КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Отважный далматинец (fb2)


Настройки текста:



Лиза Адамс - Отважный далматинец

Литературно-художественное издание

Для младшего и среднего школьного возраста


Лиза Адамс


ОТВАЖНЫЙ ДАЛМАТИНЕЦ


Повесть-сказка


Редактор Ю. Н. Кулешова

Корректор А. И. Лобанова

Ответственный за выпуск Т. Г. Ничипорович

Глава 1 Самый невезучий из счастливчиков

Вы помните историю о ста одном далматинце, которые так ловко смогли обмануть коварную и злую Круэллу де Мон? А Анита и Роджер, добрые хозяева большой далматинской семьи, вам тоже, наверное, знакомы?

Тогда вам, конечно, интересно будет узнать, что произошло с одним далматинцем по имени Счастливчик, когда он попал...

Впрочем, не станем забегать вперед. Узнаем все по порядку.

Ну, а начиналось все так.


– Привет, – сказала бабочка. – Что ты тут делаешь?

– Я думаю, – ответил щенок.

– Какой ты странный. Как можно лежать и о чем-то думать, когда так ярко светит солнце, когда по-настоящему хочется только летать и летать. – И бабочка радостно взмыла вверх, покружилась и плавно опустилась на яркий цветок прямо возле собачьего носа.

– Кстати, а как тебя зовут?

– Счастливчик, – ответил щенок и невесело вздохнул.

– Это просто замечательное имя. Разве тебе оно не нравится?

Счастливчику вдруг очень захотелось рассказать бабочке все, и он начал:

– Понимаешь, вначале все было действительно очень здорово. Когда я родился, то сразу чуть не умер, но я очень-очень хотел жить и поэтому выжил. Так мне рассказывали мои мама и папа. Вот тогда наши хозяева и большие друзья Роджер и Анита и решили назвать меня Счастливчиком.

– Ах, какая занимательная история! – у бабочки даже крылышки затрепетали от удовольствия и любопытства. – Ну, а дальше?

– А дальше произошла эта ужасная история с Круэллой. Она украла меня, моих братиков и сестричек, и еще много щенков, таких же, как я, далматинцев, чтобы сшить себе шубу из наших шкурок. Так вот, когда все убегали от противной Круэллы... – щенок замялся.

– Так что же тогда случилось? – бабочка просто сгорала от нетерпения, она прямо-таки не могла усидеть на одном цветке.

– Понимаешь, я тогда уснул. Я как раз думал о том, почему у людей нет хвоста, и чем же они тогда радуются и сердятся – и уснул.

– А как же ты спасся? – Эта история, похоже, очень заинтересовала бабочку.

– Мне повезло. И тогда все решили, что я действительно самый большой счастливчик на свете, – ответил щенок и опять глубоко вздохнул.

Бабочка задумчиво пошевелила усиками и озадаченно взглянула на Счастливчика:

– Ну тогда я просто не понимаю, отчего тебе так грустно?

– Да ведь теперь мне совсем не везет, – досадливо тявкнул далматинец и даже шлепнул передней лапой по траве, – теперь я самый большой неудачник в нашей семье. Что бы я ни делал, за что бы ни брался, все у меня получается не так, как у настоящих далматинцев. Так все говорят, даже мама Пэтти, а ведь она больше всех меня любит. – Ну а в чем же тебе не везет? – спросила бабочка и перелетела на ромашку поближе к Счастливчику.

– Наверное ты не поверишь, если я скажу – во всем. Но это так. Вчера, например, я уснул на траве прямо возле газонокосилки. А Роджер, которому в это время вздумалось привести в порядок лужайку возле дома, очень сильно наступил мне на лапу. Хотя, если честно, не совсем уж сильно, но почему-то болит до сих пор.

А вот на прошлой неделе, когда все ездили на пикник к озеру, догадайся, кого там забыли, кто натерпелся страху и целый час просидел с поджатым хвостом, пока его не хватились и не забрали домой? Да, и еще, мне почти всегда забывают одеть ошейник, на котором есть табличка с моим именем и адресом, и почти никогда не оставляют мою любимую мозговую косточку.

А теперь скажи – только честно – разве есть на свете кто-нибудь несчастнее Счастливчика?

Бабочка, все это время с большим трудом хранящая серьезный вид, рассмеялась так, что у нее затряслись усики и крылышки, а сама она чуть не упала с цветка:

– А по-моему ты вовсе не несчастный, а просто маленький, смешной и еще немножко глупый.

– Это я-то глупый? – Счастливчик не на шутку рассердился. – Впрочем я действительно глупый, но только лишь потому, что решил тебе все рассказать. Ведь я думал, что мы подружимся, а ты, оказывается, такая же, как все. Прощай, я ухожу, – сказал щенок и медленно побрел к большому белому дому, видневшемуся вдалеке.

– До свидания, маленький ворчун! Постарайся понять, что все не так плохо, как ты думаешь! – звонко крикнула ему вслед бабочка и, затрепетав радужными крылышками, унеслась куда-то ввысь, к солнцу.

Счастливчик понуро брел в высокой траве и думал о своей горькой участи. Вдруг он вспомнил, что он ужасно голоден, а сейчас как раз, должно быть, время обеда, и уже веселей потрусил домой. «Ничего, – думал он, – наверное, и в самом деле не стоит отчаиваться, вот сейчас подкреплюсь и возьму да и решу, что все действительно вовсе даже не плохо.»


Какое разочарование поджидало Счастливчика дома! Он почувствовал это уже тогда, когда взбирался по большой мраморной лестнице, ведущей к красивому и просторному дому Роджера и Аниты, где и жила огромная семья далматинцев. Со стороны лужайки доносился визг и потявкивание ста собачьих глоток.

«Так. Опоздал, – подумал Счастливчик, – опять опоздал.»

Обычно после обеда собачки устраивали шумную возню на лужайке возле дома. Даже мама Пэтти и папа Панго не всегда могли усидеть на месте, спокойно глядя на своих деток, и с головой бросались в веселую собачью кутерьму. Вот и сейчас Панго усердно отбивался от шутливой атаки сразу шести маленьких далматинцев, а мама Пэтти, встревоженная отсутствием своего любимца, лежала в тени раскидистого тополя и все время поглядывала на лестницу.

Но даже она не заметила появления Счастливчика, потому что тот решил, как можно незаметнее пробраться в кухню и перехватить чего-нибудь перед тем, как получить хорошую взбучку от мамы. Впрочем, хорошей взбучкой Счастливчик называл легкое покусывание за загривок.

Да, обед уже был закончен и няня на кухне домывала собачьи мисочки. Самое большое, на что можно было рассчитывать – это остатки каши и котлетку, но ни о какой косточке, в любом случае, и речи быть не могло.

Счастливчик вошел в кухню, скромно присел возле двери и стал тихонечко поскуливать.

– Ну и кто это у нас сегодня опоздавший? – спросила нянюшка и обернулась. – Это ты, Счастливчик? – Она даже не взглянула на табличку, прикрепленную к ошейнику. – Придется тебе довольствоваться остатками от обеда, а косточку получишь в следующий раз, если, конечно, не опоздаешь.

Наскоро расправившись с едой, Счастливчик отправился на лужайку, стараясь при этом держаться с достоинством и не поджимать хвост.

– Где же ты был, маленький негодник? – мама Пэтти первая заметила его появление и постаралась казаться сердитой. Но, скажем честно, у нее это не очень-то получилось – все-таки она очень сильно любила своих сыновей и дочек.

– Разве ты забыл, что я скоро уеду, а пока мне все время хочется быть рядом с моими детьми?

«Нет, сегодня положительно самый ужасный день в моей жизни», – подумал Счастливчик и окончательно приуныл. Ну, конечно, ведь завтра Анита везет маму Пэтти на конкурс красоты в Париж. И кто придумал эти дурацкие конкурсы? Ведь и так любому понятно, что мама Пэтти самая красивая.

Опустив голову и хвостик, Счастливчик подошел к маме, лег рядышком и уткнулся носом в ее теплый бок. Щенки играли и резвились, а Счастливчик лежал возле мамы Пэтти и размышлял над тем, как он будет жить без нее целую неделю. Так, в невеселых раздумьях он провел остаток этого несчастливого дня. Правда, у него родилась одна замечательная идея, но что это за идея, мы узнаем чуть позже.


Кстати говоря, день был окончательно испорчен тем, что за ужином Счастливчик подрался с Егозой и Красавчиком из-за косточки, перевернул на кухне кувшин с молоком так, по рассеянности и за все это был до ночи заперт в чулан. При этом каждый посчитал своим долгом сказать Счастливчику все, что о нем думает: и то, что он безобразно рассеян, и то, что мечтать надо бы не постоянно, а в нужное время и в нужном месте, и то, что совать нос, куда не следует – занятие, не только не делающее чести настоящему далматинцу, но, зачастую, и небезопасное. А уж как противно ухмылялись Красавчик и Егоза! И только мама Пэтти ничего не сказала, но смотрела на Счастливчика все это время как- то уж слишком укоризненно и немножко грустно. Ведь она так хотела в свой последний вечер дома перед сном погулять со своим непутевым сыном и постараться его успокоить, но воспитание щенка – вещь серьезная, и наказание для него, наверное, так же важно, как и похвала. Впрочем, в этом мама Пэтти была не слишком уверена.

Ну а Счастливчика, накрепко запертого в чулане, утешала только его великолепная идея. Какая? Еще совсем немножко терпения, и вы узнаете не только, что это за выдумка, но и что из всего этого получилось.

Глава 2 Мама Пэтти едет на конкурс красоты

Утро в день маминого отъезда выдалось удивительно ярким, солнечным и безумно суматошным.

Единственным светлым и спокойным моментом был торжественный прощальной завтрак. Все собачки были наряжены в свои лучшие ошейнички, а некоторые маленькие и очень гордые своей очаровательной наружностью далматинки даже нацепили на шейки свои любимые атласные ленточки.

Все вели себя очень чинно, и даже Счастливчик не оплошал. Ему, наверное, впервые в жизни удалось полностью соблюсти все правила хорошего далматинского тона. Так сказал папа Панго, а уж он-то знал толк в далматинской благовоспитанности и хороших манерах.

Впрочем, забегая вперед, заметим, что Счастливчик был единственным, кому в это утро удалось сохранить за собой звание благовоспитанного пса. Дело в том, что после торжественного завтрака он куда-то исчез, а вот все остальные собачки приняли самое деятельное участие в подготовке мамы к отъезду. А при этом было просто невозможно блистать хорошими манерами.

Пока Анита уж в который раз проверяла наличие всевозможных щеточек, губок, шампуней и совсем непонятно, для чего необходимых баночек всех форм и размеров, каждый маленький далматинец на свой лад, как мог, помогал маме. Заключалось это в том, что все напоминали Пэтти, что она должна привезти каждому в подарок из Парижа. Кто-то просил новый кожаный ошейник, но непременно с острыми зубчиками, чтобы быть похожим на очень злую собаку. Почти все далматинки остро нуждались в новых бусах и ленточках. А Красавчик и То лето лап, которые частенько дрались друг с другом, обещали вести себя прилично только в том случае, если им привезут заводного зайца, на которого можно будет устраивать настоящую охоту. Мама Пэтти все внимательно выслушивала и обещала ничего не забыть.


Счастливчик же тем временем принялся за осуществление своего плана. Еще вчера, лежа рядышком с мамой на лужайке перед домом, он твердо решил тоже поехать вместе с ней в Париж. Но как этого добиться? Он понимал, что уговорами тут не поможешь. Ведь, ясное дело, что все щенки хотели отправиться вместе с мамой, но разве можно в Париже уследить за девяносто девятью маленькими шустрыми собачками? А брать кого-то одного значило обидеть всех остальных. Вот почему с самого начала было решено, что на конкурс поедут только Анита и Пэтти, а папа Панго вместе с няней и Роджером останутся присматривать за детьми.

Но не зря Счастливчик так любил думать. В голове у него родился гениальный, на его взгляд, план, и теперь надо было только проявить терпение и смекалку. И вот, когда все прощались с мамой Пэтти на лужайке перед домом, Счастливчик истощал запасы собственного терпения, спрятавшись в гараже. Ему надо было во что бы то ни стало дождаться, пока Роджер поставит все чемоданы, пакеты и сумки в багажник автомобиля, а потом незаметно самому залезть туда и спрятаться среди вещей. И тогда посмотреть, хватит ли у них совести не оценить находчивости щенка и не взять его с собой. Так думал Счастливчик, лежа в темном гараже между старой сломанной газонокосилкой и корзиной для мусора.

А в это время все домашние – и люди", и собаки – сбились с ног и с лап, пытаясь разыскать Счастливчика.

– Я никуда не поеду, – чуть не плача говорила мама Пэтти.

– А вдруг с ним что-нибудь случилось? Счастливчик просто не мог не попрощаться со мной.

В поисках Счастливчика собачки уже обшарили всю лужайку, заглянули во все углы большого дома, сбегали к высокому тополю, в тени которого Счастливчик так любил лежать и думать о чем-то своем. Но все это оказывалось абсолютно безрезультатным.

– Наверное мы слишком строго вчера его наказали, и Счастливчик просто обиделся и куда-то спрятался, – предположил папа Панго.

– Но ведь он был так мил во время завтрака, совсем не шалил и был, как будто, совсем не обижен, – возразила мама.

– Значит он опять где-то заснул. Фу, какая невнимательность! – тявкнула Егоза.

– Милая моя, разве можно быть такой злючкой? – опять возразила мама, а про себя все-таки подумала, что все вполне может быть и так.

Воспользовавшись маминой задумчивостью и нерешительностью, все сразу же бросились уговаривать ее не отказываться от этой замечательной поездки, ведь как ни жалко было расставаться, а всем хотелось, чтобы мама Пэтти стала победительницей, ну и, конечно, подарок из Парижа получить не прочь был каждый из них.

Только после того, как Роджер пообещал разыскать Счастливчика и сообщить об этом Аните по телефону, мама Пэтти согласилась ехать.


Тем временем для Счастливчика наступила самая ответственная минута. Двери гаража распахнулись, и Роджер, нагруженный чемоданами и сумками, подошел к багажнику автомобиля. Счастливчику с большим трудом удалось сохранить спокойствие, ну или, хотя бы, постараться не чихать. Пока в пыльном гараже были только он да мухи, конечно, можно было дать себе волю, но сейчас это значило бы испортить гениальный план в самом начале его осуществления. Для верности прикрыв лапой нос, Счастливчик героически помалкивал и зорко следил за Роджером. Вот старина Роджер открыл багажник, вот, чертыхаясь почем зря (и откуда он только знает такие замечательные громкие слова), с трудом рассовал там вещи и, представьте себе, не успел он закрыть крышку багажника, как его разобрал такой ужасный приступ чиханья, что забыв обо всем на свете, Роджер опрометью бросился на улицу.

Разве мог Счастливчику представиться более удачный случай? Он быстренько выбрался из своего убежища, ловко заскочил в багажник и постарался хорошенечко спрятаться среди вещей. Не будем, пожалуй, говорить о том, что прежде именно он, Счастливчик, постарался как можно тщательнее распихать всю пыль из углов по всему гаражу. И благодаря именно его стараниям Роджеру пришлось перенести эту чихальную пытку.

Теперь же нашему герою оставалось только вновь притаиться и ждать, что же будет дальше.


Настал час отправления в путь. Анита и мама Пэтти решили, что во Францию они отправятся на пароходе, и теперь Роджер должен был отвезти их в порт. Все домочадцы уселись на крылечке дома, чтобы посмотреть, как их большая белая машина повезет путешественниц к морю, туда, где ходят красивые и величавые пароходы.

Забираясь в машину, мама Пэтти до последней минуты искала взглядом своего непутевого сына, но напрасно: Счастливчика не было нигде. А когда автомобиль тронулся, собачки устроили такой шум и гам в честь маминого отъезда, что не только Пэтти пришлось прикрыть лапами чуткие уши, но даже Роджер сильнее надавил на газ, чтобы побыстрее выбраться из этого бедлама.


Что же касается Счастливчика, то он меньше всего ожидал, что, кроме темноты и тесноты, ему также придется терпеть совершенно жуткую тряску и какой-то отвратительный запах. Да, пожалуй, не зря все ездят в салоне, и еще никто никогда не устраивал споров из-за места в багажнике. К тому же острый угол чемодана впился прямо в бок Счастливчика. И теперь бедняга думал только о том, как скорее выбраться из этого ужасного положения.


От всех бед и неудобств, Счастливчик начал тихонько поскуливать, а потом даже сам не заметил, как стал горестно тявкать.

Маму Пэтти первую встревожили странные звуки, доносившиеся откуда-то сзади и, как будто, снизу. Как только она поняла, что это за звуки, то сразу же догадалась, кто мог их издавать, и еще больше забеспокоилась.

– Анита, ради бога, объясни, что происходит с твоей любимицей, – взмолился Роджер. Пэтти, в отчаянии из-за того, что больше никто не обращает внимания на вытье и тявканье в багажнике, заметалась по салону машины и по неосторожности наступила на любимые солнечные очки Роджера.

– Я сама ничего не понимаю, – пожала плечами Анита, пытаясь удержать Пэтти на месте, – но боюсь, что нам придется остановиться.

Не так-то легко это было сделать в самом центре города, но чего только не сделаешь для любимой собаки.

Как только машина встала, мама Пэтти выскочила из салона и стала яростно атаковывать багажник. Анита и Роджер в недоумении переглянулись, но когда Пэтти за-молчала и страдальчески взглянула на своих друзей, и они, наконец, услышали поскуливание и царапанье, издавать которые мог только кто-то из их питомцев.

Да, не слишком достойно выглядел Счастливчик, когда багажник был открыт, и пес, наконец, получил свободу. Что и говорить, вид у него был, как у побитой собаки.

Пока Роджер и Анита сквозь смех и слезы совещались о том, что дальше делать с пройдохой Счастливчиком, тот быстренько устроился на заднем сидении рядом с мамой Пэтти и стал смиренно ожидать решения своей участи.

«Ну, не повезут же они меня обратно домой, – думал Счастливчик, – а в порту я наверняка что-нибудь придумаю.» А пока он решил притвориться, что спит, – ведь так-то наверняка никто уже не будет ждать от него новой выходки.

Действительно, Роджер решил, что сперва он отвезет Аниту и Пэтти в порт, а уж потом, дома, устроит Счастливчику хорошую взбучку. Хотя в мыслях Роджер был, конечно, восхищен находчивостью щенка, но воспитание есть воспитание.


Порт жил своей обычной шумной жизнью. Во всю мощь гудели пароходы, носильщики сновали во всех мыслимых и немыслимых направлениях, а по многочисленным табло постоянно бежали яркие разноцветные буквы. Счастливчик в первый раз за свою небольшую пока щенячью жизнь попал в совершенно незнакомый для себя мир.

Из окошка автомобиля было очень спокойно и безопасно за всем этим наблюдать, но как хотелось рассмотреть все поближе! Тем более, что Счастливчик твердо решил не сдаваться во что бы то ни стало.

Машина остановилась, и Роджер с Анитой стали вытаскивать багаж.

– До скорого свидания, мой милый Счастливчик, – ласково сказала мама Пэтти и лизнула своего непутевого любимца в нос. – Надеюсь, всю эту неделю ты не будешь шалить и постараешься быть внимательным и послушным. Словом, станешь вести себя, как настоящий далматинец... Впрочем, очень хотелось бы, чтоб таким ты был всегда, если это, конечно, возможно, – со вздохом добавила она.

«Ах вот значит как? Это я-то не настоящий далматинец? – не на шутку разозлился Счастливчик, правда, не вслух, а про себя. – Ну, держитесь, я всем вам покажу чего я стою. Не знаю, как насчет внимания и послушания, а уж смелости и находчивости мне точно хватит, чтобы всех вас как следует удивить!»

А вслух он сказал только, что будет, непременно будет и добрым, и послушным, и даже смирным.

– Ну, Пэтти, поспешим, – сказала Анита, открывая дверцу автомобиля. – А ты, Счастливчик, оставайся здесь и жди Роджера. Да, и не вздумай выкинуть еще какую-нибудь штуку.

«Что ты, милая Анита, то что я выкину будет не какой-то там штукой, а самой смелой и веселой выходкой из тех, что ты можешь от меня ожидать», – подумал Счастливчик и постарался как можно грустнее тявкнуть на прощанье. Как хорошо все-таки, что люди не научились еще полностью понимать собачий язык, а то Роджер и Анита сразу бы почувствовали притворство и не стали бы так беспечно удалятся в сторону самого большого здания порта.

Так, сейчас было самым важным справиться с замком, пока еще видна мамина пятнистая спинка и ярко-желтый костюм Аниты. И зачем люди придумали такое жуткое количество кнопок и ручек?

Как среди такого множества бесполезных приспособлений отыскать одно полезное?

Эти и еще массу других, очень сердитых вопросов задавал себе и всему окружающему миру Счастливчик, пока где лапами, а где зубами пробовал нажимать на все кнопки и дергать все ручки подряд. Его поиски усложнялись еще и тем, что приходилось постоянно поглядывать в окошко, чтобы не потерять маму Пэтти из виду. К счастью, как раз в это время все остановились и что-то разглядывали на огромном светящемся табло прямо перед входом в здание. Но на сколько это могло задержать таких грамотных и умных людей, как Роджер и Анита, Счастливчик не знал.

Вот оно! Получилось! Счастливчику так и не удалось заметить, на что именно он нажал, главное – теперь он на свободе. Итак, не мешкая, вперед!

Пулей выскочив из машины, далматинец бросился в погоню. Он заметил, что как раз в этот момент кончик маминого хвоста скрылся за стеклянной вращающейся дверью. Не различая дороги, Счастливчик помчался к цели. Ему казалось, что вслед ему кричали что-то, кажется, очень сердитое, но какое это сейчас имело значение?

А вот и дверь! Счастливчику показалось не слишком удобным вращать ее передними лапами и носом, зато как усердно он это делал! Но каково же было его удивление, когда вдруг, непонятно почему, оказалось, что он вновь очутился на улице! Но времени на раздумья не было, поэтому Счастливчик опять ринулся вперед. И опять его ожидал тот же результат. Тогда наш герой решил переменить тактику.

Он увидел очень серьезного молодого человека в очках и, решив, что этот умник уж наверняка не ошибется, проскользнул в дверь вместе с ним. Конечно, нельзя сказать, что сделал это Счастливчик как-то особенно ловко и вовсе даже не запутался в длинных полах пальто молодого человека, но обращать внимание на подобного рода мелочи просто не было времени.

Первое, о чем подумал щенок, очутившись в здании порта, это то, что такого скопища людей он никогда не видывал, даже по телевизору, а тот шум и гам, который стоял в огромном зале, не мог присниться ему и в самом страшном собачьем сне. Как же отыскать здесь маму Пэтти? Но вот впереди, кажется, мелькнула желтая шляпка Аниты. Счастливчик бросился туда, не жалея сил. Но когда он подбежал поближе, оказалось, что это какая-то толстая тетенька, вовсе даже не похожая на его хозяйку.

– Мама, мамочка! – радостно взвизгнул Счастливчик. В противоположном конце зала, там, где было особенно много народу, он заметил такие родные черные пятнышки на белом фоне. Но мамы там не было. Там была только очень элегантная сумочка на плече у такой же элегантной дамы. От досады щенок даже чуть было не укусил красивую даму, но вовремя подумал, что она еще, чего доброго, вздумает закричать или упасть в обморок, и сдержался.

Впору было прийти в отчаяние.

«Без паники, – попытался сам себя успокоить Счастливчик. – А как же мой замечательный далматинский нос? Я совсем о нем позабыл. Ведь нюхом я смогу быстренько разыскать, куда же они все запропастились.» И, опустив носик пониже к полу, он принялся рыскать по залу в поисках знакомого запаха. Счастливчик был настолько увлечен этим поистине собачьим делом, что ничего вокруг себя не замечал.

Но люди, в отличие от него, все чаще и чаще стали обращать внимание на одинокую собачку, бегающую по залу и что-то вынюхивающую.

Дело в том, что полностью отдавшись розыскам, щенок то и дело переворачивал громоздкие чемоданы, задевал красивые экзотические цветы, стоящие в больших вазонах на полу, и, в конце концов, сильно напугал молодую даму, которая сидела возле стойки бара.

Она почему-то решила, что под ее стул забралась крыса, и она как-то особенно противно завизжала.

Но даже это не остановило Счастливчика. Неизвестно, сколько времени еще длились бы его поиски, надо сказать, совершенно безрезультатные, если бы не случилось вот что. Буквально с момента появления щенка в здании порта вслед за ним постоянно неслись голоса, в которых отчетливо слышалось сперва удивление, потом – недоумение и, наконец, откровенное недовольство. И вот, в тот самый момент, когда Счастливчику казалось, что он уловил знакомый запах, чья-то очень сильная рука схватила его за загривок.

– Вот ты и попался, негодник! Сейчас я отведу тебя в полицию, и там узнают, кто твой нерадивый хозяин! – Подняв голову, Счастливчик увидел перед собой очень строгого мужчину в синей портовой униформе. Далматинец не знал, что в этом человеке больше всего его пугает – огромные черные усы, как щетка, торчащие в разные стороны, или маленькие и очень злые глазки.

Далматинец не совсем понимал, куда собирается отвести его этот страшный человек, но идти с ним куда бы то ни было щенку совсем не хотелось. Поэтому он-таки решился пойти на крайний шаг.

– Да ты, шельмец, еще кусаться вздумал?! – человек в униформе отдернул руку и стал ею трясти, чтобы унять боль в пальце.

Этим и воспользовался Счастливчик и опрометью бросился на поиски какого-нибудь убежища. Вслед ему неслись разноголосые крики, и теперь Счастливчик поневоле обращал на них внимание – он от них убегал.

Вот впереди какой-то длинный коридор, но нет времени на раздумья – надо бежать. Двери, двери с одной и с другой стороны, а вот поворот, за ним – множество ящиков в два, а, может, в три ряда. Счастливчик остановился, чтобы перевести дух и оглядеться.

В какое странное место он попал! Кругом одни только ящики и никого из людей. После шумного портового зала это было настолько необычным, что Счастливчик даже немного успокоился. К тому же крики за спиной, как будто, прекратились.

Щенок побродил еще немного по этому странному месту и нашел его вполне безопасным. Ну, в самом деле, разве могут напугать его эти старые ящики после того, что он пережил сегодня за день. К тому же далматинец понимал, что после всего того, что произошло, ему никак не удастся отыскать маму Пэтти, поэтому сейчас самым главным было хорошенечко подумать, что делать дальше.

Среди ящиков Счастливчик отыскал для себя уютное местечко, почти со всех сторон скрытое от глаз, на случай, если злому человеку в униформе придет в голову мысль искать его здесь, лег на пол, закрыл глаза и... уснул.

Ему снился Париж.

Злой человек с огромными черными усами и толстая тетенька в желтой шляпке не давали маме Пэтти первого места на конкурсе красоты.

Глава 3 Счастливчик приглашен в гости

Проснулся Счастливчик от какого-то неясного ощущения покоя. Не открывая глаз, он попытался вспомнить свой сон и, вообще, все те события, которые недавно с ним приключились, а оттого еще сильнее зажмурился. Но ему совсем не было страшно, и поэтому щенок решил приоткрыть глаза.

Когда он это сделал, то показалось, что сон еще не совсем прошел. Прямо перед ним стояло очаровательное рыжее существо. Такой красивой собачки Счастливчик еще никогда не видел. Конечно, все без исключения его сестрички, и даже мама Пэтти, считали себя самыми очаровательными представительницами собачьего рода, и Счастливчик с этим нисколько не спорил. Но сейчас он в этом немного засомневался.

У собачки, которая сидела перед ним был аккуратный длинный и остренький носик, торчащие треугольные ушки, немного опущенные на самых кончиках, и роскошная рыжая блестящая шерстка. Но самое главное – темные, очень умные и очень добрые глаза, которые внимательно, но без тени неприятного любопытства смотрели сейчас на Счастливчика. «А у моих сестричек вид всегда очень гордый и даже немного заносчивый, хотя мама их за это всегда ругает», – подумал Счастливчик.

– Это потому, что они пока юные и немножко глупые, – услышал он голос прямо над своей головой.

«Кто же это может быть? – моментально пронеслось у Счастливчика в голове. – Ведь рыжая собачка молчит и только рассматривает меня, а голос какой-то слишком мягкий и добрый, чтобы это был усатый мужчина в униформе или визгливая дама. К тому же этот кто-то, кажется, читает мои мысли.» Все это отчего-то не слишком испугало Счастливчика, но когда он поднял глаза, вид у него все же был несколько настороженный.

– Я действительно могу читать твои мысли, а также мысли других зверей и птиц, но это совсем не должно тебя пугать.

Голос принадлежал немолодой и очень приятной на вид женщине. Глаза ее искрились теплотой, и пахло от нее как-то особенно приятно, кажется, парным молоком и медом. Женщина улыбнулась – очевидно, ей пришлось по вкусу то, что подумал о ней Счастливчик.

От этой улыбки немного полноватое лицо женщины как будто расцвело, и она стала похожа на добрую фею из сказок, что читала Анита Счастливчику и его братьям и сестрам, когда те были совсем маленькими щенками. Нет, эта женщина положительно нравилась Счастливчику.

– Ты не так уж и неправ, – сказала женщина и снова улыбнулась, – но в этом ты лучше убедишься сам и чуть попозже, а пока давай познакомимся. Меня зовут Аглая, ты можешь называть меня просто – тетушка Лая. А мою любимицу – Юта. Она действительно очень добрая и умная собачка. Кстати, мне показалось, что тебе она тоже понравилась, не так ли?

Если бы Счастливчик был не щенком, а обыкновенным мальчишкой, он бы, пожалуй, покраснел. А так он просто смущенно опустил голову. Но ласковый взгляд Юты ободрил его, и тогда он сказал:

– А я – Счастливчик. Только... не настоящий. То есть по правде меня нужно называть неудачником, – добавил он и уныло опустил голову.

А потом он и сам не заметил, как рассказал тетушке Лае и Юте о событиях двух последних дней, начиная с истории с бабочкой и заканчивая своим позорным бегством. Не стал Счастливчик утаивать также свою драку с братьями-далматинцами, вечернее сидение в чулане и автомобильное разоблачение. Тетушка Лая и Юта очень внимательно и даже сочувствующе выслушали далматинца, а потом Юта спросила:

– Ну, а что же ты теперь собираешься делать?

Счастливчик очень обрадовался такому проявлению внимания со стороны Юты. Но радость его была недолгой, потому что он задумался о том, что же он действительно сможет предпринять.

Да, дома его ждет невеселый прием, это ясно. И потом, как же ему добраться до дома, ведь для начала нужно выбраться из этого лабиринта ящиков, а это уже дело не из легких. А впереди – портовый зал и встреча с далеко не самым доброжелательным служащим в униформе, потом – город, таящий массу неожиданностей и опасностей.

Выход был один – дожидаться в порту маму Пэтти целую неделю, а за это время можно ведь запросто и с голоду умереть!

Словом, Счастливчик не знал, что он собирается теперь делать, не знал и знать-то не хотел, потому что все, что бы он сейчас ни предпринял, не могло привести ни к чему путному. В этом он совершенно чистосердечно и признался тетушке Лае и Юте.

Они переглянулись – по всему было видно, что собачка и ее хозяйка очень дружны и понимают друг друга без слов, – тетушка Лая кивнула Юте, словно бы соглашалась с ней, и сказала:

– А отчего бы тебе, Счастливчик, всю эту неделю вместо того, чтобы трястись от страха и умирать от голода, сидя здесь, не отправиться к нам в гости? Мы с Ютой живем в деревне, и я думаю, что тебе там будет не только хорошо и уютно, но и интересно.

«Целую неделю рядом с этим рыжим чудом и такой доброй и замечательной женщиной!» – радостно подумал Счастливчик и тут же осекся. А вдруг Юта тоже умеет читать мысли? Нет, пожалуй, хватит признаний на сегодня!

Юта и тетушка Лая рассмеялись.

– Мы действительно умеем читать мысли, и поверь, нам очень приятно было услышать то, что ты о нас думаешь, – сказала тетушка Лая. – Но делаем мы это только в случае крайней необходимости. Ведь залазить в чужие мысли не совсем честно, верно? Отныне мы не станем читать твои мысли, – пообещала она, – нам это ни к чему. Я и так могу понимать все, что ты говоришь. Ну, а с Ютой ты, похоже, в любом случае найдешь общий язык, – заключила она.

– Так ты едешь с нами? – спросила Юта.

Не было ни смысла, ни желания хорохориться и напускать на себя важный и задумчивый вид. Счастливчик быстро согласился и, демонстрируя свою радость, энергично завилял хвостом.

Юта кокетливо тявкнула.

– Однако, ты должен кое-что узнать прежде, чем отправишься вместе с нами, – прервала довольных собачек тетушка Лая, и Юта сразу посерьезнела. – Место, куда мы отправимся, – не совсем обычное. И все его обитатели, хотя и похожи на нормальных людей и животных, отличаются от тех, кого ты встречал в мире людей.

– В мире людей? – переспросил Счастливчик. Он довольно быстро освоился с тем, что тетушка Лая понимает его, как будто она вовсе и не была человеком, а, к примеру, такой же собачкой, как и он сам», – А в чей же мир мы отправимся?

– В страну волшебников, – ответила тетушка. – Мы называем ее Долиной Волшебников.

– Как здорово! – воскликнул Счастливчик. – Там что, действительно, все, как в сказках? Так ведь я всегда об этом мечтал!

– Я вижу, что ты рад, и мне это по душе, – мягко сказала тетушка, – но ты должен помнить, что среди волшебников встречаются как добрые, так и злые, а волшебное зло часто страшнее и опаснее, чем зло настоящее.

– Поверьте, тетушка Лая, мне нисколечко не страшно – уверил Счастливчик волшебницу, а потом смущенно добавил:

– Мне даже кажется, что с тех пор, как я с вами познакомился, я стал гораздо храбрее.

Тетушка Лая приветливо улыбнулась:

– Ну что ж, тогда – в путь!

Счастливчик вскочил на лапки, готовый устремиться в дорогу, но вдруг осекся и вновь присел на пол.

– Но как же мы пройдем через портовый зал, ведь там этот усатый человек. Он наверняка меня не забыл и сейчас только и ждет, чтобы схватить и отвести в полицию. А мне этого совсем не хочется.

– Нам вовсе не придется туда ходить, – успокоила его тетушка Лая.

– А как же мы туда попадем? – удивился Счастливчик. – Я что-то не слыхал, чтобы такая страна была где-то в окрестностях нашего города. Значит, она где-то далеко, а во все далекие места нужно добираться пароходом, ну или поездом, или самолетом, – заключил Счастливчик. Он был очень доволен своей такой умной и такой логичной речью.

Но она отчего-то не произвела особого впечатления на его новых друзей.

– Ты, конечно, абсолютно прав, – сказала тетушка Лая, и опять в уголках ее губ заиграла улыбка, – но ты забыл о том, что страна наша – волшебная, а значит, и попадем мы туда путем самым необычным из тех, что есть на свете. Тут, в старом грузовом отсеке, которым никто уже не пользуется с тех пор, как построили новый, среди лабиринта никому не нужных старых пустых ящиков есть место, известное только нам, волшебникам. Впрочем, идем. Сейчас ты сам все увидишь.

Они долго плутали в этом ветхом лабиринте. Счастливчику казалось, что это никогда не кончится, но Юта и тетушка Лая были серьезны и спокойны. Наконец, в одном из темных углов, в том месте, куда Счастливчик, наверное, просто побоялся бы заглянуть, внезапно их глазам открылось небольшое светлое пятно. Оно было абсолютно круглым по форме, а в середине этого круга были начертаны какие-то странные, совершенно непонятные далматинцу знаки.

Счастливчик, еще не привыкший к волшебству, не понимал, откуда взялся этот залитый светом круг. Он привык к тому, что если есть свет, то рядом должен быть его источник, будь то солнце, ну или, на худой конец, лампочка. Так откуда же здесь, в полумраке грузового отсека, взялось это яркое пятно? Счастливчик хотел спросить об этом своих спутниц, но тетушка Лая и Юта выглядели крайне сосредоточенными, и щенок решил выяснить это позже. Юта подозвала его поближе, и они втроем встали в центр круга. Тетушка Лая произнесла какие-то слова, значение которых осталось для Счастливчика загадкой, и воцарилась полная тишина.

Вдруг Счастливчик заметил, что очертания предметов вокруг него стали терять свою четкость. Они словно бы расплывались, растворялись и таяли в воздухе. Потом все как будто заволокло туманом, и, наконец, вспыхнул яркий свет. От неожиданности Счастливчик зажмурил глаза, но всего на мгновение.

Когда он их открыл, то увидел, что находится на красивейшем в мире лугу, вместо затхлого воздуха портового помещения в нос ему ударил пряный запах незнакомых трав и цветов. Где-то близко пел свою хрустальную песенку ручеек, а рядом с ним сидела рыжая красавица Юта.

– Добро пожаловать в Долину Волшебников, Счастливчик! – сказала она и весело помчалась туда, где видны были дымки, вьющиеся к небу из печных труб. Счастливчик с радостным лаем бросился ей вдогонку.

Глава 4 Добро пожаловать в Долину Волшебников

Долина Волшебников не была нанесена ни на одну из всех существующих карт. Туда нельзя было добраться ни по суше, ни по морю, ни по воздуху. Это живописное место находилось как раз между двумя высочайшими хребтами, которые с двух сторон замыкались и образовывали таким образом нечто вроде кольца, как бы сплюснутого с двух сторон.

С внешней стороны горы были обнесены невидимым лабиринтом. И поэтому еще в давние времена те редкие люди, которые туда попадали, не могли понять, что же мешает им приблизиться к горам. Непонятное всегда казалось человеку немного страшным. В конце концов, люди оставили свои тщетные попытки и решили, что горы эти заколдованы. А чтобы не навлечь на себя гнев загадочных сил, которые это сотворили, люди больше никогда не приближались к этим местам, да и детям своим не велели.

Так у заколдованных гор появилась дурная слава среди людей, но зато покой Долины Волшебников с тех пор не нарушался.

На одном краю Долины расположилось удивительной красоты озеро. Вода в нем была такая чистая и прозрачная, как будто каждый день кто-то очень трудолюбивый чистил озеро от водорослей и щепок, нанесенных ветром.

Его правый берег обрамляли горы, точно соты в пчелином улье испещренные гротами – пещерами, величины и размеров которых никто не знал. Это место считали таинственным даже сами волшебники, близко к нему уже давно никто не подходил и поговаривали, что там живут очень странные люди, которые когда-то давно уединились в гротах, а вот почему они это сделали, за давностью времен не помнили уже даже самые старые волшебники.

На левом берегу озера раскинулся лес. Наверное, он был бы самым обыкновенным лесом, с самыми обыкновенными деревьями и животными, его обитателями, если бы дело происходило где-нибудь в другом месте. Но все тут было хотя бы немножко, но волшебное. И лес тут был самым что ни на есть обычным волшебным лесом.

Жил и правил в нем очень старый бестелесный Дух Страха и Неправды. Но был он настолько старым и ленивым, что его давно уже никто не боялся, и дети волшебников без опаски ходили в его владения собирать грибы, ягоды и всякие волшебные травы. А Дух смотрел на детей со старческой грустинкой и иногда превращался в белку или маленькую птичку, но лишь только для того, чтобы немножко поиграть с детьми или пошалить.

В озеро несла свои воды быстрая и чистая горная река. Рыбки и русалки, которые в ней жили, считали свою реку очень легкомысленной, потому что она часто меняла свой характер. Там, где река встречалась с озером, она была шумна и сварлива, точно, старуха, и с ней было очень нелегко ладить.

Среди лугов характер ее менялся. Река радовалась раздолью и собственному единовластию на бескрайних просторах и становилась спокойной и умиротворенной. А в горах, откуда в реку сбегались ее дети – маленькие и веселые ручейки, и сама река была такой же юной и проказливой.

Так вот, если от озера идти прямо вверх по течению реки, минуя ущелье горных обвалов, то можно без труда попасть в Деревню Волшебников. Так называлось место, куда тетушка Лая и Юта привели Счастливчика. Волшебники выбрали это место для того, чтобы построить там свою деревню, потому что это было, наверное, самое красивое и живописное место не только в Долине Волшебников, но и на всем белом свете.

Там, где река только берет свое начало, и горные ручейки то здесь, то там стремительно бросаются в Долину небольшими, но самыми настоящими водопадами, там, где луга особенно напоены солнцем и влагой, а оттого трава на них необыкновенно сочная и яркая, там, где воздух благоухает ароматом горных и луговых цветов, и построили волшебники свои домики.

Дома в Деревне Волшебников не были похожи на обычные деревенские дома, которые привык видеть Счастливчик, когда они всей семьей выезжали отдохнуть к озеру или в лес. Что и говорить, если даже улиц в привычном понимании этого слова, не было. Точнее, их не было вовсе.

Когда волшебник решал построить себе дом, он выбирал то место, которое было ему больше всего по душе. А волшебники, как известно, люди с причудами, поэтому дома их стояли в самых необычных местах.

Кто-то расположил свой домик в излучине реки, и тогда дом становился похожим на маленький пароходик, который ненадолго пристал к берегу и вот-вот отправится в путь. Другой решил, что удобнее всего ему будет в низине – и вот дом его лишь краешком крыши да печной трубой выглядывает из-за старых, густых плакучих ив, словно с кем-то играет в прятки.

А этот дом, кажется, сейчас упадет, такой он огромный и величавый, а примостился на маленьком пятачке меж двух скал, и только едва заметная тропинка, вьющаяся среди камней, связывает его с Деревней.

Но больше всего домиков стояло там, где река из веселой и резвой превращалась в спокойную и ленивую, горы не пугали своей холодной близостью, а издали радовали глаз торжественным величием. Там, на, просторном и свежем лугу у реки и стоял домик тетушки Лаи.

Именно туда привела Юта Счастливчика, запыхавшегося от радостной беготни и веселых собачьих игр на лугу. Пока они играли, Юта успела немного рассказать Счастливчику и о Долине, и о ее обитателях, и теперь Счастливчику самому не терпелось все, как, следует разглядеть и разнюхать. Особенно ему не терпелось пробраться в гроты и раскрыть тайну живущих там людей – таким смелым и на все способным он себя почувствовал.

Когда он поделился своими мыслями с Ютой, та нахмурилась и очень строго сказала:

– Об этом не может быть и речи. Никто из жителей Долины не знает, что это за люди. И если они не хотят нам показываться, то, стало быть, у них на это есть причины. А беспокоить попусту нельзя даже самых плохих людей, хотя никто еще не сказал, что они плохие.

Подумав немного, Счастливчик решил, что Юта действительно очень умная и рассудительная собачка, но расстаться с мыслью о разоблачении обитателей гротов так и не пожелал.

«Вот было бы здорово, – думал Счастливчик, – если бы они на самом деле оказались злыми и некрасивыми, я бы их тогда победил, а победу посвятил Юте».

Он хорошо помнил, как Анита читала ему какую-то книжку, где один человек постоянно с кем-нибудь сражался, а свои победы посвящал даме сердца – так это, кажется, называется у людей. Так почему бы и Счастливчику не завести собачку своего сердца, тем более что кандидатуру для этого звания долго искать не нужно было.

А чтобы Юта, по привычке, случайно не прочитала его мысли, далматинец что было сил бросился вперед, звонким лаем, приглашая свою подружку догонять его.

Когда они вбежали в дом, на красивых расписных мисочках в большой светлой комнате уже лежало угощение, приготовленное для собачек тетушкой Лаей. Заметив на каждой из мисочек среди прочей вкусной снеди роскошную мозговую косточку, Счастливчик решил, что его нынешняя хозяйка действительно самая настоящая волшебница, а поразмыслив немного, с подозрением на нее взглянул. Тетушка Лая смущенно отвела глаза, а затем улыбнулась и сказала:

Ну я решила в самый последний раз выяснить, о чем ты думаешь. Ведь мне хотелось как можно вкуснее тебя угостить.

– Тогда все мои мысли – к вашим услугам, – вежливо сказал Счастливчик. И в самом деле, кто же откажется получать на завтрак, обед и ужин то, о чем жадно мечтает последние несколько часов?

Расправившись с ужином, собачки и тетушка Лая устроились в саду, чтобы насладиться прохладой и поболтать перед сном. Вернее, это тетушка Лая хотела о многом еще порассказать Счастливчику.

А тому настолько не терпелось поскорее узнать, как можно больше об этом удивительном месте, которое зовется Долиной Волшебников, что он внимал доброй тетушке-волшебнице с большим удовольствием.

– Я думаю, ты уже догадался, – начала тетушка Лая, – что все жители Деревни Волшебников – самые настоящие волшебники. Наши предки-волшебники поселились тут давно – так давно, что никто из ныне живущих не знает, когда именно это произошло. Да и ни к чему тебе это вовсе, потому что время в нашей Долине течет совсем иначе, чем в мире людей. За хребтами могут пройти годы, а здесь тебе покажется, что минула всего неделя, а бывает и наоборот. Все зависит от того, как нам, волшебникам, это необходимо.

Так вот, тогда же, когда старые волшебники пришли в Долину, они все вместе собрались и наколдовали так, чтобы в этом месте всегда была весна.

В мире людей одна пора года сменяет другую, а у нас нет ни холодов, ни палящего зноя, а солнце скрывается за тучами лишь для того, чтобы пролился освежающий, но теплый весенний дождик и напоил деревья и цветы.

– Это, конечно, здорово, – подал голос Счастливчик, – а как же снег? Ведь он такой пушистый, такой холодный! Как же вы без него?

– Когда мы очень скучаем по снегу или по разноцветным осенним листочкам и паутинкам в прозрачном воздухе, мы отправляемся в мир людей. Но долго оставаться там мы не можем. Полюбуемся немного, и возвращаемся назад. Ведь тут мы должны выполнять работу, каждый – свою, и всякую работу мы делаем для людей.

Счастливчик очень сильно удивился. Он до сих пор никак не мог поверить, что это не сон. Ну, предположим, о существовании волшебников он догадывался, и сейчас оставалось только в этом убедиться. Но чтобы волшебники работали на людей – это было совершенно неслыханно.

– Каждый волшебник делает свою работу, которая досталась ему словно бы по наследству, от дедов и прадедов. Кому-то достаются добрые дела, кому-то злые. Когда- то давно всю эту работу распределил между волшебниками Великий Чародей, и с тех пор вот уже долгие века все волшебники очень терпеливо и добросовестно эту работу выполняют. Впрочем, мы ведь тоже люди, хоть и волшебники, а потому не у всех дело идет на лад.

– А какую же работу делаете вы, тетушка Лая? – спросил Счастливчик.

– Мое дело помогать всем животным. Я – их покровительница.

– Так вот почему вы понимаете мой язык и даже умеете читать мои мысли! – догадался Счастливчик.

– И не только твои, мой милый гость. Я понимаю также язык всех зверей и птиц, – ответила тетушка Лая. – Это мне нужно для того, чтобы быстрее прийти к вам на помощь, если случится беда.

– Так это вы нам помогали тогда спастись от мистера Скинера и Круэллы? – Счастливчик даже подпрыгнул от удивления.

– Конечно, во многом вы помогли себе сами, – скромно ответила тетушка Лая, – но и моя работа тут была.

– Но дорогая тетушка, тогда вы должны объяснить мне вот что. Почему я такой невезучий, почему то, что удается всем подряд, у меня никогда толком не выходит, почему...

– Это кто задает так много вопросов сразу? – послышался незнакомый голос со стороны калитки.

От неожиданности и огорчения, что его кто-то подслушал, Счастливчик вскочил на лапы и зарычал. Незнакомец стоял, всем своим грузным телом опираясь на калитку, и с каким-то неприятным любопытством разглядывал Счастливчика. Про себя щенок отметил, что так бесцеремонно с ним еще никогда не обходились.

– Здравствуйте, мистер Винигар, – в голосе тетушки Лаи не было слышно уже привычного уху далматинца радушия. Это насторожило его еще больше, но рычать он решил до поры до времени перестать. – И как это вам удается, так тихонько подходить? Даже мои собачки ничего не услышали.

– Да что вы, тетушка Лая, забыли, что и у меня есть у кого поучиться, – ухмыльнулся толстяк.

И тут только Счастливчик заметил, что у ног мистера Винигара сидел, наполовину скрытый высокой травой, огромный котище. Кроме невообразимых размеров (в этом кот в точности походил на своего хозяина), кот выделялся мастью, способной поразить воображение любого, пусть даже самого сумасшедшего пса, если только допустить, что собакам вообще свойственно помешательство.

Кот сочетал в своей окраске такое количество цветов, что все их невозможно даже и перечислить, чтобы не забыть какого-то оттенка. Эта безумная пестрота настолько резала глаз, что Счастливчик невольно поспешил закрыть глаза лапой.

– Я гляжу у вас гости! Не из мира ли людей к нам пожаловало это странное пятнистое существо? – спросил Винигар и с еще большим любопытством уставился на далматинца.

Нельзя сказать, чтобы Счастливчику очень понравилось, когда его назвали существом. Но он решил на это никак не реагировать, хотя бы из соображений вежливости. Как ни крути, а уроки папы Панго не прошли даром.

– Вы правы, мистер Винигар. Счастливчик попал к нам из мира людей и собирается погостить в нашей Долине ближайшую неделю.

Было похоже, что тетушке Лае разговор этот не доставляет никакого удовольствия. Да и Юта все это время была настороже. – Счастливчик! Вот так потеха! – мистер Винигар разразился неудержимым хохотом, который был больше похож на раскаты грома, чем на человеческий смех. – Послушай-ка, Цмык, ну разве слыхал ты когда-нибудь более глупое имя? Эдак ведь можно подумать, что все вокруг несчастные, и только он один счастливчик. Счастливчика это так больно задело за живое, что он даже зажмурился, чтобы не зареветь от обиды. Да еще противный котище так гадко заурчал, довольный шуткой своего хозяина. – Зачем же вы обижаете моего гостя? – уже совсем не стала сдерживать свою неприязнь тетушка Лая. – Раз так, то и не стану звать вас к чаю, а ведь совсем уж было собралась.

– Да будет, будет, – расшумелась не на шутку, – мистер Винигар опять захохотал, но не так громко и не так страшно. Счастливчик заметил, что волшебники очень любят смеяться. Но какой все-таки разный был смех у тетушки Лаи и этого большого человека. Когда заливалась смехом тетушка Лая, хотелось смеяться вместе с ней, а от смеха Винигара по коже бегали мурашки. – Да и ты, Счастливчик, не сердись на старика. Ведь сам же ты и рассмешил меня. Хоть я, по совести говоря, больше котов люблю, – сказал Винигар и погладил огромной ручищей своего Цмыка, – но и тебя обижать не стану. Гости себе на здоровье. Ну, пойдем, Цмык, работа нас с тобой заждалась. И, не попрощавшись, Винигар зашагал прочь по тропинке. А кот немного задержался, еще раз пристально посмотрел на щенка, и Счастливчик почему-то подумал, что если не с самим Винигаром, то уж с его котом судьба еще наверняка сведет его на узкой дорожке.

– До чего же отвратительный тип! – первой нарушила молчание Юта.

– Сколько раз я тебе говорила, что нельзя так говорить о людях, тем более у них за спиной, – тетушка Лая укоризненно взглянула на свою любимицу. Точь-в-точь как это делала Мама Пэтти, когда журила своих детей за их провинности.

От этой мысли Счастливчику взгрустнулось, но он решил, что неделя – это не так уж и много, тем более, неделя эта обещала быть богатой на события. Это Счастливчик почему-то знал почти наверняка.

– Простите, тетушка, но когда я вижу мистера Винигара, то ничего не могу с собой поделать – шерсть сама собой встает у меня на загривке. – Счастливчик даже не представлял, что Юта может быть такой раздраженной. – Видели бы вы, как смотрел на Счастливчика этот разбойник Цмык!

– Ну что же делать, дорогая моя Юта, если для злых волшебников тоже находится полезная работа, и они обязаны ее выполнять. И кому, как не тебе, помнить, что мы все должны жить в мире. Так повелел Великий Чародей. А кто не послушается этого первого и самого главного закона волшебников, потеряет свою волшебную силу и превратится в самого обыкновенного человека. Да еще и в человека самого никчемного, ведь кроме как совершать свои чудеса, мы, волшебники, ничего больше делать не умеем.

– А какую работу выполняет мистер Винигар? – заинтересовался Счастливчик.

– Его дело – сочинять для детей страшные сны с хорошим концом. Да только сказочник из него никудышный. Ему бы лучше лес валить, да бревна таскать – вот это бы у него славно вышло, – рассмеялась тетушка Лая, и снова как будто потеплело вокруг. – Все его сны-сказки получаются какими-то одинаковыми, словно на один манер написаны. Да еще и конец у снов должен быть непременно добрым, а это тоже Винигару не по Душе.

Остальные волшебники над ним за это посмеиваются, а не надо бы. Винигар, хоть сам и считает себя знатным шутником, а над собой шуток не терпит. Вот и получается, как у людей. Когда в деле ты не мастер, да и дело не спорится, то и злобы прибавляется больше, чем это положено, пусть даже и злому волшебнику.

Счастливчику так понравились последние слова тетушки Лаи, что он решил непременно их запомнить, чтобы обдумать хорошенечко, когда будет побольше свободного времени.

– Друзья мои, да ведь у вас уже глаза слипаются от усталости, совсем я заболталась, – вдруг воскликнула тетушка Лая.

И действительно, никто и не заметил, как теплый вечер сменился освежающей прохладой ночи и на небе зажглись сотни больших и маленьких звездочек.

– Быстрее по постелькам, вам еще нужно успеть увидеть свои замечательные сны, – сказала тетушка Лая и поспешила в дом.

– Спокойной ночи, Счастливчик, – сказала Юта и добавила, – обещай мне рассказать, что ты увидишь в своем первом волшебном сне в нашей Долине. – Спокойной ночи, Юта.

Счастливчик почти наверняка знал, что, а точнее, кто ему приснится.

Глава 5 Не просто гость

Если бы Счастливчик, проснувшись ранним утром, не укусил себя как следует за хвост, он бы не поверил, что сон уже прошел и настала не менее замечательная реальность. Впрочем, он был почти уверен в этом уже во время этого глупейшего, как он понял, занятия – ловли хвоста. Но слова тетушки Лаи так глубоко запали ему в душу, что он решил любое начатое дело доводить до конца. А поймать кончик собственного хвоста показалось Счастливчику делом вполне достойным и трудоемким для начала, конечно же.

Справившись-таки с этой задачей и окончательно проснувшись, Счастливчик решил еще раз оглядеться прежде всего потому, что все вокруг ему очень нравилось. В эту ночь постелью ему было роскошное ложе из чуть подсушенных луговых трав и цветов, которое приготовила ему тетушка Лая в небольшом аккуратном сарайчике возле дома, где хранилась разная старая домашняя утварь и висели пучки с душистой целебной травой. Это было гораздо лучше любого, даже самого мягкого и пушистого, коврика из универмага, и Счастливчик решил, что, когда он вернется домой, то обязательно обзаведется такой же замечательной постелькой.

На дворе ласково светило утреннее солнышко, и это опять напомнило Счастливчику улыбку тетушки Лаи. Кстати, а вот и она. Счастливчик увидел тетушку Лаю, идущую по тропинке к дому, а рядом с ней рыжую Юту. Шерстка подружки искрилась на солнце, и всем своим видом Юта показывала, как нравится ей это утро.

С веселым лаем, значения которого Счастливчик сам не понимал, да и зачем, когда на душе просто очень радостно и оттого хочется полаять без всякого смысла, он бросился им навстречу.

– А вот и гость наш проснулся, – улыбнулась добрая волшебница. – Ну что ж, с добрым волшебным утром тебя, Счастливчик! Милости прошу в дом, к завтраку.

– Доброе утро, Счастливчик! – сказала Юта. – Надеюсь ты не забыл о своем обещании рассказать мне свой сон? – спросила она и, чуть кокетливо вильнув пушистым хвостиком, вошла в дом за хозяйкой.

«Не забыл, – подумал Счастливчик, – а вот сон забыл. Эх, не везет, так не везет. Ну ничего, – подбодрил он себя, – как-нибудь выкручусь. А теперь – скорее в дом!»

Наконец-то Счастливчик понял, почему от тетушки Лаи так вкусно пахло, когда он в первый раз ее увидел. На столе стоял большой кувшин с парным молоком и целая миска душистого меда. «Все-таки нюх у меня настоящий, собачий», – с гордостью подумал Счастливчик.

– Сегодня к завтраку я жду свою приятельницу, бабушку Августу. Она уже знает, что у меня гость, и ей не терпится с тобой познакомиться, – сказала тетушка Лая и поставила перед Счастливчиком целую миску поджаристых пахучих оладушек, щедро политых Медом, а рядом – другую, полную молока.

– Мне кажется, я опять угадала, не так ли? – Тетушка Лая лукаво улыбнулась.

В ответ Счастливчик только довольно заурчал. Пусть это было не очень вежливо с его стороны, но лучшей благодарности за вкусную еду, чем хороший аппетит, он не знал. Поэтому, не медля ни минуты, Счастливчик дал волю своему аппетиту да так, что не прошло и пяти минут, как тарелочки были пусты, а сам Счастливчик сыт и доволен.

Как раз в тот момент, когда Счастливчик расправился со своим завтраком, дверь в дом отворилась и на пороге он увидел маленькую и очень миловидную старушку. Она чем-то походила на тетушку Лаю, только была совсем небольшого роста и не такая круглолицая, как его гостеприимная хозяйка.

– Здравствуй, бабушка Августа! – радушно поприветствовала ее тетушка Лая из-за стола. – Нехорошо опаздывать к завтраку, да еще тогда, когда у нас гости.

– Да, как я погляжу, гость-то ваш времени даром не терял, – бойко ответила старушка, бросив взгляд на пустые мисочки и на сытого Счастливчика.

– Так ведь не стану я Счастливчика голодом морить, пока ты, бабушка, в постели нежишься.

– Какое там, милая моя соседушка. С самого утра заспорили с внучатами насчет последнего сна. Они мне одно говорят, а я на своем стою, вот и вышло, что припоздала маленько.

Соседки шутливо бранились, словно обычные деревенские кумушки, но при этом в голосах их и во взглядах было столько почти ребяческого озорства и веселости, что это скорее походило на игру двух маленьких девочек.

Счастливчику стало очень интересно, о каких таких снах спорила бабушка Августа со своими внучатами. Неужели она тоже, как и мистер Винигар, сочиняет страшные сны?

Нет, этого просто не могло быть, ведь эта веселая сухонькая старушка ну ни чуточки не походила на хамоватого и бесцеремонного балагура-толстяка.

Счастливчик мялся, не решаясь задать этот, беспредельно волнующий его, вопрос, пока волшебницы усаживались за стол, но потом не выдержал и спросил:

– Тетушка Лая, а разве для того, чтобы сочинять злые сказки для детских снов, мало одного мистера Винигара?

– Почему ты мне задал такой странный вопрос, малыш? – в недоумении посмотрела на него добрая волшебница. А потом, видимо, догадавшись, что натолкнуло Счастливчика на такую нелепую мысль, расхохоталась.

– Тетушка Лая, да перестанешь ты смеяться или нет? Ну просто сладу с вами никакого не сыщешь, – рассердилась бабушка Августа. – Я-то ведь уж слишком стара, чтобы учиться понимать собак да кошек. Что такого сказал тебе этот маленький озорник? Уж не надо мной ли подшучивает? – и бабушка Августа постаралось построже взглянуть на Счастливчика. Так, на всякий случай.

– Ну, не делай вид, что ты сердита, все равно тебе никто не верит, даже Счастливчик, – мягко прервала ее ворчание тетушка Лая.

И действительно, хоть бабушка и старалась всем своим видом показать, что она немножко злится, веселых искорок в добрых глазах было не спрятать.

Тетушка Лая сжалилась над соседкой и решила объяснить ей причину своего смеха, а заодно оправдать ни в чем не повинную старушку в глазах Счастливчика:

– Когда ты сегодня обмолвилась о снах, Счастливчик решил, что ты тоже, как и Винигар, сочиняешь страшные сказки для детских снов. Вот я и попыталась представить, как это могло бы быть. Ну а кто, скажи мне, удержится от смеха, когда представит тебя в роли сочинительницы страшных снов?

– А ведь верно, вот потеха так потеха! – заулыбалась бабушка Августа.

– Надо будет внучатам рассказать, пусть и они похохочут. А имени этого бездаря попрошу при мне больше вслух не произносить. Это ж надо, какие он ужасные глупости придумывает! – по-настоящему рассердилась волшебница. – Моим внучатам ведь тоже иногда снятся его глупые сказки, они мне об этом рассказали. И чудища-то у него в сказках, хоть и злобные, да только такие же глупые, как и он сам. И сшиты, словно на один размер – ну никакой фантазии! Пусть не гневается на меня Великий Чародей, который велел нам, волшебникам жить в мире и согласии, а руки этому писаке я больше не подам! – закончила бабушка Августа свою гневную тираду.

– Ну и раскипятилась же ты, ну точно самовар! – попыталась остудить пыл разбушевавшейся соседки тетушка Лая. – Вот лучше расскажи Счастливчику, какой работой ты занята.

– Да что тут рассказывать? Делаю я то же, что и этот негодный писателишка, только наоборот и гораздо лучше, – даже не пытаясь выглядеть при этом скромной, ответила старушка.

– Бабушка Августа сочиняет добрые волшебные сны детям, и делает она это действительно очень хорошо, – объяснила тетушка Лая. – Правда, чтобы сбить с нее спесь, надо бы добавить, что ей очень помогают ее дети и внуки, будущие волшебники.

– Что верно, с тем и спорить не стану, – согласилась бабушка, – ну а самое главное про меня сказать ты, конечно, позабыла? Да уж ладно, сама скажу. Главное, Счастливчик, – это то, что я – добрая волшебница, и, честно говоря, очень этим горжусь.

Закончился завтрак возле дома на лужайке, уже знакомой Счастливчику со вчерашнего вечера.

Волшебницы уселись в удобные плетеные креслица, а собачки расположились тут же, у их ног, на траве. Счастливчик с нетерпением ждал продолжения рассказа о Долине Волшебников и ее обитателях, тем более, что после завершения рассказа он надеялся еще на прогулку с Ютой.

Но волшебницы, казалось, не торопились начать, щенку даже почудилось, что пока они вдвоем прибирались на кухне, между соседками произошел какой-то важный разговор – обе они сейчас имели серьезный вид.

Первой нарушила молчание бабушка Августа:

– Ну что, соседушка, тебя твой гость понимает, наверное, лучше, тебе и начинать этот серьезный разговор.

Счастливчик не совсем понял, что имела в виду добрая старушка, но слова ее заставили и его принять вид серьезный и внимательный.

– Послушай, Счастливчик, – сказала тетушка Лая. – То, что я скажу, действительно очень важно и не только для меня, но и для всех волшебников, и для тебя с Ютой. Это так же важно и для всех людей, для всего мира, в котором ты привык жить.

Нам грозит большая опасность.

Давным-давно, когда все волшебники, и добрые и злые, были гораздо могущественнее и сильнее, чем теперь и не работали на пользу людям, как сейчас это делаем мы, самые коварные и злые из них постоянно хотели захватить власть в свои руки, чтобы на всей земле воцарилось безраздельное царство зла. Они все время пытались это сделать, но Великий Чародей, который обладал самой большой силой и властью, никогда не позволял им переступить черту дозволенного. Великий Чародей всегда говорил честным волшебникам, что придет день, и он не сможет противостоять этому порыву ненависти ко всему доброму и прекрасному. Когда наступит этот день, знать не дано было даже ему.

Единственное, что мог обещать волшебникам Великий Чародей, это предупредить всех о грозящей опасности и указать на того, кто сможет эту опасность предотвратить, может быть, даже и в самый последний момент.

Счастливчик слушал, буквально затаив дыхание, но при этом никак не мог понять, какое же ко всему этому отношение имеет он сам.

Тем временем тетушка Лая продолжала. Говорила она очень серьезно, а в уголках ее глаз и губ залегли неглубокие, но все же заметные морщинки.

– И вот день этот приблизился. Великий Чародей спустился в Долину совсем незадолго до того дня, когда ты сюда попал, и сказал нам об этом.

– Да, но какое я имею ко всему этому отношение? – не выдержал Счастливчик.

– Потерпи совсем немного, – прервала его тетушка Лая и продолжила:

– Великий Чародей сказал, что ни люди, ни волшебники справиться с этим злом будут не в силах. Одолеть его сможет только щенок далматинской породы. Первый щенок, который встретится нам в мире людей, когда мы туда попадем. И вот я, ведь я покровительница всех животных, взяв с собой Юту отправилась в мир людей. А там оставалось только положиться на прекрасное чутье моей любимицы.

– Погодите, тетушка Лая, – вновь прервал ее Счастливчик. В голове у него как будто начало что-то проясняться, но это что-то показалось Счастливчику каким-то страшно неправдоподобным. – Так, значит, это я могу спасти всех от сил зла? Да вы, видно, смеетесь надо мной! Или этот ваш Чародей что- то страшно напутал. Ведь я вам все рассказал. Теперь вы сами знаете, какой я жутко невезучий. Мне ведь ничего не стоит что-нибудь перепутать. Да что тут говорить – герой из меня никудышный.

Счастливчик был совершенно растерян.

– А еще можешь сказать, что ты просто трус. Трус и болтун. А я-то в тебя поверила! – С этими словами Юта бросилась прочь, и только ее рыжий хвостик мелькнул за калиткой и быстренько пропал из виду.

Вот это был удар! Счастливчик просто остолбенел. Так неправильно его понять! Наверное, все девчонки такие.

– Тетушка Лая! Бабушка Августа! Да ведь я вовсе не это хотел сказать, – взмолился Счастливчик. – Я, конечно, не прочь быть героем, просто очень боюсь, что у меня ничего не получится. Но если больше некому, то я, пожалуй, попробую, – не очень уверенно закончил он.

– Ох, да ты пока себе цены не знаешь, – после слов Счастливчика лицо доброй тетушки Лаи смягчилось, морщинки разгладились, – хотя ума-разума тебе бы не помешало поднабраться. Да чтоб храбрости и отваги у тебя поприбавилось, тогда было бы совсем неплохо. Ну, это – дело наживное, – с улыбкой добавила она.

Счастливчик был безмерно горд, что в него все-таки поверили, вот только Юта...

– А теперь беги, догоняй свою подружку. Да не думай, она вовсе на тебя не сердится, и ты ее слов всерьез не принимай. Ну беги, беги. Она уж, верно, заждалась тебя на том лугу, куда ты попал из мира людей.

Счастливчик не стал ждать, пока его будут уговаривать, и только его и видели.

– Ну и скор же, ах, пострел! – рассмеялась тетушка Лая. А бабушка Августа произнесла странную фразу:

– Самая трудная победа – это победа над самим собой. И, кажется, Счастливчик эту победу уже совершил.

Глава 6 Новые друзья и старые враги

Не так-то просто было в высокой луговой траве отыскать Юту, даже имея настоящий далматинский нюх.

«Ох уж эти девчонки, – думал Счастливчик, – бегая по лугу, – ни выслушать до конца, ни разобраться, как следует. А вот теперь рыскай тут хоть до ночи, а потом еще столько же времени придется уговаривать, чтоб она не сердилась.»

Занятый больше своими мыслями, Счастливчик просто налетел на лежащую в траве Юту, которая уже давно слышала, что ее ищут, но сама решила все же не выходить навстречу далматинцу. Не то, чтобы она все еще сердилась на него, нет. Ведь, если Счастливчик отправился на поиски, то его нечего больше подозревать в трусости, но чисто женское кокетство не позволило ей показаться раньше.

– Так вот, где ты пряталась! А мне казалось, что это место я избегал вдоль и поперек, – Счастливчик пытался вести разговор так, словно размолвки между ними и не было, и обидными словами никто никого не называл.

Подумав немного, Юта, она ведь действительно была очень умной собачкой, ответила, как ни в чем не бывало:

– Это мое любимое место на лугу. Я всегда сюда прихожу, когда мне нужно о чем-нибудь подумать.

– И о чем же ты думаешь сейчас?

– Сейчас? – Юта вопросительно взглянула на Счастливчика. – Сейчас я думаю о том, что кто-то забывает о своих обещаниях, а это мне совсем не нравится – обиженно добавила она.

«Влип, – подумал Счастливчик, – ведь про сон-то я совсем забыл. А выдумывать что-то поздно, все равно ничего толкового не придумается. Вот не везет, так не везет.» Счастливчик не догадывался, что все его мысли сейчас в точности отражались на его мордочке, и не надо было обладать феноменальными способностями, чтобы понять, что его сейчас гложет.

– Так ты будешь держать свое слово? – Юта едва сдерживалась, чтобы не прыснуть со смеха – до того растерянный и забавный вид был сейчас у ее приятеля.

– Я... Понимаешь, я... – едва слышно промямлил Счастливчик. Он уже успел позабыть обо всех огорчениях этого дня, так неловко ему стало за собственную рассеянность. «Все, хватит мучений, будь что будет», – подумал Счастливчик и чистосердечно признался:

– Я все забыл.

Он ожидал, что Юта рассердится, обидится, накричит, отвернется от него – словом, всего-всего, что только можно ожидать от девчонки в такой ситуации. Но реакция подружки превзошла все его ожидания.

Юта просто покатилась со смеху, упала на спинку, и весело задергала лапками. Потом вскочила, и с кличем «Догоняй!» понеслась по лугу. Прежде, чем последовать призыву своей подружки, Счастливчик успел подумать о том, что те качества, которые люди называют умом и рассудительностью, он бы, пожалуй, назвал как-то иначе.


Когда Счастливчику удалось догнать свою резвую подружку, по шаловливому взгляду он понял, что все обиды забыты и печали позади. День снова был ярок и свеж, и все вокруг, казалось, радовалось жизни вместе с нашими друзьями. Чтобы еще как-то продлить это праздничное настроение, Счастливчик кое-что придумал.

– Погоди минутку, – попросил он Юту, – только больше никуда не прячься, я мигом.

Бегая в высокой траве в поисках своей подружки, он заприметил удивительно красивый цветок. Счастливчику показалось, что выросший вдалеке от своих собратьев, цветок этот, несмотря на свою красоту, выглядит каким-то одиноким и покинутым. «Его-то, наверное, никто, кроме меня и не замечал, даже пчелы и бабочки, которые так и вьются вокруг других цветов, а на него совершенно не обращают внимания, – думал Счастливчик, – вот был бы замечательный подарок для Юты.»

Наконец, отыскав пропажу, Счастливчик увидел, что цветок как будто еще ниже склонил свою очаровательную головку. Далматинец аккуратно, стараясь не повредить тонкий стебель, сорвал цветок и, к собственной радости, заметил, что от этого лепестки его радостно затрепетали и, словно бы в благодарность за внимание, заискрились на солнце капельками росы.

Но что такое? Счастливчик вот уже в очередной раз почувствовал, что за ним кто-то наблюдает. Это ощущение не оставляло его с той самой минуты, как он попал на луг. Но разглядеть что-либо в высокой траве было невозможно, к тому же Юта, наверное, уже заждалась. Пришлось отмахнуться от этой неприятной мысли, как от назойливой мухи и торопиться обратно.


Юта очень обрадовалась подарку Счастливчика. Она так же аккуратно взяла цветок и – вот так чудеса – цветок стал еще ярче и еще прекраснее. «Похоже, на этот раз я действительно не ошибся», – подумал далматинец и мысленно себя с этим поздравил.

– А, знаешь, Счастливчик, я, кажется, знаю, как тебя отблагодарить за твой замечательный подарок, – с трудом отведя взгляд от красавца-цветка, сказала Юта. – Только мой подарок будет немножко необычным, но, я думаю, тебе он понравится.

– Видишь вон тот дом прямо на скалах?

– Конечно, – ответил Счастливчик. – Он такой огромный и нелепый, что его невозможно не заметить. Когда я в первый раз его увидел, то подумал, что его хозяин, наверное, не человек, а птица.

– Что ты! Его хозяин – самый обыкновенный волшебник, только... Впрочем, я хочу, чтобы ты все увидел своими глазами.

Когда они подошли поближе к скалам, то оказалось, что к дому ведет искусно выбитая в скале каменистая тропинка, совсем незаметная издалека. Взбираться по ней было вовсе не трудно, и быстро преодолев подъем, собачки оказались перед огромным домом. Рядом с ним не было ни палисадника, ни удобных скамеечек, которые украшали двор тетушки Лаи. Словом, создавалось впечатление, что человек, который живет в этом доме, вовсе не заботится о собственном уюте. Но тогда что же его волнует?

– Зачем ты меня сюда привела? – спросил Счастливчик. – Место какое-то уж больно странное.

– Не задавай ненужных вопросов. Лучше давай войдем в дом.

– Но нас никто сюда не приглашал, насколько я помню. Мне кажется, не совсем вежливо входить в чужой дом без приглашения. Да там, наверное, и нет никого, – надо сказать, что Счастливчик не испытывал горячего желания знакомиться с обитателями этого странного дома и не понимал, почему так настойчива в своем желании Юта. И о каком, интересном, подарке она говорила?

Но, как бы опровергая его слова, из дому послышался чудовищный шум и грохот, потом невнятное бормотание, и из открытого окна высунулась голова с лохматой, соломенного цвета шевелюрой и подслеповатыми, растерянными, словно у ребенка, глазами. Голова сказала:

– Ну что ты тут поделаешь, опять не повезло.

Услышав эти знакомые до боли слова, которые он сам нередко произносил по всякому поводу, Счастливчик мгновенно почувствовал в этом забавном человеке родственную душу и ему сразу же захотелось сойтись с ним поближе.

– Здравствуйте, милый мистер Плам! – радостно прокричала Юта. Без крика все еще трудно было обходиться, потому что от шума и грохота в ушах стоял звон.

«Интересно, как же он сможет ответить, ведь, помнится, только тетушка Лая умеет нас понимать», – подумал Счастливчик.

Но тот, кого его подружка назвала мистером Пламом, еще больше высунулся из окна, огляделся вокруг прищуренными подслеповатыми глазами и, наконец, заметив их, как ни в чем не бывало, ответил:

– Да ведь это ты, рыжее солнце! Здравствуй, здравствуй! – во время этих слов человек так размахивал руками, что едва не вывалился из окна. Со стороны это выглядело очень забавно, и симпатия Счастливчика к этому чудаку мгновенно возросла.

Очевидно, решив, что гостей удобнее встречать на пороге, мистер Плам выбрал кратчайший путь для достижения этой цели. Он просто решил вылезти из окна.

– Ну вот, теперь я по крайней мере не рискую сломать себе шею, до того, как буду иметь удовольствие поболтать с тобой, красавица Юта, – галантно произнес мистер Плам.

Это был высокий худой и нескладный человек, который всем своим видом напоминал работающую ветряную мельницу – до того активно он постоянно жестикулировал.

– До чего вы смешной и милый, – не скрывая своей благодарности за такую кучу комплиментов, – проворковала Юта. – А еще вы ужасно невнимательный. Вы совсем не заметили, что я к вам пришла не одна.

– Ай-яй-яй! Какой же я невежа! – огорчение мистера Плама было совершенно искренним. – Разрешите представиться – мистер Плам, главный чистильщик горных обвалов и смотритель Священного Алтаря, по совместительству, – очень официально и торжественно объявил он. – А как обращаться к вам, господин пес?

«Все-таки до чего здорово, что тут никто не норовит попросить у тебя лапу, а здоровается нормально, как с серьезным псом», – мельком подумал Счастливчик и так же серьезно ответил:

– Меня зовут Счастливчик. А вот со званиями дело обстоит похуже, – скромно добавил он.

– Ну, друг мой, звания – дело наживное. Да и, как я знаю, у тебя их скоро может поприбавиться.

– Как, и вы тоже уже все знаете? – немножко удивился Счастливчик.

– Мистер Плам – большой приятель тетушки Лаи, – вмешалась Юта. – К тому же не забывай, он тоже волшебник...

– Добрый волшебник, – нашел необходимым уточнить мистер Плам.

– Добрый волшебник, – поправила себя Юта, – и поэтому обязан знать все, что полагается волшебникам.

– Ну, а что это я вас на пороге держу, – всполошился мистер Плам, – прошу в дом, хоть хозяин я никудышный, а угощение для друзей всегда найдется.

В правоте слов мистера Плама нетрудно было убедиться воочию. Весь дом его представлял собой сплошной бедлам. Вещи, которые Счастливчик привык видеть исключительно на своих местах, тут этих мест отродясь не знали. Повсюду были разбросаны камни, всевозможных форм и размеров, а прямо на обеденном столе выстроились в ряд изящно изогнутые колбочки с разноцветной жидкостью внутри.

Единственное, что находилось в полном порядке, самим хозяином тщательно оберегаемое от собственного разрушительного влияния, были книги, бесконечные полки книг в тяжелых золоченых переплетах. Теперь Счастливчику стало понятно, зачем мистеру Пламу был нужен такой огромный дом. В доме поменьше все эти книги просто не уместились бы.

Попытки мистера Плама привести в порядок свое жилище увенчались относительным успехом. Единственной крупной неудачей в этом нелегком деле, было только то, что во время уборки со стола, мистер Плам был особенно неуклюж. И две или три колбочки разбились, и теперь пятна, оставленные на полу разноцветной жидкостью, никак не способствовали хорошему аппетиту. Поэтому было решено перебраться на каменистую площадку возле дома, благо она не требовала никаких мероприятий, связанных с уборкой.

Когда с угощением было покончено, Счастливчик, уже окончательно проникшийся симпатией и доверием к этому чудаковатому волшебнику, наконец, решил выяснить, что же такое чистильщик горных обвалов и смотритель Священного алтаря, по совместительству, конечно же.

– Ты уже, наверное знаешь, что каждый волшебник имеет профессию. Кажется, так это называется у людей?

Счастливчик утвердительно кивнул. Он был безмерно горд, что у него консультируются по таким серьезным вопросам.

– Так вот, – продолжал мистер Плам, – мне по наследству от моих прабабушек и прадедушек досталась нелегкая работа – разбирать горные обвалы. Что и говорить, работа трудная и почетная, вот только... Как бы это объяснить.

– Разрешите, я попробую, – мило предложила Юта и, получив разрешение, начала:

– Дело в том, что мистер Плам – самый настоящий изобретатель. Ему кажется, что способы, которыми пользовались его предки, сейчас совсем устарели. Я правильно говорю, мистер Плам? – обратилась Юта к волшебнику.

– Совершенно точно, моя красавица. Как раз когда вы пришли, я заканчивал очередной опыт, и у меня все почти получилось, но просто немного не повезло, понимаешь? – обратился он к Счастливчику.

– Даже очень хорошо понимаю, – серьезно ответил далматинец.

– А они не понимают! Еще волшебниками себя считают! – горестно воскликнул мистер Плам. – Им подавай дедовские методы, а для чего я, спрашивается, прочитал такую гору умных книг?

– Мистер Плам даже наш язык выучил по какой-то очень умной книжке, – добавила Юта.

– Не огорчайтесь, мистер Плам, – попытался утешить волшебника Счастливчик. Мне почему-то кажется, что вам обязательно удастся все, что вы придумали, и все обязательно это заметят. «Что это, ведь это меня все время успокаивали, а теперь, получается, я сам это делаю? Нет, со мной действительно что-то происходит», – подумал Счастливчик.

– А что такое Священный Алтарь? – решив отвести мысли доброго волшебника от огорчительной для него темы, спросил щенок.

– Это наша святыня, – очень торжественно, как, наверное, только он один и умел, ответил мистер Плам. – Чашу с Волшебным Огнем поставил на Алтарь сам Великий Чародей в то время, когда нас еще и на свете-то не было. Этот Огонь дает волшебникам их волшебную силу, стоит только подержать над ним ладони. Все волшебники делают это каждую неделю, в один и тот же день. А еще этот Огонь дарит всей Долине тепло. Ну, а я присматриваю за Священным Алтарем, потому что пещера, где он находится, совсем рядом с моим домом, – скромно заключил он.

– А нельзя ли хоть одним глазком взглянуть на Волшебный Огонь? – спросил Счастливчик. Он втайне надеялся, что Волшебный Огонь и ему сможет прибавить пусть даже не волшебной, но все-таки силы.

– Конечно, можно. Вот как раз завтра все волшебники отправляются туда, чтобы обновить свою силу, тогда и поглядишь, да не одним глазком, а если захочешь, то и двумя сразу, – рассмеялся мистер Плам.

– Ой, – вдруг всполошилась Юта, – мы тут с вами совсем засиделись.

И действительно, за угощением и разговорами никто не заметил, как приблизился вечер. Пора было собираться в обратный путь, и попрощавшись с чудаковатым хозяином до завтра, Счастливчик и Юта отправились домой.

Нужно было еще как-то избежать справедливого гнева тетушки Лаи, которая наверняка сейчас волнуется из-за их долгого отсутствия.

Но, тетушка, видя как счастливы ее питомцы, только ласково их пожурила и, заручившись обещанием никогда больше так надолго не пропадать, отправила их высыпаться.

Перед сном, когда Счастливчик пришел пожелать Юте спокойной ночи он увидел, что цветок, подаренный им, красовался на самом видном месте в комнате его подружки.

«А подарок, который мне сделала Юта, пожалуй, даже лучше, ведь теперь у меня есть еще один друг – мистер Плам», – подумал Счастливчик, уже засыпая.

Мог ли он тогда предположить, что пробуждение его будет далеко не таким приятным?

Глава 7 Вперед, на поиски Волшебного Огня!

Проснулся Счастливчик на заре, почувствовав ужасный, почти зимний холод. Мгновенно заподозрив, что случилось что-то ужасное, он поскорее бросился в дом.

Юта и тетушка Лая тоже только что проснулись, и так же, как и Счастливчик, не могли уразуметь, что же именно произошло. Хозяйка и ее любимица давно научились понимать друг друга без слов, но вот Юта попыталась что-то сказать тетушке Лае, и они обе с ужасом поняли, что волшебница больше не понимает, что говорит собачка.

– Что произошло? – взволнованно спросил Счастливчик.

Юта, которая уже все поняла, не успела ответить, как дверь с грохотом отворилась, и в дом ворвался совершенно растерянный мистер Плам. Сейчас его растрепанный и смущенный вид вовсе не вызывал улыбку, а, напротив, красноречиво свидетельствовал о том, что случилось несчастье.

– Беда! Тетушка Лая, Юта, Счастливчик, случилась большая беда! – срывающимся от волнения голосом прокричал он. – Какой-то подлый разбойник украл чашу с Волшебным Огнем!

После его слов воцарилась мертвая, пугающая тишина.

Ну, конечно, и тетушка Лая, и Юта, да и все волшебники, ощутив этот ужасный холод и неспособность совершать волшебства, смутно догадывались, в чем тут кроется причина, но каждый из них все еще боялся признать, что все именно так и обстоит. Каждый из них надеялся, что беда все же не так велика. Именно поэтому слова мистера Плама так напугали всех присутствующих.

Тетушка Лая первой взяла себя в руки и попросила мистера Плама тоже спокойно обо всем рассказать. Нельзя сказать, что волшебнику это вполне удалось – он очень нервничал и рассказ его был путанным и сбивчивым, но все же удалось узнать вот что.

Как обычно, мистер Плам просидел допоздна, занятый своими опытами и экспериментами. Ему, наконец, удалось изобрести новый способ как мгновенно справляться с горными обвалами, и радости его не было предела. Чтобы окончательно подтвердить и закрепить собственный успех, уже глубокой ночью он покинул стены своего огромного дома, который он использовал в основном под библиотеку и лабораторию для опытов, и отправился в Ущелье Горных Обвалов.

Ущелье это находилось далеко за деревней Волшебников, а для мистера Плама было удобно именно тем, что обвалы там были особенно часты. Словом, это было идеальное место для опытов.

И вот, когда с помощью своего нового заклинания волшебник не оставил в Ущелье ни камешка, который мешал бы путнику пройти, он вдруг увидел огненный сполох на небе как раз там, где стоит его дом, недалеко от пещеры с хранящемся в ней Волшебным Огнем. Сначала его это не слишком напугало – он решил, что это, наверное, взорвался какой-нибудь реактив из его рабочей коллекции – так он называл разноцветную жидкость в колбочках.

Уже светало, и пора было собираться в обратный путь, чтобы вовремя поспеть к ритуалу, который все волшебники ждут целую неделю. Поэтому мистер Плам прибавил шагу, но с удивлением заметил, что чем быстрее он идет, тем холоднее ему становится. И холод этот все меньше и меньше напоминал обычную утреннюю прохладу в Долине Волшебников.

Тогда впервые ужасная мысль посетила обычно рассеянного мистера Плама, и он что было сил побежал в пещеру, где хранился Волшебный Огонь. Какое жуткое зрелище ожидало там доброго волшебника! Алтарь был разрушен, а чаши с Волшебным Огнем и след простыл.

Мистер Плам, наверное, никогда в жизни не был таким собранным и внимательным, как в тот момент. Он даже, словно заправский сыщик, попробовал отыскать следы, которые иногда оставляют грабители. Но все его попытки оказались тщетными!

Что же, тогда ему оставалось, кроме как броситься к своим друзьям за помощью. По дороге он растерял все остатки самообладания, и теперь стоял посреди комнаты совсем растерянный и разбитый.

– Сначала нужно разбудить всех волшебников и рассказать им об этом, – предложила тетушка Лая, – а сообща мы просто обязаны придумать, как найти выход из положения.

Но будить, похоже, было уже почти некого. В окошко было видно, как по тропинке к дому спешит закутанная в плед бабушка Августа, а вместе с нею, так же странно наряженные, еще несколько мужчин и женщин. Вид у всех был заспанный и растерянный.

– Что же это происходит, скажите на милость! Лая, мистер Плам! Кто-нибудь должен же мне объяснить, что случилось?!

Казалось, что бабушку Августу ничто не сможет заставить утратить свою воинственную жизнерадостность, но даже она в это утро как-то осунулась, словно к ней вернулись ее настоящие немолодые года.

Пока мистер Плам, вновь повторял свою историю, волшебников в доме тетушки Лаи все прибывало, и когда они до конца выслушали рассказ о событиях минувшей ночи, то решили немедля отправляться в пещеру.

По дороге мистеру Пламу пришлось выслушать немало упреков в свой адрес.

– Как же так, Плам, – сокрушалась бабушка Августа, – мы тебе доверили самое драгоценное, что у нас есть, а ты, получается, не досмотрел!

– Перестань, бабушка Августа! – прервала ее тетушка Лая, – тебе ли говорить об этом? Ведь все мы хорошо знаем, что Волшебный Огонь уже давно никто как следует не охранял, потому что нужды в этом не было. И мистер Плам тут совершенно не при чем.

Счастливчик, все это время внимательно прислушивавшийся к разговорам волшебников, не понял, почему все-таки такую важную для всех их вещь совсем не берегли, и решил спросить об этом Юту.

– Все очень просто, – ответила она. – Если бы кто-то из волшебников решился на такой подлый поступок, то тоже от этого ничего не выиграл бы потому, что когда исчезает Волшебный Огонь, своей силы лишаются все волшебники, без исключения. Ко всему прочему, на того, кто осмелился бы это сделать, легло бы вечное проклятие, а этого тоже боится всякий.

Значит, никто из волшебников, по-твоему, не мог украсть Волшебный Огонь?

– Так считали до сих пор, поэтому Огонь, как следует, и не охраняли. Ведь из мира людей тоже никто сюда проникнуть не может. Это вторая причина, по которой до этого момента мы были так беспечны, – со вздохом закончила Юта.

– Но ведь кто-то же это сделал! – воскликнул Счастливчик. В рассуждениях Юты было столько здравого смысла, что Счастливчик был просто сбит с толку. Огня-то ведь не стало!

– Бедный мистер Плам! – неожиданно вспомнила Юта. – Теперь все начнут скверно думать именно о нем. Ведь он последний видел Огонь на Алтаре. Кроме того, именно он обязан был за ним присматривать!

– Уж не думаешь ли ты, что мистер Плам... – Счастливчик был настолько возмущен словами Юты, что не смог даже продолжить начатой фразы.

– Как ты мог такое предположить?! – очень серьезно сказала Юта. – Ты, наверное, забыл, что мистер Плам – мой старый друг, и я никогда его не предам.

– Прости, Юта. Что касается меня, то я совершенно уверен, что мистер Плам тут совершенно не при чем. И еще я думаю, что сейчас наша задача – ему помочь.

– Тем более, что этим мы поможем всем волшебникам, – заключила Юта.


Тем временем, процессия, состоявшая из замерзших и растревоженных сверх всякой меры обитателей Деревни Волшебников, достигла пещеры. Дорогой к этому грустному шествию присоединялись все новые и новые волшебники, а однажды обернувшись, Счастливчик заметил толстяка Винигара и его неизменного спутника – кота Цмыка.

В этот момент пещера представляла собой в точности такое плачевное зрелище, которое описал в своем печальном рассказе мистер Плам. Вокруг разбитого алтаря в беспорядке валялись осколки камня, а Священный Огонь бесследно исчез. Волшебники с недоумением и страхом смотрели на то, что осталось от их святыни.

– Я считаю, что во всем виноват этот растяпа мистер Плам, – вдруг раздался в тишине зычный голос мистера Винигара, – его-то и следует за все хорошенько наказать.

В толпе волшебников пронесся ропот одобрения. Было похоже, что большинство из них согласны с тем, что сказал Винигар. А мистер Плам стоял с опущенной головой и был готов смириться с любой участью, которую ему предназначат.

– Да что вы, волшебники! – не выдержала бабушка Августа. – Я прошу вас помолчать и выслушать меня. Надеюсь, мои года дают мне право сказать всем вам несколько слов.

Разве об этом мы должны сейчас думать? Давайте после разбираться, кто прав, а кто виноват. И если уж об этом говорить, то я не считаю мистера Плама таким уж виноватым. Сейчас нам нужно вернуть наш Волшебный Огонь, ведь грош нам цена без него!

– Так может ты, бабушка Августа, отправишься на поиски? Ты ведь у нас самая резвая будешь, – слова Винигара были до того обидными, что на глазах у старушки выступили слезы.

– Это сделаю я!

Волшебники расступились, и тогда Счастливчик оказался в центре полукруга, образованного ими.

– Это сделаю я, – уверенно повторил он.

– А, да это ты, существо из мира людей! Как, бишь, тебя звать? Вспомнил – Счастливчик.

Сейчас, когда всякий волшебный дар терял свою силу, только мистеру Винигару и мистеру Пламу было понятно, о чем говорит Счастливчик. Они-то научились понимать зверей: один, пользуясь звериным же учением, а второй, из мудрых книг. Остальные волшебники в недоумении уставились на Счастливчика.

–    Счастливчик говорит, что он отправится на поиски Волшебного Огня, – с надеждой в голосе объяснил всем мистер Плам значение лая далматинца. – А ведь и правда! У него настоящий собачий нюх и... да мне просто кажется, что он обязательно справится!

– Ха-ха-ха! – на всю пещеру прогромыхал мистер Винигар. – Да с каких это пор мы, волшебники, станем доверять поиски самого дорогого, что у нас есть, обыкновенному псу, да еще пришедшему из мира людей?!

– Не горячись, Винигар. Или ты забыл, что теперь мы даже слабее обычных людей, потому что потеряли свой дар? А сейчас рискуем замерзнуть здесь, пока будем слушать твои насмешливые речи. – Тетушка Лая до того рассердилась, что даже бабушка Августа взглянула на нее с удивлением. – Я тоже верю, что Счастливчик справится с той задачей, которую сам себе поставил, и благодаря этому Долина будет спасена.

От этих слов даже мистер Винигар стушевался и постарался спрятаться за спинами волшебников от гнева тетушки Лаи.

– А сейчас я отправляюсь домой, чтобы снарядить Счастливчика в путь. А те, кому охота слушать этого говоруна, – и она грозным взглядом отыскала в толпе Винигара, – пусть остаются здесь и замерзают еще больше от его холодных слов.

Сказав все это, тетушка Лая решительно направилась к выходу из пещеры, к ней присоединились Юта, Счастливчик и мистер Плам. Вслед за ними и остальные волшебники стали покидать разоренную пещеру, и, в конце концов, там остались только кот и его хозяин. Они настороженно переглянулись, и не сказав друг другу ни слова, тоже потихоньку вышли наружу.


Счастливчик был настроен крайне решительно. «Однако, отправляться в путь, не зная, где искать, а главное, лишь понаслышке представляя себе, те места, где придется осуществлять поиски, не слишком ли я все же самонадеян?» – думал он. Но отказываться от своего намерения Счастливчик не собирался. Ведь его друг, мистер Плам, нуждался в его помощи, да и все волшебники тоже, хоть и не очень верили в его успех.

Но самым важным для Счастливчика было то, что в него совершенно без сомненья верила Юта, а обмануть ее веру он просто не имел права.

Путь его поисков пролегал вдоль реки, затем, минуя Ущелье Горных Обвалов, нужно было пройти через лес, а там хорошенько поискать в гротах.

Река не представляла вообще никакой опасности. Что касается Ущелья, то путь там был совершенно свободен – не зря минувшей ночью мистер Плам там изрядно постарался. Впрочем, мистер Плам на всякий случай научил Счастливчика своему новому способу борьбы с обвалами. Поскольку это было совершенно новое колдовство, то оно не потеряло своей волшебной силы, и им можно было воспользоваться.

Лес Счастливчика тоже не слишком пугал. Дух Страха и Неправды – совсем старик и уже давно не балует. Но вот гроты...

Что ждет Счастливчика в гротах, не мог сказать никто. Народ, который там живет, никто никогда не видел, а потому вокруг них ходило много слухов, самых разных и, порой, недобрых.

«Но ведь надо повстречать в пути хоть одну настоящую опасность», – думал Счастливчик, хотя втайне надеялся, что ему удастся отыскать Волшебный Огонь еще до того, как он повстречается с этой опасностью.

Пока Юта объясняла Счастливчику, какие неожиданности он может встретить по дороге, а мистер Плам в очередной раз рассказывал, как действует его изобретение, тетушка Лая сходила на чердак и вернулась оттуда, держа в руках вещицу странной формы. Это был деревянный шар, от которого в разные стороны расходились четыре луча, как у звезды.

Все с удивлением уставились на этот непонятный предмет, а тетушка Лая объяснила:

– Эта вещь – старинный Амулет.

Еще моя бабушка рассказывала, что он обладает какой-то удивительной силой, которую не способно разрушить ничто. Что это за волшебная сила, я не знаю, не знала этого и моя бабушка, поэтому все это время он хранился на чердаке, вместе с другими ненужными вещами. Сейчас, похоже, пришло время, когда он сможет тебе помочь. Вот только в чем – придется выяснить тебе самому.

С этими словами тетушка Лая закрепила Амулет на тонкой, но очень прочной веревке и повесила его Счастливчику на шею. Все вышли на улицу, и Счастливчик заметил, что его провожают почти все волшебники Деревни. Это придало ему еще больше веры в себя.

– До свиданья, Счастливчик! Мы ждем тебя! – сказала тетушка Лая.

– Мы ждем тебя, – эхом отозвались волшебники.

Ободряюще тявкнув на прощанье – мол, скоро все будет очень хорошо, вы только не печальтесь, – Счастливчик помчался по дороге.


Впрочем, Счастливчик был на дороге не одинок.

Из другого дома, с совершенно другими целями и напутствиями и без никому не нужной бравады с громкими проводами вслед за Счастливчиком отправился кот Цмык.

Глава 8 Речное происшествие

Уже давно мимо Счастливчика промелькнул последний дом, осталась позади деревенская околица. Вот-вот он ступит на заливные луга – во владения реки. Волшебный Амулет, висящий у него на шее, не доставлял никаких хлопот и неудобств, а, наоборот, приятно согревал душу сознанием того, какая важная задача легла на плечи пса.

Но какая-то смутная тревога тяготила душу Счастливчика.

«Может быть, луга – это просто такое странное место, где каждому все время кажется, что за ним исподволь наблюдают», – подумал Счастливчик, пытаясь отмахнуться от неприятного ощущения, словно он опять стал объектом чьего-то пристального внимания, и этот кто-то находится где-то совсем рядом.


Но мы-то, в отличие от Счастливчика сейчас знаем уже наверняка, что-то, что Счастливчик считал простым совпадением и старался не придавать этому большого значения, на самом деле это должно было бы сильно его насторожить.

Кот Цмык, исключительно преданный своему хозяину, мистеру Винигару, решил ни на шаг не отставать от Счастливчика, а кое-где даже его опережать.

Так зачем же Цмык, несмотря на свою природную кошачью леность, отправился вслед за Счастливчиком? Может быть, он, вопреки всему, решил помочь далматинцу справиться с трудным делом? Но тогда зачем нужна была такая таинственность? Оставалось лишь одно предположение: Цмык, вероятно, хотел ему навредить.

Что же двигало подлым котом? Следует набраться терпения, и тогда все станет окончательно ясно. А пока вернемся к Счастливчику, которому в этих незнакомых и таинственных местах очень одиноко без нашего внимания.


Холод, сковавший Долину Волшебников после исчезновения Чаши с Волшебным Огнем, застал врасплох все живое вокруг. Высокая луговая трава утратила свои яркие краски и теперь, побледневшая и пожухлая, клонилась к самой земле, надеясь хоть там найти капельку тепла. Ветви деревьев разметал и изломал жестокий ветер.

Казалось, что только горы не испытывают никакого ужаса перед холодом и ветром, да что возьмешь с бессердечного камня?

Да еще река показывала свой строптивый характер и отчаянно боролась против стужи, вздыбливая высокие бурливые волны. Счастливчик поневоле залюбовался мужеством реки и решил подойти поближе, чтоб поднабраться опыта и силы. Да к тому же искать надо было очень тщательно, а потому нельзя было оставить без внимания ни один клочок земли.


Тем временем Цмык, проявляя чудеса проворства и маскировки, опередил Счастливчика на добрую сотню шагов. Крадучись, он подобрался прямо к месту водопоя и, еще раз воровато осмотревшись по сторонам, запустил когтистую лапу в густую разноцветную шерсть и, как заправский иллюзионист, вынул оттуда маленький пузырек с какой-то прозрачной жидкостью. Убедившись, что его никто не видит, кот аккуратно вытащил пробочку и вылил жидкость прямо в воду. Не оставляя никакого видимого следа, жидкость полностью растворилась в воде, и только легкая, едва приметная глазу дымка на секунду взвилась над речной поверхностью, чтобы сразу растаять в холодном колючем воздухе.

А кот взобрался на верхушку старого дуба, стоящего прямо у водопоя, и вперил свой внимательный цепкий взгляд в то место, откуда должен был появиться Счастливчик.


Подойдя поближе к воде, Счастливчик ясно разобрал тихие слова: «Воды, пожалуйста, воды!»

«Что за странность! – подумал Счастливчик. – Ведь воды-то кругом хоть отбавляй! Наверное, кто-то совсем ослабел, раз уж не может дойти до воды, когда целая река прекрасной воды всего в каких-то двух-трех шагах.»

Не теряя времени на дальнейшие размышления, далматинец бросился туда, откуда доносились тихие жалобные просьбы о помощи.

Подбежав почти к самой воде, Счастливчик увидел совсем еще юную форельку, застрявшую между двумя камешками в каком-то полуметре от воды.

Похоже, рыбка не смогла вовремя совладать с течением реки, борющейся за свою свободу, и была попросту выброшена на берег.

И надо же было так неудачно застрять между камнями, что несмотря на резкие и отчаянные движения хвостиком и всем своим маленьким тельцем, форелька была обречена на это тюремное заключение, если бы вовремя не подоспела помощь в облике щенка-далматинца.

Счастливчик осторожно, стараясь не навредить выбившейся из сил форельке как раз тогда, когда спасение было так близко, взял ее и аккуратно опустил в воду. Почувствовав родную стихию, форелька мгновенно ожила, затрепетала и хотела уже, вильнув хвостиком, скрыться в глубине реки, где ее всплески и раскаты гнева были не так опасны, но что-то внезапно ее остановило.

– Ты очень добрый пес, – сказала рыбка, отплыв все же подальше от берега, чтобы не повторить свою прежнюю оплошность. – И мне хотелось бы за добро отплатить тебе добром.

Обрадованный Счастливчик сразу же бросился расспрашивать форельку о Волшебном Огне, но маленькая рыбка была совершенно уверена, что ни в самой реке, ни на лугах, что входят в ее владения, Волшебного Огня не сыскать – его там просто нет. За это она готова была ручаться своей рыбьей головой.

– Но я хочу кое о чем предупредить тебя, и пусть это будет моей благодарностью.

Вверх по течению, как сказала форелька, реку кто-то отравил, перемешав речную воду с мертвой водой. И теперь эту воду ни в коем случае нельзя пить ни человеку, ни животному, иначе с ним случится беда.

После слов рыбки, Счастливчик сильно насторожился. «Да я чудом спасся, – подумал он, – ведь стоило мне хлебнуть разок- другой вот этой самой воды, и не видать мне больше ни Юты, ни мамы Пэтти – никого! Да, я-то спасся, – вдруг обожгла его ужасная мысль, – но ведь теперь все звери находятся в страшной опасности. Напившись отравленной воды, они непременно должны будут погибнуть!»

И, не поблагодарив рыбку, которая, впрочем, нимало не печалясь, скрылась в глубокой воде, Счастливчик бросился туда, где располагался ставший теперь бесконечно опасным водопой.

«Предупредить, скорее предупредить всех, – на бегу думал далматинец. – Пусть это – единственное, что я могу сделать, но и этого, пожалуй, немало.»


Но на этот раз, к счастью, холод испугал всех зверей, и они, забыв о жажде, забились по остывающим норам. Водопой был пуст.

Как же надо было теперь поступать Счастливчику? Ждать, пока появится кто-то, кому он сможет передоверить свой ответственный пост он не мог – слишком важная цель звала его вперед, но и уйти – означало бросить животных на верную гибель. Что же делать?

Раздумывая над этим, Счастливчик подошел к воде, чтобы посмотреть, что изменилось за это время. Быть может, какой-то необычный вид ее отпугнет всех от водопоя? Или запах...

Счастливчик нагнулся пониже над водой, стараясь учуять неприятный запах, и не заметил, как висевший на шее Амулет полностью погрузился в воду. Далматинец осознал, что что-то действительно произошло, когда увидел, что по воде, расходясь от того места, где в воду опустился Амулет, пошли светящиеся круги. Они становились все шире и шире, и в конце концов, искрящейся гладью расплылись по всей реке настолько, насколько только хватало глаз.

Река сразу словно бы успокоилась, поверхность ее посветлела, а из глубины ее – Счастливчик не был до конца уверен, что ему это не показалось – как будто вырвался тихий, но различимый вздох облегчения.

– Он вылечил! Слышите, он вылечил нашу реку! – это была маленькая форелька. В окружении своих подружек, таких же симпатичных форе лек, она резвилась неподалеку от водопоя. Недоумевающий Счастливчик видел, как то здесь, то там из воды выглядывали большие и маленькие рыбы и восхищенно таращили на него глаза.

– Я? Вылечил? – наконец обрел дар речи Счастливчик. Но как? – и тут он вспомнил про Амулет. Ухитрившись взглянуть на него, далматинец заметил, что Амулет все еще светится тем спокойным, не очень ярким огнем, что недавно покрывал водную гладь.

– Вот так штука досталась мне в подарок от тетушки Лаи, – восхищенно воскликнул щенок. – Надо же! А я и не знал, что она сможет мне так скоро и так здорово помочь. Упиваясь восхищением речных жителей, щенок не заметил, как со стоящего рядом дуба спрыгнул огромный цветной кот и, сверкнув в сторону Счастливчика взглядом, полным ненависти, неслышно скрылся за деревьями.

Ну а Счастливчик, окрыленный первой победой, которую он одержал с такой неожиданной легкостью, отправился в дальнейший свой путь. В эту минуту далматинцу казалось, что теперь ему все по плечу, и скоро, очень скоро он вернется в Деревню Волшебников полным победителем.

Уже были видны острые скалы Ущелья Горных Обвалов, потом едва угадывался темный гребень леса, а дальше – не видимые пока таинственные гроты.

А по дороге к Ущелью навстречу опасности бодро шагал беспечный далматинец.

Глава 9 В ловушке

Ущелье Горных Обвалов на самом деле было именно тем зловещим местом, каким казалось на первый взгляд. Горы тут смыкались настолько близко, что на тропинке между ними едва бы могли разминуться два взрослых волшебника. Поэтому всякий, кто туда попадал, оказывался словно со всех сторон окруженный каменными стенами – лишь только узкая полоска неба сверху, да где-то там, впереди, теряющийся за бесконечными горными выступами выход.

Это место пугало еще и тем, что горные обвалы здесь были особенно часты. Стоило только порыву ветра или присевшей отдохнуть птице случайно сдвинуть маленький камешек на самом верху, и он, устремившись вниз, увлекал за собой своих собратьев, сначала таких же маленьких, как он сам, потом побольше, и, наконец, даже самые большие горные осколки с неимоверной скоростью неслись вниз, чтобы там стать непроходимой преградой для путника.

Но Счастливчик хорошо помнил, что мистер Плам минувшей ночью тут изрядно потрудился. Испытывая свое новое изобретение, он был так усерден, что все, даже самые маленькие камешки, обычные виновники обвалов, убрал. Теперь переход через Ущелье казался Счастливчику приятной прогулкой, тем более, что холодный ветер, свободно разгуливающий по Долине, сюда доступа не имел.

Очутившись в этом тихом месте, Счастливчик решил устроить себе небольшой отдых. А поскольку признаков того, что Волшебный Огонь находится здесь, совершенно не было – в этом он удостоверился первым делом – а, стало быть поиски нужно было продолжать где-то в других местах, то минута отдыха показалась Счастливчику достойной платой за усердие, проявленное раньше. Ну, а где в Долине теперь сыщешь более спокойное, тихое и безопасное место для отдыха, чем это Ущелье, которое в обычное время вселяло только беспокойство и страх? А потому Счастливчик постарался поудобней расположиться в этом не слишком приспособленном для отдыха месте, положил голову на передние лапы и задумался.

Сначала он подумал, что, как ни крути, а все-таки в находчивости и отваге ему не откажешь. Шутка ли – спасти целую реку и всех ее обитателей! Спорить нечего, он это сделал не совсем сознательно, но разве это главное? Нет! Главное – это оказаться в нужном месте и в нужное время. Словом, мысли Счастливчика были самые радужные, а в конце он даже позволил себе немного помечтать о том, кто и как будет его встречать, когда он войдет в Деревню, гордо неся Волшебный Огонь. Для этого, пожалуй, все-таки придется совершить пару подвигов, ну так что ж – Счастливчик был готов на подвиг.

Во всяком случае, ему так казалось.

Расслабленный приятными мыслями, Счастливчик позабыл о той, не совсем определенной опасности, которую он еще не видел и не слышал, о которой он в точности ничего не знал, но о существовании которой сильно подозревал, доверяя своему собачьему чутью.


Опасностью этой был Цмык, притаившийся на вершине скалы и зорко следивший за Счастливчиком. Кот явно что-то задумал и сейчас терпеливо выжидал удобного момента, чтобы совершить новую подлость. Из того места, где он притаился, было хорошо видно, что делает далматинец. Дождавшись, когда Счастливчик предался сладким думам и мечтаньям, Цмык начал действовать.

Сначала он обшарил все большие и маленькие выступы в скалах, ловко и неслышно балансируя на мягких лапах. Наконец, ему удалось найти то, что он искал. Это был всего лишь маленький, ничем не приметный камешек, видно, обойденный вниманием вечно рассеянного мистера Плама.

Кот до того обрадовался своей находке, что даже блаженно заурчал. Еще раз взглянув вниз, на минуту задумался, словно бы производя какие-то расчеты, изловчился и бросил камень. Затем опять извлек откуда-то знакомый пузырек, уже сослуживший скверную службу, и тоже бросил его чуть поодаль. Все его манипуляции заняли считанные секунды, и мгновенно Ущелье наполнилось неимоверным грохотом.

В первую минуту Счастливчик просто не сумел ничего понять.

«Что это? Гром? А, может быть, град? Ну уж никак не обвал, откуда ему тут случиться?» – мгновенно пронеслось у него в голове. Но, противореча уверенности Счастливчика, на землю обрушилась каменная лавина. Далматинцу ничего не оставалось, как только спрятаться за ближайший выступ в скале и надеяться не остаться погребенным под грудой камней и щебня.

Сидя в своем убежище, Счастливчик даже не мог определить, в каком именно месте произошел обвал, потому что все Ущелье наполнилось грохотом и каменной пылью. Казалось, что это никогда не закончится! Но прошла минута, и все затихло, пыль понемногу улеглась, и Счастливчик осмелился выбраться наружу. А сделав это, он тут же пожалел абсолютно обо всем и даже о том, что когда-то появился на свет.

Коварный кот рассчитал все с чудовищной точностью. Бросив камень и пузырек в разные стороны, он организовал не один, а сразу два обвала. И теперь чудом уцелевший далматинец оказался как раз между ними. Изнутри это было похоже на огромный каменный колодец, а на дне этого колодца сидел Счастливчик и отчаянно выл, оплакивая свою горькую участь.

– Ну, Счастливчик, а теперь попытай счастья! – послышался сверху насмешливый голос.

Счастливчик от неожиданности даже прекратил выть.

Но надежда на помощь тут же сменилась злобой и отчаянием. Сверху на него глядела довольная разноцветная кошачья морда и нагло ухмылялась.

– Так это ты, Цмык, строишь козни! – яростно пролаял далматинец. – Вот погоди, только выберусь отсюда...

– Ты сначала выберись, – с невозмутимой миной на толстой морде прервал его кот, – а потом уж тявкай, сколько угодно. – С этими словами кошачья физиономия исчезла.

«Этот негодяй прав. Мне действительно прежде всего нужно выбраться отсюда», – уже спокойнее подумал Счастливчик.

То, что именно его злейший враг устроил эту ловушку, придало Счастливчику сил и рассудительности. Теперь ему было просто необходимо выкарабкаться из обвалов еще и для того, чтобы поквитаться с Цмыком.

Сперва далматинец, как и всякий, кто в первый раз сталкивается с горным обвалом, попытался пойти по самому простому и логичному, на первый взгляд, пути. Он решил, что если проявить силу и упорство, то можно по камешку разобрать весь завал, и немедленно приступил к делу.

С какой небывалой яростью и энтузиазмом он взялся за работу! Камни поменьше он перетаскивал в пасти, а те, которые невозможно было поднять, старался перекатывать, изо всех сил помогая себе носом и лапами.

Но через час Счастливчик уже совершенно выбился из сил, а гора камней нисколько не уменьшилась. Изнуренный бессмысленной работой и совершенно отчаявшийся, Счастливчик рухнул наземь рядом с совсем маленькой кучкой камней – скудным плодом его трудов.

«На это может уйти вся моя далматинская жизнь, – горестно подумал Счастливчик, – если я, конечно, не умру совсем уж скоро от голода и жажды. А для этого совсем не нужно было покидать порт», – вздохнул он. Но тут поистине счастливая мысль пришла ему в голову.

– Какой же я глупец! – пока не ясно чему обрадовался Счастливчик. – Да ведь я, похоже, совсем забыл, что нахожусь в Долине Волшебников, и в запасе у меня целое волшебное заклинание!

От этой замечательной мысли усталость как рукой сняло, и Счастливчик принялся усиленно вспоминать, чему в это утро учил его мистер Плам, повторяя одно и то же, наверное, раз десять, словно предчувствуя, что такая необходимость возникнет.

Простота и универсальность этого заклинания заключалась в том, что вовсе не надо было произносить никакой тарабарщины, от которой, не только собачий, но и человеческий язык мог бы сломаться. Не нужно было совершать никаких глупых действий, как то, щелкать пальцами или стучать каблуками – всего этого у Счастливчика просто не было. Достаточно было только очень захотеть не видеть никаких препятствий и поверить в себя. Но сделать это нужно было абсолютно точно.

Счастливчик зажмурился и принялся думать – благо, это ему было не впервой. Итак, напряженно подумав, щенок осторожно открыл один глаз, потом второй...


То, что он перед собой увидел, конечно, некоторым образом отвечало его желаниям, но было, как бы это сказать, не совсем кстати.

Каменные груды и с одной, и со второй стороны были в целости и сохранности, а перед Счастливчиком лежала восхитительная, только что извлеченная из супа мозговая кость. Счастливчик облизнулся.

«Так, – попытался взять себя в руки щенок (настолько, разумеется, насколько это было в его собачьих силах), – то, что я все вспомнил верно, – это факт, но то, что ничего не вышло, – тоже факт». Похоже, надо попробовать еще раз, но как-то заставить себя думать о том, о чем нужно, – и щенок со вздохом покосился на ароматную, дразнящую косточку.

Пришлось опять зажмуриться, опять постараться поверить в себя и не видеть никаких препятствий, но, очевидно, захотеть по-настоящему Счастливчику удалось только воды. Поэтому, когда он вновь открыл глаза, то увидел перед собой неизвестно откуда взявшийся родничок, ну а каменные завалы – они были на месте.

Пожалуй, первый раз в жизни Счастливчик разозлился не на кого-то другого, а именно на себя. Чтобы ничто больше его не искушало, щенок наскоро расправился с костью, похлебал удивительно вкусной родниковой воды, и опять закрыл глаза.

На этот раз он решил сразу их не открывать, а ощупью двинулся в ту сторону, где высилась каменная преграда. С каждым шагом радость его становилась все больше, а уверенность возросла до такой степени, что он отважился, наконец, осмотреться, и – вот здорово! – проход в одну и в другую сторону был свободен!

От удовольствия и гордости за себя Счастливчик подпрыгнул, потом покружился волчком, хвостом изобразил несуществовавшую до сих пор степень собачьего восторга и закончил изысканный танец столь же изысканной песней – чем-то средним между визгом, лаем и вытьем.

Неудержимая собачья радость повергла Цмыка в состояние тихого помешательства. Он, решив насладиться мучениями Счастливчика, остался в Ущелье, вместо того, чтобы броситься докладывать о своей удаче хозяину.

И сейчас, видя, как Счастливчику удалось выбраться из гениально подстроенной ловушки, кот, не зная, на что излить собственную злобу, сидел на вершине скалы и кусал себя за пушистый хвост.

Впрочем, рассиживаться было некогда. Надо было вновь опередить этого действительно на редкость удачливого пса, чтобы на этот раз не дать ему ни малейшего шанса на победу.


Однако, вернемся к нашему герою. Теперь, когда он знал в лицо самую непредсказуемую опасность, надо было прежде всего отыскать ее и справиться с ней. Но, как ни напрягал Счастливчик зрение и слух, обнаружить Цмыка ему так и не удалось.

«Что же делать? – размышлял он, в который раз заглядывая и обнюхивая все самые укромные уголки. – Вернуться в Деревню и рассказать всем о проделках Цмыка? – теперь Счастливчик был твердо уверен, что и происшествие на реке, было подстроено коварным котом. – Но путь не близок, и тогда я потеряю еще целую кучу драгоценного времени. »

Хорошенько взвесив все «за» и «против», Счастливчик решил продолжать поиски, а с мерзавцем-Цмыком поквитаться после. Сейчас самым главным для него было попасть в лес.

Глава 10 На волосок от гибели

Дух Страха и Неправды никогда не имел собственного тела и всегда о нем мечтал. Он, конечно, мог превращаться в кого и даже во что угодно, но это его не слишком утешало. Все эти превращения из одного в другое, несомненно, давали массу преимуществ, но Духу всегда хотелось иметь свое, ни на что не похожее тело.

Да и работа его давно уже не согревала ему душу. Нет, по молодости было, конечно, забавно кого-нибудь напугать или обмануть, но со временем Дух все больше терялся в догадках, какая же от этого может быть польза? Ну, а совсем постарев, он совершенно потерял интерес к этому делу и все больше предавался философии и досужим размышлениям.

Уже очень давно никто из Деревни Волшебников не тревожил его покой, и поэтому Дух очень удивился, когда на его любимой поляне вдруг откуда ни возьмись возник огромный разноцветный кот. Но делать было нечего – преодолевая лень, пришлось приниматься за работу.

Но странное дело – кот и бровью не повел, когда перед ним появилось ужасное трехголовое чудовище с туловищем быка и хвостом крокодила. Все три головы добросовестно изрыгали пламя, а хвост неистово колотил по земле. На все эти безобразия кот отреагировал самым невозмутимым образом. Он просто сказал:

– Не кипятись, старик. Я пришел по делу.

Чудище действительно успокоилось и быстро исчезло, а на его месте оказалась самая обыкновенная еловая шишка, которая сказала:

– Извини, не узнал. Да и ты тоже хорош – бродишь зачем-то, беспокоишь старика. А я тут как раз одну штуку придумал, вот послушай...

– Некогда сейчас разговоры разговаривать, – не слишком любезно перебил Духа кот. – Придется тебе, видно, тряхнуть стариной.

– Э, нет, – на месте шишки теперь сидел заяц, но какой-то совсем старый заяц с откровенно задумчивым выражением мордочки. – Хоть мы с твоим хозяином и старые приятели, да только ты, видно забыл, что я, поди, ему не ровня. Не так я молод, чтобы день-деньской работой заниматься. Словом, на сегодня мой рабочий день закончен. Если хочешь, можем вот хоть о погоде поговорить или еще о чем там обычно разговоры ведутся.

– Кстати, ты не знаешь, отчего это вдруг так похолодало? – на морде у зайца отразилась едва уловимая тень заинтересованности.

– Вот об этом-то и речь, вздорный ты и ленивый старик! – завопил кот. – У меня тут каждая минута на счету, а он вон как разболтался!

Дух Страха и Неправды, конечно, немножко обиделся за такое обращение, однако любопытство одержало верх, и он спросил:

– Что же это такое случилось?

Чтобы заручиться поддержкой Духа, который, хоть и добра вовсе не делал, но и злом особенно не промышлял, Цмык на ходу выдумал ужасную историю. Суть истории нам вполне знакома. Речь шла все о том же коварном похищении Волшебного Огня. Да только Цмык наврал Духу, что это сделал Счастливчик, который сейчас, скрываясь от возмездия, хочет спрятаться в лесу.

Хотя похищение Огня и не сказывалось на способностях Духа, да и холода он мог не ощущать, если, конечно, не превращался во что-нибудь живое, но эта лживая история очень сильно его возмутила. Он даже превратился в огромного пятнистого удава, но быстро замерз и опять стал зайцем – у того шубка все же потеплей.

Да, чтобы провести самого Духа Страха и Неправды – для этого надо было обладать хитростью и коварством Цмыка.

Обманутый Дух безоговорочно согласился расправиться со Счастливчиком, и, обсудив с котом кое-какие детали, расстался с заячьим обликом и исчез.

А кот, уже по привычке, затаился среди деревьев и кустов.

На этот раз он предвкушал полную победу.


Счастливчик же тем временем вступил в лесные владения.

Надо сказать, все тут было для него в диковинку. Нет, он, конечно, видел лес и даже гулял там однажды, когда Роджер взял его как-то с собой на прогулку. Но чтобы вот так, совсем одному оказаться в царстве деревьев – такого с ним еще не бывало.

«Ну и трудно же тут, наверное будет отыскать Волшебный Огонь, – подумал Счастливчик, – хотя, с другой стороны, в этом полумраке он, пожалуй, будет виден издалека.» Далматинец поздравил себя с этой умной мыслью и стал озираться по сторонам.

Вдруг впереди, в глубине леса, он заметил знакомый пестрый передник тетушки Лаи.

«Наверное, добрая волшебница пришла помочь мне отыскать Волшебный Огонь, – подумал далматинец и без оглядки бросился вперед. Он до того обрадовался, что даже не задался вопросом, как могла не очень молодая и не слишком проворная в беге женщина раньше него очутиться в лесу, а главное, как ей удалось пройти сквозь обвалы. Не разбирая дороги, Счастливчик мчался вдогонку Духу Страха и Неправды, который принял облик тетушки Лаи.

Ветки колючего кустарника то и дело цеплялись за бока, и приходилось постоянно уворачиваться, чтобы не лишиться глаз. Казалось, что еще немного, и Счастливчик нагонит тетушку. Но когда он подбежал настолько близко, чтобы лаем поприветствовать волшебницу, она внезапно исчезла, как сквозь землю провалилась.

Счастливчик озадаченно остановился, но не успел он засомневаться в реальности происходящего, как совершенно с противоположной стороны среди деревьев замаячила долговязая фигура мистера Плама. Это еще больше уверило Счастливчика в том, что его, видимо, ищут его друзья, и он понесся в ту сторону, где был мистер Плам.

Но теперь он решил начать привлекать к себе внимание немедленно. Но мистер Плам, все так же уверенно шагал по тропинке, не обращая ровным счетом никакого внимания на страстные призывы Счастливчика.

«Да они, наверное, шутят надо мной», – предположил Счастливчик, хотя ситуация была вовсе не смешной.

Каков же был ужас Счастливчика, когда и мистер Плам, стоило лишь к нему приблизиться на близкое расстояние, испарился, словно и не было его тут вовсе!

Поневоле Счастливчик заподозрил неладное. Но разобраться во всем, как следует, ему так и не удалось.

– Счастливчик! Где ты? – прозвучал знакомый голос.

«Мама? – это уже было совершенно невероятно! – Откуда тут быть маме?» – в голове у Счастливчика смешались все оставшиеся там чувства.

Но тревожный зов повторялся, и, окончательно растерявшись, Счастливчик бросился на него. «Может быть, маму тоже сюда пригласили, и она теперь ищет меня», – мелькало у него в голове. Занятый своими мыслями, Счастливчик не замечал почти ничего вокруг. Он во всю прыть мчался на мамин голос, и все его мысли сейчас сходились лишь на том, чтобы не потерять правильное направление.

Щенок не обращал внимания, что деревья стали попадаться на пути все реже и реже, их сменили мхи и низкий кустарник. Совершенно не замечая этого, Счастливчик приближался прямо к топкой трясине.

Вот уже лапы с трудом вытаскиваются из вязкой почвы, удушливый запах так и лезет в ноздри, уже голова кружится от усталости и тревоги, а мамин голос все звучит, все зовет куда-то. Один неосторожный шаг, и Счастливчик по грудь проваливается в лужу с отвратительной густой черной грязью. Резкое отчаянное движение, еще одно – но нет, от этого его еще глубже затягивает трясина. А вместо маминого зова в ушах звучит ужасный хохот, от которого мороз пробегает по коже.

«Это конец, – подумал Счастливчик. – Самому мне отсюда не выбраться», – и, бросив прощальный взгляд вокруг, пес крепко зажмурился, чтобы не видеть больше этого унылого лесного болота.

Вдруг произошло что-то совершенно невероятное. Счастливчик почувствовал, что кто-то очень сильно и очень больно схватил его за ухо и тянет из трясины. В этом положении было не очень удобно вертеть головой, и Счастливчик решил повременить с удовлетворением любопытства, а лучше помочь собственному спасению. Он собрал все свои силы, и вот передние, а потом и задние лапы оказались не скованными вонючей черной массой, еще один рывок – и далматинец оказался на свободе.

Первым делом Счастливчик, конечно, хотел горячо поблагодарить своего избавителя, но когда он поднял глаза, то все слова так и застряли у него в горле. Перед ним стояла Юта.

– Как ты здесь очутилась? – только и смог вымолвить он, когда дар речи вновь вернулся к нему.

– Погоди, а где же тетушка Лая и мистер Плам?

– Сейчас не время, – срывающимся голосом проговорила Юта. – Слушай меня внимательно. Все, что ты сейчас видел, это проделки Духа Страха и Неправды. Все, кроме меня, конечно же, – успокоила она. – Я не знаю, кто его так разозлил, но вижу, что подоспела вовремя. С Духом нужно сражаться только его же оружием: когда он обманывает – не верить ему, а когда пугает – не бояться. Запомни, лишь так ты сможешь его победить, – едва она успела сказать это, как вокруг собачек со всех сторон взвились языки пламени.

Прижавшись друг к другу, Юта и Счастливчик, не сговариваясь, зажмурились – они не знали более надежного способа не бояться. А для верности каждый про себя принялся повторять: «Я не боюсь. Мне ничуть не страшно.»

Увидев, что этим Счастливчика и Юту не взять, Дух решил попробовать другую тактику, и когда собачки несмело приоткрыли глаза, их окружала кромешная темнота. Невозможно было разглядеть и кончик собственной лапы, даже если поднести ее к самому носу. Но собачки еще теснее прижались друг к другу, и каждый думал лишь о том, чтобы другой не испугался.

Тогда испугался Дух Страха и Неправды. Ведь если ему и в третий раз не удастся ввергнуть смельчаков в пучину страха, то ему ничего не останется, как исчезнуть на целый год – так было предначертано свыше любому духу, который не справится со своей работой.

Дух еще раз поднапрягся, и на собачек обрушился ураганный ветер и потоки студеного, обжигающего холодом до самых костей ливня.

Но разве могло это напугать Счастливчика и Юту, которые в одиночку каждый проделали такой опасный путь по остывающей и растерзанной ветрами Долине? Счастливчик до того расхрабрился, что несмотря на яростные порывы ветра, с трудом поднялся на лапы и, собрав последние силы, отчаянно пролаял:

– Ты проиграл, Дух Страха и Неправды! Тебе нас больше не напугать и не обмануть!

Что после этого оставалось делать Духу, как не смириться со своим поражением и покорно исчезнуть?

Сразу все стихло, ветер прекратился, а огня и ливня как и не бывало. Даже трясина не выглядела уже такой унылой и мрачной, но Счастливчик и Юта все же поспешили выбраться оттуда и отыскать какое-нибудь более приветливое местечко.

Топкие места вскоре сменились твердой почвой, и впереди замаячила небольшая, но очень уютная полянка. Тут и остановились наши герои: слишком о многом нужно было порасспросить и порассказать друг другу.

Прежде всего Счастливчику не терпелось узнать, как и почему сюда попала Юта, попала, надо сказать очень вовремя. Поэтому он поспешил начать именно с этого вопроса.

– Все это не так-то просто объяснить, – замялась Юта, – ты ведь, пожалуй, не поверишь, что я просто почувствовала, что с тобой стряслась беда. Но причина была не только в этом. Помнишь цветок, который ты мне подарил тогда, на лугу?

Счастливчик уверенно кивнул. Да и как он мог забыть о своем подарке, который пришелся так по душе его подружке?

– Так вот, – продолжала Юта, – с той поры, как он стал моим цветком, с каждым часом он становился все краше – наверное, мы нравились друг другу и не стеснялись это показать. Но несколько часов назад, когда я забежала в комнату, чтобы поговорить с моим цветком, он прямо на глазах начал вянуть и засыхать. Вот тогда-то я и поняла, что с тобой что-то случилось. Ведь это был твой подарок, а, значит, и ты был другом моего цветка.

Как раз в эту минуту к нам зашел мистер Плам и рассказал, что Винигар по-прежнему разгуливает по Деревне и пытается настроить волшебников против него. Но – небывалое дело – подле него нет его верного спутника и помощника Цмыка. А на вопрос, куда подевался кот, мистер Винигар только нагло ухмыльнулся и ответил, что это никого не касается. А позже кто-то из внучат бабушки Августы сказал, что видел кота, с вороватым видом крадущимся по дороге, по которой только что ушел Счастливчик.

– Тогда я уже не сомневалась, что с тобой вот-вот случится несчастье, и отправилась к тебе на выручку. Кажется, я прибежала вовремя? – лукаво спросила она.

Счастливчику ничего не оставалось, как согласиться и еще раз поблагодарить Юту за помощь.

– Кстати, тебе не попадался на глаза Цмык? – спросила Юта.

– Да попадись он мне только, я бы...

После того, как Счастливчик детально изложил, что он намерен сделать с котом, пришлось рассказать и то, чем кот все это заслужил.

– Теперь я, кажется понимаю, почему Дух, который был самым мирным из всех злых духов и волшебников, так на тебя напустился! – воскликнула Юта. – Наверное, и тут не обошлось без Цмыка. Но как же ему удалось восстановить Духа против тебя? Неужели он его просто обманул? – догадалась Юта. – Ну и ловок же!

– Наверное, он до сих пор здесь, – оживился Счастливчик. – Давай-ка найдем его и вздуем хорошенько!

– Постой, – осадила его Юта. – Цмык не так прост, чтобы так легко даться нам в лапы. И, немного поразмыслив, собачка сказала: – Главное, что меня теперь очень интересует, это – зачем ему нужно тебе мешать?

– Мы никогда особенно не ладили, – предположил Счастливчик. – Может быть Цмык из вредности хочет со мной расправиться?

– Не думаю, – засомневалась Юта. – Вернее, думаю, что дело тут не только в этом.

А в это время кот, оставаясь незамеченным, неотступно следовал за Счастливчиком и Ютой повсюду и теперь, спрятавшись в кустах, ясно слышал каждое их слово. Про себя он отметил, что Юта действительно чрезвычайно догадлива, а предложение Счастливчика вздуть его самого постарался пропустить мимо ушей, чтобы не выдать себя яростным шипением.

Одновременно кот лихорадочно размышлял, что же ему теперь делать: отправляться в гроты, куда неминуемо продолжится путь далматинца, или затаиться в лесу до его возвращения из гротов?

В конце концов Цмык решился на последнее, ведь было совершенно неизвестно, как встретят его обитатели гротов, а своей цветной шкурой кот ой как дорожил.


Ну а собачки, исходив вдоль и поперек весь лес – вдвоем дело спорилось куда как веселей – и не найдя там никаких признаков Волшебного Огня, держали свой путь дальше – в неведомые, окутанные тайной гроты.

Глава 11 Тайна гротов

Счастливчику стало намного веселей и спокойнее продолжать опасный путь вместе с Ютой. Теперь не таким уж страшным казалось даже неизвестное. А ведь с самого начала гроты пугали Счастливчика именно своей неизвестностью. Что же могло ожидать собачек там, если даже на самых безопасных участках пути встретилось столько непредвиденных сложностей?

Но Счастливчику и Юте думалось, что вместе им ничто не страшно. И беспечность их не была признаком наивности, она стала плодом уверенности, что друг поможет преодолеть даже самые неразрешимые проблемы.


Наверное, вы помните, что и лес, и гроты полукольцом обрамляли берега прекрасного горного озера. И там, где лес редел, одинокие деревья вплотную подступали к горам, в которых тут и там виднелись зияющие черные дыры пещер, где и жил неведомый народ.

Прежде, чем приблизиться к гротам, Счастливчик постарался вспомнить все, что тетушка Лая, со слов своей старенькой прабабушки, рассказывала ему об этих людях. Юта охотно помогла ему в этом. Однако, несмотря на то, что две головы, говорят, лучше одной, им обоим показалось, что знали они немного: только странное имя – эвейцы, да то, что по никому неизвестным причинам бывшие волшебники когда-то покинули Деревню, чтобы жить одиноко и замкнуто. Собачки попытались решительно отмести все непроверенные слухи, но от ореола мрачноватой таинственности, окружающего этих людей и их историю, им избавиться так и не удалось.

Вот почему на берег озера, как раз между лесом и гротами, Счастливчик и Юта входили очень осторожно, едва ли не крадучись. Но как только они вошли настолько, что деревья больше не скрывали от их взгляда озерную гладь, перед ними предстала ужасная картина.

В самом центре озера кто-то отчаянно боролся за свою жизнь.

Сначала Счастливчик не совсем понял, что это – большая рыба, животное или человек. Но какая-то сила буквально подтолкнула его на помощь этому существу, и Счастливчик смело бросился в воду. Вода была обжигающе холодна, лапы ломило от проделанного пути и холода, но ни то, ни другое не остановило отважного пса.

Да и что это была за трудность в сравнении с теми положениями, из которых ему уже удалось с блеском выпутаться, не без помощи друзей, конечно. А тут Счастливчик почувствовал, что может и должен справиться сам.

Когда расстояние между щенком и быстро устающим существом значительно сократилось, далматинец смог разглядеть, что это человек, а точнее – ребенок! Тогда он еще отчаяннее заработал лапами, даже попытался помочь себе хвостом и, наконец, подплыл к бедняжке, у которого уже, видно, не было сил сопротивляться.

«Вот и мне довелось поспеть к кому-то на помощь как раз вовремя», – подумал Счастливчик, когда маленькие ручки цепко обхватили его за шею. Ну вот, полдела было сделано, и теперь оставалось доставить драгоценную ношу на берег, где уже, не находя себе места от волнения, металась рыжая Юта.

Дорога назад была гораздо приятнее. Счастливчик уже почти не чувствовал холода – лапы от быстрого движения хорошенько разогрелись, а его ноша не давала забыть о том, что только что он совершил замечательный поступок.

И вот, достигнув берега и хорошенько отряхнувшись, Счастливчик захотел рассмотреть того, чьим спасителем он стал.

Это был мальчик, совсем еще маленький, но взгляд у ребенка был очень серьезным и даже немного суровым, и все же преисполненным какой-то прямо-таки царственной благодарности. Он совершенно пришел в себя, отдохнув на спине у пса, и на лице его не было и тени растерянности – напротив, оно было полно достоинства. Это несколько удивило собак, и они решили подождать, пока этот немного необычный ребенок первым произнесет хоть слово.

Мальчик не заставил себя долго ждать.

– Ты спас мне жизнь, о отважнейший из отважных! – торжественно произнес ребенок.

Как ни странно было слышать эти слова из уст такого маленького человека, собачки не проронили ни слова. Вместо этого они, не совсем отдавая себе отчет в своих действиях, скорее повинуясь какому-то непонятному инстинкту, чуть склонили головы.

– Ты спас мне жизнь, – повторил мальчик, как к должному, отнесясь к знакам уважения со стороны своего спасителя и его подружки, – и за это я хочу тебя вознаградить.

«Вот это да! – подумал Счастливчик. – Даже во сне мне такое ни разу не снилось. Но к этому маленькому утопающему действительно хочется относиться с почтением.»

– Я приглашаю тебя и твою спутницу следовать за мной, – мальчик сделал величественный жест, которому могли позавидовать даже взрослые и именитые короли. Переглянувшись, собачки безропотно последовали за маленьким властелином – именно так хотелось назвать этого удивительного ребенка.


Вблизи гроты напомнили Счастливчику многоэтажные здания, которые он видел в центре города во время поездки из дому в порт. Отверстия в скалах, видимо, использовались этими людьми по-разному. Те, что находились в непосредственной близости от земли, были входами и выходами, а те, что повыше, – выполняли роль окон и балконов.

Когда маленький эвеец и собачки подошли к самой большой из нижних пещер, им навстречу выбежала женщина в сопровождении, целого отряда воинственно настроенных и странно одетых мужчин. Их одежда чем-то напомнила Счастливчику доспехи средневековых рыцарей, которых он видел на картинках из книг. Мужчины хранили суровое спокойствие, а женщина, наоборот, была как будто чем-то сильно расстроена.

Увидев мальчика, она всплеснула руками и кинулась обнимать его со словами:

– Крон, сынок, ну куда же ты запропастился? И отчего одежда на тебе такая мокрая? Неужели ты опять один ходил купаться в озере?

Тут женщина заметила, что сын не один, и с удивлением и недоверчивостью стала разглядывать его спутников. Счастливчик краем глаза заметил, что мужчины, хоть и не предпринимают пока никаких действий, но готовы в любую минуту схватить его и Юту, если бы только женщине или мальчику вздумалось подать им знак.

Мальчик, очевидно, не только чувствовал, но и знал это. Поэтому он прервал радостные слезы матери и таким же серьезным, но все- таки более мягким голосом произнес:

– Остановись, мама! Я веду к тебе, к моему отцу и ко всему эвейскому народу моего спасителя и его спутницу.

– Спасителя? – не смотря на радость встречи со спасенным сыном, женщина, казалось, растревожилась еще больше и еще сильнее прижала мальчика к груди.

Но тот высвободился из материнских объятий и с истинно царским достоинством попросил женщину сопровождать его самого и его друзей к отцу. После этих слов женщина сумела-таки проникнуться серьезностью и торжественностью своего сына, и все вошли в гроты.

Счастливчик и Юта были первыми из чужестранцев, кто за очень-очень долгое время проник в гроты, да не как-нибудь незвано, а был столь торжественно приглашен. Собачки с живейшим интересом рассматривали окружающую их обстановку, и она совсем не казалась им мрачной. По обеим стенам извивающихся коридоров через небольшое расстояние висели горящие факелы, которые не только заливали каменные туннели светом, но и отлично согревали их.

Их привели в большую светлую пещеру, пол которой был устлан циновками, искусно сплетенными из тростника, а в самом центре ее была площадка, уставленная яствами. После этого женщина и мальчик, а также сопровождавшие их всю дорогу стражники удалились, без слов давая понять, что все, что здесь приготовлено, предназначается для отдыха и подкрепления сил далматинца и его подружки.

Собачки настороженно переглянулись, но та почтительность, с которой они были препровождены в пещеру, рассеяла все возможные подозрения. Голод и усталость так ясно давали о себе знать, что было бы просто грешно не воспользоваться тем, что было приготовлено специально для их утоления.

Вкусная еда, которая состояла, в основном, из рыбы, так здорово подкрепила их силы, а сознание того, что не все намеченное осуществилось, вернули собачкам боевой дух, и те стали с интересом и нетерпением поглядывать на вход в пещеру, закрытый циновкой.

Но не успели собачки даже поделиться предположениями о том, что с ними может быть дальше, как циновка приподнялась, и два стражника с суровыми лицами вошли в пещеру и пригласили Счастливчика и Юту следовать дальше.

Снова коридоры, спуски, подъемы и, наконец, – гигантских размеров пещера, в центре которой – большущий котлован с прозрачной водой – целое скрытое в горах озеро. Но стражники не остановились, а пройдя мимо этого чуда, приблизились к величественному каменному трону, на котором восседал красивый седовласый мужчина, лицом очень похожий на спасенного Счастливчиком мальчика.

Рядом с ним, но чуть пониже, сидела женщина, которую собачки встретили у входа в пещеру. Только теперь на ней было нарядное платье, и выглядела она спокойной и торжественной. С другой стороны от трона стоял мальчик, а по бокам в беспорядке расположились остальные жители гротов, которые сейчас с нескрываемым любопытством разглядывали чужаков.

Как только собачки подошли к трону, мальчик вышел им навстречу и, обернувшись в сторону отца и матери, сказал:

– Вот тот, кто, не боясь расстаться с собственной жизнью, сегодня спас мою. И сейчас отец, мама и все эвейцы – самый мудрый и справедливый народ – мы должны отблагодарить этого смельчака!

«Неужели это все обо мне?» – не без гордости подумал Счастливчик.

– Ты прав, Крон, – промолвил седовласый мужчина, – и мы сделаем это непременно. Но, может быть, твой спаситель сначала захочет рассказать нам, кто он, и что привело его в гроты?

Суровый взгляд мужчины не пугал Счастливчика и, решив, что лучше всего будет действительно рассказать все начистоту, он поведал старейшине рода историю своих поисков и скитаний.

– И вот, последнее место, где нам осталось поискать Волшебный Огонь – это гроты, – закончил Счастливчик и мгновенно понял, как невольным подозрением сильно оскорбил седовласого правителя и его народ.

Глаза старейшины вспыхнули гневом, но тут же взяв себя в руки, он почти спокойно сказал:

– Эвейский народ – самый честный и справедливый в мире. Мы до того честны, что наши предки когда-то поплатились за это, да так, что и нам теперь от этого не сладко.

Но чтобы все как следует понять, надо знать историю нашего народа, и, я думаю, ты достоин того, чтобы ее услышать.

Много лет назад наши предки жили в Деревне Волшебников и по повелению Великого Чародея, который всех наделял работой, они занимались тем, что по всей земле закапывали золото и драгоценные камни, чтобы люди могли находить клады. Но люди, становясь обладателями сокровищ, не становились добрее и лучше. Только скупость да жадность двигали теперь всеми их поступками.

Тогда наши предки рассердились на людей и сгоряча отказались выполнять эту неблагодарную и бесполезную работу, которая, в результате, сеяла только зло и беды. Все остальные волшебники и даже сам Великий Чародей не захотели понять, почему наши предки так поступили. И им пришлось покинуть Деревню Волшебников и поселиться тут, в гротах.

Многие поколения эвейцев сменили одно на другое, а мы так и живем в гротах, теперь уже скорее по привычке, чем из-за убеждений наших предков.

Но Великий Чародей добр, а главное – справедлив. Он простил наших предков и оставил эту работу людям: пусть уж сами прячут и находят свое золото. А оставшимся без работы эвейцам сделал удивительный подарок – вот это озеро.

Встав с трона, мужчина подошел к краю резервуара.

– Чтобы отблагодарить тебя за спасение моего единственного сына, я открою тебе тайну Волшебного озера.

Каждый, кто подойдет к нему, может пожелать увидеть в его зеркальной глади все самое тайное, самое скрытое, словом, все, что пожелает, но только единожды в жизни. Сейчас мы дарим такую возможность тебе, Счастливчик. Но помни: только один раз в жизни, а потому желание твое должно быть очень стоящим.

Счастливчик был до того взволнован важностью момента, что никак не мог вспомнить, что же сейчас для него является самым необходимым. Но поймав взгляд Юты, он прочитал в ее глазах самую настоящую и нужную подсказку.

Далматинец подошел к озеру и изо всех сил пожелал увидеть место, где спрятана чаша с Волшебным Огнем, похищенная со священного Алтаря.

Прозрачная поверхность озера стала зеркальной, и в зеркале стали появляться очертания Деревни Волшебников.

«Наверное, я опять что-то не то пожелал», – мелькнула в голове у Счастливчика горькая мысль.

Но вот в отражении он увидел знакомый дом, крыльцо, человека, взбирающегося по лестнице. Человек отпирает дверь, затем, плотно ее за собою прикрыв, входит в дом, спускается в погреб...

Все это время Счастливчик видел похитителя только со спины, но уже был почти уверен в том, кому она принадлежит. И все- таки, когда Счастливчик, наконец, увидел лицо злодея, воровато озирающегося по сторонам, он не удержался и залаял от неожиданности и негодования.

В зеркальной поверхности ясно отражалось, как мистер Винигар поднимает старую тряпку со стеклянного купола, и в лицо ему бьет свет Волшебного Огня, небрежно спрятанного под стеклянным колпаком в доме злого волшебника, похитителя и клеветника.

– Как же мы сразу не догадались, – в один голос воскликнули Юта и Счастливчик. Теперь все действительно становилось на свои места. И то, почему Винигар нападал на мистера Плама, и то, зачем Цмык пытался погубить Счастливчика.

Собачки тут же сорвались с места, чуть было не забыв попрощаться с благородным эвейским народом. Но вовремя опомнились и от всей души поблагодарили эвейцев за помощь.

– Может быть, вы хотя бы отдохнете, ведь путь неблизкий, – попыталась удержать их мама Крона.

– Нет, – уже почти на бегу прокричал Счастливчик. – Нам еще нужно изобличить вора и оправдать честного человека!

– Это дело правое! Спешите друзья! – прозвучал им вслед голос старейшины.

«Какое же это все-таки замечательное слово – «друзья»! – успел подумать Счастливчик, услышав последние слова сурового, но доброго эвейца.

Глава 12 Возвращение

Собачки стрелой помчались в Деревню – и откуда только брались силы в натруженных лапах? Они хотели еще до заката солнца вернуть волшебникам их силу, а Долине – тепло. Те немногие обитатели леса и лугов, которые не боялись холода и не попрятались по норкам, не понимали, какая радость заставляет Счастливчика и Юту так быстро бежать.

И только кот Цмык, не покидавший свой наблюдательный пункт в дупле старого дерева, расположенного на поляне, через которую неминуемо должен был пролечь путь друзей, оценил и понял все вполне. А потому, вместо того, чтобы опять попытаться опередить собак или хотя бы попасть в Деревню вслед за ними, затаился в лесу. Кот совершенно не желал делить ни радость волшебников, ни поражение своего хозяина.

И вот впереди показались огни Деревни Волшебников. Никто не ложился спать: все, кто с нетерпением, а кто, совсем не веря в удачу, – но абсолютно все ждали возвращения Счастливчика.

Остановившись возле крайних домиков, чтобы посовещаться, Счастливчик и Юта решили, что в одиночку тут действовать не годится, и надо сначала все рассказать волшебникам. А уж вместе они придумают, как справиться с коварным Винигаром.

Поэтому первым делом Счастливчик и Юта бросились к дому тетушки Лаи.

Дом тетушки Лаи был полон, и сразу с десяток пар глаз с надеждой остановились на Счастливчике, когда он туда ворвался.

– Ну, слава Богу! – воскликнула тетушка Лая, и на глазах ее выступили слезы. – Ты, наконец, вернулся, и Юта с тобой. Если б вы только знали, как я тревожилась за вас, – призналась она.

А мистер Плам, не зная, что сказать, схватил Счастливчика на руки и разок его подбросил – до того он был рад встрече. Да и все волшебники разом заговорили, заулыбались. Счастливчик, подлетая к потолку, заметил, что и Винигар здесь и, с виду, рад не меньше остальных.

Когда шум вокруг благополучного возвращения Счастливчика поутих, волшебники чуть ли не в один голос спросили:

– А где же Волшебный Огонь?

– Я знаю, где он, и скоро вы все его увидите!

– А где же он был? В ущелье? В лесу? Может быть, в гротах? – посыпались со всех сторон нетерпеливые вопросы.

– Нет! – прервал всех Счастливчик. – Он тут, в Деревне. – Все это время Счастливчик исподволь наблюдал за мистером Винигаром: злодей, казалось, был невозмутим, но далматинца это не поколебало – он был уверен в правде Волшебного озера.

Счастливчик вместе с Ютой выскочили на улицу, за ними поспешили совершенно сбитые с толку волшебники. Они никак не могли поверить, что кто-то из их братии решился на такой чудовищный поступок. Но уверенность далматинца переубеждала их в обратном.

О возвращении Счастливчика уже знала вся Деревня, и теперь за ним тянулась целая процессия взволнованных волшебников, и каждый задавался только одним вопросом – кто?


Дом мистера Винигара стоял на отшибе, как, впрочем, и подобает дому злого волшебника. Все разом так и ахнули, когда Счастливчик и Юта остановились возле калитки. Хотя никто из волшебников особенной симпатии к мистеру Винигару не питал, но все же он был одним из своих, он был таким же родным в Деревне, как и любой другой волшебник. Поэтому верить в предательство даже такого малосимпатичного человека было очень нелегко.

– Волшебный Огонь находится здесь! – сказал Счастливчик.

– Это просто невероятно, – прошептал ошарашенный мистер Плам.

– Кого вы слушаете? – возмутился Винигар. – Этого пришельца из мира людей, который осмеливается клеветать на порядочного волшебника?

– Вы порядочный негодяй, мистер Винигар! – выкрикнула Юта. – Вы и ваш кот. Кстати, может быть, вы скажете, где он теперь?

– Я... Э-э... – замялся Винигар, – он, на-верное, гуляет.

– Да вы просто выдумываете! Как не стыдно! Послушайте, волшебники! – обратилась ко всем Юта. – Трижды за этот день кот устраивал смертельно опасные ловушки для Счастливчика. Неужели вы не догадываетесь, для чего?

– Довольно слов, – вышла вперед бабушка Августа. – Мистер Винигар, ты знаешь, мы не слишком-то ладим. Но даже я готова поверить тебе, если ты всем нам докажешь, что ты тут ни при чем.

– А что! И докажу! Ну-ка, входите все в дом!

Не зная, кому здесь верить, волшебники стали по одному заходить в дом. Все чувствовали, что развязка близка.

– Вот глядите, – кипятился мистер Винигар, – ну что, нашли Огонь? А лживого далматинца предлагаю немедленно и с позором выгнать из Долины!

– Ну, то, что ты приговоры выносить мастер, так это мы знаем, – желчно ответила бабушка Августа.

– Ну, Счастливчик, пора действовать, – прошептала Юта, и они вдвоем тихонько пробрались в тот угол, где был погреб, не без труда подняли деревянную крышку и скользнули вниз.

Все волшебники до того были заняты перебранкой между бабушкой Августой и Винигаром, что не заметили, как собачки куда-то исчезли.

– Я говорю, выгнать никчемного пса, – гремел мистер Винигар. Он до того распалился, что совсем потерял бдительность и не заметил исчезновения Юты и Счастливчика.

Вдруг из-под пола ударил яркий, ни на что не похожий свет, который распространял невероятное сияние и радость. Это Счастливчик и Юта, пробравшись в погреб, сбросили старую тряпку и разбили хрустальный колпак, скрывающий огонь.

Этот свет был до того хорошо знаком волшебникам, что они, позабыв о Винигаре, поскорее бросились к погребу, чтобы получше насладиться сиянием найденного Огня. К сожалению, погреб не мог вместить всех волшебников, и Огонь поспешили вынести наверх.

И тут только все вспомнили о Винигаре, его в доме не было. Куда подевался этот двуличный злодей?

Но долго искать его не пришлось.

Мистер Винигар стоял, прижавшись всем своим грузным телом к калитке собственного дома, и верещал неправдоподобно высоким голосом:

– Спасите меня! Уберите собак! Они меня сейчас укусят!

А перед ним, грозно рыча и вздыбив шерсть на загривке, стояли Счастливчик и Юта. Картина была до того уморительна – огромный человек, испугавшийся одного только сердитого вида двух небольших собачек – что волшебники так и покатились со смеху.

– Непременно укусят, – вытирая выступившие от смеха слезы, уверила его бабушка Аглая, – да и мы добавим, верно, волшебники.

Но смех смехом, а впереди было самое главное дело – нужно было поскорее вернуть Волшебный Огонь на место, чтобы согреть Долину и вернуть себе силу. А потому с Винигаром было решено разобраться завтра поутру, а пока его заперли в его же доме, правда, сначала хорошенько проверили все засовы и ставни на окнах.

После того, как бранящийся и изрыгающий проклятья Винигар был посажен под замок, все дружно отправились в пещеру. Лица волшебников потеплели и словно расцвели, все горькие воспоминания о пережитом отступили перед радостью возвращения к прежней жизни и волшебной работе.

Нести Волшебный Огонь в пещеру было доверено мистеру Пламу, но чтобы рядом с ним непременно бежали Счастливчик и Юта.

За этот долгий день уже в третий раз волшебники всей деревней куда-то шли, но в первый раз это шествие было таким радостным и веселым. Постоянно раздавались смех и шутки, ну и, конечно же похвалы в адрес бесстрашного Счастливчика и красавицы Юты.

Еще одной радостной неожиданностью для волшебников было то, что Алтарь в пещере был полностью восстановлен – это мистер Плам целый день трудился над ним. Словом день, кажется, заканчивался распрекрасно!

Чашу с Волшебным Огнем торжественно водрузили на Священный Алтарь, и все волшебники по очереди подошли и подставили к огню ладони, ведь день ритуала еще не кончился, а волшебники так соскучились по своей волшебной работе!

Солнце уже зашло, и все потихоньку начали спускаться в Деревню. Но волшебники категорически отказались отправляться спать до того, как Счастливчик не расскажет о том, что с ним приключилось, и как ему удалось узнать, кто же все-таки похитил Волшебный Огонь. Счастливчик тоже не имел больше никаких желаний, кроме этого.

В Долину Волшебников вновь вернулась весна и тепло, а потому все расселись в саду, куда тетушка Лая вынесла фонари и сладкий чай, и Счастливчик начал свой рассказ.

Волшебники слушали очень внимательно, иногда переспрашивали, женщины часто ойкали и вздыхали, а мужчины качали головами. И все без исключения поражались отваге и находчивости Счастливчика. Тетушке Лае самой невероятной показалась история с амулетом, который, кстати говоря, до сих пор висел на шее у Счастливчика, а мистер Плам считал, что Счастливчик проявил самое настоящее мужество в ущелье. Но больше всего волшебников заинтересовало то, что произошло с ним в гротах. Когда Счастливчик закончил, все волшебники так и сорвались с места. Они принялись гладить его, трясти за лапу, таким странным для Счастливчика образом выражая свою любовь и благодарность, а бабушка Августа даже чмокнула щенка в нос.

«Так, видно, рано я обрадовался, решив, что здесь ко мне относятся, как к серьезному псу», – думал Счастливчик, пока тщетно пытался выбраться из этого моря объятий и поцелуев.

Положение спасла тетушка Лая, как всегда лучше всех понимавшая далматинца.

Она довольно резко попросила перестать мучить собаку и справедливо заметила, что уже ночь, и всем пора укладываться спать. Все как-то сразу вспомнили, что этот день действительно был очень долгим и трудным, а чтобы скорее наступил гораздо лучший день, надо побыстрее лечь в постель. Постепенно лужайка опустела, на ней остались только Юта и Счастливчик, которые тоже были рады после такого трудного дня поскорее улечься в постельки.

– Вот видишь, – устало проговорила Юта, – у тебя все получилось, наверное, ты действительно Счастливчик.

Немного помолчав, далматинец ответил:

– Ты знаешь, мне кажется я понял, в чем мое счастье. Это настоящие, преданные друзья. Без тебя, без тетушки Лаи и мистера Плама не быть бы мне Счастливчиком.

Наверное Юте понравились слова щенка, потому что она как-то очень ласково на него посмотрела, и тихо сказала:

– Спокойной ночи, Счастливчик.

– Спокойной ночи, – также ласково ответил он и побрел на свое любимое место. Спать, действительно, ну очень хотелось, а завтра нужно было осуществить один очень важный план.


Утро выдалось чудесным. Да и каким оно могло быть, когда волнения и опасности вчерашнего трудного дня были позади, и в Долину вернулась весна. А еще этим утром волшебники, не все, конечно, решили отправиться в гроты, чтобы подружиться с эвейцами, а, если получится, вновь начать жить вместе. Да, и, конечно же нужно было обязательно их поблагодарить.

Счастливчик проснулся последним. Поэтому ему пришлось наскоро позавтракать и собираться в путь, тот самый путь, который вчера был полон опасностей, а сегодня должен был стать приятной прогулкой в окружении друзей и согретой и обласканной солнцем природы. Было решено, что в гроты вместе со Счастливчиком и Ютой отправятся мистер Плам, тетушка Лая, и еще два сильных волшебника, которым было поручено нести коробы с подарками для эвейцев.

Дорога действительно оказалась на удивление приятной, и никакая неожиданность не омрачала чудесного настроения друзей. Правда, существовала опасность встречи с Цмыком, который в Деревню так и не вернулся, но, наверное, путешественникам в этот день чертовски везло – кот так и не появился.

У входа в гроты их уже ждали эвейцы, которые в Волшебном озере увидели, что к ним направляется веселая процессия. Все были облачены в праздничные одежды, а на лицах не читалось привычной суровости. Впереди стояли седовласый правитель, его жена и сын.

– Мир вам, великий эвейский народ! – торжественно и радостно прокричал мистер Плам, когда расстояние между двумя группами, сократилось настолько, что можно было услышать друг друга.

Если говорить честно, то Счастливчик решил, что этот разговор может стать последним, потому что такой непочтительности старейшина точно не вынесет. Но, когда они подошли еще ближе, то далматинец облегченно заметил, как седовласый мужчина старается спрятать улыбку в бороде, а все вокруг откровенно смеются.

«Вот это да! – подумал Счастливчик. – Наверное, сегодня действительно волшебный день. Подумать только – волшебный день в Долине Волшебников.»

Встреча прошла удивительно тепло. Оказалось, что эвейцы, хоть давно уже привыкли и полюбили гроты, все же очень скучают по Деревне Волшебников, рассказы о которой передаются из уст в уста от бабушек внучатам. И когда-нибудь они все соберутся да и нагрянут в гости, пообещали эвейцы.

А потом волшебники и эвейцы завели веселые и серьезные беседы о том, что нового теперь в Деревне, и какая рыба ловится в озере, эвейцы рассказали о Волшебном озере, а волшебники – о Волшебном Огне.

А когда обитатели Деревни засобирались домой, старейшина спросил:

– А не расскажите ли вы нам о том, как вы поступили с тем разбойником, который похитил вашу святыню.

– Да пока никак, – ответил мистер Плам. – Он все еще под замком в собственном доме, это, наверное, уже неплохое наказание.

Главный эвеец ненадолго задумался, а потом сказал:

– Пожалуй, я придумал для вашего мистера Винигара наказание получше, чем просто сидеть взаперти. Озеро надо постоянно чистить, а для этого нужны очень сильные люди, потому что из него приходится доставать камни, принесенные ураганом много лет назад. Так вот, отчего бы нам не воспользоваться услугами этого разбойника, тем более я слыхал, что он очень силен?

– Я думаю, ему бы эта работа очень подошла, – рассмеявшись ответила тетушка Лая. – Со своей-то он ведь совсем не справлялся, и волшебники часто подшучивали, что ему бы лучше бревна да камни таскать.

Это была действительно великолепная мысль, а потому все, кто был здесь, с ней согласились. А для того, чтобы Винигар не убежал и не натворил новых бед, эвейцы пообещали надеть ему на руку волшебный браслет, который сделает его вечным работником Волшебного озера.

Вот так решилась участь Винигара.

Попрощавшись с гостеприимными эвейцами, волшебники и собачки отправились домой с замечательным чувством, что и этот день, как и предыдущий проведен не зря.


А дома их ждали тепло, покой и уют, а еще – новые приключения, ведь вы, наверное, не забыли, что Счастливчику еще предстоит спасти и волшебников, и людей от могучих сил зла, а поэтому у него и у нас еще все впереди.

Пока же оставим его ненадолго – пусть вдоволь поухаживает за рыжей красавицей Ютой – а сами перенесемся в другое, не менее интересное место.

Глава 13 В замке Круэллы

Замком Круэлла де Мон называла свою действительно роскошную загородную виллу.

Вот только роскоши в ней поубавилось с тех пор, как неутомимые газетчики раструбили по всему миру историю про сто одного далматинца, которым удалось спастись от злобной Круэллы, вместо того чтобы превратиться в шикарное меховое манто для ее коллекции. Люди были так возмущены этой затеей взбалмошной модельерши, что сразу же отвернулись от нее.

Одежду из дорогого и престижного дома мод «Де Мон» больше никто не покупал, и даже самые отчаянные модницы выкинули свои наряды, купленные у Круэллы, на помойку. Это был полный провал! Все то, что так долго завоевывала Круэлла – славу, почет, положение в обществе и даже состояние – все пошло прахом. А во всем виноват был ее скверный характер и дурные наклонности.

Как бы там ни было, а теперь Круэлла стала совершенно никому не нужной, и это, пожалуй, раздражало ее больше всего.

Роскошная вилла пришла в упадок, потому что почти все слуги бросили свою хозяйку, а горничные, которых она нанимала, суля огромные деньги, не выдерживали и недели мерзкого характера модельерши. Круэлла же целыми днями предавалась вынашиванию планов, на этот раз позволяющих отомстить всем сразу.

Надо сказать, что пришло время, приоткрыть одну, пожалуй самую главную тайну Круэллы. Дело в том, что Круэлла тоже была в каком-то роде волшебницей. Почему в каком-то роде? Все очень просто.

Родилась Круэлла в Долине Волшебников, и ей была предоставлена замечательная судьба – приносить пользу людям, изо дня в день делая самую обыкновенную волшебную работу. Но еще в детстве Круэлла обзавелась удивительно гадким характером. Она всем перечила, постоянно ссорилась с другими детьми и абсолютно не желала заниматься делом. Единственное, что приносило ей радость и удовольствия, это красивые платья.

Но все волшебники одевались скромно и шили себе одежду своими руками. Тогда юная Круэлла вздумала убежать из Долины, чтобы в мире людей заниматься тем, что ей было по душе. Выбрав момент, когда родители взяли ее с собой за пределы Долины Волшебников, она проявила чудеса изворотливости и убежала от них.

Еще в те времена, сердце Круэллы было словно сделано из камня, поэтому ей ничего не стоило позабыть родную Деревню и своих родителей, которые долго и безрезультатно ее искали, а потом умерли от горя. А Круэлла, неуклонно двигаясь к цели, сначала работала швеей, потом модельером, чтобы в конце концов стать великой Круэллой Де Мон, законодательницей мод и владелицей множества прекрасных магазинов.

И вот в одночасье все рухнуло из-за какой- то горстки далматинцев! Пропало все, к чему Круэлла так долго шла. Как же от этого не прийти в ярость и не возненавидеть весь белый свет.

«Вот иметь бы под рукой какую-нибудь страшную волшебную вещь, которая бы выполняла все мои желания, я бы всем тогда показала, от кого эти жалкие людишки отвернулись!» – частенько подумывала Круэлла, лежа на огромном, покрытом экзотическими тканями, давно, надо сказать не стиранными, диване в своей загородной резиденции.

Размышляя над этим, Круэлла, и не думала, что мечты ее не так уж и бесплодны. Но однажды ей пришлось в этом убедиться. Было это так.


Оставшейся без любимого дела, всеми покинутой модельерше доставляли удовольствие только две вещи – придумывание различных неосуществимых пока гадостей и сон. Оба этих состояния зачастую сливались в одно целое.

Вот этим-то и воспользовалась Повелительница Злых Духов, чтобы явиться к бывшей волшебнице. Повелительница Злых Духов давно с восхищением следила за деятельностью Круэллы и так же давно начинала подумывать о том, чтобы сделать ее своей наперсницей, а потом даже передать ей свою силу и власть. А принадлежа к волшебному миру, Повелительница тоже была уведомлена о том, что в недалеком будущем силы зла могут добиться неограниченной власти. Но она, в отличие от рядовых волшебников знала и то, как этого добиться. Вот для этого ей и нужна была Круэлла.

Итак, Повелительница Злых Духов стала являться Круэлле во сне. Сначала ей пришлось трудновато, потому что Круэлла вздумала пугаться облика Повелительницы, и от этого она, конечно, просыпалась. Потом, когда, перепробовав бесконечное количество образов и подобий, Повелительница сумела угодить своей взбалмошной подопечной, Круэлле не понравилось, то, в чем она одета. Повелительницу Злых Духов это, конечно, немного раздражало, но ей по душе был скверный характер неудавшейся модельерши, а потому пришлось стерпеть и это.

Наконец, ей удалось поведать Круэлле тайну абсолютного зла.

Для того, чтобы злые силы единовластно повелевали на земле, нужно было раздобыть Волшебную Книгу, в которой собраны все самые злые заклинания, какие только существуют. Кроме того, в Книге были и такие заклинания, которые могли разрушить все добрые волшебства. Но чтобы Книга стала настоящим и непобедимым оружием в битве с добром, надо...

Но тут зазвонил телефон, и раздосадованная Круэлла проснулась. Надо же, чтобы сон прервался на таком важном месте!

А звонил управляющий магазином, последним магазином из тех, что еще худо-бедно, но продавал роскошные платья Круэллы по сниженным ценам.

Новости для Круэллы были скверными, как, впрочем и все, что с ней ни случалось за последнее время. Управляющий сказал, что он не собирается больше работать в магазине, в котором уже неделю никто ничего не покупает, и не хочет растерять всех друзей и родственников, которые с ним уже не хотят здороваться из-за того, что он работает на Круэллу.

– Ну и черт с тобой! – рявкнула Круэлла и бросила трубку. Какое ей дело до какого-то там магазина, когда сама Повелительница Злых Духов почтила ее своим доверием.

«Однако, я ведь так и не узнала, что нужно, чтобы Книга заработала», – подумала Круэлла и опять попыталась заснуть. Но сон не шел, да к тому же где-то за забором беспрерывно лаяла собака, а после истории с далматинцами собачий лай приводил Круэллу в бешенство.

Еще несколько раз важный сон прерывался то приходом почтальона с извещениями о новых штрафах, то грозой, то тем, что Круэлла неожиданно вспоминала, что за день ни разу не изругала очередную служанку, и, не в состоянии ничего с собой поделать, отправлялась наверстывать упущенное. Повелительница Злых Духов постепенно начинала терять терпение.

Однажды сон Круэллы был вновь прерван, на этот раз, хоть и опять не кстати, но в высшей степени не зря. Когда Круэлла была как никогда близка к тому, чтобы узнать все до мелочей, вдруг в передней раздался звонок, а поскольку очередная служанка с проклятиями отказалась от места, а звонок звенел, не переставая, хозяйке самой пришлось отправляться встречать незваного гостя.

Круэлла могла ожидать увидеть кого угодно, но только не ожидала увидеть той картины, что предстала перед ее глазами.

На пороге стоял огромный разноцветный котище, который в передних лапах держал сверток, чуть ли не превосходящий его самого по размерам.

Однако удивление Круэллы тут же сменилось досадой из-за прерванного сна, как будто ей довольно часто приходилось видеть котов, стоящих на задних лапах, а в передних сжимающих какой-то непонятный предмет.

– Пошел вон! – крикнула она и хотела было закрыть за собою дверь, но наглый кот сумел-таки проскользнуть в переднюю.

– Прекрати орать, – вкрадчиво, но твердо сказал кот, – и попытайся быть повежливее.

То, что коты не только мяукают, но и разговаривают, показалось Круэлле несколько странным, и она действительно постаралась как можно вежливее спросить:

– Какого черта тебе тут нужно?

– Да, хорошими манерами ты не блистаешь, – заметил кот и растянулся на диване, положив сверток рядом с собой. – Ну, ладно, будем считать, что я пропустил это мимо ушей.

Наглость кота была неописуемой, но какое- то смутное чувство заставило Круэллу на этот раз смолчать и подождать, пока кот сам все объяснит. Коту видно тоже не терпелось поскорее приступить к делу, и он начал свой рассказ.

– Я пришел из Долины Волшебников. Надеюсь, ты еще не забыла, что именно там ты и родилась?

Круэлла угрюмо молчала – уже давно никто не осмеливался говорить с ней в таком тоне.

– Меня прислал мой хозяин, мистер Винигар, которому сейчас очень не сладко приходится на этом паршивом озере. И ты должна ему помочь.

– Да рассказывай ты по порядку, что там такое произошло, что в кои-то веки от меня понадобилась какая-то помощь, – взорвалась Круэлла!

И кот рассказал. Он поведал о том, как они с хозяином блестяще осуществили давно задуманный план, как все было в полном порядке, пока негодный далматинец, при упоминании о далматинце лицо Круэллы перекосилось от злобы, выбравшийся из всех гениально подстроенных ловушек, все ни испортил.

И, наконец, о том, что день и ночь работая на озере под присмотром эвейцев, которые подружились с волшебниками, мистер Винигар на дне озера случайно нашел одну очень и очень занятную вещь.

– Я не могу вызволить своего бедного хозяина, а вот ты – ты ведь все-таки волшебница – сможешь это сделать, – сказал кот, а потом добавил: – Но мой хозяин вовсе не глуп, он знал, что за просто так ты ничего делать не станешь, а потому велел тебе срочно доставить вот это, – кот стал осторожно разворачивать сверток.

Круэлла, конечно, вовсе не собиралась идти на выручку к какому-то там мистеру Винигару, что ей за дело до него. Но на вознаграждение за не оказанную еще помощь все же решила взглянуть. Лишь только кот освободил от оберточной бумаги то, что там лежало, Круэлла так и замерла с раскрытым ртом не в силах вымолвить ни слова.

На диване среди ошметков оберточной бумаги лежала старинная книга в деревянном переплете, точь-в-точь такая, о которой во сне говорила Повелительница Злых Духов.

Глава 14 Восторги и разочарования

Коту, конечно, было лестно, что подарок его господина вызвал такую недвусмысленную реакцию, но молчание затягивалось, и чтобы добиться от Круэллы хоть слова, кот бесцеремонно дернул за полу ее роскошного кружевного пеньюара. В обычное время за это можно было заслужить пару увесистых оплеух, но только не сейчас.

Придя в себя, Круэлла схватила кота в охапку и закружилась с ним по комнате.

– Отпусти, слышишь? Ты же меня задушишь, – заорал кот, отчаянно пытаясь освободиться от сумасшедшей женщины.

Круэлле и самой не терпелось поскорее добраться до Книги, и кот был оставлен в покое. Раскрыв Волшебную Книгу, а теперь Круэлла уже не сомневалась, что это была именно она, ополоумевшая от такой удачи модельерша начала лихорадочно выкрикивать одно заклинание за другим. Она настолько упивалась собой в предстоящей роли самой злой на свете волшебницы, что поначалу совершенно не замечала, что ни одно из произнесенных ею заклинании до сих пор не принесло никакого результата.

Но гораздо более уравновешенный кот это прекрасно видел и уже начинал жалеть о том, что пришлось связаться с этой чокнутой.

Как ни была Круэлла увлечена самим процессом чтения и выкрикивания заклинаний, но и она постепенно заметила, что только сотрясает воздух своими криками.

– Ты что мне притащил, негодяй? – надо сказать, что Круэлла вовсе не отличалась постоянством в своих симпатиях и сейчас за свои неудачи готова была винить кого угодно, только не саму себя. Ну, а раз рядом был кот, то на него она и набросилась.

– Эй, полегче, – предупредил кот. – Что- то мне абсолютно перестает нравиться твоя манера общения.

– Мне тоже! – прозвучал голос, от которого застыла кровь в жилах.

Повелительнице Злых Духов окончательно надоело дожидаться, пока ее неугомонная преемница соизволит заснуть и дослушать все до конца, и она явилась Круэлле и коту во всем своем ужасающем великолепии. Позже, когда Круэлла пыталась вспомнить, что она тогда увидела, ощущение ужаса и восторга даже при одном воспоминании охватывало ее настолько же сильно, как и в первый момент встречи с Повелительницей лицом к лицу.

И если Круэлла, обуреваемая этими двумя чувствами словно приросла к месту, то более хладнокровный и менее эмоциональный кот поспешил спрятаться под диван – ему довольно было слышать голос, на большее он не претендовал.

– Чтобы Книга обрела свою силу, – вещала Повелительница, – в ее обложку должен быть вставлен Волшебный Амулет. Ты должна его отыскать, и тогда мы сможем совершать зло в таких размерах, в каких тебе это и не снилось!

С этими словами Повелительница Злых Духов исчезла, оставив после себя гудящие стены и ощущение страха.


– Что это было? – спросила Круэлла, когда к ней вернулся дар речи.

– Не притворяйся дурочкой, – только и ответил кот, вылезая из-под дивана и отряхиваясь от пыли, – тебе это известно не хуже, чем мне.

– О каком это Амулете она говорила? – Было похоже, что Круэлла и Цмык постепенно находят общий язык – по крайней мере они уже почти не реагировали на грубости и колкости друг друга.

– Есть у меня на этот счет кое-какие предположения, и если это так, то... – не договорив, кот бросился рассматривать Книгу.

Действительно, на обложке было небольшое углубление в форме четырехконечной звезды.

– Так и есть, – обреченно воскликнул кот. – Это он.

– Ну что, ты знаешь, где его искать? – нетерпеливо дергала кота Круэлла.

– Похоже, что знаю. И, поверь, от этого мне веселей не становится.

– Да я его хоть из-под земли достать готова! – уверила его Круэлла. – А ты знаешь где этот чертов Амулет находится, а еще чего-то куксишься! Ну, и как тебя после этого называть? Кстати, а действительно, звать-то тебя как?

– Цмык, – похоже, что хорошее настроение к коту так и не возвращалось.

– Послушай, Цмык, прекрати дуться и поскорее расскажи мне где находится Амулет, – вкрадчиво попросила Круэлла. Когда ей это было нужно, она умела притворяться милой и ласковой.

– Я на тебя посмотрю, когда и ты узнаешь, где его достать. Ведь именно с помощью этого Волшебного Амулета Счастливчик и сумел разрушить мой первый в высшей степени коварный замысел, когда я так ловко отравил воду в реке! – воскликнул кот.

– Ну так что ж? – не поняла Круэлла. – Это лишний раз доказывает, что это действительно волшебная вещь, а не какая-то там безделушка!

– А то! – совершенно разъярился кот. – Что теперь далматинец никогда с этим Амулетом не расстается – видела бы ты, каким он щеголем ходит по Деревне. Ему, понимаешь ли, Амулет подарили за то, что он возвратил Волшебный Огонь, и проклятый Счастливчик бережет эту вещь пуще собственного глаза.

На этот раз Круэлла всерьез призадумалась. Она была совершенно уверена, что ей удастся отобрать Амулет, если не хитростью, так силой. Ее заботило другое – как после стольких лет отсутствия ее примут в Деревне? Этими-то мыслями она и поделилась с котом.

– Об этом ты зря беспокоишься, – уверил ее Цмык. – Сейчас там все так счастливы, что даже позабыли о том, что грядет то время, которого ты так ждешь. А пока все волшебники готовятся к празднику Лунного Купания, и даже если ты появишься, то никто этого может и не заметить.

– Ну, ты меня просто недооцениваешь, – самодовольно уверила его Круэлла. – Круэллу де Мон замечали всегда и везде!

На это кот ничего не ответил. Хоть он и находил Круэллу отпетой злодейкой, но ее глупость и бахвальство начинали действовать ему на нервы. Но кое-что Круэлла понимала очень хорошо. Например то, что без кота ей в Долине придется туго и надо во что бы то ни стало уговорить Цмыка сопровождать ее.

– Ну послушай, Цмык, – голос ее стал слаще меда, – я без тебя пропаду, и тогда ты будешь виноват, что мы загубили такое великое дело.

Цмык недоверчиво глянул на расплывшееся в улыбке лицо Круэллы.

– Разве тебе не хочется помочь своему хозяину, ведь я так давно сбежала из Долины, что совсем не помню, где находится это озеро, – доводы Круэллы становились все убедительнее и убедительнее.

– Ну а потом, разве тебе, как и мне, не хочется расправиться с этим зарвавшимся далматинцем, когда мы станем самыми могущественными и сможем с ним сделать все, что только пожелаем?

Как ни велика была привязанность Цмыка к хозяину, но все же последнее, что посулила ему Круэлла – расправиться со Счастливчиком – оказалось самым убедительным доводом для кота.

Ко всему прочему Цмык засомневался, так ли уж глупа Круэлла, как ему показалось на первый взгляд.

– Ну что ж, обсудим детали плана, – после недолгого размышления сказал кот, и Круэлла даже взвизгнула от радости.

Глава 15 Круэлла возвращается в Долину

Итак, решено было отправляться немедленно.

То, что на дворе была глубокая ночь, не пугало Круэллу и Цмыка, наоборот, это было им на руку. Попросив кота подождать минутку, Круэлла поднялась наверх, чтобы собрать все необходимое. Когда через час она спустилась вниз, на ней было роскошное вечернее платье, в волосах блестели бриллианты, а на лице было ужасно много косметики.

– Послушай, Цмык, я там кое-что собрала в дорогу, но никак не могу сама это дотащить. Может быть, ты будешь джентльменом и поможешь мне.

Цмыку еще никто и никогда не предлагал побыть джентльменом, и решив действительно хоть раз в жизни побыть им, кот поднялся наверх, но тут же выбежал оттуда, крича, как сумасшедший:

– Ты что, ополоумела? Зачем тебе с собой эта сотня чемоданов?

– Не преувеличивай, там всего лишь десяток каких-то жалких маленьких чемоданишек, – обиженно поправила Круэлла. – Должна же я прилично выглядеть там, где меня не видели столько лет! – объяснила она.

– И ты считаешь, что ты прилично выглядишь? Да тебя засмеют даже куры на деревенской околице! – расхохотался Цмык.

– Ну, знаешь, – не на шутку рассердилась оскорбленная модельерша, – это лучшее из моей коллекции, и люди, не чета тебе, бестолковому котище, считали, что это превосходные наряды!

– А в чемоданах что?

– Как что? Разумеется, платья!

– Во всех десяти? – озабоченно переспросил кот.

– Да за кого ты меня принимаешь? Я что тебе, простолюдинка какая-нибудь, чтобы выходить к завтраку, обеду и ужину в одном и том же наряде?

Цмык, уже начавший было думать, что в отношении ума Круэлла еще не совсем потерянный человек, опять всерьез в этом засомневался. Но решил сделать последнюю попытку объяснить Круэлле, в чем она не права.

– Круэлла, прошу тебя, выслушай меня спокойно. Тебе надо хорошенько уяснить, что ты едешь не на прием к английской королеве, а в деревню, в обыкновенную деревню, хоть и волшебную. И твоя главная задача – это не поразить всех собственным великолепием (сказать по правде, в этом месте кот сделал над собой усилие, чтобы не выдать настоящих своих мыслей по этому поводу), а понравиться, понимаешь? Понравиться.

А для этого тебе нужно выглядеть не как светской даме, – кот кашлянул, чтобы спрятать улыбку, – а скромной и милой, и главное, быть похожей на раскаявшуюся беглянку.

Как ни жаль было отказываться от возможности показаться в Деревне Волшебников в полной своей красе, но Круэлле пришлось последовать совету кота.

– Так в чем же мне тогда по-твоему ехать? Какая в Деревне нынче мода?

– Ну, не знаю. Поищи что-нибудь простенькое, скромненькое, неужели в твоей богатой коллекции не завалялось какого-нибудь платья для горничной, например? – нашелся посоветовать кот.

– На что мне приходится идти, ради этого мероприятия, – вздохнула Круэлла, и опять отправилась наверх.

– И поторопись, – бросил ей вслед Цмык. – Скоро начнет светать, а я не хочу неприятностей.

Вскоре Круэлла появилась одетая в неброскую белую блузку и скромную юбку – вещи, которые ей действительно пришлось без церемоний позаимствовать из гардероба горничной. Она также потрудилась тщательно умыться и теперь выглядела вполне благопристойно.

– Ну вот, совсем другое дело, – довольно воскликнул кот, – и запомни: никаких чемоданов – мы не собираемся там задерживаться надолго.

Нехитрые сборы были окончены, надо было поскорее трогаться в путь. С детства у Круэллы осталось смутное воспоминание о каких-то ящиках, огромном шумном здании, но из этого пока ничего четкого не вырисовывалось.

И опять кот оказался как нельзя кстати. Обладая в высшей степени замечательной интуицией для того, чтобы отыскать дом Круэллы по прибытии в мир людей, у кота к тому же достало сообразительности определить, как называется то место, откуда можно попасть в Долину Волшебников.

Итак, маршрут был выяснен. Порт, заброшенный грузовой отсек и, наконец, распахнутая дверь в Долину! Правда, до этой, условно выражаясь, двери нужно было еще добраться. А это оказалось делом не из легких.

Дорога до порта не вызвала никаких осложнений, за исключением того, что Круэлла гнала свой лимузин так неистово, что полисменам приходилось ее задерживать не раз и не два. Один раз они даже устроили настоящую погоню, и коту пришлось напомнить Круэлле, что в город они выехали не затем, чтобы всю ночь устраивать автомобильные гонки и потом удирать от полиции, а по совсем другой причине.

В порту тоже не было почти никаких трудностей, но поскольку ночью никому почему- то не приходило в голову отправляться в путешествия, то двери везде были закрыты, и Круэлле с Цмыком довелось испробовать себя в преодолении препятствий в виде различной высоты и конфигурации заборов.

И если Цмыку, несмотря на его грузность, занятие это доставляло удовольствие, то Круэлла так и сыпала проклятиями, обвиняя кота во всех смертных грехах.

Сложнее обстояло дело в грузовом отсеке. Темень стояла жуткая и Круэлла напрочь отказалась блуждать в этом лабиринте из ящиков, пока Цмык не переловит всех крыс и мышей.

– Да ты что, с ума что ли сошла? – возмутился кот. – Я сроду этим не занимался и начинать не собираюсь.

– Тогда я никуда не пойду, – отрезала Круэлла.

– Тогда оставайся здесь одна, и пусть с утра тебя отведут в полицию. А там объясняй, как знаешь, что ты тут делала и как ты сюда попала!

Однажды Круэлле уже пришлось побывать в полицейском участке, и второй раз туда попадать не было никакого желания. Поэтому несчастной модельерше не оставалось ничего, как только поступиться своими принципами и страхами, и полностью повиноваться коту.

«Ну ничего, бродяга, с тобой я за это еще поквитаюсь», – успокоила она себя и ощупью двинулась вслед за котом.

Круэлла, по привычке, уже начала терять терпение, когда, наконец, нужное место было найдено.

Цмык и Круэлла стали в светящийся круг, и не заметили, как сумрак грузового отсека сменился начинавшей сереть темнотой Долины Волшебников. Ночь в Долине постепенно сдавала свои позиции, чтобы уступить место сияющему утру нового дня.

Но новоявленным приятелям было не до любования природой – их ждали дела поважнее. И прежде всего Круэлле необходимо было вновь завоевать любовь и расположение волшебников, потерянные ею когда-то давно, а коту предупредить Винигара, что помощь не заставит себя долго ждать и хорошенько схорониться самому до поры до времени.

Договорившись, что этот день они посвятят решению именно этих проблем, Круэлла и Цмык разошлись в разные стороны, предварительно уговорившись встретиться следующей ночью. Оставим же злодеев вместе с их темными делишками, чтобы вернуться к Счастливчику и узнать, чем же он занимался все это время.


С тех пор, как Счастливчик и Юта помогли вернуть похищенный Волшебный Огонь, жизнь в Деревне Волшебников для них стала ну просто неописуема хороша. Всякий, встречая того или другого, а зачастую обоих вместе на улице так и норовил от всего сердца, но на этот раз лично поблагодарить собачек за ту службу, которую они сослужили.

Ну, а к благодарности, конечно, всегда прилагался какой-нибудь гостинец.

За последнее время Юта и Счастливчик сдружились настолько, что и минуты не могли прожить друг без друга. Излюбленным местом их прогулок теперь стал лес, куда они бегали по несколько раз в день, чем доставляли немало хлопот Цмыку, избравшему лес своим убежищем.

Главной причиной, по которой собачки так часто сюда наведывались стало то, что лес был совсем рядышком с гротами. Ну а гроты, как вы помните, были тем местом, где жил маленький Крон – мальчик, спасенный Счастливчиком.

Еще в первый раз, когда они лишь только познакомились, Счастливчику показалось, что мальчик как-то уж очень одинок. И не оттого, что в гротах больше не было детей. Просто, родившись сыном старейшины, маленький Крон очень рано почувствовал себя взрослым и ответственным за судьбу эвейского народа. И теперь собачки хотели расшевелить ребенка и заставить его понять, что играть, бегать и прыгать – это не такое уж и пустое занятие, и оно так же важно, как и его раздумья о судьбе эвейцев.

Им пришлось немало потрудиться, чтобы убедить сурового мальчика хотя бы на время его детства оставить свои царственные замашки и просто побыть ребенком. Надо сказать, что собачьи труды не прошли даром, и теперь, спустя всего лишь несколько дней, Крон резвился с ними и даже почти думать забыл о том, что он сын старейшины.


В тот день Счастливчик и Юта убежали в лес ранним утром – у них была назначена встреча с Кроном и вылазка в ущелье. Крон, как и все эвейцы, до последнего момента дальше гротов никуда не выходил, поэтому для мальчика это путешествие было очень интересным. Вдоволь насмотревшись на неведомые места и набегавшись с собачками, Крон поспешил домой, в гроты, а собачки отправились в Деревню.

Увлеченные разговорами и обсуждением дальнейших путешествий с их новым маленьким другом, собачки не заметили, что в Деревне все волшебники озабочены каким-то очень важным происшествием. На вопрос, что все-таки произошло, они отвечали:

– Вернулась волшебница, которая давно потерялась в мире людей, а теперь удивительным образом нашла дорогу обратно.

– Что бы это значило? – спросил Счастливчик у Юты.

– Даже не представляю! Я слыхала, когда была еще совсем маленькой, историю о том, что однажды семья волшебников, очень уважаемых в Деревне людей, отправилась в мир людей, и там они потеряли свою дочь. Но с тех пор прошло немало времени, родители измаялись в напрасных поисках, решили, что с их дочкой случилась непоправимая беда и умерли от горя. – Она немного помолчала и добавила:

– Послушай, Счастливчик! Так ведь это же большая радость, что девочка жива и вернулась в Долину!

– Но как она могла сама это сделать? – недоумевал Счастливчик.

– Ну, наверное она вспомнила, как это де-лается. Вспомнила, где находится волшебное место. Погоди, я не понимаю, к чему ты клонишь?

– Я пока сам ничего не понимаю. Но, прошу тебя, не забывай, что то, ради чего я сюда прибыл, еще не сделано.

– И теперь ты готов подозревать каждого? – возмутилась Юта. – Ну, этого я от тебя не ожидала. Конечно, очень здорово, что ты не теряешь бдительность, но терять голову и строить из себя великого спасителя от всего на свете – это просто смешно! – вспылила она.

– Юта, ты неправильно меня поняла, – но эти слова Счастливчику уже пришлось говорить в спину явно обиженной Юте.

«Ну что ж, – подумал далматинец, – наверное, я и правда излишне подозрителен. «И чтобы успокоить свои подозрения Счастливчик решил поболтать с тетушкой Лаей. Он совсем уже было собрался идти, как вдруг услышал болтовню соседских мальчишек – внучат бабушки Августы. А разобрав первые слова, уже не мог оторвать настороженного уха.

– А правда, Круэлла красивая? – спрашивал тот, что поменьше. Его еще не отпускали со двора, и все новости ему приходилось узнавать от своих братьев и сестер.

– Еще какая красивая! – отмахивался старший.

– Как та тетенька на картинке из журнала про моды? – не отставал малыш.

– Даже красивее, и все время улыбается.

– Наверное, добрая очень, – сделал вывод младший и отправился в дом по своим ребячьим делам.

«Круэлла? Журнал мод?» – все это складывалось у Счастливчика в голове в какую-то очень знакомую картинку. Единственное, что не вписывалось ни в какие рамки, это улыбка и доброта.

Скорее к тетушке Лае! Уж она-то обязательно поможет разобраться.

Счастливчик так торопился, что чуть не сбил тетушку с ног, которая тоже как раз в это время заходила в калитку своего домика.

– Счастливчик! – немного испугалась она. – Куда ты так торопишься? Прости, дружок, обед я еще не приготовила, потому что была занята очень важным делом. Ты, наверное, слыхал, какая у нас в Деревне радость? Об этом на каждом углу говорят...

– Тетушка Лая, – прервал ее Счастливчик, – мне отчего-то не очень радостно от этой новости.

– Но почему? – насторожилась тетушка.

– Разве вы не помните историю с Круэллой? Вы еще тогда помогли нам из нее выпутаться.

– Не преувеличивай, пожалуйста, – как всегда, скромно возразила волшебница. – Тогда я только помогла вам найти дорогу домой. А какое отношение имеет эта история к нам?

– Ну как же вы не понимаете? Ведь ту женщину, которая неведомо откуда и неизвестно как явилась в Деревню Волшебников, тоже зовут Круэлла!

– Послушай, Счастливчик. Я, кажется понимаю, что тебя так тревожит. Но пойми и ты, что тетушек по имени Аглая на свете не счесть, но ведь не каждая из них волшебница, верно?

– Верно. Но я чувствую...

– Просто, наверное, история с Винигаром тебя настолько впечатлила, что ты теперь в каждом новом человеке видишь злодея или злодейку. Это нехорошо, Счастливчик, и это скоро пройдет.

– И вы, тетушка, туда же, – сокрушенно проговорил щенок.

– Как понимать твои слова? – поинтересовалась добрая волшебница. – Неужели и Юта сказала тебе то же самое? Судя по тому, что ее нет рядом, вы повздорили и, вероятно, именно из-за твоей подозрительности, – догадалась она.

Далматинцу нечего было добавить к ее словам.

– Послушай, Счастливчик. Бедняжка, которой чудом удалось вернуться туда, где она родилась, пережила немало трудностей и печалей в мире людей. Теперь она вернулась в дом своих родителей и всей душой желает тут остаться, чтобы работать и жить вместе с нами. Если бы ты только видел эту красавицу и умницу, то сразу бы отбросил все свои мрачные мысли, уверяю тебя! Впрочем, тебе ничего не мешает пойти и познакомиться с ней, а заодно убедиться, что наша Круэлла и та, которая принесла вам столько неприятностей, – это совершенно разные люди. Хотя это сразу настолько понятно, что мне даже смешно и неловко об этом тебе говорить.

Счастливчик терпеливо выслушал то, что сказала ему тетушка Лая. Доводы ее были просты и, казалось, бесспорны, но что мог поделать Счастливчик с собой и с тем неприятным чувством, которое ну никак не давало ему покоя?

Тем временем тетушке Лае пришла в голову замечательная мысль, которая вполне могла бы примирить Счастливчика с самим собой.

– Счастливчик, скажи-ка, ты ведь помнишь, как выглядела та Круэлла?

– В том-то и дело, тетушка, что нет, – мрачно ответил Счастливчик. – Я видел Круэллу всего один раз, да и то, только в тот момент, когда все ее лицо было сильно испачкано грязью и перьями.

– Ну, не беда. Все равно, как только ты увидишь нашу Круэллу, все твои сомнения отпадут сами собой, – уверила его тетушка Лая. – А теперь попрошу тебя часок погулять, пока я приготовлю вкусный обед. И будь любезен, помирись с Ютой.

Никогда еще, начиная с того момента, как он попал в Долину Волшебников, Счастливчик не находился в таком скверном расположении духа. Смутное чувство тревоги и обиды на то, что его так упорно отказываются понимать, больно стискивало его сердце. Идти здороваться с новой, якобы хорошей Круэллой совсем не хотелось. Не хотелось и дальше продолжать обижать волшебников своим недоверием к их новоиспеченной любимице.

Словом, не оставалось больше ничего, кроме как отправиться на луг, чтобы предаться там собственным, никому не интересным размышлениям.

Глава 16 Побег

Был еще кое-кто, кому этот день принес одни страдания. Этой несчастной была Круэлла.

Но начнем все по порядку.

После того, как она рассталась с котом, Круэлла отправилась в дом своих несчастных родителей. Ведь необходимо было притупить бдительность волшебников, а для этого лучше всего подходила роль бедной скиталицы, которая вовсе даже не сбежала в детстве от родителей, как это было на самом деле, а потерялась. С тех пор она пережила много трудностей и несчастий, и вот, наконец, каким-то волшебным чувством отыскала то место, с которого открывается путь в Долину.

Такова была роль, которую предстояло сыграть Круэлле. И впервые за то время, которое минуло со дня ее роковой неудачи, Круэлла порадовалась, что собачки видели ее только измазанной в грязи и перьях, и, стало быть, нет никакого риска, что Счастливчик ее узнает. Конечно, для верности, хорошо было бы и имя другое придумать, да только кот предупредил, что кое-кто из волшебников может вспомнить ее настоящее имя, и тогда могут возникнуть подозрения.

Итак, Круэлла попала в родной дом. Если бы она была уверена, что умеет испытывать чувство грусти, то, наверное, именно так назвала бы свое ощущение, которое возникло у повзрослевшей скверной девчонки, когда она переступила порог дома, где жили ее родители.

Но впереди была великая злодейская цель, а потому, оставив сантименты, Круэлла стала готовиться к встрече с волшебниками. Прежде всего нужно было привести в порядок одежду и порепетировать доброе и печальное выражение лица. Что касается одежды, то тут все было в порядке, а вот над лицом пришлось потрудиться.

Целый час Круэлла крутилась перед зеркалом, чтобы добиться нужного результата. И надо сказать, что это ей вполне удалось. Вероятно, многочисленные светские приемы, фуршеты и званые вечера, если и не требовали от нее выражения крайней доброжелательности на лице, то все же кое-какие актерские способности развили.

Теперь оставалось только ждать, пока кто-нибудь заметит, что из трубы давно заброшенного дома вьется дымок (с печью тоже пришлось изрядно намучиться), а ставни приветливо распахнуты.

Первым оказался мистер Плам. Проходя по Деревне, он увидел, что покинутый дом ожил, и крайне удивился. Сначала он подумал, что там привидения. Но вовремя опомнился, обругал себя, решительно вошел в дом и так и замер на пороге с приоткрытым ртом.

В комнате за столом сидела очаровательная молодая леди (именно так он называл Круэллу, когда чуть позже оповещал всю Деревню) и проливала горькие слезы.

– Позвольте представиться, мистер Плам, – попытался отрапортоваться он по своему обыкновению. – А как зовут вас, леди?

Но Круэлла продолжала рыдать, беспрерывно повторяя: «Ах, мои бедные родители!»

– Так вы, наверное, и есть та маленькая девочка, которая потерялась давным-давно в мире людей? – догадался мистер Плам. Притворные стенания Круэллы до того его растрогали, что он и сам едва не разрыдался.

Круэлла же решила до поры до времени прекратить слезы и рассказать мистеру Пламу все таким образом, чтобы он моментально помчался оповещать жителей Деревни, какая радость ждет их.

Когда талантливо исполненный рассказ был закончен, мистер Плам не знал, что ему делать: плакать ли от сопереживания или скорее поднимать народ и поздравлять их с новой радостью – возвращением Круэллы. Круэлла поспешила намекнуть, что будет лучше, если он сделает последнее.

Доверчивый мистер Плам мгновенно бросился выполнять пожелание своей новой обворожительной знакомой, и к полудню в доме, где поселилась Круэлла, негде было и яблоку упасть. Все волшебники поспешили заново познакомиться с возвратившейся Круэллой, и Круэлла вынуждена была в десятый раз рассказывать историю своих скитаний, разумеется умалчивая о настоящей своей деятельности.

История Круэллы в ее же собственном исполнении воистину была ужасна. Она напоминала раздел «Хроника происшествий» из самых больших и известных газет.

Впрочем, именно оттуда и почерпнула Круэлла те страшные беды и катастрофы, которые якобы с ней происходили. Волшебники только качали головами да ойкали на самых впечатляющих местах ее рассказа.

Все это время Круэлле удавалось выглядеть такой скромной, кроткой и доброй, что никто из волшебников даже не попытался усомниться в подлинности ее истории.

Итак, Круэлла радужнейшим образом была принята в Деревне Волшебников и настолько всем понравилась, что буквально каждый хотел научить ее своему ремеслу, среди волшебников это было крайней степенью доверия. А мистер Плам целый день проявлял чудеса галантности.

Словом, Круэлла могла праздновать первую победу, пожалуй, самую легкую. Окончательная победа была еще впереди, и только это обстоятельство не позволяло ей послать все к чертям, как она привыкла делать, когда ей что-то смертельно надоедало.

Единственное, что смущало Круэллу было то, что она до сих пор не увидела Счастливчика и не убедилась в том, что Волшебный Амулет сейчас находится действительно у него.

Но мистер Плам в этот день был не только удивительно галантен, но и чрезвычайно болтлив, и, желая понравиться Круэлле, он рассказал ей обо всех событиях последних дней в подробностях, не забыв упомянуть и об Амулете. Это-то Круэлле и надо было, а потому незадачливый ухажер был выпровожен, и злодейка, наконец, смогла расслабиться.

Ничто и никогда не доставляло Круэлле столько мучительных неудобств, как те, что она испытывала, притворяясь доброй.

Все это Круэлла поспешила высказать Цмыку, когда тот поздней ночью тихонько поцарапался к ней в окошко.

– Уймись, – как всегда вкрадчиво попросил ее кот и велел быстро собираться.

– Послушай, Цмык, может быть, мы отложим наше сегодняшнее мероприятие? Я устала, – попыталась слегка покапризничать Круэлла.

– Если ты не поможешь спасти моего хозяина, не видать тебе Книги, – отрезал кот.

– Да чтоб ты пропал, – выругалась Круэлла и тихонько вышла на улицу.


Более капризной и вздорной спутницы коту еще не попадалось ни разу. Даже имея уже небольшой опыт совместных путешествий с Круэллой, на этот раз кот едва сдерживался, чтобы не бросить эту затею, хоть бы и ценой собственной добровольной гибели.

В лугах Круэлле было мокро от росы, в ущелье – холодно, в лесу – темно. В результате коту пришлось применить испытанную уже тактику, пообещав бросить Круэллу в одном из этих неуютных мест. Предчувствуя, что у Цмыка слово не расходится с делом, Круэлла стала-таки вести себя прилично – по крайней мере, прекратила ныть.

Наконец, перед ними раскинулась озерная гладь.

– Гляди, вон в той пещере, которая находится в стороне от остальных, и заточен мой хозяин, – прошептал кот, указывая на чернеющее отверстие.

– А разве там нет охраны? – спросила Круэлла.

– В самой пещере – нет, а вот, если ты по привычке возьмешься шуметь, то сюда сбегутся все эвейцы, – предупредил ее Цмык.

– И когда это я шумела? – возмутилась Круэлла.

– Тс-с-с, – кот подобрался к пещере и тихонько позвал: – Мистер Винигар! Мы пришли.

Из пещеры послышалось сначала недовольное ворчание, которое больше походила на звериный рык, и Круэлла уже хотела было броситься прочь, но кот вовремя ее удержал:

– Прекрати паниковать! Мой хозяин вполне безобидный злой волшебник. И прошу тебя, не забывай о Книге.

После очередного напоминания о Волшебной Книге Круэлле удалось взять себя в руки.

Тем временем из пещеры показалась голова мистера Винигара:

– Я тут уснул маленько, – попытался оправдаться он. Круэллу так и подмывало расхохотаться – до того толстым и нелепым показался ей мистер Винигар, но молчаливая угроза в глазах кота заставила ее сдержаться.

– Ну, Круэлла, мне тут кот про тебя кое-чего порассказал, и я рад тебя видеть, – любезности в устах этого человека звучали как- то особенно коряво. – Но еще больше я буду тебе рад, если ты быстренько меня освободишь, – перешел к делу мистер Винигар.

– А что я должна сделать? – поинтересовалась Круэлла.

– Да вот сними-ка с меня эту безделушку, и дело будет сделано. Да поскорее, мочи нет больше сидеть в этой пещере!

Круэлла немного удивилась, что за такую легкую работу, которую мог бы сделать даже ребенок, ей платят такую высокую цену. Но ее это вполне устраивало, а потому без лишних слов она взялась за дело.

Чуткими женскими пальцами даже в такой непроглядной тьме Круэлла быстро нащупала механизм, нажала на потайную кнопку, и разделившийся на две половинки браслет упал на каменный пол пещеры.

Мистер Винигар тут же его поднял и, хорошенько размахнувшись, забросил на самую середину озера.

– Эх, жаль крикнуть нельзя, как следует, – вздохнул злой волшебник, получив свободу.

– Скорее, мистер Винигар! – попросил его кот. – А то как бы кто из эвейцев не проснулся ненароком. – И втроем они поспешили скрыться в лесу, чтобы обсудить свои дальнейшие планы.

Оказалось, что никто из трех отпетых злодеев не желает больше ждать возмездия, а потому действовать решено было начать завтра, в праздник Большой и Чистой Воды. Мистер Винигар и Цмык остались в лесу, чтобы осуществить свою часть общего плана, а Круэлла отправилась в Деревню.

Глава 17 Праздник

Уж так повелось в Деревне Волшебников, что раз в пять лет жители все вместе отмечали праздник Большой и Чистой Воды.

Началось это с того дня, когда они всем миром, независимо от той работы, которую должен был делать каждый, очистили свою реку от тины и щепок, которые наносил ветер. В благодарность за это река дарила им свою вкусную воду и вдоволь рыбы.

А чтобы праздник этот был всегда самым желанным, волшебники решили отмечать его только раз в пять лет, но зато уж готовились к нему так радостно и тщательно, как ни к одному другому. И это же надо, чтоб Счастливчику повезло попасть в Деревню почти как раз на праздник!

Когда Цмык уверял Круэллу, что сейчас в Деревне только о празднике и думают, он вовсе не преувеличивал. Все обитатели Деревни пребывали в радостном возбуждении в ожидании этого дня, а то, что именно сейчас отыскалась пропавшая волшебница, все считали прекрасным предзнаменованием, и от того веселились еще больше.

Только Счастливчик по-прежнему пребывал в неважном расположении духа. Вечером накануне этого дня ему удалось-таки помириться с Ютой, но пришлось пообещать, что он больше никогда не станет ни в чем подозревать Круэллу. Наша Круэлла – так теперь все в Деревне ее называли.

Обещание-то Счастливчик дал, но на сердце, как и раньше, скребли кошки. А потому он решил быть все же начеку.

Погода в Долине, как мы знаем, всегда была распрекрасной. Но в праздничное утро она особенно радовала волшебников и этим еще больше распаляла замечательное праздничное настроение.

Готовились к этому дню заранее. Все чистили и мыли свои дома и лужайки, выметали сор даже из самых заброшенных чуланов и сарайчиков, любовно перебирали старые вещи на чердаках. А с самого утра все волшебницы принимались печь сахарные кренделя всевозможных форм, чтобы угощать ими всю семью и соседей. Они даже устраивали что-то вроде конкурса на самый необычный, но в тоже время обязательно вкусный крендель.

Оттого, что во всех домах готовилась вкусная выпечка, деревня была наполнена удивительным ароматом. А соседки-волшебницы переговаривались через улицу:

– У меня сегодня сладкие петушки да куры, и целый выводок цыплят!

– А я всех угощу настоящей азбукой, от А до Я.

– Слыхали? Бабушка Августа засунула в печь всю нашу Долину!

Это означало не больше не меньше, как то, что бабушка Августа, как всегда, с помощью своих внучат, вылепила из теста и маленькое сладкое ущелье, и лес с сахарными деревьями, и гроты, и даже деревенские домики, очень похожие на настоящие, только совсем миниатюрные.


Все радовались предстоящему празднику, и только Круэлле домашние хлопоты не доставляли никакого удовольствия. Еще бы! Ведь за последнее время, она привыкла, что все за нее делали горничные да кухарки, вот и не знала Круэлла с какой стороны взяться даже за уборку дома.

Однако, препираться не приходилось. Чтобы не сорвать коварный план тогда, когда он уже близился к завершению, нужно было срочно научиться хотя бы убирать собственное жилище. Закатав рукава, Круэлла принялась за работу.

Сначала пришлось битый час разбираться со всевозможными приспособлениями для уборки. Потом мучительно учиться ими пользоваться, и, в конце концов, постараться после уборки оставить не больше грязи и мусора, чем до нее.

Кончилось все тем, что Круэлла разогнала всю пыль по углам, а особенно неудачные опыты в своей уборке попыталась замаскировать ковриками и салфетками. Теперь пора было приниматься за выпечку. Беда была в том, что Круэлла даже не представляла, с какой стороны за это браться.

Но тут в голову ей пришла гениальная идея. А что, если для того чтобы, якобы научиться печь кренделя, ей отправиться к той волшебнице, у которой в доме и живет сейчас Счастливчик. Этим она убьет сразу двух зайцев: убедится в том, что та вещица, которая ей нужна, находится действительно у далматинца, и научится делать эти чертовы куличи, или крендели.

Последнее Круэллу, впрочем, не слишком волновало, но было идеальным поводом для визита.

В доме тетушки Лаи дым стоял коромыслом. Печь крендели было ее любимым занятием, и делала она это не только в праздник Большой и Чистой Воды. Она, как и все волшебницы, хотела удивить и порадовать своих добрых соседей, а потому смастерила из теста всех животных, каких только знала. Были тут и волки, и медведи, и олени, и крокодилы, и много разных птиц – словом, у волшебницы получился целый большой зоопарк. Но звери в нем были очень смирными и умещались все на одном противне.

Особенно удались тетушке Лае две собачки. Одна рыженькая, покрытая жженым сахаром, а вторая – посыпанная белой сахарной пудрой и с черными черничными пятнышками.

Тетушка Лая как раз показывала свою работу Счастливчику и Юте, которым, надо сказать, тоже больше всего понравились два последних кренделька, когда дверь с легким скрипом отворилась, и в дом вошла Круэлла.

Нельзя и описать, сколько усилий стоило Счастливчику не разразиться лаем. Хотя ничто, казалось, в этой довольно миловидной женщине не выдавало злых намерений, но от чувства скрытой опасности Счастливчик ну просто никак не мог отделаться. Почувствовав это, Юта наступила ему на лапу, как бы напоминая о том обещании, которое он дал ей накануне.

– Какие гости! – радостно воскликнула тетушка Лая. – Проходи, милая Круэлла, мы все тебе очень рады!

И тетушка едва заметно, но многозначительно взглянула на Счастливчика. Впрочем, от настороженной Круэллы этот взгляд не ускользнул.

«Похоже далматинец что-то чувствует, но не решается идти против мнения всех в этой Деревне», – догадалась Круэлла.

– Я только на минутку, – расплылась в улыбке злодейка, подсев, впрочем, за стол, чтобы спокойно разглядеть все, что ей было нужно. Но долго разглядывать не пришлось. Лишь только Круэлла посмотрела на Счастливчика, сразу же ее цепкий взгляд остановился на Волшебном Амулете.

«Да, это именно тот предмет, который и должен быть вставлен в обложку Волшебной Книги», – мелькнуло у нее в голове. Амулет как магнитом притягивал глаза Круэллы, и, позабыв обо всем на свете, она даже не слышала, как к ней обращается тетушка Лая.

– Что? Что вы сказали? – поспешила взять себя в руки она, когда заметила, что тетушка Лая смотрит на нее с некоторым непониманием.

– Да что с тобой, доченька? – ласково спросила добрая волшебница. – Ты как будто о чем-то задумалась, да так, что и не слышишь совсем, что вокруг тебя происходит.

– Это... – Круэлла лихорадочно думала, чем бы объяснить свою задумчивость, и, наконец, придумала. – Это случается со мной довольно часто после последней катастрофы, из которой я чудом выбралась живой.

Только одна Круэлла могла вполне оценить, как близка она была к истине, да еще, пожалуй, Счастливчик, будь он уверен в своих подозрениях.

– Ах, бедняжка! – всплеснула руками тетушка Лая. – А я хотела попотчевать тебя своими крендельками. Выбирай, какой тебе больше по нраву.

Круэлла рассеянно ткнула пальцем в первый попавшийся, и сама с удивлением увидела, что палец ее указывает как раз на пятнистую собачку. На мгновение лицо ее приняло свое настоящее выражение, но ни тетушка, ни Юта этого не заметили. Только Счастливчик стал свидетелем того, как с Круэллы на миг слетела маска добродетельности, и неистово залаял, желая привлечь к этому внимание беспечной волшебницы и ее питомицы.

– Счастливчик! Прекрати немедленно! – не на шутку рассердилась тетушка Лая и даже позволила себе прикрикнуть. Она по- прежнему упрямо считала подозрения Счастливчика нелепой мнительностью.

Еще ни разу тетушка Лая не повысила на Счастливчика голос, и оттого ему стало как- то особенно горько и обидно. А потому, не став ждать, пока на глазах выступят слезы разочарования, Счастливчик стремглав выскочил за дверь. Пусть теперь сами спасаются, раз просто не хотят видеть опасность, которая так и разгуливает у них перед носом.

– Что за строптивый характер у вашей собачки! – притворяясь удивленной и немного раздосадованной, спросила Круэлла. – Ведь я совсем не собиралась его съесть. Я показывала совсем на другой кренделек, – попыталась оправдаться она.

– Тут вовсе не в этом дело, – решила объяснить добрая тетушка. – Я тебе, пожалуй, расскажу кое-что, но только ты, пожалуйста, пообещай, что не станешь сердиться на Счастливчика и простишь ему его мнительность.

– А что же я должна простить Счастливчику? – оживилась Круэлла. Пока все складывалось как нельзя лучше, хотя внезапное исчезновение далматинца несколько ее озадачило.

– Счастливчик прибыл к нам из мира людей, – поспешила объяснить тетушка Лая. – Там с ним приключилась одна в высшей степени неприятная история, виновницей которой была женщина по имени Круэлла. И теперь маленький глупыш боится, что все дамы, которых зовут Круэлла, хотят принести ему вред. А тут еще так вышло, словно ты хотела его съесть. Оттого он видно и испугался. Да тут еще я ненароком на него накричала.

– Так выходит, что это мое имя во всем виновато! – рассмеялась Круэлла. – Мне очень жаль, что так получилось. Но, я надеюсь, что вы ни в чем меня не подозреваете?

– Что ты, моя милочка! Я и Счастливчику сразу сказала, что как только тебя увидала, так сразу и поняла, что ты и мухи не способна обидеть.

«Ну, с мухами-то мне дело иметь совершенно ни к чему», – усмехнулась про себя Круэлла, а вслух сказала:

– Вы совершенно правы, добрая тетушка. Как хорошо все-таки, когда тебя так правильно понимают. А я вот для чего забежала к вам. Я вижу, что все пекут кренделя к празднику, а сама-то я этого делать не умею. Вот и пришла к вам, чтоб вы меня этому научили.

– Да что ты, сейчас уж не время! Теперь нужно баньку топить, да хорошенько попариться, чтобы быть готовым к Лунному Купанию и чаепитию.

Круэлла решила на всякий случай притвориться огорченной, что не выполнила ту работу, которой были заняты абсолютно все волшебницы.

– Да что ты, Круэлла! – волшебница истолковала огорченное выражение лица Круэллы именно так, как злодейке этого и хотелось. – Если тебе так уж хочется поучаствовать в подготовке к празднику, то мы поручим тебе, как одному из самых желанных людей на празднике, очень почетную работу. Ты будешь заваривать чай из целебных трав для вечернего чаепития, которое произойдет сразу после Лунного Купания. Надеюсь, этому тебя учить не надо? – улыбнулась тетушка Лая.

«Да уж справлюсь как-нибудь», – подумала Круэлла, а вслух кротко произнесла:

– Конечно нет, милая тетушка.

Вот это была удача, так удача! То, что Круэлле доверили приготовление чая, значительно упрощало ее задачу. Теперь все зависело от быстроты действия Круэллы и расторопности кота. Нужно было срочно бежать в лес, чтобы предупредить Цмыка и Винигара, что теперь не надо заманивать Счастливчика в ловушки, которых он может, как обычно, с легкостью избежать. Теперь нужно только собрать в лесу те травы, от которых кружится голова и плохо ходят ноги, а для чего это нужно было Круэлле – догадаться нетрудно.

Под предлогом того, что ей хочется прогуляться по Деревне и ее окрестностям, Круэлла распрощалась с гостеприимной тетушкой, чтобы вновь встретиться за некоторое время до начала Лунного Купания. Стараясь остаться незамеченной, Круэлла где задворками, где бегом, а где ползком, побежала в лес. Ах, если бы Счастливчик не был так занят серьезным разговором с Ютой, то он обязательно заметил бы и смог показать своей слишком доверчивой подружке Круэллу, крадущуюся по лугу в сторону леса. Но, на беду, Счастливчик был слишком увлечен, и разоблачение Круэллы не состоялось.


Повелительница Злых Духов сверху поглядывала на свою подопечную и не могла не восхищаться ее коварством и изобретательностью. Победа была близка. Повелительница Злых Духов была почти уверена в этом.

Глава 18 В ночь Лунного купания

Все волшебники очень любили исполнять обряды, особенно те, которые выпадали раз в несколько лет.

Обряд Лунного Купания назывался так потому, что в этот момент Луна тоже принимала участие в исполнении обряда. Впрочем, начнем по порядку.

К ночи волшебники перетаскивали на луг возле реки большую деревянную лохань. Она была выдолблена из ствола могучего и очень старого дуба и была настолько огромной, что когда двадцать взрослых волшебников становились вокруг нее и брались за руки, то они оказывались стоящими совсем к ней вплотную. Вот до чего велика была эта лохань!

После того, как купальня оказывалась на лугу, ее наполняли прозрачной речной водой и добавляли в эту воду вечернюю и утреннюю росу с горных и луговых цветов и отвар из целебных трав, которые имели свойства омоложения. Травы эти волшебники собирали в течение каждых пяти лет, все время памятуя о ночи Лунного Купания. А после купания все садились пить такой же целебный чай и лакомиться кренделями, которые приготовили за день хлопотливые волшебницы.

Круэлла уже была тут. Все волшебники настолько обрадовались тому, что она к ним присоединилась, что с удовольствием доверили ей приготовление зеленого целебного чая. Из леса злодейка вернулась с целой охапкой дурман-травы, которую собрали мистер Винигар и Цмык, хорошо знакомые с ее свойствами. И теперь эта трава была спрятана, до поры до времени, в складках передника Круэллы.

Счастливчик и Юта тоже поспешили прибежать на луг. Кажется, далматинцу все же удалось убедить Юту не быть такой беспечной и не доверять Круэлле сверх всякой меры.

Но теперь собачки были, как и все, настолько увлечены приготовлениями к купанию, что даже сам Счастливчик перестал обращать на Круэллу такое уж пристальное внимание.

Сейчас все с нетерпением ожидали, когда состоится одно очень важное событие, из-за которого, собственно, этот обряд и получил свое название.

Все ждали, когда сама Луна спустится к ним и первая омоет свой лик в деревянной лохани. Все стояли, устремив жадные взгляды на воду, потому что считалось хорошей приметой заметить это чудо первым. На самом деле Луна никуда с неба, конечно же, не пропадала – это только ее сияющее отражение серебрило воду, как бы удостаивая волшебников великой чести и радости исполнять этот обряд вместе с самой Луной.

И вот легкие тучки на темном небе раздвинулись, и на Долину полился мягкий лунный свет. Луна на небосклоне расположилась так, чтобы любоваться собою в огромной лохани с водой.

Пора было начинать.

Первыми в воду входили самые старые и уважаемые волшебники. Облаченные в длинные белые сорочки, они чем-то напоминали привидения, но только очень беззлобные и немного неуклюжие. Поднявшись по специально пристроенной лестнице-мостику, они подходили к краю лохани и осторожно опускали свои тела в воду. Вода была бодряще холодна, и то и дело слышались веселые выкрики, охи и ахи.

Никто особенно долго в воде не задерживался, но даже за это короткое время с волшебниками происходили настоящие чудеса: старческая неуклюжесть и медлительность куда-то пропадала, бороды стариков и волосы старушек заметно темнели и густели, голоса приобретали молодую твердость и звонкость, и из лохани бодро выскакивали уже не дряхлые старички, а полные жизненных сил и энергии взрослые волшебники.

«Так вот почему бабушка Августа всегда так поражала меня своей бодростью и озорством! – подумал Счастливчик. – Наверное, она большая любительница этого обряда».

И действительно, бабушку Августу было очень трудно заставить выбраться из воды. Она, словно маленький ребенок, упорно не реагировала на все напоминания о том, что вода холодная и можно запросто простудиться, если вовремя из нее не выйти.

Только ее маленькие внучата сумели спасти положение. Они все вместе бросились в воду и вытащили упирающуюся старушку на землю. Впрочем, старушкой теперь назвать ее можно было лишь с большой натяжкой. Таким неподдельно ярким и молодым огнем искрились сейчас ее глаза, таким ловким и гибким стало ее тело.

Рядом с лоханью волшебники расстелили скатерти прямо на земле. Там были разложены произведения кулинарного искусства, которые напекли женщины Деревни, и расставлены чашки, куда Круэлла разливала горячий целебный напиток.

На беду, Круэлле без всяких трудностей удалось сделать свое темное дело.

Лунное Купание было таким важным делом и большим удовольствием для волшебников, и все так трепетно ждали собственной очереди поскорей войти в воду, что на Круэллу, колдующую над чайником, никто не обратил внимания. А потому она, совершенно не опасаясь быть пойманной за руку, вытащила из складок передника совсем немного травки и бросила ее в большой заварочный чайник. Там дурман-трава перемешалась с целебными травами, и уже никто, даже самый взыскательный в отношении чая волшебник, не смог бы определить, что вкус у питья не такой, как обычно.

Итак, выскакивая из воды, все волшебники укутывались в теплые полотенца и пледы и рассаживались за устроенном прямо на земле большим и вкусным столом.

Каждый, скорее из вежливости, нахваливал чай, приготовленный Круэллой. И никто из волшебников не ограничивался всего только одной чашкой. И несмотря на то, что приходилось сновать у стола без устали, Круэллу это только радовало, ведь в таком случае результат уже совершенно точно должен был быть таким, как она ожидала.

По ее расчетам, через каких-то пять-десять минут, все волшебники должны будут уснуть, и тогда можно будет приняться за выполнение последней части коварного плана.

«Эх жаль, что собаки не пьют чаю, да и нюх у них получше, чем у людей, а то бы задача значительно упростилась, – думала Круэлла, с очаровательной улыбкой предлагая очередную чашечку то одному, то другому волшебнику. – Ну ничего, я и так с ними справлюсь, не будь я Круэлла де Мон.»

Недалеко возле места купания, тщательно спрятанная в кустах, лежала Волшебная Книга, а Волшебный Амулет, способный наделить Книгу безраздельной черной властью, находился от нее в каких-то десяти шагах. И единственным препятствием, которое разделяло Книгу и Амулет, был далматинец по имени Счастливчик. Это препятствие Круэлле нужно было устранить во что бы то ни стало.


Тем временем за стариками, которых уже трудно было назвать этим словом, пришла очередь детей получать свою порцию бодрости и здоровья.

Над поляной стоял такой радостный визг, что взрослым пришлось прикрыть уши, чтобы ненароком не оглохнуть. Но никто и не думал сердиться и успокаивать детей – это значило бы лишить их своего, шумного, визгливого и веселого детского праздника.

Но вот дети, а за ними и взрослые волшебники приняли свою долю Лунного Купания, и пришел черед Счастливчика и Юты.

Далматинец давно ждал этого момента. А еще сильнее разожглось его желание поскорее окунуться в волшебную воду после того, как он увидел, какие замечательные чудеса творит она с волшебниками. Он втайне надеялся, что и с ним произойдет какое-нибудь чудо. Может быть, после купания он и станет тем настоящим Счастливчиком, которого в нем видят окружающие, но не чувствует он сам?

Наконец, долгожданный момент настал. Счастливчик уже хотел броситься в воду, но тут Круэлла, которая на минуту отвлеклась от своих обязанностей хозяйки, с ласковой улыбкой остановила его.

– Погоди, милый Счастливчик, – голос злодейки был слаще меда. – Неужели ты побежишь купаться, не сняв эту громоздкую вещь со своей шеи? Ведь ты будешь неудобно чувствовать себя в воде, да и Амулет, которым ты, как я слышала, очень дорожишь может поломаться или испортиться.

Волшебники, уже одурманенные подмешанными в чай травами, дружно закивали головами в знак согласия с Круэллой.

Круэлла была не так уж не права. Ведь Счастливчик не знал, какое действие может оказать на Амулет то, что он долго будет находиться в воде, ведь дерево, из которого он был сделан, очень старое. А что, если оно действительно испортится? Но как же он сможет оставить Амулет здесь, если рядом находится Круэлла? А с другой стороны, зачем Круэлле может понадобиться эта вещь, если она даже не представляет себе, какой силой та обладает?

Так размышлял Счастливчик, не догадываясь, что Круэлла знает не только о том, как при помощи Амулета Счастливчик спас реку, но и гораздо более важное его свойство. На всякий случаи, Счастливчик попросил Юту зорко следить за Круэллой, пока он будет плескаться в волшебной лунной воде.

Заручившись твердым обещанием своей подружки, Счастливчик аккуратно снял Амулет – он уже научился развязывать веревку, на которой тот был закреплен, зубами – и стремглав бросился в лохань с водой.

– Пожалуйста не задерживайся! – крикнула ему вслед Юта.

На душе у подружки Счастливчика тоже почему-то становилось неспокойно. Но она внимательно следила за Круэллой, и, казалось, от той не исходило никакой опасности. Во всяком случае, Круэлла не делала никаких попыток завладеть Волшебным Амулетом, а, напротив, демонстративно развернулась и пошла в сторону накрытых столов.

Это заставило Юту немного успокоиться, и она начала было, как и прежде думать, что Счастливчик в своих подозрениях несколько перестарался. Бедняжка не догадывалась, что Круэлле вовсе не нужно было раньше времени выдавать себя, стараясь стащить волшебную вещь. Для этого, согласно с планом, существовал Цмык.

Все то время, пока волшебники купались, а Круэлла довольно ловко справлялась с ролью радушной хозяйки на празднике, кот сидел в тех самых кустах, где лежала теперь Волшебная Книга. Темнота кошачьим глазам была не помеха, видел он даже издалека, гораздо лучше остальных. А чуткие уши уловили, как Счастливчик просил Юту присмотреть за Круэллой.

Это-то и нужно было коварному и хитрому животному. Пусть Юта не спускает глаз с Круэллы, которая стала нарочно удаляться прочь от Амулета, а уж он позаботится об Амулете лучше, чем глупая собачонка.

Юта действительно больше наблюдала за Круэллой, чем следила за сохранностью главной драгоценности Счастливчика. Ей просто и в голову не могло прийти, что кто-нибудь, кроме новоиспеченной волшебницы, способен покуситься на кражу. Даже ребятишки, которые захотели бы из простого озорства подшутить над собачками, не могли бы этого сделать, потому что и они, и все волшебники почему-то крепко спали. Это обстоятельство немного удивило Юту, но она решила не предпринимать ничего до возвращения Счастливчика.


Тем временем кот, убедившись в том, что отвар, приготовленный Круэллой, дал необходимые результаты, что Счастливчик все еще плещется в лохани, а Юта не сводит глаз с Круэллы, начал действовать. На мягких лапах он тихонечко подобрался к тому месту, где лежал Волшебный Амулет и, еще раз убедившись в том, что остался совершенно не замеченным, схватил его. Потом так же тихонечко, чтобы не выдать места, где теперь находится Книга, пополз в кусты. Видела это только Круэлла, да и то только потому, что с нетерпением ждала этого момента.

Вдоволь наплававшись, Счастливчик выбрался из лохани и хорошенько отряхнулся. Юта была спокойна, потому что Круэлла постоянно была на виду. Уверенный вид подружки окончательно рассеял подозрения Счастливчика, но ненадолго.

Волшебный Амулет пропал.

– Как же это могло произойти? – испуганно воскликнула Юта. – Ведь я все это время неотступно следила за Круэллой!

– Может быть кто-то из волшебников решил надо мной подшутить? – схватился Счастливчик за спасительную мысль.

– Но ведь они же все спят!

– Как спят? – не на шутку встревожился Счастливчик. – Почему?

– Я не знаю, – только и смогла вымолвить Юта, и слезы отчаяния из-за допущенного промаха и страха перед всем происходящим навернулись ей на глаза.

Счастливчик сразу почувствовал, что происходит в душе его подружки, и поспешил ее успокоить:

– Юта, перестань, прошу тебя. Он, наверное, закатился куда-нибудь в траву, и теперь лежит там и смеется над нами. Давай-ка лучше хорошо поищем.

Но даже самому Счастливчику с трудом верилось в собственные слова. Что уж говорить о Юте, которая, ко всему прочему, еще и чувствовала вину за свой недосмотр.

Чтобы как-то обрести равновесие, а вовсе не потому, что они верили в то, что Амулет так запросто найдется, собачки принялись шарить носиками в траве.

– Погоди, Счастливчик! – вдруг всполошилась Юта. – А куда же подевалась Круэлла?! Ведь она только что была здесь, рядом с нами!

Действительно, Круэллы словно и след простыл.

– Что же делать? – в ужасе воскликнула Юта.

– Молчать и повиноваться!

Это был голос Круэллы. За те короткие минуты, пока собачки недоумевали по поводу пропажи Амулета, она успела скрыться в кустах, где наготове были уже все атрибуты, чтобы почувствовать себя преемницей Повелительницы Злых Духов и начать творить зло. Круэлла мгновенно вставила Амулет в отверстие в обложке Книги. Небольшой предмет безупречно точно лег в специально для него предназначенную лунку, и в первый момент Книга едва не обожгла Круэлле пальцы синеватым пламенем, которое вдруг вспыхнуло, когда Амулет соединился с Книгой.

– Молчать и повиноваться! Если вам еще дороги ваши паршивые собачьи шкуры! – Глаза ее метали молнии, и облик ведьмы был ужасен.

– Ну что, маленький дуралей, на этот раз я одержала победу, не так ли? И теперь всю твою короткую жизнь, а то, что она будет короткой, я тебе обещаю, ты будешь мучиться от мысли, что ты тут был самым прозорливым и догадливым, но сам же и помог мне добиться высшей власти.

– За это вот тебе мой подарок – можешь наслаждаться жизнью. До утра! – добавила она и разразилась отвратительным каркающим смехом.

Глава 19 Схватка

Собачки были еще не в силах понять, что произошло, а Круэлла уже начала действовать.

Она перелистала всю Книгу с начала и до конца, пытаясь отыскать заклинания, подходящие этому случаю. Сперва нужно было расправиться с волшебниками, которые так приветливо и радостно принимали злодейку, считали ее своей и доверяли даже больше, чем своим лучшим друзьям.

– Во что бы превратить этих дуралеев? – вслух размышляла Круэлла, ставшая теперь самой настоящей ведьмой. – Просто ума не приложу, в каком виде они лучше всего смотрелись бы. Спросить бы у них самих, да только эти простаки так напились замечательного чая высшего круэльского сорта, что теперь их и пушкой не разбудить.

«Так вот, что означает этот крепкий сон», – наконец, поняла причину своего беспокойства Юта, и с ужасом продолжала прислушиваться к злобным выкрикам Круэллы.

– Пожалуй, я оставлю все, как есть. Только пусть они больше никогда не путаются у меня под ногами. Ни они, ни их глупые дети.

И открыв Книгу на нужной странице, Круэлла прочитала заклинание, после которого все волшебники, оставаясь в тех же позах, в которых их сморил сон, превратились в каменные изваяния. – А еще с этих самых пор я, как наперсница Повелительницы Злых Духов, объявляю, что долина эта теперь будет называться Долиной Глупцов! – Круэлла расхохоталась, довольная собственной шуткой.

Потом ведьма стала лихорадочно оглядываться в поисках новой гадости, которую можно было бы совершить немедля. Ее блуждающий взгляд упал на Луну, и она показалась Круэлле вполне достойным предметом для колдовства.

В Книге срочно было найдено нужное заклинание, и тут же огромные иссиня-черные тучи заволокли небесный свод и скрыли Луну. Круэлла разразилась неудержимым смехом. Наконец, она почувствовала настоящую власть! И пусть только найдется какой-нибудь отчаянный смельчак, который попытается ее остановить, Книга непременно подскажет ей, как с ним расправиться и какую кару придумать за нахальство!

Все это время Счастливчик и Юта с немым ужасом взирали на злодейства Круэллы, одновременно отчаянно стараясь придумать, как выпутаться из этой страшной истории. Если это, конечно, было все еще возможно. Но Счастливчик не забывал слова тетушки Лаи, которая говорила, что он пока не знает себе цены.

Далматинец очень надеялся на то, что его цена действительно очень высока, ведь сказал же Великий Чародей, что всех спасет от большой беды именно он, Счастливчик. В том, что пришла та беда, о которой напоминал Великий Чародей как раз накануне его прибытия в Долину Волшебников, Счастливчик уже не сомневался.

То, как вдруг превратились в холодный камень и тетушка Лая, и бабушка Августа, и мистер Плам, да и все волшебники, которых он уже успел полюбить, как своих родных, сорвало со Счастливчика оцепенение ужаса.

«Не время ждать, пока я почувствую свою настоящую цену, – иронично подумал Счастливчик. – Пока я еще жив и ни во что не превращен этим чудовищем в образе женщины, нужно действовать, и действовать немедленно!»

Счастливчик сделал отчаянный рывок и бросился на Круэллу, надеясь застать ее врасплох и выбить Книгу из ее цепких пальцев. Но зря Счастливчик на это рассчитывал. Обладая прекрасной реакцией, да еще будучи в таком возбужденном состоянии, которое обостряло все чувства, Круэлла вовремя заметила бросок Счастливчика, и отшвырнула щенка ногой.

– Ах вот как ты, мерзкое отродье, хочешь отплатить мне за то, что я тебя так великодушно простила! – взревела разгневанная Круэлла. – Так быть же тебе за это... а хоть бы придверным ковриком! Шубы из далматинского меха у меня не вышло, зато получится великолепный коврик! Ах, как приятно мне будет вытирать о тебя грязную обувь! – И Круэлла опять дьявольски расхохоталась.

До чего роскошно она чувствовала себя в этой роли! Однако нужно было выполнять обещанное, и ведьма стала рыться в Книге в поисках нужного заклинания.

Счастливчик настолько неудачно упал, отброшенный ведьминским ботинком, что пока Круэлла делилась с ним своими планами его же и касающимися, он только молча слушал и не мог пошевелить даже лапой. Во рту был незнакомый соленый вкус, а голова кружилась и болела так, что хотелось взвыть.

– Ну держись, Счастливчик! Мой милый придверный коврик! – Круэлла, наконец, нашла то, что искала и уже готова была произнести заклинание, как на выручку далматинцу пришла Юта.

Собачка зубами схватилась за подол роскошного вечернего платья, которое Круэлла, на беду себе, успела наколдовать еще в кустах, и резко дернула на себя. Не ожидая нападения со стороны, казалось, совершенно растерявшейся собачки, Круэлла не удержалась на ногах и нелепо рухнула на землю, выронив Волшебную Книгу.

Такой случай нельзя было упускать, и Счастливчик, превозмогая боль в ушибленной голове, мгновенно сориентировался – и вот Книга была уже у него в зубах, а сам он со всех ног удирал в сторону леса, чтобы, как можно скорее оказаться подальше от Круэллы и разобраться, как спасти положение.

Но вдруг что-то огромное и живое бросилось ему в ноги из ближайших кустов, и, споткнувшись, Счастливчик растянулся на земле во весь свой небольшой далматинский рост, раскинув лапы во все стороны.

К счастью, ясности сознания он не потерял. А потому, подняв голову, заметил, что этим огромным и живым был никто иной, как непонятно откуда взявшийся Цмык. А рядом маячила еще одна грузная фигура, и принадлежала она человеку.

«Неужели не все волшебники напились дурманящего чая и кому-то удалось спастись от Круэллы», – мелькнула в голове у Счастливчика радостная мысль. Но она тут же сменилась горем и отчаянием. Человеком, от которого бедный Счастливчик ждал помощи и спасения был мистер Винигар. Это был конец!

Кстати говоря, Круэлле тоже не понравилось то, как разворачиваются события. Не сказать, чтоб она очень огорчилась увидев, что и мистер Винигар тут, хотя они уговорились, что встретятся в лесу, когда дело будет кончено. Но, может быть, мистер Винигар решил подстраховать свою помощницу, а в данный момент это было как раз кстати.

Однако то, каким образом вел себя толстяк, заполучив Книгу, которая выпала из пасти Счастливчика, настраивало Круэллу на другие, менее приятные мысли. Чтобы убедиться в своей правоте или неправоте, Круэлла пару раз позвала Винигара, надеясь, что тот, возможно, просто плохо ориентируется в темноте и никак не может сообразить, где она находится, чтобы прибежать и отдать Книгу, отобранную мерзкими собачонками.

Но, услышав отчаянные вопли Круэллы, Винигар еще быстрее побежал в сторону леса.

Тогда злодейке стало все ясно.

– Стой, негодяй! Все равно догоню и все глаза выцарапаю! – завопила она и, путаясь в подоле роскошного длинного платья, бросилась вслед за улепетывающим Винигаром.

Несмотря на все неудобства, связанные с платьем, Круэлла довольно быстро догнала неповоротливого толстяка. Ей даже удалось повалить его наземь – настолько велики были ее сила и ярость, подогретые предательством бывшего сообщника. Книга от этого опять очутилась на земле.

Но, казалось, что ни того, ни другого Волшебная Книга больше совершенно не интересует. Главной и единственной задачей для обоих теперь стало хорошенько наподдать друг другу. А поэтому Круэлла и Винигар, забыв обо всем на свете, катались по земле, щедро одаривая друг друга затрещинами, тумаками и царапинами.

Счастливчик и Юта оказались как раз кстати. Оставшись незамеченными дерущимися и орущими злодеями, собачки уже были совсем готовы схватить Волшебную Книгу. Но тут откуда ни возьмись появился кот и выхватил Книгу прямо у Счастливчика из-под носа. Видно, Цмык тоже хотел почувствовать себя повелителем зла.

Но этот враг – вечный враг всех собак – ни Счастливчику, ни Юте был не страшен. И они азартно припустили вслед за котом, который, проявляя чудеса Прыти, убегал в лес.

И тут совершенно неожиданно из леса, навстречу коту и несущейся за ним собачьей погоне, стали появляться люди с факелами. Огонь хорошо освещал их суровые благородные лица, и Счастливчик и Юта моментально поняли, что это друзья-эвейцы спешат к ним на выручку. Кот, ослепленный сотней огней, до того перепугался, что выронил Книгу, которая теперь стала для него только обузой, и попытался скрыться в лесу.

– Скорее хватай Книгу, расскажи все эвейцам и жди меня тут, – на бегу бросил Счастливчик подружке и кинулся вслед за котом, которому все же удалось проскользнуть в лес.

Наскоро рассказав жителям гротов, что тут произошло, Юта попросила поскорее схватить Круэллу и Винигара, которые все еще тузили друг друга, не замечая еще, что теперь им действительно никуда не уйти. И когда несколько эвейских стражников подошли совсем уж близко, то и тогда бывших сообщников пришлось растаскивать, потому что они до последней минуты старались дать друг другу тумака поувесистей.


Примерно тем же самым в это время занимались Цмык и нагнавший его Счастливчик. Разница была лишь в том, что охваченный справедливой яростью Счастливчик быстро одолел своего врага, хотя и сам он получил от кота хорошую трепку. Еще одним неудобством было то, что всю дорогу до луга пришлось тащить упирающегося Цмыка за хвост.

Зато, когда он привел своего личного пленника на луг, то картина, которую он там увидел, отчасти порадовала глаз.

Связанные по рукам и ногам мистер Винигар и Круэлла, сидели под кустом и вяло переругивались, не имея возможности пустить в ход кулаки и зубы. Туда же был посажен и кот, на которого тут же с обеих сторон посыпались оскорбления и ругательства.


Но это было единственное, на что можно было смотреть без боли. Небо по-прежнему было обложено черными тучами, а волшебники так и не сдвинулись с места. Их каменные лица ничего не видели, а руки и ноги были не способны ни на одно движение.

И с этой задачей справиться было куда как труднее, чем со всеми остальными, к тому же, вместе взятыми.

Глава 20 Конец злой Книги

Прежде, чем решить, как действовать дальше, – ведь поимка разбойников была только половиной дела – собачки попросили эвейцев рассказать, как им вовремя удалось поспеть на помощь.

– Все очень просто, – объяснил старейшина. – Сегодня к вечеру человек, который приносит пищу Винигару, обнаружил, что пещера пуста. Зная скверный характер злого волшебника, мы, разумеется, сразу отправили отряд стражников, чтобы как следует поискать его в лесу.

Но наши люди вернулись ни с чем. Это нас еще больше обеспокоило. А маленький Крон пожертвовал своей возможностью один раз в жизни поглядеть в Волшебное озеро, чтобы увидеть Деревню Волшебников.

– Я очень беспокоился за своих друзей, – объяснил мальчик, который, несмотря на поздний час, вместе со взрослыми отправился на выручку к Счастливчику и Юте. Собачки с благодарностью взглянули на своего маленького друга.

– То, что рассказал нам Крон, увидевший в зеркальной глади Волшебного озера весь этот ужас, не оставляло нам никакого выбора, кроме как что было сил устремиться в Деревню Волшебников. А теперь мы с удовольствием видим, что вы и сами тут отлично справились! – Удовлетворенно улыбаясь и с уважением глядя на собачек, заметил седой старейшина.

– Но мы сделали только полдела! – с отчаяньем в голосе воскликнула Юта. – И теперь, неизвестно, как расколдовать всех волшебников. Даже эти трое, – она кивнула в сторону притихшей троицы, не смогут нам в этом помочь.

По растерянным лицам Круэллы, Винигара и Цмыка, которые теперь были готовы на все, чтобы только заслужить прощение, было заметно, что они действительно просто не знают, как помочь делу. Впрочем, такой же растерянный вид был и у всех, кто собрался на лугу.

– Мне кажется, я знаю, что нужно сделать! – послышался звонкий голосок Крона.

– Откуда тебе знать, малыш? – отец ласково погладил мальчика по голове.

– Отец, выслушай меня, пожалуйста. Я думаю, поступить нужно вот как. Виновницей всех бед оказалась Книга. А потому все чары, которые исходили от нее должны непременно рассеяться, если ее уничтожить – вот и все мои мысли. А теперь вы, взрослые, судите, прав я или нет.

– А что тут судить? – гордый сообразительностью своего сына воскликнул эвейский правитель. – Книга эта все равно ни на что путное не годится, так что, уничтожив ее, мы никому вреда не принесем, а, наоборот, может быть, спасем всех от новых бед.

А сжечь ее нужно на Волшебном Огне. Если он всегда давал волшебникам силу, может, он и сейчас им поможет? – поделился внезапно пришедшей в голову мыслью Счастливчик.

– И ты, на мой взгляд, совершенно прав! – согласился старейшина.

– Тогда скорее бежим, – и Юта первая помчалась в сторону пещеры, указывая дорогу всем остальным.


За долгие-долгие годы эвейцы, потомки тех волшебников, которые, покинув Деревню когда-то, дали начало своему народу, впервые увидели святыню своих предков. Огонь все так же лил свой свет, как и сотни лет назад, и вызывал у эвейцев те же торжественные и трепетные чувства, что волновали когда-то души их предков.

Но медлить было некогда. Нужно было поскорее освободить волшебников от каменных оков. Счастливчику было очень жаль расставаться со своим Амулетом, к которому он так привык, и с помощью которого он спас от гибели целую реку. Он даже совсем уже было решился попросить не уничтожать Амулет вместе со злой Книгой, как внимательный эвеец сам вынул его из углубления в обложке и протянул Счастливчику.

– Ты знаешь, я тоже думаю, что Амулет тут совершенно ни при чем. Во всем виновата вот эта Книга, а беда этой волшебной вещицы только в том и состоит, что она, наверное, самая волшебная на свете, а потому какой-то злодей и обрек ее на службу злой Книге. А сам Амулет – вещь очень даже полезная. Да что я тебе об этом говорю, когда ты и сам все прекрасно знаешь!

Что мог ответить Счастливчик на такие замечательные слова? И как это он раньше не замечал, что старейшина вовсе даже не суровый, а самый что ни на есть добрый. Счастливчик только благодарно взглянул на эвейца и осторожно взял свою драгоценность.

А Книгу без жалости и сожаления положили в чашу с Волшебным Огнем, и старое сухое дерево моментально вспыхнуло ярче яркого.

Огонь вспыхнул так высоко, что сразу никто даже и не заметил, что свет исходит не только от него. Выход из пещеры тоже светился, но только свет оттуда лился привычный, мягкий – солнечный. А это означало лишь то, что чары рассеялись и волшебники теперь тоже на свободе.

Звонкий крик радости и ликования огласил просыпающуюся Долину Волшебников. Зло было побеждено силами всего лишь двух собачек, но зато каких собачек! Да уж, конечно, и об их друзьях забывать не будем.


Оставив Волшебную Книгу догорать, Счастливчик, Юта и эвейцы поспешили на луг, опасаясь, как бы добрые волшебники не освободили накрепко связанных разбойников и не попали бы в новую ловушку. И, надо сказать, друзья поспели как раз вовремя, потому что столпившиеся вокруг пленников волшебники внимательно слушали рассказ Круэллы о нападении каких-то хищных зверей и тому подобную ерунду.

– Смотрите! А вот новое чудо! – воскликнул мистер Плам, первым заметивший спешащих к ним собачек и эвейцев.

Совершенно ничего не знавшие о событиях минувшей ночи волшебники были удивлены приходу в Деревню эвейцев едва ли не больше, чем тому плачевному состоянию, в котором находились сейчас Круэлла, Винигар и Цмык. Радостно и удивленно поприветствовав эвейцев, они потребовали у Юты и Счастливчика, которые явно этой ночью не смыкали глаз, немедленно объяснить, что здесь произошло и происходит сейчас.

Рассказ собачек был краток, но красочен невероятно. Не веря своим ушам, волшебники еще и еще раз просили Юту и Счастливчика подтвердить, что все рассказанное – это чистейшая правда.

Но откровенные следы борьбы на лицах и мордах разбойников, а, главное, присутствие эвейцев, которые впервые за много лет покинули гроты, чтобы прийти в Деревню, не давали усомниться в правдивости этой истории.

– Эх, как жаль, что я проспал всю ночь, а то бы я показал, как насмехаться и обманывать волшебников! – в сердцах воскликнул мистер Плам, первым оценив всю серьезность ночного происшествия.

– Ну, вот! Прав, оказывается, был Великий Чародей, когда говорил, что далматинец спасет всех нас и всех людей от большого зла! – услышали все бойкий голос бабушки Августы.

– И кто бы мог подумать, что такая милая женщина окажется такой отпетой злодейкой, – задумчиво проговорила тетушка Лая и, встретившись со взглядом Счастливчика, пожала плечами, мол, у меня же нет такого великолепного собачьего чутья, которое, к счастью, нашлось у тебя.

– Ну а что же делать с этими негодными разбойниками? – раздался вдруг голос эвейца-старейшины. – Только позвольте нам отказаться от того, чтобы вновь взять их на службу озеру. А вдруг, опять найдется кто- то, кто захочет их освободить, и тогда неизвестно сколько хлопот и неприятностей еще можно будет от них ожидать.

– Но что же тогда делать? – разом заговорили волшебники. Им так редко приходилось кого-то наказывать, что опыта у них никакого не было, да и придумывать наказания никто из них не умел. Все это время Круэлла, Винигар и Цмык, затаив дыхание, ждали решения своей участи.

– А я вот что придумала, – оживилась вдруг бабушка Августа. – Давайте-ка превратим этих негодников в громоотводы, да и поставим их в горах вокруг нашей Долины. Пусть хоть так послужат нам на пользу, коли не сумели по-другому оставаться порядочными людьми, волшебниками и животными.

Всем до того понравилась идея бабушки Августы, что больше никто не стал ломать голову в надежде придумать что-нибудь получше. А ревущим и ноющим злодеям было обещано, что, когда они хорошенько потрудятся на благо Долины, им, возможно, их злодеяния и будут прощены.

И тут же, именем Великого Чародея, волшебники и эвейцы привели справедливый приговор в исполнение. Теперь, на месте, где сидели связанные преступники, лежали три металлических штыря, которые потом установят в горах, окружающих Долину, и в те нечастые грозовые ночи, которые будут случаться, громоотводы еще долго будут швырять друг в друга молнии, словно бы переговариваясь, переругиваясь и обвиняя один другого во всех неудачах, которые с ними приключились.


Когда все было кончено, а эвейцы, тепло попрощавшись и в очередной раз приняв благодарность за вовремя подоспевшую помощь, отправились домой, в гроты, волшебники тоже потихоньку стали разбредаться по своим домам, дорогой оживленно обсуждая события минувшей ночи.

На лугу остались только Счастливчик и Юта. Собачки еще раз посмотрели на то место, где ночью им пришлось пережить такую массу невероятных событий.

– Ну вот все и закончилось, – печально проговорил Счастливчик. Казалось бы, откуда взяться печали, когда им удалось одолеть такого страшного врага, да не одного, а целых трех сразу?

Но та мысль, что дело сделано, неделя пролетела и пора возвращаться обратно, не давала Счастливчику предаться веселью и радости. Мама Пэтти уже должна вернуться домой, и сейчас она, наверное, вместе со всеми оплакивает пропажу Счастливчика. Об этом щенок просто не мог не думать, ведь, что ни говори, а без мамы он уже сильно заскучал.

Юта, конечно, тоже понимала все это без слов. А потому она кротко попросила:

– Счастливчик, останься тут еще хотя бы на день, а вечером отправишься домой. Тебе ведь еще нужно со всеми попрощаться.

Далматинец ласково взглянул на свою подружку, кивнул головой и собачки медленно, размышляя каждая о своем, побрели в Деревню.

Глава последняя До свидания, Счастливчик!

На пороге дома Счастливчика и Юту ждала добрая тетушка Лая. Она все еще никак не могла отделаться от смущения, вызванного тем, что она упрямо и напрасно не доверяла Счастливчику тогда, когда все еще можно было предотвратить.

Но Счастливчик за эту неделю, проведенную в Долине Волшебников, тоже кое-чему научился. Например тому, что нельзя быть нетерпимым, а нужно всегда стараться понять человека, даже когда он неправ. А потому он поспешил уверить тетушку Лаю, что ничуть не сердится на нее за ее недоверчивость.

А теперь друзья мечтали только об одном – поскорее плюхнуться на свои постельки и хотя бы немножко вздремнуть. Хлопотливая тетушка тут же кинулась выполнять просьбу собачек и готовить им постельки, и через минуту друзья уже видели сладкие сны.

Проснулись собачки только к обеду. Сон вернул им силы, но не рассеял печаль. А потому за обедом Счастливчик поспешил сказать тетушке о своем решении отправиться домой. Добрая тетушка сразу как-то осунулась, погрустнела. За это время она успела сильно привязаться к Счастливчику и полюбить его, и теперь ей приходилось отрывать от сердца что-то очень дорогое.

Но она, конечно же, понимала, что чувствует Счастливчик, а потому коротко сказала:

– Да, тебе действительно пора, – и, чтобы скрыть слезы, поспешила выйти из комнаты.

Счастливчик и Юта только понимающе переглянулись.

Однако, как всегда, нужно было торопиться, чтобы до заката солнца успеть попрощаться со всеми друзьями.

Сначала собачки решили навестить мистера Плама. Волшебник все еще оплакивал собственную доверчивость. Он, оказывается успел немного увлечься Круэллой. Разумеется, не той, какой она была на самом деле, а такой, какой он сам себе ее придумал. И сейчас он горько сожалел о том, что его идеал рассыпался в пух и прах.

Однако приход собачек отвлек его от грустных мыслей, чтобы вновь ввергнуть в пучину печали. Узнав, что Счастливчик собирается в обратный путь, мистер Плам сначала попытался было его уговорить остаться еще хотя бы на недельку-другую. Ведь теперь, когда Долина окончательно очистилась от скверны, тут можно было отлично отдохнуть.

Но в ответ Счастливчик только уныло покачал головой.

– Ну что ж, – мистер Плам окончательно пал духом. – Тогда я хочу, чтоб ты просто знал, что такого отважного и смелого пса я еще никогда не встречал. – И, немного помолчав, добрый волшебник добавил:

– И такого друга у меня еще не было.

Потом он вдруг сорвался с места и куда-то выбежал. Отсутствие его длилось недолго. Вернулся он, держа в руках совсем маленький, но удивительно красивый, искрящийся всеми цветами радуги, камешек.

– Вот, возьми. Это самое дорогое и красивое, что у меня есть, и я хочу, чтоб этот камень стал твоим. А теперь бегите, я знаю, вам еще со многими нужно попрощаться. У тебя, Счастливчик, теперь очень много друзей. А я обязательно приду тебя проводить.

Попрощавшись с мистером Пламом, Счастливчик и Юта побежали в гроты, чтобы увидеться с маленьким Кроном.

Мальчик уже поджидал их, видимо, предчувствуя, что скоро Счастливчик покинет Долину. А потому у него был готов замечательный подарок. Своими маленькими ручонками из прибрежного тростника Крон сплел для Счастливчика ошейничек. В него он сумел вплести темные нити, из которых выходила немного неровная, но очень дорогая сердцу далматинца надпись: «Счастливчик – друг Крона.» Счастливчик сразу же попросил мальчика надеть подарок ему на шею, и втроем они неспешно отправились бродить по любимым местам.

Счастливчику показалось странным, что маленький эвеец держится как-то отчужденно, но он сразу все понял, когда Крон неожиданно убежал в лесную чашу и вернулся оттуда с заплаканными глазами и покрасневшим носиком. Сын старейшины просто не хотел своими слезами расстраивать друга, но его взгляд, которым мальчик посмотрел на Счастливчика в минуту прощания, рассказал далматинцу обо всем. После этого Крон по- взрослому потрепал Счастливчика за холку, улыбнулся и убежал в гроты, чтобы там уткнуться в теплые материнские колени и дать волю слезам.

Еще нужно было обязательно попрощаться с бабушкой Августой, а потому Счастливчик и Юта опять устремились в Деревню. Старушка, наверное, оказалась единственной, кто провожал Счастливчика без слез (да и то, только потому, что до возвращения собачек из гротов, вволю наревелась вместе с тетушкой Лаей).

– У меня тоже есть для тебя подарок, который, правда, не утащишь с собой в мир людей. Он сам к тебе придет. Обещаю, что исхитрюсь, и вместе со своими внучатами придумаю для тебя такой сон, какого ты в жизни не видел. Вот это подарок так будет подарок! Правда, Счастливчик?

– Спасибо бабушка Августа, – в тон ей ответил далматинец, – а я буду ваш сон так ждать, как в жизни других снов не ждал.

И впервые за этот грустный вечер все весело засмеялись.

– Ну что ж, Счастливчик, пора, – сказала тетушка Лая. – Солнце заходит. Пора, – зачем-то еще раз повторила она.

– Домой ты отправишься с хорошо знакомого тебе луга. А мы все тебя проводим.

Счастливчик и не заметил, что вокруг него стоят все обитатели Деревни Волшебников от мала до велика, все хотят сказать ему «До свидания!», все хотят встретиться с ним еще раз. От этого у далматинца так защемило сердце, что он чуть было не решил остаться тут навсегда. Но вовремя опомнился и подумал, что непременно, непременно сюда вернется. Пусть это будет через день, через месяц или через год, но он обязательно сюда вернется, потому что самое большое злодейство на земле – это бросать своих друзей.

Словно прочитав его мысли, а, может быть, так оно в действительности и было, Юта переспросила Счастливчика, глядя прямо ему в глаза:

– Так ты вернешься?

– Юта, я обязательно сюда вернусь. Обещаю тебе.

– Я буду ждать, – просто сказала она и лизнула Счастливчика в нос.

– Мы все будем тебя ждать, – эхом откликнулись волшебники.

– А теперь иди, – мягко подтолкнула далматинца его рыжая волшебная подружка.

И Счастливчик пошел, твердо зная, что он обязательно сюда вернется, вот повидается с мамой и со всеми родными, и обязательно вернется.

А еще он думал о том, что бабочка была права, и о том, что он действительно самый настоящий Счастливчик.

Иллюстрации


Оглавление

  • Литературно-художественное издание
  • Глава 1 Самый невезучий из счастливчиков
  • Глава 2 Мама Пэтти едет на конкурс красоты
  • Глава 3 Счастливчик приглашен в гости
  • Глава 4 Добро пожаловать в Долину Волшебников
  • Глава 5 Не просто гость
  • Глава 6 Новые друзья и старые враги
  • Глава 7 Вперед, на поиски Волшебного Огня!
  • Глава 8 Речное происшествие
  • Глава 9 В ловушке
  • Глава 10 На волосок от гибели
  • Глава 11 Тайна гротов
  • Глава 12 Возвращение
  • Глава 13 В замке Круэллы
  • Глава 14 Восторги и разочарования
  • Глава 15 Круэлла возвращается в Долину
  • Глава 16 Побег
  • Глава 17 Праздник
  • Глава 18 В ночь Лунного купания
  • Глава 19 Схватка
  • Глава 20 Конец злой Книги
  • Глава последняя До свидания, Счастливчик!
  • Иллюстрации



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке