумкой инженеров и ученых, воплощенной в жизнь. Планета выглядела безобидной и необитаемой, но внутри нее дремала разрушительная сила. Они вышли из гипер-прыжка с обратной стороны планеты, там, где согласно разведданным Сопротивления, не было кораблей Первого Ордена. Весь прыжок Рей нервничала больше, чем хотела бы показать. Она никогда еще не участвовала в настолько безумных авантюрах. Никогда не была в составе столь малой группы. Она всегда вела за собой отряд людей: штурмовиков и солдат, и пусть в некоторых битвах в конце их оставалось совсем мало, но чтобы она шла в бой в составе группы из трех человек и одного вуки – это был перебор. Впрочем, она не в бой идет. Она собирается совершить диверсию. Диверсанткой Рей тоже никогда не была. Так что чувствовала себя весьма неуютно в новой роли. В их плане было множество дыр, слишком много «если». Если там, где они выйдут из гипер-прыжка, не окажется кораблей врага. Если сумеют пробраться на базу. Если она правильно помнит, как отключать щиты, чтобы икс-винги смогли ударить по ядру планеты. Если им удастся пробраться к осциллятору. Если удастся заложить бомбы. Много-много-много «если». Рей никогда не любила неопределенности, а здесь была сплошная она. И самое главное: если им удастся выбраться. По крайней мере Рей собиралась жить. Она хотела вернуться к дочери, которую ей пришлось оставить на Ди’Куаре на попечение Люка и Леи. За все годы, женщина еще ни разу не расставалась с дочерью так надолго. Шинейд не плакала и в целом выглядела так, словно мама ей особо и не нужна. Лишь камень на ее шее трепетал быстро-быстро в такт биению детского сердца. Больше всего на свете сейчас Рей хотела бы поговорить с дочерью. Но в гипер-пространстве выйти на связь было нельзя, а рядом с базой Первого Ордена было слишком опасно.

Они зависли над планетой, в рубке повисла тишина. Они переглядывались напряженно, нервным движением Рей заправила за ухо прядь волос.

- Готовы? – спросила она.

- Нет, - хмыкнул Хан, - но начали. Финн, твой выход.

Еще одно «если». Если им удастся связаться с диспетчерами базы.

- YT-1300 вызывает «Старкиллер», - отчетливо и громко произнес Финн, - YT-1300 вызывает «Старкиллер».

Треск и шум в эфире.

- «Старкиллер» на связи, - развязный голос сквозь шум ворвался в рубку «Сокола», - кто вы? Назовитесь?

- Грузовое судно, с продовольствием для Первого Ордена, - не дрогнув, ответил Финн.

- Что-то вы припозднились, - включился второй голос.

- Отстали, - коротко бросил Финн, - старая модель и все такое.

- Да, - протянул голос, - то еще корыто. Не думал, что такие вообще еще существуют где-то в галактике.

Тихий издевательский смех. Хан едва успел ткнуть в бок возмущенно взревевшего Чубакку. Рей приложила палец к губам.

- Эй, что там у вас? – на базе все же услышали звук.

Послав вуки свирепый взгляд, Финн спокойно ответил:

- Ничего не слышу, видимо, помехи. Сами говорите: корыто. Оборудование старое.

- Ладно, - фыркнул диспетчер, - даю разрешение садиться.

Рей нервно защелкала тумблерами. Все еще недоумевая, как им удалось. Да еще так просто. Мысленно она поставила высший балл разведке Леи Органы, которая сообщила им дни и часы, когда на базу доставляется необходимое продовольствие. А сама невольно подумала, что за подобное раздолбайство три шкуры бы спустила с диспетчеров. Они не запросили ни пароли Первого Ордена, ни электронную форму разрешения на перевоз грузов. Совсем расслабились, уверенные в собственной неуязвимости! Рей резко оборвала такие мысли. Она больше не служит Первому Ордену. И не в ее власти более наказывать людей или, наоборот, благоволить им.

Они мягко вошли в атмосферу, и перед Рей раскинулся зимний лес, то тут, то там виднелись небольшие поляны, вдалеке – горная гряда, но сама база была спрятана среди огромных елей. Это тоже было идеей Хакса, некоторая, но защита с воздуха и трудности на подступах к базе. Но это для армии. А для небольшой группы диверсантов вовсе не проблема. Проблемой был доступ на саму планету, но если не устраивать персоналу периодическую внезапную проверку, то и это перестает быть проблемой. Странно, обычно как раз Хакс обожал нагрянуть с неожиданным визитом, въедливо выискивая малейший промах в работе своих людей, а потом так же въедливо наказывая по каждому пункту нарушений, которых вдруг оказывалось очень много.

Они приземлились в закрытом ангаре, чуть съехав с посадочного места. Теперь дело было за Рей. Она помнила схему базы, теоретически представляла себе, как отключить щиты. Но для этого им необходимо не просто выйти из ангара, им необходимо пройти несколько коридоров с разной степенью охраняемости и защиты. И здесь им должен был помочь также и Финн, который бывал на «Старкиллере». Вдвоем они проведут их маленькую группу в самое сердце базы. Наверное.

Им было на руку, что они опоздали, хотя сначала планировалось приземлиться на базу в составе группы из грузовых кораблей. Но теперь, оглядывая полупустой посадочный ангар, Рей раздумывала о том, что так даже лучше. Цепкий взгляд скользил по ангару, подмечая детали, мысленно женщина уже планировала отступление. И вздрогнула, когда в ангар размашистым шагом, на ходу натягивая перчатки вошла высокая худая женщина в сопровождении четверых штурмовиков и женщины-офицера.

- Крифф! – дернулась Рей.

Женщина же резко остановилась, ее взгляд упал прямо на «Сокол». Рей стиснула зубы, призывая себя к спокойствию, хотя внутри все вопило от ужаса. Почему она? Крифф раздери! Почему из всех рыцарей в ангаре появилась именно Амаль Рен?! Какого хера?! Рыцарь тем временем отдавала какие-то приказы штурмовикам и офицеру, та что-то помечала в паде, кивая быстро-быстро. Рей во все глаза разглядывала бывшую соратницу и соперницу. Пожалуй, за пять лет Амаль еще больше похудела, черты лица стали еще резче, обозначились высокие скулы, серые глаза смотрели по-прежнему высокомерно и презрительно, тонкие губы, как всегда, кривились в снисходительной усмешке, а движения были все так же резки и отрывисты.

- Рей? – вопросительно посмотрел на нее Финн.

- Помолчи, - бросила женщина, - пока она, - Рей ткнула пальцем в рыцаря, - не улетит, мы не можем показаться. Может быть, диспетчера базы и идиоты, но она нет.

- Почему? – удивился Соло, - кто она?

- Она рыцарь Рен, - ответила Рей, - и она знает меня. Если Амаль увидит меня здесь, наш план провалится не начавшись.

Соло понимающе кивнул. Сам в свое время скрывающийся если не от половины галактики, так от ее трети, он, наверное, понимал Рей, как никто другой. А она сейчас была почти преступница, не против Первого Ордена, но с его врагами. И она скрывалась.

- Ладно, - кивнул Финн, - но что мы будем делать, если она останется здесь?

- В ангаре? – спросила Рей, - вряд ли. Скорее всего она улетает. И дает указания перед тем, как отбыть.

Повисла тишина, Рей напряженно наблюдала за Амаль. «Быстрее же! – мысленно торопила она, - убирайся отсюда!» У них вряд ли есть все время галактики! Сопротивление ждет их знака, а они не могут выйти из «Сокола», пока здесь Амаль. В какой-то момент рыцарь вздрогнула и, казалось, посмотрела прямо в глаза Рей, та отшатнулась, сжала кулаки, пытаясь взять себя в руки. Амаль нахмурилась, жестом приказала офицеру замолчать и неторопливо пошла прямо к кораблю. Крифф! Крифф! Крифф! Рей в панике озиралась. Что делать? Прятаться? Вступать в бой? Ей казалось, что она надежно спрятала себя в Силе. Но что если это не так? Сердце колотилось в висках, ее взгляд упал на Хана. А тот вдруг решительно поднялся.

- Оставайтесь с Финном здесь, мы с Чуи все уладим.

- Что? – опешила Рей, - нет!

Безумие! Авантюра! Неоправданный риск! Женщина ринулась было схватить Хана за руку, остановить, но тот оказался неожиданно проворен, пальцы ее схватили лишь воздух, а в следующий момент дверь с тихим шипением закрылась за контрабандистом и его верным другом. Закусив палец, Рей наблюдала, как Хан и Чуи непринужденно спускаются с мостика, как на лице контрабандиста расцветает нахальная улыбка, как морщится Амаль, словно перед ней противное насекомое, которое по недоразумению попало в ее чистый и уютный дом. Затем рыцарь резко развернулась, ударив полой плаща Соло, и тем же размашистым шагом направилась к своему кораблю в сопровождении двоих штурмовиков. Хан посмотрел на «Сокол» и лихо подмигнул. Рей упала в кресло, руки ее дрожали, стискивая подлокотники. Нет, она не диверсантка. И она больше не солдат этой войны. Она совершенно не хочет больше в этом участвовать. Ей страшно, хотя трусихой она никогда не была.

- Рей, - горячая рука Финна легла ей на плечо.

Женщина подняла на него взгляд, в котором страх граничил с отчаянием.

- Нам надо идти.

Рей коротко кивнула. Бывший штурмовик помог ей подняться. Они спустились по трапу.

- Чуи, - инструктировал друга Хан, - мы направимся к осциллятору. Ты остаешься на «Соколе», чтобы он был готов взлететь в любой момент. Я бы с радостью взял с собой тебя, а не этих юнцов, но вуки на базе Первого Ордена – это слишком заметная фигура. Лучше если ты останешься здесь. При первых признаках опасности, улетай и подай сигнал Сопротивлению, что нам не удалось. Какой опасности? Думаю, уж ты-то разберешься!

Если Рей правильно поняла, Чубакка не очень-то был рад такому раскладу дел, и Хану пришлось его какое-то время уговаривать, убеждать в правильности своего решения. Тем временем в ангаре появился патруль из штурмовиков, он покосились на них, но ничего не сказали. А Рей вдруг порадовалась, что Сноук когда-то заставил ее носить маску, скрывающую лицо. Благодаря этому, никто в Первом Ордене, кроме рыцарей, небольшого числа офицеров и немногих штурмовиков, не знал, как она выглядит. Сейчас это играло на руку, как никогда. Ей надо взять себя в руки, в конце концов, ей вести их маленькую группу. Рей примерно представила себе схему базы, переглянулась с Финном и скомандовала.

- Идемте, у нас мало времени.

Но не успели они нырнуть в боковой коридор, который должен был вывести их к техническим помещениям, как столкнулись в той самой женщиной-офицером, которая записывала указания Амаль. Теперь она сама что-то разъясняла двум штурмовикам. На мгновение повисла тишина. А в следующий миг офицер направилась к ним, между бровей у нее залегла морщинка.

- Кто вы такие? Сюда нельзя гражданским.

Рей вскинула руку, скорее инстинктивно, чем имея четкий план в голове, и женщина застыла, глаза ее расширились сначала от непонимания, потом от страха, а в следующий миг прозвучал выстрел, за ним еще один и еще. Рей, Финн и Хан оказались в окружении трех тел. Рей выругалась.

- Что теперь?

- Теперь? – ухмыльнулся Хан, - теперь старый добрый трюк с переодеванием.

- Ну нет! – протянула Рей.

Соло лишь насмешливо фыркнул.

Форма был ей великовата, и если их заметит кто-то из командующего состава, то непременно остановит. Ведь лейтенант Джуна МакМахон выглядела весьма неопрятно по меркам Первого Ордена, о чем Рей поспешила сообщить мужчина, который в костюмах штурмовиков неловко шагали рядом. В ответ раздалось ругательство от Финна, который ворчал все время пока надевал ненавистную форму, Хан лишь посмеивался над ними. Он в этой авантюре чувствовал себя увереннее всех. Наверное, ему было не привыкать. На них, конечно, косились, но, увидев, бейдж на груди Рей не задавали вопросов, хотя несколько раз очень даже хотели. Быть может, Джуна была доверенным лицом Амаль? Личным адъютантом? Хотя Рей не помнила, чтобы рыцари столь тесно взаимодействовали с офицерским составом Первого Ордена. Рей без труда читала мысли окружающих, но никак не могла понять, кто такая МакМахон, лишь посильнее натягивала кепи на лоб, чтобы козырек скрывал лицо, и тихо радовалась, что Джуна тоже была брюнеткой с темными глазами. Вообще мыслей было слишком много вокруг, они сливались в гул в ее голове. А она совсем разучилась отсекать ненужное. И сейчас это было мучительно. Зато во внутреннем кармане формы оказалась карточка, которая обеспечивала проход всюду. Пока им отчаянно везло, и Рей это не нравилось. Должен случиться какой-то подвох. Так просто быть не может.

- Лейтенант! Почему непорядок в одежде?

Кто-то все же решился. Рей застыла. Мимо проходили люди, кидая на нее сочувствующие взгляды. Рей повернулась на окликнувший ее голос и застыла, увидев перед собой Хакса. Везение закончилось. Он подходил все ближе, Рей вытянулась по струнке, отдавая воинское приветствие, принятое в рядах Первого Ордена, отчаянно надеясь, что за пять лет оно не изменилось. Хакс застыл прямо перед ней, выпрямившись во весь свой немаленький рост.

- Я задал вопрос, лейтенант! – процедил Хакс.

Он был не в духе, получил с утра нагоняй от Сноука, поцапался с Кайло, какие-то офицеры не точно выполнили его задание. Ничего странного, необычного. Рутина. Стоп. Рей аккуратно копнула глубже в голову генерала, отодвигая лишние мысли и эмоции. Вот оно. Поломка в системе защиты планеты, брешь в щитах, для устранения которой необходимы детали, отсутствующие на базе. И генерал нервничал, словно чувствовал что-то, срывался на подчиненных, чувствовал себя уязвимым. Рей копнула еще глубже, пытаясь понять, что именно произошло. И едва подавала глупую улыбку. Им неслыханно, несказанно, невероятно повезло! Им нужно лишь задать координаты Сопротивлению, а самим направляться к осциллятору. Они уничтожат «Старкиллер» изнутри и снаружи.

- Виновата, сэр! Исправлюсь, сэр! – щелкнула каблуками Рей.

- Вам объявляется выговор, - со вкусом произнес Хакс, - лишение премии и два наряда вне очереди.

- Есть, сэр! Поняла, сэр!

Хакс наградил ее злобным взглядом и направился прочь.

- Рей, - шепнул Финн.

- Живо! – бросила женщина и помчалась по коридорам, ловко лавируя между людьми, схема базы словно сама собой всплывала в ее голове.

Неуверенность и страх куда-то исчезли, Рей даже позволила себе улыбнуться, пару раз на нее посмотрели подозрительно, кто-то с удивлением, еще бы, получила нагоняй от Хакса, но продолжает улыбаться. Неважно. Сейчас им надо действовать, как можно, быстрее. Как только они свернули из оживленного коридора, женщина остановилась.

- Хан, дайте мне комлинк.

- Зачем? – Соло вынул устройство, но отдавать его Рей не спешил.

- Затем, что я передам на «Сокол» информацию для Сопротивления, - отрезала Рей.

- Какую? – мужчина не спешил отдавать ей комлинк.

Рей закатила глаза.

- У них сломались щиты, я передам координаты цели, если ударить туда сейчас, то это половина успеха. Вторую половину обеспечим мы, взорвав осциллятор. И нам не нужно будет ничего отключать.

- Не понимаю, - протянул Соло, - как ты узнала координаты?

- Залезла в голову к Хаксу, - Рей выхватила комлинк и стала быстро набирать сообщение, изредка отвлекаясь, чтобы кивнуть на приветствие проходящих мимо людей.

- Залезла в голову к Хаксу? – недоверчиво протянул Хан.

- И он ничего не заметил? – вступил Финн, - я думал, что это всегда болезненно и неприятно.

- Это, смотря, как лезть, - пробормотала Рей, пробегая глазами сообщение и нажала кнопку «отправить». – Все, - кивнула она своим спутникам, - теперь у нас есть около получаса, чтобы заложить термальные бомбы и убраться отсюда.

Она снова помчалась вперед, Хан и Финн едва поспевали за ней. Рей и сама не знала, откуда вдруг взялся этот азарт, это ощущение эйфории, она вылетела из-за поворота и резко подалась назад, налетев спиной на Финна.

- Что там? – с тревогой спросил бывший штурмовик.

Рей приложила палец к губам и молча указала на коридор, ведущий к осциллятору. Коридор ожидаемо охранялся двумя штурмовиками.

- И что теперь? – спросил Хан.

Рей закусила губу. Можно было, конечно, поступить, как с Джун и штурмовиками, чья форма сейчас была надета на Хане и Финне, но этом может вызвать ненужный шум. Тем более что закуток, где они расправились с помощницей Амаль, был вне зон слежения, здесь же просматривалось все.

- Заболтать их? – предложил Хан.

- Нет, - в голос произнесли Финн и Рей.

- Они не пойдут в обход устава, - пояснил Финн, - не станут ни с кем разговаривать, пока они при исполнении. Они даже друг с другом не перебрасываются и парой слов.

- Но, может быть, ты могла бы сказать, что у тебя приказ от начальства? – поинтересовался Хан, глядя на Рей, - ты же в офицерской форме.

- Исключено, - покачала головой Рей, - я не их начальство. Они и слушать меня не станут без официального подтверждения Фазмы или ее ближайших помощников.

Повисла тишина.

- Значит, - Хан вытащил бластер, - остается один вариант.

- Стой! – Рей перехватила руку, - может быть, есть обходной путь, может быть…

Она и сама не знала, зачем остановила Соло, в конце концов, она даже не знала этих штурмовиков, в конце концов, она больше не лидер этих людей. В конце концов, она зашла настолько далеко, что еще несколько жертв уже ничего не решают. Идет война, и она снова на передовой. Жалость здесь совершенно неуместна. Наставница всегда говорила, что промедление смерти подобно. А сейчас они медлили, непростительно медлили. А ведь Сопротивление скоро нападет, и им будет нужна помощь с земли.

- Они больше не твои люди, - тихо произнес Финн.

Рей вскинула голову, в глазах бывшего штурмовика тлело понимание. Крохотный огонек сочувствия.

- И ты для них больше не лидер, - продолжал мужчина, - ты предательница. Они убьют тебя не раздумывая.

Он взял ее за плечи, слегка встряхнул.

- Рей, ты должна решиться.

Женщина шумно выдохнула. Он был тысячу раз прав. Она теперь на другой стороне, пусть и временно. Рей вскинула бластер, и тут раздался пронзительный вой сирены. Вокруг все замигало оранжевым, оглушительный звук ударил по ушам.

- Тревога с воздуха, - безошибочно определила Рей и вылетела из-за поворота, стреляя на ходу. Надо отдать должное реакции штурмовиков, она была мгновенной. Мимо пролетел бластерный заряд, от которого Рей едва увернулась, следующий опалил кожу на лице, а третий Рей остановила в воздухе и резким отточенным движением отправила обратно. Финн выстрелил по двери, которая прогнулась и оплавилась, но не дрогнула. Хан тем временем точным выстрелом уложил одного из штурмовиков, второй же продолжал отстреливаться. Взмахнув рукой, Рей заставила фигуру в белом обмундировании застыть. И замерла сама, не в силах выстрелить в неподвижного человека. Финн в отличие от нее такими сантиментами не страдал, еще один выстрел, штурмовик упал, как подкошенный. Рей моргнула. Не время и не место для рефлексии. Женщина заставила себя переключиться на дверь, ведущую к осциллятору.

- Рей, твоя карточка не подойдет здесь? – перекрикивая шум сирены, спросил Хан.

Рей подскочила к двери. Противный звук, означающий отказ, потерялся в общем шуме. И тут же завизжала еще одна сирена, оповещая базу о том, что кто-то пытается незаконно проникнуть к осциллятору. Рей длинно и витиевато выругалась, заставив Хана нервно хмыкнуть.

- Как скоро здесь будет подкрепление? – спросил Финн.

- Очень скоро, - отмахнулась Рей, выпуская серию выстрелов по многострадальной двери, - с учетом общей тревоги, - женщина отбросила бесполезное оружие, - у нас есть немного форы. Отойдите.

Зеленым вспыхнул меч. Рей изо всех сил ударила по двери, взрезая неподатливый металл, во все стороны полетели искры, в коридоре стало нестерпимо жарко, надрывалась сирена, через которую странным образом прорывались крики, красный свет мешался с оранжевым, пронизанным всполохами зеленого, искрами от раскаленного металла, пышущего нестерпимым жаром.

Рей, что ты творишь.

- Пошел прочь! – завизжала Рей, наконец, выламывая дверь и врываясь в полутемное помещение. После яркого света снаружи женщина на мгновение ослепла, оступилась и непременно бы упала, не поддержи ее Финн, влетевший следом. Какое-то время Рей стояла неподвижно, пытаясь привыкнуть к неожиданной тишине и прохладе.

- Быстро! – Хан на ходу раскрыл сумку, аккуратно вытащил заряды.

Грозно гудел осциллятор, где-то что-то перекатывалось, словно огромные шестеренки, попискивало и скрежетало, по огромному помещению гулял ветер, Рей уверенно двинулась по узкому мосту. На мгновение взглянула вниз, и отпрянула, едва не упав. Голова закружилась. Женщина заставила сделать себя еще шаг, и еще один. Никогда она не боялась высоты, а вот поди же ты. Наконец, она добралась до противоположной стороны. Отсюда Финн и Хан казались маленькими, смешно суетящимися фигурками. Рей нервно хмыкнула. Пора заканчивать с этим. Она достала бомбу, тяжелый цилиндр, с детонатором, активируемым небольшим рычажком на поверхности. Взрыв должен был быть отсроченным по времени, дающим подрывнику возможность уйти. Сглотнув, Рей смотрела на бомбу, отмечая, что она, в отличие от всего остального вооружения Сопротивления, новейшей модели. Женщина потянулась к рычажку и в этот момент резкий толчок, заставил ее оступиться. Станция содрогнулась, раздался оглушительный грохот, завибрировал пол, стены мелко-мелко затряслись, по потолку побежала трещина, и еще одна. Мост с визгом и скрипом накренился, грозя рухнуть вниз. Еще один толчок сбил Рей с ног, она упала на бок, больно ударившись о какой-то выступ, изо всех сил сжимая в руках бомбу. Пол накренился, в тщетной попытке хоть как-то удержаться на месте, Рей попыталась перехватить бомбу одной рукой, а со следующим толчком рухнул мост, отсекая Рей от ее сообщников. Кажется, Финн что-то кричал, Рей пыталась подняться на ноги, но все новые и новые толчки не давали ей этого сделать. В какой-то момент рядом рухнул кусок стены, Рей перекатилась, наконец, встала, сделала пару неуверенных шагов, а в следующий миг пол под ней провалился. Заорав от ужаса, она полетела вниз, выпустив из рук, наконец, злосчастную бомбу. Вокруг свистел ветер, она ударилась о какой-то выступ, что-то хрустнуло, возможно, ее ребра. Взвыв от боли, Рей попыталась уцепиться хоть за что-то, до крови ободрала пальцы, снова ударилась о какой-то выступ в стене, и рухнула на какие-то узкие перила, приложившись грудью так, что на несколько секунд перехватило дыхание. Пальцы заскользили по мокрому и холодному металлу, по щекам текли слезы боли и ужаса, Рей изо всех сил цеплялась за гладкую поверхность. В какой-то момент она, наконец, сумела крепко ухватиться за перила и позволила себе оглядеться, оценивая ситуацию. Внизу была непроглядная тьма, сверху бушевал ветер, слышались взрывы и крики, всполохи оранжевого и красного пронзали темноту. Перила, за которые Рей цеплялась, оказались частью конструкции осциллятора – узкой металлической трубкой цилиндрической формы, гладкой со всех сторон. Нестерпимо болели ребра, наверное, она сломала парочку, ободранные пальцы скользили по металлу, пахло кровью и ржавчиной, кепи с нее сорвало, и холодный ветер трепал волосы, лезущие в глаза и рот. Положение было отчаянным, с коротким всхлипом Рей заставила себя оглядеться, хотя из-за этого на мгновение потеряла концентрацию и едва не упала. Сердце зашлось в бешеном ритме, ухнуло куда-то в пятки, перехватило дыхание. Рей выровнялась и снова огляделась. Сбоку, футах в пятнадцати, виднелся крошечный выступ в стене шахты, бортик, не более фута в ширину, он тянулся по стене, в которой виднелся провал. Тоннель? Хорошо если так. А может быть, просто тупик. Как бы там ни было, выбор у Рей был невелик: упасть вниз или попытаться добраться до выступа. Глубоко вздохнув, женщина заставила себя двигаться в бок, руки соскальзывали с перил, нестерпимо болели ободранные пальцы, запястья мгновенно заныли. В голове глухим издевательским смехом зашлась Наставница. Когда-то для Рей было не проблемой преодолеть столь небольшое расстояние на руках. С тех пор прошло пять лет. Ее физическая форма стала гораздо хуже. Наставница презрительно скривила губы: жалко, Рейлин! Полный крах! Рей зарычала от отчаяния. Она сможет! Она выберется, крифф раздери все на свете! Шахта вздрогнула, левая рука сорвалась, завизжав, Рей повисла на одной, попыталась подтянуться, ребра отозвались сумасшедшей болью. По щекам текли слезы и пот. Снова попытка – безуспешно. Всхлипывая от страха и бессилия, от боли и отчаяния, Рей висела над пропастью, раскачиваясь в такт налетающим порывам ветра. Бесславный конец. Снова удар, сотрясший осциллятор, и Рей полетела вниз. Удар, от которого перед глазами заплясали разноцветные огоньки, боль жаром разлилась по всему телу, мышцы на мгновение стали мягкими, как у тряпичной куклы. Кажется, на пару мгновений она потеряла сознание, а когда пришла в себя, то поняла, что лежит на узкой площадке, которая – о чудо! – вела в проем в стене. С трудом поднявшись, со всей возможной скоростью, Рей устремилась в темноту.

Она вылетела куда-то, на открытое пространство, не сразу поняв, что оказалась снаружи. Где-то далеко выли сирены, слышались звуки выстрелов и взрывов, земля под ногами дрожала, небо рассекали вспышки. А еще вокруг высились деревья, и падал снег, приглушая все звуки. Обессилевшая Рей, стояла, не зная, куда ей двигаться дальше. Оглянувшись, она поняла, что выбралась через разлом в земле, который образовался, видимо, в результате взрыва. Молодая женщина оказалась на дне котлована, который пересекала трещина, ширящаяся с каждым мгновением. Раздумывать было некогда, оскальзываясь на снегу, пятная белое полотно, покрывающее землю, кровью, Рей полезла наверх. Пару раз она скатывалась вниз, когда очередной толчок сотрясал станцию, и несколько мгновений лежала на холодной земле, восстанавливая дыхание, и стараясь не кричать от боли в ребрах. Наконец, она выбралась наверх, постояла какое-то время. И что дальше? Куда идти? И лучше не идти, а бежать. Ей нужен корабль, чтобы убраться с планеты. Удалась или нет их диверсия, станет ясно позже. Но судя по тому, что планету трясет раз за разом, скорее да, чем нет. Тем более пора покинуть это место. Рей быстрым шагом двинулась на всполохи света за деревьями. Раздавшийся шум двигателей заставил ее побежать, но разве в человеческих силах обогнать машину?

Опустившийся перед ней «Сайленсер» заставил попятиться и сжать в руках световой меч, чудом не потерянный в шахте осциллятора. В лицо ударило ледяной крошкой, протестующее зашумели деревья, затихли ионные двигатели. Рей стояла, замерев. Кайло спустился по трапу небрежной походкой, черный плащ развевался за спиной. Он был без маски, то, чего так хотела Рей на Белдероне, но сейчас она пожалела о своем решении. Без маски было проще. А сейчас видеть любимое некогда лицо, так близко, наяву, а не через узы Силы, было неожиданно мучительно.

- Жалкое зрелище, - прокомментировал мужчина, замерев перед ней.

Рей покрепче сжала рукоять меча, не собираясь ему отвечать. Не понимая, что будет дальше. А Кайло вдруг протянул ей руку в печатке.

- Идем, Рейлин.

Ошеломленная и совершенно растерянная, Рей попятилась.

- Идем, - повторил Кайло, - мы все решим.

- Что? – собственный голос был едва слышен, - прости?

- Возвращайся, - мягко произнес Кайло, - и мы все решим. Я обещаю, что тебя не будут судить.

Этого она ожидала меньше всего. Нападения, оскорблений, ярости, злости. Но не этого.

- Судить? – это было явно не то, что она хотела спросить, явно не то, что хотела сказать. Крифф! Да ее вовсе не интересовало официальное положение вещей! Никуда она не вернется! Плевать ей! – Ты преступница, Рейлин, - мягко произнес Кайло.

- Криффа лысого! – выплюнула Рей, вспыхнули зеленые клинки, - прочь с дороги, Кайло Рен!

- Как низко ты пала! – процедил Кайло, его лицо озарилось красным отсветом клинка, - связалась с этим отребьем! Ты никуда не уйдешь! Ты военная преступница!

Он напал, ударил сверху, зная, что она наиболее слаба в этой позиции. Рей вскинула клинок, защищаясь. Кайло знал все ее слабые стороны, сколько спаррингов было, сколько схваток. Он знал о ней все, каждый шаг. Как и она его. Только он пять лет продолжал тренироваться, а она застыла в том, что знала когда-то. И теперь, казалось, что она сражается с совершенно незнакомым ей противником. Она была ослаблена, измотана, а Кайло теснил ее не щадя. Со всей присущей ему яростью, с тем неистовством, что порой пугало даже ее, он не давал ей шанса напасть, обрекая лишь на защиту, брешь в которой он непременно вскоре найдет. Ее руки дрожали, ныли сломанные ребра, не давая сделать нормальный вздох. Планету сотряс очередной удар, Кайло оступился, Рей упала на спину, и едва успела вскинуть руки, встречая алый клинок. В темных глазах горела ненависть, необузданная ярость, злоба. Завизжав, Рей изменила длину клинка, потеряв опору, Кайло провалился вперед, этого мгновения Рей хватило, чтобы перекатиться и вскочить на ноги. Сзади задрожала земля, гигантская трещина рассекла лес, ломая деревья, с грохотом падающие на дно пропасти. Снова удар, Кайло теснил ее к краю обрыва, ноги скользили по ледяной земле, удар за ударом сыпался на Рей, земля под ногами дрожала, заставляя терять устойчивость. К счастью не ее одну, иначе ей бы не удалось так долго держаться против Кайло. Она пообещала себе, что станет тренироваться каждый день, что научит всему Ши, чтобы ее девочка никогда не была беззащитна. Она должна вернуться к своей дочери! Они замерли на краю обрыва, световые мечи гудели, скрестившись, нестерпимый жар опалял кожу.

- Возвращайся, Рей! – снова выкрикнул Кайло, - мы все уладим!

- Нет! – крикнула она ему в лицо, заставив его черты исказиться, как от мучительной боли, - нет! – с рычанием, больше походящим на звуки, издаваемые зверем, нежели человеком, Рей с усилием оттолкнула Кайло, - я не вернусь на эту войну!

Удар, полный ярости, обрушился на мужчину.

- Никогда больше!

Теперь она теснила его, заставляя отступать и защищаться. Она вернется к дочери! Даже если ей придется убить Кайло. Вокруг трещали и скрипели деревья, земля под ногами тряслась не переставая, падал холодный снег, с шипением касаясь раскаленных клинков. А Рей, провернув немыслимый финт, пробила брешь в защите Кайло. С воплем мужчина опрокинулся на снег, его лицо рассекал порез. Рей замерла, тяжело дыша, все еще сжимая клинок. В груди шевельнулся ужас. Подавив в себе желание, кинуться к нему на помощь, упасть на колени рядом, оценить рану, женщина побежала к кораблю. Не жалеть. Не оборачиваться. У нее есть обязательства перед дочерью. Как никогда ранее, Рей хочет жить. А Кайло лишь помеха на нее пути.

Она взлетела по трапу «Сайленсера» и все же обернулась. Неподвижное тело лежало на снегу. Мелькнула глупая мысль о том, что Кайло может замерзнуть на холодной земле. Обругав себя за неуместную сентиментальность, женщина закрыла дверь, и кинулась к панели управления. Попыталась вызвать базу, но на всех частотах царили помехи. Крифф раздери все на свете! Пальцы забегали по клавишам. В конце концов, это личный корабль Кайло, с него можно связаться хоть с самим Сноуком! Рей усмехнулась. Что бы сказал старик, свяжись она сейчас с ним.

- «Сайленсер» вызывает «Финализатор». «Сайленсер» вызывает «Финализатор»!

- Кайло! – искаженный помехами голос казался смутно знакомым, - какого криффа у вас там происходит? Куда ты подевался? Кайло? Кайло?!

- Рич, - прошептала Рей.

В эфире повисла тишина, на заднем плане слышались какие-то выкрики, невнятное шуршание, рабочая суета с привкусом паники.

- Кто это? – голос дрогнул, но почти сразу обрел твердость, - где Кайло Рен?

Рей попыталась взять себя в руки, сейчас ей не до сантиментов. Прочистив пересохшее горло, Рей уверенно произнесла:

- Я передам вам координаты местонахождения Кайло Рена. И лучше бы вам поторопиться, если хотите увидеть Первого Рыцаря живым, - пальцы ее снова забегали по панели управления.

- Кто вы такая? Почему Кайло сам не выйдет на связь? – выкрикнул Ричард.

- Он ранен, Рич, - спокойно произнесла Рей.

Повисла тишина, а потом шепот, похожий на вздох рассек эфир. Шепот полный недоверия и шока.

- Рейлин?

Рей ударила по кнопке, отключаясь, и запустила двигатели. Пора убираться с этой планеты.

***

Рей бесцельно дрейфовала в пространстве, пытаясь связаться с «Соколом» или Ди’Куаром, но ответа не было. Перед глазами расстилался бескрайний космос, холодно подмигивали звезды, яркие точки на темном покрывале пустоты. Прошло больше трех часов с тех пор, как она покинула «Старкиллер», оставив Кайло лежать на холодной земле, и солгала бы, сказав, что ее нисколько не заботит его судьба. Если бы не заботила, то Рей не связалась бы с «Финализатором». Растерянный голос Ричарда все еще звучал в ушах, а Рей в который раз пыталась связаться хоть с кем-нибудь.

Ничего. Тишина. Молчание. Пустой эфир.

После шума на «Старкиллере» тишина давила на уши. Рей в очередной раз потянулась к панели управления, сказав себе, что если сейчас не получит ответа, то отправится на Ди’Куар, и будь что будет. Что бы она там ни нашла, это лучше, чем бездействие. Замигал огонек входящего вызова, и Рей замерла, пальцы в пластыре из бакты мелко-мелко подрагивали. Женщина чувствовала: что-то не так. Все ее существо вопило об этом, теперь Рей жалела, что сразу не отправилась на базу Сопротивления. Она могла бы быть уже там, забрать дочь.

- Да! - хриплым голосом ответила Рей, отчаянно надеясь, что это кто-то из Сопротивления, и понимая, что это невозможно. С чего бы Сопротивлению связываться с кораблем Первого Ордена.

- Мне бы хотелось вернуть свой корабль, - голос Кайло был глухим.

Рей вздрогнула, губы дрогнули в подобии улыбки. Он жив! Она поерзала, устраиваясь удобнее в кресле, ребра отозвались глухой болью.

- Сожалею, Кайло, ничем не могу помочь, - холодно ответила Рей, хотя внутри все пело от облегчения. Она его не убила. Как бы она с этим жила, Рей предпочитала не думать.

- Прилетай, Рей, - глухо произнес Кайло, - прилетай на «Финализатор», мы поговорим.

- Мне не о чем говорить с тобой, - отрезала Рей.

Молчание.

- Ди’Куар пал, Рейлин, - сухо произнес Кайло, - твои друзья разбежались кто куда, а кто-то погиб. Тебе некуда идти.

Проглотив ненужное «они мне не друзья!», Рей замерла, чувствуя, как похолодели руки. Если Ди’Куар пал, то где Шинейд? Что с ее дочерью?! Паника стремительно нарастала, заставляя окружающее пространство плыть перед глазами, с губ сорвался рваный вздох. Кайло что-то говорил, но она не слышала, что. Не хотела слышать. Попыталась отыскать Ши в Силе, но ведь сама научила ее скрывать себя.

- Где она? – голос звучал, как со стороны.

Вероятность того, что в горячке боя кто-то пощадил маленькую девочку стремилась к нулю. Рей даже не думала о том, что Рен не знает, кто такая она, что он сейчас удивится, и тогда все рухнет окончательно, тогда Рей поддастся панике и ужасу.

- Амаль забрала ее, - после небольшой паузы ответил Рен и хмыкнул, - хорошая мотивация прилететь, не так ли, Рейлин?

- Амаль?! – взвизгнула Рей.

- Что тебя удивляет? – небрежно произнес Кайло, - она возглавляла рейд на Ди’Куар.

- Где доказательства, что ты мне не лжешь? – процедила Рей.

- Это твоя прерогатива, - холодно отозвался мужчина, - лгать.

Рей передернуло, но она заставила себя мыслить ясно. Если ее дочь жива, то остальное не так уж и важно.

- Я хочу услышать мою дочь, - процедила Рей, - переключи меня на корабль Амаль.

- Ты не в том положении, чтобы требовать, - отозвался Кайло.

- Переключи меня! – завизжала Рей, не в силах себя больше контролировать.

Послышались сухие приказы, ответы. А потом в динамиках раздался голос Ши.

- Мамочка!

- Звездочка моя! – Рей заозиралась, словно могла увидеть дочь перед собой, - все хорошо? Ты не ранена?

- Все хорошо, мамочка!

- Ши!

Связь прервалась.

- Как трогательно, - послышался издевательский голос Кайло.

- Если с ее головы упадет хоть один волос, я убью эту суку! – бросила Рей.

Кайло хмыкнул.

- Не упадет. Неужели ты думаешь, что Амаль посмеет обидеть мою дочь?

Рей замерла. Дыхание перехватило, в ушах тоненько зазвенело. Не может быть. Невозможно.

- Откуда ты…? – прошептала она, - как ты…

Голос ее осекся. Она не могла задать этот вопрос. Не могла осознать в полной мере, что Кайло знает о существовании Шинейд. Это был ее самый страшный сон, вдруг ставший неумолимой и жестокой реальностью.

- Неужели ты думала, что сумеешь скрывать ее вечно? – зарычал Кайло, - ты подлая маленькая дрянь! Ты считала себя умнее всех, но ты такая же дура, как и большинство! Маленькая глупая шлюшка!

- Не смей оскорблять меня, - дрожащим голосом произнесла Рей, чувствуя, как жалко и глупо это звучит.

Кайло глубоко вздохнул, беря себя в руки.

- Прилетай, Рейлин. Я вышлю координаты. Прилетай, и я обещаю, что ты сможешь увидеть дочь.


========== “Финализатор” ==========


Anywhere you go,

All roads still lead to.

It’s harder than you know?

To be led back to

LP, “Suspicion”


Все еще Неизведанные Регионы, Рей морщилась, уверенно ведя «Сайленсер» к месту, где сейчас находился «Финализатор». Эту часть галактики Рей ненавидела всей душой, в памяти еще были живы битвы, в которых Первых Орден обычно оказывался проигравшим. Зачем был нужен этот кусок галактики, Рей не понимала никогда. Но Сноук, продолжая традиции старой Империи, продолжал посылать сюда силы Первого Ордена. По мнению Рей, сначала следовало бы закончить вопрос с остальной галактикой, а потом браться за завоевание места, которое всегда было слишком самостоятельным, чтобы войти в состав Империи. Рей помнила, как сунулась сюда со своими людьми и позорно бежала, едва уцелев сама с кучкой самых отчаянных. Это было неприятно. Неприятнее было только потом, когда она получала разнос у Сноука, которому глава Чисской державы прислал издевательское сообщение и советовал больше не посылать детей туда, где играют взрослые. Ребенком Рей больше не была да и не воевала теперь за Первый Орден, но эту часть галактики по-прежнему не любила. Женщина машинально потерла шрам на левом виске. Могло быть хуже, могла и глаза лишиться. Не стоило дерзить Сноуку, пока он ее отчитывал, не стоило говорить о том, что она думает о его планах завоевания.

Рей нервничала. Уверена была теперь, что Шинейд жива, под защитой, и уж теперь с ее головы точно не упадет ни один волос. Но мысль о том, что Кайло знает о существовании своей дочери и, возможно, пожелает заявить на нее права, ввергала Рей в ужас, от которого хотелось скулить и прятаться где-нибудь под панелью управления. А, может быть, ему вовсе не нужна его дочь? В конце концов, он столько лет даже не подозревал о ее существовании, не может быть, чтобы в нем вдруг проснулись родительские чувства. Они просто так не появляются. У самой Рей было девять месяцев осознать, что она теперь мать, что отвечает не только за себя. Но то, как Кайло произнес словосочетание «моя дочь», заставляло Рей бояться еще больше. Она его. А Кайло своего никогда не упускал. Но зачем ему Рей? Проще было бы убить ее, зная, что от нее вполне могут быть проблемы. Кайло наверняка осознавал, что Рей пойдет на все, чтобы вернуть Шинейд, значит, она угроза, которая к тому же связалась с Сопротивлением, и кто знает, какие сведения передала противнику, пусть и не имела никакой связи с Первым Орденом вот уже пять лет. Так зачем это приглашение на «Финализатор»? Теперь Рей жалела, что не добила Кайло на «Старкиллере», когда была возможность. С другой стороны, тогда никто не гарантировал бы безопасность ее девочке. Но что ей делать теперь? Хорошо. Она прибудет на звездный разрушитель. И что дальше? Кайло сказал, что ее не будут судить, как преступницу. Но это было до того, как она оставила шрам на его лице, до того, как с криком отвергла его предложение.

В области груди заныло, она снова словно наяву увидела перед собой лицо Рена, его протянутую руку, затянутую в черную перчатку. Идем, Рейлин. Идем, мы все решим. Теперь решение будет явно не в ее пользу. И окажись она снова на «Старкиллере», лицом к лицу с Кайло, то снова поступила бы точно так же. Кто же знал, что Ди’Куар падет, а ее дочь окажется в лапах собственного отца. И Рей будет вынуждена лететь в неизвестность на угнанном корабле. Второй раз, между прочим, угнанном.

Женщина улыбнулась, вспомнив, как Кайло только получил «Сайленсер», собранный специально для него, частично по его же чертежам. Вспомнила, как ныла, ходя вокруг Рена, прося дать ей сесть в кресло пилота, и получала отказ за отказом. И его лицо, когда прилетела с Корусанта, сойдя с трапа, как ни в чем не бывало, с кучей покупок, совершенно ей не нужных. Кайло тогда рвал и метал, кричал что-то о безответственности, глупости, ненужном риске и самоуверенности. Она ответила, что ему просто жалко новенький корабль, и похвалила технические характеристики «Сайленсера», да что там похвалила, задыхаясь от восторга, сообщила Кайло – будто бы он сам не знал, - каким потрясающим кораблем он владеет. Рена это не смягчило. Он еще долго с ней не разговаривал.

И теперь его ничто не смягчит. Да, он сказал, что они поговорят, но говорить можно и будучи прикованной к пыточному креслу. А поскольку они связаны узами Силы, скрыть что-то будет тяжело. Вариант, в котором они с Кайло говорят – она даже готова объяснить ему, причины своих поступков! – а потом она и дочь улетают, отпущенные на все четыре стороны, маловероятен. Можно сказать, призрачен. Да и кто сказал, что Кайло интересуют причины ее поступков? Скорее его интересует информация о Сопротивлении, которой у нее нет. Лея Органа была далеко не дура, она знала, что доверять Рей не стоит. Кайло ей, скорее всего, не поверит. Конечно, она всегда может пустить его в свой разум, но, во-первых, делать это она не особенно хочет, а во-вторых, даже тогда она сможет с трудом, но солгать, и Кайло это прекрасно понимает.

Итог? Она летит в неизвестность: смерть? Плен? Показательная казнь? Последнее, кстати, очень даже вероятно. Смотрите, мол, что бывает с предателями Первого Ордена! Им не скрыться. Ни время, ни пространство не имеют значения.

Рей мысленно застонала и запросила разрешения на посадку. Приземлилась она легко, ровно на посадочную площадку, отведенную для «Сайленсера», словно и не было этих пяти лет, что ее нога не ступала на борт ни одного корабля Первого Ордена. Руки все вспомнили сами.

Он не встречал ее. Рей отчего-то решила, что Кайло лично выйдет встретить ее, но нет. Перед трапом «Сайленсера» выстроились восемь штурмовиков и офицер. Навытяжку, словно почетный эскорт, на деле же – конвой, который окружит ее со всех сторон, чтобы не сумела сбежать. Разумно, учитывая то, что она знает «Финализатор» вдоль и поперек и вполне может рискнуть бежать, чтобы найти дочь. Но задело ее не это, а то, что Кайло лично не встречал ее. «Ублюдок», - выругалась Рей, чувствуя какую-то необоснованную обиду. Казалось бы, на что ей обижаться? Казалось бы, давным-давно все между ними кончено. Она чуть не убила его на «Старкиллере», ан нет. Было обидно.

Рей неспешно спустилась по трапу, дыша неглубоко, щадя сломанные ребра, прихрамывая, гадая, что с ее правым коленом, которое щелкало при каждом движении и невыносимо болело. Осмотреть его, однако, женщина так и не удосужилась, хотя на «Сайленсере» был современный медицинский отсек. Уже, впрочем, неважно. Она здесь. И если ее сейчас бросят в тюрьму, то вряд ли станут лечить.

- Леди Рейлин! – отсалютовал ей офицер, штурмовики синхронно отдали воинское приветствие.

Рей внимательно посмотрела на юношу, стоящего перед ней. Слишком молод, чтобы они встречались ранее. На его лице сплелись страх и восхищение. Что-то слышал о ней? Сплетни и слухи, несомненно. Рей представила, как гудит сейчас Первый Орден, обсасывая такую скандальную тему: рыцарь Рен – пособница Сопротивления. Женщина хмыкнула и поприветствовала офицера, как было принято в командном составе Ордена.

- Назовитесь офицер! Я имею право знать, кто меня встречает.

- Лейтенант Коннор, леди! У меня приказ препроводить вас в личные покои!

Личные покои. Вот как. Так нынче называется тюремная камера? Забавно. Ни один мускул не дрогнул на лицей Рей, она лишь сухо кивнула лейтенанту. Тот замялся.

- Леди Рейлин, мне поручено, - он замолчал, отведя глаза.

Рей вскинула брови. Что поручено? Обыскать ее? Этот милый мальчик смущается? Не похоже. Скорее он боялся. Отчетливый страх окружал лейтенанта, и не только его. Рей чувствовала, как боятся штурмовики, как вокруг стал неестественно тихо. Они боялись ее, ее реакции. Но на что?

- Ваш меч, леди, - тихо произнес Коннор.

Рей хмыкнула. Вот оно. Конечно. Меч рыцаря Рен, отданный в руки тех, кто не обладает Силой. Самоубийц в Ордене не было, чтобы посягнуть на это орудие. Ей самой, конечно, тоже не хотелось отдавать меч, мысль о том, что его коснутся чужие руки заставила передернуться, словно бы ее саму будет лапать кто-то. Но делать было нечего. У мальчика приказ, да и к тому же, он наверняка сразу же отдаст меч Кайло. Это, конечно, приказ Рена. Рей отстегнула меч и уже протянула его нервно сглотнувшему Коннору, как сзади раздался тихий голос.

- Отставить, лейтенант!

Коннор дернулся и побледнел, его тонкие пальцы подрагивали в миллиметре от серебристого цилиндра меча. Рей нахмурилась, когда на рукояти сомкнулась рука в черной перчатке. Это было гораздо хуже, чем если бы меча коснулся кто-то, не обладающий Силой. Молодая женщина подняла глаза.

- Я сам провожу леди Рейлин в ее покои, - Грегори был абсолютно невозмутим.

И, наверное, она была бы рада его видеть, если бы не неловкость ситуации, в которой они все оказались.

- Но, - голос Коннора дрогнул, - у меня личный приказ Кайло Рена.

- Вы не подчиняетесь Кайло Рену, лейтенант, - мягко произнес Грегори.

- Я не подчиняюсь никому из рыцарей Рен, - выпалил лейтенат.

И Рей мысленно поставила ему пятерку за храбрость. В конце концов, он был прав. Грэг мог убить его сейчас, как, несомненно, уже сделал бы Кайло, демонстрируя свою силу и власть, подчеркивая, что никто не смеет спорить с ним, но лейтенант был прав. И если он останется жив, то далеко пойдет. Повисла пауза, Рей чувствовала, как вибрирует Сила, как нарастает нервозность, в воздухе разве что искры не потрескивали от напряжения. Ситуацию требовалось разрешить. И немедленно. И не она ли всегда находила общий язык со всеми в Первом Ордене? Глубоко вздохнув, поморщившись от резкой боли в ребрах, Рей выдавила из себя очаровательную улыбку.

- Лейтенант, уверена, что в надежных руках лорда Грегори мне ничего не грозит.

- Но, - начал было Коннор.

Рей взмахом руки прервала его.

- Я все понимаю, лейтенант, - она чуть подалась вперед, улыбка стала доверительной, словно предназначенной только молодому человеку, - поверьте, я понимаю вас лучше многих.

Мальчик побледнел еще больше, только на скулах горели два ярко-красных пятна, да нервно дернулись плечи, делая лейтенанта еще моложе. Рей невольно вздохнула. Неужели напугала его еще больше? Но отступать было некуда. Только бы Грэг не помешал ей! Впрочем, Грегори всегда предпочитал дипломатическое разрешение проблем, он никогда не выхватывал меч попусту, как это чаще, чем следовало, делал Кайло. Но, наверное, поэтому Грэг никогда и не будет Первым Рыцарем.

- Вы скажете, что подверглись ментальному воздействию, - тихо произнесла Рей, - а на случай, если Кайло Рен пожелает проверить, - молодая женщина выдержала многозначительную паузу и негромко приказала, - вы отпустите меня с лордом Грегори, лейтенант!

Мальчик дернулся, а потом едва заметно кивнул. Кайло, конечно, очень быстро раскроет обман, но будет уже поздно. Повредит ли это Коннору? Скорее всего, да. И она могла бы действительно воздействовать на мальчика Силой, но не хотела. Наверное, щадила его право на личное пространство мыслей. Ведь сама Рей, с тех пор, как были восстановлены Узы Силы, этого личного пространства лишилась.

Рей вдруг остро ощутила, что ей требуется время. Время, проведенное не под конвоем, время, проведенное в обществе того, кого она хорошо знает. И Грегори великолепно подходил на эту роль. Рей стремительно обернулась, выражение светлых глаз Грэга нельзя было распознать. Молодая женщина беззаботно улыбнулась и протянула рыцарю световой меч.

- Лорд Грегори, - чопорно кивнула Рей, едва сдерживая смех.

- Леди Рейлин, - он поклонился ей и, кажется, был абсолютно серьезен.

Беда с этими аристократами в дцатом поколении! Но в этом весь Грэг: серьезность, манеры и почти полное отсутствие чувства юмора.

Грегори спрятал ее меч в складках своего плаща, они медленно миновали строй из штурмовиков и скрылись в одном из коридоров. И вот тут Грэг пустился почти бегом, так, что Рей едва за ним поспевала. Он вел ее наиболее пустынными коридорами, мимо ангаров, складов и технических помещений. Рей лишь недоуменно поглядывала на мужчину, но ничего не говорила. Им попадались редкие инженеры и механики, несколько офицеров. Мало кто обращал на нее внимание, в основном благодаря присутствию Грэга. На рыцарей Рен старались лишний раз не пялиться и не попадаться им на пути. Но что толку? Кайло знает, что она здесь, мнение остальных в таком случае не имеет никакого значения. Кто такие остальные? Лишь средство для достижения цели, на их мнение Кайло никогда не обращал внимания. И, между прочим, зря. Эту мысль Рей безрезультатно пыталась донести до Рена годами, но так и не преуспела. Наконец, они с Грэгом вылетели в светлый коридор, до запыхавшейся Рей не сразу дошло, что они находятся в той части «Финализатора», что отведена под каюты руководящего состава. Женщина открыла было рот, чтобы поинтересоваться, в чем, собственно, дело, но не успела. Грэг подхватил ее под локоть и молниеносным движением втолкнул в одну из кают, легонько хлопнула дверь, пискнул электронный замок, и Рей с ужасом, граничащим с паникой, осознала, что находится в своих бывших покоях. Здесь ничего не изменилось за пять лет, словно кто-то - и Рей даже догадывалась, кто именно – велел содержать комнату в идеальном состоянии. Вдруг мятежной хозяйке вздумается вернуться. Он ждал ее. Эта мысль с ослепительной ясностью свалилась на нее, руша все барьеры, что Рей так старательно возводила пять лет, пытаясь убедить себя, что не скучает, совсем не скучает ни по жизни в Ордене, ни по Кайло Рену. Прошедшие годы вдруг показались чередой смертельных и глупых ошибок, которые она совершила…зачем? Рей нервно сглотнула и повернулась к Грэгу, а он, заметив ее движение, вдруг схватил женщину за плечи, и резко встряхнул.

- Какого криффа, Рейлин?!

Рей посмотрела недоуменно. Подобная грубость была так непохожа на сдержанного и всегда деликатного Грегори, что женщина невольно задумалась о том, как годы меняют людей. Но он уже ее отпустил, стал расхаживать по комнате – ее совсем неизменившейся комнате! – нервно сжимая и разжимая в кулак левую руку, когда-то серьезно раненую.

- Значит так, Рейлин. Ты улетишь немедленно, я все организую. Подберем тебе корабль. Конечно, не такой шикарный, как «Сайленсер», - он позволил себе легкую усмешку, - но и не такой заметный.

Деловитость в мужчине мешалась с нервозностью, Рей ощущала волнами исходящую от него панику. Молодая женщина смотрела удивленно, недоуменно, не понимая, что происходит, но настроение Грэга передалось и ей. А это уже никуда не годилось.

- Что происходит, Грэг? – мягко спросила Рей, - я не понимаю.

- Зачем ты явилась, Рейлин? – он резко остановился, в серых глазах застыла боль, - они осудят тебя и казнят! Или даже суда не будет. По закону военного времени…

- Не начинай, - Рей прервала его, легко передернула плечами, - я знаю законы не хуже тебя. Даже если меня казнят, я не могу улететь, Кайло знает, что я здесь. И виноватых найдут. Пострадают штурмовики, этот милый мальчик Коннор, пострадаешь ты!

- Неважно! – он стремительно шагнул к ней, сжал ее руки в своих, - неважно, Рейлин!

Заныло в области груди. Рей всегда недооценивала силу чувств Грегори, даже когда тот демонстрировал ей их открыто. Ей все казалось, что Грэг никого не может любить больше, чем себя. И вдруг оказалось, что это не так. Он всегда был сдержан, серьезен и деликатен, ее верный рыцарь еще с тех детских лет, когда она только появилась в Первом Ордене. Он поддерживал, помогал, подсказывал. Ей потребовалось много лет, чтобы понять, что это любовь, сначала робкая, детская, неосознанная, быть может, даже самим Грегори; потом сдержанная, юношеская, такая правильная, словно по этикету, как в старинных романах, любовь рыцаря к его даме. И вот теперь любовь взрослого мужчины, готового поставить себя под удар ради нее. Пощады от Кайло не будет. Он не остановится ни перед чем, чтобы наказать того, кто помешал ему. А потом разберет галактику на атомы, но найдет ее. Предательницу. Теперь, раз поймав, он уже не отпустит. Рей глубоко вздохнула, аккуратно высвободила свои руки из ладоней Грегори, мягко коснулась щеки вздрогнувшего мужчины.

- Грэг, - ласково произнесла Рей, словно разговаривала с маленьким неразумным ребенком, - я не могу улететь. Здесь моя дочь.

Грэг не вздрогнул, не отвел взгляда, но застыл, словно не в силах поверить в происходящее. Впрочем, природная гордость и суровое воспитание аристократа из хорошей имперской семьи взяли верх.

- Так это правда, - произнес он, - все, о чем шепчутся по углам, правда. Чья это дочь, Рейлин?

Так глупо. Никто, наверное, не смог бы понять ее. Финн и Грэг, такие разные, и такие одинаковые. Рей могла бы оскорбиться. Но не стала.

- Его, - произнесла молодая женщина, глядя прямо в серые, ненастные глаза, - это дочь Кайло Рена.

Повисло напряженное молчание.

- Тот выброс Силы, - медленно произнес Грэг.

- Пробуждение, - мягко поправила Рей.

- Ваша, - он запнулся, - дочь очень талантлива.

- Я знаю, - улыбнулась молодая женщина.

***

Перед ней стояли два дроида и наперебой пищали, каждый считал, что должен быть первым.

- Стоп! Помолчите! – негромко приказала Рей и вздохнула.

Дроида по уходу за собой хотелось отослать прочь вместе с приглашением Кайло Рена на ужин. Увидев изящную карточку, как в старинных романах, Рей лишь выругалась: ублюдок! Но возразить она не могла. Ей придется пойти, даже если она совсем не хочет. Это, похоже, единственный способ узнать, где ее Ши, да и в целом прояснить ситуацию.

Второй дроид был медицинским, и его она попросила прислать Грегори. Мужчина предлагал ей пойти в медицинский отсек, но Рей отказалась наотрез. Еще не хватало идти через полкорабля, чтобы ловить на себе любопытные взгляды! По крайней мере, точно не сейчас, не когда ее состояние и внешний вид оставляют желать лучшего. Она выйдет из этих покоев леди Рейлин Рен, а не нищенкой с Белдерона. Грэг только головой покачал. Да, он был сто раз прав! Невыносимо болели ребра, синяки и ссадины по всему телу, и колено щелкало при каждом шаге, угрожая ей падением – ноги ее не держали. Но показать Первому Ордену, что она теперь слаба, Рей не могла ни в коем случае. Слабости здесь не прощают, будь ты хоть тысячу раз любима в прошлом. Поэтому она начала с медицинского дроида: раны были обработаны, на колено наложен замысловатый ортез. Дроид возмущенно пищал о том, что ей предписан постельный режим. Но уж этому совету она точно не собиралась следовать и отослала дроида прочь.

Теперь настал черед самого главного, того, что сегодня, быть может, важнее ее здоровья. В шкафу сохранились все ее платья. Рей задумчиво стояла, поглаживая струящийся шелк, мягкий бархат, шуршащий хлопок и легко мнущийся лен. Она всегда любила натуральные ткани, баснословно дорогие наряды. Помедлив, молодая женщина вытащила алое платье. Оно плотно обхватывало грудь и талию, оставляя открытыми плечи и ниспадая широкими складками до пола, при каждом движении открывая правую ногу до середины бедра. Рей стала чуть полнее за эти годы, но это даже шло ей, высокая грудь обрисовывалась четче, визуально талия казалась тоньше, платье сидело, как влитое. Впечатление немного портил ортез на ноге, но тут уж ничего не поделать. Дроид затейливо уложил ей волосы в высокую прическу, ярко накрасил. Рей с трудом прошлась по комнате в туфлях на шпильке, устойчивость ее снизилась, нога неприятно ныла при каждом шаге, но придется терпеть. В ушах у нее покачивались серьги с рубинами, на пояс молодая женщина прицепила световой меч. Из зеркала на нее смотрела леди Рейлин Рен. То, чем она была так давно. Дроид что-то восхищенно пищал. Рей ухмыльнулась и вышла из комнаты.

***

Рей шла по коридорам «Финализатора», высоко подняв голову, покачивались в ушах тяжелые серьги, на губах играла легкая улыбка. Перестук каблуков звучал вызовом, световой меч на поясе придавал уверенности. Никто не посмеет даже подумать, что она пленница! Она видела изумленные и шокированные взгляды, чувствовала их страх, замешательство, слышала шепоток за спиной, слышала их мысли. Большинство были поражены тем, что она вернулась спустя столько лет, обескуражены тем, что пособница Сопротивления, сыгравшая важную роль в уничтожении «Старкиллера» находится здесь не в плену. Одни желали ей смерти, те, кто потерял на «Старкиллере» близких, родных и друзей, и Рей на мгновение стало жаль; другие старались поскорее пройти мимо, не слишком пялиться на нее, опасаясь ее гнева и гнева Кайло Рена. Но все равно смотрели. Она милостиво кивала некоторым из офицеров, улыбалась. И кто-то даже осмеливался улыбаться ей в ответ. Рей шла не торопясь, болела нога, да и нельзя было мчаться у всех на глазах. Хотя именно этого хотелось больше всего на свете. Увидеть дочь! Узнать, что с ее девочкой! Но молодая женщина заставляла себя идти медленно, размеренно, показывая всем, что она по-прежнему имеет влияние и власть, пусть это и было неправдой. Но кто проверит?

Внезапно дорогу ей перегородила высокая фигура. Рей запнулась на мгновение, но устояла и смерила надменным взглядом стоявшего перед ней мужчину.

- Генерал, - она чуть склонила голову в приветствии.

Хаск практически не изменился за эти годы, лишь стал чуть бледнее, да нервически подергивался уголок рта. Невольно Рей задумалась о том, какое наказание придумал Сноук за разрушенный «Старкиллер», и каково было генералу, чье детище, столь тщательное лелеемое годами, она помогла уничтожить. Но она лишь делала, что было необходимо, чтобы обеспечить будущее себе и дочери. И оказалась в ловушке.

- Леди Рейлин, - он склонился в старомодном поклоне, - какая неожиданная встреча.

Рей хмыкнула. Они могли играть в эту игру долго, обмен любезностями, осторожные слова и двусмысленные реплики, зыбкая почва интриг, но сейчас женщина была не в настроении. Да и Хакс задерживал ее.

- Что вам нужно, Армитаж? – прямо спросила Рей.

На мгновение он замер, дернувшись. А потом хищно сощурился.

- Чтобы вы убрались с моего корабля. Ну или были как можно скорее казнены. Меня устроит любой вариант.

- А меня не устраивает ни один, - пожала плечами Рей, ее рука невольно легла на рукоять светового меча, и этот жест не укрылся от генерала, который чуть подался назад. Она могла бы убить его сейчас. Это уже ничего не меняет, она и так преступница. А Кайло, например, даже спасибо ей скажет. Хотя Первый Орден потеряет талантливого полководца. Но какое ей дело до нужд Первого Ордена?

- Леди Рейлин, - голос Хакса срывался, - напоминаю вам, что вы преступница. По закону военного времени вас следует казнить без суда. Но я предлагаю вам уйти. Отпускаю вас.

- Вы меня еще не поймали, генерал, - спокойно произнесла Рей, - я пленница Кайло Рена, а вы знаете, как он…бывает недоволен, когда отбирают то, что принадлежит ему.

Хакс из белого стал серым, губы его сжались в одну тонкую линию. Он застыл, не зная, что ответить на это заявление. А Рей задумалась над тем, почему Хакс хочет, чтобы она убралась с корабля. Почему отпускает ее. Что-то здесь было не так. Что-то заставляло Рей насторожиться. Крифф раздери! Раньше она была в курсе всех закулисных интриг в Первом Ордене, но не теперь. Это нервировало. Пожалуй, ей и, правда, пора убираться с этого корабля, как можно скорее. Но только вместе с Шинейд.

- Вы не очень-то похожи на пленницу, - процедил генерал, окинув ее цепким взглядом с ног до головы.

- Возможно, - передернула плечами Рей, - а сейчас прошу меня извинить, генерал. Я спешу.

Женщина обогнула застывшего Хакса и пошла дальше.

Она шла, нахмурив брови. Недовольство и ярость волнами Силы расходились от нее, заставляя идущих навстречу людей невольно замедлять шаг или испуганно пролетать мимо. Но теперь Рей не было до них дела. Она втянута в какую-то игру одним своим присутствием. Но вот беда – правил она не знает. И это нервировало. Рей не привыкла быть в неведении. Неведение опасно, а тот, кто владеет информацией, владеет миром, как бы банально это ни звучало. Задумавшись, Рей и не заметила, как дошла до личных покоев Кайло, находившихся вдали от всех. Невольно молодая женщина расправила плечи и с усмешкой на губах распахнула дверь.

Кайло сидел, откинувшись в кресле. И Рей замерла. Дверь мягко закрылась за ней, а женщина все стояла, не в силах отвести взгляд. Бледное лицо Рена рассекал шрам, еще свежий, сердце Рей невольно сжалось, когда она осознала, что это ее рук дело. Женщина сглотнула, чувствуя, как пересохло в горле. Видеть его так близко, не на поле боя, а здесь, в знакомых до последнего уголка покоях, было тем еще испытанием. Сердце застучало в висках, на щеках невольно полыхнул румянец и пропал. Ответная ухмылка Кайло отозвалась дрожью в коленях, прошлась мурашками по телу. Рен окинул ее медленным взглядом, словно лаская. Он остался доволен увиденным. Рей закусила губу, прерывисто вздохнула. И невероятным усилием воли заставила себя сделать шаг вперед. «Ублюдок!» – мысленно произнесла женщина и улыбнулась. «За это ты меня и любишь», - ухмыльнулся Кайло. «Самоуверенный ублюдок», - отпарировала Рей. Она бегло просмотрела мысли в его голове, он не сопротивлялся, более того, словно приглашал. Кайо знал о том, что ее увел Грэг, но, кажется, совсем не злился. По крайней мере, стычки между ним и Грегори не было, и Коннор не был наказан. Это вызвало облегчение.

- Ты, - начала было Рей, но Кайло прервал ее взмахом руки.

- Не будем ругаться, Рейлин, здесь ведь наша дочь.

Только сейчас Рей заметила ее. Шинейд в темно-зеленом платье с аккуратно причесанными волосами широко раскрытыми глазами смотрела на нее, словно не узнавая. Рей почувствовала себя так, словно уже лишилась дочери. Она метнула яростный взгляд на Кайло, но тот оставался невозмутим, лишь чуть подался вперед, словно боялся пропустить хоть миг из сцены ее встречи с дочерью.

«Сволочь!»

- Звездочка, - прошептала Рей, делая шаг к Ши, - девочка моя.

И она откликнулась.

- Мамочка!

Стремительно сорвавшись с места, Шинейд кинулась к женщине. Рей неловко присела, раскинув руки, щелкнуло многострадальное колено, заставив женщину поморщиться от боли. Она подхватила дочь на руки, расцеловала в обе щеки. Дочь выглядела здоровой и довольной жизнью, она улыбалась и изо всех сил обнимала мать.

- Тебя здесь не обижали, Звездочка?

- Ты такая красивая, мамочка! Такая красивая! – частила дочь, - я так тебя ждала. И папа сказал, что ты придешь. Непременно придешь.

Рей вздрогнула. Поверх головы дочери посмотрела на Кайло, он надменно вскинул подбородок, словно собираясь защищаться. Он сказал ее дочери, кто он такой для нее, и Ши легко и непринужденно приняла факт появлении отца в ее жизни, ведь она так этого хотела и ждала, верила, надеялась, что отец непременно к ней придет. Ши еще что-то говорила, но Рей не слушала, оглушенная тем фактом, что теперь ей придется делить дочь с ее отцом. А впрочем. Криффа лысого! Не придется! Рей уверенно прошла к накрытому на троих столу. Кайло легко поднялся с кресла.

- Пора ужинать, Шинейд.

Рей злобно уставилась на него. Еще чего не хватало, чтобы он приказывал ее дочери!

- Если ты не голодна, Ши, то можешь не есть, - Рей выпалила это прежде, чем осознала, что говорит.

Брови Кайло взметнулись вверх, он едва сдерживал смех. Видел ее насквозь, криффов ублюдок!

- Я бы что-нибудь съела, мамочка, - произнесла Ши.

И Кайло позволил себе короткий смешок. Рей заскрежетала губами.

- Все, что захочешь, Шинейд, - серьезно произнес Рен.

- Нет, не все! – запротестовала Рей, - тяжелая пища вредна на ночь! Она будет плохо спать!

- У нас первый семейный ужин, - отмахнулся Кайло, - праздник. Сегодня будет исключение.

Ши просияла, Рей задохнулась от ярости, злобно посмотрела на Кайло, ответом ей был максимально невинный взгляд. Семейный ужин! Она кипела от злобы весь ужин, который Ши болтала без умолку, а Кайло что-то ей отвечал и даже пытался втянуть в разговор Рей. Но она лишь зло огрызалась, и от нее вскоре отстали. С все возрастающими ревностью и ужасом Рей смотрела, как естественно и легко общались Шинейд и Кайло, словно знали друг друга всю сознательную жизнь девочки. Между ними не было неловкости или смущения. Естественные отношения любящего отца и любящей дочери. От страха у Рей периодически темнело в глазах и становилось трудно дышать. Она вспоминала собственные слова, сказанные Хаксу, Кайло Рен бывает недоволен, когда отбирают что-то принадлежащее ему. Что он сделает, когда Рей попробует отобрать его дочь?

Вскоре Ши начала клевать носом, и Рей осознала, что по корабельному времени уже очень поздно.

- Ей пора спать, Кайло, - непререкаемым тоном произнесла Рей, поднимаясь из-за стола.

Шинейд попыталась что-то слабо возразить, но Кайло уже подхватил дочь на руки, и у Рей сердце перевернулось от страха, что он отберет ее девочку, вот так просто, как сейчас взял на руки. Она застыла у стола, нервно побарабанила пальцами, а Кайло, как ни в чем не бывало, отправился куда-то через покои, в комнату, смежную с его, в которой уже ждали активированные дроиды-няньки. Рей не хотелось оставлять дочь, она бы легла хоть на полу рядом с ее кроватью. Но женщина понимала, что для нее вечер только начинается.

Они вернулись в покои Кайло, прошли в его кабинет. И Рей, не дожидаясь приглашения, со вздохом опустилась в кресло, закинула ногу на ногу, открыв больное колено, поморщилась от резкой боли, и опустила ногу обратно, легкий шелк соскользнул с ноги, Рей прикрыла ногу. Провоцировать Кайло не хотелось. По правде говоря, больше всего на свете хотелось надеть старую растянутую пижаму – может быть, и такая осталась в ее бывших покоях? – и спать очень долго, забыв обо всем: об уничтоженном «Старкиллере», о бушующей в галактике войне, о Первом Ордене и Сопротивлении, о Кайло, находиться рядом с которым было и радостью, и мукой. Невыносимо. Каждой клеточкой она чувствовала его присутствие, и кровь быстрее бежала по сосудам от осознания, что он так близко, не где-то там за сотни и тысячи световых лет, а в одной комнате с ней. Кайло тем временем отошел к панорамному окну. Рей всегда нравился этот элемент в его кабинете. Миллиарды звезд, мерцающих вдали, бархатная темнота космоса. Рей откинулась на спинку кресла, выпрямила ногу, снова щелкнул сустав, причиняя боль. Кайло молчал, глядя в пустоту. Наверное, разговор стоит начать ей. Но что сказать? Она не хотела объясняться, не хотела рассказывать о себе или Ши. Да интересно ли ему все это, в самом деле? Пять лет назад она знала этого мужчину или думала, что знала. Но теперь перед ней стоял чужой человек, которого она отчасти боялась, отчасти ненавидела. И любила. Но ее любовь к нему не значит ничего перед ее любовью к Ши. Им надо убираться отсюда. И Рей сделает все, чтобы это случилось. Поэтому она решилась:

- Что ты намерен делать с нами, Кайло?

Он ответил не сразу, словно желал помучить ее, а, может быть, просто собирался с мыслями. Пауза была недолгой, но натянутые до предела нервы Рей вибрировали, как струны, причиняя боль.

- Доставлю вас к Сноуку, - бесстрастно произнес мужчина.

И у Рей перехватило дыхание от подступающей паники.


========== На Темной стороне ==========


Не все, бывает, идет гладко, особенно в самом начале. И нет ничего страшного в том, чтобы иногда пожалеть о чем-то.

Сара Дессен, «Замок и ключ»


Два стука. Их условный сигнал. Молчаливое приглашение войти, посланное сквозь Силу. Кайло аккуратно отворил дверь, шмыгнул в комнату. И в который раз подивился восхитительному беспорядку, царившему здесь. Люк, например, никогда бы не допустил подобной безалаберности со стороны Рей. Но они больше не на Ач-То, вот уже три года – нет. И Сноуку все равно, какой беспорядок царит в комнате девочки, а ей самой не приходиться заниматься уборкой. Как и ему, но в его комнате царил спартанский порядок, по привычке, выработанной годами. А, может быть, в силу характера.

Рей сидела прямо на полу, вокруг нее были разбросаны детали для светового меча, часть из них парила в воздухе. Сама девочка что-то сосредоточенно ковыряла, и Кайло сразу заметил, где она совершила ошибку, но говорить не стал. Пусть доходит своим умом. В конце концов, это ее световой меч.

- Как успехи? - он смотрел на нее сверху вниз.

Рей поморщилась, оставила детали, парящие в воздухе части будущего меча рухнули на пол с оглушительным звоном. Кайло поджал губы, ему не нравилась эта небрежность, но он снова решил промолчать.

- Пришлось кое-что изменить, - пожала плечами девочка, - Учитель настаивает на двухклинковом и двухфазном мече. Он заменил мне кристалл, сказал, что раз я так хорошо уживаюсь с кристаллом с планеты Адега, то в моем световом мече должен быть аналогичный.

Девочка достал откуда-то из частей меча два серебристо-зеленых кристалла, переливающиеся ярким светом, чистая Сила стелилась вокруг них, мягким мерцанием, зеленоватыми искорками, отражающимися в шоколадных глазах Рей.

- Двухфазный и двухклинковый, - Кайло покачал головой. Это было опасно. Рей может поранить себя, прежде чем научится толком обращаться со световым мечом. Тем более что ее успехи во владении оружием были более чем посредственны. Кайло это огорчало, и даже то, что девочка была талантлива во всех других областях Силы, его не утешало. Но в ней что-то словно сломалось после той ночи на Ач-То. Она словно бы инстинктивно противилась любому насилию. В отличие от Кайло, слава о жестокости которого уже распространилась в Первом Ордене. Сноук лишь посмеивался. Его это мало волновало. Может быть, на Рей у Учителя другие планы? Может быть, цель ее обучения вовсе не во владении боевыми искусствами?

- Что говорит Наставница? – спросил Кайло.

- Она против, - пожала плечами Рей.

- Рей, - молодой человек опустился напротив девочки, - Рей, может быть, следует послушать ее. Она иногда резка по отношению к тебе, но…

- Иногда резка! – Рей непокорно вскинула голову, зло блеснули глаза, - это так называется?

Кайло отвел взгляд. Да, Наставница не скрывала своего презрительного отношения к тому, что Рей не справляется с тренировками, она нередко бывала груба с девочкой, не стеснялась высмеивать ее в присутствии остальных. Кайло, как бы ни было неприятно ему это видеть, не вмешивался. И смутно подозревал, что Рей обижена на него за это, хотя она ни разу не дала ему повода так думать, никогда ему об этом не говорила, Кайло был уверен, что и не скажет. Она была очень гордой, его Звездочка. Его младшая сестренка. Единственная его семья.

- Рей, - он тяжело вздохнул, - я…

- Ты улетаешь, - пожала она плечами, - я знаю.

Повисло молчание. Кайло не хотел бросать Рей здесь одну, но Сноук лично дал ему назначение на звездный разрушитель «Новая Империя», служить под руководством адмирала Треутена Терадока, старого приверженца Империи. Рей оставалась на астероиде, что вращался вокруг небольшого солнца, у которого даже имени не было, на границе с Неизведанными регионами. Здесь находился личный замок Сноука, здесь они проходили обучение. Но настало время ему двигаться дальше. И, к сожалению, это значило, что он оставит Рей здесь.

- Рей, - мягко произнес молодой человек, - ты же понимаешь, что…

- Это необходимо, - кивнула девочка, - я понимаю.

- Я буду писать тебе каждый день, - пообещал Кайло.

- Не будешь, - передернула плечами Рей.

Он вздохнул. Глупое обещание, конечно, не будет. У него будет много новых обязанностей, много новых дел.

- Мы могли бы иногда выходить на видеосвязь, - примирительно произнес Кайло.

- Могли бы, - спокойно произнесла Рей.

Создавалось впечатление, что ей все равно. Это неприятно кольнуло Кайло, но он снова решил сдержаться. Ему не хотелось расставаться с девочкой на неопределенно долгий срок, поругавшись. Она подняла на него глаза, и молодой человек вдруг понял, что Рей очень несчастна. Сердце сжалось. Если бы он мог изменить ситуацию! Взять Рей с собой! Но это было невозможно.

- Рей, - он потянулся погладить ее по голове, но девочка ловко увернулась. Кайло лишь вдохнул. Он вдруг подумал, что она уже не ребенок. Строптивый подросток. И кто знает, какой она вообще станет, когда он вернется. Осознание этого вызвало легкую грусть. – Я буду скучать, Звездочка, - он легко поднялся.

И уже у самой двери услышал тихое.

- Я тоже.

***

Легко не было. Когда они, наконец, оказались в той точке галактики, координаты которой им дал Сноук, то их старый шаттл был готов развалиться прямо в вакууме. Место, где они оказались, было небольшим астероидом, вращавшимся вокруг неяркой звезды. Астероид насквозь пронизывали множество выстроенных тоннелей с редкими выходами на поверхность, ограниченными куполами. Но таких условно открытых пространств было немного. И это очень огорчало Рей, которая любила простор и свежий воздух. Последний, кстати, оказался не то, чтобы не свежим, нет, очистительные установки на астероиде работали исправно, но каким-то очень уж стерильным, неживым.

Их встречал почетный эскорт из штурмовиков, офицеров и невысокого, сухонького старичка, который представился как Алфи. И сразу же разворчался по поводу их внешнего вида. Особенно досталось Бену, мелькали слова и фразы о том, что он из хорошей семьи, наследник великого человека, а позволяет себе такую небрежность в одежде. Их проводили, как выразился Алфи, в личные покои. Здесь была огромная кровать, множество шкафов, большой стол с новеньким датападом, лежащим на нем, красивые лампы на стенах, а еще огромное панорамное окно в потолке, часть купола, его можно было открывать или закрывать, по желанию. Сейчас оно было открыто, и Рей с первого мгновения влюбилась в вид бескрайнего космоса за окном. Девочка громко ахнула, выражая свое восхищение, что вызвало неодобрительное хмыканье Алфи. Но Рей было все равно. Потом ее отправили в освежитель. Тоже личный, примыкающий к ее комнате. Большой, красивый, блестящий. Вода на вкус была пресной, но ее было много, что привело в восторг Рей, которая за годы на Ач-То хоть и привыкла к обилию воды, все равно каждый раз радовалась ее наличию с восторгом маленькой девочки. Ранние годы детства на Джакку, наверное, навсегда оставят в ней свой след. Когда она вышла из освежителя, то обнаружила стоящего перед ней дроида, он что-то быстро и пронзительно запищал. Рей отшатнулась.

- Я не понимаю, - растеряно произнесла девочка.

Она огляделась в поисках одежды и поняла, что ее нет. Ее прошиб холодный пот. Захотелось бежать искать Бена, прямо так, в чем мать родила. Дроид настойчиво продолжал что-то пищать. Рей испуганно завертела головой. И увидела на кровати одежды черного цвета: нижнее белье, легкие штаны, тунику и плащ. Рядом стояли новенькие ботинки. Молниеносным движением схватив одежду, Рей принялась быстро одеваться.

Молодой человек, едва ли старше Бена, с рыжими волосами и неестественно бледным лицом отрекомендовался им как старший лейтенант Армитаж Хакс. Ему было поручено отвести их к Верховному Лидеру. Всю дорогу Бен сверлил лейтенанта взглядом, словно желая прожечь в нем дыру. Хакс же успешно делал вид, что не замечает враждебного взгляда, он рассказывал им об устройстве базы, об астероиде и системе в которой они оказались. Рей слушала с интересом, вертя головой по сторонам. Пояснения Хакса были направлены в том числе на то, чтобы они не заблудились в многочисленных комнатах, коридорах, залах и переходах базы, но уже вскоре Рей поняла, что еще долго будет плутать здесь, пока научится ориентироваться.

Они замерли перед массивными дверьми, и Хакс, вежливо откланявшись, послав напоследок Рей вежливую улыбку, ушел. Рей нервно сглотнула, покосилась на бледного и напряженного Бена. Тот стоял, стиснув зубы, не отрывая взгляда темных глаз от двери. Его волнение и одновременно нетерпение передались и Рей. Она испуганно вздрогнула, когда тяжелые створки начали открываться. И промедлила, когда Бен вошел, так, что ей пришлось догонять его быстрым едва ли не бегом. Зал был огромным, Рей еще никогда не видела столь огромных замкнутых пространств, где потолок терялся где-то в вышине, создавая иллюзию его отсутствия, он был выполнен огромным стеклянным куполом, и являлся единственным темным пятном в этом красном зале с блестящим полом и массивными колоннами. Девочка нервно сглотнула и невольно схватила Бена за руку, но он, казалось, не заметил ее жеста, весь устремленный вперед, к тому, кто сидел на массивном троне, теряясь в черных одеждах. И Рей почувствовал укол ревности, Бен больше не принадлежал ей. Раньше она никогда его не ревновала, у Соло была семья, но он никогда с ней не ладил, как и с другими учениками в школе, и принадлежал одной Рей безраздельно. Теперь же этот высокий нечеловек на троне, чьи ужасные шрамы заставляли Рей дрожать от ужаса и отвращения, отнимал у нее лучшего друга, старшего брата! Насупившись, девочка исподлобья смотрела на существо перед ней.

- Добро пожаловать, мои ученики! – его хриплый голос наждачкой прошелся по ушам, и Рей невольно поморщилась.

Бен же поступил неожиданно, он резко затормозил и преклонил колено, склонив голову.

- Учитель.

- О да, Бен Соло, мы наконец-то встретились. Я рад, что ты пришел ко мне, мой мальчик.

Растерянная Рей застыла на месте. И решительно скрестила руки на груди. На колени она не встанет! Еще чего!

- А ты, моя ученица, - существо посмотрело на нее, - о да, какая Сила, какая мощь. Она вполне может потягаться с тобой, мой мальчик, - он тихонько засмеялся, увидев, как дернулся Бен,- Только дай ей срок и время. Подойди же, дитя.

Рей попятилась, отчаянно замотала головой.

- Что такое? – словно бы удивился нечеловек, - ты меня боишься?

И Рей снова попятилась. Но что такое? Она вдруг оказалась скована по рукам и ногам, а потом Сила потащила ее через весь зал к трону, приподняв в воздухе, и швырнула перед существом. Девочка вскрикнула, больно ударившись коленями. Холодная рука с длинными ногтями приподняла ее лицо за подбородок, заставила смотреть в неживые проницательные глаза, смотреть на ужасные шрамы, чувствовать на своем лице горячее дыхание.

- Ты отныне моя ученица, Рей с Джакку, а от своих учеников я требую полного повиновения. Запомни это.

***

Больше не было Рей и Бена, появились Рейлин и Кайло Рен. И если Кайло с восторгом принял свое новое имя, оно позволяло ему отринуть прошлое, забыть свою семью, никогда больше не возвращаться к этой перевернутой и не самой лучшей странице его жизни, то Рей ее новое имя не нравилось. Девочка считала его слишком громоздким, длинным, неуместным, совсем ей не подходящим, хотя Алфи заявлял, что оно благородное и утонченное. Такое, какой она совсем не была. Но Алфи рьяно взялся за то, чтобы исправить этот факт. Старый слуга Империи, многие годы служивший у самого императора, Алфи был в ужасе от ее манер. И трижды в неделю Рей, Алфи и специальный дроид изучали этикет, манеры, поведение за столом, поведение на приемах, танцы, музыку, литературу, учились правильно говорить, двигаться, подбирать темы для беседы. Алфи задавал дроиду программу, и Рей должна была поддержать беседу на любую тему, не забывая при этом, как правильно держать вилку и нож. Девочка терпеть не могла эти уроки, считая их бесполезными и ненужными. Она чувствовала себя неуклюжей и неловкой, грубой и неотесанной, о чем ей не уставал напоминать старый слуга, считая, видимо, что так ее мотивирует. Мотивировалась Рей плохо, но занятия посещала, это был приказ Сноука, а его приказы не обсуждались, касалось ли это войны или мирной жизни – неважно.

На базе, кроме Кайло и Рей, было еще пятеро учеников. Кайло это неприятно поразило и разозлило. Он-то думал, что они с Рей окажутся единственными учениками Сноука, но ошибся. Рей только посмеивалась над ним.

- Ты словно ревнуешь старика! – хихикала девочка.

Ответом ей был убийственный взгляд.

Самой Рей, пожалуй, нравилось, что они не одни. Общительная по натуре, она постаралась с каждым завязать знакомство.

Ричард Рен был первым учеником Сноука. Он вырос на нижних уровнях Корусанта, и его манеры повергали Алфи в шок едва ли не больше, чем манеры Рей. Родителей у Ричарда не было, с ранних лет он жил на улице, шатался с такими же, как он, мальчишками, воровал и хулиганил. Не видел ничего зазорного в том, чтобы отобрать то, что понравилось ему, у того, кто слабее. Сила, хоть Рич этого и не осознавал, помогала ему выживать. Его нашли случайно. Офицеры младшего командного состава отдыхали в одном из борделей Корусанта. Ричард стянул один из кошельков, но попался. Его бы, наверное, побили и отпустили, если бы в страхе он не поднял этот самый кошелек в воздух. Один из лейтенантов тут же понял, как ему выслужиться. Так в возрасте восьми лет Ричард попал к Сноуку. Нет, Рича не вдохновляла Сила, он видел в ней лишь инструмент для достижения цели. Ему нравилась жизнь в Первом Ордене, потому что он был сыт и одет. Война? Пусть война. Молодой человек был готов воевать, но не голодать больше и не копаться в отбросах. Надежный, спокойный и грубоватый, Ричард дружелюбно принял Кайло, смотревшего на него свысока. А Рей он нравился, у них было что-то общее. И он, и она были сиротами, никогда не знали своих родителей и в раннем возрасте вынуждены были выживать на улице. Они умели выживать. Рей очень быстро подружилась с Ричардом, который, кажется, воспринимал ее, как младшую сестру.

Грегори был полной противоположностью Ричарду. Он был на пару лет старше Рей и ее появление воспринял с необыкновенной серьезностью. Грегори в Орден привели родители. Его семья была влиятельна при империи, владела частью акций верфей Фондора, заработала огромные деньги на строительстве имперских звездных разрушителй. После битвы при Эндоре они бежали с Корусанта на Набу. Там, вдали от городов, в тихом поместье и вырос Грегори. Он получил классическое образование, то самое, о котором столько говорил Алфи и ставил Грегори в пример Рей. А та лишь корчила рожи, вызывая вежливую улыбку Грегори и тяжелый вздох старого слуги. Родители обнаружили талант к Силе у мальчика, когда ему было шесть. А потом узнали и о том, что Первый Орден набирает силу. Они с радостью примкнули к последнему оплоту Империи, вложили часть своих средств. И отправили сына к Сноуку на обучение, почитая это за великую честь. Грегори помогал ей: найтись в коридорах базы, правильно держать вилку или же не убить никого предметом, что она подняла в воздух. В крупном или в мелочах, Грэг неизменно оказывался рядом. И неизменно был серьезен и педантичен. Рей привыкла к его обществу, он отчасти заменял ей Кайло, которого она день ото дня видела все реже.

Винсент и Валентайн были двойняшками. И более разных братьев было не найти, наверное, во всей галактике. Тихий, вдумчивый и неразговорчивый Валентайн был болезненно худым, бледным, его тонкие аристократические пальцы с легкой небрежностью держали световой меч, которым он управлял с молниеносной быстротой и ежедневно оттачиваемым мастерством. Но, казалось, что этот аспект жизни форсъюзера ему не нравится, воспринимается, как бесполезная и никчемная обязанность. Он любил Силу, стремился познать все ее глубины, как темные, так и светлые. Он был самым способным учеником Сноука, что вызывало неизменную ревность и раздражение Кайло. Отчужденный и холодный Валентайн, казалось, этого не замечал. Его светло-зеленые глаза смотрели на окружающий мир с печалью, словно он видел то, что не видели другие. Ричард говорил Рей, что Валентайн умеет видеть будущее. Возможно, так оно и было. Этого точно не знал никто, разве что Сноук.

Винсент был полной противоположностью брату. Шумный, громкий, говорливый, любитель помахать мечом по поводу и без, постоянно лезущий на рожон, он в первую неделю их пребывания на базе подрался с Кайло дважды, хоть и был младше его на три года. Винс быстро стал приятелем Рей, участвуя с ней во всех проделках и проказах. Прогулять занятия по этикету и сбежать в ангар смотреть на новейшие корабли? Украсть скафандры и выбраться на поверхность? Попытаться пробраться на шаттл, отбывающий на звездный разрушитель? Разобрать по винтикам старого протокольного робота, чтобы понять, как он устроен? Подраться со штурмовиками? Все это они проворачивали вместе. И наказание потом тоже несли вместе. За драку, кстати, Рей и Винсент были наказаны домашним арестом. А штурмовики отправлены на гауптвахту. Рей той же ночью вскрыла электронный замок и, зная, что наказание для штурмовиков очень сурово – их держали на гауптвахте без еды и воды, пробралась к ним с термосом с морсом и мясным пирогом, стащенным с кухни.

- Чего тебе здесь надо? – нелюбезно спросил чернокожий мальчишка в белой форме. Под глазом у него красовался внушительный синяк, а на щеке длинная царапина – ее работа.

И Рей устыдилась. Не того, что подралась с ними – они получили за дело! Нечего задираться! А того, что наказание для них было разным. И она, если не знала, то смутно догадывалась об этом.

- Я принесла вам еды, - просто ответила девочка и положила на стол свои скромные дары, а потом уселась на свободный стул, - я Рей. А ты?

Мальчишка смотрел исподлобья, сверлил ее темными глазами, потом перевел взгляд на пирог и нервно сглотнул.

- Ешь, - подбодрила Рей.

И он накинулся на еду.

- Меня зовут FN-2187, - пробурчал он с набитым ртом.

Рей озадачено посмотрела на мальчика.

- Нет, - покачала она головой, - ты не понял. Имя. Как твое настоящее имя? Ты можешь мне сказать.

- Нет, это ты не понимаешь, - усмешка его была совсем не детской, - у меня нет имени, как у тебя. Есть порядковый номер.

Сердце Рей сжалось. Было что-то не правильное в этом, ненормальное.

- А твои родители? – спросила Рей.

- Я их не помню, - пожал плечами FN, - все, что я помню и знаю, это Первый орден. Они забрали меня совсем маленьким и воспитали. Я благодарен им.

Был или он действительно благодарен? Или это были заученные слова? Невольно Рей задумалась, а благодарна ли она сама Первому ордену? Выходило, что нет. Вот Люку она была благодарна. Он забрал ее из невыносимый нищеты, дал ей дом. У нее были друзья и цель в жизни. У нее появился Бен. А теперь? Да, она окружена роскошью, но счастлива ли? У нее и здесь появились друзья, но Бен…Кайло все дальше от нее. Рей резко поднялась.

- Мне пора идти.

- Иди, - кивнул мальчик.

И уже у самой двери окликнул ее.

- Ты можешь звать меня Восемь-Семь.

Рей удивленно уставилась на него.

- Так меня зовут друзья, - смутился штурмовик.

- Нет, - покачала головой Рей и улыбнулась, - я буду звать тебя Финн.

Дружба эта была запретной, тайной. Никому о ней не рассказывала Рей, а друзья Финна восприняли ее сначала в штыки и с опаской, с подозрением, но постепенно смягчились. Рей приходила на дежурства к Финну, убегала на посиделки штурмовиков. Она знала, что это опасно, прежде всего для Финна, знала, что наказание в случае, если их раскроют, снова будет разным. Возможно, Финна даже отошлют с базы! Но ничего с собой поделать не могла. И поддалась своим эгоистическим порывам.

А еще была Амаль. И они не поладили сразу. Утонченная, хрупкая Амаль, талантливая во всех ипостасях Силы, единственная наследница благородного рода, что поддерживал сначала Империю, потом Республику, потом снова Империю уже в лице Первого ордена, золотая девочка из семьи политиков, финансистов, меценатов, прожигателей жизни и ситхов сразу же невзлюбила Рей. Она называла ее оборванкой, каждый раз презрительно морщила нос при ее появлении, всячески демонстрируя, что та не ровня им. Рей, никогда ранее не сталкивавшаяся с подобным отношением, терялась, расстраивалась и не могла дать достойный отпор. Ни в словесных перепалках, ни на тренировках.

Эти тренировки стали едва ли не большим мучением, чем уроки этикета с Алфи. Ловкая и выносливая от природы Рей с удовольствием выполняла физические упражнения, но формы боя ей не давались. Напрасно ругала ее Наставница, напрасно стыдила, уговаривала, внушала ей что-то. У Рей не получалось. И Асажж Вентресс, ученица самого легендарного графа Дуку, датомирская ведьма, махнула на девочку рукой. Лишь поощряла насмешки Амаль, которая никогда не упускала шанса показать, что она сильнее. Рей злилась, обижалась и расстраивалась, но от этого было мало толку.

Да, в тот день, когда ей исполнилось двенадцать Сноук распорядился о том, чтобы она начала собирать свой световой меч. Рей знала, как это сделать, могла призвать Силу, но не испытала ни радости, ни восторга. Она просто не представляла, что будет делать с мечом. Тем более что Учитель предложил ей собрать опасную двухклинковую и двухфазную конструкцию, длину клинка можно будет менять по желанию. Но два клинка требуют особых форм боя, особых тренировок. Вентресс только досадливо кривилась, она попыталась поспорить со Сноуком на этот счет, но ничего не добилась.

- Впрочем, он же воспитывает вас через боль! – бросила ведьма, - тебе не привыкать!

Рей лишь промолчала. Она много молчала в последнее время, тем более после отлета Кайло. И пусть за последние три года они совсем отдалились друг от друга, но Рей скучала. Сейчас, когда Кайло не было рядом, девочка не хотела вспоминать его вспышки гнева, его разочарование ею и то, что он никогда не пытался защитить ее ни от насмешек Наставницы, ни от Учителя, который за любую провинность наказывал болью. Все тренировки, медитации и техники запомнились Рей через боль, потому что если у нее не получалось, Сноук давал себе волю. Нет, он не гневался, это сложно было назвать гневом. Учитель наказывал ее.

- Это не наказание! – кричал Кайло, когда она жаловалась ему, - он стимулирует тебя! Твое сознание! Твою внутреннюю способность управлять Силой! Твои таланты! А ты ленишься!

Стимуляция. Да. Это так называлось. Возможно, но сути не меняло. И каждое занятие с Учителем было сопряжено со страхом. Рей терпела ради Кайло, хоть и обижалась на него, и потому, что ей некуда было идти. А если бы и было, разве Сноук отпустил бы ее? Кроме того, стоило признать: она изменилась. Привыкла к роскоши, к достатку, ни в чем не знать отказа. Привыкла к порядкам Первого ордена. Здесь были ее друзья: Грэг, Винс и Финн. И сама она изменилась. Она больше не была Рей с Джакку, источником Света, она была Рейлин Рен, адептом Темной стороны Силы. И ей это нравилось.

***

Ей снился сон. Будто бы она в своей комнате и хочет погасить свет, пытаясь это сделать Силой. Глупая затея, когда можно просто щелкнуть выключателем. Но ей хочется именно так. И лампы гаснут все, кроме одной. Она пытается снова и снова, но упрямая лампа, погаснув, вспыхивает вновь, заливая все вокруг ослепительно ярким светом, от которого больно глазам.

- Рей!- зовет ее кто-то.

И она просыпается.

По времени базы было пять часов утра. Рейлин вглядывалась во тьму космоса над собой, не спеша вставать. Через час ей на тренировку, к новым унижениям и насмешкам. Ну почему она такая слабая? Что с ней не так? Нет. Сегодня она никуда не пойдет. Ни на тренировку с Наставницей, ни на завтрак с Алфи, ни на аудиенцию к Учителю. Сегодня ей исполняется четырнадцать, и ее бунт – подарок самой себе. Осознав, что ей не придется делать ничего, из того, что причиняет боль физическую или моральную, Рей широко улыбнулась. И даже странный, тревожащий сон отошел на задний план. Сегодня она предоставлена самой себе. И это она так решила. И никто за нее! Девушка легко вскочила с кровати и, напевая, отправилась в освежитель. Она решила, что первым делом позвонит сегодня Кайло. Рей тщательно заплела волосы и надела красивое платье, даже немного подкрасилась. Ей и в голову не пришло, что Кайло, быть может, занят. Нет. Сегодня же ее день рождения! И он наверняка ждет ее звонка. Они и так мало общаются, нет, конечно, никаких писем. Им некогда их писать, но есть видеосвязь, которая периодически барахлит, да и временной лаг никто не отменял. Но и видеосвязь большая редкость, тем более в последний год. Два-три звонка в месяц в лучшем случае по полчаса. Инициированные с его стороны. Когда звонила Рей, то Кайло, как правило, был либо занят, либо не в настроении с ней разговаривать. И однажды прямо сказал, что теперь всегда будет звонить сам. Пусть так. Но сегодня ведь особый случай! Сегодня ей четырнадцать! И она позвонит сама.

Рей уселась перед датападом и сделала вызов. Кайло не отвечал долго, но сегодня Рей не сдавалась, нервно барабанила пальцами по ручке кресла, но ждала. Наконец, раздался щелчок и появилось лицо Кайло. Он выглядел помятым и бледным, под глазами залегли круги, волосы торчали в разные стороны.

- Рейлин, - тон был ожидаемо недовольным, - что-то случилось? Мы же договорились, что звонить буду я.

Рей постаралась сохранить на лице улыбку. Ведь сегодня особый случай! И Кайло, конечно, вспомнит сейчас, почему она звонит. И поздравит ее, и…

- Так что такое? – он поджал губы.

- Я знаю, - примирительно произнесла Рей, - что мы договорились, но ведь сегодня особый случай.

Она многозначительно посмотрела на молодого человека, ответом ей был недоуменный взгляд. Губы Рей дрогнули, сердце неприятно кольнуло, но она попыталась сохранить самообладание, хотя настроение стремительно падало вниз. Хорошо. Она ему напомнит. В конце концов, у Кайло столько дел, ему совсем не до нее. Он наверняка вчера очень устал. Вон какой у него помятый вид.

- Сегодня, - начала девушка, но закончить не успела.

За спиной Кайло показалась женская фигура, ослепительная блондинка, на которой из одежды была только тонкая простынь.

- Кайло, - промурлыкала блондинка, обвивая рукой обнаженный торс мужчины и целуя его в шею, - почему ты ушел, милый?

Рей застыла. Сердце оборвалось, кровь зашумела в ушах. Девушка почти в ужасе смотрела на экран, где ее Кайло обнимала какая-то…шлюха! А лицо Кайло приобрело до смешного растерянный вид.

- А кто это у нас тут такой маленький и смешной? – блондинка хрипло засмеялась, обратив внимание на экран пада.

Этого Рей вынести уже не могла, кровь бросилась ей в лицо, она резко нажала кнопку отбоя. А в следующий миг датапад полетел в стену. Испустив придушенный вопль, Рей начала срывать с себя платье, топтать его ногами. Дура! Дура! Просто дура! Она думала, что он занят, что он, даже там, остается только ее Кайло! А он не устал! О нет! Он после попойки, с какой-то шлюхой, он с ней…По щекам бежали злые слезы. И он вовсе не помнил о ее дне рождения. Он и не вспомнил бы! Зарычав, Рей опрокинула кресла, смела с рабочего стола письменные принадлежности и застыла посреди комнаты, чувствуя, как бушующий гнев, накрывает ее с головой, словно волна в бурю, заставляя задыхаться. Одна за другой полопались лампы под потолком, осыпая девушку стеклом, по куполу побежала трещина. Завизжав, Рей впечатала кулак в стену, и боль немного отрезвила ее. По руке струилась кровь. Вокруг бушевала Сила, вихрем крутясь вокруг хрупкой фигурки. Рей глубоко задышала, пытаясь вернуть потерянный контроль. Она направилась в освежитель и смыла с себя всю косметику, скрутила волосы в пучок на затылке, надела свою обычную тунику и штаны и направилась к Финну. Он был этой ночью в наряде, и до смены оставалось еще немного времени. Она успеет с ним поболтать. Друга она нашла в небольшой каморке, где он и задремал.

- Финн, - она робко коснулась его плеча, заставив парня подпрыгнуть.

- Крифф! Рей! Я думал, что меня застало начальство.

Девушка слабо улыбнулась, друг пристально посмотрел на нее.

- Что-то случилось?

Рей вздрогнула и попыталась принять, как можно более равнодушный вид.

- Да нет. Просто у меня сегодня день рождения, мне не спится и я…

И не выдержав, рассказала Финну все.

- Он просто забыл! Понимаешь?! – Рей зло отерла вновь выступившие слезы, - он забыл! Я-то думала, что он там занят, что ему тяжело. А он просто приятно проводит время! И я ему не нужна! Он променял меня на какую-то шлюшку!

- Тише, - Финн осторожно обнял ее, робко погладил по спине, - тише, Рей. Послушай, всякое бывает. И мне кажется, ну…- она замолчал, подбирая слова, - мне кажется, что ты не совсем знаешь Кайло Рена.

- Что ты имеешь в виду? – Рей отстранилась и настороженно посмотрела на парня.

Он нервно сглотнул, глаза его забегали.

- Понимаешь, Рей, - с неохотой начал он, - один из парней, штурмовиков, он недавно вернулся с «Новой Империи», и он много чего рассказывал. И…

Финн замолчал, Рей высвободилась из объятий парня и решительно скрестила руки на груди.

- Говори, - холодно приказала она.

Финн вздрогнул, но смело встретил ее взгляд.

- Он безумен, Кайло Рен. Он жесток, он убивает направо и налево не только врагов, но и своих. Никто не смеет перечить ему. Он ни во что не ставит человеческую жизнь. И его все боятся.

Под ногами словно разверзлась бездна. Нет, Рей читала не только официальные сводки о войне и Кайло Рене, новой звезде Первого Ордена, талантливом ученике Сноука, надежде галактики, что восхваляли Кайло, Рей читала и сплетни. И да, там проскальзывали слухи о невероятной жестокости Кайло, но она не верила, хотя лучше, чем кто бы то ни было, знала о его вспышках гнева. Нет! Это не могло быть правдой!

- Ложь! – отчеканила Рей и закричала, - ты лжешь!

- Рей, - Финн примирительно поднял руки ладонями вверх.

Но девушка уже не слушала, она вылетела из каморки, слезы застилали глаза. Она промчалась по коридору и уже на повороте столкнулась с Амаль. Та стояла, воплощение высокомерия и таланта, то, чем Рей не станет никогда, и насмешливо смотрела на девушку. Вот кого Рей хотела видеть сейчас меньше всего.

- Бегала к своему дружку штурмовику? – ехидно протянула Амаль, - впрочем, что ждать от отребья с Джакку. Мусор тянет к мусору.

- Ты следила за мной?! – завизжала Рей.

Амаль насмешливо улыбнулась.

- Я убью тебя! – выкрикнула Рей.

- Попробуй! – расхохоталась Амаль, вспыхнул алый клинок, алый, как у Кайло, - никчемная! Бесполезная! Отребье!

Зарычав, Рей кинулась на соперницу. Ее несло на волнах Силы, темный вихрь захватил с головой, вибрировали алые нити ярости, багровые всполохи безумия кружили вокруг. Меч Амаль полетел в сторону, взмах руки – и соперница оказалась впечатана в стену на высоте роста взрослого мужчины, вся бравада тут же слетела с Амаль, она пыталась высвободиться от хватки Рей и не могла. Расхохотавшись, Рей сжала кулак, со жгучим удовлетворением наблюдая, как на тонкой шее Амаль проступают багровые синяки, как ужас застилает зеленые глаза, как она хрипит пытаясь умолять о пощаде. Пощады не будет. Не сегодня. За все время унижений, за разочарование, за расколотые надежды мстила Рей.

- Рейлин! – кто-то схватил ее за плечи, - хватит, Рейлин! Ты ее убьешь!

Девушка попыталась была высвободиться, но не могла.

- Рейлин!

И она разжала кулак. С хрипом Амаль рухнула на пол, к ней подскочили Винсент и Грегори, последний в ужасе оглянулся на Рей.

- Что ты творишь! – Ричард, резко развернул ее к себе, сурово посмотрел на нее, - что происходит?!

Тяжело дыша, блуждающим взором смотрела Рей на Рича. Он тоже ей был сейчас ненавистен. Он наверняка знал о жизни Кайло все, ведь он был его лучшим другом. Это она никто. Никто больше! Подавив в себе истерическое желание расхохотаться, Рей холодно процедила:

- Если я и буду держать ответ, то только перед Учителем.

Пораженный Ричард разжал пальцы. С высокомерной усмешкой Рей, не удостоив Амаль и взглядом, направилась прочь.

***

Но пошла она не к Учителю, а к Наставнице.

Она вошла в тренировочный зал, где Вентресс сидела в обманчиво расслабленной позе.

- Ну наконец-то! – проворчала ведьма, - какого криффа ты опаздываешь?! И где остальные?

- Их не будет, - спокойно произнесла Рей.

И вся расслабленность ушла из позы датомирки. Она выпрямилась во весь свой рост, светло-голубые глаза сверлили Рей недобрым взглядом.

- И что такое могло случиться, что извиняет прогул тренировки? – поинтересовалась Наставница.

- Ничего особенного, - передернула плечами Рей, - но сегодня здесь буду только я. И в последующие дни тоже. Я хочу индивидуальные тренировки.

- А я хочу править галактикой! – фыркнула Вентресс.

- Правда? – восхитилась Рей.

Ведьма хмыкнула и не ответила, вспыхнул в ее руках клинок.

- Пощады не жди, - произнесла она.

Рей лишь молча кивнула.

Она больше никогда не будет слабой. Она больше никогда не будет униженной. Никто больше не посмеет обидеть ее ни словом, ни делом. Ее больше никогда не застанут врасплох ни враги, ни друзья. Она станет сильной. Она покажет всем, чего она стоит.


========== Control the storm ==========


- An error in my genesis

The reason why I started this

Where did we go wrong?

- Don’t you know

In the end you’re no stronger of hand

You are no stronger of heart

Don’t you know

In the end, we’ll be tragically torn apart

If we can’t control the storm

Delain ft. Marco Hietala – Control the Storm


- Доставлю вас к Сноуку, - бесстрастно произнес мужчина.

И у Рей перехватило дыхание от подступающей паники. Женщина изо всех сил вцепилась в ручки кресла.

Сноук. По коже мороз пробежал от этого имени. Вспомнились годы тренировок, годы грубого контроля над ее разумом. Учитель хозяйничал в ее голове, словно у себя дома, не оставляя ни малейшей лазейки для собственной воли. Лишь в последнюю пару лет перед ее побегом он ослабил хватку, позволяя ей тешить себя иллюзией свободы, уверенный, что теперь-то она уже никуда не денется, накрепко связная с Первым орденом, с Кайло – будущая императрица галактики. Он видел насквозь ее гордыню, самодовольство и честолюбие, он позволил ей взрастить их, внушая мысли об ее исключительности. И Рей верила, одинокая девочка с Джакку, которой она осталась глубоко в душе, была счастлива обрести в Первом ордене семью и друзей, возлюбленного и отца, каким казался Учитель. Да, порой, жестокого и безжалостного, но отца.

Но сейчас его имя внушало ужас. Оказаться снова лицом к лицу с древним ситхом Рей хотела меньше всего, тем более, чтобы это случилось с ее дочерью.

- Нет! – выкрикнула она, прежде чем поняла, что вообще сказала.

Высокий голос прозвучал так жалко и глупо, что от стыда заалели щеки. Где та уверенная в себе Рейлин Рен, что твердым голосом отдавала приказы или клеймила предателей? Сейчас в кресле сидела уставшая женщина, над которой нависла угроза, что сильнее ее. Яркое платье, которое она надела, вывесив, словно флаг, свой вызов Кайло, казалось сейчас нелепым и неуместным. Рей смяла гладкий шелк руками, желая сорвать с себя это доказательство того, что где-то еще осталась та частичка Рейлин Рен, что привела ее сюда, частичка самоуверенности, которая шептала ей о том, что она справится, обязательно получит свое. Но что она могла сейчас противопоставить Кайло? Рука скользнула к мечу на поясе. Она может убить Кайло, хотя бы попытаться. Но что потом? Как ей найти дочь? Как выбраться с «Финализатора»? Немыслимо. И как жить потом? Снова скрываться? Рей в отчаянии тряхнула головой и снова повторила, уже спокойнее:

- Нет.

Тихий смешок Кайло морозом прошелся по коже, такая зловещая сдержанность была хуже его вспышек ярости, уж Рей знала это, как никто другой.

- И кто же мне помешает? – он повернул голову в сторону, но не обернулся, лишь крепче сцепил руки. Контроль всегда давался ему тяжело.

Его нервное движение не укрылось от Рей. Она могла бы разозлить его, она всегда знала, что сказать и как сказать, чтобы утишить его гнев или же пробудить его ярость, Рей умело использовала и то, и другое. Но не сейчас. Сейчас ею овладела растерянность, женщина поняла, что не хочет идти на открытый конфликт.

- Неужели ты? – тем временем насмешливо продолжил Кайло, - не переоценивай себя, Рейлин.

- Перестань называть меня этим именем! – раздраженно выпалила Рей.

- А как же тебя называть? Это ведь твое имя. Леди Рейлин Рен, - Кайло открыто забавлялся, принцесса Первого ордена.

- Хватит! – Рей едва не вскочила, с трудом заставила себя сидеть спокойно, лишь дышала рвано и часто, ей не хватало воздуха.

И у кого здесь проблемы с контролем?

- Кайло, - тихо произнесла она, - ты не можешь. Отправь к Сноуку меня, но не Ши.

В ответ снова раздался смешок. Кайло по-прежнему не поворачивался к ней лицом, и это ужасно раздражало. Рей хотела посмотреть в его глаза, увидеть хоть какую-то эмоцию на его лице, а не гадать о том, что же он чувствует. Рей могла бы коснуться Уз, но тогда придется раскрыть и себя, почувствовав Кайло, Рей обнажит и свои чувства. На это молодая женщина пойти не могла. Не сейчас, когда нужно быть невозмутимой, словно игрок в азартной игре, ведь ставки слишком высоки.

- Тебя? Думаешь, ты интересна Верховному лидеру? – фыркнул Кайло, - ты снова переоцениваешь себя. Если ему и нужна предательница, то лишь для показательной казни. Но думаю, что это он поручит мне. А вот Шинейд, - в голосе мужчины послышались почти мечтательные нотки, - ее Сила, ее мощь. Она одаренный ребенок, талантливый. При должном воспитании, Шинейд превратится в бриллиант, который засверкает всеми гранями Силы, и Первый орден станет непобедим.

Рей похолодела. Самые страшные ее опасения, самые пугающие предположения сбывались здесь и сейчас. Им нужна ее дочь.

- Должное воспитание? – севшим голосом спросила Рей.

- Именно, - кивнул Кайло.

Он был невозмутим, словно они обсуждали, в какую школу отправить дочь, чтобы она получила самое лучшее образование в галактике.

- Воспитание Сноука? – голос Рей набирал силу, - чтобы она прошла через все, что было уготовано нам с тобой? Чтобы стала орудием в руках Сноука?! Ты отдашь ее безумцу, который станет копаться в ее голове?! Который использует ее?! Воспитает идеальным оружием?! Инструментом в его цепких гниющих лапах?! – она кричала, изо всех сил стискивая подлокотники кресла, - ты не смеешь распоряжаться ее судьбой! Ее жизнью! Не смеешь выбирать за нее!

- Хватит! – рявкнул Кайло и, наконец, повернулся к ней.

В два широких шага мужчина оказался рядом, грозно навис над молодой женщиной, уперев руки в подлокотники кресла, его ладони оказались в опасной близости от ее пальцев. Его глаза сверкали, губы болезненно кривились, свежий шрам придавал асимметрию выразительному лицу. Рей вжалась в спинку кресла, она дрожала от страха и неожиданной близости, такой пугающей и такой желанной, неожиданной, что заставляла сердце биться в болезненном и неровном ритме.

- Я поступлю так, как сочту нужным, - прошипел Кайло, - ты поняла меня?

Рей молчала, мысли хаотично метались, пытаясь найти выход из сложившейся ситуации и не находя его. Близость Кайло дурманила разум. Все было неправильно. Совершенно не так, как планировала Рей.

- Это моя дочь! Ты не имеешь права распоряжаться ею! – выкрикнула Рей.

- Это наша дочь, - отчеканил Кайло, - и я имею на нее столько же прав, сколько и ты.

Он все еще нависал над ней. И больше всего на свете Рей хотела, чтобы он отошел…подался ближе…Молодая женщина смотрела в темные глаза, надеясь увидеть в них…что? Жалость? Это было бы хуже всего! Отблеск былых чувств? Возможно. Но для чего они ей сейчас, если на них нельзя сыграть, чтобы спасти себя и Ши? Рей уже готова была взмолиться, просить его, чтобы он отошел. Но Кайло выпрямился сам, нервно прошелся по комнате. Фигура в черном, такая далекая, чужая. Невероятно, что когда-то они с этим человеком любили друг друга, были связаны Узами Силы, шли к одной цели. Рей казалось, что она сходит с ума. Не может человеческое сердце выносить таких эмоций. Это просто чудовищно!

- Пожалуйста, Кайло, - прошептала Рей, чувствуя опустошение и усталость, - прошу тебя. Ты не можешь. Она хорошая, жизнерадостная, светлая девочка. Она не должна стать орудием Первого ордена. Не должна пережить боль и страх.

- Она научится защищать себя и не будет бояться! – нервно отпарировал Кайло.

- Я не о том, - устало произнесла Рей, - ты меня прекрасно понял.

Повисла тишина, Кайло продолжал мерить шагами комнату. Рей откинулась в кресле, прикрыв глаза. Выхода по-прежнему не было. А она так устала. Устала бежать, скрываться, бояться. Устала сражаться и биться за себя и за дочь. Есть предел человеческим силам, даже если ты не обычный человек.

- Не знал, что ты жалеешь, - презрительный голос Кайло заставил ее открыть глаза и сесть прямо, - Сноук дал тебе все!

- А сколько отнял! – мгновенно завелась Рей.

Кажется, силы у нее еще оставались.

- Сколько я потеряла! Сколько перенесла за время…обучения!

- Он сделал тебя тем, кто ты есть!

- А меня кто-нибудь спросил, кем я хочу быть?! – выкрикнула Рей.

- Ты сама пошла за мной, - процедил Кайло, - я не звал тебя.

- О разумеется, - холодно произнесла Рей, - ты хотел оставить девятилетнюю девочку на разрушенном острове, где она бы не выжила. Это так благородно, честно, по-взрослому.

- Учитывая то, что Скайуокер выжил, ты не была бы брошена, - парировал Кайло.

- Но ты об этом не знал тогда! – выкрикнула Рей, - и Скайуокер не продолжил бы мое обучение! Я стала Тьмой в ту ночь! И это – твоя вина!

Кайло остановился, замер, словно на стену налетел. Медленно повернул к женщине бледное лицо, лоб прорезала морщина, в темных глазах что-то сверкнуло и померкло. Да. Она его все же задела. И разговор зашел не туда, приобретая оттенок абсурда с привкусом горькой обиды, что все эти годы жила в ее сердце.

- Ты выглядела всем довольной, - обескуражено произнес Кайло.

- Я и была, - пожала плечами Рей, - но потом многое изменилось. Я изменилась. А ты остался прежним. Ты не хотел видеть тогда, не хочешь видеть и сейчас, сколь ужасен Сноук и то, что он творит.

- Ты поэтому ушла? – неожиданно спросил Кайло.

Рей отвела взгляд, вновь смяла мягкий шелк платья. Рассказать ему все? Объясниться? Вот теперь – подходящий момент. Он хочет знать. Он прямо спрашивает. Но Рей не готова. Нет. Не сейчас.

Никогда.

- Я просила тебя, - спокойно произнесла женщина, - я предлагала тебе бежать. Ты не согласился.

- Да и я подумать не мог, что ты всерьез! – воскликнул Кайло.

На миг ей почудилось, что не было этих долгих пяти лет разлуки. Вот он Кайло Рен, порывистый, открытый, тот, чьи мысли она читала и без Уз Силы. Кайло, которого она знает вдоль и поперек. Ее возлюбленный. Но наваждение рассеялось так же быстро, как и возникло.

- В том твоя проблема, Кайло, - горько усмехнулась женщина, - ты едва ли когда воспринимал меня всерьез. Младшая сестренка, Звездочка, милая возлюбленная, ты никогда не брал на себя труд понять меня. Ты отдыхал со мной, тебе было легко. Ты упивался обретенной страстью. На большее ты не был способен.

Он мрачнел с каждым ее словом. Верила ли она в то, что говорила? Отчасти. Если бы не ее беременность, Рей не ушла бы тогда. Она осталась бы рядом с Кайло. Но материнский инстинкт перевесил все. Стоило ли тогда сказать, что ее любовь никогда не была по-настоящему сильной? Да и вовсе не была настоящей? Рей не знала. Но сердце ее сейчас билось неровно, дыхание то и дело прерывалось, ее болезненно тянуло к стоящему посреди комнаты растерянному человеку, которому она бросила в лицо слова о том, что он никогда ее не любил. Бросила, как девочка-истеричка, что ждет поклонения от своего возлюбленного. Она, быть может, такой была. Но с тех пор прошло пять лет. И Рей больше не нужны были уверения в любви. Ей нужно было, чтобы ее дочь не пострадала.

- А теперь ты не способен любить мою дочь, - продолжила Рей.

- Нашу дочь! – резко оборвал ее Кайло, - она – наша. И я люблю ее.

- Поэтому ты отдаешь ее Сноуку, - насмешливо бросила Рей.

- Именно поэтому и отдаю! – воскликнул мужчина, - она достигнет величия! Только подумай, Рейлин! Какие высоты власти будут ей доступны! Какие глубины силы! Она в разы талантливее тебя и меня! Она истинная Тьма!

- А будет ли она счастлива? – грустно спросила Рей.

- Конечно! – с энтузиазмом воскликнул Кайло и быстрым шагом пересек комнату, опустился подле кресла на одно колено и схватил Рей за руки.

Рей вздрогнула всем телом, ошеломленно уставилась на свои руки, что потерялись в больших и горячих ладонях Кайло. Едва ли Рен ожидал такого эффекта, но по коже Рей словно электрические разряды пробежали. Женщина нервно облизнула губы, боясь шевельнуться, боясь…чего? Что он отпустит ее? Или позволит себе большее? Кажется, Кайло тоже был в замешательстве.

- Ты совсем замерзла, - ласково произнес он, сжимая ее ледяные пальцы.

И эта неожиданная ласка в его голосе была словно ведро ледяной воды на голову.

- Ничего подобного! – резко бросила Рей, вырывая руки, - я не замерзла, а Ши не будет счастлива!

Лицо Кайло исказилось, он резко поднялся.

- Ну разумеется! – презрительно бросил он, - ты судишь ее по себе!

- Я ее мать! Я знаю, что для нее лучше! – повысила голос Рей.

- А я ее отец! И у меня другое мнение!

- Тогда учи ее сам! – вскочила Рей и покачнулась, больная нога подвела ее.

Она непременно бы упала, если бы Кайло не подхватил ее. Мгновение они смотрели друг на друга, Рей ошеломленно от того, насколько естественным и быстрым было его движение, он от того, что она сказала. Да и сама Рей начала сомневаться в своей адекватности. Что она только что предложила? Ведь это все равно будет значить, что Ши останется в Ордене.

- Это невозможно, - тихо произнес Кайло, - ты же понимаешь.

Секунду Рей смотрела на мужчину, что был так близко. А потом вырвалась, отступила на шаг.

- Именно! – фыркнула женщина, - ты всегда будешь под пятой у Сноука! Никакой самостоятельности, потому что ты ее боишься! И обрекаешь мою дочь на ужас, боль и беспросветную Тьму! Ты ничего не знаешь, кроме убийств, пыток, войны! И ты тащишь в это мою девочку!

- Нашу девочку! – заорал в ответ Кайло, - и знаешь, что, Рей! Ты быстро забыла, что тоже несла войну и смерть!

Рей отступила еще на шаг, смертельно побледнев, она чуть покачивалась, колено, не справляясь с нагрузкой, болело все сильнее.

- И ты была одной из лучших, принцесса, - зло усмехнулся Кайло, - Орденская змея. Палач Чандрилы.

- Замолчи, - прошептала Рей.

- Что такое, моя дорогая? – насмешливо произнес мужчина, - почетные титулы, битвы, которые вошли в историю.

- Замолчи! – завизжала Рей.

С жалобным тонким звуком лопнула лампа на стене, осколки, тихо шурша, осыпались на дорогой ковер. У Рей закружилась голова, под носом стало мокро, коснувшись своего лица, женщина с изумлением увидела кровь на пальцах. Такого не бывало даже во времена ее юности, когда она была эмоционально нестабильным подростком. Даже тогда она контролировала себя лучше. Крифф! Так дело не пойдет. Трясущимися руками, Рей стерла кровь.

- Истеричка, - припечатал Кайло.

- Слабак! – бросила Рей, - орденская шавка! Раб Сноука и собственных страхов! Помешанный на величии и силе фанатик! Я не позволю тебе сделать такой же мою дочь!

- Нашу дочь! – рявкнул Кайло.

Он схватил Рей за плечи, больно сжал, заставив вскрикнуть, встряхнул изо всех сил.

- Нашу дочь! Ты поняла меня!

- Отпусти меня! – ощерилась Рей, - убери свои лапы!

- Или что? – еще сильнее сжал пальцы мужчина, - что ты сделаешь, Рейлин?

На миг ей стало страшно, но ненависть, удушливой волной поднимающаяся из глубины души, застилающая разум, отодвинула страх на задний план.

- Я убью тебя, - прошипела женщина, меч лег в ладонь.

- Тебе не победить, - уже спокойнее произнес Кайло, но все же ее отпустил.

- Да ну! – фыркнула Рей, рука по-прежнему сжимала цилиндр меча, - Старкиллер показал обратное. И Белдерон. Так что шанс у меня есть.

- Один на миллион! – фыркнул Кайло.

- Самоуверенный ублюдок! – бросила женщина и неловко рухнула в кресло, колено ныло не переставая.

И это не укрылось от внимательного взгляда Кайло.

- Что с ногой? – спросил мужчина.

- Не твое дело! – обозлилась Рей.

Она устала. Так устала, что еще и отвечать на бессмысленные вопросы не было никаких сил.

- Да брось, Рей! – Кайло подошел ближе, опустился перед ней на колени, бесцеремонно схватил за ногу, невольно причиняя боль.

- Ай! – вскрикнула женщина, - не надо меня трогать, крифф тебя раздери!

- Просто сместился ортез, - Кайло что-то ловко поправил, - вот так. В конце концов, - он насмешливо посмотрел в глаза Рей, - если ты собралась меня убивать, то должна быть в лучшей физической форме.

- Я в нормальной физической форме! – оскорбилась Рей.

Ответом ей был скептический смешок. Кайло поднялся на ноги, и Рей внезапно пожалела, что он выпустил ее ногу. И тут же обозвала себя дурой за такие мысли.

- Иди спать, Рейлин, - внезапно произнес Кайло.

- Мы не договорили, - отозвалась Рей, понимая, что сил спорить у нее больше нет. Она устала морально и физически, - мы ничего не решили.

- Мое решение остается прежним, - ответил мужчина.

- Кайло, - прошептала Рей, чувствуя, как отчаяние накрывает ее с головой, горький привкус бессилия осел на губах, - прошу тебя.

- Иди, Рей, - Кайло устало потер переносицу, и Рей стало его жалко, он тоже выглядел утомленным, как в дни самых ожесточенных боевых действий, - иди. Разговор окончен. Я ничего не могу сделать.

Рей поднялась на ноги. Опустошение и боль, вот и все, что она чувствовала. Женщина долгим взглядом посмотрела на Кайло. Она так его любила. И верила ему когда-то. И вовсе не хотела, чтобы теперь Кайло был ей врагом. Неужели выхода нет? Не может такого быть! Рей всегда находила выход из, казалось бы, безнадежных ситуаций, что на войне, что за столом переговоров. А теперь оказалась бессильна.

- Ты отдашь Шинейд Сноуку, - медленно произнесла Рей, - а я? Что будет со мной?

- Тебя казнят, - бесстрастно произнес Кайло.

Рей вздрогнула. Не от его слов, а от его тона. А потом пошла ва-банк.

- Как мило, - протянула Рей, - знаешь, Хакс предлагал мне бежать. Не знаешь, почему? Может быть, мне согласиться на его помощь?

Кайло поджал губы.

- Он не посмеет.

- Да ладно! – фыркнула Рей, - он? Он посмеет и еще как! При поддержке войск он посмеет еще не то! Даже после разрушения Старкиллера он не стал менее любим. Или я ошибаюсь?

Кайло молчал, и Рей продолжила, теперь уже она расхаживала по комнате, рассуждая.

- А вот ты никогда любим не был. И теперь Хакс хочет нанести удар, лишить тебя важной пленницы. А если я сумею уговорить его, объяснить ему, как важна Шинейд, то, безусловно, он поможет бежать и ей. Итог? Сноук тобой недоволен, Хакс получает еще больше власти, которой он жаждет не меньше, чем ты. Плюс, - она ступила на совсем тонкий лед, - я подозреваю, что его поддерживают не только войска. Может быть, кто-то из рыцарей? Грегори? Возможно, Валентайн. Амаль? Она, конечно, дура, но хитрой была всегда, знала, где выгоднее. Тем более отвергнутая женщина.

Лицо Кайло болезненно искривилось, Рей рассмеялась.

- Ты никогда не был искушен в интригах, полагаясь на грубую силу. Знаешь, Хакс, кажется, боится, что я вернулась не как пленница, а как твоя союзница. Армитаж всегда знал, на что я способна. И пусть я сейчас не в курсе расстановки сил в Первом ордене, но судя по твоему лицу, я угадала. И это не пробыв и суток на этом корабле.

Кайло смотрел с восхищением, и Рей широко улыбнулась. Это была ее стихия: интриги и война. Она вспомнила все легко и быстро, это словно пилотировать СИДку – один раз научишься, и это умение останется с тобой на всю жизнь.

- Так с кем мне пойти на сделку, Кайло? – спросила Рей, - с ними? С тобой?

Медленно, словно хищник, мужчина подошел к ней. От его близости захватывало дух, голова кружилась, и все тело стало таким легким и податливым, когда он уверенно обнял ее за талию и притянул к себе. Сквозь тонкий шелк Рей чувствовала жар его ладони, она положила руку ему на грудь, ощущая грубую ткань его одежд. Крифф! Что она творит! Но остановиться Рей уже не могла. Да и не хотела, если честно.

- Ты снова себя переоцениваешь, принцесса, - тихонько рассмеялся Кайло, возвращая ее с небес на землю, склоняясь к ней все ниже, так, что его дыхание опалило ей губы.

- Да неужели? – приподняла бровь Рей, голос предательски дрожал. Да и сама она дрожала.

И Кайло ее выпустил, Рей едва не потянулась за ним, но вовремя одернула себя. Щеки пламенели в тон платью.

- Иди спать, Рейлин, я подумаю над тем, что ты сказала, - глухо произнес Кайло.

Поджав губы, Рей направилась к двери и, уже открыв ее, обернулась. Кайло стоял у окна, чуть сгорбившись, на мгновение Рей стало жалко его. Но только на мгновение. Последнее слово должно остаться за ней, пусть ее положение опасно и зыбко.

- Не очень долго думай, Кайло. Я не могу ждать!

Мужчина не ответил. Рей вышла, тихонько притворила дверь и не спеша направилась в свою комнату.


========== Звездочка ==========


I can see you shining

I can see you running

From my soul and heart

It’s tearing me apart

It’s love

Look what you

Have done to me

My little star


Plazma, “Lonely”


Нельзя было не признать, что «Финализатор» был уникален в своем роде. Линейный крейсер с современным вооружением, включавшим в себя более трех тысяч турболазеров и ионных пушек, защитные и противоракетные огневые точки, а также проектор притягивающего луча, кроме того, на корабле имелись звездные истребители и атмосферный ударный посадочный модуль, словом, все, чтобы вести успешные боевые действия. Направлять «Финализатор» к Куату Кайло считал преждевременным, крейсер был построен тайно, в обход Пакта о военном разоружении. Появление его в Центре галактики было вызовом Республике, плевком в лицо. Какой поднимется шум, Кайло боялся даже представить. Но Сноук считал, что пора выходить из тени по-настоящему, не ограничиваться мелкими стычками и захватническими миссиями в Неизведанных Регионах, пора заявить о себе, показать, что за Первым орденом стоят настоящие сила и мощь. «Ты слишком осторожен, мой мальчик», - сказал ему Сноук, зная, как его это заденет. Что ж, Кайло не мог не восхищаться звездным разрушителем, тем более что рядом был Ричард, который не скрывал своего восторга, он комментировал все: начиная от оружия и заканчивая количеством военных на этом корабле. Кайло ухмылялся под своей маской, он был во всем согласен с другом, но позволил ему говорить за них двоих.

Его беспокоило предстоящее прибытие на Куат и не только потому, что военный корабль Первого ордена по сути вторгается в Центральные миры. А еще и потому, что он, наконец, увидит Рейлин.

Три года! С ума сойти. С того неудачного разговора в день ее четырнадцатилетия. Как он вообще мог забыть о ее дне рождения?! Осел! Он помнил, как был рассержен, раздражен тем, что она позвонила ему, да еще и разбудила. Но потом был звонок от Ричарда, который сообщил, что Рей чуть не убила Амаль. Он отказывался верить. Рей? Его добрая девочка, смешная младшая сестренка пыталась убить кого-то? Невозможно. Да, он знал, что между Амаль и Рей нет теплых чувств, но чтобы пытаться убить? Его Звездочка была на это не способна. Он ошибался. А потом Ричард напомнил ему о том, что вообще-то у Рейлин сегодня день рождения. Крифф! Он забыл. Стоило признать, что ему было вовсе не до Рей. Служба, обучение, миссии от Сноука, а еще вечеринки, алкоголь и женщины. А Рей была далеко, и писать ей, а тем более звонить становилось все более не интересным. Она была младше на семь лет, общие темы для разговора сводились разве что к Силе, а ее проблемы казались с высоты его возраста смешными и нелепыми. Он едва ли понимал, что для нее это настоящие проблемы, горе, которое не преодолеть. Он быстро забыл себя в этом возрасте.

После того неудачного звонка Рей отказалась с ним общаться, Кайло звонил и писал, извинялся и объяснялся. Рей ответила быстро, сухим и коротким письмом, в котором писала, что совершенно не обижается, но, пусть он ее простит, у нее есть дела, она намерена сосредоточиться на обучении, поэтому, к сожалению, общаться они будут теперь реже. Он проглотил это. Но не подозревал, что «реже» будет означать сухие письма раз в месяц, в которых Рей просто писала, что с ней все в порядке. Недели складывались в месяцы, месяцы превратились в три года. Кайло звонил Ричарду, тот посмеивался в экран и говорил, что Рейлин взяла с него обещание ничего не рассказывать. Звездочка окружила себя такой тайной, что это вызывало глухое раздражение. И Кайло плюнул на все, он принял правила навязанной Рей игры, отвечал на ее письма, но никогда не писал первым, почти ничего не рассказывал о себе, позволяя ей узнавать информацию из сводок в Голонете и от Ричарда.

Встретившись с Ричардом на пути к Куату, Кайло едва подавил в себе желание поинтересоваться, спрашивала ли Рейлин о нем.

- Волнуешься? – Рич появился как всегда бесшумно.

Его крепкая фигура могла бы показаться неуклюжей, но только не Кайло, который знал, как опасен и смертоносен в схватке его друг.

- Не понимаю, зачем мы летим на Куат, - раздраженно откликнулся Кайло, - забастовка подавлена. К чему там силы Первого ордена?

- Я не о том, - усмехнулся Рич, - волнуешься перед встречей с Рейлин? В конце концов, вы не виделись столько лет.

Кайло поджал губы, радуясь, что его лицо скрыто маской.

- Зачем Учитель послал туда Рей? – спросил Кайло, - что ей там делать? Не забастовку же подавлять!

- А вот тут ты ошибаешься, мой друг, - в голосе Ричарда слышалась мягкая насмешка.

- Что ты имеешь в виду? – всем телом развернулся к рыцарю Кайло.

- Увидишь, - загадочно пообещал друг.

Пару месяцев назад на «Верфях Куата» произошла забастовка рабочих. То, что начиналось, как мирная акция, требующая укорочения рабочего дня и поднятия заработной платы, вылилось в беспорядки и лозунги, поддерживающие угасающую Республику. «Верфи Куата» всегда принадлежали элите, которая не привыкла прислушиваться к среднему и низшему классу, чьи интересы никогда не принимались в расчет. Руководство обратилось за помощью к Первому ордену, поняв, что они не в состоянии сами справиться с беспорядками. Сноук, рассудив, что самая крупная в галактике компания по производству транспортных и боевых машин будет ему обязана, если он им поможет, направил туда войска и штурмовиков. И, как оказалось, Рейлин. Но что ей там делать?! Его Звездочка плоха в военных действиях.

Кайло хмурился и в волнении сжимал кулаки. Ему не нравились эти тайны и нелогичные действия Учителя. Волнение достигло своего пика, когда они вышли из гипер-прыжка возле Куата. Планету окружал орбитальный комплекс – собственно сами «Верфи», куда они сначала и направлялись. На планету они спустятся потом, владельцы «Верфей» собирались устроить торжественный прием в честь Первого ордена и подавления забастовки.

Посадочный шаттл приземлился в одном из доков, их встречал глава «Верфей» и семьи Куат, высокий и статный седовласый мужчина с суровым лицом почтительно склонил голову при появлении рыцарей Рен. Кайло и Ричард сухо кивнули.

- Сейчас начнется казнь бунтовщиков, - говорил им по дороге глава «Верфей», - Первый орден настоял на том, чтобы казнить лишь зачинщиков и глав, не трогать остальных рабочих, даровав им помилование. Весьма разумный ход, многие поддались общему настроению по своей неразумности. Стадный инстинкт, знаете ли. А жертвовать хорошими работниками, которые готовы вернуться на производство, мне бы не хотелось. Я весьма признателен Первому ордену за этот жест, который, обещаю, мы никогда не забудем.

Кайло лишь покачал головой. По его мнению, следовало бы убить всех, чтобы подавить даже малейшие проблески мысли о бунте. Однако это была не его миссия, и пусть он не одобрял действия того, кто руководил подавлением забастовки, но вмешиваться он не будет.

В огромном машинном зале был сооружен высокий помост, на котором сейчас выстроились друг напротив друга девять осужденных, закованных в наручники и девять штурмовиков с бластерами наизготовку. Невысокая фигура в черном и в маске расположилась на возвышении в стороне.

- Так будет с каждым, - громко вещал рыцарь, - кто посмеет посягнуть на власть элиты Куата и Первого ордена! Мы будем безжалостны к любому проявлению неповиновения и стремления расколоть наше дружное общество!

Кайло смотрел удивленно, гадая, кто же скрывается под маской. Все говорило о том, что это женщина, значит, Амаль. Но ему казалось, что та сейчас на Корусанте, с дипломатической миссией, организованной Сноуком. Наверное, он ошибся. Или же что-то изменилось в планах Учителя. Вот Амаль повернулась спиной к толпе, чтобы отдать приказ штурмовикам, но не успела. Из ровного строя испуганных людей вылетел человек, оборванный и грязный, он размахивал бластером и что-то кричал. Амаль стремительно развернулась, вспыхнул клинок, отразивший выстрел, и в следующий миг голова человека покатилась с плеч, упав прямо к ногам испуганно отшатнувшихся людей, кто-то ахнул, кто-то вскрикнул, кажется, кто-то даже упал в обморок. Клинок полыхал с угрожающим гудением, Кайло показалось, что он различил из-под маски тихий вздох, словно девушка была разочарована произошедшим. Но вот она взяла себя в руки, снова повернулась к штурмовикам и коротко приказала:

- Пли!

На выстрелы она уже не смотрела, спустилась с помоста и прошла мимо толпы, даже не взглянув в их сторону, пожала руку главе «Верфей», что-то сказала ему, от чего старик расцвел, рассмеялся и поцеловал руку в перчатке. Девушка прошла дальше, остановилась, передернула плечам и сняла маску. Темные волосы, собранные в пучок на затылке, ореховые глаза, миловидное личико.

- Сними маску, - ткнул его в бок Ричард.

Ошеломленный, Кайло подчинился, хотя считал, что делать это было глупо, чем меньше людей в галактике знают рыцарей Рен в лицо, тем лучше. Вот Рейлин, это была именно она, а не Амаль, повернула к ним свое лицо и встретилась взглядом с ним. Кайло замер, в глазах Рей что-то вспыхнуло, а потом лицо осветила широкая улыбка, такая знакомая и одновременно не знакомая. Девушка испустила вопль радости и вмиг оказалась рядом с ними.

- Рич!! – с визгом она кинулась на шею рыцарю, расцеловала в обе щеки.

Сердце неприятно вздрогнуло. Первым Рей приветствовала Ричарда, а не его, Кайло. Мужчина поджал губы, но уже в следующий миг, Рей обняла и его.

- Кайло! Ребята! – девушка вся сияла, - вы прилетели! Я так рада!

Кайло стоял в ступоре, не в силах ни обнять Рей в ответ, ни что-то сказать. Он жадно рассматривал ее, поражаясь тому, как Рейлин изменилась. Он впитывал в себя каждую черточку знакомого лица, осознав вдруг с ошеломляющей ясностью, что его Звездочка выросла, что ей уже семнадцать, и она превратилась в потрясающей красоты девушку.

- А кто, - он не нашел ничего умнее, чем спросить, - руководитель миссии? Почему ты здесь?

Рей удивленно посмотрела на Кайло, словно он сказал какую-то глупость, потом переглянулась с Ричардом, и они расхохотались. Звонкий смех Рей мешался с грубым и глухим смехом Ричарда.

- Что смешного? – резко спросил Кайло, ему казалось, что они смеются над ним. Возможно, отчасти так и было. Ему не нравилось, что его друг, оказывается, больше него знает о его Звездочке, что у них есть какая-то общая тайна.

- Руководитель этой миссии я, Кайло, - мягко произнесла Рей, на губах ее еще играла улыбка, легкая, чуть снисходительная.

- Ты?! – потрясенно выдохнул мужчина, не в силах поверить.

Его Рей?! Его малышка руководила подавлением восстания на «Верфях»? Весьма успешным подавлением. Потом Кайло вдруг осознал, что это ведь она была на помосте, это она стремительным и небрежным движением, не колеблясь, убила человека. Его Рей, его Звездочка, младшая сестренка. Быть того не может! Но вот она стоит перед ним, затянутая в черное, и смотрит чуть снисходительно, чуть печально.

- Что тебя удивляет, - передернула плечами Рей, - я с пятнадцати лет участвую в силовых операциях Первого ордена.

Кайло вздрогнул. Мрачно посмотрел на притихшего Ричарда, потом снова на Рей. Его что-то смутило в ее облике, он аккуратно отвел упавшую ей на висок прядь, и нахмурился, увидев шрам, идущий от уголка глаза и прячущийся в волосах.

- Кто это сделал? – хрипло спросил Кайло, чувствуя, как ярость захватывает его с головой.

Ярость от того, что кто-то посмел обидеть его Звездочку, а он об этом не знал, ярость от того, что он пропустил столько событий в ее жизни, потерял столько лет, что мог бы быть рядом, помогая, поддерживая, наставляя, безудержная злость на самого себя.

- Успокойся, - низким голосом произнесла Рейлин, перехватывая и отводя его руку, и этот ее жест задел его больше, чем то, что он ничего, оказывается, не знает о Рей.

- Кто? - повторил вопрос Кайло.

Рей поджала губы и резко бросила:

- Учитель!

Кайло замер. Он хотел и не хотел знать, что произошло, почему Учитель был так жесток по отношению к Рей.

- Ну хватит! – вмешался Ричард, - нас ждет шаттл. Нам пора спускаться на планету.

Рей через силу улыбнулась.

- Ты прав, Рич, нам пора.

Она бросила на Кайло неопределенный взгляд и, надев маску, направилась прочь.

***

Рей отправилась отдельно на командном «Ипсилоне», что, конечно, подобало ей по рангу, но не нравилось Кайло, который хотел бы быть с ней рядом. Всю посадку на планету Кайло мрачно молчал, игнорируя косые и сочувственные взгляды Ричарда, который то и дело порывался что-то сказать, но так и не начал разговор. Сказать, что Кайло был ошеломлен, было ничего не сказать. Столь разительная перемена в Рейлин почти пугала. Если бы кто-то рассказал ему, Кайло никогда бы не поверил собеседнику. Его Звездочка подавляет забастовку среди рабочих? Его Рей участвует в силовых операциях Ордена? Вздор! Быть такого не может! Рей, которая всегда проигрывала учебные поединки, которая с такой небрежностью собирала световой меч, которой не удавались формы боя. Это невозможно! Но она здесь. И она закаленный в боях воин, а он об этом не знает. Кайло осознал, что его это раздражает, что он не согласен с тем, в какую сторону пошло ее обучение, что меньше всего он хочет видеть ее на войне. Но теперь уже не в силах что-либо изменить. Кроме того Рей не выглядела несчастной или недовольной. Очевидно, что ей нравится ее положение. Но с каким хладнокровием она убила того человека! Кайло был восхищен точностью и стремительностью ее движений, опасной красотой, уверенностью с которой она держала световой меч, словно это продолжение ее руки. Восхищение мешалось с горечью, досадой, что пропустил три года ее жизни, не видел, как она стала тем, что она есть теперь, не был рядом, чтобы поддержать. На что он променял все это? Ведь Рей всегда поддерживала его, начиная с самого момента их знакомства! И не было важно, что она младше на семь лет. Сначала она была его Светом, потом стала его Тьмой, верной соратницей, союзницей во всем. Она радовалась его успехам, утешала в дни неудач, а он бросил ее. И теперь Рей научилась обходиться без него.

- За что? – повернулся Кайло к Ричарду.

Друг встрепенулся, словно только и ждал, когда Кайло заговорит, но недоуменно поднял бровь в ответ. И Кайло, собрав расхлябанные чувства воедино, уточнил вопрос:

- За что Сноук был так жесток с Рей?

Рич вздохнул.

- Я знаю, - не дал начать Кайло, - что Рей просила тебя не говорить, но теперь вся тайна открылась. Так – за что?

Ричард передернул плечами, криво усмехнулся, снова вздохнул.

- Она провалила миссию в Неизведанных Регионах, Чисская держава разбила их на голову. Потеряв большую часть людей, Рей едва спаслась сама. Учитель, конечно, был недоволен, - Ричард покачал головой и уточнил, - очень недоволен. И вызвал ее к себе на ковер. Я не знаю, что там произошло, но вернулась Рей со свежим ранением. Я спрашивал, она лишь усмехнулась и сказала, что могло быть хуже, что она сама виновата. А Учитель, - Рич развел руками, - ну ты же знаешь его методы.

О да. Он знал. Обучение через боль, и некоторые миссии – заведомо проигрышные, чтобы ткнуть тебя потом лицом в твою слабость, заставляя преодолевать себя. Он сам прошел через это и продолжает идти таким путем. Но Рей! Впрочем, а чего он ждал, когда тащил эту девочку с собой во Тьму? Теперь уже слишком поздно.

Командный «Ипсилон» приземлился первым, Рей громким голосом отдавала приказы. И Кайло залюбовался ей, такой стремительной и юной, такой уверенной и красивой. Она смотрелась на своем месте, в ее движениях было столько силы и достоинства, что невозможно было оторвать взгляд, невозможно было не поддаться ее очарованию, невозможно не подчиниться. Он заметил, что приказы ее выполнялись не с чувством страха на лицах, скорее это были уважение и любовь. Поразительно. Как она добилась этого всего за три года? Она стала тайной, которую Кайло страстно хотел раскрыть.

***

Рейлин выбрала белое платье – приталенное и открывающее спину, с открытыми руками и широкой юбкой чуть выше колен, отделанной по низу атласной лентой, на поясе сзади был закреплен белый бант. Рей повертелась перед зеркалом, мелодично стучали каблуки белых туфель на высоком каблуке. Дроид по уходу завил ей волосы, и они с нарочитой небрежностью рассыпались по плечам. Сегодня девушка выбрала минимум макияжа. Максимальная естественность, нарочито простой образ. Белое – в пику черным одеждам, которые она носила большую часть времени, чистота, наивность и невинность. Невинной Рей была только в одной области, все остальное уже давным-давно кануло в лету. Рей улыбнулась своему отражению. Как долго она ждала этого мига! Встречи с ним! С Кайло! Все эти годы, все, что она делала, все, к чему стремилась, было ради него. Ради одной цели: быть достойной того, кого она любит.

Три года назад Наставница не пощадила ее, преподав ей ценный урок о том, что самоуверенность сродни глупости, камня на камне не оставила от ее умений боя на световых мечах, отметила ее ранами и синяками. Но, посмеиваясь, заявила, что потенциал, несомненно, есть. И согласилась на индивидуальные тренировки. Синяки сошли, раны затянулись, а Рей пришлось смириться с жесткой дисциплиной, изматывающими тренировками и продолжающимися насмешками Асажж. Наставница взялась за Рейлин всерьез, без жалости, без поблажек. И каждый раз, когда девушка пыталась возмутиться, равнодушно заявляла, что никто ее здесь не держит. Стиснув зубы, Рей терпела. Стиль боя, что предложила ей Вентресс, не походил ни на что другое: скорость, хитрость, обман, уловки.

- Ты самая младшая, самая маленькая. Но твоя слабость – это твоя сила, - внушала ей Наставница.

А потом безжалостно гоняла по тренировочному залу. И каждый спарринг заканчивался для Рей поражением. Девушка выматывалась, злилась, но покорно исполняла все, что требовала Вентресс. А после тренировок шла к Алфи.

Старый слуга лишь диву давался: куда исчезла дикарка. Рейлин прилежно выполняла все условия этикета, стала следить за собой и затребовала дроида по уходу. И пусть ее повседневная одежда не отличалась ни изяществом, ни разнообразием, а из прически на голове оставался неизменный пучок, но само поведение ее изменилось. Алфи был доволен. А Рей думала о том, что теперь она ровня Кайло. Пусть не по рождению, он все же сын принцессы, но манеры их теперь не отличить. Рей научилась быть отстраненной, холодной и любезной, прятать свои истинные чувства за вежливой улыбкой. Но вместе с тем, природное дружелюбие, открытость не давали ей стать равнодушной. Она по-прежнему с удовольствием убегала к Финну и его друзьям-штурмовикам, шутила с военными, интересовалась делами инженерного отсека и пропадала у механиков. И крадучись пробиралась к себе в комнату, пропахнув машинным маслом.

Рей стала сосредоточеннее в занятиях с Учителем, познавая все тонкости Силы, которыми делился с ней Сноук. Он не был щедр на знания, понимая, что каждый из его учеников может стать противником в будущем, а то и убийцей своего учителя. Правило двух никто не отменял, пусть вместо одного ученика у Сноука было их семь. Но Рей старалась изо всех сил. И в какой-то момент стала получать удовольствие от того, что происходит. Физические нагрузки стали привычны, нагрузки ментальные – желанны.

Рей помнила тот день, когда Вентресс выставила ее против рыцарей. Это было через полгода после ее четырнадцатилетия. Сначала был Грегори, он щадил ее, вечный джентльмен, ее верный рыцарь, друг, он не понимал замысла Наставницы, он, как и все остальные, держал в своей голове образ девочки, что слабее всех. И ошибся. Рей разбила его наголову, даже когда он понял, что с ней шутки плохи, то было уже слишком поздно. Следующим стал Винсент, очертя голову кинувшийся в драку. Это тоже было легко. Винс был больше и сильнее, но разве Рей собиралась играть честно? Вовсе нет. С Валентайном было сложнее, его стиль боя чем-то походил на ее, никакой открытости, скользящие, нарочито медленные, но четкие и выверенные движения. Ничья. Рейлин с все возрастающим нетерпением ждала схватки с Амаль, но та отказалась, вызвав ехидную усмешку на губах Рей. Она ничего не сказала. Но с этого мига стала словно чуть выше остальных. Первая среди равных. И это чувство пьянило.

А потом были миссии в самых разных частях галактики. Отряд из штурмовиков и военных, который Рейлин набрала сама, выбрав лучших, по ее мнению, преданных и отчаянных. Тех, кто был готов пойти с ней хоть в пасть к крайт-дракону.

И вот теперь высшей наградой ей было изумление и восхищение в глазах Кайло. Он думал, что она не сможет. И ошибся! Теперь она может потягаться хоть с ним самим на световых мечах. Рей подмигнула своему отражению и направилась в зал для приемов.

По правде сказать, она ужасно устала от этого бунта, а до этого от миссии на Кореллии, не самой удачной, надо сказать. В этом крысятнике не так-то просто воевать, среди трущоб и закоулков. Со времен Галактической Империи там было сильное повстанческое движение, которое вовсе не собиралось сдавать свои позиции и сейчас. Кроме того, им нельзя было выступать открыто, пришлось внедряться в стан врага. Сначала сойтись с ворами, убийцами и контрабандистами. А потом приблизиться к лидерам Сопротивления, набиравшего силу. Их раскрыли. И должны были казнить. В последний момент Рей удалось договориться. Пообещать, что в течение пяти лет на Кореллию не вторгнутся войска Первого ордена, и никто не станет преследовать сопротивленцев с Кореллии. Глупо, конечно. И Сноук был недоволен.

Рей поморщилась, вспомнив ярость Учителя, его слова о ее никчемности и глупости, о ее слабости. Слабой Рейлин хотела быть меньше всего. Она умоляла ее простить, дать ей еще один шанс. И Сноук отправил ее на Куат. Рей ненавидела себя за унижение, что ей пришлось испытать. Каждый раз девушка говорила себе, что даст отпор Сноуку во время очередной аудиенции, и не могла. Он ломал ее, заставлял ползать на коленях, умолять о милости, о прощении, даже когда она не была виновата. Но сейчас ее ждет заслуженная награда. И за это Рей тоже ненавидела себя, за то, с какой страстью ждала похвалы Учителя, небрежного жеста тонкой руки, призванного показать подобие ласки, псевдо-улыбку на ужасном лице. В такие моменты Рей была готова на все. Если бы он потребовал от нее убить себя или друзей, или отдаться ему, стать навеки его рабыней, она выполнила бы любой каприз, потому что и так была его рабой. Вдали от Сноука это влияние было не так сильно, но рядом – на разум словно затмение находило. И Рей больше не была собой.

Шум праздника Рей услышала издалека. Небрежным жестом отослав робота, который провожал ее, расправив плечи, изогнув губы в самой очаровательной из своих улыбок, девушка вошла в зал. К ней тут же поспешил Вильгельм Куат – глава «Верфей» и самого влиятельного семейства на этой планете.

- Леди Рейлин, вы очаровательны! – он склонился, целуя ей руку.

Рей ослепительно улыбнулась. Мужчина подхватил с подноса пробегавшего мимо слуги два бокала изумрудного вина.

- Прямо с Набу, - произнес Куат, протягивая ей бокал. Второй бокал он слегка приподнял, - дамы и господа, - его звучный голос разнесся по залу, привлекая внимание. Шум постепенно стих. Все взгляды обратились на Рей и Вильгельма, - сегодня мы чествуем наших союзников и спасителей. Первый орден и лично леди Рейлин Рен принесли мир нашему дому. Страшно подумать, что было бы с нашей родной планетой, если бы не поддержка Верховного Лидера Сноука! Несомненно, он тот, кто принесет мир и порядок в галактику, а мы по мере сил и возможностей поможем ему. Я хочу выпить за стабильность, процветание и плодотворный союз Куата и Первого ордена! – мужчина отсалютовал Рей бокалом, девушка ответила синхронным жестом и пригубила вино.

Она терпеть не могла этот дорогой напиток, который изготавливали из изумрудного винограда, росшего на Набу и Лотале. Но выбора у нее не было, нужно было улыбаться и пить. Что же. Грядущий союз – это замечательно. Учитель, определенно, будет доволен.

***

Сколько себя помнил, Кайло ненавидел светские приемы. Лет с шести на такие таскала его мать. Отец, сам не появляясь на них, с удовольствием отправлял их с матерью, чтобы побыть в одиночестве. Потом было обучение у Люка, там, конечно, никаких выходов в свет не предполагалось, но зато, когда Кайло приезжал на каникулы домой, то мать старалась вовсю: они ходили по гостям, где Лея демонстрировала всем сына, джедая, гордость и надежду Новой Республики. Теперь он вынужден был посещать подобные мероприятия по долгу службы, которая сводилась не только к военным миссиям и силовым операциям, но и к тому, чтобы демонстрировать себя как символ неизбежно расширяющейся сферы влияния Первого ордена. Сноук предпочитал оставаться в тени, Хакс, набирающий популярность у военных, был лишь одной стороной медали. А Кайло был второй. Так что снова пришлось терпеть нудные и однообразные светские рауты.

И сегодня Кайло откровенно скучал, рассматривая пеструю толпу, что собралась в роскошном особняке Вильгельма Куата. Все это он знал наперед: политиков и бизнесменов, которые заводят здесь полезные знакомства, их жен и дочерей, что высматривают выгодных женихов, их сыновей и племянников, что пришли поразвлечься и себя показать. Все это было крайне утомительно.

Они с Ричардом стояли чуть в стороне, две застывшие фигуры в черном. С той лишь разницей, что Рич, не привыкший к подобным мероприятиям с детства, ощутимо нервничал, а вот Кайло только и думал о том, чтобы выждать время, которое будет приличным, и убраться отсюда поскорее.

Появление Рейлин произвело фурор в обществе и неизгладимое впечатление на самого Кайло. У него дух перехватило, когда девушка вошла в зал, в белом платье она была очаровательна. Он скользил взглядом по ее фигуре, не в силах оторвать взгляда, испытывая странное удовлетворение и отнюдь не братские чувства. И это заставляло Кайло хмуриться. Но Рей была так юна, и непосредственна, что не поддаться ее очарованию было невозможно. Только ведь она ему как сестра, младшая и любимая, и любовь эта должна быть братской. Он не должен пожирать ее глазами и вздрагивать от того, что Вильгельм Куат целует ей руку, а его младший сын Мартин смотрит на девушку по-собачьи преданными глазами. Но и Рей не должна так звонко смеяться, чуть запрокидывая голову, открывая его взору идеальную шею, не должна шутливо грозить пальцем этому мальчишке и кокетничать с ним! Крифф раздери все на свете! Кайло заставил себя отвести взгляд, сжал переносицу пальцами, призывая себя успокоиться. Но жгучая ревность уже бежала по сосудам, разъедала изнутри, как кислота. Ему хотелось убить мальчишку только потому, что тот пригласил Рей на танец. Но и она хороша! Какого криффа она согласилась?! Кайло стиснул зубы. Он никогда не танцевал на таких приемах. Хотя и умел. Но вести кого-то в танце, слушать глупую болтовню очередной красивой, но недалекой дамочки, было выше его сил. Зато теперь он всем своим существом устремился к Рей. Он должен быть на месте этого мальчишки! Он! Кайло остался стоять на месте, глядя, как Рейлин кружится в танце, плавно и естественно, как что-то говорит Мартину, явно смущая его.

- Перестань так пожирать ее глазами, - произнес Ричард, - просто пригласи на следующий танец.

Совет был правильным. И очень логичным. Кайло бросил на друга откровенно злобный взгляд. Нет! Он должен уйти отсюда. Смотреть на это выше его сил! Он не должен, не имеет права испытывать подобные чувства! Кайло круто развернулся и зашагал прочь, расталкивая попадавшихся на его пути людей. Пусть думают, что угодно! Пусть шепчутся за спиной! В лицо никто не посмеет и слова ему сказать!

Он вылетел в прохладный коридор и остановился, успокаивая дыхание. Пора остановиться. В конце концов, он ведет себя просто глупо. С чего это ему вздумалось ревновать? Рей – свободная, взрослая, самостоятельная девушка, она вольна танцевать, с кем хочет, и флиртовать, с кем хочет. А его реакция – это просто…ну он, как старший брат, беспокоится за нее. Чтобы ее не обидели, не сделали ей больно. Она ведь еще так молода! Да. Все именно так.

Позади раздался перестук каблуков, а потом до носа Кайло донесся горько-сладкий аромат духов. Кайло глубоко вдохнул его. Мать предпочитала что-то более легкое, свежее. Такие духи она назвала бы тяжелыми и неуместными для светской дамы. Но Кайло тут же влюбился в этот аромат.

- Уже уходишь? – кажется, Рей была расстроена.

Молодой человек соизволил обернуться. Девушка стояла в нескольких шагах от него, раскрасневшаяся, она тяжело дышала, словно бежала за кем-то или…танцевала. Танцевала не с ним.

- Да, - резко ответил Кайло, - терпеть не могу все эти приемы! Настоящая глупость и трата драгоценного времени!

На лице Рей отразилась растерянность, теперь она явно была расстроена.

- Да, - протянула девушка, - мне казалось, - она осеклась, нахмурилась, передернула плечами и едва выдавила из себя улыбку, бледную и неживую, так непохожую на ту, с которой вошла в праздничный зал, - что же. Приятной ночи.

Круто развернувшись на каблуках, Рей поспешила обратно. Кайло мрачно смотрел ей вслед. В воздухе все еще витал аромат горько-сладких духов.

***

Всю ночь он не мог уснуть, ему мерещился образ Рей в белом платье, как наяву Кайло слышал ее звонкий смех, видел улыбку, чувствовал в воздухе аромат горько-сладких духов. Это было мучительно. Проворочавшись до утра, Кайло принял решение. Ему нужна изматывающая тренировка, чтобы только прогнать неуместные и опасные мысли, чтобы держать себя в руках. В особняке Куата, где их разместили, был оборудован спортзал. И Кайло надеялся, что в этот ранний час там будет пусто. Он шел по тихим коридорам, в это время бодрствовали разве что только слуги, но и тех было немного. Кайло рывком распахнул дверь и вздрогнул, когда Рей сделала выпад в его сторону. Угрожающе гудели два зеленых клинка, вспотевшая Рей смотрела грозно и неумолимо. Кайло мысленно застонал. Первым порывом было бежать отсюда, как можно дальше, но это выглядело бы так глупо. Тем более что лицо девушки осветила радостная улыбка.

- Доброе утро! – она отсалютовала мечом, - присоединишься?

Как можно было ей отказать. Кайло вошел, дверь с грохотом закрылась за его спиной, словно отрезая их двоих от внешнего мира. Пути назад у него больше не было.

Рей тем временем сверлила его взглядом.

- Спарринг?

Если бы это была не его Звездочка, он бы подумал, что она его дразнит, кокетничает с ним, но разве такое было возможно?

- Рей, - в замешательстве произнес Кайло, - я не уверен, понимаешь ли ты…

Рен хотел сказать, что он сильнее, опытнее, но осекся, так насмешливо смотрела на него девушка.

- Давай! – улыбнулась она, - уверена, что сумею тебя удивить!

Кайло беспомощно огляделся по сторонам, словно надеялся, что сейчас появится кто-нибудь, кто остановит их. Но они были вдвоем. Он активировал световой меч. Рей замерла на мгновение, а потом с воинственным кличем ринулась в атаку. Кайло едва успел вскинуть клинок, останавливая зеленый луч. Рей хищно оскалилась и продолжила наступление. Такого он не ожидал. Она была быстра. Очень быстра. Два клинка в ее руках мелькали с такой скоростью, что сливались в одно сплошное зеленое пятно, Сила кружилась вихрем, Рей плыла в ней с нарочитой небрежностью, успешно комбинируя боевые техники и техники Силы. Кайло едва успевал отбиваться. Потеряв свое преимущество в самом начале из-за эффекта неожиданности, который так ловко использовала девушка, Кайло никак не мог уравнять силы. Гудели клинки, сыпались искры, свет мечей ослеплял, а Рей крутилась волчком, нападая на него с совершенно неожиданных позиций. Молодой человек еще как-то держался только потому, что был выше, сильнее, и у него было больше опыта. Рей бросалась из стороны в сторону, моментами покачивалась, словно пьяная, ускользала, как вода, и дразнила его. С ее лица исчезла улыбка, она была сосредоточена и стремительна. Кайло не мог не восхититься. Но и уступить ей тоже не мог. Ни за что! Он победит.

Спарринг быстро перерос в настоящий бой, и пусть Кайло ни в коем случае не хотел ранить девушку, но в какой-то момент кончик его меча чиркнул ее по плечу. Вскрикнув, Рей отшатнулась, замерла на мгновение, широко ухмыльнулась и снова ринулась в бой. Удар. И еще один. Вихрь зеленых и красных искр, танцующих причудливый танец.

Рейлин стала достойным противником. И Кайло чувствовал гордость за свою Звездочку, словно это он научил ее всему. В какой-то момент молодой человек перехватил инициативу, он безжалостно наступал, Рей яростно отбивалась, стараясь не уступать. Но Кайло методично теснил ее к стене и, наконец, загнал в угол. Клинки скрестились, в красно-зеленом свете шоколадные глаза Рей яростно блестели.

- Сдавайся! – хмыкнул Кайло.

- Криффа лысого! – весело ответила Рей.

Одно неуловимое движение, он даже не успел различить его, и девушка оказалась сбоку, ее клинок упирался ему в шею.

- И кто теперь должен сдаваться? – ее голос чуть дрожал.

Кайло фыркнул, крутанулся на месте. И вот уже ее клинок у него в руке. Рей вскрикнула, шутливо подняла руки ладонями вверх.

- Ты должен меня научить этому трюку! – с восторгом завопила она.

Кайло хмыкнул, взвесил на руке ее меч, активировал сначала один луч, потом другой, сделал пару выпадов. Рей наблюдала за действиями молодого человека с интересом, сложив руки на груди.

- Все же двухклинковый.

- И двухфазный, - откликнулась девушка.

- Тебе подходит, - произнес Кайло, деактивируя меч и возвращая его девушке.

- Ты одобряешь! – обрадовалась она.

И на мгновение снова стала той двенадцатилетней девчонкой, которую он оставил на базе Сноука пять лет назад. Но только лишь на мгновение. Шаг – и Кайло оказался очень близко к Рей. Она тяжело дышала, карие глаза смотрели с неожиданной серьезностью. Она притихла и словно ждала чего-то. Бред! Ничего она не ждала. Она же не…? Кайло скользнул взглядом по ее фигуре. Просто не мог отказать себе в этом удовольствии. Кулон на шее выбился из-под футболки.

- Ты все еще носишь его, - задумчиво произнес Кайло.

- Конечно. Разве может быть иначе? – серьезно ответила девушка.

Ее близость пьянила, голова кружилась, и все тело стало легким, словно воздушный змей, которых они с отцом запускали в далеком детстве. От ее волос еще пахло горько-сладкими духами. Это было потрясающе. Кайло знал, чего хочет: поцеловать ее сейчас, коснуться этих губ, что были так близко, обнять податливое тело, прижать к себе.

Когда же это случилось? Каким образом? И - во имя Силы – зачем?! Она ведь его сестра.

Внутренний голос шептал, что фактически она ему не сестра, что он привык воспринимать ее так, но это неправда, что он имеет право на эту девушку. Почему нет? Что мешает им? Но какое-то чувство неправильности происходящего еще удерживало Кайло.

Он словно стоял на краю бездны. Как в ту ночь, восемь лет назад на Ач-то. Тогда он прыгнул. Тогда Скайуокер сам подтолкнул его. Что же делать сейчас? Прыгнуть? Остаться?

И в этот миг Рей решила за двоих. Она подалась вперед, целуя его, толкая в эту криффову бездну.


========== В любви и на войне ==========


В любви, как на поле боя, - нет тут честности, совсем нет


Джо Аберкромби, «Полмира»


Ей снился сон. Будто бы она в своей комнате и хочет погасить свет, пытаясь это сделать Силой. Глупая затея, когда можно просто щелкнуть выключателем. Но ей хочется именно так. И лампы гаснут все, кроме одной. Она пытается снова и снова, но упрямая лампа, погаснув, вспыхивает вновь, заливая все вокруг ослепительно ярким светом, от которого больно глазам. Рей щурится и пытается снова, она уверена в своей Силе, ничто не может ей противостоять! Тем более какая-то жалкая лампа! От усилий начинают ныть виски, сердце колотится в ребра, Рей испускает придушенный вопль ярости.

И просыпается.

Перед глазами чернел потолок ее комнаты на «Финализаторе», Рей лежала в кровати, стараясь выровнять сбившееся дыхание. Она никогда бы не смогла объяснить, почему этот сон, что не снился ей вот уже пять лет, вызывает у нее такой ужас, граничащий с паникой, ярость и злобу. Проклятый свет, что не погасить! Надо же. Пять лет она спала спокойно, а теперь – пожалуйста. Может быть, все дело в том, что она вновь в Первом ордене? Знакомое окружение, воспоминания, да еще и этот разговор с Кайло.

Рей поморщилась. Она не добилась того, чего хотела, и над ними с Шинейд по-прежнему висела угроза в виде Сноука. А Кайло всегда будет под пятой у старика. Кайло. В голове вдруг что-то щелкнуло, вспыхнуло, как та проклятая лампа из ее сна. Ее сна. А что, если не ее? Рей рывком села на кровати, пытаясь унять бешено колотящееся сердце. За все те годы, что ей снился этот сон, она ни разу не подумала, что это не ее подсознание. А ведь верно: первый раз она увидела сон, когда ей было четырнадцать, потом он снился с завидной периодичностью, затем последовал перерыв, совпавший с ее бегством. И вот теперь – опять. Узы Силы. Проклятые Узы, которыми их связал Сноук! А они и поддались, радостно шагнули в бездну.

Рей почувствовала, что ее трясет, как в лихорадке. Она сама тогда шагнула и потянула за собой Кайло. Молодая женщина грустно усмехнулась. Но разве могла она поступить иначе? Сноук слишком хорошо их знал, толкая в объятия друг к другу. Знал, как связывает, исключает любую мысль о предательстве. Старый параноик! Он все предусмотрел! Даже любовь была ненастоящей. От этой мысли предательски заныло сердце.

Рей поднялась, щелкнула кнопкой, и перед ней открылось панорамное окно. «Финализатор» дрейфовал в пространстве, ожидая приказа Сноука явиться к нему в резиденцию, подобие спокойствия, временная передышка, которую Рей должна использовать, чтобы снова бежать. Снова разорвать Узы.

Молодая женщина прикрыла глаза и потянулась к чужому разуму. Кайло спал беспокойно, что-то в его сумбурных снах пугало его самого, что-то печалило, а где-то тлела искра, которую лишь надо было разжечь и воспользоваться этим. Он любил ее, Рей наверняка это знала. Он мог бы пойти на поводу у эмоций, ведь эмоции – суть ситха – но Рей не позволит ему этого сделать. В конце концов, из них двоих именно у нее всегда была холодная голова, даже если иногда казалось иначе. Ей нужно найти выход, который позволит жить всем троим, не опасаясь за свою судьбу и волю.

Рей открыла шкаф с одеждой. Ей нужно будет выглядеть безупречно, в конце концов, Валентайн всегда уделял много времени внешней форме, оболочке. Хотя никто не сказал бы, что для него она важнее содержания.

***

Рейлин выбрала длинную юбку-колокол с завышенной талией лавандового цвета, а к ней классическую шелковую кремовую блузку с длинным рукавом и высоким воротничком, высоко собрала волосы и надела удобные ботинки на низком и устойчивом каблуке.

В этот час в коридорах «Финализатора» было немного людей, проходящие мимо одиночки удивленно смотрели на нее, караул не останавливал, хотя и не отдавал воинское приветствие, как когда-то. Рей нашла интересующие ее покои и постучала. Если ничего не изменилось, то вряд ли Валентайн сейчас спит, он всегда был полуночником. Ему даже на тренировки разрешалось приходить к середине дня, если это не были спарринги. Дверь распахнулась почти сразу. В такие моменты Рей была готова поверить, что Валентайн действительно обладал даром провидения. Темные глаза окинули ее заинтересованным взглядом, а потом мужчина посторонился, молча пропуская ее. Валентайн выглядел так, словно еще не ложился, судя по разбросанным по огромному столу книгам и не меньше, чем пяти чашкам с остатками кафа, так оно и было.

Рей с любопытством огляделась. Она не бывала тут раньше. У рыцарей Рен не было принято приглашать кого-то к себе в личные покои. Мой дом – моя крепость. Место, которое не открывают врагам. А они были если не враги, то конкуренты. Хотя в чем она могла бы конкурировать с Валентайном, Рей не знала, но приглашать его к себе тоже бы не стала. Мужчина молча стоял за ее спиной, ожидая ее действий, и это нервировало, потому что спину конкурентам тоже не подставляют, потому что Рей сама смутно представляла, что она хочет сказать Валентайну. А еще его якобы дар провидения, способность к этой области Силы, в который Рей не очень-то верила, ведь будущее изменчиво, множество вероятностей, словно коридоры лабиринта, которые приведут тебя к выходу или в тупик. Она здесь за тем, чтобы найти выход. Но что если она ошиблась? Что же. Даже если так, это не помешает ей узнать хотя бы расстановку сил в Ордене сейчас. Поэтому Рей решительно прошла к столу и уселась в кресло. Сзади послышался смешок.

- Не растеряла своей решительности ни на гран. Каф будешь?

Рей брезгливо сдвинула в сторону пустую чашку, что стояла прямо перед ней на столе и кивнула.

- Буду.

Она не то, чтобы любила каф, но сейчас это был способ выиграть время и собраться с мыслями.

- Я знал, что ты придешь, - Валентайн протянул ей чашку с дымящимся напитком, а сам устроился напротив с большой кружкой.

- Да неужели? – скептически хмыкнула Рейлин, отпив глоток и поморщившись от горького вкуса, - провидение?

- Логика, - фыркнул мужчина. Он пил маленькими глотками, не сводя с Рей глаз, словно боялся, что она выкинет какой-нибудь фортель.

Рей вздохнула. В конце концов, откровенность – это ее козырь.

- Ну ладно, - женщина отставила чашку, - давай начистоту.

- Давай! – живо откликнулся ее собеседник, и Рей снова поморщилась, на этот раз от чрезмерно наигранного интереса, что звучал в тоне мужчины.

- Я хочу убраться с этого корабля. Живой. Желательно, невредимой. И с дочерью. Вы, ты и Грегори – точно, что-то замышляете против Кайло и отчаянно не хотите, чтобы я при этом присутствовала. Я, как ты понимаешь, участвовать в этом сама не желаю. Мне все это не нужно и не интересно. Поэтому я пришла заключить сделку: я ни во что не вмешиваюсь, а вы помогаете мне и моей дочери бежать.

Повисла тишина. Валентайн продолжал цедить кофе, во время ее пламенной речи на его лице не дрогнул ни единый мускул. И как с ним разговаривать? Его сдержанность нервировала. Право слово, она больше подошла бы джедаю, нежели ситху! Вот он отставил чашку, которая слегка стукнула по столу, заставляя Рей вздрогнуть, поставил локти на стол, сцепил тонкие пальцы и уютно устроил на них подбородок, все еще продолжая пристально разглядывать женщину.

- Ты ошиблась кое в чем, Рейлин, - спокойно произнес Валентайн, - дело вовсе не в Кайло. И замышляем мы не против него, а против Сноука.

У Рей отвисла челюсть, она неверяще смотрела на провидца, сидевшего напротив.

- Издеваешься? – подозрительно спросила она, решив все же уточнить.

- Это так удивительно? Не скажу, чтобы я когда-нибудь тяготился его властью так, как ты, чтобы сбежать и отрезать себя от Силы, - мужчина замер на мгновение, а потом на его лице появилось нечто похожее на любопытство, - больно было?

- Больно! – отрезала Рей, которую не радовали его речи, и она уже жалела, что пришла, - дальше!

- А дальше, моя милая Рейлин, - усмехнулся Валентайн, - я всего лишь хочу свершить давнюю ситхскую традицию: уничтожить своего Учителя. Потому что мне тесно, мои амбиции гораздо выше, чем быть на посылках у старика.

Рей покачала головой. Она ненавидела Сноука за все, что он сделал с ней и Кайло, за долгие годы влияния и рабского подчинения, но уничтожить его она не решилась бы никогда. Она была убеждена, что это невозможно, потому что старый муун видит не просто на шаг вперед – на два, три, десять шагов!

- А Кайло с его преданностью, эмоциями, сомнениями мешает нам, - продолжал Валентайн, - на самом деле, я хочу сказать тебе спасибо, ты отвлекла его на себя сейчас, позволяя нам действовать решительнее. Чем меньше, Кайло будет знать, тем лучше.

- Ты думаешь, что он не захочет защитить Сноука? – Рей приподняла бровь, одновременно хватаясь за чашку с кафом, чтобы хоть как-то успокоить бешено прыгающие мысли.

- Защитить? Вряд ли, - пожал плечами Валентайн, - но и власть отдавать он тоже не захочет. А это уже проблема, потому что я ею делиться тоже не собираюсь.

- Ты? – хмыкнула Рей, - собираешься править сам?

- Не открыто, конечно, - ответил мужчина, - во главе поставим Хакса, его любит армия, он умеет красиво и вдохновляюще говорить. А именно это и нужно.

- А Кайло? – с замиранием сердца спросила Рей, уже зная, какой ответ услышит.

- Или покорится, или умрет, - холодно ответил ее собеседник.

Значит, умрет. Рей содрогнулась от этой мысли. Недавно сама еще была готова убить, уничтожить, не жалея, не дрогнув. Но теперь почувствовала, как оборвалось сердце. Никогда Кайло не согласится пойти на поводу Валентайна, никогда не отдаст власть Хаксу, никогда не предаст Сноука.

- Для тебя, конечно, его смерть подарком не будет, - будничным тоном продолжал Валентайн, - незаживающая рана в Силе, с которой тебе придется жить. Брр, - он передернул плечами, - подозреваю, что приятного мало.

- А остальные? – пересохшими губами спросила Рей, проигнорировав его ремарку.

- Все несогласные умрут, - холодно ответил мужчина.

- Даже Винсент? – склонила голову на бок Рей, - Кайло – его друг.

- О Сила! – фыркнул Валентайн, - Винс половину Ордена друзьями считает! – и добавил уже жестче, - но брат у него только один!

Рей залпом выпила горький каф, ее всю передернуло, но нужно было время, чтобы собраться с мыслями. Открывшаяся ей картина не была бы ужасной, если бы не та участь, что была уготована Кайло. Обречь его на смерть Рей была ни в коем случае не согласна. Он мог тысячу раз погибнуть на войне, но не так! Не в результате интриг, которыми полон Первый орден.

- Зачем ты мне все это рассказываешь? – пересохшие губы двигались с трудом.

- А вот тут мы подходим к самому интересному! – воскликнул Валентайн, - еще кафа?

- Не надо, - покачала головой женщина.

- Хотя бы воды, - вскочил мужчина, - ты что-то побледнела.

Еще бы ей не побледнеть! А Валентайн, продолжая разыгрывать роль гостеприимного хозяина, налил ей воды в высокий стакан. Рей тупо смотрела на воду, отстраненно думая о том, что лучше бы вовсе не знала того, что ей рассказал сейчас рыцарь. Тогда не надо было попадаться в руки Первого ордена! Но зависело ли это от нее? Цепь событий и случайностей! Валентайн бы сказал, что случайностей нет, - только вероятности судьбы. Провидец, крифф его дери!

- Переходи к сути, - устало произнесла Рей.

И Валентайн мгновенно перестал разыгрывать комедию, он вновь устроился напротив нее.

- Видишь ли, Рейлин, - спокойно произнес мужчина, - как я уже сказал, ты отвлекаешь Кайло на себя. Пока он занят выяснением отношений с тобой и возней с обретенной дочерью, он не заметит того, что творится у него под носом. Пусть считает, что вся власть у него, пусть тащит вас к Сноуку, а мы тем временем подготовим наш удар наиболее тщательно. Конечно, мысль о том, чтобы помочь тебе бежать и тем самым скомпрометировать Кайло в глазах Сноука – тоже весьма соблазнительна, но менее полезна для нашего дела. Хотя Грегори был «за» этот вариант развития событий. Но Грэг всегда питал к тебе слабость. Он, видишь ли, боится твоей смерти.

Рей вздрогнула. Грегори, милый Грегори. Ее верный рыцарь. Встречая ее на «Финализаторе», уже тогда знал, что она - один из винтиков их интриги, спланированной Валентайном. Как это…мило. Как это…подло. По-ситхски.

Молодая женщина все же отпила воды, просто чтобы потянуть время, собрать разбежавшиеся мысли, понять, как вести себя дальше. Ей было необходимо повернуть дело с наибольшей выгодой для себя. А Кайло? Ну при чем же здесь Кайло. Если он был настолько глуп, что подставился, не распознав интриги прямо у себя под носом – и это он! Лучший телепат из них всех, - то это его проблемы, и Рей не собирается их решать за него.

- Это не ответ на мой вопрос, - ровным тоном произнесла Рей и повторила, - зачем ты мне это рассказываешь?

- Затем, - отозвался Валентайн, - что если ты будешь действовать вслепую, то натворишь дел, которые нам помешают, а если будешь знать, что происходит, сумеешь помочь нам.

Рей откинулась на спинку кресла, прищурилась и чуть склонила голову на бок, откровенно разглядывая мужчину. Валентайн всегда был самым рассудительным, холодным и хитрым из них всех. Казалось, что даже эмоции он позволяет себе под контролем разума, используя их себе во благо, никогда не позволяя им выйти за рамки, которые установил сам. Это импонировало Рей и одновременно пугало. Было что-то нечеловеческое в этом. Холодный расчет всегда и во всем. Но так ведь не бывает. Должна быть какая-то струна, на которой можно сыграть! Хоть что-то! Достаточно ли она сильна и хитра, чтобы тягаться с Валентайном? Когда-то она была уверена, что да. Но не сейчас.

- С чего бы мне помогать вам? – холодно произнесла Рей.

- С того, что когда все закончится, мы отпустим тебя и Шинейд на все четыре стороны, и я поклянусь Силой, что никто и никогда не станет вас преследовать.

Это было заманчиво. И почему ей все предлагают одно и то же? Почему так очевидно, что для нее важнее всего? Рейлин вздохнула. Из всего сказанного Рей акцентировала свое внимание на том, что Валентайн знает имя ее дочери, и женщину это неприятно поразило, словно, зная имя, провидец обретал над Шинейд власть.

- Откуда ты знаешь, что мою дочь зовут Шинейд? – тихо спросила Рей.

Вопрос не был насущным и важным, как ей казалось, она задала его просто так, импульсивно, спонтанно, но Валентайн внезапно побледнел. Рейлин удивленно вскинула брови. Что она там думала о струне, на которой можно сыграть? Неужели это она?

- Если я отвечу, ты согласишься на отведенную вам с дочерью роль? – в тон ей поинтересовался мужчина.

И удивление Рей достигло запредельных границ.

- Допустим, - осторожно произнесла она, поймав себя на мысли, что боится того, что сейчас услышит.

Валентайн тяжело вздохнул, губы его искривились, он поморщился, потом потер переносицу и, не глядя на Рей, произнес:

- Потому что я единственный из всего Ордена знал, куда ты сбежала, наблюдал за тобой и Шинейд все эти годы, живо интересовался ее судьбой, потому что она настолько тесно переплетена с моей, что в любом варианте развития событий я вижу твою дочь. Потому что ваш с Кайло ребенок станет причиной моей гибели при любом раскладе.

Сердце замерло. Она и не подозревала все эти годы, что опасность так близко. И если бы Валентайну было выгодно, он выдал бы ее Первому ордену. Запоздалый ужас накрыл с головой, по спине стекал липкий противный пот, хотелось расстегнуть слишком тугой воротничок блузки, Рей задыхалась. Пространство вокруг сузилось до мужчины, сидевшего напротив, в ушах все еще звучал отзвук сказанных им слов. Рей нервно облизнула пересохшие губы, попыталась взять себя в руки, которые противно дрожали. А Валентайн тем временем продолжал:

- Я был бы счастлив, если бы твоя дочь не обучалась Силе, но теперь это невозможно. Но самое смешное, что даже в той реальности, где она не форсъюзер, она все равно сопровождает мою гибель.

- Бред, - прошептала ошеломленная его откровениями Рей, - бантова чушь! – и запальчиво продолжила, - если Шинейд – причина твоей гибели, почему ты намерен нас отпустить? Почему просто не убить?

Валентайн вздохнул, мрачно посмотрел на Рей:

- При любом раскладе, Рейлин.

Рей прерывисто вздохнула, не зная, как вести себя дальше.

- Ну что мне пожалеть тебя теперь?! – злость была, наверное, самым естественным чувством, призванным замаскировать ее растерянность и страх.

- Жалеть? – вскинул бровь Валентайн, - зачем? Я не за тем тебе рассказал все это, чтобы ты меня жалела. Я предложил тебе выгодную сделку, Рейлин. Соглашайся.

Рей мрачно посмотрела на него. Что же. То, что он предлагал, было лучше той участи, что им с Шинейд готовил Кайло. При условии, что дело выгорит, что им удастся выиграть у Сноука эту партию, в чем Рей очень сомневалась. Стоило ли так рисковать? Она в любом случае лишится головы, попади она к Сноуку. Здесь же есть крохотный шанс на успех.

Так и подмывало спросить, что видит в будущем Валентайн, насколько успешным будет их государственный переворот. Но Рей смолчала. Ни к чему ей знать, что там в будущем. Тем более, как не раз повторял сам Валентайн: будущее – лишь вероятность. И если есть хоть крохотная вероятность того, что Шинейд не попадет в лапы к Сноуку, то Рей согласна.

- Я согласна, - громко произнесла женщина.

***

Рей без цели брела по коридорам. Крейсер постепенно просыпался, на рабочие места спешили люди, бросая на нее опасливые взгляды, которых Рей не замечала.

Она не знала, что ей делать. Да, она дала обещание Валентайну, но если ей будет выгодно, она предаст его не раздумывая. Так что же делать? Оставить все, как есть? Немедленно рассказать о заговоре Кайло? Но что это изменит в судьбе ее дочери? В ее собственной судьбе? Ничего. Кайло все равно приведет их к Сноуку. Ее саму ждет показательная казнь. А Шинейд станет идеальным орудием в руках Верховного Лидера. В том, что Сноук сумеет воспитать ее дочь под себя, Рейлин не сомневалась.

Ноги привели Рей к тренировочному залу. Молодая женщина помедлила перед дверью, обычно в этом время была утренняя тренировка у рыцарей Рен. Если ничего не изменилось, конечно. Повинуясь неясному импульсу, Рей открыла дверь, и в этот самый момент к ее ногам кубарем покатилась фигура, в которой при ближайшем рассмотрении женщина узнала Винсента. Посреди зала стоял тяжело дышавший Кайло, спутанные волосы упали ему на лоб, майка прилипла к груди. И Рей невольно залюбовалась сильными руками с четким рельефом мышц, скользнула взглядом по фигуре, чувствуя, как замерло сердце, как приятное тепло разлилось внизу живота. Мда. Физиологию не отменишь. И эта мысль разозлила Рей.

Она вошла в зал, с шумом закрыв за собой дверь, привлекая внимание. Судя по потрепанному виду рыцарей, Кайло был сегодня в ударе. Рей нехорошо прищурилась. Ее злость искала выхода. При появлении молодой женщины в зале разлилась тишина, плотная и вязкая, неловкая, заставившая Рей споткнуться, но продолжить свое движение. Она смотрела только на Кайло, медленно приближаясь к мужчине, лицо которого было бесстрастно. Каблуки оглушительно стучали в тишине зала, шуршала юбка, бешеное биение сердца, казалось, мог услышать каждый.

- По-моему, тебе нужен противник по мерке, - холодно произнесла Рей, останавливаясь напротив мужчины.

По залу пронесся вздох.

- Вид у тебя неподходящий, - процедил Кайло, буравя ее взглядом исподлобья.

- Да брось, - повела плечами Рей и, наконец, расстегнула ненавистный воротничок.

Конечно, юбка была не лучшей одеждой для сражения, как и ботинки на каблуке, пусть и невысоком.

- В конце концов, когда по мою душу придет коварный враг, он вряд ли будет ждать, пока я переоденусь, - усмехнулась Рей, активируя меч.

Кайло смотрел мрачно, он не спешил принимать ее вызов, кажется, не совсем понимая, что так разозлило Рей, но, безусловно, чувствуя ее злость.

«Рей…что…»

«Прочь из моей головы!»

Она вытолкнула его единым движением, плавным и четким. В ответ вспыхнул алый меч. Она знала, что его взбесит ее защита, всегда бесила. Рей замерла, опустив руку с мечом, приняв обманчиво расслабленную позу. Молодая женщина прикрыла глаза. Когда-то давно Наставница сказала, что зрение ей вовсе ни к чему. А потом завязала глаза, заставив тренироваться в полной темноте. «Слушай Силу». Рей ждала, не спеша нападать первой. Кайло двинулся по дуге, обходя ее. Воздух дрожал от напряжения. Она чувствовала Кайло каждой клеточкой своего тела, чувствовала, как вибрируют нити Силы, когда он к ним прикасался. Она видела в Силе каждое его движение, каждое намерение наперед. Злость питала ее склонность к Темной стороне, давала ей силу и мощь. Рей знала, что победит. Кайло напал со спины стремительно, резко, с той силой, что была присуща только ему. Рей развернулась, встречая алый клинок своим зеленым, распахнула глаза, вздрогнув от того, что Кайло оказался неожиданно близко. Они замерли на мгновение, изучая друг друга, словно в первый раз встретились в бою. С визгом расцепились клинки, Рей отпрыгнула назад, юбка путалась под ногами. Но разве это могло ей помешать? Она была на пике своей формы, она была едина с Силой. Это было похоже на танец, стремительный, опасный, смертельный. Рей хотела убить, уничтожить, вытравить из своего сердца. Чтобы исчезли ненужные и опасные эмоции, что заставляли ее искать встречи с Кайло, заставляли ее сомневаться. Она била не в шутку, не боясь поранить его или пораниться сама. Алый клинок скользнул, разрывая юбку, воздух наполнился запахом горелой ткани, Рей хищно ухмыльнулась, нанося удар освободившейся ногой, заставляя Кайло хватать ртом воздух и отступать. Он попытался достать ее, используя преимущество в росте, но Рей прянула в сторону, уводя удар по касательной, высекая алые и зеленые искры, танцующие причудливый хоровод в воздухе. «Ненавижу тебя!» Она задела его руку, почти выбивая меч, подставляясь сама, взвизгнула, когда алый клинок прошелся по ее плечу, а удар по ноге заставил хрустнуть многострадальное колено, оступилась, почти упала. Но именно это движение спасло ее, когда над головой пролетел алый клинок. Осознала вдруг, что Кайло тоже разозлен не на шутку. Ведь она посмела бросить ему вызов перед его людьми. Она! Предательница! Отступница! Пленница! Зло ухмыльнулась, нанося прямой удар, разрывая футболку, рассекая податливую кожу ребер. Кайло зашипел от боли, отпрыгнул назад. Воспользовавшись его замешательством, Рей попробовала ослепить его – не вышло. И пока он защищался в Силе, стремительным движением вышибла меч у него из руки, а его самого отправила в полет к стене. В два прыжка оказалась рядом и приставила клинок к горлу. Кайло лежал на спине, поверженный, тяжело дыша. Пахло паленой плотью: его и ее, от боли в колене у Рей кружилась голова. Одно движение – и она убьет его. Его не успеют спасти рыцари Рен, что замерли в другом конце зала. Рей чувствовала их смятение и растерянность, они не знали что делать.

- Что же ты медлишь, - насмешливо произнес Кайло.

- Ублюдок, - процедила Рей и деактивировала меч.

Отступила назад почти падая. Онемело плечо, болело колено, по щекам только что слезы не текли от боли. Кайло не спеша поднялся, поморщился от боли в боку. Напряжение в воздухе можно было резать ножом. Рей повернулась к рыцарям Рен, ожидая увидеть враждебность во взглядах, но нет.

Ричард усмехался.

- По-моему, Кайло, тебе давно не хватало равного противника, - Второй рыцарь подошел к ней и вдруг крепко обнял, - привет, Рей. Рад видеть.

Ошеломленная, она даже не обняла его в ответ.

- Это было круто! – завопил Винс, ударяя ее прямо по больному плечу, заставляя дернуться и зашипеть от боли, - обалдеть, как круто!

- Красивый бой, - подошел Грегори, едва заметно улыбнулся.

Амаль презрительно скривилась, окинула ее злобным взглядом и вихрем вылетела из зала.

- Не обращай внимания, - вздохнул Ричард, - она никогда тебя не любила, да и к Кайло…

- Я знаю, - оборвала его Рей.

Вспоминать о том, что Амаль когда-то пыталась соблазнить Кайло, было не очень-то приятно.

- Если вы закончили, нам надо идти, - произнес за ее спиной Кайло.

- Куда это? – живо обернулась Рей, смерив мужчину злобным взглядом.

Кайло лишь вздохнул:

- В медотсек.

***

Сидеть рядом на кушетке среди писка приборов и хлопот медицинских дроидов было странно. Рей вдыхала сладкий запах бакты и морщилась. Кайло сидел рядом и терпеливо сносил манипуляции дроидов. Настолько терпеливо, словно это был и не он. Рей, нет-нет, да и косилась на мужчину, но пока молчала. Он был настроен удивительно мирно, и это нервировало. Злость куда-то схлынула, уступив место умиротворению. И Рей не знала, что с этим чувством делать.

- Что произошло, Рейлин? – Кайло спрыгнул с кушетки и пытливо посмотрел на женщину.

Рей отвела глаза, необъяснимым образом чувствуя стыд за свой срыв.

- Рей? – Кайло аккуратно взял ее за подбородок, вынуждая посмотреть на него, - расскажи мне?- он помолчал, - покажи мне.

Невозможно было противиться. Да и не хотелось. По телу разлилось приятное тепло, голова кружилась от близости мужчины. Рей нервно сглотнула. О как ей хотелось, чтобы он ее сейчас поцеловал! Словно отзываясь на ее невысказанные желания, Кайло перевел взгляд на ее губы. Рей прерывисто вздохнула. Сознание ее словно раздвоилось: она сидела на кушетке и стояла напротив, смотрела на Кайло снизу вверх и сверху вниз на себя саму, отмечая свой нездоровый бледный вид и черные круги под глазами, чувствовала теплую сильную руку, держащую ее за подбородок, ощущая шелковистость кожи. Крифф! Проклятые Узы! В одном они были едины, в отчаянном желании поцелуя. Будь оно все проклято!

- Нет, - выдохнула Рей, выворачиваясь, спрыгивая с кушетки и отходя на безопасное расстояние. Скольких усилий ей это стоило!

- Почему? – будничным тоном спросил Кайло.

Почему? Почему?! Рей затрясло от нового приступа злости, она круто развернулась к мужчине. Но не успела и слова сказать, на свое счастье, не открыла новый виток вчерашнего выяснения отношений. Распахнулась дверь, широким шагом в медотсек вошел Ричард, за ним мчался Винсент.

- Кайло, мы засекли остатки флота Сопротивления, - отрывисто произнес Ричард.

- Где? – вздрогнул Кайло.

Вместе с ним вздрогнула и Рей.

- Неподалеку от Орд-Мантелла, - ответил Рич, - это шанс, Кайло. Покончить с ними раз и навсегда.

- Мы должны атаковать, Кайло! – горячо поддержал Второго рыцаря Винсент.

Кайло нахмурился.

- Хакс в курсе?

- Да, он готовит прыжок «Финализатора». Это отклонит нас от курса на астероид Сноука, но я не сомневаюсь, что если мы прибудем с победой, Учитель поворчит, но одобрит наши действия, пусть и задним числом, - произнес Ричард и повторил, - это шанс, Кайло. Один на сотни тысяч.

- Хорошо, - отрывисто произнес Первый рыцарь и повернулся к Рей, несколько секунд задумчиво смотрел на нее, а потом произнес, - а что, леди Рейлин, не хотите ли вы полетать?

Опешившая от этого вопроса, Рей подозрительно посмотрела на Кайло исподлобья. Издевается? Не похоже, хоть уголки губ и подрагивают в улыбке. Она уже собралась ответить решительным отказом, как завопил Винс.

- Ура! С нами снова один из лучших пилотов Ордена!

Растерянная Рей переводила взгляд с радостного Винсента на теперь уже открыто ухмылявшегося Кайло.

- Только в этот раз одежду все же выбери более подходящую.

***

Как бы там ни было, но черный ей всегда шел. Рей привычным движением закрутила волосы в пучок на затылке. И в этот момент в комнату влетела Шинейд.

- Мамочка!

Рей подхватила дочь на руки, сжала в мимолетном и крепком объятии, и отпустила. За дочерью следовал Алфи. Казалось, что годы не имеют власти над старым слугой, ни единой новой морщины на лице, все та же невысокая и статная фигура, полная достоинства, плавные неторопливые движения, только взгляд, казалось, стал печальнее.

- Рад видеть вас, леди Рейлин, - склонил седую голову Алфи.

- И я тебя, Алфи, - улыбнулась Рей, - стало быть, Шинейд доверили твоим заботам?

- Вы совершенно правы, леди, - ответил Алфи, - смею заметить, что вы воспитали достойную юную леди, несмотря на то, что ваши собственные манеры в некоторых аспектах оставляют желать лучшего.

- Ох, Алфи, - рассмеялась молодая женщина, - ты не меняешься!

- Алфи рассказывал мне про прадедушку Вейдера! – затараторила Ши, - и про Войны Клонов! Это так интересно!

- Лорд Вейдер был бы рад видеть столь талантливую и воспитанную правнучку, даже не сомневайтесь, леди Рейлин, - сказал разом помрачневшей Рей Алфи.

- Вы с папой улетаете, да? – внезапно спросила Ши.

Неприятно резанувшее слух «прадедушка» теперь было подкреплено еще более неприятным «папа». Рей как-то была не готова к тому, что, кроме нее, у Ши вдруг появится куча родственников, и нахмурилась еще больше.

- Откуда ты знаешь, Звездочка? – спросила Рей.

- Ну, - девочка замялась, - знаю. И все.

Рейлин лишь вздохнула. И это ведь только начало.

- Вы же вернетесь, мамочка? – вопросительно посмотрела на нее дочь.

И Рей еще раз поцеловала Ши.

- Конечно, Звездочка, - и посмотрела на старого слугу, - береги ее, Алфи.

- Разумеется, леди Рейлин.

***

В ангаре царила рабочая суета, бегали техники и инженеры, подготавливались корабли. Рей замерла в нерешительности, ощущение дежа вю было настолько острым, что перехватило дыхание. Словно и не было этих пяти лет, и она снова готовится к боевому вылету. Впору сойти с ума. Пробегавший мимо Винсент махнул рукой в сторону СИДки, видимо, она предназначалась для нее. Модель была новая, усовершенствованная, вокруг корабля суетился молодой механик.

- Вы свободны, - произнесла Рей, подойдя.

Парень замер, окинул ее недоверчивым взглядом, собираясь поспорить, но, видимо, черные одежды, меч на поясе и уверенный тон сделали своей дело. Пусть он не знал, кто она такая, но в ее статусе перестал сомневаться сразу же.

- Но леди, - все же попытался он возразить, - я не закончил осмотр.

- Я всегда проверяю свои корабли сама, - спокойно произнесла Рей и повторила уже строже, - вы свободны.

Парень коротко кивнул и ретировался. Рей забралась внутрь и замерла от восторга перед новенькой консолью. Молодая женщина не смогла сдержать восхищенной улыбки, пальцы подрагивали в знакомом предвкушении. Пять лет она бежала от войны, но та все равно нашла ее. И сейчас Рей испытывала восторг перед грядущей битвой. Отрицать это было глупо. Врать себе самой – недостойно. Рей запустила программу диагностики, и вышла наружу, чтобы осмотреть корабль визуально. Она как раз заканчивала проверку, когда увидела Рена, идущего к ней. Кайло в полном облачении, в тяжелых черных одеждах на ходу натягивал перчатки, плащ развевался у него за спиной. Рей невольно замерла, залюбовавшись мужчиной.

- Освоилась? – деловито осведомился Кайло, - это новая модель, что-то может быть тебе незнакомо.

- Разберусь! – беспечно махнула рукой Рей.

- Я вижу: тебе нравится, - усмехнулся Кайло.

И этим вернул ее с небес на землю. Она больше не в Ордене. Она по-прежнему преступница. И этот вылет – лишь временная отсрочка перед тем, как они с дочерью попадут в лапы к Сноуку. Рей передернуло.

- Зачем я здесь, Кайло? – прямо спросила она.

- Ну, - пожал плечами мужчина, - мне не нравится твое настроение этим утром. Полетаешь – выпустишь пар. И, - Кайло склонился ниже, горячее дыхание опалило щеку, - так ты будешь у меня на глазах, - тихо произнес он ей на ухо.

Рей вздрогнула. Что бы она там себе ни думала, но Кайло дураком не был. И, опуская Узы Силы, связывающие их, возможно, кто-то доложил Кайло о том, что ночью Рей была у Валентайна. Молодая женщина похолодела. Она вопросительно посмотрела на Рена. Тот усмехнулся и направился прочь. Рей ничего не оставалось, как забраться внутрь корабля. И ударить по панели, запуская двигатели, на предельной скорости вылетая из ангара почти сразу же за Кайло, не дожидаясь прямого приказа, пусть это и было оспариванием его прав на лидерство, вызовом ему перед его людьми, перед всем Орденом. Но ведь она больше ни на чьей стороне, а значит, не обязана подчиняться ничьим правилам. Рей хищно оскалилась, включила прямой канал с Кайло.

- Спорим, я собью больше икс-вингов, чем ты? – нежно спросила она.

- Не подставляйся, - хмыкнул Кайло.

И его совет был дельным, Рей едва успела увернуться от пущенного в ее сторону выстрела. Сопротивленцев было меньше, но ярости им было не занимать. Рей сосредоточилась на бое, петляя между кораблей, она рвалась в самую гущу боя. И в какой-то момент осталась одна против троих противников, они окружили ее, замерев, готовясь кинуться, как свора собак на хитрую и ловкую лису. Она ударила первой, уходя в крутое пике, чуть не столкнулась с еще одним икс-вингом, ринулась вниз, обстреливая противников, получила удар в корпус, взвыла тревога, оповещая, что мощность щитов опасно снизилась. Пальцы забегали по панели управления, перераспределяя энергию, направляя ее на щиты. Рей флегматично порадовалась, что в этой усовершенствованной модели, в отличие от классической имперской, вообще есть щиты. Еще один удар, на этот раз прямо в одну из лазерных пушек. Рей выругалась.

- Рей, выходи из боя, - голос Кайло был напряжен.

- Криффа лысого! – фыркнула Рей, направляя СИДку прямо к флагману Сопротивления.

- Рей, это приказ! – рявкнул Кайло.

- А ты ничего не перепутал? Я больше тебе не подчиняюсь! – Рей видела перед собой лишь только флагман. Ее влекла туда Сила, она чувствовала присутствие форсъюзеров, между бровей пролегла морщинка, губы сжались в тонкую полоску. Лея и Люк были там. Их Свет пылал, словно огонь маяка для заблудившихся кораблей. Вот только Рей он слепил. Этот Свет не обещал ей ни покоя, ни приюта, он грозил спалить все дотла. Его пора было погасить. И пусть это не ее месть, никогда не было ее отмщением, но сейчас она здесь. И готова закончить эту многолетнюю вражду между матерью и сыном, между племянником и дядей. Одним ударом поставить точку в этой мучительной истории. Она может сделать это. Словно прощальный подарок Кайло. А потом она умрет, в бою ли, у Сноука ли, но конец неизбежен. С удивлением и спокойствием, словно глядя на себя со стороны, Рей поняла, что смирилась этой мыслью уже давно. Наверное, в тот миг, когда ступила на борт «Финализатора».

- Они мои, - прорычал Кайло, следуя чуть впереди нее, - уходи, Рей!

- Но тебе же нужно прикрытие! – Рей выстрелила как раз вовремя, чтобы череда выстрелов не попала в истребитель Кайло, увернулась, заставляя столкнуться два икс-винга и подошла прямо к флагману.

Присутствие чужой Силы стало невыносимым, от него болела голова, подрагивали пальцы, они с Кайло зависли прямо напротив корабля Сопротивления. Рядом не было никого, где-то там гремела битва, а здесь время словно остановилось. Покалывало виски, перед глазами все дрожало, не переставая, мигали приборы, указывая на повреждения ее истребителя. СИДка была изрядно потрепана. Отстраненно Рей подумала, что техникам хватит работы на несколько дней, если она вообще дотянет до «Финализатора». Ей нужно убираться отсюда, пока цела. Но здравый смысл больше не работал. И Рей не двинулась с места.

- Кайло, - тихо произнесла Рей, - сейчас или никогда.

Но выстрела не произошло. И Рей разозлилась. Она здесь, крифф его раздери, опасности себя подвергала, ради чего? Ради того, чтобы он рефлексировал?! Сзади подходили икс-винги, их перехватывали СИДки, методично истребляя остатки Сопротивления.

- Кайло! – заорала она, - ударь!

- Я, - хрипло произнес он, - я…не могу.

- Слабак! – презрительно бросила женщина и ринулась ближе к флагману.

И в этот самый момент ощутила сильнейший удар сбоку по истребителю. Взвыли приборы, запахло горелым. Но Рей упрямо шла на флагман. Если не она, то никто. Она положит конец этой войне и этому противостоянию Скайуокеров раз и навсегда. Еще один удар, все вокруг вдруг окрасилось в оранжевый и красный. Это было даже красиво. Блики танцевали на дюрастали, искры бежали по корпусу истребителя. Ионный двигатель дернулся, чихнул и затих. Вторая лазерная пушка вышла из строя. На мгновение Рей ощутила подступающую панику. Она попыталась выйти на связь с Кайло, но не смогла. Системы отказывали одна за другой. Неужели она умрет одна в темноте? Нет. Она умрет в бою. Рей грустно и устало усмехнулась. И ринулась на икс-винг, что висел у Кайло на хвосте. По крайней мере, она еще сумеет помочь Рену. Последнее, что Рей запомнила, это оглушительный взрыв, флагман Сопротивления, получивший удар прямо по мостику, и боль, пронзившую все тело. А потом ее поглотила Тьма.


========== Палач Чандрилы ==========


Насилие – суть войны. Умеренность на войне – непростительная глупость

Томас Бабингтон Маколей


- Нам нужен отпуск.

Эту фразу, сказанную самым проникновенным тоном, Рей предпочла проигнорировать. Отчасти потому, что не хотела сейчас обсуждать эту тему, отчасти потому что была увлечена докладом по Чандриле, который ей лично составил и передал полковник Хакс, с которым они скорее всего и будут разрабатывать военную операцию на планете. Кайло, конечно, будет недоволен, Хакса он терпеть не может. Но что поделать, если из всех военных офицеров полковник наиболее эффективный. Она бы даже сказала, что талантливый. Если на Чандриле все пройдет успешно, то быть Армитажу генералом. А она тогда, возможно, задумается об отпуске, но не сейчас. Кайло, однако, сдаваться вовсе не собирался. Он перебрался на диван, где Рей сидела, и ловким движением выхватил датапад у нее из рук. Секунду смотрел на экран, а потом аккуратно отложил.

- Отпуск, Рей? – молодой человек смотрел на нее максимально невинно.

И Рей знала, что не в силах противиться этому взгляду. Он лишал ее воли и разума, оставляя лишь бурные чувства, захлестывающие с головой.

- Отпуск? – Рей потянулась к Кайло, глядя прямо в темные глаза, чувствуя, как неистово колотится сердце и покрывается мурашками кожа.

- Отпуск, - кивнул Кайло, сжимая ее плечи руками, Рей сладко поежилась, - ты и я. Где-нибудь в глухом углу, где нас никто не достанет.

- Звучит заманчиво, - прошептала Рей прямо в его губы, - но…- она ловко притянула к себе датапад Силой, чмокнула Кайло в нос и быстро отстранилась, совершенно не уверенная в том, что сумеет сдержаться сейчас и не забросить к криффу все свои дела.

Кайло хмурился, она знала это, даже уткнувшись в экран. Рей чувствовала его недовольство. Она поступила не так, как хотел он. И Кайло сердился. Порой Рей пугали его срывы, его ярость, злость, которую он вымещал на других. По мере сил девушка старалась гасить эти вспышки, предотвращать бессмысленные смерти или разрушение имущества Первого ордена. Но она не могла успеть везде. И это сейчас они на одной из орденских баз вместе. Очень скоро она улетит на Чандрилу. А Кайло, скорее всего, отправится с какой-нибудь миссией, возможно, на другой конец галактики. И что тогда?

От мысли о расставании Рей стало грустно. Сколь упоительны были эти три месяца, что они провели вместе. После Куата Сноук отправил их на базу Орден-8, где вскоре собрались и остальные рыцари. Кайло окружил ее заботой и вниманием. Они не скрывали своих отношений. Хотя Рей ужасно смущалась от дружеских подколок Ричарда и Винсента и чувствовала необъяснимую вину перед Грегори, который смотрел на нее преданными и грустными глазами. И с трудом гасила вспышки ревности Кайло к рыцарю.

- Люблю только тебя. И никогда не посмотрю ни на кого другого, - говорила Рей, - разве этого мало?

- Но он смотрит на тебя, - мрачно цедил Кайло, - он любит тебя.

- И что? – удивлялась Рей, - разве это что-то меняет между нами?

Она, конечно, его не убедила. Но хотя бы попыталась. Тот день, когда Сноук вызвал их вдвоем для аудиенции, обернулся для Рей ужасом. Она нервно цеплялась за руку Кайло всю дорогу до зала. Рей знала, зачем вызвал их Сноук. Он очень быстро уловил изменения в чувствах любимых ученика и ученицы. Но как он поступит? Разлучит их? Оказавшись у огромных, по-старинному величественных дверей, Рей едва не сбежала прочь. Она была на грани истерики, губы дрожали от едва сдерживаемых рыданий, глаза застилали слезы.

- Эй, Звездочка, - Кайло ласково приподнял ее лицо за подбородок, заставил посмотреть в глаза, ласково отер слезы, что неминуемо побежали по щекам, - все будет хорошо. Я не дам тебя ему в обиду.

Рей ему не верила. Кайло ничего не сумеет противопоставить Сноуку. А она тем более. Они замерли, преклонив колена, перед огромной голограммой Учителя. Рей уставилась в пол, до боли сжимая кулаки. Мысли ее перескакивали с одной на другую, рисуя ужасные картины их с Кайло расставания, она уже наяву чувствовала боль утраты. «И я больше никогда его не увижу». Но Сноук удивил ее.

- Мои дорогие дети! – Рей вздрогнула, - самые талантливые мои ученики! Вы бесконечно порадовали старика своим союзом.

Рей едва подавила желание поднять голову, чтобы посмотреть на Сноука. Издевается? Сейчас скажет, как он ими недоволен? Или сразу ударит молниями Силы? Но нет, кажется, Учитель был искренен.

- Поднимитесь же с колен, - голос Сноука бы торжественен, - возьмитесь за руки.

От страха, который все еще не отпустил ее, Рей не смела даже посмотреть в сторону Кайло, неловко и не сразу она нашла его ладонь, в которую крепко вцепилась, жалея, что и он, и она в перчатках. Ей бы хотелось почувствовать тепло его руки. Так ей было бы спокойнее. Девушка дрожала от холода, что царил в зале для аудиенций, и от страха, хотя теперь ей стало чуть спокойнее.

- Ваша любовь – прекрасное чувство. Любовь – это тоже Сила, мои дорогие! Используйте ее с умом. Она даст вам власть и мощь! И вместе вы будете править новой Империей, идя рука об руку, император и императрица новой галактики!

Рей услышала, как потрясенно выдохнул Кайло. Она и сама такого не ожидала. Разве Сноук не собирался править сам?

- А я буду вашим скромным советником, - склонил голову Учитель.

Ну а вот это уже больше похоже на правду. Он и она будут марионетками, которых Сноук будет дергать за ниточки. Не использует ли он их любовь против них самих?

- Я хочу, чтобы вы знали: я доволен вашим союзом. О, - Сноук пристально посмотрел на молодых людей, - этот союз принесет вам еще много сюрпризов, - он тихонько рассмеялся, - а я по мере сил буду помогать вам.

От этих его слов Рей вновь объял безотчетный ужас. И энтузиазма Кайло девушка вовсе не разделяла. Слова Сноука звучали угрожающе. И непонятно. Рей это не нравилось. Кайло лишь отмахнулся от нее. Он пребывал в эйфории: Учитель одобрил их союз! Учить прочит его в императоры новой Империи! И Рей будет рядом с ним! Всегда!

Союз. Это даже звучало как-то неправильно. Рей мрачнела с каждым днем, хмурилась, плохо спала. Вдруг стала впадать в беспричинные вспышки ярости. Иногда ей казалось, что она не одна в своей голове. Сноук? Но нет. Это был не он. И когда Рей осознала, кто, то рассмеялась от облегчения. Наверное, это началось уже давно. Ведь случалось так, что она слишком легко, словно автоматически читала мысли Кайло, словно он не выстраивал защиту. А уж об эмоциях и говорить нечего. Она чувствовала молодого человека каждой клеточкой кожи, но списывала это на любовь, на то подсознательное неослабное внимание, которое оказываешь любимому человеку, отмечая малейшие изменения в его настроении. Тем более что она знает его двенадцать лет. Но дело было вовсе не в этом. Точнее не совсем в этом. Впрочем, было еще кое-что, не шедшее у Рей из головы. Слова Сноука обретали теперь немного иной смысл? Или она выдумала это себе? Он специально подтолкнул их с Кайло друг к другу? Голова шла кругом. Рей нервничала и мрачнела с каждым днем все больше. Мрачнел и Кайло. Злился он, злилась она. Участвовать в спарринге стало практически невозможно, они легко предугадывали дальнейшие действия друг друга. Они их знали. Зато если спарринг был два на два, то им двоим не было равных. Они действовали, как единый механизм, четко и слаженно, прикрывая друг друга и позволяя себе самые рискованные выпады в бою. И даже иногда удостаивались похвалы Наставницы. Рей часто ловила на себе пристальный взгляд Кайло. И избегала всяческого разговора. А вот задать вопрос Сноуку решилась. Впрочем, он сам подтолкнул ее к этому.

- Тебя что-то тревожит, девочка моя, - мягко произнес Учитель во время очередного занятия, - ты рассеянна и печальна. Не обижает ли тебя Кайло?

Рей дернулась от этого вопроса. Еще не хватало, чтобы Сноук лез в их отношения! Разбирал их конфликты!

- Нет, Учитель, - смиренно ответила Рей, - но…я…- она не знала, как правильно сформулировать, - мне кажется, что мы с Кайло… что между мной и Кайло…- Рей запнулась, набрала в грудь побольше воздуха и выпалила, - вы создали Узы Силы, что между нами?

Повисла тишина. Рей сжалась в комочек, ожидая гнева Сноука, но внезапно услышала тихий смех. Изумленная, девушка подняла голову. Но Учитель действительно смеялся своим задыхающимся смехом. Пугаться ей? Ожидать наказания? Или она сказала какую-то глупость? Щеки Рей залила краска стыда. Наверное, действительно так. Руки нервно подрагивали, и Рей не знала, куда их деть.

- Ты невероятно умна и талантлива, дитя мое, - произнес Сноук, отсмеявшись, - но все же немного ошиблась.

Рей замерла, краска постепенно сползла с ее лица, оставив мертвенную бледность. Ошиблась? В чем? Снова этот страх. Почти ужас. Неужели она всегда теперь будет бояться?

- Я лишь усилил то, что было, - произнес Сноук, - и ваши Узы теперь крепче, чем были бы, если бы я не вмешался. Я немного форсировал события, развил то, что и так развилось бы. Но вам предстоит напряженная работа. Это тонкая и редкая область Силы. Берегите ее.

Кайло злился. Рей тяжело вздохнула и отложила злосчастный датапад.

- Расскажи мне, - она придвинулась ближе к Кайло, тот не пошевелился, Рей снова вздохнула, взяла его руку, сама положила себе на плечи и прижалась к теплому боку, - давай. Не вредничай!

- Что тебе рассказать? – голос над ухом был ожидаемо недовольным, - ты и так все прочтешь в докладе своего великолепного Хакса.

- Он не мой, - спокойно произнесла Рей, - а ты расскажи мне о Чандриле.

- Ты все можешь прочесть в голонете, - не сдавался в своей обиде Кайло.

- Ну нет! – фыркнула Рей, - ничего подобного! Ты там родился, ты там жил. Мне не нужны официальные сводки. Расскажи мне о Чандриле и ее жителях. Какие они?

Повисло молчание, Рей робко коснулась разума Кайло, он колебался. Ему уже не хотелось злиться, но и рассказывать о Чандриле, значило вспоминать свою семью. Это по-прежнему причиняло боль. И Рей устыдилась. Зря она спросила. Меньше всего она хотела бы напоминать Кайло о Скайуокерах. Она единственная знала, что в глубине души Кайло все еще скучает по семье, тоскует по матери особенно. Знала, как силен в нем Свет, дрожащий огонек во Тьме. Рей знала, как болезненно Кайло переживает это. И никак не могла донести до него, что немного Света во Тьме – это путь к балансу, к покою. Но разве Кайло хотел покоя? Это ведь будет так по-джедайски. Но разве он должен был метаться и мучиться? Рей знала, что Сноук играет на этом, постоянно ставит Кайло в вину, говорит, что Свет в нем – это его слабость. Сама Рей так не считала, но не знала, как убедить в этом Кайло. Не знала, как помочь, когда он доходил до отчаяния и неистовства в своем стремлении изничтожить Свет в себе. Тогда Рей просто была рядом.

- Прости, - прошептала девушка, повернувшись, она прикоснулась к щеке молодого человека, - прости. Я не хотела.

- Нет, - накрыл ее руку своей Кайло, - все в порядке.

И начал рассказывать.

- Да, я родился на Чандриле. Наверное, потому что сенатор Органа не очень хотела отрываться от своего самого любимого ребенка – Новой Республики, - презрительно скривился Кайло и продолжил едким тоном, - подозреваю, что роды прошли где-то между сессиями Сената. Прежде, чем перебраться на Корусант, Сенат заседал именно там. Поэтому еще три года мы жили на Чандриле. Я смутно помню эти годы. Помню большой дом на окраине столицы, где, я все время был под присмотром этого дурацкого протокольного дроида моей матери. Честное слово, я знал сотни укромных уголков в этом доме, где можно было спрятаться. Помню, что Хан Соло бывал дома крайне редко, но это не изменилось и потом. Помню большое озеро и дачу Мон Мотмы – главной соратницы генерала Органы, главы первого Сената. Они обожали разглагольствовать и спорить, это могло длиться бесконечно. Я часто засыпал на диване под их разговоры. Чандрила всегда была оплотом Республики, родиной повстанцев. Национальная гордость на этой почве очень сильна в чандрилианцах. Они действительно готовы биться за свою Родину до конца, до последней капли крови. Но еще больше они любят разговоры. Да, - Кайло хмыкнул, - разговоры, диспуты, споры. Поверь, Рей, тебе никогда не победить их в этом. Они искусно плетут паутину красивой речи, где каждое слово в отдельности вроде бы понятно, но общий смысл ускользает. И в сухом остатке не остается ничего. С ними нельзя договориться. Да и нельзя вообще вступать в переговоры! Их следовало бы уничтожить еще Звездой Смерти, но мой дед направил ее луч на Альдераан. Хотя я бы выбрал первой мишенью Чандрилу. Для ведения военных действий там прекрасные условия: мягкий климат, равнины, а большая часть экономики – это сельскохозяйственное производство, не фабрики и не военные заводы. Чандрилианцы уверены, что на их прекрасную планету никто не посягнет, не посмеет. Ведь даже во времена Империи там был сохранен демократический дом. Ты можешь им угрожать, но вряд ли они воспримут тебя всерьез.

- Со звездным разрушителем на орбите планеты и десантом, что высадится на нее, вполне себе воспримут всерьез, - возразила Рей.

- Ты не понимаешь, - покачал головой Кайло, - влияние этой планеты в галактике слишком сильно. Его не уничтожить пока.

- Вот именно! – воскликнула Рей, - настал тот момент, когда его можно и нужно уничтожить! Учитель настаивает на переговорах. И мы попробуем договориться, но Чандрила хочет нашего почти полного упразднения, дальнейшего соблюдения Пакта о военном разоружении и выплаты штрафа за строительство «Финализатора». Да, Учитель согласился на переговоры, но всем понятно, что это лишь повод прощупать почву. Мы никогда не согласимся на эти условия.

- Так чего же вы хотите? – спросил Кайло, пристально глядя на Рей.

- Узнаешь, - почти весело усмехнулась в ответ девушка.

Кайло помрачнел, лоб прорезала вертикальная морщинка, он крепче прижал к себе Рей.

- Откажись, Рейлин, - проникновенно произнес молодой человек, - откажись. Это не та миссия, которая станет твоим триумфом.

- Почему это? – Рей попыталась отодвинуться, но Кайло только сильнее обнял ее, - я могу вести переговоры и военные действия! – запальчиво произнесла девушка.

Кайло вздохнул. И снова мрачно посмотрел на нее. Рей чувствовала раздражение и знала, что это ее собственное. Спасибо Учителю: он научил их выстраивать щиты, а не путать свои и чужие чувства. Поначалу это требовало огромной концентрации сил, но потом у Рей стало получаться автоматически. И сейчас барьеры, что она возвела в своем разуме, были прочны, как никогда. Так что раздражение было ее, и оно росло с каждым мигом. Кайло не верил в нее! Недооценивал! Да просто не мог принять тот факт, что она уже не ребенок! Она была на войне, командовала людьми, и они шли за ней! Рей все же высвободилась из объятий Кайло.

- Ты проиграешь, Рей, - спокойно произнес мужчина, - откажись.

- Я не могу! – вскинула подбородок девушка, - Учитель назначил меня главой этой миссии.

- Дело ведь не в Учителе, - пристально посмотрел на нее Кайло и, помедлив, спросил, - что и кому ты хочешь доказать?

«Тебе!» - вертелось на языке. Но Рей сдержалась. Чеканя каждый шаг, она подошла к датападу, что лежал на столике, схватила его нервным движением, секунду смотрела на мерцающий экран, ровные строчки развернутого доклада Хакса рябили перед глазами. Сильны или нет чандрилианцы, горды ли, болтливы ли, или хитры. Она победит. Они подчинятся Первому ордену. И если будет необходимо, то она утопит эту планету в крови.

***

Рей появилась на мостике звездного разрушителя типа «Имперский» незадолго до выхода из гипер-прыжка. Для прибытия на Чандрилу девушка выбрала традиционные одежды рыцарей Рен. Она могла бы надеть что-то более светское, но решила сразу показать, что прибыла не праздные разговоры вести. На ходу натягивая перчатки, Рейлин направилась прямо к пульту управления. Из головы не шел недавний разговор с Кайло. Хотя нет. Не разговор. Скандал, после которого она еще долго плакала в подушку. Но терпеть непререкаемый тон и требования не отправляться на Чандрилу, Рей не собиралась. В конце концов, разозлившись, она заявила Кайло, что он ее недооценивает, не верит в нее, что это унизительно. И вообще он попросту ей завидует. После этого девушка оборвала видеосвязь, а попытки достать ее через Силу блокировала. Она совершенно не выспалась и, утром разглядывая в зеркало бледное лицо с опухшими от слез глазами, ругала Кайло на все корки. Узы подозрительно молчали. Страшно представить, что устроил Кайло на базе Ордена. Впрочем, это его дело! А она ему не нянька! Вздохнув, Рей принялась приводить себя в порядок. Сейчас следы скандала и ночных слез были заметны разве что по бледному лицу да складке в углу рта. Но это можно списать на волнение.

- Дальше я поведу корабль сама, - спокойно произнесла Рей сосредоточенному лейтенанту.

Тот изумленно уставился на нее, а вместе с ним и половина мостика. Другая половина, что уже бывала с ней на миссиях, начала тихонько переговариваться между собой, посмеиваясь.

- Но…леди я не могу, - парень смотрел на нее снизу вверх. И позиция эта была очень невыгодна. Пусть невысокая, но так Рей нависала над ним в своих черных одеждах. И тем, кто не знал ее лично, но слышал о ней, это могло показаться очень устрашающим. Рейлин совершенно не злилась сейчас. Она понимала и реакцию лейтенанта и остальных, но сдаваться не собиралась.

- Вы свободны, лейтенант, - мягко произнесла девушка и позволила себе легкую улыбку, - поверьте, я неплохо летаю.

- Леди Рейлин, - к ним уже спешил капитан, старший на смене, - это противоречит внутреннему распорядку корабля. Вы не можете принять на себя управление судном.

Рей только вздохнула. Времени для того, что она задумала, оставалось все меньше.

- Тем более в такой критический момент, как выход из гипер-прыжка, - продолжал капитан.

- Оставьте этот менторский тон, - сухо произнесла Рей, живо вспомнив тон Кайло, и поморщилась, - я сама буду управлять выходом из гипер-прыжка. И беру на себя любую ответственность за последствия.

Капитан поджал губы, окинув ее нелюбезным взглядом. Насколько знала Рей, он был одним из приближенных людей Хакса, и так же, как его патрон, не очень-то любил рыцарей Рен.

- Леди Рейлин, ваши полномочия, - продолжил спорить капитан, - не предусматривают…

Терпение Рей лопнуло.

- Мои полномочия, капитан, определяет Верховный лидер. И поверьте, они шире, чем может даже представить ваш скудный ум, - холодно произнесла она и рявкнула, - прочь с дороги!

Капитан отскочил, как ошпаренный, дрожащий лейтенант поднялся так медленно, словно один вид Рейлин вгонял его в ступор. Ну что за идиоты кругом, право слово!

Рей уселась в кресло, тонкие пальцы забегали по панели управления. Шепот позади нарастал, как шум волны прибоя, отвлекая.

- Помолчите! – не выдержала девушка. И шум тотчас стих.

То, что Рей задумала, требовало ювелирной точности. И было тем еще трюком. Но оно, определенно, того стоило.

- Что здесь происходит?! – высокий голос Хакса рассек тишину, заставив Рей вздрогнуть.

- Молчать! – рявкнула она, даже не обернувшись.

С последствиями она разберется потом. Ошеломленный Армитаж замер, видимо, подбирая слова. И этого Рей хватило, чтобы выйти из гипер-прыжка и зависнуть над планетой в двадцати тысячах метрах от атмосферы. По мостику пронесся слитный вздох ужаса и восхищения. Ужас, наверное, испытывали сейчас и чандрилианцы, в небе которых внезапно возникла мрачная тень звездного разрушителя. Довольная Рей откинулась на спинку кресла. Надо же. Получилось. Никому она не скажет, что в какой-то момент думала, что угробит корабль.

Первым очнулся Хакс.

- Что за самоуправство, Рейлин! – заорал он, подлетая к креслу.

Рей невозмутимо посмотрела на него, даже не думая подниматься.

- Неуместное позерство! – продолжал бесноваться полковник, его лицо покраснело, губы искривились.

- Спокойнее, полковник, - не повела и бровью Рей, - еще инфаркт схватите. И тогда вашей блестящей карьере придет конец. А мое самоуправство и позерство вполне подтолкнет ее выше.

Девушка поднялась, оказавшись совсем рядом с шумно дышавшим Хаксом, который, казалось, сейчас лопнет от переполнявших его чувств. Бесить его было забавно. Но у них еще есть дела.

- Подготовить посадочные шаттлы, - негромко скомандовала Рей, не отводя взгляда от Армитажа.

Несколько человек кинулись выполнять приказ.

- Идемте, полковник, - наконец, отступила Рей, надевая маску, - нас ждут великие дела.

И нельзя было понять: шутит она или говорит серьезно.

***

Чандрила встретила ее тусклым солнцем, небом затянутым облаками и теплым ветерком. На планете была сейчас ранняя весна, зеленела свежая, еще не тронутая пылью листва тинтоливковых деревьев, свежий воздух был, наверное, напоен ароматами распускающихся цветов. В маске Рей этого не чувствовала. Она мгновенно вспотела в своих многослойных и плотных одеждах. Мельком подумала о том, что одеяния древних ситхов вообще были больше похожи на броню, и порадовалась, что эта традиция в далеком прошлом. Их встречала целая делегация, но они мало интересовали Рей. Она почувствовала легкое возмущение в Силе, мягкий Свет, коснувшийся ее. Девушка повернула голову в сторону и увидела ее. Пусть Лея никогда не обучалась Силе, но Свет, идущий от нее, было не скрыть. Он был похож на профиль Люка в Силе, каким его запомнила с детских лет Рей, но все же отличался. Он был тусклее, темнее. Из матери Кайло равным образом мог выйти и хороший джедай, и блистательный ситх. Генерал Органа направлялась к ней. До этого Рейлин видела Лею только в голонете, там, на видео, Органа говорила вдохновляющие речи, Рей могла понять, почему за ней идут люди. Генерал была прирожденным лидером, умела вести за собой. Умела быть и мягкой, и жесткой, где надо – нанести удар, или уйти от него, не заботясь о своей репутации, чтобы потом все же выиграть. Она была сильным противником. И Рейлин даже чуточку ей восхищалась. Откровенно разглядывая генерала, Рей осознала вдруг, что в Кайло было что-то от нее: какие-то черты лица, чуточку – разрез глаз, что-то во взгляде и осанке. Пусть он и отрицал свою семью и никогда не называл Лею матерью, но она ею была. Родства не скрыть. Нужно только уметь видеть.

- Леди Рейлин, - ее голос был мягкий и негромкий, проникновенный, - рада приветствовать вас на Чандриле.

Вообще она, как и Рей, прилетела с делегацией. И ее приветствие было не соответствующим дипломатическому этикету, но этим Лея сразу подчеркнула, что для нее Чандрила – родной мир, что она здесь своя, а Рей и Первый орден – чужаки. Враждебные чужаки.

- Как и я вас, генерал, - отбила подачу Рей, улыбаясь под своей маской.

Достойный противник – это всегда приятно.

- Снимите маску, - вдруг попросила Лея, - в конце концов, на нас смотрит сейчас вся галактика. Покажите, что Первый орден готов вести переговоры с открытым лицом.

И улыбка Рей тут же увяла. Сзади что-то негромко прошипел Хакс, он был против такого жеста. Да и сама Рей не должна была поддаваться на эту провокацию. Повисла неловкая пауза, собравшиеся смотрели на них, затаив дыхание. Учитель бы не одобрил, скорее всего, ее ждет наказание за такое самоуправство. Рейлин вся сжалась, представив, как Сноук снова будет выворачивать ее наизнанку морально и физически. И Кайло будет просто в ярости. Да и вообще они не собираются вести честные переговоры! Рей коснулась холодного металла и сняла маску, теплый ветерок ударил в лицо, принося с собой запахи земли, травы, цветов и весны. Свежий воздух, не очищенный фильтрами базы или корабля, настоящий, живой. Рей глубоко вздохнула и посмотрела в глаза Лее, которая ловко подхватила ее под руку и развернула лицом к репортерам. На них действительно смотрела вся галактика.

- Вы так юны, - сказала вполголоса Лея, так, чтобы слышала лишь Рей, - а уже прославились своей жестокостью: уничтоженные планеты, жертвы среди мирного населения, гражданские суда, что вы обратили в пыль.

- Это война, генерал, - хриплым шепотом ответила Рей, не переставая улыбаться на камеру, чувствуя себя при этом крайне глупо, - а на войне все средства хороши. А еще есть фабрики, заводы, что построил Первый орден, рабочие места, что он дал людям, благотворительные организации, школы и больницы, что финансируются нами. Вы тоже убивали, генерал. Не надо обелять Сопротивление. Различие лишь в одном: вы верите в демократию, а мы нет, - Рей коротко кивнула, еще раз улыбнулась репортерам и последовала за бледным и нервно постукивающим по часам Хаксом.

Их делегации выделили целый особняк, словно в насмешку по соседству находился особняк Сопротивления. Оказавшись в своей комнате, Рей плотно заперла дверь и вздохнула с облегчением. Наконец-то она одна! Можно расслабиться хоть на несколько часов. Девушка медленно сняла перчатки, кинув их на прикроватный столик, скинула плащ, уселась на кровать и с блаженным стоном стянула тяжелые ботинки, пошевелила пальцами ног. Как же она устала! Но покой никто не обещал. Реальность на мгновение словно схлопнулась до маленькой точки, а потом вновь развернулась, все звуки отодвинулись на второй план, ощущение, что ее погрузили в кокон давило на виски, хотя Рей никогда не страдала клаустрофобией. А потом она увидела Кайло. Недовольно поджатые губы говорили сами за себя, он окинул Рей скептическим взглядом. Но девушка не была настроена ругаться, поэтому молча смотрела на молодого человека.

- Зачем ты это сделала, Рейлин, - вздохнул Кайло, подходя к ней и садясь рядом. Кровать даже немного просела под его весом. И пусть его самого фактически не было сейчас в комнате, шутки Силы не переставали удивлять Рей, - Учитель недоволен.

- О! Не надо говорить мне очевидные вещи! – закатила глаза Рей, - я и так это знаю!

- Она же провокаторша, - Кайло обнял девушку, - нельзя было идти у нее на поводу. Зачем?

Зачем? Рей не знала, как ответить на этот вопрос. Сказать, что это был ее изначальный план? Ложь! Не было такого плана! Она хотела продемонстрировать силу, мощь, несгибаемость Первого ордена. Так и получалось, пока она не столкнулась с Леей. Рейлин поморщилась: недолго она продержалась, однако. А что будет дальше? Возможно, Кайло прав? Эта планета ей не по зубам.

- Одно твое слово, - тихо произнес Кайло, - и я прилечу.

Рей вздрогнула. О как ей хотелось сказать ему «да». Прилетай! Спаси меня от провокаций твоей матери и недовольства Хакса, от необходимости что-то решать и брать на себя ответственность, что невыносимым грузом лежит на плечах. Прилетай! И просто убей их всех! Мы их всех уничтожим! Бок о бок. Вместе. Прилетай! И поцелуй меня. Наяву, а не через Узы.

Рей притянула к себе мужчину и нежно поцеловала, пробежалась пальцами по густым волосам. Все было, как наяву. Почти. И не совсем так. Девушка прислонила свой разгоряченный лоб к его прохладному и прикрыла глаза. Сидеть бы так вечность. Никуда не идти и не спешить. Сила! Как она устала за эти два года! Устала бежать, торопиться, сражаться, быть идеальным оружием Сноука. Его верной гончей. Как ей это надоело! Рей еще раз поцеловала Кайло, чувствуя, как его руки скользнули по ее спине, к талии, сжали. Девушка неровно выдохнула, открыла глаза и отстранилась.

- Не надо, - ровным голосом произнесла Рей, - я справлюсь сама.

***

В последующие дни Рей имела возможность убедиться в правоте Кайло больше, чем ей хотелось бы. Сессии Сената были бесконечными, выступающим, казалось, не было конца. Хакс чувствовал себя, как рыба в воде, вещая с трибуны, сам вдохновляясь от своих речей. Рейлин скрипела зубами, ругала на все корки демократию, Сенат и Чандрилу. И чувствовала, что скоро сойдет с ума от безделья. Она больше не надевала шлем, но появлялась в Ротонде в черных одежах рыцаря Рен в сопровождении двух штурмовиков, одним из которых всегда был Финн. На нее смотрели косо, с откровенной неприязнью, но изменять своему образу Рей не собиралась. Она лишь ждала, когда закончится эта бесконечная болтовня, но ей конца и края не было. На четвертый день Рей взорвалась и высказала Хаксу все, что она думает. В ответ полковник посоветовал ей хоть раз прислушаться к тому, что говорят в Ротонде. А именно обратить внимание на то, что демократический Дом Чандрила давно разделен на две фракции, одна из которых ратует за независимость и Республику, тогда, как вторая, позволяет себе в своей речи реверансы в сторону Первого ордена.

- Почему бы вам не пригласить на ужин главу этой фракции? – в лоб спросил Хакс, - вы юная и красивая девушка, с вашим очарованием вы могли бы заручиться важным союзником.

Нахмурившаяся Рей бросила нечто вроде того, что она здесь прежде всего для обеспечения силового решения вопроса, но на ужин Джека Уозила все же пригласила.

Она выбрала для ужина простое бежевое платье без рукавов и длинной расклешенной юбкой. Минимум макияжа и сложная высокая прическа, словно у аристократок старой Империи. Очаровывать кого-то ей совсем не хотелось, но следовало создать максимально светскую атмосферу. Рей сама выбирала блюда для ужина: максимум свежего и натурального, чандрильские овощи и фрукты. А еще баснословно дорогое, коллекционное альдераанское вино, которого в галактике осталась всего пара сотен бутылок. Джек Уозил был молод, амбициозен и совсем не глуп. Он пришел ровно к назначенному времени с букетом пышных цветов, источавших сильный и терпкий аромат, от которого у Рей мгновенно разболелась голова. Но пришлось улыбаться, благодарить, играть роль радушной хозяйки вечера. За столом Рейлин предоставила возможность общаться Хаксу и их гостю, практически не вмешиваясь в разговор. Демократия и абсолютизм, Республика и Империя, налоги на экспорт, которыми облагалась сельскохозяйственная продукция Чандрилы, Парлемианский торговый путь, который в последнее время стал не безопасен и безопасность которому мог бы обеспечить Первый орден при соответствующей поддержке Чандрилы, - все эти разговоры успели набить Рей оскомину. Она лишь могла восхищаться Хаксом, который мягко, но настойчиво, оставив свой обыкновенный требовательный тон, подталкивал Уоизла к единственной мысли – поддержать Первый орден, добровольно сдать им столицу, изгнать Сопротивление, иначе…Оканчивать свою мысль Хакс не стал, но в разговор вступила Рейлин, рассуждая о военной мощи Ордена, о новых технологиях и оружии.

После ухода Джека, Рей и Хакс переместились в некое подобие кабинета, захватив с собой остатки вина.

- Что же, леди Рейлин, - полковник разглядывал в тусклом свете ламп бокал с вином, - по-моему, все прошло успешно. Еще пара дней, и мы сможем склонить Уозила и его людей на нашу сторону. Он уже готов сотрудничать.

Рей покачала головой. Ее что-то смущало, мысли их гостя были хаотичными и сумбурными, а ей в течение вечера никак не удавалось сосредоточиться, но то, что она успела зацепить, вряд ли было похоже на готовность сотрудничать. Скорее на хитрый ход, чтобы усыпить их бдительность.

- Не спешите, Армитаж, - девушка уселась в кресло, рассеянно покрутила в руках бокал с вином, отпила, аккуратно расправила подол платья, - мне не нравится его готовность предать своих.

- Отчего же? – удивился Хакс.

- Слишком просто, - Рей постучала ногтем по стеклу, оно отозвалось приятным звоном.

- Возможно, он давно планировал это, - пожал плечами ее собеседник, - просто не было подходящего случая. А теперь он представился.

- Может быть, - задумчиво отозвалась Рей, - может быть.

Она отставила бокал и подняла глаза на Хакса. Поза полковника была расслабленной, он не спеша пил вино, явно наслаждаясь вкусом и, как ему казалось, успешными переговорами. О если бы тут был Кайло, он бы ее понял без слов! Не пришлось бы ничего объяснять. Да и вообще говорить бы не пришлось! Рей осторожно коснулась Силы, словно боялась увидеть там что-то, что ее испугает. Но Сила молчала, провидение никогда не было сильной стороной девушки. Это по части Валентайна. Да и ему она не очень-то верила в его предсказаниях. Рей поняла, что всей душой ненавидит эту планету с ее мягким климатом и лживыми речами. Девушка легко поднялась из кресла.

- Держите ваш бластер под рукой, полковник. И усильте патруль вокруг особняка.

Хакс недоуменно вскинул брови, но все же кивнул.

***

Оглушительный взрыв вырвал ее из пелены сна, здание содрогнулось, с потолка посыпалась мелкая крошка, по стене побежала широкая трещина, в воздухе пахло гарью, кто-то кричал, слышались бластерные выстрелы. Рей буквально скатилась с кровати, радуясь, что на ней практичная майка и брижди – на то, чтобы одеться времени не было. Одним движением она призвала свой световой меч, сунула ноги в ботинки и, на ходу скручивая волосы в неаккуратный пучок, вылетела из комнаты. Весь первый этаж был в дыму, лестница трещала под ногами девушки, когда она стремительно слетела вниз, последняя ступенька провалилась прямо под ее ногой, оцарапав щиколотку до крови. Рей зашипела от боли, но обращать внимание на такие мелочи было некогда. Вспыхнули два клинка, отражая бластерные заряды. Откуда-то вынырнул Финн, рывком пряча ее за оставшимся куском стены.

- На нас напали, - попытался он перекричать шум.

- Это я уже поняла, - процедила Рей, - кто?

- Чандрилианцы, - был короткий ответ.

Рей не верила, что это были только чандрилианцы, без поддержки Сопротивления они вряд ли бы решились на такой шаг по отношению к Первому ордену. Что же. Тем хуже для них. Рейлин вылетела на открытое пространство, не обращая внимания на гневные крики Финна. К криффу! Она не будет прятаться! Она рыцарь Рен! И она принесет победу своему Учителю! Клинки, словно отзываясь на ее зов, вспыхнули ярче. Рей оскалилась и сразила первого вылетевшего к ней человека. Он действительно был одет в форму военного корпуса Чандрилы. Зарычав, Рей кинулась вперед. Вокруг что-то грохотало, бластерные выстрелы расцветили ночь яркими разноцветными вспышками. Один она пропустила и поняла это только, когда плечо пронзила боль. Рей вскинула руку, впечатывая стрелявшего в стену, сминая его оружие, заставляя взорваться его прямо в руках у врага. Крики ужаса и боли звучали военной песней, где-то слышался громкий голос Хакса, отдававшего приказы, мелькали белые фигуры штурмовиков и черная форма военных Первого ордена. Рей рвалась в бой, кружились в воздухе зеленые клинки, не давая шанса тем, кто имел смелость противостоять ей. Еще один взрыв сотряс особняк, швырнул Рейлин на пол, она проехалась коленями по острым обломкам стен и пола, в ушах зазвенело, реальность перед глазами закачалась.

- Рей! – Финн вздернул ее на ноги, подхватил выпавший из ослабевшей руки меч, он что-то говорил ей, но его слова доносились, словно через толщу воды.

Она оттолкнула штурмовика, перехватила меч, чувствуя боль в пальцах – ушибла? Сломала? – и снова ринулась в бой. Ее шатало, как пьяную, но Рей упорно шла вперед, туда, где кипела битва. Она не позволит своим людям умирать одним! Они, наконец, сумели смять нападавших и переломить ход битвы. Штурмовики добивали оставшихся в живых. Рей стояла, прислонившись к тому, что осталось от фасада. Хакс требовал в комлинк, чтобы им прислали подкрепление. Пошел дождь, разгоревшийся после взрывов пожар затухал, тянуло сырым дымом и гарью, от этого запаха выворачивало наизнанку. Нестерпимо болело раненое плечо, пальцы на руке посинели и опухли, ноги ее практически не держали.

- Мы должны, как можно скорее, убраться с этой планеты, - Хакс закончил орать в комлинк, - и больше никаких переговоров с ними!

- О нет, - процедила Рей, - мы останемся. Я хочу, чтобы здесь был не только десант, Армитаж, я хочу, чтобы тут появились СИД-истребители и артиллерийские установки. И вы правы, да. Никаких переговоров больше.

На заре хмурого и неприютного дождливого утра в разрушенный особняк, где укрылись, дожидаясь подкрепления, орденцы, прибыла делегация от демократического дома Чандрила. Рей к тому времени получила необходимую медицинскую помощь и даже отыскала какую-то уцелевшую одежду, правда не свою. Орденская форма была ей великовата, но зато почти не тревожила раны. Маска куда-то делась, и именно о ней Рей почему-то жалела сейчас больше всего. Меч пришлось прицепить слева, правая рука практически ей не подчинялась. И Рейлин лишний раз порадовалась, что Наставница научила ее владеть обеими руками с равной эффективностью.

Джек Уозил был бледен и имел вид нашкодившего школьника. Его противник из другой фракции, а официально старший товарищ, убеленный сединами Марк Баккер понес какую-то околесицу о том, что они сожалеют об этом инциденте, о том, что некоторые члены их дома действовали без согласования с остальными, намекая явно на Уозила, который трясся, как осиновый лист. Рей его почти не слушала. В какой-то момент она поднялась с чудом уцелевшего стула и негромко приказала:

- Молчать!

Она резко вскинула руку, заставляя Марка застыть, попытавшийся было дернуться Уозил, тут же тоже был обездвижен. Остальная делегация оказалась под прицелом бластеров.

- Если кто-то хоть пикнет, я убью обоих, - пообещала собравшимся Рей.

Медленно она подошла к Марку, вглядываясь в его лицо, на котором был написан настоящий ужас. Девушка нехорошо усмехнулась, а потом вломилась в его разум, намеренно грубо, причиняя боль, отбрасывая ненужные воспоминания и текущие мысли, беззастенчиво роясь в памяти. Мужчина закричал, его тело свело судорогой.

- Сожалеете, - зашипела Рей, приблизив свое лицо к лицу чандрилианца, - о да! Вы сожалеете о том, что ваш план не удался. О том, что вашему соратнику не удалось задурить нам голову ложной покорностью. Вы хотели представить все так, словно бы Уозил испугался нашего предложения о том, чтобы сдать Чандрилу, и напал, сам, без вашей поддержки или поддержки Сопротивления. Только где оно ваше Сопротивление? Генерал Органа, оказывается, покинула планету вчера, поздним вечером. А вы хотели одним выстрелом попасть сразу в две мишени: уничтожить ненавистный Первый орден и уничтожить ненавистного политического противника, представив Верховному Лидеру всю историю, как досадное недоразумение, раскол в ваших рядах, который больше не повторится. Вы пообещали бы покорность со стороны Чандрилы, но все дело в том, что покорности в вас не было никогда.

Рей перевела дух и продолжила:

- А знаете, что будет дальше, сенатор? Я уничтожу вашу мерзкую планетку, камня на камне не оставлю от Ханна-сити и ваше экологически чистое Серебряное море вскипит от удара звездного разрушителя. Это понятно? – последние слова она прорычала в лицо мужчине.

- Прошу вас, - если бы его не удерживала Сила, Уозил, наверное, упал на колени, - прошу вас, леди Рейлин, пощадите мирных жителей.

Лицо Рей скривилось, черты словно заострились, а глаза потемнели, став почти черными, в них вспыхнуло на мгновение желтое пламя и тут же погасло. Рейлин вскинула руку, и Уоизил страшно закричал, сраженный молниями, сорвавшимися с пальцев девушки. Сила бурлила вокруг нее, Тьма танцевала победный танец жестокост. Хрустнули шейные позвонки Баккера. Два тела рухнули к ногам Рей. Повисла тишина. Рей чувствовала ужас и шок всех собравшихся, слышала все их мысли, видела наперед все их замыслы. Злость, боль, гнев давали ей Силу, обостряли ее восприятие.

- Огонь, - негромко скомандовала девушка.

***

Столица полыхала, в воздухе еще проносились СИДки, где-то слышались отдельные бластерные выстрелы, вдали виднелись столбы дыма, что-то надрывно визжало и угрожающе грохотало. Совсем рядом раздались приглушенные рыдания.

- Леди, прошу вас, - к ней тянула руки какая-то женщина.

Точным движением меча Рей снесла ей голову и пошла дальше. Ее преследовал запах гари и крови, удушливый запах горящей плоти. И шел дождь, туша пожары, вокруг хлюпала грязь и вода. Всего за несколько часов Ханна-сити и цветущие окрестности превратились в руины и пепел. Рей была довольна. Гнев внутри постепенно утихал, оставляя удовлетворение и…опустошение. Где-то рыдал ребенок, кто-то кричал, то был крик ярости и боли. Рей лишь передернула плечами. Пора убираться с этой планеты. Чандрилаинцы навсегда запомнят ее и никогда больше не посмеют перечить Первому ордену. Ее задача выполнена, пусть и так. На пути ей попался труп мужчины, обнимающего младенца. Рей вздрогнула, голова ребенка была вывернута под неестественным углом, голубые глаза уставились прямо в неприютное небо. Девушку затошнило, она поспешила отвернуться и продолжила свой путь. Но картинка все еще стояла перед глазами. Рей глубоко задышала, стараясь изгнать этот образ смерти из головы, но в нос ворвался вездесущий запах гари. Он еще долго будет преследовать ее. «Ипсилон» гостеприимно спустил трап, возле которого ее ожидал почетный эскорт из двух штурмовиков. Рей ускорила шаг, но в последний миг обернулась, как раз вовремя, чтобы остановить летящий в нее камень.

- Палач! – заорал какой-то мужчина, его лицо было в крови.

Рей вздрогнула. Раздался выстрел, мужчина упал на землю, сраженный точным выстрелом. Девушка застыла, глядя на труп. Вдали что-то взорвалось, ударная волна докатилась до нее, взметнув волосы, ударив в грудь, выбив воздух из легких. Рейлин поджала губы, проходя мимо штурмовиков, процедила:

- В следующий раз за такую реакцию лишитесь головы, солдат!

Белые фигуры вытянулись в струнку

Рей поднялась по трапу в шаттл.


========== Ошибка ==========


You want a revelation,

You wanna get right

But it’s a conversation,

I just can’t have tonight

You want a revelation

Some kind of resolution

You want a revelation

Florence And The Machine, “No Light, No Light”


Тьма.

Густая, вязкая, плотная. Чернильная тьма ночной комнаты без окон. Тьма беззвездной пасмурной ночи. Тьма вокруг. Тьма в ней.

Она плыла во Тьме, не чувствуя своего тела, словно обратилась в ничто. Стала частью этой тьмы. Она шла по дороге, сотканной из тьмы, что тянула к ней свои щупальца, не радуясь и не печалясь, просто готовясь принять в свои объятия. Она уходила все дальше, в пустоту, в ничто. Туда, где нет ничего. И это было правильно. Она не чувствовала ни боли, ни сожаления. Она просто шла по дороге. Покой. Ни страсти, ни силы, ни мощи.

Покой? И он ушел.

Пустота. Чернильная пустота. И лишь дорога под ее ногами, уводящая все дальше.

- Рей!

Голос. Он был так далеко, за гранью тьмы. Он рассекал ее, подобно лучу светового меча. Голос заставил ее споткнуться, а щупальца тьмы недовольно дрогнуть.

- Рей! Пожалуйста!

Она нахмурилась. Голос заставлял тьму вокруг дрожать, вибрировать. И это причиняло боль. Словно тысячи острых иголочек забегали по коже. Она передернула плечами, заставляя это наваждение исчезнуть. Она должна идти. Во тьму. В пустоту.

- Рей! Прошу тебя…Рей…

Отчаяние в голосе вынудило остановиться. И боль, что сквозила в нем, не позволяла двигаться дальше. Что-то дрогнуло в груди, заставляя задрожать всем телом. Заставляя тьму вокруг приобретать более четкие очертания.

- Рей…не уходи…

Дорога дрожала перед глазами, двоилась и плыла куда-то, и она сама уплывала вместе с ней.

- Рей…

Она зажмурилась, закрыла уши руками. Голос должен исчезнуть. Тьма должна вернуться. Она должна уйти.

Но было уже поздно. Голос звал, он держал ее, не позволял исчезнуть, превратиться в ничто, в пустоту.

И другой голос. Сильный, звонкий, отчаянный, в котором сплелись слезы и боль.

- Ты обещала! Обещала, что вернешься! Ты обещала мне!

Голова взорвалась чудовищной болью, тьма раскололась на тысячу кусочков, что ранили ее острыми гранями. По телу разлилась слабость, не позволяющая пошевелиться. Глаза резанул яркий свет. В уши ворвался писк приборов, какие-то невнятные постукивания, шорох и звон. Кожа обрела вдруг болезненную чувствительность. Воздух на вкус был приторно-сладким. Нос щекотал запах бакты. И Рей затошнило от него.

- Мама!

На грудь плюхнулось что-то тяжелое, выбившее воздух из легких, тело отозвалось звенящей болью. Но руки мгновенно сомкнулись, обнимая плачущую дочь.

- Тише, - едва слышно прошептала Рей, - тише, Звездочка. Я здесь. Я рядом.

Больничная рубашка промокла на груди. В поле зрения показалось лицо Кайло, он осунулся, под глазами залегли тени. Если бы Рей могла укоризненно покачать головой, она бы это сделала.

«Мог бы и не приводить сюда Ши».

«Ты полагаешь, я сумел бы ее остановить?»

Рей прикрыла глаза. Прикосновение к Силе, как и любое физическое движение, причиняло боль. Виски ныли, комната перед глазами двоилась и плыла. Свет в медотсеке был слишком ярок.

- Ты обещала, что вернешься! – Шинейд вполне ощутимо ударила ее маленьким кулачком в грудь, заставив охнуть от боли.

- Ши, - строгий окрик Кайло заставил девочку вздрогнуть и сжаться.

Рей послала мужчине яростный взгляд.

- Ши, - уже мягче повторил Рен, - хоть мама теперь с нами, но она болеет. Будь, пожалуйста, мягче.

- Прости меня, мамочка! – Ши снова ударилась в слезы.

Все, что могла сделать растерянная Рей, это прижимать дочь к себе, гладить по непослушным волосам, да шептать какие-то успокаивающие глупости. Ей бы усыпить сейчас дочь, но любое прикосновение к Силе приносило боль, электрическим током ударяющей по чувствительным нервным окончаниям. Казалось, что все тело и разум превратились в сплошной оголенный нерв, обожженную поверхность, не защищенную ничем. Все окружающее воспринималось болезненно четко, от этого кружилась голова. И неумолимо тянуло в сон, чтобы только скрыться от собственных чувств.

В какой-то момент она, должно быть, задремала, потому что когда очнулась, Шинейд и Кайло сидели на кушетке в стороне и о чем-то мирно разговаривали. Рей моргнула раз, другой. Открывшаяся ей картинка была прекрасной. Кайло что-то рассказывал дочери, его лицо выражало любовь и нежность, преданность, он, словно чувствительная антенна, был весь направлен на Шинейд, улавливая малейшие изменения в ее настроении. Дочь доверчиво смотрела на отца, подавшись вперед, подперев кулачками подбородок, Шинейд заворожено слушала Кайло. Тянущее, болезненно чувство разлилось в груди. Удивление, тоска и толика ревности. Но вместе с тем невероятное тепло. Кайло и Шинейд были словно два кусочка паззла, так идеально подходящие друг другу. Рей вдруг стало стыдно, что она разлучила их, разделила. Не дала даже крохотного шанса быть вместе. И сама себя загнала в ловушку, из которой нет выхода, чтобы она там ни придумывала, какие бы интриги ни плела. Рей прерывисто вздохнула, Кайло повернул голову в ее сторону, их взгляды встретились. И Рей поспешно закрыла глаза. Но не уснула.

Кайло и Шинейд о чем-то тихо говорили, если прислушаться, то она могла бы различить тему разговора, но не стала. Ощущение того, что она что-то делает неправильно, не покидало ее. В конце концов, что она творит? Собирается предать Кайло, потом стремительно рвется за ним в бой. Может быть, пора определиться, на чьей она стороне? На своей собственной, конечно. На своей собственной и на стороне своей дочери. Но зачем тогда ринулась спасать Кайло? Могла бы дать ему умереть. И тогда Валентайн отпустил бы ее на все четыре стороны. Никто не потащил бы ее к Сноуку, просто потому что никто не был настолько ему предан, как Кайло. Все благополучно забыли бы о ней и ее дочери. По крайней мере, до поры до времени. Но дать Рену погибнуть Рейлин не могла. А предать его может? Она колебалась. Не знать ответа на этот вопрос было мучительно. Или она все уже знает? Но боится признаться самой себе? Рассказать ему все прямо сейчас! И вместе они сокрушат всех врагов. Вместе им многое по силам. И нет ничего невозможного. Но если бы дело было только в противоборствующих сторонах в Первом ордене. Есть еще Сноук. И если придется выбирать между ней и стариком, Кайло выберет его. Так было всегда. И вряд ли что-то изменилось теперь. Рей грустно усмехнулась. Она никогда не верила в самостоятельность Кайло, никогда не верила в его решимость. Быть может, в том суть его натуры? Быть на вторых ролях, теша себя иллюзией свободы, не принимать решения.

Глупо. Так глупо осознавать, что в борьбе за чье-то сердце и душу ты проигрываешь старому мууну. Впрочем, борьба имела бы смысл пять лет назад. Но тогда Рей решила бороться только за себя.

***

Возмущение в Силе было настолько сильным, что Рей подскочила на узкой больничной кровати, несмотря на лекарства, которые ей ввели. Рей захлестнули волны боли, отчаяния и тоски, настолько удушливые, что молодая женщина прижала руку к груди, стараясь унять бешеный бег сердца, она хватала ртом воздух, словно рыба, выброшенная на берег, и задыхалась. Отчаянно пищали приборы, к ней наперегонки бросились медицинские дроиды. Движением руки Рей смела их в сторону и вскочила с кровати, выдирая из себя иголки, отцепляя провода, в спешке разрывая тонкий пластик. Визг мониторов стал нестерпимым, Сила кипела вокруг. Что-то затрещало, посыпались искры. И наступила блаженная тишина. Рейлин сделала пару нетвердых шагов, холодный пол неприятно льнул к босым ногам, больничная рубашка болталась на теле. Неважно! Пульсирующий шар отчаяния полыхал в Силе, заставлял сердце неистово колотиться. Рей с силой сжала виски руками, зажмурилась так, что перед глазами заплясали разноцветные точки. Голова кружилась, Рей шатало, как пьяную. И внезапно она поняла. Кайло! Это был он. Узы вспыхнули алыми нитями, потрескивая и искрясь. Крифф! Сметая все на своем пути, Рейлин вылетела из медотсека. На мгновение замерла, оказавшись в ярко освещенном коридоре, а потом, не обращая внимания на шокированные взгляды и мысли персонала «Финализатора», что устремились на нее со всех сторон, подобно людскому гулу в толпе, ринулась к покоям Кайло, отталкивая тех, кто неосторожно возникал у нее на пути. Разбираться, что к чему, времени не было, изображать деликатность – тоже. Узы визжали так, что, казалось, барабанные перепонки сейчас лопнут. Рей Силой вскрыла замок и влетела в покои Кайло.

Он сидел на полу, прислонившись спиной к креслу, рядом валялась пустая бутылка из-под кореллианского виски. Рейлин замерла на мгновение, оглядывая эту картину. Кайло поднял на нее совершенно больной взгляд, глаза были покрасневшие, бледность лица подчеркивали растрепанные черные волосы, да и сам вид его был таков, словно он собирался в спешке. Всегда педантичный и аккуратный в одежде, сейчас Кайло выглядел так, словно не смотрел толком, что и как на себя надевает.

- Кайло, - прошептала Рей, обессилено прислонившись к двери спиной.

Ей хотелось крикнуть: что случилось? Спросить: чем я могу помочь? Уверить: она рядом. Молодая женщина молчала.

- Их больше нет, - произнес Кайло, глядя прямо перед собой, - и это сделал я. Их больше нет.

Кого? Ее недоумение росло вместе с его болью, мешаясь в причудливый клубок эмоций, разрывающих душу на части. Кайло поднял пустую бутылку, удивленно посмотрел на нее, словно не верил, что она пуста, а потом хрипло рассмеялся. Этот смех, больше похожий на сдавленные рыдания, морозом прошелся по коже Рей.

- Их больше нет, - повторил Кайло и изо всех сил запустил бутылкой в стену.

Бутылка разбилась со звуком, похожим на выстрел. Рей вздрогнула всем телом.

- Я остался один, - продолжал Кайло, - единственный Скайуокер в галактике.

И Рей поняла. Она с жалостью посмотрела на сидевшего перед ней мужчину, что скорбел о потерянной семье. Но разве не этого он всегда хотел?

- Хотел? – спросил Кайло, - о да. Жаждал. И все сделал правильно.

Правильно или нет. Но теперь его захлестывали эмоции мало похожие на радость. И Сила визжала от гнева и боли.

- Их нет, - снова тупо повторил Кайло, - и ты помогла мне в этом, - он пристально посмотрела на Рей.

А потом, резко поднявшись, оказался рядом. Кайло упер обе руки в стену, нависнув над Рей, заставив ее сжаться, почувствовать себя маленькой. Вспышкой мелькнул страх, сменившийся нервным возбуждением от неожиданной близости мужчины. Волоски на коже стали дыбом. Она чувствовала тепло чужого тела, и голова кружилась не только от слабости, вызванной болезнью. Глупо было отрицать, что Рей волновала близость Кайло. Грудь высоко вздымалась, шумное дыхание нарушало тишину комнаты.

- Ты помогла, - прошептал Кайло, склоняясь ниже, обдавая ее запахом алкоголя, - но ты тоже ушла. И я остался один.

Рей хотела бы возразить, но все ее возражения пропали, когда Кайло поцеловал ее, грубо впиваясь в губы, сминая их, почти кусая, срывая болезненный стон. Он хрипло рассмеялся, оторвавшись от Рей, секунду смотрел, а потом резко притянул к себе, сминая рубашку на пояснице, вторая рука сжала ее грудь, заставляя зашипеть от боли, и снова поцеловал. Ей бы следовало оттолкнуть его. Ей бы следовало протестовать. Ей бы следовало…Но когда это она могла противиться его поцелуям? Перед глазами все плыло, колени подгибались от внезапно нахлынувшей слабости. То, чего она подспудно желала все это время, наконец, произошло. И глупо было отрицать, что она скучала по этим объятиям, что она жаждала этих поцелуев. Голова кружилась, тело пылало. Отчаяние и боль сплелись в хриплом шепоте слов, что не различить, и стонах, разрывающих тишину комнаты.

Кайло не был с ней нежен. Он словно старался наказать ее, отомстить за те пять лет одиночества, на которые она обрекла его. Но сколь упоительно было отдаться на его милость, снова ощутить ту власть, что он имел над ней. Над ее телом, разумом, душой и сердцем. И Рей отдалась, позволяя волнам наслаждения, боли и отчаяния уносить себя куда-то далеко.

Кровать знакомо проминалась рядом под его весом. Мирная тишина царила в комнате. Рей лежала, глядя в потолок. Она знала, что Кайло не спал. Страсть схлынула, оставляя после себя пустоту, ту самую, куда она чуть было не ушла, но Кайло не дал. Осознание этого заставило сердце сжаться, Рей рывком села на кровати, прижимая к груди одеяло. Кайло неловко пошевелился, словно протестуя, но по-прежнему молчал.

- Не следовало меня спасать, - глухо произнесла Рейлин.

Повисла тишина. Она тянулась так долго, что женщина почти уверилась: Кайло так и не удостоит ее ответом.

- Это было мне решать, - просто ответил Кайло и сел рядом.

Его горячее дыхание опалило плечо, он принялся чертить пальцем какие-то узоры на ее обнаженной спине, и от этой ласки Рей млела. Ей срочно требовалось сказать ему какую-нибудь гадость, грубость, обидеть, чтобы только не поддаться этому волнующему чувству в груди, что рождалось от его близости. Это было неправильно, опасно. Ей ни в коем случае нельзя…что нельзя, Рей уже и сама не знала. Все мысли выветрились из головы, когда она ощутила прикосновение теплых губ к своему плечу, а потом к шее.

- Я люблю тебя, - прошептал Кайло, обдавая горячим дыханием ее щеку, - разве я мог дать тебе погибнуть.

Внутри что-то оборвалось, словно ледяной порыв ветра прошелся по коже, ударил в грудь, выбивая дыхание, заставляя прерывисто выдохнуть.

Кайло так просто сказал эти слова, как нечто само собой разумеющееся. Пять лет прошло. Пять лет разлуки, обиды и боли. Могло ли быть так, что он до сих пор любит ее? Могло ли быть так, что она до сих пор любит его? Следуя канонам классических старинных романов и мыльных опер, что показывали по голо-ТВ, ей следовало бы сейчас обернуться и ответить, что она тоже любит его, а потом приникнуть к его губам в неистовом поцелуе. Но они не в романе. И все гораздо сложнее, чем ей самой хотелось бы. Есть Ши, Сноук и Первый орден. Есть война, конца которой не видно. И есть она сама – главное препятствие всему.

На языке вертелось: «любишь меня? Достаточно ли сильно, чтобы пойти против Сноука?» Но Рей промолчала. И слова Кайло повисли между ними, оставляя чувство неловкости.

И в этот самый момент раздался оглушительный взрыв, дверь в покои вылетела, с грохотом и треском впечатавшись в панорамное окно, транспаристил протестующее загудел, грозя расколоться и утянуть всех присутствующих в безжизненный вакуум космоса.

Кайло среагировал быстрее нее. Не обращая внимания на свою наготу, он вскочил, световой меч мгновенно оказался в его руках, а ворвавшихся в комнату штурмовиков отбросило к стене. Ошеломленная Рей замерла на постели, судорожно прижимая к себе одеяло. В покои неспешным шагом вошли Валентайн и Хакс в сопровождении штурмовиков и солдат.

- Кайло Рен, - торжество в глазах Хакса неприкрыто сияло, - вы арестованы по обвинению в заговоре против Верховного лидера.

Рот Рей изумленно приоткрылся, во все глаза она смотрела на самодовольного Хакса и бесстрастного Валентайна.

- Какого криффа! – зарычал Кайло, вспыхнул световой меч.

Но привести его в действие он не успел. Валентайн махнул рукой, и кто-то из солдат вытолкнул вперед Шинейд. Рей вскрикнула. Дочка в смешной пижаме с лот-котятами изумленно озиралась, терла кулачками заспанные глаза.

- Не дергайся, Кайло, иначе я снесу девчонке голову, - холодно произнес Валентайн, активировав световой меч, что опасно загудел возле щеки притихшей девочки.

Рей дернулась на кровати.

- То же относится и к тебе, Рейлин, - даже не глядя в ее сторону, бросил рыцарь.

Женщина замерла, ее мозг лихорадочно метался в поисках выхода. Она должна что-то сделать. Они не могут вот так просто арестовать Кайло. Они не могут уничтожить его, Сноук обязательно начнет разбираться, не поверив в предательство любимого ученика. И тогда он вывернет их наизнанку. А узнав правду, убьет. Ведь так? Так?!

- Одевайтесь, Рен, - брезгливо произнес Хакс и повернулся к ней, - вы тоже, леди Рейлин. Вы обвиняетесь в дезертирстве в военное время. Впрочем, - хмыкнул генерал, - суд учтет вашу…кхм…помощь в разоблачении заговора.

Это было словно удар под дых, побледневшая Рей кинула умоляющий взгляд на Кайло, его глаза потемнели, лицо исказилось в странной смеси неверия и гнева. Он опустил меч. Губы изогнулись в презрительной усмешке, холодной и жестокой, являвшей собой столь разительный контраст тем словам, что он сказал ей всего каких-то пять минут назад. Дыхание перехватило, в ушах зазвенело. Казалось, что Рей падает в темную бездну, которой нет конца. Ощущение полета закладывало уши, происходящее словно бы отодвинулось на задний план.

«Кайло…»

Он опустил ментальные щиты так резко, что Рей упала навзничь на широкой кровати.

***

- Кайло.

Тишина.

- Кайло.

Молчание.

- Кайло! Крифф тебя раздери!

Рей ударила кулаком в стену своей камеры. Узы молчали.

- Идиот! – зарычала женщина, - ответь мне!

Пустота.

Рей грязно и витиевато выругалась и закружила по комнате, словно дрексл, выслеживающий добычу. Камеры на астероиде Сноука не могли похвастаться большими размерами. Четыре шага в длину, три в ширину. Поворот. Снова шагать. Шагать. Шагать. Стены были из камня, влажного и холодного. И Рей все время мерзла. А еще камень, похоже, ослаблял ее чувствительность к Силе. Поэтому-то ей и нужен был Кайло. Вместе они могли бы выбраться отсюда. Умирать здесь Рей ни в коем случае не планировала. Узы работали, это Рейлин знала точно. Но Кайло не отвечал. Мысль о том, что, возможно, его уже казнили, Рей тут же выбросила из головы. Она бы точно это почувствовала. А это значит, что упрямый Рен закрылся от нее. И это было обоснованно. Его обида и злость, она ведь предала его, о чем любезно сообщил Хакс в ту ночь, когда их арестовали. Но разве сейчас это имело значение? Когда они заперты в темнице резиденции Верховного лидера, а где-то там их дочь совсем одна. Мысль о том, что Шинейд уже отвели к Сноуку, вызвала у Рей приступ дурноты. Голова закружилась: Рей не могла похвастаться ни здоровым сном, ни обилием пищи. Ее не морили голодом, но на еде для пленников здесь явно экономили.

- Кайло!

Он молчал. Рей продолжала кружить по камере. Четыре шага в длину. Три в ширину. Костяшки пальцев были разбиты в кровь, губы искусаны, босые ноги были грязными. Рей зябко поджимала то одну, то другую, когда останавливалась посреди камеры. Одета она была все в ту же больничную рубашку, которая не давала тепла, и Рей накинула на плечи рваное тонкое одеяло, что было здесь на узкой лежанке.

- Кайло!

Она ударила в его ментальные щиты, но они даже не дрогнули, Кайло не отозвался. Крифф! Ну не может же он не понимать, что только вместе они выберутся отсюда! Рей с размаху плюхнулась на твердую лежанку и зашипела от боли в ягодицах. Твою мать! Хотелось опереться на стену, но та была настолько холодной, что Рей не стала, замерев в напряженной позе.

Сколько дней прошло с момента их ареста, женщина могла сказать лишь приблизительно. Три-четыре. День она провела в камере «Финализатора», а потом они прибыли в резиденцию Сноука, и ее перевели сюда. Кайло она видела лишь мельком, при высадке на астероид. Конечно, их развели по разным камерам. Глупо было надеяться, что разместят хотя бы рядом. Впрочем, эти каменные мешки на астероиде не имели никакого сообщения между собой. Так что, может быть, Рен и рядом с ней, по соседству. Рей злобно ударила кулаком в стену. Вдруг услышит? Глупость, конечно. Только истощение собственных сил. Ее не водили на допросы, никто из ее тюремщиков не показывался. Впрочем. Зачем? Ее вина доказана пять лет назад. Осталась только мера пресечения. И это будет смерть. В этом Рейлин нисколько не сомневалась.

- Кайло!

Она сосредоточилась. Хватит! Сегодня она до него достучится! Сила мерцала вокруг слабо, словно бы огонек свечи, что далеко от тебя во Тьме. Рей потянулась к нему, ощущая, как напряглись мышцы вслед за напряжением разума. Было больно, но она должна ухватить этот огонек, ее единственный шанс. На лбу выступил пот, кровь из прокушенной губы потекла по подбородку, оставляя теплый след на коже.

«Ответь мне!»

Должна быть брешь в его защите. Обязательно должна! Кайло всегда легко и надежно закрывал свой разум. Но не от нее. Только не от нее.

- Кайло, - прошептала она, - пожалуйста. Ради Шинейд.

Силы были на исходе. Огонек мигал и грозил погаснуть. В ушах звенело, в затылке поселилась тянущая боль. Велико желание было бросить все, отступиться. Еще немного, пообещала себе Рей, еще чуть-чуть. Она тянулась, едва сдерживая стон боли. И вдруг все закончилось.

- Чего ты хочешь? – хриплый голос заставил ее распахнуть глаза и сдавленно охнуть, увидев напротив Кайло.

Он был бледнее обычного, губы разбиты в кровь, один глаз заплыл, лоб рассекал порез, на скулах - царапины, костяшки пальцев сбиты, как и у нее. Рей в мгновение ока оказалась рядом, потянулась к его лицу. Он резко перехватил ее руку, останавливая, до боли сдавливая запястье. Черные глаза полыхали злобой. И Рей опомнилась, остановилась, потянула руку на себя, и Кайло с готовностью отпустил ее, скрестил руки на груди.

- Ну?

- Я… - Рейлин растерялась. Она не ожидала увидеть его в таком виде. Они выбивали из него признание?

- И я им его не дал, - бросил Кайло и поморщился, - думай тише, право слово.

Рей поджала губы. Просто невыносим! Но если она хочет выбраться отсюда, придется терпеть.

- Нам надо выбираться отсюда, - начала женщина.

- Да ну! – Кайло поджал губы, - а я-то думал, что останемся в гостях. Тем более что хозяева так гостеприимны.

- А можно без этого? – терпения ее хватило лишь на одну фразу, - ты же сам понимаешь, что…

- Что, Рей? Что ты предала меня?

Рей вздрогнула и попятилась, столько ярости и ненависти было в глазах Кайло, что женщине на мгновение стало страшно. Казалось, что он готов броситься на нее и убить. Пусть это и было невозможно через Узы. Наверное. Сейчас Рей готова была поверить, во что угодно. Кажется, им предстоит долгий и неприятный разговор. Рей поджала губы, опустилась на свое негостеприимное ложе, и процедила:

- Когда именно? Сейчас? Пять лет назад?

Лицо Кайло, обычно такое выразительное, превратилось в каменную маску, он откинулся назад, видимо, опираясь на стену, поморщился. По спине Рей пробежали мурашки, она поспешила закрыться от чужих ощущений. Ей и своих-то хватит с лихвой! Хорошо, что Узы работали сейчас, как испорченная связь, с перерывами, упуская множество нюансов эмоций и ощущений. И сейчас это было благом.

- О! – протянул Кайло, - пять лет назад ты просто трусливо сбежала, не в силах признать…

- Что признать? – прервала его Рей, чувствуя, как поднимаются из глубины души обида и гнев.

- Что ты слаба, - прошипел Кайло, - не способна управлять Силой и собственной жизнью! Куда уж там галактикой!

- Ах вот как! – молодая женщина вскочила, - а ты не слаб? Нет?! Раб Сноука и собственных страхов! Ты никогда не будешь править галактикой, не тешь себя иллюзиями! Ты всегда будешь лишь шавкой мерзкого честолюбивого старика, который не даст тебе воли, что бы ты там себе ни думал!

- Зато ты так свободна, - с иронией протянул Кайло, - сидишь в каменном мешке, гордая и независимая.

Губы Рей затряслись, она сжала кулаки так, что ногти впились в ладонь.

- Ты легла под меня, чтобы дать возможность кучке идиотов сместить меня, но просчиталась, Рейлин, - казалось, чем больше она злится, тем спокойнее Кайло, - что тебе было обещано? Какое место в Ордене?

- Смею напомнить, - голос дрожал от обиды, щеки пылали от унижения, - это ты поцеловал меня первым.

Кайло никак не прокомментировал эти слова. Повисла тишина, молчание между ними было напряженным и тяжелым. Разговор зашел в тупик. Да и не разговор вовсе, обмен взаимными упреками. Рей закусила губу, сделала три шага поперек камеры, бросая на Кайло нервные взгляды. Она должна добиться сотрудничества с ним. Только думает она сейчас совсем не об этом. Им надо поговорить. Сила! Да им надо было поговорить пять лет назад! Кайло ведь прав, она просто трусливо сбежала. А, может быть, ей стоило рассказать ему? О своих страхах и сомнениях. О боли и о том, как сильно она его любит. Рей вдруг осознала, что никогда толком не говорила ему об этом.

- Ты прав, - Рей устало опустилась на лежанку, - ты абсолютно прав. – Молодая женщина потерла висок и продолжила, не глядя на Кайло, - я трусливо сбежала. Тогда, пять лет назад я, - прерывистый вздох, каждое слово давалось с трудом. Она никогда не собиралась откровенничать с ним. И вот теперь пришлось, - я…устала. Я устала от войны, устала быть гончей для Сноука, его верным оружием. Устала от тотального контроля с его стороны. Ты же, - Рей покачала головой, - ты был слеп из-за своей преданности к нему. Это и понятно, он верил в тебя так, как никогда не верила твоя семья, он дал тебе цель в жизни, он поощрял все твои темные инстинкты. Он даже, - горькая усмешка, - разрешил нам любить друг друга. Видимо, считая, что это будет полезно нам. Или же, - болезненное осознание, словно вспышка молнии, - надеялся, что от нашего союза появится ребенок. Новый Избранный. Тогда единственным выходом для меня было бежать. Ты никогда не поддержал бы меня, а я поняла, что больше не могу быть слепым орудием. Я хотела взять судьбу в свои руки. И я хотела дать нашему ребенку выбор, которого никогда не было у меня.

Рей замолчала, она смотрела куда-то в стену, только, чтобы не встречаться взглядом с Кайло. Этот длительный монолог забрал все силы. Если Узы сейчас прервутся, то она, наверное, никогда больше не сумеет их восстановить.

- Ты не спросила меня, - грусть в голосе Кайло заставила Рей задрожать, - ты даже не попыталась со мной поговорить. Все твои обмолвки и робкие намеки. Крифф! Рейлин, что стоило сказать мне прямо?!

- Тогда ты не отпустил бы меня, - прошептала Рей, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы. Она с раздражением смахнула их.

- Верно, - ответил Кайло, - не отпустил бы.

- Вот видишь, - губы Рей искривила печальная улыбка, и женщина продолжила, - а Валентайн предложил нам с Шинейд свободу. И да, Кайло, - Рей посмотрела прямо в глаза мужчине, - я согласилась в обмен на твою жизнь. Мне было глубоко плевать, что будет с тобой, лишь бы я и Ши оказались, как можно, дальше от всех подконтрольных Первому ордену систем.

Кайло вздрогнул всем телом, нахмурился.

- И ты ему поверила, - покачал головой мужчина, - право, Рейлин, я считал, что ты умнее.

- Я тоже, - вздохнула Рей.

С губ Кайло сорвался сухой смешок, и он тут же поморщился от боли. Женщина с жалостью посмотрела на него, но подойти не посмела.

- Теперь Валентайн приведет Шинейд к Сноуку. И когда нас не станет, единственной ее опорой будет Сноук. Он сумеет воспитать ее идеальным оружием, каким была ее мать, - произнес Кайло.

Рей покачала головой, от внезапного осознания пересохло горло. Дура! Дура! Какая же она слабовольная и глупая идиотка! Почему она не поняла этого сразу? Ведь Валентайн практически сам сказал ей. «При любом раскладе, Рейлин». От ужаса хотелось завыть. Отчего она решила, что видения Валентайна – гарантия жизни ее дочери? Великая Сила! Как можно было быть такой слепой! Рей в ужасе посмотрела на Кайло, он весь превратился в вопросительный знак. Когда молодая женщина заговорила, слова едва слетали с онемевших губ:

- Нет, Кайло, ты не понимаешь. Он не поведет ее к Сноуку. Он собирается убить старика, а потом…он убьет и Ши.

- С чего ты взяла? – резко спросил ее Кайло, мгновенно изменившись в лице.

- Я…я покажу, - запинаясь, произнесла Рей.

Кайло скользнул в ее разум привычно, легко и очень бережно, нежно. Так, что она даже не заметила его присутствия. Лишь когда поняла, что молчание затянулось, открыла глаза, чтобы натолкнуться на яростный взгляд мужчины.

- Ну ты и дура, Рейлин Рен! – рявкнул Кайло, вскочив, - нашла, к кому пойти, кому довериться! Поверить не могу, что ты это сделала! Ты! Одна из умнейших женщин Первого ордена!

Рей трясло, как в лихорадке. Мысль о том, чтобы огрызнуться, даже не приходила в голову. Пусть ругает ее. Она заслужила. Все это сейчас неважно.

- Нам надо выбираться, - Рей стремительно пересекла камеру, вцепилась в одежду Кайло, - нам надо спасти Шинейд. Кайло, прошу тебя, - слезы текли по щекам, - все, что угодно, все, что захочешь. Но помоги мне выбраться, чтобы спасти дочь!

- Успокойся! – прикрикнул Кайло, и Рей перестала трястись. Мужчина тяжело вздохнул, ласково отер большим пальцем слезы, - эй, - он вдруг ласково улыбнулся, - где моя смелая девочка? Разве это ты? – Рей, всхлипнув, попыталась отстраниться, но Кайло не дал, притянул к себе, обнимая, баюкая, как ребенка, - мы выберемся, Рей, мы обязательно спасем Ши. Просто доверься мне.


========== Не “happy end” ==========


У бурных чувств неистовый конец,

Он совпадает с мнимой их победой.

Разрывом слиты порох и огонь,

Так сладок мёд, что, наконец, и гадок.

Избыток вкуса отбивает вкус.

У.Шекспир, «Ромео и Джульетта»


Мертвый ребенок смотрит в небо застывшим взором, голубые глаза подернуты пленкой смерти. Рей отшатывается, ее тошнит. Она пытается вдохнуть. В нос врывается запах гари. В ужасе Рей оглядывается: разрушенные взрывами здания, обгорелые остовы, гниющие трупы. И запах гари, навязчивый, прилипчивый. Она бежит куда-то, желая вырваться, не видеть этого всего. Но запах гари все отчетливее, вокруг нее кружит пепел. В панике Рей озирается. И понимает, что спасения нет. Она навсегда останется здесь, среди этих руин. В руках у нее мертвый ребенок, скалящийся ей посиневшими губами. Она вскрикивает от ужаса.

И просыпается.

Рей рывком села на кровати, сердце бешено стучало, в ушах стоял гул, по вискам струился пот.

- Рей? – голос Кайло заставил ее подпрыгнуть на кровати.

Одна из особенностей рыцарей Рен – спать чутко. Она была бы рада сейчас крепкому сну.

- Все хорошо, - собственный охрипший голос показался чужим, - спи.

Кайло что-то неразборчиво пробормотал и мирно засопел. Рей еще немного посидела на кровати, пытаясь выровнять пульс. Наконец, ей это удалось. Она встала и прошла в ванную. Бесстрастное зеркало отразило ее бледное лицо и глубокие тени под глазами, которые росли день ото дня. Рей оперлась рукой на раковину и включила воду. Наблюдая за серебристо-голубой струйкой, она попыталась привести в порядок свои мысли. Удавалось плохо. Ее никак не отпускал кошмар. Один из десятков, мучивших ее в последнее время. Она знала, что видит Чандрилу в своих снах. И еще десятки других звездных систем, разрушенных городов, погубленных жизней. Сколько их было? Не сосчитать. А сколько еще будет.

Рей снова посмотрела на себя в зеркало и четко произнесла:

- Палач Чандрилы.

Отражение в ответ презрительно скривило губы.

Галактика никогда ей этого не забудет, чему немало поспособствовала Лея Органа, развернувшая в прессе настоящую кампанию против нее. Что же. Поначалу Рей упивалась этим. Учитель был доволен, Кайло и остальные рыцари впечатлены. И если раньше кто-то в Ордене и сомневался в ее способностях, то теперь лидера в ней признали все. Хакс получил свои генеральские погоны, и отчасти даже был благодарен Рей. Сама она ощущала свою значимость и, наконец, отправилась с Кайло в отпуск. Они отлично провели время на одном из курортов Чампалы. Но с тех пор прошло почти три года. Три года войны. Быть может, ей опять нужен отдых?

Она работала, как проклятая, иногда месяцами не видела Кайло вживую, только через Узы или Голонет. И убивала. Убивала ради Первого ордена, ради Учителя, ради того, чтобы построить Новую Империю. В какой-то момент она перестала ощущать себя человеком – лишь машиной для убийства, для покорения систем, для мирных и не очень переговоров, для интриг Первого ордена. О, в этом она была сильна. Орденская змея. Но она устала. Как же она устала! Физическая усталость вскоре привела к усталости моральной. Нервы были на пределе, и Рей срывалась по поводу и без. Вспышки ее ярости сравнимы были только что с гневом Кайло, отношения с которым тоже были далеки от идеальных. Что же. Это тоже, наверное, закономерный итог: первое очарование прошло, они узнали друг друга лучше. И вслед за приятными чертами характера проявились неприятные. Все правильно, логично. И она это прекрасно понимает своим острым умом. Но почему же так тошно тогда?!

Рей стукнула кулаком по раковине, струйка воды вздрогнула, зеркало отразило некрасивую складку на лбу, пролегшую между бровей. Ей надоело быть в космосе, здесь холодно и безлико. Она как-то незаметно перебралась в покои Кайло на «Финализаторе», большая часть ее вещей была теперь у него, большую часть времени Рей проводила здесь. И почему-то в последнее время стала ощущать острую нехватку личного пространства. Дюрастиловые стены давили на нее, невозможность открыть окно, почувствовать свежий воздух угнетала.

Рей прикрыла глаза. Да что с ней такое? В конце концов, раньше она не жаловалась. Но то было раньше. До Чандрилы, до этих кошмаров. Кайло пытался с ней поговорить, как-то к ней подступиться. Все его попытки она встречала яростным сопротивлением, выставляла вперед свои ментальные щиты и молчала.

Бросить все! Эта мысль все чаще и чаще посещала ее в последнее время. Но кто же разрешит ей? И Рей скрывала эти мысли, словно дорогой подарок завернула в многослойную бумагу из других, прикрыла эмоциями и чувствами и спрятала так тщательно, что даже Учитель пока ничего не заподозрил. Можно было бы гордиться собой. Только вот она не гордилась.

В довершение всего в последнее время она чувствовала себя прескверно: слабость и бесконечные головные боли, а недавно добавилась и тошнота, запах гари, преследовавший ее в ночных кошмарах, стал появляться и наяву. Все это отразилось на ее тренировках. Наставница была недовольна. Рей лишь огрызалась.

Ей точно нужен отдых. Так больше продолжаться не может. Эти кошмары, отсутствие нормального сна сведут ее с ума.

Рей закрыла воду, постояла еще немного в ванной и вернулась в комнату. Кайло, конечно, не спал. Он включил ночник и что-то листал на датападе. Но тут же отложил его при появлении Рей. Великая Сила! Только бы он не начал выяснять, что с ней такое! Сила ее не услышала.

- Звездочка, что случилось?

Подавив в себе желание огрызнуться, Рей тяжело опустилась на кровать и коротко ответила:

- Плохие сны.

Кайло притянул ее к себе, уютно устроившись у него на груди, Рей закрыла глаза, слушая, как стучит его сердце, ровно и сильно.

- Ты сама не своя в последнее время, - тихо произнес Кайло.

- Я знаю, - пробормотала Рей, - просто устала, - и, повинуясь внезапному порыву, произнесла, - давай улетим? Куда-нибудь далеко! – она приподнялась и заглянула Кайло в глаза, - вдвоем. Туда, где нас никто никогда не найдет, туда, где нет войны.

Кайло нахмурился. Он понял ее именно так, как она хотела. Ведь она уже не в первый раз ведет такие речи. И Кайло это не нравилось.

- Мы не можем, - осторожно произнес мужчина, - не сейчас, когда победа так близка.

- Ну да, - пробормотала Рей, отодвигаясь, - конечно. Я это слышала год назад, и два года назад. И победа всегда была близка.

- Звездочка, - он робко коснулся ее плеча, Рей резко дернулась в сторону, Кайло лишь вздохнул, повторил, - мы не можем. Не сейчас.

- Никогда! – резко бросила Рей, соскочив с кровати.

Она начала быстро одеваться.

- Куда ты? – строго спросил Кайло.

- Подальше от тебя! – рявкнула Рей и вылетела за дверь.

«Финализатор» спал. Сила! Как она ненавидит этот корабль. Его коридоры, переходы, всех людей, что на нем находятся. Ненавидит всем своим сердцем! Рей ворвалась в тренировочный зал. Ей необходимо выпустить пар. Денег Первого ордена вполне хватит на новых тренировочных дроидов! Однако тренировка не продлилась долго, в какой-то момент на Рей накатила такая слабость, что она медленно осела на пол, голова кружилась, в глазах потемнело. Рей склонила голову на грудь, заставляя дышать себя медленно и глубоко, пережидая приступ дурноты. Только бы не упасть в обморок! Нет. Это уже никуда не годится. Кажется, ей нужен врач. Что-то с ней не то. Пора обратиться к специалисту. Но не здесь, не на «Финализаторе». Никто не должен знать, что у леди Рейлин проблемы со здоровьем. Если она правильно помнит, они сейчас где-то возле Акзилы. Акзила вполне подойдет. Планета-город, где легко затеряться, Корусант на Внешнем Кольце. Ей только нужно придумать правдоподобную причину, по которой ей вдруг понадобилось спуститься на планету. Рей задумалась на мгновение и слабо улыбнулась пришедшей в голову мысли. Она скажет, что отправилась по магазинам за новым нарядами, что ей надо развеяться. Таким образом, никто не удивится, а Кайло точно не захочет ее сопровождать.

Обрадованный некоторой переменой в ее настроении – Рей изо всех сил старалась казаться беспечной – Кайло даже предложил ей свой «Сайленсер». Но Рей отказалась. Ей не нужно привлекать излишнее внимание. Она и наряд выбрала самый простой: черная длинная юбка, простая синяя блузка и черный плащ с большим капюшоном, скрывающий лицо. Посадка прошла успешно, оплатив стоянку в доке одного из космопортов Акзилы на сутки вперед, Рей наняла такси и приказала доставить ее на нижние уровни. Конечно, качество медицинской помощи там хуже, но и вопросов, скорее всего, не возникнет. На всякий случай в складках плаща женщина прятала меч. Она попросила высадить ее рядом с каким-то сомнительным баром и, сверяясь с картой, поспешила по переулку вниз, проталкиваясь через разномастную толпу, надеясь, что слежки за ней нет. Впрочем, кто бы стал за ней следить? Свои не посмеют, если только им не прикажет Верховный лидер, но Сноуку, к счастью, в последнее время не до нее. Еще могла быть слежка инициированная Кайло, но он, кажется, поверил в ее сказку о нарядах. Есть еще Сопротивление, агенты которого на Внешнем Кольце особенно активны. Но для этого она и взяла неприметный шаттл и постаралась слиться с толпой.

Наконец, Рей нашла небольшой медицинский центр. Приветливая девушка за стойкой регистрации спросила, назначено ли ей. И уверила, что ничего страшного в том, что она не по записи.

- Мисс?

- Смит, - ответила Рей.

Девушка понимающе кивнула.

Вскоре к Рей вышел молодой доктор. Женщина скептически оглядела его: белый халат, невозмутимое выражение лица, внимательный взгляд серых глаз. Что же. Выбора у нее нет, раз уж она решилась. И Рей проследовала за ним в кабинет. Здесь царила стерильная, неживая, как будто бы ненастоящая чистота, преобладал белый цвет и холодный блеск металлических поверхностей, от которого Рей поежилась. Она частенько бывала в медостсеке после своих миссий, лечила ранения, но еще ни разу ей не было так страшно. Возможно, потому что, не считая боевых ран, она никогда ничем серьезным не болела.

- Я вас слушаю, мисс Смит.

Рей замерла на мгновение, оказалось, что сформулировать свои жалобы не так-то просто. Появилось желание встать и уйти. Но ей нужна помощь! Вот именно сейчас приступ дурноты напомнил о себе. Рей сглотнула, во рту прочно поселился противный привкус желчи, и медленно, путаясь и повторяясь, начала рассказывать. Доктор слушал ее внимательно. Потом предложил лечь на кушетку и взял в руки медицинский сканнер. Доктор хмурился и что-то считывал, потом отложил сканнер, и позволил себе едва заметную усмешку. Рей вопросительно посмотрела на него, подавляя в себе желание прочитать его мысли. Она хочет побыть обычным человеком, хочет услышать заключение.

- Ну что же, мисс Смит, как я и предполагал, вы беременны.

Рей замерла, глаза ее смешно округлились, рот приоткрылся. Она резко села на кушетке, изумленно моргая. Что? Быть может, она ослышалась? Быть такого…не может? Женщина нервно сглотнула, провела рукой по лицу, будто бы отгоняя кошмар.

- Я…что? – тупо спросила она.

- Четырнадцать недель, - продолжал тем временем доктор.

Рей начала нервно улыбаться. Четырнадцать недель? Это…

- Чуть больше трех месяцев, - пояснил доктор, делая какие-то пометки в датападе.

Рей ошеломленно смотрела перед собой, потом перевела взгляд на руку, в которую был вживлен имплант, включающий в себя стандартную защиту от большинства известных в галактике инфекций и от нежелательной беременности. Мог ли он дать сбой? Ну, судя по тому, что она беременна, мог. Даже в ее мыслях это звучало как-то странно. Сон. Это очередной дурной кошмар, она сейчас проснется. Рей даже ущипнула себя украдкой. Не помогло. Но ведь не было никаких сбоев в ее физиологии! Только последний месяц, на что она, увлеченная очередными боевыми действиями, конечно, не обратила внимания. И, как оказалось, зря. Женщина отчаянно затрясла головой и положила руку на живот. Она не чувствовала ничего, никаких новых ощущений. Как так могло быть, что она теперь не одна? Что в ней живет кто-то похожий на Кайло, и на нее. Великая Сила! Какая дурная наследственность! Ребенок убийц. И как сообщить Кайло? И…Сноук узнает! В ушах зашумело, Рей вцепилась в кушетку до боли в пальцах, только чтобы не упасть. Доктор поднял на нее взгляд.

- Хотите ли вы прервать беременность?

Рей дико посмотрела на него. На мгновение мелькнула мысль, что это выход, решение проблемы. Никто никогда не узнает! Она просто прервет эту жизнь. Еще одну. Ей не впервой. На глаза навернулись гневные слезы.

- Нет! – Рей резко поднялась. И провела рукой, почти забытый жест, скорее джедайский, чем ситхский, - ты забудешь о моем визите, ты сотрешь историю болезни.

- Я забуду о вашем визите, - покорно повторил доктор, - я сотру историю болезни.

Накинув на голову капюшон, Рей вылетела из кабинета, промчалась мимо улыбчивой администраторши, притормозила. И заставила и ее забыть свой визит.

Она мчалась по улочкам нижнего уровня, не разбирая дороги, пока легкие не начали гореть от нехватки воздуха. И только после этого остановилась и нервно расхохоталась. Что же ей теперь делать?! Ситуация была патовой. Это конец. Ее дитя, которое у нее отберут. Накатила паника, Рей нервно озиралась, словно уже сейчас была готова дать отпор невидимым врагам. Стоп. Женщина пару раз глубоко вздохнула. Стоп. Пора остановиться. Никто ничего не знает. И не узнает до поры до времени. У нее еще есть возможность что-то придумать. Главное, решить для себя, чего она хочет, поставить цели, определить задачи и выполнять их. Это как тактика на войне. Главное холодный расчет, трезвый ум. Напиться хотелось неимоверно. Но ей теперь, наверное, нельзя? Что она вообще знает о беременных и детях? Крифф! Да ничего! Она не планировала, даже не думала, даже в отдаленном будущем! А теперь…Рей снова положила руку на живот, чувствуя вдруг странную, робкую, еще только зарождающуюся нежность, а еще ответственность. Она теперь должна думать не только о себе, теперь от нее зависит крохотная жизнь. И она сделает все, чтобы это дитя было счастливее нее.

К моменту возвращения на «Финализатор» Рей приняла решение, а в голове оформился четкий план.

Она успешно сделала вид, что приобретение нарядов на Акзиле, которые она скупила не глядя в одном из крупных торговых центров, действительно подняло ей настроение. Рей успешно притворялась всем довольной. Активно участвовала в подготовке переговоров с властями Акзилы, считавшейся негласным центром планет Внешнего Кольца, много улыбалась, шутила. Начала тренироваться в полную силу, едва преодолевая чувство дурноты и предобморочное состояние. И перед каждой тренировкой касалась живота и шептала: «Малыш, потерпи. Это ради нашего общего будущего». И малыш терпел, за что Рей была ему благодарна. Она окружила свой разум непроницаемой стеной, за которую не могли пробиться ни Кайло, ни Сноук. Рей снова была на пике своей формы, управление Силой давалось ей легко, как никогда. И сейчас, как никогда, это было ей нужно. Таким образом, пустив пыль в глаза, Рей начала тайно готовить побег.

Во-первых, деньги. У нее был свой счет в одном из крупных банков Корусанта, филиалы которого были разбросаны по всей галактике. Отследить ее финансовые операции мог только Кайло, поскольку стоял выше нее по рангу, имея доступ к информации любого уровня в Первом ордене. Но он не стал бы. А остальные не имели такой возможности. Через Голонет Рей приобрела несколько поддельных удостоверений личности и раздробила свой счет на несколько, переведя деньги в разные банки по всей галактике на имена поддельных владельцев. Весьма крупную сумму она сняла лично, снова спустившись на Акзилу, на этот раз в составе делегации для переговоров. Так что даже и вид делать не пришлось, что ей что-то нужно на планете. Однако счет Рейлин закрывать не стала, оставив там пусть и маленькую, по сравнению с тем, что она уже сняла, но сумму. Если руководство банка и удивилось таким действиям, то не сообщило ей о том. А Рей было плевать. Главное, чтобы ее не смогли отследить.

Во-вторых, планета. Ей нужно далекое и тихое место. Можно, конечно, затеряться на том же Корусанте. Там отыскать человека, который не хочет, чтобы его нашли, практически невозможно. Но она не хочет жить в шумном и захламленном мегаполисе. Тихое, неприметное, отдаленное место. Внешнее или Среднее Кольцо. Лучше первое, чем второе. Умеренный климат. И то, что не на слуху. Чтобы ничего стратегически важного на планете не было. Белдерон подошел ей идеально.

В-третьих, транспорт. Она выбрала один грузовых шаттлов Первого ордена, с которого методично стерла все опознавательные знаки и коды доступа. Впрочем, там их было немного. На этом шаттле она спустится на Акзилу, где продаст одному из торговцев со Среднего кольца. Сама она уже приобрела другой корабль, небольшой транспортник, коих тысячи в галактике. Его она потом разберет и продаст по частям на Белдероне.

В-четвертых, ей надо скрыться от Кайло. А это значит разорвать Узы. Рей окопалась в голотеке «Финализатора». Удивленному Кайло отвечала, что заинтересовалась ситхскими голокронами и поиском их в галактике, ведь большинство из них или были утрачены во времена Старой Империи, или намеренно уничтожены Палпатином, и обещала рассказать, что узнает. Сама же искала способы уничтожить Узы Силы. И пришла к неутешительному выводу, что это возможно в двух случаях: смерти ее или Кайло и при отсечении себя от Силы. Первый способ ей явно не подходил, второй обещал быть мучительно болезненным. Но отступать было поздно. Главное, чтобы это не повредило ребенку, а сама она выдержит все, раз уж решилась.

В-пятых, время побега. Ранним утром, в пересменок, самый глухой час, когда и происходят чаще всего досадные оплошности в работе персонала «Финализатора» и перед тем, как корабль совершит гипер-прыжок, направляясь в миры Ядра. Она сбежит, а «Финализатор» уйдет в гипер-пространство прежде, чем ее хватятся. Таким образом, у нее будет фора для того, чтобы достичь Белдерона, отсечь себя от Силы. И, наконец, начать новую жизнь.

Одного она не учла: собственных чувств. Подготовка к побегу шла в режиме цейтнота, Рей некогда было думать о том, что она расстается с Кайло, но в ночь перед побегом на нее нахлынула тоска. Молодая женщина смотрела на спящего Кайло, расслабленного и спокойного. Он был центром ее галактики, чуть больше, чем целым миром. Сколько она себя помнила, Кайло всегда был рядом. Как она будет без него? Без его поддержки, нежности и любви. Совсем одна в этом мире. Мелькнула шальная мысль рассказать ему все, предложить бежать вместе. Ведь вместе они могут все. И нет ничего невозможного. Но он не согласится. Рей слишком хорошо его знала, чтобы тешить себя подобными иллюзиями. Отныне их пути расходятся. Кайло никогда не простит ее, страшно подумать, что он учинит, когда поймет, что она сбежала. А он поймет очень скоро, он ведь тоже хорошо ее знает.

- Прости меня, - прошептала Рей, склоняясь к мужчине и целуя его в уголок губ, - я люблю тебя.

Кайло прерывисто вздохнул, нахмурился во сне. Но так и не проснулся. Подспудно Рей желала, чтобы он открыл глаза, чтобы остановил ее. Ей вдруг стало страшно: впереди неизвестность и ответственность не только за свою жизнь, позади – любимый человек, который будет искать ее, а ей придется вечно скрываться. Правильно ли она поступает? Выбирает за себя и за своего ребенка. Здесь, в Первом ордене, под защитой Кайло, рыцарей, Сноука ее дитя не знало бы бед и горя. И никто не даст ей гарантии, что вдали от Ордена будет лучше. Глупости! Рей тряхнула головой, встала и начала быстро одеваться. Она не останется здесь, ее дитя не будет расти среди жестокости и крови, зная, что его родители - убийцы.

Рей вышла, тихо притворив за собой дверь. Ее вещи – необходимый минимум - были уже на шаттле. В коридорах «Финализатора» было тихо и пустынно. Те, кто видел ее, почтительно кивали, никто не заинтересовался, куда спешит леди Рейлин в столь глухой час. Все слишком хорошо знали, что неуместное любопытство может стоить им головы.

Корабль ждал ее в ангаре, накануне она сама проверила его, перенесла вещи. Сейчас, сидя за пультом управления, Рей медлила. Перед ней расстилался бескрайний космос, новая жизнь, будущее без войны. То, чего она хотела. Но Рей не спешила запускать двигатели. И поняла, что это страх.

Рейлин никогда не была бесстрашной, она боялась на поле боя и в зале переговоров, она была лишь человеком, с поправкой на то, что являлась рыцарем Рен, который не имел права выказывать страх, но это не значит, что не испытывал его. И этот самый страх сейчас шептал Рей, чтобы она вернулась, рассказала все Кайло. На мгновение видение счастливой семьи мелькнуло перед газами, усилием воли Рей отогнала его. Нет! Не будет никакой счастливой семьи. Просто не может быть. Не в этом месте.

Решительно направила Рей корабль прочь из ангара, рациональная ее часть размышляла о том, что перед побегом следовало бы поругаться с Кайло, тогда он не скоро стал бы искать ее, скорее бы ждал, что она придет мириться. А теперь сколько у нее есть времени? До вечера? До середины дня? До раннего утра, когда начнется тренировка, на которой Рей будет отсутствовать? Крифф! Ей следует торопиться, а не философствовать. Раз уж решилась, то надо идти до конца.

На мгновение Рей зависла над «Финализатором», в который раз поражаясь военной мощи Первого ордена, она не переставала восхищать молодую женщину, хоть и была ей теперь глубоко противна.

Рей усмехнулась и активировала гипер-привод.

***

Из космоса Белдерон не имел хоть сколько-нибудь примечательного вида. Да и сам ничем примечательным не был, чем и был хорош для планов Рей. И все же женщина разглядывала планету внизу. Как сложится ее жизнь здесь? Впрочем, если не сложится, то Рей сможет бежать дальше, в галактике миллионы звездных систем, где-то она обязательно сумеет построить новую жизнь для себя и своего ребенка.

Уже привычным движением Рей коснулась живота. Как это будет? Что если она не сумеет быть хорошей матерью? У нее ведь никогда не было семьи в классическом понимании этого слова, хотя если послушать Кайло, то ничего хорошего в этой самой семье нет. Рей усмехнулась. Кайло. Она уже скучала, безумно скучала, сердце рвалось на части, стучало неровно и гулко. Она больше никогда его не увидит, узнает о нем только из новостей в Голонете. Да, она сама выбрала этот путь. Но разве от этого легче? Нисколько!

Рей тряхнула головой. Ей предстоял самый сложный этап ее побега – отсечение от Силы. Не так много было информации об этом нашла Рей, возможно, в личной библиотеке Учителя или в старых ситхских голокронах рассказывалось больше, но кто дал бы ей доступ к первому и второму? Ей придется идти практически на ощупь, в полной темноте. Наставница когда-то сказала, что зрение ей совсем ни к чему. «Слушай Силу». Да. Наверное, это будет последний раз в ее жизни, когда Рей будет слушать Силу. Грустно усмехнувшись, Рей заблокировала корабль, пустив его дрейфовать на орбите Белдерона, и откинулась в кресле, закрыв глаза.

Что делать, женщина представляла себе весьма смутно. Почувствовать Силу вокруг, словно теплый океан, волны, что плещутся в пространстве, невидимые нити, пронизывающие вселенную, щупальца, что тянутся во все концы галактики. Почувствовать себя в Силе, сгусток Тьмы, маленький, робкий, непроницаемо-темный. Вот оно. Ее место в Силе, которой она опутана, словно муха в паутине паука. Только в отличие от мухи, она может дергать за ниточки, управляя Силой, управляя своей судьбой. Методично Рей стала обрывать ниточки. Сначала ничего не происходило. Но чем больше она обрывала, тем больнее становилось. Сначала ей казалось, что эта боль лишь в ее голове. Сначала, наверное, так и было. Но затем пришла боль физическая. Она отвлекала, мешала сосредоточиться, черпать в ней источник сил не получалось. По вискам струился пот, Рей трясло, словно у нее поднялась высокая температура, да так оно, наверное, и было. Мышцы ног и рук сводило судорогой, появилась тянущая боль за грудиной, которая распространилась сначала на правую руку, потом на левую, кончики пальцев онемели. В висок словно раскаленный прут вонзился. Перед глазами плясали нити Силы недовольно вибрирующие, гулкий и хлесткий звук, с которым они рвались, колоколом отзывался в голове, заставляя ныть барабанные перепонки. Живот скрутило. «Мой малыш!» Паническая мысль заставила остановиться, заставила пристальнее всмотреться в дело рук своих. Две нити. Еще две. Она не может! Она больше не может. Зуб на зуб не попадал, Рей кидало то в жар, то в холод. Больно! Все тело превратилось в сплошную рану. Больно! Больно! Она не сумеет. Звук, похожий на удар хлыста, - еще одна нить расцепилась. Последняя. Осталась последняя. И Рей свободна. Превозмогая боль, через силу, Рей потянулась и оборвала нить. Словно горный поток, сносящий все на своем пути, боль обрушилась на молодую женщину. Рей истошно закричала, а потом на разум опустилась благословенная тьма.

***

Перед глазами все плыло, мир был словно подернут дымкой. Рей моргнула раз, другой. И, наконец, сумела сфокусировать взгляд, хоть глаза и болели немилосердно. Так. Она по-прежнему в своем корабле на орбите Белдерона. Уже хорошо. Тело болит. Рей вытянула перед собой руки, испещренные маленькими красными точками гематом, кое-где отслоились ногтевые пластинки, ногтевое ложе кровоточило, причиняя боль. Икроножные мышцы ныли после судорог. Боль в сердце отпустила, головой лишний раз Рей шевелить боялась, опасаясь, что вернется боль. Во рту пересохло, пить хотелось неимоверно. Рей прикрыла глаза, привычно ища Силу вокруг, и замерла в ужасе. Пусто. Ничего. Сконцентрировалась, заставила себя терпеть вернувшуюся головную боль. Пустота. Ничто. Это было…странно. Столько лет Рей жила в гармонии с Силой, привыкла полагаться на нее, это было ее шестое чувство. Без него Рей чувствовала себя незащищенной, уязвимой, почти голой! Нервно сглотнув, женщина приказала себе успокоиться. В конце концов, это то, чего она хотела. Верно? Она научится жить по-новому. Отныне она не рыцарь Рен. Не существует больше леди Рейлин. Она никто из ниоткуда. Просто Рей. Одинокая вдова одного из солдат Первого ордена. Да и эта легенда на случай, если ее спросят. Сама она ни в коем случае на тему своей жизни распространяться не намерена.

С трудом поднявшись, Рей побрела на поиски аптечки. Являться в таком виде на Белдерон ей ни в коем случае нельзя.


========== С чистого листа ==========


«Одно слово может изменить твое решение.

Одно чувство может изменить твою жизнь.

Один человек может изменить тебя»


План был прост. Напасть на штурмовиков, когда утром они принесут Кайло завтрак. Расслабленные, совершенно уверенные в том, что Верховный лидер как-то блокировал мистическую силу Первого рыцаря, они не будут ждать нападения. Они видели Кайло слабым, поверженным, как им казалось, покорным. Они больше не боялись. И сейчас это играло на руку.

- Двое штурмовиков охраняют каждую камеру, - говорил Кайло, - твою и мою. Трое – на выходе из тюремного блока.

- Итого – пятеро, - задумчиво произнесла Рей.

- Итого еще отряд штурмовиков численностью около двухсот, плюс примерно такое же количество военных. Плюс личная охрана Сноука. А так – да, пять.

Рей мрачно посмотрела на Кайло и процедила:

- Юмор мрачноват.

Кайло ничего не ответил.

Задача не казалась невыполнимой, нет. Она была самоубийственной. Вот и все. Но выбора у них нет. Сидеть здесь и покорно ждать смерти, даже не попытаться вырвать дочь из лап мерзкого чудовища? Криффа с два! Поэтому Рей фыркнула и принялась нервно ходить по камере.

- Мы освобождаем тебя, меня…и дальше? – женщина остановилась и вопросительно посмотрела на Кайло.

- И дальше пытаемся пробраться к Сноуку. Ну или прорваться с боем, как получится.

Им бы хоть один меч на двоих! Рей неплохо стреляла, но меч в руке – все же более привычное оружие.

- Как скоро они узнают, что мы сбежали? – спросила Рей.

- Почти сразу, - отрезал Кайло.

Задачу это явно не облегчало. Рей вздохнула и подошла к мужчине, что пристально следил за каждым ее движением, мгновение вглядывалась в его лицо, а потом порывисто обняла. Сильные руки сомкнулись за спиной, Рей щекой прислонилась к его груди, Кайло уютно устроил свой подбородок на ее макушке. Хотелось сказать какую-нибудь глупость, вроде того, что «мы обязательно победим», «мы справимся», «вместе мы можем все». Все или нет. Но лгать себе Рей не была настроена. Это будет тяжелый бой. И шансы их невелики.

Они так и стояли, обнявшись, потеряв счет времени. О том, что распахнулась дверь камеры Кайло, Рей поняла по тому, как он отпрянул назад. И Рейлин поняла, что пора. Она не могла видеть происходящее в прямом смысле этого слова, лишь чувствовать и осязать через Узы. Но и на этом она сейчас сосредоточиться не могла. Она была лишь аккумулятором, батарейкой для Кайло, они объединяли свои силы, чтобы стать единым целым. И победить. Сознание раздвоилось: Рей была и Кайло, что с хладнокровной жестокостью расправлялся со своей охраной, и собой, что слышала крики за стеной, бластерные выстрелы. А потом все стихло. Оборвалась ниточка Уз, за стеной камеры воцарилась тишина. Рей замерла, нервно кусая губы. Получилось? Или они убили Кайло? Нет. Это она почувствовала бы сразу. Вспомнился полный фальшивого сочувствия голос Валентайна: «зияющая рана в Силе. Брр». Рей передернуло. Внезапно дверь начала медленно открываться, Рей попятилась, в панике огляделась в поисках оружия. Но в камере не было ничего, что можно было приспособить на эту роль. Молодая женщина автоматически заняла боевую стойку, отчасти понимая, как жалко выглядит, все еще в больничной рубашке, босиком. Ноги из-за неподвижного положения тут же начали мерзнуть. Рей чувствовала себя глупо, с губ слетел нервный смешок. На пороге появилась высокая фигура, загораживающая свет.

- Лови! – в нее полетел бластер, который Рей едва успела поймать.

Она витиевато выругалась себе под нос, деловито проверила заряд.

- Получилось? – с недоверием спросила женщина.

- Пятеро – не отряд, Рей, - мрачно произнес Кайло, окидывая женщину скептическим взглядом.

- И не надо так на меня смотреть! – ощетинилась Рейлин, - сам выглядишь не лучше.

Кайло только фыркнул.

Бочком Рей попыталась пролезть между Кайло и дверным косяком, к которому тут же и оказалась прижата. Страстный поцелуй был так неуместен сейчас, так неправилен…так нужен. Словно они черпали силу друг в друге. Да так оно и было. Кайло неровно выдохнул и отстранился. Что же. Теперь хотя бы она умрет с приятными воспоминаниями.

Тюрьма находилась на нижних уровнях, была буквально вбита в камень астероида, представляя собой систему переходов и лабиринтов. Каменные стены по-прежнему ослабляли их чувствительность к Силе, но рядом друг с другом было легче. Они продвигались быстро, каждый коридор, поворот, зал был здесь знаком. Только раньше они не были пленниками. Теперь роли изменились. И не сказать, что в приятную сторону.

Эффект неожиданности был на их стороне. В одном из коридоров они наткнулись на небольшой отряд штурмовиков. Перестрелка вышла короткой и жаркой. Чем выше они поднимались, тем теснее ощущала Рей связь с Силой, что позволяло чувствовать приближение других живых существ, парировать выстрелы, предсказывать дальнейшие действия врага. Но что-то было не так. В голове у Рей вот уже несколько минут билась одна-единственная мысль: «Слишком просто».

- Не говори ерунды, - раздраженно оборвал ее Кайло.

- О! – тут же обернулась к нему Рей, намереваясь поспорить, - знаешь, что…

- Тихо! – Кайло вскинул руку, призывая ее к молчанию.

Он неотрывно смотрел на последний переход, ведущий из тюремного блока. Рей прислушалась, до нее доносились чьи-то голоса, кто-то явно отдавал приказы. Рейлин нервно сглотнула. И медленно двинулась вперед, стараясь ступать, как можно более тихо, повторяя про себя, как заклинание: на их стороне – эффект неожиданности. Впрочем, Рей морально была готова к тому, что он может и не сработать. Тревога наверняка уже поднялась. Или нет? «Слишком просто!» Она даже еще ни одного ранения не получила. Не то, чтобы она жаждала этого, но все же пока что им невероятно везло. Рей аккуратно высунулась из-за угла, едва сдержала вопль изумления, и резко прянула назад. Округлившимися глазами она смотрела на Кайло.

- Там Ричард, - прошептала женщина.

Кайло нахмурился. Рыцарь Рен – это не штурмовики, обескураженные внезапным нападением, это то препятствие, которое, возможно, они не сумеют преодолеть. Рей провела рукой по волосам, убирая упавшие на глаза пряди.

- Выбора нет, - тихо произнес Кайло.

Со свистом втянув в себя воздух, Рей кивнула. Рано или поздно это случилось бы. Рей чувствовала, что на астероиде собрались почти все рыцари Рен. Их образ в Силе был совершенно четким. Они все равно столкнулись бы. Кайло серьезно посмотрел на Рей, она кивнула.

Они выстрелили одновременно, послали череду зарядов в стан врага, и тут же спрятались за стену. Ответный огонь был стремительным и яростным, реакция Ричарда, отразившего большую часть выстрелов – а метил Кайло именно в него – вызывала невольное восхищение. Потом повисла тишина.

- Кайло, - низкий голос Ричарда рассек пространство между ними, - давай поговорим.

- Не о чем! – резко бросил Кайло.

В ответ раздался тяжелый вздох.

- Есть о чем, если вы хотите выбраться отсюда живыми.

- Что? – Кайло высунулся бы из укрытия, если бы Рей не удержала его, вцепившись в майку, неосторожно задев синяки, заставляя мужчину зашипеть от боли.

Рей молча покачала головой.

- Не верь, - произнесла одними губами.

- О бросьте! – судя по звуку тяжелых шагов, Второй рыцарь направлялся прямо к ним, - вы можете прочитать мои мысли на раз-два, несмотря на то, что здесь фонит от этого дурацкого камня. Нашел же Сноук себе прибежище!

Массивная фигура выросла прямо перед ними. Рей вскинула руку с бластером. Ричард с невозмутимым выражением лица оглядел их с ног до головы.

- Мда, ребята. Краше в гроб кладут. Опусти-ка пушку, Рейлин. И мы поговорим.

В ответ Рей только крепче обхватила бластер.

- Да ну? – прищурилась женщина, - о чем?

- Например, о том, как спасти ваши задницы, - отрезал Ричард.

Рей буравила рыцаря взглядом исподлобья.

- Кайло, - повернулся Рич к мужчине, - я не вру. Ты это видишь. Я на вашей стороне.

Кайло, прищурившись, несколько секунд внимательно смотрел на мужчину.

- Верно, - произнес он, наконец, - не врешь. Не пойму только, почему?

Ричард тяжело вздохнул.

- Вы двое невероятно удивитесь, но не все военные любят Хакса, и не на всех действуют продуманные речи Валентайна. Маленький военный переворот, который они учинили, не по душе многим. Люди устали от войны, и раскол в наших рядах только усиливает недовольство. Более того они надеются – и здесь я сыграл свою роль, - Ричард усмехнулся, - что вы вдвоем сумеете остановить войну.

- Что? – опешила Рей и от неожиданности опустила бластер, - что за бред ты несешь?

- Рейлин, - мягко произнес Рич, - ты никогда не задумывалась о том, как вы выглядите со стороны?

- Прости? – нахмурилась женщина.

- За Кайло идут люди. Да, он не сдержан, гневлив, порой откровенно злобен, но он всегда на передовой, всегда со своими людьми, как и ты всегда была. Поверь мне, это очень ценится в военных кругах. Ну а ваши отношения. О! Это же просто неиссякаемая тема для женской половины Первого ордена. А теперь ты вернулась, да еще и с дочкой, очаровательным созданием. Ты только дай им возможность, и они окружат Шинейд заботой и вниманием, от которых ей некуда будет деться. Ты не представляешь, какая волна сплетен и предположений взметнулась. А еще появилась надежда. Ты же всегда была любимицей в Первом ордене. Ты вернулась, спустя пять лет, значит, что-то изменится. Людям нужны перемены, Рей. Многие оторваны от своих семей, детей, любимых. Вы с Кайло словно символ всего этого.

Ошалевшая от такой речи Рейлин переваривала услышанное. Рич задал верный вопрос, и у Рейлин был ответ: нет, они с Кайло никогда не задумывались о том, как выглядят со стороны. Какое значение имело мнение других, если они любят друг друга? Им никто не мог помешать, и ничье одобрение им не было нужно. Осознать вдруг, что перипетии их отношений в центре внимания Первого ордена, было странно. Быть символом было страшно. Не хочет она ничем быть! Она уже была и палачом, и змеей. И Сила знает, чем еще! Ей не нужны больше ярлыки! Она не за тем бежала, чтобы вновь вернуться к этому!

Кайло к таким размышлениям если и был склонен, то явно не в данную минуту.

- Допустим, - коротко кивнул он Ричарду, - какими силами мы располагаем?

- Со мной отряд верных мне людей из десяти человек, на астероиде находится командующий отрядом из пятидесяти человек, мои глаза и уши здесь.

- Он точно предан тебе? – отрывисто спросил Кайло.

- Не сомневайся, - ответил Рич и продолжил, - плюс сюда летит Амаль с подкреплением в триста человек.

- Амаль?! – в голос воскликнули Рей и Кайло.

Ричард коротко хохотнул.

- Ну да, она по-прежнему считает тебя зазнавшейся стервой, - хмыкнул Ричард, - и ненавидит Кайло за то, что он ее отверг, - Ричард покачал головой и вздохнул, - женщины! Но у нее есть голова на плечах, ей не нравится Хакс во главе Империи и Валентайн в роли его тени. Она мне и рассказала весь план. Сдала своих друзей.

- Сдала ли? – сухо поинтересовалась Рей, которой совершенно не нравилось то, что происходит. Допустим, она могла бы поверить, что не всем по нраву переворот в Первом ордене, что Валентайна не очень любят и не желают видеть его Верховным лидером. Но Амаль, которая помогает ей? Что-то невероятное происходит в этой галактике прямо сейчас.

- А вот этого мы не узнаем, - мирно произнес Ричард, - нам остается только полагаться на удачу.

- И надеяться, что только в одном наши планы по-прежнему совпадают с нашими бывшими братьями по оружию, - задумчиво произнесла Рей.

Взгляды мужчин обратились к ней.

- Уничтожить Сноука.

***

Если бы не военное положение, то им было бы проще, но база сейчас была наводнена военными. Отряд, под руководством Ричарда встречал яростное сопротивление на всех уровнях базы. В одной из стычек Рей получила ранение в бедро и теперь прихрамывала. Зато обзавелась одеждой снятой с убитого солдата. Черная форма сидела нелепо, ботинки были велики, но все лучше, чем больничная рубашка. Люди Ричарда ухмылялись, глядя на нее. В форме не по размеру Рей казалась вдвое меньше, что не мешало ей быть вдвое свирепее.

- Ты ведь понимаешь, - произнесла Рей, обращаясь к Ричарду, когда они быстрым шагом пересекали один из коридоров, - что я здесь не ради вашей революции? Я должна спасти дочь, убить Сноука, чтобы больше никто не посмел диктовать мне, как жить.

- Но если при этом ты поможешь нам, что в этом плохого, принцесса? – невозмутимо отозвался Рич, назвав ее старым прозвищем.

Рей вздрогнула, идущий рядом Кайло сбился с шага, но ничего не сказал. Теперь все вставало на свои места, каким бы самоуверенным ни был Валентайн, он не посмел сразу убить Кайло, ему нужно было признание в предательстве, чтобы казнить публично, чтобы те, кто поддерживал Первого рыцаря, не посмели поднять бунт. Сейчас Рей поняла, сколь глубокий раскол назрел в Первом ордене. И она поневоле оказалась в центре него.

- Не думай, принцесса, что люди не знают, кто уничтожил командование Сопротивления, - продолжал тем временем Ричард, - не думай, что они не знают, кто помог в этом уничтожении. Это тоже символ конца войны. И вы оказались к этому напрямую причастны.

Рей оставалось лишь растеряно молчать.

Они уверенно продвигались к покоям Сноука, уверенные, что Шинейд там. Две фигуры в черном замерли у массивных дверей, рядом с ними еще шестеро штурмовиков. Рей нервно сглотнула.

- Грэг мой, - негромко произнесла она.

- Надеешься сохранить ему жизнь, - процедил Кайло.

- Надеюсь использовать его симпатию против него, - парировала Рей.

- Рей, - неуверенно начал Ричард.

- Ты не сможешь сражаться с двумя, - перебила Рей.

- Могу попробовать, - проворчал Рич, явно уязвленный ее словами.

Рейлин лишь плечами передернула и первая вылетела на открытое пространство, не позволяя Кайло себя остановить, штурмовики тут же ощерились бластерами, Грегори вскинул руку, останавливая немедленный огонь. Рей молча стояла, обдумывая свое положение. Был бы у нее меч, она бы ринулась в бой. Но теперь она рыцарь без меча. Зато с бластером. Но это тебе не мечом владеть, она этому с детства не училась. Лишь ради развлечения, уже взрослой. Ей стоит полагаться только на Силу и на быстроту своей реакции. Что бы сказала на это Наставница? Наверняка назвала бы ее самоуверенной дурой. Но разве она такой не была? Усмехнувшись, Рей выстрелила. И это стало триггером, вокруг началось нечто невообразимое.

На открытое пространство вылетел Ричард, его клинок вспыхнул подобно молнии, краем глаза Рей видела, как яростно он напал на ошеломленного Винсента, на лице которого застыло недоуменное выражение. На мгновение Рей почувствовала жалость: за брата, но против своих, такого никому не пожелаешь. Но думать было некогда. Едва уклонившись от выстрела, Рей стремительно сократила расстояние до Грегори и обрушила на него удар Силой. Рыцарь отлетел к стене, но не ударился, а плавно приземлился, погасив удар. Рей не дала ему опомниться, она наступала, стреляя не прерываясь, не давая возможности отвлечься на что-то еще, кроме того, чтобы отражать заряды. Рей чувствовала Кайло в бою, его злость и страх за нее, он все стремился оказаться, как можно ближе к ней, прикрывая. И за это Рей была ему благодарна. Она кружилась в Силе, обрушивая на Грегори все новые и новые удары, не давая передышки, истощая противника, однако держась на расстоянии, вне досягаемости его меча. Ей было страшно. Без светового меча Рей чувствовала себя слабой и глупой. А слабой она не была лет с четырнадцати.

Грегори ответил ударом на удар, вышибая воздух из легких, грудная клетка взорвалась болью, не иначе пара ребер сломаны. Рей едва устояла на ногах, ее протащило пару метров, и женщина все же рухнула на колени. В два прыжка Грэг оказался около нее, его меч гудел рядом с ее шеей. Но мужчина медлил. Рей медленно подняла голову, глядя в серые глаза. Он предлагал ей уйти, но потом позволил стать пешкой в игре Валентайна. Как же правильно делала всегда Рей, что не верила в силу его чувств к ней. Быстрый выстрел по ногам, заставил Грегори рухнуть на колени, Рей едва увернулась от просвистевшего рядом с головой светового меча, луч которого проехался по щеке, заставив взвизгнуть от боли. Женщина вскочила на ноги, успела остановить бластерные заряды летящие в нее. Рывок Силы опрокинул Рей на спину, бластер вылетел из руки, Рейлин ощутимо приложилась затылком о каменный пол, на мгновение в глазах потемнело. Грегори кинулся на нее с мечом, с ужасом Рей осознала, что не успевает ничего противопоставить рыцарю. В тот миг, когда мужчина был совсем рядом с ней, грудную клетку Грэга пронзил фиолетовый луч. На лице мужчины застыло обиженное и растерянное выражение, меч выпал из ослабевшей руки и погас. Тело рухнуло на пол, над Грегори возвышался тяжело дышавший Кайло, он припадал на одну ногу, совсем, как Рей, по лбу стекала кровь.

- Давно хотел это сделать, - процедил Кайло, подавая Рей руку и поднимая женщину на ноги.

Рейлин огляделась: солдаты Первого ордена были мертвы, тело Винсента лежало у самых дверей в покои Сноука, из их отряда уцелело четверо, бледный, как смерть, Ричард сидел, прислонившись к стене. Не раздумывая, Рейлин кинулась к нему.

В уголке рта рыцаря запеклась кровь, он тяжело дышал, правая половина грудной клетки не шевелилась, мышцы шеи и живота напрягались при каждом вдохе и выдохе, руками Ричард опирался в пол. Рей выругалась и быстрым движением сняла с Ричарда тунику.

- Ты точно смерти моей хочешь, принцесса, - попытался улыбнуться Ричард, - так споро разоблачаешь меня, Кайло станет ревновать.

- Хаха, - огрызнулась Рей, - очень смешно!

На уровне примерно третьего ребра справа чернел выстрел от бластера.

- Меч! – не глядя, протянула руку Рей.

В ладонь ткнулся тяжелый цилиндр, Рей разрезала тунику Ричарда на кусочки и приложила к груди, туго забинтовала, пытаясь создать подобие герметичности.

- Ждите подкрепления, - тем временем отдавал оставшимся людям распоряжение Кайло, - первым делом, отправите лорда Ричарда в медотсек. Отвечаете за него головой. Ясно? – Рен обвел собравшихся грозным взглядом.

Солдаты мрачно кивнули.

- Рич, - прошептала Рей, мягко коснувшись ладонью бледного лица друга, - держись, пожалуйста. Все будет хорошо.

Сама не верила в то, что говорила. Да и Ричард не верил. Но должна же она хоть что-то сказать!

- Идите, принцесса, - хрипло ответил Второй рыцарь, - спасайте вашу Звездочку. Убейте это чудовище.

Двери оказались запечатаны Силой. Рей мрачно смотрела на высокие и массивные створки. Подошедший Кайло взял молодую женщину за руку. Вместе они могут все. Рей прикрыла глаза, касаясь Силы, посылая мысленный приказ, вытянула вперед руку, напрягая пальцы. Кайло синхронно повторил ее движение. Тяжелые створки раскрылись нехотя, медленно. Повеяло холодом и легким запахом сандала. Рей всегда ненавидела его. Не отпуская двери, Рей и Кайло шагнули вперед. И створки с грохотом захлопнулись у них за спиной. Рей сжала руку Кайло, в ответ ощутила такое же горячее рукопожатие. В покоях царил полумрак, огромный темный зал освещался лишь несколькими светильниками на стенах, преторианская гвардия замерла у массивного кресла на возвышении. Четверо. Еще двое скользнули за их спины к дверям. Шестеро. Рей поджала губы. Меч на поясе принадлежал Грегори, он был тяжелее, чем ее, по-другому сбалансирован, и Рейлин вовсе не была уверена, что сумеет эффективно им воспользоваться. Сноук появился словно из ниоткуда, темные одеяния он наверняка выбрал намеренно, за ним безмолвной тенью следовал Валентайн, а рядом…Шинейд в черном платье и накинутом сверху черном же плаще. Сноук держал девочку за руку и что-то ей увлеченно объяснял, Ши кивала. Она не выглядела испуганной или несчастной, скорее заинтересованной словами Сноука.

- Ши, - Рей дернулась было вперед, но Кайло резко дернул ее назад, останавливая, еще сильнее сжал руку.

Зато маленькая группка сделала вид, что только заметила их.

- О! – Сноук повернулся к ним, - у нас гости. – И обратился к Шинейд, - присаживайся, моя дорогая.

Только тут Рей заметила, что рядом с креслом стоит еще одно – поменьше, куда Ши с трудом забралась. Кресло явно было не по росту девочки, ноги не дотягивались до пола. И Шинейд начала ими увлеченно болтать. Она смотрела в сторону матери и отца равнодушно, на бледном личике не отражалось ни единой эмоции. Сердце Рей сжалось. Неужели уже поздно?

- Я так рад видеть вас, - Сноук уселся в кресло, - мой любимый ученик и мятежная ученица.

Рейлин вздрогнула всем телом. Этот хриплый, надтреснутый, чуть задыхающийся голос острым клинком прошелся по напряженным нервам, заставив их вибрировать в опасном резонансе, посылая по всему телу болезненные электрические импульсы. Ее ладони вспотели, в горле пересохло, ноги стали ватными. Рей словно на миг оказалась в прошлом. Вот ей семнадцать, и они с Кайло идут на аудиенцию к Учителю, зная, о чем будет разговор. Но даже тогда она не боялась так сильно. И Рей ненавидела себя за этот страх, за собственную беспомощность. Она не знала, что делать дальше. Они прорвались в покои. И противников гораздо меньше, чем тех, что они уже оставили за спиной. Они справятся, победят! Вместе они могут все. Рей дрожала от холода и страха, медлила. Запах сандала щекотал ноздри. Ее тошнило от него.

- Ты, - начала Рей, - мерзкий, разлагающийся старик!

Она вырвала ладонь из руки Кайло и сделала шаг вперед. Сноук наблюдал за ней, чуть склонив голову, с видом естествоиспытателя, ожидающего, как поведут себя подопытные биологические образцы.

- Как ты посмел забрать мою дочь! – выкрикнула Рей, двигаясь вперед.

- О, моя дорогая Рейлин, - чуть усмехнулся Сноук, - но ведь я не забирал ее. Ее привели ко мне.

Муун сделал жест рукой в сторону Валентайна. Рей скрипнула зубами и выхватила меч, она ринулась вперед, надеясь поразить если не Сноука, то Валентайна. И со всего размаху ударилась о воздух, некий барьер, препятствие пересекало покои, надежно защищая их обитателей. Рей упала навзничь, зарычав от боли. Сноук тихонько расхохотался.

- Свирепа, как всегда. О моя дорогая принцесса, мне так тебя не хватало.

Рей с трудом поднялась и с ненавистью посмотрела на бывшего Учителя, а тот продолжал.

- Ты так расстроила старика своим побегом, больше, чем даже своего возлюбленного, - взор Сноука обратился на Кайло, - что же ты, мой ученик, подойди ко мне.

Кайло медленно двинулся вперед, встал рядом с Рейлин.

- Я больше тебе не ученик, - процедил Кайло.

- Верно-верно, - покачал головой Сноук, - и это печалит, и радует одновременно. Но, - Сноук улыбнулся, его светлые глаза сверкнули неподдельной радостью, - теперь у меня есть более ценное приобретение, - его большая рука легла на голову Шинейд, - ваша дочь.

- Ты не посмеешь! – бросил Кайло.

- Не посмею – что? – делано удивился Верховный лидер, - быть может, вы считаете, что я собираюсь ее убить? Или обидеть? Что вы, мои дорогие. Она будет обучаться. И равных ей не будет во всей галактике. Да! Истинная принцесса Тьмы, сильная, смелая, безжалостная.

- Нет! – одновременно выкрикнули Кайло и Рей.

Сноук снова рассмеялся.

- Похвальное стремление, прекрасный пример единодушия. Но давайте спросим вашу дочь, - он посмотрел на девочку, - Шинейд, хочешь ты быть самой главной над всеми, владеть теми умениями, что я показал тебе?

Секунду Ши молчала, а потом ее лицо пересекла улыбка, неживая, словно у куклы.

- Да, - просто ответила она.

- Что же, - развел руками Сноук, - желание принцессы – закон, не так ли?

Для Рей воплощался ее самый худший кошмар. Она словно плыла в мареве дурного сна, ее дочь, ее сокровище станет покорным орудием в руках Сноука. Она одурманена, одурачена старым жестоким стариком! Женщина едва подавила всхлип.

«Рей!»

Рейлин стояла не двигаясь, не отрывая взгляда от дочери, которая равнодушно смотрела на мать. Рей понимала: она теряет Ши, теряет то немногое по-настоящему дорогое, что есть в ее жизни. И не может сделать ничего.

«Рейлин! Да очнись же ты! - голос Кайло в ее голове был строгим и уставшим, - помоги мне!»

Только сейчас Рей заметила, что Кайло подтачивает барьер, установленный Сноуком, исподволь, кирпичик за кирпичиком разрушает выстроенный стариком щит. С трудом сглотнув, Рей присоединилась.

- Не закон! – выкрикнула Рей, пытаясь отвлечь Сноука, и одновременно помогая Кайло. Сосредоточиться на два фронта было непросто, но ни единый мускул не дрогнул на лице Рей, - она моя дочь, я решаю за нее!

- Собственница, - почти по-доброму улыбнулся Сноук и чуть подался вперед, - а хочешь быть вместе с дочерью?

Рей вздрогнула, сбиваясь, упуская концентрацию, Кайло рядом едва слышно скрипнул зубами.

- Из вас двоих ты всегда была решительнее, - Сноук перевел взгляд на Кайло,- не так ли мой ученик?

Кайло замер, а муун тем временем продолжал.

- Ты всегда был покорен моей воле. Прикажи я тебе: ты отдал бы свою возлюбленную на потеху солдатам, если бы это привело тебя к могуществу. Ты никогда не был достаточно самостоятельным для нее. Может быть, ты хочешь быть вместе с новой Избранной?

Слово упало, как камень, в оглушительной тишине. Кайло вздрогнул. Рей поджала губы. Она понимала, что Сноук намеренно говорит все эти вещи. Пытается вбить клин между ними, но как же больно от этого! Пусть все это в прошлом, но все ее страхи, так давно, казалось бы, погребенные в душе, вылезли наружу обнажаемые Сноуком. И это было мучительно. Рей снова сбилась, Кайло и вовсе перестал концентрироваться. Он стоял, сжав кулаки и сверлил Сноука мрачным взглядом.

«Кайло, - мягко коснулась его разума Рей, - все это в прошлом. Мы должны спасти Ши».

- Ты, я вижу, не согласен со мной, ученик? – Сноук откинулся на спинку кресла, его морщинистая рука снова потянулась к Шинейд, потрепала девочку по щеке.

Рей скривилась. Видеть все это было невыносимо. Еще немного. Напряжение Силы было настолько отчетливым, что Рей оставалось лишь удивляться, почему Сноук еще не увидел их жалких попыток. В какой-то момент Рей потеряла связь с реальностью, а очнулась в тот момент, когда щит разлетелся на мелкие осколки. И Рей прыгнула вперед, к дочери, на пути выросли фигуры в красном. Краем глаза она видела, что Кайло окружили сразу четверо преторианцев. Но помочь ему она не могла, она яростно отбивалась сразу от двоих стражников. Меч был слишком тяжел для нее, кисть скоро устала, в форме с чужого плеча, в ботиках, что были ей велики, молодая женщина то и дело спотыкалась, каждый раз каким-то чудом оказываясь вне досягаемости смертоносного оружия личной гвардии Сноука. Но перед глазами стоял неживой взор Шинейд, ее неестественная улыбка. Сноук одурманил ее дочь, превратил в покорную своей воле куклу, и Рей не собиралась с этим мириться. Она прорвется, она справится. Голова одного из воинов полетела с плеч. Рей отпрыгнула от другого и оказалась спиной к спине с Кайло. Узы. На Рей вдруг снизошло что-то близкое к умиротворению джедаев. Слаженно действовать в бою, эффективно, словно единый организм, объединить свои силы, как для побега. Вместе они могут все. Кайло ощущал то же самое, Рей не могла этого не чувствовать. У нее словно второе дыхание открылось. Она не одна. И никто из здесь присутствующих и в подметки им не годится. Кружиться, отражать удары и бить в ответ. Плыть в Силе. Чувствовать друг друга. Вместе они могут все!

Когда последняя из красных фигур упала на пол, они с Кайло так и замерли спина к спине, повторяя позы друг друга, тяжело дыша.

Сухие, редкие хлопки раздались в наступившей тишине.

- Это было великолепно. Я рад, что вы попусту не растратили вашу склонность к Узам.

Ну хватит! Она больше не станет слушать разглагольствования выжившего из ума старика. И прежде чем Кайло успел ее остановить, Рей в два прыжка оказалась рядом с троном, клинок светового меча уперла в морщинистую шею старика. Рука Рейлин дрожала, дыхание сбивалось. Рядом дернулась темная фигура Валентайна, но с места он не сдвинулся. Опасался за жизнь Учителя? Ждал, когда Рей убьет Сноука? И в этот самый миг раздался яростный детский крик.

- Не смей! Не смей обижать его! Не смей делать ему больно!

Это был удар под дых, дыхание перехватило, ошеломленная Рей посмотрела на дочь. Шинейд кричала, глаза ее сверкали яростью и ненавистью, сжатыми в руки кулачками дочь колотила по ручкам кресла.

- Не смей! Ты плохая! Ты злая!

- Ши, - прошептала Рей, делая шаг к дочери.

Ее ударило такой волной Силы, что она кубарем скатилась с небольшого возвышения, на котором стояли кресла. Меч вылетел из руки. Сила приподняла ее и ударила об пол, и еще раз, и еще. Ослепленная болью, изумленная реакцией дочери, Рей встретилась взглядом с бледными глазами Сноука. Верховный лидер был доволен. И нет, это не он отшвырнул Рей, это сделала ее родная дочь. Следующий удар погасил Кайло, и еще один, и еще. А потом он ударил в ответ.

- Нет! – ослабевшая, измученная Рей едва успела выставить щит, - нет, там же Ши…

Кайло бросил на молодую женщину злобный взгляд и замер, руки его по-прежнему были подняты, на лице блестел пот, вокруг потрескивала Сила. Рен был готов ударить снова. Но так он повредит Ши.

- Семейная сцена, - почти восхищенно прошептал Сноук, - что может быть прекраснее? И снова одно поколение Скайуокеров идет против другого. О да. В этом ваша суть, Кайло. Этого не изменить.

- Криффа лысого, - зарычал Кайло и ринулся вперед.

Как в дымке видела Рей, как мужчина оказался прямо перед Шинейд и упал на колени, словно сраженный световым мечом. А потом…и ее тело пронзила чудовищная боль – лишь отзвук той боли, что испытывал сейчас Кайло. Рей попыталась выставить ментальные щиты, которые рушились в ее разуме с грохотом почти реальным.

Видения. Страхи. Прошлое и будущее завертелись перед глазами.

Он маленький мальчик. Он смеется, поднимая в воздух свои игрушки. Отец кричит на него. Отец испуган. Страх.

Она маленькая девочка. И мама бьет ее по лицу. И очень хочется кушать. Голод.

Он идет и хочет взять маму за руку, но мама слишком далеко. Она беседует с каким-то важным дядей. И ей не до сына. Он оступается и падает. Разбитая коленка. Боль.

Ее забирают от родителей. И она в космосе. На большом корабле, кутается в свои нехитрые одежонки. Холод.

Они сослали его, выгнали из дома под благовидным предлогом. Все здесь чужое. Ненависть.

Дождь хлещет, не переставая, ударяя косыми струями по нежной коже, причиняя боль. Крики. Всполохи огня. Бен хочет улететь без нее. Предательство.

Он лучший! Лучший! Единственный достойный! Он всем это докажет! Гордыня.

Она любит его, но ему нет до нее дела. Почему ему нет до нее дела?! Как он посмел! Что за шлюха рядом с ним! Ревность.

Он ушла. Оставила его. Сбежала, словно он ничего не значит для нее! Он один! Совсем один в пустом и холодном космосе! Отчаяние.

Одна. Одна вынуждена терпеть это. Она выбрала сама. Но как же больно! Больно! И нет рядом никого, кто помог бы ей! Одиночество.

Топот маленьких ножек. Темные глаза. Сложная прическа на голове. Шорох черного бального платья. Удивленный взгляд: мама? Запах дорогих духов. Вымученный смех.

Трон, за которым виднеется темная фигура, что склоняется все ниже и ниже, застилая своей тенью молодую Императрицу.

В руке световой меч, кроваво-красный отблеск, на лице мужчины, стоящего на коленях. «При любом раскладе, Рейлин».

Боль. Боль. Боль.

Рей закричала, ее крик эхом пронесся по залу, отразился от стен, упал на каменный пол, разлетевшись вдребезги. И, наверное, именно он вернул ее к реальности. Ментальные щиты вспыхнули кроваво-алым, черные всполохи Силы закружились вокруг. Рей поднялась на ноги. Кривая усмешка исказила ее лицо, делая его почти безобразным. Она чуть приподнялась над полом, ловя потоки силы, как корабль ловит потоки атмосферы. Ярость. Ненависть. Боль. Гнев. Отчаяние. Сам того не желая, Сноук дал ей Силу.

Завизжав Рей, ударила прямо в возвышение, на котором стояли кресла, удар отразился, вернулся к ней, но не причинил вреда. Задрожали стены, посыпались мелкие камешки. Сила скрутилась тугой спиралью, а потом распрямилась, круша все вокруг, уничтожая все на своем пути. С пальцев Рей сорвались молнии Силы, ударив в Сноука, который закричал, корчась в бесплодных попытках встать. Ошеломленный попятился Валентайн, его серые глаза в ужасе смотрели на Учителя. Кайло выбросил вперед руку со световым мечом, и голова Сноука покатилась с плеч. Обмякшая Шинейд скатилась с кресла прямо в руки Кайло, который тут же прижал ее к груди. Из Рей вдруг разом ушла вся Сила, она рухнула на каменный пол, ощущая лишь безмерную усталость. Кончики пальцев жгло. Сколько она так пролежала? Мгновение? Вечность?

- Рей, - одной рукой Кайло прижимал к себе дочь, вторую протянул женщине.

Как он здесь оказался? Рей удивленно посмотрела на мужчину, словно видела перед собой незнакомца. С опаской подала ему свою дрожащую руку и с трудом поднялась. Ноги ее не держали, предательски дрожавшие колени готовы были подломиться. Кайло крепко обхватил ее за плечи и прижал к себе. Рей затрясло, с губ сорвался истерический всхлип. Женщина старалась не смотреть туда, где лежало обезглавленное тело Сноука, где в растерянности замерла темная фигура Валентайна. Внезапный резкий звук заставил Рей вскинуть руку, останавливая бластерные заряды буквально в дюйме от спины Кайло. Бледный Валентайн в ужасе смотрел в глаза Рей. Она повела рукой, отправляя заряды назад, успев увидеть кривую усмешку на лице врага, успев изумиться: почему не останавливает. Заряды пронзили грудь рыцаря, заставив вскрикнуть. На пол упал лишь бесформенный плащ. Тела не было. Рей охнула, страх цепкими пальцами опутал сердце, нервно сглотнув, она посмотрела на Кайло, на лбу которого пролегла тревожная складка.

- Что…- начал было мужчина.

И не успел закончить.

- Мамочка? Папочка? – Шинейд терла кулачками глаза, словно только что пробудилась от длительного сна.

- Сокровище мое, - кинулась целовать и обнимать дочь Рей.

- Ты напугала нас, Звездочка, - пробормотал Кайло, плотнее прижимая дочь к себе, та доверчиво обхватила отца за шею руками. Кайло серьезно посмотрел на Рей, - а меня напугала ты.

Рей закусила губу и отвела взгляд. Она и сама себя напугала. Больше падать в настолько бездонную Тьму она не хочет.

- Никаких больше молний Силы, - растеряно пробормотала Рей, - обещаю.

- Да? – усмехнулся Кайло, пальцем приподнял ее лицо за подбородок, заставил посмотреть в глаза.

- Ну только если в исключительных случаях, - смутилась Рей.

Ей так хотелось поцеловать его. Полные губы притягивали ее взгляд. Кайло выглядел ужасно: бледный, всклокоченный, с ссадинами на лице и синяком на скуле. А те самые притягательные губы разбиты в кровь. Но крифф подери! Он всегда и при любых обстоятельствах будет единственным ее желанным мужчиной!

- И никаких больше побегов? – вдруг посерьезнел Кайло, - никаких больше разорванных Уз?

Рей сглотнула. Он никогда ей этого не забудет. Понадобятся годы, чтобы восстановить утраченное доверие. И в этом никто не виноват, кроме нее. Рей тяжело вздохнула, почувствовала, как на глаза навернулись слезы.

- Никаких, - тихо произнесла она.

И все же потянулась, чтобы поцеловать мужчину. Они начнут заново. У них получится все. После всего, через что они прошли, глупо будет упускать шанс снова стать счастливыми. Счастливыми по-новому. С чистого листа.

Однако поцеловать Кайло Рей не успела. С грохотом распахнулась дверь. В покои влетела Амаль с активированным световым мечом в окружении десятка штурмовиков, а с ней генерал Хакс с бластером и военными. Рей невольно попятилась, Кайло подался вперед, закрывая собой молодую женщину, все еще прижимая к себе дочь.

Ворвавшиеся замерли. Взгляд Амаль скользнул по распростертым телам преторианцев, потом к обезглавленному телу Сноука. Хакс криво усмехнулся, глядя в глаза Кайло.

- Однако вы неплохо справились и без нас, Рен.

Кайло молчал.

- Не оставили нам никого, - продолжал Армитаж, - а Верховный лидер…

- Умер, - жестко отрубил Кайло, глаза его опасно сузились.

Повисла напряженная тишина, Рей чувствовала, что Кайло готов ринуться в бой, убить всех, если потребуется. Нельзя было распознать враги перед ними или друзья. Рей напряглась, мысленно прикидывая, кем заняться первым.

- Что же, - почтительно склонил голову Хакс, прерывая опасную паузу, - Верховный лидер умер. Да здравствует Верховный лидер!


========== Эпилог ==========


- Ваше Императорское величество, с прибытием вас, - дворецкий подал ей руку, помогая преодолеть последние ступеньки трапа ее личного шаттла, возле которого выстроился почетный эскорт из штурмовиков.

Рейлин коротко кивнула, позволила себе легкую улыбку. Как хорошо вернуться домой, пусть этот дом и дворец на шумном и пыльном Корусанте, который она никогда не любила! Но Кайло решил, что столица Новой Империи должна быть здесь, в центре галактики. Рей не спорила. Стратегически и политически Кайло был прав. Поэтому приходилось терпеть. Со временем, впрочем, Рей начала находить особую прелесть в бесконечном ритме жизни города-планеты, чувствовать его. Это завораживало.

- Ваше Императорское величество! Приятно видеть вас дома! – Ханна присела в старомодном реверансе.

Рей едва подавила в себе желание остановить пожилую женщину, обнять ее. Не при всех. Не у всех на глазах. В конце концов, они не на Белдероне.

- Что нового, Ханна? - поинтересовалась Рей, следуя по коридорам и переходам дворца в сторону тренировочного зала. Она знала, что в этот час Кайло должен заниматься с Шинейд.

- У вас очень плотный график на ближайшие дни, - ответила Ханна, в руках ее возник датапад.

Рей поморщилась. Она-то надеялась отдохнуть хоть пару дней. Но обязанности императрицы – нелегкое бремя.

- Благотворительный бал послезавтра в перестроенном здании бывшей Академии джедаев, открытие двух приютов на нижних уровнях Корусанта завтра во второй половине дня, а в первой -выступление в Высшей военной школе, генерал Хакс хочет, чтобы вы прочитали лекцию по тактике и стратегии для старших курсов. Испытание новой модификации «Сайленсера», Его Императорское величество настаивает на вашем участии. Сегодня вашей аудиенции добиваются министр Ридис с Коррелии и министр торговли Вириш. Кроме того в конце недели - начало учебного года, полагаю, вы захотите присутствовать на торжественной линейке в школе.

Рей прикрыла глаза. Сила! Ей нужен отпуск. Женщина вздрогнула. Когда-то такие мысли к добру не привели. Когда-то…Императрица покачала головой, отгоняя воспоминания. И покосилась на собранную Ханну, которая, несмотря на свой возраст, все еще выглядела безупречно. И равных в исполнении обязанностей ей не было. Не зря десять лет назад Рей забрала пожилую женщину с Белдерона, предложив ей должность своего личного секретаря. И не прогадала.

- Вириша отправим к Его Величеству, - произнесла Рей и озорно улыбнулась, - пусть с ним о торговле разговаривает. Мне нужны будут материалы по войне клонов, войнам Старой Империи и военным действиям Первого ордена на Внешнем кольце, а так же последние сводки по военным операциям в Неизведанных регионах на настоящий момент, попробуем составить лекцию. Кроме того пусть завтра с утра ко мне заедет портной, обсудим наряды для меня и детей для предстоящей линейки. На испытание «Сайленсера» отправимся вместе с сыновьями, проследите, чтобы они были готовы. А, - Рей запнулась, – чего хочет Ридис?

- Сказал, что это крайне конфиденциальная информация, - ответила Ханна.

Рейлин скривилась. Ридиса она не любила, пронырливый, хитрый, с бегающими глазками.

- Могу уделить ему послезавтра полчаса с семи до семи тридцати утра. И не больше, - отрезала Рейлин, - и проследите, чтобы сегодня меня никто не беспокоил. Сегодняшний вечер я хочу провести с семьей.

- Как прикажете, Ваше Императорское величество, - поклонилась Ханна.

Рей ласково ей улыбнулась и взмахом руки отпустила. А она-то думала, что на Набу у нее было много дел. Женщина вздохнула и замерла возле дверей зала. Кайло почувствовал ее присутствие с момента посадки, Ши…наверное, с момента входа в систему. Иногда растущая Сила дочери пугала их, иногда расстраивала, но они надеялись, что смогут направить девочку в нужное русло. Пока им это удавалось.

Рей Силой толкнула дверь и замерла, прислонившись к косяку.

Сегодня они выбрали шесты. Глядя, как двигается ее четырнадцатилетняя дочь, Рей не могла не восхититься, плавные, отточенные движения прерывались стремительными выпадами, обманками и уловками. Глаза девушки сверкали, волосы, стянутые в тугой узел на затылке, растрепались. Она вся была сила и грация. Появление Рей заставило дочь отвлечься. И зря. Стремительный удар со стороны Кайло и сухое слово:

- Убита. Еще один урок: никогда не отвлекайся в бою.

Ши насупилась.

- Но мама!

- Что мама? – поинтересовался Кайло, забирая у дочери шест и посылая снаряды к стене, где они заняли положение в стойке для оружия.

- Я знаю, что отвлекаться нельзя, - запальчиво начала дочь, - но если в бою твоему другу, твоей семье грозит опасность!

- Маме сейчас грозила опасность? – приподнял бровь Кайло.

Шинейд надулась, обиделась, решительно скрестила руки на груди и выпятила нижнюю губу, не зная, чем возразить, но и сдаваться так просто она не собиралась. Рей не вмешивалась. Кайло был суровым наставником, не дававшим поблажек. Но не жестоким. Никогда. Тем более что сейчас он был прав.

- Ладно, - махнул рукой Кайло, - иди.

Лицо Ши осветила улыбка, с радостным воплем она кинулась к матери, крепко обняла, затормошила, поцеловала в щеку и еще раз крепко обняла. Со смешанным чувством гордости и грусти Рей вдруг поняла, что дочь сравнялась с ней в росте. Как быстро бежит время!

- Ты молодец, - шепнула Рей дочери.

От похвалы девушка вся расцвела, на щеках заиграл румянец, глаза заблестели.

- У меня для тебя кое-что есть, - Рей достала из сумки сверток и протянула дочери.

Ши ахнула, принимая его, пальцы ее дрожали, пока девушка разворачивала грубую ткань. И ахнула еще раз, увидев, что внутри. Два дымчато-черных кайбер-кристалла.

- Адеганские, - произнесла Рей и коснулась пальцем кулона на груди у дочери, - ты прекрасно с ними уживаешься.

- Сила, - прошептала дочь, - мама, я…

- Можешь начинать собирать свой световой меч, - кивнула головой Рей.

И Шинейд ахнула снова, с опаской оглянулась на отца. И не зря. Кайло имел крайне хмурый вид.

«Вообще можно было и меня предупредить!»

«Вообще мы это обсуждали. Не сердись. Девочка давно готова».

«Не уверен».

«Ты никогда не будешь уверен!»

Ши переводила взгляд с отца на мать и обратно, потом закатила глаза.

- Ну серьезно?! Вы опять?!

Их Узы дочь начала чувствовать лет с шести. Не могла слышать мыслей, но точно знала, когда отец и мать начинают общаться между собой, используя Силу. И терпеть этого не могла.

- Прости, Звездочка, - примирительно произнес подошедший Кайло, - мы больше не будем.

- Ну-ну! – фыркнула дочь, скривившись, - я могу идти?

- Беги, - махнул рукой Кайло.

- Класс! – подпрыгнула дочь, - пойду покажу мальчишкам и Майклу! Они с ума сойдут от зависти!

Она вылетела из зала.

- Не сильно дразни их! Мне еще дорог наш дворец! – крикнул вслед Кайло, но Шинейд уже скрылась за поворотом. Ну да. Шаловливые и проказливые семилетние близнецы, сполна одаренные Силой, могли камня на камне не оставить от дворца, узнав, что у любимой старшей сестры скоро будет меч, настоящий световой меч – предмет их зависти и острого желания.

Рей проводила дочь долгим взглядом и повернулась к Кайло. Он нахмурился.

- Майклу? Она слишком много с ним общается!

Рей хмыкнула.

- И что?

- И что?! Он же сын Хакса! – завопил Кайло.

- Ну и что, - повторила Рей, - ты сам оставил Хакса при должности.

- Он даже не форсъюзер!

- И очень воспитанный, милый юноша, – произнесла Рей.

- Да он! – задохнулся Кайло, - он же…

- Оказывает знаки внимания дочери Императора? – забавлялась Рей.

- Я не…

- Позволишь, - мягко перебила женщина.

- Ей всего четырнадцать! – продолжал разыгрывать обеспокоенного отца Кайло.

- Ей уже четырнадцать, Кайло, - Рей положила руку на грудь мужчине, - не порть девочке первую влюбленность.

Кайло поджал губы, нахмурился, заскрипел зубами и тяжело вздохнул. За талию притянул Рей к себе.

- Тебя слишком долго не было, - произнес Кайло.

- А нечего было отправлять меня на Набу разговаривать с этими криффовыми политиками! – фыркнула Рей и нежно поцеловала мужчину.

Он прижался губами к ее шее, потом скользнул к плечу, вздохнул, пробормотал что-то неразборчивое о слишком закрытой одежде и криффовом протоколе, заставив Рей рассмеяться. Кайло уютно устроил подбородок у нее на плече, прижал к себе еще плотнее.

- Я скучал.

- Я тоже, - откликнулась Рей, обнимая его, поглаживая по спине.

- Что было на Набу? – вяло спросил Кайло.

Ответ он слышать явно не хотел. По крайней мере не сейчас. Рей вздохнула и отстранилась.

- Пошли в кабинет.

Кабинет Кайло с видом на город находился на самом верхнем уровне дворца, огромное панорамное окно открывало вид на город, раскинувшийся на миллионы километров вокруг. Уже стемнело, повсюду зажглись огни. Кайло сел в кресло, вытянув длинные ноги, откинулся на спинку, прикрыв глаза. Рей бросила на мужа быстрый взгляд. За годы совместной жизни она научилась угадывать малейшие его настроения, даже и без Уз. Кайло устал. Те десять дней, что ее не было, он тоже не сидел на месте. Пожалуй, императорской чете не помешал бы хороший отдых. Но это все потом.

Рей задумчиво посмотрела в окно и начала рассказывать: о торговых сделках, о встречах с теми, кто поддерживает императора, об обещаниях, что дала им, о подарках, что подарила. Рассказала о торжественном приеме у новой королевы, избранной всего лишь полгода назад, юная четырнадцатилетняя девочка понравилась Рей, чем-то напомнила Ши. Сильным характером, быть может? В голове у императрицы не укладывалось, как можно нести такое бремя в четырнадцать лет - ответственность за судьбу целой планеты. Но юная королева, на ее взгляд, неплохо справлялась, о чем Рейлин тоже рассказала Кайло. Конечно, не обошло без инцидентов. Пусть сейчас в галактике сильная централизованная власть, но всегда найдутся недовольные. Однако Набу вряд ли станет центром или источником этих недовольств, в чем Рей и поспешила уверить Кайло. Конечно, позже она обязательно предоставит императору подробный письменный отчет, а так же отдельный – кабинету министров. Но пока она довольна своим пребыванием на Набу и может уверить своего императора в лояльности и поддержке со стороны правительства планеты. Рей замолчала и снова посмотрела в окно, откуда-то повеяло холодом, или, может быть, ей так показалось. Кайло молчал. Он вообще слушал ее не прерывая. За эти годы он научился этому искусству. Иной раз на заседаниях кабинета министров император молчал так долго, что его подданные не знали: он сердится или не имеет возражений? Порой его молчание было страшнее вспышек ярости. Но Рей никогда не боялась. Единственная во всей галактике. Однако сейчас от этого молчания ей стало не по себе, чтобы хоть как-то нарушить тишину, повисшую в комнате, Рей спросила:

- Где сейчас Ричард?

- На фронте, - поморщился Кайло, - где же еще. Они с Амаль возглавляют диверсионную операцию против Чисской державы.

Рей передернула плечами, машинально коснулась шрама на левом виске. Чисская держава. Ее собственный провал. И гнев Сноука. Кошмар, который все еще преследует ее во снах. Нервный жест женщины не укрылся от Кайло. Он пристально посмотрел на супругу. Рей постаралась принять, как можно, более равнодушный вид. Ни к чему ворошить прошлое. Они отказались от него в тот день, когда убили Сноука. Когда Кайло скрепя сердце принял помощь от Хакса, а она сама не дала тлеющей вражде между ней и Амаль разгореться в пламя. За эти годы особой приязни между женщинами не возникло, но и до открытой конфронтации не доходило. Тем более что теперь они находились в разном положении, делить им было нечего. Хотя некоторые взгляды, что Амаль по-прежнему бросала на Кайло, заставляли Рей поджимать губы. Но она благоразумно молчала.

- Ты ведь не о том хотела спросить, - Кайло чуть выпрямился в кресле, - или, - мужчина пристально посмотрел на Рей, - сказать.

Рей молчала, кусая губы.

- Рей, что еще произошло на Набу?

Женщина нервно сплела и расплела пальцы.

- Рей?

Императрица вздохнула и ответила:

- Ее королевское величество приглашает кронпринцессу Шинейд Элину Рен в свою резиденцию в Тиде. Это официальное, запротоколированное приглашение.

- Нет! – Кайло стремительно поднялся.

Ну вот. А она знала, что так будет.

- Кайло, - мягко начала Рей.

- Нет! Шинейд никуда не поедет!

Рейлин открыла было рот, но ничего не сказала, сжавшись под яростным взглядом темных глаз.

- Ей нечего там делать!

- Ты не прав, - только и ответила Рей.

- Да? – приподнял бровь Кайло и решительно скрестил руки на груди, - и в чем же, позволь спросить?

Его чуть надменный, чуть командный, чуть снисходительный тон заставил Рей вспыхнуть от злости. Она стиснула зубы, несколько раз глубоко вздохнула. Ну нет. До скандала она не опустится!

- Шинейд все равно рано или поздно узнает. Возможно, лучше если это произойдет на родине твоей бабушки.

- Вот именно! – повысил голос Кайло, - она узнает! Там – скорее, чем в любом другом месте.

- Кайло! – голос она тоже все-таки повысила. Ну что за невыносимый человек! - она взрослая девушка, а мы никогда не ограничивали ее доступ к информации в голонете. Ты хоть в курсе, что там пишут о твоем и моем прошлом? О твоей семье?

- Ты удивишься, но в курсе! – огрызнулся Кайло, - но Ши…

- Да что Ши! – завопила Рей, - хватит! Она не хрустальная ваза! Вспомни, к чему тебя самого привело неведение! Я не хочу потерять дочь, как твои родители потеряли тебя!

Повисла звенящая тишина, даже в темноте комнаты было видно, как побледнел Кайло, круги под глазами обозначились четче, он стоял, сжав кулаки, подавшись вперед к Рей. И она тут же пожалела о словах, что сорвались с губ. Крифф знает, что происходит! Впрочем, Рей и не сомневалась, что будет нелегко. По ее мнению, давно уже следовало рассказать дочери всю непростую историю их семьи. Но Кайло отговаривался, отшучивался, ругался и не соглашался с Рей. Но она-то знала, к чему приводят недомолвки. Порой они хуже лжи. Женщина вздохнула, подошла к Кайло и крепко его обняла, прислонила голову к груди. Кайло в ответ ее обнимать не спешил. Упрямец!

- Послушай, - уже мягче произнесла Рей, - ты недооцениваешь Ши. Она умная, талантливая, понимающая девочка. Она любит тебя, почти боготворит. Ты непререкаемый авторитет в ее глазах во всем.

- Она просто боится со мной спорить, - проворчал Кайло, правда, не очень убедительно.

- Обвиняешь свою дочь в трусости? – лукаво посмотрела на Кайло Рей.

Он в ответ только лишь глаза закатил.

- Обними меня! – потребовала Рей, и когда его руки сомкнулись за ее спиной, продолжила, - пусть, наконец, узнает всю историю рода Скайуокеров. Я уверена, что Ши способна все понять. Будет лучше, если она узнает все от тебя. Тогда любые выпады в ее сторону, что неизменно случатся на Набу, не будут трогать ее.

- Я сказал: она не полетит, - в голосе Кайло прорезалась сталь.

- Королевский дворец Тида, музеи, театры, потрясающие виды, великолепная экология, - начала Рей.

- И усыпальница Амидалы, - прервал ее Кайло.

- Конечно, - кивнула Рей, - и она тоже. Красивое сооружение, кстати.

- Она поедет туда не красотами любоваться, ты же понимаешь, - произнес Кайло.

И Рей едва спрятала улыбку.

- Она кронпринцесса, - пожала плечами Рей, - однажды она станет во главе твоей империи. Так не пора ли начать приобщать ее к делам этой самой империи? И начать нужно, рассказав правду!

- Да что я ей расскажу! – Кайло разорвал объятия и начал нервно расхаживать по комнате.

Рей почти с жалостью посмотрела на мужа. Это будет непросто и для него, и для Шинейд. Это принесет боль девочке. Но пройти через нее нужно, чтобы двигаться дальше. Они семья. Они сумеют преодолеть это. Им необходимо преодолеть эту недосказанность, что уже давно висит в воздухе. Рей верила в понимание со стороны Ши.

Женщина подошла к Кайло, прервав его стремительное движение по кабинету. Несколько секунд смотрела прямо в глаза, потом нежно поцеловала.

- Что ты ей расскажешь? Ты расскажешь ей всё. С самого начала.




MyBook - читай и слушай по одной подписке