Топало (fb2)


Настройки текста:





Ирина Христолюбова

Повесть-сказка

ТАИНСТВЕННЫЙ ПУТЕШЕСТВЕННИК












Странно, очень странно


Пассажирский теплоход «Космонавт Савиных» отделился от причала, осторожно развернулся и тихо поплыл по реке.

Марш «Прощание славянки» торжественно-печально сопровождал его отплытие, словно он уходил не в город Астрахань, а в далекий неведомый путь. Среди плачущих была и бабушка Родьки Мельникова.

— Да что вы так убиваетесь? — посочувствовал ей другой провожающий. — Навсегда, что ли, уезжают?

Бабушка Мельникова сурово взглянула на сочувствующего: не хочешь не плачь, а я вот хочу и плачу.

Кто хотел, тот и плакал. А на теплоходе плакать никто не думал, наоборот, все были очень веселые, шумные.

Теплоход отходил от причала все дальше и дальше.

— Мама, ты видишь бабушку? Папа, ты видишь бабушку? — спрашивал Родька.

Но бабушку уже никто не видел. И все-таки Родька продолжал махать обеими руками, надеясь, что вдруг она-то его еще видит.

В свои девять лет он первый раз ехал на теплоходе в большое путешествие: по Каме, по Волге — до самого Каспийского моря. Ровно через восемнадцать дней они должны были возвратиться обратно к родному причалу.

Теплоход проплыл под железнодорожным мостом. Уже бетонная набережная осталась в городской черте, а вдоль берега вытянули шеи башенные краны грузового порта.

Пассажиры постепенно расходились по своим каютам. А некоторые уже загорали на палубе.

— Я тоже хочу загорать, — сказал Родька.

— Успеешь еще, — возразил папа.

— Ничего не успею, — захныкал он.

— Успеешь! — сказала мама.

— Я совсем белый! — заныл Родька. — Все черные, а я белый.

— Где ты видишь черных? — спросила мама. — Все вокруг белые!

Родьке в общем-то не очень хотелось загорать, но он привык всегда настаивать на своем. Ни за что не отстанет, пока не получит то что просит. И мама сдалась.

Они вошли в каюту, чтоб взять одеяло и зон тик. Родька будет загорать, мама сидеть рядом под зонтом, а папа никуда не пойдет и будет читать книгу. «Я затем и на теплоходе поехал, чтоб лежать и никуда не бегать», — сказал он.

Когда вошли в каюту, Родьке совсем расхотелось загорать. Он ведь, собственно, в каюте и не был, только вещи поставили. А здесь замечательно, целых две комнаты. Не что-нибудь, а люкс!

Родька тут же заглянул в холодильник, проверил водопроводный кран, душ, даже зеркало потрогал — крепко висит!

Он прыгнул на диван и еще раз подпрыгнул, как на батуте:

— Каюта-уюта, каюта-уюта! Ура!

— Переодевайся! — сказала мама.

— Не забывайте, что скоро обед, — сказал папа и, взяв книгу, улегся на дива. — Не заблудитесь! — предупредил он.

Родька рассмеялся: где тут можно заблудиться?

Но когда они с мамой пошли по длинному узкому коридору с множеством дверей, потом спустились по лестнице вниз, а внизу были такие же двери и коридоры, Родька понял, что заблудиться можно запросто. Здесь было столько неизвестного! Ему захотелось немедленно все облазить, все потрогать, всюду заглянуть.

Мимо них прошла девочка такого же возраста, как Родька. Девочка как девочка: белые волосы, носик остренький, как у лисички. Только одета она была смешно: в желтом ситцевом сарафанчике и в то же время в ботинках и чулках.

— Вот умора! — фыркнул Родька.

Мама тоже удивилась: июль, такая жара, а тут чулки и ботинки.

— Еще бы валенки надела! — рассмеялся Родька.

Девочка оглянулась и показала ему язык.

И тут, прямо у него над ухом, промяукала кошка: «Мя-яу! Мя-яу!» Конечно, ничего удивительного нет, когда мяукают кошки. Но у Родьки округлились глаза. Он сделал такое отчаянное движение, как будто хотел кошку сбросить с головы. Само собой, никакой кошки у него на голове не было.

Мама шла впереди и не видела этой странной картины.

Родька огляделся. Может быть, кошка подпрыгнула, мяукнула и спряталась? Хотя он никогда не видел кошек, которые бы так высоко прыгали.

— Мама! — крикнул он.

— Чего ты кричишь?

— Ты не видела здесь кошку?

— Какую еще кошку?

— Не… не знаю какую… Наверное, черную.

— На кораблях бывают кошки. Может быть, и здесь есть. Но я не видела. А зачем тебе кошка?

— Она мяукнула…

Родька хотел было рассказать, как она мяукнула, но они вышли на палубу. У борта стоял полноватый мужчина в белом джинсовом костюме и белой кепочке. Он грыз семечки и бросал скорлупу в воду.

— Загорать идете? — спросил он. — Так это на шлюпочной палубе. Первый раз, наверное, на теплоходе едете?

— Первый, — ответила мама.

— Пойдем, — потянул ее Родька. Он-то знал: мама с каждым может разговориться, и надо стоять и ждать, когда она кончит разговор. Даже на улице, с прохожими, и то умудряется познакомиться и поговорить.

— О чем ты можешь говорить с прохожими? — всегда удивляется папа.

— Я просто контактная, — обычно отвечала мама. — В наш век это необходимо.

— Мальчишка-то ваш занятный, — сказал мужчина, который, видимо, тоже был контактный. — Занятный мальчишка. А тигра на футболке зачем носишь?

— Низачем! — буркнул Родька.

— Занятный мальчишка!

— Мы пойдем, — извиняющимся голосом сказала мама.

— Идите, идите, отчего же не идти, — разрешил мужчина. — Врачи советуют первый раз загорать не более пяти минут. Может произойти солнечный удар!

— Не более, не более, — проворчал Родька, когда они пошли. — Разговариваешь со всеми.

— Почему я не должна разговаривать? Может быть, он очень одинокий человек. Видишь — стоит совершенно один. Поэтому он и любит теплоход, здесь много людей.

— В поезде еще больше.

— Поезд — это совершенно не то! В поезде все спешат, ждут свою станцию. Поезд это просто-напросто переезд с места на место. А на теплоходе стараются устроиться уютно, надолго.

Родька был вполне согласен с мамой, а скорее всего с папой, потому что дома именно папа всячески превозносил теплоход и ругал поезд, а мама, наоборот рвалась куда-то быстрее уехать, даже улететь. Сейчас она уже лететь никуда не хотела.

На шлюпочной палубе было многолюдно, как на пляже. Все сидели и лежали на деревянных лежаках.

— Ага-а! Все лежаки заняты! Говорил, раньше надо идти!

Но тут же нашелся лежак.

— Ты страшный придира, — сказала мама. — Все тебе неладно, идешь, ворчишь. Какая тебя муха укусила?

— Никакая не муха!

Родька бросил на лежак одеяло, лег на живот и отвернулся. «Муха, муха! — думал он. — Пусть бы кусала, нужно-то очень. А вот если над ухом мяукает…»

Мама села под зонтик и стала любоваться картиной природы. Светит солнце, блестит вода, летают чайки!

А Родька лежал и думал про свое: «Если это мяукнула кошка, то куда она делась? А, кроме кошек, кто еще мяукает? Никто! Странно, очень странно!»

Солнце так припекало, что Родька тут же покрылся потом. Тоже занятие — лежи и лежи. Кругом вода, а искупаться негде.

— Папа без нас уже, наверное, скучает, — очень кстати сказала мама.

Но папа не скучал. Когда они вернулись в каюту, он спал с книгой в руке. Мама его тут же разбудила.

Папа протер глаза, потянулся.

— Мне даже сон приснился, — сказал он. — Любопытный сон! Цветной!

Папе никогда цветные сны не снились, даже черно-белые редко, он их просто не помнил. Поэтому сейчас он и потирал удивленно затылок.

— А приснился мне кот, рыжий, с рваным ухом, зелеными глазами. Представьте себе такую картину: сижу я в своем кабинете, он заходит и говорит: «Здравствуйте, философ Мельников!» Я ничуть не удивился, что он человеческим голосом разговаривает. Кот подает мне лапу: «Будем знакомы: Филимон!» Я пожал ему лапу, будто так и полагается. Но при этом все-таки мелькает у меня где-то отдаленно, в какой-то клетке мозга, мысль, что, возможно, это сон. А кот мне и говорит: «Философ, а снов не видишь. Живешь, ничего не знаешь!» — И прыг на стол. Сел на мою рукопись и сидит, зеленые глаза щурит. Я говорю: «Пересядьте, пожалуйста, вот сюда!» — И рукопись из-под него пытаюсь вытащить. А он не замечает моих усилий. Спрашивает: «Чего это у тебя бумаг-то столько лежит?» — «Да вот, — говорю, — пишу статью „Человек — преобразователь природы“».

Мама рассмеялась:

— Ты ее так и недописал, вот тебе и приснилось.

— Ну, а кот что? — нетерпеливо спросил Родька.

— А кот разлегся на столе и заявил: «Я тоже преобразователь!» Тут вы пришли, я проснулся, и наш содержательный диалог прервался.

— А кот не мяукал? — настороженно спросил Родька.

— Я мяукал! — пошутил папа. — А кот говорил.

— Тебе вредно спать днем! — сказала мама.

Ни мама, ни папа, ни Родька не знали и знать не могли, что с этого дня многим на теплоходе «Космонавт Савиных» начнут снится странные сны.

— А когда мы шли с мамой загорать, мне кто-то на ухо мяукнул! — возбужденно прошептал Родька.

— Ну, это был Филимон! — весело сказал папа.

Мама тоже на этот счет повеселилась и сказала, что у них обоих котомания.

Странности продолжаются


В ресторане, куда семья Мельниковых пришла обедать, было уже много народу. Мама увидела за столиком того самого мужчину, который говорил «занятный мальчишка», и тут же помахала ему рукой. Мужчина так заулыбался, как будто это был самый приятный подарок в его жизни. Папа окинул взглядом зал и обреченно подумал, что через три дня все станут друзьями его семьи.

К Мельниковым подошла официантка, посмотрела, куда бы их посадить.

— Идите, идите к нам! — позвал мужчина.

— Садитесь вместе со своими знакомыми, — сказала официантка. — Это будет ваше постоянное место.

Кроме «знакомого», за столом сидела еще и «знакомая» — та самая девочка, которая ходила в чулках и ботинках. Родька скривился: не хватало еще с какой-то девчонкой вместе обедать.

Рядом с девочкой сидела молодая женщина. Такая же белая и с таким же острым носиком. «Это ее мать, а это ее отец», — подумал Родька.

— У нас будет приятная компания, — радостно сказал мужчина и подставил маме стул. — Очень важно найти в отпуске приятную компанию.

Родьке пришлось сесть рядом с девчонкой. Ну и пусть, очень она ему нужна. Сидит, носом вертит. Может быть, забыла, что утром ему язык показывала? Он-то не забыл. И Родька независимо положил руки на стол, как будто весь стол принадлежал только ему.

— Сядь прилично, — сказала мама.

— Я и в школе так сижу! — он еще шире раздвинул локти.

Мама нахмурилась.

Но на Родьку «нашло». Он чувствовал, что ни за что не уберет руки со стола, хотя понимал, что надо убрать. Все молча смотрели на него. Все осуждали. Ему хотелось убежать, но он сидел, вцепившись в скатерть, и его можно было унести отсюда только вместе со столом.

— Занятный мальчишка! — произнес мужчина.

— Ох, я бы своей уже давно подзатыльника дала! — сказала женщина.

— И он получит, — сказала мама, хотя Родька подзатыльников никогда не получал, разве что понарошку.

Девчонка хитро хихикнула.

— Не обращайте на него внимания, — сказал папа.

Пришла официантка. Тут бы самый подходящий момент убрать руки со стола, но Родька сидел не двигаясь.

И вдруг его КТО-ТО ущипнул. Он подпрыгнул, оглянулся. За столом засмеялись.

— Что с тобой сегодня? — спросила мама.

— А чего она щиплется! — разозлился Родька.

Девчонка подставила ладошку ко рту и опять хихикнула.

— Я и не думала щипаться! Мы с тобой даже не познакомились, чего это я буду тебя щипать?

И правда: девчонка сидела слева, а его ущипнули справа. Не официантка же! Когда ей щипаться, она тарелки расставляет. Может быть, какое-нибудь насекомое прилетело, укусило и улетело?

Папа в ответ на все это происшествие хмыкнул и налег на салат. Его как-то не очень взволновало неприличное поведение сына. «Воображает перед девчонкой», — подумал он, вспомнив себя мальчишкой. Управившись с супом, папа принялся за бифштекс, всячески расхваливая его. Вообще-то он все время собирался сесть на диету, потому что считал, что полезно жить впроголодь.

Но эта мысль всегда приходила ему после обеда. И тут, съев бифштекс, папа сказал:

— Нужно употреблять только растительную пищу. Кроме витаминов, в ней присутствует солнечная энергия.

— Вам хорошо, — сказал сосед несколько обиженным тоном. — У вас уши большие.

— При чем тут уши? — опешил папа. Да и не только папа.

— Как причем? У кого большие уши, те имеют тяготение к растительной пище, а у кого маленькие, — он показал свое миниатюрное ушко, — извините, без мяса обойтись не могут!

Папа осторожно пощупал свое ухо: большое, как у слона. Наверное, ему вообще не нужно было есть бифштекс. Все начали щупать свои уши. Родька ухом был в папу. Но мясо он любил. Что ему сейчас — уши менять?

— Все это ненаучно, — сказал папа.

Сосед развел руками: дескать, хотите верьте, хотите нет, но это так.

Обстановка за столом разрядилась.

— Пора и познакомиться! — сказала мама.

Папа вежливо представил соседям всю свою семью: вот он, Борис Николаевич Мельников, скромный философ, преподает в институте; его любимая жена Марина Викторовна, конструктор, изобрела робота Яшу; вот их дорогой сын Родька, отличник учебы, будущий математик. Да, да, учится в специальной математической школе, перешел в четвертый класс.

Соседи смотрели на семью Мельниковых с большим уважением.

— Я тоже в четвертый перешла, — сказала девочка. — Меня Зойка Капелькина зовут. А мою маму — Валя Капелькина. Еще у нас в деревне есть бабушка Дуся Капелькина. Мы все Капелькины.

— Какая смешная фамилия, — улыбнулся Родька.

— Ничего смешного, — заметил папа.

— А моя фамилия Федулин, — представился мужчина. — Еду в одиночестве, без сопровождающих, — пошутил он.

«Значит, это не ее папа!» — Родька почему-то был доволен. И то, что Федулин никакая даже не родня Зойке Капелькиной, тоже было хорошо. Хотя чего хорошего? Вполне Федулин мог быть родней, ведь если не Зойке, то все равно он кому-то родня.

— А зовут меня Павел Михайлович! — добавил Федулин.

— А почему вы один? — спросила Зойка. Мама-Капелькина на нее шикнула:

— Не твое дело!

— Секретов нет, — улыбнулся Федулин. — Люблю природу, реку, восходы, закаты! А вся моя семья мчится на юг, к морю! Тысячи людей трясутся в поездах, летят, рискуя жизнью, в самолетах, — и все туда, на южное побережье, к Черному морю. Скажите — зачем? Зачем, я вас спрашиваю?

Все молчали, словно боялись ответить на вопрос Федулина неправильно.

— Вот так-то! — сказал Федулин и встал. Он улыбнулся, всем пожелал приятно провести время и удалился.

— Хорошо, что мы к морю не поехали, — испуганно сказала Зойка. — Что бы там делали?

Родька ухмыльнулся: понятно — моря никогда не видела, а он уже сто раз к морю ездил. Ну, не сто, а два.

Стрекоза из деревни Кутузы


На палубе папа сразу же нашел деревянное кресло и с удовольствием в нем развалился. А мама-Мельникова и мама-Капелькина стали прогуливаться туда-сюда и оживленно беседовать. Разговор у них был необычайно интересный: мама-Мельникова рассказывала о своем сыне Родионе, а мама-Капелькина — о своей дочери Зое.

А дети между тем стояли у борта и, привстав на цыпочки, смотрели в воду.

Она кипела внизу белой пеной.

— Ты чего такой поперечный? — спросила Зойка.

— За столом, как барин, уселся. Моя бабушка показала бы тебе!

— У меня своя бабушка! Таких бабушек вообще ни у кого нет!

— Каких таких?

— А вот таких!

— Ну, каких?

— А вот таких! Она занимается бегом и стала чемпионкой в кроссе!

— Каким бегом? — поразилась Зойка.

— Обыкновенным. Оздоровительным.

— А куда она бежит?

— Никуда. От старта до финиша.

Зойка даже рот открыла. Ее бабушка Дуся тоже все время куда-то бегает, торопится, но чемпионкой ни разу не была.

— А ты почему утром в чулках и ботинках ходила? — насмешливо спросил Родька.

— Мы с мамой из деревни рано выехали, в пять утра холодно было. — Зойка поболтала ногой, показывая, что сейчас-то на ней босоножки.

— Так ты деревенская! — Родька почувствовал перед Зойкой полное превосходство. — Может, ты и в городе не бывала? — снисходительно спросил он.

— А чего мне в нем бывать? Очень нужно, — снова сказала Зойка.

— Правда не бывала? — уже заинтересовался Родька.

— Очень нужно, — снова сказала Зойка.

Родька не мог понять: то ли она говорит серьезно, то ли смеется над ним. Вредная девчонка! Ему тут же захотелось что-нибудь такое сказать, чтоб Зойка сразу поняла, что имеет дело с гордостью третьего «А» класса школы номер семнадцать. Но в голову, как назло, ничего не приходило.

Зойка повела острым носиком, как будто что-то унюхала, задрала голову кверху, вглядываясь неизвестно во что, и протянула ладошку.

— Ты что, под солнцем дождь ловишь? — съехидничал Родька.

Зойка ничего не ответила, стояла с вытянутой рукой.

Вокруг нее закружилась стрекозка и опустилась ей на ладонь. Ее прозрачные крылышки нежно светились, переливались голубым, розовым, перламутровым. Зойка улыбнулась.

— Какая красивая! — восхитился Родька. — Дай мне ее! — и потянулся за стрекозкой.

— Зачем?

— Я ее засушу. У меня в коллекции еще нет таких красивых.

— В какой коллекции? — обомлела Зойка.

— Я коллекционирую бабочек и стрекозок. Мне учительница сказала, что потом моя коллекция будет выставлена в школьном музее. Я вообще много знаю о жизни стрекоз, ужасно интересные создания. — Родька снова засмотрелся на стрекозу. — Правда, я такой красивой не видел! Странно, почему она села к тебе на ладонь?

— Потому что это моя стрекозка! — сердито сказала Зойка. Она подняла руку, и стрекозка растаяла в воздухе.

— Как это твоя?

— Из нашей деревни Кутузы. Стрекозка Майка. Она прилетела рассказать, как там бабушка без нас живет.

— Ничего, голова у тебя работает! — похвалил Родька. — А я еще не такое могу выдумать! Спорим? Мы с моим другом Лешкой Субботиным научно-фантастический роман пишем!

Но Зойка по-прежнему стояла сердитая.

— Дай слово, что не будешь коллекции из стрекозок делать!

— Так это же для науки! Темнота! Собаке, между прочим, даже памятник поставлен, потому что, прежде чем лечить людей, проводят опыты на животных. Нарочно им болезни вводят, потом начинают ставить эксперименты и наблюдают — умрут или не умрут. А тут какие-то стрекозки!.. — И в этот момент Родька получил подзатыльник. Он обернулся к обидчику, но рядом никого не было. Мальчик растерянно посмотрел на пассажиров, гуляющих по палубе. Никто на него не обращал внимания. Он закусил губу, ничего не понимая. А у Зойки лицо сразу хитреньким стало, она хихикнула и спросила:

— Чего это ты дергаешься? Больной, что ли?

— Сама ты больная!

Родька повернулся и пошел. Чего она смеется! Хотя при чем тут Зойка? И чего он на нее рассердился? Не она же ему подзатыльник дала. Но кто? Рядом же никого не было! Непонятное что-то происходит с ним.

— Ты чего такой мрачный? — спросила мама. — Поссорились? Почему девочку оставил?

— Ничего не поссорились, — буркнул Родька. — У меня голова разболелась.

— Перегрелся на солнце, — сделал заключение откуда-то возникший Павел Михайлович Федулин.

Мама взяла Родьку за руку:

— Пойдем в каюту!

Родька выдернул руку: что он, маленький, чтоб его за руку водили!

Когда пришли в каюту, мама внимательно осмотрела сына.

— Почему ты такой бледный? — с беспокойством спросила она.

— Я же сказал: у меня голова болит!

Он лег на диван, устало вытянул ноги. Так и будет лежать, ни за что никуда больше не пойдет. Даже ужинать. Пусть в каюту несут. И Зойку с ее хитростями, стрекозками больше видеть не желает.

Пришел папа, который ходил узнавать, что продают в буфете.

— Он перегрелся на солнце, с ним мог случиться солнечный удар! — взволнованно сообщила мама и положила Родьке на лоб мокрое полотенце.

Папа сказал, что с солнцем шутки плохи. Пятна на солнце влияют на все человечество, в том числе и на Родьку.

Мама сказала, что ребенок болен и пятна тут совершенно ни при чем. Папа стал доказывать, что они могут действовать даже на психику. Тут Родька сразу открыл глаза, сбросил полотенце.

— А вдруг они уже подействовали на психику? — спросил он с беспокойством.

— С какой стати? — удивилась мама, — Я за твою психику спокойна. Уж если они и повлияют, то только на папу.

— Да они уже повлияли на меня! — воскликнул Родька.

Сейчас-то ему стало ясно, что все дело в солнечных пятнах.

— Не выдумывай! — строго сказала мама.

— Ага, не выдумывай! А кто мяукнул под ухом? А кто меня за обедом ущипнул? — грозно спросил Родька. — А кто мне подзатыльник дал?

— За что? — тут же спросил папа.

— Какой подзатыльник? — опешила мама. — Вот поэтому у него и болит голова! Какой-то хулиган дал ему подзатыльник. Ты хотя бы его запомнил?

— В том-то и дело — никого не было! Видимо, мне все кажется. Галлюцинации! Солнечные пятна влияют!

Мама стояла как оглушенная. Совершенно здоровый мальчик — и несет такую околесицу. Что с ним произошло?

Тайна Зойки Капелькиной


Пассажиры Капелькины занимали угловую каюту номер сто два. В трюме.

Напротив них, в каюте номер сто три, жил Павел Михайлович Федулин.

Трюм — это тебе не третья палуба, где сиди и любуйся проплывающими берегами. Здесь, в круглый иллюминатор, видно только воду и больше ничего. Но совсем не значит, что это плохо. На воду смотреть тоже интересно. А если долго-долго не мигать, то можно увидеть водяного с бородой, зеленого цвета. Так говорила Зойке подруга Нюшка. А сама Зойка никаких водяных не видела. Жалко, что Нюшки рядом нет, хорошо бы вместе к морю плыть. Что она сейчас, интересно, делает? Наверное, опять теленка ищет, вечно он куда-нибудь убегает. У, бездомный!

Зойка сидела, смотрела в иллюминатор и ела вишню, которую купили на пристани. Она долго обсасывала каждую косточку. Не так-то часто ей приходилось лакомиться вишней. В их деревне ее не сажали, лишь мама иногда привозила стаканчик-другой из города. На рынке покупала. Бабушка ворчала:

— Зачем деньги тратить на баловство? Возьми корзинку да сбегай на косогор за клубникой. Лень-то вперед тебя родилась.

Зойка, конечно, бегала за клубникой и за земляникой, но это были свои ягоды, их ешь сколько хочешь. А вишня была с юга, всего один стаканчик.

Зойка жила с бабушкой в Кутузах. А мама жила в городе. Она ждала, когда ей дадут квартиру. Тогда бы она забрала к себе и Зойку, и бабушку.

Отца Зойка не знала. Только фотографии видела. Он жил где-то на севере и, видимо, не часто их вспоминал. Так бабушка говорила. Зойка писала ему письма, а он отвечал не на все. У него там была другая семья и сын Алеша. Зойка Алеше тоже писала, он ответил два раза. Она очень гордилась его письмами и показывала всем подружкам: «Это от моего братика!» Алеша ее интересовал гораздо больше, чем отец.

Маму Зойка жалела. Нелегко ей живется. Но ничего, вот она вырастет и будет ей помогать.

— Встань-ка, примерю свитер, — сказала мама, которая сидела рядом и вязала.

Зойка встала, мама прикинула на нее вязание.

— Пока плывем, и свяжу, — сказала она. — Будет тебе обновка.

— Когда мы приедем обратно и пойдем к Родьке в гости, я его надену. Ага? Только, наверное, жарко будет.

— Собралась. Никто тебя еще не приглашал!

— А что — просто так нельзя? Мы с бабушкой никого в гости не зовем, к нам все приходят, когда захотят.

— Сравнила! У вас в Кутузах вообще двери не закрываются. Замок еще в прошлом году потеряли, все не найдете.

— А зачем он? Можно на палочку закрыть. — Зойка задумалась. — Лучше бы ты, мама, обратно к нам приехала жить, чем мы к тебе, — осторожно сказала она. — Нам с бабушкой в городе не житье.

— Наговорила тебе бабушка! Как вы не понимаете: у меня же профессия. Я — ткачиха, и передовая! Да и тебе учиться надо. В Кутузах даже школы нет. Не надоело тебе за три километра бегать?

— Не-е. Не надоело.

— Все равно Кутузы скоро снесут. Всех переведут в центральную усадьбу.

— Никуда мы с бабушкой не поедем.

— Заладила: мы с бабушкой! Можешь мне хоть в отпуске настроение не портить? Ты думаешь, что говоришь: вы что — во всей округе одни останетесь?

— Нюшка тоже не поедет.

— Замолчи, пожалуйста! — Мама расстроилась. Это были их старые разговоры, и никогда они не приводили ни к какому решению.

Зойка замолчала и продолжала сосать вишню, а мама — вязать свитер. Вязание совсем ее успокоило, и она потихонечку запела: «Во поле березынька стояла, во поле кудрявая стояла…» И вдруг из угла КТО-ТО подпел скрипучим голосом: «Люли-люли стояла, люли-люли стояла…»

Мама выронила из рук спицы. Зойка чуть не подавилась вишней.

— ОН здесь? — шепотом спросила мама.

Зойка молча кивнула. Вид у нее был скорее сконфуженный, чем испуганный.

Мама обвела взглядом каюту, стараясь определить, где ОН. Все стояло на своих местах, не шевелилось, не двигалось. Но тут спицы, которые лежали на полу, словно сами поднялись в воздух и воткнулись в клубок.

— ОН что — все еще жив-здоров? — спросила мама, хотя знала, что жив-здоров.

— Жив, жив! — донесся обиженный скрипучий голос.

Некоторое время мама молчала, приходила в себя. Наконец, видимо, пришла: брови нахмурила, глаза посуровели.

— Как ОН здесь оказался? — строго спросила она.

Зойка вздохнула.

— Сел да и поехал, — раздалось из угла.

— А ТЫ молчи! — прикрикнула мама тому, в углу, и окончательно пришла в себя.

— И так все время молчу, — проскрипел голос.

— Значит, «зайцем» едет? — спросила мама.

— А зачем ему билет? Все равно его не видно.

— Все равно меня не видно, — проскрипело из угла.

— Значит, вы меня решили обмануть? — сказала мама.

— Мы не хотели обманывать! — воскликнула Зойка. — Я бы тебе все равно сегодня сказала, только хотела сначала подготовить, чтоб ты не расстраивалась. — Зойка посмотрела в угол. — А ты чего запел раньше времени?

— Сорвалось. Песню-то еще лет сто назад певал, когда совсем молодым был. Вместе с твоей прабабкой Кланей как затянем!

— Ты мне это уже десять раз рассказывал! — прервала Зойка.

— Зачем ты взяла ЕГО с собой? — сердито спросила мама.

— Но ОН нигде-нигде не бывал! Даже бабушка ЕГО отпустила, только наказала вести себя тише мыши!

— Не было несчастья! — Мама была страшно огорчена. — Я хотела отпуск спокойно провести, а ты со своим ТОПАЛО!

Из угла донесся тихий вздох. Зойка тоже вздохнула.

— Он никому-никому не помешает, честное слово!

— Никому не помешаю! — снова заскрипело в углу.

Топало и компания


Трудно поверить: Зойка Капелькина ехала к Каспийскому морю с… домовым. Звали домового ТОПАЛО.

Редко встретишь сейчас семью, где бы был свой домовой. Если у кого и есть, то помалкивают и даже несколько смущаются этим обстоятельством как пережитком прошлого.

А когда-то в деревне Кутузы в каждом доме жил домовой. Крутило, Вертило, Дразнило, Глупило, Ва-зюкало… Веселая компания.

Соберутся иногда в овраге за деревней, разные истории рассказывают, песни поют. Запевал обычно Глупило:

Облоухая свинья
На дубу гнездо свила,
Поросила поросят
Ровным счетом шестьдесят.
Распустила поросят
Все по маленьким сучкам.
Поросята визжат,
Полететь они хотят.

Свинья Хавронья очень обижалась на эту песню.

Самые веселые и бесшабашные домовые были Крутило и Вертило. Как разыграются — давай мельницу крутить. Мельник ругается: «Опять домовые потешаются!»

Дразнило увидит кого-нибудь на дороге — засвистит, захохочет. Только никто его не боялся. И от хозяина за такие выходки ему не раз влетало.

Глупило любил на ярмарки ездить и в балагане представления смотреть. Потом, когда балаганов не стало, он стал наведываться в цирк шапито.

А Вазюкало как с утра начнет куда-нибудь собираться, все возится, возится — глядишь, и вечер настанет. А когда позовут его домовые повеселиться в овраг, он отвечает: «Мне некогда».

Самым рассудительным среди домовых был Думало. Ничего он зря не скажет, а если скажет, то сначала подумает. Иногда целыми неделями молчал, все думал.

— Чего ты надумал? — спрашивал его любимый друг Топало.

— Пока ничего, — отвечал Думало. И продолжал думать.

Однажды Думало произнес:

— Природа наша чахнет. — И снова надолго замолчал.

Как-то прошел слух, что деревню Кутузы сносить будут. Далеко она от большой дороги стоит, дома уже старые, а строить новые лучше в большом селе.

Собрались домовые в овраге на совещание.

— Какая нам разница, где жить, — сказал Глупило. — Все равно мы невидимые. В городе даже лучше: можно в цирк сходить, на трамвае покататься. Я один раз был в городе, мне понравилось.

— Глупило ты и есть Глупило!

Разгорелся жаркий спор. Домовые так расшумелись, что из норы вылез барсук и проворчал:

— Что вы мне спать не даете? У меня и так бессонница. Мне покой нужен.

— С нами уже и барсук неуважительно разговаривает! — возмутились Крутило и Вертило.

Дразнило хотел залихватски свистнуть, но раздумал, настроение что-то у него пропало.

Топало был самым молодым среди домовых, он больше слушал. А Думало, самый старый, все думал. Наконец он сказал:

— Домовой должен быть при доме, а дом — при хозяине.

Он опять надолго задумался. А пока он думал, все домовые куда-то из деревни Кутузы подевались. Топало ходил в Большое село: может, там поселились? Но и в Большом селе их не было. И во всей округе тоже.

А однажды попрощался с Топало его самый старый и самый любимый друг Думало. Хозяин Соснин уезжал куда-то на Волгу, в поселок Ключи, а дом продал под снос. Вместе с хозяином покидал родные места и его верный домовой.

Остался в Кутузах один Топало. Нет у него ни друзей, ни приятелей. И в деревне без домовых стало тихо, скучно. Некому ни свистнуть, ни гикнуть. Сидит Топало один на чердаке около трубы. Бывает, занесет избу снегом до самой крыши. В трубе что-то воет, воет, потом закряхтит. Это домовой греется.

Иногда к нему приходил кот Филимон. (Надо сказать, что для человека домовые были невидимы, а животные каким-то образом их видели. А может быть, не видели, просто чувствовали. Если бы наука занималась домовыми, она бы объяснила этот феномен. Но наука домовыми не занимается.)

Кот Филимон походит по чердаку, мышей понюхает, изогнет спину, потрется около трубы.

— И чего ты тут один живешь? — как-то спросил домового Филимон.

— А куда мне деваться? — вздохнул Топало.

— Бабка Дуся каждый день тебя жалеет, — сказал Филимон. — Но когда ты в трубе сидишь — ругается: «Разворотит трубу, кто класть будет?»

— Ничего не разворочу, — пробурчал Топало.

И стал домовой со своего чердака все чаще спускаться в избу. Топ-топ по чердаку, потом дверь открывается: топ-топ по избе.

— Топает Топало! — ворчала бабушка.

«Живем, не тужим!»


Жила бабушка Дуся Капелькина вдвоем с внучкой Зойкой. Дед Иван умер пять лет назад. Тридцать лет они жили вместе, пятерых детей вырастили. Все дети разъехались в разные стороны, слали письма да гостинцы, в отпуск приезжали.

Когда деда Ивана не стало, долго горевала бабушка Дуся. Особенно зимой. Топится вечером печка, прядет бабушка пряжу и все вспоминает свою молодость и Ивана, какой он был удалой и как с войны она его ждала и дождалась, хоть и сильно израненного.

Любила она внучке Зойке рассказывать про его воинские подвиги. Как тонул, да не утонул, как горел, да не сгорел, как самого немецкого генерала в плен взял.

Большой портрет деда, увеличенный с фотографии, отретушированный старательным фотографом так, чтоб не было ни одной морщинки, висел на стене. И хотя дед не походил на себя, бабушка Дуся часто стояла у фотографии и смотрела на него.

Так и жили они вдвоем: бабушка и внучка. Правда, были у них еще кот Филимон, коза Манька, пес Бакай и домовой Топало.

Пса оставил бабушке Дусе сосед Соснин, когда уезжал в поселок Ключи. Бакай был уже старый. Вначале он очень переживал, что хозяин уехал, появилась в его глазах собачья тоска. Но Зойка, как могла, утешала его, бабушка Дуся в сарае теплую будку смастерила, костями угощала, кот Филимон про свои похождения рассказывал, несмотря на то, что пес на одно ухо совсем плохо слышал. Бакай всей душой полюбил свою новую семью.

У него было одно занятие: караулить козу Маньку. Но Манька никакого внимания на него не обращала и спокойно ела на огороде капусту.

Топало не раз ей говорил:

— Манька, нет у тебя совести!

— Последний раз! — отвечала Манька, пожевывая капустный лист.

Со временем Топало совсем перестал ходить на свой чердак. Он облюбовал место на печке. Тут и тепло, и послушать есть кого: за печкой жил сверчок Петька и не уставая пел песни.

Как-то бабушка сказала:

— Топало, ты бы перевел, что за песни Петька поет.

Ой люли, та-ра-ра!
На горе стоит гора,
А на той горе лужок,
А на том лужку дубок,
А на том дубку сидит
Ворон в красных сапогах,
Во зелененьких серьгах.
Черный ворон на дубу,
Он играет во трубу.

С тех пор Топало стал переводить Петькины песни. Голос у него, правда, был скрипучий, а слуха никакого, но петь Топало любил.

— Скрипишь, как старая осина, — говорила бабушка Дуся.

На берегу реки росла осина. Она и правда скрипела, особенно в непогоду. Скрип-скрип-скрип!

— У нее болит что-нибудь? — спросила Зойка Топало.

— Нога сохнет, кто-то топором подсек.

Зойка жалела осину. С подругой Нюшкой они даже перевязали ее. Но дерево продолжало сохнуть, крениться, тихо поскрипывать. Однажды пришел Нюшкин отец — плотник дядя Вася — и решил срубить его.

— Все равно посохнет, — пояснил он. — А мне для дела надо.

Зойка носом зашмыгала. А Нюшка ее успокаивает:

— Чего ревешь? Дерево вон какое высокое, молния ударит — и прямо в него. А вдруг под ним сидеть будем? Сразу почернеем и живы не останемся.

Однажды во время страшной грозы молнией расщепило липу и убило корову. После этого Нюшка стала ужасно бояться гроз. Зойка тоже боялась. Как грохнет гром — так косяки в избе затрещат. Зойка с Нюшкой забирались под кровать и сидели там, пока солнышко не выглянет.

Но разве осина виновата, что бывают грозы? Ей, наверное, самой страшно, ведь она под кровать не спрячется.

Нюшкин отец уже топором замахнулся, да не успел по дереву ударить. Топало перехватил топор и отбросил его подальше.

— Ходят тут, — проворчал он, — машут топорами. Обо всем позабывали.

Нюшкин отец не обиделся: не принято было у них в деревне обижаться на домовых. Но все-таки спросил:

— А чего такого мы позабывали?

— Не было у деда Мирона под рукой вожжей…

Нюшкин отец призадумался и кое-что вспомнил. Осинку-то эту не кто-нибудь посадил, а его дед — Мирон. А он, тогда малец шустрый, бегал, играл да и сломал деревце. Вот дед Мирон и искал вожжи, чтоб выдрать его.

Осинка цепкой оказалась, отросла.

— Совсем из ума вышибло! — сказал Нюшкин отец. — Запамятовал! — Он легонько постучал по стволу дерева: мол, прости, чуть я не погубил.

Около осины собрались все: кот Филимон, коза Манька, пес Бакай. Они еще долго обсуждали случившееся.

Топало, оставшись один на всю деревню, стал совершенно незаменимым. Если бы он был человек, сказали бы: «Совершенно незаменимый человек». Но нет такого выражения: «Совершенно незаменимый домовой».

Если бабушку Дусю кто-нибудь спрашивал: «Как живете?», она обычно отвечала: «Живем, не тужим!»

— А что тужить? — говорил Топало.

Раным-рано бабушка Дуся уйдет на ферму, а домовой давай печку топить. Блины испечет, Зойку разбудит. Вкусные блины, с маслом да со сметаной. Сам Топало ничего не ел, потому что домовые не едят Только воду пил. Иногда деревья угощали его своим соком.

Вечером Топало Зойку спать укладывал. Когда она была маленькой и начинала кукситься, капризничать (с маленькими это случается), он всегда пел ей одну и ту же колыбельную:

Не плачь — дам калач,
Не вой — дам другой,
Не реви — дам три!

Топало настолько «очеловечился», что зимой стал ходить в валенках. Вот и топают по избе одни валенки. К тому же он любил пофорсить. Иногда наденет шарф, старую дедушкину шляпу, достанет дедушкину тросточку — и крутится перед зеркалом. Бабушка веником его — чтоб не модничал! А порой бабушка вздыхает:

— Ох, ты, нежить, нежить!

— Бабушка, ты почему Топало нежитью зовешь? — спросила Зойка.

— Да как тебе объяснить? И объяснения-то нет. Нежить и нежить. И не дух, и не человек.

Топало не нравилось, когда бабка вздыхала и нежитью его звала. «Нежить» выходило «не жить». А чего ему не жить, если молодой, всего сто пятьдесят лет стукнуло?

До скорого свидания!


Раз в месяц приезжала из города Валя — Зойкина мама. Как-то полезла она на печку, а Зойка говорит:

— Ты поосторожней, там Топало спит.

— Что ему — чердака мало? — удивилась мама.

Раньше, когда семья была большая, все живы-здоровы, все в доме, домовой никогда в избу не заходил, только на чердаке топал.

— Сейчас он в избе живет, — пояснила Зойка. — Вместе веселее.

Мама не возражала: веселее так веселее, но все-таки относилась к этому как-то настороженно и в особые разговоры с домовым не вступала. И Топало помалкивал.

— А когда квартиру в городе дадут, дом продадим, куда вы его денете? — как-то спросила мама.

— С собой возьмем, — сказала Зойка.

— В городе ему не место.

— Никуда я отсюда не поеду, — сказала бабушка.

С тех пор и начались нелегкие разговоры о переезде.

Однажды мама привезла из города телевизор. Вечерами вместе с бабушкой и Зойкой стал смотреть передачи и Топало. Наденет очки — и сидит. Правда, стекол нет, одна оправа, но его это ничуть не смущало.

Особенно Топало нравилась передача «Клуб путешественников». Он все к Зойке приставал: сколько километров до Африки? Ему никак не верилось, что может быть какая-то Африка, совершенно не похожая на деревню Кутузы. Уж не туда ли все домовые переселились?

А еще его поразило, что на земле люди говорят на разных языках и совершенно друг друга не понимают.

— Он тебе про Фому, ты ему про Ерему, он тебе про Ерему, ты ему про Фому. — Недовольный Топало запыхтел и полез на печку. Не думал он, что на белом свете так обстоят дела.

— Вечно ты. Топало, ворчишь, — сказала Зойка. — А если встретишь домового-иностранца, как с ним будешь разговаривать? По-французски, да? Тоже друг дружку не поймете.

— Сама ты не поймешь! Мы с ним можем говорить и по-кошачьи, и по-собачьи, и по-птичьи. Мало, что ли, в природе языков? И все понятные.

Телевизионные передачи, хотя и черно-белые, разбудили в домовом желание поглядеть мир.

Когда Топало узнал, что Зойка собирается плыть на теплоходе по реке Волге, он тоже засобирался. Свою любимую шляпу в чемодан положил, старые тапочки (сначала хотел валенки, но все-таки лето).

— Ты куда? — всплеснула руками бабушка.

— С Зойкой, на Волгу.

Зойка решительно выложила из чемодана шляпу.

— А с бабушкой кто останется? — спросила она.

Топало положил шляпу обратно в чемодан.

— Нюшка будет прибегать, чего еще ей делать?

— Нюшка теленка пасет! — Зойка снова выложила шляпу.

— Теленок и без Нюшки знает, где трава растет. — Топало снова положил шляпу в чемодан.

— Ты поедешь, а я так нет? — заскрипел он. — В городе ни разу не бывал, Москву не видал.

— Я тоже Москву не видела!

— Увидишь еще. Тебе всего девять годков, а мне сто пятьдесят.

Зойке стало жалко Топало. И правда, сто пятьдесят лет дома сидит, а она уже к Каспийскому морю едет.

Бабушка вначале ни в какую:

— На то ты и домовой, чтоб дома сидеть! Ишь чего надумал!

Топало запыхтел, заскрипел, обиделся, залез на чердак.

— Раз мое место на чердаке, — пробурчал он, — больше отсюда не сойду. Или в трубу залезу. Весь дым в избу пойдет.

— Ишь чего надумал? Да я тебя кочергой! — погрозила бабушка. Они часто с Топало ссорились, бранились и сразу мирились. Но тут он обиделся всерьез.

Не только любопытство манило Топало в дальние края. Ведь его друг Думало жил где-то на Волге, в поселке Ключи.

Этой зимой, когда на улице бушевала вьюга, неожиданно ему пришло от Думало письмо. Не в конвертике и не по почте. Ветер принес. Издалека донеслись до него слова друга:

«Дорогой Топало! Не знаю, проживаешь ли ты по-прежнему в родной деревне Кутузы. А я проживаю в поселке Ключи, который стоит на берегу Волги. Жизнь здесь веселая, пароходы пристают, народу много всякого. Только мне не весело. Кроме меня, домовых здесь нет. Я один, как и ты. С хозяином Сосниным только иногда потолкуем, деревню Кутузы вспомним. Да и он уже стар. А молодежь меня не признает. Видно, и мой век кончается. Хотелось бы на склоне дней повидаться с тобой, душа моя. Да не суждено. Я посылаю тебе по ветру третье письмо. Не знаю, доходят ли они до тебя. Столько, милый друг, над землей проводов понавешено, так гудят они по ночам, что и не мудрено, ежели письмо затерялось в этом множестве звуков или исказилось его содержание. Я ни разу не получил от тебя весточки. Тоскующий по тебе домовой Думало».

Только одно письмо услышал Топало. И тут же отправил ответ. Конечно, тоже не в конвертике.

В двенадцать часов ночи, когда не видно было луны, не лаяли собаки, окрест стояла глухая тишина, домовой вылез на крышу, поймал самую сильную струю ветра и вихрем отправил ее сквозь ночное пространство, чтоб она донесла привет другу. Но он не знал, где находятся Ключи и река Волга, и послал письмо в другую сторону. Ветер, покружив, унес его на север, и оно исчезло в ночи.


Топало еще стоял на крыше, прислушиваясь к движению воздуха, когда из-за тучи показалась луна. Сначала вышел желтый краешек, как бы раздумывая: светить или не светить? А потом выплыла вся луна — круглая, созревшая, с багровым оттенком. И сразу дома, деревья, звери, застигнутые луной в поле, отбросили тень.

И на крышу дома тоже пала тень домового. Ничем особым она не отличалась от людской. Только руки, пожалуй, были чуть длиннее, а ноги короче, словно когда-то, давным-давно, ему было удобнее ходить на четвереньках. Но это лишь предположение, которое сделал сам Топало, рассматривая свою тень.

За последние сто лет никто в деревне Кутузы тени домовых не видел. Говорили, что такое явление бывает то ли к счастью, то ли к несчастью, но обязательно к чему-то, не просто так. А случалось это столь редко оттого, что нужны были особые обстоятельства: во-первых, — полночь, во-вторых — полнолуние, в-третьих — благоприятное сочетание созвездий.

А какое сочетание было благоприятным — никто не знал. И сами домовые — тоже. Только Думало очень долго глядел на звезды и кое о чем начал догадываться.

В ту морозную ночь сочетание созвездий оказалось благоприятным.

— У меня великолепная тень! — радостно воскликнул Топало. — Наконец-то я ее увидел!

Он тут же послал Думало эту важную новость. Но опять в другую сторону.

Топало долго ждал ответа, но никаких известий от друга так и не получил. Жив ли он?

И вот выпал случай поехать по Волге, найти Думало и повидаться с ним, может быть, последний раз в жизни.

А вместо этого Зойка выбросила из чемодана его шляпу. Сиди сейчас на чердаке один-одинешенек.

Топало решил посоветоваться с котом Филимоном. Как-никак Филимон бывалый. Когда он был молодой, то каждую весну куда-нибудь уходил, а к осени возвращался, тощий, побитый в боях, корноухий, но страшно гордый. Вот уже три года Филимон из дома не отлучался, жирел. Как развалится на табуретке, ни за что с места не сдвинешь. Даже если мышь выскочит, и то не пошевелится.

Кот Филимон выслушал Топало, расправил коготки, потянулся.

— Когда я уходил из дома, никого не спрашивал, — сказал он, Щуря зеленые глазки. — Даже смертельная опасность, которой я подвергался много раз, меня не останавливала. А ты — невидимый. Поезжай тайком. Зачем тебе кого-то спрашивать? Ах, если бы я был невидимый! — позавидовал он.

Если бы Филимон был невидимый, то съел бы сметану во всей деревне и округе. Сколько раз он об этом мечтал, когда бабушка Дуся заставала его у кринки.

— Все-таки я домовой, а не кот, — сказал Топало. — Не пристало мне хозяев обманывать.

— Ну, тогда сиди на чердаке, — сказал кот Филимон. — Всяк кузнец своему счастью. — И замурлыкал.

Топало совсем запечалился. Но кому нужны переживания домового? И тут он услышал: бабушка Дуся стучит по потолку кочергой:

— Топало, слезай с чердака!

— Не слезу!

Заскрипела лестница, показалась Зойка.

— Топало, бабушка тебя отпустила! Вместе поедем!

Топало радостно затопал, слез с чердака.

— Уговорили. Поезжай, — сказала бабушка. — Я на сенокосе буду, мне не до тебя. За Зойкой пригляди, чтоб в воду не сунулась.

— Пригляжу, пригляжу!

— И чтоб никто тебя не заметил! Тише мыши! — наказала она.

Все вышли попрощаться с Зойкой и Топало: кот Филимон, пес Бакай, коза Манька. Прилетела с лугов и стрекозка Майка.

— Вы не беспокойтесь, — сказала она Топало. — Я буду прилетать к вам и рассказывать, как бабка Дуся живет.

Стрекозка вспорхнула:

— До скорого свиданьица!

Кто сошел с ума?


Родька стоял на корме и смотрел в бинокль. К нему подошла Зойка, постояла молча рядом. Он не обращал на нее внимания.

— А мне можно посмотреть! — наконец спросила она.

Родька ничего не ответил, продолжал смотреть в бинокль.

— Можно посмотреть? — снова спросила Зойка. Она подумала, что Родька не слышит.

— Можно, да осторожно. Это самый настоящий военный бинокль. Бабушкин.

«Какая у него интересная бабушка, — подумала Зойка. — Чемпион по бегу, да еще в бинокль смотрит». Она представила свою бабушку Дусю Капелькину: вот сидит бабушка на берегу и глядит в бинокль, а за спиной у нее коза Манька стоит. Зойка хихикнула.

— Ничего смешного, — сказал Родька. — Моя бабушка на войне была и даже медаль имеет.

— На войне? А разве бабушек берут?

— Ну, ты соображаешь! Война была давным-давно. Тогда еще и папа с мамой не родились.

— Не родились? — поразилась Зойка.

— А ты считать умеешь? И твоя мама тоже не родилась. Чего ты на меня уставилась?

Зойка и правда уставилась на Родьку, будто он ей сказал потрясающую новость. Она никогда не задумывалась над тем, что когда-то на свете не было мамы, не было бабушки. И ее, Зойки, тоже не было. Она росла под солнышком, как трава, не размышляя, как появилась на свете и почему.

«Какой Родька, оказывается, умный, — подумала Зойка. — А я глупая-преглупая». — Так обычно бабушка ей говорила: «Глупая ты преглупая».

Родька снял с шеи бинокль.

— Вон туда смотри! — указал он пальцем. — Там домик увидишь.

Зойка осторожно взяла тяжелый бинокль, поднесла его к глазам.

— Не урони! — строго сказал Родька. — Что-нибудь видишь?

Сначала Зойка ничего не видела, а потом увидела маленький домик на берегу и мальчишку с удочкой.

— Ой, как интересно! — закричала она. — А еще собака! Я собаку вижу, так близко!

Топало, конечно, стоял рядом с Зойкой, и ему тоже очень хотелось посмотреть в бинокль. Он подтолкнул ее в бок:

— Дай посмотрю!

Родька замер: какой-то странный голос ему послышался. И он мог поклясться, что даже услышал слова: «Дай посмотрю». Родька незаметно огляделся вокруг себя. Решительно никто не обращал на них внимания и ничего подобного произнести не мог. Уж и солнце не так жарит, скоро скроется за горизонтом, а на него, видимо, все еще солнечные пятна действуют. Он отвернулся и потер лоб.

В это время Топало взял бинокль, но не успел посмотреть. Родька повернулся и побледнел: бинокль висел в воздухе, его никто не держал. Но это продолжалось всего мгновение. Зойка уже снова смотрела в бинокль, сделав вид, что ничего не произошло.

— А ну-ка, давай сюда! — Родька отнял у нее бинокль.

— Ты чего? — спросила Зойка, невинно улыбаясь.

— Ничего! — он и сам не знал «чего он» и объяснить не мог. Как с этой Зойкой встретится, так что-то с ним происходит.

Он пошел к родителям, которые стояли на корме и разговаривали. На палубе играла гитара, гуляли пассажиры, смеялись. Почему у него одного странные галлюцинации?

— Ты опять бледный! — встревожилась мама. — И глаза мутные! Покажи язык!

Родька высунул язык. Гладенький, розовый, значит, совершенно здоровый. Мама языком осталась довольна. Она приложила ладонь ко лбу. И температуры нет.

— Я пойду в каюту, — сказал Родька. — Лимонаду попью.

На самом деле ему хотелось остаться одному и хорошенько подумать, что происходит, уж не сошел ли он с ума.

В каюте он подошел к зеркалу и стал себя рассматривать: есть в нем что-нибудь сумасшедшее или нет? Вот и взор мутный, как мама говорит. А, кроме взора, какие еще признаки могут быть?

Громкий смех: «Ха-ха-ха!» Сумасшедшие, наверное, прыгают.

Родька запрыгал перед зеркалом, дергая себя за нос, и захохотал: «Ха-ха-ха!»

В это время раздвинулась на окне шторочка и появилась физиономия Зойки.

— С ума сошел, что ли? — Зойка даже испугалась. — Ты чего себя за нос дергаешь?

— Хочу и дергаю! Что тебе от меня надо? — закричал Родька, покраснев. — Что ты по пятам за мной ходишь?

— Ты не кричи, — рассудительно произнесла Зойка. — А то не вырастешь. Я огурец тебе принесла. Можно, зайду?

— Заходи, — буркнул Родька.

Через минуту Зойка уже сидела на диване. А на столике лежал крепкий пупырчатый огурец, который она перед отъездом сорвала с грядки.

Родьке тоже надо было чем-то угостить Зойку, все-таки гостья. Он открыл холодильник и достал тарелочку с горкой вишни.

— Мы тоже покупали, — сказала Зойка, поглядывая на сочные, блестящие ягоды.

Бабушка говорила, что в гостях надо есть немного и не сразу принимать угощение, а поотказываться.

— Что-то не хочется, — вздохнула гостья, и взяла одну ягодку. Потом вторую. А третья прямо смотрела на нее и сама просилась в рот.

Вишня в тарелке на глазах убывала, а Зойка остановиться не могла.

Родька с удовольствием вонзал зубы в хрустящий огурец, прохладный и свежий.

— Вы тоже раньше в деревне жили? — спросила Зойка.

— Мы? В деревне? Тебе, случайно, не приснилось? — Он, гордость семнадцатой математической школы, и вдруг — жил в деревне!

— А тогда чего у вас фамилия Мельниковы? Деревенская. У нас в классе есть Колька Мельников, так у него дед мельником был, потом мельницу сломали, элеватор построили. Может, вы с ним родня?

— По-твоему, все однофамильцы — родственники? — спросил Родька насмешливо. Ему не хотелось иметь ничего общего с каким-то неизвестным Калькой.

— По-моему, родственники, — сказала Зойка.

— А по-моему… — Он не договорил. Родьке послышалось, что у двери кто-то затопал. Казалось бы, что тут такого: ходят пассажиры, стучат. Но в этом топанье было что-то особенное: будто медведь прыгал то на одной ноге, то на другой.

— Кто там? — спросил он тихо.

Зойка вспорхнула с дивана, приоткрыла дверь, высунула голову в коридор.

— Никого здесь нет! Наверное, кто-то мимо проходил неуклюжий! — И снова уселась на диван.

В «чертово логово»!


Топал за дверью Топало. Когда Зойка пошла в гости к Родьке, наказала ему:

— Подожди меня здесь, никуда не уходи!

— А ты там не рассиживайся!

Зойка ушла, а Топало улегся на ковровую дорожку, покрывавшую коридор. Им бы в Кутузы такой ковер, он бы все время на нем лежал. И кот Филимон тоже. Оба бы лежали и беседы вели. Коза Манька на них бы в окно смотрела и завидовала.

Только Топало размечтался, какая бы жизнь пошла, будь у них ковер, как появился пассажир в трусиках. Он вышагивал по дорожке уверенно, как капитан. Домовому пришлось отодвинуться, но все равно тот чуть не наступил ему на ногу.

— Идет, не смотрит, — проворчал Топало. — А может, тут кто-нибудь лежит?

Топало сел. Посидел. Скучно ему стало. Прошелся взад-вперед.

С палубы доносилась веселая музыка. От нечего делать домовой начал притопывать. Как он раньше-то, бывало, в овраге отплясывал вместе с Крутило и Вертило! Но не успел Топало как следует (то есть как в овраге) притопнуть и прихлопнуть, открылась дверь и высунулась Зойка.

— Никого здесь нет! — Это она Родьке сказала.

Топало понимал, что плясать ему не следовало, но все же обидно такое слышать: «Никого здесь нет!» Он хотел проскочить в каюту, но Зойка перед носом закрыла дверь.

«Сидят там, разговаривают! А я лежи тут на грязном коврике. — Топало запыхтел. — Вот возьму и пойду туда, куда мне не велели ходить».

А Топало — ни в коем случае! — не велели ходить в машинное отделение. Из-за этого у него произошла маленькая ссора с Зойкой. Домового страшно интересовало непонятное гудение, доносившееся снизу. Он решил немедленно посмотреть, что там происходит.

— «В машинное отделение вход посторонним воспрещен!» Видишь, написано! — сказала Зойка.

Топало вздохнул, притих. Но гудение по-прежнему не давало ему покоя. Уж не черти ли там сидят — его заклятые враги? Однажды, помнится, лет пятьдесят назад, залез к ним в сарай наглый черт и сидит, глазками сверкает. До смерти корову напугал. Домовые собрались, окружили его. А он не чертом, а чертенком оказался. Давай хныкать, жаловаться, что круглый сирота, забежал в сарай всего-навсего погреться, а не по каким-нибудь темным делам.

Домовых долго ли разжалобить. Дали ему краюшку хлеба да отпустили. А он на другой день лошадь в лес заманил. Два дня и две ночи чертенок на ней ездил и хохотал, чуть живая приплелась обратно. Вот и верь после этого нечистой силе.

Но черти в округе исчезли куда-то еще раньше домовых. Как начали электропилами лес пилить, так их и след простыл.

Домовые обрадовались: «Сейчас заживем припеваючи, никто нам вредить не будет!»

Но Думало рассудил иначе: «Без чертей мы закиснем, захиреем. Сноровку потеряем, удаль. Мысли станут ленивые. Застой начнется в нашей общине».

Домовые три дня искали чертей, но так больше и не нашли.

Гул, исходивший из нутра теплохода, был для домового незнакомым, загадочным звуком.

Сейчас, когда его все бросили, самое время заглянуть туда. К тому же он успеет вернуться: Зойка уж коли пришла в гости, так будет там долго сидеть. Бабка Дуся часто Топало посылала: «Поищи Зойку, опять где-то с Нюшкой болтают».

Топало осторожно прошел по коридору и вышел на палубу.

Но никто не заметил его появления. Топало прошел между загорающими, стараясь никого не задеть. Под зонтиком он увидел дремлющего Федулина, который сидел скрестив на груди руки, как полководец перед сражением. Его белый беретик был надвинут на лоб. Павел Михайлович открыл глаза, посмотрел на Топало, но, само собой, не увидел его и снова задремал.

Топало не удержался, снял с Федулина беретик и положил ему на колени.

— Что, что такое? — возмутился Федулин, озираясь вокруг.

Но стоявшие рядом пассажиры сами озадаченно смотрели на него. Все видели, что берет сам приподнялся в воздухе и плавно опустился на колени. Но каждый решил, что это показалось только лично ему. Поэтому никто не произнес ни звука.

— Хулиганство! — Федулин погрозил пальцем неизвестно кому и встал.

А Топало уже спускался с верхней палубы на нижнюю, потом — в трюм. А из трюма узенькая лестница вела дальше вниз. Оттуда и шел гул.

«Любят черти такие местечки!» — подумал Топало. И полез в «чертово логово».

В это время молодой вахтенный Коля Сопин дышал свежим воздухом, высунувшись в иллюминатор. Если на палубе было жарко, — то в машинном отделении от жары, казалось, вот-вот что-нибудь расплавится. Но тем не менее ничего не плавилось, машины работали в режиме, гудели ритмично и спокойно.

Коля Сопин глядел на реку, улыбался, наслаждаясь ветерком, и был абсолютно спокоен за свое машинное отделение. Он и подумать не мог, что за его спиной появился незваный гость.

А Топало стоял и удивленно рассматривал небольшой зал, который и был таинственным машинным отделением. Ничего интересного! Какие-то кружочки, стрелочки, как в автомобиле. Когда колхозный грузовик приезжал на ферму. Топало не раз в кабину залезал. Он-то думал, здесь колеса крутятся, как на мельнице. Нет, это не «чертово логово»! Чертей сюда не заманишь, тут и спрятаться негде. Топало разочарованно прошелся по машинному залу.

Коля Сопин, любуясь речным пейзажем, насвистывал песенку про любовь.

Топало уже хотел уходить, но нечаянно уронил пустое ведро. Оно покатилось, загромыхало. В машинном отделении и без того грохоту много, поэтому вахтенный не услышал, но что-то заставило его обернуться. И это было в тот момент, когда Топало поднимал ведро.

Коля Сопин остолбенел: ведро само поднялось в воздух и прицепилось на стену к гвоздю! Он закрыл глаза и снова открыл. Ведро висело на месте. Вахтенный решил, что долго смотрел на бегущую воду, вот у него перед глазами предметы и стали двигаться, в частности ведро. Все остальное, кажется, прочно стояло на месте.

«Шалопай, работать надо, а не в окно смотреть», — проворчал про себя Топало. И вахтенный получил легкий щелчок в нос.

Необычное знакомство


Зойка в это время все еще сидела в гостях. Но пора и честь знать.

— Задержалась я у вас, — сказала она.

Родька как вежливый хозяин встал, чтоб ее проводить.

— Не надо, не надо! — запротестовала Зойка.

— А может, я хочу прогуляться!

Прогуляться она не могла запретить. Как только Зойка вышла из каюты, сразу почувствовала, что Топало рядом нет. Она повертела головой, как будто могла его увидеть.

— Топало! — позвала она тихонько. — Топало!

Его не было, иначе бы он подал знак. Может, обиделся и сидит молчит.

— Топало! — уже громко крикнула Зойка. — Где ты. Топало?

— Что с тобой? Ты кого зовешь? — спросил Родька, с недоумением наблюдавший за странным поведением девочки.

Зойке было не до него. «Куда делся Топало? — испуганно думала она. — Ой, натворит что-нибудь!»

— Топало! — снова окликнула она.

— Кого ты зовешь?

— Ой, да отвяжись!

Но Родька и не думал отвязываться. Он дознается, с чего это вдруг Зойка переполошилась и кого она зовет каким-то непонятным именем.

«Глупая-преглупая, да он давно в каюте сидит и ждет меня! — подумала Зойка и побежала. — Ох, попадет ему!»

Родька кинулся за ней. Они чуть не налетели на родителей-Мельниковых.

— Куда вы несетесь?

— Я к себе! — не останавливаясь, ответила Зойка.

— Я с Зойкой! Я быстро! — Родька прошмыгнул мимо.

— Немедленно возвращайся! — крикнула растерянно мама. — Что с ними?

— Играют, — сказал папа.

Родька еле успевал за Зойкой. Она такая верткая. А тут, как нарочно, пассажиры возвращались с палубы в свои каюты. Все разом, будто сговорились!

Мама-Капелькина уже ожидала дочь.

— Где ты носишься? — спросила она Зойку, которая, можно сказать, влетела в каюту. — Кто на тебе ехал? Да ты не одна! Проходи, Родион. Что за порогом стоишь?

Топало в каюте не было. Зойка опять ощутила это сразу же.

Родька вопросительно посмотрел на Зойку: непонятно, зачем они бежали сломя голову. Дальше-то что?

— Пойдем, — сказала Зойка. — Сейчас я тебя провожу.

— Да отдышитесь сначала! — сказала мама.

Но Зойка уже выскочила в коридор. Что дальше делать, она как раз не знала. И посоветоваться не с кем. Маме боялась сказать, а Родьке так вот, неожиданно, попробуй объясни, что домовой потерялся.

Капельками закапали слезы. В другое время Родька бы сразу догадался, почему у нее фамилия Капелькина, но сейчас было не до шуток.

— В конце концов объясни, что происходит! — потребовал он.

— Потом.

— Потом — суп с котом!

Зойка не удостоила его ответом. «Где искать Топало?» — горько думала она. И вдруг ее осенило: в машинном отделении! Он же туда рвался! Только как там его найти? Ведь вход посторонним воспрещен!

— Что ты молчишь? — спросил Родька.

— Некогда объяснять! — И Зойка снова побежала.

Родька не собирался от нее отставать.

Они стали спускаться вниз. А Топало в это время поднимался из машинного отделения вверх. Он увидел Зойку и сразу понял, что она его ищет.

— Здесь я! — виновато произнес он, когда та спрыгнула со ступеньки.

Родька ошалело посмотрел на Зойку. В этом гуле ему ЧТО-ТО послышалось. Не иначе…

Зойка полезла обратно вверх. Родька — за ней, хотя не понимал, зачем он все это делает. Лицо у Зойки было уже веселое и даже хитрое. Она помахала ему рукой.

— До свидания!

Нет, Родька не собирался уходить не солоно хлебавши. Он загородил ей дорогу:

— Сама меня тащила куда-то, а сейчас бежишь. Рассказывай давай все!

— Ты сам за мной бегал. — Зойка улыбнулась своей хитрой улыбочкой. — Чего мне рассказывать, мне рассказывать нечего.

— А какого Топало ты искала? Забыла? Кричала: «Топало, Топало!»

Рядом КТО-ТО глубоко вздохнул. Родька отпрыгнул, побледнел.

— Не бойся, — сказала Зойка. — Это Топало вздыхает. Потому что виноват!

— Виноват! — проскрипел голос.

У Родьки ноги подкосились. Он схватился за Зойку.

— Не бойся, — улыбнулась Зойка. — Топало добрый.

— Ка-акой Топало?

— Домовой. Только ты никому не говори. Это ужасная тайна.

У Родьки в голове все сдвинулось. Он совершенно ничего не соображал. Его можно понять: не каждый день приходится знакомиться с домовыми.

— Я не верю в домовых! — произнес он наконец первую фразу, которую сообразил.

И тут под ухом у него раздалось: «Мяу, мяу!» Точно так же, как в тот раз. И точно так же никакой кошки не было.

— Что ты его пугаешь! — шикнула на Топало Зойка.

— Ничего не пугаю. Я на кошачьем языке сказал ему: «Дурак!» В домовых он не верит!

«Значит, и тогда ОН мяукнул», — подумал Родька. Хотя кто — ОН? Неужели домовые существуют? Ведь КТО-ТО разговаривает с ним, это факт. Да еще дураком называет, хотя и на кошачьем языке.

— Сейчас мы все трое будем дружить, — сказала довольная Зойка. — Вот весело будет! Правда, Родька?

Родька кивнул, хотя нельзя сказать, чтобы ему было весело.

— А ты, Топало, его не обижай. Знаю я твои шутки!

— Я и не обижаю. Сам больно шустрый. У них все такие шустрые были. Ефим-мельник шагом не ходил, все бегом бегал.

— К-какой ме-мельник? — У Родьки язык заплетался.

— Не помнишь Ефима? Да у него мельница была поставлена еще двести лет назад! Когда я на свет появился, он уже вовсю муку молол!

— Ну как он может помнить какого-то Ефима! — возмутилась Зойка.

— Какого-то! — передразнил ее Топало. — Ефим-мельник! Известный человек! Уважаемый! От мельника все дети Мельниковы пошли.

— Значит, вы с Колей родственники! — Зойка ткнула Родьку в бок. — А ты говорил!..

— Все позабывали! — проворчал Топало. — Сами себя не помнят!

Кто больной?


Мама уже собралась искать Родьку, когда он явился бледный, измученный загадками жизни. И сразу же бухнулся на диван. Голова кругом. Даже папа переполошился.

— Нужно вызвать врача, — сказал он.

Уж если папа о враче заговорил, значит, дело плохо. Да и что может быть хорошего, если мальчик лежит и глядит в потолок, в одну точку. Ни на кого не реагирует.

Мама в отчаянии побежала за врачом. При этом чуть не сбила с ног Павла Михайловича Федулина. Он сразу понял; что-то случилось, и побежал вместе с ней: мало ли, нужна будет помощь. Павлу Михайловичу хотелось быть самым осведомленным и самым необходимым человеком на теплоходе. Всем нужен Федулин! Федулин нарасхват! И врача первым нашел, конечно, он!

Врач был молодой и веселый.

— Кто больной? — спросил он, подмигнув Родьке.

Прослушав мальчика, врач сказал, что такого здорового ребенка еще никогда в жизни не встречал. Мама обиделась, папа остался доволен.

— Хороший аппетит — залог здоровья! — произнес доктор и этим окончательно расположил к себе папу. Уходя, оставил аспирин на всякий случай: если здоровый — то не повредит, если больной — то поможет.

Родька аспирин не хотел глотать, но мама его заставила.

— Нервные пошли дети, — сказал Федулин. — Вот у меня внук во сне кричит, никакие врачи не помогают.

— Наш во сне не кричит, — сказала мама, опять немного обидевшись.

— Закричит еще! — заверил Федулин.

Раскланявшись, он удалился.

Мама присела рядом с сыном.

— Все-таки что с тобой?

Родька повернулся на живот и уткнулся лицом в подушку. «Сказать или не сказать?» Он дал слово, что будет хранить тайну… Но в то же время молчать очень трудно. А вдруг папа с мамой тоже были когда-то знакомы с домовыми, а ему просто не рассказывали?

Родька сел. Надо поговорить, это необходимо.

— Вы верите в домовых? — спросил он.

Папа с мамой переглянулись. Такого вопроса они не ожидали.

— Верите или не верите?

— При чем тут домовые? — улыбнулась мама.

— Вы не ответили на мой вопрос, — требовательно произнес Родька.

— Могу тебе совершенно определенно сказать: мы с мамой не верим!

— И вы никогда, ни разу в жизни не встречались с домовыми?

— Как-то не привелось, — сказал папа.

— Что тебе вдруг дались домовые? — спросила мама.

— Все понятно: это легенды Зойкиной деревни, — сделал вывод папа.

— Никакие не легенды! Я сам с ним познакомился.

— Ну и как он выглядит? — рассмеялся папа.

Родька стал смотреть в окно. Все, больше он ничего говорить на будет. И так разболтался, не сдержал слово. Не верите — и не верьте!

— Не думал я, что у тебя в голове такая чепуха, — уже серьезно сказал папа. — Мама изобрела робота Яшу, а ты придумываешь каких-то домовых.

При упоминании о роботе Яше мама сразу засветилась.

— Он такой сообразительный! — воскликнула она.

Мама очень гордилась своим роботом.

— Мой робот, — говорила она. — Мой Яша!

— За что ты его так любишь? — спрашивал папа, который не чувствовал к роботам душевной привязанности. — Живой он, что ли?

— Когда-нибудь я вас с ним познакомлю! — таинственно улыбалась мама.

Но папа с роботом не хотел знакомиться. А потом у Яши начались какие-то расстройства с памятью, и ему было не до знакомств. Мама так переживала, что похудела. Папа об этом Яше уже слышать не мог.

— Кто он в конце концов — член нашей семьи? Сейчас мы все из-за него начнем худеть, бледнеть, падать с ног.

Так говаривал папа. А сейчас он насчет робота выражал с мамой полное согласие и хотел, чтоб его сын думал о научно-техническом прогрессе, а не о домовых.

— Наш Яша всех домовых заткнет за пояс! — пошутил он.

Мама была довольна, что папа наконец сказал «наш Яша».

Родька ничего не имел против робота. Наоборот — всем рассказывал про него в школе и тоже гордился. У них в классе даже висел портрет Яши. Учительница сказала, что в будущем такие роботы будут и в их математической школе.

Но сейчас робот его совершенно не интересовал. И папа с мамой видели, что у Родьки на уме другое. Слушает их, а сам про свое думает. Что у него может быть «свое»?

«Явно с ним что-то происходит», — опять с беспокойством подумала мама. Она напоила его горячим чаем с клубничным вареньем, которое они захватили из дому, и уложила пораньше спать. Утро вечера мудренее.

А теплоход «Космонавт Савиных» все шел вниз по Каме. Солнце уже село за горизонт. Смеркалось. Воздух постепенно остывал, и теплоход, нагретый за день, тоже остывал, успокаивался. На реке царила вечерняя тишина, когда не всплеснет волна и птицы замолкают в предчувствии ночи, не шелохнутся деревья над водой.

В это время почти никто не сидел в каютах. Все гуляли, большие и маленькие, еще мало знакомые друг с другом и уже перезнакомившиеся. И теплоход, населенный этими разными людьми, плыл по тихой широкой реке, не тревожа ее покой.

Родькин сон


В эту ночь Родьке приснился такой сон. Будто стоит мельница в чистом поле и крутит крыльями. Мука мелется. А мельник Ефим сидит на бугорочке, бороду поглаживает. Борода вся белая, в муке.

Около него мальчик в длинной рубашке бегает. Очень похожий на Родьку. Даже волосы так же подстрижены — под горшок.

Вроде это внук мельника, а вроде это и сам Родька. И он — и не он.

— Ты бегать-то бегай, да нос не расшиби, — говорит ему дед Ефим. — Расшибешь нос — тогда кто мельником будет? Мельницу придется продавать. Так-то.

Родька старается сообразить: почему если он нос расшибет, то мельницу придется продавать? Но во сне долго думать некогда.

— Не расшибу нос! И мельником буду! — обещает он деду.

Тут прибежала черная собака и давай лаять. А Родька, он же внук мельника, вполне понимает, о чем собака лает.

— Ваш домовой запряг лошадь и на базар поехал, — сказала собака. — Вернется к вечеру.

А Ефим-мельник сказал:

— Ну, так и мы на базар съездим.

И Родька, который не совсем Родька, а внук мельника, сел на телегу и поехал на базар по равнине.

Невезучий капитан Петров


Над рекой висел густой утренний туман. Не видно ни земли, ни неба, ни воды. Очертания теплохода кажутся призрачными.

«Космонавт Савиных» стоял посередине реки, пережидая туман. Капитан Петров нетерпеливо прохаживался по рубке. Теплоход опаздывал уже на час. Пассажиры еще спали и не подозревали о непредвиденной стоянке.

Петров плавал капитаном первый сезон. И что-то ему не везло. В первом же рейсе сняли пассажира с подозрением на дизентерию. Немытые ягоды съел. Пассажир ничего, жив-здоров, а весь теплоход дезинфицировали. Комиссия нагрянула.

В следующем рейсе «Космонавт Савиных» чуть не наскочил на мель. Другой раз случилась буря. Штормило, как на море.

Сейчас вот туман без всякого предсказания метеорологов.

Команда посматривала на Петрова с сочувствием. Все видели: толковый капитан, но невезучий. А плавать с невезучим капитаном — значит, только и ждать какой-нибудь неприятности.

Петров знал, что он невезучий. Еще в школе, если происходили какие-то недоразумения, то непременно с ним.

В девятом классе, например, он чуть не стал чемпионом города по бегу на длинную дистанцию. Но на последнем круге к нему пристала пчела. Пока он махался, его все обогнали, да еще и глаз от укуса распух.

А в десятом классе он чуть не сыграл в шахматы с экс-чемпионом мира. Но в тот день, когда в клубе любителей шахмат состоялся этот знаменитый матч, он на ровном месте сломал ногу.

Потом он чуть не женился. Но оказалось, что девушка любит другого.

Невезучему человеку вообще жить невесело, а если плаваешь первый сезон капитаном на большом трехпалубном теплоходе, то эти невезения создают впечатление, что ты плохой командир и тебя явно поторопились поставить на эту должность. Так думал про себя сам Петров. Он был очень самокритичный человек.

А поставили Петрова капитаном совсем не случайно, случайно вообще капитаном не ставят: реку он знал и не представлял себе, как можно без реки жить. С детства плавал с отцом (который тоже был капитаном) на маленьком катере с громким названием «Орел». На «Орле» он и вырос, и потом работал матросом.

Петров смотрел в бинокль. Нет, ничего не видно. Туман как будто нарочно не расходится, чтобы осложнить жизнь капитану.

Туман, сплошной туман


Только домового на корабле и не хватало капитану Петрову!

В то время как он ходил по рубке, всматриваясь в туман, Топало тоже не спал ворочался в своем углу.

— Опять туман! — бормотал он.

В те утренние часы, когда над землей нависала сырая белая пелена, домового охватывало беспокойство. В голове у него возникала одна картина тех далеких времен, когда его и на свете не было. Кто-то в холщовой рубахе стучит топором, строит избу. Стучит, приговаривает: «Быть в избе доброму домовому, быть в избе доброму домовому!» А вокруг — туман облаками плывет. И людей на земле, видимо, еще совсем немного. И домовых тоже.

Топало повздыхал, поворочался. Голова разболелась. Он посмотрел в иллюминатор: белым-бело. В такой туман недолго и мимо Ключей проплыть.

Вчера мама Капелькина сказала:

— Ночью мы уже будем на Волге!

Это известие взволновало Топало. Значит, скоро будет поселок Ключи. Теплоход пристанет к берегу, и он встретится со своим другом Думало. Лишь бы туман не помешал.

Он подергал Зойку за рукав.

— Чего тебе? — сквозь сон спросила она.

— Мы на Волге или нет?

Зойка потянулась в постели, села, протерла глаза. Что-то непривычно тихо кругом. Догадалась: теплоход стоит! Значит, какая-то пристань.

Она тихонько слезла с верхней полки, чтоб не разбудить маму.

— Туманище-то какой! Ничегошеньки не видно! — прошептала она восторженно. В отличие от Топало ей туман очень нравился.

Зойка быстро натянула чулки, ботинки, достала из шкапа курточку.

Проснулась мама.

— Ты куда спозаранку?

— На туман смотреть.

— Невидаль! — проворчал Топало.

Мама посмотрела в иллюминатор, тоже удивилась:

— Ну и туманище!

— А мы у какой-то пристани стоим, — сказала Зойка.

У мамы тоже сон пропал, и они с Зойкой пошли смотреть туман.

Топало затопал за ними, хотя туман и не любил. Но ему надо было выяснить, не заплыли ли они в какую-нибудь другую реку вместо Волги, ведь ничего не видно, можно и заблудиться. А вдруг они уже на пристани Ключи стоят?

Зойка с мамой осторожно продвигались по сырой скользкой палубе к носу корабля.

— Никакая это не пристань, — сказала мама, — Непонятно даже, далеко ли берег.

— И долго мы будем стоять?

— Пока туман не рассеется…

Даже не верилось, что туман может когда-то рассеяться: хоть вверх, хоть вниз смотри — кругом бело. Рубка и та лишь расплывчатым контуром напоминает о себе.

— Это точно Волга? — опять спросил Топало.

— Нет, Дунай! — засмеялась Зойка. — А может, Енисей!

— Может, и Енисей. В такой туман куда угодно занесет.

— Как нас может занести в Енисей? Ты, Топало, ужасно неграмотный. Даже первоклассники знают, что Кама впадает в Волгу.

Топало остался доволен, что они, даже если не плывут, то стоят на Волге, а не на Енисее или Дунае.

Теплоход опаздывал уже на полтора часа. Капитан Петров старался проявлять выдержку и спокойствие. Он решил, что ходить по рубке и смотреть в бинокль бесполезно. Нужно сесть и ждать, когда туман рассеется. Все равно когда-нибудь это произойдет.

Капитан Петров был прав. Настало время, когда туман, наконец, начал отделяться от воды и, как пар, подниматься вверх. Кое-где проглянуло голубое небо — маленькими яркими лоскуточками.

Становилось все светлее и просторнее. Начали проявляться берега, деревья. Вначале нечеткие, размытые, словно не в фокусе.

Капитан встал у пульта управления. Заработали двигатели. Теплоход ожил.

— Ура! — закричала Зойка. — Мы поплыли!

Проглянуло солнце. Туман испарялся, становился легким, как дымка. Заблестела вода. Машины заработали яростнее. Корабль напрягся и в полную силу рванулся вперед.

Что за пристань — Ключи?


Зойка с интересом смотрела вокруг себя, стараясь ощутить, что она плывет не где-нибудь, а по великой русской реке. Но вода была такая же, как в Каме. И также, как по Каме, плыли по Волге баржи с плотами, курсировали трудяги-катера, проносились стремительные «Ракеты».

— Зойка, скоро будет пристань Ключи? — спросил Топало.

— А такая пристань есть?

— Есть!

— Как ты знаешь?

— Так и знаю!

Мама не очень вслушивалась, о чем говорят Зойка с Топало. Стояла, смотрела на реку, вспоминала, как она маленькая ездила с отцом на лодке, как бегала на утор за клубникой, как купалась поздно вечером. Речка Кутузовка у них небольшая и вода в ней ночью, как парное молоко, теплая. Только в темень, помнится, родители не пускали купаться. Омутов в Кутузовке много, а в омутах, сказывали, русалки живут. Выйдут — и утащат самую красивую девушку к себе в подружки, а самого красивого парня — в женихи. Но ни одна русалка так и не вышла на берег Кутузовки, никого к себе не сманила.

— А вот сейчас мы узнаем, есть ли пристань Ключи! — воскликнула Зойка.

Она увидела капитана Петрова. Утром он имел привычку осматривать теплоход. Конечно, она не знала, что это Петров, и что он на самом деле капитан. Просто все, кто ходил на теплоходе в форме, были для нее капитаны.

— Товарищ капитан, — обратилась она. — Есть такая пристань Ключи?

— Да, есть, — сказал Петров. — Только мы к ней не пристаем. Маленькая пристань.

— Какие еще Ключи? Что за глупые вопросы? Извините, пожалуйста! — смутилась мама.

— Почему глупые? — улыбнулся Петров. — Нормальные вопросы.

Улыбка у капитана была хорошая, открытая. Люди с такой улыбкой сразу вызывают доверие.

Мама ему тоже улыбнулась.

Капитан пошел, как и полагается, бодрым шагом. «Славные пассажиры!» — подумал он.

— Пойдемте в каюту, — сказала мама. — До завтрака можно еще и поспать, а то поднялись ни свет ни заря.

— Что ты, мама, какой сон! — поразилась Зойка. — Ты иди отдохни, а мы с Топало еще здесь постоим, посмотрим на Волгу.

— Мы еще постоим, — подтвердил Топало.

Мама согласилась. Зойка была человеком самостоятельным, даже из деревни к ней в город одна приезжала. А на теплоходе ее уже многие знали.

Мама ушла, а Зойка с Топало продолжали прерванный разговор.

— Странно, — сказала Зойка. — Не знаешь, где течет река Волга, а пристань на Волге знаешь.

— Много на свете странного, — проскрипел Топало.

Он был очень расстроен. Значит, они проплывут мимо пристани Ключи, и он не увидит друга Думало?

Дырявые тапочки


На палубе уже начали появляться пассажиры. И тут только Зойка заметила, что Топало в тапочках.

— Ты с ума сошел! — воскликнула она. — Снимай скорее тапочки!

— У меня ноги мерзнут. Туман холодный.

— Да тумана уже нет! А если бы кто-нибудь увидел? Одни тапочки по палубе гуляют! В обморок упасть можно. Тебе бабушка что наказывала? Тише мыши!

— Не ругай меня. — Топало снял тапочки и отдал Зойке. — Мне хочется, чтобы иногда меня хоть чуток видно было, чтоб знали, что я есть.

— Ты забыл, что зайцем едешь!

— Никто меня не видит. Никто! — не обращая внимания на Зойкины слова, продолжал Топало. — А знаешь, какой я красавец!

— Как ты можешь быть красавцем, если невидимый?

— Чувствую, что красавец!

— Тогда расскажи, какой ты красавец? — Черные глаза, черные усы, черные кудри. Как у Гришки-ямщика.

— Какого ямщика?

— Лет сто назад Гришка почту возил.

— Почему, Топало, тебе красавцем захотелось стать?

— Чтоб все смотрели и восхищались. Я бы шляпу носил и лаковые ботинки. А тут даже тапочки надеть нельзя.

— Но ты же домовой!

— Знаю, не первый год живу.

У Топало совсем испортилось настроение: Зойка и та его не понимает. И захотелось ему домой, в деревню Кутузы, к бабке Дусе. Там мог он и в валенках, и в шляпе ходить, печку топить, за козой Манькой смотреть. Хоть и невидимый, но как бы видимый. Без него бабушка как без рук. А здесь лишний раз не кашляни. Как будто его нет, а ведь на самом деле он есть.

Первый раз в жизни Топало покинул свою деревню. Первый раз оказался в гуще незнакомых людей. И первый раз ему захотелось стать обыкновенным человеком. Гулять по палубе, насвистывая песенку, вести разговоры про погоду и футбол, громко смеяться, если рассмешат.

Но ничего такого с домовым происходить не может. И даже его заветная мечта — повидаться с другом Думало — неужели так и не исполнится?

— Эгей! Зойка! — на палубе появился Родька. — Ты чего тут одна стоишь?

— Мы вдвоем, — подал голос Топало.

Родька открыл рот, но так ничего и не произнес. Топало хлопнул его по плечу. Родька вздрогнул.

— Опять испугался? — рассмеялась Зойка.

— Не испугался. Просто трудно привыкнуть, — признался Родька. — Я же точно знаю, что домовых нет.

— Много ты знаешь! — проскрипел Топало. — Не больше козы Маньки. Она тоже воображает, что много знает.

— Кто воображает? Коза? — не поверил Родька и в то же время оскорбился, что его с какой-то козой сравнивают.

— А кто ж еще? Манька, коза, — сказал Топало. — Как начнет задаваться!

— Хватит тебе про козу, — перебила Зойка.

— А чего он задается, как Манька? Я уже сто пятьдесят лет живу, а он точно знает, что домовых нет!

— Наверное, ты относишься к загадочным явлениям природы, — решил Родька, стараясь не ударить в грязь лицом.

— Может, и к загадочным. Мне-то что. Живу себе…

Родька понемногу успокоился, перестал испуганно озираться. «Если есть на свете кошки, собаки, медузы, воробьи, то почему не быть домовому?» — подумал он. Как-никак в математической школе его учили мыслить логически.

Родька пришел также к заключению, что Зойка давненько по палубе гуляет, поскольку на ней ботинки, чулки да еще куртка. Но почему она большие тапочки с собой носит?

— Это что у тебя за экспонат? Для музея? — спросил он, стараясь не выказывать излишнее любопытство.

— Не трогай мои тапочки, — сказал Топало.

— Твои? — удивился Родька. — Разве ты в тапочках ходишь?

— Хочу — хожу, хочу — нет.

— Он очень любит ходить в тапочках, — вздохнула Зойка. — А ему нельзя. Вдруг увидят: одни тапочки по палубе шлепают.

— Вот здорово! — У Родьки глаза загорелись. — Вот умора! Давай всех напугаем!

— Я сказала: нельзя!

Родька потянул у нее тапочки.

— Чего ты трусишь! Пусть наденет. Ты видала в цирке аттракцион «Человек-невидимка»?

— Не видела.

— То-то и оно, что не видела! Там тоже один пиджак по манежу ходит!

— Домовой? — взволновался Топало.

— Никакой не домовой. Законы физики. Там знаете сколько техники! Одних инженеров человек пятьдесят! — Родька снова потянул тапочки, но Зойка спрятала их за спину.

— Нельзя!

— Заладила: нельзя, нельзя! А в цирке можно?

— В цирке понарошку, — сказала Зойка. — А над Топало нечего смеяться. Понятно?

— А зачем он тогда нужен? Если бы у меня был домовой, я бы в школе такое устроил!..

И тут он почувствовал, как его приподняли над палубой и тотчас отпустили, как будто он сам подпрыгнул.

— Вот брошу в воду, — спокойно сказал Топало.

Родька надулся. Зойке тоже не хотелось с ним разговаривать. Они стояли, отвернувшись друг от друга.

Будущие капитаны


В это время мимо них снова проходил капитан Петров.

— Что такие невеселые? — спросил он. — Никак поссорились?

— Немного, — призналась Зойка. — Товарищ капитан, а девчонок в капитаны берут? — спросила она.

Родька хмыкнул, всем своим видом показывая, что уж он-то бы таких глупых вопросов не стал задавать.

— Берут. Особо настойчивых.

— Я — особо. А можно в рубку заглянуть? Только одним глазком!

— Ну, если одним! Что ж, пойдемте!

Родька поплелся за ними. Опять эта Зойка вперед выскочила!

Они поднялись на самую верхнюю палубу, куда посторонним вход воспрещен. Ребята уже пытались там однажды погулять, но их быстренько оттуда погнали. А сейчас сам капитан шел рядом с ними.

С палубы было видно все вокруг далеко-далеко. На правом берегу — поля, на левом, крутом — леса, а впереди — река, бегущая к горизонту.

Зойка стояла и с восхищением смотрела на эту широту. Она и забыла, что у нее под мышкой тапочки.

Петров открыл дверь рубки и пригласил ребят.

— Будущих капитанов привел, — сказал он седому штурману.

Штурман ничего не ответил. Он вел корабль. И, конечно, не подозревал, что вместе с будущими капитанами в рубку вошел домовой.

Ребята огляделись. Сколько различных приборов! Рычаги какие-то, кнопки.

— А где колесо? — спросила Зойка. — Должно быть колесо!

— Это раньше был штурвал, — объяснил капитан Петров. — А сейчас — пульт управления. Видите кнопочки? Нажмешь на красную — теплоход поплывет вправо, нажмешь на зеленую — влево.

— А если надо остановиться или быстро плыть? — спросила Зойка.

— На это есть рычаги. Вот они, видите.

Седой штурман Иван Васильевич Карпов держал в руках рычаги управления, не вступая в разговор. И вдруг ему показалось за спиной его кто-то стоит и пыхтит у левого уха. Он оглянулся. Пыхтение прекратилось. Штурман потер ухо и решил, что во всем оно виновато: не то слышит. Потом то же самое произошло с правым ухом. Седой штурман потер правое ухо. Что за наваждение?

В это время капитан Петров подвел ребят к карте, на которой были указаны даже самые маленькие пристани.

— Вот и ваши Ключи, — показал капитан.

И тут ему почудилось то же самое, что и штурману. Он тоже оглянулся, никого не увидел и смущенно покашлял.

— Так что скоро будут ваши Ключи, — сказал он и снова почувствовал, что за спиной кто-то есть. — М-да… — Он посмотрел на расписание. — Проплываем мимо них завтра утром в восемь тридцать.

Зойка видела, что капитан вдруг стал рассеянным и вроде все к чему-то прислушивается. Понятно к чему: мало того, что Топало проник в рубку, так он еще и пыхтит. Они с Родькой понимающе переглянулись. Надо было скорее уходить, пока домовой окончательно себя не выдал.

— Большое спасибо, — поблагодарила Зойка.

Капитан Петров пожал им руки, но лицо его было бледнее обычного. А у седого штурмана заболела голова, в висках застучало.

Ребята спустились на палубу.

— Топало, ты зачем с нами пошел? — сердито спросила Зойка. — Кто тебя звал?

— Дожидайся, когда позовут, — проскрипел Топало.

— А здорово капитан побледнел! — рассмеялся Родька, забыв, что совсем недавно он бледнел точно так же, а может быть, даже больше.

— Кому нравится, если у тебя за спиной пыхтят! — вступилась за капитана Зойка.

Федулин подозревает


Родька заметил на палубе родителей. Они явно высматривали сына. Вместе с ними стоял Павел Михайлович Федулин. Он тоже помогал высматривать. И первый увидел.

— Вот они, голубчики!

— Ни за что не догадаетесь, где мы были! — воскликнул Родька.

— И догадываться не будем! — Федулин погрозил пальцем, — Нельзя детям одним бегать по теплоходу!

— Мы не бегали! Мы были в рубке! Нас сам капитан пригласил!

— Интересно! — оживился папа. — В следующий раз возьмите нас с собой.

— Обязательно возьмем! — пообещала Зойка. — Ой, я уже зажарилась! — Она стащила с себя курточку и завернула в нее тапочки.

— Я потому так тепло одета, что утром такой туман был, такой туман! — пояснила она, заметив удивленный взгляд Родькиной мамы. — Ну, я побежала!

— Занятная девочка, — произнес Федулин. — Очень занятная. Не скажете, почему она ходит с тапочками?

— Так надо, значит, — пожал папа плечами.

— Нет, так не надо! — возразил Федулин, отчего-то нервничая, а когда он нервничал, то говорил громко и быстро. — У них, я вам скажу, занятная семейка. Со странностями семейка!

— По-моему, милые люди, — сказала мама.

— Не спорю — не люблю спорить! Возможно, милые, но со странностями!

— Что-то никаких странностей я не замечаю, — сказал папа.

— Это вы не замечаете, а я замечаю, потому что живу напротив!

— Так какие же странности? — спросила мама.

— А чьи это тапочки, большие и дырявые? — спросил Федулин. — И почему девочка с ними ходит? Это разве не странность?

Мама, как и папа, пожала плечами.

— Странно, конечно, — неуверенно сказала она.

— Вот видите — и вы произнесли «странно». Не хотели, а произнесли!

— Дались вам эти тапочки, — зевнул папа.

— И не только тапочки… — Федулину хотелось поведать о многих странностях, которые он замечал в каюте номер сто два, но ничего определенного сказать не мог. То ему слышались какие-то непонятные шаги (выглянет из каюты — никого нет), то некий скрипучий голос. Что-то все ему слышится, слышится… А что — непонятно.

Родька внимательно слушал разговор. Неужели Федулин подозревает? Хотя представить, что в каюте напротив едет домовой, он уж никак не может.

Так ничего и не объяснив толком, Федулин ушел расстроенный.

— Я не приду к завтраку! — предупредил он. — Аппетита нет.

— Давайте и мы будем пить в каюте чай, — предложил Родька. — Папа говорит, много есть вредно, растолстеем за восемнадцать суток.

Папе ничего не оставалось, как поддержать Родьку. Мама сказала, что все зависит от нервной системы — кто толстый, кто тонкий. Если папа не будет есть даже целыми днями, то все равно не похудеет, потому что он совершенно спокойно ко всему относится, а она, сколько бы ни ела, все равно толстой не будет, потому что любая мелочь на нее действует.

— А я? — спросил Родька. — Буду толстый или тонкий?

— Ты весь в меня! — вздохнула мама.

Теплоход плыл по Волге к Каспийскому морю, а они сидели в каюте и пили чай. Папа при этом читал книгу «Пейзаж будущего». Он и в отпуске не забывал, что должен написать статью «Человек — преобразователь природы».

— Что-то нам Павел Михайлович такое загадочное хотел сообщить, но так и не сообщил, — сказала мама. — Некую тайну дырявых тапочек.

— Я знаю эту тайну, но не скажу! — заявил Родька.

— Может быть, она украла эти тапочки? — в шутку спросила мама.

— Зачем ей красть, да еще дырявые! — засмеялся Родька. — А вам не пришло в голову, что они едут не вдвоем, а втроем?

— Что не пришло, то не пришло, — сказал папа, не отрываясь от книги. — И кто же третий?

— Это и есть тайна!

— Наверное, какой-нибудь преступник, и они его прячут в каюте, — сказала мама.

— Смеетесь! А его и прятать не надо. Он — невидимый!

— Это не тот ли самый домовой, с которым ты познакомился? — спросил папа.

— Тот самый!

Родька понял, что опять проболтался. Ни слова больше от него не добьются.

А родители и не собирались донимать его расспросами. Детская психология им была понятна: дети выдумывают разные истории и в них верят. Им, взрослым, в детские игры уже не играть. А иногда хотелось бы вот так же, как Родька, поверить, что на теплоходе едет невидимка. Папа даже вздохнул. Да и маме что-то взгрустнулось.

Настоящий друг


Теплоход сбавил ход и стал медленно поворачивать к берегу. Пассажиры уже облепили правый борт, ожидая причала. Объявили стоянку сорок минут.

— Желающие могут искупаться!

Родька с Зойкой, конечно, были желающие. Они с нетерпением вглядывались в приближающуюся пристань. Небольшой городок, раскинувшийся на берегу, спускался своей прибрежной улицей прямо к реке.

— Мама наказала Топало, и он будет до вечера сидеть в каюте, — грустно сказала Зойка.

— За что?

— За то, что в тапочках гулял.

— Очень ему нужно в каюте сидеть. Если его закроешь, он сквозь стену пройдет, — уверенно сказал Родька.

— Какой ты смешной. Топало не ходит сквозь стены. Он такой же, как мы, только невидимый. Ну, может, не совсем такой, но все равно такой.

— Ну, какой такой? — с любопытством спросил Родька. — Мне кажется, он с бородой и огромного роста.

— Он красивый, — улыбнулась Зойка. — Глаза черные, усы черные, кудри черные. И среднего роста.

Родька хмыкнул:

— Откуда ты знаешь, если никогда не видела?

— Вот и знаю.

Теплоход осторожно подходил к пристани, примеряясь, как бы помягче прижаться боком к дебаркадеру.

Матросы бросили на дебаркадер канаты, там их поймали, зацепили, и теплоход, дернувшись, остановился.

«Такого большого, и привязали!» — подумала Зойка, наблюдая, как натягиваются канаты.

— Я все-таки уговорю маму, чтоб отпустила Топало, — шепнула она Родьке на ухо. — Подожди меня на берегу.

На небольшой площади, в ожидании теплохода, заранее заняли свои места торговцы ягодами, огурцами, свежей и вяленой рыбой. Как только появились пассажиры, тут же рынок ожил, зашумел. Недалеко от пристани был дикий пляж. Мельниковы и многие другие пассажиры направились туда.

— А вот и мы! — Зойка нагнала Родьку. — Я и Топало. Мама его простила. А сама она не хочет купаться.

Родька на ходу снял футболку. Зойка тоже стащила сарафанчик.

— Какой ты белый! — Зойка хлопнула его по спине. — Солнце к тебе плохо пристает.

По сравнению с ее коричнево-золотистой спиной Родькина спина и правда выглядела белой, не говоря уже про живот.

— А я с бабушкой на сенокосе так прямо сгорела!

Вечером меня бабушка всю-всю сметаной вымазала, чтоб кожа не сошла. Знаешь, какая я смешная была!

Родька и Зойка обогнали всех и прибежали на пляж первыми. Они заняли место под кустом ивы.

Топало шел не спеша: не маленький, чтобы бегать.

В воде барахтались местные мальчишки. Родька не стал ожидать, когда придут родители. Он разбежался и хотел нырнуть, но вместо этого плюхнулся в воду прямо животом. Только брызги полетели. Мальчишки засмеялись:

— Эй, ты, бегемот!

Родька ничего не ответил. Сейчас он докажет, что тоже умеет плавать.

У берега было неглубоко, до пупа, а дальше дно покато уходило вглубь. Родька смело бросился в воду.

— Не плавай далеко! — крикнула Зойка.

Но Родька ничего не слышал. Он изо всех сил стучал по воде руками и ногами и вытягивал шею, чтоб не нахлебаться воды. Плавать он научился только в прошлом году.

А Зойка легко держалась на воде. Она легла на спину и замерла, прищурив глаза. Они были точно такого же цвета, как вода — зеленые, с темными ободками. А небо над Зойкой — чистое, голубое, и в него можно долго-долго смотреть, покачиваясь на волнах.

Зойка даже не припомнит, когда она научилась плавать, ей казалось, что она умела это делать всегда. Как рыбка.

Девочка повернулась на живот, осмотрелась: где Родька? И увидела, что он заплыл далеко. Она быстро поплыла вслед за ним, догнала.

— Поворачивай назад, — сказала Зойка.

Она видела, что Родька плавает плохо, и сейчас ругала себя за то, что отпустила его, проглядела.

Родька оглянулся назад, и ему стало страшно: до берега было далеко, а он уже устал. Зойка увидела, как округлились в испуге его глаза. В воде испугаться — это все, последнее дело.

— Давай я тебя подержу, ты отдохни, не булькай все время ногами, — как можно спокойнее сказала она.

Но мальчику казалось: стоит только на мгновение перестать двигать руками и ногами, как он тут же пойдет на дно. Но и двигать он уже был не в состоянии. Страх, что до берега далеко, не доплыть, лишал его последних сил.

А папа и мама Мельниковы не торопясь шли на пляж. По дороге им встретился местный житель, и мама поговорила с ним об урожае, о засушливом лете.

Когда пришли на пляж, вначале они поискали сына среди тех, кто сидел на песке. Таких было немного. Потом среди тех, кто бултыхался у берега. Но Родьки не увидели ни тут, ни там.

— Да вон же он! — воскликнул папа.

— Скорее, скорее за ним, он утонет! — закричала мама.

Папа стал торопливо раздеваться, но от волнения никак не мог расстегнуть рубашку и в конце концов оторвал пуговицу.

Топало сидел в тени, под кустом ивы, и дремал. Услышав испуганные возгласы Родькиной мамы, он тут же сообразил, в чем дело. Пока папа Мельников рвал пуговицу, он бросился на помощь Родьке.


И вот на глазах у всех, прямо от берега, по воде прошла дорожка, как будто кто-то двигался с большой скоростью, оставляя след.

В одно мгновение Топало оказался рядом с Родькой и подхватил его.

— Молодец, Топало! — обрадовалась Зойка.

Родька тут же успокоился. Наконец-то можно не двигать ни рукой, ни ногой, а лежать на воде, как на подушке.

— Спасибо, Топало! — тихо произнес он. — Ты настоящий друг.

— Молчи уж, — проворчал Топало.

— Держись, Родька, держись! — крикнул папа, подплывая к нему.

— Он держится, — сказала Зойка.

К удивлению папы, Родька действительно держался и при этом каким-то странным образом: просто лежал на воде, руки и ноги на поверхности. Но разбираться было некогда.

Родька вцепился папе в плечи, и они поплыли. Зойка рядом, а Топало за ними, тихонько, чтоб никто внимания не обращал. Они благополучно добрались до берега.

— А он молодец! — сказал папа взволнованной маме. — Даже и не думал паниковать. Лежал спокойно… — Тут папа призадумался, вспомнив, как необычно Родька держался в воде.

А на пляже еще обсуждали странное явление, возникшее на реке.

Только Мельниковы не принимали участия в обсуждении: они были довольны, что все кончилось благополучно. Мама даже похвалила папу за его быстроту и ловкость.

Пора было возвращаться на теплоход. Пляж снова опустел, опять остались только местные мальчишки. Они глядели вслед пассажирам, и им тоже хотелось уплыть на этом теплоходе.

Летающие рыбы


В это время Зойкина мама Валя Капелькина сидела на скамеечке и душевно беседовала с капитаном Петровым, который тоже сошел на берег прогуляться.

— Вот вишню опять купила, — говорила мама-Капелькина. — Зоя ее очень любит.

— Славная у вас дочка, — отвечал капитан Петров.

— У вас такая трудная работа, устаете, наверное? — спрашивала мама-Капелькина.

— Нормальная работа, — улыбался капитан. Зойкина мама тоже улыбалась.

Зойка очень обрадовалась, увидев, что мама сидит на одной скамеечке с капитаном. Она тут же присела рядом с ними.

А семья Мельниковых пошла на рынок. Родька все время оглядывался. Ему тоже очень хотелось посидеть с капитаном. Но мама тянула его за собой.

Торговля на рынке уже пошла на спад, но как только появились отдыхающие с пляжа, торговцы снова оживились.

— Покупайте окуня, свежего окуня! — закричал загорелый парень в майке. — Только что поймал!

— А вот и купим! — К парню подходил Павел Михайлович Федулин. Мельниковы тоже подошли посмотреть на окуня.

— С килограмм будет, не меньше! — хвастался парень. — До того силен, чуть не ушел!

Окунь бился в ведре с водой. Он то затихал, то с новой силой выбрасывал свое тело вверх, отчаянно пытаясь вырваться из плена.

— Попросим повара, чтоб для всего нашего стола сварили уху, — сказал Федулин.

— Вы возьмите вместе с ведерком, — сказал продавец Федулину. — Отдадите повару окуня и ведерко вернете, подожду.

Федулин взял ведро с рыбой и очень довольный пошел на теплоход.

— Ждем вас, товарищ капитан, на уху, — пригласил он Петрова, проходя мимо.

Топало тоже услышал эти слова. Он подошел к Федулину, заглянул в ведро.

— Будет тебе уха! — пробормотал Топало.

И вдруг на глазах изумленного Федулина окунь выпрыгнул из ведра, пролетел, как на крыльях, несколько метров и ушел в воду.

— Будет тебе уха! — снова пробормотал Топало.

— Летающая рыба! — прошептал Федулин. Ноги его подкосились, и он опустился на землю.

Капитан Петров сидел не двигаясь. Да, он тоже собственными глазами видел, как рыба выпрыгнула из ведра, сверкнула на солнце и полетела к воде. Видел, но поверить сам себе не мог. Он покосился сначала на Зойку, потом на ее маму. Они улыбались как ни в чем не бывало. Капитан потер лоб, стараясь привести свою голову в порядок.

Зойке очень хотелось сказать капитану, чтобы он не переживал, что рыбу выбросил из ведра Топало, но ничего такого она сказать не могла и поэтому делала вид, будто ничего не происходит.

Топало между тем шел по рынку. Он не на шутку рассердился. Опять эти рыбы попались на крючок! Какие же глупые, какие доверчивые! В реке Кутузовке он одного леща три раза спасал, так нет — четвертый раз на червячка клюнул. А в расставленные сети они просто стаями идут!

Рыбаки не раз приходили к бабушке Дусе, жаловались:

— Опять домовой нашу рыбу в реку выбросил!

На что домовой отвечал:

— Никакая она не ваша.

Когда на реке собирались сети ставить, выходил Топало на берег, призывал самую главную рыбу — усатого сома.

— Сети будут ставить, — предупреждал он.

И ни одной рыбки не доставали рыбаки в сетях. А по всему этому в окрестностях деревни Кутузы совсем перестали рыбачить.

Топало шел по рынку, заглядывал в ведерки и выбрасывал из них рыбу в реку.

На рынке произошел страшный переполох. Кто-то вскочил с места, кто-то застыл на месте. Кто-то кричал: «Рыба летит, рыба летит!» Кто-то слова произнести не мог.

Команда теплохода тоже с изумлением смотрела на это невероятное зрелище. Седой штурман Карпов плавал двадцать лет, а такого еще не видал и от других не слыхал.

Наука победит!


Происшествие на берегу взволновало весь теплоход. Только об этом и были разговоры. Тут все окончательно перезнакомились друг с другом, сплотились.

Павел Михайлович был в центре события. К нему подходили, хлопали по плечу, как будто он вернулся из опасного путешествия жив и невредим.

А Федулин тем временем вспоминал все больше и больше подробностей. Он, например, вспомнил, что рыба как будто заговорила человеческим голосом: «Будет тебе уха!»

Капелькины в основном сидели в каюте и старались не слушать разговоры. Мама была подавлена.

— Вот видишь, что ты устроил! Сейчас хоть на палубу не выходи!

— Он не виноват! — защищала Зойка. — Он рыбу спасал!

— Этот Федулин ее хотел съесть, — сказал Топало возмущенно.

— Для того и рыба, чтоб ее есть, — заметила мама.

— Не для того, — возразил Топало.

— А для чего? Для чего тогда она?

— Ни для чего. Живет себе…

Вечером на шлюпочной палубе, где обычно проходят концерты, собралась стихийная пресс-конференция.

Павел Михайлович восседал на сцене, нога на ногу. Он был счастлив. Сейчас весь теплоход знал его в лицо. «Федулин, Федулин, Федулин!» — носилось в воздухе.

«Раньше-то, бывало, пройдешь бочком, никто тебя и не заметит, — думал Павел Михайлович. — А сейчас сижу на сцене, интервью даю».

Вот так нежданно-негаданно поворачивается судьба!

Павлу Михайловичу задавали множество вопросов, даже спросили, женат ли, на что он ответил очень остроумно: «Уже не женат!» Да и на все другие вопросы он отвечал с некоторой долей юмора, чуть снисходительно, но тем не менее вполне уважительно к публике.

— А правда, что окунь говорил человеческим голосом? — Этот вопрос был, конечно, самым злободневным.

— Может быть, может быть… — отвечал Федулин. — Все может быть! Я признаюсь: мне послышалось, что окунь сказал: «Будет тебе уха!»

Кто-то засмеялся, на него зашикали. Всем очень хотелось, чтобы рыба говорила человеческим голосом.

Мельниковы, поприсутствовав на пресс-конференции, вернулись в каюту. Они были люди здравомыслящие и в говорящую рыбу не верили.

— А в летающую? — спросил Родька.

И в летающую они тоже не верили, но тем не менее видели это своими глазами.

— Вообще-то летающие рыбы существуют, — сказал папа. — Где-то в океане. Но не думаю, чтобы они выпрыгивали прямо из ведер и всем своим видом напоминали окуня.

— Я убеждена, что это аномальное явление местного характера, — твердо сказала мама.

Тут папа опять вспомнил, как Родька странно лежал на поверхности воды, и подумал, что, возможно, мама права, в этой местности что-то происходит. Как философ он признавал, что природа полна загадок. Папа к загадкам природы теоретически был подготовлен. Но практически он ожидал чего-то другого, не летающих рыб.

— Никакое это не аномальное явление, — сказал Родька.

— Что же это такое? — спросила мама, хотя понимала, что Родька на такой вопрос не ответит.

— Это тайна.

— Что-то слишком много тайн, — сказал папа. — То домовой, то Зойкины тапочки, то летающая рыба.

— А это одна и та же тайна.

— Может быть, ты нам объяснишь?

— Я объяснял, но вы не верите. Но если хотите, чтобы я еще раз объяснил, то поклянитесь, что никому не скажете.

Мама с папой переглянулись и тут же поклялись.

— Все это устроил домовой, — спокойно сказал Родька. — И зовут его Топало.

— Вы с Зойкой слишком много фантазируете, — сказала мама.

— Фантазируем? А кто меня сегодня спас, когда я чуть не утонул?

— Папа. Кто же еще!

— Папа, ты ведь знаешь, что я был уже спасен? Просто лежал и отдыхал.

— Что-то такое было… — неуверенно произнес папа.

— А летающие рыбы? Да их просто Топало выбрасывал из ведер! Пусть живут!

— Логично, логично, только все это сказка. — Папа стал ходить по каюте. «Странностей, конечно, слишком много, — думал он. — И все они необъяснимы. Но ничего… Наука победит!»

Мама тоже стала ходить по каюте. «Мало ли что происходит с рыбами, — думала она. — Вот что происходит с Родькой? Кажется, он серьезно верит в домового?»

Ходить вдвоем по каюте было тесно. Папа сел.

Мимо окна проходили пассажиры, говорили только про летающих рыб. Иные стояли у борта и все ждали, не полетит ли еще какая-нибудь рыбка. Но рыбы больше не летали.

— Жаль, не поели ухи, — сказала мама, чтоб разрядить напряженную обстановку.

— Свежую рыбу сейчас на каждой пристани будут продавать, — заметил папа.

— Всю выловят, — мрачно произнес Родька.

— На твой век хватит, — успокоила мама.

Папа оживился, стал листать книгу «Пейзаж будущего». Видимо, что-то вспомнил.

— Я прочитал, что нашли ископаемую рыбку, у которой были и жабры, и легкие!

— Ну и что? — Мама ничуть не удивилась.

— А то, что она могла жить в воде, и на земле! Какое совершенство! И исчезла. Бесследно исчезла!

— И окуни исчезнут, — сказал Родька.

— Окуней на всех хватит, — еще раз успокоила его мама.

Мамин сон


В отличие от папы маме сны снились каждую ночь. Она их все помнила и, когда приходила на работу, рассказывала. На работе у них вообще любили рассказывать сны.

Итак, приснилась маме большая площадь. На площади — множество народа. И все плачут. У каждого в руке платочек, и каждый платочком слезы вытирает.

— Что случилось? — спрашивает мама.

Никто не отвечает. Тишина на площади.

— Слушайте реквием по Харитону! — объявляют по радио.

Мама понимает: скончался какой-то Харитон.

— Кто такой? — спрашивает она.

И вдруг слышит в ответ:

— Последний окунь! Мы никогда не забудем тебя, Харитон!

— Разве у окуней есть имя?

— Раньше не было. А когда их осталось всего пять, то всем имена дали: Платон, Антон, Агафон, Парамон. И вот последний — Харитон.

На площади появилась траурная процессия. Впереди несли венки. Затем открылся траурный митинг.

— Природа понесла большую утрату, — рыдая, говорили выступающие. — Окуней больше нет!

В числе провожающих Харитона в последний путь был и робот Яша.

— Почему все плачут? — спросил Яша. — Я вам создам окуня лучше прежнего. Механического!

Герой дня


И весь следующий день, до самого вечера, теплоход жил разговорами о летающих рыбах. Павел Михайлович Федулин уже бесчисленное количество раз рассказывал эту невероятную историю. Зойка время от времени похихикивала, а мама-Капелькина даже не улыбалась. Ей очень хотелось, чтоб Федулин замолчал. Но он не собирался молчать.

— Окунь произнес человеческим голосом «Будет тебе уха!» — клялся он.

— Уж не домовой ли с вами шутки шутил? — спросил папа, посмеиваясь. Он сидел на палубе в своем любимом деревянном кресле и смотрел на заход солнца.

Федулин захохотал. А мама-Капелькина вся напряглась и произнесла:

— Какая сегодня хорошая погода!

Но погодой никто не заинтересовался, потому что она все время стояла хорошая. А папа продолжал:

— С этими домовыми надо держать ухо востро! Они что-нибудь да выкинут!

И в этот момент он почувствовал, что вместе с креслом приподнялся в воздух и тут же опустился. Родька и Зойка переглянулись, но сделали вид, что не заметили. Мама тоже видела, что папа как бы приподнялся и опустился. Но все это произошло в одно мгновение, и она подумала, что у нее перед глазами вдруг запрыгало. Федулин ничего не заметил, потому что размахивал руками и был увлечен только собой. А папа сразу замолчал.

— Извините, — смущенно сказала мама-Капелькина.

— За что? — удивилась мама-Мельникова.

— За беспокойство…

Мама-Мельникова пожала плечами: странно, о чем она говорит?

А папа продолжал смотреть на закат. Хотя закат его уже не интересовал. Он думал о том, что законы физики, пожалуй, бессильны объяснить, почему он вместе со стулом внезапно поднялся в воздух. Произошло это именно в тот момент, когда заговорили про домового. Он пошутил — и как будто над ним пошутили. Странные шуточки… Выходит существует НЕКТО, кто стоял рядом и слушал их разговор. НЕКТО невидимый. Папа понял, что может додуматься до такого абсурда, который приходит в голову только сумасшедшим.

Солнце между тем садилось за горизонт. Земля поворачивалась вокруг своей оси, заканчивая суточный цикл. И вместе с ней поворачивались моря, леса, города, люди.

«Жизнь есть тайна, — подумал папа философски, — Но нельзя впадать в мистику, нужно трезво смотреть на вещи. Скорее всего у меня было легкое головокружение, и я почувствовал себя в невесомости. Тогда с научной точки зрения все объяснимо…» Папа уже не верил самому себе, но науке продолжал верить.

На палубе становилось все оживленнее. Пассажиры торопились занять места в открытом кинозале. Демонстрировался фильм «Весенняя встреча».

— Если про любовь, я не пойду! — заявил Родька.

— А я пойду! — воскликнула Зойка. — Про любовь так интересно! Так…

— Думай, что говоришь! — перебила мама-Капелькина.

— Детям нужно смотреть только детские фильмы, — произнес Федулин. — А взрослым — взрослые.

Зойка незаметно показала ему язык.

Посоветовавшись, решили все-таки детей в кино не брать. Пусть лучше вместе почитают книжку. Тем более что Павел Михайлович сказал, что в кино не пойдет и обещал присмотреть за ними. Родька хотел было возразить, но Зойка приложила палец к губам. Они поняли друг друга: от Федулина надо убежать.

Павел Михайлович очень досадовал, что именно сегодня показывают какое-то кино и все спешат туда. А ему хотелось побыть на народе, поговорить. Он стоял у борта и заговаривал с каждым, кто проходил:

— Ну как — ничего новенького не узнали о летающих рыбах? — И громко смеялся.

Федулин все еще оставался героем дня, но день уже клонился к вечеру.

Когда началось кино, палуба опустела. Тут только Федулин заметил, что детей нет. Сбежали. Он покачал головой: так-то слушаются взрослых.

Павел Михайлович очень редко вспоминал, что когда-то был маленьким. Иногда ему казалось, что он сразу стал взрослым. Но, возможно оттого, что не кто-нибудь, а он купил окуня, говорящего человеческим голосом, Федулин вдруг вспомнил, что тоже был маленьким мальчиком, читал сказки. И была у него собака Торри, которую он водил на поводке.

Однажды родители пошли в гости, а его уложили спать. Кажется, было ему тогда лет шесть. Да, шесть. На нем была ночная рубашка с вышитым колокольчиком на груди. Он проснулся, а дома никого нет. Только щенок Торри. Павлик — Федулина звали Павлик — прижал Торри к груди и, не двигаясь, сидел в углу. Ему было страшно в темноте, но он боялся встать и зажечь свет. Боялся даже громко заплакать. Потом пришли родители, и ему еще попало, что он такой трусишка.

Неужели этот мальчик в длинной ночной рубашке — Павел Михайлович Федулин? А как он, помнится, не любил овсяную кашу, а его все кормили и приговаривали:

— Ешь, быстрее большой вырастешь.

И он вырос довольно быстро. Павел Михайлович вздохнул: отчего-то ему стало жалко себя. Оттого, что через силу овсяную кашу ел или еще отчего-то. Может быть, эти грустные мысли ему навеяли закат и одиночество. Весь народ в кино ушел, и дети сбежали. Он решил идти в буфет, хоть с буфетчиком Васей потолковать о том о сем и, конечно, о летающих рыбах.

Заговорщики


Сбежав от Федулина, Родька с Зойкой пробрались на корму нижней палубы и забрались под шлюпку. Здесь их ни за что Федулин не найдет.

— Где Топало? — спросил Родька.

— Рядом я!

Они затихли и сидели, не двигаясь.

— А если он нас найдет? — шепотом спросила Зойка.

— Не найдет, — так же шепотом ответил Родька.

И снова замолкли. Они были уверены, что Федулин ищет их по всему теплоходу. А он в это время беседовал с буфетчиком, который рассказывал о гипнотизерах и уверял, что летающие рыбы — это их проделки.

— Я уже ногу отсидел, — прошептал Родька.

— А ты сядь на другую, — посоветовала Зойка.

Родька сел на другую. Они замолчали, прислушиваясь. Но никто их не искал.

— А можно на этой шлюпке доплыть до моря? — шепотом спросила Зойка.

— Запросто, — ответил Родька. — Даже по океану можно плавать, как Тур Хейердал.

— А кто это?

— Ученый. Он сделал папирусную лодку, набрал команду и поплыл. Наш Юрий Сенкевич с ним плавал. «Клуб путешественников» по телевидению ведет, не знаешь, что ли?

— Знаю я Сенкевича, — проскрипел Топало. — Про Африку рассказывал. Про джунгли. Только не говорил, есть ли в Африке домовые.

— Да их уже нигде нет, — сказала Зойка. — Ты, Топало, может быть, единственный.

— Не единственный.

— А кто еще?

Топало размышлял: рассказать им про своего друга Думало или нет? Зойка обидится, что он хитрил, не говорил про свои планы раньше.

— Что же ты молчишь? — спросила Зойка.

— Есть у меня друг, — решился Топало. — Из нашей деревни. Хозяин его Соснин переехал в Ключи, ну и он с ним. Бедняга, бедняга!..

— Почему бедняга?

— Бедняга! Совсем он один, живет на чердаке. Поговорить не с кем.

— А в какие такие Ключи он уехал? — Уже кое о чем догадываясь, спросила Зойка. — Не в те ли самые, мимо которых мы проплывем послезавтра в восемь тридцать.

— В те самые, — признался Топало.

— А как зовут твоего друга? — спросила Зойка.

— Думало его зовут! — с гордостью ответил он.

— Знаю, бабушка мне о нем рассказывала, — вспомнила Зойка. — Уж Думало что-нибудь да надумает! — Произнесла она, подражая бабушке.

— Он и есть! — Топало обрадовался, что Зойка помнит о его друге.

— Что же ты раньше не сказал? — укоризненно спросила она. — Не доверял, да?

Топало вздохнул.

— Значит, послезавтра в восемь тридцать ты встретишься со своим другом! Вот здорово! — Родька подпрыгнул и стукнулся головой о борт шлюпки.

— Прыгай, прыгай, допрыгаешься! — проворчал Топало. — Как я встречусь, если проплываем мимо? Кабы знал, так не поехал бы. Сидели бы сейчас с козой Манькой на лужайке. Правильно Манька уговаривала: «Не езди, не езди ты на этом пароходе!»

— Ну, и слушался бы своей Маньки! — возмутилась Зойка — Кто виноват, что мы мимо Ключей проплывем?

— Хватит ссориться! Мы должны что-то придумать! — решительно сказал Родька.

— Я уже придумал, — сообщил Топало.

— Что?

— А как поплывем мимо Ключей, я прыгну в воду — и к берегу!

— Ты решил нас бросить? — не поверила Зойка.

— Глупая голова! Не насовсем. Обратно поплывете — я опять к вам!

— Это твоя голова глупая, — сказала Зойка, — В воду-то ты прыгнешь, а как из воды заберешься на теплоход?

— А мы ему канат бросим!

— Какой канат, где мы его возьмем?

— Действительно, этот вариант не подойдет, — согласился Родька.

— Давайте уговорим капитана, чтоб он причалил? — предложила Зойка.

— Ты что, — усмехнулся Родька. — Это тебе не такси, чтоб каждый пассажир просил, где остановиться.

— Я и сам могу причалить, — заявил Топало. — Нажму красную кнопочку — пароход пойдет вправо, нажму зеленую — влево. Я же был в рубке, видел, как вам показывали эти кнопочки.

— И не вздумай! — испугалась Зойка. — Устроишь крушение!

— Ничего не устрою.

— Рискованно! — поразмыслив, сказал Родька. — В нашем распоряжении еще день и две ночи, за это время мы должны что-то придумать.

Они так заговорились, что забыли, зачем сидят под шлюпкой.

А Федулин, побеседовав с буфетчиком Васей, решил все-таки поискать беглецов. Он обошел салоны, спустился в трюм, заглянул там во все закоулки, снова поднялся на палубу и пошел на корму. И увидел: из-под шлюпки торчат чьи-то ноги. «Явно Зоечки», — подумал он.


Федулин тихо подошел к шлюпке и постучал по ней, как дятел. Ноги тут же исчезли.

— А ну-ка, вылезайте! — Федулин заглянул под шлюпку.

Вначале показалась Зойка, потом Родька.

— Вот так! — сказал довольный Федулин. — Взрослые везде вас найдут!

Присмиревшие ребята последовали за Федулиным. Заботливый Павел Михайлович отвел в каюту сначала Родьку, сказав, что кино вот-вот кончится, и чтоб он ждал родителей, и повел Зойку.

Родька достал из сумки тетрадку, где у него были нарисованы цветными карандашами различные космические корабли, и стал рисовать вертолет, который мог взять Топало, доставить его в поселок Ключи, а потом возвратить обратно на теплоход. И хорошо, если бы пилотом этого вертолета был он, Родион Мельников.

Пришли из кино мама с папой. Они стали обсуждать фильм, который оказался не про любовь, а про выполнение производственного плана. Папа пришел к выводу, что такой бригадир, какой показан в фильме, развалит все производство. Мама сказала, что папа в производстве совсем не разбирается, именно такие бригадиры и нужны, они мыслят современно.

Когда папа засыпал, перед глазами все еще стоял огонь мартеновской печи, листы стали, монтаж, стыковка. «А тут разговор о домовых, — усмехнулся он. — Совсем оторвались от жизни. Изоляция, а путешествие на теплоходе не что иное, как изоляция, никогда не идет на пользу». С этими мыслями, которые совершенно не соответствовали его прежним взглядам, он и уснул.

Надвигалась ночь. На правом берегу Волги показалось какое-то селение. Теплоход гордо прошел мимо, и от его волны закачался маленький дебаркадер. Залаяла на берегу собака. Из домика вышла девочка и долго смотрела вслед уплывающим огням. Старик распряг лошадь и тоже поглядел на реку. Теплоход, не запомнив этой жизни, плыл все дальше и дальше, к другим селениям и городам.

Галлюцинации


Утром следующего дня теплоход «Космонавт Савиных» прибыл в крупный порт.

На берегу стояли экскурсионные автобусы.

— Желающие могут ознакомиться с городом, посетить исторические места!

— Мы тоже желаем! — запрыгала Зойка.

— А Топало останется в каюте, — сказала мама.

Вначале Топало страшно возмутился, сказал, что он в иллюминатор выпрыгнет и будет жить на дне речном, рыб у него знакомых много. Зойка тоже расстроилась, что Топало нельзя взять с собой.

— Ну ты подумай, — сказала мама. — А вдруг он потеряется в большом городе? Окликнешь, а его уже и рядом нет. Где будем искать? В милицию не заявишь! Больше на эту тему никаких разговоров! Я хочу спокойно посмотреть город.

Топало запыхтел, но возражать не стал.

— Не скучай, мы быстро вернемся, — сказала Зойка.

— Чего не скучать, я привык на чердаке один жить.

— Хватит выяснять отношения, — сказала мама. — От его выходок и так у всех уже голова болит.

— У кого голова болит? — обиделся Топало. — Я и так тише мыши! У нас вон на чердаке мышь живет — вреднющая. Только все уйдут из избы — она на стол. Усядется — и лапки сложит, а глазки, как у жулика, бегают. Кота Филимона совсем не уважает, а ведь он — один из достойнейших котов.

Зойка мышь тоже знала, однажды эта нахалка даже в портфель забралась.

— Ох, бабка Дуся и ругает ее! — продолжал Топало. — «Таких мышей-то не бывает, чтоб на столах сидели!» Мышь передразнивает бабку: «А вот бывает, а вот бывает!» Бабка Дуся их язык не понимает, мышь и болтает что вздумает. Я говорю: «Вот возьму и переведу твои высказывания!» Она говорит: «Только не переводи!»

— И чего это ты про мышь принялся рассказывать? — спросила мама.

— А потому, что я тише мыши!

— На том и порешили, — сказала мама. — А то с твоими воспоминаниями на автобус опоздаем.

Когда они закрывали дверь ключом, из своей каюты появился Федулин.

— Спешите, спешите, — он посмотрел на часы, — а то опоздаете!

— А вы?

— Я уже пятый раз плаваю по этому маршруту. Сам могу экскурсию водить!

Капелькины заспешили, а Федулин шел не спеша. Теплоход уже опустел. У пристани пассажиры садились в автобусы и уезжали в город. Павел Михайлович стоял и махал уезжающим рукой.

В город он не поехал не только потому, что побывал там не раз. На то имелись еще две причины. Первая: Павел Михайлович натер мозоль на пальце правой ноги. Он долго ругал свои новые сандалии и фабрику «Скороход», которая их выпустила как будто специально для того, чтобы доставить ему неприятность. Вторая причина: Федулин хотел уединиться, чтобы написать письмо в Академию наук по поводу летающих рыб и тут же, на речном вокзале, опустить его в почтовый ящик.

Прихрамывая, Павел Михайлович направился в музыкальный салон, где было тихо, уютно, сиреневые шторы пропускали солнечный свет. Все распологало к творчеству.

Он сел за журнальный столик, достал блокнот и задумался. Лучше всего письмо начать так: «Жарким летним днем я гулял по берегу великой русской реки Волги. Настроение было отличное…» Нет, — решил он, — пожалуй, надо иначе. «Несмотря на великолепную погоду, на душе было тревожно…»

А в сто второй каюте в одиночестве скучал домовой Топало. «Лучше бы сейчас с котом Филимоном и бабкой Дусей баню топить», — мечтал он. Топало очень любил погреться в бане. Ему нравился запах дыма, березовых веников, раскаленных кирпичей. Все так же, как сто лет назад, а то и больше. Ух, жарко раньше топил баню Денис Капелькин, а после бани полведра квасу выпивал. А дочь его, Кланька, до чего певунья была! Чистая пташка. И чего, дура, не пошла замуж за Гришку-ямщика?

Как запряжет Гришка в тарантас своего рыжего Бунчука, да как прокатит по деревне, подбоченясь, так из окон все выглядывают и еще долго смотрят вслед.

И так Топало размечтался, что полез в шкап за шляпой, которую от него все время прятали. Нашел в углу.

— Всегда все изомнут, — проворчал он, расправляя шляпу.

Вытащил тапочки, которые собирались выбросить, но так еще и не выбросили. Разумеется, это не лаковые ботинки… Жаль, нет зеркала. Он всегда любил смотреться в зеркало, когда одевался или «модничал», как говорила бабушка.

Топало осторожно приоткрыл дверь каюты. Тихо. Лампочки тускло освещают коридор. «Никого нет, — подумал он. — Все уехали в город. Ничего страшного не случится, если я прогуляюсь по коридору да посмотрюсь в зеркало».

Он вышел из каюты и протопал к зеркалу, которое было расположено как раз напротив лестницы, ведущей вверх.

— Великолепный вид! — сказал Топало, рассматривая в зеркале свой невидимый облик. — Только тросточки не хватает!

А может быть, он и видел себя таким, каким хотел видеть: стройным, с черными кудрями, жгучими глазами? Красавец!

Он снял шляпу и поклонился:

— Доброго вам здоровьица!

— Чтоб не было у вас печалей!

— Привет вашей матушке!

Ему казалось, что он гуляет по ярмарке и все ему кланяются, и он всем кланяется.

В это время Павел Михайлович Федулин закончил писать письмо в Академию наук. Академики и не подозревали, какая их ждет сенсация.

Павел Михайлович направился в каюту за конвертом. Его мысли были все еще заняты летающими рыбами. «Летают, — шептал он, — летают…» И от того, что они летали, Федулину казалось, что жизнь его приобретает какой-то особый смысл.

Но прежде чем запечатать письмо в конверт, Павел Михайлович решил прочитать его буфетчику Васе.

Письмо на Васю произвело большое впечатление.

— Потрясно! — повторял он. — Потрясно!

Счастливые, они выпили по кружечке кваса.

В самом возвышенном расположении духа Павел Михайлович спустился по лестнице в трюм. Неожиданно у него подкосились ноги.

«Караул!» — хотелось закричать ему. Но слова застряли в горле он стоял с открытым ртом. Невероятное видение: по коридору самостоятельно топали тапочки, а над тапочками плыла шляпа. Он закрыл глаза. А когда открыл — ни тапочек, ни шляпы не было.

Федулин на цыпочках прошел по коридору, дрожащими руками достал ключ, вошел в свою каюту и некоторое время стоял в раздумье. «Неужели кружка кваса может вызвать галлюцинации?» Самым странным в этих галлюцинациях были знакомые тапочки, те самые, дырявые, подозрительные.

«Никогда не надо подглядывать и подслушивать! — сделал для себя открытие Федудин. — Тогда и видений никаких не произойдет». Слишком много он об этих тапочках размышлял — что да почему? — вот и явились они в отместку.

«Заяц» или поважнее


Федулин достал из папки конверт запечатал в него письмо, подписал красивым мелким почерком: «Москва, Академия наук». Письмо как-то его успокоило, вернуло к действительности. Хотя действительность тоже странная — летающие рыбы, но все-таки действительность: ведь держал он окуня в собственных руках? Держал! Окунь улетел? Улетел!

Федулин закрыл свою каюту и хотел уже идти, помня только что родившуюся заповедь: не подглядывать, не подслушивать! — но как-то само собой получилось, что он уже стоял у соседней двери и глядел в замочную скважину. Хотя что глядеть? Он сам проводил Капелькиных на автобус. Но что-то Павлу Михайловичу не давало покоя, что-то он опять подозревал, хотя сам не знал, что.

Федулин смотрел в замочную скважину то одним глазом, то другим, но ничего усмотреть не мог. И вдруг в каюте кто-то запел:

Во поле березынька стояла,
Во поле кудрявая стояла,
Люли-люли стояла.
Люли-люли стояла.

Федулин чуть не упал. Никогда в жизни он не слышал такого скрипучего голоса! Значит, в каюте кто-то скрывается! Тайный пассажир! А кого возят тайком? Хорошего человека тайком не возят. Хороший человек сам билет купит, вот как он, Павел Михайлович Федулин. А тот, кто не купил билет, с какими целями едет? С плохими целями. Вот потому-то все время что-то и слышалось, потому-то у Павла Михайловича и возникали различные вопросы, потому-то и замечал он странности в поведении Капелькиных.

Таинственный жилец безмятежно продолжал напевать песню своим ни на что не похожим голосом. «Веселится! — подумал Федулин. — А веселого-то мало!»

Он неслышно отошел от двери, соображая, что бы предпринять. Преступника надо задержать! А то, что это был преступник, Федулин не сомневался. «На вид-то какие простодушные, — подумал он о Капелькиных. — А что творят! Тайком везут кого-то. Может, они и сами… того… из какой-нибудь шайки. Надо немедленно сообщить капитану!»

И он затрусил наверх, даже про свою мозоль забыл. По лестницам взбирался на четвереньках — никто не видит, зато быстрее и легче. Но все равно вспотел. «Не тот возраст, не тот», — подумал Федулин, вытирая пот.

На палубе он столкнулся с матросом Колей Сопиным — тем самым, которого в машинном отделении щелкнул по носу Топало.

— Скажите, где капитан? — спросил запыхавшийся Федулин.

— Капитан там, где ему положено быть, — достойно ответил Коля. — А ведь вы тот самый пассажир, у которого окунь улетел?

— Тот самый! — Федулину польстило, что его узнали, но сейчас было не до этого. — Срочно нужен капитан!

— Чуть что — сразу капитана подавай! В чем дело? Может, без капитана можно обойтись!

— Невозможно! Без капитана невозможно!

— Случилось что-то? — уже заинтересовался Коля.

— В том-то и дело, что случилось! — Федулин оглянулся, словно боялся, что его услышат. — В сто второй каюте едет тайный пассажир!

— Какой еще тайный?

— Это и нужно узнать! Вполне возможно — преступник. Кто еще, как не преступник ездит тайком?

— Да безбилетник, — сказал Коля Сопин, — «Заяц». Но это тоже недопустимо! Его надо высадить.

— Вот и я такого же мнения — высадить!

— А откуда вы все это знаете?

— Я живу в каюте напротив. И раньше всякие странные звуки слышал. А сегодня соседи мои уехали в город, закрыли каюту, как полагается, сам видел. И вдруг слышу, в каюте кто-то поет…

— А с чего это он запел?

— Кто его знает!

Коля Сопин был озадачен.

— Может, вам показалось?

— Давайте пойдем и послушаем, — предложил Федулин. — Как говорится, один ум хорошо, два лучше.

Коля согласился. Когда они спустились в трюм, Федулин прижал палец к губам:

— Только тихо!

Они шли на цыпочках, как две большие цапли. На какое-то мгновение Павлу Михайловичу стало не по себе. Совсем недавно он видел, как по этому ковру вышагивали тапочки. «Не видел, а привиделось», — поправил Федулин себя.

Вот она, сто вторая каюта. Федулин указал на нее пальцем. Коля Сопин приложил ухо к двери.

— Тишина! — прошептал он.

Федулин покрутил головой: дескать, не может быть, и тоже припал ухом.

Именно в это время, ни раньше, ни позже, Топало решил положить свою любимую шляпу в Зойкин чемодан. А то валяется где-то в углу, никакого уважения. Он поставил чемодан на столик. Но чемодан что-то не открывался. Топало посильнее его тряхнул, чемодан открылся и свалился со стола. Топало стал собирать вещи и ругать чемодан: «Чего сразу не открылся, больно мне нужно тебя ломать».

Непонятный грохот и какое-то бормотанье явственно услышали за дверью Федулин и Коля Сопин. Переглянулись.

— Слышишь? — прошептал Федулин.

— Слышу, — прошептал Коля.

Топало между тем продолжал ругать чемодан, который вначале не хотел открываться, а потом не хотел закрываться.

Федулин и Коля Сопин, крадучись, пошли обратно на палубу.

— Ну что? — спросил Федулин, расправляя плечи. Когда человек прав, он всегда расправляет плечи.

— «Заяц»! — произнес матрос, все еще немного ошарашенный. Где-где, а на теплоходах дальнего следования безбилетные пассажиры — чрезвычайная редкость.

— А может, и поважнее «зайца»!

— Может, и поважнее, — согласился Коля. — Вы меня здесь, на палубе, подождите, а я найду капитана.

Федулин в изнеможении опустился в кресло. За всю жизнь ничего особого Павел Михайлович не совершал, и с ним ничего не совершалось. А за эти дни что-то в его судьбе перевернулось. Позавчера — летающие рыбы, сегодня — тайный пассажир. Как будто специально для него все эти сюрпризы уготовлены: «Совершайте, товарищ Федулин, совершайте, пора!..»

Павел Михайлович вытер потное лицо своим белым беретиком. «Будет вам и белка, будет и свисток», — вспомнились ему слова детской песенки.

Коля Сопин вернулся быстро.

— Капитан ушел на речной вокзал к диспетчеру, — сообщил он. — Пойдемте, там его и разыщем.

Топало в опасности


У пирса стояло множество судов, больших и маленьких. Неторопливо, по-домашнему, подходили к причалу водные трамвайчики; подлетали, как гигантские белые птицы, «Ракеты», «Метеоры»; торжественно подплывал недосягаемый, величественный четырехпалубный теплоход.

Но Федулину некогда было любоваться. Он спешил с матросом Сопиным на речной вокзал. В кармане у него лежало письмо в Академию наук. Об этом Павел Михайлович тоже не забыл и опустил его в первый же почтовый ящик.

Речной вокзал, недавно построенный, весь сверкал стеклом, как граненый стакан. В большом зале ожидания сидели изнуренные жарой пассажиры. Коля Сопин уверенно прошел к диспетчеру и тут же возвратился обратно.

— Они уже ушли, — сказал он.

— Кто они?

— Наш капитан.

— А куда он ушел?

— Не докладывал. Вот если вы про штурмана Карпова спросите, то я могу сказать. Штурман на велосипеде катается. Представьте себе, самый пожилой, а велосипед с собой возит. Как длительная стоянка — так вдоль по берегу. У многих людей, я замечал, имеются странности…

— Я думаю, надо сообщить в милицию, — не дослушав размышления Коли Сопина, сказал Федулин. — Там разберутся с этим «зайцем» или кем там.

Коля засомневался:

— Сначала капитана надо поставить в известность. Капитан сам все решит и, если надо, сам милицию вызовет. Как положено.

— Его еще найти надо. Пока ищем, и стоянка кончится.

— Сначала надо капитану доложить, — твердил свое Коля.

— Докладывай. Ты подчиненный. А я лично беру на себя ответственность. Вам, молодой человек, я мог бы ничего и не рассказывать.

— Как хотите, — упорствовал Коля. — А я пойду капитана разыщу.

Коля побежал на теплоход. А Федулин пошел в милицию. Милиция была расположена в этом же здании, и даже стрелочка на стене указывала — «милиция».

— Жалуетесь на что? — встретил его вопросом лейтенант, который, видимо, только недавно надел форму, она была новенькой.

— Я ни на что не жалуюсь, — обиделся Федулин. — И пришел я к вам не по личным делам.

— А по каким таким?

— Я пассажир с теплохода «Космонавт Савиных». Сообщаю вам, что на теплоходе в сто второй каюте едет тайный пассажир.

И Федулин рассказал все, как было, и про песню «Во поле березынька стояла» — тоже. Это особенно поразило лейтенанта. Он сразу подтянулся и почувствовал себя на боевом посту.

— На теплоход! — приказал он, хотя приказывать было некому, только себе да Федулину, но тот не был его подчиненным.

У трапа их встретили капитан Петров и матрос Коля Сопин.

— Лейтенант Горгулько, — представился милиционер. — Что у вас за непорядки, товарищ капитан? — строго спросил он.

— Думаю, это какое-то недоразумение, — сказал Петров и не очень приветливо взглянул на Федулина. Он не верил, что в сто второй каюте, где едет симпатичный человек Валя Капелькина с дочкой, может быть какой-то третий пассажир. И ему было неприятно, что вызвали милицию, не поставив его в известность.

— Пойдемте, послушайте, и вы услышите, что в каюте кто-то есть, — предложил Федулин.

— Я у чужих дверей не подслушиваю, — холодно сказал капитан. — Через пятнадцать минут пассажиры возвратятся из города, тогда и разберемся.

— Мне нужны факты, доказательства, — сказал лейтенант Горгулько. — А хозяева — сообщники, их самих нужно будет привлекать.

— Пассажиры Капелькины — люди вполне надежные.

— Это мы посмотрим, показывайте вашу сто вторую каюту, — обратился он к Федулину.

Федулин заторопился впереди милиционера.

Топало и не подозревал, что вокруг него разворачиваются такие события. Он был занят важным разговором с чайкой. Птица покачивалась на воде прямо перед иллюминатором сто второй каюты. Волны ударялись о борт корабля монотонно, лениво. Словно и им было жарко.

— Пристань Ключи на левом или на правом берегу? — спросил Топало.

— На правом, — сказала чайка.

— А чего там пароходы не пристают? Мелко, что ли?

— Глубоко. Дна не видно, темнота. А чего не пристают — не знаю. Раньше приставали. Столько крошек с борта бросали — кыр, кыр, кыр! А сейчас там поесть нечего!

— Мне надо в Ключи, — вздохнул Топало. — У меня друг там живет, Думало. Не знаешь?

— Моя бабка с ним была знакома! А мне до него дела нет.

— Легкомысленная ты птица!

— Мы все такие. Но в затруднительном положении приходим на помощь!

— У меня как раз затруднительное. Надо встретиться с другом Думало, а пароход не пристает.

— Какой необразованный: не пароход, а теплоход!

— Больно образованная!

— Мы тебе поможем, даже очень просто. Будем кричать: «Причаливайте к берегу, шторм идет! Причаливайте к берегу, шторм идет!» Теплоход и пристанет к берегу.

— Кто твой язык понимает?

— Ну тогда я не знаю, что делать. Извини! — И чайка улетела. Расстроенный Топало даже иллюминатор закрыл.

— Причаливайте к берегу! Причаливайте к берегу! — От расстройства он так громко это произнес, что его отчетливо услышал лейтенант Горгулько (до этого ничего не мог услышать, кроме крика чаек) и, разумеется, Федулин.

— Стойте здесь и караульте! — прошептал милиционер. — Я бегу к капитану.

Лейтенант поднялся в рубку.

— Ну что, кого нашли? — спросил Петров, усмехнувшись.

— Кое-кого…

— Что значит кое-кого?

— А это мы должны выяснить вместе. Теплоход отправляется… — Он посмотрел на часы.

— Через полчаса, — сказал капитан.

— Когда же вернутся пассажиры из города?

— Думаю, с минуты на минуту.

Только капитан произнес эти слова, как на привокзальной площади появились экскурсионные автобусы.

— Пойдемте! — заторопил лейтенант, одергивая новую форму. — Мы должны задержать ваших нарушителей. Как их? Капелькиных!

— Что значит задержать?

— Для выяснения личности скрывающегося и их личностей тоже.

Капитан Петров не мог поверить, что на его теплоходе кто-то скрывается. Да еще в сто второй каюте.

Пассажиры один за другим проходили по трапу. Капелькины шли в числе последних.

— Не торопятся, — заметил милиционер.

— А чего им торопиться? Не опаздывают еще.

— Я смотрю, капитан, вы всячески скрываете недостатки в своей работе.

— Нисколько не скрываю! Пожалуйста, ходите, смотрите, ищите! У меня в тот рейс целая комиссия была!

«Нашел чем хвастаться, — подумал Горгулько. — Зря комиссии не посылают…»

— Валентина Ивановна! — окликнул Петров Капелькину.

— Товарищ капитан! — замахала ему рукой Зойка.

«Да они, видать, хорошо знакомы», — сделал вывод милиционер. В подтверждение его догадки Зойка прыгнула с трапа на палубу и — прямо к капитану.

— А мы по всему, по всему городу ездили! — с восторгом сообщила она. — Он такой большой!

— Вы Капелькина? — спросил милиционер Валентину Ивановну.

— Да, я, — удивилась она.

— Пройдемте в салон, — пригласил милиционер.

Валентина Ивановна вопросительно посмотрела на капитана. Петров смутился.

Они прошли в салон.

— Времени у нас мало, — сказал лейтенант Горгулько. — Так что давайте честно признаемся: кого вы возите в своей каюте?

— Ни-никого, — неуверенно произнесла мама-Капелькина и подумала: что же случилось? Неужели Топало вышел из каюты и что-то натворил?

— А кого нам везти? — спросила Зойка и сделала круглые глаза, как бы очень удивилась.

— Вот я и спрашиваю — кого?

Капитан стоял, сложив руки за спину, и молчал.

— Никого мы не везем! — шмыгнула Зойка острым носиком. — Идите, посмотрите.

— Здесь старшие разговаривают! — строго сказал лейтенант Горгулько. — А посмотреть мы посмотрим. Пойдемте в вашу каюту!

Мама с Зойкой пошли впереди, милиционер за ними, а капитан — замыкающим.

Павел Михайлович Федулин взад и вперед прохаживался по коридору.

— Все в порядке, — отрапортовал он милиционеру. — Из каюты никто не выходил.

Мама достала ключ, но от волнения никак не могла вставить его в замочную скважину.

— Пожалуйста, посмотрите, никого у нас нет, — нарочно громко, чтоб услышал Топало, сказала Зойка.

— Не волнуйтесь, — сказал Капелькиной милиционер и взял у нее ключ.

Он открыл дверь, и Зойка тут же прошмыгнула первая.

— Вот видите, никого нет!

Все зашли в каюту.

— А ты выйди, — сказала мама Зойке, потому что в каюте было очень тесно. К тому же прибежал Коля Сопин, чтоб посмотреть на «зайца».

Но «зайца» не было. Лейтенант Горгулько был в недоумении. Он заглянул в шкап, под стол, под кровать, осмотрел иллюминатор, который был надежно закрыт.

— Клянусь, никто не выходил! — прошептал не менее пораженный Федулин.

— Я сам слышал голос, — произнес милиционер озадаченно.

— Он и песню пел «Люли-люли стояла»! — добавил Федулин.

— Вот и «люли-люли»! — усмехнулся капитан. — Может быть, у вас был включен репродуктор? — спросил он хозяйку.

— Да, включен! — обрадовалась она догадливости капитана.

Репродуктор был действительно включен. Милиционер подергал шнур.

— Почему же он не работает?

— Право, не знаю, все время работал. — Она не могла признаться, что репродуктор неисправен.

— Я что — дурак: не разбираюсь, репродуктор работал или что-то другое говорило? — подал голос Коля Сопин.

— А что другое? — повернулся к нему капитан.

— А черт его знает! — Коля почесал затылок.

— Если не знаете, надо поменьше болтать! — вдруг рассердился капитан. — Идите и выполняйте свои обязанности! Много без дела шляетесь, да еще у чужих дверей!

— Слушаюсь! — опешил Коля. — Я бегу!

И действительно побежал.

— А чьи это тапочки? — заинтересовался лейтенант Горгулько. И вытащил из-под подушки тапочки. Топало почему-то их решил туда упрятать, чтоб не выбросили.

Мама-Капелькина растерялась, не знала, что и ответить.

— Мы их в каюте нашли, — высунулась из коридора Зойка. — Кто-то их оставил. Кому они нужны, дырявые?

— Почему под подушкой лежат? — подозрительно спросил лейтенант. — Почему прячете?

— Не прячем, — сказала мама. — Это Зоя играла, вот и засунула под подушку, я даже не заметила.

— Странные игры у вашей Зои, — проворчал Горгулько.

— Сегодня же мы их выбросим…

Федулин смотрел на тапочки и готов был поклясться, что именно они самостоятельно двигались по коридору. Но об этом он не мог сказать. Не поверят. Да и сам себе он поверить не мог, иначе посчитал бы себя явно нездоровым.

Лейтенант бросил тапочки, обтер пыль — рука об руку. Тапочки еще не доказательство, если никого в каюте не обнаружили. Странно все…

— Осмотр закончен? — спросил капитан.

— Так точно. Прошу прощения за беспокойство. — Лейтенант Горгулько отдал честь, но вид у него при этом был растерянный. — Рад, что сигнал не подтвердился. Желаю вам приятного путешествия!

Лейтенант пошел. Ему очень хотелось оглянуться, как будто за его спиной что-то в этот миг могло произойти, но он стерпел, не оглянулся. Горгулько чувствовал: что-то он упустил, до чего-то не додумался. Но до чего?

Федулин поплелся в свою каюту совершенно разбитый.

В голове у него не осталось ни одной мысли.

Капитан Петров чувствовал себя перед Капелькиными виноватым.

— Я очень огорчен этим недоразумением, — сказал он и осекся: ему послышалось, что верхняя полка заскрипела, как будто на ней кто-то заворочался. Петров поднял голову, но, разумеется, никого не увидел. Зойка, видимо, перехватила его настороженный взгляд и тут же залезла на полку и улеглась. Капитан почувствовал себя совсем неловко.

— Вы простите нас, столько хлопот вам доставили, — сказала мама-Капелькина.

— Это вы нас простите! — улыбнулся капитан. А улыбка его, как известно, вызывала доверие. Мама тоже улыбнулась.

Сон Федулина


Федулину редко снились сны. А если и снились, то очень примитивные: то ему зарплату недодали, то он сто рублей потерял, то собака укусила.

А тут вдруг стали сниться Павлу Михайловичу какие-то другие сны. Утром он не мог вспомнить — какие, засыпал, но знал, что другие: смутные, неясные картины еще держались в голове и беспокоили его. Он стал думать об этих снах, что-то выискивать позабытое.

И приснился Павлу Михайловичу сон уже совсем четкий, который он не заспал. Как будто бежит ему навстречу мальчик. Падает, встает и снова бежит. А он зовет его: «Па-а-ша! Па-аша!»

А потом понимает: да это же он сам маленький! И коленка поцарапана, и штанишки порваны. Добежал мальчик до взрослого Федулина и не взглянул даже. «Да куда же ты?»

От этого переживания Павел Михайлович проснулся. Отчего то тревожно было на душе. Он встал и прямо в пижаме вышел в коридор. Постоял, слушая привычный гул машины. Захотелось подышать воздухом.

Он поднялся на палубу. Темнота кругом. Темное небо, темная вода, берега тонут в темноте. И вдруг ему захотелось, чтоб из этой темноты кто-то его позвал: «Па-аша!» Но никто не звал.

Соображать надо!


Жарким летним днем только у воды и дышится легко. Теплоход весело плывет по течению реки. Трепещет на ветру бело-синий флаг. Кружатся чайки. Там и тут покачиваются на волнах парусники.

Папа, глядя на эту умиротворяющую картину, не удержался и произнес:

— Белеет парус одинокий в тумане моря голубом…

Родька стоял и смотрел на воду, которая белой пеной бурлила внизу. Он поджидал Зойку, но что-то долго ее не было. После экскурсии в город они еще не виделись. Вчера Капелькины не приходили ужинать, сегодня — завтракать. Может, заболели?

О событиях, которые произошли в каюте номер сто два, Мельниковы ничего не знали. Даже Федулин молчал, похвастаться ему было нечем. Мама сразу заметила перемену в его настроении и спросила:

— Случилось что-то? Вы такой подавленный. На вас это не похоже.

— Меланхолия посещает и меня, — ответил он.

Но почему его посетила меланхолия, Федулин так и не сказал.

Был уже полдень, а Зойка все не появлялась, Родька начинал сердиться: ведь они договорились обсудить план высадки Топало в Ключах. Он кое-что придумал, а их все нет.

— Я схожу к Зойке, — не выдержал он. — Вдруг отравились и лежат больные.

Но все Капелькины были здоровы. Зойка обрадовалась Родьке.

— Можно, я погуляю только минуточку? — спросила Зойка маму.

— Нет уж, посиди в каюте. А я схожу прогуляюсь. — Мама причесала перед зеркальцем светлые волосы, помазала кремом от загара нос, остренький, как у Зойки.

«Она такая молодая, — подумал Родька, — как будто Зойкина сестра, а не мама».

— Смотри у меня! — погрозила она дочери.

Когда мама ушла, Родька спросил:

— Чего она сегодня такая строгая?

— По делу, — вздохнула Зойка.

В углу зашевелился Топало, тоже завздыхал.

— Чего это вы вздыхаете?

— Тут такое творилось! — И Зойка рассказала все, что произошло.

Родька страшно жалел, что в этот момент его не было.

— Сейчас Топало должен все время сидеть в каюте, — сказала Зойка. — Под моим наблюдением. И помалкивать. Мама говорит: «Вот взяла его с собой, так расхлебывай».

— Во всем виноват кот Филимон, — проворчал Топало. — Когда мы уезжали, он нам дорогу перебежал и еще имел наглость заявить: «Плюньте через левое плечо, а то не повезет!» Вот приедем, так я ему покажу!

— Все это предрассудки! — уверенно сказал Родька.

— Предрассудки, предрассудки! А я вот сейчас сиди и молчи из-за этого кота! Я с другом Думало не повидаюсь! Зачем я поехал! — заревел Топало (а когда он ревел, что случалось чрезвычайно редко, то уж как медведь).

— Надо немного соображать, и тогда все в порядке! — сказал Родька. — Я кое-что придумал!

Домовой тут же замолчал, вылез из своего угла.

— Топало должен проникнуть в рубку! — прошептал Родька.

— Без тебя знаем. Это я придумал, а не ты.

— Слушай дальше! Не нажимать никаких кнопок. Должна быть гарантия безопасности!

— Зачем тогда туда проникать? «Кое-что придумал»! — передразнил Топало. — Так и коза Манька придумает.

Родька не обиделся, потому что знал, что говорил.

— Помолчи. Топало, — сделала замечание Зойка. — Вечно ты перебиваешь.

— Все гениальное — просто! — произнес Родька. — Топало нажимает на тормоз, и корабль останавливается.

— А где тормоз? — спросила Зойка.

— Где, где! А ты не видела? Капитан нам показывал рычаги: один — «Стоп!», другой — «Полный вперед!».

— Я помню, — сказал Топало. — Я там все высмотрел.

— Корабль остановится, а дальше что? — спросила Зойка.

— А дальше бросают якорь, и по этому якорю Топало спускается в воду, плывет до берега. Пока ищут неисправность, он повидается с Думало и возвратится обратно. Поднимется на теплоход по тому же самому якорю.

— А если он не успеет?

— Успеет! — Когда у Родьки возникала какая-либо идея, он отбрасывал всякие сомнения.

— Соображает твоя голова! — сказал Топало. А Зойкина голова соображала плохо. Ей не верилось, что все пойдет так, как Родька придумал. Но большинство было «за».

Семечкин принимает сигналы


Ночью Топало тихо вышел из каюты. Зойка и мама спали. Спал весь теплоход. Не спала только вахта. Капитан Петров стоял в рубке. Свет прожекторов освещал темную дорожку воды.

Топало поднялся на верхнюю палубу.

Низко плыли тучи, предвещая изменение погоды. Плыли точно так же, как сто лет назад. Но тогда под этими облаками происходила своя жизнь. Девочке Кланьке шили обновку к празднику: ситцевое платье ниже колен; Денис Капелькин варил клей в помятой кастрюле, чтоб чинить калоши; Анисья, его жена, пекла к петрову дню пироги. Да мало ли что было сто лет назад! Об этом только домовой и знает как единственный очевидец.

Ветер дул с севера. Домовой встал посреди палубы и сразу же ухватил его самую мощную струю.

«Дорогой друг Думало, завтра в восемь тридцать жди меня на берегу реки Волги. Твой любящий друг Топало».

Сильным движением он отослал письмо по ветру. Но оно тут же вернулось обратно. «Что такое? — подумал Топало. Неужели ветер не хочет отнести письмо?»

Он снова поймал струю и послал ее вперед. Но снова, закрутившись по спирали, письмо вернулось обратно.

Так он проделал несколько раз и понял, что письмо не пускают провода, металлические круги, которые стоят на палубе.

«Антенны!» — вспомнил Топало объяснения Родьки.

А в это время радист Семечкин не мог понять, что происходит в эфире. Совершенно непонятные сигналы, которые то пропадают, то возобновляются.

Неужели внеземные? Он торопливо записал волны, на которых работал неизвестный передатчик.

Неожиданно сигналы прекратились совсем. Зря Семечкин прижимал наушники, пытаясь что-то услышать. «Возможно, завтра он выйдет в эфир в это же время, — подумал радист. — А вдруг это инопланетяне ищут контакт?» И он, Семечкин, первый их услышал! У него от волнения забилось сердце. Он тут же хотел бежать к капитану и сообщить о таинственных сигналах, но передумал: лучше он сделает это завтра, после повторного сеанса.

А сейчас Семечкин побежал к своему другу Коле Сопину, который крепко спал. Он разбудил его, хотя Коля просыпаться не желал.

— Контакт с внеземной цивилизацией! — произнес Семечкин. — Я принял сигналы братьев по разуму!

Сон Коли Сопина


Коля Сопин, не совсем проснувшись, решил, что все это сон, и повернулся на другой бок. Ему тут же приснился брат по разуму. В тельняшке, на лоб надвинута фуражка речного флота.

— Здравствуй, Коля, — сказал он. — Здравствуй, брат!

— Ты из какой цивилизации? — спросил Коля.

— Из внеземной.

Они обнялись и расцеловались.

— А где ты раньше был? — спросил Коля. — Что-то о тебе ни слуху ни духу.

— Искал контакты.

— А чего искать? Встретились с глазу на глаз да поговорили. Ты мне про свою жизнь, а тебе — про свою.

— Я случайно к вам залетел. В наших учебниках не указано, что вы существуете. Вы у нас не изучаетесь.

Коля Сопин так возмутился, что проснулся и сел.

Корабль теряет управление


Капитан Петров передал ночную вахту штурману Ивану Васильевичу Карпову и пошел спать. Ночь прошла благополучно, и капитан был спокоен.

Дул ветер. Он гнал тучи на юг, они шли низко над землей. Лохматые, серые. «Пора бы и дождичку пролиться», — подумал штурман Карпов.

Теплоход приближался к пристани Ключи. Пассажиры, глянув на хмурое небо, поскучнели, не торопились на палубу.

В семь сорок пять у Родьки, Зойки и Топало была назначена встреча.

Мельниковы еще спали — в ненастную погоду всегда хорошо спится. Родька встал, боясь разбудить родителей, оделся. Самое главное — бесшумно открыть дверь. Он медленно повернул ключ, медленно нажал на ручку — лишь бы не скрипнуло! — и протиснулся в щель.

Зойка с Топало уже ждали его на корме. Им тоже очень осторожно пришлось выходить из каюты, чтобы не разбудить маму. Заговорщики были в сборе. У Родьки на шее висел бинокль. Он поднес его к глазам и стал рассматривать виднеющийся вдалеке поселок.

— Думаю, это Ключи. — сказал он. — Значит, через десять минут, — он посмотрел на часы, которые взял у папы, — ровно в восемь. Топало должен войти в рубку. — Родька чувствовал себя командиром.

— Почему ты решил, что это Ключи? — спросила Зойка. — Может, совсем другая пристань.

— Это можно узнать, — сказал Топало.

Он издал звук, похожий на крик чаек. Тут же к нему подлетели три птицы и затараторили по-своему. Потом вспорхнули и улетели.

— О чем вы говорили?

— Велел им слетать и узнать, какая это пристань.

Через несколько минут чайки возвратились.

— Пристань Ключи! — сообщили они. — Совершенно точно, потому что сказал самый старый ворон. Он живет на дереве, которое растет на берегу.

Теплоход шел своим курсом. Штурман Иван Васильевич зорко смотрел вперед. Он не заметил, как в рубку вошел домовой. Вернее, почувствовал, что дверь кто-то открыл, но, когда оглянулся, она была закрыта.

Топало старался свое присутствие никак не проявлять.

— Опять запыхтишь! — сказала ему Зойка.

— Не запыхчу!

Но все-таки ему пришлось подойти поближе к штурману, посмотреть, что он делает. А штурман, на первый взгляд, как будто ничего не делал. Его руки спокойно держали рычаги управления.

Топало покрутился вокруг, но не смог понять, какой рычаг ему надо нажать. Да и как он нажмет, если рычаги в руках штурмана?

Домовой почесал затылок. Родькин план явно проваливался. А пристань Ключи приближалась. Если он промедлит, то все проплывут мимо.

Топало подошел к пульту, где были расположены кнопочки. «Нажмешь красную — вправо, нажмешь зеленую — влево. Как в сказке. Это куда проще», — подумал он.

И Топало нажал красную кнопочку. Корабль, сбившись с курса, сделал резкий крен вправо.

Штурмана покачнуло. Землетрясение?! И хотя Иван Васильевич на собственном опыте не знал, что это такое, почему-то мысль именно о землетрясении мелькнула у него в голове.

Топало отпустил кнопочку. Корабль пошел спокойно. Карпов утер лоб.

Взяв себя в руки, штурман повел корабль влево. Только выровнял курс, как судно начало делать странные зигзаги, словно хотело вырваться из рук штурмана и плыть самостоятельно. Как будто оно сошло с ума.

На палубу начали выскакивать испуганные пассажиры. От непонятной качки проснулись и Мельниковы.

— Неужели буря? Где Родька?

Снова качнуло. Мама схватилась за стол, чтоб не упасть.

— Что ты паникуешь? Какая буря? — пытался вразумить ее папа и тут же, покачнувшись, стукнулся о стенку.

Они выбежали на палубу и встретили маму-Капелькину. Она тоже была взволнована: куда-то исчезли Зойка и Топало.

— Где-то они вместе! — сделал заключение папа, имея в виду Родьку и Зойку.

На реке ходили хмурые темные волны. На минуту проглянуло солнце, окрасило их в зеленый цвет, и тут же снова все вокруг стало серым.

— Шторм идет, вот и качает! — раздались голоса.

Павел Михайлович Федулин, придерживал берет, старался определить по состоянию погоды, будет шторм или нет. Все с надеждой смотрели на него: как-никак он плавал четыре раза, знает все признаки приближающегося шторма. Но Федулин ничего такого не знал, потому что подобную качку испытывал впервые.

А Родька с Зойкой сидели под той самой лодкой, покрытой тентом, где их нашел однажды Федулин. Они поняли, что Топало осуществляет свой план. Вместо того чтоб нажать на тормоз, нажал на кнопку.

— Вдруг он устроит аварию? — прошептала Зойка. От переживания ее бил озноб.

Родька тоже волновался, но старался выглядеть спокойно, как подобает командиру.

— Никакой аварии не будет. Топало ведь сказал, что здесь глубоко.

Только заговорщики вылезли из-под лодки, как тут же появились родители во главе с Федулиным.

— Я говорил, что они здесь! — гордо сказал Павел Михайлович. — Нас не проведешь!

Зойка тут же получила от мамы подзатыльник, а Родьку повели воспитывать в каюту.

Корабль по-прежнему качало. Он упорно не хотел идти своим курсом и поворачивал нос к берегу.

— Успокойтесь, товарищи пассажиры! — донесся по динамику голос штурмана. — В этом районе много мелей, мы вынуждены маневрировать. Теплоход идет обычным порядком.

Пассажиры успокоились. Только Павла Михайловича Федулина это сообщение удивило: четыре раза плавал — никаких мелей не было, а на пятый — вдруг мели! Когда успело нанести?

Не был спокоен и сам штурман. Корабль его не слушался.

В рубку вбежал капитан Петров.

— Что случилось?

— Непорядки в системе управления, капитан. Кнопку заедает.

— Будем пришвартовываться к пристани Ключи! — приказал капитан.

Он связался с диспетчером:

— Корабль потерял управление. Причины неизвестны. Попытаемся пристать к пристани Ключи.

Пристань была уже совсем близко. И как только теплоход сбавил ход, направившись к причалу, он снова стал слушаться штурмана. «Что за фокусы?» — поразился Иван Васильевич.

Непредвиденная стоянка


Давненько у пристани Ключи не останавливались большие суда. На берегу торчали любопытные ребятишки, и как только теплоход подошел к пристани, они помчались туда.

— Объявите часовую стоянку! — приказал капитан. — Но чтоб пассажиры не расходились. Стоянка может быть сокращена.

Топало стоял у борта, ожидая, когда теплоход пришвартуется. Зойка с мамой прохаживались по палубе, рассматривая незнакомую местность.

— Топало где? — спросила мама.

— Здесь он, здесь.

— А что за качка была?

— Я-то откуда знаю? — Зойка выразила такое удивление, что кто угодно бы ей поверил, но мама, наоборот, подозрительно на нее посмотрела. Какие-то предчувствия одолевали маму: не случайна эта стоянка в Ключах, и Зоя с Топало тоже не случайно утром куда-то исчезли.

— Вот еще раз залезете под лодку, самому капитану скажу!

Зойка дала слово больше под лодку не залезать. Она разговаривала с мамой, а сама с нетерпением ожидала Родьку. Но его все не было.

Бросили трап. Непредвиденная стоянка, видимо, испортила пассажирам настроение, на берег никто не спешил.

Наконец появились Мельниковы.

— Ты чего так долго? — шепотом спросила Зойка.

— Родителей уговаривал. «Погода хмурая, нечего на берегу делать, лучше спать», — сказал папа. Еле уговорил.

Папа-Мельников шел, позевывая. У мамы тоже был довольно скучный вид. Она была в трикотажном спортивном костюме и застегнула воротник под самый нос, а руки держала в рукавах, как в муфте. Хотя было совсем не холодно, просто пасмурно.

У Родьки с Зойкой положение было сложное. Они не могли отпустить Топало в поселок одного. У него ведь нет часов, опоздает, и никто не заметит, что один пассажир отсутствует. Да и мало ли что с ним может приключиться! Но их тоже родители в поселок одних не отпустят! Что тут придумаешь?

Подталкивая друг друга, ребята сошли на берег.

— Перестаньте баловаться! — предупредила мама-Мельникова.

Папа нашел бревно, на которое все уселись рядочком, как гуси.

— Какой скучный поселок, — сказала мама-Капелькина.

— Зелени совсем мало, а пыли много. — дополнила мама-Мельникова.

Подошел Павел Михайлович Федулин. Родька с Зойкой с удовольствием уступили ему место. Он тут же начал говорить о том, что непредвиденная стоянка объясняется только молодостью и неопытностью капитана. Мама-Капелькина обиделась за капитана. Мельниковы тоже вступились за него. Сразу начался оживленный разговор.

— Где Топало? — прошептал Родька. — Неужели он ушел один?

— Я думаю, он разговаривает с вороном вон у той березы.

Недалеко от пристани стояла развесистая береза, и Топало действительно вел там разговор со старым вороном.

— Приветствую тебя, старый ворон! — сказал он.

— Приветствую тебя, домовой! — ответил ворон. — Откуда ты прибыл, с каких краев?

— Издалека. Скажи-ка ты, старый ворон, знаешь ли домового Думало?

— А как же! Мы с ним здесь самые старые!

— Это мой друг! Сведи меня к нему!

— Карр! — обрадованно прокричал ворон. — Конечно, я тебя сведу!

Родька с Зойкой, пока взрослые спорили, прибежали к березе.

— Зойка, старый ворон знает моего друга, — сказал Топало. — Он отведет.

— Спроси его, далеко ли идти.

Топало спросил. Ворон ответил, что на другой конец поселка.

— Тогда надо торопиться!

— Карр! — Ворон поднялся в воздух. — Лечу! Спешите за мной!

Топало потопал за старым вороном.

— Я тоже побежала! А ты, Родька, оставайся! Скажи маме, что я сейчас вернусь. Придумай что-нибудь!

— Вот еще! Я тоже пойду!

— Если мы вместе убежим, нас искать будут! — И она, догоняя Топало, скрылась за углом дома.

Родька был расстроен, хотя понимал, что Зойка права, двоим убегать нельзя.

— Родька! — крикнула мама.

Опустив голову, Родька поплелся к родителям.

Федулина с ними уже не было. Убедившись, что Капелькины на берегу, он пошел еще раз проверять сто вторую каюту: не поет ли там опять кто-нибудь «люли-люли»?

— А где Зоя? — спросила мама-Капелькина.

— Она сейчас придет, — замялся Родька. — Вон там магазин, так она ушла чего-то покупать…

— Странно… Почему она ничего не сказала? У нее и денег нет. Давайте сходим в этот магазин!

Мельниковы с удовольствием согласились: почему бы не пройтись? Родьке пришлось последовать за ними.

Магазинчик был маленький, с деревянным крылечком. Здесь пахло соленой рыбой, в витрине лежали затвердевшие пряники, конфеты, рожки.

— Где же Зоя?

— Значит, уже ушла, — сказал Родька.

Мама Капелькина отвела Родьку в сторонку.

— Скажи правду: где Зоя? И где… Топало?

— Какой Топало?

— Можно подумать, что ты не знаешь!

«А вдруг и правда Зоя не сказала ему про домового? — подумала она. — Хотя не похоже… Что-то он знает».

Таинственная встреча


Старый ворон, делая круги, летел над поселком Ключи. Топало с Зойкой едва за ним успевали.

Они бежали по улице, пугая кур, важно бродивших по лужайке. Куры с кудахтаньем разлетались.

А вот окраина поселка. Домик, увитый хмелем.

Старый ворон взлетел на трубу и что-то прокаркал.

И тут же распахнулось чердачное окно.

— Душа моя, Топало!

— Это я, я! Ты узнал меня?!

— Как же я тебя не узнаю, сердечный друг!

Думало слез по лестнице с крыши, и друзья крепко обнялись.

— Какой счастливый случай привел тебя ко мне?

— Я путешествую на теплоходе! — не без гордости сказал Топало. — Ты письмо мое получил?

— Ни одного письма не получал я из родных мест. Думал, и тебя уже нет в Кутузах.

Они сели в палисаднике на скамеечку, а на другой скамеечке сидела Зойка.

— А это кто с тобой? — спросил Думало. — Кланька?

— Какая Кланька! Это Зойка. Кланька ее прабабушка.

— Вылитая Кланька? — вздохнул Думало. — Времечко-то бежит! Как один миг, сто лет пролетели. — Он задумался. — Уж не гадал я со своими свидеться, мало нас на земле осталось. Исчезаем… — И опять задумался. — Скажи, Топало, — мечтательно спросил он, — стоит ли еще наш старый дом? Скрипит ли он половицами? Топится ли в нем печь?

— На том месте, где ваш дом стоял, шиповник вырос.

— Шиповник? Так это я его за оградой посадил. Разросся, значит.

— Разросся. Всем рассказывает: «Думало меня здесь посадил. В жару поливал, осенью ягоды собирал».

— Собирал, собирал… — печально сказал Думало.

— Старик Бакай привет тебе шлет!

— Наш Бакаюшка! Как он поживает?

— Глуховат малость. А так ничего, здоровье хорошее.

— Помнишь ли, Топало, как он щенком чуть в речке не утонул? Я его вытащил и с тех пор к нему душевно привязан.

— Как не помнить — помню.

— А сейчас расскажи мне, сердечный друг, как ты живешь? — спросил Думало. — Часто я тебя вспоминаю, о судьбе твоей тревожась.

— Живу хорошо, — ответил Топало. — И друзья у меня есть: бабка Дуся, Зойка, кот Филимон, коза Манька, пес Бакай. Но неспокоен я.

— Какие сомнения тебя настигли?

— Ты, Думало, много думаешь. Скажи: тебе никогда не хотелось стать человеком?

— Цветы должны быть цветами, птицы — птицами, кони — конями, — ответил Думало. — Если не будет цветов — мир потеряет красоту, если не будет птиц — мечту, если не станет лошадей — доброту. А когда исчезнет последний домовой — исчезнет тайна.

— Я все понимаю, — вздохнул Топало. — Только как-то обидно: живешь на свете, никто тебя не видит. Сиди в уголочке, молчи.

— Ты невидим только для людей. Они многого в творении природы не ведают. Люди еще дети во Вселенной.

Домовые замолчали.

— Ну, хорошо, — произнес Думало. — Каким бы ты хотел стать?

— Как Гришка-ямщик.

— Молодой ты еще, и мысли глупые. — Думало задумался. — Доживешь до двухсот лет — твоя воля! — можешь превращаться в кого хочешь. Это всем разрешается. Встанешь лицом на восток, скажешь: «Хочу быть Гришкой!» — и кувыркнешься три раза. Дело простое. Только порядочные домовые никогда ни в кого не превращались. Остался ты в Кутузах один, некому тебя уму-разуму учить. Я понимаю, душа моя, скучно одному-то. Но советую тебе поначалу подумать крепко. Станешь ты Гришкой, многое обретешь, но не будешь понимать ни зверей, ни птиц, ни деревьев. Ты говоришь сейчас с людьми за тех, кто не может говорить за себя. А став человеком, забудешь навсегда их язык. И они тебя не узнают.

И вдруг зашевелилась вокруг листва. Зойка подняла голову, слушая непонятный шум.

— Не узнаем мы тебя, не узнаем! — прошелестела листва.

«Так потом меня и кот Филимон не узнает, — подумал Топало. — Подойдет и замяукает. А я, не понимая, скажу: „Чего ты мяукаешь?“ А коза Манька даже боднет, если рассердится. Пес Бакай запросто укусить может. Чего, мол, тут чужой шляется».

— Мы никогда с тобой не будем разговаривать! — крикнул ворон.

— Я еще ваш, — обиделся Топало. — А ты уже разговаривать не хочешь. Я ведь еще ничего не решил. Еще пятьдесят лет думать буду.

— Думай, думай, — сказал Думало. — Да возвращайся поскорее домой, в Кутузы. Не наше это занятие на теплоходе кататься. Много стало соблазнов в жизни, вот и покинули наши братья свои углы.

— Да ведь я из-за тебя поехал, — сказал Топало. — Другого случая не будет, чтоб повидаться.

— Утешил ты мою душу. Топало, друг сердечный. Но и растревожил. Будешь ли ты счастливым?

А ведь счастья хочется всем, даже домовому.

Мама волнуется


Объявили посадку. Стоянка на двадцать минут была сокращена, так как никаких неисправностей в системе управления не обнаружили.

Зойка и Топало не появлялись, и Родька не знал, что предпринять. Мама-Капелькина была в отчаянии.

— Нужно сообщить капитану и вызвать милицию для розыска, — сказала мама-Мельникова.

Родька совсем сник: еще и милицию вызовут!

— Не надо милицию, — сказала мама-Капелькина. — Родион знает, где искать Зойку.

— Знаешь? — в один голос спросили папа и мама.

— Знаю.

— Да где же она? — взмолилась мама-Капелькина.

Выход был один: рассказать всю правду.

— В этом поселке у Топало живет друг — Думало, — сказал Родька. — Они ушли с ним повидаться. Их увел старый ворон.

— Какой Топало, какой Думало, какой ворон? — воскликнул папа. — Я уважаю ваши игры, но и они имеют границы.

Мама-Капелькина ничего не стала объяснять: она побежала к капитану, чтоб задержать отправление.

— Что с вами? — встретил ее Петров. — На вас лица нет!

— Зоя потерялась!

— Как потерялась? — заволновался капитан.

— Она убежала и еще не вернулась!

— Мы же объявляли: пассажирам никуда не уходить! И так уже выбились из расписания! — Петров снял фуражку, сел. За один рейс столько ЧП! Не хватало еще, чтоб ребенок потерялся!

— Товарищ капитан, вы не волнуйтесь! На вас тоже лица нет.

— Видимо, плохой я капитан, — устало сказал Петров.

— Хороший, очень хороший! Это во всем виноват Топало!

— Какой Топало?

— Товарищ капитан, мы едем с домовым!

Прощай, Думало!


— Вы не знаете, где живет домовой Думало? — спросил Родька мальчишек, которые бегали у пристани.

— Кто-кто? — захохотали мальчишки.

Родька побежал к магазину, на крыльце которого сидели две женщины, продавали ягоды.

— Вы не знаете, где живет домовой Думало? — спросил, запыхавшись, Родька.

— Ишь какой шутник нашелся! — с осуждением сказали женщины. — И родители не приструнят!

Родька кинулся к парню, который подъехал к магазину на лошади, запряженной в телегу.

— Где у вас домовой Думало живет?

Парень покрутил пальцем у виска:

— Ну, псих!

По дороге шел старичок, опираясь на палку. Родька побежал ему навстречу. Уж он-то про домового должен слышать.

Старик остановился.

— А ты, прыткий, откуда будешь? Вроде не здешний?

— С теплохода! Вон стоит!

— Про домового, сказывай, как прознал?

— Топало говорил.

— Топало? Евдокии Капелькиной?

— Знаете, да? — обрадовался Родька.

— Как не знать, соседями были. Соснин меня зовут. А ты как ей приходишься? Уж не внук ли?

— Зойка Капелькина ей внучка. Она тоже едет на теплоходе вместе с Топало! Они ушли к Думало повидаться! А теплоход отходит! Стоянку сократили!

— Экие дела! У меня в доме гости, а я не знаю!

С пристани к Родьке бежали папа и мама.

— Иди немедленно на теплоход! Слышал, объявили посадку? Или это не для тебя?

— Но мы же не уедем без Зойки!

— Конечно, не уедем, — сказала мама, переводя дыхание. — Но лучше, если ты будешь сидеть в каюте, чтоб потом тебя не искать.

— Но я знаю, где Зойка! Давайте за ней сбегаем с папой!

— Да бежать-то далековато, коли опаздываете, — сказал старик Соснин. — Васька! — крикнул он парню, который приехал на телеге. — Довези-ка гостей до моего дома!

— Дорога неровная, растрясу! — Парень подмигнул Родьке. — Ладно, садитесь!

Родька запрыгнул в телегу. Папа, еще не поняв, куда нужно ехать, тоже сел. И мама не отстала.

— Нельзя ли поскорее! — попросил Родька.

— Быстро надо — садись в машину!

Парень понужнул лошадь, и она побежала рысцой.

А в палисаднике у дома Соснина расставались домовые.

— Прощай, друг! — сказал Топало.

— Прощай, дорогой, — сказал Думало.

И снова зашумела листва:

— Прощай, прощай, Топало!

— И ты, Кланька, прощай, — сказал Думало.

— Я не Кланька, я Зойка.

— Может, и Зойка. А может, и Кланька.

Не успели они на прощанье сказать самых важных последних слов (их всегда не хватает), как к дому подкатила телега.

— Зойка! — закричал Родька. — Теплоход уходит!

— Ой, — испугалась Зойка. — Ой, вдруг ушел!

Она запрыгнула в телегу, а Топало, помахав другу, побежал рядом.


Старый ворон, сделав круг, прокричал:

— Будь здоров, Топало! — И улетел.

— Уж вы нас, Вася, довезите до пристани, — попросила мама… — Очень вам будем благодарны!

— А мне что? Не я везу — лошадь! А ну, дорогая, пошевеливайся! — взмахнул он вожжами.

— Уж ты поторопись, — попросил Топало лошадь. — На теплоход опаздываем.

— И так тороплюсь, — ответила лошадь. — Да колея глубокая, всю дорогу машины испортили.

Мама-Капелькина и капитан стояли в ожидании у трапа.

Где-то вдалеке сверкнула молния, прогрохотал гром. Сразу все вокруг потемнело, закружилась пыль.

— Давно дождя ждем, — сказала лошадь, сворачивая к пристани. — Трава совсем сухая стала, жесткая.

Мама-Капелькина бежала навстречу. «Ну и влетит сейчас Зойке!» — посочувствовал Родька.

Лошадь остановилась.

— Спасибо тебе большое! — Папа с мамой стали наперебой благодарить Васю.

— Тебе спасибо, — сказал Топало лошади.

— Не за что. Приятного вам пути!

Пассажиры сели на теплоход.

Топало-метеоролог


Штурман Карпов ничего не мог понять: система управления работала как часы. Что же произошло с кораблем в районе пристани Ключи?

Никакого вразумительного ответа не мог дать на этот вопрос и механик.

Только радист Семечкин кое-что подозревал: уж не те ли самые внеземные сигналы сбили корабль с курса? Он не выдержал и решил идти к капитану, поделиться своими догадками.

— Что у тебя за срочные дела? — недовольно спросил штурман. — Капитан пошел спать, и вообще, он неважно выглядит.

— А может, я его вылечу! — таинственно произнес Семечкин.

Капитан был в своей каюте и пил чай.

— Ну, входи, Семечкин, — сказал он. — Что у тебя стряслось? О какой-нибудь неприятности пришел сообщить?

— Да как сказать, — помялся Семечкин. — Будущее покажет…

— Какое еще будущее?

— Ближайшее… Я, товарищ капитан, предполагаю причину происшедшего ЧП.

«Неужели и он знает о домовом?» — подумал капитан.

— О чем ты говоришь, Семечкин?

— Сегодня ночью в эфир были переданы сигналы неизвестного происхождения. Скорее внеземные…

— А какие же? — капитан совсем забыл о других цивилизациях.

— Инопланетяне ищут контакт! — произнес Семечкин.

— Еще и инопланетяне! Иди поспи, ты ведь тоже ночь не спал.

Радиста обидело такое несерьезное отношение к его сообщению.

— Галилею тоже никто не верил, что Земля вертится!

— Я тебе верю, Семечкин, — устало сказал капитан. — Я сейчас всему верю. Потом разберемся, а сейчас я спать хочу.

Обидевшись, Семечкин ушел. Петрову действительно необходимо было поспать, но он не мог. Мысль о домовом не давала ему покоя. Он не мог поверить в его существование и в то же время не мог отвергать, поскольку полчаса назад сам лично с ним разговаривал.

Скрипучий голос сказал ему:

— Простите, товарищ капитан, за беспокойство, уж сейчас-то я буду сидеть в каюте тише мыши.

Капитан понимал, что обязан принять какое-то решение. Но какое? Возможно, в истории пароходства это первый случай. И произошел он именно у капитана Петрова.

«Уж не гипноз ли это? — подумал он. — Тогда кто же гипнотизер? Валентина Ивановна Капелькина?» — капитан даже улыбнулся; у нее такие искренние синие глаза. К тому же гипноз — дело кропотливое, так вот — раз-два — не загипнотизируешь. Капитан встал. Значит, домовой все-таки существует?

В каюту тихонько постучали.

— Кто там? Входите!

Дверь приоткрылась. На пороге робко появилась Зойка, из-за нее выглядывал Родька.

— Вот вас-то мне и надо! — обрадовался капитан.

Он усадил их на диван, сам сел напротив.

— Где ваш домовой?

— Здесь я! — раздался голос.

Капитану трудно было скрыть свое замешательство. Он покашлял.

Пружины дивана заскрипели. Топало уселся рядом с Зойкой.

— Товарищ капитан, у нас есть предложение, — сказал Родька.

— Предлагайте!

— Возьмите меня на работу! — проскрипел Топало.

— На работу? — опешил капитан. — Но… у нас команда в полном составе.

— Он бесплатно, — сказала Зойка.

— На общественных началах, — пояснил Родька.

— Что же он будет делать?

— Погоду предсказывать!

— С погодой у нас вроде все в порядке. Сводка имеется. Погода нас ждет отличная.

— Ничего не отличная, — пробурчал Топало. — В четверг опять гроза будет. Посильнее, чем сегодня.

Капитан посмотрел в иллюминатор. Небо все еще было темное. Еще изредка сверкали молнии, и гром погромыхивал, но уже неохотно, издалека.

— А как он знает? — спросил Петров. Ему было трудно обращаться лично к домовому.

— Знаю, — ответил домовой. — Ветер приносит…

— Что ж, если вы каждый день будете сообщать о погоде, — сказал капитан, — я буду благодарен.

Топало был доволен: капитан взял его на работу. Метеорологом! Сейчас никто не скажет: «От тебя на теплоходе одни неприятности!»

— Но у меня есть условие! — Капитан наклонился поближе к ребятам. — Наш разговор останется в тайне. Никто не должен знать, что на теплоходе едет домовой. Идет?

Где сон, где явь?


Папа решил, что пора приниматься за дело. За окном моросит дождь, самое время сесть за статью «Человек — преобразователь природы». Во время отпуска тоже нужно трудиться.

Мама сидела, поджав под себя ноги, и читала журнал «Знание — сила».(Родька как раз в это время устраивал на работу Топало.)

— Все-таки непонятная история с этим домовым, — сказал папа. — Может быть, он действительно существует?

Мама придерживалась более определенных взглядов.

— И Топало, и Думало придумала Зойка.

— Но зачем она убежала на окраину поселка? Никакие родственники у них в Ключах не живут.

— У нее фантазия.

— А почему у тебя нет фантазии? — спросил папа.

— Ты ошибаешься. Я тоже убегала в девять лет. Искала в лесу мальчика-с-пальчика. Не нашла.

— А может быть, он был? — задумчиво произнес папа. — Ты его не увидела. Возможно, мы видим только часть того, что существует, живет, дышит, смотрит на нас.

— Возможно, — сказала мама без энтузиазма.

Папа достал из чемодана рукопись, разложил ее на столе.

«Человек — преобразователь природы». Он подчеркнул заголовок жирной чертой. Потом еще раз прочитал и еще раз подчеркнул. Постучал ручкой по столу, глядя в окно. Хмурая погода на него действовала усыпляюще. Он начал клевать носом.

«Пять минут подремлю и примусь за работу», — решил папа и лег на диван.

И опять ему приснился рыжий кот Филимон с рваным ухом. Заходит и говорит:

— Здравствуйте, философ Мельников! — подает ему лапу и ложится на рукопись. — Мыши стали наглые! — потягиваясь, говорит Филимон. — Всю вашу бумагу могут съесть.

— Я пишу в трех экземплярах.

— Все три съедят.

— Но у нас дома мышей нет.

Кот замурлыкал, вытягивая коготки.

— Уж и пошутить нельзя.

Папа проснулся. В каюте никого не было. И рукописи на столе не было. Видимо, мама убрала обратно в чемодан. А, возможно, прибежали мыши и утащили.

Куда уплыли тучи?


Дождь прошел. Тяжелые волны, гулявшие по реке, успокоились, затихли. Выглянуло солнце, и река сразу ожила, заиграла бирюзовым, зеленым, желтым, словно что-то засветилось с глубины ее.

Палуба мгновенно высохла, начала нагреваться.

Повеселевшие пассажиры выходили из своих кают.

— Вот и солнышко выглянуло! — говорили они, как будто непогода длилась целый месяц.

Зойка, прищурившись, глядела в небо.

— Даже ни одной тучки не осталось. Куда они все уплыли?

— На север, — сказал Родька. — Может быть, даже к океану.

— А дальше куда?

Топало тоже глядел в небо, бесконечное, бездонное. Что он там видел? Пустое пространство или скрытую от нас жизнь?

Где-то далеко-далеко Топало услышал тонкий звук полета. Он выделил его из множества других звуков, наполнявших мир. Это летела стрекозка Майка, чтобы сообщить приятную весть: бабушка Дуся накосила для козы Маньки большой воз сена.

ТОПАЛО И ЧЕРТЕНОК ТРИШКА












Бедный сирота


Топало встал рано утром. Луна уже поблекла, но все еще держалась на небосклоне. Она бросала неяркий свет на снежную равнину, которая расстилалась до самого леса.

В доме все еще спали: бабушка Дуся, Зойка, пес Бакай, коза Манька. Только кот Филимон проснулся, расправил коготки и снова сжал. Он хотел было спросить: «Куда ты спозаранку собираешься, наш домовой?» Даже первое слово произнес: «Куда». Но оно прозвучало невнятно: вроде «куд-д… куд… ф-ф-ф…» И еще непонятно что. Кот Филимон даже не понял и тут же снова заснул.

А домовой Топало вышел из дома. Полнолуние было его любимым временем. Ничего, что луна уже поблекла. Домовой любил даже блеклую луну.

К тому же он рано встал не для того, чтоб просто прогуляться. У него дела по хозяйству. Кому надо, пусть те спят. А ему необходимо привезти сено с поля для козы Маньки. Вот обрадуются коза Манька и бабка Дуся, когда увидят у ограды целый воз.

Зойка, между прочим, очень любит прыгать с крыши на сено. Но он этого не позволит. Прыгай в снег, если хочешь. Не сено жалко, а козу Маньку. Что она будет есть?

Домовой Топало шел в поле, где стоял стожок сена. Он бурчал себе под нос про козу Маньку, кота Филимона, Зойку. Спят лежебоки.

В руках у него были две жердины. Не первый год, знал, как сено возить.

Стожок сена еще с лета был наметан недалеко от дома, километра два. Топало шел, смотрел на луну и посвистывал. Ах, жаль, что в деревне Кутузы никого не осталось из его друзей.

Где они, домовые? Куда делись: Возюкало, Хитрило, Вертило… И от Думало нет никаких известий, с тех пор, как они повидались на пристани Ключи.

Было тихо. Деревья стояли в куржовине. Небо ясное до каждой звездочки.

Топало так засмотрелся на природу, что сел в сугроб.

«Никто из людей не знает, откуда они взялись, — размышлял он. — А откуда мы, домовые, взялись и куда делись?» — и Топало посмотрел на далекую звезду, тускло мерцающую у горизонта.

Ладно, посидел, поразмышлял и хватит. Пора за работу. И Топало зашагал к лесу.

Вот и стожок сена, который они метали с бабкой Дусей. Он несколько раз обошел вокруг него, посооброжал, как лучше жерди подсунуть. Сообразил.

Очень удачно подсунул одну жердь под стожок, воткнул вторую. Но вторая пошла куда-то вкось. И в этот момент вдруг кто-то как закричит:

— Ой, ой, ой!

Топало опешил.

— Ой, ой, ой!

— Это кто? — спросил Топало, выбросив жердь в сторону.

Из стога вылезло существо, все облепленное сеном. — Ха, да никак чертенок!

Да, это был чертенок. Он тер нос, изображая, что плачет. Топало взял его за шкирку, приподнял, стряхивая сено.

— Ой, ой, ой! — снова завопил чертенок.

— Это ты! Я тебя сразу узнал! — сказал Топало, тряся чертенка.

— Кто я? — спросил чертенок.

— Забыл! Не ты ли залезал во хлев к нашей корове? Чуть от страха она не умерла! Потом давай хныкать, что ты сирота. Мы, домовые, тебя пожалели, краюшку хлеба дали и отпустили. А что ты, нечистая сила, сделал? Украл лошадь и чуть не загнал ее, бедную! Бедная, бедная лошадь!

— Я еще маленький, — тихо сказал чертенок. — К вашей корове не лазил.

Топало задумался. Ведь и правда: Уж коровы-то у них давным-давно нет, и домовые разбежались неизвестно куда. Да ведь в это время и бабка Дуся девчонкой была! Да, лет пятьдесят назад это было.

— Уж больно ты похож, — сказал Топало, все еще подозрительно рассматривая чертенка. — Уж не твой ли родной отец тогда был?

— Не знаю, я сирота.

— Вот-вот, он то же самое говорил! Одинаковая у вас повадка — чертовская! А чего ты в стогу делал?

— Ночью некуда деваться, вот в стог и лезу! Холодно! Ой, холодно! — чертенок стал дрожать. — Где я сейчас ночевать буду?

— Там, где все черти, — ответил Топало.

— А где они? — спросил чертенок. — Я — сирота. Не знаю, где родился. Ни одного черта вокруг нет.

— Совсем ни одного?

— Один есть! — прошептал чертенок и оглянулся. — Его зовут Лысый черт.

— Знаю я Лысого. Известный прохвост. Вот и иди к нему.

— Боюсь я к нему идти. — Чертенок стал снова тереть нос, собираясь зареветь. — Он меня за уши таскает. И под зад колонком как даст! А еще заставляет на волка садиться и ездить. А я волков боюсь. Один меня укусил. Ой, ой, как больно было! А еще он меня заставляет зерно на складе воровать. Куриц душить. Одна меня клюнула. Ой, ой, как больно было!

— Не изображай из себя горемыку, — строго сказал Топало, хотя уже проникся к чертенку сочувствием. — Черти вы и есть черти. Куриц душите… — Он взял жердины и потянул за собой стог.

— А я? — запрыгал рядом чертенок.

— Что ты?

— А я? Возьми меня с собой! Не хочу к черту Лысому! Я от него прячусь! Коли он меня найдет, ой, как попадет!

— Не хныкай.

Топало обдумывал: что ему делать с чертенком-сиротой? Куда его девать? Может временно поместить к козе Маньке? Пусть поживет до весны, там видно будет.

— Беру тебя с собой, — сказал Топало. — Но если хоть одну курицу задавишь…

— Я их боюсь!

— Что за черт! Всех-то ты боишься! Залезай в стог и сиди, чтоб никто тебя не видел.

Чертенок запрыгнул на стог, сделал ямку и улегся. Только рожки торчат.

Рожками чертенок очень гордился. Если рожки так себе, то и черт вырастет так себе. А у него рожки выдались замечательные. А еще у чертенка были глазки зеленые и веселые, несмотря на трудное детство.

Топало подвез сено к ограде. Чертенок выпрыгнул из стога.

— Пойдем к Маньке, — сказал Топало.

Чертенок послушно последовал за ним.

Коза Манька выразила недоумение, когда увидела рядом с Топало черта. Пусть маленького, но все-таки черта. А ведь черти — заклятые враги домового. Да и Манька их не жаловала. Откуда он взялся?

— Пусть у тебя поживет. До весны. Он — сирота, — сказал Топало. — Черт Лысый его бьет, заставляет ездить на волке и душить куриц.

— Пусть живет в том углу, — сказала Манька. — А ко мне не подходит, а то как бодну!

— Хватит ему и угла.

— А как его зовут? — спросила коза.

Топало почесал затылок.

— Черт Лысый меня Рогатиком звал, — сообщил чертенок.

— Рогатик — это не имя! — фыркнула коза.

— А как меня зовут? — спросил чертенок.

— Трифон! — сказала Манька.

Топало удивился:

— Почему Трифон?

— Помнишь козла Трифона? Моего закадычного друга?

— Как не помнить! Уважаемый козел. Очень достойное имя. Запомни его! — сказал он чертенку. — Тебя зовут Трифон, в честь любимого козла. А пока ты маленький, будем звать тебя Тришка.

Несмотря на то, что коза Манька пожертвовала именем своего многоуважаемого козла, она по-прежнему косилась на чертенка и время от времени встряхивала головой, показывая, что она готова к бою.

Ничего себе — вторник!


Бабушка Дуся растопила печь, когда возвратился Топало. Застучал, затопал в сенях.

— Где ты пропадал? — спросила бабушка. — Только рассвело, а его уже нет дома. По ночам стал гулять?

— Некогда мне гулять, — сказал довольный Топало. — Пойди-ка, посмотри, что там за оградой.

— Уж что там такое? — бабушка Дуся выглянула в окно. — Никак сено привез! — удивилась она.

— Целый стог!

— Да что тебя дернуло сено везти? У нас еще полный сеновал! На месяц хватит!

— Хватит, хватит, вот и не хватит! — обиделся Топало. — Знаешь, сколько коза Манька ест! Только ей подавай! Сначала все сено сжует, а потом за березовые веники примется! Сгложет, а чем в бане париться? Она только об этом и думает, чтоб березовые веники сглодать!

— У тебя этих веников на целую роту хватит!

— Все коза Манька сгложет! Летом капусту съела, а сейчас веники начнет есть. Чем париться? Веников не будет — и в баню ходить не буду! Чего без веников в бане делать? Не буду ходить в баню, не буду! Пусть Манька веники ест!

— Ну и хорошо, что сено привез, — уступила бабка. — Все равно его надо было вывезти. Что бы мы без тебя делали?

Топало заулыбался. Само собой: что бы они без него делали?

Про чертенка Тришку он, конечно, не проговорился. Пусть живет тайно. У него тоже такое было, когда он с Зойкой плавал на теплоходе до города Астрахани. «Сиди в каюте и нос не высовывай!» — говорила ему Зойка.

Топало вздохнул. Если бы кто-то мог его видеть, он бы восхитился его носом. Но Топало невидим для людей. Его видят только животные, деревья, птицы, черти. Но какое дело козе Маньке до красоты его носа?

Между тем бабушка Дуся месила тесто в квашонке.

«Вроде бы не выходной, — подумал Топало. — Вроде бы вторник. Как я со счету сбился? — Он стал загибать пальцы: суббота, воскресенье, понедельник, вторник… Точно вторник. Тогда почему бабка тесто месит, а Зойка спит, ей лишь бы поспать».

«Видать, наша бабка совсем старая стала, — подумал Топало. — Вторник с выходным спутала. А Зойка хитрая, ей лишь бы поспать».

Топало решил, что бабушке Дусе надо сказать правду: сегодня не выходной, а вторник.

— Евдокия Григорьевна, ты помнишь какой сегодня день? — спросил Топало как бы между прочим.

— Их всего семь в неделе, уж запомню как-нибудь, — сказала бабушка Дуся. — Не иначе сегодня вторник.

— Тогда почему ты стряпню завела? — удивился Топало.

— Давно вкусненького не ели, — сказала бабка, посмехаясь.

— Вкусненькое мы едим по субботам и воскресеньям, — строго сказал Топало. — По вторникам нечего зря муку изводить!

— Дырявая у тебя память стала, — сказала бабушка, — Как решето. Забыл, что у нас сегодня гости будут?

— Во вторник гостей не бывает, — уверенно заявил Топало. — А Зойке нечего дрыхнуть. В школу пора. Опять на первый урок опоздает.

— Голова у тебя — решето, — снова повторила бабушка, уминая тесто. — У Зойки зимние каникулы начались. А сегодня к нам приезжает Валюшка и привозит вашего городского Родьку. Забыл, с кем на пароходе ездил? Голова твоя — решето!


— Не решето! — Топало так запрыгал и захлопал, что проснулась Зойка.

— Ты чего скачешь? — спросила она, зевая. — В каникулы поспать не дают.

— Голова моя — не решето! — воскликнул Топало. — Я знал, что приезжают Валюшка с Родькой, только не думал, что во вторник. Кто во вторник ездит?

— Дался тебе этот вторник, — проворчала бабушка. — Чего им субботы ждать? Родьку родители отпустили к нам в гости, у него тоже каникулы начались. Наша Валентина им пообещала: «Увезу вашего Родьку и обратно привезу».

Зойка потянулась, зевая:

— Вот и хорошо, что вторник, — натянула на себя одеяло. — Каникулы только начались. Я ни за что не встану, пока печка не протопится. Когда станет тепло, тогда и встану.

— Больно умная, — сказал Топало. — Я с поля уже стог сена привез, а ты все дрыхнешь.

Тут Зойка окончательно проснулась.

— Ты ночью за сеном ходил? — не поверила она.

— Не ночью, а ранним утром, — поправил Топало, — И кое-что там произошло, — таинственно добавил он.

— Волка встретил? — спросила Зойка.

— У тебя только волки на уме. Будто кроме волков и встретить никого нельзя.

— А кого еще? — озадаченно спросила Зойка. Если бы Топало встретил лису или зайца, то и рассказывать об этом бы не стал, он их каждый день встречает.

— Значит, медведя, — подумав, решила Зойка.

— Зимой медведи в берлоге спят. Не первый день живешь, — сказал Топало. — Бестолковая!..

— Сам ты бестолковый! — обиделась Зойка.

Они начали препираться.

Бабушка Дуся стряпала ватрушки и не очень-то вслушивалась в их разговор. Она думала о том, что к вечеру, когда приедет Валюшка с незнакомым ей мальчиком Родькой, надо будет пельменей настряпать, а потом баньку затопить.

Валюшка одна живет в городе, в общежитии, кто о ней позаботится, кто ласковое слово скажет?

Болело сердце у бабушки Дуси за свою дочь Валюшку, у которой так неудачно сложилась жизнь. Муж достался дурак, бросил ее, уехал. Что бы Валюшка делала, если бы не она, бабка Дуся? Кто бы Зойку воспитывал? Слава богу, бог здоровья дал, внучку она поднимет на ноги. Пусть Валюшка думает о своей судьбе. Или уже умные парни перевелись?

Невеселые мысли были у бабушки в голове, когда она стряпала ватрушки.

А Зойка между тем выпытывала у Топало, кого он встретил в поле.

— Сорока сидела на стогу, вот ее и встретил, — посмехался домовой.

Их разговор прервала бабушка.

— Иди, Зойка, на конюшню, возьми Воронка, — сказала она. — Конюх наш дед Никифор даст. Вместе с Топало поедете на станцию встречать гостей.

Зойка соскочила с кровати. И что она разлеживается, когда сегодня приезжает такой гость как Родька? Надо пол помыть, все прибрать, тропку у крыльца расчистить, ну, это уж пусть делает Топало.

— Бабушка, а скоро ехать на станцию? — спросила Зойка.

— Тебе уж не терпится. Электричка в три приходит. Часа в два и выезжайте. До станции четыре километра. Если бы Валюшка была одна, пешком бы добежала.

— Родька еще ни разу на санях не ездил! — сказала Зойка. — Он даже лошадь ни разу не запрягал!

— Не такое простое дело лошадь запрячь, — сказала бабушка. — И что ты расхвасталась, как наш Топало.

— Я, бабушка, нечаянно, — сказала Зойка. — Дед Никифор еще ни разу мне не давал запрягать. Он говорит, что у меня руки слабые.

Дорогие гости


Поезд уже подходил к станции. Он замедлял ход и пытался остановиться, но некоторое время еще двигался. Наконец, успокаиваясь, замер.

Станция Шальники была оживленной только летом, а зимой здесь сходили редкие пассажиры.

Так что Зойка увидела сразу маму Валю и Родьку.

— Мама! — закричала она.

Они бросились друг другу навстречу и стали целоваться. Зойка целовалась с мамой, но косила глазами на Родьку. Он стоял, переминался и делал вид, что рассматривает станцию.

— Здравствуй, Родька! — сказала Зойка и чинно подала ему руку.

— Здравствуй, Зойка, — сказал Родька и тоже чинно подал ей руку.

— А что же ты, Зойка, с капитаном Петровым не здороваешься? — немного смущенно спросила мама.

И тут только Зойка увидела капитана Петрова, который стоял в сторонке. Она бы его даже не узнала, потому что он был без формы — в курточке, вязаной шапочке, совсем не видный.

— Здравствуй, Зойка! — капитан Петров подошел и обнял ее за плечи. — Ты совсем взрослая стала.

— Ага, — пробормотала Зойка. — Вы тоже взрослые стали, — почему-то обратилась она к Родьке на «вы», а на капитана даже не взглянула, потупила взгляд.

Не потому, что капитан Петров ей не нравился, наоборот — он очень ей нравился, и поэтому она очень смущалась.

С Родькой она тоже не знала, как держаться. Одно дело — они вместе плыли на теплоходе, и совсем другое, когда он приехал к ним в гости. Она — хозяйка и должна принимать гостей.

— Привет! — раздался хриплый голос и Родьку кто-то толкнул в плечо.

Родька очень ждал встречи с Топало, можно сказать, и поехал ради него, хотя немножко и ради Зойки, но тут снова растерялся.

— Это ты? — тихо спросил он.

— Я, я! Кто же еще!

Тут капитан Петров получил легкий подзатыльник. И приветствие:

— Здравия желаю, товарищ капитан!

Петров слегка побледнел. Он готовился встретить Топало в деревне, а не здесь, на станции.

— Здравствуй, Топало! — как можно более мужественно произнес капитан и постарался улыбнуться.

— Воронок уже заждался, — сказал Топало. — Если бы не я, он бы ни за что Зойку не повез.

— Уж не ври, — возразила Зойка. Но неудобно перед гостями выяснять отношения.

Мерин Воронок действительно скреб ногой: пора ехать, смеркается.

Все сели в сани. Топало взял вожжи и пошел рядом.

— Зарывайтесь в сено, теплее будет, — сказала Зойка и накрыла Родьку сеном.

Родька накрылся с головой. Какая смешная Зойка. Говорит ему «Вы».

Первый раз в жизни Родька ехал в санях и первый раз вдыхал аромат засохших трав. Это так замечательно! Вокруг снег, а ты едешь, зарывшись в сено, и слушаешь скрип полозьев, и незнакомый запах лошади тоже тебе необычайно приятен.

Капитан Петров испытывал то же самое, хотя он не был изнеженным городским мальчиком, детство его прошло на маленькой речной пристани. И эта поездка напомнила ему детство. Но больше всего его радовало, что он едет вместе с Валей, в ее родную деревню. Как странно, что после поездки на теплоходе, они вдруг случайно встретились в кинотеатре.

Дорога была укатанная. Воронок бежал быстро, весело.

— Как учишься, Зоя? — спросил капитан Петров.

— Неплохо, — ответила вежливо Зоя. — Только иногда пропускаю первые уроки. Школа за три километра. Мы с подругой Нюшкой не любим рано ходить, в темноте волки бегают.

— С волками лучше не встречаться, — согласился капитан Петров.

— Вы, наверное, встречались, — сказала мама Валя, стараясь поддержать капитана и показать его героический характер.

— Нет, не встречался, — признался капитан.

— Если бы я встретил волка, то убил бы его, — высунув голову из сена заявил Родька.

— Я бы тебе убил! — Родька получил щелчок в лоб.

Мальчик зарылся в сено и надул губы. Опять его Топало обижает. Хотя он понимал, что сказал глупость, но неужели нельзя простить? Обязательно надо щелчок в лоб получить. Но в то же время было бы совсем неплохо получать за каждую глупость щелчок. Родька улыбнулся. Если бы Топало был у них в школе, то почти все ходили бы с шишками на лбу.

Было морозно. Родька еще глубже зарылся в сено.

А капитан Петров держался мужественно, несмотря на то, что ему было очень холодно в курточке и вязаной шапочке. Он терпел, не показывая вида.

Зойка ругала себя, что забыла тулуп. Им-то с мамой Валей хорошо, закутались в пуховые платки. Родька зарылся в сено, а Петров мерзнет.

Зойка жалела капитана, но в то же время была очень довольна, что он едет к ним в гости. Вот бабушка удивится!

Она поглядывала то на Петрова, то на маму. Как здорово, что у них любовь! А то, что любовь — Зойка не сомневалась.

Замерзнуть капитану Петрову не удалось. Дорога была недлинной. Только выехали из-за леса — деревня Кутузы — как на ладони. А первый дом как раз бабушки Дуси Капелькиной.

Топало свистнул, гикнул — и Воронок помчался к дому.

Бабушка уже ждала на крыльце.

— Дитятки мои! — первого она бросилась целовать Родьку, будто это был ее родной внук.

А потом расцеловала дочку Валю.

Капитан Петров стоял в стороне, старательно отряхивая с себя снег.

— Кто же это? — спросила бабушка Дуся.

Мама Валя почему-то покраснела. А Зойка бойко ответила:

— Это товарищ капитан Петров! Наш капитан, мы с ним на теплоходе плавали! Бабушка, ну я же тебе о нем столько рассказывала!

— Помню, помню, — сказала бабушка немного сурово. — Только у нас здесь парохода нет. Река и та замерзла.

Мама Валя поняла: бабушка недовольна. Нельзя привозить в гости первого встречного капитана.

Зойка тоже догадливая: поняла бабушкино настроение.

— Если бы ты, бабушка видела его в форме, да еще на теплоходе! Ему все-все подчиняются! — прошептала она.

— Этому парнишке? — недоверчиво спросила бабушка.

— Честное слово! И никакой он не парнишка! Строгий-строгий!

Бабушке рассуждать было некогда. Раз гости приехали — готовь стол.

Взгляд из темноты


Все вместе стряпали пельмени. Родька развеселился. Ему здесь нравилось.

Пельмени он вообще стряпал первый раз в жизни. Дома варили только магазинные. А то, что их вот так, руками лепят, даже и не подозревал.

У Зойки пельмень за пельменем вылетал, а Родька все пальцы в мясном фарше вывозил, и тесто у него никак не слипалось. Но никто не обращал внимания на его неудачи.

Капитан Петров, которого бабушка стала звать просто Колей, очень ловко раскатывал тесто. Так у него все получалось сноровисто и красиво, что бабушка его зауважала и даже полюбила.

— Ты, Коля, отдохни. Отдохни! — говорила она.

Зоя заулыбалась. Уж если бабушка просит отдохнуть — это самая большая похвала. Мама Валя тоже улыбалась. Она была довольна, что капитан Петров пришелся по душе и стал своим в ее родном доме.

А вот Родьку никто не просил отдохнуть, потому что он сделает один пельмень, а потом смотрит, как другие работают.

— А что же твои родители не приехали? — спросила бабушка Родьку. — Отдохнули бы здесь, подышали нашим воздухом, у нас сосны вокруг, водички попили родниковой.

— Им некогда, — вздохнул Родька, — Папа работает в институте, читает лекции по философии. Сейчас у него как раз сессия. А у мамы с роботом Яшей не все в порядке, какого-то винтика у него в голове не хватает. Он не выполняет программу. Мама с этим роботом возится больше, чем со мной. Все его воспитывает.

— Что же это за робот? — спросила бабушка. Она и слова такого не знала. — Брат твой или родственник?

Все засмеялись.

— Почти что брат, — сказал Родька. — У него искусственный интеллект. Он может соображать лучше всех нас.

— Ну, уж не лучше тебя, — съехидничала Зойка.

Родька понял, что Зойка перестала звать его на «вы», у них начались прежние отношения, такие же, как были на теплоходе. Он был рад этому, но ее ехидство терпеть не собирался.

— Может быть, он соображает не лучше меня, — заметил он, — но лучше тебя.

— Ты же сам сказал, что у него винтика не хватает, а у меня все винтики на месте, — сказала Зойка, лепя пельмень.

— Будет вам, — сказала мама Валя. — Давайте лучше рассказывать страшные истории, ведь скоро Рождество.

Это предложение очень понравилось капитану Петрову. Оказывается, он знал такие необыкновенные истории, что во сне никому не приснится. Например, как мертвец встает из гроба, или русалка кого-то тащит в воду, или ведьма летит на метле, или черт в окно подсматривает.

Как может рассказывать капитан такие небылицы?

— Вот уж не думала, что вы такой, — сказала мама Валя.

Капитан Петров, он же Коля, смутился.

— Извините, пожалуйста, — сказал он. — Это все в детстве было, сейчас уже ничего такого не случается.

— Так это действительно с вами было? — спросил Родька. — Вы лично видели, как мертвец встает из гроба?

— Ничего я не видел, — сказал Петров. — Хотел вас развеселить.

— Не видел и не надо, — сказала бабушка Дуся. — А если и видел, то молчи. Не говорят про это.

— Бабушка, ты лучше расскажи, как к тебе черт приходил, — попросила Зойка.

— Что ты болтаешь! — рассердилась бабушка Дуся. — Услышит и придет…

— Это же все сказки! — рассмеялся Родька.

В это время кто-то поскребся в окно.

Топало в доме не было, он баню топил. Но бабушка решила что это он шутит.

Родька раздвинул занавесочки на окне. Темнота, ничего не видно. И на стеклах морозные узоры.

— Наверное, Топало, — сказал Петров.

Мама Валя рассмеялась. Не тому, что он сказал. Вид у капитана был смешной: и нос, и лоб — в муке. Она подошла к нему и платочком утерла лицо. Капитан Петров замер, и все замерли. В этом жесте было столько доброты, что всем стало ясно: она его любит.

Мама Валя смутилась всеобщим вниманием и спрятала платочек в рукав. Капитан Петров хотел что-то сказать, может быть очень значительное, но в это время опять кто-то поскребся в окно.

Родька снова раздвинул занавесочку. И что за чудо: только что окно было в плотном морозном узоре, а сейчас темнела проталина, как прорубь.

«Будто кто-то надышал», — подумал Родька. Он прикрылся ладонью от света, стараясь вглядеться в темноту за окном. И ему показалось — он увидел рожки и глаза.

— Ты чего, милый, испугался? — спросила бабушка Дуся и задернула занавеску. — Уходи от окна, а то еще привидится что-нибудь.

Она посадила Родьку рядом с собой, погладила по голове. Он был бледный.

— Что произошло? — спросил капитан Петров и сел на Родькино место. Тоже раздвинул занавесочки и стал вглядываться в темноту. Странная на окне проталина… И вдруг ему показалось, что в этой проталине он увидел чьи-то глаза и маленькие рожки.

Капитан Петров побледнел, задернул занавеску. «Чертовщина, — подумал он. — Мерещится что ли?..»

— Что вы видели? — спросил заинтересованно Родька.

— Ничего, — пробормотал Петров.

— Совсем ничего? — Родька смотрел на него испытывающе, уж очень изменился в лице капитан.

— А что я должен видеть? — Петров неестественно рассмеялся.

К счастью, разговор прервался. Пришел Топало. Хлопнул дверью, провозгласил:

— Баня готова!

И Петров, и Родька облегченно вздохнули: ясно, что Топало все подстроил.

Настряпанные пельмени вынесли на мороз. Сначала должны вымыться в бане, а уж потом пир на весь мир устраивать.

Первыми пошли в баню мужчины: Петров и Родька. А бабушка Дуся, мама Валя и Зойка стали накрывать стол. Соленые огурчики, капуста, грибки!

Зойка подбрасывала в подтопок дрова. На плите стоял чугунок с водой. Как только вода закипит — можно бросать пельмени. А потом вынимать шумовкой — горячие, душистые. Пар по всей избе. Как Зойка любила такое времечко!

Бабушке Дусе очень хотелось спросить свою дочь Валентину, собирается ли она замуж за капитана Петрова. Но она не спрашивала. Сама Валюшка должна обо всем сказать.

Валюшка разговор не заводила, но была счастлива, и сердце бабушки Дуси радовалось. Петров пришелся ей по душе. Хорошим бы отцом стал он Зойке. Да что загадывать.

Все дела сделаны, и стол накрыт.

Топало улегся на кровать. Пора и отдохнуть. А то все работает, работает. Тем более, что в бане он уже попарился, в первом паре. Хорошо лечь и растянуться. Топало даже запел свою любимую:

Во поле березынька стояла,
Во поле кудрявая стояла…

Зойка рассмеялась.

— И чего ты распелся? — спросила она.

— Уж попеть нельзя после бани! — И снова запел:

Лю-ли, лю-ли стояла,
Лю-ли, лю-ли стояла…

Если человеку хочется петь — он поет, а почему домовому не петь, если даже у него хриплый голос? Топало лежал и пел.

Тем временем мужчины помылись и пришли из бани раскрасневшиеся, довольные.

Родька первый раз парился в бане березовым веником. Он всегда мылся только в ванной.

Вначале ему показалось в бане очень жарко, он даже визжал, забираясь на полок…

Но сейчас Родька чувствовал себя героем. Героизм его состоял в том, что вместе с Петровым из жаркой бани они выпрыгнули в снег, а потом — снова в баню. Когда все это он расскажет маме с папой, они ни за что не поверят.

— Родька силен! — сказал Петров, приглаживая влажные волосы. — И парится, и в снегу купается. Силен!

Родька скромно промолчал.

Потом пошли в баню бабушка Дуся, мама Валя и Зойка.

А капитан Петров стал варить пельмени.

Зойка, вымывшись в бане, бежала в избу в валенках на босу ногу, в старом пальтишке и полотенце на голове. Точно так же бежала вслед за ней мама Валя.

А бабушка Дуся прежде чем уйти, вымыла в бане пол, все прибрала, закрыла дверь на палку и степенно пошла в дом, где ее ждали уже горячие пельмени.

Пока ели-пили, произошло одно странное событие. Бабушка вышла в сени за очередной порцией мороженных пельменей. И вдруг увидела: в бане горит свет. «Из ума я выжилась, забыла свет выключить, — подумала она. — Так ведь выключала, помню… Нет, видно, выжилась…»

Она принесла пельмени, опустила их в кипящую воду, а сама все думала про свою голову, в которой, оказывается, уже ничего не держится.

— Ты на кого, бабушка, хмуришься? — спросила Зойка.

— Да на себя. Забыла свет в бане выключить. А ведь помню, что выключала. — Она вздохнула. — Сходи-ка, Топало, выключи.

— Не дадут после бани отдохнуть, — проворчал Топало. Но встал и пошел в баню выключать свет. — У кого голова — решето еще неизвестно, — ворчал он, подходя к бане. — Даже дверь на палку не закрыла.

Каково же было его удивление, когда в предбаннике он услышал: в парилке кто-то парится, кряхтит.

Ну, сейчас он поймает того, кто без спросу залез в баню!

Топало открыл дверь. И в пару, на полке увидел чертенка Тришку, который изо всех сил бил себя веником.

— Что ты тут делаешь? — грозно спросил Топало.

— Топало, иди сюда! Ой, как тут хорошо! — он схватил веник и снова стал париться.

— Я тебе что наказывал? Сиди у Маньки и не высовывайся!

— Манька бодается, — сказал чертенок. — Ругает меня, обзывается.

— Не ври. Манька никогда не обзывается.

— Но все равно бодается. Не любит меня.

— А за что ей тебя любить? Она тебе не мать родная.

— Ну да, я сирота, — жалобно сказал чертенок, но при этом продолжал париться.

Топало отобрал у него веник.

— Вот сейчас бабка Дуся придет, тебя увидит и выгонит в лес, — сказал он.

Чертенок испугался. В лес ему совсем не хотелось.

Топало выключил свет, закрыл баню на палку и повел чертенка к Маньке.

— Ой, ой, холодно! — ныл чертенок, растирая уши на морозе.

Манька встретила чертенка не особенно приветливо.

— Пусть лезет на сеновал, — сказала она.

Чертенок захныкал. Кому хочется одному сидеть на сеновале?

— Он маленький, — сказал Топало. — Сирота. Да еще после бани. — Домовой снял с гвоздя старый полушубок и накрыл им чертенка.

Тришка сверкнул глазками, подлез к Маньке под теплый живот и с головой накрылся полушубком. Что за прекрасная жизнь!

Манька покосилась на него, но легла так, чтоб чертенку было удобнее.

А в доме в это время шло веселье. Мама Валя, Зойка и Родька пели песню:

Капитан, капитан, улыбнитесь,
Ведь улыбка — это флаг корабля…

И капитан Петров улыбался.

Топало незаметно вошел и сказал бабушке Дусе:

— Забыла ты, старая, свет в бане выключить и дверь на палку закрыть.

Бабушка стала себя ругать за забывчивость, а Топало хвалить за хозяйственность.

Нюшка


Мама Валя и капитан Петров уезжали утром, а Родька оставался. Через неделю за ним должен был приехать папа.

Только рассвело, Зойка побежала в конюшню, чтоб дядя Никифор запряг Воронка.

Но она опоздала: мерин был уже запряжен.

— Доедешь одна? — спросил конюх.

— Ты что, дядя Никифор! Воронок меня знает! — обиделась Зойка.

Конюх Никифор просто так сказал, он, конечно, знал, что Зойка управится.

Самостоятельная девчонка.

— Пошел, Воронок! — воскликнула Зойка.

Воронку только это и нужно. Он и без Зойки добежал бы до их дома, да кто отпустит одного?

Зойка подкатила к ограде.

Родька в это время еще только вставал и сердился на Зойку, что она его не разбудила.

И было на что сердиться. Он мог проглядеть, как Топало мечет сено на сеновал. Но все же он не проглядел.

С капитан Петровым они стояли на крыльце и смотрели, как все это происходит. Ну, будто в цирке. Вилы сами втыкаются в сено, поднимают его и несут.

На самом деле все было очень просто: Топало взял вилы и стал носить сено на сеновал. Но выглядело это так: вилы как будто сами втыкаются в сено, поднимают его и несут. Привыкнуть к этому невозможно. И никому не расскажешь. Кто поверит?

Но для бабушки Дуси, мамы Вали и Зойки все это было само собой разумеющимся. И другие жители их маленькой деревеньки Кутузы знали Топало и нисколько такому бы факту не удивились.

Доказательство тому — Нюшка, подружка Зойки.

Она прибежала к Зойке домой с утра пораньше: еще бы, гости приехали, какое событие.

— Здорово, Нюшка, — сказал Топало, поднимая очередную копну сена. — Опять прибежала поболтать?

— А чего мне болтать? Больно нужно. Мы вчера с дедом Никифором в Пижанку ездили, — похвасталась она.

Пижанка — это районный центр. 25 километров от деревни Кутузы.

— Я на елке была, в клубе! — продолжала хвастаться Нюшка. — Вместе со взрослыми!

— Какой дурак тебя пустил?

— Сам дурак! Я с дедом была! Ему премию давали за заслуги в Великой Отечественной войне.

Нюшка говорила с Топало, а сама поглядывала на крыльцо, где стояли незнакомые люди — мальчик и какой-то дяденька. Понятно — это были Родька и капитан Петров.

Родьку Нюшка ожидала, а вот кто такой дяденька? Она не удержалась и спросила:

— Топало, а это кто? Совсем незнакомый дяденька?

— Капитан Петров! — гордо ответил Топало. — Я у него на пароходе помощником работал!

— Помню! — радостно ответила Нюшка. — Зойка рассказывала.

— Помню, помню! — передразнил ее Топало. — Тебя там не было!

В это время прибежала Зойка.

— Нюшка! — закричала она. — Поедем вместе на станцию!

Нюшка для того и прибежала пораньше, чтоб ехать на станцию. На ней были большие валенки и платок, завязанный сзади, на спине.

Нюшке очень хотелось познакомиться с Зойкиными гостями.

Она подошла к крыльцу, где стояли Родька и капитан Петров, и чинно сказала:

— Здравствуйте!

— Здравствуй, здравствуй! — сказал Петров и ушел в избу.

А Родька смахнул снег и уселся на крыльцо.

— А я вчера в Пижанке была, — сказала Нюшка.

— В какой Пижанке? — не понял Родька.

Нюшка удивилась. Неужели кто-то не знает про Пижанку?

«Обе они с Зойкой чокнутые», — подумал Родька.

— И на танцы ходила, — сообщила Нюшка.

— Ты? На танцы? На дискотеку?

— На танцы, — повторила Нюшка.

— И танцевала? — не поверил Родька.

— Не-е… Там взрослые танцевали.

— Странно, — язвительно сказал Родька. — Ты ходила на танцы, а танцевали другие. Значит, та не ходила на танцы, а только смотрела.

— Не-е… — покачала головой Нюшка. — Я ходила на танцы.

Родька замолчал. О чем с ней разговаривать?

— Нюшка! — позвал ее Топало.

Нюшка побежала туда, где вилы сами собой носили сено. И Родька позавидовал: почему Топало позвал Нюшку, а не его? Значит, он здесь совсем чужой. Топало его забыл. Он чуть не заплакал, но сдержался.

Между тем капитан Петров и мама Валя собирались в дорогу. Хотя собирать им было нечего. Просто они стояли, смотрели друг на друга.

— Мы еще приедем сюда? — спросил Петров.

— Конечно. Через год, — ответила мама Валя. — Когда у вас будет следующий отпуск.

— Нет, — сказал капитан Петров. — Мы приедем этой же зимой. До следующей ждать очень долго.

— Да, очень долго, — согласилась мама Валя.

Они первый раз поцеловались.

— Мы каждую зиму будем сюда приезжать, — сказала мама Валя. — Зимой здесь очень хорошо.

Между тем Нюшка говорила Воронку:

— Ты беги быстро, но не очень. А то мы из саней еще свалимся в снег.

Проделки черта Лысого


Электричка ушла. Мама Валя и капитан Петров уехали.

Зойка, Нюшка и Родька стояли на платформе. Но пора и домой ехать.

Жаль, не было с ними Топало. Бабушка Дуся не пустила. По дому работы много. Воронок от станции до деревни сам дорогу знает.

Они уселись в сани. Родька взял вожжи. Ему казалось, что это он управляет лошадью, а лошадь думала совсем наоборот.

Родька размахивал вожжами и прикрикивал:

— Ну, милый!

Он читал, что так надо кричать.

Зойка с Нюшкой похихикивали, потому что на крик Родьки Воронок никакого внимания не обращал. Захочет — побежит, захочет — шагом пойдет.

Воронок бежал, бежал, но что-то устал и остановился. Родька стал махать вожжами.

— А ну, давай! Ну, вперед! Нажми!

— Ты ему надоел, — сказала Зойка. — Нажми, нажми! Он тебе не автомобиль. — Она взяла вожжи в свои руки.

И Воронок тут же пошел не спеша, но ровно.

Родька закусил губу. Вечно его учат. Вот он возьмет и изобретет что-нибудь выдающееся. Весь мир поразит. А Зойка вообще рот раскроет. Скажет: «Ну, я никогда не думала, что ты такой умный!»

Но сейчас Зойке нечего было сказать.

— А ну, пошел! — кричала она Воронку.

И Воронок бежал, радуясь хорошей погоде.

— А ну, Воронок! А ну! — кричала Зойка.

— Мы совсем рано приедем! — смеялась Нюшка. — Дедушка Никифор нас ждет только после обеда. Часа в три.

Родька совсем ошалел от езды. Зачем нужен автомобиль, когда есть лошади?

Черт Лысый


В то время, когда Воронок бежал по знакомой дорожке, черт Лысый сидел на елке и думал, что бы ему такое совершить?

С тех пор, как куда-то пропал чертенок, совсем невесело ему стало. Некому уши надрать, куриц самому приходится таскать. А недавно он нагреб мешок пшеницы в складе, а дверь закрыли. Еле-еле выбрался.

Черт Лысый решил: надо из этих мест уходить. Кругом валят лес, работают электропилы.

Но родина бывает даже у чертей. Здесь он каждую елку знает, любой волк ему лапу подаст.

Подаст-то подаст, но при случае и тяпнет. Никто его здесь не любит. Даже чертенок и тот сбежал. Ничего, далеко не убежал. Он его найдет и воспитает настоящим чертом, полным коварства и злобы.

Так думал черт Лысый, сидя на елке.

А в это время Воронок приближался к лесу.

Зойка, Нюшка и Родька лежали в санях, зарывшись в сено, и смотрели на облака. Их подбрасывало на ухабах, покачивало. Но они полностью доверялись Воронку.

А Воронок и не подозревал, что на елке сидит черт Лысый. Старый его враг. Вечно из конюшни овес ворует.

Черт Лысый сидел на елке и радовался. Сейчас он покажет этому Воронку, где черти зимуют! Заведет его в такую глушь, что и не выбраться.

И с этой минуты с путниками начали происходить странности.

Во-первых, Воронок свернул с дороги. Зойка, насмотревшись на облака, вдруг поняла, что они едут совсем не туда.

— Стой! — закричала она Воронку. — Ты с ума сошел? Куда нас везешь?

Воронок остановился. Виновато посмотрел на Зойку. Она вылезла из саней, взяла его под узды.

— Ты что, забыл дорогу?

Воронок понурил голову. Он сам не понимал, почему вдруг здесь оказался.

— Мы заблудились? — спросил тревожно Родька.

— Где тут блудить? — рассмеялась Зойка. — Захочешь — и то не заблудишься.

— Мы тут все тропинки знаем, — подтвердила Нюшка. — Но здесь первый раз. Наверное, черт дорогу спутал.

И тут раздался хохот. Непонятно откуда.

Все трое переглянулись. Что это? А Воронок задрожал. Зойка сразу поняла, что тут дело нечистое. И Нюшка поняла. Но Родьке ничего не сказали.

— Поехали в обратную сторону, — сказала Зойка Воронку.

Она села в сани, и они поехали в обратную сторону. Ехали, ехали, уже давно должны были домой приехать. А оказалось — опять на том же месте. Круг дали — и вернулись.

— Черт водит, — прошептала Нюшка.

И опять раздался хохот. С елок снег посыпался. Воронок вздрогнул, рванулся, на губах появилась пена.

— Вы что, забыли дорогу? — рассердился Родька.

— Черт водит, — снова шепотом пояснила Нюшка.

— Черт, черт! — передразнил Родька. — Живете здесь всю жизнь и дорогу знаете!

— Тише! — сказала Зойка. — Что кричишь в лесу?

Родька замолчал. Пусть сами ищут дорогу. Но ему показалось, что уже раз третий они проезжают одно и то же место.

— Дай-ка мне вожжи, — сказал он Зойке. — Едем, едем — приехать не можем.

Зойка бросила Родьке вожжи. Пусть воображает. Она знала, что вожжи тут ни при чем.

— Ну, милый! — крикнул Родька, изображая из себя опытного ямщика.

Воронок побежал быстро. Родька был доволен: слушается его лошадь!

Но, проехав с километр, Родька начал оглядываться. Ему показалось, что они кружат по одной и той же дороге.

Мерин неожиданно остановился.

— Эй, ты что? — Родька подхлестнул его вожжами.

Но Воронок не двигался.

— Опять у этой елки стоим, — сказала Зойка.

— Наверное, нам отсюда не выбраться, — прошептала Нюшка. — Слышала, как черт хохотал?

— Зачем мы нужны черту? — пожала плечами Зойка. Ей хотелось, чтоб Родька ни о чем не догадывался.

— Что ты встал? — спросила она Воронка.

Воронок ничего не ответил, стал бить копытом.

Родька вылез из саней и попытался под уздцы вести Воронка. Но тот и не думал шевелиться.

— Умрем здесь, — прошептала Нюшка.

Зойка рассердилась: умрем, умрем!.. Можно и пешком дойти до дома.

— А ну, садись в сани! — сказала она Родьке.

Родька послушно сел.

— А ну, пошли! — крикнула она Воронку.

Мерин нехотя пошел. Он знал, что рядом, в лесу, за ними крадется черт Лысый.

А Нюшка думала иначе.

— Отпустил нас черт, — сказала она. — Думал напугать, а мы не испугались.

Была бы голова на месте


Но черт Лысый и не думал их отпускать. Он сидел на елке и размышлял: что бы еще придумать? Но ничего придумать не мог. И просто закричал:

— У-ух!

Воронок от этого крика прыгнул в сторону, сани перевернулись, и все трое вылетели в снег.

Воронок стоял по брюхо в сугробе, с губ его капала пена, он был в поту.

Зойка, барахтаясь в снегу, первая вылезла на дорогу, за ней — Нюшка. А Родька все лежал.

— Ты чего разлегся? — крикнула Зойка.

Родька не шевелился.

— Умер, — прошептала Нюшка.

— Сама ты умерла! — рассердилась Зойка. И поползла к Родьке, потому что снег был глубокий, можно только ползти.

Родька лежал и стонал.

— Чего ушиб? — испуганно спросила Зойка. — Голову?

— Голова цела. Ногу.

Ну, была бы голова цела. Но без ноги тоже плохо.

— Которая нога? — спросила она.

— Вторая, — сказал Родька. Все-таки Зойка дура. Хотя и хорошая.

Он пошевелился. Его пронзила острая боль.

— Правая, — прошептал он.

— Переломил, — удрученно сказала Зойка. — Или вывихнул. А может, жилу растянул.

Бабушка Дуся тебе поправит.

— Еще бы добраться до бабушки, — сказал Родька.

— Нюшка, иди сюда, будем Родьку тащить! — крикнула Зойка.

Нюшка приползла.

— Как мы его тащить будем? — деловито спросила она.

— Не надо меня тащить, — мужественно сказал Родька. — Я сам до дороги доползу. А вы идите домой, зовите Топало. Он поможет.

— Ты один будешь на дороге лежать? — спросила Зойка.

— Скоро уже стемнеет, — заметила Нюшка. — Мы целый день ездим. Наверное, нас потеряли.

— Вот именно. Поэтому идите и зовите Топало.

— Если мы на лошади не доехали, то и пешком не дойдем, — поразмыслив сказала Зойка.

— Не дойдем, — согласилась с ней Нюшка. — Черт нас опять начнет водить.

— Никакого черта нет, мы просто заблудились, — сказал Родька.

Тут черт Лысый опять как захохотал на весь лес! Опять как снег посыпался с елок!

Воронок, было, испуганно дернулся, но из сугроба выбраться не смог.

Зойка с Нюшкой смотрели друг на друга. Тут слов не надо: ясно, что проделки черта.

Родьке тоже было не по себе, но он старался быть мужественным и даже героическим. Несмотря на то, что в ноге была сильная боль, он пополз к дороге.

Зойка с Нюшкой пытались поставить перевернутые сани на полозья. Но ничего сделать не смогли.

— Воронок уже инеем покрылся, — сказала Нюшка, поглаживая лошадь. — Дед Никифор знаешь как ругаться будет. Застудим…

Зойка вытащила из саней тулуп и набросила его на Воронка. Он благодарно посмотрел на Зойку.

В запасе у них оставался еще один тулуп. Может придется здесь заночевать. Хватит им на троих и одного. Надо прижаться друг к другу. Но до ночи еще далеко. Они с Нюшкой могут прыгать и согреваться, а Родьке каково? Лежит на дороге, не движется. Она еле-еле вытащила из-под саней второй тулуп, нагребла сена.

— Ложись, — сказала она Родьке. — А то закоченеешь.

Родька завернулся в тулуп и лег на сено.

Черт Лысый посмехался, глядя на них.

Филимон недоволен


Бабушка Дуся уже несколько раз выходила за ограду. Уже пора бы приехать ребятишкам. Она ругала себя, что не отправила с ними Топало. Да ведь дорога знакомая. Воронок сам добежит. Но все-таки неспокойно было у нее на сердце.

— Что-то наших ребятишек долго нет, — сказала она домовому.

— Приедут, куда денутся, — ответил Топало, Он разгребал от крыльца снег, ему было не до разговоров.

— И то правда. Куда им деться? — согласилась бабушка Дуся. И пошла в избу.

Только бабушка Дуся ушла, к Топало крадучись пришел кот Филимон. Шерсть у него стояла дыбом, спина выгнута, уши прижаты. Можно подумать, что он собирался на кого-то броситься.

— Что ты, Филимон, ощетинился? — спросил Топало.

— Я такое видел! Такое! — у Филимона зрачки расширились и глаза стали не зеленые, а черные. — Я такое видел! — Он прыгнул к Топало на плечо и на ухо произнес: — У нас в сарае черт живет! Под полушубком!

— Ты, Филимон, много спишь, тебе еще и не то приснится! — сказал Топало.

— Я не спал, а ловил мышей в сене! — гордо заявил Филимон. — А этот черт с рожками и сидит в углу под полушубком!

— Не черт, а чертенок, — поправил его Топало. — Сирота.

— Так это ты его приютил! — догадался кот. — И полушубочек ему дал. — Он сверкнул глазами. — Я его поцарапаю!

— Он маленький. Его Тришка зовут, — сказал Топало. — В честь нашего многоуважаемого козла Трифона.

— Из каждого чертенка вырастает черт! — заверил Филимон. — Хлебнем мы с ним горюшка. Нечистая сила!

Чертенок ест пироги с грибами


Чертенок Тришка бежал по лесной дороге. Невозможно целый день сидеть в сарае или на сеновале прятаться. Коза Манька его отпустила. Говорит: «Побегай. Только домой пораньше приходи!» Как хорошо, когда есть дом! И как хорошо, когда ждет коза Манька. Поглядывает на дорогу, ворчит, что долго бегает непослушный чертенок.


Тришка опасался одного: вдруг он с чертом Лысым встретится. Тогда начнется прежняя жизнь. Опять надо будет овес воровать, куриц таскать. А еще с чертом Лысым в карты играть.

Несмотря на опасность, чертенок вел себя легкомысленно. Он прыгал на деревья, раскачивался, а потом бухался в сугроб. В этом году снега было много, у чертенка только рожки торчали.

Он вылезал из сугроба, отряхивался и бежал дальше, напевая песенку, которую сегодня утром пела коза Манька:

Тра-та-та, тра-та-та!
Вышла кошка за кота,
За кота-котовича,
За мурло-мурловича!

«Мурло-мурлович» — это, конечно, кот Филимон. Уж как он рассердился на козу Маньку, когда такое услышал. Хвост вверх поднял, зафырчал.

Но сейчас кота рядом нет, и Тришка весело напевал:

За кота-котовнча,
За мурло-мурловича!

Вот эту песенку и услышал черт Лысый. Знакомый голосок!

Черт залез на самую вершину елки, чтоб увидеть чертенка издалека.

Так и есть. Вот он, бежит, кувыркается. Черт мог бы его сразу схватить, но не стал этого делать. «Надо узнать, где он живет, — подумал Лысый. — Уж тогда он от меня никуда не денется».

Чертенок кувыркался в снегу и неожиданно увидел Воронка, который стоял по брюхо в сугробе. Родька лежал посреди дороги, завернувшись в тулуп, а Зойка и Нюшка прыгали около него.

«Это они, — подумал Тришка. — Коза Манька говорила: что-то долго не едут».

Чертенок сразу догадался: Черт Лысый где-то близко. Это он Воронка замучил, сбил с дороги. Надо скорее бежать и звать на помощь Топало.

Чертенок помчался обратно по дороге. Скорее домой!

Он и не заметил, что черт Лысый следовал за ним. Только ветки трещали. Но Тришка не обращал внимания.

Он перепрыгнул через забор. Черт Лысый — за ним. «Вот ты где живешь, — подумал злорадно черт. — У козы Маньки».

Лысый открыл баню, пробрался в предбанник. Из маленького окошечка все видно, а главное — тепло. Можно тут долго сидеть. Еще бы курочку поймать.

А чертенок Тришка рассказал козе Маньке, что Воронок стоит по брюхо в снегу. Черт Лысый загнал их в лес и обратно не выпускает.

Манька заволновалась и велела чертенку искать Топало.

— Постучи в окошко, — посоветовала она.

Чертенок вышел из сарая и тихонько пробрался к окошку. «Тук-тук-тук!» — постучал он.

Тишина. Никого нет дома?

Черт Лысый сидел в предбаннике и наблюдал за чертенком. «Ну, покажу я козе Маньке и коту Филимону!» — подумал он. Но домового Топало Лысый побаивался. С домовыми черти обычно не связывались, обходили их стороной.

Чертенок Тришка стоял у окна, чесал затылок. Что делать? Хоть бы кот Филимон появился. Но и кота не было.

Чертенок еще раз постучал в окно. Может, Топало спит?

А домовой между тем был занят делом. Взяв ведра, он ушел на родник по воду.

А бабушка Дуся где-то у соседей была.

Чертенок решил пройти в избу. Вдруг Топало или кот Филимон дома? Не слышат его стука. Он же необыкновенно вежливый чертенок, стучит тихо-тихо.

Первый раз в жизни Тришка переступил порог дома. Никогда и ни у кого он не бывал в гостях.

Тришка повел носом. Пахло чем-то съедобным.

— Топало! — позвал он.

Никто не откликнулся.

— Филимон!

Тоже тишина.

Чертенок огляделся, прошелся по избе. «Филимон, Филимон, ты не очень-то умен!» — пропел он.

Вместо Филимона из угла появилась Мышка.

— Что кричишь? — спросила она. — Нам с тобой надо вести себя тихо.

— Я тебя первый раз вижу. Разве ты меня знаешь? — удивился Тришка.

— Я всех знаю. Давай будем с тобой дружить.

— Давай, — согласился Тришка.

— Ради нашей дружбы нам надо пообедать, — хитро сказала Мышь. — Видишь на столе пироги с грибами? Ты их ешь, а мне крошки бросай.

На столе и правда стояло блюдо, в котором горкой лежали румяные пирожки.

— Ешь, ешь, — уговаривала его Мышь.

Тришка уселся за стол и стал навертывать пироги.

— Ой, ой, как вкусно!

Мышь сидела в углу и посматривала на него. Ей вполне достаточно крошек. К тому же всегда можно быстро убежать в норку.

— Ешь, ешь! — ухмылялась она и думала: придет бабка, покажет тебе! Таких глупых чертей, как этот, она еще не встречала.

Пироги исчезали быстро. Глянь — а в блюде всего один остался. Только чертенок за последний пирог взялся, пришла бабушка Дуся.

Вошла — и встала как вкопанная.

За столом сидит черт и ест пироги. Может мерещится? Она перекрестилась.

А чертенок, увидев ее, так испугался, что быстро залез под стол. Бежать ему было некуда.

Бабушка схватила кочергу и стояла в дверях вооруженная.

— Вот стукну я тебя по башке!

И стукнула бы. Но тут появился Топало. Чертенок как кинулся к нему, обхватил за шею. Домовой прижал его к себе и с укором посмотрел на бабушку Дусю. Но как могла бабушка видеть взгляд домового? Она просто догадалась.

— Его Трифон зовут, — сказал Топало. — В честь многоуважаемого козла. Он еще маленький: Убери свою кочергу.

Бабушка поставила кочергу в угол.

— Ишь какая! — возмутился Топало. — А куда ему деваться? Черт Лысый его бьет, заставляет зерно воровать, куриц таскать. Пусть живет с козой Манькой. Жалко что ли?

Чертенок захныкал. Сразу было видно, что он бедный сирота.

— Коза Манька пироги не печет! Этого обжору весь колхоз не прокормит! — бабушка Дуся стукнула чертенка по лбу. Только чертей ей не хватало! — Приедут ребятишки, где пироги возьму? Грибы надо сутки мочить! Придется с капустой напечь.

Тут бабка спохватилась: и чего она разговоры с чертом ведет? Совсем ее заморочили.

— Иди к своей Маньке и чтоб духу твоего тут не было! — рассердилась она. И пошла месить пресное тесто и рубить капусту. Но прежде чем приняться за дело, поглядела в окно: пора бы, давно пора приехать ребятишкам.

А Тришка хотел запрыгать от радости, что бабка разрешила ему жить с козой Манькой. Но Топало шлепнул чертенка по заду:

— Ты зачем в дом пришел да еще пироги съел?

Тришка почесал зад.

— Пока ругаешься, черт Лысый совсем Воронка загонит.

И чертенок рассказал, что он видел на дороге. Воронок стоит по брюхо в снегу, Родька лежит на дороге, а Зойка и Нюшка скачут около него. Все это проделки черта Лысого.

А черт Лысый тем временем по-прежнему сидел в бане и глядел в оконце. Он злорадно захохотал, когда увидел, как Топало и чертенок выскочили из дома и побежали к лесу.

— Бегите, бегите, спасайте! — сказал он. — А я здесь посижу, погреюсь. Подожду своего рогатика!

Уж придется чертенку ответить за свое бегство. Черт Лысый ухмыльнулся. Надо взять его за шкирку. Потрясти. И все человеческое из головы вытрясти, а оставить только чертовщину.

Обе ненормальные


Родька уже не стонал, хотя нога болела. Он лежал на снегу, закутавшись в тулуп, как раненый полководец, и обдумывал план действий.

Воронок стоял, понурив голову. А Зойка и Нюшка уже устали прыгать.

— Зойка, не три нос, а беги домой за Топало! — сказал Родька. — А то мы здесь все замерзнем. Если бы ты сразу меня послушалась, то мы уже были бы спасены.

— Я не останусь без Зойки! — воскликнула Нюшка. — Уже стемнеет скоро. Чего я буду делать с тобой, безногим, если черт прибежит?

— Да какого черта вы придумали! — рассердился Родька. — Тогда ты беги в деревню, а Зойка со мной останется.

Нюшка еще больше испугалась.

— Я боюсь по лесу одна бегать! Черт где-то здесь, — прошептала она. — Он меня дорогой укачает.

— Как это укачает? — удивился Родька.

Зойка с Нюшкой переглянулись. Им-то было понятно, но как объяснить?

— Уснешь, — сказала Зойка. — А будешь думать, что не спишь. Потом совсем не проснешься.

— Когда я усну, то ни о чем не буду думать, — резонно заметил Родька.

— Так это, когда ты просто так спишь, беспонятный, — обиделась Нюшка на Родькину бестолковость. — На кровати, дома. А когда черт начнет водить, и ты уснешь, тогда во сне будешь думать, что не спишь.

— Он нарочно тебе будет подсказывать: я не сплю, я не сплю, мне так хорошо, — пояснила Зойка. — А потом тебя найдут неживым!

— Вы обе ненормальные! Если кто-то умер, то откуда вы знаете, что он думал?

— Не все умирают. Рассказывали, — сказала Зойка.

— Хватит сказки слушать, — твердо произнес Родька. — Идите обе в деревню. Обеих-то вас черт не укачает!

— Одного тебя нельзя оставлять! — сказала Зойка.

— Можно! — рассердился Родька. — Не боюсь я вашего черта!

Они стали препираться. Неизвестно, чем бы их препирание кончилось, но в это время появились Топало и чертенок Тришка.

Снова о пирогах


Чертенок спрятался за деревьями.

— Не показывайся! — наказал Топало. — А то напугаешь. Родька городской, чертей в глаза не видывал.

— Вот возьму и выскочу на дорогу, — сказал обиженный чертенок.

— Я тебе выскочу!

Тришка спрятался в лесу, хоть ему и не хотелось прятаться.

А Топало, разметая снег, мчался к повозке.

— Это я — Топало!

— Ура! — закричала Зойка. И все закричали «ура», даже Воронок. Только по-своему: заржал.

— Мы спасены! — воскликнул Родька.

Топало поставил перевернутые сани на полозья и стал выводить Воронка из сугроба.

— Как это тебя угораздило? — спросил он лошадь.

— Проделки черта Лысого, — ответил Воронок. — Он на меня зол. Как-то в конюшню залез, а я его — копытом! С тех пор проходу не дает. Зойка тулуп на меня накинула, а то бы совсем замерз, весь был в поту.

— Нечего было в сугроб прыгать, — проворчал Топало. — Подумаешь, черт Лысый!

Воронок вздохнул: он чувствовал себя виноватым.

Зойка с Нюшкой уселись в сани по краям, а Родьку положили посередине.

Топало держал вожжи, и Воронок во всю прыть бежал к деревне Кутузы.

— Топало, а как ты узнал, что мы здесь застряли? — спросила Зойка.

— Кое-кто вас видел, — уклончиво ответил Топало.

— Никто нас не видел! — заверила Зойка.

— Если бы не видел, то как бы я узнал?

— Так кто?

Топало, конечно, собирался познакомить Зойку с чертенком Тришкой. Сразу же хотел ей сказать, как только чертенок появился. Но гости мешали. Зойка занята была.

А сейчас, по дороге, не время рассказывать. Родька и так бледный лежит, а покажи ему чертенка, так свихнется.

— Наверное тебе сорока на хвосте принесла, — сказала Нюшка.

— Она самая! Какая ты, Нюшка, сообразительная! — похвалил домовой.

Но Зойка не очень-то поверила.

— А кто это там в кустах? — подозрительно спросила она. — По-моему, кто-то нас преследует.

— Больно вы кому-то нужны, — ответил Топало. А сам погрозил чертенку кулаком.

Они подъехали к дому.

Воронок почему-то вдруг заржал, заплясал на месте.

— Что с тобой? — спросил Топало.

— Не знаю. Кажется мне, черт поблизости!

— Это ты с перепугу, никого тут нет! — успокоил его Топало и подумал, что чертенок где-нибудь за сараями спрятался, Воронок его и почуял.

Но почуял Воронок не чертенка, а черта Лысого, который сидел в бане и смотрел в окошечко.

Воронок остановился у крыльца, все еще дрожа.

Бабушка Дуся их уже на крылечке поджидала. Узнав, что Родька не может идти, распереживалась.

— Мать-то с отцом что скажут! Отправили парнишку здорового! А вы куда смотрели? — спросила она Зойку с Нюшкой.

— Черт попутал, — объяснила Зойка. — Мы и кувыркнулись.

— Хорошо голова цела, — рассудительно добавила Нюшка.

Бабушка не стала объяснять, что черти не только в лесу водятся, но и у них в доме.

Топало взял Родьку на руки и понес. Если б кто увидел! Можно подумать, что Родька сам плывет в воздухе. Но кому смотреть? И бабушка, и Зойка, и Нюшка давно к этому привыкли.

Топало положил Родьку на кровать. Бабушка осмотрела ногу.

— Ничего, — успокоила она. — До свадьбы заживет! Сейчас компресс сделаем!

Бабушка натерла Родькину ногу каким-то зельем и туго завязала пуховым платком. Стало тепло. Нога, как в печке, и сразу болеть перестала.

Нюшка увела Воронка в конюшню, к своему деду Никифору. Ясно: ей одной влетит за всех.

Зойка стала собирать на стол. Уж так проголодались, слов нет.

Топало тоже мог отдохнуть. Он надел свои любимые валенки, взял очки без линз, включил телевизор и уселся.

— Бабушка, а где пироги с грибами? — спросила Зойка. — Одни капустные. Грибных было целое блюдо!

— Где, где! — передразнил Топало. — Будто их съесть нельзя. Будто одни вы пироги любите!

— А кто еще? — спросил Родька, разлегшись в кровати.

— Кое-кто, — ответил Топало.

Вот загадка так загадка! Не могла же бабушка одна съесть все пироги!

— Тут гость приходил, — сказала бабушка, посмехаясь. — Приятель у Топало появился. Тришкой зовут.

— Он тоже на каникулы приехал? — спросил Родька.

— Местный, — сказала бабушка, все так же посмехаясь.

Зойка всех местных знала, но Тришек среди них не было. Да еще, чтоб пришел и все пироги съел!

— Пирогов вам жалко! — Топало затопал по избе. То есть одни валенки затопали. — Вот хотел тебе чего-то рассказать, — сказал он Зойке. — А сейчас не скажу. Не уговаривай! — он залез на печку. Заскрипели ступеньки лестницы.

— Ну и не говори! — сказала Зойка. — Больно нужно. Еще обижается! Какого-то Тришку привел.

— И не скажу!

Зойка с Родькой за обе щеки уплетали пироги, аппетит у них был не хуже, чем у чертенка Тришки. Поэтому Зойке некогда было продолжать разговор. «Потом все выведаю», — подумала она.

Пришел кот Филимон. Он прыгнул на печку, где лежал недовольный Топало. «Ишь, сидят, едят пироги, — ворчал он себе под нос. — Поговорить даже не хотят. Знали бы, кто вас спас. Не больно-то задавайтесь. Ревели бы сейчас в лесу…»

Ему очень хотелось рассказать про чертенка, но он ждал, когда Зойка сама начнет выспрашивать. Оттого и сердился, что она не выспрашивала.

Кот Филимон разлегся рядом с домовым на теплых кирпичах.

— Где твой противный чертенок? — спросил он Топало.

— Где ему быть? У козы Маньки.

— Я его поцарапаю, — сообщил Филимон. — Терпеть не могу чертей.

— Ты лучше мышей лови. А то совсем обнаглели.

Кот Филимон и не собирался ловить мышей. Он сделал вид, что не расслышал, что Топало сказал. Зажмурил глаза, растянулся и замурлыкал. Мур-лы, мур-лы, мур-лы!

Манька зовет на помощь


В это время надвигались серьезные события.

Стемнело. Тоненький серпик луны поднялся над лесом. Но тут же его затянуло тучами. Не мерцает ни единая звезда. Не веселит душу. Глухая ночь. Как раз для чертей.

И черт Лысый вышел из своего укрытия. На нем был старый зипунишко, на рогатой голове — шапка. Он любил так одеваться. Когда надо — легче мужичком прикинуться.

Черт огляделся. Тихо вокруг. Собаки и те не лают. Не на кого лаять. Пес Бакай спит в своей будке. Он такой старый и глухой, что никакого черта не услышит.

Бакая опасаться нечего. А вот коза Манька очень строптивая. С ней надо обходиться повежливее.

Лысый поскребся в дверь сарая.

— Кто это? — испугался чертенок и прижался к брюху козы Маньки.

Коза настороженно подняла голову. Кто в такой час? Видать не свой, раз скребется.

Лысый поскребся еще раз. Приоткрыл дверь и просунул голову.

— Нельзя ли к вам в гости, дорогая коза Манька?

Чертенок соскочил, юркнул в угол и зарылся в сено.

— Кто такой? — спросила коза.

— Не узнаешь? Это я, черт Лысый. Решил навестить вас.

Коза Манька встала, покрутила головой.

— Уходи, Лысый!

— Я только погреюсь! — заверил черт. — Да вот со своим маленьким рогатиком повидаюсь. Он же сирота.

— Я его усыновила, — сказала Манька.

Черт Лысый усмехнулся. Но сказал вкрадчиво:

— Сынком твоим он никогда не будет. Потому что — черт. И жизнь у него будет чертовская.

— Не трогай Тришку, а то как бодну!

— У него и имя человеческое! Ничего ты не понимаешь, коза Манька! — вздохнул Лысый. — Не так страшен черт, как его малютки. А ну-ка, вылезай из угла, рогатик! — уже совсем другим голосом сказал черт.

— Холодно! — ответил Тришка.

— Я тебя согрею! — и Лысый вытащил чертенка за загривок из сена.

Коза Манька хотела боднуть Лысого. Но черт есть черт. Как коза может с чертом равняться? Был бы здесь Топало! Этого бы Лысого как ветром сдунуло. Но Топало знать не знает, что творится в сарае.

Манька громко заблеяла. Может услышат?

— Не кричи, — посоветовал Лысый. — А то я могу рассердиться. Когда я рассержусь, ух страшен бываю!

Манька знала, что черта лучше не злить. Его можно взять только хитростью. Но Манька была прямодушной и никаких хитростей у нее в голове не водилось.

— Торопиться нам некуда, — сказал Лысый. — Ночь длинная. Давай в карты играть! — И он вытащил из кармана колоду карт. — Давненько я не играл. Не с кем.

— В дурака? — спросил Тришка бодро.

— В дурака! Есть в тебе что-то чертовское! — похвалил его Лысый.

Тришка делал бодрый вид, а на самом деле смотрел на карты со страхом. Черт его часто заставлял с ним играть. Но чертенок никогда не выигрывал и получал потом тумаки. Он не любил играть и все время путал вальта с королем.

И тут, в сарае, они быстренько сыграли несколько партий. Конечно, чертенок проиграл.

— Учить тебя надо и учить! — сказал Лысый и притворно ласково потрепал его по голове. — Будешь жить со мной, а не с козой. Куда достойнее! Опозорил ты наше чертовое племя, рогатик!

Он взял чертенка за шкирку и перебросил через плечо.

— Ой, ой, ой, больно! — захныкал чертенок.

— А ты, коза Манька, молчи! — и он выскользнул из сарая.

Манька тут же заблеяла:

— Бэ-э-э!

Черт Лысый захохотал и тоже проблеял:

— Бэ-э-э! — ну, точно как коза Манька. Только голос другой: грубый и хриплый.

Но черт знал, что делает: стоит глубокая ночь, все спят, и никто никакого блеяния не услышит.

Так оно и было. Все в доме спали крепким сном. И никто не слышал, как звала коза Манька на помощь.

Разговор ночью. Перед рассветом


Рано-рано утром, еще не рассвело, бабка Дуся только встала и стала укладывать дрова в печку, кот Филимон попросился во двор. Бабка его выпустила.

Филимон, прогулявшись по безлюдному двору, зашел к козе Маньке.

— Где твой противный чертенок? — спросил он. — Хочу его перевоспитать.

— Раньше бы пришел, когда звала! На печке грелся! А чертенка Тришку Лысый украл! — и коза Манька заплакала горькими слезами. Кот Филимон ни разу не видел, чтоб Манька плакала. Всегда только бодалась и всякие дерзости говорила.

— Черт Лысый! Мы ему покажем! — кот Филимон понесся в дом, чтобы обо всем случившемся рассказать Топало.

Домовой лежал на печке и ворчал, что кирпичи чуть теплые, бабка Дуся опять дров пожалела.

Кот Филимон замяукал за дверью да так громко, будто ему хвост прижали.

Бабка Дуся впустила его.

— И чего забегал туда-сюда?

Хвост коту Филимону никто не прижимал. Он прямо с порога — прыг на печку.

— Топало, ты тут греешься, а чертенка твоего украли!

— Кто может украсть чертенка? — беспечно сказал Топало. — Он ведь не корова и не коза. Тебя, кот Филимон, никто не украл. А долго ли: сунул в мешок да пошел.

Кот Филимон оскорбился; как это так — «сунул в мешок и пошел»!

— Я опытный и мудрый кот, — достойно ответил Филимон. — Не то что твой противный чертенок. А украл его черт Лысый!

— Голова моя — решето! — домовой схватился за голову. — Правильно, Филимон, ты опытный и мудрый кот. А я — глупый домовой. Глупее моего приятеля Глупило.

— К тому же ты, как Вазюкало. Возишься, возишься, а надо что-то предпринимать!

— Были бы здесь все наши домовые: Крутило, Вертило, Дразнило, а главное — Думало! Мы бы показали черту Лысому! — сказал Топало, вспоминая своих друзей.

— Что будем делать? — спросил кот Филимон и поскреб за ухом. Рассуждай, не рассуждай, а домовых в деревне нет, кроме Топало. Значит, надо сооброжать, как поступить с чертом Лысым в сложившейся обстановке.

Топало думал то же самое.

— Я пойду на Чертову мельницу, — сказал домовой. — Лысый там живет.

— И я с тобой, — сказал Филимон. — Сяду к тебе на загривок. Прокачусь!

За окном уже светлело. Домовой слез с печки, вышел во двор. Лучше подождать, когда совсем рассветет.

Хлопнула дверь. Это бабушка Дуся вышла на крыльцо половик встряхнуть.

Топало отобрал у нее половик. Сам потряс.

— Ты своего чертенка никуда не выпускай, — сказала бабушка. — Напугаешь ребятишек.

— Будто Зойка чертей не видела!

— А чего от чертей хорошего ждать? — спросила бабушка. — Лучше с ними знакомство не водить. И Зойке накажу, чтоб не вздумала с чертом разговаривать!

— С кем она будет разговаривать? — ехидно спросил Топало. — Чертенка черт Лысый украл!

Бабушка как стояла, так и села.

— Ты ведь говорил, что он над ним потешается?

— Житья не дает, — сказал Топало.

Бабка Дуся призадумалась. Она давно жила и не раз с чертями имела дело, все, как один, делали пакости.

— Ничего, подрастет, таким же будет, как Лысый, все черти одинаковы, — вздохнула она. — Хороших чертей не бывает.

— А чертенки бывают хорошие! Если бы их почаще пирогами кормили!..

Домовой и кот Филимон пошли к козе Маньке, чтоб посоветоваться, что делать дальше.

На чертовой мельнице


Как только рассвело. Гопало и кот Филимон отправились на Чертову мельницу.

Зойка и Родька еще спали. Бабушка Дуся затапливала печку. Топало размышлял: сказать бабке или не сказать, что он идет на встречу с чертом Лысым?

Но бабушка вдруг сама сказала:

— Уж не собираешься ли ты чертенка спасать? Не вздумай с чертом Лысым связываться! А то он у нас баню спалит. Еще и до дома доберется.

Топало почесал затылок. Бабка Дуся говорила истинную правду. Всяких шалостей можно ожидать.

Но и чертенка Тришку надо спасать.

«Если чертенков кормить пирогами, то зачем им вредными чертями вырастать? — размышлял Топало. — Уж точно, черту Лысому, когда он был маленьким, никто ни разу пирога не дал…»

Он знал, что бабка Дуся другого мнения: от чертей надо держаться подальше. Он и сам считал их своими врагами, пока не появился чертенок Тришка.

Поэтому он ничего не стал объяснять бабке Дусе. С котом Филимоном они тайно отправились в путь.

Сначала Филимон бежал за Топало. Нелегко. Филимон даже взмок.

Когда деревня скрылась из виду. Топало сказал:

— Прыгай ко мне на плечо, да крепче держись, я быстро побегу!

— А дорогу знаешь? — спросил Филимон, удобно поместившись на плече.

— Как не знать. Старая ветряная мельница. Крутило, мой друг, когда-то здесь крутил крылья, помогал муку молоть. Эх, забросили мельницу, домовые куда-то переселились, а здесь черти завелись. Поэтому и стали звать чертова мельница. Потом и черти сгинули. — Топало вздохнул. — Жизнь идет другая.

— Далеко нам бежать? — спросил Филимон, не очень-то слушая рассуждения Топало.

— Мне бежать, а тебе лежать на моем плече. Не устанешь.

Филимон не возражал. Лишь поудобнее устроился. Но нельзя сказать, что он был совсем беспечный.

Кот лежал на плече домового и размышлял, как они встретятся с чертом Лысым. В конце концов каждый думает о своей жизни, а Филимон предполагал, что, может быть, живым им с Чертовой мельницы не выйти.

Но он не высказал своей тревоги.

— Давай, давай, поторапливайся! — сказал он домовому и замурлыкал, будто на печке.

До мельницы было километров шесть. Стояла она на открытом пространстве, где ветру много. Раньше, с какой бы стороны ветер ни дул, крылья у мельницы все равно крутились, она работала, не уставала. А сейчас от ее красоты осталось лишь одно крыло.

Ветер по-прежнему дует, точно также, как сто лет назад. Но мельница не чувствует этого. Стоит в снегах, заброшенная, тоскливая. И ни одной тропиночки к ней нет, вот только следы черта.

Топало с Филимоном на плече бежал по дороге, а в это время из леса вышел неизвестный человек с топором. Он подыскивал, какое бы дерево ему срубить. Браконьер и никто иначе.

Вышел браконьер на дорогу и вдруг увидел: кот по воздуху летит! Понятно: домового он не видит, а кота на его плече — видит.

Браконьер решил: померещилось! Протер глаза. Нет, натуральный кот и летит по воздуху.

— Говорили мне — место здесь чертовское! — он упал головой в снег и стал забираться в сугроб как можно глубже.

Полежав некоторое время, он вылез. Кота не было. Браконьер в отчаянии застонал. Скорее, скорее отсюда! От этих видений! От умопомрачения! Домой, в город, где работает телевизор и исправно говорит радио. Только бы выбраться отсюда и не видеть летающих котов.

А Топало и кот Филимон даже не знали о переживаниях неизвестного браконьера. Они приближались к мельнице.

Вот и она, мельница. Кот спрыгнул с плеча.

Топало толкнул дверь. Закрыто. Он приложил ухо к стене. Тишина. Неужели здесь никого нет? Но следы вели сюда.

— Я сейчас выясню, — сказал кот Филимон. — Что мне стоит в любую дырочку пролезть?

Он прыгнул на стену, поточил о бревно когти и в одно мгновение оказался на крыше. Доски были трухлявые, и еще не успев поразмыслив, кот свалился на чердак. Фыркнул.

Пахло пылью, гнилью и мышами. Но он решил на этих тварей внимания не обращать. Пусть себе бегают, у него поважнее дела.

Филимон спрыгнул вниз. И тут же увидел чертенка, который лежал в углу, прикрывшись какой-то тряпкой. Тришка кота не заметил. Он гладил ухо. Черт Лысый так его вчера за уши натаскал, что сегодня еще болит. А еще черт сообщил:

— Завтра уходим в другое место. Есть у меня одно на примете. Там нас никто не знает.

«Бедный я бедный, — думал чертенок. — Сейчас всю жизнь с чертом Лысым буду жить. Все меня будут бояться».

Тришка совсем не хотел, чтоб его боялись. Он сам всех боялся.

Кот Филимон между тем огляделся. Где же Лысый? Лысого не было.

Кот подкрался к чертенку.

— А вот и я! Мя-у-у!

Чертенок от страха подскочил.

— Да я это, Филимон!

— Филимон! — обрадовался чертенок. — Ты как сюда попал?

— Где Лысый? — спросил Филимон.

— Ушел за курицей. Велел мне закрыться и ждать его. Если я убегу — все равно найдет, — вздохнул Тришка.

— Я, между прочим, не один, — сказал Филимон. — Со мной кое-кто. Открой дверь.

Чертенок колебался. Кто там может быть?

— Открывай, открывай! — приказал Филимон.

Чертенок, повинуясь, снял задвижку и открыл дверь.

— Ой, ой, ой! — закричал он. — Топало, Топало! — и запрыгал от радости.

Но не время было прыгать. На тропинке показался черт Лысый. Он издалека увидел Топало и обдумывал, как бы его обхитрить. Силой домового не возьмешь.

— Какие гости! — воскликнул Лысый, переступая порог мельницы. — Даже Филимон здесь! — и он незаметно пнул кота ногой.

Кот ощетинился, глаза его загорелись, но он сдержался.

— А я, уважаемые гости, курицу принес. Хочу своего чертенка-рогатика покормить, а то совсем ослаб. Нам длинный путь предстоит. Уйдем с ним в другие края. Народ здесь злой, только и хотят вилами пырнуть.

— А ты не безобразничай, — сказал Топало.

— Если бы я, уважаемый домовой, был невидим, как ты! Ох, я бы веселился! — он захохотал.

— Я чертовскими делами не занимаюсь. А ты, черт Лысый, всем надоел. Сам можешь отсюда уходить, а чертенка оставь.

Лысый опять захохотал.

— Уважаемый домовой! Черти перевелись. Может, мой рогатик последний черт. Так я уж из него настоящего черта сделаю!

— Я тоже последний домовой в нашей деревне и всей округе. Зато у меня дом есть. А ты все по темным местам шляешься.

— Домовые живут в домах, водяные — в реках, а черти — в темных местах. У всех свое место, — сказал Лысый. — А ты хочешь, чтоб чертенок, мой рогатик, жил в доме? Ха-ха!

— Правильно ты говоришь, черт Лысый. Все когда-то в природе стояло по своим местам. А сейчас сдвинулось. Даже тебе, черту, одиноко и кроме людей деваться некуда. Твоя песенка спета, пропадешь ты из-за своей злости. Тебя даже Воронок в конюшне чуть копытом не убил. А зачем чертенка губишь? Зачем в чужие края тащишь? Пусть у нас остается.

— А зачем вам чертовское отродье? — спросил Лысый.

— Он у нас чертовщиной заниматься не будет, — сказал Топало.

— В бане стану мыться! — подал голос чертенок. И зажал уши: сейчас ему опять попадет.

Но Лысый сделал вид, что не слышал. Он соображал, как ему поступить. Стоит ли ссориться с домовым из-за чертенка, такого никудышного?

«Зачем мне этот рогатик? — подумал он. — Курицу задушить толку нет. Добрым уродился. Не получится из него достойный черт. Одна с ним маета… Попадешь в ловушку… Одному куда легче спрятаться…»

— Просто так я тебе его не отдам, — сказал черт домовому. — Хитер больно. Давай в карты играть.

У черта Лысого была страсть — игра в карты. Он и мать родную мог проиграть, но матери у него давно не было.

Часто он нарочно сбивал путников с дороги, потом прикидывался мужичком (под шапкой рога не видно) и заманивал их к себе. Тут и понимал бедный путник, что попал в чертово логово.

И каждого заставлял Лысый играть в карты играть. Иные играли куда лучше черта, но все равно проигрывали. Лысый мухлевал, да так ловко, что никто заметить не мог.

А потом своего пленника он снова выгонит на улицу и еще покружит по лесу, пока тот совсем из сил не выбьется.

И чертенка Лысый заставлял в карты играть. И каждый раз чертенка за уши драл. Когда он перестанет короля с вальтом путать?

Сейчас у черта чесались руки сыграть с самим домовым.

— Если ты выиграешь — рогатик твой, — сказал Лысый. — А если я выиграю — значит мой. Да еще мешок зерна в придачу дашь.

Топало задумался. С бабкой Дусей они тоже, бывало, играли в карты. Кто проиграет — тому баню топить. А тут живой чертенок Тришка…

Кот Филимон прыгнул к нему на плечо.

— Соглашайся, соглашайся, — прошептал он. — Все равно выиграем.

— Брысь! — рявкнул черт. Филимон спрыгнул с плеча и уселся рядом с Тришкой.

Топало решил рискнуть.

— Согласен, — сказал он. — В «дурака»?

— Уж нет! — сказал довольный черт. — Давай будем играть «чур моя»!

— Не знаю такой игры.

— Очень просто. Я раздаю карты на две колоды. Кто вперед скажет «чур моя»! — тот первый берет колоду. У кого больше очков — тот выигрывает.

— Зачем кричать «чур моя»! — ты ведь не знаешь, что в колодах?

— Такое правило, — сказал черт. — Не я придумал. Играем пять раз. — И стал раскидывать карты на две колоды. Не успел последнюю бросить, как крикнул: «Чур моя!» И взял одну из колод.

— Будем считать очки, — ухмыляясь сказал он. — Так… У меня 25!

Кот Филимон снова вскочил Топало на плечо. Глаза у него округлились. Всего-навсего 16 очков у домового!

— Ха-ха! Я раздаю снова! — сказал черт.

Филимон сел на стол и стал следить за ним.

— Брысь! — снова грозно крикнул черт.

Кот спрыгнул со стола и правильно сделал. Он увидел, как черт ловко бросает карты под стол.

— Чур моя! — снова крикнул Лысый первым.

И взял ту колоду, которая была потолще. Филимон понял его хитрости.

У Лысого, само собой, оказалось очков снова больше.

Филимон хотел собрать карты под столом, но их там уже не было. Ну и ловкач черт Лысый!

Начали играть третью партию. Снова черт незаметно стал сбрасывать карты под стол. Но тут уж Филимона не проведешь, он тоже не лыком шит. Быстро подобрал карты и сунул незаметно Топало. В это момент черт как раз крикнул: «Чур моя!»

Топало сообразил, в чем дело, и тоже незаметно принял карты.

— Сколько же у тебя очков, уважаемый домовой? — спросил довольный черт. — У меня 28!

— А у меня — 30! — сообщил Топало.

Лысый так и подпрыгнул! Врет! И сам стал считать у домового очки. Точно — 30! Каким образом? У него же колода была больше!

Черт хотел подобрать карты под столом. Но там карт не оказалось. У Лысого глаза заполыхали от злости.

— Я этого кота повешу! — он догадался, чья работа.

— За что? — удивился Филимон, снова примостившись рядом с чертенком. Тришка сидел и дрожал от страха. Никому еще черт не проигрывал.

— Ты потерял ход, — сказал Топало. — Сейчас раздавать моя очередь.

Он разложил карты на две колоды. Что-то черт не торопился кричать «чур моя!» Какой смысл? Сейчас любая колода для него загадка.

— Чур моя! — сказал Топало тоже не торопясь.

Сосчитали очки. У Топало было на два больше!

— У-у-у! — взвыл Лысый.

— Последняя партия. Снова мой ход, — и Топало стал разбрасывать карты.

Счет был равный — 2:2. Все решала последняя партия.

Колоды лежали на столе. Но никто на произносил «чур моя!» Каждый думал: какую взять?

— Чур моя! — наконец, хмуро произнес Лысый и взял одну из колод.

За столом воцарилось молчание. Считали очки.

— Сколько у тебя? — спросил черт.

— Сколько надо! — весело сказал Топало. — 32!

Лысый злорадно усмехнулся.

— И у мня сколько надо. 33!

Кот Филимон стрелой влетел на стол.

— Брысь! — рявкнул Лысый.

Но на сей раз Филимон не испугался. Он был опытный мудрый кот, хорошо считал в уме и, взглянув на колоду Лысого, быстро сообразил:

— Не 33, а только 29! — воскликнул он.

Черт заскрежетал зубами, но карты открыл. Стали вместе считать очки. У домового — 32, а у черта всего 29!

— Ну, ошибся, — сказал Лысый, еле сдерживая злость. Очень хотелось ему придушить кота.

— Счет 3:2 в мою пользу! Честная игра! — провозгласил домовой.

Черт, конечно, никогда бы не признал поражения, но играл он не с каким-то мужичком, а с домовым, равным с ним по силе.

— Прощай, черт Лысый! — сказал Топало. — Больше не увидимся.

— Не зарекаюсь. Может, попрощаться приду.

— Мы уже попрощались. Уговор дороже денег. Пошли, Тришка.

Тришка подпрыгнул от радости. Лысый не удержался и поддал ему под зад.

А кот Филимон, опасаясь возмездия черта, через крышу выскочил на улицу и уже на дороге поджидал Топало и Тришку.

Чертенок Тришка бежал по снегу впереди Топало и кричал:

— Ой, ой, ой, как хорошо!

Черт Лысый погрозил им вслед:

— Баню спалю и еще что-нибудь натворю!

Кот Филимон прыгнул Топало на плечо, чертенок побежал впереди. И веселая компания направилась к дому.

Знакомство


Бабушка Дуся догадалась: все-таки Топало ушел спасать чертенка. Кричала, кричала — нигде нет.

Зойка тоже удивилась.

— Куда он запропастился? И кот Филимон исчез.

— Вот-вот, — сказала бабушка Дуся. — С ним-то он и утопал этого Тришку спасать.

— Какого Тришку? Ты, бабушка, что-то знаешь и не говоришь. Раньше у тебя секретов не было, — обиделась Зойка.

— Да какие от тебя секреты! Родьку боялись напугать.

Родька прыгал на одной ноге по избе.

— Меня напугать? — оскорбился он. — Я никаких воров не боюсь! Подумаешь, пироги съел!

— Не вор съел, а чертенок.

И бабушка Дуся все рассказала: как чертенок пироги ел, как у козы Маньки жил и как его черт Лысый украл, и Топало с котом Филимоном пошли его спасать.

— А вдруг они не спасут? — воскликнула Зойка. — Нам надо было всем вместе идти!

— Нечего с чертями связываться, — сказала бабушка. — Волка сколько не корми — он все в лес смотрит. А черт-то похуже волка. Не спасут и не надо.

— Ну, что ты, бабушка! Прямо смешишь меня! — возмутилась Зойка. — Если Топало говорит надо, значит — надо!

— Так-то оно так, — согласилась бабушка. — Топало понапрасну ничего не делает. Если захотел в дом чертенка привести, то уж пусть так и будет. Его дело.

Родька слушал этот разговор и ушам своим не верил. Два нормальных человека разговаривают о каких-то чертях. Конечно, он в домовых тоже не верил, пока не встретился на теплоходе с Топало. Сейчас даже папа с мамой верят, потому что наука ими заинтересовалась. Домовые и в некоторых городских квартирах живут, по телевизору рассказывали. Называются они по-иностранному — полтергейст.

У них в квартире, к сожалению, никто не живет.

Ну, а что касается чертей!.. Это просто бред. Кто-то ради смеха нарядился чертом, съел пироги, а бабушка Дуся и Зойка поверили. Ну, ладно Зойка. Она во все верит. Вместе с Нюшкой они бормотали, что их черт закружил, а на самом деле сами дорогу спутали. Вот сейчас он из-за них и прыгает на одной ноге. В общем, Зойка — понятно. А бабушка Дуся?

Между тем Зойка все выспрашивала про чертенка: какой он?

— Да больно-то не разглядела — шмыгнул под стол, — говорила бабушка. — Глазенки горят, рожки торчат.

— Как я хочу увидеть! — загорелась Зойка.

— Черта Лысого я опасаюсь, — призналась бабка. — Натворит бед.

— Покажите мне этого черта Лысого, хоть раз хочу его увидеть! — рассмеялся Родька.

— Не говори не подумавши, — сказала бабушка. — Услышит и придет. Ты ведь ничего не знаешь о нашей местности, ну и воздержись, не говори лишнего.

Родька насупился.

А Зойка стала торопливо одеваться.

— Ты, Родька, сиди, потому что одноногий, а я за ограду сбегаю! Может Топало с чертенком и Филимоном уже идут. Встречу их.

— Никакой я не одноногий! — возмутился Родька. — Тоже за ограду пойду!

— Ты ведь не веришь в чертей, что тебе за оградой делать? — заметила Зойка.

Родька не стал отвечать. Он надел пальто, бабушкины валенки. Нога уже не очень и болела. Ему просто нравилось скакать по избе на одной ноге и изображать из себя героя.

Бабушка тоже пошла вместе с ними.

Они вышли за ограду и стали смотреть на дорогу. Топало, конечно, не увидишь, но почувствовать можно. Обладали этим чувством только бабушка и Зойка, потому что жили с Топало в одном доме и что-то им передалось от него. Время от времени они замечали, что начинают его видеть. Пока какую-то тень, которая потом исчезала. И слух у них появился особый: вдруг услышат что-то издалека, оказывается, километров за десять.

И сейчас Зойка первая услышала:

— Топало бежит, торопится!

Бабушка прислушалась.

— И правда, — согласилась она. — Вот-вот появятся!

Родька ничего не услышал. Тишина вокруг. Деревья стоят в куржовине, ни одна веточка не дрогнет. И что они услышали: кто, где бежит?

Его разжигало любопытство: неужели правда сейчас он увидит чертенка? Как бы не убеждал он себя, что чертей не существует, но в глубине души чего-то ждал необычного. Он вспомнил взгляд из темноты. Тогда, когда они пельмени стряпали. Раздернул занавесочку, а на него кто-то смотрит. И капитан Петров тоже что-то увидел, Родька сразу догадался. Он также отпрянул от окна.

Кто же смотрел на него из темноты?

На дороге показалась компания: кот Филимон будто по воздуху летит, а впереди кто-то бежит.

Бежал, конечно, впереди всех чертенок. Топало, увидев за оградой бабушку Дусю, Зойку и Родьку, приостановил Тришку, чтоб не несся как угорелый. Надо вполне солидно поздороваться. Чертенок несколько оробел. Вдруг бабка опять с кочергой?

Но бабушка Дуся стояла без кочерги.

— Здравствуйте, люди добрые! — сказал чертенок. Так его Топало научил. Обязательно надо говорить «люди добрые».

— Здорово, коль не шутишь, — сказала бабка.

— Это ты Тришка? — спросила Зойка, разглядывая чертенка. Он ей очень понравился, такой смешной, с рожками, голову склонил набок и смотрит на нее.

— Ты про него знаешь? — обрадовался Топало.

— Бабушка сказала. А ты все скрывал.

— Не больно ты и выспрашивала, — сказал Топало.

Родька смотрел на чертенка во все глаза. И чертенок на него глянул с любопытством. Тот же взгляд, что тогда, в окне.

Зойка ткнула Родьку в бок:

— Поздоровайся!

— Здравствуйте! — сказал Родька не своим голосом.

Тришка взял и толкнул его в снег. Он ведь тоже был мальчишкой.

Все засмеялись, а чертенок от радости запрыгал.

Родька вылез из сугроба.

— Ты чего толкаешься! Я тебя так толкну! — возмутился он и тут же опомнился: с кем он разговаривает? С чертенком!

Но факт есть факт. От него никуда не денешься. Перед ним стоял чертенок и весело сверкал зелеными глазками. Он нравился Родьке, и ему очень захотелось повозиться с ним в снегу.

Но чертенок торопился к козе Маньке.

— Манька меня любит! — всем объявил он.

Манька уже стояла у дверей и ждала его. Она очень обрадовалась, что чертенок жив-здоров.

Ожидание


На следующий день ждали появления черта Лысого. Топало знал, что он придет. И что-нибудь постарается натворить.

Зойка сбегала и обо всем рассказала подружке Нюшке. Нюшка — деду Никифору.

У деда Никифора были старые счеты с чертом Лысым.

Коллективно решили занять оборону.

Кот Филимон сказал, что будет сидеть на трубе.

Бабушка караулила баню.

Дед Никифор ушел дальше — к лесу. Если завидит черта, пальнет из ружья, все услышат.

Топало ходил по всем постам: все ли надежно?

Родька не знал, что делать, он был в смятении. Папа с мамой не поверят, что он встретился с настоящим чертенком. А в его математической школе просто со смеху умрут.

Когда после летних каникул он рассказал в классе про домового Топало, с которым ездил на теплоходе, все наперебой тоже стали рассказывать всякую чушь. Кто кого переврет.

Учительница Надежда Петровна сказала, что Родька врет, то есть фантазирует, лучше всех. Но поскольку Родька угрюмо молчал или твердил: это правда! — то Надежда Петровна встревожилась и решила встретиться с родителями. Она была опытным педагогом и отличала нормальное воображение от ненормального. Тем более странно, что мальчик всегда был отличником, без всяких отклонений.

Каково было удивление учительницы Надежды Петровны, когда на все ее восклицания — «что случилось с мальчиком!» — родители молчали. А папа, наконец, сказал: «Тут, знаете, есть кое-какие недоразумения… И с домовым и прочее…»

Учительница не поняла, что такое домовой и прочее. А теперь еще чертенок Тришка…

Но Родьку сейчас волновал не столько чертенок, сколько черт Лысый.

Если есть чертенок, то, значит, есть и черт. Выходит, Зойка с Нюшкой говорили правду. Тогда почему он сидит в избе, когда все ушли защищать «зеленый дом»?

Это Зойка так говорила «зеленый дом», потому что летом бабушка его покрасила ярко-зеленой краской. Она переживала, что голубой не было, потому что дом всегда был голубым. В голубом доме мысли небесные. Так считала бабушка. Зеленый тоже неплохо.

— А вот в желтом доме сходят с ума. А в белом доме — американское правительство. Это уже их дело, хорошо им или плохо, — рассуждала бабка.

Родька решительно оделся. Если нет черта Лысого, то нет, а если есть, то он вступит с ним в неравную схватку.

— Ты чего пришел? — спросила Зойка, выгребая снег из валенка. — Сидел бы в избе.

— А вдруг тебя черт утащит?

Зойка засмеялась.

— Нас с Нюшкой не утащит. Он нас знает. Зачем мы ему? А вот тебя утащит! — и она захихикала.

Подбежала Нюшка.

— Где твой Тришка? — спросила она Зойку. — Я хочу его видеть. Он не кусается?

— Тигр что ли? — обиделась Зойка.

— Не тигр, а вдруг укусит, — засомневалась Нюшка.

Родьке тоже не терпелось снова увидеть чертенка, но он молчал.

Нюшка бухнулась в снег. Зойка бухнулась в снег. И они стали возиться. Родьке тоже хотелось бухнуться, но его никто не звал.

А они хохочут и ползают в снегу. Родька обиделся и отвернулся. Тут Зойка и Нюшка подползли к нему и дернули за ноги. Родька свалился в сугроб. И они все трое стали хохотать.

Но Нюшка была девочкой разумной. Она вспомнила, что с чертенком еще не познакомилась.

— Пошли, пошли к чертенку! — сказала она Зойке. — Чего в снегу валяться?

— Идите вы к черту! — сказал Родька.

Девчонки засмеялись, как будто они знали что-то такое, о чем Родька и догадываться не мог. К черту им идти совсем не хотелось, а вот к чертенку!..

Они вошли в полутемный сарай. Коза Манька жевала веник березовый.

Где же чертенок?

Но тут Тришка, уронив еще несколько березовых веников, спрыгнул с сеновала.

— Какой красивенький! — воскликнула Нюшка.

— Красивенький, красивенький! — запрыгал он.

И вдруг, как ни странно, он уставился на Родьку. Потянул его за пуговицу. Потом сдернул с него шапку и надел на свои рожки.

Нюшка закатывалась со смеху, а Зойка воспитывала чертенка:

— Это Родька, наш гость, отдай ему шапку!

А чертенок шапку не хотел отдавать. Прыгнул на сеновал, уселся там и стал болтать ножками.

— Отдай мою шапку! — заявил Родька.

Чертенок показал ему язык. Тогда Родька ему тоже язык показал.

— Ну вот, нашли общий язык, — сказала довольная Зойка. — Вы же мальчики, а мы — девочки, — и она обняла Нюшку.

Последняя встреча


Кот Филимон сидел на трубе.

— Лысого за версту не видно! — сообщил он Топало.

Но кот Филимон ошибся. Черт Лысый подкрадывался совсем с другой стороны.

Он тихо залез на крышу.

Кот в это время безмятежно развалился у трубы. Снежинки тихо падали, иногда прямо коту на нос. «С Лысым мы управимся в два счета», — думал Филимон.

И в этот момент, когда Филимон предался размышлениями, черт Лысый схватил его за хвост.

— Вот я тебе сейчас покажу! — взъярился черт и помахал котом, как тряпкой.

Филимон был в критическом положении. Он даже крикнуть не мог, потому что когда находишься вниз головой, то кричать трудно.

— Попался наконец-то! — воскликнул Лысый. — Уж сейчас не уйдешь! Что бы мне с тобой такое сделать? — он огляделся. Месть коту должна быть страшной. Черту Лысому хитрости и коварства не занимать.

— Прощайся, Филимон, с жизнью! — и он бросил кота в печную трубу.

Слава богу, повезло Филимону: труба оказалась холодной, бабка печь еще не затопила. Черт поскрежетал зубами. Заглянул в трубу. Темно.

— Филимон, ты жив? — спросил он притворным голосом.

— Мне здесь хорошо, — отозвался Филимон, хотя ему было очень плохо. Весь в саже. Стоит пошевелиться — она хлопьями падает. Давно трубу не чистили.

— Бабка печку затопит — тебе еще лучше станет! У-ху-ху-ху-ху! — захохотал черт Лысый.

От его смеха посыпался снег с деревьев.

Тут и увидел его Топало.

— Ну, Лысый, сейчас тебе несдобровать!

Дед Никифор тоже увидел Лысого и пальнул из ружья.

Черт испугался: и правда несдобровать. Он прыгнул с крыши и побежал в лес.

За ним никто не гнался. Черт остановился. Последний раз глянул на деревеньку Кутузы, окружающие леса, где прошло его детство. Чертовски родные места!

Непрошеная слеза накатилась на его глаза. Он смахнул ее. Вздохнул.

И навсегда покинул родину в поисках счастья. Но есть ли оно у черта?

«Будем вместе расти!»


— Выходи, Тришка, веселись! — сообщил Топало, открывая сарай. — Ты свободен! Черт Лысый ушел из наших краев навсегда. Я это слышал, мне ветер принес!

Зойка, Нюшка, Родька закричали «ура!»

Коза Манька: «Бэ-э-э!»

Чертенок Тришка: «У-ха-ха! У-ха-ха!»

Потом от радости все стали кувыркаться в снегу. Кроме козы Маньки.

А потом все пошли в дом, опять же кроме козы Маньки.

Зойка думала, что у бабушки уже ватрушки готовы. А оказалось, даже печка не топлена.

— Я баню караулила, — сказала бабушка. — Когда мне печку топить? Давай помогай, быстро все изладим.

Чертенок уселся за стол. Хоть и нечего пока поесть, но за столом посидеть приятно.

— Ну, я тогда пойду что ли? — поразмыслив, сказала Нюшка. — Ватрушек нет, так чего сидеть. Потом прибегу. И Нюшка ушла.

— А у меня нога болит, — сказал Родька и лег на кровать. Хотя нога у него не болела.

Зойка ватрушки стряпает. А ему что делать? Он растерялся, оставшись с Тришкой наедине.

А чертенку Родька очень понравился. Умный, умный!

— Иди сюда! — позвал его Тришка.

— Я же сказал: у меня нога болит!

— Тогда лежи. А я с тобой.

И чертенок прилег на кровать рядом с Родькой.

— Ты чего? — опешил Родька и отодвинулся.

Чертенок снова к нему придвинулся. Родька сел. Тришка прикрылся одеялом и глазками веселыми смотрит на мальчика. Родька невольно улыбнулся.

— Какой ты забавный! — сказал он.

— И ты забавный! — ответил Тришка.

— А когда ты вырастешь? — спросил Родька. — Скоро или долго-долго будешь расти, лет сто?

— А ты когда вырастешь? — спросил Тришка.

— Ну, я-то скоро. Лет через семь совсем взрослым стану и даже раньше.

— Вместе будем расти, — сказал Тришка и стал посапывать. Как-никак первый раз спал в домашней обстановке.

Подвиг кота


Топало потерял кота Филимона. Все радуются, что победили черта Лысого… Но Филимона нет. Что-то тут не так…

— Найдется Филимон, — успокоила его бабка Дуся. — Куда он денется? — И стала накладывать в печку поленья.

А кот Филимон в это время сидел в трубе и смотрел на маленький квадратик голубого неба. Вверх ему не выбраться — слишком высоко. А вниз…

Он слышал, как бабушка Дуся складывала поленья. Сейчас еще лучинку подкинет, спичкой чиркнет… И запылают дрова.

Так-то оно так, но прежде чем зашуметь огню, надо задвижку открыть. Чтоб тяга была.

Бабушка Дуся сложила поленья — одно вдоль, другое — поперек, задвижку выдвинула, спичкой ширкнула. И вдруг как из трубы что-то бухнется черное и лохматое.

— Ой! — испугалась бабушка.

Но черное и лохматое произнесло: «Мя-я-у-у!»

— Господи! Это же Филимон! — и бабушка подняла кота, который был весь в саже. — Как ты в трубу попал, окаянный?

Зойка и Родька бросились к Филимону.

Девочка нежно взяла кота от бабушки.

— Ты зачем, дурачок, залез в трубу? А если бы она была горячая?

— По-моему, в трубе мышей нет, — заметил Родька.

Кот Филимон фыркнул, и с него снова полетела сажа. Зойка опустила его на пол. Руки у нее были черные. Она подтерла нос, и нос стал черный. Родька засмеялся.

— Ты выглядишь не хуже Филимона!

Но Зойка так была занята котом, что даже не обратила внимания на Родькино замечание.

— Ни разу такого не было, — задумчиво сказала она. — Как ты, Филимон, мог упасть?

Что мог ответить кот? Только промурлыкал, и Зойка, конечно, ничего не поняла.

Зато пришел Топало и все понял. Кот рассказал домовому, как он стоял на страже и чуть не погиб.

— Зато трубу почистил, — похвастался он. — Давно не чистили, сейчас вон как тянет!

Дым действительно тянуло в трубу замечательно. Огонь заполнял всю печку, плясал от радости, полыхал и хвалил отважного трубочиста Филимона.

А чертенок Тришка в это время безмятежно спал, накрывшись одеялом.

— Я жизнью рисковал, — проворчал Филимон. — А он спит, противный чертенок.

Топало рассказал бабушке, Зойке и Родьке, что произошло с котом. Все стали жалеть Филимона и решили, что его надо немедленно помыть в бане.

Топало взял кота за шкирку. На улице потряс его. Сажа полетела веером.

— Я мог погибнуть, но держался героически, — уже который раз гордо сообщал Филимон.

Топало повалял его в снегу, а потом понес в баню, где Зойка и Родька готовили воду, наливали ее еще из неостывшего котла в тазик.

Зойка взяла Филимона и стала полоскать. Вода черная — и кот черный.

— Никакого уважения, — проворчал Филимон.

Пять раз меняли воду, прежде чем кот принял свой прежний рыжий вид.

Топало принес его в дом и посадил на печку — сохнуть. Филимон с удовольствием разлегся на теплых кирпичах, что-то мурлыча себе под нос.

Заявление капитана Петрова


Родька ждал папу. Они собирались с Зойкой ехать на Воронке его встречать. Но получилось иначе.

Нежданно-негаданно прибыл капитан Петров.

— А почему папа не приехал? — Родька был немного разочарован. Ему очень хотелось познакомить отца с бабушкой Дусей и еще кое с кем…

— Ты же знаешь, он диссертацию защищает. Заседание неожиданно перенесли. У мамы твоей на работе какие-то события. Они попросили съездить за тобой. Валя тоже на этой неделе не может. Оказывается, один я бездельник. Доставлю в полной сохранности, — улыбнулся Петров. — Готовься завтра утром к отъезду!

Бабушка Дуся захлопотала. Надо гостя потчевать.

Зойка была очень рада приезду капитана Петрова.

— А как вы дорогу нашли? — спросила она.

— Что тут не найти? Дорога прямая. Пять километров пройтись одно удовольствие. К тому же Топало встретил.

Встреча произошла неожиданная, в трех километрах от деревни Кутузы.

Топало тащил из леса упавшую елку. И очень жалел дерево. Но чтобы смягчить переживания, уговаривал: «Ничего, ты в дело пойдешь, бабке Дусе поможешь, у нее баня совсем прогнила».

Елка была согласна. Лучше в бане быть у бабки Дуси, чем разрезанной и расколотой на поленья. Как ведь больно, когда режут и колют!

В это время по дороге шел капитан Петров. Он увидел: елка сама едет по дороге! Он протер глаза: уж не почудилось ли? Нет, не почудилось! Елка сама собой едет по дороге!

Тут капитан Петров стукнул себя по лбу: да это же Топало ее тащит! Он стал поджидать елку.

— Товарищ капитан! — услышал он знакомый хрипловатый голос. — Как ты тут оказался?

— К вам в гости иду!

И они пошли вместе с Топало, разговаривая, как старые друзья.

Приезд Петрова вызвал в доме радостную суматоху. Чем же гостя угощать, как не стряпней? Другие угощения бабушка не признает. Щи или картошка — это каждый день. А стряпня — по праздникам или в честь гостей.

Поскольку ожидали Родькиного отца, то тесто уже было поставлено и хорошо подошло.

Бабушка затопила печку — не большую, а маленькую. Подтопок называется.

Руки у бабки умелые. Она быстро раскатывала тесто. Сочни вылетали один за другим. А эти сочни Зойка начиняла капустой с грибами.

Слепили пироги — на сковородку — и на плиту. Подрумянились, поджарились — на стол.

Перед капитаном Петровым стояла уже целая гора пирогов. Но он никак не мог доесть даже один. «Не нравятся, значит», — думала бабка, обижаясь.

— Вы что, не любите пироги с капустой и грибами? — спросила Зойка удивленно.

— Люблю, — сказал Петров, давясь. Он прокашлялся, встал, выпрямил плечи, как будто собирался рапортовать. — Видите ли… — произнес он, но тут же вся его решительность пропала. — Видите ли…

Зойка с Родькой есть перестали. Бабушка Дуся стояла, опершись на ухват. Воцарилось молчание.

«Наверное, он больной, — подумала Зойка. — Вот пироги и не ест, а признаться боится». Ей очень хотелось, чтоб Петров не мучился и признался. Найдется поесть что-нибудь и другое.

Точно также думала и бабушка Дуся. У них с Зойкой мысли часто совпадали.

Родька ни о чем таком не думал. Он с интересом ждал, что скажет Петров.

Топало сидел на печке с котом Филимоном и наблюдал, что происходит за столом.

— Говори, милый, говори, — с сочувствием сказала бабушка. — Не держи в себе…

— Я хочу сделать заявление, — произнес Петров уже более твердым голосом. — От себя и от Вали. То есть Валентины Ивановны. Так вот… — он вздохнул полной грудью. — Мы решили стать мужем и женой. То есть пожениться, — уже нетвердым голосом добавил он.

По-прежнему все молчали. Петров сел. Выпил рюмку вина. С отчаяния. Почему все молчат?

— Я так и думал, что вы поженитесь! — прервал молчание Родька, как будто что-то понимал в отношениях взрослых. На самом деле ничего не понимал, таких мыслей в его голове близко не было. Но ух очень ему хотелось быть другом капитана.

— Ничего ты не думал, — сказала Зойка. — Даже бабушка не думала.

Тут бабушка Дуся опомнилась. Она поцеловала Петрова.

— И дай бог! Ну-ка, налейте-ка мне рюмочку по такому случаю!

Капитан Петров расцвел, сразу стал веселым.

— Ну, а что же Валюшка-то не приехала? — спросила бабушка. — Дело серьезное. Благословить вас надо.

— На следующей неделе вместе приедем, — радостно сказал Петров.

— Так он, бабушка Дуся, в разведку приехал! — сказал Родька. Как будто опять что-то понимал. Но всем его слова понравились. Стало весело.

Больше всех радовалась Зойка. Она не могла поверить такому счастью: неужели капитан Петров будет ее папа?

Топало слез с печки, затопал по комнате. Неужели домовому поплясать нельзя.

Кот Филимон спрыгнул вслед за ним и растянулся на полу.

Даже мышь, выглянув из норки, развеселилась и незаметно стащила на кухне пирожок.

Не место Тришке за столом


В доме шло веселье, а чертенок Тришка сидел с козой Манькой и скучал. Он уже побегал вокруг сарая, попрыгал с крыши, но одному неинтересно.

— Очень я туда хочу, — сказал Тришка козе Маньке. — Очень, очень. За столом хорошо. И под одеялом спать хорошо. Почему меня не зовут?

— Ишь ты, как завоображал, — сказала Манька. — Не место чертенку за столом. Скажи спасибо, что я тебя пустила.

— Ты же меня любишь, — простодушно сказал Тришка.

— Мало ли кого я люблю! — коза Манька гордо повела рогами. Уж такой у нее был характер поперечный. Но все знали, что она добрая.

— Я схожу, Манька, посмотрю в окошечко, что они там делают, — сказал Тришка.

— Иди, иди, если хочешь, чтоб тебе попало от Топало. Он тебе наказывал не высовываться, потому что у них гость.

Тришка во всем слушался козу Маньку, но ему не сиделось.

— Ну, пойду поваляюсь в снегу, — сказал он.

Чертенок вышел из сарая, поглядел на ясное небо, кувыркнулся. Повалялся в снегу.

В доме за столом в это время шел оживленный разговор. Вспоминали, как плавали летом на теплоходе, и как Топало чуть не устроил крушение, и как он встретил друга Думало, и как… Зойка и Родька перебивали друг друга, а бабушка охала, слушая их.

И тут раздался странный звук. В дверь как будто постучали, а потом поскребли.

— Кое-кто пришел пироги есть, — ухмыльнулся Родька.

Но Зойка на него зашикала.

Дверь слегка приоткрылась, и капитан Петров увидел странное существо. Он вздрогнул. Но тут же ничего не стало. И дверь закрыта. Всем, кроме капитана, было ясно, что это Топало не впустил чертенка. Но Петрову было как раз ничего не ясно. Он потер глаза. Видать померещилось.

— Так кто же приходил пироги есть? — все-таки спросил он осторожно.

— Да котенок один тут бегает, — поторопилась ответить Зойка.

— Бегает каждый божий день, — подтвердила бабка.

— Классный котенок, с рожками, — опять ухмылнулся Родька.

— Вот разболтался! — рассердилась Зойка. — Не слушайте вы его! Родька такое фантазирует — можно со смеху умереть!

Капитан Петров не собирался умирать со смеху. Но продолжать разговор не стал, вдруг над ним смеяться будут? Хотя смущение в душе осталось. Ведь тогда, в Новый год, он тоже увидел в окне что-то непонятное, чей-то взгляд, и странное — вроде бы рожки. Фу-фу-фу! Капитан Петров потряс головой чтоб вернуться к действительности.

Между тем Топало в сарае у козы Маньки отчитывал чертенка Тришку.

— Ты зачем скребся и стучался?

— Я чуть-чуть хотел заглянуть!

— Я тебе говорил — не высовывайся! Гость у нас.

— И я ему говорила, — подтвердила Манька. — Неслух!

— Наш гость капитан Петров на Валюшке женится! — сообщил Топало.

Манька очень обрадовалась. Валюшку она любила. Как приедет — обязательно к ней зайдет, сенца подбросит, подоит.

— А ты всю женитьбу испортишь! — сурово сказал домовой чертенку.

— Зачем я буду портить? — удивился Тришка.

— Как зачем? Увидит тебя капитан Петров, за голову схватится. Скажет, зачем я буду жениться на Валюшке, если у нее в доме черти водятся! И женится на ком-нибудь другом, а Валюшка наша горевать будет. И все из-за тебя!

Судьба Валюшки, видимо, целиком зависела от чертенка Тришки. Он даже приуныл: сколько бед чуть не натворил!

— Буду с Манькой сидеть! — пообещал Тришка. — Носа не высуну. Только принеси мне пирожок.

— Пирожок, пирожок, — проворчал Топало. — Будет тебе пирожок. А уж сколько на свадьбу бабка напечет! За неделю не съесть! Ох, закатим пир! Вот когда Кланька лет сто назад замуж выходила, на тройке по деревне ездили. Яшка, ямщик, как свистнет! Мы, домовые, тоже гуляли, плясали, песни пели.

И Топало пропел своим хриплым голосом:

На столе стоит квашня,
А в квашне-то тесто.
Папа, мама, до свидания —
Я уже невеста!

— и притопнул. Тришка пришел в восторг.

— Я тоже буду на свадьбе петь! — радостно закричал он. — За стол сяду, буду пироги есть! Ой, ой, как весело!

— Ты глупее Глупило, — вздохнул Топало. — Я только что тебе говорил: сиди и не высовывайся! А он на свадьбе петь собирается! Видать, ты еще совсем дитя неразумное.

До скорого свиданьица!


Утром капитан Петров и Родька уезжали.

Родька пошел попрощаться с чертенком Тришкой.

— Летом встретимся, сказал Родька. Только ты не бедокурь, а то станешь, как черт Лысый.

— И ты не бедокурь, — сказал Тришка. — А то станешь…

Но чертенок не мог сказать, кем станет Родька, если будет бедокурить.

Капитан Петров, когда проходил мимо сарая, почему-то замедлил шаг, оглянулся. Он почувствовал на себе чей-то взгляд. Это смотрел на него в щель Тришка.

Петров взял себя в руки. Опять ему что-то мерещится! Капитан он или не капитан? И он пошел не оглядываясь, сдвинув брови.

Запрягли Воронка. Зойка, Родька и Петров сели в сани, а Топало пошел рядом с Воронком.

— Когда гости уезжают, скучно жить, — сказал Воронок.

— Это правда, — согласился Топало. — Но у меня дел много. За чертенком Тришкой нужен глаз да глаз.

В санях тоже шла своя беседа.

— Ты сейчас моя дочка, — сказал Зойке капитан Петров. — Обязана меня слушаться.

Зойке очень хотелось слушаться капитана Петрова.

— Давай, Воронок! — крикнула она весело.

— Когда вы станете моим папой, где мы будем жить? — спросила Зойка как бы между прочим, хотя это больше всего беспокоило их с бабушкой.

Петрова тоже это беспокоило. У Вали — общежитие, но в скором времени обещали квартиру. Он, хоть и капитан, но тоже живет в общежитии. Но тоже обещали квартиру, как только станет семейным человеком. Так что их будущее — светло и прекрасно. Поэтому Петров сказал:

— Все в порядке. Скоро будет квартира. Всем хватит места. Вы с бабушкой Дусей переедете к нам.

— А Топало? — спросила Зойка.

— И Топало тоже! — капитан Петров рассмеялся. — Какой разговор! Куда мы без него?

Топало был доволен, что он всем нужен. Но свой дом он бросать не собирался. Без домового дом тут же сгниет. Кто печку потопит, чтоб его согреть, кто погладит старые стены, кто разметает снег у крыльца?

— Поезжайте, поезжайте, — сказал Топало, — Проживем и без вас. Будем сторожить дом: я, кот Филимон, коза Манька, Тришка и пес Бакай, он уж совсем старый.

— Вот запричитал, — вздохнула Зойка. — Никуда мы с бабушкой Дусей не поедем. Зачем нам город?

Капитан Петров расстроился. Но решил, что пока квартиру не получили — и говорить не о чем. Да и чего, собственно, расстраиваться? Он самый счастливый человек. Его любит Валя. И сейчас у него большая семья, обо всех надо позаботиться.

— А что еще за Тришка? — вдруг спросил он.

— Да так… — замялась Зойка. — Мальчишка знакомый. Шустрый такой, его еще зовут чертенком.

— Чистый чертенок, — подтвердил Топало.

Родька уткнулся в тулуп и рассмеялся.

Петрову было странно, что этого шустрого мальчишку он ни разу не встретил в доме. Все-таки какая-то тайна осталась нераскрытой, что-то от него скрывают и что-то ему еще предстоит узнать.

Воронок бежал резво. Наезженная колея вилась меж березок и уходила вдаль. Снег искрился на солнце, переливался голубым и розовым.

Настроение у всех снова поднялось.

— Летом мы с папой и мамой приедем в Кутузы на целый месяц, — мечтал Родька, развалившись в санях.

— А я летом буду в плавании, — сказал Петров.

— А я буду сено козе Маньке косить, — сказал Топало. — И с Тришкой стог метать!

— А мне огород полоть не переполоть! Каждый день трава вырастает! — вздохнула Зойка.

У всех на лето были свои планы, свои дела. Но до лета еще далеко, далеко! Еще надо прожить много-много дней.

Мороз щипал нос. Зойка прикрыла лицо варежкой, и от дыхания ресницы покрыл иней.

Воронок очень вовремя подбежал к станции. Электричка уже подходила, весело постукивая колесами.

Она остановилась. Родька и Петров заскочили в вагон, и электричка понеслась дальше.

— До скорого свиданьица! — крикнула Зойка.

Она махала рукой, пока не скрылся последний вагон. Топало тоже махал. Но никто этого не видел.

Снова Воронок бежал знакомой дорогой — обратно домой.

Ехали молча. Топало тоже сидел в санях. Не все же рядом бежать, можно домовому и отдохнуть.

Неожиданно Воронок заржал и остановился. Что еще такое? Но загадка тут же разъяснилась.

На дороге сидел чертенок Тришка.

— Вот и вы! Вот и вы! — обрадовался он и залез в сани.

Вперед, Воронок!

Вдали показалась деревенька Кутузы. Скоро стал виден и старый дом на окраине, где бабушка Дуся и кот Филимон поджидали их на крыльце.

КОНЕЦ
Художник С. Можаева

Оглавление

  • Ирина Христолюбова
  •   ТАИНСТВЕННЫЙ ПУТЕШЕСТВЕННИК
  •     Странно, очень странно
  •     Странности продолжаются
  •     Стрекоза из деревни Кутузы
  •     Тайна Зойки Капелькиной
  •     Топало и компания
  •     «Живем, не тужим!»
  •     До скорого свидания!
  •     Кто сошел с ума?
  •     В «чертово логово»!
  •     Необычное знакомство
  •     Кто больной?
  •     Родькин сон
  •     Невезучий капитан Петров
  •     Туман, сплошной туман
  •     Что за пристань — Ключи?
  •     Дырявые тапочки
  •     Будущие капитаны
  •     Федулин подозревает
  •     Настоящий друг
  •     Летающие рыбы
  •     Наука победит!
  •     Мамин сон
  •     Герой дня
  •     Заговорщики
  •     Галлюцинации
  •     «Заяц» или поважнее
  •     Топало в опасности
  •     Сон Федулина
  •     Соображать надо!
  •     Семечкин принимает сигналы
  •     Сон Коли Сопина
  •     Корабль теряет управление
  •     Непредвиденная стоянка
  •     Таинственная встреча
  •     Мама волнуется
  •     Прощай, Думало!
  •     Топало-метеоролог
  •     Где сон, где явь?
  •     Куда уплыли тучи?
  •   ТОПАЛО И ЧЕРТЕНОК ТРИШКА
  •     Бедный сирота
  •     Ничего себе — вторник!
  •     Дорогие гости
  •     Взгляд из темноты
  •     Нюшка
  •     Проделки черта Лысого
  •     Черт Лысый
  •     Была бы голова на месте
  •     Филимон недоволен
  •     Чертенок ест пироги с грибами
  •     Обе ненормальные
  •     Снова о пирогах
  •     Манька зовет на помощь
  •     Разговор ночью. Перед рассветом
  •     На чертовой мельнице
  •     Знакомство
  •     Ожидание
  •     Последняя встреча
  •     «Будем вместе расти!»
  •     Подвиг кота
  •     Заявление капитана Петрова
  •     Не место Тришке за столом
  •     До скорого свиданьица!