КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

В погоне за солнцем (fb2)


Настройки текста:



Глава 1


– Все, его увезли, – произнес юноша, присев на корточки рядом с девушкой, одетой в обтягивающие черные джинсы и черную выцветшую майку с принтом. Девушка низко склонила голову, смотря в пропасть под ногами. Ее звали Алиса, ей было примерно двадцать один год, она и Эрик были близнецами.

– Что дальше будем делать? – спросил Эрик. Он перекинул ноги через край крыши, крепко ухватившись за бетонную плиту.

– Попробую устроиться на работу в квартале Санрайс.

– Давай я пойду.

– Нет, я старше тебя, а значит пойду я.

Эрик слышал это каждый раз, когда в их жизни возникала какая-либо неприятная ситуация. Сестра была старше его на десять минут, хотя иногда ему казалось, что на несколько лет. Она всегда пыталась оградить его от неприятностей. Даже сейчас, когда он стал выше ее на голову и сильнее. Он вздохнул.

– Без чипов и личного счета нам не удастся получить работу. Да и Мак нам запрещал туда соваться.

– У нас нет выбора. Завтра я туда отправлюсь. Может мне повезет, я сторгуюсь с кем-нибудь или возьму чипы в долг.

Эрик нервно хохотнул.

– Да они стоят целое состояние! Кто тебе их даст?

– Все равно стоит попробовать, нам надо как-то выживать, зима скоро.

Молодые люди замолчали, они и так понимали друг друга без слов. Мак, их приемный отец, которого они за глаза звали «стариком», умер два дня назад. Болезнь скрутила его за год. Алиса и Эрик ничем не могли ему помочь, даже после его смерти им пришлось вызвать неотложку и на время уйти из дома. У них не было денег на погребение, не было документов. Только у Мака был вживлен чип, на котором хранилась вся информация о его статусе, к чипу привязан счет. Мак, единственный из них троих, мог что-то купить и устроиться на работу. Ребят же в этом мире как будто не существовало. Они, конечно, тоже работали, но нелегально, их заработная плата поступала на чип Мака. Работа была тяжелая, они грузили мешки на конвейер. Платили им мало, поэтому денег еле хватало на еду. И теперь, когда Мака не стало, они были в тупике.

Сейчас им обоим не хотелось возвращаться в свой пустой дом. Они жили в подвале огромного высотного дома, в их единственной комнате из вещей были только три тонких старых матраса, старые одеяла, самодельная печка и совсем немного личных вещей. И все-таки эта серая безликая бетонная коробка была центром их маленького мира. Сейчас без Мака он опустел.

Когда солнце стало уходить за горизонт, Алиса поднялась и с грацией кошки прошлась по самому краю крыши. Эрик наблюдал за своей сестрой, крепко держась за край бетонной плиты, с чувством гордости. Она не только не боялась высоты, но и обладала поистине удивительной гибкостью, могла с легкостью акробата забраться на любую верхотуру. Она знала эти крыши как свои пять пальцев.

– Пойдем домой, надо ложиться спать. Завтра будет тяжелый день! – сказала Алиса, вернувшись к Эрику. Она подала ему руку и помогла встать, так как знала, что он неуверенно держится на высоте.

Ребята рано легли, перекусив яблоком, оставшимся от старых запасов. Алиса старалась скрыть свои душевные переживания от Эрика. Она знала, что в районе Санрайс ее могло ждать, что угодно. Эрик был прав, Мак всегда их прятал от кого-то, и, возможно, этот кто-то ждет их там.

«Ничего не поделаешь, Мака нет, и теперь я должна позаботиться о нас, оградить от опасности Эрика», – размышляла Алиса, готовя себя к неизбежным событиям. Она почти всю ночь металась на своем матрасе и только под утро крепко уснула, измученная нерадостными мыслями.

Утреннее солнце проникло в их холодное подземелье через небольшое вентиляционное окно. Его лучики медленно крались по лицу Алисы, даря благоговейное тепло. Алиса медленно разлепила отекшие веки и посмотрела на лежанку Эрика. Она была пуста! Девушка приподнялась на локте и позвала брата, предполагая, что он пошел умываться у одного из технических кранов.

– Эрик! – крикнула она, слыша, как ее голос, отражаясь от серых бетонных стен, возвращается к ней звонким эхом. – Эрик!

Алиса сорвалась с места, осмотрела все закутки и коридоры подвала. Брата нигде не было. На его матрасе она нашла короткую записку: «Дорогая моя сестренка! Я отправился в район Санрайс, ты девушка, тебе не стоит находиться в столь опасном месте. Я позабочусь о нас! Вернусь вечером! Жди».

– Мелкий засранец, – в сердцах выругалась Алиса.

До станции было около двух километров пешего хода, но она знала более короткий путь через крыши, поэтому дорога для нее сократилась вдвое. Пройдя по козырьку станции, она присела, уцепившись за край крыши руками, встала вверх ногами и перекинула свое тело вниз. Пару раз качнувшись над людьми, Алиса осторожно спрыгнула вниз, приземлившись так тихо, что ее появление даже никто не заметил. Она быстрым шагом прошла к ММП и, высоко подняв ноги, перешагнула через невидимую преграду на входе в салон. Это могло выглядеть странным для окружающих, но на самом деле все объяснялось достаточно просто. Перемещения на ММП для Алисы и Эрика никогда не были проблемой. Каждый пассажир предварительно оплачивал поездку в терминале, и это фиксировалось на индивидуальном чипе. При входе в магнитоплан датчики, встроенные в двери, фиксировали факт совершения поездки. У нее и Эрика не было чипов, поэтому система их попросту не считала за людей. Зато могла принять за какого-нибудь дикого зверя, коих в местных парках обитало немерено. В магнитопланы иногда пытались забраться кошки, собаки, олени, кабаны и прочая живность. Чтобы избавиться от зверья, вдоль дверных проемов на входе в ММП до высоты человеческих колен были установлены полосы безопасности. Если животное лезло в ММП, его тут же било электрошоком.

Алиса села на одно из трех свободных кресел. Напротив нее дремал высокий крепкий мужчина в военной форме, других пассажиров не было. Она мельком взглянула на соседа. Он имел довольно резкие черты лица, волевой подбородок, брови были слегка нахмурены. В руках он держал планшет, который по расчетам Алисы стоил бешеные деньги. Мужчина приподнял веки и без интереса посмотрел на нее холодными светло-серыми глазами, потом отложил планшет на соседнее сидение и опять задремал. Алиса перевела взгляд на планшет. «Если я украду и продам этот планшет, у нас будет возможность купить чипы, а это значит, что мы сможем устроиться на работу». Она зацепилась за эту спасительную мысль, забыв обо всем. Алиса еще раз посмотрела на мужчину. Казалось, он крепко спит. Его лицо было расслаблено, голова слегка свесилась вниз. Отличный шанс. Алиса нажала на кнопку остановки, и ММП начал осторожно тормозить перед станцией. «Лишь бы не проснулся, лишь бы не проснулся», – молила про себя девушка. ММП остановился, Алиса молниеносно схватила планшет, засунула его за пояс и, подпрыгнув на выходе, выскочила из ММП. Она разбежалась, оттолкнулась от платформы, качнулась на указателе станции, ловко подтянулась вверх. Стоя на том же указателе, Алиса посмотрела на окна магнитоплана. Пристальный взгляд светло-серых глаз, с которым она встретилась в этот момент, заморозил ее душу холодом. Дыхание девушки перехватило, она поняла, что до жути боится этого человека. Она поспешила убраться, надеясь, что никогда больше не встретит его на своем пути.

Ей пришлось вернуться домой своим ходом, она боялась, что мужчина начнет искать ее на станциях. «Придется пока залечь на дно, дождаться Эрика дома, – рассуждала девушка. – Ну, ничего, зато я его порадую хорошими новостями. Мы загоним планшет и купим чипы».

Так прошел день. Вечером Эрик не вернулся. Алиса сидела на матрасе, упершись взглядом в серый потолок. Рядом лежал злополучный планшет. Теперь она сожалела, что решила украсть его. Надо было ехать за Эриком, это было ее первоочередной задачей. Отчаянье сковало ее сознание. Привычная жизнь рушилась.

Девушка опустила голову между колен.

– Черт, Эрик, где же ты? – произнесла она вслух, лишь бы только нарушить гнетущую тишину. Она поднялась с постели и принялась шагами мерить комнату, заломив руки за голову.

Полночь, Эрик не пришел. Алиса без сил упала на матрас, с раздражением отбросив одеяло к противоположной стене.

– Ты обещал! Обещал вернуться до конца дня, – обиженно сказала она, не сумев сдержать слезы. Время шло, она так и уснула, свернувшись клубочком в пустой холодной комнате.

Этой ночью ее снился Мак. Он склонился над ней, осторожно погладив по голове.

– Мак, мне холодно! – пробормотала сонно Алиса.– Я боюсь.

– Ничего девочка, завтра все изменится. Спи спокойно, набирайся сил, – произнес Мак чужим низким голосом и исчез в темноте.

Алисе стало тепло. Она почувствовала покой в душе и крепко уснула.

Утро было солнечным. Алиса проснулась и почувствовала себя отдохнувшей. С удивлением обнаружив на себе два одеяла, Алиса решила, что от стресса ее начала подводить память. Она не помнила, как брала их. «Ничего, сегодня, правда, все изменится! – размышляла она, умываясь холодной водой. – Я найду Эрика, и мы вместе что-нибудь придумаем!»

Наскоро умывшись и расчесавшись, она отправилась на станцию.

Две девушки стояли, перешептываясь между собой, и иногда хихикали. Их внимание привлекли двое мужчин на дальнем от Алисы краю платформы. Один из них стоял к Алисе спиной. Он был высоким, его мощное телосложение и одежда говорили о том, что он военный, работает на корпорацию. Его товарищ напротив, скрестив руки на груди, медленно скользил взглядом по толпе. И стояло Алисе взглянутьй на него, она тут же поняла, почему он вызвал такой ажиотаж у девиц. Высокий, стройный, с широкими плечами и в меру развитой мускулатурой, он был со вкусом одет, а на его руке красовались дорогие часы. Черты лица были правильными, практически идеальными, светлые вьющиеся волосы забраны в хвост. Он был совершенен во всем. Как будто бог решил послать на Землю ангела. Ангел посмотрел на Алису в упор своими прекрасными голубыми глазами и сощурился. По телу девушки пробежал холодок, это был взгляд хищника, вышедшего на охоту. «Что ему нужно?» – подумала она, нахмурившись. Стоило ей задать самой себе этот вопрос, и она спустя минуту получила на него ответ. Стоящий рядом с красавчиком военный обернулся, она встретилась взглядом с уже знакомыми светло-серыми глазами. Это был он! Парень, у которого она стащила планшет! Алиса попятилась назад, чувствуя, как ее сердце замерло от страха, а потом повернулась и понеслась с бешенной скоростью со станции. Она нисколько не сомневалась, эти двое преследуют ее! «Но ничего, это мой район, а значит, мои правила!» – подумала она, перепрыгивая через металлический забор, отгораживающий станцию от проезжей части. Она решила уходить по крышам.

Рей и Йен разделились. Рей бежал за девушкой, он знал, что Алиса будет уходить от преследования по верхам. Он долго думал, где провести ее перехват. Если бы они появились в том месте, которое она считала своим домом, то только напугали бы ее еще больше. Ситуация была очень деликатной. Когда он увидел ее в ММП, то сразу понял, что дело плохо. Девушка была истощена, измучена, явно нуждалась в помощи. Он позволил ей украсть планшет лишь с одной целью: в устройстве был встроен жучок, по которому он мог выследить ее. Вечерняя вылазка в район Сентджоу показала, что девушка живет в ужасных условиях. От своего информатора он узнал: ее зовут Алиса, она воспитывалась старым бродягой Макалистером, который умер три дня назад. У нее есть брат-близнец Эрик. Ребята оказались в сложной ситуации, у них не было денег, чтобы оплатить пропитание, не было документов, поэтому никто из них не мог устроиться на работу. По какой-то, пока непонятной для Рея, причине Макалистер не оформлял детям документы. По сути, ребят не существовало, они нигде не учились, никогда не получали медицинскую помощь. Вчера ее брат ушел из дома и до сих пор не вернулся. Судя по тому, что девушка села на ММП, следующий в район Санрас, ее брат направился туда. Рей предполагал, что он решил обратиться за помощью к одной из бандитских группировок, коих в этом районе обитало бесчисленное множество. Обоих надо было спасать. Изучив окрестности, Рей решил, что перехват девушки лучше всего произвести на станции. Там много людей, она не должна сильно испугаться. Конечно, она постарается от них скрыться, но все-таки первый контакт должен состояться на открытой площадке, а не в замкнутом помещении, где Алиса могла почувствовать себя загнанной в угол. Сейчас все шло по плану, Алиса шла по дуге, он немного отставал от нее. В это время Йен двигался по узким улочкам квартала, наперерез девушке. Рей должен был отстать от нее за полкилометра до точки встречи, того места, где ее будет ждать Йен.

Алиса неслась по крышам, перепрыгивая с одного уровня на другой. Она знала, ей нужно добраться до следующей станции, чтобы наверняка уйти от погони. Она пару раз оборачивалась и видела вдалеке силуэт мужчины, он потихоньку отставал от нее. «Моя стратегия сработала. У них нет даже шанса!». Только она успела об этом подумать, как на нее сверху навалился человек. Алиса упала на гальку, которой была усыпана крыша, и нападающий сразу перевалился на спину, увлекая ее за собой. Она чувствовала спиной, как вздымается его грудная клетка.

– Поймал, – сказал мягким приятным голосом мужчина.

Алисе это совсем не понравилось, она не могла быть побежденной! Девушка извернулась и укусила преследователя за руку.

– Черт! – взвыл мужчина, разжимая плотное кольцо рук. Алиса вскочила и повернулась лицом к своему врагу. Это был красавчик!

– Что тебе нужно от меня? – задыхаясь, спросила она.

Красавчик медленно поднялся и, прежде чем ответить, стряхнул с себя мелкие камушки.

– Мне ничего, а вот у моего друга ты стащила очень даже ценную вещь. Лет на пять за решеткой потянет. Ты провинилась и теперь пойдешь с нами!

– Никуда я не пойду. Твой друг недотепа, сам виноват!

Мужчина усмехнулся.

– Ты ошибаешься, если он позволил взять планшет, значит, таков был план.

– Как бы там ни было, повторяю для тупиц, я никуда с вами не пойду.

Алиса развернулась и сделала рывок вверх, намереваясь запрыгнуть на крышу соседнего строения. Однако ее планам было не суждено осуществиться, ее поймали на лету. Красавчик резко развернул ее к себе лицом и, обхватив запястья широкой ладонью, поднял ее руки высоко вверх, прижав их к стене. Алиса практически болталась в воздухе, лишь слегка касаясь носками поверхности крыши.

– Ну, сейчас я тебе задам! – пригрозила она, брыкаясь изо всех сил. Ее мучитель лишь поднял одну золотистую бровь. Казалось, его совсем не увлекает ее борьба. Он прошелся взглядом по ее телу, задержавшись на полной груди, которую обтянула футболка. В его глазах заплясали чертики. Он перевел взгляд на губы девушки. Алиса еще больше занервничала.

– Куда пялишься! – возмутилась она, прибавив пару крепких ругательств.

– Какая ж ты все-таки грубиянка! – сказал мужчина, и уголки его губ немного приподнялись. Казалось, ее отчаяние его забавляет. Она неистово продолжила вырываться, припоминая все крепкие выражения, которые когда-либо слышала.

Когда красавчик нахмурился, Алиса поняла, что достигла цели – он был в бешенстве!

– Придется преподать тебе урок! – резко сказал он, еще сильнее стиснув ее руки. Алиса испугалась, это была западня. Она не выиграет схватку с ним, сейчас расстановка сил не в ее пользу. Девушка зажмурила глаза и вся внутренне сжалась. То, что последовало за угрозой, было для нее полной неожиданностью. Мужчина резко наклонился и впился в ее губы жадным поцелуем. Она вскрикнула, и он проник в ее рот. Этот поцелуй был жестким, властным. Он требовал от нее подчинения.

«Она всего лишь одна из многих. Я только попробую ее на вкус и все!», – думал в это время Йен, пытаясь найти хоть какое-то логичное объяснение своему поступку. Он придержал девушку за талию и почувствовал, как стройное тело дернулось в агонии сражения. А потом все изменилось в одно мгновение. Она ему ответила! Робко неумело прикоснулась языком к его языку, расслабленно выдохнула, прогнула свое худенькое тело под его ладонью. Йен понял, что совершил ошибку. У него перехватило дыхание. Он отпустил ее руки, и они безвольно упали на его плечи. Ему пришлось опереться на стену над ее головой и слегка наклониться, чтобы в полной мере насладиться ее искренним ответом.

Алиса не понимала, что происходит. Почему ее мысли затуманились, почему сердце неслось галопом, тело подчинялось каждому движению теплой руки. Мужчина оторвался от нее, провел пальцем по нижней губе и теперь уже нежно поцеловал щеку и опять губы, а она не могла даже пошевелиться, с восторгом замирая от каждого его прикосновения.

– Йен, как я ее теперь на базу затащу? Волоком, связав по рукам и ногам? – прозвучали рядом резкие слова.

Алиса вышла из ступора. Она сомкнула пальцы в кулак так, как учил ее Мак, и решительно занесла руку над головой, желая подпортить физиономию красавчику. Он поймал ее руку на полпути. Резко развернув, мужчина прижал ее спиной к груди.

– Отпусти, отпусти козлина! – отбивалась Алиса, стараясь ударить своего обидчика ногами. Мужчина с холодными глазами скрестил руки на груди, спокойно ожидая, когда она прекратит буйствовать. А она и не спешила униматься, пытаясь достать Йена. Наконец, ему все это надоело.

– Заканчивай! – холодно приказал он, – Или хочешь повторения?

Алиса замерла, и Йен почувствовал, как по истощенному телу девушки прошла чуть заметная дрожь.

Рей встал напротив Алисы.

– Алиса, – спокойным твердым голосом произнес он, – я – Рей Стивенс, работаю на корпорацию военным, а это Йен Мэлори, он – ученый. Мы не сделаем тебе ничего плохого.

– Забери свой планшет, и оставьте меня в покое!

– Я уже его забрал. Послушай, тебе придется пойти с нами. Обещаю, ничего плохого я тебе не сделаю.

Алиса решила, что главное это вырваться из лап Йена.

– Ладно, – с раздражением бросила она.

– Будь хорошей девочкой, не дерись, – сказал Йен, прежде чем выпустить девушку. Алиса отскочила от него как ошпаренная и, наконец, перевела дыхание.

– Пошли, едем на базу, – сказал Рей.

Вся троица спустилась к станции. Там Рей выбрал маршрут, и мужчины оплатили поездки. Алиса же по привычке перепрыгнула препятствие у двери в ММП. Путь до базы был не близким. Им пришлось проехать несколько районов. Алиса прикинула, что в пути они провели не менее часа. Мужчины сели по обе стороны от нее, зажав ее широкими плечами. Она исподтишка изучала своих спутников. Рей нахмурился и, казалось, был погружен в свои мысли. Мужчина был спокоен, его настроение передалось Алисе, и она тоже немного успокоилась. Она взглянула на красавчика. Йен закинул руку за спину Алисы, он иногда посматривал на нее, и от этого взгляда она ощущала себя букашкой. Йен был не из «простых», слишком прямая осанка, надменный взгляд, дорогая одежда. Чувствовалось, что он всегда делал только то, что хотел.

– Прибыли, – предупредил Рей, отвлекая Алису от наблюдений.

Так называемая база была огромным комплексом, включающим в себя не менее сотни корпусов различного назначения. Тут же были полосы препятствий, полигоны для отработки техники стрельбы, скалолазания, да много чего еще. Рей провел Алису в главный корпус, где Йен распрощался с ними, чему Алиса была несказанно рада. Они вошли в небольшую комнату, в которой ничего кроме большого стола не было. За столом сидела очень ухоженная женщина средних лет. Ее пальчики с идеальным маникюром летали над клавиатурой с ошеломительной скоростью. Женщина посмотрела на них и словно расцвела.

– Рей, наконец, ты ко мне зашел. Я так скучала, – обиженным голосом проворковала она.

Рей широко улыбнулся, и Алиса подумала, что лучше бы он вообще не улыбался. Эта кривая улыбка больше напоминала оскал хищника, от него сейчас хотелось убежать и спрятаться. Однако дама была другого мнения, она игриво захлопала ресничками.

– Скоро миссия, времени в обрез, – резко ответил Рей.

– Да уж, это точно, но все же Рей, дорогой, я все жду, когда ты пригласишь меня на чашечку кофе.

– Как будет время, обязательно. Ванесса, помоги-ка мне с одной проблемой. Только ты способна с этим справиться.

– Для тебя, дорогой, что угодно.

Рей кивнул головой на Алису.

– Оформи девчонку стажером в мою группу. У нее нет документов, придется их выправить, это надо сделать как можно быстрее.

– Вообще никаких документов?

– Никаких.

Женщина окинула Алису холодным презрительным взглядом.

– Ладно, я сделаю это. Придется скататься в министерство, найти данные о ней по коду ДНК.

– Спасибо, ты меня выручила как обычно. Я ее пока здесь оставлю. Позже за ней Ноа зайдет.

Рей уже направился к выходу, когда Ванесса, вскочив со своего места, быстро вышла из стола и подлетела к нему.

– Подожди, я еще тебе кое-что должна сказать.

Она вплотную приблизилась к Рею, и тут Алиса не поверила своим глазам, тетка открыла нагрудный карман на куртке Рея и аккуратно положила туда плитку дорогого шоколада в красной обертке. Алиса отвернулась, уж больно была смешна эта сцена ухаживания, она не смогла сдержать улыбки. Она слышала, как Рей шумно глубоко вздохнул.

– Не забывай меня, – томным голосом проговорила Ванесса. Алиса повернулась, чтобы до конца досмотреть эту комедию.

– Разве это возможно, – ответил Рей, опять зверски улыбнувшись. Он развернулся и поспешил выйти из комнаты.

– Что лыбишься, голодранка, – зло прошипела Ванесса, стоило Рею закрыть дверь. Улыбка сползла с лица Алисы. Ванесса прошла обратно на свое место.

– Начнем заполнять формуляры. Твоя фамилия?

Алиса пожала плечами:

– Э-э-э, да как бы это сказать,– помялась Алиса, – у меня ее нет.

Ванесса даже печатать перестала.-

– Как нет?

– Да так, просто нет.

– Имя-то хоть есть?

– Алиса.

– Уже что-то, где Рей только вас находит, один хлеще другого.

– Сколько тебе лет, дата рождения?

– Насколько я знаю, мне двадцать один год, точную дату рождения не знаю.-

Ванесса подперла лицо ладонью и вздохнула, смотря в упор на Алису. Призадумавшись на пару минут, она связалась с кем-то, проговорив в наушник:

– Забирай ее, идентификация только по ДНК.

Через четверть часа в комнату вошел высокий парень. Его волосы были рыжими, глаза теплыми золотисто-карими. Он добродушно улыбнулся Алисе и бодро гаркнул:

– Привет! Я – Ноа, пойдем со мной, я все тебе тут покажу.

Парень повел Алису по длинным коридорам корпуса в медицинскую часть. Зайдя в лабораторию, он поздоровался со старичком в белом халате.

– Привет. У нас тут найденыш, знает только свое имя, надо определить кто такая, откуда.

– Сделаем, Рей ее к себе определяет?

– Ага.

– Ну, тогда проведем небольшое обследование.

За Алису взялись медики. Они издевались над ней целый час до тех пор, пока она, уже огрызаясь направо и налево, не вырвалась из их рук, спрятавшись за спину Ноа. Доктор подошел к ее сопровождающему.

– У нее недостаток массы тела, анализы крови тоже не очень хороши. Надо ей хотя бы капельницу поставить, да разве она дастся. Короче, ее надо откармливать, а то загнется.

– Сейчас мы это устроим.

– Начните с небольших порций, она не ела около трех дней.

Ноа привел ее в столовую. А там так вкусно пахло, и все было так дорого. «Жалко, у меня денег совсем нет», – подумала Алиса, стараясь не смотреть на еду.

– Наедайся до отвала, я заплачу, – улыбнувшись, сказал Ноа.

Алиса взяла только суп и кусок хлеба, она постеснялась взять больше. Ела она быстро, жадно, иногда поглядывая исподлобья на окружающих. В столовую вошли Йен и еще какой-то парень, они были увлечены обсуждением научной работы. Мужчины прошли мимо нее в дальний конец зала и сели за пустой столик. Алиса постаралась больше не смотреть в их сторону.

Йен слушал своего друга Ронни вполуха. Он наблюдал за Алисой. Девушка явно была голодна, она ела быстро, не жуя, прикрывая тарелку руками, как будто боялась, что кто-нибудь отнимет у нее еду.

Рей вошел в столовую и, взяв плотный обед, присоединился к Йену и Ронни.

– Видел? – спросил Йен.

– Видел. Ведет себя как дикий, загнанный в угол, зверь, никому не доверяет.

– Что делать будем? – поинтересовался Йен.

– Для начала нагружу ее работой, пусть вливается в коллектив, отвлечется от гнетущих мыслей.

Рей тяжело вздохнул. Работы хватало, но ситуацию с девчонкой на самотек нельзя было пускать.

– Нам придется вытащить ее из всего этого.

– Я помогу, – сказал Ронни, все это время наблюдающий за Алисой, – в конце концов, ей сейчас нужны друзья.

Рей кивнул ему в знак благодарности. Его друг всегда был отзывчивым человеком, хотя иногда ему это становилось боком.

После обеда Ноа попросил Алису переодеться в армейскую форму, и они отправились к полигону.

– Сейчас у нас время тренировки. Тебе будет трудно, каждый новичок при первом прохождении полосы препятствий задание заваливает. Из-за этого, если что, не переживай.

Они подошли к группе крепких парней. Всего, вместе с Ноа, их было пятнадцать. Рей спокойно скомандовал:

– Стройся.

Военные выстроились в линию. Рей кивнул головой в конец строя, и Алиса молча поплелась туда, ощущая на себе любопытные взгляды.

– Сегодня проходим всю полосу препятствий на время. Есть одно условие, дойти до финиша должны все. Ваша задача заключается в том, чтобы показать командную работу. Задание понятно?

– Да.

– Работаем! – выкрикнул Рей, и все рванули вперед. Одна только Алиса стояла на месте, не понимая, зачем ей-то все это нужно.

Рей оскалился, прочистил горло:

–К-х-х, вперед, пошла! – гаркнул он так, что Алиса подпрыгнула на месте и рванула вперед, лишь бы убежать от него куда подальше.

Она неслась вслед за группой, которая ушла далеко вперед. Преграды и препятствия, со стороны, казавшиеся непроходимыми, оказались очень даже забавными. Алиса с удовольствием перелетела рвы с грязью, качаясь на канатах, играючи преодолела тонкое бревно, ради смеха пару раз сделав колесо. Вскоре она догнала и перегнала свою группу. Когда девушка оказалась у высокой скалы, мужчины немного отставали от нее. С практически отвесной стены свисала только одна веревка, Алиса схватилась за нее, уже начала подъем, как вдруг почувствовала резкий рывок за хвост. Она вскрикнула от боли и отпустила трос, со всего размаху приземлившись на узкую полосу суши, отделяющую стену ото рва с грязью. У себя над головой она услышала насмешливый голос:

– Куда лезешь, знай свое место, тут работает передовой отряд.

Алиса подняла голову, схлестнувшись взглядом с поджарым парнем. Тот начал быстро подниматься по каменистой поверхности, цепляясь за трос, остальные последовали за ним. Алиса была в бешенстве. «Ну, сейчас я вам устрою!»

В это время Рей, стоявший на краю полигона, наблюдал за группой. Он был очень недоволен. Девушка творила бог весть что. После того как один из его лучших бойцов показал себя не с самой лучшей стороны, она не растерялась. С немыслимой быстротой она забралась на практически отвесную скалу вообще без какой-либо страховки. Пройдя по обрывистому краю, девушка улыбнулась и подняла камень. «Что она задумала?» – размышлял, хмурясь, Рей.

Девушка посмотрела вниз, дождалась, когда по тросу начнет подниматься как можно больше людей, а потом с размаху рубанула по веревке острым концом камня. Она повторила эту операцию три раза, после чего парни, которые славились на всю базу своей исключительной подготовкой, рухнули в ров с грязной жижей, прихватив тех, кто еще подходил к препятствию. После этого в жиже барахтались все пятнадцать человек. Даже отсюда он слышал те ругательства, которыми награждали девушку мужчины.

Алиса наверху скалы заливисто смеялась.

– Отряд поросят, вот вы кто! – крикнула девушка сверху, потом она прошлась с кошачьей грацией вдоль скалы и рванула дальше.

– Она не уживется с остальными, – услышал Рей голос Йена. Он как раз возвращался с тренировки и решил посмотреть, как идут дела.

– Придется, у нее нет выхода.

Йену совсем не понравилось то, что девушку столкнули.

– На базе ее оставлять нельзя, – сказал Йен. – Боюсь, ей не простят такие выходки. Пусть пока поживет в Мэлори хаус, ей и ее брату там будет лучше.

Рей медленно кивнул.

– Макалистер почему-то прятал их, у ребят нет чипов. Нам придется разобраться во всем этом. И, ей нужна охрана.

– Без проблем, я позабочусь об этом. Когда отправимся за Эриком?

– Завтра, мой информатор наводит справки о его местоположении.

Когда Алиса прошла полосу препятствий, она поплелась к Рею. Девушка понимала, что ему, скорее всего, не понравилось то, что она вытворяла на полигоне. «Теперь выгонит взашей», – подумала Алиса, почему-то немного расстроившись. Но решив, что ей, собственно говоря, полностью на это плевать, она успокоилась и с чувством собственного достоинства подошла к командиру. На ее удивление он ничего не сказал. Когда группа закончила прохождение полосы, и грязные потные мужчины подошли к ним, он лишь коротко скомандовал:

– Заново!

Парни переглянулись между собой и, ничего не говоря, опять пошли к старту. Алиса стояла, заломив руки за спину.

Рей оскалился, процедив:

– Требуется особое приглашение?

Через четыре часа непрерывного прохождения через поле препятствий, она поняла – он дьявол! Когда уже большая часть группы просто рухнула от изнеможения, с ужасом ожидая очередного приказа, этот бес, наконец, сжалился над ними.

Рей задал лишь один вопрос:

– Каков был приказ?

– Работать в команде, – вяло произнес Ноа, лежащий плашмя на земле.

– Отлично, вы все поняли. Завтра повторим. Расходись.

Алиса сидела, прислонившись к березке, и не могла пошевелить ни рукой, ни ногой.

Ноа встал на четвереньки, пополз в ее сторону. Он сел рядом с ней, прислонившись к тому же дереву.

– Всегда он такой?

– Ага, его тут все боятся. Но с другой стороны, многие хотят попасть в его команду, потому что все его бойцы возвращаются из миссий живыми здоровыми. В остальных группах через год около четверти погибает.

Ноа потихоньку поднялся и подал руку Алисе.

– Пойдем, думаю, после сегодняшней выходки тебе нужен хоть один друг в нашей команде.

Алиса улыбнулась, она подала руку Ноа, и тот помог ей встать.

Когда Алиса оказалась в душе, она почувствовала боль в каждой своей мышце. «Эрик пропал, а я тут меряюсь силами со стадом бестолковых баранов. Пора сматываться», – подумала она, надевая свою старую футболку и джинсы. Она решила потихоньку уйти через высокий забор. Во время тренировки Алиса заметила участок высокой ограды, на котором не было колючей проволоки. Только она вышла из раздевалки и сразу услышала за спиной леденящий душу голос:

– За мной, курсант.

Алиса так и замерла, она медленно повернулась и, опустив низко голову, поплелась за Реем. Он привел ее в столовую, сам набрал ей на поднос целую гору еды. Тут к ним присоединился Йен, он оценил ее меню и добавил еще пару булочек. Когда они сели за стол, Рей коротко сказал:

– Что б все съела, это приказ!

Теперь она с ним не спорила, а то мало ли что, заставит еще десять таких порций съесть.

– Жить будешь на съемной квартире. Сегодня я и Рей проводим тебя. Завтра ты должна быть на базе к восьми, – инструктировал ее Йен.

Алиса лишь кивала, со всем соглашаясь. С этими двумя разговаривать бесполезно. Один был тираном по жизни, второй творил, что вздумается.

После очень сытного ужина она почувствовала себя удавом, наевшимся на полгода вперед.

Мужчины и девушка вышли с базы в полвосьмого вечера. На улице похолодало. Алиса всегда была чувствительна к холоду, поэтому даже летняя августовская прохлада была для нее неприятна. Возможно, сказалось то, что им приходилось жить в холодном подвале. Именно поэтому она любила крыши, там было тепло, там было солнышко. Она так любила греться в его лучах.

Озноб прошел по ее телу, и она позавидовала мужчинам, которым холод был нипочем. Йен заметил, что она поежилась.

– Замерзла? – спросил он.

– Нет, – резче, чем хотелось бы, ответила Алиса.

Стыдно было признаться, но уже через минут десять она чуть ли не стучала зубами от холода. Неожиданно Йен протянул руку и дотронулся пальцами до кончика ее носа.

– Замерзла, – констатировал он.

Он на ходу достал из своей спортивной сумки легкий свитер.

– Надень, – произнес он, протянув ей одежду.

Алиса молча кивнула, взяла свитер и надела его на себя. Он был ей безумно велик, и, наверное, сейчас она выглядела несколько комично, но, все же, натянув высокий воротник до самого носа и придерживая его руками, Алиса немного согрелась. От ткани пахло тонким ароматом дорогого парфюма, который был едва заметен, и еще чем-то. Чем, она еще не разобрала, но этот запах ей безумно нравился. На станции Рей оплатил поездки. Йен, похоже, догадался, что чипа у Алисы нет. Когда они подошли к ММП, он бесцеремонно подхватил ее и, немного приподняв, перенес через систему зашиты. Этот блок ММП был большим. Два ряда кресел разделял довольно широкий проход. Они заняли три места, и мужчины, как и в прошлый раз, сели на места по обе стороны от нее. Ехали они молча, Алиса согрелась и почти задремала, когда ММП начал тормозить. Это означало только одно – на этой станции есть пассажиры, которым с ними по пути. В магнитоплан вошла совсем молоденькая девушка. Она была как легкий свежий ветерок в знойный летний день. Маленькая, в легком простом платье, на котором по белому фону были разбросаны яркие вишенки. На плечи накинута простая белая кофта. Ее рыжий хвостик весело подпрыгивал от легких шагов, а на маленьком вздернутом носике солнце рассыпало яркие веснушки. В руке незнакомка несла довольно увесистую сумку для документов. Девушка, ни на кого не смотря, села на свободный ряд кресел через проход от дремлющего Рея. Она придвинулась к окну и достала из сумки книгу.

Алиса немного наклонилась, чтобы прочесть ее название: «Основы квантовой физики». Брови Алисы поползли вверх. «Не по возрасту предмет. Ей на вид не более семнадцати лет, откуда взялось это чудо?» – подумала она, снова выпрямившись в своем кресле. Через три станции у девушки зазвонил телефон. Рей, немного приоткрыв глаза, посмотрел на соседку и опять их закрыл, как будто крепко задремав.

– Алло, Элизабет? – звонким голосочком заговорила девчонка. – Да, я сдала экзамен, я поступила! Давай, сегодня встретимся, я так давно тебя не видела, уже целых три месяца.

Маленький человечек слушал кого-то по телефону и на глазах погрустнел. Девушка опустила голову, начала водить кругами пальчиком по страницам книги, после чего уже не таким бойким голосом произнесла:

– Да, я все понимаю, тебе надо готовиться к миссии. Конечно, сейчас тебя никто не отпустит. Ты не беспокойся, я найду, чем заняться. В конце концов, мне столько еще надо прочесть.

Она еще раз кивнула и попрощалась с собеседницей. Девушка опять вернулась к чтению, но уже через две станции крепко спала, прислонившись к холодному стеклу окна.

Когда магнитоплан подъезжал к деловому центру города, Йей сказал:

– Это наша станция, выходим.

Машина затормозила, и от этого книга выпала из рук спящей девушки, глухо ударившись об пол. Рей наклонился, чтобы поднять книгу, а Алиса последовала за Йеном к выходу. Алиса не удержалась и обернулась, чтобы в последний раз взглянуть на солнечного человечка. Девушка все так же безмятежно спала, рядом на сидении была ее книга, а на зеленой обложке лежала плитка шоколада в ярко-красной обертке. Алиса посмотрела на Рея. Его лицо было равнодушным, не выражающим никаких эмоций. «Притвора», – подумала Алиса, ощущая в этот момент, как сильные руки переносят ее через барьер на выходе из ММП.

– Послушайте, мне надо заехать на старую квартиру, забрать личные вещи, одежду, – произнесла Алиса, освобождаясь от крепкой хватки Йена.

– Нет! – хором ответили мужчины, а потом продолжил только Йен: – Ты все купишь здесь.

Они направились в один из небоскребов, коих в деловом центре города было полно. Алиса всегда мечтала забраться на самый верх такого гигантского строения, посмотреть на город сверху. Они зашли в огромный торговый центр. Все в нем сверкало золотом, магазины пестрели названиями модных брендов.

– Вы случаем не того? У меня даже на хлеб денег нет!

– Девочка, больше уважения, – высокомерно протянул Йен. – Мы тебе помогаем, будь благодарна. Иди, подбери все необходимое для себя. Мы скоро подойдем.

Мужчины быстро скрылись в толпе, оставив Алису посреди павильона. «Черт знает, что творится! – рассуждала Алиса, – Ну ладно, попробуем».

Йен и Рей отправились в технические помещения.

– Йен, необходимо выбрать такое место, где она всегда будет под наблюдением охраны.

– Посмотрим, что у нас есть, – ответил Йен, открывая дверь в наблюдательный центр.

В большом помещении суетилось около полутысячи человек. Все они были наблюдателями, обеспечивающими безопасность в торговых центрах, магазинах и гостиницах, принадлежащих семейству Мэлори. Мужчины прошли к центру зала, пробираясь через лабиринт клеток, на которые делилось помещение. Около ячейки пятьдесят три они остановились, оказавшись за спиной низкого смуглого мужчины. Тот сидел на кресле посреди своего отсека. Все стены крошечной комнаты были наполнены маленькими квадратиками. Каждый квадратик отвечал своей камере наблюдения. Человек руками перемещал некоторые квадраты вниз, другие наоборот переводил на уровень своего взгляда, приближал картинку, присматриваясь к той или иной ситуации.

– Джон, привет!

– О, шеф, давно вы не заходили к нам, – сказал Джон, показав белозубую улыбку.

– Джон, нам надо найти клетку для птички.

– Охрана птичке нужна?

– Безусловно, и скрытое сопровождение тоже. Выбери парней покрепче.

– Хорошо, – Джон провел пальцем по одной из стен, перелистывая панорамы камер наблюдения. Наконец, он остановился на двери, расположенной в сером коридоре. – Думаю, вот эти апартаменты подойдут. Квартира находится в этом здании на сорок пятом этаже, ее сдают за среднюю по местным меркам плату. Видеокамеры направлены прямо на вход в квартиру, да и на пути от двери до холла хорошее наблюдение.

– Отличная работа, Джон, – похвалил Йен своего подчиненного.

– Доставишь девчонку до места? Я пока наведаюсь в ее старое жилье. Неплохо бы и там установить наблюдение.

– Хорошо.

Рей протянул Йену карту, которую обычно использовали при повреждении основного чипа.

– Отдай ей, там деньги, которых должно хватить на неделю. Пусть купит все необходимое.

Йен вышел в торговый павильон и подошел к тому месту, где оставил Алису. Он обнаружил ее, сидящей на желтом пуфе. Она была рассержена.

– Почему ничего не выбрала? – спросил Йен, уже предвкушая ответ.

– А то ты не знаешь! – раздраженно бросила Алиса. – В таком виде меня не пустили ни в один магазин.

Йен улыбнулся. Правильно, девушка должна знать свое место. Он заранее знал, что так будет, и хотел хоть немного сбить с нее спесь.

– Пойдем! Я тебе помогу!

Алиса ничего не ответила, развернувшись, она пошла к выходу. Йен не ожидал этого. По его мнению, она должна была усвоить урок, быть ему благодарна за помощь. Он догнал ее и остановил, схватив за руку.

– Куда пошла?

– Домой, мне ничего от тебя не нужно, я сама справлюсь со всем, – спокойно ответила девушка.– Я прекрасно понимаю, что ты хотел уязвить мою гордость, унизив меня перед другими. Хочу тебя обрадовать, у тебя это получилось. Больше этого не повториться, я не дам себя в обиду. Так что, Йен Мэлори, иди к черту!

Алиса вырвала свою руку и направилась в сторону выхода из здания.

Все вышло наоборот! Эта чертовка не только раскусила его, но еще и заставила себя почувствовать последним мерзавцем. Он привык, что ему подчиняются, исполняют все его прихоти, девушки ловят его взгляд. И тут эта соплюха посылает его, Йена Мэлори, к черту! Йен был взбешен! Он развернул Алису на полном ходу, и девушка с вызовом посмотрела на него.

– Или ты сейчас идешь со мной, или я сам затащу тебя в эту квартиру.

Алиса попятилась назад, пока не уперлась в стену позади себя. Она видела, что Йен очень зол, и прекрасно знала, чем это может закончиться. Он требовал подчинения. «Хорошо, – подумала Алиса, – это сражение ты выиграл, но война еще не окончена».

– Хорошо, – резко ответила Алиса. – Я пойду с тобой.

Сейчас он приводил ее в бешенство как никогда. «Ну, ничего, сегодня же я удеру от этой славной компании, найду Эрика, а там мы уж как-нибудь потихоньку встанем на ноги», – снова воодушевилась Алиса. Она шла за Йеном, ничего не замечая вокруг. Ее не интересовала вся эта роскошь, красивая одежда, витрины, люди. Она была равнодушна к этому миру, как и он к ней. Алиса вспомнила, как холодными зимними вечерами они втроем сидели в своей комнатке у самодельной печки, смотрели на огонь, горящий в ней. Эрик доставал шахматную доску и потертые фигурки, и они играли партию за партией на спор, на спички. Мак сидел в своем углу, покуривая трубку. Мак, «старик» – так они его звали, он отдавал им все самое лучшее, что удавалось добыть: еду, одежду, книги. Он учил их всему, что знал сам. Сидел у их постели, когда они болели, искал среди каменных джунглей, не давая ввязаться в плохую компанию. Мак никогда не рассказывал о своем прошлом. А если из ребят кто спрашивал об этом, всегда коротко отвечал: «Что было, то прошло. Нет смысла вспоминать». Алиса предполагала, что он когда-то был учителем. Ведь недаром он с таким рвением занимался с ними, прививал любовь к книгам. К двенадцати годам Алиса могла спокойно изъясняться на нескольких языках, разбиралась неплохо в физике и химии, обожала математику, знала этикет и совершенно не понимала, зачем ей нужны все эти знания, если они вынуждены жить на задворках общества. Она много раз сетовала Маку на это. Старик лишь мотал в разные стороны головой, потом вынимал трубку изо рта и прокуренным голосом говорил: «Книги дают возможность человеку увидеть многогранность этого мира, расширить границы духовного сознания. Без них ты будешь замечать только то, что находится перед самым твоим носом, будешь жить как маленький муравьишка в своем муравейнике, ничего не зная об этом большом прекрасном мире».

Воспоминания Алисы прервало шуршание открывающейся двери лифта. Они поднялись на сорок пятый этаж, пройдя по серому безликому коридору, оказались у двери с номером 4511. Йен достал ключи и открыл дверь. Они вошли в достаточно просторный холл. Он включил свет, повернулся к Алисе.

– За квартиру будешь платить в конце месяца. Заработную плату перечислят тебе на следующей неделе, после оформления документов.

Йен достал из кармана карту.

– Это временная карта, на ней достаточно средств, чтобы оплатить все, что будет необходимо тебе в первое время. Поняла?

– Да.

Йен вздохнул.

– Что надо сказать?

– Спасибо, – сквозь зубы процедила Алиса.

– То-то же. Осваивайся.

Йен решил осмотреть квартиру, чтобы на всякий случай запомнить ее планировку и расположение мебели. Было у него предчувствие, что с девчонкой не все так просто, как казалось на первый взгляд. Недаром старик прятал их столько времени.

Алиса прошла в гостиную и сразу подошла к широким панорамным окнам. Впервые между ней и ночным городом преградой стояло оконное стекло. В комнате все было минималистично: с одной стороны диван, с другой телевизор на широкой низкой тумбе.

Алиса щелкнула по кнопке пульта, и на экране возник ведущий новостного канала.

– Сегодня в районе Санрайс произошло дерзкое преступление. Убийство с особой жестокость было совершено поздно ночью в парке. Полиция просит помощи в опознании погибшего молодого мужчины, – сухо сообщил голос диктора. На экране появилось изуродованное тело молодого человека.

Йен как раз выходил кухни, закончив свой осмотр, и уже собирался уходить. Отчаянный крик из гостиной заставил его опрометью кинуться в комнату. Алиса стояла напротив телевизора страшно бледная, ее дыхание было тяжелым, она как будто задыхалась.

– Алиса? – осторожно позвал ее Йен.

Алиса повернулась к нему.

– Эрика убили! – надрывным голосом произнесла она. – Я не успела!

Она подалась вперед, и Йен в один прыжок оказался рядом, успев ее поймать, прежде чем она осела на пол. Он подхватил ее и поднял на руки легкое ослабевшее тело. Девушка на мгновение потеряла сознание. Слишком велико было потрясение.

Йен сел на диван, расположив Алису у себя на коленях, и та сразу сжалась клубочком. Она крепко вцепилась в него и изливала слезами горе на его футболку. Йен понимал, что слова сейчас не помогут. Он крепко прижал ее к себе, осторожно поглаживая содрогающиеся от рыданий плечи. Прошло немало времени, прежде чем девушка затихла, забывшись в тяжелом сне. Йен аккуратно перенес Алису на кровать. Надо было связаться с Реем, сегодня он не мог уйти от нее. Он вышел из спальни и позвонил коллеге.

– Рей, мальчишку убили сегодня в парке.

Рей после некоторой паузы ответил:

– Как она?

– Плохо. Сейчас спит.

– Ладно. Завтра я заеду. Присмотришь за ней?

– Да. Я останусь с ней.

Йен выключил телефон и вернулся в спальню. Он решил заночевать в гостиной на диване, но перед этим надо было помочь девушке избавиться от пропыленной одежды. Он осторожно стянул с Алисы обувь, джинсы, свитер и футболку. Все вещи он бросил на пол. Пока он ее раздевал, девушка даже не шелохнулась. Йен распустил ее волосы, и они черным шелком рассыпались по белой простыни. Он накрыл ее сверху одеялом и уже хотел выйти из комнаты, как вдруг она всхлипнула и пожаловалась во сне:

– Холодно! – потом сделала паузу и чуть внятно пробормотала. – Йен, не уходи, холодно!

Йен замер. Что ему делать с ней? Днем, казалось, она была готова расцарапать ему лицо, а теперь просит его остаться. Он укрыл девушку еще одним одеялом, потом скинул свои ботинки и футболку, лег рядом, прижав ее к себе. Осторожно проведя большим пальцем по ее лицу, он, не удержавшись, прикоснулся губами к бледной влажной от слез щеке. Девушка сразу отреагировала, она подняла лицо, подсознательно жаждая ласки. Йен не мог сопротивляться ее невинному порыву, он целовал ее еще, и еще, осушая слезы, осторожно гладя хрупкое тело.

Он размышлял над ситуацией: «Как же я попал! Может, отпустит. Если я буду реже с ней общаться, то вскоре забуду ее. И все же, она слишком худая, похоже, все это время у них не было денег даже на еду. Ничего, я заставлю ее есть, как следует, она больше не будет мерзнуть и, пусть только попробует сопротивляться! Она моя!» – последняя мысль окончательно добила его, и он решил оставить все это до утра.


Глава 2


Алиса провела рукой по чему-то шершавому и теплому. Она открыла медленно глаза и посмотрела на свои пальцы, зарывшиеся в золотистых завитках жестких волос. Рядом спал Йен. Ее рука покоилась на его груди. Алиса резко отдернула руку и приподнялась на локте. Девушка вылезла из-под горы одеял и села, скрестив ноги. Она осмотрелась вокруг. На ней было только нижнее белье, остальные вещи валялись на полу возле платяного шкафа. Алиса опять посмотрела на мужчину, рука которого всю ночь служила ей подушкой. Утреннее солнце играло лучами на его волнистых волосах. Она убрала один локон, выбившийся из общей волны, потом продела пальцы между прядок и провела ладонью от корней к кончикам волос. «Приятно», – подумала Алиса и повторила движение. Это ее успокаивало, не давало погрязнуть в топких черных мыслях. Девушка перебирала сверкающие волосы, смотря в окно, и даже не заметила, что Йен открыл глаза.

– Привет! – услышала она мягкий голос.

Йен проснулся от ощущения непривычной ласки, такой нежной и осторожной, что, казалось, ее мог подарить только ребенок. Алиса испуганно вздрогнула. Ее пальцы застыли на полпути, а потом она опрометью кинулась к изножью кровати.

– Стой, да куда же ты! – воскликнул Йен, наблюдая, как девушка неуклюже упала на пол. Теперь он видел только ступни, торчащие из-под кровати. Ноги медленно сползли вниз, и вместо них появилась рука, она схватила краешек одеяла и медленно потащила его вниз.

– Послушай, я и так вчера все видел, можешь не прятаться. Там кожа да кости. Тебе надо больше есть, – лукавил Йен, стараясь сгладить неловкую для девушки ситуацию. Одеяло, наконец, сползло под кровать. Алиса закуталась в него и резко поднялась в полный рост. Йен сидел, прислонившись к изголовью. Алиса хотела выдать гневную тираду по поводу его беспардонного поведения, но тут увидела, как он протянул руку к тумбочке и взял с нее очки в тонкой оправе. Он посмотрел на стекла, оценил их чистоту и прозрачность, потом надел очки и подтянул дужку к носу указательным пальцем. Алиса даже рот открыла от удивления. Ветреный красавчик в один миг превратился в книжного червя, ученого.

– Что? – спросил Йен, выведя этим вопросом Алису из ступора. И она, опомнившись, сразу пошла в наступление.

– Знаешь, по-моему, это слишком. При первой встрече ты меня целуешь, в этот же вечер спишь рядом со мной. Это неправильно! Так не должно быть! – рассуждала Алиса.

Девушка совершенно не помнила, что попросила его остаться с ней.

– Возможно, я поспешил, – сказал Йен, – но как же тебя было еще остановить, ты же маленький ураган, сносящий все на своем пути. Клянусь, этого больше не повторится, если ты обещаешь больше не драться.

Сердце Алисы сжалось. Она низко опустила голову, пробурчав под нос:

– Честное слово, больше драться не буду.

Йен слегка улыбнулся в ответ на такое детское обещание. Он резко поднялся и вышел из комнаты. Через минуту мужчина появился с коробкой.

– Сегодня тебе придется надеть это.

Он отдал ей коробку, вышел и закрыл за собой дверь.

Алиса положила коробку на постель, дрожащими руками сняла с нее крышку. В коробке лежало черное закрытое платье и черные туфли на плоской подошве. Алиса села на кровать и уткнулась лицом в подушку. Девушка не плакала, все слезы были излиты вчера на футболку Йена. Она не хотела надевать это платье! Она не желала верить в то, что произошло! Она не могла сделать то, что предстояло ей совершить сегодня днем!

Йен в это время открыл дверь Рею. Тот был в темном сером костюме.

– Здорово,– произнес он, проходя в гостиную.

– Привет, есть новости?

– Да.

Рей сел на диван, а Йен начал переодеваться в тот костюм, который ему доставили сегодня утром. Он постарался исправить свой вчерашний промах, теперь в шкафу в спальне лежала вся необходимая для девушки одежда и обувь. Особое внимание он уделил теплым вещам. Йен понял, что с ней он не может общаться как с остальными людьми, властно подавляя своим характером. Алиса была другая, совсем другая, она сама делала свой выбор.

– Есть две новости. Первая пришла от Ванессы. Она не нашла данных по Алисе и Эрику. Нет ни фамилии, ни даты рождения, ничего, как будто они никогда не появлялись на этот свет. Вторая новость заключается в том, что за Алисой идет охота. Вчера, когда я пришел в ее, так называемый дом, там был погром, все стены в крови. Наши эксперты поработали в подвале, это кровь Эрика. Явно работа психопата.

Йен был на взводе.

– Рей, ее надо спрятать так, чтобы он ее не достал.

Рей кивнул.

– Я возьму ее в миссию на Гренаду, планета давно колонизирована. Это, можно сказать, легкая вылазка для новичков.

– Отличная идея, до миссии полтора месяц, наши службы должны справиться с обеспечением безопасности девушки. А там, на Гренаде, я за ней присмотрю. И еще, если можно, пусть она не проходит через опознание.

– Конечно, опознания не будет. Я видел парня, гроб будет закрытым.

Через час Йен постучал в дверь спальни. Девушка открыла. Она опустила низко голову и как будто не хотела двигаться с места.

– Пора, мы должны это сделать.

Алиса лишь молча кивнула и последовала за Йеном.

Всю дорогу от дома до места погребения она держалась хорошо, Йен даже удивился такой выдержке. В ММП Алиса сидела молча, смотря в окно, мышцы девушки сковало оцепенение. Йен не выдержал, он осторожно взял её белоснежную ладошку свою руку. Алиса просунула тонкие пальчики между его пальцев, после чего мужчина крепко сжал ее ладонь. Так они и ехали все эти двадцать станций.

Комплекс для прощания с усопшими был выстроен с намеком на помпезность. Алиса и Йен зашли первыми. Рей следовал за ними. В белом зале было пусто и холодно. Около гроба стоял священник. Он поздоровался с ними и выразил, положенные в таких случаях, соболезнования.

Алиса чувствовала, что ей плохо, она чуть дышала, все внутри ее дрожало.

– Почему, – она прикрыла на секунду глаза и, сглотнув, продолжила, – почему гроб закрыт?

– Эрика убили одним ударом в сердце, – сказал Рей, – однако после смерти ему нанесли еще несколько ножевых ранений. Помни его живым.

Алиса молча кивнула. Они сели на одну из скамей, которые располагались по обе стороны от центрального прохода, и священник начал проводить службу. Когда он закончил, Алиса подошла к саркофагу, дотронулась до его поверхности, подсознательно желая почувствовать близость родного человека. Лакированная доска была холодной, и этот холод пробивался через ее кожу, замораживал все внутри. Прикосновение теплых рук к плечам помогло ей очнуться от сковавшего все ее существо ледяного плена, она оторвала ладонь от саркофага. Йен притянул ее к себе, обнял одной рукой, крепко прижав к груди. Он задумчиво смотрел на последнее пристанище парня.

Саркофаг медленно двинулся к небольшим дверцам в стене. Это были врата в вечность, за ними горело маленькое солнце – парящий огненный шар, удерживаемый мощным электромагнитным полем. Маленькое светило должно было поглотить тело без остатка. Говорят, что все мы дети звезд, ведь вся материя вокруг когда-то была частью звездной материи. И теперь Эрика поглотило маленькое солнце. Он вернулся к истокам.

Обычно у покойного срезали прядку волос. Это было единственным напоминанием того, что человек когда-то существовал. Вот и сейчас служитель держал в руках небольшую шкатулку. Он передал ее Алисе, и она, открыв ларь, увидела короткую черную как смоль прядку. Она осторожно прикоснулась к ней, ощущая мягкость волос.

Служитель проводил их к стене, в ячейках которой хранились такие прядки. На каждой ячейке значились фамилия, имя и даты жизни. Мужчина забрал у Алисы шкатулку и поместил ее в углубление, потом закрыл отверстие в стене небольшой мраморной плитой.

– Мне нужны фамилия, даты рождения и смерти усопшего, – равнодушно сказал он.

Алиса растерялась.

– Эрик, его звали Эрик, – тихо произнесла она.

Йен перебил ее:

– Напишите: Эрик Мэлори, двадцать один год. Это все.

Алиса подняла голову, всматриваясь в голубые глаза.

– Йен?

– Ничего, так надо.

– Спасибо.

Алиса прикрыла глаза, она старалась сдержаться, но одинокая слеза все же скатилась по ее щеке. Она уткнулась лицом в рубашку Йена, обхватила его руками и глубоко прерывисто вдохнула. Все кончено!

Дни потянулись один за другим. Алиса вкалывала до седьмого пота каждый день. Оказалось, что полоса препятствий была самым простым испытанием, которое ей пришлось пройти на базе. В остальном она оказалась полным нулем. Все началось с рукопашной. Рей собрал их группу и вызвал ее на бой.

– Нападай! – приказал он.

– Что? – удивилась Алиса. Она понимала, что против него у нее шансов нет.

– Нападай! – настойчиво приказал он.

Алиса пожала плечами, приказ есть приказ.

«Ладно, дам ему между ног и все», – решила девушка, готовясь к атаке. Она разбежалась, занесла ногу и тут же почувствовала сильный удар, выбивающий у нее почву из-под ног. Рывок за шиворот не дал ей упасть. Вокруг послышался дружный гогот парней. Рей держал ее за ворот куртки на вытянутой руке, а она лишь болтала ногами и руками как марионетка. Все ее попытки вырваться были бесполезны.

– Пусти! – взвыла она. – Пусти!

– Оцени свои преимущества, – приказал Рей.

После такого исхода боя Алиса сомневалась, что у нее есть преимущества.

– Не знаю, – взвизгнула она.

– Думай! – резко сказал Рей.

– Ну, я довольно ловкая и быстрая, могу высоко подпрыгнуть, не боюсь высоты.

– Так, уже лучше. Каждый боец должен знать свои плюсы и минусы, исходя из этих знаний, продумывать каждое свое действие в бою, анализировать поведение врага.

Рей, наконец, опустил Алису на пол.

– Алиса, тебе не справиться с превосходящим по силе противником, однако именно в ловкости и быстроте твои преимущества. Главная твоя задача заключается в том, чтобы научиться избегать прямых ударов, вывести противника из равновесия, привести в замешательство и научиться метко бить по болевым точкам.

Тренировка длилась четыре часа. Пока мужчины были в спарринге, Рей показывал Алисе, где находятся болевые точки, заставлял ее до совершенства отрабатывать технику ударов. Он был доволен. Девушка впитывала информацию как губка, четко выполняя приказы. Однако, когда они отправились на стрельбище, он был удивлен – девчонка ни разу не попала в цель. Через час пустых попыток он спросил, негодуя:

– Почему ты в цель не попадаешь?

– Я ее не вижу! – огрызнулась в ответ Алиса.

Это было логично. У девушки не было чипа, а значит, она не могла получить необходимую медицинскую помощь. Обычно дефекты зрения устранялись сразу после их выявления. С современным уровнем медицины проблем с этим не было. Очки носили больше по привычке, чем из необходимости.

– В медчасть, – коротко скомандовал Рей.

Алиса застыла на месте. «Куда угодно, только не к тому старичку с его иголками», – решила про себя она.

Рей, заметив замешательство девушки, спросил:

– Что?

– Э-э-э, может не надо. Там иголки всякие, уколы.

Рей чуть не поперхнулся.

– Алиса, надо проверить твое зрение, исправить его. Это приказ!

– Может, потом как-нибудь? – помялась Алиса.

– Ноа, доставь!

Вопли были слышны на всю базу. Алиса кусалась, царапалась, отбивалась, как могла. Ноа буквально тащил девушку на себе.

– Отпусти, ну я тебе это припомню, отпусти!

Когда они ввалились в медчасть, там их уже ждали. Доктор показал на стул, и Ноа усадил девчонку, которая при виде врача притихла.

– Привет, – мягко произнес доктор. – Ну и почему мы так врачей боимся? Я тебе помогу. Давай для начала проверим зрение.

Алиса вжалась в спинку стула. Она сама не понимала причину своего страха, ведь боли она не боялась, но стоило ей увидеть какой-либо медицинский инструмент, направленный в ее сторону, и все внутри тряслось от ужаса. Сейчас она чувствовала себя беспомощно.

– Что тут твориться? – услышала она знакомый голос. Йен зашел в комнату, он был раздражен. Ему пришлось покинуть полосу препятствий, так и не отработав норму. И теперь парню страшно хотелось узнать, почему этот остолоп тащил девушку через весь комплекс в медчасть.

– Да вот, у девчонки зрение плохое, надо исправить.

– Я буду носить очки как Йен! – сказала Алиса, ткнув в Йена пальцем.

Ноа покачал головой.

– Так не пойдет. А если кто-нибудь впечатает тебе их в лицо, можешь вообще глаз лишиться.

– Я буду носить линзы!

– Нет, ничего не получится, ты можешь их потерять или повредить, опять же окажешься под прицелом, станешь слабым звеном.

Этим доводам нечего было противопоставить. Доктор показал Алисе на кресло напротив массивного прибора, на что девушка яростно замотала головой. Йен подошел к этому креслу и сел.

– Может, тебе зрение для начала исправить, – спросила Алиса Йена.

– У меня отличное зрение.

Зачем тогда очки?

– Они выполняют несколько иную функцию. Иди сюда, – строго сказал он, похлопав рукой по своему колену.

Алиса неуверенно подошла к нему, и Йен, резко дернув ее за руку, посадил девушку к себе на колени.

– Я тебя не держу. Так что уйти ты можешь в любой момент, – объяснял Йен. Он показал на небольшое окошко в приборе, обрамленное уплотнительной резинкой.

– Сядь ровно и посмотри вот сюда. Вся процедура займет не более двадцати минут. Будет немного неприятно, но не больно. Ты все поняла?

Алиса как загипнотизированная смотрела на Йена.

– Хорошо, я поняла, – уже спокойно ответила она. – Только ты никуда не уходи, ладно?

– Куда ж я уйду, ты сидишь на мне.

Йен протянул ей свою ладонь, и она схватилась за нее обеими руками. Следующие полчаса, на удивление Ноа, Алиса вела себя совершенно спокойно, выполняла все указания доктора, ее как будто подменили.

– Что же вы, милочка, – проговорил доктор, – врачей боитесь?

– Не врачей, я боюсь иголок и скальпелей.

– То есть, другими словами, вы боитесь боли?

– Нет, я не боюсь боли, – сказала Алиса. И это была правда, ведь буквально полтора часа назад на тренировке она постоянно испытывала боль. Без этого в бою никак.

– Рей показывал мне болевые точки, я действительно испытывала боль, но мне было не страшно.

– О, болевые точки, – просмаковал доктор слова, – а вы знаете, что если в некоторые точки на теле воткнуть иглы, человека можно обездвижить.

– Да, я слышала об этом.

Медсестра взялась за Ноа, на его руках и лице из царапин, которыми наградила его Алиса, выступили капельки крови.

После операции Йен поспешил в лабораторию. Алиса и Ноа вышли из корпуса, Ноа предстояло продолжить тренировку, в то время как девушка могла уйти домой раньше.

– Ноа, извини, что я тебя так, – произнесла Алиса, оценив плачевный вид друга. Сейчас ей было очень стыдно. Парень был изрядно подран.

– Ладно, но за тобой бутылка вермута, – без злобы сказал он, доставая из пачки сигарету.

Алиса улыбнулась.

– Хорошо! Спасибо за то, что ты заботишься обо мне.

Алиса пошла в сторону проходной. Позади она услышала, как кто-то спрашивает Ноа:

– Привет, Ноа! Что, с кошкой подрался?

– Типа того! – весело гаркнул Ноа. – К врачу таскал!

– Хочешь, дам контакты хорошего ветеринара?

– Нет, спасибо, – растягивая слова, ответил Ноа, – в следующий раз пусть Йен с ней идет. Только он справляется с этой кошечкой.

Алиса покраснела до кончиков волос. «Чертов Ноа».

Через час Алиса стояла на станции. Она осмотрелась. На скамейке сидели двое крепких мужчин. Она их видела уже несколько раз. Обычно они садились на этой станции и ехали по одному с ней маршруту. Один из них всегда выходил на ее станции. Утром их пути опять пересекались. Сначала она удивлялась такой синхронности, а потом поняла, что они просто, как и она, ездят на работу ко времени. Забавно, но сегодня их графики тоже совпали, хотя она вышла на три часа раньше обычного. Добравшись до центра, Алиса прошла по своему излюбленному маршруту. Она зашла в книжный магазин, чтобы выбрать книгу на вечер. Теперь, когда у нее были деньги, она могла позволить себе такое удовольствие. Она покупала книги разных тематик. Это могла быть классическая проза, учебник по биологии, исторические очерки. Потом она пошла в продуктовый магазин и купила себе легкий перекус на вечер.

В это время Джон из отдела безопасности никак не мог нарадоваться на свою подопечную. С девчонкой проблем вообще не было, она каждый вечер шла по одному и тому же маршруту. И откровенно говоря, Джон все время недоумевал, почему за ней ведется такое тщательное наблюдение. Шеф связывался с ним каждый вечер, интересуясь, не заметил ли он чего необычного. Нет, не было ничего необычного!

Через две недели Рей вызвал Алису, Ноа и Росса в свой кабинет. Алиса с трудом представляла Рея за бумажной работой. Обычно он целый день работал на полигоне.

– Итак, – сказал шеф, – вы трое будете участвовать в миссии на Гренаду.

Рей заметил, как Росс при этих словах недовольно покосился на Алису. Парень до сих пор недолюбливал девчонку. С тех пор как они столкнулись у той скалы, он избегал общения с ней. Кроме того, она за очень короткий срок догнала группу в подготовке, а кое в чем и обогнала. Это вызвало зависть у многих курсантов. Росс был не исключением.

Обычно Рей выбирал для работы только самых подготовленных бойцов, тех, кто показал самые лучшие результаты во время подготовки. Конечно, Алиса не могла пока входить в их число. Рей присматривался к человеку долго, один-два года. Он должен был знать о нем все: страхи, психологию, недостатки, достоинства. И все же ее надо было забирать с Земли. Выбора не было.

– Обрисую общее положение дел. Гренада, как вы знаете, является главным поставщиком древесины на Землю. Именно с открытием этой планеты на Земле стали возрождаться леса. Наша колония разрослась на ней до одиннадцати миллионов человек. Однако люди не единственные разумные существа на этой планете. Коренное население планеты – драги. Их племена распространены на всем южном полушарии планеты. Всего там насчитывается около ста миллионов местных жителей. За пол тысячелетия совместного существования люди и драги нашли общий язык, они вполне мирно сосуществуют друг с другом. Однако некоторое время назад деревья поразил неизвестный нам недуг, они стали высыхать. Отличительной чертой этого недуга является то, что все пораженные деревья растут вокруг крупных водоемов. Местные ученые не обнаружили каких-либо токсинов, ядов, вредоносных бактерий или вирусов в воде и почве. Драги считают, что всему виной деятельность человека. Люди занесли заразу извне. Назревает конфликт. В этой миссии нам предстоит несколько вылазок в труднодоступные районы Гренады, общение с местными племенами. С нами будут трое ученых – доктор Браун, Йен и Ронни. Корабль поведет Джейн Барлоу, второй пилот Мартин Клауд. Ваши задачи в миссии: обеспечить безопасность ученых, помочь им в сборе образцов. Миссия начнется через месяц. До этого нам предстоит вылазка в экваториальные леса западной Африки на три недели. Там будет проходить основная ваша подготовка. На место вылетаем завтра. Все ясно?

– Да!

– Свободны. Алиса, задержись на минуту.

Когда дверь за ее товарищами закрылась, Рей протянул ей лист бумаги.

– Это список того, что ты должна взять с собой. Ты должна пройти программу оказания первой помощи. Сможешь?

– Да, – спокойно ответила Алиса.

– Тебе придется научиться делать инъекции.

– Без проблем.

Рей потер лоб, облокотился на стол. Сейчас он ничего не понимал. Согласно имеющейся у него информации девушка до ужаса боялась медицинских инструментов.

– Ты перестала бояться шприцов, скальпелей, зажимов и прочих медицинских инструментов?

– Да нет, не перестала, главное, чтобы никто меня ими не терзал. Других колоть и резать я не боюсь.

Рей внимательно выслушал ответ девушки и подумал, что с каждым днем перед ним открывается новая грань ее необычной личности.

– Свободна.

Алиса покинула кабинет шефа. По списку она должна была раздобыть нейтрализатор насекомых, спальный мешок, фонарик, альпинистское снаряжение, походные ботинки, несколько пайков с едой, плащ, аптечку для первой помощи. Кроме того, в список входили несколько видов оружия, смена одежды и еще с два десятка всяких мелких предметов. За всем этим она отправилась в отдел снабжения и через час вышла из него с доверху набитым рюкзаком. Он был очень тяжелым, девушка с трудом представляла, как она будет три недели таскать его по непроходимым джунглям.

На следующее утро сбор был объявлен на поле для челноков. Алиса нашла стартовую площадку, на которой стояло их транспортное средство. Рей был у входа. Когда Алиса приблизилась к нему, он ее тут же и порадовал:

– Сегодня ты – первый пилот.

Алиса от удивления потеряла равновесие и попятилась назад. Ее кто-то толкнул вперед. Она обернулась и встретилась взглядом с парнем, которого видела в столовой с Йеном.

– Привет. Я – Ронни, – доброжелательно сказал молодой человек, протянув ей руку. Алиса молча поздоровалась с ним и зашла в челнок.

– Садись. Я буду говорить тебе, что делать, – спокойно сказал Рей, садясь в кресло второго пилота.

Это было ужасно! Рей спокойно объяснял ей, в какой очередности нажимать клавиши, однако в памяти практически ничего не откладывалось. Если с взлетом она еще кое-как справилась, да и в пути проблем не было, то посадка ей далась совсем нелегко. Рей ей совсем не помогал, и ответственность за жизнь людей легла на ее плечи. Челнок болтало из стороны в сторону, пока Алиса пыталась приземлиться на узкую просеку, вырубленную среди непроходимых джунглей. Когда машина была посажена, Алиса откинулась на кресло и закрыла глаза, пытаясь прийти в себя.

Рей похлопал ее по плечу.

– Молодец. Надеюсь, все запомнила?

– Ничего я не запомнила. Мне нужно заучить протоколы действий наизусть.

– Там ничего сложного нет. Запомнить можно с первого раза.

Алиса ошарашенно посмотрела на Рея.

– Да я раз двести щелкала и переключала тумблеры, кнопки. Как это можно запомнить с первого раза?

Вдруг сзади послышались сдавленные слова:

– Шлюз, шлюз открой!

Алиса резко обернулась. Ронни сидел, скрючившись в три погибели, его лицо было мертвенно бледным. Рей сам открыл шлюз. Ронни выскочил из кабины со скоростью пули. Снаружи послышались характерные звуки, парня выворачивало.

– Как обычно, – сказал Росс. – Ронни без этого не может.

Пока команда разгружала челнок, Ронни сидел под деревом. Он раскинул по сторонам руки ладонями вверх, закрыл глаза, откинул голову назад. Алисе стало жалко парня. Она подошла к нему, присела на корточки, достала флягу с водой.

– На, попей воды, станет лучше.

Ронни приоткрыл глаза.

– Спасибо, – со стоном произнес он, взяв воду, и чуть слышно добавил,– что живой.

Они устроили лагерь все на той же просеке. Рей приказал установить палатку, а сам пошел осматривать близлежащую территорию.

Ноа и Алиса расстелили в центре небольшой поляны круг из непромокаемой ткани.

– Иди сюда, попробуй сама разложить, – позвал Ноа девушку и вручил ей небольшой серый пульт.

– Нажми на вот эту кнопку.

Алиса так и сделала. Только она нажала на кнопку, и плоский круг начал обретать объем. Откуда не возьмись в ткани от земли стали расти жесткие направляющие.

– Ух ты! Что это? – удивилась Алиса.

– Это технология нордов! Замечательная вещь, внутри жил находятся нанороботы, при активации они образуют дуги нужной формы. Теперь пойдем устанавливать охранную систему.

Алиса и Ноа шли вокруг лагеря, через каждые пять метров Ноа устанавливал небольшие металлические колышки. Закончив работу, он включил планшет. На экране Алиса увидела неровный круг. Контур этого круга обозначал территорию, обрисованную датчиками. Приборы показывали ландшафт в зеленом цвете. Мужчина провел по краю планшета ладонью, и по выделенному полю пробежала красная полоса, на экране появилось несколько красных точек, сбоку латинские слова.

– Что это? – спросила Алиса.

– Судя по названиям змеи и паук. Этих гадов тут полно. Дай руку.

Алиса протянула ему руку, и он закрепил на ее запястье небольшой браслет.

– Что чувствуешь?

– Он как будто слегка бьет током.

– Правильно, так система подает сигнал, что на охраняемой территории есть опасность. Пойдем ее устранять.

Они нашли все источники сигналов и удалили их с территории.

– Это совместная разработка нордов и наших ученых, – по ходу объяснял Ноа. – Система сканирует пространство, определяя виды живых существ, потом передает данные об опасных животных на браслет и компьютер. Однако она практически бесполезна в новых мирах, флора и фауна которых не изучена. Пока живое существо не занесено в базу данных, она видит его просто как живой объект. Единственное, чем система может помочь в данном случае, так это сообщить примерные размеры объекта, его температуру, скорость перемещения.

Ноа еще раз провел рукой по экрану, и по зеленой области пробежала синяя полоса.

– Теперь по контуру поля есть защитное ограждение. Его не видно, но стоит какому-нибудь опасному существу приблизиться к невидимому барьеру, и его сразу ударит током.

После перекуса Рей предложил продолжить тренировки. Он привел их к дереву. Это был настоящий исполин с крепкими корнями, от которых шел широкий совершенно голый ствол, сверху окруженный широким веером ветвей и листвы. У Рея на поясе висел арбалет, заряженный необычной толстой ребристой стрелой, к стреле был прикреплен трос.

– Попробуем забраться на это дерево! В этой миссии такой навык нам пригодится.

Он снял арбалет и с помощью лазерного прицела наметил точку входа стрелы в древесину. Алиса удивилась тому, что цель была так высоко. «Неужели силы выстрела хватит, чтобы достать почти до самой кроны?» – размышляла она, высоко задрав голову. Неожиданно Рей передумал и выстрелил гораздо ниже намеченного места. К удивлению Алисы, стрела, долетев почти до самой поверхности дерева, превратилась во что-то гибкое, напоминающее огромную жирную гусеницу. Гусеница воткнула в дерево свои тонкие острые конечности и понеслась вверх, таща за собой веревку. Добравшись до того места, где Рей поставил лазером метку, тварь остановилась и, поднявшись на передние ноги, стала бурить кору. Через минуту она накрепко зафиксировалась в дереве.

– Готово! – кивнул Рей. – Вперед.

Алиса полезла первая. Подъем ей давался легко. На самой вершине она ухватилась за широкую ветку и подтянулась. Встав в полный рост, девушка осмотрелась. Перед ней раскинулся зеленым ковром лес, он уходил плавной волной вниз, врезаясь в голубую извилистую реку. Солнце, огромный огненный шар, тонуло за горизонтом в горячем влажном воздухе. «Красиво, – подумала Алиса, всматриваясь в закат,– жаль, что Эрик этого не видит. Уж он-то мог разглядеть красоту даже в простом зеленом ростке, пробившемся среди бетонных плит». Сердце Алисы болезненно сжалось. «Прости».

Когда наступил вечер, Рей разделил ночное дежурство на равные промежутки:

– Росс, ты дежуришь первым. Смена через два часа. За тобой Ноа, потом Алиса, я – последний.

Алиса отправилась к своему рюкзаку, достала спальный мешок и уже хотела идти в палатку, как вдруг ее остановил Рей.

– Ты куда?

– Спать.

– Нет, сопровождающая группа всегда спит снаружи в полной боевой амуниции поверх спальных мешков. Ложись у костра.

– Для кого тогда палатки устанавливают?

– Для ученых и оборудования. Ты должна научиться чувствовать опасность даже во сне, реагировать на малейшие внешние раздражители, предвещающие угрозу всей команде, если такая угроза существует, предпринять без промедления действия по устранению опасности.

Алиса пошла к костру, бросила спальный мешок и легла поверх него. «Как можно спать в ботинках без одеяла», – недоумевала она, смотря на пламя. Меньше чем через четверть часа глаза девушки закрылись, и она провалилась в сон.

То, что случилось посреди ночи, чуть не довело Алису до истерики. Огромное черное чудовище схватило ее за ногу и, перевернув вверх тормашками, принялось трясти. Девушка от ужаса ловила ртом воздух, смотря на черные волосатые лапы. Она не понимала, что происходит, где Росс, который должен сидеть на посту, где Ноа и Рей.

– У-у-а-а-а-а, – взревело чудище. Алиса, уже не помня себя от ужаса, в панике закричала так, что у нее самой заложило уши. Зверь резко отпустил ее. Она упала и, больно ударившись спиной об землю, откатилась в сторону. Девушка в одно мгновение оказалась на ногах, поспешив оценить ситуацию. Перед ней стояла огромная горилла. Она не знала, каковы реальные размеры этих животных, но этот экземпляр явно был выдающимся. Глаза животного налились кровью, острые клыки хищника были оскалены. Алиса припомнила все, чему учил Рей, решая, что лучше предпринять в данном случае – бежать или попытаться побороть животное. Спиной к дикому зверю поворачиваться нельзя, тут же последует атака. Алиса приготовилась к сражению. Тут животное встало в полный рост и, наклонив голову набок, прорычало:

– Зачем же так орать! Что я, маньяк что ли?

Алиса ничего не могла ответить, она лишь быстро моргала глазами, слыша в ушах бешеный стук своего сердца и все еще готовая напасть на, непонятно по каким причинам заговорившего, примата.

Из палатки высунул голову недовольный Ронни. Он посмотрел на Алису и гориллу и возмущенно сказал:

– Можно вести себя тише? Я сплю вообще-то!

Парень нырнул обратно, застегнув вход на молнию. Алиса опять повернулась к возмутителю спокойствия. Перед ней стоял Ноа, в руке он держал голову гориллы.

– Ну вот, все закончилось! – произнес он радостно. – Как и ожидалось, ты провалила испытание.

Алисе было все равно, что она там провалила, она была в ярости. Девушка достала нож и, заняв боевую позицию, оскалилась.

– Эй, ты, ты чего? – заподозрив неладное, спросил Ноа. – Я ж сказал, испытание закончилось. Ты его провалила.

Алиса кинулась на Ноа, словно пантера. Она кружила вокруг него, рассекая воздух оружием с такой быстротой, что мужчина не смог нанести ей ни единого удара. Он ничего не почувствовал, но при этом ему было жутко. Особенно, когда его любимый костюм гориллы, с особой тщательностью воссозданный биологами, в одно мгновение разлетелся на мелкие куски. Обезьянью голову Алиса растоптала ногами и пинком отправила в кусты.

– Алиса, хватит! – крикнул он.

Девушка остановилась, она склонила набок голову так же, как делал это он несколько минут раньше. Ноа сделал шаг вперед и неожиданно для себя упал лицом вниз, не в состоянии шевельнуть ни рукой, ни ногой.

– Вот теперь хватит, – выдохнув, ответила Алиса.

Рей наблюдал за происходящим из темноты, иногда он позволял своим парням такие забавы. Он не знал, как отнестись к происходящему, ведь девушка совершенно не реагировала на внешние раздражители, спала крепко, не обращая внимания на звуки угрозы. Ноа даже несколько раз рыкнул ей на самое ухо, прежде чем пойти в атаку. При этом он заметил, что Алиса выработала свой стиль боя, он был ни с чем несравним, чем-то похож на своеобразный танец. В нем сочетались многие элементы боевых искусств, которые они успели освоить за последние две недели.

– Что она с ним сделала? – спросил Росс, наблюдавший за происходящим с ветки дерева.

– Не знаю. Пойдем, посмотрим.

Мужчины вышли на просеку. Алиса к тому времени уже успокоилась. Девушка деловито заваривала себе кофе, демонстративно отвернувшись от Ноа. Тот лежал у костра, слегка постанывая. Рей склонился над ним. Было ощущение, что парень парализован, он даже говорить не мог. Рей серьезно обеспокоился таким положением дел. Он достал фонарик. Включив его, он посветил на ноги парня. В луче света в области колена сверкнула серебром тонкая игла. Рей выдернул иглу из тела и присмотрелся к ней в луче света. «Иглы. Она нашла свое смертельное оружие», – размышлял он, высвобождая Ноа из парализующего плена. Когда он закончил с этим, Ноа вскочил на ноги. Он покосился на Алису, которая черными злыми глазами буравила его. Парень подошел к ней и, протянув руку, серьезно произнес:

– Я хочу быть с тобой на одной стороне.

Девушка, помедлив, подала ему свою небольшую ладонь. Ноа осторожно пожал ее, и Алиса отдала ему свой кофе.

Следующие три недели прошли в сложных тренировках. Рей учил ее всему, что знал сам. Постоянное совершенствование боевых навыков, маскировка, охота, оказание первой медицинской помощи и, конечно, неожиданные побудки по ночам – все это измотало Алису до предела. Однако были и приятные моменты. За ужином Ронни рассказывал ей о миссиях, в которых ему, как он выразился, посчастливилось побывать. Эти истории были настолько необычны, они больше походили на вымысел, чем на реальность. Необычные животные и растения поражали воображение, заставили Алису посмотреть на окружающий мир иначе. Теперь каждый паучок имел смысл, занимал свое важное место в этом мире. Алиса часто спрашивала Ронни о животных и насекомых, которые встречались на их пути, и Ронни очень интересно и доходчиво рассказывал ей о них. Он был хорошим ученым и очень славным малым. Рядом с ним она отдыхала душой. Однако боевая подготовка парня была ни к черту. Он был хорошо развит физически, при этом очень плохо двигался в бою, совершенно не имел понятия о равновесии и балансе. Алиса всерьез обеспокоилась таким положением дел и постоянно ругала его за безответственное отношение к своей безопасности. Похоже, все просто привыкли присматривать за ним как за слабым звеном. Алису такое положение дел не устраивало. «Если парень окажется лицом к лицу к опасному противнику, ему не выжить», – рассуждала она. Девушка заставила его отработать самые простые боевые приемы. Он сопротивлялся, как мог, но она не отступала. Алиса твердо решила, что доведет его уровень боевой подготовки хотя бы до среднего. К концу третьей недели его навыки значительно улучшились. Это была ее небольшая победа!

На обратном пути Рей снова заставил Алису вести челнок. Она постаралась посадить машину как можно мягче. Ронни, конечно, опять был бледным, но на сей раз сдержался.

В день возвращения Рей отпустил их по домам раньше. Впереди были выходные, а потом им следовало вернуться на базу, чтобы уже оттуда отправиться к предстартовому комплексу.

Йен все три недели прожил в жестком графике. Ронни оставил ему кучу своей работы, да и тренировки на полигоне нельзя было пропускать. Когда его коллега вернулся из джунглей, то Йену показалось, что Ронни как-то спал с лица.

– Что с тобой? – спросил Йен коллегу.

– Ничего, все нормально, просто я познакомился с Алисой. Не знаю, где Йен ее нашел, это дьявол во плоти, – Ронни тяжело вздохнул, продолжив. – Представь, она всерьез решила сделать из меня профи в боевых искусствах. Зачем мне это, а? Я – ученый!

Ронни сокрушенно покачал головой и отправился работать в бокс, восстанавливать душевное спокойствие.

Ближе к вечеру к ним в лабораторию зашел Рей. Он попросил Йена заехать к Алисе. Ей необходимо было подписать согласие на внедрение чипа, в общей суете все про это забыли.

Йен отправился к Алисе на следующее утро. Он отпустил телохранителей, дежуривших на этаже, и громко постучал в дверь. Через минуту ему открыла Алиса. На ней были только его свитер и носки, один из которых наполовину сполз. Волосы девушка собрала в пучок, из него торчал карандаш.

– Привет, – произнес Йен, скрывая свое удивление от ее одежды.

– Привет,– поздоровалась Алиса. Она почесала одну ногу об другую, от чего носок окончательно собрался в гармошку.

Йен достал свой планшет.

– Вот, распишись.

Алиса взяла планшет и, не глядя в документ, расписалась в нем.

– Ты всегда расписываешься, не знакомясь с содержимым документа?

Алиса пожала плечами.

– А что там было?

– Согласие на внедрение чипа.

– Э, а можно отменить? – помявшись, спросила Алиса.

– Нет.

Йен бросил взгляд через голову девушки.

– Что это?

– Что?

– Что это за гора в гостиной?

– Да это вещи там всякие, одежда, – протянула Алиса.

Йен уже не слушал ее, он отодвинул Алису в сторону и прошел в квартиру. Это был тихий ужас! Вся комната была завалена книгами, обрывками листов, одеждой, одноразовой посудой и еще бог весть чем, и все это было вперемешку с пылью! Йен еще не решил, удивлен он или взбешен.

Он строгим голосом произнес:

– Срочно доставай все, что есть у тебя для уборки!

– Ну, там что-то в ванной было.

Йен сбросил куртку, прошел в ванную комнату. Там он нашел тряпку, ведро и моющее средство. Он решительно направился обратно в гостиную, засучивая на рубашке рукава.

– Ты убираться будешь? – растерялась Алиса.

– Да! – резко ответил Йен.

Работы было непочатый край. Поразительно до чего девушка была неряшлива. Можно сказать, что ему открылся еще один ее талант.

Он начал собирать книги, удивляясь разнообразию тематик литературы. Некоторая из них была на итальянском, немецком, французском языках. Алиса помялась у входа в комнату.

– А мне что делать?

– Бери пакет, собирай коробки, банки, тарелки, в общем, все, что надо выбросить.

– Джон, нужен приличных размеров книжный шкаф. Длина четыре метра, высота три, цвет темно-коричневый. Найди к обеду. Доставить на объект 4511, – коротко сказал он в телефон.

Алиса, между тем, без особого энтузиазма выбирала из общей кучи мусор.

Йен прошел на кухню. Удивительно, но там было довольно чисто. Только в раковине стояло четырнадцать немытых чашек, а на столе лежали неоплаченные счета. Он вернулся в зал.

Алиса покосилась на Йена, тот был чернее грозовой тучи.

– Почему чашек четырнадцать?

– Ну, так каждую на один день. А там, раз в две недели и помыть можно.

Йен стукнул себя по лбу.

– Боже мой, с тобой с ума можно сойти!

– По-моему, все логично.

– Ладно, что насчет счетов? Они просрочены.

– А это, я не разобралась еще, как их оплачивать.

В спальню Йен заходить уже боялся. Открыв дверь в комнату, он осторожно просунул голову. Вроде чисто. Он прошел к платяному шкафу, открыл его. Все вещи, которые он купил для нее, висели нетронутыми, даже ярлыки были целы. Но самое интересное его ожидало за кроватью, там одиноко лежал односпальный матрас и скомканное теплое одеяло. Рядом стояла лампа.

Девушка вошла, остановилась рядом и, почесав затылок, спросила:

– Ты поможешь мне счета оплатить?

Йен ошарашенно посмотрел на Алису. Он сглотнул, взял девушку за плечи и вкрадчиво спросил:

– Объясни мне, недогадливому человеку, две вещи: во-первых, по какой причине ты не спишь на кровати, и, во-вторых, почему не носишь вещи, которые я тебе купил?

Алиса недовольно нахмурилась.

– Это допрос?

– Отвечай, – рявкнул Йен.

Девушка подпрыгнула на месте, но Йен не дал ей вырваться из рук.

– Кровать слишком большая и мягкая, я не могу в ней уснуть, не привыкла. Насчет одежды, я думала, – Алиса на мгновение остановилась, – что эти наряды были куплены для кого-то другого, и дама по какой-то причине оставила их здесь. Не знаю, может, ты ее обидел чем.

Алиса услышала утробное рычание над своей головой. Она вся сжалась, низко опустив голову. Девушка не очень понимала, чем рассердила Йена, но о том, что он был ярости, догадывалась. Его глаза стали темными, слова – резкими, движения – грубыми. Чтобы хоть как-то спастись от приближающейся бури, она протянула руки и, обхватив мужчину, прижалась к его груди.

– Не надо, мне страшно, – тихо произнесла она, зажмурив глаза. – Ты не сердись, я привыкну к этому миру, мне лишь нужно еще немного времени.

Ярость, нараставшая в нем все это время, буквально сошла на нет за секунду. Йен прикрыл глаза, выдохнув. Сейчас он чувствовал себя монстром. Чтобы приободрить девушку, он погладил ее по голове. Она же в ответ потерлась носом об его футболку.

Алиса подняла лицо и посмотрела в его голубые глаза. Теперь они опять были ясными, тьма ушла. Йен ущипнул ее за щеку.

– Бардачница, что с тобой поделаешь. Давай убираться. Чур, ты – главный помощник.

– Хорошо, – ответила Алиса, улыбнувшись.

Закипела работа. Девушка ответственно выполняла каждое его поручение. И вскоре в углу около входной двери выросла гора мусорных пакетов.

Книжный шкаф привезли ближе к обеду, он состоял из трех секций. Рабочие быстро установили его вдоль торцевой стены гостиной. Йен начал раскладывать книги по полкам, пытаясь хоть как-то систематизировать литературу по тематикам.

– Странная у тебя подобралась библиотека. Такое чувство, что ты покупаешь книги без разбора.

– Примерно, так оно и есть. Раньше у меня не было возможности покупать книги, мы ходили в общественную библиотеку. Теперь я спокойно могу наслаждаться чтением по вечерам. Мне интересны все направления, вот я и беру все подряд.

По мнению Йена, в чтении тоже нужна была система. Он решил, что девушка пыталась таким образом залатать пробелы в своих знаниях.

– Я составлю для тебя список литературы, которую ты должна обязательно прочитать. В нем будет несколько учебников по немецкому и французскому языкам. Я заметил, ты интересуешься ими. В свое время нам их отлично преподавали в Гарварде.

Алиса широко распахнула глаза от удивления. В такое учебное заведение пробиться непросто.

– Спасибо. Ты там учился? Ты богат? – спросила Алиса, оттаскивая к выходу еще один большой мешок с мусором.

– Да, я из богатой семьи, мы владеем сетью ресторанов, гостиниц и казино. Кстати, это здание тоже принадлежит семье Мэлори.

– Наверное, вам нелегко живется, – сочувственно произнесла Алиса.

Йен улыбнулся.

– Это почему еще?

– Ну, это сложно держать в порядке такое большое количество дел.

Йен усмехнулся, осмотрев чистую комнату.

– Да уж, тут ты полностью права. Предлагаю перекусить.

– Прости, холодильник пуст.

– Я уже понял. Сейчас мы приготовим ужин.

– Ты готовить умеешь? Научишь меня? – воодушевилась Алиса, ни разу в жизни не стоявшая у плиты.

– Да, сегодня я покажу, как приготовить паэлью и салат из свежих овощей. Продукты должны принести с минуту на минуту.

День, по мнению Алисы, проходил прекрасно. В ее квартире теперь были чистота и порядок, Йен приготовил вкусный ужин. Он был рядом, и ее счастью не было предела.

– Сегодня вечером идем на корпоративную вечеринку, – заявил Йен, протирая тарелки.

Алиса, наблюдавшая за ним, махнула рукой.

– Я лучше дома посижу.

– Нет, собирайся, – безапелляционно сказал Йен. – Такое мероприятие пропускать нельзя. Да и тебе стоит сменить обстановку.

Алиса, весь день проходившая в свитере Йена, была в замешательстве. Девушка пошла в спальню и открыла шкаф, среди одежды она нашла несколько платьев. Выбрав темно-зеленое платье-карандаш с низким красивым вырезом на груди, короткий пиджак того же цвета и черные туфли-лодочки, Алиса начала переодеваться. Костюм идеально подошел ей, однако туфли оказались неудобными. Она никогда не носила обувь на высоких каблуках, поэтому в них она чувствовала себя неуверенно. Пару раз, пройдя по комнате, она чуть не подвернула ноги. Опасливо, по стенке, Алиса вышла из комнаты и позвала Йена.

– Йен!

– Иду!

Йен вышел из гостиной. На нем был костюм приятного коричневого оттенка, очки он снял, снова превратившись в ветреного красавчика.

– Что? – спросил он, не понимая, почему девушка обнимается с дверным косяком.

– Каблуки.

– Что с ними? – уточнил Йен.

– Я не умею на них ходить, – напряженно ответила Алиса.

– Дай руку.

Алиса оторвала руки и протянула их Йену.

– Вперед, смелее! – подбодрил он ее, поддерживая. Девушка сделала пару неловких шагов на шатающихся ногах и буквально рухнула в объятья Йена.

– Это было очень мило, – произнес он, улыбаясь.

– Это было совсем не мило, – проворчала Алиса. – Так и убиться можно.

– Я буду твоей опорой.

– Предупреждаю сразу, если ты отойдешь от меня хоть на шаг, я сниму эти ходули.

– Хорошо, договорились.

Йен был доволен таким поворотом событий. Увидев ее в этом облегающем платье, он понял, что девушка будет в центре мужского внимания сегодня вечером.

Они приехали на набережную реки в историческую часть города. Здесь среди величественных зданий прошлых веков располагались тихие забегаловки, кафе. На улице уже стемнело, свет от высоких уличных фонарей пробивался через темную зелень деревьев и падал на реку, отражаясь в ней мерцающими бликами.

Алиса и Йен, не спеша, шли по набережной, наслаждаясь спокойным вечером. Остановившись у здания в английском стиле, Йен сказал:

– Пришли.

Вход в заведение украшала гирлянда из разноцветных лампочек, над окнами висели полосатые тряпичные козырьки.

Йен открыл дверь, и они прошли в довольно просторное помещение. Свет в кафе был приглушенным. Справа располагалась высокая барная стойка, тянущаяся вдоль всей стены. Через проход от бара стояли небольшие круглые столики. На каждом столике горела лампа. Общая атмосфера отличалась уютом, однако в помещении было слишком много людей. Некоторые из них уже крепко выпили, их голоса неприятно выделялись из общего ропота толпы.

– Йен, мы здесь! – услышала она окрик откуда-то из глубины кафе.

– Пойдем, это доктор Браун, мой шеф. Он будет руководить научными исследованиями в миссии на Гренаду. Алиса последовала за Йеном. Почти в центре зала они нашли доктора Брауна и Ронни. Мужчины встали.

– Добрый вечер, я – доктор Браун, – поздоровался высокий седой мужчина, протянув Алисе широкую ладонь с длинными пальцами.

– Добрый вечер, Алиса.

– Я наслышан о вас, вы намного улучшили навыки Ронни в бою.

– Спасибо.

Ронни ошарашенно смотрел на девушку.

– Привет. Ты сегодня какая-то другая.

Йен тем временем отодвинул для Алисы стул, и она аккуратно села, почувствовав дрожь в ногах. К каблукам она уже более или менее приспособилась, но вот правая туфля страшно натирала пятку, и это сводило ее с ума.

На стол подали несколько легких закусок и напитки в высоких фужерах. Алиса пригубила вино, наслаждаясь непривычным вкусом алкоголя и терпким фруктовым ароматом.

– И все-таки, я думаю, что на Гренаде действует кто-то посторонний. Ну не может местное население уничтожать свои природные богатства. В конце концов, на деревьях завязаны все природные циклы планеты. Если они погибнут, все живые существа, включая драгов, вымрут.

– Ну и что это, по-твоему, болезнь? – спросил доктор Браун.

– Ну не знаю, может, это керсаны решили разорить еще одну планету.

– Нет, – возразил Йен, – Гренада окружена нордовскими спутниками, мимо них даже мышь не проскочит, про посторонние корабли я уж молчу. Это больше смахивает на провокацию. Как будто кто-то хочет разрушить доверительные отношения между драгами и людьми. Если драги вынесут людям вотум недоверия, всем одиннадцати миллионам колонизаторов придется искать другое место жительства. Поставки древесины закончатся, а это значит, что деревообрабатывающие компании ждут огромные убытки.

– Спорим, керсаны сразу нагрянут на Гренаду, как только люди и армия покинут ее.

– Скорее всего, ты прав Ронни, – заключил доктор Браун, – так оно и будет. Вот именно поэтому наша миссия очень важна. Мы должны найти причину, по которой гибнут леса, иначе Гренаду ждет катастрофа.

Алиса услышала, как ее кто-то зовет. Она обернулась. У барной стойки сидел Ноа, Росс и другие парни из ее группы.

– Алиса, иди сюда, с нами веселее. Ученые – зануды, они не умеют ни выпивать, ни веселиться.

Алиса отрицательно покачала головой. Может, это было и не очень вежливо, отказывать во внимании коллегам, однако сейчас ей никуда не хотелось идти. Она вынула ноги из туфлей и ощущала, как натертое место пульсировало от боли.

Йен со своего места видел, что парни буквально пожирают девушку глазами, он положил руку на спинку стула Алисы, слегка приобняв ее за плечи. Он был чертовски зол и готов свернуть парням шеи только за то, что они смотрят в ее сторону. Ситуацию разрядила другая шумная компания.

– Кто тут не умеет пить и веселиться так это вы, безмозглое пушечное мясо! – пробасил молодой задира, он явно был из команды ученых.

Ноа прищурился.

– Ну, хорошо, тогда устроим соревнование, кто больше выпьет самого крепкого напитка в этом баре, и на том поставим точку хоть в этом вопросе.

– Согласен, набирай команду.

Около барной стойки началась толчея. Внимание посетителей привлекли спорщики. И только один человек в углу зала смотрел на центральный столик, на девушку с черными вороными волосами. Взгляд этот был полон ненависти и ликования. Наконец, свершилось, жертва была найдена, она сама пришла к нему, и сегодня ее настигнет смерть.

В зале началась суматоха, через час спорщики у бара успели изрядно захмелеть и перешли в рукопашную.

– Надо поддержать своих, – весело сказал Ронни и ринулся в кучу, размахивая кулаками.

– Пора отсюда выбираться, – произнес Йен. Алиса надела туфли и поднялась, опять ощущая неприятную жгучую боль. Они еле вырвались из кафе.

– Всегда они так?

– Да, к утру тут все будет разбито. Именно поэтому наша компания никогда не сдает помещения для целей корпорации. Ущерба от таких мероприятий больше, чем дохода. Хочешь еще прогуляться?

Несмотря на неудобные туфли, Алиса была не готова расстаться с Йеном. Она кивнула в знак согласия. Пока они сидели в кафе, наступила ночь, людей на набережной практически не было. Молодые люди неспешно направились к мосту, чтобы на другой стороне реки сесть на ММП и разъехаться по домам.

– Расскажи что-нибудь из своего прошлого, – попросил ее Йен.

Алиса низко опустила голову.

– А что рассказывать? Жизнь бедняка проста, и вся ее сложность лишь в том, чтобы заработать крохи на еду и найти ночлег.

– Когда ты встретила Мака?

– Я не помню этого, слишком мала была. Он говорил, что нашел нас в коляске около свалки.

– Почему он не оформил на вас документы?

– Чип внедряется человеку при рождении. Нам было два года, когда он нас нашел, и никаких чипов у нас не было, только записка. В ней была указана дата нашего рождения, но ее размыло водой, осталось только время суток. Мак решил, что на то была причина. Он забрал нас к себе и вырастил как своих собственных детей. А ты?

– А что я?

– Каково это, принадлежать к элите общества?

– Все не так просто как кажется на первый взгляд. Меня муштровали с детства. Если другие мальчишки гоняли во дворе мяч, я имел в день только один час свободного времени. Во всех своих начинаниях я должен был добиваться наивысших результатов, идти впереди всех. После совершеннолетия я взбунтовал и покинул отчий дом. Теперь живу в своей квартире, занимаюсь тем, что мне нравится.

Они начали переходить реку. Мост, по которому они шли, был узким, горбатым. Машине по такому не проехать. Узор кованого забора плавно переходил от одной низкой массивной колонны к другой. Фонари на пути встречались редко, свет от них рисовал на асфальте размытые круги.

– Родители недовольны твоим решением?

– Не совсем, им кажется, у них есть запасной вариант.

Йен обернулся, посмотрев на набережную, а потом мягко улыбнулся Алисе. Девушка сжала зубы, пытаясь скрыть раздражение от боли. До станции было достаточно далеко, а они подходили только к середине моста. Йен остановился в тени.

– Подожди, – сказал он, придержав ее за руку. Он встал напротив нее, неожиданно подхватил Алису и посадил на столб. Алиса успела только охнуть, теперь она немного возвышалась над Йеном. Мужчина приподнял ее ногу и осторожно снял туфлю.

– Сейчас перевяжем, будет немного легче,– сказал он, доставая из кармана носовой платок. Йен перевязал тонкую щиколотку белоснежным платком, прикрыв покраснение тканью. Он провел кончиками пальцев от щиколотки к колену девушки. Алиса замерла, все внутри нее трепетало от непривычной ласки. Мужчина приблизился к ее лицу, и она прикрыла глаза, почувствовала, как он осторожно снял с нее вторую туфлю.

– Милая, – нежно произнес он, практически прикасаясь к ее губам, – надеюсь, ты умеешь плавать?

Глаза Алисы широко распахнулись от удивления.

– Что! – испуганно пискнула она. – Нет!

– Прости, выбора у нас все равно нет. Выходы с моста перекрыты, – сказал Йен. Мужчина в один момент подхватил девушку на руки и перекинул ее через перила.

Он давно заметил, что их ведут, и надеялся оторваться после моста. Сейчас расстановка сил изменилась, им перекрыли выход с двух сторон, а что самое плохое, у него не было с собой оружия. Из темноты он услышал удаляющийся возглас «Твою ж ма-а-а-а-ать!», а потом всплеск воды.

«Долетела», – подумал он, прежде чем отойти немного подальше и перемахнуть через перила. Вечер был окончательно испорчен. Через несколько секунд он, сгруппировавшись, ушел под воду. Вынырнув наружу, Йен начал осматриваться по сторонам. Наконец ему удалось разглядеть в отблеске огней темный силуэт девушки. Она беспорядочно колотила руками, иногда погружаясь под воду с головой, ее уже начало сносить течением. Йен поспешил к Алисе. Она пару раз его хорошо приложила по голове, после чего он обхватил ее сзади.

– Спокойнее девочка, я здесь.

– Это было подло! – обиженно произнесла Алиса, цепляясь за его руки.

Йен погреб к опоре моста.

– Это было необходимо.

Сверху посыпался шквал красных полос. Они уходили глубоко под воду, красными вспышками освещая черную рябь. Потом вниз упало три веревки.

– Держись за опору, – тихо приказал Йен. Он снял с себя пиджак и накинул его на их головы.

– Уходим по-тихому, – шепотом произнес он. Он подхватил Алису и оттолкнулся от опоры. Река понесла их вниз по течению. Поток был быстрым, они удалялись от моста с приличной скоростью. Через некоторое время Йен начал грести к берегу.

Алиса была безмерно рада, опять почувствовав под своими ногами твердую почву. Вода текла с её платья, волос, ей было очень холодно. И чтобы хоть как-то согреться, она села на песок, согнула ноги и обхватила их руками. «Так, в такой момент лучше думать о чем-то положительном. Во-первых, мы живы, во-вторых, я избавилась от этих адовых туфлей».

Йен снял с себя мокрую рубашку и сел рядом.

– Ты как?

– Нормально, – стуча зубами, ответила Алиса. – спасибо. Ты, ты вовремя их за-заметил.

– Не за что.

Йен улыбнулся.

– Кто это был?

– Не знаю, это как-то связано со смертью Эрика. Похоже, на тебя началась охота.

Алиса оперлась подбородком на колени. Девушка окончательно продрогла. Йен подхватил дрожащий мокрый комочек и посадил к себе на колени, перекинув ноги девушки через свое бедро.

– Ты чего? – дрожащим голосом произнесла Алиса, упершись кулаками в его грудь. Йен обхватил ладонями ее запястья.

– Ты нарушила свое обещание! – прошептал он, застывшей в изумлении девушке. – Не надо было драться там, под мостом!

Он постарался сделать поцелуй мягким, не спешить. И только когда девушка расслабленно выдохнула, ответила ему, дал себе волю, отпустил ее руки, почувствовал как тонкие нежные пальчики, с заточенными до безумной остроты ногтями, мягко зарылись в его мокрых волосах на затылке.

Он опрокинул Алису на свою руку, другой обхватил талию девушки, жестко прижав ее к себе. Ее нежные легкие прикосновения сводили его с ума. Он целовал Алису с жадностью, неудержимой страстью, не давая ей опомниться, перевести дыхание. Все его существо рвалось в бой. Когда она слегка поерзала, удобнее устаиваясь на его коленях, он еле сдержался. Низкий рык сам собой вырвался из его горла. Он еще крепче сжал девушку, лишь бы она только не шевелилась. Пора было остановиться, Йен понимал, что уже не контролирует себя. Он резко оторвался от ее губ. Алиса лежала в его объятьях, прерывисто еле дыша. Она положила ладошку на его плечо, и он почувствовал, как ее рука дрожит.

– Ничего милая, сейчас это пройдет.

Мужчина поднял голову и посмотрел на луну. Вокруг было так тихо, так спокойно, даже не верилось, что совсем недавно они уходили от погони.

– Надо идти, – сказал Йен через несколько минут. Он опустил взгляд на девушку. Алиса спала, по-детски подперев кулачком щеку. Йен глубоко вздохнул, изучая ее тонкие черты лица.

– Надо же, заснула.

Йен слегка отвернул край мокрой ткани, облепившей грудь, и осторожно поцеловал то место, где под его губами трепетало сердце девушки.

– Мое, – прошептал он.

Через полчаса он заходил в холл особняка, держа в руках крепко спящую Алису. Дворецкий, открывший дверь, мастерски скрыл свое удивление.

– Родители дома?

– Чета Мэлори прибудет завтра.

Из гостиной вышла сестра. Она была младше его на три года. В отличие от Йена, который ударился в науку, Лив активно участвовала в семейном бизнесе. Имея холодный расчетливый ум и прекрасное образование, она прекрасно справлялась с ролью управляющего сети казино. Именно эту часть бизнеса ей доверил отец. И все же, несмотря на различия в роде деятельности и образе жизни, брат и сестра были очень похожи.

– Привет. Где девушку взял?

– В реке поймал.

– Хм, неплохой улов. Что с ней?

– Это моя коллега. За ней идет охота. Мы уходили от наемников, пришлось прыгать с моста. Сейчас она просто спит.

Блондинка осторожно пригубила вино из высокого бокала.

– В постель уже затащил?

– Нет, – спокойно ответил Йен, поднимаясь по лестнице вверх.

– Странно. Вроде она симпатичная, и ты сдержался, руки не распустил, не твоя манера.

– Ну, почти не распустил.

Лив хмыкнула.

– Неси ее в мою комнату. Я позабочусь о ней.

Йен был признателен сестре, ведь с девушки надо было снять всю мокрую одежду. Если он сделает это сам, Алиса почувствует себя уязвленной, потеряет к нему доверие.

– Спасибо, – произнес он, смотря на свою драгоценную ношу. – Только будь с ней осторожнее, она может испугаться.

Лив чуть не поперхнулась от слов брата. «Ого! Это что-то новое! Мой бездушный братец встретил кого-то очень интересного! Кажется, у меня появилось развлечение», – подумала Лив, поставив бокал на столик и отправившись следом за братом.

Это было поразительно. Рей гонял их до посинения целыми днями, они ночевали под открытым небом, вскакивали от малейшего шороха. Как же так получается, что оказавшись в руках Йена, она всегда отключалась, совершенно не беспокоясь о своей безопасности. Конечно, Алиса знала, что он не обидит ее, но какого рожна она сейчас лежит в мягкой постели под ворохом теплых одеял совершенно голая. Алиса посмотрела на ангелочков на высоких потолках.

– Подлец, – проворчала она,– сначала скинул меня с моста, потом раздел. Это, уже ни в какие рамки не лезет.

Алиса почувствовала, что в кровати кто-то пошевелился, ее лицо залило краской, внутри все закипело от возмущения.

– Ты! – вскрикнула она, резко сев в кровати и намереваясь задать Йену хорошую трепку. Слова застряли в ее горле. В кровати поверх одеяла лежала совершенно голая девушка. Она спала лежа на животе, подложив под голову обе руки. Алиса упала на подушки и ошарашенно посмотрела в потолок. «Приехали. Так, что там было? Угу, мы прыгнули с моста, потом выстрелы, потом выбрались на берег, – мысли Алисы замерли от теплых воспоминаний о минутах нежности. Она потрясла головой, чтобы избавиться от наваждения. – Дальше ничего не помню! Почему? Ладно, сейчас все узнаем». Алиса опять осторожно поднялась. Она протянула руку, намереваясь разбудить девушку проверенным способом. В случае Эрика это всегда безотказно срабатывало. Указательным пальцем она лишь слегка дотронулась до кончика носа незнакомки. В комнате раздалось громкое «Ам-м-м!», сопровождающееся клацаньем зубов. Алиса еле успела отдернуть руку и тут же удрала обратно под одеяло. Послышался заливистый смех.

– Боже, какая же ты все-таки забавная.

Одеяло сползло с головы Алисы.

– Вылезай, я не кусаюсь, правда.

Алиса исподлобья посмотрела на девушку.

– Ты кто?

– Что? Не видишь сходства? Я сестра Йена, Лив.

Лив поднялась с постели, подошла к креслу, стоящему на противоположной стороне комнаты. Взяв со спинки халат, она накинула его на себя, прикрыв наготу. Действительно, девушка была чем-то похожа на Йена. Волосы были такого же золотистого оттенка, только у Йена они были кудрявыми, а у его сестры падали густым ровным водопадом до бедер. Взгляд голубых глаз у обоих был надменным, осанка – прямая, в каждом движении просматривалась некая изысканность.

Девушка подошла к шкафу и, достав еще один халат, бросила его Алисе. Та его поймала на лету, коротко поблагодарив:

– Спасибо.

– Теперь будет допрос с пристрастием, – предупредила девушка, садясь в кресло. Алисе все это не нравилось, но она решила пока играть по ее правилам. Лив задавала вопросы быстро, не давая Алисе задуматься над ответом.

– Как тебя зовут?

– Алиса.

– Сколько тебе лет?

– Двадцать один.

– Где работаешь?

– В корпорации.

– Тяжело тебе там?

– Нормально.

– Тебе нравится эта комната?

– Она мне безразлична

– Тебе нравится Йен?

– Да, – не задумываясь, ответила Алиса, глядя в глаза девушке. Она тут же прикусила язык, насупилась, пообещав себе, что больше не ответит ни на один вопрос.

Лив мягко улыбнулась.

– Давай собираться, через час подадут завтрак.

Девушка проводила Алису в ванную, которая занимала площадь большую, чем вся ее съемная квартира. Алиса с удовольствием смыла с себя запах реки и тины, высушила волосы, опять забрав их в хвост.

– Надень тот черный комбинезон, – сказала Лив, показав на комплект одежды, лежащий на кровати.– Он, безусловно, слишком строг для завтрака, но из моих нарядов эта вещь подойдет тебе больше всех. Надеюсь, размер обуви у нас одинаковый, других туфлей тут не найти.

Алиса надела непривычную для себя одежду, черные туфли и посмотрела в зеркало. Перед ней стояла уже не девчонка из подворотни, а красивая светская дама. Зауженные брюки и свободный верх комбинезона подчеркивали ее стройность. Туфли на высоком каблуке были немного великоваты, но с ноги не слетали. «Жалко Эрик и Мак меня не видят», – с грустью подумала девушка.

– Хватит на себя смотреть, идем завтракать, – пропела Лив.– Я познакомлю тебя с предками. Имей в виду, они страшные зануды.

Лив повела Алису через длинный коридор со множеством дверей, потом они спустились вниз по широкой белоснежной лестнице, перила которой напоминали тончайшее серебряное кружево. Посреди широкого холла стояла белая мраморная статуя обнаженной женщины. Судя по стилю исполнения, это произведение искусства относилось к периоду расцвета римской империи. Все в этом доме было настолько изысканно, совершенно, что Алиса боялась даже прикасаться к этим вещам.

– Доброе утро, – сказала Лив, заходя в обеденную комнату. Алиса последовала за ней. Посреди зала занял свое законное место большой стол. Во главе стола сидел мужчина. Он был высоким, взгляд серых глаз тут же пробежал по Алисе с головы до пят. Ей показалось, что он оценивал ее, как будто решая, стоит ли ему тратить время на общение с ней. Женщина в изящном голубом платье сидела рядом. Алиса сразу поняла, что это родители Лив и Йена. Дети во многом унаследовали черты матери.

– Мама, папа познакомьтесь, это Алиса, она коллега Йена.

– Доброе утро, – поздоровалась Алиса.

– Доброе утро, – ответил низким голосом мистер Мэлори. – Я – Джон Мэлори, а это моя супруга Кэрри.

– Здравствуйте, присаживайтесь, пожалуйста, – доброжелательно сказала миссис Мэлори, – сейчас подадут завтрак.

В этот момент в комнату вошел Йен.

– Доброе утро, – спокойно сказал он.

Подойдя к Алисе, он отодвинул стул, и она аккуратно села на него. Лив поцеловала брата в щеку, и он помог ей сесть. Пока слуги подавали завтрак, все молчали. Алиса чувствовала себя неловко, но виду не подавала.

– Итак, вы работаете с Йеном? – уточнил мистер Мэлори, когда на столе появились основные блюда.

– Не совсем, – ответила Алиса, – я работаю в группе военных. В этот раз я и Йен летим в составе одной экспедиции.

– О боже, – сказала миссис Мэлори, – разве женщины могут быть военными? Там так опасно!

– Почему же нет, мама. В корпорации служит как минимум с десяток женщин военных. Да, работа сложная, но Алиса прекрасно с ней справляется.

Кэрри, внимательно слушавшая Йена, перевела взгляд на Алису.

– Вы живете с родителями?

– Нет, у меня их никогда не было. Меня вырастил мой неофициальный опекун Макалистер. Сейчас я живу на съемной квартире.

– Что значит неофициальный? – поинтересовался Джон.

– У меня никогда не было, да и сейчас нет, идентификационного чипа, поэтому он не мог быть моим опекуном официально.

– Как же жить без чипа? – удивилась Кэрри, уже забыв о своем завтраке. – У всех есть чипы. Без них нельзя ничего ни купить, ни снять жилье, да и на работу устроиться нельзя.

Алиса согласно кивнула.

– Да, жилья у нас не было, мы жили в подвале дома, потом Мака не стало. Я, можно сказать, случайно встретила Рея и Йена, они помогли мне с работой и с жильем. Я очень благодарна им за это. Надеюсь, скоро мне оформят документы и, у меня, наконец, появится фамилия.

Миссис Мэлори с минуту смотрела на Алису, а потом сощурилась, переведя взгляд на Йена.

– Йен, что за быдло ты привел в наш дом? – раздраженно возмутилась миссис Мэлори, перейдя на французский.

– Мам, ее Алиса зовут.

– Она голодранка! У нее даже фамилии нет! Надеюсь, я ее больше не увижу в своем доме! А если нищенка положила на тебя глаз? Она не будет здесь ни есть, ни пить, ни спать! Если ты свяжешься с ней, мы лишим тебя состояния.

Женщина смотрела на Йена таким взглядом, что им убить можно было. Йен пожал плечами, спокойно ответив на том же французском:

– Да оно мне как-то и не нужно. Я и так все оформил на Лив. Кстати, мама не надо так нервничать, это негативно отражается на самочувствии.

Лив согласно кивнула, приступив к завтраку.

– Угу. Мам, тебе надо расслабиться.

– Ха, как я могу расслабиться в обществе голодранки! Рядом с ней у меня кусок в горло не лезет.

Если Алиса вначале этого разговора хоть как-то держала себя в руках, то в конце ее понесло. Она улыбнулась во все тридцать два зуба миссис Мэлори, отпила хороший глоток кофе с ликером и, выдохнув, произнесла на чистом французском языке:

– Миссис Мелори, мне придется поучить вас хорошим манерам. В нашем обществе быдла, голодранцев и нищих не принято говорить в третьем лице о присутствующем рядом человеке, тем более, на иностранном языке.

Джон Мэлори так и замер с вилкой в руках. Лиз хохотнула.

– Также в нашем обществе не принято пренебрегать едой, – продолжила Алиса на немецком. – Я надеюсь, вы знаете немецкий?

Видя ошарашенное лицо миссис Мелори, она окончательно вошла в раж. Смотря в глаза Йена, Алиса, памятуя о том, что в их семье среди иностранных языков почитают только французский и немецкий, закончила свое показательное выступление на певучем итальянском:

– И мне действительно нравится ваш сын. Я влюбилась в него, и моя душа в замешательстве от этого. Что мне теперь делать?

Кэрри, услышав последние слова девушки, повернулась к мужу.

– Что? Что она говорит?

Джон с интересом смотрел на Алису, не обратив внимания на вопрос жены. Лиз улыбалась до ушей, а Йен хмурился. Ему явно все это было не по нраву.

– Только то, что ты слышала мама, – ответила за отца Лив.

Миссис Мэлори быстро расставила все по своим местам.

– Вон, – ледяным голосом произнесла она, а потом уже чуть ли не прокричала. – Вон из моего дома, и чтоб духу твоего тут не было!

Алиса поднялась, кивнула головой. Она опять вернулась к родному языку, отчеканив:

– Хорошего вам дня, прощайте.

Девушка отправилась, не оборачиваясь, в холл, чтобы навсегда покинуть этот негостеприимный дом. Позади она услышала, как миссис Мэлори ворчит, забыв обо всех правилах хорошего тона. Лив захохотала в голос. И только Джон Мэлори молчал, он смотрел на девушку, спокойным шагом удаляющуюся из комнаты. На его лице возникла легкая улыбка. «Очень интересно. Кто же на самом деле эта проказница?».

«Я сожгла все мосты за одно мгновение,– сокрушалась Алиса. – Разве он простит меня за это». Алиса открыла тяжелую входную дверь и вышла на крыльцо. Позади она услышала голос Йена:

– Постой, домой тебе возвращаться нельзя, – произнес он. – Сейчас я свяжусь с базой, за тобой прилетит челнок.

Алиса коротко кивнула, не оборачиваясь. Он зашел в дом, в это же время оттуда вышла Лив.

– Ты как?

– Нормально, – помедлив, как можно беспечнее ответила Алиса. Она почувствовала прикосновение к своей руке и, повернув голову, посмотрела в ясные голубые глаза Лив. Алиса старалась скрыть свое разочарование. Неожиданно Лив обхватила талию Алисы и крепко прижала ее боком к себе, слегка встряхнув.

– Запомни Алиса. Я на твоей стороне. Пройдет время и все изменится. Так что выше нос, подруга!


Глава 3


Он ее сдал! Ранним утром Алиса проснулась в комнате общежития предстартового комплекса от громкого стука в дверь. Это был Рей, он протянул ей пакет.

– Переодевайся! Идем в бассейн!

Алиса сглотнула, выхода не было, с Реем спорить бесполезно. Через полчаса она стояла на краю большого бассейна, вглядываясь в яркие красные полосы, проходящие по дну.

– Давай в бассейн.

– Там глубоко?

– Глубина четыре метра.

– Не, это слишком. Можно я в другом месте буду учиться?

– Нет.

Алиса задумчиво посмотрела на воду, потом перевела взгляд на Рея, скромно предложив:

– Может, после миссии? Мне так много экзаменов надо сдавать, времени на подготовку совсем нет.

Рей, по обыкновению, оскалился, и это не предвещало ничего хорошего. Через секунду Алиса, вращаясь как бумеранг, летела в центр бассейна. Упав в воду, она начала тонуть. Пока она боролась за свою жизнь, яростно колошматя руками и захлебываясь водой, Рей читал ей лекцию:

– Я много раз говорил, что вы должны работать над своими навыками. Это единственный способ выжить. Там, где тебя подкарауливает смерть, в бою, никто не будет тебя спасать. Никто даже не заметит, что ты тонешь. Кроме того, тебе необходимо научиться оказывать помощь другим. Если с тобой рядом в воде окажется раненный боец, придется тащить его на себе. Ты отвечаешь за себя, за людей, за оборудование, это твоя работа! Пойми это, наконец, и отнесись к своим задачам серьезно.

Под конец лекции Алиса уже выбилась из сил и ушла под воду. Она открыла глаза, выпуская последний воздух из легких. Через толщу прозрачной воды она видела, как Рей брассом плывет к ней, спеша на помощь. Он схватил ее за подмышки и выдернул на поверхность. Алиса судорожно глубоко вдохнула, цепляясь за плечи Рея. Он повернул ее к себе спиной и поплыл к краю бассейна. Когда они оказались у борта, она от бессилия не могла даже пошевелиться. Девушка безвольно висела на руке Рея, словно полотенце. Он поставил ее на ноги и встряхнул за плечи. Алиса потерла кулаками глаза, низко опустила голову, слезы текли сами собой, а из горла вырывались рыдания.

– Ох и бестолковая. Утопленники народ скромный, им кричать гордость не позволяет. Что молчала? Первый урок, тонешь, зови на помощь! Поняла?

Алиса кивнула. Рей пару раз по-медвежьи стукнул по спине девушки, от чего она чуть не растянулась на кафеле.

– Ну, раз поняла, давай учиться плавать.

Целый час они провели в воде. Если сначала она постоянно цеплялась за Рея, то в конце тренировки в гордом одиночестве гребла по-собачьи.

– Уже лучше, – довольно произнес Рей, прохаживаясь вдоль бассейна. – Вылезай. Завтра в это же время жду тебя здесь.

В этот день после сдачи нормативов и экзаменов Алиса была без сил. Она пропустила ужин и, придя в свою комнату, первым делом сбросила запыленную форму в угол, туда, где уже валялась гора протоколов, инструкций, личные вещи и покрывало с кровати. Алиса отправилась в душ. «Боже, как же хорошо», – думала она, ощущая, как ломящие от тренировок мышцы расслабляются под теплыми струями воды. Вскоре она почувствовала себя немного лучше. Она высушила волосы феном, надела футболку и свою любимую домашнюю одежду – свитер Йена. Конечно, после нескольких стирок от него уже не пахло тем тонким притягательным запахом, но почему-то именно в нем Алиса обретала душевное равновесие. Она вышла из ванной и замерла в изумлении. Комната была идеально убрана: вещи висели на стуле, кровать заправлена, бумаги сложены на письменный стол. Неожиданно ее кто-то дернул назад и зажал в руках.

– Привет! – услышала Алиса веселый голосок. – Кого другого ждала?

Это была Лив.

– Как ты сюда попала? – обрадовалась Алиса.

– Как все, через проходную. Для того, у кого есть личный челнок, перелет в такие отдаленные места не проблема. Приехала навестить братца и тебя. У нас традиция такая. Мы всегда встречаемся с ним накануне старта. Как у тебя дела?

Алиса пожала плечами.

– Вроде нормально.

Лив прихватила свитер на талии Алисы, оценивая ее толщину.

– Угу, я вижу. Давай-ка перекусим.

Около двери стоял пакет доверху набитый едой. Лив перенесла его к столу и принялась доставать небольшие закрытые баночки.

– Ты уже была у него?

– Ага.

– Как он?

– Нормально, не видела его сегодня?

Алиса покачала головой.

– Нет, – и опустив взгляд, уныло добавила. – Графики не совпадают.

Лив улыбнулась.

– Как бы там ни было, сегодня мы грустить не будем. Жизнь все расставит по своим местам, иди сюда.

Алиса подошла к столу.

– Что это? – спросила она, заглядывая в баночку с чем-то черным.

– О-о-о, это морской огурец, наш шеф-повар чудно их готовит. Вообще, в этот раз он сделал акцент на японской кухне, поэтому тут много морепродуктов.

Алиса покосилась на Лив.

– У меня завтра экзамен по инструкциям технической безопасности. Все будет нормально?

– Хи-хи, не беспокойся, еда вполне сносная. По крайней мере, те, кто оставляет в наших ресторанах по несколько тысяч пиксов за нее, не жалуются.

Алиса присвистнула.

– Попробуем.

Девушки сели за стол. Еда была довольно экзотичной для Алисы, ей хотелось попробовать все. Лив рассказывала ей о каждом блюде. Как оно готовится, как его должны подавать, какая должна быть температура пищи.

– Откуда ты так много знаешь? Ты шеф-повар?

Лив махнула рукой.

– Что ты! Я в правлении. Под моим руководством работает несколько казино. А ведь казино, я тебе скажу, это не только то место, где люди оставляют свои деньги, некоторым везет, и они уходят от нас в плюсе. Мы стараемся, чтобы те деньги, которые они у нас выиграли, оставались в наших же гостиницах, ресторанах, магазинах. Казино – это целый комплекс разнородных заведений, в которых все должно быть по высшему разряду. Я же должна знать тонкости множества различных профессий, без этого никак. Если какой-нибудь горе повар не может правильно приготовить ризотто, то я должна это заметить и вовремя устранить проблему, пока она не вызвала недовольство посетителей. Один довольный посетитель – это крохотная прибыль в моем деле, постоянный посетитель – стабильность, плохое ризотто – плохая репутация, потеря клиентов.

– Ты, правда, молодец! – сказала Алиса, понимая, что Лив, похоже, даже присесть некогда. – Хочешь отдохнуть?

– С удовольствием!

Лив пробыла у Алисы почти два часа. Алиса после тяжелого дня и сытного ужина лежала на кровати без сил. Лив пристроилась рядом, она постоянно кому-то отправляла сообщения с телефона и без умолку рассказывала о своей работе. «Так хорошо с ней», – подумала Алиса, уже находясь в полудреме. Почти в полночь Алиса заснула посреди разговора. Лив осторожно привстала, улыбнулась, посмотрев на девушку, которая натянула высокий воротник до самого носа, придерживая его по привычке обеими руками. Ноги она прижала к груди, спрятав под свитером. Лив накинула на свою подругу одеяло и тихо вышла из комнаты. Она шла через темные коридоры здания, направляясь к челноку. Ей рабочий день только начинался вместе с открытием казино. Лив связалась по телефону с братом.

– Задание выполнено. Малышка накормлена, уложена спать, закутана в твой свитер и теплое одеяло.

– Спасибо.

– Как будешь справляться в миссии?

На другой стороне возникла пауза.

– Пока не знаю.

– Отец предлагает оставить ее на Земле, усилить охрану.

– Нет, не пойдет, я не могу рисковать.

– Хорошо, будь по-твоему, целую.

– Пока.

Йен отключил связь. Лив его выручила. Сегодня он не видел Алису, в сложном графике предполетной подготовки не было ни одной свободной минуты. Он не мог ее навещать, когда вздумается, это могло вызвать ненужные вопросы, и тогда ее участие в миссии будет невозможным, а этого нельзя допустить, она должна покинуть Землю. Он надеялся на то, что за время их отсутствия Лив удастся хоть немного приоткрыть тайну Эрика и Алисы.

После недели экзаменов и тестовых испытаний их состав был полностью одобрен советом для участия в миссии на планету Гренада. Команда собралась в челноке ближе к вечеру. Теперь они шли по графику. Сегодня за штурвалом челнока находились профессиональные пилоты. Джейн отлично знала свое дело, она подняла челнок на орбиту так мягко, что это было больше похоже на поездку в ММП. Через час они перешли на корабль, который должен был перенести их в другую галактику.

– Так, сегодня ужинаем и отбой, – громко сказал Рей. – Йен, покажи Алисе расположение основных отсеков корабля.

– Давай я, – вмешался Ронни, – мне после полета пешая прогулка не помешает.

Ронни сначала отвел Алису в ее отсек. Комната была крохотной. С одной стороны стояла узкая кровать, с другой – небольшой шкаф для вещей и письменный стол с лампой. Алиса бросила сумку с вещами на кровать, и они отправились дальше.

– Тут у нас столовая, – сказал Ронни, проходя в зал с большим панорамным окном. Если захочешь перекусить, еда лежит в этих отсеках в стене. Скажу сразу, повара корпорации фантазией не отличаются, пища самая простая.

Дойдя до конца коридора и сделав поворот направо, они оказались в другом помещении. Сразу было понятно, что это лаборатория. Около одной стены стояли тяги, у другой – главбокс. Несколько приборов были установлены на островном столе в центре комнаты.

– Лаборатория! – сказала Алиса.

– Совершенно верно, наш второй дом. Ну а теперь пойдем, покажу тебе симулятор боевых действий. Эта адская машина создана специально для вас, военных.

Еще полчаса Ронни водил ее по различным отсекам, объясняя их предназначение, пока, наконец, они опять не оказались в столовой. Многие сотрудники уже закончили ужинать, в том числе и Йен, он выбросил свою одноразовую посуду в отсек для утилизации и вышел из комнаты, ни разу не взглянув в сторону Алисы. Девушка расстроилась. Стараясь не показывать виду, она быстро перекусила и отправилась в свою каюту. Сегодня от грусти и одиночества ее спасал Кинг. И все же ближе к полуночи она не выдержала. Слишком было тесно и тихо в этой серой комнатушке. Даже в их грязный подвал через крохотное оконце утром в гости заходило солнце.

– Консервная банка, – проворчала Алиса и, отбросив книгу в сторону, выбралась из кровати. Она пошла в столовую, там было смотровое окно. Влетев в пустую темную комнату, девушка чуть не опрокинула несколько высоких стульев. С раздражением раздвинув их, Алиса поспешила к окну и буквально прилипла к стеклу.

Корабль ушел на темную сторону планеты, и лишь по краю Земли желтым ободом пробивались солнечные лучи. Алиса посмотрела вниз. Под ее ногами рассыпались желтые огни, они сплетались в сеть, концентрируясь в областях расположения крупных агломератов. Девушка представила себе большого паука, который плетет свою золотую сеть, завлекая в ловушку больших городов людей, машины, огни. Это была самая большая высота, которую ей удалось покорить. С крыш она могла видеть только отдельные районы, тут перед ней были целые города, континенты. Алиса села на пол, через некоторое время панорама стала более размытой, как будто какой-то чудак фотограф сбил фокус, потом поблекли цвета, и корабль затянуло в черные пространство гипертуннеля. Они покинули край обетованный, теперь только через неделю перед ними появится новая земля. Алиса поднялась с пола и побрела в свою комнату.

Всю неделю Рей гонял их на симуляторе боевых действий. Алиса старалась отработать как можно больше различных ситуаций. Теперь от ее навыков зависела жизнь людей. Йен пропадал в лаборатории. Иногда Алиса пересекалась с ним в столовой, однако за все это время они не перекинулись и десятком слов. Сейчас Йен вел себя хладнокровно, собранно, сдержанно, это был другой человек. Она скучала по нему безумно, это доводило ее до отчаяния, и под конец перелета она совсем скисла. Алиса не ходила ужинать, не искала компании друзей. По привычке, прихватив с собой бутерброд и кофе, она запиралась в своем отсеке и читала книгу за книгой, уходя в другой мир с головой.

Как и ожидал Йен, проблемы начались уже в полете. Мужчина знал, что это его вина, не поспеши он там, на Земле, и проблем было бы меньше. Девчонка ловила каждый его взгляд, а он не мог ей даже ответить. Это было бы слишком заметно для окружающих, это означало идти против правил. Йен старался вести себя как обычно, но однажды настал тот день, когда Алиса замкнулась в себе. Она перестала ужинать, смотрела только под свои ноги и практически перестала общаться с окружающими. Надо было что-то предпринять до высадки на планету, причем так, чтобы этого никто не заметил. Первый раз он шел против системы.

За обедом он положил рядом с ней скомканный клочок бумаги. Алиса зажала его в кулаке и, быстро доев суп, поспешила в свою комнату. В свете настольной лампы она дрожащими руками развернула записку и прочла строки, написанные аккуратным ровным почерком: «Приходи в столовую в полночь». Время для встречи Йен выбрал очень странным, ведь именно в тот момент корабль должен был выйти из гипертуннеля, а потом в четыре часа утра они, следуя графику, планировали совершить посадку в местном порту.

В полночь Алиса прошла по коридору и, оглянувшись по сторонам, вошла в столовую. В темной комнате никого не было, за окном начал появляться туман, корабль выходил из гипертуннеля. Алиса подошла к окну, с интересом ожидая появления материального мира трехмерного пространства. И тут боковым зрением она заметила в темноте на столе, где они обычно обедали, огонек, что-то мерцало тусклым красным светом. Алиса медленно приблизилась к столику, присела на корточки, изумленно всматриваясь в маленькое чудо. Посреди стола в центре небольшого стеклянного шара находилась миниатюрная роза. Шар был настолько мал, что мог поместиться весь в кулачке девушки. Цветок парил в центре шара, ни на что не опираясь. Его цвета были такими же, как у живого растения: листья зелеными, лепестки красными. Прозрачное стекло детально повторяло жилы растения, сверкало как подтаявший лед в лунном свете. Но самое интересное было у основания цветка, лепестки там мерцали, пульсируя приглушенным красным светом.

Алиса выдвинула стул и села, опершись локтями на стол. Она осторожно подняла шар с подставки, положила его на стол и слегка закрутила. Шар двигался, в то время как роза по-прежнему занимала вертикальное положение. Во время движения от сердца цветка по жилам лепестков пробегали сверкающие алые искры. Алиса поставила шар на подставку и улыбнулась. Первый раз в жизни ей дарили цветы, точнее, цветок, прекрасный, сверкающий, вечный. Она откинулась на стул, посмотрела в окно. В правом углу проявлялось огромное желтое пятно, корабль выходил из туннеля.

Неожиданно в комнате загорелся свет, Алиса в мгновение ока закрыла цветок руками, пряча от посторонних глаз свое сокровище.

– Ты что в темноте сидишь? – услышала она сзади сонный голос Ронни.

Прежде чем ответить, Алиса аккуратно пододвинула шар к себе и незаметно положила его во внутренний карман куртки.

– Смотрю, как корабль проходит гиперврата.

– А, зрелище для новичков. Кофе будешь?

– Ага!

Ронни достал из ящика кружки.

– Тебе что не спится?

– Я уже выспался. С шести часов сплю как сурок.

Ронни поставил перед Алисой кружку с горячим напитком, выключил свет и сел рядом. В окне появилась двойная звездная система. Одно светило было похоже на Солнце, оно располагалась ближе к вратам. Намного дальше сияла ее напарница, бело-голубая звезда. Корабль набрал скорость, через час они приблизились к цели своего назначения. Планета Гренада из космоса напоминала Землю. Основные ее цвета – серые, голубые, белые. Они обозначали на карте планеты сушу, моря, океаны, облака. Гор было мало, кое-где попадались желтые пятна пустынь.

В столовую начал стягиваться народ. Подъем был ранним, и многим давался с трудом. Особенно трудно было пилотам, ведь сегодня ночью они не спали. После того как корабль занял свою орбиту, Джейн пришла в общий зал и сообщила о том, что можно готовится к спуску. Она и Мартин оставались на корабле. Росс обеспечивал их безопасность.

Через час, следуя графику, Рей посадил челнок в порту на ровную песчаную поверхность.

– Нас должен встретить глава общины,– предупредил Рей, – потом разгружаемся.

Когда шлюз открылся, в кабину челнока ворвался теплый влажный воздух. Алиса вышла из полумрака и на минуту зажмурила глаза, ослепленная ярким светом. Если в их графике сейчас наступило утро, на поверхности в городе светило уже спешило к горизонту. В этот момент на них наползла тень, отбрасываемая тягачом. Алиса задрала голову. Машина, огромная металлическая платформа с держателями, парила над землей совсем низко, на ней лежал невероятных размеров срез дерева, именно срез, а не бревно или ветви. Он был цилиндрической формы высотой около трех метров и диаметром двадцать метров. Кора дерева напоминала кору земных деревьев, она была грубой коричневой, слегка отливала изумрудным цветом. Алиса прикинула размер такого деревца, выходило, что оно примерно с небоскреб.

К ним спешил мужчина лет шестидесяти. Несмотря на полноту, его походка была очень бойкой, он даже слегка подпрыгивал при каждом шаге. Он широко улыбнулся, и его пышные седые английские усы поднялись вверх.

– Добрый день, я мэр Авилона, Стини Бетюн.

Рей протянул ему руку и представился:

– Рей Стивенс, командующий миссии.

Рей представил всех по старшинству, и Алиса не упустила возможность задать вопрос:

– Как при таких размерах дерево умудряется устоять на земле? Судя по диаметру среза, это настоящие исполины,– спросила она, кивнув на очередной тягач с внушительным грузом.

– Все просто, – ответил Стини, – они не такие как земные деревья. Если посмотреть на этот срез сверху, то увидишь там полость. У основания ствол очень широкий, стенки толстые, а полость узкая, к вершине ствола все диаметрально наоборот – диаметр среза уменьшается, стенка дерева истончается.

– Однако у этих деревьев тоже есть годовые кольца, – добавил Ронни.– Самые первые старые кольца расположены на вершине дерева, остальные нарастают ниже по принципу пирамиды. В каждом следующем срезе годовых колец становится больше, однако их количество в слое не подчиняется какой-либо формуле, оно определяется чисто на генетическом уровне. Листьев и веток на этих деревьях тоже нет.

– Вы отлично подготовились, молодой человек! – воскликнул мэр. – Теперь прошу следовать за мной. Нам еще предстоит сделать добрых десять миль верхом.

Пропустив несколько тягачей, везущих деревья на переработку, мэр повел их к длинному одноэтажному строению.

– Привет, – поздоровался Стини со стариком, сидящим в тени козырька у входа, – дай-ка нам крепких лошадей.

– Сколько? – спросил хриплым голосом старик. Мэр обернулся к Рею.

– Груза у вас много?

– Достаточно, на четыре головы хватит.

Стини кивнул и опять обратился к конюху:

– Снаряжай десять.

Старик поковылял вглубь конюшни. Проходя мимо стоил, он то и дело останавливался, разговаривал со своими подопечными: «Ох, придется тебе поработать, братец. А ты отдохни, с тебя пока хватит», – слышалось его бурчание. Через час он выбрал лошадей и надел на них сбрую. Все животные были крупными, способными нести на дальние расстояния тяжелый груз и седоков. И только Алисе досталась небольшая гнедая лошадка с белым пятнышком на лбу, ее звали Звездочкой.

– Береги ее, – сказал старик, вручая девушке поводья. – Она хоть и маленькая, но с характером. Чуть дашь ей волю, и она понесет, только держись.

Девушка ласково потрепала Звездочку по гриве.

– Красавица!

Наконец, когда груз был закреплен на лошадях, группа тронулась к широким воротам порта.

– Думаю, в первый день вы должны насладиться гостеприимством Авилона. Мой дом расположен недалеко, так что предлагаю вам остановиться там.

– Спасибо, – ответил Рей, – мы с удовольствием воспользуемся вашим предложением.

За воротами порта местность сменила свои очертания. Теперь перед ними раскинулась широкая луговина, уходящая ввысь в гору. Самое удивительное, что дорог здесь не было никаких! Только одна узкая тропа тянулась петлей среди высоких трав.

– Почему здесь нет дорог? – поинтересовалась Алиса, выстраиваясь в ряд вслед за Стини.

– А вы видели порт? Там тоже все когда-то было зелено, а теперь машины, челноки, люди и лошади стерли траву. Конечно, у нас здесь коммерческие цели, и все же эта планета тоже наш дом, поэтому мы предпочитаем оказывать минимальное воздействие на местную экосистему.

– Как же тогда вырубка лесов?

– Вырубаются только самые старые деревья, зрелые. На их месте мы сажаем новые. Кроме того, прореживая лес, мы помогаем остальным деревьям расти сильными и здоровыми.

– Почему вы ездите на лошадях? – спросил доктор Браун. – Ведь есть и другие виды транспорта, можно использовать, например, антигравитационные доски нордов.

– Здесь нельзя. По соглашению, заключенному с драгами, мы должны жить, используя только то, что дает нам природа. Исключение составляют платформы для перевозки срубов. Их нам использовать разрешили. Местные ездят на ноксах, но нам этот транспорт ну никак не подходит.

Впереди Алиса увидела что-то темное и странное. Она приподнялась, опираясь на стремена, чтобы лучше разглядеть непонятный темный рубеж впереди. И когда они подъехали к нему совсем близко, ее брови поползли вверх сами собой от удивления. Все это напоминало дьявольский клубок. Алиса предполагала, что деревья – это огромные высокие стопы, уходящие в небо. Но нет, эти деревья росли иначе, чем земные. Они поднимались на двадцать метров вверх, а потом делали резкий разворот и уходили вниз под непредсказуемым углом. Толстые стволы могли идти параллельно земле, потом уходить под землю и снова выныривать из нее. Переплетаясь между собой, стволы создавали некое подобие клубка. Их группа прошла под таким стволом, Алисе он напомнил мост, перекинутый через дорогу. Вдруг сверху послышалось шуршание, как будто какой-то зверь перебирал когтями по коре. Алиса подняла голову. На дереве-мосте сверху сидело крупное приземистое существо, все его тело покрывала темная изумрудная чешуя под цвет коры, голова была сплюснутая, рот широкий. Вдоль бока животного от головы к длинному хвосту проходила, светящаяся ярким салатовым цветом, линия из крохотных пятнышек.

– Кто это? – спросила Алиса.

– Это нокс. Этот экземпляр одомашненный, на нем уздечка есть.

Алиса присмотрелась. Действительно от пасти нокса тянулись тонкие едва заметные поводья.

– Фи-и-ить! – свистнул кто-то сверху. – Фи-ить!

– А вот и хозяин, – сказал Стини.

Нокс, заслышав зов хозяина, кинулся вверх. Он, как жирная гусеница, плавно поднимался по стволу, петляя с одной стороны дерева на другую. Теперь Алисе стало ясно, почему люди остановили свой выбор на лошадях. Она не представляла, как можно удержаться на этом странном создании. Где-то на высоте десяти метров над землей нокс встретился со своим хозяином. Тот был невелик, размером с трехлетнего ребенка. Драг имел маленькие кривые ножки ухватом и торчащие в разные стороны прямые зеленые волосы. Глаза его были большими ярко-голубыми. Драг медленно шел головой вниз по голому стволу, упираясь на ноги и руки. Он перебрался на нокса, низко пригнулся к нему, расположив руки и ноги вдоль туловища животного.

– Тсс, – шикнул он, нокс развернулся и рванул вниз, все так же идя по кривой.

– Это Сим, он будет сопровождать вас в город драгов.

– Привет, Стини, а я вот с Шустриком решил встретить гостей.

– Привет, Сим. Отлично, мы как раз едем к Джеку. Его помощь не помешает. Он хорошо знает местные тропы, подходящие для проезда лошадей.

– Тогда я до города вас провожу, заодно и познакомимся. К Джеку не пойду, не люблю я его выходки.

Они поехали дальше, стволы деревьев теперь располагались реже, прогалы между ними становились все шире и шире и теперь уже напоминали улицы. Навстречу стали попадаться люди. Они были одеты просто, без претензий на моду: женщины ходили в длинных широких юбках и блузах, расшитых с местным колоритом, мужчины – в тканых штанах и рубахах.

Практически у каждого крупного дерева у самого корня была прорезана дверь, по кругу ствола располагались несколько окошек, пестрящие яркими хлопковыми занавесками. Жители обносили свои дома-деревья низкими деревянными заборчиками, окрашивали их белой краской. Около домов стелились зеленые лужайки с редкими клумбами низких цветов.

– Чап, домой! – услышала Алиса откуда-то сверху протяжный окрик женщины. Она подняла голову. С высоты шести метров из небольшого круглого оконца в стволе высунулась голова с зеленой шевелюрой. Чап, маленький драг, бросил в песочнице свои игрушки, попрощавшись с земным мальчиком лет пяти:

– Ладно, я пошел, а то мама ругать будет.

– Угу, до завтра.

Чап подошел к дереву и, непостижимым для Алисы образом, стал ловко подниматься наверх, опираясь на все четыре конечности.

– Как он это делает?

– Очень просто, – ответил Сим.

Он поднял вверх свою руку, показав ладонь.

– Видишь присоски на ладони и пальцах? Такие же есть и на ногах. Мы, драги, всегда были слишком малы, чтобы противостоять хищникам, зато мы можем легко забраться на дерево. Даже сейчас, когда есть возможность защитить себя с помощью бластеров, драги обустраивают свои жилища высоко над землей. Снизу живут люди, а мы тут же, только немного выше.

– Едем дальше, – напомнил Стини, – нам надо к Джеку. Он, конечно, ненормальный на всю голову, но лучшего проводника среди людей вам не найти.

Когда они приехали к дому проводника, то Алиса сразу поняла, что человек он необычный. Вокруг его дерева стоял старый облезлый забор, кое-где он был проломлен. Лужайку хозяин забросал инструментами и камнями.

Стини тяжело вздохнул и спешился. Он, не стуча, широко открыл дверь, приглашая остальных следовать за ним.

Дом состоял из двух этажей. Первый этаж представлял собой большую круглую комнату, второй проходил широким кольцом сверху. Вся нижняя комната была забита барахлом. Над ее потолком хозяин натянул веревки, на них сушились всевозможные травы, придавая воздуху пряный специфический аромат. В шкафах валялись книги, они были покрыты пылью и сухой трухой от травы. Дощатый прямоугольный стол Джек завалил посудой, там же лежали веревки, справочники, крюки, саперная лопатка, гвозди. «Кажется, здесь живет мой собрат по разуму», – подумала Алиса, пройдя в центр комнаты и посмотрев вверх через дыру в центре. Она увидела крепкие металлические перила, отгораживающие пространство второго этажа от межэтажного просвета. Над вторым этажом нависал дощатый купол, и от его центра на длинной веревке свисала лампа. Алиса прислушалась. Откуда-то сверху доносилось фальшивое пение. Судя по шуму воды, мужчина пел в душе. Он старательно выводил слова пошлой веселой песенки.

– Джек! Джек, иди сюда. Прилетела команда с Земли, завтра тебе вести их к Озеру огненных душ.

Шум воды прекратился.

– Иду, одну минуту.

Через мгновение сверху послышался топот, по лестнице со второго этажа спускался, перешагивая через ступеньки, совершенно голый парень. Взгляды Алисы и Джека встретились, он добродушно улыбнулся и, перепрыгнув последние несколько ступенек, направился к ней, протянув руку для приветствия. Буквально за два метра до девушки, Стини остудил горячий порыв парня, поддав Джеку кулаком под ребра. Мужчина упал на пол и схватился за живот.

– Зачем же так? – взвыл Джек. – Я ж с добром!

– Знаю я тебя! – сурово рявкнул Стини. – Сначала прикрой свое добро, а уж потом лезь к приличным людям.

Джек медленно поднялся и побрел к шкафу, оттуда он выудил штаны и быстро натянул их на себя. Он вернулся обратно, теперь мужчина собрался и был серьезен. Он со всеми поздоровался за руку.

– Давайте так, – сказал он, – сегодня уже поздно. Выходим завтра на рассвете в шесть. Поедем на лошадях, быстрым темпом доберемся до первой остановки у делянки, там сделаем перерыв на пару часов, к вечеру доберемся до скал и реки.

– Хорошо, где место встречи?

– У паба. Кстати, там сегодня будут проходить бега моров, приходите, будет интересно.

Джек подмигнул Алисе и добродушно улыбнулся. Алиса улыбнулась в ответ, парень был прямолинейным, веселым, он ей нравился.

В дверь громко постучали, и улыбка сползла с лица Джека.

– Джек, выходи! – послышался низкий женский голос. – Выходи, сукин ты сын!

Джек испуганно покосился на дверь.

– Вы, выходить будете, скажите ей, что нет меня тут, – сказал он, попятившись к лестнице.

– Опять чего натворил? – недовольно спросил мэр.

– Да нет, ты же знаешь этих женщин, им невозможно угодить, – ответил Джек, взбираясь по лестнице на второй этаж.

Стини открыл дверь, и в жилище ввалилась полная дородная женщина.

– Где этот конь?

Стини кивнул назад, пропуская разгневанную раскрасневшуюся даму.

– Как обычно, удирает через окно на втором этаже.

Женщина рванула наверх, приподнимая полы длинной юбки.

– Ну, гад, не уйдешь! Повадился к моей дочке лазить по вечерам, кобель проклятый.

Посреди лестницы она развернулась в сторону мера, яростно выкрикнув:

– Гнать таких в шею из города надо! Столько беды он натворил, а ты молчишь!

Стини сокрушительно покачал головой. Алиса вышла на улицу и посмотрела наверх. В прорези дерева, служившей окном, появился Джек. От окна шел трос, он переходил через улицу и исчезал за деревьями. Джек уже перекинул ремень через веревку и приготовился к спуску, как вдруг большие полные руки втащили его обратно в комнату.

– Стой, не уйдешь!

– Агнес, не виноват я, все она выдумала. Я ее и пальцем не тронул! – кричал Джек.

Послышались звуки борьбы.

– Ох, беда с ним. Идемте, – сказал мэр, закуривая сигарету.

Они проехали по нескольким улицам, прежде чем попасть на широкую площадь. Там их лошадей принял юноша, он отвел их в конюшню, позади дворов.

Стини жил с размахом. Он объединил несколько близко расположенных деревьев полукруглыми переходами. Внутри дом хозяина тоже был богато обставлен, во всем чувствовалась женская рука. Белый полукруглый диван занимал центр комнаты, на нем со вкусом уложены небольшие разноцветные подушечки. Около дивана стоял низкий лакированный стол с широкой вазой, наполненной цветами, напротив – камин, в нем имитация горящего пламени над поленьями. Белые занавески с крупным красным орнаментом украшали открытые окна.

Из перехода в другую комнату вышла женщина в красной юбке и белоснежной блузе с вышивкой по низкому вырезу на груди. Высокая блондинка была на два десятка лет моложе Стини. Сначала Алиса подумала, что это его дочь.

– Стини, дорогой, ты задержался! – сказала она приятным мелодичным голосом.

– Ох, милая, пришлось заехать к Джеку. С ним опять беда, теперь он повадился лазить по вечерам к дочери Агнес. Как бы не пришлось выкинуть его из города.

Женщина выслушала его и нахмурилась.

– Если ты его выкинешь, он совсем пропадет. Нет, это исключено, Джек, он хоть и опустился на самое дно, крест на нем ставить нельзя. Попытайся ему помочь.

Стини глубоко вздохнул, с грустью посмотрел на женщину. Весь его вид говорил: «Я сто раз пытался».

– Представлю вас. Это моя жена Рене. Командующий группы – Рей Стивенс, доктор Браун руководит научными исследованиями, вместе с Ронни и Йеном он попробует решить нашу проблему. Алиса и Ноа военные.

– Здравствуйте, не знаю, как будет завтра в походе, но сегодня вас ждет крепкий ужин и теплая кровать.

– Благодарю вас, Рене, – поблагодарил за всех Рей, – мы вам очень признательны. Нам еще предстоит адаптироваться к местному времени суток, поэтому хороший отдых команде сейчас крайне необходим.

– Ну же, тогда пойдемте, я покажу ваши комнаты.

Рене взяла Рея под руку и повела наверх.

Как и в доме Джека, второй этаж здесь тоже напоминал бублик. Узкий коридор отделял стены комнат от просвета между первым и вторым этажом. Всего Алиса насчитала наверху пять дверей.

– Рей, вам я устроила комнату в нашей библиотеке. Там довольно уютно, думаю, вам понравится.

– Спасибо, это то, что нужно.

– Алиса, ваша комната рядом. Это комната для гостей, там есть все необходимое.

– Спасибо, – коротко поблагодарила Алиса.

– Ноа, вам я отдаю детскую. Это комната сына, ему десять. Сегодня он будет ночевать с нами.

Рене открыла перед ним дверь, и Алиса заметила, как глаза Ноа загорелись азартом.

– А железную дорогу можно трогать?

– Конечно! Одна проблема, сынуля сломал ее на прошлой неделе.

– Не беда, починим!

– Ванная комната находится на этом же этаже.

Рене облокотилась на перила, огораживающие край центрального круглого отверстия в полу, и обратилась уже ко всем:

– Сегодня вечером весь город соберется в пабе на бега, я и Стини должны там присутствовать, поэтому приглашаю вас разделить этот вечер с нами. Ужин за счет заведения.

– Мы с большим удовольствием примем ваше приглашение, – ответил Рей.

Хозяйка была польщена вниманием Рея, его приятными ответами. «Видела бы ты этого черта на тренировках», – думала Алиса, смотря на цветущую Рене. И она тут же представила Рея, который со свойственным ему оскалом произносит: «С большим удовольствием я замучаю вас до смерти. Не изволите ли сдохнуть в этой луже».

Да, мы все играем роли, в случае Рене Рей мастерски сыграл роль дипломатичного гостя, потом он сменит свое амплуа и станет придирчивым наставником, покажет другую грань своей сущности. Алиса перевела взгляд на Йена. Она видела его страстным, заботливым, раздраженным, строгим, аккуратным. Какой он на самом деле? Ей хотелось проводить с Йеном как можно больше времени, увидеть все стороны его личности, но разве это возможно сейчас. Девушка потупила взор. Она столько сегодня узнала и увидела, и всё-таки у нее складывалось ощущение, что жизнь проходила мимо нее.

– Тогда собираемся в гостиной в восемь, – предупредила их Рене. – Доктор Браун, Йен, Ронни, прошу следовать за мной, нам надо перейти в другой круг.

Алиса открыла дверь в свою комнату, бросила рюкзак у входа. Она упала на кровать, застеленную голубым покрывалом, задумчиво перевела взгляд на круглое окно, потом на столик, кресло и торшер в углу. Надо было избавиться от меланхолии. «Для начала душ! Чувствует моя душа, эта роскошь долго будет вне нашего доступа. Грех не воспользоваться гостеприимством хозяев». Алиса подхватила полотенце и отправилась в ванную. Вечер только начинался, и она решила, что сегодня ей точно не надо грустить. Так говорила ей Лив, а уж она все знает.

Вечером Стини и Рене проводили их в паб. Он был совсем недалеко, они всего лишь прошли до конца улицы. Как и у всех подобных заведений, над этим пабом тоже горела яркая неоновая вывеска. «Три дуба» гласила она, намекая на то, что паб занимал площадь трех внушительных деревьев.

В пабе было шумно, люди толпились у столов, женщины разливали напитки, дети толкались между ними.

– Идите сюда, – услышала Алиса знакомый голос. Она подняла голову и увидела Джека, он стоял на втором этаже, облокотившись на перила. Озорно улыбнувшись, мужчина подмигнул Алисе.

Джек быстро спустился по лестнице, схватил Алису за руку и потянул ее наверх.

– Ты должна в этом поучаствовать!

– В чем?

– В соревнованиях!

На втором этаже люди и драги столпились возле большого стола.

Джек растолкал зрителей, проведя Алису к самому краю стола, он встал сзади нее и закрыл от натиска толпы.

Весь стол покрывали тонкие прозрачные трубки, они извивались, поднимались вверх, опускались, перепутывались между собой. На концах трубок висели разноцветные флажки: белые, желтые, зеленые, красные. Но больше всех по количеству было черных флажков, Алиса насчитала около пяти десятков.

– Первый заход! – протяжно крикнул ведущий.

Мужчина и драг подошли к столу с разных сторон.

– Готовы? – спросил ведущий. – Начали!

Участники втолкнули в трубки с разноцветными флажками зеленых жирных насекомых, похожих на гусениц, и те очень быстро поползли под горку, набирая скорость для следующего подъема. Вокруг все начали кричать, подбадривая участников. Джек, между тем, объяснял Алисе на ухо правила игры:

– Эти маленькие твари называются морами, они отлично присасываются к стеклу. Сейчас они спешат к их любимому угощению, местной травке, которая ждет их на финише. Пути их следования различаются по длине и сложности. Вот, например, эти два мора ползут по трубкам, входы в которые имеют разный цвет. Драг выбрал для своего подопечного трубку с красным флажком, этот трек самый сложный, в нем много крутых подъемов, сужений в просвете трубки, кочек, спиралей. Его мор может застрять или выбиться из сил на полпути. Тут главное хорошо подобрать мора. Большой мор более сильный, он с легкость одолеет все подъемы, при этом может застрять в узком проходе. Второй участник пустил своего мора по более длинному пути, обозначенному желтым флажком. На нем нет сужений трубки, на прохождении таких участков мор экономит время.

В это время одна из гусениц застряла на крутом подъеме, она начала беспомощно водить головой из стороны в сторону.

– Считаю до десяти, – выкрикнул рефери, – один, два,…

Когда счет дошел до десяти рефери объявил:

– Битва окончена, среди двух победил участник с желтым флагом!

– Подожди, это не все, думаю, этот издохнет в спирали, – сказал Джек, прищурившись. Так и случилось, Джек был прав, гусеница спеклась, она просто перестала двигаться, выбилась из сил.

– Они оба проиграли! – удивилась Алиса.

– Не совсем, судья запишет время хода и цвет флажка. Все участники занимают определенное место в общем зачете.

– Кто еще хочет поучаствовать?

– Рискнем? – спросил Джек.

Алиса обернулась, встретившись с озорным взглядом Джека.

– Рискнем, – ответила она.

– Мы участвуем! – перекричал всех Джек. Он взял Алису за руку и потащил через толпу к большой прозрачной бутыли с широким горлом, где по стенам ползали зеленые моры.

– Выбирай, все как на подбор, красавцы!

Алиса присела на корточки, пригляделась к каждому экземпляру. Особенно ей понравился крупный мор, что добрался по отвесной стенке почти до самого горлышка. И все же, памятуя слова Джека о том, что крупные особи иногда не самый лучший вариант, она выбрала среднего по величине мора. Отодвинув крышку банки, Алиса смело просунула руку внутрь и осторожно подхватила счастливчика со стеклянной стенки.

– Неплохой выбор, одобряю, – сказал Джек, добывая из бутыли свой экземпляр.

Они пошли к столу.

– Почему ты не взял того, который был почти у горлышка? – поинтересовалась Алиса.

Джек хмыкнул.

– Что я, дурак что ли, пока он полз по стене до самого верха, то израсходовал все свои силы. Такой и до первого подъема не доползет.

Прежде чем выбрать путь, Алиса изучила карту нескольких маршрутов. В конце концов, она выбрала желтый путь.

– Сравним наши шансы, я тоже пойду по желтому!

Когда судья озвучил старт, Алиса толкнула своего мора в трубку. Азарт захлестнул ее, она верила в своего спринтера, иногда подбадривая его:

– Давай же не ленись, мы сделаем его, вперед!

Она так отчаянно болела за эту букашечку, что даже расстроилась, когда рефери остановил гонку.

– Считаю до десяти! – выкрикнул он, и только тут Алиса заметила, что мор Джека не может преодолеть крутой подъем.

Алиса подняла руки, громко провозглашая свою победу. Джек рассмеялся.

– Ну что же, за мной ужин, я проигравший, угощаю.

Они спустились вниз. Алиса хотела пойти к своей группе, но Джек остановил ее.

– Нет, нет, мы будем есть за стойкой.

– Почему?

– Поверь, так надо.

Он провел ее к стойке, за которой суетилась та женщина, которая выловила его сегодня в окне.

– Агнес, дай-ка нам наше любимое национальное блюдо.

Агнес посмотрела на Джека тяжелым взглядом и, перекинув кухонное полотенце через плечо, отправилась на кухню.

– Итак, это блюдо называется у нас «Из огня да воду». Вся фишка в том, чтобы все его ингредиенты были съедены в определенной последовательности.

В это время Агнес поставила перед Алисой широкую тарелку. На ней лежал стейк, рядом стояли два стаканчика. Один стакан был наполнен красной жидкостью, другой – прозрачной.

– Удачи, – бросила она, прежде чем, переваливаясь с ноги на ногу, отправиться к другому клиенту.

– Так, сначала пьешь красный напиток, потом ешь мясо, и в конце все запиваешь этим.

Джек указал на стакан с прозрачной жидкостью.

– Ладно, попробуем.

Алиса выпила красный напиток, по вкусу он напоминал простой томатный сок. Отрезав кусок мяса и съев его, она и в нем не почувствовала ничего необычного. Все началось ближе к концу стейка, во рту разгорелся пожар, как будто она съела самый острый на свете перец. Алиса закрыла рот рукой и зажмурила глаза.

– Ну как? Все нормально?

Алиса кивнула головой, но потом расхохоталась:

– Боже мой, Джек, когда это прекратится? – спросила она, понимая, что с каждой минутой становится только хуже.

– Может к утру, – улыбнувшись, ответил Джек, реагируя на изумление девушки.– Шучу, пей скорее напиток из второго стакана.

Алиса до того была шокирована поглотившими ее ощущениями, что совсем забыла о последнем ингредиенте. Она дрожащими руками схватила стакан и залпом выпила прозрачную безвкусную жидкость. Жжение во рту в одно мгновение прекратилось, как будто ничего и не было. Алиса замерла, прислушиваясь к себе, потом резко повернулась к Джеку.

– Круто! – воскликнула Алиса.

– Точно! – протянул Джек. – Если ты съешь все эти продукты отдельно, ничего страшного не случится, но стоит им встретиться, все, тут уж держись. Ведь, по сути, вся еда окружающая нас, да и мы сами – это набор химических соединений, тщательно структурированных матушкой природой. Вот сейчас на своем примере ты почувствовала результат двух химических реакций.

– Алиса, иди к нам! – услышала она окрик Ронни.

Она вернулась к своим. За широким столом собралась вся их группа. Не было только Йена.

– А где Йен?

– Ушел пять минут назад.

Алиса опустила взгляд.

– Что ты там делала? – поинтересовался доктор Браун.

– Химические реакции, – сухо ответила Алиса, потеряв ко всему интерес.

– Как это?

– Джек расскажет, он знает подробности, я только поверхностно изучила этот вопрос.

Доктор Браун и Ронни с присущей ученым любознательностью начали расспрашивать Джека о блюде «Из огня в воду». Ноа решил его даже попробовать, уговорив на это предприятие Ронни. Через четверть часа Ронни начал стучать рукой по столу от жжения во рту, Ноа матерился, на чем свет стоит. Самое интересное было то, что все в самый критический момент забывали о третьем компоненте блюда!

Алиса решила, что после бессонной ночи ей надо как следует выспаться. Она попрощалась с коллегами и отправилась к выходу. Джек хотел пойти за ней, но его перехватил Ронни:

– Ты должен нам объяснить процесс. Это важно для науки.

Алиса вышла из паба, вдохнула ночной влажный воздух. На улице было тихо, с деревьев капала вода, недавно прошел дождь. Девушка побрела по дороге, ведущей к их гостевому домику. Она смотрела себе под ноги, и вдруг ее кто-то резко схватил за талию и рванул в тень. Это был Йен, он высоко поднял ее над землей и потащил вглубь леса.

– Йен? Ты чего? Поставь меня на землю! Йен!

Мужчина как будто не слышал ее. Обогнув несколько деревьев, он поставил Алису на землю и впился в ее губы. Алиса не понимала, что происходит! Он сжимал ее плечи до боли, целовал с жадностью. Она задыхалась, пыталась усмирить его пыл нежным ответом, гладила дрожащими руками его волосы, прижимаясь к мощному телу. Йен схватил ее куртку за полы, дернул их так, что пуговицы и молния разлетелись в разные стороны. Алиса уперлась ладонями в грудь Йена, пытаясь его оттолкнуть, но мужчина даже не замечал этих попыток. Он сорвал с нее куртку, бросив с раздражением ее в сторону.

Алиса лишь успела жалобно пискнуть:

– Йен, не надо!

Его мышцы напряглись, он приподнял ее под бедра, прижав к шершавой коре. Теплые руки заскользили по телу, поцелуи стали отрывистыми, нетерпеливыми. Алиса была сбита с толку, напугана. Она осторожно дотронулась до плеча Йена, провела по нему дрожащей рукой, пытаясь обуздать его, обратить на себя внимание. Йен зачерпнул ее волосы рукой и запрокинул голову назад, их взгляды встретились.

– Ты – моя! Не смей даже смотреть в его сторону! – зло рыкнул он, глядя Алисе в глаза.

И тут Алиса все поняла, он приревновал, хотел ее наказать. Теперь в бешенстве была она. Резко извернувшись, она замахнулась и полоснула его по щеке ногтями. Йен на мгновение разжал крепкое кольцо рук. Этого было достаточно, чтобы девушка с ловкость кошки залезла на изгиб дерева. Там она присела, опираясь руками на кору, и по-кошачьи прогнула спину. Она буравила Йена черными глазами:

– Не надо со мной так,– яростно прошипела она и, рванув вверх, в одно мгновение исчезла в темноте.

Йен оперся руками о мокрую поверхность дерева, низко свесив голову.

–Черт! – со злостью выругался он. – Идиот!

Он поднял голову и несколько раз прерывисто глубоко вдохнул. Все внутри его сейчас разрывалось на части от противоречий. Он привык к тому, что его отношения с женщинами всегда были простыми, он просто брал свое, когда хотел, и все. И тут она все перевернула! Ему льстило то, что девушка смотрит на него влюбленными глазами, что она нежна с ним, покладиста. Когда Алиса искренне улыбнулась Джеку, он понял, парень своего не упустит. Эти двое были так похожи. Девушка легко с ним общалась, как будто они знали друг друга уже целый век, смеялась над его шутками, с интересом слушала.

Сначала он наблюдал за ними с равнодушием. Но тут возникло из ниоткуда доселе неведомое для него чувство – ревность, она принялась пожирать его изнутри. Когда он увидел Алису одну посреди улицы, то накинулся на нее как дикий оголодавший зверь.

Йен поднял разорванную одежду, сжав в кулаке, посмотрел на нее. Во внутреннем кармане куртки что-то лежало. Мужчина просунул руку в ткань и достал шар, в нем тускло горело сердце розы. Эта безделушка, которую он сделал из самого прочного минерала вселенной, должна была порадовать девушку, напоминать ей о нем. Что-то внутри Йена сжалось, что-то жгло сейчас в центре грудины, болело физически. Мужчина спрятал шар в ладони и пошел в сторону улиц. Он просто начал не с того, он не умел иначе. Идя в сторону их пристанища, Йен именно сейчас осознал, что полюбил девушку, она стала частью его сознания, души. В этот момент он так хотел ее обнять, успокоить, почувствовать ее ласку. Теперь ему предстояло вновь заслужить потерянное к нему доверие, и дай бог, она его простит.

Ему навстречу из темноты вынырнул пьяный человек, он шатался из стороны в сторону, иногда облокачиваясь на деревья. Это был Джек.

– Ну, это, она такая, вообще,– пьяно рассуждал он, – вообще. Да, да, ик!

Йен решил пройти мимо него, не обращая внимания.

– Йен, – встрепенулся Джек, широким взмахом руки подозвав Йена к себе,– иди сюда, я тебе что расскажу! Я сегодня встретил такую классную девчонку, чем не повод для праздника, нам надо это отметить!

– Иди к черту! – раздраженно рыкнул Йен, проходя мимо.

Джек ошарашенно посмотрел на него.

– Иду-у-у-у, – пьяным распевом ответил парень и упал лицом в лужу. По грязной воде пошли пузыри. Йен остановился, обернулся, смотря на неподвижно лежащее тело.

– Засранец!

Он поднял Джека под руку, взвалил на плечо и понес в сторону его дома.

Утро. Алиса проснулась от неприятного скрипа будильника. Она села, провела ладонями по вискам, собирая разметавшиеся волосы в хвост. В ее памяти всплыло ошарашенное лицо Йена, когда она полоснула его по лицу. Конечно, внутри нее все содрогалось от того, что она сделала ему больно, но в этот момент важнее было его остановить, показать, что он поступает неправильно, заставить одуматься. Она защищала свои нежные чувства к нему. Девушка потерла виски, стараясь настроить себя на рабочий лад. «Ладно, отложим все это до возвращения на Землю, надо работать, соберись, умойся и станет лучше». Алиса открыла дверь, и тут у нее даже рот от удивления открылся. Напротив двери, прислонившись к перилам, стоял Йен. Алиса насторожилась, и мужчина заметил это. Он сделал два шага вперед, она отступила на шаг назад. Йен протянул руку и разжал ладонь. Там лежал шар с цветком. Алиса посмотрела ему в глаза.

– Прости дурака, я был не прав, – спокойно сказал он. Алиса не верила своим ушам. Йен, он был таким самоуверенным, непоколебимым, мог ли он признать свою вину так просто.

Алиса протянула руку к шару и осторожно взяла его, положила в карман. Ее сердце бешено отбивало ритм, она прикрыла глаза, стараясь скрыть слезы.

– Я, я подумаю, – прошептала девушка.

Она подняла руку и, все также смотря вниз, осторожно дотронулась до его щеки. Под руками оказались неровные следы запекшейся крови.

Сначала ей было больно от обиды, а теперь страшно! Страшно простить, ведь некоторыми людьми прощение воспринимается как слабость характера, а не как шанс, данный для того, чтобы изменить себя. Второе всегда труднее. Как Йен воспримет ее прощение? Изменится ли он ради нее?

Девушка почувствовала прикосновение его ладони к своей руке, закрыла глаза, сосредоточившись на этом ощущении. Он поцеловал ее ладошку и опять прижал к царапинам. Тут она не выдержала, ринулась к нему, обвив его талию свободной рукой, уткнулась лицом в грудь, дав волю слезам. Йен прижал ее к себе.

Да, если бы у нее были мать, отец, брат, она поделилась бы своим разочарованием с ними. Но у нее в этом мире никого не осталось. Вот поэтому она сейчас пыталась найти сопереживания у своего же обидчика. Алиса все еще верила в него, он чувствовал это.

– Алиса, моя Алиса, все будет хорошо, не плачь, – ласково произнес Йен.

Он поднял ее заплаканное лицо и стал осторожно целовать щеки, нос, глаза. Девушка теперь лишь тихонько всхлипывала, она успокаивалась, впадая в забытье от нежных трепетных прикосновений. Алиса глубоко вздохнула и расслабленно выдохнула. Из транса ее вывел скрип двери, девушка испуганно вздрогнула и повернулась на звук. Это был Рей. Он спокойно обогнул их, потом резко остановился.

– Сосредоточьтесь на работе! – жестко сказал он, даже не обернувшись. – Ваши отношения не к месту.

– Он прав, – сказала Алиса, когда Рей ушел, – пора работать, есть правило, на работе – никаких личных отношений!

Алиса уткнулась в футболку Йена и потерлась об нее, вытирая слезы.

– Я все еще тебя не простила, – нахмурившись, сказала девушка. – Вот вернемся на Землю, тогда я все решу.

Йен крепко обнял Алису, поцеловал макушку, с легкостью с ней согласившись:

– Хорошо, договорились. Ты собиралась в паб?

– Нет, умываться, ты иди туда, я догоню.

– Хорошо!

Йен, воспряв после мучительной ночи ожидания, отправился в паб.

Хозяин заведения и его подмастерья уже хлопотали на кухне. И как только Йен зашел внутрь, наступила вторая часть расплаты за содеянное. Этим утром над ним не потешался только ленивый.

– Ух ты, вот это тебе досталось! – засмеялся Ноа. – Я-то думал, что с таким лицом любая дама будет рада твоим объятьям.

– Не смазливостью единой жив человек, – гордо сказал Ронни. Судя по тому, что девушка, подающая им завтрак, накладывала в его тарелку как минимум двойную порцию, парень вчера имел успех у местного женского общества. Когда в паб ввалился с рюкзаком Джек, он еще больше добавил масла в огонь. Он ссутулился, низко наклонив голову и всматриваясь в лицо Йена, быстрым шагом подошел к нему. Схватив Йена за плечи, он начал его трясти, горестным голосом причитая:

– Прости, друг, я не хотел. Ты меня до дома донес, а я тебя так! – мужчина расправил ладонь, показывая свою руку с грязными длинными ногтями. – Честное слово, я обстригу эти грабли, чтобы больше не калечить хороших людей. Дай я тебя обниму, брат!

Ноа чуть не подавился куском бекона, из его горла вырвался гомерический хохот, заглушающий общий взрыв смеха вокруг.

Йен терпеть не мог Джека, но сейчас он в некоторой степени даже был благодарен ему. По крайней мере, косых взглядов в сторону Алисы точно не будет.


Глава 4


Сегодня у Лив была тяжелая ночь, шла квартальная проверка бухгалтерии. И все-таки дело, которое она запланировала на день, нельзя было отложить. В десять часов утра казино закрывались, по закону такие заведения могли работать только в ночное время. Так власти заботились о том, чтобы население не спускало деньги, сидя за игровыми автоматами и рулеткой. Зато открывались многочисленные магазины, лавочки, кафе и рестораны, принадлежащие семейству Мэлори. Лив прошла по торговому центру, проверяя последний раз свои владения, а потом поднялась на тридцать седьмой этаж, туда, где трек для магнитопланов врезался в центр здания, проходя его насквозь. На станции она выбрала маршрут, идущий в спальный район города. Магнитоплан набрал скорость и, пролетев небоскребы, сверкающие большими панорамными окнами, оказался в парковой зоне. Лив посмотрела вниз. На спортивной площадке играли подростки, люди бегали по дорожкам, некоторые отдыхали на скамейках или прямо на траве. Вся эта жизнь была ей недоступна. Ей было двадцать четыре года, и ее личная жизнь не состоялась, все ее существование подчинялось рабочему графику. Хотя жаловаться она не могла, у нее были близкие люди: родители, Йен, теперь Алиса. Она очень хотела, чтобы у Йена все получилось, а для этого ей надо было обезопасить Алису, найти убийц ее брата до возвращения девушки на Землю.

Йен не хотел, чтобы она вмешивалась, но Лив не могла оставаться в стороне. В конце концов, они сошлись на том, что Лив наймет самого хорошего детектива для расследования этого сложного и, без сомнения, опасного дела. Выбор пал на Макса Гора. Его имя не сходило с заголовков главных новостей уже двадцать лет. Он брался за самые сложные и опасные дела и расследовал их в кратчайшие сроки. Лив редко интересовалась криминальной хроникой, но даже она многократно слышала его имя.

Впереди появились первые дома малоэтажной застройки. Северо-западный район считался тихим, здесь не было больших торговых центров, суеты. Лив сошла на станции в центре района и пошла по одной из улиц. Идти было недалеко, сверив адрес, девушка остановилась у двухэтажного, покрытого серым облицовочным кирпичом, здания. Она открыла дверь и на первом этаже обнаружила вход в квартиру. Прямо рядом с этой дверью висел указатель, направляющий визитеров наверх. На нем скромно было написано: «Офис детектива Макса Гора».

Девушка бодро одолела лестничный пролет и остановилась около двери из темного дерева. Она осторожно открыла ее. Внутри был полумрак, солнце пробивалось через полуоткрытые жалюзи, чертя на темном полу ровные полоски света. Напротив входа стоял стол, на нем лежали несколько газет. Шкаф для документов был пуст. Девушка прислушалась. Вдруг из-за двери послышался храп, Лив заглянула за дверь, обнаружив там черный кожаный диван. На нем, закинув руки за голову, спал мужчина. На вид ему было около сорока лет, одет он был в брюки и помятую несвежую рубашку. Его галстук и пиджак валялись на спинке дивана. Лив присела на корточки, всматриваясь в лицо спящего: волосы темно-русые, нос с небольшой горбинкой. Она отметила красивый разрез глаз, размашистые брови, высокие скулы. Лив бесцеремонно ткнула пальцем в колючую щеку. Мужчина почесался, но не проснулся. Лив решила применить другой проверенный способ, она осторожно дотронулась до кончика его носа. Детектив вздрогнул, открыл глаза, нахмурился. В его карих глазах теплого золотистого оттенка отразилось замешательство. Он сел, провел рукой по взъерошенным волосам.

– Чем могу служить?

– Вы Макс Гор?

– Да, это я.

– Мне нужна ваша помощь.

Макс застегнул рубашку, надел пиджак.

– Сначала кофе, присаживайтесь, – сонно сказал он и поднялся с дивана.

Лив покрутила головой, кроме как на диван, сесть было некуда. Она присела на, еще неостывшее от человеческого тепла, место.

Макс засунул в рот сигарету и залил в кофемашину воду. Он сел в кресло за стол, достал зажигалку, чиркнул, поднес огонь к сигарете.

– Не курите при мне.

Мужчина замер, исподлобья посмотрев на Лив.

– Я не терплю сигаретный дым.

Макс положил на стол зажигалку, однако сигарета так и осталась зажатой в его зубах.

– Итак, я вас слушаю. Ваше имя?

– Мое имя я вам не скажу. Да это и не важно.

– Как пожелаете. Рассказывайте остальное.

– Некоторое время назад я познакомилась с девушкой, Алисой. Ее в наш дом привел мой брат. В тот день они уходили от наемных убийц.

– Вы полагаете, что они охотились за ней?

– Безусловно, ведь днем ранее ее брата, Эрика, убили в парке в районе Санрайс!

– Когда это произошло?

– Неделю назад.

– Это вы про того паренька, которого просила опознать полиция?

– Совершенно верно.

– Подробнее о девушке.

– О ней, по сути, ничего не известно. Она и ее брат жили с бродягой Макалистером в подвале жилого дома. Чипов у нее и брата не было. Она не знает ни родителей, ни дат рождения, только имена. После того как Макалистер умер, они остались одни, брат отправился в район Санрайс и в тот же вечер погиб.

– Как они оказались у Макалистера?

– Он подобрал их около свалки в коляске. С детьми была лишь промокшая записка с именами. Даты рождения там тоже присутствовали, они были написаны напротив имен, но их размыло водой, осталось только время. Около имени Алисы 9:40, и 9:50 было написано рядом с именем Эрика.

– Что от меня требуется?

Лив глубоко вздохнула, сейчас она уже сомневалась, что говорит со знаменитым детективом.

– Надо выяснить три вещи. Первое, происхождение Алисы. Второе, кто убил Эрика и, третье, кто покушается на жизнь девушки.

Воцарилась тишина. Макс смотрел в глаза Лив несколько минут, прежде чем выдать:

– Скучно.

– То есть? Это ваша работа! Я вам за нее хорошо заплачу.

– Нет, я ненавижу рыться в архивных документах, это не моя работа. Убийство пусть расследует полиция, и так ясно, что это дело рук одной из группировок района Санрайс. Выйдут на них, найдут заказчика.

– Да они там сто лет прокопаются! Вы возьметесь за это дело?

– Нет.

Лив расстроилась, раздраженно проворчав под нос:

– Черт, я думала оно вам по зубам. Так, развлечение на пару дней.

– Может быть, но я не берусь за такие дела. Наймите другого детектива.

Макс поднес к сигарете зажигалку и чиркнул. Разговор был окончен.

– Хорошо, я попробую сама разобраться во всем этом.

Макс чуть не поперхнулся.

– Зачем вам это?

– Что зачем?

– У вас есть деньги, наймите человека.

– Нет, так не пойдет. Либо я нанимаю самого лучшего в своем деле, либо делаю дело сама.

– Вы в зеркало, когда на себя в последний раз смотрели?

Лив дернула плечами.

– К чему этот вопрос?

Макс встал, положил сигарету на край стола. Быстрым шагом он прошел к входной двери и закрыл ее. Лив только сейчас заметила тонкую зеркальную полоску на обратной стороне двери.

– Идите сюда! – с раздражением бросил он.

Лив в нерешительности замерла. Макс схватил ее за плечи и поставил перед собой. Девушка посмотрела на свое отражение.

– Белая кожа, прекрасные голубые глаза, – медленно перечислял Макс, – волосы как шелк. Отличный кандидат для работы в доме терпимости! – резко закончил он.

Лив ощетинилась.

– Вы о чем вообще?

– О том, что как только вы ступите на территорию этого района, вам удастся пройти не более чем один квартал, прежде чем вас возьмут в оборот!

– Я найму телохранителей.

– Ваших телохранителей они съедят на обед.

Лив потупила взор.

– Я должна это сделать, она мой друг, она в опасности.

Лив почувствовала, как Макс резко встряхнул ее за плечи.

– Где логика, я вас спрашиваю? Чем вы ей поможете, если угодите в лапы бандитов?

– Я не знаю, я что-нибудь придумаю.

Макс отпустил девушку.

– Идите, – бросил он.

После резких слов Макса, Лив иначе посмотрела на это рискованное предприятие. «Ну да делать нечего, придется как-то справляться самой». Она последний раз взглянула на Макса, вышла и аккуратно закрыла дверь.

«С чего начать? Может замаскироваться под молодого юношу и обойти квартал Санрайс? Наверняка там есть зацепка!» – размышляла Лив, спускаясь по лестнице вниз. Она вышла из здания и направилась обратно к станции. Ее размышления прервал оклик.

– Лив! Лив Мэлори, постойте.

Лив обернулась, ее догонял Макс.

– Вы знаете мое имя? – удивилась Лив.

– До сегодняшнего дня не знал. Я иду с вами!

– Почему вы передумали?

– Берегу свои нервы. Если с вами что-нибудь случится, совесть потом замучает.

Лив улыбнулась.

– Я вам хорошо заплачу.

– Хорошо, ради забавы, в конце работы вы дадите мне то, что я попрошу.

Лив задумалась.

– Надеюсь, без пошлостей и крайностей?

Макс поднял руки.

– Безусловно, я порядочный человек.

– Куда сейчас? Я хотела начать с района Санрайс.

– Нет, нет. Так не пойдет. Мы отправимся туда, где все началось. Где жила девушка?

Лив открыла сумочку и достала блокнот, в котором она зафиксировала основные моменты досье.

– Так, район Сентджоу, Верхняя улица, дом пятнадцать, подвал.

– Далеко, на ММП не меньше часа. Вы со мной?

– Конечно.

Им пришлось пересечь город, чтобы попасть в район на окраине. Одна сторона этого жилого конгломерата соседствовала с промышленным центром, другая с лесопарковой зоной. Сверяясь с картой, они быстро нашли нужное здание. Это был обычный высотный дом, с уступом в центре. Он располагался около самой кромки леса. Лив и Макс обошли здание, за поворотом нашли вход в подвал, перекрытый желтой лентой. Макс приподнял ленту и пропустил Лив вперед. Серая бетонная лестница вела вниз к обшарпанной двери. Лив дернула за ручку, и дверь, громко скрипнув, отворилась. Им понадобилось некоторое время, чтобы привыкнуть к темноте. В трех метрах от входа коридор поворачивал и шел уже через весь дом насквозь. Вдоль всего прохода располагались дверные проемы в закутки, которые повторяли расположение комнат на верхних этажах.

– Может, вы вперед пойдете? – спросила нерешительно Лив.

– Что так? Вы же час назад не боялись ехать одна в район Санрайс, – намекнул Макс на недальновидность девушки.

Лив развернулась и быстро пошла вперед. Макс же не спешил, он медленно проходил от одного темного прогала к другому, всматриваясь в серые безликие помещения. Он глубоко вдыхал сырой воздух, пытаясь почувствовать необычные, несвойственные таким помещениям, запахи. Лив ушла далеко вперед, он слабо различал в темноте ее силуэт, в конце коридора она скрылась в одном из проемов. Макс продолжил свои изыскания. На пороге очередного дверного проема он увидел дохлую крысу. Мужчина присел на корточки, достал носовой платок и фонарик. Он приподнял грызуна за заднюю лапку и посветил на него. В районе брюшка животного было два странных прокола. Макс положил крысу на пол и осмотрел небольшую комнату. Между труб на бетонной стяжке он увидел еще пять пушистых трупиков. Обследовав следующую жертву, Макс сорвался с места. Он бежал вперед по коридору, луч фонарика плясал из стороны в сторону. По пути он подобрал железный прут.

– Лив! – крикнул Макс, и его голос вернулся к нему эхом. Ответа не было. «Может, уже слишком поздно?»

– Лив!

Он повернул в тот проем, где в последний раз видел девушку. Коридор уходил в бок, повторяя излом дома. Он наткнулся на нее на следующем повороте. Лив, по-видимому, услышала его зов и шла к нему. Не раздумывая, Макс подхватил девушку свободной рукой и поднял вверх. Последовал закономерный ответ, Лив начала бить его по лицу, отталкивать, громко осыпая изощренными ругательствами. Получив несколько крепких оплеух, он уже решил, что она с ним сладит. Фонарик и прут выпали из его руки.

– Не надо, тут есть как минимум одна ядовитая змея. Если вы будете так кричать, можете ее напугать, тогда нам несдобровать.

Лив замерла на мгновение, а потом начала карабкаться на его плечи, обрывая пуговицы на рубашке и пиджаке.

Обхватив его голову, она принялась озираться по сторонам.

– Где, где змея? – испуганно бормотала она.

Макс, выдохнув в мягкую грудь девушки, на мгновение ощутил себя самым счастливым человеком на свете.

– Лив, я ничего не вижу, – глухо проговорил он, пытаясь вздохнуть.

– Ну и что! – суетливо сказала Лив. – Зато я все вижу.

– Лив, я не смогу ничего предпринять, если она на нас нападет. Следом за мной она укусит вас.

Девушка после этих слов не ослабила хватку.

– Вы должны перестать меня душить! Забирайтесь лучше ко мне на спину.

Лив, наконец, отпустила его, проскользнула вниз, встала на ноги. Он повернулся к ней спиной и почувствовал, как девушка ловко запрыгнула на него, обвив ногами.

Макс поднял металлический прут и фонарик.

– Идем дальше.

Они продолжили свой путь по коридору, осторожно осматривая закоулки. Неспешно они добрались до прохода с желтой лентой. Макс заглянул за край дверного проема.

– Лив, закройте глаза.

– Зачем?

– Так надо, не бойтесь, вы в полной безопасности.

Лив, наверное, впервые доверила свою жизнь постороннему человеку.

– Хорошо, – ответила она, закрыв глаза.

Она почувствовала, как Макс прошел немного вперед, развернулся.

– Сейчас я поставлю вас на пол. Я буду рядом, а вы будьте умницей и постоите пару минут спокойно с закрытыми глазками, хорошо?

– Да.

Лив отпустила Макса и сползла вниз. Сейчас, когда ее глаза были закрыты, все остальные чувства обострились. Она отчетливо слышала, как где-то рядом капала вода, стекая по холодным водопроводным трубам на пол. Этот звук дополнялся легким шарканьем по бетонному полу. Макс остановился, положил металлический прут на пол.

– Макс?

– Все нормально, оставайтесь на месте.

Лив кивнула головой. Макс, тем временем, осматривал небольшую комнату, когда-то служившую трем людям постоянным жильем. Весь пол и стены были пропитаны кровью. Матрасы изрезаны ножом, из них клочьями торчала желтая, а местами и красная вата. Тот, кто здесь побывал, ничего не искал, он просто хотел произвести сильный психологический эффект, он жаждал крови, но при этом сначала желал ввергнуть свою жертву во мрак кошмара.

– Чем пахнет? Запах странный! – спросила Лив, переминаясь с ноги на ногу.

Макс посмотрел на девушку. Хрупкая, в белом легком свитере, джинсах и кроссовках, она слишком контрастировала с тем, что он видел вокруг. Как будто ангел спустился в ад. А пахло, между тем, кровью, этот затхлый запах был удушающим, отсюда хотелось вырваться наружу, набрать полною грудь свежего воздуха.

– Мышка сдохла. Стойте все там же.

В комнате не было личных вещей, все забрала полиция. Остались только лежанки бывших жильцов. Макс наклонился над матрасом, осторожно приподнял его край, осмотрев пространство под ним, ничего необычного. Лежак у окна, его он тоже осмотрел со всех сторон. Посветив на истерзанную ткань фонарем, Макс заметил, что с одного края шов, соединяющий две половины матраса, был аккуратно стеган грубой белой нитью. Он достал складной нож, подцепил нити острием и чиркнул им. Ткань расползлась в разные стороны. Просунув руку в теплую вату, он вынул небольшой сверток.

– Что-то есть?

– Да, – помедлив, отозвался Макс, – сверток, посмотрим его снаружи.

Оставалось осмотреть третий матрас. Но он уже и так знал, что там не найдет ничего интересного. Макс присел, взявшись за краешек полосатой ткани, поднял матрас вверх и тут же отпрянул в сторону, сев прямо на пол. Чуть дыша, мужчина смотрел в маленькие бурые глаза двухметровой ярко-зеленой змеи.

Лив услышала шипение и резко повернулась на звук. Макс молчал. Сердце девушки понеслось галопом, она распахнула глаза. То, что она увидела, заставило ее похолодеть от ужаса. Макс замер, сидя на полу, напротив зеленой змеи, которая была явно не в духе из-за внезапного вторжения людей. Она приподняла голову над полом и, постоянно высовывая раздвоенный язык, шипела, готовясь к атаке. Реакция девушки была молниеносной. Она схватила железный прут и, подойдя к змее сбоку, стала громко шаркать ногами по полу. Змея зашипела, высунула язык, повернула голову, реагируя на новою угрозу. Лив со всей силы удалила прутом по полу. Один раз, потом еще и еще, пару раз она отскакивала в сторону, избегая укусов шипящей зеленой ленты. Это был смертельный бой. Макс вскочил и достал из-под пиджака пистолет. Это древнее оружие выручало его не раз, сослужило оно свою службу и сейчас. Мужчина прицелился и выстрелил. Яркая вспышка озарила комнату, раздался грохот, Лив подпрыгнула на месте, выронила прут и прикрыла ладонями уши. Тишина. Девушка посмотрела на змею, та лежала без головы, все было кончено. Она перевела взгляд на Макса, широко открытыми удивленными глазами посмотрела на пистолет, потом обвела взглядом пропитанную кровью комнату. Макс поморщился. Он не хотел, чтобы она видела эту картину ужаса. Тут у Лив все поплыло перед глазами, тело стало легким, ноги подогнулись. Впервые в своей жизни она потеряла сознание.

– Эй, эй, – слышала она в темноте настойчивый голос, – эй, да очнитесь же вы, наконец.

Лив приоткрыла глаза. Кошмар закончился. Над головой сияло голубизной безоблачное небо, пахло зрелыми травами.

– Как вы? – спросил мягко мужчина.

– Нормально, – размытым голосом ответила Лив.

Это был стандартный ответ. На самом деле все было ужасно. Эта комната внизу, стоило ей только взглянуть на нее, и Лив за секунду поняла, что она станет ее главным ночным кошмаром. А Алиса? Она там прожила всю свою жизнь в нищете, в холоде, во мраке. Лив лишь изредка видела нищих на улице, скользила по ним отсутствующим взглядом, спеша на деловые встречи и бесконечные переговоры. И тут жизнь ткнула ее во все это носом. Алиса всего за два дня стала для нее близким человеком, подругой, коих у нее было совсем мало. Она чувствовала душевную привязанность к ней. И сейчас, осознав все полноту бедственного существования Алисы, Лив признала себя эгоистом до мозга костей. «Я должна найти этого подонка»,– размышляла Лив. Задумавшись, она машинально пальчиками разглаживала складки на рубашке Макса, вынимала из ткани ниточки от сорванных пуговиц. Она на время выпала из реальности, ей необходимо было остановиться на мгновение.

– Интересно, что там?

Лив отогнула полоску ткани, проверяя, все ли нитки она вытащила.

– Действительно, интересно, что там, – задумчиво произнесла она, проведя по краешку ткани от солнечного сплетения к ключице. Кончиком языка Лив облизнула верхнюю губу, стараясь сосредоточиться на разговоре.

– А вы сейчас про что? – спросила она.

Губы Макса изогнулись в легкой улыбке.

– Про сверток, конечно, а вы про что?

Глаза Лив распахнулись, она вскочила с коленей Макса.

– Точно, из-за этой мамбы я про все забыла.

– Так это была мамба?

– Да, зеленая мамба. Таких змей в нашей местности точно не встретишь. Нам сегодня повезло. Если в организм пострадавшего от укуса этой красавицы немедленно не ввести противоядие, смерть наступает в течение нескольких минут.

– А вы хорошо разбираетесь в биологии!

– Я – нет, а вот мой брат Йен посвятил этому свою жизнь, ну и иногда меня невежду просвещает.

Макс достал сверток, он состоял из черной жесткой бумаги, перевязанной тонкой лентой. Осторожно Макс развязал ленту, развернул сверток. Внутри лежали две карточки. Лив прижалась к его плечу щекой, изучая содержимое. Одна карточка представляла собой лист толстой, пожелтевшей от времени, бумаги. На ней ровным почерком кто-то вывел имена «Алиса» и «Эрик» и время их рождения. Центр бумаги, где, по-видимому, были указаны даты, размыла вода. Вторая находка оказалась куда более интересной. Это была фотография двух мужчин и женщины. Все трое улыбались. Мужчины были в пробковых котелках, женщина прикрыла длинные черные волосы легким цветочным палантином.

– Возможно, я ошибаюсь, но эта девушка имеет некоторое сходство во внешности с Алисой.

– Очень интересно. Где сейчас ваша подруга?

– Она улетела в миссию, мой брат решил, что так будет лучше.

– Н-да, это осложняет задачу.

– Куда теперь? – спросила Лив.

– В архив, но сначала я должен заскочить домой, переодеться, а то вы нас славно отделали.

– Кого это нас?

– Ну как кого, меня и зеленую мамбу, конечно.

Лив окинула Макса оценивающим взглядом. Да уж, три верхних пуговицы на рубашке сорваны, один рукав еще как-то держался, второй совсем был оторван, все брюки перемазаны цементной пылью, пиджак пропал. В таком виде его ни в одно приличное место не пустят.

– С вами не случилось ничего страшного.

– Ну как сказать, вы мне так нахлестали по щеке, что я все еще ощущаю ломоту в челюсти.

Макс приложил ладонь к лицу и поморщился. Лив насупилась.

– Это другая щека.

Мужчина тут же схватился за другую щеку.

– Ох, да, да, тут тоже болит.

Лив хохотнула.

– Хватит притворяться! Чего вы этим добиваетесь?

– Ну, думал вызвать в вас хоть толику сострадания.

Лив остановила Макса и, привстав на носках, дотронулась губами до колючей щеки.

– У зайки боли, у мишки боли, а Макса не боли,– протараторила девушка. – Все, я вас пожалела.

Макс замер, от спонтанного мягкого прикосновения легкого дыхания девушки он пришел в полное замешательство.

– Где вы живете? – спросила Лив и, не удержавшись, зевнула в ладошку.

– Снимаю квартиру под офисом.

– Удобно.

– Да, меня вполне устраивает.

Пока они ехали в магнитоплане, Лив дремала, стараясь восполнить свои силы. И все же часа в пути было недостаточно для полноценного отдыха, поэтому, идя от станции до дома Макса, она постоянно спотыкалась. Мужчина, при каждой попытке Лив устроится поудобнее прямо на асфальте, подхватывал ее под руку. Сначала, он решил, что это последствия пережитого шока, и только у самой двери квартиры, он заметил, что глаза девушки сами собой закрываются, она спала на ходу. Макс открыл дверь и пропустил ее в квартиру.

Лив осмотрелась. Это была квартира холостяка. Здесь не было особого уюта, просто место, где человек спал. Макс был минималистом, в единственной комнате стоял платяной шкаф, диван, у окна – софа, рядом небольшой письменный стол.

– Хотите перекусить?

Лив кивнула.

– Проходите на кухню. Я сейчас.

Макс скрылся за дверью в ванную.

Лив прошла на кухню. Там все было, как будто не тронуто. Кухонный гарнитур сиял своими белыми столешницами, на нем, кроме кофе машины, ничего не было. Лив открыла шкаф и обнаружила в нем четыре белых чашки, явно купленных набором. Четыре белые тарелки стояли вертикально в сушилке. Девушка заглянула в холодильник: яйца, масло, сыр и бекон – все, что нужно для обычного завтрака.

«Куда он тратит свои гонорары? Расследуя громкие дела, он наверняка неплохо на этом зарабатывает», – размышляла Лив.

– Предупреждаю, у меня есть только кофе и бутерброды, – услышала она голос сзади. – Хотите меня ограбить?

Она обернулась. Макс переоделся в обычные темные джинсы и простую белую футболку.

Лив захлопнула холодильник и, вздернув подбородок, прошла к столу.

– У вас дома серо: незатейливый интерьер, белые обои, гарнитур, и так мало вещей, что даже глазу зацепиться не за что. Как вы так живете, вам не скучно?

Макс во время ее тирады готовил кофе. Он отрицательно покачал головой.

– Я развлекаюсь другими способами. Могу дать руку на отсечение, что ваша повседневная жизнь похожа на мою квартиру. Ваш день наполнен одними и теми же заботами, вы едите в одних и тех же кафе, общаетесь с одними и теми же людьми.

Макс достал нож для хлеба и отрезал несколько кусков от багета. Он давал ей возможность возразить, но возражать было нечему. Все было так, как он сказал.

– Не грустите, – сказал он, посмотрев через плечо на Лив. – Мы добавим ярких красок в вашу жизнь. Сегодняшний случай уже внес в ваш повседневный график небольшое разнообразие.

– Нас чуть не убили, – напомнила Лив.

– Добро пожаловать в мою жизнь. Как видите, разнообразия мне хватает. Конечно, я понимаю, что рано или поздно возмездие настигнет меня. Поэтому на своем жизненном пути я не приобретаю ничего лишнего: ни семьи, ни привязанностей. Даже эта квартира съемная, мне постоянное жилье ни к чему. Мне нечего терять.

Лив вздохнула.

– Мне грустно это слышать, – честно сказала она.

– Согласитесь, наш жизненный уклад всего лишь дело привычки.

– Я сама решаю, как мне жить. И могу изменить свою жизнь в любую минуту.

– Да, именно поэтому сейчас вам хочется спать. Вы привыкли спать днем? Юная особа гуляет ночи напролет?

– Я работаю!

– Не верю! Вы избалованная богатая девчонка. Зачем вам работать?

– Я не избалованная! – возмутилась Лив. – Я с шестнадцати лет вкалываю каждую ночь, взяв на себя часть семейного бизнеса. За все это время у меня не было ни одного выходного. В отличие от вас, я не могу спать на работе.

Макс поставил перед Лив чашку с кофе и вручил ей бутерброд. Он сел напротив девушки.

– Угощайтесь, это не высокая кухня, но есть можно.

Лив исподлобья посмотрела на Макса. Сейчас она была возмущена до глубины души. Почему, ну почему ее считают избалованной, недалекой, ветреной? Ведь она не ходит по клубам, не трясет деньгами в магазинах, не красуется перед мужчинами. По сути, вся ее жизнь наполнена работой, и ничего кроме нее она не видит. Каждый раз, когда она встречает на своем пути потенциального партнера, он относится к ней лишь как к красивой дорогой кукле. Из-за этого все ее отношения заканчивались, не начинаясь. Ну и ладно, это предсказуемо. Макс просто один из многих, он посторонний!

– Я потом поем, сейчас не хочу, – тихо сказала девушка. Поднявшись со стула, она пошла в комнату. Лив решила немного поспать, ведь через шесть часов ей опять надо выходить на работу.

«Ох, ну ты и молодец, – в это время сам себя журил Макс. – Обидел девушку ни за что ни про что». Да, она красивая, своевольная, напыщенная. Это все, что он рассмотрел, увидев ее в первый раз. И упорно он не хотел замечать другого. То, как она накинулась на эту змею с палкой, даже не задумываясь о собственной жизни, говорило о способности к самопожертвованию ради благополучия других. Ее любознательность, интерес к биологии также вызывали удивление у него. Теперь он узнал, что Лив по своей натуре трудоголик, работает ночами, не знает отдыха. «Я должен знать о ней все», – решил Макс, допивая кофе. Вымыв чашку и отправив ее на свое законное место, он заглянул в комнату. Девушка крепко спала, подложив под щеку ладошку. Макс присел рядом с ней.

– Спи, набирайся сил. Ты – маленький борец. Я помогу тебе.

После этого он тихо вышел из квартиры, ему предстояло перерыть архив.

Лив проснулась в десять вечера. Она резко открыла глаза, осмотрелась. За окном уже было темно.

– А-а-а! – воскликнула она. – Сколько времени?

Девушка посмотрела на наручные часы.

– Уже десять! Вот подлец! Договорились же, что в архив вместе поедем. Теперь еще на работу опоздаю.

Раздраженно ворча, Лив залетела в ванную, чтобы наскоро прибрать себя. Потом она прошла на кухню, выпила залпом холодный кофе, схватила бутерброд. Ключи от квартиры она обнаружила в замочной скважине. Заперев дверь, девушка скорым шагом направилась к станции.

– Бегом, бегом, бегом! – подхлестывала она себя.– Дела не ждут!

В два часа ночи, когда рабочая смена Лив была в разгаре, Макс еще только возвратился из архива домой. Перелопатив тонну газетных вырезок, досье и папок, он нашел кое-что интересное. Оказавшись дома, мужчина скинул одежду и упал лицом в подушку, чтобы заснуть крепким здоровым сном. Макс не представлял, как он завтра будет вставать. Он даже не рассчитывал на то, что услышит свой будильник.

Как же он ошибался! Крепкий шлепок по заду отлично взбодрил его утром. Он буквально подпрыгнул и, потеряв равновесие, упал на пол, хорошо приложившись плечом.

– Что это было? – возмутился мужчина, смотря вверх на улыбающуюся во все зубы Лив.

– Это была месть! – сказала Лив, вздернув плечами. – Почему вы вчера меня не разбудили? Я опоздала на работу и в архив не попала. Что вы разузнали? Выкладывайте!

Макс поднялся с пола, взял джинсы со спинки дивана и стал их натягивать.

– Я, между прочим, старше вас на шестнадцать лет, можно относиться к старику уважительнее, – ворчал он, исподлобья смотря на девушку.

Лив окинула его взглядом и махнула рукой.

– Вы не такой уж и старый, по крайне мере, сейчас подпрыгнули как молодой! Давайте выкладывайте, что вы там нарыли.

– Идемте на кухню, там перекусим и поговорим.

Изобразив яичницу с беконом, Макс поставил сковороду с незатейливым завтраком на стол. Вручив Лив вилку и поставив перед ней чашку с кофе, он сел напротив.

– Все упирается в госпиталь.

– Во что?

– На фотографии два брата Макалистера. Один из них учитель, второй врач. Я перерыл сотни архивных записей по чипам, ориентируясь на примерный возраст мужчин и фамилию.

Макс достал фотографию и положил на середину стола.

– По фотографии я сначала нашел вот этого, – Макс показал на рыжеволосого мужчину справа от девушки. – Максвелл Макалистер, он был хирургом. Второй, его брат Тим, всю жизнь работал учителем иностранных языков.

– Точно, учитель и есть тот, кто вырастил Алису.

– Почему вы так считаете?

– Алиса в совершенстве знает несколько иностранных языков.

– Да, логично было бы предположить, что учитель ее опекун.

– А про девушку, что узнали?

– Ровным счетом ничего! Но вот, что интересно. Оба брата интенсивно занимались своей карьерой. Старший Макалистер прошел ординатуру и, проработав несколько лет в госпитале святой Анны, отправился в Конго. Там, в труднодоступном районе среди экваториальных лесов, он работает в только что открывшемся госпитале. Его брат через год присоединяется к нему и открывает в поселении школу. Все идет лучше некуда и тут, бац, врач увольняется и умирает, а учитель резко прекращает свою профессиональную трудовую деятельность. Судя по следующим записям на его чипе, по карьерной лестнице Тим выше грузчика не поднимался, работал на окраинах города в самых мелких конторах, как будто хотел смешаться с толпой, скрыться. Сколько Алисе лет?

– Примерно двадцать один.

– Рождение детей и трагические события в жизни братьев совпадают.

– Что дальше?

– Надо лететь в Конго. Там ключ к разгадке тайны. Вчера я связался с главой того поселения, где расположен госпиталь. Он ждет меня сегодня к вечеру.

– Я с вами!

Макс с сомнением посмотрел на девушку.

– Вы уверены? Там грязно, полно живности, нет даже элементарных удобств.

Лив недовольно поморщилась.

– Может, хватит?

– Что хватит?

– Я способна справиться с трудностями, не надо смотреть на меня как на избалованную богатой жизнью пустышку.

Макс смотрел в прекрасные голубые глаза девушки. Она сегодня была великолепна: в легких бриджах и облегающем белом топе на тонких бретельках. Волосы Лив забрала в высокий пучок, открыв белоснежные женственные плечи.

– Не буду, – ответил он.

Лив довольно кивнула.

– Нам надо спешить.

– Как же ваша работа?

– Ради этого дела, я пропущу одну ночь.

– Хорошо, летим! Мой челнок уже подготовили к вылету.

– У вас есть челнок? – удивилась Лив.

– Да, для моей работы он просто необходим.

– Вы нанимаете пилота.

– Нет, я и сам неплохо справляюсь.

– Значит, вы не только отличный детектив, но и хороший пилот.

Макс улыбнулся.

– У меня много скрытых талантов.

После завтрака они отправились в порт. Там на огромной площади стояли несколько сотен частных челноков. Удовольствие это было не из дешевых, даже несмотря на то, что топливную колонну меняли всего лишь раз в сто лет. Во-первых, хорошо стоила аренда места в порту, техническое обслуживание челнока. А во-вторых, полет тоже требовал согласования, и за время в небе надо платить немалую сумму.

От станции магнитопланов до челнока они добрались на небольшом электромобиле. Макс открыл шлюз.

– Садитесь рядом со мной, будете вторым пилотом.

Лив затрясла головой.

– Нет, я лучше полечу как пассажир.

– Высоты боитесь? – догадался Макс.

– Да, боюсь.

Лив прошла в салон и, сев в последний ряд пассажирских кресел, пристегнула себя ремнями.

Макс занял место пилота.

– Все будет нормально, – крикнул он, запуская бортовые системы. – За всю историю разбилось десять челноков и то, только благодаря человеческому фактору.

– Отлично, вы меня успокоили. Не засните во время полета.

Они вылетели из порта в полдень и только через восемь часов достигли широкой реки Конго, пробивающей себе путь через влажные экваториальные леса африканского континента. Конечно, челнок мог донести их до места назначения за час, но полеты с высокой скоростью в пределах земной атмосферы были запрещены, именно поэтому на месте они оказались только вечером. Лив успела вздремнуть в дороге и сейчас, когда челнок приземлился на небольшую бетонную платформу, она ощущала себя бодро. Девушка прошла вперед к Максу

– Погодка у них тут так себе, – поморщился Макс.

– Ничего необычного, климат свойственный влажным лесам Африки. До обеда тут солнечно, к вечеру практически всегда идет дождь, и так круглый год.

– Кажется, нас встречают.

Лив посмотрела вперед, сквозь пелену дождя она рассмотрела низкого чернокожего мужчину, спешившего к ним под зонтом. Он осторожно обходил лужи и, поднявшись на бетонную площадку, помахал им рукой, в которой был еще один зонт.

Макс поспешили открыть шлюз. Мужчина зашел внутрь, прошел по проходу к ним.

– Приветствую вас, я – Малик, глава общины. Вы со мной вчера говорили.

– Очень приятно. Макс Гор, а это Лив Мэлори. Малик, мы расследуем дело, и сейчас нам надо собрать как можно больше информации. Думаю, вы именно тот человек, который значительно продвинет наше расследование.

– Давайте пройдем ко мне в дом. Знал бы, что вас будет двое, захватил бы еще один зонт.

Макс и Лив последовали за Маликом. Под одним зонтом и вправду было тесновато. Хотя идти им было недалеко. Деревня состояла из одной улицы. Мужчина привел их к небольшому дому, который слегка возвышался над землей, стоя на толстых сваях. Перед входом в дом хозяин обустроил крытую террасу. В самом доме все было просто: на полу лежали циновки, самая примитивная утварь располагалась в углу на самодельной этажерке, одежда висела на веревке, рабочие инструменты занимали свое место у входа.

– Садитесь на циновки под лампой, сейчас я заварю нам чай.

Гости устроились в центре комнаты, сев на пол.

– Очень я удивился вашему звонку. Госпиталь работает уже двадцать три года. Врачи в нем постоянно меняются, и про тех, первых, уже все практически забыли.

Малик поставил перед ними пиалы и налил из чайника крепкий чай. Из пакета, висящего на дверной ручке, хозяин достал несколько хлебных лепешек, фрукты. Он положил их перед гостями, сам сел напротив.

Лив сделала небольшой глоток из пиалы.

– Малик, давно вы тут живете?

Малик улыбнулся, показав ряд желтых неровных зубов.

– Всю жизнь живу. Я из «простых», и вот под конец жизни стал старейшиной поселения.

Макс достал фотографию, положил ее на пол.

– Вы знали этих людей?

– Да, конечно. Это Анна, а это два брата Макалистера, Тим и Максвелл.

– Расскажите о них, – попросил Макс.

– Что именно?

– Все, что угодно!

– Ну, хорошо, – старик посмотрел на Лив, его взгляд стал мутным, как будто он старался вглядеться в прошлое через толщу прожитых лет.

– Девушка была очень милой. Она прибыла сюда на второй год существования госпиталя и работала медсестрой как раз в разгар лихорадки. Она и за мной ухаживала. Красивая была, волосы цвета вороного крыла и глаза чернее ночи, кожа белоснежная.

– Вы помните ее фамилию?

– Конечно. Я плохо помню, что было вчера, а вот события давних лет передо мной сейчас проявляются с особой четкостью. Фамилия у нее была Сарто. Анна Сарто.

Макс нахмурился, где-то он уже слышал эту итальянскую фамилию, но вот когда и при каких обстоятельствах, никак припомнить не мог. А старик меж тем продолжал свой рассказ:

– А вот этот мужчина, что справа, Максвелл, он приехал позже. У нас работало несколько врачей, он заменил хирурга. За ним и его брат потянулся, учил нас языкам, счету. Хороший был учитель.

– Что с ними случилось? Они уехали?

– Уехали! Анна и учитель покинули нас через год. Врач проработал еще полгода и тоже улетел.

– Вы видели, как они отбыли? – задал странный вопрос Макс.

– Нет, как улетели Анна и учитель, не видел. Да и никто не знал об этом, пока Максвелл не сказал. А вот доктора я лично провожал. Ранним утром он собрал быстро вещи и улетел, ни с кем не попрощавшись. Но знаете, что я вам скажу. Там было не все так просто. Девушка часто ходила на окраину деревни в школу к учителю. Они очень мило беседовали на разные темы. Учитель слыл знатным рассказчиком. Я и сам к нему часто ходил. Хороший был человек, добрый, понимающий. Я думаю, любили они друг друга. Вот, пожалуй, и все, что я знаю.

Старик закурил трубку, вглядываясь в дым.

Они еще какое-то время проговорили о деревне. Мужчина с удовольствием делился своими воспоминаниями о временах своей молодости. Потом он дал им по циновке и подушке, предложив устраиваться спать там, где им понравится.

Макс лег у стены и, отвернувшись ото всех, сразу заснул. Лив не привыкла спать по ночам. Она вышла на террасу и бросила циновку на доски.

– Я свет выключаю, барышня, – предупредил Малик. – Не забудьте, что нейтрализатор насекомых вне дома не работает, включайте свой портативный.

Лив обернулась.

– Спасибо, Малик, не забуду. Спокойной ночи.

Малик выключил свет и скрылся в доме.

Воздух тропического леса окутывал Лив прохладной влагой, по крыше били крупные капли дождя. Завтра им опять придется порыться в архивных данных. Теперь у них есть имя девушки. «Анна, какая она была? Что ее связывало с Тимом Макалистером? Возможно, они и есть родители Алисы и Эрика. Где она сейчас? Почему она рассталась с Тимом?»

Утром, когда желтый огненный шар уже начал подниматься над зеленой каймой джунглей, Лив решила прилечь ненадолго. Она легла на циновку животом, по привычке положив под щеку ладони. Сон был не сном, а мучением, спать на жестком Лив не привыкла.

Малик снарядил им в дорогу целый пакет местных деликатесов. Конечно, пища эта была простая, но здесь это считалось знаком особой щедрости. Лив обняла старика на прощание.

– Малик, вы очень нам помогли. Спасибо за гостеприимство.

– Не за что, девочка. Прилетай к нам еще, познакомишься со всеми остальными. У нас тут просто, зато люди все очень душевные.

– Обещаю, спасибо.

Макс пожал Малику руку, и они заняли свои места в челноке.

В этот раз Лив выбрала место поближе к Максу. Она хотела хоть краешком глаза взглянуть на великолепную природу лесов, купающихся в лучах жаркого солнца. Полет приносил ей истинное наслаждение.

Они уже целый час были в небе и тут челнок умер! Все электронные системы, двигатель отключились в одно мгновение. Макс старался реанимировать машину, но все было бесполезно. Челнок падал вниз, словно камень.

– Всю электронику вышибло! – крикнул Макс.

– Почему? Вы сами говорили, челноки не ломаются.

– Машину сломали на земле!

– Что теперь?

– Падаем, пока не выйдем из-за облаков, не сможем оценить обстановку.

Облака облепили челнок, и он вынырнул снизу.

– Там, – Макс указал пальцем в сторону холма, – попробуем съехать по холму как на санках.

– Давайте.

Сейчас Лив хотелось кричать от ужаса, но она приказала себе молчать. Лицо Макса покрылось капельками пота, он старался под правильным углом спланировать на холм, покрытый молодой порослью деревьев.

– Лив, пригните голову к коленям. Мы садимся!

Лив последовала совету Макса. Через мгновение ее буквально подбросило в кресле. Девушка вся сжалась. Ее мотало из стороны в сторону, она почувствовала, что челнок развернуло, и теперь они скользили по склону боком. Машину подбросило еще раз, послышался треск лобового стекла, и оно обрушилось в кабину на Макса. В пустое хайло окна полетели палки, листья. Тонкий ствол дерева, пролетев вглубь кабины, пробил насквозь кресло Лив. Наконец, челнок остановился, плюхнувшись в какой-то водоем.

Лив медленно подняла голову и посмотрела в сторону кресла пилота. Макс лежал грудью на коленях, сверху его завалило стеклом и палками.

– Макс! Макс! – громко настойчиво позвала мужчину Лив. – Макс!

Она принялась откидывать ветви, кое-как подобралась к Максу.

– Макс! Макс! – практически кричала Лив. – Я сейчас, держитесь!

Лив стащила вниз тяжелое стекло, откинула ветви и осторожно опрокинула мужчину на спинку кресла.

Макс поморщился. Про себя девушка поблагодарила создателя за то, что он жив. Лив стала ощупывать его, повреждений не было, но мужчина находился без сознания.

– Щекотно, не надо, – размытым голосом произнес Макс.

Лив нервно засмеялась.

– Тогда быстрее приходите в себя! Иначе защекочу до смерти.

Макс помотал головой в разные стороны.

– Челнок тонет, – прохрипел он, – быстрее назад, берите спасательный набор.

Лив суетливо начала пробираться в пассажирскую часть салона. Ее ноги путались в палках, ветвях, забивших проход, но она не сдавалась. Добравшись до спасательного оборудования, девушка дернула аварийный рычаг и открыла дверцу в небольшой отсек, оттуда она вытащила два рюкзака.

– Лив, выбрасывайте их сюда! Вылезать будем через окно.

Макс высвободился из завала и протянул руки по направлению к Лив, готовясь принять сумки. Девушка бросила одну сумку, за ней другую и начала пробираться обратно. Под ногами уже была вода, челнок получил пробоину.

Макс вытащил сумки наружу и, встав на приборную панель, выбрался из челнока.

– Лив, дайте руки, я вас вытащу.

Лив протянула руки в окно, и Макс вытянул ее наружу. Уступ перед лобовым стеклом челнока был совсем небольшим. Девушка посмотрела вниз, под ногами плескалась мутная вода, машина медленно погружалась в небольшое озеро. Она почувствовала, как Макс прихватил ее за талию. Лив подняла голову и вопросительно посмотрела на него.

– Осторожно! Упадете туда на радость крокодилам!

– Не упаду. Подсадите меня, я залезу на крышу.

Макс подхватил девушку под бедра и толкнул вверх. Распластавшись на крыше животом, Лив занесла ногу и подтянулась.

С челнока можно было легко оценить масштабы катастрофы. Машина пропахала добрых двести метров по склону, оставив широкую земляную борозду. Лив прошла к хвосту челнока, прикинула расстояние до берега: «Около пяти метров. Выбираться будет нелегко, берег покрыт скользкой травой».

– Ну, что тут у нас?

Лив брезгливо поморщилась.

– До берега далеко, придется плыть.

– Я вас предупреждал, это не прогулка для изнеженных барышень.

Лив раздраженно посмотрела на Макса. Она отошла три шага назад и, разбежавшись, прыгнула вниз. Раздался шлепок об воду. Макс запаниковал, он привстал на колено и, схватившись за край крыши, свесился. Девушка быстро подплыла к берегу, ухватилась за траву и, совершив несколько неудачных попыток, выбралась на берег.

– Прыгайте, – отфыркиваясь, сказала она, – изнеженная барышня проверила водоем на наличие хищников. Теперь очередь за отважным храбрецом.

Макс поднялся, швырнул сумки на берег. Он подпрыгнул, ухватился за лиану уцелевшего дерева и потащил ее вниз.

– Что вы задумали? – крикнула Лив.

Вместо объяснений Макс разбежался и, качнувшись на лиане, перелетел водную преграду.

Лив даже рот открыла от удивления. Она отскочила в сторону, испугавшись, что мужчина упадет прямо на нее, но тот приземлился аккуратно в двух метрах справа. Наглец улыбнулся и подмигнул ей.

– Вот видите, когда не спешишь и все обдумаешь, можно найти выход из самой патовой ситуации, и даже выйти сухим из воды.

– Да вы просто хвастун! – громко возмутилась Лив.

– Прошу вас тише, иначе все местное зверье соберется на обед.

Лив насупилась, она схватила один рюкзак, закинула его на плечи и пошла вперед.

– Куда вы?

– Искать цивилизацию.

– Постойте, давайте рассуждать логично. До так называемой цивилизации нам не добраться. Кроме того, не забывайте, что в этих лесах полно хищников, которые так и норовят полакомиться человечиной.

Лив остановилась и повернулась к Максу.

– Ну, надо же что-то делать! Если стоять на месте, мы никогда отсюда не выберемся!

– Лив, обернитесь! Мы уже все сделали! Челнок повалил целую полосу леса, свез грунт, теперь нас заметят! Нам надо лишь продержаться какое-то время.

Лив посмотрела на оползень, а потом на Макса. Она сбросила рюкзак.

– Хорошо, я согласна с вами. Что дальше?

– Давайте найдем место, где мы сможем укрыться от дождя. Хорошо бы нам развести костер и просушить вашу одежду.

– Я не собираюсь раздеваться. Все высохнет на мне.

– Как хотите, —спокойно сказал Макс. Он взял свой рюкзак и прошел вперед Лив. – Кстати, у вас майка просвечивает.

Лив опустила взгляд вниз и только сейчас заметила, что через белую намокшую ткань ясными очертаниями проглядывает грудь.

– Боже мой! – взревела девушка. – Что же раньше не сказали?

Макс пожал плечами.

– Я думал, вы специально. Мне было приятно.

– Старый извращенец.

Макс замер и повернулся к Лив, девушка сразу скрестила руки на груди, с вызовом посмотрев в его сторону.

Он бросил рюкзак на землю, медленно, смотря в глаза девушки, снял футболку и протянул одежду ей.

– Держите, только не надевайте на свою майку, пусть хоть что-то останется сухим.

– Отвернитесь.

– Хорошо, я пройду немного дальше, подсматривать не буду.

Лив быстро сняла с себя мокрую майку и надела футболку Макса. Все это время она смотрела в упор на его спину. Мощный торс, широкие плечи, четкий рельеф мышц, он был красив не только как мужчина, он был эстетически красив.

– Скоро вы? – спросил Макс. – Самое время применить ваши знания в биологии. Куда нам идти?

– Около водоема нам оставаться точно нельзя. Тут мы можем с наибольшей вероятностью наткнуться на хищников. Поднимемся немного выше по склону. Насколько я знаю, кроме представителей рода крупных кошачьих, мы можем встретить еще и горилл, добавкой будут уйма ядовитых змей и насекомых.

– Где нам лучше остановиться?

Лив осмотрелась вокруг. Лес был просто наполнен всевозможными звуками, от влажного теплого воздуха кожа покрывалась испариной, вокруг роились тысячи насекомых, и если бы не нейтрализатор, их бы уже цапнула какая-нибудь муха Цеце.

– Послушайте, вот что я думаю. Мы вряд ли найдем здесь много сухих дров для костра. Нам надо построить небольшое, но крепкое убежище.

– Ничего не получится. Тут холм, опоры нет, под ногами и так все скользит.

Лив подняла руку и указала на единственное в округе большое разлапистое дерево, растущее посреди склона.

– Построим убежище на дереве. Смотрите, оно здесь одно такое, вокруг более тонкие молодые деревья, они выдержат только мелких животных, а это значит, что если хищники будут взбираться по стволу нашего дерева, вы сможете отразить нападение, выстрелив из пистолета.

– Пистолета нет, они запрещены для проноса на челнок.

– Тогда наберем тяжелых камней, при необходимости будем кидать их сверху.

– Хорошо, так и быть, давайте попробуем. Однако сегодня придется нам ночевать прямо на ветвях, скоро начнется дождь.

Они добрались до дерева. Макс достал из рюкзака веревку, подпрыгнул и, ухватившись за нижнюю ветку, подтянулся. Мышцы на его спине и руках перекатывались от каждого движения. «Просто признайся, что он тебе нравится, и эстетика тут ни при чем, – думала Лив, – и вообще не надо так в открытую пялиться на него словно восхищенная школьница. И что я так переживаю? Я не смотрю, я не смотрю, я не буду, черт возьми, смотреть!».

Макс выбрал широкую крепкую ветвь и, привязав к ней веревку, сбросил ее вниз.

– Забирайтесь! – крикнул он сверху.

– Как?

– По веревке конечно!

– Я не умею!

– Хорошо, тогда сначала крепите рюкзаки, потом я подниму вас.

Макс сейчас очень боялся за Лив, он был в относительной безопасности, а она там, внизу, являла собой самую легкую добычу во всех этих джунглях. Они уже давно тут находились, наверняка их запах местные хищники уже почувствовали. Мужчина поднимал рюкзаки так быстро, как позволяли ему силы. Сделав петлю на веревке, он сбросил ее вниз во второй раз.

– Вставьте в петлю ногу и держитесь крепче.

Лив так и сделала. Она подняла голову, смотря на Макса. Ему было нелегко, через кожу на шее и руках мужчины проступили вены, лицо покраснело. Ветка находилась в шести метрах над землей, когда руки Лив поравнялись с ней, она крепко ухватилась и постаралась подтянуться. Ничего не получилось. Одна ее рука соскользнула.

– Макс!

Мужчина едва успел подхватить ее и подтянуть наверх. Макс облокотился на ствол спиной. Лив прильнула всем телом к нему. Оба глубоко дышали.

– Надо достать одеяла из рюкзаков.

Лив яростно замотала головой и, зажмурив глаза, еще крепче прижалась к крепкому телу.

– Нет, а вдруг я упаду?

– Не упадете, держитесь за ствол. Скоро пойдет дождь, нам необходимо укрыться, непромокаемые одеяла не помешают.

Лив согласно кивнула. Она осторожно прикоснулась к коре дерева, Макс вынырнул из кольца ее рук. Он перепрыгнул на другую ветку, слегка покачался на ней, от чего у Лив голова пошла кругом.

– Ради бога, не прыгайте так на ней, вы можете упасть.

– Должен же я как-то проверить прочность этой ветви. Напомню, несколько минут назад, вы хотели тут свить гнездо.

– Я уже сто раз об этом пожалела.

Макс достал рюкзаки и в каждом из них нашел теплое тонкое одеяло.

– Предлагаю вам перейти на «ты». Все-таки мы не так уж и мало пережили вместе за эти два дня.

Лив зажмурилась.

– Ладно, давай.

Макс перепрыгнул обратно. Он прихватил Лив, снова даря ей чувство уверенности. Мужчина сел на ветвь, устроив девушку между ног. Одно одеяло он накинул на свои плечи, другое на ноги Лив, Он предполагал, что она облокотится на него спиной, но Лив сидела выпрямившись и практически его не касалась. Она смотрела вперед, руками вцепившись в ветку.

– Лив, расслабься. Я не дам тебе упасть, – услышала она шепот у самого уха, и от этого по ее телу пробежала дрожь. Она повернула голову и встретилась взглядом с теплыми золотисто карими глазами.

– Лив, ты вся дрожишь, почему? – тихо спросил он, практически прикасаясь к губам девушки. И опять ее тело откликнулось на близость к мужчине. Лив засмущалась того, что тело выдает ее, она резко отвернулась.

– Я замерзла! На мне мокрые бриджи! – ответила резко девушка, и тут же она почувствовала его дыхание возле уха.

– Предлагаю тебе их снять и просушить.

От мысли, что она будет сидеть полуголой рядом с ним, все ее лицо покраснело.

– Зачем же так краснеть? Неужели ты ни разу не раздевалась перед мужчиной?

Макс лишь слегка хотел подколоть Лив, смутить ее, пользуясь ее боязнью высоты. То, что последовало за этим никак не входило в его планы. Девушка вскочила и, резко развернувшись, с размаху влепила ему по щеке.

– Вон! Идите на соседнюю ветку, Макс Гор! Я не собираюсь ни перед кем раздеваться, пока не найду того, кто мне, – Лив остановилась, понимая, что выдала себя с головой. Девушка зажмурила глаза, зажав их пальцами, и тихо закончила.– Ох, да просто иди к черту, вот и все.

Макс ошарашенно смотрел на Лив. Для него сейчас открылась истина. Девчонка в свои двадцать четыре года управляла одной третью империи Мэлори, слыла расчетливым и хладнокровным дельцом, обладала обширными знаниями во всем, что касалось ее работы, и при этом каким-то непостижимым образом оставалась невинной по части мужчин. Вот откуда все ее детские выходки, эти «у зайки не боли, у мишки не боли», этот шлепок по его заду без намека на испорченность. Он-то думал, она его соблазняет, выставляя напоказ свою прекрасную девичью грудь под мокрой майкой. Да она вообще не думала об этом! Макс почесал затылок и уже серьезно сказал:

– Лив, извини меня, конечно, это твое личное дело, я не имел право переходить на личные темы.

После этих слов девушка остыла. Он кое-как уговорил ее вернуться на место, о просушке бриджей даже речи не могло идти. Он завернул Лив в одеяло, вторым накрыл их головы. Начался дождь.

Они сидели наверху половину дня и всю ночь. Под утро Лив просто мечтала слезть вниз. С первыми лучами солнца, Макс предложил выйти на разведку.

– Для начала поищем что-нибудь съедобное, потом примемся сооружать наше убежища.

Лив кивнула в знак согласия.

– Одно правило, от меня ни на шаг.

– Ладно.

Макс спустил Лив вниз на веревке, а сам спрыгнул по ветвям.

Им быстро удалось найти бананы и еще несколько неизвестных плодов. Они сложили их в кучу возле корней их дерева.

– Как ты думаешь, что из этого съедобно? – размышлял Макс.

Лив осмотрелась по сторонам, присела рядом с Максом и быстро рассортировала находки.

– Вот это есть можно, – сказала она, указывая на кучу фруктов с бананами во главе.

– Откуда такая уверенность?

– Вон там, смотрите! – Лив показала пальцем на маленькую обезьянку, качающуюся на ветвях низкого дерева. Макс присмотрелся. Примат с большим удовольствием уплетал фрукт, покрытый зеленой кожурой.

– Понятно. Будем есть то, что едят они.

–Да все-таки мы не сильно отличаемся друг от друга.

– Сейчас, пожалуй, да.

Они быстро перекусили, и Макс начал работать. Он рубил тесаком крепкие высокие деревья толщиной с руку. Лив старалась помочь ему, обрубая со стволов листья и ветви. Когда строительного материала набралось достаточно, Макс заставил Лив подняться наверх. Сидя на ветке, она могла лишь наблюдать, как он то и дело спускается, чтобы обвязать несколько стволов веревкой и поднять их наверх. Мужчина соединял стволы лианами и крепил поперек трех прочных толстых веток.

– Макс, я могу быть полезной, я буду обвязывать внизу стволы, тогда тебе не придется каждый раз спускаться.

– Нет, так не пойдет. Если на тебя нападет хищник, я не смогу быстро среагировать. Это пустой риск, – отсек он ее идею. Так он и работал один.

К вечеру их хижина была готова. Шалаш с основанием три на три метра был покрыт крепкой скатной крышей. От дождя крышу защищал травяной настил. Макс даже изобразил из коротких ветвей что-то наподобие двери.

– Идите сюда!

Он протянул Лив руки. Девушка позволила себя снять. Ей уже надоело сидеть наверху. Всегда деятельная, в центре событий, сейчас она чувствовала себя бесполезной.

– Можно мне спуститься вниз? Очень надо, – сказала она, сжавшись.

Макс хмыкнул.

– Хорошо, надо бы еще сделать веревочную лестницу для тебя.

Через час они уже отдыхали в своем гнезде. Лив расстелила на полу одеяла, и Макс буквально за секунду заснул, по привычке закинув руки за голову. Она села рядом, скрестив ноги, ей не спалось.

Когда солнце село, в палатке стало так темно, что она уже не могла видеть его. Тогда Лив просто положила руку ему на грудь, и на нее склонила голову. Так было тепло и безопасно.

Утром Макс чувствовал себя отдохнувшим. Он открыл глаза, нахмурился, ощутив на своей груди что-то теплое. Приподняв голову, мужчина замер. Лив спала, положив голову на его грудь, при этом ноги она поджала под себя. Макс прошелся взглядом по ее шее, спине прогнутой в талии, остановился на маленьком круглом задке торчащем вверх. Он закрыл глаза и положил голову обратно на пол. «Господи, дай мне сил руки загребущие держать при себе», – прошептал он.

Неделя, проведенная в джунглях, шла к концу. Казалось, что их не ищут. Макс связал для Лив веревочную лестницу. И теперь она могла самостоятельно подниматься и спускаться. Он разнообразил их рацион рыбой, пойманной в озере. А Лив? Ей совсем нечем было заняться. Жаловаться было не на что. Он обезопасил ее, защитил от дождя, хищников, добывал еду и воду. Она же чувствовала себя бесполезной. Практически целыми днями она сидела в шалаше одна, изредка спускаясь с Максом вниз из-за физиологической необходимости. «Пустышка, вот кто я теперь. Тольку от меня ноль», – думала девушка. Макс очень любезно с ней общался, не допускал больше тонких намеков. Каждый вечер он ложился спать, отворачиваясь от нее, и ничего не говорил, лишь иногда сетовал, что похоже про них вообще забыли.

На седьмой день под вечер, когда Макс заснул, Лив окончательно вышла из себя. «Все, решено, иду вниз. Соберу фруктов, он проснется и увидит, что я не такая уж бесполезная. Хищники? Ну, за неделю они ни одного не встретили, может быть, их тут и нет». Лив улыбнулась, она подхватила рюкзак, взяла нож, чтобы срезать им фрукты, и осторожно проскользнула в дверь. Солнце почти опустилось за горизонт, наступили сумерки. Лив посмотрела на верхушку склона, туда они еще не ходили. «Сделаем вылазку»,– решила она и начала спускаться по лестнице вниз. Сегодняшний вечер на удивление выдался спокойным, дождя не было, птицы примолкли, да и обезьянки куда-то попрятались. Вокруг, наверное, впервые за все это время стояла тишина. Лив нашла несколько фруктовых деревьев и, подобрав с земли опавшие плоды, порадовалась, что она так быстро справилась со своей задачей. Девушка как раз спускалась вниз по склону, когда по округе раздался тихий рык. Лив подняла взгляд, рядом с деревом стояла большая пятнистая кошка. Она замерла, пытаясь как можно быстрее сообразить, как же ей действовать дальше. «Леопард охотится на копытных, обычно ночью или в сумерках, бросается в область шеи. Так, так, так, что я могу сделать? Убежать не могу, залезть на дерево не могу. Значит, надо уйти из поля его видимости, отсрочить нападение, позвать Макса, достать нож». Лив медленно зашла за ствол и закричала:

– Макс!

Мужчина вскочил, сразу сообразив, что Лив внизу. Он выглянул из шалаша, оценил обстановку. Девушка замерла, спрятавшись за стволом дерева от леопарда, который ходил из стороны в сторону, готовясь атаковать легкую добычу. Макс вырвал дверь, решив использовать ее как защиту, и без раздумий прыгнул вниз. Он оказался ровно между Лив и кошкой. Тут же животное бросилось на него, сшибая с ног. Он успел закрыть себя импровизированным щитом, и хищник оказался поверх него. Передними лапами леопард пытался достать его, Макс весь ушел под щит, и все же кошка успела полоснуть его по руке, немного выше локтя. Мужчина вскрикнул от боли.

– Макс, нож! – крикнула Лив, толкнув ему по земле нож. Лезвие проскользнуло под щит.

Макс собрался с силами, он нащупал нож и, схватив его, резко вынырнул из-под щита. Он со всей силы всадил лезвие в глаз зверя. Животное заревело, покачнувшись, сошло со щита. Макс именно этого и ждал. Он вскочил и, не теряя времени, навалился на зверя сверху. Мужчина зажал шею кошки рукой и с рыком в запале борьбы наносил один удар за другим. Сейчас он сам был зверем, хладнокровным убийцей, защищающим свою территорию, свою жизнь, свою женщину.

По пятнистой шкуре темной струей полилась кровь. Леопард упал на бок, в судорогах прощаясь со своей жизнью. Макс тяжело дыша, поднялся над тушей. Он был весь в крови, глаза блестели злобой, грудь вздымалась от тяжелого дыхания. Ему необходимо было время, чтобы прийти в себя. Пошел дождь, и теплые грязные струи ручьев стали красными.

– Макс?

Мужчина откинул голову назад, подставляя каплям дождя окровавленное лицо.

– Живо, на дерево! – рявкнул он.

Девушка вздрогнула и, боясь сказать хоть слово, кинулась к веревочной лестнице.

Макс появился через полчаса. Он приладил обратно дверь и распластался на полу.

– Я спустил кошку к озеру, она могла привлечь других хищников, – устало произнес он. Лив молчала.

– Лив, зачем ты спустилась вниз?

– Я решила набрать фруктов для нас, хотела хоть чем-то быть полезной, помочь тебе. Давай, я обработаю твою рану?

Макс шумно глубоко вздохнул.

– Хорошо, девочка, сейчас мне действительно нужна твоя помощь.

Лив схватила рюкзак и суетливо извлекла из него аптечку первой помощи. Она продезинфицировала его рану и аккуратно начала бинтовать руку. Глаза Лив наполнились слезами, и она сама не заметила, как соленые капли потекли по ее щекам. Макс исподлобья взглянул на девушку, которая в этот момент завязывала узлом бинт.

– Лив, почему ты плачешь? Напугалась? – мягко спросил он.

Лив вытерла слезы запястьем и, не поднимая головы, пренебрежительно ответила:

– Нет. Ерунда, пройдет сейчас.

Она торопливо стала собирать медикаменты обратно в коробку. Сейчас ей хотелось спрятаться в самом укромном уголке их жилища, хотя такового, увы, не было.

Макс перехватил руки Лив. Она замерла.

– Лив, я сейчас тебя поцелую, – тихо сказал Макс.

– М-м-м? – только и успела удивиться девушка, прежде чем почувствовать его прикосновение. Поцелуй был мягким. Лив приоткрыла рот, впуская настойчивый теплый язык. Макс как будто пробовал ее на вкус, нежно будоража чувства, неспешно пробуждая страсть. Лив прильнула к мускулистой груди, все с большим жаром отвечая на поцелуй, делая его более глубоким, проявляя свой природный темперамент. Мужчина в одно мгновение перехватил инициативу, он сжал ее плечи, впился в рот, языком повторяя первобытные движения страсти. Он положил девушку на пол, оторвался от нее и, придерживая ее под спину, стянул с плеч бретельки майки, обнажив грудь. Дрожащими руками он дотронулся до белоснежной кожи, проведя пальцами от ложбинке к розовому холмику. Он ласкал грудь девушки, отрывисто целуя ее губы. И она задыхалась, приходя в восторг от его прикосновений.

Он продолжал свое наступление, сам мучась от безысходности. Макс наслаждался ощущением бархатистой кожи под губами, языком, его слух ласкали ее легкие придыхания. Лив зарылась пальчиками в его волосах, прижимая его голову к себе. Она старалась дать ему столько ласки, сколько могла. Макс чувствовал, что девушка готова пойти до конца. И все же у них не было общего будущего, просто не могло быть. С горечью он сознавал, что сейчас сберегает ее для другого мужчины, молодого, успешного, способного подарить ей спокойную семейную жизнь. Он желал, чтобы она не знала этой жуткой опасной гонки и борьбы за жизнь, в которой он провел последние двадцать лет. «Моя, моя Лив, я хочу, чтобы ты была счастливой».

В эту ночь он практически не спал, зато Лив впервые за долгое время спала как убитая. Когда утром девушка проснулась, она сразу прижалась к Максу,

– С добрым утром, красавица, – сказал, улыбнувшись Макс. Лив порывисто обвила его шею руками, по-детски крепко обняв. Ее глаза сегодня сияли.

– С добрым утром, – радостно прошептала она.

– Чем займемся? Найдем что-нибудь на завтрак?

– А как же леопарды?

– Ну, у нас отличная команда. Я беру на себя кошек, а ты расправишься со змеями. Вскоре мы станем полноправными членами местного общества.

Лив широко улыбнулась. И тут сбоку сквозь щели в стенах в шалаш проник ветерок. Макс приподнял голову, и Лив проследила взглядом за ним. Солнце, проникающее в их убежище тонкими лучиками, скрылось.

– Нас нашли.

– Да! – обрадовалась Лив.– А ты не верил!

Конечно, он знал, что их рано или поздно найдут, и желал отсрочить этот момент хоть на какое-то время.

– Пора возвращаться в цивилизацию.

Лив вышла из палатки и встала на ветку. Внизу у озера стоял небольшой челнок, из него вышли люди, телохранители. Они оглядывались по сторонам.

– Эй, мы здесь! – крикнула Лив.

Один из парней поднял голову, сухо проговорил в наушник:

– Мы нашли ее, забираем.

Макс и Лив спустились вниз.

– Ваш отец, – сказал охранник и передал наушник Лив.

– Привет. Да, я знаю, – отрывисто отвечала девушка. – Ничего страшного не произошло, обо мне позаботились. Хорошо, все расскажу при встрече.

Лив сняла наушник, отдав приказ команде:

– Вылетаем, за неделю дел накопилось невпроворот.

Макс прошел внутрь челнока, а Лив в последний раз взглянула на их маленький общий дом из веток.

Челнок нес их обратно в суетливый город, и эти часы полета показался Максу секундами. Он ловил каждое ее слово, старался запомнить тембр ее голоса, выражение лица. Лив всю дорогу держала его за руку, перекрестив его пальцы со своими, прижималась к нему. Она рассказывала ему о том, что на работе ее, наверное, все хватились, и теперь ей придется потратить немало времени, чтобы урегулировать все рабочие вопросы. Когда они вышли из челнока и направились к станции, Макс не спешил. Он шел медленно, не отпуская ее руки. «Лив, его Лив, она скоро исчезнет из его жизни. Ему придется как-то пережить это». Ее лицо сейчас сияло от счастья. Она уже планировала поездку в архив, конечно, после того как они переоденутся и немного придут в себя. Макс был молчалив, он готовился сделать то, от чего все его мысли цепенели. Он оплатил свою поездку и подошел к девушке.

– Давай, я заеду к тебе завтра утром, и мы съездим в… – начала Лив, но Макс перебил ее.

– Лив, мы должны расстаться, – твердым стальным голосом сказал он. – С этого момента наши пути расходятся навсегда. Отчет о расследовании я перешлю твоему секретарю.

Лив замерла, ловя ртом воздух, она была не готова к этому и даже не знала, что сказать.

Его магнитоплан подошел вовремя.

– Прощай, Лив.

Макс поспешил к открытым дверям и, когда они закрылись, обернулся. Девушка стояла на перроне, она была просто убита его предательством, побегом, по ее щекам текли слезы, руки безвольно опустились вниз, телефон упал. Лив всматривалась в его лицо, еле дыша, ее как будто покидала сама жизнь. Она потеряла все!

Макс со стоном повернулся, прислонившись затылком к холодному стеклу, и закрыл глаза. «Ничего, так правильно, это нужно было сделать ради ее же блага».


Глава 5


К тому времени как они закончили с завтраком, лошади были оседланы, оборудование надежно закреплено на спинах четырех животных. Алиса отвязала свою Звездочку от коновязи, угостила ее яблоком, предусмотрительно захваченным из паба.

Рей вышел последним, перед отъездом он выходил на связь с кораблем и принял сообщения с Земли.

– Йен, плохие новости. Твоя сестра пропала.

Йен поменялся в лице.

– Что случилось?

– Она и Макс Гор возвращались на челноке из Конго, сигнал пропал над джунглями. Поисковая операция уже началась.

У Йена перехватило дыхание. Он прислонился к своей лошади боком.

– Что она там делала?

– Не знаю, об этом в сообщении ничего не было, – Рей запрыгнул в седло. – Челноки надежны, они редко дают сбой, возможно, небольшие неполадки заставили их сделать посадку.

Йен опустил голову, шумно выдохнул, пытаясь прийти в себя от новости. Рей, как хороший друг, попытался вселить в него веру в то, что все обойдется, но Йен знал, что падение челнока это практически неконтролируемый процесс. Да, машина вела себя отлично на высоте, специальное поле создавало вокруг челнока невидимый барьер, который обладал отличными аэродинамическими характеристиками. Но если отключились все системы, то челнок просто падал кирпичом вниз. Единственный шанс заключался в использовании крыльев для балансировки. Только они давали возможность хоть как-то скорректировать траекторию спуска. Да и если им все же удалось приземлиться, джунгли полны диких животных, змей.

Все уже поднялись на лошадей и медленно потянулись за Джеком, а Йен никак не мог с собой справиться. Ржание лошади позади, вывело его из ступора. Он обернулся. Алиса сидела верхом. Девушка смотрела ему в глаза, по выражению ее лица он понял, что она тоже сильно переживает.

– Ладно, поехали, сейчас мы ничем ей не поможем.

Алиса кивнула в знак согласия.

Их группа вытянулась в полосу, следуя по тропе. Сим верхом на Шустрике петлял по деревьям, он шел немного выше. Нокс ловко перепрыгивал с одного дерева на другое, иногда пробегая прямо над группой.

Джек поравнялся с Реем.

– Вот скажи мне командир одно, как так вышло, что эта сладкая парочка участвует в этом деле? У тебя в команде как минимум два слабых звена.

Рей усмехнулся, парень не был дураком, видел то, о чем другие и не подозревали.

– За ней идет охота. На Земле решили не оставлять. Где пройдет наш маршрут?

– Все просто, сначала идем через лес, на делянке около лагеря рабочих делаем остановку, потом направляемся к горам, от них нам надо спуститься вниз к реке. Там у нас будет первая ночевка. На следующий день продолжаем путь вдоль реки. Двигаемся по течению четыре дня. Хищников там нет, бояться нечего. Однако есть одно «но»: эта речушка впадает в Озеро огненных душ, а местные как раз думают, что «наши» что-то там сливают в нее. Попробуйте провести исследования. Ну и на шестой день мы прибудем в город драгов. Визит вежливости к старейшине этого города нанесет Сим, а вот обряд прорицательницы должны пройти все, кто хочет увидеть это озеро.

К обеду, как и говорил Джек, они достигли делянки, на которой шла вырубка леса. Здесь лес был очень старым. Огромные деревья с широкими стволами уже кое-где потрескались. Их окраска стала серо-коричневой.

– Что с деревьями? Они болеют? – спросила Алиса Йена.

– Не совсем, деревья неспроста имеют изумрудные стволы. Этот цвет обусловлен бактериями, живущими на них. Бактерии содержат в себе бактериохлорофилл, который участвует в фотосинтезе.

– Фотосинтез – это превращение углекислого газа и воды в органические соединения в присутствии хлорофилла?

– Совершенно верно, только тут не хлорофилл, а бактериохлорофилл. Бактерии поглощают из атмосферы углекислый газ, проводят синтез органических веществ за счет света, а деревья впитывают из почвы воду и минеральные вещества. Деревья отдают бактериям воду, микроэлементы, те делятся в ответ органическими веществами с носителем. По сути, бактерии выполняют функцию листьев, и именно поэтому деревья имеют такой широкий полый ствол. Так они увеличивают жилую площадь для бактерий. У старых деревьев на некоторых участках происходит отмирание тканей, поэтому бактерии в этих местах погибают, попросту говоря, от жажды, вот откуда эти проплешины.

Рей и Джек остановились напротив дерева, над которым работали лесорубы. И все, догнав их, встали рядом.

Четыре человека, стоя на летающих досках нордов, бурили кору дерева. В получившиеся отверстия рабочими были внедрены специальные крепления. Затем ко всем четырем креплениям они прицепили лебедку.

– Готово! – крикнул рабочий.

К дереву начала подползать платформа для перевозки. Она заняла место чуть ниже вырубаемого сегмента ствола. Воздушный кран, напоминающий подкову, обращенную закруглением вверх, подошел к дереву и немного опустился так, чтобы рабочие могли закрепить лебедку на его крюк.

– Отходим, – скомандовал лесоруб.

Трое рабочих отлетели от объекта на значительное расстояние. Тот, что остался, достал из-за спины лазерный резак и надел черные, плотно прилегающие, очки. После определенных манипуляций с инструментом, произошла яркая вспышка. Лошади под седоками заволновались. Алиса натянула поводья, похлопав Звездочку по спине.

– Спокойно малышка, я с тобой, все хорошо! – уверенным голосом сказала девушка, и лошадка, услышав ее голос, тут же успокоилась.

– В принципе, в этой работе ничего трудного нет, – заметил Ронни.

В это время лазерный луч резал дерево с такой же легкость как нож свежий хлеб.

– Как сказать, – возразила Алиса, – физическая работа всегда изнуряет. Когда мы работали на разгрузке руды, там тоже все было нехитро. Просто надо было перенести мешок с ценной рудой от платформы к конвейеру и аккуратно высыпать ее на ленту. Однако после дня такой работы болело все.

Алиса наблюдала как кран, приподняв сегмент, плавно опускал его на погрузочную платформу. «Сработано четко, метр вправо или влево, и груз полетел бы вниз», – восхищалась Алиса мастерством рабочих.

– Как тебя допускали до этой работы? Согласно трудовому кодексу женщины и дети не могут работать в таких условиях, – услышала она вопрос доктора Брауна.

Алиса посмотрела на доктора и тут уж заметила, что все взгляды обращены к ней. «Чего это они?»

– Так у нас с братом чипов не было. Официально работал только Мак. А на самом деле нас было трое. Работодатель платил Маку так, как будто он отрабатывал двойную норму. По сути, на нас экономили, но так как мы работали нелегально, выбора у нас особого не было.

– И долго ты там работала? – вкрадчиво спросил Йен.

–Я и брат работали с тринадцати лет, то есть около восьми лет, пока не умер Мак, – спокойно ответила Алиса.

Йен представил Алису девочкой, таскающую на спине тяжелые мешки и разозлился. Он сжал зубы так, что услышал их скрежет. Сейчас ему хотелось достать этого Мака с того света и как следует встряхнуть его за грудки, задав ему лишь один вопрос: «Чем бедные дети все это заслужили?»

Рей тихо выругался, озвучив общую мысль. Доктор Браун вздохнул.

– Куда катится наш мир. Дети работают нелегально на тяжелой работе, это же рабство! – расстроился доктор, он покачал головой и, вернув свою лошадь на тропу, продолжил путь.

Алиса не относилась к своей прошлой жизни как к плохой или хорошей. Когда каждый день преодолеваешь свои физические и психологические возможности, это становится обыденностью, повседневностью, просто жизнью.

Миновав делянку, они вышли к уже отработанной площадке. Тут среди молодых здоровых деревьев попадались пеньки высотой около метра. Ронни посмотрел внутрь одного из них.

– Джек, зачем они оставляют пеньки, ведь можно все срезать до самой земли?

Джек обернулся.

– Так оно и было триста лет назад, срубали ровно у поверхности, полый ствол заносило песком и землей, он становился незаметным. Ну а если внутри оставалась полость, счастливчик, вставший в центр круга, летел вниз. Много народу переломало себе руки, ноги, ну и шеи, конечно. После этого было решено оставлять вот такие пеньки. Скоро выйдем в степь. Если хотите сделать привал, сейчас самое время. Через три часа солнце окажется в зените, жарить будет как в пустыне.

Алиса была безмерна рада остановке. От жары у нее начала болеть голова, да и бедра ныли от долгой скачки. Сейчас девушка завидовала мужчинам, которые, скинув с себя футболки, могли хоть немного охладиться, обтерев себя водой из фляг.

Она села в тень пенька и прикрыла глаза. Есть ей не хотелось, только пить, и чтобы ее никто не трогал. Кажется, она задремала буквально на несколько минут, но времени прошло достаточно. Когда Ронни потряс ее за плечо, Алиса с трудом подняла веки, двигаться вообще не хотелось. «Да что со мной? – рассеянно подумала Алиса. – Даже на крышах палящее солнце не влияло на меня так, как эта жара. Ничего, через несколько часов солнце будет клониться к закату, станет легче».

Она, не спеша забралась на лошадь, стараясь не выдать своего плохого самочувствия. Группа продолжила свой путь по степи к горам, которые огибала река.

К вечеру раскаленный огненный шар приблизился к горизонту и теперь слепил глаза. Голова еще сильнее разболелась, от этой боли и солнца глаза девушки сами собой закрывались, тело как будто стало тяжелее в два раза. Наконец, они приблизились к реке. Ее берег уходил круто вниз, переходя в холмистую, покрытую травой, полосу. Около самой кромки воды река намыла на траву песок. Алиса посмотрела вниз, все перед глазами раздвоилось. Девушка зажмурила глаза, приложив к ним ладонь.

– Алиса? – услышала она голос Йена, отозвавшийся звоном в ее голове.

– У-у-у-у, – откликнулась она.

– С тобой все в порядке?

– Все нормально.

Тут еще и Джек добавил, громко крикнув:

– Спускаемся! Будьте внимательны, тропа узкая, одно неверное движение, и вы внизу с переломанными костями.

Первым пошел Джек. Он петлял по узкой тропе с завидной уверенностью. Алиса посмотрела вниз, опять ощутив головокружение. «Так, спокойно, вдох, выдох, вдох, выдох», – тихо подбадривала она себя. Девушка ступила на тропу предпоследней, за ней шел Йен. Спуск был сложным. Тропа не только шла вниз под довольно крутым уклоном, но еще и петляла, делая резкие повороты. Алиса полностью сосредоточилась на спуске, стараясь не обращать внимания на головную боль. Девушка не спешила и работала со Звездочкой в одной команде. Мелкая галька сыпалась из-под копыт лошадки, Алиса натягивала поводья то с одной, то с другой стороны, давая понять свой подопечной, что наступило время поворота. Спуск казался бесконечным, заходящее солнце нещадно жарило их. Очередной поворот, впереди, совсем близко – Ронни, который тоже чувствовал себя неуверенно на дороге, позади, чуть выше – Йен.

– Эй, я уже внизу! – раздался крик Джека. Алиса посмотрела вниз и тут же пожалела об этом. Голова закружилась так, что ей пришлось остановиться. «Господи, или она дойдет до реки сама, или мы свалимся вниз». Алиса начала крениться вперед, сознание покидало девушку. И тут она почувствовала, как сильные руки выдернули ее из седла. Йен посадил ее перед собой и откинул голову девушки на плечо. Крепко придерживая Алису за талию, он ждал, когда Ронни привяжет Звездочку к своему седлу.

– Ронни, потихоньку, – услышала она голос Йена.

Она все чувствовала, но не могла пошевелить ни одним членом своего тела. Ей было неловко из-за своей слабости.

– Йен, – чуть слышно прошептала девушка, – голова болит. Я сама, я смогу.

– Сиди спокойно малышка, доверься мне.

Лошадь сделала шаг, и голова Алисы безвольно упала вниз. Она все ее пыталась поднять, но в результате получались какие-то слабые кивания. Если бы Йен не придерживал ее рукой, то она просто свалилась бы вниз. Конечно, ему было тяжело преодолевать такой спуск, держа поводья только одной рукой. Лошадь несколько раз скользила задними копытами по гальке, и Йену с трудом удавалось исправить ситуацию. Для Алисы же пространство и время потеряло смысл, она была без сознания.

– Йен давай ее сюда, – сказал Рей, схватив поводья.

– Нет, подожди, я сам.

Алиса на время потеряла опору и, повалившись вниз, была аккуратно снята с лошади. Заботливые руки положили ее на траву в тень от лошади. Под головой оказалась свернутая куртка.

– Доктор Браун, нужна ваша помощь.

– Да, да, конечно, сейчас.

Доктор измерил Алисе давление, пульс, температуру. Все было в норме.

– Возможно, тепловой удар. Дайте ей воды. А я сделаю обезболивающее.

– Алиса, Алиса, – позвал ее Йен, слегка похлопав девушку по щекам. Алиса приоткрыла глаза.

– Тебе надо выпить воды.

Йен приподнял голову девушки, чтобы та пригубила воду из фляжки.

– Вот так, молодец. Сейчас станет лучше.

Доктор сделал Алисе инъекцию в вену, а она даже не сопротивлялась этому, просто не могла. Девушка зажмурилась и уткнулась лицом в бедро Йена. Он тут же откликнулся, погладив ее по голове.

– Все хорошо, сейчас боль уйдет.

Алиса взяла Йена за руку, прижала тыльную сторону его ладони ко лбу. Его присутствия было достаточно, чтобы она почувствовала себя лучше. Боль отступала, и девушка, измученная за день до бессилия, заснула.

Ночная прохлада, спустившаяся на землю, принесла туман, Алиса проснулась глубокой ночью. Она медленно села, прислушиваясь к своим ощущениям. Как будто ничего и не было, девушка чувствовала себя совершенно здоровой.

Лагерь был разбит на песчаной полосе берега. Около костра на своем спальном мешке устроился Ноа. Он не спал, было его дежурство. Лошади мирно паслись на привязи немного дальше. Мужчины раскрыли три палатки: одну для исследований, и две других для ученых. Йен лежал рядом, повернувшись спиной к Алисе. Он спал поверх спального мешка.

Алиса осторожно встала, достала из своего рюкзака зубную щетку, расческу, мыло, сменное белье. Девушка решила отойти немного подальше от лагеря и смыть с себя грязь и пот.

– Куда? – строго спросил Ноа.

Алиса скривилась.

– Буду через полчаса, – тихо ответила она. – За мной не ходи.

Ноа хмыкнул.

– Только недолго.

Алиса кивнула. Девушка прошла вдоль реки и, когда туман скрыл из вида лагерь, остановилась. Она подошла к воде, пробуя ее на ощупь. «Прохладная, но ничего, терпимо». Алиса сняла одежду, ежась, зашла по пояс в воду и, глубоко вдохнув, нырнула, чтобы уже через секунду вынырнуть. Девушка быстро вымыла голову и почувствовала себя очень бодро. Она повернулась к берегу, но сделав два шага, застыла. На берегу стояла женщина, среднего роста, в сером балахоне до пят. Ее волосы были покрыты накидкой.

Алиса помахала ей рукой.

– Здравствуйте. Вы живете где-то рядом?

Женщина улыбнулась и кивнула головой в знак согласия.

– Может, вы заблудились?

Последовал отрицательный молчаливый ответ.

Алиса начала выходить из воды и женщина, присев, подняла ее полотенце. Когда девушка оказалась рядом, незнакомка сразу накинула полотенце на плечи Алисы. Та быстро вытерлась и начала одевать чистое белье. Пока она это делала, женщина тихо сидела на обломке дерева, вынесенного рекой на берег. Алиса села рядом. Сил у нее сейчас было полно, и спать совсем не хотелось.

– Простите, что я задаю этот вопрос, вы не можете говорить?

Женщина интенсивно закивала головой.

– Я – Алиса, у нас тут лагерь недалеко. Хотите погреться у костра?

Алиса хотела встать, но женщина придержала ее за запястье и с беспокойством посмотрела в сторону лагеря.

– Вы хотите остаться здесь?

Женщина согласилась.

– Я посижу с вами. У меня сегодня так болела голова, что я даже не смогла спуститься к реке самостоятельно. Вот отлежалась, теперь полна сил.

Алиса достала расческу.

– Наверное, лучше сейчас расчесаться, волосы при такой влажности до утра не высохнут, а там будет не до прихорашиваний.

Женщина протянула руку, и Алиса, помедлив, отдала расческу ей. Незнакомка обогнула дерево и встала позади Алисы. Она стала аккуратно расчесывать длинные волосы девушки. Алиса в это время размышляла вслух:

– Вы знаете, может это странно звучит, но мне никто никогда не расчесывал волосы. Хотя, чего тут странного, ведь я жила с двумя мужчинами. Один из них мой брат. Даже в двадцать один год он казался мне мальчишкой.

Алиса опустила голову, смотря на свои пальцы, и женщина остановилась.

– Боже, он так рано умер. Я безумно по нему скучаю, и Мака тоже нет. Я осталась совсем одна, – грустно произнесла девушка.

Женщина замерла после этой фразы и осторожно погладила ее по голове. Алиса поняла, что так она выражает свое сочувствие ей.

– Но вы знаете, сейчас эта пустота заполняется. Я встретила Йена и полюбила его,– Алиса остановилась. – Ох, я не представляю, что будет дальше. Я совсем не по нраву его родителям, но надеюсь, что все же хоть немного нравлюсь ему.

Женщина похлопала ее по плечу, подбадривая. Она положила гребень рядом с Алисой и опять погладила ее по голове.

– Алиса! – услышала девушка окрик Ноа. Она резко повернулась на голос товарища, поднялась и немного прошла вперед.

– Я здесь!

Ноа появился из тумана через минуту.

– Что так долго?

– Я встретила, – Алиса обернулась и замерла, всматриваясь в туман. Позади никого не было. «Куда она ушла? – Алиса удивилась, пожав плечами. – Наверное, испугалась, ведь мы тут новички».

– Кого ты встретила?

– А-а-а, не важно, – раздраженно ответила Алиса.– Встретила местную жительницу, но, видимо, она уже ушла.

Ноа настороженно обвел местность взглядом.

– Пошли-ка в лагерь.

Алиса взяла вещи и пошла за Ноа. В лагере все было спокойно, доктор Браун и Ронни спали в палатках, Рей у костра.

Алиса присела рядом с Йеном и дотронулась до его плеча, мужчина приоткрыл глаза.

– Алиса? Что принести?

– Нет, спасибо. Со мной все в порядке. Ты можешь идти спать в палатке, там теплее.

– Нет, я тут. Прижмись к моей спине, ночью у реки холодно, – сонно сказал он.

Алиса так и сделала. Одну руку положила под голову, вторую прислонила ладонью к его спине, прижалась к нему всем телом. Засыпая, она думала о той женщине: «Добралась ли она до дома, не заблудилась ли в тумане?»

Утром они продолжили свой путь. Алиса рассказала команде о незнакомке за завтраком и все расспрашивала у Сима, есть ли тут поселения поблизости, но тот заявил, что в горах «местные» поселений не строят. Он предположил, что женщина тоже совершает переход из одного города в другой, и они просто столкнулись у воды.

Дни шли один за другим, жара была уже не столь мучительной. Они всегда могли остановиться, умыться, напоить лошадей. Ученые постоянно брали образцы воды и почвы, каждый вечер они тщательно исследовали собранный материал и ничего не находили. Последний четвертый день пути ничем не отличался от остальных. Разве что под вечер у Алисы опять разболелась голова. В этот раз она не стала дожидаться, когда доктор Браун достает шприц и просто выпила таблетку из своей аптечки.

Лагерь они разбили на повороте реки. Сегодня до трех ночи было дежурство Алисы, поэтому после ужина она начала обход. Местность была достаточно скучная: песчаная коса, за ней холмистая полоса, покрытая низкой травой, потом практически отвесная скалистая стена – этот пейзаж они наблюдали все дни своего пути. Девушка подошла к Звездочке. Лошадка паслась на длинной привязи рядом со своими собратьями. Она подняла голову, почувствовав приближение Алисы. За время пути Звездочка стала ее любимицей, и девушка даже думать не хотела о том, что рано или поздно им придется расстаться.

Алиса вернулась в лагерь после установки колышков, отвечающих за оцепление. Она включила планшет, и сканер по ее команде прошелся по выделенной области, ища опасных животных, насекомых и птиц, свойственных данной планете. Территория была чиста, поэтому Алиса начала следить за передвижениями в лагере или попросту маяться от скуки. Доктор Браун проводил исследование образцов, Йен и Ронни отбирали почву и воду в небольшие контейнеры и относили их в палатку к доктору. Рей разжег костер, он доставал провизию, собираясь разогреть их нехитрый ужин. Сим сидел рядом с Реем.

– Эх, надоело мне ваше одноразовое меню, – сказал он, смотря на гору серебристых пакетов.

Он свистнул, и с отвесной стены берега к нему спустился Шустрик. Сим нашел на песке несколько больших щеп.

– Ну, малыш, – озорно сказал он, – поиграем!

Он перекинул палку из одной руки в другую. Нокс высунул язык и пожирал палку глазами, так она ему была нужна. Сим замахнулся и швырнул палку на середину реки. Нокс в восторге бросился в воду и практически сразу полностью погрузился в нее. Буквально через пару минут из воды появилась его голова, гордо задрав ее, он спешил к своему хозяину. Животное высоко поднимало свои лапы, от чего вокруг него стоял фонтан брызг. Он подбежал к Симу и положил перед ним большую серебристую рыбу, потом стал бить хвостом в разные стороны, ожидая следующего броска.

Сим убрал рыбу назад и бросил следующую щепу.

Ронни с ящиком для образцов приостановился рядом с драгом.

– Я вот не понимаю, в чем принцип? – спросил ученый. – Почему он вместо палок обратно таскает рыбу?

Сим улыбнулся и, посмотрев вверх на Ронни, сказал:

– Поверь, мой друг, я и сам не понимаю, почему он это делает. Возможно, щепу сносит течением, он ее не находит и приносит первое, что попадается в зубы. Мне стыдно признаться, но иногда я этим пользуюсь.

После удачной игры у них было десять рыб величиной с ладонь. Сим сам выпотрошил рыбу. Он приготовил ее над углями, и на этот аппетитный запах собралась вся команда.

– Ничего не нашли. Почва и вода не содержат ничего, что могло бы негативно повлиять на обменные процессы деревьев, – сказал Ронни.

– А что говорят местные ученые? – поинтересовался Ноа.

– Они полагают, что вперед гибнут бактерии. Как только они погибают, деревья перестают получать органические вещества, и тут конец один.

Алиса задумалась.

– Может, что-то в воздухе?

Ронни, изнуренный пустой работой, автоматически накладывал в свой чай песок, ложку за ложкой.

– Да все уже проверено сто раз и перепроверено. В воздухе тоже ничего нет.

Ронни отхлебнул напиток и тут же выплюнул, закашлялся.

– Пересластил, тьфу, отрава.

Йен снял очки и положил их в лабораторный халат. «Да, все-таки удивительный у нас организм, подслащенный чай нам вкусен, а вот чуть-чуть пересласти, в рот не вломишь», – размышлял Йен.

– А что если дело не в примесях, а в составе воздуха? – предположил он, как продолжение своей мысли о сахаре.

– То есть? – заинтересовался доктор Браун.

– Ну, например, если резко и значительно в одночасье повысить содержание кислорода на Земле, все жители тут же почувствуют кислородное опьянение. И не забывайте, кислород – это сильный окислитель, и этот аспект тоже будет иметь свое влияние. А если резко уменьшить содержание кислорода? Последствия будут катастрофичны!

– Значит, ты думаешь, что по каким-то причинам содержание углекислого газа в воздухе в районе озер резко и значительно уменьшилось? – уточнил доктор Браун.

– Да, именно так, значительно уменьшилось.

– А это идея! – подхватил Ронни. – Тогда понятно, почему мы здесь ничего не находим. Надо искать непосредственно на месте событий.

Ученые не остановились на этом. Новые предположения, теории возникали одна за другой. И все же, когда ночью на реку опять спустился туман, лагерь заснул. Алиса сидела возле костра, дежурство было скучное, она и так знала, что им ничего не угрожает. Сегодня ближе к костру спал Йен. За все четверо суток он ни разу не ночевал в палатке, всегда устраивался поблизости, буквально в метре от Алисы, и, повернувшись к ней спиной, засыпал.

Алиса смотрела на костер, иногда обводя взглядом лагерь. Сегодня туман был очень густым, даже палатки, стоящие в пяти метрах от костра, она видела с трудом.

Вдруг Алисе показалось, что она увидела силуэт человека с той стороны, где протекала река. Подхватив бластер, девушка решила все проверить. Она медленно, осматриваясь по сторонам, подошла к реке. Опять в молочной пелене мелькнула бесформенная тень.

– Кто бы ты ни был, я в прятки играть не буду, – резко сказала Алиса, – попадешься на глаза, сразу пристрелю!

После этих слов на нее дунул легкий ветерок. Туман рассеялся, клубами разбежавшись по сторонам от человеческой фигуры. Перед Алисой появилась женщина в сером. Девушка наставила прицел на незнакомку.

– Почему ты преследуешь нас? – громко спросила Алиса. – Что тебе нужно?

Женщина улыбнулась, она протянула к Алисе руки, но девушка отпрянула.

– Я не хочу навредить тебе, однако вынуждена задержать. Командир решит, что с тобой делать.

Женщина вся поникла, она низко опустила голову, накидка закрыла ее лицо.

– Идем, лагерь там!

Алиса протянула руку и тут заметила, что по накидке проходят тусклые голубые искорки. Девушка не решилась прикоснуться к плечу женщины.

– Эй, что с тобой?

В ответ тишина, женщина не шелохнулась, искры стали напоминать небольшие разряды. Они пробегали от песка вверх.

– Рей, – крикнула Алиса. – Рей!

– Иду, – услышала она ответ шефа.

Яркая голубая вспышка заставила Алису закрыть глаза рукой. Она лишь успела заметить как накидка, словно пустая, упала вниз. За ней, подняв кучу пыли, в песок ушел яркий голубой шар. Рей возник позади нее. За ним подоспели остальные.

– Что случилось? – спросил он.

– Кхе, кхе, – откашлялась девушка. – Тут была та женщина, которую я встретила четыре дня назад. Я хотела привести ее в лагерь, а потом не знаю, что случилось, по ней стали пробегать разряды и, она, – Алиса помедлила, прежде чем завершить свой доклад событий, – она ушла в землю.

– Куда ушла? – не поверил своим ушам Ронни.

– Накидка упала и рассыпалась у меня на глазах в пыль, а потом шаровой разряд ушел в песок!

– Шаровая молния? – предположил доктор Браун.

– Да при чем тут молния! – возмутилась Алиса. – Я про человека сейчас говорю. Рей, мы должны все обыскать, надо ее найти.

Алиса не понимала, что происходит, но почему-то ей очень хотелось вернуть женщину обратно, убедиться, что с ней все в порядке. Рей на пару минут задумался, а потом начал быстро отдавать приказы:

– Так, Ноа, прочесываем местность по периметру системы слежения. Йен, доктор за вами Алиса. Берете анализ крови, исследуете на наличие психотропных веществ.

– Что? Какой анализ крови, какие психотропные вещества, вы о чем?

– Алиса, сегодня ты наблюдала странное явление и, мы должны выяснить его природу. Возможно, что-то влияет на твое восприятие окружающего мира, – объяснил ей доктор.

– Ладно, валяйте, я и так знаю, что вы ничего не найдете.

Алиса побрела за Йеном и доктором Брауном, в то время как Рей продолжил давать распоряжения:

– Ронни возьми пробу песка с этого места. Джек от Ронни ни на шаг. Сим проверь лошадей.

Вернувшись в лагерь, Йен и доктор попросили Алису зайти в жилую палатку. Доктор достал из своей аптечки шприц, спирт, жгут и вату, он надел перчатки и халат, начал готовить шприц для взятия крови из вены.

Алиса поморщилась. Когда доктор повернулся к ней лицом со шприцем в руках, лицо девушки было белее снега, только черные глаза сверкали в ярком свете небольшого светильника.

– Приступим, – сказал доктор, и Алиса сделала шаг назад, наткнувшись на Йена.

«Никто, никто не смеет колоть меня иглами»,– решила про себя Алиса. Девушка повернулась к Йену и, посмотрев ему в глаза, сквозь зубы процедила:

– Пропусти меня.

– Нет.

Алиса разозлилась, она буравила мужчину испепеляющим взглядом, а тот был совершенно спокоен, и это ее еще больше злило.

Неожиданно Йен нагнулся и подхватил ее на руки. Алиса и возразить не успела. Он сел по-турецки, посадил девушку на свои ноги.

– Послушай меня, анализ крови взять необходимо, если ты чем-то отправляешься, это может быть возможной причиной твоих головных болей. Ты ведь сегодня пила обезболивающее, голова болела?

Алиса кивнула в знак согласия.

– Вот видишь, небольшая диагностика не помешает. И кстати, во время первого визита незнакомки у тебя тоже болела голова. Возможно, совпадение, но если есть взаимосвязь, мы должны это выявить. Я буду рядом, закрой глаза, расслабься, я никому не позволю тебя обидеть.

Алиса откинулась спиной на грудь Йена, прихватила рукав его куртки, уткнулась головой в шею. Доктор Браун протер ее руку спиртом, Алиса глубоко часто задышала.

– Тсс, девочка, все хорошо, потерпи еще немного, – прошептал Йен, погладив ее по голове. Когда доктор ввел в ее вену иглу, Алиса вздрогнула, но не более того.

– Хорошо, отлично, – обрадовался доктор удачному исходу дела. Он очень боялся, что Алиса без борьбы не сдастся, но на его удивление, Йен, поговорив с девушкой, успокоил ее. Доктор поспешил в лабораторию, оставив укротителя наедине со стихией.

Алиса отходила от неприятной процедуры, она прижала к себе руки, и Йен, уловив удачный момент, обнял ее, прислонился щекой к ее виску.

– Моя хорошая, моя милая, – шептал он, и Алиса от этих слов успокаивалась. Она расслабилась, потершись виском об щеку Йена, закрыла глаза. Сейчас события ночи уже не казались ей странными. «Йен ученый, он найдет рациональное объяснение всему произошедшему», – думала она, слушая его нашёптывание.

– Йен, ты где? – послышался снаружи голос Ронни.

Алиса как очнулась, она резко встала и вышла из палатки.

– Йен? – повторил Ронни.

– Да иду, черт бы тебя побрал! – процедил раздраженно мужчина.

Йен вышел следом за Алисой.

– Ну что у вас там?

– Мертвые бактерии, те которые обитают на деревьях.

– Да их тут полно повсюду, ничего удивительного. Они перемешиваются с песком, с землей, с водой.

– Нет, нет, ты не понимаешь. На том месте, куда, по словам Алисы, ушел огненный шар, целая куча этих мертвых бактерий. Они лежат поверх песка, да и вокруг все покрыто ими.

– Это уже интереснее, похоже, сегодня у нас будет бессонная ночь.

Ученые скрылись в палатке для исследований. Алиса же, дождавшись Рея и Ноа, без удивления узнала, что ничего подозрительного в округе они не заметили.

Утром Алису разбудил Ронни. Он тряс ее за плечо.

– Алиса, подъем, через полчаса трогаемся.

– Ага, ну что вам удалось выяснить?

– Да ничего особенного, разве что тебе надо больше налегать на еду.

– А бактерии?

– Мы их взвесили, получилось, что в куче их было около сорока килограмм. Как они там оказались, непонятно.

Завтрак затянулся, ученые после бессонной ночи неспешно пили кофе.

– Сим, к обеду будем в городе. Там ты за главного,– сказал Джек.

Сим кивнул головой.

– Сегодня мы разместимся в гостинице. Я обращусь к старейшине города с просьбой, чтобы завтра нас приняла пророчеца. Она решит, кому можно идти к озеру, а кто этого недостоин. Если все будет нормально, мы завтра вечером доберемся до озера.

К обеду они поднялись по крутому склону вверх, и, преодолев небольшое поле, сразу попали в лес. Шустрик пошел по деревьям, такой способ перемещения для него был более привычен. Вскоре им начали попадаться первые дома-деревья. Этот город слабо отличался от других поселений планеты, разве что людей здесь жило совсем мало. Город занимал достаточно большую площадь, имел несколько крупных рынков, на которых шла бойкая торговля товарами. Когда они проезжали первый из них, Алиса заметила, что почти все товары на прилавках были земного происхождения.

– Сим, вы торгуете только рыбой и местными травами?

Сим, на время спустившийся с дерева на землю, выпрямился. Так ему было удобнее говорить, ведь нокс по росту в два раза меньше лошади.

– Это действительно так. Наша древесина хорошо продается и имеет достаточно высокую цену, поэтому мы не развиваем свое производство, довольствуясь тем, что закупаем на Земле. Мы сохраняем экологию планеты. Кстати, вот и наша гостиница.

Гостиничный двор занимал около пятидесяти крупных деревьев, тут же были организованы стойла для лошадей и ноксов путников.

Спешившись, они сняли с лошадей оборудование и рюкзаки с личными вещами, передали животных конюхам.

Работник проводил их в номера, по дороге разъяснив расположение столовой, баров, купален с горячей водой, которыми славилась их гостиница.

Алиса заняла свою комнату и упала на кровать. Сегодня у них, по сути, был выходной, и она решила провести его, просто валяясь в кровати с книгой. К вечеру, окончательно обленившись, она заказала ужин в номер. Местная рыба, рис, приправленный травами, бокал белого вина, фрукты – еда была великолепна! После ужина Алиса посмотрела на часы. «Одиннадцать. В купальнях никого нет. Отличное время для водных процедур!». Сборы не заняли много времени, вскоре необходимые вещи были собраны в пакет. Алиса озорно подкинула яблоко и, надкусив его, вышла из номера. Девушка спустилась на первый этаж, прошла мимо бара. В приглушенном свете тусклых ламп там все еще сидели посетители. Она направилась по тропинке в центр гостиничного комплекса.

Купальни были отгорожены живой изгородью и имитировали земные горячие источники. Вокруг бассейнов росла мягкая трава, берега были выложены гладкими камнями. Алиса обрадовалась, что кроме нее в столь поздний час никто не отважился сюда идти. Девушка догола разделась и спустилась по большим круглым булыжникам-ступеням вниз. Вода была теплой, очень приятной. Алиса отошла от берега и поняла, что дно в середине купальни резко уходит вниз.

– Алиса? – вдруг услышала она голос Йена из-за изгороди.

Алиса заплыла за камень вовремя, Йен появился из-за изгороди, он высматривал ее.

– Ты чего пришел, подглядывать?

Йен хмыкнул, переведя взгляд на ее убежище.

– Подглядывают обычно скрытно. Не одной тебе хочется искупаться.

– Ага, и только одному тебе из всей команды захотелось сделать это именно сейчас. Приходи через час.

– Тут полно места, не жадничай. Давай так, я закрою глаза, подсматривать, честно, не буду.

– Честно-пречестно?

Йен кивнул головой.

– Честно-пречестно, пока ты сама не разрешишь, мне их открыть.

– Ну, хорошо, закрывай прямо сейчас, а то мне уже надоело сидеть за этим камнем.

Йен так и сделал. Он снял с себя футболку, армейские брюки, и даже тут проявил свой характер, аккуратно сложив одежду рядом с небрежной кучей вещей Алисы.

Алиса оценивающе окинула его взглядом. В свете луны он казался ей древнегреческим богом. Она порадовалась тому, что бог все-таки оставил на себе плавки. Девушка отвернулась, чувствуя как все внутри ее трепещет. «Может, мне тоже глаза закрыть». Йен зашел в воду и поплыл вперед.

– Теплая.

– Ага.

– Ты теперь не боишься воды?

Алиса подплыла близко к Йену, сделала вокруг него один круг.

– Нет, Рей научил меня плавать.

Йен встал ногами на дно там, где она до него еще не доставала.

– Алиса?

– Да.

– Поцелуй меня.

– Ага, ни за что, знаю я тебя.

Йен нахмурился, и Алиса решила, что от одного поцелуя ничего страшного не будет.

– Ну, хорошо, один раз, только руки держи при себе.

Йен скрестил руки на груди. Алиса подплыла к нему. Она обогнула его, провела пальчиками по широким плечам к шее, потом медленно заскользила вниз ладонями, прикоснулась губами к его спине. Она чувствовала, как он глубоко дышит, реагируя на ее прикосновение. Сейчас ей было нелегко сдерживать свои чувства, сердце неслось галопом, ей хотелось его прикосновений, ласки. Алиса прижалась виском и щекой к спине Йена, закрыла глаза. «Что если он владеет итальянским, тогда он знает, что я его люблю!» – подумала Алиса. Она решила проверить свое предположение. Момент был подходящим.

– Йен? – тихо позвала Алиса.

Он слегка повернул голову.

– Ты знаешь итальянский?

– Нет.

Алиса прикрыла глаза, она бы и рада была повторить свое признание, но все же еще немного боялась.

– Но это не помешало мне понять тебя, когда ты говорила на нем последний раз.

Ответ шокировал Алису, и она резко отпрянула от него.

– Что ты имеешь в виду? – насторожилась девушка.

– Я же тебе говорил, что мои очки служат немного для другой цели, и со зрением у меня все в порядке?

– Да, что-то такое припоминаю.

– Так вот, у них несколько функций, во-первых, они записывают все, что попадается мне на глаза. Это очень удобно при проведении экспериментальных работ. Во-вторых, с их помощью я веду несложные математические расчеты. Достаточно задать параметры задачи и перед моими глазами на линзах появляется ответ. Есть еще одна замечательная функция. Они помогают мне с переводом иностранных статей, ну и речи, конечно. Так что, я все понял и записал. Хочешь, посмотреть? У меня есть там пара любимых моментов.

Алиса лишь молча ловила ртом воздух. Все ее лицо стало красным.

– Почему ты молчал все это время? – возмутилась она, выбираясь на берег.

– Так ты не спрашивала.

– Боже мой, – скрепя зубами, пробормотала Алиса. Она быстро одела нижнее белье, футболку, штаны. Йен в это время вышел из воды, и девушка раздраженно кинула ему на плечо свое полотенце.

– Мне уже можно открывать глаза?

– Нет.

– Ты злишься?

– Да! – выпалила Алиса.– Вот и ходи теперь всегда так, с закрытыми глазами!

Йен засмеялся, вытирая с тела влагу.

– Счастливо оставаться, я пошла, – фыркнула Алиса.

Конечно, он не дал ей уйти. После этих слов она оказалась зажатой в кольце его рук.

– Хочешь узнать, что я думаю по поводу твоего пылкого признания? – улыбаясь, спросил Йен. Он смотрел на нее сверху и выглядел очень довольным.

– Не хочу, – обиженно проворчала Алиса, и тут же выпалила. – А-а-а, ну давай, говори, мне терять нечего.

Йен поцеловал лоб девушки, и она сразу подняла лицо в ожидании следующего поцелуя.

– Хорошо, это было неожиданно, это было без сомнения приятно и очень смело, – медленно перечислял Йен, поглаживая Алису по спине. Он заметил, что девушка любит нежную спокойную ласку. Йен же обычно все делал с рывка, он привык подчинять людей своей силой и властью, в том числе и женщин. Но случилось так, что теперь ему некуда было спешить, не нужны были яркие аффекты, он наслаждался тихой нежностью, отрывисто осторожно целую лицо, шею, ушки Алисы. Девушка вся разомлела от его прикосновений, она ластилась к нему словно котенок.

– Это все? – прошептала Алиса. Она приподнялась на носочках и мягко прикоснулась к его губам.

– Ох, пожалуй, да, это все, – тихо ответил Йен.

Алиса нахмурилась, и Йен улыбнулся ее реакции.

– Разве что я тогда сильно сожалел о том, что у меня не было возможность сказать тебе …

Громкий возмущенный голос перебил Йена:

– Вы что творите?

Глаза Алисы распахнулись, она резко отпрянула от Йен и, подхватив рюкзак, не говоря ни слова, зашагала как солдатик от купальни к гостинице.

– Ронни, ты, как всегда, во время! – возмутился Йен.

– Ну, уж извините, не знал я, что ты в загуле. По инструкциям отношения между коллегами запрещены. Так что я, считай, тебя спас, друг.

– Так ты спасать меня сюда пришел?

– Я видел, как ты пошел в эту сторону, вот решил, одному ночью идти сюда страшно, пойду, искупаюсь пока ты тут.

– Иди, купайся Ронни, – громко сказал Йен, и потом тихо проворчал, – иди, пока я тебе шею не намылил.

Последующие два часа Йен был вынужден слушать болтовню Ронни, и от этого ему хотелось выть на луну.

Утром вся команда отправилась к храмовому дереву. Дерево росло на главной площади. Его ствол был очень широким, он в два раза превышал среднестатистический размер стволов в лесу. В стволе были сделаны широкие, украшенные позолотой, ворота, рядом с ними на широкой опоре драги установили гонг. Сим рассказал им, что это дерево начало расти очень давно, еще до людей. Сейчас оно, несмотря на возраст, сохраняло свою жизненную стойкость, и потому считалось священным для жителей этого города.

Народу на площади было полно, все собрались, чтобы послушать, что скажет пророчица. Их команда встала в ряд перед вратами, возвышаясь над толпой.

Наконец, хранитель храма ударил в гонг, и врата начали медленно открываться. К ним навстречу вышла пророчица. Удивительно, но она была намного выше своих собратьев, ростом почти с Алису. Возраст невозможно было определить, она выглядела не старой, но и не молодой. Ее зеленое платье украшали различные амулеты, выполненные из раковин и камней. При каждом ее шаге они побрякивали. Но всех больше обращали на себя внимание ее глаза, они были белыми, практически сливались с белками. Она была слепа.

– Приветствую вас на нашей планете! Как вас приняли драги?

– Спасибо, – ответил Рей, – местные жители встретили нас благодушно.

Предсказательница была довольна похвалой, она кивнула головой и подошла к Рею.

– Так, посмотрим, что тут у нас?

Она стала руками ощупывать лицо Рея.

– Так, ты главный, я чувствую, у тебя сильная энергетика. Ты скоро встретишь свою судьбу, она проведет тебя между мирами, повергнет твою душу во тьму отчаяния и подарит великую любовь. Да, ваши пути уже пересекались, но все же для начала необходимо что-то большее.

Женщина подошла к Йену и провела ладонями по его лицу.

– Хм, красивый. С тобой все ясно, ты свой выбор сделал, просто следуй ему.

– А вот ты, ты похожа на меня, – обратилась она к Алисе. – Ты видишь других, умеешь разговаривать с ними. Я могла бы сделать тебя своей преемницей, но у тебя другая судьба.

– А мне, мне скажите что-нибудь. Какая она будет, моя девчонка? – перебил Ноа.

Пророчица махнула в его сторону рукой.

– Своего широкоплечего красавца ты уже встретил.

Джек захохотал в голос. Уж больно трагичное лицо было в этот момент у Ноа. Женщина над ним явно подтрунивала.

– Какого, на хрен, красавца, я по бабам! – чуть ли не заорал Ноа.

Джек закрыл ладонями лицо.

– А вы не смейтесь молодой человек, вам на этой планете больше делать нечего, – сказала она, лишь на секунду коснувшись Джека.

Джек резко оторвал руки от лица и посмотрел на пророчицу с недоверием. Она и его задела за живое.

Пророчица подошла к доктору Брауну.

– Тяжело тебе идти по выбранному пути, ну ничего, пройдет с десяток лет, и ты найдешь свой покой.

Ронни она взяла за руку последним:

– Ох, а ты смешной, и, конечно, верный друг. Скоро твою любимую ждут нелегкие испытания, а тебе предстоит излечить ее душу и стать верным равным союзником. Сложный у тебя путь, но ты его пройдешь с гордо поднятой головой.

Ронни от этих слов почему-то стало грустно. Сейчас его захлестнуло предчувствие чего-то важного, что ему еще предстояло сделать в этой жизни.

– Если вы знаете, что я завтра буду есть на завтрак, то все теряет смысл. Жизнь уже расписана какой-то неведомой нам божьей рукой, – сказал Ронни.

– Возможно, расписана, а может, и нет. Наш народ верит, что в жизни каждого существа есть определенные моменты, которые ему суждено пережить, так сказать основные узловые точки на кривой жизненного пути. Этими узловыми точками могут быть как рядовые события, так и исключительные. Вы можете поступать так, как вам заблагорассудится, но основные событийные узлы, независимо от ваших желаний, вы пройдете. Так же как маяки, эти узлы соединяют два основных и неизбежных момента нашего бытия – рождение и смерть. Эти два события для нас осязаемы, мы понимаем их значимость, но остальных маяков в водовороте жизненных событий мы не замечаем, хотя об их существовании нам иногда говорит чувство дэжавю. Я вижу только часть этих маяков. По ним я пытаюсь понять, достоин ли человек или драг идти к нашему священному озеру.

Пророчица подошла к вратам и обернулась, торжественно громко произнеся:

– Я посмотрела на вас. Души ваши чисты, вы можете идти к озеру.

На этом обряд был завершен. Женщина удалилась внутрь храма.

От города до Озера огненных душ было совсем близко. К вечеру их группа уже добралась до своей конечной цели. Озеро было настолько большим, что с одного берега нельзя было увидеть другой. Ученые сразу отметили гибель всех деревьев в его окрестностях.

Команда решила разбить лагерь на берегу и с завтрашнего дня с новыми силами приступить к исследованиям. Рей как раз разводил костер, когда система связи с кораблем на орбите стала подавать сигнал вызова. Он открыл ноутбук. Вся команда тут же собралась у экрана.

– Росс, привет. Как дела?

– У нас наверху скукота смертная. У меня хорошие новости, Лив нашлась, с ней все хорошо! Сейчас гиперврата открыты, она хочет поговорить с вами.

Рей уступил место Йену, и тот с нетерпением ждал сигнала. Росс переключил канал, на экране появилась Лив. Она, как всегда, очень хорошо выглядела.

– Боже, Лив, привет, как ты, девочка?

Девушка помахала им рукой.

– Привет. Как видишь, жива и невредима. А вы как?

– Нормально. Как ты оказалась в Конго?

– Расследование. Все дело в этом.

Йен перебил сестру:

– Мы же договорились, что ты не участвуешь в этом деле.

Лив пожала плечами.

– Ты же знаешь меня, я люблю все контролировать. Ну да это не важно. Я хочу рассказать о том, что нам удалось найти.

– Что-то интересное?

– Да, сначала мы отправились в подвал. Там Макс нашел бумагу с именами детей и фотографию.

– Фотографию? – удивилась Алиса.

– Да, сейчас покажу.

Лив достала фотографию и поместила ее перед камерой.

Когда изображение сфокусировалось, сердце Алисы забилось так, что она услышала, как кровь шумит в ее ушах. Она оперлась руками на плечи Йена и низко опустила голову.

– Алиса?

Девушка ответила сдавленным голосом:

– Ее я видела по ночам, это была она.

– Как это возможно? – воскликнул Ронни. – Она здесь?

– Наверное, просто двойник! Бывают же очень похожие люди! – сказал Браун.

– Нет, это не двойник! У нее над левой бровью еле заметная родинка, и у той женщины, которую я встречала, такая же.

– Слушай, – предположил Ронни, – а может, она тебе просто приснилась. Что-то типа воспоминания из прошлого, которое твое подсознание выкинуло наружу.

– Нет, все не то. Я точно не спала! Это был не сон!

– Что вы узнали о людях на фотографии? – вернулся к сути вопроса Рей.

– Женщина – Анна Сарто, работала в Конго в только что открывшемся госпитале маленького поселения, через год туда приехал Максвелл Макалистер, – Лив показала на мужчину, – вскоре там появляется Тим, он работает учителем. Все идет тихо и мирно, пока в один прекрасный момент Тим и Анна внезапно не покидают поселение. Вскоре и доктор следует за ними. Дальше их судьба делает крутой поворот, Максвелл умирает, Тим уходит в подполье.

– А что Анна?

Лив на этом вопросе замешкалась, она опустила веки и пожала плечами.

– Пока неизвестно, детектив планировал узнать ее судьбу в архиве.

– И что узнал?

– Собственно говоря, когда мы расстались на станции, – Лив потупила взор и сглотнула, – он, по-видимому, отправился домой. Я не знаю, там что-то произошло, его дом в этот вечер разнесло взрывом в щепки. Местные жители видели вспышки от лучей бластера. Я,– Лив запнулась, – я не знаю, жив ли вообще Макс Гор. Йен, может, мне самой попробовать отыскать информации об Анне, мне кажется, она – ключ к разгадке?

– Нет, ни в коем случае, и на работу только с охраной.

Лив кивнула. Йен повернулся и, окинув всех взглядом, попросил:

– Вы не могли бы оставить нас наедине. Мне нужно обсудить с Лив вопросы личного характера.

Все стали расходится.

– Лив, что случилось?

Лив улыбнулась.

– Ты о чем?

– Ты сама не своя. Я тебя еще такой не видел.

Лив покосилась в сторону.

– Ничего, – пробубнила она под нос, – ничего не случилось.

Йен стал чернее тучи.

– Давай, я жду чистосердечного признания.

– Я просто устала, вот и все.

– Лив!

– Ну, ну хорошо. Я просто…– объясняла девушка, запинаясь на каждом слове. – Ты же знаешь меня. Я не понимаю, как все это произошло.

Лив оперлась локтем на стол и прижала руку ко лбу.

– Боже, Йен, все так просто и сложно одновременно. Я, наверное, когда-нибудь забуду его, – девушка сделала паузу и, опустив голову, совсем скисла, – ну или, по крайней мере, буду стараться это сделать.

– Макс Гор?

Лив кивнула.

– Господи, я даже не знаю, жив ли он?

Лив закрыла ладонями лицо. Девушка была в шоковом состоянии и всю видеосвязь еле держалась.

– Держись, сестренка, – мягко сказал Йен. – Когда вернусь, мы постараемся справиться с этим вместе.

Лив поцеловала краешек пальцев и приложила их к экрану.

– Береги себя, до встречи.

– До встречи.

Когда экран погас, настроение Йена резко изменилось.

– Убью гада! – прошипел он. – Набью морду, переломаю все кости! Убью!

Алиса подошла к костру, она наблюдала за Йеном издалека и заметила, что он очень эмоционально отнесся к продолжению беседы с сестрой. Йен закрыл ноутбук. Алиса взяла палку и стала перебирать ей угли в костре.

– Этот чертов детективишка добрался до нее.

– Все так плохо?

– Похоже, что так. У нее две крайности, либо она относится к человеку с полным безразличием, либо отдает всю душу целиком. Ей будет тяжело пережить его лживость. Набить бы ему морду.

– Вопрос еще в том, где он сейчас. Судя по масштабу разрушений, за него взялись. Лив, ей повезло, что ее не было в тот момент рядом с ним.

– Да, ты права. Как бы она чего не натворила, пока нас нет.

Алиса надела кепку, пора было делать обход.

– Ладно, я в обход. Сегодня дежурю первой.

Йен задумчиво смотрел на костер, переживания за сестру полностью его поглотили.

– Угу, люблю тебя, будь осторожна.

Алиса остановилась как вкопанная. Она пару раз моргнула, медленно обернулась. Йен все так же был погружен в свои мысли.

– Ладно.

Алиса решила обойти их лагерь справа налево. Местность была сложной. Девушка обогнула валуны, забралась на них, посмотрела на лагерь сверху.

Сейчас Алису чувства разрывали на части. С одной стороны она переживала за Лив, с другой, ее мучила загадка незнакомки, и вот в конце дня Йен сказал, что любит ее. Ему так просто дались эти слова, как будто он озвучил что-то обычное, повседневное. И хоть вокруг стояла умиротворяющая тишина, Алисе хотелось кричать на весь этот мир: «Он любит меня! Он даже не заметил, что сказал это! Как такое возможно! Так и хочется пойти и попросить повторить!»

С этими мыслями Алиса продолжила свой путь. Она вышла с другой стороны лагеря, остановилась, чтобы привести мысли в порядок. Йен, Ронни, доктор Браун возились с оборудованием. Сим участвовал в их работе, он с интересом расспрашивал ученых, как устроен их аналитический прибор, и доктор Браун пытался на пальцах объяснить принцип его действия. Рей, сидя у костра, разбирал бластер. Джек набивал трубку своей травой. Алиса посмотрела в сторону океана. Солнце уже закатилось за горизонт, оставив на небе желтые разводы. Волны аккуратно набегали на песчаный берег. Полное умиротворение. Тут ей показалось, что к общему шуму добавился другой, он был не громче шепота. Алиса стала осматриваться по сторонам, но так и не поняла, где находится источник.

– Рей, – окликнула она командира.

Рей поднял голову.

– Я слышу какой-то странный звук, похожий на шуршание песка, ты ничего не слышишь?

Рей покачал головой.

– Показалось, наверное.

И все-таки Алисе не нравилось это тихое шуршание. Девушка посмотрела под ноги и увидела маленькую дырочку, не больше монеты. Она находилась в центре ямки прямо у нее под ногами, в нее стекал песок. Алиса сглотнула, она медленно подняла голову.

– Рей! – крикнула она.

Рей опять посмотрел на нее. Девушка стояла, замерев на месте.

– Воронка! – только и успела крикнуть она, прежде чем резко уйти вниз, вскинув руки.

– Алиса! – на весь лагерь раздался отчаянный крик Йена.

Рей кинулся вперед и вдруг резко остановился.

– Черт, – прошипел он.

Он развернулся и занес кулак. Вся сила ушла у него в этот удар, он обрушился на Йена. Отлетев в сторону, Йен потерял сознание и сразу же был пойман Джеком.

– Ромео пойман! – спокойно констатировал Джек, аккуратно опуская мужчину на песок.– Джульетта удрала.

– Вяжи его.

Остальные члены команды замерли в недоумении. Они ничего не понимали, и сейчас каждый из них боялся получить добавки. Рей спокойно направился к тому месту, где пропала Алиса, посмотрел в черную дыру, уходящую куда-то вниз. Это был ствол, когда-то срубленного под корень дерева.

– Ноа, готовь тросы, будем спускаться. Сим, одолжи гонца.

Йен пришел в себя через полчаса, он был связан по рукам и ногам. Мужчина зло посмотрел на Рея. Командир присел на корточки возле друга.

– Прости, друг, так надо. Я не мог позволить сделать тебе глупость. Прыгнуть хотел?

Йен кивнул.

– Ты одно пойми, это ее работа. Она должна с ней справиться. И так бы ты ей не помог, разве что упал бы всей своей тушей прямо на голову. Я уже послал вниз нокса с камерой на спине. Если с ней все нормально, она пошлет весточку.

– Развязывай меня.

Рей видел, что Йен теперь вполне адекватен, поэтому он быстро ослабил веревки.

– А вот и Шустрик.

Ронни кинулся к ноксу, снял камеру. С третьей попытки дрожащими руками ему удалось подсоединить камеру к монитору. На экране они увидели, как камера уходит вниз. Потом на время воцарилась темнота, и, наконец, на экране появился яркий луч света. Нокс выбрался из туннеля и плюхнулся в реку, он греб на свет фонаря.

Перед ноксом появилась Алиса. Она рассматривала Шустрика и, сообразив, что на его шее закреплена камера приблизилась к ней. Девушка была вся мокрая и дрожала.

– Ребята, все нормально. Упала в подземную реку, – рассказывала она, стуча зубами, – так что просто сбросьте мне веревку, я поднимусь.

Йен выдохнул. «Господи, спасибо», – промелькнула единственная мысль в его голове.

Вдруг сбоку от Алисы вспыхнул яркий синий свет, девушка повернулась к источнику, громко вскрикнула, резко выгнулась, схватившись за голову руками, и завалилась на спину. Изображение смазалось, камера вышла из строя. У Йена на секунду перед глазами потемнело, сознание парализовал ужас.

– Рей, я знаю, что ты скажешь. К черту инструкции, я иду за ней! – рыкнул он.

Рей положил руку на плечо Йена и сжал его.

– Хорошо, мы спустимся туда вместе.

– Я тоже должен участвовать в спуске, там произошло что-то необычное! – уверенно заявил Ронни.

– И меня с Шустриком не забывайте. Мы идем!


Глава 6


Ронни и доктор Браун подготовили к спуску оборудование. Они постарались ничего не упустить. Два рюкзака были набиты доверху измерительными приборами. Йен собрал медицинские инструменты, препараты, термоодеяло. Он думал только об Алисе, сейчас наука его не интересовала. Через полчаса все собрались у хода. Рей разъяснил порядок спуска:

– Я иду первым, спущусь, осмотрюсь, дерну трос два раза, потом ты Йен, Сим спускается на Шустрике, Ронни последний.

– Поняли, – пробасил Ноа.

Пока отряд готовился к спуску, Ноа вбил в ближайшее дерево два крюка, к этой базе он прикрепил трос.

Надев толстые перчатки и прицепив карабин к альпинистской обвязке, Рей дал команду к спуску. Джек и Ноа встали у самого ствола. Каждый из них провел веревку позади спины. Дополнительная страховка была просто необходима, каждый мужчина вместе с рюкзаком весил больше сотни килограмм.

Рей оттолкнулся от края и ушел вниз дюльфером. Через мгновение свет от его налобного фонарика поглотила тьма. Два рывка, Ноа крикнул:

– Йен, иди.

Йен ушел быстро. Сим дождался своей очереди, и Шустрик, прочертив хвостом зигзагообразную линию на песке, нырнул вниз вместе со своим седоком. Вскоре он подал знак для Ронни. Парень немного повозился со снаряжением и осторожно ступил на отвесную поверхность. Он спускался дольше всех. Бедный Ронни никак не ожидал, что ствол через пять метров сделает крутой изгиб. Этот спуск напомнил Ронни очень крутую спиральную горку. Тоннель углублялся в подземелье на добрых тридцать метров. «Похоже, у Алисы был ну очень скоростной спуск. Я бы точно обоссался», – думал Ронни, осторожно преодолевая повороты. Чем ниже он уходил, тем уже становился ход, Ронни это совсем не нравилось. Он старался идти со средней скоростью, сосредоточенно протягивая веревку через страховочное кольцо восьмерку. В конце пути мужчина сбился и сделал слишком затяжной прыжок, он буквально вывалился из прохода. Рей поймал Ронни за шкирку, но тот все равно с размаху шлепнулся на зад, спиной к обрыву.

– Осторожно, там камни внизу.

Ронни покосился через плечо. Внизу, на расстоянии четырех метров, лежала груда округлых валунов. Он встал на четвереньки и осторожно поднялся на ноги, ощущая, как рюкзак всей тяжестью потянул его назад. Ронни обвел местность лучом фонарика, вглядываясь в окружающее пространство. Это была довольно узкая пещера, всего около десяти метров шириной. Высота ее тоже оказалась не велика, метров пять не больше.

– Пещера? – удивился Ронни.

– Нет, – сказал Йен, – мы внутри старого ствола. Видите эти камни? Вода подточила их острые края, значит, дерево было срублено или упало давно.

– А вода где? Алиса говорила, что тут река протекает. Да и это странно, мы ведь ниже уровня озера. Тут все должно быть затоплено.

– Вокруг все сырое, скорее всего, все действительно было затоплено, – рассуждал Рей. – Кстати, Алиса и Шустрик как раз и приземлились в эту реку или, точнее, в тот момент, когда вода уходила из тоннеля. Думаю, нам лучше поспешить с поисками, иначе мы все рискуем отправиться на корм рыбам.

Рей присел на корточки спиной к обрыву, ухватившись за край ствола, он оттолкнулся от него ногами. Пару раз качнувшись, командир ловко приземлился на большой камень. Шустрик с Симом на спине просто спрыгнул вниз. При том, что он постоянно перепрыгивал со ствола на ствол, эта высота для него не была проблемной. Йен передал Рею рюкзаки и повторил трюк с такой же легкостью.

Ронни сглотнул, с ловкостью и координацией у него были проблемы.

– Давай, Ронни, не робей, – подбодрил его Рей.

Ронни осторожно спустил сначала ноги, потом лег на живот и аккуратно опустился, повиснув на руках. Мужчины не ждали, когда Ронни сам упадет мешком вниз. Их товарищ обладал достаточным количеством талантов, его плохая координация и рассеянность стали для них лишь особенностью его физических возможностей, но никак не слабостью. Они, не сговариваясь, подхватили Ронни за ноги и аккуратно опустили вниз.

– Спасибо. Тут высоко, в такие моменты мне необходимо больше времени, чтобы собраться.

Рей похлопал Ронни по плечу.

– Я нашел ее фонарик! – раздался со стороны громкий возглас Сима.

– Алиса! Алиса! – громко позвал Йен.

Никто не откликался.

– Идем вперед.

Мужчины перепрыгивали с камня на камень, они медленно продвигались вперед, осматривая извилистое русло подземной реки. Симу было легче, Шустрик шел по своду. Он значительно опередил команду и ушел далеко вперед. Сим вернулся к ним только через час.

– Впереди, километра через два, есть выход, – сообщил драг. – Там что-то светится ярким голубым светом. Шустрик отказался приближаться к концу тоннеля.

– Мы на правильном пути, – сделал вывод Рей.

Группа продолжала пробираться по руслу, прошло еще полчаса и тут впереди забрезжил свет. В кромешной тьме он ослеплял. Яркая точка увеличивалась в размерах, освещая коричневые стены. Тени людей растянулись по камням, они скользили по мокрым булыжникам неровными очертаниями. Каждый шаг отдавал громким гулким эхом. Люди ускорились и, наконец, подошли к выходу. То, что они увидели, не могло идти в сравнении ни с одним рукотворным сооружением. Толстые стволы деревьев плотно сошлись друг с другом, образуя неровный купол сверху. К низу замкнутое пространство расширялось и напоминало чашу. Стены, созданные самой природой, изолировали пространство внутри от водной толщи. В центре висел большой огненный шар, его диаметр был больше пяти метров, от объекта исходил яркий голубой свет.

Рей на всякий случай проверил показания дозиметра, радиационный фон был в норме.

– Что это? – прошептал Ронни.

– Выяснить это – твоя работа, – напомнил ему Рей. – Йен, ты идешь справа налево, я в другую сторону, прочесываем местность.

Рей оставил свой рюкзак с оборудованием Ронни. Ученый действовал быстро. Он волоком потащил поклажу вниз. Сим, несмотря на свой небольшой рост, помогал Ронни как мог. Когда они оказались под шаром, Ронни с Симом принялись распаковывать приборы. Работая в паре, они справились с задачей очень быстро, ученый приступил к физическим измерениям.

В это время мужчины внимательно осматривали крутой склон. Рей уже был в поле видимости Йена, надежда на успешное окончание поисков таяла на глазах. И вдруг Рей крикнул:

– Йен, там!

Он показывал на место, которое было буквально в десяти метрах от Йена, и тот, перескакивая неровности, образованные стволами, в мгновение ока оказался на месте. Из расщелины между деревьями, такой узкой, что, пожалуй, в ней могла поместиться только хрупкая девушка, торчала бледная рука. Йен просунул руки в темноту и осторожно вытащил Алису из ловушки. Она была очень бледной, холодной, до того холодной, что Йен не мог понять, жива ли она, или он опоздал. Вся ее одежда разодралась, на голых участках тела были видны окровавленные ссадины. Йен прикоснулся к шее девушки. Пульс прощупывался, она была жива. Мужчина наклонил голову, выдохнул. Теперь он действовал спокойно, методично. Он прощупал ее голову, расстегнул куртку, поднял майку, осмотрел грудь, спину. Все тело девушки было покрыто гематомами и ссадинами, но переломов он не заметил.

– У-у-у, – простонала Алиса.

– Алиса!

– Йен? – тяжело произнесла она, посмотрев вверх. – Йен?

– Да! Да, это я!

– Йен, я ослепла, я ничего не вижу! Где мы?

Девушка перед каждым словом глубоко шумно втягивала воздух. Ее тяжелое дыхание совсем не нравилось Йену. Все внутри мужчины похолодело. Он прижался к ее виску губами, зажмурил глаза до боли. «Жива, главное, что она жива!»

Йен облокотил девушку спиной на свою грудь, он достал из рюкзака термоодеяло и закутал в него Алису.

– Возможно, ты ударилась затылком. Из-за травмы пропало зрение, – попытался он приободрить ее.

В это время к ним подоспел Рей. Он присел на корточки.

– Как ты?

– Сил нет, не могу встать, – Алиса тяжело вдохнула. – Ничего не вижу.

Рей осторожно похлопал ее по руке.

– Держись, сейчас будем выбираться.

Рей поспешил к Ронни.

– Что у тебя?

– Фигня какая-то, – проворчал Ронни, с ловкостью циркача оперируя сразу несколькими приборами, – приборы как с ума сошли, показывают то, чего в природе быть не может.

– Уточни.

Ронни схватился рукой за волосы, вытаращил глаза, смотря на шар.

– Ну, короче, получается, что перед нами небольшая белая дыра.

Рей прочистил горло и оттянул воротник.

– Белая, значит? Как это?

– Ну, знаешь, есть такой гипотетический объект белая дыра, она антипод черный дыры. Если из черной дыры не может вернуться даже свет, то в белую, в принципе, ничто не может попасть. У меня есть теория, она, конечно, лично моя, но все-таки. Я считаю, что в какой-то момент времени некое событие в неком многомерном пространстве привело к образованию огромной белой дыры, это и был большой взрыв в нашем понимании. То, что было там, в многомерном пространстве, проникло в наше измерение, образовав некого рода проекцию, также как трёхмерный куб проецируется на плоскость в виде квадрата.

– Короче, что-то там произошло, образовалась дыра, из нее вывалилось куча квадратов, которые там были кубами.

Ронни покачал головой в разные стороны.

– Ну, типа того.

Рей с минуту молча смотрел на Ронни.

– Почему сейчас из этой дыры не валит дуром многомерное пространство?

– Возможно, что она настолько микроскопическая, что частицы не могут преодолеть энергетический барьер, это мешает переходу.

– Там, там, там! – затараторил Сим, дергая Рея за рукав. – Там какие-то черти лезут!

Рей увидел, как из-под довольно тонкого ствола появилась длинная тонкая рука, рядом еще одна. Рей достал из-за спины бластер. Они только что обнаружили объект, который грозил миру катастрофой библейского масштаба, и вот еще чертей им только и не хватало! Он был зол и потому готов за секунду отправить любую нечисть обратно в ад.

– Ронни, скройся. Сим, перестань меня дергать, иди с Ронни.

Ронни подхватил Сима за подмышки и потащил его к бугру. За этой естественной складкой местности они скрылись, низко пригнувшись к деревьям.

Из расщелины, заполненной водой, появились два высоких существа. Они походили на драгов: на их головах были зеленые волосы, облепившие головы, глаза сияли голубизной, вот только рост значительно отличался от их низкорослых собратьев. Существа были ростом с Рея, то есть немного ниже двух метров. Пришельцы шли к Рею, они двигались как в замедленной съемке. По-видимому, передвижения на суше для них были тяжелы.

– Стоять, кто такие? – рыкнул Рей. Визитеры замерли, один из них начал что-то говорить на языке драгов, при этом перевирая в словах половину согласных звуков. Рей только начал изучать местный язык, быструю речь он еще понять не мог, но отдельные слова все же были ему ясны. Похоже, они не желали им зла. Сим вылез из укрытия, подтвердив его догадку.

– Сим, кто эти драги-переростки?

Рей всегда готовился к миссиям. Изучал все известные материалы о природе планеты, ее населении, но вот об этих существах на данный момент времени информации у него никакой не было. Возможно, драги знали несколько больше, чем люди. Ответ Сима был прост:

– Без понятия.

Рей опустил оружие, и пришельцы приблизились к шару. Один из них обратился к Симу. Его речь была очень эмоциональна, он сильно жестикулировал руками.

– Сим, что он говорит?

– Говорит, что это вместилище огненных душ, которое они оберегают много тысячелетий, и что нас не должно тут быть.

– Передай, мы готовы покинуть их священное место. Постарайся выяснить, кто они такие.

Пока Сим говорил, к ним спустился Йен с Алисой на руках.

– Говорит, что по преданию наши сухопутные драги вышли из воды много тысячелетий назад, когда жизнь под водой стала скудна. Они искали пищу и со временем стали все больше и больше времени проводить на суше. С тех пор наши пути разошлись. Теперь они считают, что пришло время нам объединиться и жить в мире и согласии. Люди чужаки, им тут не место.

– Что они делали с деревьями?

Сим перевел вопрос. Получив краткий ответ, он вдруг разразился яростной речью, почему-то тряся перед собеседниками своими штанами. Потом Сим повернулся к Рею.

– Вы были правы, они изменяли состав воздуха возле озера. И так по всей планете, где обитает их вид.

– Я так понимаю, что они хотели убрать людей из-за стола переговоров?

– Совершенно верно, но я, в прямом смысле этой фразы, не готов остаться без штанов. Люди поставляют нам одежду, еду, да все, без чего мы уже свою жизнь не представляем. Мы живем на одной планете несколько веков, и тут они решили перевернуть наш уклад из-за одной своей прихоти, видите ли, они решили, что нам пора поболтать.

– Они знали, что ваша раса не может так просто разорвать сотрудничество с людьми, в том числе и из-за налаженного товарооборота. Вот тогда они пошли на крайние меры, решили уничтожить часть леса, то есть то, без чего драги и вся экосистема суши не может существовать. Ваши соседи хотели, чтобы драги обвинили людей в гибели лесов. Эта история могла закончиться тем, что нашу колонию попросту выселили бы с Гренады. И тогда они могли вступить в игру без помех.

Все, что говорил Рей, Сим переводил пришельцам. Те переговорили между собой и кивнули в знак согласия.

– Рей, я перевел им твои слова и добавил, что за стол переговоров без участия в равной степени людей мы не сядем. Они согласились.

Тут один из водных драгов протянул руку и указал длинным пальцем на огненный шар. Он опять что-то сказал.

– Он говорит девушке, что к ней пришли. Она должна встретиться с душой.

Алиса все это время молчала, ее глаза были широко раскрыты.

– Йен, опусти меня, – громко сказала она, собравшись с силами.

Мужчина не спорил. Он осторожно поставил Алису на ноги, придерживая ее за плечи. Девушка опустила голову, мотая ей из стороны в сторону, и потом откинулась назад, подняв лицо вверх. В этот момент от шара отделилась сверкающая материя. Она опустилась вниз к поверхности деревьев и закружилась вокруг себя, поднимая вихрь из бактерий. Бактериальная биомасса стекалась со стволов к центру притяжения. Вскоре из нее стала формироваться фигура человека. Фигура обрела очертания женщины. Высокие драги преклонили колени и пали ниц.

Алиса ничего не видела, но она знала, зачем она здесь и кто перед ней стоит, она почувствовала прикосновение теплой ладони к щеке.

– Мама! Мамочка! – прошептала Алиса. По щекам девушки потекли слезы, она всматривалась во тьму и ничего не видела. Она понимала, что никогда не услышит ее и больше никогда не почувствует прикосновений теплых заботливых рук.

– Мамочка, мне без тебя было так плохо. Мне столько надо тебе рассказать.

Женщина дрожащими руками погладила лицо Алисы. Девушке со второй попытки удалось поднять руку. Она положила свою ладонь поверх ладони матери.

– Мама!

Йен сжал плечи Алисы, он чувствовал, что девушка еле держится на ногах. Этот шар, этот контакт, каким-то образом влиял на ее физическое состояние. Он не знал, почему все это происходит, может, это физическое явление, а может, Бог или какое-то высшее существо решило, что эта встреча должна состояться, однако одно он осознавал твердо – все это должно как можно скорее закончиться.

Анна перевела взгляд на Йена, она дотронулась до его запястья и посмотрела в глаза, как будто вверяя свое любимое чадо в его руки. Йен кивнул головой в знак того, что понял ее.

По накидке уже начали щелкать мелкие искры, женщина в последний раз посмотрела на Алису, отняла от нее руку. От пола вверх пробежал сильный разряд, и вся биомасса рухнула вниз, оставив висеть в воздухе яркий огненный шар. Душа ушла в портал. Йен осторожно развернул Алису к себе.

– Она ушла, – мягко сказал он. Девушка молчала, она прижала руки к груди, ее трясло крупной дрожью. Йен поднял Алису на руки.

– Ну и как ты это объяснишь, умник? – проворчал Рей.

Ронни смотрел на шар как на чудо.

– Никак, душа, она существует!

– Напомню, наука отрицает существование души, бога, дьявола.

– Да, да, я знаю, наука отрицает все, что не может измерить, увидеть, доказать. Но вот представь, живешь ты в двухмерном мире, грубо говоря, на листке бумаге и совершенно не имеешь представления о времени и третьем измерении. Понятия времени для тебя не существует, и ты даже не представляешь, как придумать эти часы, что измеряют время. Так и душа, мы не можем ее обнаружить в нашем теле, потому что не можем изобрести прибора, который зафиксирует ее существование. И все из-за того, что этот прибор должен быть порождением самого этого многомерного пространства, в измерениях низшего уровня, типа нашего, он будет лишь бесполезной проекцией. То, что мы сейчас видели и есть доказательство существования души. Каким-то образом бактерии подчиняются этой потусторонней силе и обретают привычную для нас форму визитера. Но ведь и мы тоже сосуд, который матушка природа сотворила для души. Я думаю, этот портал существует здесь очень давно, схема взаимодействия его и бактерий отрабатывалась веками. Сим, спроси, как часто приходят из шара души?

Сим перевел вопрос водным драгам, и они сразу ответили.

– Говорят, что приходят очень редко. Из шара вырываются только очень сильные души, являются они к избранным. Для них удивительно, что эта душа проникала в материальный мир целых три раза.

– Логично, эмоциональная связь матери и ребенка обычно очень сильна, – сказал Рей.

Водные драги еще что-то сказали, и Сим перевел:

– Нам пора уходить, через два часа тут все затопит. Портал скроет вода.

– Уходим. Нам больше нечего делать здесь, – сказал Рей.

Им пришлось бросить много оборудования. Ронни загрузил лишь часть его в свой рюкзак. Эту поклажу Рей взял на себя, приказав ученому идти налегке. Сейчас они должны были перемещаться в быстром темпе, про себя командующий опасался, что Ронни может искалечиться на скользких камнях, дополнительная ноша только усугубит ситуацию.

– Иду первым, – крикнул драг. – Предупрежу ребят, чтобы встречали.

– Давай.

Все дорогу Йен нес Алису на руках. Он осторожно перебирался с камня на камень. Девушка то теряла сознание, то опять приходила в себя. Когда они добрались до прохода наверх, вода уже была им по колено. Рей выстрелил из гарпуна в дерево, и металлическая гусеница на конце стрелы за минуту ввернулась в ствол. Рей по веревке поднялся в «трубу», он подтянул рюкзак. Йен поднял Алису вверх на вытянутых руках, и командир быстро перехватил ее. Йен оказался рядом с Реем в мгновение ока, он забрал свою драгоценную ношу. Ронни, как всегда, забирался неуклюже, пару раз соскользнув по тросу вниз. Рей на полпути подхватил ученого за шкирку и резко поднял его вверх.

Вода прибывала стремительно. Прошло каких-то десять минут, а буквально в метре ниже них уже неслась бурная река.

– Так, я иду первым, Ронни, твоя задача – просто привязать карабин к верёвке, мы вытащим и тебя, и рюкзак. Йен, за тобой самое сложное. Мы вас вытянем, но ты должен привести ее в чувства.

Рей ухватился за веревку и быстро пошел вверх. Для него это восхождениее было легким.

Ронни начал крепить к тросу карабин. От волнения его руки тряслись, он то и дело смотрел вниз на бурлящий поток, и все же через пару минут он справился с задачей. Ронни закрепил карабин на своей обвязке и пошел по скользкой поверхности. Мужчины тянули его вверх.

Йен и Алиса остались одни. Йен поставил Алису на ноги. Та висела, прогнувшись в спине через его руку.

– Алиса! – позвал он. – Алиса, очнись!

Девушка не шевелилась. Йен встал на колени, положил ее голову на свою руку. Он осторожно погладил ее по виску.

– Ну же, девочка, ты всегда была сильной, соберись, – с отчаяньем в голосе прошептал он. Йен почувствовал, как по его ногам струйками потекла вода. Через минуту течение снесет их вниз, и тогда их ждет только один конец. Йен прильнул лбом к ее лбу и закрыл глаза. Он был готов остаться с ней здесь навсегда. Вдруг глаза девушки распахнулись.

– Алиса! – обрадовался Йен.– Алиса, ты слышишь меня?

– Да.

– Мы должны подняться. Сможешь удержаться на моей спине?

– Да, – хрипло сказала Алиса.

Йен поставил ее на ноги и повернулся к ней спиной. Он почувствовал, как Алиса сцепила замком руки на его плечах, обвила его торс ногами. Сверху по скользкой поверхности пришла веревка с карабином на конце. Йен быстро закрепил карабин на обвязке. Подав сигнал, он почувствовал рывок вверх. Йен шел по стволу так быстро, как мог. Одной рукой он держался за трос, другой страховал Алису. Девушка тяжело дышала ему в шею, дрожала всем телом, а он говорил ей всякую ерунду, лишь бы она вновь не теряла сознание. На самом верху ее голова безвольно упала ему на плечо, ноги начали съезжать с торса. Когда Йен увидел звездное небо над головой, то отчаянно крикнул:

– Рей!

На краю «трубы» появилась темная фигура. Рей, держась за край дерева одной рукой, спрыгнул вниз, он упирался во внутреннюю поверхность ствола ногами. Единственной свободной рукой, он подхватил девушку за воротник куртки и приподнял ее, чтобы передать Ноа.

– Несите ее в палатку, – сказал доктор Браун. Йен забрал Алису у Ноа и поспешил за доктором. В палатке все было готово: на полу доктор расстелил спальный мешок, приготовил сухое термоодеяло, медицинские инструменты, средства для инъекций, приборы для диагностики.

Йен снял с девушки мокрую одежду. На ее хрупком теле уже проявились многочисленные синяки и ссадины. Доктор Браун достал УЗИ аппарат, тонометр.

– Я, конечно, не врач, но, по-моему, внутренние органы целы, – через несколько минут произнес он.

– Давление низкое, температура тела нормальная. Она ослепла, я не знаю, может, это следствие тех явлений, что там происходили, – сказал Йен, закутывая девушку в спальный мешок.

– Посмотрим, что будет завтра.

Доктор Браун, покачал головой.

– Крепко ей досталось.

– Да. Я останусь с ней.

Алиса проснулась ранним утром. Она осторожно пошевелила руками и ногами, ощутила себя нагой в спальном мешке. Кто-то застегнул молнию на нем почти до самого ее носа. Она нахмурилась и посмотрела по сторонам. Все, что она видела перед собой – это темные и светлые разноцветные пятна.

– Йен?

Девушка почувствовала движение рядом с собой.

– Да, милая. Как ты себя чувствуешь?

Все тело ломило так, как будто она побывала грушей для боксеров, но голова была ясная.

– Вроде нормально.

Алиса сощурилась, смотря на Йена. Она расстегнула молнию, высунула одну руку из спального мешка, дотронулась до его лица, ощутив сначала под ладонью колючую щетину, а потом мягкие губы.

– Ага, значит, это пятно – ты.

– Отлично, – обрадовался Йен, – зрение возвращается!

– Мы в палатке?

– Да.

– Дай мне одежду. Я не собираюсь тут валяться вечность.

– Может, не стоит так спешить? Ты ничего не помнишь?

Алиса замерла.

– Я все помню, по крайней мере, ту часть, когда была в сознании. Послушай, Йен, я вполне нормально себя чувствую. У меня ясная голова, ушибы, конечно, побаливают, но это не повод жалеть себя. И я очень проголодалась, достань мне мою чистую одежду.

Йен порылся в рюкзаке и нашел чистую смену. Девушка сидела, придерживая спальный мешок на уровне груди. Она ощупывала футболку, соображая как правильно ее одеть. Мужчина молча смотрел на нее.

– Послушай, может, ты отвернешься? И не говори мне: «Зачем, я и так все видел!».

Йен тут же отвернулся. Он слышал, как Алиса ворчит, запутавшись в штанах. Ему очень хотелось обнять девушку, прямо руки чесались, но он очень боялся сделать ей больно.

– Можешь повернуться, я все.

Йен посмотрел на нее и усмехнулся. Она все же надела куртку наизнанку.

– Что не так?

– Куртка, ты вывернула ее наизнанку. Давай помогу.

Он аккуратно снял с нее куртку и помог надеть правильно. Пока он это делал, девушка смотрела на него, как будто не решаясь что-то сказать.

– Йен, – тихо позвала она его.

Йен поднял взгляд. Девушка резко неожиданно для него прильнула к его губам. Она целовала его со страстью, настойчивостью, схватившись за полы его куртки, Алиса стащила ее вниз. Дрожащими руками Йен уложил девушку на пол. Не решаясь дотронуться до ее израненного тела, он держался на весу, в один лишь поцелуй, вложив всю свою страсть. Алиса ощущала, как волосы Йена падали ей на скулы, его сбившееся дыхание, бешеный ритм сердца под рукой. Девушка сняла с него футболку. Сейчас, когда она не видела, все остальные ее чувства обострились. Ей хотелось почувствовать его рельеф мышц, «увидеть» руками, как тело любимого реагирует на ее прикосновения.

Йен тяжело дышал. Это была его первая физическая близость с ней. Первый раз, когда она ласкала его как женщина. Он оторвался, чтобы посмотреть на нее. Волосы девушки разметались, глаза блестели, щеки покрылись легким розовым румянцем. Алиса обхватила шею Йена и, притянув его обратно к себе, слегка прикусила кожу на плече. Она прошлась поцелуями по его шее и остановилась за ухом. Йен тихо простонал, прикрыв глаза от наслаждения. Алиса толкнула его ладонями в грудь, заставила перевалиться на спину, и он подчинился, увлекая ее за собой. Девушка склонилась над ним, она быстро скользила губами по его плечам, груди, торсу. Иногда из горла Йена вырывался тихий стон, и Алиса прикрывала его губы ладошкой, слегка прикусывая чувствительную точку на его теле.

– Я люблю тебя, я люблю тебя, – слышала она его шепот, это заводило девушку еще больше. Голова мужчины металась из стороны в сторону, он захватывал губами ее пальчики, целовал их, осторожно придерживал руками ее бедра. Они поменялись ролями, сейчас Алиса была властна над ним. Йен с радостью накинулся бы на нее, но об этом пока можно было только мечтать. Он не мог сделать ее больно.

– Йен, – прошептала Алиса, вернувшись к его губам. – Йен, мне было так страшно там внизу. Я думала, что больше тебя не увижу.

– Я знаю девочка, мне тоже было страшно.

Алиса потерлась об его колючую щеку. Ее лицо было красненьким как помидорка, а вид крайне смущенным.

– Йен!

Йен знал, о чем она просит. Алиса по своей природе была ласкушей. Она ласкалась к нему, когда ей было больно, и когда страшно, когда она хотела любви, и сейчас, когда девушка была в смятении от собственного проявления страсти.

Йен хотел показать ей, что ничего страшного и постыдного в ее порывах нет. Он начал целовать ее ладошки, говорить нежные слова о том, как она важна для него, как сильно он ее любит, как ему были приятны ее прикосновения. Алиса сразу расслабилась. Она устроилась на нем, отвечая на каждое его легкое прикосновение с нежностью.

Ронни подошел к палатке.

– Йен, завтрак готов, как Алиса?

Ответом было молчание. Ронни уже хотел расстегнуть палатку, чтобы разбудить Йена, но вдруг молния сама поехала вверх. Йен на мгновение отодвинул полу. Ронни покосился на его перепутанные волосы. Обычно коллега заделывал их в хвост, но сейчас это было что-то в стиле драгов.

– Мы сейчас придем, – слегка охрипшим голосом сказал Йен.

– Ага.

Йен закрыл палатку, и Ронни отправился к костру.

– Ну что там?– спросил Джек, покуривая свою трубку.

Ронни пожал плечами.

– Не знаю, Йен как будто с похмелья, голос осип, на голове черт знает что, по-моему, его даже слегка пошатывает.

– Да, – задумчиво произнес Ноа, – аж, завидно!

– Ничего, скоро ты встретишь своего …

Джек не успел договорить, получив кулаком в зубы. Он бросил раскуренную трубку и кинулся на Ноа, чтобы дать ему достойный ответ. Когда Йен вывел Алису из палатки, Ноа и Джек мерились силами. Песок летел из-под их ног, оба были злые и дубасили друг друга не жалея сил.

– Что происходит?

– Ноа и Джек дерутся. Ронни завтракает, доктор Браун и Рей наблюдают за борьбой.

Джек ничем не уступал Ноа, конечно, техники у него не было, он просто дрался, как умел. Рей наблюдал за борьбой с профессиональным интересом. Он подумал, что над техникой Джека неплохо бы поработать, и тогда он будет отличным бойцом. Заметив Алису, он скомандовал:

– Ребята, брейк. Поговорим о делах.

Мужчины остановились, Ноа дружелюбно хлопнул Джека по спине.

– Неплохо. Отличный спарринг, было интересно.

Йен взял руки Алисы и дал ей тарелку с едой и ложку.

– Алиса, как ты себя чувствуешь?

Алиса повернулась на голос Рея и прищурилась.

– Вполне сносно, голова ясная, остальное не важно.

– Что со зрением?

– Пока вижу только разноцветные пятна.

– Что произошло там внизу?

– Ну, сначала из туннеля появился яркий светящийся шар. Все мое тело сковала боль. По голове как будто дали с размаху молотком. Шар рванул по туннелю, а я на время потеряла сознание. Потом, когда очнулась, я уже ничего не видела, пошла по туннелю. Сил не было, но все мои мысли были подчинены одному – я должна следовать за шаром. Эта мысль была как будто не моя, и малейшее сопротивление приводило к тому, что мое тело опять сковывала боль. Я падала бесчисленное количество раз, ползла, сдирая кожу об острые камни. Потом я покатилась кубарем вниз. С этого момента я не знала куда деться, просто двигалась на ощупь, и, в конце концов, упала в яму, из которой сама выбраться не смогла.

– У меня, конечно, тоже полно умерших родственников, но я лично не хотел бы повидаться с ними ценой свернутой шеи, – сказал Ноа.

– Вполне вероятно, что не всем предоставляется такая возможность. Видели провидицу, недаром она слепа, – заметил Ронни.

– А где Сим? – встрепенулась Алиса.

– Уехал вчера. Он должен встретиться с провидицей и старейшинами. Сможешь перенести дорогу до порта?

– Без проблем, – сразу ответила Алиса. Она не видела, но в этот момент все мужчины смотрели на нее так, как будто тонкое деревце решило устоять в ураган.

– Йен, сделай так, чтобы она съедала все до крошки, иначе мне придется самому за этим следить, – раздраженно сказал Рей.

– Да мы все поможем! Сделаем из сухариков булочки,– гаркнул Ноа, отхлебывая кофе из кружки. После этих слов в лоб Ноа прилетела ложка. Алиса, несмотря на слепоту, оставалась бойцом. Она метко попала между глаз Ноа с четырех метров.

Обратная дорога в порт была однообразной. Йен предложил ей ехать на его коленях, но она не могла предать свою Звездочку. Тогда он просто привязал ее лошадку к своей. Они шли всегда самыми последними, немного отставая от группы. Это время было счастливым для них. Они делились воспоминаниями, шутили, просто радовались тому, что могут беспрепятственно общаться между собой. Даже Рей относился к этому спокойно, Алиса все равно не могла выполнять свою работу.

По вечерам вся команда, чтобы хоть как-то спастись от безделья, писала отчеты о миссии. Алиса в этом была новичок, поэтому Йен помогал ей не только с набором текста, но с изложением событий. Девушка заметила, что составление таких бумаг не требует особой фантазии. Йен использовал много общих фраз, шаблонных описаний, поэтому, запомнив их, к середине отчета она уже вполне справлялась сама с этим поистине муторным занятием.

На полпути они встретили мэра Стини. Тот спешил к драгам. Первый этап переговоров был назначен в новолуние, то есть через четыре дня. Событие было настолько важным, что его сопровождали еще около двух десятков советников. Мэр чувствовал ответственность за будущее людей на Гренаде, поэтому речь, с которой ему предстояло обратиться к водным драгам, многократно согласовывалась с правительством Земли. Стини зачитал им свое обращение. Из него Алиса сделала несколько выводов. Первое, люди и дальше готовы жить в мире и согласии с драгами. Второе, они рады будут продолжать успешные торговые отношения с драгами и налаживать новые с их водными собратьями. И третье, правительство делало упор на то, что многовековое сотрудничество людей и драгов позволило сохранить экологию планеты. В том числе из-за отсутствия промышленного производства и применения современных методов очистки бытовых вод, озера, моря, океаны до сих пор сохранили свою первозданную чистоту.

Рей все же посоветовал Стини наладить с Землей прямой мост во время переговоров. Он считал водных драгов довольно коварным народцем. Мэр пообещал, что обязательно сделает это.

У Рея появилась еще одна забота. Он предложил Джеку поработать на корпорацию, и тот с легкостью согласился. Как и предрекала провидица, ему больше нечего было делать на этой планете. У него не было ни родственников, ни друзей, ни семьи, ничто не держало его здесь. Однако его переезд не обещал быть простым, для начала ему предстояло получить гражданство Земли, и потому Рей и Джек практически все свободное время заполняли формуляры, анкеты. Рей отправил заполненные документы на Землю, лично обратился к правительству с просьбой дать Джеку гражданство. Ответ с Земли пришел за день до прибытия в Авилон. Бумага предписывала Джеку пройти полное медицинское обследование со взятием образцов ДНК. Ему присваивался индивидуальный номер гражданина, на его имя был открыт счет, и его опять ждала целая кипа бумаг, которые он должен был заполнить для устройства на должность в корпорацию.

Пару дней они провели в Авилоне. Именно столько времени понадобилось команде, чтобы собрать необходимое количество бактерий. Ученые снимали с одного дерева не более квадратного метра бактериального слоя. Образцы помещались в специальные контейнеры с питательной средой и переправлялись на челнок.

Пришло время прощаться со Звездочкой. Девушка припасла для своей любимицы несколько кусочков сахара. Она упросила старого конюха в порту, позволить ей отвести лошадку в стойло. Алиса по обыкновению прижалась к морде Звездочки. Расставание давалось ей с трудом.

– Ну что, кажется, мы расстаемся навсегда.

Звездочка опустила голову, покосившись на Алису черным глазом. Алиса достала из носового платка сахар и протянула его лошадке. Та с радостью приняла угощенье. Девушка крепко обняла ее голову.

– Прощай, Звездочка. Для меня ты навсегда останешься верным другом. Береги себя, – после этих слов Алиса вышла из стойла и пошла к выходу из конюшни. А позади нее раздавалось громкое ржание Звездочки, которая, не зная человеческого языка, каким-то образом поняла, что навсегда расстается со своей доброй спутницей.

Ближе к обеду они прошли гипперврата. Джек прилип к смотровому окну. Как бы плохо не относились к нему местные жители, он прощался с домом. Ноа, увидев Джека у окна, облокотился на его плечо локтем.

– Знаешь, она никуда не денется, – сказал он, подперев щеку. – Так что прекращай хандрить, идем на тренировку. У нас тут на корабле есть адская машина, проверим, справишься ли ты с ней. Хотя подозреваю я, что у тебя кишка тонка.

Джек сощурил глаза.

– Ладно, если я переплюну тебя и в этом, с тебя выпивка.

– Хорошо, повышаю ставки, выпивка и девочки.

Джек сделал удивленное лицо.

– Девочки? Какие девочки? Я думал, тебя они не интересуют.

После этих слов Джека как ветром сдуло из столовой. Парень несся по коридорам корабля куда глаза глядят, ибо знал, что драки ему не миновать, по пути он сшиб Росса, разозлив еще и его. Рей, заслышав из своей каюты ругань парней в коридоре, подумал, что теперь у него прибавилась еще одна головная боль.

Несмотря на постоянные перипетии между парнями, полет проходил спокойно. Военные занимались тренировками на симуляторе боевых действий, ученые всеми днями пропадали в лаборатории. Они работали с бактериями, опасаясь того, что биоматериал не дотянет до Земли. Им удалось выяснить, что бактерии при образовании макрообъектов соединялись между собой жгутиками. Эти связи выполняли функцию проводников нервных импульсов от источника разума в объекте. Именно поэтому тело совершало движения с такой поразительной легкостью. Бактерии захватывали с собой частички коры, прессуя их между собой, они выстраивали внутри тела что-то похожее на скелет человека. Объединяясь, маленькие строители имитировали только внешние очертания человека, внутри образа не было ни внутренних органов, ни кровеносных сосудов. Структура была крайне нестабильна, она нагревалась и быстро распадалась на части. И все-таки само это явление было уникальным. Если норды могли строить целые города из наночастиц, то эти бактерии позволяли строить тела из бионаночастиц. Теперь перед учеными Земли стояли три задачи, которые не могли быть решены в одночасье. Во-первых, необходимо было научиться выстраивать из бактерий структуры. Во-вторых, требовалось придать стабильность получаемым макрообъектам. И наконец, действия объекта как-то надо было контролировать.

Воодушевленные открытиями, ученые ушли в работу с головой. Алиса же маялась от безделья. Рей не допускал ее к работе. Она уже достаточно хорошо видела, однако буквы в книгах все еще сливались перед ее глазами. Девушка слонялась из лаборатории в кабину пилотов и дальше к парням на тренировку. Она терзала Джейн расспросами о работе корабля, маневрировании. Женщина от скуки с радостью делилась с ней тонкостями своей работы. Она и Алиса даже рассчитали несколько сложных траекторий.

В лаборатории Алиса сидела смирно в уголке на стуле, мужчины боялись что она, ввиду слабости в зрении, разобьет им какой-нибудь ценный препарат. Девушка интересовалась работой приборов, техникой проведения экспериментов, следила за их ходом.

Все с удовольствием общались с Алисой, однако из-за того, что она не имела какого-либо полезного занятия, девушка чувствовала себя везде третьей ногой. Именно поэтому она мечтала выбраться из этой консервной банки.

Когда пришло время выхода из гиппертунеля, Алиса пришла в столовую. Она приготовила себе чай, выключила свет и села за столик. Через час за окном появилась дымка, сердце девушки учащенно забилось. Она всматривалась в темноту за окном в туман, ожидая появления голубой планеты.

– Привет, – знакомый голос, заставил ее повернуться в сторону двери. В дверном проеме, загораживая свет, идущий из коридора, стоял Йен. Он был в халате и держал в руках планшет с включенным экраном.

– Привет.

Мужчина выключил экран. Он снял халат, аккуратно сложил его, пристроив возле планшета.

– На сегодня все? – спросила Алиса.

– Да.

Йен прошел к окну, прислонился к его краю.

– Иди ко мне!

Алиса улыбнулась. Она встала, подошла к нему, Йен развел руки и притянул девушку к себе.

– Скоро мы будем дома, – сказал Йен, целуя ее макушку и водя рукой по спине. Алиса уткнулась лбом в его шею. Йен продолжил:

– Алиса?

– У-у-у.

– Выходи за меня?

Алиса резко подняла голову и отступила от Йена на шаг. Она с минуту молчала, осознавая важность момента.

– А как же твои родители? Они точно этого не одобрят!

– Конечно, мне было бы приятно, если бы они полюбили тебя, но если этого не произойдет, для меня это не будет чем-то фатальным. Главное, что я тебя люблю, и мы будем вместе.

Алиса задумалась над словами Йена, и потом все же решила напомнить ему о своих главных недостатках. Исподлобья посмотрев на Йена, она низким голосом произнесла:

– У меня все еще нет фамилии!

– У тебя будет моя фамилия.

– Я бардачница.

– Ничего, можем устроить марафон по разведению и уборке бардака.

– Я не умею готовить.

– Моя стряпня вполне сносная, – намекнул Йен на свои кулинарные таланты.

– Я ужасная домохозяйка.

– Да, – уверенно кивнул Йен, – я знаю.

Она тихо рассмеялась над тем, что Йен даже не собирался ее переубеждать в обратном, но тут же перестала.

– Я люблю тебя, – уже мягко произнесла она, смотря в глаза Йену.

– Отличный довод в мою пользу.

Алиса поднялась на носочки, и Йену пришлось наклониться, чтобы обнять ее. Тихо, замирая от волнения, девушка произнесла:

– Я согласна!

Йен еще крепче прижал Алису к себе, он закрыл глаза, вдыхая ее запах, чувствуя тепло любимой.

– Вот и замечательно.

В это время Ронни брел из лаборатории в свою каюту, до посадки оставалось еще шесть часов, и он планировал, как следует выспаться. Но сначала он решил наесться. Дойдя до столовой, он потянул руку к выключателю и остановился. Около окна двое влюбленных слились в поцелуе, их темные силуэты ярко контрастировали с фоном позади. Девушка тянулась к мужчине, прогнувшись в талии, она обвила его шею руками. Ее партнеру пришлось пригнуться, он осторожно придерживал свою спутницу. Они любили друг друга, они дарили друг другу любовь! А позади них огнями больших городов в темноте космоса сверкала в своем великолепии и величии Земля.

Ронни опустил руку и пошел дальше в свою каюту. И тут в его голове всплыло предсказание пророчицы о том, что его любимую ждут страшные испытания. Игла кольнула его сердце, встав около двери, он прикрыл глаза, а потом с размаху стукнулся об шлюз головой.

– Ой, е-е-е,– прошипел он, потирая лоб, – больно-то как! Вот идиот!

«Я – ученый, я – ученый, – твердил он про себя. – Кто поверит в бредни женщины с зелеными начесом на голове? Я – ученый!» Ронни открыл шлюз и зашел в каюту, планируя разорить оставшиеся запасы еды в своем рюкзаке.

После спуска вниз их доставили на базу. Там начались бесконечные опросы, анкетирования, проверки. У Алисы пару раз брали кровь. На этот раз медики не ждали, когда она начнет паниковать, а просто вызывали на подмогу Йена. Тот действовал по уже отработанной методике. Снимал с себя куртку, сажал девушку к себе на колени и спокойно говорил с ней, поглаживая по спине. Алиса вся сжималась в комок, уткнувшись лицом в его шею громко сопела как медвежонок, но при этом медикам давалась. Через шесть часов терзаний в медчасти и устных докладов руководству команда была распущена по домам.

Йен и Алиса договорились, что он поедет к родителям и сообщит новость об их союзе. Йен считал, что отец воспримет ее спокойно, а вот мать точно учинит скандал. При этом он не воспринимал поведение Кэрри как испорченность, он видел в ней всего лишь мать, которая желает своему ребенку лучшего и добивается этого всеми способами, включая крики, слезы, скандал. Алиса в это время должна была отправиться в свою квартиру и собрать вещи. На следующее утро она переезжала к Йену.

Йен вызвал охрану, тех двух парней, что обычно всегда ехали с ней по пути. Алиса поздоровалась с ними, но про то, что она раньше обращала на них внимание, ничего не сказала. Молодые люди распрощались на станции.

Алиса добралась до дома быстро, она устала за день и мечтала принять душ, немного передохнуть. Перед входом в квартиру, охрана заняла позицию по бокам двери. Алисе стало жалко мужчин, по правилам они должны были оставаться здесь до утра.

– Можете зайти внутрь, я долго буду собираться.

– Не положено.

– Я никому не скажу, так что не стесняйтесь, чувствуйте себя как дома. Можете заказать пиццу, на кухне есть кофе.

– Ладно, вроде все спокойно, можно и внутри остаться, – сказал один из парней.

Алиса отперла замок, она открыла дверь лишь на щелку и замерла.

– Ложись!

Девушка едва успела пригнуться, в то время как широкий луч лазерной пушки пропорол дыру в двери. Один из охранников рухнул замертво. Они рванули обратно к лифту, но было уже поздно. На Алису упала сеть, она тут же стянула ее, сковывая движения. Девушка не могла пошевелить и пальцем. Ее грубо подхватили под руки и поволокли в квартиру. Второго мужчину не пощадили. Он лежал на полу, вытянув руки вперед, в его спине торчал нож.

Алису втащили в гостиную и бросили на пол. На диване, широко расставив ноги, сидел очень полный мужчина. Он был одет с аристократической изысканностью, на его толстых пальцах сверкали кольца. Девушка посмотрела в его темные глаза. Ненависти там не было, это был взгляд дельца. Около окна стоял медик в белом халате, возле него медицинский саквояж. Он спокойно любовался видом ночного города. Остальные люди были в масках.

– Кто вы?

Мужчина хмыкнул, ничего не ответив. Он подошел к ней, присел на корточки и приподнял ее голову.

– Красивая, сначала пустим в расход в борделе, потом на органы по договоренности с клиентом. Парни снимите сеть, хочу посмотреть на нее.

С Алисы срезали сеть, один из мужчин в черной маске вытащил из кармана ее складной нож, телефон, проверил ботинки.

– Не рыпайся, – предупредил он, – ты на мушке.

Алиса видела, как по ее одежде скользило несколько красных точек от лазерных прицелов. Пока ее обыскивали, делец говорил:

– Я объясню тебе, почему ты попала в такую ситуацию. Думаю, что мои жертвы имеют на это право. Все просто, тебя заказали, причем очень давно. Тебя искали девятнадцать лет. Когда-то моему предшественнику поручили найти тебя и брата. Я тогда тоже занимался этим делом, но был всего лишь исполнителем. Мы нашли вас в квартире Максвелла Макалистера. Там еще была женщина. Они оказывали слишком большое сопротивление, они меня раздражали, и я ликвидировал их, расплавив бластером их черепа. Ты этого не помнишь?

Алиса молчала.

– Странно, а ведь смотрела во все глаза. Хотя, что может запомнить двухлетний ребенок? Я тогда здорово повеселился, разнес эти две дохлятины по всей квартире, разобрал по частям, хотел произвести эффект на полицию. Доктор, – бандит кивнул на мужчину в халате, – не позволил мне вами заняться. Сказал, что детские органы слишком ценны на черном рынке. Твой брат почти сразу потерял сознание, а вот ты сидела до самого конца, до тех пор, пока доктор не вколол тебе снотворное. Ох, и орала ты тогда. А потом вы пропали из лаборатории. В нашей команде был чужак. Тим Макалистер, он выкрал вас, заказ сорвался. И вот по прошествие многих лет, Эрик сам явился к нам. Стоило ему рассказать свою историю, и я тут же понял, с кем имею дело. Мы пытали его до последнего, пока он не выдал места, где вы обитали. Оставалось только связаться с заказчиком и получить от него деньги. На сей раз, он расплатился только за Эрика. За тебя мы должны получить вторую часть суммы.

Алиса молчала. В ее голове вертелась лишь одна мысль: «Я убью их, я убью их, я убью их». Теперь у нее была только одна цель в жизни. Нет, перед ней не встали картины кровавой резни, она, наконец, поняла, почему так боится шприцов и иголок. Алиса вспомнила уроки Рея. Девушка начала анализировать происходящее. Сейчас ситуация была не в ее пользу. Стоит ей шелохнуться и сработает курок. Значит, надо дождаться подходящего момента, а потом ликвидировать их одного за другим, любой ценой, даже ценой свой жизни.

Мужчина бросил ей под ноги ее телефон.

– Звони своему парню, или мы разберем тебя на части прямо здесь. Я хочу устроить торги, уверен, он даст за тебя больше. Конечно, идеальный вариант, если этот богатенький дурачок бросится выручать тебя, тогда его отец даст мне еще больше за всех вас. В любом случае вы принесете прибыль либо в целом, либо в разобранном виде.

Девушка вздрогнула. Йен, он один на этом свете был для нее всем, ее семьей, ее любимым. Сейчас только его жизнь имела для нее смысл. Алиса выпрямилась в полный рост и размаху ударила по экрану ногой. Телефон разлетелся вдребезги.

Убийца прищурился.

– Вот значит как.

– Мне есть, с кем встретиться на том свете! – спокойно сказала Алиса. «И есть, кого сберечь в этом мире», – подумала она.

– Доктор, она ваша.

По коридорам здания разнесся громкий душераздирающий крик женщины, который стих в одно мгновение.


Глава 7


– А-а-а, – простонала Алиса, почувствовав, как ее кинули на железную койку. Дверь с грохотом закрылась. Алиса глубоко вздохнула и открыла глаза. В комнате была кромешная тьма, пахло сыростью.

– Ублюдки, – тяжело сказала она. – Ну, ничего, я всех вас отправлю в ад!

Неожиданно в темноте испуганно пискнул голосок, отразившийся от бетонных стен звонким эхом.

– Алиса? Алиса, это ты?

Глаза Алисы распахнулись от удивления, она резко села.

– Лив! – воскликнула она. – Лив! Ты где?

Алиса протянула руки вперед, нашла руки Лив и помогла девушке перебраться к ней.

– Господи, с тобой все в порядке? – спросила Лив, ощупывая Алису.

– Да, все нормально.

– Алиса, я так переживала за тебя. Я думала, что не успею тебя предупредить. И да, я действительно опоздала, теперь мы обе крепко увязли.

– Подожди, давай-ка по порядку. Ты как тут оказалась?

– Ох, дай соберусь с мыслями, – Лив сделала паузу, сглотнула и продолжила. – После того как мы вернулись из Конго, Макс буквально сбежал от меня.

– Это было две с половиной недели назад. Ты знаешь, где он?

– Нет, – убитым голосом произнесла Лив. – Я до сих пор ничего не знаю о нем. Каждый день по нескольку раз я смотрела новостные каналы. Обычно о нем часто говорят, он завсегдатай криминальной хроники, а тут полная тишина. Где он, что с ним? Боже мой, а вдруг он ранен, или его схватили эти нелюди!

Голос девушки стал низким, она говорила сквозь слезы. Алиса обняла Лив за плечи, она не представляла как успокоить ее, что сказать, ведь пока все действительно складывалось не очень хорошо.

– Йен велел мне быть настороже. На работу я добиралась с охраной и только на челноке. Эти две с половиной недели были для меня адом. На работе присесть было некогда, я просто валилась с ног, но при этом спать мне совсем не хотелось. Целыми днями я лежала в кровати и смотрела в потолок. Мне казалось, я сойду с ума. Вчера родители настояли на том, чтобы я пошла с ними на благотворительный вечер, там давали оперу. Мне ужасно не хотелось туда идти. Все было как обычно для таких вечеров, мы сидели в ложе, прошел первый акт. В антракте к нам в ложу вошел высокий мужчина. Ему на вид было лет шестьдесят. Седой, с неприятными колючими серыми глазами, он смотрел на меня с издевкой. Родители знали его, я – нет. Отец представил его мне как владельца крупной фармацевтической компании Доминика Сарто. Когда я услышала его имя, то чуть не закричала в голос. Я знала точно, он ко всему этому имеет непосредственное отношение. Весь его вид говорил о том, что он и до меня доберется. Начался второй акт, я вышла из ложи и направилась в дамскую комнату на первом этаже. Там я выбралась через окно на улицу.

– Зачем такие сложности?

– Как бы я избавилась от охраны?

– А-а-а, логично.

– Я отправилась в архив.

– В платье для выхода?

– Нет, что ты, его пришлось выкинуть. Купила шмотки в ближайшем сетевом магазинчике. Поверь, это была отличная маскировка. На ММП я добралась до архива и там закопалась до самого утра.

– Что узнала?

– Сейчас расскажу. Анна Сарто была из бедной семьи. В двадцать пять лет она вытягивает, казалось бы, счастливый билет, который выпадает не каждой девушке – выходит замуж за богатого и влиятельного Доминика Сарто. Я пролистала газетную хронику за два первых года их супружества. За все это время она ни разу не появлялась на светских раутах, Доминик всегда был один. Потом она уезжает в Африку волонтером и там встречает двух братьев Макалистеров. Но самое загадочное то, что Анна и Максвелл Макалистер были убиты в один день. Алиса, я думаю, Анна – твоя мать.

– Так и есть.

– Возможно, Тим – твой отец. После того как Тим и Анна покинули Конго и вернулись в город, никто о них ничего не слышал два с половиной года.

– Не Тим, Максвелл.

– Но Анна улетела с Тимом.

– Послушай, даю руку на отсечение, она вообще никуда не улетала. Кто-нибудь видел, как они покидали деревню?

Лив задумалась.

– Нет, челнок улетел ночью, никто не видел, как Тим и Анна покинули деревню.

– Я думаю, что Тим прибыл на место назначения один. Анна осталась в деревне. Только там она могла родить тайно в клинических условиях. Максвелл и Анна покинули Конго сразу после нашего рождения. Им удавалось какое-то время скрываться, и все же Лерой вычислил нас.

– Ты была там? Ты все видела? – удивилась Лив.

Алиса вздохнула, откинула голову, прислонилась спиной к холодной стене.

– Родителей убили на наших глазах. Их нынешний главарь Лерой надругался над их останками, а потом врач вколол мне и брату успокоительное. Я ничего не помню, но именно из-за того, что я видела, у меня страх перед шприцами и иголкам. Чертовы ублюдки, – выругалась Алиса. – Я всех их перережу!

Лив взяла Алису за руку, она скрестила ее пальцы и свои. Почему-то Лив не сомневалась, что Алиса выполнит обещание данное самой себе.

– Что было дальше?

Лив махнула рукой.

– Я знала, что вы прилетите сегодня. Решила заскочить к тебе и рассказать обо всем, ну и попала. Они ждали тебя с утра. Будь умнее, поехала бы на базу. Но мне ж хотелось сделать тебе сюрприз. Так что, сюрприз!

Алиса улыбнулась.

– Ладно, считай сюрприз удался. Давай подумаем, как отсюда выбраться.

– Что думать, темно, ни зги не видно.

– У меня есть кое-что!

– Они тебя не обыскали? – обрадовалась Лив.

– Обыскали!

Алиса распустила волосы. Там она спрятала свое маленькое сокровище – шарик с розой. Комната озарилась тусклым светом. Алиса посмотрела на Лив и чуть сдержала смех. Уверенный в себе человек пропал. Перед ней был мелкий забитый мышонок. От огромных голубых глаз тянулись вниз черные разводы туши, щека распухла, волосы кое-как забраны в хвост. На девушке были надеты короткая куртка, топ яркого неонового цвета, облегающие голубые джинсы, на ногах туфли на невообразимо высоких каблуках. Как же она нелепо выглядела, как будто не в архив, а на дискотеку собралась.

– Ох, Лив, – выдохнула Алиса,– досталось же тебе, бедненькая ты моя.

Алиса передала шар Лив, подняла краешек своей майки и стала осторожно вытирать лицо девушки.

– Откуда у тебя это?

– Йен подарил мне эту безделушку.

– Ничего себе безделушка! Она стоит целое состояние!

– А что это?

– Шар и роза выполнены из очень редкого минерала. Он крепче и прозрачнее алмазов. Но есть у него еще одно замечательное свойство, которое делает его во сто крат ценнее всех остальных минералов в этой вселенной.

– Какое?

– Вот представь себе два магнита. Что будет, если ты расположишь их одноименные полюса очень близко друг к другу?

– Конечно, они будут отталкиваться!

– Именно так! Для изготовления таких безделушек два намагниченных слоя минерала соединяют друг с другом одноименными полюсами с помощью многочисленных атомарных мостиков. Между слоями есть некое пустое пространство, его можно заметить, но только при микроисследованиях. Твой шар и роза, грубо говоря, имеют одинаковое по силе и направленности магнитное поле, вот поэтому она парит в нем.

Пока Лив рассказывала ей про шар, Алиса привела девушку в порядок. Вытерла ее чумазое личико, заплела косу. Она привыкла заботится о других, и хоть Лив была ее старше, Алиса все равно чувствовала ответственность за нее.

– Давай теперь, как следует, осмотримся.

Они обошли комнату. В ней не было окон, только дверь и две металлических койки, в углу канализационная дыра.

– Так, дверь нам не открыть. Значит, будем прорываться!

– А как? У тебя есть бластер?

– Нет, у меня есть шпильки для волос и эффект неожиданности.

– Шпильки?

– Да, кстати твои каблуки тоже пригодятся. Двоих как минимум вырубим.

– Алиса, чему вас учат?

– Лучше тебе не знать. Итак, обсудим план побега.

В это время Макс несся в элитный район, ему необходимо было срочно встретиться с Йеном Мэлори. Времени было в обрез. В тот вечер, когда он как последний трус сбежал от Лив, ему пришлось не сладко. Он потерял бдительность и чуть не поплатился жизнью. Он не первый раз находил за своей дверью растяжку, но это был первый раз, когда она сработала. Дверь в подъезд его дома просто вынесло, и он улетел на ней через дорогу на другую сторону улицы. Тут ему повезло второй раз – он влетел в кусты, в то время как дверь осталась стоять. Лучи бластеров противника плавили металлическую обшивку импровизированного щита, но его они достать не могли. Он рванул дальше, еле выбрался из кустов, шлепнулся в местное озеро, которое все называли болотом за соответствующий вид. После этого ему еще долго пришлось петлять по кварталу, заметая следы. С тех пор прошло две с половиной недели. У него было достаточно времени для проведения расследования. Все шло по плану, до тех пор пока он не потерял из поля зрения Лив. Тут его настигла паника, и он совершил ошибку, приведшую к тому, что Алиса и Лив оказались в руках бандитов. Это был вызов не только ему или семейству Мэлори, это был вызов системе, государству, которое позволило преступному миру оккупировать целый район города, чувствовать себя в нем безнаказанно. По официальным данным число преступлений в районе Санрайс всегда было минимальным, и не потому, что они там не совершались, просто полиция боялась туда соваться. В архив из этого района приходили сводки об умерших людях. Согласно данным они умирали от болезней или несчастных случаев, и никто не выяснял, так ли это было на самом деле. Это место существовало как маленькое государство в государстве. Там царили свои порядки, был свой свод законов и правил. Главой же всего этого змеятника был Лерой. Макс имел целую картотеку представителей преступного мира, а Лерой в этой картотеке был одной из ключевых фигур, раньше он с ним не сталкивался. Поединок один на один с Лероем и его армией головорезов не мог решиться в пользу Макса. Именно поэтому сейчас он стоял около двери особняка Мэлори и жал на звонок, не переставая.

– Ну, где же вы там все? – нетерпеливо крикнул Макс.

Наконец дверь открыл мужчина, кажется, это был дворецкий.

– Что вам угодно? – напыщенно спросил служащий, сделав грудь колесом.

– Что мне угодно, что мне угодно, – затараторил Макс. – Мне нужно поговорить с Йеном Мэлори, вот что мне угодно.

– Подождите, я доложу.

Дворецкий хотел закрыть дверь, но Макс оттолкнул его в сторону и зашел внутрь.

– Где он? – рявкнул он.

– Я вызову полицию! – жалобно пискнул дворецкий.

Макс, озверев, схватил мужчину за грудки и поднял вверх.

– Говори, или я разнесу тут все к чертям и тебя отделаю.

Дворецкий побледнел, дрожащей рукой он показал наверх.

– В библиотеке, первая дверь, – сдавленно прохрипела жертва.

Макс отбросил его в сторону и пулей влетел наверх. Навстречу ему, видимо услышав звуки потасовки, вышел мужчина. Стоило Максу взглянуть на него, и он сразу понял, это и есть Йен Мэлори: такие же яркие голубые глаза, золотистый цвет волос, правильные черты лица. Рукава на свитере Йена были немного вздернуты, и Макс, мимолетно оценив его мускулатуру, понял, что бить он будет очень больно. А без этого никак не обойтись, ведь завидев Макса, мужчина в одно мгновение ощетинился.

– Ах ты, гад! – крикнул Йен так, что Максу стало не по себе, и он действительно почувствовал себя гадом. Йен ринулся на Макса. От первого удара Макс уклонился.

– Йен, Лив, – не успел он договорить, как почувствовал мощный удар в скулу.

Повалившись на пол, Макс встряхнул головой. «Они явно родственники, все время лупят меня по лицу. Ну что же, дадим юнцу выпустить пар». Макс подпрыгнул и ринулся на Йена, резким выпадом левой, он разбил ему губу. Продолжение было впечатляющим, мужчины крушили все вокруг, не уступая друг другу в навыках боя.

– Послушай, – зло сказал Макс, впечатав Йена в стену, – Лив и Алису похитил Лерой. Предлагаю продолжить позже.

Йен мгновенно остыл.

– Идиот, с этого и надо было начинать!

Макс еще раз встряхнул Йена.

– Я и начал, только ты туповат малость! Думаешь, я пришел, чтобы подраться с тобой? Много чести, молокосос.

После этих слов Макс получил мощный удар под дых и, упав спиной на пол, пролетел несколько метров почти до самой лестницы.

– Ох, – прохрипел он. – Твоя сестра относилась ко мне более лояльно.

Это могло продолжаться бесконечно, однако и Йену и Джону нетерпелось узнать, с чем пришел к ним Макс.

– Проходите в библиотеку, – коротко сказал Джон.

Мужчины, зло посмотрев друг на друга, последовали за главой семейства Мэлори. Джон сел за широкий стол.

– Что вам известно? – спросил он.

– Лив, охрана у нее была ни к черту, вот что мне известно.

Джон кивнул в знак согласия. Она пропала прошлым вечером, прямо посреди представления. Он и Кэрри с ног сбились, разыскивая дочь. На уши была поднята вся городская полиция. Сейчас они ждали требования о выкупе.

– Я тоже сплоховал.

– Вы следили за ней?

– Конечно! После того как мне чудом удалось сбежать, я залег на дно. Но это не значит, что я бездействовал. Немного поработав над собой, я превратился в седого старичка с бородкой и палочкой. В архиве я узнал, что Анна Сарто с двадцати пяти лет до самого момента своей смерти была замужем за Домиником Сарто. После этого я попытался выяснить, есть ли у Анны живые родственники. К сожалению, родителей в живых давно не было, но вот тетка все еще жива. Я поехал в небольшое поселение в Шотландии и встретился с ней, представившись как бывший коллега Анны по работе в Конго. Я осторожно расспросил ее о детях Анны, но она с уверенностью заявила, что у нее не было детей. Девушка неудачно вышла замуж. Доминик Сарто, привлеченный ее красотой, женился на ней, буквально вынудив ее это сделать. Ее родители – владельцы небольшой пекарни были в кабале у Лероя, они платили ему дань. Когда дела у них пошли на спад, они задолжали Лерою, долг рос с каждым месяцем. Вот тогда и появился Доминик. Он обещал, что избавит их и от долгов и от Лероя, если девушка согласится выйти за него. На Анну давили со всех сторон, и она согласилась. Девушка терпела свое несчастие, как могла, во имя своих родных, и все же в один прекрасный момент родители Анны погибают в пожаре. Именно с того момента, ей стало нечего терять, развод был делом времени. Она отправляется в Конго, и тут ее след окончательно теряется. Больше тетка о ней ничего не слышала. Дальше я отправился в склеп, нашел ячейки Анны Сарто, братьев Макалистеров и Эрика. Кстати, это было не просто, только по дате смерти и имени парня, я смог вычислить, что Эрик Мэлори тот, кто мне нужен. Что тут скажешь, благородно.

Джон перевел взгляд на сына.

– Дальше, – коротко приказал Йен.

– Дальше все просто, я извлек пряди, отвез их к своему знакомому генетику, по ДНК он определил, что родителями Алисы были Максвелл и Анна. Тим сберег детей брата, пожертвовав своей жизнью, ради их благополучия. После этого мне необходимо было найти улики против Лероя и Сарто. Я нашел Доминика Сарто и решил проследить за ним, начал с оперы. Это было вчера, я наблюдал за ним сидя в амфитеатре, и он как будто почувствовал слежку. А потом, к моему ужасу, он пошел в вашу ложу к Лив. Он играл с ней как кошка с мышкой.

– Где она сейчас?

– В районе Санрайс.

– Откуда знаешь?

– Я установил наблюдение в местах, где Лив обычно появлялась с самого начала, то есть у вашего дома, на работе. После ее исчезновения задействовал связи в вашей службе безопасности, чтобы проследить за квартирами Алисы и Йена. Сегодня ближе к обеду Лив подошла к двери Алисы, постучала, после чего девушку буквально затолкали в квартиру. Через полчаса ее вынесли из здания в обычной картонной коробке. Хоть информатор и сообщил мне о произошедшем сразу, я не успел добраться до места вовремя, Лив уже увезли. Поспешив вслед за ней, я совсем забыл об Алисе. Второй звонок, вернул меня обратно в колею. Информатор сообщил, что на этаже началась перестрелка, двое мужчин убиты, а девушка, которая была с ними, поймана сетью. Я опять опоздал, хотя прибыл на место раньше полиции и нашел там чип памяти. То, что на видео, вам не понравится. Йен, мистер Мэлори, мы должны действовать быстро и масштабно. Последнее посильно только вам.

Макс протянул чип Джону, и тот поместил его в считывающее устройство. Посреди комнаты возник плоский голографический экран. На нем Лив в неоновом топике и джинсах. Она сидела на стуле с заведенными за спину руками и, низко опустив голову, качала ей из стороны в сторону. – Говори! – резко произнес голос за кадром. Лив медленно подняла голову и открыла глаза.

– Пап, мам привет. У меня все хорошо.

– Теперь про деньги.

– Ага, сейчас, – сделав паузу, Лив исподлобья посмотрела в камеру. – Денег не давать, в живых все равно не оставят.

В этот момент перед экраном вынырнул мужчина, он замахнулся и ударил девушку по щеке. Она, качнувшись, потеряла сознание и упала на пол. Картинка сменилась, перед ними появилась Алиса, стянутая сетью по рукам и ногам. То, что дальше происходило на экране, чуть не довело Йена до сердечного приступа. И все же эта запись была основной уликой против Лероя. Лицо Йена почернело от злости. У него сердце обливалось кровью, когда он видел как девушка, сдерживаемая целой толпой, после укола упала как подкошенная. Экран почернел, на нем появился длинный ряд цифр.

– Четыре миллиарда пиксов должны быть перечислены на указанный счет, – произнес искаженный низкий голос.

Йен взял телефон.

– Рей, нужна твоя помощь. Собери всех, кто согласится пойти на риск. Алиса и Лив в районе Санрайс. Видео перешлю.

– Без проблем, через час будем на месте.

Отец Йена в это время связывался с членами правительства. Несмотря на глубокую ночь, ему удалось задействовать все связи.

Йен толкнул Макса в спину.

– Летим на базу. Нам надо экипироваться и согласовать план действий. Отец, ты с нами?

Джон Мэлори поднялся с кресла, поправил пиджак.

– Безусловно. Похищение дочери и невестки это уже слишком, район Санрайс должен прекратить свое существование сегодня же ночью.

В это время на базе начался настоящий переполох. Рей просмотрел запись. Он спокойно оценил действия Алисы, остановив запись на том моменте, когда девушка смотрела в камеру. Он ухмыльнулся, в ее глазах не было страха, она великолепно сыграла роль загнанной жертвы. Алиса готовилась к большой охоте, ждала подходящего момента, чтобы напасть.

Рей сообщил всем командующим миссий и руководству базы текущее положение дел. Он передал просьбу Йена, попросив о помощи и от себя лично. Через полчаса на базе начались сборы. Рей в своем кабинете, сгрудив все вещи в сторону, разместил на столе объемную голограмму района. К штурму была привлечена национальная гвардия, десант, военные летчики, полиция и строители. Командиры этих подразделений собрались, чтобы обсудить план действий.

– Рей, какой район брать нам?

– Послушаем сначала, что скажут нам строители.

Мужчина с мясистым носом и маленькими узкими глазами склонился над картой. Он ткнул в здание, возвышающееся над остальными и напоминающее сужающуюся кверху трубу теплоэнергостанции.

– Вот тут в центре находится так называемая «Башня бога», единственная высотка в районе. Говорят, именно там находится штаб самой сильной группировки. В здании есть как минимум двадцать подземных этажей. Скорее всего, девушки содержатся там, а вот Лероя я бы там искать не стал. Это здание слишком выделяется на фоне остальных. От центра этажность зданий уменьшается, плавно перетекая в трущобы. Лерой может скрываться в любом месте этого района, но я бы сделал ставку на то, что его логово находится в здании средней этажности. Все осложняется тем, что там много подземных ходов и скрытых убежищ. Бандиты заранее позаботились о путях к отступлению.

Рей смотрел на карту, прикидывая план действий. В его светло-серых глазах появился свойственный ему хищный азарт.

– План таков. Перекрываем район со всех сторон, отключаем электроэнергию, воду, прекращаем транспортное сообщение с остальными частями города. Задача строителей заключается в том, чтобы с помощью георадаров выявить основные подземные ходы, ведущие из района. Их мы должны подорвать сразу, тогда бандитам придется уходить по верхам. Район делим на части, каждый будет зачищаться отдельной группой, идем от краев к центру. Если нам удастся перекрыть все ходы к отступлению, Лерой попытается уйти на челноке. Единственное место, где может приземлиться челнок – это башня.

Рей исподлобья посмотрел на командующего десантом.

– Десант начнет действовать не сразу, дождемся, когда за Лероем прилетит челнок. Задача десанта – удержать позиции на крыше первые десять минут, прикрыть прибывающие основные силы. В этом здании я сам поведу группу. Штаб сделаем на станции соседнего района. Туда же будем отправлять раненых. Полиция должна подготовить центры для приема людей, вам еще долго придется разбираться, кто чего там натворил. На этом все.

После летучки Рей отправился в раздевалку. Уже издали он услышал гомон парней. Часть людей уже экипировалась, другие ждали своей очереди. Количество их было невообразимо. Он удивился, за какие-то полчаса здесь собрались практически все военные, проходящие службу на базе, да и ученых хватало. На этот раз две противоборствующие команды были по одну сторону баррикад.

Первым, с кем он столкнулся в раздевалке, был Ронни. Парень натягивал панцирь, защищающий от бластеров. Первые прототипы защиты больше напоминали бронежилеты. Конечно, они сохраняли жизнь при попадании луча в грудь или спину, однако от потерь конечностей не уберегали. Лучи резали ноги и руки бойцов, отсекая их от тела за секунду. Вот тогда инженеры разработали панцирь. Легкий, гибкий, он надевался поверх одежды и закрывал все тело, включая голову, шею, подбородок. Весь панцирь пронизывали тонкие жилы, заполненные нордовскими нанороботами. Именно они после активации заставляли костюм принимать форму тела. Каска со специальным забралом из темногосинего защитного стекла в дополнение к панцирю делала человека практически неуязвимым для бластеров. Однако такие панцири были не у всех, только у групп, летающих в миссии или у штурмовых подразделений полиции, военных специального назначения. Остальные довольствовались неполной защитой.

Рей быстро надел панцирь, проверил карманы с материалами для первой помощи. Он одел шлем, настроил его на общую частоту. Тут же на левой стороне тонированного стекла появились очертания района Санрайс.

– Отлично, штабной пункт начал работу.

– Росс, бери пушку! Ты идешь в трущобы, сектор А,– крикнул он.

– Есть!

– Ронни, ты с Россом.

– Есть!

– Йен и Макс со мной в штурмовую группу, сектор С, берем башню. Ноа, Джек, за вами сектор Е, здания средней этажности.

– Есть! – хором сказали парни.

Рей подхватил лазерный резак и направился к выходу, по пути он называл имена, фамилии, и система тут же закрепляла бойца за определенным участком. Весь шлем был окутан датчиками, которые считывали образы, возникающие в мозгу носителя. Достаточно было назвать имя или фамилию человека, и система по образу в памяти тут же понимала о каком человеке идет речь. Каждый командир знал, в каком секторе находится его боец, есть ли у него ранения, как идет бой. Согласно информации, переданной на дисплей, первые штурмовые группы уже начали бои на окраинах района. Они прикрывали строителей от прямого огня. Рею и его группе придется немного подождать своего часа на приграничной станции. Он задал пункт назначения, система тут же обозначила ему место старта их челнока. Он прибавил ход, переходя на легкий бег. Люди работали как один четко слаженный механизм. Ни один боец не опоздал к старту челнока, который за несколько минут донес их до станции. Там его ребята перекрыли подходы к станции и помогли установить все необходимое оборудование.

– Шеф несколько гражданских остались, куда их.

Рей повернулся. За ограждением стояло человек десять. Среди них была рыжая малышка, которую он уже встречал раньше. «Она то, что тут делает? Уже поздно». Рей подошел к людям.

– Советую вам оставаться в этом районе. В городе проводится спецоперация. Станция будет закрыта до утра.

Послышался возмущенный разговор людей, они стали расходиться. Девушка стояла на месте. Это раздражало Рея. Он навис над ней, спросив:

– Вам некуда пойти?

– Некуда, – совершенно не отреагировав на угрозу в его голосе, ответила девушка.

– Снимите номер в гостинице.

– У меня нет денег, я студентка!

Рей разозлился.

– Тогда идите к подруге, бойфренду, родственникам, короче через пять минут вас тут быть не должно.

Девушка растерялась.

– У меня нет ни друзей, ни бойфренда. Послушайте, можно я останусь. Я припозднилась в лаборатории, и раз уж так вышло, я могла бы подождать на станции возобновления работы маршрутов.

– Нет.

Девушка подошла к нему совсем близко и задрала голову. Она встала на его ботинок.

– Я могу сидеть тихо в сторонке.

– Нет. Почему вы встали на мою ногу?

– Потому что вы – вредина, – нисколько не смущаясь, ответила девушка.

Рей едва сдержал смех. Такой наглости от столь мелкого существа он не ожидал. Он мог как в сказке, посадить эту малышку на одну ладонь, а другой прихлопнуть.

– Идите за мной, – Рей отдал короткий приказ: – Нужен один магнитоплан. Пустите по зеленой ветке.

Машина прилетела через пару минут. Девушка повернулась к Рею, она протянула ему руку. Ему же показалось, что если он возьмет эту маленькую ладошку, то просто раздавит ее. Рей положил ладонь девушки на ребро своей ладони и аккуратно придержал ее большим пальцем.

– Спасибо, извините, что назвала вас врединой.

Рей слегка улыбнулся.

– Будьте осторожны, постарайтесь не проспать свою станцию.

– Хорошо. Вы тоже будьте осторожны, – нахмурившись, строго сказала девушка. Она как будто отдавала ему приказ, и он невольно улыбнулся от этого.

ММП уже ушел, а он все смотрел на огонек, двигающийся по треку в ночи. Мужчина встряхнул головой, избавляясь от наваждения. На экране шлема появился сигнал к началу боя.

– Что там?

– Туннели взорваны, идет большой наплыв на пограничные секторы. Сдались около ста человек. Остальные оказывают сопротивление. Необходимо усилить огневую мощь в сектора А.

Тут же на экране появилась информация, что в сектор А направлены дополнительные силы. Приказ отдал Джон Мэлори. Рей подошел к нему. Тот стоял с главами подразделений у ярко освещенного стола с объемной голограммой района. Сбоку пробегала сводка событий.

– Мы выдвигаемся, – сообщил Рей.

Джон кивнул.

– Удачи.

Когда Рей зашел в челнок, в нем стояла тишина. Люди, услышав приказ, поспешили занять места, им надо было собраться. Одни изучали карту обозначенного сектора, другие проверяли оружие, лишних разговоров не было. Все сосредоточились на выполнении задачи, ведь самое главное оружие в бою – это мозги.

Лерой ужинал в одиночестве за большим столом из красного дерева. День удался на славу. Он ожидал перечисления выкупа за девушек. Блондинку он решил отдать. Ее похищение могло отрицательно сказаться на его бизнесе, а вот брюнетка останется при нем. Он уже мечтал прикоснуться к ее белоснежной коже, услышать ее мольбу о пощаде. Приятные мысли дополняла прекрасная еда. Повар подал на ужин его любимый стейк средней прожарки, приправленный крупной солью. Бокал дорогого красного вина был единственным напитком на его столе. Классическая музыка наполняла комнату помпезностью. Лерою казалось, что он является одним из самых утонченных людей в мире, он умеет видеть тонкие грани во всем, начиная с еды и заканчивая страданиями человеческими.

Вдруг здание содрогнулось. Это был взрыв. Лерой вскочил, едва уклонившись от рухнувшей на стол люстры. Последовал еще один взрыв, мужчина повалился на пол. Дверь открылась, в комнату вбежали телохранители.

– Что происходит? На нас напали?

– Да.

Лерой встал, с раздражением бросил на стол салфетку.

– Выводите всех бойцов, мы должны отразить удар.

Люди переглянулись.

– Ничего не получится. У них численный перевес.

– Насколько?

– Похоже, тут собралась вся полиция, спецназ города, много военных. По громкоговорителю сообщают, что всех, кто не сдастся добровольно, будут ликвидировать.

– Что взрывают?

– Туннели на окраинах.

– Они пришли за девчонками! – с ненавистью прошипел Лерой. – Уходим. Заложников ликвидировать.

Один из охранников передал информацию по закрытым каналам в башню. Лерой пошел по коридору, отдавая короткие приказы. В самое пекло он лезть не хотел. Его запасной план заключался в том, чтобы пройти из своего подземного убежища по тоннелям в башню. Там его заберет челнок.

Туннели они прошли быстро, но вот взбираться на сотый этаж без лифта – задача не испростых. Уже на десятом этаже дыханье Лероя сбилось, ноги стали ватными, на лбу выступил пот. Однако он решил, что без боя не сдастся, если нужно, доползет до этого челнока.

– Какова обстановка? – поинтересовался Лерой у охраны.

– Все плохо, шеф. Трущобы уже зачищены, точнее, там не осталось ни одного целого строения. Половина наших бойцов сдалась, остатки ушли глубже в район, их давят практически шквальным огнем, долго не продержатся. Центр пока чист.

– Отлично. Идем дальше.

Последние двадцать этажей он преодолел, опираясь на охранников. Эти остолопы еще не догадывались, что он им больше не будет платить, он нищ, ведь все его счета уже вычислены и заблокированы.

«Ничего, сначала залягу на дно, а потом опять развернусь», – размышлял Лерой. Наконец они добрались до верха. Он открыл дверь, челнок стоял на месте, шлюз был открыт. Лерой посмотрел вниз. Район горел. Тысячи красных полосок подсвечивали его, в нескольких домах начался пожар, слышались взрывы, они освещали тьму красными всполохами. Вдалеке он увидел лучи прожекторов от челноков, небо тоже было захвачено. Лерой поспешил зайти в челнок. Заняв одно из десяти мест, он крикнул пилотам:

– Стартуйте!

Пилоты не спешили.

– Ну, в чем проблема! – заорал он. И только тут Лерой заметил, что все его люди куда-то исчезли!

Один из пилотов поднялся с места. В полумраке челнока он казался настоящим гигантом. Человек пошел к нему. Лерой вжался в кресло, до боли сжав подлокотники. Когда человек склонился над ним, Лерою захотелось зажмуриться. Лицо незнакомца было искажено ненавистью, злобный взгляд серых глаз парализовал, он сказал тихо, зловеще скалясь, лишь одно слово:

– Убью!

Лерой затрясся крупной дрожью. Первый раз в жизни ему было до ужаса страшно. Незнакомец взял его одной рукой за грудки и, резко выдернув из кресла, выволок наружу.

– Я все расскажу! Я прикажу, чтобы девушек оставили в живых, я заплачу, – выл он, даже не пытаясь вырваться.

Мужчина бросил его посреди крыши. К незнакомцу присоединились еще несколько бойцов. Их лица были закрыты шлемами.

– Даже не знаю, что с ним сделать. Либо мы ждем, когда его казнят, либо ликвидируем немедленно.

– Я за второй вариант.

– Нет, первый лучше, ожидание смерти, хуже самой смерти.

– Где девушки?

Лерой вытер пот со лба.

– Я скажу, скажу, только… – начал Лерой, но гигант перебил его.

– Вырубай подонка.

К Лерою подошел один из бойцов и с размаху шибанул его прикладом по голове.

– Готово.

– Йен, что у вас? – спросил Рей.

– Спустились до первого этажа. Активное сопротивление встретили только в конце. Идем вниз, – ответил Йен.

Они шли быстро, на каждом этаже при отсутствии сопротивления оставляли семь человек для зачистки уровня. В подземной части здания им пришлось активно поработать. На зачистку каждого этажа у них уходило не менее десяти минут. Спустившись на семнадцатый подземный уровень, они попали в тюремный блок. Все камеры были открыты, и в каждой из них они находили тела людей. Запах, исходивший из помещений, был ужасен, многие погибшие были одеты в лохмотья, истощены. Они так и не дождались помощи. Бандиты уничтожили всех возможных свидетелей своих деяний.

– Девушек тут нет, – услышал Йен в наушнике голос одного из парней в команде. Он прикрыл глаза, выдохнув. Оставалось три этажа. Восемнадцатый этаж они прошли спокойно, но стоило им открыть дверь на девятнадцатый, и на них пошел огонь такой интенсивности, что антибластерный костюм одного бойца не выдержал. От нескольких попаданий в одно и то же место, материал оплавился, луч бластера пропорол живот мужчины. Штурмовик упал, и его сразу оттащили назад. В это время к группе подоспел Рей.

– Дайте картинку.

Макс пригнулся, приоткрыл дверь и закинул в темный коридор шарик, размером с грецкий орех. Из шарика вылезли короткие ножки, как у паучка, и он понесся по коридорам, сканируя и фиксируя силуэты людей. На всем этаже «паук» насчитал не менее ста вооруженных до зубов бандитов, но Рею это было не важно, его интересовал лишь один вопрос: есть ли там девушки? Через две минуты от разведчика пришел сигнал, что искомых объектов в комнатах нет.

– Алисы и Лив там нет. Макс запускай сетку.

Макс, на секунду приоткрыв железную дверь, закинул за нее небольшой металлический шарик.

– Кто добежит, стрелять на поражение.

Из темноты послышались крики людей. «Сетка», так между собой военные называли небольшой шарик, поднялась в воздух и осветила все окружающие пространство тонкими красными линиями. Они прорезали тьму по горизонтали и по вертикали. В один момент эти линии, бластерные лучи, порубили свою первую жертву на ровные кубики. После уничтожения видимой цели, в коридоре опять стало темно. Шар двигался дальше. Только точное попадание из бластера могло остановить его, но так как вокруг была кромешная мгла, шар беспрепятственно косил жизни людей, как коса – рожь. Бесчисленное число раз красные нити окутывали помещения красным свечением, кровь заливала пол, брызгала на потолок, стены. Палачи, мучители вступили на гильотину, пришел их час. Наконец шарик опустился на пол в лужицу крови и замер.

– Макс отключил?

– Да.

– Вперед.

Группа прошла бойню без разговоров. Под ногами был фарш, ноги липли к вязкой жиже. И все же, если задуматься, эти люди были рождены невинными. Что заставило их встать на путь насилия? Была ли это генетическая предрасположенность, влияние общества или это судьба, прописанная неведомой рукой?

На двадцатом этаже было пусто. Йен чуть дышал, на его грудь как будто навалилась бетонная плита. Макс на секунду облокотился на стену. Бойцы рассредоточились по территории, молчание стало гнетущим.

– Тут дверь бронированная! С кодовым замком, это лаборатория!

– Взрываем! – тут же скомандовал Рей.

Установка взрывчатки не заняла много времени.

– Сейчас жахнет, – сказал боец.

Мужчины зашли за угол лабиринта. Йен поднял бластер, готовясь идти на штурм. Взрыв снес дверь, просто вырвав ее из бетона.

– Пошли, пошли, пошли…

Мужчины ворвались в лабораторию и замерли. Они не могли поверить своим глазам: девушки целые и невредимые сидели на кушетке. В углу валялась гора тел, сверху мычал хирург в белом халате, мастерски заколотый иголками.

Рей перевел взгляд на Алису.

– Ты их так?

Алиса помахала рукой перед лицом, отгоняя пыль.

– Да нет, что ты, мы обе старались.

– Угу, – подтвердила Лив,– кстати, они все живы.

Йен бросил оружие и, сняв каску, одной рукой обнял Лив, другой – Алису.

– Что же ты меня не послушалась! Мы же договорились, без охраны – никуда, – отчитывал спокойно брат сестру.

– Знаешь, охрана бы тут не помогла. Донесешь меня до выхода, я потеряла свои туфли в бою.

– Я тебя донесу, – услышала она.

Лив побледнела от звука знакомого голоса. Из ее глаз сами собой потекли слезы, и она заплакала в голос как ребенок. Макс снял каску и подошел к ней.

– Прости, – тихо сказал он.

Раздался звук пощечины, голова Макса отлетела в сторону.

– Да ты хоть представляешь, сколько слез я пролила за это время. Я думала, тебя уже в живых нет. Ты – подлец! Ненавижу! – крикнула в лицо Максу Лив. И тут же в разрез своим словам девушка кинулась к нему на шею. Она обвила его торс ногами и, повиснув на плечах, уткнулась в шею мужчины. Все тело девушки сотрясалось.

– Ненавижу, ненавижу, – слышалась приглушенная ругань Лив.

– Иди, – только и сказал Йен.

Макс кивнул ему.

– Спасибо.

Макс подхватил Лив и вышел из комнаты.

– Ну же девочка, я теперь с тобой, все хорошо, я люблю тебя.

– Все равно ненавижу.

– О-о-о, да ты у меня еще та бука.

– Да ты издеваешься!

– Есть немного.

– Негодяй!

– Совсем чуть-чуть.

Лив грустно произнесла:

– Я люблю тебя, негодяй!

– Приятно это слышать. Может, придумаем мне другое, более ласковое обращение.

– Нет!

– Почему же?

– Потому что ты – негодяй!

– Лив, глазки закрой.

– Что опять змеи? – испугалась Лив.

– Нет, нет, ты в полной безопасности. Просто поверь мне на слово, так надо.

– Ладно.

– Лероя поймали? – спросила Алиса, когда разговор Лив и Макса стих в лабиринте коридоров.

– Да, он пытался улететь на челноке. Сарто арестован. Я думал, ты доведешь дело до конца, – предположил Рей, наблюдая, как парни уносят людей.

– Да, я очень хотела перебить их, но если бы я это сделала, то Лив навсегда потеряла бы покой.

Йен снял Алису со стола. Девушка заметила, что от ботинок бойцов остались темно-бордовые следы, и была готова увидеть смерть. На девятнадцатом этаже ей стало плохо. Осознавая, что к такому она не готова, Алиса шарахнулась в сторону. Она остановилась перед краем лужи, разделяющим пол на серое и красное пространство. Алиса так желала мести за все то отчаяние и боль, которое она перенесла в этой жизни, но в последний момент что-то заставило ее остановиться. Она почувствовала прикосновение к своей руке и посмотрела на Йена.

– Я с тобой.

Алиса кивнула, Йен осторожно приподнял ее одной рукой над полом. Девушка закрыла глаза и не открывала их до самого верха.

Они вышли из здания, их сразу отвели в безопасное место. Ей хотелось поскорее оказаться наедине с Йеном, но их не отпускали еще несколько часов. Алиса давала показания, подписывала всевозможные документы. Утром спецоперация закончилась, район опустел. Опять заработала транспортная система, и город продолжил жить своей обычной жизнью.

Алиса и Йен сели в магнитоплан, идущий в спальный район города. Именно там когда-то Йен купил себе жилье. Скромная квартира располагалась на последнем этаже обычного высотного жилого дома. В ней был кабинет, спальня, кухня и гостиная.

Алиса сидела на коленях Йена, она смотрела на него, не отрываясь, как и он на нее. Девушка провела кончиками пальцев по его золотистой размашистой брови, потом по скуле, опустилась к губам, и Йен слегка улыбнулся. Они ехали в пустом ММП, да и если б он был полон, молодые люди не обратили бы внимание на косые взгляды в их сторону. Они выжили, они вместе, больше в этом мире ничего и никого не существовало. Ее прошлое осталось с ней. Болезненные воспоминания нельзя стереть из памяти, можно только смириться с ними. Она не знала, что будет дальше. Жизнь представлялась Алисе полосой препятствий с крутыми подъемами и спусками, с рвами наполненными грязью, с соперничеством между спринтерами. И все же теперь над этой полосой жизни взошло солнце, оно светило для нее, согревало только ее. Всю свою жизнь она гналась за этим теплом, теплом души человеческой. Не имея ничего, она ценила это тепло больше богатства и благополучия. Теперь все будет по-другому, теперь они вместе.

На следующее утро глаза Алисы сами собой открылись, и девушка резко села в постели. Она некоторое время сидела так, смотря в одну точку. Вчера утром они буквально дорвались друг до друга, учинив в гостиной небольшой погром. Всего лишь за день она стала немного другим человеком: желанной, женственной, грациозной, любимой и, безусловно, счастливой. Она подняла одеяло и посмотрела под него на постель.

– Я сменил постельное белье.

Алиса повернула голову. Йен сидел с планшетом в руках в очках и что-то печатал.

– Когда успел? Я что-то этого не помню.

– После того как отнес тебя в ванну.

Алиса повернулась, скрестила ноги и прищурилась. Йен выглядел крайне довольным.

– Распишись в бумагах, – коротко сказал он, – и отпечаток пальца оставь.

Алиса вздохнула, она столько раз расписывалась после штурма, что не удивилась продолжению бумажной волокиты. Девушка взяла планшет и, не глядя, расписалась, приложив свой большой палец рядом с росписью. Она вернула Йену документ. Краем глаза Алиса наблюдала, как Йен с невозмутимым видом что-то чиркнул и тоже приложил свой палец.

– А я за что расписалась? – косясь на Йена спросила она.

– Ты до сих пор не читаешь документы! – наигранно возмутился Йен. – Поздравляю с бракосочетанием, теперь ты – Алиса Мэлори.

Алиса сидела молча с минуту, а потом ее вдруг разобрал смех.

– Йен, твоя мама меня убьет! – сквозь смех и слезы сказала она.

Девушка повалилась на спину, положив голову на грудь Йена. Он осторожно убрал черные прядки с ее лица.

– Им всем придется смириться. Могу я поцеловать свою жену.

– Да!

Через час в дверь квартиры барабанили и звонили одновременно.

Алиса как раз смотрела сводку новостей. В СМИ освещали события в районе Санрайс. Кроме Алисы и Лив военным удалось освободить еще около двух сотен человек, влачивших жалкое существование. Для Алисы это был самый важный результат.

– Готовься, гроза идет!

Алиса на секунду взглянула на себя в зеркало. У нее все еще не было вещей, поэтому девушка приспособила футболку Йена в качестве домашнего платья.

– Я готова!

Йен открыл дверь, и в холл влетела разъяренная Кэрри.

– Мама? Привет. Как дела? – безмятежно спросил Йен.

Алиса лишь успела пискнуть.

– Здравствуйте.

– Ну, я тебе скажу, – раздраженно бросила Кэрри, зло взглянув на Алису. – Это уже слишком! От тебя я этого ожидала, ты вечный бунтарь, но она, она меня чуть до инфаркта не довела!

– Кто она? – спросил Йен. Кэрри села, и Алиса подала свекрови стакан воды. Та выпила его залпом, прежде чем продолжить:

– Твоя сестра! Я не знаю, что произошло, но вчера она расписалась с этим детективишкой! Видите ли, она не могла ему отказать, потому что в качестве оплаты, он попросил ее руки. Я всегда мечтала, что вы вступите в союз с равными себе спокойными людьми.

– Ничего не поделаешь, она просто хочет быть счастливой.

– А я, кто обо мне подумает?

Йен вздохнул.

– Мам, давай рассуждать логично. Макс неплохой человек, Лив будет счастлива с ним. Я знаю тебя, если у нас все хорошо, ты всегда спокойна.

Кэрри перевела взгляд на Алису и протянула ей пакет.

– Собирайся!

– Куда?

– Будем выбирать тебе подвенечное платье, да и гардеробом надо заняться.

У Алисы рот открылся от удивления. Она робко посмотрела на Йена. Муж кивнул ей, и девушка пошла в спальню, переодеваться.

– Мам, позавтракаешь с нами?

– А что там у тебя?

– Блинчики!

– У-у-у, давай, давай!

– После обеда вернетесь?

Кэрри замахала рукой в разные стороны.

– Нет, нет, что ты, мне еще Лив надо разыскать. Я планирую грандиозную вечеринку. Им обоим необходимо подобрать платья, туфли, да и организация фуршета не такое уж простое занятие, а еще надо заказать приглашения, составить список гостей, ох, боже, сколько дел! У каждой девушки должна быть свадьба, настоящая, торжественная! И уж если у Алисы нет матери, значит, эта часть забот падает на мои плечи. Нет, до вечера не жди, и вообще всю неделю будем пропадать.

Насколько Йен знал Алису, это торжество будет для нее больше шокирующим, чем радостным, но то, что Кэрри старалась для нее, уже о говорило о многом. Йен наклонился и обнял мать рукой за плечи.

– Мам?

– Да.

– Спасибо.

Кэрри постучала по его руке.

– Не за что, сынок, не за что.

Алиса переоделась из футболки Йена в теплое темно-зеленое платье с длинным рукавом. Туфли на высоком каблуке дополнили строгий образ. Она забрала волосы в пучок и пару раз прошлась по комнате, вспоминая не так давно обретенный навык.

Без завтрака Йен ее не отпустил. Ей пришлось под его неотрывным присмотром съесть все до крошки. Перед выходом Алиса подошла к нему, на секунду прижалась, ощутила легкое прикосновение его ладони к своей спине. Она посмотрела в его глаза, и Йен одними губами прошептал: «Все хорошо. Я люблю тебя». Теперь Алиса была готова к любым испытаниям.

«Кажется, меня обокрали, – с грустью подумал Йен, когда дверь за женщинами закрылась. Мужчина бросил посудное полотенце и набрал номер друга.

– Рей, собирай ребят. Йен Мэлори распрощался с холостяцкой жизнью!


Эпилог


Алиса приехала к Джиллиан рано утром. Она громко постучала в дверь.

– Иду! – разнесся по дому звонкий голос.

Джиллиан зевнула. В последнее время со сном была беда. У малышки резались зубки, и ночами она гуляла.

– Привет! О господи, что с тобой?

Алиса всхлипнула, вытирая глаза рукавом.

– Привет.

– Да проходи же скорее. Идем на кухню. Что случилось?

На кухне Джиллиан отодвинула стул для Алисы, посадив ее за стол. Девушка, осторожно сев, уткнулась в ладони лицом.

– Эй, ну же давай, рассказывай!

– Все началось неделю назад. Мы вечером смотрели фильм, а там главная героиня, у нее такая любовь была, и она в конце погибает. Я рыдала взахлеб.

– Ты рыдала?

– Ну да, а потом меня стошнило.

– Отравилась?

– Да нет же, – разозлилась вдруг Алиса. – На следующий день вырвало утром и так всю неделю.

Джиллиан молча смотрела на Алису, а потом отправилась наливать ей травяной чай.

– А сегодня утром Йен потащил меня к врачу.

– Угу, сколько недель? – спросила Джиллиан, поставив перед Алисой чашку с чаем.

– Девять недель, почти два месяца.

– Это тебя шокировало?

Алиса покачала головой.

– Я была на седьмом небе от счастья! Но потом, когда я вышла из клиники, я поняла, что совершенно не представляю, как буду справляться с двумя малышами сразу.

Джиллиан засмеялась, она обняла Алису.

– Боже, счастье-то какое! Я за тебя так рада, Алиса!

– Джиллиан, я даже яичницу не умею готовить, а дети, это же такая ответственность.

– Справишься, поверь! – уверенно ответила Джиллиан. – Я и Лив всегда тебе поможем, хотя бы советом.

Двум мальчишкам Лив было три и пять лет. Она полностью посвятила себя семье, переложив бизнес на плечи своего мужа, и тот успешно с ним справлялся. Джон Мэлори выделял все большую и большую долю дел под ответственность Макса. Он готовил наследника.

Входная дверь с грохотом открылась.

– Джиллиан! – раздался голос Зоа. – У нас тут авария космического масштаба.

В широком проеме кухни появился Зоа. На его руке сидела Мари, она крепко держалась за шерсть гиганта.

– Привет, Алиса.

– Привет.

Алиса встала и потянулась к Мари. Зоа передал девочку Алисе, и на какое-то время все ее расстройства потеряли смысл.

– Ну-ка идем в ванную, водные процедуры нам не помешают.

Джиллиан открыла ящик и достала оттуда памперс, она протянула его Алисе. Когда Алиса поднялась на второй этаж, Зоа спросил:

– Что это с ней? Обычно это командир номер один, а тут вся на взводе.

Джиллиан сняла пену с супа.

– Обычные переживания женщины в положении, кстати, у них будет двойня.

Из ванной донесся детский смех.

– По-моему, это все пустое.

– Ага.

– Мы сейчас гулять пойдем.

Джиллиан взглянула мельком на кухонные часы.

– Ладно, только через час обедать и спать.

Когда Алиса и Мари вернулись, Зоа спросил малышку:

– Ну что, гулять?

– Дяяяя! – тут же согласилась девочка.

Зоа поднял Мари и пошел в гостиную. Из комода он достал детские вещи и начал одевать вечно убегающего человечка. Через несколько минут входная дверь захлопнулась.

– Зоа надолго прилетел?

– В этот раз на полтора месяца. Мы убрали почти все вещи из гостиной. Это самая большая комната, ему там не так тесно, как в других. Мари его обожает. Ох, я думаю, она сильно будет по нему скучать, когда он улетит, да и все мы.

– Зато соседка страшно обрадуется, ведь он едва не мумифицировал ее кошку.

Алиса и Джиллиан внезапно рассмеялись, вспоминая, как Зоа несся через сады за бедной животиной.

– И все же, почему ты так боишься материнства?

– Ну, понимаешь, мне, кажется, я совсем одна. С тобой рядом всегда кто-то есть, Элис, Элизабет. Если ты чего-то не знаешь, они тебе помогут, научат. А у меня никого нет, Кэрри, – Алиса сглотнула, стараясь опять не расплакаться, – она редко к нам заходит. Она, наверное, думает, что я совсем не подхожу Йену.

Джиллиан похлопала по руке Алисы.

– Все будет нормально, не переживай.

Джиллиан подошла к кухонной стойке и открыла книгу, в которой она записывала рецепты. Когда она обернулась, то увидела Кэрри и Йена. Миссис Мэлори смотрела на Алису, ее ноздри раздувались, лицо было напряженным. Йен был белее полотна. Алиса же тихо рыдала, иногда всхлипывая. С минуту стояла мертвая тишина. Джиллиан переводила взгляд с Кэрри на Алису и обратно.

– Мама, я ничего не умею, – наконец выдавила Алиса.

Кэрри кинулась к Алисе, она прижала девушку к себе.

– Да ничего страшного! Давай-ка, сегодня снимем стресс и прошвырнемся по магазинам, вещичек детских прикупим! Когда же нам теперь плакать, столько всего надо сделать, – запричитала она.

– Я готовить не умею!

– Ничего, и я не умею. Будем учиться вместе.

– Правда?

– Конечно, правда!

Алиса сразу успокоилась. Она обхватила Кэрри за талию и прижалась к ее белоснежной блузке, на которой теперь точно останутся разводы. Кэрри даже внимания не обратила на это, ради своих детей и внуков она была готова пустить в расход весь свой брендовый гардероб.

Йен привалился к дверному косяку и закрыл глаза. Он очень боялся, что Кэрри будет настаивать на переезде к ней, мотивируя это не домовитостью Алисы. Но, видимо, он не знал Кэрри, она поступила как настоящая мать, решив пройти все трудности рядом с Алисой, но не вместо нее. На плечо Йена легла тяжелая рука. Это был Рей, он вез их от станции.

– Поздравляю!

– Спасибо.

Рей подошел к Джиллиан и наклонился, чтобы та поцеловала его в щеку.

– Где малышка?

– Гулять ушла с Зоа, – сказала Джиллиан, сверяя по записям, все ли она положила в салат. Элис учила ее готовить, и Джиллиан, как примерная ученица, все записывала. «Все в порядке, кажется, ничего не забыла. Главное – не пересолить», – нахмурившись, размышляла девушка.

– Я сейчас на стол буду накрывать, а ты иди и поставь большой стол в гостиной, стулья разыщи. Нас сегодня много, – задумчиво говорила Джиллиан, постукивая пальчиком по груди мужчины.

– Ага.

Прежде чем уйти, Рей поймал пальчик жены и поцеловал его. От его глаз разбежались лучами морщинки, уголки губ слегка приподнялись.

Кэрри наблюдала за ними. Она видела Джиллиан только по телевизору. Девушка была по-настоящему знаменита, о ее путешествиях и открытиях слагали легенды. Тем более, странно было видеть ее на кухне в легком платье с вишнями, фартуке, колдующей над плитой. Рядом с Реем, поистине гигантом, она казалась совсем малюткой. И все же в ней чувствовалась сила, внутренний духовный стержень, что-то заставляло вращаться этот мир вокруг этой маленькой хрупкой женщины.




MyBook - читай и слушай по одной подписке