Путь суккуба (fb2)


Настройки текста:



МИХАЛЬ ТАТЬЯНА ПУТЬ СУККУБА

Пролог

Заключать сделки с дьяволом и продавать свою душу людей заставляют несколько причин — секс, деньги, власть, месть и любовь.


В случае Анны, это оказалась месть.

Знакомьтесь, Лебедева Анна Александровна. Суккуб.

Дата рождения — пятое сентября 1526 года. Дата смерти и перерождения — двадцать шестое марта 1558 года.

Будучи человеком и привлекательной девушкой, Анна вполне успешно выполняла те немногие функции, которые ей полагались: выйти замуж и рожать детей. Мало того, ей по тем временам сказочно повезло. В шестнадцать лет вышла замуж — за богатого и, что самое редкое, любимого мужчину: потомственного дворянина Лебедева Евграфа Алексеевича.

Одиннадцатого февраля 1558 года, бывший сослуживец, подставил Лебедева. Его отвезли в столицу и без лишних слов отрубили голову за измену Родине (за которую тот вообще-то сражался) — а потом, насадили голову на пику и привезли к дому, где проживала его семья, и выставили у ворот на всеобщее обозрение.

На тот момент, у четы было два сына Василий и Павел. При странных обстоятельствах, оба юноши были убиты стрелами, без обличительных знаков. Их тела нашли егеря, сброшенными в овраг и небрежно присыпанными листвой. Обставили дело так, будто на молодых мужчин напали разбойники в лесу, когда те отправились на охоту.

Анна умирала от горя, кричала и билась в горькой агонии, что разрывала её сердце и душу.

Несчастная теряла силы день за днём. И только одна мысль не давала покоя — как успеть, отомстить всем тем, кто приложил руку к смерти её любимого мужа и детей. Любой ценой.

В тот день, когда сердце отсчитывало последние удары, ей явился во плоти демон.

Ночь вступала в свои права, как внезапно, Анну ослепил яркий свет. Такой яркий, что стало больно глазам. Она была не одна в комнате.

— Ангел? Пришёл за мной? — Тихим голосом, спросила умирающая.

Прибывший рассмеялся.

— Уже много веков не состою в Его свите. Я — Демон. — Красивым и глубоким голосом, обволакивающим и притягательным, ответил мужчина.

Житель подземного мира состоял из тьмы. Он был прекрасен и ужасен. За спиной распахнулись черные как сама тьма, крылья. Черты его лица постоянно менялись.

Он представился старшим демоном Астаротом и предложил Анне сделку.

Предателей жестоко наказать, сможет сама Анна. Их души попадут в Ад и будут страдать там вечно. Необходимо, всего лишь, продать свою душу дьяволу. Анна, ни на секунду не сомневаясь в правильности принятого решения, заключила с ним сделку.

Астарот подарил ей не только возможность кроваво отомстить, но и вторую жизнь и бессмертие. Анна переродилась в низшего демона, суккуба.

Предавший супруга, получил самую страшную кару.

В ночь, уже будучи суккубом, голодной и злой, Анна пришла к нужному ей мужчине в дом. Образ выбрала роковой и прекрасной женщины. Демоническая сущность Анны, выбрала необычный и неизвестный наряд для того времени, облегающий кожаный комбинезон и чёрные лаковые туфли на высоком каблуке. Сначала суккуб соблазнила и почти иссушила предателя и изменника, а после подвергла мужчину жестокой пытке, выудив у того информацию об измене, сообщниках и документах, подтверждающих его вину и указывающих на то, что супруг Анны — невиновен.

Суккуб связала его руки и ноги, разведя их в стороны и изящной туфелькой надавливала на мошонку, усиливая давление, пока мужчина не признавался во всем. Затем, той же туфелькой, острым каблучком, выколола несчастному глаза. Вырвала руками язык и сердце. Вместе с обличающими документами, отправила части тела и органы посылкой для Правителя.

Имя и репутация Лебедева Евграфа Алексеевича, были очищены кровью.

Все сделано «красиво» и изящно, как и подобает настоящей женщине.

Есть истина, подтвержденная временем: не обижайте женщину и не делайте ей больно, ибо ее месть будет холодной и расчетливой, а страдания мужчины — мучительными и долгими.

Глава первая

Современное время.


Развалившийся на моём диване Ник, терпеливо ждал, когда прекращу, катать истерику. Он смахнул невидимую пылинку с хорошо отглаженных брюк, выудил из кармана пачку сигарет. Прикурил от золотой, усыпанной бриллиантами, зажигалки и с блаженством сделал первую затяжку.

— Не понимаю тебя. Говоришь так, будто ты сделаешь это в первый раз.

— Такое не делаю, — зло сказала. — Представь себе, даже у меня есть моральные принципы.

Ник выпустил кольца дыма и пожал плечами, выражая свое отношение к моим принципам.

— Представь, что ты сотворишь благое дело.

— Благое дело? Я не могу относиться к такому как к благому делу и ты это прекрасно знаешь.

— Знаю. — Его спокойствие меня раздражает.

— Передай Астароту, что я не собираюсь, заниматься хернёй. Если нужно, пусть ищет другого суккуба. Я отказываюсь.

Ник был нолом. Нолы — это рабочий класс в иерархии демонов. Однако они занимаются созиданием, в отличие от бесов. Силой не обладают, но наделены умом. Опрятный внешний вид и любовь к дорогим побрякушкам также является их отличием от бесов. Ник являлся курьером у демонов. Только разносил не посылки, а задания для других демонов. Сейчас его работой была я. Мы часто ссоримся и спорим, но опустив это обстоятельство, Ник мой друг.

— Ты хочешь, чтобы Он сам к тебе пришёл? Знаешь ведь прекрасно, что задания Астарота не игнорируются. Не подставляй меня, Ань. Аст довольно чётко указал, что дело сделать должна именно ты. Так что хватит, разъедать мне мозги. — От досады заскрипела зубами. У Астарота я и так нахожусь на особом положении, из-за постоянных с ним споров.

— Рассказывай о жертве, мудрейший. — Сказала и выхватила у Ника сигарету, чтобы сделать последние затяжки.

Ник закинул ногу на ногу, раскинул руки на спинке дивана и ввёл в курс дела.

— Хорошая девочка, сразу бы так, — сказал он. — Твоё задание на сегодня — мужчина. — Я хмыкнула. — Европейской внешности. Имеет излишнюю полноту. Продает компьютерную технику в торговом центре. Живет в хрущёвке на первом этаже, принадлежащей его родителям. Девственник.

— Я тебя ненавижу…

— И я люблю тебя, дорогая.

— Благое дело или нет, но это уже… чересчур, Ник. Не услышала, сколько ему лет?

— Двадцать восемь.

— Тьфу!

— Знал, что поймёшь. Если у такого типа никого нет, он с горяча может сотворить многое, — Ник покрутил в руках, последней модели, телефон. — Время тикает, Анна. Тик-так, тик-так. А у меня ещё есть дела, между прочим. И за простой, Аст мне не доплатит.

Сделала кофе и мрачно посмотрела на Ника.

— Ты понимаешь, на какое дерьмо меня посылаешь? Будешь у меня в долгу.

— Буду, — подтвердил он.

* * *

Мы подъехали к нужному дому. Ник галантно открыл передо мной дверь и подал руку.

— Аня…

— Да?

— Есть одна вещь, насчет сегодняшнего мужика.

Я напряглась

— Какая?

— У него… э-э… есть пожелание.

Я приподняла бровь и стала ждать.

— Понимаешь, этот придурок считает, что если он продает душу дьяволу, то хочет, чтобы его лишила девственности дева ангел…

Клянусь, в этот момент я даже перестала дышать.

— Ты шутишь.

Ник не ответил.

— Вы с Астаротом спятили?

— Да ладно тебе. Это же такая фигня. — Он сотворил грустную и разочарованную мордашку. Как можно сопротивляться такому уникальному нолу?

Я застонала от подложенной демоном подставы.

— Если хоть кто-нибудь об этом узнает. — Пригрозила.

— Я могила. — Изобразил, что закрывает рот на ключ и выкидывает его.

Я пошла к спящему дому, развивая про себя мысль о том, как я дошла до жизни такой? Вошла в вонючий и отвратительного вида подъезд. Подошла к двери нужной квартиры, чувствуя, превращение своего тела и одежды. Мой рост увеличился, фигура осталась стройной, но формы стали более выпуклыми, кожа, прежде слегка загорелая, приобрела нежную белизну. Волнистые волосы, достигавшие лопаток, удлинились и стали еще более вьющимися и сияюще-золотистыми как солнце. Груди теперь могли соперничать с буферами девочек из плейбоя, на которых наверняка вырос этот тип.

А наряд… Какое убожество. На мне красовались белоснежные кожаные сапоги-чулки до бедер, ультракороткая юбка, не позволявшая нагнуться и белая портупея, прикрывающая только соски. Образ довершался метровыми белоснежными крыльями и смазливой мордашкой.

Оставалось надеяться, что никто из знакомых суккубов и инкубов об этом не узнает. Поднимут на смех. Демон в обличие ангела.

Нажала на кнопку звонка. Прозвучала мелодичная трель в квартире. Спустя мгновение, дверь открылась, и я оказалась лицом к лицу с жирным, не бритым и прыщавым мужчиной. У него были грязные и мышиного цвета волосы, а жирное брюхо обтягивала, видавшая лучшие времена, майка. Увидев меня, тип открыл рот.

— Сергей Тимофеев?

— Ага…, то есть, да. — Выдавил он.

Я щелкнула его по носу.

— Ты готов поиграть со мной?

Вышла из дома Тимофеева ровно через восемь минут.

Очевидно, мужская сила не зависит от возраста, она либо есть, либо её нет.

— Вот это скорость, — заметил Ник, увидев, что я иду к машине.

Он снова закурил.

— У тебя есть еще сигарета?

Он усмехнулся и протянул мне свою, предлагая затянуться.

— Ты передо мной в большом долгу, — напомнила я, садясь в автомобиль.

— Знаю. Правда, другой нол сказал бы, что это ты у меня в долгу. Ты напиталась хорошей жизненной энергией. Все-таки, девственники на дороге не валяются.

Ник был прав, но это не подняло мне настроения. Тимофеев может и мерзкий тип, но продать душу дьяволу ради восьми минут, на мой взгляд, чересчур.

— Домой? — Спросил Ник.

— Да.

— Предлагаю заехать в клуб, я угощу тебя коктейлем. Поднимешь себе настроение. — Предложил друг, плавно управляя автомобилем.

— Нет, Ник. Вези меня домой. — Отказалась от его предложения.

— Как скажешь, дорогая. — Сказал нол и подмигнул, чем вызвал улыбку на моём лице.

* * *

Проснулась в отвратительном настроении и даже тот факт, что я наполнена живительной энергией, не привносило радости. Я, суккуб и будто настоящий человек, элементарно проспала. Сегодня на одиннадцать назначена встреча с покупателем одной ценной и старинной скрипки. Скрипка Гварнери, которая сделана непревзойденным мастером. Он считается лучшим вместе со знаменитым Страдивари. Это чудо было изготовлено в тысяча семьсот сорок первом году. На неё нашёлся покупатель. Российский предприниматель собирает музыкальные инструменты прошлых эпох. Моя установленная цена его не устроила и он потребовал независимую оценку. Пожалуйста! Провели оценку со сторонними экспертами, с теми, кому сама доверяю и те оценили её всего в три миллиона пятьсот сорок тысяч долларов. Однако, я считаю, что цена этого инструмента превышает семь миллионов долларов. Но уговор дороже денег. Мы с ним условились, что выплатит сумму, которую эксперты озвучат. Что ж, так тому и быть. Будь на месте скрипки другая вещь, ни за что бы так не продешевила. Но музыкальные инструменты не вызывают у меня особого трепета. Пусть забирает…

Время неумолимо приближалось к половине одиннадцатого.

Чертыхнулась и наскоро закончила водные процедуры.

Я вошла в «Антикварный Дом», владелицей которого являюсь, ровно в одиннадцать ноль-ноль. Надела самый непримечательный из своих нарядов — юбку годе и свитер с воротником-хомутом. Волосы беспощадно стянула в пучок.

Клиент уже находился здесь. Сидел в кресле и держал в руках дымящуюся кружку кофе. Уверенный в себе. На нем костюм темно-синего цвета — более строгий, и поэтому более официальный, чем серый. Мужчина в сером костюме выглядит приятным, дружелюбным, располагающим к беседе и общению.

Есть одно "светское" правило: чем темнее цвет одежды, тем он аристократичнее.

Эпохи сменяют одна за одной, а некоторые вещи в жизни и повадках людей остаются прежними. Я улыбнулась про себя. Он старается выглядеть более грозным и деловым. Мужчины во все времена одинаковы. Но, к слову сказать, внешне он очень даже ничего.

Ко мне подошла улыбающаяся Юлечка, моя помощница и одна из менеджеров антикварного дома.

— Я все документы на скрипку подготовила. — Сказала она.

— Отлично. Ты молодец. — Ответила ей. Юлечка очень исполнительна и когда её хвалишь, она работает ещё лучше.

— Добрый день, Вячеслав Петрович! Готовы расстаться с «честно» нажитым капиталом? — Поприветствовала я гостя и пошутила.

— Анна! Рад вас видеть. Вы сегодня просто блистательно выглядите. — Встал с кресла, поцеловал мою протянутую ручку и сделал комплимент Вячеслав Петрович.

Да, выгляжу после «питания» всегда особенно. Более, чем просто великолепно. Я словно сияю изнутри. И это благодаря мужчинам.

— Перед вами я готов выложить все свои капиталы, Анна. — Прошелся по мне масляными глазами, задержавшись взглядом на моей, нескромных размеров, груди и с придыханием выдал. — Приглашаю вас вечером в ресторан, отметить сделку.

И заглядываем уже не на грудь и даже не в глаза, а сразу под юбку.

Хм. Мужчина сильный и приятной внешности. Его энергия будет сладким десертом для меня. Особенно, хочу смыть с себя вчерашний восьми минутный марафон.

Ответила ему обещающей улыбкой, нескромно опустила глазки на уже выпирающую выпуклость у него в штанах, что он прекрасно заметил и тоже улыбнулся в ответ. Мы прекрасно поняли друг друга. Мужчина и женщина.

— Заезжайте за мной в восемь. По адресу, улица Парковая, дом три. — Промурлыкала свой адрес и кокетливо провела язычком по губам. Мужчина громко сглотнул и кивнул, не отрывая горящих глаз от моих губ.

— Но сначала дело. — Деловым тоном, вернула его с небес на землю.

Подписывали договор в кабинете. Сделка прошла быстро, он даже не ознакомился с содержанием документа. Айяяй, какая беспечность, Вячеслав Петрович. Мужчина перевёл оговорённую сумму на мой расчетный счет, после чего, вручила ему необходимые документы на скрипку. Попросила Юленьку, проводить клиента в хранилище, куда поместили приобретённую им скрипку, упакованную в соответствующий футляр.

А сама попросила другую девушку менеджера, сделать мне мокко.


Когда клиент покинул магазин со своим новым приобретением, я прошлась по своим владениям. Для меня, прогуляться вдоль всех предметов старины, прикоснуться к каждому изделию, сравни ритуалу. Антикварный магазин буквально пропитан историей и духом своего времени. Каждая вещица — это память о прошедших временах… Жаль, что нынешнее поколение слабо интересуется историей.

Сегодня средний культурный багаж человека, как никогда прост и лёгок. «Борис Годунов? Не, про такого не слышал». «А вот этого бородатого мужика (Л.Н.Толстой) я недавно по телевизору видел.» Как альтернатива ― подлинная информация про Тартарию, золото Колчака и Ермака, летающие тарелки Гитлера, опасности чёрной магии африканских масок и прочее. Зато, в сознании людей есть устойчивые мифы, которые каждый день приходится с грустью развенчивать.

Профессия антиквара стоит на стыке торговли и любви к предметам искусства или коллекционированию. Первичного и вторичного тут нет. Я не только люблю и ценю искусство, многие выдающиеся творения произошли на моих глазах.

На открытие антикварного магазина меня вдохновил мой давний друг, душа которого уже несколько столетий блуждает и горит в аду — Самюэль Бейкер, основатель Sotheby's, который открылся одиннадцатого марта тысяча семьсот сорок четвертого года. В этот день его основатель провел первый аукцион. Сегодня Sotheby's — это более ста офисов во всем мире. Правнуки продолжают дело Сэма и любят то, чем занимаются.

Сама тружусь не ради денег, а из любви к искусству. Бессмертие тянется долго, а профессия и ежедневная работа не дают мне сойти с ума и дарят обманчивую реальность, будто я всё ещё человек. И мне действительно нравится то, чем я занимаюсь. А деньги — для меня это всего лишь, игра…

Конечно, возвращаясь в кабинет, я не на миг не забывала, что никогда не стану свободна от своей основной работы — суккуб служит Дьяволу.

Сотни лет развращений и соблазнении душ дали мне шестое чувство обнаружения наиболее уязвимых к моему очарованию. Я умею выявлять в людях худшее. Но Астароту по нраву, когда я соблазняю мужчин с чистой душой. Только дайте разрешение и прикосновение демона к вашей душе наложит отпечаток греха и несчастному светит прямая дорога в Ад, если не покаяться… Если бы я только захотела, то могла бы соблазнить любого… Я для себя выработала моральный кодекс чести, я не трогаю тех, кто чист душой, кто верен себе и родным, кто любит…

Только вошла в кабинет, как раздался музыкальный звонок с мобильного телефона

Лидия Кроже. Двадцатипятилетняя француженка, владелица огромного состояния, после смерти её девяностолетнего супруга, который, о счастье, оставил всё наследство любимой и молодой жене.

Какого чёрта ей нужно от меня? — Возникла мысль. Я взяла телефон как гадюку, неприязненно смотря на входящий вызов. Если не ответить, то позвонит сюда на работу, девочкам на ресепшен и испортит им настроение. Чёрт! Нажала «принять».

— Анна! Дорогая! Мне срочно нужна твоя помощь! — Ворвался мне в ухо визгливый, французский гнусавый голосок, следом за ним громкий всхлип. — Это трагедия! Он отказался проводить моё мероприятие! Помоги! Я тебя хорошо отблагодарю.

И в этом вся Лидия. Сразу к делу и никакого приветствия.

— Теперь, сама суть вопроса, как я тебе могу помочь? — Сухо спросила её.

Не вызывает она во мне симпатию, но Лидия — «светская львица», благодаря её связям, точнее, связям её покойного мужа, я совершила в прошлом году, несколько крупных сделок и через неё же, приобрела четыре ценные картины, восемнадцатого века.

— Себастьян! Он отказался провести мой аукцион! Я готовлю продать некоторые предметы из коллекции мужа. Приготовила приглашения, сообщила о таком событии в прессу и на телевидение, и что?! Этому старому индюку не понравилось, как я с ним разговариваю! А я имею право! Кто он и кто я! Анна! Я ему такой гонорар предложила, а он, он… Это катастрофа! Дорогая помоги! Ты ведь с ним в хороших отношениях, я знаю! — Динамик телефона затопил слезливый оркестр.


— Лидия, крошка, а скажи-ка мне, почему я не в курсе, как ты говоришь, о таком событии? Или ты решила не приглашать мою скромную персону? — Вежливо и обманчиво ласково, поинтересовалась у наглой и беспринципной девушки.

— О… Ээ… Анна, ты что! Дорогая! Для тебя готовится особое приглашение… За кого ты меня принимаешь! — Решила, защититься от меня своим глупым наездом Лидия. Я никак не прокомментировала её ответ. Обоюдное молчание затягивалось. — Хорошо! Приглашение на тебя будет готово уже завтра. Что ты хочешь за помощь? — Пошла она на попятный.

— Лестерский кодекс Леонардо да Винчи. — Назвала свою цену.

— Ты с ума сошла? Ты знаешь, сколько он стоит? Кодекс станет на аукционе гвоздем вечера! Даже не проси его! Ты как-то интересовалась треножником династии Мин. Предлагаю его тебе, абсолют… — Я грубо и резко перебила её.

— Моя цена — Лестерский кодекс Леонардо да Винчи. И ты не выставишь его на аукцион. Поверь, я дам тебе за него хорошую компенсацию. — Внесла ясность.

— Да ты… как смеешь… — Ярость и злость. Сильные эмоции. Лидия бросила трубку.

Я коварно улыбнулась и вслух произнесла:

— Пять, четыре, три, два, … — Звонок на телефон.

— Слушаю, Лидия. — Вежливо ответила.

— По рукам. — Мрачно буркнула девушка.

— Приготовь два приглашения, одно на меня, второе оставь безымянным. Отправь курьером. Лидия, ты не назвала дату.

— Ровно через неделю, в моём поместье. Не подведи меня! — И отключилась.

Хорошим манерам её не учили. Решила, оставить последнее слово за собой. Глупышка.

Отлично. Давно мечтала заполучить сей уникальные раритет в свои загребущие лапки. Жером, покойный супруг Лидии, в гробу перевернется, когда его женушка распродаст, собранные им со всего мира уникальные коллекции.

Лестерский кодекс Леонардо да Винчи — рукопись, которая состоит из 18 листов бумаги, свернутые пополам и исписанные с обеих сторон, образуя 72 страницы. Тетрадь содержит в себе заметки Леонардо да Винчи, написанные в его секретной технике зеркального письма. Рукопись содержит в себе размышления ученого о природе окаменелостей, свойствах воды, о поверхности Луны.

Люди покупают эти уникальные вещи за баснословные деньги, потому что они — завещания нашей истории и прошлого.

— Здравствуй, Себастьян. — Не применяя суккубовское очарование, а простым обыденным тоном, поприветствовала своего старого человеческого друга. Себастьян — один единственный человек во всем мире, который знает, кто я, на самом деле. У Себастьяна есть дар, который он считает своим проклятием — он видит нас. Видит демонов и ангелов. Наши истинные сути.

— Анна? Давно не слышал твоего чарующего голоса. Чем обязан, красавица? — В его голосе слышны радостные нотки. Он, действительно, рад меня слышать.

— Лидия Кроже. — Сразу перешла к делу.

— Анна, при всем уважении, маленькая стерва нуждается в хорошей трёпке. — Рассержено ответил Себастьян.

— Поддерживаю. Но мне нужно, чтоб ты провёл аукцион у Лидии. Тогда, моя коллекция пополнится кодексом Да Винчи. — Считаю, что не стоить таить информацию от друзей. Себастьяна уважаю за его ум, честность и порядочность.

— Ты шутишь? — Искренне удивился старый друг.

— Твои услуги стоят дорого, дорогой мой, друг. — Рассмеялась в ответ.

Себастьян тяжело выдохнул в трубку.

— С тебя ужин, Анна. И сделаю это, только ради твоих прекрасных глаз. — Согласился Себастьян.

— Я всегда рада разделить с тобой хлеб и кружку вина, Сэб. Встретимся на аукционе.

— Рад был слышать тебя, Анна. — И положил трубку.

С Себастьяном по телефону всегда выходят короткие диалоги, мы друг друга понимаем с полуслова. Душевно поговорить можем только при встрече. Себастьян не приемлет общения по телефону или социальным сетям, предпочитая таким общениям — живой разговор, с глазу на глаз, под бокал хорошего бургундского.

Оставив девочек одних и как всегда, доверив Юлечке, закрыть магазин, отправились, пораньше домой, подготовиться к свиданию с Вячеславом.

* * *

Стоя в гардеробной и перебирая вешалки с роскошными платьями и костюмами, остановила выбор на классике. Женщина, неважно кто она, человек или демон, у нас всегда возникает вопрос о том, что надеть? Ответ прост — коктейльное чёрное платье. Этот предмет гардероба давно стал культовым. Его можно носить в любых интерпретациях, он остаётся вне моды, вне времени, вне возраста. Чёрное платье несёт в себе тайну, делает фигуру стройнее, сексуальнее и обворожительнее.

Да. Прекрасный выбор.

Образ дополнился черными лодочками на высокой шпильке, кружевным и откровенным сексуальным бельем, добавлю шелковые чулки, алую помаду, распущенные волнистые волосы, бриллианты и капля чувственных вечерних духов… Классический образ элегантной и роскошной женщины, сотворённой непревзойдённой Коко Шанель.

Вячеслав приехал за мной на двадцать минут раньше…

Так как мы договорились на восемь, то не видела смысла, выходить к нему раньше, пусть ждёт. Я как раз, наносила помаду на губы.

Выгляжу великолепно. Платье идеально подчеркивает все изгибы, акцентируя внимание на груди, туфли визуально удлинили мои и так, роскошные ноги. Выпустила наружу, немного своей суккубовской сущности, ощутив приятное покалывание и легкую возбуждающую дрожь по телу. Мой демон готов принять сегодняшнюю жертву. В зеркале отразилась, коварно улыбающаяся, женщина. Femme Fatale.

Ровно в восемь вышла к своему спутнику. Вячеслав стоял возле своего серебристого Porsche, в руках охапка красных роз. Как предсказуемо…

— Анна… — Выдохнул он, осматривая меня горящим и голодным взглядом. — Вы прекрасны. Любая богиня позавидует вашей красоте. — Одарил меня комплиментом и поцеловал руку, задержав её, чуть дольше в своей.

Я соблазнительно улыбнулась мужчине, показывая, что приняла комплимент.

— Ох! Это вам, — всучил мне необъятный букет. Пришлось возвращаться домой и поставить розы в одну из самых больших ваз.

Выбранный Вячеславом ресторан определенно мне нравится. В нём чувствуется шикарная и особая атмосфера. Нет той безличности, свойственной многим модным заведениям. Он обставлен в стиле либерти. На освещенной барной стойке из оникса — сотни винных бутылок, обеденный зал с куполообразным потолком, белые стулья и скатерти, украшенные свежими цветами, играет лёгкая приятная музыка.

После внимательного изучения меню и карты вин, выбираем закуски: тарталетки с икрой тунца, лимоном, помидором и базиликом, фаршированные баклажаны, тарелку с разными сортами сыров, мидии и ещё, пиалу с маслинами и оливками. Основным блюдом, выбираю для себя томленую шею ягненка, с копченой черкесской грушей. Вячеслав заказывает — стейк Рибай и лучшее шампанское. Официант в белом пиджаке и с шелковой бабочкой бормочет свое одобрение по поводу нашего выбора. Через несколько минут перед нами уже закуски и бутылка выдержанного «Krug Clos d’Ambonnay».

Когда официант наполнил бокалы, Вячеслав выпрямляется на стуле, с торжественным выражением лица поднимает бокал, восклицая уверенным голосом: «За Вас, прекрасная Анна! Я безумно рад, что судьба свела нас!»

Через мгновение звучит прекрасная музыка и голос Фрэнка Синатры раздается из колонок стерео, мягкий и захватывающий, и начинает звучать «Summer Wind».

Вячеслав смотрит на меня, улыбается, выходит из-за стола и протягивает мне руку.

— Могу я пригласить вас на этот танец?

— С удовольствием, — отвечаю.

Он обнимает меня невероятно нежно и трепетно. Я обвиваю его шею руками, приблизив лицо к его плечу. Чувствую запах его одеколона. Ощущаю горячее дыхание у себя на виске. Руки Вячеслава становятся уверенней — ладони расслабляются и раскрываются на ткани моего платья. Закрываю глаза и полностью отдаюсь этому ощущению, подпевая:

The autumn wind and the winter winds, they have come and gone


And still the days, those lonely days, they go on and on


And guess who sighs his lullabies through nights that never end


My fickle friend, the summer wind.

(Перевод: Осенний ветер, зимние ветра — приходили и уходили.


А дни, те одинокие дни все шли и шли своим чередом.


Но угадай, кто шепчет свои колыбельные бесконечными ночами…


Мой изменчивый друг, летний ветер).

Он прижимает меня чуть крепче, обхватывает горячими руками спину. Вячеслав прислоняется губами к моим волосам. Слышу быстрый стук его сердца и прерывистое дыхание.

Я комфортно чувствую себя в его объятиях, несмотря на возникшую вдруг ностальгию. Когда-то, давно, точно также, я танцевала с прекрасным мужчиной, его звали Грэг, он был истинный англичанин. Кажется, будто на мгновение, я вернулась в то время…

У меня возникает непреодолимое желание познать вкус его губ.

* * *

Торопливо врываемся в его дом. Дерганным жестом Вячеслав настраивает освещение. Неяркий свет в полной темноте большой комнаты создает интимную и теплую атмосферу.

Я вижу, его поглощает жгучее желание. Как и меня.

Вячеслав смотрит на меня и медленно приближается. Нежным прикосновением проводит по щеке, касается губ.

— Ты так красива… — и со страстью начинает целовать в губы.

Я подчиняюсь, клатч падает на мраморный пол. Чувствую свою жадность, голод моего демона, желание, свое волнение, его тепло, и щедрость, с которой он предлагает мне свое тело. Наконец-то!

Начинается еще одна восхитительная ночь, ночь, наполненная сексом и безумством, очередная в списке настолько длинном, что я потеряла счет: множество встреч, таких разнообразных и сладких.

Мои руки отчаянно теряются в гуще его каштановых волос. Вячеслав прижимает меня к стене и приподнимает мою ногу, сгибая ее, я обхватываю его, прижимаясь ближе. Наши языки танцуют невероятный танец, яростный, страстный, борются с нарастающим ритмом.

Он решительным жестом разворачивает спиной к себе и медленно расстегивает молнию на платье, которое сбрасываю с себя изящным движением плеч. На мне остаются чулки и черное кружевное, очень откровенное и обольстительное белье, трусики с подвязками и туфли на высокой шпильке. Вячеслав расстегивает лифчик и своими большими ладонями обхватывает мои груди, сжимая их и играя с сосками. Я кладу руку на его ширинку и сжимаю, чувствуя, как её объем увеличивается в размерах.

Чувствую на себе его возбужденное дыхание.

Медленно поворачиваюсь и расстегиваю пряжку его ремня, а затем и ширинку брюк, белье яростно снимаю с него. Пиджак и рубашку — быстрым и резким движением срывает с себя сам.

Никаких слов, только наше общее, шумное и возбужденное дыхание. Стук сердец…

Беру его член и провожу язычком, окружаю губами и начиная медленно заглатывать, сначала легко, потом все сильнее и глубже, до самого основания. Вячеслав издает сдавленный стон.

Ласкаю уздечку, легонько щекоча, и снова отправляю его в рот. В этот момент я отключаюсь от мира и для меня остается только одно — я и мужчина, его лицо, его глаза. Я принимаю его руки в волосах, движения бедрами. Волнующая страсть.

Внутри меня все горит, голод рвется наружу, но мне нравится это ощущение предвкушения. Я готова его продлить.

Вячеслав резко отрывает меня от увлекательного процесса, подхватывает на руки и несет на второй этаж своей двухуровневой квартиры. Вносит меня в комнату и бережно кладет на кровать. Голой кожей ощущаю прохладу шелкового постельного белья. Вячеслав эстет во всём. Он медленно снимает с меня трусики и любуется открывшимся видом.

— Богиня… Как я хочу тебя, Аня. — Шепчут его губы.

Он раздвигает мои ноги, сгибает их в коленях и его губы касаются моего жаркого интимного места… По телу бегут мурашки. Я выгнулась, Вячеслав не отрываясь от меня начал ласкать пальцами мои соски. Стон срывается с моих губ. Его язык и рот творят прекрасное и сладкое безумство.

Он останавливается на мгновение. Сильным толчком вставляет в меня свой твёрдый и большой член, его руки сжимают мою грудь и губы впиваются в мой рот глубоким поцелуем. Слышу, как он стонет от полноты удовольствия.

Я вцепляюсь ему в шею, закрываю глаза и наслаждаюсь этой наполненностью, сумасшедшим чувством принадлежности ему. Чувствую, как он пульсирует во мне, его запах так притягателен. Он скользит легко, вперед-назад. Каждое движение — это сон, огненная волна, которая поглощает меня изнутри.

— Ооооо…. Дааааа…. — Мои стоны и крики становятся всё чаще и громче.

Он издает гортанный стон и наращивает ритм, проталкиваясь все глубже, все сильнее, все быстрее, до последнего толчка.

Моя демоническая сущность вырывается на поверхность невидимыми щупальцами, которые опутывают паутиной моего любовника, высасывая его жизненную энергию. О! Как мне хорошо! Какой он вкусный! Стараюсь, брать не слишком много и подавляю своего жадного и не насытившегося демона. Итак, отобрала у него, вместо каких-то недель, несколько месяцев жизни. Уж очень силён он. Вячеслав не без греха, но он человек слова и чести, любит женщин и уважает врагов, еще он здоровый и сильный, от этого его энергия по вкусу моему демону. Она наполняет мою суккубовскую суть. Хорошо.

Приходит оргазм — мощный, отчаянный, злой. Вячеслав следует за мной, быстро выскальзывая и заливая мой живот своим горячим семенем.

Вячеслав падает на кровать без сил. Его сейчас накрыла сильнейшая слабость и сморил глубокий сон. Завтра он решит, что это последствие секса. Нет, мой дорогой. Это я. Я лишила тебя сил.

Смотрю на его побледневшее лицо, растрепанные волосы, слышу рваное и тяжёлое дыхание. Провожу пальчиками по рельефным мышцам груди, пресса, смотрю на успокоившуюся плоть, даже в таком состоянии, впечатляющую размером.

И решила снова сделать со своей жертвой то, за что, узнав кто-либо из жителей Ада, убьют меня, подвергнув сначала жестоким и мучительным пыткам.

Раскрыла пальцами его рот и разомкнула зубы, сблизила наши губы и выдохнула ему в рот свою энергию, которая, видимая для меня, золотистым энергетическим сгустком полилась в него. Внутренний демон заметался в бессильной ярости. Я вернула Вячеславу большую часть его жизненных сил.

Будучи молодой суккубой, раньше, я не могла контролировать себя и свою ненасытную сущность, и выпивала, порой, энергии в несколько лет жизни, а то, и осушала мужчин до смерти. Спустя столетия, научилась держать в узде своего демонического и вечно голодного зверя.

Лицо Вячеслава приобрело здоровый оттенок и стало умиротворённым. Дыхание теперь ровное и спокойное.

Оставив его отдыхать, вышла из спальни, прикрыв за собой дверь.

Прошла по его дому, нашла ванную комнату.

Приведя себя в порядок, решила оценить интерьер моего любовника.

Большая просторная квартира на последнем тридцатом этаже, имеет два уровня и выход на крышу. Современный интерьер смешан с классическим. Отметила про себя, что соседство высоких технологий и старинных предметов интерьера выглядит весьма странно и даже кощунственно. Скорее всего, такой стиль многим придётся по душе. Но не мне. Лично я не могу жить в современном интерьере. Это — бездушная мертвечина.

Особая ценность антиквариата в том, что он несет в себе веяние прошлых времен. Для меня это память…

Как исторические реликвии или картины великих художников, он хранит в себе частицу нашего прошлого, а значит и частицу нас самих. Отсюда и трепетное отношение к старинным предметам, и желание внедрить их в свое жилище, ведь только они способны мне вернуть в этот сумасшедший век — спокойствие и умиротворение давно минувших эпох.

Поэтому мой интерьер полностью в истинно классическом стиле.

Полностью облачившись в свою одежду, вызываю такси и оставляю Вячеславу записку с приглашением…

* * *

Дома, в своей мягкой кровати заснула сладким сном, чтобы внезапно проснуться на рассвете. По внутренним ощущениям — пять тридцать утра. Распахнула глаза, и резко села. С бешено колотящимся сердцем, я осмотрела комнату. Мой внутренний демон ощутил присутствие бессмертного, которого я не знала. Своих друзей, коллег, Астарота я узнаю сразу, стоит им только появиться в радиусе десяти метров от меня. Но никто из них, помимо Астарота, без моего разрешения, не входит в мой дом.

Я не знала, находится ли он здесь сейчас, видим он или невидим, но я была уверена, что некое существо только что было здесь.

Я не ощущала присутствия этого существа сейчас, если бы он или она хотели причинить мне вред, то им бы это удалось. Но мой непрошеный посетитель не озаботился тем, чтобы скрыть свою силу.

Я вынырнула из постели, осторожно продолжая изучать комнату, ища какие-нибудь следы или причину появления незваного гостя.

Все вещи на своих местах. Существо ничего не трогало, ничего не касалось, я бы почувствовала. Вдруг… увидела…

Я осознала, что сижу в гостиной в кресле, затаив дыхание. Заставила себя дышать снова.

Черт! Я не стану плакать, потому что у меня нет повода для слез, ничего не случилось. Это ошибка. Это всего лишь ошибка. Не может быть, чтобы Вселенная была ко мне так жестока. Не может? — Демонический голосок в голове отметил очевидное. — Ты продала душу. Ты проклята. Разве Вселенная должна тебе что-нибудь?

Передо мной на журнальном столике лежал идеальной прямоугольной формы, белоснежного цвета лист из плотной бархатистой бумаги, на котором красивым почерком с синими чернилами выведен текст.

«В течение месяца склонить к греху сто невинных душ. Ад. К.»

Ад. К. — Адская канцелярия.

Я им давно, триста лет назад сообщила, что не собираюсь трогать невинные и чистые души. Пришлось долго спорить и ругаться. Астарот рвал и метал, но обошлось, меня оставили в покое. Ад прекрасно, благодаря мне, пополнился душами преступников: маньяков, педофилов и других мразей. Их выпивала быстро и безжалостно.

Сто человеческих невинных душ… В прошлый раз, речь шла о десяти.

— Блядь! — Выругалась. Хотя не позволяю себе ругаться, но ситуация настоящее дерьмо.

Взяв двумя пальцами лист с заданием, словно это ядовитая гадюка, сложила его и сунула в карман сумки.

Я могу идти только в одно место за помощью.

Глава вторая

"Под землёй" — гласила вывеска заведения. Этот бар был излюбленным местом времяпровождения бессмертных. Старый бар располагался в непрестижном для людей месте. Как правило, в барах в это время суток не много посетителей. Чем хорош этот бар — он работает круглосуточно.

Спустившись по неровным и облупленным ступеням, ведущим в питейное заведение, расположенное в подвальном помещении, я ощутила прикосновение знакомой бессмертной ауры. И он знает, что я иду. Это был не Астарот. И даже не Ник.

Самаэль сидел в одиночестве, потягивая из стакана виски, пока бармен ударился в прослушивание песен семидесятых годов на планшете.

Самаэль — ангел смерти, или как его называют другие ангелы — «Яд Бога». Его ненавидят демоны и презирают свои же. Волк-одиночка.

У меня с ним не то, чтобы хорошие отношения, но в отличие от других ангелов, всегда выслушивает и не морщит нос, приговаривая презрительно — «суккуб».

Самаэль был небрит, льняного цвета, волосы взлохмачены и кажется, забыли, что такое вода. Одет в линялые голубые джинсы и чёрную футболку.

Если вы думаете, что Ангелы на Земле ходят со своими великолепными крыльями, то вы… не ошибаетесь.

Они действительно с ними ходят, только людям не показывают своё богатство. Крылья невидимы и не осязаемы. Зато я, благодаря своей сущности, могу спокойно любоваться роскошными, длинными и белоснежными крыльями, стелящиеся, как плащ вдоль спины, острые кончики лежат на полу.

Я присела на табурет рядом с ним.

— Будешь? — Приподнял стакан. Кивнула. Сэм позвал бармена.

— Не ожидал встретить тебя здесь, да еще в такой ранний час. — Сказал он и осушил стакан.

— Неудачное утро, — ответила ему. — Виски, разбавленный, пожалуйста. — Бармен кивнул.

— Мне нужна помощь. — Перешла сразу к делу, даже не пыталась скрыть срочность… или раздражение.

— Что же такое произошло? Ты не можешь подобрать трусики под цвет туфлей?

— На будущее буду знать, к кому идти с таким сложным вопросом.

Он слегка улыбнулся мне.

Подобного рода шутки между нами тянутся уже не первое столетие.

Я протянула лист бумаги, полученный утром. Еще до того, как он успел внимательно его изучить, улыбка Самаэля исчезла. Пробежавшись по нему глазами, меж бровей залегла хмурая складка, рука с силой сжала стакан, отчего тот лопнул и разлетелся на осколки.

Бармен без упрёка убрал мусор, протёр насухо барную стойку и налил Сэму новую порцию виски.

Самаэль ответил не сразу, сначала разделался с выпивкой.

— Я находился с Адом достаточно близко, чтобы сразу понять, они что-то затеяли…

У меня возникло неприятное ощущение.

— Но ты ведь знаешь об этом, не так ли? — Тихо спросила. — Ты не удивлён, раздосадован, но не удивлён.

— Меня сложно удивить. — Ответил.

— Твою Мать, Сэм! Скажи хоть что-нибудь! — Вцепилась в его сильные загорелые руки, невольно впиваясь в кожу длинными ноготками. — Что мне делать? Я не могу губить невинных…

— Порой мы вынуждены совершать то, что нам не по нраву, Анна. Существуют определенные правила во Вселенной, и даже мы не в состоянии это изменить. Повтори, на этот раз, двойной. — Кивнул он бармену.

Бармен, прохаживающийся по ту сторону барной стойки, изогнул бровь, услышав заказ Самаэля.

— Немного рановато для этого, вам не кажется?

— Как выяснилось, сегодня неудачный день, — ответил Сэм.

Бармен кивнул с глубокомысленным видом, и, щедро плеснул в стакан виски, снова оставил нас наедине.

— Мы не можем вмешиваться в дела демонов как они в наши. В этой игре прописаны чёткие правила.

— Это не игра! — Воскликнула возмущённая я. — Это жизнь невинных людей! И моя, Сэм!

Печальная улыбка заиграла по губах ангела.

— Никакой разницы, если дело касается Ада. — И он внезапно повернулся и посмотрел на меня, а я задохнулась, ощутив всю силу его пристального взгляда. Взгляд, всматривающийся прямо в глаза моего демона, моей сути, моего суккуба. Казалось, какое-то мгновение его глаза вмещали всю печаль Вселенной.

Внутри себя почувствовала эхо той ужасной печали, что видела в глазах ангела смерти.

— Что мне делать? — Тихо спросила я.

Очевидно, мой вопрос застал Самаэля врасплох. Я никогда его ни о чём не просила. Однако сегодня я впервые просто обратилась к нему с житейской, ни к чему не обязывающей, просьбой.

Он помедлил, как бы осмысливая свой ответ. Наконец, решился и, наклонившись ко мне, произнес.

— Очевидно, есть причина, которая заключается в том, что ты делаешь нечто такое, что Аду не по вкусу. Таким образом, возникает вопрос, Анна, ты продолжишь делать то — независимо от того, что это — что они не хотят, чтобы ты делала?

Страх, всего на мгновение, охватил меня, я быстро с ним справилась, но этого времени хватило Самаэлю, чтобы уловить его.

— С тобой вечно не соскучишься. Рассказывай, что натворила. В какой адский тапок успела нагадить?

Я воровато огляделась и посмотрела в глаза ангелу, неужели поможет?

— Здесь нет, поблизости, ни одного демона, ни беса, ни нола. Не бойся. — И взъерошил свои светлые длинные волосы.

— Ты ошибся. Есть один демон. Это я. — Шуткой ответила ему.

— Анна, ты поняла меня. Не увиливай. Ты сама пришла ко мне за помощью. — Сказал Самаэль и сделал приличный глоток виски.


— Я… после того, как… — на меня вдруг напало жуткое смущение. Одно дело шутить, насчет секса и прочих мелочей, совсем другое — говорить об этом с ангелом. — В общем, когда я с мужчиной … ээм. — И где всё моё красноречие?

— Анна? Ты стесняешься? Меня? — Самаэль запрокинул голову и звонко рассмеялся. — Насмешила.

— Рада за тебя. — Угрюмо ответила.

— Я тоже мужчина, Анна. Я тебе говорил, что это всё глупости и сказки, будто ангелы не занимаются сексом. Ещё как, занимаемся! Не смущайся меня. Так что ты там творишь со своими мужчинами? — Вернулся к моему вопросу Сэм.

— Хорошо. После секса, когда я поглощаю их жизненную энергию… не всегда… не со всеми, но довольно часто стала делать… — Запиналась и путалась в словах.

— Анна, говори уже, наконец. — Вздохнув, попросил меня ангел.

— Короче. После секса, я возвращаю многим жертвам их энергию и силу обратно, оставляя себе, чуть-чуть. — Призналась в совершенном преступлении Самаэлю.

И кажется, я его удивила. Очень. Сильно.

— Это глупый поступок, Аня. — Мрачно отозвался Самаэль на моё признание. — Неужели, ты решила, что Ад не узнает то твоём самоуправстве?

— Думала, не узнает и считаю, что поступила правильно. Это были порядочные люди, Сэм. Да, грешные, но не те конченные ублюдки, которых я с удовольствием отправила гореть в аду! — Яростно ответила ангелу, заглядывая в его грустные глаза, надеясь найти в них ответы.

Самаэль тяжело вздохнул и сжал руки в кулаки.

— Если не выполнишь их поручение, то на тебя объявят охоту. Погоди, дай закончить. — Прервал, так и не вырвавшиеся с моих губ ругательства. — Несколько тысяч лет назад, перерождённый смертный в демона, пошёл по светлому пути. Не спрашивай, что он делал, я не могу тебе рассказать. Но суть не в этом. В Аду узнали о его самоуправстве и потребовали за его добрые поступки плату, так же, как и у тебя — предоставить в нижний мир несколько сот чистых душ.

— И? — Сердце стучало громко и неистово, норовя вырваться из груди.

— Он не сделал то, что от него требовали. Тогда была объявлена охота, среди демонов и ангелов. Да, ангелы тоже участвовали, не смотри так изумленно, Аня. Демон — он есть демон, у него нет души, поэтому дорога на небеса ему закрыта, не смотря на его проснувшуюся совесть и добрые поступки. Его схватили ангелы и уничтожили демоническую суть, а душа теперь, горит в аду и корчится в самых ужасных муках, которые ты даже себе представить не можешь. И самое мерзкое — его душа потеряла право на перерождение.

Я сидела на барном стуле, оглушенная и ошарашенная, невероятной историей, что поведал Самаэль. И это ждёт меня?

— Что мне теперь делать? — Спросила тихим и сдавленным голосом.

Самаэль совершил пас рукой и из воздуха материализовал, сложенный вчетверо, листок бумаги и положил передо мной.

— Держи. Это список.

Дрожащими руками развернула лист, исписанный крупным и красивым почерком. На нём были выведены имена с датами рождения и адресами. Глазами пробежалась по внушительному списку. Ровно сто имён.

— Что это значит, Сэм? — Недоуменно спросила его.

— Это люди, которым пора оставить земной мир. Выполнишь мою работу. Здесь указаны те смертные, чьи души, в любом случае, отправились бы в Ад. В прошлых жизнях — они были убийцами. Их зверства не знали границ. Души этих людей, еще не одну жизнь, будут очищаться от той грязи и грехов, которые нажили в прошлом. А сейчас, им пришло время умереть. — Дал объяснение ангел.

— И ты считаешь, эти души примут в Аду? Ты же сам сказал, что это убийцы в прошлом. — С сомнением уточнила.

— Тебе указано, предоставить чистые души. Для Ада они чистые. А для небес им ещё не пришло время.

— Как у вас все сложно…

Самаэль только пожал плечами и опрокинул в себя остатки алкоголя.

— Спасибо тебе, Сэм. Ты мне жизнь спасаешь. — Поблагодарила ангела.

— Ты освободишь меня от лишней работы. Да и нравишься мне, Аня. Жаль, что ты демон. — Мрачно отозвался Самаэль.

Подарила ему улыбку.

— Ты тоже, Сэм. Ты тоже мне нравишься. — Он рассмеялся — красивым и приятным смехом.

— Эм. Можно вопрос? — Кое-что не давало мне покоя.

— Давай.

— Того демона, ты сказал, его поймали ангелы и лишили демонической сути. — Ангел кивнул. — Кто его поймал?

Самаэль помрачнел и резким движением взъерошил волосы.

— Это сделал я.

Я тяжело выдохнула и прислонилась головой к его плечу.

— Выпей со мной. — Попросил ангел, проведя дорожку, красивыми длинными пальцами по моей щеке. Грустно ему улыбнулась и кивнула.

— Конечно.

* * *

Одно из преимуществ демонов и ангелов, по желанию, мы можем в один миг снять с себя алкогольное опьянение. Не остаётся ни запаха, ни другого намёка на спиртное.

Просидела с Самаэлем в баре до полудня и прямиком оттуда отправилась в свой магазин. Ангел обещал сегодня вечером навестить меня и проинструктировать насчет смертных из списка. У меня были смешанные чувства насчет Сэма. Он уничтожил одного демона за то, что тот встал на путь света. Теперь помогает другому демону, который вновь пошёл по той же дорожке. Чувствует, что в тот раз, был неправ? Ищет искупление за свой поступок, помогая мне?

Не смотря на эти мысли, я была искренне благодарна ангелу.

В «Антикварном доме» меня ждал Вячеслав. Такой же элегантный и привлекательный.

— Привет. — Поздоровалась с ним.

— Привет. — Ответил и приложился горячими губами к моей руке. — Я звонил всё утро, ты не отвечала. — С укоризной сказал Вячеслав.

— С утра были дела, телефон поставила на беззвучный режим. Что-то случилось?

— Ты не осталась. — Прошептал мне в ушко мужчина и обнял за талию. Менеджеры удивленно округлили глаза.

— Пойдем в кабинет, там поговорим. — И направилась в нужную сторону, Вячеслав последовал за мной.

Только закрыв за собой дверь кабинета, оказалась в крепких объятиях мужчины.

— Почему не осталась со мной, почему ушла? — Выдохнул Вячеслав мне в волосы и провёл руками вдоль спины, задержав сильные ладони на моих ягодицах.

Я улыбнулась, обвив сильную шею руками и поцеловала его в щеку.

— Привыкла засыпать в своей постели. Извини. — Ответила.

Вячеслав прижал к себе ещё теснее, отчего почувствовала его желание.

— Ты сводишь меня с ума… — Страстно прошептал и впился яростным поцелуем, заявляя на меня свои права.

Поцелуй яростный, наполненный страстью и желанием. Какой он всё-таки вкусный.

— Что за приглашение? Ты написала в записке, что приглашаешь на интересное мероприятие в понедельник. — Прямо в мои губы спросил он.

— Аукцион в Англии. В поместье Кроже. Лидия решила пораспродать сокровища покойного мужа. — Ответила ему.

— Прекрасно. Я отменю свои дела и предлагаю лететь на моём самолете, вдвоём, ты и я… — Интимно прошептал мужчина.

Я рассмеялась.

— Договорились. Тогда до встречи. Мне нужно завершить кое-какие дела на неделе. Я приеду к тебе в субботу вечером.

— Аня. — Протянул он моё имя. — Ты коварная женщина. До субботы еще четыре дня. Я с ума сойду.

— Вот и покажешь, как сходил с ума по мне четыре дня. — Сказала ему и пробежалась пальчиками по его груди, намеренно задев и погладив выпирающее достоинство мужчины.

Вячеслав застонал и вновь подарил обжигающий поцелуй.

— Хорошо. Не буду тебя отвлекать. До субботы, прекрасная соблазнительница.

Выпроводив Вячеслава, набрала номер нола.

— Привет Ник. Нужно встретиться. — Серьезным голосом поприветствовала друга.

— Это срочно? — Недовольно и вяло спросил Ник. В трубке слышны женский смех и стоны.

— Речь о моей жизни. — Ответила.

Секундное молчание.

— Куда приехать? — В голосе прорезались беспокоящиеся нотки.

— Ко мне в магазин и чем быстрее, тем лучше. Жду тебя здесь, Ник.

— Через тридцать минут буду. — И отключился.

Пока жду Ника, решила провести оценку новой партии антиквариата, который принесли для продажи двое клиентов.

Такие дни, как сегодня, служили мне напоминанием, почему я работаю. Если бы оставшаяся часть дня у меня была свободной, я бы только и занималась тем, что размышляла о своей судьбе и душах людей. Работа всегда помогала мне коротать долгие дни бессмертного существования. Я встречала других бессмертных, тронувшихся умом, и большинство из них ничем не занимались, лишь бестолково дрейфовали на протяжении своей долгой жизни.

Ник прибыл ровно в назначенное время. Сразу проводила в свой кабинет и попросила Юлечку сделать два крепких кофе.

Не стала тянуть резину и выложила перед Ником задание от Ада.

Нол тревожно прочитал текст и начал говорить после небольшой паузы.

— Это только начало, Аня. — Моё сердце сжала рука страха.

Ник закурил и после трёх затяжек сказал:

— Мне нужно навестить кое-кого. Через пару часов, будешь здесь?

Я кивнула.

— Окей, малышка. Не расстраивайся. — Поцеловал меня в лоб и быстро выпорхнул из кабинета.

А я смотрела на злополучный лист — минута, вторая и с яростью смахнула все вещи со стола.

Печаль и жалость к себе начали превращаться в гнев. Я не сдамся.

Два часа ожидания Ника растянулись для меня длиною в вечность. Всё валилось из рук. Чтение документов превращалось в бессмыслицу, любимый антиквариат сейчас раздражал. Поэтому, отложив все дела, закурила сигарету, включила джаз и закрыла глаза. Звуки саксофона подарили мне минутное умиротворение.

— Ещё ждёшь меня, малышка? — Задал вопрос, только зашедший нол. Наконец-то!

— Что-то узнал? — Спросила и выключила музыку.

— Узнал. Тебя считают нейтральным демоном, Ань.

— Не догоняю. — Ответила.

— Некоторые демоны считают, что ты провела большую часть своего времени, будучи посредственной и отлынивающей от своих прямых обязанностей. — Сказал Ник.

— Ты знаешь, кто так считает? — Он кивнул. — Брат Астарота, Ваал. Их соперничество никогда не закончится. Рейтинг Астарота превышает рейтинг Ваала. Вот он и закусился, и стал копать на его подчинённых, чтобы опорочить Аста. Они проделывают этот трюк, друг с другом, уже вечность. Так что, Ань, разговора с Ним тебе не избежать. — Я сделала скорбное лицо. Общаться с Астаротом никогда не любила. Каждый раз — это маленький конец света для меня.

— Что-то ещё есть? — Спросила.

— Нет, — сказал он. — Совершенно. Я беспокоюсь за тебя, милая и пообещай мне, что ты не будешь делать глупостей. Я до сих пор не уверен, что должен был говорить тебе все это.

Изобразила рукой нимб над головой, имея в виду, что буду паинькой.

Ник рассмеялся.

— Береги себя, крошка и если что — звони.

* * *

Бестолково проведя остаток дня, отправилась домой, заехала по пути в итальянский ресторан. Сегодня в гости жду Самаэля, а из «поесть», ничего нет.

Дома забралась в ванную, наполненную ароматной и пышной пеной, позволяя горячей воде смыть сегодняшнее напряжение и усталость.

Странное ощущение. Сэма знаю не одно столетие уже, а придёт ко мне в гости впервые. В животе поселилось чувство, какого-то приятного ожидания и предвкушения.

Самаэль как джентльмен, пришёл без опозданий и с бутылкой вина.

— Решил, что будешь не против бокала красного сухого. — Вместо приветствия, сказал ангел.

— Люблю красное сухое. Ты принёс отличное вино. — Взяла бутылку и повела ангела в гостиную, где был уже накрыт стол.

Самаэль, когда увидел накрытый, на двоих стол, слегка озадачился.

— Я не вовремя? Ты ждёшь кого-то?

— Я ждала тебя. — Ответила игриво.

— Неожиданно, но приятно. Я и забыл, когда в последний раз ужинал вдвоём с женщиной. — Признался ангел. Он что, серьёзно?

— Тогда, я с двойной радостью, приглашаю разделить со мной ужин, Сэм.

Накормив мужчину и распив бутылку вина, решила перейти к делу.

— Я сегодня виделась с Ником. Он кое-что узнал обо мне.

Самаэль изогнул в вопросе одну бровь.

— Ваал точит зуб на Астарота и ищет его проблемные места, чтобы опустить рейтинги и возвысить себя. — Поведала ангелу имеющуюся у меня информацию.

— Не удивлён. Ваал очень хитёр и умеет ждать подходящего момента, Аня. Будь осторожна. Не выходи за рамки своих обязанностей. — Сказал Самаэль. — И насчёт сегодняшнего списка. Чтобы уложиться в срок, тебе нужно за один день навестить троих или четверых смертных. — Сказал ангел и замолчал, рассматривая мой интерьер.

— И? — Спросила.

— Что, и? — Вопросом на вопрос ответил ангел.

— Я и без тебя умею считать, Сэм. Ты хотел дать мне инструкции по поводу этих смертных. Но пока ничего не услышала.

— Я тебе их и дал. — Невозмутимо ответил.

— Ты что, просто нашёл повод, прийти ко мне? — Я действительно удивлена.

— От тебя же предложения не дождёшься, а тут такой повод подвернулся. — Сказал этот ангельский нахал.

— Сэм. — Позвала его тихо. — Ангелам же нельзя вступать в связь с демонами.

— Нельзя. Ты права. Только одно ты упустила. — С искушающей улыбкой заинтриговал меня Самаэль.

— Ты, мне конечно же скажешь, что я упустила…

— Аня, Аня. Я ангел смерти — неужели забыла? Моя сущность наполовину светлая, наполовину тёмная. И ты, думаешь, почему меня ненавидят свои же? — Я отрицательно покачала головой, мол, не знаю.

— Ненавидят за то, что на меня не распространяется этот запрет, я не стану падшим, после связи с демоном. — Шёпотом рассказал Сэм неизвестную мне ранее, информацию о себе.

Подошел ко мне за спину и откинул на плечо волосы. Нежно прикоснулся к шее и легко прикусил.

Острое желание прокатилось по телу, отчего громко застонала.

И неожиданно его губы встречаются с моими. Я замираю, пытаюсь понять, что происходит, и прежде всего осознаю, что его вкус такой приятный. Самаэль пахнет мёдом и ванилью… И тогда приоткрываю рот, позволяю его языку встретиться с моим, чтобы дать этому поцелую осуществиться.

Его дыхание убыстряется, возбуждение нарастает.

Протягиваю руку и медленно провожу вдоль овала лица до затылка и зарываюсь руками в его шелковистые волосы.

Это самый нежный поцелуй, который когда-либо случался в моей жизни. Губы у Самаэля бархатные, они ласкают мои легкими касаниями.

Он отрывается и смотрит на меня потемневшим от желания взглядом:

— Ты представить себе не можешь, как мне хотелось сделать это.

— Ты долго собирался… — я улыбаюсь и слегка прикусываю его нижнюю губу.

— Думал, ты не захочешь.

— Я даже и не догадывалась, что хочу этого, до сегодняшнего вечера.

У Самаэля длинные густые ресницы, а в зрачках сверкают маленькие золотистые искорки. Я никогда этого не замечала, потому что мы прежде не оказывались так близко.

Приближаю его лицо и снова целую, затем позволяю своим пальцам соскользнуть вдоль его рук, найдя его пальцы и сжав их, и продолжая целовать, расстегиваю его рубашку и медленно снимаю. Ангел не сопротивляется, лаская своими руками моё тело, через шелковую ткань платья. Я в нетерпении срываю с себя одежду и помогаю мужчине избавиться от брюк.

Сейчас он полностью обнажен передо мной и позволяет рассмотреть себя: он очень красивый, идеальное тело, литые мускулы и большой, толстый член, уже в состоянии эрекции, пульсирует между ног.

Он подходит ко мне, упираясь своим желанием мне в живот и кладет руки на мою нежную грудь, соски тут же, затвердели. Умелые пальцы и нежные губы, невозможно сладко ласкают соски. Не могу сдерживать своё желание, беру его за руку и веду в спальню. Самаэль первый мужчина, с которым буду заниматься любовью у себя дома. Начинаем целоваться долгими, глубокими поцелуями.

Я устраиваюсь поверх него и начинаю покрывать поцелуями его грудь, прокладывая линию от сердца к животу. Его дыхание учащается одновременно с тем, как мой язык опускается ниже. Спускаюсь вниз, обхватив его член губами. Начинаю облизывать и посасывать его до тех пор, пока не чувствую, как кровь пульсирует у него под кожей. Его стон — самая лучшая музыка для меня.

Он смотрит на меня с выражением наслаждения, смешанным с восхищением, словно не верит в то, что происходит. Руками сжимает покрывало, а его бедра изгибаются мне навстречу. Я возвращаюсь вверх, к его губам, нежно беру его за руку и кладу на свою грудь. Самаэль касается губами моего соска, начиная обсасывать и покусывать его. Я поглаживаю его по затылку, позволяя ему продолжать, наслаждаясь этим острым удовольствием.

Затем он располагается поверх меня, широко разводит мне ноги. «Анна, ты потрясающая», — шепчет с полузакрытыми глазами, целуя меня в шею.

Чувствую, как его член упирается мне в живот, и поглаживаю его одной рукой. Он резко заполняет меня. Я опускаю руки ему на ягодицы, подхватывая его ритм. Самаэль движим только инстинктом, этой стремительной и хищной силой, этим желанием проникнуть и обладать: чистой первобытной мужской энергией.

Мне доставляет огромное удовольствие чувствовать его внутри себя.

Раздвигая сильнее ноги и изогнув спину, помогаю ему завоевать удовольствие. Он тихо шепчет мое имя, все его тело напряжено, как живая струна, он переворачивает меня на живот и врывается сильно и неистово, одной рукой наматывает мои волосы себе на руку и оттягивает на себя. Мне это нравится.

Мы занимались любовью всю ночь: Самаэль был неутомим и восхитителен, я полностью отдалась ему, насытив все свои и его желания до последнего. Когда, обессиленные, мы погрузились в темноту, позволяя сну овладеть нами, моя последняя мысль, перед тем как заснуть, была об одном ангеле со взъерошенными волосами и глазами с золотыми искрами.

* * *

Утром меня разбудил невероятный аромат кофе и запахи еды. Еда? Кофе? У меня дома? Резко распахнула глаза и воспоминания ночи стремительно нахлынули на меня. На губах расплылась довольная улыбка. С удовольствием потянувшись, пошла на запахи.

Открывшийся мне вид заставил замереть на минуту и удивлено раскрыть рот. Вот это да!

Самаэль, обнаженный, в одном фартуке (где только достал?), жарил на сковородке блинчики. На столе уже дымилась приличная горка приготовленных и две чашки с горячим кофе.

— Если так будешь смотреть на меня, то завтрак придётся отложить, а тебя утащить в постель. — Вместо доброго утра, сообщил ангел.

— Ты знаешь, даже не могу понять, чего больше хочу. То ли в постель с тобой, то ли любоваться на твою упругую задницу. Пожалуй, второе сейчас меня больше устраивает. Когда я ещё увижу обнажённого ангела, готовившего суккубу блинчики? — Подошла к нему и охватила руками идеальные ягодицы, потом провела пальчиками по оперению крыльев. Восхитительно прекрасен!

— Вообще-то, это ты должна была готовить для меня завтрак. — Сказал, поджарил последний блинчик и развернулся, чтоб заключить в свои крепкие объятия и подарить утренний поцелуй.

Что он со мной делает? Он не ангел, а демон искуситель.

Неприятная дрожь и аромат жжёного янтаря разлились по моему телу. Я и Самаэль посмотрели на входную дверь, в которую тут же раздался звонок. Моё удивление отразилось и на лице ангела.

Не впустить Астарота не могла.

Демон был одет как всегда, пафосно, но шикарно. Половину деталей его костюма я даже не знала, как назвать. Черный пиджак из гладкого шёлка, под ним жилет со вкусом инкрустированный серебром. Облегающие брюки с идеальными стрелками. На руках — чёрные кожаные перчатки и держит трость из полированного красного дерева. Её венчает набалдашник, который я как эксперт могу охарактеризовать — настоящее произведение искусства.

— Я не знала, что ты придёшь. Мог бы и предупредить. — Сказала Астароту, когда он вальяжно вошел в мой дом.

— Я не обязан сообщать своим сотрудникам, когда собираюсь навестить их. — Сказал он и с отвращением оглядел Самаэля. — Не удивительно, что твои способности перестали приносить пользу аду.

— Самаэль здесь ни при чём. — Раздражённо ответила демону.

Тот только рукой махнул, призывая меня замолчать.

Самаэль сложил руки на груди и не скрывая ответной неприязни, рассматривал демона. Я не знала, какие мысли бродят в голове у Сэма, но он неожиданно улыбнуться и протянул руку.

— Привет Аст!

— Привет, Сэм! — Ответил демон и пожал руку ангелу.

Обалдеть. Что сейчас происходит?

— Третью чашку кофе организуешь? — Спросил меня Астарот.

Я как китайский болванчик кивнула. Жаль, что не могу, также как эта фарфоровая статуэтка, изгонять злых духов и демонов.

— Симпатичный фартук — Сказал демон.

— Хм, спасибо. — Ответил ангел.

Астарот вновь обернулся ко мне, словно ничего не произошло.

— Я хочу узнать, ты получила задание?

— Какой ты внимательный. — Сказала я и с громким стуком поставила перед ним чашку кофе. — Получила. Или это ошибка?

— Никакой ошибки, Анна. Бизнес душ никогда не отдыхает. Тебе дали мелочное задание.

— Я просто в шоке, — сказала я. — Это не мелочи, Аст. Это слишком…

— С чего, вдруг, для тебя это стало «слишком»? — Спросил он. — У тебя задание вызывает какие-то трудности? Или ты хочешь сказать, что теперь недобросовестный сотрудник?

— Я хороший сотрудник… — Но, неуверенность все больше овладевала мной.

Астарот понимающе посмотрел на меня.

— Да ну?

— Я не была плохим сотрудником, — поправилась я. — Не совсем.

— Это не игра, Анна. Аду не нужны посредственные сотрудники, которые сохраняют статус-кво. Нам нужны души. Мы жаждем победить. А ты провела большую часть своего времени будучи посредственной. Не смотри на меня так. Ты знаешь, что я прав. Даже когда мы заключили с тобой сделку, у тебя были спады. И это противоречит договоренности.

Всё, что касается ада — я бессильна. Против некоторых вещей бороться бесполезно. Когда я продала свою душу, то навсегда потеряла возможность управлять своей судьбой.

— Это не справедливо, ставить меня в такое положение и требовать сверх меры! — И пока демон не начал возражать, я быстро добавила. — Я знаю, что ты скажешь. Жизнь не справедлива. Я понимаю.

— Понимает она. — Ворчливо ответил демон. — Сказал бы я, как ты понимаешь. Чтоб за месяц собрала сто невинных душ. Ваал метит на моё место, рвёт и мечет. Так что, не подставляй меня, и себя, в том числе. Будь хорошим суккубом — сделай свою работу.

К кофе демон так и не прикоснулся, зато пару блинчиков отправил в рот.

— Отличные блины. — Сказал он мне.

— Их приготовил Самаэль. — С садистской улыбкой ответила демону. Тот поперхнулся и с укоризной посмотрел на ангела.

— Ты сошёл с ума. — Прокашлявшись сказал он Сэму.

Тот пожал плечами и тоже съел блинчик.

— И правда, вкусно получилось.

Демон молча встал и пошёл на выход, обернувшись сказал:

— Самаэль и оденься уже, хватит соблазнять моего суккуба. Анна, меня провожать не нужно.

* * *

После неторопливого завтрака мы с Сэмом отправились каждый по своим делам. Я в магазин, Самаэль попросил подвезти его к юридической конторе.

— Какие планы на вечер? — Спросил, когда я парковалась возле офисного здания.

Вздохнула.

— Начну работать с твоим списком.

— Позвони мне потом. — Сказал коротко.

— Позвоню… Только у тебя нет мобильного, Сэм. — Произнесла весело.

— Позвони в бар. Мне передадут твоё сообщение. — Поцеловал в уголок губ и вышел из автомобиля.

Смешно то, что Самаэль на дух не переносит любые гаджеты. И кто я такая, чтобы судить его за это. У каждого свои тараканы в голове.

Войдя в магазин, сразу оценила обстановку и отметила её как уровень красный, то есть, в магазине между менеджером Юлечкой и покупательницей назревал конфликт.

— О! А вот и хозяйка магазина! — Облегченно воскликнула Юлечка. — Она сейчас вам объяснит, почему мы не можем взять ваш заказ! — Очевидно, уже не в первый раз, Юлечка пыталась донести, какую-то разумную мысль до покупательницы.

— Что произошло? Юля, объясните мне, почему уважаемая дама гневается? — Строгим тоном спросила помощницу.

— Анна Александровна! Уважаемая Серафима Георгиевна, очень настаивает на том, чтобы мы приняли и исполнили её заказ! Серафима Георгиевна желает приобрести куклу Байло-бэби! Анна Александровна, вы же сами внесли куклу в список запрещенных и опасных исторических ценностей! — Нетерпеливо и нервно разъяснила мне суть спора Юлечка.

— Я поняла тебя. Можешь идти. Я вчера не успела задокументировать три иконы от Сергея Сергеевича. Сделай, пожалуйста. — Юлечка облегченно выдохнула, улыбнулась и быстро убежала от настойчивой клиентки.

— Серфима Георгиевна. Рада с вами познакомиться. Пройдемте в мой кабинет.

— Катя, сделай два кофе. Или, что вы предпочитаете? — Спросила у нервной женщины.

— Чай, пожалуй. Зеленый. — Ответила женщина, хриплым и слегка дребезжащим голосом.

— Катя, мне кофе, а нашей гостье зеленый чай. — Девушка кивнула и пошла исполнять поручение.

Расположившись в кабинете и дождавшись свои напитки, решила перейти к сути вопроса.

— Серфима Георгиевна, скажите, что вы знаете о кукле Байло? — Женщина уже возмущенно открыла рот, но я успела её опередить. — Я спрашиваю, не из праздного любопытства. Ответьте, пожалуйста, на вопрос.

Или мой успокаивающий голос подействовал, или серьезный тон, но она вдруг, успокоилась, сделала пару глотков чая и ответила.

— Знаю, что кукла считается проклятой и сводит с ума своих хозяев! — Понизила тон и зловеще зашептала. — Мой муж бросил меня, после прожитых вместе тридцати лет! Он ушел к молодой женщине! — Она всхлипнула, несколько слезинок оставили мокрые дорожки на её морщинистых щеках. Я уже поняла, зачем нужна ей проклятая кукла. — Я любила его и сейчас люблю. А эта гадюка увела моего мужа, увела! Я хочу свести её со свету, лишить покоя и разума!

Я откинулась на спинку кожаного кресла.

За все времена, что живу, женщины никогда не отказывались от мести своим бывшим и их новым спутницам. Ох, мужчины! Нельзя обижать женщин, нельзя их бросать как ненужные вещи… Я вздохнула.

— Дорогая Серфима. Могу вас так называть? — Она кивнула, утирая, кружевным платочком глаза. — Тогда и меня зовите Анной. Серафима, я конечно, искренне вам сочувствую, но советую выбрать другой вариант мести. Объясню почему. Сейчас кукла находится в одном из хранилищ запрещенных к обороту антикварных предметов и реликвий. Признаюсь, честно, я могла бы получить разрешение на приобретение этой вещи. Но я не стану этого делать.

— Но почему? Давайте заключим сделку, куклу я вам верну, ровно через год, независимо, подействует она или нет! Я верю, что подействует! — С безумием в глазах настаивала женщина.

Диагноз ясен. От горя, женщина сама потеряла разум. Может, даже она и пыталась другими способами вернуть мужа, но не получилось. И тогда, она начала искать решение в магии.

— Серафима. Кукла Байло, действительно проклята и она, на самом деле подействует. Только вы не знаете одной детали. Эта проклятая вещь не только сводит с ума, она крадет души. Кукла Байло — порождение одного из демонов, тот, кто покупает её, заключает с ним сделку. И это еще не все, кукла накладывает проклятие безумия на весь род, пока он не будет уничтожен. Вы хотите, чтобы ваши родные и близкие и будущее поколение, поразило безумие? А итогом стало исчезновение вашего рода?

— Н..ннет. — Заикаясь и с изумленным лицом, ответила женщина.

— Советую вам отказаться от идеи мстить с помощью магических и дьявольских вещей. Пострадают тогда обе стороны.

Серафима грустно улыбнулась и кивнула, сложила платочек в сумочку и направилась на выход.

— Спасибо, что объяснили. Я бы совершила глупость.

— Не за что. Серафима! — Она оглянулась. — Дам совет, купите билет на курорт, посетите лучших косметологов, стилистов и визажистов и уезжайте. Лучшей местью для вашего мужа и соперницы, станет ваше счастливое, свежее и отдохнувшее лицо. Поверьте, путешествия лечат любые раны. Просто сделайте это.

— Спасибо, Анна. Пожалуй, это дельный совет и я им воспользуюсь. До свидания.

— До свидания и всего вам хорошего. — Попрощалась с женщиной.

Когда клиентка скрылась, я от гнева заскрипела зубами. Кукла Байло-бэби — это порождение демона Ваала.

История куклы началась в 1922 году в небольшом американском городке Кей-Вест, штат Флорида. Сделал куклу мастер Чарльз Уинкокс, член оккультного ордена «Золотая заря». Орден был основан в начале XX века «зверем Апокалипсиса» Алистером Кроули, входили в секту такие известные и богатые люди, как Брэм Стокер, Говард Лафкрафт, Рон Хаггард. Не по наслышке знаю, что в «Зарю» входил и проектировщик затонувшего «Титаника». Каждый член ордена увлекался чем-то особенным. Брэм Стокер, например, изучал ликантропию (оборотней). За огромные деньги он купил фигурку человека-волка из сандалового дерева, принадлежавшую Владу Цепешу-Дракуле. Когда Стокер умер от сердечного приступа, он сжимал в руках эту фигурку. Так и о Чарльзе Уинкоксе шла легенда, что куклы, сделанные его руками, отпугивают дух смерти, что больной ребенок, подержав такую куклу, сможет еще немного пожить. Поговаривали, что он делает своих кукол по образам мертвых детей из приюта святой Августины. И что в куклы он зашивает волосы и кусочки одежды этих несчастных. Когда выяснилось, что Рози МакКни — единственная дочь весьма состоятельных родителей — больна малокровием, они заказали Уинкоксу куклу. Чарльз сделал роскошную барышню с мягким тельцем, восковыми ручками, ножками и головой, одел её в расшитое платье из китайского шелка. Как и положено великосветской даме, кукла носила две юбки — верхнюю и нижнюю — и панталончики. Она была чертовски хороша и столь же дорого обошлась семейству МакКни, готовому на все ради спасения дочери. Но через несколько дней после получения подарка Рози умерла в страшных мучениях, сжимая в руках куклу. Она даже не успела дать своей новой любимице имя. Родители Рози обвинили кукольного мастера в смерти ребенка. Но Уинкокс скрылся от полиции и дальнейшая его судьба неизвестна. Куклу не смогли вынуть из рук Рози, их похоронили вместе. Спустя некоторое время полиция вскрыла могилу, чтобы проверить труп на отравление, но игрушки в руках Рози уже не было. Вновь она объявилась через двенадцать лет. В 1934 году мать Рози, Мэри Ванесса МакКни, обнаружила похожую куклу в лавке старьевщика и купила ее. Вскоре после этого врачи констатировали у нее признаки психического расстройства. Потом скончался отец Рози — при весьма странных обстоятельствах. Мать полностью впала в безумие, имение пришло в запустение. И в 1952 году Мэри Ванесса выбросилась из окна, прижимая к груди чертову куклу. Соседи нашли ее, когда она билась в предсмертной агонии и все повторяла одну-единственную фразу: «О, Байло-бэби!» Так кукла получила имя. Кстати, «Баал», «Балу», «Байлу» — это одни из имён демона Ваала. Над домом МакКни долго висело проклятье, пока в 1969 году в Америке не наступил «бум оккультизма». Дом превратили в музей. Но… строители, которые налаживали сигнализацию, наотрез отказались входить в комнату, где была выставлена Байло-бэби. Страховой агент, делая опись имущества, вышел из «её» комнаты, упал с лестницы и сломал ногу. Собаки сторожа поджимали хвосты и убегали прочь. Дважды куклу пытались сжечь неизвестные, но она лишь едва обгорала. В 1995 году Байло-бэби исчезла (возможно была украдена или продана) из музея в Кей-Весте. Хозяин музея обещал тысячу долларов нашедшему её, помещал объявления о пропаже в Интернете. Кукла нашлась в Нью-Йорке — ее купил у группы сатанистов «Число зверя» американский журналист Энтони Прайс. Дальше версии о ее дальнейшей судьбе расходятся. Многие не знают, что существуют соответствующие хранилища, куда увозят опасные и проклятые вещи. Именно там сейчас хранится опасная кукла. Секрет её прост. Ваал наделил куклу демонической сущностью. (История не вымышлена).

Ад всегда будет изобретать различные способы для отъёма человеческой души. Они никогда не остановятся.

Не знаю, была ли это проверка демона Ваала или же провокация для Астарота.

Я улыбнулась. В любом случае, я довольна, что сорвала его затею с куклой.

Итак, раз демоны так засуетились, то и мою основную работу откладывать нельзя.

Развернув список Самаэля, вбила в поисковик адрес первого несчастного. Так, это же клиника для раковых больных. Вот, чёрт!

Вторая жертва. Пизд…ц! Это ребёнок! Ему всего пятнадцать лет! Вбила адрес — наркологическая клиника.

Третий номер. Женщина, восемьдесят лет. Дом престарелых.

Я скривилась. Но делать нечего, души нужны.

Энергия больных людей для меня была самой отвратительной едой. Сравнение такое, молочный коктейль, в который добавили с десяток протухших яиц. После такого питания сама буду похожа на больную. Такая энергия не по нраву и вкусу моему демону. Возможно, мне понадобится срочная замена, чтоб потом утолить голод взбешенного демона. А то, что мой демон взбесится, я не сомневаюсь.

Чтож, быстрее сделаю дело, быстрее оправлюсь от невкусной и отвратной энергии.

Села за руль своего автомобиля, в Jaguar E-Type. Мне повезло, я не только прикоснулась к легенде, но и увидела её преемника.

О Jaguar E-Type мечтали все. Он мгновенно стал таким же символом шестидесятых, как Beatles или мини-юбка. Автомобиль влюблял в себя с первого взгляда, неудивительно, что им владели самые известные люди того времени.

Даже Энцо Феррари, недолюбливавший английские машины, назвал E-Type самым красивым автомобилем мира.

Не могу не упомнить об аварии на гонке «24 часа Ле-Мана» в 1955 году. В то время привычных нам норм безопасности на спортивных мероприятиях не существовало. Трасса оставалась неизменной тридцать лет, а скорость автомобилей за это время выросла со ста до трехсот километров в час. Погибло много зрителей.

D-Type, предшественник E-type, тогда финишировал первым, но такая победа не нужна была никому. Владелец Jaguar Уильям Лайонз распустил свою заводскую команду. А Mercedes-Benz отказался от участия в автосостязаниях на тридцать лет. По всей Европе вводится запрет на автогонки. В Швейцарии такой закон действует до сих пор.

Jaguar брал за душу абсолютно всем, выделить какую-то отдельную деталь или элемент E-type не представляется возможным. По сути новый спорткар так и остался вариацией на тему гоночного D-type, лишь слегка причесанной и облагороженной. Но удивительное сочетание аэродинамичных мускулистых форм и идеальных пропорций создали незабываемый образ. «Ешка», словно голливудская красотка, влюбляла с первого взгляда.

Погладила руль любимого авто и направилась исполнять задание для Ада.

"Jaguar E-Type"

* * *

Клиника для онкобольных находилась в пригороде. Поездка заняла полтора часа, а всё вездесущие пробки.

Припарковавшись, с помощью своей силы, изменила внешность. Теперь в зеркало заднего вида на меня смотрела кареглазая жгучая брюнетка со стрижкой каре.

Я направилась в главный корпус клиники. Немного выпустив свою суккубовскую сущность, подошла к стойке администратора.

— Добрый день! Мне необходимо навестить Белова Константина Андреевича. В какой он палате? — Не представляясь, смотря в глаза пухлой девушки и вводя её в лёгкое состояние гипноза, спросила о своей первой жертве.

— Здравствуйте. Минуточку, сейчас посмотрю. — Механическим и безжизненным голосом сказала администратор. — Палата номер двести, второй этаж, корпус четвертый. Возьмите пропуск, пожалуйста.

Взяв пропуск, пошла в нужный мне корпус.

Душа первого в списке, уже была на пороге отхода из тела. Мужчина в палате выглядел как иссохнувшаяся мумия. Рак лёгких — четвёртая стадия, прочитала я диагноз. Он лежал без сознания, подключенный к аппаратуре.

Не теряя времени, закрыла дверь изнутри, сняла с больного маску искусственного дыхания и приникла губами к его потрескавшимся губам, выпустив наружу своего вечно голодного демона. Потянула оставшиеся жизненные силы из умирающего.

Датчик, отмеряющий пульс, вместо мерного пик-пик-пик, издал ровный звук, оповещая, что сердце остановилось.

Не желая попасться на месте преступления, быстро вышла из палаты и направилась к автомобилю.

Пункт номер два — наркологическая клиника. Находится тоже за городом, но в противоположном конце.

Настроение на нуле. Жизненные силы моей жертвы привнесли вкус тления и гниения. Внутренний демон был в ярости. То ли ещё будет.

Выпив жизненную энергию у оставшихся двоих жертв, я шла к своему автомобилю и понимала, дело — дрянь. Выпитая мной больная и слабая энергия не хотела усваиваться, демон рвался наружу, голод суккуба, как никогда, был яростным.

Мне срочно нужна полноценная жертва с хорошей энергией.

С третьей попытки, найдя ключ зажигания, выехала с парковки и на всех парах помчалась в неблагоприятный район города, который кишит преступниками.

На руках прорезались длинные когти, я почувствовала, как увеличилось моё тело, кожа приобрела более темный оттенок, глаза стали различать мельчайшие детали, слух обострился, из горла вырвалось низкое утробное рычание.

Чёрт! Демон рвался наружу. Моя сущность — суккуб, брал контроль над моим разумом, если я не возьму себя в руки, то вместо Анны останется дикое и опасное существо, которое будет убивать и выпивать всех подряд. Останутся только инстинкты и демоническая жажда крови, и убийства. Никакого разума и никаких чувств…

Со скачущим пульсом, теряя контроль над происходящим, остановила автомобиль и на грани потери себя набрала номер Ника.

— Аня? Быстро же тебе понадобилась помощь. — Шутливым тоном ответил друг.

— Помоги, я на главном шоссе, направляюсь в девятнадцатый район. Найди Сэма. — Прорычала изменившимся низким голосом и бросила трубку.

Сделав глубокие вдохи и выдохи, заставила успокоиться своего демона, пообещав хорошее питание. Скоро, очень скоро.

Застыв, я почувствовала, как вся моя суть успокаивается и расслабляется. Обхватив плечи, я старалась удержать себя, чувствуя, как уходит вглубь мой демон, унося с собой и соблазн убийства, и боль от трансформации. Моя демоническая сущность клубилась жадной энергией внутри и ждала малейшего ослабления моей воли, чтобы вырваться на свободу. Я стиснула зубы, чтобы не охнуть вслух. Это было больно.

Немного успокоившись и приняв свой обычный облик, поехала дальше. Поехала за питанием.

Улицы района встретили меня серыми стенами, разбитыми дорогами, мусором и вонью. Классика жанра бедных и преступных улиц.

Первую жертву приметила в одном из тупиков. Высокий, жилистый мужчина настойчиво предлагал, испуганной и рыдающей девушке, хорошо провести время. Я сменила облик на фигуристую и грудастую блондинку, отъехала подальше и вышла из автомобиля, громко зацокав высокими каблучками и развязно виляя бедрами.

— Ой! Извините, я кажется заблудилась, не могли бы вы меня проводить? — Глупо захлопала большими глазами с пушистыми ресницами и наивно надула губки на кукольном лице, обратилась к мужчине.

Не состоявшийся насильник, в мгновение потерял интерес к девушке, выпустив из своих цепких рук, радостно улыбаясь, направился ко мне.

— Крошка! Провожу тебя, конечно! Какой базар? — Оглядывая меня с ног до головы и возбужденно дышал.

— Здорово! Вы — мой спаситель! А то, здесь так страшно! — Глупо захихикала и захлопала в ладоши. — А еще, я очень хочу пи-пи… Вы, случайно, не рядом живете?

Мужика повело, он не верил привалившему счастью.

— Тебе повезло, крошка. Пойдем, покажу тебе мою берлогу. — Я подхватила его за локоток и он повел меня к себе домой, фантазируя, в каких позах и как часто, будет играть со мной.

— Вот, моя хата. Ты извини, здесь немного не убрано. — Засмущался мужчина. Мне было все-равно, как чисто или грязно у него. Он пульсировал здоровой, сильной и живительной энергией. Жажда и голод уже сводили с ума. Демон предвкушал пир. И в этот раз, я позволю ему насытится досыта.

Пройдя в комнату, стянула с себя одежду и поманила к себе пальчиком ошалевшего мужика.

— Хочешь развлечься?

Выпила его быстро, подарив мужчине смертельный поцелуй. Похоже, он даже не понял, что умер от поцелуя.

Демон внутри довольно урчал, было вкусно, но мало…

С коварной улыбкой, пошла на дальше на охоту…

Всего за час, лишила жизни и отправила в ад, несколько отморозков.

Моя сущность была счастлива и сыто мурлыкала внутри. Сильная жизненная энергия буквально бурлила во мне, прокатываясь приятной дрожью по телу.

Почти дойдя до своего авто, увидела ошивающихся рядом нола и ангела.

— Вижу, помощь уже не нужна? — Весело спросил Ник, играясь золотой зажигалкой.

Самаэль мрачно скрестил руки на груди и облокотился об автомобиль. Рот плотно сжат, желваки гневно ходят. Вся его поза выдает напряжение и недовольство.

Глава третья

— Смотрю, ты хорошо провела время? — Процедил, сквозь сжатые зубы, ангел.

— Я хорошо поела. А время провела отвратительно. Знаешь-ли, больная энергия, чуть не свела меня с ума. А демон, практически взял надо мной верх. — Хотела разозлиться, но не смогла. Во-первых, сытая, во-вторых, благодаря Самаэлю, три невинные души уже в аду. — Пришлось срочно принять меры. Поэтому я здесь.

Выражение лица ангела, с раздраженного сменилось удивленным.

— Не знал, что суккубу не все-равно, какую энергию употреблять.

Пожала плечами.

— Теперь ты в курсе, а я в порядке. И, спасибо ребят, что приехали. Мне и правда, в тот момент, было очень плохо. Я почти сорвалась…

— Не буду спрашивать у тебя подробности, но может поедем уже, отсюда? — Спросил Ник.

— Я «за». — Ответила ему. — Только за руль сейчас не сяду, слишком меня распирает от «еды».

— Я поеду на твоей. Езжай с Ником. — Сказал Сэм и протянул руку за ключами.

Нашарив брелок в сумке, отдала ключи от своего авто ангелу.

— Не разбей тачку, Сэм! — Засмеялся Ник.

Ангел ничего не ответил и сел в машину, завёл и плавно укатил с бедного района.

— Ну что, малышка, прыгай. Прокачу с ветерком!

* * *

Ник выжимал сто восемьдесят и качал головой в такт музыке, разливающейся из крутых динамиков его авто.

Я смеялась над его смешными подёргиваниями, на что он ещё сильнее и смешнее корчил рожицы.

Секунда. Боковой удар, от неожиданно нагнавшего нас автомобиля.

Ник крутит руль, но не в его силах сдержать груду металла.

Меня будто завернули в мокрую вату. Сердце колотилось. Ни рукой, ни ногой не двинуть, и не видно ни зги от вращающегося мира. Зато слышно. Бешеный визг шин, а потом еще более жуткий визг мнущегося металла. Мне удалось вздохнуть, со всхлипом, желудок повело, мир закрутился каруселью — нас развернуло от удара.

Автомобиль переворачивается в воздухе и с громким стуком падает на землю и мы несемся, в таком состоянии дальше…

Я боюсь.

Смотрю в разбитое окно на приближающийся красный грузовик.

Обеими руками толкая воняющий маслом пластик, отвела подушку безопасности в сторону. Мы еще крутились, меня пронзило ужасом, когда грузовик, визжа тормозами и уходя от столкновения, пролетел на пустую правую полосу. Нашу машину встряхнуло — мы во что-то воткнулись и остановились с костедробительной резкостью.

Дрожа, колотя по подушке, я оттолкнула ее вниз и заморгала во внезапной тишине. Подушка была измазана красным; я посмотрела на руки. Красные. Кровь течет. Меня порезало битым стеклом.

Неверной рукой нашла руку Ника, она была влажная от пота или крови? Он вцепился в меня с силой перепуганного ребенка.

— Я с тобой. — Сказала, не дыша.

— Я умру? — Прохрипел Ник.

Голова раскалывалась. Вздохнуть не было сил.

— Нет, я не допущу. — Слезы холодили мне щеки. — Я с тобой, Ник. Вот моя рука. Я тебя не брошу.

В груди жгло, дышать нормально не удавалось, и я дышала мелкими вдохами, силясь отстегнуть ремень. Наконец удалось, и под крики людей, сбегавшихся как муравьи на дохлую гусеницу, я высвободила ногу. Пока еще нигде не болело, но ясно было, что это ненадолго.

Сейчас меня стошнит. Всё к тому идет.

— Я боюсь, — простонал он. Воздух с бульканьем выходил из его залитых кровью легких. Только бы он кашлять не начал…

По осколкам разбитого стекла я придвинулась к Нику, осторожно притянула к себе исковерканное тело.

Я что-то говорила, говорила, и неважно было, что.

— Скоро нас вытащат, держись. Сэм тебя подлатает. — Сказала ласково.

— Спасибо, — сказал он пугающе слабым голосом. — Спасибо, что стала другом. Спасибо, что всегда приходила на помощь. Ты прекрасная женщина, Аня. Твоя душа должна быть спасена. Я рад, что знал тебя. Не забывай меня.

У меня горло сдавило.

— Я тебя не забуду, Ник. Всегда буду помнить.

Слезы лились у меня по щекам, я нежно-нежно его укачивала. Он дышал с жуткими всхлипами — это говорила сама боль, и меня пронзило состраданием. Он вздрогнул всем телом, я прижала его крепче, хоть и знала, что делаю ему больно. Слезы обжигали мне руку. Вокруг шумели люди, но нас никто не тронет. Мы отделены от них вечностью.

Ник — нол. Нолы, как и бесы — смертны. Они могут жить вечно, но убить их можно легко. Очень легко, как и человека…

Тело Ника вдруг осознало, что умирает, и с подстегнутой адреналином силой принялось бороться за жизнь. Прижав его голову к груди, я удерживала его в ожидании судорог и зарыдала, когда они принялись сотрясать его, будто вырывая тело у души.

Чёрт, чёрт, чёрт!

— Сээээм! — Закричала во всю силу истерзанных лёгких.

Ник затих.

Укачивая его — теперь ради себя, не ради него, — я рыдала так, что становилось больно моим несчастным ребрам. Пусть, пусть бы только это было правильно! Пусть не зря!

Но мне казалось, что всё неправильно.

Мой друг, прекрасный милый нол, вечный оптимист Ник — умер…

— Аня! Аня! — Кричал кто-то моё имя. Звуки доносились до меня словно через толщу воды.

Кто-то выдернул смятую дверь.

— Аня, отпусти его. Он ушёл. — Сильные руки потянули меня, но я крепче вцепилась в мёртвое тело, не желая впускать в своё сознание реальность произошедшего.

— Уйди от меня! — Крикнула. — Почему ты не помог? Ты ведь знал! Знал, что он умрёт, но не помешал, не предупредил! — Ярость красной пеленой опустилась на глаза. Внутренний демон ревел от гнева. Моей сущности тоже нравился Ник. Я любила его всем своим существом. Это был не просто друг, он был мне братом.

Он сильнее сжал меня и все-таки выдернул из разбитого и покорёженного автомобиля. Я заколотила по его груди руками, кулаками, из моего рта вырывались горькие рыдания и слова проклятий.

Самаэль подхватил меня и куда-то понёс.

— Спи. — Сказал он и ласково поцеловал мой лоб.

Я погрузилась в темноту — теплую и вязкую, как кисель.

* * *

Во рту ощущаю привкус крови. В нос ворвался запах спирта и каких-то медикаментов…

Боль, сильная боль в теле, но особенно, болит сердце…

Хочу открыть глаза, но не могу и снова, сознание уплывает, забирая с собой боль, оставляя лишь равнодушную безмятежность.

Наконец, сознание вернулось и больше, не собиралось так бессовестно меня покидать.

Я открыла глаза, находилась у себя в комнате и с минуту вспоминала то, что произошло.

Гнев затопил всё моё существо, а голод сильнее взбесил внутреннего демона.

Рывком слетев с кровати, на неверных ногах, я попыталась схватиться за стену, стукнулась о шкаф и съехала на пол — не успела удержаться. Неожиданно. Не знала, что я так слаба. На регенерацию ушло много энергии, мой демон ужасно голоден и ещё от этого сильнее бесится. Я выдержу. Не сорвусь.

Опустила голову на колени и попыталась думать, что все нормально. Крепко зажмурившись, я слушала, как колотится пульс. Ник…

Со всхлипом втянула воздух. Из глаз потекли слезы, и я поняла, что сижу на полу в спальне у шкафа, а на плече у меня чья-то рука.

— Ты знаешь, что у тебя просто жуткий вид, когда ты плачешь?

Я невесело рассмеялась.

— Это как — жуткий? — Спросила Самаэля, ощущая тяжесть его ладони на своём плече.

Ангел пожал плечами.

— Старше кажешься, и как будто усталой.

— А я и устала, Сэм. Очень устала. — Мёртвым голосом прошептала.

Пальцами, аккуратно, вытер мои дорожки слёз.

— Почему? — Задала ему вопрос и посмотрела в его глаза, в которых застыли золотистые искорки. — Почему не предупредил, что его время пришло? Почему не предотвратил?

Я резко скинула его руку. Снова вернулась злость.

Самаэль жёстко ухватил мой подбородок.

— Я не должен тебе этого говорить, но ты мне не безразлична, поэтому, скажу. Ника не было в списке. Он не должен был умереть. Аня, Ник был и моим другом, я бы не позволил ему умереть вот так. И ни за что бы не подверг опасности тебя. — Ровным тоном, отчеканил ангел.

— Ад? — Спросила. Но, зачем?

— Да. Точнее …

— Ну? — Нетерпеливо поторопила его.

— Ваал. Он хотел убрать вас обоих, Аня. — Ответил Самаэль.

— А, я ему зачем? — Недоумённо задала ему вопрос.

— Вот это и мне интересно знать. Ответить на этот вопрос может Астарот. — Сказал Сэм.

Я устало протёрла лицо руками. Голод кислотой разливался по телу, внутренний демон негодовал. Мне нужна энергия…

— Мне нужна энергия, Сэм. Всё, что у меня было, ушло на регенерацию. — Сказала ангелу.

— Я не оставлю тебя одну. Ты в опасности. Ваал не остановится, раз он принял решение, убить тебя. — Жёстко сказал ангел.

— И что ты предлагаешь? Упростить ему задачу и самой сдохнуть от голода? И записку оставить, с подписью «Для Ваала»! — Разозлилась и оттолкнула от себя раздражённого ангела.

— Я могу напитать тебя. — Сказал он тихо, но с глухой злостью в голосе.

Выронила из рук бельё, которое только что достала.

— Что? — Нервно рассмеялась. — Сэм! Ты — бессмертный! Ты не можешь напитать меня. Если такое было возможно, то я знала бы…

— Нет. Не знаешь. Бессмертные — не могут, а я — могу, хоть и тоже бессмертный. В силу своей уникальности, я могу дать тебе жизненную энергию. Только об этом никто не должен знать, Аня. — Ошарашил меня ангел. Он что, серьёзно?

— А, я не сгорю в пламени твоей ангельской энергии? — Осторожно спросила его.

Самаэль рассмеялся, и звук этот прошел у меня по коже, как касание меха. Теплый и мягкий, хотя, всё-таки, есть в нём что-то от смерти. Голос его был как шелковый шепот в глухой ночной час. Ангел смерти — прекрасен и опасен.

Неторопливыми, выверенными движениями он снял с себя всю одежду.

Он был великолепен. Широкоплечий, с узкими бедрами, плоским животом и идеальной кожей. В нем чувствовалась настоящая природная сила. Самаэль подхватил меня на руки и осторожно положил н кровать. Его пальцы медленно развязывали пояс моего шелкового халата. Его глаза неотрывно следили за моим лицом. Не спеша он нежно провел подушечкой большого пальца по моей нижней губе. Я почувствовала, как теплая волна прошла по всему телу, когда он обнял руками моё лицо и наклонил голову, чтобы поцеловать. Чувственные губы Самаэля медленно пробовали на вкус мои губы, руки ласкали груди. Я обвила его за шею.

— Сэм… — прошептали губы.

Он посмотрел в мои глаза и пальцы его оказались в моём самом интимном месте. Он двигал ими осторожно, потом, услышав стон, стал более энергичным.

Желание пульсировало во всем теле. Каждая клеточка ожила и запела, когда Самаэль склонил голову к груди и обхватил губами нежный сосок. Затем он сделал то же самое зубами.

Пальцами вцепились Сэму в волосы, опуская его голову ниже. И его губы начали спускаться к животу. Он остановился, чтобы провести языком вокруг пупка, потом медленно опустился к бедрам. Его искусные ласки возносят все выше и выше над реальностью. Крик и стон.

Самаэль накрыл меня своим телом. Он был такой большой…

Он двигался медленно и сладко, восхищенно глядя на меня.

Самаэль приник к моему уху и с восторгом и благоговением произнес имя:

— Анна!

Звук его голоса вызвал ответную реакцию там, где мы были соединены. Я изогнула бедра, уловила его ритм, и мы двигались вместе, как единое целое. Он продолжал бормотать какие-то нежные, ласковые слова, и я чувствовала неописуемое желание чего-то неизвестного.

Он снова и снова целовал меня, его движения завораживали, а сам он продолжал равномерно двигаться, шея его была напряжена, голова откинута назад, изредка он стонал от восторга. Не меньшее наслаждение испытывала и я.

И тут, его сильная энергия тёплым потоком окутала меня, нежно вливаясь и заполняя каждую клеточку моего тела. Внутренний демон опьянел от такой первородной и живительной силы. Ощущения оказались настолько сильными, что едва не потеряла сознание.

Когда пришла в себя, Сэм оставался в том же положении, грудь его тяжело вздымалась, а в глазах было выражение, похожее на… триумф.

Мне было очень приятно ощущать на себе его тяжелое, успокоенное тело, которое вдавливало в матрас. Нравились его нежные поцелуи. Нравились его аромат, его улыбка, его энергия. Я… люблю Сэмаэля?!

Нет, это невозможно. Пыталась убедить себя, что только новизна ощущений заставила меня почувствовать такую нежность к нему.

Однако теплое чувство не проходило.

Сейчас мне казалось, что я всегда любила его. Эта мысль потрясла меня. Как я могла себе это позволить?

Сэм, вероятно, почувствовал моё напряжение. Он приподнял голову, изучая моё лицо. Улыбка смягчила его жесткие черты. Нежно проведя пальцем по губам, он произнес:

— Никаких сожалений!

— Я не сожалею. Это было прекрасно, Сэм. Похоже, мой демон в обмороке от твоей силы и энергии. Я никогда не была так сыта и довольна. — Нежно ответила ангелу, а о своих чувствах к нему, решила промолчать.

* * *

— Что мне делать, Сэм? — Спросила ангела, выводя пальчиком узоры на его груди.

Он перехватил мою руку и поцеловал её.

— Нам. — Ответил он.

— Что? — Приподняла голову и посмотрела в эти невероятные глаза.

— Мы вместе будем решать проблемы. Вместе, Аня. — Твёрдо сказал Сэм.

Сглотнула и произнесла то, что в первые, в моей демонической жизни было сказать очень трудно:

— Сэм, ты же понимаешь, что я — суккуб. И что работаю на ад. И эти души, которые обязана предоставить им… Я ведь… Не всегда с тобой смогу быть… — Прошептала последние слова.

— Ты, переживаешь о моём мнении? Переживаешь, что я подумаю о тебе плохо и что могу осудить? — У него было искреннее изумление в глазах. Я кивнула. — Ты невероятна, Анна. И удивляешь меня не первое столетие. Я тебя не осуждаю. Признаю, для меня это не очень приятно, но я всё понимаю. И… у меня есть для тебя кое-какая информация… Договор о продаже твоей души…

Самаэль не успел сказать. Раздался звонок и стук в дверь. Неприятный запах жжёного янтаря распространился по спальне. Астарот.

Глава четвёртая

Демон с жадностью разглядывал брошенную на пол мою и Сэма одежду, болтал на тему о том, как хорошо будет сейчас выпить чашку доброго крепкого кофе, и ждал, пока я начну его готовить.

Самаэль в одних джинсах, закинув руки за голову, сидел на диване в обманчиво расслабленном положении.

— Может уже начнёшь рассказывать. — Зло процедила и со стуком поставила перед ним дымящуюся чашку горячего крепкого кофе.

Астарот нахмурился и к кофе не притронулся.

— Больше почтения, девочка. — Сказал он ровно, но в глазах полыхнул алый огонь.

Чёрт. Он зол. Молодец, Анна. Аплодисменты!

— Извини, Астарот. Моя злость и раздражение ни в коем разе не направлено на тебя. Я очень расстроена из-за Ника… — Прошептала и не смогла сдержать одинокую слезу, которая оставила мокрую солёную дорожку на щеке.

— Хм… маленький нол… мне его тоже очень жаль. Хороший был исполнитель поручений. — Задумчиво ответил демон и наконец пригубил обжигающий напиток.

— Что ты скажешь насчёт покушения? — Задал демону насущный вопрос ангел.

Астарот покрутил кружку по столешнице и оглядел нашу композицию.

Я и Сэм, только что не в обнимку сидим на диване.

— Моя дорогая Анна. Ты своими действиями, вернее, бездействиями и противодействиями, ввела смуту среди низших демонов и в частности, суккубов. — Астарот неторопливо сделал несколько глотков, ожидая реакции на свои слова, которой не последовало и продолжил. — Твоё нежелание добросовестно работать на Ад и всяческое уклонение от прямых обязательств, родило в умах глупых демонов, что ты таким способом желаешь вернуть свою душу!

Последние слова он прорычал, вкладывая в них демоническую силу. Отчего посуда и хрупкие вещи, находящиеся в радиусе пары метров от демона лопнули, а металл деформировался. Воздух в комнате наполнился запахом жжёного янтаря, лампочки в светильниках повзрывались и вылетели вместе с патронами.

"Чёртовы демоны!" — Подумала зло про себя.

Вечно от них одни проблемы!

— Ты испортил ей интерьер. — Спокойно прокомментировал учинённую демоном разруху Самаэль.

— Ничего, купит новое барахло. — Тоже спокойно, словно и не было этой вспышки гнева, ответил Астарот.

А я чувствовала, как штыри в замке моей жизни запирают дверь в моё счастливое будущее. У меня был только один путь, и он обещал быть адски трудным. Логика подсказывала, что способов спасти себя и свою душу нет. Но я живу не по процентам, и я не буду сидеть сложа руки, смирившись. Потому что этого я себе никогда не прощу.

Я встала и не замечая мусора и осколков под ногами, подошла к демону. Положила руки по обе стороны от него и заглянула в самую глубину смеющихся надо мной глаз.

— Анна. — Настороженно позвал меня ангел, но я не обратила внимание, неотрывно вглядываясь в лицо Астароту, спросила:

— Один только вопрос. Отказываясь работать на Ад, я действительно могу вернуть свою душу?

Спиной почувствовала подошедшего ангела и его ауру, наполненную беспокойством за меня.

Астарот приблизил своё лицо к моему, практически соприкасаясь носом и зло прошептал:

— Ты маленькая и глупая сучка. — От его злого голоса по телу пробежала волна противного страха. — Но я отвечу на твой вопрос. Душу вернуть можно, но не таким способом. Отказываясь работать на Ад и на меня, ты тем самым нарушаешь условия договора…

И резко встал со стула, отчего я чуть не упала, но Самаэль успел подхватить меня и обнял, укрывая руками от взбешённого демона.

— Ты сильно бесишь Ваала, Анна! — Рычал демон и указал на меня пальцем с отросшим длинным загнутым чёрным когтём. — Если не станешь послушной суккубой, то я не стану снова вести «душевный» разговор с ним и тогда мы лишимся одного маленького демона, а твоя душа навеки будет гореть в Аду!

Демон был так зол, что не удосужился покинуть мой дом через дверь, а ушёл через адский портал, который вспыхнул беснующимся пламенем, оставив после себя выжженное и дымящееся пятно на паркете.

Судя по словам Астарота, есть способ вернуть душу…

Достали до печёнки меня эти демоны!

Голос Самаэля вернул меня на землю:

— Пойдём на воздух. Здесь недалеко есть кафе. Угощу мороженым, надо как-то поднять нам настроение и подумать…

— Не уверена, что мороженое поможет.

— Ещё как поможет.

Похоже, к мороженому мне потребуется выпивка. И чем крепче, тем лучше.

* * *

Привели себя в порядок. Я заранее вызвала клининговую службу, люди из которой уберут и отмоют квартиру, и самое главное, не зададут вопросов.

Оставив ключи и указания консьержу, отправились с Сэмом в кафе мороженого.

Сойти с ума. Самаэль и мороженое. Ради такого зрелища можно отложить разборки с демонами.

Кафе с неординарным названием «Булка».

Кафе-пекарня, напоминающая настоящее загородное поместье.

Для гостей открыта окружённая цветами веранда с диванами, креслами и гамаками.

— Присаживайся, сейчас будет десерт, — пообещал Сэм и поманил пальцем официанта.

Я улыбнулась такому изысканному обхождению и присела за изящный стеклянный столик, продолжая наслаждаться открывающимся видом на цветущую веранду.

— У тебя есть определённые пожелания? — Спросил меня Сэм.

Снова подарила ему улыбку и покачала головой.

— Полностью доверяю твоему вкусу.

Самаэль сделал заказ и присел за столик, взяв мои руки в свои.

— Что нас ждёт впереди, Сэм? — Устало спросила.

— Всё тоже, Аня. Борьба.

— Борьба добра со злом? — Грустно рассмеялась. — Сейчас за столиком в кафе сидят ангел и демон. Они будут есть мороженое.

Самаэль ничего не ответил. Официант принёс заказ.

Мороженое со сливами в арманьяке. Мороженое с имбирной карамелью; миндальным молочком; засахаренными каштанами; лимонно-кориандровым пралине; какао с виски; малиной с розами и зелёный лимонад с ананасом.

— Это всё мне? — Удивлённо спросила я, рассматривая цветные шарики в керамических стаканчиках.

— Нет, я тоже съем. Просто не знал, что тебе может понравиться и заказал практически весь ассортимент.


Смотреть как ангел смерти ест мороженое можно бесконечно. Он кладёт в рот маленький кусочек и зажмуривается от удовольствия. Уголки его губ чуть приподнимаются в блаженной улыбке.

В голове сразу созрел план использования мороженого в постели с этим восхитительным мужчиной.

Коварно улыбнувшись своим мыслям, придвинула к себе стаканчик.

Попробовала мороженое «какао с виски».

Мммм… Действительно. Это невероятно вкусно.

* * *

После великолепного десерта, я не хотела возвращаться домой и уговорила Сэма прогуляться ещё и в парке.

Вечерело. Солнце клонилось к горизонту, окрашивая небо кровавым цветом…

— Нам с тобой пришлось выдержать столько испытаний, и сейчас приходится… Но что мы можем сделать? Почему можно заключить только сделку с Дьяволом? Почему нельзя заключить сделку с Богом? — Сыпала на Самаэля вопросами.

— Люди только этим и занимаются: «Господи, если Ты сделаешь это для меня, я обещаю, что буду хорошо себя вести». — С сарказмом ответил ангел.

— Да, но это не подразумевает заключения контракта, как у нас. К тому же нет никаких доказательств, что эти сделки приносят результат. — В моём голосе звучала горечь. — Почему можно получить то, что хочешь, только если пообещать плохо себя вести? Почему нельзя наоборот?

— Этот вопрос лучше задать Гавриилу, — сухо ответил он, — но подозреваю, он скажет, что доброта является наградой сама по себе.

Я хмыкнула.

— Гариил. Страж рая и начальник над духами, оказывающими помощь людям. Наставляет на путь истинный. Почему же он не наставил на этот путь меня и многих других?

— Давай поговорим об этом позже.

Существовало не так много вещей, что приводили меня в бешенство, но эта была одна из них. Я ненавидела подвешенное состояние, в котором пребываешь, когда упоминают о каком-то секрете, но в детали не посвящают. И терпеть не могу фразочку «Поговорим позже».


Заметив мой рассерженный вид, Самаэль притянул к себе и погладил моё лицо и губы.

И как можно на него сердиться?

Прикрыла глаза, ощущая умиротворение на душе.

— Успокоилась? — Тихо меня спросил.

— Да. — Прошептали мои губы.

Взяв меня за руку подвёл к пруду, где плавали белоснежные лебеди.

Прекрасное зрелище.

— Мы с тобой не очень хорошо себя ведем, да? — Спросила.

— Да уж, мягко говоря. — Ответил ангел.

— Я… — Я замолчала, раздумывая, что сказать дальше. — Мне не повезло. Всё случилось не вовремя и я стала жертвой множества обстоятельств. Но в тоже время я безумно рада, что встретила тебя, Сэм.

Он повернулся ко мне и подошёл вплотную, переплетая наши пальцы рук.

— Я знаю, Аня.

Он склоняется к моим губам и дарит сладкий поцелуй… его прикосновения… ёкает сердечко и уже учащается пульс, перехватывает дыхание… Взгляд чуть вскользь, а затем проникающий. Он скользит по губам… и бабочки начинают порхать в низу живота…

Отстранившись, каждым движением, каждым взглядом, вздохом заставляя сердце учащённо биться… разум затуманивается…

Что же он со мной делает? Разве такие чувства и ощущения возможны?

— Забудем обо всём сегодня. Есть только я и ты… твой голос… твои губы и наше желание… — Шепчет ангел.

Смотрю в его наполненные желанием глаза и говорю:

— Ты точно ангел? Ведь из нас двоих, соблазнять должна я.

Самаэль рассмеялся и мы быстрой походкой направились в сторону моего дома.

Забрала ключи у консьержа и услышала от него, что уборку люди из фирмы провели.

Скрывшись с глаз посторонних в лифте, мы как оголодавшие звери накинулись друг на друга.

Сэм начал нежно и жадно целовать мои губы, будто путник умирающий от жажды пил воду и никак не мог напиться. Я положила руку на ширинку его брюк. Мы оба сходили постепенно с ума. Наши языки танцевали в безумии страстей.

Лифт добрался до пятнадцатого этажа и со щелчками остановился.

Наши губы разомкнулись. Тяжело дыша, я положила голову на плечо ангелу, он обнял меня и мы вышли из лифта.

Тёмная квартира. Мы только вдвоём. Никого больше.

Самаэль расстёгивает брюки, которые уже стали тесны. Невероятная волна удовольствия будоражит нашу кровь. Зрачки расширены, рот приоткрыт, руки дрожат, сердце стучит в бешеном животном ритме. Глаза фиксируют каждый кадр, будто в замедленном действии.

Я дёрганными и резкими движениями срываю с себя одежду, ставшую такой неудобной и лишней.

Опускаюсь перед ним на коленки и глажу его бёдра, живот и колени. «О! Как он меня возбуждает» думаю я. Мои руки скользят по его телу, прощупывая каждую мышцу, каждую вздутую вену. Я заметила, что его член подрагивает в нетерпении. Я обхватила его и сжала. Самаэль откинул голову назад и тяжело выдохнул.

Сначала я просто лизала ему яйца, затем касаюсь грудью его члена, и прикасаюсь губами. Я вижу, как это заводит его (как же приятна такая власть над ним).

Затем я стала потихоньку облизывать его уздечку, и наконец, взяла его член себе в рот. Мои движения были всё быстрее и быстрее. Заглатываю его член до основания и слышу такой сладкий мужской стон. Пальцы Самаэля обхватили мою голову и направляют.

Несколько сильных движений и сперма толчками начала извергаться в горло.

— Ты прекрасна, Анна, и ты моя, — почти хрипом говорит он, обуреваемый диким желанием от предстающего перед его глазами образа. Его страсть нарастает с новой силой и уже не отступает.

Самаэль подхватывает меня на руки и несёт в спальню.

Аккуратно укладывает на шёлковые простыни и гладит моё тело руками, спускаясь всё ниже.

Он плотно прижимает руками мои согнутые в коленях ноги к животу, a сам яростно приникает ртом к моему возбуждённому клитору. Широко раскрывая рот, Самаэль почти полностью покрывает им меня, быстро орудуя языком между губок, то всасывая в себя набухший клитор, зажимая его своими губами, то запуская язык прямо под него.

Я уже не сдерживаю громкие крики и вцепившись в волосы Самаэля, сильнее прижимаю его голову к себе.

Моё тело вздрагивает, жаждет и изнемогает.

Сильный оргазм накрыл, сотрясая всё тело.

Самаэль смотрит на меня, вдыхает аромат моего тела. Его дыхание так близко, что движения и чувства сливаются, как магма.

Его член уже снова готов к подвигам.

Всё, что ему остается, — это занять место между моими гладкими и крепкими бедрами и погрузиться в их влажное тепло.

Он подводит член и входит слегка, на несколько сантиметров. Это так сладко и томительно. Я вздыхаю и облизываю губы. Самаэль чуть вынимает и засаживает член глубже, потом ещё и ещё, до самых яиц. С каждым движением наш темп становится быстрее и быстрее. Наш темп быстр, очень быстр. Чуть приподнимает меня за попку и ещё глубже, сильнее вгоняет член. Я обхватываю ногами его за талию. Самаэль рычит как дикий зверь.

В это же время поднимает голову и мой ненасытный зверь, готовый вкусить такую сочную и вкусную энергию ангела. И вот, его живительная энергия наполняет меня, одновременно приближается сильный оргазм. Это секс на грани. У меня выступают слёзы на глазах, горло хрипит от криков. Самаэль ненасытен. Он закидывает мои ноги себе на плечи, обхватывает мою шею рукой и заставляет смотреть в глаза. Сильные, глубокие толчки. Секунда и сперма мощной струей выплескивается из члена и наполняет меня. Он вынимает его и следующие струи заливают мои живот и груди. Я растираю его семя по телу, впитывая в себя и окутываясь его запахом. Он испытывает огромное облегчение и расслабленность. Я довольна и удовлетворена сверх меры. Мой зверь сыт и довольно мурлычет внутри. Самаэль падает на меня сверху и мы доверительно смотрим в глаза друг другу.

* * *

Вышла из душа, снимаю халат с крыльев композиционной статуи «Амур и Психея» Антонио Кановы из белого мрамора, которую я нашла тридцать лет назад на юге Венеции и поставила рядом с умывальником. С тех пор этот предмет стал моей вешалкой. Комната наполнена густым паром, в котором витают ароматы эфирных масел.


Сюжет скульптуры взят из произведения древнеримского писателя Апулея «Метаморфозы, или Золотой осёл» — момент сразу вслед за пробуждением Психеи от поцелуя Амура, когда влюблённые протягивают руки, чтобы заключить друг друга в объятия. Амур сначала уколол Психею стрелой, чтобы проверить, не умерла ли она. Убедившись, что она жива, он нежно приподнимает её, очнувшуюся от глубокого сна, навеянного испарениями, запечатанными в амфориске, принесённом ею по приказанию Венеры из подземного царства мёртвых и открытому из любопытства несмотря на запрет.

Я полна сил и энергии и готова бороться с любым злом!

Достаю из корзины, где хранятся крема для тела, флакончик со смягчающим маслом и в халате нараспашку сажусь на пушистый пуфик. Капаю несколько капель на ладони, а затем втираю его в ноги, от лодыжек до паха. Закончив с этой процедурой, беру из ящика полотенце и, запрокинув голову, заматываю волосы в тюрбан. Мне как суккубу нет нужды тратить время на уход за собой, моё тело всегда идеально и совершенно. Но мне нравится этот процесс. Я чувствую себя человеком, женщиной, а не демоном.

Иду на кухню. Здесь уже хозяйничает Самаэль. Оглядывает меня в распахнутом халате и соблазнительно улыбается.

Он достает из сушки кофеварку, насыпает немного молотого кофе, наливает воды и ставит на плиту.

Я, тем временем, включаю музыку, выбираю «Evanescence, Lacrymosa». Сажусь на барный стул, ожидая, пока закипит кофе и наблюдаю как ангел делает бютерброды.

Снимаю полотенце с головы, вытираю ещё влажную гриву, и завязываю пояс халата-кимоно, доходящего мне до середины бедра.

Мы ничего не говорим. Всё и так понятно, без слов.

Самаэль готовит превосходную закуску к кофе.

Ставит на стол горячий ароматный напиток и тарелку с бутербродами. Самаэль берёт один, откусывает и делает большой глоток кофе. Я пристально смотрю на него, получая огромное наслаждение от того как ангел ест.

Похоже, что ангел очень голоден, потому что он с почти звериной жадностью отправляет в рот практически целый бутерброд, ничуть не заботясь о хороших манерах.

Смеюсь про себя. Я видела так много мужчин и ни один не вызывал во мне такого умиления и желания одновременно.

Кофе выпит, еда съедена.

— У тебя есть какие-то мысли и идеи… вижу по твоему выражению на лице, — говорю ему, вертя в руках пустую чашку.

Самаэль смотрит на меня, но видно, что мысли его где-то далеко.

Потом он начинает говорить.

— Я хочу узнать условия твоего договора. Мне не нравится такая активная суета вокруг тебя. — Самаэль замолкает на несколько секунд и продолжает. — Ещё никому не удавалось расторгнуть договор с Адом. Но если я найду хоть что-то, противоречащее, то мы сможем попытаться его расторгнуть.

Последние слова оглушили меня, отдаваясь в голове эхом.

Расторгнуть договор с Адом. И я буду свободна. Моя душа станет свободной…

— Так просто? Найти зацепку в документе? — Неужели такое возможно?

Ангел грустно рассмеялся.

— Анна, с Адом ничего просто не бывает. Если я и найду что-то, то нам понадобится помощь в дальнейшем, если останемся ещё в живых…

Я сглотнула и сцепила перед собой руки.

— Договор находится в канцелярии Ада. Как ты собираешься его достать? Думаешь, тебе его просто так дадут? Как в библиотеке книгу? Только скажут: «Уважаемый Ангел Смерти, заполните сначала формуляр…»

— Не ёрничай. У меня есть друг, который имеет доступ ко всем документам Ада. — Заинтриговал меня ангел.

— Ты меня снова шокируешь. Думала, что у Ангела Смерти нет друзей. Скажешь, кто этот Великий, сумевший занять должность твоего друга?

Самаэль криво улыбнулся и неохотно ответил:

— Касикандриэра.

— Что?! — Будь я человеком, упала бы со стула. — Супруга Люцифера?! Ты, Ангел Смерти дружишь с женой самого Люцифера?!

Он сложил руки на груди.

— Что тебя так удивляет?

— Ты ещё спрашиваешь… — Хмыкнула я и ядовито спросила. — И как относится Люцифер к вашей дружбе?

— Анна, я знаю всех демонов Ада и Рая. И скажу одно… несмотря на то, что Касикандриэра — демоница, она отличается на редкость добродушным характером. Её не интересует война, добро и зло. Причинять вред живым существам Касикандриэра не любит, поскольку ей присуща жалость и милосердие… Ну, а Люциферу супруга верна. Она мой друг, Анна. И не смотри на меня с таким скепсисом. — Начал раздражаться ангел.

— Да я просто не ожидала такого от демона… мгм, демоницы. — Задумчиво ответила. — Жалость и милосердие…

— Касикандриэра не совсем демоница. — Загадочно сказал Самаэль.

Я приподняла одну бровь, ожидая продолжения.

Мужчина вздохнул, видя, что я не отстану и начал говорить:

— Касикандриэра, Королева Ада происходит из высшего астрального мира, в котором обитают божества. Она пришла в Ад по своей воле, однако мотивов этого поступка никогда не раскрывала. Родителями Касикандиэры являются боги, однако кто это — неизвестно и она сохраняет эту тайну. Она — богиня, по неизвестным причинам решившая покинуть родной мир. В Аду Касикандриэра появилась внезапно и поставила демонов перед фактом — она желала обитать в Преисподней. Демонам пришлось согласиться, соперничать по силе с королевой Ада не может никто из них, даже сам Люцифер. Иногда она откликается на вызовы смертных, поскольку сама некогда жила в смертном теле и ощущает родство с людьми. Поскольку Королева Ада происходит от неизвестных божественных сущностей из далекого мира, она обладает очень большой силой. Касикандриэра способна уничтожить как Рай, так и Ад, однако сохраняет нейтралитет.

— Как интересно. Почему я никогда не слышала об этом? — Спросила ангела.

Самаэль рассмеялся.

— Думаешь, личную жизнь Высшие демоны афишируют?

— Ну, нет конечно… но то, что Королева Ада, богиня, думаю, об этом стоит демонам, хоть и низшим, знать. — Самаэль только улыбается. — Она красивая?

Он кивает.

— Расскажи её историю. — Прошу его. Ангел хмурится. — Ты ведь знаешь, что информация дальше меня не уйдёт.

— Знаю.

Самаэль встал и налил ещё две кружи кофе. Одну передал мне, сделал глоток и начал рассказ:

— Многие демоны искали любви Касикандриэры. Она отвергала попытки завязать роман. Люцифер тоже не стал исключением. Он влюбился в прекрасную богиню из высшего астрального мира, однако она не ответила ему взаимностью. В ответ на предложение руки и сердца Касикандриэра решила покинуть Ад и переродиться на Земле в виде обычной женщины. Она расценила поведение демона Люцифера как предательство, поскольку считала его своим другом, а не кандидатом в мужья. Около двух сотен лет о Касикандриэре ничего не было слышно. Неизвестно, где она находилась перед перерождением. Гнев Люцифера в этот период коснулся и людей, и демонов. Когда до него дошли вести о том, что его возлюбленная переродилась на Земле в смертном теле, он отправил Бельфегора, чтобы тот проследил за ней и смог защитить в случае опасности. Люцифер понимал, что в смертном теле она уязвима, и не желал терять возможность заполучить её в жены. Бельфегор сумел войти в контакт с возлюбленной правителя Ада. Однако земные родственники переродившейся девушки заметили присутствие демона и обратились к экзорцисту. Представителю высшей нечисти пришлось удалиться обратно в Ад. Он был не единственным демоном, который был послан к земному воплощению Королевы Ада, чтобы попытаться наладить с ней контакт. Во время своей земной жизни Касикандриэра занималась оккультными практиками и интересовалась неопознанным. Она не помнила ничего, что было до её рождения в смертном теле. Со временем Люциферу удалось вернуть её в Ад и сделать Королевой и своей супругой. Касикандриэра сделала свой выбор и приняла демонов Ада как свою семью. В целом Касикандриэра — одна из самых необычных представителей тёмных сил. Её характер имеет мало общего с присущими демонам чертами характера. Вместе с тем, она — королева Ада и супруга Люцифера. Она — самая красивая девушка всех трёхмерных миров. Её внешность сразу же очаровала демонов Ада. У богини из другого, более высшего мира множество поклонников среди именитых представителей нечистой силы. Однако демонов восхищает не только внешность Касикандриэры, но и её характер. Она довольно необычная, особенно, если сравнивать с иными демоницами или смертными женщинами. К тому же, широко известных демонов женского пола крайне мало. Королева Ада навечно покорила чёрные сердца высших представителей нечистой силы и даже правителя Преисподней.

— Она мне уже нравится. — Сказала с улыбкой. — Когда к ней хочешь обратиться?

— Не стоит затягивать с этим делом, поэтому отправлюсь прямо сейчас. — Ответил Самаэль.

— Сейчас? Но… И как долго будешь отсутствовать? — Мне не нравилось, что Самаэль меня оставляет, даже ради меня.

— Да, Анна.

Он обнимает меня за талию. На мгновение я улавливаю знакомый запах, неповторимый запах Самаэля. Отпускаю ангела, едва удержавшись от соблазна зарыться носом в ложбинку у его шеи.

— Хорошо. — Короткий поцелуй. — Я завтра должна лететь в Англию на аукцион в поместье Кроже, найдёшь меня?

— Я тебя найду в любой точке этого мира. Будь осторожна.

— Всенепременно…

* * *

Набираю номер Вячеслава.

— Какой чудесный день! Я так рад слышать тебя, Анна.

— Да, — согласилась я, а в моём голосе скепсис. — День просто замечательный.

— Ты уже готова к совместному перелёту? — В голосе мужчины проскальзывают нотки предвкушения.

— Готова, Вячеслав. Но я звоню не по этому поводу.

— Всё что угодно, моя богиня.

Грустно улыбаюсь про себя.

— Я выхожу замуж, Вячеслав, поэтому наш совместный полёт и нахождение на аукционе будет носить чисто деловой характер.

— Ты сейчас пошутила? Какое замуж, Анна? Кто он?! Ты его любишь? Я готов предложить тебе больше, чем он! Я сделаю тебя самой счастливой женщиной! Выходи за меня…!

Вячеслав говорил ещё много, кричал, шептал и кажется плакал.

Ненавижу такие ситуации, но я решила для себя, что использовать мужчин, у которых душа чиста, я не буду. НИКОГДА. Пусть Ад обломается.

И больше не хочу другого. Ни один мужчина не сравнится с Самаэлем.

— Вячеслав, мне жаль, правда. И поверь, я не та женщина, которая нужна тебе. И исходя из нашего разговора, нам лучше прибыть на аукцион отдельно. — Когда расстаёшься, нельзя давать слабину. Лучше вырвать из сердца и души эту привязанность, чем мучить дальше ненужными и лживыми обещаниями. Он найдёт свою женщину, обязательно найдёт.

— Анна… умоляю тебя. Я люблю тебя! — Кричит в трубку мужчина.

Горько смеюсь.

— Дорогой мой, это не любовь, а яркая страсть и ничего более. Она пройдёт, поверь мне.

— Да что ты знаешь о моих чувствах?! — Рычит Вячеслав. — Почему?!

Этот разговор начинает надоедать.

— Послушай, мы хорошо провели время, была одна прекрасная ночь. Сохрани её в памяти, мне будет приятно. И прощай, Вячеслав…

— Анна!!!

Я отключилась. На душе гадко и мерзко. Иногда ненавижу себя и свою сущность. Особенно в такие моменты.

Телефон разрывается от звонков Вячеслава. Смотрю на него и по щекам текут слёзы.

Какая же я всё-таки дрянь!

Смотрю вызов изменился. Звонит Юлечка с моего магазина.

— Да, Юля.

— Анна Александровна, здравствуйте! Я вам звоню по такому поводу… в общем, звонил наш покупатель и спрашивал, прада, что вы выходите замуж?

Я напряглась.

— Что ты ответила?

— Ответила, что вы не докладываете нам о своей личной жизни и лучше ему поинтересоваться лично у вас.

— Я в тебе не сомневалась. Отличный ответ. — Похвалила свою сотрудницу.

— Анна Александровна, а вы и правда скоро станете замужней? — Осторожно интересуется Юля.

— Нет. Но для Вячеслава, да. — Говорю ей правду.

— О… Ага, я поняла.

— Вот и отлично. В магазине всё в порядке?

— Да.

И Юлечка в подробностях рассказала о покупках, заказах и клиентах.

Выслушав её, распрощалась и пошла собирать чемодан для командировки в Англию.

* * *

В 24 километрах на юго-восток от Бакстона, в округе Пик Дистрикт, на склоне холма открывается вход в поместье Кроже. Здесь есть часовня, часть которой сохранилась с поздненорманнских времен. Собственно, строение, настоящий замок, и прилегающие постройки возведены в XIV веке. Восточный флигель на столетие моложе, а сад разбит в эпоху барокко. В 1900 году его полностью обновили, и он стал потрясающим оформлением.

Вход с начала XII века охраняют зубчатые башни и местные горгульи. Наружные стены дома украшены вьющимися розами и кое-где ещё видны фрески. Самой древней частью усадьбы являются старинная башня и часовня.

Здесь есть всё: и хозяйский дом, и конюшня, и церковь, и хозпостройки, и старый мост через реку, и сад… Сам двор напоминает лабиринт, настолько много здесь самых разных сооружений, переходов, лестниц и деревьев. Сам дом тоже очень неоднозначен, что, наверное, и делает его таким особенным. По периметру главного банкетного зала расположились галереи менестрелей, дубовый экран украшают арки, посредине тлеет камин, на полу стоят старинные резные сундуки, на стенах, обшитых деревом, висят оленьи рога, а по всей длине холла виднеются витражные окна. Напротив расположена самая старая часть дома с большим количеством кладовых, небольших комнат и огромной кухней с камином.

В холе меня встречает дворецкий и со второго этажа спускается сама хозяйка дома, Лидия Кроже.

Изящная блондинка, волосы локонами падают на плечи — обрамляя тонкие черты лица. На лице ярко выделяются голубые, кажется пронизывающие всё насквозь глаза и губы кораллового цвета.

Одета в летящее лёгкое платье с плиссированными складками нежного голубого цвета и босоножки в тон.

— Анна! Дорогая! Ты прибыла одной из первых! Только Себастьян успел приехать раньше и ознакомиться с экспонатами. — Мы троекратно расцеловались.

— Джорей, отнесите вещи леди Анны в «зелёную спальню». — Отдала распоряжение Лидия.

— Пойдём, провожу тебя. Отдохни и через пару часов приходи в главную столовую на обед. Сегодня мой повар радует меня итальянской кухней. — Рассказывала Лидия.

— Пожалуй, откажусь. — Ответила ей. — Я не голодна, Лидия. Увидимся позже.

И закрыла дверь своей комнаты перед носом девушки.

Я сильно переживала за Сэма.

День прошёл незаметно и скучно.

Принимая ванну поздним вечером, вспоминала ласки ангела…

* * *

В атмосфере предвкушения предстоящего события в роскошном поместье нарядные гости наслаждались шампанским, сочными оливками и изысканной закуской.

Расхаживая среди гостей, я вдруг увидела знакомую мужскую фигуру, а мой уже оголодавший зверь уловил вкуснейшую силу и ауру.

Вячеслав…

Словно тысячи крошечных стрел пронзали моё тело при одном только воспоминании о его вкусной энергии.

Мысленно застонала.

Какого чёрта? Я думала, он не поедет…

Зверь внутри заворочался. Голод начал давать о себе знать.

И только силой воли подавила свою сущность.

Его влечет ко мне, меня — к нему, но больше не как к мужчине, а как к великолепному десерту.

Я помню, как дрожало моё тело, когда он сжимал в своих объятиях! И какая сладкая у него сила…

Конечно, с силой Самаэля не сравнить… Но ведь его нет рядом!

Ко мне вдруг подошёл всемирно известный тенор и поцеловал мою ручку.

— Анна, прелестная мечта и моя муза… Последний раз мы встречались в Риме за ужином…

Но я едва слушала его, погрузилась в собственные размышления. Где Вячеслав?

Потеряла его из виду…

— Флоренцо, дорогой, я тоже безмерно рада тебя видеть, но мне нужно сейчас отойти. Увидимся на самом аукционе.

И быстро удалилась от назойливого мужчины.

Я почти незаметно проскользнула в аукционный зал, полный гостей.

Вот он.

Вечер стоял очень душный, и на большинстве женщин в зале были надеты открытые наряды.

Вячеслав красивый и статный мужчина, и практически каждая вторая намеренно демонстрирует ему свои прелести.

Я хмыкнула, так как видела его слегка брезгливое выражение на лице.

Развернулась и покинула душный зал. Даже кондиционеры не справлялись с жарой, работая на полную мощность.

До аукциона ещё сорок минут. Хочу побыть в тишине, насколько это возможно.

Вышла в вечернюю лёгкую прохладу и направилась к одной из свободных беседок, увитых дикой розой.

Неспешно сделала глоток дорогого шампанского и прикрыла глаза, наслаждаясь ласковым тёплым ветерком…

Вдруг мне на плечи легли чьи-то сильные и до боли знакомые руки, которые стали мягко массировать мою шею.

— Вячеслав. — Выдохнула тихо.

Интимный смех в ответ.

Его прикосновения были как шёлк и бархат, как летний дождик и палящее солнце. На несколько мгновений я потеряла голову, купаясь в почти невыносимом удовольствии. Но всё-таки нашла в себе силы остановить это безумство. Я прикрыла ладонью его руку и отвела её в сторону, потом повернулась и посмотрела ему в глаза.

Вячеслав стоял за перилами беседки и напряжённо вглядывался в моё лицо.

Он быстро её обошёл и оказался внутри.

Я медленно встала и поняла, что расстояние между нами составляет всего несколько сантиметров. Вячеслав улыбался, чем ещё больше распалял голод моего зверя. Он протянул руку и коснулся моих губ, обвёл их по контуру.

— Не надо… — Прошептала.

— А что я такого сделал? — Невинно поинтересовался он.

Ты ведёшь меня дорогой, по которой я боюсь идти, — мысленно ответила ему.

И ещё, с каждой твоей улыбкой мне всё труднее сопротивляться соблазну идти по этой дороге. Я ведь не смогу остановиться и буду пить тебя, Вячеслав…

— Пойдём со мной. — Он взял меня за руку и повёл к дому.

И почему я не сопротивляюсь и не скажу твёрдое «Нет»?

Проходя мимо гостей Лидии, не оглядываясь на окрики знакомых, мы поднялись на второй этаж особняка.

— Моя комната. — Сказал Вячеслав и крепко прижал к себе. — Только попробуй возразить, Анна…

— Ты же видишь, я молчу… — Ответила.

Злость на себя не проходила. Но я поняла, что проиграла.

Голод, который утолял Самаэль, снова вернулся и терзал изнутри. Если я сейчас его не утолю, то сорвусь…

Душа мужчины…

Да пошли все демоны к чертям! — Скаламбурировала про себя. — Поступлю также, как и в прошлый раз, оставив себе крохи…

Взгляд сейчас мой похотливый и опасный, плотоядный и уязвимый. Я уверена, что любой мужчина, увидев меня, был бы готов на любые безумства.

— Анна… Аня… — Срывающимся хриплым голосом говорит мужчина и впивается жадным поцелуем.

— Позволь мне вести тебя в любовном танце, детка! Ты только моя! Ты моя королева, Анна… — Шепчет он мне в губы.

— Да… — Отзываюсь.

Моё платье при движении трепещет и приподнимается, под ним уже всё влажное и горячее, готовое к неизведанным ласкам. Комната наполнена невероятным эротическим напряжением.

Вячеслав поднимает меня, и вот уже парю в воздухе на сильных руках. Он переносит меня на низкую кровать в центре комнаты: чёрную, застеленную шёлковыми простынями, без подушек.

Мужчина срывает с меня вечернее платье и начинает делать массаж от ступней.

Поддаюсь желаниям тела…

Его руки, губы и горячий язык… язык, который лижет моё лоно снаружи, а теперь и внутри.

Стоны и вздохи…

— Дааа-а… — Срывается с моих губ. — Сильнее…

Тем временем Вячеслав на секунду прерывается и расстёгивает брюки, которые уже стали тесны. Невероятная волна удовольствия будоражит его кровь. Зрачки расширены, рот приоткрыт, руки дрожат, сердце стучит в бешеном животном ритме. Глаза фиксируют каждый кадр, будто в замедленном действии.

— Ты так прекрасна, Аня, и ты моя, — почти хрипом говорит он, обуреваемый желанием от предстающих перед глазами женского раскрепощённого тела и её ответного желания. Его страсть нарастает с новой силой и уже не отступает.

Мой стон становится всё громче. В мою плоть погружаются его пальцы и язык. Стон раздаётся всё чаще, дыхание прерывисто.

Его пальцы и язык доводят меня до оргазма, который накрывает волна за волной. Тело содрагается.

Как же сладко.

— Дай мне свой член. — Говорю ему. — Хочу ощутить твой вкус и силу.

Мужчина бормочет что-то неразборчиво: он так возбуждён, что беспрекословно подчиняется.

Становится надо мной и погружает свою твёрдую плоть в мой услужливо раскрытый ротик.

Я скольжу губами по его члену, раскаленному от желания, и сосу его всё настойчивее.

Руками глажу его упругие ягодицы.

Он продвигает свой член глубже и глубже, пока моего подбородка не коснулись его тяжёлый яйца.

— Ооо… Да… — Рычит он и обхватывает руками мою голову, яростно направляя на свой член.

Я чувствую, как он ещё сильнее увеличивается у меня во рту: раздувается, вибрирует, пульсирует и наконец взрывается.

Раздаётся срывающийся крик, и молочная жидкость вырывается из него наружу, течёт, стекает по моим губам, шее.

Я вся дрожу, мои соски снова наливаются желанием.

Одновременно с его оргазмом, меня наполняет его живительная энергия и сила…

Как хорошо…

Я смотрю на уставшего Вячеслава, его лицо искажено от оргазма, дыхание прерывисто. Он опускается и заключает меня в объятия, его руки ещё дрожат, он прижимается к моему телу.

— Ты была великолепна, — шепчет он. — Настоящее произведение искусства. — Он целует меня в шею. — Шедевр плоти и страсти. — Покрывает мелкими поцелуями шею, поднимаясь к подбородку, залитому его семенем. — Это было, как сон, полный красоты и грации.

Наши языки сплетаются.

Я улыбаюсь, чувствуя, как мужчина засыпает.

Наклоняюсь над ним и возвращаю украденную жизнь…

Мой зверь рычит и яростно воет внутри.

— Заткнись, тварь. — Говорю зло своей сущности.

Не без труда, удаётся его успокоить, пообещав, что скоро накормлю его.

Секс втроём или вчетвером… давно я не практиковала.

У Лидии в гостях были мужчины, которые любят устраивать оргии, однажды у них получился прекрасный союз. Нужно повторить…

Их десятилетия жизней мне не жаль. Распространители оружия и наркотиков. Конченные ублюдки, но отличные трахальщики.

Ад будет доволен.

Вячеслав сладко спал.

Я взглянула на время. Десять минут. Обычно вводная часть занимает минут двадцать.

Они успеют.

— Проснись. — Тереблю мужчину за плечо. — Иначе все предметы искусства распродадут без нас.

Он мурчит и отвечает:

— Ты моё самое главное искусство.

Я смеюсь.

— Отлично. Тогда спи, а я пошла переоденусь и пойду вниз, приобретать Лестерский Кодекс.

Мужчина в одно мгновение поднялся с кровати.

— Я буду готов через десять минут. — Говорит и сладко целует меня в губы.

Ах, Вячеслав… У нас нет будущего… И я тебя не люблю…

Глава пятая

С интересом рассматриваю прекрасные мраморные статуи женщин, созданные, похоже, по образцу Венеры Боттичелли в восемнадцатом веке.

Их приобрёл за немыслимо высокую цену молодой мужчина. Мне абсолютно не знаком.

Он был одет в стильный и элегантный белый смокинг. Сам он загорелый, мускулистый, с чёрными вьющимися волосами, и на вид ему было не больше двадцати лет.

Когда объявили, что продано ему, он словно засветился от счастья.

Глупый мальчик. — Пронеслась мысль.

Я заметила, как Лидия, практически пожирает его глазами.

Я хмыкнула про себя. Уверена, она его уже трахнула несколько раз и в разных позах.

Лидия известна в определённых кругах своими извращёнными вкусами в сексуальных играх.

Вернул меня в реальность голос ведущего. Новый лот. Шкатулка из золота с драгоценными камнями, принадлежавшая фараону.

Мой старый друг Себастьян отлично проводит аукцион.

Как и договорилась я с Лидией, она не стала выставлять Кодекс на продажу.

— Отлично. — Произнесла тихо вслух. — Он мой.

Продажи шли.

Великие и знаменитые гости с удовольствием скупали имущество Кроже, которое собиралось по крупицам и в разных уголках мира.

Наверное, Лидия рада, что стала вдовой…

Аукцион подходил к завершению.

Вячеслав, который находился рядом со мной в VIP зоне тоже приобрёл несколько произведений искусства, а именно, полотна эпохи Возрождения.

Хороший выбор. У него отменный вкус.

И улыбнулась про себя. Я ведь тоже его выбор, если рассматривать с одной из сторон.

После того, как был продан последний лот, Лидия долго распиналась перед гостями, как она счастлива и рада всем нам.

Ну конечно… особенно, собранным деньгам.

Наконец, мы вышли из душного зала. Практически все гости направились к фуршетному столу и напиткам.

Начались танцы и выступление английской группы…

Вячеслав распихав мужчин локтями, добыл для нас два бокала игристого и тарелку с закусками из морепродуктов.

— Благодарю. — Улыбнулась ему и приняла бокал.

Мы обменялись улыбками и пригубили прохладный напиток.

Вячеслав закинул несколько креветок в рот, прожевал и спросил меня:

— Почему ты решила меня бросить, Аня? А сегодня ты вновь со мной… Я, если честно, уже и не надеялся…

— Я и не с тобой… — Прервала его. — Поверь на слово, я не та женщина, что нужна для жизни и тем более для тебя.

Он со стуком поставил бокал на перила каменной лестницы и зло процедил:

— Как ты смеешь решать за меня? Откуда тебе знать, что и кто мне подходит, и нет? Откуда?!

— Не смей рычать на меня… — Холодно отозвалась. — Ты прав, я за тебя решать не могу. Я. Всегда. Решаю. Только. За себя. И говорю тебе, что я не буду с тобой. Прими это и успокойся.

— Но то, что было между нами. Даже недавно… Ещё простыни хранят твой запах… — В волнении запротестовал мужчина. — Я тебя не отпущу, слышишь? Я женюсь на тебе!

Какой же он настырный.

Гнев и во мне взыграл, подогреваемый голодом и я ответила:

— Это был только секс. Хороший и качественный секс, но и только. Чтобы доказать тебе, что я всё же не та женщина, я тебе кое-что покажу вскоре. Надеюсь, тогда твои фантазии насчёт меня растают и ты сможешь жить проще и легче, устремив своё внимание на других. Идёт?

Он не сводил с меня внимательного взгляда.

— Ты меня заинтриговала… Не верю, что есть что-то, что может разрушить мои чувства к тебе. Но… хорошо.

Мы ударили по рукам.

— Тогда жди моего звонка. — Сказала и вернув ему бокал, хотела уйти.

— Ты куда? — Поймал он меня на локоть.

— Реализовывать наше соглашение. Пусти. И поверь, это случится скоро…

Он отпустил меня и я словно кошка продефилировала обратно в дом, в поисках одной троицы.

* * *

Передо мной возвышается массивная спина, облачённая в чёрный смокинг. Это один из нужных мне жеребцов. Он завороженно смотрит на стену с фреской. Неподвижен. Огромен.

Я помню его тело… Внизу сладко заныло, а зверь вновь высунул голову и облизнулся.

О да! Он силён, его энергия так же вкусна, как и у Вячеслава.

Рядом с ним стоят ещё двое и обсуждают вечер.

Неизменная троица. Лучшие друзья и партнёры по бизнесу. Если торговлю оружием и наркотой можно назвать бизнесом.

Изображаю лёгкое покашливание, чтобы объявить о своём присутствии, все трое поворачиваются и окидывают меня заинтересованным взглядом.

— Здравствуй, Анна! — Говорит мой гигант. — Сколько лет, сколько зим! А ты всё также хороша и прекрасна!

— Здравствуй, милая… — Подходят ещё двое и целуют меня в щёку, намеренно задержав руки на талии и слегка опустили их на мои ягодицы и сжали.

Хмыкнула про себя. Ничего не изменилось в их душах.

Хотя, нет, вру. Изменилось. Добавилось гораздо больше грехов.

Но мне это и на руку.

— Филипп, Орман и Гай… Я тоже очень рада вас видеть… — Оглядела их провокационным взглядом, задержавшись намеренно на паховой области каждого из них. — Хочу предложить обновить воспоминания… как в прошлую нашу встречу.

Глаза мужчин зажглись похотливым огнём.

Конечно, мало кто соглашался сразу с ними тремя трахаться.

Только за деньги соглашались девочки.

Но я ведь суккуб…

Удовольствие получу, потому как у мужчин отменные тела и здоровье, и зверя своего до отвала накормлю, и Ад своё получит.

— Анечка, — обнял меня своей большой рукой за талию Орман, — ты как нельзя вовремя. А то здесь никого на наш вкус нет, да и уговаривать нет желания…

— Прекрасная богиня и моя мечта. Жаль у нас нет твоего номера телефона и мы даже не знали, где тебя искать… — Низким баритоном, произнёс Филипп. — Так давно бы уже встретились.

— Всему своё время, Фил. — Улыбнувшись, ответила.

— Тогда предлагаю оставить эту скучную тусовку и отправиться в наш номер в отеле… — Шепнул мне на ухо Орман.

Гай уже давал распоряжение прислуживающему персоналу подогнать ко входу их автомобиль.

— Только есть одна просьба, мальчики, — пробежалась пальчиком по груди Гая. Он всегда был главный и его голос решающий.

— Какая просьба, Анна? — Спросил он хрипло.

Судя по выпуклости в штанах, он готов меня взять даже здесь.

— Со мной поедет мой друг. Я хочу, чтобы он только наблюдал.

Мужчины переглянулись.

— Это всё?

— Да.

— Никаких проблем, малышка. Пусть едет и смотрит как надо ублажать женщину. — Хохотнул Гай.

Я набрала номер Вячеслава.

— Да, Анна. — Ответил. Грустные нотки в голосе резанули мне слух.

— Подходи к выходу из поместья, я сейчас буду там. — И отключилась.

Окружённая тремя мужчинами, дошла до выхода, где прислонившись к дереву, меня ждал Вячеслав.

— Аня? — Беспокойно спросил он. — Что-то произошло?

Я понимала, какую гадкую сторону своей жизни собираюсь ему показать, но я решила, что пусть лучше он презирает и ненавидит меня, чем будет любить и надеяться на что-то…

— Я хочу показать тебе другую свою сторону жизни и сущности. — Твёрдо пояснила. — Поедем с нами и … ты будешь только наблюдать.

— Что?! — Взревел мужчина и сжал кулаки. — Ты с ними? Тремя?

— Эй, парень. Не кипятись. — Обманчиво спокойно сказал Филипп.

— Нет времени. Ты едешь или нет?

— Я не могу поверить… — Он взъерошил свои волосы. — Не могу поверить… Ты права, Анна, такое я не пойму и не прощу. Прости… и прощай.

Он развернулся и быстро ушёл, скрывшись с моих глаз.

В груди стало горько и обидно, но я прогнала эти чувства.

Я добилась чего хотела…

Тогда почему у меня такое ощущение, что я потеряла частичку себя?!

— Похоже, четвёртого не будет… — Прокомментировал Гай и открыл передо мной пассажирскую дверь блестящего серебристого Бэнтли.

Отлично. Накормлю своего демона сегодня до сыта. Зверь внутри в ожидании и предвкушении пира засверкал глазами и облизнулся.

* * *

Роскошный отель…

Заученные улыбки персонала…

Поднимаемся в лифте на последний этаж и мужчины уже тяжело дыша, начинают поглаживать меня.

Орман задрал платье и отодвинув в сторону кружевные чёрные стринги, пальцами нежно теребит мой клитор.

— Она уже вся мокрая… — Говорит Орман. — Такая сочная и сладкая.

Гай нажимает кнопку остановки лифта.

— Хочу её прямо здесь…

— Да. — Соглашается Филипп и достаёт свой возбуждённый член.

Мой разум затуманивается похотью и желанием.

Гай стягивает с моей груди платье, оголяя груди и припадает к напряжённому соску губами, вторую он мнёт рукой.

— Наклони её, чтоб она взяла мой член. — Хрипло говорит Филипп.

Орман поворачивает меня к себе спиной и сам встав на колени, припадает к моей раскрытой плоти, врываясь внутрь языком.

Гай продолжает мять мои груди, наслаждаясь их мягкостью и размером.

Филипп направляет в мой рот свою возбуждённую плоть.

Я трогаю его: он твёрдый и такой прямой, будто гордится собой.

Голова кружилась, как в бреду, пальцы судорожно ухватили его инструмент и направили его в рот. Осторожно перейдя от головки к стволу, я опустилась чуть ниже чтоб познать прелесть его затвердевших яичек… Сначала я брала их в рот по очереди, потом вместе. Затем, делаю глубокое заглатывание и Филипп громко стонет…

Несколько глубоких толчков и он кончает…

Мой зверь получает немного жизненной энергии. Но мало, ему мало…

В этот момент сзади Орман вводит в меня свои пальцы, и играя пальцами, и языком доводит до оргазма.

Громко стону.

Гай смотрит на это действо и достаёт свой член, и приподнимая его, меня направляет на свои яйца.

— Полижи. — Говорит и тяжело дышит.

Лижу их и беру в рот.

Стон и рык.

— Открой рот. — Хрипит он мне и сделав несколько движений рукой, изливается горячей и густой струёй. Я облизываю его член, не оставляя ни капли спермы.

Немного его энергии перетекает в меня и мой зверь с удовольствием ест, но замирает в ожидании большего.

Орман сильно целует меня между ног.

— Как я хочу тебя… Но не здесь… Места мало в лифте. — Говорит разочаровано.

Лифт раскрывает свои двери и мы быстро направляемся к одному из номеров.

— Идём в мой. — Заявляет Орман.

Я поправила платье, ноги не держат. Гай берёт меня на руки и заходит в апартаменты.

В нетерпении мужчины срывают с себя одежду.

Никто не проронил ни слова, чтобы не нарушить гармонию.

Воздух наполнен ароматом возбуждения и похоти.

Я медленно, словно танцуя снимаю с себя одежду, демонстрируя свои прелести.

Мужчины завороженно наблюдают. Их плоть уже готова и подрагивает.

Орман подошёл сзади, подтолкнув меня к стене, одной рукой стал мять мою грудь, второй стал уверенно вводить свой член с крупной головкой. Член вошёл, не встретив сопротивления, соски уже набухли под ласками руки. Проделав несколько размашистых движений я громко застонала. Поняв, что я получила свой оргазм он опустил меня на колени и засунул свой огромный член мне в ротик. Орман не заставил себя долго ждать, и стал бурно кончать мне в рот. Его сперма попадала в рот и на щёки, и стекала на грудь.

Энергия… Самое главное — это его сильная и вкусная энергия, наполняющая мою сущность.

Сразу же подхватив на руки, перенёс в спальню и положил на большую кровать.

— Попробуйте её. — Сказал он друзьям, раздвигая мне ноги и демонстрируя всю красоту возбуждённым мужчинам.

Передо мпустился Гай и стал вовсю орудовать у меня между ног своим язычком. На каждое его движение я отвечала тихим стоном.

Наблюдая эту картину Филипп подошёл ближе и встал таким образом, что его член оказался у меня во рту, начал массировать грудь и пощипывать соски.

Я умело сосала огромный, весь перевитый венами, член, помогая рукой.

Гай доводил меня до исступления своим языком.

Вскоре мы сменили позу и я оказалась верхом на Филиппе и со смаком насаживалась на него.

Гай стал вводить свой орган в моё лоно, не вынимая оттуда член Филиппа.

Это неописуемо, когда лоно раскрывается и в него входят два члена трущихся друг о друга!

Я кричала и стонала.

Подошёл Орман и прервал мои крики, наполнив мой рот своим органом.

Я была зажата между тремя мужчинами, каждый из которых хотел оказаться ещё глубже. Меня крутили и вертели, как им вздумается всю ночь.

Это был чистого рода животный секс… грязный секс, с перерывами на перекус и алкоголь…

Я чувствовала себя двояко, покидая отель на такси. Мне было и очень хорошо, так как моя сущность, мой зверь был сыт, и отвратительно, так как ощущения грязи и отвращения к себе не проходили…

Ухмыльнулась, моя сущность отобрала у мужчин очень много жизненных сил. Им троим осталось максимум по три года жизни и всё, их души направятся прямиком в ад.

Дорогой, Астарот, я отличный работник… — Подумала мрачно, закуривая тонкую сигарету той самой марки, которую предпочитал мой погибший друг Ник.

Глава шестая

Отмахнувшись от задающей вопросы Лидии, куда я вчера делась, быстрее попросила её отдать мне Кодекс.

Насчёт Вячеслава спрашивать не стала. Меньше знаю — меньше переживаний.

Когда пришла Лидия со свёртком, я проверила, что в моих руках не подделка, удовлетворённо кивнула и с помощью программы на телефоне, онлайн перевела на её счёт оговорённую сумму денег.

— Перевод прошёл. Деньги поступили. — Улыбнулась натянуто Лидия. — С тобой приятно сотрудничать, Анна и ещё раз спасибо за то, что уговорила Себастьяна.

— Просто будь с людьми вежливей, Лидия. Особенно с теми, с кем планируешь сотрудничать и дальше. — Знаю, что это грубость, но настроение ни к чёрту.

Забрала свой небольшой чемодан и отправилась на такси в аэропорт.

Несколько часов ожидания и самого перелёта и я наконец, дома.

С удовольствием вошла в свою квартиру и вдохнула запах мёда.

Самаэль…

Его неповторимый аромат ещё витает в воздухе.

Делаю себе кофе и сажусь за стол.

В восемь вечера в городе ещё светло, и мягкий, прозрачный воздух растворяется в радужных искрах.

Я любуюсь суетливым городом через большое витражное окно на кухне. Всякий раз, видя панораму города, я невольно думаю, что это место поистине особенное. Воздух пронизан энергией стихий, исходящей от улиц и величественной реки; эта вибрация пронизывает и успокаивает.

Неприятные мысли, как по волшебству, улетучиваются, и остаётся только лёгкая грусть, щемящая сердце.

В последние дни меня обуревают мрачные мысли и сомнения. Может, это всего лишь сложный период, некая усталость. Но нет… Я переживаю. Переживаю за себя, Самаэля, Вячеслава…

Самаэль не пришёл.

Ночь провожу одна и встречаю рассвет одна…

* * *

Сегодня я очень рано выхожу из дома и направляюсь совсем не в свой магазин.

Смотрю на город, пробегающий у меня перед глазами. Его потрясающая, неухоженная красота продолжает удивлять и завоёвывать меня каждый день. Слои искусства и истории, хаотично наросшие друг на друга. Этот город похож на женщину, решившую надеть одновременно все наряды своего гардероба, смешивая эпохи и стили. И она не уверена, стоит ли спрятать или показать свою красоту.

Мой автомобиль бесшумно едет по улицам.

Вот наконец я добралась до пункта назначения.

Прохожу мимо группки молодых священников. Я смотрю на их чистые и красивые души, и мысленно улыбаюсь.

Толкаю деревянную дверь и переношусь из дневного света в полутень внутри.

Как давно я не была здесь…

Мой зверь внутри завозился. Моей сущности не нравится это место, но моя душа стремится сюда!

Благовещенский Собор. Дом Бога. Ну, здравствуй…

Ступаю мягко и тихо по полу из яшмы нежно-медового цвета, и осматриваюсь.

Главной святыней собора считается Чудотворная икона Божией Матери Донская, написанная Феофаном Греком.

И сейчас мне трудно поверить, что я нахожусь здесь в своём демоническом воплощении.

Благовещенский собор был основан в ХIV в. великим князем Василием I, сыном князя Дмитрия Донского, как домовой храм великокняжеской семьи. Расписывали Благовещенский собор в 1405 г. лучшие иконописцы того времени — Андрей Рублев, Феофан Грек и Прохор из Городца.

В 1489 году, при великом князе Иване III, собор было поручено перестроить псковским мастерам (Кривцову и Мышкину), хотя это было время капитальной перестройки всего комплекса Московского Кремля приглашенными итальянскими архитекторами.

Изначально храм был трехглавым, но в XVI в. к его объему пристроили еще 6 куполов, так что собор стал «о девяти главах». Такое число глав объясняют его посвящением празднику Благовещения — в храмовой архитектуре Руси девятиглавие является символом Пресвятой Богородицы как Царицы Небесной Церкви, состоящей из 9 чинов Праведников Небесных и 9 чинов Ангелов. В 1505 г. сын Ивана III великий князь Василий III, взошедший на престол, велел расписать Благовещенский собор, украсив образа храма драгоценными окладами. К этой работе были привлечены лучшие иконописцы того времени. Частично сохранилась роспись, сделанная в 1508 году художником Феодосием, сыном Дионисия, «с братиею», исполненная по точному образцу икон прежнего Благовещенского храма письма А. Рублева и Ф. Грека.

Изначальный иконостас собора содержал иконы, написанные в 1405 году Андреем Рублёвым и Феофаном Греком. После пожара для иконостаса были подобраны два древних ряда — Деисусный и Праздничный, эпохи Феофана Грека и Андрея Рублева.

Собор очень сильно пострадал от пожара 1547 года и был полностью восстановлен при Иване Грозном, в 1564 году, с надстройкой двух глав с западной стороны. В 1572 году к собору было пристроено крыльцо, впоследствии получившее название Грозненского.

На паперти Благовещенского собора появились изображения греческих философов и мудрецов, живших еще до Рождества Христова: среди них Аристотель (со свитком, на котором написано: «Первие Бог, потом слово и дух, и с ним едино»), Гомер, Плутарх, Птолемей, Сократ.

На свитке Сократа можно прочесть: «Доброго мужа никакое зло не постигнет. Душа наша бессмертна. По смерти будет добрым награда, а злым — наказание».

* * *

Подошла к распятию и горячие слёзы пролились, обжигая кожу.

— Немало слёз я пролила пред тобою, Бог. Я родилась в любви и мир мой был прекрасен! — Гнев колотится во мне.

— У меня был любимый муж и дети, и ты отнял их!!! Не защитил!!! Неужели ты ничего не видишь и слепы твои глаза?! Почему…?! — Сердце болело, душа кричала, а зверь внутри бился в агонии.

Плевать!

Я скажу сегодня всё, что думаю и что наболело.

— Зачем такая жизнь, кровавая и несправедливая? Ты смотришь беспристрастно на своих детей… Где же твоя божественная помощь? — Рыдания срываются и падаю на колени.

— Стальные нервы сдали, Боже… я так грешна и ненавижу свою суть… просить за себя на стану… просто, помоги Самаэлю. Я так переживаю за него. Он твой сын, не дай ему пропасть, прошу, молю тебя… услышь…

Слёзы застилают взор. Чувствую во рту металлический привкус.

Кровь пошла из носа и ушей, и рта.

Если я сейчас не покину это место, то умру…

Рассмеялась. Горько.

— Ты презираешь меня! — Подняла, показывая кресту, измазанную в своей крови руку. — Я поняла… этим ты показываешь, что не примешь меня никогда… Знаешь… А иди ты к чёрту! И Дьявол со своим Адом пусть катится в Тартарары! Я больше не буду играть в ваши игры! Я не стану принадлежать ни Аду, не Раю!!! — В сердцах кричу и убегаю из собора.

Не помню, как под чьи-то изумлённые крики добралась до автомобиля.

Не помню, как доехала домой и не попала в аварию.

Шатаясь и практически потеряв сознание вошла в свою квартиру и меня накрыла спасительная темнота.

Когда пришла в себя, застонала. Тело пролежало довольно долго в неудобной позе и онемело.

Голова гудела, во рту стояла сухость.

Прикоснулась к лицу и поняла, почему так стягивает кожу. Засохшая кровь.

Добрела до холодильника и опустошила практически всю полулитровую бутылку воды.

После, словно тысячелетняя старуха стянула с себя одежду и пошла наполнять ванную.

Когда погрузилась в ароматную пену, ощутила, как боль и скованность в теле проходят.

Странно, зверь внутри молчит… Наверное находится в шоке от похода в храм.

Ну и пусть.

На душе ощущалась пустота, в мыслях… мыслей нет совсем.

Непривычное состояние…

Отмывшись от крови и вернув себе трезвость ума, завернулась в пушистый махровый халат и села в гостиной на диван.

— Что со мной? — Задала вслух вопрос.

Что-то произошло, это однозначно. Но вот что?

Я ощущаю душевный комфорт… Откуда это странное и так дано не испытанное и уже забытое состояние?

Вдруг, комната наполнилась знакомым запахом мёда.

— Анна… — Раздался голос ангела Смерти.

Медленно повернулась на его голос и улыбнулась.

— Ты пришёл, Сэм. — Прошептала и невольно из глаз побежали слёзы.

Он подошёл и заключил меня в свои объятия.

— А я столько дел натворила… — Сказала тихо.

Он вздохнул и сильнее прижал к себе, утягивая на диван и усаживая к себе на колени, как ребёнка и мерно качая на руках.

— Знаю, Аня… — Поцелуй в лоб. — Знаю, любимая…

Поднимаю на него глаза.

— Что? — Я не верю своим ушам.

— Ты пришла в дом моего отца и просила за меня. Никто и никогда не делал этого… Отец очень удивлён. — Он улыбнулся.

От его слов стало тепло на душе и я прижалась к нему ещё крепче.

— Я люблю тебя, мой маленький зудемон.

Засмеялась.

— Сэм, какой ещё зудемон? Я демон, суккуб или ты забыл на радостях?

— Нет, не забыл.

Он поднял моё лицо к своему и серьёзно сказал, всматриваясь в мои глаза:

— Я так хотел спасти твою душу, что готов был пожертвовать собой… Но ты… Ты сама себя спасла.

Я в шоке раскрыла рот.

— Хотя Ад и Рай считает тебя проклятой… Но не я…

— Подожди! Объясни нормально! Что… я ничего не поняла. Как спасла себя? Просто от того, что пришла в храм и поплакалась Богу? То есть, я могла это раньше сделать?

— Шшш… успокойся. Всё не так.

Он снова усадил меня к себе и рассказал:

— Ты отреклась от Бога и от Дьявола, Анна. Настолько сильно твоя душа взбунтовалась… Ты больше не демон, но и не ангел… и не человек.

— Кто же я тогда? — Моему удивлению не было предела. — Неужели так просто всё произошло.

Он грустно засмеялся.

— Просто? Твоя душа перешла на другой уровень существования, Аня. Ты прошла долгий и тернистый путь. Познала и любовь, и ненависть. Благородство и предательство. Ты была демоном, не отрёкшись от своих чистых принципов, оставшись себе верна. Ты отказалась от зла, но не стала и добром. Ты, Анна, теперь зудемон.

Погладил по моим волосам и продолжил:

— Зудемон — существо, занявшее промежуточное состояниями между людьми и богами, не добро и не зло. Тебя не примут ни в Аду, ни в Раю, Анна… Суть зудемонов — сохранять баланс, равновесие мира… Вас немного и вас боятся обе стороны.

— И что же делают зудемоны? — Спросила настороженно.

Я пока ещё не поняла, как отношусь к своему новому состоянию. Но, однозначно, плюсов больше, чем минусов.

— Когда становится зла больше, чем добра, вы помогаете ангелам и наоборот… Я познакомлю тебя с другими зудемонами и ты научишься всему.

— Знаешь, я рад, что ты стала такой. Ты больше не принадлежишь никому, только самой себе и кто знает… может воплотишь легенду в реальность, где говорится, что зудемоны могут уходить в другие миры… видеть других Богов.

— Вот это да… — Прошептала.

Он снова рассмеялся.

— Кстати, супруга Люцифера, Касикандриэра, своего рода зудемон. Только она родилась такой, а ты сделала себя сама. — Сказал ангел.

— Ты видела себя в новом обличье? — Вдруг спросил.

— В каком ещё обличье? — Напряглась.

— Пойдём, познакомишься со своей новой сутью.

Ангел подвёл меня к напольному зеркалу и встал рядом.

— Смотри.

Смотрю. И вижу себя обычную.

Пожала плечами.

— Сэм, я ничего не вижу.

— Посмотри в свои глаза и раскрой себя, Аня. Почувствуй новую себя, как ты чувствовала зверя.

Прикрыла на секунду глаза и потянулась к новой себе, и вдруг, что-то затрепетало, тело легко задрожало, словно от прохладного ветра, который пробежался по разгорячённой коже.

Распахнула глаза и изумилась.

— Это я? — Спросила волнительно, ощупывая себя.

На меня смотрела та же Анна, только она имела крылья — одно чёрное, другое белое.

Одна половина тела была прекрасна и светла, вторая выглядела настолько ужасно, что я не могла сказать, красива или уродлива она.

— Я похожа на недоразвитого монстра. — Выдавила из себя глухо. — Сэм… я отвратительна.

— Ты прекрасна. — Отозвался ангел и погладил мои крылья.

Его прикосновения вызвали щекотку и приятно отозвались в душе.

— Я верю тебе. — Сказала.

Ангелы не лгут.

Эпилог

Пока я открываю бутылку «Montrachet Domaine de la Romanée Conti», Самаэль расслабляется на диване, рубашка полностью расстёгнута на груди, демонстрируя великолепный торс.

Я подхожу к нему с двумя бокалами, опускаю их на столик. Соблазнительно улыбаясь, снимаю босоножки и опускаюсь на колени, глядя ему в глаза. Это мужчина моей жизни…

Целую его в щеку, затем в шею, покрываю поцелуями грудь.

Самаэль улыбается, закрывает глаза и шепчет:

— Ммм… мне нравится…

— А вот так? — Спрашиваю, облизывая ему ухо языком.

Сэм снимает с меня платье, решительным, резким жестом, а я освобождаю его от рубашки и брюк. Обнимаемся вплотную, тело к телу. Громко произношу его имя.

— Ох, Анна, — стонет Самаэль, сжимая руками мою спину, прижимаясь членом к моему животу.

Он хочет меня, я чувствую это даже через нижнее белье.

Открываю глаза и прошу его посмотреть на меня.

Отвечаю ему проникновенным взглядом и говорю:

— Я люблю тебя, Сэм.

— Я тоже тебя люблю, — отвечает он с искренним и счастливым выражением лица.

Крепко зажмуриваю глаза, чувствуя, как мой мужчина всё больше возбуждается от контакта наших тел. Устраиваюсь поверх него, начинаю двигаться и снова произношу его имя.

Имя моего жениха — Самаэля, ангела Смерти.

Он отводит меня в спальню, откидывает одеяло и помогает мне проскользнуть поверх мягких простыней.

Сейчас мы обнажены.

Эта кровать священна, думаю про себя, она принадлежит только нам двоим.

У меня теперь только один мужчина. Навсегда.

Самаэль движется внутри меня, и я чувствую себя дома, полная его запахом, его любовью, его кожей. Чем-то, что никто и никогда не сможет забрать у меня, я просто не позволю.

* * *

Я ничего не должна Аду и Раю, и могу не сомневаться, что они меня не тронут — можно подумать, такое вообще возможно. Зудемонов боятся и уважают, и я безумно этому рада.

Я заключила адскую сделку с демоном, но смогла от неё избавиться и пройти долгий, тернистый путь суккуба в несколько столетий.

У меня есть мой магазин. Мои друзья, зудемоны. Мужчина, который меня любит.

И что с того, что мои дети, если они вообще родятся, будут демонами или ангелами?

Может, и прав Самаэль. Может, есть в этом мире некто, понимающий, что есть в мире хорошее, уравновешивающее плохое.

Он говорит, что это я. А я смеюсь над этим. Может когда-нибудь и стану такой… время покажет.

Впервые за долгое-долгое время я знаю, кто я и знаю, куда иду…

Я, Лебедева Анна, рождённая человеком, переродившаяся в демона-суккуба, прошла долгий путь в поисках самой себя и своего счастья.

Теперь я, зудемон — страж, охраняющий баланс мира.

И мне нравится моя жизнь!

КОНЕЦ



Оглавление

  • Пролог
  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвёртая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Эпилог
  • КОНЕЦ