КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Новый мир (fb2)


Настройки текста:



Седых Александр Новый мир (Повелитель #2)

Пролог.


После возвращения с Союза Семи я устроил совет заинтересованных лиц.

Присутствовали: я с Лиэной, дочь императора – Тасина, псионы Короны и весь мой клан.

Вопрос намечался только один. Что делать дальше? Самый быстрый ответ дала дочь императора:

– Вы же собирались строить школу для подготовки по новой методике? Так стройте! Чем вам эта планетка не нравится? Население небольшое. Места свободного сколько угодно. Чужие наблюдатели будут здесь как на ладони. Наша академия в столице тоже зарыта в землю. Здесь можно построить такую же подземную базу. Если учесть, что здесь обитает куча шахтёров и подходящие катакомбы уже существуют под землёй, то обойдётся строительство совсем дёшево.

С такой точки зрения я на эту планету как-то не смотрел, а предложение от девочки поступило весьма здравое. Поскольку возражений ни от кого не последовало, решил так и сделать. Пришлось расширить совет ещё на парочку лиц. Пригласил капитана – Эр Стара Полака и главу колонии шахтёров Этны – Демина. Без них решать такой вопрос не стоило.

– Я‑то тут причём? – узнав причину нашего сборища, удивился капитан, с недоумением поглядывая на меня.

– Вы сейчас как бы капитан без корабля, и ещё неизвестно, когда получите новый корабль. Предлагаю стать главой новой школы. Мне не хочется заниматься всей этой рутиной. Сами методики почти готовы и даже проверены на некоторых студентах академии, – пояснил я ему своё предложение.

– Значит, хотите сгрузить на меня всю эту чёрную работёнку, – понимающе усмехнулся капитан, пытаясь оценить достоинства и недостатки неожиданного предложения.

– Сколько можно таскаться по кораблям? У вас, как я понимаю, сразу две жены в скором времени намечаются? – поддел я его.

– Хм-м…, уже донесли, – пробормотал он.

– Как же – как же, донесут тут, – рассмеялся я, глядя на необычно смущённую физиономию капитана. – Да у вас ауры вспыхивают и цепляются друг за друга при каждой встрече. Никаких доносов не требуется, что бы понять, что сестрички хорошую добычу так просто не отпустят.

– Если император разрешит, то я соглашусь, – после некоторого раздумья ответил капитан.

– Это ты правильно решил, – хлопнул его по плечу сидящий рядом Демин. С капитаном они сильно сдружились за последнее время.

– Считай, с императором вопрос решён, инспектор я или не инспектор, – довольно пробормотал я. Капитан мог и упереться, если ещё не налетался, но, похоже, будущие жёны его уже настроили на нужный лад. Именно на это я и рассчитывал. Капитан имел достаточный опыт для такой должности, а главное – мне он подходил. – Теперь по вам, господин Демин. Поскольку глава колонии вы, а колония совсем небольшая, то должность заместителя главы школы по материально технической части вы вполне потянете, с соответствующим вознаграждением, разумеется.

– Да я соглашусь и без вознаграждения, – энергично закивал довольный Демин. Ему и кроме вознаграждения доход привалит немаленький.

– Ага, лишь бы у тебя не отбирали новые оранжереи и производственные линии, – в ответ хлопнул по плечу своего соседа капитан.

– Ну…, и это тоже, – ничуть не смущаясь, подтвердил Демин.

– И не собирался отбирать, – покачал головой я. – У нас совместное предприятие, которое будет расширяться. Я вложу в школу и эту планету почти все свои средства. Вас полсотни миллионов и пара кораблей устроит?

– Сколько…? – поперхнулся воздухом Демин.

– Впечатляет! Почти личная армия, – пробормотал капитан.

– От семьи императора будет не меньше, – добавила Тасина. – Я тут посмотрела местные достопримечательности. Считаю, они со временем принесут гораздо больший доход. Попрошу отца выделять требуемое нам оборудование вне очереди.

Дальнейшие пояснения для Демина и капитана, что Тасина единственная дочь императора привели их в возбуждение. Такого они точно не ожидали. Остальные вопросы решились быстро. Работа по строительству школы нового типа началась.

К сожалению, долго такая идиллия для меня не продлилась. Поскольку я оказался единственный имперский инспектор в этой части империи, император повесил на меня очередную задачу. Торгового договора по этой системе с Союзом Семи для империи оказалось мало. Начался усиленный обмен информацией в инфосети. Скоро выяснилось, что очень многие корпорации, тут и там, заинтересованы в поставке своей продукции на новые рынки. На меня повесили заключение нового договора между государствами. Все мои полномочия император в очередной раз подтвердил. Соглашение нужно подписывать срочно, поэтому за мною из Союза выслали специальный корабль – скоростной прыжковый курьер. Эта посудина, имеющая только одну каюту и огромный двигатель, могла за один прыжок пересечь весь сектор.

Как мне подсказал дух, после анализа ситуации, торговцы Союза оказались заинтересованы в поставках товаров гораздо больше, чем имперцы. До проблем с империей они поставляли туда огромное количество своих товаров. После осложнения отношений, имперские рынки для них закрылись. Если империя, из-за большего количества миров в неё входящих, пострадала незначительно, то Союз понёс большие потери.

Учитывая вовлечение в конфликт боевых псионов Короны, правители Союза решили не связываться с военными захватами колоний, а попробовать восстановить прежние торговые отношения. Договор на использование системы Этны показал им положительный настрой императора на такие перспективы.

Первым шагом они выслали за пределы своих территорий сторонников прежнего Совета империи. Император поддержал их решение, отозвав часть боевых кораблей с границы Союза. Ему они будут не лишними в других местах.

Учитывая прошлые проблемы в Союзе, вместе с пилотом я облазил внутренности курьера сверху донизу, а дух проверил искин корабля. Ничего криминального мы не обнаружили. На этот раз приключений не ожидалось. Курьер не рассчитан на большое количество пассажиров, так что со мною отправлялись только Лиэна и Тартара, которая не отходила от жены ни на шаг. На большее количество пассажиров системы обеспечения корабля не рассчитаны. Пилоту и так придётся всё время полёта провести в центре управления, благо там имелись все необходимые для жизни условия. Несколько дней прыжка можно вполне нормально пережить.

Интуиция моя вела себя как-то необычно. Вроде и намекает на неприятности, куда же без них, но как-то неуверенно. У меня создалось впечатление, что если они и будут, то очень нескоро. Попрощавшись со всеми и выдав соответствующие указания, мы отправились в путь.

Неприятности не заставили себя ждать. Через два часа полёта тревогу поднял дух, постоянно наблюдающий за кораблём. Пилот на своём рабочем месте умер мгновенно. Хотя я и добрался до него за несколько секунд, спасти его оказалось уже невозможно. Поражение мозга нейротоксином не лечится. Да ещё каким нейротоксином! Тело ещё живёт, а вот мозг уже восстановлению не подлежит. Следы воздействия похожего такого яда я обнаружил ранее в организмах детей императора. Пилот получил очень большую дозу. Враг нанёс очередной удар, когда я его совсем не ждал. Не ждал именно потому, что не считал себя частью этой империи.

(Дух: – Сканирование показало, что яд многокомпонентный. Точно сказать затруднительно. Кто-то прекрасно знал вкусы пилота, и последний компонент находился в орешках, пакет с которыми так и остался в руках пилота. Реакция произошла мгновенно. Боюсь, здесь даже реаниматор не помог бы.

Рейн: – Если яд такой быстрый, как выжили дети императора?

Дух: – Дело в концентрации. Пилота накачали составляющими яда на порядок сильнее. Боюсь, вся отрава хранилась в пакетиках с его любимыми орешками. По очереди вскрывая пакеты, он грузил в себя компоненты яда. После получения последнего компонента, пошла реакция. Я более чем уверен, в данном случае последний компонент – вообще безобидная пищевая добавка. Так что состав яда мы не узнаем. Именно поэтому следователи императора, расследовавшие смерть его жены, не узнали точно, что привело к отравлению. Всю еду, в том числе и ту самую рыбу, где находился последний компонент яда, тогда ели многие, но у них не было в организме остальных компонентов.

Рейн: – Тогда непонятно, зачем убивать пилота? Не проще ли убить нас?

Тартара: – Япроверяла мысли пилота перед вылетом. Для нас он опасности не представлял и против нас ничего не замышлял.

Лиэна: – Пилот что-то знал, но не придавал этому значения и мог предупредить нас в разговоре чисто случайно.

Рейн: – Что же он мог нам сообщить?

Дух: – Боюсь, шеф, мы это скоро узнаем.)

Повторное обследование корабля всеми доступными средствами, не выявило никаких опасностей. Для меня с духом не составило труда перехватить управление искином корабля. Если враги рассчитывали на нашу невозможность управлять кораблём, то они просчитались.

Оказалось, просчитался я. Диверсия на следующий день продолжавшегося прыжка всё же произошла. Вышли из строя сразу два генератора прыжкового поля с одной стороны борта. Точнее, не сами генераторы, а излучающие антенны, причём сразу и основная и резервная. В лучшем случае нам оставалось жить не больше нескольких минут. Полевой кокон, вокруг корабля, потерял симметрию. Корабль начал дрейф в сторону от центра подпространственного тоннеля. Разбираться, какую хитрость применили враги, чтобы вывести из строя антенны, времени уже не было. Как только мы коснёмся стены тоннеля, нас выбросит в обычное пространство и распылит по нему на молекулы в огромном объёме. Даже следов не останется. Враги империи рассчитали всё очень точно и подстраховались, где могли. Если бы пилот случайно сообщил мне о каких-то ремонтах, я бы мог проверить обшивку корабля и обнаружить заложенную бомбу или то, что там придумали эти гады, чтобы повредить антенны.

Был бы я обычным человеком, нам пришёл бы конец, а так мы ещё поборемся. Утащить в тень весь корабль сил нам не хватит, а вот спасательную капсулу мы накроем. Прогнозировать, что при этом произойдёт, даже дух не брался, но шансы выжить имелись очень неплохие, где-то пятьдесят на пятьдесят. Мы быстренько втроём набились в одноместную спасательную капсулу и приготовились к приключениям. Учитывая габариты отсека капсулы, взять с собой, что-нибудь кроме нас самих, мы не могли. Дух успел запаковать в инфокристалл всю информацию, и я забросил кристалл с аварийным сообщением в семейный теневой карман. Ответ пришёл за несколько секунд до момента разрушения корабля, но прочитать я его успел.

Мать грозила достать меня из-под земли и всыпать по первое число, если я не вернусь. С логикой у неё иногда возникали проблемы, но в данном случае эти проблемы меня радовали. Похоже, её интуиция была полностью солидарна с моей. Из этой ситуации мы выпутаемся. Также мать сообщала, чтобы я не волновался за свой клан и своих подопечных. Оказывается, отец, ещё после первых моих сообщений, выслал ко мне корабль с поддержкой. Добираться им пришлось долго, но они уже скоро должны были ко мне прибыть. Паршиво, что я не могу их встретить и познакомить с клановцами, но мать обещала уладить всё сама.

Корабль привезёт несколько стационарных порталов, так что в этой части галактики появится наш филиал, заодно наши маги и подготовку местных псионов курировать будут. Возможно, мои адептки среди них себе женихов найдут, я же им обещал с родственниками познакомить. Также отец обещал поговорить с императором по инфосети и передать моё сообщение по поводу диверсии. Кто-то из врагов империи в самой империи или в Союзе Семи, а скорее всего и те, и другие, очень не хотят налаживания нормальных отношений между государствами. Смерть имперского инспектора – прекрасный повод осложнить эти отношения. Не стоит императору идти на поводу обстоятельств, тем более что я‑то жив. Пусть император считает, что я отправился в незапланированный отпуск вместе с женой и служанкой. Когда вернусь, вместе пооткручиваем головы тем, кто меня в этот отпуск отправил. Поскольку это желание у меня достаточно сильное, я точно вернусь, да и до секрета яда страсть как хочется добраться. Очень он мне нужен.

За пару секунд до столкновения с границей подпространства мы, совместными усилиями, перевели спасательную капсулу в тень.


Глава 1. Нас тут не ждали.


Что случилось, я не понял, но по пространству нас не размазало. При выходе в обычное пространство покров тени слетел, как будто его и не было. Хорошо хоть выбросило в какой-то системе, а не среди пустого межсистемного пространства. На такой исход я очень надеялся. Добраться куда-то на слабых системных двигателях спасательной капсулы проблематично. Как говорила наука, прыжковый тоннель строился не только за счёт энергии корабля, но и за счёт энергии промежуточных источников гравитации, то есть систем и планет. Промежуточный центр гравитации послужил тем якорем, к которому нас выкинуло. Вот только это оказались последние хорошие новости. Обнаружить над головой на экране обзорного локатора огромную галактику в виде четырёхлучевой звезды, я как-то не ожидал.

(Дух: – Шеф, у нас проблемы.

Рейн: – А то я не вижу!

Дух: – Шеф, ты не понял. У нас ПРОБЛЕМЫ!

Рейн: – Это ты по поводу, той занимательной звёздочки над головой?

Дух: – Нет! Это я по поводу этой вселенной. Не галактики, шеф, вселенной. Я не чувствую дуновения мира мёртвых.)

Дух меня прямо убил. Лихорадочные поиски информации о чужих вселенных, почерпнутой мною из многочисленных книг древних магов, просмотренных втайне от родителей, привели к неутешительным выводам, тут же подтвердившимся на практике. Моя магия здесь не работала, точнее, работала не так, как ей положено работать. Вызов простейшего миража, привёл только к яркой вспышке. Это полностью подтверждало высказывание духа о чужой вселенной. Как я помнил из книг, магия в разных вселенных – разная. Из-за этого даже древние маги предпочитали не шататься по чужим вселенным. На разведку туда ходили только сверхмаги, уровнем не ниже властителя, и то, только если имели возможность быстренько вернуться в случае опасности к своему якорю. Мне это не светило. Я даже не маг, в полном понимание этого слова. До мага мне ещё как до неба, не говоря уже об уровне властителя. К тому же мой единственный якорь, вот тут рядышком, спокойно сопит под боком, уверенный в моей надёжности.

Некоторое время пришлось разбираться в ситуации. Всё оказалось не так уж плохо, как мне показалось в первый момент времени. Магия всё же работала, хотя и частично. Связь с семейным карманом я потерял – это плохо, а вот эмоциональная связь работала. Все магические печати тоже работали, но это и понятно – они завязаны на сам организм, а не на внешние магические каналы. По тем же причинам работали и магические щупы артефактора. Компы, искины и другое оборудование также прекрасно функционировали, а вот магические заклинания делали всё что угодно, но только не то, что должны. Дальше экспериментировать с магией в капсуле я побоялся. Ментальный обмен с женой и Тартарой никуда не делся и работал прекрасно.

Настроился на эмоциональный обмен с матерью и начал разговор. После мучений с таким же разговором, когда я попал на планету к Лиэне, отец посоветовал говорить с помощью кода. Страх – точка. Радость – тире. Был такой вариант связи на родине первой матери. Разговор с пояснениями занял некоторое время. Всё же эмоции – это не очень быстрое средство коммуникации. Порадовало то, что родственники в меня верили и рассчитывали, что я выберусь из этой паршивой ситуации. Обмануть их доверие я никак не мог, так что выберусь, вот только когда – это вопрос.

Навигационный комплекс спасательной капсулы, примитивный до невозможности, по заложенному в него алгоритму, определил ближайшую планету с максимально подходящими условиями жизни. Удивительно, что она тут вообще оказалась, точнее, они оказались. Сразу четыре подходящих мира – это как-то настораживает. Я не стал возражать против путешествия к ближайшему миру. Ресурс капсулы не бесконечный, а мы и так в три раза превышаем её вместимость.

Системный двигатель быстро доставил нас к планете. Судя по данным локатора, местные жители давно вышли из пещер. Вокруг планеты крутилось с десяток маленьких орбитальных станций. Комп капсулы обнаружил многочисленные передачи на радиоволнах. Сигналы полевых передатчиков отсутствовали.

Встретили наше появление местные жители неласково. С двух ближайших станция к нам стартовали четыре ракеты. Скорость ракет оказалась вполне соизмерима со скоростью спасательной капсулы. Нас без разговоров собирались сбивать. Мне это очень не понравилось, пришлось уворачиваться. Удрать-то мы могли, но я сомневался, что у других планет нас встретят более любезно. Тем более что вокруг остальных подходящих миров крутилось гораздо больше орбитальных станций, выглядевших намного внушительнее.

Силовой экран у капсулы предназначен только для её защиты при посадке в условиях атмосферы планеты, а никак не для отражения ракетных атак. Манёвр ухода я слегка не рассчитал. Кто же знал, что эти ракеты оказались с секретом, взорвавшись, не долетая до нас. Огромное облако осколков нас слегка зацепило, и силовой экран потерял половину своего резерва энергии. Станции отставать от нас не собирались, выпустив ещё четыре ракеты. Второго попадания мы точно не переживём. Пришлось уходить в тень. Хорошо хоть эта магия работала. Как доложил дух после анализа, работала только магия, принадлежащая непосредственно нашим телам и, похоже, за счёт магических ресурсов самих тел.

Системы наведения ракет нас потеряли. Мы спокойно добрались до планеты и нырнули в её атмосферу. Атмосфера оказалась слишком вязкой для передвижения в тени на большой скорости. Пришлось убирать такое хорошее прикрытие и изображать падение метеорита. Учитывая достаточно высокий уровень местной цивилизации, решил пожертвовать спасательной капсулой. Здесь всё равно не было ничего, без чего бы мы не смогли обойтись на кислородной планете. Сигнал пространственного маяка в этой вселенной слушать явно некому, а если и есть, то они вряд ли поймут кодированную посылку. Да и вопрос стоял о том, чтобы отвлечь возможные поисковые отряды от меня с девушками. Гибель спасательной капсулы для этого подходила лучше всего. Остатки энергии встроенного реактора от неё ничего не оставят. Реактор капсулы нам на планете точно не понадобится. Подходящее топливо для него мы вряд ли найдём. Да и сама капсула нам больше не нужна. Жители, насколько я вижу, вполне освоили системное пространство. Если вдруг нам на этой планете не понравится, можно найти способ перебраться на другую на местном транспорте.

Когда силовой экран, на высоте двадцати километров от поверхности, сдох окончательно, я дал команду на аварийное отделение пилотской кабины, в которой мы и сидели в настоящее время. Пришлось опять утащить её в тень, иначе до земли, точнее до воды, куда она падала, мы бы не дотянули. Сильно упавшая скорость уже позволяла пользоваться тенью. Траекторию падение капсулы мы с духом изначально рассчитывали так, чтобы отделившаяся пилотская кабина приводнилась недалеко от берега, совсем маленького островка.

Как предположил дух, вряд ли кто будет жить на островке, диаметром в полкилометра, когда совсем недалеко расположен целый архипелаг, с островами на несколько порядков больше по размеру.

После выхода из тени над самой поверхностью и приводнения, сработала стандартная система спасения и антигравитационный пояс, расположенный по периметру кабины, доставил нас к спасительному берегу.

Приборы в кабине работали нормально. Запаса энергии в накопителях для них хватит ещё на несколько лет. Если, конечно, мы не будем тратить эту энергию на работу того же антигравитационного пояса. Основная антенна локатора осталась на корпусе спасательной капсулы, но малая резервная антенна пилотской кабины по-прежнему ловила какие-то сообщения в диапазоне радиоволн. Судя по усиливающемуся радиофону, падение капсулы прошло очень эффектно, и местные жители наверняка ринулись к месту падения.

Дух пока только накапливал информацию для расшифровки сигналов, но её пока не хватало даже для предварительного анализа. Я приказал ему бросить это занятие и прошвырнуться по острову. Обследование острова – более приоритетное задание. Надо получше спрятать кабину пилота, чтобы не торчать на виду, хотя и под кронами деревьев, где мы пока остановились. Кто их знает, какие системы наблюдения у местных крутятся в космосе.

Слабый ветерок нёс с моря достаточно приятный запах. Погода стояла очень тёплая. Похоже, как и на Земле, экваториальные острова имели хороший климат для проживания. Судя по приличному возвышению в центре острова, скрытому девственным лесом, мы находились на вершине подводной горы. Только вершина которой выглядывает над поверхностью океана. Проверить моё предположение пока возможности не было. Оставшееся оборудование пилотской кабины такие функции не поддерживало. Пока кабина добиралась до берега, я пытался достать дно океана щупами артефактора. Мне это не удалось. Почти у самого берега начинались приличные глубины.

Продолжение принудительного отпуска уже начинало мне нравиться. Наверное, подсознательно у меня отсутствовало желание заниматься рутинными проблемами школы, и поэтому интуиция так необычно предупреждала меня о будущих неприятностях. Давненько я не отдыхал в таких райских условиях. Главное не забывать о местных зверушках. Возможно, они любят полакомиться незваными отпускниками. Лиэна с Тартарой тоже с наслаждением вдыхали вкусный свежий воздух. Кислорода в атмосфере явно больше нормы.

Девушки отослали духов на помощь моему. Площадь для исследования всё-таки достаточно большая. Сами мы уселись на совсем маленьком песчаном бережку возле капсулы под нависающими кронами деревьев, растущих наверху отвесного скального откоса. Судя по следам на камнях, волны во время бурь здесь приличные, а весь небольшой песчаный берег вокруг острова – это уступ выточенный волнами из скалы за весь период её существования.

Духи вернулись достаточно быстро и очень удивлёнными. Духи девушек легко нашли подходящее место для маскировки нашего спасательного средства. Маленькое болотце, с впадающим в него крохотным ручейком, подходило лучше всего. Для экономии накопителя энергии подхватили щупами пилотскую кабину и оттащили её к нужному месту. Груз тащился по песку достаточно легко. В месте впадения ручейка в океан в скале имелась приличная расщелина, и добраться до затопленного места не составило труда.

Глубина болота оказалась совсем небольшая, но полностью укрывала кабину пилота, кроме выходного люка. Его мы замаскировали местным мхом, превратив в маленький бугорок. Меня насторожили круглые формы этого болотного участка и вблизи обнаружились ещё несколько сухих, поросших лесом, воронок такого же внушительного диаметра. Ручей до них не дотягивался, и поэтому они оставались сухими. В то, что такие следы оставили метеориты, как-то не верилось, а вот в то, что некоторое время назад его явно обстреливали, верилось гораздо больше. Судя по данным духов, островок это не обычная гора, а жерло потухшего вулкана. Если по краям острова вверх поднимались небольшие, почти отвесные скалы, то середина оказалась ровным плато, немного поднятым над уровнем океана.

Сам островок оказался обитаемым, точнее, иногда обитаемым. Дух обнаружил небольшое скрытое убежище из десятка подземных помещений. Основной вход находился под водой, в подводной расщелине, и закрывался замаскированными камнем воротами. Резервный узкий вход в убежище спрятали под огромным камнем в глубине острова. К нему-то мы и пробрались сквозь заросли деревьев и кустарника. С помощью специального поворотного механизма камень сдвигался в сторону и открывал небольшой вертикальный лаз с люком. Механический замок с кодом для духа не проблема, а обнаруженные электрические датчики открывания двери он, на всякий случай, заблокировал. Судя по оборудованию на входе, уже можно предположить, что местная цивилизация значительно опередила по развитию родину моей первой матери, когда туда попал отец. Что и подтвердилось в дальнейшем.

Убежище представляло собой длинный коридор, начинавшийся в подводном гроте на берегу и заканчивающийся резервным выходом почти в центре острова. Как мне показалось, кто-то очень умный обнаружил один из каналов выхода вулканической магмы. Вода со временем вымыла лёгкие фракции, и очистить проход было совсем не сложно. Коридор, учитывая естественность происхождения, изобиловал множеством поворотов и расширений, превращённых в помещения.

Обследование помещений с помощью духов не заняло много времени. Убежище больше всего походило на небольшой склад с различными вещами, оборудованием и местным вооружением. Поскольку всё находилось в соответствующей упаковке, а очереди за товаром здесь не наблюдалось, то мы склонялись к версии о нелегальной торговле или контрабанде товаров. Что подтверждалось срытым подводным входом для небольшого транспорта и приличным подземным залом с причалом для разгрузки. Поскольку комната для проживания тут имелась единственная и всего лишь с одной кроватью, то предполагать о количестве персонала не нужно.

Система управления убежища оказалась очень примитивной. Всем распоряжался комп, большой по размеру, но очень слабый по мощности, построенный на базе электрических сигналов. Поскольку при обследовании мы с помощью духов блокировали любую электрическую активность, различные датчики, расположенные во всех помещениях, нас не обнаруживали. Свет ни мне, ни девушкам не требовался, мы и в темноте прекрасно всё видели. Тем более соваться во все щели нам надобности не было, нематериальные духи прекрасно это делали за нас, заодно обрабатывая всю доступную информацию.

Духи быстро определили, что мир – дикий. Судя по оборудованию, даже с учётом перспективы, хозяева планеты только осваивают свою систему. С помощью искинов духи легко разобрались с убогой системой компа. Как ни странно здесь имелась местная рабочая инфосеть на базе спутниковых каналов связи. Учитывая запасы еды и источник информации, нам стоило здесь задержаться. Если до сих пор, местные противники хозяина, убежище не нашли, вряд ли найдут сейчас.

Что меня несколько удивило, жили в этой системе люди. Я долго размышлял над таким совпадением, даже привлекал к этому девушек и духов. Предположения высказывались разные, но подтвердить то или иное пока невозможно. Остановились на варианте построения локального портала прямо в подпространственном тоннеле в момент соприкосновения тени и стенок тоннеля. Скорее всего, теневой пузырь как-то втянул в себя всю энергию прыжкового тоннеля и создал пробой в параллельную вселенную. Параметры тени совместимы с нашей системой жизнедеятельности, поэтому и настройка портала оказалась подходящей.

То, что нас не вынесло непосредственно в обитаемый мир, объяснялось огромной энергией, выплеснутой в момент прорыва пространства. Это же не нормальный магический портал с заклинаниями компенсации выбросов энергии. Энергетическое поле планетной системы вытолкнуло портал на свою границу. Фейерверк, скорее всего, в момент прокола пространства наблюдался приличный. Наверное, поэтому нас и встретили сразу так негостеприимно. Да и, судя по всему, система очень неспокойная сама по себе. Судя по тем данным, что выкачали духи из местной инфосети, идёт вялотекущая война между колониями и метрополией.

Изначально в системе люди жили лишь на одной планете. На трёх других кислородных мирах системы разумной жизни не было, хотя разнообразный живой мир имелся. Со временем люди добрались до космических полётов и расселились по системе. Дальше всё как обычно. Метрополия жирела на работе колоний, пока те не набрались сил и не решили отделиться. Война началась нешуточная. Применялось даже ядерное оружие. Ничего более мощного учёные выдумать пока не смогли.

Учитывая негативные результаты нескольких обменов ударами таким оружием для всех планет, противникам пришлось снизить накал борьбы, и теперь война шла на уровне диверсий, экономических и политических уколов. В результате войны вдруг до правящих кругов дошла простая истина, что ни метрополия, ни колонии прожить друг без друга не могут. Хотя немного не так, могут, но на нормальную жизнь это мало походило. Всё-таки колонии по большей части так и оставались сырьевыми придатками метрополии, пытаясь постепенно исправлять такое положение дел. Если бы колонии объединились, то возможно им бы и удалось отстоять свою полную независимость, победив метрополию и разделив её на зоны влияния. Такого не произошло. Руководство колоний выросло из недр руководящего класса метрополии и делиться с кем-то своей властью, создавая единое правительство, не собиралось. Вот и получилось то, что получилось. С одной стороны между мирами существуют торговые отношения, а с другой стороны идёт торговая война, иногда переходящая в военные столкновения за особо выгодные ресурсы планетной системы.

Возможно, нам повезло, что ближайшей планетой к выходу из портала оказалась наименее развитая колония, с относительно малым количеством населения. Если бы падали в метрополии, мои ухищрения со спасательной капсулой по сокрытию следов могли не помочь. Изначальный мир имел гораздо больше космических станций и систем наблюдения. Две трети промышленного производства располагалось в метрополии и вокруг неё на космических заводах, куда местные шахтёры тащили материалы со всей системы.

Планета, где мы оказались, имела всего лишь один небольшой материк. Остальное пространство покрывал сплошной океан с приличным количеством островов и архипелагов. На одном из них, на самом краю достаточно большого архипелага, мы и очутились. Основной товар этой бывшей колонии составляли морепродукты и промышленные изделия на их основе. Самым дорогим товаром всё же считался очень редкий минерал, точнее кристалл, наподобие алмаза только абсолютно круглой формы, осколки которого находили старатели на дне океана. Назвали его Слеза Океана. Наука по его поводу оказалась в тупике и до сих пор не смогла определить, что это такое. Запредельная плотность вещества не позволяла проводить исследования. Изначально кристаллы стали использовать как обычные украшения, но скоро владельцы заметили, что при их ношении здоровье резко улучшается, и стоимость кристаллов взлетела до небес. Чем больше кристалл, тем большее влияние он оказывал некоторое время на человека, а потом мутнел и становился бесполезен. Полностью исследовать кристалл учёные не смогли, а вот разрушить его им удалось. При огромном давлении от взрывного воздействия он превращался в мельчайшую кристаллическую пыль, действие которой на организм человека оказалось фантастическим.

Употребление одной порции порошка полученной из шарика диаметром всего пять миллиметров избавляло человека от большинства хронических болезней и снижало биологический возраст на год. Цена на кристаллы и порошок из них взлетели ещё больше. Вот только искать такие кристаллы в глубинах океана занятие очень затратное и опасное, что не останавливало желающих мгновенно разбогатеть. Так что кроме вылавливания и разведения даров моря эти же люди занимались ещё и поиском кристаллов жизни, как их называли. По данным инфосети основной объём добычи не превышал тысячи кристаллов в год, но существовал ещё и подпольный трафик кристаллов примерно такого же уровня. Местные воротилы очень активно боролись против подпольного трафика, не собираясь отдавать такой источник дохода и влияния в чужие руки. Судя по всему, наш хозяин как раз и занимался контрабандой товаров и кристаллов. А я‑то гадал, что за пару кругленьких шариков нашли духи в замаскированном сейфе в жилой комнатке вместе с местными деньгами и кредитками. Мои попытки исследования кристаллов пока тоже потерпели поражение. Даже щупы артефактора и возможности духов оказались здесь бессильными, натыкаясь на непреодолимую стену. Единственное предположение, которое нам приходило в голову – это не кристаллы, это какие-то непонятные силовые поля. Вопрос их происхождения вообще оставался открытым. Они больше походили на искусственное образование, чем на природное. Такие предположения я обнаружил и в местной инфосети, но большая наука относилась к ним скептически.

Эта планета имела интересную структуру общества. Изначально колонисты заселяли её семьями. Постепенно семьи разрастались, превращаясь в семейные кланы. Теперь каждый город, большая часть которых располагались прямо под водой в океане на океанских отмелях, представлял собою единую семью, спаянную многочисленными брачными союзами. Именно такой город морепромышленников располагался недалеко, среди островов архипелага.

Города местных жителей состояли из огромных модулей и постоянно мигрировали с места на место, чтобы безвозвратно не нарушать местную экологию. Да и прятаться от войны в таких городах намного удобнее, чем на поверхности земли.

Несколько дней мы все впитывали информацию по этому миру. Инфоканал оказался очень слабеньким, да это и понятно – хозяин не собирался таким простым способом рассекречивать местонахождение убежища. Большой трафик через спутник, при пристальном наблюдении, может легко раскрыть расположение убежища.

– Что будем делать дальше? – поинтересовалась у меня Лиэна, когда мы, наконец, получили определённый объём доступной информации по этому миру и расселись втроём на единственном стуле и кровати в жилой комнате. Тартара, устроившись на стуле, по привычке промолчала, только вопросительно поглядывая на меня. Всё-таки псионы её типа больше привыкли обмениваться мыслями.

– Единственный вариант нашего возвращения – толчок в развитии этого мира до прыжковых технологий. Системные скорости они уже освоили. Нам нужен прыжковый корабль, чтобы в теневом состоянии войти в прыжок в том же месте, где мы из него выскочили. Дух предполагает девяностопроцентную вероятность возврата в нашу вселенную, – выдал я девушкам нашу основную задачу на период ближайшей жизни.

– Ты полагаешь, нас тут будут слушать и исполнять наши желания? – с сарказмом усмехнулась Лиэна, толкнув меня локтем в бок, сидя на кровати рядом.

– Хотя моя магия пока здесь не работает, но работают псионские техники и наши возможности магических печатей. Так что мы не так слабы, но ввязываться в войну с местными я не предлагаю. Надо войти в этот мир тихо и заняться своими делами, так чтобы никто не подумал, что мы чужаки. Мы многого не знаем, но я думаю, нам поможет хозяин этого убежища. Раз он нарушает закон из-за денег, мы поможем ему их заработать, а он поможет нам вжиться в мир, – выдал я самое простое в нашем случае предложение. Пока мы не встретимся с хозяином этих апартаментов, об остальном думать рано.

– Придётся слегка скорректировать нашу внешность, – кивнула Тартара на многочисленные картинки на стене над кроватью.

Да, внешность людей на картинках и изображениях из инфосети несколько отличались от нашей внешности. Глаза они имели чуть больше, чем у нас. Уши почти походили, но верхняя часть не округлая, а более острая. Волосы и у мужчин и у женщин доходили до плеч, а то и ниже. Причёсок на картинках встречалось достаточно, так что с этим проблем не было. Кожа у местных представителей мыслящих имела приличное количество оттенков вплоть до чёрного цвета, почти как у Тартары. Раздвоенный кончик языка оказался проблемой. Можно, конечно, использовать печать маскировки, но та не всегда могла обеспечить маскировку в технологических мирах.

– Я встречала на одной из местных страничек в сети упоминание о неформалах. Те проводят трансформацию тел, чтобы выделяться из толпы, – задумчиво пробормотала Лиэна, скидывая нам с Тартарой информацию по неформалам.

Похоже проблема маскировки решаемая. У них, по отдельности, встречались все признаки наших тел: уменьшенные глаза, скруглённые уши и зашитый язык. Только нужно ещё и раскрасить тела многочисленными татуировками. Придётся стать небольшой семьёй немного необычных отщепенцев – неформалов.

До встречи с хозяином убежища оставалось только учиться и создавать свою маскировку. Для татуировки я использовал знания, полученные от матери эльфийки. Магическое зрение никуда не делось. Потоки я видел, а для создания большинства простейших эликсиров магия не нужна. Знания ведьмака, усвоенные на факультете в папиной академии, очень пригодились. Основные рисунки для татуировок я нашёл в сети и раскрасил наши тела с головы до ног. Тартаре пришлось несколько осветлить свою кожу. Всё же абсолютно чёрных жителей здесь не встречалось. Учитывая возможности управления собственным телом, для неё это совсем не проблема. Волосы ускоренно отрастили подлиннее, и раскрасили их в различные цвета. Сделать краску из местных растений для меня не сложно.

Ожидая хозяина, времени мы не теряли, продолжая изучать данные из местной инфосети и внимательно знакомясь с тем, что хранилось в складских помещениях убежища. Как обычно, встреча произошла не так, как мы ожидали.


Сайла Дрэд – одна из последних представительниц семьи Дрэдов на планете, с грустью смотрела сквозь иллюминатор на пенный след, идущего чуть в стороне, катера сопровождения. Особо думать ни о чём не хотелось. Душа пребывала в спокойствии. Всё что смогла, она уже сделала, осталось только ждать подходящего момента. Допрос с применением химии и детектора лжи совсем недавно закончился.

С химией она легко справилась. Раньше в семье имелись неплохие химики, и именно они разработали универсальные долгоиграющие антидоты от многих ядов и препаратов подавления сознания. После разгрома семьи многое врагам не досталось. Остатки семьи сбежали на Песчаную. Там оставались дальние родственники, которые приняли беженцев.

С детектором лжи обстоятельства сложились похуже. Следователи умели задавать правильные вопросы. Пришлось рассказать достаточно много, чтобы враги заинтересовались и доставили её к тайнику. Если бы они только заподозрили, что она из Дрэдов, её бы сначала вывернули наизнанку, а только потом повезли к тайнику.

Все проблемы семьи Дрэдов начались, когда родные мать и отец Сайлы нашли крупнейшую залежь Слёз Океана прямо недалеко от одного из городов семьи. Сразу три сотни кристаллов, добытые за один день в одном месте – это настолько большой куш, что соседи не стерпели и война не заставила себя ждать. Дрэды переоценили свои возможности и недооценили политическую обстановку. Шесть семей, объединившись, напали на города Дрэдов. Оборона такого напора не выдержала. Гвардейцы семьи сражались славно и погибли почти все, но обеспечили старт двух космолётов, о наличии которых враги не знали. Это было нарушение договора о разграничении зон деятельности. Семья Дрэдов работала в океане, а не в космосе, но такие секреты найдутся у каждой семьи, если хорошенько поискать.

Шесть тысяч самых деятельных членов семьи с большинством секретных разработок эвакуировались к родственникам на соседний мир. Остальные семьсот тысяч попали в плен, но работяг и так в других городах избыток. Старый глава семьи погиб при нападении. Новый глава выкупил большую часть семьи за это проклятое месторождение бесценных кристаллов.

Пять лет космолёты вывозили остатки семьи на Песчаную. Некоторым всё же удалось затеряться и пристроиться к другим семьям. К таким людям относились и мать с отцом Сайлы. Кроме океана они ничего не знали, а на Песчаной воды на поверхности нет. Переучиваться родители не хотели, да и возраст уже не тот. Через хороших друзей из семьи Крилов они достали действующие документы на переселенцев со Второй и занялись промыслом рыбы.

Некоторое время они действительно им занимались, а потом, используя связи семьи, перешли на контрабанду кристаллов. Знание океана позволяло им прятаться от многочисленных патрулей и полиции.

Семьи скупали найденные кристаллы у старателей и промысловиков за совсем смешные деньги, по сравнению с конечной ценой, так что желающих незаконно подзаработать всегда находилось достаточно, даже несмотря на суровое наказание за продажу кристалла на сторону.

В сети имелось множество тренингов для обмана простого детектора лжи, а всех на мощном устройстве не поспрашиваешь, поэтому, как ни старались главы семей держать торговлю кристаллами в своих руках, уследить за утечками кристаллов к контрабандистам не получалось. Семьи нашли другой выход. Они сами стали содержать контрабандистов в районах других семей и за прикрытие получать уже с них, хотя и меньший, но всё же приличный доход с каждого кристалла. Это лучше, чем вообще ничего не иметь.

Активная борьба стала вестись только с контрабандистами – одиночками и контрабандистами других семей на своей территории. Такими нелегалами как раз и оказались родители Сайлы. Документы переселенцев в первом поколении не давали им права вступать в какую-то семью. Однажды они из рейда не вернулись. Возможно, столкнулись с конкурентами, а может, что-то случилось в океане.

Сайла – поздний ребёнок. Когда началась война ей было пятнадцать, и она как раз проходила практику у хороших друзей отца из семьи Крилов. Друзья жили совсем в другом полушарии и их семья не участвовала в нападении на Дрэдов. Кроме того, когда-то очень давно, отец Сайлы спас их посреди океана, когда их подводный катер налетел на плавающую скалу. Такие скалы издалека практически не видны на экранах локаторов и представляют особую опасность для плавающего транспорта. Не каждый пилот катера на скорости может увернуться от них вблизи, когда раздаётся сигнал тревоги.

Родители Сайлы редко оставались в городе, поэтому нападение застало их далеко за пределами зоны городов семьи. Прорываться в город смысла не было. Россыпь кристаллов они нашли и сдали их координаты главе семьи. Объём вознаграждения оказался достаточно большой, чтобы не скрывать найденную россыпь. К тому же мать Сайлы – близкая родственница главы семьи, а от своих что-то скрывать всё равно долго не удалось бы. Даже если бы у неё такое желание и появилось. Можно утаить один – два кристалла, ну десяток, а куда девать сотню? Вознаграждение за находку пришлось как нельзя кстати. Именно на эти деньги отец создал собственное производство морепродуктов. Приличный завод выпускал различные консервы. Дохода вполне хватало для хорошей жизни, даже несмотря на их низкий статус переселенцев, по документам. Против поселенцев с деньгами семьи не возражали. Спокойная жизнь, авантюрных по характерам родителей Сайлы, их не устроила. Исследование океана, а заодно и контрабанда, хорошо разнообразили их жизнь, до момента исчезновения.

Оставшись одна, Сайла оказалась в непростой ситуации. Двадцатилетняя переселенка с приличным приданным в виде консервного завода и нескольких океанских ферм – хорошее и лёгкое приобретение для местных семей. Женить на ней какого-нибудь бездельника из семьи, принять невестку в семью и прибрать почти бесхозное хозяйство к своим рукам, чем не хорошее решение.

От такой участи её спасло только большое количество желающих. Опять помогли Крилы. Хотя и с небольшой скидкой они купили её недвижимость. Сайла сбежала на Песчаную, к дальним родственникам, по крайней мере, так значилось в её делах, наверняка существующих не в одной семье. Как и родителям, с её знаниями океана на других планетах делать нечего, а океан она любила.

Пришлось в очередной раз менять документы. Внешность тоже пришлось изменить. Полгода Крилы прятали её на отдалённой ферме. По новым документам они наняли очередную переселенку для работы на ферме. При росте метр шестьдесят, ей пришлось набрать вес со своих шестидесяти до ста двадцати. Получился этакий заплывший жиром колобок. Проблему отпечатков пальцев на документах, решил ожог тех самых пальцев. Так делали многие переселенцы, бежавшие от преследования со своих планет. Принимающая сторона смотрела на это сквозь пальцы. Всё равно семьи не допускали первое поколение переселенцев к управлению, а второе поколение само по себе вливалось в какую-нибудь семью.

После окончания процесса маскировки, в толстой бабе с ужасным характером уже никто не мог разглядеть бывшую умницу и красавицу. С характером снова помогли Крилы. Их близкий родственник оказался отличным психологом, и за те же полгода превратил ангельский характер местной девушки в демонский характер переселенки.

Распрощавшись с так много сделавшими для неё друзьями, Сайла надолго отправилась в свободное плавание. Она знала, где находились все базы родителей. Теперь контрабандой занялась она сама. До последнего момента, за счёт своей подготовки Сайла, счастливо избегала всех неприятностей, связанных с такой деятельностью. Никто даже предположить не мог, что всегда неопрятная и просящая дать взаймы денег толстуха – поисковик Слёз Океана, на самом деле знаменитая Тень. Больше пяти лет контрабандистка уводила из-под носа некоторых семей огромное количество кристаллов, нанося им значительный ущерб. Никто её не видел. Обмен всегда происходил в океане. Многочисленные попытки полиции различных семей поймать её в ловушку всегда заканчивались ничем. Кристаллы в ловушке так и оставались нетронутыми. Тень как-то узнавала о засаде и на встречу не появлялась.

Основной доход девушке приносили Слёзы Моря. Старатели ими расплачивались за контрабандный товар или меняли на деньги. Кому Сайла передавала кристаллы, она никогда не видела. Просто делала подводную закладку с ультразвуковым кодированным управлением в районе какой-нибудь оживлённой трассы между подводными городами. Кто и когда подавал сигнал для всплытия контейнера определить невозможно. Скупщики, учитывая жёсткое противодействие семейных силовых структур, шифровались очень хорошо.

В этот раз её сдал поставщик контрабанды. На чём его могли прихватить семьи, Сайла не понимала. Поставщик никогда не посещал Мокрую. Договаривалась она с ним только по сети, с изменённым голосом и без изображения. В определённом месте над океаном поставщик из космоса сбрасывал контейнер с кодированным маяком, предназначенный для Сайлы. Она вылавливала его из воды и везла на ближайшую базу. Некоторое время спустя товар постепенно расходился по потребителям, и Сайла переводила деньги через обезличенные счета поставщику, за вычетом своего гонорара. Несмотря на всю конспирацию контрабандной сети, поставщик в данном случае оказался слабым звеном.

Сайле удалось разыграть дурочку при захвате и обозначить себя только как наёмного доставщика контрабандного груза. Синяков ей на допросе наставили, но наизнанку не выворачивали. Она договорилась, что её отпустят после того, как она сдаст координаты известного ей склада Тени. Сайла поздно поняла, что это не полиция семей, а члены одного из наёмных агентств, не гнушавшихся любыми заработками. Видно кому-то она сильно отдавила любимый мозоль, чтобы тот отвалил кучу денег этой полуподпольной структуре, обычно используемой семьями для решения криминальных задач. Такие люди не могли отпустить свидетеля после выполнения задачи, несмотря на любые обещания.

Для одной Сайлы их оказалось слишком много. Похоже, они собрались делать длительную засаду на Тень. На катере, где её везли, находилось человек двадцать, на соседнем – не меньше. Все убежища Сайла оборудовала специальными тайниками, как раз на случай своего захвата в плен, но более сорока человек её не по зубам. Она один за другим отбрасывала возможные планы. Самым реальным казался план побега. Ей бы только освободиться от постоянного сопровождения из трёх охранников, не спускавших с неё глаз. Недалеко от подводного выхода, в тайнике спрятан скафандр с запасом кислорода. Если до него добраться, то будет возможность сбежать с острова и доплыть до архипелага, затерявшись среди островов. Скафандр снабжён небольшим водомётным двигателем, так что расстояние в десяток километров – это не проблема.

Катер с девушкой погрузился и зашёл со стороны основного подводного входа. Прикрывающий катер высадил десант на берег, тот должен добраться до запасного выхода по земле. Утаивать существование запасного выхода смысла не было. Следователь, её допрашивающий, этому бы не поверил. Надежды Сайлы на побег из подводной гавани сразу растаяли. При подходе катера к шлюзу, её пристегнули крепким ремнём к одному из охранников. У девушки осталась единственная возможность вырваться из цепких рук наёмников. Она надеялась, что её подведут к сейфу. В него она специально встроила две системы. При неправильном порядке открытия сейфа срабатывала первая, выпуская в подземелье сонный газ без цвета и запаха. Запуск первой системы автоматически запускал вторую – систему самоуничтожения. Если не поступит команда запрета с компьютера, через две минуты подземелье превратится в небольшой филиал ада. Неплохой привет с того света её пленителям.

Наблюдательность у девушки развита достаточно хорошо, чтобы сразу заметить признаки чужого посещения её убежища. Друзей здесь увидеть она не ожидала. Значит, ещё кто-то очень умный нашёл убежище Тени. Надежда выбраться из этой переделки живой вспыхнула с новой силой. Два конкурирующих отряда вполне могут сцепиться в схватке. В этом случае шансы сбежать у неё серьёзно повышаются. Дальнейшие события не заставили себя ждать. Вот только Сайла их ожидала, а наёмники нет. Пока ей это не помогло, но она надеялась на возможность побега в недалёком будущем.

– Первый, пропала связь с катером на поверхности. Радист не отзывается, – раздался голос из рации командира наёмников. Тот постоянно находился рядом с девушкой. По её поводу у него имелись нехорошие предчувствия. Она вполне могла о чём-то умолчать. Подручная самой Тени, хотя и казалась недалёкой, в умственном плане, переселенкой, вызывала у командира непонятную тревогу. Именно поэтому он не отходил от неё ни на шаг.

– Эй, толстуха, ты слышала что-нибудь о пропадании связи на этой базе?

– А то я с кем-то отсюда разговаривала! – пробурчала Сайла, исподлобья наблюдая за скривившейся рожей командира.

– Хм-м…, легко проверить, – буркнул охранник, связанный ремнём с девушкой, – перестрой рацию на музыкальную волну.

– А то я сам не знаю, – недовольно буркнул командир, нажимая кнопки на мобильной рации.

Через несколько секунд из её динамика послышалась чистая мелодия какой-то песни.

– Вот же гнилая вода! Чувствовал, что что-то случится, – зло ругнулся командир, возвращая настройки на волну отряда. – Резерву покинуть катер и через подводный грот посмотреть, что там творится с катером прикрытия. Как поняли?

Несколько секунд тишину в коридоре, где стояла девушка со своим сопровождением, нарушало только лёгкое потрескивание в динамике.

– Вы что там заснули, что ли? – рявкнул командир в рацию.

В ответ – только тишина.

– Ригон не мог заснуть, – чуть слышно пробормотал привязанный к девушке охранник.

– Сам знаю, – зло зыркнул на него командир, нервно поглаживая рацию. Обстановка, похоже, начала накаляться. Наземная группа уже давно должна проникнуть сюда через запасной вход и встретиться с ними в коридоре. Вестей от неё тоже не слышно.

– Март, ты уже у воздушного шлюза?

– Да, командир, но что-то ребят с той стороны не слышно. Может мне открыть люк отсюда?

– Нет! Подожди! Не нравится мне это. Отойди в коридор. Жди. Сейчас я пришлю людей. Занимай оборону перед шлюзом. Ты главный, – взглядом и кивком головы командир наёмников отправил пятёрку людей вглубь извилистого коридора. Те поняли его без слов.

– Раймон, пристегни толстуху ко мне, бери пятёрку и заткни проход от причала. В воду не лезьте. Если здесь кто-то чужой, и наших парней накрыли наверху, они придут к нам, – приказал командир охраннику, привязанному к девушке.

Тот, скривившись, открыл замок на ремне и передал конец ремня командиру. Без слов кивнув очередной пятёрке, он увёл её за собой к причалу. Командир, со злостью поглядывая на невозмутимую Сайлу, прицепил ремень к своему поясу. Руки девушки сковывали наручники, пристёгнутые к её же поясу. Посреди коридора осталась только последняя пятёрка с командиром и самой Сайлой.

– Открой двери, – глядя на девушку, указал на ближайшую дверь командир.

– Не могу. Я же говорила, сначала нужно добраться до компьютера и ввести пароль, а комната с ним находится рядом с запасным выходом, – усмехнулась в ответ Сайла.

– Она ещё веселится, – скрипя зубами, буркнул командир наёмников.

– Март, где-то рядом с тобой дверь в операторскую. Она там единственная с кодовым замком. Код – тень 17. Зайди и введи тот же код на компьютере. Открой нам четвёртый блок.

– Вижу. Делаю, – раздалось в ответ, и тут же голос ругнулся. – О демон глубин! Первый, у нас проблемы.

– Уточни! – рявкнул в рацию командир.

– Передо мною в проёме двери висит бумажка, на ниточках. Там написано: – «Лучше не входить». Что де-е-ла-а-а…

Из рации доносился только треск. Если бы Сайла не знала собственной системы безопасности, она бы не услышала еле слышного шипения. Только она из всех присутствующих знала, что за этим последует, и задержала дыхание. Хороший пловец на Мокрой может задерживать дыхание на пять минут, а она – очень хороший пловец.

Наёмники даже не поняли, что произошло, и через пару секунд свалились как подкошенные. Сонный газ действовал очень быстро. Сайла бросилась к командиру и скованными руками попыталась добраться до ключей от ремня и наручников в его кармане. Она уже успела освободиться от сковывающих движения препятствий, когда перед её носом на пол шлёпнулась её собственная контрабандная маска для дыхания под водой. Уж отличить качественный товар от подделок её мира, она могла без проблем.


Глава 2. Неформалы.


О прибытии гостей дух сообщил в середине одного из дней. Сами гости меня озадачили. Ломиться на остров, без разведки, двумя катерами, забитыми вооружёнными до зубов штурмовиками, я бы сам не стал. Либо они жутко боятся хозяина скрытого убежища, либо боятся, чтобы его у них не отобрали конкуренты. Судя по тому, что оружия в складских помещениях имелось не так много, хозяин боевиком не был. Оставался второй вывод, но мог быть и третий, и четвёртый, и много ещё других причин. Многого о мире по слабому каналу инфосети не узнаешь. Немного ситуация разъяснилась, когда боевики, высаживаясь на причал из подводного грота, вытащили из катера основательно скованную пленницу.

Судя по габаритам девушки – колобка, это она хозяйка этого убежища. Я никак не мог понять, зачем в единственном жилом помещении стояла широкая кровать, на которой мы с девушками втроём прекрасно помещались. Теперь понял. Габариты хозяйки на меньшем ложе будут чувствовать себя неуютно. Учитывая две группы гостей, нам пришлось разделиться. Девушек я отправил заниматься верхней группой и катером, приставшим к берегу, а сам направился встречать отряд, проникший через подводный вход.

То, что толстушка – хозяйка помещений, подтвердил её удивлённый, бегающий взгляд. Только хозяйка, по некоторым следам, могла обнаружить присутствие гостей в убежище. Мы совсем не скрывались, живя на всём готовом. Сначала я пробрался на катер с оставшимся прикрытием из пяти человек. Даже тенью при нападении не пришлось пользоваться. Дух прекрасно знал расположение каждого противника. Отправить всех в приятное бессознательное состояние труда не составило.

Заниматься авангардом, уже добравшимся до резервного выхода, я не стал. Если они не дураки, и хозяйка им что-то рассказала, то они сначала должны заняться компом управления. Дух уже давно перепрограммировал комп, так что на входе их ждал сюрприз. При открытии двери, сработает система защиты убежища и выпустит усыпляющий газ.

Выбрав из ящика, в хранилище у причала, кислородную маску, я не спеша отправился к людям, сопровождавшим пленницу. Пятёрку наёмников встретил в коридоре до того, как сработала газовая мина. Пришлось уложить их самому. Они даже среагировать на нападение из-за угла не успели. Обычным людям остановить вампира в ближней схватке нереально.

За жену и Тартару я не беспокоился. Тартара могла не только подслушивать мысли человека, но и прекрасно отправлять его в небытие, причём при особом желании и насовсем. Лиэна, применяя свои родные, псионские техники, по очереди захватывала и придушивала силовыми жгутами незваных гостей. В условиях густой растительности острова это совсем не трудно сделать. До наземной входной двери никто из них не дошёл.

До пленницы я добрался, когда та уже освободилась от сковывающих её пут. Хозяйка убежища оказалась умной. Она явно ожидала газовой атаки и задержала дыхание, в отличие от её конвоиров, живописным ковром тел покрывших пол вокруг девушки. Судя по проведённому ранее анализу газа, тот должен действовать ещё не меньше десяти минут, а вдохнувшие его люди проваляются в сонном состоянии не меньше часа. Я похвалил себя, что захватил маску для девушки. Кто её знает, возможно, задержку дыхания на такой срок она могла и не выдержать. Для моего тела вампира, да ещё и с магическими печатями, газы не страшны. Я мог задержать дыхание на очень длительный срок, да и организм внутри мог разложить яд на безвредные составляющие. Я бросил маску перед лицом ворочающейся на полу девушки. В поднятом на меня взгляде отразилось такое недоумение. Увидеть перед собой полуголого, размалёванного неформала она никак не ожидала. Странно, мордашка вроде приличная, да и судя по действиям с мозгами полный порядок, а чтобы так запустить своё тело, надо ещё очень постараться.

С остальными людьми надо что-то делать. Разговаривать в маске, которую натянула на себя девушка, она не могла. Пришлось объясняться жестами. Скорчив вопросительную рожицу, я ткнул пальцем в сторону валяющихся конвоиров и провёл рукой по шее. Интересно, что она ответит на такое кровожадное предложение. Девушка энергично покачала головой, показывая, что не согласна с таким решением и начала сноровисто обыскивать лежащие тела, освобождая их от открытого и скрытого вооружения. Наручники обнаружились на поясе у каждого тела, так что недостатка в средствах обездвиживания не было. Пришлось помогать девушке. Она не могла самостоятельно освободить своих бывших конвоиров от всего припрятанного в одежде оружия. Я мог. От духа что-то спрятать нереально. Горка режущего, колющего и стреляющего рядом с телами росла стремительно.


Сайле очень не понравился красноречивый жест её спасителя, по поводу наёмников. Становиться личным врагом целой наёмной конторы не стоило, а смерть такого количества бойцов привела бы именно к такому результату. Хорошо хоть это ненормальный неформал на таком решении не настаивал, а стал эффективно помогать в обыске наёмников. Судя по эффективности его действий по разоружению противника опыт у него в военном деле, несмотря на явную молодость, имелся солидный. Сайла даже не подумала бы искать оружие у наёмников в некоторых местах. Сковав группу в проходе и проделав то же самое с группой у входа в жилое помещение, Сайла спохватилась и знаками попыталась объяснить спасителю, что наверху есть ещё одна группа. Тот только усмехнулся в ответ и, сложив ладошки и положив их под наклонённую голову, показал, что они тоже спят. Как такое может быть, Сайла не поняла. Мин с сонным газом на поверхности у неё не было, да и действовать он там так быстро не будет, концентрация не позволит.


Объясняться знаками мне надоело. Я знаком пригласил толстушку следовать за собой, повернулся и направился в сторону грота с причалом. Послушалась и, тяжело шагая, двинулась за мной. Я тоже не скакал козликом. Тащить по полу увязанное в вязанки вооружение гостей не так-то просто. С трудом мы добрались до двери одного из складов. Я набрал код на кодовом замке, и мы сгрузили вооружение прямо на проходе складского помещения. По удивлённому взгляду девушки я догадался, что собственный код на замке она заметила, но откуда я его узнал, понять не смогла.

Закрыв склад на замок и добравшись до катера наёмников, мы устроились в рубке. Пришлось сначала упаковать пятёрку, ранее уложенных мною хозяев катера, и вытащить их из рубки на палубу. Я включил вентиляцию, и даже если газ попал в помещение рубки, то система очистки воздуха быстро справилась с этим недостатком. Моему красноречивому жесту, что можно снимать маску, девушка не поверила и сначала проверила показания датчика анализатора воздуха, выводящего данные на экран компа управления судном, а только затем сдёрнула маску.

– Спасибо за помощь. Самой бы мне не справиться, – самокритично призналась девушка. Даже если бы сработала газовая мина, с группой наверху она бы не справилась, а побег на катере с преследователями на хвосте мог привести к повторному её захвату.

– Да не за что, – отозвался я и добавил некоторые пояснения. – Мы случайно заглянули на огонёк. Нам тут понравилось, вот и задержались, слегка. Мы не воры. Хотели дождаться хозяина и договориться о компенсации, а тут прётся куча народа и хозяйка явно в этой куче не главная. Пришлось исправлять положение.

– Мы – это кто, – заинтересовалась девушка.

– Мы – это беженцы, – усмехнулся я. В некотором смысле мы действительно беженцы с другого измерения. – Семейка у нас ещё та. Пришлось быстро делать ноги со старого места жительства, а тут нас встретили неласково. Может быть, слышала о недавней попытке прорыва космической обороны. Пришлось пожертвовать корабликом, но другого выхода не было.

– Хм-м…. неформалы, нелегалы, хакеры, боевики, я ничего не упустила? – иронически покачала головой девушка. – Странная семейка! Сколько вас?

– Я и две моих жены. Меня кстати Рейн зовут. Одну жену зовут Лиэна, вторую – Тартара. Сейчас девушки пособирают трофеи наверху и прибудут к нам, – сразу пояснил и представился я. Про семью неформалов мы договорились с девушками заранее, иначе опасное путешествие парня в сопровождении сразу двух необычных девушек выглядело бы не очень правдоподобно.

– Я – Сайла, – представилась девушка и, тут же встрепенувшись, спросила. – Надеюсь, твои девушки не очень кровожадные и не всех наёмников убили наверху. А то, боюсь, мне вместе с вами придётся, как ты говоришь, делать отсюда ноги.

– Да что ты говоришь! Кроме слегка помятого и отключённого состояния, других повреждений наёмники не имеют. А девушки почти белые и пушистые. Ну-у-у…, почти белые и как бы пушистые, – пробормотал я. Называть Тартару белой – как-то не очень правильно.

– Да-да, я так и поняла. Две девушки без проблем отключают пару десятков совсем не слабых боевиков, – саркастически скривилась Сайла, – а к тому же взламывают компьютеры, ставят на уши космическую оборону планеты и спокойно скрываются на секретной базе местной контрабандистки. Вам не кажется, что для белых и пушистых это как-то слишком?

– Для себя сам таких выбирал, – скромно потупив глазки, признался я. Или они меня выбирали. Странно. С такой точки зрения я ситуацию не рассматривал.

– Значит, документов у вас нет. Паршиво. Мои друзья далеко, и быстро сделать документы на вас не получится. Да и, думаю, одной моей рекомендации будет маловато. Из-за посторонних, да ещё к тому же опасных личностей, авторитет семьи под удар никто подставлять не будет, – задумчиво пробормотала Сайла.

– А наши пленники смогут помочь с документами? – кивнул я на стену рубки, за которой в тени грота загорали наёмники.

– Эти смогут, – обрадовалась девушка, но улыбка сразу угасла. – Только убедить их будет совсем не просто. Наёмники не любят, когда их к чему-то принуждают.

– Проблема решаемая, – буркнул я, только возможен некоторый процент потерь среди принуждаемых.

– Если оставшиеся действительно согласятся, вам, то есть нам, помочь, то некоторые потери допустимы, но как вы проконтролируете их согласие, – задумчиво уставилась на меня девушка.

Странно взгляд у неё необычный, как сканер.

(Дух: – Шеф, вы потеряли хватку. Посмотрите на ауру девушки.

Рейн: – По виду – типичные песочные часы. Скорее всего, у местных просто такой тип ауры.

Дух: – А если посмотреть на других, например, валяющихся на палубе.

Рейн: Хм-м…, ты прав, мой потусторонний друг. У них аура выглядит обычным треугольником. Почти нет верхней части. Ты хочешь сказать, мы случайно наткнулись на местного мага?

Дух: – Это ваш вывод, шеф, но я бы не стал ставить деньги на другой вариант. Другой вопрос – случайно ли? С вами, властителями и повелителями, такие заморочки в этих вопросах, что строить прогнозы по вашим приключениям бесполезно.)


Сайла в это время рассматривала сидевшего в кресле пилота парня. Обычно она легко, по мельчайшим деталям, могла составить психологический портрет собеседника. Это свойство сильно помогало ей в жизни избегать ошибок в отношениях с людьми. Здесь же её выводы на счёт парня противоречили между собой. Пропорционально сложенная фигура не создавала впечатления безграничной мощи, но девушка прекрасно помнила, как этот парень волок по полу гору оружия и оборудования наёмников, в несколько раз больше, чем тянула она. Внешние атрибуты неформала как бы выпячивали его необычность, но как-то уж слишком. Как будто под необычной маской неформала пряталось ещё более необычное существо.

Имелись ещё мелкие штрихи, неукладывающиеся в сказку про неформалов. Рейн прекрасно обходился без маски в накачанной сонным газом атмосфере. Если бы не маска, Сайла не смогла бы задержать дыхание на столь длительный срок, да ещё и при перетаскивании тяжестей. И это она – жительница Мокрой, где люди проводят в воде или, точнее, под водой, большую часть жизни. Кроме того, парень прекрасно ориентировался в оборудовании катера наёмников – надо сказать весьма специфическом оборудовании. Взломать и перехватить управление командным компьютером катера – не так-то просто, тем более времени на это у парня практически не было. Уложить без потерь пятёрку наёмников, находящихся в состоянии ожидания нападения, тоже практически невозможно. Обычному человеку. Значит, Рейн – птица высокого полёта, очень высокого, в прочем, как и его, так называемые, жёны. Без потерь отключить кучу наёмников в джунглях, тоже надо уметь.

Вывод Сайлу настораживал – это сработанная группа со специальной подготовкой. Немного успокаивало другое – государства не выбрасывают на чужие планеты такие группы без оборудования и документов, гарантирующих нормальное вхождение в жизнь общества. Да и врождённое чувство девушки, помогающее отличить правду ото лжи, говорило, что парень не соврал – они на самом деле беженцы. Для Сайлы сложно предполагать, почему люди с такой подготовкой подались в бега, но у неё имелся в жизни собственный пример. Она, конечно, не суперагент, но многие люди и семьи ловят Тень уже не один год. Неформалы помогли ей. Стоило попытаться помочь им и привлечь к своей деятельности. Вряд ли таких профи будут натравливать на Тень. Их способности, весьма надо сказать впечатляющие, пригодятся и ей. Раз чья-то семья взялась за неё всерьёз и натравила наёмников, то помощь, нигде не засвеченных личностей, Тени может сильно помочь. С личиной толстухи придётся расставаться. Интересно, а не стать ли ей тоже неформалом – отличная маскировка. Как и толстуха – вроде бы и на виду, но если правильно подойти к процессу, дела можно проворачивать почти как невидимке. Контрабандисты – неформалы, ничего нелепее придумать невозможно.


– Сейчас прикатят мои подружки, – предупредил я девушку, чтобы та не дёргалась. Лиэна сообщила, что они на подходе. Через несколько секунд на поверхность воды, перед причалом, вынырнул второй катер наёмников. Я с трудом не рассмеялся, глядя какими круглыми сделались глаза Сайлы, когда к нам на борт пожаловали мои девушки, представились и заняли кресла рядом со мною в рубке катера.

– Фантастика! – пробормотала Сайла, рассматривая в основном Тартару. Светлая татуировка на тёмной коже выглядела очень необычно. Наконец оторвавшись от неё, девушка уставилась на меня. – Э-э-э…, во сколько вам обошлись операции по изменению тела, если не секрет?

– Не секрет. Затрат не было. Мы всё делали сами. Разбираться с проблемами силовым способом – не последняя наша способность. У нас есть ещё много скрытых достоинств, – усмехнулся я.

– Хм-м…, мне это подходит. Как ты уже догадался, у меня появились проблемы, – начала разговор Сайла.

– Можешь не продолжать, – перебил я её и, кивнув на комп катера, пояснил. – Там куча информации по тебе. У меня много достоинств и среди них числится профессиональная работа с электронной техникой. Так что сведения по тебе у меня имеются. Могу только добавить от себя то, что наёмники не знали. Ты и есть та самая Тень, которую они пытались захватить в убежище. Мы прекрасно изучили твою обитель и других следов, кроме следов хозяйки, не обнаружили. Судя по всему, также как мы маскируемся под неформалов, ты ходила под маской толстухи. Маска отжила своё, надо менять. Мы тоже не сразу натянули на себя маски неформалов, а только после оценки всех рисков. Для вживания в необычную для нас среду – прикрытие идеальное, маскирующее все наши ошибки и незнание местной обстановки. Как только обживёмся, маску можно сменить. Твоё желание присоединиться к нам прогнозируемое. Так что разукрасим тебя так, что даже близкие родственники не узнают.

– Да-а-а…, мне уже страшно с тобой общаться. Ты что мысли читаешь? – непроизвольно поёжилась Сайла.

– Я мысли не читаю, предпочитаю их вправлять, – покачал я головой и, кивнув на Тартару, добавил, – вот она читает.

– О-ох.., у вас ещё и экстрасенс в наличии, – прикрыв рот рукой от удивления, охнула Сайла.

– У вас, девушка, нет защиты от сканирования мыслей, но я могу научить, – открыто улыбнулась Тартара.

– Потрясающе! – Сайла пребывала в полной прострации. Боевики. Экстрасенсы. Кто ещё? Похоже, семейка собралась ещё та. – Та-а-ак, значит Рейн – боевик и хакер, Тартара – экстрасенс по разуму, а Лиэна тогда кто?

Лиэна выпустила свои силовые жгуты псионской техники и, подхватив одно из свободных кресел, скрутила его в аккуратную вязаночку. Для Сайлы это выглядело вообще невероятно. Кресло само поднялось в воздух и, скручиваясь, превратилось в витой жгут, который ещё и свернулся бубликом.

– Ой…, она ещё и полтергейстом управляет, – в очередной раз удивлённо вскрикнула Сайла. – Я уже подозреваю, что насчёт вас, Рейн, сильно ошиблась, и вы не только хакер и боевик.

Дальнейший наш разговор занял достаточно много времени. С девушкой мы договорились. Она помогает нам обосноваться на Мокрой, а мы помогаем ей с контрабандой и берём на себя прикрытие нашей совместной деятельности. За короткий срок я обещал превратить её в такую же необычную неформалку, как и мы. Переселившаяся в этот мир, семья неформалов, хотя и не очень частое событие, но отнюдь не исключительное. Кого только не носят ветра странствий на просторах системы.

Проблему с пленными и их помощью нам, я собирался решить в ближайшее время. Имелась у меня подходящая идея, хотя я и обещал себе больше такой возможность не пользоваться. Выхода особого не было. С пленными всё равно надо что-то делать. Добывать новые документы по своим старым каналам Сайла боялась. Подозрение, что на толстуху вышли именно по старым цепочкам связи, у неё только окрепло, особенно после того, как я дал ей покопаться в компьютере наёмников. Девушка хоть и боялась, но ей пришлось всё нам рассказать о своей жизни. Да и выхода у неё тоже не было. Тартара ловила обрывки мыслей девушки, так что многое мы и так о ней уже знали.

Большого помещения в подземном убежище не было, а мне для работы с пленными нужно, чтобы все видели и слышали одновременно. Пришлось выкладывать скованных пленников на причал. Места как раз хватило. Всего набралось сорок два человека. Первыми пришли в себя наёмники ненанюхавшиеся газа. Скованные руки и две охранявшие их, разукрашенные до безобразия и обвешанные оружием неформалки, сидящие на бортах их собственных катеров, наглядно демонстрировали настоящее незавидное положение наёмников. Мы не мешали пленных потихоньку обмениваться впечатлениями. Скоро стали приходить в себя и остальные, нанюхавшиеся газа пленники. Пришло время моего выступления. Я вылез из рубки главного катера и сошёл на пристань. Новый, необычный персонаж сразу привлёк к себе угрюмые взгляды пленников.

– Итак, господа, каким ветром вас принесло на мою территорию? – нахмурившись, я осмотрел неровный двухрядный строй наёмников.

– Этот островок по базам числится бесхозным, – недовольно пробурчал командир наёмников.

– Это не повод без спроса врываться в явно жилые помещения с оружием, – парировал я. Мужик мне не понравился. Хитрый. Жёсткий. Беспринципный. Первый кандидат на выбывание.

– Нас привела сюда пособница Тени. Она уверяла, что это убежище контрабандистки, на которую мы получили заказ. Да и склады точно набиты контрабандой, – не сдавался наёмник.

– Предположим, я не знал, что хозяйка помещений контрабандистка. Я покупал себе удалённое место для жизни. Как вы видите по моей размалёванной физиономии, я не сторонник современного общества, но жить на что-то надо. С регистрацией у меня пока проблема. Хочется надеяться, что вы с этим поможете, в счёт компенсации за вторжение. Я просто уверен, что половина народа, стоящего передо мною, прибыли на Мокрую нелегально. Меня предупреждали, что местные семьи неохотно принимают к себе переселенцев, предпочитая их больше эксплуатировать. По поводу Тени ничего вам сказать не могу. Предложение о покупке пришло через сеть. Могу только предположить, что у вас где-то утечка. Тень узнала о порыве контрабандной цепочки. Она или он, уж не знаю, кто скрывается под этой маской, решила посмеяться над вами, со скидкой уступив мне эту точку. Кто-то из знакомых наверняка просветил её о достоинствах моей семейки. Так что вы попали немного не по адресу. Вот только теперь мне непонятно, что с вами делать, – я обвёл людоедским взглядом строй наёмников. Несмотря на моё не очень внушительное телосложение, строй непроизвольно слегка попятился к стене. Врождённые вампирские способности остались при мне.

Наёмники вдруг почувствовали исходящую от молодого неформала грозную и в то же время безразличную силу. Пугало их именно безразличие этой силы. После непонятного пленения, когда они даже не увидели момент самого нападения, можно поверить, что вполне в силах этого человека отправить их всех на тот свет. Хотя каждый из них и понимал, что такое крайнее решение этот человек вряд ли примет, но ощущение возможности такого решения не способствовали к пререканию с ним. Может быть, сейчас он и выглядит неформалом, сбежавшим от общества. Вот только до этого он им явно не был. Группа, повязавшая их, без потерь с обеих сторон, должна иметь весьма специфическую боевую подготовку, а девушки, очень профессионально контролирующие каждое их движение с бортов катеров, своим боевым видом внушали уважение.

Нестройный гул голосов, предлагающих договориться, как раз показывал мне подходящее состояние наёмников для принесения клятвы. Вариантов решения проблемы наёмников – всего два. Либо они дают клятву секрета, либо – клятву подчинения. Учитывая психологию наёмников, я склонялся ко второму варианту. Клятву секрета нужно брать с дружественных или нейтральных к тебе мыслящих, а наёмники уже к таким категориям явно не относятся. Придётся работать по более жёсткому варианту. Клятва подчинения ломает психику мыслящего, в соответствии со своей основной направленностью и в мирах магов применяется в основном к преступникам. Так я и есть злобный маг, а эти люди, в основном, и есть преступники, сбежавшие со своих планет и пристроившиеся в этом мире.

Необходимым условием для удачного завершения клятвы являлось согласие с ней в данный момент самого мыслящего. Каким способом достигнуто это согласие абсолютно безразлично. Если согласия с клятвой нет, то накладываемая ею матрица поведенческих ограничений корёжит психику и сознание мыслящего и в большинстве случаев приводит к смерти клянущегося. В нашем случае я собирался повторить опыт принесения клятвы на алтаре метаморфов, поскольку собственные магические способности пока использовать не мог. Прошлый раз клятвопреступник осыпался пеплом. Вряд ли результат изменится в этом случае, даже несмотря на то, что находимся мы в совсем другой вселенной. Алтарь метаморфов изначально принадлежит другому миру, так что эта штука одинаково работает где угодно. По предварительной оценке духа потери наёмников после клятвы не превысят тридцати процентов.

– Хорошо, – подняв руку, успокоил я шумевших наёмников, – вы произносите стандартную клятву на некотором детекторе лжи, и если кто-то соврёт, и затаит мысль нарушить её, то высоковольтный разряд сожжёт его на месте. Обмануть собственное сознание невозможно.

– А если я не захочу в чём-то клясться? – пробормотал один из наёмников, с интересом уставившись на меня.

– Нет проблем, – грустно вздохнул я, – не придётся тратить лишнюю энергию накопителя детектора. Одна из моих подруг пристрелит вас на месте. Нет смысла оставлять за спиной потенциальных врагов и предателей. Вы поймите, я вам не враг, и вы мне пока не враги, но предоставлять через вас сведения своим настоящим врагам я не собираюсь. Детектор лжи для этих целей подходит лучше всего. Кто согласится с условиями – выживет, кто не согласится – умрёт. Проблема лишь в вашем согласии.

– А с чем нужно соглашаться? – раздались голоса из строя.

Я продиктовал им слова короткой клятвы, отточенной тысячелетиями использования. Основной смысл полного подчинения, закону или в данном случае мне, прятался среди обычных слов о секретности и невозможности вредить мне в дальнейшем. Не каждый психолог найдёт зацепки в тексте, подчиняющие сознание, а психологов среди наёмников точно не наблюдалось. Простейшие условия, на первый взгляд, казались вполне безобидными. И наёмники, почти хором, выразили желание пройти процедуру клятвы на детекторе.

Мы с девушками уже заранее всё подготовили. Лиэна ловко перебросила мне с борта катера небольшой, местный, переносной комп, позаимствованный в одном из контрабандных ящиков Сайлы. Раскрыв как книжку, я установил его на пол. Во время установки компа я незаметно активировал алтарь метаморфов, достав его из теневого кармана. Для посторонних казалось, что из компа выросло голографическое объёмное изображение чаши. Наёмники хором произнесли клятву и по очереди стали подходить к чаше. Как я объяснил им, для полного анализа на крышку компа надо капнуть каплю крови, что не вызвало серьёзных возражений. Командир наёмников оказался ушлым парнем. Вначале он пропихнул вперёд нескольких своих самых никчёмных подчинённых. Я на это и рассчитывал, не ограничивая его в действиях. Подошедших наёмников я расковывал, снимая наручники, и колол небольшим шилом, позаимствованным на одном из катеров. Психика этих представителей наёмного отряда была достаточно ограниченной, и они честно собирались держаться клятвы, поэтому их проход сопровождался лишь небольшой вспышкой света, когда капля крови падала на алтарь.

Тартара сразу предупредила меня, что командир алтарь не пройдёт. Она не могла одновременно считывать мысли всех людей, а сканировала их по одному. Командир наёмников уже строил планы, как меня продать подороже своим покровителям. К алтарю он подошёл четвёртым и закономерно осыпался пеплом на глазах подчинённых, оставив нетронутой лишь одежду. После такой наглядной демонстрации наёмники слегка попятились от чаши метаморфов. Шепотки о напряжении в сотни тысяч вольт, приводящем к таким результатам, постепенно затихли. Люди прекрасно знали гнилую натуру своего командира, а так называемый детектор лжи лишь показал свою эффективность. Попытку парочки наёмников кинуться на меня или мимо меня в воду, даже с закованными руками, пресекли точные выстрелы девушек. Промахнуться с такого расстояния невозможно, и головы незадачливых беглецов украсили сквозные отверстия.

– Ещё кто-то желает, чтобы его сразу застрелили? – недовольно проворчал я, не двигаясь с места. – От вас лишь требуется мысленное согласие в выполнении клятвы.

Наёмники демонстрацией впечатлились. Да и трое их товарищей ведь без проблем прошли процедуру, поэтому к алтарю потянулись следующие наёмники. Бежать больше никто не решился.

Дух не угадал. До трети потерь мы не дотянули. Превратились в пепел ещё всего лишь три человека. То ли демонстрация получилась весьма наглядная, то ли сработала боязнь смерти, но психологическое программирование сознания клятвой для остальных наёмников прошло без проблем.

Сразу нашлись новые, авторитетные командиры – бывший заместитель командира Раймон стал новым командиром, а его замом стал командир разведки Март. Дух разблокировал двери склада, где мы с Сайлой сложили оружие и экипировку наёмников, и те, под управлением новых командиров, отправились вооружаться.

– А не опасно возвращать наёмникам вооружение? – поинтересовалась Сайла у Лиэны, сидевшей на палубе, с опаской выглядывая из рубки управления одного из катеров.

– Этим, – кивнула на уходящих наёмников Лиэна, – нет, не опасно. Та, полупрозрачная штука, которую Рейн обозвал детектором лжи, на самом деле не такая уж безобидная. Когда он ей пользуется у меня аж мурашки по коже бегают, величиной с кулак. Если её неправильно использовать, то проблему, диаметров километров в сто для этой планеты, я гарантирую, и это в лучшем случае. Про худший думать как-то не хочется.

– Ваш друг что, с собой атомную бомбу возит? Там же простой миникомп был. Я даже проектора не увидела, – очень удивилась Сайла.

– Э-э-э…, подруга, во-первых – он нам муж и даже нечто большее, а не только друг. Во-вторых – ты, по договору, на время нашего взаимодействия, всего лишь фиктивная жена в нашей семейке неформалов и лишнего знать тебе не следует. Спать будешь спокойнее, – задумчиво посмотрела на толстуху Лиэна.

– Как же заснёшь с вами, экстрасенсами, спокойно, когда кажется, что кто-то постоянно в твои мысли заглядывает, – недовольно проворчала Сайла.

– Вот, я о чём и говорю! Меньше знаешь – лучше спишь, – усмехнулась Лиэна.

– Вот же страх глубин! С кем я связалась! – пробурчала Сайла.

Из рубки неожиданно раздался противные писк.

– Это ещё что за новости? – пробормотала Сайла, ныряя в двери.

Через некоторое время она разобралась с показаниями управляющего катером компьютера. Наёмники оказались нет так уж и беспечны, как ей казалось. Два автономных модуля наблюдения, установленных ими на подходе к острову и подключённых к компьютеру, сообщали о приходе новых гостей. Два подводных аппарата, гораздо большего размера, чем катера наёмников, обнаружились в зоне действия модулей наблюдения. Сайла никого не ждала. Наёмники тоже вряд ли ожидали гостей, кроме Тени. Сайла забеспокоилась и позвала в рубку Лиэну. То, что приближаются враги наёмников, обнаружилось достаточно быстро. Гости имели очень хорошее оборудование. Обнаружив модули наблюдения, они уничтожили их самонаводящимися малыми торпедами. Минут через десять ожидалось их прибытие к острову.

Лиэна предупредила меня по мыслесвязи о хорошо вооружённых незнакомцах. Быстрый разговор с новым командиром наёмников выявил очень плохо пахнущие детали ситуации. Наёмное агентство, где служили наёмники, располагалось в самых низах рейтингов среди аналогичных контор. Собственно почти весь его состав и находился на острове, кроме снабженца и двух офисных работников. Новый командир наёмников – Раймон быстро догадался, почему их агентство получило контракт на поимку Тени от неизвестного заказчика.

Особенностей договора с нанимателем он не знал, так как с ним договаривался бывший командир, но он точно знал, сколько контора получила денег предоплаты – всего десять процентов. Это было известно, потому что бывшему командиру пришлось расплатиться с подчинёнными, так они уже давно сидели без нормального заработка и могли попросту разбежаться. Для агентства договор на поимку Тени оказался манной небесной. Как теперь понял Раймон – их пустили вперёд для проверки. Никто не собирался расплачиваться с ними по полной. Исчезновение низкорейтинговой наёмной конторы никто не заметит. Если бы они сразу обнаружили Тень в убежище, они должны были сообщить об этом заказчику. Они не сообщили, а это возможно в двух вариантах. Невероятном – Тень обнаружила гостей и положила всех наёмников. И вероятном – наёмники обнаружили убежище тени, положили некоторое количество своих людей на многочисленных ловушках, которыми так славилась Тень, и сделали там засаду. В любом случае наёмники больше ненужны, а в засаде могут посидеть и свои люди. Учитывая, что пойманная Тень может рассказать много интересного о контрабанде, заказчик изначально не собирался ни с кем делиться такой информацией.

– Что гости будут делать в такой ситуации? – поинтересовался я у Раймона. С местной обстановкой я знаком недостаточно даже для предварительного планирования.

Раймон стал подробно рассказывать:

– На их месте я бы уже держал под прицелом побережье острова, чтобы никто не мог ускользнуть незамеченным. Это наблюдение как раз и выявило наши наблюдательные модули. Я сомневаюсь, что на нас идут вооружённые силы какой-то семьи. Так засвечиваться они не будут, а вот дружественную наёмную контору они точно задействуют, и это будет контора, судя по размерам плавучих объектов, не с самых нижних строчек рейтинга. Подозреваю, что у них в наличии есть бронированные скафандры с экзоскелетом, да ещё с соответствующей навеской. Комплексы типа «Толстяк» они запустят вперёд, а прикрывать их будут «Малыши». С нашим лёгким вооружением с такими монстрами не управиться.

– Что за монстры такие? Я недавно тут. Поясни.

– «Толстяк» – бронированный скафандр с экзоскелетом. Имеет активную систему защиты и пару тяжёлых портативных ракетных установок или другое аналогичное по массе оборудование. Для нашего случая они могут поставить крупнокалиберный пулемёт. Нам этого за глаза хватит. «Малыш» – просто бронескафандр с экзоскелетом и с кучей всевозможных подвесок. «Монстра» они применять здесь не будут. Этот шагающий бронешкаф в проходах не поместится, да и возят его на внешних подвесках подводных лодок. Судя по информации от уничтоженных наблюдателей лишних наростов на лодках не было.

– Как думаешь, про убежище они уже в курсе? – поинтересовался я у наёмника.

– Точно в курсе, – раздался голос его заместителя, Марта. – Я бы на месте заказчика повесил на нашего бывшего командира маячок. Так что с воздушного дрона они контролировали все его перемещения. Наши наблюдательные модули слишком маломощны, чтобы отслеживать такие воздушные цели, а небольшая глубина залегания убежища не помешает, пусть даже рассеянному, сигналу прорваться наружу. Так что господин Рейн, нам конец. Живые свидетели им точно не нужны.

– Странно. Зачем бросать такие силы на поимку Тени? – совсем не понял я.

– Вы явно не местный. Тень – как кость в горле у семей этого района. Она контролирует десять процентов подпольного рынка «Слёз моря» – это огромные потери в возможных доходах.

– Как долго вы можете продержаться в джунглях на поверхности? – посмотрел я в глаза Раймону.

– Если быстро бегать от Малышей, то пару часов, и это в случае, если дрон не вычислит нас раньше и не сольёт координаты загонщикам, – криво усмехнулся Раймон. – Дрон снабжён электромагнитным локатором, так что наше вооружение даже среди леса найдёт быстро.

– Электромагнитным, говоришь, – задумался я. Мысль пришла странная, но интересная. – Надеюсь, пользоваться подводными арбалетами все могут. Ведь они на суше тоже неплохо работают?

– Хм…, господин, идти на Малыша с арбалетом – бред. Хотя-я…, если нацепить на наконечник микрогранату на большую рыбу, в джунглях мы с противником накоротке разберёмся. Насколько я понимаю, арбалеты контрабандные, а они из отличного пластика. Толстяки с их активной защитой в зарослях не развернутся. Шанс есть. А арбалеты найдутся? – после некоторого раздумья обрадовался Раймон.

– В третьем складе, я сейчас его открою, есть арбалеты и различные заряды к ним. В вашем распоряжении пять минут. Бывший командир до наземного выхода не дошёл, так что противник его вряд ли обнаружил, – дух прекрасно знал, где и что хранится, и подал команду компу убежища на открытие дверей.

– А как же вы? – повернулся ко мне Раймон.

– Я буду сюрпризом в убежище. За нас не беспокойся. Мы совсем безобидные, неформальные рыбки только на первый взгляд. У нас есть, чем встретить противника, – ухмыльнулся я.

– Ага, тем же детектором лжи, – уже убегая вслед за подчинёнными, проворчал Раймон.

Я не стал его разубеждать.

Как ни странно, Сайла, вооружившись арбалетом, тоже пошла с наёмниками. Она прекрасно изучила остров и могла оказать им большую помощь. Она вполне сознавала, что оставаясь в убежище, для нас будет только обузой. Воевать против тяжёлого вооружения в узких коридорах она не умела.


Глава наёмного отряда – Кислый, получивший кличку из-за лица, слегка перекошенного после ранения, довольно улыбался, наблюдая по мониторам за образцовой высадкой своих людей на остров. Дрон наблюдения случайно заметил, как из-под земли, в середине острова, стала разбегаться по джунглям толпа неудачников. Дальше проследить за ними среди зарослей не удалось. Эти паразиты чем-то заэкранировали своё вооружение, но это им не поможет скрыться при прочёсывании острова. Начальство приказало свидетелей не оставлять, так что к процедуре надо подходить обстоятельно, чтобы не вышло случайных накладок, как совсем недавно.

Группа, посланная зачистить приёмный офис наёмников-неудачников, потеряла двух человек. Операторов они уничтожили, а, так называемый, снабженец ушёл, положив половину группы. Кто же знал, что у него такая подготовка. По карточке в эмиграционной службе он числился обычным разорившимся торговцем на Первой.

Десятка Малышей и четыре десятка бойцов поддержки, развернувшись цепью, двинулись в джунгли. Основной отряд из шести Толстяков и второго десятка Малышей пошли в нору Тени со стороны моря. Остальной десант оставался пока на лодке. Примерное расположение входа и основного коридора нарисовал трекер, прицепленный разведкой семьи к командиру неудачников.

Наблюдая через камеры внешнего наблюдения, закреплённые на бронескафандрах, Кислый отлично разглядел, скрытый в тени нависающей скалы, вход в логово Тени. Пользоваться торпедами не стоило. Попорченный вход может отпугнуть Тень. Сил одного из Толстяков вполне хватило, чтобы аккуратно сорвать створку входного люка, поскольку входного кода, открывающего двери электроприводом, они не знали. Потом люк можно будет быстро привести в нормальное состояние. Пройдя по чуть изогнутому широкому проходу, первая пара Толстяков вышла в обширный грот, где обнаружились мирно стоящие у причала пара ныряющих катеров наёмников. Ещё Толстяки нашли и парочку трупов, лежащих на дне прямо у пристани, с простреленными головами.

На работу ловушек такие раны не походили. Кислый трупам даже обрадовался. Это говорило о том, что на базе Тени кто-то обитал. Если это не сама Тень, то явно кто-то очень хорошо с ней знакомый, а значит, неудачникам ненадолго всё же удача улыбнулась. Толстяки двинулись дальше, постоянно контролируя коридор. Двери по краям коридора оказались закрыты, но на них Толстяки не обращали внимания. Чуть двинувшись вперёд, они обеспечивали зону прикрытия, а бойцы в скафандрах Малышей аккуратно взламывали двери помещений. Это оказались склады с контрабандой. Взрывающихся гостинцев бойцы не обнаружили, да они им под защитой скафандров и не страшны. Без проблем передовая группа добралась до последней отметки трекера. Странно, коридор продолжался дальше. Кислый совсем не понял, почему командир наёмников не прошёл дальше. Это могло быть только в одном случае, если бы саму Тень привели к нему ушедшие вперёд разведчики. Судя по дальнейшему его пути, тот вернулся к причалам.

А вот это уже паршиво. Ослеплённый своей будущей удачей Кислый не заметил странностей. Только сейчас до него дошло, что будь трекер на наёмнике, они бы наблюдали его перемещения по джунглям, а ведь сигнала трекера больше не наблюдается. Значит, наёмник с добычей покинул остров на каком-то транспорте ещё раньше. Трекер из-под воды не ловится. Нет. Не может быть. Они окружили остров своими модулями наблюдения. Те заметили бы любые уходящие подводные объекты, а их не было. Кислый приказал передовому отряду двигаться дальше.

– Кислый, мы под обстрелом! Есть потери, – неожиданно раздался голос командира наземной группы.

– Так подавите противника! – недовольно рявкнул Кислый на подчинённого, переключая монитор на камеры наземного отряда. Перед камерами в основном качалась сплошная завеса из листьев.

– Какого противника? Они стреляют по нам из арбалетов с разрывными головками. В лучшем случае мы только повернуться успеваем в том направлении. Эти твари бьют сквозь листву, а мы их не видим. Электромагнитные локаторы не работают, а инфракрасные дают днём сплошную засветку. Тут жарко, как в аду. Один Малыш потерян вместе с оператором, два повреждены и не могут двигаться, – с истерическими нотками в голосе доложил командир группы. Нарушить приказ о прочёсывании он не мог, но понимал, что в таких условиях воевать с неуловимым противником бесполезно, да и к тому же опасно.

Кислый скривился. Таких неординарных действий от неудачников он не ожидал, и терять своих людей и дорогостоящее оборудование не хотелось.

– Отходите к месту высадки и потратьте боезапас на обстрел леса, чтобы вам на хвост не наступали. Займёмся прочёсыванием ночью. Инфракрасные локаторы должны обеспечить нам преимущество, – приказал он наземной группе.

– Операторам, следить за эфиром. Возможно они, с дурна ума, попытаются запросить помощь полиции, – приказал Кислый подчинённым в лодке.

– Купол помех накрывает остров, так что их сигнал не пройдёт, – отчитался один из операторов, сидящих рядом, в пункте управления лодкой.

– Бог ты мо…! Что за …! – раздались вопли операторов Толстяков из подземелья.

– Да что там происходит? – рявкнул Кислый, опять выводя на экран изображения из подземного коридора. Два экрана Толстяков шли рябью. На остальных светились отблески сплошных трасс крупнокалиберных пулемётов.

– Первый и второй не отвечают. Ведём бой, – зло ответил один из толстяков.

– О страх глубин! С кем вы там сцепились? – грохнув кулаком по подлокотнику командирского кресла, заорал Кислый.

– Не знаю шеф. Кто-то обстрелял нас непонятными ракетами из-за угла. Мы только огненный след заметили. Активная защита не сработала, – доложил оператор. Что за …?

– Что там ещё? – пытаясь успокоиться, спросил Кислый.

– Командир, кто-то напал с тыла. Мы отрезаны от причала. Малыши не могут сдержать атаку противника и выходят из строя один за другим. Видеосигнал активно глушится. Иду на прорыв, без нас они не справятся. Это ловушка, – не переставая стрелять по коридору, прокричал оператор Толстяка.

– Отходите к десанту у входа, я сейчас пришлю прикрытие с торпедами. Они подловят преследователей при выходе, – распорядился Кислый. Учитывая пропавший сигнал трекера и проблемы на поверхности, это вполне могло быть ловушкой. Чья-то семья подсуетилась раньше.

Сигнал камер Толстяков был гораздо сильнее, чем у Малышей. Через помехи Кислый видел, как Толстяки разделились. Двое непрерывно поливая коридор впереди из пулемётов, медленно пятились назад. Другая пара обошла прижавшиеся к авангарду остатки отряда Малышей, также поливая огнём коридор позади, стала отступать по нему назад, к причалу. Картина в коридоре, представшая перед взглядом Кислого, завораживала. Поверженные Малыши и их разбросанные кругом части создавали нереальную картину мясорубки. У Кислого создалось впечатление, что кто-то мощным лазером занимался фигурной резкой.

– Среди малышей есть раненые. Мы забираем их и отходим, – доложил оператор Толстяка, взявший на себя командование.

– Подтверждаю! – рявкнул Кислый.

– Непрерывно стреляя в двух направлениях, группа рванула к выходу. Кислый, через камеру одного из задних Толстяков, успел заметить непонятную яркую полосу, выметнувшуюся из-за поворота, и камеры задних Толстяков тут же отключились. Планомерное отступление бойцов превратилось в бегство. Сдерживать противника с одного выстрела уничтожающего бронированного Толстяка было просто нечем. Два Толстяка и шестёрка Малышей с парочкой их подбитых товарищей, компактной группой, толкая друг друга в спины, вылетела из подводного грота, как пробка из бутылки. Приготовившие переносные торпеды бойцы десанта не понадобились для прикрытия. Отходящую группу никто не преследовал. Кислый приказал, оставить торпеды у грота и, поставив их на автоматическое управление, отходить всем к своим подлодкам. Наземной группе тоже пришёл приказ на эвакуацию. Надо хорошо подумать, что делать в такой ситуации.


Глава 3. Выход в мир.


Кислый вызвал к себе оставшегося в живых старшего бойца десанта, когда отступивший отряд покинул оружейный отсек, оставив там скафандры. Он так и не понял, что случилось под землёй.

– Лист, расскажи коротко, что там произошло? Подробный отчёт представишь позже.

– Капитан, я сам ничего не понял. Командир шёл вторым в своём Толстяке. Он погиб вместе с разведчиком, сразу. За спинами второй двойки я ничего не успел разглядеть. Мне только показалось, коридор осветила молния. Замком шёл во второй двойке и сразу включил обе свои крупнокалиберные трещотки. Напарник его поддержал. Ливень пуль ударил по коридору. Я видел только искры рикошетов от стен коридора. Проклятые изгибы не давали достаточного обзора, но, думаю, от таких гостинцев и за поворотом мало кто должен уцелеть. В этот момент стали вопить Малыши. Замком отправил мою двойку назад. Когда мы выскочили за очередной угол коридора, увидели, что Малыши бьют длинными очередями в стену очередного поворота, как и мы, надеясь на рикошет. В какое-то мгновение из-за угла ударила молния, только какая-то необычная – не ветвистая и ломаная, а плавная и изогнутая, как плеть. Один из Малышей, попавший под раздачу, расплескался каплями металла по полу. Ну-у…, если и не полностью, то уж точно приличный кусок брони расплавился мгновенно. Боец погиб на месте. Мы с напарником подключились к стрельбе, и молнии больше не прилетали. Стали пробиваться к причалу, предварительно поливая огнём пространство перед собой. Малыши просили вести огонь не ниже колен, там, в коридоре могли быть раненые. За очередным поворотом мы таких парочку обнаружили. Такое впечатление, что их кто-то пожевал и выбросил, но датчики показывали, что операторы живы. Малыши их подхватили, и тут погасли сигналы замкома и его напарника. Я сразу догадался, что преследователи до них как-то добрались, и рванул на выход на полной скорости. Остальные от меня не отставали. Немного пришли в себя, когда выскочили к десантникам, у грота. Вот и всё. Малыши утащили своих раненых к врачам. Снять с них броню в оружейном отсеке не удалось. Скафандру всё равно конец. Врачи будут выгрызать оттуда операторов автогеном, – боец подробно и обстоятельно рассказал всё капитану.

– Сам, что думаешь? – поинтересовался капитан.

– Ловушка это. Нас ждали. Проложили высоковольтный кабель по коридорам и не один. От армейского оружия мы защищены, а вот от высоковольтного разряда – нет, а в коридоре идеальные условия для его применения. Задержись мы там ещё на мгновения, нас бы поджарили, как тараканов. Похоже, спасло то, что установка у них не очень мощная. Разряды шли со значительными промежутками. Сразу понятно, почему Толстяки гибли парами. Оба сразу попадали в одну зону разряда.

– Я тебя услышал. Свободен, – задумчиво пробурчал Кислый. К выводу насчёт ловушки он и сам пришёл. Противник знал, состав его отряда и предпринял шаги против самого логичного развития ситуации. Наверху их встретили и заставили убраться, а внизу чуть всех не перебили. Если бы не паника и быстрый отход, точнее побег с поля боя, десант вполне мог остаться под землёй, в виде обугленных тушек среди груды металлолома. Ситуация складывалась очень нехорошая. Семью кто-то подставил. Врагов у семьи много.

– Связист, связь с центром.

– Сейчас капитан…, одну минутку…, сейчас…, – раздалось бормотание связиста.

– Что ты там копаешься? Вечно у вас что-то не работает, – недовольно прошипел в микрофон Кислый.

– Капитан, у нас проблемы! Связи нет, – капитан едва услышал подавленный голос связиста.

– Да чтоб вас! Восстановить! Немедленно восстановить! – заорал на него капитан.

– Капитан, вся аппаратура в норме. Я прогнал тесты, но связи нет. Мне кажется, нет канала к антенне, – быстро пробормотал связист.

– Что значит – нет канала? – не понял Кислый.

– Кто-то перерезал кабель к антенне. Сразу два канала выйти из строя самостоятельно не могли, – пояснил связист.

– Какого…, – фразу капитан не закончил. Его прошиб холодный пот. – Связь с медотсеком. Срочно!

– Медики не отвечают.

– Проклятие, – приходя в бешенство, прорычал капитан. Он не понимал, как враги смогли такое провернуть. Малыши сами принесли диверсантов на корабли. В скафандрах находились не его люди.

– Связь со второй лодкой. Любую. Хоть гидролокатором, – проревел раненным зверем Кислый.

– Нет…, связи…, вообще нет. Нам обрезали всю внешнюю периферию. Мы как консервная банка, – потерянно пробормотал связист.

– Связь с отсеками! Быстро! – рявкнул капитан.

– Поздно дёргаться. Может, поговорим, – раздался голос в его наушниках.


Кода я увидел десантников в коридоре убежища, сразу обрадовался своему решению обойтись минимальным столкновением с противником, накоротке. В прямом бою с такими монстрами, недоделанные маги, которыми мы сейчас и являлись, проиграли бы с разгромным счётом. Силовые жгуты псионов и щупы артефактора хорошо сработают на коротком расстоянии, а вот с пары сотен метров десантники задавят нас массированным огнём, даже бешеная регенерация не поможет. Удачно подвернулся этот островок с подземным убежищем. Если бы такие бронированные монстрики выловили нас на месте окончания пути спасательной капсулы, там бы нам и крышка. Дух просканировал внутренности бронескафандров. Поставить в них нормальное управление и вооружение, и тогда их не отличить от скафов звёздного десанта.

Мы с Лиэной наблюдали из тени, как десантники противника высадились на пристани и двинулись вглубь убежища. Тартара встречала их почти в конце коридора. Как я и рассчитывал, оставлять за собой закрытые двери десантники не собирались, и растянулись по всему коридору. Толстяки, с небольшой поддержкой из Малышей, ушли вперёд, а остальные малыши занялись обыском помещений вдоль коридора.

Как только Тартара угостила силовыми плетями передовую группу, начали действовать и мы с Лиэной. Духи перехватили управление у скафандров замыкающей пятёрки. Троих мы сразу порезали на части, для создания соответствующего антуража. Двоих слегка помяли. Нам нужны среди бойцов мужчина и женщина, оказавшиеся как раз этой парой. Пока Лиэна выковыривала из скафандров двух операторов, я заставил ударами силовых плетей отступить вглубь коридора остальную группу Малышей. Зажатый с двух сторон отряд десанта, теряя людей, быстро сообразил, что надо отсюда по-быстрому сваливать, пока есть кому. Когда они рванули обратно к пристани, мы с женой уже сидели в слегка помятых скафандрах и изображали подбитых лебедей. Аппаратура местных представителей оказалась на высоте. Определив по датчикам наличие в помятых скафандрах живых людей, десантники подхватили нас и потащили с собой.

Вскрыть скафандр сразу, не повредив заключённого в нём оператора, десантникам не удалось. Они оттащили нас в медицинский отсек и, оставив медикам парочку помощников с инструментами, удалились. Духи быстренько раскрыли скафандры, а бесшумно разделаться с медиками и десантниками нам труда не составило. Убивать мы никого не стали. Так проще будет договориться с местным начальством. Лиэна двинулась захватывать двигательный отсек, а я пошёл в сторону рубки управления. Никто не ожидал нападения с тыла. Когда народу в отсеке находилось слишком много, атаковал их из тени, но в основном блокировал переходные люки, чтобы никто не выбрался из промежуточных отсеков. Так же действовала и Лиэна. Капитан лодки о чём-то догадался, когда я уже дошёл до командного отсека. Дух в это время аккуратно отключил внешнюю связь. Хотя управляющие системы лодки оказались децентрализованными и могли работать самостоятельно, управляющих компов было немного. Дух мог заставить их имитировать любые виды неисправностей.

– Поздно дёргаться. Может, поговорим, – вступил я в разговор с капитаном по его разговорному каналу.

– Вы кто? Что вы хотите? – сразу задал интересующие его вопросы капитан.

– Оно тебе надо? Лучше давай решать, что нам с вами делать? Вариант вашего полного уничтожения я рассматриваю как не очень рациональный, хотя заказчик нас в действиях никак не ограничил, – тактично направил я течение мыслей капитана в нужное русло.

– Значит, я правильно подумал, – пробормотал капитан, – это ловушка и нас тут ждали. Что вы хотите?

– Прикажи второй лодке не двигаться. Могут сработать защитные системы острова, и одной консервной банкой на дне станет больше. Оно тебе надо? – я продолжил обработку капитана.

Кислый понятия не имел, есть ли на острове защитные системы, но учитывая ловушку, они вполне могли существовать. Очень уж качественно сработали наёмники, охранявшие остров. Просчитали всё до мелочей. Не повредив лодку, попасть на её борт можно было только с десантом. Кто-то очень умный готовил эту ловушку. Вот только зачем? Мнение капитана о чужих наёмниках ещё возросло, когда, как по заказу, восстановилась связь с другой лодкой.


Разговор с другим капитаном.

– Линс, у нас появились проблемы. Не двигайся.

– Кислый, я и без тебя знаю о проблемах. Мои люди очень недовольны встречей с противником на поверхности. Потери слишком велики, ещё хорошо, что не окончательные, только прилично пощипали моих Малышей. Я уже кучу времени не могу достучаться до тебя. Двигаться я и так не могу. Мои сканеры обнаружили активное облучение от головок самонаводящихся торпед. Как только включу двигатель, так мне и конец придёт. Хотел выпустить десантников на зачистку целей, но побоялся. Как бы не налететь на прикрытие. Твоих людей, как я слышал до пропадания связи, основательно потрепали.

– Хуже, Линс, всё гораздо хуже. Мало того что потрепали, так ещё и диверсантов в мои скафандры напихали, так что пока веду переговоры. Ловушка это. Судя по началу переговоров, есть вариант договориться.

– Ясно. Жду результатов.


После разговора с напарником Кислый, по моему разрешению, выдал сообщение по громкой связи о диверсантах на корабле и попросил экипаж ничего не предпринимать.

– Судя по тому, что нас ещё не потопили, у вас есть предложение, – констатировал факт Кислый.

– Есть, – подтвердил я, – иначе я бы с вами не разговаривал. Для начала немного поясню обстановку. Моя группа хотела обосноваться на вашей планете. По независящим от нас обстоятельствам наш корабль не мог связаться с вашими защитными станциями, и те встретили его неласково. Кое-какие знакомые у меня здесь имелись. Пришлось нагрянуть в гости. Друзья не обидели и временно, до решения вопроса с легализацией, укрыли на этом острове. Гостей мы здесь не ждали. Сначала пришлось решать вопрос с одними наёмниками, а теперь и вы нагрянули. Пришлось решать проблему и вашего прибытия. В принципе, как вы понимаете, можно было решить ваш вопрос окончательно, утопив обе ваши посудины. Только не хотелось бы начинать новую жизнь снова в нелегальном режиме. Предложение у меня такое. Судя по всему, вас курирует семья, владеющая этой территорией. Я предлагаю, в компенсацию недоразумения, выдать нам документы переселенцев и подарить этот островок в личное пользование.

– Ха-а…, ну, ты и жулик! – недовольно пробурчал Кислый. – Побил моих людей, и ещё за это тебе остров отдай!

– Пока наёмников не стукнешь по носу, они разговаривать не будут, или у вас здесь всё по другому? – усмехнулся я. – Да и прошу я не так уж много. Просто не хочется опять начинать военные действия. Нас всего четверо. Я ведь могу попроситься под крылышко другой семьи. Что, у вас мало врагов?

– Врагов хватает, – задумался Кислый. – Открой канал связи со спутником.

– Открыл.


Разговор по спутниковой связи.

– Шеф, обнаружились непредвиденные обстоятельства. Тени на острове не оказалось. Она уступила свою секретную базу нелегалам, очень резким нелегалам. Мы нарвались на весьма негостеприимный приём. Возможны максимальные потери. Канал, скорее всего, прослушивается.

– Говоря другими словами, эти нелегалы прихватили вашу задницу, – раздался смешок в канале.

– Да, шеф, – вздохнул капитан, кому приятно признавать свои неудачи.

– Раз мы общаемся, то есть варианты?

– Противник нас слегка побил, но безвозвратные потери невелики. Предлагают сделку. Легализацию и остров в подарок.

– Что-то они мало просят! Подозрительно!

– Похоже, они откуда-то резко свалили, вот и нужно укрытие на некоторое время. Это их космическую калошу наши доблестные планетарные защитники приземлили совсем недавно. Думаю, удирали они из прошлого места с боем. Как мне сообщил их переговорщик, связаться с орбитальными комплексами у них не было возможности.

– Значит, говоришь, Тень им уступила одну из баз. Забавно! А не потому ли она такая неуловимая, что знакома с твоими нелегалами или вообще была одной из них?

– Не знаю шеф, но они не мои. Я вообще чуть со стула не упал, когда узнал, что их всего четверо. Моих ребят они хорошо приложили, а потом, всего парой и без шума, половину лодки захватили. Хакер у них – нечета нашим доморощенным гениям. С комплексом управления лодки, как с домашним компом работает, а модули управления скафандров вообще взломал на ходу.

– Эй, там, переговорщик! Остров отдать не можем. Другие семьи будут смеяться, если узнают, что мы переселенцам подарили землю. Как насчёт предложения взять остров в аренду, на льготных условиях. Первые десять лет – стоимость ноль. Потом можно договориться. Я смотрю, ребятки вы шустрые, – предложение явно было адресовано мне.

– Жадные вы! Уйду я от вас… Двадцать лет, чистые документы и лицензию на производство и торговлю товарами, – голосом выражая недовольство, пробормотал я.

– Согласен, только если поймаем на контрабанде, отвечать будешь по закону, – согласился с моим предложением местный шеф.

– Предпочитаю продавать свой товар и услуги, а не зарабатывать копейки на перепродаже, – проворчал я.

– Отпускай моих людей. Отпечатки пальчиков и фотографии официально пришлёшь в офис. Надеюсь не надо учить, как его найти? Если очень боишься, документы пришлю катером. И ещё, надеюсь, потеряв базу, Тень больше не будет в этом районе скупать слёзы моря.

– Нет, скупать не будет. Теперь это моя территория. Теперь мы их сами будем добывать, для собственного использования, – усмехнулся я. Как не смеяться, когда Тень теперь обосновалась в моей семейке.

– Ха-ха-ха… Это – бог в помощь. Здесь таких добывальщиков – пол-океана, – довольно рассмеялся собеседник. Видно Тень откусывала приличный кусок дохода от слёз моря.

– Да, чуть не забыл. Скарт Прист, прекратите преследовать наёмную контору «Волна 17». Их командир отдал богу душу, случайно, по нашей вине, а остальные ребята уже работают на меня, – вычислить, кто с нами говорит, оказалось не так уж сложно. В местной сети полно роликов с этим человеком. Очень уж деятельный персонаж. Дух быстро идентифицировал этого человека по голосу, как главу службы безопасности семьи Прист.

– Хм…, кто-то всё же информацию вам слил. Придётся прошерстить персонал, – пробормотал шеф. – Договорились. Наёмники ваши.


Отпускать лодки наёмников просто так – нельзя. Противник мог придумать себе различные причины наших действий. Пришлось выдвигать приемлемые условия и давать некоторые зацепки для объяснения. Документы, выданные старшей семьёй, на этой территории гораздо надёжнее той липы, которую могли сделать наёмники небольшой конторы. Засветиться перед местными боссами всё равно придётся, точнее уже засветились, так что пусть заранее знают, с кем имеют дело. Некоторый авторитет нам не помешает. Переговоры с капитаном лодки, после разговора с его шефом, прошли без лишних проблем. Он очень удивился, что живы два его бойца, ранее находящиеся в тех скафандрах, в которых нас притащили на лодку. Мы с Лиэной одели запасные скафандры Малышей и отправились на остров. На причале нас ждала Тартара с двумя пленными. Вернув им скафандры, мы, по локаторам катеров наёмников, проследили, чтобы лодки убрались из прибрежной акватории острова. Под постоянным облучением головок наведения их же бывших торпед, маневрировали они очень осторожно, и дополнительных проблем нам не создавали.

– У нас есть раненые. Случайная очередь зацепила наёмников на поверхности. Первую помощь я уже оказала, да и в их медицинских аптечках нашлись полезные штучки, – сразу сообщила мне Тартара.

Раненых я нашёл в коридоре убежища. Сайла достала для них, из своих запасов, надувные матрасы и приготовила медицинские инструменты и медикаменты. В её закромах нашлось всё самое лучшее, контрабандное. От наёмников она не отходила.

– Что ты с ними сделал? – встретила девушка меня странным вопросом.

– А в чём проблема? – не понял я.

– Я не успела быстро убраться после выстрела, а они прикрыли меня своими телами. Это же те наёмники, которые тащили меня сюда, как мешок с мясом! – с недоумением пояснила Сайла.

– Процедуру клятвы видела? Видела. Теперь ты относишься к нашей семье, а они будут защищать семью даже ценой собственной жизни, – слегка пояснил я её положение.

– Но это же невозможно! – воскликнула девушка. – Нельзя так быстро, всего лишь словами, зомбировать человека, мгновенно изменив его жизненные приоритеты.

– Не-е-е, подруга, муж говорил, что зомби – тупые, и постоянно требуют присмотра. Он давно от их использования отказался, – вступила в разговор Лиэна.

– К-к-какие…, з-з-омби, – испугалась Сайла.

– Не пугайте девочку! Надо же всё по порядку выкладывать, – прижала к себе Сайлу Тартара, недовольно поглядывая на Лиэну.

– Подумаешь, – неопределённо пробурчала Лиэна.

– Так, хватит болтать, – прекратил я их разговор. – Марш отсюда. Все. Срочно приготовить наваристый и густой супчик для четырёх раненых. Когда я с ними закончу, им понадобится много еды и желательно в жидком виде.

Девушки без пререканий умчались на катера наёмников. У них кухни отличались от аналогичной конуры в убежище, в лучшую сторону. Двое наёмников находились в тяжёлом состоянии. Другие двое – лишь потеряли много крови. Медицинские инструменты мне не понадобились. Щупы артефактора для медицинских целей – гораздо удобнее. Разве что пришлось использовать местный шовный материал. Использовать магию для сращивания я пока не мог. Медикаменты пока тоже применял местные. Времени, создать что-то своё, сейчас не было. Для обезболивания и отключения сознания использовал нервные точки на теле. Располагались они почти в тех же местах, как и у людей в нашей вселенной, хотя нашлись и отличия. Разобрался. Магический взгляд работал хорошо, хотя магия пока недоступна. Дух тоже помогал, сканируя повреждения тела и управляя щупами. Сами щупы артефактора работали гораздо быстрее, чем руки врачей или мои собственные, несмотря на значительный объём сшиваемых тканей. Активация регенерации через точки нервных окончаний на теле пациентов тоже прошла успешно. Я прекрасно видел, как забурлили жизненные потоки в телах наёмников, пытаясь исправить повреждения.

Комплекция наёмников значительно уступала комплекции Сайлы, так что запасы жира в организме сгорали с чудовищной скоростью. Девушки с парой больших бидонов еды появились вовремя. Основной процесс блокировки повреждений в телах уже закончился, и пошло заживление. Выдернув активирующие регенерацию иглы, пришлось перевести процесс лечения в более спокойное русло. Тела пациентов могли не выдержать такой скорости. Главное – теперь повреждения не представляли серьёзной опасности. Приведя пациентов в сознание, заставил съесть их по паре больших чашек наваристого супа и затем перевёл сознание в сон. В таком состоянии тело лечится гораздо быстрее и эффективнее.

Целую неделю, используя силы наёмников, мы восстанавливали подземную часть убежища. Взрывы гранат и крупнокалиберные пулемёты основательно попортили стены, да и двери комнат и складов нужно восстанавливать.

С Сайлой заниматься пришлось, так же как и с ранеными, чтобы срочно привести её в порядок, требуемый для дальнейшей жизни на этой планете. Маска толстухи точно изжила себя. Лучше и ей получить новые документы вместе с нами, выдав себя за новую переселенку. Сначала взял с неё клятву секрета. Как не хотел использовать чашу метаморфов, а пришлось. Магическую клятву я по-другому принять не мог.

Лиэна с Тартарой захотели присутствовать. Опять не обошлось без непредвиденных эффектов. Этот своенравный артефакт древних не захотел принимать клятву девушки без крови. Пришлось колоть девушке палец и выдавливать кровь в чашу. Дальше тоже всё прошло необычно. Сначала в меня ударил не очень быстрый энергетический луч. Отразившись от моей ауры, он, рикошетом, разделившись на три части, попал в девушек. В их аурах луч исказился, образуя замкнутый эллипс, объединяющий ауры девушек. Повисев несколько мгновений, этот эллипс схлопнулся вовнутрь, то есть в меня. Не вернулся, как я надеялся, в чашу, а впитался в мою ауру. К сожалению, умных толкователей этого события, под рукой не оказалось, так что пришлось довольствоваться тем, что эта непонятная энергия ни мне, ни девушкам повреждений не нанесла.

Похоже, Лиэна с Тартарой восприняли спецэффекты без особых переживаний, ожидая нечто необычное. Впрочем, как и я, они были уверены, семейный алтарь вредить нам не станет. Кто бы мне ещё объяснил, что это вообще значило. Ну, ничего, обойдёмся пока без объяснений. Тем более что даже у духов никаких предположений на эту тему тоже не имелось.

На вопросы Сайлы пришлось пожимать плечами и объяснить, что устройство делалось не нами и доподлинно неизвестно, как оно вообще работает. Та только головой покачала.

Операция над девушкой по сложности превышала все мои манипуляции с ранеными, вместе взятые. Её тело пришлось менять более кардинально. Слабое звено в нашей семье, даже временное, меня на этой планете не устраивало. Магией работать с её телом я не мог, поэтому пришлось использовать иглы, введённые в нервные окончания. В некоторые моменты тело Сайлы покрывала шкура дикобраза из сотен тончайших серебряных игл, сделанных из какой-то серебряной посуды из контрабандных запасов. Некоторые уколы были весьма болезненными, так что девушке приходилось терпеть. Нельзя отключать сознание или боль в моменты кардинальной перестройки организма.

Для избавления от лишнего жира, избыточного даже для серьёзного изменения тела, пришлось гонять девушку по методике воинов тени. Крас – магистр ордена теней, дрессировал меня в детстве без применения всякой магии. Спасибо ему за науку, пригодилась. В случае с Сайлой тренировки проходили гораздо проще, даже без применения магии. Тартара выступала в роли ментального ретранслятора, поэтому я мог контролировать и управлять телом Сайлы, когда это необходимо.

По более простой программе тренировал и наёмников. Они теперь слуги семьи, так что поднять их возможности просто необходимо. С помощью гипноза загонял их сначала в промежуточное состояние сознания, а потом и в полный транс. При таком состоянии учеников повторяться в обучении не приходилось. Однажды выполненные приём или техника работы с сознанием запоминались намертво, и человек мог использовать эти возможности в любой момент. У меня на родине даже дети, необладающие никакими магическими способностями, учились использовать трансовое состояние в обычной жизни, что сильно повышало качество такой жизни. После обнаружения у себя повышенных возможностей некоторые наёмники попросили нанести татуировки и на тела, превратив их в неформалов. Пришлось немного поработать художником. Да и чем больше появится неформалов вокруг, тем легче можно затеряться среди них в дальнейшем. Несемейные наёмники вообще поголовно напросились на раскраску. Семейные решили пока не шокировать родственников, но прямо намекали мне, что в дальнейшем точно последуют заразительному примеру. Открывшиеся внутренние возможности их просто завораживали. Сознание обычных людей прочно связывало раскраску тела татуировкой с увеличением собственных возможностей, и новые неформалы на самом деле легче и быстрее входили в транс и полнее использовали резервы организмов. Человеческие предрассудки вообще забавная вещь, но лучше использовать их с пользой.

Две недели мы все работали в таком темпе. Если с наёмниками всё шло по плану, то с нами всё оказалось не так просто. Точно сказалось влияние алтаря метаморфов. Первыми на изменения обратили внимание наши духи. Всё-таки они сидели в артефактных печатях. Моя аура и аура девушек стала сначала медленно, а потом лавинообразно, меняться. Радовало только, что дискомфорта от таких изменений мы не замечали. Наши ауры перенимали черты друг друга. Если бы я не видел чего-то подобного у своих родителей, пришлось бы поволноваться. Ну, с Лиэной понятно – она-то точно мой якорь. Рано или поздно именно такие изменения должны были произойти. Какие-то объяснения по поводу Тартары тоже можно найти. Она всё же природный ментал очень высокого уровня, и постоянно подключена к нашим с Лиэной сознаниям. Вопрос в другом. Почему меняется аура Сайлы. То, что она маг, я выяснил ещё в момент настройки её тела, но при чём тут магические способности – это вопрос тёмный. Одних таких возможностей для перестройки ауры, а затем точно следующей перестройки тела, явно недостаточно.

Объяснить такую перестройку могло только непонятное воздействие чаши метаморфов. Ох, и кажется мне в связи с этим, что кровь понадобилась ей не только для клятвы секрета. А вот для чего – это для меня очень большой вопрос. Знаний по древним артефактам у меня на родине и так сохранилось немного, а уж от метаморфов вообще практически ничего не осталось.

Особо переживать по поводу изменений я не собирался. Из теории магии известно, что любое усложнение ауры ведёт к появлению новых возможностей. Так что с этой стороны мы получаем только большой плюс. Пока неизвестно, что это за возможности – это минус, но я всё же надеялся на адаптацию своей магии к этой вселенной. Со временем можно будет разобраться и с новыми возможностями. Тем более нам спешить некуда. Да и место здесь весьма интересное, даже маги водятся.

Ещё одним важным для нас событием стало участие Тартары в наших любовных играх с Лиэной. Раньше она просто уходила в другое помещение. Теперь же она взмолилась, что не может, как раньше, отключать сознание и чувствует все наши переживания. Чёртов алтарь метаморфов! Точно не обошлось без его влияния, после последней церемонии. Ничего подобного раньше не наблюдалось. Лиэна хоть и пошипела немножко, но согласилась. Тартара была надёжной подругой, теперь будет надёжной женой. Дальше как-нибудь разберёмся. Вот только мучили нас смутные подозрения, что количество женщин в семье скоро может увеличиться ещё на одну. Неспроста алтарь запустил модификации наших тел и сознаний, а поскольку такие же изменения проходит и Сайла, то оторваться от нашей ненормальной семейки уже не сможет. Точно превращаюсь в папочку с его гаремом. Лиэна и Тартара стали более внимательно присматриваться к девушке.

Как же не хватает потерянных знаний метаморфов! После некоторого совместного анализа, у нас сформировалась, пока слабенькая, теория по поводу всего происходящего. Семейный алтарь, вредить нам не мог в принципе, а значит, только помогал. Принимая в наш круг местного мага, он явно старался быстрее адаптировать нас к этой вселенной. Возможно, с помощью врождённых способностей Сайлы мне, со временем, удастся добраться до своей магии.


Сайла в последнее время совсем перестала понимать, что происходит. Неожиданные события встряхнули и перевернули её годами налаженную жизнь, как уже один раз произошло после нападения противников на её родной город. Встреча со странными неформалами перевернула её жизнь. Операции Рейна с ранеными, при которых он даже не прикасался к медицинским инструментам, очень удивили девушку, а уж результаты этих операций просто потрясли. Уже через несколько дней бывшие раненые скакали по подземельям, как ни в чём не бывало. Швы от ранений практически не были видны на телах людей. Да и на себе Сайла испытала работу парня, как врача. В основном уколы игл, которыми он три дня покрывал её тело, как шубой, почти не чувствовались. Только иногда боль от нескольких игл, превышала все мыслимые пороги. Хорошо хоть держалась она недолго. Несмотря на такие мучения, Сайла ощутила результаты почти сразу. Вес терялся столь стремительно, что опровергал все медицинские теории.

Процесс принесения клятвы секрета, на так называемом детекторе лжи, девушку тоже озадачил. Он больше походил на какой-то ритуал, чем на техническое действие. Тем более сопровождался непонятными эффектами. Сайла после него сразу заметила, как изменилось отношение подруг парня к ней. Они и раньше отвечали на её вопросы, но как-то безразлично и очень коротко. Теперь же старались разъяснить ей всё более подробно и весьма доброжелательно, а пояснений требовалось очень много.

Одни дополнительные тренировки чего стоили. Сайла понимала, что Тартара использует свои экстрасенсорные возможности, но что можно на таком уровне вторгаться в чужой мозг, девушка даже не представляла. Рейн воздействовал на неё гипнозом, потом вгонял в какой-то непонятный транс, и Тартара полностью перехватывала управление её телом, выполняя при этом невероятные движения и упражнения. А главное, после такого воздействия, сама Сайла могла их выполнить без всякого напряжения. Так же совсем неожиданно для себя девушка выяснила, что её сила значительно выросла. Участвуя в уборке помещений вместе с наёмниками, она случайно обнаружила, что легко таскает двухсоткилограммовые ящики. Она была полностью уверена, что переставляет с места на место пустой контейнер, вот только пара наёмников с трудом и, причём волоком смогли поставить его на место. Сайла потом специально посмотрела маркировку на контейнере. Весил тот, чуть больше двухсот килограммов. Память у неё стала кристально чистой, и вспоминалось любое событие детства, как будто оно произошло только вчера.

Через некоторое время Рейн стал заниматься с ней, как он сказал, внутренней энергетикой тела. Это что-то вообще из области фантастики. Так же с помощью Тартары, он научил концентрировать непонятную силу в любой точке тела. Лёгкий удар руки с такой концентрацией, ломал как солому связку из нескольких досок. В то же время, если концентрировать энергию в точку постороннего удара на теле, то тот практически не ощущался, даже если наносился приличной дубиной. Лиэна на восторги девушки только усмехалась и говорила, что это мелочи. Сайла ей верила. Она давно не чувствовала себя так хорошо, а главное в жизни стало ощущаться присутствие чего-то необычного и волнующего.


Через пару недель, когда тело Сайлы пришло в идеальное состояние. Я снял у неё отпечатки пальцев. Кожа на руках у девушки полностью восстановилась. Мне очень хотелось узнать, обнаружат ли наёмники её пальчики в планетарной базе. От результатов такого поиска зависела некоторая теория. Мои предположения подтвердились. Пальчиков девушки в базе не обнаружилось. То есть рисунок на коже изменился вместе с изменением ауры. Наносить боевую раскраску неформала на Сайлу, Лиэна мне не доверила, объяснив свою позицию банальной ревностью. Хотя она и понимала, что рано или поздно девушка войдёт в нашу семью, раз алтарь метаморфов на неё сработал, но старалась подольше оттянуть этот момент. Я не возражал. Мне пока и двух жён хватало с лихвой.

Раймон, теперешний глава наёмников, сфотографировал нас с девушками и качественно снял отпечатки пальцев. Все данные он по сети отправил в службу безопасности семьи Прист. Там уже давно ждали от нас сообщения и были в курсе о нашем договоре с главой службы безопасности. Так что сотрудники обещали подготовить документы в ближайшее время.

Сайла рассказала, как ей удавалось так долго оставаться непойманной, водя за нос все службы безопасности местных семей. Она использовала в работе животных. Во всех подводных городах и фермах водились небольшие зверьки, размером с очень крупную крысу. Мордочка у них больше походила на морду земного морского котика. Лапы как у обычной кошки, только раза в полтора короче. Хвоста у зверька не было. Между лапами и телом располагались перепонки. В основном зверёк обитал на островах, но прекрасно чувствовал себя и в океане, поскольку был двоякодышащим. У него имелись жабры и лёгкие. При появлении на планете человека этот проныра прекрасно стал уживаться с людьми в подводных городах и фермах. Сам он удивительно пуглив и людям практически не показывается, но это не значит, что его нет в жилье. Люди держат его в подводных жилищах вместо систем безопасности. При появлении малейшей течи, он спасается бегством и своим громким фырканьем оповещает всех вокруг. Люди и назвали их фырками. Как выяснили учёные, разбиравшиеся с этими животными, эта реакция связана с их инстинктом выживания. Несмотря на то, что они прекрасно живут в воде, жизнь на островах для них значительно комфортнее, хищников на земле, в отличие от водных пространств, почти нет. С птицами этот зверёк не воюет. Он их не трогает, они не трогают его. Скорее всего, в давние времена на планете часто случались затопления островов. Это грозило фыркам значительным сокращением. Прокормиться в океане ему намного сложнее. Именно поэтому зверь, почувствовав затопление, поднимал панику, чтобы семья заблаговременно могла спокойно перебраться на другой остров.

Приручению пугливые фырки не поддавались, по крайней мере, так думали все, кроме Сайлы. Она ещё в детстве случайно обнаружила странный эффект, когда медитировала дома в комнате. В таком состоянии домашний фырк не воспринимал человека, как опасность, и свободно разгуливал по комнате и беспрепятственно разрешал брать себя в руки. Ещё эти зверьки безумно любили один тип островных ягод. Для них это был своеобразный наркотик, но именно своеобразный. Наркотической зависимости не образовывалось, но на некоторое время фырки выпадали из жизни, входя в своеобразное коматозное состояние. Именно поэтому они никогда не трогали эти ягоды, если вблизи существовала какая-то опасность. Такую их особенность и использовала Сайла, выпуская зверьков в море и одновременно посылая сигнал на открытие контейнера с ягодами на дне, где находился контейнер с контрабандной посылкой. Если вблизи находились наблюдатели, работающие сканирующие устройства или другие опасности, фырки даже носа не показывали из клетки или быстро возвращались без ягод. Сайла обращая внимание на реакцию фырков, либо забирала контейнер с контрабандным товаром, в основном со слезами моря, либо быстро покидала окрестности на некоторое время. Возможно, ловушки там и не было, но могли оказаться случайные свидетели или опасные подводные хищники. К такому месту можно наведаться и попозже.

Подходило время очередного рейда Тени по своим местам закладки контейнеров, да и товар нужно развести заказчикам. Если Тень прекращает закупки слёз моря, это не значит, что прекращается вообще вся контрабанда. К тому же у нас заканчивались запасы еды, даже приличный запас в убежище не рассчитывался на длительный прокорм четырёх десятков постояльцев. Лиэна с Тартарой и пятёркой наёмников остались на острове, а я с Сайлой и остальными наёмниками на катерах отправились к стоянке катера девушки. Дальше я с ней перешли на её катер, гораздо меньшего размера, чем катера наёмников, а те покатили в город, восстанавливать свою пострадавшую контору.

Пока девушка возилась с отдельным помещением, где проживали её пушистые разведчики, я потрошил её компьютер. Точнее дух потрошил, но информация-то у нас общая. Так что я узнал очень много нового про океан планеты. Несмотря на то, что люди обосновались здесь достаточно давно, исследовано не более пяти процентов территории, да и то самые мелкие места, где дрейфуют города поселенцев. Добывать что-то на больших глубинах бессмысленно, когда не освоены даже пространства отмелей. Только парочка самых больших семей что-то тратила на исследования глубин океана, но найти что-то интересное, парой глубоководных экспедиций, практически нереально.

Питомцы Сайлы оказались в полном порядке. Автоматическая система кормёжки работала как часы, поэтому фырки были готовы к подвигам. Обычный подводный рейс Тени длился около недели, так что времени у нас на разговоры вполне хватало. Я вывалил на девушку кучу информации. Она уже достаточно пропиталась духом необычности, чтобы воспринять мой рассказ о нашем с девушками реальном прошлом не как сказку, а как вполне настоящую историю. Потрясение, конечно, оказалось великовато, но ничего, разум мага хорошо справился. Задача постройки прыжкового корабля, способного путешествовать меж звёзд, просто заворожила Сайлу. Пришлось обещать ей, что возьму в путешествие к звёздам. Да и куда я теперь от неё денусь? После здравых рассуждений, вывод напрашивался сам собой. Все три девушки – мои якоря. На это отсутствовали любые, известные мне ограничения. Девушки – маги приличного уровня, с разных миров, и алтарь метаморфов вполне наглядно их объединил в отражающий круг. Так что хотя я и остался, временно, без магии, но уж до уровня властителя точно поднялся. Три якоря для этого вполне достаточно.

Про будни контрабандиста я узнал тоже немало. Оказалось, контрабандный контейнер – не такая простая штука. На самом деле это небольшая роботизированная подводная капсула, перемещающаяся под водой на достаточно большой глубине, по определённому, заранее заданному, маршруту. Если нужно взять у поставщика какой-то товар, то контрабандист открывает список маршрутов своих капсул и сообщает поставщику время и место для сброса груза. В это время на глубине груз будет ожидать контрабандный контейнер. По сигналу специального маяка он выловит груз и отправится по маршруту дальше. Где и когда сам контрабандист заберёт груз, заранее неизвестно, и даже если кто-то выловит и вскроет контейнер, проконтролировать весь длиннющий маршрут невозможно. Да и вскрыть его не так-то просто. Создавал это устройство явно хороший инженер.

Против отслеживания как раз хорошо работали зверьки Сайлы. Скорость у контейнера очень небольшая, так что при случайном неудачном подходе перехватить его в другом месте труда не составит.

У Сайлы работали всего восемь контейнеров и их маршруты перекрывали пространства, контролируемые шестью семьями. От поставщиков слёз моря из семьи Прист в скором времени придётся отказаться. Договор мы с ними всё же заключили, а вот остальным Тень ничего не должна. Так что у их подопечных фермеров можно скупать драгоценности по-прежнему. По словам Сайлы недельная поездка завершилась очень удачно. Контейнеры доставили целых три слезы. Обычно находилась максимум одна слеза моря. Одна из слёз оказалась из владений семьи Прист.

Последним пунктом нашего вояжа стояло посещение главного из городов этой семьи. Пару раз мы всплывали на поверхность и ловили спутниковые сообщения от Раймона, что наши документы готовы. Поскольку катер, в котором мы находились, официально зарегистрирован на Толстую Сайлу, то войти в город Пристов мы могли вполне свободно. В причальном доке нас уже ожидало уведомление эмигрантской службы о положительном решении нашего вопроса по выдачи документов, так что у местной таможни вопросов не возникло. Тем более что нас ожидала десятка наших наёмников, раскрашенных в неформалов. В сопровождении такой внушительной охраны мы и последовали в эмигрантскую службу семьи.

Город представлял собой нагромождение подводных модулей различного размера с многочисленными шлюзовыми переходами. Некоторые модули имели весьма значительные размеры, включая в себя целый квартал города. Кроме небольших электрокаров, другого транспорта в городе не было. Жителям и этого вполне хватало. Слишком габаритные грузы доставлялись подводными катерами сразу к нужному модулю и к большим шлюзовым камерам. Едой, одеждой и бытовыми товарами жители планеты обеспечивали себя сами. Изрядный объём экспорта состоял именно из этих товаров, конечно кроме слёз моря. Электроника местного производства сильно уступала электронике с планеты Песчаной, и импорт электроники семьи старались держать под своим контролем. Именно электроника являлась самым ходовым товаром контрабандистов, поскольку зачастую стоила раза в два дешевле, чем у местных перепродавцов. Получалось, хочешь жить лучше и имеешь много денег – покупай качественные вещи в магазине, не имеешь много средств на счетах – ищи выход на контрабандный рынок. Несмотря на постоянный отлов контрабандистов – неудачников, местным воротилам бизнеса работающая контрабанда обеспечивала лояльность малообеспеченных слоёв населения, так что попадались именно неудачники. Конечно, эта лояльность не относилась к скупке слёз моря. За неделю прибывания в городе превращённые в неформалов наёмники уже достаточно примелькались, что бы на них не обращали пристального внимания. Достаточно быстро наша группа добралась до модуля расположения эмигрантской службы.


Глава 4. Переселенцы.


Затеряться в подводном городе, даже с таким большим населением, как в этом владении семьи Прист, не так-то просто. Каждый житель жилого модуля имел на одежде соответствующую карточку. В одном модуле не так много жителей, чтобы они не знали друг друга в лицо. Местная полиция обычно контролировала на улицах только чужаков, да и другие жители следили за ними более пристально и сообщали, куда надо, обо всех происшествиях. Знакомых из других модулей опять же многие знали в лицо. Уровень преступности из-за этого в подводных городах гораздо ниже, чем на поверхности. Парочку молодых людей без идентификаторов местные заметили сразу. Проблем с местной полицией не возникло только из-за того, что их сопровождала знакомая группа наёмников.

Наёмники довели нас с Сайлой прямо до дверей эмигрантской службы и передали в руки местной службы безопасности, которая её охраняла. Раймон пообещал ждать нас в небольшой забегаловке, напротив. Охрана провела нас в рабочий кабинет, где после проверки моей личности, мне на руки выдали кучу карточек. Поскольку заказ на новых поселенцев был от моего имени, как главы новой компании, то и выдавались документы именно мне. Кроме самих идентификационных карточек, в состав документов входили: по несколько карточек для одежды, на каждого, несколько копий универсальных пропусков в общие зоны подводных городов планеты и карточки денежного счёта в банке семьи Прист.

Универсальные пропуска придумали из-за того, что информационные базы эмигрантов у каждой семьи свои и нет общего планетарного учёта. Семьи скрывали друг от друга количество коренных жителей и принятых эмигрантов, считая это стратегической информацией. Вялотекущие военные действия между семьями и их союзами затихали только в моменты всеобщей угрозы от внешнего нападения.

Изначально надежда спокойно получить документы и отбыть по своим делам у меня отсутствовала. В условиях постоянного противостояния с другими семьями, местная служба безопасности не могла просто так отпустить непонятного субъекта, способного намять бока приличному отряду. Предположение подтвердилось, когда после получения всех документов, нас с Сайлой вежливо попросили проследовать в соседний модуль для конфиденциальной встречи. Вот не сомневался я в том, что глава службы безопасности сам захочет поговорить с новыми поселенцами. Понятно, что эмигрантская служба не могла далеко располагаться от безопасников, так что охрана вела нас недолго. Судя по всему, глава службы безопасности временно отобрал кабинет у своего подчинённого, потому что особо престижные навороты в кабинете, в который нас запустили сопровождающие, напрочь отсутствовали.

Кабинет по площади – всего лишь двадцать квадратных метров. Треть кабинета занимало рабочее место начальника, с разборным столиком и такими же разборными шкафами. Из-за специфики подводной жизни в городе вообще всё оборудование рассчитывалось на быструю разборку и перемещение. Несмотря на широко используемую компьютерную технику, от бумаги местные пока не отказались. На полках шкафов красовались толстенные папки. Из-за стола нам на встречу вышел подтянутый спортивного вида мужчина, расплывшись в улыбке, он слегка поклонился и, указав на стулья за совещательным столом, предложил:

– Присаживайтесь, дорогие гости, – сам же устроился не у себя за столом, а на стуле, напротив, внимательно рассматривая наши разукрашенные качественной татуировкой рожи.

– Что, хороши картинки? – улыбнулся я, в свою очередь, рассматривая человека. То, что он по виду не соответствует своему возрасту, прекрасно показывала аура. Этот человек явно уже не раз пользовался слезами моря. Внимательный и умный взгляд выдавал весьма умного собеседника. Раз уж он длительное время возглавляет такую хлопотную службу как безопасность, то человек достаточно опытен, чтобы удерживаться на высокой должности.

– Произведения искусства, – совсем серьёзно кивнул он, – никогда не видел ничего подобного. Слишком яркие и подробные картинки на ваших физиономиях. Да и пластику лица делал хороший профи. Не ошибусь, если предположу, что всё тело у вас тоже разрисовано.

– Мелочи, – пожал я плечами.

– Не скажите, из таких мелочей складывается интересная картинка, – несогласно покачал он головой.

– Интересно, и какая же картинка складывается по отношению ко мне, – мне были интересны выводы этого человека.

– О-о-о…, уникальные выводы! Мои аналитики в глубоком шоке или, точнее, в тупике. Прежде всего – странные отношения в вашей группе. Один молодой парень и три девушки, все неформалы, и вдруг заявляют, что одна семья. У неформалов очень редки семейные отношения. Я бы понял, если бы они были твоими временными подругами, а жёны по официальным документам – это странно. Развестись, конечно, никто не запрещает, но по закону ты должен потом содержать своих бывших жён. Отсюда два возможных варианта. Первый – тебе глубоко плевать на наши законы, и ты не собираешься задерживаться на планете длительное время. Второй – ты настолько уверен в своих жёнах, что тебе опять же глубоко плевать на законы, поскольку разводиться не собираешься. Постоянные отношения среди неформалов – подозрительно, по крайней мере, для моей службы безопасности. Вывод – маска неформалов всего лишь маскировка.

Идём дальше. Отпечатки у вас странные. Тут даже особого ума не надо, чтобы догадаться об очередной пластике, очень хорошей пластике. Следов операции, так же, как и на лицах, вообще не заметно.

Теперь по подготовке – высший уровень. Боевики. Хакеры. Разведчики. Аналитики. Я что-то ещё упустил?

– Деньги, – опять улыбнулся я. Смешно, когда профессионал разыгрывает перед тобой доверительную беседу.

– Ах да, – кивнул тот. – Собственный космический корабль. Покупка приличной базы у весьма знаменитого контрабандиста, и это при том, что его найти невозможно, по крайней мере, моей службе не удаётся. Учитывая всё вышесказанное, посоветуйте, что мне с вами делать?

Я заметил, как Сайла слегка напряглась. Ещё немного и её беспокойство вырвется наружу. Пришлось посылать ей ментальную волну спокойствия. Я сомневался, что она сможет воспринять что-то более сложное, а вот эмоции вполне могут дойти. Перестройка её организма продолжается, и некоторые простейшие возможности уже должны открыться. По ауре девушки пробежала волна облегчения. На меня Сайла даже не взглянула, но догадалась, откуда пришла поддержка, и что я ситуацию контролирую.

– Уважаемый господин Скарт, вы, при всём желании, которого я у вас пока не наблюдаю, ничего с нами не сделаете, – скептически посмотрел я в глаза безопаснику.

– Почему? – заинтересовался хозяин кабинета, хотя, вроде бы беспечное постукивание пальцев по столу, немного выдавало его обеспокоенность.

– Чтобы подать сигнал, вам нужно добраться до компьютера, но это вам не поможет. Компьютер уже давно находится под моим контролем. Ваши люди, наблюдающие нас на экране мониторов, разговора не слышат. Канал звука с самого начала разговора отключён. Незачем лишним ушам слышать, о чём мы тут будем договариваться. Учитывая вашу грозную славу у подчинённых, они не стали врываться в кабинет и сообщать о неисправностях. Судя по картинке монитора, мы мило беседуем. При непонятных действиях в комнате, тех шести охранников, что находятся за дверью, не хватит, чтобы остановить нас. Люк на технический уровень в конце коридора, позволит нам беспрепятственно удалиться, оставив за собой несколько трупов. Те сведения, которые я скачал с компьютера в этой комнате через встроенный радиомодем, обеспечат мне с жёнами начальный старт в другой семье на этой планете. Этого достаточно? – моё сообщение привело безопасника в некоторое возбуждение. Такую откровенность он не ожидал и лихорадочно просчитывал варианты своих дальнейших действий.

Если изначально Скарт хотел слегка припугнуть слишком шустрых переселенцев и поставить их в зависимое положение, чтобы как-то использовать в дальнейшем, то сейчас в такое положение он попал сам. В компьютере начальника городской службы безопасности, в кабинете которого он принимал незнакомцев, можно найти очень много интересного. Да, предложение своих аналитиков, надавить на незнакомцев, он не проанализировал до конца, и к тому же сами аналитики дали маху. Не учитывать, что пришельцы – хакеры, и могут на ходу взломать защиту местной информационной сети – непозволительный прокол. Не так часто Скарт встречал противников такого уровня. Отвык. Расслабился. Посчитал, что маленькая группа профессионалов опасности не представляет, а ведь они, как морскую пену, разогнали лучшую наёмную бригаду семьи, да ещё почти захватив подводную лодку. Конфликт с такой подготовленной группой может привести к неоправданным потерям. То, что это спецы с Первой, он уже не сомневался. Только там можно найти хакеров и оборудование, теоретически способное взломать защищённую сеть СБ. Как сейчас оказалось – не только теоретически. Информационные службы всех семей Мокрой предпринимали все возможные действия, чтобы этого не случилось. Компьютеры в критичных службах планеты были собственного производства, гораздо слабее, чем производились на Первой. Операционная система компьютеров – тоже своя. Производители гарантировали устойчивость защищённых сетей к взлому. Оказалось, эти гарантии ничего не стоят. Перед ним сидели гении, за короткий срок ломавшие всё, что можно взломать. На специальную заброску диверсантов на Мокрую ситуация не похожа. Слишком открыты действия этой группы. Так операции спецслужб не делаются. Диверсанты такого уровня вполне могли нелегально проникнуть в любой город, взломать любую сеть и уйти с информацией. При этом никто, ничего, так и не заметил бы. Если ещё учесть, что они даже управляющий компьютер подводной лодки тоже взломали, то перспектива конфликта с этой группой вырисовывается весьма страшненькая. Они же таким образом могут взломать и систему управления планетарной обороны. Ракеты системы быстренько развеют на осколки орбитальные станции, и планета останется совсем беззащитной. Если на Первой есть ещё одна такая группа с аналогичной подготовкой – это страшная перспектива.

– На Первой есть ещё группы с такой подготовкой, и почему вы покинули своих покровителей? – всё же задал очень интересующий его вопрос Скарт, почти не надеясь на ответы.

– Нет, – ехидно усмехнулся я, читать мысли, как Тартара, я пока не умел, лишь эмоции считывались без проблем, да состояние ауры собеседника показывало некоторое состояние разума мыслящего. – В системе больше нет такой группы. С некоторыми руководителями мы не сошлись во мнениях, и они постарались нас слегка уничтожить. Рано или поздно из-за этого у них возникнут большие проблемы. Надеюсь, вы приобретать себе такие проблемы не собираетесь? – Я не соврал ни в одном слове. Зачем Скарту знать, что обозначенные руководители вообще-то находятся в другой вселенной? Пусть думает о своих проблемах, которые могут возникнуть, надави он на нас ресурсами собственной семьи.

– Хоть одна хорошая новость за последнее время, – вздохнул безопасник. Ответу собеседника он поверил. Лгать беглецу с Первой не было смысла. – Как я понимаю, раз вы пришли сюда подготовленными, и у вас есть предложения?

– Вот эта слеза моря получена с территории вашей семьи, – я катнул кристаллический шарик по столу, в направлении Скарта. Тот автоматически прихлопнул его ладонью. – Тень оставила нам свои угодья, а договор на передачу этого кристалла заключался до нашего с вами соглашения. Хотелось бы получить за кристалл полную цену. Нам нужно отдать деньги продавцу.

– На-а-ха-а-ал…, – пробормотал Скарт, не спеша поднимать ладонь.

– Это вам небольшой подарок, – продолжил я, доставая из походной сумки миникомп, один из переносных компьютеров производства Первой, из запасов Сайлы, и толкая его к Скарту. – Пусть ваши специалисты посмотрят. Возможно, у нас появится совместное предприятие на эту тему. Мне пригодятся деньги на первое время. С контрабандой наглеть мы, как и обещали, не будем, но нам понадобятся кое-какие вещички с других планет, а лучше чем поставка по контрабандным каналам, пока ничего не придумано. Слишком много дерут ваши подконтрольные продавцы за такие товары.

– Попадётесь, мало не покажется, – проворчал Скарт.

– Буду иметь это в виду, – кивнул я.

– За слезу сумму вам переведут на счёт в нашем банке, – задумчиво глядя на миникомп, сообщил Скарт. – Об остальном надо посоветоваться. Я такие вопросы один не решаю. Давайте встретимся ещё раз в более приличной обстановке. Скажем, через десяток дней. К тому времени я получу полномочия для предметных переговоров с вами, а специалисты разберутся с вашим странным подарком. Вы же его дарите с какой-то целью.

– Вот и договорились, – улыбнулся я, – пока у нас вооружённое перемирие. Раз нет других вопросов, позвольте нам покинуть вашу временную резиденцию. О встрече сообщите Раймону, он свяжется со мной.

– Хорошо. По поводу Раймона, – нахмурился Скарт, – вы попридержите своих зверей. После покраски физиономий они набили морды всем в городе, кому они не нравились и кто не нравился им. Сами они драки не начинают, но спровоцировать столкновение проще простого. Мне здесь лишних проблем не нужно.

– Хорошо, – кивнул я, – но предупредите своих людей, что задевать их не стоит. Можно сказать, что после небольшой психокоррекции у них крыша поехала.

– Хм…, вы и это можете, – удивлённо промычал Скарт.

– Мы много что можем, но лучше не испытывать наши умения на собственной шкуре. Мир с нами принесёт больше пользы, – я поднялся, и за мною поднялась Сайла, и мы двинулись на выход. Хозяин ничего не сказал, провожая нас взглядом. Он понимал, что мы его не боимся, а придавить нас ему пока нечем.

Подтвердить наши возможности не составило труда. Охрана из четырёх человек, двое остались возле кабинета, довела нас лишь до конца коридора. Уложить охранников ударами щупов по нервным точка удалось за доли секунды. Дух в это время контролировал коридорные камеры видеонаблюдения. Вскрытие потолочного люка на технический этаж заняло мгновения. Я подкинул Сайлу вверх, и та втянулась в люк. Подпрыгнув, я последовал за ней. За всё время она не проронила ни звука. Ну, прямо, идеальная жена. Только покидая технический этаж, недалеко от забегаловки, где нас ждали наёмники, она поинтересовалась:

– А охрану обязательно нужно было бить?

– Обязательно, – кивнул я, – надо показать потенциальному противнику, что пути отхода у нас всегда продуманы, тогда он не станет делать в нашу сторону глупых шагов.


Через некоторое время, кабинет начальника службы безопасности города.

В кабинет вбежал бывший хозяин кабинета: – Слава всем богам, ты жив!

– А что мне сделается, Трикс? – задумчиво катая кристалл слезы моря по столу, пробормотал Скарт.

– Да у нас в системе наблюдения чудеса творятся. Неожиданно мы обнаружили твоих охранников лежащими на полу, а объекты наблюдения исчезли. Через обычные проходы они не выходили из модуля СБ, – успокаиваясь после быстрого бега и волнения, пробормотал подчинённый Скарта.

– Что с охраной? – спокойно поинтересовался Скарт.

– Спит! Добудиться пока не можем, – доложил Трикс.

– Клоун, – пробормотал Скарт, качай головой.

– Кто клоун? – не понял подчинённый.

– Посетитель наш – клоун, – грустно улыбнулся Скарт, – страшный клоун. В начале, насколько я понимаю, звуковой канал из твоего кабинета пропал?

– Шеф, откуда вам это известно? – удивлённо уставился на начальника Трикс.

– Нас обыграли второй раз. Вчистую обыграли. Они ушли так, как и говорили мне, через технологический люк в конце коридора.

– Я проверю, – пробормотал Трикс, и выдал распоряжение по рации. Через минуту, пока он нервно прохаживался по собственному небольшому кабинету, ему доложили результаты проверки.

– Они на самом деле ушли через технологический этаж. Кое-где нашлись следы в пыли проходов. Но как, шеф? Кодовый замок на люке – механический. Откуда они узнали код?

– Не стоит пока с ними связываться, Трикс. Раз они не соврали мне в этом, то не соврали и в другом. Я не удивлюсь, если в вот этом миникомпе обнаружится точная копия данных с твоего, – Скарт толкнул миникомп по гладкому столу в сторону подчинённого.

– Мне отдать его спецам? – поднимая устройство, уточнил Трикс.

– Самым лучшим спецам. Пусть дадут предварительный анализ уже сегодня. Мне предстоит серьёзный разговор с главой семьи, – тяжело вздохнул Скарт, предвидя очень непростой разговор со стариком. – Подними все данные по операции с Тенью. Что-то не нравятся мне последние провалы. Будь эти незнакомцы чуть слабее, или выгляди они чуть слабее, мы могли пойти по силовому пути урегулирования проблемы, и, боюсь, нам бы это обошлось очень дорого. Мне перед встречей со стариком нужно иметь перед глазами всю картину. Я буду у себя. Жду данных.

Скарт, оставив подчинённого выполнять поставленные задачи, отправился к себе. Нужно ещё раз проанализировать последние неудачи, связанные с этими непонятными неформалами. Скарт чувствовал в них какую-то особенную странность, но объяснить себе это чувство не мог.


Вечерний доклад начальника службы безопасности города.

– Господин Скарт, по поводу последней операции с Тенью обнаружились некоторые странности. Сведения о связанном с ней контрабандистом, поступили от наших врагов – семьи Корел. Сообщение передал двойной агент. После допроса с применением химии он сознался, что работает не только на нас. Зачем наши враги попытались сдать нам Тень – непонятно. Мои следователи в тупике. По первому вопросу – всё, – отчитался Трикс.

– Этого достаточно. Я предполагал нечто подобное. С остальным будут разбираться мои аналитики. Что с миникомпом?

– Если говорить прямо, мои специалисты в шоке. Я привлёк лучших наших разработчиков программного обеспечения для защитных систем. Начну по порядку. Операционная система выглядит как стандартная разработка фирмы производителя миникомпа с Первой – тип «Ось‑17». На самом деле – это нечто другое. Как мне растолковали спецы, в ней оптимизировано всё, что вообще можно оптимизировать. Объём кода под систему уменьшился в три раза. Быстродействие увеличилось в два раза. Этот миникомп по производительности в несколько раз мощнее стационарного компьютера. Как вы и предполагали, в памяти нашлись копии данных с моего рабочего места. На самом видном месте экрана находился файл с данными о сорока дырах в нашей системе защиты «Заслон‑4». Хакер, владеющий этой информацией, может работать в защищённых сетях службы безопасности любой семьи на Мокрой, как у себя дома. Без вашего одобрения я не решился направлять эти данные семье разработчиков системы защиты, но если мы не сообщим, у нас могут быть проблемы. Производители Заслона нам этого не простят, – Трикс замялся.

– Что-то ещё? – Скарт уловил неуверенность подчинённого.

– Программисты обнаружили сетевую игрушку на тему звёздных войн. Качество графики бесподобное даже на слабом канале связи. Мы запустили игрушку в отдельном сегменте сети. Сервер и клиент обменивается только короткими командами. Всё остальное работает в локальной программе. Игру делали гении. По-другому их назвать нельзя. У нас существует несколько бледных подобий такой игры. Как мне объяснили, разработчики использовали странные варианты нейропрограммирования и нейропрогнозирования. Во-первых, оторваться от игры между заданиями невероятно сложно. Во-вторых, после переданной команды с сервера или клиента, сама программа заранее прогнозирует несколько возможных дальнейших действий игрока, в зависимости от его опыта и психологического портрета, за счёт чего достигается невероятное быстродействие в игре. Спецы раскопали это, поскольку не поверили, что сервер игры, установленный на миникомпе, без особого напряжения смог обработать сигналы от трёх сотен игроков. Больше виртуальных игроков мы не смогли эмулировать в тестовом сегменте сети. Мои люди не могут гарантировать, что в игрушке нет хакерских закладок, но учитывая взлом наших систем, разработчикам игры такие закладки не нужны. Они и так зайдут, куда захотят, никого не спрашивая. По предварительным оценкам, если развернуть несколько серверов и продавать клиентские программы, прибыль может быть соизмерима со всем доходом семьи в настоящее время.

– Как я понимаю, скопировать сервер с миникомпа вам не удалось? – криво улыбнулся Скарт.

– Да, – кивнул Трикс. – Клиентская программа скачивается и ставится на любую совместимую систему, а сервер выдрать из системы миникомпа не удалось.

– Значит, говоришь, может быть огромная прибыль, – задумался Скарт.

– Честно…, я с большим трудом оторвался от игрушки, чтобы идти к тебе на доклад. Просто наркотик какой-то. Но что интересно, после выполнения игровой миссии даже возникает некоторое отвращение к игре, позволяющее легко из неё выйти, если имеются дела с более высоким приоритетом. В общем, можно сделать вывод, что разработчики пользовались услугами психоаналитика высочайшего уровня, для которого все выверты человеческого сознания, как открытая книга, – высказал собственное мнение Трикс.

– Общий вывод? – Скарт уставился на своего подчинённого.

– Тот, кто подсунул нам миникомп, не хочет с нами конфликтов и в то же время хочет использовать ресурсы семьи в каких-то своих целях, – медленно и задумчиво стал излагать свои выводы Трикс. – Уже сейчас можно продавать операционную систему с миникомпа, как отдельный продукт, лучший, чем аналогичные продукты с Первой. Да и ещё, взломать систему миникомпа нам не удалось. До центрального, закрытого ядра программисты не добрались, поскольку изменена базовая программа самого миникомпа. Про игрушку я вообще молчу. На рынке игр это станет бомбой.

– Хм…, значит, если мы высунемся с такими продуктами на рынок, придётся идти до конца вместе с этими разработчиками. Они нас подкупают, предлагая совместный проект, – нервно потерев подбородок, пробормотал Скарт.

– Не самая плохая перспектива, учитывая кучу дыр в программах нашей системы безопасности, – скривился Трикс.

Отпустив подчинённого, Скарт долго размышлял над полученной информацией, а потом решительно набрал номер старика – главы семьи. Вопрос со странными неформалами вырос в серьёзную проблему, решить которую, в одиночку, Скарт уже не мог.


Сидя в офисе наёмников, я планировал наши дальнейшие действия. Жирная наживка семье Прист уже брошена, оставалось только ждать их решения.

(Дух: – И чего переживать! Люди везде одинаковы. Скушают они нашу наживку. Будут кривиться, искать подвоха, но сожрут за милую душу.

Рейн: – Это понятно. Непонятно другое – как будем строить корабль. Непонятно, почему магия не работает, точнее, работает, как ей вздумается. Одно и то же простейшее магическое действие приводит к непредсказуемым результатам.

Дух: – Э-э-э.., парень, а чего ты хотел, это же другая вселенная. Законы магии здесь могут отличаться. Энергия может отличаться. Да тут всё, что угодно, может отличаться.

Рейн: – Законы магии не отличаются. Заклинания же действуют. Стоп…. Энергия…

Дух: – А что энергия?

Рейн: – Вот что значит быть идиотом. Я использую для заклинания свою энергии, фактически энергию чужой вселенной. Вот она и работает с вариациями. Нужно использовать энергию этой вселенной.

Дух: – А как ты собираешься собирать эту энергию?

Рейн: – Раз меняется Сайла, после воздействия алтаря метаморфов, то меняемся и мы. Со временем у нас должны появиться возможности местных магов. Вот тогда и можно пробовать простейшие учебные заклинания и строить модель местной магии.

Дух: – Тогда, пока есть время, нужно готовить техническую базу для строительства космических кораблей. Без прыжкового корабля домой мы не вернёмся.

Рейн: – Чтобы что-то строить надо сначала стать сильным, чтобы это что-то у нас не отобрали. Прикинь возможные варианты обогащения и усиления.

Дух: – Что бы ты без меня делал! Уже прикинул. В местных условиях сильным стать очень трудно. Даже если тебе удастся создать на планете новую планетарную семью, ты останешься чужаком. Создать же семью тебе точно не позволят. Не собираешься же ты воевать со всеми на Мокрой. Есть другой вариант. Развиваться внутри семей. Первый шаг мы уже в этом направлении сделали. Нам нужна секта. Первые сектанты из наёмников у нас уже имеются. Тестовую игрушку, надеюсь, с помощью Пристов мы запустим. Все и так будут считать, что это всего лишь большие деньги. Про секретные уровни будут знать только те люди, которые смогут до них добраться, а добраться смогут только потенциальные маги. Вот их-то мы и будем вербовать в секту в первую очередь. Инфраструктура сетей связи здесь всё же развита достаточно хорошо, чтобы иметь возможность удалённого разговора и обучения. Так что готовься стать вождём секты неформалов.

Рейн: – Лучше я скину эту почётную должность на жён, а сам буду заниматься магией. Без этого мы точно назад не попадём.

Лиэна: – Ага, как работать так жёны, а как отдыхать, так он. Несправедливо.

Рейн: – Не ворчи! Ты же не хочешь, чтобы жён в мой гарем добавилось, а у меня есть очень большие подозрения, что женщин – магов в этом мире на порядок больше, чем мужчин – магов.

Лиэна: – Ну, если только так… С этой стороны я на проблему не смотрела. Хорошо. Я согласна. Хватит тебе и трёх жён. Многожёнец!

Рейн: – Обучение повесим на Тартару. С её ментальным управлением обучение будет проходить очень быстро.

Тартара: – Да, муж мой.

Рейн: – Ха-ха…, вот учись у второй жены, как надо отвечать мужу.

Лиэна: – Да-да, я поняла. Ты только поскорее возвращайся, давно я за тобой по комнатам с подушкой не гонялась. В этот раз возьму что-нибудь поувесистее.

Рейн: – Ох-хо-хо, ну почему обычным магам достаточно одной жены, а у повелителей обязательно должно быть не меньше трёх. Несправедливо получать тумаки сразу от трёх.

Тартара: – А ты их не обижай, а ублажай подарками, и всё будет нормально.

Рейн: – Ладно, понял, подарки будут. Тут ко мне наёмники идут, так что ждите, скоро приеду.

Лиэна: – Сподарками…)

В комнату вошли: Раймон, Март и ещё один незнакомый мне человек.

– Это наш снабженец – Торис Авен. Он недавно вылез из подполья, после разгрома нашего офиса, – кивнул на незнакомца Раймон. – Он хотел бы вернуться в команду.

– Надёжный человек и найти может всё, что нужно, – подтвердил бывший разведчик Март.

– Хорошо, я с ним поговорю. Вы погуляйте пока, – отпустил я своих наёмников. Незнакомец меня заинтересовал. Вполне ясно, что он не тот, за кого себя выдавал при оформлении переселенцем. Скрытие сведений о себе, при получении документов, на Мокрой криминалом не считается, но и не поощряется. Для таких – скрытных, обычно дальнейший путь в какую-нибудь семью закрыт, если, конечно, они не совершат выдающиеся подвиги во славу семьи. Разговор командира подводной лодки с шефом я подслушивал, так что примерные возможности этого человека мне известны.

(Дух: – Судя по особенностям ауры, это человек со Второй, а не с Первой, как указывается в документах. Интересно! По данным сети со Второй эмигрируют на Мокрую единицы. Основной поток переселенцев идёт с Первой, там у них большие проблемы с перенаселением, а на Второй ещё много пустого пространства. Чего бы им тогда переселяться на другие планеты.

Рейн: – Думаешь, разведка?

Дух: – Вероятность высока. Человеку с отличной боевой подготовкой вполне нашлось бы место на полунаселённой планете. Не советую применять к нему клятву подчинения, идейный, сгорит, как спичка. Клятва секрета – то, что нужно. Передать своему руководству данные о наших делишках он не сможет, а всё остальное пусть передаёт.)

– Итак, господин, Торис Авен, – я указал мужчине на стул, напротив, – несмотря на непонятки, происходящие с вашими старыми знакомыми, вы всё же хотите вернуться в отряд?

– Можно просто Торис, – внимательно рассматривая мою молодую, размалёванную рожу, начал мужчина. – Переселенцу – одиночке трудно пристроиться на денежное место, а наёмничество, несмотря на значительную опасность, позволяет сводить концы с концами, не загинаясь на подводных плантациях.

– Да-да, – пробормотал я, криво усмехаясь, – а ещё это неплохое местечко для наблюдения за происходящим в этом районе планеты. Не буду скрывать, что на ваш счёт у семьи Прист возникли обоснованные подозрения, по поводу истинной вашей профессии. Если вы не останетесь в отряде, у вас могут возникнуть серьёзные проблемы с местной СБ.

– Раймон сказал мне практически то же самое, – кивнул мужчина, – но у вас есть какой-то договор со службой безопасности и вас, а значит и отряд, они трогать не будут. Поэтому я и хочу остаться в отряде.

– Я не против. Раймон хорошо отзывается о вашей работе. Есть одна процедура, которую вам придётся пройти, для вступления в отряд, – я контролировал ауру мужчины. После моих слов она окрасилась в тревожные цвета.

– Мне хотелось бы узнать об этой процедуре поподробнее, – напрягся собеседник, – мои расспросы у знакомых наёмников ни к чему не привели. Парни молчат на эту тему.

– Ту процедуру, которую прошли остальные, вам не пройти, – людоедски улыбнулся я. – Вам не позволит это сделать задание, с которым вы попали на Мокрую. Переубедить идейного разведчика, а вы стопроцентно идейный, можно только отправив его на тот свет, но, к сожалению, это не принесёт мне выгоды. Так что такой вариант рассматривать не будем. Вам достаточно будет принести клятву, обещая не передавать сведений обо мне и моих делах третьим лицам.

– Вы верите в клятвы? – удивлённо приподнял бровь Торис. По поводу своей второй профессии он возражать не стал.

– Я верю в клятвы, вы в них тоже поверите, – ухмыльнулся я, поворачивая к мужчине экран миникомпа, на котором высветились слова клятвы.


Торис внимательно прочёл, не очень длинный текст. Некоторая его подготовка вполне позволяла определить, что текст составлен очень хорошим психологом и трактуется подсознанием однозначно. Ещё раз повторив текст в уме, он не выявил для себя никаких противоречий с заданием. Этот непонятный молодой неформал уж точно не интересовал начальство, и вряд ли оно будет им интересоваться в будущем. Сам по себе молодой человек заинтересовал Ториса. Судя по предыдущим результатам боестолкновений, он должен выглядеть совсем не таким. Моторика движений слишком необычная для бойца, но и к моторике движений бумажного клерка тоже отношения не имеет. А ведь по собранной информации, этот паренёк, в паре с женой, почти захватил подводную лодку, а до этого захватил в плен отряд наёмников. Психологический портрет не соответствовал реальности. Торис слышал, однажды, краем уха в своём управлении, о попытках создать универсального шпиона. Насколько он знал, такие попытки провалились из-за неустойчивости психики человека. Попытки надевать на себя психологические маски различных людей, приводили к психическим нарушениям и соответственно к неадекватным поступкам подопытных. В то же время интуиция Ториса подсказывала, что именно с такой маской паренька – неформала он сейчас и беседует. Кому-то эксперимент удался. Людей с такой подготовкой просто так на чужие планеты не забрасывают. С другой стороны, эта неформальная семейка и не скрывает некоторых своих возможностей и даже ухитрилась договориться со службой безопасности Пристов, что не так-то просто. Примыкая к этой группе, Торис в то же время ей и может прикрыться, выполняя своё задание. Судя по всему, неформалы – это птички более высокого полёта, чем он.


Я внимательно наблюдал за отражениями эмоций в ауре собеседника. Сомнений, что он согласится на клятву, у меня не было. Для него выгода существования в отряде – очевидна. Торис думал недолго и согласился. Я тут же вытащил из теневого кармана чашу метаморфов, сделав вид, что она выскочила в виде проекции из миникомпа. Исчезнувшая со вспышкой капля крови, после произнесения клятвы, хоть и удивили Ториса, но это пока не выходило за грани понимания. Сразу после клятвы я озадачил снабженца специальным заданием. Нам необходимо химическое оборудование, точнее, лабораторный биореактор для производства новых лекарственных препаратов. Посещение городского музея, с хранящимся там огромным количеством образцов местных подводных растений, дало мне данные для оценки возможности производства специфических медикаментов, известных у меня на родине и в звёздных мирах, которые отсутствовали в этом мире. Затраты предполагались маленькие, и производство будет небольшим по объёму, но стоимость такого товара должна обеспечить мне финансирование ряда других проектов. Приманка с программным обеспечением может и не сработать. Руководство семьи вполне может побояться применять чужие программы, хотя сейчас они и пользуются такими же чужими программами. К тому же проекты с медикаментами и программами вполне могут развиваться параллельно. Среди спасённых моими лекарствами людей можно будет навербовать себе в секту некоторое количество адептов. Предложение духа по поводу секты мне понравилось.

Деньги на химию появились уже к вечеру. Скарт не обманул и перечислил весьма приличную сумму за слезу моря. Денежные ресурсы Сайлы к своим делам я привлекать не собирался. Кто его знает, как контрабандисты контролируют связанные с ними денежные потоки. Тень должна действовать сама по себе. Она ведь прекратила нелегальную деятельность только на территории семьи Прист, передав полулегальную торговлю семейке неформалов. При необходимости можно будет выйти на контрабандистов по каналам Тени, и никому не следует знать, что Тень теперь тоже неформалка, и к тому же моя жена.

Имелись у меня и другие задумки по развитию нужных технологий, но для начала работ необходимо обзавестись легальными средствами. Перед отбытием на остров, я предупредил Раймона, чтобы он придержал наёмников по поводу местных разборок, по выявлению, кто сильнее. Обещание Скарту на эту тему надо выполнять. За время, пока я разбирался с наёмниками, Сайла официально зарегистрировала на нашу семью аренду острова у семьи Прист. Теперь наша семейка могла вполне легально вести строительство и добычу чего угодно на самом острове и в прибрежных водах.

Судя по картам, полученным ей в земельном отделе, остров представлял определённую ценность. Располагался он на краю архипелага, поэтому с одной его стороны шли совсем небольшие глубины, очень удобные для ведения морского фермерского хозяйства, а с другой стороны – начинались большие глубины, вполне пригодные для строительства приличного порта с верфями для строительства подводных модулей, ремонта кораблей и подводных лодок. В связи с малой населённостью планеты никто дно вокруг острова досконально не исследовал. Даже глубины указывались условно, поскольку зондировались только со спутника. Я сильно подозревал, что дно весьма богато различными минералами из-за наличия потухшего вулкана. Надо будет послать духа на исследование. Лишние плюшки нам не помешают.


Разговор в резиденции семьи Прист.

– Скарт, я трижды прочитал твою писанину, но так и не нашёл предложения вариантов действий, – седой, мощный старик недовольно уставился на своего внука, с унылым видом, сидящего напротив.

– Дед, да я даже не знаю, что предложить. Возможные варианты слегка выходят за границы разумного. В манну небесную я как-то не верю, – задумчиво забарабанил пальцами по столу Скарт.

– По поводу операционной системы, я с тобою согласен, не стоит отказываться от проверенных программ. Пусть предложенная система и лучше, но что там закопано внутри, мы не знаем. Переадресуй предложение Ортам. Их семейка занимается нашими программами, вот пусть они и ломают голову, – старик задумался.

– А что с дырами в наших внутренних системах? – напомнил Скарт.

– Эту информацию пока придержим. Ортам на эту тему не нужно ничего сообщать. Нам она может пригодиться. Что-то началось нехорошее шевеление на наших границах. Моя старая задница чувствует назревающие проблемы. Зря мы раньше пожалели денег и не вложились в развитие космоса. Соседи стали сманивать наших поселенцев и наращивать поставки на Песчаную. Перепродажа наших товаров через чужие космопорты скоро станет нерентабельной. А тут ещё разгром нескольких наших конвоев. Страховка нас, конечно, не разорит, но поселенцы могут ещё быстрее побежать к конкурентам. Ты объявляй мобилизацию среди наёмников. Пусть прикроют подступы к фермам на некоторое время. Потери остудят пыл самых жадных соседей. Попытка сдачи нам Тени, похоже, тоже из той же оперы. Кое-кто захотел поссорить нас с гильдией контрабандистов, а это может серьёзно осложнить нам неофициальные поставки слёз моря туда и запрещённых технологий оттуда.

– Мне и этих новеньких привлечь?

– Привлекай. Посмотрим, чего они стоят в серьёзном деле. Подопечных наёмников они вряд ли оставят без поддержки. А по поводу игрушки, вреда не вижу. Передай сведения дяде. Пусть заключает договор с этими неформалами. Расценки берём стандартные – сорок процентов им за разработку, остальное нам за производство и распространение. Игровые сервера тоже будут нашими. Лучше держать распространение игры под контролем, просто на всякий случай. Передай вообще все дела по программам дяде. Тебе сейчас будет не до этого.


Не успел я вернуться на остров и развернуть нормальную спутниковую систему связи, поскольку скрытый узкий канал Тени не обеспечивал необходимого нам доступа к информационной сети планеты, как пришло сообщение от Раймона. Присты объявили мобилизацию боевых отрядов. Отказаться от такого предложения наёмникам, базирующимся на территории семьи, невозможно. Единственным плюсом в предлагаемом контракте была возможность выбора территории патрулирования. Раймон посчитал, что лучше будет взять на себя контроль над оконечностью архипелага, где располагался остров. Два их ныряющих катера смогут охранять не больше чем пару сотен километров границы зоны семьи Прист. Ради нас, вынырнувших неизвестно откуда, Прист объявлять мобилизацию не стали бы. Для семьи в целом мы не противники. Значит, у них возникли проблемы с соседями.

Я посадил духа на канал связи, чтобы он раскопал какую-нибудь информацию в сети. Пара часов ушла у него на анализ ситуации. Положение Пристов оказалось непростым. Более богатые соседи, тем или иным способом, постепенно откусывали у них неиспользуемые или отдалённые территории. Большие военные действия вряд ли начнутся, не тот это кусок, из-за которого стоит воевать, но постепенные нападки неизвестных бандитов заставят свободных фермеров перебежать к покровителям, способным обеспечить им защиту. Присты, даже сданные в аренду фермерам, земли не потеряют, по крайней мере, некоторое время. У них просто упадёт доход, поскольку фермеры не станут продавать им свою продукцию, а сумма аренды со временем не покроет расходов на охрану территории. Объявление мобилизации – отчаянный шаг руководства семьи, чтобы указать противникам, что не стоит давить дальше, поскольку военные действия, кроме захваченных территорий, могут принести и значительные убытки.

Не хотел я развивать здесь военные технологии, но придётся. Не так много у меня людей, чтобы терять их в стычках за интересы третьих лиц. Уровень развития местной цивилизации вполне позволяет сделать шаг за границы системы. Плохо, что пока магия не работает, а ресурсов для быстрого внедрения полевых технологий у меня совсем немного. Придётся раскурочить спасательную капсулу.

Я приказал пригнать катера наёмников на остров и по возможности прихватить какие-нибудь старые лодки или катера по цене металлолома. Нам очень пригодится металл, для создания излучателей защитного поля. Таких технологий местные ещё не знают, а электронная база и технические возможности уже вполне позволяют это делать.

Тем временем мы с жёнами, совместными усилиями, демонтировали оборудование обзорных локаторов из капсулы. Как раз каждому катеру достанется по одному локатору. Из остатков разбитых Малышей соорудил некоторое подобие полевых антенн. Работают паршиво и только в однородных средах. Нас это пока устраивает. Обнаруживать объекты нужно только в воде и в воздухе. Двадцать километров кругового обзора для катеров – вполне приличная зона контроля.

Катера наёмников добирались по поверхности до острова целые сутки. На прицепе они притянули два аналогичных, но сильно побитых катера. Отлично сработал снабженец Торис. Он по дешёвке скупил разбитую технику у одной из наёмных контор, по цене чуть больше, чем цена металлолома. Эти катера уже пару лет зарастали водорослями у одного из причалов города. Скупщики не давали хорошей цены, надеясь на то, что наёмникам надоест обслуживание еле живой техники. Те же использовали разбитые катера как источники запчастей. За срок стоянки оттуда сняли уже всё, что можно снять. Остались только сами более или менее герметичные корпуса и тяжёлое оборудование двигателей, которое невозможно снять, не разрезав корпус на части.

Кроме наёмников на катерах приехали и их семьи. Раймон посчитал, что на острове им будет гораздо комфортнее, чем в подводном городе. Переселенцы с трудом привыкают к жизни почти без солнца. Я не стал возражать, да и рабочие руки нам здесь очень пригодятся, в то время как найти работу с хорошей оплатой в подводном городе достаточно трудно. Все такие места заняты выходцами из главной семьи.

После прихода катеров, работа по их модернизации закипела. Один из неисправных катеров мы с Лиэной распустили на кольца. Резать пришлось жгутами силы. Другой возможности работать с железом у нас не было. На каждый действующий катер наёмников, на корпус, мы укрепили по паре колец – излучателей силового поля. Одно кольцо крепилось на нос, а второе – на корму судна. Такое расположение излучателей силового поля позволяло полностью прикрыть катер защитным полем. Энергии аккумуляторов катеров, несмотря на их отличные характеристики, не хватало для одновременного движения с защитой. Электромоторы катеров так же, как и щит, жрали уйму энергии. Так что под водой можно либо защищаться, либо двигаться. На поверхности воды катера двигались с помощью газотурбинной установки, поэтому энергии аккумуляторов хватало для питания силового щита.

К сожалению, с модернизацией вооружения катеров ничего сделать не получалось. Две небольшие зенитки и десяток самонаводящихся ракет – вот и всё надводное вооружение. Для подводного боя использовались пятнадцать малых управляемых торпед выпускаемых из двух носовых торпедных установок револьверного типа. Всё, что удалось переделать, так это дополнить зенитки автоматическим приводом, и вывести их управление на компьютеры катеров. С компьютерными системами катеров духи порезвились вволю. Модификации подверглось всё программное обеспечение, которое можно было усовершенствовать. К сожалению, в связи с серьёзной модификацией управления катеров, отпускать в оранный рейд наёмников одних, возможности не было. Пришлось нам с Лиэной опять становиться капитанами. Пока не обучим себе замену на катерах, нужно ходить в рейды вместе с наёмниками. Что странно, от Пристов не поступило предложений на сотрудничество по программам. То ли у них руки не дошли, то ли проблемы с соседями отодвинули всё на задний план. Странно, что такая страусиная политика не довела их до разорения ещё раньше.


Глава 5. Есть контакт.


Кимер Соун вёл одну из флотилий семьи в очередной рейд. Теперь глава семьи решил более серьёзно, чем раньше, пощипать Пристов. Все попытки договориться о совместном использовании одного из островов на принадлежавшем семье архипелаге окончились провалом. Старый пердун – глава семьи Прист, не хотел развивать наземное хозяйство и вкладывать в него деньги. С одной стороны его можно понять. В прошлую войну семья потеряла от ракетных ударов из космоса приличное количество жителей и понесла значительные убытки за счёт наземных строений. Но времена-то меняются. Теперь над планетой крутится куча защитных станций и прорваться к поверхности, чтобы нанести удар, не так-то просто. Да и военная фракция на Первой не имеет такого серьёзного влияния, как раньше. Бессмысленные потери в прошлую компанию слегка отрезвили воинственные настроения руководства материнской планеты. Одно дело натравливать пиратов на космические конвои с товаром, а совсем другое – соваться под убийственный огонь космических станций. Семья Соун одной из первых семей на планете стала развивать космические технологии. Со временем доход от планетарной торговли стал превышать доход от морской промышленности. Основной капитал семья продолжала вкладывать в космос. В настоящее время под защитой семьи шесть наземных космодромов и два плавучих, раскиданных в различных частях мирового океана.

Очень удобное расположение одного из архипелагов семьи Прист, в середине обжитой зоны нескольких семей, гарантировало новому космопорту хорошую загрузку. Присты всё равно использовали острова архипелага только частично, всего лишь с одной стороны. На высокогорной части архипелага имелось приличное количество металлических руд, и у Пристов имелась там парочка мобильных металлургических заводов. Другую часть островов архипелага, Присты вообще не использовали. Почему бы не продать соседям ненужные земли, или хотя бы сдать в аренду на длительный срок. Так нет же, зажали, сами не используют и другим не дают, ретрограды.

Глава семьи Соун видел единственный вариант развития событий и последовательно проводил его в жизнь. Постепенное разорение вынудит Пристов продать землю. К сожалению, количество семей, желающих развивать космические перевозки, постоянно росло. Это вынудило ускорить операцию против Пристов, переведя её в военную стадию. Большой войны всё же не планировалось. Необходимо лишь захватить пару – тройку пустых островков на краю архипелага и возвести там узел обороны. Пусть Присты попытаются выбить захватчиков со своей территории. Соседние семьи вмешиваться не будут. На островах и вблизи их нет населения и ферм Пристов, так что реального ущерба семье нанесено не будет, а за моральный, никто в войну между семьями втягиваться не станет.

В подчинении у Кимера находилось шесть подводных лодок и шесть десантно-транспортных кораблей, а около трёх десятков ныряющих катеров охраняли конвой по сторонам. Таких сил вполне достаточно для закрепления на захваченной территории.

Размышления адмирала прервало сообщение операторов разведывательных дронов:

– Адмирал, дроны видят на границе зоны наблюдения присутствие неопознанных меток.

– Что значит неопознанных? – удивлённо переспросил Кимер.

– Отражённый сигнал радара не опознаётся по компьютерной базе.

– Посылайте малого разведчика! Пусть войдёт в визуальный контакт. Даже если это пограничники Пристов, и они собьют разведчика, нас они все равно пока не обнаружат.

Адмирал не понимал, откуда здесь могли взяться пограничники. Что им тут охранять?

– Служба разведки, запросите из центра флота последние данные и выводите их мне на монитор.

Через десяток секунд на экране адмирала появились расшифрованные сообщения разведцентра.

– Так-так, – задумчиво постучал пальцами по столу Кимер, – значит, Присты провели мобилизацию. Хороший ход! Всё же, что здесь охранять-то?

– Разведка, найдите последние данные по поселениям Пристов. Срочно!

Ещё через пару десятков секунд эти данные появились на экране монитора.

– Ха…! Интересно! Очень интересно! Целый остров сдан в аренду переселенцам. Оригинально! Нам, значит, старый гад не продал, и даже в аренду не сдал, а поселенцам с деньгами, пожалуйста! – удивлённо почесал подбородок адмирал.

– Что известно о поселенцах? – бросил в микрофон Кимер.

– Нет данных, – отрапортовал оператор разведки.

– Не понял! Что, вообще никаких!

– Только фамилия и откуда прибыли, семья переселенцев Ле Ший из Первой.

– Адмирал, малый разведчик сбит на предельной дистанции. Успели получить только пару кадров. Катер идентификации не поддаётся, – возбуждённый голос оператора резанул слух адмирала.

Кимер поморщился. Неприятно начинать операцию с потерь. Хотя, разведчик помог, выявил хорошего стрелка – зенитчика на катере. Сбить малозаметную цель за восемь километров, это надо постараться. Ракетой малый разведчик не достать. На такую цель можно навести только управляемую ракету, а обычно на катерах эти ракеты не устанавливали.

– Кадры разведчика мне на экран, – скомандовал адмирал.

Первый кадр разведчика получился смазанным, а вот второй уже достаточно чёткий. Явно видны разрывы зенитных снарядов по курсу и необычный силуэт катера вдалеке. Ничего подобного адмирал никогда не видел. Из воды на носу высовывалось какое-то массивное полукольцо. Такое же полукольцо виднелось на корме судна. Если бы не эти непонятные нагромождения, то катер походил бы на обычный, большой ныряющий. Скорость, с которой тот разделался с малозаметным разведчиком, настораживала. Разведчик явно обнаружили заранее, и как только тот появился в зоне досягаемости орудий, его уничтожили.

– Служба защиты, что у нас там с чужими радарами? – поинтересовался адмирал.

– Чужих точек излучения не наблюдаем.

– Хм-м…, а как тогда они умудрились снять наш глаз? – ничего не понимая, недовольно пробормотал Кимер.

– Если у них новейший импульсный локатор, мы сигнала издалека не заметим, – услышав адмирала, отозвался оператор службы защиты и наблюдения.

– Если это наёмники, они вполне могли поставить себе что-то совершенное. Были бы деньги, – поддержал его кто-то из разведки.

– Ладно, начинаем операцию, парни, – решил начинать адмирал. Соваться катерам прикрытия под убийственный огонь зенитного орудия на поверхности, не стоило. – Катерам – «Первому» и «Второму» по две ракеты по противнику. Прицел по радару службы защиты. Залп через пять минут. Лодка «Два» – полный ход, уйти на глубину и оттуда достать торпедами нырнувший катер.

Перевес в силах у адмирала весьма значительный. Если катер наёмников вовремя не уйдёт, то будет потоплен.


Четверо суток мы с Лиэной проболтались в океане. Несмотря на постоянные предупреждения службы безопасности Пристов в обозримом пространстве никого не наблюдалось. Кроме модернизации катеров, дел больше не находилось. На катерах доступ к инфосети оказался ещё хуже, чем изначально был на острове у Сайлы. От нечего делать довёл до ума излучающие полевые антенны. Теперь у нас появился базовый обзор радиусом до полусотни километров. Зону слежения удалось увеличить, впихнув пассивный полевой ретранслятор на разведывательный дрон наёмников. В такой комбинации мы обозревали почти сотню километров в сторону полёта дрона. Теперь не было смысла барражировать по отведённому нам участку границы. Один дрон контролировала Лиэна, один – я. Учитывая наличие запчастей с побитых скафандров, занялся переделкой систем наведения ракет и торпед. Дух отсканировал внутренности и спроектировал дополнительные полевые контура управления, заодно полностью сменив программы наведения торпед и ракет. Поскольку больше переделывать ничего не получалось, занялся дрессировкой наёмников. Подходящих зелий пока в наличии не имелось, поэтому пришлось учить персонал в трансовом состоянии под гипнозом. С помощью информации, полученной духом из многочисленных инструкций в компе катера, значительно подтянул у персонала знание материальной базы. На тренировки по стрельбе и рукомахательству тоже хватило времени. До нормального уровня гвардейцев, я их не мог дотянуть за такое короткое время, но местный спецназ они точно переплюнут.

На пятый день на экране радара, наконец, появились отметки неизвестных судов. О конвое нас Присты не предупреждали, значит, пожаловал враг. Облучение в радиодиапазоне мы заметили сразу. Вряд ли чужой начальник обратит внимание на предупреждение от каких-то маленьких катеров. Так что переговоры в такой ситуации бессмысленны. Дух предложил мне разыгрывать маску тупого наёмника, а Лиэну отправить в подводном положении по большой окружности, для захода в тыл противника. Если она обойдёт их за пределами чувствительности подводных локаторов, то появление противника в тылу окажется для вражеского начальника неприятным сюрпризом.

Чтобы противник изначально воспринял меня всерьёз, дух, управляя компом катера, слупил разведывательный дрон противника, как только тот вошёл в зону поражения. Следующие шаги противника не отличались оригинальностью. Подкрадывающуюся подводную лодку я видел также хорошо, как и маневрирующие катера противника за горизонтом. Что-то маловато сил противник выделил на нашу нейтрализацию. Пришлось его слегка удивить. Наш катер дал полный ход в сторону подводной лодки. Что там верещал командир подводной лодки, я не знаю, но судя по тому, что парочка катеров сразу дала залп ракетами, он, если и не испугался, то ускорил ход операции.

Пускать мой катер на расстояние удара малыми торпедами он явно не хотел. А кто его будет спрашивать? Догонять подводную лодку под водой я не собирался. Скорость катера в таком состоянии слишком мала, по сравнению с лодкой. Катер почти летел над волнами. При подлёте ракет пришлось резко сбросить скорость, имитировав попадание ракет в цель. Заодно дух в очередной раз проконтролировал работу автоматической зенитной установки. Хорошая машинка получилась. Две ракеты мы сбили на подходе. Две прорвалось и точно попали в наш катер, точнее в силовой щит. Удара мы даже не почувствовали. Гравитационный барьер не передаёт вибраций за своими пределами, пока у него хватает мощности. Мощности щита нам хватило, тем более, ракеты шли с интервалом.

Опять дав полный ход, я погнался за подлодкой. Вот чего капитан не ожидал точно, так это возобновления нашего движения. Судя по всему, он надеялся, что катер нырнёт, уходя от ракет, а он тут же достанет его своими дальнобойными торпедами. По небольшой паузе стало заметно замешательство противника. Расстреливать летящий почти над волнами скоростной катер мощными подводными торпедами, как-то неудобно.

Главное начальство противника всё же не растерялось. Полевой локатор показал залп по паре ракет с десятка катеров. Ага, так я их и буду ждать! А вдруг щит не выдержит. Всё же устройство сделано практически на коленке. На пределе малых торпед я и так лодку достану, противник же не знает, что они у меня не самонаводящиеся, а управляемые. Сюрприз!

Резко замедлившись, катер ныряет на небольшую глубину. Ракеты уже не достанут. То-то чужой командир обрадуется, наконец, загнал непонятного поганца под воду. Пуск противником двух малых торпед, врасплох командира лодки не застал. Вполне логичный и ожидаемый шаг от малоразмерного противника. Выпустив собственную торпеду по катеру, подводная лодка начала манёвр уклонения, пытаясь осложнить траекторию движения для чужих торпед. Из-за того, что по расчётам капитана подлодки выходило, что залп малых торпед противником предпринят только для того, чтобы отогнать лодку, дополнительных мер безопасности он не применял. Выбросив за корму имитатор шумов и добавив по курсу торпед несколько тепло-шумовых ловушек, лодка на экономном ходу стала удаляться в сторону основного конвоя. Капитан лодки прекрасно знал, что догнать лодку в подводном положении на нашем катере нереально, скорости не хватит. Вот только капитан явно не ожидал моего сюрприза. Торпеды легко проскочили зону ловушек, не обращая на них никакого внимания. Также игнорировался имитатор за кормой подлодки. Торпеды слаженно поразили двигательный отсек подводной лодки.

К сожалению, я немного не учёл эффект нашего силового щита, поднятого для защиты от торпеды противника. Если ракеты, даже потеряв отражение сигнала на локаторах, продолжали наведение по визуальному изображению, то торпеда такой возможности не имела и, потеряв цель, она тупо продолжила движение по инерции. Если бы ни небольшое инерционное движение нашего катера, то в щит торпеда точно бы попала. Вот только начинать движение оказалось невозможно. Снимая щит для движения, катер вполне мог опять стать мишенью для торпеды, а учитывая её близость к объекту атаки, подрыв мог произойти мгновенно. Пришлось задействовать духа, чтобы он перемкнул цепи управления и питания торпеды. Взрыв торпеды вблизи не нанёс повреждений катеру, прикрытому щитом.

Топить лодку я не собирался, да и мощности двух малых торпед не хватит для этого. Для уничтожения подводных лодок их заряды совсем не предназначались. Основными целями таких торпед являлись небронированные лодки, типа фермерских, или, аналогичные нашему, ныряющие катера. Тратить весь боезапас на одну лодку для нанесения чувствительного вреда точно не следовало. Нужно оставить побольше подарков для остальной эскадры. Потеряв ход, эта лодка практически выйдет из боя.

На всякий случай, вынырнув на поверхность и обходя лодку по дуге на приличном расстоянии, я направил катер в сторону основной эскадры. Капитан лодки провоцировать новые выстрелы со стороны нашего катера не стал. Похоже, у них там сейчас идёт борьба с пробоинами, так как лодка начала процедуру всплытия.

Чтобы противнику было чем заняться, наш катер выпустил все десять ракет по основным целям в эскадре, а основными я посчитал подводные лодки противника. Насколько показывал пространственный локатор, там их ещё пять штук имеется.

Логично предположив класс атакующих ракет и определив их цели, командир эскадры, выждав некоторое время, дал команду лодкам идти на погружение. Потеряв цель, ракеты с самонаведением не должны сработать, выбрать новую цель им не хватит времени. Сюрпри-и-из! Я и не рассчитывал поразить лодки противника. Весь залп достался быстро маневрирующим катерам противника. Нырнуть они просто не успели. Подготовка у них оказалась на высоте. Операторы защитных систем, совместным огнём зенитных установок, ухитрились сбить три ракеты, даже несмотря на то, что те использовали небольшое маневрирование на траектории. Попадание семи ракет по катерам противника, если и не уничтожило их полностью, то вывело из боя гарантированно.

Оставшиеся пять катеров стали поочерёдно запускать ракеты по моему катеру, загоняя его под воду. Ничего не поделаешь, пришлось нырять, ну не показывать же им, что их ракеты нашему катеру не страшны, да и подводные лодки надо отвлечь активным делом. Лиэна уже зашла на конвой с тыла, а там болтались только военно-транспортные лоханки под защитой двух десятков ныряющих катеров примерно нашего класса.

Подводные лодки собирались расправиться с моим маленьким и почти беззащитным, по понятиям их командиров, но очень надоедливым катером. Семь пущенных торпед должны гарантированно покончить с наглецом. Подняться катеру на поверхность, помешают выпущенные с катеров, оставшихся неповреждёнными, пятёрка летающих дронов с ракетной подвеской. Моего отступления противник не дождался. Катер нагло пёр прямо на ближайшую пару подлодок.

Дух, по предыдущему попаданию, определил все характеристики торпед противника, так что кратковременная остановка и переход в защитный режим практически не замедляла ход катера. Очередную торпеду, потерявшую цель, дух без труда уничтожал изнутри. Вот тут противнику сильно поплохело. Зомби-катер, не считаясь с очередными взрывами торпед, нагло шёл на сближение с подводной эскадрой. Начальник всего этого каравана оказался достаточно умён, чтобы не входить в зону поражения малых торпед. Опыт поражения своей первой лодки он учёл.

Подлодки противника прыснули с моего пути в разные стороны. Выходить на поверхность, чтобы догнать их, я не спешил. Лиэна в это время неспешно подкрадывалась к остальному конвою. В атаку на мой катер ринулись оставшиеся катера противника. Не знаю, что думал сейчас обо мне противник, но малые торпеды катера выпустили все. Запас таких торпед у них оказался несколько больше, чем у нас. Чуть больше сотни опасных посылок стали приближаться к катеру. Подлодки противника удирали, поэтому экономить собственные торпеды смысла не было, только целей для них не хватало. Опять же, полностью топить катера я не собирался, поэтому ответил всего пятью торпедами. В отличие от торпед противника, мои торпеды управляемые.

Гостинцев от противника пришло слишком много, и даже потеряв цель, их добрая треть воткнулась в силовой щит. Взрывы происходили не одновременно, поэтому щит устоял, хотя по нагрузке на цепи питания можно было судить о силе ударов. Боюсь, будь залп раза в два больше, щит мог и слететь.

Мой ответ оказался намного слабее, но значительно эффективнее. Два катера потеряли ход. Один получил очень опасное попадание, и у него взорвалось что-то внутри. Катер разломило пополам, и он начал медленно тонуть. Команду спасало то, что большинство отсеков ныряющих катеров – изолированные, и вода через повреждения и деформации корпуса поступала в них медленно. Оставшиеся два катера, не снижая хода, рванули за удирающими подводными лодками.

Вот здесь их-то и накрыла волна панических сообщений от подвергшейся нападению остальной части эскадры. Лиэна, почти в упор, выпустила торпеды по катерам, охранявшим остальные суда. Промахнуться по таким целям просто невозможно. Потопить она их, конечно, не потопила, но повреждения нанесла значительные. Всплывая на поверхность, она нанесла ракетный удар по транспортам, а потом, используя зенитное орудие, начала дуэль с противником. Катер, как гончая, носясь вокруг строя, наносил противнику хотя и незначительный, но неприятный урон. Калибр зенитного орудия не позволял серьёзно повредить большой корабль. Попытки катеров защитить конвой, давились Лиэной жёстко. Для катера убийственный огонь зенитки с компьютерным управлением представлял значительную опасность. Ответные выстрелы противника эффективно гасились включённым силовым щитом.


Кимер вообще не понимал, что происходит. Два небольших судёнышка, без лишних проблем, раскатали его эскадру. Неоднократные попадания торпед и ракет в противника не выводили его из строя. Появившееся из ниоткуда, в тылу эскадры, второе судно противника практически безнаказанно уничтожает военные транспорты. Панические доклады капитанов катеров, о невозможности защитить конвой, только добавляли в состояние адмирала ещё одну нотку неуверенности. Подводные лодки могут и не успеть подойти на помощь конвою, до того как катер принесёт им непоправимый вред. Да и что они могут ему сделать, если не справились с таким же катером в лобовом столкновении.

– Капитанам катеров, почему вы нападаете на мирный конвой семьи Соун? – чтобы хоть как-то затормозить расстрел транспортной части эскадры, вышел в эфир на общей радиоволне Кимер.

– Вы нанесли удар первыми, – раздался лаконичный и прогнозируемый ответ.

– Мы приняли вас за пиратов, поджидающих наш конвой, – попытался схитрить адмирал.

– Ну, да, рассмотреть флаги и запросить информацию по радио, было не в ваших силах, – насмешливый ответ не заставил себя ждать.

– Да говорю же, вас приняли за пиратов. У семьи Прист ранее здесь не имелось пограничного поста, – опять предпринял попытку увильнуть от реальности Кимер.

– Прекратить движение всех кораблей. Подводным объектам всплыть на поверхность. Судам по очереди принять досмотровую команду, – раздалось в ответ по радио через некоторое время.

– Я выполню ваше распоряжение, только позвольте конвою объединиться. На катерах много раненых, а на транспортах есть мобильные госпитали, – с надеждой обратился к неизвестному адмирал. Вал сообщений с катеров, о ранениях членов экипажей и значительных повреждениях, продолжал нарастать.

– Не возражаю, – только и раздалось в ответ.

Противник совсем не боялся объединённой эскадры, хотя это и удивляло, но адмирал всё же вздохнул облегчённо. Переговоры – это всегда способ договориться. Ужасный разгром совсем не маленьких сил семьи всего парой охранных катеров произвёл на него неизгладимое впечатление. Даже если сейчас сюда, на всех парах, мчится отряд поддержки, есть возможность привести неудачное военное столкновение к переговорам о компенсации, из-за ошибки руководства конвоя, то есть его. Это гораздо лучший выход, чем окончательный провал намеченной операции захвата.

Адмирал никак не мог поверить в такую серьёзную ошибку разведки, буквально недавно, всего месяц назад, проверявшую эту акваторию на предмет оборонных или пограничных постов чужой семьи. Единственным вариантом, мелькавшим в возбуждённом сознании, было присутствие на одном из островов секретной базы семьи Прист. Недавняя легализация, в виде передачи базы в аренду поселенцам, выглядела в таком случае вполне обоснованно. Если база исследовательская, то получало объяснение присутствие в охране модернизированных катеров противника с невероятными возможностями. Также адмирал не понимал, почему о секретной базе ничего не сообщил их давно завербованный агент в верхушке семьи Прист. Единственным вариантом выхода из ситуации адмирал видел переход к плану прикрытия, рассчитанному на всякий случай, как раз на неудачный поход эскадры. Конечно, придётся в него внести корректировки. Никто не рассчитывал на провал операции в самой начальной стадии.

Кимер выполнил распоряжение противника. Подводные лодки всплыли на поверхность и, поджидая остальной конвой, занялись спасением моряков с сильно повреждённых катеров, которые в скором времени вполне могли пойти на дно. Катер пограничников в это время устремился навстречу основному конвою. Обычно, досмотр пограничными службами начинался с самых больших кораблей, поэтому Кимер приказал своему заместителю по безопасности, как раз находившемуся на транспорте, присмотреться к пограничникам и сообщить свои соображения до заключительной части переговоров, которые точно пройдут на подлодке адмирала. Также он передал ему все сведения по бою с катерами противника, со срочным приказом создать экспертную группу из учёных и специалистов, находящихся на борту транспорта, для анализа столкновения и определения характеристик катеров противника.

– Слушай, Ким, – раздался через некоторое время голос по каналу связи с транспортом. Заместитель адмирала был его хорошим другом, поэтому в доверительных беседах они общались без чинов. – Ты не поверишь, но пограничники на самом деле оказались наёмниками и переселенцами, причём первой волны, и командир у них не из семьи. Вот только это нам вряд ли поможет. Насколько я понял, это спецотряд. Маскировка у них под обычных наёмников, и даже все морды покрашены в разные цвета, как у неформалов, но под ношеными комбинезонами и старым оружием, взгляда не спрячешь. Когда мой помощник – Син, ты его хорошо знаешь, после прохода мимо него досмотровой группы во главе с очень молодым человеком, брякнулся в обморок, загремев по палубе своим оружием, я подумал тут нам и конец. Так эти монстры даже не обернулись, ни один из них даже не дрогнул. Как будто у них глаза на затылке, и они прекрасно видели, что им ничего не угрожает. Их стеклянные взгляды, когда они смотрят как бы сквозь тебя, я никогда не забуду. Вот не поверишь, никогда не думал, что у меня волосы растут на спине, а тут прямо почувствовал, как они встали дыбом. Хорошо, у меня и моих парней головы стриженые, а то своих кепочек мы бы не досчитались. Я потом попытался расспросить помощника, с какого перепугу он в обморок брякнулся, так этот засранец, до того как вылакал бутылку спирта, посмотрел на меня мутными глазами и выдал: – «Командир у них не человек. Никогда не переходите ему дорогу. У человека нет силы, чтобы справиться с ураганом». Больше ничего путного я добиться от него не смог. Заметь, это у того самого моего помощника, который большинство людей и за людей-то не считает.

В общем, прошлись они по кораблю, сунули нос в самые крупные отсеки, просмотрели судовой журнал на управляющем кораблём комплексе и отбыли осматривать другие корабли. И вот что я тебе скажу, или им абсолютно без разницы, что мы тут везём, или они это знают точно. Я как раз склоняюсь ко второму варианту. Похоже, где-то подтекает не только у них, но и у нас. Кораблик их сам скоро увидишь, даже намекать не буду, но футуристический вид навевает очень нездоровые мысли о возможностях этой, с виду, лоханки. Вывод у меня однозначный – нас кто-то продал, и ждали именно нас, выставив какие-то новые образцы техники. Присты хотя и не занимаются космосом, но остальная техника у них очень даже на уровне. Доклад по своему ведомству я уже подготовил, но без твоей части впечатлений отправлять не буду. Пока доложил, только об активации операции прикрытия.

– Силк, а эксперты что-нибудь накопали? – задал очередной, интересующий его вопрос адмирал.

– А как же, я их хорошо мотивировал деньгами и дубинкой, – отрапортовал тот. – Предварительный анализ показывает в основном обычные мореходные свойства катеров противника и сильно модернизированное оружие и защиту. Однозначно можно сказать только об управляемости ракет и торпед. Дальше идут только предположения. Наиболее близко к действительности предположение о наличии на катерах одного из вариантов силового щита. Именно непонятные кольца на носу и корме катеров являются своеобразными генераторами щита. Принцип действия неизвестен, но учёные больше склоняются к гравитации. Вроде бы где-то встречались на научных форумах в информационной сети теоретические разработки на эту тему. По поводу точности стрельбы орудия, мнения сильно расходятся. Это могут быть и хорошие стрелки, и улучшенное компьютерное управление. И в том и в другом случае результаты стрельбы из орудия будут такими, как мы наблюдали. Да…, и ещё есть некоторое предположение, что катера обнаружили нас первыми, что указывает на новые радарные системы. Скорее всего, мы столкнулись с сильно модифицированными ныряющими катерами экспериментальной серии. Наш конвой противник осмотрел и теперь двинулся в твою сторону. Один из катеров по-прежнему контролирует нашу группу. Вот теперь у меня всё.

– Хорошо, я буду готов к встрече, – задумчиво буркнул адмирал. Информация помощника добавила несколько кирпичиков в его теорию по поводу непонятного противника. Он даже стал обоснованно сомневаться, что катера попросили помощи у семьи. Описанные возможности кораблей противника позволяли, если и не потопить конвой, то уж отогнать его, точно.


На подводную лодку адмирала я пришёл в последнюю очередь. Дух к тому времени успел переварить информацию, полученную во время досмотра кораблей. В компах на борту транспортов оказалось много интересного. Внутренности кораблей и их груз для меня тоже представляли определённый интерес. Если механика подводных лодок мало отличалась от лодки семьи Прист, то управляющая начинка и системы вооружения имели класс несколько выше. Более высокий уровень электроники объяснялся применением космических технологий. Семья Соун широко использовала их как в космосе, так и на планете. Да и пара заводов по производству основных элементов электронной техники, расположенных на собственной орбитальной станции, вызывали уважение. Стоило привлечь эту семейку к моим планам, если и не в прямую, то хотя бы привлекая их ресурсы.

– С кем имею честь разговаривать? – первым обратился ко мне адмирал. Кое-что интересное дух откопал на него в компах службы безопасности на одном из транспортов.

– Рейн Ле Ший, переселенец и глава новой корпорации, арендовавшей небольшой клочок земли и воды у семьи Прист, – отозвался я, сканируя адмирала. Он оказался обычным человеком. Из попавшихся на пути моей инспекции людей, я обнаружил всего лишь одного мага, да и тот, что-то почувствовав, сразу брякнулся в обморок. Нужно потом не забыть про этого человечка.

– Вас сопровождают тоже переселенцы? – кивнув на сопровождавшую меня пятёрку наёмников, усмехнулся адмирал.

Кимер, внимательно рассматривая высадившихся людей, понял, о каких взглядах говорил Силк. Пятёрка боевиков, с лицами, покрытыми сплошными татуировками, сопровождавшая молодого человека, тоже раскрашенного под неформала, отличалась очень необычными взглядами глаз, казавшимися неподготовленному человеку застывшими или стеклянными. Адмирал прекрасно знал, что таким образом, специально подготовленный человек может контролировать всю доступную взгляду область.

Адмирал сам провёл мою группу по подводной лодке. Экскурсия проходила в полном молчании. Я не задавал вопросов, а хозяин лодки ничего не рассказывал. После осмотра мы уединились в его личном отсеке, оборудованном как кабинет.

– Инспекцию вы провели, – уставившись на меня, начал адмирал. – Насколько я догадываюсь, ничего особо криминального, что можно однозначно трактовать, как подготовку к ведению войны, вы не обнаружили. Хотя у нас имеется в наличии некоторый военный арсенал, но большая часть груза имеет гражданское назначение. Конечный пункт в судовом журнале обозначен в нейтральной зоне. Просто наш маршрут проложен через владения семьи Прист. Большинство оборудования предназначено для монтирования базовой плавучей платформы, для строительства посадочного терминала для космических кораблей. Приношу свои официальные извинения за то, что приняли вас за пиратов и, не разобравшись, спровоцировали военный конфликт с семьёй Прист. Надеюсь, денежная компенсация в размере миллиона монет устроит семью Прист.

– Компенсация устроит меня, – хитрая усмешка появилась на моём лице. – Этот район архипелага находится у меня в исключительной аренде, и нападение произошло на мою морскую охрану.

– Хм-м…, почему-то об исключительной аренде в открытом реестре мы не обнаружили ни слова, – задумался адмирал.

– Ваша семья наверняка тоже не афиширует секретные сделки, – пожал я плечами.

– Да, это так, – кивнул адмирал, продолжая с интересом рассматривать меня, – но я уже и не помню, чтобы в последнее время хотя бы одна из семей предоставляла переселенцам права на исключительную аренду собственной территории. Чем-то вы их подцепили, или это они так скрывают собственный секретный проект?

– Оставим этот вопрос неразрешённым? – покачал головой я. – У меня к вам есть предложение, от которого вы не сможете отказаться.

– Так уж и не сможем? – улыбнулся адмирал.

– Итак, Кимер Соун – потомственный адмирал семьи, два крупных счёта в банках семьи Соун и семьи Орт. Имеете тридцать процентов акций в доле семейной корпорации по строительству передвижных морских космических платформ для приёма транспортных кораблей. Имеете двадцать процентов акций в корпорации семьи Орт по производству электронного оборудования. Замечен в связях с контрабандистами, правда, эти контакты не доказаны. В настоящее время возглавляете операцию по строительству опорной базы на территории семьи Прист – приказ о назначении номер «И 1342-альфа».

Информация, добытая духом из компьютеров службы безопасности конвоя, оказала убийственное воздействие на адмирала. Посеревшее лицо, с выпученными глазами, наглядно демонстрировало – война на поле разведки иногда гораздо эффективнее самих военных действий.

Адмирал лихорадочно соображал, к чему может привести обнародование этих данных. Предположения его друга Силка оказались угрожающе близки к истине. В их верхних структурах точно окопался агент семьи Прист. Знание противником номера приказа и его основной цели, ставило перед Кимером невыполнимую задачу. Его здесь ждали, и выставили аргументы, которые отклонить он не в силах.

Я не стал перечислять адмиралу состав грузов в его конвое. И так понятно, что зная основной документ компании, я в курсе и всего остального. Теперь, в идеальных для меня условиях разговора, оставалось перейти к предложению.

– Предлагаю заключить соглашение о создании совместной корпорации. Я в ней участвую территорией и некоторыми технологиями, а вы своим оборудованием. Вам не придётся захватывать чужие земли. За десять лет аренды может многое поменяться, и семья Прист, вполне возможно, войдёт в нашу корпорацию. За территорию я возьму всего лишь пять процентов совместного дохода. За технологии будем рассчитываться по каждой индивидуально.

Предложение адмирала заинтересовало. Хотя придётся немного заплатить за территорию, отсутствие проблем с семьёй Прист перевешивало этот недостаток. Каким образом предполагаемый совладелец корпорации будет решать проблемы с Пристами, остальным совладельцам, если они будут, уже без разницы. Судя по тому, что Присты передали территорию неформалам до рейда его семьи, связи у них вполне достаточные для решения любых проблем. Если, конечно, это вообще не единоличная структура кого-то из верхушки семьи Прист. Юридические преграды к оформлению договора отсутствовали, но Кимер тоже решил перестраховаться. Не стоит официально привлекать семью к договору, по крайней мере, пока. Он сам от своего имени, так же как и неизвестный на Мокрой некий Рейн Ле Ший, вполне может заключить договор от своего имени, а уж то, что его субсидирует семья, большинству знать совсем не обязательно.

Упоминание собеседником некоторых технологий вообще давало надежду на быстрое развитие корпорации. Футуристический вид подошедшего катера, с его кольцевыми образованиями на носу и на корме, внушал адмиралу обоснованные опасения в случае дальнейшего продолжения военных действий. Короткий анализ экспертами возможностей этого катера завораживал, особенно завораживало Кимера упоминание о гравитации. Адмирал имел прекрасное инженерное образование и знал, куда вкладывать собственные средства. Для космических кораблей, технологии, связанные с гравитацией – это даже не золотое дно, а нечто гораздо более дорогое.

При обоюдном желании, заключение контракта лишь небольшая формальность. Я тоже особо ничего не терял, и хотя пришлось пожертвовать почти половиной острова, у меня в возможных спорах с семьёй Прист появлялся очень серьёзный военный аргумент, в лице совладельцев корпорации. Теперь они могли на вполне официальном основании защищать свои вложения, вместе с никому не известным на Мокрой дельцом под именем Рейн Ле Ший. Да и финансовые возможности семьи Соун не шли ни в какое сравнение с моими.

Конвой, уже под моим надзором, направился к острову. Ничто не мешало немедленному началу воплощения в жизнь соглашения об образовании корпорации. Можно сказать, что корпорация «Новый мир» начала своё существование с момента, когда высохли чернила на договоре о её создании.


Пару часов спустя. Кабинет адмирала.

– Силк, что известно об этом Рейне? – Кимер уставился на своего друга – подчинённого.

– В открытом доступе ничего, Ким, – отрицательно покачал головой тот. – Вообще ничего, кроме того, что это глава семьи переселенцев, и территория в аренду ему дана всего лишь считаные дни назад. От нашего человека из Пристов поступила довольно интересная информация. Ему Старик дал задание проработать возможность продаж новой операционной системы для компьютеров и весьма интересной сетевой игры. Эти программы появились в то же время, когда вынырнул из небытия этой Рейн. Наш человек сообщает, что есть ещё нечто, о чём ему не сообщили. Вся служба безопасности который день стоит на ушах и упорно налаживает что-то в своих информационных системах.

– Ты думаешь, это как-то связано с Рейном? – стал задумчиво постукивать пальцами по столу Кимер.

– Время заключения договора аренды, подозрительно совпадает с заданием нашему человеку. Крутится у меня мыслишка, что землю Присты отдали этому человеку именно за программы. Да и не так это много, за никому не нужный островок на краю архипелага. По крайней мере, он не нужен Пристам. И вот что я тебе скажу, дорогой начальник, вряд ли Присты знают о технологии защитного поля. Сам посуди, знай ты о чём-то подобном, устроил бы ты секретную базу для испытаний на самом краю контролируемой территории, на стыке с другими семьями? Это вряд ли. Так что Рейн на самом деле переселенец, и сбежал он откуда-то с ворохом интересных новшеств. Денег на развитие у него нет, вот он и пошёл к Пристам, а теперь и нас подключил. Очень пробивной молодой человек, если он конечно молодой. С него станется помолодеть с помощью наших слёз моря.

– Имей он кристаллы в таком количестве, ему наши деньги не были бы нужны? – отмёл идею о сбросе возраста с помощью кристаллов Кимер. – На гения он, правда, тоже не похож, но замаскироваться под неформала с изменением большинства параметров личности – неплохой ход, так что хитрости ему не занимать. Кроме того, он в короткий срок ухитрился окрутить Пристов и нас. Да и охрана у него волкодавы ещё те. Я проверил, наёмная контора, охраняющая остров, состоит тоже из переселенцев, и прибыли они на Мокрую совсем недавно. Такая растянутая операция больше похожа на операцию внедрения, чем на переселение. Возможно, служба безопасности Пристов ещё что-то знает об этих переселенцах. Я попросил разведку дать задание нашему человеку на получение дополнительных сведений по ним. Обещали подумать.

– Ким, получается, приказ мы всё же выполнили, хотя и с потерями. Даже потери намного ниже расчётных. При столкновении с вооружёнными силами Пристов процент потерь планировался гораздо выше.

– Это учитывая их разведку в нашей верхушке, – соглашаясь, кивнул Кимер.

– Знаешь, закралась ко мне в голову странная мыслишка, – задумался безопасник, – если это ловушка семьи Прист, то почему мы договариваемся не с ними, а с каким-то переселенцем?

– Есть в этом непонятный момент, – кивнул адмирал, – но ведь семья отказала нам в своё время в сотрудничестве по космическим программам. Это может быть операция не семьи, а кого-то из верхушки семьи, несогласного с прежней политикой Старика. Посмотрим реакцию Пристов на заключение нашего частного договора по корпорации. Получается, семьи вроде в этом не замешаны, а арендатор может заключать договор с кем угодно, кроме противников, ведущих боевые действия. Хвала провидению, серьёзные боевые действия не состоялись! За недоразумение мы заплатили. Немного потеряв в деньгах, мы выигрываем в свободе действий. Теперь я рекомендую штабу свернуть операции против Пристов. Своего мы добились, а чужое нам не нужно. Пусть теперь Присты гонят свою лучшую продукцию на наши корабли. И всё-таки интересно, про какие технологии на продажу упоминал переселенец.


Тартара нашла Сайлу, сидящей на краю обрыва над подводным входом в убежище.

– Что грустишь подруга? – обняв девушку, Тартара подсела рядом.

– Я не грущу, – покачала головой Сайла, – я пытаюсь разобраться в себе.

– Глупое занятие, и к тому же ты врёшь. Не настолько хорошо ты усвоила мои упражнения, чтобы полностью закрыться от меня, – фыркнула Тартара.

– Вру, – соглашаясь, тяжело вздохнула Сайла, – мне страшно. Я раньше не понимала, что жила, закрывшись от мира, в своей скорлупе. Мне там было тихо, уютно, комфортно. Сейчас Рейн вдребезги разбил мою скорлупу, показав мне огромный мир.

– А ещё тебе грустно, что ты одна, что Рейн не обращает на тебя внимания. А ещё тебя накрывает волна желания, когда мы с Лиэной утаскиваем мужа в кровать. А ещё ты испытываешь кучу необычных ощущений и много чего ещё. Так вот подруга, я в своё время прожила с такими мыслями кучу времени. Мучилась по ночам. Привлекала все свои ментальные возможности, чтобы заблокировать чувства, мысли и ощущения. Учти, как говорит Рейн, я – ментальный маг, и то не смогла побороть себя. Пришлось идти на хитрость и всегда сопровождать Лиэну. Вблизи с ней непонятные ощущения слегка притуплялись, и только её близость с Рейном корёжила моё восприятие действительности. Рано или поздно я всё равно, как ты видишь, пристроилась к Рейну и стала его женой. Так вот, советую тебе тихо не страдать в сторонке, а сразу присоединяться к нам с Лиэной. Сломав очередной барьер сознания, ты перестанешь обращать внимание на непонятные чувства, ты станешь этими чувствами.

– А вы меня не прогоните? – взглянула в глаза Тартаре девушка.

– Дурочка! С какой стати лишать себя части силы! Ты поймёшь, о чём я говорю, потом поймёшь. С Рейном никогда не знаешь, что произойдёт в следующий момент. Жаль, что у тебя нет духа-хранителя, иначе информация передавалась бы значительно быстрее, но и обмен мыслями – штука неплохая. Пойдём в комнату, я тебе кое-что мысленно расскажу и покажу. Признаюсь, я с жаркого мира, хотя и заболеть мне теперь проблематично, но сидеть на холодных камнях неприятно.

Тартара, обнимая девушку, увела её в убежище и до ночи рассказывала в красках историю своего спасения и жизни рядом с Рейном.


Глава 6. Начало развития


К концу дня конвой уже причалил к острову. Мы с Лиэной оставили наёмников следить за кораблями, а сами отправились в своё подземелье. Ночь провели бурно и, причём в полном составе. Тартара почти за руку привела Сайлу. Наверное, всем остальным повезло, что наши апартаменты находились далеко от других комнат. Что творилось в комнате с нашими аурами, даже я точно не представлял. Они то сливались, то разделялись и контролю этот процесс не поддавался. Судя по всему, и духам было не до контроля. Главное нам было хорошо, а на мелочи я уже не обращал внимания, как оказалось напрасно. Утром Сайла испуганно пожаловалась на какие-то голоса в своей голове. Оказалось, она стала отлично слышать нашу мыслеречь и к тому же обзавелась собственным духом. Откуда он появился, даже наши духи сказать не могли. Наверное, для равновесия в нашем объединённом союзе дух у Сайлы обязательно должен присутствовать, вот она его и вытащила, сама не понимая как, во время наших постельных упражнений. Странно было только то, что дух оказался очень старым, почти развеянным, и абсолютно ничего не помнил из своей прошлой жизни. Этот факт ничем Сайле не грозил. Остальные духи быстро дотянут новичка до своего уровня, тем более силой за ночь мы его здорово накачали.

Оставив жён разбираться с новыми проблемами и возможностями, я отправился на берег. С утра конвой должен начинать разворачивать своё оборудование. Катера конвоя уже шныряли вокруг острова, проводя точную съёмку дна. Кимер руководил частичной разгрузкой кораблей. Для постройки жилья для рабочего персонала и технических помещений, сгружались на берег специальные модули быстровозводимых зданий. Лес на берегу вырубили не полностью, оставив подходящие для парка растения и деревья.

Типовой план строительства космодрома мне скачал дух с какого-то компа на корабле. Для строителей не нужно разрабатывать что-то с нуля. Имелись несколько заранее проработанных проектов. Сейчас строители просто подгоняли проект к нашей местности и дну океана со стороны мелководья.

Причальная структура для приёма космических кораблей должна располагаться на мелководье, прячась под поверхностью океана на небольшой глубине. В этом случае не требовалось особо прочного покрытия космодрома. Роль охлаждения играла вода, а опорные конструкции скрывались под поверхностью.

Космические корабли в этом мире больше походили на большие самолёты, типа летающего крыла. Энергия бралась из ядерного реактора, а несколько двигателей, расположенных под днищем и в хвосте, относились к одному из вариантов ионных двигателей. Сначала корабль немного отрывался от причала, а потом разгонялся и взлетал как самолёт. После подъёма на большую высоту включался маршевый двигатель, и корабль двигался далее на орбиту и, потом по маршруту, в заданную точку системы. Грузоподъёмность кораблей совсем небольшая. Единицы из них могли тянуть семьсот – восемьсот тонн грузов. Основное количество кораблей принимало на борт не более пятисот тонн. Для освоения системы это совсем не плохо.

Модульный космодром, который собирались возводить представители семьи Соун, рассчитывался именно на пятисоттонники. Причалы и склады для грузов тоже находились под водой. Для доставки подводным и надводным транспортом это очень удобно, тем более что все грузы доставлялись в специализированных контейнерах. На самой кромке берега ничего не строилось. Здесь существовал сезон штормов, а те настолько мощные, что сносят все береговые постройки, если те не подняты на высоту в полсотни метров. Именно поэтому большинство островов имеют приличные высоты и обтёсанные берега.

Наконец, среди зелени леса меня заметили. Адмирал передал командование одному из замов и направился ко мне. Свою охрану гости пока не выставляли. Охранять ещё нечего, а по договору охранные функции на острове и вокруг несут мои наёмники. Один из наших катеров и сейчас торчал на горизонте, контролируя с помощью дрона – ретранслятора отведённую нам Пристами территорию. Мы с женой уже достаточно подготовили персонал, чтобы те самостоятельно справлялись с управлением обновлённых катеров.

– Приветствую, господин Рейн. Как видите, мы времени зря не теряем, – Кимер кивнул на строителей, быстро монтирующих наземные конструкции. – Я уже отослал копию договора в «МСК». Вашей подтверждённой копии там пока нет.

(Рейн: – Сайла, что это за «МСК»?

Сайла: – Ой…, как-то необычно мысленно общаться, не видя собеседника. Раньше я так только с Тартарой общалась и то – вблизи. «МСК» – это «Междусемейный Совет Компаний». Для окончательного подтверждения договора нужно зарегистрировать свою копию в нём. С вашими, точнее уже нашими потрясениями я забыла тебя предупредить.

Рейн: – Оригинал договора есть у Лиэны. Зарегистрируй его сама. Надеюсь, члены семьи могут это делать по местным законам. Тем более что договор я заключал от имени главы семьи.

Сайла: – В таком случае я имею право зарегистрировать договор. Это всего лишь формальность. Подпись на нём в любом случае твоя. Регистрация нужна лишь для улаживания споров, если те возникают между компаниями, и без перехода к военным действиям. До образования Совета такой исход споров оказывался не редкостью. Потери, у самих компаний и компаний с ними связанных, в военных спорах доходили до астрономических сумм. Никому не хочется терять доходы из-за спора третьих лиц. Теперь решение Совета является окончательным в споре частных компаний, и никто не рискует его нарушать. Возникали случаи неподчинения в начале работы Совета, но после разорения парочки крупных компаний, больше никто не рискует игнорировать его решения.)

– Господин Кимер, я переселенец и здесь живу недолго, поэтому всех законов ещё не знаю. Благодарю, что напомнили о регистрации. Жена сейчас этим займётся, – я благодарно кивнул адмиралу. – И кстати, можете называть меня просто Рейн, без всяких приставок.

– В таком случае я вам напомню, что поскольку мы относимся к разным семьям, то скоро к нам пожалуют инспекции от наших семей, с целью проверки отсутствия военной угрозы для семей, – принял во внимание моё пояснение адмирал.

(Рейн: – Сайла, в следующий раз сама предупреждай о ваших правилах и законах, а то я точно что-нибудь нарушу.

Сайла: – Извини, я пока не пришла в себя, вот и забываю обо всём, да и я никогда официально не заключала договора с чужой семьёй, чтобы не наводить подозрения на свою легальную и нелегальную деятельность. Про этот пункт закона я просто забыла.

Рейн: – Тогда на тебе слежение за моими действиями с точки зрения ваших законов. Не хочется иметь проблем по незнанию.

Сайла: – Хорошо. Договорились.)

– Кроме ваших кораблей охраны и моих наёмников другой военной силы здесь нет. А насколько я знаю, военных действий с семьёй Прист вы не ведёте, – я намекнул адмиралу, что пресловутый приказ, по которому он тут оказался, можно в наших дальнейших отношениях не учитывать.

– А как на это посмотрит инспекция Пристов? – вопросительно приподнял бровь адмирал.

– Об истинных причинах вашего тут появления знает ограниченный круг лиц, и эти лица в инспекцию точно не войдут, – успокоил я его и абсолютно не врал.

– Это хорошо, – пробормотал Кимер. Он в очередной раз убедился, что свою игру ведёт кто-то один из верхушки Пристов. – Зная об инспекции, чтобы не дразнить семью, я отправил большую часть охраны обратно. Учитывая ваши возможности по охране острова, нам небольшого количества катеров вполне достаточно.

– Особенно если те катера пока не могут двигаться самостоятельно, – кивнул я на качающиеся на волнах, прилично потрёпанные в бою, катера адмирала.

– Да…, вы нас хорошо отделали! – тяжело вздохнул адмирал.

– Могли бы и продолжить, – усмехнулся я, – Вопрос явно так и вертится у вас на языке. Как это нам удалось?

– О-о-о…, я не настолько наивен, чтобы рассчитывать на ответ, – улыбнулся в ответ адмирал.

– А ведь ответ достаточно прост, если немного подумать и разработать теорию силовых полей, – пришлось самому закидывать крючок с жирной наживкой. – Похожую технологию вы используете для защиты космических кораблей от радиации. Если вам не удастся придумать что-то своё, с удовольствием продам мою технологию, но вам это обойдётся очень дорого. У вас лично денег не хватит, даже если вы захотите взять кредит в банке. Кредиты на такие суммы вряд ли выдаются.

– Я подумаю над вашими словами, – кивнул адмирал. – Мне только что сообщили, инспекция от моей семьи уже выехала из центрального города. Завтра она будет здесь.

– Возможно, и Присты кого-то пришлют к завтрашнему дню, обнаружив зарегистрированный договор в базе, – мне казалось, глава службы безопасности семьи – Скарт Прист сразу будет поставлен в известность о необычном договоре. Вряд ли он оставит без внимания выкрутасы моей семейки.

Мы ещё некоторое время поговорили с адмиралом по поводу начавшегося строительства и разошлись. Я оказался прав в своих предположениях, и Скарт нас без внимания не оставил. Мало того, сам примчался на скоростном самолёте-амфибии уже к вечеру. Инспектировать особо было нечего. Корабли Соунов на виду стояли возле острова. Скарта любезно провели по самым большим транспортам и показали грузы в трюмах. Оборудование для космодрома ни на что больше не похоже, так что заподозрить соседей в строительстве военного объекта под прикрытием договора оснований не было. Усиление защиты территории семьи с этой стороны за счёт катеров соседней семьи Скарта только обрадовало, хотя он и бросил несколько подозрительных взглядов на основательно потрёпанные катера Соунов. Про недоразумение по поводу принятия нас за пиратов, мы с адмиралом скромно умолчали. Не найдя к чему прицепиться, Скарт пообещал вскоре прислать на остров наблюдателя от службы безопасности. Как пояснила Сайла, такое изредка практикуется в этом мире, в случае образования междусемейных корпораций. Скарт не мог оставить чужой космодром под боком у семьи без наблюдения. Нельзя же считать семью переселенцев в нашем лице членами семьи Прист.

Как для сведений рассказал Скарт, на других рубежах акватории, контролируемой семьёй, в течение недели проходили многочисленные стычки наёмников с неизвестными военными формированиями. В основном, усиленным пограничным патрулям удалось пресечь нападения на торговые и промышленные караваны, идущие от ферм к городам семьи. Сейчас начался очередной раунд усиленных переговоров с соседями. Мой договор с представителем семьи Соун придётся как нельзя кстати в переговорных баталиях. Космодром нужен для торговли, а не для военных действий на планете. Для соседей очень выгодно вести свои товары именно сюда, а не тащиться до ближайшего космодрома, расположенного за пять тысяч километров и к тому же принадлежащего той же семье Соун.

Ночью Скарт улетел обратно, стараясь поскорее обрадовать главу семьи. Как оказалось, Присты внакладе не остались. Поскольку формально наша семья принадлежит Пристам, из-за регистрации и оформления аренды, то товары семьи будут иметь скидки при отправке через космодром в размере моего процента участия в договоре. Пять процентов для грузопотока – очень неплохая скидка. При этом семья не вкладывала своих средств в строительство. Если бы они сами сдавали остров в аренду Соунам, вряд ли бы они, не вкладывая денег, получили больше одного процента участия в корпорации. Скарт так и не понял, почему Соуны согласились на такие невыгодные условия аренды.

Отправив безопасника, оставшуюся часть ночи я провёл с жёнами, повторяя вчерашнюю ночную программу.


Разговор в резиденции семьи Прист.

– Я прочитал твою записку. Значит, ты считаешь договор переселенца с Соунами очень своевременным? – старик упёрся спокойным взглядом в глаза внука.

– Надо раньше было с ними договариваться! Тогда бы мы не скатились в теперешнее положение. Хотя я и не понял, почему Соуны дали переселенцам за маленький клочок земли целых пять процентов прибыли, – задумался Скарт.

– Ты что-то заметил необычное? – старик хорошо знал внука, и его такой задумчивый вид обычно сопровождал усиленную работу мозга.

– Да не оставляет меня ощущение, что наш арендатор не всё мне рассказал, – побормотал Скарт, задумчиво уткнув взгляд в пол. – Почему-то большая часть катеров Соунов выглядела прилично помятыми, как будто только вышли из боя. Сам понимаешь, расспросить их людей я не мог, а катеров наёмников Рейна я вблизи не видел, хотя с самолёта точно видел, как они рассекали на полной скорости водную гладь на краю архипелага.

– Ты хочешь сказать, Соуны побили наёмников, пострадав при этом, и имитировали охрану архипелага своими катерами? – удивлённо приподнял бровь глава семьи.

– Нет, тут что-то другое. Я видел семьи наёмников на острове. Если бы наёмники сильно пострадали, у их жён и детей не было бы такого цветущего вида. Дай разрешение потрусить разведку на эту тему. Я просто носом чувствую запах тайны. Наёмников Рейна расспросить вряд ли удастся, а вот послушать моряков конвоя Соунов, при возвращении катеров и транспортов на базу, стоит.

– Хорошо! Я дам распоряжение на эту тему. Тебе передадут всю полученную информацию, – кивнул старик. – Теперь скажи, что твои подчинённые сотворили с обычными сетевыми серверами семьи?

– А в чём дело? – не понял Скарт.

– Видишь ли, на меня вышел главный научник Ортов. Они, оказывается, удалённо обслуживали наши открытые сервера. Я заставил секретарей поднять договор с ними на эту тему. Есть там такой пункт. Обслуживание и обновление программного обеспечения, за что мы платим им не маленькие деньги, может производиться локально и удалённо. Они экономили и обслуживали открытую часть серверов удалённо, а теперь не могут до них добраться, хотя сервера работают как обычно. Ещё он очень хотел узнать, где мы достали новую версию операционной системы компов. Я сделал вид, что в этом не разбираюсь, и лишь сослался на тебя, так что крутись дальше сам.

– А-а-а…, ты об этом, – улыбнулся Скарт, – мы сначала заткнули в закрытых семейных серверах все дыры для взлома, указанные в списке Рейна, а потом занялись открытой частью сети. Скорее всего, через технологический доступ хакеры могли взломать всю систему, и мы эту дыру закрыли, лишив Ортов возможности удалённо управлять нашими серверами. Пусть лучше защищают свои программы! По системе – придумаю что-нибудь. Пока не буду давать Ортам прямой доступ к этому Рейну.

– Хм-м…, я так и предполагал. Тогда сделаем так. Выходи на главу их службы безопасности, я помню, ты как-то с ним уже пьянствовал. Сообщи ему, что нанял хорошего хакера для тестирования безопасности их программного обеспечения, а тот накопал столько дыр, что ты за голову схватился. Сдери с них хорошую неустойку и передай данные по взлому. Лишний плюсик в наших отношениях между семьями в настоящее время – не помешает. Не забудь пихнуть дядю, что-то он с игрушкой не очень торопится, а ведь деньги нам скоро понадобятся для оплаты наёмников. Не хочется брать на эти цели заём в планетарном банке, а свободных средств у нас в последнее время не так много.


На следующий день прибыла инспекция от Соунов – целых шесть человек. Что они хотели выяснить, я так и не понял. К нам они не совались, лишь издали осмотрели катера наёмников. Показалось, они хотели проверить правильность решения адмирала по заключению договора со мною. Целый день все шестеро бродили по стоявшим на якорях судам и что-то выспрашивали у членов экипажей конвоя. По довольному виду адмирала легко угадывалось положительное подтверждение его решений.

После обеда я уже не обращал внимания на соседей. Торис, на большом арендованном катере, привёз биолабораторию, в составе которой имелось всё необходимое мне оборудование. Один из заводов, обрабатывающих водоросли, разорился, и оборудование выставили на продажу. Торис практически за бесценок скупил заводскую лабораторию и одну из линий химической обработки. Кое-что оказалось несколько большего размера и мощности, чем требовалось, но это даже к лучшему. Легко можно нарастить производство при возрастании спроса.

Пришлось с головой уйти в создание производственной линии по изготовлению медикаментов. Сайла с членами семей наёмников мне активно помогали. Многим жёнам наёмников как раз найдутся места для работы на этой линии.

Лиэна с Тартарой в это время занимались расширением нашего подземного комплекса, строя новые коридоры и помещения в мягких подземных слоях потухшего вулкана. Силовые жгуты псионов очень подходили для такой работы. Оставшиеся без работы члены семей наёмников лишь возили прямоугольные блоки, вырезанные девушками из различных пластов, на небольших электротележках, используемых ранее Сайлой для перемещения тяжёлых контейнеров с контрабандой. За работу со своим персоналом я пока расплачивался контрабандой, позаимствованной на складах Сайлы. Все деньги на счёте предназначались для внешних закупок.

Ториса я опять отправил в город для покупки необходимых для производства ингредиентов из морских даров. Самим собирать необходимый биоматериал, не имея соответствующего оборудования и навыков, не стоило. С заказами неплохо справятся простые фермеры Пристов. От дополнительного заработка вряд ли кто-то будет отказываться. Конечно, заказы не совсем обычные. Кто раньше нуждался в водорослях, которые везде растут и абсолютно непригодны для использования в традиционном производстве этой планеты? Для производства целого набора эффективных лекарств мне как раз нужен широкий спектр местной подводной растительности, благо дело этого добра здесь навалом. Примерные рецептуры мы с духом рассчитали ещё в прошлое посещение городского музея. Там имелись, как засушенные растения этого мира, так и живые, во множестве аквариумов. Оставалось только подогнать технологию под конкретный тип исходного материала, который привезёт Торис. Я заранее предупредил его, что закупки у фермеров будут стабильными, чтобы он договорился с конкретными поставщиками, которые нам подойдут по наиболее подходящему представленному материалу.

Работы по строительству линии производства заняли у нас целых пять дней. За это же время я принял клятву секрета у всех членов семей наёмников. Пришлось опять использовать алтарь метаморфов. Хорошо, что все ритуалы прошли без эксцессов и внешних необычных эффектов. Не хотелось бы, чтобы отсюда шли слухи о невероятных возможностях моей семейки. Обычные люди не видели основы силовых техник псионов, и им казалось, что камни и оборудование самостоятельно отрываются от земли и перемещаются на приличные расстояния. Рассыпающийся сразу на отдельные кирпичи каменный пласт, вообще приводил детей в восторг. Управляли электротележками младшие дети, для них это всего лишь игра, а для семьи дополнительный заработок, да и рабочих рук для всех работ пока не хватало.

У соседей работа тоже не стояла на месте. Сборные двадцатиэтажные дома, уже собранные из отдельных готовых фрагментов, возвышались на краю нашего острова. Часть персонала для обслуживания космодрома сразу перекочевала из трюмов кораблей в просторные жилые помещения. Специалисты занялись монтированием в технических помещениях всевозможного оборудования, необходимого для жизни и обслуживания космопорта. Крыши домов украшал лес металлических конструкций из антенн всевозможных типов.

Сайла сообщила, что к нам на почту пришло сразу два пакета документов. Один – относился к договору с семьёй Прист, о запуске сетевой игрушки, которую я не так давно передал Скарту вместе с переносным компом. Второй пакет документов оказался договором на продажу модифицированной духом операционной системы. Что интересно, кроме Пристов в договоре фигурировала и семья Ортов, и ни те, ни другие не заморачивались авторским правом на исходную операционку. Она-то им не принадлежала, а производилась на Первой. Раз они так посчитали, исправлять что-то я не стал. Сорок процентов по обоим договорам меня точно устраивали. От меня по первому договору требовалась только настройка игровых серверов. Как я понял, вскрыть ядро игровой системы сервера местным программистам так и не удалось. Мы с искином хорошо поработали над базовой системой самой платы компа, поэтому взломать извне код очень трудно, тем более в программах применялись несколько отличные от стандартных алгоритмы кодирования.

По первому договору я не согласился с количеством серверов, передаваемых нам на настройку за декаду. Присты рассчитывали планомерно наращивать количество игроков и считали, что два сервера в декаду вполне достаточно. Они не учитывали психологических зацепок, которые дух напихал в заставку и в первый, пробный фрагмент игры. Так что придётся, как минимум, утроить количество серверов и то, мне кажется, этого не хватит. Отписал им свои предложения. Ответ пришёл почти сразу. Они не возражают и высылают лёгким самолётом-амфибией шесть серверов на настройку. Совсем отлично! Программы начинают давать доход.

Торис привёз первую партию биоматериала, и линия по производству медицинских препаратов выпустила первую партию товара. По моим меркам, получилась жуткая дрянь. Без магической обработки препараты очень слабые, но в этом мире даже такого не имеется. Поднять умирающего на ноги за три декады не каждый препарат сумеет. Это, конечно, не эльфийские снадобья, а всего лишь поделки слабого ведьмака, но эффект-то тот же, хотя значительно растянут по времени. Созданные мною с духом таблетки не лечили болезни, они активировали защитные и регенеративные возможности самого организма, снабжая его дополнительной энергией. Таблетки от всех болезней – страшная сила. Конечно, в отличие от слёз океана, таблетки не сбросят год жизни, но за счёт регенерации человек сбросит несколько лет визуально, просто улучшив свой внешний вид. Из отходов химического производства стали делать собственную оригинальную упаковку. После небольшого совещания назвали препарат «Звезда океана» и на обеих сторонах таблеток штамповали восьмилучевую звезду. На Мокрой этот знак я нигде не встречал, поэтому в дальнейшем он будет узнаваем, и можно его использовать только для нашей продукции.

Афишировать своё участие в изготовлении необычных медикаментов я не собирался, и так было понятно, что спокойно производить уникальный товар нам никто не даст. Слишком большая прибыль предполагается. Всё сверхсовременное мы решили производить под маркой «Дрэд и К». Пусть особо ретивые ищущие озадачатся следами семьи Дрэд, давно покинувшей планету. Даже какие-то знакомые Сайлы, знающие её полное имя, не свяжут девушку с производством такого товара. Один человек сделать что-то подобное просто не в силах. Для прикрытия уникального производства, из большого количества отходов наладили выпуск различных типов пластика. В зависимости от качества обработки, пластик получался разного типа. Такого материала на планете для собственных нужд производили много, но он использовался практически везде, и поэтому его всегда не хватало. Я лишь слегка усовершенствовал технологию, чтобы прибыль окупала стоимость производства.

Недостатка в подопытных не было. Первыми наше произведение попробовали наёмники и члены их семей. Этим людям хватило моего подтверждения о безопасности таблеток. Да и как организм может навредить сам себе! Уже через десяток дней, после одной трети цикла лечения, эффект ощутили все. Стали рассасываться старые шрамы и разравниваться ожоги на коже. Ещё через десять дней пропали хронические проявления болезней. В конце цикла лечения организм человека выглядел как новенький. Всего одна упаковка таблеток в тридцать штук для человека произвела чудо.

В течение периода экспериментов мы то и дело переналаживали производственную линию на различные типы медицинских препаратов. Я попробовал создавать различные кремы, направленные на восстановление кожи. Эти препараты получились гораздо более быстродействующими, чем таблетки, так как не затрагивали организм целиком. Повреждения на коже восстанавливались в течение дня. По настоянию Лиэны мы не забыли про парфюмерию, выпустив партию долгоиграющих запахов. На годы действия, без магии, я даже не замахивался, но дней тридцать – сорок стойкость запаха можно гарантировать.

Торис терпел долго. Как и остальные наёмники, он перепробовал все наши поделки и, наконец, заявился ко мне для разговора.

– Шеф, я не знаток всей этой химии, но ничего подобного никогда не видел, да и не слышал, а уж я перерыл всю информационную сеть, – с вопросом в глазах уставился он на меня.

– Мир велик. В секретных лабораториях производят не только вирусы, – неопределённо пожал я плечами.

– Значит, не скажете, откуда, – сделал вывод Торис и тут же поинтересовался. – А можно переслать подарочек знакомым?

– Да сколько угодно! Нам же нужно распространять товар. Даже хорошо, если ты пошлёшь контейнер своему руководству. Платите денежку и товар ваш, – с усмешкой глядел я на мнущегося разведчика. Медикаменты точно не входили в его задание, но пройти мимо настоящий профессионал никак не мог.

– Тогда я отошлю большую посылочку знакомым, – пробормотал наёмник.

– Не забудь подробные инструкции. Если таблетки практически безопасны, то смешение кремов и запахов может привести к необычным последствиям. Не убьёт, но вонять будешь отвратительно и к тому же очень долго, – напомнил я ему. Такой опыт у некоторых моих людей уже появился. Пришлось самому нейтрализовать последствия некоторых самостоятельных экспериментов особо нетерпеливых особей.

– Помню, – улыбнулся Торис, – сам вдыхал ароматы экспериментаторов.

– О производстве рассказывать запрещаю, но можешь сообщить, что есть хороший канал контрабандной поставки. Это на случай если наши зелья понравятся, – предупредил я наёмника, хотя он и так ничего не сможет про нас написать. Клятва секрета не даст.

На следующий день он сформировал посылочку из ста комплектов всего, что мы тут напроизводили и выслал на Песчаную. Я точно знал – это не конечная точка маршрута посылки. Тартара немного послушала поверхностные мысли Ториса. Присты оказались правы на счёт нашего хозяйственника. Отлично подготовленный разведчик специально прибыл сюда для оценки потенциала Планеты в случае очередной войны.

На Второй прекрасно видели нарастающее недовольство бывшей метрополии развитием самостоятельности бывших колоний. Кроме развитых технологий Первая ничего не могла предоставить заселённым мирам. Рост технологий на этих мирах угрожал Первой. Пока, миры значительно зависели от поставки технологической продукции с Первой, и многие в руководстве этой планеты хотели, чтобы таким положение оставалось и впредь. Назревала очередная торговая война, которая вполне возможно может перерасти и в обычную. Имея более развитый космический флот, Первая может осложнить или вообще перерезать торговлю между мирами, отправляя своих людей не на переселение на другие планеты, а используя их как живое мясо в военных действиях.

Мокрая не сможет самостоятельно перекрыть потребность в электронной технике без поставок с Песчаной и со Второй. В то же время Песчаная не сможет обойтись без материи и других товаров, производимых на Мокрой. И они же обе не смогут прожить без технологической продукции Второй. Все бывшие колониальные миры сильно взаимосвязаны. Космические перевозки продолжают увеличиваться. По данным информационной сети только на Мокрой больше двадцати небольших космодромов, и принимают они в день до десятка кораблей, каждый. Восемь из этих космодромов принадлежит семье Соун. Девятый как раз сейчас строится на другой стороне острова.

Приближались мы к освоенным планетам на спасательной капсуле со стороны внешней границы системы, поэтому не видели большого количества кораблей в космосе. Дальний локатор капсулы с трудом распознавал космические станции. Корабли во внутренней части системы он практически не видел. Мокрая осваивалась местной цивилизацией в последнюю очередь. За орбиту планеты корабли почти не летали. Для космических разработок хватало мелкого планетарного хлама, крутящегося внутри орбит освоенных планет. Добывали на астероидах в основном металлы, недоступные на планетах, да и то цена добычи оставалась очень высокой. Местные технологии ещё не развились до уровня нормального освоения системы. Надо побыстрее подтолкнуть строительство системных кораблей на известных мне принципах. Семья Соунов со своим космодромом подвернулась очень кстати.

Привлекать к распространению нашей подпольной продукции Сайлу, под маской Тени, с самого начала очень не хотелось. Продав нам свою базу, Тень уже засветилась со связью с нами. На планете необходим другой начальный распространитель, у которого Тень сможет получать товар, а сколько потом продаст на самом деле, она отчитываться ни перед кем не будет.

После некоторых размышлений решили обратиться к друзьям Сайлы из семьи Крил. Как рассказала Сайла, семья эта совсем молодая и небольшая, имеет всего два города. По причине своей слабости, ни в какие конфликты она старается не ввязываться, и по той же причине имеет очень хорошую разведку. Зная заранее претензии одних соседей, можно быстренько договориться с другими соседями о защите. Именно Крилы в своё время вывели сначала родителей Сайлы, а потом и её саму на сети межпланетных контрабандистов, так что связи для распространения они имели вполне достаточные.

Подходил срок проверки тайников Тени. На совете семьи договорились, что я опять выйду в рейд вместе с Сайлой, а по окончанию проверки мы нагрянем в гости к Крилам. По времени путь к их городам неблизкий, но есть хорошая возможность его ускорить, а заодно и обеспечить себе больший уровень безопасности.

Сайла пригнала к подземному причалу свой катер, и мы занялись его модернизацией. От разобранных ранее старых катеров, притащенных Торисом, осталось вполне достаточно запчастей и металла. На носу и на корме катера установили кольца защитных силовых щитов. Штатный двигатель катера я убрал, а на его место поставил антиграв из кабины спасательного модуля. Отражающие экраны антиграва увеличили, а мощности ему и так хватит. Экономить энергию штатного накопителя уже не было смысла. Я заказал Торису изготовление некоторых деталей для небольшого реактора. Так что скоро у нас будут необходимые мощности для зарядки накопителя, да и производить такие устройства, как накопители энергии, антигравы и реакторы, на местном уровне вполне возможно. Накопим немножко денег и будем рассылать заказы по заводам, а потом собирать устройства из деталей у себя.

Загрузив на катер несколько контейнеров с нашим товаром и домики с фырками, мы отправились в путь. Что интересно, фырки меня с жёнами совсем не боялись. Появилось у меня обоснованное подозрение, что эти зверьки обладают некоторыми телепатическими способностями, поэтому и ощущают опасность вокруг. Мы уже не люди, и диапазон нашего сознания и телепатического общения изначально лежит несколько в стороне от восприятия этих животных, поэтому даже в медитативный транс входить уже не нужно. Тартара их тоже не ощущала, поэтому пока разобраться с этими животными возможности не было.

Всё время про магию я не забывал и пытался учиться использовать местную энергию и экспериментировать с заклинаниями. Некоторый прорыв произошёл перед самым отплытием. Мне удалось, при помощи заклинания, зажечь простой огонёк свечи. Это стало огромным достижением в освоении местной магии. Определились пространственные константы, связанные со стихией огня, а это уже давало возможность пересчитать заклинания, связанные с этой стихией, учитывая новые значения констант. После некоторых тренировок можно будет применять заклинания, связанные с огнём и попутно пытаться подобрать новые коэффициенты поправок для других стихий. Теперь, по крайней мере, стало понятно, как это можно сделать.

В путь мы с Сайлой отправились без всякого шума и долгих проводов. Только предупредил Кимера, что с нашей стороны дела временно будет вести вместо меня Лиэна. Кимеру пока было не до наших секретов. Он с максимальной скоростью строил космодром. Корабли конвоя разгрузились уже наполовину, и некоторые пустыми отправились домой.

Сайла заново составила наш маршрут, чтобы перехватить капсулы с контрабандой в других местах. Теперь скорость её катера значительно повысилась, но некоторые капсулы не успевали сбросить заказанный товар или получить новую посылку от заказчика во время нашего рейда. Поскольку контрабанда не портится, решили разобраться с такими капсулами на обратном маршруте.

Несмотря на отклонения от прямого пути к Крилам, для вылавливания капсул, мы затратили на дорогу те же три дня, которые мог потратить обычный скоростной катер для прямого пути в восемь тысяч километров, на маршевой скорости в сто километров в час. Реальная скорость катера на поверхности, за счёт антиграва, возросла до трёхсот. Были бы крылья, мы бы ещё быстрее двигались, а так основная энергия тратилась на поддержание массы катера. Фырки отработали идеально, не выявив постороннего наблюдения за капсулами. Тень ограбила соседей Пристов на целых четыре слезы океана.

Наблюдение за собственной территорией у Крилов оказалось на высоком уровне. Если бы у меня не было духа, пассивные датчики наблюдения на границе я бы не заметил. Беспокоить потенциальных союзников мы пока не стали, и, на нормальной скорости и с включённым опознавательным маяком, подошли к знакомому Сайле городу. При переговорах с диспетчером Сайла назвала специальный пароль, и нас сразу направили к шлюзу её покровителей.

Интересные у неё знакомые! Их жилой модуль находился на краю города и соединялся с ним всего одним переходом. Я бы не удивился, если бы узнал, что и функционировать он мог бесконечно долго вполне самостоятельно, отдельно от городских коммуникаций. Наши духи невидимками прошвырнулся по причалам. Обучение духа Сайлы продолжалось.

(Дух Ре: – Интересные знакомые, у твоей жёнушки! Двенадцать торпедных башен и восемь впечатляющих ракетных установок. Судя по внутренностям, эти ракеты снимут любой корабль с орбиты.

Сайла: – Никогда не знала о такой защите!

Рейн: – Я думаю, твои покровители не так просты, как тебе казалось. Если есть такая защита, им есть, что скрывать.

Сайла: – Я думала, что они связаны только с контрабандистами.

Дух Ре: – Ох…, не только! По сравнению с Пристами, здесь электроники на два порядка больше. Судя по оборудованию, всё управление имеет два уровня: открытый и скрытый. В доступных для проверки блоках стоят бирки местного производителя, в основном Соунов, а вот в скрытых блоках метки отсутствуют, но я сильно подозреваю, что блоки эти производились на Песчаной. Кое-где в открытых приборах используется такая же элементная база, а бирки там стоят от производителей с Песчаной.

Рейн: – Кто-то на Песчаной решил сделать здесь свой небольшой филиальчик. Разумный ход.

Сайла: – Хитрецы! Но они всегда помогали моей семье. У каждого могут быть свои секреты.

Рейн: – Я что, против? Будем знакомиться. Интересно, как они примут твоего мужа, да ещё и сектанта, вовлёкшего в свою секту беззащитную девушку. Может, у них на тебя свои планы имеются?

Сайла: – Возможно, и имеются, только теперь это никакого значения не имеет.

Дух Са: – Точно не имеет. Если бы не вы, я бы до сих пор прозябала в каком-то потустороннем пространстве. Б-р-р-р…! Холодно там!

Рейн: – Для тебя и для духа – да, а для них? Судя по внушительному хозяйству, свои планы они хорошо просчитывают. Радует то, что в конфликты они не лезут, а значит, планы гибко подстраивают под ситуацию. Так что придётся произвести впечатление.

Сайла: – Я – только за.)

За дверями шлюза нас ждал молодой человек.

– Э-э-э…, я-я-я…, – только и смог удивлённо протянуть он, уставившись на Сайлу, стоявшую со мной под ручку в шлюзе.

– Да я это, Кин! Я, – довольно рассмеялась Сайла, с иронией рассматривая встречающего.

– Э-э-э…, После получения пароля доступа ожидал встретить любую маску, но такую…. Если бы не знал твою мордашку, как свою собственную…. Твоя устрашающая раскраска собьёт кого угодно, – впечатлённый, пробормотал молодой человек, пытаясь, потрусив головой, сбросить наваждение.

– Знакомься! Это мой муж, официально мы переселенцы с Первой, – кивнув на меня, представила меня Сайла. Тут же она представила молодого человека. – Это Кинер Крил, для друзей Кин. Мы вместе учились в университете, и он муж моей хорошей подруги Эйли. Кстати, как она? Когда я несколько лет назад покидала ваш дом, у вас намечалось пополнение.

– Это пополнение, в виде двух особей женского пола, уже не один раз перевернуло наш дом вверх дном. Ещё год, и отправим их на учёбу. Хоть вздохнём спокойно, – улыбка осветила лицо Кина, а он продолжал разглядывать новую Сайлу. – А ты похорошела, да и помолодела, с момента нашей последней встречи.

– Ха-ха-ха! – прыснула Сайла. – Это ты вспоминаешь ту, толстую бабищу!

– Ну что ты, – смутился Кин. – Я всегда помнил тебя, как молодую, симпатичную студентку! Если бы не боевая раскраска, тебя сейчас без просмотра взяли бы на любой конкурс красоты. Когда это ты успела омолодиться? К нам дошли сведения, что тебя попытались захватить. Была утечка сведений по каналам контрабанды. Э-э-э…, да что это я вас на пороге расспрашиваю! Поздравляю! Меня давно никто так не сбивал с толку.

Парень подхватил Сайлу под свободную руку и на буксире потащил нас внутрь модуля. После нескольких внушительных шлюзов и коротких коридоров нас притащили в достаточно просторную приёмную, обставленную мягкой мебелью. Усадив нас на широкий диван, Кин начал расспрашивать Сайлу. Я в основном помалкивал.

(Рейн: – Дух, надеюсь, ты посматриваешь по сторонам.

Дух: – Обижаешь! И посматриваю, и подглядываю, а заодно не даю работать видеозаписи. Ты же хотел удивить хозяев!

Рейн: – Отлично! Посмотри ещё доступные компы. Возможно, там будет что-нибудь интересное. Хотя я сильно удивлюсь, если ты что-то обнаружишь в их открытой части сети.)

Сайла подробно рассказала Кину историю своего спасения и пояснила своё решение напроситься ко мне в семью, упомянув, что теперь семья вполне реальная, а не фиктивная, как он мог подумать.

– Ну, я, в отличие от некоторых моих родственников, как-то всегда знал, что себе в мужья ты выберешь очень необычного человека, но чтобы настолько необычного, даже у меня фантазии бы не хватило, – покачал головой Кин, с долей искреннего удивления рассматривая наши раскрашенные рожи. – Жаль, что Эйли с девочками не видят ваших физиономий, а то бы вы не успевали отвечать на вопросы.

– Кстати, где она? – тут же заинтересовалась Сайла. Поболтать с подругой ей очень хотелось.

– Предупреждать надо о своих посещениях! – фыркнул Кин. – Она с моим отцом и детьми укатила на острова. К сожалению, в нашем подводном городе не так много развлечений для детей, как хотелось бы некоторым.

– Почему с отцом, а не с тобой, – не отставала девушка.

– Специалист по авариям я, а не отец, – сразу загрустил Кин. – У нас тут недавно пираты пошалили. Есть предположение, что их кто-то специально натравил. Пока разбираемся. Так вот, они попортили одну нашу пограничную подлодку, которая оказалась вблизи места их нападения на транспорт с нашим товаром. Пришлось доставать раненых с большой глубины. У них многочисленные ожоги из-за пожаров в отсеках и повреждения дыхательных путей. Система пожаротушения с трудом справилась с огнём, и оставшихся герметичными отсеков хватило, чтобы сохранить жизнь людям. Доставали их аварийными батискафами со дна океана, благо корпус лодки выдержал. Пятьсот метров для него не предел.

– А мы как раз с вопросом по лекарствам, – ухватилась за нить разговора Сайла. – У Рейна есть доступ к каналу поставки очень качественных и к тому же уникальных медикаментов и другой химии, но цеплять к этому имя Тени, очень не хочется. Тень и так засветилась со связью с неформалами. Не хотелось бы давать прямую подсказку возможным противникам для выхода на семью переселенцев. Здесь вся информация о товаре, а у нас в катере, в грузовом отсеке, целый тонный контейнер с описанным товаром.

Сайла протянула Кину электронную карточку с описанием товара. Объёмные кристаллы памяти местная цивилизация пока не изобрела, но информация на плоскости писалась в приличных объёмах.

Кин встал с дивана и, забрав у девушки карту памяти, отошёл к стене комнаты. Нажав на несколько кнопок на пульте, вмонтированном в стену, он вызвал из той же стены скрытый до этого времени терминал доступа к сети. Как я уже заметил через духа, в отличие от помещений семьи Пристов, компов здесь практически не было. Везде находились только терминальные станции, связанные с мощными серверами, расположенными в защищённом месте. Уже только это показывало, что модуль изначально строился по единому плану с прокладкой соответствующих коммуникаций.

Просмотр характеристик предложенного товара у парня не занял много времени.

– Если бы это была не ты, не поверил бы, – как будто увидев в первый раз, удивлённо взглянул он на Сайлу.

– Поэтому мы и обратились к вам, – вздохнула Сайла. – Все препараты прошли проверку на людях.

– То-то я чувствую, от тебя идёт какой-то необычный, приятный запах духов, – задумчиво кивнул Кин. – Выгружайте ваши запасы. Я сразу сейчас проверю кое-что на раненых. Надеюсь, вы ещё погостите. Эйли будет рада вас увидеть.

– К сожалению, не можем. Нам нужно выловить ещё несколько капсул. Время поджимает. Возможно, скоро опять приедем с новой партией товара, если у тебя получится быстро пристроить эту.

Надолго мы у гостеприимных Крилов не задержались. Для первого знакомства короткой встречи вполне достаточно. Предложение мы им сделали. Дальше решение за ними, а навязываться к ним я не собирался. Посмотрим на их дальнейшие действия. К сожалению, дух до их серверов не добрался, слишком далеко они в городе. Через терминал взламывать их защиту мы не стали. Это было бы заметно, а поступать так с потенциальными друзьями я бы всё равно не стал. Больше не задерживаясь, мы стартовали ловить оставшиеся контрабандные капсулы.


Вечер того же дня. Кабинет главы семьи Крил.

– Жаль, что не удалось посмотреть на эту парочку, – недовольно пробурчал внушительный мужчина, с мускулатурой борца.

– Я не понял, отец, как им удалось блокировать нашу систему наблюдения. Нет ни одного кадра с их присутствием. При этом система работала в обычном режиме и отказов не поступало, – виновато вздыхал Кин.

– Пусть техники ещё раз проверят. Хотя я бы не надеялся на то, что они что-то найдут. Говоришь, переселенцы с Первой! Очень может быть! Там вполне могли разработать блокиратор систем видеонаблюдения. Что по медикаментам?

– Я верю Сайле, поэтому сразу передал кое-что медикам. Медицина в восторге! Мазь – просто чудо! У всех обожжённых кожа уже почти полностью восстановилась. С таблетками – срок действия ещё слишком мал, но врачи говорят, что обнаружилась положительная динамика у самых трудных больных.

– Я тоже верю девушке, но проверить всё что возможно – необходимо. От этого будут зависеть наши дальнейшие действия. Мы не должны подводить наших союзников.

– Я отдал препараты в лабораторию, но химики пока в тупике. Они смогли сказать только то, что препараты произведены с применением соединений, характерных для местных видов биологической жизни. Ни с чем подобным мы ещё не встречались. Несмотря на запредельную сложность биоструктур, взаимодействуют с организмом препараты практически мгновенно. Определить принцип воздействия на жизненные системы организма пока не удаётся. Это что-то новенькое, – тут же отчитался Кин. Он прекрасно знал отношение отца к людям, ему поверившим. Подводить их своими ошибками было бы непростительно. Это непременно отзовётся проблемами в будущем.

– Что ещё можешь сказать, по поводу этой необычной парочки гостей, – главе семьи были интересны выводы сына. Раз он сам не мог сделать собственные выводы, стоило положиться на разум сына. Он достаточно хорошо его подготовил к решению тяжёлых, нестандартных задач в этом мире.

– Я пока не понял, отец. То, что Сайла реально влюблена в парня, видно даже невооружённым взглядом, хотя девушка и сильно изменилась. Она стала гораздо спокойнее и увереннее. Когда это случилось, я не могу сказать. Возможно, опасные занятия контрабандой её подготовили, а возможно, изменения произошли после встречи с мужем. С самим Рейном всё ещё хуже. За всё время разговора он едва ли сказал десяток предложений. На неформала он совсем не похож, по крайней мере, на тех, что иногда мелькают на экранах. Мне показалось, он просто всё время следил за моей реакцией на слова Сайлы. Да, и ещё, характеристики катера Сайлы изменились. Его основательно переделали, хотя корпус нашей постройки я сразу узнал. Эти кольцевые наросты на носу и корме, вроде бы не исполняют никакой функции, но не зря же их поставили. К сожалению, из-за быстрого отъезда гостей, провести какое-то обследование не удалось.

– Секреты! Тайны! Опять сплошные тайны! Старею, что ли, раз мне это не нравится, – проворчал отец Кина.

– Чуть не забыл! Флакончик духов сразу захапала себе Эйли, и она от них в восторге. Говорит, от потребителей отбоя не будет.

– Твои предупреждения по поводу опасности непроверенных препаратов она, конечно же, проигнорировала, – улыбнулся мужчина.

– Как обычно, – виновато кивнул Кин, – она отмахнулась от предупреждений, сказав, что Сайла никогда не будет вредить лучшей подруге.

– По мере подтверждения заявленных характеристик товара, запускай его по нашим каналам. Я тоже не верю, что девушка будет нам вредить. Попробуем развить установившуюся связь с неизвестным игроком. Не верю я в переселенца с Первой. Создать что-то подобное на местной биооснове мог только учёный отсюда, а существовать сам по себе такой учёный точно не может. Кто-то его финансирует, кто-то прикрывает. Кольца на корпусе, эти непонятные, меня тоже смущают. Судя по расположению – это защита, но вот какая? А если это аналог наших игольчатых щитов! Слишком много всего вынырнуло сразу. Это точно новый игрок на местной арене и, причём, сильный игрок, но, как и мы, свои действия он афишировать не спешит. Я дам задание разведке выяснить всё возможное по новым переселенцам – неформалам. Раз у нас появилась с ними надёжная ниточка связи через Сайлу, попробуем активно работать вместе. Все мои планы по Сайле забудь. Чувства мне подсказывают, мы столкнулись с чем-то серьёзным. В лице Рейна лучше иметь нового друга, чем нового врага, тем более, у нас и старых хватает.


Глава 7. Новые адепты.


Целых два дня мы ловили последнюю контрабандную капсулу. Эта штука почему-то сильно сбилась с курса, даже несмотря на постоянные поправки координат от радиомаяков. Сайла и поставила её в план обнаружения в последнюю очередь. Такие сбои именно у этой капсулы на её маршруте наблюдались достаточно часто. Появилось у меня некоторое подозрение, что где-то по маршруту есть залежи радиоактивных элементов. К сожалению, стандартный дозиметр катера показывал лишь несколько увеличенный фон и только. Излучение вполне могло попортить в памяти программу управления капсулой. Исходного кода я не имел, поэтому проверить из-за чего всплывает ошибка в навигации довольно затруднительно. Недолго думая, просто составили немного другой маршрут движения капсулы и запустили её опять. Из-за прочёсывания местности мы оказались в зоне контроля довольно беспокойных соседей Пристов – семьи Корел. С Пристами у них имеются небольшие разногласия по поводу некоторого количества мелей на границе между семьями.

Мели в океане, как и острова, очень ценный ресурс. На мелководье обычно и строятся многочисленные подводные фермы. В районах больших глубин мало промысловой рыбы и водорослей, годных к переработке. Океан на планете по-прежнему не исследован полностью, несмотря на уже достаточно длительное присутствие людей на планете. Скорее всего, мели раньше были островами, сложенными лёгкими породами. За длительное время существования островов, сильные штормы стёрли их, насколько доставало волнение океана. Сканирование океана с космических станций не давало точных карт дна из-за множества течений в океане с немного различным солевым составом воды.

С высоты полёта разведывательного дрона меня заинтересовала картинка возле одной из отмеченных на карте отмелей. Как пояснила Сайла, на спорных отмелях не селятся фермеры, поскольку непонятно кому платить налог, а платить сразу двоим хозяевам территорий, никто не собирался. С дрона мы как раз и наблюдали большую ферму в окружении трёх боевых катеров. Заинтересовало нас то, что ни ферма, почему-то находящаяся в надводном положении, ни катера, не включали навигационных маяков. Мне с трудом верилось, что фермеры будут нарушать всеобщие правила жизни на Мокрой и отключать идентифицирующий их маяк. Вывод мог быть только один – катера включили глушилку, чтобы фермеры не могли ни с кем связаться.

Обычно контрабандисты в местные разборки предпочитают не ввязываться, но мы-то не совсем контрабандисты. Включив защитный экран на небольшую мощность, наш катер, погрузившись на незначительную глубину, направился к заинтересовавшему нас месту. Защитный экран в таком режиме не позволял обнаружить нас на экранах локатора.

Вблизи оказалось, что это не всплывшая ферма, а ферма на буксире, точнее, раньше была на буксире. Теперь самого буксира и след простыл. Рядом с фермой остались только брошенные буксировочные тросы на поплавках.

– И часто у вас вот так перемещают целиком собранную ферму? – поинтересовался я у Сайлы, кивнув на обзорный экран. Ферма сама по себе имела интересную конфигурацию – два огромных обтекаемых и немного выпуклых диска, поставленные друг на друга. Конструкция очень необычная. Вид двояковыпуклого плоского диска обычно имела стандартная океанская ферма. Здесь же две фермы громоздились одна над другой, да ещё имели весьма значительные размеры, по сравнению с обычной фермой. Стандартная ферма имела диаметр окружности около тридцати метров, эти же диски диаметром не менее ста метров.

– Дешевле собрать ферму на месте из модулей, чем тащить её на буксире, – задумчиво пробормотала Сайла. – Кроме того, этот, наблюдаемый нами пирог, составлен из двух старых, металлокерамических ферм первопоселенцев. Сейчас используют гораздо более дешёвый металлопластик. Мне даже интересно, кому понадобилось делать такую конструкцию из старого хлама и тащить её куда-то.

– Судя по суете на катерах, сейчас это интересно не только нам, – усмехнулся я, наблюдая, как бравые десантники штурмуют с катеров непонятную конструкцию, через взломанные шлюзы в нижнем блине.

– Катера не имеют бортовых опознавательных знаков и номера закрыты. Похоже, это пираты. Подойдём ближе, рассмотрим подробнее, – пожала плечами Сайла.

Мы, не торопясь, чтобы не оставлять видимого подводными радарами следа от завихрений в воде, подкрались к ферме. Духи первыми обследовали необычную конструкцию.

(Дух Ре: – Гражданский персонал фермы закрылся в центральном отсеке верхнего блина и что-то лихорадочно делает. Похоже у них там питающий ядерный реактор с космического корабля. Военные – двенадцать человек, по крайней мере, мне так можно их назвать, поскольку все в какой-то форме и вооружены, забаррикадировали два переходных лифтовых коридора из нижнего модуля фермы в верхний и отстреливаются от наседающих десантников противника из лёгкого оружия. У обороняющихся есть два бойца в бронескафандрах аналогичных местному типу «Малыш». Нападающие имеют более десятка таких скафандров.

Рейн: – Пираты лезут только по проходам?

Дух Ре: – Да, через взломанные шлюзы на верхней части нижнего блина.

Сайла: – Пираты не хотят серьёзно повреждать верхнюю, жилую часть модуля фермы. Им спешить некуда. В таких старых фермах можно без опасности палить в проходах из лёгкого оружия. Металлокерамика держит выстрелы даже крупнокалиберного пулемёта. Выбив через некоторое время вооружённых защитников, пираты получат в своё распоряжение относительно целую ферму. Непонятно, почему фермеры не подали тревожный сигнал, при приближении неопознанных катеров. Это основной метод борьбы с пиратством, тем более в пограничных водах. К тому же невдалеке точно должны дежурить пограничные катера семей Прист и Корел. Это же спорная территория.)

Почему фермеры не подали сигнал, выяснили духи. Основной и резервный передатчики фермы находились в повреждённом состоянии. Кое-кто из гражданских копались в их внутренностях. На боковых поверхностях стоек с электрооборудованием в комнате центра управления фермой виднелись следы небольших взрывов. Явно дело не обошлось без диверсии. Не работали не только передатчики, но и многие другие модули, в том числе и центральный компьютер фермы. Именно поэтому основной гражданский персонал копался в генераторном модуле фермы. Запустив ручное управление генератором с переносного компа, они бы получили небольшое преимущество в обороне фермы. Сейчас двери и шлюзы находились в таком состоянии, как в момент диверсии, либо открытыми, либо закрытыми. Причём и те, и другие сейчас открывались или закрывались аварийно, механическими запорами, причём с обеих сторон дверей, и как-то заблокировать их было невозможно. Именно поэтому фермеры не стали защищать нижний блин фермы, перебравшись вверх и заблокировав баррикадами входные коридоры.

Положение обороняющихся было тяжёлым, но не безнадёжным. Если им за короткий срок, пока они смогут защищать проходные коридоры, удастся починить хотя бы одну радиостанцию и подать на неё питание, то, запустив наблюдательный дрон, с лазерным управлением, в режиме ретранслятора, за пределы зоны глушения, они могли бы запросить помощь. При хорошем управлении маленький дрон будет представлять трудную мишень для зенитных орудий катеров нападавших.

Проходить спокойно мимо отчаянно сражавшихся за свою жизнь и свободу фермеров мы не собрались. Мне даже не требовалось спрашивать согласия девушки. У неё в ауре и в сознании бушевали вихри негодования. Сайла, не спеша, под прикрытием щита, подошла под нижнюю часть фермы, дно которой находилось на глубине не более десяти метров. Потопить три больших катера, всего четырьмя малыми торпедами нельзя. Пришлось разделить наши силы. Духи блокируют управление двух катеров. Сайла разберётся с третьим. Мне осталось очистить от десантников ферму. Надев лёгкую дыхательную маску, чтобы не тратить пока на задержку дыхания своих сил, я покинул катер.


Пепер Акер, или как его называли знакомые – Бешеный Бот, – глава небольшого пиратского сообщества, рычал на своих людей:

– Какого …, вы сидите в нижнем ярусе. Разнесите баррикаду и дойдите до их семей. Они сами потом сдадутся.

– Ты бы сам шёл сюда и разгребал эту баррикаду, – огрызнулся один из его командиров десанта. – Я уже потерял четырёх человек и, причём двое из них находились в Малышах. Там засели настоящие профи.

– А вы получается не профи, а куски дерьма! Зачем я вам тогда плачу такие деньги? – недовольно взревел Пепер. – Сейчас я оденусь и покажу, как надо воевать! Разжирели тут на моих деньгах!

Азарт предстоящего боя охватил пирата. Несмотря на некоторую задержку в штурме объекта, план захвата реализовывается отлично. Радиоуправляемые заряды в центре управления фермы сработали как надо, лишив добычу основного преимущества в обороне. Катера без помех пристыковались к беззащитной добыче, и десантники, быстро открыв аварийными механизмами переходные шлюзы, проникли на нижний контур фермы. Лезть сразу на верхний ярус не было возможности. Он нависал над нижним на высоте двух десятков метров. Некоторое сопротивление фермеров Пепера не волновало. Он точно знал, что вооружения и боезапасов у них не так уж много. Его люди либо выбьют защитников, либо у тех закончатся боеприпасы. Оставив заместителя на головном катере, он вместе со своей резервной пятёркой, все в защитных скафандрах типа «Малыш», высадились на ферму и двинулись к центру диска, откуда слышались длинные очереди выстрелов. Отряд уже прошёл половину радиального коридора, когда по защищённой связи пришло тревожное сообщение:

– Бот, я Третий, у меня не отзывается охрана шлюза. Я послал туда тройку людей, но через какое-то время связь с ними прервалась. Похоже, у нас обнаружился диверсант, спрятавшийся ранее где-то в нижних помещениях.

– Слушать всем! Я – Бот! Третий, прекрати штурм своего прохода. Отдели половину людей, и прочешите тылы. Противников позади не может быть много. Второму, распредели людей по кольцевому коридору, чтобы они находились в видимости друг друга и не давай противнику пересекать этот коридор. Я с Первым пойду на штурм одного из проходов в верхнюю часть фермы. Смотрите кругом, парни! Кто подохнет, ни баб, ни денег не получит! Ха-ха-ха! – довольный собственной шуткой рассмеялся Пепер, ускоряя ход.

– Бо-о-от! Срочно возвращайся на сто первый! Под нами появился какой-то катер. Твой сто первый и соседний сто восьмой не отвечают. Гадёныш, вёрткий, как морской демон! Он вцепился мне в хвост. Проверь, что с нашими. Фермеры никуда не убегут.

– Проклятье! Чтоб вас разорвало, кретины! Справиться с какой-то лоханкой не можете! – разозлился Пепер. Отправив троих бойцов на подмогу первому, штурмовавшему один из проходов на верхний уровень, сам с двумя бойцами вернулся к катеру.

Ворвавшись в рубку катера, Пепер сначала наорал на своего заместителя и только потом прислушался к его лепетанию об отказе оборудования. Команды управления не доходили до исполнительных механизмов. Катер, как бревно, качался возле фермы, не имея возможности двинуться на подмогу одному из катеров, ведущему поединок с неприятелем под водой. Пепер не смог запросить подчинённого по связи, передатчики тоже не работали. Однако приёмник исправно ловил ругань капитана катера. Наконец, где-то под водой раздался сильный взрыв, сигнализирующий об окончании поединка. К сожалению, для пиратов результат оказался не в их пользу. Пепер это чётко понял, когда невдалеке вынырнул необычный катер чужаков. Особо разглядеть чужака Пеперу не дал панический вопль Третьего по мобильной рации:

– Бот, тыловой отряд не подаёт признаков жизни! Я ничего не понимаю! Стрельбы в тылу не было, а бойцы пропали! Второй тоже не отзывается!

– Второй! Ты меня слышишь, тёмная твоя душа! Если не отзовёшься, лишу твой отряд премии, – заорал Пепер в мобильную рацию. В ответ не раздалось ни звука. В раздражённом непонятными событиями сознании пирата родились очень неприятные мысли. Катер противников явно не один, а чужой спецназ сейчас вырезает его людей на ферме. Заказчик гарантировал, что чужих людей в этой зоне океана не будет. Пограничников соседей он оттянет подальше. Тогда кто же убивает его людей?

– Э-э-э…, – проблеял заместитель, с ужасом на лице показывая рукой на катер чужаков, – сейчас нас будут убивать. Не пора ли сдаваться?

Чужой катер находился в нескольких десятках метров. Заглушки выходных люков малых торпедных аппаратов уже находились в поднятом состоянии. Судя по всему, каким-то новым электромагнитным оружием противник нейтрализовал управление двух оставшихся пиратских катеров и собирался по очереди расстрелять беззащитные жертвы, отправив их вслед за уже потопленным. Особого выбора у пирата не было. С выведенными из строя катерами он даже малейшего сопротивления оказать противнику не сможет, пусть у того катер даже в пять раз меньше по размерам. К тому же этот малыш уже отправил на дно единственный неповреждённый катер. Лучше сдаться пограничникам и на некоторое время осесть где-нибудь на подводной каторге, чем сейчас отправиться на дно, кормить рыбок.

Пепер приказал выбросить аварийный буй с сигналом о помощи. Ничем другим просигнализировать о собственной сдаче он просто не мог. Противник сигнал понял и огня не открывал. Неохотно подняв мобильную рацию к лицу, Пепер скомандовал на общей волне:

– Все, кто ещё остался в живых и меня слышит. Парни, мы проиграли. Прекратить сопротивление, сложить оружие и сдаться, иначе я не гарантирую, что мы вообще выберемся живыми из этого капкана.

Возражений не последовало. Даже те, кто не подвергся нападению с тыла, ощущали себя очень уязвимыми. Связи с другими отрядами не было, да и, зная бешеный нрав своего командира, они чувствовали, что тот просто не видел другого выхода для сохранения собственной жизни и жизни бойцов.


Сайла в последнее время сильно изменилась и приобрела много способностей, требующих тренировки и развития, но интуиция её и раньше не подводила, так что она точно знала – расправиться с лишним катером, ей удастся без проблем. Пираты сдаются только в случае полного отсутствия возможностей уничтожить противника или скрыться самим. Третий катер противника здесь явно лишний. Для уничтожения катера ей достаточно влепить две малых торпеды в одно место, причём, определённое место, где хранился боезапас катера. Попасть по стоящему катеру легче лёгкого, но сильный взрыв гарантированно повредит поверхность фермы, у которой этот катер находится в данное время. По сигналу Рейна, когда он будет разбираться с пиратами, попавшими внутрь фермы, необходимо увести противника на глубину и там расправиться с ним.

Сайла, выводя катер на поверхность, сняла защитный экран. Всадив одну из торпед в борт чужого катера, она нагло промелькнула у того перед носом. Состояние шока, от такого неожиданного нападения, у капитана катера прошло очень быстро, иначе бы он не был капитаном. Катер получил только повреждения внешнего, обтекаемого корпуса, и это не мешало разделаться с неожиданным мелким противником. Катер пиратов нырнул вслед за катером Сайлы. Это-то и нужно было девушке. Оттащив за собой противника на некоторое расстояние от фермы, вертясь у него перед носом, Сайла сделала неожиданный, быстрый вираж и послала торпеду в нужное место. Взрыв раскрыл внешний корпус катера, обеспечив Сайле доступ к внутреннему. После очередного виража, она, на всякий случай, всадила сразу две торпеды в открытую дыру. Катеру этого хватило. Мощный взрыв собственного боезапаса разметал его на части. Если бы Сайла не включила силовой щит, её бы катерку тоже прилично досталось.

Заняв положение невдалеке от катера, где базировался командир пиратов, это можно понять по большему количеству антенн на корпусе, да и глушилка установлена на этом же катере, Сайла стала ждать очередной команды Рейна. Совсем не важно, что запаса торпед на её маленьком катере больше нет. Пираты об этом не знают. По команде Рейна, Сайла вывела катер на поверхность, на всякий случай, не снимая щита. Кто его знает, этих пиратов, а вдруг надумают открыть огонь из зенитки. Открытые заглушки торпедных аппаратов наглядно показывали противнику, что шутить с ними никто не собирается. Размышления командира пиратов об их незавидном положении много времени не заняли.


Для незаметного проникновения на нижний ярус фермы мне пришлось воспользоваться тенью. У входа качался на волнах парализованный духом катер, но наблюдатель торчал у рубки и следил за взломанным шлюзом фермы, да и пара бойцов внутри контролировала вход. Оставив человека на катере невредимым, я аккуратно снял охрану внутри, отправив их в длительный сон ударами силовых плетей. Ещё один небольшой отряд встретился мне в коридоре. У десантников против меня не было шансов. Выйдя из тени, за мгновения расправился с очередной группой чужих. До скорости вампира им очень далеко. Люди даже не успевали среагировать на мои действия, заваливаясь безвольными куклами на пол. Закончив расправу, подал команду Сайле, что пора действовать. Третий катер для нас явно лишний.

Немного подождал новых действий противника, находясь в тени. Реакция командира десантников оправдала мои ожидания. Для устранения неизвестной опасности с тыла, он направил назад два десятка бойцов. Разделаться с ними труда не составило. Подготовкой они не блистали, уставившись на своих лежащих в проходе товарищей, и не ожидая нападения со стороны, откуда они только что пришли. Они даже понять не успели, что их бьют в спину. Пока одни оседали на пол, я уже рвался к другим. Лишь пара самых первых успела обернуться на шум падающих тел, но сделать ничего не смогла, ложась безвольными телами вслед за остальными.

Острый слух вампира улавливал малейшие шорохи, так что топот противника в круговом коридоре я услышал задолго до того, как десантники ко мне приблизились. Задумка их командира может и была хороша против обычных диверсантов. Заблокировав коридор частью отряда, он собирался рассечь возможных диверсантов на небольшие группы и по очереди уничтожить их одним сильным отрядом. К сожалению, противник слегка просчитался. Кольцевой коридор оказался слишком длинным для того количества людей, что послали его блокировать. К тому же они даже на половину не смогли развернуться по коридору, когда я с ними встретился и, передвигаясь с максимально возможной скоростью, уложил их отдыхать на пол. Тела не успевали оседать на пол, когда я уже добирался до следующего. Побегать пришлось от души. Давно я не пользовался максимальной скоростью вампира.

Быстро определив, откуда бойцы противника выдвинулись, дух снабдил меня подробной картой фермы, отправил в спячку остальную группу, дежурившую у прохода на верхний уровень. Пришло время устанавливать связь с обороняющейся стороной, а то, как бы они чего не натворили. Не нравится мне их непонятное копошение возле реактора.

– Эй…, там…, наверху! Прекратите огонь! Сейчас охрана границы Пристов занимается напавшими на вас пиратами, – прокричал я в проход. Хозяева фермы успели вручную подтянуть лифт наверх и из его обломков соорудили там баррикаду.

– Эй, а ты нас не обманываешь? – раздался голос сверху.

– Ха-ха… А если обманываю, как ты проверишь? Самый смелый пусть спустится и посмотрит, – рассмеялся я. – Только нейтрализованных пиратов не убивать. Они мне пригодятся.

– Добро, – раздалось через несколько затянувшихся мгновений и, после некоторого треска, сверху спрыгнул боец, одетый в бронескафандр несколько отличный по внешнему виду от типового «Малыша». Боец, приземлившись на полусогнутые ноги, идеальным перекатом сразу ушёл в сторону. Впрочем, это ему не помогло. Я, на всякий случай, находился в тени и, когда, выйдя оттуда, потрогал его за плечо сзади, тот не стал дёргаться, показав хорошую выучку и крепкие нервы. Повернув голову и обнаружив у себя за спиной размалёванную физиономию неформала, он только крякнул от удивления.

– Вы тут подежурьте немного. Я займусь остальными, – с невозмутимым видом сообщил я ему и, уйдя из его ограниченного поля зрения, опять растворился в тени.

Ошарашенно тряхнув головой и нормально развернувшись, боец никого вблизи не обнаружил.

– Вот же дела! Каким образом крутых спецов занесло на Мокрую, да ещё в виде неформалов, – задумчиво пробормотал боец, оглядывая неподававшие признаков жизни тела чужих десантников. Инфракрасный сканер в его скафандре показывал небольшие колебания температуры кожи при каждом ударе сердца лежащих людей, так что все живы, но в бессознательном состоянии. Двое чужих бойцов в скафандрах «Малыш» тоже находились в таком же состоянии. Это каким же ударом надо обладать, чтобы выключить бойца в скафандре. Он знал только один вариант отключения такого защищённого человека – это когда им кто-то играет, как мячиком, пиная от стены к стене. Пожалуй, только такое сотрясения может привести к потере сознания. Во избежание лишних неприятностей, человек отбросил оружие поверженных противников подальше к стене и, только заняв оборону в коридоре, разрешил спуститься на этот уровень остальным защитникам лифта.

Сайле я дал команду начинать пугать командование пиратов. Духи мне транслировали разговоры в рубке катера главаря пиратов, и приказ о сдаче я услышал. Сайла прекрасно справилась с задачей нейтрализации катеров противника, потопив незаблокированный духами катер и напугав экипажи остальных. Причём, напугав в прямом смысле, все четыре малые торпеды она потратила на гораздо более сильного, первого противника, чтобы отправить того на дно. Больше торпед на катере не было. Против нашего вёрткого катерка на антиграве, у более громоздкого и неповоротливого катера пиратов, шансов не было изначально. Вот только потопить катер всего четырьмя малыми торпедами, предназначенными для отражения атак лишь крупных морских животных, надо ещё суметь.

Контрабандисты всегда пользовались скоростными катерами с минимумом вооружения. Если их обнаружили, то лучше уносить ноги, а не затевать военные игры.

Остатки третьего отряда пиратов, штурмовавших второй лифт, встретили меня горкой сложенного оружия. Прижатые непонятной угрозой с тыла к забаррикадированному лифту, десантники не стали противиться приказу командира. Воевать против превосходящих сил противника никто не собирался. Все прекрасно понимали, что рано или поздно, они попадутся пограничникам, и тогда лучше сохранить жизнь, чем идти на принцип. При обнаружении сопротивления пограничники обычно не церемонились с противником, предпочитая как можно быстрее отправлять его на тот свет, чем терять своих людей, а потом возиться с пленными.

– А где остальные? – удивлённо уставился на меня, командир третьего отряда, когда я вышел к ним со стороны кольцевого коридора. Сдаваться невооружённому неформалу он как-то не собирался.

– Остальные принимают капитуляцию у вашего начальства, – ухмыльнулся я, глядя на недовольную физиономию командира. Сайла в это время контролировала катер главаря пиратов. Под защитой духа она могла ни о чём не беспокоиться. Недовольство пиратов вполне понятно, одно дело сдаваться вооружённым до зубов пограничникам одной из семей и совсем другое дело сдаваться какому-то безоружному пареньку – неформалу. Всё же пираты спрятали своё недовольство. Как ни как, они проиграли и к тому же не знали, сколько ещё чужих бойцов высадилось на ферму, а вдруг это проверка на вменяемость, и сейчас из-за угла вынырнут одетые в броню пограничники.

К их сожалению, пограничники не вынырнули, но зато сверху спустились хозяева фермы и окончательно разоружили десантников. Всех пленников мы совместными усилиями согнали в один пустующий склад, обобрав их до нитки. На два катера пиратов фермеры выделили по парочке своих людей. Пароли доступа на компы управления им выдала Сайла, не спрашивая бывших хозяев. Духи от нечего делать, пока блокировали управление катеров, покопались в хранящейся в компах информации. Там имелось очень много интересного о связях пиратов с семьёй Корел. Насколько я понял, эта семейка прикрывала пиратов, а те делились с ними своей добычей, в том числе и пленниками. Ушлая семейка имела приличное количество неучтённых ферм, с которых не платила налог на оборону планеты. На этих фермах как раз и работали пленники, а охраняли их пираты. Сбежать с подводной плантации на тихоходном тракторе ещё никому не удавалось. Эта информация определённо поднимет приличное волнение в верхах планеты. Совет не одобрит такое поведение одного из своих членов.

– Э-э-э…, а где остальные? – встретил нас, той же фразой, что и один из пиратских командиров, уже знакомый мне человек в лёгком скафандре, когда мы появились в их комнате управления.

– Все здесь, – пожал я плечами, переглянувшись с девушкой.

– Так это вы их всех …, – широко открыл от удивления глаза мужчина, переводя взгляд то на меня, то на Сайлу.

– Вот такие мы неформалы неформальные, – с довольной улыбкой кивнула Сайла.

– Рейн Ле Ший – командир отряда наёмников семьи Прист и моя жена Сайла, – представился я.

– Жена – это и есть ваш отряд? – всё ещё удивлённо глядя на нас, полюбопытствовал он.

– Нет, мы гостили у наших друзей и просто проплывали мимо. Заметив такое непотребство, как штурм безобидной фермы, решили вмешаться, – пояснил я мотив наших действий.

– Меня зовут Леонел Сатин. Для вас – просто Леон. Охрана фермы – моя задача. Брат и одновременно владелец фермы – Монел Сатин не может выйти и поблагодарить вас за помощь. Он у меня слишком умный и что-то намудрил с реактором, когда нас пытались достать нападавшие. Теперь восстанавливает всё обратно. И всё же непонятно, как вы вдвоём решились ввязаться в бой против пиратов? Вы же могли просто сообщить местным пограничникам на аварийной волне о нападении, – недоумение так и проглядывало на лице мужчины.

– Как бы вам пояснить, попонятнее? – Задумался я. Мысль о вызове помощи, даже в голову мне не приходила. Наверное, сказывалось магическое воспитание. Маги предпочитают решать проблемы самостоятельно. Отец, конечно, борется с таким отношением к работе у подчинённых. Совместными усилиями задачи решаются гораздо быстрее и качественнее, но борьба идёт с переменным успехом. – У меня в этом районе океана, несмотря на то, что я недавний переселенец, уже есть некоторая репутация, и борьба всего с тремя катерами противника – это для меня задача, не требующая дополнительной помощи.

– Приятно познакомиться ещё с одним переселенцем, у которого есть репутация среди местных семей, – иронично усмехнулся хозяин фермы. – Надеюсь, эта репутация не похожа на нашу. Мы кажемся местным недалёкими фанатиками, напрасно раскидывающими деньги на ветер.

Видя наш интерес, мужчина коротко рассказал нам историю их появления на планете.


Брат Леона – Монел долгое время входил в руководство научной части компании по добычи полезных ископаемых на Первой. В связи с истощением доступных залежей ископаемых на планете, большинство фирм начали переход на добычу их в космосе. Монел и его соратники не согласились с такой постановкой вопроса. Некоторое время они развивали направление глубинной добычи, но руководство компании посчитало эту затею слишком затратной, по сравнению с космической. Произошло сокращение, и лишних людей просто выбросили на улицу. Конечно, Монел в их число не попал. Инженеры такого уровня на дороге не валяются. Бросать на произвол судьбы людей, с которыми он проработал много времени, брат не стал. После оценки применения разработанных технологий в различных условиях, выяснилось, что наиболее эффективно можно их применять либо на Мокрой, либо на Песчаной. На Песчаной возможная прибыль от добычи была бы на уровне местных технологий открытых разработок. Для того чтобы добывать из земли наиболее требуемые в производстве металлы, там сначала строили купол, защищающий площадку от песчаных бурь, а затем выбирали весь песок, и только после этого вгрызались в грунт богатого месторождения. Шахтные технологии на Песчаной тоже применялись, но только для очень богатых месторождений, и машины там использовались на порядок крупнее, разработанных Монелом.

Его технология базировалась на использовании добывающих роботов, созданных на базе военных скафандров, типа «Толстяк», только с глубокой переработкой и без наличия внутри человека. Роботы без человека могли работать в особо трудных условиях, в том числе и под водой. Недостатки у технологии имелись, и один из них – огромное энергопотребление. Наличие постоянного канала управления тоже можно отнести к таким недостаткам. Получалось, что эти роботы могли работать, как на привязи, только невдалеке от питающих центров, и в условиях постоянной связи. Это сильно снижало ценность технологии для подземных работ. В шахтных разработках очень часты обвалы, а те отлично режут связывающие и питающие кабели, и очень дорогой робот остаётся замурованным глубоко под землёй. Ума и резервного питания у него не хватает, чтобы откопаться самостоятельно.

Добыча ископаемых под водой, на грунте и на небольшой глубине под поверхностью дна оказалась как раз той нишей, где разработанная технология может применяться с наибольшей эффективностью. Вот тут и встал вопрос с переселением на Мокрую. Тех же металлов на ней катастрофически не хватало, а собственная добыча в космосе пока только развивалась.

Монел соблазнил брата перспективой развития. Тот, бросив службу в элитных войсках Первой, и в свою очередь, сманив несколько человек из старослужащих, которые заканчивали службу по возрасту, а на гражданке им делать было нечего, присоединился к предприятию. Всего, вместе с семьями, набралось около сотни человек, готовых к переселению на новое место.

Совместных средств, вложенных в предприятие, вполне хватило, чтобы купить изношенный реактор с космического корабля и, арендовав отдельный космический корабль, перебросить людей и, выкупленных у бывших владельцев фирмы, роботов, никому ненужных на Первой. На остатки средств, уже на самой планете, купили две старых фермы, хранившихся на одной из свалок, и слепили из них одну. Роботы позволяли навешивать на себя большое количество разнообразного инструмента, так что под управлением очень квалифицированного персонала, быстро привели новую ферму в приличное состояние. Металл для многочисленных заплаток покупали на той же свалке. Перерабатывать отработавшие своё материалы, хранящиеся на таких свалках, никто пока не желал. Слишком дорого обходилась такая переработка для местной промышленности.

В некоторое затруднение будущих добытчиков поставило отсутствие карт с разведанными месторождениями полезных ископаемых в океане. На земле уже давно все такие месторождения находились под контролем местных семей, и переселенцев туда никто не пустит. В настоящее время фермеры находились в поиске, и буксиром перегоняли ферму с места на место, ища в океане мелкие места с наличием подходящих для разработки месторождений. Недавно Монел услышал от местных о перспективных отмелях на границе между семьями. Если найдутся походящие ископаемые, то по расчётам доходов вполне хватит, чтобы получать прибыль, оплачивая двойной налог каждой из семей, претендующих на эту территорию.

К сожалению, местный источник информации явно находился под контролем пиратов, впрочем, также как и капитан буксира, только заметивший катера на горизонте и сразу сбросивший буксировочный трос. Учитывая диверсию с взрывом в центре управления фермы, операция по захвату фермы прорабатывалась очень хорошо. Кому-то приглянулась отремонтированная старая ферма. Сейчас таких громадных ферм практически не выпускалось. Не нужно такой автономии, в какой нуждались первые поселенцы. Сейчас фермы имели диаметр не больше трёх десятков метров и располагались вблизи сборных центров, складов продукции или городов.

На борту фермы находилось достаточно вооружения, в том числе и ракетного, чтобы отбить любую атаку противника, поскольку в старые времена разговоры велись только между сильными переселенцами, остальные присоединялись к себе силовыми методами. Повреждение управляющих комплексов оставило фермеров беззащитными. Вмешательство Рейна предотвратило захват фермы, за что люди были ему очень благодарны, хотя и не могли заплатить. Длительный этап восстановления фермы и поиск месторождений оставил фермеров практически без средств существования. Надежды были только на богатые месторождения на спорных территориях, теперь явно неоправданные.


Как раз после окончания рассказа в центр управления влетел человек, как две капли воды похожий на нашего собеседника, только в комбинезоне, измазанном во многих местах какой-то смазкой. Братья оказались близнецами, но с абсолютно различными характерами. Если Леон казался спокойным и уравновешенным, то его братец больше походил на бурю, сметающую всё вокруг. Теперь мне понятно, как ему удалось подбить столько народу на такую авантюру, как переселение. Пообщались мы с братьями очень плодотворно. Услышав об арендованном острове с потухшим вулканом, Монел прямо загорелся. Это идеальное место для использования его роботов. Уговорить его присоединиться ко мне, образовав совместное предприятия, труда не составило. Для строительства космодрома его роботы тоже очень пригодятся. Дух гарантировал, что такой человек как Кимер двумя руками уцепится за возможность использования на дне мощных роботов со всевозможным инструментом. Это гораздо лучше, чем использовать людей, ограниченных в своих возможностях при работе даже на небольшой глубине. К тому же я знал много технологий, связанных с робототехникой и различными производствами, а хорошие инженеры могут быстро внедрить все мои знания в реальности. Ещё одной задачей, решаемой с помощью этих необычных фермеров, являлось расширение количества моих последователей в новой секте. То, что они скоро примкнут к моим неформалам, даже прогнозировать не нужно.

В составе фермеров быстро нашлись люди способные управлять катерами. Вместо одного буксира, буксировочный трос будут тащить захваченные катера. На вопрос братьев, что я буду делать с захваченными пиратами, я только и ответил, что перевоспитывать, добавив непонятную для них фразу – тех, кто выживет. Что-то опасное они уловили в моём ответе, хотя магами не являлись, и больше не решились переспрашивать. Человек, отправивший в небытие половину десанта, по определению не может быть белым и пушистым.

Мы с Сайлой отправились убеждать пиратов поступить ко мне на службу. Камер видеонаблюдения в том помещении, где пиратов закрыли, не было. Фермеры вряд ли считали пленных. Выйдут на свет божий только мои люди, остальные останутся кучками пепла после клятвы на алтаре метаморфов. Давать какой-то другой выбор пиратам, я не собирался.

Пираты, пострадавшие от моих ударов, уже пришли в себя. Обсудить с командиром их теперешнее положение время нашлось. У них имелась возможность избежать наказание в том случае, если я передам их пограничникам семьи Корел. К их несчастью, духи снабдили меня нужной информацией. Наше появление в помещении пираты встретили настороженным шёпотом. Меня кое-кто из них уже видел, а вот мою жену они увидели впервые.

– А не боитесь, что мы возьмём вас в заложники и потребуем за ваше освобождение собственную свободу? Вы же пришли сюда без оружия и это не трудно сделать, – под одобрительный гул обступивших нас пиратов, задумчиво рассматривая наши размалёванные физиономии, произнёс Пепер. Несмотря на ожидания подчинённых, увидевших определённый шанс вырваться на свободу, давать команду на нападение он не спешил.

– Трупов на корм рыбок пойдёт больше, – неопределённо пожал я плечами.

Сайла резко ударила ногой назад. Один, из особо нетерпеливых пиратов, решил погладить ей аппетитную выпуклость, выделяющуюся сзади в обтягивающем комбинезоне. На нечто подобное я и рассчитывал, провоцируя пиратов нашим появлением. Удар сопровождался выбросом внутренней энергии, а дух Сайлы создал дополнительную подушку из силовых плетей. Повреждать тушку моего возможного будущего адепта мы не собирались. Тело незадачливого пирата, пролетев метров шесть, как ядром из катапульты снесло широкую полосу стоящих за ним людей и с глухим стуком впечаталось в стену. Силовые плети сопровождали страдальца и создавали нам требуемую картину разрушений в толпе пиратов, не нанося им серьёзных повреждений.

– Не стоит трогать мою попу грязными руками, – недовольно проворчала Сайла, исподлобья глядя на толпу.

Впечатлённая демонстрацией внушительной силы удара, толпа пиратов невольно отшатнулась от непонятной парочки.

– Киборги… Это киборги…, – раздались осторожные шепотки среди пиратов.

В местных фильмах такие персонажи мелькали очень часто. Демонстрировали они обычно именно такой, силовой подход к переговорам. Меня такое сравнение не устраивало, поэтому, захватив силовыми плетями ближайшую пятёрку из толпы, я слегка приподнял их над полом за шею. Висящие в воздухе и дёргающие ногами товарищи, привели толпу в некоторый ступор.

– Мы не киборги, и трогать попу жены имею право только я. В следующий раз просто оторву голову особо непонятливым индивидам, – нарушил наступившую тишину помещения мой тихий вкрадчивый голос.

– О боги…!, Экстрасенсы…! – чей-то шёпот из толпы меня устроил гораздо больше.

– Не буду вам морочить голову различными предложениями, – продолжил я их обработку. – У вас есть только один вариант, при котором вы останетесь живы – стать моими слугами. На передачу пограничникам семьи Корел, можете не рассчитывать. Во-первых, вы в спорных водах, а во-вторых, мне это не выгодно, и я прекрасно знаю о ваших хороших отношениях с этой семейкой. О рабах, кстати, я тоже знаю. Отрабатывать прегрешения вы у меня будете долго.

Пепер сразу почувствовал необычность вошедших в помещение людей, поэтому понял, что ни вариант с заложниками, ни вариант с Корелами не пройдёт. Слова и действия гостей, точнее хозяев, только подтвердили его чувства. Он уже давно шёл по преступным дорогам жизни. Так уж сложились обстоятельства. Звериное чутьё вожака не оставляло сомнений в том, что перед ним что-то гораздо сильнее, чем даже он мог себе представить. Что же, он всегда старался либо быть самым сильным в толпе, либо подчиняться сильному. Эти неформалы даже не шли ни в какое сравнение с представителями элиты Мокрой. Пепер встречался с главой семьи Корел. То был опасный и матёрый вожак. Эти – другие, и сравнивать их со зверем просто нелогично. Они больше ассоциировались в сознании Пепера с безличным катком, которому абсолютно всё равно, какого зверя давить. В таких случаях пират решения принимал мгновенно.

– Я готов стать вашим слугой или вообще кем угодно, на любых условиях, – отчётливо произнёс Пепер, приведя в очередной шок толпу бывших подчинённых.

– Ты… это… чего…, Бот, сдулся? – раздался неуверенный вопрос из толпы.

– Вы, шавки, можете поступать, как вам вздумается. Вы привыкли смотреть только на внешнюю сторону ситуации. Вы видите перед собой всего лишь двух молодых, немного необычных людей, а я вижу мощь, перед которой следует склонить голову, чтобы без неё не остаться. Или кто-то считает, что вдвоём с напарником может разнести три катера с десантом? Знаете, я уже достаточно опытен, чтобы не тешить себя такими несбыточными мечтами. Служить таким хозяевам – это честь. Прислуживать за копейки бумажным шавкам мне надоело, – выдал неожиданный для меня монолог пират.

Я даже забыл отпустить подвешенных в воздухе пиратов, и кое-кто уже слегка посинел от недостатка воздуха. Полностью я им кислород не перекрывал, но для полного вдоха воздуха явно не хватало. Отпустив бедолаг, я оглядел толпу. Тела с глухим стуком попадали на землю, удержаться на ногах задыхающиеся пираты не смогли.

– Один умный человек среди вас всё же оказался. Мало что-то, – сделал недовольную гримасу на лице.

– Если Бот так решил, то я с ним, – опять раздался голос из толпы, и рядом с Пепером стал пират в комбинезоне пилота катера. Поочерёдно и группами толпа передвинулась к своему старому вожаку. Несогласных не осталось.

– О-о-о…, какое единодушие! Осталось проверить вашу искренность на детекторе, – криво усмехнулся я. От этой усмешки по толпе прошёлся ледяной ветер.

Процедура клятвы на алтаре прошла как обычно, по крайней мере, для меня. Пепер без проблем прошёл проверку. Его решение оказалось твёрдым. Из шести десятков пиратов развеялись в пепел всего лишь двое, приведя народ в некоторое возбуждение. Я не ожидал такого малого количества потерь. Видно Пепер хорошо подбирал себе людей, а те верили своему командиру.

Фермеры очень удивились, когда я стал возвращать пиратам оружие, сложенное в соседнем помещении. Ещё больше удивился Леон, когда я временно подчинил ему новый персонал, а пираты стали беспрекословно выполнять его распоряжения. Пилоты пиратов вернулись на свои катера и сменили там добровольных помощников. Тем нашлось много других дел по восстановлению шлюзов и внутренних помещений после военных действий.

Путешествие до острова затянулось на целую неделю. Катера тянули громоздкую ферму с небольшой скоростью. У Монела в хозяйстве оказалась отличная выносная спутниковая антенна, так что по информационной сети я зарегистрировал очередной договор в МСК. Фермеры отослали туда свою копию. Поскольку переселенцы ни к какой семье не относились, инспекция для проверки не требовалась. Вот только я имел твёрдую уверенность, что встречать на острове нас будет глава службы безопасности Пристов. Скарт не утерпит и примчится посмотреть на живых свидетелей преступлений семьи Корел. Я кое-что переслал ему из материалов, хранящихся на компах пиратских катеров. Скрывать от него пиратов не было смысла. Мне необходима их легализация, а Скарту нужны подтверждения преступлений соседей. Договориться о статусе преследуемых беженцев для пиратов, несмотря на их прежние преступления, было проще простого. Только теперь бывшим пиратам не стоит посещать территории Корелов. Те предательства им не простят, а уж какой зуб они заимеют на Пепера, я даже представить не могу.

Выпячивая предательство пиратов, я прятал своё участие в этом деле. Докопаться до реальной картины происшествия для посторонних будет не так-то просто. Бывшие пираты теперь будут молчать из-за клятвы, а фермеры знают не так уж много. Братья близнецы вряд ли будут кому-то подробно рассказывать историю своего спасения. К тому же я надеялся завлечь их в сети своей секты неформалов. Предпосылки для этого имелись очень хорошие.

Всю неделю я с женой провёл с братьями, разбираясь и подсказывая, как модернизировать их роботов. Дух вообще сменил тем программу управления, задав кучу дополнительных возможностей для решения различных проблем. После упоминания о возможности снабдить детища Монела мощным автономным накопителем энергии, тот согласился бы перейти в любую веру, только бы эти штуки поскорее попали бы в его руки. Его подозрительный брат всё ещё сомневался, подозревая какой-нибудь подвох. Слишком уж я быстро договорился с пиратами, а те под его управлением выглядели идеальными солдатами, без рассуждений выполняющими любые приказы. Я думаю, после встречи со Скартом и осознания творящихся на острове дел, и этот братец созреет для перехода в мою секту. Остальные фермеры, как обычно, потянутся за своим руководством. У меня появились грандиозные планы на использование попавшего в руки инструмента. При некоторой доработке ферма братьев вполне может превратиться в экспериментальное производство. Заказывать детали для наших машин и технологий посторонним производителям не придётся.


Глава 8. Полезные помехи.


Люблю оказываться правым в своих предположениях. Как мне доложила Лиэна, встречает меня почти толпа пришлого народа. Бывшие катера пиратов потащили ферму братьев на другую сторону острова, на мелководье, поближе к космодрому, а наш катер нырнул в грот к подземному причалу. На причале, приплясывая от нетерпения, нас ждал Скарт и с ним тройка лично мне неизвестных личностей. Как только мы сошли с катера на причал, ко мне сразу же подскочил Скарт:

– Мог бы и побыстрее добраться, – недовольно уставился он на нас с Сайлой. – Где карточка с обещанными данными? – протянул он ко мне ладонь руки.

– А где чистые документы на новых сотрудников моей фирмы? – нагло отозвался я.

– Жулик, – продолжал недовольно бурчать он, – скоро соберёшь всех преступников с округи. Документы, по переданным через сеть данным уже у твоих жён. Такие же, как ты – непрошибаемые особы. Одно из главных лиц в семье, на территории которой расположен остров, принимают как обычного инспектора. Ни тебе уважения! Ни хорошего обращения! Один ответ – ждите мужа. Он тут главный.

Жадно выхватив из моей руки заветную карточку с полной информацией, полученной из пиратских компов, он, выплёвывая слова с быстротой пулемёта, представил всего лишь одного человека.

– Мой дядя Этикс Прист. Он будет вести нашу совместную деятельность по программам, – ткнул Скарт в сторону упитанного, абсолютно седого мужчины. – Дальше разбирайся с ним. Я полетел! У меня дела!

– Самолёт пришлю к вам завтра, – бросил он на ходу уже дяде, почти бегом покидая причал.

– Вот так он всегда, наворотит дел, а разбираться кому-то, – иронично усмехнулся дядюшка, провожая непонятным взглядом племянника, а затем уставился на нас. – Раз племянничку некогда, а представить он удосужился только меня, то знакомьтесь с остальными. Справа от меня – представитель семейства Ортов, мой хороший знакомый – Харис Орт. Он главный разработчик программ в этом уважаемом семействе, а заодно и на всей Мокрой.

Подвижный, как ртуть, молодой человек, образ которого никак не походил на образ этакого, не от мира сего, программиста, молча кивнул, одновременно продолжая непрерывно крутить головой, пытаясь рассматривать одновременно наши необычные физиономии и необычный катер, стоящий у причала.

– Слева, наш новый знакомый – Айрон Крил, главный медик семьи Крил. Чем вы так зацепили эту, далёкую от наших территорий, семейку, я, конечно, не знаю, но посылать скоростную летающую лодку на такое расстояние, да ещё с дозаправкой, просто так явно не будут, – представил последнего незнакомца Этикс Прист.

Представленный человек излучал абсолютное спокойствие, каким-то расфокусированным взглядом изучая нас с Сайлой.

– Пока вы путешествовали неизвестными дорогами, нам удалось заключить с ним очень неплохое соглашение на поставки дыхательных смесей, – продолжил говорить Этикс. – Их смеси позволяют людям работать на глубине почти в два раза больше, чем на той, что работают наши люди. Этак мы удвоим площади наших рабочих территорий. Так что три дня ожидания прошли недаром.

(Рейн: – Лиэна, что-то мне не нравится словоизвержение нашего гостя, да и аура у него играет непонятными цветами. Вы же с ним общались несколько дней. Что за тип?

Лиэна: – Вот видишь, Тартара, я же говорила, он сразу обратит внимание на этого типа. Расскажи ему свои выводы. Рейн, этот тип с момента своего приезда попытался сунуть нос во все наши дела. Пришлось его грубо притормозить. Тогда он попытался воздействовать на нас своим обаянием. Результат оказался ещё плачевнее.

Тартара: – Исключительно беспринципный человек. Несмотря на удивительно располагающий внешний вид, следить за его мыслями просто отвратительно. Они воняют. Этот жулик – агент кучи разведок. Ему абсолютно без разницы, кому продавать секреты семьи, лишь бы за это платили. Без тебя Скарту я ничего не говорила. Кроме моего чтения мыслей, нет никаких доказательств непристойных дел его дядюшки. Я, на всякий случай, вытащила у того во время разговора из поверхностных мыслей номера и пароли его банковских карт, но больше копаться в его голове не собираюсь. Столько дерьма в человеке я ещё не встречала. Ты бы только знал, как он мечтал использовать нас с Лиэной в своих фантазиях. Фу-у-у…

Рейн: – Что скажешь по остальным?

Тартара: – Харис Орт – обычный фанатик своего дела. У него даже в мозгах постоянно крутятся куски программ. Он в восторге от наших наработок и убедил Скарта предоставить ему возможность пообщаться с уникальным хакером, взломавшим их систему. Кстати, сразу предупреждаю, он желает заключить контракт на распространение нашей игрушки на информационные сети Песчаной. У них там имеется свой сегмент обслуживаемых серверов, и они хотят за счёт игрушки его значительно расширить. Сами конкурировать с местными разработчиками они пока не могут. Программные продукты семьи примерно одного уровня с местными разработчиками, и пользователи в основном предпочитают пользоваться местными программами.

Рейн: – Представителя Крилов ты оставила на закуску?

Тартара: – Ты удивишься, но считывать этого человека я не стала. У него на разуме стоит ментальная защита, слабенькая защита, но странная, и он может почувствовать чужое вторжение. Выдавать свои возможности я не решилась. Ауру он практически не контролирует, так что многое можно узнать и по ней. Так что выводы простые – человек относится к нам с симпатией, но страдает чрезмерным любопытством.

Лиэна: – Без тебя мы никому наше секретное производство не показывали. Во время экскурсии по биоцеху, там производилась обычная бумага. Заподозрить, что цех может использоваться в другой конфигурации оборудования, довольно трудно.

Рейн: – Отлично! Возводить словесные замки буду с ними не на пустом месте. Я поведу гостей в свой кабинет. Вы пока займитесь нашими новыми слугами с катеров. Ознакомьте их с обстановкой и свяжите с наёмниками.)

Я отпустил Сайлу к жёнам. По некоторым отзвукам в мыслях прекрасно понимал, что те очень хотят пообщаться и подробно расспросить про наши приключения. Как не хорош мыслеобмен, но слишком уж он быстр. Медленные человеческие эмоции, присущие обычному разговору, передать через него затруднительно. Гостей в то же время пригласил в кабинет, для более подробного знакомства и беседы. Каждый из них не хотел выдавать какие-то свои тайны другим. После общей беседы, пришлось выделить время на каждого.

Первым напросился дядюшка Скарта. Трудно описать словами, как он пытался выудить из меня какие-то сведения про нашу банду. При этом его доброжелательный внешний вид никак не вязался с бешенством в ауре. Мои уклончивые ответы выводили его из себя. Теперь стало понятно, почему Тартара так не хочет копаться в его мыслях. Даже от его грязной ауры так и хочется постоянно отмываться, а она его мысли разбирала.

Насколько я догадался из его вопросов, слишком много заказчиков обещали заплатить значительные суммы за сведения о непонятных неформалах, отхвативших у семьи островок реальной земли. Почти мгновенное образование совместной фирмы с весьма влиятельным представителем семьи Соун, тоже на многих соседей произвело впечатление. Нас пока все считали пешками или чьим-то прикрытием в семье Прист. Похоже, о продажном характере Этикса Приста глава семьи прекрасно осведомлён и использует того только как хороший управленческий и исполнительный ресурс, не допуская к серьёзным тайнам семьи. Это сразу стало понятно по тому, как Этикс пытался вытащить из меня имя разработчика операционной системы и игрушки. Скарт даже не информировал его о том, что возможно разработчик – я. Этикс воспринимал меня, да наверно и жён, как некую боевую команду прикрытия основных разработчиков и новых хозяев острова. В его глазах раскрашенные молодые боевики на интеллектуалов не тянули. Получив от меня только расплывчатые обещания познакомить его с более значимыми людьми в будущем, он нехотя покинул кабинет, унося с собой тёмную ауру злобы, недовольства и разочарования.

Харис Орт оказался типичным фанатиком компьютерных технологий. Его мало интересовало всё, что выходило за рамки этого понятия. Сразу с порога он перешёл в атаку и потребовал предоставить ему канал связи с разработчиками программ, попавших в его руки. Этикс, за время сидения на острове, его точно убедил, что среди боевиков – неформалов программистов тот не найдёт. Судя по всему, Скарт и Ортам ничего о нас не рассказал. Это уже интересно. Скрыть значимую информацию от союзников Скарт мог только по распоряжению главы семьи. Старик ведёт какую-то свою игру в местном болоте.

Пришлось некоторое время потратить на убеждение этого представителя семьи Ортов, что и я кое-что понимаю в их программах. Он даже сам не заметил, как мы перешли в разговоре на непередаваемый сленг компьютерных технологий, в котором обычный обыватель мог уловить только одно понятное слово – сервер. Немного рассказал ему, за счёт чего удалось обеспечить стойкость игровых серверов к взлому. Многозначную логику, как у большинства компов в космических мирах, применить на базе местной электронной техники пока не имелось возможности, а вот в некотором объёме эмулировать трёхзначную логику, используя технологические цепи управления в элементах компьютера, вполне удалось. Для решения такой задачи пришлось переписывать всю внутреннюю базовую систему компа. Харис вполне представлял объём выполненных при этом работ и с большим уважением отнёсся к моим словам. Дух специально разработал систему так, что визуальный вывод информации на экран при загрузке остался прежним. Харис, как и остальные программисты Ортов, даже не предполагал, что их попытки разобраться с игрушкой наталкиваются не на программный код, а на реакцию самого железа.

Потрясение прописалось на его лице, когда он покидал кабинет. В результате нашего разговора Харис даже не осознал, что полностью выполнил распоряжение главы семьи, подписав со мной прямой договор на перенастройку серверов, выпускаемых предприятиями их семьи. Они присылают нам в личной пользование десяток экземпляров серверов одного типа, для исследования. Мы, через оговорённый срок, выдаём им взломостойкую программную прошивку для этого железа и переделанную операционную систему, а сервера остаются нам. У духа имелись некоторые планы по использованию местной вычислительной техники. Так что расстались мы результатами разговора весьма довольные. Мы с деньгами за работу и некоторым количеством техники, а Орты, несмотря на некоторую техническую отсталость элементной базы от заводов Первой, получали отличные сервера. За счёт оптимизации программ, сервера практически не будут отличаться по возможностям от лучшей техники своего класса, к тому же, не разобравшись в кодировании, взломать их будет трудновато.

Следующий гость – Айрон Крил заставил меня задуматься. Какой-то он неоднозначный. Полное спокойствие на лице, как-то не вязалось с переменчивой аурой. То, что его послали на разведку, и так понятно. Непонятно – что он тут хотел увидеть. Наше открытое производство жёны ему показали. Что-нибудь вынюхать у персонала он точно не мог из-за клятвы. Обнаружить нашу связь с предполагаемыми производителями новой качественной биопродукции при таком посещении острова нереально. Зачем посылать специалиста его уровня для заключения соглашения о наращивании поставок? Крилы прекрасно знают Сайлу и могли бы обойтись простым сообщением по сети, о желательном увеличении поставок понравившихся им медикаментов.

В разговоре с ним мы лишь немного коснулись наших с Сайлой дальнейших планов. Я не скрывал от него примерного плана развития острова. Это и так бросалось в глаза. Строительство космопорта и появление возле острова огромной подводной фермы наглядно демонстрировали наше желание встроиться в систему обслуживания космопорта. Учитывая дальнейшее развитие космических перевозок, перспективы развития нашего хозяйства просматривались весьма радужные. Контрабандная торговля Сайлы, под боком у космопорта тоже обещала увеличение прибылей.

В общем, я так и не понял причину посещения острова этим человеком. Никакого договора мы с ним не заключали, я лишь пообещал сообщить поставщикам медикаментов просьбу Крилов об увеличении поставок сразу в десять раз. Как Крилы собираются продать такую прорву таблеток, не снижая рыночной и достаточно приличной цены, я не знал, но это будут их проблемы. Платить они будут за партию, установленную нами цену. Деньги на развитие технологий нам пригодятся, тем более Крилы перечислили нам на счёт оплату за прошлую нашу пробную партию и сразу заплатили за будущую.

После нашего общения, немного поговорив наедине с Сайлой, Айрон улетел домой на летающей лодке. Я через мыслесвязь следил за разговором, но криминала не обнаружил. Айрон и был тем специалистом – психологом, в своё время превратившим девушку в толстуху – переселенку.

Вечером выбросил все лишние мысли из головы и провёл ночь с жёнами.


Доклад Этикса Приста, проданный за приличные деньги, многочисленным службам разведки, агентом которых он являлся.

Остров – прикрытие деятельности высокопоставленного члена семьи. Все операции санкционированы Стариком. Скарт, скорее всего, в курсе событий. Какие сведения на карте памяти передал ему Рейн Ле Ший, выяснить не удалось, но по скорости, с которой тот покинул остров и понёсся на доклад Старику, понятно – там что-то особенное. Дальнейшие действия Старика должны прояснить ситуацию. По хозяину острова могу сообщить только следующее – скрытный и сильный сукин сын. Ни у его необычных жён, ни у персонала ничего вытащить не удалось. Вымуштрованы они идеально, даже дети наёмников не поддались на подарки и провокации. Учитывая поголовный статус переселенцев, могу только предположить, что люди отлично знали друг друга до переселения на Мокрую. Многоступенчатая операция по их внедрению на планету проведена идеально. Нет даже малейшей зацепки для обнаружения какой-то операции третьей силы. Скорее всего, Старик точно знает игроков, затеявших эту операцию. Укрепление связи с Соунами и Ортами через игрока, неподконтрольного совету семей – очень неожиданная инициатива Старика, укрепившая его положение. Советую прекратить активные операции против семьи. Новые и старые союзники могут выступить на его стороне.

Ходят смутные слухи среди морских экипажей Соунов, что наёмники, базирующиеся на острове, в неожиданном прямом столкновении с охраной конвоя, нанесли последней серьёзное поражение. Считаю, что тут показал зубки неизвестный игрок, а остров охраняет не только пара переделанных катеров наёмников. Кстати, где их переделывали, выяснить не удалось. У меня возникло большое подозрение, что это вообще другие катера, а не то старьё, на котором раньше ходили наёмники. Катера постоянно патрулируют границу, и попасть на них мне не удалось. Сами наёмники на контакт не идут, ссылаясь на своё начальство в виде жён Рейна.

Появление на горизонте событий семьи Крил пока комментировать не могу. Расколоть на информацию их представителя я не смог. Только то, что это не только медик, могу сообщить определённо. Возможно, он имеет отношение к службе безопасности этой семьи. Каким образом эта семейка нырнула в котёл событий в нашем районе планеты, мне не понятно. Насколько мне известно, интересы Крилов лежат далеко от территорий наших семей. Возможно, прилёт медика как-то связан с прибывшей фермой.

Сведений о притянутой на буксире ферме недостаточно. Остальную информацию буду сообщать по мере поступления.

Фырк.


Разговор в резиденции семьи Крил.

– Как поездка? – с интересом поглядел на подчинённого Майрон Крил – глава семьи.

– Дай хоть отдышаться от перелёта! Неоднозначное впечатление, – глухо проворчал Айрон, устало плюхаясь на мягкий диванчик в приёмной главы семьи.

– Сочувствую! Сам не любитель воздушных путешествий в этой атмосфере. Самолёт кидает, как погремушку, – посочувствовал Майрон, протянув собеседнику стакан энергетического коктейля.

– Не только это. Ментальная блокада выматывает почище постоянной качки. Чувствуешь себя, как пришибленный, – с удовольствием растягивая глотки, пробормотал Айрон.

– Зачем тогда применял на себе этот пыточный инструмент? – ухмыльнулся Майрон.

– Знаешь, было у меня предчувствие, что так надо, – поднял усталый взгляд на начальство медик.

– И-и-и…, – с интересом протянул глава семьи.

– Оно оправдалось, – задумчиво кивнул Айрон, – одна встреча с моей бывшей подопечной оказалась результативней, в плане информации, чем остальные мои достижения в этом путешествии. Над ней хорошо поработали. В прошлый раз я лишь научил её носить ментальную маску другого человека. Сейчас же кто-то вообще кардинально изменил её психику. Раньше это была боящаяся внешних сложностей девушка. Она старалась любыми способами избежать их. Сказывалось воспитание таких же по психотипу родителей. Именно поэтому мы посоветовали ей заняться контрабандой. Теперь же ей ситуация без разницы. Она стала сильнее, гораздо сильнее.

– Сильнее тебя? – поддел подчинённого глава.

– Намного, – тяжело вздохнув, самокритично ответил тот.

– О…, как…, а подробнее, – удивился Майрон.

– Я не знаю, как объяснить. Я просто в тупике. Наша аппаратура вообще не считывает её состояние, как будто на ней ментальная защита невообразимой мощности. Да я бы выглядел под таким прессом, как тупой робот, а она чувствует себя прекрасно и обошла все мои крючки в вопросах, как будто сама профессор психологии, – неопределённо махнул рукой медик.

– А по поводу её молодого мужа, что можешь сказать? – обдумывая сведения подчинённого, поинтересовался глава семьи.

– Это вообще интересный тип! Либо он пофигист, которому абсолютно всё равно, что вокруг происходит. Либо за его спиной стоят настолько мощные силы, что он выберется из любой ситуации. И я что-то больше склоняюсь ко второму варианту. Будешь смеяться, но мне кажется он чужой, но не от нас. Таблетки, да и другие препараты, явно произведены здесь, но не могут быть результатом местных технологий. Даже наши медицинские сканеры не дают однозначного ответа, как такое вообще можно сделать из водорослей. Там такие зубодробительные формулы биомолекул, что аппаратура сходит с ума, идентифицируя их. Чтобы только рассчитать многочисленные связи молекул в такой конфигурации, нашему вычислительному центру нужно работать годами.

Есть ещё некоторые факты по Сайле, не укладывающиеся в обычный сценарий. Нам прекрасно известно время предательства одного звена в контрабандной цепочке поставок, завязанной на девушку. Так вот, официально заявляю, наши технологии не позволяют за три десятка дней превратить толстую бабу в молодую девушку, попутно сбросив ей приличное количество лет. Разве что она употребила за этот период десяток кристаллов слёз океана, но я что-то не слышал, чтобы кто-то выжил после таких подвигов. Минимальный интервал между приёмами слёз не меньше тридцати суток. Если снять с девушки всю раскраску неформала, она смотрится рядом с мужем никак не старше его. Я бы не дал им больше двадцати лет, впрочем, как и двум остальным жёнам этого непонятного человека.

Когда катер Сайлы подходил к причалу, я на короткое время включил ультразвуковой сканер – эффекта ноль. В кольцах на корпусе спрятаны антенные решётки, типа нашей игольчатой защиты, сигнал сканера теряется, как в лабиринте. Есть ещё один неоднозначный момент. Маскировка под неформалов выбрана не просто так. Это единственный способ спрятать внешние отличия тел пришельцев от тел жителей системы. К тому же, от тёмненькой жены Рейна, меня в дрожь бросает, а такое состояние у меня было только на экзамене по психологии у моего преподавателя в академии. Он умудрялся без напряжения раскусывать все наши хитрости по упрощению сдачи экзамена. Чувства твердят мне, что девушка видела насквозь все мои попытки проявить ситуацию. Боюсь, она игрок не моего уровня, и ей точно не столько лет, на сколько она выглядит.

В системе появился новый игрок, и уровень технического развития у него несколько выше нашего. Можете слать отчёт в центр, что мы, наконец, обнаружили сильную космическую цивилизацию. Мои выводы подтверждают выводы вашего сына. Рекомендации те же. Нужно наращивать дружеские связи с появившимся игроком. Он первым сделал дружеский жест в нашу сторону, передав уникальные медикаменты и биопрепараты. Следует отвечать тем же. Боюсь, нам придётся тратить большую часть заработанных здесь средств, чтобы самим покупать препараты для отправки на родину. К тому же они обойдутся гораздо дешевле слёз океана, имея примерно те же качественные характеристики.

– Понятно. Новый друг так же, как и мы, не собирается афишировать своё появление в системе, – задумчиво пробормотал глава семьи. – Возможно – это такая же дальняя разведка. Поработай с моим сыном. Мне нужен перспективный план развития наших отношений. Мне кажется, наш новый друг уже каким-то образом раскусил нас, или заподозрил, что с нами не всё так чисто, как кажется. Продавать свою продукцию с такими непревзойдёнными свойствами он бы мог и самостоятельно, по тем же обычным каналам Сайлы, а привёз всю партию нам.

– Это точно! Светиться он не хочет, а мы обосновались тут достаточно давно, и привлечь нас к своим операциям для него неплохой шаг, чтобы побыстрее встроиться в местную систему, – кивнул медик. – Отдохну и займусь с Кином выработкой стратегии взаимодействия.


С утра дела завертели меня с огромной скоростью. Хорошо хоть Скарт прислал самолёт, и тот увёз его дядюшку вместе с программистом. Жутко не хотелось терпеть вонючую ауру дядюшки рядом с собой. Бедные Лиэна и Тартара, они терпели этого местного урода целых три дня.

Адмирал уже спелся с одним из братцев и с утра прибежал с просьбой включить в наш договор третью сторону в лице Монела Сатина. Очень уж ему понравились, переделанные нашими совместными усилиями за неделю пути, новые роботы. Ещё бы они ему не понравились. За счёт обновлённой программы теперь не требуется постоянное управление манипуляторами робота. Достаточно дать задание – закрутить эту гайку или варить шов от сюда, до сюда. Дальше робот работает самостоятельно. Оператор только контролирует его действия. Навешивая на робота нужные инструменты, для которых уже созданы подпрограммы управления, можно превращать его в различные подводные комбайны. Производительность и скорость различных работ на глубине сможет возрасти на порядок. Упустить такую возможность сэкономить, адмирал явно не собирался. С моей стороны возражения по поводу расширения договора он не встретил. До окончания работ по возведению космопорта вряд ли имеет смысл заниматься разработкой полезных ископаемых. Братья могут хорошо заработать на подрядных работах для адмирала, а это сейчас самое нужное для них и их персонала, почти потерявшего веру в доходность предприятия.

Я с жёнами и духами занялся строительством промышленного синтезатора – очень нужная вещь для развития производства. Пришлось выбрать самый простой вариант объёмного принтера. Ничего лучшего в наших условиях ограниченного выбора сделать просто невозможно. Рабочим столом стал восьмиметровый металлический диск, вращающийся на полевой подвеске под радиальными полосками полевых напылителей. Вращение позволяло быстро наносить слои различных материалов по всей поверхности диска. Из-за возможного слияния управляющих полей, середина диска будет нерабочей.

Напылители генерируют интерференционное силовое поле с многочисленными провалами, которые и позволяют напыляемому материалу проникать через провал и резко охлаждаясь оседать на основе в качестве микронных слоёв. Самым сложным в этом устройстве была электронная матрица для запирания ненужных полевых провалов. Создать нечто подобное в компактном виде местная цивилизация пока не могла. Пришлось обойтись более простым и громоздким вариантом запирания провалов на базе технологий обычных электронно-лучевых трубок. Самое большое время заняла процедура калибровки совмещения провалов в силовом поле и управляющих потоков электронов от лучевых трубок. Для мгновенного разогрева напыляемого слоя пришлось использовать простейшую огненную магию. Благо, теперь она у меня получалась. Городить что-то техническое не было ни желания, ни возможности.

Десяток дней затратили на возведение и настройку нужной нам конструкции. К сожалению, из-за ограниченных возможностей в управлении полями, пришлось ограничиться только восемью напыляющими системами. То есть теперь мы можем создавать восьмиметровые детальки слоями из смеси восьми композитов. Это конечно не сорокакомпонентные системы звёздных миров, но нам и этого будет достаточно для начального развития. Минимальный слой, которого нам удалось добиться многочисленными настройками, составлял всего один микрон – толстоват для современных технологий, но нам и так сойдёт. Чередование слоёв из различных материалов с непохожими характеристиками позволяло создавать композитные материалы с заданными свойствами. Например, за счёт создания внутренней структуры, можно создать композит, который в одном направлении легко сворачивается в трубочку, а в другом практически несгибаем. В зависимости от толщины и структуры слоёв и применяемых композитов, можно создавать материалы и детали для работы в различных условиях.

К сожалению, сам синтезатор не мог использовать грязные исходные материалы, так что пришлось городить специальную систему очистки на базе полевых технологий. Одной огненной магии недостаточно для создания магических фильтров, а другие стихии пока мне недоступны. Получить нужные пространственные магические коэффициенты, по аналогии с огненными, мне не удалось. Местное магическое пространство обладало нелинейностью, и параметры магии других стихий опять придётся находить перебором, что сильно затягивало процесс. Хотя…, спешить-то нам некуда.

На фильтры мы с жёнами и духами затратили ещё десяток дней. Для создания композитов выбрали: четыре металла, стекло, тугоплавкую керамику и два варианта пластика. На этапе создания напыляемого слоя в металлы можно подмешивать необходимые добавки для создания требуемых свойств, так как регулятор нагрева всё же магический и управлять нужной температурой смеси достаточно просто. К тому же напыляющие системы можно менять, используя другие материалы, но только в следующем цикле создания композита.

Работы над синтезатором сильно отвлекли нас от других забот. Когда мы вернулись в реальность, политическая обстановка вокруг семьи Пристов сильно изменилась. Используя полученный от пиратов сведения, главе семьи удалось нанести серьёзный политический удар по основному противнику – семье Корел. Совету семей совсем не понравилось, когда один из членов сообщества нагло обкрадывает других, обеспечивая себе лучшие условия для конкуренции. Глава семьи Корел, удержался на своём месте, но ценой многочисленных потерь в своём руководстве, на которые он и свалил безобразия с пиратами. Специальная инспекция от совета обнаружила до сотни неучтённых ферм, где трудились захваченные пиратами рабы. Семье Корел пришлось выплатить значительные компенсации пострадавшим и огромный штраф совету. Это, конечно, семью не разорило, но поставило жирный крест на возможности расширения территории за счёт угодий Пристов. Теперь Корелам стало не до захвата чужих территорий – своё бы удержать.

Исключив основного противника, Старик легко договорился с остальными, отстояв свои границы.

Что меня порадовало – так это значительный рост числа пользователей нашей игрушки. Многие из них уже достигли третьего уровня игры, после которого начинались тесты на магические возможности, и я ожидал обнаружения некоторого количества потенциальных магов. Сайла не могла быть единственным человеком, имевшим такие возможности. Тем более, ещё одного я не так давно обнаружил среди членов экипажа конвоя адмирала.

Рост пользователей игры принёс нам на счёт некоторое количество средств, которые мы сразу перечислили нашим адептам секты, поскольку за работу всё же необходимо платить, а контрабандные запасы Тени, не безразмерные. Значительные средства, полученные от Крилов за поставку, пришлось пустить на обустройство жилья. Жить в необорудованных пещерах потухшего вулкана можно, но не очень длительное время. К тому же количество жителей, за счёт пиратов, практически удвоилось. Некоторые из них тоже имели семьи, и после разборок на совете семей, пираты, получившие статус беженцев, смогли со своими семьями воссоединиться.

Поскрипев зубами, глава Корелов вынужденно согласился на такие условия. Многие члены семей бывших пиратов занимались подводным фермерством. Утащить к нам их фермы не удалось. Хотя и неучтённые, они всё же принадлежали семье Корел. Компенсации членам семей пиратов не предназначались, поэтому к их личным накоплениям пришлось добавить приличную сумму, чтобы купить десяток новых ферм и доставить их к острову.

Эти фермы обеспечат нас и сотрудников космодрома собственным питанием. Так что такое вложение денег, рано или поздно окупится. К тому же мы будем полностью независимы от чужих поставок, и задушить какой-нибудь блокадой нас не удастся.

В мои радужные планы вмешалась грубая действительность. Я уже засыпал, после трудового дня и ночных упражнений с жёнами, когда меня потревожило лёгкое сотрясение пола.

(Дух: – Рейн, у адмирала проблемы. Кто-то слишком умный пустил на дно его почти достроенный космопорт. Все подводные якоря – балласты с одной стороны платформы полностью выведены из строя и, набрав воду, тянут всю конструкцию на дно. Боюсь, остальные якоря не выдержат. Точно…, не выдержали. Крепления лопнули, и вся конструкция опускается на дно. С той стороны острова глубины до шестисот метров, и дно к тому же под наклоном. Я запросил записи наших локаторов на катерах наёмников. Зарегистрирована торпедная атака. Даже будь они готовы к отражению, помешать противнику не смогли бы. Торпеды шли на очень большой глубине со стороны океана. У катеров нет средств для отражения такой атаки.

Рейн: – Интересно, как противник ухитрился попасть в цель с такого расстояния? Самонаводящиеся торпеды точно поразить якоря не могли.

Дух: – Гарантирую, что без диверсии тут не обошлось. Кто-то прицепил маячки на нужные цели.

Рейн: – Мы можем как-то помочь?

Дух: – Будь у тебя магические возможности, можно было попытаться, а так – нет. Я только провёл анализ места ближайшего попадания. Судя по химическому составу взрывчатого вещества в торпеде, производилась она не на Мокрой. Сама головка торпеды, для маскировки, была снаряжена нашими обычными малыми торпедами. В цель попали именно малые неуправляемые торпеды, наделав приличных дырок в подводных якорях. Когда на месте взрыва появятся следователи, течение уже размоет следы основной торпеды. Данные записал в комп, возможно, завтра они адмиралу понадобятся. Я подозреваю, что идёт планомерное стравливание семей на планете. Притеснение Пристов, пиратство Корелов, теперь ещё нападение на космодромы Соунов – это звенья одной цепи.

Рейн: – Тогда давай спать, отдохнём напоследок. Завтра с утра адмирал прибежит плакаться.)

Я оказался прав. Только наступил рассвет, а Кимер уже появился на пороге нашего убежища. Сведения, доставленные им, оказались ещё хуже, чем я думал. Атакам подвергся не только наш космодром, но и ещё три ближайших космодрома семьи. Устало рухнув на гостевой диванчик в моём кабинете, Кимер стал передавать невесёлые новости. Рухнул весь налаженный космический грузопоток целого сектора планеты. С ночи всё руководство семьи стоит на ушах. Начались разборки в совете семей. Соуны выдвинули обвинение семье Такс – основному конкуренту по космическому бизнесу.

– Я тут по случаю раздобыл химический анализ боевого вещества одной из взорвавшихся торпед, – прервал я его причитания. – Лучше не спрашивай, как мне это удалось. Считай, что она случайно напоролась на поисковый модуль для обеспечения будущих работ по добыче полезных ископаемых. Мы тут потихоньку готовим площадку для работы наших новых друзей.

– Что-то интересное? – сразу встрепенулся Кимер.

– Очень…, даже…, – кивнул я, переписывая ему на карточку данные, ночью подготовленные духом.

Схватив карточку, Кимер умчался к себе на корабль.

Через час он вернулся и заявил с порога кабинета:

– Специалисты не понимают, как вам удалось снять такую информацию, но после дополнительного исследования мест диверсий, нашлась бракованная, неразорвавшаяся малая торпеда, зарывшаяся в илистое дно возле соседнего космопорта. Свойства микрочастиц на корпусе полностью совпали по характеристикам с предоставленной вами информацией. Глава семьи снял обвинения в совете с семьи Такс. От его имени передаю вам личную благодарность. Соответствующее вознаграждение последует. Семьи Соун и Такс объединили группы следователей для совместного поиска диверсантов. Консулу Первой передан протест, в связи с применением диверсантами новейших типов взрывчатки, производимых их государством только для специальных операций.

– Похоже, вас хотели поссорить, – жестом я пригласил адмирала присаживаться в гостевое кресло.

– Если позволите, я лучше на диване, – пробормотал тот, усаживаясь на диванчик и облегчённо вытягивая ноги. – Устал. Сегодня уже дважды нырял на батискафе к платформе космопорта. Грустное зрелище! Сама платформа практически не пострадала, а вот якоря…! Якоря – балласты со стороны глубоководной части превратились в решето и заполнены водой. Якоря с прибрежной зоны не удержали конструкцию и полностью сорваны с креплений. Платформа под углом съехала со склона на большую глубину. Нижняя часть упёрлась в какую-то скалу, где-то на отметки в тысячу метров. Строительный батискаф донырнул с трудом. Он рассчитан только до глубины в восемьсот. Я понадеялся на запас прочности, и надежда оправдалась. Только починить ничего не удастся. Наше подводное строительное оборудование на такие глубины не рассчитано. Потери у семьи колоссальные.

– Так уж и не получится починить?! – иронично посмотрел я на адмирала.

– У вас есть предложения? – встрепенулся тот.

– А роботы братьев вам не помогут?

– К сожалению, нет, – опять погрустнел адмирал. – Питающий и управляющий кабель такой длины – сама по себе не маленькая проблема. К тому же никакой робот не пролезет с кабелем между многочисленными несущими балками, чтобы добраться до якорей. На первых же метрах кабель либо запутается, либо срежется какой-нибудь повреждённой конструкцией.

(Дух: – Проблемы решаемые. Заменим приёмопередатчик управляющего сигнала на простейший полевой контур, и кабель не нужен.

Рейн: – Для автономного питания нужны накопители, а у нас их пока нет.

Дух: – Для робота не нужна такая мощность накопителей. Ты забываешь, здесь энергии применяются гораздо меньшие, чем в звёздных мирах. Обойдёмся более совершенным аккумулятором на базе здешних технологий. Мы же теперь можем делать композитные слоёные материалы. Набьём обычную аккумуляторную коробку нашим многослойным композитом. Синтезатору без разницы, какой металл или изолятор заправлять в напыляемый слой. Нечто подобное использовалось в диких мирах. Если основательно посчитаю и подумаю, то проект будет готов через пару часов. В обычный по объёму аккумулятор влезет раз в пятьдесят больше энергии. Даже если аккумулятор убежит на сторону, никто не заподозрит нас во владении необычными технологиями. Технология будет обычной, но выполненной на другом уровне за счёт композитов. Для себя мы потом впихнём в типовые аккумуляторы более совершенные полевые накопители, и никто не догадается, что они гораздо мощнее.)

– Что мне будет, если проблему с кабелем мы решим? – я усмехнулся, хитро поглядывая на адмирала.

Кимер медленно вдохнул и так же медленно выдохнул.

– Что ты хочешь?

– Всего лишь космический корабль в личное пользование.

– Сложно, – надолго задумался адмирал. – Переселенцам не позволено на планете владеть космической техникой. Только члены семьи имеют такое право. Все прилетающие чужие корабли могут находиться на планете или вблизи её пространства не более трёх дней, конечно, кроме времени аварийных работ, но и те выполняются под надзором специальных космических инспекторов или на наших верфях. Только для тебя совет семей не станет менять закон, связанный с безопасностью планеты. Единственное, что я могу предложить – это зарегистрировать корабль на меня, а пользоваться им будешь ты. Тебя такой вариант устроит?

– Вполне, – довольно кивнул я.

– Сразу предупреждаю, корабль нашей постройки не самый лучший по характеристикам.

– Ничего, меня эти характеристики не волнуют, – отмахнулся я.

– Я почему-то так и подумал, – тихо пробурчал адмирал.

– Готовься к работам к обеду и пришли сюда братьев с их изделиями. Будем приводить изделия в нужную форму, – несмотря на фактическую форму приказа, адмирал даже не пикнул, резко вскочил и покинул кабинет. Возможность ускоренного ремонта его детища, вместо возведения нового, захватила его полностью. Если наложить заплатки на плавучие якоря космодрома, и заполнить их воздухом, то конструкция космодрома поднимется на поверхность, где можно будет легко провести восстановительные работы. С заданием ремонта якорей прекрасно справятся роботы, заварив прямо на глубине дыры, проделанные в корпусах якорей взрывами малых торпед.

Братья Сатин не удержались от интереса и прибыли к нам в убежище вместе со своими роботами. Монел, как загипнотизированный, смотрел на работу нашего синтезатора. Принцип его работы инженер разгадал сразу. Я не стал от них скрывать наше изделие. Сделать нечто подобное никто не сможет. Без магии получить нужный нагрев материала слишком сложно, да и с полями управления возникнут проблемы, даже если заменить силовые поля магнитными, что к тому же ограничит список напыляемых материалов. Леона же завораживало не устройство, а результаты его работы. Надо признать объёмная печать сразу кучи аккумуляторов выглядела очень эффектно.

– Откуда всё это? – наконец оторвал взгляд от синтезатора Монел. Как инженер он прекрасно понимал всю сложность процессов в синтезаторе и прекрасно знал, что ничего подобного нет на Первой. Если бы такие технологии использовались, то его бывшая фирма уж точно имела бы подобную установку.

Условия образовались подходящие, и братья легко согласились на клятву секрета на детекторе лжи. Известия, что мы прибыли в систему с другого звёздного мира, потрясли братьев. Монел и так подозревал, что я владею гораздо большим объёмом информации, чем показывал им раньше. Теперь ему стало окончательно понятно, откуда у меня эти знания. Я, конечно, пока не пугал их сведениями о том, что мы маги и вообще-то прибыли из другой вселенной. Всё же надо выдавать информацию порциями, иначе неподготовленное сознание может и не справиться.

На синтезаторе я также напечатал излучатели полевых антенн, для связи и управления роботами. Даже при очень плохом качестве изготовления полевых отражателей в антеннах, дух гарантировал связь до пяти километров в любых средах. Испытания подтвердили его обещания. На таком расстоянии связь работала устойчиво. Аккумуляторы тоже получились нужного качества. В пятьдесят раз ёмкость не поднялась, но раз в тридцать увеличилась. На сутки активной работы роботу этого вполне должно хватить.

Уже к вечеру операторы Монела засели за пульты управления, и роботы начали ремонт балластных ёмкостей в якорях космодрома. Четыре десятка рваных дыр роботы заварили за ночь. Они даже подогнали и восстановили крепления неповреждённых, но сорванных ранее якорей. К утру адмирал уже начал накачку балластных ёмкостей и плавный подъём космодрома. Роботы поднялись на поверхность для замены питающих аккумуляторов, а их операторы завалились спать после трудной и бессонной ночи.

С утра, ожидаемо, возникли новые проблемы. Большое семейное начальство похвалило подчинённого за проявленную изворотливость, но, как обычно, нагрузило новым заданием. Несмотря на неготовность космодрома к приёму кораблей, принимать их придётся. Мало того, придётся принимать корабли сразу с двух взорванных космодромов. Грузопоток с третьего перераспределят на другие работающие площадки.

Быстро вернуться к прерванному этапу строительства адмиралу удалось из-за наличия на кораблях конвоя большого количества строительной техники. У других разрушенных космодромов такого подспорья нет. Им даже роботы Монела не помогут быстро восстановить работу.

К нам перенаправят в основном пассажирские рейсы. На таких кораблях обычно прилетают туристы или переселенцы. С переселенцами всё ясно. Им спешить особо некуда, поэтому семьи, с которыми они договаривались о переселении, пришлют за ними собственные корабли. Что делать с туристами адмирал даже не представлял. Туристической структуры здесь просто не было, и развернуть её на острове, диаметром меньше километра, нереально.

Я сразу вспомнил про адаптационные лагеря для переселенцев, существующие у семьи Прист. О них мне говорили члены семей наёмников. Конечно, это не туристические объекты, но временно приспособить их для экстремального отдыха туристов с Песчаной, приехавших за водной экзотикой, вполне возможно. Инструкторам всё равно или катать туристов, или приучать переселенцев к жизни в море. Разве что доход от туристов будет намного ощутимее. Присты раньше туризмом не занимались, из-за отсутствия вблизи космодрома, а доставка туристов издалека летающими лодками в местной турбулентной атмосфере больше была бы похожа на пытку. Даже местные летают очень редко, поэтому и крупных самолётов у них нет. В океане ходят или очень крупные суда, которым даже сильный шторм не помеха, или ныряющие катера и подводные лодки, необращающие на шторма никакого внимания. Тащить туристов на корабле несколько суток до места отдыха, а потом столько же времени обратно – не самое хорошее содержание дорогого отдыха.

Все свои размышления я вывалил на адмирала. За мои предложения он ухватился, как утопающий за соломинку. После некоторого обсуждения мы вместе, по сети, связались со Скартом. К его дядюшке я обращаться не хотел категорически. Скарт быстро уловил суть задачи, а поскольку она грозила семье только неучтённой прибылью, особых проблем в заключении договора он не видел. Придётся слегка потратиться на дополнительное прогулочное оборудование и транспорт, но адмирал заверил собеседника, что с этим проблем не будет. Всё, что можно быстро доставить в адаптационные лагеря, будет доставлено транспортами семьи Соун.

(Дух: – Можно очень хорошо подзаработать. Если мы на синтезаторе начнём штамповать особо прочные корпуса из прозрачного композита, а остальное оборудование нам поставят Соуны со своих заводов, то сборка прогулочных катеров с большой глубиной погружения и полным обзором принесёт фантастические прибыли. От туристов точно отбоя не будет. Заодно отработаем технику для глубинной разведки. Если к такому катеру прицепить манипуляторы от роботов Монела, то вскоре может появиться обитаемый глубоководный комбайн для добычи чего угодно с морского дна. Я уже сейчас предвижу бешеный спрос на такие катера со стороны старателей, ищущих слёзы океана. Им станут доступны для поиска недоступные ранее глубины.)

После заключения договора на обслуживание туристов с семьёй Прист в лице Скарта, я предложил адмиралу совместную сборку прогулочных катеров. Тот, получив очередную карточку с проектом, быстро состряпанным духом под выпускаемое его семьёй оборудование, обещал подумать и покинул убежище. Дух тут же дал прогноз, что согласие будет получено в течение часа. Он ошибся. Договор на совместное производство пришёл уже через полчаса. Какие доводы применял адмирал для убеждения инженеров своей семьи, что такие фантастические материалы для корпуса могут существовать, я не знаю, но аргументы он применил очень веские. Сомневаюсь, что здесь обошлось без поддержки главы семьи. Тем более что уже через пару часов самая большая летающая лодка на планете, арендованная Соунами у другой семьи, увезла одну бригаду роботов с операторами на работы по восстановлению другого космодрома.


Сообщения по информационной сети. (Задержка на ответ больше десяти минут.)

– Последние операции провалены. Подозреваю утечку информации. Условия неподходящие для начала акции. Прошу перенести срок выступления.

– Утечку проверим. Вам повезло. Операция переносится по другим обстоятельствам. В следующий раз будут приняты соответствующие меры для стимуляции вашей деятельности.

– Предполагаю связь с утечкой следующих лиц на планете: Братья Леонел и Монел Сатин, группа боевиков под управлением Рейна Ле Ший. Карточки их регистрации на Мокрой, пересылаю. Братья зарегистрировались под реальными именами и в прошлом имели связи с разработчиками вооружений. Информации по боевикам нет. Предположительно – специалисты по антидиверсионной деятельности. Других претендентов на связь с нашей утечкой не наблюдается. Семья Соун имела сведения о возможной диверсии. Слишком быстро идёт восстановление космодромов.


Глава 9. Союз.


Мы с духом настраивали синтезатор на изготовление новых изделий, когда прибежал Торис – снабженец наёмников. Я ему некоторое время назад выделял денег на покупку ферм для наших новых жителей острова. Сразу нужного количества новых ферм в продаже поблизости не оказалось. Необходимо сначала сделать заказы на заводы разных семей и потом ждать своей очереди несколько десятков дней. Торис недавно облазил модернизированную ферму братьев и впечатлился её возможностями. Теперь же он предложил купить только две уже готовых, небольших новых фермы, а остальные деньги потратить на модернизацию шести остовов старых ферм, пылящихся в отстойниках ближайших семей. Из шести старых корпусов вполне могут получиться три большие фермы, аналогичные постройке братьев. Соседи Пристов с удовольствием избавятся от старого хлама за вполне умеренные деньги.

Такое решение мне понравилось. Можно отказаться от газовой энергетической установки на больших фермах и спокойно разместить в корпусе атомный реактор, списанный с космического корабля. Из-за низкой стоимости самого корпуса, выделенных денег вполне хватит на реактор и на новую начинку ферм. Списанные реакторы нам с удовольствием продаст семья адмирала. Для быстрого ремонта ферм мы наштампуем новых роботов по проекту Монела, только запчасти будут из композитов, а электроника от Ортов. В подчинении Монела вполне достаточно инженеров, которые с удовольствием вернутся к созданию новых типов роботов. Те нам пригодятся и дальше. Добывать полезные материалы из потухшего вулкана нам придётся очень скоро.

Учитывая образовавшуюся ситуацию, нам пришлось сначала создать ещё несколько промышленных синтезаторов. В связи с приёмом туристов, кроме роботов и различных запчастей, нам понадобятся прогулочные катера, сразу, и в большом количестве. Катер, разработанный духом, представлял собой толстый восьмиметровый бублик из прозрачного композита, с дырой в центре. Размер ограничивался печатным столом синтезатора. Из-за особенностей самого синтезатора, полтора метра в центре невозможно наполнить композитом. Вот как раз в середину бублика и устанавливались две стандартные газовые турбины для водомётных двигателей с немного переделанной системой управляемых сопел и водозаборников. Два кольца, снизу и сверху корпуса, являлись антеннами силового щита. Сверхпрочный корпус, сам по себе, мог выдерживать давление воды при погружении до километровой глубины. С включённым щитом, ограничением в глубине погружения являлась только энергия его накопителей и турбин. Хотя показывать возможности щита для непосвящённых я пока не собирался, но лучше заранее строить катера с необходимой защитой. С некоторой переделкой стандартных турбин пришлось повозиться, чтобы обеспечить их работоспособность на больших глубинах. Для этого, часть внешнего корпуса турбин и некоторые детали, будем менять на композитные.

Один из шести секторов бублика – катера отводился на экипаж и другое оборудование, необходимое для функционирования подводного транспорта. Остальные пять секторов могли использоваться для грузов и в пассажирском варианте. Прекрасный обзор через внешний прозрачный корпус отлично подходил для использования катера в подводных туристических экскурсиях и для работ фермеров.

Поскольку проект катера целиком делал дух, то он сразу учёл прокладку необходимых коммуникаций внутри корпуса. Все провода, вместе с разъёмами и розетками, печатались одновременно с корпусом. Достаточно только установить нужную аппаратуру на штатное место для введения катера в строй. Синтезатор мог печатать по катеру в сутки.

Сначала мы отпечатали на синтезаторе три комплекта запчастей к такому же синтезатору, точнее, несколько более мощному, поскольку точность изготовления деталей отличалась в лучшую сторону, относительно первого варианта. Только затем, запустили создание корпусов подводных аппаратов. На одном из новых синтезаторов пошла печать комплектующих деталей для самих катеров, роботов и новых аккумуляторов.

Уже на следующий день, в результате авральных работ, адмирал подготовил космодром к приёму космических кораблей, и туристы пошли через него сплошным потоком. Десять пассажирских кораблей в день мог принять не каждый космопорт на Мокрой. Десять тысяч прилетающих и улетающих пассажиров сведут с ума кого угодно. Мне было жалко смотреть на адмирала, посеревшего от напряжения последних дней. Пришлось выдать ему пачку наших лечебных таблеток.

Высокие цены на производимую нами парфюмерию, нелегально продаваемую детьми бывших пиратов в приёмном пассажирском терминале, отпугивали большинство покупателей, но кое-кто, имеющий деньги, соблазнялся рекламой и кое-что приобретал. Таким покупателям делалось секретное предложение по поводу лечебных таблеток. Их покупали единицы. Цена такой контрабандной продукции казалась туристам вообще заоблачной. Меня такое положение дел вполне устраивало. На обратном пути желающих приобрести нашу продукцию будет гораздо больше, но они увезут её с собой, и местные представители власти узнают о нашей подпольной продукции гораздо позже.

Корабли Пристов непрерывно приставали к практически необорудованным причальным площадкам космодрома, и, после быстрой посадки, пассажиров отправляли на острова, в наспех подготовленные для отдыха обучающие лагеря. Большая часть наёмников семьи Пристов превратились в инструкторов или гидов, катающих на собственных боевых катерах и подводных лодках туристов по поверхности и под водой.

Первый наш катер – бублик произвёл неизгладимое впечатление не только на туристов, изъявивших желание покататься на нём, но и на адмирала. Он, в отличие от туристов, незнакомых со здешней техникой, прекрасно осознал возможности этой игрушки. Намётанный глаз адмирала сразу обнаружил на корпусе небольшие наросты с крышками заглушек, где можно прекрасно закрепить различные манипуляторы. Глубина погружения привела его в восторг, хотя он даже не имел понятия о наличии силового щита. На штатную глубину в километр, погружались лишь специальные батискафы, очень сильно ограниченные в своих возможностях.

Появление трёх таких катеров к концу суток объяснило адмиралу наш разовый запрос на поставку нереального количества катерных турбин в течение тридцати дней. Сто восемьдесят штук за такой период – это производство трёх заводов, выпускающих турбины. Учитывая, что мы оплатили заказ сразу, глава семьи Соун не только предоставил нам продукцию своего завода, но и купил по своим каналам все экземпляры аналогичных турбин, производимых соседними семьями.

Проект катера, присланный адмиралом, он видел, не сразу верилось, что можно создать нечто подобное за такой короткий срок, но выхода у него не было. Такие катера были необходимы, как воздух, для обслуживания нереального количества туристов, скопившихся почти в одном месте. В противном случае поток туристов может значительно уменьшиться, и доходы семьи от космического транспорта сильно упадут. Учитывая быстрое восстановление космодрома с помощью роботов и разгром конвоя при первом столкновении, глава Соунов надеялся, что каким-то невообразимым образом катера будут изготовлены в указанные сроки. Судя по первым докладам адмирала, надежды эти вполне могут стать реальностью.

При виде необычных катеров потрясение испытали не столько туристы, знакомые с рекламой туристического отдыха на Мокрой, где обзорные подводные экскурсии входили в пакет услуг любого местного курорта, сколько наёмники, нанятые на обслуживание туристов и конечно Скарт, ничего не упускающий в отношении неформалов. От неразговорчивых пилотов, набранных из бывших пиратов, чего-нибудь добиться оказалось практически невозможно, но внешняя прозрачная броня, способная выдерживать невероятные давления, говорила сама за себя. Скарт даже не стал отбрыкиваться от очередного задания Старика по поводу добычи информации по новым катерам. Ему самому хотелось узнать, откуда у необычных островитян такие технологии. По долгу службы, про огромные закупки семьёй Соун турбин и оборудования, в том числе и с личных заводов, он прекрасно знал. Вопрос стоял лишь в том, где такие катера строились? Поверить в то, что недавно образованная семьёй Соун, совместная с неформалами, фирма «Новый мир», кроме постройки космодрома ещё и занялась изготовлением необычных катеров, было невероятно трудно. Особенно если учесть почти мгновенное восстановление космодрома после диверсии. Скарт бросил все дела, значительно возросшие в связи с притоком туристов на острова, и на летающей лодке отправился на остров выяснять обстановку.

Прилёт Скарта прервал мой запланированный отдых. Пришлось вести его в наш производственный цех и показывать, как печатаются катера. Скрывать технологию смысла не было, повторить её всё равно никому не удастся. Вид нашего подводного пирса в гроте убежища, заставленный тремя синтезаторами, бесперебойно печатающими катера, настолько выбил из себя Скарта, что тот несколько минут смотрел на всё это буйство механизации почти квадратными глазами. Я даже не подозревал, что они у местных людей могут иметь такие размеры.

Только после некоторого периода адаптации Скарт стал осмысленно следить за производством. Я прямо так и чувствовал, как копятся вопросы в его голове. К сожалению, Тартара сейчас занималась в основном туристами, нам не хотелось иметь лишних диверсий при приёме туристов, и заглянуть в голову безопасника было некому. Вообще-то Скарт – человек нужный, и рано или поздно некоторую информацию ему предоставлять придётся. Клятва секрета обезопасит нас от утечки, так что я решил предоставить ему не полную, но всё же более подробную информацию о себе. Разговор состоялся трудный. Скрывать от него факт, что клятва является некоторым вариантом ментального программирования, я не стал. Любопытство всё же победило в сознании Скарта, тем более что в описанной заранее процедуре клятвы он не обнаружил особой опасности. Процедура прошла почти буднично, а вот последующие данные об инопланетянах Скарта потрясли. Он прекрасно понимал, что я ему врать не буду. Сайлу я тоже включил в состав отряда инопланетных разведчиков, тем более что, насколько я заметил, она теперь не является представителем местной цивилизации, и я совсем не врал. Теперь разум Скарта никак не сможет привязать Сайлу к Тени.

Так же я рассказал ему, что мы попали сюда в результате аварии и хотим отсюда выбраться, так что на захват власти на планете, а тем более в системе мы не претендуем. Хотя, раз уж сюда добрались, то некоторое место мы себе застолбим, отплатив друзьям развитием технологий.

Скарт практически не сомневался в моих словах. Всё сказанное прекрасно объясняло все нестыковки в предыдущей информации, связанной с неформалами. Даже то, что Скарту открыли, как он прекрасно понимал, это всего лишь часть информации, переводило семью Прист в дружественную структуру для инопланетян, а это раскрывало очень хорошие перспективы в укреплении положения семьи.

– Кто ещё в курсе? – сразу поинтересовался у меня Скарт, после осознания новых реалий.

– Из местных, только адмирал Кимер и представители семьи Крил. Возможно, скоро придётся ввести в курс дела кого-то из Ортов. Из неместных – все люди, связанные с нами, но они под такой же клятвой, – Крилов я тоже причислил к знающим. Было у меня такое предчувствие. То, что некоторые из наших адептов секты находятся не под клятвой секрета, а под клятвой подчинения, я Скарту не говорил. Незачем ему знать лишнего о моих возможностях.

Немного поубавил его радость, рассказав об особенностях данной клятвы, и пояснил его статус советника. Он никому непосвящённому не сможет передать сведения обо мне и всём со мною связанным. Он даже в компьютер или на бумагу ничего записать не сможет, если не будет точно уверен, что написанное не сможет прочитать кто-то другой, но советы главе семьи, исходя из своих знаний ситуации, он давать может.

Скарт не унывал после обнаруженных ограничений. Ему вполне достаточно для дальнейшего планирования наших отношений видеть реальную ситуацию, а не то, что видят другие. Он даже получил от меня обещание передать семье один из синтезаторов в пользование. Правда я предупредил его, что передача состоится только в том случае, если среди членов семьи обнаружится человек, способный обслуживать такой синтезатор, поскольку нужны некоторые экстрасенсорные возможности. Открывать какие возможности нужны, я ему не стал. Да он бы и не понял. Обычному человеку невозможно рассказать что-то о магии. Он всё равно будет воспринимать это как чудо, а не как науку.

Отправив Скарта домой, я, всё же немного отдохнув, как раз и занялся магией. Наметились некоторые подвижки с магией земли, а это очень нужная стихия для создания различных амулетов.

Как ни странно, новый вариант, во многом экстремального отдыха, туристам понравился гораздо больше, чем обычный отдых на водных курортах Мокрой. Вне конкуренции оказались подводные экскурсии на наших бубликах. Побывать в мире, где не ступала нога человека, всем очень хотелось. Если вначале к нашим катерам выстраивались длиннющие очереди, то уже через десяток дней тридцать катеров перекрыли все потребности туристов. Инженера братьев показали настоящий класс, всё это время непрерывно работая над сборкой катеров, параллельно обучая этому делу местный персонал из моих адептов, бывших пиратов и членов их семей. Учитывая невероятные возможности катеров, на их покупку уже образовалась грандиозная очередь, где в первых рядах были Соуны и Присты. Учитывая насыщение катерами нашего маленького местного туристического рынка, следующие пару десятков дней мы будем печатать катера для этих семей. Тем более глава семьи Соун вернул мне часть денег уплаченных за турбины, в счёт оплаты новых катеров. Так что первыми получат катера именно они.


Кабинет главы семьи Прист.

– Что ты мне принёс в этот раз? – с довольной усмешкой уставился на внука глава семьи.

– Я передал все полномочия заместителю – Триксу. Он введён в курс всех последних дел. Парень давно работает со мною, так что справится, – бесстрастно отчитался Скарт, присаживаясь напротив деда.

– Вот как! А почему об этом мне не сообщили? – удивился глава.

– Скорее всего происки моего дядюшки, – усмехнулся Скарт, – он желал поставить на это место своего ставленника, но тот не подходит по многим статьям, даже не считая связи с Этиксом.

– Надо прошерстить секретариат! Что-то информация стала слишком часто теряться по пути к моему столу, – недовольно побарабанил пальцами по столу Паркс Прист.

– Эта задача стоит первой в плане работ нового главы СБ. По нашему плану последняя информация выявит слабые звенья среди твоих секретарей. В будущем нам понадобится эта структура, работающая как часы. Скоро наступят трудные времена, – Скарт совсем не смущался от самовольного назначения нового главы службы безопасности. Выхода у него не было. Медицинское обследование, начатое сразу после возвращения с острова неформалов, выявило великолепные показатели его физического и психического здоровья, но доклад главе семьи он так и не смог написать. Медики не нашли даже следов психологического воздействия, но сам-то он чувствовал, что изменился. Занимать пост начальника службы безопасность в таком состоянии он посчитал неправильным.

– Значит план у вас всё же общий, – облегчённо вздохнул дед.

– План составлялся задолго до моей последней поездки, – покачал головой Скарт.

– Так что тогда изменилось после этой поездки? – недоумевал дел.

– Не что, а кто? – грустно вздохнул Скарт. – Я изменился, и поэтому доклада не будет.

– О…, как! Это что-то новенькое! Давай поподробнее, – заинтересовался глава семьи.

– Поподробнее как раз и не могу. Чтобы получить некоторую информацию по неформалам я, возможно сдуру, а возможно и нет, согласился пройти некоторое психологическое программирование. Как следствие этой процедуры – не могу ничего рассказать о тайнах небезызвестного тебе Рейна Ле Ший, – открытым грустным взглядом смотрел внук на деда.

– Информацию ты всё же получил? – вопросительно уставился на него дед.

– Получил. Да ещё какую! – кивнул Скарт.

– Что? Дела совсем плохи? – приподнял бровь глава семьи.

– Наоборот. Мы можем взлететь так высоко, что падать будет уже нельзя, разобьёмся вдребезги, – грустно усмехнулся Скарт.

– Кто ещё об этом что-то знает? – посерьёзнел дед. Скарт не имел привычки пугать своего главу семьи. Так что информация у него точно имелась сногсшибательная.

– Адмирал Кимер Соун, кто-то из Крилов и все люди самого Рейна, но они находятся под такой же психо-программой, как и я. Никто не выдаст ни слова.

– Как считаешь, главы этих семей в курсе всплывшей проблемы? – поинтересовался у Скарта дед.

– Я считаю да, – кивнул тот.

– Хм-м…, проверим, – проворчал глава семьи.

– Секретарь, личный терминал лазерной спутниковой связи мне в кабинет, быстро! – бросил он в микрофон, нажав кнопку селекторной связи с приёмной.

– Надеюсь, мой личный секретарь, не работает на Этикса, – подмигнул он Скарту.

– Нет, за личного секретаря можешь не беспокоиться. Он прошёл все проверки. Кто-то сливает дяде информацию до него, – отрицательно покачал головой Скарт.

Слуги притащили терминал в кабинет уже через пару минут и сразу подключили его к специальному оптико-волоконному выходу. Такой вид связи использовался достаточно редко и только для особо конфиденциальных переговоров. При этом лазерный луч посылался на семейный спутник, с которого транслировался таким же связным лазером на спутник другого абонента. Могли работать в таком режиме связи либо очень мощные корпорации, либо главы семей и секретарь совета семей. Перехватить переговоры по такому каналу пока никому не удавалось, к тому же шифры в переговорах использовались одноразовые.

– Сейчас проверим, что они знают, – довольно улыбаясь, пробормотал глава семьи, настраиваясь на канал связи с семьёй Соун.

Пришлось ждать некоторое время, пока связисты на той стороне сообщат нужному собеседнику о входящем вызове по спецсвязи.

– Нужно поговорить! – бросил Старик в микрофон, когда на экране появилось знакомое изображение главы Соунов.

– Союз? Неформалы? – понимающе, но в то же время вопросительно, посмотрел на него через экран Релик Соун.

– Да, и как можно быстрее, – кивнул Старик.

– У тебя? У меня? – тут же поинтересовался глава Соунов.

– У меня. Скорее всего, будет ещё один глава семьи, а может и ещё кто-то присоединится. Безопасность гарантирую, но встречу проведём тайно.

– Крил? – усмехнулся Релик Соун.

– Значит ты в курсе. Тем лучше! – опять кивнул Старик. Через пару дней тебя устроит? Время не ждёт.

– Я понимаю. Прилечу вместе с партией турбин для новой фирмы, – согласился Релик и тут же отключился.

Разговор с Крилом получился ещё короче. Только на экране появился глава Крилов как, довольно усмехаясь, тут же задал вопрос: – Где? Когда?

Удивлённому главе Пристов осталось только сообщить время и место встречи. Когда Крил отключился от связи, Старик посмотрел на Скарта:

– А глава Крилов знает побольше моего.

– Ходят упорные, хотя и бездоказательные слухи, что Крилы как-то связаны с верхушкой контрабандных кланов, а не с местными контрабандными функционерами, как остальные семьи. К тому же не забывай, этот цветущий старик на экране – переселенец первой волны. Из оставшихся в живых глав семей он последний из первых переселенцев, если, конечно, не считать секретаря совета семей, но и тот появился на Мокрой несколько позже Крила. Судя по цветущему виду, вопреки слухам о многочисленных болезнях, этот тип переживёт даже меня, – грустно глядя на пустой экран, задумчиво пробормотал Скарт.

– Точно! Я и забыл! – хлопнул себя по лбу глава. – Это же Тень передала часть своих угодий этим неформалам. Значит Крилы, если они связана с контрабандой, знали Рейна задолго до его появления здесь.

– Кое-что из его возможностей они точно знали, – согласился Скарт. – Возможно, даже из-за этих возможностей его и пригласили сюда. Рейну это выгодно, но причины такого вывода я объяснить не могу. Могу только сказать, что новые катера – бублики с потрясающими возможностями, они штампуют на острове по три штуки в день. Это не секретная информация. Установки по изготовлению катеров будут скоро продаваться представителям семей, дружественных корпорации «Новый мир». Не всем, конечно, и при определённых условиях, но ничего нам неизвестного в этих технологиях нет. Вот только реализовать их на практике ни у кого пока не получалось, кроме Рейна, конечно.

Старик отпустил Скарта, напоследок, по его просьбе, назначив его наблюдающим на остров неформалов. Паркс уже давно руководил семьёй. Во времена потрясений, войн и неизвестности, некоторые семьи предпочитали создавать временные союзы. Как правило, такие союзы выживали там, где отдельные семьи заканчивали своё существование. Союз трёх семей, к которому возможно скоро присоединятся и некоторые другие, скреплённый непонятной тайной острова неформалов и новыми технологиями, имел хорошие шансы выйти из новой, давно назревающей войны с Первой с минимальными потерями. Пока неформалы приносили Пристам больше удач, чем поражений. Старик надеялся, что такая тенденция сохранится и в будущем. Тем более, никто пока не мог строить три подводных катера в день на одном заводе. Да ещё каких катера!

Проектировщики семьи, побывавшие на катерах, хватались за голову. Проект был настолько идеален, насколько вообще мог быть идеален проект подводного судна. Катер создавался для жизни именно на Мокрой. Кто его спроектировал, с учётом всех возможных нюансов водного мира, было непонятно, но проектировал его гений.

Управляемые подводные роботы – тоже шаг в сторону новых технологий, пока невиданных на Мокрой. Глава Пристов не без основания рассчитывал, если и не оседлать технический прогресс, помчавшийся огромными скачками, то хотя бы попасть в его струю.


Вызов на совещание в резиденции Пристов пришёл неожиданно, заставив меня оторваться от экспериментов с магией. Пришлось лететь на присланной лично за мною летающей лодке, на которой инспектором – наблюдателем на остров прилетел Скарт. Не ожидал от него такого решения, но в логичности бывшему главе службы безопасности не откажешь. Раз он подвергся какой-то психологической обработке, то лучше перестраховаться и на некоторое время уйти от секретных дел семьи.

Я примерно предполагал, о чём пойдёт речь на совещании, но мои дальнейшие действия зависели от состава присутствующих. Состав этот меня несколько удивил. Если на присутствие Пристов, Соунов и Крилов вероятность была достаточно большая, то глав ещё трёх семей: Ортов, Таксов и Хартов, я на этой встрече увидеть не рассчитывал. Особенно меня озадачили Харты. Эта семейка несколько отличалась от остальных семей на Мокрой. Она владела практически всей туристической индустрией сразу на трёх планетах: на Второй, на Мокрой и на Песчаной. Попытки конкурентов вклиниться в их бизнес привели к исчезновению этих конкурентов. Денежные ресурсы Хартов в сотни раз превышали ресурсы всех остальных присутствующих на совете семей вместе взятых. Харты владели почти тысячей пассажирских кораблей, курсирующих между планетами, и перевозили всех туристов и переселенцев между тремя планетами. Хартам не хватало только прямых полётов на Первую, чтобы захватить все гражданские перелёты между планетами. Но перелёты между Первой и Второй обеспечивала такая же мощная фирма с Первой. Такое положение дел образовалось после последней системной войны.

Четыре кислородные планеты в системе вращались почти синхронно на близких орбитах. Ближе всего к Первой находилась Вторая. Чтобы добраться до следующей, Песчаной, нужно миновать область Второй. Можно облететь Вторую, но энергозатраты сразу увеличатся в несколько раз. Поэтому переселенцы и туристы сначала кораблями с Первой попадали на Вторую, а только затем на Песчаную, и в последнюю очередь на самую дальнюю – Мокрую. Корабли с Первой после войны не пускались в зону контроля трёх бывших колоний. Так же, как корабли трёх колоний, напрямую, не пускались в зону Первой.

Вторая имела многочисленные военные, пассажирские, грузовые терминалы и станции на своей орбите. Именно там осуществлялось перераспределение грузопотоков. Это не относилось к кораблям пиратов и контрабандистов, обитающих на кометах и астероидах за пределами зоны жизни в системе. Пиратов в системе имелось не так много. Технологически слишком сложно существовать вне планет, даже имея искусственную гравитацию на вращающихся станциях. В основном пираты существовали за счёт внешней поддержки от военных группировок метрополии или бывших колоний. Военным проще списать свои операции на проделки пиратов. Из-за этого новые пираты появлялись очень редко, и большинство таких личностей было известно в лицо.

Контрабандисты, в отличие от известных пиратов, считались вполне законопослушными гражданами, естественно, пока не ловились на контрабанде, но и в таком случае просто выплачивали огромные разорительные штрафы и могли продолжать свою деятельность до нового провала. Довольными оставались и сами контрабандисты, что не попали на какую-нибудь каторгу, и таможня разных планет, получившая значительное пополнение своего бюджета. Именно поэтому в индустрии контрабанды царила полная профсоюзная централизация. Штраф за контрабандистов платил профсоюз, но попавшемуся давали возможность вернуть долг профсоюзу за счёт обычных перевозок. Таможня за такими людьми следила гораздо пристальнее, и заниматься контрабандой некоторое время им не приходилось. Конечно, такие правила распространялись только на космос. На территориях семей на планете те могли вводить свои законы, не всегда лояльные к контрабандной торговле.

Как я быстро догадался, когда мне представили всех присутствующих, Крилы негласно представляли контрабандистов. Хорошо хоть главы семей оказались вполне адекватными представителями местной цивилизации, и вопросы задавали мне по очереди. Всех очень интересовало, откуда у меня новейшие технологии, практически неизвестные в мире. Фактов, выпадающих за грань обыденности и связанных со мною, накопилось достаточно. К сожалению присутствующих, на большинство вопросов я не давал ответа, но с помощью подсказок духа подводил их к мысли, что я лишь передаточное звено от истинных носителей необычных технологий, которые не хотят афишировать своё появление. На самом деле это было чистой правдой. Ни я, ни дух не создавали новые технологии, а лишь адаптировали известные нам к местным условиям. Как проверяли присутствующие правдивость моих ответов, не понял даже дух. Никакой анализирующей аппаратуры вблизи он не обнаруживал. По обычной привычке магов я не врал в ответах, лишь слегка недоговаривал, оставляя некоторую неоднозначность в трактовках. Если бы я не был магом, то вполне удовлетворился знанием, что все главы семей мне поверили, но я – маг, и прекрасно видел по аурам, что парочка самых для меня непонятных отлично осознавала, что я здорово недоговариваю.

Как мне стало ясно в процессе переговоров, Харты быстро обнаружили присутствие необычной парфюмерии и медикаментов у перевозимых пассажиров. Поскольку ничего подобного нигде не встречалось, они логично предположили появление нового товара у контрабандистов. Насколько Харты знали, их многочисленные подчинённые из экипажей на кораблях не гнушались поучаствовать в контрабандных поставках.

Крилы, похоже, как раз по своим каналам выдали партию привезённых нами с Сайлой товаров для распространения контрабандистами. Препятствовать распространению новой контрабанды Харты никак не могли, да и не хотели, но вот открыть для туристов на Мокрой платные лечебные пансионаты с полным набором представленных медикаментов они бы не отказались. Увеличение потока туристов в их кораблях, на величину больных и страждущих толстосумов – это колоссальные суммы. Бедные люди отдыхать с планеты на планету не летают.

Без увеличения количества приёмных площадок, расширение туристического потока невозможно. Обращение Хартов к принимающей стороне, то есть к семьям Соун и их конкурентам Таксам, как раз и привело Хартов на совещание. Игнорировать желание Хартов увеличить турпоток, для местных поставщиков приёмных услуг было бы неправильно со всех точек зрения.

Обмен мнений глав семей до моего появления, привёл всех к логичному выводу об образовании союза. У Хартов есть деньги, у Соунов и Таксов есть ресурсы на Мокрой для создания новых космодромов, а у Пристов есть куча островов, неохваченных в настоящее время туристической индустрией. Крилы обеспечат бесперебойные поставки новых товаров и медикаментов. Орты обеспечивают связь и компьютерное сопровождение всех проектов. Я же, как представитель неизвестной группы учёных, за хорошие деньги, предоставляю новые технологии. Для собравшихся людей уже не было секретом наличие у меня лучшего, чем у кого-либо в системе, программного обеспечения, технологии промышленного синтезатора и уникальных строительных роботов, имеющих возможность работать, как под водой, так и в космосе. Психо-программирование, исключающее выдачу секретной информации посторонним людям, тоже произвело определённое впечатление на присутствующих глав семей. Всего этого оказалось вполне достаточно, чтобы на равных, через меня, втянуть хозяев таких технологий в общий союз. Про то, что новые медикаменты тоже идут через меня, кроме Крилов пока никто так и не узнал.

Уговаривать меня не пришлось. Такое развитие событий предоставляло мне широкое поле для манёвра. Мне удалось, не объясняя особенностей, всё же пояснить главам, что люди, стоящие за моей спиной, разработали методику выявления людей с нестандартным мышлением и подходом к решению задач. Именно поэтому удалось разработать необычные технологии. Хартам, как владельцу самого престижного ресурса в нашем союзе, придётся приглашать в свои компании, а фактически передавать мне на обучение, указанных мною людей. Без таких людей невозможно создание и эксплуатация нового оборудования. Вряд ли кто из претендентов будет в своём уме, если откажется от приглашения на высокооплачиваемую работу в такую мощную компанию. Среди потенциальных магов процент идиотов весьма близок к нулю.

Этим шагом я без проблем мог пригрести себе людей с магическими возможностями, которые уже скоро начнут выявляться в результате запущенной духом игрушки. Тем более, те же синтезаторы пока не могут работать без поддержки магов. Заклинания огня приходится постоянно обновлять и поддерживать.

Контроль над моей деятельностью главы решили осуществлять через своих наблюдателей. Вот те как раз и пройдут, как Скарт и адмирал, через психокоррекцию. Главы семей небезосновательно предполагали, что я имею доступ не только к показанным уже технологиям, но и ещё ко многому другому. Пожертвовать несколькими доверенными людьми, даже если те не смогут что-то рассказать о чужих секретах, а только будут наблюдать за сохранением прав семей, для глав не проблема. Тем более, никакие медицинские обследования Скарта и адмирала не выявили психических нарушений, кроме запрета на передачу относящейся ко мне информации.

Отпустив меня, главы семей за закрытыми дверями долго обсуждали планы дальнейшего развития. Я сильно подозревал, что на островах Пристов появится ещё не один космодром. К сожалению, подслушать, о чём ещё шёл разговор, нам с духом не удалось. Меня быстренько посадили на летающую лодку с возвращавшимися на наш космодром туристами и отправили на остров.

По закону подлости так просто добраться до дома мне не удалось. Хотя встреча глав семей и проходила в строгом секрете, но кто-то получил, возможно, неполную, но подозрительную информацию о секретной встрече Пристов с кем-то очень значимым. Эти кто-то не придумали ничего лучше, чем поспрашивать человека, приглашённого на эту встречу, то есть меня.

Атаковали нашу летающую лодку на полпути к острову. Управляемая ракета малой мощности повредила один из двигателей, заставив пилотов опуститься на воду и сообщить по рации о пиратском нападении. Никем другим, кроме пиратов, два катера, вынырнувших невдалеке, быть не могли. Хотя на пиратов нападавшие походили в последнюю очередь.

Очень вежливые люди в скафандрах малышей успокоили возбуждённую толпу пассажиров словами о противотеррористической операции и без дополнительных разговоров издалека стрельнули в меня каким-то шприцем с транквилизатором. Дух до выстрела просканировал препарат и обнаружил в составе только компоненты для быстрого обездвиживания и усыпления живых объектов. Вытащив из салона только меня, нападавшие быстро покинули место преступления. Я не сопротивлялся, имитируя потерю сознания. Очень мне стало интересно узнать, кому я ещё понадобился.

(Рейн: – Лиэна, намечается возможность развлечься. Бери девочек, и дуйте на катере Сайлы по моим следам. Духи укажут координаты.

Лиэна: – Вот так бы и давно! А то один, да один!)

Катера нападавших внешне имели очень непритязательный вид. Даже краска сползла с бортов, и катера больше походили на старые калоши, чем на боевые катера. Внешний вид оказался очень обманчивым. Внутри всё сияло идеальной чистотой, а аппаратура катера по качеству значительно превосходила все ранее встреченные мною экземпляры такой техники. Дух не обнаружил на оборудовании ни одной бирки с указателем производителя. Теперь понятно, почему так аккуратно посадили летающую лодку с помощью ракеты. Дух обследовал оба катера, шедших рядом на небольшой глубине в сторону от основных транспортных путей. С местными экипаж катеров роднило только наличие скафандров местного производства типа «Малыш».

Меня уложили на койку в одной из двух маленьких пустых комнатушек. Закрывалась дверь комнаты на механический запор с внешней стороны. Похоже, комнатки и предназначались для таких пленников, как я. Хозяев я не разочаровывал, оставаясь вроде бы без сознания. Дух обнаружил в комнате сразу четыре замаскированных камеры наблюдения. Непонятно, зачем их столько понатыкали.

Добирались до базы катера довольно долго, и это на весьма приличной скорости. Катер Сайлы уже давно болтался за хвостом похитителей. Под защитным экраном они его не видели, а след преследователя обнаружить невозможно, поскольку тот шёл прямо по их следу. Как показал дух, база представляла собой три маленькие фермы, объединённые между собой короткими переходами. Возле одного из шлюзов базы находилась в пристыкованном состоянии подводная лодка. Именно она наносила удары торпедами по космодромам Соунов, точнее развозила торпеды на стартовые позиции для ударов. Именно поэтому локаторы катеров, охранявших космодромы, не обнаружили чужих подводных лодок. Торпеды заранее неспешно развозились по нужным позициям, а удар наносился по команде извне охраняемого района. Дух обнаружил внутри лодки парочку таких торпед, снаряжённых мелкими торпедами местного производства. Катера, доставившие меня на базу, пристыковались к двум оставшимся свободным шлюзам.

Посетители моей каюты не заставили себя долго ждать. Двое тюремщиков, в так и не снятых скафандрах, грубо сдёрнули меня с койки и, подхватив под руки, потащили по коридору. Могли бы и повежливее быть к гостю. Я им это ещё припомню. Духу скафандры не помешали срисовать их физиономии и прочитать карточки на одежде.

Притащили меня в специальную комнату для допросов. Видно я уже не первый, насильно приглашённый посетитель на этой базе. Только усадив меня на специальное кресло в центре помещения и защёлкнув на ногах и руках специальные крепления, какой-то врач в маске и в специальном изолирующем костюме, мне ввёл антидот. Проконтролировав пропадание действия предыдущего препарата, врач сразу удалился.

После ухода врача, та же парочка тюремщиков, что тянула меня сюда, внесли два мягких кресла и установили их напротив моего необычного трона. Хозяева не заставили себя ждать. Мужчина и женщина в таких же масках на лице и костюмах, как у врача, уселись в кресла предо мною. Мне маски не мешали. Я даже знал их имена, написанные на карточках под костюмом. Мужчину, возрастом лет под пятьдесят, звали Бирк Рокот, а женщину Сирена Зандер. Эти имена дух в сети не встречал. Судя по карточкам, зарегистрированы они переселенцами в семье Корел. Что-то часто у меня на пути стали появляться следы этой семейки.

– Вы же понимаете, что мы пригласили вас на встречу не просто так. Наверняка вы опытный человек и прекрасно знаете, как можно получить информацию у любого человека, – начал беседу мужчина.

– Как вы видите, мы приняли меры, чтобы вы имели возможность вернуться на воздух свободным человеком. Нам необходимы лишь некоторые сведения, известные вам, но неизвестные нам, – добавила женщина.

– А мне нечего скрывать, – нагло ухмыльнулся я, – меня направили для нейтрализации именно вашей деятельности.

Я уже прекрасно подготовился к разговору. Точнее не я, а Тартара, сидевшая в скафандре прямо за стеной этого помещения. Теперь нужно только запудрить мозги допрашивающим, слить им побольше дезинформации и запутать, а главное – побольше узнать данных из их сознаний через Тартару.

– Как интересно? – недоверчиво усмехнулся мужчина под маской изолирующего костюма. Женщина, похоже, что-то почувствовала, слегка заёрзав в кресле. Интуиция у неё работала получше, чем у мужчины. Я оказался слишком спокойным, после похищения.

– Вам ничего не говорят имена Бирка Рокота и Сирены Зандер? – перехватил я нить разговора.

Это надо было видеть, как изменились лица собеседников под масками. Тартара с трудом успевала выхватывать нужные сведения из вихря мыслей, круживших в их головах.

– Глупо было сохранять свои реальные имена, под которыми вы жили мирной жизнью на Первой, – продолжал я давление. – Ваши службы могли бы придумать другие, реальные биографии. Хотя…, понимаю, реального человека поймать на вранье по биографии – трудно. Итак, господин Бирк – профессиональный военный наёмник, званий в армии не имеет, специалист по диверсионным работам. Нанят для проведения диверсий на Мокрой, перед и во время военных действий. Сирена – специалист по разведке, наёмница, аналитик, званий в армии не имеет. Оба наняты штабом военных сил Первой четыре года назад. Внедрение произошло через завербованных людей в семье Корел. Сейчас руководите охранным агентством «Потоп». Подчинённые наёмники постепенно подтягивались в течение года с различных планет, но только не с Первой. Агентство выполняет охранные функции для фермеров семьи Корел, а параллельно разрабатывает и проводит диверсии на территории близлежащих семей. Имеете связь с такими же группами в других районах. Вам назвать счета в банках Первой, на которые вам переводят денежки?

Я прекрасно видел, какое потрясение написано на лицах людей, собирающихся меня допрашивать.

– Но… откуда…? Значит…, предательство, – пробормотала Сирена.

– Рассказывайте! Откуда вам это известно? – рявкнул мужчина.

Вот тут я им и рассказал интересную сказочку об одном уникальном человечке, предполагавшем, что нечто подобное рано или поздно случится. Этот человек озадачился проблемой задолго до их появления на планете, подготовил по новому образцу и заслал на различные планеты собственные группы разведки. Новые методики подготовки позволили внедриться в основные военные центры всех планет, в том числе и Первой. Для этого человека не стали секретом задачи, поставленные перед наёмниками. Он готовил ответные шаги. Конечно, всего он не знал, но это и не было его основной задачей. Нужно всего лишь подготовиться к минимизации потерь при диверсиях противника, а затем найти и уничтожить их базы. Что сейчас и происходит.

Вполне понятно, что всему, что я наговорил, собеседники не поверили, но у них имелся способ проверки. С помощью медика они накачали меня различными сыворотками правды и пару часов допрашивали под их воздействием. Большая часть прежде сказанных мною слов подтвердилась. Кое-что ещё раньше приврал, для достоверности допроса. Хозяевам базы даже удалось вытрясти из меня предположение, кто это такой уникальный человек. Такой простой исполнитель, как я, не мог знать об этом в соответствии с работой и заданием, но вполне мог увидеть случайно. Из одиозных личностей мне хорошо был известен только Этикс Прист. Его-то я и сделал главным начальников противодиверсионной структуры. Теперь все его сообщения различным разведкам, в числе которых явно были представители разведки с Первой планеты, можно считать хорошей дезой, где практически не будет возможности отличить правильную информацию от неправильной.

О совете семей, куда меня вызывали, тоже рассказал правду. Конечно, не всю, а только ту, что и так выплывет через некоторое время. В частности, трудно будет скрыть образование временного союза. Нюансы, связанные с технологиями хозяевам базы знать не обязательно.

Через Тартару я постоянно контролировал мысли допрашивающих, за счёт чего правдоподобность сведений, полученных от меня, зашкаливала. Потрясённые информацией наёмники, оставив меня на попечение медика, взяли один из катеров и умчались в город Корелов. Только там у них имелась возможность связаться с хозяевами на Первой, для сообщения невероятных данных.

Уход катера как раз оставил свободным шлюз, для подхода туда катера Сайлы. Освободиться от зажимов в кресле и справиться с ничего не ожидавшим медиком, для меня труда не составило. Тюремщики в скафандрах, застывшие как истуканы в коридоре и ожидавшие команды от медика для возвращения меня в камеру, остановить меня не могли. Я обещал им проблемы и из вредности слегка украсил их физиономии синяками.

Та часть подводной базы, где я находился, являлась командным центром для остальных. Операторы и дежурные не ожидали моего появления на пороге центра управления. Последний из них даже вскрикнуть не успел, как всё оказалось закончено. Даже скрываться в тени не было необходимости.

Духи девушек заблокировали всю автоматику шлюза и хозяева базы так и не узнали, что на их территории высадился десант неприятеля. Девочки развлекались от души, соревнуясь, кто больше захватит пленных. Штурм базы оказался коротким. Ничего не подозревавшие наёмники сопротивления почти не оказывали. Большая часть отдыхала в каютах, а дежурных в скафандрах слишком мало, чтобы остановить псионов, да и духи постоянно контролировали работу автоматики и систем наблюдений.

Гораздо больше времени заняла процедура принесения клятвы подчинения на алтаре метаморфов. Убивать наёмников не было смысла, а просто оставить их на свободе я не мог. Среди восьми десятков наёмников оказалось только двое особо идейных, сгоревших на алтаре. Появилось у меня подозрение, что эта парочка контролировала Бирка и Сирену, сливая информацию заказчику. К сожалению, конспирация среди наёмников оказалась на высоте. Капитан подводной лодки, знающий достаточно много, как раз и управлял катером, умчавшем хозяев. Остальные – это чистые исполнители, и вылавливать крохи сведений из их сознаний трудно даже для Тартары. Я не стал её напрягать. С новыми противниками мы встретимся ещё не раз.


Сообщения по информационной сети. (Задержка на ответ больше десяти минут.)

– Информация об утечке подтвердилась. Данные пересылаю. База номер три прекратила связь. Подозреваю провал, после захвата языка. Противник опережает нас на несколько шагов. Перевожу остальные базы в режим ожидания и перемещаю базы, связанные с тройкой, на новые места. Прошу санкционировать временное прекращение активной боевой деятельности.

– Данные получены. Примите меры по нейтрализации основного противника. В случае необходимости жертвуйте подчинёнными. Ожидаем дополнительных сведений. До новых распоряжений, по остальным направлениям вести только разведывательную работу. Людей, связанных с тройкой изолировать, при необходимости, уничтожить.


Глава 10. Станция.


Совещание глав семей не успело закончиться, как пришло сообщение о пиратском нападении на летающую лодку с туристами. Похищение Рейна неизвестными привело глав семей в возбуждение. Паркс Прист срочно связался со Скартом.

– А я‑то думаю, куда сорвались его жёны? – задумчиво пробормотал Скарт, рассеянным взглядом глядя с экрана на главу семьи. Встрепенувшись, вспоминая, что от него ждут каких-то действий куча весьма влиятельных людей по ту сторону экрана, он добавил. – Мне кажется, не стоит ничего предпринимать. Неформалы справятся сами. Я не завидую тем ненормальным, что решили поговорить с нашим другом. Советую подготовиться к получению новой интересной информации, а я, пожалуй, буду готовиться к получению новых трофеев. Я что-то не припомню, чтобы Рейн без них выходил из любой ситуации. Да…, и советую посмотреть записи подводных локаторов службы наблюдения космодрома. Узнаете что-то интересное.

– Он у вас что, наши ранги совсем не уважает? – кивнув на потухший экран связи, удивлённо буркнул глава Хартов.

– С некоторого времени он даже меня только дедом называет, – усмехнулся Паркс Прист, вспоминая, как изменился внук в последнее время.

– С того самого, как он устроился наблюдателем на остров неформалов? – вопросительно посмотрел на главу Пристов, глава Соунов и, тяжело вздохнув, добавил. – У меня та же проблема с адмиралом Кимером, совсем от рук отбился, паршивец. Сообщает о делах уже после того, как что-то сделает.

– Эх, молодёжь! Старики им уже не советчики! – вздохом поддержал собеседников Майрон Крил. – Но с господином Скартом я в данный момент полностью соглашусь. Рейн – хищник гораздо страшнее, чем местные обитатели пиратских станций.

– Хм-м…., а как вы посмотрите на это? – глава Соунов повернул к остальным экран переносного компа. На нём виднелась сохранённая картинка с экрана локатора, с оборванной траекторией катера в акватории острова неформалов. На начальном этапе скорость катера под водой превышала двести километров в час, а потом он вообще исчез с радара.

– Похоже, наш необычный друг набит новыми технологиями, как сундук с сокровищами, – ухмыльнулся глава Таксов, – и, кстати, мои инженера так и не поняли, как управляются роботы, восстанавливающие космодромы Соунов. Ни по радиоканалу, ни в ультразвуковом диапазоне канал управления мы не обнаружили, но он легко обеспечивает передачу сигнала с шести камер видеонаблюдения, позволяющим операторам свободно манипулировать любым навешанным на робота оборудованием.

– Ха-ха…, – рассмеялся глава Хартов, – интересно, что подумают разведки других семей, если военные силы господина Паркса, никак не отреагируют на пиратское нападение.

– Я предлагаю, пока не разъезжаться и провести ещё одно совещание, несколько позже, когда ситуация с господином Рейном разрешится. Господин Скарт обещал нам интересную информацию, а он знает неформала гораздо лучше нас, – оглядев собеседников, предложил Майрон Крил.

Его предложение получило поддержку среди сидящих за столом глав семей. Паркс Прист обещал гостям отдых и еду.

Вечером, собравшимся главам семей, нашлось, о чём поговорить. Даже неполная информация, переданная Скартом после возвращения катера Рейна с жёнами и им самим, сильно изменяла картину мира. Подготовка Первой к войне получила основательное подтверждение. Это уже не действия пиратствующих элементов, а масштабные диверсионные операции. К сожалению, в переданных данных основательные доказательства вины руководства Первой отсутствовали. Документов, хранящихся в компьютерном виде недостаточно для серьёзных обвинений правительств других государств. К тому же поднимать излишний шум, чтобы ускорить приход войны в систему, семьи тоже не хотели. Глава Хартов пообещал донести полученные сведения до всех заинтересованных лиц. У него имелись такие возможности. Главу одного из самых богатых семейств на территориях бывших колоний обязательно внимательно выслушают, даже если он и не предоставит основательных доказательств.

Общим решением глав образовавшегося союза за Рейном закрепили совещательный голос в совете. Немного имелось случаев в истории Мокрой, чтобы переселенец первой волны удостоился такого внимания. На таком решении настояли Крилы и Харты. Остальные согласились после недолгих возражений. За неформалом стояли какие-то весьма внушительные силы, позволяющие ему выходить сухим из таких ситуаций, когда утонули бы многие из семейств на Мокрой.

Этому решению очень способствовало сообщение Скарта о захвате целой базы диверсантов вместе с катером и подводной лодкой. Переход бывших диверсантов – наёмников с других планет на сторону Рейна, тоже значил очень много. Среди глав семей обычно глупцов не наблюдалось. Они прекрасно поняли, что в руках неформала есть мощнейшие технологии психического влияния и подчинения. Это очень опасный инструмент, и если его невозможно подчинить себе, то лучше пусть он побудет в руках друзей и союзников. Такие рекомендации, независимо друг от друга, выдали своим главам Скарт и Кимер, а они, хотя и не могли что-то рассказать о возможностях неформалов, но, как они говорили, многое уже про них знали. Что-то отбирать у Рейна они категорически не советовали. Наглядные примеры всех, пытавшихся провернуть такую операцию, уже давно маячат перед глазами.

В результате всех обсуждений совет союза вынес решение о подготовке к войне, но с применением технологий, получаемых от неформалов. Все старые производства и компании семей будут продолжать работы в прежнем темпе. Основные средства семей должны вкладываться только в новые и, по возможности, засекреченные производства. Если их невозможно засекретить, то нужно замаскировать подо что-то другое.

Усиливать другие семьи за свой счёт главы не собирались. В предстоящей войне выживут только самые сильные. Борьбу за место под солнцем среди семейных кланов пока никто не отменял.


Дух выдал полный анализ нашего положения после совещания глав семей. В текущей обстановке мы смогли сделать максимум для того, чтобы встроиться в политическую систему окружающего мира. Совещательный голос в союзе – это пока не уровень местной семьи, но уже и не уровень подчинённого болванчика. Меня результаты вполне устроили.

Через три дня, после возвращения на остров, бывшие наёмники, а теперь мои слуги – адепты притащили на буксире базу наёмников и установили её на якорях недалеко от острова. Теперь у нас имелось пять боевых катеров и подводная лодка с прекрасно подготовленными экипажами.

С последними наёмниками пришлось повозиться. Личности им необходимо сменить полностью. Прежние наёмники сгинули в пучине, защищая базу от десантников, пришедших мне на выручку. Здесь, на острове, появились новые переселенцы с Песчаной, разукрашенные как неформалы и с полностью стёртыми отпечатками пальцев. Скарт недовольно попыхтел, оформляя сотню новых переселенцев семьи Прист.

Такие действия я обещал наёмникам для обеспечения безопасности их семей. Семья погибшего наёмника получает хорошую компенсацию, а вот семья предателя остаётся без средств существования. Решение замаскироваться под неформалов облегчило многим наёмником принятие решения о клятве. Из-за этого мне удалось почти полностью сохранить хорошо подготовленных боевиков и специалистов, а под масками неформалов их теперь даже родная мать не узнает. Со временем мы перетянем их семьи к себе. Крилы и Харты не откажут в нелегальной переправке на Мокрую нужных людей.

Пока занимался с наёмниками, загрузил жён экспериментами с магией. Самому непонятно, почему не привлёк их к работе раньше. Для первичных экспериментов по определению расчётных коэффициентов не требуется особенных знаний и большого опыта в магии. Энергии задействованы минимальные. К тому же, во время таких экспериментов удобно изучать различные магические стихии, простейшие заклинания и их взаимодействие между собой. Дух быстро составил график работ, и девушки с удовольствием принялись за необычные и очень интересные для них эксперименты. По расчётам того же духа, к нормальной магии мы доберёмся раза в три быстрее чем, если бы я ковырялся с экспериментами сам.

Для ускорения перехода на новые технологии для этого мира, нужны подготовленные кадры. Хорошо, мне под руку попали братья Сатин с их инженерами, но дальше понадобятся ещё люди. На одном из синтезаторов мы уже штамповали универсальных роботов по проекту Монела. Для сборки нужны новые инженеры. Пришлось обращаться к адмиралу. На заводах семьи найдутся молодые люди с амбициями, готовые попробовать себя на новом поприще. Кимер пообещал поговорить с главой семьи на эту тему.

Стало оправдываться ещё одно предположение духа по поводу местной популяции людей. Система оказалась с удручающе малым количеством псионов. Несмотря на достаточно большое распространение, игрушка пока не выявила псионов среди играющих. Ни один человек не перешёл на секретные уровни игры, доступные только для магов.

Опять обратился к адмиралу, точно зная, что одного псиона среди его персонала я видел. Маги просто необходимы для мощного технологического рывка в производстве. Потом, на новом уровне техники, можно от услуг магов и отказаться, за счёт внедрённых технологий, но чтобы их сначала внедрить, нужно создать устройства, изготавливающие эту новую технику. Без магов получается замкнутый круг. Нет инструментов – нет технологии, нет технологии – нет инструментов. Маги могут заменить инструменты на первом этапе внедрения.

По поводу подчинённого, адмирал упираться не стал и быстро прислал его к нам. Я подключил парня к жёнам. Лиэна уже поднабралась в магии и сможет научить его основам, хотя бы огненной стихии. Меня он побаивался, да и учить его мне пока некогда. Необходимо срочно делать множество вещей. В первую очередь – защиту. В очередной раз подвергаться нападению от диверсантов не хотелось бы. Для защиты нужна связь, локаторы и силовые поля, а строится всё это на кристаллах. Кристаллы, имеющиеся в остатках кабины от спасательной капсулы, я уже все пристроил. Можно строить защитные экраны и без кристаллов, так как сделано на наших катерах, но от серьёзных ударов такая защита не защитит.

Без магии земли создание подходящих кристаллов затруднительно. Дух, где-то в своей безразмерной памяти, раскопал вариант полевой электроники на полимерных структурах – тупиковая технология, полученная очень давно на одном из диких миров. Преимущество у неё только одно – полимеры мы сможем печатать на модернизированном промышленном синтезаторе. Поскольку техника нужна здесь и сейчас, пришлось остановиться на этом варианте. К тому же потом можно будет вообще передать эту технологию местным.

С синтезатором для полимерных кристаллов пришлось повозиться. Микронная точность уже сделанных синтезаторов для таких кристаллов не годилось. Точность нужна больше, хотя бы на порядок. Больше всего проблем выплыло с печатающей головкой для синтезатора. Проблемы победил, но размер рабочего стола синтезатора для полимерных кристаллов уменьшился до одного метра. По времени уложился в неделю.

Дух в это время качественно адаптировал схему простенького компа к местным стандартам связи и периферийному оборудованию. После множества неудачных экспериментов с подбором самого полимера и вариантом информационных полей для функционирования полимерной электроники, удалось создать несколько стандартных устройств.

Первым мы создали новый комп, на пару порядков превосходивший по возможностям местные серверы. По внешнему виду он напоминал обычный местный носимый компьютер, только имел внутри полевое управление и такую же полевую связь с ретранслятором. По возможностям он приближался к наручным коммуникаторам для низшего слоя жителей в звёздных мирах. Без нормальных кристаллов глазные линзы я сделать не мог, пришлось обойтись вариантом очков. При необходимости комп мог создавать виртуальный голографический экран. Впихнуть возможность генерации трёхмерных изображений в эту поделку нам с духом не удалось. Ресурсов управляющего кристалла не хватало. Полевая связь могла автоматически поддерживаться с внешним ретранслятором на расстоянии до пятидесяти километров. То есть можно связаться с другим таким же компом на таком расстоянии. Комп снабдили многочисленными выходами и каналами связи для подключения местных исполнительных устройств. Робот Монела, с таким компом в качестве управляющего модуля, уже обретал некоторый интеллект и не требовал постоянного внимания операторов.

Следующее устройство использовало размер рабочего стола синтезатора полностью. Круглая колонна диаметром в метр и высотой около двух метров представляла собой вариант мощного компа, аналогичного по возможностям личному компу представителя звёздных миров. С помощью этой штуки уже можно легко управлять умным домом, фермой, кораблём или подводной лодкой. Такая колонна могла поддерживать соединение и взаимодействовать с тысячами компов попроще или с такими же по мощности компами, создавая единый вычислительный и управляющий кластер. Эта штука также годилась для управления целого местного завода или космического корабля. Нескольких штук, объединённых в информационный кластер, вполне достаточно для управления целым городом.

Последним произведением стали автоматические модули отражателей для силовых щитов. Небольшие метровые пластины излучателей позволяли силовому щиту автоматически подстраиваться под внешние удары и отражать на порядок большее энергетическое воздействие, чем устройствам, собранным на коленке, при модернизации катеров.

Учитывая будущие потребности в новом оборудовании, пришлось затратить десяток дней и уже с использованием нового синтезатора создать десяток его копий. На первое время должно хватить, потом будем думать. Пока не освою хотя бы четыре магические стихии в этой вселенной, не стоит думать о создании артефактов, сильно облегчающим жизнь магов. Придётся все делать по старинке, вручную или на одностихийных амулетах и заклинаниях.


Комната совещаний объединённого военного штаба Первой.

– Райнер, вот объясни мне, почему мы должны тормозить свои операции против колоний? – зло уставился на заместителя маршал.

Тот, уткнувшись взглядом в пол, не отвечая, только задумчиво качал в руках стакан с тоником. Маршал хорошо знал зама, тот уже тридцать лет прочно удерживался на своём месте. Такой рассеянный взгляд зама говорил маршалу о многом. Тот явно просчитывает варианты развития событий. Райнер – гениальный аналитик, поэтому и удержался столь долгое время возле шефа. Сам маршал – Силт Ример держался на посту уже полсотни лет, как раз с тех пор, как сместили прежнего маршала, после фактически проигранной войны с колониями. Первой было за что воевать. Да хотя бы взять те же слёзы океана, покупаемые сейчас в бывшей колонии за фантастические деньги. Будь сейчас Мокрая колонией, маршалу не пришлось бы выкладывать за кристаллы собственные средства, чтобы оставаться молодым.

– На Мокрой что-то идёт не так. Провалы операций следуют один за другим. С боссами контрабанды мы не смогли договориться. Вторая что-то разнюхала и лихорадочно наращивает количество космических станций. Тебе этого мало? – наконец оторвал взгляд от пола Райнер и взглянул на начальника.

– Мы учтём эти мелкие недоразумения в наших планах, – неопределённо пожал плечами маршал. – На основную стратегию военных действий они не повлияют. Столько лет мы готовили неожиданный удар и теперь тормозить? Я тебя не понимаю.

– Последние донесения разведки тревожат, – состояние тревожности не покидало заместителя. – Харты недавно объявили на всех планетах набор на работу инженеров с перспективными проектами. Народ к ним повалил толпами и понёс свои фантастические проекты. Пока нам это ничем не грозит. В основном это неудачники, не нашедшие поддержки в наших компаниях.

– Да-да, я читал последние донесения разведки, – скривился адмирал. – Это как раз те неудачники, способные восстанавливать потопленные космодромы в течение суток.

– Это всего лишь досадное недоразумение, – отмахнулся заместитель. – Фирма просто недооценила перспектив их разработок в условиях океана. В остальном они не принесут прибыли из-за дороговизны производства и обслуживания сложных роботов.

– Но сбежавшие инженера оценили, – усмехнулся маршал и, погасив улыбку, добавил, – а мы фактически потеряли целый отдел перспективных разработок.

– На эту тему я уже разослал циркуляр по конторам, оформляющим эмиграцию. Они не будут препятствовать только различным шарлатанам и фанатикам, а инженеры с опытом будут получать предложения от местных фирм и вряд ли куда-то поедут. Для знающих людей мы как-нибудь найдём работу здесь. Неудачники пусть катятся хоть на край света и дурят голову в колониях.

– Это ты правильно распорядился, – кивнул маршал, – а по поводу чужой разведки в наших конторах, что скажешь?

– С разведкой сложнее, – пробормотал заместитель, отставив стакан и задумчиво потирая подбородок. – Если, как говорил источник, их готовили по необычной программе, то выявить чужую разведку старыми способами вряд ли удастся. Конечно, утечка данных из известных структур нам сильно подпортит ситуацию, но это не критично. Неконтролируемой связи с новыми структурами в армии просто нет, так что даже если туда и попал кто-то чужой, в чём я лично сомневаюсь, передать данные до начала военных действий он не сможет.

– Тогда почему ты считаешь, что нужно отложить начало войны? – с недоумением уставился на зама маршал.

– Возможно, просто предчувствия или перестраховка. Их, к сожалению, не пришьёшь к докладу, и никто в правительстве мои предчувствия учитывать не станет. Но не идёт у меня из головы допрос того неформала. Он ведь был абсолютно уверен, что его спасут, и наших людей совсем не боялся. К допросу он тоже был готов, и практически сам рассказал всё наёмникам. Значит, сведения он выдавал некритичные для планов противника. Гложут меня сомнения, а не подсунули нам парня специально. Могли же местные как-то обеспечить охрану человеку, имеющему доступ к секретам семей.

– Ты просчитал и такой вариант, – удивлённо приподнял бровь маршал.

– Приходится учитывать, – грустно усмехнулся заместитель.

– Но ведь его данные проверили и под препаратами. Неформал не соврал. Под воздействием препаратов врать невозможно.

– Пока невозможно, – покачал головой Райнер. – Неформал перенёс кучу непонятных операций на теле, для скрытия своего прежнего образа. Просто так столько денег на одного человека никто тратить не будет. Тем более если он знал, что его спасут, значит, был абсолютно уверен в существовании дополнительной охраны, незамеченной наёмниками. За что те и поплатились жизнью, а мы потеряли двадцать процентов контроля над территорией Мокрой. Остальные семьи тоже не останутся в стороне, так что считай, Мокрая будет для нас бесконтрольна в первый момент операции на пятьдесят процентов. Это много! Полностью нейтрализовать производство мы не сможем.

– Мокрая не критична для наших планов, – возразил маршал.

– Пока не критична! Только пока! Уж очень меня смущают неплохие знания о наших операциях на Мокрой, оказавшиеся у этого неформала. Дам-ка я задание нашему аналитическому отделу, покопаться в личных делах людей, находящихся или находившихся под нашим контролем. Что-то вертится в голове на тему неформалов. Никак не могу вспомнить, – устало покачал головой и опять тяжело вздохнул заместитель. Железных аргументов для замедления планов он не находил, хотя был абсолютно уверен, что подготовиться к новым реалиям просто необходимо.


Представление новых устройств совладельцам корпорации «Новый мир» в лице адмирала Кимера и братьев Сатин произвело на них неизгладимое впечатление. Это для меня технология устаревшая. Они ничего подобного даже представить не могли. Скарт, как наблюдатель, тоже присутствовал и находился в таком же состоянии.

Первый самодельный синтезатор для полимерных кристаллов я оставил себе. Остальные, на глазах у изумлённой публики, сами производили новую продукцию. Четыре синтезатора делали колонны серверов, каждый, по одному в день. Пять – производили переносные устройства, по десятку в день, каждый. Один – работал над пластинами силовых щитов, выдавая по сотне пластин в день. На защиту одного катера требовался десяток таких пластин. Сотня пластин, увязанная в единую сеть, вполне могла защитить космический корабль. По прикидкам духа для защиты космодрома нужна тысяча пластин.

У меня уже накопился некоторый запас нового оборудования, так что нашлось, что показать в действии. Горевшие глаза адмирала говорили, что всего нужно срочно, сейчас и побольше.

– Кто-то обещал мне космический корабль в личное пользование, – припомнил ему его обещание.

– Я подал заявку на покупку. На заводах семьи не такая фантастическая производительность, как у вас, – пробормотал тот, не отрывая глаз от результатов тестов на виртуальном экране переносного компа.

Все присутствующие уже прошли клятву секрета и знали, что я с жёнами прилетел с другой космической системы. Только знать – это одно, а видеть перед глазами фантастические технологии – совсем другое.

– И когда ждать выполнение заявки? – не отставал я от адмирала.

– Полгода, минимум, – Кимеру всё-таки пришлось обратить на меня внимание.

– Меня такие сроки не устраивают. Если есть возможность, купи старый корабль, ещё летающий, но с заканчивающимся сроком эксплуатации, – такой вариант меня устраивал лучше, всё равно придётся его переделывать.

– Хм-м…, про такой вариант ты мне не говорил. Пожалуй, старенький корабль я смогу купить в течение месяца, – задумался адмирал.

– Ты в курсе, что на острове Присты построили для тебя станцию защищённой лазерной связи? – отвлёкшись от процесса создания компов, спросил Скарт.

– Зачем? – не понял я.

– Ты теперь представитель «Нового мира» в Союзе семей с совещательным голосом, и поверь мне – это очень серьёзная для нашего мира должность, – пояснил Скарт. – Я тут просмотрел характеристики твоих изделий. Нужно срочно сообщить представителям семей в совете союза о новой продукции корпорации.

Дух уже просканировал информационную сеть на тему таких советов. Оказывается, от каждой семьи в совет делегируется уполномоченное лицо имеющее право принимать решения на уровне совета. Этот орган осуществляет техническое руководство работой союза, а политические решения остаются за главами семей. Получается, он выполняет роль союзного правительства. Утверждённые советом решения на время действия союзного договора обязательны для исполнения любыми структурами, входящими в семьи. Что меня удивило – совет уже работал. Всего за полтора десятка дней с момента образования союза, семьям, входящим в союз, удалось наладить работу этой структуры управления. Похоже, опыт работы в союзе у семей имелся достаточно большой для того, чтобы союзы становились эффективным средством сохранения самих этих семей.

Оторвать совладельцев фирмы от созерцания процесса изготовления компов и активных переговоров по внедрению этого богатства, мне не удалось. Хорошо хоть Скарт согласился провести меня на пункт связи. Тем более, без него меня бы туда просто не пустили. Доступ на станцию связи строго ограничен, и в первый раз мне необходимо пройти регистрацию. Скарт там уже зарегистрирован.

Сам процесс регистрации много времени не занял. Охрана сняла с меня отпечатки пальцев и сетчатку глаза, только после этого допустив к аппаратуре. Операторы попытались меня обучить работе с пультом, но я отмахнулся от их услуг. Дух и так уже освоился с оборудованием. Связь с советом через спутник установилась быстро. Представители семей находились на рабочих местах и сразу появились на экране связи. Дух озадачился такой оперативностью и более подробно просеял информацию в сети. Оказалось – в совете работают сразу по пять представителей от каждого члена союза. Один всегда находится в штабе совета, пока остальные отдыхают. Работа у представителей посменная.

Мне здорово повезло, что я имею только совещательный голос, а то бы пришлось искать пятёрку людей, уполномоченных принимать технические решения за меня. По понятным причинам найти бы таких людей я не смог. Представители, а точнее координаторы союза внимательно выслушали моё сообщение о новой продукции корпорации и запросили технические данные. Дух быстренько заполнил присланную форму и отправил обратно. По выражениям лиц на экране я видел удивление от полученных данных, но ни один даже не усомнился в истинности характеристик.

Главы семей умели разбираться в людях. На ответственный пост они назначили отличных управленцев. Поинтересовавшись перспективой развития нового производства, они мгновенно перечислили деньги на счёт корпорации за месячную продукцию. Также они сообщили об имевшихся претендентах на переселение к нам с других планет и сбросили мне пакет с техническими описаниями проектов, предлагаемых этими переселенцами.

Структуры управления на Мокрой работали с феноменальной скоростью. Я совсем недавно озадачил Хартов поиском перспективных инженеров, а они уже развернули целую агитационную компанию по этой теме на других планетах. Для оценки предложений духу много времени не потребовалось. Восемьдесят процентов всех проектов представляли собой обычный бред. Ещё восемнадцать процентов составляли проекты, представляющие собой необычное развитие существующих технологий, но в связи с большими возможными затратами на реализацию неперспективные для использования. Нас в этом случае интересовали не проекты, а сами люди их предложившие. Необычное мышление в технике дорогого стоит. Только два процента из предложенных проектов заинтересовали духа. Аналогичные разработки давно реализованы в звёздных мирах, и люди, предложившие их здесь, вполне могут воплотить свои довольно сырые идеи с подсказками духа. Именно эти люди будут нужны для развития технологий на Мокрой.

Мой быстрый ответ по отбору проектов в очередной раз удивил координаторов совета, но народ подобрался выдержанный. Вопросов не последовало. Только после окончания сеанса связи Скарт пояснил непонятную для меня реакцию людей. Несмотря на мой совещательный голос, результат моего выбора в решении вопросов, относящихся к моей зоне деятельности, не подлежит обсуждению. Координаторы полностью доверяли главам семей в выборе советников. Обычно советники назначались в области деятельности, недоступной для полного понимания остальными членами совета, и решения основывались именно на мнении советника. Такое положение дел меня радовало.

Десяток дней ничего особенного не происходило. Мне с жёнами удалось основательно позаниматься магией. Некоторое время ушло на тренировки с наёмниками и работы с инженерами Монела по модернизации их роботов под новое управление с компа.

За это же время Торис пригнал к острову старые корпуса ферм и, с использованием роботов, превратил их в копию фермы братьев Сатин. Адмирал снабдил нас списанными реакторами с космических кораблей. На новые фермы я поставил серверные компы и связал их в единую сеть. В верхней части сдвоенных блинов ферм смонтировали отражатели силовых полей. Вся десятидневная продукция отражателей пошла на это дело. Четыре новых фермы расставили четырёхугольником вокруг острова с космопортом и, запустив реакторы, подали энергию на излучатели щитов. Мощный силовой щит на время укрыл всю внутреннюю территорию четырёхугольника. Визуально защита никак себя не проявляла. Для прикрытия вполне хватило бы трёх защитных станций, но для надёжности и спокойного ремонта в дальнейшем, использовали четыре штуки. Теперь за наше место жительства я был спокоен. Под водой зону корпорации охраняли катера – бублики. Сверху прикрывал силовой щит. После испытаний щит отключили, иначе ни один корабль до космопорта не доберётся, расплескавшись кляксой по щиту.

Пришло время дальнейшего развития. Всю новую продукцию, изготавливаемую промышленными синтезаторами, мы отправляли по заявкам координаторов. Им сверху виднее, куда поставлять новое оборудование, тем более оно полностью совместимо с местными стандартами. Деньги исправно капали на счёт корпорации, а потом и на мой личный счёт.

Порадовал меня и адмирал, объявив, что старый космический корабль уже дважды выработавший свой срок, но, по отзывам специалистов, вполне работоспособный, дожидается меня, пристыкованный к одной из станций на орбите. Из-за почтенного возраста его не решались использовать для посадки на планету, а в космосе, в качестве межпланетного транспорта, он мог прослужить ещё довольно долго.

Оставив все дела жёнам, с помощью адмирала договорился с капитаном корабля, сидевшего на нашем космодроме. Он, попутно с пассажирами, подбросил меня с небольшим грузом на станцию. Пришлось тащить с собой контейнер, куда вошли: серверный комп, десяток мобильных компов, два ремонтных робота, сотня пластин защитных излучателей и малый промышленный синтезатор.

Соунам на станции принадлежал целый сектор. Здесь же располагался небольшой ремонтный док. Обещанный мне корабль уже находился в доке. Адмирал точно знал, что мне захочется многое в корабле переделать. Он предупредил руководство сектора о прилёте инженера для модернизации и ремонта корабля, числившегося за ним. Проблем с этим у меня не возникло. От помощи местного персонала пришлось отказаться. Пара привезённых роботов, под прямым управлением духа, вполне заменит их всех. Да и посвящать их в особенности переделки не хотелось. На несколько дней я почти отключился от внешнего мира, основательно взявшись за корабль.

Сначала пришлось пройтись по внешней обшивке, заваривая с помощью роботов все найденные духом трещины и слабые места. Потом – слегка модернизировал реактор корабля, значительно повысив его мощность за счёт дополнительного магического экрана активной зоны. Заклинания огня вполне подходили для этого. Они могли работать прекрасным изолятором для любой энергии. За счёт этого реактор практически перестал греть внешнюю оболочку реакторного отсека, и удалось пустить на металл кучу обычных защитных экранов реактора, сильно облегчив корабль. Защита от различных излучений реактора занимала почти пятую часть веса корабля.

Замена старого управления на серверный комп, тоже избавила корабль от приличного веса. Колонна сервера в центре командного отсека с запасом обеспечивала потребности в ресурсах для управления кораблём. Связь между основными отсеками с помощью переносных компов, прицепленных к обычному оборудованию на месте, происходила через полевые контура, что избавило корабль от огромного количества кабелей связи между секциями. Силовые энергокабели пришлось тоже менять. В этом мне опять помог синтезатор. Новые бухты кабеля печатались на нём. Сверхпроводник на нём не напечатаешь, но металлические поликристаллические структуры с низким электрическим сопротивлением духу создать удалось.

Пластины защитных излучателей роботы закрепили на поверхности обшивки корабля, а управление щитом происходило с серверного компа. Нормального антиграва для корабля сделать не удалось. Мешала та же проблема с нормальными кристаллами. Пришлось городить на корпусе антигравитационный экран из пластин силового щита, только с немного другими параметрами отражателей. Синтезатор справился с новым заданием. Такая конструкция позволяла частично использовать гравитационные поля планет и центрального светила для разгона и маневрирования, а также создавала нормальную гравитацию в корабле без его вращения, как в настоящее время делали все корабли жителей этой системы, при длительных перелётах.

Как доложил дух, штатные локаторные системы на корабле вообще ущербные. Как только люди не боятся летать почти слепыми. Даже плотные метеоритные потоки штатными локаторами почти не регистрировались. Системы корабля могли наблюдать издали только за целями объёмом не меньше десяти кубических метров. На меньшие цели у локаторов точности не хватало. К сожалению, нормальный полевой локатор я сделать не мог. То, что у меня имелось, могло работать только вблизи, пятьдесят километров – предел для полимерных кристаллов. Этого могло хватить только на ближнюю оборону, которой пока не существовало.

Самое простое и доступное нам с духом решение для модернизации локаторов отняло у нас целых три дня. Пришлось полностью переделывать радиолокаторы и переводить оборудование на базу полимерных кристаллов, оставив излучающие антенны в радиодиапазоне. За счёт слабых огненных заклинаний удалось поднять чувствительность приёмных локаторных антенн и хоть как-то улучшить внешний дальний обзор для корабля. Мелкие объекты до нескольких сантиметров диаметром всё равно обнаруживались на больших расстояниях не очень хорошо, но объекты размером побольше, виделись вполне нормально.

Исходное вооружение корабля меня совсем не устроило. Один единственный импульсный лазер и четыре подвески для противокорабельных ракет, обычно пустующие в пассажирском варианте корабля, не обеспечивали надёжного поражения противника в случае нападения. Лазер слабоват даже по местным меркам и применялся только для уничтожения мелких метеоритов в случае их опасного сближения с кораблём. Система управления лазером работала автоматически. За время сближения метеорита с корпусом, с момента обнаружения опасности, человек бы не успел среагировать. Достаточно лишь слегка поправить траекторию опасного камня, что и достигалось мгновенным лазерным нагревом обращённой к кораблю поверхности. Испаряющиеся после удара лазера газы, работали как небольшой реактивный двигатель, перемещая траекторию объекта в неопасную зону.

Из алгоритмов по ведению боя, выкачанных духом из штатного компьютера корабля, стало ясно, что точность попадания ракетой по противнику оставляет желать лучшего. Для поражения противника на дальней дистанции необходимо выпустить сразу все четыре штатных ракеты, но и то не факт, что они достигнут цели. Именно используя такие же наставления по стрельбе, в первый момент приближения спасательной капсулы к охранным станциям, те нас приветствовали залпом из четырёх ракет.

Самих ракет в наличии на подвесках не имелось. Запрос адмиралу пояснил ситуацию. При подлёте к станции чужие военные корабли должны оставить вооружение на промежуточной станции. Именно поэтому ракеты располагались на внешней подвеске, быстро цеплялись и отцеплялись, оставаясь на орбите в случае посадки корабля на планету. Эти ракеты не могли использоваться в атмосфере. Для нападения на наземные цели на подвески могли вешаться совсем другие виды ракетной техники.

Купленный адмиралом корабль раньше использовался космическими шахтёрами для перевозки материалов, добытых в астероидном поясе, находящемся за пределами орбит живых планет. На подвесках он обычно нёс дополнительные контейнеры. Пиратам в районах работы шахтёров делать нечего, гораздо выгоднее грабить корабли, курсирующие между планетами, особенно когда точно известно, что они везут. Тем более что сами шахтёры всегда выделяли корабли на охрану района работ. Это необходимо, в том числе, и для раннего оповещения о неучтённых метеорных потоках. Самим шахтёрам некогда следить за дальними подходами к кораблям во время основных работ по добыче.

Адмирал, купивший бывший шахтёрский грузовик имел право вооружить его. Так что по его запросу снабженцы с ремонтного дока Соунов, притащили мне пару корабельных ракет. Больше у них в запасе такого вооружения не оказалось. В последнее время нападения на корабли случались не часто, и держать лишний запас торпед на складе стало не выгодно. Лишнее место можно использовать для других целей и получать за это неплохие деньги.

Ракеты мне не понравились. Хотя и надёжное, но слабое управление как раз не давало ракете качественно поражать цели. На основе ранее разработанных для корабля узлов управления и локаторов заменил ракетам глаза и мозги. Малый комп, установленный теперь на ракете, позволял учитывать в расчётах при наведении не только изменение положения корабля, но и предварительно просчитывать перспективные манёвры самой ракеты и корабля противника. По расчётам духа, вероятность попадания модернизированной ракеты в цель приближалась к максимуму, тем более мы ей и скорость увеличили за счёт повышения мощности одноразового реактора.

Осталось наладить вместо лазера нормальную бластерную ближнюю оборону и получится вполне терпимый системник. Доделать корабль мне не дали внешние обстоятельства. Мы как раз разрабатывали с духом варианты бластерных излучателей, когда он заволновался.

(Дух: – Похоже, у нас проблемы. На станции идёт перестрелка. Вся связь отключена. Кто-то напал на станцию, хотя я не вижу чужих кораблей на причальной секции.

Рейн: – Посмотри по коридорам. Кто с кем дерётся?)

Пока дух занялся дальним осмотром, я выглянул из корабля. В наблюдательной кабине дока, над потолком, никого не было. Док занят, и работы ведутся в корабле проверенным персоналом, то есть мною, поэтому наблюдать за доком необязательно. Радиосвязь работала только в доке, но в данном случае она бесполезна, а проводная, со стойки рядом с кораблём, не работала вообще. Пришлось топать к шлюзу. Проводной телефон, установленный рядом с ним, тоже не работал. Индикаторы на шлюзе сообщали о его работе в аварийном режиме, то есть все блокировки находились в отключённом состоянии и его можно спокойно открыть, как с той, так и с этой стороны. Это меня несколько озадачило, перевод в аварийный режим происходит только при полном отключении командного центра станции.

Открыл двери переходного шлюза командой с ручного терминала. Открылись сразу обе двери шлюза. Это радовало. Значит, станция не разгерметизировалась. Теперь, где-то вдали, явственно слышалась приличная стрельба. По топоту ног определил, что кто-то бежит со стороны склада. Из-за поворота вынырнул знакомый мне техник, доставлявший недавно в док ракеты. Нагрузился он не хуже ишака, на родной планете первой матери. В руках он тащил два объёмных ящика, судя по маркировке – с крупнокалиберными патронами. Из-за спины выглядывали раструбы реактивных гранатомётов.

– О демоны глубин! Про тебя мы забыли! Оружие есть? – бросил он на ходу, увидев мою удивлённую физиономию, выглядывающую из прохода в шлюз. На мой выразительный и понятный жест головой он зло пробормотал. – Что же не везёт-то так. Есть корабль, а лететь не может и рулить на нём некому.

– Почему некому? И где ваши корабли? – удивился я.

– Долго рассказывать! Лучше помоги! Ящики тяжёлые – заразы. Второй раз бегаю, – задыхаясь от бега с грузом, пробормотал техник.

Я перехватил у него из рук оба ящика: – Веди Сусанин, а по пути расскажи, что тут у вас происходит.

Про Сусанина он не понял, но на бегу кое-что рассказал. Недавно причалившие корабли с плановой сменой персонала с планеты, от семей Корел и Зелон, высадили десанты и захватили все причальные шлюзы станции. Им удалось захватить и центр управления станцией, но с некоторыми потерями. Дежурная смена вывела из строя центральный компьютер и успела перевести станцию в аварийный режим. Теперь вся автоматика станции управляется локально, иначе бы персонал станции оказался запертым в своих отсеках и не смог оказать активное сопротивление захватчикам. Сектора семей Корел и Зелон сразу переметнулись на сторону противника. Соуны, Таксы и Харты – объединились и под натиском превосходящих сил противника отступают к складам. Весь десант противника в скафандрах типа «Малыш», а противостоят им только дежурные смены безопасников остальных семей, в такой же экипировке. Обычный человек страшен десантнику только с гранатомётом в руках, а тех на станции считаные единицы. Слишком давно не велись военные действия на станциях. В ремонтном доке Таксов находился корабль с Песчаной. На нём успели улететь на Мокрую все отдыхающие экипажи других кораблей. Гостиница для технического персонала находилась на территории сектора Таксов.

Заместитель начальника службы безопасности станции, оставшийся на станции за главного, поскольку сам начальник погиб при защите командного центра, приказал членам экипажей убираться на планету, пока есть такая возможность. Если корабли, высадившие десант отстыкуются в ручном режиме от станции, то единственный, способный улететь отсюда корабль далеко не улетит. Ракеты с него сняты на время ремонта. Отбиться от других кораблей он не сможет. Вместе с космолётчиками эвакуировали весь незадействованный в обороне персонал, с большим трудом запихнув в жилые отсеки такое количество народу. Корабль адмирала числился по бумагам, находящимся на модернизации и взлететь не мог.

Корпус над реакторным отсеком у меня действительно находился во вскрытом состоянии. По новому плану там должны располагаться три орудия бластерной обороны, которых у меня пока не было. Учитывая предупреждение духа, покидая док, я дал задание роботам установить плиты на место. Что они сейчас и заканчивали, судя по отчётам с их компов.

Три сектора станции обороняли от захватчиков всего полсотни человек и из них только два десятка имели скафандры. Остальные свинтили недействующие турели внутренней обороны и отстреливались от нападавших из крупнокалиберных пулемётов и гранатомётов. Таким оружием спокойно можно пользоваться во внутренних помещениях станции. Главное – не повредить внешнюю обшивку. Сдерживать противника остались только добровольцы из технического и инженерного состава и оставшиеся в живых безопасники. Корабль с беженцами и так ушёл перегруженный, а кому-то необходимо остаться, чтобы не дать десантникам добраться до лазерных турелей и ракетных установок с этой стороны станции. С них, в режиме ручного управления, можно сбить удирающий корабль. Автоматическая подача боеприпасов к турелям не действовала, и людям пришлось таскать боеприпасы со складов вручную, а доступ на склад Соунов остался только у техника. К тому же нельзя отрывать людей от обороны. Полсотни противостоят десятикратно превышающему по численности противнику, не говоря уже о несоизмеримом оснащении.

Защитников спасало только то, что не сумев помешать отлёту корабля, десантники не сильно напирали, постепенно выдавливая защитников в нежилые отсеки станции. Здесь отсутствовали запасы воды и еды, сосредоточенные в основном в жилом секторе, уже захваченном десантом.

Приближающийся грохот стрельбы предупреждал нас о выходе к линии обороны.

– Раньше приходилось бежать дальше, – подтвердил мои мысли техник о сужающемся кольце обороны.

– Это ещё кто? – вздёрнув брови, встретил нас человек в скафандре с открытым шлемом.

– Инженер – ремонтник с разобранного частного корабля, стоящего у нас в доке на модернизации, – отчитался техник, сгружая со спины раструбы гранатомётов. – Сообщить ему о нападении не было возможности. Система связи не работала, а потом стало не до него.

– Есть на корабле вооружение? Корабль может отлететь от станции, хотя бы на небольшое расстояние? – тут же заинтересовано уставился на меня безопасник.

– Есть две корабельные ракеты. Сам недавно ему доставлял, – отчитался за меня техник и грустно добавил, – а вот взлетит он вряд ли. Корпус у реактора разобран. Сам недавно по мониторам видел.

– Вот же…, демоны глубин! На фига нам ракеты на станции! Только свой сектор подорвать, чтобы врагам не достался! Так они и сами это сделают. Наши сектора им без надобности, – грустно вздохнул и безнадёжно махнул рукой безопасник.

– Хотите долбануть по реактору станции? – высказал я предположение, не лишённое смысла.

– Хотелось бы, – опять вздохнул тот. – Всех, кого смогли, уже отправили на планету. Теперь нужно уничтожить станцию. Предатели заблокировали центральный сектор – это сектор Корелов. Они реактор обслуживают. Нас слишком мало, чтобы туда прорваться. Мы-то и свои сектора уже не удерживаем, и это на нас пока не давят.

– Если взлетим, нас не собьют? – я заинтересованно посмотрел на него.

– Мы вывели из строя пункты управления ракетами с этой стороны. Конечно, можно взорвать и ракеты, но это только усложнит ситуацию нам, а не врагам. Разгерметизация больше ударит по нам. Предатели успели влезть в скафандры, а мы успели только удрать с жилого сектора. Хорошо хоть почти весь народ в корабль запихнули. Постой! Как … взлетим? Ты что, можешь управлять кораблём? Он способен взлететь? – забросал меня вопросами безопасник, когда до него дошёл смысл моего вопроса.

– По всем вопросам – да, – улыбнулся я ему. – Так что собирай людей! Минируй проходы, и валим отсюда! А напоследок стрельнём по мишени.

Стало даже заметно, каким мстительным огнём загорелись глаза безопасника. Видно потерял он здесь хороших товарищей.


Глава 11. Шахтёры.


Безопасник не стал терять времени. Уточнив у меня, где находится корабль, он вызвал к себе связистов и отправил их с приказом к остальным, обороняющим свои сектора группам. Внутренняя связь на станции по-прежнему не работала. Радиоретрансляторы и проводная связь управлялись с уничтоженного центра управления. Группы сопротивления поддерживали связь посыльными, через технические коридоры станции в своих секторах. Появившаяся возможность смыться явно воодушевила людей. Отряды быстро покинули свои позиции и, выводя из строя и минируя все переходные шлюзы, устремились к ремонтному доку Соунов.

(Дух: – Главе службе безопасности надо памятник поставить! Этот достойный представитель своего племени намертво заблокировал переходные шлюзы к кораблям, доставившим десантников. Их ремонтники теперь ручными резаками режут шлюзовые захваты. Ты бы слышал, как они виртуозно ругаются!

Рейн: – И это всё, что ты подсмотрел?

Дух: – Смеёшься! Я тут прошёлся по всем компьютерам и спалил их ко всем чертям. Теперь на станции работает только аварийная автоматика. Пришлось помотаться по станции, поэтому и задержался. Взлетать можно спокойно. Никто нас не достанет. Ха-ха-ха, в том числе и корабли противников. Только убивать компы я у них не стал, а запустил отличнейшие вирусы, активирующиеся по запуску маршевых двигателей. Боюсь, после этого жить экипажам останется пара минут, не больше. Энергореактор пойдёт в разнос, а ракеты начнут взрываться на подвесках.

Рейн: – Много на станции людей?

Дух: – Много. Тысячи две персонала в мятежных секторах и четыре сотни десанта с двух прилетевших кораблей. За них можешь не переживать. Туда предателям и дорога. Все они в скафандрах и при оружии. Я тут кое-что узнал с корабельных компов. Десантники должны вернуться на корабли, а те присоединиться к другим кораблям. Что за другие корабли, и откуда они здесь возьмутся – неизвестно. Никаких дополнительных данные в компах нет. Задача десанта на этой станции – захват работающей станции. Как ты понимаешь, задача сорвана силами службы безопасности.

Перед самым нападением глава службы безопасности, что-то заподозрил. Теперь уже не удастся узнать, что его насторожило. Я подозреваю – пропажа связи с планетой. Он выгнал с командного центра всех операторов, принадлежавших семьям Корел и Зелон. Смена персонала прибывала на кораблях именно этих семей. Без оружия и до высадки десанта операторы не стали возникать. Кроме того, он поднял по тревоге состав службы безопасности. Именно поэтому те встретили десантников противника уже в боевых скафандрах и с полной экипировкой. К сожалению, подоспеть на помощь штурмуемому десантом центру, они не успели. Понимая это, эсбешник устроил большое короткое замыкание в центре управления и вывел из строя каналы управления станцией, переведя её в аварийный режим. Эти данные я выяснил, по разговорам. Что на самом деле произошло в центре управления – неизвестно.

Теперь по нашему положению. Десантники штурмовали станцию через пассажирские шлюзы. Там проходят только скафандры типа «Малыш». Возможно, после захвата центра, корабли собирались перестыковаться к грузовым шлюзам и выгрузить «Толстяков». С ними подавить очаги сопротивления десанту намного проще. Только из-за отсутствия тяжёлой поддержки, десантники пока не решаются идти на штурм секторов, оставшихся незахваченными. Корабли пока не могут освободиться от захватов, но десантники сейчас перетаскивают нескольких Толстяков по частям, через пассажирские шлюзы. Как только заново соберут хотя бы десяток, начнётся штурм. Так что пора уносить ноги. Роботы закончили сварку плит корпуса над реактором. Я проверил! Можно сваливать отсюда.)

Погрузка оставшихся защитников на корабль прошла быстро и организованно. Безопасник отводил группы сопротивления планомерно, не создавая толпу перед шлюзом. Выходной шлюз дока открывался из кабинки наблюдателя над потолком.

– Я останусь и выпущу вас, – будничным, спокойным голосом сообщил мне безопасник, после прохода на корабль последнего человека.

– Ну, да, а кто будет управлять этим балаганом внутри? – я усмехнулся, кивнув на корабль. – Вашего подвига не требуется. У меня есть удалённое управление. Так что грузитесь!

Вместо удалённого управления вполне справится дух. Хотя на лице безопасника моё предложение никак не отразилось, по его ауре пробежала волна радости. Умирать ему не хотелось. Ответственность этого человека перед людьми мне понравилась.

На корабле особые удобства отсутствовали. Раньше это корыто работало шахтёрским грузовиком. В небольшой пассажирский отсек на десять человек забилось полсотни. Люди давно работали в космосе и летали на таких кораблях, поэтому попытались расположиться так, чтобы предстоящие нагрузки при начальном ускорении не нанесли им травм. Появившийся на стене виртуальный экран слегка удивил их. Я через духа с интересом наблюдал за их поведением. На экране моя размалёванная рожа давала невольным пассажирам нужную для путешествия информацию и отвечала на вопросы. Дух вполне достоверно имитировал вид моего двойника на экране. Для налаживания более плотного контакта с безопасником, вывел изображение пассажирского отсека на небольшой виртуальный экран и подвесил его перед собой. Всё равно придётся брать клятву секрета у неожиданных пассажиров. Кораблик я делал всё-таки для себя и кое о чём остальным знать не обязательно.

– Кхе-кхе…, – поперхнулся от неожиданности безопасник. Он стоял рядом со мной у шлюза и не понимал, как я могу отвечать на вопросы пассажиров.

– У меня несколько лучшее программное обеспечение на компьютере, – ответил я ему на незаданный вопрос. Тот и так читался на его лице.

– Как вы без опыта пилотирования будете управлять кораблём? – придя в себя от удивления, уставился он на меня.

– На корабле и компьютер несколько совершеннее стандартных, – с таинственной миной на лице сообщил я.

– Э-э-э…, а в пилотскую кабину вы меня пустите? – с неподдельным интересом, как будто в первый раз меня увидел, стал рассматривать меня безопасник.

– Если вам так хочется? – пожал я плечами. Скрывать там особо нечего, в чём скоро сам безопасник и убедится.

– Тогда, может, пора отсюда убираться? Противник ещё до нашего отхода накапливался в коридорах для штурма. Мины надолго его не удержат, – по ауре безопасника пробежала волна тревоги.

– Время ещё есть, – покачал я головой. Дух в это время занимался реактором станции. Мне не хотелось тратить целую ракету на то, что можно взорвать без неё. – Прошу следовать за мной в отсек управления.

Пилотской кабиной назвать отсек управления космическим кораблём можно с большой натяжкой. Обычно кораблём, кроме пилота и капитана, управляют ещё пяток человек, контролирующих внутреннее состояние корабля, внешнюю обстановку и положение его в пространстве.

Внешний вид отсека управления привёл безопасника в шок. Он оказался пустым. Только непонятная колонна торчала по центру помещения.

– Э-э-э…, а чем рулить будем? – почти с детским недоумением уставился он на меня.

Наверное, он не раз бывал в отсеках управления на кораблях и рассматривал обилие экранов, рычагов, кнопок, переключателей и другого оборудования, обычно присутствовавшего там.

– У меня на корабле компьютер несколько совершеннее стандартных, – повторив свою фразу, я с интересом следил за реакцией безопасника.

Видно, подготовка в их службе хорошая. Пришёл он в себя очень быстро.

– Ты не инженер – ремонтник, – обвиняюще ткнул в мою сторону он пальцем, и тут же задал сам себе следующий вопрос. – Тогда кто?

– Для наших дальнейших совместных действий требуется несколько необычная подписка о неразглашении. Вы как, согласны? – вопрос можно было не задавать. Интерес и так светился в глазах этого человека. Наживка на психологическом крючке оказалась слишком жирной. Безопасник не устоял, и процедура клятвы секрета на алтаре метаморфов прошла идеально. Учитывая предыдущее возникновение виртуального экрана, алтарь безопасника уже не удивил. Намного большее удивление вызвали очки, вручённые ему после ритуала. Одев их, он с трудом удержался о восклицания. Как и положено нормальному отсеку управления, в очках он видел его, заставленным множеством экранов и органов управления обычного корабля. С недоумением снимая очки, ничего подобного он не наблюдал. Проделав эту операцию несколько раз, он вопросительно уставился на меня.

– Незачем ставить столько техники, когда можно обойтись виртуальными экранами, – пояснение для него выдал вполне логичное. – Нажмите вон тот рычажок.

На экране я подсветил указанный тумблер. После нескольких попыток нажать на виртуальный рычажок, у него перед глазами появилась просьба подтверждения закрытия шлюза. С этой операцией он справился уже быстрее. Показ ему ещё нескольких операций позволил нам устроиться в удобных креслах. Это уже не виртуальные устройства, а вполне надёжные антигравитационные поля. Для экипажа в этом отсеке я установил шесть пластин антиграва. Под управлением компа они гораздо лучше подходили к долговременному в них нахождению людей, чем обычные кресла.

Десантники только начали взрываться на поставленных защитниками минах, когда корабль покинул ремонтный док. Ни пассажиры, ни безопасник ускорения даже не почувствовали. Гравитационный компенсатор мгновенно гасил возникшие перегрузки. Нам хватило минуты, чтобы удалиться от станции на безопасное состояние. Яркая вспышка возникла на обзорных экранах со стороны станции.

– Не стоило тратить ракету, – пожал я плечами в ответ на опять незаданный вопрос, прямо написанный на лице безопасника, и пояснил, что проще взломать систему управления реактором и создать проблемы нашим врагам, а то тех врагов появлялось всё больше. С планеты, в сторону станции, поднимались шесть космических кораблей с метками семей Корел и Зелон. Наверное, это как раз те корабли, к которым по плану должны были присоединиться корабли с десантом. Теперь им найдётся очень много работы по спасению своих людей.

Заранее рассчитанный духом взрыв реактора не уничтожил станцию полностью, а лишь раскрошил на небольшие сегменты. В соответствии с аварийным алгоритмом герметичные сегменты позволяют сохранить жизнь многим людям при критичных авариях на станциях. Основной удар, из-за разрушения защитных механизмов реактора, дух направлял на нежилую часть станции с причалами для кораблей. Десантникам досталось не слабо. Отцепиться от шлюзов почти все их корабли не успели. Одного взрывом сорвало с захватов, и он попытался выйти на позицию для стрельбы по нам. Вирус духа сработал отлично, разнеся корабль почти в пыль. Взрыв реактора с одновременным подрывом четырёх противокорабельных ракет – зрелище завораживающее.

Корабли, взлетевшие с планеты, находились на нашем пути и мешали пройти к Мокрой. Я стрелять по ним не мог. Они находились прямо под нами на низкой орбите. Враги же вполне могли попортить мне кораблик. Восемь – десять попаданий ракет щит наверняка выдержит, но они могли выпустить и больше. Ремонтироваться в космосе мне что-то не хотелось. После такого залпа точно вылетят несколько сегментов защиты. Пришлось быстренько отлетать в сторону. Под защиту других станций лезть что-то не хотелось. С планеты к ним тоже поднимались корабли. Кто его знает, мятеж возможен не только на этой станции.

Вернуться к планете мне уже не удалось. Целая волна чужих космических кораблей атаковала защитные станции ракетами с большого расстояния. Дух насчитал больше сотни чужих меток на обзорном экране дальнего локатора. Желание подставлять корабль под волну не очень умных ракет у меня отсутствовало напрочь. Пришлось удирать подальше.

– Ты как-нибудь можешь это пояснить? – кивнув на экран, поинтересовался я у безопасника.

– Первая начала войну, – неуверенно пробормотал тот. – Кое-кого из глав семей на Мокрой они могли подкупить, чтобы создать хаос в первоначальный момент нападения. Я только не пойму, откуда взялась эта куча кораблей со стороны необжитого пространства. Если часть наших орбитальных станций нейтрализовать внутренними разборками, то можно прорваться к планете. Только смысла в этом нет. При оповещении о нападении подводные города изменят местоположение. Для противника целей на поверхности Мокрой почти не будет. Воевать на планете можно только имея, по крайней мере, такое же количество военных баз, сколько у нас городов.

– Выпустив ракеты, корабли противника отходят немного назад, – кивнул я на обзорный экран, где комп показывал траектории движения кораблей противника. – Вот та большая точка на краю экрана – чужая станция. Судя по данным локатора, она от нас где-то за миллион километром. К сожалению, локатор так далеко даже большие объекты плохо видит.

– У некоторых зона видимости меньше на порядок, и то не жалуются, – пробормотал безопасник. После некоторого раздумья он продолжил. – Я, конечно, не стратег, но противник, скорее всего, не ставит своей целью захват планеты – это блокада. Они сместят стацию поддержки, обслуживающую военные корабли, на основные транспортные маршруты между бывшими колониями и перекроют нам торговлю. Контролируя пространство системы, противник обеспечит поставками свои корабли и станции, полностью блокируя нас. Несколько лет, и мы останемся без топлива для атомных установок в городах и на кораблях. Это если не говорить о других ограничениях. Радиоактивные материалы добываются только на Песчаной или в астероидном поясе. На Второй и на Мокрой радиоактивные материалы не обнаружены. Не имея доступа к станциям возле планет, шахтёры на астероидах работать не смогут. Военные с Первой обнаружили наше уязвимое место и хорошо подготовились к новой войне. Кораблей у них очень много. Мокрую блокирует небольшое их количество. Я думаю, на другие колонии выделено значительно больше кораблей и станций. Мне только непонятно, как Первой удалось скрытно подготовить такую армию? Вряд ли наши военные стратеги просчитывали такой сценарий войны.

В это время комп выдал неутешительный анализ ситуации. Прорваться к Мокрой мы не сможем. Потрёпанные после атаки противника защитные станции перешли в режим обороны. Любые корабли некоторое время будут восприниматься как корабли противников, особенно если учесть многочисленные нападения с тыла и диверсии некоторых подкупленных чем-то семей.

(Рейн: – Девочки, извините, но командировка затягивается.

Лиэна: – Вот так и знала, что опять сбежишь!

Рейн: – Вам там некоторые несознательные люди не напакостили?

Сайла: – Попытались! Результаты не в их пользу. Наши дежурные бублики утопили две неопознанные подводные лодки. Четыре летающих лодки и один космический корабль размазались по силовому щиту. Корабль хотел попортить нам космодром тараном, а летающие лодки оказались загруженными приличным количеством взрывчатки. Опознать их принадлежность по остаткам не удалось. Во-первых, остатки эти очень маленькие. Во-вторых, даже то, что сохранилось – маркировку не содержит.

Рейн: – Насколько я знаю семейки Корел и Зелон переметнулись на сторону Первой. Сектора этих семей на станции сразу перешли под контроль высадившихся десантников. Дух сейчас сбросит всю доступную информацию.

Дух: – Уже!

Рейн: – Передайте полученные сведения координаторам Союза. На время моего отсутствия права советника Союза переходят к Лиэне. Придётся некоторое время поболтаться в космосе. Пока будет меньше работы из-за отсутствия туристов, займитесь экспериментами с магией. Чувствую, она нам очень понадобится. Попробую сбросить неучтённых пассажиров шахтёрам на астероиды и вернуться. Должны же у них там быть базы отдыха или хотя бы небольшие станции.

Сайла: – Я запрошу Крилов. Насколько мне известно, шахтёры сильно связаны с контрабандистами и часто перевозят их грузы через таможню. И ещё, именно семья Зелон была инициатором нападения на Дрэдов. Так что считай их нашими кровными врагами. Может обычные люди там и нормальные, но верхушка – самая подлая из тех, кого я знаю.

Рейн: – Без меня не скучайте. Скоро вернусь.

Лиэна: – Только попробуй не вернуться!)

Обстоятельства заставляли меня наведаться к шахтёрам. Только там я мог на некоторое время оставить пассажиров или хотя бы часть их. На корабле отсутствовали запасы еды и воздуха на длительное пребывание такого количества людей. У шахтёров точно имеются резервные склады с запасом того и другого. Познакомиться с местной технологией добычи ископаемых на астероидах мне тоже хотелось. До ближайшей известной зоны добычи расстояние составляло всего тридцать миллионов километров. Для ионного корабля – лишь сутки полёта. Чтобы пока окончательно не шокировать нежданных пассажиров начал разгон в сторону астероидного пояса на стандартных двигателях с нормальным ускорением.

По поводу нашего несколько необычного взлёта меня и так закидали вопросами, как только мы с безопасником появились на пороге пассажирской каюты. Среди пассажиров большую часть составляли техники и инженеры с космическими специальностями, так что они прекрасно знали возможности космических кораблей. Да и виртуальный экран произвёл на них некоторое впечатление. Известные голографические технологии обычно работали со статичными изображениями, а они наблюдали полную динамику. Для ответов пришлось использовать только правду, как обычно – не всю. На всякий случай провёл и с ними ритуал принятия клятвы секрета. Такая своеобразная подписка о неразглашении слегка удивила людей, но отторжения не вызвала.

Некоторое время заняло знакомство. Наконец узнал, как зовут безопасника. Листер Мерен – заместитель начальника службы безопасности на орбитальной станции. Только самые сильные и старейшие семьи планеты: Мерен, Харт и Донел, выделяли людей для службы безопасности орбитальных станций. Техника Соунов, которому я помогал тащить боеприпасы, звали Ник Соун. На самом деле у него имелось ещё четыре промежуточных имени, поскольку он не из коренной ветви семьи, но на это здесь никто внимания не обращал. Среди Соунов техника по имени Ник на станции больше не было.

Мои сведения по поводу экспериментальной разработки космического корабля корпорацией «Новый мир» отлично объясняли некоторые особенности, увиденные пассажирами. Тем более техник упомянул о целом контейнере секретного оборудования, прибывшем вместе со мною. Среди семей, в связи с нехваткой собственного квалифицированного космического персонала, распространена практика найма специалистов со стороны, особенно на станциях и космических кораблях. Так что моя раскрашенная физиономия особенно никого не удивляла. Раз наняли для ремонта и модернизации – значит, специалист высокого класса и вполне может не только ремонтировать, но и управлять космическим кораблём. Конечно, одному управлять кораблём трудно, но вполне возможно.

Для пассажиров я провёл обзорную экскурсию по кораблю. То, что и так на виду, в дальнейшем скрыть всё равно будет невозможно. Присутствующие техники и инженеры станции пришли в восхищение новыми решениями. От подробных пояснений я отвертелся, объясняя всё секретностью разработок и экспериментальными моделями оборудования.

Чтобы добраться до ближайшего слабого астероидного пояса, где в основном вели разработки шахтёры, корабль полдня разгонялся при нормальном ускорении, а потом столько же времени тормозился. Анитигравы я пока не включал.

Сайла выполнила обещание и переговорила с Крилами. Те предоставили ей специальный код для корабельного маяка, чтобы шахтёры не приняли нас за пиратов. Дух загрузил его в корабельный маяк. Чтобы не терять времени даром привлёк народ для продолжения работ по модернизации корабля. Грузовой отсек у меня забит остатками металла от старых систем охлаждения реактора. Надо куда-то их девать. Пару освободившихся отсеков возле реактора вполне можно превратить в нормальные пассажирские каюты. С помощью роботов, пассажиры за день соорудили вполне нормальные каюты. Вот и не пришлось сутки сидеть запертыми в переполненной каюте.

Служба охраны у шахтёров оказалась на высоте. Локаторы корабля даже не смогли обнаружить их охранные корабли, пока те не выскочили из-за большого астероида. Два корабля охраны сразу взяли нас под контроль и запросили маяками стандартный канал связи.

– Приветствуем контрабандиста на нашей территории, – первым делом сообщил мне оператор связи, появившийся на экране.

– И вам того же, – улыбнулся я в ответ. Значит, для повышения доверия среди шахтёров Крилы снабдили меня кодом контрабандиста. По слухам, выловленным в сети духом ранее, шахтёры на астероидах имели очень тесные контакты с контрабандистским сообществом.

– Хм-м, интересная у вас раскраска и обстановка, – ухмыльнулся в ответ оператор, намекая на мой размалёванную рожу и маячившую за спиной фигуру безопасника в бронескафандре.

– Пришлось быстро уносить ноги с одной нехорошей станции. У меня в багаже два десятка бойцов службы безопасности и тридцать технарей. Им очень не понравилось нахальное предложение предателей. Мы немного пошумели при отходе. Станцию, правда, жалко, – пошутил я.

– Ага…, герои, оказывается, уцелели, – удивлённо почесав затылок, протянул оператор. – А вас-то на Мокрой уже с почестями похоронили. – Как же, подорвали себя и предотвратили захват станции, тем самым не дав напавшему противнику создать дыру в обороне планеты. Это, правда, не отменяет процедуры досмотра, так что принимайте досмотровую команду!

Отдельных ботов для перехода с корабля на корабль у местных не имелось. Один из кораблей охраны пристыковался к нам. Корабли летели с небольшой скоростью и без вращения, поэтому силы тяжести на корабле не было. Досмотровая команда находилась, в отличие от безопасников, в скафандрах, приспособленных именно для космоса. Я им по связи сбросил план корабля, поскольку сейчас он сильно отличался от стандартного. Пара чужаков пожаловала ко мне в командный отсек, а остальные направились в каюты пассажиров.

– Вы не против стандартной процедуры? – поинтересовался у меня один из вошедших, сразу подняв щиток шлема после входа в командный отсек и, осмотрев большое пустое помещение, удивлённо добавил. – Что-то пустовато у вас тут.

– Приступайте! – кивнул я. Мне стало интересно, что это за стандартная процедура.

(Дух: – Ты только посмотри! У них в чемоданчике простенький мозговой сканер. Откуда? Это устройство предполагает уровень техники несколько выше, чем у цивилизации этой системы. Ха, шахтёры меня удивляют! Я заглянул в их командный отсек. Вся аппаратура обычная, только локатор на базе сканирующего радиолазера. Поэтому они и засекли нас издали, а мы их не видели и облучения не зафиксировали.

Рейн: – Хочешь сказать не одни мы тут инопланетяне!

Дух: – Гарантия – сто процентов! Проходи ментальное сканирование. Людям оно не вредно. Их аппаратура сканирует не мысли, а состояние определённых областей мозга, отвечающих за честность ответов.)

Гость передал нам с безопасником по лёгкому обручу, которые каждый из нас надел на голову. Второй гость оказался оператором ментасканирующего устройства. Далее последовали три десятка различных вопросов, на которые требовалось ответить да или нет. По взлетевшим вверх бровям оператора я понял, что результаты теста его удивили. Ещё бы они его не удивили. Мне рассказывать кому-то про тайны шахтёров смысла не было, а безопаснику с остальными пассажирами клятва не даст. Посещение колонии шахтёров будет напрямую связано со мною.


Перехват духом сообщения оператора.

– Ланс, у них обоих уровень доверия – сто. Ничего не понимаю! Неизвестный неформал и безопасник одной из семей с таким уровнем! Невероятно! Босс, либо у нас оборудование сдохло, либо здесь что-то не так. У второго оператора, опрашивающего пассажиров, все показания – сто. Этих людей можно расстреливать, а они всё равно будут молчать. Да у нас в колонии таких людей всего лишь три процента, а тут все. Если это не шутки наших друзей, то я просто не знаю, что сказать. Тем более идентификатор маяка корабля показывает, что командир корабля имеет статус координатора системы. Насколько я помню, последний раз координатор посещал нас лет тридцать назад.


– Я – Ланс Тим, заместитель главы шахтёрской колонии. Приветствую координатора. Какие ваши пожелания? – склонив голову, обратился ко мне первый гость.

Краем глаза заметил, как теперь поползли наверх брови у безопасника. Ещё бы ему не удивляться. Оказывается, ему удалось познакомиться с одним из легендарных координаторов контрабандистов. Это люди, стоящие в иерархии контрабандного сообщества сразу после глав четырёх секторов. Именно координаторы планируют и осуществляют техническое руководство грузопотоками контрабандных товаров. За последние сто лет существования космических колоний, силам правопорядка планет не удалось поймать ни одного корабля, принадлежащего контрабандистам. Удавалось ловить только перевозчиков на обычных кораблях, которые развозят товар уже со складов контрабандистов. Как контрабандисты осуществляют перевозки огромных объёмов грузов между складами у планет, никто не знает. Как раз такие подвиги и приписывают легендарным координаторам. Главы служб безопасности и полиции лишь разводят руками.

Мне не сложно предположить, откуда у контрабандистов такие успехи по сокрытию своей деятельности. Имея даже дохленький ментальный сканер можно легко отсеивать неподходящих для хранения тайн людей. Любая информационная ниточка, раскрученная желающими добраться до тайн контрабандного сообщества, оборвётся на таком человеке.

– Пристройте пока людей на некоторое время. В связи с неожиданным стартом со станции, у меня нет ни запасов продовольствия, ни кислорода, да и прорваться к Мокрой из-за блокады пока проблематично, – попросил я.

– Легко, – кивнул Ланс и заинтересованно уставился на меня. – Господин Ле Ший, по крайней мере, так вы названы в идентификаторе маяка, откуда у вас столько народа с идеальным уровнем доверия? Мы в последнее время, в связи с расширением деятельности, с трудом наскребаем на различные задания необходимое количество народа даже с гораздо более низким уровнем.

– Я их делаю, – натянув загадочную мину на лицо, серьёзно ответил я. Уловив непонимание на физиономии Ланса, добавил. – Надеюсь, о психопрограммировании вы что-нибудь слышали?

– Слышал, – кивнул тот, – и даже пытались что-то делать в этом направлении, но у нас не очень-то получилось. Эффект кратковременный.

Демонстративно осмотрев пустое помещение отсека он, подняв на меня взгляд, пробормотал:

– Что-то не вижу тут места штурмана, чтобы ввести координаты места прибытия.

Я почти машинально протянул ему виртуальные очки.

(Дух: – Э-э-э…, дорогой шеф, а вы ничего не хотите мне сказать?

Рейн: – А что такое?

Дух: – Очки…?)

Только после вопроса духа до меня дошёл смысл моих действий. Очки я достал из теневого кармана, собственного теневого кармана, где хранился алтарь метаморфов. Услужливая память подсказала, как только выдал очки безопаснику, коробочку с остальными экземплярами виртуального управления на автомате сунул в собственный теневой карман. Оставлять коробочку в пустом командном отсеке, под ногами, неудобно. Спрятать её здесь – просто некуда. Действовал в то время именно автоматически, потому что готовился к взлёту и одновременно разговаривал с безопасником. Теперь, получается, у меня достаточно магических сил, чтобы полностью пользоваться собственным теневым карманом. Это меня радует. Жаль только, что он почти пуст. Как бы упростились наши проблемы, будь у меня доступ к семейному теневому карману. Хорошо, безопасник стоял у меня за спиной и не видел, как у меня в руках возникли очки, а гость, наверное, подумал, что они лежали в одном из карманов моего рабочего комбинезона.

Даже за стёклами очков было видно насколько большими стали глаза гостя. Пришлось и ему пояснить преимущества виртуального управления. После нескольких неудачных попыток он приспособился к введению информации через виртуальное органы управления.

– И почему мы до этого не додумались? – тихо пробурчал Ланс Тим.

– Потому что нужны приличные мощности по созданию виртуальной среды управления, – подсказал ему из-за спины оператор. Тот тоже откинул щиток шлема и с интересом слушал мои пояснения.

– По проверенным данным, господин Рейн притащил на корабль целый контейнер с новейшим оборудование, – добавил у меня из-за спины безопасник.

– Это что же творится на белом свете? – покачал головой Ланс. – Я, сам, веду в нашу секретную обитель представителя службы безопасности! Мир явно сходит с ума, особенно если учесть войну с Первой.

Обитель шахтёров на самом деле оказалась необычной. Добрались по введённым координатам мы к ней через полчаса. Двадцатикилометровый астероид почти эллипсовидной формы вращался вокруг своей оси с приличной скоростью. Легко предположить, что из-за этого вращения внутри вполне нормальная сила тяжести. Шахтёры, добывая из него металл, изъели его как мыши сыр. Дополнительно обработав проходы и постепенно раскрутив его как волчок, с помощью двух кораблей, намертво закреплённых на его поверхности, люди получили огромную и хорошо защищённую космическую станцию. На ней можно жить длительное время, не спускаясь на планеты. Как потом рассказал нам Ланс, внутри есть даже озеро, окружённое специально выращенным парком.

Через огромную дыру на полюсе вращения астероида я аккуратно завёл корабль на стоянку и прицепил его к переходному шлюзу. Рядом висели чуть больше двух десятков шахтёрских кораблей. Издалека заметно, как рядом с ними копошились фигурки людей и машин, подвешивавших на корабли боевые ракеты. Шахтёры явно готовились к войне.

Безопасник отправился к своим людям, проводить разъяснительную работу, а меня Ланс пригласил посетить главу поселения, по пути рассказывая про местную специфику. Судя по его рассказу, скрывать что-то от координаторов шахтёры не собирались. Это ещё раз подтверждало предположение о значительной смычке шахтёрских объединений с контрабандой.

Шахтёры в космосе появились сразу после начала массового монтирования орбитальных станций и появления на них космических заводов. Основной объём материалов для строительства намного дешевле оказалось поставлять из астероидного пояса, где нужные элементы можно найти почти в чистом виде. Выделение шахтёров в отдельные корпорации произошло после попытки производителей продукции скупать добытое за бесценок. Некоторое время торговые корпорации диктовали условия шахтёрам. Оборудование, расходные материалы, ядерное топливо для двигателей, еду, кислород, всё покупалось у них. Теперь уже торгаши хотели подгрести под себя шахтёров. Вот тогда и появилась контрабанда, как противовес. Она позволила сбалансировать ценовые предложения, устроившие как шахтёров, так продавцов и производителей товаров для космоса. Контрабандисты в свою очереди стали использовать корабли шахтёров для переброски товаров на свои базы. Планетарная таможня контролировала проход товара только через орбитальные станции.

Шахтёры, обосновавшиеся возле Мокрой, образовали свою корпорацию позже всех. Развитие космической отрасли на крайней колонии началось не так давно, по меркам цивилизации, и развивалось не так стремительно, как на других колониях. Даже Вторая и Песчаная очень далеки от полного освоения людьми. Мокрую изначально стали осваивать только из-за уникальных водорослей, после обработки дающих отличную ткань для множества целей применения. Потом добавились слёзы океана и другие сопутствующие продукты водного мира.

Каким-то образом небольшая семья Крил, входившая в первую волну переселения и решившая переселиться с Песчаной на Мокрую, после землетрясения, уничтожившего посёлок семьи на весьма неспокойной песчаной планете, заняла лидирующее место среди контрабандных кланов и структур. После чего Крилы стали ядром для создания мощной контрабандной корпорации, неподчиняющейся другим структурам в системе. Основу для этого дали технические разработки семьи, как раз те устройства, на которые обратил внимание дух. Ментасканер обеспечил проверку персонала и защиту от предательства, разграничив людей по уровню доступа к секретной информации. Более совершенный локатор позволил кораблям контрабандистов уклоняться от встречи с патрулями задолго до момента их обнаружения обычными локаторами.

Крилы стали закупать для себя необходимые запасные части и топливо для космических кораблей. На самом деле закупки шли, как шахтёрам, так и контрабандистам. В последние годы, с помощью тех же Крилов, удалось построить несколько шахтёрских колоний под поверхностью подходящих астероидов, где возникло целое производство для обеспечения некоторых потребностей шахтёров и контрабандистов. Из-за достаточного уровня секретности отличить шахтёрский корабль от корабля контрабандистов стало затруднительно, и контрабандисты вообще исчезли из поля зрения заинтересованных структур.

Рейды вооружённых сил различных колоний обнаруживали только шахтёрские корабли, везущие свою продукцию на продажу. Их двойников, с таким же идентификатором маяка, облава поймать просто не могла, поскольку, заметив чужие корабли, те обходили их по широкой дуге. Вот поэтому и получалось, что контрабанда возникала из ниоткуда.

Пока мы с Лансом добирались до центрального офиса колонии, он похвастался мне, что его семья недавно побывала на новом курорте. Раньше семьи шахтёров отдыхали и развлекались лишь на нескольких базах отдыха Крилов. Теперь к этому списку добавились и Присты. Постоянное нахождение, в хотя и огромной, но замкнутой колонии, не способствовало нормальной жизни и поэтому хотя бы раз в год многие шахтёры с семьями отдыхали некоторое время на планете.

Глава этой колонии, встретивший нас на пороге собственного кабинета, выглядел весёлым толстячком небольшого роста, но цепкий взгляд глаз выдавал жёсткого администратора, железной рукой руководившего колонией с момента её строительства. Аура показывало то же ледяное спокойствие.

– Элион Морт к вашим услугам. Каким ветром к нам занесло целого координатора? – энергично таща меня, как на буксире, в глубину огромного кабинета, полюбопытствовал он.

– Вряд ли попутным! Скорее случайным, – усмехнулся я, пытаясь передвигаться в такт с маленькими, но быстрыми шагами хозяина кабинета. Кабинет больше походил на огромный зал. Даже длинный стол для совещаний, установленный впритык к столу хозяина кабинета, терялся в его объёме. Массивные полуколонны, вделанные в стену, выглядели ажурной решёткой, поддерживающей куполообразный свод. Узкие длинные ниши в стенах, подсвеченные слабыми светильниками, создавали ощущение дня за стенами помещения.

– Это не только мой кабинет, но и зал совещаний, – проследив мой взгляд, брошенный вокруг, пояснил глава колонии.

– Насмотрелся фильмов про старинных баронов, вот и делает себе замок, – с явной иронией добавил из-за спины, идущий следом Ланс, так пока и неосвободившийся от скафандра.

– А что тут плохого? – недовольно буркнул Элион. – Народ хоть во что-то поиграет. Скучно у нас.

Хозяин притащил меня к рабочему столу и усадил в кресло. Указав Лансу на соседнее кресло, сам обошёл стол и уселся на своё рабочее место.

– Ланс, тут меня несколько обрадовал. Вам всё же удалось добиться успехов в психопрограммировании, – с интересом уставился на меня хозяин кабинета. Волны затаённой надежды так и ходили по его ауре.

– У его семьи низкий уровень доверия, а знают они многое. Лет тридцать члены семьи не покидали пределы колонии, – посочувствовав начальнику, пояснил Ланс.

– Да, – с грустной усмешкой кивнул Элион, – болтуны мы. Ничего тут не поделаешь. К сожалению, в колонии таких людей достаточно много. Можете нас хоть на время закодировать? Нет сил, терпеть! Чего я тут только не напридумывал, чтобы хоть как-то смягчить такое длительное пребывание в космосе, но трудно заменить настоящее чувство простора планеты.

(Дух: – Насколько я знаю, существуют ритуалы массовых клятв, тем более с алтарём древних. Почему бы не помочь человеку!

Рейн: – Вот чёрт! То сил не хватало, теперь магия не работает! Наделал бы им амулетов клятвы, и проблем бы не было. Боюсь использовать алтарь метаморфов в массовых ритуалах. Сам знаешь, при этом силы множатся по непонятным законам.

Дух: – Кто тебя заставляет делать ритуал для всех? Проводи над сотнями! Процесс уже отработан. Судя по прикидкам, в колонии не больше десяти тысяч жителей.

Рейн: – Сто ритуалов!

Дух: – Ну, надо же помочь людям! Давай, попробуем сразу с тысячей. Такое количество может создать нарастающий эффект, но его можно погасить, направив лишнюю энергию на какой-нибудь образ. Раз хозяин колонии балуется имитацией замка, создай образ мудрого дракона – будет аватар дракона, хранителя колонии. Люди, прошедшие ритуал, никогда не предадут этот символ, а заодно и о наших проделках не расскажут. Секта – мы, в конце концов, или не секта!

Рейн: – Ох, боязно мне массовый ритуал проводить на артефакте древних! И интуиция молчит, сволочь ленивая.

Дух: – Раз молчит, значит, всё пойдёт на пользу, или, по крайней мере, не во вред.)

– Есть возможность провести психокодирование, но людям придётся поверить в какую-то сказку – защитный образ. Раз вы тут в колонии имитировали древний замок, могу предложить образ дракона – хранителя, – хотя я и побаивался применять артефакт древних, но предложение духа убедило.

– Кого угодно! Лишь бы это сработало, а то некоторые люди скоро на стены начнут кидаться! – обрадовался Элион.

– Это супруга его постоянно пилит, – улыбнулся Ланс.

– Супруга – ладно, я уже привык, но таких как мы у нас ещё куча народа. Другие летают на отдых на планету, а нам нельзя. Рано или поздно люди начнут срываться. Я, конечно, ещё тот затейник, но и моим затеям скоро конец наступит.

– Хорошо! Давайте попробуем! Как быстро вы можете собрать народ, примерно в тысячу человек в этом зале? – размера огромного кабинета Элиона как раз должно хватить на тысячу будущих адептов.

– Да только кинь клич, что есть возможность закодироваться для поездки на отдых, набежит толпа намного больше тысячи. У нас с низкими коэффициентами половина народа, – обрадовался Элиот.

– Всех примем, – усмехнулся я, – но разбейте всё же на тысячи. Не хотелось бы получить кумулятивный психический эффект.

– Для людей это не опасно? – забеспокоился Ланс.

– Нет. Вы видели у меня на корабле людей, прошедших процедуру программирования. Кроме заданного подсознательного запрета на выдачу информации другого вмешательства в психику не происходит, – покачал головой я.

Обрадованный Элион сразу засуетился и через терминал на рабочем столе послал сообщение нужным людям. Шахтёры оказались народом дисциплинированным и уже буквально через минуту начали понемногу собираться в кабинете. Судя по разговорам, подслушанным духом, люди совсем не боялись процедуры кодирования. Находиться хоть и в просторных, но всё же замкнутых помещениях колонии им точно надоело, а возможность побывать на поверхности планеты, как делали некоторые другие, завораживала.

Через полчаса собрались в зале самые обделённые жители колонии. Элиот контролировал по терминалу присутствие нужных людей. В связи с началом войны все работы по добыче полезных ископаемых на астероидах прекратились, и люди сконцентрировались в самой колонии, готовя корабли к возможным военным действиям.

Появившаяся в центре зала проекция чаши метаморфов людей не удивила. В колонии широко использовалась, хотя и очень дорогая, но качественная голографическая аппаратура, создающая в больших помещениях иллюзию планетарного мира. Сама клятва вначале протекала почти буднично. Люди просто повторяли слова за мной. Вот только я чувствовал, как всё больше нарастает возмущение пространства вокруг. Интуиция молчала. К концу текста клятвы вокруг меня уже бушевал магический шторм. Дух уже давно подготовил образ дракона, и я всего лишь вызвал его из алтаря. Это вполне мне по силам, поскольку образ алтаря метаморфов принадлежал мне – это моя магия, а с ней я мог проводить любые операции.

Вот только дальше что-то пошло не так. Образ дракона возник из алтаря, и, увеличившись, расправил крылья, накрыв ими меня вместе с алтарём. Я вдруг сам стал драконом. Невероятное ощущение невообразимой мощи захватило меня. Магический шторм мгновенно прекратился. Энергия втянулась в меня, как в бездонную яму. Я – дракон не исчез. В магическом спектре от меня к каждому человеку тянулись призрачные нити. Мне казалось, я воспринимаю мысли всех окружающих меня людей. Наверное, это и на самом деле было так в тот момент. С сознаниями этих слабых существ можно сделать что угодно. С трудом поборов эйфорию присутствия силы, бросил по магическим нитям закрепляющее клятву заклинание и убрал образ дракона.

Эйфория схлынула. С удивлением посмотрел на то, во что превратился зал. Ну и натворили мы тут дел! Внешне зал остался почти тем же, вот только объяснить пробивающееся изнутри всех поверхностей призрачное свечение я не мог. Как не мог объяснить и присутствие на месте чаши метаморфов призрачной колонны с небольшим драконом, важно восседавшим с полураскрытыми крыльями на вершине. Почему-то у меня была абсолютная уверенность, что кто бы ни смотрел на него с любого места помещения, взгляд дракона будет направлен на него.

(Дух: – Извини, Рейн. Немного не рассчитали! Похоже, мы создали новый культ – культ дракона. Как не крути, а тебя сейчас окружают фанатики этого культа, а ты для них высший жрец, общающийся с новым богом.

Рейн: – Вот что делает незнание возможностей артефактов древних. Говорил мне папа: – Думай, прежде чем использовать знания предков!

Дух: – Ничего страшного! Адепты нового бога такие же обычные люди.

Рейн: – К сожалению, не совсем такие. Вера даёт силы, очень большие силы, а тут ещё и завязка на артефакт метаморфов из чужой вселенной. Боюсь, обычными людьми им уже не быть. Придётся обработать таким образом всех людей в колонии, а то, боюсь, многие семьи просто распадутся.

Дух: – Ну, ты же не изменял им сознание, а лишь закрепил установку на секретность.

Рейн: – Я не менял. Чудо, произошедшее у них на глазах, изменило и дало новую энергетическую связь друг с другом и с алтарём. Вера, мой неразлучный друг, даёт даже обычным людям силу, соизмеримую с силой магии, а иногда и превышающую ей. А уж что может дать вот этот новый артефакт – накопитель энергии, в виде колонны с драконом, даже представить трудно. Это чаша постаралась. Мы-то тут не причём.

Дух: – Для людей хуже не будет! Так что, что бы ни делалось, всё делается к лучшему.

Рейн: – Оптимист ты!

Дух: – Вспомни отца! Лучше быть действующим оптимистом, чем бездействующим пессимистом.)

Два дня пришлось поработать заклинателем, пока все жители колонии не прошли ритуал посвящения. Как ни странно, ритуал не изменил их характеров и мировоззрение. Он лишь объединил их дополнительной тайной и наделил общей силой, черпаемой при необходимости из алтаря. При этом совсем не важно, на каком расстоянии от алтаря ты находишься. Его образ всегда присутствует в сознании. Место жреца или смотрителя алтаря закономерно попало в руки главы колонии. Учитывая его почти фанатичную привязанность к своему детищу, это и правильно.

Проведение ритуала не отменило подготовку к возможным военным действиям. Военные силы Первой будут пытаться разыскать базы шахтёров, чтобы исключить возможные удары в спину, со стороны астероидного пояса. Конечно, можно и подождать, когда у шахтёров начнут заканчиваться припасы, но военные, окрылённые первыми удачами, вряд ли захотят ждать этого момента. Стоило ожидать поисковых партий в основные районы добычи, наверняка заранее, если и не разведанные, то точно рассчитанные по времени полёта шахтёрских кораблей. У меня имелась хорошая возможность обеспечить достойную встречу захватчикам. Упускать её я не собирался.


Глава 12. Проблемы простые и не очень.


С началом войны шахтёры предприняли дополнительные действия по обеспечению своей безопасности. Двигатели старых кораблей, намертво встроенных в астероид – станцию, не только поддерживали её вращение, но и могли разгонять и тормозить её с небольшим ускорением. В настоящее время станция двигалась по заранее разведанному коридору, вглубь астероидного пояса. Крайняя, разреженная часть пояса астероидов, вполне позволяла это делать, к тому же такой станции не страшны удары мелких камешков. Некоторые меры, предпринятые шахтёрами ранее, позволяли надёжно скрывать местоположение самой станции. Существовала возможность засечь её локаторами только в случае непрерывной работы двигателей, а те включались обычно очень редко, и после занятия станцией нового положения будут полностью отключены. За день станция хорошо замаскировалась в поясе астероидов, и отличить её от похожих глыб камня, болтавшихся недалеко по соседству, стало невозможно.

Для придания дальнейшим нашим действиям некоторой законности, я заключил договор с шахтёрской корпорацией, и она вошла в корпорацию «Новый мир». Теперь можно, несмотря на Союз семей, использовать новые технологии у шахтёров. Через духа мы получили новые идентификаторы кораблей, указывающие на их принадлежность нашей корпорации на Мокрой. Для возможных переговоров это правильный шаг. Одно дело вести переговоры с оторванными от основного мира шахтёрами и совсем другое дело – промышленная корпорация, имеющая на планете даже собственный космодром и представителя в неслабом Союзе семей.

К моему сожалению, среди шахтёров не нашлось магически одарённых людей. Это ставило крест на некоторых моих задумках, но кое-что я мог сделать и сам. За день синтезатор сделал десяток себе подобных моделей, и началось производство новой продукции. Переделывать реакторы космических кораблей смысла не было, поддерживать магическую защиту у шахтёров пока некому, а вот защитить и поставить новое управление, работающее на обычной энергии, вполне реально. Синтезаторы принялись выпускать: пластины для создания силовых щитов, маленькие и большие компы и новых роботов. На маленьких синтезаторах нельзя изготавливать роботов Монела. Дух придумал новые варианты небольших роботов-ремонтников для космических кораблей, по аналогии с существовавшими в звёздных мирах аналогами. Небольшой полуметровый паук, с десятком различных ног манипуляторов, мог свободно пролазить в любых коммуникациях космического корабля и производить ремонт знакомого ему оборудования. Варианты программ для ремонта такого, уже известного оборудования, дух создал на базе готовых существующих инструкций. За счёт встроенного компа, новый робот действовал почти самостоятельно. Два десятка в день таких роботов мог штамповать один синтезатор. Роботы сильно ускорили переделку корабельного оборудования.

Подмогу шахтёрам оказали техники, прибывшие на станцию на моём корабле. Они уже участвовали в некоторых работах при переделке корабля. Всё старое оборудование отсеков управления поменяли на виртуальные рабочие места, по образу управления моего корабля. Да и всё остальное, кроме реактора, переделывалось таким же образом.

Корабли получили ячеистые силовые щиты и возможность использования антиграва. Теперь у кораблей не было ограничения в ускорении. С управляемой на корабле силой гравитации ускоряться можно долгое время на максимальном режиме, в десять больше нормального, причём только за счёт ионных двигателей, а за счёт самих антигравитационных пластин это ускорение можно ещё увеличить и придать ему другое направление.

Мозги у противокорабельных ракет тоже поменяли на новые модификации на основе компов моего производства. Учитывая, что локаторы на кораблях и на ракетах я переделал по более качественному образцу локатора контрабандистов, глаза у нашей техники видели намного дальше стандартных устройств.

Свой корабль я тоже немного доделал. Установил второй локатор, разработанный на базе контрабандного. Добавил пластин силовой защиты, чтобы два слоя ячеистой защиты полностью скрывали корабль от локаторов противника, не оставляя даже размытой метки на экране. С бластерной установкой пришлось немного повозиться. Стыковать магию с техникой всегда сложно. Бластерный заряд небольшой мощности доставлялся к цели по обычному лазерному лучу. Получился своеобразный импульсный лазер. Жаль, поставить такие же установки на корабли шахтёров нельзя. Заряжать огненные заклинания пока некому.

У экипажей кораблей процесс перехода на новую технику не занял много времени. Виртуальные экраны и органы управления точно соответствовали реальным аналогам. К очкам виртуального управления люди привыкли очень быстро.

Противник не дал нам много времени на модернизацию. Уже через неделю на экранах локаторов охранных маяков появились отметки чужих кораблей, и их наблюдалось очень много. За это время мы с огромным трудом модернизировали только шесть кораблей шахтёров. Зато несли они не по четыре ракеты, а по два стандартных шахтёрских контейнера, с двенадцатью переделанными ракетами в каждом.

Некоторый запас времени нам обеспечила шахтёрская ловушка. Для скрытия реального расположения базы и зоны добычи полезных ископаемых, при досмотрах на орбитальных базах, давался доступ для безопасников не к рабочему компьютеру управления, а к резервному, на котором работал комплекс управления кораблём в момент причаливания к станции, и указывался исходный маршрут совсем из другой области астероидного пояса. Именно в ту область сначала и направилась армада кораблей противника. Похоже, сведения о маршрутах шахтёрских кораблей, хранящиеся на станциях, для врагов секретом не были. Это вполне логично, исходя из предательства некоторых семей. Некоторое количество кораблей враги точно потеряют в той ловушке. Область, ограниченная постоянно работающими маяками шахтёров, с предупреждением об опасности астероидных потоков, могла отпугнуть только незадачливых шахтёров – одиночек или богачей путешественников, но не военный флот. В ту зону даже шахтёры с более совершенными локаторами предпочитали не соваться. Слишком много непредсказуемых астероидных потоков различной плотности пронизывали пространство.

Небольшие потери вряд ли остановят поиски противника. Необходимо дополнительно дать им наглядный урок, как опасно сталкиваться с шахтёрскими кораблями и отбить у них охоту соваться в астероидный пояс. На длительные военные действия у нас не хватит ресурсов, но пока они имеются, нужно расширить свою зону безопасности. Дальше будем думать, что делать.


Заместитель маршала – Райнер Эст с начала военной компании чувствовал себя неспокойно. Точил его червячок сомнения по поводу Мокрой. Слишком велик процент провалов плановых операций. Интуиция настойчиво твердила ему, что именно у последней колонии происходят опасные скрытые процессы. После неоднократных настойчивых просьб маршал отпустил его до начала операции в третью бригаду кораблей, по плану военной компании блокирующую Мокрую.

С самого начала, как и боялся Райнер, дела пошли неважно. Вроде бы идеально просчитанная операция, по захвату одной из орбитальных станций, провалилась. Подкупленным семьям на Мокрой ещё задолго до операции перегнали новые космические корабли, удвоившие количество боевых кораблей союзников. Внезапный десант, высаженный для захвата станции, встретил ожесточённое сопротивление и, несмотря на подавляющее преимущество, захватить станцию не смог. Мало того, сумевшие ещё и удрать защитники станции умудрились её уничтожить, вместе с кораблями десанта, заставив огромное количество боевых кораблей союзников превратиться в спасателей, вылавливающих в космосе выживших после взрыва людей. Блокировать с тыла другие орбитальные станции оказалось некому, а те быстро сменили орбиты и заткнули дыру в обороне планеты. По спасателям они огня не открывали. Трудно было разобрать враги это или друзья.

Вернувшиеся на планету корабли союзников оказались в ловушке. Взлететь для новой атаки станций, под прицелом активированных систем обороны станций, они уже не могли. Корабли Первой оказать им поддержку тоже не смогли, поскольку планируемой дыры в обороне для прохода к планете не оказалось, и подготовленный планетарный десант бесполезно проболтался в космосе без возможности высадки.

Относительно удачно военные обстреляли специальными дальними ракетами сами орбитальные станции, нанеся им некоторые повреждения, но рисковать кораблями для высадки десанта на планету или на станции генералы не решились. Потери могли оказаться очень большими. Среди первоочередных целей захват планеты не числился. План компании предполагал длительную осаду и блокирование колоний, а не битвы на земле и в космосе, как было в прошлую, проигранную военную компанию.

Пока военные подтягивали к основным транспортным маршрутам новые военные корабли и собственные станции обеспечения, построенные за длительный период времени в астероидном поясе, по плану требовалось, если и не захватить шахтёрские колонии, то уменьшить количество кораблей их обслуживающих. Генералы в этом проблем не видели, кое-какие разведывательные данные на эту тему у них имелись, а вот Райнер серьёзно опасался. Имелся в планах военной компании один обозначенный, но неопределённый фактор – контрабандисты. По расчётам аналитического центра, грузы они перебрасывали не маленькие. Значит, где-то должен иметься, обслуживаться и летать достаточно многочисленный флот. Военные посчитали, что неучтённый флот можно задавить большим количеством кораблей и успокоились, но Райнер себя спокойным не чувствовал. Кроме кораблей ещё что-то имели контрабандисты, позволявшее им долгое время успешно скрываться от таможни и военных.

К тому же по космическим службам давно бродили слухи о кораблях – призраках, то появляющихся, то исчезающих на экранах локаторов. Райнер отлично знал, что это не только слухи. Всего три раза за всё время наблюдения дальняя космическая разведка надёжно засекала на локаторах отметки кораблей – призраков. Военные генералы отмахнулись от донесений разведчиков, посчитав их несущественными. Во-первых, корабли – призраки замечали за пределами орбиты ближнего астероидного пояса. Во-вторых, если это и были корабли, то разгонялись они слишком быстро. Люди не могли выдержать такого ускорения при разгоне. Большинство военных посчитали такие немногочисленные метки на экранах случайными радиоотражениями от каких-нибудь крупных металлических астероидов. Опровергнуть такое мнение без дополнительных доказательств не так-то просто.

Райнер так не считал. Он много часов просидел со специалистами, исследовавшими записи компьютеров кораблей разведчиков. Слишком реальными казались метки чужих кораблей. Единственное, что мог предположить Райнер, это то, что контрабандисты, за пределами оживлённых орбит, наладили маршруты доставки грузов, защитив их астероидным поясом. Именно для этого, при определённых затратах, можно использовать автоматические корабли – грузовики, способные к быстрому разгону и торможению. Контрабандисты, для облегчения своей жизни, вполне могли пойти на огромные затраты на разработки таких кораблей. Средства на это у них имелись. В случае военных действий контрабандисты вполне могли использовать такие корабли для обороны своих объектов в космосе. Именно такой встречи опасался Райнер.

Его предупреждения об опасности похода в астероидный пояс с целью поиска шахтёрских баз, генералы, руководившие операцией возле Мокрой, благополучно проигнорировали. Маршал долго отговаривал Райнера от участия в операции по поиску шахтёров, но тот всё же настоял на своём. Райнер хотел непосредственно понаблюдать за столкновением военных с шахтёрами, а в том, что они точно будут, он не сомневался. Люди, способные годами жить в космосе, просто так отступать не будут. Маршал распорядился выделить Райнеру лучший корабль и назначил его наблюдателем за операцией от штаба, чтобы генералы не могли использовать корабль Райнера для прямых военных действий.


Разговор с Первой (длительные задержки связи).

– Райнер, ты точно решил участвовать?

– Точно, господин маршал. Как я и предсказывал, на Мокрой у нас многое пошло не так. Боюсь, с этим пунктом плана тоже случатся накладки. Чтобы правильно решить проблему, нужно на неё посмотреть. Если наших вояк слегка потреплют, я бы хотел знать, как избежать такой трёпки в дальнейшем.

– Смотри, не суйся в свалку. Лучше побудь в стороне. Твоя голова мне дороже, голов молодых вояк, рвущихся повоевать. Кстати, по твоему запросу, аналитики перерыли базу данных. Конкретно ничего не нашли, но есть совпадения в одном случае. Один профессор – генетик, участвовавший в программе «Идеальный солдат», закрытой ещё десяток лет назад, лет пять назад собирался переселиться на Вторую. Пришлось к нему применить особые методы. Лаборатория, где он работал над той же проблемой на гранты от меценатов со Второй, неожиданно взорвалась. Что-то он там не то нахимичил. Секретарём у него работала неформалка с тёмным цветом кожи. Некоторое сходство есть со снимком тёмной переселенки, переданным с Мокрой. Боюсь, в этом случае нас обыграли, и профессор уцелел, продолжив работу где-то в другом месте. По отзывам сотрудников, с ним работавших в то время – это гениальный учёный. Других совпадений не обнаружено, но не забывай, профессор по специальности генетик, а вдруг он смог как-то клонировать себя, пересадив разум из старого тела в молодое. Этим вполне можно объяснить его официальное многожёнство, не такое частое среди неформалов. Ещё страшнее в этом свете выглядят известия наших разведчиков по поводу новой подготовки разведки противника. А вдруг профессору удалось решить проблемы проекта «Идеальный солдат». Страшненькая перспектива войны вырисовывается.

– Я постараюсь узнать что-нибудь на эту тему у пленных, если они у нас появятся. Финансировать и прикрывать профессора вполне могли люди из контрабандных кланов. Шахтёры имеют хорошие связи с контрабандистами. Возможно, что-то и удастся узнать.

– Береги себя. Ты мне нужен.


Военный штаб Первой, руководивший операцией на Мокрой, выделил Райнеру отдельный корабль и даже дал два корабля сопровождения. Его статус наблюдателя от центрального штаба заставил их осторожничать. Если Райнер напишет плохие отчёты об их работе, то продвижения по службе им не видать.

Военные шахтёров не боялись. Уровень подготовки военных экипажей, для ведения именно военных действий, намного превышал уровень подготовки гражданских экипажей. Корабли Первой, построенные на заводах в астероидном поясе, по качеству и по оснащению превосходили даже военные корабли колоний, что уж говорить о гражданских посудинах. По расчётам штаба, для нейтрализации ближайших к Мокрой корпораций шахтёров, пятидесяти кораблей достаточно, с запасом. Вряд ли шахтёры сумеют выставить больше трёх десятков кораблей, а учитывая превосходство военного флота над гражданским, нейтрализовать такое количество кораблей для армии труда не составит.

Тройка кораблей Райнера держалась несколько позади и в стороне от основного строя. Притормозив у астероидного пояса в координатах, добытых разведкой, флот обнаружил маяки шахтёров, что подтверждало правильность разведданных. Игнорируя предупреждения маяков, корабли, не спеша и внимательно ощупывая пространство локаторами, двинулись вглубь астероидного пояса.

Ошибочность такого решения начальство поняло очень скоро. На корабли обрушились многочисленные, хотя и мелкие, но неприятные метеорные потоки. Неприятность заключалась в том, что они зачастую имели вид спиральных вихрей, и направление движения не в плоскости астероидного пояса, а сверху или снизу. Такое вполне возможно после столкновения и разрушения хаотично вращающихся астероидов. Количество таких потоков превышало все разумные пределы, и стандартная защита кораблей перестала с ними справляться. Один за другим корабли, попавшие в плотный поток, получали многочисленные пробоины в корпусе. Один из кораблей неожиданно взорвался. Судя по всему, значительный осколок пробил защиту реактора. Панические доклады капитанов заставили начальство дать команду на отход. Пилоты вообще не понимали, как шахтёры могут работать в таких условиях. Корабли стали гасить и так небольшую скорость, разворачиваться и ускоряться для выхода из астероидного пояса.

Райнер имел предположение на эту тему, но выглядело оно несколько обидно для армейцев. Да и доказать, что это специальная ловушка для недалёких любителей пощипать шахтёрскую корпорацию, он никак не мог. Тройка кораблей Райнера шла в хвосте флота, поэтому не успела попасть под плотные потоки камней и не пострадала.

Откуда с тылу появился противник, никто не понял.

– Капитан, на экране локатора наблюдаю вспышки ионных двигателей! Очень близко! – неожиданно доложил капитану один из операторов в рубке корабля, где рядом с капитаном в противоперегрузочном кресле сидел Райнер.

– Проклятие! Откуда их принесло? Там же открытое пространство! – пробормотал капитан и продублировал сообщение оператора в штаб эскадры. Тройка кораблей Райнера оказалась самыми ближними к кораблям противника. А в том, что это противник сомнений не было. Включившиеся маяки имели не военные маркеры.

– Противник запрашивает канал связи. Что делать? – связист уставился на капитана корабля.

– Как же неудачно! – пробормотал капитан, качая головой. Флот только развернулся и скорости кораблей не хватит для эффективного противоракетного манёвра. Флоту необходимо время, чтобы разогнаться. Только ближайшая тройка кораблей имела большую свободу манёвра и скорость для отражения ракетной атаки. Противник явно видел положение флота и появился в самый выгодный для себя момент. Где они прятались до этого – это вообще вопрос отдельный. – Открыть канал связи!

Райнер даже откинулся на спинку кресла от неожиданности. С экрана связи на него насмешливо смотрел таинственный неформал с Мокрой. Трудно не узнать человека, когда по полдня рассматриваешь его фотографию. У Райнера даже мелькнула мысль о многочисленных клонах бежавшего профессора – генетика, но он отмёл её, как слишком фантастическую. Гораздо проще подходило предположение о предательстве в штабе. Этот же неформал говорил на допросе о многочисленной разведке в управлении на Первой. Райнер окончательно уверился в специальной ловушке, куда сейчас загнана часть флота Первой. Об операции знали. Их атаку ждали на станции, не дав её захватить. Сейчас мятежные семьи, сторонники Первой на Мокрой, загнаны в неисследованные и глубокие районы океана. Остальные семьи открыли на них сезон охоты. Теперь, военные корабли, а то, что их ожидают именно военные корабли, сомнений у Райнера не было, подловили флот в самой невыгодной для него позиции. Не важно, что противников всего семь. Райнер прямо кожей чувствовал исходящую от них угрозу. На Мокрой окопался страшный враг, знающий их планы и на несколько шагов опережающий их.

– Приветствую чужие корабли на территории корпорации «Новый мир». Если вы принадлежите военному флоту Первой, предлагаю сдаться. В другом случае – требую допуска досмотровых групп на корабли. Надеюсь, идентификационные маяки вы всё же включите, – в словах неформала с экрана сквозила издёвка. Угрозы, почти десятикратно превышающему тебя противнику, явно указывали на это.

– Я не знаю никакой корпорации с таким названием, – с трудом сдерживаясь от негодования, почти прошипел капитан корабля, – но за такую наглость вы ответите.

– Хм-м-м…, похоже, вы собираетесь драться со спущенными штанами! Ну, боги космоса вам в помощь! Значит, не договорились, – нагло ухмыльнулся неформал и прервал связь.

Райнер переглянулся с капитаном. Сравнение противника пришлось как нельзя впору. Качественно драться, только начавший ускорение флот, не мог. На такой скорости кораблям будет трудно уйти от ракетной атаки.

– Проклятые шахтёры! Они нам половину флота перестреляют, даже своими устаревшими пукалками! – злобно выругался в погасший экран связи капитан. Он обернулся к Райнеру. – Начальство дало команду на атаку. Что делать? Мы единственные корабли, способные уклониться от ракет противника. Наша тройка в вашем подчинении, и действовать мы имеем право только после вашего подтверждения.

– Вы считаете, что на некоторое время задержите противника? – удивлённо уставился Райнер на капитана.

– Почему задержим? – не понял капитан. – Мы точно собьём половину, а то и больше. Не сравнивайте шахтёрские калоши с нашими новыми кораблями. У них на подвеске, максимум, по четыре старые ракеты на каждого. Всего – тридцать две штуки на семерых. Наши корабли позволяют кратковременно развивать значительные ускорения, и чтобы доставить нам неприятности нужно затратить, как минимум, по десятку ракет на каждый корабль, причём выпущенных с близкого расстояния. К тому же, на одном нашем корабле, в отличие от гражданских, по шестнадцать ракет. Прикрыть выходящий из ловушки флот мы сможем.

– Я бы, на вашем месте, не надеялся на безграмотность этих, так называемых шахтёров, – неуверенно покачал головой Райнер. – Разукрашенный парень, разговаривающий с нами по связи, возможно, результат разработки по проекту «Идеальный солдат». У нас она не получилась, а кто-то смог довести её до ума. Так что противостоять нам будет опасный противник. Этот же противник загнал флот в ловушку. Как это ему удалось – вопрос сложный. Исходя из таких соображений, я бы не стал рассчитывать на противодействие нам гражданских кораблей. Стройте план атаки исходя из того, что атакуете превосходящие силы противника.

– Значит, говорите, «Идеальный солдат», – задумался капитан. – Сведения точные?

– Точнее не бывает, – кивнул Райнер.

– Капитан, противник выпускает ракеты с дальней дистанции! – удивлённо вскрикнул штурман корабля, наблюдающий за обстановкой в космосе. – Курс ракет не на нас! Курс на эскадру! Капитан! Это не гражданские!

– Сообщение штабу срочно! – заорал на связиста капитан, бросив остальным. – Активировать лазерную защиту! Курс на уклонение от ракет!

– Капитан! Они… бьют не по нам! Ракеты идут на эскадру! Проклятие! Ничего не понимаю! Пятьдесят! Сто! Они запустили сто…, – штурман аж охрип от волнения и стеклянными глазами уставился на Райнера с капитаном, только с ужасом тихо бормоча: – Сто пятьдесят! Сто пятьдесят! Эскадре – крышка. От трёх ракет корабль без скорости не уйдёт, даже от старых….

– Курс на противника! Залп всеми ракетами! – закаменев лицом, приказал капитан.

– Что? Всё так плохо, как говорит штурман? – уставился Райнер на капитана. В космических сражениях он плохо разбирался.

– Да, – тяжело выдохнул капитан, уперев рассеянный взгляд в экран обзорного локатора. – Без скорости, от ракет увернутся единицы. Но мы отомстим! Наш залп противника достанет. Они не успеют погасить скорость при сближении и развернуться, хотя и находятся достаточно далеко. Если бы не наши новые корабли и ракеты, их бы фокус удался, а так, мы с ними ещё посчитаемся.

Райнер рассматривал капитана. Штаб не обманул. На самом деле передал в его распоряжение отличного капитана. Не каждый человек имеет такое самообладание.

Ракеты летят намного быстрее кораблей. Через некоторое время Райнер имел сомнительное удовольствие – наблюдать расстрел кораблей эскадры. Те успели дать по паре залпов в сторону противника, и даже успели выпустить целый рой противоракет, но это не помогло. Ракеты противника оказались не старыми, а даже более совершенными, чем ракеты флота. Они уклонились от заградительной стены из противоракет и, включив обычную противолазерную защиту, вломились в строй эскадры, создав небольшой филиал ада в ограниченном пространстве. От прямых попаданий в реактор взорвалась только треть кораблей эскадры, остальные получили многочисленные пробоины и потеряли ход. В результатах удара капитан немного ошибся. Не увернулся никто. Только два задних корабля эскадры смогли сохранить исправные двигатели, в момент ракетной атаки они оказались прикрыты многочисленными корпусами передних кораблей.

Райнер с капитаном ждали таких же взрывов в стороне противника, но их, своим охрипшим от волнения голосом, разочаровал штурман:

– Капитан! Это невозможно! Они разгоняются вбок, по дуге, в сторону от основного курса, и с ускорением – пять. Ни наши ракеты, ни ракеты эскадры их не достанут. На такое боковое ускорение ракеты не рассчитаны. Они потеряют цель и через некоторое время самоликвидируются.

– Противник запрашивает канал связи! – раздался удивлённый голос связиста.

– Давай, – обречённо выдохнул капитан.

Собеседник с другой стороны экрана не расстался со своей ехидной ухмылкой на лице.

– Могли бы уничтожить все ваши корабли, но пожалели людей. Собирайте подранков и валите отсюда, – неформал абсолютно не боялся флота Первой.

Райнер верил словам неформала. Редкие ракеты в космическом бою попадали в реактор. Обычно, ракета взрывалась на подходе и осыпала корабль морем осколков, превращавшим его в подобие решета. Лазерные установки ближней защиты против больших ракет неэффективны, а от противоракет ракеты врага легко уворачивались, как будто непосредственно управлялись пилотами – смертниками.

– Мы сами не справимся со спасением экипажей, – капитан пристально рассматривал неформала, как будто в первый раз. – Необходимо вызывать помощь эскадры.

– Вызывайте! Стрелять не будем, – безразлично проворчал неформал. – В этот сектор астероидного пояса потом лучше не суйтесь. В следующий раз – никто не уйдёт.

– Я сообщу командованию, – кивнул капитан.

Не дослушав его, неформал отключил связь.

Капитан включил аварийный маяк на корабле и приказал сделать то же самое капитанам сопровождающей двойки. Переключившись на общую волну, он сообщил открытым текстом о перемирии на время спасательной операции, всем, кто его слышит. Отозвались всего чуть больше десятка повреждённых кораблей. Штаб операции, находившийся на одном из головных кораблей, погиб. Капитан корабля Райнера взял командование остатками флота на себя, сообщив о случившемся на базу флота.

– Капитан! Их нет! Они исчезли! – штурман лихорадочно крутил ручки настройки локаторов.

– Вы что-то о них знали? Я видел, что вы узнали нашего противника на экране, – посмотрел на Райнера капитан.

– Я не знаю, что вам сказать. Вы не поверите, – покачал головой Райнер. – Это идеальные солдаты, на кораблях – призраках.

– Значит, разведчики не врали, и корабли – призраки они видели, – откинувшись на спинку кресла, пробормотал капитан.

Через некоторое время пришло сообщение из штаба флота. На помощь выдвигается эскадра из тридцати кораблей с шестью спасательными кораблями и медиками на борту. Капитан посоветовал им включить маяки на общей волне и первыми не атаковать корабли противника, если те обнаружатся поблизости. Райнер присоединил своё мнение к рекомендации капитана.

Остатки разбитой эскадры принялись вылавливать в пространстве развороченные взрывами корабли и собирать выживших членов экипажей, пока у них не кончился воздух в автономных скафандрах.


Я со стороны наблюдал за действиями оставшихся на ходу кораблей противника. Работы по спасению людей у них очень много. Сами они точно не справятся. Даже дух не ожидал, что ловушка, подстроенная шахтёрами, обеспечит нас таким преимуществом. Мне стало жалко потраченных переделанных ракет. Можно было обойтись и обычными, если бы они у нас были. Да и не рассчитывал я на такую беспомощность военных перед массированной ракетной атакой. Против моих умных ракет корабельные противоракеты оказались бессильны, а сами корабли не имели достаточной скорости, чтобы увернуться. Можно сказать, что разгромили противника мы полностью. Я не врал, когда сообщал по связи, что мог уничтожить все корабли. Это на самом деле, правда. Пришлось давать команды ракетам на подрыв, до поражения корабля, чтобы до него долетели только осколки ракет. Нужно было оставить как можно больше подранков. Дух планировал развить операцию.

Антигравы позволили нам развернуться по дуге, не сбрасывая скорости. Оставив один корабль наблюдать за уборкой территории, мы вернулись на базу шахтёров. Свои ракеты мы выпусти все, а на базе их оставалось всего три десятка. Снарядив по две ракеты на корабль, я оставил их патрулировать зону шахтёрской колонии. Заправив по пять ракет в каждый подвесной контейнер, направил свой корабль в сторону вражеской станции. Банкет требовалось продолжить. Для снятия блокады необходимо оставить противника без станции. Быстро пригнать к Мокрой новую станцию враги вряд ли смогут. Им придётся отвести корабли на другие зоны блокады. Без станционной поддержки корабли долго находиться в космосе не смогут. Сейчас блокада и так ослаблена, из-за того, что часть кораблей ушла для спасательной операции. Я не зря покрывал свой корабль дополнительными защитными ячейками. На экранах противника, при работающем щите, он теперь стал невидим. Летящий на антигравах под щитом корабль будет отличным сюрпризом для станции.

Операция, разработанная духом, продолжалась. Со мной в поход напросился Листер Мерен. Я не стал возражать. После снятия блокады он мне понадобится, а то, что нападение на станцию удастся, не нужно даже гадать.

Расстрел станции прошёл также буднично, как и стрельба по почти неподвижным кораблям противника в шахтёрской ловушке. Тихо, под щитом, пробрались через защитные кордоны наблюдательных кораблей. Почти в упор выпустили десяток ракет в самые уязвимые точки станции. Легко прошмыгнув мимо всполошившейся охраны, наблюдали со стороны, как эта охрана собирает рассыпавшиеся отсеки станции, после срабатывания аварийной системы управления.

Как и предполагал дух, оставшееся руководство не увидело другого выхода, кроме снятия осады Мокрой. Через несколько дней раздумий и расчётов, окончательно подорвав всё, что не могло двигаться самостоятельно, остатки осадного флота Первой покинули окрестности Мокрой.

С помощью Листера мне легко удалось установить связь с орбитальными защитными станциями. Его там многие сотрудники службы безопасности хорошо знали. После моих сведений, недоумение, по поводу непонятных действий противника, быстро рассеялось. Личное участие в боях я не выпячивал, сославшись на эффективные действия самих шахтёров. Да и ловушку они для неприятеля подготовили классную, объясняющую такой разгромный счёт при встрече шахтёрских кораблей с флотом противника. Только нападение на станцию противника пришлось брать на себя. В то, что какой-то шахтёр мог это сделать, никто бы не поверил. Совсем другое дело – профессиональный наёмник, с некоторой репутацией. Сквозь ослабленное прикрытие станции даже обычный корабль с хорошей долей везения мог бы пробраться. Так что в герои я всё равно попал, и до острова и жён добрался только через пару дней после ухода чужой эскадры. Станционники меня просто так на планету не отпускали, особенно после скомканных рассказов Листера. Подробно о моих подвигах ему не давала рассказывать клятва секрета.

Семейная раздробленность руководства Мокрой не дала пригрести шахтёров в общие войска. Переделанные корабли образовали отдельную шахтёрскую бригаду под управлением Ланса Тима и стали обеспечивать охрану дальних подходов к планете. Секретные локаторы позволяли обнаруживать и встречать корабли противника задолго до того, как они почувствуют, что обнаружены. Об особенностях, с виду обычных кораблей, экипажи не распространялись. К тому же даже среди военных капитаны шахтёров пользовались определённым уважением. Единицы капитанов, участвовавших в прошлой войне, могли похвастаться таким списком повреждённых и сбитых кораблей противника.

Кое-что из оборудования кораблей пришлось рассекретить. Военные, посетившие шахтёрские корабли, видели пустые центры управления, только с установленными противоперегрузочными креслами. Управление кораблём через виртуальные экраны их поразило. С моей стороны шаг вполне логичный, тем более что на орбитальных станциях уже появились серверные компы нашего производства. Там не было только очков виртуального управления, которые я придумал уже на корабле. У местных производителей пока отсутствовали устройства даже с простым мозговым интерфейсом, используемые в очках виртуального управления.

Особенно после разгрома флотом корпорации поискового флота Первой и атаки на станцию, вообще снявшей блокаду планеты, корпорация «Новый мир» стала самой известной фирмой на планете. Несмотря на ограниченное количество товара, выпускаемого корпорацией, и значительные цены на него, желающих вложить свои средства в перспективу развития нашлось великое множество. Рейтинги фирмы взлетели вверх ракетой, а в это время я с жёнами на пару дней выпал из активной деятельности, оставив разбираться с проблемами других компаньонов. Во-первых, я по ним соскучился, как и они по мне, так как магическая и ментальная связь накладывает на нас определённые правила. Во-вторых, нам было необходимо разобраться с некоторой магией. Жёны меня порадовали. Пока я разбирался с нападавшими, им удалось подобрать ключики к магии земли и жизни. С жизнью – основная заслуга Сайлы. Наверное, поскольку она всё же местная, ей чисто интуитивно удалось подобрать нужные параметры к заклинаниям жизни. Жизнь неразрывно связана со смертью, поэтому и магия смерти оказалась нам доступна, хотя я и не собирался ей активно пользоваться. Превращаться в мумию не хотелось.

Маги жизни и вообще магия жизни – это магия слабых магов. Для работы с силой жизни достаточен слабый толчок и сильный контроль, поэтому достаточно просто иметь слабые каналы жизни в ауре, чтобы использовать такую магию. Магия смерти – это магия сильных, со слабыми каналами в ауре там делать нечего – сгоришь моментально. Силу жизни можно сравнить с мощным фонтаном, бьющим в любом источнике жизни, будь это растение или животное. Чтобы прочистить такой фонтан или направить его в нужную сторону, достаточно слабой силы мага, а вот попробуйте его прервать или заткнуть. Энергии при этом понадобится на пару порядков больше. Были и другие неприятные последствия в магии смерти, и маги напрямую предпочитали ей пользоваться пореже и вообще все операции проводить на соответствующих алтарях, чтобы гасить откаты. Это относилось к классическим магам, я же – как и отец, маг – артефактор. Мне магия смерти нужна только для создания артефактов, хотя можно и обычные заклинания легко использовать, за счёт того, что откаты заклинаний у меня жёны – якоря нейтрализуют. Плеть смерти, сцепленная с плетью земли или огня – очень эффективное оружие в ближнем бою. Жалким возможностям силовых плетей псионов до неё очень далеко.

Теперь появилась возможность реализовать некоторые идеи усиления нашего положения в этом мире. Для этого большую помощь оказали шахтёры. Элион Морт, по своим каналам связавшись с соседними шахтёрскими колониями, пригласил их глав посетить свою колонию. Как жрец алтаря дракона он провёл с ними ритуал принятия клятвы секрета и показал фантастические возможности новых кораблей. Для жреца магические возможности совсем необязательны. Он задаёт только тему и направление, а остальное делает алтарь.

Главы всех трёх ближайших колоний долго не стали размышлять и попросились в корпорацию. Присоединив к себе все шахтёрские колонии, корпорация захватила поставки на Мокрую материалов, в том числе и радиоактивных, добываемых в астероидном поясе вблизи у планеты. И это только видимая вершина айсберга. Среди шахтёров доля контрабандистов особенно велика, и их всех мы подгребли под себя. Пришлось отправить Лиэну в шахтёрские колонии, проводить ритуал для всех жителей. Ей это уже вполне по силам, тем более что моим, а точнее уже нашим семейным теневым карманом, она научилась пользоваться очень быстро. Сам занялся Крилами. После ритуала значительную часть контрабандистов мы у них точно откусим. К тому же, глава Крилов сам попросил о встрече.

Как и раньше его посланник, Майрон Крил, сразу после моего приглашения, прилетел на маленькой летающей лодке к нам на остров.

– Привет господину Рейну! – с улыбкой поприветствовал меня старик, спускаясь с трапа, приставшего к берегу самолёта. Демонстративно осмотревшись по сторонам, он сразу заявил:

– Как насчёт моего зомбирования! Дела я сыну уже передал.

– Ну и зачем говорить о том, о чём понятия не имеете? А ещё пожилой, уважаемый глава семьи! – я укоризненно покачал головой.

– Хм-м-м…, значит, о зомби вы понятия имеете, – с весёлым прищуром глаз уставился на меня Майрон.

– Да тупые они, – грустно махнул я рукой. Вспоминать о Тёмном мире мне не хотелось, хотя одна из моих матерей родом именно оттуда. Вампирам по крови там не место. У нас своя магия, несовместимая со смертью. Поэтому и магию смерти я не очень-то любил использовать.

– Забавно! – даже без доли, вмиг испарившегося веселья, пробормотал Майрон, продолжая меня пристально рассматривать. – И ведь не врёте! До чего же много вокруг вас секретов!

– Что, уже разведку засылали? – ухмыльнулся я, не опуская взгляда.

– Пытались! – вяло махнул рукой старик. – С виду, вполне обычная компания, а попытаешься копнуть – сходу налетаешь на монолит. Нет ни одной щёлочки в защите. Легко предположить, что без специальной обработки абсолютно всех людей, соприкасающихся с тайной, такого добиться не возможно. Это даже не наш уровень! Пойдёмте в ваши берлоги, молодой человек. Хотя я и достаточно бодрый старик, из-за частого применения слёз океана, а теперь и ваших снадобий, но стоять на влажном ветру не люблю.

– Извините! Вы меня слегка озадачили своими первыми словами, – предложил Майрону следовать за собой.

Устроились мы в моём кабинете. Сидеть в невидимом кресле, на базе антиграва, намного удобнее. Раз старик сам пожаловал ко мне, да ещё настаивал на зомбировании, то что-то его подтолкнуло к серьёзному разговору. Я уже подозревал, что это не только потери среди людского персонала контрабандного клана. Скрывать некоторые свои возможности от такого человека я посчитал неправильным. После опробования им антигравитационного кресла, клятва секрета на виртуальном алтаре уже не вызвала у гостя большого удивления.

– Я расскажу вам одну историю, – начал гость свою речь после ритуала, устраиваясь на кресле поудобнее. – Относительно недалеко отсюда – всего жалкая сотня световых лет, существует система, населённая такими же людьми. Наша наука немного ушла вперёд от местной. Удачное стечение обстоятельств позволило нам открыть уникальный эффект прокола пространства. К сожалению, как мы не бились, разработать научную теорию по этой теме нам не удалось. Пришлось пользоваться эффектом вслепую.

При экспериментах по разгону космического корабля до скорости света, один из экспериментальных кораблей просто исчез. Ни взрыв, ни другой какой-то эффект это событие не сопровождал. Учёные уже потеряли надежду найти хотя бы осколки корабля, чтобы разобраться, что случилось, как он сам появился в месте исчезновения и стал планово гасить скорость. Удивлённые учёные обследовали каждый его винтик, не обнаружив никаких повреждений. Информация, записанная исследовательской аппаратурой на борту, учёных потрясла. Планово разогнавшись почти до световой скорости, корабль определённым образом прорвал пространство, оказавшись очень далеко от системы. По конфигурации окружающих звёзд астрономы с трудом определили примерные координаты выхода корабля. Расстояние оказалось невероятным – больше ста тысяч световых лет от нашей системы.

Тупой робот, управлявший кораблём, не заметил мгновенного перехода, посчитав изменившуюся внешнюю картинку окружающих звёзд за сбой астронавигатора. Продолжая полёт по инерционному навигатору, автомат планово погасил скорость, развернулся и проделал разгон в обратном направлении. Прыжок получился идеально, вернув корабль в окрестности нашей системы.

Учёные запустили в эксперименте по разгону другой корабль, и ничего не получилось. Корабль точно отработал заданную программу в родной системе. После долгих споров решились на повторный запуск необычного корабля. Эксперимент удался. Корабль прыгнул на невообразимое расстояние и благополучно вернулся. Причём по внешним наблюдениям многочисленной регистрирующей аппаратуры, корабль побывал в том же месте, что и прыжком ранее. Повторные запуски других кораблей не смогли повторить успех первого. Ещё долго бы научники строили свои многочисленные теории, если бы один из техников не признался, что внёс в программу управления корабля небольшую коррекцию. В момент достижения кораблём скорости, на пять процентов меньше скорости света, по всему кораблю включались динамики с трансляцией победного марша. Именно определённая вибрация корабля при скорости близкой к скорости света создавала условия для прокола пространства, как стали впоследствии называть такой эффект. Многочисленные повторы эксперимента увенчались непрерывными успехами. Корабли оказывались невообразимо далеко и нормально возвращались.

Только скоро восторги учёных поутихли. Эффект расчётам не поддавался. Каждый корабль прорывался совсем в другое место, зачастую отстоящее от других на многие сотни тысяч световых лет, и очень далеко от каких бы то ни было звёздных систем. Настройка прокола пространства зависела от конструкции самого корабля и мелодии, активирующей прокол. Вскоре официальные программы, в связи с нерентабельностью проекта, все правительства свернули. Только некоторые фирмы взялись за финансирование проектов по поиску прокола, подходящего для использования.

Не понимая теории прокола, мы оказались ограничены многочисленными барьерами. Например, при значительном ремонте корабля, тот прыгал при тех же условиях совсем в другое место, а срок службы обычного космического корабля не превышал сотни разгонов – торможений. Даже если бы удалось обосновать колонию на подходящем месте, связь с ней бы оборвалась после выхода из строя двигателя корабля или серьёзного повреждения корпуса. Фирмы, вышли из такого положения, начав строить сразу по три серийных корабля, маркируя даже отдельные заклёпки, создаваемые сразу для трёх кораблей из одной разливки металла. Стоимость программы превысила все разумные пределы.

Она не закрылась только из-за энтузиастов, горящих желанием покорять новые миры. Построенные корабли распродали всем желающим. Большая их часть стала использоваться в обычных полётах по системе. Я в то время владел небольшой фирмой космических перевозок и купил один такой кораблик ради забавы. Можешь считать это моим помешательством, но мне хотелось, если и не покорить, то хотя бы взглянуть на другие планеты. Как и другие исследователи, я стал посылать в прокол роботизированный корабль, используя различные мелодии.

Как ты уже догадался, на старости лет, удача мне улыбнулась. Робот принёс изображение близкой системы, и располагалась она всего в жалкой сотне световых лет от нашей. Я передал управление фирмой старшему сыну и за дополнительные деньги скупил у остальных фирм два корабля этой же серии. До меня только один безумец решился рискнуть на полёт в неизвестность. Если роботы разгонялись с десятикратным ускорением, то людям длительного разгона в сорок дней при таком ускорении просто не выдержать. Только на разгон в нормальных условиях потребуется целый год, а ещё столько же уйдёт на торможение. Чтобы куда-то долететь и вернуться, нужно на корабле иметь запасов на четыре года. Я уже тогда был не молод, и меня ничего в родной системе не держало. Жена умерла от неизлечимой болезни задолго до этой моей выходки. Сыновья отговаривали меня, но я стоял на своём и победил. Экипажу нужно было взять запасов всего на чуть больше года полёта. Возвращаться мы не собирались, хотя эту возможность я не исключал.

Таких идиотов, как я, набралось всего пятеро. Про год в консервной банке я ничего рассказывать не буду. Хорошо, я догадался взять с собой отличнейшего мозгоправа. Ты его знаешь – Айрон Крил. Его усилия позволили нам не свихнуться во время разгона и торможения. Уже по ту сторону прокола нас ожидали корабли – роботы, посланные сыном с дополнительными запасами для дальнейшего нашего полёта. Оставив одного робота на месте прокола, возле системы, а второго направив назад, с сообщением о том, что у нас всё нормально, мы нырнули в систему. Точка выхода из прокола располагалась выше плоскости планетарных орбит в системе. Аппаратура у нас не позволяла подробно разглядеть даже планеты на таком расстоянии, но выбор пал на пояс планет в зоне жизни, тем более их оказалось здесь целых четыре. Каково же было наше удивление, когда, подлетев поближе, мы засекли сильные источники радиосигналов. Принципы кодировки в основном применялись несложные, и наша техника с этим справилась. Лететь пришлось около полугода и за это время, ловя радио и телесигналы, с помощью Айрона удалось изучить самый распространённый язык в системе.

Дальше мне в очередной раз улыбнулась удача, да ещё какая! В это время начиналось заселение Мокрой. Мы совершенно случайно уловили совсем слабый сигнал аварийного маяка с просьбой о помощи. Корабль одной из семей переселенцев попал в блуждающий метеоритный поток и потерпел крушение. Командный центр и большая часть жилых отсеков попала под удар, и там никто не выжил. Реактор почти не пострадал, но зато двигатели разнесло полностью. Имея энергию, оставшимся переселенцам удалось изолировать несколько живых отсеков, но ни припасов, ни воздуха им надолго бы не хватило. Кроме аварийного маяка из реакторного отсека, никакого оборудования связи у них не было. Если бы не наша чувствительная исследовательская аппаратура, мы бы их тоже не услышали. Пролететь мимо мы не смогли, да и Айрон посоветовал примкнуть к переселенцам. Те уж точно знали, где и как можно устроиться в этой системе. Так и началась жизнь семьи Крил в этой системе. Кстати, на этом же корабле переселенцев я встретил свою новую жену, родившую мне на Мокрой трёх сыновей. Как тебе история?


Я предполагал услышать кое-что интересное, но чтобы такое! Вопросов возникло – море. Слишком много невероятных фактов и совпадений. Даже дух, с его скоростью в решении различных задач, затруднялся с анализом всей вываленной на нас информации. Один только факт, что две системы на расстоянии сотни световых лет друг от друга заселяет одна и та же раса, создавал неограниченное поле для догадок и логических построений. Аура собеседника однозначно показывала отсутствие различий с аурами уроженцев этой системы.


Глава 13. Неожиданный фактор.


Задумался я надолго. Майрон не мешал моим размышлениям.

(Дух: – Судя по всему, когда-то очень давно в этом районе галактики существовала человеческая цивилизация, расселившаяся по космосу. Наличие четырёх жилых планет в одной системе указывает на использование очень серьёзных технологий преобразования целых планет. Если здесь жили маги, не могли ли они тоже пострадать от вируса из нашей вселенной. Вероятность, что кто-то из магов имел возможность прохода между вселенными, достаточно велика. На результаты работы вируса указывает и почти полное отсутствие магически одарённых людей в этой системе.

Рейн: – С этим спорить не буду. Меня интересует другое. Зачем старик рассказал мне всё это?

Дух: – Это и так понятно. У него проблемы. Могу даже сказать какие – износ кораблей. Насколько мне известно, Крилы участвовали в первой волне заселения Мокрой, а это происходило больше сотни лет назад. Даже если экономить ресурсы кораблей, обычную усталость металлов никуда не денешь. Роботы используют большие ускорения для разгона. Мне даже удивительно, как они вообще столько лет протянули. Если строить новые корабли, то всё равно из-за недостатка знаний прыгнуть в эту систему не получится.

Судя по цветущему виду старика, он частенько пользуется слезами океана. Кристаллы гарантированно являются основным экспортом в родную систему. Я просто уверен, что многие из знакомых или просто нужных людей в родной системе Майрона используют кристаллы для продления жизни. Из-за большого потока контрабандных кристаллов на сторону, поддерживается их высокая стоимость здесь. С отсутствием кораблей для связи между системами, обмен товарами прекратится. Да и вообще прекратятся любые связи.

Учитывая наши непонятные возможности и разработки, Крилы сразу заподозрили, что мы не отсюда, а значит, имеем транспорт для полётов между системами.)

– Сколько ещё продержатся ваши роботы? – обдумав дальнейшую стратегию разговора, поинтересовался я у старика.

– У нас остался единственный корабль, тот, на котором мы прилетели, – с грустью в голосе сообщил Майрон. – Мы его меньше использовали, спрятав в большом поясе астероидов на границе системы. Там у нас оборудована небольшая автоматическая станция. По нашим заказам местные фирмы, в основном с Первой, создали нам запчасти для роботизированных кораблей. Электронную начинку для управления и кое-какие запчасти к двигателям и реакторам мы получили с родной системы. Смысла использовать новые корабли для исследования других систем я не видел, поэтому они работали лишь каботажными грузовиками между Мокрой и станцией на окраине системы. Там груз в контейнерах перегружался на роботизированный корабль, и тот уходил в прокол. Дважды в год мы получали и отправляли грузы. Полгода назад второй робот не вернулся. Первый где-то пропал ещё полсотни лет назад. Отправлять в прокол единственный оставшийся корабль, я побаиваюсь. Старичок тоже может развалиться на ходу.

– Сколько кристаллов вы отправляли на родину?

– Ровно половину контрабандного трафика – около пяти тысяч за полгода. Это наша доля за предоставление некоторых технологий контрабандным кланам. Как раз через контрабандистов с Первой мы заказывали запчасти для системных кораблей. Такие технологии, для распространения в колониях, на Первой под запретом. Мы обещали друзьям, что не будем их открыто здесь использовать.

(Дух: – Это и есть мифические корабли призраки, фигурирующие в рассказах космолётчиков. Боюсь, у сына нашего гостя на родине очень большие проблемы. Кое-кого из старичков, обладающих властью, там основательно подсадили на кристаллы. Жить дольше всем хочется. Если трафик прекратится, потребители могут это неправильно понять и вытрусить секреты из поставщика не самым гигиеничным образом. Конечно, этим они ничего не добьются, но семью Майрона дома могут проредить основательно.)

– Сразу ничем порадовать я вас не смогу, – задумчиво рассматривая ожидавшего ответа Майрона, сообщил я, – мой корабль вообще развалился при последнем дальнем переходе. Но есть возможность поэкспериментировать с вашими кораблями. У меня имеется теория прыжковых перемещений. Возможность подогнать её к вашему случаю наверняка оправдается. Для этого мне нужно, как минимум, два, сделанных здесь корабля-робота, отправить в прокол по вашей технологии и вернуть обратно, считав некоторые параметры. Оборудование для измерений я подготовлю.

По тому, как ожил после моих первых слов собеседник, было заметно, что за родных он переживает, хотя и покинул их кучу лет назад.

– С этим проблем не будет, – обрадовался Майрон. – Мы их здесь, на всякий случай, сразу два десятка сделали, с одними и теми же параметрами.

В дальнейшем разговоре мы подробно обсудили план действия в этом направлении. Кроме того, Майрон привёз с собой очень интересный, с точки зрения местного закона, документ. По этому документу семья Крил входила в корпорацию «Новый мир» на правах равноправного партнёра. Законом такой шаг не запрещался, в связи с отсутствием аналогичных событий в прошлом. Семьи корпорации создавали, но никак не входили в них целиком. Этим шагом старый пройдоха исключал влияние членов Союза на наши внутренние производства и взаимоотношения. Вся собственность семьи становилась собственностью компании, а это по местным меркам – значительные ресурсы. Крилы официально владели на Мокрой: тремя городами, полутысячей сельскохозяйственных и поисковых ферм, частью одной из космических станций со своим ремонтным доком, военным флотом в пару сотен подводных аппаратов, десятком космических кораблей и населением в триста тысяч человек. Этим шагом Майрон выводил корпорацию на уровень самых больших корпораций планеты и автоматически входил в её управляющий совет.

Другие члены совета корпорации с удовольствием подписали этот документ, поскольку с увеличением фирмы, доходы вырастут у всех, даже просто за счёт внутренних взаиморасчётов, уже не говоря о новых возможных совместных производствах.

Остальные члены Союза семей с удивлением обнаружили забавный юридический казус. С одной стороны Крилы входили в союзный совет, а с другой в совет корпорации, входящей в союз, но ему не принадлежащей. Координаторы, посовещавшись с главами, пока оставили такое положение дел без внимания. Корпорация гарантировала поставки продукции в прежнем объёме, а что она будет делать внутри себя, Союз уже волновать не должно.

Пока за последнее время серьёзнее всего из членов союза пострадала семья Хартов. Перевозки между колониями практически полностью прекратились. Прекращение блокады Мокрой никак на это не повлияло. Остальные колонии по-прежнему оставались в осаде. Руководство колоний пока находилось в размышлениях по поводу методов ведения новой войны. Флот Первой, только издалека обстреливал уязвимые, из-за своей неповоротливости, орбитальные станции и блокировал проход кораблей между колониями. На планетах тоже было не всё в порядке. Многочисленные диверсионные группы наносили значительный вред военному производству. Диверсанты Первой прекрасно подготовились к началу войны.

Перевозки между планетами всё же существовали, но это только в виде разовых случаев или конвоев под мощной охраной. Проход конвоев всегда сопровождался многочисленными стычками с кораблями противника, и, как правило, соотношение потерь было не в пользу колоний. Корабли флота Первой несколько мощнее и манёвреннее кораблей колониального флота. Первая давно скрытно готовилась к войне на истощение, поэтому значительные накопленные запасы позволяли ей продержаться в таком состоянии, без торговли с колониями, значительно дольше самих колоний.

Опыт снятия блокады вокруг Мокрой применить в других случаях невозможно. Более обжитые планеты блокировали значительно большим количеством кораблей и станций. На блокаду Мокрой, стратеги Первой, бросили так мало сил из-за отсутствия здесь значительных космических производств и наличия на планете серьёзной опоры для десантников Первой из подкупленных семей. Размеры флотов Первой превышали размеры флотов каждой колонии в пару раз, в том числе и по станциям. Несмотря на подавляющее преимущество, военные Первой не стремились к прямому боестолкновению. Блокада обеспечивала победу, хотя и через более длительный период, зато с минимальными потерями. Изредка небольшие отряды кораблей противника обстреливали и орбитальные станции Мокрой, добираясь сюда с баз, блокирующих Песчаную.

Один из таких отрядов обнаружила Лиэна, возвращаясь с ритуалов в шахтёрских колониях. Обнаружила она их задолго до собственного обнаружения.

(Лиэна: – Рейн, ты развлекался, теперь моя очередь. Вижу невдалеке три десятка чужих кораблей, направляющихся к планете. Маяки выключены. Сведений о конвое соседей в сводках нет. Я тут духу подкинула на обработку одну идиотскую идею. Предварительный анализ неожиданно выдал результат – прекращение блокады колоний с вероятностью восемьдесят процентов. Дух в шоке.

Рейн: – Я что-то не помню, чтобы духи ошибались в прогнозах. Нам это дорого обойдётся?

Лиэна: – Наоборот. Мы вообще можем легализоваться на новом уровне, и с этим придётся считаться не только главам семей, но и на уровне правительств колоний. С поддержкой шахтёров и некоторой части контрабандистов мы теперь можем себе это позволить.

Рейн: – Развлекайся!)


Тайс Льен – адмирал резервного флота Первой, вёл разведывательный отряд кораблей к Мокрой. После провала операции третьим флотом в этом районе, руководство решило сменить состав задействованных частей. Капитаны кораблей из остатков третьего флота практически саботировали указания штаба. Насколько доносили некоторые информаторы, обстрел станций вёлся с предельного расстояния, а зачастую корабли вообще выпускали ракеты лишь в направлении планеты с огромного расстояния. Третий флот находился в подавленном и деморализованном состоянии, после значительных потерь. Попытки прохода к Мокрой большими силами сразу натыкались на защитные кордоны кораблей противника, и командованию приходилось отдавать приказ на отступление. Лишь одиночным кораблям иногда удавалось обходить кордоны противника и тревожить своими ударами орбитальные станции, да и в этом случае, при отходе после атаки, некоторые корабли подавали сигнал бедствия и больше на связь не выходили.

Резервный флот со своими станциями перебрасывался с астероидного пояса в район Мокрой для возобновления блокады. Окончательно флот пока не сформирован. По плану он должен вступить в компанию на завершающем этапе войны, постепенно пополняя три флота блокирующих колонии. Провал на Мокрой заставил командование изменить планы. Третий флот отводился на переформирование, а уже готовое ядро резервного флота должно возобновить блокаду дальней колонии.

Тайс тщательно проанализировал всю доступную информацию по поражениям флота возле Мокрой. Большую часть поражений можно объяснить глупыми действиями командования, а не преимуществом кораблей противника. Расстрел флота в астероидной ловушке вообще выглядел верхом глупости. Потерю станции тоже можно объяснить шоком командования. Исходя из доступной информации, адмирал не мог объяснить панические настроения среди капитанов третьего флота. Особенно поразила адмирала отставка бессменного заместителя маршала – Райнера Эста, предложившего начать переговорный процесс с колониями сейчас, а не через время, когда те должны почувствовать всё бремя блокады. Это предложение шло вразрез с планами командования и не подкреплялось достоверными документами, а основывалось только на аналитических расчётах самого Райнера.

У адмирала хватило опыта прошлой военной компании, чтобы проигнорировать собственную оценку боеспособности третьего флота и сначала провести операцию разведки предстоящего театра военных действий. Поэтому адмирал повёл отряд авангарда сам. Стандартные транспортные пути он отбросил сразу. Именно там противник встречал нападавших. Он выбрал для похода более длинный маршрут со стороны астероидов. Опасность нарваться на неучтённый поток камней выше, зато можно обойти заставы противника.

– Адмирал, у нас в эфире просьба связи из неизвестного источника. Источник не идентифицируется, – с удивлённым видом уставился на адмирала оператор связи. Радиолокатор не обнаруживал искусственных объектов со стороны сигнала, но сигнал имел параметры запроса и на отражения радиоволн от астероидов никак не походил.

– Такое разве возможно? – с недоумением глянул на мнущегося оператора адмирал.

– В принципе…, возможно, – смутившись, пробормотал тот, но для этого источник сигнала должен быть ретранслятором малого размера, но большой мощности.

– Ладно, подключайся! Посмотрим, кто это, – решил адмирал, переглянувшись с капитаном. Тому тоже хотелось это узнать.

– Привет нарушителям границы! Сдаваться сразу будем или вас обязательно нужно поджарить? – с непонятной, довольной улыбкой с экрана на них смотрела молодая девушка неформалка.

– Вы кто такая? – только через несколько секунд, придя в себя от такой наглости, сумел задать вопрос адмирал.

– Корабль охраны района, подконтрольного галактической корпорации «Новый мир», капитан Лиена Ле Ший, – по-военному чётко представилась девушка, не потеряв довольного вида.

– Какой-какой…? – удивлённо протянул капитан корабля за спиной адмирала. Адмирал поначалу не обратил внимания на это слово.

– Ха-ха-ха…, – задорно рассмеялась девушка. – Повторяю для особо тупых вояк по слогам – «га-лак-ти-чес-кой».

– Если это шутка, то она дорого вам обойдётся, – начал злиться адмирал.

– Отлично! – довольно кивнула Лиэна и добавила непонятную фразу, как-то услышанную у мужа. – Делаю последнее китайское предупреждение!

– Облучение ведущего корабля лазером! – раздались сразу за словами девушки тревожные возгласы оператора связи, дублирующего сообщение с корабля разведчика. – Взрыв в носовом отсеке радиолокатора! Множественные повреждения носового отсека. Разведчик начал противоракетный манёвр.

– Засёк луч! – доложил штурман. – Далеко! Очень далеко! Триста тысяч километров по курсу эскадры. Лазеры ближней обороны неэффективны на таком расстоянии.

– Проклятие! Тогда чем она приложила нашего разведчика? – расстроено пробормотал адмирал.

– Как вам предупреждение? – девушка не прерывала канала связи, с удовольствием рассматривая удивлённые рожи адмирала и капитана. Только они попадали в зону передающей камеры.

– Судя по смещению лазерного луча, корабль приближается к нам со скоростью триста километров в секунду, – тихо, чтобы его не услышала девушка с экрана, пробормотал штурман.

– Что с обнаружением противника? – заблокировав звуковую связь, спросил капитан у штурмана.

– Корабль противника не обнаруживается, – пожал плечами тот.

– Всем кораблям флота – противоракетный манёвр! Включить противолазерную защиту! Подготовить ракеты к пуску! – приказал адмирал и опять включил звуковую связь с противником.

– Что значит галактической? – поинтересовался адмирал у девушки.

– Значит, по-хорошему понимать слова не хотите? – не теряя задора, констатировала Лиэна. – Тем лучше! А по поводу галактической – то и значит. Корпорация у нас галактическая, то есть подразумевает в своём составе множество планет галактики.

– Это как – множество планет галактики? – не понял адмирал.

– Ну-у-у…, у нас молодая корпорация, двадцать – тридцать планетарных систем. Возможно несколько больше. Мы в этот раз далеко от дома забрались, поэтому последних сведений не имеем, – слегка задумалась Лиэна.

Удивительные слова, произнесённые спокойным голосом, потрясли адмирала. Несмотря на то, что в душе он поверил девушке сразу, разум отказывался воспринимать такую информацию. Учёные кучу времени затратили на поиск чужого разума, а тут он объявляется сам.

– Она врёт, чтобы выиграть время, – прошептал сзади капитан, на время блокируя передающий звуковой канал.

– Я прекрасно читаю по губам, – ухмыльнулась девушка. – Вам обязательно надо представить вещественные доказательства? Что же, вы их получите! Поскольку предупреждений вы не понимаете и готовитесь напасть на структурные подразделения корпорации, расположенные на Мокрой и в её окрестностях, военные силы корпорации объявляют войну Первой.

– Канал связи отключён с противоположной стороны, – доложил оператор связи.

– Наблюдаю многочисленные пуски ракет! – заорал штурман. – Дальность сто тысяч. Скорость запуска больше пятисот километров в секунду. Корабль противника отлично виден на радаре! Корабль противника не мог разогнаться до такой скорости за пару минут. Либо это второй корабль, либо корабль шёл с ускорением в сотни раз выше нормального. Кораблям трудно будет увернуться от ракет с ещё большей скоростью за счёт собственного разгона.

– Все кораблям, залп противоракетами! Перейти на ручное управление противоракетами. Цель – приближающиеся корабельные ракеты противника, – заорал адмирал, включив общий канал связи.

– Самим стрелять нет смысла. Скорость наших ракет будет намного меньше, чем у корабля противника. Легко увернётся, – угрюмо пробурчал капитан корабля за спиной адмирала.

– Боюсь, что и от его ракет нам не увернуться, если это на самом деле кто-то извне, – не смог спрятать дрожь в голосе адмирал. Опыт подсказывал ему, что противник очень силён. Опыт оказался прав. Защитная стена из противоракет не помогла. Ракеты противника легко её миновали, потеряв всего две из десяти. Четыре ракеты удалось сбить уже вблизи кораблей, но это не помогло. Осколки шрапнелью прошлись по корпусам, нанеся многочисленные повреждения. Оставшиеся четыре ракеты противника лишили адмирала ещё четырёх кораблей. Прямое попадание ракет в реактор разносило корабль почти на молекулы.

По щекам адмирала потекли слёзы бессилия. Нагло маневрирующий, чуть в с