Саварка (fb2)


Настройки текста:



Владимир Степаненко Саварка

Повесть

САВАРКА


Пастух обходил стадо. Считал оленей. За ним по тундре шел сын. Оленевод делал один шаг, а маленький Саварка — два.

Высокая черноухая лайка с большим белым пятном на груди бежала впереди. Она отбивала важенок с оленятами.

— Десять! — сказал отец и обернулся к сыну.

— Десять! — охотно повторил мальчик. Загнул последний палец на руке. Он еще не учился в школе и не умел считать.

Пастух был в широкой, свободной малице. На ногах высокие резиновые сапоги. На поясе, украшенном медными пуговицами, висел большой нож с костяной ручкой. На крепкой оленьей жиле нанизаны желтые волчьи клыки. Пятнадцать волков убил пастух, защищая колхозное стадо.

И маленький Саварка был одет в малицу. Капюшон откинут на плечи. Расшитые зеленым сукном тобоки перетянуты под коленями ремешками. На поясе нож. На оленьей жиле — клык волка. Его Саварка получил за храбрость от отца. Зимой он хореем отогнал от стада волка, которого отец потом убил из карабина; остальные разбежались от выстрела.

— Сколько вышло оленей?

— Не знаю. — Мальчик посмотрел на загнутые пальцы. Протянул руки отцу.

— Пять раз по десять — будет пятьдесят. Пять раз по пятьдесят будет двести пятьдесят оленей. Понял? — Отец улыбнулся и посмотрел на Саварку. — Восемь раз после долгих ночей ты встречал солнце. Пора тебе учиться, Саварка!

— Не хочу учиться, — отрезал решительно Саварка. — Ты говорил, что я все хорошо умею делать. Ты говорил, что я хороший охотник. Ты говорил, что я хороший пастух. Ты говорил, что я хороший ясовей и выиграю гонку на оленях!

— Говорил. Ты храбрый, Саварка. Хороший охотник должен уметь считать пойманных капканами песцов. Хороший пастух должен уметь считать оленей и нялукуев. Хороший ясовей должен уметь находить по компасу дорогу в тундре. Надо учиться, Саварка!

— Разве я тебе надоел? Плохо помогал? Хочешь, чтобы я в школе ел щуку?

— Я тебя назвал Саваркой. Думал, что ты у меня будешь хороший и умный. Не хочешь — не учись. Охотники и пастухи будут называть тебя Вэваркой. Плохому человеку всегда дают плохое имя. Запомни это. Сам себе новое имя выбираешь. Я учился в школе. Умею писать карандашом, есть у меня ручка с чернилами. Читаю книги.

Саварка обиделся на отца. Повернулся и зашагал к озеру Ямбо-то.

Вдали синели отроги невысоких гор. На покатых вершинах лежал снег. Красные камни обросли лишайниками и седыми мхами. Между глыбами пряталась сон-трава и ветреница.

Мальчик знал, что отца ему никогда не переспорить. Надо ждать: он забудет о школе и не пошлет учиться!

В траве белели сброшенные оленьи рога. Саварка взмахнул рукой. Ременная веревка просвистела в воздухе. Петля захлестнулась на верхнем отростке рога.



Саварка упал на землю. Так делали пастухи, чтобы остановить бегущего оленя. Уперся ногами в камни. Игра немного развеселила мальчика. Он начал забывать о своей ссоре с отцом. Собрал тынзей и весело запел:

Я поставил сто капканов
Тихой утренней порошей,
А сегодня день удачи —
Много я добыл сегодня,
В сотом — даже чернобурка,
Сто капканов — это да!

Неторопливо шел по тундре Саварка. Под ногами чавкала вода. Пружинили кочки с мягким мхом. Зеленели маленькие листочки на стелющихся по земле березках. Звенели ручейки.

Зорко смотрел по сторонам Саварка. Все примечал.

Из-за кустов выпорхнула куропатка. Замелькали красно-рыжие пестрины крыльев. С испуганным криком вылетел вслед за матерью весь выводок.

Мальчик хлопнул звонко в ладоши. Засмеялся. Поднял оброненное коричневое перо. Придет зима, и выцветут куропатки. Как зайцы станут белыми. Будут прятаться в снегу.

Куропатки клевали ягоды. Саварка присел перед кустом смородины-дикуши. Пощипал оставшиеся после птиц большие спелые ягоды, потом облизал языком липкие губы.

Приметил Саварка место, куда прилетели куропатки. Знал он: легко птицам сверху находить кусты смородины. Если ходить за выводком, всегда наберешь много ягод.

Снова спугнул он выводок куропаток. Но птицы на этот раз далеко не отлетели. Поверили, что мальчик вышел без ружья, не будет стрелять.

Саварка принялся со второго куста собирать ягоды. Наелся вдоволь смородины. Повеселел. Забыл совсем о своем недавнем разговоре с отцом.

Неторопливо шел Саварка к озеру Ямбо-то. Наловит он там хариусов. А повезет — и тальму большую вытащит. Принесет много рыбы, отец похвалит: «Вырос рыбак. Молодец, Саварка!» Сестренки выбегут из чума. Мирнэ и Окся обрадуются рыбе. Любят они есть свежую рыбу!

Озеро открылось сразу, как большая миска с водой. По воде плавали белые облака. На воде лежала и перевернутая гора со снежной вершиной.

Из озера, между раскатившимися камнями, вытекала маленькая речка.

Саварка нашел удочку. Осмотрел обманку. На голый крючок не поймать хитрого хариуса! Выхватил острый нож и отрезал с головы прядку волос. Порылся в кармане. Нашел тонкую жилку. В черные волосы спрятал крючок. Старательно обмотал его жилкой. За работой запел:

Если гусь ныряет долго —
Пришла дождю пора,
А полощется без толку —
Будет вскорости жара!

Озеро рябило от расходившихся кругов. Хлопали ртами выпрыгивающие из воды хариусы. Ловили падающих на воду комаров. Красные спинные плавники острыми парусами вспарывали воду.

Саварка придирчиво осмотрел получившуюся обманку. Осторожно стал красться к берегу речки. Взмахнул палкой. Просвистела над головой тонкая жилка. Упала кисточка волос. Мальчик вскинул руку. Обманка подлетела в воздухе и запрыгала по воде.

Большой хариус синей молнией вылетел из глубины.

Саварка выдержал удар. Крепче перехватил руками палку. Леска певуче запела.

Пойманный хариус с переката бросился в озеро. Но мальчик крепко держал удочку. Водил по кругу сильную рыбу, старался ее уморить.

— Попался! — закричал обрадованный Саварка и вытянул хариуса на камни.

Давно уже не было такого хорошего клева. Мальчик выхватывал из воды одну рыбу за другой. Заболела рука. Он немного отдохнул. Посмотрел на свой улов. Остался доволен.

Саварка решил спуститься вниз по реке. В глубоких ямах стоит тальма, стережет добычу.

После каждого поворота река становилась все шире. Грозно шумела, перекатывая по дну обтертые камни.

Саварка дошел до ямы. Спрятался за большой камень. Не торопясь надел на крючок глаз хариуса. Забросил леску.

Сильное течение подхватило крючок и потащило за собой, между камнями и водоворотами.

С левого берега испуганно перелетел куличок. Саварка насторожился. Потом на берег выскочил заяц. Присел, прядая ушами. Заяц сделал скачок и скрылся за камнями.



Мальчик прислушался. Грохот реки уже не мог заглушить громкого голоса мужчины и хорканья бегущих оленей.

На берег вымахала взмыленная упряжка оленей.

«С утра бегут, — подумал мальчик. — Не делали ни разу остановки. Олешек не жалеют!»

Ясовей, незнакомый мужчина, тронул палкой большого быка, собираясь переезжать реку.

— Эй, гей-гей! — закричал Саварка и замахал руками. — Плохая дорога! Яма здесь! Выше надо брести!

Но ясовей не увидел мальчика. Не услышал его слов.

Олени, приседая на задние ноги, стали спускаться к воде, осыпая мелкие камни.

— Хей! Хыть! — закричал пронзительно ясовей. Длинный хорей прошелся по спинам оленей, подгоняя их.

Красивый дымчатый бык прыгнул в воду. Полетели брызги. Олень не достал ногами дна реки и окунулся с головой.

Саварка схватил тынзей.

Олень вынырнул, отфыркнулся, с трудом борясь с сильным течением реки.

Саварка бросил тынзей. Ременная петля захлестнулась на высоких рогах вожака. Мальчик изо всех сил тянул к себе веревку. Кричал:

— Хей! Хыть!

— Хей! Хыть! — Ясовей колотил оленей хореем.

Саварка увидел сидящую за пастухом на санях женщину в красном платке.

— Хей! Хыть!



Сани стали тонуть. Но дымчатый бык выскочил на берег. За ним подымались измученные пристяжные, вырывая сани с сидящей женщиной из бушующего потока.

Ясовей остановил оленей, подошел к Саварке. Протянул молча руку. С его мокрой малицы стекала вода.

Олени тяжело дышали, поводя боками, опустив головы.

— Чум далеко? Хебеню везу. Учительницу сушить надо.

— Выше камня надо было переезжать, — сказал Саварка и покосился на русскую женщину. — Здесь яма. Я кричал.

Учительница выливала из тобоков воду. Прыгала на одной ноге, как подстреленная утка. Но Саварка не улыбнулся.

— Мальчик, как тебя зовут? — спросила учительница, когда переобулась. — Отца как зовут?

Саварка не ответил. Особенно старательно принялся сматывать тынзей.

— Мужик неразговорчивый, — сказал ясовей и погнал к чуму упряжку. — Дымом потянуло от костра: чай кипятят.

«Мама суп варит», — хотел поправить Саварка, но промолчал. Был он недоволен: ему испортили рыбалку. Тальму уже не поймать.

Поднялся к озеру. Собрал пойманных хариусов. Рыба еще не успела уснуть и ярко светилась чешуей.



Когда Саварка вошел в чум, гости сидели вокруг низенького стола и пили чай из больших кружек. Гости успели переодеться. На ясовее была рубашка отца. Учительница сидела в платье матери, голова была завязана синим шерстяным платком.

— Садись пить чай, шатун! — сказал отец.

— Я угощу тебя конфетами, — учительница улыбнулась. — Это наш спаситель. Ты любишь конфеты?

Сестры — Мирнэ и Окся — улыбнулись Саварке. Выбежали из чума. Громко закричали, перебивая друг друга:

— Саварка много рыбы поймал! Нам вдвоем не поднять!

— Ты и рыболов? — удивилась учительница и внимательно посмотрела на мальчика. Протянула Саварке большую конфету, где были нарисованы три медведя. — Скажи, как тебя зовут? Меня Ларисой Ивановной. Я буду тебя учить.

Саварка промолчал.

— Он носит клык волка, — сказал ясовей. — Значит, храбрый. Встречался с волком.

— Ты еще и охотник? Расскажи, как убил волка? Надо мне с тобой познакомиться. Я подарки привезла. Тебе краски, — учительница протянула картонку с акварельными красками. — А девочкам я подарю цветные карандаши. Пусть рисуют. Я запишу тебя в первый класс. Будешь учиться в интернате. Хочешь учиться?

— Я не хочу есть щуку. Не хочу учиться, — выпалил одним духом Саварка и отшвырнул конфету с тремя медведями.

— Саваркой его зовут, — сказали, входя, Мирнэ и Окся в один голос. Улыбнулись учительнице, чтобы поблагодарить ее за подарок.

— Лариса Ивановна, он Вэварка, — сказал громко отец. — Нет ему другого имени. Я ошибся, когда назвал его Саваркой. Так и запишите: Вэварка Явтысов. Это значит — плохой! Это имя ему больше подходит!

Учительница хотела догнать мальчика, но пастух решительно остановил ее:

— Молодые олешки всегда брыкаются. Саварка будет учиться. Поедет в интернат.


РЫЖАЯ РОСОМАХА


Саварка швырнул в траву картонку с красками. И тут же забыл о приезде учительницы.

С удивлением смотрел на сестер. Мирнэ и Окся лежали в чуме на разостланных оленьих шкурах. Раскрашивали книжки цветными карандашами.

Мальчик вздохнул. Покачал головой. Разве сестры не знают, что вчера днем росомаха задрала теленка? А виноват он, Саварка. Остался дежурить за отца в стаде и проглядел. Рыжая росомаха незаметно подкралась.

Саварка не мог перенести позора. Плохой он пастух. Будет самым плохим охотником, если не отомстит росомахе. Жалко, что не выпал еще снег. Тундра одета травой и цветами. По снегу он быстро нашел бы зверя.

Громко залаяла собака. Саварка выбежал из чума. Бросился к стаду.

Олени паслись недалеко от чума. Разбрелись небольшими группами по тундре. Беспокойно отмахивались от комаров.

Саварка вернулся. Виновато вошел в чум. Присел на корточки перед костром. Опустил голову, пряча от отца глаза.

— Хватит бегать, пыль выбивать из шкур! — сказал недовольно отец. — Росомаху не догонял еще ни один ненец. И тебе не догнать. Палочки пиши. Учительница велела. Забыл?

Саварка обиженно вздохнул. Хорошо, что отец остановился и не сказал при сестрах, что думал. Не сказал: «Ты плохой пастух, Саварка! Плохой ты охотник, ты Вэварка!» Мальчик покосился на девочек. Пускай они рисуют палочки. Пусть ломают и затачивают карандаши. Он не возьмет их в руки. Выкинет из чума.

После сытного мясного обеда отец лег спать. Сестры Мирнэ и Окся выбежали играть. С оленьими рогами носились одна за другой. Хоркали, как олени.

— Лови, Саварка! — кричали девочки.

Маленькая Окся подбежала к брату. Взвизгнула и отбежала, дразня брата.

Саварка не собирался играть с сестрами. Не хотел брать тынзей.

А девочки продолжали бегать с рогами оленя, хоркали.

Саварка с трудом сдержался. Чуть не бросился с криком за олешками. Мог заарканить их тынзеем. Повернулся спиной к сестрам.

— Лови, Саварка! — подбежала Окся и боднула брата рогами.

Но Саварку нельзя было расшевелить. Он продолжал думать о росомахе. Хотел ей отомстить. Неожиданно лицо мальчика посветлело. Он улыбнулся. Быстро нырнул в чум.

Мирнэ и Окся бросили оленьи рога. Нетерпеливо поджидали брата. Они думали, что Саварка придумал новую игру.

Саварка вышел с большой костью.

Мирнэ первая подбежала к брату. Дернула его за рукав малицы.

— Кто получит мозг?

— Что ты хочешь делать? — спросила Окся. — Будешь угощать нас мозгом?

— Я не буду разбивать для вас кости, — сказал Саварка нетерпеливо. — И играть мне некогда с вами. Отстаньте!

— Жадный, жадный! — закричали сестры и на всякий случай отбежали подальше от брата.

Саварка шел с костью к Таре. Сестры крались сзади, удивленно переглядываясь, и хихикали.

Черноухая лайка с большим белым пятном на груди была привязана к копылке грузовых нарт.

Собака радостно взвизгнула, увидев мальчика. Подпрыгнула и лизнула его в лицо горячим шершавым языком.

Мирнэ и Окся снова переглянулись. Засмеялись. Никогда им не приходилось видеть, чтобы пастухи кормили своих собак.

— Милый, Таря! — ласкал черную лайку Саварка. — Хороший Таря. — Он ручкой ножа разбил кость и выколотил в ладонь желтый мозг. — Ешь, Таря!

Собака с жадностью проглотила лакомство.

Мирнэ и Окся облизали губы. Им тоже хотелось полакомиться мозгом.

— Жадный, жадный Вэварка! — обиженно закричали они брату.

Саварка погрозил кулаком сестрам. Отвязал Тарю. Лайка радостно запрыгала вокруг мальчика. Потянула носом и бросилась вперед.

Мальчик нашел в грузовых нартах большой капкан на волка. Вскинул его на плечо, оглянулся и направился к озеру Ямбо-то.

Настывшее железо холодило щеку. Саварке бил в нос запах ржавчины и старого жира.

Таря бегал впереди мальчика, вспугивал птиц.

Саварка внимательно поглядывал за собакой. Если лайка прихватит след зверя, сразу же подаст голос. Но собака бегала из стороны в сторону. Махала закрученным хвостом.

По дороге тундра несколько раз менялась. Болотистые кочки уступали место зеленой траве. Трава — кустарникам и стелющимся деревцам. Иногда попадались целые поляны цветов. Краснели чашечки полярных маков, куропаточной травы и лютиков.

Саварка устал тащить на плече тяжелый капкан. Сел отдохнуть. Сорвал несколько маков. Принялся их разглядывать. Он никогда не удивлялся цветам. Особенно не радовался. Не интересовался, как они растут, как появляются в тундре. Растер лепестки цветов между пальцами. Пальцы не окрасились, и он удивился этому. Вспомнил, что, когда он строгал для девочек карандаши, пальцы у него становились красными, зелеными и синими.

«Откуда берутся краски? — думал Саварка. — Красная, наверное, из камнеломки. А может быть, из маков?» Собственная мысль удивила его. Но он не знал, правильна ли была его догадка.

Таря рассерженно залаял.

Саварка вскочил на ноги. Подхватил капкан и побежал к собаке. Тяжело бежать с капканом, но бросить нельзя. Потом не сразу отыщешь его среди камней и моховых кочек. А поставить заметку некогда.

Таря то пропадал в траве, то снова появлялся. Лаял все яростнее и злее.

Мальчик оглянулся. Поправил сползшие с ног тобоки. Он обошел озеро. Невысокая гора со снежной вершиной у озера Ямбо-то оказалась за его спиной.

«Росомаха приходила к стаду с этой стороны! — подумал Саварка. — Молодец, Таря! Быстро разобрался!»

Таря подбежал к круглому озерку. С трех сторон оно было окружено колючей щеткой камыша.

На влажной земле около воды Саварка заметил цепочку ямок. Это были следы песца. Песец бежал мелкой рысцой, и в это время отпечатки задних лап попадали точно в следы передних.

Мальчик шел за Тарей. Свободно читал следы. Песец остановился. Раскапывал землю. Поймал лемминга — тундровую мышь. Потом испугался и с легкой рысцы перешел в карьер. А когда услышал лай Тари, пошел большими прыжками.

Камыш кончился. В стороне блеснуло маленькое озерцо. Озерки были соединены между собой протокой. На болоте мальчик увидел гнездо лебедей. Гнездо было высокое, как сторожевая башня, сложенное из веток и мха.

Белые лебеди плавали по озерку с утятами.

«Испортил Таря песцу охоту на лебедей, — подумал мальчик. — Хорошо сделал!»

Полюбовался Саварка на красивых птиц. Осторожно отошел, чтобы не пугать.



Таря обследовал все озерки, шлепал по воде. А мальчик шел следом. Озерки возникали перед ним большие и маленькие. Глубокие и мелкие. Круглые и вытянутые. Заросшие пузырчаткой и ряской.

Саварка верил Таре. Не зря собака утащила его так далеко. Должна отыскать рыжую росомаху.

Между камнями мальчик увидел голову большой щуки. Зверь съел рыбу, а с головой не справился.

Таря мелькнул между камнями.

— Ищи, Таря! Ищи!

Но лайка не нуждалась в команде. Старательно, с большим азартом работала. Останавливалась и снова к своим следам, что-то проверяла.

Через несколько минут Таря нашел вторую рыбью голову. Стал злиться.

Саварка был уверен, что Таря взял след росомахи. Несказанно обрадовался. Достал из кармана леску с крючком. По камням осторожно спустился к воде.

Тень от мальчика упала на воду. Рыбы испуганно шарахнулись в разные стороны, скрылись в глубине.

«Плохой ты охотник, Саварка!» — обругал себя мальчик. Уселся на камне. Подставил щеку солнцу и зажмурил глаза. Неожиданно он открыл глаза и увидел на небе белые облака. Они были похожи на летящих лебедей. Стая большая. Закружилась, села на озере. Поплыли по воде. Красными лапками перебирают.

Саварка стал подергивать леску. Обманка подлетела высоко в воздух и упала на воду, на белые облака. Но хариусы не выскакивали. Не хватали жадно крючок.

Мальчик терпеливо ждал. Обманка намокла и утонула. Саварка стал быстрее дергать леску. Тяжелый удар чуть не оторвал ему руку.

Леска глубоко порезала пальцы. Но Саварка не выпустил ее.

Большая рыба бросалась из стороны в сторону. То тянула в глубину, то мчалась к берегу. Измучился Саварка, пока вытащил на камни щуку.

Щука была старая. Если бы ее поставить рядом с Саваркой, она была бы выше его. Сплющенная голова покрыта зелеными водорослями. Тело в зеленых полосах и разводах.

Саварка вспорол щуку ножом. Для приманки росомахи раскидал по камням куски мяса. Половину щуки с большой головой оставил для капкана.

Мальчик видел, как отец ставил капкан. Взялся за зубастые скобы. Но как ни старался, не мог их открыть. За работой даже вспотел.

Прибежал Таря. Напился воды из озера. Разлегся на теплом камне. Настороженно смотрел на работу.

Саварка старался изо всех сил, но не мог справиться со стальной пружиной. Надо было что-то придумать. Он наступил тобоками на скобу и стал оттягивать.

Показалась щелка. Мальчик потянул сильнее. Открылась зубастая пасть. Саварка обрадовался и засмеялся, довольный собой. Вдруг скоба вырвалась из руки.

Капкан громко щелкнул зубастой пастью. Но Саварка успел отскочить в сторону и спас свою ногу.

Саварка был маленький мальчик, но он не заплакал от обиды. Он знал, настоящие охотники и пастухи никогда не плачут при неудаче.

Глянул Саварка в озеро и удивился. Лебеди улетели. Вода стала черной. Посмотрел на небо. Солнце скрылось. Небо затянуло низкими облаками. Ползли черные тучи над тундрой. Цеплялись за снежную гору около озера Ямбо-то.

На лицо мальчика упала капля. Он поднял голову. Хлынул дождь. По всей глади озера запрыгали фонтанчики.

Саварка натянул на голову капюшон. Хорошо, что пошел дождь. Росомаха вылезет из норы. Пойдет кормиться. Пусть попробует щуку. А завтра он принесет к озеру маленький капкан. С ним он справится, победит стальную пружину. Положит приманку.

На следующее утро ничего не напоминало Саварке о вчерашнем дожде. Ярко светило солнце. Оно не уходило ночевать за соседние горы.

Мальчик стал собираться на охоту. Таря радостно бегал рядом. Махал закрученным хвостом.

— Выдру не поймать летом капканом, — сказал отец, раскуривая трубку. — Больше корми щукой. Положил бы тальму с красной икрой. Любит она икру. Надо учиться, Саварка. Зачем ты взял маленький капкан? Я его на горностая ставлю.

Саварка недовольно посмотрел на черноухую лайку. Виноват в его позоре Таря. Он водил отца к озерку. Больше он не возьмет с собой Тарю. Один пойдет искать рыжую росомаху.

Обиженный мальчик ушел без завтрака. По дороге случайно увидел в траве картонку с красками — подарок учительницы.

Во время дождя краски размылись по картонке.

Присел Саварка на кочку. Провел пальцем по красному кружку. Он сразу напомнил ему цветы камнеломки. Попробовал другую краску — палец стал черным, как дождевое небо.

Не любил Саварка дождливых дней. Обмакнул палец в воду — краска на пальце посветлела. Стала светлой, как голубое небо в солнечный день. По очереди мазал пальцами краски Саварка. На картонке были все цвета, к которым привык и хорошо знал: зеленая трава, красные горы, голубое небо.

Попалась краска темно-красная. Такие рыжие подпалины у росомахи. Голова у нее черная. Саварка вспомнил об этом и макнул палец в другой кружок. На груди светлая полоса — выкрасил второй палец. По спине широкий ремень — нашлась нужная краска.

Будет он держать перед собой шкуру убитой росомахи, как картонку с этими красками. Пусть отец не верит, а он все равно выследит росомаху и убьет ее. Так и будет.

Посмотрел Саварка на свои измазанные пальцы и засмеялся. Спрятал картонку с красками в карман. Он еще нарисует лебедей с утятами. Снежную гору около озера Ямбо-то и своих белых оленей.

Интересно рисовать!


КОМАРИНЫЙ МЕСЯЦ


Рано утром стойбище проснулось от крика диких гусей. Непуганые птицы летели низко над землей. Махали неторопливо тяжелыми крыльями.

Саварка стоял рядом с отцом, откинув капюшон малицы. Провожал долгим взглядом тающий в небе серый треугольник.

Вожаки менялись. Перестраивали стаю. А мальчик все смотрел, пока у него не заболели глаза. Он не замечал, что порывистый ветер растрепал черные волосы.

Отец вздохнул. Неторопливо сказал, попыхивая короткой трубкой:

— Молодые крылья пробуют. Скоро улетят от нас.

— Да, — согласился Саварка. — В стаи табунятся. Скоро и солнце уйдет от нас спать в горы.

Саварка хорошо помнил все месяцы года. Если начинал перечислять, загибал палец за пальцем. Сначала собирал кулак, а потом второй. Пальцев никогда не хватало, и он еще раз закладывал по мизинцу. А сколько получилось — не мог сосчитать.

Мальчик знал: каждый месяц приносил оленеводам свои заботы. Но больше всего — Месяц Отела. Морозными ночами пастухи зорко охраняли стадо. Укрывали родившихся, слабых телят. Отгоняли от важенок голодных волков.

Не было для пастухов легкого месяца. Трудный — Месяц Большой Темноты и Месяц Большого Обмана. Не приносит облегчения и Комариный месяц.

…В тундру пришел Комариный месяц. К озеру Ямбо-то стали съезжаться оленеводы на свой осенний праздник.

Рядом со стойбищем поставили много новых чумов.

Сестры — Мирнэ и Окся — бегали встречать каждую упряжку оленей. Знакомились с новыми ребятами. Затевали с ними шумные игры.

Саварка держался солидно. Не бегал к нартам, никому не представлялся. Он помогал отцу во время дежурства в стаде раскладывать дымные костры. Надо было спасать олешек от комаров и оводов. Давать им спокойно пастись.

В стаде мальчик не отходил от ездовых оленей. Выбирал себе для упряжки. Первый раз он будет участвовать на этом празднике в оленьих гонках. Так сказал отец. Пусть пастухи привозят больше мальчишек. Будет хороший праздник, будет большая гонка!

Саварка не мог больше ни о чем думать. Даже забыл, что после праздника должен прилететь на озеро Ямбо-то самолет. Летчик повезет учиться в интернат. Хорошо, что отец забыл и больше не вспоминал о школе. А если захочет отправить, он убежит в тундру и там спрячется!

До праздника осталось три дня. Саварка был недоволен. В стойбище привезли одних девчонок. Не будет же он участвовать в гонках с девчонками!

Недовольный и озабоченный, Саварка медленно бродил около незнакомых чумов, приглядывался.

Чумы приезжих оленеводов ему не нравились. Лайки казались плохими. Нарты — грубыми и тяжелыми. Олешки — худыми и загнанными.

Мирнэ и Окся ходили следом за братом. Знакомили со своими новыми подругами, называли их имена.

Но Саварка не обращал внимания на девчонок.

— Это Нябинэ, — сказала Окся и показала Саварке на высокую девочку.

— Нябинэ учится в третьем классе, — сказала Мирнэ. — У нее много книжек. Есть портфель. Она читала нам сказку.

— Про Волка и Красную Шапочку! — добавила Окся и засмеялась.

Высокая девочка в красной панице, отделанной зеленым сукном, стояла, выставив вперед ногу. Новые тобоки на ней были красивые, с цветными завязками. Она смотрела на Саварку в упор, не мигая.

— Ан-дорова-те!

— Я в куклы не играю! — сказал Саварка и не поздоровался. Повернулся к девочке спиной.



— Посмотрим, чьи олешки лучше, — сказала Нябинэ. — В интернате меня никто не обгонял!

Мальчик не мог слышать об интернате. Разозлился на незнакомую девочку. Крепко сжал кулаки.

— Щуку кушала! — крикнул он и быстро зашагал от нее прочь.

На другой день Саварка разозлился еще больше на новую девочку. Она пришла к их чуму со своими куклами. Не обращала на него никакого внимания.

— Мирнэ, я пришла! Окся, я принесла тебе куклу.

Сестры выбежали из чума. Стали обнимать Нябинэ.

— Я могу играть? — Окся стала разворачивать куклу.

— Я тебе дарю ее насовсем!

Окся от радости закружилась на одном месте. Споткнулась и упала. Засмеялась.

Стала кружиться и Нябинэ. Тоже упала на землю.

Мирнэ прыгнула на лежащих девочек и стала кувыркать их.

Саварка не мог больше выдержать. Взял свой тынзей и пошел к стаду.

Олени сбились около костров. Белый едкий дым от сучьев яры и мокрых березок низко полз над животными.

Важенки потряхивали головами. Хоркали. Сдували с распухших губ насевших комаров.

Саварка увидел дежурного пастуха, Хосея.

Хосей обрадовался приходу мальчика. Наконец-то вдоволь поболтает! Мальчик, не в пример отцу-бригадиру, разговорчивый.

— Худой комар прилетел!

— Плохой, — согласился Саварка. — Надо больше дымокуров.

— Правильно, — сказал Хосей и лениво зевнул. — Хороший ты пастух, Саварка. Знаешь, что делать!

Саварка направился к кустам. Принялся рубить острым ножом маленькие березки и ивки для костров.

Хосей удобно уселся на нартах. Подогнул ноги. Смотрел на работающего мальчика. Громко разговаривал сам с собой:

— Жалко Хосею олешек! Беда какие худые стали! Приедет председатель колхоза на праздник. Будет ругать Хосея. А за что ругать Хосея? Комара надо ругать! Овода надо ругать!

Саварка работал. Ни на минуту не давал себе отдыха. Принес одну охапку хвороста, потом вторую.

Хосей смотрел на старательного мальчика и хвалил:

— Вырастешь, Саварка, бригадиром будешь. А пойдешь учиться доктором станешь. Олешек будешь лечить от копытки!

— Не хочу я учиться.

— Тогда бригадиром будешь. Председатель колхоза тебя назначит! — успокоил мальчика Хосей.

Саварка разжег костер и пошел к двум ездовым широкогрудым быкам с белыми белинами на боках, стоящим в стороне.

Быки испуганно побежали, величественно неся тяжелые рога. Саварка выбрал себе для упряжки этих быков. Знал он их силу.

Подложил в костры сучьев и направился к чуму.

Нябинэ играла с Тарей.

Мальчик не мог больше выдержать. Свистнул черноухой лайке.

— Сиди, Таря! — сказала Нябинэ и погладила собаку.

Саварка подбежал. Вытянул Тарю тынзеем. Замахнулся на Нябинэ.

— Уходи! Не порть собаку!

Сзади кто-то дернул за тынзей. Саварка обернулся. Перед ним стоял круглолицый мальчишка в школьной фуражке с блестящим козырьком.

— Ты, мужик, чего разорался? — спросил он Саварку. — Почему к Нябинэ пристаешь? Шалабан хочешь?

Саварка никогда не слышал такого слова. Он с интересом смотрел, как круглолицый мальчишка заряжал палец, оттягивая его, как курок двустволки.

Не успел Саварка понять, что должно произойти, как мальчишка стукнул его пальцем по лбу.

Щелчок был сильный. У Саварки из глаз полетели искры. Он сжал кулаки и бросился на мальчишку.

Мальчишка в школьной фуражке был сильнее Саварки. Он схватил его за руку и засмеялся.

— Тихо, мужик! Жалко мне тебя. Если убью, не с кем будет в оленьих гонках участвовать!

Саварка затих. Угрюмо посмотрел на незнакомого круглолицего мальчишку.

— Тёпка, — сказала Нябинэ, — ты выиграешь гонку. Олешки мои больно худые.

— Почем я знаю! Ты тоже так говорила в интернате, а обогнала меня.

— Говорю тебе, худые у меня олешки. Беда какие худые!

Саварка не верил ушам. Круглолицый мальчишка Тёпка, высокая Нябинэ спорили между собой, не думая о нем. Как будто он совсем не существовал. Глупый! Поверил, что он хороший ясовей! Потрогал шишку. Большая шишка на лбу!

Председатель колхоза приехал на праздник с подарками.

На другой день пять нарт стояли недалеко от стойбища. Тёпка сидел важный в своей школьной фуражке с блестящим козырьком. Рядом с ним стояли нарты Нябинэ. Девочка перетянула свою паницу красным шарфом.

Саваркины олени стояли за двумя нартами, с самого краю.

Председатель колхоза обошел все упряжки. Остановился около Саварки.

— Бригадир, больно мужик маленький. Не удержать ему хорея!

— Мужик хороший! — сказал отец и кивнул Саварке.

— Ну, смотри! — председатель колхоза громко хлопнул в ладоши.

— Хей! Хыть! — закричал Тёпка и первый умчался вперед.

— Хей! Хыть! — Нябинэ толкнула нарты и побежала рядом с ними, чтобы олени набрали скорость. Ловко прыгнула на нарты, как хороший ясовей. Крепко стояла на коленях и размахивала хореем.

Саварка замешкался. Он поздно услышал хлопок председателя колхоза. На оленей замахнулся поздно, крикнул вполголоса.

Толпа зрителей возбужденно кричала, взмахами рук провожая промчавшиеся нарты.

— Давай шибко! — визжала Мирнэ.

Ей вторила Окся:

— Давай шибко, Саварка!

Все упряжки уже скрылись, когда мальчик смог разогнать своих быков.

— Хей! Хыть!

Не догнать ему убежавшие упряжки. Они скрылись в серой дымке и в брызгах воды. Не догнать ему Тёпку, не догнать Нябинэ. Приедут они первыми и будут смеяться над ним.

— Хей! Хыть! — Размахивая хореем, Саварка неожиданно вспомнил: в Комариный месяц оленей донимают оводы. Он стиснул сильно зубы. Загудел. Не раз пугал он сестер, подражая летящему оводу.

— Жж-жж-ии-жжж-ии-жжж-иии!

Быки рванули изо всех сил. Саварка чуть не вылетел из нарт. Вовремя удержался. Скоро он догнал первые нарты. В лицо полетели комки грязи и вода.

— Хей! Хыть! — Саварка размахивал тяжелым хореем. И снова загудел.

Рядом кружились оводы, готовые броситься на оленей:

— Жж-жж-ии-жж-ии-жж-иии!

Саварка заметил красный шарф, которым перетянула свою паницу Нябинэ.

Напрасно Нябинэ колотила своих оленей, кричала.

Саварка догнал сани девочки. Его олени вышли вперед. Он обернулся и помахал Нябинэ рукой.

Проскочил еще одни нарты с мальчишкой. Саварка видел убегающих оленей Тёпки.



Тепка подлетел к озеру Ямбо-то. Полозья саней загремели на камнях. Раздался треск.

Саварка проскочил дальше. На мягких моховых кочках нарты развернул сразу, на одном месте.

— Хей! Хыть!

Оленей догнала стая оводов. Закружилась над ушами.

Взмахивая рогами, быки старались убежать от оводов. Саварка не видел, как обогнал Тёпку. Быки вырвались вперед и летели, как птицы.

— Хей! Хыть! — кричал обрадованный мальчик. Он привстал на нартах и размахивал хореем.

Проехав чумы, Саварка с трудом остановил запыхавшихся оленей. Погладил их рукой. Потом направился к председателю колхоза за подарком. Ноги болели. Ныла рука от тяжелого хорея.

Мирнэ и Окся догнали брата. Кричали, радуясь его победе:

— Молодец! Шибко гнал олешек!

— Тепку обогнал, Нябинэ обогнал!

Оленеводы по очереди жали руку Саварке. Председатель колхоза крепко обнял его. Поднял на руках и показал пастухам. Потом протянул премию большой охотничий нож.

— Держи, ясовей!

Саварка с радостью взял нож. Посмотрел на улыбающегося отца. Посмотрел на мать, на своих сестер, Мирнэ и Оксю. Убедился, что они слышали, как его похвалил председатель колхоза. Открыл нож и пробовал разные лезвия. Есть шило!

Неожиданно Саварка увидел Тёпку. Он был как куст яры. Волосы торчали во все стороны. Во время гонки он потерял фуражку с блестящим козырьком.

Рядом с Тёпкой стояла высокая Нябинэ. Она удивленно разглядывала Саварку, как будто видела в первый раз и не была с ним знакома.

Саварка подошел к Тёпке. Открытый лоб был в красных прыщах.

— Шалабан хочешь? — И, не дожидаясь, что ответит Тёпка, щелкнул его по лбу сразу двумя пальцами. Стиснул зубы и загудел оводом.

Тёпка испуганно дернулся. Стал отмахиваться руками, отпугивая оводов.

Саварка посмотрел на Тёпку и хитро засмеялся.


МУЖИК С ОЗЕРА ЯМБО-ТО


В туманные дни костер в чуме горел плохо. Дым не подымался к закопченному мокодану, а полз низко, царапая по широким латам. Зарывался в разостланных мохнатых шкурах оленей.

Саварка узнавал погоду по тяге. Так случилось и в то утро. Пока Окся терла рукой красные от дыма глаза, а Мирнэ рассерженно чихала, он выбежал.

Туман закрывал тундру. Было лучшее время для скрадывания, когда незаметно можно подходить к дичи.

Сборы заняли несколько минут. На плече у мальчика отцовская одностволка. На поясе — патронташ. Таря выбежал вперед, радостно повизгивая.

Удивительной тишиной встретило Саварку озеро Ямбо-то. Не было слышно гомона отлетающих на юг гусей. Птицы не перекликались, не пересвистывались.

Но охотника не могла обмануть тишина. В камышах забились черные казарки, утки и крачки.

— Вперед! — пустил Саварка Тарю в камыши.

Черноухая лайка с большим белым пятном на груди смело прыгнула в холодную воду. Остановилась и стала принюхиваться, ловить запахи.

Мальчик осторожно подался вперед, держа наизготовку заряженное ружье.

Рядом в камышах хлопнула по воде крыльями птица. Немного пролетела и тут же упала.

— Га-га-га-ааа-а! — тревожно закричали гуси.

Ветер немного раздул плотный туман.

В окошке показалась снежная гора, а потом темная даль озера.

Раздался режущий свист крыльев. Над Саваркой пронеслись селезень с уткой. Мальчик вскинул ружье и, не целясь, пальнул.

Дробь веером стеганула по метелкам камыша, отрясая их. Громко закричали испуганные гуси, тревожно закрякали утки.

На выстрел прибежал мокрый Таря. Со свистом втянул тухлый запах пороха. Еще раз понюхал воздух и бросился искать сбитых птиц.

Сначала Саварка слышал тяжелое дыхание собаки, но скоро она убежала далеко от него. Саварка решил дождаться Тарю и присел на кочку.

Туман медленно подымался над озером. На влажной траве блестели капли росы.

— Га-га-га-ааа-а! — перекликались гуси.

Стая захлопала крыльями, бросилась вперед. Затрещал камыш. Саварка, не прицеливаясь, выстрелил по взлетающим гусям.

Таря выскочил из камышей с виноватым видом, озабоченно помахивая закрученной баранкой хвоста.

— Не нашел? Думаешь, я промазал? Ищи, ищи! — мальчик показал на высокий забор камыша.

Таря повиновался и прыгнул в камыш, ломая его грудью.

Туман еще выше поднялся над озером.

— Ищи, ищи!

Гуси озабоченно перекликались. Поругивались. Вдруг стая захлопала крыльями по воде и снялась с озера.

Недовольный мальчик принялся искать убитых птиц. Жалко, что ему не пришлось больше стрелять. Теперь бы он не торопился и хорошо прицелился. Первый раз он заметил приметы осени. Листья на карликовых березках покраснели, а на ивах — пожелтели.

На бугре Саварка увидел сидящих белых сов. Он зарядил ружье крупной дробью и побежал.



Совы нехотя взлетали. На дернистой кочке лежал разорванный селезень с красной шеей. Мальчик сжал кулак и погрозил совам. Они порвали его подранка. Селезня он подбил, не промахнулся!

Таря догнал хозяина. За шею он тащил по траве большого черного гуся.

— Таря, молодец! — обрадовался Саварка. — Шибко здорово вышло. — Похлопал собаку по шее. — Селезня сбил, по казарке не промазал. Хорошо, что нашел. Совы бы разорвали. Только и ищут подранков!

Селезня Саварка привязал к поясу, а гуся закинул за спину. Неторопливо направился к чуму, довольный и веселый.

— Здорово шибко! — Мокрые тобоки холодили ноги, но он этого не замечал, разгоряченный охотой.

Впереди показалось болото. Пушица и осока расстилались светлым ковром, а по краям шла отделка из морошки и княженики.

— Надо отдохнуть, — сказал Саварка и бросил гуся на землю. Принялся щипать морошку. — Вкусно, ты попробуй, Таря!

Послышался гул большого мотора. Не успел Саварка понять, откуда появился мотор, как вылетел самолет. Показалось, что он обут в лыжи.



Саварка упал в траву. Испуганно втянул голову в плечи.

Пусть летчик забирает в интернат Тёпку, Нябинэ и всех остальных ребят! Кто хочет учиться. А он останется с отцом. Скоро перегонят олешек на новое место. К Щучьей реке!

Самолет вспугнул гусей и уток с озера. Двумя большими черными облаками они поднялись с воды. Скрылись за снежной горой.



«Близко зима, — подумал мальчик. — Табунятся гуси. Будут улетать. Белые совы тоже готовятся кочевать!»

В стойбище кричали. Стреляли из ружей.

Саварка догадался, что звали его. Но он не откликался, не подавал признаков жизни.

Самолет на лыжах пробежал по озеру и тут же улетел. Мальчик облегченно вздохнул. Радостно помахал рукой Тёпке и Нябинэ.

— Кушайте щуку! А мне олешек хватит!

Мальчик подхватил гуся и быстро зашагал к стойбищу. Радостно ему на душе. Отец похвалит: только хороший охотник может убить гуся.

Первым Саварку встретил Хосей. Он потрогал убитого гуся и сказал:

— Молодец ты, Саварка! Ты хороший стрелок! Самолет улетел. Не будешь ты учиться в школе. Не будешь ты доктором. Будешь бригадиром! — Он хихикнул. — Хитрый ты мужик!

— Ты где был? — спросил отец у Саварки. — Садись! — Он схватил мальчика за рукав кухлянки. Отобрал ружье и патронташ. — Самолет тяжелый был. Не всех навьючил. Еще раз прибежит!

— Не хочу учиться!

— Будешь!

— Я убегу.

— Заарканю тынзеем!

Около чума остановилась Нябинэ. Саварка чуть не бросился на нее с кулаками. Зачем пришла? Слушать, как его ругает отец?

— А ты еще не собрался? — спросила Нябинэ, не замечая Саваркиной злости. Она держала узелок с вещами и новый портфель.

— Нябинэ, покажи ключик! — попросила Окся шепотом.

Нябинэ протянула девочке маленький ключик от портфеля.

— Можешь открывать и закрывать замки.

— Сейчас соберется. — Отец подтолкнул Саварку к грузовым нартам. Мальчик нашел новую свою малицу, рубашку. Достал рыболовную сеть. Отсыпал из коробки крючков.

— Пошли, — торопила Нябинэ. — Скоро самолет прилетит.

Саварка не ответил. Стал думать, не забыл ли он чего. Сеть есть. Будет ловить нельму и муксуна. В кармане леска и крючок для обманок. Надо еще взять петли для куропаток. Отыскать оселок для ножа.

Увязал Саварка свои вещи. Получился большой узел.

Отец смотрел на сына и не мешал ему собираться. Протянул свой коробок не затухающих на ветру спичек с большими красными головками.

Саварка взял коробок охотничьих спичек. Старательно завернул его в кусочек кожи.

— Пошли! — сказала решительно Нябинэ.

— Пора, — сказал отец. Протянул Саварке одностволку с патронташем.

Саварка попрощался с матерью и крепко обнял ее. Посмотрел последний раз на высокий чум.

Мать пошла провожать Саварку к озеру. За братом шли Мирнэ и Окся, помогали ему нести узел с вещами.

Таря тоже побежал провожать Саварку.

Мальчик с надеждой смотрел на озеро Ямбо-то и ждал чуда. Скорей опустился бы туман. В туман не летят гуси и утки. Не найдет дорогу к их стойбищу и самолет. Он останется дома. Будет пасти олешек. Будет ходить с Тарей на охоту. Скоро валом пойдут птицы через озеро.

Но туман не опустился. Саварка разозлился. Обернулся и посмотрел на стойбище. На пасущихся олешек.

«Хосей шибко плохой. Мало костров палит!»

Колхозники с детьми уселись на берегу озера, ждали самолет. Мирнэ и Окся заплакали. Саварка тоже хотел заплакать. Но он был охотник и крепился.

Саварка первый заметил над горой черную точку. Летел самолет, но он хотел себя уверить, что видел поморника, даже когда ветер принес гул мотора.

— Летит! — крикнула Мирнэ и радостно замахала руками.

Саварка ткнул сестренку в бок.

— Шибко врать научилась!

Из маленькой точки вырос самолет, стал большой, как гусь.

Самолет свалился на крыло и начал падать, как подранок.

Саварка чуть не закричал от радости. Но самолет не утонул в озере. Пробежал на лыжах по воде и остановился. Палка быстро завертелась, и он двинулся к берегу.

Саварка поискал тынзей, которым тащил самолет. Но ременной веревки не было видно. И он удивился еще больше.

Самолет уперся в камыши, подмял их крыльями.

Саварка узнал место, где убил утром черного гуся.

В самолете распахнулась дверь. На лыжу прыгнул веселый румяный летчик. Высоко подтянул голяшки высоких резиновых сапог.

— Ан-дорова-те!

— Здравствуй, — ответили оленеводы на приветствие летчика и поздоровались с ним за руку.

Поздоровался с веселым летчиком и Саваркин отец. Крепко пожал ему руку.

— Сажайте учеников интерната! А новичков возьмем вторым рейсом.

Саварка видел, как к летчику пошли девчонки со своими узлами. Одна за другой. Нябинэ насмешливо посмотрела на мальчика. Показала ему язык.

— Прощай, Нябинэ! — крикнула Окся.

— До свидания, Нябинэ! — Мирнэ принялась трясти руку подруги.

— Шибко худо! — сказал отец Саварки. Подошел к летчику в высоких резиновых сапогах. — Мужика сажать надо. Шибко худо!

— Где мужик? — спросил веселый летчик и улыбнулся.

Отец показал рукой на Саварку.

— Петр, ты видел мужика? — крикнул веселый летчик своему товарищу. — Шагай, мужик!

Саварка вскинул узел на плечо и покачнулся от тяжести. Подхватил одностволку.

— Куда ты столько набрал? — засмеялся веселый летчик. — А, мужик? Сеть тебе зачем? В интернате будут кормить. Петли на куропаток, ружье! Ну и нагрузился же ты! Тяжело будет самолету!

— Охотнику все надо. Кочевать будет, большая дорога будет! — сказал отец.

Таря прыгнул вслед за Саваркой на лыжу, но летчик прогнал его.

Летчик посадил Саварку на железную лавку.

— Сиди здесь.

— Тарем, тарем! — кивнул мальчик головой. — Ладно, ладно!

Летчик ушел в другую дверь самолета. Саварка пересел на узел.

Нябинэ показала рукой на Саварку и первая засмеялась. За ней сразу же засмеялась девочка с рыжими веснушками.

Саварка не обращал на них внимания. Сидеть ему на узле было удобнее, чем на холодной железной скамейке.

Самолет загудел. Задрожал.

Мальчик глянул в маленькое окошко и не поверил. Он был выше снежной горы. Внизу блестело озеро Ямбо-то. Не мог понять, когда оно стало таким маленьким. Он с Тарей во время охоты никогда не обходил за целый день.

Среди зеленой тундры блестело много озер. Попадались большие и маленькие. Одни были как блюдца для чая, другие — миски для супа.

Самолет качнуло. Саварка не удержался и упал на пол. Узел перевернулся и накатился ему на живот.

Мальчик с трудом поднялся.

Нябинэ громко смеялась, хлопала себя от радости по коленкам. Так же весело смеялись все девчонки, зажимая старательно рты руками.

Саварка бросился на Нябинэ, но ударить кулаком не успел. Самолет снова качнуло, и он растянулся на полу.

Самолет начал падать. Саварка заметил в маленькое окошко, что озеро перевернулось и полетели вниз облака и камыш. Потом окно закрыли брызги воды.

Мальчик не успел испугаться, а уже через минуту самолет бежал по гладкому озеру, как хороший аргиш — упряжка оленей.

Летчик в высоких резиновых сапогах вышел из своего чума. Но не улыбался, как прежде, а был чем-то взволнован.

— Плохие, мужик, дела, — сказал он Саварке. — Мотор забарахлил. Придется ремонтировать! Понял?

— Тарем, тарем! — согласился Саварка и закивал головой.

— Накормить надо ребят, — сказал, высовываясь из кабины, второй летчик, в пыжиковой меховой шапке.

— Понятно. Отдадим наш НЗ — бортовой паек! — Летчик улыбнулся.

Саварка не понял, о чем договорились между собой летчики.

— Режь, мужик! — сказал веселый летчик и протянул мальчику две буханки хлеба и три банки с мясной тушенкой. — На пятнадцать человек маловато. Но больше у нас нет. Айбурдай!

Саварка удивленно разглядывал банки с консервами, которые видел в первый раз.

— Я открою консервы и порежу хлеб, — сказала Нябинэ и вытащила Саваркин нож. — Я умею.

— Открывай! — улыбнулся летчик.

Саварка оторопел от неслыханного нахальства Нябинэ. Он хотел броситься на нее, но помешал летчик. Ничего не умеет делать, а только все время хвалится. Обогнал он ее и Тёпку на оленьих гонках. Если случилась беда, надо все предусмотреть в дороге. Он мужик. Разве она думает, что надо пустить пастись оленей, поставить чум, побеспокоиться о еде? Олени лижут соль, а потом все равно ищут ягель. Сколько бы они ни лизали круглые железки, сыты не будут!

Мальчик вслед за летчиком вышел на лыжу. Самолет стоял недалеко от берега. Саварка посмотрел на камыши, на кусты. Вернулся в самолет и достал рыболовную сеть.

— Ты что хочешь делать, мужик? — спросил летчик в резиновых сапогах.

— Айбурдай, понимаешь?

— Старайся, — сказал второй летчик в меховой пыжиковой шапке. — В большой дороге поесть не мешает!

Саварка не понял, что сказал второй летчик, но кивнул головой. Самое главное, чтобы ему не мешали. Он прошел по лыже и бросил перед камышом сетку. Потом на берегу нарубил веток яры. Развел маленький костер.



Когда костер набрал полную силу и хорошо разгорелся, Саварка успокоился. Осторожно завернул охотничьи спички с большими красными головками в кожу, чтобы не отсырели. Кто знает, сколько раз ему еще придется разводить костры и кормить ребят рыбой в дальней дороге!


ЛЕТАЮЩАЯ КРОВАТЬ


Ни одна река не имела постоянного цвета. Это открытие сделал маленький Саварка на берегу могучей и широкой Оби. В малице с глухим капюшоном он походил на неуклюжего медвежонка. На руках меховые варежки, как широкие лапы.

Небо затянуло низкими облаками. По реке заходили высокие черные волны с белыми барашками. А выглянуло солнце, и вода сразу преобразилась и стала светлой.

На высокий берег мальчик вышел недавно. После бани он отправился изучать интернат. Походил около чулана, куда спрятали его вещи: узел, рыболовную сеть и одностволку с патронташем. Потом обошел все комнаты. Потрогал двери классов. Но они были закрыты.

Саварка направился в поселок. Идти по настланным доскам было непривычно, и он скоро отбил пятки. Свернул на мягкую, топкую землю.

Мальчика поразили бревенчатые дома. Были они глазастые. Стекла в окнах, как и вода в реке, при тучах темнели, а то вдруг делались веселыми и прозрачными.

Саварка заглядывался на каждый дом. Было ему чему удивляться: одни бревна рублены крестом, другие в угол. Тесины накатаны высоко, а не падали. Долго он искал в крышах домов круглые дыры мокоданов. Не понимал, как в домах разводят костры. Куда выходит дым? Решил: в поселке не ели супа и не пили чая, а обходились одной строганиной!

На одном бревне дома он заметил сверкающие капли смолы. Обрадовался. Быстро отковырнул ножом. На озере Ямбо-то прохудилась лодка отца. Перед большой охотой ее надо чинить. Смолу хорошо замесить с заячьей шерстью и промазать все трещины.

Большой шар скатал Саварка из смолы. Засунул его в карман штанов. Радостно улыбнулся, довольный собой.

Мальчик за работой не заметил, как стемнело. Когда он подошел к интернату, в окнах горел свет. Ребята гремели тарелками и кружками.

Саварке достались два больших куска оленины. Сытно он поел. Потом не торопясь с наслаждением пил горячий сладкий чай. От удовольствия даже закрыл глаза.

— Ты так лопнешь! — сказала Нябинэ и вырвала у мальчика из рук кружку.

— Отдай, — Саварка назло Нябинэ решил остаться сидеть за столом. Пил чай. Одну кружку за другой. Живот раздулся, как барабан. Трудно стало дышать.

— Хватит тебе пить, — сказала учительница Лариса Ивановна и улыбнулась. — А то и вправду лопнешь. Пойдем, я покажу тебе твою кровать. А малицу повесь на вешалке. — Вывела мальчика в коридор. Показала вешалку. — Скоро и сам привыкнешь к порядку!

— Тарем, тарем! — Саварка боялся, что его положат спать рядом с Нябинэ, и все время оглядывался.

Но Нябинэ ушла в спальню девочек.

— Твоя кровать у печки. Раздевайся и ложись.

— Тарем, тарем!

Мальчики в комнате принялись быстро раздеваться. Их привезли раньше Саварки со стойбищ, и они уже обжились, со всем познакомились. С разбегу прыгали на свои кровати. Ногами откидывали белые простыни и одеяла.

Саварка не показал виду, что он боится кровати. Стал снимать рубашку. Смотрел на Ларису Ивановну.

— Ложись. Я сейчас выключу свет.

Мальчик осторожно присел. Сетка мягко прогнулась. Он набрался храбрости и кинул тело в кровать, как будто нырнул в холодную воду за раненой уткой.

Ребята скоро затихли. А Саварка никак не мог заснуть на новом месте. Перед глазами стояло знакомое стойбище, чумы. Над мокоданами между закопченными шестами подымался дым. Недалеко бродили олешки. Хосей дразнил его Тарю. А затем он увидел отца, мать. Мирнэ с Оксей наряжали куклу Нябинэ. Шили ей из кусочков меха малицы. Не забыл он и самолет с лыжами. Вылетел он из-за снежной горы. Припомнил летчиков — одного веселого, в резиновых сапогах, а второго — в меховой пыжиковой шапке. Самолет качнуло. Мальчик испуганно дернулся и слетел с кровати.

Проснулся Саварка на полу. Удивился, почему не горит костер в чуме. Пошарил рукой и не нашел мягких оленьих шкур. Рядом не храпел уставший после дежурства в стаде отец. Не лежали в обнимку Мирнэ с Оксей. С трудом припомнил он, что находится в интернате.

Мальчик удобно устроился под кроватью. Подкатился к печке и заснул.

Открыл глаза Саварка на руках у Ларисы Ивановны. Учительница осторожно положила его в кровать.

Саварка боялся, что снова скатится с кровати, и старался не спать. Держался руками за железные перекладины.

Утром Саварка забыл о своем падении. Всем новичкам Лариса Ивановна делала подарки. Получил и Саварка — красный кусок пахучего мыла, зубную щетку и круглую коробку с белым порошком.

Ребята побежали умываться. Стучали носиками умывальников, терли руки пахучим мылом.

Саварка чуть-чуть ополоснул руки и лицо. После этого стал тщательно вытираться полотенцем. Кусок туалетного мыла, зубную щетку и коробку с белым порошком он спрятал в мешок. Придет домой и всем покажет свой подарок. Похвалится пастуху Хосею, Мирнэ и Оксе.

После завтрака Саварка подошел к учительнице. Сказал ей:

— Беда хорошее мыло!

Лариса Ивановна погладила мальчика по голове.

На другой день всех новичков построили. Саварка стоял в шеренге, выпятив круглый живот.

К учительнице подошел Тёпка. У него на голове красовалась новая школьная фуражка с блестящим козырьком. На руке — широкая повязка с красным крестом.

— Уколы будут делать! — Саварка испуганно дернулся. Тёпка был похож на фельдшера, который приезжал в стойбище и делал Саварке уколы. Тёпка все ему припомнит: оленью гонку и шалабан. Выберет самую большую иголку. Проколет насквозь!

Тёпка по очереди осматривал у новичков вымытые руки, уши, разглядывал зубы. Дошел он и до Саварки. Нахмурил строго брови.

— Ты руки мыл? Зубы чистил?

— Мыл, — улыбнулся Саварка, радуясь, что Тёпке не доверили колоть их иголками.

— Зачем спрятал мыло в карман?

Саварка быстро сунул руку в карман, где лежал шар смолы. Хитрый Тёпка узнал о смоле. Но ему не отобрать ее.

— Лариса Ивановна, посмотрите на грязнулю. Мыло спрятал в карман!

— А нечистым трубочистам — стыд и срам! — сказала учительница. Не улыбнулась мальчику. — Покажи свои руки.

Саварка протянул левую руку.

— Грязная, показывай правую!

Саварка попробовал выдернуть руку из кармана, но она приклеилась к смоле.

— Он мыло держит! — засмеялся Тёпка.

— Как следует вымоешь лицо и руки и покажешь мне, — сказала учительница. — Стыдно быть грязнулей!

Саварка был уверен, что Тёпка о нем забыл. Спокойно появился в комнате после обеда. Но Тёпка не отставал:

— Ты руки мыл? Зубы чистил?

Мальчик оттолкнул Тёпку и выбежал на улицу. Долго ходил по поселку. Повторял с обидой:

— Ты руки мыл? Зубы чистил?

Вечером учительница пришла в комнату мальчиков с книжкой. Начала читать вслух.

Саварка из-за плеча Ларисы Ивановны рассматривал картинки. Особенно его заинтересовала одна. Шла высокая зубастая щука. Длинный хвост тянулся по земле. Высокая щука держала за руки своих маленьких щурят.

— Не вертись, — сказала учительница Саварке и начала читать снова:

Одеяло
Убежало,
Улетела простыня…

Не все понимал мальчик, что читала учительница. Но стал повторять за ней:

И подушка, как лягушка,
Ускакала от меня.

А Лариса Ивановна читала дальше:

Я за свечку,
Свечка — в печку!
Я за книжку,
Та — бежать
И вприпрыжку
Под кровать!

Посмотрел Саварка на свою кровать.

Я за книжку,
Та — бежать
И вприпрыжку
Под кровать!

Вот так бы случилось на самом деле! Улетела бы кровать. Как бы он обрадовался!

Саварка незаметно отошел от ребят. Присел на пол. Спиной прижался к печке. Согрелся. Стало приятно, и он закрыл глаза. Заснул. Спал он крепко, без снов.

— Кто храпит? — спросила удивленно учительница.

— Явтысов!

Ребята растолкали Саварку.

— Как тебе не стыдно, Явтысов! — сказала Лариса Ивановна. — Я читаю «Мойдодыра», а ты спишь. Дедушка Чуковский написал эту сказку для ребят.

— Тарем, тарем! — закивал головой Саварка. Ему было все равно. Пусть его ругает учительница. Он выспался. А ночью будет лежать с открытыми глазами на кровати. Будет держаться крепко-крепко за железные перекладины.

После чая Саварка увидел, как Тёпка внес в коридор большую охапку колотых дров. Саварка не спрятался. Тёпке было теперь не до него.

Мальчик захотел узнать, где Тёпка собирается разводить костер.

Тёпка присел перед маленькой черной дверкой. Открыл ее. Красное пламя осветило его фуражку, оттопыренные уши.

«В ящик костер спрятали», — подумал Саварка. Он не мог допустить, чтобы Тёпка знал больше его.

Пока Тёпка забивал ящик дровами, Саварка пошел по коридору. Нашел маленькую дверку. Открыл.

Знакомые языки огня напомнили ему костер в чуме. Огонь хотел кушать. Просил веток яры и карликовых березок.

Саварка принес с улицы дров. В руке взвесил каждое полено отдельно. Самые тяжелые — сырые. Отложил их в сторону. На угли положил сухие, чтобы сразу разгорелись.



Захлопнул дверку. Немного подождал. Костер скоро напомнил ему о себе: протяжно загудел. Потрогал рукой Саварка стенку. Она была горячей. Потом он проверил другие стороны печки, пока не понял: перед дверкой не удержать руку, по бокам теплый кирпич, а сзади — еще горячее.

— Молодец, Явтысов, — сказала учительница, увидев мальчика за работой. — А я чуть не проглядела печку.

— Тарем, тарем! — согласился Саварка. Надо ему приглядываться к Тёпке. Всегда будет знать, что делать. Все равно он обманет Тёпку. Отмоет руки от смолы без мыла и порошка.

На другой день Саварка на берегу Оби долго тер руки песком. От холодной воды руки у него покраснели, как гусиные лапы.

— Ты мыл руки? — передразнил он Тёпку и улыбнулся. Но тут же со страхом подумал о ночи. Лариса Ивановна хорошая. Не рассказала ребятам, что он падал с кровати. А если узнает Тёпка или Нябинэ, пропадет он! Задразнят они его! Будут смеяться!

Мальчик стал мучительно думать, что ему делать. Вечер не принес облегчения. Ребята в комнате улеглись. Лариса Ивановна подошла и поправила на Саварке одеяло.

— Спокойной ночи!

— Спокойной ночи! — громко сказал мальчик. — Лариса Ивановна, я помню: одеяло убежало, улетела простыня.

— Спать, спать! Завтра мне расскажешь!

Саварка страдальчески вздохнул. В темноте крепко ухватился за железные перекладины.

Ребята в комнате скоро затихли. Кто-то храпел с присвистом. Саварка тихо выбежал в коридор. С вешалки снял малицу.

В комнате мальчик положил малицу на кровать. Прикрыл ее одеялом. А сам улегся под кровать, на полу. Привалился спиной к теплым кирпичам. Спокойно ему и хорошо. Можно кататься из стороны в сторону — никуда не упадешь.

Засыпая, Саварка слышал, как в комнату входила Лариса Ивановна, зажигала свет. Укрывала ребят.

— Явтысов, — тихо сказала она малице, закрытой одеялом. — Ты на самолете не испугался летать. И кровати бояться не нужно. Спи спокойно.

— Тарем, тарем!


СЛАДКОЕ ЛЕКАРСТВО


Северный ветер налетал внезапно. Дул вдоль реки, гоня против течения высокие черные волны. На их гребешках, как концы веревок, закручивались белые барашки.

В солнечные дни волны просвечивались и, как огромные рыбины, блестели серебряной чешуей.

Но такое случалось редко. Каждый день дождевые облака ползли над тундрой, цепляясь за высокий берег Оби и крыши домов. Холодные дожди секли землю. А иногда ветер приносил и снег.

Саварка отвернулся от ветра. Быстро вбежал в интернат. Вспомнил.

…Ветер и дождь загоняли его в чум. Он садился к костру. От сучьев яры было жарко. Он пил чай, слушал песню ветра. Ветер злился, хлопал мокрыми шкурами.

Приходил усталый отец. С его мокрой малицы на латы набегали большие лужи. Отец снимал мокрую рубаху, тобоки. Переодевался в сухое. Пил чай. Кружка за кружкой, чтобы согреться.

Во время долгих дождей у отца краснели глаза, начинала болеть голова. Он долго кашлял.

…В столовой Саварка услышал, что заболела Нябинэ. Катя Хороля сказала учительнице:

— Глотать ей больно. Горло болит.

— Мало чая пила, — авторитетно изрек Саварка.

— Ты не лезь, если ничего не понимаешь, — обиделась Катя Хороля за свою подругу. — Нашелся доктор. Лариса Ивановна даст Нябинэ лекарство.

— Горькое?

— Мужик, сладких лекарств не варят, — сказал уверенно Тёпка. Прижал Саваркину голову к столу. — Вставай! Хватит трескать чай! Лопнешь!

В коридоре Саварка столкнулся с учительницей. Лариса Ивановна шла в спальню девочек. В руке она держала блестящую коробочку, где лежал шприц с иголками, и стеклянную банку с порошками.

«Лучше не болеть, — подумал Саварка. — Заставит кушать горькие лекарства». Он собрался улизнуть, но учительница остановила:

— Явтысов, горло не болит?

— Нет, — Саварка отрицательно затряс головой.

— Подождешь меня. Надо тебе смерить температуру. Лекарство Нябинэ дам и приду. Ты слышал, она заболела?

Но Саварка не стал дожидаться Ларису Ивановну. Сказала, что будет мерить температуру, а сама иголки несет. Хочет его обмануть.

На улице порывы ветра секли холодным дождем. Трудно было идти. Ветер валил с ног. Но мальчик не останавливался. Ему надо было скорей спрятаться от учительницы.

Вдоль домов были настланы доски. В солнечный день они гудели под ногами, как бубен, а сейчас надоедливо скрипели.

Если повернуть направо — придешь к магазину. В пакетах на прилавке выставлены конфеты и пряники. В мешках сахар. Есть мелкий, как мука, и кусками.

Саварка часто заходил в магазин. Принюхивался к запахам. Конфеты и пряники хотелось попробовать, лизнуть языком, определить вкус. Но продавщица не угощала. Была занята своими делами.

Мальчика особенно занимали конфеты, где были нарисованы черные олешки. Рога у них были прямые, как палки.

— Олешек? — сказал однажды, расхрабрившись, Саварка и показал пальцем на конфету.

— Корова, — продавщица протянула конфету. — «Коровка». Так называется. Ты пил молоко? Коровы его дают.

Саварка кивнул головой. Долго жевал липкую конфету.

— Нравится?

Саварка хотел ответить продавщице, но не смог открыть рот. Стал раздирать двумя руками, как открывал капкан, но ничего не вышло. Наконец догадался и оторвал липкую конфету.

— Вкусная! — и улыбнулся, с трудом переводя дыхание.

После угощения Саварка каждый день стал заходить в магазин. Смотрел на конфеты и ждал, когда вместо коров появятся знакомые олешки. Продавщица может так сделать, но не хочет. Она все может. Захочет и угостит его. Даст липучих конфет или разрешит погрызть печенье.

Саварка не завернул в магазин, где успел побывать еще до завтрака. Скрипящие доски настила уводили его за поселок.

Скоро позади остались дома с высокими деревянными крышами. За темной сеткой дождя мальчик увидел странную постройку. Никогда он еще не доходил до нее.

Ветер принес Саварке острый запах зверей. Мальчик заторопился. Жалко, что он вышел без ружья. Наверное, здесь разбрасывали приманку, чтобы подманить песцов. Он увидит капканы и пасти.

Мальчик уперся в деревянный забор. Каждый день в поселке ему приходилось удивляться и открывать что-нибудь новое. Даже песцов здесь придумали ловить по-новому. Этими большими досками. Он узнает, как это делают. Нашел дверь и нерешительно толкнул. В отгороженном дворе он увидел стоящие клетки. Их было очень много. В каждой клетке бегали песцы и черно-бурые лисы. Тявкали.

Саварка ничего не мог понять. Растерянно смотрел. Почему никто не убивал песцов, не давил лисиц. Никогда ему еще не приходилось видеть так близко черно-бурых лисиц. Отец один раз поймал капканом черно-бурую лисицу. Очень радовался своей удаче.



Он пискнул мышонком.

Большая черно-бурая лисица в крайней клетке остановилась. Черные уши настороженно застыли.

Поймать бы ему такую лисицу. Красавица! Было бы с ним ружье, он сразу бы ее убил. Дома он расскажет, как в поселке ловят досками песцов и лисиц. Песцов он встречал не раз в тундре. Помогал отцу разбрасывать для них рыбу, мясо, приучал к местам капканов.

Песцы и лисицы в клетках не прятались. Смотрели с любопытством на мальчика.

Капли дождя попадали на зверей. Саварка видел, что дождь не нравился зверям. Они стали прятаться.

Черно-бурая лиса в крайней клетке еще немного побегала и залезла в гнездо. Саварке захотелось посмотреть на песцов, и он двинулся вдоль клеток.

— Мальчик, ты как сюда попал? — спросила Саварку русская женщина в белом халате. Взяла за руку.

Саварка опустил голову. Разговаривать лучше с охотником, он поймет. Но что скажешь этой хабене?

— Ты ловил песцов?

Саварка отрицательно покачал головой.

— Отец охотник?

Саварка кивнул головой.

— Черную лисицу ловил, — похвастался мальчик.

— Хороший охотник!!

— Беда хороший! — согласился Саварка и обрадовался, что женщина похвалила отца.

Он посмотрел на женщину. Она держала банку с вареньем. Сладкое варенье давали в интернате к чаю во время ужина. Он облизал языком губы, проглотил набежавшие слюни.

— Хочешь попробовать? — Женщина открыла банку и зачерпнула полную ложку варенья.

— Тарем, тарем! — улыбнулся Саварка, засовывая ложку с вареньем в рот. — Тарем, тарем!

— Быстро ты справился.

— Я все могу съесть! — Он широко улыбнулся, ожидая, что хабеня удивится его аппетиту.

— Это лекарство.

Саварка кивнул головой и посмотрел на хитрую женщину. Жалко ей варенья. Хочет его обмануть. Сладкого лекарства не бывает. Он ел лекарства, знает. Лариса Ивановна уколет Нябинэ иголкой, а потом заставит есть лекарства. Ему хотела температуру мерить, градусник ставить. Хорошо, что убежал.

— Ты почему смеешься? — спросила женщина.

— Тёпка знает, сладкого лекарства нет.

— Ты Тёпка?

— Я Саварка.

— Идем, Саварка!

Женщина подвела мальчика к большой клетке.

— Видишь лисят? Они болеют.

— Тарем, тарем! — Саварке не понравились большеголовые, худые лисята. Лежали они скучные. Глаза гноились. Шерсть свалялась.

— У лисят авитаминоз! — сказала женщина. — Кормлю брусничным вареньем.

— Тарем, тарем! — Саварка знал, что его обманывают.

— Если ты съешь все варенье, лисята умрут, — сказала женщина и протянула Саварке банку с ложкой.

— Нет, нет! Я не хочу больше, — испуганно затряс головой Саварка. — Беда лисята худые! Пусть бегают, уток ловят!

— Охотник, ты в первом классе будешь учиться?

Саварка кивнул головой.

— Хочешь, чтобы лисята бегали, собирай для них бруснику.

— Тарем, тарем! — Саварка заспешил в интернат. Много он узнал. Видел, как досками наловили песцов и лисят. Познакомился с новой хабеней. Обо всем он расскажет отцу, матери, Мирнэ и Оксе.

С лежащих на земле досок не нужно было никуда сворачивать. Они рассерженно скрипели, но привели мальчика в интернат.

Саварка вскарабкался на завалинку и заглянул в окно. Нябинэ сидела на кровати с книжкой. Он постучал кулаком по раме.

Девочка удивленно вскинула голову. Увидела Саварку и спрыгнула с кровати. Подошла к окну.



— Ела лекарство? — спросил Саварка.

— Да.

— Горькое?

— Да, — Нябинэ поморщилась.

— А я сладкое пробовал, — улыбнулся Саварка и показал Нябинэ язык, чтобы она могла его рассмотреть.

— Когда ты врать научился?

Саварка обиделся на Нябинэ. Почему она не верит ему? Говорит, что он врет. Не умеет он врать. Еще не научился. Если Нябинэ не хочет лечиться сладким лекарством, он будет стараться для лисят. Не понравились они ему. Соберет им брусники. Пожалел, что не спросил тогда учительницу, ставят ли лисятам градусники? Интересно узнать!

Всю долгую ночь дождь стучал по крыше. Не перестал он и на другой день.

Саварка смотрел нетерпеливо на низкие облака. Искал просвет в черных тучах. Дождь разбирался все сильнее и сильнее.

После завтрака Саварка заглянул в спальню девочек.

Нябинэ читала книгу. Мальчику показалось, что она не выпускала ее из рук весь вечер, всю ночь. Посмотрел на стеклянную банку с порошками. Порошков стало меньше.

— Много съела лекарства.

— Хочешь попробовать? — спросила Нябинэ. — Дать?

— Нет, не хочу, — Саварка отступил к спасительной двери. — Горькое. Я сладкое лекарство ел!

— Ты мне надоел! — разозлилась Нябинэ. — Не мешай читать!

Только на пятый день выглянуло солнце. Тундра сразу преобразилась. Широкая Обь успокоилась. Медленно бежала навстречу морю.

Саварка ушел в тундру искать бруснику. Если Нябинэ не хочет сладкого лекарства, он отдаст его лисятам. Они любят варенье. Посмотрим, кто скорей поправится! Сладкое лекарство лучше. Можно его много съесть. Можно есть просто, а можно и с хлебом! Он улыбнулся и языком стал облизывать губы.


ДОМОЙ


Саварка проснулся от крика ребят. В большие окна комнаты светило солнце. По доскам пола были разбросаны желтые пятна, как мохнатые оленьи шкуры.

Тёпка прыгал по светлым пятнам на одной ноге. Он был не одет — в трусах и майке, но на стриженой макушке ерзала большая школьная фуражка, поминутно сваливаясь на уши.

Раздетые ребята носились за Тёпкой между кроватями. Старательно повторяли его прыжки.

Саварка догадался, что Тёпка придумал новую игру. Ребята — молодые олешки. Пастух должен ловить их тынзеем. Надо быстро бегать, прыгать, а самое глазное — увертываться от брошенной петли.

Первоклассник занял место в длинном хвосте. Стал прыгать, стараясь не пропустить ни одного солнечного блика.

Вдруг Тёпка раскинул по сторонам широко руки и побежал. Наклонился в левую сторону, а потом резко заскользил вправо.

Олешки носились за Тёпкой. Но теперь они были гусями.

— Га-га-га-аа-а! — кричал громко Тёпка.

— Га-га-га-аа-а! — наперебой принялись галдеть ребята разными голосами.

Но Саварка не хотел быть гусем. Тёпка ничего интересного не придумал. Даже забыл о пастухе, который должен ловить олешек. Мальчик заскучал. Вышел во двор. Было прохладно. С реки дул холодный, осенний ветер.

Прошла неделя. Но все эти дни мальчик не находил себе покоя и скучал. Потерял аппетит. В столовой суп ему казался невкусным, а чай несладким.

Часто Саварка вздыхал. То и дело вспоминал чум. Отца, мать, сестер Мирнэ и Оксю. Вспоминал олешек. Трудно отцу управляться с большим стадом. Хосей плохой отцу помощник. Хосей ленивый. Любит много спать. Мало разжигает дымарей для олешек. Вспомнил мальчик и большое озеро Ямбо-то. Сейчас там много гусей. Забились в камыши, линяют. Гусей не надо стрелять. Можно колотить палкой. Не раз Саварка думал о Тёпке. Плохой Тёпка ясовей. Плохой охотник. Но разве учительница Лариса Ивановна не знает, что пришло время на озерах бить гусей? Даже Мирнэ и Окся помогали заготовлять мясо! Гуси скоро обрастут новыми перьями. Начнут подлетывать, пробовать крылья. А потом улетят. Они любят солнце. А скоро солнце совсем уйдет из тундры, наступит длинная ночь.

Беспокойные мысли измучили мальчика. Жалко терять время. Жалко упускать хорошие дни для охоты. Отец бы не похвалил его за это. Назвал бы ленивым. А он не похож на Хосея. Отправится он к дальнему озеру. Набьет гусей. Пусть в интернате будет запас мяса.

Подошел Саварка к чулану, где лежало его ружье. Дернул дверь — заперта. Направился к рубленому домику учителей. Двери захлопнуты — все спят.

Вздохнул Саварка. Побрел к кухне.

Перед открытыми дверями лежала стая собак. Жадно тянули наваристый запах супа.

Саварка увидел большого рыжего пса. Давно он приглядывался к нему, хотел попробовать с ним охотиться.

— Рыжий, Рыжий! — поманил он.

Рыжий пес нехотя повернул тяжелую голову, но не поднялся.

«Охотнику плохо без собаки», — подумал Саварка. Вспомнил своего Тарю. Стоит свистнуть, и Таря бросится вперед. Прыгнет в воду. Полезет в камыш. Принесет убитого гуся или утку. Хороший Таря! Плохо здесь без Тари!

— Фью, фью, фью, — засвистел мальчик.

Но запах вареной оленины для собак был сильнее всех призывов. Стая продолжала лежать. Терпеливо ждала подачки повара.

«Плохо охотнику без собаки, — твердо решил Саварка. — Прибежал бы Таря. Должен отыскать меня здесь, в интернате!»

Из кухни вышла толстая повариха в белом фартуке. Внимательно посмотрела на Саварку.

— Ты чего рано вскочил? Кушать хочешь?

— Нет, айбурдай не хочу, — покачал он головой. — Устал дрыхнуть!

— Голова не болит? — Повариха положила мягкую руку мальчику на лоб.

— Нет, — и Саварка высунул большой красный язык.

— Чай пить будешь?

— Не хочу.

Отказавшись пить чай, мальчик еще больше удивил толстую повариху. Она знала, что он всегда выпивал по пять-шесть больших кружек.

«Заболел», — подумала повариха и решила об этом рассказать учительнице.

Саварка медленно обошел интернат. Ребята не просыпались, досматривали сны. Ему не с кем было поговорить, поиграть. Направился к Оби. Оглянувшись, заметил, что за ним бежал черный щенок. Он не был похож на Тарю. Одна лапа у него была белая, белое очко на правом глазу и ухо белое.

Мальчик остановился. Щенок присел. Стоило Саварке сделать шаг и продвинуться вперед, как щенок сразу отправился за ним.

С высокого берега далеко была видна широкая Обь. Вниз по течению плыли две лодки рыбаков. На волнах прыгали черные поплавки сетей.

Саварка выбрал удобное место и присел. На его счастье, на берегу лежали толстые кряжи. Недалеко от мальчика растянулся щенок.

— Эй, давай знакомиться! Как тебя зовут? — спросил Саварка. И, не дожидаясь ответа, сказал: — Лапа ты! Лапа!

Рыбаки кончили ловить рыбу. Начали грести к поселку. Лодки шли под самым берегом, где меньше сносило течение.

— Отец бросает сетки в озеро Ямбо-то. Там много рыбы. Скоро будет кочевать к Щучьей реке. Погонит туда олешек. Ты любишь рыбу?

Щенок замахал закрученной баранкой хвоста.

— Любишь рыбу? Я тоже люблю. Хосей плохой помощник отцу. Сеть всегда путает, рвет. Надо мне помогать. Домой мне надо!



Наконец Саварка понял свое волнение. Он должен быть дома. Скоро каслание, будут перегонять олешек к Щучьей реке. Надо помогать отцу.

Мальчик тоскливо посмотрел на широкую Обь. Где-то далеко-далеко есть озеро Ямбо-то. Там стоит чум отца, пасутся олешки.

— Явтысов, завтракать! Явтысов, завтракать! — громко кричали ребята.

Саварка узнал все голоса. Первой начала звать его Нябинэ — она дежурила в столовой; потом Катя Хороля — у нее звонкий голос; Тёпка бегал по поселку, и голос его гремел рядом или доносился издалека.

— Тарем, тарем! — сказал недовольно Саварка. — Хорошо, ладно! — Не поднялся с кряжей. Расскажет он Лапе, что собрался домой. Лапа его поймет. Лапа станет его другом!

Саварка никогда ничего не жалел для друзей. Стал обшаривать карманы, чтобы отыскать завалявшийся кусок хлеба или сахару. Но запасов не оказалось.

— Лапа, нет ничего! — растерянно развел он руками.

Черный щенок повернул голову. На Саварку был нацелен глаз в белом очке, настороженно вздрагивали уши — одно черное, другое белое. Щенок стал нетерпеливо повизгивать.

— Идем, я достану кость!

Лайка радостно завиляла свернутой баранкой хвоста.

— Понимаешь? Кость хочешь?

На Саварку вылетел Тёпка. Рядом с ним прыгал большой рыжий пес. Тёпка дразнил его разрубленной лопаткой.

Тёпка оторопело остановился. Удивленно посмотрел на Саварку.

— За тобой бегаю. Завтракать надо. Лариса Ивановна ругаться хочет.

— Шибко беда!

— Видел, какой у меня пес! — похвалился Тёпка, гладя лайку. — Буду с ним охотиться. А твой щенок куда годится? Хуже не нашел?

Саварка молча снес обиду. Ему самому не нравился черный щенок. Почему он к нему привязался?

Дразня рыжего пса костью, Тёпка убежал.

Саварка замахнулся на щенка.

— Пошел от меня! — Тяжело вздохнул. Прибежал бы Таря. Нашел бы его в интернате. С кем он будет охотиться?

Черный щенок отбежал. Недовольно тявкнул.

Саварка направился к столовой. Вдруг кто-то схватил его за полу малицы.

— Отстань, надоел! — мальчик снова замахнулся на щенка. — Я тебе покусаюсь!

Лапа отскочил. Рассерженно тявкнул. Мальчик остановился.

Черный щенок спрыгнул с настила досок. Побежал в тундру. Присел, начал лаять.

Саварка вздохнул. Если бы это был Таря. Что щенку надо от него? Покажет, где спрятал кость? Нельзя сравнить черного щенка с широкогрудым, храбрым Тарей. Тёпка высмеял его. За такого щенка и ребята начнут дразнить!

Нехотя Саварка сошел с досок. Лапа все дальше убегал в тундру. Иногда он останавливался, лаял, подзывал мальчика.

Саварка заметил, что ему приятно идти, когда под ногами мягкий мох, крепкий дерновик и веточки березок. Плещется вода. Шумят говорливые ручейки. Лужайки в цветах.

Лапа носился кругами, принюхивался к запахам.

Саварка недоверчиво приглядывался к нему. Что он хочет от него? Что ищет?

Впереди блеснуло зеркало воды. За высоким камышом открылось озеро. Тарю не надо было бы подгонять. Он знал, что ему надо делать. Сразу бы бросился в камыш, стал бы подымать уток!

Лапа добежал до камыша и остановился. Заскулил. Настоящая охотничья собака так бы не поступила. Саварка пожалел, что ушел далеко от поселка. Из-за щенка он опоздал на завтрак. Почувствовал, что проголодался. С удовольствием похлебал бы супу, поел бы каши. И конечно, вдоволь напился бы чаю.

Но лайка после недолгого раздумья вбежала в камыш. Начала его ломать. Саварка пожалел, что отправился без ружья. Щенок делал пока все правильно, как его Таря.

Испуганно закричали, перекликаясь, утки. И тут же громкими голосами загалдели встревоженные гуси.

— Га-га-га-аа-а!

Саварка присел на корточки. Стал ждать. Прямо на него вылетела пара уток. Надо было стрелять. Он вскинул руки, но тут же досадливо опустил. Почему учителя так поздно спят? Зачем на дверях вешают замки? В чуме у них не было замка. Нужно ружье — бери. Потребовался капкан — ищи в санях. Оборвал крючок — выбирай запасной в коробке.

Раздался плеск воды. К Саварке выбежал мокрый щенок. Он показался мальчику еще меньше, перемазанный грязью, в зеленой тине. В зубах крепко держал линялую утку-гагару.

Саварка не мог поверить своим глазам.



— Лапа, теперь ты мой товарищ! — крепко обнял черного щенка с белой лапой, белым очком на глазу и белым ухом.

Днем Саварке не удалось улизнуть от Ларисы Ивановны. Она остановила его. Потрогала рукой голову.

— Покажи язык.

Саварка открыл широко рот, высунул большой язык.

— Что у тебя болит?

— Ничего.

— Сейчас узнаю! — Учительница хотела поставить градусник, но Саварка вырвался.

Лапа злобно залаял.

— А это еще что за защитник? — Учительница поймала мальчика за руку. — Где нашел?

— В поселке.

Учительница поставила градусник. Саварке стало щекотно, и он задергал рукой.

— Стой спокойно.

— Хабеня, когда прилетит большая птица?

— Какая птица?

— Жу-жу-жу-у-у!

— Самолет?

— Да, да! — закивал головой обрадованный мальчик.

— Скоро.

— Хорошо, скоро! — Саварка улыбнулся.

Лапа теперь не расставался с Саваркой. Если мальчик уходил спать, черный щенок ложился на пороге интерната и терпеливо ждал.

— Худая у тебя собака. — Тёпка каждый день дразнил Саварку и смеялся. Однажды он привел к интернату своего рыжего пса. Но пес не захотел лежать, а когда сгрыз кость, убежал.

— Плохой товарищ! — сказал Саварка Тёпке и засмеялся. — Лапа беда хороший! Настоящий!

Каждый день Саварка выходил на берег реки. Ждал самолет. Рядом с ним сидел Лапа. Иногда он говорил собаке:

— Хабеня сказала, скоро прилетит самолет. Мы с тобой ждем, когда пройдет скоро. Домой мне надо. Отцу помогать надо. Ты хорошо охотишься, как Таря!

Лапа спокойно выслушивал Саварку.

Однажды ночью Саварка услышал гул мотора. Он выбежал из спальни. На сером небе самолет показался сначала маленькой пуночкой. Быстро вырос и стал уткой; из утки — гусем, а потом огромным оленем.

Самолет пролетел над крышами, оглушая треском мотора.

Не успел Саварка понять, что произошло, самолет стал падать в реку.

Мальчик от страха закрыл глаза. Но все обошлось. Самолет быстро бежал по воде, как хорошие беговые санки.

Самолет подрулил к берегу. Саварка вспомнил, что на таком самолете с лыжами привезли его в интернат. Было два летчика. Один — в пыжиковой шапке, второй — в резиновых сапогах.

Но из самолета вышли незнакомые летчики в одинаковых синих фуражках. Ушли в поселок.

Саварка видел, как падал самолет. Прилетели плохие летчики, плохие ясовеи. Но ему надо попасть домой. Он должен помогать отцу. Скоро каслание. Будут перегонять олешек. Пересилил страх и медленно стал опускаться с берега.

Осыпая землю, за ним бежала лайка.

— Сидеть! — приказал Саварка и погрозил кулаком.

По лестнице Саварка забрался в кабину. Залез под лавку. Скоро будет озеро Ямбо-то. Будет он пасти олешек. Будет с Тарей охотиться на гусей. Учительница не понимает, что идет зима. Зачем ему надо мерить температуру? Он не лодырь, как Хосей. Лодыри ищут себе болезни!

Сначала Саварка лежал на левом боку. Потом перевернулся на правый, а самолет все не улетал. Не гудел мотор. Мальчик заснул.

Проснулся Саварка от страшного рева. Самолет дрожал. Мотор громко выл, как ветер в пургу. Саварке стало страшно. Но он готов был все вынести, чтобы скорей очутиться в родном чуме. Обнять мать, поздороваться с отцом, играть с Мирнэ и Оксей.

Самолет загудел еще злее. Мальчик зажмурил глаза. Вдруг мотор замолк. Самолет качнулся, и Саварка выкатился в проход между лавками. «Так быстро прилетел! — радостно подумал он. — Ан-дорова-те! Здравствуйте!»

Саварку за малицу изо всех сил тащил к открытой двери Лапа.

Саварка замахнулся на черного щенка ногой.

— Вставай, пассажир! — засмеялся молодой летчик в синей фуражке. — Ты куда лететь собрался?

— Чум надо, домой надо!

— Сам хотел улететь, а товарища бросил, — летчик показал на Лапу. — Он тоже хотел с тобой. Нельзя бросать товарища!

— Тарем, тарем! — сказал Саварка. — Отец тоже говорил: нельзя бросать товарища. Беда будет!


ЛАПА, ВЫРУЧАЙ!


Тёпка улыбнулся щедрой улыбкою охотника. Но в руке он держал не шкурку голубого песца, а разноцветные мешочки с завязками.

Счастливец был окружен ребятами. Они жадно смотрели на Тёпкино богатство.

— Саварка, правда я не жадный? — Тёпка не спеша вытряхивал из мешочков на землю камни и покровительственно смотрел на обступивших его мальчишек. — Захочу, всем подарю. Мне не жалко!

— Не знаю, — уклонился от ответа Саварка и вздохнул. — Сахар твой я не грыз, конфеты твои не кусал.

Из открытых дверей интерната выбежала Нябинэ с Катей Хороля.

Тёпка повысил голос. Громко стал покрикивать на ребят, чтобы привлечь внимание неразлучных подруг:

— Саварка, не лезь. Ну до чего же ты мужик бестолковый! Сказал, всем хватит мешочков! А себе я еще достану, — вскинул над головой руку и принялся размахивать ситцевыми лоскутами.

Катя Хороля подлетела к Тёпке. Растолкала мальчишек.

— Дай мне!

Тепка посмотрел выжидающе на Нябинэ. Протянул девочке зеленый мешочек.

Нябинэ гордо вскинула голову и отвернулась.

— Нябинэ, постой! — Третьеклассник протягивал два красных мешочка. — Хочешь, сама выбирай. Я не жадный!

Гордая Нябинэ не могла отказаться от подарка, когда его так настойчиво предлагали. А потом она всегда любила красный цвет. Красным сукном была отделана ее паница, красным сукном были расшиты тобоки.

Тёпке надо было показать себя. Он начал раздавать ребятам мешочки, громко выкрикивая имена. Настала очередь получить подарок и Саварке.

— Держи, мужик. — Он протянул мальчику синий мешочек.

Саварка сунул руку в меховую варежку, а потом быстро спрятал ее за спину. Замотал головой. Нябинэ получила два мешочка. Тёпка на него злится, что проиграл оленью гонку, а поэтому не дал ему красные мешочки. Другие ему не нужны.

— Ты чего надулся?

Саварка не ответил. Поднял с земли два камня. Тяжелый с блестящими крапинками сразу заинтересовал. Мальчик с интересом принялся его рассматривать. Наклонил камень, блестящие крапинки вспыхнули звездочками. Самая большая показалась Полярной звездой, а россыпь точек — Большой Медведицей.

Вздохнул мальчик. Вспомнил, что в марте — Месяц Большого Обмана трудно отыскать на пустом небе Полярную звезду, не висит на ручке ковш Большой Медведицы. Плохо тогда пастухам. Трудно отцу и ясовеям отыскивать дорогу к чуму.

— Где взял? — спросил Саварка у Тёпки, показывая на мешочки.

Тепка кивнул головой в сторону тундры.

— Захочешь — найдешь! — и громко засмеялся.

Саварке пришлось снова удивиться. В поселке спутались все его понятия. Досками ловили песцов и лисиц. Мешочки надо искать на кочках, как бруснику. А может быть, Тёпка решил его обмануть? Мальчик недоверчиво посмотрел на Тёпку. Снова вздохнул.

За рублеными домами с темными тесовыми крышами тундра, болота. Если топать прямо и никуда не сворачивать — выйдешь к большому озеру. В камышах много уток. Он там охотился. В правой стороне от поселка — топкое болото, где гнездо лебедей. Недалеко живет белая сова. Он пойдет искать ручей, где не был еще ни разу. Попробует там пошарить. Врет все Тёпка!

Торопливо уходил Саварка от поселка. Нигде не останавливался, по сторонам не глазел. Впереди бежал Лапа. Деловито принюхивался к бродкам птиц, вспугивал куропаток.

Доволен мальчик лайкой. Хорошо она работала, старательно. Далеко видно ему ее белую лапу, белое очко над глазом, белое ухо.

Скоро пошли незнакомые места. Болота чередовались с камышовыми зарослями. Саварка еще так далеко не заходил. Удивлялся обилию дичи, старался запомнить, откуда взлетели спугнутые Лапой гагары, красные утки, серые лысухи, широконосики и чирки-свистуны. А на куропаток перестал обращать внимание!

Из травы, зарослей смородины и маленьких березок выглядывали камни. Большие и маленькие. Круглые и прямые. Острые и тупые. Зеленые от лишайников и мхов.

Саварка начал приглядываться к камням. Но не встретил ни одного серого с желтыми крапинками. Заторопился к ручью.

Под берегом сидела девушка в черном накомарнике. Голые ноги в воде. Рядом разбросаны мешок, резиновые сапоги, молоток с длинной ручкой.

Саварка скатился по осыпающейся гальке.

— Эй, хабеня, вставай! — потянул девушку за рукав куртки. — Беда, плохо ноги мочить. Одевай ноги. Беда будет. Лекарства кушать будешь. Болеть будешь. Как Нябинэ, лежать будешь. Вода холодная, тундра худая!

— А что мне делать? Я ноги стерла. Огнем горят! — Девушка накрутила портянки и затолкала их в резиновые сапоги. — Здравствуй, защитник.

— Ан-дорова-те! — пробасил Саварка. С удивлением разглядывал незнакомую девушку, которую никогда не видел в поселке.



Девушка сдернула с головы накомарник. Светлые волосы упали ей на плечи.

— Я тебя не видала сегодня?

— Не знаю.

— В школьной фуражке ты был? — Девушка с интересом разглядывала Саварку. Остановилась на его поясе, украшенном медными пуговицами, на большом ноже с костяной ручкой. Но особенно заинтересовал ее волчий клык. — Ты охотник?

— Охотник! — Саварка улыбнулся. — Уток могу стрелять… Лапа беда хороший. Прибежит — ты посмотришь!

— А я камни ищу. Ты понимаешь? Я халькопирит нашла… Медь здесь есть… На твоем поясе медные пуговицы… Я тебе сейчас покажу! — Девушка присела над мешком и стала что-то искать.

Саварка с интересом смотрел на молодую хабеню. Будет у него еще одна знакомая. Приедет в чум, расскажет о ней. Всем расскажет!

Девушка начала хмуриться. На лбу набежали морщины. Перестала отмахиваться от комаров. Вдруг она подняла мешок, и на траву вылетели разноцветные мешочки.

— Ты был в фуражке! — сказала девушка и строго посмотрела на Саварку. Принялась развязывать разноцветные мешочки один за другим.

Саварка вздохнул. Нет у него фуражки с блестящим козырьком. Лариса Ивановна еще не подарила. Получил он от нее только мыло, зубной порошок и щетку.

— Куда делись образцы? — громко спросила девушка. Из мешочков на траву посыпались разные камни: розовые, красные, черные и белые.

Саварка потрогал свои камни.

— Ты утром помогал мне нести рюкзак?.. Кажется, мальчишка в фуражке был старше тебя… Вы очень похожи… Одинаковые малицы… Ножа у него не было… Но куда делись мои образцы?

— Хабеня, я не знаю… Плохой камень? — Саварка кивнул головой на кучу разноцветных камней.

— Камни ничего… все нужны… но нет халькопирита… Не могу тебе показать… Придется еще раз идти по маршруту… Образцы должны быть у меня!

— Хабеня, у тебя ноги болят… Сиди!

— Ничего… Без образцов мне нельзя вернуться в лагерь… Надо показать халькопирит!

К Саварке подбежал мокрый Лапа. Отряхнулся и улегся недалеко от мальчика.

— Хабеня, это Лапа! — сказал Саварка и улыбнулся. — Плохой камень, — протянул ей свой камень, где горели звездочки, похожие на Полярную звезду и Большую Медведицу.

— Где нашел? — Девушка не могла скрыть своей радости. Принялась разглядывать камень. — Это халькопирит. Медная руда…

Саварка кивнул головой в сторону поселка.

— Тёпка камни бросал. У меня еще есть. — И он на ладони протянул черный камень. — Мешочки Тёпка всем дарил. Мешочки, как у тебя, хабеня, такие же красивые. Ты их где нашла? Скажи?

— У Тёпки мешочки?.. Плохой твой Тёпка… Мои мешочки с породами… Ты понял? А мешочки не ищут… Без них геологи не выходят в поле… Завхоз нам выдает.

— А мне даст?

— Даст.

— Тёпка плохой мужик!

— Теперь я знаю, что плохой! — сказала девушка. — Придется мне снова идти по маршруту. — Она села и начала перематывать портянки.

— Беда! — сказал Саварка и вздохнул. Поднял камень и показал девушке. — Хабеня, халькопирит?

— Голыш.

— Плохой?

— Да, плохой.

Саварка отправился вдоль берега. Быстро набрал две горсти разных камней. Стыдно ему за Тёпку. Обидел Тёпка хабеню. Что наделал! Не найдут медь… Не будет теперь медных пуговиц!

Но девушка не обрадовалась Саваркиным находкам.

— Плохо искал? — спросил мальчик, не спуская глаз с девушки. — Лапа, Лапа!

Черный щенок подбежал к хозяину.

— Лапа, беда умный. Уток ищет, гагар таскает. Пусть камни таскает. Халькопирит надо?

— Халькопирит!

Саварка понюхал камень с блестящими звездочками. Потом взял его в рот.

— Лапа, так делай! Таскай, Лапа! — протянул лайке камень.

Лапа ткнул черный нос в камень. Чихнул. Обнюхал девушку. Познакомился с большим рюкзаком, а потом с молотком на длинной ручке.

Девушка с удивлением смотрела на собаку.

— А он найдет?

— У Лапы хорошая башка. Будет таскать! Лапа, вперед!

Лапа быстро отбежал, принюхиваясь к разным запахам. Вдруг стал кружиться на одном месте, залаял.

— Хорошая башка, — сказал Саварка. — Мой Таря в чуме остался. Башка тоже хорошая!

От Лапы веером взлетела стая куропаток.

— Куропаток выгнал! — разочарованно сказала девушка. — Не понял он тебя.

— Почему не понял? Башка хорошая. Надо учить камни таскать, — обиделся Саварка. — Я тоже буду учиться… в первый класс пойду… Считать олешек надо уметь, считать песцов в тундре надо!

— Не найдет Лапа халькопирит, — сказала со вздохом девушка. — Отдохну и пойду… Тёпку бы мне отыскать… Куда он выбросил образцы?

Лапа подбежал к Саварке, рассерженно тявкнул.

Саварка снова понюхал камень. Сильно потянул носом. Потом взял его в рот.

— Лапа, камни таскай! — протянул камень Лапе, заставил понюхать. — Учить буду. Хорошая башка. Должен камни таскать. Понял я: Тёпка твой мешок стащил. Зачем ты ему дала? Он плохой, беда плохой! — Повернулся и зашагал быстро к поселку.

— Мальчик, постой! Ты куда пошел?

— Хабеня, я вернусь!

Саварка прибежал в интернат. Около крыльца, где Тёпка раздавал мешочки, валялся один камень.

Мальчик стал ползать по траве, не понимая, куда делась вся куча.

— Саварка, ты что потерял? — спросила Катя Хороля.

— Тёпку видела?

— Убежал.

— Тёпкин мешочек давай.

— Зачем он тебе? Я сшила кукле платье.

— У тебя худая башка, — разозлился Саварка. — Тёпка хабеню обидел… Мешочки ее забрал… камни выкинул… медных пуговиц теперь не будет… Поняла?

Саварка долго искал Тёпку, чтобы узнать, куда он дел серые камни с блестками. Но Тёпка куда-то пропал.

Мальчик заторопился к ручью, чтобы рассказать все хабене. Пусть знает — Тёпка плохой. Были бы у него олешки, запряг бы их в нарты. Отвез бы хабеню куда ей надо… Пусть ищет камни… Трудно ей ходить с больными ногами… Но нет у него здесь олешек… нет нарт.

На берегу ручья Саварка увидел следы. Они были широкие. Земля разворочена. Веточки березок порубаны. Пахло бензином и маслом.

Саварка догадался, что девушку забрал вездеход. На большом белом камне он увидел лежащие разноцветные мешочки.

— Лапа, Лапа! — обрадованно закричал мальчик. — Скорей ко мне! Посмотри, сколько мешочков!

Черная лайка подбежала к мальчику недовольная, что он испортил ей охоту.

— Нюхай, нюхай! — Саварка протягивал Лапе камень. — Куропатки мне не нужны. Учись таскать халькопирит. Найдем — будут медные пуговицы. Мальчишки будут пришивать их к поясам. Девчонки будут отделывать капюшоны. Лапа, выручай! Башка у тебя хорошая, ищи! Таскай камни! Хабене они нужны!

Лапа, довольный похвалой хозяина, обрадованно завертел закрученной баранкой хвоста.

— Лапа, слушай! Тёпка не получит медных пуговиц. Хабеня ему не даст. Он плохой мужик. Беда какой плохой! Лечить его надо!


БЕЛЫЙ ПАРОХОД


Летом на Севере река — основная дорога. Вниз и вверх спешат с грузами пароходы и самоходные баржи, перекликаясь веселыми гудками. Но осенью, когда много туманов, на реке не встретишь парохода. А в Обскую губу и совсем редко заглядывают.

Поселок звероводческого совхоза стоял недалеко от моря. Маленькие рубленые домики разлетелись по высокому берегу, как стая отдыхающих гусей.

Подходной гудок парохода в поселке встречали, как большой праздник. На высокую косу первой вылетела стая больших лохматых собак. Они громко лаяли и взвизгивали.

Потом из интерната выбегали ребята. Легкая девочка Нябинэ всегда обгоняла малышей и прибегала на берег первой.

Это случилось днем в воскресенье. Саварка услышал раскатистый гудок парохода, но не побежал за ребятами к берегу. Он успел познакомиться с черной закопченной трубой. Любопытство ему стоило дорого: он испугался ревущего баса и, когда от страха побежал, чтобы спрятаться, растянулся в болоте. Вымазался в зеленой тине. Вытирая руки о траву, подумал: «Хорошо, что в поселке нет олешек, а то бы они тоже боялись черной трубы и убегали. Трудно их ловить в тундре!»

Скучно ему в поселке. Нет родного стойбища, олешек. Трудно отцу вдвоем с Хосеем управляться со стадом. Мирнэ и Окся не помощники.

Не привык Саварка сидеть без дела. Откинул капюшон на плечи. Провел рукой по ежику стриженых волос. Посмотрел в лужу. Лицо скуластое. Глаза — черные ягоды смородины-дикуши. А уши чужие. Как ветки яры, торчат по сторонам. Совсем как у Тёпки, у него уши. Не нравится ему третьеклассник Тёпка. Так и старается ему насолить.

Не побежит он встречать пароход. Не хочет видеть черную трубу. Неожиданно вспомнил, что не чистил одностволку. Обрадовался, что нашел себе работу. Достал протирку. Шомпол.

— Ты чего расселся? — подлетел к Саварке запыхавшийся Тёпка. — Пароход идет. Бежим скорей. — Повернул школьную фуражку козырьком назад, чтобы не слетела. — «Амур» подходит. Я по гудку узнал. — Вытянул губы трубкой и затянул: — Гу-гу-ггг-гу-ууу!

— Большая беда!

— Дурак ты! — не удержался Тёпка. — Пострелять дашь из ружья? Я знаю, где много уток.

Саварка промолчал. Хороший охотник никогда не просит чужое ружье.

— Жадный!

Саварка повернулся к Тёпке спиной. Натянул капюшон на голову, чтобы не слышать оскорбительных слов.

Тёпка побежал к берегу, громко стуча пятками по широким доскам настила.

«Охотиться хочет, а ходить не научился!» — подумал мальчик и принялся разбирать ружье. Негромко затянул:

В снежном вихре мчат олени,
По холмистой тундре мчат,
Не бегут мои олешки,
А по воздуху летят.

— Гу-гу-гу-ггг-гу-ууу! — рассерженным басом ревел на реке пароход.

Саварка заткнул уши пальцами. Но это не помогло. От гудка дрожали стекла в окнах, гудели бревна рубленого дома интерната.

Скоро к интернату вернулась стая собак. Разлеглась недалеко от двери столовой. У ребят должен был быть обед, а собаки знали время завтрака, обеда и ужина в интернате.

Нябинэ шла в обнимку со своей школьной подругой. На пароходе встретила Катю Хороля. Помогала ей нести мешок с вещами.

— Это Явтысов! — сказала Нябинэ и показала на Саварку пальцем. — В первый класс его записали. Тупой.

Саварка не понял, почему Нябинэ назвала его тупым. Ножик может быть тупым и острым. А у него хороший нож. Отец сделал его из напильника. Можно на медведя идти. Оселок у него в кармане. Не забыл он его дома. Затупился ножик — поточит!

— Тупой! — засмеялась Катя Хороля и отбежала подальше от первоклассника.

Саварка не обратил внимания на смеющуюся девчонку, не погнался за ней, чтобы отлупить. Пока он не нашел для себя дела, второй раз принялся чистить ружье.

На крыльцо вышла Лариса Ивановна.

— Катя приехала! Здравствуй, Катя Хороля! Дай я на тебя посмотрю. Выросла. Скоро ты меня догонишь. — Посмотрела на Саварку. — Явтысов, ты Тёпку не видел?

— Гоняет шибко, как пелей!

— Нябинэ, надо парты вынести. Будем красить.

Саварка быстро собрал ружье. Спрятал протирку. Шомпол. Направился за учительницей в класс.

Первый раз мальчик оказался в классе, где его должны учить читать и писать палочки. Увидел на стене большую черную доску. Она была закопчена, как труба парохода. В шкафах стояли книги. Большой круглый шар на ножке показался ему глыбой льда. Он осторожно дотронулся пальцем до шара, чтобы убедиться, что он вырублен из льда, но шар завертелся.

— Не мешай, Явтысов! — сказала Лариса Ивановна, когда он взялся за парту. — Тебе не поднять. Нябинэ мне поможет.

Саварка не смог снести такой обиды. Вышел из класса. Уселся на крыльце. «Никому я здесь не нужен, — подумал он, подставляя щеку солнцу. — Пусть прогонят домой. Буду отцу ловить олешек, ставить сеть. Капканы на песцов!»

— Тёпа, ты где пропадал? — спросила учительница, вынося с Нябинэ парту. — Я приготовила тебе краску и кисть.

— «Амур» будет у нас стоять! — выпалил сразу Тёпка. — Поломался. Чинить будут.

— Хорошо, — обрадовалась Лариса Ивановна. — Магнитофон послушаем. Я знаю радиста с «Амура».

— Много мне красить?

— Сколько сумеешь, идем еще вынесем парты.

— Лариса Ивановна, — сказал Тёпка и посмотрел на Саварку. — Пусть Явтысов красит со мной. Я его научу.

— Вымажется он, а потом и не отмоешь!

— Правда, он не сумеет, — сразу согласился Тёпка и глубоко вздохнул. — Руки испачкает, лицо испачкает. Мыла не хватит отмыть! Красить надо уметь! Я умею красить!

— Ты умеешь, — согласилась учительница.

Саварка второй раз должен был пережить оскорбление. «Разве я плохой охотник? Разве я плохой пастух? Разве я плохой ясовей?» Достал из кармана охотничий нож, который получил за победу на оленьих гонках от председателя колхоза. Принялся строгать палку. Пусть у него будет два шомпола!

Тёпка вытер парту тряпкой. Потом окунул кисть в банку с краской, поболтал там. Старательно провел кистью по крышке парты, оставляя ровную зеленую дорожку. Отошел в сторону, чтобы полюбоваться на свою работу.

Саварка прошел по крыльцу и сел напротив Тёпки. Пусть Тёпка смотрит на охотничий нож и злится. Обогнал Тёпку и хвальбушку Нябинэ на оленьих гонках! Премию получил от председателя! Изучил Саварка свой нож. Есть два лезвия — одно большое, другое маленькое, острое шило, кривое лезвие открывать банки. Есть приспособление, чтобы вытаскивать застрявшие гильзы из ружья. Нет цены такому ножу!

Не мог Тёпка смотреть на нож. Он должен был его выиграть. Так и рассчитывал. Обозлился он на Саварку и сказал:

— Давай проваливай! Солнце загораживаешь! Парты будут долго сохнуть!

Но Саварка не обратил внимания на предупреждение. Стал открывать лезвия. Дошла очередь и до острого шила. Он старательно провертел в обструганной палке дырку.

— Уходи, а то влеплю! — пригрозил Тёпка.

— А ты шалабан хочешь? — спросил Саварка, напоминая Тёпке, что он проиграл оленьи гонки. На правах победителя щелкнул он тогда Тёпку по лбу.

Тёпка покраснел. Угрюмо засопел.

— Хочешь красить? Я тебе кисть дам, — сказал Тёпка. — Я не жадный. Дашь мне потом пострелять из ружья?

— Ружье не дам! — Саварка поднялся. Посмотрел за пролетевшей над интернатом гагарой. — Табунятся утки. Пойду постреляю.

Тёпка бросил красить. С завистью посмотрел на Саварку. Пойдет он охотиться и будет стрелять сколько захочет.

Саварка медленно уходил от интерната. Нет с ним отца и матери. Нет сестер — Мирнэ и Окси. Некому ему излить свое горе и все рассказать. Пожаловаться на учительницу — Ларису Ивановну. Плохая она. Совсем плохая! Не разрешила ему красить парты. А он хороший охотник, хороший ясовей! Покрасил бы все парты не хуже Тёпки! Он сумел бы, научился!

Мальчик остановился около камышей. Стал караулить уток. Скоро он забыл о своей обиде, об учительнице и Тёпке.

Но утки не летели. Саварка сидел и злился. Нет с ним черноухой лайки. Таря давно бы вспугнул уток. Без собаки нет настоящей охоты!

В камышах зашлепал большой и тяжелый зверь. Саварка изготовился и стал ждать.

Из-за рыжих метелок камыша вылетела пара уток. Раздался глухой выстрел. Саварка удивленно оглянулся и тоже выстрелил.

Красавец селезень, расцвеченный зелеными и серыми перьями, перевернулся и упал в траву.

Ломая камыш, вышел молодой парень в высоких резиновых сапогах. Лицо у него было закрыто черной сеткой от комаров.

— Я промазал! — сказал парень и поднял сетку, открывая вспотевшее лицо, веснушчатый нос.

— Худая охота! — согласился Саварка. — Ничего не убил?

— Нет.

Саварка, хлопая тобоками по воде, двинулся по краю болота. В траве нашел сбитого красавца селезня.

— Держи! — Он удивленно разглядывал парня. Волосы у него курчавились и были похожи на белые стружки; глаза голубые, как маленькие озера.

— Ты убил. Твой селезень.

— Тарем, тарем! — согласился Саварка. — Болот много. Утки много. Я еще буду стрелять!

— Ладно, возьму утку. Мне на вахту скоро заступать. Я с парохода «Амур». Ты понял?

— Тарем, тарем!

— Завтра днем буду свободен. Приходи, пойдем вместе на охоту. Федором меня зовут. — Парень протянул Саварке руку. — Ну, прощай. Ты приходи. Спросишь меня. Фамилия — Секунда! Не забудешь: не Минута я и не Час, а Секунда. Федор Секунда!

На другой день Саварка не стал дожидаться дня. Пришел на реку утром, после завтрака. Уселся на берегу. Посмотрел на большую черную трубу парохода. Пусть она молчит и не пугает!

Не заметил мальчик, откуда появился Федор Секунда.

— Пришел? — удивился он. — Я днем освобожусь. Ты понял?

— Тарем, тарем!

— Что мне с тобой делать? Я на вахте. После обеда пойдем охотиться. Хочешь пароход посмотреть?

Саварка не успел отказаться. Федор подхватил его на руки и опустил в лодку.

Саварка со страхом ступил на палубу. Она дрожала, как больной олешек. Он схватился за поручень.

— Ты не бойся.

— Тарем, тарем!

Но Саварка скоро освоился на пароходе. Страх прошел. Он осмотрелся. Посреди палубы стояла высокая черная труба. За ней большой чум с окнами. В чуме круглое колесо.

— Это штурвал, — сказал Федор. — Поворот налево. — Завертел колесо. — Поворот направо.

— Оккел, — сообразил Саварка. — Туда-сюда дергать!

— Понял ты. Штурвал — вожжи парохода, руль дергают туда-сюда. Направо и налево. А здесь машина. — Парень открыл стеклянный люк.

На Саварку дыхнуло горячим маслом, как от плиты в столовой. Он увидел страшную машину.

— Два дизеля стоят. Пятьсот сил! Ты понимаешь? Один олешек — сила. Два олешка — две силы. А у нас пятьсот сил. Ты считать умеешь?

Саварка отрицательно покачал головой.

Федор Секунда задумался.

— Отец гоняет много олешек?

— Беда сколько! — Саварка улыбнулся, припомнив большое стадо оленей. Он вспомнил, как с отцом считал олешек. Показал одну руку с растопыренными пальцами, потом вторую. — Десять! Десять!

— Взять стадо твоего отца, — объяснял Федор, — прибавить к нему еще одно стадо, и будет пятьсот олешек! Пятьсот сил!

Саварка удивленно посмотрел на Федора. Еще раз глянул в машинное отделение. За целый день не соберешь столько аргишей — упряжек! Ну и белый пароход! Он стал относиться к нему с большим уважением. Какой он сильный! Сильнее всех олешек в колхозных стадах!

— Приборка у нас сегодня! — сказал Федор Секунда и показал на банку с краской. — Хочешь мне помогать?

Мальчик обрадовался. С хорошим человеком он познакомился. Федор верит ему, не считает маленьким. Не то что учительница и Тёпка-хвастун!

Саварка храбро макнул кисть в банку. Так делала мама, когда доставала из котла оленье мясо. Вытащил кисть. Пока донес ее до маленькой белой трубы, широкой, как резиновый сапог, краска прочертила длинную дорожку. Не знал он, как надо красить. Стал давить на кисть. Краска поползла по трубе, а он не знал, что ему делать. Надавил еще сильнее. Снова обмакнул кисть, но труба оставалась грязной.

Федор подошел к Саварке. Положил свою большую руку на его и принялся водить вверх и вниз.

— Краску надо растирать.

— Тарем, тарем!

— Ты старайся. Боцман у нас строгий. Не понравится работа — заставит второй раз делать! Не успеем тогда на охоту!



Не скоро далась Саварке трудная наука. Вымазался белой краской. Руки в краске. Лицо в краске. Обрызгал малицу и тобоки.

В интернате Саварка не стал умываться. Ходил важный, довольный собой, растопырив пальцы, испачканные белой краской. Встретил Тёпку, протянул ему руку. Но Тёпка не спросил: «Ты руки мыл? Ты зубы чистил?»

Саварка остановил Нябинэ. Она шла с Катей Хороля.

— Я красил белый пароход. — Саварка показал девочке ладони.

— Ври больше! — сказала Нябинэ.

— Я никогда не врал. Еще не научился, — обиделся Саварка. Он схватил Нябинэ за малицу и потащил к берегу.

Девочка увидела стоящий недалеко от берега «Амур».

— Я красил трубу! — сказал Саварка.

— Не вижу.

— Ты смотри. Глаза разуй!

— Труба грязная!

Саварка удивился. Разве Нябинэ не видела, что маленькая широкая труба блестит от новой краски?

— Я чуть-чуть красил.

— Чуть-чуть не считается! — сказала жестоко Нябинэ и посмотрела на подругу, чтобы та поддержала ее.

— Я выкрашу весь пароход! — упрямо сказал мальчик. — Буду учиться в интернате! — Он не привык бросать слова даром и вздохнул. Придется ему учиться!

Нябинэ с Катей Хороля отбежали и стали дразнить Саварку.

— Врать ты здоров! — крикнула Катя Хороля. — Когда научился?

— Ты тупой, Саварка! — засмеялась Нябинэ. — Учительница боялась тебе парты доверить. Тёпка их красил.

Саварка побежал за девочками. Остановился и погрозил кулаком.

— Я не тупой! Буду учиться! Выкрашу весь пароход. А потом запрягу его. Беда какой большой аргиш будет. Пятьсот олешек!


ДЕСЯТЬ РАЗ ПО ДЕСЯТЬ


Первого сентября выпал глубокий снег. Утром Саварка выбежал во двор и засмеялся. Легкий морозец пощипывал щеки.

Нябинэ с Тёпкой играли в снежки и громко смеялись. А Катя Хороля носилась за мальчишками и визжала от счастья и удовольствия.

С трудом Саварка узнал под наметенными сугробами маленькие бревенчатые домики, побелевшую тундру и высокий берег Оби.

Наступило лучшее время для охоты. По глубокой пороше легко разбираться в путаных петлях и скидках зайцев, в следах лисиц и песцов. Можно отыскать и росомаху!

Мальчик вспомнил об этом с радостью. Заторопился в интернат за своей одностволкой и патронами.

На крыльце стояла учительница Лариса Ивановна. Размахивала большим медным звонком:

— Заниматься, ребята! Нябинэ! В школу, Тепка! Явтысов, в школу! Забыли, что сегодня первое сентября? Славный день календаря!



Саварка знал стихотворение наизусть. Выучил его с учительницей. Невольно стал повторять про себя:

— Взяли сумки, взяли книжки… и помчались в первый раз… в класс!

В коридоре он хотел улизнуть в спальню. Но Лариса Ивановна остановила его:

— Явтысов, становись в строй! Мы тебя ждем!

Саварка увидел перед собой стриженые затылки первоклассников и черные косички с бантиками девочек. Тяжело вздохнул. С сожалением посмотрел через замерзшее окно в сторону тундры.

Учительница ввела учеников в класс. Принялась рассаживать по партам. Саварку она посадила перед собой, за вторую парту.

Мальчик сразу узнал парту. Ее красил Тёпка. Он решил пересесть на другое место, на Лариса Ивановна строго сказала:

— Явтысов, не вертись! Будем учиться здороваться. Когда я войду в класс, вы должны встать и поздороваться. Давайте попробуем!

Учительница вышла из класса. Закрыла дверь.

Саварка уставился в окно. Жалко, что он сидел далеко от него.

Лариса Ивановна медленно входила, направляясь к доске.

— Здравствуйте! — вразнобой закричали ребята.

— Ан-дорова-те! — буркнул недовольный Саварка. Громко ударил крышкой парты, чтобы выразить свое недовольство. Нельзя держать охотника в хорошую погоду! За один день по пороше можно убить больше, чем другой раз настреляешь за целую неделю! Ничего не понимает Лариса Ивановна, а еще учительница!

…Прошел месяц. Ночи стали черные, длинные. Замерзла широкая Обь. Пурга замела снегом высокий берег, ручьи и болота.

Саварка знал уже несколько букв. Однажды на уроке Ларисы Ивановны произошло важное событие. Мальчик научился считать до десяти. Он не сразу понял, как это произошло. А когда понял, радостно улыбнулся и собрал рассыпанные по крышке парты свои палочки для счета. Крепко перетянул их сыромятным ремешком. Нетерпеливо стал разглядывать класс. Слева — большие окна. Он быстро пересчитал их — одно, два, три. Три окна. Справа книжные шкафы. Один, два.

С этого момента мир для мальчика открылся в удивительном свете. Все, что раньше он не замечал, теперь, оказывается, имело свой счет. Саварка засунул палочки в парту. Они ему больше не нужны.

В коридоре раздался звонок. Тетя Маша шла мимо класса. Звонок нарастал и гремел во всю силу.

Саварка в радостном возбуждении выбежал из класса. Прошелся по коридору. Сосчитал все окна и двери. Но этого ему показалось мало. Ему надо было точно знать, сколько в поселке рубленых домов, сколько антенн для приемников, сколько собак, сколько пар лыж в интернате.

Мальчик вышел с куском хлеба на крыльцо. Стая лохматых собак лежала перед дверью кухни. Принюхивалась к вкусным запахам.

Саварка громко свистнул. Собаки бросились к нему. Нетерпеливо стали лаять, выпрашивая подачку.

Саварка высоко держал руку с хлебом. Медленно считал собак.

— Одна, две, три… пять, шесть… девять, десять!

Ему надо было выбрать для упряжки десять ездовых собак. Самых крепких и сильных! Давно он присматривался к рыжему псу с широкой грудью. Его он поставит вожаком.

— Рыжий, Рыжий! — закричал Тёпка, выходя из столовой сияющий и довольный.

Саварка увидел, что рыжий пес охотно отозвался на кличку. Подбежал к Тёпке, помахивая хвостом.

— Рыжий, Рыжий! — поманил собаку Саварка. Показал кусок хлеба.

Собака огромными прыжками понеслась к нему.

— Ты смотри, моего Рыжего не переманивай! — угрожающе крикнул Тёпка Саварке и показал кулак. — А то я тебя отлуплю. Так и знай. Я его всегда запрягаю в упряжку.

— Бери, большая беда! — безразлично сказал Саварка и не стал спорить. Он не узнавал самого себя. Первый раз он уступил Тёпке. Радость делала его щедрым и великодушным. — Я умею считать. Научился до десяти!

Тепка высокомерно посмотрел на маленького Саварку. Третьеклассник задумался. Наморщил лоб.

— Сколько будет… если прибавить к двадцати… тридцать пять?

Саварка растерянно пожал плечами. Оглянулся.

— Пятьдесят пять! Понял? — Тёпка с превосходством ученого посмотрел на необразованного Саварку. — Много тебе еще учиться надо! Поедем кататься на лыжах. Посмотришь, как я спущусь с горы! С самого верха. Я не боюсь.

— Явтысов — трус! — сказала, подходя к ребятам, Нябинэ. — Я знаю. Не съехать ему с горы!

— Я не трус! — обиделся Саварка и шмыгнул носом. — Мне некогда. — Не мог он сказать, что ему надо сосчитать все дома в поселке совхоза, а потом все антенны радиоприемников.

— Какой занятый, — засмеялась Нябинэ, хлопая себя руками по панице. — Прямо директор совхоза. Катя, ты видела нового директора? — Она повернулась к подруге.

— Новый директор! — Катя Хороля показала на Саварку пальцем и засмеялась.

Тёпка удивленно посмотрел на стоящего перед ним первоклассника. Не понимал, чем он озабочен.

Саварке вдруг показалось, что он забыл, как надо считать. Никогда даже не умел. Он повернулся и убежал от ребят.

— Директор! Директор!

В своей парте Саварка отыскал палочки для счета. Развязал сыромятный ремешок. Палочки рассыпались по крышке парты. Мальчик собрал их одну к другой и шептал:

— Одна, две, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять! — Вот здорово: не разучился он считать! Умеет!

Саварка отправился в чулан, где стояли лыжи. Тёпка и Нябинэ, наверное, уже выбрали самые лучшие. Придирчиво стал осматривать. Лыжи с сучками отодвигал в сторону. Потом так же деловито разглядывал бамбуковые палки с кольцами. Не удержался и сосчитал прислоненные к стене лыжи. Сосчитал и палки. Лыж и палок было много. Хватило на всех ребят в интернате. Даже могли кататься повариха, воспитательница тетя Маша и учительница Лариса Ивановна.

Лыжня мальчика направилась в поселок. Он медленно объезжал поселок. На первой улице стояло девять домов. На второй — шесть. Это он хорошо запомнил. Потом он так же не спеша принялся считать антенны над заснеженными крышами домов. Их вышло больше. На первой улице десять антенн и еще три. На второй — ровно восемь. Он вспомнил, что забыл высокий шест. Он прибит на доме интерната. В интернате хороший приемник. Вечером зажигается зеленый глазок. Повернул ручку — музыка из Москвы, покрутил еще — говорят разные станции. А наверху приемника проигрыватель. У Ларисы Ивановны много черных пластинок с песнями.

Под горой кричали ребята. Саварка слышал раскатистый смех Нябинэ, визг Кати Хороля.

Саварка подъехал к обрывистому берегу. Внизу, перед отлогим бугром, стояли ребята. Сверху они казались маленькими жучками.

— Давай дорогу! — закричал Тёпка, размахивая палками. — До-ро-гу-уу!

«Раскричался, как сорока, — подумал с обидой Саварка. — Боится с кручи съехать, а меня трусом обозвал!»

Посмотрел вниз, и ему стало страшно. Засыпанный снегом склон горы отвесно обрывался. «На Полярном Урале горы выше!» — подумал мальчик.

Наоравшись вдоволь, Тёпка помчался вниз, подымая снежную пыль.

— Ура, Тёпка! — закричала Нябинэ, когда темная фигурка мальчика в малице замелькала по льду.

— Саварка не трус! Никогда не был трусом! — сказал мальчик и оттолкнулся палками.

Лыжи стремительно понеслись вперед, все ускоряя свой бег. Саварка чуть пригнулся, чтобы крепче стоять на ногах. Свистел ветер, обжигая лицо.



Впереди стремительно вырос большой сугроб. Надо было отвернуть в сторону, но у мальчика не хватило сил. Его швырнуло вверх, и он зарылся головой в снег.

Сзади Саварки кричали восторженные ребята. Особенно выделялись голоса Нябинэ и Кати Хороля.



Мальчик выбрался из снега и отыскал лыжи. С удивлением посмотрел на высокий обрывистый берег, разрезанный лыжным следом.

Надо спешить. У него важные дела. Некогда ему слушать визги девчонок Нябинэ и Кати Хороля.

Саварка направился в тундру. Много времени отнял подъем. Он не был хорошим лыжником и несколько раз скатывался назад. Скоро гора осталась за спиной. На ровном месте мальчик пошел быстрее. Весело запел:

Я поставил сто капканов
Тихой утренней порошей,
А сегодня день удачи…

Показались занесенные снегом кусты яры. Потом рыжий камыш около болота, где мальчик познакомился с Федором Секундой, матросом с парохода «Амур».

На снегу он заметил узкую цепочку следов. Бежал горностай. Часто нырял под снег и искал леммингов — бесхвостых мышей.

«Хорошо здесь капкан поставить», — подумал мальчик. Вспомнил отца. Он всегда заботливо считал в стаде быков, важенок и пелей. Саварка научился сегодня считать. Надо знать ему, сколько в тундре белых куропаток, лисиц и песцов! Есть один горностай.

Около камышей он отыскал след лисицы. В снегу были набиты глубокие ямки. В одном месте лисица долго лежала. Под ней подтаял снег. Потом она чего-то испугалась и прыгнула в сторону.

«Охотилась лисица!» — подумал мальчик. Присмотревшись внимательнее к следам, заметил, что правая лапа у лисицы была короче: побывала в капкане.

Скоро след лисицы пересекся. Вторая лисица была крупнее. Шла сытая, без охоты. Ставила осторожно задние лапы в след передних.

Мальчик повернулся к дальнему озеру. По дороге вспугнул стаю белых куропаток. За сугробом они раскапывали березки. Клевали почки. Пока стая перелетала, Саварка пересчитал птиц.

Первый раз мальчик не жалел, что вышел в тундру без ружья. Считать зверей и птиц было интересно. Им овладел настоящий охотничий азарт.

Легко скользили лыжи. Свистел холодный ветер.

Много я добыл сегодня,
В сотом — даже чернобурка,
Сто капканов — это да!
Я поставил сто капканов!

Глубокий снег перемел ручьи, ложбины и кусты яры. Высокий рыжий камыш смерзся на морозе. Гремел на ветру.

Мальчик наткнулся на следы песца. Следы были меньше лисьих. Поиск зверя короче. Песец раскапывал снег. Ловил леммингов.

— Один горностай, две лисицы, шесть куропаток, один песец! — сосчитал Саварка и улыбнулся. Направился через озеро, легко скользя на лыжах.

Снег теплым одеялом укрыл озеро. Но за камышом сильный ветер сдул снег, и там темнела узкая полоска льда.

На темном льду сидела утка-лысуха.

Саварка не мог понять, почему лысуха не улетела. Он подъехал ближе. Теперь он разобрался: утка спала, когда ночью ударил мороз. Она вмерзла в лед.

Первый раз столкнулся Саварка с такой смертью. Задумался. На Севере выживают только самые сильные и крепкие звери и птицы. Лисицы или песцы отыщут лысуху. Выгрызут ее изо льда.

Долго еще ходил Саварка на лыжах. Отыскивал следы разных зверей. Начало темнеть. Снег стал синим. Мальчик повернул к поселку. Мороз крепчал.

Первоклассник повторял про себя, чтобы не забыть:

— Шесть лисиц, три песца, шесть куропаток, один горностай. Лысуха одна.

Возвращаться назад было легко. Старая лыжня хотя и запорошилась снегом, но крепко занастилась.

Тёпка первый встретил Саварку. Стал кричать, чтобы сорвать свою злость на мальчике:

— Плохой охотник! Ничего не убил! Мазила!

— Худая у тебя башка, Тёпка, — сказал спокойно Саварка. — Беда какая худая. Олешек считают, а потом забивают. — Он почувствовал себя настоящим хозяином. — Учет знаешь? Я тоже считал. Большая тундра. Десять раз по десять там лисиц! Десять раз по десять там песцов! Учет надо! Ты угадай:

Ног нет, а хожу,
рта нет, а скажу:
когда спать,
когда вставать,
когда работу начинать.

— Не знает он! Тёпка тупой! — сказала Нябинэ, неожиданно вырастая перед мальчишками. — Учиться Тёпке надо! С крутой горы испугался съехать!

Тёпка зло посмотрел на Нябинэ. Низко натянул фуражку на лоб и убежал от ребят.




1


Оглавление

  • САВАРКА
  • РЫЖАЯ РОСОМАХА
  • КОМАРИНЫЙ МЕСЯЦ
  • МУЖИК С ОЗЕРА ЯМБО-ТО
  • ЛЕТАЮЩАЯ КРОВАТЬ
  • СЛАДКОЕ ЛЕКАРСТВО
  • ДОМОЙ
  • ЛАПА, ВЫРУЧАЙ!
  • БЕЛЫЙ ПАРОХОД
  • ДЕСЯТЬ РАЗ ПО ДЕСЯТЬ