Артефактор (fb2)


Настройки текста:



Иван Городецкий Другой мир: артефактор

1

Столица тоже встретила нас очередью из желающих сюда въехать. Правда, такой большой, как в Кере, она не была. Все-таки сейчас в Ограсе не намечалось никаких торжеств. Хотя, думаю, в последнюю неделю лета тут будет не протолкнуться от тех, кто желает обучаться в Академии. Именно тогда начнется отбор в это учебное заведение. А с осени все лишние отсеются, а останутся только счастливчики. Очень надеюсь, что в их числе окажусь и я сам. Но пока до этого момента еще почти полтора месяца. А мне предстоит решить еще очень много важных дел.

Выстаивать в очереди, как и в Кере, мы не стали. Благо, способ быстро попасть в город уже отработан. Немного покорчить из себя аристократа, швырнуть стражнику у ворот золотой и с надменной физиономией проехать внутрь. Орвин и Рина, изображая из себя слуг важного господина, беспрепятственно проследовали за мной.

— Что будем делать дальше, господин Аллин? — невозмутимо спросил Орвин, когда мы отъехали в сторону от ворот уже внутри Ограса.

— Матушка советовала мне одну гостиницу, в которой останавливалась сама во время проживания здесь, — задумчиво отозвался я. — Надеюсь, она еще существует. Там, по ее словам, очень прилично и цены не слишком задирают. «Золотая чаша» называется. Остановимся на несколько дней, пока будем искать дом в городе.

Оба моих спутника согласно кивнули, и Орвин пошел ловить одного из слонявшихся неподалеку мальчишек, чтобы за пару медяков показал дорогу. Искать долго не пришлось. Похоже, мальцы именно за тем тут и торчали, чтобы срубить легких денег, оказывая услуги приезжим. Подозреваю, некоторые еще и промышляли срезанием кошельков. Поэтому за последним я следил особенно строго. Конечно, самое ценное — драгоценные камни, полученные от матери, и вексель тирра Дармента — я хранил под кольчугой в небольшом кошеле. Но и остального не хотелось бы лишаться. Все же на данный момент я мог считать себя далеко не бедным человеком.

«Золотую чашу» благодаря мальчишке мы отыскали быстро. К счастью, заведение не только еще существовало, но и процветало, судя по внешнему виду. К нему даже дополнительную пристройку сделали, чтобы можно было принять больше постояльцев. Хозяином оказался добродушный с виду седой старик с козлиной бородкой. Не удивлюсь, если тот же самый, что принимал когда-то здесь маму. Только, разумеется, постаревший, что не мешало ему оставаться все таким же энергичным. Думаю, он встретил меня лично из-за того, что принял за аристократа. К людям более простого вида, которые прибыли сюда одновременно с нами, подошел один из помощников.

— Добро пожаловать в «Золотую чашу», ваша милость, — расплылся в улыбке старик. — Мое имя Николас Фурне. Я хозяин этого заведения. Чем могу быть полезен вашей милости?

— Меня интересует проживание на несколько дней. Нужно две комнаты: одну для меня, вторую — для моих слуг. Желательно приличные. Впрочем, особенных изысков не нужно.

— У нас все комнаты приличные, ваша милость, — с важным видом заявил хозяин. — Но я вас понял. Вас интересует полный пансион, включающий трехразовое питание?

— Насколько дорого это нам обойдется? — с сомнением спросил.

— За всех троих по два золотых в день, ваша милость. Плату мы берем вперед.

Я облегченно выдохнул. В принципе, еще по-божески, учитывая то, что место не из простых. Надеюсь, еда тоже будет на уровне.

— Мы пока остановимся здесь на три дня, а там видно будет, — озвучил я свое решение, хотя Орвин покосился неодобрительно.

Едва он услышал, какие здесь цены, как его чуть кондратий не хватил. Пока хозяин, попросив нас проследовать за ним к стойке, где лежал какой-то гроссбух, что-то там начал записывать, Орвин зашипел мне на ухо:

— Может, поищем место подешевле?

— Скупой платит дважды, Орвин, — так же тихо отозвался я. — Тут, по крайней мере, меньше вероятность, что нас захотят ограбить или доставить еще какие-то неприятности. Да и города мы с тобой совершенно не знаем. Пока отыщем другую нормальную гостиницу, потеряем кучу времени. А нам желательно как можно быстрее начать заниматься более важными делами. Не забывай, что когда начнется учеба в Академии, я не смогу уделять этому столько же времени.

Воин неохотно кивнул. Рина же не вмешивалась в разговоры, а только оглядывала все вокруг с нескрываемым восторгом. Останавливаться в таких дорогих гостиницах ей раньше не приходилось. А тут и правда было на что посмотреть! Обставлено все дорого и со вкусом. И не только с позиций функциональности. Декором тоже не побрезговали.

— Могу я узнать, как вас записать в книгу регистрации, ваша милость? — между тем, осведомился хозяин, когда я расплатился за означенный срок.

Надо же, как у них тут серьезно! За все время путешествия у нас такого ни разу не потребовали. Поймав мой недоуменный взгляд, Николас Фурне поспешил сообщить:

— У заведений моего уровня более высокие требования, ваша милость. Нужно вести учет постояльцев. Мы же не какой-нибудь дешевый притон, — последнее прозвучало с нескрываемой гордостью. — Но вы можете не волноваться по поводу конфиденциальности. Если пожелаете, ваше имя останется тайной для тех, кто будет им интересоваться.

Сильно сомневаюсь. Подозреваю, что этот старик тайком отправляет отчеты в местную Службу Безопасности. Впрочем, никаких злых умыслов против кого бы то ни было я не имею, так что опасаться нечего.

— Аллин Нерт, — сухо отозвался, понимая, что, скорее всего, обращение хозяина сейчас резко изменится. — А это мои слуги: Орвин Сердон и Рина Плайн.

Старик удивил. У него ни один мускул не дрогнул, когда он не услышал ожидаемого титула. Лишь чуть прищурился, но ничего не сказал. Подозреваю, нисколько мне не поверил. Решил, что сознательно скрываю настоящее имя. И боюсь, сразу же сообщит об этом властям. Ну да ладно. Заниматься чем-то противозаконным я не собираюсь.

— Что ж, господин Нерт, — все тем же вежливым тоном сказал хозяин, записав наши имена, — сейчас вас и ваших людей проводят в подходящие комнаты. Если будут еще какие-нибудь пожелания, можете обращаться к нашей прислуге. Они все сделают.

— Благодарю, — кивнул я и двинулся вслед за подоспевшим по знаку хозяина молодым парнем не старше меня самого.

— Нам бы еще горячей воды с дороги. А потом поесть, — обратился я уже к нему.

— В Ограсе есть водопровод, господин, — отозвался парень с таким важным видом, словно это было его личное достижение. — Осталось еще с древних времен и до сих пор поддерживается в действующем состоянии. Конечно, далеко не во все районы города подается водоснабжение. Но у нас есть. Так что в комнаты напрямую подается горячая и холодная вода.

Я едва не присвистнул. А вот это отличная новость! Неужели наконец-то смогу принять нормальную ванну? И пожалуй, теперь я нисколько не жалел о потраченных на проживание здесь деньгах. Это того стоит! Снова почувствовать себя приобщенным к благам цивилизации — какой же это кайф!

— Что касается еды, то на первом этаже есть ресторан нашей гостиницы. Можно будет выбрать из предоставленного списка блюд то, что вам предпочтительнее. Или предпочитаете поесть у себя в комнате?

— Нет, спустимся в зал, — улыбнулся я, уже предвкушая удовольствие от посещения нормального ресторана. Надеюсь, он тут, как и все остальное, окажется на высоте.

Комната, которую мне выделили, конечно, не блистала такой уж роскошью. Эконом-вариант, так скажем. Но по сравнению с тем, где приходилось жить в пути, я ощущал себя чуть ли не в хоромах. Еще и мраморная ванна в отдельном помещении порадовала. Наконец-то я смог нормально вымыться и почувствовать себя по-настоящему чистым. Одежду потом надо будет отдать местной прислуге, чтобы постирала. А пока я переоделся в запасную и, вполголоса насвистывая веселую мелодию из моего мира, спустился в зал ресторана, по дороге захватив и своих спутников.

Рина совершенно оробела, оглядывая помещение, где в основном находились аристократы и хорошо обеспеченные простолюдины. Причем слуг с собой в ресторан взял только я один. По всей видимости, им полагалось кормиться у себя в комнатах или где-нибудь еще. Но меня это мало смущало. Пусть только попробует кто-то сказать хоть слово против моих людей! На нас, конечно, косились, но мой вид снова ввел всех в заблуждение. Видимо, решили, что я какой-то аристократ с причудами.

Еду нам подали действительно очень хорошую. Только вот порции маловаты, как заметил Орвин. Упор тут явно делался на подачу и изысканность, а не сытность. Еще и полагалось есть приборами, с которыми мои спутники не знали, как управляться. Мне повезло, что память Аллина в этом плане здорово выручала. Особенно когда я вообще переставал зацикливаться на движениях и действовал механически. Аллина ведь с детства учили всем этим премудростям. И пальцы словно сами знали, что делать.

Хозяин гостиницы тоже ненадолго появлялся. Удостоверился, что клиенты всем довольны, и ретировался. От меня не укрылся цепкий взгляд, которым он окинул наш столик. Без сомнения, этот старик отметил и уверенность моих движений, и то, как я держался. Точно подумал, что я не тот, за кого себя выдаю. Ну да ладно, уже привык к этому.

— Рассказываю вам наши планы на ближайшие дни, — обратился я к друзьям, которые с грехом пополам справились с поданной едой. — На данный момент у меня есть три заряженных накопителя. Но это слишком мало на все наши нужды. Так что я плотно займусь именно этой задачей. Вам же с Риной нужно заняться поиском подходящего дома. Он должен находиться в нормальном районе. Желательно там, где есть водопровод, — усмехнулся я. Теперь, когда узнал, что в столице есть возможность приобщиться к благам цивилизации, я не хотел ее упускать. — В доме мы будем не только жить, но и держать на первом этаже лавку. Так что нужно учесть это в поисках. Чтобы здание было подходящим. В идеале хотелось бы, чтобы дом был неподалеку от Академии. Но тут уж как получится. Мы не располагаем такими уж внушительными средствами, чтобы слишком перебирать.

— На какую сумму нам можно рассчитывать? — деловито поинтересовался Орвин.

— Смотри, на данный момент у меня чуть больше двух тысяч золотых. Плюс еще три заряженных накопителя, каждый из которых можно продать не меньше, чем за триста золотых. За оставшееся время я надеюсь подзарядить еще четыре-пять.

Сердон покачал головой.

— Сумма, конечно, внушительная получится. Но не лучше ли ее полностью потратить на обучение?

— И что дальше? Ну, оплачу я еще пару курсов, но нет никакой гарантии, что в дальнейшем смогу нормально устроиться. Лучше уже сейчас начать свое дело, которое будет приносить доход.

— А насчет дохода вы так уверены, господин? — не смог скрыть иронии Орвин.

Так уж уверен я, конечно, не был, но попытаться все же хотел. Просто проживать выделенные матерью средства, а потом устроиться в какую-нибудь лавку и только и заниматься, что зарядкой накопителей — это точно не предел моих мечтаний. Тем более что у меня имелись идеи, как сделать свое начинание прибыльным. В этом мире кое-какие способы, известные в нашем, могут пойти на ура. А не получится — ну что ж, тогда придется признать свою полную несостоятельность и заниматься, чем придется. Но я настраивал себя на позитив.

— Я-то уверен. А вот твой настрой, Сердон, мне не нравится, — я изобразил хмурый вид. — Скажи сразу: ты со мной или нет? И если нет, то расстанемся прямо сейчас. Свой долг ты уже выполнил. Довез меня живым и невредимым до столицы. Тут, думаю, мне уже ничто не угрожает. Да и я сам теперь могу за себя постоять.

Орвин тоже нахмурился, но через полминуты, показавшейся мне очень долгой и заставившей понервничать, проговорил:

— Ладно, я с вами. Со своими советами лезть больше не буду.

— Напротив, к советам я всегда готов прислушаться. Но только если они касаются успеха нашего дела, а не цели отговорить меня от него, — спокойно отозвался я, мысленно облегченно выдохнув.

Лишаться такого надежного человека мне не хотелось.

— Когда у нас на руках будет первоначальный капитал и подходящий для наших целей дом, я раздам другие задачи, — подытожил я, решив, что лучше решать проблемы по мере их поступления.

Да и забивать головы моих спутников грандиозными планами будет даже вредным. Сейчас они должны быть сосредоточены на выполнении конкретных задач.

2

Сказано — сделано. Сразу после завтрака мы занялись тем, что себе и наметили. Я занялся исключительно зарядкой накопителей.

Ох, и муторная эта работка все-таки! Сидишь, как идиот, на одном месте, и сосредоточиваешься на том, как бы передать свою энергию в камень. Жаль, что тут нет плееров каких-нибудь, чтобы хотя бы музыку послушать в процессе. Даже позавидовал Орвину и Рине, которые сейчас изучают город и дышат свежим воздухом. Но к сожалению, никто мою работу за меня не выполнит. А от нее зависит, будут ли у нас средства для всех моих начинаний.

Отвлекся я лишь на обед. Быстро перекусил в гордом одиночестве — друзья в гостиницу на тот момент еще не вернулись — и снова поднялся к себе.

Рина и Орвин объявились лишь с наступлением сумерек. К тому времени у меня уже спина колом стояла из-за вынужденной неподвижности, а руки чуть дрожали. Но я мог собой гордиться. Зарядил целых два мощных накопителя. А это гораздо больше, чем удавалось за такое же время в дороге. О делах мы решили поговорить за ужином, куда я направился с нескрываемым облегчением. Рина и Орвин, уставшие не меньше моего, едва нашли в себе силы поделиться впечатлениями.

— Дома, которые продаются в тех районах, что вы хотите, стоят от тысячи золотых.

Ну ничего ж себе! Я едва не поперхнулся травяным отваром. М-да, похожи, цены в столице изрядно взлетели со времен маминой молодости!

— А подходящие для нас есть?

— Есть один, но в плохом состоянии. Там еще в ремонт нужно будет сильно вкладываться, — покачал головой Орвин. — Остальные больше приспособлены для проживания, чем еще и ведения торговли. А лавку в нужном нам месте никто сейчас не продает.

— Ладно, тогда придется увеличить зону поисков, — вздохнул я. С мечтой о водопроводе, похоже, придется попрощаться. — Дом рядом с хорошими районами нам тоже подойдет. Главное, чтобы не был слишком далеко от них.

— Задачу понял, — усмехнулся Сердон. — Завтра займемся.

— И еще походите по лавкам артефактов, если останется время. Приценитесь к тому, что предлагают. Особенно к ценам на подзарядку артефактов. Если я и завтра поработаю так же продуктивно, то на следующий день тоже отправлюсь на разведку. Нужно будет продать накопители и поговорить с местными коллегами.

Друзья покивали и снова уткнулись в свои тарелки. Им явно хотелось нормально отдохнуть. Я ведь погнал их прямо с дороги на поиски жилья. И пусть сам бы предпочел то же самое, а не гнуть спину над накопителями, это дела не меняет. Сам-то сидел в нормальных условиях и отдыхал, можно сказать. По крайней мере, так наверняка казалось Орвину и Рине. Впрочем, когда я осторожно коснулся их ментальной энергией, понял, что никакого негатива в мой адрес нет и в помине. И это немного успокоило.

На следующий день, когда я в обед спустился в ресторан, ко мне неожиданно подошел Николас Фурне.

— Вы позволите, господин Нерт? — старик почтительно улыбался, пристально разглядывая меня.

— Разумеется. Присаживайтесь, — милостиво кивнул я, несколько заинтригованный.

Чего от меня нужно хитрому старому хрычу? Или ему поручили сойтись со мной поближе и выведать все-таки, кто же я такой?

Подумав, выпустил в его сторону лиловое облако. Создавать щупы, как Бирати, я пока не научился. Они у меня распадались, как ветхая веревка, стоило попытаться ими двигать. Да и выходили тонкие и слабые. Так что лиловое облачко и щит — единственное, что пока получалось из ментальной магии. Вряд ли из меня хоть когда-нибудь получится нормальный менталист. Не с моим-то эльмом. Ну да ладно. Буду искать, в чем моя сила, а не зацикливаться на слабостях.

Вот только считать эмоции старика у меня не получилось. И, перейдя на истинное зрение, я с удивлением понял, что он носит защитный браслет. Впрочем, если он и правда работает на Службу Безопасности королевства, то это можно понять. Да и сам по себе владелец такой гостиницы явно человек не бедный. Может себе позволить лучшие артефакты, если того захочет.

— Могу я предложить вам вина или еще чего-нибудь? — спросил старик.

— Нет, благодарю. Выпивка сбивает концентрацию, а мне она еще сегодня понадобится, — отозвался я.

Привлекать внимание тех, на кого он может работать, я точно не хочу. А значит, лучше быть достаточно откровенным, чтобы не воспринимали, как возможную угрозу или шпиона.

— Занимаюсь сейчас подзарядкой накопителей, а это дело муторное и требует внимания и усидчивости.

Николас кивнул.

— Теперь ясно, почему вы почти не выходите из своей комнаты. А ваши люди, насколько я слышал, ищут в городе недвижимость, исходя из определенных требований, — решил в ответ поделиться и собственной откровенностью хозяин гостиницы. — Не подумайте, что лезу не в свое дело. Интересуюсь не с праздной целью.

— Вот даже как? — я приподнял брови.

— Иногда меня просят оказать кое-какие посреднические услуги. Как, например, в данный момент. Одна особа некоторое время назад попросила меня найти подходящего и достаточно серьезного человека, с которым она могла бы заключить сделку.

— Честно говоря, не совсем понимаю, — осторожно сказал я.

— Хорошо, скажу прямо, — спокойно отозвался старик. — Есть дом, в котором раньше еще и лавку держали. Расположение отличное. Рядом с городским рынком. Находится в приличном районе. Сейчас этот дом пустует.

— Странно тогда, что мои люди его пропустили, — удивился я.

— Ничего странного. На продажу он не выставлялся. Скажем так, нынешний его владелец — человек не бедный. И планирует не просто продать дом, а поиметь с этого дополнительную выгоду.

— А можно узнать, что случилось с прежним владельцем? — благоразумно поинтересовался.

Как-то мне не нравится эта завуалированность! Не хватало еще с криминалом связаться. Вполне возможно, что мое первоначальное впечатление о том, что Николас Фурне работает на Службу Безопасности, в корне неверно. И, скорее, наоборот, он оказывает услуги местным преступным элементам. Видимо, что-то такое в моих глазах промелькнуло, поскольку хозяин гостиницы поспешил пояснить:

— Ничего такого, о чем вы, возможно, подумали. Он просто проиграл этот дом, где держал свою лавку, в карты. Вот и все. Так что вынужден был съехать. Нынешний же владелец желает не просто продать дом, а заключить выгодную сделку с тем, кто захочет его купить с целью открыть собственное дело. Он продаст дом только при условии, что получит долю от будущей прибыли. При этом обещает сделать хорошую скидку. Скажем так, единовременное получение денег за дом интересует его меньше, чем вложение в выгодное предприятие.

— А с чего вы взяли, что мое обязательно будет выгодным? — усмехнулся я. — Вдруг этот ваш владелец будет разочарован?

— Он готов пойти на риски. Вот только попросил меня тщательно подобрать кандидата на заключение сделки. Я некоторое время наблюдал за вами и вашими людьми. И решил, что вы кажетесь мне вполне подходящими.

Как-то все это притянуто за уши. Чую подвох, но не понимаю, где он. С какой стороны ни посмотри, я в шоколаде. Да, конечно, нужно будет отдавать определенный процент непонятно кому, но партнер по бизнесу, знакомый с местными раскладами, заинтересованный в успехе, будет неоценим.

— Какой же процент он хочет? — чуть прищурился я.

— Совсем небольшой, вам не стоит беспокоиться. Всего пять процентов.

И правда, немного. Вот только именно это и заставляет сильно насторожиться. Как-то уж очень удачно нашелся такой партнер!

— Вы, наверное, недоумеваете, почему так мало? — верно догадался о моих затруднениях Николас Фурне. — Но тут все просто. Тот человек далеко не беден. У него тоже есть выгодное дело в городе. И ваше будущее начинание будет вовсе не единственным, с которых он имеет свой процент. Он, конечно, идет на риск, связываясь с никому не известным юношей, но когда я рассказал о вас, чем-то вы его заинтересовали. Так что, можно сказать, вам очень повезло. Поверьте, это и правда так! И вмешиваться в то, как вы ведете дела, он не станет. Если, конечно, те будут идти хорошо.

— А если не будут?

— Сможет оказать посильную помощь, не больше.

— Для начала мне нужно осмотреть дом, о котором вы говорите. И желательно еще познакомиться с владельцем.

— Первое легко можно устроить хоть сейчас, — улыбнулся Николас. — О таком вашем желании предполагали, поэтому ключ мне передали. А вот второе, к сожалению, невозможно. По крайней мере, пока. В дальнейшем, вполне возможно, ваш будущий деловой партнер сам с вами свяжется. Если посчитает нужным.

А ведь старик умеет заинтриговать! И вроде чувствую, что есть во всем этом какой-то подвох, но с другой стороны, плюсы тоже немалые.

— Мне нужно подумать до вечера, — озвучил я свое решение.

Если друзья подыщут что-то подходящее, то лучше, наверное, откажусь от этого странного предложения.

Старик кивнул, принимая мой ответ, и поднялся с места. Я же в задумчивости закончил обедать и поднялся к себе. Однако сконцентрироваться на зарядке накопителей в этот раз было куда труднее. Из головы никак не шло странное предложение. Я уж и так и эдак прокручивал в голове возможные мотивы человека, который предлагает мне подобное. И логичных объяснений не находил. Разве что владелец дома — какой-то чудак, которому деньги не слишком-то нужны, но он азартен и желает на удачу вложиться во что-то, что может оказаться как выгодным, так и нет. Словно в лотерею играет. В общем, бред какой-то.

И почему он не желает показаться мне? Или это какой-нибудь преступник, который с помощью моей лавки хочет отмывать деньги? Только вот раз одним из условий сделки будет его невмешательство в мои дела, так что тоже не сходится. Может, меня хотят подставить и втянуть во что-то нехорошее? Последний вариант очень даже вероятен.

Вздохнув, я устало потер виски, прерывая процесс подзарядки. Поскорей бы вернулись друзья, а то я весь мозг себе сгрызу, пытаясь решить, что делать дальше!

3

На следующий день мы все отправились смотреть самые подходящие дома, которые нашли Орвин и Рина. Проныра-хозяин гостиницы, узнав наши планы, как бы между прочим назвал адрес того здания, о котором говорил мне вчера, и всучил ключ, чтобы я мог осмотреть его и изнутри. Но я решил, что мы пойдем туда лишь в крайнем случае.

Вот только чем больше смотрели на дома, выставленные на продажу, тем сильнее у меня портилось настроение. Один более-менее подходящий нашелся все-таки. В приличном состоянии и оборудованный под лавку на первом этаже. Но находился он в таком неудобном месте, что вряд ли оно подходит под мои планы. Раньше тут была продуктовая лавка, в которой скупались только местные. Представить себе, что кто-то будет выискивать среди лабиринтов узких улочек нашу лавку, а не пойдет к более удобно расположенным конкурентам, было трудно. Мы на начальном этапе ведь не сможем предложить чего-то по-настоящему уникального. А значит, и этот вариант не подходит. Просто деньги, выброшенные на ветер.

Пришлось, скрепя сердце, отправиться по указанному Николасом Фурне адресу.

И вот тут я понял, что пропал! Дом был идеален! Именно таким я и представлял свою будущую лавку. Само здание в хорошем состоянии. На первом этаже оборудован отдельный вход. Окна укреплены магически, что тоже немаловажно. Второй этаж тоже порадовал. Конечно, прежний хозяин вывез всю мебель, но это не проблема. Главное, что даже ремонт можно будет не делать.

А еще тут был водопровод! Уже одно это заставило бы меня рассмотреть этот вариант, даже если бы все остальное не настолько подходило. И чем больше я осматривал дом, придираясь к каждой мелочи, тем сильнее понимал — это именно то, что мне нужно.

Пока мы с Риной осматривали дом, Орвина я послал расспросить соседей о прежнем владельце и причине продажи дома. Но ничего конкретного они сообщить не смогли. Только то, что тот однажды просто вывез все вещи и съехал, не ставя в известность соседей о причинах. Ни с кем на эту тему разговаривать не пожелал.

— Пойдемте, — обреченно сказал я друзьям. — Нам надо поговорить с хозяином «Золотой чаши».

Рина, с горящими глазами тоже бегающая по дому, с надеждой спросила:

— Мы ведь нашли именно то, что надо, да?

— Ты угадала, — криво усмехнулся я. — Осталось обсудить детали.

Едва мы вернулись в гостиницу, я попросил Николаса Фурне уделить мне несколько минут. Он проводил меня в свой кабинет и начал было с пустого трепа и предложений выпить, но я решительно пресек эти попытки запудрить мне мозги:

— Сколько вы хотите за дом? Это первый вопрос.

— Не я, молодой человек, — добродушно улыбнулся старик. — Хозяин дома велел передать, что минимальная цена, за которую он мог бы его продать — тысяча двести золотых. Но учитывая особые условия и обещание скидки, согласен снизить цену до тысячи. И поверьте, это просто сказочное предложение! Такой дом мог бы стоить и полторы тысячи.

— Это я и сам видел, — невесело отозвался, предвкушая скорое расставание с крупной суммой денег. — Теперь второе. Прежде чем задать вам остальные интересующие меня вопросы, я хотел бы попросить вас снять артефакт ментальной защиты.

Старик нахмурился.

— Если вы надеетесь как-то повлиять на меня, чтобы я назвал имя владельца, то…

— Боюсь, моих умений на это не хватит, — с иронией прервал его. — Дар у меня слабенький. Но вот понять, говорите ли вы мне правду, я сумею.

Николас некоторое время внимательно смотрел на меня, потом кивнул.

— Ну, хорошо, в людях я неплохо разбираюсь, поэтому рискну вам поверить. И все же если почувствую какое-то иное воздействие, боюсь, ни о каких договоренностях дальше и речи не будет идти.

— Я понял.

— Что ж, тогда я выполню вашу просьбу, господин Нерт.

Николас Фурне снял с запястья серебряный браслет и отложил в сторону.

— Теперь вы удовлетворены?

Я расфокусировал взгляд и внимательно просканировал мужчину на предмет скрытых закладок. Но нет, ментальных артефактов на нем больше не было. Лишь защитный от физического и магического урона. Старик как-то странно посмотрел на меня и, когда я, удовлетворенный результатом осмотра, кивнул ему, спросил:

— Даже не обыщете и не попытаетесь проверить, нет ли у меня еще чего-нибудь?

— Я тоже рискну вам поверить, господин Фурне, — усмехнулся я.

— Что ж, тогда задавайте ваши вопросы, господин Нерт.

— Хотят ли с помощью этой сделки причинить мне какой-нибудь вред? — тщательно подбирая слова, спросил я. — Какой угодно. От материального до физического.

— Нет, на этот счет вы можете быть абсолютно спокойны, — отозвался старик. — Никакого вреда вам причинять не намерены.

— Почему выбрали именно меня?

— Я уже говорил вам, что вы показались достаточно перспективным, чтобы сделать на вас ставку.

Формулировка в прошлый раз звучала немного иначе, что я невольно отметил. Но в целом смысл оставался тоже. Старик не врал.

— Связан ли нынешний владелец дома с криминалом?

— В его окружении есть разные люди, — уклончиво отозвался Николас. — Но боюсь, я не имею права говорить вам большего.

— Хорошо, задам вопрос иначе. Намерены ли втягивать меня в какой-нибудь криминал с помощью этой сделки?

— Тут вы можете быть абсолютно спокойны! — усмехнулся старик. — Не намерены.

— Что будет, если я передумаю открывать свое дело и всего лишь буду проживать в этом доме? Ведь такое тоже возможно.

— В таком случае, конечно, ваш потенциальный деловой партнер будет разочарован. Но он прекрасно осознает, на какие идет риски. Хотя что-то мне подсказывает, что вряд ли вы будете просто сидеть без дела, — иронично заметил старик. — Как уже говорил, я в людях неплохо разбираюсь.

— Намерен ли владелец как-то влиять на мое дело? Диктовать мне свои условия в дальнейшем?

— Не намерен. Вы всего лишь будете отдавать ему пять процентов от прибыли. Если понадобится какая-то иная помощь от него или ему от вас, это будет обсуждаться отдельно. Но никто не станет на вас давить. Все будет абсолютно добровольно.

Я задал еще несколько вопросов, но всякий раз убеждался в честности полученных ответов. И все равно что-то меня беспокоило в этой странной ситуации. Сам не мог сформулировать, что, но чуял какой-то скрытый подтекст. Зачем-то им был нужен именно я. Даже мелькнула мысль, что мой отец может быть как-то с этим связан. Поддался на уговоры матушки и решил поучаствовать в моей судьбе. Но эта версия была слишком притянута за уши. И все же условия были слишком заманчивыми, чтобы я отказался. Вряд ли я найду такой же хороший дом за такую цену. А если и найду, это потребует кучу времени, которого у меня нет.

— Что ж, я согласен, — выдавил все же из себя, хоть на миг и почувствовал себя мышью, соблазнившейся на вкусный сыр.

Впрочем, никто не помешает мне бросить всю эту затею с лавкой, пусть и потеряю при этом в деньгах. Если, конечно, пойму, что тут дело нечисто. Сосредоточусь тогда только на учебе. Но надеюсь все-таки, что этого делать не придется.

— Отлично, господин Нерт! Тогда мы можем уже сегодня отправиться к стряпчему и завершить сделку. Проект договора между вами и будущим партнером уже там. Он подписан со стороны владельца дома. Остается подписать с вашей и вписать ваше имя и сумму.

Во мне загорелась надежда подглядеть имя загадочного партнера в документах. Но меня ждало разочарование. Полное имя в документах не значилось. Были лишь инициалы и крупная, размашистая роспись. «Д.Р.» — это единственное, что на данный момент мне было известно о владельце дома. М-да, это все больше интригует! Ну да ладно, не время пока искать разгадки. Меня еще ждет куча дел.

От стряпчего я вышел законным владельцем дома, который приобрел за тысячу золотых, и намерен был съехать туда из гостиницы, как только мы обставим все мебелью.

— Если хотите, могу подсказать вам, что потребуется для открытия собственного дела, — предложил Николас Фурне, с которым мы ехали сейчас в наемном экипаже.

— Нет, благодарю. Прежде чем браться за всю эту затею, я разузнал о том, что для нее потребуется. Так что постараюсь справиться сам, — вежливо, но непреклонно отказался.

Мутноватый он все-таки тип. И иметь с ним дело дальше совершенно не хочется. К тому же я и правда детально расспросил артефакторов, с которыми общался за время путешествия. Не зря же обходил столько лавок и изучал их содержимое. Заодно и узнал, какие накопители пользуются наибольшим спросом и какой товар наиболее востребован у артефакторов различных направлений.

Пришел к выводу, что относительно таких крупных камней, какие были у меня, выгоднее всего будет продать заряженные земляной и целительской магией. Причем первые даже предпочтительнее, если найду артефакторов, специализирующихся, к примеру, на укреплении стен. На случай осады или проникновения злоумышленников такие артефакты незаменимы. А требуются на них крупные и вместительные накопители. Что касается целительских, то богатые аристократы тоже предпочитают артефакты помощнее на непредвиденные случаи. Такие, к примеру, какой был у меня.

На данный момент у меня с собой семь заряженных накопителей: три с целительской, четыре — с земляной магией. И учитывая похудевший кошелек, надо бы их продать. Если честно, как от сердца отрывал от себя эти камушки. Прекрасно понимал, что они мне и самому бы пригодились в дальнейшем. Но выбора нет. Деньги мне потребуются не только на обучение, но и оборудование лавки и дома.

— Что ж, если понадобится моя помощь, обращайтесь! — не стал настаивать старик.

4

Дальнейшие три дня прошли в непрерывной суете. Заказ мебели, приведение дома в порядок в соответствие с моими представлениями, продажа артефактов и открытие банковского счета, где я посчитал более безопасным хранить свои средства. Пришлось нанять еще одного человека на черные работы — Рина одна не справлялась. К тому же в дальнейшем у нее будет хватать работы, помимо ведения домашнего хозяйства, уборки и готовки. Так у нее в подчинении появилась Грета — женщина средних лет, в меру полная, молчаливая и безотказная. В наши дела она не лезла, сосредоточившись на выполнении своей работы, что в моих глазах служило немалым плюсом.

За накопители удалось выручить в общей сложности чуть больше двух тысяч триста золотых. С вычетом суммы, потраченной на дом и его обустройство, и денег, что я имел в наличии до этого, на счету у меня теперь было три тысячи пятьсот. И еще одиннадцать камней, которые я пока не намерен был задействовать. Две тысячи — неприкосновенный запас, что пойдет на оплату первого года обучения. А значит, на остальные мои нужды на данный момент есть полторы тысячи. Вроде и прилично, но учитывая, сколько еще нужно сделать, и цены в столице, не стоило обольщаться. Нужно поскорее открывать лавку и запускать ее в плавание!

Неожиданное препятствие в магической гильдии едва не нарушило все мои планы. В ратуше, как меня и предупреждали, сказали, что за ежемесячный налог в десять процентов с чистой моей прибыли готовы дать мне разрешение на ведение дела в столице. Плюс требовалось оплатить единовременный взнос в размере пяти золотых. Но тут был нюанс. Если бы я просто желал продавать изготовленные кем-то артефакты, никаких дополнительных проблем бы не возникло. Я же собирался заниматься зарядкой накопителей, что уже считалось магической практикой. А значит, вначале необходимо вступить в гильдию магов.

Будь я хотя бы студентом первого курса, никаких проблем бы не возникло. С меня потребовали бы уплачивать ежемесячные взносы в размере десяти золотых, пятипроцентный налог с прибыли, получаемой благодаря магической практике, и все. Вот только я пока даже начинающим магом не могу считаться. А значит, потребуется пройти комиссию в гильдии, которая подтвердит, что я могу оказывать необходимые магические услуги. Естественно, за это тоже потребуется заплатить, но я был к этому готов. Как и дать на лапу, кому надо, в случае, если заартачатся.

Но вот того, с каким недоумком придется столкнуться, совершенно не ожидал!

Уже едва переступив порог гильдии, где на работу с посетителями был поставлен молодой жирный боров — наверняка чей-то сыночек — я ощутил к нему резкую антипатию. Дело даже не во внешнем виде, а в выражении красной рожи с тремя подбородками и заплывшими жиром глазками. Он смотрел на окружающих, как на дерьмо. При мне довел до слез молодую магичку, которая пришла за какой-то надобностью. Вроде как просрочила взнос и просила не лишать ее членства в гильдии и разрешить заплатить недостачу в следующем месяце. Боров намекнул, что если она его отблагодарит определенным образом, то может, и согласится. Разумеется, был послан и в ответ дал понять девушке, что ее ждут неприятности.

Весь этот неприятный разговор я имел возможность наблюдать, стоя следующим в очереди возле приоткрытой двери кабинета. Девушка выскочила со слезами на глазах и пунцовыми щеками. Я с сочувствием посмотрел ей вслед и переступил порог.

Боров окинул меня внимательным взглядом и изобразил на лице настолько фальшиво-приторную почтительность, что я ощутил тошноту. За аристократа принял, как пить дать!

— Добрый день, ваша милость. Мое имя Гилион Дрей. Чем могу помочь?

— Добрый день, — суховато поздоровался в ответ. — Я Аллин Нерт.

— Без титула? — с некоторым недоумением спросил толстяк.

— А это что-то меняет? — иронично проговорил.

Похоже, для толстяка как раз таки меняло. Его лицо снова приобрело снисходительно-высокомерное выражение, как и при разговоре с магичкой. Он снова оглядел меня с ног до головы, поморщился и буркнул:

— Что вам нужно?

Сесть мне, разумеется, предлагать не стал, но я сам внаглую уселся на стул для посетителей и выпустил в сторону толстяка лиловую энергию. С этим малым нужно держать ухо востро, это явно!

— Я хотел бы вступить в магическую гильдию и получить разрешение на осуществление практики, — озвучил я цель своего визита.

Пока боров демонстративно затягивал с ответом, делая вид, что занят более важными делами, я сканировал его эмоции. И то, что видел, мне категорически не нравилось.

Дело даже не в высокомерии и заносчивости, какие часто бывают у мелких чиновников, которые пытаются компенсировать чувство собственной неполноценности за счет тех, кому не посчастливилось к ним обращаться за какой-то надобностью. Этот парень сразу начал испытывать ко мне неприязнь, вызванную отчетливо прослеживающейся завистью. Просто потому, что на моем фоне он казался еще более омерзительным, и сам прекрасно это осознавал. Наверняка у него и с женщинами большие проблемы. Еще и перед этим девица отказала ему, напоследок обозвав весьма нелицеприятно, проехавшись по лишнему весу. А судя по одежде, не так уж у него и хорошо дела обстоят, чтобы позволить себе сильного целителя, который помог бы исправить недостатки внешности. Обычная мелкая сошка. Как маг тоже ничего особенного из себя не представляет. Источник слабенький, направленность — магия Земли. Пристроили в гильдию не иначе как из милости или по знакомству, и это его потолок. А тут заявляюсь я, весь такой красивый и явно не испытывающий схожих проблем. Вот боров и проникся ко мне сразу лютой неприязнью.

— Диплом или справка о том, что учитесь в Академии, у вас есть? — наконец, нехотя поднял голову от бумажек Гилион Дрей.

— Нет пока. Я только в этом году буду поступать. Но вступить в гильдию хотелось бы уже сейчас. Я намерен заниматься подзарядкой накопителей в вашем городе параллельно с продажей артефактов в лавке. В ратуше мне сообщили, что вначале нужно получить разрешение от магической гильдии.

Злобные свиные глазки недобро сверкнули. А я понял, что разрешения мне не видать, как своих ушей!

— Это совершенно невозможно, — скучающе заявил боров. — Приходите после начала обучения. Если, конечно, вообще поступите, — хмыкнул он скептически.

И ведь зараза такая, даже не объяснил, что есть вариант с комиссией, которая может разрешить мои затруднения уже сейчас! Но на его несчастье, я достаточно подкован в этом вопросе. Что и озвучил, подмечая, как в эмоциях свина отчетливо проступает раздражение.

— Боюсь, что это дело не быстрое, — наконец, нашел он выход. — Потребуется время, чтобы маги, которые могли бы составить комиссию, выделили время для вас. Оставьте свой адрес. Мы с вами свяжемся.

Ага, конечно! Что-то мне подсказывает, что бумажка благополучно затеряется, а о моем существовании тут же забудут. Вот же скотина жирная!

— Я могу побеседовать с вашим начальством? — поняв, что разговаривать с этим типом бесполезно, холодно спросил.

— Боюсь, оно сейчас слишком занято, — мясистые губы растянулись в ехидной улыбке, замаскированной под вежливую. — Записаться на прием тоже можете у меня.

Сильно захотелось вмазать ему прямо по жирной физиономии, но я сдержался. Тогда точно все испорчу.

Подумав, решил-таки прибегнуть к тяжелой артиллерии, хоть и побаивался, что даже это ничего не даст. Вытащил из кошеля за поясом перстень, подаренный принцессой, который не хотелось светить просто так, и демонстративно надел на палец. И был поражен тем, как резко изменилось лицо борова. Он даже как-то сбледнул и обмяк.

— Вы знаете, что это за кольцо? — сухо спросил я.

— Разумеется, в-ваша м-милость.

Ого, похоже, меня опять к аристократам приравняли, хотя я и дал понять, что титула у меня нет!

— Просто господин Нерт, — отчеканил я.

— От-ткуда эт-то у вас? — он дернул себя за ворот рубахи, словно ему стало тяжело дышать.

— За особые заслуги перед короной, — продолжил я разговор в том же тоне, разыгрывая из себя некую загадочную влиятельную персону, желающую оставаться инкогнито. — Большего вам знать незачем. Но если с вами договориться не получится, я буду вынужден обратиться напрямую к кому-то из начальства вашего начальства. Боюсь, они не будут рады тому, сколько беспокойства им доставило ваше нежелание выполнять свою работу.

— Да я… я… вы меня не так поняли… — залебезил боров, с трудом поднимаясь с места на трясущихся жирных ногах. — Конечно же, вам будет выписано разрешение! Можно даже без комиссии.

— Ну, последнее все же нарушение ваших правил, — милостиво усмехнулся я. — Не нужно делать для меня исключение. Как скоро сможет собраться комиссия?

— Я… я сейчас! — как-то совсем по-поросячьи взвизгнул мужчина и засеменил к выходу, распугивая других посетителей, которые стояли в очереди.

Я же в задумчивости уставился на перстень. Нет, я предполагал, что он в случае необходимости даст мне некоторые преимущества. Но чтобы настолько! Принцесса все же мне немало удружила с этим кольцом. Хотя и постоянно светить им не стоит. Вызовет слишком много вопросов и привлечет ко мне нежелательное внимание. Я бы и сейчас его не доставал, если бы этот свин не уперся рогом!

Был поражен тем, в какие рекордные сроки в комнате собрались три мага, которые должны были составить комиссию. Двери были закрыты, чтобы посторонние не глазели. Один из них — явно старший и самый опытный — со всей возможной почтительностью попросил меня показать кольцо поближе. Я с милостивым видом кивнул и протянул к нему руку. Мужчина запустил в мой перстень диагностическое плетение, и уголки его рта чуть дернулись, выдавая волнение.

— Не подделка.

— А вы в этом сомневались? — иронично спросил я. — Полагаете, я самоубийца, чтобы расхаживать с подобным артефактом, будь он подделкой?

Выкрасть, кстати, или силой отобрать такое кольцо тоже не лучшая идея. Его можно передать только по доброй воле. Именно тогда оно подстроится под нового владельца и не причинит ему вреда. Ментальный артефакт очень высокого уровня, который способны создавать только самые сильные маги этого направления. К тому же секрет изготовления таких перстней известен лишь тем, кто работает на королевскую семью и живет под тщательным контролем. За попытку подлога или чего-то подобного следует мучительная и жестокая казнь.

— Чем мы можем вам помочь, господин Нерт? — чуть запнувшись перед тем, как именно ко мне обратиться, спросил старший. Видимо, боров ему называл мое имя, но он тоже подозревал, что оно ненастоящее.

— Всего лишь выполнить свою работу. Я желаю открыть в городе лавку, где будут оказываться и услуги по зарядке накопителей. Хотел бы все сделать по закону.

— Я вас понял, господин Нерт, — уж неизвестно, что он там подумал о моих целях, но с глубокомысленным видом кивнул. Скорее всего, решил, что это какое-то прикрытие для выполнения важной миссии. — И разумеется, ваше обращение к нам с предъявлением перстня мы оставим в тайне, если вам будет так угодно.

— Буду благодарен, — церемонно кивнул я.

Маги многозначительно переглянулись, похоже, окончательно убедившись, что на самом деле я аристократ, за каким-то чертом скрывающий свою личность. Но не их это дело, как они наверняка решили. Меньше знаешь, крепче спишь.

Второй маг принес с собой интересную такую прямоугольную шкатулочку, в середине которой были небольшие выемки для камней, рядом с которыми находилось что-то наподобие шкалы. Несколько камней светились ярко, и рядом с ними шкала была полная, другие — частично или совсем не заполненные. Похоже, тут есть и подобные диагностические артефакты! Интересно, почему они не используются повсеместно? Ведь наверняка клиенты желали бы убедиться воочию, насколько качественно выполнена подзарядка, а не только со слов мага.

— Интересная вещица, — задумчиво проговорил, пока выполнял подзарядку пустого кристалла одним из доступных мне видов энергий, что требовалось для подтверждения моих возможностей. — Где бы такую приобрести?

— А зачем она вам, господин Нерт? — подобострастно улыбнулся боров.

Его обращение со мной разительно изменилось. В том числе и в эмоциональном плане. Толстяк теперь испытывал боязливую почтительность и желание загладить свою вину.

— Ну, чтобы клиент был точно уверен, что его не обманывают, — я пожал плечами.

— К артефактору, который обманывает клиентов, в другой раз просто не пойдут. Репутацию испортить очень легко, — возразил старший из магов.

И все равно, я уверен, имеются пройдохи, которые дурят людей с подзарядкой. Пусть и не сильно. Да и тут еще срабатывает психология. Если человек получит видимое доказательство того, что с ним ведут дело кристально честно, то в следующий раз с наибольшей вероятностью пойдет именно к такому мастеру. А значит, мне эта вещица очень нужна для моей лавки!

— Где такое можно приобрести, не подскажете? — проигнорировав недоумение магов, спокойно повторил вопрос.

— У нас можно, — чуть сглотнув, отозвался тот маг, что принес шкатулку. — Мы такое в штучном порядке делаем для некоторых аристократов или преподавателей Академии.

— Сколько такое стоит? — я буквально впился в него глазами.

— Пятьсот золотых, ваша ми… простите, господин Нерт.

Моя жаба начала меня немилосердно душить. И даже начала придумывать отговорки, почему лучше отказаться от этой идеи. Но поразмыслив, я все же решил, что в дальнейшем такая трата окупится. Моя лавка должна стать особенной, уникальной в своем роде. Именно на это я буду делать ставку. Другие артефакторы предпочитают работать по старинке — что ж, меньше конкурентов! А значит, мне такая шкатулочка все же необходима.

— Покупаю, — скучающе, словно потратить такую сумму для меня в порядке вещей, отозвался я.

Маг почтительно кивнул. Моя жаба же захлебывалась кровавыми слезами.

— Накопитель полностью заряжен, — проверив, сказал маг возле шкатулки, когда положил туда мой камень. — Значит, вас внести в списки гильдии как целителя?

— Нет, я, скажем так, специалист широкого профиля, — усмехнулся я.

На меня уставились четыре недоуменных пары глаз.

— Я универсал, — сообщил я им, наслаждаясь зрелищем еще более расширившихся глаз.

Скрывать все равно смысла не было. Мне бы так или иначе пришлось регистрироваться в гильдии и обозначать направленность своей силы. От меня, запинаясь, потребовали продемонстрировать хотя бы частичную подзарядку накопителей другими стихиями. А потом в мертвой тишине заполнили все необходимые документы.

— Да, и еще, — будто вспомнив о чем-то, сказал напоследок магам. — Тут передо мной девушка-магичка была. Как по мне, очень перспективный молодой маг. Я бы попросил вам пойти ей навстречу и согласиться подождать с оплатой взноса.

Троица магов, которые были не в курсе ситуации, вопросительно уставились на толстяка. Тот что-то смущенно забормотал и заверил, что со всем разберется.

Я же, усмехнувшись, двинулся к выходу. И пусть насчет способностей той девицы имел весьма смутное представление, но она, определенно, не заслуживала того, что ей устроил боров. А я все-таки за справедливость!

Покидал я гильдию, уже являясь полноценным членом магической гильдии города Ограс и с опустевшим на приличную сумму кошельком. Пятьсот золотых содрали за шкатулку, двадцать — за проведение комиссии и шестьдесят — за членские взносы на полгода вперед. Но зато теперь я не имел никаких препятствий для обращения в ратушу. Пока разбирался со всеми этими делами, уже стемнело, и я решил, что остальное продолжу уже завтра.

5

— Подумайте еще раз. Сделка для вас очень выгодная. Вы при любом раскладе ничего не теряете, — убеждал я старого артефактора, который недоверчиво буравил меня своими выцветшими серыми глазами.

— Молодой человек, — тот, наконец, подал голос, нарушив долгое молчание, которое хранил во время моей пламенной речи, — я вас вижу впервые в жизни! А вы предлагаете мне передать мой товар вам с целью, как вы это назвали…

— Реализации, — со вздохом подсказал я, уже понимая, что не добьюсь ничего.

Старик оказался на редкость упрям и консервативен. Предпочитал вести дела по старинке и продавать товар исключительно в своей лавке. Мое же предложение взять у него артефакты на продажу в моей лавке за небольшой процент от прибыли было встречено, мягко говоря, с недоверием. И даже то, что я пообещал написать расписку или даже заверить нашу с ним договоренность у стряпчего, его не поколебало. Ключевым было — я в городе чужак, меня никто не знает. К тому же у моей персоны имелся еще один весомый недостаток — юность. В качестве серьезного делового партнера старый артефактор-целитель меня не воспринимал.

— Ладно, спасибо, что уделили мне время, — я поднялся, давая понять, что разговор окончен.

Если и другие артефакторы города отреагируют так же, мне придется несладко. Покупать их товар с целью дальнейшей перепродажи я просто не потяну по деньгам.

Похоже, придется-таки прибегать снова к тяжелой артиллерии и светить королевским перстнем. Но точно не с этим артефактором! Слишком уж он закостенел в своих убеждениях. Да и у него закономерно возникнет вопрос: почему я не показал кольцо раньше. Заподозрит подвох и еще властям донесет о подозрительном парне, у которого имеется такой особенный артефакт. А я все же надеялся обойтись без общения с королевской Службой Безопасности. Пусть и отбрехаться в случае чего смогу. Принцесса сама дала мне перстень, пообещав и другую награду, если явлюсь во дворец. Я скажу, что вместо той награды решил с помощью кольца заслужить больше доверия у будущих деловых партнеров.

И все же понятия не имею, как к такому отнесутся. Так что предпочел вначале попробовать действовать методом собственного убеждения. Да и вообще, стоит изменить тактику. Не приходить к уже состоявшимся и уважаемым артефакторам вроде этого старика, а предложить свои услуги тем, у кого дела идут не особо. Вот они с большей вероятностью ухватятся за мое предложение!

Как оказалось, решение мое оказалось правильным. Конечно, перстень в паре случаев пришлось продемонстрировать, но и до того артефакторы, к которым я обратился после старика, оказались не настолько закостенелыми. Правда, пришлось озаботиться-таки составлением соглашения у стряпчего. Но как итог, у меня теперь имелись поставщики всех направлений магии.

Конечно, особенно уж ценный товар они мне на реализацию не доверили. В основном, мелочевку. Но и это уже хорошо! Пусть специализированные лавки предлагают редкий и дорогой товар, а за более распространенным нужно приучить покупателей приходить ко мне. Зачарованные фляги с водой; артефакты для снижения веса вещей; целительские зелья и дешевые артефакты того же направления, которые дают возможность получить малое и среднее исцеление; магические зажигалки; боевые огненные, водные и воздушные артефакты; земляные для лучшего роста урожая и укрепления хрупких предметов при перевозке и еще кое-что другое по мелочи. Ассортимент у меня в лавке теперь был неплохим.

Самое время позаботиться о рекламе, используя мои знания из предыдущей жизни. Тут, на мое счастье, о таком даже не задумывались!

Я уже давно составил план, как действовать, потому решительно отправился в единственную типографию в городе. Да, печатный станок тут уже изобрели вот уже как пятьдесят лет. Только пока это было дорогое удовольствие, которое не каждый мог себе позволить. В основном типография выполняла заказы от королевских чиновников и учебных заведений. Частные лица считали подобное блажью. Книги все еще больше ценились рукописные, с кучей украшательств. Они были знаком статуса. Простые же книги использовались в основном в виде учебников для Академии и обычных учебных заведений, которых тут был мизер.

Среди простонародья подавляющее большинство было безграмотным. Может, и читали бы, но бумага, даже самого скверного качества, была по карману не всем. Печатная книга по себестоимости получалась, пусть и дешевле рукописной, но все равно достаточно дорогой. И разумеется, никому и в голову бы не пришло использовать типографию для публикации рекламных объявлений, которые я намеревался распространить в трактирах и на постоялых дворах за символическую плату, которую заплачу хозяевам.

Художника для вывески и объявлений я тоже нашел. Мне его посоветовал сосед, который держал лавку неподалеку, специализирующуюся на оружии. Мастерство художника я смог оценить по вывеске на лавке соседа, и оно меня вполне удовлетворило.

Молодой парень — студент, который учился живописи и перебивался мелкими заказами — с радостью ухватился за мое предложение. Мы с ним тщательно обсудили концепцию, и он сделал наброски, которые меня в итоге полностью удовлетворили.

По моей задумке, вывеска будет состоять из трех картинок: двух больших, подвешенных справа и слева от входа, и одной центральной — над дверью. На последней будет нарисован кристалл-накопитель, из которого выбивается энергия разных цветов, и рядом надпись: «Универсальная лавка артефактов Аллина Нерта». А вот двум большим необходимо будет уделить наиболее тщательное внимание. Нужно, чтобы взгляд потенциального покупателя буквально цеплялся за картинки, интриговал, вызывал желание остановиться, рассмотреть повнимательнее и зайти.

— Нарисуй мне красивую бабу, — поставил я перед Марком, как звали художника, первую задачу. — Вроде как целительницу, которая оказывает помощь раненому воину на поле боя. Особое внимание удели формам. Все должно быть и не слишком вульгарным, и одновременно таким, чтобы взгляд цепляло. Грудь наполовину видна в декольте. На ней главный акцент. Девушку, думаю, лучше сделать рыжей, — подумав, сказал я. — Чем ярче, тем лучше. В зеленом платье. В руках нарисуешь флакончик с целительским зельем. Воина можешь прорисовывать не так тщательно, но чтобы было видно, что когда она подносит зелье к его рту, ему вроде как полегче становится.

Пришлось забраковать несколько вариантов, пока Марк нарисовал то, что нужно. А то получалось или слишком вызывающе, или недостаточно соблазнительно. Но в итоге рыжая бестия на наброске для вывески получилась такой, что мимо точно не пройдешь! Я мысленно усмехнулся.

На второй картинке должен быть нарисован суровый брутальный воин, в одной руке держащий огненный артефакт, из которого выбивается пламя, в другой — водное лезвие. С этим художник справился куда быстрее, кстати. Наброски были одобрены, и Марк пообещал все сделать за три дня.

Надеюсь, и в типографии меня не подведут. Картинку для объявления сделал все тот же Марк, используя ту, что с женщиной. Я здраво рассудил, что народ в трактирах будет реагировать на нее куда лучше, чем на воина. И она точно привлечет больше внимания. Текст объявления я придумал сам, в меру своих представлений о том, как это должно выглядеть. Все же пиаром в родном мире я не занимался. Зато имел возможность видеть кучу рекламы, которая окружает любого человека со всех сторон. Кое-что в памяти отложилось и, надеюсь, теперь мне пригодится.

6

Переступив порог типографии, я понял, что без перстня точно не обойтись. Служащие, работающие возле печатного станка, были все в мыле. Явно выполняли какой-то крупный заказ. А тут явился я весь такой хороший со своими глупостями. Пошлют точно! Впрочем, сами не рискнут, если примут за аристократа. Проводят к главному. А там уж перстенек, думаю, поможет!

Нацепив на лицо высокомерное выражение, присущее аристократам, я решительно двинулся к работникам.

— Эй, любезный, мне нужно поговорить с вашим хозяином!

Тот посмотрел на меня явно недобро, но оценив внешний вид, сразу подобрался и изобразил почтительность.

— Господин Филгер в своем кабинете, ваша милость.

— Проводи меня туда.

Возражать мне не стали и поспешили выполнить требование.

— Как о вас доложить, ваша милость? — уважительно спросил служащий типографии.

Не удостоив его ответом, я толкнул дверь кабинета и скрылся за ним. И вовсе не потому, что заигрался в заносчивого аристократа. Слишком много вопросов сразу возникнет, если назовусь своим именем, без титула. А обманывать не хотелось.

Не теряя времени, нацепил на палец перстень, готовясь дальше разыгрывать комедию.

Грузный мужчина лет сорока пяти с глубокими залысинами на лбу оторвал покрасневшие глаза от каких-то бумаг и устало вздохнул. Видно было, как он «рад» моему появлению. И даже когда я демонстративно поправил верхнюю часть камзола, обращая его внимание на перстень, выражение лица изменилось лишь немного.

— Чем могу вам помочь, ваша милость?

— Мое имя Аллин Нерт. Без титула, — сходу решил действовать начистоту. — Так что можно просто «господин Нерт».

Если хозяин типографии и удивился, то ничем этого не проявил. Похоже, он просто желал поскорее меня выслушать и отправить восвояси.

— Присаживайтесь. И скажите, чем я могу вам помочь, господин Нерт?

Прежде чем устроиться в кресле для посетителей, я снял с плеча тубус со свитком, где был образец объявления, который полагалось размножить. Больше всего оно напоминало красочные афиши из моего мира. С той самой рыжей красоткой, названием моей лавки и текстом. Разумеется, красотка на первом плане для привлечения внимания. Господин Филгер некоторое время с удивлением разглядывал протянутый ему лист бумаги, потом с недоумением посмотрел на меня:

— Что это такое?

— Объявление. Мне нужно, чтобы вы напечатали таких хотя бы пятьдесят штук.

Хозяин типографии зашевелил губами, негромко читая вслух текст: «Первая в мире универсальная лавка артефактов Аллина Нерта ждет своих покупателей! Здесь вы сможете приобрести товары на любой вкус: целительские, земляные, воздушные, водные, огненные и прочие виды артефактов. А также подзарядить накопители любого вида. Постоянным клиентам скидки! В день открытия вас ждет лотерея ценных призов, которые вы сможете выиграть, а также бесплатная выпивка и закуска. Спешите: количество призов ограничено. Открытие состоится…» А вот напротив даты стоял прочерк, поскольку все зависело как раз таки от господина Филгера.

— Оригинально, конечно, — усмехнулся хозяин типографии. — Я бы взялся, но сейчас у меня очень крупный заказ от Академии магии.

— Мой ведь не потребует много времени, — осторожно сказал я. — К тому же я готов доплатить за срочность.

Во взгляде господина Филгера отразился куда больший интерес.

— Если так, то мы можем это обсудить. А то в Академии редкостные скряги, — проворчал он. — За каждый медяк торгуются! Впрочем, не будь на вас этого колечка, я бы все же не рискнул отодвигать их заказ ради вашего, — проговорил он. — Неприятности мне не нужны. Но думаю, если я скажу, что ко мне обратился человек от короля и попросил втиснуть его вне очереди, возражать они не будут.

Я облегченно выдохнул и в очередной раз мысленно поблагодарил принцессу. Вот только когда услышал цену, которую заломил за пятьдесят несчастных объявлений хозяин типографии, едва не задохнулся от возмущения. Восемьдесят золотых. Да он в своем уме?! Видя мою реакцию, мужик завел шарманку о стоимости бумаги, красок, которые потребуются для печати, оплаты работы сотрудников и о том, что из-за срочности моего заказа ему придется оправдываться перед важными людьми. Как ни бился, но цену он снижать ни в какую не хотел.

— За такие деньги мне нужно минимум сто объявлений, — сказал я решительно. — Пусть даже качество бумаги будет не самое лучшее.

— Это обсуждаемо, — уже более благосклонно улыбнулся Филгер.

Я же с тоской попрощался с еще одной приличной частью моих сбережений. А ведь кое-что уйдет еще и на призы для лотереи, которые мне придется оплачивать из своего кармана! Но экономить на рекламе точно не стоит. Именно на ней завязана львиная доля моего успеха.

Зато хозяин типографии пообещал все сделать в рекордно короткий срок. За пять дней до открытия, которое он посоветовал мне запланировать на воскресенье на следующей неделе. В основном люди в этот день гуляют и отдыхают от трудов праведных, так что даже чисто ради интереса заглянут в мою лавку.

Оставшееся время мы с Орвином и Риной были все в мыле, готовя лавку к открытию. Ее полагалось украсить, чем занималась девушка, продумать закуски, которые будут подаваться на входе. Я подал ей идею подать, помимо привычных пирожков с разной начинкой, бутерброды-канапе и кусочки разной снеди на зубочистках, отчего она пришла в восторг.

— Это ведь очень удобно, господин Аллин! — улыбалась она. — И руки не сильно пачкаются.

— Касаемо выпивки, нужно будет заказать три бочки хорошего эля и одну вина. Вполне достаточно будет. Пьянки мы тут допускать не будем. Еще для лотереи нужно взять обычный деревянный ящик, покрасить его в яркие цвета и проделать небольшое отверстие наверху. Каждый, кто купит у нас хотя бы один артефакт или обратится с заказом по зарядке накопителя, будет иметь право написать свое имя на клочке бумаги и кинуть в этот ящик. Таким образом он станет участником лотереи.

Рина кивала, с восторгом глядя на меня. Похоже, о лотереях тут тоже еще ничего не слышали. Что ж, если так, это точно привлечет внимание!

— Орвин, на тебе нанять музыкантов, которые будут создавать необходимый настрой. Пусть они играют снаружи и тем привлекают посетителей. Еще нужно договориться с местными мальчишками, чтобы зазывали людей на улицах. Лучше всего у городских ворот и на рынке. Пусть кричат о скором открытии уникальной лавки, о возможности выиграть ценные призы, бесплатной выпивке и прочем, что может привлечь. А я займусь переговорами с хозяевами трактиров и различных лавок, чтобы согласились повесить у себя наши объявления.

— Знаете, господин Аллин, — выслушав меня, покачал головой Сердон. — Если бы я точно не знал, что вы сын тирра, то решил бы, что родители у вас — потомственные торгаши, — он рассмеялся, показывая, что оскорбить не хотел.

Я шутливо погрозил ему пальцем:

— Если бы тебя слышал мой отец, боюсь, он бы не обрадовался такому заявлению.

— Нет, ну, серьезно, когда вы говорили о своей затее с лавкой, я, если честно, думал, что ничего путного из нее не выйдет. Но чем больше слушаю о ваших планах, тем сильнее понимаю: а ведь может и получиться! Круто вы за дело взялись, господин Аллин!

— Спасибо, Орвин. Я ценю твое мнение, — я хлопнул его по плечу. — А еще нам, кстати, нужно подобрать подходящие наряды для меня и Рины. Очень важно произвести первое впечатление. Ты как раз в роли грозного охранника будешь превосходно смотреться в своей обычной экипировке. А вот нам с Риной нужно продумать свой внешний вид более тщательно.

Рина, услышав мое заявление, тут же подскочила к нам и радостно воскликнула:

— А во что, думаете, я должна быть одета?

Ну, еще бы она не радовалась! Какая девушка будет против обновок, тем более за чужой счет? Мысленно хмыкнул.

— Ты должна сражать своим видом наповал, — скрывая усмешку, сказал я. — Видела набросок к нашей вывеске?

— Ага, — закивала она.

— Вот ты должна оказывать схожий эффект, как та женщина на ней.

Рина смущенно потупилась.

— А значит, нужно красивое платье с декольте. И длинные, распущенные волосы, которые завьешь и украсишь какой-нибудь заколкой или цветком. — Предупреждая ее резонное возражение, что из обрезанных волос вряд ли получится такая прическа, добавил: — Сходишь к магу-целителю, который таким занимается, и нарастишь волосы. Деньги я выделю. И будешь всем вокруг ослепительно улыбаться. Это важно. Нужно, чтобы в нашу лавку хотели обращаться постоянно. А первое, что они увидят за прилавком — тебя. Можно сказать, ты будешь лицом нашей лавки.

— Поняла, господин Аллин, — взволнованно воскликнула девушка. — Спасибо вам большое! Вы думаете, у меня все получится?

— Уверен, — подбодрил я ее.

— Что-то мне не нравится идея насчет декольте, — встрял Сердон, прищурившись. — Пялиться будут всякие.

— Так на то и расчет! — усмехнулся я. — Пусть пялятся. А для того, чтобы на большее не рассчитывали, есть ты.

Орвин с грозным видом кивнул. А я понял, что у тех, кто осмелится откровенно приставать к Рине, будут неприятности.

— Только не переусердствуй, Орвин, — покачал я головой. — Мы же не хотим распугать всех клиентов!

— А что насчет вас? — спросила Рина. — Вы сказали, что тоже смените внешний вид. Но зачем? Как по мне, вы и так выглядите великолепно, — она залилась краской и отвела взгляд.

— Не думаю, что покупатели нормально воспримут, если общаться с ними в лавке будет парень, подозрительно смахивающий на аристократа. Атмосфера будет уже не та. Так что мне стоит одеться попроще и изображать себя обычного парня, открывшего собственное дело.

— Как по мне, здравая идея! — одобрил Сердон. — А то я заметил, что при общении с вами люди не знают вначале, как себя вести. Уж больно чувствуется аристократическое происхождение.

— Значит, будем это исправлять, — резюмировал я. — Ну что ж, друзья, а теперь за работу. У нас ее еще очень много! До воскресенья нужно столько всего успеть!

Возражать мне никто не стал. Вообще я заметил, что если поначалу Рина и Орвин несколько насторожено относились к идее с лавкой, то теперь она их искренне захватила. И это хорошо! Помощники, сами заинтересованные в успехе дела, мне нужны гораздо больше рядовых исполнителей.

7

Нет, я, конечно, рассчитывал на успех после всех предпринятых усилий. Но чтобы настолько! Выглянув в окно в утро открытия лавки, я глазам не поверил. А ведь до прибытия музыкантов и начала самого мероприятия было еще два часа! Народ уже начинал собираться и даже ссорился за право первыми зайти после того, как мы пригласим покупателей. Несколько минут я чуть ли не с разинутым ртом наблюдал за всем этим, потом выскочил в коридор и добежал до комнаты Рины и Орвина. Забарабанил в дверь:

— Эй, ребята, вы это видели?! — выдохнул, когда снаружи показалась всклокоченная девушка.

— Видели, — проворчал показавшийся за ее плечом Орвин. — И слышали! Поспать нормально не дают.

— Хватит спать! — охваченный азартом, воскликнул я. — Сейчас быстро завтракаем и приводим себя в порядок. Музыкантам я вчера велел подтягиваться на час раньше открытия. Пусть пока развлекают толпу. По еде и выпивке все готово?

— Да, мы с Гретой еще вчера все заготовки сделали, — подтвердила позевывающая Рина. — Осталось разложить по блюдам. А бочки в погребе. Останется только выкатить. Не беспокойтесь, господин Аллин, все будет в порядке!

— Тогда за дело! — велел я. — Пусть Орвин поторопит Грету и она начнет заниматься всем необходимым. А ты, Рина, давай приводи себя в порядок. Напоминаю, что сегодня ты должна быть на высоте.

С девушки сонливость тут же пропала, и она поспешно скрылась где-то в глубине комнаты.

К тому времени, как народу за дверями набралось совсем уж невероятное количество, мы с Риной преобразились и приготовились играть свою роль.

Девушку было просто не узнать! В красивом элегантном платье, в меру кокетливом и соблазнительном, но не вульгарном, с распущенными, завитыми волосами, украшенными цветком, с подкрашенными ярко-розовыми губами и подведенными ресницами она неуловимо преобразилась. Из симпатичной простушки превратилась в очаровательное создание, от которого невозможно было глаз отвести. Вспомнил, как мы с Риной репетировали несколько дней, как именно она должна улыбаться и вести себя с покупателями. Получилось вполне неплохо.

Сам же я в одежде обычного горожанина: штанах, рубахе и куртке поверх нее, без каких-либо видимых атрибутов высокого статуса, тоже постарался вытравить с лица въевшееся благодаря предыдущему хозяину тела выражение. Если на Рине лежала задача произвести впечатление на мужчин, то на мне — на женщин. Я должен был играть роль обаятельного простого парня, с которым бы любой покупатель ощущал себя комфортно. Хотел даже волосы обстричь пару дней назад, но Рина чуть ли не со слезами переубеждала.

— Они у вас такие красивые, господин Аллин! Пожалуйста, не обрезайте!

И вот плюнул бы на ее слова и поступил по-своему — благо, устал уже от этой шевелюры. Но потом подумал, что раз одной женщине нравится, то скорее всего, и другие клюнут. А я сегодня тоже должен быть на высоте. Так что ограничился тем, что собрал волосы в хвост за спиной.

Между тем, толпа снаружи благодаря музыкантам и бесплатному угощению находилась в очень даже хорошем настроении. Можно брать тепленькими!

— Ну что ж, удачи нам всем! — выдохнул я и первым пошел к лестнице, ведущей на первый этаж.

Наше с Риной появление встретили радостными возгласами. Бедная девушка чуть было не убежала обратно при виде стольких устремленных на нее глаз.

— Улыбайся и держись уверенно! — прошипел я, хватая ее за руку.

Рина судорожно вздохнула, но послушалась. Хотя ее улыбка поначалу казалась несколько натянутой. Я сделал знак музыкантам остановиться и активировал в руке артефакт усиления голоса.

— Приветствую всех собравшихся! — широко улыбаясь, словно видел перед собой хороших друзей, воскликнул я. — Рад видеть вас всех в первой и пока единственной в мире универсальной лавке артефактов Аллина Нерта! Товары здесь есть на любой вкус и цвет, как говорится. Лучшие артефакторы города передали мне свои творения на реализацию. Так что вам не нужно будет оббегать весь город в поисках того, что может понадобиться в дорогу или кому-нибудь на подарок. Более того, в качестве дополнительной услуги мы предлагаем возможность проверить заряд любого вашего накопителя всего лишь за два серебряных. В случае же, если нужно проверить накопитель, который вы отдали на зарядку нам, это будет бесплатно. Мы кристально честны со своими покупателями и даем им возможность самим в этом убедиться!

Толпа оживленно зашепталась. Такое ни в одной лавке не предлагали — это я точно знал. Все строилось на доверии к магу, который занимался зарядкой и проверял степень его наполненности с помощью своих диагностических плетений. Вот только неодаренный магически народ не мог в полной мере понять, когда накопитель полон до конца. Даже если благодаря диагностическому плетению свечение кристалла становилось на какое-то время видимым и покупателю, то никакой шкалы рядом не наблюдалось. Просто подсвеченный камень. Шкатулка же давала возможность оценить по четкой шкале, сколько заряда на данный момент содержит накопитель. А учитывая стоимость зарядки, которая превышала цену самого кристалла, две серебряные монеты — это пустяк. Уверен, что подобная услуга будет пользоваться немалым спросом.

— Более того, на клиентов, которые будут обращаться к нам для зарядки накопителей, будут заведены скидочные карты.

Видя недоумение на лицах собравшихся, я пояснил, что имею в виду:

– На каждого из вас, при желании, будет выписана карточка, в которую будут вноситься все потраченные вами на зарядку накопителей суммы. Когда эта сумма достигнет пятидесяти золотых, все дальнейшие обращения по этой услуге обойдутся вам со скидкой в один процент. Если сумма достигнет двухсот золотых — пять процентов. Максимальная возможная скидка — десять процентов, по достижению пятисот золотых. Для постоянных клиентов мы всегда готовы идти на уступки!

Люди некоторое время молчали, переваривая услышанное, потом все же поддержали мои слова одобрительным ревом. И я облегченно выдохнул. Все-таки немного опасался, как такое воспримут.

— А на покупки артефактов такие скидки будут? — спросил мужчина из первого ряда.

— Когда в лавке появятся артефакты моего собственного изготовления, обязательно! — щедро пообещал я. — Но пока, к сожалению, я всего лишь готовлюсь к поступлению в Академию, — постарался улыбнуться как можно обезоруживающе. — Уверен, со временем смогу удивить вас не только возможностью заряжать любые виды накопителей в одном месте. А также хочу сообщить, что сегодня у нас будет проведена лотерея. Для тех, кто не знает, что это такое, объясню. Каждый покупатель, даже тот, кто всего лишь решит сделать заказ на подзарядку крохотного накопителя, имеет возможность выиграть ценный приз. Тут уж какой стороной к кому повернется удача, — с этими словами я демонстративно развернулся к рыжей девице на вывеске и подмигнул. А потом шлепнул стоящую рядом Рину по заднице. Намекнул таким образом на одну и вторую сторону удачи.

В толпе послышались смешки. Такое простовато-грубоватое поведение пришлось большинству по душе. Все-таки тут в основном были обычные горожане, пусть и некоторые из хорошо обеспеченных.

— Только сами так не делайте, — доверительно понизил голос, косясь в сторону Рины, а потом застывшего в дверях чуть поодаль от нас Орвина. — Эта красотка — невеста нашего охранника. Чувствую, и я еще получу за то, что руки распустил!

Люди опять начали смеяться. Послышались похабные намеки и подзуживания. Мол, не теряйся парень!

— А теперь о призах, которые будут разыгрываться в лотерее. Первый: набор различных боевых артефактов на сумму в тридцать золотых. Сами артефакты на ваш выбор. Второй — целительский артефакт стоимостью в пятьдесят золотых. И самый ценный приз — магически усиленный арбалет с набором артефактных болтов, который иначе обошелся бы вам в сто золотых.

Шум поднялся просто неимоверный. Кто-то недоверчиво крикнул:

— Это что я могу просто подзарядить кристалл за пять золотых, а выиграть один из тех артефактов?

Я поднял руку, призывая к тишине, и подтвердил:

— Именно так.

— А как выбирать будете? — азартно спросил кто-то еще. — Небось, все подстроено?

— Нет, конечно! Все решит случайный выбор. Имя каждого участника будет написано на бумажке и брошено в специальный ящик. В конце этого дня, когда будет проведен розыгрыш лотереи, их еще раз перемешают, и мы поручим трем разным людям, выбранным вами самими, вытащить поочередно имена счастливчиков.

В общем, идея с лотереей была воспринята на ура. Я же постарался снова задавить в себе жабу. Ведь призы эти будут тоже оплачены из моего кармана. Ну да ничего, это поначалу за посреднические услуги я договорился брать с артефакторов всего по восемь процентов. И то пришлось торговаться до хрипоты. Когда дела у меня пойдут лучше, это уже они меня будут уговаривать принять их товар на реализацию. И мой процент будет куда выше. Но пока большинство сегодняшней выручки уйдет, к сожалению, в карманы артефакторов. Среди толпы я некоторых из них тоже, кстати, видел. Пока трудно понять, как ко всему происходящему относятся. Но хоть не пытаются встревать и «учить» неопытного юнца, как нужно дела вести. Все-таки хорошо, что я решил иметь дело не со стариками. Те бы точно не удержались!

— А теперь добро пожаловать в мою лавку! — радостно объявил я, сделав опять музыкантам знак играть. — И пожалуйста, соблюдайте очередность, — поспешил добавить, видя, как круто все ломанулись ко входу. — Не беспокойтесь, возможность посетить лавку и шансы выиграть будут абсолютно у всех. А во время ожидания наши ребята пока развлекут вас песнями на ваш выбор. Вы можете подходить и заказывать, если у кого-то есть особые пожелания. Ну, и конечно, эля и вина у нас еще вполне достаточно!

А потом начался самый настоящий ад. Мне тоже пришлось встать за прилавок. Рина одна не справлялась с наплывом посетителей. Тем более что на заказы по подзарядке приходилось еще и карточки оформлять. А также записывать имена покупателей, которые хотели поучаствовать в лотерее. Орвин же следил за тем, чтобы никто ничего ненароком не умыкнул. Утешало то, что такой ажиотаж будет лишь в первые дни. Иначе пришлось бы нанимать еще людей.

Но как бы то ни было, мы справились! А главное, что покупатели уходили довольные новыми впечатлениями и нашей лавкой. В розыгрыше победили, кстати, обычные горожане, а не какие-нибудь влиятельные персоны, кого я мог бы попытаться таким образом задобрить. И это еще больше добавило доверия к моей честности.

Кстати, услуга по проверке накопителей стала одной из самых востребованных. Люди тащили из своих домов самые различные артефакты, чтобы проверить заряд накопителей в них. Были даже случаи, когда кто-то уличил какого-то моего «коллегу» в недобросовестности. Мол, артефакт только вчера купили и он вообще еще не использовался. А заряд там не сто процентов, а восемьдесят пять.

К концу дня, когда, наконец, весь этот дурдом закончился и мы закрыли лавку, то просто-таки попадали на пол, не став заморачиваться со стульями. Ноги у всех просто гудели.

— Ну что, поздравляю всех с успехом! — нашел в себе силы улыбнуться я. — А это точно успех, как по мне. Рина, ты хоть примерно можешь сказать, сколько мы сегодня выручили за день? Впрочем… чего это я? Позже посчитаешь. А сейчас отдохнем и перекусим. Посмотрим, что там Грета для нас на ужин приготовила.

— Да я могу сказать уже сейчас, господин Аллин, — улыбнулась девушка. — Мне такие подсчеты вести не сложно. Товара удалось продать на пять тысяч четыреста золотых. Наша доля из этого — четыреста тридцать два золотых. Проверка накопителей принесла двадцать пять золотых. Это уже чисто наше. Как и заказы на подзарядку накопителей. Их нам оставили на триста восемьдесят золотых. Значит, наша чистая выручка сегодня — восемьсот тридцать семь золотых.

Пока она все это тараторила, мы с Орвином смотрели на нее с отвисшими челюстями. Сердон витиевато выругался:

— А я еще был против затеи с лавкой! Господин Аллин, да вы гений!

— Не спеши пока, — я покачал головой. — И не обольщайся. Такой хороший результат в первый день из-за того, сколько мы сделали для рекламы.

К подобным моим словечкам друзья уже привыкли и не переспрашивали с недоуменными лицами, что я имею в виду. Так что просто закивали.

— Кое-какой ажиотаж продлится максимум неделю. И то такого, как в первый день, не будет. Так что выручка спадет. Пока мы окупим вложенные в лавку на начальном этапе средства, пройдет несколько месяцев. И это при том, что в рекламу мы продолжим вкладываться. Уже не так, как в начале, конечно. Но хотя бы на то, чтобы попросить оставить наши объявления на некоторых постоялых дворах, и на услуги мальчишек, чтобы зазывали к нам покупателей, придется. Кстати, насчет последних, есть у меня одна идея. Чтобы у мальчишек была большая мотивация находить нам клиентов, нужно их поощрить: за каждого покупателя, которого они приведут и кто у нас что-то купит, будем платить им по пять медяков. Деньги мизерные для нас, но для них неплохое подспорье. И, думаю, они из кожи вон будут лезть, чтобы найти нам побольше покупателей.

Орвин с каким-то странным выражением смотрел на меня во время моей пламенной речи. Потом усмехнулся.

— Видел бы вас сейчас ваш отец, господин Аллин! Он бы глазам не поверил. Интересно, и тогда бы считал, что вы без его помощи не выживете?

— Думаю, ты и сам так недавно считал, — подмигнул я Сердону.

— Не спорю. И я рад, что ошибся! С таким подходом лавка точно не прогорит. Вот только что будем делать, когда вы учиться пойдете?

— К тому времени вы с Риной тоже поймете, что и как лучше делать. Тем более что я все равно буду наведываться в лавку. Накопители же кто-то должен заряжать. Буду советовать, если что-то понадобится. Может, кого-то еще наймем, если не будете справляться.

— А как вы сможете справляться с накопителями? — нахмурилась Рина. — Если заказов будет все больше.

— Как раз это не проблема, — я махнул рукой. — Уверен, что среди студентов найдется немало желающих подработать. А без членства в гильдии они не имеют права напрямую заниматься этим делом. Даже если буду платить им определенный процент от реальной стоимости, охотно пойдут на это.

Орвин снова посмотрел на меня с нескрываемым изумлением. Похоже, не устает поражаться тому, каким практичным оказался обычный мажорчик, до этого и жизни не нюхавший. Но говорить в этот раз ничего не стал, лишь кивнул, одобряя мой план.

— Ну, что ж, а теперь пойдемте ужинать и отдыхать. Часть накопителей мне придется зарядить уже сегодня, если хочу успеть отдать в срок. А завтра с утра займусь остальными. В лавке в первой половине дня вам придется без меня справляться.

— Ничего страшного, господин Аллин! — улыбнулась Рина. — Справимся.

— Я тоже так думаю, — улыбнулся в ответ.

8

На следующее утро, как и намеревался, занялся зарядкой накопителей. В очередной раз подумал о том, какая же это скучная и монотонная работа. Нет, во время учебы в Академию однозначно надо будет поискать себе помощников на это дело! А то с ума сойти можно!

С содроганием думал о том, что пришлось бы зарабатывать себе на жизнь только с помощью этого. Нет уж! Надеюсь, я смогу достичь гораздо большего. Ну, а пока, Аллин, хочешь — не хочешь, а надо слать куда подальше свои амбиции, и заниматься тем, за что уплачены деньги.

Так я мысленно себя подбадривал, в очередной раз со вздохом пододвигая к себе шкатулку с новым заказом. Кстати, еще одно наше новшество! Чтобы не запутаться, заказы по каждому клиенту мы оформляли таким образом. Клали в небольшую шкатулочку его накопители и внутрь помещали карточку с именем. Так и не перепутаем ничего, и будем вести строгий учет. С тоской посмотрел на количество оставшихся на столе шкатулок, которые, казалось, были нескончаемыми. Похоже, я был излишне оптимистичен, когда считал, что за полдня управлюсь.

Раздавшийся от двери бархатный женский голос заставил чуть ли не подпрыгнуть на месте от неожиданности. Настолько погрузился в работу и свои невеселые мысли, что не заметил, как мое уединение потревожили.

— Мне говорили, что вы красавчик. Но чтобы настолько! Прямо залюбуешься!

С недоумением поднял голову и посмотрел на незваную гостью. Не слишком высокая, скорее даже, миниатюрная, как точеная статуэтка. Лет тридцати или чуть постарше на вид. Лицо очень интересное и немного экзотичное. Некоторое время пытался понять, что же именно мне кажется экзотичным. Потом пришел к выводу, что скулы. Если само лицо, разрез глаз и черты были вполне европейские, то вот скулы выдавали, что в предках у этой женщины затесались азиаты. Впрочем, родство с ними казалось весьма отдаленным. Большие темно-карие глаза с длинными ресницами, маленький носик и пухлые губки. Волосы цвета воронова крыла, собранные в элегантную прическу. Платье с фасоном на грани приличий темно-красного цвета.

Уже одно то, что посетительница была очень привлекательной, меня насторожило. Ну не везет мне с подобными представительницами прекрасного пола! Что в том мире, что в этом. Так что смотрел я на нее чуть хмурясь, подспудно ожидая подвоха. И ведь как прошла через Орвина? Он вряд ли пропустил бы кого-то постороннего в жилые помещения.

Переключился на истинное зрение и еще больше напрягся. Визитерша еще и менталист! Дар, конечно, средненький, но и этого вполне достаточно, чтобы запудрить мозги тем, кто не защищен от ментальной магии. Банальный отвод глаз не требует больших затрат ментальной энергии, чтобы замылить глаза паре человек. Очевидно, именно это и проделалось с Орвином и Риной. Когда будем получать стабильный и регулярный доход, надо будет приобрести артефакты соответствующей направленности для моих работников. Не хочу, чтобы подобные личности имели возможность повлиять на них!

— С кем имею честь, сударыня? — сухо спросил, и не думая расшаркиваться перед ней и вставать из-за стола.

Общение с Иженой Квейлад и Мелиссой Ордлин не прошло для меня даром. Теперь трижды подумаю, прежде чем подпускать близко таких особ. А что-то мне подсказывало, что это того же поля ягодка. По крайней мере, по характеру. Достаточно посмотреть, как она держалась и смотрела. Сразу видно — та еще покорительница мужских сердец!

— Фи, какой вы грубиян, Аллин Нерт! — усмехнулась она. — Даже не поблагодарите за комплимент и не предложите даме сесть.

— Сожалею, но я слишком занят, чтобы тратить время на лишние расшаркивания. К тому же о своем визите вы не предупредили. И кто вы такая, я понятия не имею. Хотелось бы также знать, как вы прошли через моих людей?

— Да, слова о ваших хороших манерах были, по всей видимости, сильно преувеличены, — фыркнула она. — А ведь Николас Фурне так вас расхваливал!

Кажется, начинаю догадываться… Вот только то, о чем я подумал, не внушало оптимизма. Очень надеюсь, что ошибаюсь!

— Повторю свой вопрос, сударыня, кто вы такая? И что вас сюда привело?

— Вы всегда таким образом общаетесь с деловыми партнерами? — с деланным возмущением откликнулась она. То, что оно фальшивое, было видно по сверкающим озорными искорками глазам.

Черт! Похоже, мои худшие подозрения оправдались.

— Только не говорите, что вы и есть загадочный «Д.Р.», с которым я подписал договор.

— Диана Рейнт, — подтвердила мои слова женщина. — Будем знакомы. А теперь, надеюсь, вы позволите мне присесть?

Я обреченно махнул рукой. Сам виноват! Договор подписывать меня никто не заставлял. Теперь придется вести дела именно с этой особой. Вот только радости я от этого никакой не испытывал.

Диана грациозно устроилась в кресле для посетителей, откуда с явным интересом принялась меня рассматривать.

— Вы всегда так нелюбезны с гостями, Аллин?

— Во-первых, обращаться ко мне по имени я разрешения не давал, — сухо сказал. Надо сразу ставить ее на место, иначе на голову попытается залезть. Это и к гадалке не ходи! — Во-вторых, с незваными гостями не всегда хочется быть любезным. Да и, как уже сказал, я сильно занят. А вы мне помешали.

— Вижу, вы и правда заняты, — она красноречиво обвела взглядом шкатулки, которыми был заставлен стол. — Но отдыхать тоже нужно. А вы уже почти пропустили обед. Поэтому предлагаю отправиться в ближайшую харчевню и уже там поговорить о делах.

— А есть о чем? — я подозрительно прищурился. — По условиям договора, насколько помню, вы не должны в них вмешиваться.

— Так разве я вмешиваюсь? — она очаровательно наморщила лобик. — Просто хочу познакомиться с новым деловым партнером получше. Я считаю, что при личной встрече это делать намного удобнее. И, кстати, поздравляю вас с грандиозным успехом, господин Нерт! — она сделала явный акцент на обращении, давая понять, что принимает мое желание держать дистанцию. — Вижу, что я все же не ошиблась, когда решила сделать ставку именно на вас.

Я заколебался, недоверчиво поглядывая на нее. Общаться с этой женщиной у меня не было ни малейшего желания, но я понимал, что без этого вряд ли пойму, что у нее на уме. Зачем понадобилась вся эта секретность и что Диане Рейнт на самом деле от меня нужно. Да и отвлечься и правда не помешает. Я уже скоро взвою в этом кабинете!

— Благодарю за поздравление, — натянуто улыбнулся. — Что ж, я не против обсудить все за обедом. И очень надеюсь, что вы все-таки расскажете, почему на самом деле сделали ставку именно на меня.

— Если не будете таким чопорно-неприступным, то расскажу, — поддразнила она меня, но тут же посерьезнела. — Не беспокойтесь, господин Нерт, я вам не враг. И зря вы ожидаете от меня какого-то подвоха.

Я лихорадочно проверил свою защиту, которую поставил, едва понял, что общаюсь с менталистом. Все на месте. Мои эмоции или мысли она точно не могла прочитать. Неужели меня легко можно просчитать и так? Печально подобное осознавать!

— Поживем-увидим, — пробормотал я.

Когда мы спустились по лестнице на первый этаж, Орвин с удивлением уставился на мою спутницу. Похоже, я был прав. Диана Рейнт ему отвела глаза, чтобы пробраться ко мне и застать врасплох. Решила с помощью эффекта неожиданности навязать мне свои правила игры. И что самое противное, у нее это даже в какой-то мере получилось. К тому, что моим партнером окажется женщина, я оказался не готов. Это слегка выбило из колеи. Если честно, представлял какого-то криминального авторитета, решившего заняться и законным бизнесом. Начать с партнерства, а потом попытаться отжать у меня лавку, чего я, естественно, допускать не собирался, и уже обдумывал варианты, как с помощью королевского перстня использовать свои возможности по максимуму. От этой же особы не знал, чего и ожидать.

Поймал вопросительный взгляд Рины из-за прилавка. Бегло оценив обстановку, с удовольствием отметил, что клиентов хватает. Пусть и не столько, как в первый день, но все равно в лавке было живенько. Успокаивающе улыбнулся девушке, показывая, что все в порядке. Потом обратился к Орвину:

— Познакомься с последним владельцем этого дома и нашим деловым партнером — Дианой Рейнт. А это мой начальник охраны — Орвин Сердон, — представил я обоих друг другу.

Орвин приосанился, когда я его так назвал. Диана же испортила весь эффект, задав невинный вопрос:

— Какая замечательная должность у вас! Скажите, а много людей у вас в подчинении? — она захлопала ресничками.

Вот ведь стерва! Наверняка уже успела разузнать, что, помимо Орвина с Риной и Греты, у меня никого в услужении нет. Сердон ее вопросу тоже не обрадовался и хмуро стиснул зубы.

— Пока Орвин сам всем занимается, — пришел я на выручку другу, которого сам же и поставил в неловкое положение. — Но это временно.

— Советую вам как можно скорее нанять еще кого-нибудь в охрану, — перестав жеманничать, вполне доброжелательно посоветовала Диана. — Ваша лавка сейчас у всех на слуху. А артефакты — очень ценный товар. Так что найдется немало желающих воспользоваться вашей беспечностью. Понимаю, что воин-мастер второго уровня сам по себе стоит нескольких обычных охранников. Но ему ведь и спать когда-то нужно, и отлучаться из лавки.

А она и правда хорошо подготовилась! Откуда, интересно, узнала, что Орвин — воин-мастер второго уровня? Нужно будет и об этом ее спросить.

— В словах госпожи Рейнт есть резон, — признал Сердон, оценивающе оглядывая женщину.

— В моих словах всегда есть резон, господин Сердон, — она обворожительно ему улыбнулась. — Советую к ним прислушаться. Они могут уберечь вас от множества проблем в дальнейшем.

— Это угроза? — прищурился я.

— Я не настолько глупа, чтобы в открытую угрожать вам, господин Нерт, — покачала головой Диана. — Если бы желала вам чего-то плохого, то не стала бы играть честно. Впрочем, решать вам, кого во мне видеть: друга, нейтрального наблюдателя или, быть может, тайного врага, — она загадочно улыбнулась. — Многое зависит только от вас.

М-да, непростая она женщина, это точно! Но заинтересовать своей персоной умеет.

— Орвин, мы с госпожой Рейнт идем обедать. Вернусь где-то через час. Потом заменю Рину в лавке и сможете тоже пообедать.

Тот лишь кивнул, хотя явно колебался в желании напроситься с нами. Он, как и я, опасался эту женщину. Но тогда ему бы пришлось оставить Рину одну в лавке без охраны. А это точно чревато!

9

Возле лавки ждал закрытый экипаж, очевидно, принадлежавший Диане. В него мы и погрузились. Честно говоря, влезал я в него с опаской и все время был наготове, ожидая какого-нибудь подвоха. Но ничего не произошло. Мы вскоре подъехали к какой-то харчевне, по виду, вполне приличной, и Диана, которая с легкой улыбкой наблюдала за мной во время пути, спросила:

— Поможете мне выйти, господин Нерт?

Я кивнул и первым вышел из кареты. Подал ей руку, на которую она с удовольствием оперлась, выходя наружу. Отпускать, кстати, и не подумала, ловко ухватив меня под локоть и увлекая за собой в харчевню.

— Ну же, не тушуйтесь, господин Нерт! — хихикнула она, наблюдая за моим хмурым лицом. — Я вас не укушу.

Вот в этом не уверен! — мелькнула мысль. От такой хищницы всего можно ожидать. Дай палец, руку по локоть откусит.

К счастью, в харчевне она, наконец, отцепилась от меня и уселась за столик, приглашая устроиться напротив. К нам тут же поспешил хозяин, во весь рот улыбаясь моей спутнице.

— Госпожа Рейнт, как я рад вас видеть! Вам как обычно?

— Да, пожалуйста. Я своим вкусам не изменяю, любезный господин Витгор. Утиная грудка по особенному рецепту вашей кухарки. Она у нее получается просто изумительно.

— А что будет молодой господин? — осведомился хозяин заведения у меня.

— Просто жареное мясо, пожалуйста.

— Блюдо для настоящего мужчины? — с легкой иронией заметила Диана. — Я почему-то предполагала, что вы предпочитаете нечто более изысканное.

— С чего бы? — усмехнулся я.

— Николас Фурне утверждал, что вы явно аристократ, пусть и не желаете раскрывать свою личность. А он редко ошибается. Его суждениям я доверяю.

— В этот раз ошибся, — ровным тоном отозвался я.

— Понимаю… У вас пока нет причин доверять мне, — пожала плечами Диана.

— А вот тут вы правы. Может, все-таки расскажете, для чего понадобился весь этот фарс с тайным владельцем дома?

Диана отпила принесенного ей хозяином вина и снова обворожительно улыбнулась:

— Скажите, а если бы вы узнали, что подобное предлагаю именно я, вы бы согласились?

Вопрос несколько обескуражил.

— Скорее всего, нет.

— Вот видите! — она вздохнула. — И очень многие мужчины рассуждают так же. Если красивая женщина, то годится на что угодно, но только не в деловые партнеры. А тем более если она еще и занимается столь сомнительным делом, как я.

— Каким делом? — я с недоумением откинулся на спинку стула.

— Я хозяйка одного из лучших домов развлечений в городе.

Хорошо, что вино я благоразумно решил не пить, иначе точно бы поперхнулся.

— Под домом развлечений, полагаю, вы имеете в виду бордель? — осторожно спросил я.

— Помимо девочек, в моем заведении есть еще зал для азартных игр, — хмыкнула она. — Собственно, именно там я и выиграла дом, в котором вы теперь живете. Вернее, не я, а мой человек, который иногда выступает в таких делах за меня. Я долго размышляла, что мне делать с выигрышем. И пришла к выводу, что стоит еще немного расширить сферы своего влияния. Мне, кстати, принадлежат еще доли в нескольких других заведениях и лавках. К примеру, этой харчевни тоже. И поверьте, уговорить хозяев пойти мне навстречу тоже было непросто. Но в итоге, когда они узнали меня поближе, прониклись куда большим уважением.

— Доли в них вы тоже в карты выиграли? — хмыкнул я.

— Со всеми было по-разному. В основном, выкупала долговые обязательства и покрывала их за долю в деле. Есть и тот, кто согласился работать со мной в обмен на преждевременное закрытие контракта с одной из моих девочек. Любовь… она такая, — Диана закатила глаза и тут же фыркнула, давая понять, что сама она подобными сантиментами не страдает.

Как ни странно, узнав, кто она такая, я испытал облегчение. Похоже, зря надумал себе какую-то сложную интригу. Может, конечно, Диана и не все мне говорит, но ее доводы вполне резонны. Я бы тоже вряд ли согласился иметь дело с хозяйкой борделя. И даже не потому, что испытываю такое уж презрение к ее роду занятий. Просто не хотелось пятнать свою лавку связью с чем-то подобным. Репутация в этом мире далеко не пустой звук.

— Если честно, я вначале хотела получше к вам присмотреться перед тем, как открывать правду, — призналась Диана. — И если бы поняла, что деловой партнер из вас окажется никчемный, вряд ли бы вы вообще меня увидели. Раз в месяц присылала бы к вам человека, который брал бы мой процент от прибыли, и на этом все. Но ваш подход меня по-настоящему удивил! Я вижу в вас потенциал, господин Нерт… или, может, все-таки позволите звать вас Аллином? Мне так привычнее. В моем окружении к своим принято общаться запросто. А вы, как мне хочется надеяться, вскоре тоже сможете таковым считаться. Если, конечно, захотите.

— Что ж, ладно, — я пожал плечами.

Поймал себя на мысли, что она начинает мне нравиться. Не как женщина, хотя, конечно, я отмечал ее привлекательность. Просто как человек. Ее чувство юмора, какая-то естественная простота и житейская смекалка внушали уважение. Неужто хоть раз в моей жизни появится женщина, от которой не стоит ждать подвоха? До этого лишь о матерях, что в том, что в этом мире я мог бы так сказать. Подумал о том, как бы она отреагировала, если бы узнала, что я ее сравниваю с моими матерями. Наверняка бы обиделась. Все-таки она еще достаточно молодая женщина. И выглядит на все сто. Вон как мужики за соседними столиками пялятся. Чуть шеи не сворачивают.

— Рада, что ты принял правильное решение, Аллин, — она отсалютовала мне кружкой с вином. — Поверь мне, ты не пожалеешь об этом. Среди моих клиентов есть те, кто может пригодиться для твоего дела. Пока твоей лавкой в основном интересуются обычные горожане. Но мы вполне можем привлечь в нее и аристократов, сделав ее модной. Уж как это сделать, мои проблемы! — она подмигнула. — И ты представь, как увеличатся наши с тобой доходы. Насколько, кстати, заметил мой человек, который был у тебя в лавке на открытии, ассортимент твой стоило бы пополнить более редкими и дорогими вещами. Но это будет целесообразно, если сможем привлечь по-настоящему выгодных клиентов.

Чем больше я ее слушал, тем сильнее понимал — похоже, в этот раз зря я дул на воду. Мне и правда повезло с партнером. Конечно, слепо доверять я ей не стану, присмотрюсь пока. Но то, что Диана действительно может сильно помочь мне с развитием дела — это несомненно.

— Кстати, насчет дополнительной охраны я не шутила, — сказала она под конец разговора, когда основной обед был уже съеден и нам подали десерт. — Поверь мне, скоро у тебя появится очень много недоброжелателей. У успешного человека всегда много завистников и конкурентов. Не пренебрегай мерами безопасности.

— Да, поисками кого-то в помощь Орвину мы займемся в ближайшее время, — кивнул я.

— Тебе помочь с кандидатами?

— Нет, сами справимся, — возразил я.

Пока окончательно не удостоверюсь, что Диане можно доверять, лучше самому заниматься выбором своих работников. Тайных соглядатаев мне точно не нужно.

— Кстати, хотел у тебя спросить, — произнес я. Диана мне разрешила тоже звать ее по имени, сказав, что среди своих, как она уже говорила, можно обойтись без церемоний. — Откуда ты узнала уровень мастерства Орвина?

— Вот если бы ты уже обучался в Академии, куда хочешь поступить, то не спрашивал бы о таких глупостях, — фыркнула она. — Есть особое целительское плетение, которое позволяет увидеть степень усовершенствования тела человека. Именно так обычно определяют уровень воинов при приеме в охрану влиятельных персон. Среди моих людей есть и целитель. Именно его я посылала в твою лавку на разведку. Он и запустил в твоего Сердона целительским диагностическим плетением, когда оказался от него достаточно близко. В той суматохе, что тогда царила в лавке, никто даже ничего не заметил.

— В меня тоже плетения запускали? — нахмурился я.

— В тебя он не рискнул. Ты все же маг и мог что-то почувствовать. А тебе в этом плане есть что скрывать? — она с интересом посмотрела на меня.

— Думаю, к нашим с тобой делам это не имеет отношения, — уклончиво сказал, не желая выкладывать все свои козыри.

— Какой скрытный юноша! — рассмеялась она, не став настаивать. — И, как уже говорила, весьма привлекательный. Девицы наверняка к тебе так и липнут. Но вот тут советую быть осторожным, Аллин, — она опять посерьезнела. — Я не раз видела, как с помощью медовой ловушки попадали впросак куда более опытные мужчины. К тебе, к примеру, могут подослать какую-нибудь очаровашку, которая потом окажется чьей-то дочерью и на ком ты вынужден будешь жениться во избежание неприятностей. Или отдать в качестве откупного свою лавку. Да мало ли, как можно использовать подобный подход? Так что если захочешь развлечься, лучше приходи в мое заведение. Там все честно и открыто. Платишь деньги — получаешь удовольствие и не имеешь никаких проблем. Девочки у меня чистенькие, их целитель постоянно проверяет. Вот только бесплатно не обещаю. Я все же благотворительностью не занимаюсь, — она хмыкнула.

Как ни странно, ее слова меня даже порадовали. Не хотелось ни в чем быть должным. И раз она сама предупреждает о том, что стоит быть начеку в общении с женщинами, вряд ли от нее стоит ждать подвоха. Если, конечно, таким образом не притупляет бдительность. Так что пока расслабляться рано. Но в бордель, пожалуй, наведаться стоит. Молодое тело Аллина оказалось весьма темпераментным. И от долгого воздержания даже настроение портилось, а я становился раздражительным. Мой задумчивый взгляд Диана восприняла по-своему и весело подмигнула:

— На меня в этом плане можешь не рассчитывать, малыш! Предпочитаю в таких вопросах кого-то повзрослее и поопытнее. Да и место в моей постели еще нужно заслужить.

— Да у меня и в мыслях не было, — чуть смутился я.

— Ага, знаю я, что обычно у вас, молодых кобелей, в мыслях бывает! — рассмеялась она. — Ну да ладно, тебе пора возвращаться в лавку, а мне к моим делам. Как захочешь продолжить общение или просто выпустить пар, приходи.

Она протянула мне листок бумаги с адресом и надписью наверху «Дом развлечений госпожи Ди». Хмыкнув, я убрал его в карман куртки и поднялся. Бросил несколько серебряных монет в уплату за обед за себя и Диану.

— Считай это за счет заведения, — попыталась возразить она.

— Предпочитаю все же не быть никому должным, — спокойно заявил я. — Спасибо за интересную и познавательную беседу, Диана. До встречи.

— До встречи, Аллин Нерт, — она чуть прищурилась, окидывая меня задумчивым взглядом. — Было приятно познакомиться.

Уходя, я далеко не сразу понял, что она настолько меня заговорила, что я даже не спросил о том, о чем стоило бы. Как так получилось, что магичка-менталистка стала хозяйкой борделя. Все же она могла бы добиться в жизни куда более уважаемого статуса. Надо будет задать этот вопрос, если все-таки загляну в ее заведение. Если, конечно, Диана захочет говорить со мной о таких вещах. Сам я что-то не спешу делиться своими секретами. А за подобную откровенность она может потребовать ответной. Даже не знаю, что и думать по поводу этой женщины. Слишком неоднозначное впечатление она производит. Радует одно — похоже, Диана мне не враг. Но вот друг ли — время покажет.

10

По окончанию пятого дня, когда проклятые накопители мне уже снились в кошмарных снах, я решил, что визит в дом развлечений Дианы очень даже хорошая идея. Напряжение и раздражительность, которые мною все больше овладевали, надо было срочно куда-то выплеснуть. А то скоро начну срываться на всех, словно цепной пес.

Потянувшись, я распрямил спину, которая совершенно одеревенела. Направил по телу универсальную энергию, чтобы хоть немного взбодриться. Впрочем, я настолько часто этим злоупотреблял в последнее время, что эффекта это почти не дало. Организм недвусмысленно намекал, что находится на пределе своих сил. Я даже физические тренировки забросил, поскольку заказов было слишком много и приходилось постоянно ими заниматься. В итоге даже не переключался с магических действий на что-то другое. И это сказывалось. Моральная усталость сильно влияла на самочувствие.

Выйдя из своего кабинета, я заглянул в тот, где занималась нашей бухгалтерией Рина.

— Все трудишься, пчелка? — улыбнулся девушке, поднявшей голову от бумаг.

— Почти заканчиваю, — чуть устало сказала она.

— Твоя помощница скоро сможет полноценно тебя заменять? — хмурясь, спросил.

Понимал, что Рине приходится не менее тяжело, чем мне. И долго она в таком темпе вряд ли выдержит. Днем с покупателями, вечером с бухгалтерией.

Второго продавца в лавку мы взяли пару дней назад, когда стало понятно, что наплыв клиентов стабильно остается на приличном уровне. Но пока эта девица лишь хвостиком ходила за Риной и глазами хлопала. Хотя моя бывшая служанка говорила, что ей просто нужно время. И что вроде бы девочка толковая. А главное, очень обаятельная, что привлекает покупателей.

Мэри, как звали нашу новую сотрудницу, поначалу пыталась строить мне глазки, но я быстро это пресек. Пригрозил, что уволю, если не возьмется за ум. Брали ее не для того, чтобы она мне постель согревала. Вроде бы прониклась. На Рину смотрела чуть ли не с подобострастием, что ту явно подкупало. Она чувствовала себя умудренной опытом наставницей. Может, еще и поэтому моя помощница не хотела ее увольнять. Но если так пойдет и дальше и через неделю не будет реальных результатов, наплюю на мнение Рины и будем искать кого-то другого.

— Думаю, через несколько дней вполне, — вымучено улыбнулась помощница.

— Ну, посмотрим, — пробормотал я. — Я отлучусь из дома. Буду уже поздно, но ключ у меня есть, так что ждать моего возвращения никому не нужно.

— Куда вы, господин Аллин? — тут же напряглась девушка.

— Отвлекусь хоть немного, — страдальчески поморщился. — А то с ума скоро сойду с этими накопителями!

— Это правильно, — нейтрально сказала она, хотя по ее глазам я понял, что Рина прекрасно поняла, какой способ отвлечения от дел я выбрал. И относится к этому неоднозначно.

Орвина и нашего нового охранника — Бриана Ойдера я застал внизу. Они обсуждали как раз защитные артефакты, которые нужно поставить на нашу лавку. Дороговато те нам, конечно, обойдутся, но будут дополнительной подстраховкой от происков недоброжелателей. Этого парня Орвин взял к нам по наводке своего старого знакомого, который, как оказалось, работал сейчас в городской страже. Бывший воин, который после десяти лет службы по контракту пытался пристроиться куда-то. Средний маг-огневик, плюс еще воин-мастер первого уровня. Да и в целом неплохой парень, серьезно относящийся к своим обязанностям. Я специально просканировал его ментально, прежде чем окончательно одобрить кандидатуру. Никакого тайного мотива, устраиваясь к нам, он не имел.

— Куда-то уходите, господин Аллин? — повернул голову в мою сторону Орвин.

Я повторил ему то же, что уже сообщил Рине, и пожелал хорошего вечера.

— Чувствую, у кого он и будет хорошим, так это у вас! — усмехнулся Сердон. — Небось, навестите вашего делового партнера? — он мне подмигнул.

Разумеется, Рине и Орвину я рассказал про Диану в тот же день, как с ней познакомился. Из-за этого Сердон иногда надо мной весело подтрунивал, говоря, что я везде, куда ни пойду, на какую-нибудь юбку наткнусь.

— Надо же поддерживать с партнерами теплые отношения, — пошутил в ответ.

— Может, мне с вами отправиться? — чуть посерьезнев, предложил Орвин. — Все-таки поздно уже.

— Я вполне могу сам о себе позаботиться, старина, — я покачал головой. — К тому же, Рина мне голову оторвет, если узнает, куда я тебя затащить хочу.

Сердон только хмыкнул. И он, и я, разумеется, прекрасно понимали, что ничего подобного девушке и в голову не придет. Скорее, наоборот, еще и настоит, чтобы Сердон со мной отправился. Но нам обоим удобнее было делать вид, что она уже полностью изменила приоритеты.

— Ладно, не скучайте тут, ребята!

Я вышел за дверь и зашел в хозяйственную пристройку, где мы держали лошадей. Из тех, что привезли с собой в столицу, оставили лишь двух. Не так часто приходилось выбираться куда-то всем вместе. Да и в таких случаях вполне можно было нанять экипаж. Ухаживал за ними раньше сам Орвин, а теперь они делили эти обязанности с Брианом. Нанимать дополнительно конюха пока мы не видели нужды. И так уже изрядно потратились на найм работников, которых изначально даже не планировали. За время пути в столицу я прекрасно научился сам обихаживать лошадь, поэтому труда мне оседлать ее самому не составило.

Уже через несколько минут я мчался по городским улицам, с наслаждением вдыхая полной грудью. Да, в кабинете я, определенно, засиделся!

Не без труда, но нужное здание все же нашел. Никакой вывески на нем не было. Довольно приличного вида особняк с разбитым вокруг садиком и воротами, у которых дежурила парочка охранников.

— Я по приглашению госпожи Ди, — сообщил им, протягивая выданный ей клочок бумаги.

Мы, кстати, расспрашивали немного людей о ней, поэтому я знал, что сюда не так-то просто попасть. Заведение посещали весьма влиятельные люди города, поэтому кого попало сюда не пускали. Лишь по приглашению самой хозяйки или по рекомендации кого-то из постоянных клиентов, который ручался за своего приятеля.

— Назовите свое имя, сударь, — не спешил пропускать меня один из парней. — Мы сверимся со списком разрешенных посетителей.

И я его понимаю. Мало ли, откуда мог получить эту бумажку. А почерк Дианы можно ведь и подделать.

— Аллин Нерт, — раздражаться по этому поводу не стал. Ребята лишь выполняют свою работу.

Пока они искали мое имя, спешился и запрокинул голову к небу. Снова вдохнул полной груди и залюбовался звездами, которые сейчас казались особенно яркими.

— Все в порядке, вы есть в списке особых клиентов, — более уважительным тоном сообщили мне.

Удивленно хмыкнув, я кивнул и вошел в раскрывшиеся передо мной ворота. Второй охранник молча принял мою лошадь и сказал, что позаботится о ней. А мне следует пройти в дом.

Оттуда, кстати, доносилась негромкая музыка. Почти все окна были освещены. На входе хорошо вышколенный, как в лучших домах, дворецкий почтительно поклонился, делая вид, что не обращает внимания на мой простецкий внешний вид. С момента открытия лавки я продолжал носить одежду обычного горожанина, так что за аристократа меня больше не принимали. Если, конечно, не начинал выпендриваться и бравировать аристократическими манерами, почерпнутыми из памяти настоящего Аллина. Но такое я делал, только когда попадался особенно противный клиент, начинающий качать права.

— Как сообщить о вас госпоже Диане? — вежливо поинтересовался дворецкий.

— Аллин Нерт, — коротко сказал я.

Меня попросили обождать немного в холле, где имелись весьма удобные кресла для гостей. Комфортно устроившись в одном из них, я откинулся на спинку и закрыл глаза. Ждать пришлось всего пару минут, после чего услышал знакомый бархатный голос:

— Аллин, дорогой, ну, наконец-то! А я уж думала, никогда не придешь!

Открыв глаза, я улыбнулся Диане, выглядящей еще более ослепительно, чем при нашей первой встрече. Причем в прямом смысле. На ней было блестящее зеленое платье и явный избыток украшений. Но думаю, по вечерам Диане просто приходилось соответствовать роли хозяйки подобного заведения.

— Пойдем ко мне в кабинет, мой мальчик! — защебетала она, увлекая за собой в сторону коридора.

М-да, назвать это кабинетом можно с большой натяжкой! Скорее, каким-то будуаром, где письменный стол смотрелся немного неуместно и сиротливо пристроился в углу. Садиться за него Диана и не стала. Вместо этого предложила мне место за чайным столиком.

— Выпьешь чего-нибудь?

— Разве что чаю. С некоторых пор предпочитаю не пить алкоголь, — отказался я.

— Отчего же?

— Когда обнаружил, что он негативно сказывается на концентрации при магических практиках. А у меня каждый день столько работы, что не могу себе позволить быть не в форме.

— Какие вы мужчины бываете скучные! — демонстративно поджала губы она. — Только о делах и думаете!

— Полагаю, ты тоже не настолько легкомысленна, как хочешь иногда показать, — улыбнулся я.

Наша игривая пикировка мне понравилась еще с прошлой встречи. С Дианой вообще было как-то очень легко и естественно общаться. Пусть я и не спешил проникаться к ней доверием, но как человек и собеседник мне она нравилась.

— Что ж, чаю так чаю, — не стала настаивать женщина и затрезвонила в колокольчик, вызывая служанку.

Позже, когда мы уже пили чай, Диана лукаво спросила:

— Ты ведь не просто зашел чаю со мной попить, не так ли, Аллин? Вспомнил мой совет насчет девушек?

— А почему бы и нет? Только хотелось бы узнать, сколько стоят их услуги, — пожал я плечами.

— Не столь уж обременительно для такого процветающего торговца, — с нотками иронии проговорила она.

— Ну, до процветающего мне пока далеко, — усмехнулся я. — И все же?

— За два часа с любой из девочек — пять золотых. Если хочешь заказать ее на всю ночь — двадцать.

Я невольно присвистнул. Не обращая внимания на мою реакцию, Диана продолжила перечислять перечень предоставляемых услуг:

— Если у тебя особенные пристрастия, то придется заплатить вдвойне. И главное условие — никаких увечий. Таких клиентов я навсегда лишаю доступа сюда, — уже совершенно серьезно сказала она. — Хотя не думаю, что ты к таким относишься. Но на всякий случай тебя предупредила. Если ты по мальчикам, то и это можно организовать.

— Нет, благодарю, — я поморщился. — Такого мне точно не нужно!

— Рада это слышать, — Диана подмигнула. — В моем заведении есть и возможность поиграть в азартные игры. Там регулярно собираются на фирьям очень богатые люди. — Про фирьям я, кстати, знал только то, что это самая популярная азартная карточная игра этого мира, но глубокомысленно кивнул. — Некоторые предпочитают кости или рулетку. Кстати, это хорошая возможность ввести тебя в их круг.

— Пока не стоит.

Вот с чем-чем, а с азартными играми я точно связываться не хочу. Да и о фирьяме я имел весьма смутное представление. Тирр Велдон считал подобное времяпрепровождение ненужным и даже вредным. И естественно, детей постарался от подобного оградить.

— Сейчас меня интересуют обычные развлечения, — сказал я.

— Поняла. Ты парень молодой, горячий! — хмыкнула она. — О чем тебе еще думать в таком возрасте, как не о девушках? Особые предпочтения есть? Блондинки, брюнетки, рыжие? Худышки или пышечки? Или хочешь посмотреть всех, кто сейчас свободен?

— Да, наверное, последнее.

Пока мы ждали появления девушек, я как бы между прочим спросил:

— Скажи, а что тебя связывает с Николасом Фурне? Он так активно представлял твои интересы, как обычно для чужих не делают.

— Все не оставляешь подозрений на мой счет? — фыркнула Диана. — Ищешь подвох?

— Просто мне показалось, что этот самый Фурне очень даже непрост.

— Так и есть, Аллин, — она задумчиво намотала на палец иссиня-черный локон. — По молодости он работал королевским дознавателем. И кое-какие связи там у него остались. Но позже произошла какая-то темная история, из-за чего его вынудили уйти. На свои сбережения он, ко всеобщему удивлению, открыл гостиницу, которая вскоре стала одной из лучших. Не исключаю, что Николас и сейчас сотрудничает с властями.

Я был несколько удивлен ее откровенностью. Не ожидал подобного.

— Собственно, как и я, — снова изумила меня Диана. — Иногда мне приходится стучать на кое-кого из клиентов по просьбе тайной канцелярии. За это они не вставляют мне палки в колеса и даже поддерживают в случае, если кто-то из клиентов слишком зарвется. С властями лучше сотрудничать, а не конфликтовать. Но тебе на этот счет опасаться нечего. Партнеров я не сдаю. Именно поэтому и рассказала тебе обо всем, чтобы показать, что намерена вести дела честно. Более того, если понадобится прикрыть и тебя, смогу помочь. Надеюсь однажды на ответную откровенность и с твоей стороны. Потому что ты тоже далеко не прост, Аллин Нерт. Я слишком хорошо разбираюсь в людях, чтобы этого не понять. Но торопить тебя не буду.

В этот момент, к счастью, раздался стук в дверь, прерывая наш неловкий разговор. А мне требовалось время на осмысление всего услышанного. Очень хочется надеяться, что Диана была искренней! Но уж слишком мягко стелет…

Впрочем, я с трудом представлял, какой особый интерес мог представлять для нее, даже если бы узнала всю мою подноготную. Всего лишь изгнанный из рода юнец, желающий поступить в Академию. Да, обладающий уникальным даром, но потенциально не способный на что-то большее, чем зарядка накопителей. Так, по крайней мере, считает местная магическая наука. А мне все же хотелось надеяться, что есть какой-то способ развить мои способности, не прибегая к привычным для них методам.

Ну да ладно, об этом подумаю потом. Сейчас же мне и правда нужно отвлечься от всех проблем. И что может быть лучше для этого, чем привлекательная девушка, с которой можно провести время без далеко идущих последствий.

11

Девушки у Дианы и правда оказались на любой вкус и цвет. От аппетитных пышечек до откровенных худышек. Были и темнокожие, кстати, наверняка завезенные из Артгара, и сартанки, и полукровки от разных рас. Объединяло их одно — молодость и привлекательность. Ни одна не выглядела потасканной или в чем-то ущербной. В общем, глаза разбегались при виде всего этого великолепия. Теперь понимаю, почему заведение госпожи Ди пользовалось таким спросом.

— Челюсть подбери, — ехидно шепнула мне Диана, пока красотки выстраивались рядами, чтобы мне удобнее было их обозревать.

Причем каждая еще и посылала мне такие улыбки и взгляды, что в штанах стало отчетливо наблюдаться шевеление. Да, это я удачно зашел, как говорится!

— Можешь и двух взять, если хочешь, — иронично заметила хозяйка. — Или даже трех, если потянешь.

— Ты меня точно хочешь по миру пустить, — хмыкнул я. — Нет уж, хватит и одной!

Подумав, я подошел к хорошенькой полукровке-эльфиечке. Все-таки экзотика, как-никак. Когда еще удалось бы с такой покувыркаться? Стройная фигурка, не пышные, но очень соблазнительные и пропорциональные формы. Светлые волосы и яркие зеленые глаза. Уши не такие удлиненные, как у полноценных эльфов, но с острыми кончиками.

— Отличный выбор, — отозвалась хозяйка, хотя, подозреваю, она подобное говорила каждому клиенту. — Милана, проводи гостя в одну из комнат и сделай все, чтобы он остался доволен визитом в наше заведение.

— Конечно, госпожа Ди! — белозубо улыбнулась красотка и стрельнула в меня глазками. — Идемте за мной, господин.

— Хорошо смотритесь вместе, — напоследок заметила Диана. — У тебя, мой дорогой, случайно в роду эльфов не было?

— Сильно сомневаюсь, — я пожал плечами, зная, что в роду Мердгресов их точно не наблюдалось. Свою родословную с момента основания выходцы из аристократических семей зазубривали наизусть.

Следуя за Миланой, демонстративно виляющей бедрами и иногда бросающей мне через плечо призывные взгляды, я решил, что давно уже не практиковался в ментальной магии. Интересно, так ли уж рада девица моему выбору, как хочет показать?

Перешел на истинное зрение и вычленил из источника лиловую энергию. Вначале попытался создать щуп наподобие тех, которые использовал Бирати. До этого все мои попытки оканчивались провалом, но сейчас я с удивлением понял, что удалось построить его без труда. Похоже, не так уж бесполезны были мои старания по зарядке накопителей! Они научили меня лучше концентрироваться. И пусть щуп был откровенно хилым по сравнению с тем, который создавал опытный менталист, но какие мои годы? По крайней мере, теперь я знаю, в каком направлении двигаться. Упражнениями по концентрации пренебрегать не стоит, если хочу добиться успеха, как маг. И пусть они муторные и раздражающие, но эффект от них есть.

Я направил свой щуп в сторону девушки и осторожно коснулся ее головы. Направил по нему энергию из источника, позволяя оплести затылок Миланы. Теперь облачко даже частично не рассеивалось в пространство, как было с прежними моими попытками, а облегало голову девушки словно шапка. И я поразился тому, насколько отчетливыми стали эмоции, которые я могу считать. Да что там?! Я теперь мог слышать даже ее мысли! Пусть и последнее давалось с некоторым трудом. Но самые сильные проникали в мой мозг через связывающий нас щуп вполне отчетливо.

Я настолько увлекся экспериментами, что даже забыл о том, зачем вообще здесь. Даже возбуждение улеглось. Вернее, сменилось иным — желанием продолжить магические практики. Тем более что эмоции и мысли девушки показывали, что не так уж она рада меня ублажать, как пыталась показать. И, что самое парадоксальное, это было из-за того, что я похож на ее сородичей-эльфов. Уж слишком неприятные воспоминания у нее были связаны с ними!

Как удалось уловить из обрывков мыслей и воспоминаний, всплывших в голове из-за неприятных ассоциаций, которые я вызвал, Милана родилась в поселении рядом с эльфийскими землями. А эльфы оказались теми еще подонками, воспринимая обычных людей как скот или живые игрушки. Их молодняк развлекался тем, что пробирался за приграничную территорию и похищал из поселений женщин или мужчин. И если последних пытали и использовали в загонной охоте в качестве дичи, то женщин жестоко насиловали в самой извращенной форме. Некоторые не выживали во время их разнузданных развлечений, другим — таким, как мать Миланы — везло больше. Если, конечно, это так можно назвать.

Когда ее, истерзанную и еле живую, оставили на произвол судьбы, она на одной силе воле двинулась к своим. Удерживало ее на грани то, что в поселении остались муж и двое маленьких детей. Она не знала, что с ними сталось во время набега, но надежда на то, что кто-то мог выжить, заставляла жить и бороться. Как оказалось, муж погиб, отбивая мать Миланы от эльфийских ублюдков. Детям же удалось выжить. Они вовремя спрятались в подполе, а потом их нашли соседи.

В поселении оказалась хорошая знахарка, которая выходила женщину и поставила на ноги. А позже выяснилось, что визит на эльфийскую территорию не прошел для той бесследно. Она забеременела Миланой. Вот только с самого рождения мать ее не любила. Да, растила и воспитывала, но никогда не проявляла ни ласки, ни нежности, уделяя внимание другим детям. Может, поэтому Милана и сбежала из дома, как только стала достаточно взрослой, с каким-то заезжим бродячим торговцем. Он и довез ее до столицы, а потом бросил, потеряв интерес. Милане ничего не оставалось, как продавать свое тело, чтобы выжить. К счастью для нее, она довольно быстро попалась на глаза Диане. Та взяла девушку в свое заведение. Милана безупречно выполняла все, что от нее требовалось. Но к мужчинам, а особенно, красивым, испытывала недоверие и даже неприязнь. Считала, что от них не стоит ждать ничего хорошего.

М-да, такого я точно не ожидал, выбирая себе развлечение на ночь! Наверное, лучше бы повременил со своими магическими опытами. Теперь же не знаю, что с ней и делать.

Между тем, мы уже пришли в одну из комнат, которые использовались для вполне понятных целей, и Милана замерла, ожидая моих распоряжений.

— Так, ладно, — произнес я. — Возвращайся и приведи лучше кого-нибудь другого. Без разницы, кого. У вас все девушки симпатичные.

Милана воззрилась на меня в немом ужасе.

— Я что-то сделала не так, господин?

— Все нормально. Но…

— Пожалуйста, не прогоняйте! — ее всю затрясло. — Если госпожа Ди узнает, что важный клиент остался мной недоволен, то просто выгонит отсюда! А куда я пойду?!

— Важный клиент? — я даже удивился.

— Именно так, господин! — отчаянно закивала головой девушка. — Нам сказали, что вы входите в число таковых. Пожалуйста, не прогоняйте! Я все сделаю, чтобы доставить вам удовольствие.

А в эмоциях такой хаос, что я даже головой тряхнул, чтобы она чуть прояснилась. Ведь и правда боится! Похоже, для нее оказаться на улице — еще хуже, чем переспать с тем, кто вызывает не слишком приятные ассоциации. Хотя Милану можно понять. Идти ей и правда некуда.

— Ну, хорошо, ты останешься, — прищурился я. — Только займемся мы вовсе не тем, чем ты ожидала.

В эмоциях девушки скользнула настороженность. Похоже, ничего хорошего она от меня не ждала. В глазах мелькнула обреченность.

— Я сделаю все, что вы хотите, господин.

Интересно, о каких извращениях она подумала? — хмыкнул я. Хотя нет, лучше не знать. От чтения мыслей я пока решил отключиться, оставив только связь с эмоциональным фоном. Уж слишком они у нее были яркие и тяжелые. С непривычки голова начинала болеть.

— Тогда раздевайся, — спокойно сказал, насмешливо прищурившись.

Она едва заметно вздрогнула, но послушалась. Чуть подрагивающие пальцы с трудом справлялись с платьем. Я же пока устроился в кресле, с интересом наблюдая за ней. На самом деле никаких извращений я, конечно же, не планировал. Просто провести парочку экспериментов с моими возможностями.

Мне уже давно приходило это в голову, но просить кого-то из друзей становиться подопытным кроликом было как-то неловко. А тут такая возможность! Мысль же подобная мне пришла после того, как я увидел, как действуют необученные маги-целители. Принцесса Элеонора тогда передавала мне свою энергию через тактильный контакт. Но если с чистой целительской силой все понятно, то каким образом при схожих условиях будет влиять на другого человека универсальная энергия? В ментальной магии она себя показала неплохо, создавая непреодолимую защиту. Хотелось посмотреть, на что будет способна при другом использовании.

Разумеется, если пойму, что это причиняет боль, тут же прекращу. Но попробовать все же необходимо. Я ведь почти ничего не знаю о тех особых возможностях, какие мне дарует универсальная магия. И это плохо! Свои возможности нужно познавать как можно полнее.

12

Между тем, Милана уже полностью разделась и замерла под моим взглядом, словно кролик перед удавом.

— Ложись на кровать, — отдал я новые указания.

Девушка с трудом выдавила из себя улыбку, получившуюся откровенно жалкой, и двинулась к постели. Бедрами вилять она больше даже не пыталась. Легла на шелковые простыни, постаравшись все же принять более-менее соблазнительную позу, и стала ожидать моих дальнейших действий. В эмоциях читалось предвкушение чего-то нехорошего и болезненного, и одновременно какая-то обреченная покорность.

Я медленно поднялся с кресла и приблизился к кровати.

— Ляг ровно, — спокойно потребовал и, дождавшись, пока девушка выполнит приказ, сел рядом. — А теперь закрой глаза и сосредоточься только на своих ощущениях. Поняла?

Она судорожно кивнула и зажмурилась. Сердечко ее стучало так заполошно, что я себя прямо маньяком каким-то почувствовал.

— Да успокойся ты! — решил все же ее подбодрить. Не хватало еще, чтобы она разрыв сердца получила. — Я начинающий целитель. Хочу попробовать на тебе кое-какое воздействие. Но вреда оно тебе не должно причинить.

— Не должно? — она в сомнении открыла один глаз. — Или точно не причинит?

— Сам пока не знаю. Экспериментальная магическая практика, разработанная мной лично, — усмехнулся я. — Можешь гордиться, что станешь первой, на ком я ее опробую.

В глазах Миланы явственно отразилось, что она думает по поводу моих слов. И куда мне бы лучше пойти со своими магическими опытами. Но возражать девушка не решилась. Впрочем, мои слова ее все же немного успокоили. Никаких сексуальных извращений я не планировал, а именно этого опасалась Милана, невольно думая о том, что придется повторить судьбу матери.

— Ну что, готова? — спросил я несколько напряженно, сам уже начиная жалеть, что все это затеял.

Мало ли, как все может обернуться? Вдруг и правда чем-то навредить могу? Но если так случится, наготове у меня имелся целительский артефакт. В любом случае, постараюсь быть максимально осторожным.

— Да, — сдавленно сказала Милана и опять зажмурилась.

Мысленно пожелав себе удачи, я направил эльм в свою руку и создал выход универсальной энергии на поверхность в центре ладони. Он у меня совсем крохотный, так что воздействие в любом случае будет мизерное. Как только пойму, что что-то идет не так, прекращу. Риск для девушки минимальный.

Первым делом коснулся ее руки, переплетая ее со своей. Направил энергию внутрь ее тела.

— Щекотно, — хихикнула она.

Я напряженно вслушивался в ее эмоции, но ничего плохого пока не отмечалось. Легкое щекочущее ощущение в руке, не больше. Продолжил вкачивать в Милану энергию, и почувствовал по эмоциям девушки, что в том месте появилось ощущение тепла и покалывания. Энергия пошла выше, постепенно разносясь по телу, и на лице Миланы появилась неуверенная улыбка.

— Приятные ощущения, — пробормотала она, видимо, считая, что должна рассказывать мне о том, что чувствует.

Переубеждать я ее не стал, одновременно проверяя правдивость ее слов по нашей с ней ментальной связи.

— Усталость уходит, во всем теле начинает чувствоваться легкость.

— Хорошо, — напряжение меня несколько отпустило.

Значит, негативного воздействия на тело другого человека моя энергия не несет. Впрочем… Это нужно проверить. Заставил себе переключиться от обычной перекачки энергии на желание причинить боль. Совсем легкую, на грани укола иголкой. Милана тут же вскрикнула и попыталась отдернуть руку. Воздействие произошло именно в том месте, где мой эльм соприкасался с ее кожей.

От нового открытия у меня дух захватило! Похоже, моя энергия реагирует на мои желания. И если я не питаю к человеку негатива и не желаю причинять боли, энергия оказывает легкий бодрящий эффект. Но может и навредить.

— А теперь потерпи немного, — попросил я девушку, чтобы удостовериться в своих догадках. Усилил болевое воздействие.

Милана закричала и попыталась отодвинуться, глядя на меня расширенными от страха глазами.

— Не надо, пожалуйста! Мне больно!

— Все-все, — я прекратил ее мучить и, напротив, послал в тело заряд положительной энергии.

Эффект оказался несколько неожиданным. Девушку внезапно снова изогнуло, но в этот раз от совершенно других ощущений. Она задышала тяжелее, глядя на меня как-то странно. В эмоциях у нее я с удивлением заметил нотки зарождающегося возбуждения. Так, а вот это уже интересно… Выходит, если придать универсальной энергии положительный окрас, она начинает вызывать в другом человеке удовольствие определенного плана. Хм… Главное, не испытывать такое на мужиках, — мысленно усмехнулся.

Разомкнув наши руки, я в задумчивости уставился на лежащее передо мной девичье тело. От возникшей в голове мысли даже снова начал чувствовать возбуждение. Медленно начал проводить по обнаженному телу ладонью, посылая заряд положительной энергии.

Милана стала дышать все тяжелее, а клубок возбуждения, который я чувствовал внутри нее, становился все более тугим. По телу девушки пробегали теплые волны, скапливающиеся внизу живота. Я коснулся уже и так затвердевшего соска, и послал заряд прямо в него. С губ Миланы сорвался такой громкий стон, что даже вздрогнул. Зрачки девушки были расширенными, словно у наркомана.

Внезапно она наплевала на все мои распоряжения лежать смирно и ухватила за шею. Повалила на себя и перевернула меня на спину, сама оказавшись сверху. А затем начала лихорадочно срывать с меня одежду.

— Так, спокойнее! — попытался я ее урезонить, но куда там.

Судя по ее эмоциям, она находилась на пределе. Все опасения на мой счет оказались забыты. Милана могла сейчас думать только о том, чтобы получить сексуальную разрядку. Причем ей, похоже, было плевать, где и с кем. Я просто оказался под рукой. Похоже, определенная концентрация положительной универсальной энергии вызывает эффект сродни возбуждающему средству. Интересненько…

Но додумать важную мысль мне не дали. Милана уже стянула с меня штаны и начала ласкать ртом. И стало не до мыслей о магических экспериментах. Она все-таки не зря работала в таком элитном заведении. Уж как доставить удовольствие мужчине знала прекрасно!

Возбудив меня достаточно, она бесцеремонно оседлала мои бедра и начала скакать на мне, продолжая как-то особенно протяжно и гортанно рычать. Черт! Похоже, я перестарался с дозой универсальной энергии. Судя по тем ощущениям, что я чувствовал по нашей ментальной связи, она постепенно распространилась по всему телу и вызвала что-то вроде наркотического эффекта. Мозг уже не соображал нормально, все заполонили инстинкты.

Не то чтобы я был против, но все-таки когда партнерша настолько невменяемая, как-то страшновато. На всякий случай решил ей помочь побыстрее достичь разрядки и направил эльм в ту часть тела, которая соприкасалась с девушкой внутри. Проклятье! В гробу я больше видел такие эксперименты! Вместо того чтобы успокоиться, она зарычала и начала скакать на мне еще более неистово.

Как ни старался сдерживаться, кончил я раньше. Но меня это не спасло. Она тут же стала снова возбуждать самыми смелыми ласками. И я понял, что меня так просто не отпустят… Пришлось помочь уже самому себе, накачивая себя универсальной энергией.

В общем, два часа, отведенные мне на общение с полуэльфиечкой, пролетели очень бодро и активно. Девушке удалось достичь разрядки не меньше семи раз, что я считал раньше совершенно невозможным. Милана сорвала голос, оставила на моем теле кучу засосов, царапин и даже укусов.

Я себя чувствовал совершенно опустошенным не только физически, но и морально. А вот девушка что по эмоциям, что внешне, проявляла абсолютную удовлетворенность и умиротворение. Ей, похоже, очень хорошо. Возбуждение улеглось, оставив после себя чувство легкой эйфории и сытости.

Мда, лучше так больше не экспериментировать! Или, по крайней мере, дозировать количество вливаемой энергии.

Я заворочался, когда в нашу дверь деликатно постучали и спросили, буду ли я продлевать время. Милана вцепилась в меня, не отпуская и что-то протестующее сипя. Но я решительно отстранился:

— Нет, уже ухожу, — поспешно крикнул тому, кто был снаружи.

Милана разочарованно вздохнула, но отлепила от меня руки.

— Мне ни с кем еще не было так хорошо! — напоследок шепнула она и подарила мне страстный поцелуй.

Не сомневаюсь! — мысленно хмыкнул. После всех тех сил, что я на нее потратил, еще бы не быть довольной! Это ей бы стоило мне заплатить за полученные ощущения, а не наоборот. Ну да ладно. Сам виноват, что решился на такие эксперименты.

Впрочем, благодаря им я, похоже, придумал первое уникальное средство, которое буду изготовлять для своей лавки. В моем мире виагра пользовалась неизменным успехом. Так почему бы не создать в этом что-то наподобие? Притом действующее не только на мужчин, но и на женщин. Благо, целительские эликсиры делались куда проще, чем артефакты. Для них не нужно никаких плетений. Просто в подходящий состав накачать сырую силу, чтобы она дольше не уходила оттуда. Как ни бился, выведать у целителей, что именно они используют за основу, не удалось. Знаю только, судя по вкусу, что там есть нечто спиртосодержащее и какие-то травы. Но будем экспериментировать! Тем более что моя энергия более плотной концентрации и это дает шанс на то, что выходить из состава будет медленнее.

— Ну как, ты остался доволен, мой дорогой? — встретила меня вопросом Диана, когда я зашел к ней в кабинет, чтобы расплатиться.

— Более чем, — усмехнулся я, думая о новом изобретении, которое смогу внедрить благодаря визиту сюда. — Твоя девочка все отработала сполна!

— Рада это слышать, — промурлыкала хозяйка, принимая от меня деньги.

Потом ее взгляд упал на мою шею, на которой отчетливо виднелось несколько засосов. Брови женщины поползли на лоб.

— Похоже, она даже перестаралась!

— Все нормально. Целительский артефакт поправит, — махнул я рукой.

— Ну ладно, раз клиент доволен, не мне ворчать, — хмыкнула она. — Хотя даже представить не могу, что нужно было сотворить в постели с Миланой, чтобы она так себя вела. Девочка она довольно сдержанная, хоть и красивая.

Неопределенно пожав плечами, я распрощался с Дианой и ушел из этого гостеприимного дома. Нужно поспать хотя бы пару часов до рассвета, а завтра уже начинать эксперименты. Сокрушенно подумал о том, что зарядку накопителей еще никто не отменял, и не смогу уделить новым изысканиям столько времени, сколько мне бы хотелось. Ну да ладно. Справлюсь как-нибудь. Зато какие перспективы перед нашей лавкой открываются в случае успеха!

Довольно улыбаясь, я направил коня в сторону своего дома.

13

Интерлюдия

Тирр Велдон Мердгрес устало потянулся и потер воспаленные глаза. Что-то он сегодня заработался! А надо бы еще связаться Кларенсом Риндом и выяснить, как дела в столице. Именно он занимался всем, что было необходимо в интересах Мердгресов в Ограсе. Пусть основная часть деятельности их семьи проходила здесь, на территории тиррства и близлежащих земель, но никогда не лишним быть в курсе последних событий и в других местах.

Конечно, старый недруг тирра Велдона — Сирил Дармент — постоянно вставляет палки в колеса его людям. Но пока в открытую конфронтацию не переходит.

Глава рода Мердгрес поморщился, вспомнив про Сирила. До чего же мерзкий гаденыш! Что по молодости был, что сейчас.

Они и в Академии, где учились в одно время, постоянно соперничали. Сирил изо всех сил пытался доказать, что превосходит его. Только вот если в чем и превосходил, так это в умении лизать задницу наследному принцу, а теперь уже королю Эдмеру. Втерся к нему в доверие так, что самому Велдону подобраться в окружение монаршей персоны не удалось. Сирил постоянно настраивал Эдмера против него.

Ну да ничего! Зато Велдон утер ему нос в другом, чего Сирил так и не простил ему. Тирр Мердгрес усмехнулся. Увел у него невесту чуть ли не из-под венца. А ведь тогда Сирил Дармент вроде как на самом деле влюбился. Да, хороша была Беатриса в юности! Многим голову вскружила. Но выбрала в итоге именно его. Даже рискнула взбунтоваться против решения семьи и расторгнуть помолвку.

Велдон-таки сумел добиться своего и обойти проклятого Дармента. Пусть и к Беатрисе особых чувств на тот момент не питал. Выгодная невеста с сильным магическим даром, хороша собой, из достойной семьи. Плюс еще избранница его злейшего врага. Так почему бы и нет?

Со временем, когда узнал Беатрису получше, привязанность все же возникла. Велдон ни разу не пожалел, что когда-то решил за нее бороться. Хотя, признаться, не ожидал, что Дармент затаит настолько сильную обиду, что, фактически, закроет ему путь в столицу. Сколько после этого он пытался добиться благосклонности короля, но ничего не получилось! Эдмер своим обращением давал понять, что хоть и ценит его как вассала, но видеть часто подле себя не желает. Плюнув на все, тирр Мердгрес сосредоточился на том, чтобы упрочить свое влияние на востоке королевства.

Так, ладно, что-то он отвлекся! Видимо, совсем уж заработался, раз погрузился в воспоминания о прошлом.

Нужно поговорить с Кларенсом и отправляться отдыхать. А то Беатриса снова ворчать будет, что он ночи напролет в кабинете просиживает и здоровье не бережет. Все-таки жена его любит и заботится, даже несмотря на то, что продолжает еще злиться из-за Аллина.

От сынка же ни слуху ни духу пока! Нужно было все-таки послать кого-то следом, а не ждать вестей из столицы. Но Сердон, который, в отличие от его оболтуса, человек более наблюдательный, мог засечь слежку в дороге. В столице приставить тайных соглядатаев к сыну будет куда легче. Конечно, существовал риск, что до Ограса Аллин попросту не доедет. Но если так, значит, делать ставку на сына и правда глупо. Если парень даже не в состоянии добраться до столицы в компании такого телохранителя, как Сердон, и имея столько средств, сколько ему выделила Беатриса, то на что он тогда вообще способен?! Тем более жена хвалилась, что Аллин и сам делал большие успехи в воинском мастерстве. Вот пусть и докажет, что не полное ничтожество!

Хотя, признаться, тирр Велдон ожидал, что он уже через недельку приползет обратно, поняв, что без поддержки семьи не сможет вести ту жизнь, к которой привык. Но от сынка ни слуху ни духу уже больше месяца!

Тирр Велдон достал артефакт связи и зеркало и мысленно представил себе лицо Кларенса, имеющего такое же устройство. Даже если у того нет сейчас возможности откликнуться, артефакт пошлет ему сигнал. Не зря ведь их запитывали на ауру того или иного человека. Потом останется только ждать. Но Кларенс, как ни странно, откликнулся уже через пару минут.

В зеркале отразилось лицо неприметного мужчины лет сорока с невыразительными серыми глазами. Взглянешь на такого в толпе — и даже внимания не обратишь. Может, еще и поэтому Кларенс — единственный, кого люди Дармента так и не вычислили. Прирожденный шпион! Осторожный и умный.

— Приветствую вас, тирр Велдон. Признаться, и сам хотел с вами связаться на днях.

— Есть что-нибудь важное? — насторожился тирр Мердгрес.

— Ну, как сказать, — неопределенно повертел кистью руки Кларенс. — Успел собрать для вас информацию по нескольким вопросам. Кое-что касается королевской семьи и политических вопросов. Также есть новости о вашем сыне.

— Начнем с действительно важного, — сухо сказал Велдон. — Информация о моем отпрыске подождет.

— Понял, мой тирр, — почтительно кивнул Кларенс. — Тогда начну с того, что попытка Сирила Дармента устроить помолвку своей дочери и наследного принца Винсента не удалась.

Велдон довольно хмыкнул.

— Ну еще бы! Если выбирать между красивой эльфиечкой и дурнушкой Дармент, то выбор очевиден. По крайней мере, для юнца, который пока не может в полной мере мыслить государственными интересами. Но нам это на руку! Впрочем, не сомневаюсь, что Дармент этого так просто не оставит и попытается устранить помеху.

— Полагаете, он пойдет на физическое устранение принцессы светлых эльфов? — в сомнении протянул Кларенс.

— Если сможет обставить все так, чтобы к нему было не подкопаться, уверен в этом. Уж Бирати, хитрый змей, подобное провернуть сумеет! Жаль, что не удалось переманить его на нашу сторону, — тирр Велдон покачал головой.

— Я все же не думаю, что тирр Дармент пойдет этим путем, — возразил собеседник. — Судя по моим сведениям, теперь он пытается устроить брак своего сына с принцессой Элеонорой.

— Значит, устранять в итоге будут принца Винсента, — хмыкнул Мердгрес.

— Если у Дармента получится склонить короля к этому браку, то вполне возможно, — кивнул Кларенс. — А тому и так неловко перед другом из-за того, что его сын отверг девицу Виолу. Так что, думаю, с удовольствием загладит свою вину браком дочери и отпрыском Дарментов. Сейчас принцесса отправилась погостить в Кер. К сожалению, наших людей там недавно всех вычислили. Пока найдем кого-то нового, сведения оттуда поступать будут скудные.

— Понял, — досадливо поморщился тирр Велдон. — Но нам в любом случае желательно расстроить планы Дармента на вхождение в королевскую семью. Нужно подумать, как это сделать. Желательно, чтобы моя дочь вошла в окружение принцессы и попыталась с ней подружиться. Я уже дал ей необходимые указания. Но кто знает, получится ли. Все-таки дочь Дарментов — лучшая подруга Элеоноры. Если девчонка переняла нелюбовь отца к нашей семье, Арьяне придется тяжелее. Что еще важного?

— Похоже, темные эльфы тоже заинтересованы в том же, в чем и Сирил Дармент. Они присылают своего принца в Академию. Уверен, что это не совпадение. Что-то у них там происходит в эльфийских землях, из-за чего они вдруг резко кинулись налаживать контакты с людьми.

— Если темные эльфы сорвут Дарменту планы, я буду только рад, — ничуть не огорчился этому известию тирр Велдон. — Так что пока новости хорошие. Есть еще что-нибудь?

— Пока нет, мой тирр.

— Тогда вернемся к моему сыну. Как я понимаю, до столицы он все-таки добрался?

— Да, тирр Велдон.

— Интересно, что бы он делал без Сердона? — хмыкнул Мердгрес. — Небось, тот его всю дорогу опекал! И что же мой сынок делает в столице? Небось, все свои деньги проматывает?

— Ну, я бы так не сказал, — осторожно проговорил Кларенс. — Ваш сын начал собственное дело.

Брови тирра Велдона поползли вверх.

— Честно скажу, удивлен. И что же за дело?

— Открыл лавку артефактов.

— В каком смысле? — недоверчиво спросил Мердгрес. — Он ведь как артефактор ничего пока из себя не представляет. Да и вряд ли будет даже после обучения.

— Тирр Аллин в ней занимается продажей изделий других артефакторов и зарядкой накопителей.

Мердгрес даже поморщился.

— То есть мой сын не придумал ничего лучше, чем стать обычным торгашом-перекупщиком?

Перед Кларенсом он не считал нужным скрывать свои мысли. Этот человек был предан ему безоговорочно и знал очень многое из семейных тайн. А на случай, если его раскроют, имелся флакончик с быстродействующим ядом, который Кларенс сразу выпьет. Залогом того, что он и правда так сделает, помимо верности, является и семья Кларенса, живущая на территории Мердгресов.

— Тирр Велдон, — осторожно начал мужчина, — если хотите знать мое мнение, то у начинания вашего сына может быть большое будущее.

— Да что может быть за будущее у подобной лавки?! — поморщился тирр. — Сколько он на это нелепую затею денег потратил, боюсь даже представить! Небось, все, что ему Беатриса дала, спустил. Уж лучше бы прокутил все, и то не настолько бы бездарно профукал эти средства! Сын в который раз меня разочаровывает.

— И все же лавка имеет успех в городе, — негромко заметил Кларенс. — О ней многие говорят. Тот подход к делу, который проявил тирр Аллин, всех удивил. Так что если хотите знать мое скромное мнение, лавка не прогорит. Если, конечно, тирр Аллин продолжит ею заниматься с таким же рвением.

— Ага, будет он, конечно! — скривился Мердгрес. — Учиться он как тогда станет? Мой сын и так звезд с неба не хватает. Чтобы нормально учиться в Академии и не вылететь оттуда с треском, ему придется прилагать столько усилий, сколько он за всю жизнь не соизволил. Вести еще при этом дела в лавке он точно не потянет! М-да, и вот за что мне это? Лучше бы честь по чести приехал домой, повинился и попросил принять обратно. Так нет же! Делает одну глупость за другой!

Кларенс неловко кашлянул, привлекая к себе внимание.

— Уж и не знаю, как вам рассказать об еще одном обстоятельстве, которое удалось выяснить.

— Говори уж! — вздохнул тирр Велдон.

— Как выяснилось, небольшая доля в его деле принадлежит одной довольно сомнительной личности.

— Нечто подобное я и подозревал. Моего сынка еще и облапошат! — закатил глаза Мердгрес. — А то и втянут туда, откуда потом придется его вытаскивать.

— Не думаю, что там все настолько уж скверно, — осторожно возразил Кларенс. — Насколько я знаю, подобным эта женщина не занимается.

— Еще и женщина?! Нет, мой сын точно идиот! Чем только думает? Хотя, похоже, догадываюсь, чем, — иронично хмыкнул тирр Велдон. — Явно не тем местом, каким нужно. Ну, и кто она? Не томи уже!

— Хозяйка дома развлечений в столице. Одного из самых приличных.

Мердгрес лишь сокрушенно вздохнул.

— Кларенс, ну вот за что мне это, скажи?! За что мне такой сынок достался?

Мужчина благоразумно промолчал, отведя глаза.

— В общем, наблюдай за ним дальше. Если вляпается во что-то, о чем я должен буду знать, сообщи. Тогда и посмотрим, то ли мне пора его вытягивать из того дерьма, в которое он так усердно лезет, то ли теперь уже на самом деле вычеркнуть из родовой книги.

— Есть еще кое-что, мой тирр, — осмелился вставить Кларенс.

— Добить хочешь? — саркастически усмехнулся тирр Велдон. — Ну, говори уже!

— Я заметил за вашим сыном слежку.

Мердгрес моментально подобрался и нахмурился.

— Кому мой Аллин мог понадобиться? Разве он там не под чужим именем?

— Под чужим, — подтвердил Кларенс. — Он называет себя Аллином Нертом.

— Хоть на это ума хватило, — пробормотал тирр.

— Похоже, за ним следят разные люди с разными целями. Подробности пока выясняю. Недостаточно информации. Но вот один из тех, кого я опознал, точно работает на Сирила Дармента.

Некоторое время царила тишина. Тирр Велдон хмурился и обдумывал слова подчиненного. То, что его сыном заинтересовался давний враг — тревожный признак. Неужели каким-то образом Сирил узнал, кем на самом деле является Аллин, и решил воспользоваться этим, чтобы как-то навредить ему?

— Попробуй узнать, какие цели преследует Дармент, — наконец, подал он голос.

— Боюсь, это будет затруднительно. Вы же знаете, что в Кере…

— Я слышал о твоих затруднениях. Но это важно! — грубо прервал его тирр Велдон. — Если нужно, сам отправляйся в Кер и все разузнай. Нужно выведать, чего хочет Сирил Дармент от моего сына. Нельзя допустить, чтобы из-за этого бестолкового оболтуса пострадали интересы семьи. Проще тогда сразу его вычеркнуть из родовой книги. Если хотя бы намек на это будет, тут же сообщи.

— Я все понял, тирр Велдон. Постараюсь выяснить все, что смогу.

Связь прервалась. Мердгрес в раздражении откинулся на спинку кресла и забарабанил пальцами по подлокотникам. Все-таки не стоило отпускать мальчишку в столицу. Права была Беатриса! Он вообще не приспособлен к самостоятельной жизни. Чего только стоит дурацкая затея с лавкой! Продал бы камни и жил себе спокойно в Ограсе до поступления в Академию. Если бы проявил старательность и прилежание, тирр Велдон даже помог бы ему оплатить оставшиеся курсы. Но нет же! Аллину вздумалось ввязываться в какие-то рискованные предприятия с сомнительными личностями.

Тирр Велдон вздохнул. Ну, хоть дочь у него более разумная! Если той еще и удастся сойтись с принцессой, это может значительно улучшить отношения с королевской семьей.

А вот Беатрисе лучше не рассказывать все подробности того, как «развлекается» ее сынок в Ограсе. Достаточно будет сказать, что Аллин счастливо добрался до столицы и спокойно ждет поступления в Академию. Если жена узнает про лавку, а особенно про делового партнера — хозяйку публичного дома, точно сорвется ехать в Ограс и наставлять непутевого сына. Ничего хорошего из этого не выйдет! А она только засветит настоящую личность Аллина. И тогда уже не удастся от него откреститься в случае худшего расклада.

Приняв решение, тирр Велдон вздохнул и поднялся с места.

14

Когда на следующее утро за завтраком я озвучил друзьям свою идею с эликсиром, они некоторое время ошарашено смотрели на меня.

— Полагаете, это будет пользоваться спросом? — первой отмерла Рина и тут же залилась краской, видимо, живо представив, для каких целей будут покупать нашу новую продукцию.

— Определенно, — уверенно сказал я. — Далеко не каждый имеет возможность постоянно обращаться к целителю с подобными проблемами. Да и многие просто постесняются.

— А в лавке такое разве покупать не постесняются? — хмыкнул Орвин.

— Если мы назовем как-то нейтрально… к примеру, «Бодрящий эликсир», то почему бы и нет? — усмехнулся я. — Осталось придумать рецептуру. И надеюсь, вы мне в этом поможете.

Остаток завтрака мы живо обсуждали, из чего должен состоять наш эликсир, помимо моей магии. Сошлись на том, что нужно делать два вида подобного снадобья: для мужчин и для женщин. Для первых подойдет что-то более ядреное, к примеру, настойка корня тинара на хлебном вине. Этот корень чем-то по вкусу напоминает смесь калгана и имбиря. А для женщин — вишневая настойка, сладкая и более деликатная. Тару я планировал приобрести у местного стекольщика. Нужны будут флаконы разных размеров в зависимости от объема.

— И за сколько же вы хотите это продавать? — почесал затылок Сердон.

— Не думал пока. Тут надо с Дианой посоветоваться. Полагаю, она более подкована в том, сколько подобные снадобья могут стоить, — усмехнулся я. — Но прежде чем обращаться к ней с этим, надо вначале изготовить и опробовать на ком-то.

— Я точно не согласна! — отмахнулась Рина. — Не надо мне такого.

— Вот и зря, — хмыкнул я, вспоминая реакцию Миланы. — Орвин бы оценил.

— Вот пусть Орвин и пробует! — упрямо вздернула подбородок девушка. — Не буду я пичкать себя такой гадостью.

— Ну, спасибо, что так высоко оценила наш товар! — насмешливо проговорил я.

— Простите, господин Аллин, — Рина чуть смутилась.

— Ладно, у нас будет, на ком опробовать, — отмахнулся я. — Думаю, Диана не откажется испытать на своих девочках и клиентах. В ее деле такая, как ты выразилась, «гадость» пойдет на ура.

— А я бы попробовал, — усмехнулся Орвин, явно дразня девушку.

Рина разъяренно посмотрела на него.

— Только попробуй! — совершенно нелогично воскликнула девушка, которая сама еще недавно озвучила это пожелание. — Вообще такие снадобья ни до чего хорошего не доводят. Привыкнешь потом к такому и будешь как чумной ходить.

— Ты путаешь их с дурманящими зельями, — поняв, наконец, в чем причина такой резко отрицательной позиции, сказал я. — Вот те и правда вызывают привыкание и потом вредят. Но в нашем случае это магический эликсир. Как только магия выветрится из организма, эффект исчезнет. Вот скажи, целительские эликсиры разве вызывают привыкание?

— Нет, — подумав, произнесла девушка.

— Они оказывают нужный эффект на организм и потом никак не сказываются на нем в отрицательном плане. Моя энергия имеет схожий эффект, но еще и с одной специфической направленностью. Уверяю тебя, если бы это было вредно, я не стал бы предлагать такое клиентам. Я меньше всех заинтересован в том, чтобы портить себе репутацию. Да и вначале можем выпустить небольшую пробную партию. Посмотрим, как пойдет.

— У нас ведь и так дела идут неплохо, — робко заметила Рина. — Зачем все это?

— Потому что останавливаться на достигнутом я не собираюсь, — спокойно отозвался. — И раз я способен создать какой-то уникальный товар, который будет пользоваться спросом, нужно попробовать.

— Вы правы. Простите, господин Аллин, — смутилась она.

Похоже, Рина просто не представляет, какого размаха я надеюсь достичь. В перспективе хотелось бы создать филиалы нашей лавки в разных городах. Но до этого, конечно, еще расти и расти.

Следующую неделю я плотно занимался эликсирами. Закупил все необходимое и запитывал магией ингредиенты. О том, как правильно действовать, имел весьма смутное представление. Так что приходилось до всего доходить опытным путем. Но наконец, первая пробная партия была готова. Мы с помощниками разлили эликсиры по подходящим емкостям и снабдили этикетками, с которыми помог все тот же художник. Диана, кстати, уже опробовала мою придумку на нескольких клиентах, и сказала, что те были в восторге. Так что посоветовала мне не мелочиться. За литр такого эликсира просить не меньше десяти золотых. А за женский вариант, с учетом более дорогих составляющих, все пятнадцать. В принципе, цену всегда можно снизить или сделать скидки, так что я решил рискнуть.

К презентации нового товара подходил со всем тщанием. Снова была задействована знакомая схема: объявления и мальчишки-зазывалы. Накануне дал нескольким соседям опробовать эликсир и попросил на следующий день поделиться впечатлениями с теми, кто придет на презентацию. Разумеется, на расписывание чудес, которые способен творить мой эликсир, не скупился. Благо, народ тут рекламой не разбалован и принимает все за чистую монету.

И все равно я был несколько удивлен тем, с какой скоростью смели все, что было выставлено на продажу. Полагал, что вначале люди предпочтут осторожничать. Даже пожалел, что не выставил более высокую цену. Но это поправимо! Учитывая спрос, можно будет следующую партию загнать и подороже. Вон со следующего дня постоянно приходят и спрашивают, когда будет следующая партия эликсира. Женский, кстати, тоже шел на ура, хотя я опасался, что представительницы прекрасного пола постесняются такое брать. Но мужчины охотно покупали эликсиры на подарок своим возлюбленным.

В общем, можно только порадоваться, что дела в лавке идут все лучше. Вот только впору за голову хвататься. До начала отбора в Академию остается все меньше времени, а я продолжаю крутиться как белка в колесе. Пришлось все-таки нанять еще одного человека в помощь, чтобы помогал с эликсирами. Он готовил все необходимое, а мне оставалось только напитывать их энергией.

Вообще заметил, что постоянная выкачка магического резерва чуть ли не до краев дает свое. Источник у меня подрос процентов на десять. Он и так был не маленьким, но если еще и расти будет, то страшно даже представить, в какого монстра я могу превратиться. Еще бы научиться пользоваться им не только как батарейкой, было бы совсем хорошо. Ну да ничего! Я все же надеялся, что в Академии мне дадут нужные знания. Если не преподаватели, то книги в библиотеке, которых так просто не достанешь в вольной продаже.

Вот только все едва не пошло прахом, что несколько спустило меня с небес на землю. А то что-то я в последнее время несколько расслабился от постоянных успехов. Видимо, не зря говорят, что жизнь как зебра, состоит не только из белых, но и из черных полос.

Все началось в одну из ночей, когда я возвращался от Дианы.

Привыкнув, что до этого подобные поездки проходили благополучно, даже толком не смотрел по сторонам. Подсчитывал в голове будущие барыши и то, что еще непременно следует сделать перед моим поступлением в Академию.

Камень, брошенный чьей-то меткой рукой и попавший в плечо, заставил вскрикнуть и остановиться. Потирая ушибленное место, к счастью, не слишком пострадавшее, я с удивлением заозирался. Показалось, что где-то неподалеку мелькнула темная тень, тут же скрывшаяся в подворотне. Странно как-то. Если бы на меня хотели напасть, то не действовали бы таким образом. И вместо камня зарядили бы арбалетным болтом или метательным ножом.

Активировав целительский артефакт, я без труда залечил ушибленное место, все это время настороженно озираясь и готовясь к любым неприятностям. Но никто больше не напал. Я все же тронул коня и направился дальше, но теперь был начеку.

Может, именно это и помогло почуять засаду раньше, чем выехал на опасное место. Если бы так и продолжал витать в облаках, вряд ли бы это удалось. Но теперь удалось уловить едва слышный звук где-то за углом. Похоже, кто бы ни запустил в меня камнем, он мне, скорее, друг, чем враг. Хотя про его мотивы я могу только догадываться.

Конь мог меня выдать, и я спешился, привязав его к попавшемуся по пути столбику. Дальше пошел пешим, стараясь двигаться совершенно бесшумным. Благо, мое новое тело оказалось поразительно ловким и прекрасно мне в этом помогало. Впору и правда подумать, что в роду Мердгресов были эльфы! Как бы то ни было, те, кто ждал меня за углом, моего появления не услышал. Я же запустил впереди себя лиловую дымку, параллельно напрягая слух и усиливая его возможности с помощью целительской энергии.

Ментальное облачко плавно проскользило мимо пятерых фигур, параллельно ухватывая некоторые их эмоции. Намерения у тех, кто ждал здесь, были недвусмысленными. Не банальный грабеж, а именно убийство! Причем, учитывая маршрут, которым я двигался довольно часто, кто-то хорошо подготовился. И засада именно на меня.

Ждать, пока меня заметят или почувствуют что-то подозрительное, я не стал. Мигом скользнул в боевой транс второго уровня и кинулся вперед. Эффект неожиданности сработал как надо. Двое не успели даже ртов раскрыть от удивления и упали на мостовую с ранами, несовместимыми с жизнью. А вот остальные ответить попытались. Один сходу швырнул в меня молнией, а второй перешел в боевой транс первого уровня.

Чувствуя, как время утекает, и скоро окажусь совсем ни на что не способен, кинулся на мага, ловко уворачиваясь от молний. Миг — и он забулькал перерубленным горлом. А затем пришлось переключиться на боевой транс первого уровня. Все-таки отсутствие тренировок давало свое — я выдохся гораздо раньше, чем ожидал.

Мимо просвистел арбалетный болт, от которого я увернулся лишь чудом. Не успел опомниться, как на меня налетел равный противник. Дело усугублялось тем, что тот, кто стрелял из арбалета, продолжал пытаться меня достать, выжидая моменты, когда я открывался. Пока спасало то, что противник оказался не таким уж искусным в фехтовании. Иначе я мог и не справиться.

Наконец, хоть и с трудом, но сумел задеть его в плечо. А дальше было уже легче. Он начал выдыхаться. Последний удар мечом — и противник повалился на мостовую с развороченной грудью.

Арбалетчик попытался сбежать, но такой возможности я ему не дал. Мне нужен язык, который объяснит, что все это означает! Кто вдруг настолько возжелал моей смерти, что обратился к наемным убийцам? Мелькнула мысль о Мелиссе, но я понадеялся, что это все же не она. Ведь клялась честью аристократки, что убить меня пытаться не будет, как и нанимать кого-то для этих целей.

Без труда догнав арбалетчика, я ударил его по затылку, отчего он упал как подкошенный, и с облегчением вынырнул из транса. Убедившись, что парень жив, взвалил его на плечо и потащил к оставленной неподалеку лошади. Задерживаться возле трупов точно не стоит. Разборки с городской стражей мне не нужны. Пусть я и в своем праве, и вряд ли бы кто-то осудил за убийство тех, кто сам на меня напал, но мало ли. Рисковать точно не хочется. Да и сейчас меня в городе воспринимали, как милого и обаятельного паренька из лавки. И относились соответственно. Если же узнают, что этот милый юноша в одиночку расправился с пятеркой опасных головорезов, станут опасаться и держаться настороженно. Зачем мне такое надо? Однозначно незачем.

Перевалив бессознательное тело через седло, я вскочил на коня и направил в более тихое место, где можно без опасений посудачить с моим несостоявшимся убийцей, как он докатился до жизни такой.

Место под мостом, откуда рядом стекали нечистоты из городской канализации, подошло идеально. Заодно можно будет без проблем избавиться от трупа, когда мой собеседник станет уже не нужен. Оставлять его в живых я не собирался. Он проявление гуманизма с моей стороны точно бы не оценил. А заодно мог поведать заказчику о том, на что я способен. И тогда в следующий раз ко мне подошлют кого-то посерьезнее.

Связав ему руки его же поясом, я прислонил парня к подпорке моста и приложил к голове целительский артефакт. Через какое-то время он застонал и пришел в себя. Обвел меня мутным взглядом, а потом задергался. На лице отразились удивление и страх, пусть последнее он тут же постарался скрыть. Похоже, парень не из храбрецов. Тем лучше. Меньше придется провозиться с ним.

— Ну что, голубчик, поговорим? — обманчиво мягко спросил, широко улыбаясь.

Арбалетчик презрительно скривился и вскинул голову, давая понять, что легко сдаваться все же не собирается.

15

— Начнем с самого простого. Кто ты такой? — пристально глядя ему в глаза и настроившись на ментальный щуп, подключенный к его голове, спросил.

Несмотря на то, что парень изо всех сил пытался изображать из себя стойкого оловянного солдатика, эмоции его выдавали с потрохами. Та легкость, с какой я расправился с подельниками, внушила ему невольное уважение и страх. Судя по обрывкам мыслей, которые я читал в голове арбалетчика, они ожидали более легкой добычи. И даже сомневались, что стоит идти на дело впятером. Все же иногда маскировка срабатывает только в плюс. Юнец-простолюдин, каким я предстал перед горожанами в лавке, не воспринимается как серьезная угроза.

— Лучше тебе меня отпустить, — криво усмехнулся арбалетчик, пытаясь не показывать истинных эмоций. — А то хуже будет. Тебя все равно достанут!

— И кто именно? — так же усмехнулся я, вылавливая обрывки информации из его головы, которые возникли при моем вопросе. — Шайка у вас небольшая. Всего восемь человек. Берете в основном простые заказы, с которыми можете справиться. Вот только в этот раз произошла осечка. Твои приятели уже мертвы. Так что, если не считать тебя, членов шайки осталось трое. Так ведь, Стив? И я сильно сомневаюсь, что кто-то из них станет за вас мстить. Просто побоятся.

Парень вздрогнул, его глаза широко распахнулись.

— Откуда ты узнал мое имя?! И про нашу шайку? Тебя кто-то предупредил?! Среди наших завелась крыса?

— Вопросы тут задаю я, Стив, — спокойно проговорил, прерывая поток его вопросов. — Лучше скажи, кто вас нанял?

— Я ничего тебе не скажу, молокосос! — процедил арбалетчик, но в конце его голос дрогнул, уничтожив весь эффект.

— А и не надо. Ты очень громко думаешь, — широко улыбнулся я. — Мне этого вполне хватает.

Стив судорожно дернулся и попытался отползти, но я не позволил, удержав его на месте.

— Ты ментальный маг? — теперь его ужас достиг крайних пределов, из-за чего вся мнимая бравада слетела как луковая шелуха.

Ну, еще бы! Среди простонародья про ментальных магов каких только страшилок ни придумывали. Что те могут превратить мозги в кашу или заставить самого себя убить или покалечить. Нет, сильные менталисты, конечно, на такое вполне способны. Но почти все они под строгим контролем государства. Те же, кому позволяют жить спокойно, вряд ли способны причинить серьезный вред. Но сейчас такая предубежденность мне лишь на руку.

— То есть вы даже не удосужились собрать побольше информации про вашу жертву? — хмыкнул я. — Поверили всему, что вам рассказали, взяли задаток и отправились на дело? Еще и ловушка была устроена до крайности глупо. Вы даже никого не поставили караулить на подступах. Сколько вам, кстати, заплатили за мое устранение? Можешь не отвечать, и так вижу. Двадцать золотых. М-да, низковато же меня оценили.

Все сильнее втягивая голову в плечи, Стив смотрел на меня с каким-то суеверным ужасом. Похоже, он понимал, что скоро станет мне совершенно бесполезен. Нужную информацию я и так узнал из его головы. А вот что собираюсь сделать с нежелательным свидетелем, боялся даже представить. Мысли его свернули явно не в ту степь. Я даже поморщился от тех картинок, которые представали в голове парня. Фантазия у него, конечно, больная!

Отключившись от ментальной связи с ним, я быстрым движением полоснул его по горлу. Мелькнувшую было мысль отпустить подавил в зародыше. Такие крысы слишком опасны, чтобы позволить себе милосердие. Улучит момент и нагадит исподтишка, когда меньше всего будешь ожидать. Тем более что с арбалетом он управлялся неплохо. Да и сам, не колеблясь, сделал бы на моем месте то же самое. На счету этой шайки немало тех, кого они загубили ни за что ни про что. Так что чем меньше таких отморозков будет в городе, тем лучше.

Сбросив тело Стива в воду, я двинулся к оставленной лошади. Ночь для меня еще не закончилась. Нужно теперь наведаться к одному из тех, кто заказал меня бандитам.

Как оказалось, наняла их вовсе не Мелисса, а мои конкуренты. Уважаемые артефакторы, между прочим! Те, кто благодаря мне лишился значительной доли прибыли. И неудивительно. Цены они задирали, считая, что репутация опытных мастеров дает им такое право. Я же предпочел работать с их менее успешными коллегами, которые отдали мне на реализацию товар по вполне доступным ценам. Причем по качеству он ничем не уступал тому, что предлагали маститые. Неудивительно, что во мне начали видеть угрозу!

Пятеро самых ушлых решили устранить наглого выскочку наиболее легким и действенным способом — нанять убийц. Разумеется, заводила, который и предложил это, один подставляться не захотел. И договариваться с бандитами отправились все вместе. Лица они, конечно, прятали под капюшонами, но их все равно узнали. Все-таки не последние люди в городе. В общем, идиоты, что тут скажешь! Не знаю, насколько они хорошие мастера, но вот преступники из них получились аховые.

Впрочем, может, я слишком предвзят. Это в моем мире любой человек, насмотревшись кино и сериалов, с видом знатока будет рассуждать о том, как нужно планировать преступление, чтобы не попасться. А тут все-таки средневековье. Да и дознаватели работают по старинке. Тут даже про отпечатки пальцев никто не слышал. Впрочем, у моих конкурентов были все шансы на успех, будь я и правда тем, за кого себя выдавал. Найдя мой хладный труп в той подворотне, убийство трактовали бы как обычный грабеж и копать дальше не стали. Разумеется, никаких свидетелей бы не нашлось. Даже если кто-то что-то и видел, связываться не стал бы, чтобы в следующий раз не оказаться на моем месте. И на артефакторов никто бы не вышел. Кому придет в голову обвинять в подобном зверстве уважаемых и почтенных горожан?

Даже сейчас, вздумай я предать дело огласке, могли выкрутиться. Мое слово против их. Подозреваю, что даже если бы я оставил Стива в живых и притащил в городскую управу, заставляя дать показания против заказчиков моего убийства, он бы просто не дожил до суда. А действовать мои конкуренты в следующий раз стали бы более хитроумно и продуманно. И не факт, что я бы справился.

Нет, нужно действовать по-другому! Дать им понять, что со мной связываться чревато. И какими неприятностями им это может грозить.

И лучше не откладывать дело в долгий ящик. Утром они узнают, что я жив-здоров, и у них будет время успокоиться и продумать дальнейшие действия. Так что пойду сейчас. Главный у них, судя по воспоминаниям Стива — воздушник по имени Дигор Бар. Помнится, мы с Орвином вначале именно у него хотели заказать защитные артефакты для нашей лавки. Но мужик заломил такую цену и явно был настолько негативно против меня настроен, что я передумал. Сделал заказ у другого артефактора-воздушника. Может, еще и это стало последней каплей, отчего Дигор Бар на меня взъелся.

Стучать в дом с прилагающейся к нему лавкой, где проживал Дигор Бар, пришлось долго. Время все-таки позднее, и он с домочадцами наверняка давно спит. В истинном зрении было видно, что на его доме тоже установлена такая же защита, как с недавнего времени на моем. Через нее так просто не проникнешь. При попытке выбить двери или влезть в окно шарахнет молнией так, что мало не покажется. Вот я и не пытался. Просто стучал так, что рано или поздно на это отреагируют или жильцы дома или кто-то из раздраженных соседей.

Наконец, в окнах зажегся свет и изнутри послышались шаги и чье-то ворчание:

— Кого еще принесла нелегкая?

Открылось небольшое оконце с решеткой, проделанное в двери, и старческое лицо с всклокоченными седыми волосами. Скорее всего, слуга. Сам хозяин, насколько я помню, помоложе и попредставительнее.

— Кто там стучит? Что вам надо? — грубовато спросил старик.

— Поговорить с твоим хозяином, — высокомерно произнес, копируя те интонации, какие использовали аристократы. — Ну-ка, живо разбуди его!

Сработало! Похоже, у местных простолюдинов прямо-таки условный рефлекс вырабатывается на подобное обращение.

— Я с-сейчас, — оконце закрылось и послышались удаляющиеся шаркающие, но торопливые шаги.

Минут через пять мне, наконец, открыли дверь и пригласили в дом. Все тот же старик с некоторым недоумением оглядел мою скромную одежду, которую до этого в темноте явно не разглядел. Но при взгляде на лицо, которому я придал самое надменное выражение, на какое был способен, снова изобразил почтительность. Мало ли, зачем аристократу вздумалось обряжаться в простую одежду. У богатых свои причуды. Эта мысль так и читалась на его физиономии, пока он вел меня к кабинету, где ожидал хозяин.

Одетый в дорогой халат, тот сидел за большим письменным столом. Высокий, чуть полноватый мужчина с густой каштановой шевелюрой и светло-серыми глазами навыкате. Хотя, видимо, конкретно меня он увидеть как раз-таки не ожидал. Его глаза на мгновение едва из орбит не вылезли, но он быстро справился с собой и попытался скрыть эмоции.

— Теодор мне сказал, что ко мне пришел какой-то аристократ по важному делу. Но я вижу, что он ошибся. Удивлен, как вам хватило наглости еще и за аристократа себя выдавать!

— Ну, во-первых, я даже не представлялся вашему слуге, — хмыкнул я, устраиваясь без разрешения в кресле напротив стола. — Почему он принял меня за аристократа, понятия не имею. Впрочем… — я демонстративно вытащил из потайного кармана куртки королевский перстень и надел на палец.

Вот теперь глазам Дигора Бара точно грозила участь окончательно покинуть место своего обиталища. Судорожно хватая ртом воздух, он смотрел на перстень, будто загипнотизированный.

— Вы… я не понимаю… кто вы? — наконец, отмер тот, переводя взгляд с моей руки на лицо.

— Не имеет значения, — я постарался придать улыбке оскал голодной акулы. — А вот значение имеет другое — ваша попытка отправить меня на тот свет.

— О чем вы говорите?! — попытался разыграть оскорбленную добродетель артефактор.

— Не притворяйтесь, господин Бар. Не будь на вас сейчас браслета от ментальной защиты, я бы с легкостью прочел ваши мысли. И подтвердил свои слова какими-нибудь деталями из вашей головы. Так же, как я это сделал при допросе одного из бандитов, которых вы наняли меня убить. Впрочем, это вполне еще можно сделать. Не желаете отправиться в городскую управу, где с вами будут иметь дело уже королевские дознаватели? Думаю, среди них ментальные маги тоже найдутся. А от браслета вас к тому времени уже избавят.

— Не нужно! — поспешно воскликнул артефактор. К его чести, дальше отпираться или пытаться выкручиваться он не стал. — Насколько я понимаю, если бы вы были заинтересованы в моем аресте, то не пришли бы сюда один. А значит, не хотите предавать дело огласке.

— Вы правы. Не хочу, чтобы мои дела оказались под угрозой из-за необходимости раскрыть себя, — туманно проговорил.

Прекрасно понимал, что обычно люди отлично додумывают недосказанное сами. Притом в нужную мне сторону. Не сомневаюсь, что, как и многие до него, Дигор Бар решит, что я выполняю какое-то тайное задание короля. И именно поэтому вынужден скрывать свою настоящую личность.

— Простите, — вполне искренне сказал он. — Если бы я знал, кто вы на самом деле, то никогда бы не посмел предпринимать ничего подобного. Я считал вас всего лишь обычным выскочкой-простолюдином, решившим нагло урвать чужой кусок.

— Чужой кусок? — иронично переспросил. — Да неужели? Что же такое чужое, а конкретно, ваше, я забрал?

Артефактор немного смутился, но все же ответил:

— Из-за того, что вы решили вести дела именно так, многие уважаемые люди города пострадали. Лишились значительной части клиентов.

— То есть вместо того, чтобы ввязаться в честную конкурентную борьбу, вы решили просто убить меня? — я приподнял брови. — И часто вы так действуете?

— Снова приношу вам свои извинения, — глухо произнес Дигор Бар.

Хотя не сомневаюсь, что не будь на мне королевского перстня, даже доли раскаяния бы не почувствовал.

— Я бы мог компенсировать вам доставленные неудобства, если вы позволите, — осторожно предложил он. — И очень бы хотел, чтобы мы забыли об этом досадном инциденте.

Я насмешливо уставился на него.

— И во сколько же вы оцениваете, как там сказали, доставленные неудобства?

— Тысячи золотых будет достаточно, ваша милость?

— Попросил бы вас обходиться без титулов, — произнес я, многозначительно подмигивая.

— Понял, господин Нерт, — он тоже подмигнул. — Так как вам предложенная сумма?

Я сделал вид, что задумался.

— Полагаю, за вдвое большие деньги я бы окончательно забыл обо всех наших разногласиях.

Дигор Бар отчетливо скрипнул зубами, но все же вымученно улыбнулся.

— Я согласен, господин Нерт. Выпишу вам вексель на эту сумму.

— Отлично, — я широко улыбнулся. — И надеюсь, вы сумеете убедить ваших сообщников тоже оставить всякие мысли вредить мне. Иначе, боюсь, отвечать за них будете вы, как главный зачинщик.

— Разумеется, — глухо проговорил Дигор Бар. — Я все устрою.

— Только не нужно говорить им того, о чем они не должны знать, — я красноречиво покосился на перстень. — И сами держите это в тайне, если не хотите неприятностей. Утечка информации в этом вопросе крайне нежелательна. Надеюсь, мне не придется ставить вам ментальный блок или стирать память? А то мало ли. У меня все же в подобных делах не так еще много опыта.

— Я понял, — чуть побледнев, сказал артефактор.

К счастью, он не видящий, так что без специального артефакта не может увидеть мой магический потенциал. Иначе бы мог и усомниться в том, что я на подобное способен. Но, как я и надеялся, ментальных магов он боялся почти так же, как и Стив. Вернее, знал, как человек, прошедший обучение в Академии, что может сотворить неопытный, но сильный менталист с чужими мозгами. А меня он, судя по всему, за такого и принял.

— Рад, что нам удалось прийти к согласию, — я деланно добродушно улыбнулся. — А теперь давайте ваш вексель, и я, пожалуй, пойду. Завтра у меня, думаю, как и у вас, будет много работы. Хотелось бы хоть немного поспать.

Уже через пять минут я покинул дом Дигора Бара, с трудом стараясь сдержать торжествующую улыбку. Все получилось даже лучше, чем я надеялся! Еще и деньжат удалось стрясти! Можно сказать, мой неудавшийся убийца оплатил мне целый год обучения в Академии. Уже через три дня эти денежки мне точно пригодятся.

16

Пришел домой усталый, как собака, с одним лишь желанием — поскорее лечь в постель. Не успел положить голову на подушку, как моментально вырубился.

Показалось, что прошла всего минута, когда в дверь начали стучать. Черт их всех раздери! Отчаянно зевая и растирая не желающие нормально открываться глаза, потащился к двери. За ней стоял до раздражения бодрый, улыбающийся Сердон, чье настроение резко контрастировало с моим. Когда не высплюсь, я бываю очень злым.

— Доброе утро, господин Аллин! — жизнерадостно поздоровался он.

— Ну, насчет доброго я бы поспорил, — проворчал я. — Ты чего это самолично решил меня разбудить?

— Хотел напомнить, что сегодня у нас с Риной выходной. Вы разрешили отсутствовать весь день. Надеюсь, ничего не поменялось? — он вопросительно изогнул бровь.

Как же не вовремя! Я даже не успел рассказать друзьям о том, что произошло. Уже не говоря о том, что после ночных приключений чувствовал себя не слишком хорошо. Но испортить сейчас планы Рины и Сердона, которые и так все последние недели работали без выходных, было бы с моей стороны форменным свинством. Тем более что они, насколько я знаю, собирались сегодня еще и в храм Творца заскочить и договориться о брачной церемонии. Потом Орвин планировал устроить Рине романтическую прогулку по городу и роскошный ужин в приличном заведении. На ночь даже снял номер в дорогой гостинице. И девушка это абсолютно заслужила! Постоянная работа без продыху уже сказывалась и на внешнем облике. На когда-то пухленьком личике теперь одни глаза остались прежними. Да и то под ними залегли глубокие тени.

— Нет, ничего не поменялось, — одарил я Сердона успокаивающей улыбкой. — Мы с Мэри и Брианом справимся. Хорошо вам провести выходной!

Орвин облегченно выдохнул и поспешил смыться с моих глаз, пока я не передумал.

Я с тоской посмотрел на кровать и понял, что ни одной лишней минуты сна мне больше не светит. Нужно наскоро позавтракать и готовить лавку к открытию. Зарядкой накопителей и «Бодрящих эликсиров» придется заняться в перерывах между приемом посетителей и ночью. Но хорошо хоть Мэри будет помогать!

К полудню я уже готов был прибить эту самую Мэри. Настолько бестолковой девицы еще не встречал! И как только Рина ее терпела все это время? За что бы ни взялась, почти ничего не могла сделать, чтобы предварительно не спросить у меня, как и что. По малейшему пустяку отвлекала, отчего я, вынужденный отрываться от более важных дел, уже начал откровенно беситься.

— Послушай, чему тебя две недели учили? — наконец, рявкнул на нее, когда лавка на какое-то время опустила. — Ты даже с элементарным справиться не можешь! Еще раз отвлечешь меня, можешь считать себя уволенной!

Подействовало! Вопросы по каждому пустяку прекратились. И я, наконец, смог сосредоточиться на зарядке накопителей. Отвлекался только когда приходил очередной посетитель, которого интересовала подзарядка. Оформлял все по бумагам, принимал кристаллы и продолжал работу.

И когда Мэри с белым лицом и трясущимися руками снова ко мне подошла, успел даже выровнять настроение.

— Чего тебе? — спросил более благодушно, чем раньше.

— Господин Аллин, простите, пожалуйста… Я, кажется, продала дорогой артефакт по меньшей цене. Замоталась совсем.

— Насколько большая разница по деньгам? — процедил я, буравя ее недобрым взглядом.

— Он стоил триста золотых, а я продала за пятьдесят. Почему-то перепутала их.

Мои зубы явственно заскрипели.

— Кому продала? — процедил я. — Ты, надеюсь, запись о покупке внесла, как тебя учила Рина?

— Не успела, — всхлипнула Мэри. — Покупатель очень спешил. Сказал, что у него нет времени.

Идиотка! — мысленно простонал я.

Ищи теперь ветра в поле! Не сомневаюсь, что когда тот, кому достался дорогой артефакт, поймет это, в нашу лавку больше ни ногой. Если сразу не понял. Потому и поторопился свалить.

— Это еще не все, господин Аллин… Вы сказали вас не отвлекать, и я…

— Что ты еще натворила? — едва не взвыл я.

— Нужно было достать из подвала ящик с «Бодрящими эликсирами». Те, что стояли на полке, закончились. И я…

— Что ты сделала? — нетерпеливо потребовал продолжения, когда она умолкла.

— Он упал и почти половина бутылок… они разбились… — уже в голос зарыдала. — Простите, господин Аллин! Но вы сами сказали, чтобы я вас не беспокоила.

— А Бриана ты не могла попросить помочь? — с трудом сдерживаясь, чтобы не наорать на нее, спросил.

— Так ведь он охранник! Я подумала, что ему неуместно будет ящики таскать… — она таращилась на меня своими красными от слез глазищами, в которых застыло виноватое выражение.

Представив себе, какие убытки эта девица нам доставила всего за один день самостоятельной работы, я едва не застонал. И ведь не специально. Это я проверил сразу, применив ментальную магию. По дурости и глупости!

— Я могу все отработать, — внезапно с придыханием проговорила Мэри, подойдя ко мне ближе и красноречиво проводя рукой по своей груди.

— Пошла вон! — из последних сил сдерживая матерные выражения, которые так и рвались изнутри, завопил я. — С этого дня ты здесь больше не работаешь!

Мэри с явным облегчением сдымила. Все-таки не настолько она тупая, как могло показаться. Понимала, что могу ведь потребовать от нее оплатить ущерб деньгами. А так она еще легко отделалась. Мог бы, конечно, потащить ее к стражам и настоять на судебном разбирательстве. Но денег таких у девчонки отродясь не водилось. Даже если бы ее старики-родители свой хлипкий домишко в бедном районе заложили в уплату долга, и десятой части не набралось бы от нужной суммы. А заставить ее гнить в тюрьме лет десять — как-то все же на такое зверство я не готов.

Но впредь буду умнее. И доверять Рине в вопросе подбора продавщиц точно больше не буду! Как она выдержала эту девицу, ума не приложу?!

Остаток дня мне пришлось забыть о подзарядке накопителей и носиться как белка в колесе. Все приходилось делать самому, проклиная нерадивую помощницу. К вечеру, к тому времени, как закрыл лавку, уже с ног падал и с тоской представлял, сколько часов мне еще предстоит провести за зарядкой накопителей. О том, чтобы еще внести данные о выручке за день, в бухгалтерскую книгу, я даже думать не хотел. Нет, тогда точно с ума сойду! Рина пусть завтра вносит.

— Бриан, ты как? — спросил у охранника, которому еще предстояла ночная смена.

Обычно они с Орвином менялись. Кто-то работал днем, а кто-то ночью. Сейчас же Бриану придется отдуваться за двоих.

— Я-то нормально, а вот вы, господин Аллин, выглядите усталым, — сочувственно заметил охранник.

— Все нормально, — я заставил себя улыбнуться. — Сейчас поужинаем, я передохну часик и буду как новенький. Постараюсь справиться с накопителями хотя бы до полуночи.

Вот только опять мои надежды пошли прахом! Прибыл мальчишка-посыльный с запиской от Дианы. Она просила меня завезти очередную партию «Бодрящего эликсира» для элитных клиентов уже сегодня. Запасы подошли к концу гораздо раньше, чем она рассчитывала.

Чертыхаясь, я попросил Бриана упаковать десяток бутылок и прикрепить поклажу к седлу. Насчет лавки, в принципе, можно было быть спокойным. Бриан все-таки не первый день тут охранником. После моего ухода активирует защитные артефакты и будет ждать моего возвращения. Попрощавшись с ним, я вскочил на коня и поехал по улице.

Мало-помалу раздражение уходило. Прогулка на свежем воздухе сейчас как нельзя кстати. Да и, может, вообще плюнуть сегодня на накопители? Мне, между прочим, тоже иногда выходные положены! Завтра наверстаю, а клиентам, которым не успею сдать заказы в срок, предложу за это неплохую скидку. От этой мысли я повеселел и даже настроился на более приятное окончание вечера, чем просто сон. Молодое тело требовало свое, а в последнее время я не больно-то заботился о его потребностях. К Диане ездил в основном, чтобы дела обсудить и привезти очередной товар.

Моему появлению хозяйка дома развлечений явно обрадовалась.

— Спасибо, что не заставил себя долго ждать, Аллин! — она приветливо улыбнулась и вышла мне навстречу из-за письменного стола. — Эликсиры привез?

— Да, передал твоему слуге, — произнес я. — Потом рассчитаемся. Хочу сейчас провести время более приятно.

Диана хмыкнула.

— А я уж думала, тебе мои девочки чем-то не угодили! В последнее время даже не заикался об этом.

— Нет, просто дел много было. Спешил уйти, чтобы накопителями заняться.

— Не бережешь ты себя совсем, мой мальчик! — она подошла совсем близко и ласково провела рукой по моей щеке.

Что-то в ее глазах промелькнуло странное, отчего я недоуменно изогнул бровь. Раньше мне казалось, что Диана относится ко мне исключительно как к деловому партнеру. Но это длилось так мимолетно, что решил, что мне почудилось.

— Кого позвать? Любая моя девочка будет счастлива тебе угодить, — иронично сказала Диана, отходя от меня и возвращаясь за стол. — Благодаря Милане о тебе уже легенды среди них ходят. Мол, если захочешь, то можешь доставить такое удовольствие, какое ни с кем и никогда не испытаешь.

— Да глупости все это! — чуть смутился я. — Просто на ней первой опробовал мою придумку с эликсиром.

— Ну, насколько понимаю, напрямую твоя энергия оказывает еще более сильное воздействие, — хохотнула Диана. — Впрочем, сама я против подобных штучек. Предпочитаю более естественные способы возбуждения. Ну да ладно, не буду тебя задерживать. Снова позвать всех, чтобы мог выбрать? Или кому-то уже отдаешь предпочтение? Милане, быть может?

— Нет, ее не надо, — усмехнулся я. — Тогда придется соответствовать завышенным ожиданиям. А я сейчас предпочел бы по старинке. Пришли ту темненькую, с которой я проводил время в последний раз.

— Аниту? Хорошо.

Через несколько минут я уже спускал напряжение в одной из комнат наверху. Брюнетка-сартанка, покорная и податливая, делала все, чтобы доставить мне удовольствие так, как я захочу. Она мне даже чем-то напоминала японскую гейшу.

Вот только не успел я, чуть передохнув, приступить ко второму заходу, как нам помешали. В дверь начали активно стучать.

— Да что ж сегодня за день такой?! — пробурчал я и уже громче крикнул: — Кто там? Разве уже прошло два часа?

— Прости, Аллин, что беспокою, — послышался снаружи какой-то напряженный голос Дианы. — У меня для тебя важные новости.

Я невольно тоже напрягся. Никогда такого не было, чтобы хозяйка дома развлечений мешала в такие моменты. Если она это сделала, причина должна быть очень веской!

— Что произошло? — крикнул я, быстро соскакивая с кровати и на ходу заворачиваясь в простыню.

— Кое-что случилось в твоей лавке, — последовал ответ из-за двери, который заставил меня похолодеть.

А потом я в два прыжка оказался рядом со входом и распахнул створку, встречаясь взглядом с Дианой.

17

— Извини, что помешала твоим развлечениям, — с саркастичной улыбкой проговорила Диана, входя в комнату и оценивая взглядом обстановку. — Но думаю, ты в претензии не будешь.

— Так и есть! — я в нетерпении посмотрел на нее.

— Анита, ты свободна, — махнула рукой хозяйка заведения замершей на постели девушке, явно не знающей, как лучше себя вести в такой ситуации.

Та облегченно выдохнула и, подхватив с пола платье, поспешила на выход. Диана же, будто издеваясь, не спешила переходить к объяснениям. Демонстративно оглядывала мой обнаженный торс и оценивающе щурилась.

— Тело у тебя, конечно, потрясающее!

— Ты здесь за тем, чтобы обсуждать мое тело? — начал я уже раздражаться. — Что произошло в моей лавке?

Последнее я спрашивал, быстро натягивая одежду и чувствуя, как Диана продолжает внимательно разглядывать, даже не думая отворачиваться.

— Едва не произошло, — наконец, соизволила она уточнить. — Но благодаря тому, что мои люди приглядывали за ней, удалось предотвратить попытку поджога.

— Поджога?! — у меня все похолодело внутри.

Я резко развернулся.

— Как это произошло?! И кто пытался это сделать? Надеюсь, Бриан не пострадал? Он ведь один в лавке оставался!

— Как много вопросов! — насмешливо хмыкнула Диана, потом посерьезнела. — Сядь и выслушай с начала и до конца. Время пока есть. Мои люди убедили стражу, которая подоспела к месту событий, дождаться тебя. Они здраво рассудили, что тебе захочется побеседовать с теми, кто пытался лишить имущества.

— Если честно, не знал, что твои люди за мной следят, — уже чуть успокоившись из-за того, что опасность миновала, с некоторым подозрением проговорил я.

— А что тебя удивляет? — изогнула бровь Диана, устроившаяся в кресле и оттуда насмешливо наблюдающая за мной. — Я успела оценить, какой ты перспективный деловой партнер! А еще на редкость беспечный или возомнивший себя неуязвимым, раз не озаботился нормальной охраной. И я ведь предупреждала об этом! Или, полагаешь, нанять одного охранника — значит, избавиться от всех проблем? Ты ведь даже по ночам разгуливаешь в одиночку, что вчера, между прочим, едва не стоило тебе жизни.

— Ты и об этом знаешь? — я покачал головой. — Позволь, догадаюсь, тот загадочный некто, что бросил в меня камень и предупредил об опасности, был твоим человеком?

— А кто еще о тебе позаботится в этом городе? — тоном ворчливой тетушки проговорила Диана. — Кстати, ты решил проблемы с конкурентами?

Я нахмурился. А вот об этом она вряд ли могла откуда-то знать! Или ее человек каким-то образом умудрился проследить за мной до того места, где я допрашивал бандита, и все слышал? Но как он умудрился остаться незамеченным?! В одном Диана права: я оказался на редкость беспечен и самоуверен, что едва не аукнулось полным крахом. От осознания того, что сегодня мог потерять лавку, хотелось рычать от бешенства.

— Да, решил, — процедил я.

— Отлично. Значит, хоть в этом моя помощь не понадобится, — подытожила Диана, иронично улыбаясь. — Итак, насчет лавки. Двое моих людей присматривали за ней, сменяя друг друга. А уж незаметными они быть умеют, поверь мне! — усмехнулась она, не вдаваясь в подробности. — Так и обнаружили, что в последнее время у них появились «коллеги». Одна парочка сняла комнату в соседнем доме, откуда открывался хороший обзор на твою лавку. Время от времени их замечали в окнах. Думаю, они сочли, что эта ночь самая подходящая для тех планов, которые они строили насчет тебя. В доме ведь остался один охранник.

— Но как они смогли преодолеть защиту? Любая попытка проникнуть в дом без специального ключа ничем хорошим бы для них не закончилась. В лучшем случае их бы отшвырнуло воздушным тараном, а то и разрядом молнии шарахнуло, — с недоумением протянул я.

— Твой недотепа-охранник сам их впустил внутрь, где, как понимаешь, артефактная защита уже не действовала.

Я нахмурился. Представить себе, что Бриан меня предал, было тяжело.

— О, нет, никто тебя не предавал! — без труда разгадав мои мысли, фыркнула Диана. — Парень просто купился на извечную уловку — смазливую женскую мордашку.

— Не понимаю, — я свел брови к переносице.

— Мой человек видел, как девушка — одна из этих двоих, разыграла целое представление. Разорвала на груди платье, растрепала себе волосы и начала стучать в дверь твоей лавки, умоляя о помощи. Якобы за ней насильники гонятся и все-такое. Твой Бриан купился. Впустил ее внутрь, где она его и вырубила.

Глупый вопрос о том, как девушка могла вырубить не самого слабого воина и мага, я задавать не стал. Если это та, о ком я думаю, то вполне могла.

М-да, а я уж надеялся, что Мелисса и правда взялась за ум и решила оставить меня в покое! Как оказалось, все это время просто выжидала, чтобы нанести удар и одновременно не нарушить данного слова. Решила вначале уничтожить не меня лично, а мое дело. И ведь если бы у нее все получилось, удар и правда бы оказался силен и изрядно осложнил мне жизнь! Я даже зубами скрипнул от гнева.

— Потом она впустила своего подельника и они начали обливать мебель воспламеняющейся алхимической смесью. Мои люди узнали ее по характерному запаху. Достаточно потом чиркнуть кресалом, как все бы зажглось моментально. И потушить было бы практически невозможно. К счастью, мои люди сумели их остановить. Так что ты им должен, как и мне.

— Не вопрос, — глухо проговорил, представляя себе масштабы последствий. — Скажешь, сколько, и я заплачу. И спасибо тебе, Диана! — искренне произнес. — Я твой должник.

— Какие долги между друзьями? — весело подмигнула она.

— Но твои люди, похоже, очень сильны, раз смогли справиться с двумя оборотнями, — заметил я.

— Похоже, ты уже знаешь, о ком речь, — проницательно отметила Диана.

— Об этом как-нибудь позже, — я отмахнулся. — Сейчас нужно в лавку. Кстати, как там стража оказалась?

— Не забывай, что ты все же живешь в респектабельном районе, — хмыкнула женщина. — Там они патрулируют улицы весьма усердно. А без шума взять эту парочку не удалось. Слишком активно сопротивлялись. Но к счастью для тебя, моя охрана оказалась на высоте, в отличие от твоей.

— Ну, все-все, признаю, что оказался идиотом! — вздохнул я. — Подберу теперь еще кого-то в помощь Бриану.

— Советую все-таки воспользоваться услугами кем-то из моих людей. За хорошую плату они с удовольствием поработают и на тебя.

Мысль о том, что Диана таким образом хочет облегчить себе задачу в слежке за мной, особого недовольства не внушила. Пока это приносит мне только пользу. Да и скрывать что-то, что происходит в лавке, от делового партнера, нет необходимости.

— Согласен, — кратко сказал и поспешил прочь. — Буду благодарен, если пришлешь завтра ко мне кого-то из них.

* * *

У входа в мою лавку оказалось на удивление многолюдно. Любопытные соседи, стражники, сами преступники, которых спеленали ловчей сетью и бедолага-Бриан с разбитой головой. При виде меня он виновато потупился, прекрасно понимая, что повел себя не лучшим образом. С другой стороны, я и сам легко мог купиться на такой трюк.

— Ты в порядке? — спросил я, подходя к нему и хлопая по плечу.

— В порядке, — буркнул он. — Простите, господин Аллин. Это из-за меня все…

— Потом расскажешь, — остановил я его взмахом руки. — Мне сейчас нужно кое-что выяснить.

Бриан кивнул и с неприязнью посмотрел в сторону обездвиженных оборотней. Я столкнулся взглядом с горящими ненавистью янтарно-изумрудными глазами и поморщился. Вот же ж заноза в задницу на мою голову! И что теперь с ней делать? Но просто отпускать Мелиссу и ее верного песика я не собирался. Нет уж, хватит! Доброго отношения они однозначно не ценят.

— Добрый вечер, господа стражи! — я подошел к четырем мужчинам, караулившим пленных. — Спасибо, что согласились подождать меня, — один золотой перекочевал из моей руки в лапищу главного из них.

Физиономии стражей перестали казаться хмурыми, и они благосклонно мне улыбнулись.

— Все в порядке, господин Нерт! Да и для дальнейшего разбирательства полезно будет, если вы опознаете кого-то из преступников.

— Это и правда мои старые знакомцы, — бросив на оборотней, которые теперь смотрели только на меня, яростно сверкая глазами, насмешливый взгляд, произнес я. — И я рад, что их обезвредили. Что теперь им грозит за попытку поджога моей лавки?

— Учитывая, что от их действий могли пострадать и другие дома, легко не отделаются, — пообещал главный из стражей. — Каторга — в лучшем случае. В худшем — на виселице вздернут.

— А если кто-то из них окажется аристократом? — осторожно уточнил я.

Стражники переглянулись.

— А это так?

— К сожалению, да, — отпираться было не к чему. Все равно в результате допроса об этом узнают.

— Тогда, конечно, наказание будет не таким суровым. Аристократ может отделаться штрафом в городскую казну и в худшем случае тюремным заключением на несколько месяцев. Так кто они такие, господин Нерт? Был бы признателен, если бы назвали их имена.

— Мерла Мелисса Ордлин и ее слуга Грег Винтор.

На девушку теперь посмотрели с куда большим интересом.

— Мерла, говорите? — приподнял кустистую бровь страж. — И как же она докатилась до того, чтобы поджигать дома честных горожан?

— Об этом лучше у нее самой спросить! — хмыкнул я.

— Начальство разберется, — решил страж откреститься от разборок с аристократкой. — Но вот ее спутника титул точно не спасет, — утешил он меня. — Получит по полной!

Мелисса вздрогнула, а я понял, что от острого слуха оборотней ни одно наше слово не укрылось.

— Нерт, подойди! — процедила она, явно пересиливая себя.

— С чего бы? — хмыкнул я. — Я тебе разве собачка или твой лакей, чтобы команды выполнять? О правилах вежливости что-нибудь слышала? Или оборотней этому не учат?

Мелисса скрипнула зубами, но все же произнесла:

— Господин Нерт, подойдите, пожалуйста.

И вот вроде бы даже вежливо сказано, но если бы взгляд мог убивать, я бы точно уже лежал бездыханным. Провожаемый любопытными взглядами стражников, я подошел к оборотням.

— И чего же вы хотели от скромного меня, многоуважаемая мерла Ордлин? — даже не пытаясь скрыть издевки, спросил.

— Договорись, чтобы Грега отпустили. Стражникам можно ведь и заплатить, чтобы дали возможность ему сбежать по дороге.

Грег дернулся и протестующе замотал головой.

— Нет, мерла Мелисса, я останусь с вами!

— Помолчи сейчас! — раздраженно бросила она. — Ты разве не слышал, о чем они говорили? Мне при любом раскладе ничего непоправимого не грозит. А тебя могут или повесить или сослать куда-то, откуда вытащить будет очень трудно.

— Меня интересует одно, — насмешливо прервал я их перепалку, — почему вы решили, что я стану вам помогать?

— Мы хорошо заплатим! — отозвалась Мелисса, прищурившись. — Деньги у нас есть.

— Кажется, мы это уже проходили, — я изобразил зевок. — Да и, если честно, после того, как из-за вас чуть не лишился своего дела, идти вам навстречу совершенно не хочется. Предпочту избавиться раз и навсегда хотя бы от одного. Ну, а что касается вас, мерла, то, надеюсь, пребывание в тюрьме несколько поумерит ваш пыл. Слышал, условия там даже для аристократов не сахар. У вас будет время хорошенько обдумать ваше поведение. Ну и то, что хотя бы несколько месяцев не станете маячить где-то неподалеку от меня — уже немалый плюс.

— Я убью тебя! — прошипела девушка, которая по мере моей речи смотрела со все большей яростью. — Клянусь тебе, что однажды отомщу за все издевательства, которым ты меня подверг!

— Я подверг?! — искренне удивился. — Как по мне, подвергли вы себя им сами. А теперь простите, мерла, но мне пора. Да и стражники не будут ждать слишком долго.

Уходил я, осыпаемый такими проклятиями и ругательствами, что даже портовый грузчик бы позавидовал. И это мерла?! М-да, у Мелиссы, определенно, крыша съехала на почве ненависти ко мне!

Причем, что самое паршивое, даже сейчас не получалось испытывать к ней то же самое. Да, конечно, я злился на нее за то, что едва не устроила, но имело место и другое чувство, которому я старался не поддаваться. Нет уж, больше я прежних ошибок совершать не хочу! Снова пожалеть и отпустить? Чтобы на мою голову сыпались все новые беды? Хватит.

К тому же я и правда надеюсь, что побыв немного в заключении, Мелисса поумерит свой гонор. Тут же мелькнула мысль, что если Грега повесят, у нее появится еще один повод меня ненавидеть. Но постараюсь это как-нибудь пережить. Да и парень сам нарвался. Может, лишившись помощника, Мелисса сто раз подумает, прежде чем снова действовать таким образом?

А вот упоминание о деньгах заставило задуматься. Кто поручится, что тот, кто будет проводить завтра допрос Мелиссы, тоже от них откажется? Девчонка вполне может откупиться и за себя, и за Грега, хотя последнее будет труднее и дороже. Но я постараюсь этого не допустить!

Мрачно усмехнувшись, я распрощался со стражами и махнул рукой Бриану, приглашая его в дом. Нужно еще устранить последствия недавней драки и отмыть все от воспламеняющей жидкости. Похоже, и этой ночью мне не удастся нормально выспаться!

Я вздохнул и занялся делами.

18

Утром вернувшиеся Рина и Орвин были ошарашены новостями. И похоже, от их хорошего настроения, с которым они приветствовали меня, мало что осталось.

— Не нужно было брать выходной! — мрачно проговорил Сердон.

— Никто не мог знать, что так случится, — возразил я. — А без выходных и загнуться можно! К тому же все обошлось. Ну да ладно, некогда предаваться размышлениям на тему: что было бы если. Оставляю сегодня лавку на вас. Самому мне придется наведаться в городскую управу и проследить, чтобы наши недоброжелатели получили по заслугам.

— Да, конечно, господин Аллин! Мы со всем справимся, — заверила меня Рина, чье милое личико выглядело крайне удрученным.

Тут я спохватился и спросил:

— Вы хоть скажите, как договорились с храмом? Когда вас обвенчают?

— Церемонию назначили на пятнадцатое сентября, — немного оживилась девушка. — Времени очень мало на подготовку, но мы не планируем пышную свадьбу. Будут только свои.

— И, разумеется, вы тоже входите в их число, господин Аллин, — поспешил уточнить Орвин. — Если, конечно, не будете на тот момент сильно загружены в Академии.

— Благодарю. Как бы я ни был загружен, уж на свадьбу лучших друзей время выкрою! — улыбнулся им, чем явно тронул.

— Да, и еще, — вспомнил, уже подходя к входной двери, — Мэри я уволил. От нее никакого толку, одни убытки. Бриан же пару дней будет отлеживаться у себя дома. Все-таки его крепко по голове приложили. Так что, Орвин, уж извини, охрана на тебе будет. Диана, конечно, обещала прислать кого-то из своих людей, но точно не могу сказать, когда это будет.

— Не беспокойтесь, господин Аллин. Я справлюсь.

— Даже не сомневался в тебе, старина!

Махнув на прощанье рукой, я вышел из лавки.

Настроение на самом деле было не ахти, хотя перед друзьями я пытался изображать оптимизм. Все-таки я не железный! Две ночи подряд меня пытались то убить, то лишить имущества. И что-то мне подсказывает, что это только начало! Похоже, тихая жизнь закончилась. Да, врагов пока удалось приструнить тем или иным способом, но я нисколько не обольщался. Никто не любит выскочек. А именно таковым меня считают в городе. Как еще какие-то криминальные элементы не заявились, чтобы дань потребовать? Есть, конечно, подозрение, что от них меня прикрывает партнерство с Дианой, но нужно быть готовым и к такому раскладу.

Вздохнув, я оседлал лошадь и двинулся по начавшей заполняться народом улице в сторону городской управы.

Внушительное и мрачное каменное здание вмещало в себя службу дознавателей, городскую стражу и тюрьму на подвальных этажах. Внутрь меня пропустили только после того, как назвал свое имя, цель визита и расписался в специальной книге. Последнее даже порадовало. От средневековья ожидал большей расхлябанности.

— Пройдите вначале в канцелярию, — скучающе проговорил один из охранников, которые меня пропустили. — Дальше вам скажут, куда идти.

— Спасибо.

Мелкий клерк, заваленный кучей бумаг, с воспаленными от усталости глазами, страдальчески посмотрел на меня. Ясно было, что он предпочел бы век не видеть ни меня, ни кого-либо другого из посетителей.

Чтобы наладить контакт, я молча положил перед ним пару серебряных монет. Вид клерка тут же преобразился, на лицо наползла вежливая улыбка.

— Слушаю вас, господин… э-э…

— Аллин Нерт, — представился я. — Хотел бы поговорить с дознавателем, которому поручили дело о вчерашней попытке поджога моей лавки.

— Так, минуточку! — пробормотал мужчина, начиная рыться в каких-то бумагах. — Да, вот, вижу, вчера сюда поступили двое арестованных. Аристократка по имени Мелисса Ордлин и простолюдин Грег Винтор. Они сейчас в отдельной камере для особо опасных, учитывая их расу. Дело будет вести сам лерр Ладаер, раз замешана аристократка.

— А это, простите, кто? — я изогнул брови.

— Глава дознавателей Ограса, — с таким видом, словно поражался тому, как о таком можно не знать, известил клерк. — Лерр Адриан Ладаер.

— И где я могу его найти?

— Лерр обычно приходит позже, — сообщили мне. — Когда именно, не могу знать. Начальство все-таки, — он изобразил улыбку. — Оно нам не докладывается.

— Понял, — вздохнул я.

Похоже, придется ждать, пока аристократический хлыщ соизволит выспаться и прийти на службу. Если вообще захочет это сделать, а не найдутся другие дела, которые он сочтет более важными.

— Где я могу подождать?

— Кабинет лерра Ладаера на втором этаже. Там табличка есть на двери, — отозвался клерк. — Можете подождать в коридоре.

— Благодарю, — я распрощался со служащим и вышел из канцелярии.

Расположившись на одной из скамей вдоль стен, которые имелись в коридоре, я приготовился ждать неизвестно сколько часов. Но к моему удивлению, глава службы дознавателей прибыл спустя тридцать минут от силы.

С первого взгляда было видно, что этот стареющий мужчина лет пятидесяти пяти тщательно следит за своей внешностью. Костюм по последней столичной моде. Со вкусом подобранные украшения. Ухоженная седая бородка на породистом, когда-то явно красивом лице. Темно-серые глаза смотрели с легким прищуром, в них читалась легкая надменность, как у многих аристократов. Пока трудно было судить, что он за человек. Разумеется, я просканировал его и на предмет магических талантов. Сильный водный маг. А учитывая неплохую физическую форму для его возраста, можно предположить и наличие воинских умений. В общем, недооценивать такого человека я бы не стал.

Меня окинули цепким взглядом, но заговаривать не стали. Лерр Ладаер прошел в свой кабинет. Я успел лишь увидеть в приоткрытую дверь, что там вначале шла приемная секретаря. Чертыхнулся из-за своей недогадливости. Надо было зайти, наверное, и спросить, принимает ли глава дознавателей без предварительной записи. Хотя других желающих с ним пообщаться рядом не наблюдалось. Но мало ли.

Выждав минут пять, я все-таки постучал и вошел. Секретарь — невзрачный человечек лет сорока — неодобрительно посмотрел на меня и спросил:

— Вам что нужно?

— Я по делу о поджоге, который будет вести лерр Ладаер. Пострадавший.

— Понятно, — чуть смягчился секретарь. — Вас бы все равно вызвали в случае необходимости. Но раз сами явились, то обождите. Лерр Ладаер сейчас войдет в курс дела, и я скажу ему о вашем приходе.

Ждать пришлось долго. Похоже, помимо моего дела у главы дознавателей нашлись и другие. Коридор между тем заполнялся людьми, желающими попасть или в этот кабинет или другие по соседству. Несколько раз к лерру Ладаеру заводили кого-то, с кем он беседовал. Я уже изрядно заскучал и жалел о том, что не догадался захватить с собой накопители. Так бы хоть с толком время провел. Но наконец, спустя часа три обо мне вспомнили и пригласили войти.

Кабинет лерра Ладаера поражал стерильной чистотой, нехарактерной для средневековья. Притом все стояло на строго отведенных для этого местах. Видно было, что порядок этот человек любит патологически. Если он и в делах такой же, то это внушает уважение!

— Присаживайтесь, господин Нерт, — сухо бросил лерр Ладаер, что-то пишущий на какой-то бумаге. — Ваше дело я рассмотрел. Не думаю, что оно нуждается в дополнительном расследовании, — он, наконец, отложил перо и в упор посмотрел на меня.

Если бы точно не знал, что никаких ментальных способностей у него нет, заподозрил бы именно это — настолько пронзительный взгляд. Казалось, что этот человек видит собеседника насквозь. Стало немного неуютно, но я заставил себя выдержать взгляд, не выдав никакого дискомфорта.

— Все очевидно. Попытка поджога, которая не увенчалась успехом. Преступники пойманы с поличным на месте преступления. Теперь остается передать дело в суд и ожидать приговора. Вы можете оставить свои данные моему секретарю. Он сообщит вам, если хотите, чем все закончится.

— Разве вас не интересуют мотивы преступников? — несколько удивился я.

— Пусть они интересуют их защиту, если захотят ею воспользоваться, — усмехнулся лерр Ладаер. — Тратить время на то, что лично для моей работы значения не имеет, не считаю необходимым. Есть куда более важные дела.

— И все же на каком наказании для преступников вы будете настаивать?

— Насколько я понял, то девица благородных кровей. Как такового, пожара не было. Лишь неудавшаяся попытка. Обойдемся без крайних мер. Пусть ее семья или она сама уплатит штраф в казну и отправляется восвояси. Если захочет выкупить и слугу, не буду иметь ничего против. Или у вас иное мнение, господин Нерт?

М-да, похоже, мои надежды на его придирчивость к выполнению буквы закона оказались сильно преувеличены! Видно было, что лерр Ладаерр желает поскорее отделаться от этого скучного дела, а заодно проявить снисхождение к другому аристократу.

— Боюсь, что иное.

И вот понимаю, что светить перед лерром перстнем — не то же самое, что перед простолюдинами, но уж слишком взбесило явное пренебрежение, сквозившее в обращении со мной. Жаль, что эмоции лерра прощупать не удалось — на нем был защитный артефакт. Но то, что приязни он ко мне не питает, это очевидно. Явно хочет поскорее выпроводить и заняться другими делами.

Так что я демонстративно вытащил кольцо и надел на палец. Глаза лерра Ладаера едва заметно расширились, но это единственное, что выдало его удивление.

— Кто вы на самом деле? — уже с куда большим интересом спросил он, наконец.

— Это не столь важно, — уклончиво проговорил.

— На тайную канцелярию работаете? — выдвинул предположение глава дознавателей.

Я пожал плечами, не став ни опровергать, ни подтверждать.

— Откуда у вас перстень?

— Оказал кое-какие услуги королевской семье. И если бы вы более тщательно отнеслись к рассмотрению моего дела, светить бы этим не стал.

Лерр Ладаер поджал губы, но все же проговорил:

— Что ж, раскройте мне ваше видение событий.

— Эта парочка оборотней уже давно доставляет мне проблемы. Не один раз пытались устранить физически. Теперь же перешли к иным мерам. Я считаю, что они заслуживают более сурового наказания, чем денежный штраф. На смертной казни я, конечно, не настаиваю. Но в тюрьме какое-то время вы могли бы их подержать.

— Насколько влиятельна семья девушки? — задумчиво барабаня пальцами по столу, спросил лерр Ладаер.

— Родители Мелиссы Ордлин и ее старший брат, являвшийся опекуном, погибли. Имущества она лишилась. Так что, насколько я знаю, ни о каком влиянии речь не идет. По какой-то причине именно меня она решила сделать козлом отпущения и виновником всех своих бед. Отсюда и маниакальная одержимость осложнить мне жизнь.

— Догадываюсь о причине, — губы лерра тронула легкая усмешка. — Соблазнили девицу и сбежали?

— Ничего подобного, — возразил я. — Всего лишь выступил в честном поединке против ее брата, когда он явился осаждать замок, где я на тот момент находился. Так уж сложилось, что победу одержал я, чего мне мерла Ордлин так и не простила.

— Ясно, — отозвался лерр Ладаер задумчиво. — Так свое настоящее имя вы мне скажете?

— Предпочел бы остаться инкогнито.

Глава дознавателей явно принял меня за аристократа на тайной службе. Об этом свидетельствовала перемена в обращении и изменившийся взгляд.

— Что ж, вмешиваться в дела тайной канцелярии я не хочу, так что смирюсь с этим, — усмехнулся он. — Не беспокойтесь, господин Нерт, помимо штрафа, ваших недругов ожидает тюремное заключение. Так что на ближайшие полгода точно вы можете вздохнуть спокойно. Но вы у меня в долгу! — вроде бы в шутку сказал, но что-то мне подсказывало, что не отверчусь, если лерру Ладаеру понадобится моя помощь.

Впрочем, он-то считает, что имеет дело с сотрудником тайной канцелярии. А чем ему может пригодиться обычный торговец-артефактор? Разве что сделать скидку на товар. Мысленно улыбнувшись, я кивнул лерру.

— Благодарю вас.

— Тогда не смею вас больше задерживать, — закруглил разговор глава дознавателей.

Мы распрощались, и я с облегчением вышел из его кабинета. Конечно, совесть немного грызла из-за того, что фактически подставил Мелиссу. Ведь могла отделаться куда меньшим наказанием. Но с другой стороны, сама виновата. Не я первым начал эту войну. А подставлять вторую щеку и дальше… ну, я все же не святой.

Из городской управы я выходил с немного приподнявшимся настроением и раздумывая о том, что сейчас стоит сделать в первую очередь. С накопителями разобраться нужно непременно, пока они не превратились в целую гору, грозящую погрести под собой, — иронично подумал. Еще переговорить с Дианой по поводу обещанной охраны. А там…

Мои мысли прервал повелительный окрик:

— Господин Нерт?

С недоумением посмотрел на одетого в черное мужчину с цепким взглядом. Похоже, сегодня мне «везет» на таких! Он стоял возле кареты с задернутыми шторами, которую окружали четыре всадника. Как-то подозрительно смахивает на конвой… Я невольно заозирался, отыскивая пути к отступлению.

— Не советую, господин Нерт, — верно разгадал мои намерения мужчина, подходя ближе. — Вам предписано следовать за нами.

— Кем предписано? — хмуро спросил.

Неужели кто-то из конкурентов подсуетился? Хотя не похожи эти парни на наемников! Скорее, на сотрудников определенного ведомства. И похоже, я-таки накаркал себе неприятности, выдавая себя за работника тайной канцелярии. Но вряд ли это лерр Ладаер на меня донес. Он бы просто не успел.

— Одна высокопоставленная особа желает переговорить с вами. Пока в неформальной обстановке. Но если проявите неблагоразумие, я уполномочен взять вас под арест.

— Понятно, — проговорил я, прищурившись и переходя на истинное зрение.

Все пятеро, включая даже кучера — маги. И судя по усиленной энергетике организма, воины-мастера. Каких уровней — трудно сказать. Я еще не наловчился четко улавливать разницу. Но то, что однозначно не простые воины — могу сказать с уверенностью. Вступать с ними в бой — это верный способ самоубийства. Тем более что подметил, насколько мощные у них защитные артефакты. Есть и боевые, спрятанные под одеждой. Кольцом светить тоже не вариант. С этими точно не прокатит.

Может, сбежать? Но что потом? Если они те, о ком я думаю, то легко отыщут. Мое имя им известно. Тогда уж точно придется бросать лавку и налаженное дело и бежать из города. Я со вздохом кивнул, понимая, что самым правильным в моей ситуации будет подчиниться. Тем более что есть надежда, что они не лгут и со мной всего лишь хотят побеседовать.

— Разумный выбор, — спокойно отозвался мужчина без всякой насмешки. Просто констатировал факт. И это еще больше доказывало, что люди они серьезные и шутить с ними себе дороже.

Меня сопроводили до кареты, куда забрался и этот тип. Остальные грамотно оцепили карету, чтобы я не смог выпрыгнуть на ходу, и мы тронулись с места. На сердце, если честно, скребли кошки. Я понятия не имел, что ждет дальше и чем все для меня обернется.

19

Шторки в окне были задернуты и, когда я попытался выглянуть, мой сопровождающий отрицательно помотал головой. Ну что ж, придется играть по их правилам! Судя по тому, как сменился звук, исходящий из-под колес кареты, через какое-то время мы выехали за город. Происходящее все сильнее нервировало. Задавать вопросы моему спутнику было бесполезно. В этом убедился, несколько раз пытаясь завязать разговор. Каждый раз он ограничивался тем, что вежливо кивал и говорил, что позже мне все объяснят.

Наконец, карета остановилась, а мужчина достал откуда-то из-под сиденья мешок.

— Простите, господин Нерт, но я вынужден просить вас надеть это на голову. И будьте благоразумны, не подглядывайте, когда мы будем идти к нужному месту. В этом случае никаких неприятностей вам ожидать не стоит.

Я кивнул, понимая, что спорить бесполезно. Кто бы ни решил со мной побеседовать, эта важная персона желает остаться инкогнито. Или, вернее, не хочет, чтобы кто ни попадя узнал о нашей встрече. А о том, что я не столь уж беспомощен даже с закрытыми глазами, никто, к счастью, не знает. Так что едва я надел мешок на голову, как активировал истинное зрение. Мир вокруг засверкал множеством энергетических нитей. Конечно, так четко ориентироваться в пространстве, как при нормальном зрении, было затруднительно. Но в случае необходимости я смогу отслеживать тех, кто находится рядом. Если попытаются причинить мне вред, сразу это пойму.

Дом, куда меня привезли, тоже сверкал в истинном зрении как новогодняя елка. Все в нем было укреплено магически и усилено защитными артефактами. Судя по очертаниям, принадлежал он явно не бедному человеку. Скорее всего, загородная резиденция какого-нибудь аристократа. Неужели папенька вспомнил о моем существовании, приехал в город и пожелал тайно встретиться с непутевым сыном? Или тирр Дармент узнал о том, кто я, и решил поквитаться за то, что я его невольно дураком выставил, вынужденным платить вознаграждение отпрыску своего врага? Версии в голове роились одна бредовее другой.

Между тем, меня сопроводили под белы рученьки в какое-то помещение на первом этаже и оставили там, велев подождать немного. Инструкций насчет мешка дальше не последовало, поэтому я рискнул его снять. С интересом оглядел просторную мрачную комнату, похожую на кабинет. Начал разминать затекшие в дороге мышцы, справедливо рассудив, что в случае заварушки это точно не помешает.

К сожалению, истинное зрение не позволяло сканировать пространство таким образом, чтобы проникать сквозь стены. Но я надеялся, что застигнуть врасплох меня все-таки не удастся. Постоянно был начеку.

Наконец, одна из дверей отворилась. Но не та, через которую завели меня. Другая, внутренняя.

Я с интересом уставился на вошедшего мужчину. Он смотрел на меня не менее пристально. Высокий, можно даже сказать, богатырского телосложения, лет сорока пяти. Светло-русые волосы и серо-голубые глаза. Узнал я его сразу, поскольку мне не раз показывали его портрет в замке Мердгрес. Впрочем, на портрете он выглядел моложе. Но тем не менее узнать короля Эдмера Алантара можно было без труда. Истинное зрение показало, что он еще и очень сильный маг сразу двух направлений: огненного и воздушного. Любые проявления универсальности встречались в этом мире редко. А тем более такой силы. Плюс еще стоит сказать, что мощных артефактов на короле было столько, что у меня в глазах зарябило.

Впрочем, мое кратковременное оцепенение больше было связано с тем, что уж короля-то я точно не ожидал увидеть. Что могло понадобиться правителю от скромного артефактора Аллина Нерта? Или он знает, кто я на самом деле?

Я первым прервал обмен взглядами, понимая, что нарываться не стоит, и склонился в почтительном поклоне. Не переломлюсь, если вспомню о правилах этикета. Все-таки передо мной король как-никак. И ничего плохого он мне пока не сделал.

Когда распрямился, Эдмер уже прошел к столу и уселся за него. Махнул мне рукой в сторону свободных кресел для посетителей.

— Присаживайтесь, молодой человек. Вижу, вы поняли, кто перед вами.

— Да, ваше величество, — проговорил я, занимая место напротив него. — Но если честно, ума не приложу, что вам могло понадобиться от такого маленького человека, как я.

Намеренно высказался таким образом, чтобы спровоцировать правителя на откровенность и понять, что ему обо мне известно. Однако его реакция ничего мне, по сути, не прояснила.

— Ну, не прибедняйтесь, господин Нерт! — усмехнулся король. — Судя по тому, как вы взялись за дело, долго в роли маленького человека не пробудете.

Интересно, ему все-таки известно, чей я сын? Если так, то почему не говорит об этом? Или не считает нужным, и сейчас у Эдмера Алантара дело именно к простолюдину Аллину Нерту? А упоминание моего бывшего рода вообще не имеет к этому никакого отношения?

— Перстень, который вам подарила моя дочь, при вас? — внезапно без всякой прелюдии резко спросил король.

Проклятье! Вот так и знал, что использование этой вещи добром для меня не закончится. Таки кто-то донес!

— При мне, — не увидел смысла скрывать этот факт я и достал из потайного кармана куртки перстень.

— Моя дочь писала мне в письмах, за что передала его вам, — сверля меня холодными светлыми глазами, произнес король. — Предупреждала, что вы можете прийти во дворец за обещанной ею наградой. Как по мне, Элеонора была чересчур опрометчива, столь щедро оценивая ваши заслуги. Мне сообщили, что вы без зазрения совести используете ее подарок ради собственных целей. Вводите в заблуждение других людей, представляясь тем, кем не являетесь.

— Ваше величество, — осторожно проговорил я, — справедливости ради стоит сказать, что я никем таким не представлялся. Мне достаточно было просто показать перстень, чтобы остальное додумали сами. Единственное, в чем я виноват, так это в том, что не стал их разубеждать, — я захлопал глазами, изображая из себя смущенного простака.

Король откинулся на спинку кресла, больше похожего на трон, и некоторое время с прищуром смотрел на меня. Потом медленно произнес:

— Если бы не то, что вы сделали для моей дочери, даже этого хватило бы, чтобы упечь вас в тюрьму до конца ваших дней. Но неблагодарным меня никто еще не мог назвать. И все же вы зарвались, молодой человек! Думаю, за время вашего пребывания в столице вы получили достаточно преференций, прикрываясь моим именем. И этого с вас будет довольно. Ни о каких больше наградах и речи быть не может. Вы, надеюсь, со мной согласны?

— Вполне, — осторожно сказал. Если тем дело и ограничится, что меня пожурят и отнимут кольцо, буду только рад. — Я готов вернуть перстень принцессе по первому требованию.

— Вы вернете его мне. Здесь и сейчас, — безапелляционно заявил Эдмер. — И вот еще что! Так уж случилось, что вы и моя дочь наверняка пересечетесь в Академии магии в этом году. Вы не должны приближаться к ней и пытаться продолжить ваше общение ни в каком виде. Тогда мы будем считать этот инцидент полностью исчерпанным. Продолжайте вести дела в вашей лавке, учитесь магии и живите своей жизнью. Надеюсь, мы друг друга поняли?

— Разумеется, я все понял, ваше величество, — ровным тоном произнес.

Даже в чем-то понимаю Эдмера, как отца юной девицы, непозволительно увлекшейся неподходящим для нее субъектом. А ведь наверняка и в тоне ее писем, и в донесениях от тирра Дармента этот факт прослеживался. Мне дали немного порезвиться, поймали на прегрешениях и поставили перед выбором: или отваливаю от принцессы или будет худо. Еще по-доброму обошлись, кстати! Могли и прикопать где-то по-тихому. Интересно, что сыграло свою роль в том, что так не сделали? То, что Эдмер и правда благодарен мне за помощь дочери, или то, что он знает о моем истинном происхождении? Все же убить сына Велдона Мердгреса, пусть и изгнанного из рода — не то же самое, что никому не известного простолюдина. Ведь кто знает, чем это могло обернуться. Так что со стороны короля это, определенно, умный ход.

— Одно маленькое уточнение, ваше величество, — осмелился все же конкретизировать я. — Если принцесса сама подойдет ко мне в Академии, как мне полагается себя вести?

— Моя дочь никогда не опустится до того, чтобы первой подойти к постороннему мужчине! — резко бросил король. — Но даже если это произойдет, вы должны сделать так, чтобы продолжать общение с вами у нее не возникало никакого желания. Это ясно?

— Вполне.

— Если так, то вы свободны, господин Нерт, — отозвался король и взял со стола колокольчик для вызова прислуги.

Пока мы ждали того, кто явится на его зов, проговорил:

— И, надеюсь, отдельно предупреждать не надо, что наш разговор должен остаться для всех тайной?

— Не дурак, понял, — криво усмехнулся я.

Эдмер кивнул и посмотрел на вошедшего в кабинет того самого мужчину, который ехал со мной в карете.

— Сопроводите молодого человека в город тем же путем, каким доставили сюда.

А я понял, что если бы повел разговор как-то не так, в город бы точно не попал. В лучшем случае, прямо в тюрьму. В худшем — мое тело сбросили бы в какую-нибудь сточную канаву или реку — смотря что находится поблизости. По спине невольно пробежал холодок.

Снова надев мешок, я с облегчением покинул загородный дом короля и разместился в карете. А когда меня высадили неподалеку от моей лавки, едва не перекрестился, глядя вслед уезжающей карете. Хотя никогда особенно религиозным не был.

Вытерев невольно выступивший на лбу пот, двинулся к лавке. Ну что ж, я и сам буду рад держаться от принцессы и возможных проблем, с нею связанных, как можно дальше! Так что ничего не имею против условий короля. Перстень, конечно, жалко. Он столько моих проблем решал по щелчку пальцев. Ну да ничего! Самое сложное я уже все равно разрулил. С остальным как-нибудь справлюсь и своими силами.

20

Интерлюдия

Когда Аллин Нерт покинул кабинет, Эдмер Алантар некоторое время молча смотрел ему вслед. Потом поморщился и перевел взгляд на бумаги, лежащие перед ним. Часть из них были письмами Элеоноры из Кера. В каждом из них обязательно хотя бы вскользь упоминался только что вышедший парень. Возникало ощущение, что дочь прямо-таки помешалась на нем! Спрашивала, не приходил ли он во дворец. Просила принять на службу и оставить там, если так произойдет, а то и титул дать.

И это она еще не знает о том, что выяснила его Служба Безопасности! О том, что парень на самом деле не совсем уж и простолюдин. Отпрыск тирра Велдона Мердгреса, который давно уже был королю как кость в горле. Уж слишком много влияния приобрел на востоке страны. По сути, там его власть была даже выше, чем королевская. С ним приходилось быть крайне осторожным, чтобы не развязать междоусобную войну, которой могут воспользоваться агрессивные соседи, чтобы захапать часть территорий.

Еще и история с этим Аллином Мердгресом была какая-то темная. Он то ли изгнан из рода, то ли нет. До конца людям короля так и не удалось это выяснить. Дармент тоже, когда узнал, кто находился в его доме, едва желчью не изошел. По переговорному артефакту они весьма эмоционально поговорили на эту тему. Но все же пришли к выводу не трогать пока парня, не зная, какая реакция может последовать со стороны Мердгреса-старшего. Как выразился тирр Дармент: пока дерьмо не трогаешь, оно не воняет.

Эдмер криво усмехнулся. Велдон Мердгрес всегда был для них обоих занозой в заднице. Уж больно гонору много и желания оказаться на первых ролях! Но если Сирил не простил ему, главным образом, того, что увел невесту, то король не мог простить кое-чего другого, о чем знали немногие.

Настоящим отцом Велдона Мердгреса был дядя Эдмера — Ричард. Тот, кто был старшим и имел больше прав на трон. В результате сложной интриги при переделе власти после смерти деда дядя был убит. Тирра Элизанда Рейнар — мать Велдона и невеста Ричарда — так и не успела выйти замуж за того, с кем была сговорена, хотя свадьба была уже назначена. Ее спасло то, что никто не знал о том, что эта безмозглая курица переспала с женихом до брака. Причем два молодых идиота решили не предохраняться, а побыстрее начать делать будущих наследников. И это имело свои плоды. К счастью для девицы, родители увезли ее из столицы до того, как об интересном положении стало известно. И после этого никто из ее семьи не доставлял новому королю никаких проблем.

Элизанду выдали замуж за Мердгреса. Что уж тому посулили за то, что покроет ее грех и признает бастарда законным сыном, король не знал. Но вполне возможно, что в планах было однажды претендовать на трон. Не стоило исключать этого варианта. Только к тому времени, как Велдон подрос, позиции королевской власти слишком сильно укрепились. Немалую роль тут сыграла и поддержка Дарментов, за что Эдмер всегда был благодарен. Никакого переворота после смерти его отца не допустили, и он сам правит на законных основаниях вот уже больше десяти лет. О том, что Велдон Мердгрес является ему кузеном, Эдмер узнал случайно. Еще до того, как стал королем.

Как-то он решил похвастаться перед другими студентами артефактным кинжалом, принадлежавшим его семье. О его свойствах знал только Эдмер, поэтому решил подшутить над остальными приятелями. Кинжал был завязан на крови и признавал лишь тех, кто происходил из династии Алантаров. Там был едва заметный шип на рукояти, который слегка выдвигался, стоило взять оружие в руку. Если артефакт признавал носителя крови, то проявлял все свои особые свойства. Даже возвращался обратно, как бумеранг, в случае если его выронить или оставить в теле врага, стоило отдать ему команду. Или летел в цель, повинуясь ментальному приказу. Но вот если оружие не признавало носителя достойным, то становилось тяжелым и неповоротливым. Еще и могло поранить самого незадачливого владельца.

Эдмер вначале решил дать приятелям испытать оружие, а потом хотел показать, на что оно способно в его руках. Но все пошло не так. Вначале, конечно, эффект оказался ожидаемым. Приятели поочередно мучились с непослушным кинжалом. У них даже затекали руки, если слишком долго его держали. Пока он не попал к Велдону, к которому на тот момент Эдмер относился более-менее ровно и лишь подтрунивал над их с Сирилом постоянным соперничеством.

Когда же он увидел, как Велдон, играючи, вертит в руках кинжал, а тот послушен его воле, в голову закралась шокирующая догадка. Он тогда ничего объяснять не стал. Свел все к шутке и забрал кинжал, оставив при себе свои соображения. Позже же хорошенько расспросил отца о Мердгресах и их истории. Так мало-помалу и узнал об истинной подоплеке давних событий. Нужно ли говорить, что с тех пор Эдмер стал недолюбливать Велдона не меньше, чем Сирил?

Конечно, даже если бы его происхождение открылось, большинство поддержало бы законную власть. Все же одно дело бастард, выросший в чужой семье, а другое — законный правитель. Но жизнь — штука непредсказуемая. И никогда нельзя недооценивать врагов. Поэтому Эдмер предпочитал держать Велдона подальше от столицы и двора, чтобы тот не мог переманить на свою сторону больше сторонников. Пару раз подсылал к Велдону наемных убийц, но их старания не увенчались успехом, а Мердгрес уж слишком рьяно начал копать: кто же так хочет его смерти. Пришлось оборвать все нити, что могли привести к нему, и больше так не рисковать.

И вот теперь появляется отпрыск Мердгреса и подозрительно быстро находит подход к его дочери! Уж не запланированная ли это акция со стороны Велдона? Решил таким образом попытаться подобраться к трону? Пока парень ничем не проявляет своей заинтересованности в Элеоноре. Вообще больше занят какими-то торгашескими делами и изображает из себя простолюдина. Но на самом ли деле это так или он просто выжидает начала обучения и возможности сделать дальнейшие шаги к принцессе, пока вопрос.

Что ж, физически устранить его Эдмер всегда успеет! Или это даже не понадобится и такую услугу ему окажет Дармент. Тот хочет заключить брак между своим сыном и Элеонорой, против чего король нисколько не возражал. Это лишь укрепит союз между ними. Так что жизнь этого смазливого юнца висит на таком тонком волоске, что хватит малейшего удара, чтобы ее оборвать. Но пока рано! Нужно все-таки выяснить, прав ли Эдмер в своих подозрениях. Если юнец действительно изгнан из рода и дальше будет вести себя благоразумно — одно дело, пусть живет. Другое — если это какая-то сложная многоходовая интрига тирра Мердгреса. Что ж, поживем-увидим…

Когда король вернулся во дворец, его ожидал сюрприз. Не успел он дойти до входных дверей, как навстречу выбежало маленькое светловолосое чудо, которое с радостным визгом повисло у него на шее.

— Папочка, я вернулась! Где ты был?!

Груз вечных проблем и мрачные мысли на какой-то момент словно отошли на задний план. Эдмер нежно обнял дочь и прижал к себе, даже не подумав упрекать ее за нарушение правил приличий на глазах у телохранителей и прогуливающихся неподалеку придворных. Впрочем, многие, наоборот, не скрывали умиленных улыбок при виде этого проявления чувств со стороны обычно сурового короля.

— В загородный дом ездил, — отозвался он, наконец, отстраняя ее от себя. — Дела были важные. Ты давно приехала?

— Пару часов назад. Все тебя ждала! А никто не говорил, где ты! — тараторила Элеонора, увлекая его за собой. — Я так рада, что снова дома! И особенно, что тут не будет этого противного Палмера, — понизив голос, доверительно шепнула она. — Я еле уговорила его не сопровождать меня еще и во дворец, так что со мной сейчас только Виола.

— Жаль, что вы с молодым Дарментом так и не нашли общий язык, — вполне искренне сказал король. — Я надеялся именно на это, когда отпускал тебя погостить в Кер.

— Папа, ну, он мне совсем не нравится! — она скорчила трогательную гримаску. — Ты сам говорил, что не заставишь меня выйти замуж за того, кто мне будет слишком неприятен.

— И все-таки рано или поздно выбор тебе придется сделать, — он придал голосу нотки строгости. — Дарменты — друзья нашей семьи. Ты же не хочешь допустить, чтобы наши отношения разладились? Сначала твой брат отказался жениться на Виоле, теперь ты хочешь обидеть его сына.

— Давай, мы не будем портить такой хороший день плохими разговорами? — Элеонора просительно заглянула ему в глаза. — Я так соскучилась!

Вот ведь маленькая паршивка! Эдмер вздохнул, прекрасно понимая, что им попросту манипулируют. Но что поделать, Элеонора всегда была его любимицей. Если с сыном-наследником он был неизменно строг и воспитывал его так, как подобает, то с дочерью давал слабину.

С самого детства это светловолосое солнышко с большими серо-голубыми глазами знало, как найти к нему подход. Еще и подкупало то, что Элеонора всегда проявляла большую любовь к отцу, а не матери. Тянулась к нему, своей непосредственностью и эмоциональностью вызывая много положительных эмоций. Так что она единственная, с кем Эдмер позволял себе быть мягче, чем обычно. Может, еще и поэтому ему нестерпима была мысль, что кто-то рассматривает его дочь всего лишь как пешку в своей игре. Мердгрес и его сынок сильно пожалеют, если обидят девочку! Уж он об этом позаботится!

— Папа, а Аллин Нерт не приходил? — как бы между прочим спросила Элеонора, и он едва не скрипнул зубами.

— Нет, моя дорогая.

— А ты не узнавал, где он сейчас живет в городе? — осторожно проговорила она.

— Зачем? — как можно безразличнее проговорил король. — Ты и тирр Дармент достаточно отблагодарили этого парня за его подвиг. И если он не желает большего, то это весьма похвально. Но лучше оставить его в покое.

Говорить о том, что этот проныра открыл в столице лавку, он благоразумно не стал. Иначе с дочери станется помчаться туда. Так что уверенность Эдмера в том, что Элеонора не стала бы искать встреч с Нертом, которую он демонстрировал во время недавнего разговора, на самом деле была вовсе не такой уж сильной. Далеко не всегда Элеонора руководствовалась в своих поступках правилами приличий. Уж слишком была живой и непосредственной, как ребенок! Эдмер надеялся, что это пройдет с возрастом. Но пока именно ему стоило позаботиться о том, чтобы оградить девочку от нежелательного общения с кем попало.

21

Интерлюдия

— Ну, ты узнал что-нибудь, Кларенс? — тирр Велдон в нетерпении посмотрел на своего шпиона, который уже несколько недель не выходил на связь.

Он даже даже начал опасаться, что послать его в Кер было неоправданным риском. И что потеряет такого толкового человека, ничего так и не узнав. Но судя по тому, что тот жив-здоров, все в порядке. А значит, риск был оправдан.

— Узнал, ваша светлость, — с непроницаемым лицом отозвался мужчина. — И это действительно важно. Мне, конечно, стоило немалых сил и средств раздобыть эти сведения…

— Твои затраты будут компенсированы, — нетерпеливо перебил его тирр Велдон. — Назовешь потом сумму, и я выдам необходимые распоряжения моему казначею. Так что понадобилось Дарментам от моего сына?

— Несколько недель назад тирр Аллин заезжал в Кер. Это как раз было в день основания города, когда здесь был большой праздник.

— Во что же он вляпался-то? — пробормотал тирр Мердгрес, обращаясь, скорее, к себе, чем к собеседнику.

— Так получилось, что принцесса Элеонора и тирра Виола Дармент тайно сбежали из дворца, чтобы посмотреть на праздник. За разглашение этих сведений, кстати, всем, кто был в курсе, пригрозили смертной казнью. Дармент не желает, чтобы об оплошности его Службы Безопасности все узнали, и это ударило по репутации. Так что тот воин, который рискнул мне это рассказать, запросил очень большую сумму за сведения.

— Я уже говорил, что затраты компенсирую, — чуть раздраженно сказал тирр Велдон. — Ближе к делу!

— Так вот, девицы вляпались в неприятности. Нарвались на пьяную компанию наемников, которые решили с ними позабавиться. А узнать в них столь высокопоставленных особ было проблематично. Переоделись в платья обычных горожанок.

— Да если король узнает, что его дочь подвергалась такой опасности из-за оплошности Дармента, то в ярость придет! — глаза Мердгресса довольно блеснули. — Уже сама по себе эта информация бесценна!

— Боюсь, что нет, — разочаровал его Кларенс Ринд. — Скрывать от короля подобное никто не стал. Но судя по тому, что никаких санкций не последовало, Дарменту все сошло с рук. Может, благодаря тому, что в итоге принцесса не пострадала. А тирр Дармент наверняка обставил все так, словно и сам принял немалое участие в ее спасении. Тут уж не знаю.

— Не сомневаюсь, что так и было! — проворчал тирр Велдон. — Этот хитрый лис своего не упустит! Но как же девицы спаслись-то?

— А вот тут я и перехожу к самому интересному, — впервые на лице Кларенса отразились хоть какие-то эмоции. Казалось, он с удовольствием предвкушает реакцию хозяина и специально немного оттягивает момент. — Принцессу и тирру Виолу спас ваш сын.

Реакция тирра Велдона была ожидаемой. Он замер, неверяще глядя на своего собеседника.

— Хочешь сказать, что они с Сердоном спасли? — придя к каким-то своим выводам, уточнил Мердгрес, откидываясь на спинку кресла.

— Нет, ваша светлость. Ваш сын на тот момент был один. Наемников — шестеро.

— Наверняка отребье какое-то, — прищурился тирр Велдон.

— Ошибаетесь. Судя по собранным мной сведениям, все довольно опытные, а парочка из них и вовсе представляли серьезную опасность. Были не только воинами-мастерами, но и магами.

— И ты хочешь сказать, что мой недоросль с ними справился? — недоверчиво хмыкнул Мердгрес. — Как-то с трудом в такое верится!

Кларенс лишь пожал плечами, оставляя свои мысли при себе. Но во взгляде на миг отразилось непонимание. Мужчина явно недоумевал, почему хозяин настолько низко оценивает возможности собственного сына. Тирр Велдон мысленно усмехнулся. Если бы Кларенс жил в замке постоянно, а не посещал его наездами, то не удивлялся бы так. Было трудно представить, что то, о чем он говорит, относится к слабаку Аллину, который при малейшей пустяковой ранке сразу бежал жаловаться матери. Уж не подменили ли и правда его сынка? Впрочем, если так, то этим оказали хорошую услугу всему тиррству! Такой сын, способный в одиночку расправиться с шестеркой опытных наемников, ему нравился куда больше. Даже несмотря на изрядно возросший в последнее время гонор. Ну да ничего, способ обломать немного этого упрямца обязательно найдется!

— Хорошо. Что было дальше? — оторвавшись от размышлений, снова обратился тирр Велдон к Кларенсу.

— Ваш сын отправился провожать принцессу и тирру Виолу ко дворцу Дарментов. На полпути их перехватил патруль и сопроводил дальше туда. Дальше подробностей не знаю, но кончилось все тем, что вашему сыну выписали вексель на крупную сумму в знак благодарности. А принцесса еще и подарила ему артефактный перстень, какой обычно преподносят самым доверенным лицам.

Сказать, что тирр Велдон был ошеломлен — это ничего не сказать. Он молчал почти полминуты, переваривая услышанное.

— Есть еще кое-что, — осторожно сказал Кларенс. — Судя по тому, что мог наблюдать мой осведомитель, принцесса прямо-таки помешалась на вашем сыне. Постоянно о нем говорит. Даже хочет просить отца дать ему какой-то титул.

— Стоп. Титул? — с трудом придя в себя, переспросил Мердгрес. — То есть про то, кем на самом деле является Аллин, никто не знает? Или он сообщил, что изгнан из рода?

— Тот воин говорил о вашем сыне, как о простолюдине, пусть и из явно обеспеченной семьи. Да и, полагаю, если бы тирр Дармент понял, из какой семьи происходит Аллин, то так просто его бы не выпустили из города.

— Тут ты прав. Сирил бы обязательно постарался выжать из ситуации максимум, — хмуро кивнул тирр Велдон. — Наверняка подверг бы Аллина пыткам, чтобы выведать как можно больше о моих делах. А учитывая, что тот вообще был далек от них и ничего сказать не смог бы, запытали бы до смерти. Или, наоборот, в пику мне принял бы Аллина к себе на службу и превратил в моего врага. Но уж точно не отпустил с миром! И все же он приставил к нему слежку.

— Полагаю, из-за интереса принцессы к тирру Аллину, — произнес Кларенс. — Уж слишком он велик. А Дармент, как вы помните, планирует женить на принцессе своего сына. Так что наверняка, если сочтут тирра Аллина помехой их планам, устранят.

— Ну уж нет! — криво усмехнулся тирр Велдон. — Этого я точно не допущу! Сегодня же отдам распоряжения казначею, чтобы когда ты вернешься в Ограс, на твоем счету была достаточная сумма. Наймешь серьезную охрану. Пусть постоянно ошиваются рядом с Аллином.

— Он ведь может это заметить, — вскинул брови собеседник.

— Плевать! — сухо бросил Мердгрес. — Мой сын должен выжить.

— А вы не думаете, что этим только усугубите ситуацию? Пока, насколько я понял, тирр Дармент не знает, кто он на самом деле. Но если узнает, кто нанял охрану…

— Так сделай так, чтобы не узнал! — раздраженно рявкнул тирр Велдон. — Произведи найм через подставных лиц и не открывай наемникам никаких лишних подробностей.

— Понял, ваша светлость.

— И все же пусть охраняют его тайком. Сын пока не должен знать, что на самом деле продолжает по праву носить мое имя. Вначале нас с ним ожидает серьезный разговор.

— Вы планируете лично прибыть в столицу? — приподнял брови Кларенс.

— Планирую, — хищно усмехнулся Мердгрес. — В конце осени состоится прием во дворце в честь годовщины правления Эдмера Алантара. Я, как один из тирров королевства, естественно, буду приглашен. И в этот раз постараюсь задержаться при дворе дольше обычного. А заодно представить королю обоих моих детей.

— Неужели вы хотите воспользоваться интересом принцессы к тирру Аллину и… — собеседник не закончил, лишь вопросительно уставился на хозяина.

— Именно так, мой верный Кларенс! Ты все правильно понял. Я намерен составить конкуренцию Дарменту в планах на руку и сердце принцессы. Чем мой сын хуже его отпрыска? — он пренебрежительно хмыкнул. — Тоже тирр из влиятельного и древнего рода. Еще и герой, спасший его дочь и даже не пожелавший представляться официально. Не желал, чтобы девушка чувствовала себя ему обязанной. В общем, если правильно все провернуть, у нас есть все шансы потягаться с Дарментом! — тирр Велдон возбужденно потер руки. — И пусть Эдмер предпочел бы в зятья сынка Сирила, но свою дочь он любит. Так что к ее мнению все равно прислушается. Главное, чтобы Аллин дожил до моего приезда в столицу и начала активной игры, — чуть поумерил он радость. — А об этом, надеюсь, позаботишься ты.

— Что если тирр Дармент все же выяснит, кем на самом деле является спаситель принцессы? — задал осторожный вопрос Кларенс.

— В качестве изгнанного из рода Аллин не будет представлять для него такой уж опасности. А значит, эти слухи я пока буду исправно поддерживать. Но все равно, если сочтешь, что люди Дармента хотят устранить Аллина, вывези его из города или где-то спрячь.

— Понял, ваша светлость.

— Тогда немедленно возвращайся в Ограс и исполняй мой приказ, — проронил Мердгрес и, дождавшись подтверждения Кларенса, отключил связь.

Затем вскочил со стула и некоторое время нервно мерил ногами помещение. Наконец-то у Мердгресов появился реальный шанс возвыситься и оказаться поближе к королевскому трону! Кто знает, может, Эдмер, в конце концов, сменит гнев на милость и Велдону удастся занять подле него такое же место, как Дармент. Все же брак их детей не позволит дальше игнорировать Мердгресов, а к тому же может внести охлаждение в отношения с Дарментами. Плохо, что такие важные вещи, по большому счету, зависят от мальчишки и девчонки, которые не всегда руководствуются разумом в своих действиях. Аллин вполне может снова взбрыкнуть, а Элеонора переключиться на другой объект. Ведь в Академии магии у нее будет куча соблазнов. Особенно если вспомнить про принцев темных эльфов и оборотней, которые явно едут сюда с той же целью.

Впрочем, после инициации Аллин и правда просто разительно изменился. Пожалуй, по степени внешней привлекательности он и эльфам не уступит. Плюс еще история с героическим спасением. Так что шансы у него неплохие! Главное, чтобы ничего сам не испортил.

Подумав, тирр Велдон решительно направился в покои своей жены. Если кто-то и знает, как управляться с этим мальчишкой, то только Беатриса! И если он убедит жену помочь в осуществлении его планов, это станет неплохим подспорьем.

Беатриса сидела перед зеркалом, пока служанка расчесывала на ночь ее роскошные светлые волосы. Тирр Велдон невольно залюбовался женой. Все еще очень красивая женщина, над которой годы были, казалось, не властны. Лишь несколько морщинок прибавились, но они ее почти не портили. Да и при таком приглушенном освещении были практически незаметны. Он сделал знак служанке удалиться, и та поспешно вышла.

— Ты сегодня рано, — немного насмешливо сказала Беатриса, глядя на мужа в отражении зеркала. — Я думала, опять за полночь явишься или вообще не придешь.

— Как я могу не прийти к такой красавице? — игриво сказал Велдон.

Как ни странно, но в его жизни она и правда оставалась единственной. Даже не потому, что на какие-то интрижки у вечно занятого Велдона было слишком мало времени. Беатриса вполне его устраивала во всем и до сих пор казалась достаточно привлекательной. Пусть физическая близость уже случалась не столь часто, как в молодые годы, но спали супруги неизменно в одной постели. Рядом с женой Велдону удавалось заснуть быстро и легко. И ему нравилось засыпать, обнимая ее и чувствуя знакомый и родной запах. Может, еще и поэтому им удалось сохранить хорошие и теплые отношения спустя столько лет. Она знала, что он ей верен, и взамен дарила свое тепло, заботу и поддержку. Случались между ними, конечно, и ссоры, но как правило, долго они не длились.

Беатриса благосклонно улыбнулась и чуть отвела голову, позволяя ему поцеловать себя в шею. Он прекрасно знал, что она обожает, когда он так делает, а это место у нее очень чувствительное. Так что подошел и с удовольствием прильнул губами к нежной белой коже, вдыхая приятный запах душистого мыла.

— Как ты смотришь на то, чтобы поехать вместе со мной в столицу ко дню годовщины Эдмера? — промурлыкал он, взяв с туалетного столика гребень и начиная сам проводить по волосам жены.

— Ты серьезно? — голубые глаза расширились. — Сам ведь говорил всегда, что мне и детям ни к чему там бывать. И что опасаешься каких-то каверз со стороны Дармента.

— Думаю, настала пора рискнуть, — возразил он. — Да и, полагаю, Сирил давно уже успокоился на твой счет. А нам еще надо устроить судьбу детей, что при королевском дворе будет сделать куда проще. Полагаю, пора их уже официально представить королю.

— Детей? — она замерла. — То есть, не только Арьяну, но и Аллина?

— Именно так. Пора нашему мальчику уже вернуться в семью.

Беатриса совсем по-девичьи взвизгнула и, вскочив со стула, кинулась мужу на шею.

— Я так рада, что ты принял это решение, мой дорогой! — выдохнула она, когда эмоции поутихли. — И конечно же, я с удовольствием поеду с тобой в столицу. Прямо сейчас займусь подготовкой платьев. И Арьяне надо написать. Предупредить, чтобы к концу осени была готова. Вот только как с Аллином связаться? — в задумчивости спросила она.

— Не беспокойся, с Аллином я сам свяжусь, — солгал тирр Велдон. — А все необходимое для него подготовят в любом случае. Но вообще, думаю, лучше объявить ему о моем решении уже после приезда в столицу. Ты же знаешь нашего мальчика. Он может взбрыкнуть и повести себя неадекватно, если его просто поставить перед фактом.

— Да, ты прав, — закусила нижнюю губу Беатриса. — Лучше мы поедем к нему и все спокойно обсудим при личной встрече. Тогда я сама займусь подготовкой его гардероба. На всякий случай пусть одежду шьют большего размера. Он ведь мог вырасти за это время. Потом ушьем, если нужно.

Похоже, мысленно она уже прикидывала, сколько всего нужно будет сделать. А вот про принцессу Беатрисе пока лучше не говорить. Неизвестно, как она на это отреагирует. Жена ведь далеко не дура и понимает, что во второй раз переходить дорогу Дарменту чревато. А именно это Велдон и собирается сделать, выхватив невесту из-под носа его сынка.

Впрочем, если все получится, Беатриса сама же обрадуется. Илану Артримор, которая должна была стать женой Аллина, после памятного поединка она на дух не переносит. И опасается, что та и дальше будет пытаться навредить ее мальчику. Принцесса же — совсем другое дело. Особенно если выяснится, что та по уши влюблена в Аллина и сама заинтересована в нем. К тому же, по мнению Беатрисы, ее любимый сыночек заслуживает лучшего. А какая кандидатура на роль невесты может быть лучше принцессы? Так что тирр Велдон был уверен, что жена примет все-таки его сторону в этом вопросе. Он же постарается взять с собой в поездку достаточно опытных воинов и магов, чтобы Дармент трижды хорошо подумал, прежде чем с ним связываться.

И надо бы отдать распоряжение управляющему, чтобы занялся приведением в порядок загородной столичной резиденции. Учитывая то, что в Ограсе Велдон — редкий гость, то она наверняка пребывает в запустении. Как и городской дом. Но в резиденции все же безопаснее. Там проще держать оборону и разместить своих людей. Так что он поселится именно в ней. О том, что будет, если Аллин не захочет играть по его правилам, Велдон задумывался лишь вскользь. Никуда не денется! Сделает все, как надо. Поиграл немного в самостоятельность, и хватит. И все же на этот раз Мердгрес был сыном доволен. Молодец, мальчик! Такой шанс им всем предоставил для возвышения! Главное, чтобы и в дальнейшем не подвел.

22

Вернувшись в лавку, я с удовлетворением увидел, что работа там нормально налажена и Рина держит все под контролем. И что бы я без нее делал, интересно? Незаменимый человек! Нужно и правда выделить ей какой-то процент от прибыли, чтобы мотивация оставалась такой же сильной. На дверях нашей лавки, кстати, заметил написанное от руки объявление о том, что нужна помощница. Похоже, даже сердобольная Рина признала Мэри отрезанным ломтем.

— От Дианы кто-то приходил? — спросил я у Сердона, занявшего привычный пост у дверей лавки. — Она обещала прислать кого-то тебе и Бриану в помощь.

— Нет, — отозвался Орвин.

— Странно. Она обычно держит свое слово, — несколько озадачился я.

— А вы чего так долго-то, господин Аллин? — пожав плечами, спросил мужчина.

— Позже расскажу, — покосившись на очередного посетителя, который в этот момент вошел в лавку и проходил мимо нас, сказал. — А сейчас пойду накопителями займусь. Без меня их никто, к сожалению, пока не зарядит.

Я страдальчески вздохнул и поплелся в свой кабинет.

Но работа не ладилась. Никак не удавалось нормально сконцентрироваться на перекачке энергии. Мысли все время сворачивали на события последних дней. Да и усталость давала свое. Промаявшись так пару часов и посмотрев на то, как в комнату проникают закатные солнечные лучи, я плюнул на все и решил отвлечься. Надо все-таки сходить к Диане и выяснить, не случилось ли чего.

Сказано — сделано. И вот я уже вхожу в знакомый кабинет хозяйки дома развлечений. Вот только вид Дианы настолько не вязался с привычным, что я на некоторое время завис возле входа. Вместо чуть лукавой дружелюбной улыбки — хмурый взгляд исподлобья. На столе перед Дианой какая-то бутылка с, судя по ядреному запаху, весьма крепким алкоголем, и нехитрая закусь. М-да, нежданчик, однако! Что такого у нее случилось, что произошла столь разительная перемена?

— Выпьешь со мной? — вместо приветствия кивнула Диана в сторону бутылки.

И, не дожидаясь ответа, поднялась с места и, чуть покачиваясь, подошла к барному шкафчику. Вытащила из него еще один кубок и вернулась. Налила туда содержимое бутылки и со стуком поставила на стол. Я подошел ближе, взял кубок, чтобы не обижать хозяйку, и понюхал. У меня глаза на лоб полезли. Вблизи запах оказался еще более ядреным.

— Это что за гадость? — с сомнением глядя на содержимое того, что мне налили, спросил.

— Гномий самогон, — криво усмехнулась женщина. — Сильная штука! Хорошо пробирает.

— Ты же предпочитала более изысканные напитки, — хмыкнул я, не решаясь попробовать налитое.

— Сегодня предпочитаю пить именно это, — буркнула Диана, опять плюхнувшись в кресло. — Так ты компанию составишь? Если нет, то проваливай! Играть в твои игры у меня нет сейчас никакого желания.

— Играть в мои игры? — осторожно переспросил. — Ты о чем?

— Делать вид, что верю в твое вранье по поводу умненького мальчика-простолюдина и прочее. Да и сегодня мои люди видели, как тебя забирали и привозили люди для тайных поручений короля. Так что нечего разыгрывать комедию. Не знаю, что у тебя за дело такое, что ты прикрываешься лавкой, и в другие дни я бы вообще не стала лезть, куда не просят. Но ты сам пришел и опять корчишь из себя невинную овечку. Так что отгребай правду.

— Диана, послушай, — я решительно забрал у нее кубок, куда она плеснула очередную порцию гномьего пойла, и посмотрел с нескрываемым беспокойством, — нет у меня никаких дел с королевскими людьми! Просто история деликатная и я бы предпочел оставить ее в тайне.

— Да плевать мне, мальчик! — скривилась она. — Проваливай просто и все!

Она грубо выдернула у меня кубок, расплескав часть содержимого, и все-таки выпила.

— Ух, хорошо пошла! — через какое-то время чуть сипло проговорила.

— Что у тебя случилось? — в полном ошеломлении спросил.

Слишком разительные изменения произошли в Диане, чтобы вот так ее оставить. Она мне все же за последнее время стала не чужим человеком.

— А почему ты считаешь, что я перед тобой должна душу изливать, если сам со мной ничем не спешишь делиться? — едко спросила женщина, отправляя в рот кусочек нарезанной ветчины.

— Справедливо, — вынужден был признать я.

А еще вдруг понял, что если хочу нормальных отношений между нами, то дальше отмалчиваться не получится. Слишком подставил меня король с этой тайной встречей. Диана что угодно могла подумать. Ведь она, кстати, сразу мне рассказала о своих отношениях с тайной канцелярией. Помогала в моих делах не раз и советом, и делом. Я же, по сути, просто пользовался ею и держал на расстоянии. Практически единственная нормальная женщина в моей жизни — и сам же ее отталкиваю.

— Ладно, выпью твой гномий самогон, — усмехнулся я. — И после этого мы поговорим начистоту.

Диана поощрительно махнула рукой. Я поднес ко рту кубок и, задержав дыхание, резко втянул в себя его содержимое. Ох, ну и гадость! Горло обожгло так, что мне показалось, что дышать я смогу еще не скоро. Из глаз брызнули слезы. М-да, для этого тела такое точно в новинку! Аллин Мердгрес привык к более деликатным напиткам. Но через какое-то время стало полегче, а по телу растеклось приятное тепло. Напряжение отступило, а я как-то даже спокойнее и благожелательнее стал все воспринимать.

— Закусывай, давай! — хмыкнула Диана, наблюдая за мной, и придвинула ко мне блюдо с ветчиной, сыром и зеленью.

Я поспешил последовать ее совету и понял, что успел зверски проголодаться. Потянулся за жареными куриными крылышками в меду, лежащими на соседнем блюде. Диана наблюдала за мной с каким-то умилением, подперев рукой подбородок.

— Так ты из-за меня так расстроилась? — наконец, чуть утолив город, спросил я, с сомнением глядя на снова налитый мне гномий самогон.

Но Диана уже подняла свой кубок, и я решил, что раз начал, то поздно отступать. Да и, если честно, давно хотелось просто забить на все и расслабиться нормально. До беспамятства, конечно, набираться не стану, но и корчить из себя трезвенника-язвенника сегодня не хочется. С другой какой-нибудь женщиной, может, и поостерегся бы. Но Диана уже воспринималась как своя. Еще не такой друг, как Рина или Орвин, но что-то близкое к этому.

— Да все как-то навалилось, — вздохнула она. — Еще сегодня и день такой… Слишком неприятный для меня.

— Почему?

— Правда, хочешь слушать сейчас слезливые истории? — в сомнении протянула она.

— Хочу, — я поощрительно улыбнулся. — Так почему этот день для тебя такой особенный?

— Годовщина смерти всех моих близких, — глухо отозвалась она и залпом осушила кубок.

Я замер, не зная, что сказать. Диана смотрела куда-то будто сквозь меня, и ее губы болезненно искривились.

— Не люблю об этом вспоминать. Но в этот день воспоминания сами лезут. Никуда от них не деться. Поэтому сегодня я предпочитаю общество бутылки, а не людей, — невесело хмыкнула она. — Но раз ты зашел, то сам виноват.

— Расскажешь о том, что случилось? — осторожно спросил.

— Предлагаю баш на баш, — прищурилась она. — Откровенность за откровенность.

Поколебавшись, я все же кивнул. По сути, необходимости скрывать большую часть правды от Дианы я не видел. Рано или поздно она так или иначе могла бы выплыть наружу.

— Согласен.

— Тогда начнем с тебя, мальчик, — Диана откинулась на спинку кресла. — Кто ты на самом деле?

— Изгнанный из рода аристократ.

— Нечто подобное я и подозревала, — удовлетворенно кивнула она. — Настоящее твое имя спрашивать не буду. Не мое дело. Захочешь, сам расскажешь. Но вот причину, почему с тобой так поступили, хотелось бы знать. Что ж ты такого страшного сделал?

— Если честно, все довольно глупо получилось, — поморщился я. — Выразил неповиновение отцу. А он у меня человек чересчур властный и жесткий. Такого не терпит. В итоге я дал понять, что проживу и без его помощи. Ну и…

— Понятно, — усмехнулась Диана. — Мальчишка! Впрочем, ты и правда живешь вполне хорошо. Хватка у тебя есть, так что не пропадешь. А с королевской тайной службой тебя как угораздило связаться?

— Принцессу спас, — честно сказал, глядя в расширившиеся от удивления глаза женщины.

— Ну и шутки у тебя! — наконец, рассмеялась она.

— Да какие тут шутки? Все так и было, — я тоже рассмеялся и понял, что гномий самогон таки подействовал.

Хотелось больше разговаривать, поражать собеседницу интересными моментами из своей жизни. Выплеснуть, наконец, напряжение, которое скопилось внутри за эти дни. И я рассказал о том, как мы с друзьями по дороге заехали в Кер и как я сунулся в драку с наемниками, защищая двух незнакомых девиц.

— Вот если бы кто-то другой мне рассказал, не поверила бы! — покачала головой Диана, выслушав историю о том, как меня еще и поблагодарили за спасение артефактным перстнем. — Колечко-то покажешь?

— Отобрали его у меня сегодня, — вздохнул я. — Слишком злоупотреблял.

— Похоже, начинаю понимать, почему у тебя так ловко и гладко все шло, — хмыкнула Диана. — И как смог конкурентов от себя отвадить. Колечко помогло?

— Ты догадлива. Но теперь все, нет у меня такого преимущества. Так что придется справляться своими силами.

— Ну, у тебя еще я есть! — лукаво заметила она. — Чем не тайное оружие?

— Тоже верно, — поддержал я ее улыбку и в этот раз даже протеста никакого не возникло, когда она разлила нам еще гномьего самогона и подняла кубок.

— А что за история с поджогом-то? — спросила Диана, когда мы выпили очередную порцию адского пойла. Впрочем, чем больше его пью, тем легче оно идет. — Мне говорили, что там какие-то парень и девица были замешаны. Им-то ты где дорогу перешел?

Я помрачнел. Вспоминать о Мелиссе было нелегко. Слишком неоднозначные чувства она во мне вызывала. Но раз уж начал откровенничать, надо довести дело до конца. Рассказал Диане о встрече с Иженой Квейлад, ее подставе с поединком, убийстве Гастона Ордлина и жажде мести его сестры.

— Вот умеешь же ты вляпываться в неприятности! — покачала головой женщина, когда я рассказал о том, чем все закончилось.

Скрывать от нее то, что добился тюремного заключения для Мелиссы, тоже не видел смысла. Раз уж и так столько рассказал.

— А ты понимаешь, что рано или поздно она все равно освободится, и будет еще злее?

— Куда уж злее? — криво усмехнулся я. — Ну, хоть передышку себе устроил! А то и дальше бы под ногами путалась. Неизвестно, когда и с какой стороны нанесла бы новый удар.

— Тоже верно, — задумчиво проговорила Диана. — Скажи честно, она ведь тебе нравится?

Я посмотрел в ее проницательные глаза и понял, что даже в таком состоянии Диана просекает меня на раз-два. Сильна, этого у нее не отнять! Думаю, если бы я начал опять увиливать и врать, на этом бы все и закончилось.

И ведь ей даже не приходилось пользоваться своими ментальными способностями! Впрочем, я и сам замечал, что чем больше применял свой дар в этой области, тем лучше понимал эмоции людей и без применения магии. Может, дело в том, что когда знаешь, что точно чувствует человек, и при этом наблюдаешь за его мимикой, жестами, это как-то на подкорке забивается. И потом, видя такие внешние проявления, уже непроизвольно понимаешь, что за ними стоит. А у Дианы опыта в этом деле побольше моего будет! Так что остается порадоваться, что она на моей стороне. Хотелось бы, чтобы так было и дальше.

— Нравится, — честно ответил на ее вопрос. — Но я прекрасно понимаю, что ничего у нас не выйдет. Мелисса воспринимает меня как злейшего врага, убийцу своего брата. Она зациклилась на желании мне отомстить. Не исключаю варианта, что однажды все закончится смертью одного из нас.

— Ты смог бы убить ее? — протянула она, пытливо вглядываясь мне в лицо.

— Я бы попытался избежать этого. Но… если Мелисса не оставит мне выбора, рано или поздно придется решить проблему радикально, — отозвался я, выдерживая ее взгляд. — Хотя не скажу, что это будет легко.

— Верный выбор, Аллин! — одними губами улыбнулась она. — В первую очередь ты должен думать о собственных интересах. От врагов нужно избавляться и платить им той же монетой. Особенно от тех, кто действует исподтишка и улучает момент твоей наибольшей уязвимости, чтобы нанести удар.

— Чувствую в твоих словах что-то личное, — осторожно заметил я. — Это как-то связано с твоими близкими?

— Ты угадал, — Диана снова потянулась к бутылке, но обнаружила, что та пуста. Разочарованно вздохнув, попросила: — Аллин, возьми из бара новую.

— Может, тебе уже хватит? — начал было, но наткнувшись на какой-то остекленевший и мрачный взгляд женщины, заткнулся.

С нравоучениями по поводу невоздержанности в выпивке лезть точно не время. Так что поднялся и достал еще одну бутылку адского пойла. Налил и себе и ей, хотя сам пить благоразумно не стал. Голова мне все же нужна достаточно трезвая, чтобы завтра не пришлось сожалеть о собственной невоздержанности. И так уже прилично опьянел! Впрочем, Диана была в куда более удручающем состоянии, так что если кто-то и станет жалеть завтра, то точно не я. Думаю, если бы она так не наклюкалась, то вряд ли бы решилась на такую откровенность. А у меня есть редкая возможность узнать всю ее подноготную и понять, что она на самом деле за человек. Все равно ведь до конца опасался ей доверять, не зная, что скрывается за маской общительной и веселой, но ушлой бабенки.

23

— Я тогда была немногим старше тебя, — после задумчивого молчания проговорила Диана. — Восемнадцать лет. Некоторое время я даже, как и ты, подумывала о том, чтобы в Академию магии поступать. Все же у меня был дар, пусть я и не развивала его должным образом. Да и в моем окружении очень многие носили защитные браслеты. Но потом поняла, что предпочту жить обычной жизнью с любимым человеком. Иметь семью и детей и посвятить себя им. Благо, кандидат на мою руку и сердце вполне устраивал. Собственно, в этот день, только четырнадцать лет назад, и должна была состояться моя свадьба. Я была абсолютно счастлива и довольна жизнью. Рядом семья, родные и близкие люди, которые меня любили и которые мне были дороги.

Ее голос сорвался и я понял, что вспоминать об этом тяжело даже сейчас. Но Диана собралась с духом и продолжила. Видимо, и правда ей необходимо было выговориться:

— Мой отец, кстати, был вовсе не законопослушным горожанином. Глава воровской гильдии Ограса.

Ничего себе! Я мысленно присвистнул.

— Впрочем, свою семью он в эти дела никогда не вмешивал. Так что я жила жизнью обычной девушки из обеспеченной семьи. И те, кто приходил в наш дом, в присутствии меня и мамы никогда не обсуждали то, что могло бы нас шокировать. А вот мой брат был посвящен в это и отец готовил его себе в преемники. Мой жених тоже был того же поля ягода. Но, как уже говорила, со мной никак это все не проявлялось. В общем, история, на самом деле, банальная. Борьба за власть. У отца был помощник, который сам желал занять его место. И этого типа не устраивало, что ему так и придется оставаться на вторых ролях. И что позже должен был остаться таким же помощником, но при моем брате. За спиной у отца назревал заговор, о котором он не знал до последнего. А действовать эти сволочи решили во время свадебного застолья. Я никогда не забуду ту резню, которую они устроили! Вот я сижу и улыбаюсь жениху, а в следующую минуту тот, кто сидел с ним рядом, всаживает ему нож в шею. Его кровь на моем белом платье. Его глаза. Как из них стремительно уходит жизнь. Как он падает прямо на мои руки. Я тогда упала на пол под весом его тела и была словно парализована от ужаса. А когда смогла выбраться, уже все закончилось. Все мои близкие и те, кто не был на стороне этого гада, были убиты. Они почти не смогли оказать сопротивление — слишком быстро и неожиданно все случилось. Меня новый глава гильдии пощадил. Знаешь, для чего? — ее лицо так скривилось, что не по себе стало. Столько в нем было затаенной боли и горечи. — Хотел унизить напоследок за то, что когда-то отказала ему. Он ведь тоже ко мне подкатывал. Но я выбрала другого.

— Если хочешь, можешь об этом не рассказывать, — глухо сказал я, уже догадываясь, что услышу.

— Нет уж, раз начала, закончу! — мотнула Диана головой и снова потянулась за бутылкой. Осушив очередную порцию гномьего самогона, продолжила: — Меня пустили по кругу. Он был первым. А потом стоял и наслаждался зрелищем, глядя на мои мучения. Для меня ведь тогда был первый раз. Берегла себя для мужа, идиотка! — она горько рассмеялась. — Когда все закончилось, я лишь чудом оставалась живой. Но единственное, чего мне хотелось — это умереть. Чтобы кто-то закончил мои мучения раз и навсегда. Он и этой милости мне не предоставил. Продал в бордель. Чтобы перед смертью еще помучилась.

У меня слов не было. Только и мог, что смотреть на Диану, не зная, что сказать или сделать, чтобы как-то утешить. Любые слова прозвучали бы фальшивой банальщиной.

— Но мне повезло! — она криво усмехнулась и вскинула голову. — Чем-то я зацепила одного из клиентов, к которому меня привели, когда немного подлечили. Настолько, что он выкупил меня и потом долго и терпеливо выхаживал, не делая попыток принуждать к чему-то. Филипп Рейнт, — сказала она. — Так его звали.

— Рейнт? — осмелился все же заговорить я. — Ты ведь носишь эту фамилию.

— Да, через два года я вышла за него замуж. Когда он помог мне сделать то, что должна была.

От ее взгляда у меня невольно мороз пошел по коже.

— Филипп раньше был наемным убийцей. Действовал в южной части королевства. А когда отошел от дел и накопил приличную сумму, решил переехать поближе к столице. Тут его никто не знал и легче было затеряться. Я ему напомнила первую любовь. Так он сказал. Не буду в это углубляться. Скажу лишь, что история была трагическая и девушка погибла. Филипп, спасая меня, в какой-то степени пытался исправить то, что тогда так и не смог. Когда я достаточно оправилась после того, что случилось, и дала понять, что желаю мстить, он поддержал меня. Мы выловили их одного за другим и перебили как крыс. Всех тех, кто участвовал в той мерзости, которая произошла в день моей свадьбы. Главаря я убила лично.

То, что Диана мне все это рассказывает, поражало. Неужели настолько доверяет? Или сказывается выпивка? Впрочем, за убийство тех отморозков вряд ли кто-то бы осудил, особенно учитывая ее связи с тайной канцелярией. Может, те и так обо всем знают. И все же такое ее доверие тронуло. Осуждать Диану я даже не думал. Сам бы помог убить тех подонков в случае необходимости. Такую мразь нужно давить без всякой жалости!

— Место главы гильдии после этого занял один из тех, кто неплохо относился к моему отцу. Он и сейчас его занимает. Думаю, он прекрасно знает или догадывается о том, кто приложил руку к устранению конкурента. Но никаких претензий выдвигать не стал. Более того, когда мы с Филиппом в открытую поселились в городе, купив себе дом, явился к нам лично и пообещал помощь в память о моем отце. Если возникнет такая необходимость. Позже, когда я начала свое дело уже после смерти мужа, он и правда мне немало помог. Благодаря ему у меня наладились связи и с другими влиятельными людьми из теневой жизни Ограса.

Похоже, теперь понимаю, почему мою лавку до сих пор никто из криминальных элементов города не тронул. И правда, партнерство с Дианой уберегло от многих проблем.

— И все же не могу понять, почему ты завела именно такое дело? Учитывая твою историю, — покачал я головой.

— Может, именно из-за этой истории и решилась на подобное, — возразила она. — Изнутри увидела всю подноготную таких заведений. И решила, что у меня все будет по-другому. Так или иначе, те девушки, которые оказываются у меня, пошли бы этой дорогой. Но сейчас у них есть шанс на лучшую жизнь. С ними хорошо обращаются, нормально платят. Я не позволяю клиентам причинять им вред. Учу девушек, как найти правильный подход к мужчинам и настраиваю на то, что это место для них лишь временное. В дальнейшем они смогут изменить свою жизнь к лучшему. Многие из них настолько сумели понравиться клиентам, что те их выкупили и забрали отсюда. Другие, сумев накопить достаточное количество средств, открыли собственное дело. Я им в этом помогаю, если возникает необходимость. Они знают, что всегда могут на меня рассчитывать.

Я же мысленно добавил, что Диана такими действиями еще и получила в свое распоряжение целую агентурную сеть из толковых и красивых женщин, которые многим ей обязаны. А это, что ни говори, сила, которую не стоит недооценивать. Все же Диана права! Иметь ее во врагах было бы с моей стороны непростительной глупостью. Такую женщину лучше держать рядом в качестве друга или хотя бы союзника.

— Как видишь, теперь у меня все в порядке, — она отсалютовала мне кубком, хотя пить больше не стала. — Ну, почти. Кроме таких вот дней, когда атакуют старые воспоминания.

Она хмыкнула, а потом поднялась и нетвердой походкой приблизилась. Уселась мне на колени и потрепала меня по щеке, как какого-то щеночка. Я невольно поморщился, но отстраняться не стал. Понимал, что сейчас она не до конца себя контролирует.

— Устал слушать мои пьяные бредни, милый? Уж прости, сам так захотел!

— Если тебе от этого стало легче, то всегда пожалуйста, — улыбнулся я.

— Ох, какой ты все-таки красавчик! — вздохнула она, утыкаясь мне в шею. — Была бы я помоложе лет на десять…

Не договорив, она вдруг куснула меня за шею, а потом рассмеялась и подняла голову.

— Так бы и съела тебя!

— А вот этого не надо, — шутливо проворчал я, поднимаясь и ссаживая ее с колен. — Тебе бы в постель и выспаться хорошенько.

— В постель, говоришь? — она опять пьяно захихикала. — Проводишь? Сегодня я даже готова попробовать на себе твои демонские штучки!

— Это вряд ли, — я усмехнулся. — Тебе и без этих штучек, смотрю, уже хорошо.

— Намекаешь, что я чересчур пьяна? — насупилась Диана.

— А у тебя другое мнение? — хмыкнул и повел ее к двери. — Пойдем, я провожу тебя до твоей комнаты.

А вскоре понял, что на своих двоих она туда точно не дойдет. Пришлось подхватить на руки и понести. Встреченную по пути девушку — одну из работниц — я попросил показать, где находится комната Дианы. Та с интересом посмотрела на уже успевшую прикемарить на моих руках хозяйку и двинулась впереди, указывая дорогу.

Я бережно устроил Диану на кровати и покачал головой, глядя на нее. Кому-то завтра будет очень плохо, похоже! Хмыкнув, решил немного очистить ее организм, приложив ко лбу целительский артефакт. А то жалко все-таки бедолагу!

Диана открыла глаза и некоторое время смотрела на меня становящимся с каждой секундой более осмысленным взглядом.

— Ты что делаешь? — просипела она.

— Лечу тебя от завтрашнего похмелья, — проворчал я.

Некоторое время она продолжала на меня смотреть, пока алкоголь медленно улетучивался из организма. Потом внезапно притянула меня к себе и опрокинула на кровать. От неожиданности я даже не успел как-то отреагировать. Артефакт откатился на другую часть громадной кровати, а Диана оказалась сверху.

— Ты знаешь, как мне давно хотелось это сделать? — как-то совсем уж хрипло произнесла она, а потом впилась в мои губы с таким остервенением, что даже больно стало.

С трудом удалось отодрать ее от себя и перекатиться так, что уже она оказалась подо мной.

— Ты чего творишь? — спросил у нее, чувствуя, как молодое тело помимо воли начинает откликаться.

— А на что это похоже? — хмыкнула она.

— Кажется, недавно кто-то говорил, что я для тебя слишком молод. Да и вообще что предпочитаешь более зрелых и опытных мужчин.

— А ты мог бы возразить, что я совсем даже не старая! — в тон мне игриво отозвалась Диана. — И что юность в таком деле не помеха.

— Ты уверена? — глядя в глаза женщины, чьи расширенные зрачки выдавали, что она и правда меня сейчас хочет, спросил. Сам я не имел ничего против того, чтобы переспать с ней, но не хотел, чтобы это испортило наши отношения. — Я ведь ничего не могу тебе обещать.

— Как будто я от тебя этого собираюсь требовать! — фыркнула она. — Слишком все усложняешь, мальчик! — она потянулась ко мне, и наши губы снова встретились.

В этот раз поцелуй был нежным и чувственным, а не яростным. А я понял вдруг, что Диане просто нужен сейчас кто-то рядом. Кто угодно. Чтобы окончательно заглушить боль от всколыхнувшихся со дна души воспоминаний. Доказать самой себе, что она и правда оставила все это в прошлом.

Лаская ее на удивление совершенное тело, которому позавидовали бы и совсем юные девушки, я думал о том, что мог бы всерьез увлечься этой женщиной при других обстоятельствах. Хорошо это или плохо, но теперь это вряд ли случится. Единственная девушка, к которой в этом мире я испытывал хоть какое-то подобие настоящих чувств, вряд ли даст нам обоим шанс на развитие отношений. И может, это и к лучшему. То, что происходило сейчас между мной и Дианой, с моей стороны чистая физиология. Да, эта женщина меня привлекает достаточно, чтобы желать с ней близости, но не больше. Остается надеяться, что она воспринимает все так же.

И все же с Дианой я постарался выложиться на полную, даже не прибегая к своим особым манипуляциям с энергией. Старался соответствовать опытной и зрелой партнерше и не показаться в ее глазах несмышленым юнцом. Ударить в грязь лицом перед Дианой совершенно не хотелось.

Впрочем, вскоре вообще выбросил из головы все посторонние мысли. Диана оказалась такой податливой и умелой, легко откликающейся на самые смелые эксперименты, что первоначальное напряжение исчезло.

В общем, скажу одно — мне понравилось. И даже был бы не против повторить при случае. Засыпал я полностью вымотанный, но довольный. Как и моя партнерша, надеюсь. И, наверное, мне то, что сегодня случилось, было необходимо не меньше, чем ей. Наконец-то я смог хоть на некоторое время выбросить из головы все свои проблемы и нормально расслабиться.

24

Интерлюдия

Диана осторожно вылезла из-под руки обнимающего ее во сне Аллина и бесшумно выскользнула из постели. Бросила абсолютно трезвый и осмысленный взгляд на парня и подавила порыв убрать с его щеки волосы. Предательское томление, возникающее каждый раз, когда она видела этого мальчишку, тоже постаралась подавить.

М-да, все-таки переспать с ним было плохой идеей! Теперь бороться со своими чувствами к нему стало еще тяжелее. Но удержаться Диана просто не смогла. Слишком долго хотела этого. Пусть и сама себе поражалась, что так запала на какого-то юнца, пусть и невероятно красивого и выглядящего старше своих лет. Но уж она-то, которая всегда считала себя малоэмоциональной и рассудительной, от себя такого не ожидала. Особенно учитывая ее настоящий возраст.

Диана усмехнулась, представив себе лицо Аллина, если бы он узнал правду об этом. Да для него и нынешний ее возраст значителен, что уж говорить о настоящем. Впрочем, женщине столько лет, на сколько она выглядит и чувствует себя. А благодаря кровавому ритуалу повелителя ей теперь дашь не больше тридцати пяти. Диана хмыкнула и, бросив последний взгляд на Аллина, вышла из комнаты. Нужно обдумать полученные от него сведения и решить, что делать дальше.

Похоже, на слезливую историю девицы, место которой она заняла, парень купился. И это хорошо! Очень важно, чтобы Аллин начал ей, наконец, полностью доверять. И в этом ключе, может, не такой уж и ошибкой было переспать с ним. Вот только допускать подобного в дальнейшем не стоит. Иначе в какой-то момент Диана может угодить в собственную ловушку.

Ей уже сейчас тяжело вести свою игру. Так и хочется предупредить Аллина о том, чтобы был осторожнее, и какие тучи над ним сгущаются. Диана поймала себя на том, что и правда переживает за него. Особенно четко это осознала, когда ее человек доложил о попытке убийства парня. Сердце тогда кольнуло так, что она сама себе удивилась. Плохо, когда тот, кто должен оставаться для тебя лишь заданием, начинает значить куда больше.

Впрочем, если Аллин будет благоразумен, все для него закончится хорошо. Он не только не погибнет, но и значительно возвысится. Займет место рядом с повелителем, как и она сама. И, кто знает, может, в этом случае у них что-то и выйдет.

Так, что-то не туда ее мысли занесли! Диана в раздражении мотнула головой. Нельзя настолько размякать! Она пустила в голову сгусток ментальной энергии, чтобы мысли стали холодными и четкими. Вот так лучше! И все же даже сейчас воспоминания о том, как приятно было снова почувствовать себя обычной женщиной, особенно с тем, к кому испытываешь настолько сильное влечение, никак не желали оставлять в покое.

Диана нажала на скрытый механизм в стене и проскользнула в тайный ход. Прошла до секретного кабинета и села за стол. На нем лежали артефакт связи и зеркало, но она почему-то колебалась перед тем, как ими воспользоваться.

В голове проносились воспоминания, которые сегодня отчего-то всколыхнулись в памяти и разбередили душу.

А ведь она даже мысленно старалась не называть себя старым именем, чтобы поскорее привыкнуть к новому. Но теперь вдруг слишком живо вспомнила честолюбивую и эмоциональную сартанскую девчонку, которая во что бы то ни стало желала возвыситься.

Саани Аниро — так ее тогда звали. Младшая из своего рода, которой ничего, по сути, не светило, кроме замужества. И муж, которого ей подобрали, абсолютно не устраивал. Толстый и злобный старикашка с сальным взглядом, ставший глубоко противным Саани с первого дня знакомства.

Она сбежала из дома и решила отправиться к королю. Попросить у него защиты и покровительства. Прекрасно зная о том, что очень красива, была даже согласна на место наложницы. Король Аларил на тот момент был относительно молод — всего тридцать два года — и довольно хорош собой. Она видела его портрет и лелеяла планы стать если не королевой, то хотя бы одной из наложниц. В любом случае это лучше, чем прозябать в провинциальном замке того, кого ей выбрали в качестве мужа.

Сейчас Саани просто поражалась тому, насколько была наивна. И чем могла обернуться для нее вся та авантюра. Да она даже до столицы могла не добраться, уже не говоря о том, что к королю ее могли и вовсе не пустить. На счастье Саани, благодаря ментальному дару, который уже тогда у нее был достаточно сильным, дорога прошла благополучно. А когда она пыталась пробиться на аудиенцию к Аларилу, ее заметил повелитель. Тот, кто навсегда изменил жизнь Саани.

Она тогда даже не поняла, какую роль он играет во дворце и что на самом деле является главным в Сартане. Король еще при своей жизни был для него всего лишь марионеткой. А уж когда стал высшим умертвием, то и подавно. Саани даже мысленно опасалась называть настоящее имя этого великого человека. Так, словно он мог в этом случае услышать и наказать.

Ее невольно передернуло, когда в памяти возникли черные глаза, от которых веяло какой-то потусторонней жутью. Уже позже она стала разбираться чуть лучше во всех этих хитросплетениях. Узнала, почему повелитель заинтересовался ею, а не прогнал прочь, как собачонку.

Он видящий. Один из тех, кто считался среди нынешних магов чуть ли не легендой. И разумеется, повелитель увидел ее потенциал и решил использовать в своих целях. Чутье на полезных людей у него просто феноменальное. А особенно когда он узнал о некоторых особенностях женщин ее рода. О том, что первый ребенок у них обязательно рождается сильным менталистом. Саани же решила, что молодой и обаятельный королевский порученец не остался равнодушен к ее чарам и взял под свое покровительство. Саани еще и угораздило влюбиться в него со временем.

Идиотка! Сейчас она с горечью вспоминала, какой наивной была тогда и как ловко играл с ней повелитель. Сделал из нее свою послушную марионетку, умело сыграл на чувствах и амбициях. Да она была горда тем, что ей оказали такое доверие и повелитель захотел оставить свой знак на теле. Что потом посвятил во многие тайны, о которых понятия не имели другие. Уже значительно позже Саани поняла, что, по сути, добровольно нацепила на себя рабский ошейник. И что теперь ей никуда не деться. Повелитель мог теперь на расстоянии превратить жизнь в ад или даже убить. И Саани не тешила себя иллюзиями, считая, что он ее пожалеет за былые заслуги. Жалости этот человек не знает вовсе.

Вот только выбора у нее уже нет. Даже не может вернуться в Сартану и дожить остаток дней на родине. О, нет, у повелителя на счет Саани были другие планы! После того, как она выполнила все, что нужно относительно Дарментов и собственного сына, он с помощью темного ритуала, потребовавшего не меньше двух десятков человеческих жертв, омолодил и дал ей новое задание. Найти подходящую женщину, место которой она должна была занять.

В помощь Саани прислал одного из своих агентов в Гренудии — Филиппа Рейнта. Впрочем, настоящее имя у этого человека наверняка иное. Саани не допытывалась, понимая, что он такая же пешка в руках повелителя, как и она сама. Благодаря агентурной сети, работающей в столице, они узнали о нашумевшей в определенных кругах города истории с дочерью бывшего главы воровской гильдии. И Саани поняла, что это ее шанс. Если умело все обыграть, у нее будет отличная легенда для новой жизни.

Филипп отыскал бордель, куда продали девушку, и за большие деньги выкупил. Когда он привез настоящую Диану в загородный дом, который они сняли, Саани стало жутко. От разума у бедняжки мало что осталось. Она вообще почти ни на что не реагировала. Саани легко проникла в ее сознание и считала все нужные воспоминания, которые могут быть полезны. Даже жалость испытала, хотя это чувство было Саани мало свойственно. Убить Диану было милосердием, что она потом и сделала. Просто оказала воздействие на мозг, убив девушку практически мгновенно.

Но до этого присланный повелителем целитель хорошо поработал, сделав из Саани почти точную копию Дианы. Остались лишь едва заметные черты, в которых прослеживалась прежняя личность. Да и рост и саму комплекцию тела невозможно было изменить кардинально. Все же даже у самых сильных целителей есть ограничения. Они не боги. Хотя, говорят, древние целители были способны на настоящие чудеса.

Как бы то ни было, нынешние могут убрать лишний вес, подтянуть кожу и убрать шрамы, изменить черты лица и даже отрастить утраченные конечности. Но тут имеются важные ограничения. С теми же конечностями, например. Если прошло больше трех месяцев после утраты, ни один целитель уже не восстановит. Изменения закрепляются в аурном теле и потом на физическое в этом плане невозможно никак повлиять. А вот с изменениями черт лица и подтяжками кожи требуется провести вначале довольно сложную операцию. Целитель должен в этом разбираться, чтобы не навредить.

Саани помнила, как волновалась перед операцией. Прекрасно понимала, что ее сейчас будут резать, чтобы иметь возможность запустить процесс изменений. И если у целителя что-то пойдет не так, все отразится на внешности. Так что погружаясь в целебный сон с помощью мага, она была полна самых нехороших предчувствий.

Но все прошло нормально и, проснувшись, она уже стала Дианой. Поначалу было очень непривычно видеть в зеркале чужое отражение. Но со временем она стала воспринимать его как собственное. И о том, кем является на самом деле, старалась лишний раз не напоминать даже себе самой. Теперь она Диана Рейнт — жена человека, который помог ей в трудную минуту.

Позже Филипп уехал выполнять очередное задание под чужим именем, а для всех якобы умер. Диана же стала расширять и координировать всю столичную агентурную сеть повелителя, в чем неплохо преуспела.

25

Продолжение интерлюдии

Несколько месяцев назад ей поступили новые указания от повелителя. Постараться найти подход к одному особенному пареньку с поистине уникальным потенциалом. Еще один видящий, тем более универсал — найти такого и привлечь на свою сторону для них редкостная удача.

Диана заметила по особенному блеску в глазах повелителя, насколько тот заинтересован в успехе. И была готова со всем тщанием выполнить это поручение. И пусть придется опять пить эликсир уменьшения источника, чтобы видящий не понял ее истинной силы, придется пойти и на такие жертвы. Тем более что к первоначальному размеру источник возвращался уже через день после того, как перестаешь употреблять эликсир. И когда необходимость отпадет, Диана в любой момент сможет вернуть все обратно.

Притом им сильно повезло, что сразу по прибытию в столицу Аллин Нерт поселился в гостинице, принадлежащей одному из агентов повелителя, работающему на два фронта. Тайная канцелярия считала его своим человеком, что давало определенные преференции.

Дальше Диана раскинула целую ловчую сеть, чтобы понять планы парнишки. Часть следила за ним самим, другая — за его людьми. И в итоге она, наконец, поняла, как можно к нему подобраться. Как раз пригодился недавно доставшийся ей дом, который она планировала использовать для одного из своих агентов. Но тот может и подождать. А в случае, если Аллин заглотит наживку, она получит отличную возможность к нему приблизиться.

Удача явно была на стороне Дианы, поскольку все получилось именно так, как она и задумала. Вот только одного она не учла — того, что неожиданно начнет испытывать чувства к объекту.

Да неужели на ней проклятье какое-то? Западать на видящих? — с горькой иронией думала она, общаясь с Аллином. Но если чувства к повелителю давно уже ушли, оставив после себя лишь горечь и разочарование, то эти новые по-настоящему беспокоили. Диана ловила себя на том, что даже ревнует Аллина к своим девушкам и сама желает оказаться на их месте. Во время разговоров с парнем ей постоянно хотелось его коснуться. Запустить пальцы в потрясающе красивые светлые волосы. Заглянуть вблизи в синие, как море на южном побережье, глаза. Почувствовать вкус безумно привлекательных губ. Сердце рядом с ним начинало колотиться сильнее, а мозг туманился. Приходилось постоянно одергивать себя и использовать ментальную очистку мыслей, чтобы сохранить здравый рассудок. Но получалось далеко не всегда.

И сегодня, похоже, она потерпела поражение, пусть и формально, наоборот, все прошло как по нотам. Цели Диана добилась, и Аллин начал ей доверять больше.

Вспомнила, как мысленно посмеивалась, готовясь его встретить. Один из ее людей, следивших за Аллином, доложил по артефакту связи, что он направился к ней, и дальше Диана обставила все так, как и планировала заранее. Не сегодня, так в какой-то другой день повторилось бы то же самое. Разыграть из себя убитую горем и ищущую утешения на дне бутылки скорбящую женщину. Перед этим пришлось выпить еще один особый эликсир, секрет которого раскрыл ей повелитель. Если употребить его, то на несколько часов можно смело пить алкоголь в любых количествах или даже яд, а организм нейтрализует отраву практически мгновенно. Оставалось только разыгрывать из себя пьяную и притупить бдительность Аллина.

И парень купился! Пусть рассказал далеко не все о себе, но из него удалось выудить очень важные сведения. Вот только почему-то сообщать о них повелителю не хотелось. На душе было мерзко при мысли о том, что придется предать парня. Диана поморщилась. Да о каком предательстве тут может идти речь?! Он ей никто! Просто задание. Еще один мужчина, которого она должна обвести вокруг пальца ради того, чтобы не навлечь на себя гнев повелителя. Ей нужно думать, в первую очередь, о себе и сыне.

И все же Диана продолжала сидеть неподвижно, с горечью глядя на артефакт связи. Больше хотелось вернуться в постель и прижаться к горячему молодому телу, которое ее просто с ума сводило. Старая дура! — резко обругала она себя. Впрочем, нет. Старой ее теперь назвать нельзя. А если и дальше будет благоразумной, повелитель может омолодить еще больше. Пусть и кому-то придется заплатить за это немалую цену. За каждый год возвращенной молодости — одна жизнь. Хотя, если Аллин будет на их стороне и в полной мере освоит свои способности, то таких жертв и не потребуется. Видящий целитель способен вернуть молодость и так. А значит, цель оправдывает средства! Аллин должен принять их сторону.

А вот потом, когда он обретет такое могущество, которое позволит ему встать вровень с повелителем и снять с нее проклятую рабскую метку, настанет время выбирать. Диана мрачно усмехнулась. Она знала, кого в этом случае выберет! Поможет Аллину уничтожить эту чудовище, играющее чужими жизнями. Станет ему самой верной и преданной сторонницей.

Внутри снова защемило при мысли о том, какое у них может быть совместное будущее. Ее любимый мальчик встанет во главе той империи, которую собирается создать повелитель. А она будет с ним рядом. Такая же молодая и красивая, как в лучшие свои годы, но имеющая мудрость прожитых десятилетий. Диана поможет ему справиться со всеми трудностями, какие могут возникнуть, и будет беспощадна к его врагам. Ну а пока придется играть ту роль, что ожидает от нее повелитель.

Приняв решение, Диана все же обрела душевное равновесие и активировала артефакт. Ей стоило немалых усилий сохранить бесстрастное выражение лица, когда из зеркала на нее уставились черные, как бездна, глаза. Казалось, они могут видеть ее насквозь. Диане пришлось напомнить себе, что повелитель не обладает ментальным даром, а значит, такого не произойдет. Она выдавила из себя легкую почтительную улыбку и произнесла:

— Приветствую вас, мой повелитель! У меня есть новости об интересующем вас объекте.

— Что-то разузнала о мальчишке? — нарочито небрежно спросил мужчина.

Впрочем, Диана слишком давно с ним общалась, чтобы не различить скрывающееся за этим нетерпение.

— Кое-что, что, возможно, будет вам полезно.

И она пересказала повелителю все, что сегодня узнала от Аллина. Некоторое время тот молчал, обдумывая услышанное, потом медленно проговорил:

— Ты должна вытащить Мелиссу Ордлин и ее подручного из тюрьмы.

Диана даже вздрогнула. Она не ожидала ничего подобного.

— Но зачем? — с недоумением спросила.

— Кажется, мы нащупали то самое уязвимое место парнишки, на котором можно будет сыграть, — хищно улыбнулся повелитель. И от его улыбки Диане стало не по себе. — Кроме того, с помощью этой девчонки можно будет провернуть еще кое-что. Думаю, ты должна быть в курсе некоторых моментов, связанных с ней, чтобы лучше разбираться в ситуации. В свое время я посчитал нужным помочь в свержении клана Телгин, чтобы власть могли занять более агрессивные и безрассудные Артары.

— Вы про оборотней? — вскинула брови Диана.

— Именно так. Наследнице Телгинов удалось сбежать в Гренудию. Я этому не препятствовал. Всегда полезно иметь способ отыграть ситуацию обратно в случае, если Артары выйдут из-под контроля. За судьбой девицы мои люди какое-то время следили. Она вышла замуж за одного из гренудийских мерлов и предпочла жить обычной жизнью. Мелисса — ее дочь. Честно говоря, потом я утратил интерес к этой линии. Артары ведут себя вполне ожидаемо, и нет нужды использовать карту с Телгинами.

Диана в очередной раз подумала о том, что они все для повелителя лишь пешки в той партии, какую он ведет. И что ее саму этот мужчина, не задумываясь, сбросит однажды с шахматной доски, если перестанет быть ему полезна.

— Теперь вы все же хотите это сделать? — осторожно спросила она.

— Я подумаю, как можно воспользоваться появлением этой девушки, — усмехнулся повелитель. — Но в любом случае, ключевое значение для меня она имеет именно в связке с Аллином.

— Но насколько я поняла, Мелисса Ордлин жаждет его убить, — с некоторым недоумением заметила Диана.

— Ты сама сказала, что напрямую она поклялась ему не вредить, — пожал плечами мужчина. — А те каверзы, какие девчонка может устроить нашему мальчику, пойдут даже на пользу. Чем больше вокруг него будет проблем и врагов, тем охотнее он потом пойдет с нами на контакт.

— Что если все пойдет не так и его попросту убьют? — резонно спросила Диана.

— Мы постараемся этого не допустить, — ровным тоном сказал повелитель. — К тому же я думаю, ты все же его недооцениваешь. Парень уже не раз был на грани смерти, но оказался достаточно силен, чтобы справиться. И всякий раз это шло ему на пользу и позволяло лучше использовать свои возможности. Мне нужен достаточно сильный союзник, а не бесхребетный слабак, которого пришибут в первой же серьезной заварушке. Тогда все мои усилия, вложенные в него, будут бессмысленны. Будем считать, что это для него станет своего рода испытанием. Достоин ли он того могущества, которое я собираюсь ему дать.

— Я вас поняла, мой повелитель, — глухо проговорила Диана.

Ей было не по душе то, что она услышала. Рисковать жизнью Аллина не хотелось. Но с повелителем не спорят.

— Тогда вытаскивай Мелиссу Ордлин из тюрьмы и преврати ее в нашу союзницу, пусть и не открывая до конца всего.

Диана снова подтвердила, что все поняла, и повелитель прервал связь.

Она на негнущихся ногах вышла из тайной комнаты и вернулась в свою спальню. Аллин спал по-прежнему безмятежно и даже чему-то улыбался во сне. Сердце охватила непривычная нежность. А ведь она даже к сыну не позволяла себе слишком привязываться. Прекрасно понимала, что он может в любой момент или умереть, если повелитель так захочет, или превратиться во врага. Похоже, на Аллина она перенесла всю свою нерастраченную любовь, которую так долго не решалась ни на кого обратить. И это удручало. Диана не желала этого, но ничего не могла с собой поделать.

Осторожно вернулась в постель и прижалась к парню, долго вглядываясь в его красивое лицо. С трудом подавив в себе желание прильнуть к таким манящим губам, она все же закрыла глаза и постаралась уснуть.

Знак на сгибе ее локтя словно обжигал, хотя обычно она его даже не чувствовала. Наверняка это от кощунственных мыслей, которые сегодня себе позволила в адрес повелителя. Нужно всегда помнить об этом поводке, который когда-то сама на себя нацепила и который в любой момент может превратиться в удавку, и не позволять себе излишней сентиментальности.

26

Проснулся в постели я один и некоторое время пытался сообразить, где нахожусь и что было накануне. Потом обвел глазами комнату, но Диану не обнаружил. Сквозь щели в задернутых портьерах проникал солнечный цвет. Значит, уже утро. Пора бы вставать и идти в лавку. Работы там накопилась прорва. А ведь завтра первый день отбора в Академию. Нужно подтянуть все хвосты. Не время разлеживаться.

Я поспешно вылез из кровати и побрел в ванную. Она здесь оказалась на высоте. Видно, что Диана любит комфорт и ни в чем себе не отказывает. Но времени на излишества не было, так что я по-быстрому принял душ и почистил зубы нашедшимся здесь зубным порошком и специальными палочками, заменяющими местным щетки. Чтобы еще больше взбодриться, пропустил по телу универсальную энергию. Помогло! Выходя из ванной, я был готов горы сворачивать.

Наткнулся на насмешливый взгляд Дианы, выбравшей именно этот момент, чтобы войти в комнату. Она окинула оценивающим взглядом мое обнаженное тело, задержавшись на одном его участке, который не остался равнодушным к такому вниманию. Чертов пубертат! Это тело, похоже, готово к любовным подвигам помимо воли хозяина. А ведь нужно сейчас думать о накопителях и прочем.

— Вижу, ты уже проснулся, — хмыкнула женщина. — Будить не потребуется. Завтракать будешь?

— Нет времени, — отозвался в ответ. — Надо бежать в лавку.

Я поспешил прикрыться простыней, обернув ее вокруг бедер, чтобы не палиться перед Дианой и дальше. За это заслужил еще один насмешливый взгляд. Мол, все, что нужно, я уже увидела.

— Ну, раз нет, так нет, — покладисто отозвалась она. — Послушай, насчет вчерашнего… — Диана закусила нижнюю губу, потом с некоторым трудом продолжила: — Мне, конечно, было хорошо с тобой, но думаю, в дальнейшем лучше не повторять.

Честно говоря, сейчас я не понял. Ей что-то не понравилось? Как-то это слегка ударило по самолюбию.

— Дело не в тебе, — поспешила заверить она.

— Да в принципе, меня все устраивает и так, — пожал плечами, не желая продолжать тему. — Можешь, ничего не объяснять.

Это ее выбор. Навязываться я точно не собирался. Главное, чтобы наши дружеские и деловые отношения не пострадали. А найти, с кем спустить пар, я всегда смогу.

Отбросив простыню, начал поспешно одеваться. Предусмотрительно повернулся к Диане спиной, чтобы не демонстрировать лишнего. Того, что мое тело было явно не согласно с ее заявлением.

Внезапно почувствовал, как по моей все еще обнаженной спине провели нежные женские пальчики. Черт! Реакция на это была однозначная. С возмущением уставился на Диану. Она что издевается? Только что отшила, а теперь провоцирует на обратное. Но все слова застряли в горле, когда я увидел ее голодный взгляд. Казалось, женщина изо всех сил борется с собой, но пока проигрывает.

— К демонам все! — внезапно хрипло выдохнула она и обвила мою шею руками.

Впилась в мои губы таким яростным поцелуем, что даже больно стало. Ошарашенный ее непоследовательностью, отвечать я не спешил. Наоборот, попытался отцепить руки Дианы от своей шеи. Не тут-то было! Вцепилась как пиявка. Еще и начала тереться о меня так, что мозг начал отключаться. Наконец, отстранить от себя женщину удалось, и я, тяжело дыша, спросил:

— И как это все понимать?

— А ты и не пытайся! — криво усмехнулась Диану. — Понять женщину трудно и более опытным мужчинам. Просто получай удовольствие.

— Мне вообще-то в лавку надо, — заметил я, но когда нежная рука Дианы начала проводить по моему и так напряженному стволу, решил, что лавка может и немного подождать. А о ее заморочках подумаю потом.

Разгадав мои мысли по выражению лица, Диана победно улыбнулась и увлекла обратно на постель. В этот раз все произошло довольно быстро — слишком возбуждены были оба. Но судя по тому, что я мог наблюдать в истинном зрении, удовольствие получил не только я. Когда, тяжело дыша, мы лежали на постели, я все-таки задал вопрос:

— Может, объяснишь?

— Уверен, что хочешь выслушивать мои заморочки? — она изогнула одну бровь и, дождавшись моего кивка, со вздохом продолжила: — Скажем так, я не хотела все настолько усложнять между нами. Меня вполне устраивали наши прежние отношения. Вчера… скажем так… я выпила лишку и все барьеры слетели.

— Я все понимаю, — поспешил успокоить. — И тоже не хотел бы все усложнять. Но что тогда было только что?

— А то, мой непонятливый мальчик… — проворчала она и щелкнула меня по носу. — Ты, наверное, сам до конца не понимаешь, что собой представляешь. Словно живой соблазн. А я все-таки не железная! Да и вчера мне было очень хорошо с тобой. На тебя легко можно подсесть, как на дурманное зелье. Я же привыкла все контролировать в своей жизни. Понимаешь меня?

— Вполне. Но если так, давай на этом и остановимся. Дальше будут исключительно деловые и, надеюсь, дружеские отношения.

— Что ж, я попытаюсь больше не поддаваться искушению, — усмехнулась она. — Хотя это будет очень и очень трудно…

Она провела рукой по моей груди и все же отстранилась.

— Насчет нашего вчерашнего разговора, — сказала, поднимая сброшенное платье. — Я бы не хотела, чтобы…

— Ты можешь быть спокойна, — прервал я, тоже поднимаясь и начиная одеваться. — Все, что было вчера, останется между нами.

— Спасибо, мой дорогой, — тепло улыбнулась Диана. — И я благодарна тебе, что выслушал и составил компанию. Для меня это было важно.

— Всегда пожалуйста, — тоже улыбнулся я. — Если тебе понадобится моя помощь, можешь на нее рассчитывать.

В общем, к моему облегчению, распрощались мы с Дианой на хорошей ноте. Так что в свою лавку я возвращался во вполне нормальном настроении. Могло быть куда хуже. Жаль, конечно, что Диана предпочтет не повторять того, что было. В качестве любовницы она меня бы отлично устроила. Но и настаивать не собираюсь.

А теперь нужно вернуться в лавку и закончить с самыми срочными делами. На отбор я собирался пойти именно в первый день, чтобы больше не мучиться не определенностью. А потом до начала сентября могу продолжить заниматься делами. Учитывая то, что в Ограс начнет съезжаться все больше студентов, можно уже сейчас дать еще одно объявление в лавку. О том, что требуются люди на подзарядку накопителей за определенный процент от стоимости. Я собирался платить студентам не десять, как большинство артефакторов, а пятнадцать процентов. Так что желающих найтись должно немало.

Только надо продумать момент с тем, чтобы не попасть на мошенников. Отдавать на сторону кому-то камни-накопители всегда риск. Некоторые артефакторы заставляют студентов писать расписки, другие — работать при них, что не всем подходит. Но я предпочту не рисковать с передачей, пока не удостоверюсь, что имею дело с надежными людьми. Так что нужно одну из комнат в доме переоборудовать конкретно под эти цели. Пусть в свободное время приходят и занимаются делом. За такой процент от прибыли и при таких условиях, уверен, найдется немало желающих. А моя охрана за ними присмотрит, чтобы не умыкнули чего-нибудь. За всеми этими мыслями я вскоре окончательно переключился на рабочий лад и выбросил из головы вчерашний вечер и сегодняшнее утро.

* * *

Интерлюдия

Диана, оставшись одна, подошла к зеркалу и некоторое время всматривалась в свое отражение. Глаза горят, лицо буквально светится. Проклятье! Похоже, она и правда встряла по-крупному. Как можно было настолько потерять в голову? Ведь уже настроила себя на то, чтобы дальше устранить физическую близость из их с Аллином отношений. Не тут-то было! Стоило его увидеть сегодня утром, как все благие намерения пошли прахом.

Жаль, что Аллин не какой-нибудь обычный юнец, который не настолько важен для их целей. Тогда все было бы куда проще. Она бы поселила его в своем доме и получала удовольствие, пока не наскучит. Но к сожалению, с Аллином все непросто. Да и характер не тот, чтобы стать всего лишь временной игрушкой. Пусть порой кажется покладистым и охотно идет на контакт, но Диана нисколько не обманывалась. Стоит ему только заподозрить, что она ведет против него игру, как все резко изменится. Сможет и отпор дать в случае необходимости. То, как он разделался с подосланными убийцами и вывел из дела конкурентов, произвело на нее впечатление. Парень способен на жесткие меры, когда нужно. И ведь он только в начале своего пути! Что будет, когда начнет лучше использовать свои возможности?

Диана не хотела видеть его своим врагом, однозначно. Именно поэтому сейчас следует быть особенно осторожной, чтобы играть на два фронта. И больше не допускать подобной слабости, какая была недавно. Диана ведь не соврала, когда сказала, что он словно дурманное зелье. Въедается под кожу, забирается в самое сердце, откуда потом не вытравишь. Она уже на грани того, чтобы рискнуть всем и признаться в своих замыслах. Превращается в сентиментальную влюбленную дуру. Но этого нельзя допускать. Не для того прошла весь этот путь, чтобы почти в самом его конце споткнуться о преграду.

Когда Диана снова посмотрела на себя в зеркало, то осталась довольна своим отражением. Холодный взгляд, решительно сжатые губы. А проклятая слабость спряталась куда-то в самую глубину души, где ей и место.

Диана прошла в тайное помещение и послала сигнал на артефакт связи одного из их агентов. Осталась ждать, понимая, что человеку может потребуется время, чтобы безопасно ответить.

Через десять минут поверхность зеркала отразила тонкое породистое лицо, на котором старение оставило заметные черты. Диана знала, насколько этого мужчину беспокоит сей факт. Он привык считаться красавцем и любимцем женщин. И то, что годы не были к нему милосердны, заставляло его беситься. Собственно, именно на этом его и подловили. Диана смогла предложить ему альтернативу, которая заставила позабыть о чувстве долга и верности королю. Возвращение молодости. Цена, которая показалась ему слишком заманчивой, чтобы от нее отказаться.

— Приветствую вас, лерр Ладаер, — с самой обворожительной улыбкой произнесла она.

— Госпожа Диана? — начальник службы дознавателей Ограса чуть свел брови. — Что за срочность такая? Вы оторвали меня от важных дел.

— Много времени я у вас не займу, ваше сиятельство, — бархатным голоском проговорила Диана. — Всего лишь передам вам поручение повелителя.

Адриан Ладаер подобрался и напряженно спросил:

— Что от меня нужно?

— Некая Мелисса Ордлин и ее подручный Грег Винтер должны в ближайшее время выйти из тюрьмы. Все обвинения должны быть с них сняты. В идеале это дело вообще должно где-то затеряться и не доставлять им в дальнейшем проблем.

Некоторое время лерр Ладаер сверлил ее пристальным взглядом.

— Дело находится под личным контролем одного из королевских доверенных лиц. Так что это большой риск.

— Какого же, если не секрет? — с усмешкой спросила Диана. — Уж не Аллина ли Нерта?

— Вы правы, — осторожно отозвался он. — Я не хотел бы подставляться. Иначе за эту ниточку могут потянуть и найти и другие прегрешения, которые мне пришлось допустить для выполнения ваших заданий.

— На этот счет можете быть спокойны, дорогой лерр, — чуть снисходительно отозвалась Диана. — Этот парень вас больше не побеспокоит. И поверьте, король не станет впрягаться за него. Это я вам гарантирую.

Поколебавшись, Адриан Ладаер все же кивнул.

— Хорошо, сделаю. Еще вопрос: когда все-таки я могу рассчитывать на выполнение вами наших договоренностей?

— Уже недолго осталось ждать, лерр Ладаер, — заверила его Диана. — И осмелюсь напомнить, что всего полгода назад с вами провели пробный ритуал.

— Меня омолодили всего на пять лет, — поморщился мужчина. — Этого слишком мало.

— Больше — было бы чересчур подозрительно, — заметила Диана. — И так вам пришлось оправдывать свой посвежевший внешний вид влиянием целителя. Но не беспокойтесь, повелитель всегда выполняет свои обещания. Как только власть в Гренудии окажется в его руках, вы вернете себе молодость в том объеме, какой сами захотите.

Глаза Адриана сверкнули, выдавая его волнение, но он тут же взял себя в руки и спокойно осведомился:

— Какие еще будут указания?

— Когда будете освобождать девицу Ордлин, дайте понять, что однажды за эту услугу от нее могут потребовать ответную. Покажите знак повелителя и дайте понять, что человек, который рано или поздно к ней придет, будет иметь такой же. Пусть поклянется своей честью, что выполнит положенное. Разумеется, заверьте, что это не причинит вреда ни ей, ни близким. А еще намекните, что у вас с ней один враг. И что ваша сделка будет касаться именно его. Мы поможем ей отомстить, как она того и хочет. Пока же пусть делает то, что задумала, но старается не нарываться на неприятности. Еще посоветуйте ей участвовать в отборе не в первые дни, а чуть позже, чтобы раньше времени не столкнуться с объектом.

— Все понял. Но могу все же уточнить, о чем идет речь? Кто на самом деле этот молодой человек и какие наши дальнейшие планы на его счет?

— Меньше знаете, крепче спите, лерр Ладаер, — мило улыбнулась Диана. — Есть вещи, которые пока мы не можем вам доверить. Но все зависит только от вас. Возможно, однажды вы заслужите больше доверия нашего повелителя.

Адриан Ладаер не стал спорить. Просто кивнул и отключился. Диана же откинулась на спинку кресла и сжала пальцами подлокотники. Отпускать эту девчонку из тюрьмы все же было, на ее взгляд, слишком опасно. Она неуправляемая и может спутать все карты. Но кто Диана такая, чтобы спорить с повелителем? Она горько улыбнулась и поднялась с кресла. Нужно распорядиться, чтобы один из ее людей поступил на службу к Аллину, как и обещала ему, а другие, которые тайно следят за ним, удвоили бдительность.

27

Утро первого дня отбора в Академию выдалось на редкость солнечным и ясным. Я с удовольствием потянулся на постели, предвкушая наконец-то хоть какое-то разнообразие в череде трудовых будней. Сегодня не придется корпеть над накопителями, а можно на законных основаниях уделить время своим делам. Рина и наша новая продавщица Эмили будут сразу предупреждать всех, кто явится для подзарядки накопителей, что заказ может задержаться на день или два.

Кстати, новая девушка выгодно отличалась от предыдущей. Не зря я лично вчера провел с ней собеседование. Просканировал ментально, чтобы убедиться наверняка, что неприятных сюрпризов она не доставит. И пусть чисто внешне Эмили проигрывала Мэри, но это компенсировалось старательностью и умом. Да и заработок в лавке был для девушки слишком важен, так что выкладываться она собиралась на полную. Старшая в семье, где было семеро детей, а родители едва концы с концами сводили. С Риной у них сразу нашлось много общего. Но главное, порадовало ее отношение к делу и серьезность.

Приведя себя в порядок, я вышел из комнаты и спустился на кухню, где ждал вкусный завтрак, приготовленный Гретой. Вываливая передо мной на тарелку внушительную порцию омлета с беконом и рядом ставя блинчики с мясом, она приговаривала:

— У вас сегодня тяжелый день, господин Аллин. И поесть неизвестно когда будет возможность. Так что давайте, кушайте хорошенько!

Эта обычно немногословная и скромная женщина как-то сразу принялась опекать нас всех, считая чуть ли не своими детьми. Видно было, что относится с искренней симпатией, так что незаметно для себя перестал к ней относиться только как к прислуге.

— Спасибо, Грета, — улыбнулся и принялся быстро поглощать приготовленное. Под строгим взглядом женщины пришлось съесть почти все, отчего я едва шевелиться мог. — Все было очень вкусно, — я снова поблагодарил ее и с трудом поднялся на ноги.

М-да, и как теперь до Академии дойду? Ведь решил пешком туда добираться. Мать рассказывала, что в дни отбора там просто дурдом творится. А в конюшнях Академии даже за дополнительную плату не всегда места есть. Но идти мне туда не так и долго. Полчаса неспешного хода. Так что здраво рассудил, что чем потом не знать, куда пристроить лошадь, лучше прогуляюсь.

Не успел выйти из кухни, как ко мне бросилась уже тоже проснувшаяся Рина.

— Вы уже уходите, господин Аллин?

— Ага. Если, конечно, пройду далеко. Грета меня как на убой накормила, — хмыкнул я. — Ну да ладно, доберусь как-нибудь.

— Может, пусть Орвин с вами отправится? — покачала головой девушка. — На него и лошадь оставите.

— У Орвина и тут дел хватает, — возразил я. — К тому же если моя сестрица с невестой тоже именно сегодня решат на отбор прийти, по нему меня тут же вычислят.

— Полагаете, они вас в ином случае не узнают? — приподняла бровь Рина. Потом задумчиво оглядела меня и кивнула. — А ведь и правда! Могут и не узнать. Они ведь уехали до того, как вы стали внешне меняться.

— Ну вот. Значит, пусть и дальше пребывают в неведении, — усмехнулся я. — Тратить время еще и на разборки с ними мне точно не хочется.

— А Бриан?

— Все-все, Рина, хватит! Не надо трястись надо мной, как курица-наседка! Мне и Греты хватает, — по-доброму проворчал я. — Ничего со мной не случится, если на своих двоих до Академии дойду.

— Ну ладно, как скажете, господин Аллин, — вздохнула девушка. — Вы только постарайтесь в какие-то неприятности не встрять. По городу сейчас куча необученных магов ходит. Мало ли…

— Обещаю, что буду осторожен, — я мягко отстранил Рину со своего пути и двинулся к двери.

— Удачи вам! — напоследок крикнула девушка.

Орвин так трястись надо мной не стал. Похлопал по плечу в знак поддержки и выпустил из лавки.

Стоит признать, что людей на улицах сегодня и правда наблюдалось значительно больше, чем обычно. Приходилось то и дело жаться к стенам, когда мимо проезжали очередная карета или всадники. И все направлялись в ту же сторону, что и я.

Невольно присвистнул, когда дошел до здания Академии, огороженного высокой каменной стеной, укрепленной магически. На всем огромном пространстве перед ней столпились люди, лошади, различного рода экипажи. Стоящие у ворот охранники пропускали только самих поступающих, а их сопровождение, невзирая на чины, оставляли снаружи. Из-за этого то и дело возникали конфликты и скандалы. Кто-то потрясал своими регалиями и пытался пробиться внутрь, невзирая на запрет. Но таких быстро урезонивали, давая понять, что в этом случае о поступлении их чадам придется забыть раз и навсегда.

М-да, похоже, тот номер, что при въезде в город, тут не пройдет. Никто даже за денежку тебя не пропустит без очереди!

Заметил, что для некоторых аристократов очередь заранее занимали их слуги и потом просто уступали место хозяевам, которые приезжали позже. Но мне такой способ однозначно бы не подошел. Язык бы не повернулся просить Орвина или Бриана торчать тут вместо меня. Нет уж, не переломлюсь! Сам подожду.

К счастью, львиная доля тех, кто толпился сейчас снаружи, были сопровождающими. Так что уже минут через сорок дошла очередь и до меня. Мое имя записали в какую-то книгу и пропустили внутрь. За стеной людей тоже было довольно много. Заметил в отдалении два каких-то стола с сидящими за ними служащими Академии. О последнем нетрудно было догадаться по стандартной черной форме и эмблеме этого учебного заведения на груди. Именно к ним стояли очереди из поступающих. Причем заметно было, что одна значительно короче. Как я узнал, подойдя ближе, для аристократов.

Простые смертные стояли в другой. Молча пристроился в конец длинной очереди и решился заговорить со стоящим впереди пареньком примерно моего возраста. Тощий и нескладный, но довольно высокий, из-за чего казалось, словно руки и ноги у него двигаются как на шарнирах. Коричневые волосы, светло-карие глаза. В общем, ничем непримечательный парнишка, который явно еще и дико волновался, что выдавали его движения и взгляд.

— Привет, — улыбнулся ему. — Ты уже разобрался, как тут и что?

Паренек явно обрадовался, что можно переключиться на разговор, и широко улыбнулся в ответ:

— Ага. Нам сейчас дадут номерки, а потом будут вызывать по одному и проверять наши способности.

— Насколько я понял, те пойдут раньше? — кивнул я в сторону элитной очереди.

— У них будет отдельная комиссия, — с некоторой завистью посмотрев на свысока смотрящих в нашу сторону аристократов, проговорил он.

— Тебя как зовут? — решил я начать заводить знакомства в Академии.

— Бастиан Мерлу, — отозвался парень, почему-то настороженно ожидающий моей реакции на свое имя. Не дождавшись ее, заметно расслабился. — А тебя как?

— Аллин Нерт.

— Постой, не тот ли ты Аллин Нерт, который открыл недавно лавку артефактов? — оживился Бастиан.

— Неужели я так популярен? — хмыкнул в ответ.

— Мой отец прямо восхищается тем, как ты дела ведешь! Говорил, что жалеет, что я у него не отличаюсь такой деловой хваткой, — чуть поморщился парень. — Не раз тебя мне в пример ставил. Что, мол, такой же юнец, а как дело свое построил!

— Извини, приятель, — хмыкнул я. — Представляю, как тебе мое имя оскомину набило в этом случае.

— Да все нормально! — отмахнулся Бастиан. — Тем более что по отцовским стопам я никогда идти не хотел. Так что очень обрадовался, когда во мне целительский дар открылся.

— Что ж, я очень рад за тебя, — усмехнулся я, переключаясь на истинное зрение. Едва не присвистнул, увидев размер его источника. Тот лишь немногим уступал моему сразу после инициации.

— Вот только не знаю, окажется ли он достаточным для того, чтобы учиться, — вздохнул Бастиан. — Отец, думаю, только обрадуется, если меня забракуют. Он и так с неохотой воспринял мое желание учиться. Но когда я пригрозил, что в этом случае подпишу контракт с государством, согласился платить за меня.

— Постой, в каком смысле, не знаешь? — несколько удивился я, вспомнив о том, что мой потенциал определили без труда с помощью специального артефакта-обруча. — Разве тебя не проверяли?

Настал черед Бастиана смотреть с недоумением.

— Так ведь определители магического потенциала доступны только влиятельным аристократам или в Академии. Это ж древние артефакты. Насколько я знаю, некоторые аристократы из тех, кто пониже статусом, специально договариваются с более влиятельными, чтобы позволили проверить источник у своих детей. А с такими, как я или мой отец, никто и разговаривать не будет. Скажут отправляться на отбор в Академию и все. К тому же для такой проверки еще и хороший целитель нужен. Он тогда сможет увидеть все детали, которые откроет артефакт-определитель.

— Понятно, — пробормотал я.

Вот, значит, как! Почему-то считал, что такие вот обручи доступны повсеместно. Как оказалось, опять не принял во внимание статус моей семьи, дававший мне немалые преимущества в сравнении с другими.

— Но думаю, у тебя все в порядке будет, — заверил его.

— Буду надеяться, — вздохнул Бастиан.

Я же мысленно прикидывал, что мог бы озолотиться на проверке магического потенциала без всяких обручей-определителей. Вот только для этого пришлось бы открыть всем, что я видящий. А это чревато!

Отбросив такую заманчивую идею, я принялся от нечего делать разглядывать в истинном зрении остальных, пока Бастиан трепался о чем-то мне не слишком интересном.

У большей половины собравшихся источник был слабеньким. Интересно, как оценивать будет приемная комиссия? И с какого размера однозначно будет браковать? Думаю, будут еще учитывать размер эльма, как было со мной. К примеру, если эльм более тонкий, а источник слабый, такой маг может сгодиться для деятельности артефактора. А вот с широким эльмом такому магу в Академии вообще делать нечего. Он будет выдыхаться после первого же плетения. Наверняка так и есть, если подумать логически.

Магов с сильным потенциалом оказались единицы. В их число входил и Бастиан. Так что я лишь еще больше уверился, что зря он переживает. Его в Академии примут с распростертыми объятиями.

— А ты на какой факультет пойдешь? — ворвался в мои мысли голос Бастиана. — Вот я, естественно, на целительский.

Пришлось выходить из задумчивости и продолжать беседу. Вспомнил рассказы матери о том, какие факультеты вообще есть в Академии. Стихийные с соответствующими направленностями: огневиков, водников, воздушников и земляных. Целительский. Темный. Менталистика. Отдельно шел еще факультет артефакторики. Он, кстати, был более универсальный и туда могли записаться маги самых разных направлений, у кого не было достаточно сил, чтобы учиться на профильном. Когда я раздумывал над тем, какой выбрать, то даже не колебался. Именно на артефакторском смогу наиболее полноценно реализовать свои возможности. Да и это никого не удивит с учетом моего эльма.

— На артефактора хочу учиться, — ответил на вопрос парня.

— А, ну да, конечно, — чуть смутился он. — Ты же уже и так лавку открыл. Как только решился, еще даже не поступив в Академию? Вдруг бы не получилось.

— Кто не рискует, тот не пьет шампанского, как говорится.

— Что? — несколько озадаченно спросил Бастиан, а я мысленно чертыхнулся. Ни о каком шампанском тут, разумеется, никто не слышал, как и об этом выражении.

— Не бери в голову, — хмыкнул я. — Хотел сказать, что кто не решается иногда рискнуть, тот ничего в жизни не достигнет.

— Понятно, — глубокомысленно протянул парень. — Наверное, я тогда и правда поступаю верно, что решил рискнуть. Хоть и отец был недоволен.

— А чем у тебя отец занимается, кстати? — спохватился я, поняв, что как-то поинтересоваться этим раньше не пришло в голову.

Бастиан почему-то смутился и отвел глаза.

— Торговые дела, — буркнул он.

А я с удивлением увидел, что в ментальном плане у него целая буря поднялась. Стыд, неловкость, желание поскорее съехать с явно неприятного для него разговора. Уже хотел вместо лилового облачка выстроить щуп и попытаться проникнуть в его мысли, когда неподалеку раздался грубый окрик:

— А ты что здесь делаешь, Мерлу?!

28

Мы с Бастианом одновременно посмотрели в сторону компании из трех молодых людей. Судя по одежде, аристократов. Хотя не сказал бы, что из самых влиятельных. Бастиан весь сжался и опустил глаза, чем еще больше удивил. Да что происходит-то?

Быстро просканировал эту троицу и понял, что реальную опасность из них может представлять только один — сильный по потенциалу водник с улучшенной энергетикой. Остальные были середнячками огненной и воздушной стихии. А вот у Бастиана, к сожалению, против них не было ни малейшего шанса, что он, похоже, и сам вполне осознавал. Потому и так напрягся.

— Тоже поступать буду, — неохотно отозвался парень, еще больше сникая под презрительными взглядами аристократов.

— Хочешь сказать, что нам придется учиться с таким отребьем, как ты? — скривился водник. — Ну уж нет! А ну проваливай отсюда!

— Я тоже имею право поступать сюда, — все же поднял голову Бастиан. И пусть внутри у него все сжималось от страха, мне понравилось, как он держался.

— Поступать-то, может, и имеешь, — злорадно осклабился водник. — Но вот доучишься ли, большой вопрос! Значит, так, ничтожество, если не хочешь иметь тут большие проблемы, пусть твой отец спишет нам все долги и вернет долговые расписки. Ты понял? Или, могу тебе пообещать, что жизнь твоя тут превратится в настоящий ад!

— Дела моего отца не имеют никакого отношения к моей учебе в Академии, — вздернул подбородок Бастиан.

— Ну, тогда готовься, гаденыш! — мстительно пообещал водник.

Окинув его многообещающими взглядами, вся троица направилась к очереди для аристократов. Бастиан с тоской смотрел им вслед, но решимости остаться здесь у него не только не убавилось, но она даже выросла. Молодец, парень!

— И что это было? — спросил я осторожно. — Кто они такие?

— Мерл Дергил Миантр с друзьями, — кисло отозвался Бастиан. — Они брали деньги у моего отца в долг, но так и не вернули. Тот пошел с расписками к главам их семей и те, по всей видимости, не очень хорошо на это отреагировали.

— Значит, твой отец ростовщик? — догадался я, начиная понимать подоплеку происходящего.

Эта профессия тут считалась не слишком уважаемой. Аристократы вообще называли ростовщиков пиявками и относились соответственно. Что не мешало им брать у них денег, когда возникала необходимость. Особенно когда королевский банк или друзья-аристократы отказывали в ссудах из-за чрезмерных долгов. Теперь понятно, почему Бастиан не решился рассказывать о том, чем занимается отец! Вот и сейчас он обреченно кивнул, явно ожидая, что я с презрением отвернусь от него.

— Ну, каждый зарабатывает как может, — пожал я плечами. — Твой отец же силой никого не заставляет обращаться к нему.

— Это верно, — облегченно вздохнул Бастиан.

— Расскажешь ему о том, что предлагали эти трое?

— Нет, сам разберусь. Отец и так говорит, что в нашем деле от меня мало толку. Не хватало еще ему убытки доставлять.

— Я бы поступил так же, — одобрительно хлопнул его по плечу.

Сам же для себя решил, что если эти мелкие кровососы вздумают перейти от угроз к делу, тоже встряну. Никогда не любил таких типов! А правила Академии, где на время учебы студенты получали почти что равные права независимо от происхождения, давали надежду избежать возможных неприятностей.

Мать рассказывала, что даже простолюдины, обретая статус мага или хотя бы студента Академии, могли участвовать в дуэльных поединках с людьми с более высоким статусом. Причем им за это ничего не будет, если, конечно, не дойдет до необратимых увечий или смерти противника. Ввели это правило из-за того, что раньше аристократы изрядно наглели, третируя студентов-простолюдинов и мешая им нормально учиться. Если же кто-то оказывался способнее их, могли даже решить избавиться от него. Государство несло убытки от подобного, лишаясь потенциально сильных магов и теряя потраченные на их обучение средства.

В общем, теперь статус студента Академии давал весомые привилегии в глазах общества. Дипломированные маги также имели дополнительные права, несмотря на происхождение. Возможность отстаивать свою честь в случае оскорбления аристократами. Главное условие — зачинщиком в случае сословной разницы должен быть именно аристократ. Уже не говоря о том, что такие поединки приветствовались в режиме один на один. Если же кто-то из аристократов наплюет на правила и попытается напасть на студента Академии скопом вне дуэльной площадки, его вполне могут исключить, невзирая на титул. Причем подобное считалось позором. Так что эти шавки вряд ли пойдут на что-то серьезное. Просто, скорее всего, запугивают. Что я и поспешил озвучить Бастиану, чтобы немного подбодрить.

Видно было, что мои слова подействовали на парня благотворно. Судя по ментальному сканированию, он заметно успокоился. Из дальнейшей беседы я все больше приходил к выводу, что с ним и правда стоило подружиться. Хороший, искренний парнишка. Простой и честный. А еще потенциально сильный целитель, что немаловажно. Я ему даже предложил подрабатывать в моей лавке на подзарядке накопителей, если не хочет брать денег у отца больше необходимого на оплату учебы. Бастиан принял мое предложение с энтузиазмом.

— Только я не знаю, как их заряжать, — чуть смущенно сказал он.

— Ничего, я покажу, — заверил его. — Сложности в этом деле нет. Работа, конечно, муторная и скучная, но тут главное приноровиться.

— А это правда, что ты полный универсал? — спросил Бастиан. — Отец вот мой не верит в это. Говорит, что наверняка ты просто набрал себе помощников для зарядки накопителей с разными видами магии.

— Тут твой отец ошибается, — усмехнулся я. — Я действительно универсал.

Глаза парня широко раскрылись.

— Если это так, тебе по окончанию Академии любой аристократ может работу предложить! Зачем тогда лавка?

— А кто сказал, что меня интересует служба у аристократов? — пожал плечами. — В лавке я сам себе хозяин, и это меня вполне устраивает. К тому же тут еще есть одна тонкость. Эльм у меня тонкий, а значит, возможности во многом ограничены, что делает мою универсальность не такой уж полезной.

Видя непонимающие глаза Бастиана, я начал рассказывать ему, что такое эльм и его особенности. Прямо опытным наставником себя почувствовал! Мысленно хмыкнул, понимая, что знания у меня далеки от идеала. Лишь то, что слышал от матери или вычитал в книгах. Хотя у Бастиана и таких познаний не было. Никаких общественных библиотек в этом мире и в помине не наблюдалось. А магические книги в обычной продаже были редкостью и выкупались за огромные деньги в первую очередь аристократами.

Парень явно загрузился по поводу услышанного.

— А если у меня эльм тоже окажется тонким?

На языке так и вертелось, что как раз у него с этим все в порядке. Но вовремя прикусил язык.

— Да не грузись ты раньше времени! — посоветовал ему. — Подожди, что тебе комиссия скажет.

— А откуда ты так много об этом знаешь? — запоздало дошло до Бастиана. — Еще и то, какой у тебя эльм?

Версию я уже придумал заранее, так что спокойно отозвался:

— Так на практике понял. Когда начал заниматься подзарядкой артефактов. А по теории меня один практикующий маг просветил.

Похоже, прокатило. Бастиан глубокомысленно кивнул.

Тут подошла наша очередь, и мы взяли деревянные номерки с цифрами сто двенадцать и сто тринадцать. Нас направили в сторону самой Академии и велели не задерживать очередь.

Если честно, по высоким ступеням огромного величественного трехэтажного здания я поднимался с учащенно бьющимся сердцем. Кто его знает, как там все пройдет на комиссии! Вдруг с моим эльмом решат не брать, даже при наличии сильного универсального источника. А я еще на Бастиана фыркал за то, что так волнуется. Похоже, и мне это передалось!

Несколько преподавателей, встречавших поступающих на входе, указали, куда нужно идти. Как оказалось, принимали в трех кабинетах, а не двух, что внушало надежду на то, что даже простолюдинам не придется ждать до посинения. Преподаватели посмотрели на наши номерки и направили в две разные очереди. Перед тем, как расстаться, мы пообещали друг другу встретиться по окончанию отбора и пойти в какую-то харчевню. Или отпраздновать или, в случае неудачи, утешиться самым незатейливым способом — выпивкой. Может, даже удастся познакомиться с какими-нибудь девицами, которые согласятся составить нам компанию. Если бы Диана не дала мне отворот поворот в этом плане, скорее всего, наведался бы к ней. Но так надо искать другие способы снятия напряжения. Что-то мне подсказывало, что Диане бы не понравилось, если бы я так скоро после нашей совместной ночи снял одну из ее девиц.

Ну что, с богом! Подошла и моя очередь входить в заветную дверь. Набрав в грудь побольше воздуха, я заставил себя успокоиться, и вошел внутрь.

29

В помещении средних размеров центральное место занимали три стола, за которыми и сидели члены комиссии. Еще за одним сбоку сидел секретарь или писарь, который вносил какие-то записи в лежащую перед ним книгу.

Я бегло оглядел присутствующих, не забывая просканировать их в истинном зрении. За столом по центру сидел темноволосый мужчина с посеребренными сединой висками и бросающимся в глаза шрамом на правой части лба. Из-за этого шрама один глаз чуть заметно был скошен вниз. Судя по выправке и взгляду, бывший военный. Еще и обладатель сильного темного дара. И пусть мужчина был уже не молод — за пятьдесят точно, но все в нем говорило, что при желании даже сейчас сумеет доставить любому противнику немало неприятностей. Табличка перед ним, стоящая на столе, гласила — Джорай Илгер, декан кафедры темной магии.

Справа от него сидел сухощавый старик, абсолютно лысый, но с пышной седой бородой. Мерл Гриан Борд — декан кафедры артефакторики, — прочел я на табличке перед ним. К нему, по понятной причине, я присмотрелся куда внимательнее. Все же именно эту стезю выбрал для себя. Сам Гриан Борд по направленности магии был земляным и огненным магом со средним даром. Эльм у него был тонким, но конечно, не настолько, как у меня. Как раз в той мере, какая позволила ему считаться успешным мастером-артефактором.

А вот женщина, сидящая слева от темного мага, была обычным преподавателем по целительству. Именно перед ней лежал обруч, с помощью которого наверняка и происходила проверка студентов на наличие дара. Что и неудивительно. Как я понял из рассказа Бастиана, для этого необходим целитель. То, что в комиссии для проверки простолюдинов в качестве целителя участвует обычный преподаватель, тоже не удивило. Декан, скорее всего, задействован на проверке аристократов.

Ничего примечательного в этой стареющей женщине лет сорока пяти не было. Вообще она сильно напоминала старую деву из фильмов про девятнадцатый-восемнадцатый век. Эдакая меланхоличная особа с одухотворенным лицом, робкая и стеснительная, которая на мужчин боится даже посмотреть лишний раз. При моем появлении засмущалась и поспешила отвести глаза. Интересно, как она студентов учит при таком характере? Ведь это такая братия, что живьем съест, едва слабину почувствует в преподавателе! Хотя, может, в местной Академии все не так, как в моем родном мире. И к любому преподавателю тут относятся с уважением.

Единственное, что было в дамочке примечательного — это размер ее источника. Как целитель, она очень сильна. Я скользнул безразличным взглядом по табличке на имени. Мерла Эйрия Линдс.

Мне указали на стул, стоящий перед столами преподавателей, и я опустился на него.

— Назовите ваше имя, сословие и возраст, молодой человек, — скучающе обратился ко мне темный маг.

Похоже, эту фразу он повторял сегодня уже не один десяток раз. Да и вообще никакого интереса ко мне не проявил. Явно отбывал повинность, сидя в комиссии. Если вспомнить, что отбор продлится неделю, преподавателям остается только посочувствовать.

— Аллин Нерт, простолюдин, шестнадцать лет. Но в декабре мне исполнится семнадцать, — отозвался я.

Все эти данные секретарь старательно записал за мной в книгу и вопросительно посмотрел на магов. Сам он, кстати, обладал слабеньким водным даром, но явно звезд с неба не хватал. Вполне возможно, что был одним из студентов старших курсов, которого задействовали в помощь преподавательскому составу. Но об этом я мог только догадываться. На всех присутствующих были какие-то артефакты, мешающие их просканировать ментально. Причем артефактами являлись броши с эмблемами Академии, которые у всех членов комиссии были красного цвета, а у секретаря светло-синего. Присмотревшись получше к его эмблеме, я заметил четыре насечки на ней. Неужели они обозначают число пройденных курсов обучения? Если так, то мое предположение насчет него полностью верно.

— Ваша очередь, мерла Линдс, — обратился темный маг к целительнице.

Та вспорхнула из-за стола и засеменила ко мне, спеша выполнить распоряжение декана, что смотрелось довольно комично из-за ее попыток при этом казаться величественной. Получалось последнее откровенно плохо.

— Обруч забыли, — шепнул ей вслед лысый старик.

Она застыла на месте, покраснела до корней волос, потом вернулась за обручем и, уже не делая попытки казаться величественной, с еще большей поспешностью двинулась ко мне. При этом на мое лицо старалась вообще не смотреть, уставившись куда-то в район шеи. Подошла ко мне и возложила обруч на мою голову. Для этого ей все-таки пришлось посмотреть на меня, и она тут же залилась краской еще больше. Это показалось мне забавным, и я едва удержался от хмыканья.

Но стоило артефакту начать работать, как поведение женщины резко изменилось. Она вдруг стала собранной, сосредоточенной и уверенной в себе. Даже взгляд теперь казался совсем другим. Если она так и в преподавательской деятельности умеет переключаться, то пожалуй, был не прав в ее первоначальной оценке. Но по мере того, как Эйрия Линдс изучала данные моего сканирования, на ее лице явственно отражалось глубочайшее изумление. В конце она даже неверяще уставилась мне в глаза, не проявляя никакого смущения.

— Этого не может быть!

— Чего не может быть? — нетерпеливо спросил со своего места Джорай Илгер.

— Этот парень — полный универсал!

Вокруг воцарилась полная тишина. Даже секретарь перестал что-то чиркать у себя в книге и уставился на меня.

— Вы шутите? — недоверчиво проговорил старый артефактор.

— Разве я похожа на шутницу? — чуть раздраженно спросила Эйрия Линдс, опять удивив меня тем, как меняется ее характер, стоит коснуться профессиональных вопросов. — У этого парня имеется предрасположенность к водной, огненной, воздушной, земляной, темной, светлой и ментальной магии. Я это вижу так же ясно, как вас сейчас, — сказала она, развернувшись к Гриану Борду.

Теперь лица преподавателей больше не казались скучающими. На меня смотрели как на какую-то диковинку и даже не пытались этого скрывать.

— Размер источника какой? — чуть охрипшим от волнения голосом спросил Джорай.

— Побольше вашего будет уже сейчас, — ворчливо отозвалась Эйрия.

Я услышал какое-то невразумительное хрюканье, вырвавшееся из уст артефактора. Темный маг же с силой потер виски, явно раздумывая над тем, что делать со мной, таким уникальным. Но радоваться я не спешил, с философским спокойствием ожидая дальнейших слов целительницы про мой недоэльм.

— А вот это не очень хорошо, — хмурясь, сказала она.

— Что именно? — чуть ли не одновременно спросили оба декана.

— Эльм у него слишком тонкий.

В глазах артефактора отчетливо появилась радость. Он явно понимал, что в этом случае такой уникальный студент достанется именно ему. Темный маг же разочарованно вздохнул.

— И когда я говорю «тонкий», то имею в виду «очень тонкий», — покачала головой Эйрия. — С игольное ушко примерно.

— Жаль, — с разочарованным видом протянул старик. — А какой перспективный студент мог бы быть!

М-да, говорят обо мне так, словно меня здесь и вовсе нет. Чувствую себя предметом мебели или, скорее, подопытным кроликом. Но права качать точно не время и не место. Тут бы хоть в Академию взяли! Ведь тонкий эльм, с их точки зрения, мог мне помешать нормально практиковать в качестве мага.

— Постойте, вы, случайно, не тот парень, который открыл в городе универсальную лавку артефактов? — чуть наморщив лоб, будто что-то припоминая, спросил темный маг.

— Именно так, — наконец, получил я возможность снова подать голос.

— И, насколько я понял, вы занимаетесь перепродажей изделий других артефакторов. Сами только за подзарядку отвечаете?

— Ну, не совсем. Есть в моей лавке и экслюзивные товары моего собственного производства, — усмехнулся я, вспомнив о «Бодрящем эликсире».

— Наслышан, — так же усмехнулся и темный маг. — Хотя сам пока не пробовал. Только недавно вернулся в город, но мне о вас успели немного рассказать. Если честно, думал, что вы и за подзарядкой обращаетесь к магам других направлений. Теперь понимаю, что сами справляетесь. Отсюда вопрос: зачем вам вообще Академия? Буду с вами откровенен, Нерт. Ваш потолок — самые простейшие артефакты, которые вы вполне сможете покупать у других с целью перепродажи, как и делаете сейчас. Сосредоточьтесь и дальше на зарядке накопителей. У вас вполне удачно получается вести дела именно в таком виде. Зачем тратить лишние деньги и время на то, что вам даже не пригодится?

Я оценил то, что темный маг, судя по всему, действительно хочет мне добра. Ведь Академия заинтересована в получении дополнительной прибыли. Он же своим советом, фактически, лишает ее того, что можно было бы получить от меня. Да даже если бы я пошел на государственное обучение, то потом бы нашли, как использовать. На ту же подзарядку артефактов.

— Благодарю вас за совет, мерл Илгер, но я все же хотел бы попробовать.

— Воля ваша, — пожал плечами темный маг. — В принципе, у нас нет причин отказывать вам в поступлении. На какой факультет хотели бы записаться?

— Артефакторика, — сказал, посмотрев при этом на старика.

Тот неопределенно пожал плечами. Похоже, он больше не был заинтересован во мне, как в студенте.

— Михас, запиши его, — попросил Джорай секретаря. — Внеси в списки на артефакторский факультет. Еще вопрос: как планируете платить за обучение. Из своих средств или с помощью государства?

— Первый вариант, — невозмутимо отозвался.

— Вы знаете, какая сумма потребуется? — скептически спросил темный маг.

— За год обучения две тысячи золотых.

— Все верно, — он пожал плечами и пробормотал: — Видимо, дела в вашей лавке и правда идут неплохо.

— Не жалуюсь, — скромно сказал я.

Эйрия уже вернулась за свой стол и оттуда украдкой на меня поглядывала. Но заметив, что я смотрю, опять залилась краской и отвернулась. Мысленно хмыкнул.

— Плату вы можете разбить на части по полугодиям или внести сразу за определенное число курсов. Но к началу сентября первый взнос должен быть оплачен. Пойдите сейчас в нашу канцелярию, которая находится чуть дальше по коридору, и оформите договор. Если еще возникнут вопросы по поводу расселения в общежитие и прочего, зададите уже там. Впрочем, вам это и не нужно. Дом в Ограсе имеете.

А вот тут не согласен! Иметь возможность иногда ночевать в Академии — это очень даже хорошо. Так что раз мне такое положено, обязательно воспользуюсь.

— Возьмите у Михаса направление от нас и ступайте в канцелярию, — закончил со мной разговор темный маг.

Мне уже протягивали какую-то бумажку, которую я быстро взял и вышел, чтобы не задерживать очередь, выстроившуюся за дверью. Только снаружи пробежал глазами, что там было написано. Мои данные, направленность магии и выбранный факультет.

30

Почесав затылок, я двинулся в сторону канцелярии, где у дверей тоже, закономерно, увидел очередь. И среди кучи незнакомых парней и девушек разглядел сияющую физиономию Бастиана Мерлу. Он при виде меня радостно замахал руками:

— Иди сюда, Аллин! Я тебе тоже место занял.

На меня недовольно покосились, но ничего говорить не стали. Как и раньше, аристократы были в привилегированном положении, и для них имелся отдельный вход. Так что перед обычной канцелярий столпились только простолюдины.

— Меня взяли! — с широкой улыбкой от уха до уха воскликнул Бастиан, едва я подошел к нему.

— Я и так догадался, — усмехнулся в ответ.

— Еще и похвалили! Сказали, что у меня очень хорошие перспективы! Даже оплату за счет государства предлагали, — продолжал сыпать новостями парень. — Так что если отец передумает платить за мое обучение, всегда могу перевестись на бесплатное. А ты как?

— На артефакторский записался, — спокойно сказал. — Хотя от меня не были в таком уж восторге, — добавил с легким хмыканьем.

— Жаль, что не будем учиться на одном факультете, — слегка огорчился Бастиан. — Но все равно хорошо, что оба поступили. И я, кстати, с удовольствием воспользуюсь твоим предложением подработать на подзарядке целительских накопителей.

— Вот и отлично! — я хлопнул его по плечу.

В канцелярии меня снабдили временным пропуском, действительном до первого дня учебы, уставом Академии и номером банковского счета, на какой полагалось внести деньги за обучение. Насчет моего вопроса по поводу общежития, сказали, что как только сделаю первый взнос и получу подтверждающий документ из банка, могу прийти сюда, и мне выдадут разрешение на заселение.

Выйдя из кабинета, махнул рукой Бастиану, который уступил мне право первым разобраться с канцелярией. Я сказал, что подожду его, и двинулся к окну, где было не так многолюдно. Начал с интересом просматривать устав Академии. Все-таки лучше быть в курсе местных правил, чем потом хлопать глазами, когда начнут распекать за их нарушение.

Как мать и рассказывала, тут старались максимально уравнять студентов в правах. На время обучения разделение на простолюдинов и аристократов было здесь не в чести. Подчеркивалось, что должно быть взаимное уважение, а преподаватели обязаны быть объективными и не лебезить перед высокопоставленными студентами. Но вот как на деле будет, большой вопрос.

Конечно, полностью нивелировать сословную разницу было невозможно. Даже некоторые вопросы по расселению на это намекали. Так, простолюдину нельзя было заселять с собой слуг. В отличие от аристократов, которым полагались комнаты повышенного комфорта с отдельными помещениями для прислуги. Но тут тоже имелись ограничения. Мерлам и леррам разрешалось держать при себе в Академии только по одному слуге или служанке (причем одного с собой пола во избежание разврата), тиррам и отпрыскам королевских кровей — по два. Причем будут ли сопровождающие лица, как их называли в уставе, слугами или телохранителями — на усмотрение самих аристократов. Особо уточнялось, что пол телохранителей, в отличие от слуг, допускался все-таки разный. Не сомневаюсь, что иные юнцы могли использовать телохранительниц и в другом качестве. Мысленно хмыкнул.

Насколько я слышал, чтобы обойти ограничения по количеству сопровождающих, некоторые аристократы отправляли тех, кто должен был еще и охранять отпрыска, в качестве таких же студентов, оплачивая им обучение. Отец, кстати, так поступать не собирался. С Арьяной намеревались отправить лишь служанку и телохранителя, считая еще и дополнительную оплату обучения кого-нибудь из молодых вассалов излишним. Тирр Велдон не желал делать из моей сестры, будущей наследницы тиррства, изнеженную барышню, способную лишь прятаться за чужими спинами. И в чем-то я его даже за это уважаю. Арьяне же будет больший стимул держать свой острый язычок на замке и не провоцировать конфликтов с другой молодежью и побыстрее освоить свои магические способности.

Конфликты между студентами, переходящие в драку, за пределами дуэльных площадок запрещены. В зависимости от исхода таких столкновений, можно было нарваться на различного рода наказания. В том числе и исключение из Академии. Хочешь выяснить отношения — будь добр выйти один на один с противоположной стороной. Хотя тут тоже, конечно, имелись нюансы в случае, если была сословная разница. Высший по положению должен был первым предложить дуэль. Подобное и мать рассказывала, но тут все это было расписано более обстоятельно.

Дуэль не должна проходить до смерти или доводить до увечий, с которыми не смогут справиться сильные целители. Вот только последнее немного настораживает, учитывая, на что они тут способны. К примеру, ноги и руки без проблем отрастят, если не прошло трех месяцев с момента потери. Но закавыка в том, что оплату подобного должна производить сторона-инициатор конфликта. Целители Академии бесплатно работают лишь в том случае, если студент пострадал во время занятий или несчастного случая на ее территории. Дуэльные раны — другое дело. А если сторона-инициатор не будет иметь таких денег или попытается оттянуть момент, то пострадавшему не позавидуешь. И пусть в случае такого злостного наплевательства на правила студент сто процентов будет исключен, бедолаге-пострадавшему от этого легче не будет. Придется ему дополнительно заключать контракт с государством еще на сколько-то лет за оплату услуг целителя, или платить из своего кармана.

Также в уставе было сказано, что если какой-то студент устроит нападение на другого студента за пределами Академии, и это будет доказано, санкции тоже последуют. Но опять же, ключевое — если будет доказано. Что помешает нанять наемников через подставных лиц? В общем, на конфликты лишний раз лучше не нарываться. Если, конечно, совсем не припечет.

Вот словно накаркал! Не успели мы с Бастианом, тоже закончившим с делами в канцелярии, выйти из здания, как к нам двинулась знакомая тройка аристократов. Мерл Дергил Миантр с сотоварищи. Судя по гнусным ухмылкам и эмоциям, исходящим от них, ничего хорошего ожидать не стоило. Они, кстати, браслеты защиты от ментальной магии не носили, так что мне не составило труда понять это, направив в их сторону лиловое облачко. Подумав, соорудил щуп и сосредоточился только на Миантре, как главном в этой компании.

Отголоски его мыслей заставили нахмуриться. Похоже, они действительно собираются превратить жизнь Бастиана в ад. Устав Миантр, кстати, тоже успел изучить, что и сподвигло его на нынешние действия. Он собирался спровоцировать дуэль и сильно покалечить моего нового друга. И исполнить как раз тот трюк с затягиванием оплаты, о котором я недавно размышлял. Всего на пару недель, что считалось допустимым правилами. Но уже после того, как Бастиана бы вернули в строй, повторить тот же трюк. Только на этот раз руками кого-то из приятелей. Эта троица собиралась чередоваться в подобном, сделав нормальное обучение для Бастиана практически невозможным. Вот же уроды!

Вообще вся эта ситуация заставляла меня сильно злиться. Уж слишком напоминала мою собственную в прежнем мире, когда несколько идиотов по дурости решили испортить жизнь и мне, и себе. Ведь, не сомневаюсь, что и эта троица свое получит за подобные действия, пусть сейчас им и не хватает мозгов такое понять. Но давать друга в обиду я не собирался. В отличие от Бастиана, у меня уже случались стычки с магами, и благодаря боевому трансу я вполне успешно мог им противостоять. А вот у парня не будет ни шанса.

Мелькнула было мысль: а зачем оно тебе вообще надо? Бастиана ты до этого дня не знал. Он тебе, в сущности, чужой человек. Просто пройди мимо и предоставь ему самому разгребать свои проблемы. Вот только, наверное, меня слишком достала такая позиция большинства людей. Не раз думал об этом, когда превратился в инвалида и размышлял о произошедшем. Если бы хоть кто-нибудь тогда вмешался и помог, или хотя бы полицию или скорую вызвал, все могло сложиться по-другому. Но к сожалению, большинство людей что в моем, что в этом мире живет по принципу: моя хата с краю. И пока с ними самими чего-то подобного не случается, предпочитают трусливо поджимать хвост и закрывать глаза на то, что творится рядом. Еще и находить себе оправдания, а тех, кто поступает по совести, считать идиотами.

Но если честно, на мнение таких слизняков мне начхать. Сам я всегда буду стараться поступать по совести. Уже хотя бы потому, что судьба дала мне второй шанс, будто в вознаграждение за все те обиды и несправедливость, какие пришлось испытать в прежней жизни. И превращаться в трусливого ушлепка, который всегда лишь трясется за собственную шкуру, я не собираюсь. Поэтому даже не попытался отойти от замершего Бастиана, с опаской смотрящего на подходящих к нему аристократических уродов. Встал рядом, с прищуром наблюдая за ними.

31

— Что, Мерлу, все-таки поступил? — насмешливо бросил Дергил Миантр, останавливаясь в паре шагов от нас.

— Поступил, — глухо проговорил Бастиан.

— Выходит, на мои советы ты решил наплевать? Значит, тем самым проявил ко мне неуважение. Так это можно понимать? — ехидно скривился аристократ.

Целитель промолчал, исподлобья глядя на него.

— Еще и отвечать мне не хочешь? — театрально удивился Дергил. — Совсем зарвался, сынок ростовщика? Перед аристократами нос задираешь? Похоже, настало время тебя поучить, как себя вести! А то ведь впереди пять лет учебы. Как без такой науки сможешь обойтись? — он зацокал языком. — Думаю, этим я окажу услугу всем аристократам, которым придется общаться с подобным отребьем. Как вы считаете, господа? — он обернулся к начавшей собираться вокруг нас толпе.

Аристократы, которые явно до конца не поняли, что тут вообще происходит, почти все солидарно загомонили. Остальные молчали и смотрели хмуро, хотя в открытую выступать против Дергила не смели. Посмотрев вслед за Миантром на окруживших нас студентов, я внезапно почувствовал, как екнуло сердце. В толпе заметил сестру и Илану, с интересом наблюдающих за происходящим. Похоже, они вообще недавно явились на отбор, иначе я бы заметил их раньше. Но судя по лицам девушек, меня они не узнали, и я облегченно выдохнул.

— Ну, не будем тянуть, Мерлу! — снова обернулся к Бастиану Дергил и хищно улыбнулся. — Примешь вызов на дуэль? Или струсишь? В последнем случае, кстати, о каком-либо уважении к себе можешь вообще забыть, — презрительно бросил он. — До конца учебы так и проходишь с кличкой Слюнтяй!

Бастиан уже хотел что-то сказать, и по его эмоциям было понятно, что намерен согласиться, когда я решительно выступил вперед:

— А как насчет правила, что если дуэлянт серьезно уступает своему противнику, то вправе выставить против себя другое лицо? Или вы предпочитаете сражаться только с теми, кто вам не ровня в плане силы?

Реплика на грани оскорбления. Дергил недобро прищурился, окидывая меня оценивающим взглядом.

— А ты еще кто такой? И какого демона лезешь не в свое дело?

— Ну, как и у вас, у Бастиана есть друзья, которые не против помочь ему в трудную минуту, — спокойно отозвался.

От Мерлу в мою сторону пошла волна тепла и благодарности, и я бросил на него ободряющий взгляд.

— Так что готов принять вызов вместо Бастиана Мерлу, — закончил я разговор с Дергилом. — Вы вправе или отказаться от своих притязаний и разойтись мирно, или принять именно такой расклад.

Миантр о чем-то посовещался со своими приятелями, потом фыркнул:

— Ты что считаешь, что я тебя испугаюсь, торгаш? Кайл узнал твою физиономию! Ты же лавку держишь неподалеку от рынка. Неужели считаешь, что окажешься сильнее этого слизняка? — он кивнул в сторону Бастиана. — В общем, сам нарвался! Теперь и ты у нас в черном списке, — Дергил злорадно усмехнулся.

— Что ж, тогда дело за малым, — я пожал плечами. — Выбрать секундантов с обеих сторон и распорядителя дуэли. Того, кто не принадлежит ни к одной из сторон. Бастиан, я думаю, не откажется выступить в роли моего секунданта.

— За меня Кайл пойдет, — лениво отозвался Миантр. В его эмоциях читалось чувство полнейшего превосходства.

— Может, кто-то из присутствующих согласится выступить в роли распорядителя? — обратился я к толпе.

Вызвался статный и высокий парень с широкими плечами и привлекательным мужественным лицом. Темноволосый. Взгляд серых глаз открытый и прямо. От него, кстати, не улавливалось никакого пренебрежения в мой адрес или Бастиана, хотя парень явно, судя по одежде и экипировке, был аристократом. А вот в сторону Миантра и компании в эмоциях просматривалось неодобрение. Уже одно это располагало к нему. Аристократы обычно, даже не разбираясь, предпочитают принимать сторону своих, что и наблюдалось у большинства из тех, кого видел вокруг. Заметил, кстати, что Арьяна посмотрела на будущего распорядителя дуэли с некоторым интересом. Особенно когда он назвался:

— Лерр Лоренс Тарлед.

Еще и не какой-нибудь мерл!

Охрану Академии, незаметно подошедшую к месту событий, мы заметили только после того, как один из них предложил показать дуэльную площадку. Судя по тому, что разнимать нас или как-то мешать они не собирались, происходящее вполне в порядке вещей.

Толпа и не думала рассасываться, даже увеличилась, пока мы дружной гурьбой следовали за одним из стражей Академии.

Дуэльная площадка оказалась небольшим полигоном, где имелась и магическая защита, которая активировалась специальными артефактами, в виде нескольких каменных столбиков расставленных вокруг открытого пространства. Похоже, тут проводились дуэли самого различного вида. О том, какие условия будут у нашей, мы начали совещаться с секундантами и распорядителем.

К сожалению, меч в обычной жизни я теперь почти не носил. Разве что отправляясь куда-то ночью. А то не слишком он сочетался с образом безобидного юноши-торговца из лавки. Да и боялся, что в Академии на входе все равно прикажут сдать. Хотя вообще официального запрета на ношение оружия простолюдинами в этом мире не было. Просто если уж носишь, то это налагало определенные обязательства. Кто-нибудь из вояк мог докопаться без всякого повода и вызвать на поединок, если сочтет нужным. Мол, раз носишь меч, значит, даешь понять, что умеешь им владеть. А с обычными безоружными простолюдинами большинство из них считало зазорным бодаться. Если, конечно, те сами не нарывались. Вот только Миантра это, похоже, нисколько не остановило, когда начал докапываться до Бастиана. Судя по обрывкам мыслей Лоренса Тарледа, именно это и вызвало с его стороны неодобрение. По сути, Дергил в какой-то мере уронил свою аристократическую честь, действуя таким образом.

— Согласно правилам Академии, на таких дуэлях разрешается применять все, — обратился ко мне распорядитель, который тоже, судя по всему, успел изучить устав. — И обычное оружие, и магию. Оговаривается отдельно только применение артефактов. Как защитных, так и боевых.

— Я не против артефактов, — пожал я плечами.

Прекрасно понимал, что если придется снимать их, то засвечу наличие у себя крайне дорогих вещей. Причем Арьяна вполне даже может узнать артефакты, сделанные тем же мастером, что и ее собственные. Если, конечно, окажется достаточно наблюдательной. А раскрывать свое инкогнито уже сейчас мне совершенно не хотелось.

— Единственное, что мне потребуется — меч. Свой я сегодня не захватил.

И я вопросительно посмотрел в сторону распорядителя и дружков Миантра. Последние презрительно фыркнули, давая понять, что свое оружие мне давать не собираются. Поколебавшись, Лоренс Тарлед все же протянул свой меч.

— Благодарю, — я изобразил церемонный кивок. — Обещаю вернуть его в целости и сохранности.

Лерр с некоторым удивлением уставился на меня. Похоже, выражение моего лица и этот жест выдали, что я не так прост, как кажется на первый взгляд. То же самое проскользнуло и в мыслях парня. Я слегка подмигнул ему и двинулся в центр дуэльной площадки.

Как-то непроизвольно, настраиваясь на поединок, тело начало держаться иначе. Поймал себя на том, что стал двигаться более плавно, пружинисто, пока рука делала разминочные движения с новым оружием, привыкая к его весу и балансировке. Со стороны Лоренса снова потянуло эмоцией удивления и все большего интереса.

Подумав, я направил ментальную энергию только на будущего противника, соорудив из щупа устойчивую с ним связь. Еще не приходилось использовать такой прием в сражении, и это было мне интересно. Мог бы и так справиться с Миантром, но когда еще удастся провести такой эксперимент? Так что в какой-то степени это искупит все возможные неудобства от того, что вообще встрял в разборку.

Эта мысль заставила меня встряхнуть головой и укорить самого себя. Никогда не стоит недооценивать противника. Иначе однажды такая беспечность может стоить слишком дорого. Буду относиться к Миантру не менее серьезно, чем если бы пришлось сражаться с кем-то повнушительнее.

Не знаю, что увидел тоже вышедший на площадку Дергил, но почему-то уверенности в себе в нем поубавилось. Даже поежился. Из его поверхностных мыслей я понял, что на него произвело впечатление то, как я держусь, и мой взгляд. У безобидных простолюдинов такого выражения глаз ему видеть не приходилось. Глаза человека, которому уже приходилось убивать и для которого это не составляет особой проблемы. Что ж, хорошо, что и он начал воспринимать меня серьезнее. Тем интереснее будет поединок!

32

Уже с самого начала стало понятно, что Дергил Миантр мне не соперник. Говорю без ложной скромности. Просто констатирую факт. По технике фехтования он был примерно на одном уровне со мной, но не мог переходить даже на первый уровень боевого транса. По магии он смог лишь слегка удивить тем, что свою сырую силу использовал с применением заморозки. Пару раз даже применил удачный прием, бросая мне под ноги энергетическую субстанцию, которая покрывала небольшой участок пространства ледяной коркой. Но благодаря тому, что я предугадывал, куда будет направлен удар, удалось избежать падения и отскочить в сторону.

Я бы давно мог закончить поединок, перейдя в состояние боевого транса, но медлил. Начал воспринимать эту дуэль как возможность поэкспериментировать с применением ментальной магии в таких поединках. Жаль только, что если у соперника окажется браслет защиты или он сам будет менталистом, умеющим ее ставить, мои умения в этом плане будут бесполезны. Как и в схватках с оборотнями. А что если?..

Я усилил натиск и заставил Дергила отступать. Потом увеличил между нами дистанцию и, пока он не опомнился, подбавил в ментальный щуп универсальной энергии. Таким образом я еще не пытался ее использовать. Неизвестно, конечно, что это даст. Да и Дергил не совсем подходящий объект для эксперимента. Но уже одно то, что щуп не разрушился сразу, позволяло надеяться, что какой-то эффект он все же даст.

В моем восприятии совершенно ничего не изменилось. Эмоции и намерения Дергила ощущались по-прежнему. Надо будет поэкспериментировать и с кем-то другим, когда будет такая возможность. Но пора с этим заканчивать. Дергил уже явно устал. В отличие от меня у него нет возможности подпитывать себя энергией. На что только надеялся, напрашиваясь на поединок? Впрочем, вряд ли он мог предположить, что я окажусь ему не по зубам. По сравнению с обычными людьми Дергил, конечно, представлял кое-какую угрозу. Организм магов сам по себе укреплен лучше и способен развивать большую скорость, силу и ловкость. Плюс еще кое-что в фехтовании Миантр все же смыслит, пусть и не на высоком уровне. Но к несчастью для него, я обладаю чуть большими преимуществами. Что и стало решающим.

Показывать все свои умения я, разумеется, сейчас не буду. Слишком много вокруг внимательных глаз, а среди них и тех, кто наверняка тоже со временем захочет пощупать меня на прочность. Пусть у меня останется парочка тузов в рукаве! Усилив напор, я применил одну из последних связок, которым обучил меня Сердон, и выбил меч из руки Дергила. Тот, похоже, воспринял это даже с облегчением. С него градом катился пот. Все-таки я изрядно погонял парня. Но это не мешало ему смотреть со злостью и ненавистью.

— Поединок окончен! — раздался голос лерра Тарледа. — Победитель, думаю, всем очевиден. Аллин Нерт.

Миантр сплюнул и двинулся прочь, посрамленный и униженный. Хотя подбородок запрокидывал все так же высоко, желая хоть так сохранить лицо. Лоренс подошел ко мне и одобрительно хлопнул по плечу:

— Молодец, парень! Только зачем было так все затягивать? Я уже на первых секундах боя понял, что ты мог закончить все гораздо раньше.

— Мог бы, но мне в последнее время редко удается потренироваться, так что воспользовался случаем, — усмехнулся я, с благодарностью передавая ему меч.

Лоренс хмыкнул.

— То, что тренируешься мало, это видно. Технику тебе подтянуть бы все-таки не помешало. За твоей скоростью мастерство явно не поспевает. Так что могу предложить спарринги, если хочешь. Самому мне тоже пока не с кем тренироваться.

— С большим удовольствием, — искренне произнес я.

Этот лерр мне действительно нравился. Чувствовалось в нем какое-то истинное благородство, что ли. Не по происхождению, а по внутреннему содержанию. И не заносчив, раз не гнушается проявлять расположение к тому, кого считает простолюдином.

Тут к нам подбежал и Бастиан, с восторгом смотрящий на меня.

— Как ты его, Аллин! Я бы никогда так не смог!

— Смог бы, если бы начал тренироваться, — возразил я.

— А ты не мог бы?.. — он смутился и не закончил фразу.

Мы с Лоренсом переглянулись и одновременно кивнули друг другу.

— Что ж, почему бы и нет? Мы тут с лерром Тарледом обговариваем будущие спарринги. Но ты можешь поприсутствовать. Начнем тебя натаскивать. Только сразу предупреждаю: легко не будет.

— Да я понимаю! — радостно воскликнул целитель. — Я готов!

— Ну, и отлично, — подумав, я посмотрел на лерра и спросил: — Если хотите, присоединяйтесь к нам. Мы собирались пойти где-нибудь перекусить и отметить поступление. Там все и обсудим.

Если честно, считал, что Лоренс все-таки погнушается принять мое предложение. Но он, чуть поколебавшись, кивнул.

— Перекусить не помешало бы.

Мы уже дружно направились прочь с площадки, когда я наткнулся на внимательный взгляд Иланы. Моя несостоявшаяся невеста буквально пожирала меня глазами. Вот же черт! Неужели узнала?

Осторожно запустил в нее ментальный щуп, но понял, что она носит браслет защиты. Подбавил туда универсальную энергию и ощутил слабый отголосок, но не больше. На уровне подсознания промелькнула мысль, что опасности от нее сейчас ожидать не стоит. Странно. Неужели универсальный щуп работает именно таким образом? Просто усиливает интуицию и дает понять общие намерения человека, даже защищенного от ментальных воздействий. Что ж, это тоже может пригодиться.

Перевел взгляд на Арьяну и увидел, что сестрица точно так же пялится на лерра Тарледа, как Илана на меня. Хмыкнув, понял, что мои опасения, похоже, напрасны. Девицы просто сочли нас достаточно привлекательными. Очевидно, дорвавшись до свободы, подальше от опеки строгих родителей, решили уделить внимание и этому аспекту жизни. Хотя, конечно, вряд ли в их случае дойдет до чего-то серьезного. Аристократки все же. Урон чести. Конечно, как я слышал от матери, нравы в Академии немного проще, как и определенным образом стираются границы между сословиями. Но не стоит забывать, что потом все это может аукнуться в дальнейшей жизни. Так что, полагаю, сестра и Илана будут все же соблюдать правила приличий.

— Куда пойдем? — спросил Лоренс, когда мы вышли за ворота Академии.

Лошадь он, по моему совету, из конюшни забирать не стал. Благо, рядом с Академией находилось много заведений, куда можно было без труда добраться пешком.

— Мне советовали «Приют студента». Там кормят вкусно и относительно недорого, — отозвался я. — Конечно, если вы не предпочтете более дорогое заведение исключительно для аристократов. Слышал, наибольшим спросом среди них пользуется «Золотая лоза». Но нас с Бастианом туда, боюсь, не пустят.

— Да нет, «Приют студента» меня вполне устроит, — возразил лерр, а в его мыслях я успел прочесть, что с деньгами у него большой напряг.

Углубившись же дальше, вообще поразился. Он еще и поступил на государственную форму обучения, с обязательной отработкой после окончания. Похоже, даже такой высокий титул, как у него, не гарантирует безоблачной жизни! Углубляться дальше в его мысли я не стал. Как-то неловко было. Захочет — сам расскажет. Зато самое главное успел понять. Он и правда хороший парень. Честный, благородный, без излишнего высокомерия. Редкость среди аристократов. Так что буду рад, если удастся с ним подружиться. Тем более что по отношению к магам у аристократов не наблюдалось такого пренебрежительного отношения, как к обычным простолюдинам. Если еще и маг сильный, то порой его расположения даже искали. Такой союзник дорогого стоит с учетом того, что между аристократами не раз происходили стычки.

В таверне «Приют студента», которой заведовал приветливый толстячок Михаэль Деру, сегодня было на редкость многолюдно. Впрочем, неудивительно. Как раз начался самый сезон, когда его заведение было наиболее востребовано.

Мы остановились, оглядывая шумный зал.

— Похоже, для нас тут места нет, — хмыкнул лерр.

— Я бы не был столь категоричен, — усмехнулся я. — Подождите меня здесь.

С этими словами решительно зашагал к стойке, за которой стоял Михаэль.

— Приветствую, — дружелюбно сказал. — Вижу, господин Деру, у вас сегодня весьма удачный день!

— Это да, господин Нерт, — просиял ответной улыбкой мужчина. — А вы по поводу продления своего объявления?

Он кивнул в сторону стены, на которой висело одно из моих объявлений с рыжей красоткой, призывно улыбающейся потенциальным покупателям. За то, чтобы оно так и продолжало висеть тут, я каждую неделю платил Михаэлю по серебряной монете.

— Это само собой, — кивнул я. — Кроме того, хотел бы попросить вас разместить рядом с ним еще одно. Мне в лавку нужны будут маги для подзарядки артефактов. Но об этом позже можно договориться. Я завтра занесу все необходимое. Сегодня я тут просто чтобы посидеть с друзьями и отметить удачное поступление в Академию.

— О, какая замечательная новость! — обрадовался за меня трактирщик. — Поздравляю вас, господин Нерт!

— Благодарю. Кстати, помнится, вы брали у меня «Бодрящий эликсир». Остались ли довольны?

— Еще как! — расплылся в совсем уж широченной улыбке толстячок. — Хотя моя Бетти, думаю, осталась еще более довольной, — заговорщицки подмигнул он.

Я невольно вспомнил его жену — женщину необъятных размеров, по сравнению с которой сам Михаэль строен, аки кипарис — и мысленно хмыкнул. М-да, лучше не представлять, как именно подействовал на них эликсир! Намекнул же я на это просто потому, что сделал трактирщику хорошую скидку при продаже. Надеялся, что он, в свою очередь, тоже захочет оказать мне услугу.

— Рад за вас, — подмигнул ему. — Заходите почаще. Вам всегда будет хорошая скидка. А нам вот, к сожалению, судя по всему, придется искать какое-то другое заведение, — огорченно вздохнул. — У вас все места заняты.

— Ну что вы! — всплеснул руками Михаэль. — Для важных гостей у меня всегда найдется место. Пара столов специально выделена для особых клиентов. Правда, сейчас за ними тоже сидят, но я сразу предупреждал, что если появится кто-то важный, столики придется освободить.

Он кинулся к одному из столов возле правой стены и что-то начал говорить парню и девушке, сидящим за ним. Довольными они, конечно, не выглядели, но все же кивнули и стали быстро доедать то, что стояло перед ними. Михаэль же вернулся ко мне и с лучезарной улыбкой объявил:

— Через пять минут тот столик будет в вашем полном распоряжении. Может, пока сделаете заказ, чтобы не пришлось дольше ждать?

Я поблагодарил хозяина и жестом подозвал к себе Лоренса и Бастиана. Подумав, мы заказали жареную кабанятину, рыбу, овощи, сыр и три бутылки вина. Если будет мало, потом еще добавим. Хозяин даже пообещал сделать нам скидку.

— Как тебе это удалось? — спросил лерр, когда мы уселись за столик для важных клиентов.

По дороге сюда мы с Бастианом убедили его обращаться к нам запросто. Он, кстати, тоже не стал выпендриваться и предложил то же самое. Сказал, что раз в Академии сословные различия стараются нивелировать, он будет только рад обойтись без излишних церемоний.

— Да пустяки! — улыбнулся я. — Просто у нас с господином Деру в какой-то степени взаимовыгодное сотрудничество.

— Ага, я вижу! — хохотнул Бастиан, указывая на мое объявление, висящее на почетном месте.

Лерр с удивлением посмотрел туда и вскинул брови.

— Это что такое?

— Реклама моей лавки, — хмыкнул я.

— Что? — слово было Лоренсу незнакомо, поэтому он выразил еще большее недоумение.

— Объявление о том, что именно предлагает моя лавка, — пояснил я.

Зрение у лерра явно было хорошее, потому что даже со своего места он умудрился прочесть, что там написано. После чего с задумчивым видом уставился на меня.

— А ведь отличная идея! Никогда о таком подходе к делу не слышал.

— Еще какая отличная! Другие артефакторы желчью плюются, как только речь заходит об Аллине. О его лавке почти весь город говорит, — вместо меня отозвался Бастиан.

Причем сделал это с таким гордым видом, словно сам приложил руку к развитию моего дела. А я вдруг понял, что после того, что сделал для него, этот парень и правда начал считать меня другом. Приятно, что ни говори.

— Кстати, — осторожно сказал я. — Уже и Бастиану предлагал это. Из-за учебы я не смогу справляться с зарядкой накопителей в одиночку. Поэтому буду искать тех, кто согласится делать это за определенный процент. Понимаю, что предлагать подобное лерру, наверное, верх наглости. Но если тебе понадобится лишний золотой, добро пожаловать.

— Да нет, чего обижаться-то? — криво усмехнулся Лоренс. — А твоим предложением я, вполне возможно, воспользуюсь. Лишний золотой даже леррам не помешает. Так что спасибо за предложение.

33

Тут принесли наш заказ и мы с энтузиазмом принялись за еду и выпивку. Постепенно остатки скованности уходили, и мы держались все более естественно. Бастиан начал и Лоренсу рассказывать свою историю, когда тот спросил, с чего к нему вообще докопались те три идиота. Видно было, что целителю неловко говорить о том, кем является его отец. Он явно опасался, что после этого лерр станет относиться к нему куда прохладнее. Но зря. Лоренс лишь философски сказал:

— Семью не выбирают. А дальше все будет зависеть от того, как ты сам себя проявишь.

— Мне кажется, или мысли о семье тебе не слишком приятны? — решился задать я осторожный вопрос. — Если лезу не в свое дело, можешь не отвечать.

— Да нет, скрывать тут особо нечего. Я младший в семье из четырех детей. Так уж получилось, что отец скоропостижно скончался во время вооруженной стычки с соседом. Главой рода стал мой старший брат. Он почему-то решил, что я буду оспаривать его право на власть или строить каверзы. Поэтому дал понять, что дальнейшему моему присутствию в замке не рады.

— А остальным вашим родичам он тоже так сказал? — удивился я.

— О, нет. Наши сестры только и думают, как бы поудачнее выйти замуж. Так что их он в расчет не принимал. Только меня.

— Понятно, — с сочувствием проговорил я.

— Так что мне выделили в качестве наследства пятьсот золотых, экипировку и лошадь. И на этом все.

— Значит, в Академию ты поступил за государственный счет? — спросил я то, что уже и так знал.

— Почему бы и нет? Зато есть шанс во время службы попасть в поле зрения короля или какого-нибудь тирра, который согласится принять под свое покровительство и выделить мне какой-нибудь надел на своих землях. Так что не все безнадежно. А как что до тебя, Аллин? — внезапно проницательно посмотрел на меня лерр. — Ты ведь тоже далеко не прост. Я оценил это по твоей манере держаться и тому, как ты провел бой. Вряд ли обычного простолюдина такому бы учили. Да и держатся они с нами немного по-другому. Это чувствуется сразу. Вот посмотри на Бастиана. Не в обиду ему будет сказано, но даже когда я согласился на более простое общение с ним, он делает это через силу. Видно, что для него такое не в порядке вещей. Ты же держишься естественно, как с равным, словно привык к такому.

А он куда умнее и внимательнее, чем показалось на первый взгляд! — невольно мелькнула мысль. И что-то мне подсказывало, что если сейчас начну ему скармливать байку о воспитании богатыми простолюдинами, которые мечтали стать аристократами, а позже выяснится правда, то ни о какой дальнейшей дружбе между нами речи не будет. Мне же все-таки хотелось видеть лерра Тарледа в числе друзей.

— Ты прав. По происхождению я аристократ, — медленно произнес.

Бастиан изумленно охнул, лерр же лишь усмехнулся.

— Только сразу хочу попросить, чтобы это осталось между нами, — серьезно посмотрев на них обоих, сказал я. — И никаких имен я называть не буду. Есть причины, по которым хотел бы сохранить имена моих родителей в тайне. Скажу только, что я был изгнан из рода.

— Выходит, не только у меня сложные отношения с семьей! — хмыкнул лерр. — Не переживай, Аллин, твоя тайна останется при мне.

— Я тоже никому не скажу, — воскликнул Бастиан, и мы с лерром несколько снисходительно посмотрели на его взволнованную физиономию.

Я, кстати, заметил, что после моего признания тот ледок, который еще чувствовался в отношении Лоренса ко мне, окончательно растаял. Так что, думаю, не зря рискнул.

— Похоже, у нас может появиться компания, — внезапно проговорил Лоренс, глядя поверх моей головы в сторону входа.

Мы с Бастианом обернулись, и я мысленно выругался. К нам направлялись моя сестрица и «невеста». Похоже, про их благоразумие я делал весьма смелые выводы. И пусть обе девицы старались делать безразличный вид, я уже научился даже без ментальной магии считывать кое-какие эмоции по мимолетным взглядам и мимике. Их интерес к нам с Лоренсом никуда не делся.

— Простите, господа, — поравнявшись с нами, с самой милой улыбкой проговорила Илана, — вы бы не могли пустить нас за свой столик? Других свободных мест здесь нет, а нам советовали именно эту харчевню, как одну из лучших.

— Разумеется, — лерр даже поднялся, как требовали правила приличий. — Мы будем рады, если вы присоединитесь к нам.

Нам с Бастианом тоже пришлось встать и дождаться, пока девицы с довольными физиономиями усядутся за наш столик. После чего Лоренс сделал знак подавальщице, чтобы подошла к нам.

Разумеется, ни о какой дружеской атмосфере теперь и речи не шло. В присутствии двух аристократок приходилось соблюдать, мать его, этикет. Даже к Лоренсу обращаться с подобающим почтением и помнить о сословной разнице, чтобы не ставить его в неловкое положение.

Потягивая вино, я хмуро наблюдал за девицами, которые сыпали ничего не значащими банальностями. И, что самое противное, заметил, что Лоренс тоже начал поглядывать на Арьяну с интересом. Бедолага! Стоит ей узнать, что, кроме высокого титула, у него ничего нет, как рассматривать его всерьез она точно не станет. В этом даже не сомневался. Как-никак, наследница одного из самых влиятельных тирров королевства. Бастиан же вообще сник и боялся лишний раз глаза поднять от тарелки в присутствии столь высокопоставленных особ. Ведь девицы не преминули представиться и спросить наши имена. Тирра Мердгрес и лерра Артримор. Пожалуй, для сына ростовщика слишком много аристократов на квадратный метр! Да и беседу в том тоне, который задали девушки, он явно поддержать бы не смог. То, чему аристократов учили чуть ли не с младенчества, было Бастиану чуждо.

Я же специально старался вести себя как простолюдин и ничем не выдавать знание высокого этикета. Впрочем, несмотря на все это, Илана продолжала бросать на меня задумчивые взгляды.

— Господин Нерт, — внезапно напрямую обратилась она ко мне, — на меня произвела впечатление ваша дуэль. Скажите, где вы учились бою на мечах?

— Брал уроки у одного опытного воина, — сухо сказал.

— Видимо, вы были очень усердным учеником, — бархатным голосочком сказала она. — Справиться с аристократом, которого учат сражаться на мечах с детства, не каждый сумеет!

Говорить о том, что аристократы разные бывают, чему она сама является свидетелем, я не стал. Лишь иронично изогнул бровь.

— Благодарю за комплимент, лерра Артримор.

— Можно лерра Илана, — очаровательно улыбнулась девушка.

— Спасибо за оказанную честь, — я, как мог, постарался замаскировать кислое выражение лица за безразличным.

— Ну что вы! Такой хороший воин будет весьма кстати в моем окружении. К сожалению, как вы знаете, правилами Академии запрещено брать с собой много людей. Поэтому приходится заводить полезные знакомства уже здесь.

Что характерно, Бастиана обе девушки вообще игнорировали. Как будто его тут не было вовсе. И это мне не нравилось.

— Простите, дамы, — через пару минут я поднялся, — но у меня слишком много дел. Так что вынужден прервать нашу увлекательную беседу. Бастиан, ты со мной?

— Да, — он облегченно встал из-за стола.

За нашу трапезу мы расплатились еще вначале, поделив стоимость на троих, так что повода задерживаться тут и дальше не было.

— Лерр Тарлед, надеюсь, мы увидимся завтра в Академии. Я туда обязательно загляну.

— Буду рад, — улыбнулся мне Лоренс, который, в отличие от меня, вовсе не был недоволен общением с этими девицами.

Даже наоборот, был польщен тем, что они находят его интересным. Думаю, если бы я не знал их лично, то тоже мог бы обмануться милым видом и хорошими манерами обеих. Только я на личном опыте знал, в каких фурий они могут превращаться. Поэтому поспешил ретироваться при первой возможности. В Академии тоже хотелось бы свести наше общение к минимуму. Уж слишком велик риск проколоться!

Еще надо бы Орвина предупредить, что эти двое могут наведаться в нашу лавку. Если увидит их издали, пусть куда-то спрячется на время визита. Рину они вряд ли узнают. Она слишком изменилась за это время. Из простодушной пышечки превратилась в уверенную в себе, стройную и элегантную барышню. Пусть не аристократку, но и не откровенную простушку. А вот Сердона они обе наверняка узнают! Впрочем, это на крайний случай. Вряд ли Илана с Арьяной на самом деле заявятся в лавку. Я, конечно, прекрасно понимаю, что все тайное рано или поздно становится явным. И однажды они узнают, кто я на самом деле. Но этот момент хотелось бы оттянуть подольше. Только разборок с ними мне для полного счастья не хватает!

Уходя, я буквально физически чувствовал устремленный в спину взгляд Иланы.

— А когда ты завтра в Академии будешь? — спросил у меня Бастиан, когда мы оказались снаружи.

— Сразу после того, как зайду в банк и оплачу стоимость обучения. Нужно будет потом наведаться в канцелярию Академии и получить место в общежитии.

— А зачем оно тебе? — искренне удивился парень. — У тебя же есть дом в городе!

— Предпочту иметь еще жилье и в стенах Академии, раз оно мне положено, — хмыкнул я.

— Я тогда, наверное, тоже попрошу себе комнату, — подумав, сказал Бастиан.

Я мельком глянул на его эмоции и усмехнулся. Парень почему-то выбрал меня в качестве образца для подражания. И стремится во всем следовать моему примеру. Да и отцу хочет доказать, что способен действовать самостоятельно. Даже планирует не брать у него средства на жизнь, а только на оплату обучения. Что ж, похвально даже. Отлепиться от родителей и стать более самостоятельным Бастиану точно не помешает.

Мы договорились, в какое время примерно будем в Академии, чтобы пересечься там, и распрощались на дружеской ноте. А меня, как оказалось, ждало в лавке несколько первых ласточек, то бишь магов, желающих подзаработать на зарядке накопителей. И это радует. Моя собственная загрузка теперь станет полегче. Так что обеих девиц, которые еще недавно вызвали не слишком приятные воспоминания, я довольно быстро выбросил из головы, занявшись более важными делами.

34

Интерлюдия

— Мне не нравится твоя идея! — не выдержала Арьяна, идущая рядом с Иланой по городской улице. — Они могут догадаться, что мы пошли в эту харчевню за ними.

— Им наглости не хватит догадаться об этом! — фыркнула подруга. — Как и то, что мы подслушали разговор о том, куда они собираются. Таким благородным девицам это ведь делать неприлично.

— Ох, подруга, не нравится это мне! — вздохнула Арьяна. — Если бы наши родители знали о том, как мы себя ведем в первый же день поступления, точно бы не обрадовались.

— А им необязательно об этом знать, — беспечно отмахнулась девушка. — Да и я тебе говорила, что в Академии собираюсь жить на полную! Учитывая то, что ждет по ее окончанию, было бы глупо поступать иначе, — иронично добавила она.

— Одно время мне казалось, что ты смирилась с тем, что должна выйти замуж за моего брата, — заметила Арьяна.

— Тебе показалось, — буркнула Илана.

Она сама не могла понять, что на нее нашло тогда, когда вдруг посчитала, что Аллин Мергрес может оказаться не так плох. Но все иллюзии развеялись, когда они с подругой связались с тирром Велдоном и задали вопрос о даре его отпрыска. Тот дал понять, что он столь незначителен, что даже говорить о том не стоит. И что его сыночек так расстроился, что впал в хандру, а потом потребовал у родителей отпустить его в развлекательную поездку по королевству или даже за ее пределы.

Только и умеет, что прожигать деньги отца и жить в свое удовольствие. Тюфяк и мямля! Даже не захотел попытаться развивать свой дар и все-таки поступать в Академию. В общем, разочарование в будущем муже было таким сильным, что Илана даже убедила себя, что изменения в нем ей лишь почудились.

А тут еще визит в замок отца, где они провели с Арьяной остаток лета, ее кузины Розалинды. Та была старше них на шесть лет и сразу после Академии вышла замуж. Она поделилась с девушками своими воспоминаниями о времени учебы и дала несколько неожиданных советов. Арьяна и Илана слушали с разинутыми ртами. Они даже предположить не могли, что в Академии могут быть настолько свободные нравы. Разумеется, внешне все было в нормах приличий, но даже девицы благородных кровей не отказывали себе в определенных удовольствиях. Правда, Розалинда говорила, что сама ни разу до такого не опускалась, но что ее подруги пускались во все тяжкие. Причем доказать никто ничего не смог бы, поскольку те каждые три месяца восстанавливали невинность с помощью целителя, умеющего держать язык за зубами. Как бы между прочим Розалинда дала девушкам его адрес. На всякий случай, так сказать.

— На больший срок затягивать нельзя, — поучала она девушек. А у Иланы закрадывались большие сомнения в том, что Розалинда и сама не прибегала к таким мерам. — Иначе изменения произойдут на аурном уровне и тогда уже ничего нельзя будет сделать.

— И все равно это как-то… — поджала губы Арьяна. — Зачем идти на такое? И это ведь больно. По несколько раз терять девственность.

— То удовольствие, какое получаешь между этими периодами, того стоит, — хмыкнула Розалинда и тут же спохватилась: — По крайней мере, мне так говорили. Особенно если встретишь какого-нибудь молодого и симпатичного парня, не совсем подходящего тебе по статусу. Некоторые даже с преподавателями шашни крутили. Могу вам даже дать номер одной гостиницы, где за определенную плату можно устраивать тайные встречи. Причем на условиях полнейшей конфиденциальности. Хозяйка в этом и сама кровно заинтересована. Иначе никто к ней больше не пойдет.

Ошеломленные девушки не знали, что и сказать на такие откровения. Но адрес все-таки запомнили. Позже, уже по дороге в столицу, Арьяна заявила, что никогда себе ничего подобного не позволит.

— Плевать, что Розалинда и другие ее подруги развлекались подобным образом. Я все-таки слишком себя уважаю для этого!

Илана же не была столь категорична. Предстоящее ей нежеланное замужество настолько бесило, что внутри поднимался глухой протест. Так что она решила, что если найдет кого-то подходящего, то вполне может воспользоваться советами Розалинды. Лишь бы ее первым и единственным мужчиной не стал никчемный Аллин Мердгрес! Пусть внешне для всех так и будет, но она-то будет знать правду. Нет уж, первую свою близость она намерена устроить с тем, кто будет этого достоин. Или, по крайней мере, кто будет привлекать ее в достаточной мере.

В столице Илана уже бывала пару раз вместе с родителями, поэтому несколько снисходительно смотрела на восторги Арьяны. Та буквально прикипела к окошку кареты, то и дело бурно восхищаясь каким-нибудь зданием, памятником или фонтаном. А еще количеством народа на улицах.

Поселились девушки в «Золотой чаше», которую советовала им еще тирра Беатриса. День провели в прогулках по городу и осмотре достопримечательностей. А на следующее утро хорошенько выспались и отправились в Академию.

Очередь там их по-настоящему впечатлила.

— Может, нужно было пораньше встать, чтобы занять себе места? — чуть ли не с ужасом оглядывая толпу галдящих поступающих, пробормотала Арьяна.

— Ничего, прорвемся как-нибудь! — усмехнулась Илана и решительно расправила плечи.

Она заметила, что обычно бойкая подруга в столице как-то сникла и чувствовала себя не в своей тарелке. Сама же она, наоборот, вдали от родителей ощущала себя более взрослой и свободной. Упросить несколько молодых аристократов, стоящих ближе к началу очереди, пропустить их вперед, не составило труда. Строить глазки и пользоваться всеми преимуществами своей внешности Илана умела и никогда не стеснялась. Арьяна же только и могла что хлопать глазами и следовать за ней.

Прохождение комиссии прошло без каких-то неприятных неожиданностей. Они получили временные допуски в Академию и собирались, не откладывая, проследовать в банк. Но тут их внимание привлекло какое-то столпотворение у входа. Судя по обрывкам фраз, намечалось что-то интересное.

Решив, что банк подождет, Илана потащила подругу туда. Расспросив одну из стоящих рядом девушек, что происходит, они узнали, в чем дело. Троица аристократов хотела поставить на место какого-то зарвавшегося простолюдина, но по правилам Академии теперь должны были решать все разногласия на дуэли. Этот самый простолюдин — тощий и нескладный недотепа, чем-то напомнил Илане Аллина. Даже не внешне, а по степени никчемности. И она уже решила, что ее симпатии будут на стороне аристократа.

Но тут вперед выступил другой парень, заявивший, что будет драться вместо него. А у Иланы отчего-то сердце забилось сильнее, а взгляд буквально прикипел к его лицу. Она даже в тот момент на одежду не обратила внимание. Только и видела, что невероятно красивое лицо со снежно-белыми волосами и удивительно-яркими синими глазами. Ей вообще даже показалось сначала, что он эльф или хотя бы полукровка. Но нет, уши были вполне обычными.

А еще ее поразило то, как он держался! Настолько уверенно, с достоинством, что даже разряженные аристократы, спорящие с ним, как-то терялись на его фоне. Этого парня легко можно было представить в дорогой одежде, и тогда даже сомнения никакого в благородном происхождении не возникло бы. Тем удивительнее был контраст с простой, хоть и добротной одеждой обычного горожанина.

Илана мельком взглянула на подругу и заметила, что та смотрит на кое-кого другого. Тоже довольно симпатичного парня, который пожелал стать распорядителем дуэли. Мысленно хмыкнув, Илана подумала, что Арьяна может и передумать насчет своей добродетели.

Потом они проследовали на дуэльную площадку, как и остальные наблюдатели. И тут у Иланы в очередной раз участилось сердцебиение. Слишком она ценила в мужчинах силу, чтобы остаться равнодушной к тому, как этот парень, которого назвали Аллином Нертом, играючи, расправился со своим противником. А ведь тот аристократ! Наверняка обучался всем этим премудростям.

Вообще, конечно, ирония судьбы то, что у него такое же имя, как и у ее будущего жениха. Может, это прямо знак? Она мысленно хмыкнула, представив себе, как ее бы обнимали сильные руки этого парня. Как эти красивые губы целовали и касались ее кожи. Ощутила, как внизу живота даже возбуждение начинает пробуждаться при одной мысли об этом.

Тут их взгляды встретились, и сердце вовсе ухнуло куда-то вниз. Впрочем, судя по тому, как Аллин быстро отвернулся, сама она не произвела на него такого уж сильного впечатления. И это неожиданно больно уязвило.

Ну уж нет! — внезапно четко она для себя решила. — Моим будешь, чего бы мне это ни стоило!

А еще она поняла, что лучшего кандидата на роль своего первого мужчины она и представить себе не может. И плевать, что простолюдин! В нем благородства чувствуется больше, чем в ее недотепе-женишке. К тому же он маг, а значит, стоит выше обычных простолюдинов.

Тут фантазия занесла Илану и вовсе далеко. Как после окончания Академии, когда они уже станут любовниками, она предложит ему службу. Тогда даже если придется выйти замуж за ненавистного Мердгреса, рядом с ней будет тот, кто устраивает ее куда больше. И ничем не придется жертвовать.

Эта мысль показалась Илане просто замечательной, так что она не стала откладывать их знакомство в долгий ящик. Взяв Арьяну под руку, как бы между прочим, приблизилась к разговаривающим о чем-то молодым людям и навострила ушки. Успела уловить обрывок беседы, из которого стало ясно, что они собираются в харчевню «Приют студента».

— Мы тоже туда пойдем, Арьяна, — заявила она.

Идея подруге не слишком понравилась, но уговорить ее оказалось довольно легко. Наверное, тут сыграла немаловажную роль личность спутника Аллина. Лерра Лоренса Тарледа.

Чтобы все не показалось слишком очевидным, они вошли в харчевню не сразу. До этого немного погуляли по окрестностям. Ну, а после все прошло как по маслу! Разумеется, отказать двум милым девушкам, просящим о такой малости, как место за столиком, парни не смогли.

Плохо то, что Аллин Нерт почти не принимал участия в разговоре и словно бы замкнулся в себе. Его красивые синие глаза были холодными и почти ничего не выражали. Хотя неожиданно это возбудило Илану еще сильнее. То, что он не спешит падать к ее ногам.

Эх, жаль, что они не одни! Тогда бы волей-неволей ему бы пришлось поддерживать с ней беседу. И она смогла бы его разговорить.

У подруги же, судя по взглядам, какими она обменивалась с лерром, дела шли гораздо удачнее. Впрочем, завидовать Илана не стала. Главное, что им не понравился один парень. А так она даже порадуется счастью подруги. Тем более что если родители Лоренса окажутся достаточно влиятельными и согласятся отдать его в род Мердгресов, все вполне может закончиться свадьбой, а не обычной интрижкой во время учебы. Если, конечно, тирр Велдон не наметил для дочери какого-нибудь другого жениха.

Но тут Аллин Нерт поднялся из-за стола и, сославшись на дела, поспешил уйти. Илана же поймала себя на том, что ей вообще не хочется с ним расставаться. Почувствовала себя собачонкой, брошенной хозяином, которая хочет сорваться и побежать следом, но поводок удерживает. В ее случае этим поводком были правила приличий, которые так явно все же не следует нарушать. Да и вряд ли бы парень понял такой ее поступок.

Илана вспомнила о том, что Аллин с Лоренсом договорились встретиться завтра в Академии, и решила, что обязательно там будет. Мимолетно мелькнула мысль, что это на нее совершенно не похоже — так навязываться мужчине, но она с раздражением отбросила ее. За свое счастье нужно бороться, даже если ты женщина! А она не сомневалась, что в Академии найдется много желающих позариться на такой лакомый кусочек, как Аллин. Уж слишком он привлекательный! Даже просто смотреть на него — одно удовольствие. А уж если… Нет, об этом пока думать рано. Нужно во что бы то ни стало сделать так, чтобы он вошел в их с Арьяной свиту. Тогда можно будет общаться с ним сколько угодно и постепенно приручать.

— Мы еще собирались в банк, — напомнила подруга, намекая, что обед чересчур затянулся.

Лоренс тут же вызвался их проводить, чему Арьяна и не думала возражать. Даже, наоборот, явно обрадовалась.

— Скажите, лерр Тарлед, а что вы можете сказать о вашем друге? — по дороге как бы между прочим спросила Илана. — А то он был так молчалив. На нас произвела большое впечатление его победа на дуэли. Так что хотелось бы узнать побольше о таком достойном молодом человек. Неужели он и правда простолюдин? Как-то не верится!

— Знаете, не в моих правилах обсуждать друзей за их спиной. Так что простите, лерра Илана, но лучше вам спросить о том, что вас интересует, у самого Аллина при вашей новой встрече, — легкая заминка перед началом ответа не осталась незамеченной.

Илана даже удивилась. Неужели Аллин на самом деле не так прост и во всем этом есть какая-то тайна? Что ж, это лишь добавило ему привлекательности в ее глазах.

— Обязательно спрошу, — мило улыбнулась она. — Но ваша позиция мне нравится. Сама не люблю досужих сплетников.

Они обменялись вежливыми улыбками, и разговор свернул в другую сторону.

— Скажите, лерр Тарлед, а вы в столице впервые? — произнесла Арьяна.

— Да, прежде мне не доводилось здесь бывать, — улыбнулся он ей куда теплее.

— Как и мне. Я даже королевскую семью еще не видела вживую. Отец разве что показывал мне их портреты, когда наставлял перед отъездом, — вздохнула девушка. — А мне ведь придется пытаться войти в свиту принцессы!

— Зачем это? — удивился лерр.

— Отец так захотел, — закатила глаза Арьяна. — Хотя вряд ли меня ждет теплый прием от принцессы Элеоноры.

— Почему? Вы же дочь влиятельного тирра. Думаю, в свите принцессы вам как раз самое место, — попытался подбодрить ее Лоренс.

— Тут все не так просто, — помрачнела Арьяна. — Но не будем о политике. Это так просто к слову пришлось.

— Вы правы. Политика — вовсе не та вещь, которую хочется обсуждать в такой чудесный день и в такой приятной компании, — глядя на нее с симпатией и восхищением, которые даже не пытался скрыть, проговорил лерр.

Подруга смутилась. Илана же поймала себя на том, что их болтовня начинает ее раздражать. А мысли снова и снова сворачивают на Аллина Нерта. Надо бы приказать своей служанке, которую она взяла с собой в столицу, чтобы попыталась о нем разузнать что-нибудь. Или наняла кого-то для этих целей, деньги она выделит. А вот самой ей заниматься такими вопросами не с руки.

Когда со всеми делами было покончено, а Лоренс проводил их до «Золотой чаши» и удалился, Илана лукаво сказала:

— И что ты теперь думаешь о советах Розалинды?

Арьяна залилась краской и сердито на нее посмотрела.

— То же самое!

— Разве тебе этот красавчик-лерр не понравился?

— Понравился, — не стала скрывать подруга. — Но он из хорошей семьи. Поэтому если у нас завяжется что-то серьезное, отец вряд ли будет против нашего брака.

— А если будет?

Арьяна помрачнела и ничего не сказала.

— Пойдем лучше к себе в номер. Я что-то устала сегодня.

Илана лишь мысленно хмыкнула и кивнула, хотя сама особой усталости не чувствовала. Наоборот, готова была почему-то парить как на крыльях. Странно вообще-то. Неужели она действительно влюбилась с первого взгляда, как бывает в глупых дамских романах? Впрочем, эта мысль особо ее не расстроила. Главное, чтобы избранник однажды ответил на эти чувства. А уж о последнем она позаботится!

35

Остаток недели пролетел в непрерывных хлопотах. График у меня был весьма насыщенным. Привычные дела в лавке. Собеседования с теми, кто изъявил желание работать у меня на подзарядке накопителей. Зарядка эликсиров, которых нужно было наготовить достаточно, чтобы мне не приходилось отвлекаться на это слишком часто во время учебы. Тренировки с Лоренсом и Бастианом. Старания отделаться от приставучей, как пиявка, Иланы.

О последнем я вспомнил с усмешкой. Кто бы мог подумать, что она так рьяно возьмется за дело?! Сердон самым откровенным образом ржал надо мной, когда мы с ним прятались в одной из комнат в доме, стоило завидеть в окно выходящую из экипажа девушку. А Рина придумывала всякие отговорки, которые бы объяснили мое отсутствие.

О том, где находится моя лавка, Илана узнала уже на второй день нашего «знакомства» и, разумеется, решила нагрянуть с визитом. Ее упорству можно было только позавидовать. Еще бы оно не было направлено на меня!

Я лишь надеялся, что когда начнется учеба, у нее станет меньше времени на всякие глупости. Хорошо хоть мы с ней будем в разных группах! И ведь девицу нисколько не смущает наша разница в положении. Прет напролом, как бык, твердо вознамерившись сделать меня своим трофеем. Лоренс, который тоже замечал ее неравнодушие ко мне, недоумевал из-за моей реакции. Любой был бы счастлив стать объектом симпатии такой красивой девушки. Сам он с удовольствием общался с Арьяной, хоть и с грустью говорил мне, что вряд ли отец красавицы будет его рассматривать в качестве зятя. В этом я даже не сомневался, зная отвратный характер тирра Велдона, но благоразумно ничего не говорил парню. Пусть у него хотя бы надежда пока остается. А там, кто знает, как сложится. Может, Арьяна все-таки сумеет убедить отца пойти ей навстречу. Мало ли. Вдруг к дочери он более снисходителен, чем к никчемному сыночку.

Сердон, кстати, признался, что несколько раз отправлял письма моей матери, чтобы не переживала на мой счет. Во все детали ее, разумеется, не посвящал, здраво рассудив, что тогда тирра Беатриса немедленно примчится в столицу. Лишь писал, что у меня все хорошо и я ни в чем не нуждаюсь. Открыл свою лавку, которая пользуется успехом, и готовлюсь к поступлению. Передавала она письма и для меня, которые Сердон решился показать мне не сразу. Почему-то считал, что я восприму его переписку с мамой за моей спиной как предательство. Но потом все же решился, сказав, что в последнем письме есть кое-какие важные сведения, о которых я должен знать. В общем, я заверил его, что все нормально. Прекрасно понимал, что ничего плохого для меня Сердон не желал. Просто успокоить свою благодетельницу, чтобы не переживала за судьбу непутевого сына. Сердон даже показал те, которые она писала лично ему.

Мои же передал нераспечатанными. В основном там были слезливые просьбы заботиться о себе лучше, не встревать ни в какие неприятности, быть умницей и не расстраивать мамочку. Я едва не скривился, когда это читал. Но вот в последнем письме содержались, действительно, важные сведения. Как оказалось, в конце ноября отец и мать собираются приехать в столицу, чтобы поучаствовать в празднествах в честь тринадцатой годовщины правления Эдмера Алантара. Мать бросала какие-то загадочные намеки по поводу того, что моя судьба может измениться, и что она надеется, что мы обязательно встретимся.

Неужели отец сменил гнев на милость? Я задумался. Вообще сам тот факт, что в этот раз тирр Велдон решил взять с собой в Ограс жену, был из ряда вон выходящим. На моей памяти мать ни разу не ездила с ним. А он сам тоже никогда надолго не задерживался в столице. Да и ездил сюда, лишь когда от этого невозможно было отвертеться. Считалось, что без веской причины ни один глава аристократического рода не может себе позволить проигнорировать приглашение на конкретно этот праздник. Подобным он продемонстрирует свое пренебрежение королю. Даже если в силу возраста или здоровья глава рода не в состоянии преодолеть путь до столицы, он присылал кого-то из наследников или членов семьи.

Честно говоря, встречаться с родителями мне не сильно хотелось. Даже с тиррой Беатрисой. Прекрасно понимал, что она тут же начнет лезть в мои дела и хлопотать надо мной, как курица-наседка. С отцом же другая история. Он мне был неприятен как человек из-за не лучшего отношения к родному сыну. И все же получить возможность вернуть себе право называться тирром Мердгресом хотелось. Это открывало куда больше перспектив для моего будущего. Если, конечно, я не желаю всю жизнь заниматься продажей артефактов. В общем, многое будет зависеть от того, как поведет себя тирр Велдон при нашей встрече. Какую позицию в обращении со мной выберет. А там посмотрим.

Как бы то ни было, с сегодняшнего дня начинается новый этап в моей жизни — учеба в Академии. И я должен в первую очередь сосредоточиться на этом. Благодаря регулярному доходу с лавки я уже с большим оптимизмом смотрел в будущее. Оплатить обучение до конца сумею. Если, конечно, не произойдет что-то непредвиденное, что разрушит мое налаженное дело. Но тут уж как повезет. Подобные риски есть у всех, кто пытается чего-то достичь.

Стоя в своей комнате перед зеркалом, я критически осматривал собственное отражение. Для студентов полагалась форма, которую пришлось пошить на свои деньги, а не получить в Академии. Но об этом я был предупрежден заранее, так что давно уже все подготовил. Черный костюм, немного оживленный белым кружевным воротничком, из добротной хорошей материи. Кстати, как объяснил мне портной, к которому я обратился, хоть форма полагалась и одного покроя для всех, но вот насчет тканей строгих критериев не было. Поэтому аристократы, желая подчеркнуть свое положение, выбирали самые дорогие. Я так выпендриваться не стал и предпочел «золотую середину». Хотелось как можно меньше выделяться. В конце концов, я поступил в Академию, чтобы учиться, а не искать себе проблем. Благо, их и без того хватает!

Но что-то мне подсказывало, что остаться незамеченным вряд ли удастся. Уж больно приметная внешность! В который раз с неудовольствием подумал, что Наблюдающий подсунул мне огромную свинью с этим даром привлекательности. Пусть в делах в лавке это даже помогало. Когда я лично выходил к покупательницам и консультировал по товару, ни одна еще не уходила без покупки. Смотрели на меня масляными взглядами и томно вздыхали. Причем даже женщины значительно в возрасте, что выглядело немного смешно. Одна престарелая вдова даже предложила мне навестить ее как-нибудь за вознаграждение. Мне стоило немалого труда сдержаться и не наговорить лишнего этой тощей вобле с глазами навыкате. Да за кого она меня принимает?! В общем, если и в Академии женщины не будут давать мне проходу, придется туго. Одна Илана чего стоит!

Тяжко вздохнув, я убедился, что ни одной лишней складочки на костюме нет, а ни один волос из строгой прически не выбился, и пошел на выход.

Внизу собрались все мои подчиненные, чтобы проводить и пожелать удачи. Рина, Сердон, Грета, Бриан, Эмили. Даже Герберт — человек Дианы, которого она прислала в помощь моей охране, и Даниэль — мой помощник по изготовлению эликсиров. Приятно все-таки, что ко мне хорошо относятся.

Грета и Рина утирали слезы, почему-то расчувствовавшись.

В глазах Сердона читалась гордость за меня. Он вообще относился ко мне больше к младшему брату или сыну, чем к хозяину, что очень чувствовалось.

Эмили смотрела на меня восхищенными глазами и все время краснела. Я уже давно замечал, что она втайне влюблена, но делал вид, что ничего не вижу. В постель ко мне залезть не пытается, работу свою выполняет отлично — и хорошо. Переводить наши отношения в другую плоскость я точно не собирался.

Даниэль — мужичонка средних лет, который раньше был алхимиком, но прогорел, а у меня сумел опять поправить свое положение и выплатить висящие над ним долги, был мне искренне благодарен за изменения в своей судьбе. Все же на его шее жена и двое детей. Бриан тоже успел проникнуться ко мне искренней симпатией.

Единственная темная лошадка, чье присутствие в доме меня, если честно, немного напрягало, был этот самый Герберт. Темный маг, между прочим, пусть и середняк. Еще и воин-мастер, судя по ауре. Какого уровня, я не знал, но подозреваю, что второго. Этот смуглый, коротко стриженный мужчина, жилистый и сухопарый, мог передвигаться так незаметно, что я иной раз вздрагивал, когда он оказывался прямо передо мной словно из воздуха. Странный типчик, в общем. И очень молчаливый. Сердон и Бриан по моей просьбе пытались его разговорить и узнать побольше, но куда там! Отделывался общими фразами и всячески давал понять, что не намерен распространяться о своей личной жизни и делах госпожи Дианы. Вот и сейчас, хоть и стоял здесь же и даже вежливо улыбался, трудно было понять, о чем думает на самом деле.

— Ну, ладно, хватит вам! — добродушно проворчал я, когда Грета в очередной раз прижала меня к своей пышной груди. — Весь костюм слезами зальете! Пора мне.

— Может, мне все-таки вас проводить? — предложил Сердон.

— Ни к чему, — возразил я. — Что со мной станется посреди бела дня?

— Вы домой сегодня вернетесь, господин Аллин? — утерев слезы платком, спросила Грета. — Или в Академии останетесь на ночь? Я для вас тут хотела праздничный стол накрыть. Посидели бы все, отметили.

— Раз так, то, конечно, приду. Праздники — это хорошо, — улыбнулся я доброй женщине.

— Госпожа Диана еще просила вас заехать к ней, — негромко проговорил Герберт.

— Да, хорошо, непременно. На днях заеду, — кивнул я.

К Диане и правда надо бы зайти, а то я не появлялся у нее с того самого дня, как мы переспали. Еще надумает чего-то лишнего. На самом деле к вечеру я просто уставал как собака и единственным моим желанием было поскорее лечь спать. Но обижать Диану не стоит. Интересно только, как она дальше себя со мной поведет. Будет делать вид, что ничего не было, или захочет повторить? Если честно, сам предпочел бы второе. В постели Диана оказалась на высоте. А осознание того, что эта женщина не станет от меня чего-то требовать и строить далеко идущие планы на мой счет, делало подобные отношения легкими и ненапряжными. Просто оба спустили пар и разошлись. Ну да ладно. Посмотрим, чего хочет сама Диана.

Коня я опять брать не стал, не желая пропитаться лошадиным потом. Да и на улицах с началом обучения в Академии столько народу, что проще пешком передвигаться. Благо, идти недалеко. Вообще, как я заметил, летом в столице, можно сказать, штиль. Большинство аристократов предпочитают проводить это время в своих поместьях. Студенты тоже съезжаются ближе к осени. Зато потом в город словно вливается мощный поток, делающий тихую реку более полноводной и бурной. И это, кстати, должно неплохо сказаться на моем деле. Чем больше народу в городе, тем больше потенциальных покупателей. Главное, не зевать и пользоваться моментом, пока не наступила зима, которая, опять же, заставит многих забиться по своим норкам.

За этими размышлениями я и добрался до ворот Академии, куда втекал непрерывный ручеек молодых парней и девушек в такой же строгой черной форме, как у меня. Одно только отличие — женский пол был в скромного покроя платьях, а не костюмах. Но, как и у нас, оживленных белым кружевом. Кстати, об этом. Забыл сказать, что аристократы находили еще один способ выпендриться и показать свое превосходство. Чем затейливее и тоньше было кружево, тем оно дороже. И, конечно же, те, кто пытался пустить пыль в глаза, предпочитали именно такие. Не стоило забывать и об артефактах и драгоценностях, которые не запрещалось носить. Хотя излишества тоже не приветствовались. Сам я ограничился привычными артефактами, которые в основном прятал под одеждой и не выпячивал на всеобщее обозрение, в отличие от других студентов.

Сам не знаю, почему, но даже немного заволновался, когда вошел в ворота и направился к подворью Академии, где уже находилась целая толпа. Видимо, поддался всеобщему настрою.

Заметил, что тут теперь не только новички, у которых пока не было никаких эмблем на форме. Студентов старших курсов отличали артефактные броши, прикрепленные к одежде. В отличие от преподавательских, которые были красного цвета, эти отличались самыми разными оттенками. А еще имели особые насечки, чье количество, видимо, указывало на номер курса. Причем, как я заметил, еще стоя в небольшой очереди перед воротами, у тех, у кого они были, броши сами добавляли нужное количество насечек, стоило стражнику у ворот провести по ним каким-то артефактом. Удобно, что ни говори! Вместо того чтобы менять броши для каждого, кто перешел на другой курс, их просто ежегодно обновляют. А в конце учебы, видимо, забирают обратно.

Я завертел головой, отыскивая знакомые лица, но пока ни Лоренса, ни Бастиана в зоне видимости не наблюдалось. Впрочем, как и Иланы с Арьяной, что даже порадовало. Будет время спокойно осмотреться и изучить обстановку.

Я подошел к студентам, на которых не было брошей, и скромно встал рядом. Некоторые уже успели познакомиться и теперь живо что-то обсуждали.

Тут я почувствовал чей-то пристальный взгляд, который буквально прожигал, и резко развернулся.

36

Поодаль от основной массы студентов стояла небольшая группа парней и девушек, которые посматривали на остальных с видом собственного превосходства. У всех них были яркие глаза желтоватых и зеленых оттенков. В числе них стояла та, кого я меньше всего ожидал здесь увидеть. Даже сердце екнуло.

Мелисса Ордлин?! Какого хрена она тут делает?! Должна же сейчас в камере сидеть, а не разгуливать тут как ни в чем не бывало!

Но тем не менее, это и правда была она. В такой же черной форме с белым воротничком и строгой прической, которая ничуть ее не портила, а даже наоборот. Сочетание необузданной чувственности, которая ощущалась во всей ее фигуре, и внешней скромности действовало просто убойно. У меня даже в горле пересохло. Так, а вот это точно ни к чему! Видимо, недельное воздержание так сказывается на молодом горячем организме. О другом нужно сейчас думать. О том, какие неприятности эта стервочка мне может устроить в Академии!

Мелисса одарила меня издевательской улыбочкой, а потом развернулась к одному из парней, рядом с которыми стояла, и начала что-то ему говорить. То, как тот при этом на нее смотрел, заставило недовольно поморщиться. Какими бы противоречивыми ни были мои чувства к Мелиссе, наблюдать за тем, как девушку буквально пожирают глазами, было неприятно. А именно это и делал рыжий детинушка с зелеными глазами. Казалось, мысленно он уже разложил девушку прямо тут и зарядил ей во все щели.

Тут взгляд рыжего обратился в мою сторону и глаза недобро сверкнули. Подозреваю, это как-то связано со словами Мелиссы. М-да, времени эта заноза в заднице не теряет! Принялась с первого дня учебы портить мне жизнь. Рыжий властно что-то сказал одному из стоящих рядом с ним парней и указал в мою сторону. Тот почтительно склонил голову, а потом направился в мою сторону.

Черт! Как же меня все достало! Ведь хотел же просто спокойно учиться!

Истинное зрение уже дало мне представление о том, с кем имею дело. Оборотни. Девчонка и правда времени зря не теряла! Уже нашла себе стаю, которая, как подозреваю, может доставить мне немало хлопот. Более внимательно оглядел того, кто направлялся ко мне. Не такой внушительный, как рыжий или брат Мелиссы, но мускулистый и крепкий. А его походка и движения сразу выдавали в нем бойца, которого не стоило недооценивать. Это не Дергил Миантр, который мало что из себя представляет в этом плане.

Я заметил, как студенты, которые стояли рядом со мной, резко предпочли отойти. Вокруг меня образовалось довольно приличное пространство, хотя любопытных взглядов хватало. Темноволосый остановился в двух шагах, скрестил руки на груди и в упор уставился на меня, презрительно щуря губы. Я спокойно встретил его взгляд, ничем на выдавая эмоций, и принялся ждать дальнейших действий. Но оборотень не спешил переходить к разговору, продолжая подавлять своим взглядом. Видимо, ждет, пока я отведу глаза или занервничаю.

Что ж, я не прочь поиграть в гляделки, раз ему так хочется! Тоже нацепив на лицо легкую усмешку, я чуть расфокусировал зрение и решил немного поэкспериментировать, раз уж выпала такая возможность. Нужно использовать даже неприятные моменты себе во благо. Ведь хотел же проверить, как проявит себя универсальная энергия в связке с ментальным щупом на тех, у кого абсолютная невосприимчивость к подобному виду магии. А тут объект еще и стоит и не двигается, облегчая контакт щупа со своей головой. Я спокойно соорудил этот самый щуп, вначале чисто ментальный, и закономерно, не смог подсоединить его к голове оборотня. Тот с ней просто соскальзывал, словно натыкался на ледяную стену. Я начал постепенно подпитывать щуп универсальной энергией. Тут еще важно было дозировать воздействие, ведь если добавишь слишком много, щуп просто распадется. К сожалению, сама по себе универсальная или другие виды магической энергии, кроме ментальной, темной и целительской, подобные конструкты создавать не могли. Это я уже проверил опытным путем во время редких часов, которые удавалось использовать на магические эксперименты.

Поддалось! Я едва не завопил от радости, когда заметил, как щуп начинает просачиваться в голову оборотня. Вот только обратная связь оказалась не такой, как обычно. Как и в случае с Иланой, когда я частично преодолел защиту артефакта, я мог ощущать лишь намерения. И все же это лучше, чем ничего! Во время возможного поединка это может здорово пригодиться. Показать направление удара или момент, когда противник захочет перейти в атаку. Сейчас же намерения у оборотня были самые недобрые. Агрессия от него так и перла.

Видимо, полностью скрыть свое волнение от важного открытия не удалось, а мой визави трактовал его в нужную ему сторону, потому что, наконец, решил нарушить молчание. Лениво и с нескрываемым пренебрежением выплюнул:

— Мне тут сказали, что ты нелицеприятно отзывался об оборотнях. Утверждал, что они недостаточно хороши в бою и тебе не составит труда это доказать. А еще ты очень нехорошо поступил с одной из наших, пусть она и не входит в наш клан. Пока, — особенно подчеркнул он. — Наш принц вполне может взять ее к себе в качестве младшей жены.

От моего улучшившегося настроения не осталось и следа. По сердцу неприятно царапнуло. Причем даже самому себе признаваться в том, с чем это было связано, было неприятно. Неужели Мелисса по собственной воле захочет отдаться этому рыжему уроду? Только ради того, чтобы получить возможность меня наказать его руками или руками кого-то из приближенных этого самого принца? Был о ней лучшего мнения, если честно.

Я бросил беглый взгляд на Мелиссу и увидел, что она смотрит на нас с затаенным нетерпением. Заметив, что я смотрю, она недобро усмехнулась. А я решил, что с этого момента буду нещадно выкорчевывать малейшую симпатию, которую все еще к ней испытывал. И гадливость, возникшая при мысли о том, как она будет ублажать этого рыжего идиота, этому немало способствовала. Я презрительно скривился, потом перевел взгляд на оборотня.

— Ничего подобного я не говорил, но оправдываться в любом случае не стану, — сухо проговорил. — Ко мне есть какие-то претензии? Если так, готов ответить на них в любой момент.

— И ответишь, не сомневайся! — хищно усмехнулся оборотень. — И, пусть при других обстоятельствах я бы даже не плюнул в твою сторону, не то что оказал тебе честь драться со мной на дуэли, но приходится соблюдать ваши законы. Итак, мое имя — лерр Орсон Данейр. И я вызываю тебя на поединок. Сегодня после занятий. Назови время и место.

— Думаю, к трем часам я точно освобожусь, — проговорил я, прикидывая расписание. — На тренировочной площадке Академии.

М-да, похоже, я теперь там буду появляться регулярно! — подумал с усмешкой.

— Тогда позаботься о секундантах и не вздумай улизнуть. Поверь мне, тогда тебе придется еще хуже.

— И не собирался, — я пожал плечами. — Это все?

— Пока да, — презрительно бросил Орсон и двинулся обратно к своему господину.

Что-то сказал ему и Мелиссе, после чего девушка послала ему благосклонную улыбку. Орсон опасливо покосился на принца и на ее улыбку не ответил. Видимо, рыжий уже дал понять, что к его женщине лучше не лезть. Именно так я все это трактовал. Принц одобрительно похлопал его по плечу и опять сосредоточил все внимание на Мелиссе. Я же отвернулся от них и постарался думать о чем угодно, но только не о том, что происходит за спиной. Настроение было скверное. Эти гады умудрились испортить такой хороший день!

К счастью, вскоре я увидел появившихся в зоне видимости Лоренса и Бастиана, и смог переключиться на общение с друзьями. Им пришлось рассказать о предстоящей дуэли и попросить быть моими секундантами. Бастиан с тревогой проговорил:

— Аллин, ты уверен, что справишься? Говорят, оборотни очень сильны. Они даже в обычном состоянии как воины-мастера первого уровня. А уж если боевую трансформацию применят, так и вовсе…

— Я в курсе, — криво усмехнулся я. — Не переживай, у меня уже был опыт поединка с оборотнем. Как видишь, я пока жив-здоров. К тому же я тоже смогу преподнести оборотням кое-какие сюрпризы.

— Я попробую что-то разузнать о твоем противнике, — проговорил Лоренс. — Успел познакомиться кое с кем из соседей-аристократов. Может, они что-то знают.

— Вот за это буду особенно благодарен, — улыбнулся я другу. — А теперь ни слова. Наши приятельницы идут, — заметил я приближающихся к нам Илану и Арьяну. — О дуэли им рассказывать не нужно. А то изведут своим беспокойством.

— Даже не сомневаюсь в этом! — хмыкнул Лоренс. — Молчим, как рыбы. Хотя, думаю, эта новость скоро и так разлетится. И девушки об этом все равно узнают. Но пусть лучше не сейчас.

— Аллин, Лоренс, я рада, что вы уже здесь, — одарила нас очаровательной улыбкой Илана, привычно «не заметив» Бастиана, который, впрочем, на такое даже не обижался. Слишком скромен.

Это, кстати, сами девушки настояли, чтобы мы общались просто по именам, хоть и на «вы». Если, конечно, рядом не было кого-то чужого.

— Выглядите просто очаровательно, — отвесил дамам комплимент Лоренс.

— Вот в этом есть большие сомнения, — скривила носик Илана. — Эта форма просто ужасна!

— А, как по мне, наоборот, она только подчеркивает вашу красоту, — галантно возразил лерр.

— Вы тоже так считаете, Аллин? — она кокетливо захлопала ресничками.

— Разумеется, — сдержанно проговорил я.

— Вам форма тоже очень идет, — протянула она, окидывая меня таким взглядом, что и рыжему бы фору дала. Мне даже неловко стало.

— Благодарю, — мысленно закатив глаза, отозвался.

М-да, и это невинная девица! Что же будет, когда она дорвется до взрослых развлечений? Точно изнасилует меня однажды, — иронично подумал. — Или, по крайней мере, попытается.

Тут я опять почувствовал чей-то сверлящий спину взгляд и резко обернулся, успев его перехватить. Мелисса смотрела с таким выражением, что даже мурашки по спине побежали. Причем это не было привычным уже выражением ненависти и жажды моей смерти. Больше напоминало… я даже не сразу поверил в то, что показалось. Неужели ревность? Впрочем, она почти сразу отвела глаза, так что точно поклясться бы в этом не смог. Пожав плечами, вернулся к разговору с друзьями и девушками.

— Принцесса Элеонора! — послышался рядом громкий шепот Арьяны. — Вот и она!

О том, что отец велел моей сестре во что бы то ни стало подружиться с принцессой, мы уже знали. Поэтому нисколько не удивились такому ее пристальному вниманию. Я же сильно напрягся, учитывая то, что тоже имею к принцессе кое-какое отношение. Но все же надеялся, что девушка успела выкинуть меня из головы, а король просто перестраховывался, делая то предупреждение.

Элеонора шла в сопровождении своего брата, который был очень похож на отца. Тот же богатырский рост, русые волосы, только глаза не светлые, а каре-зеленые. В энергетическом плане у него была та же направленность: огненная и воздушная магия. Только источник пока не настолько развит, что вполне понятно. Молод еще. Элеонора держалась со сдержанным достоинством, как и подобает девушке ее положения. Спокойно встречала всеобщие любопытные взгляды и шепотки, сохраняя полнейшую невозмутимость.

За принцем и принцессой шли Палмер и Виола Дармент. К последней я испытывал искреннюю симпатию, поэтому мне было жаль, что строгая форма Академии сделала ее еще более невзрачной и неприметной. Заметил, что она иногда бросает тоскливые взгляды в спину принцу Винсенту и понял, что девушка к нему неравнодушна. Бедняга! Он ведь попросту ее отверг и предпочел другую. Виоле же приходится постоянно с ним общаться, раз он брат подруги, и делать вид, что все нормально.

Ожидаемо, вся четверка встала чуть в стороне от основной массы, и к ним пока никто не решался приближаться. Заметил, что принцесса начала обводить всех взглядом, будто отыскивая кого-то.

Черт! Я затаил дыхание, когда ее глаза остановились на мне и так и замерли. В них отразилась плохо скрываемая радость, на губах появилась робкая улыбка.

Так, не поддаваться инстинктивному желанию улыбнуться в ответ! Все же к принцессе я не испытывал никаких негативных чувств. Но и навлекать на себя гнев ее отца не хочется. Я изобразил едва заметный кивок и тут же повернулся к Илане. Завел какой-то пустой треп, не глядя больше на принцессу.

— Показалось, или она прямо в нашу сторону смотрела? — рядом возбужденно воскликнула Арьяна.

— Сомневаюсь, — отозвалась Илана. — Может, на кого-то за нашими спинами. Да и не смотрит уже. И, похоже, чем-то недовольна. Смотри, как губы поджала.

— Последнее, думаю, как раз из-за того, что меня увидела, — сделала парадоксальный вывод Арьяна. — Я же Мердгрес. Дарменты, небось, успели настроить принцессу против нашей семьи!

— Вряд ли она тебя в лицо знает, — возразила Илана. — Так что не выдумывай. Но подходить к ней пока точно не надо. Выберем другой момент. Поудобнее.

— Ты права, — согласилась моя сестрица. — Если честно, не хочется мне проходить через такое унижение. Но придется. Лоренс, ты ведь будешь меня сопровождать в качестве моральной поддержки?

— Почту за честь, — улыбнулся он.

— Ректор! — заметил Бастиан, тем самым прерывая нашу беседу.

И мы, как и остальные студенты, сосредоточили все внимание на ректоре и преподавателях, которые, наконец, соизволили явиться пред наши очи. Они взошли на специально сооруженный в центре помост, откуда и собирались, по всей видимости, приветствовать собравшихся. Ну что ж, послушаем, что скажут!

37

Ректор оказался мужчиной лет пятидесяти. Немного плотного телосложения. Харизматичный. С располагающей к себе улыбкой и заметной родинкой на левой щеке. Впрочем, она не смотрелась отталкивающе, а скорее, придавала ему еще больше индивидуальности. Он мне чем-то, кстати, напомнил актера Сэма Нила.

Посмотрев на него в истинном зрении, отметил сильный дар воздушника и то, что с облысением он борется с помощью целителя. Волосы в некоторых местах светятся немного иначе. Хмыкнув, вспомнил о том, что рассказывала об этом человеке мама. Он тот еще дамский угодник! Неравнодушен к красивым девицам, и это не раз помогало многим нерадивым студенточкам без проблем сдать у него экзамены.

Хотя из слухов, которые успел собрать Бастиан от своих соседей по общежитию, последние три года ректор вроде как остепенился. И неровно дышит только к одной женщине — преподавательнице по водной магии, которую даже сделал деканом соответствующего факультета.

Насчет нее тоже стоило держать ухо востро. Та еще штучка! Замуж не спешит, хотя ректор не раз предлагал это. И что есть у них и кое-что общее: та тоже неравнодушна к молодым и смазливым студентам, только в ее случае — юношам. Один из студентов второго курса, с которым познакомился Бастиан, со смехом рассказывал много комичных историй о том, как ревнивый ректор пытался поймать свою зазнобу на очередной измене. В общем, весело тут у них, однозначно!

Еще раз хмыкнув, я сосредоточился на речи ректора, который как раз начал вещать, дождавшись, пока стихнут устроенные ему овации:

— Приветствую всех! Мое имя некоторым из вас уже известно, а для первокурсников представлюсь. Лерр Дигор Мерлен. Ректор этой славной Академии. Те, кто будет учиться на воздушном факультете, столкнутся со мной еще и как с наставником. Для начала хочу немного рассказать об истории этого учебного заведения, чтобы вы поняли до конца, какой честью является учиться здесь.

Дальше пошел пространный экскурс в историю, во время которого многие студенты откровенно заскучали. Им явно уже не раз приходилось его слышать. Только первокурсники слушали с некоторым интересом. Стоило отметить, что говорить ректор умел и явно любил. Так что речь его затянулась настолько, что скучать начали уже все. Наконец, он спохватился и произнес:

— Ну, думаю, побольше обо всем этом вы сможете узнать на занятиях по истории магии. А сейчас я хочу представить вам наших преподавателей и сообщить, кто из них назначен кураторами ваших групп. И первой я хочу представить украшение нашей Академии. Не только выдающегося мага, но и невероятно красивую женщину — мерлу Иоланду Ратгер.

Вот, похоже, и его возлюбленная! В истинном зрении я увидел наличие довольно сильного водного дара. Внешне женщина и правда была довольно красивой, хотя не сказал бы, что прямо-таки невероятно. Но для ректора, видимо, так и было. Все-таки влюбленный мужик, что с него взять! Но штучка точно та еще. Цену себе знает и умеет подать себя в самом выгодном свете. И фигура у нее стройная и женственная. Не такая точеная, как у эльфиек, но что-то близкое к этому. А вот грудь по сравнению с тонюсенькой талией кажется больше, хотя едва дотягивает до третьего размера. И бедра что надо. Шикарные кудрявые темные волосы и необычного цвета серо-черные глаза вкупе с приятными чертами лица тоже создавали неплохое впечатление.

Я заметил, что не только я оглядываю ее прелести. Тут было много одолеваемых гормонами юнцов, которые при виде мало-мальски привлекательной женщины встают в стойку. М-да, надо бы точно сегодня к Диане заскочить! Но насчет преподавательницы запретил себе даже думать. Не хватало еще настроить против себя ректора. Нет уж! Красивых и свободных баб на мой век хватит, чтобы зариться на чужое. Пусть даже оно и само не прочь покувыркаться с молодыми парнями. Но надеюсь, на мне эта водница свой выбор не остановит. А если и так, то вынужден буду не оправдать ее ожиданий.

— Мерла Ратгер — декан водного факультета и преподаватель «Водной магии», а также «Основ магических плетений», — продолжил представлять женщину ректор.

Куратором ни одной из групп он ее не назначил, что и понятно. Не хотел рисковать, отправляя в подчинение своей зазнобы потенциальных соперников.

— А это декан факультета артефакторики Гриан Борд, — назвал он очередного выступившего вперед преподавателя, когда водница встала на место.

Этого я уже видел во время отбора в Академию. Поэтому обрадовался, когда Дигор Марлен сообщил, что он назначается куратором моей группы. В целом старик произвел на меня хорошее впечатление. Серьезный мужик, любящий свое дело. Надеюсь, мы с ним найдем общий язык. А поучиться у него, думаю, будет чему.

Тут чуть в стороне от меня возникло какое-то оживление и шепотки. Я с недоумением оглянулся, чтобы посмотреть, кто рискнул помешать торжественной церемонии. Увидел, как студенты расступаются перед гордо пробирающимися к первым рядам группой эльфов. Причем не светлых, а темных. Этих мне еще видеть не доводилось, поэтому рассматривал их с интересом.

Как и у светлых, у них были стройные, гибкие тела, удлиненные остроконечные уши и большие, чуть приподнятые в уголках глаза. И они тоже отличались редкой для людей красотой, невольно приковывающей к ним внимание. Только у дроу кожа была более смуглой, а волосы и глаза имели довольно необычные оттенки. Так, например, у идущего впереди парня волосы были красные. Причем цвет явно не искусственный, а натуральный. Глаза черные, но с красными крапинками, которые сияли как раскаленные угольки, что создавало жутковатое впечатление. Источник у него, кстати, был темный и довольно сильный.

Идущая по правую руку от него девушка тоже невольно приковывала взгляд. Волосы у нее были насыщенно-лазурными, а глаза — голубые с сиреневыми крапинками. На ней, кстати, по понятным причинам, я завис дольше, чем на парне. Уж больно экзотической была красотка! Я таких даже у Дианы в заведении не видел. Впрочем, это, пожалуй, и неудивительно. У темных эльфов, насколько я слышал, матриархат, пусть и не слишком жесткий. Ни одна уважающая себя темная эльфийка не согласилась бы ублажать мужиков за деньги. Скорее бы глотки им перерезала.

Еще стоило отметить, как двигалась эта девушка. Даже в строгом платье умудрялась идти так, словно в любой момент могла взорваться серией ударов и выпадов. Кстати, в отличие от большинства девушек-студенток она носила при себе оружие. За спиной была перевязь с парными эльфийскими клинками. И, что характерно, комично вкупе с платьем это все равно не смотрелось. Отметил, что дар у нее еще посильнее, чем у парня. Определенно, опасная дамочка!

Остальные темные эльфы держались позади и явно были на вторых ролях. Всего представителей дроу было шестеро. Поровну парней и девушек.

— О, похоже, представители темно-эльфийской делегации все-таки решили почтить нас своим присутствием! — раздался чуть саркастичный голос ректора. — Благодарю вас за оказанную честь.

— Простите за опоздание, — скучающим голосом, словно делал ему одолжение, проговорил красноволосый парень.

— Ну, что вы, ваше высочество, — явно деланно уважительным тоном отозвался Дигор Марлен, чем вызвал у меня симпатию. Ректор не спешил стелиться перед дроу только из-за того, что те имеют высокое положение. — Но буду благодарен, если поскорее займете свое место среди зрителей и позволите нам продолжить.

Принц только смерил лерра Марлена нечитаемым взглядом, но нарываться не стал. Остановился в переднем ряду, как и его спутники.

— Вообще, конечно, в этом году у нас очень интересный набор, — воскликнул ректор, обращаясь уже ко всем. — К тому, что в нашей Академии решила учиться принцесса светлых эльфов, мы уже за несколько лет привыкли. Кстати, ее высочество, видимо, не захотела сегодня почтить нас своим присутствием, — добавил он, окинув взглядом толпу. — Но думаю, вы будете иметь удовольствие увидеть ее дальше во время учебы. — Зато в этом году к нам поступили еще и представители королевских семей темных эльфов и оборотней. Принц Ланфер Миранар, еще раз мое почтение, — он суховато улыбнулся дроу, — и принц Никред Арсар. Вам двойная благодарность, что не позволяете себе опозданий. Это для будущего студента, определенно, является добродетелью.

Его взгляд устремился в сторону оборотней. Проследив за ним, я нахмурился, поняв, что он обращался к тому самому рыжему идиоту, который явно желал наложить лапу на Мелиссу Ордлин. То, что он еще и принц, определенно, не радовало. Рыжий чуть оскалился, обозначая улыбку, и небрежно кивнул. Дроу же явно был недоволен сравнением не в его пользу, и поджал губы. Синеволосая девушка шепнула ему что-то на ухо, и тот успокоился и вернул себе самообладание. Интересно, кто она? Похоже, несмотря на положение принца, именно синеволосая играет в их компании первую скрипку. Ну да ничего, со временем, думаю, мое любопытство будет удовлетворено.

Кстати, у других темных эльфов из их компании источник имел другую направленность: разных стихий. И почему мне кажется, что остальные тут лишь для массовки, помимо принца и синеволосой?

— Что ж, продолжим, — между тем переключил опять на себя мое внимание лерр Марлен. — Весьма кстати, что принц Ланфер подоспел к представлению именно этого преподавателя, который станет куратором группы темных магов. Мерл Джорай Илгер. Он же декан соответствующего факультета. Прошу любить и жаловать.

Мужчина, который выступил вперед, определенно, внушал уважение и даже опасение одним своим видом, что я отметил еще наотборе, когда он участвовал в комиссии. Теперь же принялся рассматривать его более внимательно. Явно бывший воин, причем принявший участие не в одной стычке. Уже не такой молодой, но по-прежнему сильный и подтянутый. Темноволосый. Со свинцово-серыми глазами, чуть прищуренными и глубоко посаженными. Когда он устремлял на кого-то взгляд, возникало впечатление, что у него не глаза, а два острых лезвия. Таких же смертоносных и холодных. Еще и на лице имелся заметный шрам над правым глазом, из-за чего казалось, что тот слегка скошен. С учетом местной целительской науки видеть такое было немного странно, о чем я задумался только сейчас.

Почему он не удалил себе шрам? Или считает, что настоящего мужчину они только красят? Особо следует отметить размер его источника. Он почти достигал моего нынешнего и был абсолютно черным. В истинном зрении это выглядело так, словно внутри мерла Илгера зияет огромная черная дыра. Жутковатое зрелище, если честно. Этого типа я, определенно, не хотел бы видеть в качестве врага. Даже принц слегка впечатлился, окидывая взглядом своего куратора. Едва заметно передернул плечами, когда глаза-лезвия уставились прямо на него. Да, этот спуску даже принцу не даст!

— Мерл Илгер — настоящий герой, — между тем, произнес ректор. — А также пример для подражания для многих из нас. По происхождению он простолюдин, но благодаря личным заслугам во время обороны приграничных территорий получил от короля титул мерла и земельное владение. А позже, когда отошел от активной воинской службы, я предложил ему место преподавателя в Академии. Думаю, у мерла Илгера найдется многое, чему он сможет вас научить. А также поделиться своим богатым опытом по тому, что происходит в приграничье и на мертвых пустошах.

После его слов я еще больше зауважал этого темного мага. И теперь понял, почему он так выглядит. Далеко не всегда простолюдин мог себе позволить обратиться к сильному целителю. Тем более когда дело происходит во время службы. Если он попадал в серьезные заварушки — а что-то мне подсказывало, что это так и есть — то там у целителей явно хватало работы и без косметических процедур. У них несколько иная задача — помочь раненым выжить. А вообще пример мерла Илгера и правда мог многих вдохновить. Среди студентов Академии было немало простолюдинов, которые учились за счет государства и должны были потом отрабатывать обучение именно в приграничье. То, что при этом можно еще и получить титул, почет и уважение, сравняться с аристократами — для многих из них отличный мотиватор.

38

— А вот еще одна наша местная героиня! — голос ректора стал более мягким, когда он посмотрел на уже знакомую мне по отбору целительницу. — Мерла Эйрия Линдс.

Старая дева благородных кровей робко шагнула вперед и явно засмущалась из-за всеобщего внимания.

— Один из наших преподавателей по целительской магии. А также замечательный человек. Прошу не обижать, — он грозно окинул взглядом студентов, многие из которых скептически уставились на женщину. — Ато будете иметь дело со мной!

Надо же! Не ожидал такой доброты от ректора. Он казался более циничным. Впрочем, его дальнейшие слова многое прояснили:

— Когда-то Эйрия была здесь студенткой, подающей большие надежды. Как и ее жених, который, в отличие от нее, учился за государственный счет и вынужден был сразу после окончания Академии уехать в приграничье. Там он и погиб уже в первые месяцы службы из-за того, что рядом не оказалось достаточно сильного целителя. Мерла Линдс в память о нем добровольно поехала в приграничье и провела там десять лет, помогая проходящим службу воинам. Самолично отправлялась с ними в опасные вылазки. Некоторых даже вытаскивала сама с поля боя, хотя, глядя на эту хрупкую женщину, в такое трудно поверить. Но могу вас заверить, что есть очень много тех, кто остались живы и здоровы именно благодаря ей. Так что я весьма горд тем, что Эйрия решила по окончанию своего добровольного контракта работать здесь преподавателем. И, поверьте, студентам-целителям, над которыми она возьмет кураторство, сильно повезло. Как наставник, Эйрия тоже весьма талантлива. В нынешнем году именно ей я поручаю группу наших новичков.

Бастиан, стоящий рядом со мной, радостно улыбнулся. Похоже, личность куратора пришлась ему по душе. Я же посмотрел на эту женщину совершенно другими глазами. Даже представить не мог, сколько силы и мужества скрывается у нее внутри. Не каждый мужик выдержит то, через что прошла она! И для себя решил, что, как и ректор, не позволю каким-то идиотам обижать ее. Если, конечно, стану такому свидетелем и получу шанс вмешаться.

Также из представленных преподавателей запомнился светлый эльф, который, как ни странно, вел в Академии «Воинскую подготовку». Стройный красавчик со светло-русыми волосами и аквамариновыми глазами, на представление которого многие студентки отреагировали весьма бурно. Отовсюду слышались томные вздохи и возгласы: «Какой же он лапочка!» Меня же больше поразило то, что я совершенно не ожидал, что в человеческой Академии будет преподавать чистокровный эльф. Еще и эйр. У эльфов, кстати, аристократы не делились на лерров, тирров и мерлов, а назывались одинаково — эйры. Конечно, они различались по степени влияния и богатства, но формально были равны. Так вот, чтобы эльфийский аристократ предпочел служить обычным преподавателем у людей — это как-то в голове не укладывалось. Ректор же еще и не стал никак это объяснять, что только добавило интриги. Думаю, не только я заинтересовался историей этого парня.

— Хочу также уточнить, — произнес лерр Марлен, — что «Воинская подготовка» обязательна только для парней. Девушки тоже могут на нее записаться, но лишь по собственной инициативе. И экзамены по ней им сдавать необязательно.

— С чего такая дискриминация? — не выдержала нахмурившаяся после его слов синеволосая.

— О, эйра Сатари! — ослепительно ей улыбнулся ректор, окидывая оценивающим взглядом. — Для тех, кто желает всерьез заниматься этой дисциплиной, мы сделаем исключение. Так что при желании можете заниматься на равных с парнями.

— Это им придется постараться, чтобы быть с ней на равных, — насмешливо заявил принц темных эльфов. — Моя телохранительница им всем фору даст!

Телохранительница, значит? Интересненько… И, похоже, не только, учитывая, что она ему еще и советы дает. Но было бы и правда интересно узнать, на что способна эта барышня. В истинном зрении я видел, что ее тело явно прошло усовершенствование. У принца это тоже, конечно, наблюдалось, но что-то мне подсказывало, что синеволосая покруче будет.

Словно почувствовав мой чересчур пристальный взгляд, девушка резко обернулась. Наши с ней глаза встретились, и меня невольно холодом обдало — таким тяжелым был взгляд у этой красотки. Впрочем, почти сразу в ее необычных голубовато-сиреневых глазах промелькнуло некоторое удивление и даже интерес. Я рискнул ей улыбнуться, и, как ни странно, получил в ответ такую же улыбку. Правда, чуть кривоватую и хищную. И взгляд у нее стал каким-то иным. Как у охотника, который заметил в кустах скрывающуюся там добычу. Как-то даже не по себе стало. Вспомнилось еще про то, что эта девица, между прочим, живет по правилам матриархата, и я поспешил отвернуться от нее. Нет уж, предпочту иметь дело с более традиционными девушками!

Наконец, представление преподавателей подошло к концу и нас начали по очереди вызывать на помост, где кураторы вручали новичкам артефактные броши соответствующего цвета. В моем случае она должна быть золотисто-коричневой, как и у всех, кто учился на факультете артефакторики.

Кстати, насчет этих самых брошей. В истинном зрении было заметно, что это ментальные артефакты, которые служат не только для распознавания своих и чужих, но еще и являются защитными от этого вида магии. А также имеют и какие-то другие функции, которые я пока не понимал. В общем, весьма сложная и явно дорогая вещь. Причем того же плана, что и перстень, что дарила мне принцесса. А именно: просто так этот артефакт не украдешь и не привяжешь к другому человеку. Не удивлюсь, если там даже что-то вроде тревожной кнопки или маячка имеется. Надо будет разузнать получше о свойствах этого занятного и весьма сложного артефакта.

Когда настала моя очередь принимать брошь, я тут же оказался под прицелом множества взглядов. Причем далеко не все из них были дружелюбными.

— Какой красавчик! — донесся до меня голос одной из особо впечатлительных барышень из передних рядов. — Он что полукровка из эльфов?

— Скорее всего, — отозвался ей кто-то. — Посмотри, какие глаза яркие! А волосы какие! Все бы отдала, чтобы такие иметь.

— А я бы и от него самого не отказалась, — послышался еще один комментарий.

В общем, я даже смутился немного.

— Ой, посмотрите, он еще и покраснел! — немедленно прокомментировали эти неугомонные. — Как мило!

Черт! Чувствую себя куском мяса на рынке, к которому приценивается сразу несколько покупателей. Не слишком приятно.

Забрав свою брошь, я на мгновение окинул взглядом толпу, о чем тут же пожалел. На меня и правда откровенно пялились, словно на какую-то диковинку. Особенно бесцеремонно разглядывала синеволосая. Если другие хотя бы под моим взглядом ради приличия отводили глаза, то эта даже не думала так делать. Хищно улыбаясь, осматривала с ног до головы.

М-да, что-то мне подсказывает, что лучше держаться от нее подальше. Не к добру она так мной заинтересовалась! О том, что у темных эльфов принято иметь, помимо законных мужей, еще и целые гаремы из наложников, я был наслышан. И оказаться в числе тех бедолаг мне что-то не хочется. А тут я ей еще и поулыбался сдуру, проявив свою заинтересованность. Ну не идиот ли?! Сам намекнул, можно сказать, что не против продолжить знакомство в более интимной обстановке.

Так, с этого момента постараюсь столь глупых ошибок не допускать.

В общем, на место я встал с нескрываемым облегчением.

— А теперь у вас будет небольшой перерыв, — сообщил ректор, — после чего ждем вас на первом занятии. Сегодня их будет немного. Для новичков же только одно — ознакомительное, которое проведут ваши кураторы. После чего советую пойти в библиотеку и взять комплект книг, уже подготовленный для вас нашими библиотекарями. Расписание занятий можно найти на стене сразу у входа. Если у вас будут возникать какие-то вопросы в процессе обучения, обращайтесь к кураторам, а позже и старостам, когда вы их выберете. И советую хорошенько изучить устав Академии, который вы все получили в канцелярии. Поверьте мне, нарушения дисциплины будут караться нещадно, невзирая на титулы.

При последних словах ректор красноречиво посмотрел сначала на дроу, потом на оборотней, как тех, кто способен доставить наибольшее количество проблем, и закончил свою речь жизнерадостным пожеланием удачной учебы. Ну что же, буду надеяться, что в моем случае она и правда будет таковой!

К сожалению, с друзьями пришлось расстаться сразу после того, как изучили расписание. Они должны были учиться на других факультетах. Лоренс — на огненном, Бастиан — целительском. А вот то, что Илана и Арьяна, наконец, тоже от меня отлепятся, несомненно порадовало. Сестрица отправится на водный, а несостоявшаяся невеста будет учиться вместе с Лоренсом. Тут, кстати, был один скользкий момент. Эта неугомонная, узнав о том, на какой факультет я записался, попыталась и сама туда попасть, хотя изначально планировала учиться на огненном. К счастью для меня, ей отказали. Эльм слишком широкий для артефактора. Об этом она с возмущением рассказывала мне и Лоренсу, не замечая, какое облегчение я по этому поводу почувствовал. Не хватало только иметь Илану под боком все пять лет обучения! И так хватает того, что на первом курсе будет много общих занятий для всех факультетов.

В общем, настрой у меня перед первым занятием был очень даже неплохим. Даже сгладился неприятный момент с оборотнями. Я их решил просто на время вообще выкинуть из головы и брать по максимуму все, что мне предоставляет учеба в Академии. И в библиотеке, кстати, стоит прощупать почву на предмет того, могут ли они выдать что-то помимо стандартного комплекта книг. Нужно поискать информацию по магии древних. Это моя основная задача. Что-то мне подсказывало, что именно там я могу найти ответы на свои вопросы и понять, каким путем идти дальше. Стандартные методы, подходящие для других студентов, явно ведь не для меня.

Ну да ладно, пусть все идет своим чередом! А уж упускать малейшего шанса для собственного развития я точно не стану.

39

Помимо меня самого, в группе артефакторов-первокурсников набралось еще тридцать пять человек. Вернее, разумных, учитывая, что были представители и других рас или полукровки. Кстати, моя группа была самая большая по численности, чему не стоило удивляться. В артефакторы шли те, кто не мог бы добиться больших успехов по своей направленности магии иным способом. Из-за слабого источника или тонкого эльма. В общем, «неудачники», как свысока называли артефакторов студенты других направлений.

Аудитория, где должно было проходить наше первое занятие с куратором, была средней по размеру. Места для студентов располагались амфитеатром вокруг кафедры преподавателя, и каждый следующий ряд находился немного выше предыдущего. В общем, все стандартно, как я себе и представлял такие помещения. Единственное, что поразило — это то, что вместо доски тут имелось зеркало, к которому был присоединен какой-то сложный артефакт. Присмотревшись к нему в истинном зрении, я понял, что он с использованием ментальной магии. Работает как приемник-передатчик образов прямо из головы того, кто его использует. Интересный подход! Получается, вместо того, чтобы чертить что-то на доске, преподавателю достаточно это четко себе представить в голове, и мы все увидим в зеркальном отражении. Но пока зеркало отражало лишь наши любопытные физиономии.

Гриан Борд вошел сразу за нами и подошел к кафедре. С некоторым нетерпением дождался, пока мы устроимся на выбранных местах. Я, кстати, выбрал передний ряд. Сюда я пришел для получения знаний, а не для того, чтобы просто штаны протирать. Так что намерен был и вопросы задавать по мере необходимости, и слушать преподавателя очень внимательно. А с передних рядов это куда удобнее.

— Приветствую всех! — строгим голосом проговорил Гриан Борд, окидывая нас взглядом, из-за чего все шепотки и переговоры тут же стихли. — Для начала хочу поздравить вас с, пожалуй, одним из самых значимых событий в вашей жизни — поступлением в Академию. Вы все сделали правильный выбор, дав себе шанс на лучшую судьбу. И, что бы ни думали студенты других направлений, считая вас хуже, чем они, на самом деле вам очень повезло. Артефакторика даст вам куда большие возможности, чем узко специализированные направления. Учитывая то, что вы здесь имеете самые различные направленности магии, то будете хотя бы в теории изучать их все. А те, у кого есть к ним предрасположенность, получат возможность внедрить в себя плетения, подходящие для создания соответствующих артефактов. Причем если направлений несколько, число плетений значительно увеличится. Да-да, мои дорогие, — преподаватель как-то по-отечески улыбнулся, — среди вас есть и такие уникумы!

Ребята заозирались, пытаясь угадать, кто же из них оказался универсалом. Я скромно сидел впереди, и не думая обращать на себя всеобщее внимание. Даже для приличия тоже огляделся, из-за чего Гриан Борд хмыкнул. Вообще-то, помимо меня, универсалов, даже частичных, в группе больше не было. Если, конечно, не считать самого преподавателя. Но сборная солянка, конечно, получилась знатная! Тут присутствовали студенты абсолютно всех направлений, кроме менталистов. У них вообще была особая программа обучения. Их, в том числе, учили и артефакторике, но отдельно. Собственно, в связи с этим у меня тут же возник вопрос, и я поднял руку:

— Да, студент Нерт? — благожелательно спросил преподаватель. — Хотите, чтобы я вас официально всем представил, как самого уникального артефактора в нашей группе?

— Нет, — я даже поморщился от такого предположения.

Ощутил, как на меня устремились всеобщие взгляды. Послышались шепотки.

— Да-да, мои дорогие! — усмехнулся Гриан Борд, словно не услышав меня. — Этот молодой человек и является тем счастливчиком, о котором я говорил. Студентом с даром разных направленностей. Впрочем, не советую ему слишком уж гордиться. Есть у него и ограничения, благодаря которым добиться успеха на этом поприще будет труднее, чем остальным.

Похоже, преподаватель всех заинтриговал. Мой затылок теперь любопытные взгляды практически прожигали.

— Но об этом чуть позже. А теперь скажите, о чем же вы хотели спросить, многоуважаемый студент?

Интересно, и за что ко мне такое вот «особое» отношение? Жаль, что артефактная брошь мешает почувствовать эмоции преподавателя. Но то, что настроен он ко мне не очень — прямо-таки ощущается.

— Вы говорили, что можно будет изучить артефактные плетения всех направленностей дара, который у нас есть. А что насчет ментальных?

Послышались изумленные возгласы за спиной.

— Он что еще и менталист? — раздался громкий шепот с ряда позади меня.

— К сожалению, тут ничем не могу вас обрадовать, — покачал головой артефактор. — Создание ментальных артефактов находится под особым контролем. К нему допускаются только те студенты, кто согласился на пожизненную государственную службу.

— Понятно, — я несколько разочарованно вздохнул. На такое точно не согласился бы.

— Но все остальное вы будете иметь возможность выучить. Правда, сможете ли воспользоваться, уже другой вопрос, — буркнул он в конце. — Теперь расскажу немного о том, чему же здесь вас будут вообще учить. И почему вам в итоге посоветовали выбрать именно этот факультет.

Преподаватель достал из выемки под кафедрой вторую часть артефакта, связанного с зеркалом, и сосредоточился. За моей спиной послышались изумленно-восхищенные возгласы студентов, когда вместо зеркала там отобразилась картинка из головы преподавателя. Я отнесся к тому, что увидел, с меньшим энтузиазмом. Благо, чисто внешне это напоминало изображения в телевизоре или компьютере, к которым я был привычен. Но для местных такое, определенно, казалось сродни чуду. Особенно для простолюдинов откуда-то из глуши, которые и в столицу приехали в первый раз в жизни.

Гриан Борд был явно доволен произведенным эффектом, о чем свидетельствовала появившаяся на губах легкая улыбка. Я мысленно хмыкнул. Между тем, перед студентами возникло схематическое изображение человеческого тела и его энергетической структуры. То, что я мог наблюдать без всяких проблем, стоило перейти на истинное зрение. Но для остальных это было сродни откровению. Они заворожено уставились на пульсирующее в районе груди нарисованного человечка изображение источника. В данном случае светло-синего. От него по всему телу расходились едва заметные тоненькие ниточки и основной магический канал, сейчас находящийся в спящем состоянии и обернутый вокруг источника. Но стоило Гриагу Борду захотеть, и этот самый канал начал двигаться, похожий на какую-то присоску или щупальце.

— Перед вами то, что отличает магов от обычных людей, — заговорил преподаватель, пока студенты, как завороженные, пялились на экран. Буду, наверное, называть это зеркало именно так, поскольку оно выполняло именно эту функцию. — Магический источник, нити сбора магической энергии, а также эльм. — По мере того, как говорил, он подсвечивал нужные места чуть более ярким светом. — Именно благодаря последнему маг может выплескивать из себя магическую энергию тем или иным способом.

Все это я уже знал, но слушал с интересом. Вдруг преподаватель скажет нечто новое, чего я еще не знаю. Для остальных же, похоже, это было сродни откровению. За некоторым исключением, конечно, которое я отметил, бегло оглядев аудиторию. Пятеро студентов на третьем ряду, держащиеся вместе, смотрели на всех с эдакой снисходительностью. Наверняка аристократы, которые чисто в теории все это уже знали, как и я. Но порадовало, что основная масса студентов были простолюдинами. С ними мне куда легче будет найти общий язык.

— Есть два показателя, которые оказывают влияние на создание плетений, — между тем, продолжал лекцию Гриан Борд. — Размер источника и толщина эльма. Первый, разумеется, чем больше, тем лучше, — он усмехнулся. — На занятиях соответствующей направленности вам расскажут, как можно тренировать источник и добиться того, чтобы он подрос. У некоторых этот процесс проходит быстрее, у других медленнее, при равных затраченных усилиях. У кого-то он и вовсе не дает практически никаких результатов. Что поделать? Как и в других областях жизни, у кого-то способности больше, у кого-то меньше. Пока не попробуете что-то сделать опытным путем, не поймете, на что способен конкретно ваш организм. Лучше всего для роста источника подходит перекачка энергии в накопители практически до полного исчерпания резерва. Но тут тоже важно не переусердствовать и не довести себя до крайнего истощения. На первых порах нужно быть осторожными, пока автоматически не научитесь определять опасный момент по своему физическому состоянию.

Выходит, то, что мой источник так быстро рос — это далеко не норма? Я приятно удивился. Радует, что хоть в чем-то у меня оказался талант. Источник очень податлив к упражнениям по его развитию.

— А что касается эльма? — не удержался я. — Можно ли его как-то расширить?

40

Преподаватель посмотрел неодобрительно и я извиняюще улыбнулся. И правда, прерывать его было некрасиво. Но уж слишком важен был для меня этот вопрос.

— Вот тут вынужден вас расстроить, молодой человек, — все же ответил Гриан Борд. — Именно эльм никакой коррекции не поддается. С каким родились, с тем и будете жить всю жизнь. У всех вас, кстати, эта часть магической структуры организма достаточно тонкая. Иначе бы вы не смогли заниматься артефакторикой. Но если эльм чересчур тонкий, магической энергией оперировать куда труднее. Об этом вам еще расскажут на других занятиях, и вы все поймете лучше. Сейчас моя задача в другом. Итак, к сожалению, возможности нынешних магов гораздо более ограничены, чем было в древности. Мы даже видеть то, что делаем, можем лишь с помощью специальных диагностических плетений. А то, что вы наблюдаете сейчас, — он кивнул на экран, — и вовсе доступно только целителям, да и то с помощью специальных артефактов. Вы все имели возможность прочувствовать их действие на себе во время приема в Академию. Такая тонкая энергетическая структура видима далеко не всем. С этим просто нужно смириться.

Интересно, что бы он сказал, узнав, что я даже прямо сейчас могу увидеть эту самую структуру у всех присутствующих? Причем без всяких приспособлений? Но разумеется, рассказывать об этом точно не стану. Не хватало еще, чтобы мной заинтересовались больше, чем положено, и ограничили мою свободу.

— Но сами плетения и энергетические контуры предметов на некоторое время вы сможете увидеть и даже сделать видимыми другим, освоив кое-какие конструкты. В случае же артефакторов также важно уметь внедрять эти самые плетения в неживую материю. Тут есть свои сложности и тонкости. И тонкий эльм придется тут как нельзя кстати. Он более бережно и осторожно меняет структуру предмета. То, что более сильный маг с толстым эльмом, скорее, разрушит, попытавшись сотворить то же воздействие, вы сделаете более деликатно и осторожно. В этом ваша сила. И если научитесь грамотно ею пользоваться, можете добиться не менее значимого положения в обществе, чем ваши коллеги с других факультетов. Вот перед вами, кстати, живой пример! — он опять посмотрел в мою сторону и неопределенно хмыкнул. — Весьма прыткий и смекалистый молодой человек даже со своими ограниченными возможностями заставил говорить о своей лавке артефактов весь город.

Опять послышались шепотки, направленные в мой адрес.

— Но поверьте, студент Нерт, ваша предприимчивость в освоении моего предмета вам вряд ли поможет, — строго добавил он. — Я буду оценивать вас исключительно по тем успехам, каких вы сможете добиться в плане магических практик.

— Ничего не имею против, — спокойно отозвался я. — Как и не требую к себе особого отношения.

— Поживем-увидим, — покачал головой преподаватель. — Хотя вам уже говорили, что, с наибольшей вероятностью, вы напрасно потеряете здесь время и немалые деньги.

Спорить с ним я не стал, оставшись при своем мнении.

— Итак, пройдя полный курс артефакторики, вы в теории будете знать возможности и самые ходовые плетения всех направлений магии. На практике в ваш мозг будут внедрены те конструкты, что подходят для создания артефактов той направленности, к которой предрасположены. Научитесь работать с различными материалами и даже освоите сопутствующие ремесла: резьбу по дереву, работу с металлом и прочее. Понимаю, что для многих из вас подобное кажется марающим его достоинство, — он покосился в сторону недовольно скривившихся аристократов, среди которых было четыре парня и девушка. — И, разумеется, в своей деятельности вы можете обращаться для изготовления заготовок для артефактов к обычным мастеровым. Но знать основы этих ремесел вы тоже должны. Понимать, насколько качественно сделаны заготовки и какие больше подойдут для тех или иных артефактов.

Многие простолюдины вовсе не были расстроены этой перспективой. Скорее, наоборот, обрадовались, что их еще научат дополнительно чему-то полезному. А один парень, рыхлый толстячок, даже спросил:

— Если у нас будет такая загрузка, то может, нас освободят от «Воинской подготовки»?

Послышались смешки. Преподаватель тоже усмехнулся и ответил:

— Нет, многоуважаемый. Каждый маг мужского пола обязан пройти основы этого предмета. Мало ли, вдруг ваши услуги понадобятся при обороне города. Или жизнь заведет в приграничье, где может потребоваться ваша помощь не только как артефактора. Такой закон ввели еще двести лет назад. И не нам с вами судить, насколько он хорош. Не так ли, молодой человек?

Толстячок покраснел и поспешно закивал.

— А когда мы начнем осваивать плетения? — спросила хорошенькая девица с четвертого ряда.

— Какая вы быстрая! — усмехнулся Гриан Борд. — Для начала вам вообще не мешало бы понять, что они собой представляют и как ими пользоваться. Так что наберитесь терпения. А сейчас я немного расскажу вам о самих артефактах. К сожалению, дошло до нас с древних времен не так много секретов по их созданию. Большинство знаний было утеряно, а обучающие артефакты похищены или даже уничтожены. Некоторые же попросту вышли из строя, как и секрет их изготовления. Кстати, этим занимаются именно ментальные маги на государственной службе. Именно они создают обучающие артефакты. Вообще ментальные артефакторы — элита в нашем ремесле. Их услуги хорошо оплачиваются короной и они находятся на особом статусе.

Я скептически подумал, что даже если так, они всего лишь пленники, урезанные в своих правах. Уж лучше быть менее статусным, но жить полноценной жизнью.

— До наших дней дошло крайне мало непосредственно артефактов древних магов. И стоят они баснословных денег. К сожалению, повторить их нашим магам так и не удалось. Слишком сложны и зачастую требуют одновременного использования нескольких направленностей силы. Хотя, конечно, попытки были.

— А придумывают ли сейчас какие-то новые артефактные плетения? — задал я возникший вопрос.

— Конечно, молодой человек. Любая наука все же не стоит на месте, — снисходительно сказал Гриан Борд. — Но успехов в создании новых артефактов добиваются единицы. Слишком многое нужно учесть. Это очень сложная и муторная работа, которая в большинстве случаев заканчивается неудачей. Или даже смертью, если маг пытается создать какой-то артефакт, но что-то пошло не так. Так что решаются на это единицы. Но могу сказать, что я лично все же достиг в этом кое-какого успеха, — он гордо улыбнулся. — Создал усиленный вариант артефакта «земляная пасть», добавив к нему функцию огненного взрыва с управлением на расстоянии.

Я посмотрел на него с невольным уважением. Фактически вслепую, с учетом ограничений местных магов, он все-таки попробовал привнести что-то свое в имеющиеся знания.

— Также сейчас веду разработку артефакта, который назвал «разрывным земляным шаром». Там намерен тоже применить две доступные мне направленности дара, создав снаряд, который разрывается при соприкосновении с твердой поверхностью. По силе он будет больше, чем похожий по действию артефакт «огненного шара», поскольку задействует сразу две стихии.

Похоже, преподаватель сел на любимого конька. Глаза у него заблестели, и он охотно рассказывал студентам о своих задумках. Меня же больше всего порадовало то, что создание чего-то своего тут является, хоть и сложным, но возможным делом. А значит, на меня не будут так уж коситься, если начну внедрять что-то новое.

М-да, мечты-мечты! Тут вначале понять бы, как и что. Но перед местными у меня имеется весомое преимущество — я видящий маг. Так что шансы создать что-то уникальное есть. А с моей памятью, усиленной благодаря неожиданному эффекту от плетения целителя господина Дигора, освоить местные знания будет куда легче. Единственный затык, с которым я пока так и не понял, что делать — тонкий эльм, чтоб его! Ну да ничего, и тут постараюсь найти выход.

— Ах да! — спохватился преподаватель уже в конце лекции, когда сообщил, что на сегодня все, и мы можем быть свободны. — Где-то через неделю, когда вы немного познакомитесь друг с другом, вам нужно выбрать старосту группы. Нужен ответственный студент, не боящийся брать на себя организационные вопросы, который будет выступать от имени группы и доносить до остальных особые распоряжения ректора и преподавателей. А также следить за посещаемостью и успеваемостью.

Нет, не мое точно! От этого постараюсь отделаться, если станут предлагать. Мне тут неизвестно, как найти время на все мои дела и задумки. А тут еще взваливать на себя дополнительные обязанности! Нет уж, увольте! Впрочем, судя по оживлению среди аристократов, те явно не прочь стать главными в группе. Что ж, я только за! Обеими руками и ногами!

А теперь надо бы поспешить в библиотеку, пока не набежала целая толпа. Учебники получить, а заодно разведать, как тут обстоят дела с книгами про древних магов. Ну, и в столовую зайти бы не мешало. О предстоящей еще сегодня дуэли я старался пока не думать. Будем решать проблемы по мере их поступления.

41

Интерлюдия

Мелисса вздохнула с облегчением, когда пришлось временно расстаться с принцем Никредом и пойти на разные занятия. И пусть за ней увязалась девушка-оборотень из его свиты — лерра Ирайда Гарис, которая тоже была воздушницей, но ее компанию еще можно было вытерпеть. А вот Никред вызывал у Мелиссы стойкую неприязнь и даже отвращение с самой первой встречи! Особенно после того, как узнала, из какой семьи он происходит.

Девушка поморщилась, вспомнив эту самую встречу. Как ей и советовали, она отправилась на отбор не в первые дни, а позже, чтобы было меньше шансов столкнуться с Аллином Нертом. Стояла тогда в очереди среди других аристократов, когда уловила запах сородичей. Отличить их от обычных людей для оборотня не составляло никакого труда. Она резко обернулась и увидела остановившуюся неподалеку компанию молодых людей и девушек. Все они пристально смотрели прямо на нее. Похоже, тоже распознали в Мелиссе свою.

Она невольно напряглась, вспоминая предостережение матери держаться подальше от себе подобных. Особенно не понравился взгляд рыжего, держащегося так, словно был среди остальных главным. Его зрачки расширились, ноздри хищно раздувались. Мелисса нахмурилась, догадываясь о возможной причине такого внимания этого парня. Именно так отреагировал ее собственный брат, когда впервые повстречал Ижену. Когда оборотень находит женщину, кажущуюся ему идеально для него подходящей, он тут же встает в стойку и не может просто пройти мимо. Видимо, ей не повезло вызвать подобные эмоции у рыжего оборотня! А это в планы Мелиссы вовсе не входило. Она в Академии с одной лишь целью — превратить в ад жизнь проклятущего Нерта. Потому девушка смерила всю компанию равнодушным взглядом и отвернулась. Но не тут-то было! Рыжий, похоже, не собирался уходить несолоно хлебавши.

— Эй, красавица, а ну-ка подойди сюда! — послышался властный голос.

Мелиссе даже оборачиваться не нужно было, чтобы понять, чей он. Но если этот рыжий считает, что стоит пальцем поманить и она тут же побежит к нему, как дрессированная собачка, то сильно заблуждается. И потому Мелисса сделала вид, что вообще не поняла, что обращаются к ней.

Через несколько секунд к ней подошел один из оборотней, входящих в свиту рыжего. Темноволосый и желтоглазый, чей запах подсказал хотя бы примерно, какую вторую ипостась он может принимать. Тоже из кошачьих, как и она. Рыжий, кстати, тоже. И это не радовало. Из рассказов матери Мелисса знала, что кошачьи оборотни более опасны и коварны.

— Приветствую вас, сударыня! — церемонно кивнул ей желтоглазый. — Мое имя лерр Орсон Данейр. Я вхожу в свиту принца Никреда Арсара. Он хотел бы с вами побеседовать, если вы не против.

По сердцу Мелиссы словно резануло острым лезвием. Она даже дернулась, не сумев скрыть свою реакцию полностью. Арсар?! Дышать стало тяжело, а в голове возник кровавый туман, мешающий мыслить здраво. Хотелось немедленно оскалиться и вцепиться в глотку этому самому Арсару. Представителю семейства, которое когда-то уничтожило почти весь ее род и являлось теперь для Мелиссы кровными врагами. К счастью, хватило благоразумия сдержаться и вспомнить, где вообще находится и как малы шансы на успех. Она не может себе позволить наломать дров еще и с Арсарами, поступая необдуманно и на эмоциях. С Нертом из-за этого ничем хорошим дело не закончилось, и она еще и оказалась обязана ему жизнью. А ведь наверняка Арсар даже поопаснее будет!

Мелисса развернулась в сторону рыжего и пристально вгляделась в его лицо. Тот хищно усмехался, не сводя с нее горящих зеленых глаз. Мелькнувшая в голове мысль показалась вначале безумной, но чем больше девушка ее развивала, тем сильнее понимала — а ведь может сработать! Почему бы не стравить двух своих врагов между собой? Дождаться, кто из них победит, и потом уже сосредоточиться на оставшемся? Возникла и более смелая и рискованная идея. Сблизиться с рыжим достаточно, чтобы войти в его семью, а потом найти способ уничтожить всех Арсаров. Вот это была бы та месть, которой бы гордились ее предки!

Мелиссе пришлось стиснуть руки в кулаки, чтобы сдержать эмоции. На лице же отразилась лишь легкая улыбка, когда она величественно кивнула.

— Благодарю, это для меня большая честь!

— Чтобы вы не потеряли вашу очередь, я могу пока постоять здесь за вас, — учтиво предложил лерр Данейр и девушка вежливо его поблагодарила.

А затем на негнущихся от волнения ногах двинулась к принцу с оставшейся свитой. Арсара она разглядывала цепко и внимательно, стараясь здраво оценивать то, что видит, и не поддаваться эмоциям. Довольно привлекательный и внешне мужественный. Вот только ей рыжие никогда не нравились. А этот еще и наглый и бесцеремонный, судя по тому, что она успела заметить. Подобного по отношению к себе Мелисса никогда не терпела. Но теперь придется, если желает осуществить возникший в голове план.

Его запах вблизи показался еще более резким и неприятным, отчего трудно было не выказывать истинного своего отношения. Невольно вспомнился запах другого мужчины, вызывающий совершенно другие ощущения, и она стиснула зубы. Это какая-то насмешка судьбы, не иначе, что Аллин Нерт оказался тем, кто кажется ей самым подходящим партнером! Но когда его не станет, с притяжением к нему бороться уже не потребуется.

Мелисса очаровательно улыбнулась принцу и произнесла:

— Лерр Данейр сказал, что вы хотели со мной поговорить, ваше высочество.

— Хотел, — сказал он таким тоном, что Мелисса едва удержалась, чтобы не поморщиться.

Ясно было, что хотел он от нее не только разговоров, что даже не пытался скрывать. И то, что она вообще-то аристократка и такая бесцеремонность по отношению к ней просто оскорбительна, похоже, Арсара ничуть не смущало.

— Как ваше имя? — наконец, с заметным усилием перестав пялиться на ее грудь, спросил принц.

— Мерла Мелисса Ордлин, — они изобразила легкий реверанс.

— К какому клану оборотней принадлежите? — он буквально завис, впившись взглядом в ее лицо.

М-да, похоже, принца серьезно накрыло! Мелиссе было неуютно под его взглядом. И собственная затея уже не казалась такой удачной. Поймала себя на мысли, что хочется сбежать и держаться как можно дальше от рыжего. Но вряд ли теперь это возможно! Достаточно вспомнить, с какой маниакальной одержимостью Гастон преследовал Ижену Квейлад, желая сделать своей по праву. Похожие искорки Мелисса видела и в глазах принца. В покое он ее точно не оставит. Более того. Ее сопротивление лишь раззадорит и толкнет на крайние меры. А значит, лучше не провоцировать на агрессию и контролировать ситуацию.

— Ни к какому, ваше высочество, — спокойно отозвалась Мелисса. — Я полукровка. Моя мать была оборотнем, а отец человеком. Да, во мне проснулась кровь предков по матери, но воспитывалась я здесь. Как аристократка этого королевства.

— Понимаю, — пробормотал рыжий. — Но думаю, вам никто не помешает попросить о покровительстве один из кланов оборотней и вернуться на родину своей матери.

— О таком я даже не думала, — осторожно проговорила. — Пока мне хочется лишь отучиться в Академии и устроить свою жизнь.

— И все же свои должны держаться вместе, — он снова хищно улыбнулся. — Поэтому я предлагаю вам на время обучения войти в мою свиту. А там, вполне возможно, мой клан предложит вам свое покровительство. Как вы на это смотрите?

— Это было бы для меня большой честью, ваше высочество!

И почему Мелисса ничуть не обрадовалась такому повороту, хотя он вполне соответствовал ее планам? Она сама не могла понять собственных чувств.

Еще и, вместо того чтобы удалиться, Никред проторчал вместе с ней в очереди, а потом подождал, пока она пройдет комиссию. После настоял на том, чтобы они все вместе отпраздновали поступление Мелиссы в «Золотой лозе» — дорогом ресторане неподалеку от Академии.

Оставшиеся дни до начала учебы девушка чувствовала себя буквально приклеенной к этой компании. Они брали ее везде, куда ходили сами: на прогулки по городу, вечеринки, театры. Принц даже бросал намеки на то, что у их народа мужчине разрешается иметь, помимо старшей жены, еще и двух младших. И что все эти вакантные места еще свободны.

В постель Никред затащить Мелиссу тоже пытался, но тут она сразу поставила себя так, чтобы и не думал в эту сторону. Мол, на такой урон чести никогда не пойдет. И если принц еще раз позволит себе нечто подобное, вынуждена будет прервать их общение.

Мелисса прекрасно понимала, что если бы они находились в Тардии, Никреда бы подобное заявление ничуть не остановило. Там девушка-оборотень, чья семья не входит в один из влиятельных кланов, не имела никакой защиты. Принц бы переспал с ней и никто ему за это и слова не сказал. Но тут другая страна. Поступать так с аристократкой королевства Гренудия — сильно рисковать, нарываясь на дипломатический скандал. К тому же Ирайда проговорилась, что Никреда сюда послали, чтобы попытался найти подход к принцессе Элеоноре. И хоть принц явно не был в восторге от своей миссии и, скорее всего, не будет сильно рвать жилы, но и демонстративно провалить задание не может себе позволить. Так что скандал ему точно не нужен.

Мелисса надеялась, что когда начнется учеба, Никреду придется поумерить свой пыл в ухаживаниях за ней, и переключиться на принцессу. Пусть она и понимала, что его интерес никуда не денется. Похоже, чем больше они общались, тем сильнее рыжий желал ее. Мелиссе даже начали кошмары сниться, как она убегает от оборотня, но он все равно настигает и пытается изнасиловать. Просыпалась в холодном поту и морщилась от омерзения. Она даже начинала жалеть, что все это затеяла. Но потом вспоминала Аллина и решимость возвращалась.

42

Продолжение интерлюдии

Особенно взбесил ее Нерт при последней встрече, когда она предстала перед ним спеленутая сетью, беспомощная и жалкая. Смотрела в его красивое лицо, на котором читалась откровенная насмешка, и задыхалась от ненависти. Такое унижение перед ним было куда хуже, чем перед кем-либо другим! А ведь она даже переступила через себя и попросила о помощи! Нерт же лишь посмеялся и упек ее в тюрьму.

Гад проклятый! А еще бесстыжая сволочь, пользующаяся своей привлекательностью и не отказывающая себе ни в чем! Следя за ним вместе с Грегом, Мелисса задыхалась от ревности и ненависти, наблюдая за тем, как Нерт очаровывает всех женщин, что находятся в поле его зрения. Да ему даже делать ничего специально не приходится! Достаточно только посмотреть на них эдак проникновенно, улыбнуться — и все, они уже тают. Мелисса видела, с какими приторно-мечтательными лицами выходят из лавки покупательницы, которые умудрились пообщаться с ним непосредственно. И ее это дико бесило! А особенно когда он ездил в дом развлечений, где уж наверняка ни в чем себе не отказывал. Хотелось выцарапать его бесстыжие глаза, вырвать все волосы, бить до тех пор, пока перестанет казаться всем этим озабоченным бабам таким уж привлекательным. Мелисса сама не понимала, что с ней происходит, но ничего не могла с собой поделать. Слишком противоречивые чувства вызывал этот парень.

К сожалению, новая попытка отомстить ему, как и прежняя, не увенчалась успехом. Словно рок какой-то над ней навис! Или проклятый Нерт чересчур удачлив. Но вместо того, чтобы наблюдать за тем, как горит его лавка и как он рвет на себе волосы от отчаяния, она оказалась в камере, сидящей на цепи, словно пес. Грега поместили, судя по звукам, в соседней. Если за себя Мелисса не слишком боялась, понимая, что аристократку не посмеют подвергнуть слишком жесткому наказанию, то вот за него было тревожно. Она прекрасно понимала, что смерть Грега будет на ее совести. Он лишь выполняет все, что захочет Мелисса. И от этой мысли было скверно. Он ведь единственный близкий, кто у нее остался.

Нет, в следующий раз она постарается найти другой способ отомстить Нерту, не привлекая к делу Грега. Если, конечно, они выпутаются из этой передряги с минимальными потерями. Нужно будет предложить дознавателю достаточно денег, чтобы он все устроил!

Мелисса с нетерпением ждала, когда ее поведут на допрос. Тем сильнее было разочарование, когда аристократ, к которому привели, дал понять, что намерен требовать для Мелиссы максимально сурового наказания. По поводу Грега все же пошел навстречу и за пятьсот золотых пообещал и ему организовать только тюремное заключение, просто на больший срок. И то хорошо! И все же Мелисса была обеспокоена собственными перспективами. Да она едва не взвыла всего от одного дня в камере. Как сможет выдержать несколько месяцев? А о том, что ее поместят в другую, не стоило и мечтать. Она, как оборотень, считалась слишком опасной. К тому же аристократам полагались некоторые привилегии. А именно: отдельная камера. Вот только Мелисса предпочла бы, чтобы поселили с кем-то еще. Не привыкла она к одиночеству. Оно ее тяготило.

Со дня на день ожидался суд, который и решит их с Грегом судьбу. Тем неожиданнее оказался визит все того же дознавателя. Вернее, их главы, который вел ее дело — лерра Адриана Ладаера. В этот раз он вел себя иначе, чем в прошлый. Не так отстраненно и холодно. И смотрел как-то иначе. Пытливо и цепко. Мелиссе стало не по себе. Чего она только ни передумала за то время, пока они молча смотрели друг на друга. Неужели потребует за смягчение наказания переспать с ним? Мелисса решила, что если так, то вцепится ему в глотку — и будь что будет. Но вместо непристойных предложений лерр Ладаер произнес:

— Кое-кто просил за вас. Кое-кто очень могущественный и заинтересованный в вашей судьбе.

Мелисса с недоумением изогнула бровь.

— Вы о чем? Нет у меня никаких могущественных покровителей!

— Видимо, все-таки есть, — покровительственно усмехнулся лерр Ладаер. — Меня попросили снять с вас все обвинения и отпустить на все четыре стороны.

— А Грега? — справившись с изумлением, выдавила Мелисса.

— И его тоже. Документы о вашем аресте и нахождении здесь тоже затеряются. Так что никакого пятна на вашей репутации не будет. Поступайте в Академию, как и хотели, и делайте, что хотите. Только посоветовал бы вам не отправляться на отбор в первый же день. Нежелательно раньше времени встречаться с тем, кто полагает, что вы все еще здесь.

— Вы об Аллине Нерте? — прищурилась девушка. — А до него вам какое дело?

— Не мне. Тем, кто оказывает вам сейчас услугу. Но не беспокойтесь, ваши с ними планы пока не идут вразрез.

— Я, конечно, благодарна и вам, и этим таинственным покровителям, — осторожно заговорила Мелисса. — Но что от меня потребуют взамен? Я не настолько глупа, чтобы поверить, что все это делают по доброте душевной.

— Вы правы, — уголками губ улыбнулся лерр Ладаер. — Услуга за услугу. Однажды к вам придет человек с таким вот знаком, — он оголил рукав и показал Мелиссе проступивший на коже знак, напоминающий черного паука. — Поклянитесь, что выполните то, о чем он вас попросит. Я знаю, что оборотни крайне щепетильны в выполнении клятв. Даже больше, чем обычные аристократы, — ровным тоном закончил он. — Так что этого будет достаточно.

— А если он попросит меня убить кого-то или пойти на то, что роняет мою честь? — подозрительно заметила Мелисса. — Как-то мне это не нравится!

— Не беспокойтесь, подобного не потребуется. Более того, вы сами будете заинтересованы в том, чтобы это выполнить. Уж поверьте мне! — он усмехнулся.

— Это касается Аллина Нерта? — внезапно охрипшим голосом произнесла девушка. — Эти люди тоже хотят ему отомстить?

Лерр промолчал, не подтверждая, но и не опровергая ее предположение. Лишь, когда пауза затянулась, добавил:

— В одном можете быть уверены: вам лично эта просьба не повредит. Можете включить этот момент в свою клятву, если хотите.

Мелисса некоторое время буравила его взглядом, потом оглядела камеру и поняла, что чем провести здесь несколько месяцев, лучше согласиться на предложенную помощь. К тому же ей намекнули, что это может помочь в планах отомстить Аллину Нерту. Девушка злобно улыбнулась. А он, небось, уже радуется тому, что хоть на время избавился от нее?

— Хорошо. Я клянусь, что выполню просьбу человека с таким знаком, который обратится ко мне за помощью. Если это не будет угрожать жизни мне и Грегу, а также не потребует от меня чего-то, что нанесет урон моей девичьей чести.

Конечно, Мелиссе все равно было не по себе из-за того, что согласилась на сделку непонятно с кем. Но зато теперь она свободна!

А сегодня и снова увидела своего врага! Еще и смогла доставить ему неприятности, настроив против него оборотней. Никаких угрызений совести по этому поводу Мелисса не испытывала. Более того, радовалась, что ему сегодня причинят боль. То, что дуэли в Академии не должны быть со смертельным исходом, развязывало ей руки. Формально клятву она не нарушала. Пусть этого гада покалечат как следует, чтобы даже целитель не сразу на ноги поставил! Именно это обсуждали оборотни, давая советы Орсону, который с подачи рыжего и вызвал Аллина на поединок.

Мелисса уже знала, что после принца он среди них самый сильный и опасный. Тоже берсерк, что почти что равнялось третьему уровню транса у людей. У Аллина нет против него ни шанса. Его просто размажут по арене. И поделом! — мстительно думала Мелисса, наблюдая за тем, какими взглядами пожирают Аллина некоторые девицы. Особенно эта рыжая аристократка, которая к нему еще и подошла и заговорила. Нет, все же недаром она никогда не любила рыжих! Ну да ничего, когда Орсон его сегодня в блин раскатает, таким красавчиком Нерт уже не будет. По крайней мере, пока не подлатают. И эти проклятущие девицы не будут на него пялиться хоть на какое-то время и этим безумно ее бесить.

А вот и принцесса появилась! Среди оборотней произошло некоторое оживление. Слушая комментарии Никреда в адрес той, кого ему полагалось охмурить, она даже посочувствовала ей немного. Тот весьма нелицеприятно прошелся по ее внешности, сказав, что она для него простовата немного и недостаточно хороша. А еще ростом не вышла. Никред предпочитал более высоких.

— Ну да ничего! — усмехнулся он. — Заделаю ей наследника по-быстрому и отправлю куда-то в глушь, чтобы глаза не мозолила.

Мелиссу покоробило от его слов, но она постаралась это скрыть. Еще и злорадно пожелала, чтобы принцесса дала этому самоуверенному типу от ворот поворот.

Тут она удивилась, заметив, как Элеонора посмотрела на Аллина, еще и улыбку ему послала. Они что знакомы?! Это как вообще? Откуда?! К сожалению, Нерт стоял спиной и Мелисса не увидела, как отреагировал на внимание принцессы. Но та, похоже, несколько разочарована реакцией. Странно это все как-то… Или, может, Элеонора смотрела не на Нерта, а на кого-то из тех, кто был с ним рядом? Да, похоже на то! Не того полета Аллин птица, чтобы иметь такие знакомства!

Дальше была церемония, во время которой Мелисса снова ощутила прилив бешенства. Да как они смеют так на него пялиться?! Особенно эта синеволосая дроу, которая мысленно уже явно его в постель затащила! Ей пришлось впиться ногтями в собственные ладони, чтобы сдержать более бурное проявление эмоций. Наблюдать за этим просто нестерпимо. Нет, определенно, нужно устроить так, чтобы Нерт из дуэлей не вылезал и времени на то, чтобы охмурять девиц, у него не оставалось! Эта мысль немного успокоила Мелиссу.

Еще больше порадовалась, когда удалось остаться почти что в одиночестве. Ирайда не в счет. Эта пустоголовая блондиночка, которая постоянно трещала что-то, воспринималась словно фон. Зато принц на время вынужден был оставить Мелиссу в покое. А эта передышка была ей сейчас просто необходима.

Тут студенты перестали шуметь, тем самым оторвав Мелиссу от воспоминаний и самых различных мыслей, которые требовалось обдумать. В аудиторию вошел преподаватель. Совершенно неожиданно Мелисса даже заинтересовалась тем, о чем он говорил. Раньше, поступая в Академию, она делала это лишь с одной целью. Теперь же неожиданно поняла, что учиться может оказаться даже интересно. Ее дар, если его правильно развить, может дать неплохие преимущества. И Мелисса решила, что приложит необходимые усилия, чтобы так и произошло. Слишком опасные у нее кровники.

43

В библиотеке оказалось довольно многолюдно. Видимо, не только я решил как можно скорее получить учебники и разделаться с делами на сегодня. Даже старшекурсники присутствовали, решившие, очевидно, что можно и пожертвовать каким-то из вступительных занятий. Боюсь даже представить, что будет тут уже через десять минут, когда и остальные ломанутся сюда. Уже хотел занять очередь, когда увидел машущего мне рукой Бастиана. Вот ведь проныра! И когда только успел? Поспешил к нему, игнорируя недовольные взгляды присутствующих.

— Я и тебе с Лоренсом места занял на случай, если вы появитесь! — жизнерадостно объявил Бастиан под возмущенное фырканье стоящих за ним.

Но затевать конфликт никто не стал. Видимо, боялись нарушить правила и навлечь на себя какое-нибудь наказание уже в самом начале учебы.

Кстати, я с некоторым удовлетворением заметил, что очередь одна. Теперь, когда все были в статусе студентов, привилегий у аристократов значительно поубавилось. Так что им приходилось торчать в очереди наравне со всеми. К слову сказать, библиотекарь работал быстро, так что, думаю, ждать придется не столь уж долго.

С интересом посмотрел в его сторону, понимая, что контакт предстоит налаживать точно, если хочу получить книги помимо официального списка. Как оказалось, это была женщина. Сейчас она стояла спиной к очереди, снимая с полки очередную подготовленную стопку.

Успел подумать, что уж с ней-то у меня куда больше шансов найти общий язык, чем с мужчиной. Хоть какая-то польза должна же быть от моего дара привлекательности! И тут она обернулась.

Улыбка на моих губах, которая появилась от предыдущей мысли, мгновенно увяла. Бедняга, кто ж тебя так? — только и вертелось в голове, пока я с содроганием разглядывал ее лицо. Вся его левая половина была изуродована жуткими шрамами от ожогов. Рука, кстати, тоже. Это стало видно, когда женщина передавала книги очередному студенту. Не сомневаюсь, что на теле их тоже хватает, хотя наглухо закрытое строгое темно-серое платье скрывало даже шею благодаря высокому вороту.

А еще понял по здоровой части лица, что она совсем еще молодая. Лет двадцати трех, не больше. И когда-то была очень привлекательна. Золотисто-русые волосы, голубые глаза, приятные черты. Когда она поворачивалась здоровым профилем, это становилось очевидным. Но к сожалению, сейчас вид бедняжки мог вызывать разве что жалость. Левый глаз был почти не виден из-за нависшей на него кожи, нос в этой стороне поплыл вниз, на всей пораженной части лица жуткие бугры. Видимо, когда-то кожа там прогорела до мяса.

Вопрос только один: как при таком уровне целительства, как в этом мире, такое могли допустить?! Если в случае Джорая Илгера еще понятно — тот в прошлом находился не в том положении, чтобы позволить себе такую роскошь, как косметическое целительство, то тут я в недоумении. Неужели для своей работницы Академия не могла расщедриться и как-то помочь? Или с девушкой произошло несчастье до того, как попала сюда?

Заметив мой взгляд, Бастиан быстро зашептал:

— Это дочка библиотекаря — Даниэла Грид. Нам на вступительном занятии про нее рассказывали в качестве примера.

— Что именно? — невольно заинтересовался я, стараясь слишком откровенно не пялиться на девушку, как это делали остальные.

Она, хоть явно и привыкла к такому, старалась лишний раз никому в глаза не смотреть.

— Нам рассказывали, что оказание своевременной помощи в работе целителя очень важно. Пока изменения не закрепились на аурном плане, лечение можно провести без проблем. Потом все гораздо сложнее. Обычно повреждения тела закрепляются таким образом в течение трех месяцев. Но бывают и исключения. Как произошло с Даниэлой Грид. С ней это произошло во время экспедиции в мертвые пустоши два года назад. Была в числе отряда искателей, который рассчитывал хорошо поживиться на руинах древних.

— И что же с ними случилось?

— Столкнулись с какой-то необычной нежитью, владеющей магией.

— С личем, что ли? — блеснул я эрудицией, но Бастиан покачал головой.

— Говорят, что еще хуже.

Я невольно присвистнул.

— Вообще какая-то новая нежить, которую раньше никто не видел, — продолжал взахлеб рассказывать Бастиан.

Я заметил, что и стоящие в очереди за нами невольно заинтересовались и стали прислушиваться к его словам.

— Так вот, весь отряд полег там же, на месте. Выжила только Даниэла. Ей помогло то, что она целитель и запустила регенерацию на максимум. Да и чудовище удовольствовалось тем, что девушка упала и не представляла никакой угрозы. Или мертвой посчитало. Даниэла потеряла сознание и не контролировала дальше процесс заживления. Организм же, как смог, пытался справиться с повреждениями. Там было такое плетение опасное, что могло распространиться и дальше по телу. Какая-то смесь из огненной и темной магии. В общем, ее источник все-таки справился с угрозой, но полностью выгорел. Девушка все-таки сумела выбраться с мертвых пустошей и даже добралась до целителей раньше трех месяцев. Но как оказалось, то плетение было еще опаснее, чем она думала. Срок закрепления повреждений от него в аурном плане был более коротким. Где-то две недели. Никто не смог Даниэле ничем помочь, хотя ее отец на хорошем счету в Академии и уже почти тридцать лет работает тут библиотекарем. Все здешние целители были готовы даже бесплатно ее лечить. Но ничего не вышло.

— Понятно, — покачал я головой. — Сочувствую девушке.

— Жаль, что большинство знаний древних утеряно, — вздохнул Бастиан. — Нам про это тоже мерла Линдс рассказывала. Тогдашние целители умели воздействовать даже на закрепленные в аурном плане повреждения. Они как-то видели по-особенному. Глубже, что ли. И потому умели проводить более тонкие манипуляции со своим эльмом.

Я тут же встал в стойку.

— А что еще она об этом рассказывала?

— Да в общем-то немного, — пожал плечами друг. — Сейчас все это на уровне легенд. Мерла Линдс больше останавливалась на то, что связано непосредственно с целительством.

— Вижу, тебе твой куратор нравится, — усмехнулся я.

— Да, она очень интересно преподает! — улыбнулся в ответ Бастиан. — Еще рассказывала случаи из своей практики в приграничье.

Честно говоря, после его слов я даже пожалел, что не пошел на целительский. Как оказалось, там много такого, что мне тоже не помешало бы узнать. Впрочем, если Гриан Борд не солгал, то нам тоже будут преподавать основы этого направления магии.

Снова посмотрел на девушку-библиотекаря. Дальнейшую ее судьбу представить нетрудно. Отцу позволили пристроить дочь к себе в помощь и оставить в Академии. Да и куда она еще могла пойти с таким лицом и выгоревшим источником?

Невольно вспомнилась собственная жизнь в родном мире. Да, тем, кто чем-то отличается от других и является в глазах общества ущербным, тяжко приходится в борьбе за свое место под солнцем. Такое и полностью здоровым порой нелегко. Что уж говорить про тех, кому повезло меньше!

Почувствовав мой взгляд, Даниэла все же посмотрела на меня. Я постарался убрать с лица малейший намек на жалость или нечто подобное. По себе знаю, как такое выводит из себя. Посмотрел на нее, как на обычную девушку, и даже дружелюбно улыбнулся и кивнул. Даниэла чуть нахмурилась, с подозрением вглядываясь в мое лицо, и поспешила отвести глаза.

Видимо, несладко ей приходилось, раз даже в проявлении дружелюбия чувствует издевку. Я, хоть и не могу прочесть ее эмоции или мысли из-за артефактной броши, но по выражению лица кое-что различить смог. Обижаться на такую реакцию не стал. Девушку вполне можно понять. Наверняка всякого натерпелась от идиотов, которые особой деликатностью не отличались. А тут какой-то смазливый юнец интерес проявляет. Наверняка какую-то каверзу замыслил. Или ему чего-то от нее надо. Полагаю, именно такие мысли пронеслись в голове Даниэлы, когда она на меня смотрела.

Наша очередь постепенно приближалась. Перед нами уже оставалось всего два студента, когда за спиной послышался какой-то шум. Мы с Бастианом, как и многие другие, обернулись, чтобы понять, что происходит.

44

В конце очереди с высокомерно-холодным видом стояла нереально-красивая эльфийка в окружении свиты из собственных сородичей. Хотя, пожалуй, даже среди них она выделялась по степени внешней привлекательности. Золотистые волосы, собранные в какую-то сложную затейливую прическу, что лишь подчеркивала утонченные черты. Глазищи такие, что утонуть можно или надолго зависнуть. Сине-зеленые, очень яркие и большие, с чуть приподнятыми вверх уголками. Маленький носик. В меру пухленькие, но не чересчур, розовые губки. В общем, впервые я, пожалуй, увидел девушку, которая ничуть не уступала Мелиссе Ордлин! Только тип красоты другой. Если Мелисса — необузданная и страстная хищница, опасная и горячая, то эльфийка — холодная и словно лишенная эмоций, будто снежная королева, чьей красотой можно лишь любоваться издали, опасаясь даже прикоснуться. По крайней мере, именно такое впечатление она сейчас производила.

— Это же принцесса Гианара! — воскликнул кто-то из очереди, с восхищением глядя на эльфийку.

Девушка, если и услышала раздавшиеся вслед за тем взволнованные возгласы, то и бровью не повела. Ее мелодичный и какой-то хрустальный голосок был полон нескрываемого презрения ко всем собравшимся:

— Ранаред, позаботься о том, чтобы мне не пришлось торчать здесь дольше необходимого, — чуть скосив взгляд на стоящего по правую руку от нее эльфа, сказала она. — Ты знаешь, как я не люблю сюда приходить лишний раз. Вид этой убогой портит мне всякое настроение. Поражаюсь, почему это ущербное создание вообще здесь держат. Но к сожалению, не мне пока решать, — она особенно подчеркнула это «пока», давая понять, что после того, как станет играть более важную роль в королевстве Гренудия, все может измениться.

Львиная доля прелести красавицы в моих глазах тут же исчезла. Терпеть не могу таких стерв, которые, походя, оскорбляют тех, кто им даже ответить не может, пользуясь своим положением.

Невольно посмотрел на Даниэлу, которая даже взгляд не поднимала от стойки. Ее руки, судорожно вцепившиеся в очередную книгу, едва заметно подрагивали.

Сам не знаю, что на меня нашло. Скорее всего, повлияло то, что сразу вспомнился эпизод из собственной жизни, когда я впервые после того, как стал инвалидом, решился появиться на улице. Мать катила мою коляску и вовсю старалась делать вид, что все хорошо и она рада тому, что я, наконец, решился вернуться к нормальной жизни. Я ловил жалостливые взгляды знакомых и незнакомых людей и чувствовал, как внутри скручивается тугая пружина злости и гнева. Смотрят на меня так, словно я уже и не человек вовсе! Так, развалина какая-то.

И тут я увидел ее. Светку Ларину. Девчонку, из-за которой, по сути, вся моя жизнь и пошла под откос. Ту, которая даже ни разу не навестила в больнице. Она шла по улице в компании какого-то незнакомого мне мужика старше ее лет на десять. Умильно заглядывала ему в глаза, что-то ворковала. Он же снисходительно поглядывал на нее, собственнически придерживая под локоток. Тут Ларина заметила меня и побледнела, виновато отвела глаза. Мужик заметил ее реакцию и бросил в мою сторону недоуменный взгляд, в котором немедленно отразилось какое-то гадливое презрение.

— Ты его знаешь? — донесся до меня его ленивый голос.

Они говорили негромко, но ветер доносил их слова до нас с мамой без всякого труда, о чем они, видимо, и не подозревали.

— Мой бывший одноклассник, — деланно безразлично отозвалась Света. — Прямо после выпускного подрался с кем-то. Результат сам видишь. Говорят, уже на ноги не встанет.

— Понятно. Ну, пойдем тогда. Или ты хотела пообщаться с этим ущербным?

— Вот еще! — фыркнула Ларина. — Много чести для него!

Они прошли мимо, лишь небрежно кивнув нам. Мама что-то начала говорить, как-то утешать, но я ничего не слышал. Повернув голову, смотрел вслед этим людям и пытался справиться с бессильной злостью и горечью, разъедающими изнутри. Здоровые, сытые, довольные собой и жизнью, они даже не пытались поставить себя на место того, кого вот так походя смешали с грязью. Им на это было попросту плевать!

Воспоминания развеялись, и я снова увидел перед собой изуродованную девушку, которую только что ни за что ни про что смешали с дерьмом. И понял, что в этот раз не стану просто молчать.

Как раз в этот момент Даниэла выдала книги тем, кто стоял перед нами, и мы с Бастианом оказались возле стойки.

— Даниэла, — достаточно громко сказал я, чтобы донеслось и до ушей эльфийки, — вас ведь так, кажется, зовут?

Девушка вздрогнула и неуверенно подняла на меня глаза, в которых застыли усталость и тоска. Как-то дергано кивнула.

— Знаете, когда я только что посмотрел на принцессу эльфов и на вас, у меня в голове всплыли строки из стихотворения, которое когда-то читал. Хотите услышать?

Не ожидая ничего хорошего, а скорее, очередной насмешки, Даниэла промолчала. Я же продекламировал фразу — одну из немногих, что запомнилась со времен школы:

— «Что есть такое красота
И почему ее обожествляют люди?
Сосуд она, в котором пустота,
Или огонь, мерцающий в сосуде?»[1]

Некоторое время Даниэла переваривала услышанное, потом широко распахнула глаза. Видимо, подтекст поняла. На ее губах появилась робкая улыбка.

— Так что не обращайте внимания на слова тех, для кого важна лишь форма, а не содержание, — улыбнулся я. — Это их далеко не красит.

— Что он только что сказал? — послышался позади звенящий от напряжения голос эльфийки. — Намекнул, что я всего лишь пустой сосуд?

Я резко развернулся к принцессе, которая, как оказалось, успела подобраться достаточно близко. Ее сине-зеленые глаза чуть ли молнии не метали.

— Разве я посмел бы проявить такую непочтительность, ваше высочество? — чуть усмехнулся. — Всего лишь высказал одну мудрую, на мой взгляд, мысль. Каждый может почерпнуть из нее что-то свое.

Гианара продолжала смотреть на меня в упор, ее губы едва заметно сжались.

— Знаете, странно слышать подобные слова именно от вас, сударь, — наконец, холодно улыбнулась она. — При вашей-то внешности!

— О, ваше высочество, если бы кто-то счел, что единственным моим достоинством является только внешность, меня бы это сильно огорчило, — опять бросил я завуалированный намек. — Да и не придаю я этому такого уж большого значения. Видимо, разница в нашем менталитете. Эльфы, как я слышал, уделяет этому слишком значительное внимание.

— По-вашему, во мне нет других достоинств? — ее голосом теперь можно было бы заморозить океан.

— Я слишком мало вас знаю для того, чтобы утверждать подобное, — иронично заметил я. — Но как по мне, то, что вы сами судите о других, руководствуясь степенью их эстетической привлекательности, говорит не в вашу пользу.

— Позвольте мне вызвать этого наглеца на дуэль! — прошипел рядом с принцессой тот самый эльф, которого она назвала Ранаредом.

— Если это тот, о ком я думаю, то, скорее всего, и не потребуется, — послышался за их спинами презрительный голос другого эльфа. — Слышал, что сегодня у него намечается дуэль с одним из оборотней из свиты принца Никреда. А, судя по описанию, именно он есть. Тут многие уже ставки делают. Хотя на этого ставят мало, конечно.

— Значит, вы уже и их принцу успели высказать одно из своих мудрых изречений? — ехидно заметила Гианара.

Я промолчал, спокойно ожидая продолжения. Излишне нарываться тоже не стоит. Все-таки эта девица в ближайшем будущем может стать невестой наследного принца Гренудии. На место я ее поставил, а дальнейшие препирательства мне лично не нужны.

— Что ж, я с удовольствием понаблюдаю за тем, как кто-то укоротит ваш чересчур длинный язык, сударь! — снова нацепив на себя маску снежной королевы, изрекла Гианара. — А теперь, будьте так любезны, пропустите меня вперед. Я получу свои книги и можете продолжить петь дифирамбы так понравившейся вам «красавице», — последнее она подчеркнула особо саркастическим тоном. — Хотя, конечно, вкус у вас специфический!

— О вкусах не спорят, ваше высочество, — хмыкнул я. — Кто-то даже вас может счесть недостаточно привлекательной. Уж простите.

Она яростно сверкнула глазами и внезапно прошипела:

— Значит, я для вас недостаточно привлекательна?

— Кхм… — я даже опешил от ее напора. — Я рассуждал чисто теоретически.

— Все же вы наглец… как вас там? — недобро прищурившись, проговорила принцесса.

— Аллин Нерт, ваше высочество, — отозвался с некоторой опаской.

Понять бы, что происходит в голове этой особы!

— Я запомню! — как-то многообещающе произнесла она и гордо двинулась к стойке, не обращая на меня больше никакого внимания.

Останавливать я не стал. Пусть проваливает поскорее и бесится где-то подальше отсюда. Кто ж знал, что внешность для нее настолько болезненная тема и что намек на то, что других достоинств принцесса не имеет, подействует так сильно? Настолько, что она даже утратила свое ледяное спокойствие и явно в бешенстве.

Даниэла, не поднимая глаз, выдала принцессе полагающиеся ей учебники, и та поспешила удалиться со своей свитой, бросающей на меня недобрые взгляды.

М-да, хорошо же началась моя учеба! Что называется, не привлек к себе лишнего внимания.

Тяжко вздохнул и подошел к стойке. Зато наградой мне послужила искренняя, благодарная улыбка Даниэлы.

— Спасибо вам, что вступились. Но это было необязательно.

— Ну, тут уж позвольте мне самому решать, — улыбнулся в ответ. — Когда вижу несправедливость, не могу просто стоять и смотреть.

— Этим вы похожи на одного моего знакомого, — ее лицо омрачилось. — К сожалению, его больше нет в живых. Погиб в мертвых пустошах, успев частично прикрыть меня своим телом.

— Мне жаль, — только и смог сказать, разгадав по выражению ее глаз, что этого самого знакомого она когда-то любила.

— Все нормально, — девушка тряхнула головой. — Сейчас выдам вам положенные учебники.

Задавать вопросы, какие именно мне нужны, Даниэла не стала. Артефактная брошь на моей груди говорила сама за себя. Факультет артефакторики, первый курс.

Поколебавшись, все же спросил, когда она выдала мне книги и попросила расписаться в специальной карточке:

— Скажите, а можно ли получить и другие книги в качестве дополнительной литературы?

— Какие именно вас интересуют? — благожелательно спросила девушка.

— Что-то по магии древних.

Почему-то ее улыбка тут же исчезла, в глазах промелькнуло нечто странное.

— Что-нибудь не так?

— Скажу лишь, что интерес к этой теме не всегда заканчивается хорошо, — с какой-то затаенной болью произнесла Даниэла.

— Чувствую, вы могли бы многое рассказать об этом, — осторожно произнес. — Но я боюсь, что попросить вас о личной встрече и беседе было бы с моей стороны наглостью. Скажу лишь, что эта тема мне действительно интересна. Я был бы рад любой информации о ней.

Поколебавшись, Даниэла все же кивнула.

— Хорошо, я подберу вам что-нибудь из книг на эту тему. Приходите завтра с утра чуть пораньше, и мы сможем также поговорить о том, что вас интересует.

— Спасибо! — улыбнулся я облегченно.

Даниэла посмотрела на меня с какой-то затаенной грустью и кивнула, потом развернулась к Бастиану. Я же отошел в сторону, чтобы не мешать очереди, игнорируя взгляды и шепотки в свой адрес.

О том, что вступился за девушку, я не жалел. Тем более что даже оказался вознагражден за это ее согласием помочь в моих изысканиях. Что касается недовольства принцессы, то одной озлобленной красоткой больше, одной меньше. Мне не привыкать. Я криво усмехнулся.

Похоже, судьба у меня такая! Одни влюбляются как кошки и желают заполучить, другие — уничтожить. Придется как-то разгребать эти проблемы и не забывать о той цели, которую перед собой поставил. А она сейчас оказалась куда ближе, чем раньше!

Я обязательно докопаюсь до тайн древних и освою их загадочную технику, которая позволит использовать мои возможности, невзирая на ограничения.

КОНЕЦ ВТОРОЙ КНИГИ

Примечания

1

примечание: фраза взята из стиха Н.А. Заболоцкого «Некрасивая девчонка».

(обратно)

Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30
  • 31
  • 32
  • 33
  • 34
  • 35
  • 36
  • 37
  • 38
  • 39
  • 40
  • 41
  • 42
  • 43
  • 44
  • *** Примечания ***



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке