Гениальный доктор (ЛП) (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



========== Глава 1. Прошлое и настоящее ==========

Тьма окутала горы, но по тихой долине эхом гуляли непрекращающиеся крики, а над горным поместьем плясало желтое пламя.

Сжимая в руке горящий факел, четырнадцатилетняя девушка не сводила глаз с разворачивающейся картины.

Всепоглощающее пламя охватило всю резиденцию, и был слышен лишь треск горящего дерева.

Сжечь, уничтожить все.

Пусть эта дьявольская клетка исчезнет.

Наконец-то тюрьма, что удерживала ее последние десять лет, превратилась сейчас в море пламени.

- Куда мы пойдем? - ласково промурлыкала кошка, полизывая свою лапу. Она сидела на плече девушки, внимательно смотря на нее своими ясными глазами.

- Куда угодно, главное подальше отсюда, - ответила девушка, потом в последний раз окинула взглядом свое творение, развернулась и направилась в сторону гор. Был слышен лишь звук сломанных цепей, сковывающих ее тощие ноги, когда она, абсолютно бесстрастная, шла к густо заросшей тропинке.

Стоило ей отвернуться, как из этого хаоса выскочило горящее тело. Оно пронзительно закричало, уставившись безумными глазами в спину девушки, исчезающей во тьме:

- У Се! Вернись! Ты никогда не сможешь выбраться отсюда! Ты принадлежишь мне!

Более десяти лет напряженной работы превратилось в ничто.

Девушка остановилась на тропинке, обернулась к мужчине, объятому пламенем, и произнесла:

- Ты умрешь, а я продолжу жить.

Мужчина вновь издал агонизирующий крик. Взглянув в последний раз на воплощение своего самого страшного кошмара, она холодно проговорила:

- Прощай, дедушка.

Кошка, сидевшая на ее плече, презрительно фыркнула и усмехнулась. Дедушка?

Этот сумасшедший, одержимый изучением медицины до такой степени, что запер свою внучку глубоко в горах и ставил на ней опыты, какое право он имеет зваться дедом?

- Хозяйка, что планируешь? - спросила кошка у девушки, игнорируя источник голоса, постепенно поглощаемый пламенем.

Та посмотрела на свои исхудавшие руки и тихо ответила:

- Сдам экзамен на ветеринара.

- Ха-ха-ха! Если бы старик узнал, что его непревзойденный гений медицины хочет стать ветеринаром, он несомненно не упокоился бы с миром, - воскликнула кошка, истерически хохоча на плече девушки.

- Он не смог бы умереть спокойно? - девушка опустила глаза, ее губы сложились в почти незаметную улыбку.

Прошел год. За это время она поселилась в А городе и, получив лицензию ветеринара, начала лечить животных.

******

Жизнь очень непредсказуема. Мгновеньем назад она оперировала, но тут все взорвалось, и она провалилась во тьму.

Когда она вновь пошевелилась, лил дождь. Девушка осознала, что лежит на камнях, и спокойно начала рассуждать о текущей ситуации.

Она попала в странный новый мир, на смену умирающей душе. В ее разуме прокручивались осколки чужих воспоминаний. Разобравшись в них девушка узнала, что ее новое воплощение тоже зовут У Се, но фамилия у нее Цзюнь. Цзюнь У Се.

========== Глава 2. Помочь себе ==========

Внучка Линь Вана - печально известная избалованная старшая госпожа дворца Линь.

Дерзкая, высокомерная и безрассудная. Даже королевская семья была ей не указ, все для нее были лишь низшими существами.

Линь Ван и император-основатель королевства Ци поклялись перед небесами, что они навечно братья. Когда королевство Ци было образовано, император-основатель лично пожаловал Линь Вану княжеский титул, который предоставил ему власть сродни королевской*.

Он был самым почитаемым в стране человеком, даже нынешней император любезничал с ним. У Линь Вана было два сына, однако больше всего, практически до безумия он любил свою внучку, Цзюнь У Се. Когда та влюбилась во второго принца, Линь Ван принудил императора обручить их.

Однако теперь это дерзкая девушка лежала на острых камнях, пребывая в весьма плачевном состоянии. Если бы не душа У Се, она была бы не более чем трупом, брошенным в глуши.

- Раздроблены обе ноги, сломаны три левых ребра, правое запястье вывихнуто… Это тело, упав с такой высоты, выжило только чудом, - в голове Цзюнь У Се прозвучал чужой голос, это было знакомое мурчание маленькой черной кошки, которая сопровождала ее более десяти лет. Неожиданно она оказалась в том же теле.

- До сих пор жива, - пробормотала Цзюнь У Се, лежа на камнях, на ее лице не было ни единого намека на страдания, казалось, она не чувствовала никакой физической боли.

- Хозяйка, поздравляю, ты снова избежала смерти, - с этими словами из груди Цзюнь У Се вытек черный дым, обратившийся в черную кошку, которая сделала несколько шагов в ее сторону.

Хотя девушка и смогла выжить, ее жизнь до сих пор висела на волоске.

Она ощущала, как силы покидают ее, дрожа под проливным дождем, обрушивавшимся на ее тело.

Ей нужно найти укрытие до того, как температура ее тела понизится еще больше! К счастью, поблизости под невысокими скалами была пещера.

Опираясь на свои руки, думая только о выживании, она потащила свое тело в сторону этой пещеры.

Ее изорванная, пропитанная потом одежда свисала с ее промокшего, потрепанного тела. Алая кровь, струившаяся из ран и шлейфом тянувшаяся за ней, была смыта ливнем, беспощадно колотившим по маленькой ползущей фигуре. Время от времени черная кошка ободряла ее, даже подталкивала вперед, пока они направлялись к пещере.

Хотя до грота было рукой подать, чтобы преодолеть это расстояние, ей пришлось выжать из своего хрупкого тела все оставшиеся силы до капли. В ее состоянии это был настоящий подвиг.

Она ползла по неровной поверхности с таким количеством травм! Да даже люди с высокой выносливостью не единожды лишились бы сознания.

Когда она, наконец, доползла до темной пещеры, ее лицо стало мертвенно-бледным, не было и намека на румянец.

Прижавшись к холодным стенам пещеры, наконец не чувствуя молотившего по телу дождя, она издала небольшой вздох облегчения. Вдруг из глубины грота послышался какой-то еле уловимый звук.

- Кто там? - испуганно спросила черная кошка. Она прыгнула перед У Се, угрожающе выгибаясь всем своим телом.

- Пойдем посмотрим, - У Се задыхалась, она прекрасно осознавала свое текущее затруднительное положение. У нее не было под рукой никакого медицинского оборудования, в такой обстановке она не могла заняться своим лечением, так что ей оставалось лишь использовать другие возможности.

Для нее же будет лучше, если кто-то поможет ей.

Когда черная кошка приблизилась к источнику звука, У Се почувствовала в темноте присутствие еще одного человека.

- Ты скоро умрешь, - над ее головой послышался слегка игривый мужской голос.

У Се не была способна увидеть этого человека в такой темноте, но могла отчетливо слышать знакомый металлический лязг цепей.

Этот человек прикован? В глубине этого безлюдного утеса?

Стоило черной кошке услышать мужской голос, она тут же обратилась в дым и поспешила скрыться в теле У Се. Этот человек опасен!

- Ты прикован? - спросила не обратившая внимания на тон его голоса У Се, в ее разуме вновь и вновь крутилась лишь одна мысль - этот человек может помочь ей. Все, что ей нужно… освободить его.

- А? Ты имеешь в виду эти маленькие вещицы? - мужчина в темноте потянул за цепи, и глубокий, притягательный голос эхом отозвался в темной пещере: - Думаю, да.

- Я освобожу тебя… но ты должен спасти меня, - У Се запиналась, пока выдавливала из себя эти слова. Она вся дрожала от холода и боли. Температура ее тела достигла критической точки. Ее истерзанное тело, покрытое серьезными ранами, больше не выдержит, если она ничего не предпримет.

Человек в темном молчал, казалось его удивили слова полумертвой девчонки перед ним.

“Молчание – знак согласия” - рассудила про себя У Се, у нее не было другого выхода, она могла только поставить все на эту возможность.

Наощупь она прислонилась к мужчине, после чего вытащила из волос тонкую шпильку. Она была врачом, а не вором, но однажды тот дурачок исполнил этот трюк для нее. Тем не менее У Се не была уверена, сможет ли справится с этой задачей.

Своими маленькими ручками У Се изо всех сил пыталась дотянутся до цепей. Как врач, она «чувствовала», что этот мужчина обладал исключительным телосложением.

Используя последние капли своих сил, У Се пыталась освободить пленника с помощью своих ничтожных навыков. Никогда прежде в своей жизни она не чувствовала себя такой неуклюжей.

После всех приложенных ею усилий, она наконец смогла открыть один замок. Девушка часто дышала и старалась не упасть в обморок.

- Как ты и хотела, - этот мужчина, наконец, заговорил, загадочно и широко улыбаясь. Его глубокий голос разнесся по всей пещере.

Прежде чем У Се успела среагировать, возле нее раздались металлические щелчки. Пленник освободился от оставшихся трех оков, после чего она почувствовала тепло, исходящее от обнявших ее рук.

Он аккуратно взял ее на руки и понес, двигаясь в сторону выхода.

Снаружи продолжался беспощадный ливень.

Хотя стояла облачная погода, этого рассеянного света было вполне достаточно, чтобы разглядеть его лицо. Скуластый мужчина с прекрасно подчеркивающими его лицо длинными шелковыми волосами, небрежно свисающими вниз. Кристально чистая дождевая вода скатывалась по его шее, делая из него самое выдающееся божественное творение.

Мужчина смотрел на небо, но, стоило ему почувствовать на себе ее пристальный взгляд, как он склонил голову. Его фиолетовые глаза сузились, а губы расплылись в улыбке.

У Се равнодушно взглянула в эту пару фиолетовых глаз, не выражающих абсолютно ничего. Пока она наблюдала за ним, на ее бледные щеки падал дождь.

Он приподнял одну бровь. Ее необычайно спокойная манера поведения была в новинку для него. Впервые кто-то не кричал и не паниковал, увидев его глаза.

- Ты не боишься? – спросил он своим глубоким охрипшим голосом.

- Я при смерти, - как в ни в чем не бывало напомнила ему У Се. Ее темные глаза смотрели вглубь этих аметистов безо всякого намека на отчаянье или страх. Ее взор был ясен, она говорила о смерти так, как будто ее это не касалось.

Комментарий к Глава 2. Помочь себе

* В Китае князья, являлись ближайшими родственниками императора

========== Глава 3. Дворец Линь ==========

Таинственный человек поднял от удивления брови. Пока он пытался успокоиться, на него холодно смотрели черные, словно из вулканического стекла, глаза. Они смотрели так, словно хотели его загипнотизировать. Как же он хотел изменить ее манеру поведения – расшевелить ее спокойствие, сбить ритм сердца! Девушка была совершенно невероятной – как она могла оставаться спокойной в такой ситуации?

- Не беспокойся! Я не позволю тебе умереть, - нежно сказал он.

- Отправь меня домой, - резко ответила она.

Учитывая то, что она сильно ранена, лучшим решением было отправить ее домой.

Он дьявольски улыбнулся, наклонился и поцеловал У Се в лоб.

- Как пожелаешь, - усмехнулся он.

Маленькая черная кошечка, скрывающаяся внутри У Се, окостенела. Ее хозяйку только что использовали в своих интересах!

******

Цзюнь У Се почувствовала, что все вокруг медленно исчезает и она погружается в темноту. Наконец-то придя в себя, она распахнула длинные ресницы и увидела, что находится в прекрасной теплой кровати в роскошно обставленной комнате.

Около нее сидел седовласый старик. Увидев, что она проснулась, его лицо засветилось от радости, и он воскликнул:

- Глупая девчонка, ты, наконец-то, очнулась! Не пугай так своего дедушку! Это всего лишь кольцевой дух! И что с того, если у тебя его нет? Кто, ты думаешь, я такой? Я всемогущий Линь Ван! Я буду тебя поддерживать, неважно как. Здесь нечего бояться! - Цзюнь Сянь вышел из себя.

Дедушка?

У Се нахмурилась, когда в ее мозгу проносились воспоминания ее тела. Старик, который сидел возле ее кровати, был не кто иной, как Линь Ван из королевства Ци, дедушка Цзюнь Сянь.

То, что Цзюнь Сянь упомянул, - кольцевой дух – уникальное явление для этого мира.

Когда ребенок рождается, кольцевой дух образовывает связь с человеческой душой. Он дремлет до четырнадцатилетия и проявляется в виде кольца на безымянном пальце правой руки. Каждый дух – это как развитие для души. Все кольцевые духи разные по форме. Некоторые могут превратиться в мощное оружие, а некоторые - стать могучими животными.

Несколько дней назад Цзюнь У Се исполнилось четырнадцать лет, и ее кольцевой дух должен был проснуться, но за целый день ничего особенного не произошло…

С того времени на нее повесили ярлык отброса.

В этом мире будущее определяется силой кольцевого духа. А те, у кого его нет, считаются отбросами.

Цзюнь У Се отказывалась верить в это. У нее никогда в жизни не было такого сильного поражения. Фактически она отсутствовала целых два дня!

Цзюнь Сянь был шокирован, думая, что его гордая внучка не смогла принять такого тяжелого поражения и чуть не совершила самоубийство.

Цзюнь У Се молчала.

Самоубийство? Она так не думала.

Вспомнив все, У Се осознала, что это никак не могло быть самоубийством. Причина, по которой она покинула дворец Линь, была очень простой - три дня назад второй принц договорился встретиться с ней.

В те дни Цзюнь У Се пребывала в расстроенных чувствах, потому что у нее не было кольцевого духа. Но когда ее любимый второй принц пригласил встретиться с ним, она с радостью согласилась. Она стремилась получить утешение у своего возлюбленного.

Однако, когда она пришла в назначенное место, вместо прекрасного принца ее встретил таинственный человек в маске и в черной одежде.

Этот человек был тем, кто ранил ее и столкнул в пропасть. Если бы не деревья, растущие на утесе и смягчившие падение, она не выжила бы.

Не самоубийство, но убийство.

Цзюнь У Се быстро обдумывала ситуацию. Не имело значения, был ли тот замаскированный человек в черном самим вторым принцем. Произошедшее так или иначе связано с ним.

Цзюнь Сянь вместе с элитными войсками - армией Жуй Линь - значительно помог расширить границы королевства. Никто больше не хотел связываться с ними, ведь они несли смерть! Даже нынешний император был вежлив к Цзюнь Сяню.

Его величество все еще относился ко дворцу Линь с особой заботой, но упадок семьи Цзюнь становился все очевиднее. У Цзюнь Сяня было два сына, но один из них умер, а другой инвалид. Оставалась лишь Цзюнь У Се, которая лишь витала в облаках. Будущее семьи Цзюнь выглядело мрачным.

Можно сказать, что сегодняшний дворец Линь - просто бумажный тигр, бывший главной движущей силой Цзюнь Сяня более семидесяти лет.

В конце концов, он прошел через многое, особенно после той великой войны, заставившей его потерять старшего сына и искалечившей младшего. Все перенесенные трудности подкосили здоровье Цзюнь Сяня, поэтому, учитывая его возраст, он боялся, что у него оставалось мало времени. В последнее время королевская семья вела себя все более нагло по отношению ко дворцу Линь.

Покушение на Цзюнь У Се очень хорошо показало, как королевская семья относилась ко дворцу Линь.

“Очевидно, что второй принц больше не относится ко дворцу Линь c уважением, он даже посмел действовать так нагло” - заурчала черная кошка. Сначала она думала, что ее хозяйка возродилась в хорошем доме, но не ожидала, что та будет втянута в ситуацию, в которой ей придется бороться за выживание.

Цзюнь У Се приподняла бровь.

Маленькая черная кошка немедленно свилась в клубок, спрятав голову меж пары пушистых лап.

Видя, что его внучка была тиха и, вероятно, все еще чувствовала себя испуганной, Цзюнь Сянь больше не ворчал. Он посмотрел на У Се с любовью и сказал:

- Все в порядке, ты вернулась, так что отдыхай, если тебе что-нибудь нужно, позови своего брата.

Брата?

Цзюнь У Се перерыла все воспоминания, но она не нашла “брата”.

У Цзюнь Сяня было только два сына, старший - ее отец, а мать умерла вскоре после того, как родила Цзюнь У Се. В той роковой войне она потеряла своего отца на кровавом поле битвы, а ее дядя был серьезно ранен и стал калекой.

- У Яо, пойди и позаботься о своей сестре, я уйду ненадолго, - позвал Цзюнь Сянь.

Дверь открылась, и из-за нее показалась фигура высокого мужчины.

Она в изумлении посмотрела на своего “брата”.

Изящное, красивое лицо, словно самая прекрасная работа Бога, пара магнетических глаз, столь же темных как ночь.

- Да, конечно, - ответил этот мужчина и улыбнулся.

Цзюнь Сянь удовлетворенно кивнул, поворчал еще немного на У Се, вновь посоветовав ей отдыхать, и оставил эту пару в покое.

На одном конце комнаты лежала Цзюнь У Се, а на другом стоял ослепительный У Яо.

В следующий момент вдоль тела У Се скользнула черная тень, и перед девушкой возникла маленькая черная кошка, отчаянно защищавшая ее. Зверь скалился, обнажая маленькие белые клычки, и шипел.

Цзюнь У Яо небрежно оглядел небольшой шипящий комочек, спокойно прошел вперед и медленно выдвинул стул, на который затем сел, скрестив ноги. Его пристальный взгляд, наконец, устремился на Цзюнь У Се.

Цзюнь У Се спокойно смотрела на очаровательного мужчину, источающего опасную ауру, человека, который утверждал, что был ее “братом”. Записи семейного архива дворца Линь никогда не содержали имя Цзюнь У Яо. Этот мужчина, сидящий на стуле, - тот, которого она спасла из пещеры, но единственная разница состояла в том, что пара темно-фиолетовых глаз была теперь темной, как обсидиан.

- Что ты сделал? - спросила она с ледяным выражением лица, угрожающе глядя в его глаза.

Цзюнь У Яо проигнорировал ее взгляд, подпер подбородок, приподнял брови и дразнящее скривил губы, глядя на эту самонадеянную девочку, после чего ответил:

- Выражаю свою благодарность.

- В этом нет необходимости, - парировала она.

- К сожалению, это не тебе решать, - он загадочно улыбнулся ей.

Цзюнь У Се нахмурила брови. Этот человек опасен! Как он смог заставить великого Линь Вана признать его собственным внуком?

- Что ты сделал с людьми в моем дворце Линь?

Цзюнь У Яо слабо улыбнулся ей и поднял руки, чтобы показать маленькую, похожую на волос, змею, обернувшуюся вокруг кончиков пальцев, сказав при этом:

- Не бойся, я лишь позволил таким же милашкам проникнуть в их тела и временно немного поменял их память. Я никому не причиню здесь боли, можешь быть уверена.

Маленькая черная кошка была потрясена.

Какого демона ее хозяйка спасла на этот раз? И эта крошечная змейка сильно беспокоила ее инстинкты! С этими пресмыкающимися были шутки плохи! Они могут проникать в людские тела и даже менять их воспоминания?

- Этот котенок твой контрактный дух? - спросил Цзюнь У Яо, с интересом наблюдая за меняющимися выражениями кошачьей морды.

- Это не имеет к тебе никакого отношения, - усмехнулась девушка в ответ.

- Почему ты так холодна со мной, моя уважаемая сестра? - хохотнул он.

- Это место не для тебя, тебе пора уехать, - заявила Цзюнь У Се. Ее мысли путались. Этот мужчина слишком опасен. Ничего хорошего не произойдет, если он останется во дворце Линь.

Цзюнь У Яо улыбнулся, при этом вдруг произошел внезапный всплеск силы, из-за которого змейки на кончиках его пальцев начали дико извиваться, и понизил свой голос, сказав:

- Не будь так бессердечна, ты спасла меня, все, чего я хочу, - это отомстить своим врагам. Если ты не можешь принять даже этот мой скромный запрос, то я могу лишь уничтожить этих малюток в телах людей твоего дворца Линь. Просто… Если они будут уничтожены, я боюсь, что будут пострадавшие… интересно, что случится с дворцом Линь?

- Ты угрожаешь мне? - Цзюнь У Се сузила глаза.

- Нет, это - всего лишь просьба, - ответил он, вновь скривив губы в улыбке.

Просьба? Если она не согласится, он убьет всех? И это просьба?

- Не нервничай так, это лишь временно, я естественно уеду, когда придет время. Перед отъездом я хотел бы отблагодарить тебя за твою доброту. Я уверяю тебя, что не причиню никому здесь вреда, - сказал Цзюнь У Яо.

- Разве ты не уничтожишь всех, когда уедешь? - испуганно спросила девушка.

- Нет, когда настанет пора уехать, я обещаю тебе, что не причиню никому вреда, - терпеливо повторил он.

- У меня в любом случае нет выбора, - выдавила она сквозь стиснутые зубы.

Цзюнь У Яо пожал плечами.

Зная, что сейчас не может избавиться от этого опасного человека, она просто закрыла глаза и больше не обращала на него внимания.

Маленькая черная кошка уверилась, что в данный момент ее хозяйке ничего не грозит, с облегчением вздохнула, прыгнула обратно на кровать и свернулась на краю подушки У Се. Но это не означало, что она потеряла бдительность - пара ее зорких глаз не отрывалась от человека, сидящего на стуле.

Этот мужчина был очень опасен. Это самый опасный человек, с которым она когда-либо сталкивалась.

========== Глава 4. Незваные гости ==========

Цзюнь У Яо увидев, что девушка вновь устроилась на кровати, понял: она приняла эту его «просьбу».

Из-за столь судьбоносного вмешательства он возвратил себе свободу. Так как небеса благословили его, он обязательно вернет все, что потерял. Но прежде чем потребовать этой мести, ему нужно восстановить свои силы. Встреча с этой интересной маленькой девочкой может разогнать его скуку. Она была не похожа на тех других скучных людей. Пребывание здесь могло стать интересным.

Следующие несколько дней в ее комнату присылалось огромное количество всевозможных редких таблеток и микстур. Лучшие врачи страны были вызваны к Цзюнь У Се.

Если бы у нее имелся выбор, она лечила бы себя сама.

Видя назначения тех седовласых врачей, У Се дрожала от гнева. Они были шарлатанами! Они все были шарлатанами!

Она сама легко могла бы вылечить такие раны в течение десятка дней, но все эти “врачи” в унисон твердили, что период заживления составлял не меньше месяца.

Ее раны были слишком серьезны, чтобы она могла обработать их самостоятельно, так что у нее не имелось другого выбора, кроме как терпеливо ждать.

За время ее выздоровления дедушка каждый день заходил проведать ее. Цзюнь У Яо приходил редко.

Когда она наконец оправилась настолько, что уже могла самостоятельно ходить, в дверях ее комнаты возник Цзюнь У Яо.

- Наконец-то ты выглядишь намного лучше, - усмехнулся он, прислонившись к двери. Дьявольская усмешка светилась на его лице.

- Я собираюсь переодеться, - невыразительно посмотрела на него Цзюнь У Се - ее взгляд говорил только одно: выметайся.

К сожалению… кто-то, казалось, не понял намек.

Вместо того, чтобы уйти, он шагнул к Цзюнь У Се, протянул к ней руки и мягко поднял ее.

Маленькая черная кошка вздыбила свою шерсть.

В ее голове раздавалось только: “Отпусти хозяйку, скотина!”

- Сестра еще не полностью выздоровела, это очень неудобно для тебя. В таких ситуациях брату естественно помочь тебе, - договорив, Цзюнь У Яо полностью проигнорировал пару темных пылающих глаз и отнес свою дорогую “сестру” на кровать. После чего достал комплект чистой одежды и начал переодевать Цзюнь У Се.

У Цзюнь У Се чуть не взорвалась голова, пока она, ошеломленная, сидела на кровати, в то время как он снимал с нее одежду.

Ни сейчас, ни раньше, не считая медицинских ситуаций, у У Се никогда не было близкого контакта с противоположным полом.

Он просто помог себе?!

Цзюнь У Се послала ему убийственный взгляд, скривив плотно сжатые губы.

Единственной, кто вел себя правильно в этой ситуации, была маленькая черная кошечка. Ее хозяйке дали такое огромное преимущество! И все же она не могла ответить? Сейчас не время цепенеть! УДАРЬ ЕГО!!!

Цзюнь У Се, буквально окаменевшая, сидела, не сопротивляясь, пока он переодевал ее.

Ее спокойное поведение поразило его и, переодев ее, он послал ей дразнящую улыбку, вновь подхватывая девушку на руки и неся ее к двери.

- Куда мы идем? - наконец спросила У Се. Она махнула кошке, и та взвилась в воздух и превратилась в черный туман, вернувшийся к ней.

- У нас гости, - ответил Цзюнь У Яо, ослепительно улыбнувшись.

В большом зале дворца Линь был подан чай для гостей.

Принимал их красивый молодой мужчина тридцати с небольшим лет. Он был одет в бледно-синюю одежду и сидел в инвалидном кресле. Очень жаль, что такой хороший человек оказался калекой.

По правую руку от него сидел другой человек, одетый в светло-желтую шелковую парчу. Он был красив и всем своим видом излучал высокомерие. Рядом с ним сидела изящная красавица в белом.

- Пожалуйста, подождите немного, второй принц, У Се не полностью выздоровела, поэтому она не может быстро спуститься, - вежливо сообщил своим гостям мужчина в инвалидном кресле. Это был младший сын Цзюнь Сяня – Цзюнь Цинь.

Второй принц, Мо Сюань Фэй, равнодушно кивнул. Хотя в течение всего этого времени он был женихом Цзюнь У Се, это на самом деле был первый раз, когда он посетил ее. К тому же, он даже привез с собой другую женщину.

Лицо Цзюнь Циня, естественно, не выглядело довольным.

Вскоре в зал вошел Цзюнь У Яо.

Равнодушие Мо Сюань Фэя немедленно испарилось, он наморщил лоб.

Мо Сюань Фэй, как говорили, был одним из самых красивых мужчин во всем королевстве Ци, но теперь его невеста Цзюнь У Се лежала на руках у человека, намного более красивом, чем он сам.

Поскольку У Се все еще выздоравливала, ее лицо практически лишилось красок. Теперь она была бледна и походила на цветущий белый лотос. Девушка спокойно лежала на руках у этого странного человека. Ее прежнее властное отношение сменилось кротким очаровательным поведением.

Мо Сюань Фэю не нравилась Цзюнь У Се, это было известно всему королевству. Их помолвка была договорной, заключенной только из-за страха перед Линь Ваном, который имел полный контроль на своей армией Жуй Линь.

Но это не означало, что Мо Сюань Фэй был рад видеть, как его невеста делает из него рогоносца!

- А это? - с хмурым выражением лица спросил Мо Сюань Фэй.

- Это - Цзюнь У Яо, брат У Се, - ответил Цзюнь Цинь.

- Что?! - выражение лица Мо Сюань Фэя стало еще хуже. В третьем поколении дворца Линь был только один человек, откуда взялся этот Цзюнь У Яо?

Это означало, что Линь Ван так долго скрывал от королевской семьи такой важный факт? Мо Сюань Фэя чуть прищурился.

- Нет, У Яо - сирота, которого принял мой отец и воспитал вне этих стен. На этот раз У Се серьезно ранена. У отца слабое здоровье, из меня тоже никудышный помощник, так что мы решили позвать У Яо, чтобы он заботился о ней, - ответил Цзюнь Цинь.

У них не было кровного родства. Мо Сюань Фэй вздохнул с облегчением. С самого начала Мо Сюань Фэй не заботился о Цзюнь У Се.

Цзюнь У Яо и Цзюнь У Се медленно устраивались на своих местах. Она бросила на приехавших пару случайных взглядов и тайком усмехнулась. Так это мужчина, которым прежняя У Се была так очарована. Однако у нее не имелось воспоминаний о женщине, сидевшей рядом с ним.

- Императорский отец узнал, что У Се ранена, и прислал несколько тоников. Юнь Сянь оказалась неподалеку, и я попросил, чтобы она приехала и осмотрела раны. Юнь Сянь квалифицированный доктор, будет лучше, если она осмотрит тебя, чтобы удостовериться, что ты идешь на поправку, - к нему вернулось равнодушное выражение лица, однако каждый раз, когда он упоминал эту женщину, он бросал на нее нежный взгляд. Он смотрел на нее так, как мужчины обычно смотрят на своих возлюбленных.

“Какой негодяй!” - эхом отозвалось в голове Цзюнь У Се восклицание маленькой черной кошки.

Он флиртовал с другой женщиной на глазах у невесты!

- В этом нет необходимости, - заговорила Цзюнь У Се, до этого сидевшая молча.

Врачи этого мира уже достаточно измучили ее.

Отказ Цзюнь У Се стер улыбки с лиц Мо Сюань Фэя и его спутницы.

- Юнь Сянь - прямая ученица монарха клана Цин Юнь, - недовольно сказал Мо Сюань Фэй.

Клан Цин Юнь?

Цзюнь У Се приподняла бровь, даже на лице Цзюнь Циня читался намек на удивление.

За пределами королевства Ци существовало несколько могущественных сил, одной из которых и являлся клан Цин Юнь. Они были хорошо известны на континентах - бесспорные лидеры в области медицины в течение нескольких поколений.

У них рождались гении, их славные имена гремели по всему континенту. Самым знаменитым был их монарх, со способностями словно у святого, он заслужил уважение всех королевств. Королевство Ци определенно придет в упадок, если они возмутят клан Цин Юнь.

Бай Юнь Сянь была ученицей монарха, что подразумевало ее достаточно высокий статус в клане.

После того, как Мо Сюань Фэй представил ее, Бай Юнь Сянь немного приподняла подбородок, чтобы черты ее лица стали яснее, она выглядела как не от мира сего.

- Я потратил много сил, чтобы пригласить Юнь Сянь. Кроме того, у У Се нет договорного духа. Если ее раны не заживут, то что с ней будет? Хотя мы не предназначены друг для друга, неважно, как знакомый или даже друг, я должен помочь ей, - Мо Сюань Фэй, наконец, высказал свои намерения.

Цзюнь Цинь потемнел лицом.

Мо Сюань Фэй признал Цзюнь У Се своей невестой полностью из-за военной мощи дворца Линь, но теперь ему нечего было бояться, ведь он нашел еще более сильную поддержку.

Военная мощь Цзюнь Сяня, неважно насколько она была велика, она не была противником клану Цин Юнь.

Цель Мо Сюань Фэя была очень ясна: он хотел разорвать помолвку!

- Это означает, что второй принц хочет разорвать помолвку с нашей У Се? - Цзюнь Цинь вцепился в инвалидное кресло так сильно, что его суставы побледнели.

- Это весьма огорчает, хотя у меня нет чувств к У Се, но она привязалась ко мне, я хотел попробовать поладить и посмотреть, сможем ли мы продвинуться дальше. Но прошло так много времени, я действительно не питаю к ней никаких чувств, и у нее явно нет договорного духа. Мы не предназначены друг для друга, - терпеливо объяснил Мо Сюань Фэй.

Как он может жениться на такой испорченной и надменной девице, у которой даже нет договорного духа? Он - принц страны! Разве он может жениться на такой пустышке и стать посмешищем?

Он не заботился о Цзюнь У Се, оскорбив и унизив ее, выставил ее безумное увлечение им напоказ и отбросил ее статус как будто он был мусором.

Он полностью переложил вину на нее и вышел сухим из воды.

Лицо Цзюнь Циня стало пепельным, он в очередной раз мысленно проклял себя, он так бесполезен. Из-за его инвалидности его племянницу оскорбляют в его собственном доме, а он вообще ничего не может сделать, чтобы защитить то, что для него драгоценно.

Дворец Линь так сильно ослабел?

Цзюнь Цинь не мог вынести несчастного выражения лица У Се. Он знал, насколько она была увлечена Мо Сюань Фэем. Как она, с ее высокомерным характером, могла это выдержать?

Однако то, что он увидел, повергло его в шок.

Вместо развернувшейся драмы он увидел нечто, совершенно не совпадающее с его ожиданиями. Цзюнь У Се, с отрешенной и равнодушной аурой, небрежно посмотрела на Мо Сюань Фэя и Бай Юнь Сянь.

Она… Она не разозлилась?

- Это все? - Цзюнь У Се безразлично смотрела на них.

Ее спокойствие заставило потерять дар речи не только Цзюнь Циня, но и Мо Сюань Фэя. Этого они никак не ожидали.

Желая этой помолвки, она отчаянно делала все, что было в ее силах, вплоть до злоупотребления служебным положением ее дедушки, чтобы загнать его в угол, заставить согласиться. Однако теперь, когда он сам объявил об аннулировании помолвки, она вела себя так, как будто это не имело к ней никакого отношения.

- Цзюнь У Се, давай пойдем нашими собственными путями. Позволь Юнь Сянь вылечить тебя, и мы ничего больше не будем должны друг другу, - сказал Мо Сюань Фэй, сузив глаза. Он не мог понять ее. Что она замышляла на этот раз?

Цзюнь У Се бросила взгляд на Юнь Сянь, она осмотрела ее с головы до пят, как будто оценивая товар, и изогнула губы в нежной улыбке.

- Мир так велик, почему бы вам не пойти и не взглянуть на него? - игриво спросила Цзюнь У Се.

- Что ты имеешь в виду? - Мо Сюань Фэй был озадачен.

- Я думаю, она подразумевала, что пора вам выметаться, - усмехнулся Цзюнь У Яо. Он почти плакал, изо всех сил пытаясь сдержать смех, когда очень “любезно” пояснил им ее слова.

Лицо Мо Сюань Фэя тут же стало мертвенно бледным:

- Цзюнь У Се, даже если ты не согласна на разрыв помолвки, тебе придется смириться с этим. Отец-император уже подготовил указ, завтра о нем объявят на весь мир.

Бай Юнь Сянь, которая все это время сидела тихо, наконец высказалась нежным и мягким голосом, “любезно”, но высокомерно, дав ей совет:

- Госпожа Цзюнь, мой наставник однажды сказал, что любая жизнь когда-нибудь закончится. Некоторые вещи нам не подвластны. В вашем текущем затруднительном положении требовать этого брака будет очень опрометчиво.

Короче говоря, не будьте бесстыдной и не удерживайте Мо Сюань Фэя.

“Как она смеет! Хозяйка! Эта женщина унижает тебя!! - злясь, восклицала маленькая черная кошка, наблюдая за этой парой, виновной в адюльтере.

- Я устала, - Цзюнь У Се сделала вид, что чрезвычайно устала, и даже не потрудилась посмотреть на эту пару, хотя они сидели непосредственно перед ней. Сказав это, она повернулась и просмотрела на У Яо.

Который встал, протянул руки, поднял миниатюрное тело У Се и покинул зал, не оглянувшись.

Лицо Мо Сюань Фэя с каждой секундой становилось все более мрачным.

Цзюнь У Се никогда не игнорировала его прежде, но сегодня она практически не обращала на него внимания.

- Уже поздно, дорогие гости, пожалуйста, покиньте нас, - холодно сказал Цзюнь Цинь. Если бы не их статус, он давно бы их выгнал!

Мо Сюань Фэй собирался что-то сказать, но Бай Юнь Сянь, выглядя слегка неудовлетворенной. Он проглотил то, что собирался сказать, и спокойно последовал за ней, ураганом вылетевшей из зала.

В опустевшем зале остался только побледневший Цзюнь Цинь, его лицо было белым, как простыня. Почему дворец Линь должен терпеть такие оскорбления? Видя, что его отец стареет, а у армии Жуй Линь нет подходящего преемника, королевская семья начинает вести себя нагло. По сегодняшнему поведению Мо Сюань Фэя можно было заметить, что правящее семейство больше не относилось ко дворцу Линь с уважением.

Неся У Се на руках, У Яо игриво улыбался.

- Ты не сердишься? - он пристально посмотрел на нее сверху вниз. Было ясно как день, что второй принц намеренно, привел свою новую любовь, явно задумав дурное.

Однако на ее лице не было ни следа гнева.

Девушка немного подняла голову и взглянула на него спокойным, как ночь, и полным вопросов взглядом.

Цзюнь У Яо не смог удержаться от улыбки, глаза его вспыхнули. Было непонятно, что у него на уме.

- У Се, у тебя и правда очень хороший характер.

========== Глава 5. Нападение ==========

- Я голодна, - главной целью Цзюнь У Се было быстрое выздоровление – слишком уж долго она вынуждена была терпеть тех шарлатанов… она дрожала только от одной мысли об этом.

Цзюнь У Яо оставил ее на попечение слуг и исчез.

После визита во дворец Линь лицо Бай Юнь Сянь было полно недовольства. Как ни пытался Мо Сюань Фэй разговорить ее, она просто игнорировала его.

- Если бы ты не попросил меня, разве я пришла бы в это место? Кем она себя возомнила? - раздраженно говорила Бай Юнь Сянь, терзая зубами нижнюю губу. Она - ученица монарха клана Цин Юнь, число людей, ищущих с ней встречи, было огромным, однако Мо Сюань Фэю она ни за что бы не отказала. Результат? Ее выгнали! Она никогда не испытывала такого унижения прежде.

- Юнь Сянь, зачем тратить энергию попусту? - умасливал он ее.

- Это все неважно, но ты - принц королевства! Опуская свою голову перед другими… ты… - насмехалась она.

Лицо Мо Сюань Фэя смущенно покраснело.

- Не сердись, я обязательно отомщу за тебя, - успокаивал он.

Конечно же, после этих его слов, настроение Бай Юнь Сянь стало немного лучше.

- Не забывай этого своего обещания, - сказала она, посмотрев на него.

- Я никогда не даю пустых обещаний, - облегченно вздохнул Мо Сюань Фэй.

Чтобы ободрить ее, Мо Сюань Фэй не стал возвращаться во дворец. Вместо этого они вместе с охраной выехали за город, в место, откуда открывался отличный вид. Только когда она наконец заулыбалась, увидев закат в знаменитом “Море Цветов”, они вернулись в город.

По пути назад Мо Сюань Фэй держался с Юнь Сянь за руки. Они сидели, прижавшись друг к другу.

И тут экипаж резко остановился. Они ехали достаточно быстро, и из-за столь внезапной остановки, они почти упали на пол.

- Почему вы остановились! - взревел Мо Сюань Фэй.

Но никто не ответил на его вопрос.

Когда он вышел, чтобы сделать выговор, то увидел силуэт человека, спокойно стоящего перед экипажем. Темнота ночи окутывала его, а свет от горящих факелов не достигал его лица.

- Кто здесь? - спросил, осторожничая, Мо Сюань Фэй. К этому времени Бай Юнь Сянь тоже вышла из экипажа.

Охрана, стоя впереди, осторожно наблюдала за незнакомцем. Который медленно и расслабленно поднял раскрытые руки, а потом вдруг внезапно сжал кулаки.

Тут же тела всех телохранителей разорвались на части, разбрызгивая кровь.

Бай Юнь Сянь издала длинный пронзительный крик, когда кровь попала на ее красивую юбку.

Факелы упали на землю, окружив их стеной огня. Посреди всего этого стояли две напуганные фигуры, тесно прижавшиеся друг к другу.

Глядя на взятых в огненное кольцо людей, одинокая фигура сделала несколько шагов назад, прежде чем прошептать, стоя в свете Луны:

- К сожалению, мой характер нельзя назвать хорошим.

========== Глава 6. Воспоминания ==========

Маленькая черная кошка удобно устроилась на коленях Цзюнь У Се, наслаждаясь прикосновениями хозяйки.

“Хозяйка, дворец Линь не безопасен, может быть, стоит уехать?” - промурлыкала черная питомица.

То, что произошло сегодня, показало, что дворец Линь долго не протянет. Действия королевского дворца явно выходили из-под контроля.

- Мы никуда не уедем, - небрежно ответила Цзюнь У Се.

Этот мир был не таким, как мир в ее прошлой жизни, хотя дворец Линь увядал, это все равно самый безопасный приют.

Даже при том, что она была экспертом в медицине, она не могла изменить того, что сейчас физически еще очень слаба, а в этом странном мире существовало слишком много опасностей, скрывающихся вокруг.

- Главная сила дворца Линь - Цзюнь Сянь, и, так как я здесь, я не позволю ему умереть так легко, - сказала Цзюнь У Се, приподняв брови. Кого бы она не захотела защитить, она не потерпит в этом неудачу. - Это тело слишком несовершенно, у него даже нет договорного духа. Если бы у меня он был, мне стало бы значительно легче выжить в этом мире.

“Что такое договорный дух?” - маленькая черная кошка не знала ничего из этого мира.

Цзюнь У Се подняла правую руку и показала ей безымянный палец.

Тонкие пальцы, мягкие и гладкие, как белый нефрит.

Обычно, по достижении четырнадцати лет, на безымянном пальце правой руки появлялось кольцо, но на ее пальце не было ничего.

- Мяу? - черная кошка вцепилась в ее тонкие пальцы своими пушистыми лапками, начиная их облизывать.

Внезапно ее зрачки сузились!

“Хозяйка, на твоем пальце, кажется, есть что-то странное. Ты уверена, что это не договорный дух?” - черная кошка смогла ощутить небольшую вибрацию духовных колебаний.

Цзюнь У Се вскинула брови. Погладив безымянный палец правой руки, она ничего не увидела, но когда ее пальцы потерлись друг о друга, она почувствовала странный скачок духовных колебаний, окруживших кончики ее пальцев. Ее сердце с волнением забилось, она ощущала силу, движущуюся вокруг ее безымянного пальца.

Внезапная вспышка света осветила всю комнату!

В воздухе плавал белый лотос, окутанный серебристым белым светом.

“Цветок?” - пара черных глаз мигнула несколько раз и нерешительно посмотрела на Цзюнь У Се.

Договорные духи делятся на два типа: оружейный или звериный.

Но дух У Се оказался белым лотосом… Договорный дух-растение - неслыханное явление.

Цзюнь У Се аккуратно потянулась к цветку, и белый лотос медленно приземлился на ее ладонь.

Когда она осторожно начала изучать цветок, в дверь постучали.

Белый лотос мгновенно исчез, как будто его и не было.

- Войдите, - нетерпеливо ответила девушка.

Дверь открылась и в нее вошел Цзюнь У Яо. Вошел и лениво прислонился к косяку, держа в руках чашу с лекарством:

- Пора принять лекарство.

Цзюнь У Се посмотрела на него с любопытством, он сел перед ней и очень аккуратными опытными движениями сам накормил ее лекарством.

Цзюнь У Се не слишком вдумывалась в его действия, наивно полагая, что он честно выражал так свою благодарность.

Она больше десяти лет провела на секретной вилле, из наивного маленького ребенка стала подростком, но у нее не было возможности изучить и понять внешний мир. Как ладить с другими, она не знала.

В то время ее мозг заполняло только содержание многочисленных медицинских книг и не менее многочисленные медицинские сведения, полученные из других источников. Ее единственный родственник держал ее пленницей глубоко в горах.

От нее нельзя было ожидать больших познаний об окружающем мире.

Цзюнь У Яо немного склонился к ней, одной рукой придерживая ее за спину, а другой - медленно кормя ее лекарством из миски.

Когда он наклонился, она хмуро посмотрела на него и мрачно сказала:

- Мне не нравится запах крови.

Цзюнь У Яо натянуто улыбнулся. Цзюнь У Се продолжала есть лекарство.

Как только Цзюнь У Яо с пустой миской вышел из комнаты, его улыбка исчезла, подняв руку, он вдохнул запах со своего рукава и ощутил очень слабый аромат крови.

Чуть раньше он был очень аккуратен, чтобы не испачкаться, но…

- Кажется, в следующий раз я должен сначала принять ванну.

На красивом лице Цзюнь У Яо еще раз расцвела несерьезная улыбка, но в глубоких темных глазах не отразилось ни одной эмоции.

******

На следующее новость, как пожар, распространилась по имперскому городу.

Вчера вечером, по пути назад от “Моря цветов”, второй принц и его окружение подверглись нападению таинственной группы, была уничтожена вся его охрана. Второй принц вступил в кровавое сражение с врагом и смог защитить собственную жизнь и жизнь красавицы. Произошедшее привело императора в ярость, он приказал провести полное расследование этого вопроса, за преступников, которые посмели напасть на принца, объявлено щедрое вознаграждение.

В стенах имперского города ходило много слухов. Все говорили об этом.

Все знали, что у второго принца и Цзюнь У Се из дворца Линь должен был быть договорной брак. Однако той ночью, когда второй принц подвергся нападению, красавица, которую он спас, не была его невестой Цзюнь У Се! Это означало, что ранее в тот день он поехал в “Море цветов” с другой женщиной.

Цзюнь У Се была тираном!

Все знали, что молодая госпожа из дворца Линь была чрезвычайно груба и высокомерна, всегда вызывала в городе проблемы.

Люди не могли не думать, что преступником, напавшим на второго принца, была не кто иная, как Цзюнь У Се. В конце концов, ее жених встречался с другой, какая нормальная женщина сможет принять это, не говоря уже о тиранической по природе своей Цзюнь У Се?

В то утро имперский город погрузился в хаос. Второй принц не пожелал терпеть возмутительную тиранию Цзюнь У Се и тайком уехал с красоткой. Однако она узнала об этом и послала армию Жуй Линь, попытавшись убить второго принца и его новую возлюбленную.

Все говорили об этом так, словно были свидетелями произошедшего.

========== Глава 7. Трое - уже толпа ==========

Императорский указ, расторгающий помолвку между вторым принцем и Цзюнь У Се, был обнародован на следующий день.

Вчера то, что нападение на второго принца, возможно, связано с Цзюнь У Се, было лишь предположением. Однако своевременное известие о расторжении брака доказало только одну вещь: они определенно связаны!

В имперском городе репутация Цзюнь У Се достигла критически низкой отметки. После того, как распространились слухи, ее считали самой порочной женщиной. Многие женщины, тоже сраженные красотой второго принца, бесконечно осуждали ее.

Этот хаос окутал стены дворца Линь. Внутри же все было спокойно. Она заперлась в своей комнате, занятая изучением договорного духа белого лотоса.

Разгневанный Цзюнь Сянь метался по своему кабинету во дворце Линь, с трудом подавляя желание разорвать императорский указ на клочки.

- Хорошо! Очень хорошо! Теперь, когда я стар и бесполезен, все думают, что могут запугать мою внучку! - прорычал он сквозь стиснутые зубы и с силой сжал этот чертов указ в руках.

Цзюнь Цинь рассказал ему о событиях предыдущего дня и, хотя он знал, что рано или поздно императорский указ будет обнародован, он не думал, что это будет так не вовремя. Обнародование указа в такое время лишь подстегнуло распространение сплетен о том, что Цзюнь У Се приложила руку к нападению.

Хотя Цзюнь Сянь знал, что у его внучки высокомерный характер, он знал, что она не стала бы убивать кого бы то ни было. Не говоря уже о том, что она все это время находилась дома. Она лечилась и отдыхала, ни разу не покинув дом. Как она смогла бы нанять кого-то, чтобы напасть на Мо Сюань Фэя?

Хаотическая виноградная лоза сплетен вовлекла в это даже армию Жуй Линь, люди считали, что она наняла их ради мести. Как это было возможно? Несмотря на чрезмерное потакание внучке и то, что армия Жуй Линь была его собственными войсками, у него был прямой и строгий характер. Он никогда не позволял ей контактировать с войсками, не говоря уже о том, чтобы дать ей в руки такую силу.

Мо Сюань Фэй должен был уже оправиться от нападения, и все же указ отослали. Это только заставило людей думать, что дворец Линь причастен к этому, очерняя репутацию дворца Линь.

- Отец, мы собираемся сказать ей, что происходит? - Цзюнь Цинь был чрезвычайно угрюм. Он ненавидел то, что калекой сидит в инвалидном кресле, что у него нет сил защитить свою семью.

- Мы ничего не можем сказать ей! Зная ее характер, какой шум она поднимет? К тому же она еще не полностью выздоровела. Его величество поручил мне провести расследование нападения на второго принца. Я узнаю правду и очищу ее имя ото всех обвинений! - ответил Цзюнь Сянь, покачав головой. После преданного и столь долгого служения этой стране ему так отплатили. Два его сына были принесены в жертву, один умер в сражении, другой остался инвалидом.

У него была только его драгоценная внучка, но императорский указ отправил ее репутацию коту под хвост. Кто захочет жениться на ней после такого обращения с королевской семьей?

- Ваше величество, вы действительно очень бессердечны, - прошептал Цзюнь Сянь, устало закрыв глаза.

Было очевидно, что у дворца Линь не имелось больших надежд на будущее, но они хотели вовлечь его единственную внучку в эту борьбу за власть.

Цзюнь Цинь опустил голову, затихнув, и закусил нижнюю губу, неосознанно сжав руками свои искалеченные ноги.

========== Глава 8. Дедушка ==========

Если бы он мог возвратиться на поле битвы, даже если бы они столкнулись с кланом Цин Юнь, его величество не относился бы так безжалостно ко дворцу Линь.

За эти годы Цзюнь Сянь, знающий о своих чрезмерных военных заслугах, продолжал сокращать численность армии Жуй Линь. Кто же знал, что это приведет к текущей ситуации?

- Я буду защищать Цзюнь У Се до последнего вздоха. Никто не сможет даже подумать о том, чтобы навредить моей внучке! - объявил он с горящими решимостью глазами. Он уже потерял своего сына. Он не мог позволить себе потерять еще и его дочь. Она его, Линь Вана, единственная и драгоценная внучка!

Глубокой ночью отец и сын приглушенными голосами обсуждали опасное положение, с которым в настоящее время столкнулась их семья. А рядом с дверями кабинета четко вырисовывались силуэты двух фигур.

Цзюнь У Се спокойно слушала, глядя на дверь.

Дедушка …

В прошлой жизни ее “дедушка” заставил ее провести более десятка лет в мрачной темноте. Что такое страдание, что такое отчаяние – она все это прекрасно понимала.

Однако “дедушка” в этом мире походил на солнечный свет, проникающий сквозь темноту. Когда она встретилась с ним в первый раз, он выплеснул на нее столько любви и заботы, что она не знала, как на это реагировать.

Она никогда не испытывала такого прежде. Каждый раз, когда он считал что-то интересным, первое, что он делал - посылал это в ее комнату. Если она хмурилась из-за чего-то, он использовал все средства и способы задобрить ее.

Подсознательно она начала избегать контакта с ним, не зная, как отвечать ему, ведь “дедушка” из ее воспоминаний был совершенно другим.

Но она не думала, что он сделает для нее даже такие вещи.

Раньше дворец Линь, хоть и с подозрением относился к планам королевской семьи, закрывал на них глаза, потому что поклялся в верности и полагал, что все годы службы, которые он отдал королевству, не будут забыты. Но на этот раз, когда острие копья указывало на его внучку, слепая преданность рассеялась.

Для внучки он был готов пожертвовать всем.

Она крепко сжала свою юбку, чувствуя, как подрагивает ее сердце.

- Все “дедушки” похожи на него? - спросила она, нахмурив брови.

Стоящий рядом с ней Цзюнь У Яо смотрел на ее бледное маленькое лицо и не знал, почему оно внезапно покраснело от волнения.

- Все еще хочешь войти? - спросил он, с любопытством глядя на нее.

- Нет, - девушка покачала головой, ее обычно холодное выражение лица стало чуть теплее. Первоначально она хотела обсудить с дедушкой ее собственное лечение, но не ожидала услышать такой разговор, стоя за дверью.

Она повернулась, чтобы уйти, ей нужны тишина и покой, чтобы все обдумать.

Когда она ушла, его темные глаза от удивления стали темно-фиолетовыми. Он чувствовал, что все эти человеческие монархи вели себя смешно и нелепо. Ему просто хотелось убить их всех.

Опасный огонь загорелся в глубине его полуудивленных глаз. Но если пойти этим путем, то у этой девушки будут проблемы. Убийственное намерение медленно исчезало.

Что ж, поживем - увидим…

========== Глава 9. Маленький белый лотос ==========

Когда она вернулась в свою комнату, появилась маленькая черная кошка и немедленно вскочила на ее плечо, нежно потершись об ее щеку.

- Все ли дедушки такие? - спросила она, сидя перед бронзовым зеркалом и глядя на странное, но все же знакомое отражение.

- В нормальных отношениях да, так и есть, - черная кошка покачивала густым хвостом. Она была единственным созданием, знавшим, что слово “дедушка” означало для нее.

- Это так? - она прикрыла глаза и мягко сжала грудь. Внутри разливалось тепло… это было что-то, чего она никогда не чувствовала прежде.

Легкая злость, чуть-чуть тепла. Ей нравилось это чувство.

Цзюнь У Яо недавно спросил ее, разозлилась ли она, когда приехали Мо Сюань Фэй и Бай Юнь Сянь, чтобы разорвать помолвку.

Ответ в ее сердце был: “почему она должна?”

Для нее прошлое этого тела не имело никакого значения. Даже дворец Линь не имел к ней никакого отношения, так что она не чувствовала необходимости злиться, но теперь все было по-другому.

Голос Цзюнь Сяня эхом отозвался в ее голове. Постоянные уговоры съесть лекарство, попытки шутить, когда он пытался заставить ее улыбаться, все это было чуждо ей.

- Он - мой дедушка, - отражение в бронзовом зеркале слегка улыбнулось, и этой улыбки было достаточно, чтобы растопить лед.

Бог дал ей компенсацию за прошлый опыт – предоставил шанс почувствовать, что это такое - когда кто-то заботится о тебе и защищает. Она, конечно, не позволит никому разрушить это новое найденное счастье.

- Я не позволю, чтобы с дворцом Линь, мной или моим дедушкой что-то произошло, - убежденно сказала она, сощурив глаза.

В прошлом ничто не было достойно ее беспокойства, но теперь все изменилось.

Дворец Линь стоял на краю пропасти, и, чтобы защитить его, она должна предпринять некоторые решительные действия. Все было не так-то просто.

- Мой белый лотос… все-таки… что ты такое? - прошептала девушка, разглядывая свои тонкие пальцы. Они вновь слабо засветились, и в воздухе над ладонью вновь завис белый лотос.

- Мяу… Хочешь попробовать и посмотреть, что с ним можно сделать? - черная кошка в волнении замахала хвостом, подняла мордочку и внимательно оглядела цветок.

Девушка осторожно положила белый лотос на ладонь и мягко расправила лепестки. Сладкий аромат распространился по всей комнате.

- Этот аромат прекрасен, - сказала она, сделав глубокий вдох. Каким-то образом, вдыхая этот запах, она чувствовала, что ее кровообращение становилось более плавным.

Этот ароматный лотос очень странный, он обладал соблазнительным запахом, влияющим на человеческую кровь, возможно у этого цветка имелись и другие свойства.

Когда она потянула за лепесток, чтобы оторвать его… в этот самый момент… прежде чем она отодрала лепесток…

- Ай! Больно… Больно… Больно… - прозвучал нежный, почти детский голос, и комната вдруг затуманилась.

Когда туман постепенно рассеялся, на полу сидел заплаканный маленький мальчик, он придерживал свою руку и подавленно смотрел на Цзюнь У Се.

Черная кошка испуганно мяукнула чуть не свалилась с плеч Цзюнь У Се - внезапное появление этого маленького ребенка испугало ее.

Цзюнь У Се безмолвно наблюдала за маленьким, похожим на куклу, мальчиком с молочно-белой кожей, сидевшем на полу. Он носил маленький нагрудник с нарисованным ярким белым лотосом, очень похожим на ее договорный дух.

Откуда появился этот малыш?

У него было изящное личико и большие блестящие от слез глаза. Он с обидой смотрел на Цзюнь У Се, как будто она сделала что-то очень неправильное.

- Монстр! - громко воскликнула черная кошка, уставившись на мальчишку.

- Я не монстр! - испугался маленький мальчик, начиная играть с собственными пальчиками.

- Кто ты? - невинно смотрела на него Цзюнь У Се.

- Выгони его! Он определенно монстр! - черная кошка чувствовала себя чересчур ошеломленной. С тех пор, как они переместились в этот мир, происходило слишком много удивительных вещей.

Когда маленький мальчик услышал, что кошка просит выгнать его, он немедленно начал плакать.

- Я не монстр, ты не можешь выгнать меня! Я твой договорный дух! Договорный дух! Как ты можешь выгнать своего договорного духа… - рыдал мелкий вторженец, глядя на Цзюнь У Се, из его глаз катились крупные слезы, а по комнате внезапно поплыл аромат лотоса.

- А разве договорный дух может превращаться в людей? - резко спросила Цзюнь У Се, на ее великолепном лице не было и следа мягкости.

Маленький мальчик открыл рот и обиженно посмотрел на Цзюнь У Се.

- Я действительно твой договорный дух, если ты не веришь мне, я могу принять более знакомую тебе форму, - он медленно встал, утирая слезы, и исчез, а на его месте завис красивый белый лотос.

Цзюнь У Се не знала, что и думать.

Цветок снова исчез, и в том же самом месте появился маленький мальчик.

В это время Цзюнь У Се подумала о фокусниках из ее предыдущего мира.

- Теперь ты веришь мне? - маленький мальчик совершенно серьезно ждал ответа Цзюнь У Се.

Хотя он, конечно, знал, что даже в мире духов сильно отличался от остальных… но он действительно… договорный дух!

Цзюнь У Се спокойно смотрела на свой “договорный дух” белый цветок лотоса, который ей было весьма трудно принять. Ранее она даже не слышала о растениях-договорных духах, более того, этот мог трансформироваться!.. Впрочем, глядя на маленькие руки и ноги, не говоря уже о борьбе, если бы кто-то ударил его, это, скорее всего, привело бы к его мгновенной смерти.

- Конечно же, это все бесполезно? - пробормотала вслух Цзюнь У Се, хмурясь и не скрывая своего недовольства тем, что это был не идеальный договорный дух.

Задумчивая Цзюнь У Се не заметила, как после этих небрежно сказанных слов этот маленький лотос снова оказался на грани истерики.

- Пожалуйста, не прогоняй меня, я… полезный… я очень полезный, - боясь «нежелания» его владелицы, маленький лотос больше не мог сдерживаться: он бросился к ней, уцепился за одну ногу и, снова зашмыгав, расплакался. - Я очень полезный, правда, не загоняй меня обратно, - ребенок упрямо цеплялся за ее ногу, боясь прямого отказа.

- Не загонять обратно? Куда? - наконец ответила Цзюнь У Се, выйдя из оцепенения.

Когда ребенок рождается в этом мире, договорный дух создает связь с человеческой душой, он спит в ней и просыпается только по достижении четырнадцати лет. Ничто, кроме смерти, не может разделить их.

За всю жизнь создается связь только с одним договорным духом, и неважно, насколько бесполезным он был, не существовало никакой возможности отказаться от него или поменять.

- Мир духов, - горько ответил маленький лотос.

- Это то, откуда ты? - она впервые слышала о таком месте.

Маленький лотос кивнул и, как будто боясь Цзюнь У Се, которой он не нравился, добавил:

- Перед пробуждением договорный дух остается в мире духов, а если человек умрет, мы возвращаемся туда снова. То место ужасает, и мне только что удалось убежать, пожалуйста, не возвращай меня назад, хорошо?

Она хотела бы, но могла ли?

- Я… могу быть полезным, пожалуйста, подожди! - на маленького лотоса внезапно снизошло озарение, он, наконец, отпустил ее ногу, и, дрожа, встал и поднял руку перед Цзюнь У Се.

Цзюнь У Се вопросительно ахнула, смотря на него большими невинными глазами.

Маленький лотос фыркнул, его нежное личико болезненно искривилось, но он собрал все свое мужество и, наконец, закричал:

- Ешь!

Что надо было есть?

- Я специальный лотос, если ты съешь мой лепесток, он очистит твою кровь и удалит из нее все примеси, - энергично и гордо объявил маленький лотос.

Глаза Цзюнь У Се посветлели, когда она услышала это. Никто не знал лучше нее, насколько редким было явление очищения крови. Даже если существовали удивительные лекарства, у их действия имелся свой предел. Очищение крови от всех примесей было сродни новому рождению, оно укрепляло человеческое тело и улучшало его состояние!

В ее предыдущем мире, несмотря на технологии и прекрасно развитую медицину, многие ученые все еще исследовали гены и их влияние на человеческое тело, но все еще не нашли подходящих методов.

Если утверждение маленького лотоса правдиво, то он действительно полезен!

Чтобы определить, говорил ли маленький лотос правду, Цзюнь У Се взялась за небольшую нежную руку… хотя она знала, что мальчишка перед ней на самом деле цветок, появление его в человеческой форме мешало ей действовать дальше. Она поднесла его руку к губам и посмотрела на него - он уже ронял крупные слезы.

Она правда не была монстром.

Тихо вздохнув, она отпустила его нежную маленькую ручку.

Хотя лотос был “полон решимости” стать полезным своей владелице, когда он увидел, как она поднесла его ладонь к губам, он не смог справиться с собственным страхом и расплакался. Когда ожидаемая боль не пришла, это вызвало у него смешанные чувства – он радовался тому, что его не съели, но… его владелица теперь решит, что он действительно бесполезен, и прогонит его.

- Я… я правда не боюсь боли… - весьма вяло заявил маленький лотос.

Цзюнь У Се посмотрела в его покрасневшие заплаканные глаза.

Маленький лотос обескураженно молчал.

- Все в порядке… хотя это больно… он вырастет снова, - тихо сказал маленький лотос.

- Твои лепестки - часть твоего тела? - уточнила Цзюнь У Се.

Маленький лотос кивнул.

- То есть, когда я хочу отщипнуть лепесток, я на самом деле тяну твою руку?

Мальчишка снова кивнул.

Цзюнь У Се замолчала.

Хотя она, наконец, нашла применение этому маленькому товарищу, это отчасти превратилось в “людоедство”, а этого она никак не могла сделать. Поэтому он снова стал бесполезным.

- Ах, да! У меня есть вот это! - внезапно воскликнул ребенок, коснулся своего небольшого передничка и протянул ей сжатый кулачок.

Когда он раскрыл руку, на его ладони лежали пять маленьких семян.

- Что это такое? - спросила Цзюнь У Се.

- Это семена лотоса! - мальчишка несколько раз поморгал.

- Хотя эффект не такой сильный, как употребление в пищу лепестков, но они помогают укрепить кости и очистить костный мозг, а вот обновить сухожилия и плоть неспособны, - произнес он, под конец фразы его голос стал совсем тихим.

- Только пять? - подняла брови Цзюнь У Се. Этот эффект тоже был очень хорош.

- Сейчас у меня осталось пять. Я могу создавать по одному в месяц, другие съели их все, я смог спасти только эти пять семян, - робко объяснил маленький лотос.

- Съели? - Цзюнь У Се было трудно понять, о чем он говорит. Однако одно семя в месяц тоже хорошо.

Забрав пять семян лотоса, Цзюнь У Се снова обдумала все, что узнала о своем договорном духе. Хотя он не мог драться, его способность оказалась неплохой. Эти семена, хотя они были не на том же самом уровне, что и эликсиры, могли значительно улучшить физиологические качества человека. В этом она сейчас больше всего нуждалась!

Была ли это она сама, Цзюнь Сянь или Цзюнь Цинь, они все должны были улучшить состояние своих тел.

Лекарственные препараты обладали определенным воздействием, но у них имелись побочные эффекты, а восстановление костей вообще было одной из самых трудных задач. Употребление этих семян поможет с первым важным шагом!

Если кости - основа всего тела - станут крепкими, усиление остальных частей будет для нее мелочью.

Ее договорный дух мог помочь ей начать физиологически совершенствоваться в этом новом мире, и хотя он не был способен на сражения, она могла теперь полагаться на себя!

Маленький лотос с тревогой перебирал пальцы, ожидая подтверждения от Цзюнь У Се, когда она, наконец, кивнула ему.

Зная, что его не прогонят, маленький лотос улыбнулся, и снова прослезился. Он всей душой поклялся быть хорошим договорным духом и приложить все усилия для его новой владелицы.

Она начала изучать его всерьез и обнаружила, что различные части его тела обладают различными эффектами. Его плоть и кровь могли практически переродить человека, и даже его слезы помогали очистить кровь.

Можно сказать, что, не считая отсутствия у него боевых способностей, он - бесценное сокровище.

========== Глава 10. Тело это сокровище ==========

Ради того, чтобы добыть слезы маленького лотоса, черная кошка пару раз царапнула его, заставив мальчика сильно разрыдаться, только на этот раз все слезинки были собраны в маленькую бутылку. Она подготовила это для Цзюнь Сяня и Цзюнь Циня.

Прежде чем она сама стала сильной, безопасность дворца Линь упала на плечи этих двоих.

После такого сильного плача бедный опустошенный маленький лотос снова превратился в почти невидимое кольцо на пальце.

После сбора небольшого урожая Цзюнь У Се впала в глубокий сон.

А на рассвете она пошла искать Цзюнь Сяня.

Цзюнь Сянь удивился: драгоценная внучка сама ищет его. С тех пор, как она была ранена, ему редко выпадал шанс провести с ней время. Каждый раз, когда он пытался побыть с ней рядом, она становилась тихой и отчужденной, раня его сердце.

- У Се? Почему ты здесь? Садись же, скорее, - Цзюнь Сянь поспешно усадил ее как можно ближе к себе.

К Цзюнь У Се относились как к сокровищу, потому что она была единственной в своем поколении, а Цзюнь Цинь не мог теперь иметь детей.

Она послушно села, согретая отношением своего нового дедушки.

- Дедушка, я хотела бы обсудить с тобой кое-что, - торжественно сказала она.

Ее внезапные слова заставили его сердце замереть. До нее, возможно, дошли все те слухи, которые гуляли по столице?

- Просто скажи это. Независимо от того, чего ты хочешь, просто расскажи об этом! Если смогу, я сделаю это для тебя, - тепло обратился он к ней.

Цзюнь У Се откашлялась. Это был ее первый формальный “семейный” разговор.

- Дедушка уже знает, что у меня нет договорного духа. Я знаю, что неспособна культивировать, и, пока я выздоравливала в своей комнате, я думала об этом и просматривала некоторые медицинские книги. Мои навыки письма не так уж и плохи, и, так как я не могу развивать духовную силу, я подумала об обучении медицине.

Он смотрел на нее, совершенно потрясенный. Она… Она на самом деле пришла, чтобы сказать что-то настолько разумное? Хотя он любил свою внучку, он знал, что у нее не было никаких навыков, кроме нагнетания проблем. Поэтому сейчас он практически остолбенел.

Цзюнь У Се, увидев, что он застыл на месте, продолжила:

- Дворец Линь не так спокоен как прежде. После моих ранений я поняла очень многое. Ты не должен волноваться обо мне, я действительно хочу измениться.

Цзюнь Сянь продолжал молчать. Текущее положение дворца Линь действительно было затруднительным, даже Мо Сюань Фэй лично навестил их, показав, что их положение больше не стабильно. Он знал, что ничего больше не мог скрывать от нее.

Его внучка все еще была так беззаботна, несмотря на преодоление больших трудностей. Вдобавок ко всему, она стала разумнее и лучше себя вела. Это заставило Цзюнь Сяня испытывать весьма смешанные чувства и легкую грусть.

В конце концов, он, как дедушка, был бесполезен. Она потеряла обоих своих родителей, а он не мог даже защитить ее и дать ей стабильную жизнь…

- Тогда я оставлю этот вопрос на тебя. Если хочешь, можешь заниматься медициной. Просто помни, пока я рядом, никто не причинит тебе вреда, - веско сказал Цзюнь Сянь, сверкнув глазами. Такие изменения в Цзюнь У Се естественно сделали его очень счастливым.

- Спасибо, дедушка, - кивнула она.

- Мы - семья, нет нужды в таких формальностях! Пока ты счастлива, твой дедушка тоже счастлив, - если она действительно заинтересовалась медициной, то сейчас это будет весьма полезным и позволит ей отвлечься от мыслей об этом негодяе, Мо Сюань Фэе.

- Я прикажу слугам подготовить для тебя медицинские книги и травы, если чего-то будет недоставать, просто скажи дяде Фу.

Дядя Фу был авторитетной фигурой во дворце Линь. Он с юности следовал за Цзюнь Сянем и был заместителем командира в армии Жуй Линь до того, как передал власть отцу Цзюнь У Се. После ухода в отставку он взял на себя ответственность за все домашние вопросы во дворце Линь.

Еще до обеда дядя Фу прислал к ней слуг с медицинскими книгами и лекарственными травами. Ее комната быстро заполнилась всем необходимым медицинским скарбом. Цзюнь Сянь даже приказал превратить комнату рядом с ее внутренним двором в аптеку.

Дядя Фу пришел проверить, все ли в порядке, после чего покинул ее комнату. Она быстро просмотрела несколько первых попавшихся ей под руку книг. Небрежно пролистав их, она отодвинула их в сторону.

Те книги, которые прислали ей, не могли быть медицинскими книгами высшего ранга, но они все еще были очень редкими. После беглого просмотра она не только запомнила их содержание, но даже смогла бы предложить более совершенные методы лечения, чем те, что были записаны в них.

Она пребывала в отчаянии от медицинского уровня этого мира после того, как на собственном опыте испытала действия тех шарлатанов. Ей нужно было увидеть, насколько отличались травы и техники от них же из ее предыдущего мира. Хотя кое какие общие черты имелись, в общем и целом схожесть была невелика. За один день она полностью постигла все это. В книгах содержались знания о травах этого мира, и за столь короткое время она смогла уложить их в голове.

- Когда ты собираешься начать? - спросила черная кошка, изящно расхаживая по аптеке, переполненной ароматом трав. Внезапно она вспомнила свою хозяйку, сидящую в подобной комнате, окруженную всевозможными травами и медицинскими книгами. За то десятилетие она перепробовала массу рецептов и методов лечения.

- Я не спешу, - спокойно ответила Цзюнь У Се, высвободив маленького лотоса. Чтобы подготовить и максимизировать потенциал Цзюнь Сяня и Цзюнь Циня, она должна овладеть эффектами своего духа.

Белый лотос был похож на драгоценность, каждый его лепесток походил на кристалл, он не выглядел обычным цветком. Она сделала глубокий вдох, и глазами насладилась этой красотой.

Она вынула семя лотоса и проглотила его. Что может быть лучше, чем проверить эффект на себе?

По ее костям начала разливаться тупая боль, появилось ощущение зуда. Девушка сузила глаза, когда боль начала становиться все невыносимее, и с каждой прошедшей минутой она все усиливалась. Вскоре тупая зудящая боль превратилась в острую, как будто кто-то вонзал нож в ее кости, заставив ее закусить нижнюю губу.

Это было хуже, чем быть ударенной ножом!

Она почти час терпела мучительную боль, и вот, наконец, все прошло. Ее одежда прилипла к стройному телу, она вся была покрыта потом и слоем черной липкой жидкости.

Ее мучения наконец-то закончились! Она облегченно вздохнула, глядя на руки и те примеси, которые были удалены.

- Этот маленький мальчик не лгал, - рассеянно пробормотала Цзюнь У Се, пытаясь почувствовать изменения в теле. Похоже, что суставы стали гибче, а само тело ощущалось более легким.

В этом мире, если кто-то хотел развивать духовную силу, ему нужно было превосходное телосложение. Ранее она не спешила начинать развиваться, желая довести свое тело до идеального состояния, прежде чем начинать трудный путь. Старт с прочной основы приведет к большим успехам в будущем!

После перенесенной боли и получения огромной выгоды, Цзюнь У Се была убеждена, что готова начать лечение Цзюнь Циня и Цзюнь Сяня. Пришло время улучшить их тела и отстоять законное положение дворца Линь!

Одна из главных причин, почему император посмел действовать так самонадеянно, была в том, что у дворца Линь не имелось преемников. Цзюнь Цинь был инвалидом, а Цзюнь У Се - высокомерной бездельницей, перед ними маячило мрачное будущее.

Если бы Цзюнь Сянь и Цзюнь Цинь были в лучшем состоянии здоровья, то из-за их отваги и ауры императору пришлось бы дважды подумать, прежде чем принимать меры против них. Если бы Цзюнь Сянь был главой армии Жуй Линь, началось бы кровопролитье!

Все последующее время Цзюнь У Се проводила, снуя туда-сюда из небольшого внутреннего двора к ее аптеке и обратно, занятая улучшением физического состояния ее тела через диету, пока ее бледное лицо, наконец, не порозовело.

Цзюнь Сянь волновался, что его внучка быстро остынет к этой игре в доктора, поэтому был приятно удивлен, услышав, что она постоянно занята в своей аптеке, он испытывал невероятное облегчение каждый раз, когда видел ее, - ведь цвет ее лица становился все лучше.

Дворец Линь все еще никак не реагировал, все это заставляло императора улыбаться. За все эти годы они записали на свой счет слишком много военных заслуг. Кто откажется от такого отличного шанса уничтожить их имя? Это было результатом, которого он очень желал - втоптать их в грязь.

К настоящему времени злобные слухи о Цзюнь У Се, якобы нанявшей армию Жуй Линь, чтобы удовлетворить ее личные эгоистичные прихоти, уже звучали далеко вне стен города.

Все это время Цзюнь Сянь пытался выследить и найти группу таинственных мужчин в черном и доказать невиновность Цзюнь У Се. У него, однако, было подозрение, что от него скрывали что-то важное.

Среди всех охранников второго принца не было ни одного целого трупа, как будто они все взорвались. Кроме того, второй принц, как говорили, был тяжело ранен из-за борьбы с незнакомцами и отражения их нападения, однако Цзюнь Сяню не позволили с ним встретиться, чтобы определить тип ранений и оружие, вызвавшее их.

Очевидно, императорский дворец отказывал ему в важных подсказках, чтобы замедлить его расследование и еще больше снизить репутацию Цзюнь У Се.

С утра до ночи Цзюнь Сянь отсутствовал, ища подсказки. Цзюнь У Яо тоже редко появлялся во дворце Линь. Там остались лишь Цзюнь Цинь и Цзюнь У Се.

========== Глава 11. Яд ==========

Слуга привез Цзюнь Циня к пруду на заднем дворе полюбоваться цветущими лотосами. Цзюнь Цинь, однако, не был в настроении наслаждаться красотами природы.

Услышав приближавшиеся мелкие шажочки, Цзюнь Цинь повернул свое инвалидное кресло в том направлении и улыбнулся, увидев немного раскрасневшуюся Цзюнь У Се.

- Ты, наконец, готова выйти? - спросил Цзюнь Цинь.

С тех пор, как Цзюнь Сянь разрешил Цзюнь У Се изучать медицину, она проводила практически целые дни взаперти, ходя только в аптеку и больше никуда. Такое ее появление было действительно редкостью.

Цзюнь У Се посмотрела на своего дядю, который радостно улыбался ей. Она была немного удивлена, потому что ее тело подверглось интенсивному улучшению с помощью семени и слез лотоса, хотя она до сих пор не могла развивать духовную силу, ее шаги стали очень легкими. Если она не попадала в угол обзора человека, ее присутствие тяжело было обнаружить.

Однако на этот раз, когда она только вошла в просторный задний двор, ее дядя, любующийся водоемом с лотосами, с самого начала понял, что это она.

Его слух удивителен!

- Ноги дяди были повреждены на поле битвы? - Цзюнь У Се с трудом восстанавливала фрагменты воспоминаний, связанных с дядей, но информации оказалось не так уж и много. Сколько она себя помнила Цзюнь Цинь всегда сидел в инвалидном кресле и редко говорил о ногах, лишь только один раз упомянув, что был ранен в сражении.

- Да, - ответил Цзюнь Цинь.

- Это не обычная рана, правильно? - не отставала Цзюнь У Се, она была уверена, что это больше, чем простая рана, оставшаяся после сражения. Когда его ранили, во дворец Линь были приглашены лучшие врачи.

Когда Цзюнь У Се упала с утеса, ее раны были очень серьезны, многие кости были переломаны. В течение месяца она смогла ходить, следовательно, простая рана с поля битвы не должна была лишить его возможности ходить.

- Это - яд, я получил удар в спину ножом со смертельным ядом. Если бы не твой дедушка, я боюсь, что тебе бы не с кем было говорить сейчас. Он смог заставить монарха клана Цин Юнь излечить меня, - меланхолично сказал дядя, подняв край одеяния на талии, чтобы показать отвратительный шрам.

Хотя рану он получил более десяти лет назад, кожа вокруг нее все еще была темно-фиолетового цвета.

- Клан Цин Юнь? - чуть нахмурилась девушка.

- Твой дедушка отдал нашу семейную реликвию в обмен на их помощь, - быстро объяснил Цзюнь Цинь и попытался разъяснить, что он думал о глубокой вражде между Бай Юнь Сянь из клана Цин Юнь и своей племянницей.

Ранее, когда Цзюнь У Се рассказала Цзюнь Сяню о намерениях развиваться в области медицины, он хотел предложить зарегистрировать ее в клане Цин Юнь - мекке медицинских исследований в этом мире.

К сожалению, из-за Мо Сюань Фэя и Бай Юнь Сянь ее присоединение к клану Цин Юнь больше не был возможно.

- Позволь мне посмотреть на твою ногу, дядя, - Цзюнь У Се вообще не думала о той паре неверных.

- Хорошо, - быстро ответил он и завернул штаны.

Ноги Цзюнь Циня оказались бледными и худыми. Если бы не рана, эта пара ног до сих пор была бы сильной и выносливой. Более десятка лет мышцы ног не сокращались, бездействуя, и теперь его верхняя часть тела и ноги выглядели очень непропорциональными.

Цзюнь У Се начала обследовать ноги, надавливая на некоторые участки, и спросила:

- Ты в состоянии что-нибудь чувствовать?

- Иногда холод, но не очень сильно, - ответил он.

Она продолжала обследование, и, наконец, спустя какое-то время спокойно задала вопрос:

- Дядя, ты доверяешь мне?

- Конечно! - тепло улыбнулся он ей в ответ.

Цзюнь У Се осмотрелась, и ее пристальный взгляд остановился на водоеме с лотосами, в ее глазах мелькнуло волнение.

- Эти цветы лотоса так красивы, они так прекрасно цветут. Хм-м-м… Интересно, нравится ли дяде есть семена лотосов? - небрежно спросила она.

Цзюнь Цинь внимательно посмотрел на нее и ответил:

- Я действительно иногда ем их.

- Я просто собрала немного вчера и подумала, что у них действительно приятный вкус! Хочешь тоже попробовать? - небрежно спросила она.

- Конечно, я попробую то, что ты собрала, - он счастливо согласился. Его маленькая племянница теперь так разумна. Прежде, даже если она собирала какие-либо семена лотоса, то первым человеком, которому она отдавала их, стал бы Мо Сюань Фэй!

- Дядя, открой рот, - добавила она.

Цзюнь Цинь был удивлен, хотя он не знал, что она задумала, но как безумно любящий дядя, он сделал бы все, чтобы его племянница была счастлива, поэтому он послушался и открыл рот.

Как только он сделал это, Цзюнь У Се немедленно вложила семя лотоса ему в рот и, прежде чем он смог отреагировать, закрыла его, а затем наклонила его голову, вынуждая проглотить семя.

От ее «нежного кормления» он почти плакал.

Как раз тогда, когда он подумал, что племянница, наконец, стала более разумной, то, как она себя повела в этот раз, оказалось немного… странным.

Цзюнь У Се нельзя было обвинить в грубых методах кормления лекарством. Просто этого с самого начала не было в ее генах. Что касается пациентов, которые отказывались принимать лекарства, у нее всегда была единственная мысль - она должна сделать так, чтобы пациент съел их. Пусть ее метод был груб, но он был эффективен, ему невозможно сопротивляться.

- Разве не вкусно? - спросила она.

Цзюнь Цинь ошеломленно посмотрел на нее. Она просто пропихнула его вниз в его горло! Когда он мог успеть попробовать его?

- М-м-м-м… Вкусно, - ответил он.

- Тогда я должна идти, - сделав то, для чего приходила, она убежала обратно в ее внутренний двор.

Цзюнь Цинь проводил ее взглядом, чувствуя себя немного сбитым с толку. Эта маленькая девочка пришла сюда и после длинных речей просто заставила его съесть семя лотоса?

- В теле мастера все еще есть остатки яда, так как семя лотоса имеет охлаждающую природу, не хотели бы вы, чтобы я заварил миску имбирного супа, чтобы согреть вас? - “слуга”, который стоял за ним все это время, нарушил тишину. Если приглядеться, то этот высокий и хорошо сложенный мужчина со стоическим выражением на лице совершенно не выглядел как слуга.

Цзюнь Цинь поднял руки:

- Не нужно столь сильно суетиться из-за единственного семени лотоса. Я не настолько слаб.

Тот человек не стал сдерживаться и высказал свои мысли вслух:

- В последнее время маленькая госпожа кажется немного другой.

С тех пор, как Цзюнь Цинь ранили, он прислуживал ему больше десяти лет и наблюдал, как росла Цзюнь У Се. Он никогда не относился к ней хорошо из-за ее высокомерного характера и даже не приветствовал, когда видел.

- Ты тоже так думаешь? - губы Цзюнь Циня сложились в улыбку, когда он глубоко задумался. С ноткой ностальгии он рассеянно сказал: - Когда я вижу ее теперь, она напоминает мне брата.

- Пожалуйста, не шутите, некоторые вещи нельзя сравнивать, - тот человек нахмурился, ответив серьезно, он, казалось, не согласился со словами Цзюнь Циня.

Цзюнь Цинь немедленно перестал улыбаться и покачал головой, недовольно цыкнув при этом:

- Единственный человек, который может вынести твой характер - это мой брат, не забывай, этот ребенок - она… - дочь человека, которому ты поклялся в верности. Если однажды отца и меня больше не будет рядом, она будет в твоем…

Прежде чем он успел закончить фразу, он почувствовал неудобный зуд, как будто кто-то пилил его кости тупым ножом. Мужчина сгорбился в своем кресле, когда это чувство начало распространяться по каждой кости в теле.

- Мастер! - встревоженно воскликнул телохранитель, вглядываясь в бледное лицо Цзюнь Циня.

Яд Цзюнь Циня не был полностью очищен, остаточная токсичность проникла глубоко в костный мозг, и даже знаменитый монарх Клана Цин Юнь не смог нейтрализовать его. На протяжении многих лет Цзюнь Цинь вел себя очень осторожно вплоть до своей диеты. Он был в порядке минуту назад и даже упрекал его, почему он вдруг?..

Внезапная мысль промелькнула в его мозгу.

- То семя лотоса? Но как это может быть?

Неважно, насколько ему не нравилась Цзюнь У Се, кровь семьи Цзюнь все еще текла в ее жилах, вот почему, когда она сейчас пришла к Цзюнь Циню, он не опасался ее. Как это могла быть она?

Цзюнь Цинь плотно сжал зубы, чувствуя, как зуд медленно становится неописуемой болью. Как будто его кости медленно крошились, он весь был покрыт холодным потом.

Человек видел, что состояние Цзюнь Циня ухудшалось с каждой секундой, он быстро поднял Цзюнь Циня вместе с инвалидным креслом и помчался назад в комнату.

Цзюнь У Се не знала обо всем этом. Она вновь заперлась в своей аптеке. Она не могла и подумать, что произойдет нечто подобное, поскольку лично прошла через процесс очищения костей, и хотя это был не самый приятный опыт в ее жизни, по ее мнению, он все еще был управляемым.

Однако она не знала, что очищение обычной человеческой кости и той, которая была отравлена, полностью отличались друг от друга.

Прямо в это время Цзюнь Цинь страдал от мучительной боли, находясь в своем дворе. Ему казалось, что глубоко в его кости вонзались тысячи ножей. Все выдающиеся врачи королевства были вызваны во дворец Линь, чтобы вылечить его.

Однако все эти врачи только беспомощно разводили руками, не понимая, что с ним происходило. Цзюнь Цинь лежал на своей кровати с высокой температурой, его тело продолжало дергаться, а пот пропитал все простыни. Пот, выделяемый телом, содержал полупрозрачное черное вонючее вещество.

Эта сцена до дрожи испугала врачей, стоявших на коленях у кровати больного.

Цзюнь Сянь помчался назад, как только получил новости, чтобы увидеть своего сына, белого как мел, лежавшего на кровати. Его состояние не выглядело оптимистичным, было похоже, что он находился одной ногой в могиле.

Цзюнь Сянь прошиб холодный пот, и он взревел:

- Что, черт возьми, произошло?! - пара гневных глаз злобно смотрела на врачей, стоящих на коленях у кровати.

- Эт-тот… с-скром-мный… н-не знает, к-как… Его кровоток хаотичен, и яд из костного мозга внезапно распространился… распространился по… в-всему телу. Эт-тот с-скром-мный действительно старался изо всех сил … Линь Ван, пожалуйста, помилуй! - врачи взывали к его милосердию, поскольку у них всех был один и тот же диагноз: Цзюнь Цинь долго не проживет!

Эта новость почти заставила Цзюнь Сяня рухнуть в обморок, но он взял себя в руки.

Его последний сын собирался умереть?

Нет!

Этого не может произойти!

Он немедленно помчался в королевский дворец, намереваясь найти Бай Юнь Сянь, ученицу монарха клана Цин Юнь. К его ужасу, та отказалась от общения с кем-либо, потому что все еще напугана нападением и не до конца пришла в себя.

Он немедленно ворвался в Великий зал, чтобы искать аудиенции у императора. Его величество был поставлен в трудное положение, и, так как у него не было выбора, мог только беспомощно наблюдать, как Цзюнь Сянь увел всех врачей королевского дворца во дворец Линь, чтобы помочь с лечением.

Весь день и всю ночь Цзюнь Цинь пролежал на кровати, находясь на грани жизни и смерти. Все врачи, обследовавшие его, выглядели одинаково обеспокоенно, у всех был единственный вердикт – Цзюнь Цинь в одном шаге от смерти.

Цзюнь Сянь, казалось, за ночь постарел на десять лет, он сидел около своего сына, отправив всех врачей обратно во дворец. Он сидел там в печали, спрятав лицо в руках.

***

- Это правда? - император, со всей торжественностью выслушав доктора, который сообщил ему о ситуации Цзюнь Циня, имел отсутствующее выражение лица.

- Этот скромный не смеет лгать вам. Яд Цзюнь Циня действительно распространился по всему телу, и добрался до сердца, - рассказывал доктор.

- Какая жалость, приказываю отправить во дворец Линь женьшень со Снежной горы и красный Линчжи, - император чувствовал себя очень щедрым, ведь женьшень со Снежной горы и красный Линчжи - редкие травы, которые используются для продления жизни, но для всех было очевидно, что Цзюнь Цинь не проживет долго.

- Да, ваше величество.

- Уйдите, - император махнул рукой.

Когда доктор ушел, император откинулся на спинку стула, пока он просматривал все свитки на столе, на его лице гуляла слабая улыбка.

***

Во дворце Линь царил мрак, Цзюнь Цинь неподвижно лежал на своей кровати, его дыхание было очень слабым.

Заплаканный Цзюнь Сянь сидел рядом с ним.

- Почему это внезапно произошло? Ты был в порядке все эти годы, почему яд внезапно снова начал действовать? - Цзюнь Сянь не мог понять, ведь все эти годы его состояние было стабильно, что могло вызвать ухудшение?

Человек, стоявший в стороне, плотно сжал кулаки с серьезным и мрачным выражением лица.

- Кто-либо подозрительный приходил во дворец в последнее время? - хмуро спросил Цзюнь Сянь.

Телохранитель покачал головой, глядя на Цзюнь Циня, лежащего на кровати, в душе он все еще сопротивлялся. Прежде чем Цзюнь Цинь упал в обморок, он четко сказал ему не говорить никому, что Цзюнь У Се была там прежде. Неважно, что произошло, он от всего сердца полагал, что Цзюнь У Се не причинит ему вреда. Он просто смирился с тем, что его жизнь закончится немного раньше, вот и все. Он не хотел вовлекать свою племянницу в чей-либо грандиозный план, не желал дальнейшей смуты во дворце Линь.

Но теперь все врачи диагностировали, что у него в запасе не так много времени. Он должен скрыть это навсегда? Телохранителя мучило это противоречие, если бы это оказался кто-то еще, он сразу же рассказал бы, но преступником была Цзюнь У Се!

Если Цзюнь Цинь действительно умрет, у дворца Линь больше не будет будущего.

- Это… Что здесь произошло? - внезапно прозвучал чей-то озадаченный голос.

Телохранитель и Цзюнь Сянь одновременно повернулись и увидели Цзюнь У Се с черной кошкой в руках, с вопросительным выражением лица стоящую в дверном проеме.

- У Се… - хриплый голос Цзюнь Сяня был полон горя.

Телохранитель сжал дрожащие кулаки и подавил слова, которые хотел сказать.

- Твой дядя был отравлен, - медленно произнес Цзюнь Сянь, закрыв глаза в отчаянии.

Отравлен? Цзюнь У Се немного удивилась, услышав это. Она немедленно подошла к кровати, игнорируя удивленного Цзюнь Сяня и второго человека, и взяла руку Цзюнь Циня, чтобы прощупать пульс.

Его пульс был очень слаб, едва различим. Лицо Цзюнь Циня было бледно и покрыто потом, смешанным с темным веществом. Все это соответствовало описанию отравления.

Если бы это были другие, они пришли бы к выводу, что это тяжелое отравление, однако кем была Цзюнь У Се? Она немедленно нашла другую причину.

Пульс Цзюнь Циня был слабым, но очень стабильным.

Цзюнь У Се немедленно сдернула с него покрывало и убрала подушку.

- У Се, что ты делаешь?!

- Дядя в порядке, - Цзюнь У Се была сосредоточена на лечении и не знала, как ее внезапные действия и слова повлияли на остальных людей, стоявших рядом с разинутыми ртами.

========== Глава 12. Исцеляющие руки ==========

Ситуация Цзюнь Циня была не так плоха, как все считали. Это только со стороны выглядело так, как будто яд проник через костный мозг. Семя лотоса на самом деле чистит кости и выводит из них все токсины, заставляя их выходить через поры тела вместе с потом. Прежде чем процесс завершился, выходящие токсины напугали людей, заставив их подумать, что ужасающее количество яда на самом деле достигло его сердца и, следовательно, вынести ему смертельный приговор.

На самом деле это было не настолько опасно!

Цзюнь У Се распрямила тело Цзюнь Циня, заставив его лежать горизонтально, желая сгладить процесс детоксикации. Она быстро вынула мешочек с иглами, вытащила длинную тонкую иглу и воткнула ее прямо в главную точку меридиана. Затем она продолжила втыкать иглы, чтобы ускорить кровообращение и положить конец его испытаниям.

Погруженная в процесс, умело используя иглы, она не обращала внимания на то, что происходило вокруг. Когда она вытащила первую иглу, телохранитель не смог больше смотреть на это и двинулся вперед, чтобы остановить ее, однако столь же потрясенный Цзюнь Сянь поднял руку и не пустил его.

Они стояли около кровати и наблюдали за тем, как спокойно, умело и точно она действовала. Они все видели, как росла Цзюнь У Се, и никак не ожидали, что ее медицинские навыки будут так хороши.

- Подготовьте десять печей и закройте в комнате дверь и окна, - спокойно заказала она.

- Что вы делаете? Он ваш дядя! Разве вы не видите, он умирает! - проревел телохранитель. Он больше не мог сдерживаться! Цзюнь Цинь уже был так слаб, его пот пропитал все простыни, а она хотела запереть его в комнате с десятью печами?!

Цзюнь У Се оглянулась и холодно сказала:

- Я не разговариваю с идиотами.

Ей было все равно, насколько ужасным было выражение его лица, она просто взяла свою черную кошку на руки и ушла.

Не было бы ничего плохого в процессе детоксикации Цзюнь Циня, если бы он не был таким слабым - нижняя часть его тела слишком долго оставалась неподвижной. Его внутренние органы пребывали в беспорядке, следовательно, даже если кости очистятся, она все еще должна будет помочь ему восстановиться до прежнего состояния или даже сделать его еще лучше! Теперь ее главная цель состояла в том, чтобы вывести все остающиеся в его теле токсины в кратчайшие сроки.

Она немедленно бросилась за рецептом для стабилизации и стимулирования его внутренней системы.

В комнате Цзюнь Циня было очень душно. Телохранитель был очень мрачным, а Цзюнь Сянь стоял с самым суровым выражением лица.

Цзюнь Сянь, понаблюдав немного за смертельно бледным Цзюнь Цинем, наконец, приказал:

- Подготовьте десять печей! Закройте двери и все окна!

- Линь Ван, вы хотите позволить госпоже играть с его жизнью? - телохранитель послал Цзюнь Сяню недоверчивый взгляд.

Цзюнь Сянь вздохнул:

- Ты слышал то, что сказали другие врачи. Они сказали, что не существует никакого способа вылечить его. Они все отказались от него. Если есть хоть какой-то проблеск надежды, как бы нелепо это ни было, я собираюсь попробовать. У меня остался только один сын, и я не позволю ему оставить меня так легко. Даже если шанс - один на миллион, я собираюсь использовать его.

Он был загнан в угол и не имел никакого выхода. Он был готов рискнуть всем, в конце концов, что он терял?

Когда он увидел, как умело обращалась его внучка с иглой, в его душе загорелся проблеск надежду. Он предпочел бы возложить надежды на свою семью!

- Вы собираетесь поставить все на нее? Сколько времени она баловалась медициной? Это слишком серьезно! Это жизнь, с которой вы играете! Разве ученица монарха клана Цин Юнь не проживает в настоящее время в королевском дворце? Даже если его величество не согласится, я свяжу ее и привезу сюда! - горько начал убеждать хозяина слуга.

Цзюнь Сянь покачал головой:

- Цзюнь Цинь был отравлен слишком сильно, даже монарх не смог нейтрализовать яд, чего ждать от его ученицы? Даже если ты свяжешь ее и притащишь сюда, какой смысл? Это бесполезно…

Телохранитель прислонился к кровати, закусив губу.

Вскоре в комнату были принесены печи, слуги поспешно закрыли все окна и дверь. Резкое повышение температуры заставило присутствующих использовать духовную энергию, и вскоре они оба прикрылись тонкими “плащами”, чтобы защититься от сильной жары.

Пот Цзюнь Циня, смешанный с черным веществом, просачивался сквозь поры его тела и впитывался в простынь. Казалось, будто он просто плавает в лужице воды. Те бусинки пота, которые капали на пол, быстро испарялись, и скоро комната заполнилась паром.

Послышался скрип, Цзюнь У Се вошла в комнату с миской ее собственной смеси, маленькая черная кошка следовала за ней.

Не обращая ни на никого внимания, она прошла прямо к Цзюнь Циню.

Внезапно кто-то сильно сжал на запястье. Телохранитель бросился вперед, пытаясь остановить ее.

- Он ваш дядя! - этот мужчина угрожающе уставился на нее. Хотя он не сказал Цзюнь Сяню, что причиной всего этого было то, что У Се накормила его семенем лотоса, он все еще считал ее ответственной. Хотя он не хотел думать, что это она причинила Цзюнь Циню боль, факты были налицо.

- Отпусти, - сказала она, нахмурившись. Девушка немедленно вырвалась из его хватки и отшвырнула его руку. Ее крайне раздражало, когда ей мешали и пытались допрашивать во время лечения пациента.

Мужчина спокойно встал в углу с мрачным выражением лица, наблюдая за тем, как она медленно кормила Цзюнь Циня черной жидкостью из миски.

После того, как лекарство было выпито, Цзюнь Цинь не подал никаких признаков жизни, продолжая спокойно лежать на кровати.

Время текло медленно, высокая температура в комнате стала для Цзюнь У Се настоящей пыткой. Поскольку она только начала развиваться, ее тело было намного меньше защищено собственной духовной энергии от такой экстремальной температуры. Она продолжала сильно потеть, ее тонкое платье быстро промокло, но несмотря ни на что, она просто тихо сидела там, придирчиво следя за изменениями его пульса.

Черная кошка прыгнула на кровать, уставившись на Цзюнь Циня, посмотрела на Цзюнь У Се и мяукнула, по мысленной связи, сказав:

- Физическое состояние кажется стабильным.

Цзюнь У Се легко кивнула.

Час спустя начали формироваться совершенно прозрачные бусинки пота, резко контрастируя с предыдущими темными выделениями.

Цзюнь У Се немедленно приказала, чтобы слуги вынесли все печи и проветрили комнату.

- Приготовьте горячую воду и помогите освежить второго мастера, - отдала распоряжения Цзюнь У Се.

Все присутствующие в комнате озадаченно посмотрели на нее. Что их молодая госпожа опять творит? Состояние их второго мастера уже было очень плохим, почти каждый доктор в королевстве вынес ему смертный приговор. И теперь она приходит и играет в доктора?

Слуги, колеблясь, посмотрели на Цзюнь Синя, и только когда тот кивнул, кинулись выполнять поручения.

- Вы там, сходите в мою аптеку и возьмите медицинский горшок, который я оставила на столе, добавьте содержимое в теплую воду и оставьте второго мастера в этой воде на три часа, - обратилась она к человеку, стоявшему к ней ближе всего.

Все это время Цзюнь Сянь тихо стоял рядом, не вмешиваясь в ее приготовления, лишь наблюдая за ней усталыми глазами. Сейчас он чувствовал, как волна облегчения нахлынула на него.

Даже если все, что она сделала, было бесполезно, по крайней мере она изменилась к лучшему.

После того, как она приняла все необходимые меры, она обнаружила, что ее платье все перепачкано черной субстанцией, вышедшей из тела Цзюнь Циня. Теперь от него исходило отвратительное зловоние.

Она быстро побежала назад в свою комнату, чтобы принять ванну. Она так ненавидела все эти запахи!

Цзюнь Цинь лежал в лекарственной воде, которую Цзюнь У Се подготовила специально для него. Хотя он еще не открыл глаза, было очевидно, что его состояние улучшилось. Дыхание больше не было таким слабым, а лицо, хоть и было бледным, но не смертельно белым как прежде. Телохранитель видел это, но все еще смотрел надменно, чувствуя некоторую обиду к Цзюнь У Се.

Цзюнь Сянь все это время находился рядом с сыном, и, видя улучшение, испытывал облегчение.

- В конце концов, У Се - его дочь, она, возможно, была несколько наивна в прошлом, но сейчас выросла. У тебя не должно быть предубеждений против нее, она может… Ей, возможно, понадобится ваша защита, чтобы расти безопасно в будущем, - терпеливо объяснил он. Он видел, что этому второму человеку очень не нравилась Цзюнь У Се. Он хотел попытаться развеять его враждебность.

Человек продолжил молчать и покинул комнату, как только увидел, что цвет лица Цзюнь Циня, наконец, стал лучше.

Переодевшись в чистую одежду, Цзюнь У Се сидела в аптеке и, держа чашку чая в одной руке, с усердием записывала различные названия трав.

Состояние Цзюнь Циня стабилизировалось, но, чтобы вернуть его в форму, необходимо приложить больше усилий, поэтому она была занята, записывая все необходимые лекарства.

Чтобы дополнить лечение, она также записала список блюд, которые ему нужно будет есть, чтобы ускорить процесс выздоровления.

Стук в дверь прервал ее мысли.

- Войдите.

Дверь со скрипом открылась, и в проеме возник тот же самый высокий мужчина, который мешал ей все это время. Она поморщилась и нахмурилась.

- Если тебе есть, что сказать, говори сейчас, или просто выметайся, - она не обращала внимания на слова, если они не были предназначены для ее семьи. Она говорила то, что приходило ей в голову.

Как только она замолчала, этот мужчина, стоявший напротив нее, внезапно с громким глухим стуком опустился на одно колено.

- Генерал-майор армии Жуй Линь Лун Ци сильно оскорбил молодую госпожу, пожалуйста, накажите меня, как посчитаете нужным! - мрачно сказал он, продолжая стоять на одном колене, опустив голову.

Генерал-майор армии Жуй Линь… Она оглядела Лун Ци… Она всегда чувствовала, что он не походил на слугу или телохранителя, но ей никогда не приходило в голову, что он был генерал-майором армии Жуй Линь! Он всегда спокойно стоял около ее дяди и сильно опекал его, но…

- Ладно? - Цзюнь У Се нахмурилась.

Лун Ци продолжал молча оставаться на коленях. Он не отрицал того, что всегда несколько враждебно относился к ней. Даже был уверен, что она отравила Цзюнь Циня! Но, увидев, как аккуратно и кропотливо она лечила Цзюнь Циня, и, как тот пошел на поправку, он понял, что заблуждался.

Протоколы армии Жуй Линь всегда были очень строги, поэтому он вверил собственное наказание в ее руки. Существовало железное правило, которое вбивалось во всех солдат с первого дня тренировок. Если ты сделал что-то не так, то будешь наказан!

- Поскольку в этом нет ничего страшного, ты можешь идти, - у нее не было интереса ни к его положению, ни к его словам. Этот человек неоднократно мешал ей, но это все происходило из-за его беспокойства за Цзюнь Циня, только поэтому он был груб. Ее действительно это не заботило, она не принимала это близко к сердцу.

Он простоял на коленях еще некоторое время, затем встал и покинул комнату. Только на этот раз он был очень почтителен к ней и даже немного поклонился, прежде чем закрыл дверь.

- Ничего себе, что экстраординарного ты сделала, пока меня не было здесь? Это интересно… - в дверном проеме раздался загадочный голос.

Цзюнь У Се, немного пораженная, хмурым взглядом оглядела его.

Он небрежно подошел к самому близкому стулу, сел, лениво подпер рукой подбородок и послал ей очаровательную улыбку. Его длинные черные атласные волосы обрамляли его великолепное лицо.

Эта картина была самим грехом.

Цзюнь У Се не видела его в течение прошлых нескольких дней и почти забыла о его существовании. Она не думала, что он появится так внезапно.

Ее чувствительный нос улавливал слабый запах крови, исходящий от него, несмотря на то, что в аптеке сильно пахло травами.

Цзюнь У Яо счастливо посмотрел на нее, но его выражение лица почти разрушилось, когда он увидел ее хмурый взгляд и то, как она прикрывает нос рукой. Его красивая улыбка застыла.

- В следующий раз, если ты не полностью удалишь запах, не появляйся в аптеке, - нахмурившись, предупредила она его. Ее не заботило откуда он пришел, пока он не провоцировал ее и дворец Линь, он мог делать все, что хочет.

Цзюнь У Яо медленно встал, глядя на нее с несчастным выражением лица.

Запах был едва заметен, кроме того, в этом комнате так сильно и остро пахло травами. Насколько чувствительным было ее обоняние, что она в состоянии вычленить запах крови среди множества других?

- Тебе так сильно не нравится этот запах? - хихикнул он.

- Да! - она наблюдала, как он медленно подходил к ней. Она подсознательно сделала шаг назад, когда он подошел ближе. Этот запах заставлял ее чувствовать себя плохо, если она не лечила пациента!

- Действительно… жаль, - когда он увидел, что Цзюнь У Се пытается отстраниться, злая улыбка внезапно исчезла с его лица. Прежде чем она смогла среагировать, она была втянута в объятие парой сильных рук.

Ее тонкое небольшое лицо было насильственно прижато к его широкой груди, и ей в нос ударил намного более сильный запах крови. Цзюнь У Се окаменела.

- Отпусти!

- Будь хорошей девочкой, в следующий раз я не позволю тебе нюхать это, - Цзюнь У Яо не только не отпустил ее, он на самом деле обнял ее еще сильнее.

Такая маленькая, такая мягкая, она походила на маленькое животное, скрывающееся в безопасном месте, но у этого маленького животного, кажется, имеются острые клыки.

Она была в бешенстве. Этот мужчина крепко обнял ее и погладил по голове так, как будто она была домашним животным! Ей нужно снова переменить только что надетую одежду, теперь она воняла кровью. Когда он, наконец, отпустил ее, она выбежала из аптеки и несколько раз вымылась, прежде чем вернулась обратно.

Будучи оставленной ее хозяйкой, маленькая черная кошка могла только сверлить взглядом Цзюнь У Яо. Который смеялся над бегством Цзюнь У Се. Черная кошка чувствовала исходившие от него сильные энергетические колебания и понимала, насколько опасным был этот человек! Он немедленно кинулась вслед за своей хозяйкой.

Хозяйка! Не оставляй меня наедине с этим сумасшедшим!

***

Цзюнь Цинь, наконец, пошевелился и увидел нечеткий, но знакомый силуэт, сидящий у его кровати. Когда его зрение медленно восстановилось, он понял, что это его взволнованный отец, казалось, постарел с того момента, когда он в последний раз видел его.

- Отец? - Цзюнь Цинь изо всех сил пытался сесть, но его кости будто были раздроблены, да так, что он совершенно не мог двинуться.

- Не двигайся! Лежи! - быстро потянулся к нему Цзюнь Сянь.

- Что произошло со мной? - хотя его вроде бы целое тело чувствовало себя так, как будто оно вот-вот развалится, и он не мог двинуться с места, он ощущал комфорт и легкость.

- Ты до смерти перепугал своего отца!

Цзюнь Цинь беспомощно посмотрел на сердитую и угрюмую фигуру у своей кровати.

Комментарий к Глава 12. Исцеляющие руки

Анонс следующей главы: 13 - Таинственный эксперт

10 ждущих и она ваша

========== Глава 13. Таинственный эксперт ==========

- Прекрати уже спать и поешь что-нибудь! - Цзюнь Сянь от души подтолкнул своего сына. Теперь, когда он чувствовал себя намного лучше и мог, наконец, есть, чего еще они ждали?

Когда слуги вошли в комнату с кашей с пылу с жару, аромат был так соблазнителен, что и отец, и сын мгновение рассеянно смотрели на дымящиеся миски.

У каши был слабый запах трав. Цзюнь Цинь чувствовал, что его желудок сжался, как только перед ним поставили миску, ведь он не ел так долго.

Как только он сделал глубокий вдох, аромат напал на все его чувства, и его предыдущая потеря аппетита превратилась в историю. Он изо всех сил пытался сесть в постели, чтобы насладиться своим первым приемом пищи за эти несколько дней.

После того, как он наелся, он поудобнее сел в постели и только тогда понял, что находился в очень опасном положении, когда был без сознания.

- Все доктора, осматривавшие тебя, говорили, что ты при смерти… если бы не ее…

Цзюнь Сянь вздохнул, думая о боли потери своего старшего сына… Если бы такое произошло снова, он действительно не знал, смог бы он выжить или нет.

- Но… Цзюнь У Се только что начала обучаться медицине, как она могла знать, как меня спасти? - Цзюнь Цинь был полон вопросов, кажется, на этот раз с Цзюнь У Се произошли действительно большие изменения. Своенравная грубая маленькая девчонка, кажется, исчезла бесследно. Даже во время того издевательского визита Мо Сюань Фэя она не выражала недовольства, сильно отличаясь от предыдущей себя, которая обязательно закатила бы скандал. Теперь она стала разумной и уравновешенной.

“Недавно этот ребенок сильно изменился, она стала очень рассудительной. Думаю, ее рана не была такой простой, как мы думали. Если бы не такой крутой поворот событий, она не изменилась бы так сильно за такое короткое время” - Цзюнь Сянь не сказал этого вслух, но он думал об этом некоторое время и пришел к некоторым предположениям.

Все это началось, когда она вернулась, вся израненная. Через что же она прошла?

Цзюнь Цинь мгновение колебался, но все-таки сказал правду, что Цзюнь У Се дала ему семя лотоса прямо перед этим инцидентом.

- Семя лотоса?! - Цзюнь Сянь немного хмурился. Первоначально он думал, что кто-то тайно решил умертвить его сына, но теперь здесь оказалась замешана Цзюнь У Се.

- Возможно, она дала его мне, не придавая этому особого значения, или мое тело просто не могло больше сопротивляться яду. Неважно, что это было, я полагаю, что У Се не стала бы вредить мне. Но должен сказать, что, хотя я очень устал, сейчас я чувствую себя намного лучше, чем за все это последнее десятилетие! Яд глубоко просочился в мои кости, и все эти годы, хотя ему не удалось забрать мою жизнь, он изматывал мои разум и душу, - Цзюнь Цинь волновался, что мог еще больше вовлечь Цзюнь У Се во все это, поэтому торопливо попытался объясниться.

Он действительно не преувеличивал, его тело все еще чувствовало себя очень слабым, однако его ум был очень свеж. Также яд, кажется, делал его неспособным собирать любую энергию духа, но теперь он чувствовал небольшую пульсацию, когда пытался ощутить свою энергию духа.

- Правда? Не думай, что сможешь легко меня провести. Конечно, я верю в нашу У Се. Но если ты все еще чувствуешь дискомфорт где-нибудь, не скрывай этого, - несмотря ни на что, они оба были его самыми близкими родственниками, и он не хотел, чтобы с любым из них что-то случилось.

Цзюнь Цинь улыбнулся и кивнул, замахав руками в попытке показать своему отцу, что он действительно в порядке.

Однако в ту же секунду его накрыло странное ощущение. Он напрягся всем телом и глубоко задумался.

- Что произошло? - быстро спросил Цзюнь Сянь, увидев странное выражение на лице Цзюнь Циня.

Который сглотнул и послал ему полный недоумения и неверия взгляд.

- Мои ноги…

- Что с твоими ногами?! - с тревогой спросил Цзюнь Сянь.

- Они чувствуют немного… боли? - голос Цзюнь Циня затих…

С тех пор как Цзюнь Цинь был отравлен, его ноги не могли ничего чувствовать, за исключением небольшого холода зимой в сильные морозы. Однако он явно мог чувствовать что-то теперь, что-то, что он упускал все эти годы.

Даже при том, что это была боль, тем не менее, это было чувство!

- Отец, где У Се? - внезапно он вспомнил кое-что.

“Дядя, ты доверяешь мне?”

Когда Цзюнь У Се задала ему этот вопрос, он не слишком задумался над ним, но теперь… После того, как она спросила его, она скормила ему “семя лотоса”, после которого его тело претерпело существенные изменения.

Это не могло быть случайностью!

Цзюнь Сянь послал кого-то, чтобы пригласить Цзюнь У Се.

Она вошла, и по комнате разнесся слабый аромат трав. В одной руке она несла свою маленькую черную кошку и шла к кровати.

- Дядя проснулся, - как будто она ожидала этого, не было ни следа удивления в ее голосе.

- У Се, на этот раз дядя действительно должен поблагодарить тебя, - Цзюнь Цинь тепло улыбнулся племяннице. Он увидел кошку, которая выглядела счастливой и довольной, сидя у нее на руках. Цзюнь У Се всегда нравились животные, но из-за ее нетерпения, каждый раз, когда она приближалась к ним, они не могли вести себя спокойно и сбегали.

Он даже пытался удержать кошек и собак на одном месте и позволить ей прикоснуться, но они всегда убегали, поэтому то, что кошка вот так сидела в ее руках, было очень редким зрелищем.

- В этом нет нужды, это - моя ошибка, - мягко сказала она, поглаживая кошачью шерстку и глядя в пол.

Это потрясло и отца, и сына.

- У Се, что ты имеешь в виду? - нежно спросил Цзюнь Сянь, боясь, что его тон может быть слишком резким и отпугнуть внучку.

Цзюнь У Се посмотрела на них обоих яркими глазами и медленно ответила:

- На самом деле, нет никакой причины скрывать это от вас обоих. Когда я упала с утеса, почти все мои кости были сломаны, и если бы не Мастер, спасший меня, я давно была бы мертва.

- Мастер?

Цзюнь У Се кивнула:

- Он спас меня и отправил назад во дворец Линь. Однако он не хотел, чтобы другие люди знали о нем, поэтому он передал меня У… брату. Все то время, пока я выздоравливала, Мастер видел, что я интересовалась изучением медицины, и принял меня как своего ученика. Хотя я не знаю о его происхождении, он - мой спаситель, и я знаю, что у него есть удивительные навыки. Причина, по которой я стала изучать медицину, не в том, что у меня к ней большой интерес, а в том, что Мастер сказал, что, так как мое тело слабо и у меня нет договорного духа, это позволит мне защитить себя, - она сделал паузу и оглядела их, они серьезно смотрели на нее в ответ. Она продолжила: - На самом деле, это было не обычное семя лотоса, его дал мне Мастер, у него есть способность чистить костный мозг.

- Хотя дядю искалечили, он все еще мог чувствовать холод, и его сухожилия не были повреждены, так что я подумала, что могла бы попытаться помочь ему. Я тоже съела семя лотоса, но, хотя я и испытала некоторый дискомфорт, у моего тела не было такой реакции как у дяди. Горение его яда испугало меня, но, к счастью, Мастер научил меня, как вылечить его.

Цзюнь У Се говорила спокойно, и, хотя ее голос был немного незрелым, ее слова походили на правду.

Эта речь была придумана после некоторых раздумий, чтобы замять происхождение ее медицинских навыков.

Она первоначально хотела осторожно улучшить состояние их тел, но кто же знал, что семя лотоса спровоцирует такой большой инцидент! Теперь она должна была найти убедительное оправдание, чтобы скрыть свои медицинские навыки. Поэтому, обсудив ситуацию со своей маленькой черной кошкой, они, в конечном счете, придумали “Мастера”. Приписав свои заслуги ее таинственному Мастеру, она проложила бы себе путь, более-менее лишенный проблем.

Услышав ее объяснения, Цзюнь Сянь и Цзюнь Цинь были в шоке. Они не думали, что У Се когда-либо признает кого-то своим Мастером.

Когда она вернулась в тот день, она не могла говорить, и все, что они знали, было то, что ее “брат” вернул ее, однако специфические особенности не были известны.

Ее объяснение, возможно, казалось слишком невероятным, как удачлива она была, чтобы встретить такого эксперта? Однако это действительно соответствовало всем текущим вопросам, которые крутились у них в головах об ее изменениях в характере и интересе к медицине.

- Ну, У Се, и все это время ты встречалась со своим Мастером у нас во дворце Линь? - спросил Цзюнь Сянь со странным выражением лица.

Цзюнь У Се кивнула.

Цзюнь Сянь и Цзюнь Цинь переглянулись. Если присмотреться, можно было даже увидеть, как подергиваются их брови.

Дворец Линь мог выглядеть не самым защищенным местом, однако его тайно охраняли большое количество солдат из армии Жуй Линь. Не говоря уж о незнакомцах, они знали даже о животных, которые попадали на территорию дворца.

Однако на этот раз они ничего не слышали. Это означало, что ее Мастер был экспертом, который мог войти и покинуть эту крепость по собственному желанию, избегая всех солдат армии Жуй Линь. Он не оставил ни единой улики.

К этому ее Мастеру они испытывали сильное любопытство, но знали, что он не стремился причинить им вред, иначе он не спас бы ее и не учил бы ее медицине.

- Тебе повезло, что у тебя такой Мастер. Так как он не хочет ни с кем встречаться, просто помоги нам выразить благодарность за всю его помощь, - из своего обширного опыта Цзюнь Сянь сделал вывод, что ее Мастер не хотел связываться с мирскими делами, и не стал настаивать дальше.

Иметь этого Мастера было хорошо и для У Се, и для дворца Линь. Цзюнь Сянь ликовал.

- Хорошо, - она ответила спокойно, но черная кошка в ее руках тихонько мяукнула.

“Мастер, вы ввели их в заблуждение. Вы на самом деле научились так нагло лгать!”

“Какой Мастер? Ох, пожалуйста, его даже не существует!”

Цзюнь У Се оставалась холодной и собранной.

- Что? Ты сказала, что тоже съела семя лотоса? И как ты? Тебе было очень больно? - Цзюнь Сянь видел своего сына, страдающего от невыносимой боли. Как подобное могла вынести обычная четырнадцатилетняя девушка, у которой не было и капли энергии духа? Он лихорадочно задавал вопрос за вопросом с взволнованным выражением лица.

Цзюнь У Се покачала головой:

- Все хорошо, было немного дискомфорта, но не так как у дяди. Его тело так ужасно отреагировало на него, так как он был отравлен раньше, и за этот длительный период яд просочился глубоко в его кости. Семя лотоса чистит костный мозг, кости словно возрождаются заново. Он испытывал такую боль, потому что весь яд выходил из каждого укромного уголка и трещины. Поскольку яд засел глубоко в костях, процесс чистки был таким тяжелым, но в результате все примеси и яд вышли наружу. Все они вышли через поры вместе с потом, поэтому нет необходимости волноваться о каких-либо будущих осложнениях.

Если она не смогла бы спасти Цзюнь Циня, она действительно не имела бы права больше жить.

Когда Цзюнь Сянь услышал, что все примеси и яд Цзюнь Циня были удалены с его потом, его глаза почти вылезли из орбит.

- Когда я проснулся, я действительно почувствовал разницу. Мое тело ощущается намного легче и, когда я сидел сейчас, мои ноги смогли что-то почувствовать, - взволнованно заявил Цзюнь Цинь.

В течение всех этих лет у него, можно сказать, не было ног. Теперь он был рад даже малейшему ощущению.

- Мастер сказал, что после того, как все было очищено, с дополнительным лечением и лекарственными ваннами за полгода твои ноги станут как прежде, - она упомянула ее “Мастера”, чтобы скрыть, насколько квалифицированной она была.

В комнате стало тихо.

Мужчины удивленно, широко открытыми глазами смотрели на Цзюнь У Се.

После долгих десяти лет борьбы они, наконец, видят проблеск надежды!

- У Се, что ты подразумеваешь под… прежде?.. Может ли случиться так, что твой дядя действительно сможет снова ходить? - Цзюнь Сянь не мог перестать волноваться, он просто разрывался между страхом и радостью.

Она кивнула:

- Он будет в состоянии ходить как нормальный человек, но так как он пробыл в инвалидном кресле больше десяти лет, его мышцы не очень развиты. Следовательно, если он захочет возвратиться к предыдущему состоянию, ему может потребоваться до года, чтобы натренировать и развить нижнюю часть тела.

- Что?.. Я смогу вернуться в нормальное состояние через год? - Цзюнь Цинь чувствовал, что его мечта могла стать реальностью. Он был ошеломлен и чувствовал такой восторг, что у него закружилась голова. На его лице отражались шок пополам со счастьем.

Он думал, что вся его оставшаяся жизнь будет связана с инвалидным креслом. Любая надежда, что он сможет когда-либо ходить снова, была мечтой. И вот его мечта могла стать реальностью.

И Цзюнь У Се сказала, что сможет ходить и вернется к своему предыдущему состоянию!

Разве он не мечтает об этом?

Цзюнь У Се озадаченно смотрела на двух мужчин, которые почти плакали, их лица были красными от волнения. Почему они так взволнованы?

Она никак не могла понять: его ноги никогда не были проблемой. Извлечение всего яда, который просочился глубоко в кости, вот, что было проблемой, однако, теперь, когда с этим покончено, почему они так переживают?

Комментарий к Глава 13. Таинственный эксперт

Следующая глава - Перемена будет доступна после 13 ждущих.

========== Глава 14. Перемена ==========

С точки зрения Цзюнь У Се, ее дядя был неспособен идти не потому, что яд был слишком токсичен, а потому, что… врачи в этом мире упустили время!

Ей никогда не приходило в голову, что проблема не во врачах этого мира, а скорее в том, что она была слишком неправильна! Ее навыки находились на беспрецедентном уровне, словно университетский выпускник делал домашнюю работу за ребенка из начальной школы. Здесь и были значительные отличия.

- Да, - ответила она на их волнение.

Они молчали, но в их глазах прекрасно было видно зажегшееся пламя, пока они пытались переварить всю информацию.

Дворец Линь был в упадке из-за отсутствия преемника, однако если Цзюнь Цинь сможет выздороветь в течение следующих нескольких лет, дворец еще сможет погреться в славе.

Эта возможность была очень важна для них сейчас.

- У Се, на карту поставлено слишком многое, возможность и само восстановление твоего дяди должны храниться в секрете. Что касается твоего Мастера… - Цзюнь Сянь немедленно задумался об этом весьма насущном вопросе.

- Мастер сказал, что не интересуется мирскими делами, - что может раскрыть несуществующий человек?

- Это приятно слышать. Мы действительно должны поблагодарить его за всю его помощь! Пожалуйста, передай ему, что, если есть что-нибудь, с чем дворец Линь может помочь, если это в наших силах, мы сделаем все возможное! - взволнованно высказался Цзюнь Сянь.

- Я передам, - слабо ответила она.

- У Се, спасибо, - Цзюнь Цинь смотрел на У Се теплыми глазами и нежно улыбался. Он был очень благодарен, что все эти годы его семья так поддерживала его. А теперь его любимая племянница сказала, что могла вылечить его с помощью своего Мастера! Он просто не мог дождаться этого момента!

Его “спасибо” пробудило в ней какие-то чувства. Она даже удивилась немного. В прошлом она спасла многих, и спасенные всегда благодарили ее, но те “спасибо” никогда ничего не значили для нее.

Однако на этот раз “спасибо” Цзюнь Циня заставило ее почувствовать теплоту, и испытанная радость - нежно улыбнуться в ответ.

Оказывается, что чувства при лечении члена семьи были совершенно другими.

Опьяненная этим чувством, она продолжила:

- Мастер дал мне несколько семян лотоса, и я хотела дать одно и дедушке тоже, но из-за особого случая дяди, прямо сейчас я должна сконцентрироваться только на его лечении. Мне потребуется немного больше времени, чтобы подготовить условия для дедушки, - она не могла быть небрежной, ведь Цзюнь Сянь уже в достаточно почтенном возрасте, ей нужно быть очень бдительной. Она хотела хорошенько подготовиться, прежде чем начать, и максимально избавиться от влияния каких-либо факторов.

Цзюнь Сянь никогда не думал, что у него тоже была такая возможность. Услышав Цзюнь У Се, он предположил, что она уже начала готовиться.

По его груди разлилось тепло, он неловко отвернулся, чтобы потихоньку утереть слезы, которые уже катились по его лицу.

Его внучка наконец-то выросла и стала такой разумной.

В будущем, кто посмеет назвать его внучку отбросом?! Никто не сможет даже волоска ее тронуть в его присутствии! Никому не сойдет с рук издевательство на ней!

- Я оставлю все это в твоих руках. Я сообщу дяде Фу и попрошу проинформировать кухонные персонал. Делай, что хочешь, не спрашивай нашего разрешения, - он сердечно улыбнулся и вздохнул с облегчением.

В прошлом, обожая и безоговорочно любя ее, он знал, что ей нравится насмехаться над другими, что у нее надменный характер. Поэтому он во многом ограничивал ее, чтобы предотвратить любые проблемы. Но теперь, когда он смотрел на свою драгоценную внучку, на сердце у него было наконец-то спокойно.

Разумная, спокойная, с удивительными медицинскими навыками, глубокой заботой о семье и даже поддерживаемая влиятельным Мастером. У кого еще в мире есть такая великая внучка?

Он хотел прокричать на весь мир, какой удивительной была его внучка! Он хотел хвастаться ей перед другими старикашками, злорадствовать над их потрясенными лицами и посмотреть, посмеют ли они еще называть ее мусором!

Текущее затруднительное положение дворца Линь могло быть исправлено с помощью Цзюнь У Се. Она станет ключом к возрождению, и он должен защитить ее, также как и дворец Линь, они должны были держать все в тайне до полного восстановления Цзюнь Циня.

Цзюнь Сянь значительно пострадал в соответствии с чьей-то великой схемой, он потерял одного из любимых сыновей, а другой был серьезно ранен и все эти годы не мог жить полноценной жизнью. Чтобы сохранить дворец Линь, он вынужден был сократить армию Жуй Линь. Если станет известно, что Цзюнь Цинь может выздороветь, и человек, лечащий его, это Цзюнь У Се… Он не был уверен, что сможет обезопасить их обоих в одиночку.

Теперь охрана Цзюнь У Се стала высшим приоритетом.

Согласно распоряжениям Цзюнь Сяня, у Цзюнь У Се была полная свобода действий, она могла делать все, что захочет. Никаких вопросов, никаких возражений. Слуги больше не медлили, когда она просила о чем-то.

Чтобы избежать последствий после употребления в пищу семени лотоса, Цзюнь У Се решила использовать травы, которые укрепят состояние тела Цзюнь Сяня.

Цзюнь У Се придирчиво готовила травяные смеси и прописала диету, чтобы поддержать и укрепить тела Цзюнь Сяня и Цзюнь Циня. Она также подключила слезы белого лотоса.

Во время этого процесса дядя Фу лично доставлял все продукты питания и лекарства из рук Цзюнь У Се в руки Цзюнь Сяня, в то время как Лун Ци делал то же самое для Цзюнь Циня.

Цзюнь У Се очень серьезно относилась к этому, она могла доверять только этим двум людям! Никакие другие контакты не допускались, ведь кто-то мог проскользнуть и воспрепятствовать лечению. С этим запретом она могла лично контролировать улучшение их состояния и ни о чем не беспокоиться.

И отец, и сын удивительно быстро выздоравливали под ее опекой, единственной жертвой был маленький лотос.

Поскольку его слезы являлись “специальным компонентом”, каждые несколько дней он должен был вносить свою лепту. Каждый раз, когда он материализовывался, черная кошка атаковала его и преследовала, чтобы оцарапать. Комната в конечном счете практически постоянно была заполнена приглушенным хлюпаньем и рыданиями.

Он действительно заслуживал некоторого сочувствия!

Потрепанный лотос в очередной раз внес свои слезы и, дрожа, забился в угол комнаты, а черная кошка спокойно облизывала лапы, сидя около кровати.

Цзюнь У Се только что закончила собирать слезы, когда раздался легкий стук в дверь. Она быстро взмахнула рукой, и маленький белый лотос немедленно исчез, превратившись в едва видимое кольцо на безымянном пальце ее правой руки.

- Войдите.

Дверь распахнулась и показался Лун Ци. Он поклонился, и, не разгибаясь, протянул ей два свитка.

- Второй мастер приказал мне передать их вам, молодая госпожа, - Лун Ци был немногословным человеком. И хотя сказал он немного, теперешняя манера разговора полностью отличалась от предыдущий. Он все еще говорил холодно, но в его голосе появился намек на уважение.

Состояние тела Цзюнь Циня с поразительной скоростью улучшалось, и он знал, что за все это ответственна молодая госпожа перед ним.

- Положи их туда, - девушка указала на стол поблизости, медленно подняв голову.

Лун Ци поклонился еще раз и вошел комнату, глядя не на нее, а в пол. Положив свитки на стол, он собирался уходить, но внезапно она сказала:

- Подожди.

Он немедленно замер на месте.

- Возьми лекарство, что лежит на столе, - приказала она.

Лун Ци поднял голову, посмотрел на стол и увидел маленькую белую фарфоровую бутылку. Взяв ее, он спросил:

- Как я должен дать это второму мастеру?

- Оно для тебя, - сказала У Се, посмотрев на него.

Мужчина напрягся всем телом.

- Как ты собираешься ухаживать за моим дядей с такой травмой? В будущем не делай таких глупых вещей.

Как врач, да еще и с таким чувствительным обонянием, как она могла не ощутить этот слабый запах крови?

Лун Ци на мгновение замер, затем выправился и жестко поместил правый кулак слева у груди, чуть поклонился и тихо покинул комнату.

Цзюнь У Се поглядела на закрытую дверь и вернулась к своим делам.

- Холод снаружи, тепло внутри. Это относится к таким людям как ты, - послышался из окна дразнящий голос.

Цзюнь У Се наморщила брови, обернувшись на источник звука. На подоконнике, сложив руки на груди, сидел Цзюнь У Яо. Он улыбался, глядя на ее ошеломленный вид.

На этот раз она не смогла почувствовать никакого запаха крови.

- Он совершил ошибку и получил за это наказание - это не стоит пристального внимания. Не думал, что ты будешь так добра, что приготовишь для него лекарство, - веселье пропало из его глаз, когда он посмотрел на нее.

В тот день, после того, как Лун Ци принес ей извинения и попросил о наказании, она отмахнулась от него. Этот жесткий и прямой человек наложил свое собственное наказание. Он высек себя более ста пятидесяти раз, пока вся его спина не была изранена, однако он не издал даже крика, а уже на следующий день он держался как обычно.

Кстати, Цзюнь У Яо знал об этом, однако к нему это не имело никакого отношения. Кроме того, его это совершенно не интересовало, он почти забыл об этом, но вспомнил из ее действий сегодня.

- Я ненавижу тот запах, - ответила она мрачно.

Цзюнь У Яо хихикнул и спрыгнул в комнату.

- У Се так несправедлива. Когда я был ранен, почему ты не лечила меня? - слегка надув губы, он подошел к ней и, прислонившись одной рукой к стене позади нее, загнал девушку в угол.

Его темные волосы, ниспадающие по изящному лицу, щекотали ее щеку.

Цзюнь У Се нахмурилась и отстранила мешающие пряди от себя.

- Из-за твоего имени, - она посмотрела на него, сделала шаг в сторону и спокойно ушла.

Цзюнь У Яо, никакой медицины, неизлечимый*.

- Ха-ха-ха-ха! - услышав ее объяснение, он не мог не рассмеяться. Он схватил ее за запястье и втянул во властное объятие.

Ее маленькое тело было мягким и слабо пахло травами, это на самом деле успокаивало.

Она не боролась, не сопротивлялась, просто спокойно оставалась в его объятии, только пара ее умных глаз впивалась в него полным неодобрения взглядом.

- Сегодня я как следует вымылся. Ну же, понюхай, ты ведь не чувствуешь никаких неприятных запахов, исходящих от меня, - прошептал он ей на ухо глубоким притягательным голосом, к которому примешивалось легкое озорство. Он явно поддразнивал ее.

- Нет, - Цзюнь У Се чувствовала, что что-то неправильно, но не могла определить что именно.

- Будь уверена, что если есть что-то, что тебе не нравится во мне, я не позволю этому существовать, - он улыбнулся и еще теснее сжал ее в своих руках. Он понял, что, неважно, что он делал с ней, она все равно не реагировала. Эта девушка, казалось, не знала значения его действий.

Как чистый листок бумаги, совершенно пустое выражение лица.

И он очень хотел оставить свои отметины на этой бумаге!

Комментарий к Глава 14. Перемена

* буквальный перевод его имени - 无药、无药可救

========== Глава 15. Королевский двор ==========

Дворец Линь стремительно восстанавливался, все надежды за десять прошедших лет сейчас находились в руках внучки Линь Вана. С другой стороны…

У Мо Сюань Фэя всегда была хорошая репутация в имперском городе. С его красивым лицом он покорил сердца многих молодых девушек. Когда новость о его помолвке с Цзюнь У Се распространилась по городу, великое множество девушек лишилось чувств из-за разбитых сердец. Многие тайно прокляли их; как они глумились, считая Цзюнь У Се простенькой, а самих себя - верхом совершенства! Она не заслуживала их прекрасного принца!

Теперь, когда объявили, что их помолвка расторгнута, мечта этого великого множества превратилась в правду.

После заседания королевского дворе Цзюнь Сянь уже собирался покинуть королевский дворец, когда несколько стариков, носящих официальные длинные одежды, с сияющими улыбками на лицах подошли к нему.

- Линь Ван, у вас есть какие-либо новости о преступниках, которые напали на второго принца? - спросил один из них.

Цзюнь Сянь посмотрел на улыбающегося человека. Это был брат короля – У Ван.

У Вану было шестьдесят, и он ничего не сделал для страны из-за собственного полного невежества. Он выехал на влиянии своего брата и всю жизнь жил в роскоши, ничего для этого не делая. Он всегда считал себя всемогущим и не знал о собственной некомпетентности. Из-за королевского происхождения все министры постоянно заискивали перед ним и хвалили его, независимо от того, что он делал.

Однако Цзюнь Сянь был исключением. Он всегда был прямолинеен и всегда указывал на его недостатки. Так что они с У Ваном препирались в течение многих лет, совершенно не признавая друг друга равными.

Когда дворец Линь находился в расцвете, когда сыновья Цзюнь Сяня были здоровы, У Ван не смел показывать свое недовольство и всегда поддерживал дружелюбный вид. Однако после того, как дворец Линь начал приходить в упадок, он отбросил все показное уважение в сторону и начал вести себя так, как ему хотелось, совершенно не контролируя себя.

Вести о разрыве помолвки Мо Сюань Фэя и Цзюнь У Се распространились, как лесной пожар, не без его помощи.

Все министры столпились вокруг них, чтобы насладиться хорошим шоу.

- У Ван не должен сильно волноваться об этом вопросе, хотя они столь же скользкие, как и угри, я буду преследовать их до края земли и поймаю их, чтобы обеспечить безопасность второго принца, - Линь Ван ответил безо всяких эмоций.

- Это должно тяжело для вас, Линь Вань уже не молод и все еще должен так упорно работать, как мы можем позволить вам справляться со всем этим самостоятельно? Вы должны передать это дело более молодому поколению… - У Ван, смеясь, шлепнул себя ладонью по лбу. - Ох, я сожалею, я забыл о ваших сыновьях. Один умер за страну, а другой…

У Ван не закончил говорить, но насмешливо посмотрел на Цзюнь Сяня.

Было очевидно, что новости о затруднительном положении дворца Линь распространились по округе.

Яд активировался в теле младшего сына Линь Вана, и все королевские врачи - да почти все доктора королевства осматривали его! - огласили один и тот же вердикт – жизнь Цзюнь Циня висела на волоске. У него оставалось совсем немного времени.

- Я сожалею, я не слежу за словами, ха-ха-ха… Я действительно сожалею, - У Ван хихикнул, хлестнув его словами.

Цзюнь Сянь наморщил брови. Убивая на поле битвы, пройдя бесчисленные сражения, он накопил много жажды крови. Обычно он сдерживался, но теперь он немного ослабил самоконтроль, оглядев окружавших его министров. Которым пришлось глубоко вдохнуть: им показалось, что температура окружающей среды упала, а воздух потяжелел. Пронзительный взгляд Цзюнь Сяня остановился прямо на У Ване.

У Ван ощутил, как волосы на его спине под невидимым давлением взгляда Линь Вана встали дыбом. Впервые в жизни он чувствовал такую угрозу. Он жил на этой земле уже больше шестидесяти лет, и за это время внушающее благоговение имя Линь Вана прогремело далеко за пределами королевства Ци, и теперь он, конечно, узнал причину этого из первых рук.

Он сглотнул и попытался успокоиться разыгравшиеся нервы.

- Вопросы, касающиеся моего дворца Линь, не имеют к вам никакого отношения. Не беспокойтесь об этом, - видя, как окружающие министры нервно смеются, он, наконец, перестал излучать жажду крови.

- Ну, я волнуюсь по поводу вопросов, касающихся нашего королевства, - после того, как Цзюнь Сянь убрал свою жажду крови, У Ван пришел к одному выводу – Цзюнь Сянь превратился в беззубого тигра. Теперь, когда он постарел, он растерял прежнюю храбрость и не смел больше вести себя слишком нагло.

- Ох, я слышал, что юная госпожа довольно давно не выезжала из дворца Линь? Она все еще молода, даже если она не предназначена нашему Сюань Фэю, ей не нужно так грустить. Она должна выйти и подышать свежим воздухом, для молодой девушки не хорошо целыми днями сидеть взаперти! - думая, что Цзюнь Сянь больше не был жестоким тигром из прошлого, У Ван продолжил насмехаться над Цзюнь У Се после разговора о Цзюнь Цине.

Цзюнь Сянь впился взглядом в У Вана.

У Ван улыбнулся и сказал:

- В следующем месяце будет день рождения наследного принца, и его величество оставил организацию празднования мне. Так как ваша У Се так долго никуда не выходила, позвольте ей присоединиться, чтобы поднять ей настроение. Его величество тоже сказал, что плохо себя чувствует из-за того, что произошло с помолвкой, и настаивает на приглашении вашей У Се.

- Прекрасно, - Цзюнь Сянь не хотел тратить впустую свое драгоценное время на разговоры с этими старикашками, поэтому щелкнул рукавами и ушел.

У Ван радостно засмеялся, следя за отступлением Цзюнь Сяня и считая, что “победил”.

- Все еще ведет себя так высокомерно? Он все еще думает, что он - Линь Ван из прошлого, - У Ван презрительно улыбнулся своей фирменной приторной улыбкой, а другие министры засмеялись.

- Линь Вань неспособен принять суровую действительность, он все еще витает в облаках. Цзюнь Цинь не проживет долго, и во дворце Линь останется только та бездарность. Посмотрим, сколько времени армия Жуй Линь сможет продержаться, - глумливо улыбнулся другой министр.

- Хм-пф, он все еще считает себя великим генералом, командующим всей армией, но все, чего он добился, это потерял двух сыновей, - У Ван и другие министры продолжали недобро подшучивать.

Ни один из них не заметил, что, как только Цзюнь Сянь повернулся к ним спиной, его глаза заблестели, а уходил он энергичными шагами. Его походка была такой же, как и тогда, когда он управлял всей армией. Он вновь стал тем самым героем, который сделал сегодняшнее королевство Ци.

Войдя во внутренний двор Цзюнь У Се, он почувствовал знакомый аромат трав.

Цзюнь У Се медленно выходила из аптеки, держа два горшка травяных смесей, и увидела Цзюнь Сяня.

- Дедушка, - сказала она мягко, когда он поприветствовал ее с теплой улыбкой и поклоном.

- Ты все еще возишься с ними? Тебе не скучно постоянно сидеть дома? В следующем месяце у наследного принца будет день рождения, я отправлю тебя туда, - он послал ей любящую улыбку.

- Хорошо, - она не особо задумывалась об ответе.

Цзюнь Сянь улыбнулся, похлопал ее по плечу, и, больше ничего не сказав, вернулся в свою комнату.

Цзюнь У Се стояла, наблюдая за его уходом. Только после того, как он исчез из виду, она двинулась в комнату Цзюнь Циня.

- Мяу, - маленькая черная кошка игриво потерлась об икры Цзюнь У Се и по мысленной связи высказалась: - Эмоциональность дедушки была не на высоте.

- Угу, - Цзюнь У Се тоже это заметила.

- Мяу, - мысленный разговор продолжился: - Это связано с днем рождения наследного принца?

========== Глава 16. Призрачный город ==========

- Велика вероятность того, что предыдущая У Се приносила проблемы, где бы не появлялась, дедушка не стал бы брать меня с собой на такое важное мероприятие. Он только что возвратился из королевского двора, наиболее вероятно, что эта идея озвучена какой-то царственное особой, - мягко ответила черной кошке Цзюнь У Се, продолжая идти.

- Мяу? - мяукание вслух, а по мысленной связи: - Почему он хочет, чтобы ты пошла на празднование дня рождения наследного принца?

- В глазах других мой дядя уже мертвец. Дворец Линь оставляют на меня как на молодое поколение. Дворец Линь оставляют ребенку, дедушка уже в почтенном возрасте, а, как только Цзюнь Цинь умрет, им больше не о чем будет волноваться. Но не зависимо ни от чего, они должны устроить шоу. Они не смогли выбить информацию из моего дедушки о состоянии Цзюнь Циня, но если это будет четырнадцатилетний ребенок… Кроме того, как ты думаешь, что будет с девочкой, которую бросил парень, когда она посетит празднование дня рождения его старшего брата и увидит, что он нежно обхаживает другую женщину у всех на глазах? Разве это не сам по себе повод? - Цзюнь У Се обычно была немногословной, даже с семьей она редко вступала в столь долгие разговоры.

Однако у нее совершенно естественно получалось беседовать с маленькой черной кошкой.

- Мяу! - кошечка вздыбила шерсть и мысленно возмутилась: - Бесстыдство! Это слишком возмутительно! Неудивительно, что он и второй принцы родственники! Они пытаются показать, что действуют из лучших побуждений, но на самом деле хотят воспользоваться этой возможностью, чтобы смутить и заставить тебя потерять лицо! Как могут люди быть такими бесстыдными?!

- Все в порядке, это не такое уж грандиозное событие, я позволю им понаслаждаться счастьем еще некоторое время. Я покажу им… - она ответила безразлично, но в ее глазах вспыхнул ледяной огонь.

Хотят обеспокоить ее? Ее это не волнует.

Однако те люди даже посмели втянуть ее дедушку и дядю в свои махинации? Тогда они не смогут обвинять ее в том, что она была безжалостна.

- Глупцы, не имеющие право жить в этом мире, погибнут, - она пронизывающе смотрела на горшок с лекарством, который держала в руках.

- Мяу! - побудительное мяукание сопровождалось словами: - Хозяйка, покажи им свою силу! Убей этих идиотов!

Цзюнь У Се больше ничего не сказала, пока спокойно шла, обдумывая в голове несколько идей.

Выздоровление Цзюнь Циня шло очень хорошо, однако чтобы возвратиться в его пиковое состояние, ему потребуется больше времени. В это время она не будет сидеть без дела, у нее есть свой договорный дух. Она будет тренироваться, шаг за шагом становиться все сильнее и выполет все эти сорняки. Изничтожит их все.

Чтобы стать более сильной, она должна начать свое культивирование. Ее договорный дух был ее ключевой тайной.

С тех пор, как Цзюнь Сянь передал ей больше власти и снял большинство ограничений, ее часто можно было увидеть в зале Ресурсов, где она просматривала различные методы культивирования.

К сожалению, ни одна из книг в зале Ресурсов не подходила ей.

В мире культивирования все методы основывались на типе договорного духа, который был у каждого.

Обладающие оружием или зверем овладевали совершенно разными техниками.

Однако договорный дух Цзюнь У Се не попадал в эти две обычных категории! Поэтому, сколько бы она ни читала, сколько бы ни просматривала каждую книгу, она не могла найти ни одной техники культивации, подходящей для нее.

Если она не сможет найти какую-либо технику, она не сможет взрастить свою энергию духа.

Где она должна найти метод культивирования растений? Эта проблема стала для нее настоящей головной болью.

Она не возлагала больших надежд на то, что сможет найти что-то подходящее во дворце Линь. И тут в ее голове родилась некая идея.

В воспоминаниях этого тела можно было найти упоминания о секретном месте, скрытом глубоко в этом имперском городе.

Это был подземный рынок, вход в который был спрятан в уединенном уголка этого города. Здесь можно было найти много редких вещей, которых не было в городе, кроме того, там была масса неординарных вещей, выставленных на продажу.

Единственная разница состояла в том, что изделия, выставленные на продажу, не могли быть куплены за деньги. Их обменивали на что-то равное по ценности.

Это были чистые простые бартерные сделки.

Прежняя У Се когда-то была там, когда она “встречалась” с Мо Сюань Фэем. Она даже не знала о существовании этого места даже при том, что росла в городских стенах, пока он не привел ее туда. Ей не понравилось там из-за темноты и мрачности.

Однако этот рынок был единственным местом, которое пришло ей в голову, она должна совершить поездку туда в надежде на нахождение подходящего метода культивирования.

Ее лицо было известно в имперском городе, она должна пойти туда инкогнито. Вынув травы, одни она перетерла в порошок, из других выжала соки и объединила все их в пасту. Которую затем намазала на лицо и тщательно вылепила себе новую форму лица.

Из зеркала на нее теперь смотрел молодой ученый. Она слегка подправила и изменила свои черты лица на более мужские и переоделась в белую одежду.

Прежде чем идти на подпольный рынок, она должна была подготовить “валюту”, ведь обычное серебро там бесполезно. В эти дни она просидела в аптеке, создавая эликсиры и микстуры, чтобы помочь Цзюнь Сяню и Цзюнь Циню восстановиться. Она выбрала несколько бутылок, сложила их в одежду и прокралась с черного хода в ночную тишь.

По ночам в имперском городе стояла практически мертвая тишина, и, хотя это был ее первый раз, когда она покинула дворец Линь, она спокойно смогла добраться до входа на черный рынок, следуя за воспоминаниями своего тела.

Она остановилась перед неприметным рестораном. Это было скромное на вид место, ничем не отличающееся от любых других зданий, стоящих на улице. У стойки примостился официант, лениво положивший голову на столешницу. Увидев ее, он не поздоровался и продолжил бездельничать.

Вход в этот подпольный рынок был на заднем дворе этого незаметного места.

На заднем дворе виднелся вход с лестничным пролетом, ведущим вглубь земли. Несколько человек, которые только что поднялись по лестнице, посмотрели на Цзюнь У Се, ошеломленные на мгновение.

- Этот ребенок на самом деле идет один в Призрачный город, какая редкость, - зашептались они, проходя мимо.

Призрачный город, таково было название этого подпольного рынка.

Цзюнь У Се вошла в темный проход и стала медленно спускаться. Когда она, наконец, спустилась, ей открылся полный оживления вид.

Даже при том, что в имперском городе стояла тихая ночь, здесь был словно другой мир.

На улицах суетились люди, продающие свои товары. Здесь не было никаких магазинов, только кустарные деревянные стенды. Эти деревянные конструкции были высотой приблизительно в половину человеческого роста, и на них лежали товары для продажи.

Двое мужчин стояли у входа в Призрачный город. Они носили маски, были видны только их острые и спокойные глаза.

Цзюнь У Се шла к ним, а они даже не мигали.

- Мяу? - маленькая черная кошка шла вплотную к ней, удивленная открывшимся перед ними видом и мысленно спрашивала девушку: - Хозяйка, как мы собираемся найти подходящий метод культивирования для тебя?

- Если мы окажемся рядом с тем, что мне подойдет, маленький лотос внутри меня почувствует это, - прошептала Цзюнь У Се. У каждого метода культивирования есть слабый духовный отпечаток, и если он подходит для договорного духа, между ними возникнет резонанс. Это поможет ей определить нужный метод среди этого несметного числа товаров.

- Мяу, - пренебрежительное мяукание сопровождалось словами: - Ты думаешь, что маленький плачущий идиот сможет ощутить что-нибудь?

Маленькая черная кошка с презрением относилась к маленькому лотосу, ведь при каждой встрече он только и делал, что плакал.

- Мы сперва осмотримся, - Цзюнь У Се все еще надеялась на успех.

Несмотря на поиски в огромной книжной коллекции во дворце Линь, у маленького лотоса не было реакции ни на один из методов культивирования. Это ее последняя надежда.

Призрачный город был обширен, но Цзюнь У Се сосредоточилась на книгах и не проявляла никакого интереса ни к каким другим вещам, когда проходила через толпы, тщательно осматривая товары, выставленные в каждом киоске.

Единственным неудобством было…

В толпе смешивалось множество ароматов пота, духов, а поскольку людей на этом рынке было немало, воздух раскалился, стал влажным, душным и вонючим.

Но все были слишком взволнованы торговлей и не принимали во внимание такой незначительный дискомфорт.

У Се, однако, эта комбинация сводила с ума. Она морщилась, изо всех сил старалась не касаться других людей, проталкиваясь своим миниатюрным телом сквозь толпу.

В это место она больше ни ногой!

Маленькая черная кошка, которая проворно следовала за ней, прекрасно чувствовала ее измотанное состояние.

Для хозяйки с ее острым обонянием это место было просто адом.

========== Глава 17. Ветхие книги ==========

- Мяу-у, - маленькая черная кошка очень старалась успокоить ее.

К сожалению, судя по ее жесткому выражению лица и мрачно сжатым губам, от этого не было никакого толка.

Призрачный город просто был слишком большим. В этих сложных условиях ей приходилось сосредоточенно искать книги по культивированию, при том, что тут не было специализированных магазинов, а каждый торговец продавал все и вся!

Пройдя такие трудности, она, наконец, добралась до менее оживленного участка, чтобы немного успокоиться. Киоски здесь были расставлены шире, и она собиралась идти дальше, когда вдруг почувствовала тепло, излучаемое кольцом. Она остановилась как вкопанная. Она чувствовала, как ее кольцо разогрелось.

Это здесь? Метод культивирования? Это был первый раз, когда маленький лотос ответил на что-либо, так что она внимательно начала осматриваться.

Там, где она замерла, поблизости стояло в общей сложности десять киосков. Ее глаза шарили вокруг, пока ее пристальный взгляд, наконец, не остановился на киоске, у которого было несколько старых книг в продаже.

На стенде была выставлена куча обветшалых книг, у некоторые из которых даже обложка была едва цела, а у части даже не могли быть прочитаны названия.

Продавцом в этом киоске был бледный, бедно одетый, неопрятный подросток. Он сидел на деревянном табурете, пережевывал лист бамбука и счастливо улыбался, сильно поглощенный книгой, которую держал в руках.

Даже когда Цзюнь У Се подошла к киоску, он не отреагировал.

Эти двое не обращали друг на друга внимания, каждый занимался своим делом.

Цзюнь У Се была сосредоточена на ряде книг, лежащих перед ней. Девушка чувствовала, что реакция маленького лотоса стала много сильнее, когда она подошла ближе к этим книгам. Она была уверена, что нужная ей книга находилась здесь.

Все эти ветхие книги, возможно, давно потеряли свой товарный вид, но их содержание все еще было неповрежденным.

Однако…

Она несколько раз просмотрела их содержание и нахмурила брови – эти книги не были книгами по культивированию.

Эти книги предназначались садовникам!

В этих книгах говорилось, как выращивать растения и цветы, это совершенно не имело отношения к культивированию.

На ее мужском лице ученого дергались губы, пока она пыталась разобраться со внутренними ощущениями. Интенсивная реакция

маленького лотоса была определенно связана с этими книгами о работе в саду. Она знала, что, если бы не тот факт, что они находились на улице,

маленький лотос превратился бы в человека и схватил их все!

Маленький лотос был на грани истерики, поскольку он не мог преобразоваться и взять книги сам, он продолжал мысленно убеждать ее:

“Уважаемая прекрасная хозяйка, пожалуйста, забери их все домой! Уважаемая всемогущая хозяйка, пожалуйста, принеси домой эти книги! Уважаемая прекрасная хозяйка, пожалуйста, принеси…”

Цзюнь У Се сжала кулаки.

Она приняла то, что ее договорный дух был редким типом - растением, и подчинилась судьбе, однако теперь, когда она хочет приступить к культивированию, этот малыш хотел, чтобы она купила книги по работе в саду?

Цзюнь У Се хотела уйти, но маленький лотос продолжал умолять и убеждать ее взять книги.

- Мяу? - маленькая черная кошка озадаченно смотрела на Цзюнь У Се.

- Хм? - неопрятный парень наконец-то оторвал взгляд от книги и заметил, что кто-то рассматривал его товары. Подняв голову, он лениво с ног до головы оглядел ученого вида молодого человека, оценивая его как какой-то предмет.

- Добро пожаловать! - как только неопрятный подросток увидел, что кто-то интересуется его товарами, он немедленно убрал свою книгу и улыбнулся. Хотя его бледное лицо было грязным, он выдал свою лучшую бизнес-улыбку и с энтузиазмом сказал: - Пожалуйста, посмотрите, если вас что-то заинтересует, обращайтесь ко мне!

Цзюнь У Се без улыбки смотрела на книги. Она все еще чувствовала себя весьма противоречиво из-за этих книгах, скользя пальцами по теплому кольцу.

- Что вы хотите взамен этих книг? - холодно спросила Цзюнь У Се. Она пришла на этот рынок, полная надежд и ожиданий, и никак не думала, что ей придется в конце концов покупать ветхие книги по садоводству.

- За все? Вы хотите все эти книги? - неопрятный подросток ярко улыбнулся, его взволнованные глаза напоминали глаза волка, увидевшего на жирную овцу.

- Да, - она коротко кивнула, все, что она хотела, - быстро покончить с этим и продолжить искать себе книгу по методам культивирования!

Неопрятный подросток усмехнулся и показал ей грязную руку с растопыренными пальцами:

- Пять восточных жемчужин!

Цзюнь У Се недоуменно уставилась на него, посмотрела на книги и быстро повернулась, чтобы уйти.

Одна восточная жемчужина по стоимости была эквивалентна тонне золота! Он хотел миллион золотых монет! Цена, назначенная подростком, была непомерно высока!

- Эй! Эй! Не уходите! Не уходите! - увидев, что она уходит, подросток занервничал.

Цзюнь У Се даже не обернулась и продолжила идти, но ее кольцо начало пылать, и внезапно рядом ярко полыхнуло.

- Не уходи! Не уходи! Не уходи! - сбоку от нее послышался тревожный нежный голос. Цзюнь У Се пораженно посмотрела на свой рукав.

ЭТОТ МАЛЕНЬКИЙ ЛОТОС ПОСМЕЛ БРОСИТЬ ЕЙ ВЫЗОВ?

Ради этих ветхих книжонок он на самом деле бросил ей вызов и так открыто преобразовался?

Не говоря уже о том, насколько привлекательный была его внешность, когда он появился, яркой вспышки света в такой темноте было вполне достаточно, чтобы вызвать шум. Кроме того из-за его внезапного появления в воздухе разлился сильный аромат лотоса. Все это привлекло внимание людей поблизости, они замерли и начали озираться.

Если бы она только знала как, она послала бы его назад в тот самый Мир Духов, который он упомянул прежде!

- Замолчи и стой спокойно, - заворчала Цзюнь У Се. Никто не знал, что у нее есть договорный дух и если его увидят здесь, ее не ждет ничего хорошего.

Пока они перешептывались, неопрятный подросток добежал до нее, в его руках были те несколько книг, которыми она интересовалась.

- Пожалуйста, не уходите! Если вы думаете, что это слишком много, я могу сделать вам скидку. Что насчет четырех жемчужин? - Он встал перед нею, чтобы загородить путь, и начал совать книги ей в руки.

Цзюнь У Се знала, что маленький лотос не позволит ей уйти, не поднимая суеты, если она не купит эти книги. Она вздохнула, посмотрела на подростка и сказала:

- У меня нет восточного жемчуга, только эликсиры.

- Ха? Эликсиры? - неопрятный подросток не потрудился замаскировать свое разочарование. Он почесал голову, и его улыбка медленно исчезала, когда он пробормотал: - Что я буду делать с эликсирами… - после этих слов он повернулся и вяло пошел назад, договаривая: - Что ж, давайте забудем об этом, если у вас нет восточного жемчуга.

Тут же ее лотос начал капризничать, теребя за рукав.

Цзюнь У Се сильно помрачнела.

Она задумалась на мгновение, затем вздохнула:

- Подождите.

Неопрятный подросток медленно повернул голову и незаинтересованно сказал:

- Действительно очень жаль, но я не интересуюсь эликсирами…

- Я знаю, - Цзюнь У Се кивнула. Контраст в его реакции был очевиден. - Мне просто нужно, чтобы вы сказали мне, где я могу найти здесь киоск, который принимет эликсиры. Там я смогу обменять их на то, что вы хотите.

Он посмотрел на нее, поразмышлял некоторое время, коснулся носа и ответил:

- Здесь на самом деле есть человек, обменивающий восточный жемчуг на эликсиры, но… он ищет очень редкие эликсиры… Правда, я не думаю, что у такого ребенка как вы есть эликсиры, которые его заинтересуют.

Этот ребенок перед ним выглядел довольно хрупким, но он не хотел разбивать его надежды и оскорблять перед такой толпой. Хотя такого маленького ребенка редко встретишь в Призрачном городе, какие эликсиры он мог обменять на восточный жемчуг?

- Отведите меня туда, - кратко сказала Цзюнь У Се.

Подросток посмотрел на нее широко раскрытыми глазами и оглянулся на свой пустой киоск.

- Если обмен будет успешным, кроме ваших четырех восточных жемчужин я могу дать вам бутылку эликсира, - Цзюнь У Се видела его нежелание и хотела покончить с этим как можно скорее.

- Мне действительно не нужен ваш эликсир… Если бы я хотел эликсир, я бы не пришел сюда… - пробормотал он себе под нос. Но высказать это ребенку он не мог.

Так или иначе, он чувствовал, что в этом ребенке, стоявшем перед ним, было что-то странное. Спокойствие, которое он источал, очень отличалось от всех других людей, с которыми он столкнулся в Призрачном городе. Обычно молодые мастера из знати чванливо расхаживали здесь, а продавцы перед ними заискивали. Этот ребенок, однако, несмотря на молодость, испускал уверенность, которую редко встретишь.

- Что ж, хорошо, я могу сопроводить вас к тому старику. Я здесь уже много дней, а вы - единственный человек, который заинтересовался товаром, - сказал он решительно, опасаясь, что клиент сбежит.

По сравнению с киоском неопрятного подростка этот киоск, продающий восточный жемчуг, был переполнен людьми, толпа таращила глаза на выстроенные в линию сокровища.

Девять больших светящихся жемчужин лежали вокруг бархатной коробки. С этими светящимися жемчугами восточный жемчуг, казалось, пылал и переливался завораживающим дух блеском. Кроме восточного жемчуга, этот киоск продавал и множество других духовных жемчужин различных сортов.

После того, как договорный дух устанавливал связь со своим владельцем и формировал кольцо, такие драгоценные камни и жемчужины становились превосходными ресурсами культивирования. Они могли питать духовную энергию и усиливать связь.

Такие духовные жемчужины стоили намного больше по сравнению с обычными драгоценными камнями. Каждый духовный драгоценный камень мог повысить скорость культивирования в разы! Однако цена их была непомерна, поэтому эти ресурсы обычно доставались богатым и сильным.

У дворца Линь была такая роскошь - несколько жемчужин в хранилище, которые император даровал им за военные заслуги.

Цзюнь Сянь специально отложил несколько первоклассных духовных жемчужин для Цзюнь У Се, чтобы передать их ей, как только она повзрослеет, но у нее не было никакой возможности использовать их.

На данный момент Цзюнь У Се мало интересовали духовные драгоценные камни. Слишком рано использовать их, ведь она даже не нашла подходящий метод культивирования. Сложившаяся ситуация напоминала ребенка, пытающегося бежать, но не научившегося даже ползать.

Владелец киоска оказался человеком лет пятидесяти, он курил трубку и открыто оценивал всех тех, кто окружал его киоск. Но толпа, казалось, не возражала, наоборот, все больше людей собиралось вокруг.

========== Глава 18. Как тесен мир ==========

- Разница… ах-х-х… какая же разница! - мучительно восклицал неопрятный подросток, видя очевидное различие в количестве посетителей.

- Вы хотите этот восточный жемчуг? - Цзюнь У Се указала на разложенный в коробке восточный жемчуг.

Подросток кивнул.

Когда она пробралась поближе через толпу, она удивилась, обнаружив две знакомые фигуры, стоявшие в толпе.

Перед киоском стояли шикарный молодой человек, одетый в великолепную парчу, и красивая молодая девушка в изящном белом наряде. Эта привлекательная пара выглядела весьма эффектно, их вид заставлял окружающих украдкой посматривать на них и восхищаться ими.

- Здесь есть, на что посмотреть, - мягко сказал молодой человек, его миндалевидные глаза не отрывались от спутницы.

Девушка в ответ просто высокомерно кивнула.

Маленькая черная кошка, которая была рядом с Цзюнь У Се, напряглась. Ее мех встал дыбом, и она мысленно зашипела:

- Эта виновная в супружеской неверности пара!

Этой парой и правда были Мо Сюань Фэй и Бай Юнь Сянь.

Цзюнь У Се небрежно и безо всякого интереса оглядела их.

- Эти два духовных драгоценных камня и девять восточных жемчужин вполне ничего! - щебетал Мо Сюань Фэй. Начиная с того инцидента, Бай Юнь Сянь была очень мрачна и совершенно не улыбалась. Он перепробовал все, чтобы заставить ее улыбнуться, но безуспешно, и тут он внезапно подумал о Призрачном городе. Он был уверен, что среди всех новинок и редкостей сможет найти что-нибудь, что сможет ее приободрить!

После прогулки по Призрачному городу, настроение Бай Юнь Сянь не изменилось. Она была ученицей монарха клана Цин Юнь! Какие редкости она не видела раньше?

Они обошли почти весь рынок, когда она наконец нашла что-то, что заинтересовало ее.

Каждый духовный драгоценный камень был размером едва ли с ноготь на ее мизинце, однако они считались большими и были до краев заполнены духовной энергией, оба их договорных духа реагировали на них.

Девять восточных жемчужин заставили принца даже глубоко вздохнуть, Мо Сюань Фэй с восхищением смотрел на них. Такие изысканные восточные жемчужины были бы редкостью и для императорской сокровищницы.

- Эти восточные жемчуга отлично подойдут для короны, которую я подготовил для тебя. Они тебе нравятся? - он нежно подтолкнул ее, глядя в ее глаза и надеясь, что она поняла скрытый смысл его слов.

Бай Юнь Сянь застенчиво кивнула, наконец, улыбнувшись.

В то время как эта пара продолжала миловаться, толпа перешептывалась и выдумывала небылицы. Все вокруг давно поняли, кем была эта печально известная пара.

Ранее, когда Мо Сюань Фэй и Цзюнь У Се были официально помолвлены, Мо Сюань Фэй был предметом сочувствия. Все жалели его и сопереживали ему. Однако теперь, когда он был вместе с Бай Юнь Сянь, он стал объектом ревности и ненависти, люди смотрели на него с завистью.

Цзюнь У Се была печально известным тираном. Хотя она была красива, как цветок, но ее характер и поведение отодвигали ее внешность на второй план. Не многие могли выдержать этот ее пламенный характер!

Бай Юнь Сянь полностью отличалась от нее, мало того, что она была красива, она источала ауру неземного существа с ее нежным поведением и мягким голосом. И вдобавок ко всему она являлась ученицей монарха клана Цин Юнь! Так или иначе, она для многих мужчин была богиней, и когда стало известно, что Мо Сюань Фэй и она стали парой, ее ревновали все мужчины в округе.

Люди зауважали Бай Юнь Сянь еще больше, когда увидели ее в реальности, и, болтая между собой, ругали Цзюнь У Сюэ.

Цзюнь У Се слышала все это, но оставалась холодной и собранной. Никакая реакция не могла выдать ее личности.

Маленькая черная кошка, напротив, потеряла терпение, ее глаза заволокло красным. Все, что она теперь хотела сделать, это броситься на этих ненормальных, стоявших перед ними, и уничтожить их всех! Она вновь угрожающе зашипела:

- Да что знают эти ненормальные?! Как они смеют сравнивать эту женщину с моей хозяйкой?

- Нет ничего выдающегося в клане Цин Юнь, чтобы упоминать его, - до Цзюнь У Се донесся полный презрения голос. Она повернулась и увидела, что это прошептал, предварительно цыкнув, тот самый неопрятный подросток. Он жевал лист бамбука и стоял рядом, закинув руки за голову и презрительно оглядывая толпу, восхищавшуюся Бай Юнь Сянь.

Он сказал это очень тихо, но Цзюнь У Се все равно услышала.

Когда подросток заметил пристальный взгляд Цзюнь У Се, он послал ей усмешку, и засмеялся:

- Разве я не говорил, что не интересуюсь эликсирами? Естественно мне также и не интересен клан Цин Юнь.

Подросток пытался объяснить, но Цзюнь У Се не обратила внимания на это его объяснение, шагнув мимо.

Он беспомощно засмеялся и ничего не сказал.

- Что вы хотите в обмен на эти два духовных драгоценных камня и девять восточных жемчужин? - как только Мо Сюань Фэй увидел улыбку на лице своей возлюбленной, он решил не скупиться.

В то раз, когда Мо Сюань Фэй приводил Цзюнь У Се в Призрачный город, он не потратил ни одного золотого. Они только прошли по нескольким улицам и возвратились.

Теперь, когда рядом стояла Бай Юнь Сянь, он был намного более щедрым.

Старик посмотрел на Мо Сюань Фэя, выдохнул дым из трубки и небрежно сказал:

- Я принимаю только эликсиры.

Мо Сюань Фэй был поражен.

Как второй принц королевства, он видел все виды сокровищ и также имел доступ к значительной их части. Однако с точки зрения медицинских изобретений и эликсиров, Ци не было столь развито как другие страны, это была та область, в которой они отставали. Все ценные зелья и эликсиры находились в отдельном хранилище, к которому у него не имелось доступа.

- Я обменяю их на нефрит, - возразил Мо Сюань Фэй. Он не хотел терять лицо перед Бай Юнь Сянь, поэтому небрежно вынул кусок прекрасного нефрита, почти столь же большого, как его ладонь. Этот нефрит действительно был редким сокровищем. Мо Сюань Фэй был полон решимости произвести на Бай Юнь Сянь впечатление.

К сожалению, старик не потрудился даже посмотреть на него и продолжил курить свою трубку.

Было ясно, что он не заинтересован. Если бы это произошло в имперском городе, кто посмел бы оскорбить Мо Сюань Фэя и не поддержать его репутацию? Он был достойным принцем, и если он на самом деле хотел купить что-то у вас, то это означало, что он обратил на вас внимание, что само по себе уже было большой честью. Если вы не подчинитесь, охранники демонтируют киоск и бросят человека в темницу.

Но таков Призрачный город.

Хотя он располагался под имперским городом, он не принадлежал королевству Ци. Его открыл и управлял некто весьма таинственный, чьи охранники, носившие маски и поддерживающие порядок в рынке, были весьма мускулистыми. Действительно уникальное место, скрытое от главного потока, но с этими охранниками лучше было не шутить. Неважно, что вы продаете, это никого не волнует. Однако, если кто-то захочет создать проблему, нарушая правила здешней торговли, охранники немедленно вышвырнут этого человека.

Были те, кто пытался вести грязную игру, но их всех “выпроваживали”, и им запрещалось возвращаться в Призрачный город. Здесь была политика “нулевой терпимости” относительно нарушителей спокойствия.

Однажды на улицы был выброшен сын премьер-министра, чем опозорил всю семью. Однако отец не посмел создавать проблемы в Призрачном городе и теперь делал вид, что никакого инцидента и вовсе не было.

С тех пор люди знали, что личность, стоявшая за Призрачным городом, была сильного происхождения, и никто не смел устраивать беспорядки.

Что касается Мо Сюань Фэя, он не знал, кто стоял за Призрачным городом, но знал, что это был кто-то, кого он не мог позволить себе оскорбить. Если он что-то сделает, то может закончить так же, как сын премьер-министра!

Выражение лица Мо Сюань Фэя, пытающегося подавить свои эмоции, было ужасно. Бай Юнь Сянь немного сморщила брови, вышла вперед и вручила тому старику маленькую фарфоровую бутылку.

- Этого должно быть достаточно? - самодовольно спросила она, вздернув подбородок.

Старик взял бутылку, приподнял брови и посмотрел на нее.

Все зрители вытянули шеи, чтобы увидеть то, что передала ученица монарха клана Цин Юнь. Это определенно было что-то хорошее!

Старик открыл бутылку и сделал вдох.

Как только он открыл бутылку, по воздуху поплыл сладкий освежающий аромат, очаровывая толпу.

- Это?.. - начал спрашивать старик скрипучим голосом.

Бай Юнь Сянь усмехнулась и ответила:

- Это печально известная пилюля Цин Юнь из клана Цин Юнь.

Как только она произнесла эти слова, толпа ахнула.

Пилюля Цин Юнь!

Известный эликсир, лично придуманный монархом клана Цин Юнь. Он был печально известен как пилюля сохранения жизни – даже человек, стоявший одной ногой в могиле, мог продлить свою жизнь, принимая по пилюле в день.

Этот рецепт хранился в большой тайне и был известен лишь монарху, придумавшему его. Короли и правители перепробовали многое, чтобы заполучить его в свои руки. На этот раз Бай Юнь Сянь приехала в королевство Ци, чтобы доставить этот ценный эликсир императору.

Тот, который она только что передала, был дарован ей учителем для ее собственного использования.

Название этой пилюли было всемирно известно, и не существовало на свете человека, который не хотел бы заполучить ее.

- Ничего себе, она действительно достойна того, чтобы быть ученицей монарха клана Цин Юнь. Она смогла даже вот так легко отдать пилюлю Цин Юнь! Этот старик действительно удачлив и сорвал сейчас джекпот, - многие тайком завидовали, удивленно глядя на небольшую фарфоровую бутылку и перешептываясь.

Обмен этих товаров на пилюлю Цин Юнь был огромной потерей для Бай Юнь Сянь.

- Да что вы знаете? Эти пилюли были лично придуманы монархом клана Цин Юнь! Даже если они у нее закончатся, все, что она должна сделать - это просто попросить еще у ее учителя. Не путайте ее с обычными людьми, как вы! Эти пилюли ничего для нее не стоят, - сказал один из зрителей, с завистью глядя на эту блистательную пару.

Второй принц, подцепивший Бай Юнь Сянь, сильно увеличил свое влияние.

Бай Юнь Сянь была определенно из другого теста, нежели Цзюнь У Се.

Хотя люди перешептывались очень тихо, их слова все равно можно было услышать, и Бай Юнь Сянь одобрительно кивнула, улыбаясь Мо Сюань Фэю.

Однако понюхав эликсир, старик просто закрыл крышку и бросил бутылку ей назад.

Улыбающееся лицо Бай Юнь Сянь напряглось.

- Я в этом не нуждаюсь. Не меняю… не меняю, - сказал он задумчиво, откинулся на спинку стула и медленно затянулся табачным дымом из своей трубки.

Толпа вытаращила на него глаза.

Этот старик впал в маразм?!

Это была пилюля Цин Юнь!

Улыбка Бай Юнь Сянь немедленно исчезла, на ее лице появилось недовольное выражение. Это был первый раз, когда кто-то отклонил лично придуманный эликсир ее учителя!

- Уважаемый господин, это - пилюля Цин Юнь. Пи-лю-ля ЦИНЬ ЮНЬ!!! Вы уверены, что не хотите ее? - раздраженно спросила она.

- Нет, нет, нет! Если у вас нет никаких других эликсиров, тогда не тревожьте других моих клиентов, - нетерпеливо фыркнул старик в ответ.

Это было огромным ударом для этой пары, им стало весьма неловко стоять там – их выражения лиц были крайне мрачны.

Они даже начали подозревать, что этот старик и не собирался заниматься бизнесом, он даже имел наглость пренебречь пилюлей Цин Юнь?

- Если вы не хотите совершать обмен, то и мы не будем! Вы действительно думаете, что ваши товары так много стоят?! - холодно дал отпор Мо Сюань Фэй.

Старик поглядел на него, ухмыльнулся и больше не обращал на него внимания.

========== Глава 19. Влепить пощечину - снова и снова… и снова ==========

- Я не знаю, может быть, уважаемого старца заинтересует этот эликсир? - из толпы послышался тихий голос, как только разочарованный Мо Сюань Фэй отошел, и показалась хрупкая фигурка.

Из толпы, наконец, появился, держа в одной руке небольшую белую фарфоровую бутылку, красивый юный мальчик лет четырнадцати на вид. Он подошел к киоску и передал эликсир старику.

- Эй, малыш, ты думаешь, у нас тут вечеринка? Взял и просто протиснулся через людей, чтобы отдать старику какой-то эликсирчик? Ради всего святого, этот старик только что отверг пилюлю Цин Юнь! Пилюлю Цин Юнь! Ты хоть понимаешь, как ты невежественен? Осторожно, как бы он не бросил тебе его обратно в лицо! - какой-то шумный прохожий от души подлил масла в огонь.

Цзюнь У Се просто проигнорировала других и посмотрела на старика.

Старик посмотрел на мальчика, стоящего перед ним, и встал, взяв бутылку, спросив:

- Мальчишка, на что ты хочешь обменять его?

- На восточный жемчуг, - ответила Цзюнь У Се.

- О, - старик небрежно открыл бутылку. Как только он это сделал, по воздуху поплыл сладкий освежающий аромат трав, смешанных с нотками лотоса. Тем, что стояли совсем рядом, посчастливилось вдохнуть этот прекрасный аромат, и они немедленно почувствовали физический и духовный подъем.

Стоявшие у киоска задышали свободнее, почувствовав ясность ума и общее улучшение настроения.

Мрачные глаза старика, казалось, вернули свою яркость, он поднял голову и с изумлением посмотрел на Цзюнь У Се.

- Мальчишка, что это за эликсир? Каково его название? - настойчиво начал допытываться старик.

- У него нет названия. Это просто обычный эликсир, обновляющий кровь, - Цзюнь У Се не даже потрудилась придумать название, ведь они были созданы для восстановления здоровья Цзюнь Сяня и Цзюнь Циня. Она не собиралась напрасно тратить свое время на что-то такое тривиальное.

- На какое количество ты хочешь обменять его? Как насчет этого? Ты даешь мне эту бутылку и можешь взять эти девять восточных жемчужин и выбрать еще три других духовных драгоценных камня? - ноздри старика возбужденно раздувались, он говорил чрезмерно взволнованным тоном и сверлил Цзюнь У Се блестящими глазами. Он крепко держал бутылку в своих руках, показывая, что не намеревается возвращать этот эликсир.

Как только старик сделал предложение, толпа онемела. А буквально через мгновение вспыхнуло бурное обсуждение, люди с недоумением смотрели на разворачивающуюся перед ними сцену.

Этот эксцентричный старик нагло отверг пилюлю Цин Юнь, но жаждал безымянного эликсира из неизвестного источника?

Что это значило? Эликсир этого ребенка лучше, чем печально известная пилюля Цин Юнь от монарха клана Цин Юнь?

- Нет, я хочу только этот восточный жемчуг, - Цзюнь У Се больше ничего не интересовало.

- Как насчет того, чтобы посмотреть другие товары? - старик продолжил уговоры, с тревогой глядя на нее и властно сжимая полученную бутылку.

- В этом нет необходимости, - Цзюнь У Се раздраженно нахмурилась. Этот старик оказался слишком многословным!

- Тогда скажи мне, что тебе нужно? Если у меня это есть, я поменяюсь с тобой! - он наклонился, порылся в поисках чего-то, а потом достал какой-то мешочек и открыл его.

Когда он показал содержимое, глаза окружающих засверкали, некоторые даже прерывисто сглатывали. Внутри лежало множество драгоценных духовных камней, полных блеска и духовной энергии. Они по качеству превосходили ранее выставленные в разы, те просто бледнели по сравнению с этими.

На мгновение все в изумлении уставились на эту невероятную груду духовных драгоценностей.

- Я хочу только восточные жемчуга, - в голосе Цзюнь У Се сквозило нетерпение.

Старик собирался сказать что-то, когда еще одна фигура сделала шаг вперед и встала между ними.

- Молодой мастер, мне интересно, есть ли у тебя с собой еще бутылка с этим эликсиром? Я готов обменять его на что угодно. Все, чего я хочу, это позволить моей любимой женщине стать счастливой, пожалуйста, помоги мне заполучить для нее желанный подарок, - это высказался Мо Сюань Фэй, высокомерно встав между этими двумя.

Он не знал, кто стоял за этим ребенком, но эта поездка сегодня должна ободрить Бай Юнь Сянь, иначе все напрасно. У него больше не было идей, как порадовать ее.

Тот старик плохо разбирался в делах и не хотел пилюли Цин Юнь. Но относился к безымянному эликсиру с неизвестным происхождением как к драгоценному сокровищу. Мо Сюань Фэй хотел показать, что с его личностью и ресурсами он мог достать все, что захочет! Этот старый дурак должен прийти в себя.

Цзюнь У Се сузила глаза и посмотрела на Мо Сюань Фэя.

Она фыркнула про себя. Все эти годы люди из императорского дворца продолжали устраивать проблемы ее дворцу Линь. Они столько времени запугивали ее уважаемого дедушку и дядю. Они действительно заслуживают возмездия.

Этот эликсир она сделала сама! Она лучше скормит его собакам, чем отдаст ему.

- Не продается, - сказала она холодно.

Ты хочешь эликсир? В следующей жизни. Сейчас я могу подумать только о продаже тебе яда. Как комплимент – без дополнительной оплаты!

Когда старик отверг его, он почувствовал себя так, как будто ему влепили пощечину. Буквально сразу же этот мальчишка снова “влепил пощечину”! Мо Сюань Фэй никогда в жизни не чувствовал себя таким оскорбленным! Внутри у него все горело, его лицо посмурнело и сильно исказилось.

Своевременное вмешательство Мо Сюань Фэя заставило Цзюнь У Се передумать.

Она немедленно шагнула в сторону старика и спросила его:

- Я могу дать вам еще две такие же бутылки! Просто отдайте мне все духовные драгоценные камни, как те первые два, которые вы предложили мне, - Цзюнь У Се небрежно указала на груду драгоценных камней, которые старик достал из мешочка.

Все вытаращили на него глаза, сколько бутылок эликсира у него было? Этот беззаботный ребенок небрежно указывал на духовные драгоценные камни, он вел себя так, как будто выбирал рыбу на рынке. Он просил лучшие камни, похожие на ту первую пару драгоценностей, на которую положила глаз та “золотая” пара.

Этот неожиданный поворот события потряс окружающих. Сначала он отверг предложение старика, потом Мо Сюань Фэй сделал ему щедрое предложение за этот неизвестный эликсире, но ребенок отклонил и его предложение. Самая сумасшедшая вещь состояла в том, что после того, как Мо Сюань Фэй сделал свое предложение, ребенок мгновенно передумал.

Всеобщее внимание теперь было сосредоточено на “золотой” паре, все они внимательно следили за их реакцией.

Мо Сюань Фэй одобрительно кивнул, почувствовав себя намного лучше.

Этот ребенок действительно умен! Он понял скрытый смысл предложения Мо Сюань Фэя. Отказавшись от него, ребенок решил обменять все духовные драгоценные камни и отдать их Бай Юнь Сянь и ему за другие сокровища. Ребенок уладил этот вопрос красиво.

Старика не заботили причины, лишь бы заполучить в свои руки невиданный эликсир, да не один! У этого ребенка имелось еще две бутылки! Какая плодотворная встреча!

- Хорошо, я отдам их тебе, - старик, не колеблясь, начал выбирать драгоценные камни, улыбаясь и напевая какую-то мелодию.

Цзюнь У Се вынула еще две бутылки и передала их старику.

Цзюнь У Се аккуратно взяла девять восточных жемчужин и несколько духовных драгоценных камней. Она посмотрела на блестящие бусинки в руке, затем перевела взгляд на Мо Сюань Фэя и Бай Юнь Сянь.

Пара смотрела с облегчением, в их глазах горело желание заполучить те духовные драгоценности, что находились в ее руках.

Все с нетерпением ждали, что будет дальше. Все ждали, что этот ребенок передаст эти сокровища второму принцу, но… этот мальчик взял пару драгоценных камней двумя пальцами…

Раздался оглушительный хруст.

Все, раскрыв рты, смотрели, как этот ребенок, зажав драгоценные духовные камни двумя пальцами, раздавил их, превратив в пятнышки сверкающих, падающих на землю звезд.

Цзюнь У Се безучастно наблюдала за парой перед ней, а ее руки размеренно давили все эти бесценные духовные драгоценные камни, превращая их в космическую пыль. Закончив, она небрежно стряхнула всю эту искрящуюся пыль с рук.

Духовные драгоценные камни были ценнее любых других драгоценностей, однако их главным недостатком была хрупкость. Они были очень хрупкими и именно из-за этого очень редкими. Если не соблюдать осторожность, они легко превратятся в пыль.

Глядя на сверкающую звездную пыль, серебрящуюся на кончиках ее пальцев, Цзюнь У Се не показала ни одной эмоции на лице.

Все стояли, разинув рты и ошеломленно глядя на происходящее.

Мо Сюань Фэй и Бай Юнь Сянь были мертвенно бледны.

С самого начала этот мальчишка не собирался завоевывать их расположение, то, что он сделал, было сродни пощечине!

Когда она стряхнула всю оставшуюся пыль с рук, она провокационно посмотрела прямо в глаза Мо Сюань Фэю и медленно провела мизинцем по шее.

Мо Сюань Фэй вскипел и чуть не взорвался. От гнева у него на шее вздулись вены.

Если бы это был не Призрачный город, он бы уже миллион раз убил этого высокомерного подонка!

Бай Юнь Сянь закусила нижнюю губу, злобно глядя на Цзюнь У Се.

Почувствовав себя удовлетворенной, увидев выражение лица Мо Сюань Фэя, Цзюнь У Се обернулась и вручила коробку с девятью восточными жемчужинами неопрятному подростку позади.

- Моя книга, - коротко потребовала она.

Подросток на мгновение замер, а затем почти машинально передал ей несколько обветшалых книг.

Когда толпа увидела произошедший обмен, их мысли взорвались.

Этот ребенок… не должен же быть таким глупым… да?

Так легко стереть бесценные драгоценные камни в пыль и теперь обменять коробку с драгоценными восточными жемчугами на… на несколько ветхих книг?!!

Все сошли с ума.

У этого ребенка действительно был характер! Он слишком богат! И слишком властен!

Когда Мо Сюань Фэй увидел, что Цзюнь У Се обменяла эти блестящие жемчужины на несколько старых и потрепанных книг, его чуть не вырвало кровью. Некоторые из них были порваны, их состояние настолько ужасно, что, даже если бы их оставили на какой-нибудь обочине дороги, никто не потрудился бы взять их. Эти книги на самом деле проданы за ДЕВЯТЬ восточных жемчужин?

Сегодня его оскорбили до глубины души.

Как только Цзюнь У Се получила книги, она ощутила счастье своего маленького лотоса. Теперь, когда все закончено, она повернулась, чтобы уйти.

- Маленький парень! Когда у тебя будет время, пожалуйста, заходи еще! Приходи каждый раз, когда свободен, если тебе нужны восточные жемчужины или какие-нибудь другие духовные драгоценные камни, у меня они есть! И много! - закричал старик.

Уйдя, Цзюнь У Се почувствовала, что кто-то следует за ней. Она обернулась и увидела того самого неопрятного подростка. Он моргнул несколько раз и криво улыбнулся.

- Что вы хотите? - спросила она холодно.

- Я хотел спросить, есть ли у вас еще тот эликсир, которым вы только что торговали? - ответил он, смущенно почесывая голову.

- Вы ведь сказали, что вам это не интересно? - Цзюнь У Се нахмурилась. Именно потому, что он отказался от ее эликсиров, она вынуждена была пройти через все это.

- М-м-м, я не знал, что у вас был такой качественный эликсир, в таких местах обычно ничего подобного калибра не появляется, - ответил он откровенно, но все же чуточку робко. Он ни во что не ставил клан Цин Юнь, как он мог ожидать такого серьезного товара от такого юнца?

Однако, когда тот старик открыл бутылку, он понял, что совершил огромную ошибку!

- Ну, разве вы не сказали, что дадите мне один? - спросил он, его покрасневшее лицо было видно даже сквозь грязь.

- В той коробке есть ДЕВЯТЬ восточных жемчужин, - возразила она.

Ранее она обещала этому подростку эликсир, но теперь, заплатив вдвое больше, она больше ничего не должна была отдавать ему.

К тому же, он сперва не хотел его брать!

- Я могу заплатить вам пять! - быстро предложил он.

- Мне не нужно, - ее ответ был мгновенен. Она развернулась и ушла, ей все еще нужно найти подходящий метод культивирования для себя.

Видя, что она уходит, неопрятный подросток потерянно почесал голову, в разочаровании глядя на коробку с жемчугом в руках.

========== Глава 20. Преследуемая ==========

- О нет, со мной покончено. Я снова облажался. Когда я вернусь, эти люди никогда не позволят мне услышать конец всего этого, - неопрятный подросток повесил голову и в унынии побрел назад к своему киоску.

Цзюнь У Се не повезло: обыскав весь Призрачный город, она так и не смогла найти подходящий метод культивирования для себя.

Во время этой поездки она ничего не получила. Все, что у нее было, - те немногие книги о работе в саду, кроме того, она даже потратила три бутылки эликсира.

Снаружи уже стояла поздняя ночь, и на улице не было ни единой живой души.

Идя по пустой улице имперского города, Цзюнь У Се и маленькая черная кошка направлялись домой. Лунный свет удлинял их тени, а единственным звуком во всем этом безмолвии были ее шаги. Она, смирившись, шла назад, прокручивая в голове целый ворох мыслей.

Они продолжали идти, но тут на темной улице громко завыл холодный ветер. Когда они свернули за угол, из темноты вытянулась рука и затянула ее к себе в темноту.

- Мяу! - пронзительно взвыла ее кошечка.

Цзюнь У Се оказалась в теплых объятиях, человек позади нее мягко прижал палец к ее губам и обдал теплым дыханием ухо. Глубокий загадочный голос успокоил ее, хотя владелец этого самого голоса обратился к черному комочку:

- Ш-ш-ш, тихо!

Маленькая черная кошка наоборот напряглась еще больше.

- Выходить такой глубокой ночью в полном одиночестве не самый хороший выбор, - сказал низкий дразнящий голос, дыша ей прямо в тонкую шею и заставив ее легко вздрогнуть.

- Цзюнь У Яо, отпусти меня! - даже не оглядываясь, Цзюнь У Се знала, кто это был.

Этот игривый голос укоренился глубоко внутри нее.

- Стой спокойно, эта ночь такая холодная. Посмотри, твое тело так сильно замерзло, так позволь мне согреть тебя, - под завесой темноты Цзюнь У Яо довольно улыбнулся, обнимая ее еще сильнее. Он любил это чувство - держать в объятиях эту миниатюрную и мягкую девушку.

- Мне не холодно, - парировала она.

- Правда? Тебе, может, и не холодно, а вот мне - да, так что помоги мне согреться, - хихикнув, он наклонился к ней и уткнулся подбородком в ее плечо.

- Тебя действительно не заботит окружающая обстановка. Ты должна тревожиться, что тебя всю ночь преследовали другие люди, но ты даже не заметила этого, - его темно-фиолетовые глаза сузились. Ее маленький рост вместе со слабым ароматом трав, исходящим от нее, не давали ему отпустить ее. Она отлично помещалась в его руках.

- Я думала, ты не считаешься человеком? - ответила она спокойно, ни секунды не считая, что он был нормальным человеком.

- Я говорю не о себе… - Цзюнь У Яо поднял руку, мягко сжал двумя пальцами ее подбородок и повернул ее голову в сторону улицы.

На которой внезапно появилась высокая фигура, с тревогой ищущая что-то.

Лунный свет озарил чужое лицо, позволив узнать, кто это был.

- Лун Ци, - Цзюнь У Се немедленно узнала этого человека.

- Во дворце Линь столько охранников, и ты все же покинула его в середине ночи, превратив весь дворец в самый настоящий хаос. Как только ты ушла, об этом донесли Цзюнь Сяню, - Цзюнь У Яо крепко обнимал ее и разговаривал с ней игривым, но все же успокаивающим тоном. - Лун Ци действительно знает, как показать свою благодарность, лично защищая тебя из тени, - Цзюнь У Яо усмехнулся, и опасный блеск мелькнул в его глубоких темно-фиолетовых глазах.

Все эти годы Лун Ци был ответственен только за заботу о Цзюнь Цине, никогда не вмешивался ни в какие другие дела дворца Линь. За Цзюнь У Се, ушедшей ночью, следовали несколько элитных охранников, этого было достаточно, Лун Ци не было необходимости лично охранять ее.

Ее лекарства были невероятными, они действительно завоевали множество людей!

Цзюнь У Яо слегка нахмурился и, не дожидаясь, пока она что-нибудь скажет, развернул девушку к себе, одной рукой придерживая ее за талию, а другой - сжимая челюсть и поднимая лицо.

Под лунным светом лицо, которое могло потрясать целые страны, было заменено ничем не примечательным лицом.

Грубые кончики пальцев Цзюнь У Яо мягко потерлись о ее тонкие губы, он дразняще и игриво усмехнулся:

- Такая некрасивая, - на него смотрело чуждое ему лицо с незнакомыми чертами, ему захотелось полностью стереть весь этот грим.

- Не смотри тогда, - Цзюнь У Се нахмурилась, она действительно не могла понять, что было у него на уме.

Он редко оставался во дворце Линь, его присутствие было практически неощутимым. Он иногда удивлял ее внезапными появлениями, а временами во всем дворце нельзя было найти ни следа его существования. Как он и сказал прежде: у него не было враждебности ко дворцу Линь, он не хотел обидеть их. Он только немного подкорректировал воспоминания людей дворца, когда они видели его, то вспоминали, кто он такой. Но забывали о нем, если он отсутствовал.

- Я хочу вернуться, - Цзюнь У Се высказалась довольно резко, смотря на его руки, тем самым намекая, чтобы он отпустил ее.

- Хорошо, давай вернемся вместе, - Цзюнь У Яо вскинул бровь, внезапно поднял ее на руки и понес как принцессу.

Цзюнь У Се в ответ молча попыталась просверлить его взглядом.

Цзюнь У Яо не принял во внимание ее бессловесную угрозу, продолжая нести ее, черная же кошечка последовала за ними.

В это время Лун Ци, сердясь на себя из-за того, что выпустил Цзюнь У Се из поля зрения, отчаянно искал ее по всей улице. Он вздохнул с облегчением, когда увидел, как Цзюнь У Яо вынес девушку на руках из темного переулка.

- Молодой мастер, госпожа, - поприветствовал он, хотя про себя удивился тому, что не смог ощутить присутствие молодого мастера ранее.

Даже не взглянув на Лун Ци, Цзюнь У Яо просто продолжил нести Цзюнь У Се, так они и вернулись во дворец Линь.

Лун Ци молча следовал за ними.

***

Об этом инциденте с Цзюнь У Се просто “забыли”. На следующий день Цзюнь Сянь и Цзюнь Цинь не подняли этот вопрос, Лун Ци вернулся к заботе о Цзюнь Цине, все продолжили свои повседневные работы.

Как только Цзюнь У Се с кошкой пришли в аптеку, черная питомица решительно вызвала маленького лотоса:

- Выходи, негодяй!

На полу появилась дрожащая маленькая фигурка, она стояла на четвереньках, опустив голову вниз.

Цзюнь У Се сложила руки на груди, холодно глядя на малыша.

Маленький лотос непроизвольно задрожал.

В комнате было тихо.

Спустя полчаса ее договорной дух не выдержал удушающего давления. Он начал плакать, слезящимися глазами жалобно смотря на Цзюнь У Се:

- Не прогоняй меня… П-пожалуйста, не… отправляй меня назад, - мальчишка хлюпнул носиком, по его щекам скатились бусинки слез. Он дрожал, глядя на свою хозяйку. Он знал, что вызвал ее гнев, когда появился без разрешения в Призрачном городе.

Цзюнь У Се сузила глаза, пристально глядя на него.

Цветок в ответ затрясся еще сильнее.

- Когда я сказала, что ты бесполезен, то не думала, что ты бесполезен настолько, что вынудишь хозяйку купить эти бесполезные ветхие книги о работе в саду. Скажи мне, что мы собираемся сделать с этими ненужными книжонками? - говоря это, маленькая черная кошка вскочила на стол, одна из ее лап коснулась груды старых книг, лежавших там. Она крайне угрожающе смотрела на маленького лотоса.

========== Глава 21. Странная техника культивирования ==========

Маленький лотос всхлипнул и засопел, протестуя:

- Эт-ти книги не бесполезные…

Маленькая черная кошка фыркнула, подняла лапу и быстро смахнула одну из книг со стола, заставив ее с глухим стуком упасть на пол.

- Не-е-е-ет, - личико ребенка побледнело, он рванулся вперед, чтобы “спасти” книгу, бережно взяв ее в руки.

Маленькая черной кошка сузила глаза и посмотрела на этого дерзкого маленького лотоса, который умоляюще глядел в ответ.

Питомица У Се проигнорировала его, взмахнула лапой, и другая книга с грохотом упала со стола.

Это продолжалось довольно долго: маленькая черная кошка роняла книги со стола, а лотос, весь в слезах, бегал вокруг нее, изо всех своих сил пытаясь сохранить их.

- Достаточно, - сказала, наконец, Цзюнь У Се, прерывая небольшую драму этих двоих.

Маленький лотос от истощения упал на пол, плотно прижав к себе те несколько книг, которые ему удалось спасти, смотря своими зареванными глазами на Цзюнь У Се.

- Почему ты считаешь эти книги такими важными? Для чего они тебе? - Цзюнь У Се смотрела на маленькую фигурку, держась рукой за подбородок.

- Они не для меня, а для тебя, хозяйка, - шморгнуло носом дите.

Цзюнь У Се приподняла брови.

Когда она вчера просмотрела книги, то обнаружила, что все они были техническими книгами по озеленению, обучающими людей, как выращивать растения и цветы. Если только… этот маленький парень хотел, чтобы она стала садовником?

- Это… это… то, что вы все называете методом культивирования, - маленький лотос принес ей книги.

- Методы культивирования? - Цзюнь У Се была удивлена.

- Да, - кивнул маленький лотос, - я - растение, поэтому ты не можешь использовать обычные методы культивирования, которые просматривала. Не недооценивай все эти книги, их очень трудно достать! Предыдущий владелец никогда не считал их хорошим материалом, поэтому не смог развить с их помощью духовную силу. Я должен сказать, что ты очень удачлива… - этот цветок изо всех сил старался объяснить все Цзюнь У Се, но его застенчивое и зажатое поведение не делало его слова очень уж убедительными.

Цзюнь У Се посмотрела на книги в его руках, если бы ее дух не объяснил ей, она действительно не смогла бы предположить, что эти ветхие книги о садоводстве на самом деле дорогие методы культивирования!

- Выращивание растений может увеличить духовную энергию? - Цзюнь У Се небрежно просмотрела самую первую книгу.

Маленький лотос с энтузиазмом кивнул.

- Что я должна посадить? - она не знала ни одного растения, указанного в книге.

Ее дух немедленно поднял руку и указал прямо на себя:

- Меня! Посади меня!

У Цзюнь У Се не было слов. Она также не могла не вообразить посадку семян лотоса в землю, а уж когда придет время собирать урожай… там будет много много маленьких лотосов. Их головы торчат из земли, а тела находятся под землей. Это действительно было ужасающей сценой!

Она вздрогнула на мгновение.

- Ну, как здесь говорится, ты помещаешь меня в воду, ну, в общем, не меня, а мои семена. Они начнут поглощать ее, развиваться и расти, и накапливать духовную энергию, после чего ты можешь их съесть. Когда они превратятся в лотосы, хотя эффект будет не таким сильным как у меня, их поедание даст тебе массу преимуществ! - весело щебетал маленький лотос, хотя в глазах его все еще стояли слезы.

Цзюнь У Се чувствовала, что, если бы у него был хвост, он бы радостно вилял им из стороны в сторону.

- Это, кажется, легче, чем другие методы, с которыми я столкнулась? - она перечитала множество книг, и они все были довольно сложными, некоторые даже придрались к таким мелочам, как способ дыхания! Эти же книги, с другой стороны, были просты, все по делу.

Все, что нужно было сделать - это посадить цветы!

Цзюнь У Се тщательно прочитала содержание книги, которую держала в руках, в дополнение к лотосам, существовало много других растений, которые тоже могли накапливать духовную энергию, однако она никогда не слышала прежде таких странных названий.

- Кроме семени лотоса, где мне взять другие? - спросила Цзюнь У Се.

Маленький лотос нахмурился и поколебался на мгновение перед ответом:

- Я не слишком уверен… большинство названий, я не уверен, откуда они, но некоторых других парней я действительно знаю, и знаю, откуда они… просто… в настоящее время они не досягаемы для тебя.

- Что ты имеешь в виду? - Цзюнь У Се настаивала на пояснении, приподняв брови.

Мальчик опустил голову, его пухленькие ручки схватились за его передник, и он пожаловался:

- Те ребята еще не могут выйти… Поэтому, они для тебя не доступны.

Цзюнь У Се нахмурила брови. То, что этот цветок пытался сказать, действительно трудно понять. Он всегда говорил вещи, значение которых трудно постичь.

Когда он впервые появился, то сказал, что его семена съели. И теперь он упомянул еще каких-то парней. Цзюнь У Се стало любопытно, кем же были те парни:

- Кто они?

- Договорные духи… - пробормотал маленький лотос.

- И они должны дождаться хозяина, чтобы суметь выйти? - спросила она.

Цветок кивнул… Затем покачал головой.. и нахмурился, не зная, как лучше объяснить.

Цзюнь У Се озадачилась еще больше.

- К-хм… Ах… это… На самом деле, если хозяйка будет упорно тренироваться и развиваться… Ты несомненно сможешь найти других… Однако теперь… Разве не лучше сначала вырастить мои семена? - маленький лотос некоторое время поколебался, прежде чем нервно посмотреть на Цзюнь У Се, сделать два быстрых шага, встать перед ней и поднять голову, показывая девушке самое жалкое выражение своего личика. - Хозяйка, ты не должна торопиться с поиском других растений, хорошо? Я уверен, что смогу быть полезным тебе, пожалуйста, посади сначала меня? - глаза маленького лотоса были затуманено-умоляющими.

У Цзюнь У Се было чувство, что, если бы она покачала головой, он начал бы плакать.

- Хорошо, - она просто согласилась с этим, чтобы избежать очередного слезоразлива.

Ребенок немедленно улыбнулся, и вся комната заполнилась сладким ароматом лотоса.

Цзюнь У Се начала просматривать груду заплесневелых старых книг, ища ту, у которой был водный метод культивирования.

Ранее она думала, что это обычные книги по садоводству, однако после объяснения лотоса, она заметила, что “вода”, указанная в книгах, не была обычной водой. Термин “беспочвенная вода” употреблялся несколько раз, и эта “беспочвенная вода” была самым низким сортом, водой, которая “вытекла из небес, но еще не спустилась на землю”, а не вода в озерах и реках.

Книга описывала некоторые водные растения, одно из которых было снежным лотосом вместе с методом его культивирования.

После прочтения этой части Цзюнь У Се помрачнела.

Чтобы посадить снежный лотос, необходима “вода”. Называть ее просто водой больше было нельзя, поскольку в книгах ясно говорилась, что нужна вода из небесного источника.

Небесный источник? Цзюнь У Се перерыла ее воспоминания об обоих мирах, но напрасно. Она никогда не слышала об этом прежде.

Цзюнь У Се всегда думала, что в мире всегда существовал баланс, ее методы культивирования много проще остальных, но условия были довольно жесткими. Кто может подсказать ей, где найти этот небесный источник?

- Ты знаешь, что это за водный небесный источник? - спросила она маленького лотоса, нахмурившись.

Тот в ответ энергично покачал головой.

========== Глава 22. Празднование Дня рождения ==========

Рот Цзюнь У Се немного дергался – книга заявляла, что снежному лотосу требуется совершенно особая окружающая среда, и его нельзя сажать в обычную воду. Если семена поместить в обычную воду, лотосы ослабнут и не будут иметь шансов на восстановление. Другими словами они погибнут.

Конечно же, этот неприятный лотос не мог быть выращен в какой-нибудь обычной воде! Она отметила, что кроме вод небесного источника существовала и другая жидкость, в которую она могла посадить снежный лотос, называемая “нефритовым нектаром”.

В этом мире этот термин означал вино высшего качества, даже у Цзюнь Сяня только однажды был шанс попробовать этот напиток: тогда первый император даровал ему чашку на праздновании победы в войне.

- Использовать вино, чтобы вырастить растение… хм-м-м, - Цзюнь У Се потерла надпереносье, чтобы снять напряжение, пребывая в глубоких раздумьях. Хотя это вино было очень дорогим и редким, по крайней мере, она знала, что это такое. Что касается небесного источника, она никогда не слышала об этом прежде!

Нефритовый нектар был дан первым императором, это означало, что имелся приличный шанс на то, что он еще хранился в королевском дворце.

Цзюнь У Се вспомнила разговор с Цзюнь Сянем, случившийся несколько дней назад, о том, что скоро празднование дня рождения наследного принца, и она приглашена. Это было бы прекрасной возможностью проверить, во дворце ли все еще этот нектар.

Хотя она заполучила необходимые ей методы культивирования, она не могла начать из-за отсутствия ресурсов.

Пока она обдумывала проблемы с ресурсами, из-за которых не могла начать культивировать, Мо Сюань Фэй и Бай Юнь Сянь пребывали в унынии с тех самых пор, как вернулись из Призрачного города.

В соответствии с законами Призрачного города, Мо Сюань Фэй ничего не мог сделать тому парнишке, который заставил его так опозориться! Он стискивал зубы, вспоминая о том, как трудно ему было успокоить Бай Юнь Сянь после того инцидента в Призрачном городе. Тот молодой парень! Как посмел он перейти ему дорогу? Он срочно вызвал придворного живописца и приказал написать портрет этого ребенка по его описанию.

Даже при том, что он не мог тронуть его в Призрачном городе, как только тот покажется, он его не отпустит!

Мо Сюань Фэй мобилизовал свои скрытые силы и заставил их прочесать весь имперский город той же ночью.

Но вот какая странность! Не было найдено никаких следов того ребенка. Он как будто растворился в воздухе.

Он даже разместил своих людей у входа в Призрачный город, они должны были сообщить ему, как только заметят этого ребенка, однако новостей так и не последовало.

***

Время до дня рождения наследного принца пролетело очень быстро, и уже весь город оживленно готовился к празднованию.

Накануне перед днем рождения, Цзюнь Сянь позвал к себе в кабинет Цзюнь Циня и Цзюнь У Се.

На этот раз пригласили не только “мусор” Цзюнь У Се, даже “умирающий” Цзюнь Цинь получил приглашение.

- Завтра день рождения наследного принца, вы оба должны поехать со мной. Лун Ци не позволят пойти, так что, У Се, я оставлю заботу о твоем дяде на тебя, - Цзюнь Сянь с гордостью посмотрел на Цзюнь У Се. Его маленькая девочка выросла такой надежной, настоящей умницей. Неосознанно он связал именно с ней все свои надежды на будущее дворца Линь.

- Хорошо, - Цзюнь У Се кивнула.

- Еще кое-что, люди снаружи не знают о состоянии твоего дяди. На данный момент они все еще думают, что он не проживет долго. Если они обнаружат, что он восстанавливается, я боюсь… У Се, ты можешь спросить своего Мастера, существует ли способ так или иначе заставить твоего дядю казаться “неизлечимо больным”? - Цзюнь Сянь очень волновался об этом, ведь он получил приглашение для Цзюнь Циня всего за пять дней до дня рождения наследного принца.

Все эти годы на празднование дня рождения наследного принца приглашали только Цзюнь Сяня, однако, этот год стал исключением. От дворца Линь было еще два гостя, что заставило Цзюнь Сяня немного волноваться.

Приглашение Цзюнь У Се было связано с “милостью императора”, он пригласил ее в качестве “извинения” за разрыв помолвки.

Что касается столько поздно прибывшего приглашения Цзюнь Циня, то прошел уже месяц с тех пор, как ему поставили диагноз, и все думали, что за это время он умрет. Однако никаких новостей о его столь ожидаемой смерти не поступало, и это многих заставило беспокоиться.

Кажется, завтрашний праздник в честь дня рождения наследного принца будет не обычным празднованием.

Многие хотели воспользоваться этим шансом, чтобы узнать о ситуации Цзюнь Циня.

- Насколько дядя восстановился за это время? - этот вопрос ей задал дедушка, но Цзюнь У Се не ответила Цзюнь Сяню - она была занята обычной проверкой самочувствия Цзюнь Циня.

Состояние Цзюнь Циня быстро улучшалось. После того, как его кровь очистилась, и весь яд был выведен из его тела, они начали работать над улучшением его состояния. Благодаря иглоукалыванию и лекарствам, лично сделанным Цзюнь У Се, он снова мог чувствовать свои ноги. Сейчас он занят процессом укрепления мышц ног, снова учится ходить. Он тренировался с костылями, чтобы помочь себе восстановиться как можно скорее.

Хотя Цзюнь Цинь боролся изо всех сил, по сравнению с его предыдущим состоянием, это было огромное улучшение.

- Сейчас все намного лучше, думаю, что смогу самостоятельно ходить через полгода, - Цзюнь Цинь ослепительно улыбался и в кои-то веки хохотал. Это время его выздоровления для него стало самым счастливым за прошедшее десятилетие.

- Все нужно делать без спешки, даже если ты хорошо поправляешься, мы не должны переусердствовать, иначе все будет напрасно, - предупредила Цзюнь Циня Цзюнь У Се.

Хотя он выглядел очень кротким и послушным, когда дело доходило до выполнения необходимых вещей, он становился очень решительным и агрессивным и был склонен доводить все до крайности. Это можно было видеть, когда в последний раз он занимался, пока не упал в обморок и не был унесен Лун Ци, только тогда он прекратил тренировку. Цзюнь У Се много раз ругала его из-за этого.

Цзюнь У Се вынуждена была со всей серьезностью напомнить Цзюнь Циню, что его энтузиазм мог привести к обратной реакции.

Ругаемый собственной племянницей Цзюнь Цинь громко смеялся, от волнения он хлопнул себя по ногам, а глаза наполнились энергией, когда он ответил ей:

- У Се, что бы ты ни сказала, я все понимаю… Просто на протяжении более чем десятилетия… я был калекой. Больше десяти лет! Теперь у меня снова есть шанс ходить, я действительно не могу ждать. Ощущение того, что я снова могу ходить, не думаю, что обычные люди могут понять это.

После того, как он стал калекой, его бесконечно унижали, над ним постоянно насмехались, те разы, когда он веселился или смеялся, можно было легко пересчитать по пальцам. Однако все его отчаяние уничтожила его блестящая племянница.

День, когда он снова взлетит в небо, близок, и это будет время расплаты!

- Хорошо, сделаем вид, что я ничего не говорила тебе. Я приготовлю тебе побольше тоника, - Цзюнь У Се видела таких рьяных пациентов прежде, однако восстановление не было целиком и полностью под ее ответственностью.

Цзюнь Цинь отличался от других пациентов, она не позволит, чтобы с ним что-нибудь случилось.

- Ты упорно работала, - Цзюнь Цинь тепло посмотрел на Цзюнь У Се, в прошлом его нежность к племяннице была лишь из-за кровных уз, но теперь он действительно от всего сердца любил ее.

Он хотел восстановиться как можно скорее, чтобы суметь собственными руками защитить дорогую для него семью.

- Не волнуйся, дедушка, Мастер уже подумал об этом. Завтра я дам кое-что для дяди. Для него это будет безвредно и просто замаскирует состояние его здоровья. Все остальные по его пульсу и внешним признакам решат, что он при смерти, - она долго думала об этом и подготовила заранее таблетки, которые могли послужить сдерживающим фактором в случае любой чрезвычайной ситуации.

Цзюнь Сянь и Цзюнь Цинь были рады, что ее Мастер обладал такой дальновидностью и все подготовил заранее.

Похоже, ее Мастер полон решимости помочь их семье.

В этот период выздоровления Цзюнь Цинь не только начал чувствовать ноги, все его тело было укреплено изнутри. Здоровье Цзюнь Сяня тоже улучшилось, его тело стало более прочным, а ум - острее и яснее. Он был на пике своих сил и здоровья.

- Твой Мастер очень помог дворцу Линь, мы в вечном долгу перед ним, - вздохнул Цзюнь Сянь. Этот ее неуловимый Мастер все же очень помог их семье, но отказывался показываться или что-то требовать у них.

- Ему ничего не нужно, - Цзюнь У Се задумчиво смотрела вниз, поглаживая маленькую черную кошку в руках.

Все, что она могла сделать теперь, это помочь Цзюнь Сяню и Цзюнь Циню стать более сильными. Однако этого было недостаточно, она хотела быть более влиятельной сама, достаточно сильной, чтобы стереть всех своих врагов с лица этой земли.

День весьма скоро и незаметно подошел к концу - все были заняты подготовкой к грандиозному банкету. Взошло солнце, и все благородные дома продолжили готовиться уже к сегодняшнему торжеству. Лошадей - почистили, кареты - отполировали, наряды - подготовили, и, когда солнце начало садиться, весь имперский город загудел. Улицы заполнились самыми роскошными экипажами, двигающимися к императорскому дворцу. Они выстраивались перед дворцом, из них выходили министры разных рангов, собиравшиеся преподнести наследному принцу в честь дня рождения богатые дары.

Семейная карета Цзюнь величественно прибыла к воротам дворца. Лун Ци сидел снаружи, холодно наблюдая за приближением другого экипажа.

Их догнала экстравагантная карета У Вана, послышался хрустальный перезвон, когда владелец выглянул из-за бисерного занавеса.

- Не Линь Ван ли это? Какое совпадение! – он ухмыльнулся своим пухлым лицом и слащаво улыбнулся.

Цзюнь Сянь отодвинул занавесь своего экипажа и кивнул.

Когда У Ван увидел других членов семьи Цзюнь, то улыбнулся еще шире.

- Юное высочество и У Се действительно приехали? Ничего себе, это событие будет очень шумным. Но мне интересно, сможет ли тело его юного высочества выдержать это? Будьте уверенны, Линь Ван, ради наших близких отношений, я уже сообщил слугам, чтобы они тщательно прислуживали ему во время банкета, не волнуйтесь!

- Спасибо за эту договоренность, - кратко парировал Цзюнь Сянь, плотно сжал кулак и задвинул занавесь, не желая больше видеть это отвратительное лицо.

- О! - У Ван вновь удовлетворенно расположился в своем экипаже, и кристаллы снова шумно зазвенели.

- Что за дрянь ел этот человек? - спросила, подняв голову, сидевшая в семейной карете Цзюнь У Се. Его рот действительно извергал сплошные низости.

Цзюнь Сянь и его сын сразу поняли, что она имела в виду, когда так выругалась, и криво улыбнулись.

- Он - брат императора – У Ван, навыков у него немного, поэтому он во многом полагается на уже установленные отношения, обеспечивая исполнение своих желаний. Он не сильно пользуется мозгом, не нужно беспокоиться о нем, он просто пустышка. Ты должна помнить, что по-настоящему опасны те, кто скрывают свою враждебность глубоко внутри и ударяют в спину, когда ты меньше всего ожидаешь, - Цзюнь Цинь беспокоился о Цзюнь У Се, ведь она была так молода и не обладала большим опытом взаимодействия с реальным миром.

Он действительно хотел защитить ее от всех опасностей, каких только мог, желал навсегда оградить ее от этого холодного и обманчивого мира.

========== Глава 23. Банкет ==========

- Я не позову собаку, которая кусает, - небрежно сказала Цзюнь У Се, поглаживая гладкий мех своей черной питомицы.

Хотят ударить ее в спину? Ну, она должна сначала дать им саму возможность для этого.

В прошлом она доверилась только одному человеку. В этом мире она не дала бы шанса никому, кроме Цзюнь Сяня и Цзюнь Циня.

Видя, что она поняла значение его слов, Цзюнь Цинь засмеялся.

Иногда ему казалось, что его маленькая племянница выросла слишком быстро. Ее проницательность и само мышление, похоже, сильно изменились буквально за одну ночь – к счастью, это были хорошие перемены.

Все больше и больше экипажей приезжали и высаживали великое множество государственных министров, которые толпой стекались во дворец, чтобы принять участие в праздновании дня рождения наследного принца. Гости, ожидающие начала банкета, входили в боковую дверь, после чего слуги провожали их в большую приемную залу.

Когда наконец настала их очередь, карета подъехала ко входу, Лун Ци подготовил инвалидное кресло, вынес Цзюнь Циня и прикрыл его ноги тонким одеялом.

После прибытия трех поколений семьи Цзюнь остальные гости сильно взволновались, многие переключили свое внимание на только что прибывших.

Цзюнь Сянь напоминал спящего тигра, хотя с годами морщин у него становилось только больше, никто не смел недооценивать его. Рядом шла молодая девушка, настоящая очаровательная красавица. Она походила на небольшой цветочный бутон, который должен был вот-вот расцвести. Через несколько лет она определенно станет красавицей, которая сможет повергать в прах страны! Она, казалось, становилась все более красивой каждый раз, когда они видели ее.

Очень немногие могли конкурировать с этим драгоценным цветком из дворца Линь, однако все знали, что под этой красивой внешностью скрывается вспыльчивый нрав, чья обладательница легко могла сжечь их! Где бы ни появлялась, она всем приносила одни проблемы! Дурная слава Цзюнь У Се была известна повсюду, никто не смел считать ее послушной маленькой зайкой!

Однако сейчас их больше всего беспокоил красивый мужчина, сидевший в инвалидном кресле.

Бледный, он спокойно сидел в нем, и можно было сказать, что ему довольно трудно даже дышать. Его хриплое и беспорядочное дыхание можно было услышать с другого конца зала. Оно приковало к себе людское внимание, они ясно слышали, как он борется за каждый свой вздох.

Было известно, что Цзюнь Цинь уже довольно долго пребывал в ужасном состоянии, и все считали, что он умрет спустя несколько дней после того, как Цзюнь Сянь появился во дворце, прося всех королевских врачей. По одному сегодняшнему виду Цзюнь Циня - даже не нужно было быть сведущим в медицине - можно было сказать, что его жизнь действительно висела на волоске. Даже если бы Цзюнь Сянь израсходовал все драгоценные травы, они не спасли бы его сына.

Подтверждая их собственные представления, гости смотрели на Цзюнь Сяня и видели его задумчивость. Это только еще больше убеждало их в правильности собственных предположений.

Некоторые министры подходили и говорили ему слова поддержки, изображая благородство, и быстро исчезали в толпе.

И отец, и сын играли жертв и выглядели уязвимыми. Цзюнь У Се, с другой стороны, была полностью проигнорирована.

По сравнению с неизбежной смертью Цзюнь Циня, разрыв ее помолвки с Мо Сюань Фэем не был большим событием.

Так или иначе падение дворца Линь приближалось, что может сделать эта возмутительная тираническая маленькая девочка? Хотя она, казалось, стала намного спокойнее. По крайней мере, она знала свое место – такие вот сокровенные мысли и шепотки раздавались по зале, скрытые за яркими улыбками и живой музыкой. В общем, независимо от того, что лежало на поверхности, люди считали дворец Линь настоящим посмешищем.

Они так долго были у власти, так долго показывали свое мастерство, но теперь только и могли, что ждать своего падения.

Гостей через приемную провели к их местам в банкетном зале. Вскоре празднование было в самом разгаре и музыка, смех и огни фонарей заполнили весь дворец.

От масштаба этого праздничного ужина у многих захватывало дух. Он проводился в крыле дворца наследного принца, и присутствующие видели, что император действительно с большим уважением отнесся ко дню рождения наследника. Главный зал щедро украсили, и сам банкет был чистой роскошью. Повсюду свисали драпировки из шелковой парчи с изящной вышивкой, а столы ломились от прекрасных драгоценных кубков и лучших блюд из вкуснейших и редчайших ингредиентов.

Сколько золота потратили на этот банкет?

Цзюнь У Се спокойно следовала за Цзюнь Сянем в банкетный зал, толкая инвалидное кресло Цзюнь Циня. В памяти У Се всплыло воспоминание о том, как она уже была однажды на дне рождения наследного принца, тогда она встретила Мо Сюань Фэя и влюбилась в него.

- Наследному принцу нелегко, - холодно высказала свои мысли Цзюнь У Се, оглядев великолепие, окружающее ее.

Лица Цзюнь Сяня и Цзюнь Циня напряглись.

Цзюнь Цинь собирался сказать что-то, когда Цзюнь Сянь внезапно прервал его и сказал:

- У Се, почему ты так думаешь?

- Если бы его величество действительно любил наследного принца, то создал бы образ доброжелательного правителя, который не растрачивает деньги на подобные вещи. На мой взгляд, это не соответствует действительности, - ответила Цзюнь У Се. - Обитель наследного принца так роскошна, и разве столь расточительный банкет не просто для того, чтобы все это увидели? - как ни в чем не бывало спросила она, эта красивая сцена была для нее пшиком.

Цзюнь Сянь широко распахнул глаза, он не думал, что юная У Се могла видеть все это насквозь.

Цзюнь Сянь поглядел на слуг, идущих перед ними, и тихо прошептал:

- Наследный принц был рожден императрицей, вышедшей из очень влиятельной семьи, это и позволило ей сесть на трон императрицы. Всего через несколько лет после ее смерти ее семья столкнулась с неожиданными трудностями, и их могущество сильно упало.

Цзюнь У Се наконец поняла, что единственной причиной, по которой наследный принц мог сохранять свой титул, была семья его матери, а не потому что император благоволил ему. Видя, что поддержка наследного принца снизилась, император, похоже, решил сделать свой ход.

Мягко говоря, нынешнее положение наследного принца напоминало ситуацию вокруг дворца Линь.

Без сильной поддержки, император, который ранее ничего не мог сделать с ними, теперь что-то задумал против них.

Однако его планы действительно были хорошо скрыты, даже имея дело с наследным принцем, он создавал видимость безумной любви к нему.

- Тогда, кого на самом деле одобряет его величество? - так же тихо спросила Цзюнь У Се.

- Второго принца, - холодно ответил Цзюнь Сянь.

Для Цзюнь У Се внезапно все встало на свои места. Неудивительно, что Мо Сюань Фэй так настойчиво волочился за Бай Юнь Сянь, она сама по себе могла помочь ему занять столь желанное положение наследного принца. Если они обручатся, это будет прекрасной возможностью для императора сделать любимого сына своим наследником.

- Имеющий глаза слепец, какая же невежественность, - усмехнулась она.

Хотя она не очень хорошо знала наследного принца, для Цзюнь У Се характер Мо Сюань Фэя был гнилым до мозга костей.

Даже кусок говна был лучше, чем он.

Цзюнь Сянь рассмеялся: хотя его маленькая принцесса мало говорила, язычок у нее действительно был довольно ядовит.

После того, как все министры прибыли и расселись по своим местам, император повернулся и обратился к красивому юноше, сидящему справа от него.

Юноша, сидевший рядом с императором, был красив и чертами лица походил на Мо Сюань Фэя, однако он выглядел более раскованным. Он нахмурился, когда император заговорил с ним. Он был облачен в серебряную шелковую парчу, однако его внешний вид казался несколько небрежным для подобного случая по сравнению со всеми его гостями, и его внутреннее белоснежное одеяние выглядывало наружу. Он сидел с винной чашкой в руке.

Хотя пир только должен был начаться, он уже много выпил, в его глазах стояла пьяная дымка, но все еще имелся намек на сообразительность.

С первого взгляда Цзюнь У Се почувствовала, что с наследным принцем что-то не так, но она ничего не сказала и продолжила спокойно сидеть на своем месте.

По другую руку от императора расположился второй принц, Мо Сюань Фэй. Он сидел там вместе со своей прекрасной спутницей, Бай Юнь Сянь. Золотая пара улыбалась и пребывала в приподнятом настроении, их смех только усиливал ощущение праздника.

Если смотреть из зала, контраст между наследным и вторым принцами был очевиден.

Туш придворных музыкантов пригласил императора поднять тост. Мо Сюань Фэй выпрямился и произнес поздравительную речь своему брату, выразив гостям благодарность за их присутствие и подарки.

Герой сегодняшнего вечера - наследный принц Мо Цянь Юань, но он просто спокойно сидел на своем месте, потягивая вино.

- Цянь Юань, сегодня твой день рождения, когда ты только родился, ты и твоя мама были в серьезной опасности, к счастью, Цзюнь Гу спас вас обоих! Сегодня, Линь Ван, Цзюнь Цинь и Цзюнь У Се присутствуют здесь, почему бы тебе не воспользоваться возможностью и не поднять тост в их честь? - спросил улыбнувшийся император молчаливого Мо Цянь Юаня.

Мо Цянь Юань нахмурился, некоторое время поразмышлял, прежде чем взять свою винную чашу и встать, пытаясь удержать равновесие. Он казался немного пьяным и пошатывался.

Министры тайком покачали головами. Люди действительно не испытывали оптимизма относительно этого будущего правителя, внутри они осуждали его.

- Спасибо дворцу Линь за вашу помощь, - Мо Цянь Юань поднял свою чашу и, не дожидаясь ответа, опорожнил ее за один глоток.

Его действия были слишком порывистыми и стремительными, он потерял равновесие и упал на стол.

Когда Цзюнь Сянь помог наследному принцу встать, сильный запах алкоголя ударил в его нос. Цзюнь Сянь не мог не испустить тихий вздох.

- Простите, - Мо Цянь Юань выпрямился, нахмурился и рассеянно покачал головой, а потом пробормотал еще несколько слов и вернулся на свое место.

Цзюнь У Се смотрела на него, и в ее глубоких глазах что-то вспыхнуло.

- Мяу! - из ее рукава донеслось слабое мяуканье.

Перед тем, как войти в банкетный зал, маленькая черная кошка спряталась в ее широких рукавах, к счастью она была очень маленькой и ее не заметили.

“Хозяйка, в этом человеке есть что-то мерзкое!”

У ее питомицы было экстраординарное обоняние, вдохнув сильный алкогольный запах, шедший от наследного принца, она различила в нем что-то плохое.

- Ага, - Цзюнь У Се сидела неподвижно, у нее самой был крайне чувствительный нос главным образом из связи ее души с этой маленькой черной кошкой. В ее предыдущем мире это произошло из-за радикальных экспериментов того человека. Он усилил ее обоняние в несколько раз, хотя это было ничто по сравнению с тем, что чувствовала маленькая черная кошка, она все еще была гораздо более чувствительной, чем обычный человек.

В тот момент, когда Мо Цянь Юань упал, она могла почувствовать слабый цветочный аромат, тот, с которым она была очень хорошо знакома. В предыдущем мире существовал цветок, экстракт которого можно было превратить в наркотик. Если человек принимал его, то от одежды исходит такой вот слабый цветочный аромат.

После принятия этого наркотика люди становились расслабленными и счастливыми, отбрасывали прочь все их проблемы. В долгосрочной перспективе он влиял на умственные способности. Если человек принимал его в течение длительного времени, он очень быстро превращался в пустышку - этот препарат не только повреждал нервы, но и разъедал внутренние органы. Кроме того, он вызывал привыкание, и если человек не принимал его вовремя, то дискомфорт от отсутствия дозы мог сравниться лишь с ощущением от полчища муравьев, бегающих по коже. Подобное приводило к расстройству личности.

Цзюнь У Се не думала, что такой мерзкий наркотик существовал и в этом мире тоже, но что удивило ее еще больше так это то, что этот аромат исходил от наследного принца!

Глядя на его несколько буйное состояние, казалось, что оно связано не с просто чрезмерным распитием вина, но с тем цветочным ароматом.

- Кажется, он уже достаточно давно принимает наркотики, - она задумчиво коснулась подбородка, пока оценивала его состояние на основе своего опыта. Похоже, он принимал этот наркотик в течение нескольких лет, теперь он может и не протянуть долго. Если так и продолжится, то, по ее прикидкам, у него осталось еще года два.

Для нее его жизнь или смерть не имели никакого значения.

Однако император может объяснить его смерть и использовать ее в качестве средства для продвижения второго принца, Мо Сюань Фэя.

Это было чем-то, чего она не хотела.

- Этот человек не может умереть, - решила она немедленно, решительно сузив глаза. Кроме того, это прекрасная возможность помочь одинокому принцу, возможно, он окажется полезным и сумеет изменить текущее состояние королевства Ци.

Бонусом ко всем этому станет недовольство ее врага, так что она будет более чем рада оказать помощь.

- Дедушка, отец спас принцу жизнь прежде? - тихо спросила она.

- Это было давным-давно, тогда твой отец только принял командование над армией Жуй Линь, - небрежно ответил Цзюнь Сянь. - В том году родился наследный принц, и императрица вместе с ним поехала в гости к своей семье. По пути на них напали бандиты, к счастью твой отец оказался поблизости и спас их.

- Работоспособность Мо Цянь Юаня была довольно неплохой, однако, за прошедшие несколько лет он изменился. Если он действительно станет правителем Ци, возможно у нашего дворца Линь не будет таких трудных времен, - вздохнул Цзюнь Сянь. Единственный многообещающий наследный принц был теперь под угрозой.

Цзюнь Сянь с сыновьями в прошлом спасли многих, так что он не стал вдаваться в подробности.

Цзюнь У Се, сузив глаза, смотрела на наследного принца.

В памяти предыдущей У Се она смогла найти совсем немного информации о нем. Мо Цянь Юань родился на шесть месяцев раньше Мо Сюань Фэя. Как старшему сыну императора, ему при рождении присвоили титул наследного принца. Простые люди говорили, что в детстве он был талантлив, скромен, внимателен и вежлив, многие хвалили его. В то время император любил его до безумия.

Все это было так, когда императрица была жива, а ее семья обладала могуществом. Тогда эта женщина отвечала и за сам гарем.

С кончиной императрицы вся страна погрузилась в траур, Мо Цянь Юань сильно болел целых три месяца, а после его характер претерпел существенные изменения.

- Цзюнь Цинь тоже приехал сегодня? Вам лучше? - спросил император, мягко улыбнувшись Цзюнь Циню.

Вялый Цзюнь Цинь сидел в инвалидном кресле, а когда попытался заговорить, начал задыхаться.

Император немедленно изменился в лице и быстро сказал:

- Быстрее! Императорские врачи, быстрее, взгляните!

По приказу императора два императорских врача подбежали к Цзюнь Циню и стали осматривать его.

Во время всего процесса лицо Цзюнь Циня было бледно, а дышал он совсем слабо.

Цзюнь У Се сидела там, спокойно потягивая чай, и смотрела на эти двух врачей, измеряющих пульс ее дяди.

Ее дядя был неплох, он сделал весьма умный ход. Цель приглашения Цзюнь Циня императором была ясна как день. Когда император начал прощупывать почву, Цзюнь Цинь немедленно предоставил ему эту возможность.

Ситуация Цзюнь Циня ничем не отличалась от предыдущего раза, когда они измеряли его пульс. Он был очень слаб, сам его дыхание было едва слышимым… его жизнь казалась такой хрупкой и могла прерваться в любой момент.

Когда оба врача полностью проверили Цзюнь Циня, они пошептались между собой и повернулись к императору и сказали серьезным тоном:

- Пожалуйста, простите нас, но мы неспособны помочь ему. Мы можем только посоветовать ему покой, чтобы избежать излишней нагрузки на сердце, - они были очень деликатными в своем диагнозе.

Оба императорских врача были беспомощны, после их диагноза Цзюнь Циня уже считали мертвым.

Настроение было тяжелым, все министры надели маски сожаления и раскаяния, но эмоции на их лицах совершенно отличались от тех, что они чувствовали на самом деле.

- Пойдите, приготовьте женьшень, - приказал император, издав долгий печальный вздох, производя впечатление беспомощного просветленного правителя, потом повернулся к Цзюнь Сяню и сказал: - Если есть что-то, что вам нужно, не стесняйтесь. Сегодня здесь присутствует Бай Юнь Сянь, как насчет того, чтобы она осмотрела его?

Цзюнь Сянь встал и почтительно ответил:

- Этот скромный тронут и очень благодарен за милость вашего величества!

Император кивнул, и Бай Юнь Сянь, сидевшая около Мо Сюань Фэя, встала и подошла, чтобы измерить пульс Цзюнь Циня.

Цзюнь У Се оперлась подбородком о руку и смотрела на приближающуюся Бай Юнь Сянь, в глазах ее полыхнул ледяной огонь.

- Мяу, - маленькая черная кошка фыркнула и недовольно выпятила грудку: “Этот старый дурак действительно отвратителен, если бы он действительно хотел спасти твоего дядю, он должен был попросить Бай Юнь Сянь взглянуть на него ранее. Что толку делать это теперь?”

“Она не собирается думать над его спасением, она хочет лишь проверить, действительно ли он при смерти”, - спокойно проанализировала Цзюнь У Се. Император считал себя умным, но для нее он был безнадежно глуп.

Хотите использовать Бай Юнь Сянь, чтобы проверить Цзюнь Циня? Он действительно слишком сильно ценил эту женщину.

Ученица клана Цин Юнь? И что? В ее глазах они были только шуткой.

Бай Юнь Сянь держалась отчужденно, когда накрыла его запястье тонкой тканью и измерила его пульс.

Цзюнь Сянь, нервничая, смотрел на Бай Юнь Сянь.

В конце концов она была не обычным доктором, а врачом из знаменитого клана Цин Юнь. Он не знал наверняка, насколько хороши ее способности, поскольку не видел их сам, но понимал, что они вынуждены принять эту азартную игру.

Его сердце было переполнено тревогой, но, посмотрев на Цзюнь У Се, он с удивлением обнаружил, что его собственную внучку заботила только чайная чашка в ее руках. Она была слишком ленива, чтобы даже просто взглянуть на Бай Юнь Сянь.

Спокойствие Цзюнь У Се передалось Цзюнь Сяню.

Вскоре после этого Бай Юнь Сянь выпрямилась и с холодным и отчужденным выражением лица сказала:

- Диагноз императорских врачей не был ошибочным, мой Мастер сделал все возможное, чтобы нейтрализовать этот яд, но если даже он не смог этого добиться, я боюсь, что никто не сможет. Уже чудо, что моему Мастеру удалось подавить яд на такое количество лет, - закончив воспевать своего мастера, она гордо оглядела зал.

Даже монарх клана Цин Юнь не смог вылечить его, так вообще в этом мире смог бы это сделать?

Диагноз Бай Юнь Сянь подарил императору настоящее облегчение, он чувствовал себя так, как будто с его плеч скатился огромный валун.

Бледный Цзюнь Сянь поблагодарил, а затем тихо сел на свое место. Острые глаза некоторых присутствующих отметили, что его руки, державшие винную чашу, дрожали.

Похоже, состояние Цзюнь Циня действительно безнадежно, только посмотрите, у Цзюнь Сяня даже руки дрожали! Действительно, его руки дрожали, но никому не могло прийти в голову, что это происходило не из-за горя, а из-за того, что он пытался сдержать свой собственный смех.

Если бы не сложившаяся ситуация, он бы на весь мир прокричал, что яд в теле его сына уже полностью нейтрализован его блестящей внучкой! И его сын вскоре снова сможет ходить! Клан Цин Юнь… был просто… проще говоря, они были просто ****!!!

Только его внучка смогла очистить яд, который даже монарх клана Цин Юнь считал безнадежным. У этой Бай Юнь Сянь на самом деле хватило наглости сказать, что решение ее Мастера было лучшим, и, если он не смог вылечить его, никто больше не сможет! Хм-мф!

Ранее он пылко восхищался кланом Цин Юнь, однако, собственными глазами увидев, как его внучка легко сделала то, чего не смог достигнуть их монарх, он потерял к ним все свое уважение и теперь только насмехался над ними.

Кто еще посмеет сказать, что они лучшие в мире?!

Цзюнь Сянь смотрел на реакцию толпы и всем сердцем поклялся, что после возвращения дворца Линь, он заставит этих парней узнать, чего они стоят! Он не мог дождаться, чтобы увидеть выражения их лиц после того, как они узнают правду!

Но на данный момент он играл обезумевшего мужчину.

Цзюнь У Се просто восхищалась собственными дедушкой и дядей за их актерское мастерство.

После выполнения задачи Бай Юнь Сянь вернулась ко второму принцу. Он немедленно нежно посмотрел на нее и сказал:

- Юнь Сянь, ты упорно работала.

Бай Юнь Сянь сладко улыбнулась в ответ.

- Ты действительно романтик в душе, дорогой брат, похоже, что твои чувства глубоки, - заговорил до этого молчавший наследный принц, внезапно остро и внимательно смотря на Мо Сюань Фэя.

- Старший брат, ты такой шутник, - он не знал, почему его брат внезапно похвалил их.

- Ну, я не знаю, является ли романтичной эта твоя безответственность, но отдавать предпочтение новому, отбросив старое, - это не стиль нашей королевской семьи. Теперь ты мило воркуешь с госпожой Бай, но ты когда-либо думал о чувствах других? - усмехнулся Мо Цянь Юань.

Лицо Мо Сюань Фэя напрягалось.

Даже дурак мог понять, что Мо Цин Юань имел в виду. Глаза присутствующих подсознательно переместились на Цзюнь У Се, которой пренебрегали целую ночь.

Печально известная молодая госпожа была действительно удивительно тиха сегодня вечером, все забыли бы о ее присутствии, если бы наследный принц не упомянул ее.

Мо Сюань Фэй и Цзюнь У Се были обручены, однако после того, как появилась Бай Юнь Сянь, Мо Сюань Фэй больше не встречался с Цзюнь У Се, а император недавно даже разорвал их помолвку.

Когда их помолвку отменили, слухи об этом распространились далеко за пределами королевства Ци. Все ожидали неприятностей от этой девушки, однако она повела себя сдержанно и исчезла на длительное время. На самом деле это было первый раз, когда люди видели ее после произошедшего.

Хотя сейчас она была более красивой, так или иначе они чувствовали, что она отличается от себя прошлой.

Можно было сказать, что она была одной из самых восхитительных красавиц во всей стране. Однако ее дерзость, вспыльчивость, грубость и высокомерие противоречили ее внешности. Сегодня она спокойно сидела в углу, словно была совершенно другим человеком!

Комментарий к Глава 23. Банкет

Комментарии переводчика: В начале было подчеркнуто, что она не была красавицей, однако, это изменилось спустя некоторое время. Мое предположение , что… после того, как она съела семя лотоса, у нее улучшился цвет лица, и она стала выглядеть более свежей. Во многих других романах такие изменения приводят кожу в состояние, словно у младенца. Никакого фотошопа и косметики.

Кроме того, отличается само ее поведение - харизма, которую она источает, теперь делает ее уравновешенной. И еще она все еще растет, есть такая китайская поговорка “女人十八变”, которая означает: девушка меняется бесконечно.

Множество раз ведь подчеркивалось, насколько неприятный был характер предыдущей У Се, и, возможно, все действительно было так плохо, что ее красота не имела значения.

========== Глава 24. Наследный принц ==========

Спокойная Цзюнь У Се сидела, опустив глаза, она сидела в стороне, как будто поднявшееся волнение не имело никакого отношения к ней. Строгая и одинокая, она, казалось, находилась в своем собственном мире.

Изящная, чистая и сверхъестественная красота - эти слова немедленно всплыли в умах гостей.

Слова, первоначально предназначенные Бай Юнь Сянь, теперь больше походили ей.

Сдержанное поведение делало ее недоступной, но заставляло людей всей душой желать смотреть на нее, не отрываясь.

Хотя они очень не хотели признавать этого, но безмятежная Цзюнь У Се, неважно, с точки зрения поведения или очарования, значительно выросла в их глазах.

Она вела себя очень сдержанно, настолько, что люди почти забыли о ней, но, заметив эту девушку и ее новый утонченный и изысканный облик, они не могли не увлечься ею.

Гости украдкой оглядели Цзюнь У Се, а потом перевели взгляды на Бай Юнь Сянь…

Похоже, Бай Юнь Сянь, не была так уж изящна, как они ранее думали.

Кажется, что негласный титул изящной ледяной богини должен быть отдан Цзюнь У Се. Пришло время Бай Юнь Сянь покинуть пьедестал.

- Цянь Юань, ты пьян, - император нахмурился, он не понимал, почему обычно молчаливый наследный принц внезапно заговорил о Цзюнь У Се. Он прекрасно помнил, что это была вторая их встреча, когда они встретились впервые, она не произвела на Мо Цянь Юаня хорошего впечатления.

- Ах, да, я пьян. Ваш сын выпил слишком много вина и позволил императорскому отцу увидеть нечто забавное. Пожалуйста, позвольте мне уйти первым и отдохнуть, - сказал Мо Цянь Юань, выпрямившись и выдавив слабую улыбку.

- Иди, - рявкнул император.

Мо Цянь Юань больше не колебался и немедленно встал, отмахнувшись от слуг, которые хотели помочь ему. Он сузил глаза и прошипел:

- Я все еще могу идти сам, никому не позволено трогать меня!

Уход наследного принца у многих вызвал недовольство.

Цзюнь У Се смотрела уходящему в спину, некоторое время она что-то обдумывала, не обращая внимания на непрекращающиеся тосты гостей, а потом тихо заговорила со своим дядей:

- Дядя, я хочу выйти, подышать свежим воздухом.

Цзюнь Цинь на мгновение удивился, но, вспомнив о том, как его племянницу предал Мо Сюань Фэй, и глядя на то, с каким обожанием он смотрит на Бай Юнь Сянь, он посчитал, что она должна была сильно расстроиться. Мужчина шумно выдохнул и сказал:

- Пойди, прогуляйся вокруг, но не покидай это крыло дворца. Не уходи надолго.

- Хорошо.

- У Се.

- Да?

- Не грусти так по Мо Сюань Фэю. Он не заслуживает тебя.

Цзюнь У Се замерла на полушаге.

Как он пришел к тому заключению? С чего он взял, что она расстроена из-за Мо Сюань Фэя?

Лунный свет освещал весь сад и павильон, в котором находился Мо Цянь Юань, пивший вино прямо из кувшина. Он сидел на каменном стуле и горько улыбался.

- Если хочешь умереть пораньше, то пей дальше! - холодный, но нежный голос нарушил его спокойствие.

Мо Цянь Юань был очень удивлен. В лунном свете стояла красивая молодая девушка в прекрасном наряде из желтой шелковой парчи и держала на руках маленькую черную кошку. Окруженная цветами, облаченная в сияние лунного света, с тонкими чертами лица на столь нереальном фоне, она походила на фею, спустившуюся в царство простых смертных.

- Цзюнь У Се?- губы Мо Цянь Юаня изогнулись в полуулыбке, когда он посмотрел на нее в пьяном оцепенении. - А мне было интересно, у кого же хватило наглости проклясть меня, наследного принца, ранней смертью?

Цзюнь У Се шла к павильону, но тут на нее напало зловоние алкоголя, и она остановилась, так и не войдя.

- Даже если я не скажу этого, ты все равно умрешь… кроме того… как долго ты еще сможешь оставаться наследным принцем? - холодно ответила она вопросом на вопрос.

Выражение лица Мо Цянь Юаня внезапно изменилось. Его затуманенные глаза немедленно прояснились, а на павильон опустилась тишина, заставив загустеть сам воздух. Казалось, он превратился в пантеру, ждущую в темноте и готовую наброситься на свою добычу.

- О чем ты говоришь? - в его глазах загорелся опасный огонь.

Цзюнь У Се небрежно погладила мех черной питомицы и, даже не подняв головы, ледяным тоном сказала:

- Некоторые не хотят, чтобы ты продолжал быть наследным принцем, и надеются, что ты рано умрешь. Если ты хочешь того же, просто разбей голову об эту каменную столешницу и не трать впустую общее время.

Губы Мо Цянь Юаня слегка дернулись. Он всегда думал, что она ведет себя немного возмутительно, но только что понял, что сильно недооценивал ее, испытав на себе ее ядовитый язык.

Эта юная девушка, разве она не могла выражаться более достойно? Ей обязательно нужно было выразиться именно так?

- Такого рода вещи нельзя произносить так неосторожно, я просто сделаю вид, что не слышал их, - он потер сморщенное надпереносье.

- Мои слова неосторожны? Ну, раз я уже говорю это, я могу продолжить. Если хочешь отомстить за своих мать и материнскую семью, ты должен жить и удержать в руках позицию наследного принца, - она медленно подняла глаза и посмотрела прямо на него полным напряжения взглядом, поразившим его до глубины души.

- Что ты знаешь? - в его глазах отразилась легкая паника.

- Я знаю, что ты - трус и мусор, - подняла брови Цзюнь У Се.

- Ты! - Мо Цянь Юань был в бешенстве, он вообще не должен говорить с ней сейчас!

- Если это не так, тогда найди способ выжить. А иначе просто подними руки и сдайся, - парировала она.

Мо Цянь Юань сделал глубокий вздох. Эта девчонка действительно знала, куда бить, чтобы было больнее! Поскольку до этого он пил вино, у него внезапно закружилась голова, и он ощутил внезапный прилив сил. Он вскочил и бросил свой кувшин вина об пол.

Кувшин разбился вдребезги, и сильный запах вина окутал павильон.

- Ты думаешь, что я хочу это? Ха! Думаешь, я просил об этом? А титул наследного принца? Ха! Я ничего не хочу! Моя жизнь, мое положение, они все не принадлежат мне! Даже мой собственный отец хочет, чтобы я умер! Все думают, что я - некомпетентный принц! Кто еще в этом мире может спасти меня? И что с того, если я не желаю? Что я могу с этим поделать? - он выкрикивал все это с налитыми кровью глазами, выплескивая то, что терзало его душу. Запертые на долгие годы эмоции, наконец, смогли найти выход. - Ты права! Я собираюсь скоро умереть! Умереть! Что еще я могу сделать? Я и так почти мертвец! Скажи мне, что я могу сделать?!

- Что если тебе не нужно умирать? - холодно посмотрела Цзюнь У Се.

- Что? - он широко раскрытыми глазами глядел на нее. Его как будто внезапно ударила молния.

- Если точнее, ты не просто не умрешь, на самом деле ты не умрешь и в следующие несколько лет или десятилетий, - исправила она собственные слова.

- Ты… Ты… что ты имеешь в виду? - нервно спросил он, сглотнув, не смея верить в услышанное, в то, чего он желал больше всего.

Цзюнь У Се не потрудилась ответить ему, она только нетерпеливо сказала:

- Тебя отравили, так?

- Откуда ты знаешь? - да кто такая эта девчонка?! Он был очень удивлен.

Она нахмурила брови. Она действительно не умела хорошо объяснять и не хотела тратить на это время.

- Маленькая черная, держи его, - произнесла она, внезапно бросив черную кошечку прямо в него.

Под ярким лунным светом черная питомица, размером с ее ладошку, внезапно преобразовалась – ее тело быстро увеличилось в размерах: она стала огромной, сильной пантерой и атаковала Мо Цянь Юаня.

Ничего не подозревающий Мо Цянь Юань только что стоявший на ногах был припечатан к земле огромной черной пантерой. Ошеломленный, он широко раскрытыми глазами уставился на нее, пытаясь переварить произошедшее.

За один миг маленькая черная кошка на самом деле превратилось в огромную черную пантеру?

Ее громадная туша прижала Мо Цянь Юаня к земле, а потом к нему подошла Цзюнь У Се.

- Я не привыкла говорить ерунду, поэтому, если ты не глуп, то скоро поймешь, что происходит, - Цзюнь У Се наклонилась, одна из ее тонких белых рук твердо схватила его подбородок. Кто же знал, что, несмотря на хрупкость, ее пальчики обладали такой силой!

Очень опытным и быстрым движением она открыла его рот и запихнула туда таблетку, а потом сжала ему челюсть и ударила в грудь. Это произошло за считанные секунды, очень быстро и точно.

Прежде чем он смог реагировать, он проглотил то, что она ему дала.

- Что… Что ты задумала?.. - он смотрел на нее налитыми кровью глазами, чувствуя, как трепещет его сердце. Он не знал, что она планировала, и это заставило его немного ее бояться.

- Маленькая черная, следи за ним, - она не потрудилась ответить ему, просто отошла к каменным стульям в павильоне и небрежно села на один из них.

Мо Цин Юань все еще пытался вырваться на свободу. Огромная пантера широко открыла пасть, предупреждающе зарычала и опустила голову, почти впившись острыми клыками в мужскую шею.

- Если он скажет хоть слово, не стесняйся кусать его, - бесчувственно сказала она, отдавая пантере приказ.

Черная пантера неподвижно стояла, вперившись взглядом в лежащего человека под собой.

Мо Цин Юаня пребывал в смятении. Это был худший день рождения в его жизни. Сегодня, должно быть, одна из самых угнетающих ночей, которые у него когда-либо были, и он на самом деле позволил юной девушке так поступить с ним!

Под исходящей от пантеры угрозой он медленно закрыл глаза, неохотно начиная принимать свою собственную судьбу.

Конечно же, он действительно ни на что не годен. Он так легко сдался. Он не смел даже дышать слишком громко, не то что двигаться.

Время медленно утекало, и Мо Цянь Юань вдруг почувствовал, что жуткий дискомфорт, то самое отвратительное ощущение, словно по нему ползало полчище муравьев, преследовавшее его в течение всех этих лет, казалось, начало пропадать.

Он широко открыл глаза и с потрясенным выражением лица посмотрел на Цзюнь У Се:

- Ты…

Пантера с рыком посильнее сжала зубы на его шее.

Цзюнь У Се посмотрела на них и сказала:

- Маленькая черная, отпусти его.

Как только она произнесла эти слова, Мо Цянь Юань почувствовал, что давление на него внезапно спало, и пантера кинулась к Цзюнь У Се на руки, превращаясь обратно в маленькую черную кошечку.

Черная питомица мяукнула, а по связи высказала: “Тьфу, от него так воняет! Воняет алкоголем! Это зловоние убивает меня!”

Цзюнь У Се нежно погладила ее по шерстке.

- Это… нет… Ты… Чем ты накормила меня? Почему я?.. - Мо Цин Юань уже давно не чувствовал себя таким трезвомыслящим. Из-за этого он не знал, что спросить.

- То, что может спасти твою жизнь, - Цзюнь У Се чувствовала, что примененный подход намного проще устных объяснений, ведь результаты заметны почти сразу.

Мо Цянь Юань пристально посмотрел на нее, слегка сжав пальцы, и тихо спросил:

- Почему ты хочешь помочь мне?

Цзюнь У Се очень просто ответила на его вопрос:

- Я хочу, чтобы ты боролся против твоего отца и Мо Сюань Фэя. Я хочу, чтобы ты поднялся на трон и защитил мою семью Цзюнь.

Императора давно нужно было сменить. Поскольку нынешний император и Мо Сюань Фэй умрут, а королевство нуждается в правителе, она выберет того, кто защитит ее семью.

- Ты хочешь, чтобы я узурпировал трон?! - Мо Цин Юань был потрясен. Он никак не ожидал, что такой возмутительный вопрос будет обсуждаться так свободно, кроме того, этот разговор начала Цзюнь У Се. Столь предательские слова, срывавшиеся с ее губ, шокировали его.

Цзюнь У Се подняла брови:

- Ты не хочешь?

Мо Цянь Юань смотрел на Цзюнь У Се, и его потрясенное выражение лица постепенно сменилось улыбкой. А после он расхохотался, его смех был почти безумным:

- Ха-ха-ха! Если ты хочешь, почему бы и нет? Ведь они хотят убить меня, почему я не могу сделать то же самое с ними? Скажи, ты действительно можешь спасти мне жизнь? - он пристально смотрел на нее, теперь она предстала перед ним в новом свете: она больше не была той возмутительной молодой девушкой.

- Конечно, - ответ Цзюнь У Се был прост, а в глазах ее сияла уверенность.

- Но этого недостаточно, - нахмурился принц. - Нет фракции, которая поддержит меня в борьбе за трон. Даже полностью выздоровев, я не смогу завоевать трон. Если он действительно полон решимости убить меня, он все равно сделает это.

- Будет, - любезно ответила она. - Дворец Линь станет твоей поддержкой. Армия Жуй Линь поддержит тебя в этой борьбе за трон. Но ты четко должен запомнить одну вещь: я могу спасти твою жизнь, но точно так же я могу лишить тебя ее. Дворец Линь может помочь тебе заполучить трон, но точно также мы можем и забрать его у тебя.

Корона должна была поменять владельца, поэтому ей нужен человек с королевской родословной, что касается дворца Линь, то ему просто нужно находиться в тени.

- Армия Жуй Линь… Но… - он бросил на нее противоречивый взгляд. Положение Цзюнь Циня было более шатким, чем его собственное. Кто поведет их, когда его не станет? Способны ли они без него поддерживать тот же уровень мощи?

- Тебе не нужно беспокоиться об этом. Разберись со своими собственными проблемами. Если хочешь жить и отомстить, ты должен принять мои условия. Если ты хочешь умереть, я не буду принуждать тебя. Та таблетка, которую ты только что съел, может лишь временно облегчить дискомфорт, в твоей крови слишком много токсинов, на полное очищение потребуется больше времени, – объяснила она.

Мо Цин Юань глубоко вздохнул, он понимал, что у него нет выбора, ведь его загнала в угол собственная семья. Ему все еще нужно отомстить! Его не волновали ее условия, даже если он должен пройти через ад, он сделает это!

- Я согласен, - он немедленно принял это судьбоносное решение.

- Очень хорошо, в следующий раз найди причину для встречи со мной, постепенно я помогу тебе полностью избавиться от яда, - прежде чем развернуться и уйти, она посмотрела ему в глаза и тихо сказала: - Мо Цянь Юань, ты не пожалеешь о выборе, который сделал сегодня.

Она возвращалась назад в банкетный зал, неся на руках маленькую черную кошку.

Глядя на ее удаляющуюся спину, он крепко сжал кулаки, пытаясь подавить все эмоции, которые испытывал сейчас. На протяжении многих лет он чувствовал, что его душа и разум медленно раскалываются на части, он даже подумывал о самоубийстве. Никогда раньше он не думал, что этот день настанет. Он чувствовал, что сегодня, наконец, вернул себе крошечную частичку самого себя и был полон решимости возвратить назад все, что потерял.

Цзюнь У Се, неважно что ты хочешь, пока ты помогаешь мне достигнуть того, чего хочу я, моя жизнь принадлежит тебе!

Сидя на руках Цзюнь У Се маленькая черная взволнованно помахивала хвостом и мяукала, а по связи говорила ей:

- Прошло так много времени, с тех пор как я трансформировалась в последний раз… я все еще не привыкла к этому. Скажи, хозяйка, как ты узнала, что император виноват в смерти императрицы? Как ты узнала, что именно он уничтожил ее семью?

Маленькая черная была уверена, что не слышала таких новостей от Цзюнь Сяня и Цзюнь Циня, так откуда она узнала такую конфиденциальную информацию?

- Я не знала.

- Что?

- Я сказала это наугад, - спокойно ответила она.

Она проскользнула обратно в банкетный зал и спокойно села на свое место.

Император сидел на троне и смеялся, явно наслаждаясь разговорами с министрами. Банкет становился все праздничнее, музыка и танцы продолжались всю ночь.

Главная звезда вечера, Мо Цянь Юань, фактически покинул его, дав Мо Сюань Фэю исполнить главную роль. Он и Бай Юнь Сянь развлекали министров и были золотой парой, о которой все говорили. Они совершенно игнорировали Цзюнь У Се, Цзюнь Цинь был единственным, кто обращал на нее внимание, он волновался, что ее сердце разбито.

Однако факты доказывали, что теория Цзюнь Циня была ошибочна.

На протяжении всего банкета Цзюнь У Се не потрудилась даже взглянуть на эту пару.

========== Глава 25. Любовь ==========

Мо Цянь Юань действительно был весьма умел. Сразу же после банкета на следующее утро под предлогом: “Мы с У Се нашли общий язык”, он пригласил Цзюнь У Се во дворец.

Самая сильная реакция была у Цзюнь Сяня и Цзюнь Циня. Они не понимали, почему Мо Цянь Юань внезапно пригласил Цзюнь У Се к себе, что было еще более удивительным - та выразила желание принять его. Они могли только беспомощно позволить ей пойти.

В полдень Цзюнь У Се сидела рядом с Мо Цянь Юанем в его кабинете и измеряла его пульс на запястье.

- Твой дедушка на самом деле позволил тебе приехать? - недоверчиво спросил Мо Цянь Юань, подперев подбородок другой рукой и глядя на Цзюнь У Се, сосредоточившуюся на его пульсе.

В последнее время королевская семья была на слишком добра ко дворцу Линь, в воздухе витало напряжение, и он был удивлен, что Цзюнь Сянь позволил У Се приехать одной.

Цзюнь У Се даже не взглянула на него, продолжая обследование:

- Чего бояться от принца, которого считают ни на что негодным.

У Мо Цянь Юаня не хватило духу ответить ей, он только слегка дернул ртом, эта девчонка действительно была настоящей язвой. Он посмотрел на “маленькую” черную кошку, свернувшуюся калачиком у нее на коленях, и вспомнил произошедшее вчера вечером. И невольно сглотнул, все еще испытывая страх перед этим черным меховым клубочком; его сердце в очередной раз забилось быстрее.

- Если подумать, обладай я достаточно сильной поддержкой и чуть большей властью, Линь Ван, несомненно, помешал бы тебе сблизиться со мной, чтобы избежать подозрений. Однако, мой статус теперь - статус наследного принца, который собирается потерять собственную корону, ни один умный человек не захотел бы иметь какое-либо отношение ко мне, - усмехнулся он.

Дворец Линь контролировал примерно половину вооруженных сил страны, и если бы у них сложились тесные связи с наследным принцем, то, на первый взгляд, это стало бы весьма влиятельным союзом.

Однако, если хорошенько подумать, то это был тонущий корабль с двумя немощными тиграми.

- Угадаешь… что я такого сказал ему, что заставило его согласиться на твой визит? - спросил ее Мо Цянь Юань, сверкая глазами. С ней наедине он не хотел называть этого человека императорским отцом.

Цзюнь У Се проигнорировала его, продолжая заниматься обследованием.

Мо Цянь Юань взволнованно продолжил:

- Я сказал ему, что влюбился в тебя.

Цзюнь У Се, наконец, подняла голову, но в ее глазах не было ни малейшего следа удивления. Она просто смотрела на него своими ясными глазами.

- Так ты готов позволить ему думать, что заинтересовался кем-то, кого выбросил Мо Сюань Фэй?

Сказав это, она полностью победила его, ему даже нечем было возразить ей. Мо Цянь Юань горько рассмеялся, горько глядя на нее.

- Ты всегда так разговариваешь? Всегда так безжалостна? - почему она так сурова даже к самой себе? Она так легко использовала такие слова, как “выбросил”. Мо Цянь Юань чувствовал, что его брат действительно настоящий глупец, и что самая большая его ошибка - отказ от Цзюнь У Се.

В прошлом Цзюнь У Се не была так великолепна, но Цзюнь У Се, которая сидела около него сейчас, была самой интригующей женщиной, которую он когда-либо встречал. Ну, точнее… молодой девушкой.

Девушкой, которая посмела заставить принца уступить ей и даже вынудила узурпировать трон, какой же стойкостью она обладала?

- Это просто голые факты, - ответила она.

Мо Цянь Юань усмехнулся, с раздражением покачав головой. Он действительно не мог понять ее.

- Во время банкета в честь моего дня рождения, когда я заступился за тебя, все, чего я хотел, это досадить ему. Кто же знал, что сейчас это станет идеальным прикрытием? - он фыркнул, вспомнив выражение лица императора, когда он рассказал ему о своих чувствах к Цзюнь У Се. Тот взгляд был бесценен. - Два человека, от которых он хочет избавиться, теперь пара, он должен быть счастлив, правильно? Теперь он может убить двух птиц одним камнем, разве это не гораздо проще? - он рассмеялся над самой иронией происходящего.

- От тебя слишком много шума, – нахмурилась Цзюнь У Се.

Лицо Мо Цянь Юаня застыло.

Цзюнь У Се подняла глаза, убирая руку с его запястья, и случайно встретилась с ним взглядом.

- В твоем организме огромное количество токсинов. Тебя травят уже довольно долго, что же касается твоего тела, я могу вылечить его, и ты снова будешь здоров. Однако я не могу определить источник яда. Чтобы полностью избавиться от своего недуга, ты должен найти и уничтожить источник, иначе снова вернешься в то же состояние.

Хотя этот человек был на пороге смерти, почему у него в голове все еще столько мыслей? Они провели вместе почти полдня, и все это время он болтал без умолку.

Мо Цянь Юань снова лишился дара речи. Эта девушка воспринимала все, о чем он говорил, как “шум”.

В конце концов, что с ней произошло? Она была человеком, который попросил его захватить трон, но ее совершенно не интересовало, как он это сделает?

- Ты…

- Как ты хочешь сделать это – твоя проблема, я всего лишь доктор, - она с озадаченным выражением лица смотрела на него.

Мо Цянь Юань со смехом откинул голову назад.

Эта молодая госпожа из дворца Линь была действительно необычной! Сколько ей лет? Она так юна, но так спокойна и собрана, более того, ход ее мыслей так глубок. Да, она абсолютно права. То, как он это сделает, - его собственная проблема. Если он добьется успеха, дворец Линь будет провозглашен и прославлен, как его сторонники. Если потерпит неудачу, то станет единственным, кто понесет ответственность за последствия, он не будет иметь отношения ко дворцу Линь и Цзюнь У Се.

- Цзюнь У Се, ты действительно умна и, одновременно, так жестока, - он смеялся, но смех его был искаженным.

Цзюнь У Се смотрела на него, так и не расслабив наморщенный лоб.

Кошка мяукнула, а по мысленной связи раздалось:

- Хозяйка, он, должно быть, неправильно понял то, что ты имела в виду! Этот ненормальный…

Маленькая черная была с У Се очень долгое время и понимала ее лучше всего. Она прекрасно знала, что в ее словах не было никакого другого значения. Она определенно не замышляла ничего такого, о чем подумал этот слабоумный принц. На самом деле она имела в виду, что принц лучше справится с этими вещами, как более опытный. Теперь все, что ей нужно было сделать, - это привести его в форму, чтобы он смог бороться.

Наследный принц вырос в королевском дворце, где хитрые схемы проворачивались так часто, как люди принимали пищу, его образ мыслей был приспособлен к выживанию в таком коварном месте.

Проще говоря, они были словно на разных волнах с ним.

Это небольшое недоразумение создало у Мо Цянь Юаня впечатление, не исчезнувшее и спустя долгое время в будущем, что Цзюнь У Се очень находчивая и искусная заговорщица.

Не желая, чтобы у Мо Цянь Юань появились еще какие-нибудь странные мысли, Цзюнь У Се дала отпор:

- Прекрати болтать о такое ерунде. Если хочешь жить нормально, найди источник яда.

- По правде говоря, когда мое тело становилось все слабее с каждым днем, я тоже предположил, что, возможно, был отравлен. На самом деле только после того, как ты спросила меня об этом вчера вечером, я, наконец, подтвердил свои подозрения. Я тоже не знаю источник яда, - мягко вздохнул Мо Цянь Юань и горько улыбнулся: если бы он знал источник, то не позволил бы себе оказаться в такой страшной ситуации.

Цзюнь У Се вынула маленькую фарфоровую бутылку и передала ее ему:

- Ты был отравлен ночным цветком пшеницы. Выпей это, если вступишь в контакт с каким-либо экстрактом этого цветка, пойдет реакция, - найти источник яда для нее было детской забавой, ведь она знала как. Однако она не хотела использовать этот метод сама.

Потому что…

Реакция, которую она упомянула ранее, была действительно слишком отвратительна!

Она определенно не хотела испытывать ее сама.

Цзюнь У Се убедила Мо Цянь Юаня выпить содержимое бутылочки, и он прикончил ее в несколько больших глотков. Сразу после этого он встал и начал тщательно обыскивать комнату.

Мо Цянь Юань обыскал всю комнату и не нашел ничего подозрительного. Он прочесал каждую щель и трещину.

Но так ничего и не нашел.

Принц, всегда державшийся с достоинством, теперь шмыгал носом и носился по своим покоям, как крыса. Это лишило Цзюнь У Се дара речи.

Должна ли она была сказать ему, что экстракт ночного цветка пшеницы не выдержит длительного воздействия, и поэтому он не сможет найти его на всех тех предметах, которые он только что осматривал?

Глядя на нынешнего принца, который был занят тем, что перебирал свою одежду, внимательно изучая каждую деталь, она решила пока оставить это при себе.

Дополнительные упражнения также помогут процессу детоксикации.

Да, именно так.

Мо Цянь Юань едва не перевернул вверх дном всю свою резиденцию, но все же не нашел ничего подозрительного. После таких напряженных поисков он чувствовал себя утомленным, яд ночного цветка пшеницы уже вторгся в его организм и подорвал здоровье и выносливость. Его здоровое, крепкое тело осталось в прошлом.

Когда он присел, чтобы немного передохнуть, все его лоб покрылся тонким слоем пота.

- Ты уверена, что эта мерзкая вещь находится в моих покоях? - покорно спросил он.

Цзюнь У Се, которая до этого неторопливо потягивала чай, наконец, поставила чашку и ответила ему:

- Яд ночного цветка пшеницы попадает в тело через рот.

Лицо Мо Цянь Юаня побагровело, а рот задергался. Эта девчонка! Прекрасно, он признает, что не спросил, а просто предположил, что это было что-то около него. Но почему она не сказала ему раньше, а сделала это только после всей этой суеты?

- Я голодна, - Цзюнь У Се не беспокоило, что лицо Мо Цянь Юаня было черным, как уголь.

Мо Цянь Юань стиснул зубы, напомнив себе, что они заодно. Он мог только молча кипеть, приказывая слугам приготовить обед и принести ему в кабинет.

- Она… она хочет что-нибудь съесть? - Мо Цянь Юань посмотрел на помахивающий хвостом черный меховой шар на ее коленях, и его глаза задергались.

Она…

Вчерашний инцидент с этой черной кошкой оставил тень в его сердце. Он все еще не мог выяснить ее происхождение.

Если это договорный дух… подождите… это не мог быть он, обстоятельства Цзюнь У Се были известны всей стране. Во время церемонии пробуждения у этой девушки не было ни одного.

- Хочешь поесть? - спросила Цзюнь У Се, посмотрев на питомицу на своих коленях.

- Мяу, - маленькая черная кошка сморгнула и мягко провела своим пушистым хвостом по ее рукам, передавая по мысленной связи: - Рыбу! Я хочу рыбы!

- Рыба, - коротко ответила девушка на вопрос принца.

Губы Мо Цянь Юаня снова дернулись. Наблюдение за странным разговором этой кошки и девушки освежило его точку зрения о мире.

Вскоре после этого в кабинет вошли слуги и заставили стол огромным количеством еды, красочные блюда заполнили всю столешницу. В стороне лежали восемь драгоценных рыб мандаринок*. Кошка, не дожидаясь приглашения, вскочила на стол и с удовольствием занялась рыбными тушками.

Цзюнь У Се молча села за стол, а у Мо Цюань Юаня не было ни аппетита, ни настроения, потому что он не нашел источник яда. Он просто налил себя чашу вина и, подперев подбородок рукой, наблюдал за Цзюнь У Се, медленно пробующей яства перед ней.

Хотя Цзюнь У Се была миниатюрной, ее скандальная слава была так хорошо известна, что люди подсознательно избегали и боялись ее.

Однако девушка перед ним была просто юной особой, наслаждающейся едой.

Если бы она не родилась во дворце Линь, у нее была бы очень спокойная и легкая жизнь.

Цзюнь У Се медленно пробовала каждое блюдо, но объем съеденного ею на самом деле был как у кошки.

Мо Цянь Юань чувствовал себя все более заинтригованным этой девушкой - “тираном”, как многие называли ее. Хотя он встречался с ней только в третий раз, чувство, которое она вызывала в нем каждый раз, было другим.

Первая их встреча тоже произошла на его дне рождения, он ясно помнил ее яркую улыбку и пару сверкающих глаз, следовавших за его младшим братом, куда бы тот не пошел. Она явно была очарована им, она была прекрасной молодой любящей девушкой.

Второй раз - вчерашний банкет, на этот раз ее репутация поднялась на ступеньку выше, но ее имя общественность слишком долго смешивала с грязью. Она просто спокойно сидела в углу. Слишком тихая, о ее присутствии почти забыли. Несмотря на полные любви сцены Мо Сюань Фэя и Бай Юнь Сянь, она не дрогнула и сидела там, как будто сама находилась в другом мире.

Когда он снова встретил ее в саду, он был удивлен: у этой юной девушки на самом деле сильный характер.

Третий раз был сегодня, и он почувствовал, что ему открылась еще одна ее сторона. Она молча наблюдала за ним – все время, пока он выставлял себя дураком в поисках яда. Эта девушка была еще и немного озорной.

Комментарий к Глава 25. Любовь

* Китайский окунь или как еще называют данную рыбку – зеленая мандаринка, полосатая мандаринка, дракончик мандаринка или просто рыба-мандаринка, обитает в западной части Тихого океана, а также у берегов Австралии, Индонезии и Филиппин. Своим названием мандаринка обязана яркой окраске, которая очень похожа на мантию императорского китайского мандарина. Смотря на рыбку просто удивляешься насколько она изысканно красива.

========== Глава 26. Нефритовый нектар ==========

Хотя на нее пялились, Цзюнь У Се все еще продолжала есть спокойно и невозмутимо. Опустив глаза, девушка ковыряла еду палочками так, как будто была совершенно одна, а не сидела в кабинете наследного принца с ним самим напротив себя.

После долгого созерцания, видя, что она никак не реагирует и не собирается поднимать голову, Мо Цянь Юань заскучал. А потом поднял свою чашу и осушил ее за один присест.

Как только вино оказалось у него во рту, обжигающая пряность прожгла его нутро до самого желудка. Прежде чем он смог понять, что происходит, его накрыло другой волной - его как будто сжигало изнутри. Он наклонился вперед и его вырвало.

Без какого-либо предупреждения его вывернуло наизнанку на полный еды стол.

Цзюнь У Се наконец подняла глаза, в одной ее руке была маленькая стеклянная чаша, а вдругой - пара палочек из слоновой кости. Она совершенно спокойно наблюдала за Мо Цянь Юанем, которого все еще рвало.

Маленькая черная кошка застыла. Она посмотрела на несъеденную порцию рыбы, которая все еще лежала на столе, покрытом подозрительной жидкостью. Несколько капель попало даже на ее шерстку.

- Я… - Мо Цянь Юань знал, что все испортил, и хотел объясниться, но прежде чем он смог что-то сказать, его снова затошнило, он быстро зажал рот и помчался в угол комнаты, где его и вырвало в деревянную бочку.

Цзюнь У Се спокойно отложила чашу и палочки для еды, встала и вышла из-за испорченного стола.

- Мяу! - маленькая кошка оправилась от оцепенения и выгнула спину. Она спрыгнула со стола и начала тереться о чистый мягкий ковер, жалуясь по мысленной связи: - Хозяйка! Почему у тебя всегда так! Ты знала, что контакт с ядом ночного цветка пшеницы ведет к рвоте! Почему ты не могла хотя бы предупредить этого ненормального?!

У маленькой черной кошки текли слезы, когда она отчаянно терлась о ковер, пытаясь убрать эту гадость со своей драгоценной черной шерстки.

- Я забыла, - Цзюнь У Се спокойно стояла в стороне, наблюдая, как Мо Цянь Юаня выворачивает в деревянную бочку. С другой стороны по ковру каталась ее черная питомица. Оглядев эту картину, она непроизвольно изогнула губы в легкой улыбке.

Стоявшие за пределами комнаты охранники услышали какой-то шум, но не осмелились войти. Лишь спросили, все ли в порядке. Мо Цянь Юань, которого рвало, практически заорал на них, приказывая уйти.

Все его лицо было мертвенно-бледным.

Только выпив десять целых чашек воды, он почувствовал себя намного лучше, когда острое жжение утихло. Вялый от слабости, в грязной одежде он сидел в углу кабинета. В нем не осталось и капли энергии, он сидел, обмякнув, и со слезами на глазах печально смотрел на Цзюнь У Се.

- Это действительно яд ночного цветка пшеницы? - гневно спросил он.

Цзюнь У Се кивнула.

- Почему ты не сказала об этом раньше?.. - посетовал он. Даже если его изобьют до полусмерти, он не поверит, что она не знала о реакции от соприкосновения с ядом. Увидев ее спокойствие, он понял, что она ожидала именно этого!

- Нет никакой разницы, - она сидела в углу, выглядя свежей и даже несколько веселой, но что самое главное: она была чистой. Она вынула еще одну маленькую фарфоровую бутылку и открыла ее. Освежающий аромат наполнил воздух, когда она вылила немного жидкости себе на ладони и потерла их друг о друга. Свежий аромат обволок всю комнату, и зловоние медленно исчезло.

Даже если бы она сказала ему заранее, его все равно должно было вырвать. Так что какое это имело значение?

Поэтому она и не потрудилась рассказать ему.

Мо Цянь Юань ощутил, что союз с этой девочкой - обоюдоострый меч. В конечном счете именно он мог умереть от ее рук вместо отца и брата!

- Так, что ты съел? - Цзюнь У Се задала этот вопрос совершенно небрежно и ни в малейшей степени не чувствуя себя виноватой.

Мо Цянь Юань на мгновение опешил, прежде чем его убийственный взгляд остановился на кувшине на столе.

Он ничего не ел, лишь выпил чашу вина прежде чем…

- Кто-то отравил Нефритовый нектар? - лицо Мо Цянь Юаня исказилось и побледнело еще больше. Обычно он крайне мало ел и при этом почти не интересовался деликатесами. У него была только эта привычка пить это вино, признанное настоящим королем - Нефритовый нектар. Он выпивал по несколько чаш каждый день.

Он пил его в небольших количествах, но ведь яд накапливался со временем…

- Подожди, - выражение лица Цзюнь У Се внезапно изменилось и она переспросила, недоумевая про себя, почему ей это название кажется столь знакомым: - Нефритовый нектар?

Мо Цянь Юань не знал, о чем она думала, и кратко объяснил:

- Это ценное вино, лично сваренное первым императором. Рецепт чрезвычайно сложен, и после его смерти никто кроме моей матери не знал, как его варить. После ее же кончины в этом королевстве не осталось ни одного винодела, следовательно, весь оставшийся Нефритовый нектар лично сварен моей матерью, - запасы этого вина были вручены ему после смерти матери, поэтому каждый день он пил его в небольших количествах, чтобы помянуть ее.

Кто же в этом мире был настолько жесток… Они на самом деле отравили этот драгоценный подарок! Мо Цянь Юань до побеления костяшек пальцев сжал кулаки, на коже проступили вены, а в глазах появился убийственный блеск.

В памяти о его матери, в единственной вещи, которую она оставила ему… они на самом деле загрязнили вино такой мерзостью!

Он никогда и ни за что на свете не заподозрил бы, что отрава была в этом драгоценном памятном подарке!

- Сколько Нефритового нектара у тебя осталось? - глаза Цзюнь У Се сверкнули, но спросила она его об этом совершенно спокойно.

- Есть еще несколько бочек*, - ответил он сквозь стиснутые зубы.

- Отведи меня туда, дай взглянуть, - она быстро встала, а маленькая черная кошка, которая все еще каталась по ковру, немедленно остановилась и последовала за ней.

Мо Цянь Юань не слишком задумывался, почему она хотела пойти в подвал, пока вел ее туда.

По пути он не забыл возложить вину на еду, сказав, что ингредиенты не были свежими, и молодая госпожа семьи Цзюнь почувствовала себя плохо после нее.

Свалить всю вину на нее было настолько нелепо, что Цзюнь У Се недоверчиво глянула на него с холодком в глазах.

Мо Цянь Юань мог почувствовать, как в его спину уперся убийственно-холодный пристальный взгляд, и не посмел обернуться, чтобы посмотреть на его источник. Он поспешил привести ее к винному погребу.

В подвале стояло пять огромных бочек, четыре были запечатаны, а одна - временно закрыта, она предназначалась для ежедневного потребления.

- Во всем королевстве Ци есть только эти пять бочек Нефритового нектара, - с некоторой гордостью сказал он. Смотря на эти бочки с вином, он вспомнил о прошлом. Когда-то он был только в половину высоты этих бочек и, сидя в стороне, внимательно наблюдал за матерью, варившей это вино.

Сегодня его матери больше нет рядом, у него есть только это вино.

Цзюнь У Се опустила мизинец во вскрытую для ежедневного потребления бочку, потом понюхала его и ощутила чрезвычайно сложный аромат этого вина. И никаких следов яда ночного цветка пшеницы.

- Эти вина безопасны для употребления, яд добавляют только перед подачей, ведь он теряет свою эффективность, если остается в жидкости слишком долго, - с самого начала взгляд Цзюнь У Се ни разу не покидал эти пять бочонков Нефритового нектара.

- Правда? - лицо Мо Цянь Юаня осветилось. Он все еще мог пить вино, лично сваренное его матерью?

Цзюнь У Се кивнула, в ее глазах отразилось одиночество.

Она чувствовала волнение своего маленького лотоса и знала, что это был тот самый Нефритовый нектар, который она искала.

Она наконец-то нашла его!

- Я хочу немного этого вина, - она немедленно озвучила свое желание.

Мо Цянь Юань на мгновение удивился, прежде чем возразить:

- Ты маленькая! Ты не можешь его пить!

На что Цзюнь У Се спокойно ответила:

- Для изготовления лекарства.

Для простых людей даже капля Нефритового нектара была лишь мечтой, даже в королевской семье только Мо Цянь Юань и император имели доступ к этой драгоценности. Даже Мо Сюань Фэй мог лишь издали наблюдать, как они пьют его.

Однако это вино много значило для Мо Цянь Юаня, это была драгоценная память о его матери.

То, что Цзюнь У Се хотела использовать его для приготовления лекарства, удивило Мо Цянь Юаня.

- Его можно использовать как лекарство? - он пил это вино каждый день только потому, что скучал по матери, а не потому, что был страстным любителем алкоголя.

Теперь, если преступник узнает, что он нашел источник яда, он воспользуется другими средствами.

- Хорошо, у могу дать тебе немного, - принял он решение. - Я собираюсь дать тебе это вино только потому, что не хочу проходить через все это снова, чтобы найти новый источник, - при одной только мысли о той ужасной реакции он снова почувствовал удушье. Его достоинство рухнуло в то мгновение, когда его вырвало на стол. От одного воспоминание об этом его снова затошнило, и он побледнел.

Цзюнь У Се знала, что такой шанс не каждый день выпадает. Драгоценный продукт, который мог помочь ей начать культивировать, находился прямо перед ней! Что за небесный источник?

Сможет ли она вообще найти его в этой жизни?

- Пожалуйста, подготовь мне маленький кувшин, я верну его, когда снова навещу тебя, - Цзюнь У Се решила затаиться и делать все с осторожностью, так или иначе вино находилось здесь, и она могла получать его каждый раз, когда приходила. Поставки этого вина ей обеспечены.

- Н-но если они отравили вино… тогда… - он искоса взглянул на нее: если это вино отравлено, то как она могла сделать из него лекарство?

- Не нужно волноваться, - уверенно ответила она его взгляд.

Мо Цянь Юань подумал, преступник вряд ли захотел бы втягивать в это ее и дворец Линь.

Если бы они знали, что это для нее, они бы не отравили его.

- Хорошо, я подготовлю его для тебя, - он решил, что будет разбираться с этим постепенно.

Он даст им понять, что это вино было подарком для нее. Он содрогнулся при мысли, что даже не знал, что его травили в его собственных покоях. Это значило, что он жил в клетке и практически ничего не мог контролировать. Слуги, следившие за ним, тоже сообщники.

Когда-нибудь настанет день, когда он отомстит им всем! Зуб за зуб, кровь за кровь!

Он испытал облегчение, узнав источника яда. Теперь он мог начать сопротивляться! Он был благодарен Цзюнь У Се, оставившей таблетки, которые помогли бы ему выздороветь.

Чтобы полностью вылечить его и вернуть ему здоровье, понадобится немало времени. Она также отложила для него семя лотоса, но нужно было подождать, пока его тело хоть чуть-чуть не восстановится, потом она позволит ему укрепить все тело. К людям, которые были полезны для нее, она была довольно щедра.

Мо Цянь Юань принял бутылки, которые она дала ему, но в глубине души он знал, что она не пожалеет усилий, чтобы спасти его, однако она могла точно также, не жалея усилий, избавиться от него.

После того, как Цзюнь У Се оставила ему инструкции по лекарствам, он лично подготовил маленький кувшин Нефритового нектара и проводил ее до экипажа. Он продолжал стоять как вкопанный даже тогда, когда карета уже давно скрылась из виду. Он глубоко вздохнул, долго стоя на дороге.

Наследный принц смотрел в небесную синеву и чувствовал себя окрыленным.

Мать, я нашел невероятного союзника!

Группа слуг в смешанных чувствах наблюдала за Мо Цянь Юанем, счастливо смотревшим в небо.

Его выражение лица означало, что он действительно по уши влюбился в этого тирана?!

Комментарий к Глава 26. Нефритовый нектар

* Китайские вина обычно хранятся в огромных глиняных/керамических урнах, но чтобы облегчить понимание, термин был замен на бочки.

========== Глава 27. Слухи ==========

Цзюнь У Се не думала, что это спровоцирует такую шумиху.

За полдня поднялась новая волна сплетен.

Второй принц только оставил Цзюнь У Се из дворца Линь, однако во время банкета по случаю дня рождения наследного принца, она вцепилась свои коготками в Мо Цянь Юаня и обольстила его! Сегодня рано утром наследный принц попросил разрешение у императора позволить ей навестить его. Полдня они провели наедине в его кабинете! Одинокая девушка и одинокий парень… Прежде чем она уехала, наследный принц даже лично подарил ей свой драгоценный Нефритовый нектар! Что шокировало еще сильнее, так это то, что он лично проводил ее до кареты, и после того, как она уехала, он долго стоял там и смотрел ей вслед…

И все это время он улыбался! Что все это значило?

Новости, как пожар, распространились по имперскому городу.

У его величества только два сына, старший - наследный принц Мо Цянь Юань и младший - Мо Сюань Фэй.

Репутация наследника намного превосходила репутацию второго принца, однако со смертью императрицы наследный принц, известный своими необычайным характером и умом, внезапно изменился. Он не только стал эксцентричным, его привлекательность тоже уменьшилась. Его манеры стали совершенно другими. Его репутация пошла под откос, и теперь людям было трудно даже сравнивать нынешнего наследного принца и второго принца.

С точки зрения внешности он определенно не проигрывал Мо Сюань Фэю. Однако из-за его капризного характера люди держали его на расстоянии. С другой стороны, Мо Сюань Фэй активно взаимодействовал с гражданами, постепенно завоевывая их поддержку.

Даже в тот вечер на банкете, где он высказался за Цзюнь У Се, другие подумали, что сделанное им было неуместно, и это еще больше разрушило его образ.

Сегодня наследный принц, известный своим капризным характером, провел время с тиранической Цзюнь У Се. Эта новость потрясла людей!

Эти двое встретились только дважды, и оба раза были на банкетах в честь его дня рождения.

На первом банкете Цзюнь У Се положила глаз на второго принца и воспользовалась положением своей семьи, чтобы обручиться с ним.

На втором банкете, вскоре после того, как ее помолвка со вторым принцем была расторгнута, она так быстро нашла другую цель!

За короткий период времени распростронились слухи о легкомысленном характере Цзюнь У Се, многие также говорили, что Мо Цянь Юань “подбирал старую обувь своего брата”.

Некоторые насмехались над Мо Цянь Юанем и говорили, что, имея глаза, он был слеп, а некоторые - смеялись над новой прекрасной “парой отбросов”.

Так или иначе, через несколько часов об этом говорили на всех улицах, версии были самые разные.

Когда Цзюнь Сянь увидел Цзюнь У Се с кувшином вина, он сильно помрачнел.

Внезапное приглашение Мо Цянь Юаня привело к недопониманию, и теперь он на самом деле одарил ее этим драгоценным сокровищем, Нефритовым нектаром?

Нужно было знать, насколько наследный принц дорожил этим вином, даже если император хотел выпить его, на его лице отображалось явное нежелание. Был также инцидент на предыдущем ужине в честь дня рождения, когда Мо Сюань Фэй выпил маленькую чашу вина, и Мо Цянь Юань резко упрекнул его.

С тех пор все знали, что это вино было только для него одного.

Даже его собственная семья не имела права наслаждаться этим вином, но он на самом деле дал Цзюнь У Се часть своего драгоценного Нефритового нектара, больше того, это был целый кувшин! Как это можно объяснить?

Миллионы вопросов вертелись у Цзюнь Сяня на кончике языка, но, когда он увидел ясные глаза Цзюнь У Се, он решил их не задавать.

Ведь этот ублюдок Мо Сюань Фэй издевался над ней, разве плохо, что кто-то отвлек ее внимание?

========== Глава 28. Духовная энергия ==========

Чтобы из жизни Цзюнь У Се исчезла даже тень Мо Сюань Фэя, Цзюнь Сянь и Цзюнь Цинь решили промолчать.

Цзюнь У Се не обращала внимания на чьи-либо выводы насчет нее. Она никогда бы не подумала, что простое вино может привести к необдуманным выводам. В глазах других она уже была в паре с Мо Цянь Юанем.

Так как ей наконец удалось достать немного Нефритового нектара, она быстро вернулась в свою комнату, не желая больше медлить ни секунды. Войдя и закрыв двери, она сразу же вызвала маленького лотоса.

Маленький лотос появился босоногим и быстро заковылял к столу, уставившись на бутыль вина. Он жадно смотрел на нее, пуская слюни. Его глаза ярко заблестели, когда он сделал глубокий вдох.

- А-а-ах… как хорошо пахнет… - маленький лотос смотрел на налитое вино, несколько раз сглотнул, глазами впился в красивую игристую жидкость и потянулся к ней крошечными ручками.

Цзюнь У Се посмотрела на это нетерпеливо блестящее глазами существо и спросила:

- Ты можешь использовать его, чтобы вырасти?

Маленькие лотос поколебался в течение пары секунд, потом вновь сглотнул и пылко покачал головой.

Цзюнь У Се впилась в него взглядом, и тот немедленно убрал маленькие ручки.

Использовав часть семян лотоса на себе и ее семье и отложив одно для Мо Цянь Юаня, у Цзюнь У Се осталось всего одно семечко. Она небрежно покатала его в ладони и взяла неглубокую керамическую миску, подходившую для выращивания лотосов. А потом осторожно вылила в нее Нефритовый нектар. Аромат сразу же разлился по воздуху, один только вдох мог заставить человека непроизвольно сглотнуть. Когда жидкость заполнила миску, она пошла легкой рябью.

Маленький лотос продолжал внимательно смотреть за ее действиями, наполовину приоткрыв полный слюней рот.

Маленькая черная кошка возлежала на столе и медленно облизывала лапы, намеренно выставляя напоказ свои острые когти. Ее взгляд, обращенный на это мелкое недоразумение, буквально полыхал.

Маленький лотос немедленно отошел назад, быстро утирая слюни одной рукой.

Согласно книге, чтобы вырастить снежный лотос, нужно обратить пристальное внимание на температуру. Оптимально Нефритовый нектар должен быть холодным. Цзюнь У Се осторожно проверила температуру, погрузив в напиток кончик пальца, после чего положила туда семя лотоса.

Как только семя лотоса было помещено в Нефритовый нектар, воздух наполнился ароматом лотоса и вина, и вскоре чудесный аромат заполнил всю комнату.

Лицо маленького лотоса покраснело от одного только от запаха, а глаза заискрились еще больше.

Цзюнь У Се долго смотрела на семя лотоса в вине, но у того не было никакой реакции, за исключением аромата, который с каждым мгновением становился все богаче и богаче.

Несмотря на свое чуткое обоняние, она обнаружила, что этот аромат не вызывает у нее дискомфорта, а скорее бодрит и освежает. Она чувствовала себя так, будто ее полностью очистили, как будто она лежала и нежилась в горячем источнике. Вся напряженность растаяла, как ее и не было.

Это также смыло все опасения, которые были у нее насчет этого метода культивирования - она чувствовала, что на душе у нее воцаряется мир и спокойствие.

Хотя она не знала, что за духовная энергия скрывалась под этим ароматом, она прекрасно могла чувствовать волну теплого воздуха, струящегося по ее меридианам.

Это духовная энергия этого мира?

Глаза Цзюнь У Се заискрились, она сидела у стола и спокойно дышала, наслаждаясь этим моментом.

Хотя материалы было трудно найти, эффекты были слишком заметными!

Однако она не знала, достаточно ли этого кувшина Нефритового нектара, чтобы вырастить это семя. У Мо Цянь Юаня было еще только несколько бочек, но если его потреблять слишком быстро, то она действительно не знала, где еще она сможет найти этот напиток.

Вероятность найти его еще в королевстве Ци была близка к нулю.

Первое поглощение духовной энергии подарило ей совершенно неописуемое чувство. Ей было тепло, как будто ее окутывало что-то мягкое, медленно сливаясь с телом. Она осторожно прикрыла глаза.

========== Глава 29. Не мешай мне ==========

Цзюнь У Се потеряла счет времени, пока спокойно сидела, поглощая духовную энергию.

Скоро снаружи стемнело, и через окна заструился серебряный лунный свет.

- Какой хороший запах.

Цзюнь У Се подняла голову и, прежде чем она смогла обернуться, ее властно обняла со спины пара сильных рук.

- Ты - почти кожа да кости, и ты все еще хочешь пить вино? - из-за ее спины послышался дразнящий голос, Цзюнь У Яо мягко смотрел на девочку в своих объятиях.

Прежде чем он вошел в комнату, он ощутил какой-то богатый аромат, смешанный с чем-то более знакомым. Этот знакомый аромат был ароматом лотоса, который обычно исходил от Цзюнь У Се.

Это был чарующий опьяняющий запах.

Она подняла голову и равнодушно поглядела на него, кажется, она уже привыкала к его проявлениям привязанности, хотя некая часть ее этого не желала. Но это ее не слишком волновало, поэтому она не слишком беспокоилась об этом. Она не хотела тратить слишком много усилий на споры с ним, поэтому даже не потрудилась ответить.

Он придвинулся к ней, подхватил на руки и усадил к себе на колени, продолжая обнимать со спины, а потом уточнил:

- Итак… Тебе это дал этот парень? Мо Цянь Юань? - хотя он улыбался, улыбка не коснулась его глаз, он смотрел на вино с неудовольствием, в них появился холодный убийственный блеск.

Не дождавшись ее ответа, он взял кувшин с вином, приподняв брови, посмотрел на нее, затем на кувшин.

- Это вино не достойно твоего рта, - сказав это, он попытался вылить весь напиток.

Цзюнь У Се сузила глаза, впилась в него ледяным взглядом, желая остановить его, однако его хватка оказалась очень сильна, он слишком плотно обнимал ее, делая совершенно беспомощной.

- Дай его мне. Оставь! - вскипела она.

Цзюнь У Яо со сладострастной усмешкой смотрел на нее, ни следа гнева во взгляде.

- У Се… не сердись, если тебе нравится вино, я могу найти действительно хороший напиток, как ты можешь пить эту гадость?

- Поставь его, - она снова впилась в него угрожающим взглядом.

Цзюнь У Яо продолжал улыбаться ей, но не сдвинулся с места, его глаза смоляного цвета едва заметно полыхнули пурпуром.

- По-позвольте… Позвольте моей хозяйке пойти…- со стороны послышался чей-то плачущий голос.

В углу с растерянным выражением лица, слегка раскрасневшись, стоял маленький лотос, все его небольшое тельце, прислонилось к стене - ноги его практически не держали.

- Это?.. - Цзюнь У Яо с интересом поднял брови.

Цзюнь У Се помрачнела, эта мелочь все еще была в своей физической форме, когда Цзюнь У Яо столь внезапно оказался рядом. Маленький лотос все еще оставался здесь!

Для Цзюнь У Яо узнать, что такое этот маленький лотос, - детская шалость.

- О? Я думал, что черная кошка твой договорной дух, но, полагаю, я ошибался, - он, склонив голову, посмотрел на Цзюнь У Се и чуть скривил губы в легкой улыбке.

- Эй.. Вы! Если вы не отпустите мою хозяйку, не обвиняйте меня в том, что я был невежлив с вами! - маленький лотос надул свои маленькие покрасневшие щеки, выглядя при этом абсолютно восхитительно.

Маленькая черная кошка, спокойно лежавшая на столе, подняла лапу и прикрыла глаза.

Не то чтобы он был слишком слаб, скорее враг слишком силен.

Этот маленький дурак - мертвец!

- О? - Цзюнь У Яо холодно посмотрел на мальчишку, чуть шевельнул пальцем, и ко лбу маленького лотоса понесся черный луч.

- Ай! - от острой боли маленький лотос упал на пол и свернулся клубком.

- Я говорю с У Се, когда это тебе позволили прервать нас? - Цзюнь у Яо легко рассмеялся, как будто ничего не произошло, и повернулся лицом к Цзюнь У Се. Он ошеломленно застыл, все еще легко улыбаясь.

На него смотрела пара глаза, переполненная холодным убийственным намерением, она все еще сидела в его объятии, но в одной руке у нее было несколько игл, которые она приставила к его горлу.

- У меня нет настроения на твои ерундовые игры! Прекрати мне мешать, - она бросила на него ледяной взгляд. Если его действия не касались ее, то ей было все равно, но если он беспокоил ее, она вообще не собиралась быть с ним вежливой.

Цзюнь У Яо удивили ее внезапные действия, холод исчез из его глаз. Иглы, казалось, его совершенно не беспокоили, он из всех сил пытался сдержать свой смех. Эта девочка была слишком интересна, она таки обнажила свои клычки!

Цзюнь У Се поместила иглы над несколькими точками. Хотя она не собиралась убивать его, она и не планировала отпускать его так легко!

Цзюнь У Яо наклонился, и иглы проткнули кожу, войдя прямо ему в горло, ярко-красная кровь потекла из ран, окрашивая ее руки в красный цвет. Несмотря на все это, в ее глазах не было ни следа паники.

- Я ошибся, мне не стоило тревожить тебя. Так как ты хочешь наказать меня? Можешь придумать любое наказание, - хотя у него в горле было целых четыре иглы, а по коже струилась темно-красная кровь, он все равно просительно и кротко улыбнулся ей.

- Поставь его, - холодно ответила она.

Цзюнь У Яо вздохнул и вернул кувшин на стол.

- У Се, я был неправ, если тебе нравится эта дрянь, то можешь оставить ее, чтобы поиграться, но помни, что пить ее нельзя. Она слишком крепкая, у тебя разболится горло, я найду хорошее вино и принесу его тебе завтра, - мягко сказал он, пытаясь умаслить ее, сердитую, полностью игнорируя раны на горле.

- Я ничего не хочу, - фыркнула она.

Цзюнь у Яо не стал настаивать, видя, что она все еще расстроена. Он поднял руку и согнул палец, и тут черный объект, ударивший ее маленького лотоса в лоб, прилетел обратно ему в руки.

- Я только шутил, я не собирался причинять ему боль. Он ведь твой договорный дух, разве я могу посметь убить его? - он пытался успокоить ее, послав ей очаровательную улыбку.

Маленький лотос медленно встал, пошатываясь, этот щелчок по лбу был настолько болезненным, что ему показалось, что еще чуть-чуть и его душа разобьется вдребезги! Это был первый раз, когда он испытал такую боль, обычно телесные повреждения, нанесенные людьми только истощали духовную энергию. Раньше он не чувствовал боли, когда люди нападали на него, но на этот раз ему была так больно!

Он со страхом смотрел на Цзюнь У Яо, этот таинственный мужчина был просто ужасен!

- Ты, подойди сюда, - Цзюнь У Яо сцепил пальцы и подозвал ребенка.

Маленький лотос от ужаса не мог сдвинуться с места.

- Я только дразнил тебя, не надо так бояться, вот, возьми это в качестве компенсации, - Цзюнь У Яо бросил темно-зеленую бусинку, и дрожащий маленький лотос поймал ее.

Цзюнь У Яо мягко посмотрел на Цзюнь У Се:

- Ты все еще сердишься?

- Ты раздражаешь, - уставилась на него девушка.

- Твои слова так сильно ранят, - тон Цзюнь У Яо был совершенно несчастным, он даже чуть нахмурился.

- Если тебе нравится получать раны, у меня здесь сто восемь игл, - пронизывающе посмотрела она на него.

Цзюнь У Яо хихикнул, поднес ее руки к губам и поцеловал их:

- Если это сделает тебя счастливой, даже если их будет в десять раз больше, то я желаю их все.

Цзюнь У Се нахмурилась, услышав этот его комментарий. Она встречала многих отчаянных людей, но такой мазохист ей попался впервые.

- Не беспокой меня, и я буду счастлива, - парировала она. Если он когда-нибудь снова посмеет коснуться ее договорного духа и Нефритового нектара, она будет более, чем готова использовать те сто восемь игл!

- Я не побеспокою тебя, но не перенесу расставания с тобой насовсем, - сказал он со слабой улыбкой.

Она просверлила его взглядом, но больше ничего не сказала и просто встала.

На этот раз он не посмел удерживать ее и освободил ее.

- От тебя несет кровью. Прочь, - Цзюнь У Се, нахмурившись, глядела на свои запятнанные кровью руки и задыхалась от сильного зловония, заполнившего теперь всю комнату. От этого нового запаха, смешавшегося с ароматами вина и лотоса, ей было очень некомфортно. Ей срочно нужно вымыть руки и избавиться от этого отвратительного запаха, бившего прямо в ноздри!

Цзюнь У Яо беспомощно встал, подавленно глядя на Цзюнь У Се, сбежавшую от него. Он прикоснулся к шее, и красная кровь вновь окрасила его руку, но он не казался обеспокоенным этим.

- Кажется, я опять виноват - позволил тебе вновь ощутить этот запах. Я пойду, - он криво усмехнулся, тихо вздохнул, повернулся и сразу же вышел из комнаты.

После ухода из ее комнаты его улыбка исчезла. Он снова коснулся горла, его пальцы слабо полыхнули черным, и все четыре иглы упали ему в руки.

- Мой лорд! - сбоку от Цзюнь У Яо промелькнула чья-то тень, и перед ним на одно колено упал человеческий силуэт. - Вы ранены! - в воздухе разливался аромат крови, и тень безмерно удивилась тому, что источником был его лорд.

В таком месте кто-то на самом деле смог ранить его уважаемого лорда?

- Ранен? Это что ли рана? - он посмотрел на четыре иглы, запятнанные его кровью - это были маленький “зубки” его девочки, так что он не возражал. Его глаза больше не были черными, они сменили цвет на темно-фиолетовый. - Ты нашел того, кого я приказал найти? - холодно спросил Цзюнь У Яо.

- Все готово.

- Ай-яй-яй, эти старикашки хотят заманить меня в ловушку? Да они и правда мечтатели. Я сумею отплатить им за тот день, - уголки его губ приподнялись в улыбке, когда он снова посмотрел на иглы в руке, а в глазах полыхнула вспышка.

Она никогда не отказывала ему, и не сопротивлялась прежде, но сегодня он наконец увидел другое выражение на ее обычно холодном и невыразительном лице. Тот ее взгляд был бесценен, дороже любых драгоценных камней этого мира.

Он действительно хотел эти глаза… Но, если они оставят ее, они лишаться своей красоты. Эти глаза действительно были предназначены ей, они невероятно шли ей. Только она могла подчеркнуть их красоту.

- Как те дураки могут соперничать с вами? - прошептала тень, его голос был полон восхищения и поклонения.

- Позволим им позлорадствовать и понаслаждаться некоторое время хорошей жизнью, так будет только интереснее, когда я раздавлю их, - Цзюнь У Яо сузил свои холодные глаза. Чем выше они поднимутся, тем тяжелее станет для них падение…

- Да! - ответила пылко тень.

- На этот раз я останусь здесь, если у тебя будет, что сообщить, сообщай напрямую, - приказал Цзюнь У Яо.

- Слушаюсь!

- Ах да, еще кое-что, - Цзюнь У Яо внезапно что-то вспомнил. - Завтра отправляйся в “Нефритовую Луну” и возьми кувшин вина.

Тень на мгновение удивилась. Хотя он не знал, почему его господин приказал ему это, он быстро ответил:

- Да!

- Нефритовый нектар… да? - Цзюнь У Яо прищурился, и физически ощутимая жажда крови заполнила все вокруг. Он не возражал против того, чтобы прийти во дворец и заставить того наследного принца исчезнуть навсегда.

Тень просто спокойно стояла на коленях сбоку, он не смел размышлять над значеним этих слов. Он знал только то, что должен был сделать то, что ему приказали.

Сделав еще несколько распоряжений, Цзюнь У Яо не остался около комнаты Цзюнь У Се. Тень же растворилась в темноте, полностью исчезнув.

Цзюнь У Се же в это время, нахмурившись, не переставая, мыла руки – только убедившись, что на них больше нет и следа кровавого аромата, она вернулась к столу.

Маленький лотос все это время молча пялился на темно-зеленую бусинку. Играл ей между пальцами и смотрел через нее на Луну.

- Тебе все еще больно? - монотонно спросила его Цзюнь У Се.

Мальчишка немного удивился, потом поднял голову и потер лоб прежде чем ответить:

- Мне больше не больно.

Его порозовевшее личико сладко улыбалось. Ранее, когда Цзюнь У Яо забрал тот черный объект, боль немедленно исчезла. Не чувствуя ни малейшего дискомфорта, маленький лотос даже начал сомневаться, действительно ли он был ранен просто человеком.

========== Глава 30. Приукрашенная деревянная бусина ==========

- Подойди сюда, - без всякого выражения на лице приказала Цзюнь У Се.

Мальчишка быстро подбежал к ней на зов.

Цзюнь У Се приподняла ему челку и осмотрела лоб. Так и не найдя следов раны, она, наконец, расслабилась, ее глаза смягчились.

- В будущем ничего не делай, пусть его, - Цзюнь У Се чувствовала, что Цзюнь У Яо не так нежен, как пытался казаться. Неважно, был ли это инцидент с Мо Сюань Фэем или какой-то другой, он приносил на себе аромат крови, это тревожило.

Цзюнь У Яо был силен, сильнее чем кто-либо, кого она когда-либо встречала. Одновременно могущественный и таинственный, он буквально источал опасную ауру. Ей действительно не хотелось делать из него своего противника теперь, когда она все еще слаба и бессильна. Пока он не провоцировал ее, ей было плевать на то, что он делает. Однако если он пересечет черту, она позволила бы ему узнать, что с ней нельзя шутить!

- Но… - задохнулся маленький лотос. Его интуиция говорила, что тот человек чрезвычайно опасен. Его пробрала холодная дрожь, когда он увидел, что он так близко к его хозяйке.

Хотя этот мужчина улыбался, ему было холодно до мозга костей.

- Он не причинит мне боль, - попытайся он сотворить с ней что-то опасное, она бы уже начала действовать.

Девушка просто не могла понять, почему он слонялся поблизости. Он был действительно себе на уме. Даже когда его не было здесь, во дворце Линь, вряд ли кто-то во всем этом мире мог причинить ему сильный вред. Кроме того, он неоднократно отговаривался тем, что возвращал ей свою благодарность. Она же сочла, что это просто смешно.

Маленькая черная кошка спокойно развалилась на столе, помахивая своим длинным хвостом и глядя на Цзюнь У Се.

Цзюнь У Се не была особо темпераментной. Пока ее не тревожили, не беспокоили и не провоцировали, оставляя ее в покое, она вела себя покладисто и отчужденно. Но если все же кто-то пытался, то результаты были невероятны.

Той ночью, тот всепожирающий огонь в горах, кто бы мог подумать, что виновником была такая на вид безобидная и тихая девочка? Она дотла сожгла всю ту виллу, включая ее единственного родственника, ее самый ужасный ночной кошмар.

Цзюнь У Се была именно такой, в принципе вполне себе дружелюбной, но не заботящейся о том, что думают другие. Однако если кто-то провоцировал ее, она не останавливалась ни перед чем.

Маленькая черная кошка никогда не боялась, что У Се пострадает. Даже если бы она попала в невыгодное положение, в итоге она не осталась бы в проигрыше. Сторона противника определенно оказалась бы в намного худшем состоянии, чем она.

- Хозяйка, эта бусинка… я могу использовать ее? - хотя маленький лотос не был способен полностью понять, о чем думала его хозяйка, он все же мог смутно ощущал ее заботу.

Это был первый раз, когда она показала ему свое отношение…

Такое приятное чувство… такое теплое, такое… пушистое, прямо как облако…

- Что это такое? - не могла не спросить Цзюнь У Се, посмотрев на темно-зеленую бусинку в его руках.

- Приукрашенная деревянная бусинка! Это может помочь договорным духам в их культивировании! Я второй раз вижу такую. Однажды я видел ее в мире Духов, но не думал, что смогу найти такую здесь, - взволнованно прощебетал маленький лотос.

Он, казалось, полностью забыл о своем жалком состоянии, в котором был до появления этой Приукрашенной деревянной бусинки.

Судя по всему, эта простая на вид бусинка была на самом деле весьма востребованным сокровищем, очень ценным, раз могла помочь договорному духу в его культивировании.

- Ты тоже можешь культивировать? - удивленно подняла брови Цзюнь У Се, раньше она думала, что единственный способ усилить договорный дух - это культивирование самого владельца. А оказалось, что договорный дух тоже может развиваться, экономя ее усилия и время?

Она должна была отдать должное Цзюнь У Яо, по крайней мере компенсацией стало что-то достойное.

Маленький лотос немедленно просветил Цзюнь У Се по поводу методов культивирования договорных духов.

Договорные духи живут в мире Духов, во время рождения человека они вступают в резонанс с человеческой душой, как только та отвечает на вызов, договорный дух засыпает в душе выбранного человека до его четырнадцатилетия. Только на церемонии пробуждению они могут проявиться в этом мире.

В мире Духов договорные духи могут продолжить развиваться, но после прибытия в этот мир они могут только полагаться на культивирование человека.

Когда договорные духи приходят в этот мир, их культивирование становится чрезвычайно медленным.

Приукрашенная деревянная бусинка не таила в себе какой-то особенной силы, однако у нее была специальная способность – способность очищать.

Окружающая среда мира людей была загрязнена, в ней договорные духи не способны развиваться самостоятельно, они могли полагаться только на своих человеческих партнеров. Энергия, которые они пытаются поглотить из окружающей среды, смешана с примесями, и отделить их очень сложная задача.

Однако все было иначе, если использовалась Приукрашенная деревянная бусинка! Она помогала извлечь всю чистую энергию из загрязненной среды, которая в свою очередь могла легко поглотиться договорным духом и использоваться непосредственно для культивирования.

- Очищение, - пробормотала Цзюнь У Се после некоторых раздумий, глядя на эту простую снаружи бусинку. Смотрелась она не очень, но самым важным было ее использование.

“Лекарственная” ценность лотоса уже была довольно высока, не поднимется ли она еще, когда он разовьет свои способности? Что тогда произойдет? Его выносливость и физическая сила действительно требовали повышения.

- Это настоящее сокровище! - маленький лотос улыбался от уха до уха, держа бусинку в руке.

Хотя он только что испытал такую сильную боль, она того стоила. Он действительно не возражал бы против большего количества боли, сумей он после заполучить еще несколько сокровищ.

- Тогда береги ее, я оставлю ее тебе для развития, - кивнула Цзюнь У Се. Этот Цзюнь У Яо был действительно таинственным человеком, его методы были очень жестокими, но он так легко отдал такое сокровище. Она опять задалась вопросом, каково же было его происхождение…

Пока маленький лотос не объяснил ей, у нее не было никаких знаний об этом мире Духов. Цзюнь У Яо обладал чем-то такого калибра и так небрежно бросил это сокровище маленькому лотосу… она могла только хранить безмолвие по этому поводу.

Сложно иметь такого человека во врагах… Если же он будет другом…

Цзюнь У Се думала о слове “друг” и Цзюнь У Яо. И поморщилась при этой мысли.

Это слово “друг” заставляло ее думать только об одном человеке, и этот человек был из ее предыдущего мира. Ее образ опять всплыл в ее сознании.

- Эта идиотка, - сжатый кулак Цзюнь У Се дрожал. Первоначально она работала ветеринаром в городе А, но некая таинственная организация обнаружила ее. Все закончилось тем, что она присоединилась к ним и спасала людские жизни со своей лицензией ветеринара.

Она ярко помнила тот день, когда они внезапно подверглись нападению какой-то группы людей, и что эта идиотка внезапно выскочила перед ней и заслонила ее собой от надвигающегося нападения.

- Твои руки и ноги такие маленькие, что проку от тебя здесь? Быстрее, иди… не задерживайся… - после этого она улыбнулась, но уже была…

Цзюнь У Се потерла брови. Она мало что помнила из своего предыдущего мира, ведь всегда была одиночкой. Даже по отношению к своей единственной семье она была жестокой и безжалостной. Она никогда особо не общалась с другими и не придавала большого значения жизни и смерти. Только когда та особа защитила и спасла ее ценой собственной жизни, это стало чем-то, чего она никак не могла забыть.

Причиной ее ненависти к запаху крови стал тот день – грудь той женщины была отмечена богом Смерти, и, когда багровый цветок расцвел на ее груди, ее захлестнул запах свежей крови.

- Не стоило спасать такую, как я… - пробормотала Цзюнь У Се, опустив глаза и закусив нижнюю губу. Если бы та особа не заслонила ее, возможно она все еще была бы жива в том мире и спасала другие жизни.

С Приукрашенной деревянной бусинкой лотос сможет самостоятельно культивировать здесь. Чтобы дать ему лучшую окружающую среду, как духу, чья энергия происходит от растений, Цзюнь У Се засадила свой двор цветами, чтобы подпитывать его.

Маленький лотос держал Приукрашенную деревянную бусинку, когда ступил в лотосовый пруд. Среди красивых розовых лотосов теперь был чисто белый цветок.

Вот почему за договорным духом растительного типа очень легко ухаживать! Просто привей его где угодно, и все готово!

Маленькому лотосу требовалось время, чтобы развиваться самостоятельно, и теперь он не мог быть с Цзюнь У Се постоянно. Однако та действительно не переживала по этому поводу, терпеливо заботясь о семени лотоса в кадке в своей комнате.

Только за ночь кадка с лотосом полная Нефритового нектара опустела наполовину, а семя лотоса начало прорастать.

Это было невероятно быстро!

Хотя Цзюнь У Се накопила немного духовной энергии, темп потребления напитка был слишком высок. Если так и будет продолжаться, то всего за два дня опустеет целый кувшин Нефритового нектара, и она должна будет вернуться во дворец за добавкой.

Послышался стук, и Цзюнь У Се, обернувшись к двери, сказала:

- Войдите.

Она подождала немного, но никто не вошел. Тогда она подошла к двери и открыла ее, там никого не было, но на полу перед дверью стоял красивый кувшин.

Цзюнь У Се открыла его, и по комнате поплыл сильный пьянящий аромат, перебивая даже аромат Нефритового нектара.

Аромат из этого кувшина сильнее, чем аромат Нефритового нектара.

Цзюнь У Се не нужно было даже думать, чтобы узнать, от кого это.

Вместе с кувшином она покинула комнату, и тут послышался слабый смешок Цзюнь У Яо. Он улыбнулся, глядя в спину исчезающей за углом Цзюнь У Се.

В кабинете Цзюнь Цинь что-то писал, и Лун Ци тихо стоял рядом.

Когда Цзюнь У Се вошла в кабинет, лицо Цзюнь Циня посветлело:

- У Се.

- Дядя, это вино для тебя, - сказала она, поставив кувшин на стол.

- Нефритовый нектар? - улыбнулся Цзюнь Цинь. Слух о том, что его любимая племянница получила кувшин Нефритового нектара в подарок от Мо Цянь Юаня, достиг его ушей.

- Это не он.

- Теперь мне можно пить вино? Мое тело может усвоить его? - поинтересовался Цзюнь Цинь.

- Несколько маленьких чашек можно, качество этого вина не плохое, - у Цзюнь У Се никогда не было интереса к винам, Нефритовый нектар был нужен ей лишь для цветов.

Это вино было хорошим, но оно не могло помочь ей в ее “озеленении”, следовательно, было бесполезно.

- Весьма любезно с твоей стороны, спасибо, - снова улыбнулся Цзюнь Цинь.

Цзюнь У Се кивнула и вышла из кабинета. Лун Ци почтительно опустил голову, наблюдая, как она уходит.

Высокая фигура зависла возле окна кабинета снаружи, наблюдая за произошедшим комнате. Он также видел, как приготовленное им вино было подарено. Его красивая улыбка становилась все шире, если бы он увидел, что она лила вино в кадку с лотосом, то действительно расстроился бы.

Эта девочка не выпила вино, но использовала его, чтобы взрастить семя лотоса, как интересно.

Если его использовали для выращивания цветов, то это уже не имело значения.

Нефритовая луна была лучше, чем Нефритовый нектар, он не расстроился, что она подарила его кому-то, а слова “качество этого вина неплохое” произвели хорошее впечатление.

Его не использовали для выращивания цветов, а подарили, не означало ли это, что его оценили выше?

Два дня спустя Цзюнь У Се еще раз отправилась во дворец, чтобы посетить наследного принца, и вернулась домой с другим кувшином Нефритового нектара.

Драгоценный Нефритовый нектар наследного принца, который нельзя было купить за деньги, всегда отдавали Цзюнь У Се, когда она приезжала. Каждый раз, когда она покидала резиденцию наследного принца, она всегда приносила домой кувшин Нефритового нектара.

Когда эта тенденция была подтверждена, все вокруг начали считать их парой.

Люди много сплетничали, находя это забавным, версии все множились. Инцидент, произошедший между Мо Цянь Юанем и Мо Сюань Фэем во время ужина в честь дня рождения наследного принца, все еще крутился в уме Мо Сюань Фэя, он продолжал размышлять о нем.

В один из дней, когда Цзюнь У Се навещала Мо Цянь Юаня, Мо Сюань Фэй привез Бай Юнь Сянь в резиденцию брата.

========== Глава 31. Злой умысел ==========

В покоях наследного принца Цзюнь У Се измеряла его пульс. Прошлые несколько дней лечения удалили большинство токсинов из его тела, и Мо Цянь Юань чувствовал себя намного лучше. Его обычно бледное лицо теперь обрело краски.

Когда объявили о визите второго принца, на его лицо отразилось нетерпение.

- Выбрал это время для визита, вряд ли он здесь с благими целями, - усмехнулся Мо Цянь Юань.

Отношения между двумя братьями были далеки от гармонии. Мать Мо Цянь Юаня была императрицей, а мать Мо Сюань Фэя - наложницей. После того, как императрица скончалась, она завладела гаремом и стала фавориткой императора. Он до безумия любил эту наложницу, и Мо Цянь Юань сильно охладел к нему после смерти императрицы.

Цзюнь У Се убрала руки с его запястья и сказала:

- Теперь, когда новости о твоем восстановлении распространились, люди испугались и не могут вести себя тихо.

Мо Цянь Юань не скрывал, что его здоровье улучшается, этого требовала и Цзюнь У Се.

Кто поддержит глупого принца и дворец Линь? Он должен сначала восстановить репутацию, начав с возвращения доверия людей и министров.

Это было хорошо понятно и Цзюнь У Се, и Мо Цянь Юаню.

- Я хотел бы посмотреть, что он может сделать мне, наследному принцу, - усмехнулся Мо Цянь Юань, его глаза полыхнули холодом. Хотя положение наследного принца не было стабильно, император все еще должен был следить за своей собственной репутацией. Поэтому он не сделал бы ничего радикального, и даже Мо Сянь Фэй не посмеет предпринять что-либо в присутствии других.

Через несколько мгновения в кабинет неторопливо вошли Мо Сюань Фэй и Бай Юнь Сянь.

Из-за внешности и характера у Мо Сюань Фэя была высокая репутация в стране, а Бай Юнь Сянь, облаченная в белый наряд, казалась феей. Эта пара дополняла друг друга и со стороны выглядела очень элегантно и гордо.

- Императорский брат, я так долго не видел тебя, твой цвет лица стал намного лучше, - мягко выдохнул Мо Сюань Фэй, мельком посмотрев на Цзюнь У Се, и пораженно застыл.

Мо Сюань Фэй стало тесно в груди, его переполнило неудовольствие. Главная причина того, что ее внешности никогда в прошлом не уделяли какого-то особенного внимания, состояла в том, что у нее был ужасный характер. Он полностью перечеркивал ее.

Она всегда смотрела на него глазами, полными восхищения и энтузиазма, однако теперь они были холодными и отчужденными. Более того, она даже не глядела в его сторону.

Это изменение в характере заставило его почувствовать, что она как будто стала совершенно другим человеком, теперь ее эфемерная красота соответствовала ее ледяной манере поведения. Она походила на снежный лотос – чистая, красивая и недосягаемая.

Цзюнь У Се сегодня тоже носила белое. Она небрежно сидела на стуле, опустив свои яркие глаза в книгу, и не поднимала головы.

Обе были одеты в белое, обе были холодными личностями и великолепными женщинами, но почему-то Мо Сюань Фэй действительно почувствовал, что после встречи с такой Цзюнь У Се, Бай Юнь Сянь показалась ему менее элегантной и ошеломляющей.

Равнодушие Цзюнь У Се, которое она излучала - как будто обыденный мир не имел с ней ничего общего, то, как она спокойно сидела, - все это было так естественно. Сама ее поза была совершенной. В отличие от нее Бай Юнь Сянь не выглядела такой естественной. Ее подбородок был отстраненно приподнят, но при непосредственном сравнении с Цзюнь У Се она казалась нарочитой и выглядела менее привлекательной.

Мо Сюань Фэй почувствовал, что, должно быть, сходит с ума, но Цзюнь У Се на самом деле взволновала его куда сильнее.

Невозможно! Это точно иллюзия!

Мо Сюань Фэй никогда бы не признал, что в его сердце появилась подобная мысль!

- Спасибо за твою заботу, дорогой брат, - тепло ответил Мо Цянь Юань. - Могу ли я узнать, в честь чего такой визит?

- Ха-ха-ха, я так рад слышать, что в последнее время ты просто светишься и состояние твое улучшилось, так что я пришел, чтобы передать тебе эту пилюлю Нефритовой росы, которую Юнь Сянь рафинировала лично. Она может питать тело, надеюсь, что императорский брат воспользуется ее преимуществами.

Мо Сюань Фэй вежливо ответил своему брату, и Бай Юнь Сянь поставила флакон с пилюлями на стол.

Аргументы Мо Сюань Фэй были великолепны, но эта его «забота» немного запоздала, не так ли?

Все это время глаза Цзюнь У Се были опущены, у нее не было ни малейшего желания тратить впустую время на такие мелочи.

Если бы это было в прошлом, возможно, Мо Цянь Юань почувствовал бы себя польщенным, принимая пилюли, сделанные лично Бай Юнь Сянь. Однако с Цзюнь У Се, лично наблюдающей за улучшением состояния его тела, он мог почувствовать, что ему за невероятно короткое время стало намного лучше. Эффективность была просто поразительна! Так что теперь ему было все равно как на пилюли Бай Юнь Сянь, так и на пилюли, рафинированные лично ее учителем. Мо Цянь Юань не стал бы тратить силы даже на слабую улыбку.

В сердце Мо Цянь Юаня Цзюнь У Се была просто святой! Непревзойденным гениальным доктором!

- Тогда я должен поблагодарить вас, - Мо Цянь Юань не сдвинулся с места, он просто сидел, не собираясь брать флакон.

Мо Сюань Фэй не казался довольным. Когда он подсознательно повернулся к Бай Юнь Сянь, то, конечно же, обнаружил, что отсутствие интереса к пилюлям сделало ту весьма недовольной.

- Его высочество презирает эту пилюлю Нефритовой росы, которую я рафинировала? - холодно спросила Бай Юнь Сянь. Хотя она обращалась к наследному принцу, в голосе у нее не было и капли смирения.

Она - ученица монарха клана Цин Юнь. Где бы девушка не проходила, люди всегда относились к ней с большим уважением, и она ничего и никогда не отдавала так легко, обычно у нее вымаливали ее творения. Однако как только она прибыла в имперский город королевства Ци, раз за разом ей отказали уже в общей сложности трижды! Первый раз был во дворце Линь - Цзюнь У Се прямо отклонила ее предложение о помощи. Второй раз был, когда они столкнулись с невежественным стариком в Призрачном городе. Тот с показным презрением отнесся к лично усовершенствованному эликсиру ее учителя и выбрал лекарство от безымянного юнца! Эта был второй гвоздь, вбитый в ее высокомерие. Все это привело к снижению самооценки Бай Юнь Сянь, а теперь даже наследный принц повел себя так, как будто он всеми фибрами души презирал ее пилюлю Нефритовой росы.

Это было просто невыносимо для Бай Юнь Сянь. Она была очень способной к медицине особой, иначе не стала бы ученицей монарха. Будь то в клане Цин Юнь или где-нибудь еще, все и всегда лебезили перед ней и высоко ценили каждое ее слово.

Теперь Цзюнь У Се и Мо Цянь Юань оба ногтями вонзились прямо в ее больное место, ее гордое сердце как будто дважды побили.

- Госпожа Бай, о чем вы? У меня сейчас нет серьезных проблем со здоровьем, я просто не хочу тратить впустую это сокровище, - хотя Мо Цянь Юань говорил все эти слова, на его лице не было и капли искренности.

Бай Юнь Сянь стиснула зубы. Она ведь не идиотка, разумеется, она видела, что Мо Цянь Юань просто соблюдает формальности!

Видя Бай Юнь Сянь, мрачнеющую с каждой секундой, Мо Сюань Фэй немедленно сменил тему:

- Настроение императорского брата в последние несколько дней было очень хорошим, но моя обязанность, как младшего, напомнить тебе, что слишком близко связываться с кем-то – не очень хорошая идея. Не все то золото, что блестит, императорский брат не должен быть сбит с толку, - когда он сказал это, его пристальный взгляд естественно упал на Цзюнь У Се.

С того момента, как он вошел, Цзюнь У Се не удостоила его даже взглядом, Мо Сюань Фэя был этим крайне недоволен.

Ему не нужна была Цзюнь У Се, но он не мог позволить ей такого пренебрежительного отношения к себе. Это ведь было совсем по-другому.

Таково уж мерзкое человеческое сердце: когда привязанность Цзюнь У Се к нему была так же глубока, как море, когда она была почти одержима им, он даже чувствовал к ней отвращение.

Но теперь, когда все изменилось, эта Цзюнь У Се даже не потрудилась глянуть на Мо Сюань Фэю хоть раз. Его игнорировали весь день, естественно, Мо Сюань Фэй был очень недоволен.

Мо Сюань Фэй думал, что после того, как он оставил Цзюнь У Се и сошелся со своей новой любовью, эта девица будет плакать и даже попытается повеситься, или на коленях станет умолять его остаться. Кто же знал, что она будет вести себя так, как будто ничего не произошло, хуже, она стала смотреть на него как на пустое место. К тому же она связалась с наследным принцем!

Все это полностью отличалось от его ожиданий!

Он бросил Цзюнь У Се, она должна быть убита горем, откуда такое спокойствие?

Из-за слов Мо Сюань Фэя глаза Мо Цянь Юаня похолодели:

- Младшего брата не должно волновать мое решение общаться с кем бы то ни было.

Мо Сюань Фэй все время смотрел на Цзюнь У Се, видя, что она никак не реагирует, он стал еще более раздраженным и дерзко парировал:

- Императорский брат неправильно понял, я волновался за тебя, как за принца, наследного принца нашего королевства Ци. Кого бы ни выбрал императорский брат, невеста должна быть в состоянии стать матерью нашего мира. Некоторые люди могут быть красивыми, но в действительности не очень умны, императорский брат еще не очень хорошо знает ее, я действительно волновался, что тебя одурачат.

Мо Цянь Юань был очень недоволен, с каких это пор Мо Сюань Фэй имеет право приходить в резиденцию наследного принца и придираться ко всему? Он как раз собирался упрекнуть Мо Сюань Фэя, но обнаружил, что Цзюнь У Се, которая все это время держала голову опущенной, наконец посмотрела на них.

Пара холодных глаз, в которых таилась легкая улыбка, почти насмешка, смотрели на Мо Сюань Фэя.

- Очень весело выставлять себя дураком? - внезапно Цзюнь У Се заговорила, небрежно глядя на Мо Сюань Фэя и Бай Юнь Сянь.

- Что ты сказала? - недоверчиво спросил Мо Сюань Фэй, смотря на девушку.

Цзюнь У Се поглядела на пилюлю Нефритовой росы.

- Мяу! - с внезапным мяуканьем черная кошка вскочила на стол, случайно задев пушистым хвостом бутылочку с пилюлями.

Та упала, и раздался сокрушительный треск стекла, несколько белых таблеток выкатились на ковер.

- Цзюнь У Се! Посмотри, что ты сделала! - сердито проревел Мо Сюань Фэй, свирепо уставившись на Цзюнь У Се. Таблетки Бай Юнь Сянь были разрушены!

Цзюнь У Се даже не посмотрела на него, она лишь наблюдала за маленькой черной кошкой, спрыгнувшей на ковер. Питомица подошла к белым пилюлям Нефритовой росы и понюхала, но в следующую секунду Цзюнь У Се взяла ее на руки, сказав:

- Не ешь, они грязные.

Комментарий Цзюнь У Се немедленно заставил позеленеть лица Бай Юнь Сянь и Мо Сюань Фэя.

Она на самом деле сказала, что пилюли Бай Юнь Сянь грязные!

Лицо Бай Юнь Сянь было абсолютно черным, она знала, кем была эта девица и также знала, какие отношения были прежде между Мо Сюань Фэем и Цзюнь У Се. Эта особа ранее, как клей, цеплялась за Мо Сюань Фэя, как посмела она сказать такое?

Мо Сюань Фэй собирался сказать что-то, но Бай Юнь Сянь подняла руку, остановив его.

- Госпожа Цзюнь, - медленно заговорила Бай Юнь Сянь, в ее холодном голосе слышались гордость и неудовольствие. Цзюнь У Се проигнорировала ее, продолжая суетиться над маленькой черной кошкой и даже начав чистить ее мех, - хотя эта пилюля Нефритовой росы не лекарство высшего ранга, но она очень редкая, и теперь, когда вы разрушили пилюли наследного принца, разве не чувствуете, что вы слишком грубы?

Бай Юнь Сянь смотрела на Цзюнь У Се, как на бельмо на глазу. Та была госпожой дворца Линь, но что с того? По сравнению с кланом Цин Юнь, Цзюнь У Се была просто ничем!

Перед ней ученица монарха клана Цин Юнь, посмотрим, какой ответ она сможет дать, усмехалась про себя Бай Юнь Сянь.

Цзюнь У Се снисходительно посмотрела на Бай Юнь Сянь:

- Редкая?

Она подняла бровь, по-видимому сосредоточившись на пилюле Нефритовой росы Бай Юнь Сянь, и почувствовала, что это немного смешно.

Что это за отношение такое?! Бай Юнь Сянь нахмурилась.

- Цзюнь У Се, если ты не понимаешь, не позорься говорить такие вещи! Эта пилюля Нефритовой росы создана по секретному рецепту клана Цин Юнь. Сколько людей мечтают заполучить ее, но не могут! - Мо Сюань Фэй не сумел сдержаться. Так или иначе замечания Цзюнь У Се заставили его чувствовать себя несколько неудобно, даже его манера разговора стала несколько хаотичной.

Даже если он оставил ее, в душе она должна продолжать восхищаться им, она не могла игнорировать его!

Раньше она заискивала перед ним, была у него на побегушках, ее переполняла любовь, и каждый раз, когда она смотрела на него, ее глаза были полны восхищения. Это все осталось в прошлом, теперь она считала его пустым местом, такой контраст раздражал Мо Сюань Фэя.

- Мечтают заполучить ее, но не могут? - Цзюнь У Се отнеслась несерьезно к словам Мо Сюань Фэя, ее ясные глаза с презрением смотрели на эту парочку любовничков, прыгающих вокруг.

Это замечание звучало очень знакомо, когда они были в Призрачном городе, разве толпа не так же говорила о таблетках Цин Юнь: “Многие хотят, но не могут достать”?

В конце концов, те пилюли Цин Юнь были отвергнуты другими, что ж, тот старик знал свое дело.

- Мяу, - маленькая черная кошка удобно устроилась в девичьих руках, и с презрением оглядела эту бесстыдную парочку. По связи до Цзюнь У Се добрались ее насмешливые слова, она выглядела безмерно гордой свое хозяйкой: - Действительно позор, они выставляют себя дураками, считая эти таблетки редкими. Моя хозяйка делает пилюли намного лучше по качеству. Чем тут так гордится? Она может легко превзойти твоего Учителя, не говоря уже о тебе!

Бай Юнь Сянь за всю ее жизнь никогда и никто так не осмеивал, ее противницей была обычная юная девчонка, которая не имела даже права прикоснуться к ее обуви!

- Госпожа Цзюнь презирает мои пилюли? Но они были даны не вам, вы повредили лекарство для наследного принца, я боюсь, что подобное поведение не подобающее, - Бай Юнь Сянь гордо посмотрела на Мо Цянь Юаня, дворец Линь был, конечно, влиятелен в этой стране, но по сравнению с кланом Цин Юнь они были как муравьи. Если Мо Цянь Юань не дурак, то он, естественно, знает, что надо сказать.

Если Цзюнь У Се решила оскорбить ученицу монарха клана Цин Юнь, то это не было мудрым выбором.

Бай Юнь Сянь переводила пристальный взгляд с Мо Цянь Юаня на Цзюнь У Се.

Бай Юнь Сянь была права, люди с мозгами знали, кого надо выбрать из этих двух. Мо Сюань Фэй стал классическим примером, и он выбрал Бай Юнь Сянь.

Но…

- Мои вещи - это вещи У Се, она может сделать с ними все, что захочет, я не возражаю, - усмехнулся Мо Цянь Юань, он тепло посмотрел на Цзюнь У Се, его взгляд был полон привязанности и любви.

Ну и что, что это клан Цин Юнь?

Бай Юнь Сянь и Мо Сюань Фэй близки, это было известно всем, даже если на этот раз он примет решение поддержать Бай Юнь Сянь, то что он выиграет от этого?

Мо Цянь Юань не был дураком, он знал, что Цзюнь У Се его настоящий союзник.

Лицо Бай Юнь Сянь было удивленным, Мо Цянь Юань, очевидно, выбрал сторону Цзюнь У Се.

Мо Сюань Фэй тихо скрежетнул зубами, он не знал, когда Цзюнь У Се и Мо Цянь Юань сошлись, ведь они встречались только несколько раз! Если говорить о любви с первого взгляда, это должно было произойти в тот момент, когда они встретились впервые. Но когда они встретились на банкете в честь дня рождения Мо Цянь Юаня, ей явно приглянулся Мо Сюань Фэй, а не к наследный принц! Это произошло не так давно, а теперь их отношения так близки?

Впервые Нефритовый нектар был великодушно дан кому-то, и это была именно Цзюнь У Се, а теперь он прямо противостоял Бай Юнь Сянь, защищая ее.

У Мо Цянь Юаня не работали мозги? Защищая Цзюнь У Се, он не боялся оскорбить даже клан Цин Юнь?

- Это всего лишь какие-то лекарственные таблетки, - вызывающе парировала Цзюнь У Се, она чувствовала, что Бай Юнь Сянь очень забавная: она делала из мухи слона и поднимала такую суету.

- Это всего лишь какие-то лекарственные таблетки? Ты так легко об этом говоришь, а знаешь ли ты, сколько времени и усилий Юнь Сянь потратила на их создание? Балуешь свою кошку, а ведь именно она сбросила их со стола, и все же ты не хочешь объясняться. Императорский брат уже защитил тебя и сказал не касаться этого вопроса, и я, естественно, ничего не сказал бы, но как ты смеешь делать такие безответственные замечания? - холодно рассмеялся Мо Сюань Фэй. Мо Цянь Юань посмотрел на равнодушное выражение лица Цзюнь У Се и нашел ее ослепительной.

========== Глава 32. Это всего лишь какая-то медицинская пилюля ==========

- О? - Цзюнь У Се подняла брови.

- Юнь Сянь - уважаемый гость нашего королевства Ци и очень важна для нас! Как можно позволить так поступать этому отвратительному животному! Сегодня ты должна убить ее в качестве извинения перед кланом Цин Юнь, чтобы предотвратить такие вещи снова! - Мо Сюань Фей зловеще улыбался, говоря все это. Он не мог тронуть Цзюнь У Се прямо здесь в покоях наследного принца, но было не трудно переложить вину на кошку и убить ее.

Он мог сказать, что эта маленькая черная кошка была дорога ей, и больше всего на свете прямо сейчас ему хотелось сорвать с ее лица эту спокойную и равнодушную маску.

Мо Цянь Юань мог защитить Цзюнь У Се, но не черную кошку. Если бы он принял решение защитить их обоих, эта стало бы пощечиной клану Цин Юнь.

Это был пустяк, но раздув его, он сможет заполучить из этого преимущества. Мо Сюань Фэй хотел оказать давление на Мо Цянь Юаня, используя имя клана Цин Юнь.

Мо Цянь Юань сузил глаза, в них вспыхнул гнев.

Цзюнь У Се держала маленькую черную кошку и небрежно смотрела на трепавшего языком Мо Сюань Фэя.

Зрачки черной питомицы сузились, атмосфера вокруг начала потихоньку изменяться. Ее тень начала колебаться, она собиралась преобразоваться, и Цзюнь У Се, ощутившая это изменение, быстро прижала ладонь к шее маленькой черной кошки, пытаясь успокоить ее и предотвратить дальнейшее превращение.

- Это всего лишь мелочь, если вы так переживаете, я компенсирую вам это, - внезапно заговорила Цзюнь У Се.

- Компенсируете? Что вы собираетесь использовать в качестве компенсации? Пилюля нефритовой росы не может быть куплена за деньги, вы опустили такую важную деталь и пытаетесь выставить все проще, чем есть на самом деле, - усмехнулся Мо Сюань Фэй.

Лицо Бай Юнь Сянь ужасно исказилось, когда она услышала, что эта мелкая назвала ее пилюлю Нефритовой росы “мелочью”. Она не знала, как ей стоит называть эту девчонку из дворца Линь: высокомерной или невежественной?

Хотя пилюля Нефритовой росы не так драгоценна, как и пилюля Цин Юнь ее мастера, но рецепт можно было найти только в ее клане и больше нигде! Это секретный рецепт, известный исключительно ученикам клана Цин Юнь, а обычные ученики вообще не имели доступа к нему. Как Цзюнь У Се собиралась ей компенсировать ее потерю?

Цзюнь У Се не обратила на него внимания, просто взяла маленькую черную кошку и спросила Мо Цянь Юаня:

- Есть ли здесь печь для изготовления таблеток?

Этот вопрос застал Мо Цянь Юаня врасплох, он смотрел на нее широко раскрытыми глазами.

Мо Цянь Юаня понятия не имел, что задумала Цзюнь У Се. Хотя ему не нравилась Бай Юнь Сянь, он не сомневался в ее способностях, так что он быстро сказал:

- У Се, ты не должна поддаваться их давлению, не волнуйся, я не позволю им тронуть тебя.

- Есть или нет? - твердо спросила Цзюнь У Се, проигнорировав его просьбу.

Мо Цянь Юань немножко обреченно выдохнул и позвал служанку.

После смерти матери его здоровье ухудшилось, в первое время император проявлял заботу и призвал наилучших врачей. Из-за своего слабого тела он нечасто покидал резиденцию, и император, чтобы ускорить его выздоровление, приказал оборудовать печью отдельную комнату в резиденции наследного принца. Вначале, приготовления императора сильно впечатлили Мо Цянь Юаня. Он думал, что его отец действительно желал его скорейшего выздоровления. Узнав о намерениях императора, он выгнал всех врачей и уничтожил все таблетки и эликсиры, приготовленные для него.

- Позволь ей отвести тебя туда, если тебе что-то потребуется, просто сообщи ему. Комната довольно долго не использовалась, я не уверен, что печь все еще можно использовать, - смягчился наконец Мо Цянь Юань, беспомощно глядя на Цзюнь У Се.

Девушка кивнула и пошла за слугой.

Мо Цянь Юань смотрел ей вслед и незаметно сжал кулак так, что побелели суставы.

- В чем дело, императорский брат? - усмехался Мо Сюань Фэй, смотря на бледного Мо Цянь Юаня. - Характер Цзюнь У Се всегда был таким, она не знает различия между небесами и землей, как ты не мог знать этого? Мы говорим о клане Цин Юнь, разве их пилюли можно так легко скопировать? Если я правильно помню, Цзюнь У Се никогда не изучала медицину прежде. Единственная причина, по которой она делает это сегодня, она просто не хочет выставить себя дурой перед тобой.

Когда Цзюнь У Се спросила о комнате с печью, Мо Сюань Фэй засмеялся, хотя ему она не нравилась, ранее они были помолвлены, пусть и из-за давления со стороны дворца Линь. Все, что он понял за тот период – нужно быть терпеливым, чтобы понять ее характер.

Цзюнь У Се была просто высокомерной девчонкой с блестящей внешностью. Если бы она родилась не во дворце Линь, то уже умерла бы черт знает сколько раз из-за своего характера.

Создать пилюлю? Это была просто шутка.

Кто не знал, что молодая госпожа дворца Линь специализировалась на создании всяческих проблем и не обладала никакими талантами.

Даже сегодня она хотела лично создать пилюлю в качестве компенсации Бай Юнь Сянь, разве не станет это полным позором?

С точки зрения Мо Сюань Фэя этими ее возмутительными действиями она пыталась спасти свою репутацию перед своим возлюбленным. Она все время пыталась прыгнуть выше головы, чтобы выглядеть впечатляюще, но это имело свою цену. Она всегда имела склонность следить за внешним видом, но все ее действия выходили за пределами ее возможностей.

Внезапно подумав, кем был ее нынешний “возлюбленный”, он начал мрачнеть с каждой секундой.

- Мне не нужно, чтобы ты рассказывал, какой она человек, - холодно ответил Мо Цянь Юан. В чужих глазах все с ним было ясно. Их отношения были неоднозначными, но на самом деле они были просто союзниками.

У Цзюнь У Се имелись некоторые навыки, это он знал.

Однако ее противницей стала ученица монарха клана Цин Юнь, более того, это был секретный рецепт, к которому у других не было доступа.

Она даже не коснулась пилюли Нефритовой росы, как она могла усовершенствовать ее?

- Если императорский брат обеспокоен, просто убей черную кошку, и все будет решено. Если она воспротивится, все, что тебе нужно будет сделать, это подарить ей другую. Мы не можем позволить другим говорить, что наша королевская семья пренебрегла кланом Цин Юнь, - усмехнулся Мо Сюань Фэй, опасно блестя глазами. Он хотел, чтобы Цзюнь У Се осознала, что Мо Цянь Юань не был хорошим выбором. Даже если он, Мо Сюань Фэй, не хотел ее, отношения между Цзюнь У Се и Мо Цянь Юанем были невозможны.

Принц, который не мог даже защитить свою любимую женщину и драгоценные для нее вещи, был просто мусором.

Мо Цянь Юань впился взглядом в Мо Сюань Фэя: по-видимому, зайдя в его покои вместе с Бай Юнь Сянь, он позабыл об этикете и с каждой минутой вел себя все более самонадеянно.

Этот идиот действительно думал, что мог посеять разногласия в их отношения? Какой глупец.

В нем все еще жил страх той ночи, когда та огромная тень атаковала его. Ни за что на свете он не совершит подобной ошибки, он не станет больше свысока глядеть на эту маленькую черную кошку.

Мо Цянь Юань знал, что, если Мо Сюань Фэй продолжит вести себя так, как сейчас, то, скорее всего, дождется только смерти - черная тень просто перегрызет ему горло.

В это же время Цзюнь У Се следовала за служанкой в комнату с печью для рафинирования. Все было именно так, как и говорил Мо Цянь Юань: чистая комната, но было совершенно очевидно, что она долгое время не использовалась - дно стоявшей там печи оказалось чистым.

- Кисть и бумагу, - приказала служанке Цзюнь У Се, стоявшей в стороне.

Как только письменные принадлежности оказались у нее, она быстро набросала список необходимых трав и отдала его девушке.

Та немедленно забрала исписанный лист и посмотрела на него.

- Доставь эти травы сюда.

Дворцовая служанка безучастно смотрела на Цзюнь У Се, ее руки держали список трав, но она не знала, что с ним делать и чего хочет молодая госпожа Цзюнь.

Цзюнь У Се бросила на нее краткий мимолетный взгляд, и маленькая служанка так впечатлилась холодом в ее глазах, что немедленно развернулась и поспешила наружу.

- Ваша смиренная слуга все подготовит.

- Неужели я настолько страшная? - спросила Цзюнь У Се кошку в своих руках, глядя на удаляющуюся спину служанки.

- Нет, просто это люди со слабыми сердцами, - когда рядом никого не было, черной кошке не нужно было скрывать свою способность говорить.

Люди не знают Цзюнь У Се так, как знает ее она. У Се не надменная и не отчужденная. Она просто… не знает, как ладить с другими… как все нормальные люди.

Только представьте себе, человек с рождения был один, это наверняка отразится на отношениях с другими людьми.

Цзюнь У Се заперли на тринадцать долгих лет, в ее мире была только она сама, горы лекарств и холодное и безжизненное медицинское оборудование.

В то время она за многие годы едва ли произнесла пару слов. Когда маленькая черная кошка в первый раз встретилась с Цзюнь У Се, она подумала, что та немая и страдает аутизмом.

Она на все смотрела холодно, ее глаза никогда не показывали ни следа эмоций.

С юных лет она была в состоянии бесчувственно препарировать еще теплые тела, замачивая еще свежие органы в формалине.

Маленькая черная кошка всегда чувствовала, что ее хозяйка - просто машина, неспособная на эмоции.

Так был до тех пор, пока она не научилась ненавидеть, тогда она сожгла ту клетку, в которой ее держали.

Она наконец освободилась, но больше чем десятилетие заключения приучило ее к замкнутому образу жизни. Входя в общество, она была неспособна общаться с людьми, неспособна взаимодействовать.

Она предпочитала оставаться в ветеринарной клинике, осматривая животных.

Хотя животные неспособны к речи, а Цзюнь У Се не может понять поведение людей, она очень чувствительна и понимает потребности и боль животных. Она знает, почему они страдают, и как помочь им.

Тогда Цзюнь У Се не должна была говорить.

Присоединившись к той организации, она встретила своего единственного друга и начала чувствовать себя человеком.

Увы, небеса дали ей мало времени, все закончилось, прежде чем она смогла научиться вести нормальную человеческую жизнь.

Тех, кто смотрел на Цзюнь У Се как на чудачку, черная кошка ненавидела. Не ее владелица была странной, но те люди были глупы, не зная, как ладить с Цзюнь У Се. Недобросовестный маленький вор был исключением, и это доказывает, что ее хозяйка не бесчувственная, а просто что не знает, как это показать.

Потому что…

Никто никогда не учил ее.

Но маленькая черная кошка верила, что с семьей Цзинь ее хозяйка сможет стать нормальной!

Между тем дворцовая служанка принесла травы, а огонь в печи уже разожгли, температура в комнате начала повышаться.

Цзюнь У Се приказала всем покинуть комнату, сосредоточенно прищурилась и разобрала, рассортировала и обработала все травы. Сейчас она вернулась в те тринадцать лет, которые провела в плену, к тому же взгляду, знакомым движениям умелых рук.

Достать, раздробить, размолоть… мягкие и прекрасные руки Цзюнь У Се казались наполненными волшебством, все, что проходило через них, обрабатывалось с безупречной точностью.

========== Глава 33. Первая пощечина ==========

Медицина этого существующего мира явно очень похожа на традиционную китайскую медицину из предыдущего мира Цзюнь У Се. Хотя она неспособна заниматься западной медициной, китайская - легкость для нее.

Наблюдая, как травы поочередно обрабатываются, маленькая черная кошка покачивает хвостом, неспособная избавиться от чувства дежавю.

Не этим ли занималась Цзюнь У Се прошлое десятилетие? Скрываясь в комнате, трудилась над бесчисленным количеством трав?

В кабинете Бай Юнь Сянь холодно смотрела, как препираются Мо Сюань Фэй и Мо Цянь Юань, ведя настоящую войну.

Темнело, поскольку близился закат, имперский город сверкал в последних остатках заходящего солнца, окутывая дворец завесой опьяняющей красоты.

- Сколько времени я должен ждать? - вопрошал Мо Сюань Фэй, смотря на небо. Его терпение постепенно иссякало.

Прошло больше чем полдня, а Цзюнь У Се все еще не вернулась. Он даже подозревал, что ради ее защиты Мо Цянь Юань приказал своим людям спрятать ее.

Он встал, намереваясь проверить.

- Тебе не терпится, брат мой? - Мо Цянь Юань насмешливо поднял брови, глядя на Мо Сюань Фэя.

Мо Сюань Фэй теперь полагался на Бай Юнь Сянь, и его действия были импульсивными и выходили из-под контроля. Он почти полностью игнорировал статус наследного принца.

- Это резиденция наследного принца, где ты обладаешь абсолютной властью и можешь делать все, что угодно. Я просто надеюсь, что ты не вызовешь трений с кланом Цин Юнь из-за такой мелочи. Я напомню тебе, что стоит принять во внимание то, что кланом Цин Юнь нельзя пренебрегать, - парировал Мо Сюань Фэй.

- Прячешься за женской юбкой и все еще гордишься собой? - издалека прозвучал чей-то холодный голос. Хотя у этого голоса все еще казался несколько незрелым, каждое ее слово было ясно сформулировано, они просто обливали ледяной водой.

В дверях в теплых лучах оранжевого солнца стояла Цзюнь У Се, она практически светилась. Облаченная в чисто белую одежду, укутанная золотым солнечным светом, она казалось нереальной. Она стояла, держа в руках белую фарфоровую бутылочку, а маленькая черная кошка лежала на ее плече. Этот контраст черного и белого был так поразителен, что вся эта сцена напоминала сон.

- У Се, - Мо Цянь Юань встал, испытывая благоговейный страх, как будто его тело не принадлежало ему. Ее, окутанной золотистой закатной дымкой, можно было только созерцать.

Эта прекрасная сцена повлияла и на изумленно наблюдающего появление У Се Мо Сюань Фэя. Этот вид глубоко запал ему в душу. Бай Юнь Сянь заметила его реакцию и закусила нижнюю губу.

Цзюнь У Се вошла в комнату и поставила на стол фарфоровую бутылку, затем она присела, взяв питомицу на руки.

- Вот ваша компенсация, - сказала Цзюнь У Се, не смотря на Мо Сюань Фэя, но глядя прямо на Бай Юнь Сянь.

Бай Юнь Сянь нахмурила брови.

Мо Сюань Фэй все еще пребывал в трансе, только когда он увидел неудовольствие в глазах Бай Юнь Сянь, он пришел в себя. Он немедленно спросил:

- Что это такое?

- Пилюля Нефритовой росы, - ответила Цзюнь У Се.

У Мо Сюань Фэя чуть подрагивали губы, он думал, что Мо Цянь Юань в тайне отослал ее, и не думал, что она все еще слоняется рядом. У нее даже была смелость утверждать, что бутылка на столе была бутылкой с пилюлями Нефритовой росы!

- Цзюнь У Се, как ты смеешь так говорить! Эта шутка - пилюля Нефритовой росы? - да даже если бы его избили до смерти, он никогда не поверил бы, что она смогла изготовить пилюлю Нефритовой росы.

- Бай Юнь Сянь должна знать, - Цзюнь У Се не потрудилась дать хоть какое-то объяснение. Если эти двое мужчин начнут подшучивать и поднимать суету, то кто знает, сколько времени это займет? Ей было не интересно напрасно тратить время.

Мо Сюань Фэй собирался сказать что-то, но Бай Юнь Сянь встала, взяла бутылку со стола и начала довольно резко выговаривать Цзюнь

У Се:

- Госпожа Цзюнь, ваша кошка разрушила мои пилюли, и я не возражаю, но теперь вы просто запихнули что-то в бутылку и говорите, что это пилюля Нефритовой росы? Это оскорбление репутации нашего клана Цин Юнь, и я не допущу подобного!

- Рецепт пилюли Нефритовой росы привилегированный и хорошо охраняемый секретный рецепт клана Цин Юнь. Основываясь на времени, необходимом для изготовления этой пилюли, все уже не так. Для полного рафинирования пилюли Нефритовой росы нужно по крайней мере от трех до пяти дней. Вы потратили только полдня и утверждаете, что это пилюля Нефритовой росы? Вы думаете, что я ребенок, и меня можно легко обмануть? - холодно засмеялась Бай Юнь Сянь, она совсем не верила, что содержимое фарфоровой бутылки было пилюлей Нефритовой росы.

Способ изготовления этой пилюли уникален для их клана Цин Юнь, остальные не знали, что ее рафинирование занимает такой долгий отрезок времени. Эта девчонка из дворца Линь просто подсовывает им какие-то лекарственные пилюли, утверждая, что это пилюля Нефритовой росы. Если она позволит ей насмехаться над ними, шутка действительно подзатянется.

- От трех до пяти дней? - Цзюнь У Се снисходительно взглянула на Бай Юнь Сянь, как будто бросая ей вызов.

Бай Юнь Сянь усмехнулась.

- Почему бы вам не сказать что-то после проверки?

Они так долго препирались, не нужно ли дать возможность фактам говорить за себя самим?

- В этом нет никакой необходимости, - ответила Бай Юнь Сянь, явно издеваясь, она подняла бутылку и попыталась бросить ее на пол.

Мо Цянь Юань быстро встал и сказал с решительным видом:

- Госпожа Бай, к чему такая спешка? Нам просто нужно проверить содержимое бутылки. Если только госпожа Бай не обеспокоена тем, что не сможет распознать пилюлю Нефритовой росы? - Мо Цянь Юань тайком сжал ладони в кулаки, скрыв руки в длинных рукавах. У него мысли спутались, когда он услышал, сколько времени необходимо для изготовления пилюли Нефритовой росы.

Однако когда он увидел спокойствие Цзюнь У Се, он не знал, почему, но и его сердце успокоилось.

Выражение ее лица было по-прежнему спокойным, она никак не отреагировала на комментарии Бай Юнь Сянь.

Он опять напомнил себе, что должен верить ей.

Безусловное доверие Мо Цянь Юаня к Цзюнь У Се и его предыдущие действия и вопросы заставили Бай Юнь Сянь сделать проверку.

Да, они ее заставили.

- Ваше высочество, что вы имеете в виду? - выражение лица Бай Юнь Сянь становилось все уродливее и уродливее.

- Я уверен, что госпожа Бай с легкостью распознает пилюли клана Цинь Юнь, и вы очень разумный человек. Независимо от того, являются ли пилюли, сделанные Цзюнь У Се, подлинными, если вы лично не проверите их, мы можем засомневаться, а способны ли вы сделать это вообще? Другие могут подумать, что вы хотите уничтожить улики. - Мо Цянь Юань принял решение добиться своего.

У Бай Юн Сянь не было возможности отступить. Если она не проверит подлинность пилюль, они действительно могут подумать что-то столь нелепое?

- Ваше высочество полны решимости защитить Цзюнь У Се? Если это так, то я сделаю, как вы хотите. Тем не менее, если пилюли, которые она изготовила, не пилюли Нефритовой росы, то ваше высочество тоже понесет вину за клевету на мой клан Цин Юнь, - резко ответила Бай Юнь Сянь.

- Хорошо, - Мо Цянь Юань стиснул зубы, он шел ва-банк.

Мо Сюань Фэй усмехнулся про себя, не то чтобы он не оставил для него путь для отступления, но Мо Цянь Юань сам искал свою смерть.

Независимо от того, имеет ли наследный принц власть или нет, император и Мо Сюань Фей не могут прикоснуться к нему напрямую, ведь им необходимо поддерживать свою репутацию. Теперь, когда он сам ступил на этот путь без возврата, оскорбив клан Цин Юнь, им не нужно пачкать руки, пусть его раздавит клан Цин Юнь.

Мо Цянь Юань ах, Мо Цянь Юань, ты так глуп. Ты на самом деле оскорбил Бай Юнь Сянь ради этой женщины?

Никто не верит, что Цзюнь У Се способна изготовить пилюлю Нефритовой росы, подлинность ее не имеет значения.

Цзюнь У Се посмотрела на Мо Цянь Юаня, думая, что если Бай Юнь Сянь откажется проверять подлинность пилюли, она сможет заставить ее сделать это. Но после вмешательства Мо Цянь Юаня она промолчала.

Мо Цянь Юань прибегнул к имени клана Цин Юнь, и Бай Юнь Сянь была вынуждена осуществить проверку подлинности. Ее внешнее спокойствие скрывало затаившуюся глубоко в сердце ненависть к Цзюнь У Се и Мо Цянь Юаню. Никто и никогда не смел говорить с ней в таком тоне.

Бай Юнь Сянь холодно улыбнулась и открыла бутылку с пилюлями.

Как только она открыла крышку, в воздухе разлился слишком знакомый ей аромат, точно такой же, как и у пилюль Нефритовой росы, разбросанных по полу.

Бай Юнь Сянь побледнела, ее глаза расширились от удивления.

- Невозможно… - как ученица клана Цин Юнь, Бай Юнь Сянь делала пилюли Нефритовой росы бесчисленное количество раз, и их аромат глубоко отпечатался в ее сердце.

Запах из этой бутылки был точно таким же?

Ошарашенный вид Бай Юнь Сянь напряг Мо Сюань Фэя, его лицо потемнело.

- Вы убеждены? - спросила Цзюнь У Се, чуть приподняв брови и медленно и спокойно потягивая чай.

- Я не убеждена, - сквозь зубы процедила Бай Юнь Сянь.

Он высыпал блестящие, как белый нефрит, пилюли на руку, они ничем не отличались от разбросанных по полу. Бай Юнь Сянь снова и снова со всей своей дотошностью разглядывала их, ощущая все усиливающийся холод в сердце.

Это явно были пилюли Нефритовой росы!

- Как это возможно… - губы Бай Юнь Сянь дрожали, она не в силах была поверить самой себе.

Мо Сюань Фэй увидел неверие в глазах Бай Юнь Сянь, и его сердце упало. Он поспешно вскочил на ноги и сказал:

- Несмотря на то, что внешний вид и запах действительно похожи, пилюли все-таки подделка. Будь уверена, Юнь Сянь, дерзкая Цзюнь У Се проявила непочтительность к тебе и клану Цин Юнь, справедливость будет восстановлена.

Я не позволю Бай Юнь Сянь признать подлинность этих пилюль Нефритовой росы!

Бай Юнь Сянь безучастно посмотрела на Мо Сюань Фея, прежде чем ее осенило.

А ведь верно: это в ее власти - признать эти пилюли Нефритовой росы настоящими или же подделкой. Если она провозгласит их подделкой, они ими и будут считаться, вне зависимости от их подлинности.

Бай Юнь Сянь взяла себя в руки, надев свою обычную ледяную маску на лицо.

- Госпожа Цзюнь, это не пилюли Нефритовой росы клана Цин Юнь.

- Теперь я вижу, каковы ученики клана Цин Юнь, - сказала Цзюнь У Се, бросив хлесткий промораживающий до костей взгляд на Бай Юнь Сянь, изо всех сил пытавшуюся казаться спокойной.

Бай Юнь Сянь пробрала дрожь под этим взглядом.

- Если это не пилюли Нефритовой росы, то что это? - спросила Цзюнь У Се, слегка наклонив голову, глядя на Бай Юнь Сянь.

- Это лишь некоторые специи, даже не могу назвать их лекарством, - сухо сказала Бай Юн Сянь.

- Да? - спросила Цзюнь У Се, сузив глаза.

- Госпожа Цзюнь пытается выдать эту низшую имитацию за настоящие пилюли, я должна сказать, что мной достаточно пренебрегли, - Бай Юню Сянь ликовала, видя молчание Цзюнь У Се, уверенная, что ситуация находится под ее контролем.

Цзюнь У Се же сидела спокойно и поглаживала маленькую черную кошку. Бай Юнь Сянь собиралась продолжить свою тираду, когда ее противница пробормотала:

- Я послала бутылку Его Величеству.

Бай Юнь Сянь стояла, разинув рот.

Что она сказала!

- К настоящему времени, императорские врачи должны были проверить их подлинность, и послать их его величеству, - Цзюнь У Се подняла глаза, наблюдая, как побледнело и напряглось лицо Бай Юнь Сянь.

У Бай Юнь Сянь от шока дрожали губы.

Лицо Мо Сюань Фэя потемнело, он никак не мог себе представить, что у Цзюнь У Се такой козырь в рукаве!

========== Глава 34. Вторая пощечина ==========

Несколько бутылок пилюль Нефритовой росы уже были подарены его величеству, когда Бай Юнь Сянь только прибыла в императорский город королевства Ци. Любое лекарство, принимаемое императором, должно проверяться императорскими врачами, чтобы удостовериться, что оно безопасно. Императорские врачи способны повторить мириады лекарств, проходящих через их руки, они легко смогут определить их свойства.

Мо Сюань Фэй хотел, чтобы Бай Юнь Сянь объявила эти пилюли фальшивкой, и Цзюнь У Се не смогла бы это опровергнуть. В конце концов, что значили слова Цзюнь У Се по сравнению со словами уважаемой ученицы клана Цин Юнь? Никто бы не поверил им.

Никто и не подумал, что Цзюнь У Се подготовилась к их возможным вероломным действиям при проверке таблеток.

Оказавшись в руках императора, пилюли Нефритовой росы, подаренные Бай Юнь Сянь, должны были пройти через

императорских врачей, которые проверили их свойства и содержание. Подлинность этих пилюль, имея оригинальные, легко можно будет установить.

Судя по реакции Бай Юнь Сянь, Мо Сюань Фэй предположил, что пилюли Нефритовой росы, приготовленный Цзюнь У Се, были подлинными!

Когда Цзюнь У Се стала такой умной?

Мо Цянь Юань наблюдал за разворачивающейся сценой и вздохнул от облегчения. Он легко улыбнулся, продолжая внимательно следить за Цзюнь У Се.

Эта на вид молодая, тихая девочка, более способна, чем кажется!

Цзюнь У Се могла попросить Бай Юнь Сянь послать эти пилюли императорским врачам для проверки, но она сдержалась, соблазнив ту объявить пилюли фальшивкой, прежде чем сказать, что она послала бутылку императору.

Когда станет известно, что императорские врачи установили подлинность пилюль Нефритовй росы, а Бай Юнь Сянь не смогла этого сделать, это будет означать, что она либо не квалифицирована, либо питала неприязнь и сознательно солгала!

Бай Юнь Сянь уже не могла взять свои слова назад, этот гениальный ход Цзюнь У Се был эквивалентен самой настоящей пощечине.

Причем весьма звонкой пощечине!

Одним-единственным движением Цзюнь У Се влепила пощечину Бай Юнь Сянь и унизила Мо Сюань Фэя.

Он недоверчиво, будто незнакомку, рассматривал Цзюнь У Се.

Разве это не та подлизывающаяся девочка, бегавшая за ним и требовавшая его внимания? Или та невоспитанная, грубая идиотка?

Почему Цзюнь У Се казалась ему такой незнакомой, отдаленной?

Он думал, что Цзюнь У Се вела себя холодно и отчужденно из-за того, что он променял ее на Бай Юнь Сянь, и, пытаясь привлечь его внимание, она подражала холодным манерам Бай Юнь Сянь, думая, что ему это в ней нравилось. Теперь было ясно, что он выдавал желаемое за действительное.

Цзюнь У Се из прошлого не разбиралась в медицине, не говоря уже о создании пилюль Нефритовой росы. Тайно послать пилюли императору, Цзюнь У Се, которую он знал, не была способна на такое!

Теперь, в этой ситуации, он чувствовал, как эти пощечины сбросили его с пьедестала высокомерия, и отчаяние от поражения глубоко проникло в него.

Нет!

Он не позволит этому произойти!

- Цзюнь У Се, как ты могла послать их моему отцу-императору? Это может отравить его! Юнь Сянь, идем со мной к отцу, мы не можем позволить чему-то случиться с ним, - Мо Сюань Фэй не был великодушен, когда подхватил Бай Юнь Сянь под руку и поспешил прочь.

Он не мог позволить Цзюнь У Се одержать победу, он доберется до своего императорского отца первым, и сделает так, чтобы он приказал императорским врачам объявить, что пилюли Нефритовой росы были фальшивкой, Цзюнь У Се должна познать его гнев!

Утаскиваемая Мо Сюань Фэем, Бай Юнь Сянь потеряла свое обычное самообладание из-за спешки. Было предельно ясно, что если императорские врачи проверят пилюли и установят их подлинность, она перенесет чрезвычайные позор и унижение.

Цзюнь У Се сидела, наблюдая за драматическими выходками Мо Сюань Фэя, не делая попыток остановить его.

Пока У Се бездействовала, Мо Цянь Юань решил поиздеваться над уходящими:

- Второй брат, к чему такая спешка? Если с пилюлями будет какая-то проблема, императорские врачи не позволят лекарству сомнительного происхождения достичь нашего императорского отца, - Мо Цянь Юань жестоко и с улыбкой насмехался над взволнованным Мо Сюань Фэем, отплачивая ему за все перенесенные притеснения, ослабляя тем самым тяжелый узел в своей груди.

Будучи беспомощным против брата, он был счастлив созерцать звучную “пощечину” Мо Сюань Фэю от Цзюнь У Се. Он чувствовал себя великолепно!

Мо Сюань Фэй был не в настроении препираться с Мо Цянь Юанем, ему просто требовалось оправдание, чтобы быстро уйти. Независимо от того, сумеет ли он остановить императорских врачей, покинув резиденцию наследного принца, он сможет притвориться, что ни одного из сегодняшних событий никогда не происходило, и спасти хотя бы частично и свое достоинство, и репутацию Бай Юнь Сянь.

Увы, небеса, казалось, что-то имели против Мо Сюань Фэя. Покидая покои наследного принца, он столкнулся с двумя широко улыбающимися дворцовыми евнухами, несущими поднос драгоценностей.

- Ваше высочество, госпожа Бай, я так и думал, что найду вас здесь. Пилюли Нефритовой росы от госпожи Бай приняты, и его величество дарит эти драгоценности для удовольствия госпожи Бай, - евнух, несущий подарки, был личным старшим евнухом его величества.

- Что ты сказал? - Мо Сюань Фэй не мог поверить своим ушам.

Евнух был несколько озадачен мрачным выражением лица Мо Сюань Фэя и начал запинаться:

- Его… его величество приказал вашему… скромному слуге… принести эти подарки…

- Ты сказал, что Юнь Сянь послала пилюли императорскому отцу? - Мо Сюань Фэй смотрел на евнуха широко раскрытыми от удивления глазами, Бай Юнь Сянь была же мертвенно-бледной.

Евнух не знал, что делать в этой ситуации, пилюли Нефритовой росы создавались только кланом Цин Юнь, их, должно быть, послала Бай Юнь Сянь.

Мо Цянь Юань, презрительно искривив рот, наблюдал за ошеломленными людьми, стоявшими в дверном проеме, и повернулся, чтобы посмотреть на Цзюнь У Се, которая все еще спокойно сидела и потягивала свой чай.

Цзюнь У Се знала, что Мо Сюань Фэй сможет вывернуться из этой ситуации. Она тайно послала пилюли его величеству и сделала это от имени Бай Юнь Сянь! Император, чтобы получить поддержку от клана Цин Юнь, пошлет подарок в ответ, и эту ускорит развитие ситуации.

Подарки просто показали, что пилюли, посланные Цзюнь У Се, были проверены императорскими врачами и переданы императору.

Теперь стало предельно ясно, были ли те пилюли Нефритовой росы подлинными.

Сверхъестественное время прибытия евнуха с подарками не оставило Мо Сюань Фэю места для маневра.

- Цзюнь У Се, ты посмела обманывать его величество! Те пилюли были не от Юнь Сянь! - глаза Мо Сюань Фэя были полны злобы, он отказывался быть игрушкой Цзюнь У Се, женщины, которую он когда-то оставил.

Цзюнь У Се чуть приподняла брови:

- Они принадлежат ей.

- Что за ерунда!

Цзюнь У Се была полна безразличия, отвечая на этот выпад:

- Замена бутылке, которую разбила моя кошка.

Она ведь гарантировала, что даст Бай Юнь Сянь компенсацию.

- Результат налицо, Бай Юнь Сянь, каково ваше заключение? - Цзюнь У Се остановила ее вымораживающий пристальный взгляд на бледной дрожащей оппонентке.

Бай Юнь Сянь стояла, закусив губу. Она не хотела признавать подлинность пилюль Нефритовой росы, но теперь из-за интриг Цзюнь У Се это было трудно опровергнуть.

Но как это было возможно?

Цзюнь У Се была просто молодой госпожой из дворца Линь, она никак не могла знать рецепт пилюли Нефритовой росы. То, что она смогла их изготовить, было просто невозможно!

Кроме того, она сделала это за полдня! Было уже невообразимо то, что она рафинировала бутылку пилюль Нефритовой росы за такой короткий промежуток времени, но она сделала ДВЕ бутылки!

- Твоя печь в той комнате старая и вся разваливается, я много времени потратила впустую, - Цзюнь У Се же во время ступора своих врагов ворчала на Мо Цянь Юаня.

Из-за долгого простаивания большей части оборудования Цзюнь У Се смогла сделать какие-то две ничтожные бутылки вместо пяти.

Мо Цянь Юань задушил свой смех в зародыше при мысли о Бай Юнь Сянь, сказавшей, что для производства пилюль Нефритовой росы были нужны три-пять дней, а Цзюнь У Се смогла сделать две бутылки за полдня. А теперь она утверждает, что оборудование все обветшало и испортилось, практически прямо говоря Бай Юнь Сянь, что способна создать больше в идеальных условиях!

Этот невысказанный выговор и невинное ворчание стали второй пощечиной Бай Юнь Сянь.

Так волнительно! Ее можно было практически услышать!

Мо Цянь Юань наконец-то понял презрение Цзюнь У Се к пилюлям Нефритовой росы.

Хваленые драгоценные пилюли Нефритовой росы Бай Юнь Сянь в руках Цзюнь У Се обернулись простыми булыжниками, бросаемыми той в лицо.

- Цзюнь У Се, как вы смогли узнать рецепт лекарства клана Цин Юнь? - Бай Юнь Сянь вся кипела от гнева, ее так никогда не оскорбляли.

- Вам для этого нужен рецепт? Его можно назвать, лишь понюхав пилюли, - Цзюнь У Се вела себя беспечнее некуда.

Бай Юнь Сянь еще больше разозлилась от ее презрительного тона.

Мо Сюань Фэй, ощущая, что ситуация выходит из-под контроля, придержал Бай Юнь Сянь за плечо.

- Мы просто пошутили сегодня, становится поздно, мы должны уйти, - резко сказал Мо Сюань Фэй, думая, что их уже достаточно оскорбили и оставаться более не было смысла.

- Никто ведь никуда не спешит, мой уважаемый брат. Госпожа Бай не проверила подлинность пилюль, - Мо Цянь Юань не желал отпустить его так легко.

Бай Юнь Сянь убийственным взглядом пробуравила Цзюнь У Се.

Изо всех сил пытаясь подобрать слова, она слабо пробормотала:

- Те пилюли… это… пилюли Нефритовой росы.

Эти слова, казалось, истощили ее полностью, ее ноги подкосились…

- Юнь Сянь! - Мо Сюань Фэй дернулся, чтобы поддержать ее, и процедил сквозь стиснутые зубы: - Мы не станем больше здесь задерживаться, Юнь Сянь, кажется, не здорова, мы наверстаем упущенное в другой день.

Не дожидаясь ответа Мо Цянь Юаня, Мо Юань Фэй поспешил прочь, придерживая Юнь Сянь.

Смущенный евнух, принесший подарки, поспешил за вторым принцем, чтобы отдать драгоценности.

Когда все ушли, Мо Цянь Юань больше не мог сдерживать свою радость и от всей души рассмеялся:

- Цзюнь У Се, Цзюнь У Се, ты удивляешь меня все больше! Унижение моего брата и Бай Юнь Сянь сегодня было достойно созерцания! Вначале ты скрыла правду, заманивая их все глубже в свою ловушку, позволяя им хвастаться, прежде чем уронить карающий топор. Это было очень порочно! Ха-ха-ха!

Цзюнь У Се поглядела на от души смеющегося Мо Цянь Юаня и задумалась.

Порочно? Я так не думаю.

Унижение, которое они перенесли сегодня, было их собственным наказанием. Зло порождает только зло.

- Но твои сегодняшние действия вызвали гнев этих двоих, - предупредил Мо Цянь Юань.

- Несомненно, - Цзюнь У Се опустила глаза, скрыв смертоносную вспышку во взгляде.

========== Глава 35. Армия Жуй Линь ==========

От постоянной подпитки Нефритовым нектаром семя лотоса, посаженное Цзюнь У Се, продолжало пускать ростки и расцветать, смешивающиеся богатые ароматы лотоса и вина окутывали комнату Цзюнь У Се.

Аромат наполнял Цзюнь У Се духовной энергией, даже когда она спала.

Договорный дух-растение может казаться бесполезным, однако его методы культивирования были до смешного просты.

Всего за две недели Цзюнь У Се смогла собрать духовную энергию в своем теле.

Глядя на алое свечение ладоней, Цзюнь У Се наконец-то испытала чувство удовлетворения, позволив ему отразиться в глазах.

Духовная энергия в этом мире делилась на семь стадий по цветам радуги.

Красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий и фиолетовый.

Цзюнь У Се только что накопила духовную энергию, алый ореол ладоней свидетельствовал о том, что она стала красным духом.

Духовная энергия может быть развита только после пробуждения договорного духа. Это означает, что люди этого мира начинают тренироваться всерьез только с четырнадцати лет. Перед этим они должны укрепить тело, сухожилия, артерии и вены при подготовке к пробуждению. Первоначально, прежде чем она приняла это тело, Цзюнь Сянь тренировал и растил Цзюнь У Се с совсем нежного возраста, готовя ее к духовному пробуждению, и сделал ее чрезвычайно восприимчивой к духовному развитию.

С четырнадцати лет люди вынуждены полагаться на своих договорных духов, чтобы непрерывно культивировать их духовную энергию. Когда их духовная энергия увеличивается, дух поглощает больше, позволяя им вырасти.

Все переплетено и взаимозависимо.

Когда среднестатистический человек начинает культивировать духовную энергию, его организм в состоянии собирать лишь небольшое ее количество, и энергия проявляется во вне его лишь спустя полгода.

Однако Цзюнь У Се потратила только полмесяца, чтобы достигнуть этого. Узнай кто-нибудь об этом, он до смерти перепугался бы!

Цзюнь У Се внезапно убрала алое свечение, заставив его исчезнуть, в следующую секунду в дверь постучали.

После того, как она начала культивировать, ее пять чувств усилились.

- Войдите.

Дверь скрипнула, открывшись, и она увидела Лун Ци, стоящего на пороге и почтительно кланяющегося:

- Второй мастер пригласил госпожу к себе.

- Хорошо.

Лун Ци шел впереди, ведя ее на тренировочные площадки, это место выглядело впечатляющим, все четыре стены были увешаны оружием.

В центре стояла одинокая фигура, держащая меч. Его движения были быстры и жестоки, точны и остры, его одежда вся пропиталась потом, однако упражнявшегося, казалось, это не заботило.

- Дядя, - Цзюнь У Се обратилась к тренировавшемуся.

Как только он услышал ее, Цзюнь Цинь немедленно вложил свой меч в ножны на спине, и четко и ярко улыбнулся:

- Ты здесь, У Се.

Цзюнь У Се быстро проанализировала его состояние, осмотрев с головы до пят. Никто не мог себе представить, что совсем недавно тот же самый человек был калекой, стоявшим одной ногой в могиле.

Как только Цзюнь Цинь обнаружил, что может стоять, он тренировался тайком, ежедневно доводя себя до предела на этом скрытом полигоне, пытаясь наверстать упущенное время, то самое, когда у него не двигались ноги.

- Я позвал тебя сюда сегодня, подумав, что было бы хорошо прогуляться, ведь в последнее время стоит хорошая погода. Я хотел бы, чтобы моя прекрасная племянница сопровождала меня в любовании столь же прекрасной весной, - Цзюнь Цинь тепло улыбнулся и передал меч Лун Ци.

Цзюнь У Се без колебаний согласилась побродить с Цзюнь Цинем.

Переодевшись, Цзюнь Цинь сел в свое инвалидное кресло, и Лун Ци выкатил его из ворот дворца Линь, и погрузил в карету с уже сидевшей в ней Цзюнь У Се.

Экипаж некоторое время покружил по имперскому городу. Все это время Цзюнь У Се не интересовалась окружающим и не обращала внимания на давку и суматоху города, продавцов, рекламирующих свой товар или переговаривающихся людей. Она сидела, опустив глаза, и гладила и нежила кошку, спокойно умостившуюся на ее коленях.

Смотря на Цзюнь У Се, Цзюнь Цинь не мог не вздохнуть.

Цзюнь У Се никогда не была болтушкой, но вид этой цветущей и такой тихой девочки заставлял его беспокоиться.

Через какое-то время карета, наконец, остановилась. Лун Ци помог Цзюнь Циню выбраться, и Цзюнь У Се последовала за ними, спустившись.

Покинув экипаж, она огляделась, пытаясь понять, где находится, и была крайне озадачена.

Всего в нескольких метрах располагался армейский гарнизон. Цзюнь У Се обернулась и увидела, что имперский город остался далеко позади. Оказывается, они уехали из столицы.

- Семья Цзюнь известна нашей армией Жуй Линь, и, как дочь семьи Цзюнь, ты рано или поздно должна была приехать сюда, - с гордостью объявил Цзюнь Цинь, сидя в инвалидном кресле, пока Лун Ци подталкивал его сзади.

- Госпожа, пожалуйста, идите со мной, - почтительно сказал Лун Ци, начиная двигаться к баракам.

Армия Жуй Линь, самая свирепая армия королевства Ци, доказала свою храбрость на бесчисленных полях сражений. Ее репутация неслась впереди ее самой, она в течение долгих лет заставляла их врагов держаться в приемлемых рамках.

В последние годы королевство Ци наслаждалось стабильностью границ, только тогда Цзюнь Сянь вернул назад армию Жуй Линь. Чтобы избежать подозрений императора, Цзюнь Сянь разместил большинство вооруженных сил, казармы и гарнизон подальше от имперского города. Он оставил семью Цзюнь в столице, чтобы успокоить правителя, в случае бунта троица семьи Цзюнь всегда в пределах досягаемости императора.

Было известно, что только потомки семьи Цзюнь могут командовать армией Жуй Линь.

Держа в руках жизни членов семьи Цзюнь, можно косвенно управлять армией Жуй Линь.

Это был первый раз, когда Цзюнь У Се ступила в бараки армии Жуй Линь.

Стоял полдень, солнце сильно палило, огромные казармы патрулировала только одна группа солдат, остальной лагерь был тих.

Лун Ци, толкающий инвалидное кресло, привел Цзюнь У Се в самую глубь казарм. Окутанная полной тишиной, молчавшая Цзюнь У Се следовала за ними, внимательно осматривая все, что видела.

В казармах никого не было, в гарнизоне не было и следа присутствия армии Жуй Линь. Известнейшая, крайне опасная армия Жуй Линь, кажется, бесследно исчезла.

Однако когда Цзюнь У Се вошла в учебные полигоны, ее глаза расширились.

Ряд за рядом, полностью бронированные солдаты участвовали в тренировочном сражении под палящими лучами солнца, все они держали в руках оружие. Тяжелый неподвижный воздух разрезался взмахами их клинков.

Атмосфера вблизи сражавшихся угнетала и подавляла.

- Это армия Жуй Линь, принадлежащая нашей семье Цзюнь, наш самый острый меч. У Се, помни, этим мечом может владеть только семья Цзюнь, - сказал Цзюнь Цинь, повернувшись к ней. Его улыбка исчезла, а глаза стали холодными.

Армия Жуй Линь, самый сильный талисман семьи Цзюнь, защищавший их на протяжении веков, но она может навлечь подозрения императора.

Цзюнь У Се после перерождения много слышала об армии Жуй Линь, и сегодня она наконец увидела своими глазами этих свирепых воинов, которых боялись все.

Стотысячное войско без единой жалобы тренируется под палящим солнцем. Цзюнь У Се не думала, что такое возможно, если бы сама не стала этому свидетелем. Такая дисциплинированная и свирепая армия!

- Армия Жуй Линь может полностью разгромить врага, пока часть ее забирает голову вражеского генерала. Помни это, Цзюнь У Се, никакая армия Ци не стоит даже сотой доли армии Жуй Линь. Мы управляем огромной силой, - Цзюнь Циня больше не был ее мягким и озорным дядей. Его взгляд был пристальным взглядом командующего армией, твердый и гордый.

Любой солдат из армии Жуй Линь может легко сразиться с пятью и победить. Многих интересовало, сколько семья Цзюнь пролила пота и крови, добившись командования такой грозной силой, готовой сражаться под их знаменем.

Но никто этого не знал.

Многие пытались переманить людей армии Жуй Линь, но все они погибли или были бесцеремонно выброшены.

Они - самое острое лезвие, клинок, который никогда не будет направлен на семью Цзюнь!

- Я понимаю, дядя, - ответила Цзюнь У Се, скрывая в сердце страх. Эта поездка в армию Жуй Линь не была простым визитом. Цзюнь Цинь считал, что Цзюнь У Се должна узнать об их выдающейся армии, и больше не смотрел на нее как на невинного и неосведомленного ребенка.

Цзюнь Цинь смягчил свой пристальный взгляд и одобрительно кивнул.

- Твой приезд в казармы сегодня - это и мое желание, и желание твоего деда. Есть кое-что, что мы должны отдать тебе, - сказав это, Цзюнь Цинь подал знак Лун Ци.

Повинуясь его жесту, Лун Ци передал Цзюнь У Се парчовый мешочек.

На черном парче серебряной шелковой нитью был вышит цилинь*, парящий над облаками, весьма благоприятный знак. В мешке лежали три трубки толщиной с ее палец. Увидев их, Цзюнь У Се удивленно посмотрела на своего дядю.

Цзюнь Цинь объяснил:

- Это сигналы Парящего облака армии Жуй Линь. Потяни рычаг, и высоко в небо выстрелит вспышка, приведя к тебе армию Жуй Линь. У Се, мы с твоим дедушкой волновались, что ты будешь опрометчива и неспособна понять серьезность происходящего в таком юном возрасте, и не решались вручать тебе что-то, мобилизующее армию Жуй Линь. Однако ты недавно удивила нас своими изменениями, и мы решили, что ты достаточно зрелая, чтобы справиться с владением сигналом Парящего облака, - сигнал Парящего облака - секрет семьи Цзюнь и очень тщательно охраняется. Запуск сигнальной ракеты мобилизует всю армию Жуй Линь.

Это доверие стало наградой для Цзюнь У Се. Цзюнь Цинь с Цзюнь Сянем передали ей самое острое лезвие.

- Спасибо, - это было все, что Цзюнь У Се могла сказать. Три легких крошечных трубки, но последствия их применения, казалось, весили тонну.

- Мы - семья, нет нужды в благодарностях, - Цзюнь Цинь улыбнулся, он знал, сигналы были в хороших руках.

С недавнего времени Цзюнь У Се состояла в близких отношениях с наследным принцем, чье здоровье улучшалось, как и его характер. Его репутация значительно улучшилась и при дворе, и среди простых людей. Это было хорошо, но не для всех.

Дворец Линь оградит Цзюнь У Се от любых интриг и не позволит причинить ей вред. Людям, замышляющим что-то недоброе, лучше трижды подумать, смогут ли они противостоять мощи всей армии Жуй Линь, штурмующей их в отместку!

Комментарий к Глава 35. Армия Жуй Линь

* Цилинь - это одно из древнейших мифических животных на Земле, наряду с драконом и фениксом, а также, бесспорно, куда более древнее, чем все европейские и индийские единороги, вместе взятые. Это своего рода химера: как правило, у него несколько рогов, зелёно-голубая чешуйчатая кожа, тело с копытами коня или оленя, голова дракона и медвежий хвост.

========== Глава 36. Массовое производство ==========

Придя в казармы армии Жуй Линь, Цзюнь У Се наконец поняла мощь, стоявшую за семьей Цзюнь. Острое лезвие этого клинка убило многих, кто строил заговоры против семьи Цзюнь, и тяжело давило даже на императора, сдерживая любые его шаги против них.

Цзюнь Сянь и Цзюнь Цинь отступили и уступили свою власть, поскольку не существовало достаточно способных людей, могущих управлять армией Жуй Линь.

Теперь это изменилось!

После возвращения из казарм армии Жуй Линь Цзюнь У Се пошла прямо в аптеку.

Острый клинок семьи Цзюнь должен быть заточен.

С того дня Цзюнь У Се не покидала дворец Линь, скрываясь в своей аптеке. Каждый божий день ей доставляли ворохи лекарственных трав. Несмотря на то, чтобы она не навещала резиденцию наследного принца, Мо Цянь Юань через день посылал ей Нефритовый нектар.

Даже распускающийся лотос был перемещен в аптеку, и никто не знал, чем она там занималась.

Цзюнь У Яо открыл дверь и увидел миниатюрную фигурку, крепко спящую, откинувшись на стуле.

Безмятежная красота Цзюнь У Се блистала, пока она спала. Не было ее обычной холодности и отдаленности.

Цзюнь У Яо поглядел на ящики в углу, шагнул к Цзюнь У Се и осторожно поднял ее.

- Мяу, - маленькая черная кошка, спящая на коленях Цзюнь У Се, пошевелилась, увидела Цзюнь У Яо, и вжалась обратно в объятия спящей Цзюнь У Се.

Движения черной питомицы пробудили хозяйку, и Цзюнь У Се открыла глаза. Увидев озорное лицо Цзюнь У Яо, она снова прикрыла веки .

- Не приди я сюда, ты превратила бы аптеку в свой дом? - спросил Цзюнь У Яо, приподняв брови.

- Сколько я спала? - Цзюнь У Се протерла сонные глаза, стирая подсохшие слезинки из уголков.

- Почему ты так упорно работаешь? Армия Жуй Линь уже сильна. Ты что, думаешь, что сделана из железа? Ты не можешь сделать укрепляющие лекарства для целой армии! - сказал Цзюнь У Яо, присаживаясь на стул и устраивая ее на своих коленях, после чего мягко заправил ей за уши выпавшие из прически пряди волос.

- Почему бы и нет? - возразила Цзюнь У Се.

Мало кто сумел бы справиться с созданием лекарств для стотысячной армии, но с ее скоростью это могло быть сделано.

Цзюнь У Яо засмеялся и прижался своим лбом к ее, нежно сказав:

- Я думал, что ты заботилась только об отце и сыне семьи Цзюнь.

В течение месяца были готовы десятки ящиков укрепляющих лекарств, они были забиты им доверху.

Солдаты армии Жуй Линь - взрослые мужчины, развивавшие свои внутренние силы в течение долгого периода времени. Жесткая военная подготовка развила их тела до совершенства, но состояние их вен и артерий, чье состоянии критически сказывалось на духовном развитии, было крайне трудно улучшить. Этот факт был широко известен: чем сильнее вены и артерии, тем быстрее духовное развитие.

До достижения человеком взрослого возраста можно укрепить вены и артерии с помощью медицинских препаратов. Как только люди становились взрослыми, их вены и артерии тоже как бы “созревали”, дальнейшее их развитие было делом весьма трудным.

На обширных территориях многие стремились найти способы развивать вены и артерии взрослых людей, лишь очень немногие добились успеха.

Но к таким успешным не относились Ни Бай Юнь Сянь, ни ее мастер.

Даже монарх клана Цин Юнь не может разработать такие лекарства, но Цзюнь У Се создала их в таком огромном количестве, что казалось будто они не нуждались в деньгах. Она намеревалась отдать эти пилюли десяткам тысяч простых солдат.

========== Глава 37. Коварство императорской семьи ==========

Только услышав об этом, можно сойти с ума!

Цзюнь У Се не ответила на заявление Цзюнь У Яо и высвободилась из его объятий. Она пошла к печи, чтобы добавить больше дров.

Эту печь она выпросила у Цзюнь Циня после посещения казарм.

Она была огромной, качественной, и лучше всего подходила для создания большого объема лекарств.

Производство укрепляющего препарата для стотысячной армии было непреодолимой задачей.

Но для Цзюнь У Се это было относительно легко.

Рядовой практик медицины избегает массового производства любых лекарств из-за неспособности контролировать точное количество трав в дозах, что приводит к грубым ошибкам и потерям.

Для Цзюнь У Се это не было проблемой, поскольку в прошлой жизни ее навыки были точнее, чем у машины. Лекарства, произведенные ее руками всегда были безупречны.

Пусть самое острое лезвие дворца Линь - армия Жуй Линь – будет заточено еще больше!

Цзюнь У Яо, подперев ладонью подбородок, лениво наблюдал за работающей Цзюнь У Се. Он потер длинные тонкие пальцы, все еще ощущая тепло ее тела.

Он вынужден был признать, что движения этой девочки одновременно плавные и решительные! Его губы были изогнуты в улыбке, пока он смотрел на сосредоточенную У Се, легко и без усилий делающей все больше и больше.

Пока Цзюнь У Се была занята лекарствами, в императорском дворце было очень неспокойно…

После оскорбительного эпизода во дворце наследного принца с участием Цзюнь У Се Бай Юнь Сянь была очень угрюмой. Мо Сюань Фэй что только не попробовал, чтобы приободрить ее, но безрезультатно.

Эта госпожа отвергла его, и Мо Сюань Фэй пошел к императору.

- Отец, Цзюнь У Се становится довольно дерзкой, вы продолжите потворствовать им? - спросил Мо Сюань Фэй, становясь на колени в императорском кабинете, нахмурив брови, словно от боли.

Император поднял глаза от свитков, которые просматривал:

- Мы бесчисленное количество раз говорили тебе избегать резиденции наследного принца.

Мо Сюань Фэй закусил губу и продолжил умолять:

- Но изменение наследного принца очень странное! Его здоровье улучшается, характер возвращается к нормальному, он часто выходит из императорского дворца, занимаясь благотворительностью в городе… Он что-то планирует! Я… как ваш сын и вассал, не спокоен.

Когда яд цветка ночной пшеницы вывели из организма, Мо Цянь Юань возвратил свою силу. С его изяществом и естественным талантом было легко завоевывать сердца людей. Мать Мо Цянь Юаня, покойная императрица, была известна своей добродетелью, и это располагало к нему людей.

Ощущая возвращение силы Мо Цянь Юаня, Мо Сюань Фэй становился все более обеспокоенным.

Император вздохнул:

- Ты упомянул на днях, что пилюли Нефритовой росы были сделаны Цзюнь У Се. Это так?

Мо Сюань Фэй поколебался мгновение, но сказал:

- Да.

- Рецепт пилюль Нефритовой росы принадлежит исключительно клану Цин Юнь, как Цзюнь У Се узнала его? Кроме того, ты слишком хорошо знаешь ее характер. Высокомерная и невежественная, как это может быть она? - император, сузив глаза, пристально рассматривал стоящего на коленях сына.

- Это… Ваш сын не знает, хотя, говорят, что во дворец Линь недавно привезли много медицинских книг. Может быть… они тайно сотрудничают с кем-то, кто в свою очередь преподает Цзюнь У Се медицину, - предположил задумчиво нахмурившийся Мо Сюань Фэй. Цзюнь У Се смогла рафинировать пилюлю Нефритовой росы. Это было просто невероятно. После раздумий он продолжил: - Отец! Ранее Цзюнь Цинь был отравлен, императорские врачи объявили, что он скоро покинет этот мир. Но с тех пор прошло уже достаточно много времени, и во дворце Линь все тихо. Цзюнь Цинь все еще жив, это довольно подозрительно!

Император, пронзив сына холодным взглядом, задал следующий вопрос:

- Если то, что ты говоришь, верно, во дворце Линь есть одаренный доктор?

- Я не хотел бы оклеветать их, но, видя, что Цзюнь Цинь все еще жив, это кажется единственной возможностью. Это объясняет, как Цзюнь У Се удалось создать пилюли Нефритовой росы и восстановить здоровье наследного принца после того, как они сблизились! Я волнуюсь за вас, отец! - подобострастно воскликнул Мо Юань Фэй.

Император задумался над этим, пристально разглядывая Мо Сюань Фэя.

- Какие отношения между тобой и Бай Юнь Сянь? - спросил император.

Мо Сюань Фэй торопливо ответил:

- Она была тронута моим отношением, и все было под моим контролем до эпизода с Цзюнь У Се в резиденции наследного принца. Произошедшее заставило ее сердиться, она стала довольно холодной. Она всегда поддерживала дистанцию, а сейчас охладела ко мне.

Император сдвинул брови.

Мо Сюань Фэй упорствовал:

- Отец! Наследный принц и дворец Линь часто контактировали, это же сговор, если правда об этом станет известна…

- ДОСТАТОЧНО! В этом вопросе мы разберемся сами, - император, гневно скривившись, швырнул свитки на стол и быстро сменил тему: - Как идут расследования о коррупции чиновника Линя и о принудительном приобретении домов?

Мо Сюань Фэй долгое время оставался неподвижным, пребывая в недоумении от столь внезапно брошенного ему вопроса, касающегося чиновника Линь.

Чиновник Линь первоначально был чиновником, охраняющим город на границах. Он заметил необычные передвижения врага в этом районе и быстро сообщил об этом разведке тогдашнего главнокомандующего, Цзюнь Гу. После этого армия одержала громкую победу. Чиновник с границ заслужил похвалу императора и стал городским чиновником.

Полным именем чиновника Линя было Линь Юэ Ян. Честный и прямой человек, придерживающийся своих принципов. Даже после многих лет службы в имперском городе, он вел себя сдержанно. Хотя его продвижение по службе стало результатом его своевременного отчета, поданного Цзюнь Гу, он не потворствовал и не инициировал каких-либо контактов с дворцом Линь. Даже когда Цзюнь Гу был убит в сражении, он послал доверенное лицо, чтобы проводить его в последний путь, но не появился сам.

Линь Юэ Ян не был высокопоставленным чиновником, и не был замешан в коррупции, но его высокие моральные принципы многим мешали в имперском городе.

- Я приказал расследовать это, но Линь Юэ Ян слишком благоразумен, я еще не нашел достаточно веских доказательств, - торопливо объяснил Мо Юань Фэй.

- Болван, - усмехался император, прикрывая глаза - Сюань Фэй, ты все еще молод. В этом мире существуют необоснованные обвинения, которые не требуют веских доказательств.

Мо Сюань Фэй пораженно застыл, увидев зловещий взгляд императора.

- Линь Юэ Ян удостоился императорской благосклонности из-за семьи Цзюнь и однажды спас жизнь Цзюнь Гу. Если он будет обвинен в государственной измене и подавлении простых людей в имперском городе, дворец Линь, конечно, примет меры, они ведь тесно связаны! - губы императора кривились, а глаза были как у ядовитой змеи, скрытой глубоко в лесах.

Мо Юань Фэй изо всех сил пытался понять, прежде чем его осенило. На его лицо выплыла мерзкая улыбка, он опустил голову и преклонил колени:

- Я узнал много нового сегодня, я сейчас же арестую Линь Юэ Яна!

- Подожди! - сказал император, подняв руку, а затем отдал прямые указания: - Линь Юэ Ян - очень способный, обычные охранники не для него. Если он избежит ареста, тебе придется наблюдать его спину, не нужно подставлять себя.

Мерзкая улыбка Мо Сюань Фэя стала еще шире:

- Благодарю вас за подсказку!

Цзюнь У Се, на этот раз у тебя нет выхода! Я тебя достану!

========== Глава 38. Бесподобное чудодейственное снадобье ==========

Имперский город затих, в скором времени на него обрушится кровавый дождь и налетит пахнущий кровью ветер.

Наконец все чудодейственные снадобья укрепления были готовы, и Цзюнь У Се дала команду отнести ящики Цзюнь Циню.

Перед отъездом она пошла на лотосовый пруд, посмотреть на красивые розовые цветы, плавающие по спокойной поверхности. Ее пристальный взгляд смягчился, когда она увидела чисто-белый лотос, плавающий среди них.

- Хозяйка, - маленький лотос преобразовался в человеческую форму и поплыл к краю водоема. Он из всех своих сил вцепился в гравийную посыпку пруда, а потом целую минуту восстанавливал сбившееся дыхание. Придя в себя, он яркими глазами посмотрел на Цзюнь У Се и счастливо рассмеялся.

- Как ты? Как ты себя чувствуешь?- спросила приплывшего мальчишку Цзюнь У Се.

- Мне действительно хорошо с Приукрашенной деревянной бусинкой! Я использовал ее, чтобы очистить энергию здесь, и моя скорость культивирования – такая же, как в Духовном мире, - маленький лотос просто сиял, отвечая на ее вопрос.

Цзюнь У Се кивнула. Неважно, было ли это ее культивирование или секретное развитие маленького лотоса, их прогресс хоть и был медленным, однажды принес бы свои плоды.

- Продолжай свое культивирование, я собираюсь увидеться с дядей, - как только Цзюнь У Се покинула внутренний двор, мальчишка вновь превратился в белый лотос и опять начал плавать среди розовых лотосов, спокойно продолжая свое культивирование.

Как только она добралась до внутреннего двора Цзюнь Циня, то увидела все присланные ею ящики. Как только слуги увидели ее, они немедленно поприветствовали девушку и беспомощным взглядом уставились на нее.

- Госпожа, первый и второй мастера разговаривают, мы не осмеливаемся тревожить их… Эти ящики… - осторожно сообщил ей один из слуг.

Цзюнь У Се немедленно подошла к двери и постучала.

- Кто там? - послышался голос Цзюнь Сяня.

- Дедушка, это я, - ответила Цзюнь У Се.

Мгновение спустя дверь открылась, Цзюнь Сянь счастливо улыбнулся Цзюнь У Се, и на мгновение пораженно застыл, увидев ящики позади нее.

- Это для дяди.

- Ты, деточка, думаешь только о своем дяде, все хорошее всегда достается ему. Помнится мне, что недавно ты отдала ему немного хорошего вина. Что насчет твоего уважаемого дедушки? - он старался казаться сердитым, но смотрел на нее с любовью.

Цзюнь У Се недоуменно моргнула:

- Дедушка, если вам нравится это вино, я могу…

- Такой глупый ребенок… я просто поддразниваю тебя, как ты можешь относиться к этому так серьезно? - после этого вопроса он потянул ее в кабинет.

Цзюнь У Се все еще смущенно наблюдала за своим дедушкой. Он улыбался ей и кивал, для нее его действия казались чем-то непостижимым.

Дедушка не хотел вино?

- Присядь для начала, - Цзюнь Сянь указал на ближайший стул.

Цзюнь У Се покорно села.

- Ну, пора рассказать нам, что там с теми коробками? Что за драгоценный груз ты прислала своему дяде? - Цзюнь Сянь от души засмеялся, чувствуя себя абсолютно счастливым от того, что его внучка наконец миновала фазу ходячей проблемы.

- Это не для дяди, это для армии Жуй Линь, - ответила девушка.

Улыбки Цзюнь Сяня и Цзюнь Циня застыли, а глаза находившего вместе с ними в кабинете Лун Ци удивленно расширились.

- У Се, что ты сказала? Для армии Жуй Линь? Что ты имеешь в виду? - спросил Цзюнь Сянь с небольшой дрожью в голосе.

Цзюнь У Се, увидев реакцию Цзюнь Сяня и Цзюнь Циня, начала медленно объяснять:

- На этот раз я усовершенствовала чудодейственное лекарство укрепления, чтобы улучшить их вены и артерии. Оно особенно полезно взрослым, улучшая их культивирование.

Цзюнь Сянь и Цзюнь Цинь недоверчиво уставились на нее.

Взрослые могут улучшить вены и артерии?

Как это возможно?

- У Се, это действительно так? Они, правда, способны это сделать?! - голос Цзюнь Циня дрожал от волнения.

Цзюнь У Се вопросительно смотрела на этих двоих:

- Дядя, дедушка, разве вы не принимали их каждый день?

У отца и сына удивленно расширились глаза.

Цзюнь У Се ежедневно готовит им блюда с травами и посылает различные лекарства, чтобы укрепить их тела. Их организмы не были так слабы как прежде, но изменений оказалось столько, что они не осознали всех улучшений своего здоровья, позволявших им тренироваться и развиваться не по дням, а по часам.

Всем известно, что развитие вен и артерий останавливается, как только люди становятся взрослыми. Они и не думали, что это можно было изменить с помощью продуктов питания и лекарств.

Это было просто… невероятно.

- У Се, то, что мы ели… действительно… - Цзюнь Цинь затруднился подобрать слова. Он не заметил, но когда Цзюнь У Се прямо указала на это, он понял, что его вены и артерии ствли намного более сильными.

Цзюнь У Се говорила правду!

- Армия Жуй Линь слишком многочисленная, я могу только дать им это лекарство, - Цзюнь У Се и хотела бы кормить их лекарственной едой, ведь это было бы полезно для их тел, но для ста тысяч… они не смогут позволить себе этого, даже если продадут весь дворец Линь.

Цзюнь Сянь чувствовал свое убыстряющееся сердцебиение.

- Все действительно так, как ты говоришь? - вновь спросил Цзюнь Цинь. Его глаза горели, не многие вещи могли настолько обрадовать отца и сына!

Цзюнь У Се кивнула.

Они обменялись обеспокоенными взглядами.

- У Се, твой мастер научил тебе этому? - серьезно спросил Цзюнь Сянь.

- Да.

- У твоего мастера исключительные медицинские знания. О вещах, которые ты изучила, никто никогда не слышал, и семья Цзюнь бесконечно благодарна ему. Но если новости об этом распространятся, они вызовут настоящий шторм. Дворец Линь сможет постоять за себя в королевстве Ци, но если эти новости выйдут за его пределы, то не только люди Ци, но и другие королевства не будут сидеть сложа руки, - Цзюнь Сянь был необычно суров, умения и знания Цзюнь У Се были и благословением, и проклятием.

Клан Цин Юнь завоевал свою репутацию во всех королевствах не силой, а медициной. У них были лучшие врачи и фармацевты под небесами. Даже самые могущественные силы с уважением относились к этому клану из-за их всем известного медицинского мастерства.

То, что создавала Цзюнь У Се, на голову превосходило возможности клана Цин Юнь. Это лекарство укрепления, развивающее вены и артерии взрослых людей, было просто неслыханно.

Все это время была известна лишь одна возможность развивать вены и артерии. Все занимались их развитием перед взрослой жизнью, иного выбора просто не существовало, можно было только медленно тренироваться после взросления.

Если бы стало известно, что существует лекарство, позволяющее взрослым развивать вены и артерии, эта новость будет сродни землетрясению!

Если информация просочится, земли восстанут. Дворец Линь может быть сильным внутри королевства Ци, но если это привлечет другие страны, они не сумеют защитить Цзюнь У Се.

Несмотря на силу дворца Линь, они не смогут противостоять клану Цин Юнь. Это лекарство Цзюнь У Се было обоюдоострым мечом!

- Помимо твоего мастера, кто-нибудь еще знает, что ты можешь сделать такое лекарство? - серьезно спросил Цзюнь Сянь.

Цзюнь У Се под скрестившимися взглядами этих трех мужчин отрицательно качнула головой.

- Лун Ци! - повелительно воскликнул Цзюнь Цинь.

Лун Ци резко встал на одно колено:

- Сегодня ваш подчиненный ничего не видел и не слышал, - одинокая капелька пота сбежала по его лицу. Молодая госпожа, возможно, не понимала, какое волнение могло вызвать это лекарство снаружи.

- Ты с детства с нами, я доверяю тебе. Унеси то, что ты слышал в этой комнате сегодня с собой в могилу. Никому ни слова об этом, или это приведет к гибели семьи Цзюнь!

- Да, я понимаю.

Цзюнь У Се была озадачена той осторожностью, которую эти трое мужчин проявляли в этом вопросе.

Это лекарство… Разве оно настолько грандиозно?

Она имела планы на лекарства с гораздо более сильными эффектами, шедшими против воли небес, но у нее пока не было возможности их создать из-за отсутствия необходимых трав. Почему дядя и дедушка так серьезно относятся к этим ничтожным снадобьям?

- У Се, твой мастер должен быть могущественным и таинственным, чтобы не придавать значение тому, что его медицинское мастерство может стать известно. Что касается тебя, дедушка знает, что в глубине души ты радеешь за дворец Линь, но этот твое рецепт должен держаться в секрете. Его не должен знать никто, кроме тебя и твоего мастера, понимаешь? - Цзюнь Сянь с редкой для себя серьезностью говорил с Цзюнь У Се.

- У Се понимает, - хотя она была изумлена беспокойством отца и сына, Цзюнь У Се с готовностью согласилась со словами деда.

- Что касается этого лекарства, мы пошлем их в казармы? - спросил, нахмурив брови Цзюнь Цинь .

- Да, мы пошлем их. Полагаю, что ни один солдат армии Жуй Линь не предаст семью Цзюнь, даже столкнувшись со смертью, - Цзюнь Сянь целиком и полностью доверял армии Жуй Линь. Повернувшись к Лун Ци, он продолжил: - Я оставлю это на тебя. Ничего не говори армии Жуй Линь о лекарствах. Он должны съесть их, как предписано. Они не должны задавать вопросов и обсуждать любые эффекты, которые могут появиться при приеме лекарства. Никому ни слова, армия должна забыть, что вообще когда-либо принимала какое-то лекарство.

- Будьте уверены, ваша светлость! Ваш приказ будет выполнен, - поклялся Лун Ци, его сердце пылало. Поднимая глаза, он остановил свой острый взгляд на профиле Цзюнь У Се.

Она должна стать лидером, за которого умрет армия Жуй Линь, и никак иначе!

Из-за важности груза Цзюнь Сянь отправил большинство охранников дворца Линь сопровождать Лун Ци. Повозки, забитые ящиками лекарств, покинули имперский город после наступления темноты. Никто не догадывался, что в этих невзрачных конных экипажах перевозились препараты, могущие вызвать настоящие перевороты под этими небесами!

Та ночь стала ночью, когда была преобразована армия Жуй Линь.

Поздней ночью семья Цзюнь продолжала беседовать при свечах, большую часть времени Цзюнь У Се просто спокойно слушала их.

- У Се, если хочешь спать, просто иди и отдохни, - уговаривал Цзюнь Сянь, думая о тяжелом труде по созданию ста тысяч лекарственных доз, который, должно быть, и наградил Цзюнь У Се этими темными кругами под глазами.

- Да, дедушка, - Цзюнь У Се встала, зная, что есть вещи, которые Цзюнь Сянь и Цзюнь Цинь не хотели обсуждать перед ней. Она взяла маленькую черную кошку и покинула кабинет.

========== Глава 39. Грядут неприятности ==========

После того, как Цзюнь У Се ушла, выражения лиц Цзюнь Сяня и Цзюнь Циня потемнели.

- Вопрос о Линь Юэ Яне верен? - Цзюнь Цинь продолжил обсуждение, которое прервал приход Цзюнь У Се.

Цзюнь Сянь торжественно кивнул:

- Это странно, Линь Юэ Ян всегда был честным и высоко принципиальным и не стремился к высокому рангу. Но недавно количество выдвинутых против него обвинений стало поразительным высоким, и император приказал начать расследование.

- Линь Юэ Ян спас жизнь моего брата, если бы не его отчет о шпионах в армии, сотрудничавших с врагами, мой брат, возможно, проиграл бы ту войну, - вздохнул Цзюнь Цинь. Семья Цзюнь была должником Линь Юэ Яна.

- Да, он - честный человек и далеко не дурак. Продвинувшись на официальный пост в имперском городе, он отдалился от дворца Линь. Возможно, он что-то почувствовал и решил провести четкую линию между нами. Много лет мы не встречались, хотя все живем в имперском городе. Линь Юэ Ян проницателен и ловок, кто мог затаить против него плохие намерения? - размышлял вслух Цзюнь Сянь. Кого может оскорбить человек, занимающий неважный пост, не обладающий какой-либо властью и не вовлеченный в вопросы двора?

- Ты собираешься расследовать этот вопрос, отец? - Цзюнь Цинь явно сомневался в правильности этого подхода.

Цзюнь Сянь вздохнул:

- Твой брат в долгу перед ним, и он - честный человек. Если бы не тот случай с нашей семьей Цзюнь, император даже не заподозрил бы пограничника в сговоре с нашей семьей. Мы ответственны за то, что втянули его в эту историю.

Цзюнь Цинь вспомнил прошлое, когда дворец Линь был на пике своих сил, прежде чем его брат умер за страну, а его покалечили, слава и величие дворца защищало их. С начала упадка, в отсутствии былой славы начали появляться скрытые опасности.

- Пусть кто-то изучит этот вопрос, - Цзюнь Сянь беспомощно покачал головой. Ему невыносимо было видеть такого справедливого человека в таком положении.

В дверь кабинета торопливо постучали, прерывая их разговор.

- Войдите, - сказал Цзюнь Сянь.

Страж дворца Линь встал на колени в дверях, а в кабинет начал проникать холодный ночной воздух.

- Сообщение для вашей светлости: генерал Ли Жань просит аудиенции.

- Генерал Ли Жань? Что он хочет от меня в такой поздний час? - спросил Цзюнь Сянь, сдвинув брови.

- Я не знаю, с генералом прибыло довольно много солдат, он кажется чем-то обеспокоенным.

- Я пойду, посмотрю, - Цзюнь Сянь встал, и Цзюнь Цинь придержал его за рукав.

- Ночью воздух становится холоднее. Отец, будь осторожен, - предостерег Цзюнь Цинь.

Цзюнь Сянь кивнул.

Сразу за дворцом Линь пара солдат размахивала горящими факелами, разгоняя ночь. Спешившийся генерал Ли Жань, стоящий перед своей лошадью, выглядел крайне обеспокоенным.

Увидев Цзюнь Сяня, выходящего из дворца Линь, Ли Жань рванулся к нему и пал ниц.

- Ли Жань, что все это значит?

- Ваша светлость! Пожалуйста, помогите! - умолял Ли Жань, сжав кулаки.

Цзюнь Сянь поднял брови:

- Что произошло? Что заставило вас приехать сюда в такой поздний час?

- Домашнее хозяйство… чиновника Линя… - Ли Жань колебался.

Сердце Цзюнь Сяня пропустило удар, но он удержал себя в руках:

- Что произошло?

- Я выполнял приказы его величества привести чиновника Линь для допроса в отношении коррупции и обвинений во взяточничестве. Когда я прибыл, домашнее хозяйство Линь уже постигло несчастье. Чиновник Линь убил тридцать шесть человек, когда я прибыл туда, то увидел, что он, обезумев, держал в руках меч, вонзенный в грудь его жены, - Ли Жань обливался холодным потом, не в силах поверить в увиденное ранее.

- Что вы сказали?! - потрясенно переспросил Цзюнь Сянь. Он не верил ушам своим.

- Чиновник Линь знает, его величество расследовал его грязные дела, я не знаю, как он узнал об этом. Он внезапно убил всех в своем домашнем хозяйстве, и я хотел арестовать его прямо сейчас. Я и не подозревал, что его навыки превосходят мои. Он победил десятки моих охранников и сбежал. Я ему не ровня, поэтому приехал сюда, чтобы просить помощи вашей светлости! Я прошу вашу светлость протянуть руку помощи! Если он сбежит, его величество не проявит ко мне снисхождения, - умолял Ли Жань, становясь на колени перед Цзюнь Сянем.

Цзюнь Сянь крепко сжал кулаки, скрыв их рукавами. Он всеми силами пытался скрыть, насколько потрясен этим известием.

Это было невозможно! Невероятно принципиальный Линь Юэ Ян взял и убил всех людей в своем домашнем хозяйстве из-за сфабрикованных обвинений!

- Где он теперь? - холодно спросил Цзюнь Сянь.

- Я велел преследовать его. Он покинул имперский город, направившись на юго-восток, - торопливо ответил Ли Жань.

- Я отправлюсь прямо сейчас, - Цзюнь Сянь отказывался верить, что Линь Юэ Ян способен на такие злодеяния, но Ли Жань был свидетелем того, как Линь Юэ Ян убил свою жену. Теперь они убьют Линь Юэ Яна сразу, как только доберутся до него.

Семья Цзюнь была обязана Линь Юэ Яну, Цзюнь Сянь этого никогда не забудет. Он займется этим вопросом лично, возвратит Линь Юэ Яна, чтобы доказать правду и сохранить его жизнь.

Большинство стражей дворца Линь отсутствовало, уехав вместе с Лун Ци, сопровождая лекарства. Цзюнь Сянь собрал оставшихся немногочисленных охранников, все они были хорошими воинами.

Цзюнь Сянь без колебаний отправился в погоню.

Скрытая тень наблюдала, как Цзюнь Сянь покинул городские ворота. Он злобно усмехнулся, окутанный темнотой.

- Ваша светлость, как бы вы не были проницательны, вы не позволите своему благодетелю умереть позорной смертью, - тень в темноте низко рассмеялась и повернулась, сложив руки за спиной. В темном переулке несколько сотен пар холодных и злобных глаз внимательно смотрели на него.

- Действительно ли большинство охранников дворца Линь вне города? - осторожно спросила скрытая тень.

- Я в этом уверен! Ранее я видел большое количество охранников, сопровождающих несколько повозок.

- Знаешь, куда они уехали?

- Не знаю, охранники дворца Линь принадлежат армии Жуй Линь. Местность, лежащая за городскими воротами слишком открыта, и я не осмелился последовать за ними. Но я также выяснил, что большинство оставшихся охранников дворца Линь последовало за Линь Ваном, начав преследовать Линь Юэ Яна. Во дворце Линь осталось не больше пятнадцати охранников.

- Пятнадцать солдат армии Жуй Линь? - хихикнула темная тень. - Я хотел бы посмотреть, сможет ли моя команда из трехсот самоубийц уничтожить дворец Линь сегодня вечером! Передайте мой приказ! Прочешите дворец Линь, выверните его наизнанку! Я не хочу, чтобы к восходу солнца там кто-то остался в живых! Особенно Цзюнь У Се и этот бесполезный мусор Цзюнь Цинь. Я хочу увидеть их головы!

- Будет сделано!

В мгновение ока все закутанные в темную одежду тени исчезли в переулке.

Тень, отдавшая приказ, поднялась на высокую башню в имперском городе и начала всматриваться в направлении дворца Линь.

После сегодняшней ночи он должен прекратить свое существование! И семьи Цзюнь больше не должно существовать!

Яркая луна скользнула в темные облака, забирая с собой последние лучи лунного света.

В мертвенном ночном безмолвии темные тени проникли во дворец Линь.

Скрытая темнотой, стража дворца Линь от армии Жуй Линь заметила странные передвижения и выступила из теней, чтобы приветствовать незваных гостей.

- Если вы здесь, чтобы просить аудиенцию у его светлости, пожалуйста, приезжайте снова утром. Дворец Линь не принимает гостей после наступления темноты, - сказал седовласый дядя Фу, стоя, заложив руки за спину, жесткими глазами смотря на надвигающийся на них поток убийц. Пятнадцать решительных и рослых фигур стояли за ним и перекрывали единственный путь к заднему двору.

- Мы здесь не для визита, мы выполняем приказ отправить весь дворец Линь в ад! - маниакально рассмеялась одна из темных фигур.

Глаза дяди Фу вспыхнули, доброжелательная улыбка пропала с его лица, верх взяли отточенные инстинкты убийцы:

- Тогда я не буду вежлив! Злоумышленники во дворце Линь встретят лишь… смерть!

С быстротой молнии дядя Фу и пятнадцать солдат армии Жуй Линь кинулись на орду теней. Светло одетые стражи дворца Линь ярко сияли в отличие от нападающих теней.

Мертвенное ночное безмолвие было прервано, резко запахло смертью и кровью.

Две группы фигур проскользнули во дворец Линь сзади, обогнув бушующее сражение в переднем дворе. Они быстро убили стражей позади дворца. С клинками, с которых все еще капала свежая кровь, они пошли к заднему двору.

На заднем дворе витал сладкий запах, все было тихо и спокойно. Гладь лотосового пруда слегка колебалась из-за легкого прохладного ветерка.

Одна группа теней вышла, разрушив красоту ночи. Красная кровь, капающая с их клинков, оставляла алые следы на земле.

Но тут внезапно очаровательный голос цыкнул несколько раз, нарушая тишину во дворе, заставляя темные фигуры вздрогнуть и развернуться в его направлении:

- Нежелательно нарушать отдых У Се.

Из тени в лунный свет медленно выступила высокая стройная фигура. По-мужски красивая фигура с мальчишечьей усмешкой не сочеталась с источающими угрозу глазами.

Цзюнь У Яо небрежно поглядел на настороженную группу, его пристальный взгляд обежал окровавленные клинки и следы крови на земле, и его глаза полыхнули темно-фиолетовым.

- Загрязнять двор У Се - преступление, преступление, за которое вы должны заплатить… вашими жизнями, - улыбка Цзюнь У Яо медленно расширялась, но от вызываемого ею ужаса у напавших закололо в позвоночниках.

Под лунным светом темная группа ясно видела одинокую фигуру. Пристальный взгляд этих фиолетовых глаз подобно острому мечу проник в их сердца.

- Де… демон…

- Это просто грубо! - Цзюнь У Яо покачал головой. - Как я могу быть просто демоном?

Его глаза вновь вспыхнули фиолетовым, а тело превратилось размытое пятно, начиная двигаться.

В мгновение ока во двор вернулась тишина… и на землю обрушился алый дождь.

В этот момент дверь открыла Цзюнь У Се, все еще толком не проснувшаяся.

В этом странно-очаровательном алом дожде неподвижно стояла элегантная фигура, он запрокинул вверх свое ошеломляюще красивое лицо, подставляясь под падавшие кровавые капли.

Он смеялся, искоса глядя на нее веселыми фиолетовыми глазами, уголки его рта были приподняты в улыбке

Эти глаза смотрели на мир беспощадным истребляющим взглядом, его смех казался маниакальным. От этого вида по коже бежали мурашки, Цзюнь У Се никогда не забудет это зрелище.

Это было невероятно красиво, странно-заманчиво, но в то же время пугало.

Алый дождь, обрушившийся на землю, принес едкий и удушающий запах. Цзюнь У Се странно спокойным взглядом оглядела тела, рассеянные по всей площадке.

- Прости, У Се, я разбудил тебя, - извиняясь, улыбнулся Цзюнь У Яо и посмотрел вниз на забрызганную кровью одежду. - Как бы я хотел, чтобы ты не видела меня таким.

Цзюнь У Се сузила глаза. Когда она услышала звуки борьбы с переднего двора, в ее глазах полыхнул холод.

Маленькая черная кошка в беспокойстве выгнула спину, и по мысленной связи до нее донеслось: “Хозяйка! Что-то произошло!”

- Это - император, - холодно высказала свои мысли Цзюнь У Се. - Цзюнь У Яо!

Цзюнь У Яо вопросительно хмыкнул, слабо улыбнулся и внимательно посмотрел на нее.

- Убей их.

- Как пожелаешь, - Цзюнь У Яо улыбнулся, и его стройная фигура превратилась в тень, метнувшуюся к переднему двору.

Черная питомица вновь привлекла к себе ее внимание, мысленно воскликнув: “Хозяйка, твой дядя!”

Цзюнь У Се с размаху бросила кошку на землю. Ее тело удлинилось и раздулось, на заднем дворе теперь была не маленькая черная кошка, а величественный зверь. Цзюнь У Се вспрыгнула ей на спину, ее глаза пылали от ярости:

- Вперед!

Свирепый черный зверь стремительно помчался к Цзюнь Циню.

Шум и гам нарушили тишину ночи во дворце Линь, зловоние смерти тяжелым облаком нависло над резиденцией семьи Цзюнь.

Цзюнь Цинь сидел в своем инвалидном кресле и, прищурившись, глядел на группу мужчин в черном, ворвавшихся внутрь. Он держал в руке меч, по лезвию которого на инвалидное кресло стекали алые капли. Рядом лежало пять трупов, но тут к нему приблизилось еще больше теней.

- Похоже, что ваше высочество все так же квалифицировано, как и прежде, но сможете ли вы одержать победу в вашем текущем состоянии? - глумился одетый в темное человек, глядя на Цзюнь Циня в инвалидном кресле.

Они очень хорошо знают о навыках и мастерстве семьи Цзюнь, если бы Цзюнь Цинь был на пике своих сил, он смог бы победить их всех. Но когда-то грозный Цзюнь Цинь был искалечен, его навыкам владения двуручным мечом мешали его же теперь недвижимые ноги.

Цзюнь Цинь следил за окружившими его мужчинами в черном. Суженный взгляд холодных как сталь глаз таил в себе убийственное намерение.

Эти мужчины в черном нарочно выбрали это время для нападения, очевидно они готовили его в течение некоторого времени. Большинство стражей сейчас вне города, нескольким оставшимся будет нелегко противостоять врагу.

- Мелкие сошки, ведете себя так дерзко во дворце Линь. Вы переоцениваете себя, - холодно сказал Цзюнь Цинь.

Он не боялся того, что был окружен. Он больше волновался за Цзюнь Сяня и Цзюнь У Се!

Цзюнь Сянь был вынужден оставить город, и эти мужчины в черном немедленно пошли на штурм дворца Линь. Эта уловка была ловушкой для них! Он волновался, был ли в порядке Цзюнь Сянь, и была ли в безопасности его племянница Цзюнь У Се.

Цзюнь У Се не обладала договорным духом и не могла развивать духовную энергию. Она не смогла бы противостоять им, если бы мужчины в черном нашли ее.

- Ваше высочество говорит довольно высокомерно, здесь сегодня вечером слишком мало охранников, и нет никакого смысла оттягивать неизбежное. Оставшиеся стражи вовлечены в сражение в переднем дворе, и я боюсь, что молодая госпожа вашего дворца, возможно, уже лишилась головы. Сегодня вечером дворец Линь падет, не сопротивляйтесь, и я дарую вам безболезненную смерть, - продолжал злорадствовать одетый в темное человек.

Внезапный полыхнул яркий свет, и глаза одетого в черное человека расширились от ужаса, прежде чем он упал.

Окруженный врагами Цзюнь Цинь был непреклонен, его синий плащ трепетал на ветру, его привлекательные черты лица угрожающе исказились, когда он схватил свой меч и уставился на противника.

- Незваные гости дворца Линь должны УМЕРЕТЬ! - десятилетие угнетений в одно мгновение было прервано гипнотическим танцем клинка Цзюнь Циня, отражающим лунный свет. Он, словно жидкое серебро, переплелся с темными фигурами!

Тени как будто вросли в землю, у них не было времени среагировать!

Они удивленно смотрели на Цзюнь Циня.

Неужели калека, сидевший в инвалидном кресле, просто взял и в мгновение ока убил десяток своих врагов? Быстрое и безошибочно точное фехтование пробрало их до костей.

Цзюнь Циня не был калекой! Он быстрее чем когда-либо!

Они могли только с ужасом наблюдать, как их товарищи гибнут один за другим, и леденящий души страх закрался в их сердца.

- Белая сова! - тихо позвал Цзюнь Цинь, и кольцо на его пальце ослепительно вспыхнуло. В этом свете появилась большая белая птица и с клекотом напала на врагов!

Разъедающая кости белая сова! Договорный дух Цзюнь Циня, самого высокого - седьмого уровня духовной силы! Все земли со страхом вспоминали сражения, в которых она участвовала!

В течение десяти лет… Цзюнь Цинь скрывал свой дух от людей, и большинство забыло о существовании Разъедающей кости белой совы!

Размах ее крыльев превышал три метра, она подняла кровавый вихрь среди врагов!

- Проклятье! Ноги Цзюнь Циня! Как он может так двигаться? Что происходит!? - кричали темные фигуры, отброшенные свирепым и стремительным натиском Цзюнь Циня и дикой свирепостью огромной совы. Их осталось меньше половины, они отступали.

- Аргхххх! - закричал первый из отступающих врагов, и одетые в черные люди повернулась на этот ужасный крик.

Великолепный черный зверь стоял, сомкнув челюсти на шее одного из отступающих, ярко-красная кровь быстро окрашивала землю вокруг.

Зверь с оглушительным треском сломал ему шею.

- Ни один из вас сегодня не уйдет отсюда живым, - безразлично объявила красивая юная девушка, сидящая на спине этого зверя, холодными беспощадными глазами глядя на паникующую группу мужчин в черном.

Черный зверь, ощутив жажду крови своей хозяйки, атаковал врага.

За их спинами были стремительные Цзюнь Цинь с Разъедающей кости белой совой, атакующей сверху, а отступление им блокировал свирепый черный зверь. Группа мужчин в черном могла только кричать. Даже при смерти они не знали, что поражает их.

Дворец Линь в упадке, как они могут быть так сильны?

Почти моментально сотня мужчин в черном была убита, вокруг стоял острый запах крови, земля была усеяна телами, когда-то тихий и спокойный задний двор превратился в невероятно ужасающую сцену.

- У Се! Ты в порядке?! - убив всех врагов, Цзюнь Цинь вопросительно смотрел на свою племянницу, сидящую на огромном звере.

Белая сова спланировала вниз, зацепилась когтями за труп, и, склонив голову, наблюдала за Цзюнь У Се.

- Все хорошо, дядя. Вы ранены? - спросила Цзюнь У Се.

- Им потребовалось бы гораздо больше сил, чтобы ранить меня. Я даже задет немного, - Цзюнь Цинь жестом показал на зверя под Цзюнь У Се, глаза его вспыхнули восхищением, когда он спросил: - А это?..

Черный зверь очень походил на пантеру, но при ближайшем рассмотрении он казался больше, был более громоздким и мускулистым, и его уши были острыми, в отличие от округлых у пантеры.

- Мяу, - от внушительного черного зверя раздалось нежное мяуканье.

Цзюнь Цинь онемел от удивления.

- Это - маленькая черная, вы видели ее, - объяснила Цзюнь У Се.

Цзюнь Циню было нечего сказать на это. Вспоминая те времена, когда Цзюнь У Се таскала на руках крошечную черную кошку, Цзюнь Цинь никак не мог поверить, что крупный зверь, стоявший перед ним, и тот крошечный котенок были одним и тем же существом.

========== Глава 40. Сигнал Парящего облака ==========

- Это твой дух? - поразился Цзюнь Цинь.

- Да, - Цзюнь У Се была не в состоянии объяснить, как появилась маленькая черная кошка, да и маленький лотос все еще рос в пруду, поэтому она просто кивнула.

- Твои духовные силы проснулись? - удивленно спросил Цзюнь Цинь.

- Не слишком давно, но все же немного поздно, - ответила Цзюнь У Се.

Цзюнь Цинь был в восторге, они с Цзюнь Сянем думали, что Цзюнь У Се родилась без договорного духа. Но небеса все же благословили семью Цзюнь!

Пока Цзюнь Цинь и Цзюнь У Се разговаривали, во двор с пятнадцатью солдатами армии Жуй Линь ворвался окровавленный дядя Фу. Видя, что его лорд и молодая госпожа в порядке, он преклонил одно колено с мечом в руках:

- Милорд, молодая госпожа, из-за моего опоздания вы пострадали!

- Все в порядке, все вы, пожалуйста, поднимайтесь, - уверил их Цзюнь Цинь. Более ста врагов остались лежать в переднем дворе. Эти шестнадцать мужчин изначально были в меньшинстве, и сейчас их одежда была вся в лохмотьях, а из ран сочилась кровь.

Цзюнь У Се достала из одежд и бросила дяде Фу две белые фарфоровые бутылки:

- Принимается внутрь и срабатывает сразу.

Дядя Фу поймал их и с благодарностью посмотрел на Цзюнь У Се:

- Спасибо, молодая госпожа! Если бы не помощь молодого мастера, мы, возможно, задержались бы дольше.

Цзюнь У Се в задумчивости подняла брови. Цзюнь У Яо сражался быстро и ловко, но сейчас его нигде не было видно.

- Сегодняшний вечер показал нам, что кто-то готовит заговор против дворца Линь. Нам удалось справиться с ними, но отец был вынужден уехать из города. Хотя он взял с собой нескольких охранников, очевидно, что враг хорошо подготовлен, - выражение лица Цзюнь Циня стало мрачным. Нападение на дворец Линь сегодня вечером было хорошо спланировано, если бы не их ложная слабость, враг, возможно, добился бы успеха.

Три неожиданных элемента отбросили врага.

Они не ожидали, что Цзюнь Цинь мог ходить, внезапное появление духа Цзюнь У Се испугало их, да и Цзюнь У Яо мастерски сражался…

Серия неожиданностей позволила дворцу Линь преодолеть превосходящие силы противника и разнести хорошо спланированную уловку в пух и прах.

Но Цзюнь Сянь все еще был в опасности!

- Немедленно определите местонахождение Линь Вана! - приказал Цзюнь Цинь.

Дворец Линь был утоплен в крови, и, прежде чем охранники смогли уехать, кто-то приехал к воротам.

Ли Жань, генерал, который только уехал от них через эти самые ворота, прибыл обратно, бледный и изможденный. Весь его вид говорил, что он привез печальные известия.

Цзюнь Сянь, преследующий Линь Юэ Яна, исчез, попав в какую-то переделку, а все охранники были убиты.

Услышав эти новости, Цзюнь Цинь едва сдержал свой гнев, он титаническим усилием смог подавить желание разрубить Ли Жаня на части.

Цзюнь У Се холодно прослушала новости, решительно встала и быстро пошла к воротам дворца Линь.

- У Се! - удивленно воскликнул Цзюнь Цинь, следя за племянницей.

Цзюнь У Се вышла за ворота, покопалась в своих одеждах и вытащила маленькую украшенную вышивкой сумку, содержавшую сигналы Парящего облака.

Луч красного света устремился в ночное небо над дворцом Линь и с сильным ревом взорвался, яркая вспышка полностью стерла темноту и разрушила тишину ночи!

Ли Жань, ставший свидетелем всего этого, отступил, как от удара, и рухнул на землю, глядя на Цзюнь У Се и стуча зубами от ужаса.

С запуском сигнала Парящего облака приходит вся армия Жуй Линь!

О чем думала молодая госпожа семьи Цзюнь!?

- Дядя, я должна найти дедушку, - алая вспышка осветила повернувшую голову Цзюнь У Се. В этом свете было видно, каким холодным огнем полыхали ее глаза.

Громоподобный рев разнесся по всему имперскому городу, когда люди, внезапно пробудившись ото сна, выглянули в окна, то увидели ночное небо, подсвеченное красным.

Горожане, не знавшие причину, чувствовали, что это было восхитительно красивое зрелище, пока свет рассеивался, им успели полюбоваться целые семьи.

Чиновники, однако, не были в настроении наблюдать за алым небом. Просто потому что этот красный свет и громовой рев были слишком хорошо знакомы им.

Каждый раз, когда они слышали этот звук и видели это красное небо, это означало только одну вещь – скоро начнется кровопролитие.

Был запущен сигнал Парящего облака! Требование мобилизовать всю армию Жуй Линь!

Их мысли были в полном раздрае, ужас заполнил их сердца.

Сегодня вечером произойдет что-то серьезное! Грядут серьезные перемены.

В королевском дворце император, находившийся в своих палатах, пораженно вскрикнул, когда услышал этот оглушительный рев. Утирая холодный пот, он выбежал, чтобы выяснить, что за шум, но, взглянув на его источник, неподвижно застыл, удивленно глядя на алое небо. Ему так хорошо был знаком этот красный свет! Он непроизвольно сглотнул: его сердце начало гореть, пылать от страха.

Кто это был? Кто послал сигнал Парящего облака?!

Под покровом ночи земля вдруг задрожала, послышались приближавшиеся к имперскому городу безумное ржание лошадей и топот копыт.

В имперском городе стражники сузили глаза и всматривались в освященную факелами темноту. А когда они увидели полностью бронированную конницу с эмблемой цилиня, ощутили их угнетающую ауру и свирепые взгляды… Стражники почувствовали, как подкосились их ноги, они отступили на городскую стену, со страхом глядя на полк, который появился перед ними.

Армия Жуй Линь!

Это - армия Жуй Линь!

Восседая на своих величественных лошадях и направляясь во дворец Линь, они походили на порыв ветра, когда промчались мимо стражников, которые все еще не пришли в себя.

Для всех в имперском городе это ночь прошла без сна.

Во дворце Линь Цзюнь У Се стояла неподвижно, как будто пребывая в раздумьях. Дул прохладный ночной ветер, а мерцающий огонь от факелов освещал ее красивое лицо. Но выражение ее лица было мрачным и холодным.

Как только армия Жуй Линь достигла дворца Линь, они остановили своих лошадей. Каждый воин имел на полированной серебряной броне эмблему цилиня. Все они единым слитным движением опустились на одно колено перед Цзюнь У Се.

Лун Ци вел отряд, он торжественно стал на колени и сказал:

- Молодая госпожа.

Цзюнь У Се сузила глаза, посмотрев на самое большое элитное войско в королевстве Ци, весь мороз ее глаз заменился пламенем.

- У Се! Что ты собираешься делать? - Цзюнь Цинь с тревогой смотрел на Цзюнь У Се, стоявшую в дверях.

Цзюнь У Се обернулась и посмотрела на дядю глазами, в которых плясала сама смерть:

- Император должен отречься, - этот глупый император! Как он смеет?!

Цзюнь Цинь пораженно застыл, его глаза расширились от шока: вынудить императора отречься от трона? Она сошла с ума?

Ли Жань, безмерно потрясенный последними событиями, дрожал, его ноги грозились подкоситься в любой момент. Он не мог поверить тому, что только что услышал.

Молодая госпожа дворца Линь хочет, чтобы император отрекся от престола? Его прошиб холодный пот, пропитавший его одежду.

- Маленькая черная, - ледяным голосом позвала Цзюнь У Се, сузив глаза. Большая черная тень властными шагами шагнула в зал. Ее клыки все еще были окрашены кровью. - Заставь его замолчать.

В сердце Ли Жаня заползло нехорошее предчувствие, но прежде чем он смог ответить, огромный черный зверь моментально напал на него.

Раздался пронзительный крик, но он быстро стих.

Цзюнь Цинь невыразительно смотрел на тело Ли Жаня, прижатое к полу черным зверем.

За воротами каждый воин армии Жуй Линь лично видел эту ужасную сцену. Они все узнали генерала Ли Жаня, но не знали, как он оскорбил их молодую госпожу и попал в эту ситуацию.

Они все холодно наблюдали за произошедшим, не произнося ни слова.

У армии Жуй Линь было абсолютное повиновение семье Цзюнь.

Когда она впервые вошла в казармы армии Жуй Линь, Цзюнь У Се получила право командовать ими от имени семьи Цзюнь!

Цзюнь У Се проигнорировала тело генерала Ли Жаня и повернулась к солдатам.

- Предатели короны угрожают имперскому городу, солдаты, исполните свой долг! Сегодня ночью мы повергнем их!

- Да! - прогремели солдаты.

Сидящая на черном звере, Цзюнь У Се позвала:

- Лун Ци.

- Здесь! - Лун Ци ответил, размышляя, сколько времени прошло с использования сигнала Парящего облака. Он не мог вспомнить точное время, но когда сигнал вспыхнул, осветив все небо, он зажег бездействующий огонь и в нем.

- Доставь ко мне У Вана.

- Будет сделано!

- Всем командующим: вывернуть имперский город наизнанку и арестовать всех предателей! - приказала Цзюнь У Се.

Кто посмеет тронуть хоть волосок на голове ее дедушки - да даже если это будет сам император! - он увидит, что с дворцом Линь не стоит связываться!

Цзюнь Цинь, онемев, смотрел на то, как Цзюнь У Се отдавала приказы, каждое ее следующее слово потрясало его до глубины души.

Предатели? Какие предатели!?

Цзюнь У Се вызвала армию Жуй Линь, приказала обыскать весь город не из-за предателей, а ради Цзюнь Сяня! Она хотела устроить хаос в имперском городе. Так она напугает императора, продемонстрировав великую силу, покажет ему, с кем он связался!

Стотысячная армия Жуй Линь может устроить настоящий ад.

С этой силой можно даже сбросить императора с его трона!

Цзюнь Цинь наконец понял, почему Цзюнь У Се убила Ли Жаня.

Ли Жань невольно стал сообщником, пусть и не зная этого, приведшим Цзюнь Сяня в ловушку. Упомянув ранее отречение от трона перед Ли Жанем, она не намеревалась оставлять его в живых.

Только дядя и племянница знали о намерении свергнуть императора, и то, что армия должна найти Цзюнь Сяня. Солдаты же подчинялись приказу: найти предателей.

- Дядя, пришло время семье Цзюнь показать свою силу, - торжественно сказала Цзюнь У Се и повела армию Жуй Линь прямо в центр имперского города.

Стотысячная армия заполонила улицы и переулки, факелы, которые они несли, осветили город, стало ярко, как днем.

Бронированные лошади скакали, поднимая песчаную бурю!

Этой ночью был разбужен весь город, люди смотрели на улицы, поражаясь такому огромному числу лошадей, скачущих мимо них.

В последний раз они видели славную армию Жуй Линь много лет назад. Кто бы мог подумать, что они еще раз станут свидетелями их отважной силы в имперском городе Ци!?

В имперском городе дворцы и дома высокопоставленных чиновников были окружены армией Жуй Линь.

Обычно достойные чиновники скрылись внутри, насмерть перепуганные внушительной армией Жуй Линь у их дверей.

Лун Ци ворвался во дворец У со своими людьми, забрал У Вана из теплых объятий его наложницы и бросил его на пол так, что он завизжал от страха. Лун Ци без единого слова и крайне бесцеремонно вытащил его из резиденции!

Несравненная красавица стояла в центре армии, остановившейся прямо у ворот императорского дворца.

Император, испуганный сигналом Парящего облака, спустился к подножию императорского дворца, где собралась большая толпа. Его глаза расширились, когда он увидел Цзюнь У Се, стоящую перед армией Жуй Линь.

Когда-то широко критикуемая неблагоразумная молодая госпожа дворца Линь теперь возглавила огромную армию Жуй Линь и перекрыла ворота императорского дворца. Ряды факелов, расползающихся по всему городу, походили на огнедышащих драконов!

Мо Цянь Юань стоял на высоких стенах дворца и смотрел вниз на Цзюнь У Се, стоявшую среди толпы. Его глаза были полны шока и удивления.

Была мобилизована вся армия Жуй Линь!

Разве эти горящие факелы не были демонстрацией полного контроля армии Жуй Линь над имперским городом?

- Цзюнь У Се! Что это значит!? - закричал Мо Сюань Фэй, поддерживая императора, неспособного поверить развернувшейся перед его глазами сцене.

Цзюнь У Се подняла голову. В мерцающем свете факела ее красота захватывала дух. В глазах же плескалась жажда убийства.

- Дворец Линь, согласно распоряжениям его величества, преследовал преступников, которые напали на второго принца, - холодно ответила Цзюнь У Се.

- Что за ерунду ты говоришь! - Мо Сюань Фэй недоверчиво смотрел на Цзюнь У Се.

Нападение на второго принца произошло не так давно. Вопрос был поручен Цзюнь Сяню, но расследование не дало результатов, и все почти забыли об этом.

- Дворец Линь выполнил ваш приказ и казнил преступников, - Цзюнь У Се проигнорировала вспышку Мо Сюань Фэя, ее пылающие глаза смотрели на одинокую фигуру в одежде дракона.

После этого заявления солдаты армии Жуй Линь сложили сотню искореженных трупов перед воротами, кровь, все еще текущая с них, оросила землю алыми каплями.

Ветер разнес едкое зловоние от груды тел. Эта сцена была угнетающей.

Императора и Мо Сюань Фэя ошеломило зрелище груды тел в темной одежде.

- Они были убийцами, напавшими на второго принца. Мой дедушка приказал следить за ними, и они попытались уничтожить дворец Линь. Ради возмездия я разобралась с ними всеми, - холодно объяснила Цзюнь У Се, глядя на императора и Мо Сюань Фэя. Кроме второго принца и Бай Юнь Сянь не было никаких других свидетелей. Только они знали, что это была не группа убийц, а один человек. Цзюнь У Се же знала, что напал на них один-единственный Цзюнь У Яо.

Мо Сюань Фэй намеренно направил Цзюнь Сяня по ложному следу, и теперь она использовала его собственную уловку против него!

Мо Сюань Фэй был изумлен. Он никогда бы не подумал, что небрежная шутка над Цзюнь Сянем будет использована таким образом! Эти еще свежие трупы не нападали на него, они были убийцами, которых он послал во дворец Линь!

Триста убийц! И все они мертвы!?

Разве стража дворца Линь не уехала? Простые пятнадцать охранников убили триста убийц?

Император увидел взгляд Мо Сюань Фэя, и понял, что произошло. Он изобразил дружественную улыбку и сказал:

- Вы преуспели. Так как мои приказы были выполнены, я лично вознагражу дворец Линь, - в городе сто тысяч солдат армии Жуй Линь. Даже император сейчас не посмеет бороться с Цзюнь У Се.

Армия Жуй Линь могла быть острым лезвием Ци, но этот клинок был прижат к его собственной шее, и это было уже не смешно.

Цзюнь Сянь, как верный подданный, не привел бы целую армию Жуй Линь в имперский город, даже чтобы задержать убийц.

На стенах дворца стояла и тряслась армия Юй Линь. Они наблюдали за Цзюнь У Се, первым человеком, который привел армию Жуй Линь в имперский город. Но это же была та самая, подвергаемая всесторонней критике молодая госпожа из дворца Линь!

Даже Цзюнь Сянь и Цзюнь Цинь не смели делать что-то подобное, разве она не боялась за свою голову?

Они видели, как на плотно сжатых ладонях императора проступили зеленые вены!

Цзюнь У Се бесстрашна, эти ее действия ставят под подозрение ее верность! Какая смелость! Какая опрометчивость! Что она задумала?

Император повел себя дружелюбно, но было совершенно очевидно, что он сделал это из страхп перед восстанием армии Жуй Линь. Как только солдаты отступят, гнев сына небес обрушится на дворец Линь!

Увы, в данный момент император был беспомощен, и Цзюнь У Се продолжала игнорировать его, говоря, подняв на него глаза, более холодные, чем покрытое льдом замороженное озеро:

- Эти убийцы очень хитры, многие сбежали и спрятались в имперском городе. Я приказала, чтобы армия Жуй Линь нашла их, пожалуйста, будьте спокойны! Дворец Линь никогда не позволит злодеям причинить вашим людям боль.

Цзюнь У Се была обычно тиха, но когда она говорила, люди безмолвно слушали ее.

Смеете интриговать против семьи Цзюнь? Она хотела бы увидеть, кто будет триумфатором!

Они разожгли огонь, а она потушит его, устроив ад!

Император закусил губу, неспособный хоть в чем-то обвинить Цзюнь У Се. Трупов, брошенных перед воротами, было около трех сотен. Это были убийцы Мо Сюань Фэя, посланные, чтобы уничтожить дворец Линь. И, судя по их ранениям, ни один из них не избежал свирепого возмездия и не смог остаться в живых.

Каков козырь у нее в рукаве, какой ее настоящий мотив?

Это, очевидно, был не просто захват убийц, а давление на него!

Стотысячная армия, блестя броней в свете факелов, змеилась по улицам и переулкам, потревожив императорскую семью.

Император не мог противостоять ситуации.

Парадное шествие армии Жуй Линь разбудило весь город, и любопытствующие собрались вокруг императорского дворца, слыша каждое слово, оброненное у ворот.

Сцена, разыгравшаяся перед людьми, показала, что верный дворец Линь исполнил свой долг и арестовал преступников.

Толпа не знала, что Цзюнь У Се пришла сюда, чтобы оказать давление на императора, заставить его выполнить ее указания!

Вы хотите покорить сердца людей? Я помогу вам! Согласно вашим распоряжениям, злодеи были пойманы, как вы сможете обвинить меня в этом?

Цзюнь У Се проницательно использовала приказ императора, отданный ранее Цзюнь Сяню, против него самого. На этот раз она дала пощечину сыну небес, самому императору.

Император мог только проглотить это оскорбление. У него не было поводов приказать армии отступить.

Но при столкновении с армией в имперском городе, когти страха плотно вцепились в его сердце.

Люди могли не видеть скрытой битвы умов, но императору и Мо Цянь Юаню все было ясно.

Злое намерение императорской семьи уничтожить дворец Линь было теперь явно известно семье Цзюнь. Действия Цзюнь У Се сегодня вечером - это демонстрация силы и строгое предупреждение заговорщикам.

- Как сработал план для Цзюнь Сяня? - прошептал император, притянув Мо Сюань Фэя к себе, видя, что события развиваются не в его пользу.

Мо Сюань Фэй тихо ответил:

- Мне сказали, что миссия успешно завершена, и Цзюнь Сянь в тайне едет в темницы.

В плане по свержению дворца Линь было два аспекта. Первый - уничтожение самого дворца Линь, а второй - выманивание Цзюнь Сяня из города и попадание его в засаду.

План относительно дворца Линь эффектно провалился, но, по крайней мере, захват Цзюнь Сяня имел успех.

- Удостоверься, что за Цзюнь Сянем пристально наблюдают, действия Цзюнь У Се – это, очевидно, попытка определить его местонахождение. Ни при каких обстоятельствах ты не должен позволять армии Жуй Линь найти Цзюнь Сяня, - прошипел император. Его глаза были злобно сужены. Пока Цзюнь Сянь не найден, никто не сможет доказать, что преступником, виновным в сегодняшнем нападении на семью Цзюнь, на самом деле была императорская семья!

========== Глава 41. Ветер перемен ==========

Стоит просто убить Цзюнь Сяня, и сила дворца Линь уменьшится наполовину.

Неважно, какими способностями обладала Цзюнь У Се, она все еще была только ребенком, а Цзюнь Цинь был калекой. Дворец Линь все равно долго не продержится.

Как только они начали это, обратного пути не было.

Император осознавал всю важность этого вопроса. Даже если Цзюнь У Се подозревала, что сегодняшнее нападение на дворец Линь было связано с ними, у нее не имелось свидетелей. Если она посмеет восстать, у него будет оправдание. Он сможет подавить ее и обвинить в измене. И запереть всю армию Жуй Линь.

Император опасался армии Жуй Линь не только из-за ее военной мощи, но и из-за ее высокой репутации среди людей Ци. Армия Жуй Линь высоко ценилась в их сердцах, даже если император тайно лелеял мысли о ее роспуске, он должен был принять во внимание голоса народа королевства.

Если бы он реализовал свои намерения, его бы похоронили под прошениями и многочисленными проклятиями. Настанет хаос, с которым он не сможет справиться.

Их планы не успевали за изменениями. Пока император тихо шептал приказы на ухо Мо Сюань Фэю, прибыл другой полк армии Жуй Линь.

Этот полк был во главе с Лун Ци, который тянул огромный мешок. Когда он приблизился к Цзюнь У Се, люди увидели, что мешок непрерывно сотрясается, и услышали крики - как будто резали свинью.

Так или иначе эти крики казались немного знакомыми императору.

- Сообщаю молодой госпоже: мы доставили сюда нужного человека, - Лун Ци бросил мешок в сторону, сообщая о завершении своей задачи.

Большой черный зверь, на котором сидела Цзюнь У Се, подошел к мешку и своими острыми когтями схватил его и разорвал. Из мешка выкатилась большая круглая фигура.

Человек выкатился на окровавленную землю, испачкав свои роскошные одежды. Он растянулся на холодной земле и попытался оценить ситуацию, но, прежде чем он смог предпринять попытку бегства, его придавила к земле лапа черного зверя. Его расплывшееся от ожирения лицо втоптали в грязь, он опять начал кричать.

Все на стене немедленно узнали этого человека!

- Цзюнь У Се! Вы думаете, что делаете? Для чего вы поймали У Вана?! - лицо императора было черным до крайности, эта кричащая круглая фигура была его братом, У Ваном!

Когда Цзюнь У Се увидела отвратительное выражение императора, и ее тонкие губы скривились в подобие улыбки.

Под лунным светом эта улыбка источала холод, заставляя всех, кто смотрел на нее, чувствовать себя так, как будто они находились на заснеженной равнине, ее равнодушие заставляло их зубы стучать.

Цзюнь У Се редко улыбалась, как в этом мире, так и в предыдущем. Можно сказать, что ее улыбка была настоящим сокровищем!

Но каждая ее улыбка была как открытие ящика Пандоры.

Уже говорилось прежде, что ее улыбка была очаровательна, но смертельна.

В то время как люди были все еще одержимы этой опьяняющей улыбкой, Цзюнь У Се небрежно ответила:

- У Ван тайно сговорился с нападавшими и имеет плохие намерения в отношении второго принца. Немедленно казнить!

Этот холодный голос заставил императора выйти из предыдущего оцепенения, он уставился на Цзюнь У Се и проревел:

- Цзюнь У Се! Вам лучше прекратить этот беспорядок…

- А-а-а-а-а-а! - пронзительные крики прервали императора. У Ван, все еще вдавленный в грязь, подвергся нападению черного зверя.

Из-под черного зверя выкатилась грязная жирная голова, остекленевшие глаза которой были обращены на стены дворца и все еще горели страхом.

Дедушка, У Се поможет тебе избавиться от всех, кто пытается навредить тебе!

Улыбка Цзюнь У Се расширилась.

Публичная казнь У Вана была жестокой, люди смотрели на Цзюнь У Се, как на воплощение дьявола.

Император кипел от гнева. Хотя они никогда не были близки, тем не менее У Ван был членом императорской семьи, они были кровно связаны. Казнь его в присутствии императора без его согласия была непочтительным отношением к короне!

Его королевский указ был прерван и проигнорирован, и Цзюнь У Се убила герцога, прежде чем он смог закончить предложение!

- Цзюнь У Се! Вы осмелились… - императора трясло от гнева.

Цзюнь У Се продолжала приводить всех в замешательство:

- Расследование по делу У Вана было завершено. Армия Жуй Линь будет искать других сообщников, вовлеченных в нападение на второго принца.

- Что вы планируете делать? - император боялся дальнейших планов Цзюнь У Се.

Она, должно быть, сошла с ума!

Улыбка Цзюнь У Се стала более сияющей, и, казалось, буквально светилась холодом:

- Я выполню приказы вашего величества до конца.

Лицо императора задергалось.

Когда она получила приказ казнить У Вана?

- Лун Ци! - позвала Цзюнь У Се.

- Здесь!

- Приведи мне чиновников Ван, Шангуань, Сюй… - Цзюнь У Се назвала более десятка чиновников двора. Толпа тихо бормотала каждое имя, озвученное Цзюнь У Се.

Сегодня ночью никого не пощадят!

- Все, довольно! Цзюнь У Се! Все эти люди - высокопоставленные чиновники двора, и вы казнили У Вана. Вопрос должен был разрешиться! - теперь император понял причину убийства У Вана у него на глазах. Это была демонстрация силы и месть в ответ на произошедшее во дворце Линь сегодня ночью!

Приказ о расследовании нападения на второго принца просто усложнял жизнь Цзюнь Сяню, пуская его по ложному следу. Император никогда бы не подумал, что этот самый приказ будет использован, чтобы усложнить жизнь ему.

Этот предлог - покорное выполнение императорского приказа. Из-за него правитель не мог найти серьезных оснований противоречить Цзюнь У Се перед собранной толпой.

Но, если ей дадут свободу действий, к восходу солнца имперский город будет залит кровью.

- Ваше величество, - Цзюнь У Се посмотрела на императора. - Это предатели, затаившие злобу против принца. Наказание будет соответствовать их ужасающим преступлениям. Кроме того, дворцу Линь дали полную власть наказывать преступников любым целесообразным способом, - это было упомянуто в подслушанном ею разговоре между Цзюнь Сянем и Цзюнь Цинем.

Тот разговор отца и сына Цзюнь Цзюнь У Се помнила дословно.

От гнева у императора зашумело в голове, и он почувствовал слабость в ногах.

Сейчас его осенило! Теперь все было ясно!

Причина парадного прихода армии Жуй Линь в город состояла в том, чтобы встревожить и собрать как можно больше любопытствующих. Цзюнь У Се знала, что император беспокоится о своей репутации и хорошем положении в глазах людей. Из-за собравшейся толпы ему будет затруднительно иметь дело с Цзюнь У Се, не оскорбив их! У дворца Линь была власть карать за преступления. Теперь Цзюнь У Се использовала это право под именем его величества.

Если у императора нет доказательств, чтобы опровергнуть это, ему придется увидеть, как этих чиновников казнят одного за другим!

Но какие доказательства он может привести, чтобы изменить ситуацию? Трупы, лежащие там, были посланы во дворец Линь, чтобы уничтожить его. Он не может публично признаться в том, что принц подвергся нападению лишь одного человека, не так ли? Мо Сюань Фэй объявил, что на него напала группа убийц по двум причинам. Он спасал себя от унижения и ставил палки в колеса расследованию Цзюнь Сяня.

Правда о том, что они послали убийц, чтобы расправиться с семьей Цзюнь, не может быть открыта собравшимся людям.

Эта правда никогда не должна стать известна людям. Что бы они подумали?

В глазах людей Ци дворец Линь и армия Жуй Линь были на высоте. По этой же причине император хотел уничтожить семью Цзюнь. Если бы его намерения стали известны, он пострадал бы от насмешек и презрения.

Не было никаких исключений. Никаких.

Тут значение имели не только люди, но и армия Жуй Линь, укрепившаяся в имперском городе. Если правда откроется сейчас, то они просто вытащат императора из дворца и жестоко расправятся с ним, как верные вассалы семьи Цзюнь!

У императора были связаны руки, его беспокойство о своей репутации и сила армии Жуй Линь сильно ограничивали его возможности по спасению ситуации.

Цзюнь У Се стоило сказать армии Жуй Линь всего лишь одно слово, и могла покатиться и его голова.

- Лун Ци, продолжай! - Цзюнь У Се с презрением посмотрела на императора. Из-за того, что он сделал с Мо Цянь Юанем, она знала, что император был более заинтересован в защите своей репутации и положения перед людьми, чем в защите жизней его вассалов и чиновников.

Она проверит сегодня вечером его выдержку, чтобы увидеть, сколько времени император сможет противостоять этому.

Убивая высокопоставленных чиновников, создавая хаос в имперском городе, они оказывали огромное давление на императора, чтобы он отдал Цзюнь Сяня. Цзюнь У Се была холодной и собранной. Если император играет так жестко, она готова убить всех чиновников и даже приближенных императорского дворца!

Даже сына небес, самого императора!

Она найдет Цзюнь Сяня!

Лун Ци возглавил группу солдат армии Жуй Линь, направившихся, чтобы арестовать названных чиновников. Их дома и дворцы уже были окружены ими, чтобы предотвратить побег.

Цзюнь У Се приказала окружить их, прежде чем они выдвинулись из дворца Линь.

Император, наблюдающий за отбытием Лун Ци, забеспокоился, но схема Цзюнь У Се сделала его беспомощным.

Он никогда бы не подумал, что у семьи Цзюнь мог быть настолько холодный и злобный потомок. Вдобавок ко всему, это оказалась маленькая властная девочка, которая раньше как маленький щенок бегала за Мо Сюань Фэем.

Изменение, которое произошло с госпожой семьи Цзюнь, было по меньшей мере поразительно!

Одинаково озадаченным был и Мо Сюань Фэй, который поддерживал императора. Ее поступки сегодня ночью пугали его. Он не знал, что она способна на такое. Если она когда-нибудь узнает, что те убийцы были его посланцами…

Мо Сюань Фэй не мог даже думать об этом!

Цзюнь У Се, которую он игнорировал прежде, возвратилась, став безжалостным кошмаром, запершим его в клетку.

Люди на стене наблюдали за холодностью Цзюнь У Се, направлявшей солдат армии Жуй Линь. С их высоты они видели весь город. Изначально стену построили так, чтобы показывать высокий статус императора. Никаким зданиям не позволялось быть выше императорского дворца.

Сегодня ночью вся стена со страхом и благоговением наблюдала за армией Жуй Линь.

Они видели море факелов и тучи пыли, которую поднимали лошади, скакавшие к домам названных чиновников.

Это была холодная ночь, но император и Мо Сюань Фэй чувствовали себя так, как будто их жарили в духовке, их спины были покрыты потом.

Мо Цянь Юань стоял позади всех, наблюдая за развитием событий, подавляя улыбку.

Раздражайте небеса, раздражайте землю, но не Цзюнь У Се!

Жаль, что его отец и брат узнали это слишком поздно.

Жаль, что слишком поздно!

Это была ночь, которую многие будут помнить. Массу высокопоставленных лиц и генералов, всегда высокомерных и отчужденных, армия Жуй Линь насильно вытащила из их домов и дворцов.

Охранники и наемники не шли ни в какое сравнение с этими солдатами, которые убьют любого, кто попытается помешать им выполнить приказанное.

Запах смерти и крови распространился по имперскому городу. Тем чиновникам и генералам, которые сопротивлялись, сломали руки, и протащили до самых дворцовых ворот, оставляя кровавые следы.

Мощь власти? Доминирование авторитета?

Они не имели значение для армии Жуй Линь.

Даже император не смел использовать такие безжалостные средства на таком количестве чиновников двора, но для армии Жуй Линь это не имело значения. Их глаза не видели мольбы, а уши не слышали просьб захваченных. Для них значение имел только приказ, отданный Цзюнь У Се.

Как только приказ был отдан, армия Жуй Линь выполняла его, ставя свои жизни на кон!

Армию Жуй Линь никто не мог остановить, сопротивление подавлялось в зародыше.

Все больше высокопоставленных чиновников было связано и уведено.

Они никогда не могли себе даже представить, что с их высоким статусом и властью они когда-либо подвергнуться такому унижению.

Жестокость самой элитной армии Ци заставляла плакать самых сильных мужчин, которые отказывались им подчиняться.

Цзюнь У Се спокойно смотрела на императора.

Лошадь, несущая захваченного чиновника, поднимая пыль, остановилась около нее. Визжа как свинья на бойне, он был просто сброшен на землю около зверя.

Император узнал этого человека. Это был дедушка второго принца по матери. Перед падением семьи императрицы император сильно выделял его своей благосклонностью, и он играл большую роль в подавлении дворца Линь, будучи в сговоре с уже покойным У Ваном.

Увидев, как армия Жуй Линь обходилась с его дедушкой, Мо Сюань Фэй закричал, его глаза налились кровью:

- Цзюнь У Се! Освободи моего дедушку сейчас же! Когда ты остановишь это безумие!? Ты понимаешь, что делаешь?

Цзюнь У Се безумна! Она сошла с ума! Она арестовала тестя императорской семьи! Какая злоба!

Цзюнь У Се поглядела на подскакивающего Мо Сюань Фэя, ее пристальный взгляд скользнул по Мо Цянь Юаню, стоящему среди толпы.

У Мо Цянь Юаня при виде всего этого закипела кровь. Он с пылающими глазами наблюдал за Цзюнь У Се.

- Убить, – приказала Цзюнь У Се, ее глаза все еще смотрели на второго принца.

- НЕТ! - закричал Мо Сюань Фэй.

Лун Ци поднял свой меч и одним-единственным ударом разрубил пополам дедушку Мо Сюань Фэя.

Теплая кровь брызнула на Цзюнь У Се.

Кровь ненавистного злодея запятнала кромку платья Цзюнь У Се. Теплая кровь, как проклятие, казалось, подпитывала ее кровожадность.

- Она сошла с ума! Гвардия! Арестуйте Цзюнь У Се немедленно! Она убила чиновника двора на публике! - Мо Сюань Фэй был на грани истерики, казался невменяемым, глядя на убитого на его глазах дедушку. Он достал меч из ножен на бедре и указал им на Цзюнь У Се, продолжая бессвязно кричать.

Единственным ответом на его напыщенную речь стало завывание холодного ветра.

Никто на стенах не произнес ни звука, все со страхом глазах смотрели на Цзюнь У Се.

Даже армия Юй Линь.