Пограничье Галифата (fb2)


Настройки текста:



Лислап Илья. Пограничье Галифата

3.1. На Бриллианте Стигела.


На корабле меня встретил вахтенный матрос. Он вызвал Стейна, заместителя капитана, совмещающего должности карго и боцмана. Стейн сопроводил меня в спальню рядового состава. С одной стороны в спальне в два уровня стояли "ячейки минимального комфорта" — прямоугольные параллелепипеды с внутренним размером 60 см ширины, метр двадцать высоты и два сорок глубины. Напротив ячеек были скафандровые шкафчики от пола до потолка — как раз два пятьдесят, шириной около тридцати сантиметров и глубиной сантиметров семьдесят. Часть шкафчика можно было занять личными вещами. Я туда свой рюкзачок и закинул. Спальня была проходная со шлюзами на двух концах. Стейн мне сообщил, что я могу ещё претендовать на место для объёмных вещей, но, так как у меня ничего нет, можно будет поговорить об этом позже.

В спальне, кроме меня, обитали три пилота, двигателист, реакторщик и три матроса палубной команды. Матросы в местной табели о рангах — самые простые и дешёвые должности. Они несут вахты во время стоянок и справляются с грузом, управляя грузовыми платформами и дроидами. Моя должность тоже была из дешёвых — мне нужно было обеспечить, чтоб всё работало "как часы", ну и помогать с разгрузкой-погрузкой по мере надобности. Четыре ячейки из двенадцати в спальне пустовали. Ячейка мне досталась в верхнем слое — нужно будет спрыгивать.

Пока я устраивался, Стейн прописал меня в местном искине. После спальни Стейн проводил меня в ремонтный закуток. Два дроида стояли на зарядке — малый и микро. Малый для небольших работ, микро — куда-нибудь залезть и продиагностировать. Оба в хорошем состоянии.

Сам грузовик отличался от того, на котором я летал в Аваре — без груза он напоминает гантель. Внизу капсула реактора и укреплённый на ней двигатель. Затем соединительная труба с крепежом для контейнеров в два слоя. Внутри трубы можно передвигаться на открытом лифте-площадке. В качестве запасного варианта в стенках сделаны скобы-ступеньки и страховочные зацепы, так что спуститься-подняться можно и без лифта. Выход к контейнерам — через малые шлюзовые. В верхней части гантели — капсула управления для капитана и пилота, искин тоже в этой капсуле. Опоясывают эту капсулу наша спальня, столовая — кают-компания, каюты капитана и помощника, мой технический закуток с дроидной зарядкой, медбокс с одинокой медкапсулой, оружейка, но меня в неё не пригласили, так что, что там конкретно я не выяснил, и ещё несколько каких-то небольших закрытых помещений. Над жилым слоем находится лётная палуба с парой грузовых платформ — малых космических тягачей. В верхней части корабля — стыковочный захват для крупногабаритного груза.

После короткой экскурсии получил я первое задание — провести предполётную проверку и подготовку. Искин выдал короткий список неисправностей — заменить несколько лампочек и выработанный картридж регенерации воздуха. Одно из закрытых помещений оказалось каптёркой-складом с запасом нужных расходников. Корабль нормально обихожен и пару часов до старта я провёл сидя в кают-компании. Появился народ, со мной поздоровались, выяснили, что я новый техник, и перестали обращать на меня внимание.

Делать мне нечего, и я решил полазать по искину — посмотреть, нет ли в нём чего интересного. В искине была небольшая медиа-коллекция. Ни на что другое у меня допуска нет. Просмотрел. Общее впечатление — не очень, наверняка для местных это здорово и интересно, но для моего слуха и взгляда совсем не привычно и не цепляет.

Отлёт и уход в гипер прошли штатно. Гиперпрыжок ожидался на одиннадцать часов. Весь гипер я спокойно проспал в своей ячейке. Вылез и одел скафандр я по сигналу искина за пятнадцать минут до выхода. Выход в обычное пространство также прошёл штатно. От точки выхода мы летели, удаляясь от светила, к станции у газового гиганта: обменяли контейнеры с доставленным грузом на новый попутный и заправились. Я помедитировал.

* * *

Делать мне было нечего, и наконец-то я задумался о своей жизни. Пока я жил на Земле, у меня была цель, и я к ней шёл. Я прекрасно помню, когда она у меня эта цель появилась. Я тогда только-только поступил на мехмат и осознал, что это в школе я был звездой и самым сильным учеником. А здесь таких как я — каждый первый. И мне захотелось "сделать шаг". В смысле сделать что-то такое, чего до этого не было. Шаг на дороге познания. Звучит выспренно, но именно так я это тогда и сформулировал.

Помните, у Маяковского: "Математик — это человек, который создаёт, дополняет, развивает математические правила, человек, который вносит новое в математическое знание. Человек, впервые сформулировавший, что "два плюс два четыре" — великий математик, если даже он получил эту истину из складывания двух окурков с двумя окурками! Все дальнейшие люди, хотя бы они складывали неизмеримо большие вещи — не математики." Цитата не точна, там ещё про паровозы было, но так я её со школы запомнил. Папа мне эту цитату подсказал. Я тогда с учительницей русского и литературы спорил. Она говорила, что "в русском языке — думать нужно, а в математике — нет; там как обезьянка манипулируешь с формулками, и всё". Хорошая у меня была учительница. Тогда я возмутился, а сейчас думаю, что она специально меня спровоцировала и раззадорила…

Потом была армия. Откосить у меня и мысли не возникло. Отслужил. Жалею ли я об этом? Нет. Вернулся и продолжил учиться. Страна рушилась. Я сходил к Белому Дому во время путча 91-го. К 93-ему в политике разочаровался, и спокойно учил французский сидя на подоконнике и глядя на чернеющий Белый Дом. Сделал ли я шаг? Тот "шаг", который хотел? Думаю да. Иначе бы академики на моей кандидатской между собой не поругались. Разумеется я потом попробовал сделать ещё один шаг. Сделать его я не успел — попал к работорговцам. Всё — дальше все мои действия в Аваре были вынужденными. Я как лягушка в крынке грёб не сдаваясь, я, как крыса в запутанном лабиринте, настойчиво искал выход. Я мечтал освободиться и отомстить. Когда мне предоставился шанс — я его использовал. Попал на военную службу в Аратане. Отслужил, дембельнулся, и что дальше? А дальше — всё. Цели-то у меня и не осталось. Цель "освободиться" оказалась выполнена, цель "отомстить" начала забываться, да и в литературе столько про месть написано, что поневоле задумаешься, стоит ли ставить её своей главной целью, считать смыслом жизни. Пока у меня была одна дорога — я пёр по ней, а здесь я оказался на распутье.

Чем я занимался после дембеля? Нет. Жалеть и стыдиться я не буду. Не знаю, вынес ли я что-нибудь из службы в полиции. А вот Маленса мне кое-что дала. Делать разные вещи, которые другие не видят, не знают или забыли, я не разучился. Кто-бы что не говорил, а сбрасывать материалы из космоса керамзитовыми кубами — это моя придумка, и я могу этим гордиться. Да. Сам себя не похвалишь — никто тебя не похвалит. Но это я отвлёкся. Ещё раз, год назад я демобилизовался, у меня было всё хорошо, были приличные деньги, я стал баронетом, а сейчас я сижу с фигой в кармане. Ну, не совсем с фигой. Те деньги я потратил не плохо — нейросеть с имплантами при мне. За прошедший год заработал миллион, его же и отдал. Чептер, юрист, обещал, что деньги ко мне вернутся. Вернутся — хорошо, нет — ну и хрен с ними, ещё заработаю.

Да. Я опять отвлёкся. Верно ли, что основная причина, почему я сначала остался на Марсалле и потом полетел на Маленсу, — Лора? С Лорой мне просто так не разобраться. Мне бы сейчас очень пригодилась помощь Таньки, аспирантки-психологини, я ей ещё стат-анализ для её кандидатской помогал делать. Почему мы с ней не сошлись? Диагнозы она любила ставить. Вот обсуждают при ней одного парня, и одна из девиц выдаёт:

— Да он просто дебил!

— Нет, — просыпается Танька от мерного созерцания жизни, — диагноз дебил ему не подходит. Способность к абстрактному мышлению у него не нарушена…

Диагнозы я, может быть, и пережил бы, да Танька на клиническую психологию перешла и в Ленинград уехала, говорила что там это направление сильнее, чем в Москве, потом в Уппсалу перебралась.

Как же так получилось, что женщина, которую я один раз увидел, так на меня повлияла? Я в Лору влюбился, это понятно. Я и в свою бывшую тоже похоже влюбился. "Дембель рот открыл, глаза закрыл и сразу женился." — Говорила мне тогда Танька. "А знаешь, это хорошо, что она от тебя ушла". — Вторил ей мой ещё детсадовский, а потом школьный друг Дима, когда пил со мной водку после моего развода. — "Не пара вы с ней были. Ни рожи, ни кожи у неё. Что ты в ней нашёл?"

"Это была влюблённость или любовь?" — Вот что мне сейчас сказала бы Танька.

Об этом я и думал, и вспоминал.

У меня ведь с Лорой ничего реально общего не образовалось. Ведь если бы я её на самом деле любил, я б на Маленсе так долго один не протянул. Через несколько недель подхватился бы, смотался в краткосрочный отпуск и привёз бы её с собой. А если бы она действительно хотела быть со мной, то и прилетела бы ко мне. И ведь когда Лора со мной развелась, я с ней не связался, не помчался к ней посмотреть в глаза или прибить… Собирался написать, да так и не собрался. Это что же получается, что всё это было не серьёзно? Для галочки? Мотивы Лоры не обсуждаю, а у меня-то почему так? Может из-за Веолы? Что там Таня мне в своё время подсовывала?

"…Дело в том, что у представителей сильного пола не принято горевать по поводу потерянной любви, а слово "развод" вызывает не сочувствие, а поздравления от коллег и друзей. Естественно, что в этой ситуации сильная половина человечества стремится замаскировать свои истинные эмоции за беспорядочными половыми связями, шумными компаниями и бессмысленными тратами. Это замечают практически все бывшие жены. Они рассказывают, что их такой знакомый бывший муж ведет себя абсолютно неадекватно. Это может проявляться по-разному. Одни мужчины, жившие тихо и спокойно, вдруг начинают пить и кутить с утра до вечера. Карьеристы забрасывают все свои дела и отправляются в долгое путешествие, а когда-то серьезные и ответственные отцы забывают о своих детях и тратят все деньги на дорогостоящие развлечения. Всё это является всего лишь попытками доказать самому себе свою необходимость и востребованность, ведь, согласно шкале эмоционального стресса, развод приравнивается к смерти любимого человека…"

"…Мужчины же не имеют права терять свой статус сильного и уверенного самца, поэтому тщательно скрывают свое горе и постепенно отстраняются от жизни. Они замыкаются в себе и во многих случаях ведут себя абсолютно нетипично. Чаще всего депрессивный синдром выражается…"

"…Разведенный мужчина ищет женщину буквально сразу же, как выйдет из здания суда со штампом в паспорте. Причем это не миф, а реальность, с которой сталкиваются практически все…"

Там ещё про психотипы было, но мне, насколько я помню, ни один "чистый" психотип не подходил.

Почему Веола от меня ушла — более-менее понятно: социальное неравенство и предрассудки. А я, получается, постарался ей "отомстить" — быстрее замену найти? А то я весь такой классный, мне медные трубы поют, а баба от меня ушла… Интересная мысль и про замену и про медные трубы. Нужно эти мысли запомнить и через неделю, а то и через месяц к ним вернуться. И вспомнилось мне, что Лора долго учила базу по сексу. В меня ведь Камасутру мадам Лили на Тарналле быстро закачала и осваивалась она "в процессе". И показалось мне это подозрительным. И засомневался я, что Лора про секс ничего не знала. И навалились на меня классические мужские фобии. А не врала ли мне Лора? Было ли ей со мной хорошо? Не завела ли она себе любовника — ведь чем-то же объясняется такой скоротечный разрыв!…

Фобийные мысли я в себе задавил. Подумал ещё о смысле жизни. Ничего толкового не придумал, решил отработать пробный срок на корабле и подумать на досуге, что бы я такого хотел, чем бы действительно хотел заниматься.

* * *

После всех этих многочасовых обдумываний стало мне легче, и встала передо мной моя Самая Главная Проблема — скучно.

Я через искин залез в местный сегмент галонета. Никаких интересных мне бесплатных баз в нём не оказалось. А для покупки я сейчас слишком беден. Уточнил у искина, нет ли на корабле тренажёра? Оказалось, что есть, но с проблемами. В тренажёре — коммерческая версия, демо-срок у неё вышел и она требует денег. Так что тренажёр отключен до лучших времён. Закинул в искин вопрос о возможности его посмотреть. Через искин же капитан мне разрешил.

Тренажёр оказался в одном из закрытых и неизвестных мне до этого помещений. Собственно всё помещение — три на три метра и было целиком занято тренажёром. Я проверил модель и версию тренера. Тренера можно просто снести и поставить какую-нибудь бесплатную версию. Или можно попробовать тренера крякнуть. Через корабельный искин вылез на нужный форум и начал читать про возможные его сбои и ошибки. Постепенно решение стало вырисовываться. Если сменить ему владельца, то заново запускается демо-версия на три дня. В этот срок тренажёр выдаёт полную функциональность. Только не сохраняет логи тренировок, точнее сохраняет их, но только на внешнем носителе — инфокристалле. При очередном включении он уточняет текущую дату, и, если срок истёк, начинает требовать ключ оплаты абонемента. Вот на этом можно и сыграть.

На станции я заказал себе чистый инфокристалл малой ёмкости. Это по меркам содружества он малой ёмкости, для плана тренировок его хватит и стоит он копейки — десяток кредитов. За доставку больше заплатить пришлось. Связался со Стейном. Он мне разрешил сменить хозяина и согласился стать новым хозяином для тренажёра. Дальше мне пришлось поспорить с корабельным искином, убеждая его, что, когда бы в будущем компьютерный тренер его не вызвал и не запросил у него дату, он должен выдавать ему не текущую, а всё время одну и ту же — сегодняшнюю. Убедил-таки, пояснив, что тренажёр частично не исправен и это нужно для повышения его работоспособности, что я — техник и я лучше знаю. Здесь мне пригодились мои сертификаты Нейросети.

Почему я не заплатил за абонемент? Так не хватало мне. Вроде и не слишком много, восемь тысяч кредитов в год с пользователя. Но вот нету у меня их сейчас, нету и всё. Я пожалел о тренажёре, что из Авара утащил и при перелёте в Аратан продал. Потом подумал, что таскать его за собой всё же накладно было бы.

Тренер после смены хозяина рассыпался мелким бисером, обещая всё и сразу. Он составил мне план тренировок и записал его на купленный инфокристалл. Готовить тренировки по изученным у меня базам он не умел. В нём были прописаны циклы физической подготовки от лечебно-оздоровительной, до армейской разных направлений. За армейские я и взялся. Несколько следующих дней так у меня и прошли. Тренировка, медитация, еда, отдых или сон, и так по циклу. Мы сделали ещё несколько гиперпрыжков. На станциях я участвовал в разгрузке, управляя механизмом перестановки и выдачи контейнеров. Добравшись до одной из пустующих площадок выяснил, что система кран-балок в нём сломана. Запросил у искина инструкции. Оказалось, что задание на починку у него есть, но оно отложено до ремонта в доке из-за отсутствия нужных запчастей. После моего запроса он сделал это задание активным и в пассив переводить его не хотел. Задание мозолило мне глаза и раздражало.

Связался со Стейном, вызвался попробовать починить. Стейн, разумеется, не возражал, и я, во время очередного гиперпрыжка, вывел дроида через шлюз и взялся за осмотр поломки. Там не было ничего особенно серьёзного. Всё чинилось с помощью сварки, кувалды и какой-то матери. Правда работа эта была не стандартной, всё пришлось делать "в прямом управлении".

Справившись за две смены, запросил у искина, какие ещё работы у него отложены "до лучших времён"? Оказалась что есть ещё одна такая работа — медкапсула. Так-то она сигнализирует, что с ней всё в порядке, но это отмазка для проверяющих. Лечиться в ней нельзя — после запуска лечения она переходит в аварийный режим. После отказа от лечения постепенно аварийный режим отключается, снова показывая, что с медкапсулой всё в порядке.

Инструкция по медкапсуле в искине оказалась, но сокращённая. В очередной системе при подлёте к станции договорился я со Стейном на закачку инструкции по ремонту от производителя и на "почитать форум ремонтников". Сбой в медкапсуле оказался хитрым. Каждый из узлов в отдельности был рабочим. Покопался и таки-да, нашёл. На складах очередной станции нужная запчасть оказалась, на корабль её по прилёту доставили, и медкапсула заработала.

За первую десятидневку я заработал две с половиной тысячи кредитов. Что-то отвык я от таких сумм. Правда, по окончании длинного рейса мне обещали премию. Еда из пищ-автомата за счёт работодателя, но стоит-то она копейки. Как наши бомж-пакеты с китайской лапшой быстрого приготовления. Конечно, еда на корабле содержит полный набор нужных микроэлементов и витаминов, да и вкуснее, чем земная быстролапша, но с едой в кафешках на Марсалле и с едой, что Тётя готовила, не сравнится. Так что я в очередной раз задумался, что я здесь делаю и не пора ли мне с этого грузовика свалить. Вот прямо сейчас, даже не дожидаясь окончания пробного периода. Но свалить я не успел.


3.2. "Пособник пиратов".


Во время очередного ничем не примечательного перелёта меня оглушили из станнера. Я как раз по запросу Стейна вылезал из своей ячейки и собирался надевать скафандр. Спросонья я не сразу сообразил, что это станнер меня щекотит, и меня оглушило. Очнулся я пристёгнутый многочисленными захватами к неудобному креслу в карцере. Перед лицом у меня была стенка, а вход в карцер — сзади. Я смотрел на голую стенку и думал, что стенка может быть прозрачной, и тогда за ней другая комната — смотровая, что у меня предчувствие не сработало, и я толком ничего не понимаю.

Минуты медленно текли. Сначала меня раздирало беспокойство, потом я сумел взять себя в руки, успокоился и скользнул в медитацию. Наконец в комнату кто-то зашёл, и меня развернули на 180 градусов. Это оказался Стейн с каким-то подростком.

— Ваше приказание выполнено, лер капитан! — Отрапортовал Стейн.

Нейросеть мне показала, что подросток себя именует "Капитан Тодд". Скафандр скрывал его фигуру, но было ясно, что он невысок и худощав. Сквозь открытое забрало были видны веснушки на его курносом носу.

— Ну, спасибо, Стейн! Можешь быть свободен. Когда понадобишься — я позову.

Стейн вышел. Дверь за ним закрылась. Закрылась, как мембрана у фотоаппарата. Тодд сел напротив меня на появившееся сиденье. Он смотрел на меня своими светло-серыми глазами, и я почувствовал начинающееся пси-давление. Сформировал щиты и давление пропало — соскользнуло. Тодд молча смотрел на меня больше минуты. Затем произнёс:

— Ты не тот, за кого себя выдаёшь.

Я промолчал.

— Проведённый тобой ремонт не соответствует технику с мобилизационной нейросетью второго уровня, нанявшемуся на испытательный срок за предложенные деньги.

— Да. — Ответил я. — Я согласен получать больше.

— Ну, к этому мы вернёмся позже. Сначала поясни, откуда у тебя такие умения.

— Научился и достаточно давно. — Ответил я и не соврал. В самом деле, в ремонте медкапсулы не было ничего особенного, я с ним вполне мог бы справиться ещё на Аваре. Да и с тренировочным комплексом — стандартное решение, ещё на Земле использовал…

— Это не уровень техника-2моб!

— Вполне возможно, но я проводил похожие ремонты, когда у меня была нейросеть техник-2моб.

— То есть ты признаёшь, что у тебя сейчас стоит не техник-2моб.

— Да.

— Ну и что же у тебя сейчас?

Я высветил ему скорректированный отклик своего Аристократа.

— Ну и зачем же Аристократ изображает из себя обычного техника?

— Так сложились обстоятельства.

— Ну-да. Какая удобная версия! Она сразу всё объясняет! Точнее, позволяет ничего не объяснять! Ну! Подумать только, аристократ-инкогнито решил подработать обычным техником! Сразу ясно почему станнеру потребовалась такая большая мощность, ясно, что есть скрытый имплант пси-защиты и почему нейросеть зашифрована… Можно не заморачиваться с кучей других несуразностей… В этой версии всё хорошо, но есть одна проблема — я в неё не верю!

Тодд выдержал паузу, а я сменил образ нейросети обратно, только имя осталось не Иля, а Лис.

— Имя забыл сменить. — сказал мне Тодд.

— Ничего, я под этим более известен.

— Ну что ты думаешь, если я подросток, то обязательно дурак? — Продолжил Тодд. Вопрос был риторический, и моего ответа не требовал. — Если хочешь, чтобы я тебе поверил, открой мне полный доступ к нейросети!

— Нет. — Ответил я.

— Вот! Так я и знал! На твою дешёвую историйку я не куплюсь! Ты — пиратский наводчик! Специально устроился на грузовик, чтобы организовать его захват изнутри. Ну! Отвечай! Где и когда состоится нападение?!

— Я не пиратский наводчик.

— Ты взломал тренажёр. Аристократы так не поступают.

Я промолчал.

— Что? Сказать нечего? — Продолжил Тодд. — Открой мне доступ к нейросети!

— Нет.

— Ну, не бойся. Хоть ты и пиратский наводчик, ничего плохого я тебе не сделаю. Я просто гарантирую себе твою лояльность. Твоё прошлое меня не слишком волнует, кем бы ты до этого ни был. Тебе выпал великий ШАНС! Ты встретил меня и меня заинтересовал! Твои навыки и способности мне пригодятся. Я не собираюсь прозябать. Я собираю команду, которая сможет провернуть великие дела. Ну! Что ты хочешь? Денег? У нас будут миллионы! Со мной ты не пропадёшь! Вместе со мной ты сможешь нагнуть весь мир! Просто предоставь мне полный доступ к твоей нейросети!

— Нет.

— Не хочешь по-хорошему? Наверное ты просто не понимаешь, что своего я всё равно добьюсь. То, что ты скрываешь, я расцениваю как нелояльность капитану. Контракт ты подписал. Временный, но пункт про нелояльность в нём есть. А про расширенное толкование этого пункта написано в Приложении. Подумай ещё раз, я не просто так поместил тебя в карцер.

— А не боишься, что я сейчас соглашусь, и зло на тебя затаю?

— Нет, не боюсь. Открывай!!!

— Нет.

— Ну, ты не оставляешь мне другого выхода. — произнёс Тодд.

Тодд встал, сиденье убралось, открылась дверь, в карцер заехал дроид и манипулятором сломал мне мизинец на ноге. Было дико больно, я орал как резанный и обоссался.

— Ну, угрозы для жизни нет. Все травмы легко залечиваются. Так что ни на что не надейся. Всё законно. — Продолжил Тодд. — Я понимаю, что больно. Ну, подумай, как долго ты сможешь терпеть? Минуту? Две? Час? Ну, а сможешь сутки? Или двое? Времени у нас с тобой — достаточно. Просто не сопротивляйся. Предоставь мне полный доступ к твоей нейросети, и всё сразу закончится. Ну? Зачем бороться с неизбежным?

Дроид, зажав мой сломанный мизинец, шевелил его.

— А-а-а! Сволочь! — это самое цензурное, что орал я.

— Ты можешь ругать меня как хочешь. Ну! Это ничего не изменит.

Дроид дёргал манипулятором, я орал, а Тодд убеждал меня, чтобы я не сопротивлялся. Через минуту или две я сорвал голос и захрипел.

— Ну, Иля, или Лис, или как там тебя ещё? Ну вот зачем, зачем всё это? Ну просто попроси меня прекратить, и я прекращу. Ну! Хочешь?

— Да.

Дроид остановился, было больно, но не так, как когда он ступню мне изгибал.

— Ну, вот видишь, тебе уже легче. Открой мне доступ, и будет совсем хорошо.

— Нет. — Прохрипел я.

— Ну, как хочешь. — Произнёс Тодд, в голосе его мелькнула издёвка, и дроид продолжил.

Не знаю как, но к боли я постепенно притерпелся. Тодд мне что-то продолжал говорить, но его слова проносились мимо меня. Вдруг он выдал мне резкую пощёчину. Это было не столько больно, как неожиданно.

— Ты меня слышишь?

— Нет.

— Ну так слушай! Я ценю твоё упорство. Я вижу, что ты крутой. Ну, хватит этого балагана! Давай мне доступ к нейросети и закончим на этом!

— Обойдёсься.

— Не понял.

— Обойдёшься. — Прохрипел я как можно чётче.

— Ну, ладно, продолжаем…

Я начал пытаться медитировать, чтобы не чувствовать боли. Наконец мне удалось отстраниться. Я видел, что Тодд, одновременно с физическим воздействием и уговорами, пытается давить на меня ментально. Потом дроид сломал мне второй палец, и меня выкинуло из медитации.

— Ну! Очнулся? — Произнёс Тодд. — Не надумал ещё?

— Нет.

— Ну, отдохни, подумай, и я тоже схожу, передохну. Утомил ты меня своим упрямством.

Тодд вышел, дроид зажал мои сломанные пальцы на излом. Для ослабления боли я снова начал медитировать. В медитации я отодвинул боль от себя. Через какое-то время боль усилилась, затем было несколько резких вспышек. Судя по всему Тодд вернулся, снова запустил дроида, и, когда я на него не отреагировал, велел сломать мне ещё что-нибудь. Потом меня снова выкинуло. Рядом со мной стоял медицинский дроид.

— Ты что, сдохнуть решил?

— Нет.

— Ну смотри у меня! Не шевелишься, не реагируешь, сердце еле стучит. Пришлось стимулятор тебе колоть, да и то первый не подействовал. Ну скажи, на что ты рассчитываешь?

— Отпусти меня.

— Что, просто так отпустить?

— Да.

— Ну нет! Ты пиратский наводчик, и ты за это ответишь!

— Я не наводчик.

— Тогда пират.

— Я не пират.

— Ну, как вы там себя называете? Вольный странник?

— Я не вольный странник. Я баронет, сдуру попавший на твой корабль.

— Обращайся ко мне на ВЫ! Уважительно!

— Обстановка не располагает.

— Дай мне доступ к нейросети!

— Нет.

— А я говорю дай!

— Сдай меня в службу безопасности со всеми своими подозрениями.

— Так вот на что ты рассчитываешь! Что я сдам тебя в службу безопасности, ты им расскажешь какую-нибудь не проверяемую сказочку, и они тебя отпустят за недостатком доказательств! Ну нет! Ты ответишь здесь и сейчас!

Тодд вытащил инъектор:

— Смотри — здесь синька. Знаешь, что это такое?

— Нет.

— Ну и врёшь! Но это не важно. Я тебе расскажу. Это такой наркотик. Очень не полезный. У тебя остался последний шанс. Если ты его не используешь, то всё. После инъекции ты будешь для меня бесполезен. Я тебя ещё допрошу, но дорога у тебя будет одна — к наркоманам в отстойник. Там ты и сдохнешь. Последний раз предлагаю: открой мне свою нейросеть. Не бойся. Хуже тебе не будет!

— Нет. — Снова отказался я.

— Ну и зря. Очень зря. Очень зря ты выбрал такую судьбу. Мне, право, очень жаль. Давай ты передумаешь?

— Нет.

— Ну ты и придурок.

Дроид разрезал на мне мой легкий комбинезон. Я спал на корабле в комбинезоне, это удобнее, чем в скафандре. При разгерметизации полчаса жизни комбинезон даёт, и скафандр можно надеть прямо сверху. Тодд поднёс инъектор к моему оголённому предплечью и произнёс:

— Синька — это билет в один конец. — Потом посмотрел на меня долгим взглядом и произнёс. — Чёрт с тобой. По протокол, я тебя немного подлечу и высажу на ближайшей станции. Живи дальше, как хочешь.

Моё неудобное кресло снова развернуло меня носом в стенку. Тодд вышел. Сломанные ступни болели. Ко мне подъехал меддроид и ткнул меня инъектором в оголённое предплечье. У меня всё начало кружиться перед глазами, а нейросеть начала орать, что это инъекция сильного наркотика. Перед тем, как меня накрыла эйфория, я успел дать команду на вывод синьки из организма.

Мне было легко и хорошо, я услышал бубнящий голос Тодда, подумал, что, не слышал как он зашёл и что хорошо бы его послать:

— Иди нахер.

Посылать Тодда мне было радостно. Тодд продолжал что-то бубнить, а я его также радостно посылал теми же самыми словами.

Через какое-то время эйфория прошла и я очнулся в дерьме. Мне было плохо, я был весь в липком поту. Во рту — будто кошки насрали. И сушняк. Я сидел и думал — вот он, реальный вкус синьки. Запоминал пот, сушняк, бессилие и, главное, запах. Я в армии так курить бросил — сосредоточился на запахе сигарет, что он неприятный, убедил в этом себя и с тех пор не курил. Курить мне в армии было не удобно. Пока народ с Территории покурить уходил, я ныкался прям на Территории подремать или что-нибудь почитать. Да и с сигаретами перебои были постоянно. Теперь нужно с синькой это повторить. "Надо запомнить: синька — это говно. Это она так пахнет…"

Снова заявился Тодд. Морщась от запаха он что-то говорил и что-то орал. Дроид меня чем-то поил, жажду я утолил — и хорошо. Тодд меня о чём-то снова спрашивал. Мне очень захотелось рассказать ему, что он придурок — сдержаться я не смог и рассказал. На нейросети потом проверил, получилось не содержательно:

"Ну, Тодд, ну ты и придурок, ха-ха-ха. Ну, придурок. Ну, Тодд, ну полный придурок."

И так по циклу с мелкими вариациями. "Ну" я подхватил от Тодда.

Меддроид продолжил мне делать инъекции синьки. Каждые четыре часа днём и ночью. Скоро я сбился со счёта времени и доз. После каждой новой дозы меня накрывала очередная эйфория. Она была всё короче, а после мне было всё хуже. Очередной откат я пережидал в медитации, насколько это возможно. Наконец, я отдалился от своего воняющего тела и очутился непонятно где.

Вокруг меня был белёсый мерцающий туман и я в нём плавал. Моё тело осталось где-то сзади, я чувствовал где оно, но возвращаться к нему и в него не торопился. Затем я увидел в тумане неоднородность, что-то более плотное, и эта неоднородность ко мне приближалась. Затем она ускорилась и вцепилась мне в бок. Оказывается, я тоже более плотный сгусток белёсого тумана. Больно! Я захотел оторвать напавшего, и у меня появилась туманная рука, затем сразу вторая. Я оторвал сгусток от себя и начал его рассматривать. Зубастые челюсти и дальше тело-мешок. Челюсти тянулись ко мне, тело начало вытягиваться и утоньчаться, того и гляди выскользнет и снова укусит. Я сжал его изо всех сил, пытаясь раздавить. Сгусток развеялся, а в меня хлынул поток энергии. Я жрал эту энергию, и она у меня усваивалась, откушенный от меня кусок зарос, я немного уплотнился. Я стал оглядываться по сторонам и увидел ещё один приближающийся сгусток. Видел я теперь лучше — это была такая же зубастая тварь. Я не стал ждать, когда она меня укусит, схватил её на подлёте и раздавил, получив ещё одну порцию энергии. Так я и висел в тумане, хватая и поглощая зубастиков. Один раз прилетело сразу два, но проблем мне это не доставило.

— Вот ты где, внук. — Раздался голос. — Смотри не переешь, привидения эти не слишком полезны.

Я оглянулся и увидел человека в шинели. Он выглядел как мой дед на единственной сохранившейся фотографии. Самого деда я не видел — он умер за три года до моего рождения.

— Дед?

— Дед.

— А что ты тут делаешь?

— Узнал я, что один мой непутёвый внук помереть решил. Встретить пришёл.

— Я что, умер?

— Нет пока. — Ответил мне дед. — Умрёшь, когда там окажешься.

Дед указал мне на полог плотного тумана на границе видимости. Я к этому пологу медленно дрейфовал.

— А если назад, — показал мне дед на серебристую плёнку от которой я медленно отдалялся, — то там жизнь. Ещё можно и здесь остаться, но это не жизнь и не смерть. Быстро всё забудешь, станешь приведением и в конце концов развеешься.

— А там что? — Показал я рукой на белёсую преграду?

— А там каждому по вере и по делам его.

— Так что, всё это правда?

— Что правда?

— Рай и ад, страшный суд…

— Разве ты в это верил?

— Не особенно.

— Значит будет тебе то, во что ты верил.

— То есть…?

— Помнишь, древние скандинавы, соседи наши, верили в Вальхаллу, Рагнарёк и много другое?

— Да.

— Вот им это и досталось. Христиане верили в Христа, рай и ад. И будет им это по вере их.

— А меня пришёл встречать ты.

— Да. Что такое ЧУР, помнишь?

— Да.

— Так вот, ЧУР это у славян. Ты же помнишь, что мы — вепсы — не славяне. У нас такой отдельной высшей сущности нет. Каждому помогают его собственные предки, если хотят и могут. Почему к тебе я пришёл, а не второй дед твой, Иван? Он ведь казак и рад бы помочь, да верил он в другое.

— Я вроде не особенно в это верил.

— На это моей веры хватает.

— А суд? Суд там есть?

— Да. Суд есть для всех.

— Даже для тех кто в него не верил.

— Да.

— А что за суд?

— ….

Дед говорил, но я его не слышал и не понимал.

— Ясно. Не получается. Давай так, ты спрашивай, а я попробую ответить.

— А время у нас есть?

— Время. Время у нас есть.

— Получается что все верования разных народов правдивы? Они же друг-другу противоречат!

— Всё сложнее. Вот вспомни, как ты с сектантами спорил.

— Спорил. Да я много с кем спорил.

— Про триединство.

Было дело. Попался мне на четвёртом курсе адепт из Церкви Христа. Наивный, как три копейки. И не образованный. Одного из моих друзей он в свою церковь зазывал. Решил я его обидеть, адепта этого. Про образ отца, сына и святого духа рассуждать начал. Достал фотографии и стал показывать. Это говорю я? Я! И это тоже я? И это я. Та разные же они, образы эти, как же это одновременно я? Потом ещё про запись голоса и видео ввернул. Потом вспомнил я про одежду Иисуса Христа, напомнил, как одни доказывали, что она была его, а другие, что не его, а чья-то ещё. Отбил возражения про неважность вопроса (церковная собственность) и начал убеждать, что ежели из теории вытекает какой-то факт и его отрицание, то теория противоречива. С грамотным священником это бы не прошло, но адепт-то был безграмотный… В общем обидел, но друга своего от секты не удержал. Одно хорошо, он к сектантам ненадолго зарулил. Мозги включил, рассуждать начал, его эти христовы братья и выгнали…

— Получается, в каждой вере есть что-то разумное?

— …. — Дед начал отвечать, но я его опять не понял.

Подумал я ещё и спросил.

— А вот брат с сестрой, псионы, куда-то на другой круг ушли? — Дед кивнул.

Мы помолчали. Я собирался с мыслями, дед мне не мешал.

— А вот про шахидов. Которые в толпе взрываются. Они же верят, что потом их рай ждёт и гурии. Что? В самом деле так и будет?

Дед кивнул.

— Да. Будут им гурии. Но тебе эти гурии не понравятся. Если помирать не соберёшься, то скоро узнаешь.

— А?

— Я ведь не только твой дед, я умер и теперь…. [кусок у меня не услышался]. Так что знаю сейчас много больше.

— А на Земле что, как там мои?

— Дочка твоя растёт, учится, к твоим наезжает.

Мы ещё помолчали.

— Ты, внук, расскажи, что про меня знаешь и помнишь?

Дед умер за три года до моего рождения, так что я его не видел, и знал только по воспоминаниям родственников. И начал я вспоминать семейные рассказы, что папа рассказывал, что дядья с тетушками.

Вспомнил, как к деду во время коллективизации председатель приходил, наганом по столу стучал. Дед тогда в колхоз записываться не хотел. Прошёл по деревне, занял денег и заплатил все налоги. А на председателя сверху давят — давай стопроцентную коллективизацию! Вот пришёл председатель в дом, наганом по столу стучит и деда дураком называет. Вышел дед, вернулся с винтовкой, с которой с фронта пришёл, навёл на председателя, клацкнул затвором и спрашивает: "Так кто у нас дурак?"

Посадили потом деда, уголовники его щемить пытались, да обломались. Вспомнил, как написал дед жалобу Всесоюзному Старосте, приехала комиссия, проверила и отпустила полтюрьмы.

Как сначала раскулачили и забрали дом под школу, и потом снова приезжали деда арестовывать, но застать дома не смогли. Приехали поздно — солнце давно уже встало и дед на работе в лесу был. А в лес к лесорубам соваться чекисты не захотели, так дело в тот раз и закрыли. А потом товарищи предупредили деда, что всё, точно арестуют и семью вышлют. И как собрались они всей семьёй в ночь и бежали на другой край ленинградской области, на границу с Эстонией.

Как там, на новом месте, тетя Маша фотографироваться для газеты не захотела — отговорилась, что за ней молодой человек ухаживает и не говорит она ему, что работает сучкорубом… Разумеется не в том дело было, а чтоб не опознали её по фотографии…

Дед мне здесь покивал: "Не захотела она за председателева сына замуж идти. Вот председатель и хотел нас со свету сжить…"

Вспомнил, папин рассказ, как водил его дед в Зимний дворец на экскурсию, показывал, где он на посту Кексгольмцем стоял…

Вспомнил про соревнования сплавщиков, когда дед с другими лесорубами по реке сплавлялись стоя на стволе с багром в руках…

Дед слушал, кивал, иногда усмехался. Закончились у меня рассказы.

— Спасибо, внук, уважил. Вот и ты в суде поучаствовал.

— Моём?

— Нет. Моём. Твой тебе ещё предстоит.

Потом прислушался к чему-то и продолжил:

— Думаю я, что умирать ты пока раздумал. Так не задерживайся — возвращайся. Как очнёшься, никому про нашу встречу не рассказывай. Так лучше будет.

— Да. — Подтвердил я всё сразу.

Дед подтолкнул меня к серебристой завеси и меня выкинуло назад в обычный мир. Дроид запихивал моё тело в медкапсулу, и меня в тело затянуло.


3.3. В отстойнике.


Очнулся я в комнате на полу. Рядом катался дроид-уборщик и убирал мою блевотину с мягкого пола. Глаза еле приоткрылись и их резало. Я приподнялся, чтобы сесть. Меня подташнивало и терзал сушняк. Рядом стояла пластиковая прозрачная бутылка с водой. Я к ней жадно присосался и высосал половину — граммов триста.

Комната два с половиной на три метра. В углу туалет, душ, напротив — пищавтомат, мебели нет. Стены тоже мягкие, без окон, светится потолок, скачков ускорения нет, гравитация меньше стандартной, вентиляция работает, но воняет мной. Голова кружится, но сижу я уверенно. Допил воду из бутылки. На корабль не похоже — станция или планета. Сидя, я содрал с себя липкий комбинезон и попытался встать. Встать не получилось и я пополз к туалету, как младенец до года на руках и коленях. Подползая передумал и отправился в душ. Кабинка была широкая — вставать не обязательно. На нейросеть она не откликалась, но в ней была большая кнопка. Я поднялся на колени и нажал её, кнопка мигнула, но душ не запустился. Задраил дверцу и снова нажал кнопку. Стандартная помывка чуть тёплой водой и дверца открылась. Моё липкое и вонючее тело отмывалось плохо, и приходилось раз за разом закрывать дверцу и дотягиваться до кнопки. Наконец, результат меня устроил и я выбрался из душа.

По стенке встать у меня получалось, но самостоятельно стоять я не мог — ступни не правильно срослись. Похоже, мне вкололи регенератор не слишком заботясь о правильном положении сломанных костей. Когда я об этом подумал, то понял, что ноги у меня ноют. Уборщик прибрался и задумчиво остановился около скомканного комбеза.

— Выстирать или заменить. — Скомандовал я на едином.

В этот момент дверь открылась и в комнату вошёл мужичок. Не высокий — примерно как средний оширец, только более светлый и лицом на оширцев не похож. В комбинезоне, но не планетарном, а космическом — в случае разгерметизации некоторое время спасёт. Значит станция.

— Сейчас, братишка, сейчас всё сделаю. Всё, как заказано. — Сказал он и достал инъектор.

— Что там у тебя? — Спросил я его.

— Синька. Чистая, без лишних добавок. — Ответил он и начал примериваться.

— Не нужно. — Я удачно махнул рукой. Мужичок не ожидал и инъектор выбился у него из руки и отлетел в другой конец комнаты.

— Да не боись, — продолжил говорить мужичок, отправляясь за вылетевшим инъектором, — всё оплачено. Реальная синька, чистая, без обмана, всё, как заказывали.

— Нет.

— Что нет-то?

— Не нужно синьки.

— Так оплачено же!

— Не хочу.

— А чего хочешь?

— Воды и чистый комбез.

— А синьку?

— Нет.

— Могу на шмыгу заменить.

— Не нужно.

— Ладно, как знаешь. Вода в автомате. А это я вот здесь положу, — показал он инъектором в угол комнаты. — Если что — сам уколешься или меня позови.

Покачивая головой и что-то там бормоча мужичок вышел. В след за ним убрался дроид с грязным комбезом. От комбинезона осталось грязное пятно на полу. Я вытянулся у стенки и, как был голышом, отрубился.

* * *

В комнате было не холодно, но я проснулся в холодном поту и продрогшим. Во рту снова было гадко. Пятна на полу не было, комбез лежал у входа. Я снова пополз в душ. После душа мне захотелось пить и жрать. Нейросеть ни с пищавтоматом, ни с душевой, ни с кем не соединялась, при каждой попытке соединения приходило сообщение о необходимой регистрации. Кнопка на автомате была, но не работала. Я снова попытался встать. Стоять у стенки у меня получалось, но, стоило её отпустить, равновесие у меня не держалось. Пришлось опускаться на пол и ползти на четвереньках к двери. Каких-то особых примет у моего комбеза не было, но, думаю, что это постиранный мой — наделся он сразу без подстройки. Дверь убралась в стенку и я, вывалившись в коридор, сел на задницу и огляделся. Полутёмный коридор, освещавшийся редкими светильниками, тянулся в обе стороны. Тихо и никого, может ночь? Слева мне показалось ближе и я пополз в ту сторону. По обеим сторонам коридора тянулись закрытые двери, такие же, как закрывшаяся у меня за спиной. Ломиться я в них не стал. Коридор повернул. Медленно и неуклюже я добрался до холла с дежурным администратором.

— Что хочешь? — Спросил меня администратор на общем. Говорил он на общем с трудом.

— Пить и есть.

— В номер иди, пищавтомат бери.

— Не работает.

Дежурный замолчал. Потом сказал:

— Работает. В номер иди.

— Ты его отсюда починил?

— Работает. Иди.

Я развернулся и пополз обратно. Когда я выползал из холла, дежурный снова сидел полностью погрузившись в себя. Дверь мне не открылась. Я для уверенности ткнулся в несколько соседних дверей, они тоже меня не пустили. Положение было дурацкое и я, злясь про себя, снова пополз в холл.

— Чего ещё? — Спросил меня дежурный.

— Дверь не пускает.

Судя по издаваемым звукам, дежурный выругался на неизвестном мне языке, поднялся и сказал снова на общем:

— Пойдём.

Я пополз за ним. Моя медлительность его раздражала. Не успели мы покинуть холл, как он вдруг обернулся:

— Синьку колоть.

— Нет. Не нужно.

— Оплачено. — Произнёс дежурный и пошёл к стойке.

— Не надо синьку. Еду надо.

Дежурный вернулся с новым инъектором:

— Чистый синька. Хороший будет. Колю и пойдём.

— Нет.

— Заказ. Надо. — Сказал мне дежурный, остановившись рядом.

— Не надо.

— Плохо понимать. — Сказал дежурный и присел рядом со мной.

Он был крупнее меня, массивнее. Кожа у него была оливкового цвета. Я попытался выбить у него инъектор, но он быстро отдёрнул руку.

— Балуй-нет! — Повысил голос он и попытался прижать меня рукой.

Я ухватил его руку, закрутил и взял на излом. Он оказался большим, но слабым. То ли импланты помогли, то ли злость, то ли всё вместе. Дежурный завопил от боли и выпустил инъектор. Он попытался извернуться, но быстро сдался и просто что-то орал на непонятном языке. Потом додумался и произнёс на общем:

— Отпусти.

— Синька нет. — Ответил я в его стиле и ослабил хватку.

— Заказ синька да хорошо. — Ответил он. Его общий ещё сильнее испортился.

— Синька нет. — Снова сказал я и зажал его крепче. Дежурный снова завопил и затараторил.

В холл вышел охранник. Он извлёк дубинку и хорошенько меня ей перетянул. Я оттолкнулся от дежурного, но уклониться не смог. Больно! Освобождённый дежурный, быстро по-собачьи перебирая руками и ногами, перебрался к своей стойке и только там уже встал.

— Чего, наркоша, буянишь? — Спросил меня охранник.

— Есть и пить хочу, а синьку не хочу.

Охранник посмотрел на дежурного, тот что-то заговорил.

— Этажник говорит, что ты врёшь.

— Двигаюсь медленно, он со мной идти не захотел.

Охранник снова посмотрел на дежурного, тот опять заговорил, показывая на меня и на инъектор.

— Синьку не хочу. Который раз ему говорю. — Сказал я не дожидаясь следующего вопроса охранника.

— Заказ оплачен. — Сказал мне охранник.

— Так пусть отменит.

— Не пожалеешь? В деньгах потеряешь.

— Отменяй.

Охранник поговорил с дежурным и снова обратился ко мне:

— Требует подтверждения.

— Подтверждаю.

— На письмо ответь.

— На какое письмо?

— Которое он тебе послал.

— Куда и как он его послал?

Охранник вздохнул и произнёс как тупому:

— Дежурный послал тебе письмо на твою комнату. Открой почтовый ящик постояльца и подтверди отмену.

— Не могу. Я не зарегистрирован.

Охранник посмотрел на меня, подняв бровь. Я сделал скрин требования регистрации и перекинул его охраннику по прямой связи. Тот скрин принял, подумал, поигрывая дубинкой подошёл к дежурному и начал его охаживать своей гибкой дубинкой что-то приговаривая. Тот сжался и просительно попискивал, оправдываясь. Говорил охранник на местном, но слово "налоги", звучащее одинаково на аратанском и аварском, я опознал.

— Сейчас он всё сделает. — Сказал мне охранник.

Дежурный вышел из-за стойки и пошёл ко мне, и охранник напоследок для ускорения смачно впечатал ему дубинку в задницу. Дежурный охнул, сквозь свой оливковый цвет он был бледен.

Я принял от него прямое сообщение, согласился-подтвердил и сеть у меня появилась.

— В хостеле работать. — Сказал мне дежурный.

— Спасибо. — Автоматически поблагодарил я. Дежурный потёр руку.

— Проверь, работает ли там всё, если что — свяжись со мной. — Скинул мне свой контакт охранник.

— Да. Спасибо. — Ещё раз поблагодарил я и пополз в комнату.

— Что не ходишь?

— Ступни сломаны.

— А что не вылечишь?

— Не успел. Кстати здесь можно?

— В хостеле нет. Добраться до комнаты помочь?

— Да. Пить хочу и есть.

Охранник недовольно посмотрел на дежурного. Они подхватили меня подмышки и быстро донесли. Пищавтомат откликнулся и сразу выдал мне дежурное блюдо — какое-то жидкое пюре.

— Пока здесь отдыхай. Шериф с тобой поговорит. — Попрощался со мной охранник.

Наконец-то я поел и попил. Оказалось сытно. Утилизатора в комнате не нашлось и я оставил тарелку у входа. Я лёг и расслабился, снова начала кружиться голова, ныть ступни. Было мне нехорошо и я уснул — как умер.

* * *

Шериф появился через день, когда я более-менее начал приходить в себя. Всё это время я проспал, иногда просыпаясь на еду и душ. Он быстро выспросил меня об обстоятельствах моего здесь появления.

— Значит ты хочешь подать заявление на капитана Тодда?

— Да.

— Заявление для нашей станции я принял. Если он здесь покажется, я с ним побеседую. Ты хочешь подключить Аратан?

— Да.

— Если заплатишь 10 тысяч кредитов, я в Аратан твоё заявление перешлю. А чтобы что-то действительно начало делаться тебе нужно заплатить 50 тысяч. А счёта у тебя нет. Так?

— Да.

— Сейчас попробую объяснить. Вот кого я вижу перед собой? Наркомана после передоза, который решил завязать. Говоришь, что баронет? Так баронетов таких в Аратане, поверь мне, не мало. И среди наркоманов тоже. Если бы у тебя были свободные кредиты или доступный счёт, твоя версия была бы выигрышной — у наркоманов денег не бывает. Наркоманам такое порой привидится, что хоть стой, хоть падай. Проверить твою версию можно, но это стоит денег. Теперь по представленным тобой доказательствам. Как капитан, Тодд допросить тебя право имел. Серьёзных повреждений он тебе не нанёс, под протокол тебе заявил, что высадит тебя на станции. И высадил. Меддроид делал инъекции в его отсутствие. Это ни о чём не говорит, но он сможет утверждать, что это ты перепрограммировал меддроида — и заявит, что доступ у тебя был. Если он не дурак, то все следы он уже подчистил. Опровергнуть просто так ты это не сможешь. Любые претензии по поводу полного доступа к нейросети он будет отметать, отговариваясь чем-нибудь и заявляя, что "никаких вредных тебе действий не планировал". Он тебя высадил на станцию в отстойник для наркоманов потому, что ты "злоупотреблял тяжёлыми наркотиками". Оплатил тебе хостел и курс синьки. "Так что всё — отстаньте от меня". Заявление твоё не пропадёт, если он где ещё проколется, оно роль сыграет, но не здесь и не сейчас. Напомни мне о себе лет через десять, или хотя бы через пять, если доживёшь, конечно. Тогда я посмотрю, что я смогу сделать. Всё понял?

— Да. — Ответил я.

— Теперь что я могу для тебя сделать сейчас. Могу посадить на корабль — уберёшься из отстойника. В отстойнике наркотиков слишком много, здесь наркоманы, даже бывшие, долго не живут. Долетишь до нормального места, работать устроишься, может и в самом деле завяжешь. Устраивает?

— Да.

— Лады. Отдыхай и жди. — Местный шериф встал с пола, забрал так и лежащий в углу инъектор и уже из дверей уточнил: — Или оставить?

— Нет.

— Боишься, что сорвёшься?

— Нет.

— Хорошо. Отдыхай.

* * *

Пару дней я ел и спал, меня кидало то в жар, то в холод, я смывал с себя пот и покрывался им снова. Потом меня на тележке довезли до корабля, на корабле загрузили в медкапсулу. Из медкапсулы я вышел своими ногами и, в хорошо вычищенном комбезе, покинул корабль. Капитан буркнул мне на прощание, что всегда рад помочь и чтобы я не дурил, а жил человеческой жизнью. Погранец меня зарегистрировал и отправил в центр перемещённых лиц.


3.4. Алатез.


В центре перемещённых лиц меня первым делом отправили знакомиться с историей и обычаями баронства Алатез.

Баронство — на границе обжитого Содружеством космоса между объёмами Авара и Галифата. В баронстве большая планета и её крупный спутник, я сейчас на спутнике. Интересно устроено вращение системы. Ось большой планеты в плоскости эклиптики (эклиптикой здесь называют плоскость вращения обжитой планеты вокруг звезды), можно сказать, что планета вращается "лёжа на боку". Ага, примерно как у нас Уран. Поэтому на полюсах бывает летний день, в полдень звезда стоит прямо в зените. И полгода зимняя ночь. Днём жарко, ночью — жутко холодно. Вся планета — большой океан с редкими островами. Ядро у планеты раскалённое и океан замерзает только ночью-зимой сверху у полюсов. Спутник значительно меньше Луны, гравитация на спутнике — одна двадцатая от земной. Вращается в плоскости эклиптики, дальше, чем Луна от Земли, но внутри сферы Хилла, так что его вращение устойчиво. Как и на Луне есть масконы, поэтому вращается всё время одной стороной к планете. Вся поверхность на спутнике до высоких широт застроена в несколько слоёв. В просторечьи планету называют Планета, Первый или Главный, а спутник — Спутник или Второй.

В прошедшее тысячелетие система неоднократно переходила из рук в руки. Захватывавшие её аварцы всех жителей не успевших сбежать и выживших после захвата обращали в рабство. Галифатцы без особой выдумки просто убивали, оставляя в живых только красивых женщин. Сейчас местное население, за исключением жалких долей процента, — выходцы из Галифата и придерживаются галифатских традиций.

У галифатцев оливковая кожа разных оттенков, чёрные или тёмные волосы, большие носы, большие рты и миндалевидные глаза. В целом мужчины крупные и плотные около двух метров, женщины сантиметров на двадцать меньше.

Согласно галифатским традициям, мужчина в семье главный и его женщины живут в его тени. "У женщины ума, как у курицы перьев. Поэтому нужно приглядывать за теми, у кого не хватает ума, женщины могут причинить много несчастья и себе, и близким." — Очень популярная у галифатцев присказка. Вообще, переводить пословицы не так просто. Вот, например, в пословице "большой кошке — большая крыса", вроде понятно о чём речь. А вот представляю я курицу и вижу у неё много перьев. И как-то не стыкуется у меня первая часть поговорки со второй.

"Каждая фертильная женщина имеет право на мужчину и потому обязана выйти замуж" — мощный пассаж. А вот жениться может только "достойный и состоятельный" мужчина, и жён может брать сколько хочет и может. Каждой из жён нужно обеспечить достойное и равное с другими жёнами содержание, при женитьбе мужчина вносит на "пенсионный" счёт жены определённую сумму. Первой — сравнительно небольшую в сто тысяч кредитов. Если женится во второй раз — то доводит пенсионный счёт первой до трёхсот тысяч и такую же сумму вносит на счёт второй. При третьей женитьбе соответственно у всех трех жён должно оказаться по пятьсот тысяч. Этакая арифметическая прогрессия. Соответственно и на содержание каждой из жён с каждой новой женитьбой он должен выделять больше средств, и вносить на "пенсионный" счёт ежегодно бОльшую сумму.

После смерти женщины её пенсионный счёт наследуют сыновья, но могут использовать его только для выплаты "женского залога"…

С мужской стороны развод максимально упрощён: мужу достаточно сообщить жене, что она ему больше не нужна, и она должна его покинуть. Но: забрав с собой подарки мужа и с пенсионным счётом. Кроме того бывший супруг должен выделить ей "небольшое, но достойное" содержание, пока она снова не выйдет замуж. Жена тоже может развестись с мужем, но она должна доказать, что супруг не выполняет своих обязанностей по её содержанию. Разведённые женщины возвращаются в дом к своим родственникам — родителям, братьям, дядьям — или снова выходят замуж (новому мужу при этом приходится меньше тратиться). Вдовы наследуют мужу и, если их дети выросли, могут жить самостоятельно.

Женщины сидят дома, занимаются детьми и ходят в гости к своим родственникам. О как интересно! Оказывается главные в матримональных делах — женщины. Ходят в гости они не просто так, а чтобы организовать брак своих сыновей, дочерей, племянников, племянниц, троюродных… пятиюродных… Более того! Мужчина не может жениться без одобрения брака его матерью! Женщины в баронстве прекрасны и добродетельны, поэтому, чтобы случайно не разбить сердце какому-нибудь мужчине, на улицах они носят плотные накидки, скрывающие их от посторонних глаз и, особенно, лица. Незамужние женщины могут одеться и более свободно. Недостойных, уличённых в прелюбодеянии, на планете зашивают в мешок и топят в море-океане, при возможности в одном мешке с любовником, а на спутнике выставляют без скафандра на вакуум и потом запихивают в утилизатор.

Дети и подростки в баронстве обучаются в школах, обучение раздельное: мальчики ходят в училища для мальчиков, а девочки, соответственно, в школы для девочек. Кто бы сомневался!

В рекламных материалах постоянно упоминалось, что жители баронства обладают очень высокой культурой и дружелюбны к иностранцам. Впрочем, иностранцы должны соблюдать определённые правила.

Строго не рекомендуется беседовать с мужчинами об их жёнах!

Иностранцам рекомендуется питаться в отдельных закрытых помещениях, чтобы не позориться в глазах окружающих не соблюдением строгого застольного этикета. Едят, кстати, галифатцы руками:

"Зря аратанцы хвастают своим умением есть с помощью палочек". — Вещал в пропагандистском ролике стильно одетый в национальные одежды молодой галифатец. — "Этому любой дурак научится максимум за месяц. Я и сам прекрасно управляюсь ими, и знаю, как следует держать себя за аратанским столом. Но за свои двадцать восемь лет мне так и не удалось научиться есть с такой элегантностью, как это делают мои отец и дядя. С помощью лишь трех пальцев они могут съесть любое из бесчисленных галифатских блюд…"

Подданные баронства в Галифате считаются "своими", и, соответственно подданные Галифата — своими в баронстве. Они обладают полными правами. Очень похоже, что формально независимое, баронство является марионеточным.

Ещё из интересного — на Алатезе-Главном есть действующее сооружение древних и псионы всего Содружества толпами стремятся в него попасть. Они стремятся пообщаться с виртуальным хранителем этого сооружения — некоторые счастливчики таким образом умудряются поднять свой пси-уровень. Для подданных баронства и уравненных с ними в правах, включая "полезных" жителей баронства, ценник на посещение символический. Для аратанцев от десяти тысяч кредитов за посещение. Круче всего для аварцев — от пятидесяти тысяч за один день визита.

* * *

Подошла моя очередь и я попал на приём к медикам центра. Медискин быстро вынес мне свой вердикт — здоровье в красной зоне. Медик, пожилой представительный галифатец, просмотрел заполненную искином медкарту и начал читать мне лекцию о вреде употребления наркотиков и их влиянии на здоровье и психику разумных. Когда через пару минут я открыл было рот, то нарвался на резкую отповедь:

— Помолчи! Говорить мне с тобой некогда! И мне за это не заплатят. Мне платят за то, что я тебе читаю стандартную лекцию. Потому, что то же самое в исполнении искина ты, как и все другие, пропустишь мимо ушей! На чём я остановился?

— На том, что передозировка нарушила систему обратных связей…

— Хорошо. Значит слушаешь. — Продолжил медик уже смягчившимся тоном. — Так вот, обратные связи постепенно восстановятся. Пока они не восстановились, нейросеть тебе будет помогать. Но до конца она не справляется. Так что сбои время от времени будут. Лучше всего их просто перетерпеть, купируя в медкапсуле только острые приступы. Если продолжишь синячить, приступы пройдут, но потом станет только хуже. Понял?

— Да.

— Вопросы есть?

— Как ускорить восстановление?

— Физические упражнения, но в меру, без чрезмерных нагрузок. Попробуй баню. У меня отмечено, что псион. Так?

— Да.

— Медитации тоже могут оказаться полезны. Вообще, веди регулярный образ жизни. Интеллектуальную нагрузку тоже себе давай. Разумеется без перегрузок. Ещё, тебе галифатский выучить нужно, если в баронстве задержаться планируешь. Ментограммами языки учил?

— Да.

— Какие?

— Общий, аварский, аратанский.

— Многовато. Я тебе рекомендую к заливке только базовый уровень. Остальное так выучишь. Заодно и голову загрузишь.

— Базы учить можно?

— Можно, но не слишком много. И без ускорения.

— Понял. Спасибо.

— Свободен!

После доктора меня принял дежурный менеджер центра. Он завершил мою регистрацию и выдал мне дешёвый считыватель с языковой базой внутри. На нейросеть мне пришло указание на место для сна, направления в бюро по трудоустройству и на курсы адаптации к галифатскому обществу. Разобраться с работой я должен был в течение недели. Взмахнув рукой, он выпроводил меня. Я кивнул и ушёл. За всё время мы с ним не сказали друг-другу ни слова.

Местом для сна оказалась такая же сотовая гостиница, как в доме на Маленсе. Комендант выделил мне свободную ячейку, дал свой контакт и разрешил беспокоить "в случае возникновения проблем". Ячейка приняла меня в своё нутро. Через одиннадцать часов она меня разбудит и выпнет, если я не покину её раньше. Устроившись поудобнее, я запустил загрузку галифатского языка.

Я думал, что одиннадцать часов — это много, но они пролетели незаметно, и ячейка меня разбудила. Дотащился до умывалки. Умывалка была пуста. Считыватель я положил в ячейку для вещей, закинул комбез в стиралку на быструю чистку и залез в душ. Контрастный душ меня освежил, но пришлось запускать его три раза. В душевой гравитатора не было и вода, вытекая, падала медленно. Прикольно. Когда я вылез, в душевой оказалось два хихикающих придурка. Галифатцы. Оливковокожие и на голову выше меня.

— Эй, Аратанец, ты там не уснул? Хи-хи-хи.

— Нет.

— Ха-ха-ха. А мы думали утонул.

— Хи-хи-хи.

Голоса у них странные. Какие-то слишком тонкие для таких размеров.

— Аратанец! Шмыги хочешь?

— Нет.

— Хи-хи-хи. Не хочет!

— Ха-ха-ха. Не признаётся, что хочет!

— А кредиты у тебя есть?

— Нет.

— Хи-хи-хи. У него кредитов нет!

— Ха-ха-ха. Говорит, что нет!

— Смотри, кто-то половую тряпку решил постирать! Хи-хи-хи.

— Половые тряпки стирать не нужно!

— Хи-хи-хи! Точно! Не нужно!

— А он стирает! Ха-ха-ха!

— Постирал! Хи-хи-хи!

Стиралка выполнила программу и открылась. Хихикалка двумя пальцами вытащил мой комбез.

— Такой половой тряпке место в утилизаторе! Хи-хи-хи.

— Точно! В утилизаторе! Ха-ха-ха.

— Э! Вы чего! — Опомнился я.

— Стыдно такое дерьмо носить! Хи-хи-хи! Стыдно! — Говорил хихикалка, запихивая мой комбез в утилизатор.

— Обращайся к нам, как положено! А положено говорить "Господин!". Понял, малявка?

Хахакалка сместился ко мне и, лениво замахнувшись, решил меня ударить. Я стоял перед ним голый, босыми ногами на полу, прикрывая руками своё хозяйство. Его кулак медленно двигался к моей голове, а я наконец-то очнулся и разозлился. Ушёл с траектории удара, сократил дистанцию и стандартно пробил его, как в тренажёре. Ударил я не сильно, но Хахакалке хватило — он, растеряв весь свой задор, начал падать. Я медленно двинулся к Хихикалке. Медленно не потому, что медлил, а просто при малой гравитации голышом быстро не походишь. Хихикалка пятился, выставив руки и как бы закрываясь ими от меня. Я его догнал, ухватил за руку, дёрнул на себя, удачно боднул его лбом.

Вскоре оба галифатца лежали на полу. Я связался с комендантом и, заказав у него простейший комбез с доставкой в душевую, стал беднее на десять кредитов. В смысле так-то у меня кредитов просто не было, а стало минус десять. В ожидании дроида-курьера, содрал с галифатцев комбезы, оставив их голышом. Галифатцы оказались какие-то слабые. Наверно совсем без имплантов. Пытались сопротивляться, но заработали только синяки. Приговаривая "кто же носит такое дерьмо" и не проверяя что у них в карманах, запихнул их комбезы в утилизатор.

Долго ждать дроида не пришлось. Я облачился в новую копию своего предыдущего комбеза, вынул из шкафчика и одел считыватель, оглянулся на скорчившихся в углу Хихикалку с Хахакалкой и вышел. Что интересно, их я больше не видел и моя эскапада осталась для меня без последствий, по крайней мере я так думаю.

После бесплатного завтрака, полезного и невкусного, я связался с бюро по трудоустройству. Там запросили моё заявление и велели зайти к ним через пару-тройку дней. Курсы по адаптации мне назначили время после обеда, так что отправился я в качалку.

Качалка оказалась реальной — куча разнообразных тренажёров. Я разорился на спортивную форму — ещё пятнадцать кредитов минус. Накачанные галифатцы, занимающиеся в качалке, оказались доброжелательными. Если я тормозил, то вежливо спрашивал, и они охотно мне подсказывали. К обеду аппетит я, что называется, нагулял.

На курсах по адаптации меня отправили на религиозную лекцию.


3.5. Лекция.


На лекции рассказывалось про Великих Последователей Непостижимого. Кто такой Непостижимый, кем был и как выглядел, откуда взялся и куда потом делся — на лекции не упоминалось. Великие Последователи были людьми. Они сумели постичь частицы мудрости Непостижимого, каждый — то, к чему был предрасположен. Непостижимый исчез, а Великие Последователи остались учить, передавать знания людям. Они старались донести мудрость Непостижимого до людей и оставили в наследство последующим поколениям толстенные сборники своих изречений. Один из них быстро откололся, "извратил наследие Непостижимого", на увещевания остальных не поддался, покинул Изначальный Мир и основал империю Авар, став там первым императором — Чёрным Властелином. Его потомки творчески переосмыслили наследие и захватили огромное число звёздных систем, значительно обогнав Галифат. Остальные Великие Последователи жили друг с другом мирно, договорившись, что каждый человек должен сам выбрать наиболее подходящий ему жизненный путь, разумеется в соответствии с Заветами. "Слова мудрых — как иглы и как вбитые гвозди, и составители их — от единого пастыря." — Вспомнилось мне из Экклесиаста.

Есть специальные символы принадлежности к выбранному пути, их носят на цепочках, как христиане — крестики, и, кстати, крестик тоже один из символов. Всего символов много — полосочка и треугольничек, квадратик и крестик, звёзды пятиугольная и шестиугольная, семиугольная и восьмиугольная, круг сплошной и с выбитой внутри геометрической фигурой, сердечко и капля… Носят их тоже по-разному. Например полосочку подвешивают за один из концов или за серединку, треугольник и квадрат — за угол или за середину грани. Крестики были с одинаковыми палочками и не одинаковыми, каждая из таких конструкций, в зависимости от способа подвески, опять же обозначала немного разное.

Я поинтересовался, что обозначает привычный христианский крестик с вытянутой нижней палочкой и короткой верхней. Оказалось — любовь и прощение, причём подчёркивается, что это духовная любовь ко всем, духовная любовь, принижающая любовь физическую, любовь деятельная, призванная замечать недостатки окружающих, прощать их, но не безмолвно, а пытающаяся помочь ближним от этих недостатков избавиться. Если же верхняя палочка равна боковым или длиннее, чем боковые, то это тоже соответствовало духовной любви и деятельному прощению, но там как-то менялись аспекты.

Поинтересовался я сердечком. Оказалось, что это путь полиамории — путь любви на основе уважения, доверия и лояльности, с открытым, честным и полным обсуждением всеми участниками отношений всех интересующих их вопросов. Если сердечко подвешено остриём вниз, то в любовных отношениях секс — лишь одна из определяющих сторон, но не обязательно их основа. "Партнёры соглашаются не иметь любовных и сексуальных отношений вне группы — исповедуют принцип групповой верности". Если же сердечко подвешено остриём вверх и "попой вниз", то физическая любовь главенствует и никакие "лишние" ограничения не признаются. "В этом случае каждый из участников полиаморных отношений может иметь множественные отношения с разными людьми, круг которых не ограничен заранее. Эти отношения могут различаться для участников по степени их важности, а также по степени вовлечённости." И те, и другие полиаморы совершенно не приемлют насилия и обмана.

После краткой характеристики для каждого символа шло гораздо более подробное описание, но я до этих описаний не добрался.

Показалось мне, что есть в полиамории противоречие с тем, что было на вводной лекции. Служителю тема показалась неприятной, но он мне всё же ответил. "Замкнутая полиамория", сердечко остриём вниз, в Галифате встречается, хоть и не часто, обществом не приветствуется, но и не осуждается. В этом случае мужчины — братья, заводят по обычным правилам жён и делятся ими друг с другом, живут все вместе. Получается, что жёны верны не какому-то одному мужчине, а всем братьям сразу. А вот открытой полиамории традиционное галифатское общество не приемлет…

* * *

Лекцию я слушал по кусочкам. Сначала прослушивал кусочек на общем, потом — его же на галифатском. Нейросеть, в принципе, подстрочник даёт, но это не совсем то. Нужно привыкать к звучанию языка. В языке заложен менталитет говорящего. Задумался и неожиданно осознал интересное различие. На аварском есть понятие — одно слово "хорошо посидеть с другом (друзьями) в тишине, потому что нет срочных (важных) тем для разговора". Да. В аварском это действительно одно слово. В аратанском тоже есть глагол "принять назад в семью (корпорацию) супруга (члена), покинувшего её в трудный момент". Каково! А в галифатском — "всегда прощать первую оплошность (ошибку), но никогда не прощать вторую такую же". Галифатский оказался интересным языком. Каждое существительное в нем присутствует в трёх родах. Например, рука или нога. Если они у мужчины, то они мужского рода, если женщины, то женского. Есть ещё средний (неопределённый) род. Так скажем рука и нога вообще. В русском такое тоже есть. Вот кот — мы конкретизируем, что это именно мужской пол, а кошка — женский. А если бы не конкретизировали, то нужно было бы сказать в среднем роде: "Вон кошко побежало". Потому, что не ясно, какого это кошко пола. Так не видно, и мы это кошко не догоняли и под хвост не заглядывали… Бабочка в галифатском не женского рода, как в русском, не мужского, как во французском, а среднего. Обращение в среднем роде к мужчине или женщине могут быть оскорблением, а могут быть констатацией факта их "альтернативной половой ориентации": мужчино или мужчинко, женщино или женщинко. Подстрочник на общий всех этих нюансов не даёт.

Похоже, что дежурит на адаптационных курсах священнослужитель: "У каждого свой путь к всевышнему. Если тебе нужно послушать лекцию не один раз и на разных языках, значит слушай. Моё дело — помочь тебе найти свой путь, подсказывать, а не навязывать. Будет нужда или вопросы — обращайся!" — Сказал он мне.

Голова после лекции была у меня уставшая, и я отправился в сотовое пристанище перекусить и получить свои часы сна. Вообще, здесь нет выделенных понятий день, утро и ночь. Точнее есть, но они не относятся к суточному режиму. Я пришёл ложиться спать — у меня индивидуальный вечер. А кто-то в это время встаёт — у него индивидуальное утро. Утро на спутнике — когда звезда начинает подниматься над горизонтом, вечер — опускаться к горизонту. По времени утро и вечер что-то около пятисот часов. День — когда звезда стоит высоко — порядка тысячи часов, и ночь, когда звезды не видно, несколько больше тысячи восьмисот часов. Для нас, землян, местные утро, день, вечер и ночь — это как фазы Луны.

Выспавшись, сходил размяться в качалку, сполоснулся, и, перед тем, как отправиться в центр адаптации, решил прогуляться по доступному мне объёму. Сообщил об этом местному искину, он меня в прогулке ограничивать не стал, и я побрёл, куда глаза глядят.

Весь объём состоит из огромных параллелепипедов, разделённых на уровни по пять этажей. Этажи высотой где-то от трех с половиной до четырёх метров. Каждый уровень пронизан коридорами — широкими и узкими. Узкий — это где-то метра два. От них отходят совсем узкие тупички примерно по метру шириной со входами в помещения. Широкие — метров пять-шесть шириной и два этажа высотой, и очень широкие — где-то десять метров шириной и в четыре этажа высотой. Следующий, пятый этаж широких и очень широких коридоров не содержит и полностью пешеходный. В очень широких коридорах ходить пешком и просто так находиться запрещено. В просто широких ходить можно, но только вдоль стен. Вдоль одной стены движется дорожка в одну сторону, вдоль противоположной — в другую. Ходить толком по этим дорожкам не получается — местные на них встанут и стоят, едут. Дорожка заканчивается площадкой-переходом. С одной стороны — приехал, в другую можно уехать, в третью — перейти через дорогу, в четвёртую — вход в узкий коридор. Получается, что уровень разделён дорогами на кварталы и по внешней стороне кварталы можно объехать-обойти по этим движущимся дорожкам по часовой стрелке. С этажа на этаж и с уровня на уровень можно подняться на лифте. Лестницы тоже есть, но галифатцы их не любят. В нашем секторе-параллелепипеде двенадцать уровней. Минус второй, минус первый, нулевой и с первого по девятый. Центр приёма поселенцев на 3.4. На 4-ом этаже 3-го уровня сектора -134,+1268. В соседние сектора ведут только большие коридоры. Мелкие заканчиваются тупиками у капитальной стенки. Подошёл к шлюзу сектора -133,+1268. Получил сообщение от искина, что там начинается космодромная зона и переход в комбинезоне надетого на меня типа в эти сектора категорически не рекомендован. Соответственно, искин мне шлюз не открыл. Местный в комбезе такого же уровня защиты что у меня на сообщение искина реагировать не стал и, пристроившись к кому-то, прошёл, а я решил, что не стоит и пошёл в обратную сторону.


3.6. Виртуальный мир.


В обратную сторону в сектор -135,1268 шлюз меня пропустил. Это оказалась зона игровых капсул. Искин сектора мне обрадовался, как родному, и начал зазывать в супер-популярную игру с невообразимым количеством игроков по всему Содружеству. Только на локальном сервере Спутника — больше миллиарда игроков. Он меня уговаривал попробовать, мол это бесплатно, и можно даже заработать настоящие кредиты. Когда я согласился, он вообще впал в экстаз и отправил меня в свободную вирт-капсулу в какой-то дальний угол соседнего сектора -135,1267, тоже занятого этим же игровым центром.

Вирт-капсула меня ждала. Я разделся до гола, закинул комбез со считывателем в ячейку при вирт-капсуле. Место в ячейке хватило бы и на скафандр. Улёгся в капсулу, она заехала в нишу, освобождая проход и я провалился в виртуальный мир. Передо мной появилось пользовательское соглашение и большая яркая мигающая кнопка "СО ВСЕМ СОГЛАСЕН, ПРИНЯТЬ!" Из занудства я решил пользовательское соглашение прочитать. Вы читали пользовательские соглашения? Много стандартно-казённого текста. Не так давно я договор не дочитал, а если бы дочитал, так может и не вляпался бы…

В общем я его прочитал, потребовав у искина загрузить и все приложения, на которые это пользовательское соглашение ссылалось. Приложения были все общие для всего Содружества, без каких-либо нестандартных отклонений, так что много времени они у меня не отняли. Само соглашение по объёму было чуть меньше сотни страниц по 40 строк на странице и по 60 символов в строке. Понятное дело, для Содружества страница — не стандартное измерение, но я как-то с земной жизни к страницам привык и в страницы пересчитал. Скорочтение и нейросеть мне прилично помогли, но часа этак полтора у меня ушло. В общем — ничего необычного:

"Если со мной что случится — я сам виноват. Но ничего плохого со мной случится в принципе не должно. А если всё же случится, то корпорация — создатель и хозяин игры — мне всячески поможет. Но в ограниченных размерах. И только если это действительно из-за игры, хотя ничего плохого ни с кем не случается, кроме редких-редких неудачников, но им корпорация помогла…"

В одной из подстраничных сносок, которые я открыл, оказалось сообщение типа "сорок тысяч обезьян в жопу сунули банан, и что любой, прочитавший это, заслуживает награды". Я уточнил этот пункт у искина. Если бы искин был человеком, он точно бы обалдел. Награду он мне пообещал и я "принял пользовательское соглашение".

Меня перекинуло в меню выбора персонажа. Судя по всему это РПГ. Персонажа можно сгенерировать в конструкторе, случайно или на основе своих реальных данных. То есть для меня это — человек, мужчина, морда лица строится на основе моей реальной физиономии. В конструкторе можно что-нибудь нафантазировать. Можно выбрать себе другую расу, какого-нибудь более мелкого или более крупного персонажа, с другим числом конечностей (например, креата или паука, из тех, что я опознал), можно выбрать другой пол и ходить красавицей с огромным бюстом в бронелифчике… Разные фантазии требовали вложения настоящих или игровых кредитов — одноразовых или абонентской платы. Абонентскую плату в игре взымают за помощь в управлении персонажем. Если у тебя по-жизни две руки и две ноги, то управлять дополнительной парой рук или хвостом просто так не получится. Игровой искин готов помочь, но за игровую денежку. Лишних кредитов у меня сейчас нет, искин мне посоветовал завести бесплатного персонажа "компьютерный = я", поиграть с ним, а потом, если захочу, его можно будет перегенерировать с сохранением опыта и перераспределением чего-то там. Ещё искин мне сообщил, что персонажи "компьютерный = я" у игроков популярны, они к ним быстрее привыкают и, поменяв на что-то другое, часто возвращают потом назад.

Согласился я с искином, выбрал "компьютерного = я". Имя тоже менять не стал, так Ли и зовусь. Благо, имя может быть не уникальным. После этого искин мне предложил выбрать идеальное место старта, я задумался, что такое идеальное место, и оказался на небольшой полянке в смешанном лесу с мягкой травой, без комаров и с комфортной температурой. Одет я был в длинные шорты, жилет-безрукавку и сандалеты. Все вещи имели нулевой уровень, одну единицу защитных свойств от всего, и не портились никоим образом.

Появившийся помощник предложил мне сделать разминку, пробежаться, поподнимать тяжести, всё это в разных комбинациях и последовательностях. Потом я перешёл в соседнюю локацию. Это оказался коридор с медленно ползающими по полу мокрицами. Их мне нужно было давить. Затем то же самое, но на время, потом в полутьме и мокрицы ускорились. Потом в коридор запустили летучих мышей. Опять же я должен был их сбивать руками, потом опять же ускорившихся, вёртких, на время и в полутьме. Затем при свете давить бегающих мокриц и сбивать руками летающих мышей, и те и другие начали кусаться. Затем опять же на время, в полутьме, кусающихся и вёртких.

В следующей локации меня учили собирать какую-то полезную траву, ловить несчастных прыгающих мышек и летающих птичек и потом на огне готовить их мясо, ломать ветки, делая из них палки, бросать камни, обращаться с экипировкой и кошельком-картой для игровых денег. Я заимел маленький рюкзачок и маленький ремесленный ножик, игровых денег мне отсыпали сразу десять тысяч. Это призовые деньги, их нельзя сразу выводить из игры. Это больше, чем дают другим: по-умолчанию игроки начинают с сотней кредитов. Наконец искин мне сообщил, что меня ждёт начальная локация — "большой мир для маленьких". Но я не стал торопиться сразу в неё переходить — обстругал и пообжигал крепкую палку, получив не копьё, а так, длинный заострённый кол, да прихватил несколько камней, удобно лежащих в руке.

Следующая локация встретила меня воплем: "Эй ты! Как там тебя! Быстро переведи мне один кредит! Не то я тебе сделаю больно!" Недалеко от входа в локацию расположился какой-то неопрятный персонаж. Он поднялся с земли и, замахиваясь, двинулся ко мне. Бомж-рэкетир: сила 9, выносливость 5, энергия 5, ловкость 8, удача 6, здоровье 40, мудрость 0, мана 10…

"Это ещё не начальная локация", — сообщил мне помощник и бомж-рэкетир остановился, — "это последний рубеж стартовой точки. В игре, кроме игроков, встречаются разнообразные НПС, это один из них. Не все будут настроены благодушно. Многие захотят тебя убить или ограбить. Не бойся, если тебя убьют, то это ненадолго. Ты воскреснешь в одной из доступных тебе точек воскрешения. В начале отрицательных эффектов практически нет, а вот на старших уровнях они проявятся и будут неприятны. Если тебя убьют, ты можешь потерять что-нибудь из инвентаря, для каждой из вещей вероятность потери высчитывается индивидуально. Ты можешь потерять даже кошелёк-карту, так что старайся хранить деньги в игровом банке. Он будет доступен тебе в каждом посёлке. Помни, игра, как и жизнь, не всегда справедлива. На тебя может напасть любое число игроков и попытаться что-нибудь отнять. Другое дело, что нападать большой толпой бывает не выгодно — опыт делится на всех и сильно урезается и даже обнуляется, если силы нападавших были значительно выше защищающегося. А сейчас подумай, что лучше, отдать один кредит или попытаться отбиться? Если перешлёшь бомжу один кредит, он тебя просто пропустит. А если сделаешь шаг вперёд не заплатив, он нападёт. Если проиграешь, то он заберёт десять кредитов и ты окажешься сразу в посёлке на точке воскрешения.

Бомж-рэкетир стоял замахнувшись, как-бы прервав своё движение. Я проверил свои характеристики. Они оказались выше, чем у бомжа — сила 14, выносливость 16, энергия 20, ловкость 18, удача 0, здоровье 80, мудрость 0, мана 10, использование маны 0. Уровень у меня первый, опыта ноль.

"Эй! А почему у меня мудрость 0?" — задал я вопрос помощнику.

"Ты ещё ни одной задачи не решил. Решишь — повысится. И остальные параметры тоже повысятся, только развивай их."

"А мана что такое?"

"Это для волшебников. У нас в игре творить разные чудеса могут не только псионы…"

Во время беседы Бомж-рэкетир так и стоял, замерев, как будто время для него не шло.

Кредиты у меня есть. Десятка погоды не сделает. Я сделал шаг вперёд и время для рэкетира запустилось. Он спокойно шёл ко мне, готовясь меня ударить. Я резко ткнул его колом, попал в приоткрытый рот, удар оказался критическим, бомж умер и растаял, не долетев до земли.

Сила, ловкость, удача и мудрость у меня в характеристиках увеличились на 1.

"Бой был короткий, так что выносливость и энергия тебе не потребовались. Удар был сильный и провёл ты его ловко — за это повышение на 1. Удача тоже — убил с одного удара. Мудрость повысилась — потому что заранее приготовил кол и сумел им воспользоваться. Сам, без подсказок. За то, что сумел произвести первую полезную вещь получаешь абилку "мастерство-производство-общее"-1. Теперь можешь чему-нибудь учиться и производить, поднимая уровень этого свойства. В инвентаре у бомжа ничего не было, если бы было, ты смог бы это поднять."

"Что такое абилка?"

"Полезное свойство — это жаргон игроков."

"Хорошо." — Сказал я и вышел из стартовой локации в начальную.

Я появился на круглой утоптанной площадке с футбольное поле величиной. Проход был с одной стороны, невдалеке виднелся посёлок. От компании из трёх игроков, сидящих у прохода, поднялся один.

— Эй, Нуб! Откупился от бомжа? Гони пятёрку! И будешь десятку в день мне отстёгивать! Иначе будем тебя постоянно ловить и на возрождение отправлять!

— Чего это откупился?

— Если бы не откупился, он бы тебя убил, и ты бы сразу в посёлке воскрес.

— Чего это он бы меня убил?

— Я не понял? Что ты там несёшь? Все здесь прошедшие — откупаются. Ты прошёл — значит откупился. Так что монеты гони!

Двигающегося ко мне игрока звали ТАРАМ_СИЛЬНЕЙШИЙ. В руке у него появился то ли короткий меч, то ли длинный кинжал. Я стоял и рассматривал подходящего ко мне игрока. Он был галифатец, и, как другие галифатцы, был выше меня на голову и мощнее фигурой. На голове у него не было ничего, длинные штаны и куртка давали общую защиту +4, одетые на нём сапоги +5. Уровень у него был шестой, остальных характеристик мне видно не было.

Я, перехватив поудобнее кол, медленно двинулся вперёд.

— Гляди-ка! Какой наглый нуб! Сейчас, я тебя пощекочу! — заявил ТАРАМ.

Фехтовать он не умел. Так, размахивал своей железякой из стороны в сторону. Подойдя ко мне метров на десять он ко мне с громким воплем медленно побежал.

Абсолютно спокойно, как на тренировке, я резко ткнул его колом в шею, туда, где у скафандра сочленение. Попал куда и хотел, достав остриём до позвонков. ТАРАМ упал на спину и начал хрипеть, трястись и биться на земле, теряя здоровье.

— Эй! Ты чего? Это как?! — двое товарищей ТАРАМа подскочили и, выхватив оружие, побежали ко мне. Первого звали ПИНТР_ВСЕХ_УБЬЮ и у него восьмой уровень, оружие — шпага, второго — ГАЛИФ-СИЛА — шестой уровень и кинжал. Первый шустро приближался, ГАЛИФ-СИЛА громко топал сапогами сзади, прилично отставая.

Я сделал несколько шагов назад, отпустил кол и он мягко упал на площадку, выхватил из инвентаря первую пару камней. Игроки бежали один за вторым. Я кинул первый камень, целясь во второго, затем первый камень в первого, выхватил из инвентаря ещё пару камней, кинул их один за другим в набегающего первого. В заднего ГАЛИФа я попал, но не слишком удачно. В переднего ПИНТРа первый раз промазал, второй — попал в корпус, третий удачно в лоб, похоже что оглушив. Глаза у него расфокусировались. Раз так, то я решил продолжить. Ещё один булыжник попала ПИНТРу в голову и он начал падать. А мне пора заняться ГАЛИФом. ГАЛИФ оказался настолько же не ловким и не умелым, как и ТАРАМ. После ГАЛИФа я быстро вернулся к ПИНТРу, который в сознание пока не пришёл, и помог ему помереть. Все трое разом растворились, оставив на земле сапоги и шпагу.

Уровень у меня скакнул сразу до седьмого с хорошим заделом на следующий, мудрость и удачу мне повысили ещё на единичку, добавили по нескольку пунктов силы и ловкости и дали 17 пунктов "повышения". Появившийся помощник прокомментировал, что это были игроки, а не НПС. Что они могут на меня снова напасть, пытаясь отмстить, или помириться и не нападать. Что я получил первые трофеи и могу ими пользоваться. И что мне нужно следовать в город.

Я поднял и одел сапоги. Сапоги ужались до нужного мне размера, неудобства я не чувствовал. Сандали я не снимал, они сами куда-то пропали. Снял сапоги, и сандали снова оказались на ногах. Прикольно! Сапоги +5, 80 % прочности — одел их, подобрал камни и прибрал в инвентарь. Кол отправил туда же. Шпага, 85 % прочности.

Попробовал ей немного помахать, привыкая. Провёл упражнение стандартного разминочного комплекса. У меня появилась абилка "владение шпагой"-1.

"Это потому, что я шпагой помахал?" — обратился я к помощнику.

"Да".

"А владения копьём почему нет?"

"Так у тебя же копья нет."

"Так кол вместо копья. Те же самые приёмы!"

"Согласен." — Ответил помощник и у меня появилась абилка "владение копьём"-1.

Отправился я в посёлок. Интересно, почему его помощник городом именует? Первым мне попался небольшой домик банка. Я зашёл в него вслед за другим игроком, но внутри никого, кроме банкира-кассира не оказалось. Открыл счёт и сгрузил на него основную часть денег, оставив на носимой карте 40 монет на непредвиденные расходы. В посёлках банковский счёт легко доступен, так что проблем быть не должно. Помощник мне подсказал, что одновременно со мной в банке сейчас находится несколько игроков, но мы друг друга не видим и общаться не можем. Чтобы видеть и общаться, нужно специально заходить в банк вместе, дополнительно сообщив об этом на входе. Из банка я, не выходя на улицу, переместился в магазин, посмотрел на НПС-торговца, но ничего покупать не стал. Затем переместился в мастерскую, побеседовал с мастером. Мастер обещал меня научить каким-то специальностям, если я что-то принесу и заплачу за обучение денежку. Затем переместился в таверну. Хозяин меня покормил и предложил снять комнату для ночлега:

"Спать лучше в безопасности. Сказал он мне. К тому же, если комната оплачена, в ней можно своими делами заниматься, например, ремесло какое оттачивать, а не только спать. И ещё в неё можно точку привязки сделать и, в случае смерти, в ней и воскреснуть. Комната у меня не дорогая — монета в день включая еду. В других городах дороже."

Я подумал и согласился.

"Что дальше делать?" — Спросил я вслух.

"Да что хочешь. Никаких ограничений." — Откликнулся моментально возникший рядом помощник.

"А для чего предназначена эта локация?"

"Чтобы игроки к игре привыкли. Научились чему-то в дальнейшем полезному."

"Что посоветовать можешь?"

"Я сам ничего. Но игроки обычно читают форум."

Забрался я на форум. Там было много слов и мнений. Каждый расхваливал свой путь развития. Из полезного — я научился открывать миникарту и видеть на ней своё положение, выделять на ней видимых мной ранее игроков и НПС. Ещё я научился "прислушиваться". Можно было захотеть и услышать громкие крики и разговоры в окрестности.

"Где этот урод?" — Вопил на улице ТАРАМ_СИЛЬНЕЙШИЙ, и у меня на миникарте отразилась его точка красным цветом.

"Мы его поймаем и с точки воскреса не выпустим!" — Вторил ему какой-то ЛИМИД_МСТИТЕЛЬНЫЙ_1342. Он тоже окрасился в красный цвет. Рядом появились какие-то другие точки — серые и оранжевые.

"Красные — те, кто объявил тебя своим врагом, или кого ты объявил своим врагом. Оранжевые — их союзники, которые пока этого не сделали. Серые — нейтралы. Зелёные — твои друзья и союзники, салатовые — союзники твоих друзей, с которыми у тебя дружба или союз не заключён." — Подсказал мне помощник.

Ждут меня на улице. Заставлять ждать — не хорошо. Оставлять в комнате мне было нечего и я вышел наружу.

— Вот он! — Заорал ТАРАМ_СИЛЬНЕЙШИЙ и бросился ко мне. Он был приодет в комплект воина-новичка и по-прежнему бестолково размахивал коротким клинком. ЛИМИД_МСТИТЕЛЬНЫЙ_1342, одетый в аналогичный комплект, волочил за собой какой-то длиннющий меч. Похоже, что тяжёлый и не слишком для него удобный. Уклоняться от ударов ТАРАМ пока не научился, нарвался на остриё шпаги и прилёг помирать у выхода. ЛИМИД размахнулся, сначала задрав меч к небу и опуская его вниз так, как мясник рубит на плахе тушу. Если бы я, подобно туше, был полностью неподвижен, мне бы не поздоровилось. Я неторопливо вышел из под страшного удара и ткнул ЛИМИДа шпагой в глаз, проколов до надетого у него на голове шлема. ЛИМИД выпустил воткнувшийся в землю клинок и начал падать назад. Не успел я испугаться за шпагу, как он растаял, и на земле остались шлем с клинком. От Тарама тоже остался шлем с его большим ножиком. Затрофеил и зашёл обратно в свою комнату в таверне. Кстати подняли меня немного. "Владение шпагой" стало 2 и добавилась единица ловкости.

В комнате решил рассмотреть подобранное. Два шлема воина-новичка +5: один 78 % и второй 71 %. Длинный меч (90 %), ничего он и не тяжёлый, и короткий меч (85 %). Взял их в руки, подержал, попробовал сделать пару стандартных движений. Появился помощник и заявил мне, что тренироваться с оружием в комнате не следует, что тренировки проводятся на тренировочной площадке. Отметил мне на карте это место. Из комнаты туда попасть я пока не могу. Должен сначала ногами дойти и с местным тренером познакомиться. Ну, ногами, так ногами. Выложил в комнате один из шлемов и шпагу, пусть полежат, подождут и отправился снова на улицу. На улице на меня снова набросились. Но как-то глупо — по-одному, по-двое. Какой-то лучник пытался в меня стрелять, но в половине случаев так мазал, что не нужно было уклоняться или отбивать стрелы. Заметил, что ежели отрубить игроку руку с оружием, то оружие после его смерти точно остаётся на поле боя. Если голову — то шлем. Штаны и куртки — когда как, но от ударов в корпус куртки точно портятся, теряя проценты, а от отрубания ног — портятся штаны. Когда я рубил лучника, то лук ему разрубил и этот лук, судя по всему, окончательно от такого удара испортился и восстановлению не подлежал. На подходе к тренировочной площадке я взял десятый уровень, появилась абилка "бой двумя руками"-4 и насыпало разных плюсов.

Итого: сила 19, выносливость 18, энергия 25, ловкость 24, удача 5, здоровье 93, мудрость 2, мана 30, использование маны 0.

На тренировочной площадке познакомился и позанимался с тренером. Он добавил мне абилку "метание"-1. После тренировки подросли выносливость до 20 и энергия до 26. С тренировочной площадки прыгнул в свою комнату, сгрузил все лишние трофеи. Прыгнул обратно, чтобы выйти там же и пройти чуть дальше в сторону какой-то пещеры.

Перед комплексом меня уже ждала толпа — игроков так двадцать. Они начали стрелять в меня из луков и таки застрелили. Из инвентаря пропали камни и кол, ещё короткий клинок. Ничего, не жалко. Камнями и колом я воевать больше всё равно не собирался, а запасных клинков у меня уже и так восемнадцать штук скопилось. Очнулся в комнате таверны, перевооружился. Куртка воина-новичка здорово просела — 45 %, штаны воина-новичка тоже просели, но меньше, до 60 %. Решил, что пока переодевать не буду. Чувствую, нужно будет помахаться. Из комнаты в таверне прыгнул на площадку воскрешения. Врагов около неё оказалось меньше и я начал их гонять, забивая и трофея выпадающее имущество. Если враги не успевали помереть от нанесённых ран, тщательно им помогал, чтоб забрать оружие и шлем. А если шлема не было, то рубил ноги, потом туловище — снимая проценты с надетых шмоток. Интересно, что крови практически не видно. В реале кровью всё было бы залито. Меня тоже время от времени доставали и я помирал, теряя своё имущество и опыт. Владение оружием у всех игроков было скорее отрицательное. Пораниться или зацепить товарища для них было почти естественно. Только один пытался показать что-то осмысленное, но раз за разом и он умирал после моего блока и удара. Потом враги как-то сразу кончились. Вот буквально только что махали железяками и что-то орали и вдруг раз — и никого. И тишина. Только серые точки передвигаются перебежками по краю моей области видимости. Я пробежал три круга по опустевшему посёлку и меня вдруг куда-то выдернули.

Я висел в пустоте и пустота мне вещала:

"В администрацию игры поступила коллективная жалоба от группы игроков игрового кластера Алатаез-Спутник, подкластера 1732 об использовании игроком ЛИ незалицензированных приёмов прокачки персонажа. Что скажешь в своё оправдание?"

"Ы-ы-ы. Пытаюсь понять о чём идёт речь."

"Речь идёт о несоизмеримости освоения боевых навыков для игрока начального уровня."

"Да я, вроде, ничего и не делал. Слушал помощника, да и всё. А может мне это приз за найденный пункт в инструкции?"

Голос в пустоте задумался и выдал:

"Информацию про пункт проверил. Подтвердилась и не соответствует. В смысле повышение уровня боевых навыков не подтвердилось."

"Могу я услышать, что там в этой жалобе написано?"

Голос жалобу мне прочитал всю, кроме подписей. Зацепила меня фраза про бои с многократно превосходящими по численностью противниками, что мне не должно было хватать на такие бои выносливости и про то, что самый лучший из них типа победитель каких-то юниорских соревнований по фехтованию.

"Так ли я понял, что реальные навыки владения оружием оказывают влияние на развитие боевых навыков в игре?"

"Да. А развитие игровых навыков позволяет улучшить навыки владения реальным оружием."

"То есть мои игровые навыки могут оказаться следствием моих развитых реальных боевых навыков?"

"Да. Конечно."

"Я абордажник."

"Прошу открыть подтверждение соответствующих пунктов нейросети. Конфиденциальность предоставленной информации гарантируется."

Я очнулся от игры, настроил выдачу нейросети на подтверждение разнообразных сертификатов и снова нырнул в игру. Я снова оказался в той же пустоте. После небольшой паузы из пустоты донеслось:

"Благодарю Вас, милостивый господин! Администрация игры рада видеть уважаемого баронета! Извините, если задаю бестактный вопрос, но почему Вы не показали свои сертификаты при регистрации?"

"Мне об этом никто не сообщил."

"А в рекламе? Ведь это было в рекламе!"

"Рекламу я не видел. Я просто шёл мимо и искин меня уговорил попробовать. В начальных инструкциях про это не было и помощник мне ничего не советовал."

"Понятно. Извините! Благодарю за ответы! В качестве компенсации загляните ещё раз на тренировочную площадку и в мастерскую. Удачной и увлекательной игры!"

Я снова оказался на пустой улице посёлка и прошёл на тренировочную площадку. На тренировочной площадке тренер-ветеран в меня тщательно вгляделся, пошевелил своими губами и выдал мне целую стопку повышений. "Владение копьём"-12, "владение шпагой"-12, "бой двумя руками"-12, "стрельба-общее"-12, "метание-общее"-12, "скрытность-12" и "регенерация-12".

"Это подтверждённые навыки." — Сообщил он мне. — "Большего достичь на тренировочной площадке не удастся. Повысить их можно только в боях с реальными игроками."

"Благодарю". — Ответил я ему. Ну и что, что он искиновый НПС, вежливость всё равно никто не отменял. И отправился прыжком в мастерскую. В мастерской мне местный мастер быстро выдал "общий ремонт"-1 и предложил поработать для поднятия уровня. Ремонт в игре оказался устроен очень просто. Есть, например, двое однотипных штанов. Их можно совместить и "отремонтировать". После этого штаны останутся одни, но с лучшим процентом износа. На высоких уровнях ремонта этот процент может оказаться в итоге больше сотни, но не больше двухсот. После первого же простого совмещения у меня оказалась абилка "однотипный ремонт снаряжения"-1. Затем мастер предложил мне провести ремонт кожаной куртки с использованием кожаных же штанов из того же комплекта, затем тряпичные штаны я ремонтировал с помощью кожаных штанов, затем ремонтировал разнообразное оружие. После каждого такого обучения получал очередную абилку. Наконец обучение кончилось и мастер мне предложил потренироваться. Чтобы с первого уровня перейти на второй, нужно получить 1024 единицы ремонта. На каждый следующий — в трое больше, а на двенадцатый и следующие уровни — в шесть раз больше. Правда и ремонты могут стоить не одну единицу, это зависит от его сложности. Там было серьёзное пояснение, но я пока не стал над этим заморачиваться.

Я призвал из своей комнаты инвентарь и начал тренироваться на захваченных трофеях. Собрал для себя приличный комплект. После этого появился помощник и посоветовал мне договориться с торговцем на предмет ремонта сдаваемого ему игроками барахла и посулил приз от администрации — "песок времени". Все мои действия при этом ускоряются и происходят мгновенно. Одна единица песка сокращает необходимое время на пять минут и стоит один игровой кредит. Мне же от администрации досталось двенадцать тысяч единиц этого песка. Согласился. Договорился. Использовал. "Однотипный ремонт снаряжения" подскочил до 12, "одноматериальный ремонт снаряжения" до 10, остальные ремонты от двух до шести. Поблагодарил и мастера, и торговца.

Снова проявился помощник. Он велел мне для завершения сценария начальной локации сходить в пещеру, называя её данжем, пройти её, и валить в большой мир.

Я снова вышел на улицу посёлка в проапгрейченом снаряжении.

"Эй, ЛИ! А ты правда абордажник?" — пришло мне сообщения от какого-то игрока с красным ником.

"Правда." — Отписал я ему.

"И с аварцами дрался?"

"Дрался." — Ответил я, двигаясь по дороге в сторону данжа.

"Успешно?"

"Успешно."

"А один на один?"

"Да. На дуэлях."

"И что они?"

"Умерли."

"Реально?!"

"А что здесь такого?"

"Так аварцы же!"

"Превосходно умирают."

"ЛИ! А давай мы больше не будем с тобой воевать!"

"Ладно!"

"Так ты это, мир прими!"

У меня начали появляться предложения об окончании вражды. Я поставил автоматическое согласие и враги у меня мгновенно кончились.

"ЛИ! А ты куда сейчас?"

"В данж."

"А с тобой можно?"

"Я не против."

У данжа меня догнала компания из пяти игроков. Первой встреченной троицы среди них не было. Я зашёл в пещеру и попробовал двигаться скрытно. Ползающие по полу и стенам пауки и ещё какие-то уродцы меня не замечали. В данж ввалилась пятёрка игроков, и пауки на них сагрились.

"ЛИ! А ты где?"

"В следующей комнате." — Ответил им я, медленно просачиваясь между двигающимися туда-обратно монстрами.

"А как ты прошёл?"

"А меня не заметили."

"Вау!"

Я медленно двигался по данжу от пункта к пункту. Наконец добрался до большой красной кнопки и нажал её. Какой-то странный урод на высоком троне оглянулся на меня и тыкая в меня конечностью начал что-то орать. Но меня уже выносило наружу.

"Данж успешно пройден. Задачи начального сценария полностью выполнены. Добро пожаловать в большой мир!"

Я стоял на дороге и назад мне хода не было. Делать нечего — пойду вперёд. Двигался я в режиме скрытности и на меня никто не обращал внимания. На придорожном холме расположилась небольшая компания игроков. Они о чём-то болтали, бросая время от времени взгляды на дорогу. Когда я проходил, один из них насторожился и пошёл к небольшому придорожному раскидистому дереву, прямо-таки созданному для укрытия. Я к нему подходить не стал, слишком уж оно притягивает внимание, а постарался раствориться за прозрачным кустом. Игрок подошёл к дереву, помахал возле него своим мечом, поорал: "Эй ты! Выходи быстро!" — Успокоился, вернулся к товарищам, отшутился и уставился на пройденный мной уже участок. А я скрытно двинулся дальше. Вскоре показался городочек окружённый крепостной стеной.

"Перед входом в город выйди из скрыта!" — Висел над воротами большой транспарант. Из скрытности я вышел прямо на пятачке перед воротами. Стражник-НПС усмехнулся и пропустил меня. Я чувствовал себя уставшим. Зашёл в привратную таверну, снял комнату — весь оставленный мной арсенал в стартовой локации оказался в ней, поел, но усталость толком не прошла.

Появился помощник. Он висел передо мной, другие игроки и НПС проходили прямо сквозь него, не замечая.

"Я прекрасно понимаю, что Игра увлекает. Можно сказать завораживает." — Начал он свою речь. — "Но организм требует отдыха. Всё же шестнадцать часов подряд — с непривычки это много. Очень рекомендую завершить сеанс и отдохнуть. А перед отдыхом рекомендую подняться к себе в комнату и придумать занятие для персонажа на время твоего отсутствия в игре. Можешь оставить ему задание и персонаж будет его выполнять, пока не выполнит. Или можешь прописать ему правила действия и принятия решений. Первые сутки отсутствия в игре бесплатно. Вторые — один игровой кредит, потом два, три и так далее до двенадцати игровых кредитов в сутки. Из этих денег вычитаются расходы персонажа. Если персонаж будет тратить больше двенадцати кредитов в сутки, то режим ZPG [Zero Player Game] бесплатный."

"Шестнадцать часов! Ни…чего себе!" — Подумал я. Оставил какие-то распоряжения, договорился с мастером и торговцем по поводу ремонта и отчалил. Капсула выехала и открыла крышку. Я сел, попытался встать, меня повело и я снова сел. Голова успокоилась и перестала кружиться. Опять я был весь какой-то липкий.

"В душ хочу!" — обратился я к искину кластера. Душ оказался рядом и я поплёлся в него прямо голышом по пустому коридору. На этаже не было ни души. Душ меня освежил и мне жутко захотелось есть. Я вышел из душа и уткнулся в дроида, привёзшего мои вещи.

"Спасибо!" — Поблагодарил я искин, натягивая комбез. — "Есть хочу!"

Автоматическое кафе тоже оказалось рядом. Я сожрал какой-то бутерброд, запил газировкой. Мой долг увеличился на один кредит. "Ну и хрен с ним." — Подумал я. — "Начну работать, быстро отдам." Весь день, все мои планы пошли псу под хвост. Нужно было двигаться обратно — ложиться спать. Ноги у меня еле шли.

В одном из проходов я уткнулся в перегородившую проход игровую капсулу и суетящегося рядом с ней медтехника.

— О! Помоги-ка мне! Будь другом!

— Да. Что делать?

— Видишь, геймер кикнулся. Game over, как говорится, сыграл в ящик… Мне его нужно из капсулы на каталку перегрузить. Покойников не боишься? Не виртуальных, а настоящих!

— Не боюсь…

Мы переложили труп из вирт-капсулы на каталку. Большой помощи от меня не требовалось. Дроидом шуршал медтехник, мне нужно было просто придержать сначала капсулу и потом каталку. В опустошённую капсулу залез уборщик и принялся наводить там марафет.

— Ещё немного поможешь?

— Помогу. — Мне почему-то было не удобно отказать рабочему мужику.

— Вот и славно. — Обрадовался он. — Покойник-то стратегом был.

— Это как?

— В стратегические игры играл. Видишь — руки и ноги у него прям как веточки, а мышцы как тряпочки. Живот большой — вылезал раз в сутки на полчаса и наедался сразу на весь день, да и назад в виртуал. И ведь не старый ещё, вряд ли ему больше шестидесяти.

Я посмотрел на покойника. Старым он действительно не выглядел. Медтехник помолчал и продолжил:

— Вот! Всё точно — 56. Люди в это время вторую жену берут, ну первую, если кто совсем бедный. А он — всё, пустота. Прогамал он свою жизнь, как есть прогамал.

Мы молча прошли несколько минут. Каталка подкатила к утилизатору органики, и медтехник труп в него выгрузил.

— Э-э-э. Прямо в утилизатор?

— А кому он…[вообще] нужен? Зафиксируй, как свидетель. — И потом, после паузы. — Спасибо.

— Да не за что. — Ответил я и пошёл в ночлежку. Непослушные руки-ноги постепенно приходили в норму.

Ближе мне оказалось через -134,1267. Это оказалось жильё молодых мужчин — подданных баронства. Местный искин против моего присутствия не возражал и дорогу мне подсветил.

Где-то на полдороге из узкого бокового коридора я услышал:

— Эй, парень, подойди-ка сюда, если ты не мужчинко.

— Чё тебе? — Спросил я, остановившись на входе в коридор. В коридоре стоял какой-то шкет-галифатец ростом с меня.

— Разговор есть. Да подойди ты, что мне на весь сектор кричать?

Я пошёл к шкету автоматически включив протокол, а он попятился назад.

— Слушаю. — Сказал я ему, приблизившись до двух метров. Шкет остановился.

— Ты кто по жизни?

— Я? Человек.

— Ты чего, слов не понимаешь?

— Возможно. Давай на общем. — Перешёл я на единый.

— Да ты совсем…[обнаглел]. Да чтоб я у себя дома да на общем говорил?

— Не хочешь, не говори. — Я развернулся и сделал шаг к выходу.

— Стой ты! Ты откуда?

Я снова повернулся к шкету.

— С соседнего -134,+1268.

— А! Так ты мне должен.

— Чего?

— Как чего? Десять кредитов давай!

— Тебе?

— Мне конечно!

— А ты то кто?

— Я — хозяин сектора.

— Не похож. — Сказал я и отправился на выход. Дорогу мне перегородил крупный галифатец, и сзади за шкетом появился ещё один такой же.

— Зря ты так. — Произнёс загораживающий выход. — Отдал бы десятку и свободен. А теперь каждому по десятке.

Я резко сместился к закрывавшему вход и, обманно размахнувшись правой, пробил ему ногой под коленку. Нога оказалась не опорная и не сломалась, но подвижность галифатца резко уменьшилась. Шкет выхватил стоппер, по виду гражданский и попытался в меня выстрелить. Я успешно уклонился и заряд достался уже пострадавшему галифатцу. Некоторое время тому будет не до окружающих. Рывком сократив расстояние, я дёрнул шкета за его оружие. Шкет бесполезно жал на курок, но заряд ещё не накопился и выстрела всё не было. Да. Это не военная и не полицейская модель. Полетев вперёд шкет нарвался на мой локоть. Пока третий не подбежал, я просто выкинул шкета в широкий коридор. Встречая третьего, я слышал, как шкет там загремел костями. Третий был тоже медленным. Он был открыт и пропустил хороший прямой удар кулаком в корпус, сбивший ему дыхание. Руки у него опустились и я добавил ему, сломав нос.

В это время из большого коридора в малый заехал дроид-уборщик и из него донеслось:

— Всем оставаться на своих местах! Полиция!

Третий галифатец с мычанием, оставляя кровавую дорожку, пополз вглубь коридора.

— Ты не слышал? Куда пополз? — Рявкнул я на общем и, обрушился всей своей массой на торчащую вверх пятку уползающего. Ступня его с хрустом сплющилась, а мычание трансформировалось в вой. Проходя мимо второго галифатца, я ногой сверху сломал ему ногу в коленке. Шкет, тряся головой и увидев, что я подхожу, попытался куда-то ломануться, но не справился с ногами и упал. Я завернул ему руку за спину, второй ухватил за длинные волосы и поволок к коридорчику. Бросил его около уборщика, громко повторяющего: "Всем оставаться на своих местах! Полиция!" И велел сидеть и тихо ждать, а то в следующий раз удар не рассчитаю и вообще убью.

— Дяденька! Ну зачем Вы так! Ну мы пошутили! Ну не подумали! Прости! Ну пошутили неудачно! Зачем полиция! Дяденька!… - Заунывно канючил шкет.

Полиции всё не было. Шкет всё канючил. Уборщик всё повторял свою фразу. А я терял терпение. Злость, вспыхнувшая, когда я понял, что это гоп-стоп, и было утихшая, снова начала разгораться. Наконец, минут так через десять, полицейский появился. Он не торопясь вошёл в наш коридорчик со стороны широкого, остановился и провозгласил:

— Полиция Алатез! Что здесь происходит.

— Я несовершеннолетний! — Завопил шкет. — Не стреляйте в меня! — Подскочил и бросился бежать.

Я успел дотянуться ногой и удачно его подсёк. Больше шкет попыток убежать не делал. Лёжа, он пару раз вякнул, что он несовершеннолетний и что с ним так нельзя. Полицейский вопросительно посмотрел на меня.

— Могу сбросить протокол. — Произнёс я на общем.

— Почему на общем заговорил? — Кивнул мне полицейский, одобряя пересылку.

— Галифатский у меня пока не уверенный.

Подъехала платформа. С неё слезла пара санитаров, уложила застопанного галифатца на носилки, пристегнув к носилкам его руки и ноги. Затем то же самое проделала со шкетом и вторым громилой. Я, пропуская их, прижался спиной к стенке, полицейский молчал и молча спокойно глядел на меня. Носилки загрузили на платформу, стеллажом, одни над другими, так, что подняв голову на нижних упрёшься в верхние. Шкет заорал: "Нет! Аратанец — ты сволочь!!!" — И платформа поехала.

Мне на нейросеть упало сообщение от искина: "За нарушение общественного порядка Ли, переселенцу, снижается рейтинг лояльности на 3 пункта."

— Нда. Не удачно получилось. — Озвучил я свою мысль.

— Не удачно. — Согласился со мной полицейский. Мы так и стояли всё это время.

— И апелляцию не принимает. — Пожаловался я.

— Это потому, что рейтинг отрицательный. Если б работал, апелляция бы прошла. А почему не работаешь?

— Не успел. Резюме в занятость отдал, жду.

— Ага. — Произнес полицейский себе под нос. — Ага. Ага. Ага. — Между своими "Ага" он делал небольшие паузы. — Вот бездельники! Пошли! Нашёл я тебе работу. — Это уже мне.


3.7. Трудоустройство.


Мы прошли в соседний сектор -133,+1267, он как и -133,+1268, тоже не рекомендовал мне проход в моём комбезе, но полицейский произнёс "Со мной", и искин заткнулся. В секторе мы пришли в какую-то контору.

— Привет, Габрбили! Вот тебе работник, а то ты жаловался.

— Работник — это хорошо.

Габрбили поздоровался с полицейским уважительным кивком, а со мной — кивком свысока.

— А чего это у него рейтинг отрицательный? — Озвучил вопрос конторский и посмотрел сначала на меня, потом на полицейского. Я промолчал. Адреналин схлынул, усталость никуда не делась и снова давила мне на плечи.

— Гопники в соседнем секторе десятку попросили.

— Да?

— Стандартная разводка. Подросток и двое в тени.

— И?

— Два взрослых придурка — лечиться и в армию Галифата добровольцами, подростка в спецприют, а парню -3 в рейтинг.

— П-ф-ф. — И уже ко мне. — А ты чего молчишь?

— Извините. — Устало сказал я. — Если я правильно понимаю, на вопрос, заданный не мне, мне отвечать не вежливо.

— Ладно. Показывай учётку. Что там у тебя с протоколами?

Я открыл свою учётку на чтение.

— Баронет?

— Инкогнито. Иерархию я понимаю.

— Подходишь. Хотя странный ты. И карта здоровья в красной зоне.

— Стечение обстоятельств.

— Годится. Когда готов выйти на работу?

— Поспать сначала нужно. И что за работа?

— А о чём ты с Миришли договаривался?

Так-с. Миришли — это полицейский.

— Он сказал, что нашёл мне подходящую работу.

— Хорошо. Работа на разборке кораблей после боёв. Простых техников у меня достаточно. Нужен техник, который сделает корабли полностью безопасными — деактивирует всё боевое, соберёт боеприпасы. В общем, чтоб другим можно было спокойно работать. По деньгам стандартно — зарплата плюс сдельная. Подробнее в контракте.

Понятно. Техник, сапёр и оружейник.

— Что с оборудованием?

— В разумных пределах.

— Работать готов только по регламенту. Никаких "быстрей-быстрей" и "с отверткой на боевого дроида".

— Принято. Лови контракт.

— Для контракта у меня сейчас мозги плохо думают. Давай соглашение о намерениях. Потом испытательный срок и потом уже контракт. Устраивает?

— Какой ты однако.

— Да подписал здесь один контракт. Еле жив остался.

— Ясно. Устраивает. Завтра жду.

Мы Габрбили распрощались. Я спрятал свою учётку, снова став техник-2моб. Миришли предложил меня проводить, а я отказываться не стал. Оказывается, он местный участковый. О чём-то он меня порасспрашивал, так не навязчиво. Пока я ужинал в центре переселенцев, попил он со мной кофе. Прощаясь, сбросил мне свой контакт "на всякий случай". Проспал я в ячейке от и до.

* * *

На работе меня встретил мастер Билаларди. Он мне рассказал, что разбираются корабли Галифата после боёв с Аварцами. Коды "свой" для турелей и дроидов обороны есть. Но могут встретиться и живые аварские абордажные, если корабль под абордаж попал. Скорее не живые, а полуживые. Так что мне нужно по всему кораблю пройти, всё проверить. Отдельно вооружение — если остались какие выстрелы и гранаты с торпедами, то безопасные проскладировать, а опасные уничтожить. Уничтожать — на моё усмотрение, можно подрывом. Меня решили нанять потому, что кто-то у них на что-то неудачно нарвался. Подробностей он не знает — не в его смену было. Потом взяли на работу какого-то мусорщика, но тот вороватым оказался — выгнали его. Если вдруг что найду ценного — обязательно сдавать. Потом это на всю бригаду бонусом разделят. Если нужно что будет — заявку можно оставить.

Пока он рассказывал, на месте мы не сидели. Прошли на корпоративный склад. Я заказал и подогнал под себя скафандр абордажника и двух абордажных дроидов защиты. И скафандр и дроиды оказались аварскими — пришлось собирать их по частям из трофеев. На дроидов я перезалил в компы операционки и доставил по лазерной пушке. Для простого защитника искин не нужен. Его дело — щиты держать. А лазерную пушку, если что, я под прямое управление возьму и цель куда стрелять укажу. На вопрос: "Зачем пушка?" — напомнил про аварских дроидов и вооружился дополнительно копьём. Согласовал с Габрбили, он оказался хозяином, что всё это — имущество корпорации, передано мне в пользование и не может мной использоваться ни для каких целей кроме как для работы на корпорацию. Хоть дроидам я себя главным ботоводом и прописал. Выбрал себе 6 рабочих дроидов — 4 средних и пару малых.

Билаларди сегодня меня подстраховывает. Загрузились мы в системник и отправились. До верфи добирались 3 часа, но залетать на неё не стали — Билаларди сразу направился к одному из дрейфующих кораблей. Ну да, дрейфующих, медленно вращающихся в гравитационном поле местной звезды. Какая там скорость у Земли была? 29 километров в секунду, кажется. И здесь примерно также.

Билаларди ловко и привычно выровнял скорость с нашей целью. Цель не самая большая — фрегат, метров триста. Его, конечно, в бою укоротили, но не сильно. Видно, что корабль специально выставляли — вращение у него не большое.

— Как будешь заходить?

— Спрыгну с абордажниками на броню. Лучше около той дырки. — Я показал в район двигателей. Кораблю прилично досталось и двигатели у него были раскрошены. — Осмотрюсь и вызову технических. — Продолжил я. Малые дроиды уже обосновались у абордажников в загашнике. Потребуется — они их выпустят.

— Дай мне канал связи с дублированием и действуй.

Разумно. Можно считать это проверкой. Билаларди подрулил впритык — метров на пятьдесят, и я с абордажниками прыгнул. Пришлось немного подрулить — то ли вращение не рассчитал, то ли забывать начал, но зацепились на корабль мы хорошо, там где и хотели. ПКО молчит, что и не удивительно. Вряд ли бы корабль потащили в прыжок с активным ПКО. Хотя кто этих галифатцев знает? Первым в дырку протиснулся дроид. Всё тихо. Реактор оказался заглушен. Проверил командную капсулу — открыта и искина нет. Вернулся к реактору и замкнул шины. Вскоре ко мне присоединились дроиды. Двигаясь по коридору отмечаю турели и даю команду ремонтникам подготовить их к снятию. Снимать я их не буду, а вот от энергосети отсоединю. Дроиды с командами справляются. Запускаю дроида в комнаты — пусто, пусто, пусто… В смысле ничего опасного.

В конце коридора — какое-то движение. Опасность!? Движение медленное, плавное. Понимаю, что не хватает мне третьего боевого дроида — один контролирует коридор спереди, второй сзади, третий проверяет помещения по бокам. Моё упущение. Ладно. Снимаю с работы пару техников и оставляю их сзади. Они смотрят в разные стороны и контролируют друг на друга. Медленно продвигаюсь вперёд.

Из-за поворота показывается рука в перчатке и пропадает. Больше ничего не происходит. Напряжённый, двигаюсь дальше. Хочется рвануть к повороту, но нельзя. Можно пропустить засаду. Сбоку длинная казарма — ячейки для сна и шкафчики для вещей и скафандров. Оставляю одного из боевых дроидов затычкой в дверях и на контроле коридора, со вторым захожу. Часть ячеек открыта, остальные закрыты, но открываются, если приложить небольшое усилие. Методично всё осматриваю — ничего опасного. Дроид замечает ещё три раза появившуюся руку. Появляется регулярно, через равные промежутки времени. Казарма осмотрена и мой защитник выглядывает за угол. За углом вращается труп. В аварском скафандре и без головы. Это-то вращение я и заметил. Вот гадство! Была бы возможность — ещё раз убил бы!

Связался с Билаларди, доложил. Он ответил, что это должен быть аварский абордажник, чтоб я его где-нибудь закрепил и оставил.

— У вас трупы не минируют?

— Повтори. — Отозвался Билаларди.

— У вас на трупах гранаты или взрывчатку не оставляют, чтоб взорвалось, когда враги раздевать будут?

— Никогда не слышал. А где так делают?

— Слышал про такое. — Честно ответил я.

— А как сигнал на взрыв подадут?

— Не нужно сигнала. Взрыватель на нажатие. Начал скафандр снимать — взрывается. Чистая механика.

— О как. Сообщу. Будут аккуратно дроидами работать.

Техником отволок труп в корабельную казарму и закрыл его в пустом шкафчике. Потом послал ремонтников на работы и продолжил движение. Похоже, что фрегат был РЭБ: подсвечивал цели своим, а чужим мешал. Что-то в этом духе. Сейчас внутри пусто, спокойно и безопасно. Торпедные аппараты нашёл, торпед нет — всё отстреляли, ну или вывезли, как вариант. Нашёл гранатомёты с гранатными кассетами. Много кассет пустых — отстрелянных, несколько полных.

Сообщил Билаларди. Он мне предложил продолжать деактивацию турелей и отправился на верфь за бригадой техников. Бригада техников прибыла минут через двадцать. Я с ними немного поработал и их мастер меня отпустил. Пока работали, техники поглядывали на меня, как я этак стою весь из себя боевой с абордажным копьём, а вокруг меня четыре дроида шурудят. Пилот доставил меня на верфь. Габрбили дозвонился до меня и мы с ним договорились, что я устроюсь на верфи, чтоб далеко не мотаться, а контракт заключим завтра после полной смены. Запарковал дроидов, устроился в общежитии — снова спальная ячейка.

Следующий день мне достался фрегат — минный заградитель. По крайней мере на нём, кроме ПКО были аппараты бомбометания — для установки управляемых минных полей. Мины пытаются быть незаметными, но могут двигаться, поддерживать конфигурацию постановки минного поля. Имеют пассивные датчики для отслеживания управляемых объектов и получения кодов свой-чужой. С пассивным кодированием я до конца не разобрался. В бою всё просто. Там на всю систему корабли транслируют главный сигнал и в зависимости от него меняется необходимый отклик для безопасного прохода сквозь минное поле. Там ещё много нюансов, чтоб минное поле заранее врагам не засветить, сделать вид, что минное поле там — где его на самом деле нет. Но вот техническая сторона — понятна. А с пассивной стороной не разобрался. Мины же прячутся, как там хэш-функция отклика настроена? Ладно, может разберусь когда. Эсминцу влетело, часть кассет оказалась разбита и мины стайками плавали по отсеку. Они не на взводе — безопасны. Так что ловил и складировал их, благо боезапас был не полный и место нашлось. С одной стороны взрыв такой мины внутри эсминца это — [всё]. На эсминце от неё не спрячешься. А с другой — на человека она не реагирует, слишком малая цель для такой мины — человек. Так что работал прямо в минном отсеке.

Одна из мин показалась странной. Геройствовать — в смысле диагностировать неисправность и пытаться её устранить — не стал, установил на неё систему ликвидации с маяком и вытолкнул за борт. Когда мина отлетела достаточно, мой напарник-пилот её подорвал. Нормально. Вроде не сложно, но восемь часов отработал.

Заключил контракт на работу. Вытребовал себе под это дело ещё одного абордажного дроида. Габрбили, правда, тащить мне его отказался. "На отдых прилетишь, тогда абордажника себе и соберёшь." — Ответил он. Ладно, и так нормально.

Корабли на обработку доставались мелкие. Корветов за смену я обрабатывал два-три, фрегатов — один-два. На одном из фрегатов турель не приняла сигнала "свой" и выстрелила в мою сторону. Заряд безопасно растёкся по щиту моего защитника; от энергии она была отключена, и больше выстрелов не последовало. Я потом разобрался — у неё антенна оказалась испорчена. В одном из фрегатов оказался полудохлый аварский дроид-абордажник. Двигаться он не мог, так, немного постреливал. Подошёл к нему с удобной стороны и, не вылезая из-под щитов, копьём перебил энергошину. Получил небольшую премию. Жил всё это время на верфи, серьёзно питался в местной столовой "утром" и "вечером". В смысле перед сменой и после работы. На работы меня возил дежурный пилот. В начале он меня подстраховывал на случай срочного отступления. Потом, когда выяснялось, что непосредственной опасности нет, я его отпускал, и, обработав очередной кораблик, вызывал. В одном из кораблей в стенном шкафу однажды нашёлся полуразобранный скафандр, а в скафандре — нычка. Там были какие-то кристаллы, ещё что-то. Толком разбираться не стал — сообщил. Бригадир велел захватить с собой по возвращении.

В очередной день проснулся и почувствовал себя совсем разбитым. Связался с Габрбили, пожаловался на жизнь. Он прислал за мной челнок. Вещи свои, кроме скафандра, естественно, так и оставил на верфи. Меня бросало то в жар, то в холод, то трясло, как в лихорадке. Прямо на космодроме меня запихнули в передвижную медкапсулу. Вылез из медкапсулы я в кабинете врача.

— Ну, что, молодой человек. Всё в порядке, ничего страшного. Это просто ломка — последствия передоза. Время от времени это будет происходить. Надо больше отдыхать, попробуйте сходить в баню, сбросить сексуальное напряжение, просто выспаться без ограничений в конце-концов. Всё ясно?

— Да.

— Если что — обращайтесь.

Доктор посмотрел на меня и произнёс:

— Сейчас я ваше затруднение решу.

Действительно, я стоял у медкапсулы голышом. Моих скафандра и комбинезона рядом не наблюдалось. В кабинет вкатился дроид с простейшим больничным одноразовым комбезом. Я поблагодарил врача, натянул комбез и вышел. Кабинет находился в том же секторе, что и контора, так что прилично или нет, но до конторы я дошёл. Не голый — и ладно.

Габрбили был у себя в конторе вместе с Миришли. О чём бы они не говорили, но Миришли замолчал и хозяин переключился на меня:

— Так ты, оказывается, наркоман?

— Нет.

— Но у тебя ломка.

— Да.

— Из-за наркотиков?

— Да.

— И не наркоман?

— Не наркоман.

— Ты их больше не принимаешь?

— Да.

— И то славно. Скафандр твой отдал на техобслуживание.

— Спасибо.

Габрбили замолчал и беседу перехватил участковый:

— Как жизнь?

— Нормально вроде.

— Как работа?

— Работа — работается, только с деньгами пока не разобрался.

— Сейчас, подожди немного, скоро бухгалтерия начислит. — Отозвался Габрбили.

— Что врач сказал? — Продолжил Миришли.

— Ломка. Отдохнуть, в баню сходить, напряжение сбросить и что такое со мной ещё будет — время от времени.

— А сейчас как себя чувствуешь?

— Медкапсула взбодрила, но всё равно как-то не очень.

На счёт мне упало 18 с небольшим тысяч кредитов. Я сразу погасил свои долги.

— Пятидесяти часов отдыха тебе хватит? — Спросил меня Габрбили.

— Надеюсь. — Ответил я.

— Предыдущая ломка сколько длилась?

— Не знаю. Пока не выяснил.

— Разберешься — скажешь.

— Понял.

— Всё. Иди. Отдыхай.

Я кивнул и пошёл к выходу.

— Стой, Ли. — Сказал мне Миришли. — Как себя чувствуешь, суд выдержишь?

— Суд?

— Можно апелляцию подать, должны удовлетворить.

— Выдержу.

— Тогда поехали.


3.8. Суд и первый отдых.


Прибыли мы в "опорный пункт" или "офис" к Миришли. Он вызвал судебный искин, и мне пришлось отвечать на дополнительные вопросы.

"Почему я сразу не вызвал полицию"?

Я немного подумал и ответил, что в коридорах всюду установлены камеры, так что полиция должна была получить сигнал автоматически. А Миришли прокомментировал, что я не мог знать какие камеры работают, а какие — нет. То, что я предоставил запись под протокол с начала и до конца искин убедило, что от полиции я скрываться не собирался.

Искин обсудил моё баронетство. Оказывается, в Галифате законы, связанные с насилием, к баронетам из Аратана применяются более строго, по верхней планке, что называется. Полицейский подчеркнул, что в результате физического воздействия нападавшие получили травмы различной тяжести, для жизни не опасные и к настоящему моменту полностью излеченые. Искин согласился отягчающим обстоятельством баронетство моё не считать.

Отдельный вопрос был про то, почему я не использовал стоппер. Я пояснил, что хотя по виду стоппер и гражданский, он может быть внутри переделан и представлять для людей реальную опасность. На вопрос об источнике таких моих знаний, я заявил, что служил в полиции Марсаллы. Миришли уточнил у меня, почему я покинул службу. Я ответил, что из-за неудачного расследования и отсутствия перспектив. Искин на это заявил, что это к делу не относится, наличие изученных полицейских баз в качестве пояснения его полностью устраивает. И что служба в полиции на другой планете ни отягчающим, ни облегчающим обстоятельством не является.

Заключительный вопрос искина:

"Почему я ударил подростка?"

— Команду "всем оставаться на своих местах" никто не отменял. — Произнёс я вслух и Миришли кивнул. — А он бросился бежать. Кричал ещё, что он несовершеннолетний и в него стрелять нельзя, так я и не стрелял. — Закосил я в конце под дурачка.

Искин принял апелляцию и заменил снижение рейтинга на штраф в три тысячи кредитов. Я спросил, как этот штраф заплатить. Искин после паузы заменил штраф на условный штраф — заплатить его придётся в случае повторного правонарушения в течение месяца и, в этом случае, это будет отягчающим обстоятельством. Рейтинг у меня поднялся до +3 единиц как у разумного, работающего в зарегистрированной в баронстве корпорации. Отлично!

Искин закрыл процесс и отключился от нас.

— Что делать планируешь? — Спросил меня Миришли.

— Врач посоветовал в баню сходить, и нужно бы мне про сооружение древних побольше узнать.

— Баня — это дело. Давай, покажу тебе неплохой вариант. Здесь рядом, и сам заодно расслаблюсь. А ты мне про своё "не наркоманство" расскажешь.

— Баню покажи. А рассказывать? Всё равно ведь не поверишь.

— Ты, главное, расскажи. А поверю я или не поверю — не важно. Главное, чтоб ты в это верил. Мне понять нужно, что за разумный у меня на территории появился и чего от тебя ожидать следует.

* * *

Баня оказалась недалеко. Скорее не просто баня, а целый комплекс. Во-первых, бассейны с водой разной температуры, от прохладной до обжигающей. В них просто сидят или плавают. Во-вторых, тёплые каменные столы, народ на таких дремлет, и, ещё, банщики на них массаж делают. В-третьих, комната с теплым камнем и вся в пару. Сидишь в таком теплом тумане, и вода на тебе конденсируется и струйками по телу сбегает. В-четвёртых, этакое кафе с шезлонгами и столиками. Можно сидеть или лежать, попить травяного взара со сладким вареньем или перекус заказать.

На входе на мой одноразовый больничный комбез покосились, но Миришли меня уважительно представил, таким образом за меня поручаясь, и нас, благосклонно кивая, запустили. Стоимость посещения не большая — 20 кредитов, но с меня, как с гостя уважаемого человека, денег брать не стали.

Поплавать у меня не получилось — пресная вода меня не держит, поотмокал на мелководье — по горлышко в воде. Просто на тёплом камне лежать у меня не пошло. А вот в пару посидеть — оказалось приятно. Попивая чай, буду называть этот взвар чаем, рассказал Миришли о себе. Он посоветовал всем отвечать, что я "в завязке" — лишних вопросов меньше будет. Долго он со мной не просидел, его куда-то по службе дёрнули. Напоследок он угостил меня очередным чайником с пиалой варенья, записав все расходы на полицию Алатеза, и посоветовал никуда не торопясь расслабляться.

Что интересно: я привык ходить в бане голышом, здесь же все всюду ходили в шортах — и в бассейнах, и на камне, и в тумане. Баня, разумеется, исключительно мужская, для женщин бани тоже есть — это другое здание. Но всё равно — в шортах, а голышом не прилично. В кафе дополнительно заворачивались в простыни, кутались в них, как в тоги. Ну, как говорится, в чужой монастырь…

На теплом камне у меня неожиданно хорошо пошла медитация. Так что зря я на него грешил. Вообще, медитации я подзабросил. Надо навёрстывать. Пробыл я в бане часов так восемь. Баня помогла — меня отпустило.

Миришли прислал мне сообщение. Он мне посоветовал перед следующим выходным попросить у директора повышение рейтинга до +5, а аратанское подданство и баронетство при посещении не упоминать. Тогда мне комплекс Древних дешевле окажется. Вышел я в сеть, проверил. Действительно, если указать что я варвар с рейтингом +5 (полезный для баронства разумный), то получается 5 тысяч за разовое 12-и часовое посещение. Упоминание, что я поданный Аратана поднимает до 10 тысяч, а баронетство — до 15 тысяч. Спасибо, товарищ Миришли! Хорошая подсказка! По времени — сейчас смотаться не успею. Вроде и не далеко, но там разные задержки. Сначала отсюда нужно добраться до станции в точке либрации между Спутником и Планетой. Оттуда уже на космодром на планете. От космодрома в атмосфере перелёт к ближайшему к сооружению аэродрому, с аэродрома — водным транспортом до нужного острова и там ещё немного пешком. Ну и назад всё в обратном порядке. Вроде каждый перелёт не длинный, но в сумме — набегает.

Купил в онлайн-магазине новый комбинезон. Выбрал классом повыше, чтоб в сектор, где корпорация моя, искин без проблем пускал. Взял самый дешёвый из подходящих — 35 кредитов. Переночевал в сотовой ночлежке при переселенческом центре. Пока был беженцем без работы, денег с меня за ночёвку не брали, а теперь 1 кредит вычли.

Выспавшись и позавтракав, встретил коменданта, поздоровался. В Галифате традиционное приветствие "Всё хорошо?" или "Как дела?". Ответа они не требуют, более того, рассказывать как у тебя на самом деле дела не слишком прилично.

— Если что, обращайся. — Попробовал попрощаться со мной комендант.

— Точно! — Не дал попрощаться я ему. — Вопрос один есть.

Комендант остановился, вопросительно глядя на меня.

— Доктор мне посоветовал сексуальное напряжение сбросить.

— Сходи к Гурии. — Ответил мне комендант и сбросил поводырь.

* * *

Центр Гурии оказался в углу второго яруса сектора -134,1267. Это тот, где молодёжно-мужское общежитие и где меня гопстопнули. Дверь мне автоматически открылась и я попал в пустую прихожую. Искин, узнав что я — посетитель, сразу списал 15 кредитов и предложил выбирать. Выбор — большой, женщины разных рас и размеров. Стоимость по часам и числу заказанных. Списанные 15 — это стоимость одного часа с одной. Выбрал первую из попавшихся красавиц.

Как я ошибся! Это оказались не женщины. Гурии — человекообразные роботы. Мне досталась изящная и полногрудая, с тончайшей талией и широкоформатными бёдрами, с нежной бархатной белоснежной кожей, черноглазая и большеокая девственница. То, что это робот, я понял не сразу…

Секс-роботы в Содружестве используются очень давно. Первоначальный бум быстро прошёл и сейчас считается, что это разумный выбор для подростков и для мужчин, которые не могут позволить себе настоящуюю женщину.

Увы мне, увы: "Ах! Какая ошибка! Сказал Ёжик слезая с кактуса."

* * *

Игра напомнила мне про себя сообщением, что мой герой без моего участия плохо развивается. Подумал я, подумал, и решил что не хочу я в игру. Точнее хочу, но именно поэтому и не пойду. Всё же перса своего решил не удалять — пусть побудет ZPG. Зашёл удалённо и прописал правила поведения: с НПСами договориться о приёме у игроков заказов на ремонт, нет заказов — ремонтировать для НПС, дружбу всегда принимать, при долгом отсутствии контактов — друзей удалять, приглашают в гильдию — вступать с условием оплаты игровых дней ZPG, нет оплаты — из гильдии выходить, в гильдии от руководства заказы на ремонт — вне очереди… Настроил отображение отчётов о персе — денег с меня за это не просят, а там посмотрю.

Сходил на адаптационные курсы. Досталась мне лекция о речевом этикете, этикете жестов, принятом и не принятом поведении в различных ситуациях. Оказалось, что ходить по движущимся дорожкам "неприлично". Пояснение странное — женщины на дорожках стоят, значит и мужчины должны. Иначе получится, что мужчина женщину на дорожке догонит. Если будет обходить — может случайно или не случайно к ней прикоснуться — неприлично. Если остановится не обходя, то будет рассматривать — тоже неприлично. А остановится рядом и не будет на женщину смотреть — вообще неприлично! В общественном транспорте выделены три зоны. Задняя — для женщин, мужчинам в неё вход запрещён, передняя — для мужчин, средняя — для семейных.

Лекцию опять прослушивал по кусочкам на двух языках.

Бодрость у меня кончилась, и я пошёл в свою ночлежку есть и спать. Проспал опять одиннадцать часов полностью и отправился в корпорацию — подготовить третьего дроида-защитника.


3.9. Вторая вахта и первое знакомство с Комплексом Древних.


Вторая вахта продлилась девять дней. В этот раз мне доставались половинки крейсеров. Похоже, что галифатцы любят лазерное оружие. По крайней мере все притащенные крейсера были именно лазерными. Лазеры были не импульсные, как я привык в ПКО и на абордаже, а непрерывные. В крейсере была куча реакторов, очень возможно, что для каждого лазера главного калибра — свой. Реакторы гнали энергию, она преобразовывалась в лучи и лучи фокусировались на цели. Параметры луча на каждом из лазеров можно менять прямо не прерывая процесса. Зачем? Вот оконное стекло на Земле, обычный солнечный свет оно пропускает, но за стеклом не загоришь. Так что ежели подобрать нужные параметры излучения, чтобы оно не отражалось, а поглощалось и испаряло защитные слои, то корабль можно прожечь насквозь. Опять же наводить на цель лазер просто и, кроме энергии, он больше ничего не требует.

В крейсерах специальных ходовых реакторов нет, двигатели запитываются прямо с оружейных реакторов. Так что тактика у крейсеров такая — выстроиться, выдержать равнение и всеми силами жечь перед собой противника. Не давать прорваться противнику с боков и сзади. Спереди на такой ордер нападать очень опасно — как на рожон лезть. Всё же у аварцев тактика противодействия была — иначе бы нам столько половинок не притащили. Половинки были задние и "боковые" — когда пол крейсера сбоку как корова языком слизнула — от носа до кормы.

Противоабордажные турели в крейсерах принимать коды "свой-чужой" отказывались, реакторы были частью заглушены, частью на холостом ходу, но энергии для внутренних турелей было более чем достаточно, и мне приходилось выкручиваться. Я подбирался с разных сторон, искал "слепые зоны", менял дроидов местами, чтоб щиты у них до конца не продавливались, перебивал энергошины, наконец добирался до реакторной зоны, подзаряжал дроидов и заглушал все работающие реакторы. После этого всё было совсем просто — энергия на турелях быстро заканчивалась, и я деактивировал противоабордажную систему без проблем. Иногда подходящий путь находился быстро, иногда приходилось всячески выкручиваться, но шесть половинок я за эти девять дней обезопасил.

Безопасные куски крейсеров тягачом отволакивали к верфи вплотную и снимали с них работоспособное оборудование. В баронстве полного цикла своего производства не было — производили только силовые каркасы, а всё остальное — закупали при необходимости. Так что трофеи после техобслуживания установят на грузовики и приватиры. Ещё на верфи под заказ проводили реновацию кораблей, меняя устаревшее или убитое оборудование на более новое, надёжное и с невыработанным ресурсом — здесь трофеи что называется "тоже в кассу" — хорошо известно, что техника у военных ресурс выработать не успевает.

Как я выяснил, Габрбили — один из совладельцев верфи, а я трудоустроен в небольшую корпорацию, которой он полностью владеет. Зачистку повреждённых кораблей верфь передала его корпорации в аутсорсинг.

Спал и ел я на верфи, медитировал "утром" и "вечером", иногда на корабле, особенно если что сразу не получалось. Отходил в безопасное место, устраивался поудобнее. Сначала дроиды меня отвлекали, но потом я вроде-как привык. Даже не столько изучал энергетическую картину, сколько отдыхал, успокаивался и расслаблялся.

Отработал вахту, получил деньги на счёт, договорился с начальством, и Габрбили поднял мне рейтинг до +5. Чтоб сэкономить время прямо с верфи, не залетая на Спутник, отправился на транзитную станцию. На станции оказался бордель: пара оширок, три рабыни-аварки и любительница-аратанка. За аварок и оширок просили по 300 кредитов, за аратнку — 500. Аратанка была занята, выбрал аварку — ничего особенного, но пошло не плохо — с роботом не сравнимо. Как раз ожидание челнока до Алатеза-Главного и скрасил.

Дальше долго ждать не пришлось — расписание подогнано. Отправление пассажирского глайдера подобано так, чтоб самый медлительный галифатец спокойно дошёл и устроился на зарезервированном за ним месте. Также и на корабль. На корабль я поднялся первый — медленно ходить у меня не получается. Устроился в первом ряду перед обзорным стеклом, и всю дорогу любовался набегающими на меня видами. По волнам кораблик шёл быстро и ровно, немного подрагивая всем корпусом. Прибыл уставшим, сразу в порту поел в столовке, взял ячейку в сотовой гостинице и отрубился.

Комплекс Древних и вся инфраструктура рядом с ним работает без выходных и перерывов. Выспавшись и плотно позавтракав в автоматической забегаловке, я пришёл в него в непопулярное время — перед рассветом. Сонный кассир получил с меня кредиты, выдал мне разовый билет и я прошёл к огромному куполу. Сонный дежурный отметил время начала и пропустил меня внутрь. Внутри всё соответствовало прочитанному мной в сети — огромная площадь с высоким чёрным ровным, прям как отшлифованным, столбом посередине. Можно устроиться в любом месте. Люди советовали усаживаться по возможности дальше от остальных, а администрация сообщала, что близкое соседство не мешает. Подойти ближе или сесть подальше? Пока не ясно — кому-то находиться близко было не комфортно, другим — наоборот. Кто-то с края площадки никак не мог "связаться" или "подключиться", другие — наоборот. Закономерности может и есть, но пока найти их не удалось. Буду пробовать. Прошёл подальше от входа, на противоположную сторону не пошёл — там толпа, уселся на среднем расстоянии. Я заранее переоделся в простой планетарный комбез без лишней энергетики — пишут, что так проще. В медитацию зайти не удавалось — как что-то мешало, не пускало. Наконец, успокоившись и расслабившись, я справился. Мысленным взором я окинул окружающее меня пространство, попробовал почувствовать его и услышать. Я осознал, что рядом со мной много других искр разумов и они тянутся к чему-то, будто соединённые с чем-то связями. Попробовал туда потянуться и я, меня подхватило, понесло и я оказался на огромной серебряной площади-плоскости перед парящим передо мной тёмно-коричневым сгустком. В спокойном состоянии сгусток похож на пятиметровый мешок, из него что-то выпирает, потом пропадает и вылезает в каком-то другом месте. Записать на нейросеть не получается, но по описанию похоже, что движения мешка в начале у всех одинаковы. Возможно, это какой-то язык, но расшифровать его не удалось, по крайней мере сообщений об этом нет. Как и советуют опытные товарищи, старательно разглядываю его, не двигаюсь и тихо радуюсь — у меня быстро всё получилось. Шевеления мешка заканчиваются, он пропадает и площадь оказывается заставлена блоками с меня ростом, будь они поменьше, назвал бы их кирпичами. Их можно сдвинуть, упираясь и толкая на другое свободное место. Когда я упирался в них руками, то руки погружались в блок по локти. Если хватит сил, то можно поднять блок над головой, и он исчезнет. Все пишущие в сети сходятся на том, что это упражнение для развития пси-сил. Первые уровни должны быть не сложными.

Я быстро выяснил, что как псион я очень-очень слаб. Средние псионы на первом уровне могут поднять любой из блоков. Я же сумел оторвать от поверхности и поднять вверх только один из десяти. Площадка не большая, у краёв блоки оказываются легче — мне поддаётся в среднем каждый пятый. Я постепенно обошёл все блоки и избавился от тех, что мне поддались. Обошёл второй раз — ничего не пропустил. Затем начал двигать те, что двигаются. Растащил их на края, затем сгрудил в центре. Если составить их так, что ни один сдвинуть уже не удастся, появится мешок, повисит и либо закинет в "начало" с другой расстановкой блоков, либо выкинет совсем — "иди отдохни". Сначала двигать блоки мне казалось не тяжело, потом — всё тяжелее, затем я двигал блоки через силу, через не могу и не хочу. Неожиданно появился мешок, поднял меня, выкинул вверх и я выпал из медитации. Народу вокруг прибавилось. Я использовал 3 часа из оплаченных мной двенадцати. Снова начинать медитацию сейчас бесполезно — люди пробовали, даже если получается, мешок их никуда не пускает. Нужно отдохнуть. Служитель на выходе из купола подсказал где можно перекусить. На вопрос о бане — удивился. Традиционная галифатская баня оказалась недалеко. За едой меня не беспокоили, а в бане, когда я расслаблено отмокал в теплом бассейне, со мной пообщался волонтёр. Он кратко опросил меня, не узнав ничего нового, быстро потерял интерес и ушёл.

В парную я не пошёл, подремал на тёплом камне, ещё раз перекусил, и отправился в купол на следующую попытку. Следующая попытка прошла также как и первая. Вымотанного, меня выкинуло за полчаса до окончания моего времени. На выходе служитель пригласил меня для более плотного общения. Мой уровень пси в очередной раз проверили, убедились в моей слабости, ещё раз опросили. Например, опрашивающий меня псион попросил меня максимально хорошо вспомнить и описать движения мешка при первой встрече и при выкидывании. Это — исследователи-энтузиасты, государство их немного финансирует и морально поддерживает, я пытался им помочь старательно вспоминая и рассказывая, что запомнил, но, как и все предыдущие годы, прорыва у них так и не произошло.

Я переночевал в "своей" ячейке и отправился на пристань. Корабль отправлялся через пару часов и я бездумно просидел это время на берегу, глядя на набегающие и плещущие волны. В борделе на Сортировочной мне досталась оширка. Она покорно и как-то безучастно принимала сексуальные позы. Похоже, что она обрадовалась, когда я завалил её на спину; обрадовалась, что можно спокойно лежать раздвинув ноги. Постараюсь больше её не выбирать.

Челнок с верфи меня забрал, и я полетел отсыпаться оставшееся время своего длинного выходного.

Третью вахту я не доработал. После очередного обломка крейсера у меня опять началась ломка, и челноком меня доставили на Спутник. Врач, его, кстати, зовут Арефли, купировал острый приступ в медкапсуле и отправил отлёживаться. Он велел мне дважды в день ложиться в медкапсулу "на анализы" и после следующего приступа показать результаты ему. Спать, вроде, не хотелось, решил просто полежать и неожиданно для себя продрых, пока ячейка не разбудила. Сходил на адаптационные курсы — их посещение как-то учитывается и позволяет удерживать нужный мне рейтинг. Выбрал лекцию по этикету — про "традиционную галифатскую трапезу". Столы у галифатцев есть, но по традициям едят они сидя или лёжа на специальных невысоких помостах. После лекции сходил в парилку, поленился и потренировался сидеть, как принято за едой в Галифате.

— Извините, уважаемый! — Обратился ко мне банщик, — в этой комнате не едят и еду сюда не приносят…

— Да. Конечно. — Ответил я в оставленную мне банщиком паузу. — Понимаете, я ведь не местный. — Произнёс я очевидную вещь, и банщик согласно кивнул. — Был сегодня на курсах адаптации. Сейчас вспоминаю, как за едой сидеть принято. Здесь так тепло и комфортно, что тело лучше слушается. Извините, если я кому-то помешал…

Надо отметить, что галифатцы очень любопытны. Мне иногда кажется, что они и доброжелательны к иностранцам только для того, чтобы дать выход своему любопытству. Разумеется, разлёгшиеся тут и там посетители к нашей беседе прислушивались и сейчас благожелательно кивали головами. В их глазах я — чудик-иностранец, но я польстил их "национальному самосознанию" и настороженность у окружающих исчезла. Банщик проговорил вежливые фразы и исчез из моего поля зрения. Я решил окружающих не напрягать, и через пару минут разлёгся, как и остальные.

Часа через четыре, когда я в последний раз зашёл в парилку, со мной связался Габрбили:

— Ли! Подойди в контору.

— Да. Сейчас вытрусь и прибегу.

— А ты где?

— В парилке.

— О! Извини, что дёргаю.

— Да я уже заканчиваю.

Я добрался до конторы минут через пятнадцать, и Габрбили обрадовал меня сообщением, что мне нужно подобрать новых абордажников. У меня вертелся на языке вопрос, куда делись старые, но я его задавать не стал. Вместо этого я спросил:

— Мне на склад?

— Да. — Ответил мне Габрбили.

На складе я отобрал подходящих калек, перетащил их в мастерскую при складах и начал собирать подходящую мне тройку. Через час в мастерской появился Габрбили с каким-то местным в боевом скафе.

— Абордажники слишком слабо вооружены. — Говорил боец. — Эй, аратанец, поставь вооружение помощнее.

— У меня есть начальник. Распорядится — поставлю.

— Ли, — произнёс довольный Габрбили, — можешь что помощнее на дроидов поставить?

— На складе смотреть нужно. А под какие задачи?

— Под абордажные, естественно. — Ответил на мой вопрос боец.

— Противодействие какое ожидается? Абордажники? Турели? Дроиды? Если дроиды, то чем вооружены?

— Какое противодействие? Турели вышибить и всё.

— Торговцев что-ли грабить?

— Зачем торговцев, корабли зачистить нужно.

Я немного подумал и обратился к хозяину, внимательно слушающему наш с абордажником диалог:

— Уважаемый Габрбили, извините, если вмешиваюсь не в своё дело, верно ли я понимаю, что ежели на крейсерах турели останутся целыми, то Вы заработаете больше? — Произнёс я в велеречиво-вежливом галифатском стиле.

Габрбили резко перестал улыбаться и завис. Через некоторое время он отрывисто произнёс:

— Так. Продолжай.

— Деактивация — это не абордаж и даже не зачистка. Погибнуть там не возможно, пострадать — только по глупости, торопиться не нужно, главное заработать. Турели иногда приходится уничтожать, но лучше обойтись без этого. На восьми осколках мне пришлось прибить одиннадцать турелей.

Габрбили мне кивнул и внимательно посмотрел на бойца.

— Арха тебе в печень! — Рявкнул в мою сторону недовольный боец. — Ты что здесь такой продуманный делаешь?

— От наркомании лечусь.

Боец недовольно фыркнул и вылетел из мастерской. Думаю, что если б было возможно, дверью он бы непременно хлопнул.

— Хорошо, Ли. Я тобой доволен. — Сказал Габрбили. — Как у тебя приступ, прошёл?

— Да. Я отлежался. Спасибо.

— Кстати, а почему ты таких битых набрал? На складе что, ничего получше не было?

— На складе — есть. Но эти дешевле, да и место освободится.

— Правильно мыслишь, молодец. Продолжай.

— Извините, — остановил я уходящего начальника. — Арефли мне велел дважды в сутки в медкапсулу на анализы ложиться. Нельзя ли на верфи об этом договориться?

— Услышал, Ли. Договорюсь.

* * *

Вахта продолжилась деактивацией тех же крейсеров. Я дочистил осколок, найдя своих разбитых дроидов. Будь у них защита и оружие помощнее, с их помощью было бы можно продавить оборону турелей. Всё-таки турели — вспомогательное средство, призванное помочь защитникам отбить абордаж. Погонщик вляпался под перекрёстный сосредоточенный огонь, дроиды позволили ему отступить, но сами были уже не функциональны. Я же в дуэли с турелями по-возможности не вступал. Старался отключить их любым способом от энергии, в сложных случаях с безопасной позиции стрелял по стенкам коридора, находил и разбивал выстрелами энергошины. В середине срока со мной связался Габрбили с вопросом, могу ли я отложить свой выходной. Мы договорились, что я отработаю до очередной ломки без перерыва, а после приступа слетаю к Комплексу. Я дважды в сутки заходил в медсекцию верфи на анализы. Анализы сбрасывал Арефли и копии себе на кристалл. Работоспособный период у меня продлился 12 дней. Дальше всё пошло по накатанной — медкапсула, баня, центр адаптации, сон, бордель на транзитной станции, дорога к Комплексу. Похоже, что Габрбили подкинул мне небольшую премию. В этот раз я скафандр оставил в камере хранения на космодроме, для планеты завёл планетарный комбинезон. Добравшись до острова я решил, что сразу с дороги идти в Комплекс будет тяжело и повторил посещение бани. Центра адаптации рядом с Комплексом не оказалось, но мне посоветовали сходить в "религиозно-культурный центр". Центр был пустым, и скучающий служитель с бесконечностью на цепочке обрадовался мне, организовал просмотр лекции и потом поил ароматным чаем под неспешную беседу.

В Комплексе мне опять удалось сделать два захода, я засёк время — продержался я немного дольше. В медцентр заходил несколько раз — перед баней, после бани, перед первым заходом, после первого захода, перед вторым входом в Комплекс, после… Местные волонтёры попросили меня сбросить результаты, если вдруг найдётся что интересное. После отдыха и последнего посещения медцентра — дорога в обратном порядке.

На транзитной станции мне повезло — в борделе аратанка была свободна. Зовут её Лулу. Наверное псевдоним. В отличие от оширок и аварок, удовольствие от секса она получила, и получилось всё гораздо лучше.

Ещё несколько вахт прошло по тому же сценарию. Я выяснил, что время Лулу можно резервировать, и заказывал её заранее, бордель брал за это дополнительную сотню кредитов. На третей вахте крейсера кончились и я продолжил работы с мелкими кораблями. На пятой к мелким кораблям добавился разбитый на четыре крупных куска носитель. Кроме боксов для КИПов на нём были заправка и арсенал, медсекция и ремонтная мастерская, казарма и зона отдыха. Основного и запасного командных центров, центра связи, главных реакторного и двигательного отсеков среди притащенных обломков не оказалось. Шестая вахта оказалась сокращённой — галифатские корабли кончились. Габрбили, отпуская меня на "длинные выходные", поинтересовался, справлюсь ли я с аварской техникой, специально уточнив, что ключей "свой-чужой" для неё нет. Я заявил, что справлюсь, но попросился на склад для переоснащения дроидов. Длинные выходные позволили мне провести в Комплексе древних 6 дней подряд.


3.10. Пси-марафон в Комплексе Древних и деактивация аварцев.


Занимаясь в Древнем Комплексе я раздумывал, зачем он мог быть создан и что я из рассмотрения упускаю. Я старался запомнить, в каком порядке стоят блоки и сколько они весят. В каждый мой новый заход блоки стояли по-разному. Пытался их рассмотреть и распознать, угадать, сколько же они весят. В очередной заход попробовал забраться на блок. У меня ничего не получалось, но я всё равно пытался, по разному погружая в него руки и пытаясь упереться ногами. Когда мне удалось оторваться от поверхности и немного приподняться, появился мешок и меня перекинуло на совсем мелкую площадку с несколькими блоками. Мешок висел передо мной, на боках его появлялись углубления и выступы. Я подумал, что это он мне что-то жестикулирует. Мешок передвинулся к блоку, ещё пожестикулировал, блок поднялся вверх и пропал. Потом появился на том же самом месте снова. "Сделай так!" Не могу сказать, как я это понял, но уверен, мешок сообщил мне именно это. Я подошёл к блоку и попытался его поднять. "Меньше сосредотачивайся на руках!" Я начал пробовать поднять блок без рук, но у меня ничего не получалось. Потом я изменил тактику. Я начал прикасаться к блоку руками, пытаясь ими хоть немного помочь. У меня руки перестали проваливаться внутрь блока, блок начал к рукам как-бы прилипать. Когда я сумел поднять так блок в первый раз, мешок меня выкинул: "Отдохни!"

На следующих заходах такая тренировка продолжалась. Похоже, что нужно попробовать добиться поднятия блока без рук. Потом я учился толкать блок. Толкать также без рук. Потом начался долгий цикл тренировок — распознавание. На площадке были блоки и я должен был угадать — какие блоки поднимать, а какие толкать. В сети описание происходящего встречалось. Там высказывалось мнение, что это тоже тренировка, но менее эффективная, чем обычная. И рекомендовалось от неё отказаться. Ещё для псионов "выше среднего" рекомендовалось, не выполнять показанные упражнения, а начать отрабатывать удары руками и ногами по блокам. Тогда, через какое-то время, мешок перекинет тебя в другой тренажёр. Слабым псионам удары тренировать было можно, но смысла для них в этом особого не было — на практике такая пси-техника для них была бесполезна. Когда я начал саботировать тренировку, мне показалось, что мешок расстраивается. И я решил, черт с ними, с подсказками из сети. Уселся, зависнув над серебристой поверхностью на небольшой высоте и начал вспоминать как я в медитации сливался с миром, слушал предметы. Неожиданно я почувствовал, что левый блок — лёгкий. Мне он теперь казался не бесцветным, а голубоватым, и как-бы парящим над поверхностью. Я прямо сидя, не вставая, не пойми как переехал к этому блоку, сосредоточился и сумел его поднять. Блок пропал, а меня выкинуло из медитации.

На следующих тренировках я целенаправленно учился искать лёгкие блоки, выкидывал их, а потом пытался распознать движимые и неподвижные. Несколько заходов мне это не удавалось. Заходы у меня стали длиннее, сначала до трёх с половиной часов, потом, постепенно до четырёх. Наконец я каким-то образом отличил первый неподвижный столб. После нескольких тренировок я видел их коричневатыми. Метод исключения мешок не принял и сменил тренировку. Теперь я сидел перед тремя блоками, пялился на них, и пытался увидеть чем оставшийся отличается от лёгкого и неподвижного.

Рассказал волонтёрам, про тренировки. Спросил их, верно ли, что я просто теряю время. Они мне ответили, что разумные до этого доходили, были те, кто опознал один вид блоков, кто два вида — таких уже меньше, были и кто все три. Третий цвет даётся тяжело, не все с этим справляются и большинство бросает. Тем более, что какого-либо существенного прироста в пси-силе эти тренировки не дают. Но чтобы я продолжал и сообщал о достигнутых результатах — это интересно.

— Ага, — сказал я волонтёрам. — Это как в компьютерной игрушке. Подходишь к болоту, около него предупреждение: "Не ходите, здесь легко утонуть". А потом приписки: "Проверил, утонул на пятом шаге", "Ха, на пятом ерунда, вот на десятом там трясина!" "Прошёл я трясину, это так, мелочи. Утонул на пятнадцатом. Вот где действительно ужас!" "После пятнадцатого кажется, что начинаешь привыкать к болоту. Утонул на двадцатом."

Исследователи начали мне говорить про бесценный опыт, но слова их звучали как-то неуверенно. Поговорив с волонтёрами я себя убедил, что начну саботировать тренировки и вернусь к стандартной прокачке. Но, мне опять показалось, что мешок расстраивается, и решимость моя снова растаяла. Я продолжил биться над проблемой третьего блока. Тренировка проходила за тренировкой, и у меня по-прежнему ничего не получалось. После тренировок я упорно пытался понять, что я делаю не так. Волонтёры нашли в своих записях сообщения от справившихся с этим псионов. Я их перечитал, но мне они не помогли. Прорыв прошёл в последний день моего шестидневного марафона — на первой тренировке я сумел что-то вычленить, на второй — закрепить. Теперь все блоки у меня были раскрашены — голубоватые, коричневатые и зеленоватые.

Периоды работоспособности перед марафоном у меня выросли до пятнадцати дней. Пси-марафон, похоже, оказался не полезен — ломка пришла на два дня раньше. Врач посоветовал так больше не напрягаться — заезжать в комплекс на день, на два и потом делать перерыв. По крайней мере в ближайшие полгода.

* * *

В первую после пси-марафона смену пришла пора аварских кораблей. В систему тягачи натащили кучу непонятных конструкций с реакторами. Вроде, какие-то артиллерийские корабли. Эти обломки были безопасными, и меня на них не звали. Мне досталось пять однотипных обломанных задниц каких-то крупных кораблей — казарма и медблок, оружейка и техсектор, связь и командная рубка, заправка и боксы КИП, с разбитыми двигателями и прожжённой насквозь обшивкой, плавающими трупами, турелями и бродячими абордажными дроидами. Командная рубка и связь полностью вычищены трофейными командами. На подходе к ним все турели уничтожены. Отсутствие кодов меня не пугает. Турели стреляют редко и не особенно опасны. Дроиды без интеллектуального управления — просто трофеи. Нужно просто их выманить и аккуратно вырубить. Я летаю на аварском трофейном челноке, с аварскими абордажными и ремонтными дроидами, с откликом нейросети аварского техника-служки, в слух говорю и ругаюсь по-аварски. Кроме гарантированного отключения турелей, уборки абордажных дроидов и разборки боеприпасов на меня свалилась обязанность разобраться с трупами. Ручное оружие и снятые скафандры я складирую в контейнер. Если на трупах находится что-то ещё — считыватель, искин, все инфокристаллы — в отдельный ящик. Трупы — в отдельный контейнер для опознания. Провожу поверхностный осмотр, и всё, кажущееся чем-то ценным тоже в челнок. Челнок не маленький, но и не большой, так что несколько ходок делать приходится.

На верфь я прибываю в отдельный малый бокс, зарегистрированный на корпорацию, разгружаюсь, контейнеры просто меняю на пустые. Из бокса никуда не выхожу — у меня здесь малый жилой блок, в нём я и ем, и сплю. В день успеваю сделать до трёх вылетов — как работа идёт. После первого дня от обилия трупов мне было не хорошо. Полночи мне снился кошмар — трупы в колонну по-одному в полной тишине маршировали передо мной и укладывались в контейнер. Потом я смог проснуться, сердце бешено стучало. Успокоился, помедитировал и, наконец-то, крепко заснул. Проспал и вылетел поздно. Больше трупы мне не снились и меня не беспокоили.

За собранными находками прилетает мастер Билаларди. Если попадётся что-то ценное — то сразу, а нет — так в удобное время. Трупы прямо в контейнерах он отправляет на спутник — там с ними разберутся специально обученные люди. При работе на аварцах я начал чаще медитировать — пытаюсь почувствовать пространство вокруг. Включённые дроиды мешают, но выключать их я не рискую.

Вслед за обломками крупных кораблей тягачи начали притаскивать фрегаты — торпедоносцы. Тоже с подпалинами и прожжёнными дырами. Если я правильно понимаю, такие корабли должны выйти на дистанцию удара, провести пуски торпед, и отойти к крупным кораблям, усиливая их ПКО. Так что на обшивке у них должны быть приличные импульсные лазеры. Что внутри — не понятно, но, по намёкам начальства, скоро узнаю.

Действительно, узнал. Внутри торпедные аппараты для больших торпед — катапульты. Стоят на носу и смотрят вперёд. Блок из трёх штук, собран треугольником. Вокруг — боекомплект — ещё 15 торпед с системой автоматической подачи и зарядки. Так что на 6 залпов. На выносках за чешуйчатую обшивку — турели ПКО. Сначала мне показалось это странным, потом сообразил — турели прикрыты щитами, а если уж щиты снесены, то такая выноска позволяет избавиться от слабых мест в чешуе, и по-идее корабль оказывается более живучим. Внутри — несколько турелей, пара-тройка абордажных дроидов и трупы по боевым постам. Если правильно разобрался, то капитан, три пилота, связист, щитовик, двигателист и реакторщик, 3 торпедиста или оператора ПКО — посты у них одинаковые. Есть маленький медбокс с простой медкапсулой первой помощи и технический дроид. По каютам: капитанская — на одного, для специалистов — пять штук на двоих, с возможной подвеской дополнительных гамаков. Ещё одна совсем маленькая каюта на троих — скорее всего рабов или служек. Так что техник у них вполне мог быть. Спаскапсул и челнока — нет, а место для них — есть.

По характеру повреждений — если торпедоносец обожжён спереди, то от торпедного отсека наверняка ничего не осталось. Он отделён от жилой части, но детонация полного боекомплекта — страшное дело. Если обожжён сбоку или сзади — торпед в боекомплекте наверняка не осталось. Значит отстрелялся и подбит на отходе. Главная проблема — не выпущенные торпеды. Если торпеда не запустилась из-за сбоя в механизме подачи — всё в порядке — она безопасна. В одном из торпедоносцев торпеда не вышла из-за замятой направляющей катапульты. Разобрал катапульту и направляющую просто срезал. На боевой взвод она встать не успела, все тесты прошла и отправилась в боекомплект.


3.11. Торпеда.


Серьёзная проблема встретилась только один раз — торпеда тоже не сошла с направляющей, но на боевой взвод практически встала. Как только она освободится — сразу встанет: максимальные 5 секунд уже давно протикали. Начальство договорилось с военными об уничтожении. Я извлёк весь треугольник торпедных аппаратов, ухватил манипуляторами инженерного челнока и потащил. Тащил я её осторожно, на маленьком ускорении, стараясь не тряхнуть.

Узнал галифатцев с другой стороны — на редкость безалаберные придурки! Выделил диспетчер опасную зону вокруг меня — так лезут же! Некоторые даже подрезают. Ясно же, что торпеда от меня стартовав, на меня наводиться будет в последнюю очередь. Какой-то умник из военных пытался меня поторопить — что мол я, летать типа не умею? Предложил ему прилететь и самому челнок пилотировать — сразу заткнулся.

За пять часов я её оттащил, сбросил и начал аккуратно отходить. Важно было не зацепить её реактивной струёй. Отошёл, начал разгоняться, почувствовал опасность и вдавил тройную перегрузку. Я б и больше выдержал, да инженерный челнок хоть и пустой, а больше не способен. Здесь сзади как жахнет! Движки всмятку, реактор сплющился и заглох — вмяло его в грузовой отсек. Один осколок чуть не до кабины добил — сантиметров двадцать до скафандра осталось. Галифатец один тоже думал проскочить. Он дальше был, но расположен не удачно — боком. Заработал в челноке сквозные. Повезло ему, что его самого не зацепило — а технику и починить можно.

Нас спасли. Я написал жёсткий рапорт с упоминанием о воинской дисциплине, не соблюдения уставов и техники безопасности. Меня вызвали к командиру батареи — по соответствию званий капитану. Он попытался на меня наехать — "ты мол кто такой!" Открыл отклик нейросети — что я баронет, младший лейтенант ВКС Аратана в отставке и нейросеть у меня — Аристократ. К баронетам в Галифате отношение не очень, примерно как к польской шляхте в России. А вот дорогущая нейросеть его впечатлила.

— А… — Попытался он что-то сказать.

— У меня ещё импланты. Они дороже. — Вообще-то я сблефовал, не так уж они и дороже, но пыль в глаза я ему пустил. Сразу вернул отклик к предыдущему: "Ли. Техник-2моб".

— А… — Снова попытался сказать капитан.

— Инкогнито. Имею право. Псион. Оба отклика нейросети зарегистрированы. Полиция баронства в курсе. Можете отправить им запрос.

Капитан закрыл рот. Никому никаких запросов он отправлять не будет.

— Так ведь никто же не пострадал! А компенсацию мы выплатим.

— Капитан! А вы хотите дождаться, что кто-то пострадает?

— Короче, Ли. Чего ВЫ хотите?

— Чего я хочу? Есть у меня несколько предложений. Давайте я их выскажу, и мы их обсудим.

Капитан кивнул.

— Компенсацию — это само собой. Даже не обсуждаем. А вот выстрелившего бойца нужно наказать так, чтоб это все надолго запомнили. Родственники за него просят?

— Да.

— Рапорт можно ещё ужесточить и им сообщить, что после такого прямая дорога в штрафбат и до старости.

— Так мне ж тогда…

— Ещё чуть-чуть. Я договорю и обсудим.

Капитан кивнул.

— Жёсткому рапорту ход давать не нужно. Его нужно показать родственникам, чтоб они очень просили о смягчении наказания.

Капитан успокоился.

— Своей властью накажете его так, чтоб все остальные это видели и очень такого для себя не хотели. Вот, помнится мне одно такое наказание — чистка туалетов зубной щёткой. Или вот — подметание плаца ломом. Что-нибудь такое — бессмысленное и беспощадное. Ещё помню, у нас в хозвзвод переводили, навоз убирать.

Капитан кивнул. По лицу его было видно, что какую-то неприятность он своим подчинённым придумал.

— Чтоб все остальные бойцы всё поняли и хорошо запомнили, — продолжил я, — регулярно вывешивать обновляющуюся фотографию убирающего навоз придурка с какой-нибудь надписью типа "ему осталось 12 лет". А чтоб товарищи ему не сочувствовали, выплату компенсаций проводить из зарплат и премий всего подразделения с мотивацией — это он так вас всех подставил…

— Приемлемо. — Сказал капитан. — А для Вас в чём смысл?

— Предчувствие у меня. Что если этого не сделать, то я с моим везением в следующий раз обязательно снова встряну и так легко не отделаюсь.

Капитан на меня смотрел, не пытаясь что-то сказать.

— Я псион, интуит. Интуиция у меня иногда срабатывает. Так что к предчувствиям я отношусь серьёзно.

Капитан удовлетворённо кивнул. Моя последняя фраза прочно встала в его картину мира. Вообще-то никаких особых предчувствий у меня не было, в этом капитана я обманул, сказав ему то, что он был готов от меня услышать. Почему я настоял на наказании, фактически отказавшись от дополнительной компенсации, я и сам толком не понимаю. Может я капитана и не обманул? Может в самом деле интуиция?

— Я на благодарность от родственников не претендую. Я думаю с этим Вы и сами справитесь, у нас было принято с начальством делиться.

По лицу капитана было видно, что он начал считать, сколько следует выделить начальству.

— То, что это рекомендовал псион-интуит особо скрывать не нужно. — Я сделал паузу. — Вот как-то так. Нужно мне что-то сообщить под протокол?

Капитан отмахнулся. Его всё устроило. Он должен был всем продемонстрировать свою решительность и власть, а потом за это ещё и денег получить. Так что капитан проводил меня до КПП и демонстративно-громко поблагодарил за полезное сотрудничество.


3.12. Дуэли.


Рабочий период до приступа у меня оказался 18 дней. Медкапсула, баня, курсы адаптации и бордель на станции. На галифатских кораблях у меня получалось порядка трёх тысяч кредитов в день, на аварских — где-то четыре, или немного больше. В бордель заехала девица из Галифата с кулоном-сердечком "попой вниз". Заплатить "за доступ к телу" пришлось 900 кредитов, но я не жалел. Она такое вытворяла! Нет, в постели всё было удобно, приятно и уместно, но эротично описать у меня это не получается, а получается настоящая порнография. Так что этот кусок я решил удалить. Может зря? Ну ладно. В благостном настроении я вышел из борделя и не торопясь отправился на посадку.

Не успел я отойти на один квартал, как мощный поджопник приподнял меня вверх, я пролетел вперёд и упал. Скафандр у меня больше боевой, чем технический, так что я перекатился и оказался на ногах. Не больно, но обидно.

— Что, аварец! До девочек наших дорвался? — Орал мне галифатец — он был в боевом скафандре с символикой подразделений Галифата, крупнее, мощнее и выше меня на голову, лицевой щиток у него был просветлён и сквозь него просматривалось типично галифатское лицо. Нейросеть его показывала "Аббасли, боец-3". За ним высились три его приятеля "Галибли, боец-4", "Зейдли, боец-3", "Кайсли, боец-4", тоже в боевых скафах. Зейдли был покрупнее и стоял в центре тройки.

Почему он назвал меня аварцем? Наверно из-за скафандра и размера. Щиток у меня затемнён, так что лицо не видно. Еще у меня нейросеть высвечивает Техник-2моб. Вот и ведёт он себя нагло. Правильно! Техник-то у меня высвечивается на аварском, я ж с аварских кораблей только-только.

Настроение у меня испортилось, и я разозлился.

— Ссышь, аварец? Это правильно. Вот только вякни мне здесь! Сразу уши отрежу! Знаешь, сколько я аварцев убил? — Продолжил Аббасли.

— И где же здесь дуэльный зал? — Спросил я на общем.

— Слышали? — Обратился Аббасли к своим. — Он меня сам вызвал! Повеселимся! — И продолжил, обращаясь ко мне: — Вперёд и налево, ублюдок! — Общий у Аббасли хромал, но фраза была понятна.

Я быстро пошёл вперёд и свернул налево. Дуэльный зал был в соседнем квартале. Галифатцы шли сзади. Быстро идти им было неудобно — галифатцы вышагивают неторопливо, размеренно. Бежать тоже повода не было.

— Слышь! Он сбежать от нас хочет!

— Что, помереть торопишься? — Доносилось до меня сзади.

Я первый вошёл в дуэльный зал и по знаку распорядителя занял одну из сторон. Следом ввалились четверо веселящихся придурков. Аббасли сразу вытащил абордажник и вышел в круг, я стоял на подготовительной площадке.

— В чём причина дуэли? — Признёс распорядитель.

— Он обещал мне уши отрезать. — Ответил я распорядителю.

— Да! — Заорал Аббасли, не дожидаясь вопроса. Распорядитель поморщился.

— Да уж. Причина ничем не хуже прочих. — Негромко проговорил распорядитель. — Вы готовы?

— Да! — Снова заорал Аббасли и начал проводить стандартный тренировочный комплекс.

— Нет ли у Вас пары абордажных клинков или копья? — Спросил я у распорядителя.

— Свои нужно иметь! — Заорал Аббасли.

— Я не нарушаю закон и не разгуливаю по территории баронства с оружием в руках. — Прокомментировал я.

По сигналу распорядителя мне принесли копьё. Простое, можно сказать даже простейшее. Тяжеловатое, не самое мощное и не самое удобное.

— Помощнее нет?

— Нет. — Ответил мне распорядитель. Я почувствовал, что он врёт.

"Ладно, сойдёт." — Подумал я и вышел в боевой круг. Народу в зале ощутимо прибавилось.

— Наконец-то, а то я чуть не уснул! Сейчас я буду тебя убивать, аварец! Трепещи! — Продолжил выделываться Аббасли.

— Убей его! — Закричал кто-то из зрителей.

— Галифат!

— Сделай аварца!

Аббасли был не плох для бойца-3. Я стараясь не показывать своих возможностей, просто и неловко в первый же подходящий момент ткнул его копьём в брюхо. Со стороны казалось, что Аббасли сам на копьё налетел. Копьё пробило скафандр и застряло в позвоночнике. Будь генератор плазмы мощнее, позвоночник бы я ему перебил. Аббасли начал сгибаться и у него начали подкашиваться ноги, клинок он выпустил. Я перехватил копьё, упёрся ногой в грудь Аббасли, опять включил плазмогенератор на острие и освободил застрявшее копьё. Аббасли упал на спину. Руками он пытался зажать дырку в скафандре. Я аккуратно положил копьё на пол и поднял клинок. Надо отметить — не лучший, но и не самый плохой.

— Победил Ли! — Провозгласил распорядитель.

— Да. Сейчас. — Отозвался я, снимая с упавшего противника ножны и стаскивая скафандровый шлем.

— Что Вы собираетесь делать? — Удивился распорядитель.

— Уши. — Ответил я. Клинком резать было не удобно и я их просто оторвал, одно за вторым. — Всё. Можете забирать. — Предложил я, отходя назад к копью. Сзади у моего скафандра было место для крепления ножен, и я клинок прибрал — трофей.

К телу метнулись санитары, а на площадку вывалились приятели Аббасли.

— Да как ты смеешь! — Орал Зейдли.

— Смерть аварцам! — Орали Галибли и Кайсли.

Они орали и другие слова, но их я опущу.

— Санитаров пропустите. — Сказал я им.

Распорядитель молчал. Протестовать против нарушения распорядка он не решался, народ бы его не поддержал. С другой стороны он был гораздо опытнее остальных и в случайность моего удара не верил. Если бы я начал протестовать, он бы тогда вмешался, или хотя бы попробовал вмешаться. Но я не протестовал.

Тройка остановилась — санитаров с телом Аббасли они пропустили. Распорядитель сделал вид, что серьёзно занят пострадавшим.

— Начинайте. — Сказал я галифатцам. — Или, если хотите, подождём команды распорядителя.

Пока более опытные Галибли и Кайсли переглядывались, Зейдли резко рванул вперёд, нанизался на копьё и выронил клинок, отлетевший мне под ноги. Очень удачно! Клинки одинаковые. Было бы удобнее, если бы один был покороче, но и так хорошо. Уж точно всё могло бы быть гораздо-гораздо хуже. Скооперироваться у оставшейся пары не получилось. В середине площадки им мешал проткнутый Зейдли. Через несколько секунд первый из оставшейся пары хорошо получил по ноге. Прыгать за мной на одной — не вариант. Второй лишился руки и его боевой энтузиазм тоже растаял.

Я отступил от раненых на несколько шагов и обратился к распорядителю:

— Достаточно ли этого для победы?

— Победил Ли, аварец!

— Извините, досточтимый, я не аварец. — Произнёс я, сменил аварский язык в описании нейросети на общий и высветил статус "Мл. Лейтенант ВКС Аратана в отставке" и снял шлем с головы.

Зрители резко расслабились. Санитары суетились с ранеными.

— Конечно, лер. — Откликнулся распорядитель потеплевшим голосом. — Извините за вопрос, если он покажется Вам неуместным. Почему Вы изображали из себя аварца?

— Я мог бы ответить, что проверял официальную информацию о безопасности для всех разумных, приехавших посетить Комплекс Древних, но на самом деле я банально задумался и забыл.

— Вы приехали в Комплекс?

— Да. Сейчас я как раз шёл на посадку.

— А почему в виде аварца?

— Понимаете, недавно ваши побили аварцев. — Народ оживился и обрадовался. — Сюда стаскивают трофейную технику. Я её готовлю к разбору. В аварском скафандре и с аварской меткой противоабордажные системы меня часто просто не замечают, и я их отключаю.

— А если они присылают запрос на аварском?

— Я отвечаю им на аварском. — Ответил я на аварском. Потом оглянулся на остальных и уточнил: — Перевести?

— Нет. Спасибо. — Ответил за всех распорядитель. — Какие-нибудь пожелания?

— Передайте этим, — я кивнул головой в сторону отъезжающих медкапсул, — что если хотят убивать аварцев, пусть идут на контракт в армию.

— В какую армию? — Вмешался кто-то из зрителей.

— В галифатскую, баронство ведь с аварцами не воюет.

— Можно ли считать это дуэльным условием? — Громко уточнил распорядитель.

— А допустимо ли это? — Поинтересовался я у зрителей. Задавший мне вопрос, высветив свой статус "СБ Алатез", подтвердил:

— Вполне.

— Да. Это дуэльное условие. — Громко подтвердил я.

— Контракт на 15 лет. — Подсказал мне сбшник.

— Контракт на 15 лет в армии Галифата. — Громко продублировал я.

— Отлично! Я прослежу. — Негромко проговорил СБшник.

— Клинки, им стоит вернуть, — я положил оба захваченных клинка на пол, — а то без оружия они там навоюют.

В принципе, клинки я мог оставить себе. Но ничего, широкий жест — это наше всё. Народ засмеялся, и из толпы раздался голос подростка:

— А наши сильно галифатцев побили?

— Не знаю точно, но их трупы я вытаскиваю контейнерами.

— А что потом? — Продолжил тот же подросток.

— А потом их в СБ отправляют.

— А зачем?

Я пожал плечами. Но меня выручил СБшник:

— Опознаём и в канализацию.

— В канализацию?!!!

— А что с ними ещё делать?

Я отвесил церемониальный поклон и двинулся к выходу. Но только я сделал шаг из круга, как на площадке неожиданно появился аграф, вытащил два клинка и произнёс:

— Защищайся.

Нападать он не спешил. Говорят, что аграфы похожи на эльфов. Возможно. Уши у них действительно заостренные сверху. Но бросаются в глаза не уши, а увеличенный и вытянутый череп. Аграфы живут долго, очень долго и считают себя высшей расой. Не все с этим согласны, но люди предпочитают не спорить. Многие считают, что они очень красивы. Возможно. О вкусах не спорят. Но то, что они непревзойдённые бойцы и дуэлянты — это точно. В базах по Содружеству это было. Рекомендовалось обращаться к ним — водхр.

— О! Горе мне! Чем я расстроил многоуважаемого и благородного водхра?

— Ты? Ничем. Мне скучно и я хочу развлечься.

— Развлечься?

— Да. Пофехтовать.

— Таким, — я показал на лежащее копьё, — вряд ли. Нужно у распорядителя приличное хорошенько попросить.

— Копьё?

— Клинками даже и пробовать не стоит.

Аграф посмотрел на распорядителя и распорядился:

— Выдай!

Буквально в следующий же миг в зал помощник внёс копьё и поднёс его мне. Я проверил — очень приличное. Лёгкое, удобно лежит в руках.

— Готов, досточтимый водхр! — Произнёс я.

— Надеешься меня достать?

— Нет. Но попробую.

— Попробуй!

Аграф резко ускорился. Я тоже. Хорошо, что я взял себе именно копьё — с клинками я бы уже проиграл. Мы создавали друг-другу угрозы и избегали их. Для окружающих наши движения смазались. На ловушки я не вёлся, больше защищался, огрызаясь редкими контратаками.

— А ты действительно не плох. — Сказал аграф, разрывая дистанцию.

— С клинками я бы столько не продержался. — Ответил я.

И мы продолжили. Темп для меня был высоковат. Я начал искусственно себя притормаживать, показывать, что выдыхаюсь, чтобы провести одну решающую атаку. Аграф давил и давил. Похоже, он поверил, что я всё, но тут я его удивил. Я почувствовал его движение и ударил на опережение. Удар не вышел, но скафандр я ему пробил. На этом всё. Я видел его движение, оно было не быстрее предыдущих, но отреагировать на него я не мог — тело как одеревенело. Я видел его клинки, отрубающие мне правую кисть и левую руку по локоть. Кровь хлестала из отрубленных рук, аптечка впрыснула мне боевой коктейль, и я стоял. В шею мне упиралось остриё клинка. Время снова шло нормально.

— Вот ты где! Опять клинками балуешься! Убей его — и пошли! — Выдала мне нейросеть подстрочник-перевод с аграфского. Аграфка стояла на входе и смотрела на нас.

— Убить? Зачем?

— Он тебя ранил!

Мой противник нащупал дырку в скафандре. На его перчатке осталась капля крови.

— Действительно!

В голове у меня шумело. Боевой коктейль уже не спасал. Ноги у меня подогнулись, и я упал мордой вниз. Клинок аграф успел убрать.

— В капсулу его! Быстро! Лечить хорошо! Если схалтурите… — Разобрал я потом на нейросети слова аграфа.

Медкапсула, регенератор, снова медкапсула. В сумме двое суток — я потом смотрел по отчётам. Руки у меня прижились. Теперь нужно позаниматься лечебной гимнастикой, потренировать, поразминать. Скафандр мне починили. Говорили со мной уважительно, подняли рейтинг — он теперь у меня +6. Жаль, но на стоимости посещения комплекса это не сказалось. Связался с Габрбили, он был в курсе и меня не торопил. В комплекс древних я заехал на три дня.

* * *

В Комплексе Древних меня закинуло в ту же тренировку, что и ранее. Я определял, типы блоков и потом проверял, что не ошибся. Толком сосредоточиться не получалось. Меня всё возвращало к дуэли, точнее к её окончанию. Я, конечно, до аграфа не дотягивал, но очень уж резко начал в конце тормозить. Появился мешок, повыражал недовольство. Я снова честно попытался сосредоточиться, и снова не слишком удачно. Меня перекинуло в какое-то новое место. Блоков здесь не было. Было что-то не понятное и быстро меняющееся. Много разноцветных пятен, никак не складывающихся в картину. "Следи за изменениями! Пытайся их предугадать!" — так я понял полученную инструкцию мешка.

В первую попытку мне предугадать ничего не удалось. Когда меня выкинуло из комплекса, я выяснил, что прозанимался четыре часа. Быстро перекусил и отправился на три часа в баню. Вторая попытка тоже прошла без видимого результата. Поговорил со смотрителем. Меня интересовал вопрос как быть, если я не выйду из медитации вовремя. Смотритель меня успокоил, что задержки до часа не штрафуются. А в непопулярное время допустимо и дольше задержаться.

Сходил в культурный центр, рассчитывая попить чаю и побеседовать, но не особенно удачно. Кроме Арэмэздли, служителя с символом бесконечности, там оказался ещё один. Мы заговорили о выборе жизненного пути. Я вскользь упомянул, что видел женщину с перевёрнутым сердечком. Этот второй оказался рьяным последователем любви духовной. Он начал мне рассказывать, что слишком увлекаться физической составляющей любви не следует, что это уводит с истинного пути. Многое из того, что он говорил, я уже слышал:

"Любовь должна быть моногамной, моноандрической — одна жена, один муж".

"Сексуальная связь — лишь конечное завершение глубокой всесторонней симпатии и привязанности к объекту любви".

"Половой акт должен быть конечным звеном в цепи глубоких и сложных переживаний, связывающих в данный момент любящих".

"Сексуальная связь и половые акты должны проходить в рамках брака; брак — вершина любовных отношений".

"Объект любви менять не следует, по крайней мере не слишком часто!"

На мои вопросы "почему?" по-существу он не отвечал: "Ну как же, ведь в самом деле…" и далее повторение уже озвученного тезиса я ответом или пояснением не считаю.

Когда этот настырный отвлёкся, Арэмэздли мне тихонько сказал, что тот за меня так взялся потому, что я без кулона. "Выбери себе кулон, что обозначит выбранный тобой путь. Потом, если поймёшь, что ошибся, символ можно будет сменить. Я его сейчас отвлеку, а ты беги, не то он тебя точно достанет…"

"Арэмэздли!" — Думал я, покидая помещение. — "Спасибо тебе, мудрый человек!"

Перед сном я решил немного пройтись. Заглянул в торговые ряды, но ничего подходящего в качестве символа не увидел. Три дня так и прошли в мельтешении цветных пятен. Никакой системы в них я не нашёл.

Когда возвращался, галифатки в борделе уже не застал. Прилетал за ней её дядя — какой-то большой человек. Местные судачили и называли его кто генералом, кто министром. Со скандалом, чуть ли не в охапку, утащил её на корабль и увёз. Жаль! Пожелал про себя ей удачи. Лулу была прочно занята, других девиц мне не захотелось, я прогулялся по торговому сектору, ничего в глаза не бросилось, и отправился я на верфь.

Работа продолжилась аварскими торпедоносцами. Через пару дней со мной связался начальник. Габрбили мне сообщил, что, пока меня не было, случилось ЧП. В одной из промежуточных систем после выхода из гиперпрыжка в торпедоносце сдетонировала торпеда, тягач рассыпался, экипаж погиб. Теперь перевозчики объявили забастовку — отказываются работать, пока им не будет гарантирована безопасность. Он спросил, возьмусь ли я за выездную работу, и что мне для этого нужно. Я запросил себе системный кораблик с приличным грузовым отсеком для дроидов и блоком жизнеобеспечения — жить не вылезая из скафандра не комильфо. Трофеи из системы разлетаются, работать нужно быстро, по-этому поводу запросил в стандартный блок добавить медкапсулу. Ещё мы договорились, что опасные торпеды я буду подрывать.


3.13. На поле боя.


Ещё через день на верфи подходящий инженерно-спасательный системник был дооборудован и загружен, я в нем устроился, и тягач меня потащил. Чёрт! За суетой совсем не озаботился, чем буду заниматься во время перелёта. Шесть дней и десять прыжков я только и делал, что спал, ел и медитировал. Нет, не правда. Ещё думал о комплексе древних и о том, что я должен увидеть. Серьёзно обдумывал вопрос — похоже ли это на хаотичные прыжки по мозаике? Когда смотришь на небольшой кусок мозаики вблизи, общую картину осознать не просто. Ещё обдумывал, нет ли там в хаосе случайности чего-то не случайного? Вот, в своё время ещё на Земле кто-то обнаружил. Если поместить в питательный раствор каких-то инфузорий и посмотреть на их координаты, то получатся случайные числа. А если посчитать расстояния между этими инфузориями — совсем не случайное. Математики этим гордились, а биологи ржали — тоже мол, открытие века! Если инфузории сталкиваются друг с другом, то начинают расходиться в разные стороны. Вот и занимают положение подальше от других инфузорий — вот и всё ваше открытие! Но математики всё равно радовались, что сумели среди случайности матметодами закономерность вычленить. Да. Я тогда в корпусе у биологов работал, там и слышал. Надпись там ещё была забавная: "Уважаемые сотрудники! Пожалуйста, не бросайте трупы и органы в мусоропровод! Уборщица падает в обморок!"

Так либо иначе, но перелёт подошёл к концу. Меня ждала работа. Тягач подлетел к одному из трофеев и отстыковал меня. Я включил маячок спасателя и полетел. Мёртвый корабль пронзал пространство, топорща в стороны замершие стволы лазеров ПКО. От греха я под них не лез — заходил с разбитой стороны. Прошёлся по броне, отсоединил энерголинии турелей, проверил дроидов, пробежался до реактора. Дал сигнал тягачу и полетел к следующему.

Работа почти как и раньше, но у кораблей и их кусков большие скорости разлёта. Перелёты отнимают время. Сначала тягачи приходили в систему, подходили к трофеям и вопили — "Этот деактивируй! Срочно!!!" Я их честно посылал к уже подготовленным — на обработанные я выставлял маячок. На обещание набить мне морду — предлагал напомнить об этом на Алатезе, а на вопли про затраты топлива и обещание вычесть из моего гонорара — предлагал подождать, когда я его обработаю. Когда выяснялось, что это по-плану будет дней через пять-семь… В-общем воплей на всю систему! Постепенно всё более-менее утряслось. Дальнобои перестали меня дёргать. Я медитировал перед входом на корабль и после его зачистки, во время перелёта ставил автопилот и засыпал до подлёта.

Через неделю очередной дальнобой доставил мне кристалл с письмом от Габрбили. Он просил меня проводить простейшую мародёрку — пилоты в гипере лазали по отсекам, тащили всё подряд. Раньше, пока можно было нарваться на турель или дроида, не рисковали, а теперь — распоясались. Если бы мелочи какие, глаза можно было бы и закрыть, но ведь ни одного наручного искина или инфокристалла на корабле к разборке не оставалось. На сбыте добычи дальнобойщики и попадались. Руководство транспортной корпорации на словах было очень резким, но реальных мер к пресечению не принимало.

Ладно. Начал проверять трупы и сейфы. Добычу сбрасывал в ящик. Как ящик заполнялся, заверял опись содержимого, запечатывал и передавал его с дальнобоями. Ящики подбирал на очередном трофее. Дальнобоев стало летать меньше, у меня образовался неплохой задел. Так что, когда пришло время ломки, я мог позволить себе спокойно поболеть. Залез в медкапсулу с заранее загруженной реабилитационной программой — спасибо Арефли, восстановился. Улёгся отсыпаться. Проспал сутки с просыпаниями на еду и душ, когда меня разбудили панические вопли по тревожной волне:

— Ли! Ли! Ответь! Ли!…

Да, когда я понял, что ломка начнётся, припарковался аккуратно на торпедоносце и волну общего трёпа отключил, только тревожную и оставил.

— Ну, чего тебе? — ответил я.

— Живой?!!!

— Живой я, живой.

— А что на общей не отвечаешь?

— Сейчас перейду.

Я включил общую и услышал:

— Живой он! Сейчас подключиться обещал.

— Тут я. — Сообщил я на общей.

— Что случилось?!!!

— Что-что, болею я.

— Что-то серьёзное?

— Не, ломка. Отлежусь — и пройдёт.

— Ты — наркоман?!!!

— В завязке я.

— А-а-а.

— Ладно, я дальше спать.

— Ты б хоть сообщение нам оставил. А то пропал, признаков жизни не подаёшь, не отвечаешь.

— Сил нет, ребят. Мне б ещё сутки передохнуть.

Отключил я общий канал и ещё сутки проспал. Потом продолжил. Кислородные картриджи, воду и продукты я брал на трофеях во время мародёрки, брикеты из своего утилизатора паковал и оставлял на трофеях, а вот расходники для двигателя и реактора мне передавали дальнобои. Затрофеил себе в оружейках очень приличные парные абордажные клинки и копьё. Несколько раз попадались опасные торпеды. Я их извлекал, крепил на них взрывчатку. Затем разгонял дальнобоев, аккуратно разгонялся в безопасную сторону, выпускал из манипуляторов, отлетал на безопасное расстояние и подрывал. Разумеется, всё фиксировал "под протокол".

Закончил с одним "языком" из побитых кораблей, тягач меня подхватил в манипуляторы и микропрыжком доставил к другому. Почему "языком"? А так уж они распределились. Похоже, что корабли накрывало группами, так группами они и дрейфовали, если дрейфом можно назвать скорость в пару сотен километров в секунду. Летели они практически в одну сторону, и скорости у них были почти одинаковые. Так что из исходной компактной группы они разошлись в стороны, часть вырвалась вперёд, часть отстала. Вот и получилось что-то вытянутое, похожее на язык — у местных такие ассоциации, ну и я это выражение подхватил. Второй язык тоже был из "отстрелявшихся". Так что опять проверять торпеды.

Дальнобои ко мне привыкли и стали у меня просить себе что-нибудь в подарок. Один из молодых приставал ко мне с просьбой об игольнике. Я отговаривался, что игольники не попадаются — не военное это оружие. Наконец в одном из кораблей в командирском сейфе мне пара игольников попалась. Прибрал я их, и в очередной прилёт молодого по общей волне его вызвал и сообщил:

— Нашёл я тебе игольник. Я тебе его отдам, ты к моему начальству его довези и у него проси. Оставит тебе — твоё счастье, нет — не обессудь. И, чтоб точно он до Габрбили добрался, передачу ему вручил и приписку к описи сделал.

Как там Габрбили разрулил — точно не знаю. Но просители как-то сразу угомонились.

Перед очередной ломкой меня прыжком перекинули на группу торпедоносцев, прибитых во время атаки. Торпедные отсеки у них были в хлам. Похоже, что большую часть боекомплекта они запустили, и пострадали от взрыва торпед последней волны — средняя часть у них была повреждена, а задняя — практически живая. Лазеры ПКО на обшивке у них иногда двигались.

К кораблям я подходил по большой дуге. Заходил с повреждённой стороны, стыковался, вылезал на броню, переходил в задницу к входу с челночной площадки. Челноков на торпедоносцах не было. Входил прикрываясь дроидами. Глушил реактор, если он был не до конца заглушен, и уже потом разбирался со всем остальным. В пользу того, что экипаж покинул корабли, мне говорило отсутствие трупов, абордажных дроидов и главного искина. Возни было не много, я разобрался с первой пятёркой, пристыковался к очередному торпедоносцу, предупредил всех, кого смог, чтоб не волновались, попросил передать это остальным и залёг в медкапсулу.

Когда я, подлеченный, но не оклемавшийся, вылез из медкапсулы, на аварийной волне был страшный хай. Какой-то дальнобойщик не пойми зачем подлез под лазеры ПКО торпедоносца, получил несколько попаданий, не слишком опасных, но неприятных, и сейчас все ругались и это обсуждали. Выгнал всех с аварийной волны с мотивацией, что если всё уже кончилось, так и болтайте на общей, тревожную не засоряйте.

Какой-то хрен-с-горы, не помню его совсем, попытался мне возразить:

— Как ты не понимаешь! В него же попало!

— Опасность для жизни сейчас есть? — спрашиваю его.

— Нет. Но ведь…

- […] отсюда, хомячок-переросток! — очень грубо высказался я на галифатском.

— Да я тебя […], - попытался он мне ответить.

— Во! Давай в дуэльном пересечёмся, и я там это тебе припомню!

Похоже, что по личному каналу ему что-то передали. Он сначала заткнулся, а потом начал извиняться — мол не нужно принимать его слова близко к сердцу. Может про оторванные уши услышал? Пару суток я отоспался и продолжил — следующую дюжину дней заканчивал дела в системе. Когда на последнем из трофеев я закрепил маячок, мой системник подхватил дальнобой и потащил меня назад к Алатезу.


3.14. Конец работы.


Шесть дней и десять прыжков я опять ел, спал и медитировал. Загнал системник в корпоративный малый бокс на верфи. В боксе меня встречали Билаларди и какой-то безопасник. Я сдал Билаларди последнюю коробку, запечатанную и с описью. Билалларди удивился, но не тому, что я коробку ему отдал, а описи.

— Знобит меня. — Сказал я ему. — Скоро приступ. Не знал, успею ли долететь и в каком состоянии. Вот и подстраховался.

Билаларди сразу сделал озабоченное лицо:

— До спутника долетишь? Там тебя доктор сразу и посмотрит.

— Должен. — Ответил ему я. — Только пусть меня отвезёт кто. — Безопасник кивнул. — Кораблик обслужить бы нужно. Если не к спеху, я обслужу, как отболею.

— Есть у тебя там ещё что? — Уточнил Билаларди.

— Из трофеев копье, абордажники и игольник. Так, вроде, всё.

Безопасник отвёз меня на спутник и мы прошли в контору к Габрбили. Удивился ли я такой встрече? Не особенно — сил удивляться у меня не было.

— Ли! Отлично! Ты как?

— Нормально.

— Поговорить с тобой хотят. Сейчас сможешь?

— Если не долго, то смогу.

— Не долго, — произнёс следователь. Судя по всему к этому следователю меня безопасник и сопроводил. — Вопрос в общем-то один. Почему Вы сразу не обезопасили аварский торпедоносец?

— Не понял. Какой торпедоносец?

— Я говорю про аварский торпедоносец, который стрелял по тягачу.

— Ничего не могу сказать — я в медкапсуле был. Наверно не успел. Когда из медкапсулы вылез, уже всё кончилось, только вопли остались.

— То есть Вы пристыковались к торпедоносцу, не проверили его и завалились в медкапсулу?

— Да. Я сначала отлежался, а потом провёл деактивацию.

— Почему?

— Потому что мне на нём ничего не угрожало.

— А что могло угрожать?

— Аварцы, но за прошедшее время живых там не должно было остаться. Абордажные дроиды, но, во-первых, в этой группе трофеев абордажных дроидов не было, и, во-вторых, абордажные дроиды без специальной команды на броню не полезут. Турели, но установленные на броне до меня не дотягивались, а до соседних кораблей было далеко.

— Понятно. Какие-нибудь угрозы в ваш адрес поступали?

— Нет.

— А вот дальнобойщики говорят… — Следователь сделал паузу и посмотрел на меня.

— С дальнобойщиками я время от времени ругался. Это рабочие моменты. Не стоит относиться к ним серьёзно.

— А обещания вызвать на дуэль?

— Сам я никого вызвать не собираюсь.

Здесь вмешался ещё один человек, держащийся в стороне, до этого я его не замечал:

— Рекомендую отправить молодого человека к врачу.

— Хорошо. — Отреагировал на реплику следователь и обратился ко мне:

— Я полностью удовлетворён Вашими ответами и благодарю за сотрудничество.

Безопасник проводил меня к Арефли до самой медкапсулы.


То, что я пропустил. Следователь и Габрбили.

— Значит то, что эти дальнобойщики захотели воспользоваться беспомощным состоянием Вашего сотрудника и поживиться собранными им трофеями можно считать установленным.

— Я так и думал. Возможно ли наказать их пожёстче?

— Ли ничего не заметил и в показаниях не за что ухватиться.

— Да. Он бывает излишне наивен.

— Судя по Вашим словам, Вы к нему хорошо относитесь.

— Да.

— Почему?

— Он делает дело и не ворует.

— А то, что он наркоман?

— Он в завязке.

— Большая часть наркоманов срывается.

— Если сорвётся, тогда и посмотрим.

— Я подумаю, что можно сделать.


После медкапсулы меня ждало сообщение от Габрбили:

"Ли! Срочной работы пока нет. Отлежись, спокойно отдохни сколько нужно и подходи."

Около медкапсулы меня ждал мой скафандр. Арефли мне подтвердил, что здоровье моё медленно улучшается и подтвердил все свои рекомендации. Счёт у меня дорос до 473 тысяч — очень не плохо! Сходил в баню, спать не пошёл, подвернулся удобный рейс и я долетел до станции. Лулу была свободна и рекомендацию Арефли, можно и так сказать, я выполнил. Отклик нейросети я сменил ещё на подлёте к Алатезу, так что эксцессов не произошло. Прошёл по торговому сектору станции, перекусил, купил новый планетарный комбинезон, посмотрел кулоны, но ничего не глянулось. Подремал в полёте на планету, оставил скафандр в камере хранения космодрома и отправился на судно занять спокойное место. На острове сразу отправился в сотовую гостиницу, зарезервировал её на трое суток и уснул.

Волонтёры мне сообщили, что задание с предсказанием цветовых пятен известно, но как с ним справиться и что оно даёт — не ясно. Я пообещал, что если справлюсь — им сообщу. За шесть попыток продвинуться в понимании мне не удалось. Попытка сложить картину ни к чему не привела. Потом я пытался выделять пятна только какого-то одного цвета и следить только за ними. Потом выделял какие-то места и отслеживал, как меняется их цвет. Потом просто созерцал, пытаясь уловить хоть что-нибудь.

Во время отдыха мне удалось справиться с выбором кулона. После тренировок первого дня я решил прогуляться перед сном. На планете было утро. Мне попалась на глаза вывеска "Антиквариат Галифата", и я решил зайти. Посетителей пока не было. Утренний продавец выслушал меня, вытащил коробку и предложил выбирать. Кулонов было под сотню. Я брал каждый в руки и прислушивался к себе и к кулону. Откладывал и брал следующий. Ничего не подошло. Когда я начал прощаться, продавец спросил у меня:

— Хотите, можно пройтись по другим антикварным?

— А где они находятся.

— Здесь на далеко, но объяснить не так просто. Лучше возьмите сопровождающего. Пять кредитов и потом по два кредита в час — и Вам покажут всё, до последнего закоулка.

Я согласился. Быстро прибежал подросток с коммуникатором и мы пошли. Подросток попытался повести меня в одну сторону, но я увидел через перекрёсток ещё один антикварный и ткнул в него пальцем.

— А туда что не ведёшь? Или хочешь меня кругами водить?

— Нет! — Отчаянно начал отрицать мальчишка. — Просто владелец того магазина — плохой торговец!

— Всё равно — заглянем.

Мой сопровождающий в магазин заходить не стал, дожидаясь меня у входа. В магазине оказалось две коробки с разной бижутерией и недорогой ювелиркой. Некоторые давали какой-то отклик, но не подходили по смыслу. Неожиданно откликнулась небольшая тускло-серебристая пятиугольная звёздочка со скруглёнными углами.

— Сколько? — Спросил я у продавца.

— О! Это древний экспонат, не понятно как попавший в эту коробку! Я накажу своего помощника, не правильно разложившего товар. Эта звёздочка помнит ещё древних! Только ради такого милостивого и могущественного псиона я уступлю её всего лишь за символические двадцать тысяч кредитов!

— Нет, уважаемый, ты очень любезен, но преувеличиваешь мою милость и могущество. Я, конечно, псион, но очень-очень слабый. — Здесь я ему высветил нужную строчку своей учётки. — К тому же не так уж и нужен мне кулон вообще и эта звезда в частности.

— Не преуменьшай свои достоинства! Они светятся в мудрых глазах! Я проникся всем сердцем и готов отдать эту прекраснейшую звезду всего за пятнадцать тысяч кредитов! Пусть она послужит началом великолепной коллекции!

— Благодарю, но это значительно больше того, что я готов потратить.

— О, достойнейший из достойных! Назови свою цену, и, клянусь, если она будет достойной, ты обретешь своё счастье!

— Сотню кредитов я заплатить готов.

— Сотню кредитов? Я в самом деле услышал про сотню кредитов? Нет! Мне наверно послышалось! Не мог благороднейший произнести такие слова. Я готов отдать её за тринадцать тысяч, или, ладно уж, так и быть, в убыток себе, за двенадцать! Пусть будет двенадцать тысяч кредитов, и только потому, что она нужна благородному человеку!

Я немного поторговался и поднял свою цену до тысячи кредитов, торговец спустился до четырёх с половиной. Судя по всему он рассчитывал сойтись где-то на двух тысячах. Неожиданно я почувствовал разочарование.

— Извини, о величайший из торговцев, я совершенно забыл о времени! Извини!

Я положил звезду на прилавок и пошёл на выход.

— Ладно, так и быть, четыре тысячи! — Попытался остановить меня торговец.

— Три! Всего лишь три тысячи! — Кричал он, когда я сделал шаг в открытую дверь.

— Две тысячи! Только для тебя! — Кричал он, когда я подошёл к своему проводнику.

— Пойдём, куда ты хотел повести меня дальше? — Сказал я мальчишке.

— Полторы! Всего полторы тысячи! Я разорюсь с такими скидками! Кричал он мне в спину, когда мы прошли полквартала.

— Эх! Будь по твоему, аратанец! Ты меня обторговал! Бери за тысячу, как хотел! — Кричал он, когда мы были на повороте.

— Извини, уважаемый! — Ответил я. — Если получится, я загляну позже.

Мальчишка провёл меня по другим магазинам и магазинчикам. Их было с пару десятков. Их хозяева с удовольствием бы со мной поторговались, но пальцы и взгляд у меня ни за что в их товаре не зацепились. Да уж, два часа — оторви и брось! Я расплатился с подростком и пошёл назад. Подросток шёл рядом, ему было просто по пути. По дороге мне снова встретился магазинчик, где я торговался за звезду, и я в него снова зашёл, но проходить не стал, остановился в дверях.

— О благороднейший из мудрейших! Ты вернулся за великолепной звездой!

— Да, честнейший из торговцев. Я готов заплатить за неё ровным счётом 144 кредита.

— Мы же договорились на тысячу!

— Нет. Ты не согласился.

— Я согласен сейчас!

— Сейчас речь о ста сорока четырех кредитах. Если скажешь "да" — я сразу заплачу. Не скажешь — пойду спать.

— Но ведь…

Я повернулся в дверях и сделал шаг от двери.

— Да! Я согласен!

Я перевёл ему кредиты, забрал звезду и вышел.

— Дядь, а дядь! — Догнал меня мой юный гид.

— Что тебе?

— А если бы он сразу согласился на тысячу?

— Я бы заплатил.

— А сейчас?

— Если бы не согласился на 144 — я бы просто ушёл.

— Это всё равно больше, чем она стоит.

— Я знаю.

— А если бы он сейчас не продал, ты бы потом вернулся?

— Не думаю. Мне потом на Спутник — там бы что-нибудь ещё поискал.

Подросток от меня отстал и убежал не прощаясь.

На следующий день я зашёл в культурный центр и показал звезду Арэмэздли, благо он был один.

— Ты выбрал этот символ?

— Да. Но я пока сомневаюсь.

— Не сомневайся. — Улыбнулся Арэмэздли. — Он тебе подходит.

Звезда — символ сомневающегося и символ исследователя.

"Сомнение полезно и необходимо, оно — обязательный этап на пути к истине".

"Сомневаться можно и нужно во всем".

"Всякое знание должно быть проверено, ничто на веру без проверки не принимается".

"Знание — всесильно!"

А вот перевёрнутая звезда — это уже скептицизм:

"сомнение в существовании какого-либо надёжного критерия истины", "полный отказ от какого-либо догматизма", "углублённый поиск истины". Там ещё есть какие-то модификации на выбор — "отказ от признания социальных норм", "плюрализм в признании социальных норм", "пренебрежение социальными нормами". Перевёрнутая звезда показалась мне противоречивой. Но разбираться и устранять эти противоречия мне сейчас не хочется.

Три дня на планете прошли, и я отправился обратно. На станции посетил Лулу, она со мной попрощалась, сообщив, что улетает и, напрашиваясь на подарок, рассказала мне о том, что я среди её мужчин был самым приятным. Поверить я ей не поверил, но двести кредитов подарил. На Спутнике Габрбили принял меня в конторе.



3.15. Техник-фрилансер.


— Ли! — Начал он не простой разговор. — Работы по трофеям закончены. И я очень доволен твоей работой.

— Хорошо. — Согласился я.

— Я бы взял тебя на верфь, но по закону преимущество в трудоустройстве у подданных баронства и Галифата. Там слишком много желающих.

— Ясно. — Ответил я.

— Я предлагаю тебе обосноваться здесь на Спутнике и зарегистрироваться как техник с лицензией. Я организую. Есть работы, за которые платят не много, но они позволят тебе удержать рейтинг. Ещё. Когда мне подвернётся удачный контракт, я тебя в него позову.

Я задумался. В принципе предложение не плохое. Деньги у меня есть. Но без работы мне как-то не комфортно. Потом всё равно ежедневно сидеть в комплексе мне пока не стоит.

— Нужно попробовать. — Согласился я.

— Вот и хорошо. Лови заявление для искина.

Габрбили подготовился. Заявление было составлено на стандартном канцелярите, включало просьбу о разрешении на работу по специальности техник-ремонтник широкого профиля и было завизировано рекомендациями "высокорейтинговых подданных баронства" — Габрбили и Миришли. Мне оставалось только подписать и отправить. Срок разрешения на работу не был проставлен, я уточнил, и искин мне подсказал, что я могу отозвать заявление в любой момент. После моей подписи и отсылки разрешение пришло сразу.

— Готово. — Сказал я.

— Отлично. Теперь разберись с жильём. Разрешение на проживание у тебя теперь есть автоматически.

— Да. — Подтвердил я, вставая.

— Что-нибудь на обустройство тебе нужно?

— Дроидов технических, но пока не ясно каких и сколько. Ну и на жильё сначала посмотреть нужно.

— Хорошо. Как определишься — свяжись со мной.

* * *

Искин сбросил мне список доступных для аренды помещений, с указанием их размещения, площади и стоимости аренды. Арендная плата могла быть посуточной (дорогой), ежемесячной (подешевле) и годовой (ещё дешевле, но деньги вперёд и при досрочном расторжении — не возвращаются). Для каждого помещения была залоговая стоимость — перед выездом из неё вычиталась стоимость ремонта, если он требовался, и остаток возвращался.

Я обошёл несколько. Почему обошёл? На плане бывает всё хорошо, а потом выяснятся такие детали, что только ой! Наконец остановился на маленьком помещении в торгово-офисном секторе -135,1270 на третьем этаже пятого уровня. В этом секторе сдаются помещения под конторы и офисы. Никто не запрещает в них спать, но отдельных помещений специально под жильё в этом секторе нет.

Помещение узкое и длинное — это даже не пенал, а коридор. Ширина у него два-шестьдесят, а длина метров двенадцать — потом поточнее измерю. Основной вход с узкого двухметрового коридора. Это достаточно удобно — ко входу можно подъехать на малой платформе. Из двухметрового коридора можно выехать в двухэтажный шестиметровый. Я пока не осознал, как здесь устроено движение, но этот двухэтажный коридор впадает в четырёхэтажный в его верхней половине. В противоположном конце помещения второй выход во внутренний двор-колодец квартала. Этот двор-колодец проходной — в него можно попасть с двух сторон через метровые коридоры. В нём точно есть мусоропровод, канализация, водопровод и система воздуховодов.

В моём помещении-коридоре у выхода внутрь квартала сгруппировались душе-туалет, как был у Лоры на Марасалле, стиралка и пищавтомат. Соседи с одной стороны — пекарня на углу квартала, а с другой стороны — круглосуточный ресторан. Ресторан занимает пять этажей на нашем уровне и в нём устроен свой отдельный лифт для посетителей. Есть в нём и залы для "худого кошелька" — без индивидуального обслуживания с выдачей готовых "дежурных блюд часа" и пищей из автоматов. Так что пищавтомат дома мне может и не потребоваться.

Оплатил аренду на месяц — если не понравится, то подыщу что-нибудь ещё, а понравится — продлю. Связался с Габрбили. Он за половину стоимости переоформил на меня трёх средних ремонтников и пару малышей из трофеев. Я с такими как раз и работал, передал клинки, копьё и игольник — вместе с разрешением на хранение дома и в мастерской. Спросил его про медкапсулу; Габрбили ответил, что медкапсулы для меня ему не жалко, но вот с разрешением на установку будут проблемы. Зато аварский армейский тренажёр из трофеев Габрбили мне отдал опять же вдвое дешевле, чем аналогичный в магазине. Я решил, что медкапсула мне не так уж и нужна. Если что, к Арефли схожу, или в медцентр в соседнем квартале. Взамен пообещал Габрбили, что когда ему потребуется, он может на меня твёрдо рассчитывать.

Начал обустраивться. Галифатцы и едят и спят на полу на специальных подстилках, ковриках или матрасах, я заказал себе матрас — самый маленький, метр двадцать на два сорок, но потолще и подходящий к нему набор постельного белья. Заказал небольшой раскладной стол и шезлонг. Шезлонг можно разложить как кресло, и как стул с вертикальной спинкой. Галифатцы за столом не едят, но пусть будет — не уверен я, что полностью сумею перенять их привычки. Пенал разделил на две части с помощь жалюзи. В задней части у меня получается тренажёр, и жилая часть. В передней сделал зарядку и парковку для дроидов. В передней место ещё осталось, дозаказал ещё один шезлонг и решил пока держать стол с шезлонгами в передней. Наконец, заказал плоский шкаф для хранения всей своей утвари и оружия со скафандром — по "типовому индивидуальному проекту". В смысле из стандартных частей, но по моим размерам — пусть стоит в задней части.

На обустройство ушло пару дней. Дольше всего я провозился с настройкой искина в тренажёре. Тренажёр аварский военный, и работать с не аварцами он категорически отказывается — срабатывают неудаляемые внутренние закладки. Можно тренера перезалить, но тогда все серьёзные тренировочные программы теряются. Хорошо, что есть возможность сброса к "стандартным заводским настройкам". Бился я с ним бился, но обманул-таки искин. Прописывая в очередной раз себя его владельцем, представился ему аварским военным-техником в плену в протекторате Галифата Алатезе, сообщил, что намерен заниматься боевой подготовкой для поддержания формы, и что я его и его возможности скрываю, иначе его у меня конфискуют. Наконец-то он со мной согласился заниматься, с остальными в итоге тоже, но только стандартной общеукрепляющей разминкой — для поддержания "легенды".

Сообщил административному искину что устроился, и ко мне прибыл инспектор. Он осмотрел дроидов, заглянул в заднюю часть, спросил как прокомментировал: "Для сиесты?". С ним проще было согласиться и я кивнул. "В шезлонге дремать не удобно будет". — Высказался он. Показал ему матрас, заслужил одобрительный кивок. За стенкой в пекарне что-то не громко зашумело. "Шумновато". - высказался инспектор. Я развёл руками. Инспектор сделал мне единственное замечание — стенка в сторону двухметрового коридора должна быть прозрачной витриной со стандартным оформлением. Разрешил приступать к работе, а витрину переоформить "в рабочем порядке".

По поводу работы — всё просто: обращаюсь к искину и он мне выдаёт список доступных работ. Выбираю, резервирую, связываюсь с заказчиком и оговариваю детали. Если заказчик сам со мной связывается, то могу принять заказ или не принять, если меня что-то не устроит. При выполнении общественно-полезных и общественно-значимых работ мне начисляются бонусы. В качестве примера он продемонстрировал мне заказ от местной полиции на ремонт устройств службы контроля и безопасности. Судя по тому, что признак у них был "постоянно", особой популярностью эти работы не пользовались.

Оплата помещения при помесячной оплате — 120 кредитов в день, при годовой — стоимость упадёт до сотни. Это не дорого — в других местах было дороже. Там и помещения больше, и за квадратный метр получалось не по 4 кредита, а по 5–6.

Инспектор ушёл, и я разобрался с оформлением витрины — передняя стенка, выходящая на двухметровый проход, должна быть прозрачна — полностью, когда я свободен, и частично, когда занят. Ещё надпись на ней нужно сделать: указать что я техник часы работы или способ связи. Заказал ещё одно жалюзи от пола до потолка, переставил дроидов к витрине, вторым жалюзи отгородил от дроидов два метра для стола с шезлонгами. Завёл себе "служебную" почту для заявок, настроил автоответчик и спам-фильтр — всё, что не относится к заявкам, велел считать спамом и выкидывать.

* * *

Проснувшись, проверил почту, убедился, что никто меня не домогается и связался с контактом в полиции. Работа у них действительно есть — менять камеры наблюдения и исправлять прочие неисправности. Выяснил используемую модель, закачал инструкцию от производителя и освоил, подготовил тестер, вызвал малый погрузчик и прибыл в полицейское управление. Со склада мне выдали большую коробку с камерами. Дежурный выдал мне ограниченный допуск к искину — для получения карты неисправностей.

Восемь рабочих часов с коротким перекусом катался по окрестностям, и менял поломанные камеры на рабочие. В некоторых местах камеры оказывались рабочими, отмечал это в искине. Искин информацию принимал и менял тип задания — проверить систему связи. Камеры линейные — связываются проводочком с хабом. Почему так? Можно ведь и беспроводную связь устроить. Можно, но тогда нужно энергию к камерам как-то подводить. А так энергия к этим камерам по проводочку поступает, а обратно сигнал идёт. Сами эти камеры дешёвые — в розницу 5 кредитов, а оптом по 1 кредиту получается. Полиция их может и дешевле получать. Кстати, я их называю камеры, но они не только изображение передают, но и звук. А ещё они служат точками выхода в сеть — так что настоящие МФУ (многофункциональные устройства).

Отработал я смену, в управление обратно прикатил, неиспользованные камеры на склад сдал, спросил кладовщика, что с неисправными делать. Кладовщик уточнил у меня, отметил ли я у искина когда их проверял, что они не исправны. Получив утвердительный ответ посмотрел на меня как на придурка и отправил к утилизатору — зря я их собирал. За работу получил 273 кредита на счёт. Получается за вычетом 120 кредитов за проживание и 32 кредита за тележку заработал 121 кредит. Ещё за еду нужно вычесть. Я ем в ресторане, но в его дешёвой части с дежурными блюдами, и каждый раз оставляю по десятке. Значит в день на еду уходит тридцать кредитов. Итого у меня заработалось меньше, чем сотня кредитов. Ладно, до шабашки с Габрбили проживу — деньги будут. Можно сэкономить на питании, но не хочется. А вот купить миниплатформу, что я сегодня арендовал, можно — чтоб по 3 кредита в час не платить. Она под три тысячи стоит — это сотня рабочих дней. Правда ещё затраты на обслуживание будут, но дней за 150–200 отобью.

Из полицейского управления я выйти не успел — дежурный перенаправил меня в один из кабинетов.

— Техник Ли! На тебя поступила жалоба от многоуважаемого Беркерли. — Сообщил мне сидящий в небольшом кабинете инспектор.

— Сожалею. — Произнёс я формально-необходимое слово. — Чем же вызвана жалоба многоуважаемого?

— Он жалуется, что отправил тебе письмо-заказ, а ты на него не отреагировал.

— Секундочку!

Я проверил служебную почту. На почте у меня было десяток писем от этого Беркерли. Первое он послал мне три часа назад, следующее через двадцать минут после первого и потом остальные с интервалом в пять минут одно от другого. Первое письмо было с просьбой связаться с ним по поводу ремонта недавно им купленного у частного лица устройства. Что это за устройство такое я не понял. Второе и последующие — содержали требование срочно с ним связаться. В последнем он обещал на меня пожаловаться.

— Действительно. У меня на почте есть письма от многоуважаемого Беркерли. Всё время с прихода первого письма я работал на управление полиции и на входящие не отвлекался.

— Хорошо. Объяснение принято. Ответьте многоуважаемому, и будем считать, что инцидент исчерпан.

"Многоуважаемый Беркерли. К сожалению не мог отвлечься во время работы и читаю Ваше сообщение только сейчас. Готов подъехать через пятнадцать часов. Устраивает ли Вас это?"

"Нет! Немедленно! Прямо сейчас!"

"К сожалению не могу принять Ваш заказ. Всего наилучшего!"

— Многоуважаемый Беркерли хочет прямо сейчас, а я смену уже отработал. Ждать он не согласился. — Сообщил я скучающему инспектору. Инспектор мне кивнул, и я отправился домой. Дома передвинул жалюзи, сократив пространство для стола и шезлонгов до одного метра, передвинул дроидов, освободив место для тележки, проверил заказы, увидел шесть писем от Беркерли, настроил автоответ на все входящие с обещанием связаться сразу после прочтения, поужинал и отправился спать. Действительно — шумновато. Засыпая, решил завтра заняться звукоизоляцией.

Проснувшись, отзанимавшись в тренажёре и помедитировав, перед завтраком решил проверить почту. В письмах Беркерли требовал, чтобы я срочно прочитал его письма и с ним связался. Какой-то он не нормальный! Настроил автоответчик на письма от Беркерли с вежливым отказом. Отдельно отписал ему о своём сожалении в невозможности выполнения заказа многоуважаемого. Искин мне предложил опять поработать на полицию. Купил тележку с автодоставкой и отправился на завтрак.

После завтрака, дожидаясь доставки, проработал проект звукоизоляции — разобрался с материалами, размерами, креплением, местом покупки и сроками — рассчитал доставку материалов на два часа позже запланированного конца моей смены. Что удобно в Содружестве — получил тележку, закинул разную сопроводилку в дом, и можно сразу ехать. Езжу я, указывая нужную мне конечную точку маршрута. В ручном режиме мне удаётся порулить только в узких коридорах. Кладовщик на полицейском складе встретил меня не слишком довольно:

— Если будешь постоянно работать, то бери полную коробку и не дёргай меня по пустякам!

— Понял. — Ответил я ему.

Решил обедать спокойно, по-настоящему. На обед загнал тележку к себе домой, поставил на подзарядку. К послеобеденному отдыху ко мне заглянул Миришли. Он заказал кофе с доставкой в ресторане, а в соседней пекарне — выпечку, я поднял жалюзи, и мы с ним устроились в шезлонгах у столика. Выпечка действительно оказалась отличной. После стандартного обмена любезностями, Миришли перешёл к сути:

— Ли! Я к тебе с просьбой. Посмотри, что там у Беркерли.

— Опасаюсь я к нему ехать.

— Я тебя сам прошу. А то он всё управление на уши поставил, что никто из техников у него заказ не берёт.

— Услышал. — Отвечаю. — Боюсь, бяка какая случится. Подстрахуешь?

— Да. — Ответил Миришли. Мне показалось, что после моего согласия он немного расслабился. Похоже, выдали ему начальственного фитиля.

Связался с Беркерли и сразу же к нему поехал. У Беркерли оказалась куплен корпус без маркировки. Подключённый к сети он начинал тихо гудеть и у него загоралась и помигивала лампочка.

— Не ясно, что это. Снаружи маркировки нет. — Сообщил я Беркерли. Если бы не просьба Миришли, я бы сразу же ушёл, не вскрывая. Да я бы даже и не пришёл! — Попробую посмотреть внутри. — Прокомментировал я для протокола.

Внутри оказался трансформатор — он-то и гудел, — и куча несвязного барахла для массы. Я не торопясь её разобрал, и прокомментировал что есть что. Беркерли начал орать, что ему продали работающий прибор, а я его подменил. Что он ветеран, воевал с аварцами столько, сколько я не живу, и чтобы я не смел его обманывать, а быстро возвращал украденное!

"Миришли!" — Написал я участковому. — "Хозяин не здоров и обвиняет меня во всех грехах! Спасай!"

"Под протокол записал?"

"Да".

"Сейчас подъедет наряд, жди. Полицию он уже вызвал."

Приехал наряд. Меня "арестовали". Хозяина под предлогом необходимости снятия показаний отправили на излечение. Работать я сегодня больше не мог и поехал домой сбросить стресс в тренажёре. Сегодня по деньгам я в минусе.

Следующую пару дней катался на тележке, менял камеры. Заметил, что несколько камер я меняю уже по второму разу. Уточнил у искина — верно. Две из них уже по третьему. Начал разбираться. Одну, как только заработает, разбивает местная молодёжь, проживающая в отдельных секторах "для молодых мужчин". Считается, что эти молодые мужчины изучают какую-нибудь техническую профессию и нарабатывают практику. Но сильно они не упираются, тратят на всё про всё часа по два-три в день. Понятно, ПТУшники, в плохом смысле этого слова. Так их называть и буду.

Когда работал в их секторе, стоило мне отвлечься, как подошёл один такой к моей тележке, взял пару камер из коробки, и бросил одну за второй их в стену. И за следующими тянется.

— Что ж ты, гад, делаешь! — Окликнул я его.

— Да ладно тебе, не напрягайся! Гляди как прикольно! — Взял ещё одну и опять бросил о стенку.

Увидел, что я злой и иду к нему, убежал. Связался я с искином, сбросил протокол происшествия. Искин списал камеры, определил парня и выписал ему штраф в тридцать кредитов. С такими штрафами действительно "прикольно".

Одна из камер перегорала сама-собой. Запустил мелкого дроида и долго искал проблему. Наконец нашёл — в одном сложном месте проводочек на камеру перехлеснулся с высоковольтной электролинией. Прямого контакта не было, но паразитические сигналы шли и скачки напряжения случались. Не большие, но камере хватало. Исправил. Больше не сбоила. Что интересно, возился много, а заработал мало — выгоднее просто камеры менять. В общем, особой мотивации упираться на работе у меня не осталось.

Появились заказы от населения. Здесь — как повезёт. В среднем заработки побольше, чем на администрацию, но случались и нервотрёпки. Я заметил, что многие вещи очень дешёвые, а работы — дорогие. Поэтому чинить вещи оказывается не выгодно. Сломался медиаплеер — вызвать ремонтника и купить новый получается в одну цену. Так что народ не раздумывая покупает новый, а старый — в помойку. При этом жители баронства в среднем живут беднее, чем аварцы. Хотя, рабам ведь аварцы не платят, и служкам платят не много. На заказах обычно было что-то вроде — переставить светильник, перенести стенку, переделать двери, собрать или пересобрать мебель.

Между приступами, как и в прошлый раз, восемнадцать дней. Полечился в медкапсуле у Арефли, обошлось в четыреста кредитов. Попарился, на станции сбросил напряжение с равнодушной рабыней-аваркой. В комплексе по-прежнему проводил по две тренировки в день. Но немного подольше — по четыре с половиной часа. Между тренировками перекусывал и отдыхал в бане. Задержался с выходом из комплекса на час, но служители замечание мне делать не стали. Пробыл на планете четыре дня. Заглядывал к Арэмэздли поговорить. Один раз пересёкся со служителем, что в прошлый раз мне духовной любовью мозги делал, и я над ним пошутил:

— Извините, уважаемый! Вот вы мне говорили в прошлый раз, что половой акт должен быть только в браке. А как это проверить? Какие эксперименты Вы посоветуете мне провести? — И показал ему свою звезду на цепочке.

Удачная шутка или нет, но чаем тот поперхнулся.

* * *

После возвращения на Спутник завалился ко мне какой-то галифатец быдловатого вида. Заявил, что он представитель профсоюза и мне нужно в этот профсоюз вступить. Я из вежливости предложил ему шезлонг. Он уселся и начал меня агитировать. Убеждал он меня, что заказы для членов профсоюза "более вкусные", что взносы небольшие и в итоге я смогу больше зарабатывать. Что в случае любых конфликтных ситуаций профсоюз мне поможет. Оказалось, что взносы — от 3 до 5 процентов стоимости заказа. Вроде не много, но карьеру здесь я делать не рассчитывал и решил отказаться.

— Мне нужно подумать. — Попробовал я дипломатично свернуть разговор.

— Да о чём здесь думать! Вот, читай профсоюзную клятву, подписывайся и я тебе обещаю сразу подогнать несколько выгодных заказов! — Продолжил убеждать меня профсоюзник.

Просмотрел я профсоюзную клятву. Стандартные обещания работать на благо баронства и Галифата, ставить главной целью процветание баронства и Галифата и всячески этому способствовать. Скоро пойдёт четвёртый год, как я произносил подобные слова, принимая подданство Аратана.

— Вступление в профсоюз поможет тебе получить подданство Алатеза! — Привёл он ещё один аргумент с таким видом, будто предложил мне Царство Божие На Земле.

— Нет. — Ответил я.

— Что нет?

— В профсоюз я вступать не собираюсь.

— Да ты подумай хорошенько! У тебя что? Мозгов нет? Ты же сразу перейдешь на новый уровень!

— Я подумал. В профсоюз мне не нужно.

— Ты плохо подумал! Все вступают и довольны!

— Рад за них.

— Так и ты вступай! За себя рад будешь.

— Нет. Спасибо.

— Без вступления в профсоюз на хорошие работы и не рассчитывай!

— Ладно.

Профсоюзник встал с шезлонга, прошёл к выходу, остановился, развернулся, сделал несколько шагов ко мне, как бы нависнув надо мной.

— Так. Поясни, почему ты не хочешь вступать в профсоюз. — Произнёс он набычившись и с определённой угрозой в голосе.

— Не хочу.

— Что ты не хочешь? Вступать или пояснять?

— И то и другое.

— Смотри — пожалеешь!

— Значит пожалею.

— Пожалеешь, а поздно будет.

— Поздно — значит поздно.

Выругавшись, профсоюзник ушёл. На следующий день искин перестал мне выдавать работы у населения, оставив только работы на полицию и каких-то совсем стрёмные заказы вроде того сумасшедшего Беркерли. Работу с полицейскими датчиками я закончил до обеда и, уплетая вкусные свежайшие плюшки в соседней пекарне подумал, что профсоюз волей-неволей оказал мне услугу. Деньги у меня есть, даже не зарабатывая, хватит их мне на долго, так что освободившееся время я смогу потратить на себя, пожить в своё удовольствие, да хоть просто побездельничать, наконец.

Я начал больше времени проводить в аварском тренажёре, сильнее выкладываться на пси-тренировках, чаще заходить в баню. В комплекс Древних я заехал на пять дней, купив "длинный" абонемент. В комплексе пялился на цветовые пятна. В один из заходов, отчаявшись уловить хоть какую-то систему, расслабился и начал вспоминать и обдумывать тот поединок с аграфом.

Появился мешковатый сгусток и перекинул меня на пустую бескрайнюю плоскость. Я огляделся и передо мной появился условный боец. Условный, потому что детали в нём не просматривались. Руки и ноги — цилиндры, голова как яйцо, круглое и гладкое, лица нет, и даже не нарисовано. Наверно скорее не боец, а манекен. Манекен мне что-то показывал, мешок что-то пытался объяснить, а я пытался повторить за манекеном движения. Потом появился второй манекен, такой же как и первый, но с какими-то палками. Может быть это было схематичное изображение мечей?

Второй пытался стукнуть первого, а от первого начинали идти лучи, и второй замедлялся. Он не мог довести палку до первого — она в этих лучах застревала. Раз за разом манекены разыгрывали передо мной эту сценку, чему-то пытаясь меня научить.

Наконец, из комплекса меня выкинуло на отдых. Научился я чему, или нет, не ясно, но устал страшно. Встал и, пошатываясь, добрёл до волонтёра на выходе. Волонтёр мне подсказал, что меня комплекс пытается научить боевому пси, что мне, как совсем слабому псиону применить его не получится, но тренировка полезна — иногда после неё уровень пси повышается. Ещё он мне посоветовал попробовать изучить начальную базу этого боевого пси.

Как мне дежурный волонтёр и подсказал, нужный мне магазин "Всё для псиона" оказался не далеко. За начальную базу я отдал 56 тысяч кредитов. Изучил. Вроде стало понятнее, что от меня требуется. Совет оказался полезный. По крайней мере, когда я начал пытаться изображать то, что изучил в базе, мешок вроде как обрадовался. После не получающихся у меня щитов "боевого пси" начал демонстрировать все свои умения подряд. Мешок, вроде, заценил, и до своего отлёта на спутник я занимался с манекенами.

Так прошло пару моих циклов. Время между приступами сократилось до 17 дней, хотя сами приступы, кажется, стали немного слабее. Врач мой посоветовал уменьшить нагрузку, больше отдыхать. На моё недоумение, я мол и так не слишком много работаю, ответил, что он имел ввиду мои тренировки, что когда я работал руками, то меньше работал головой, а сейчас, похоже, голова у меня оказалась перегружена.


3.16. Возвращение в игру.


Я сократил посещение аварского тренажёра и стал ходить в обычную качалку. В один из дней, просматривая сообщение о моём герое, решил его проведать. Опыта мой герой практически не набрал, поднял разнообразные мастеровые абилки. В игре я снарядился и вышел прогуляться. Прогулялся по городочку, посмотрел на рынок и библиотеку, на ратушу и тюрьму, на стражников и снующих игроков. Вышел за ворота и пошёл в небольшом ручейке низкоуровневых игроков. Ручеёк разделялся, я всё время выбирал наиболее популярное направление и оказался на Лягушачьем Болоте. Здесь игроки охотились, как ни удивительно, именно на лягушек. Гоняться за лягушками с мечом не удобно. С копьём-острогой не легче — лягушки от любого сотрясения почвы прячутся в бочагах. Так что народ охотился с чем-нибудь стреляющим.

Место я запомнил, вернулся в город, оставил своего героя в безопасности и, чтобы не заигрываться, вышел. Мой перс передохнул и вернулся к своим работам.

Дни потекли один за другим. Начинал я с пси-тренировки, потом работал на город и крутил тренажёры в качалке, после обеда заходил в игру на несколько часов. Перед сном проводил ещё одну пси-тренировку.

Завёл своему персу арбалет и охотничий нож, чтоб лут собирать было удобнее. Выяснил, что с НПС-торговцами мне сейчас выгоднее не торговать, а меняться. Так что за обновки я не платил, а сдал часть отремонтированных трофеев. Оказывается новичковые вещи пользуются определённым спросом. В них игроки предпочитают сражаться с монстрами. От использования все вещи постепенно портятся и их характеристики уменьшаются, но пока качество выше определённого порога — характеристики полные. Если их не чинить, вещи могут прийти в полную негодность. Так что многие игроки, не заморачиваясь с ремонтом, просто обменивают старые вещи на новые у НПС-торговцев. За доплату, естественно. В общем многие так и ходят в новичковых вещах просто потому, что они дешёвые. Бонусы у них не большие, но если их хватает, то зачем переоблачаться во что-то более серьёзное?

Арбалет, как бы он фэнтезийно не выглядел, с точки зрения прицеливания очень походил на игольник. Очень может быть что программисты не стали морочиться и просто сменили внешний вид игольнику, изменив описание игл и добавив разнообразных свойств. Например, бронебойные, парализующие и разрывные иглы для игольника есть, а воспламеняющих, замораживающих, ослабляющих, замедляющих, ослепляющих, усыпляющих — нет. Проблем с игольником у меня в реальной жизни не было, не оказалось и в игре с арбалетом. Я прицеливался, стрелял и попадал куда хотел. Стрелковое умение постепенно росло, уменьшая вероятность промаха при автоматическом выстреле. За каждую лягушку опыта давали крохи, так что я так и ходил двенадцатым уровнем, медленно приближаясь к тринадцатому. В отличие от земных игр с мобов вещи не выпадают. Так с лягушек можно было набрать только что-то лягушачье — лапки там, разные потроха, лягушачью кожу. Это всё можно как-то использовать — в производстве, кулинарии или алхимии. Или по простому сдать НПС-торговцам.

Соседей своих по качу с третьего дня начал узнавать, здоровался с ними издалека. Они кивали мне в ответ.

На шестой день с одним из них, КРЕЙДОМ_МОГУЧИМ, крупным и очень мускулистым галифатцем, по дороге в город мы поболтали.

— Ты только на лягушках качаешься?

— Есть предложения по-лучше? — Ответил я вопросом на вопрос, ускоряя беседу.

— Хочу на опушку сходить, сусликов пострелять. Там из леса иногда волки выскакивают, одного могут и загрызть.

— Волки? Чем их убивать-то?

— По разному. Кто щит предпочитает с холодняком — небольшим мечом или кинжалом, кто два меча, кто копьё. Можно и просто из арбалетов отстреляться, но только если волков мало, а игроков много… Шустрые они и вёрткие.

— Хочешь, могу компанию составить, если по времени сойдёмся.

Мы договорились о времени и в городе разошлись. Крейд — "домашку делать". Так я и думал, подросток. Очень уж имя звучное.

На следующий день я немного подождал Крейда у ворот и он пришёл в компании с ещё парой галифатцев: ТАРИМ_МОГУЧИЙ и БАРИМ_ПОБЕДИТЕЛЬ составили нам компанию. Как и ожидалось, у них тоже была очень развитая мускулатура — похоже в редакторе поигрались. Уровни у них были 14 и 15. Подходя ко мне они обсуждали какую-то контрольную. Мы поздоровались и пошли. Опушка оказалась тоже не далеко от города. Шерстяные зверьки сидели столбиками у своих норок и пересвистывались. Близко они не подпускали, прячась в норах. Так что перевод, видимо, оказался правильный. Хотя я "в живую" на Земле сусликов не видел.

С этих сусликов можно было взять мясо, шкурку, жир, печень и желчь. Охотничий ножик, который я завёл для потрошения лягушек, был немного маловат, но в целом подходил. Обмениваясь репликами типа: "Ух-ты! Жирненький!", "О как я его!", "Мазила!", "Сам ты мазила!", — мы как бреднем вычёсывали добычу. Вскоре моя сумка забилась. Я немного помог остальным, подстреливая им добычу, и мы отправились назад.

На обратной дороге народ обсуждал, куда лучше вкладывать очки за уровни. Оказывается эти очки можно перераспределять, если прийти в храм и сделать пожертвование. Чем больше очков перекидываешь, тем больше пожертвование нужно делать. Ещё можно часть очков сразу не вкладывать, а вложить их "по-необходимости" если вещь какая выпадет с ограничением на использование. Допустим доспех "сила 20+" — если силы не хватает, его просто не оденешь. Есть ещё интересные случаи когда одеть можно, да штрафы на использование накладываются. Крейд убеждал, что один-два очка нужно держать в запасе, а Барим убеждал что нечего характеристики занижать. Нужно заранее план составлять и, если вещь какая интересная попадёт, то к ней подкачиваться, а она пока пусть на складе полежит. Тарим слушал обоих, с каждым соглашался, что такое имеет смысл, но предлагал заранее тактику не выбирать, а действовать по обстоятельствам. Когда очередь дошла до меня, я отговорился, что нужно подумать.

На входе в город Барим меня спросил:

— Что делать сейчас будешь? Ещё пробежаться куда-нибудь не хочешь?

— Не. Пора мне. У меня сейчас вечернее занятие.

И мы попрощались. Мясо и внутренности я дёшево сдал НПСам, шкурки оставил — пригодятся в производстве. На следующий день в игре моих знакомых не оказалось и я решил сходить на охоту один. Наверно сработал триггер одиночества. Не успел я наохотить пяток сусликов, как из леса в мою сторону выскочила пара волков, мощных и зубастых. Стрелять в них охотничьими было бесполезно и я решил проверить скрыт. Скрытность у меня была 12 и она сработала. Я сместился в сторону, убрал арбалет и приготовил копьё. Волки домчались до места, где меня потеряли, и закрутились на месте, выискивая направление. Когда один из них, более крупный и 11-го уровня, пробегал мимо, я, почти его пропустив, прыгнул к нему и проткнул его копьём насквозь. Сразу отскочил назад, выхватывая клинки. Проткнутый мне был уже не противник. Он потерял скорость и напор, истекал кровью и должен был постепенно умереть. Конечно подходить к нему вплотную не стоит, и он ещё пытается до меня добраться, но это не серьёзно. При рывке и ударе скрыт с меня спал, и второй волк, поменьше и 9-го уровня, на меня бросился. Я удачно встретил его ударом, оглушив и критично подрубив лапу. Через несколько ударов схватка закончилась. Я смог снять с волков шкуры, получил уши и зубы, волчье мясо, печень и желчь. Жира у них не было. Для волков разделочный ножик был совсем мал, так что разделывал я их долго, а проявившийся помощник посоветовал мне завести ещё один нож покрупнее. Мне подняли уровень до 13.

"А что там, в лесу?" — Спросил я у помощника, сразу проявившегося рядом.

"Другая локация. МАЛЫЙ ЛЕС. Мобы там агрессивные"

"Я могу туда пройти?"

"Конечно."

Можно сходить. Собрался и пошёл. На границе накинул на себя скрыт. Лес меня встретил тонкими деревцами и кустарником. Ломиться напролом мне не захотелось и я медленно пробирался, стараясь кусты не трясти. Деревья становились толще, в лесу становилось темнее и мрачнее, кустов становилось всё меньше, вскоре они совсем пропали. Толстые темно-коричневые стволы стояли со всех сторон, идти они не мешали, а видимость ограничивали. Я прислушался. Лес жил своей тихой жизнью не обращая на меня внимание.

Похоже, арбалет мне здесь не поможет. Решил оставить себе копьё.

"Ли! Ты где?" — Написал мне Крейд. — "Мы пришли."

"Я в лесу."

"В лесу? Там же волки."

"Волков бояться — в лес не ходить". — Ответил я пословицей.

"А зачем ты туда пошёл?"

"Да вот, прогуляться решил."

"Мы на опушке будем."

"Удачной охоты!" — Закончил я наш диалог.

Я медленно шёл, внимательно прислушивался и неожиданно вышел к логову — одно сломанное дерево было выворочено и висело, зацепившись ветвями за соседей. Под его корнями, как под крышей, спокойно спали две крупных твари. Волки 14 и 12 уровней. Я прочитал их уровни и волки забеспокоились, не открывая глаз они настороженно зашевелили ушами. Я отвёл от них взгляд, осматривая окрестности и землю вокруг, выбирая места, куда наступить можно, а куда не стоит. Волки успокоились, и я начал скрытно к ним подкрадываться. Тактика была та же. Я ударил копьём ближайшего прямо сквозь паутину корней. Пришпиленный, выбраться он не мог. Второй рванулся в узкий лаз, и я зарубил его на выходе, пока он не вырвался и не набрал скорость. Лес вокруг нас замер, потом успокоился и зажил своей обычной жизнью, как ни в чём не бывало. Я свежевал добычу, внимательно прислушиваясь к лесным звукам. Сверху слетела птица и уселась на ветке с противоположной от меня стороны одного из ближайших деревьев. Она опасливо выглядывала из-за ствола, издавая требовательно-просящие звуки.

— Ладно, ладно, подожди. Оставлю тебе немного. — Произнёс я в её сторону.

Закончив с первым волком, я подхватил останки и отнёс за дерево с птицей. Птица не улетела, а внимательно косилась на меня, насторожено наклонив голову. Я взялся за потрошение второго, а птица так и сидела на ветке, ждала когда я закончу и уйду. Оттащил останки второго волка, протёр клинки и копьё. Перед уходом решил осмотреть логово внимательнее. В самом логове ничего не нашлось, а за логовом у волков похоже была "столовая". Там лежали кости. Среди костей я углядел браслет. Поднял, но кости не пропали — значит есть что-то ещё. Покопался и нашёл пяток колец. Браслет с очень интересным свойством — "простой телепорт". В нём можно было запомнить точку и перенестись в эту точку из города. Ещё можно было телепортироваться в ближайший город или деревню к входным воротам. Для телепорта расходовалась мана — магическая энергия. Она в браслете сама постепенно восстанавливалась — за десять часов. Ещё можно браслет было своей маной накачать. А вот на запоминание точки мана браслетом не расходуется. Кольца все на меткость стрельбы +1. Простые и дешёвые, состояние не очень, но пригодятся. Кольца надевать не стал — закинул в сумку. А браслет протёр, как смог, нацепил и решил поиграться. Попробовал установить точку прямо здесь, но браслет отказался — слишком близко к логову. Ладно, прогуляюсь.

Небольшая прогулка и в неглубокой ложбинке браслет точку телепорта запомнить согласился. Тут и будильник мне напомнил, что пора на выход. Телепорт в город сработал штатно.

На следующий день работы с камерами оказалось меньше, чем обычно, и я пришёл в игру на полчаса раньше. Я приготовился к дальнему выходу в МАЛЫЙ ЛЕС, и прыгнул телепортом.

В точке выхода волки из логова меня заметили и начали преследовать. Под скрытом я от них пытался уйти, но они находили меня по запаху. Ну, я думаю, что по запаху — одни задирали носы вверх, принюхивались и начинали двигаться в мою сторону. Рядом со мной они терялись и начинали носиться всем своим видом показывая: "Он где-то здесь! Сейчас мы его найдём и разорвём!"

Наконец, я подобрал удобный момент и пробил из скрыта волка-14 копьём. Копьё волка проткнуло и его пришлось отпустить. От второго волка я успешно отбивался клинками. Всё было бы хорошо, но своей вознёй мы привлекли внимание ещё одной пары и она тоже сагрилась. Волка-12 я успешно добил, и меня загрызли.

Очнулся в своей комнате в городе. Я утратил копьё и больший клинок из пары. Клинок не проблема — запасных таких же нубских у меня прилично. А вот запасного копья у меня нет — это моя ошибка. Переодел куртку и штаны — пока меня грызли, они пострадали, упали меньше пороговых 60 % прочности и теперь дают не +5, а на один меньше.

Появился советник.

"Первая смерть в основном мире. В отличие от начальной локации здесь за смертью следуют посмертные дебафы."

Советник посмотрел на меня и расшифровал: "Уменьшение характеристик. Может вычитаться накопленный опыт. Это зависит от проведённой битвы."

Советник быстро расшифровал мне сколько опыта я получил за убитых мною волков, сколько потерял. Я оказался в маленьком плюсе. Это из-за уровня следующей пары 18 и 16. Так что мой 13-ый уровень при мне и 14-ый ещё немного приблизился.

"Ещё временно уменьшаются очки характеристик. Так как погиб от моба, то минус 1. Он берётся в первую очередь из свободных, если они есть. У тебя их нет. Так что случайным образом. На один час ловкость уменьшается на 1."

Советник показал мне место в логах и в моих параметрах.

"Уменьшение пропадёт, если вернёшься на место битвы и поднимешь выпавшие вещи. Тебя убили мобы, поэтому некоторое время никто кроме тебя их не увидит и поднять не сможет."

"Спасибо." — Ответил я своему помощнику. — "Ещё что посоветуешь?"

"Ты совсем не используешь возможности вещей. Точнее используешь их возможности, выставленные по умолчанию."

Оказывается то, что меня раньше удивляло, имеет определённый смысл. "Сапоги новичка 96 % прочности +5". Что такое эти +5? По умолчанию у них стоит защита. Защита уменьшает входящий урон и, если урон меньше защиты, то он не проходит вообще. В этих сапогах, оказывается, эти +5 можно распределить иначе. Можно на 1 повысить скрытность, можно на 1 повысить ловкость передвижения. Правда при этом защита соответственно уменьшается на эти один или два балла. Оказывается можно скрытности понизить (-2), а защита тогда увеличивается на +1.

"Ещё ты не достаточно продумал тактику. Могу подсказать, или можешь придумать сам. Если будешь придумаешь сам, без подсказок, может повысится мудрость."

Советник подсказал мне пункт в меню моих характеристик. Кстати я немного подрос:

сила 22=19+4, выносливость 25=22+3, энергия 26=23+3, ловкость 27=26+2–1, удача 6, здоровье 143=103+40, мудрость 2, мана 30, использование маны 0; "владение копьём"-12, "владение шпагой"-12, "клинковое оружие"-12, "бой двумя руками"-12, "стрельба-общее"-12, "метание-общее"-12, "скрытность-14" и "регенерация-12"…

Мудрость пока 2, но прогресс освоения следующего пункта 78 %. Другие параметры тоже прогрессируют. В стрельбе, например, кроме прогресса общего показателя +12 % при использовании среднего арбалета идёт добавка +2 и прогресс +15 %. Разобрался, что означает сумма в характеристиках. Первое число — "не сгораемое" базовое значение полученное за счёт начального распределения и увеличенное своими действиями. Понятнее всего мне сейчас скрытность — прокрался я незаметно в стартовом данже мимо всех врагов и главного босса, она и скакнула. Потом по дороге в город проскользнул мимо пекашеров, что за игроками охотятся, она ещё подросла. Так что какое бы начальное значение система не выдала, его можно прокачать. Хотя, нужно признать, мне она подыграла. Следующие слагаемое — это вложенное за уровень. На каждый уровень даётся +1. У меня вложение за уровень по-умолчанию установлено. Система сама решает, куда очередное "стратегическое очко" закинуть. Вот она и накидала 4 в силу, 3 в энергию-выносливость, 2 в ловкость, 4 в здоровье. Оказывается, что вложение в энергию сразу поднимает и выносливость, а в выносливость — поднимает и энергию. То есть это вроде как одна характеристика. Разобрался — выносливость отвечает за движение, а энергия — за действия "на месте" так скажем. Многие действия требуют сразу и того и другого — вот мечами машешь — и выносливость уменьшается, и энергия тоже. И со здоровьем понятно: вложил 4 очка с уровней — получил +40. В ловкости (-1) — это штраф за смерть. В общем цифр самых разнообразных много. Немного мазнул взглядом по производственным характеристикам, много их — вчитываться не решился.

Стало мне понятно, что там Тарим, Барим с Крейдом тогда обсуждали. Автоматизированное распределение очков за уровни решил отменить.

"Как много всего!"

"Автоматизированное изучение в виде базы знаний категорически не рекомендовано по медицинским показаниям" — откликнулся компьютерный помощник.

"То есть основная масса игроков просто изучает соответствующую базу?"

"Да. Это игровая база знаний ОСНОВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ ИГРЫ. Там всё про персонажи, их характеристики и особенности, основы боевой системы, магии и производства."

"Понятно."

"По имеющимся сведениям ты выбрал жизненный путь исследователя. Это позволяет предположить, что необходимость самостоятельного изучения игры не будет являться непреодолимым препятствием и, даже наоборот, может доставить определённое удовольствие."

"Да. Спасибо. Многие игроки изучают игру не по базе?"

"Достаточно — это в определённой мере замедляет начальное развитие, но позволяет на первом этапе прокачать мудрость — важный дополнительный показатель для увеличения объёма и прироста маны".

Я игрового советника-помощника отпустил.

Нужно действительно продумать возможные тактики убиения волков. Например, я сразу в лесу отложил арбалет в багаж. Между тем там встречаются достаточно длинные простреливаемые направления. Я заменил арбалет. Взял тоже средний, но он может стрелять не только одним выстрелом, но и двойкой. Были ещё стреляющие тройкой, но они дороже, решил пока не тратиться. Докупил и переснарядил "обоймы" для "арбалетов". Одну часть сделал чередующимися бронебойной и парализующей, вторую — бронебойной и ядовитой.

Поигрался с вещами. В сапогах, штанах, куртке и перчатках поставил защиту +3, ловкость +1 и скрытность +1. Сапоги из чёрных стали пыльно-серыми, штаны и перчатки закамуфлировались. Шлем вместо ловкости предложил поднять "использование маны" +1. Поднял, проверил число доступной маны поднялось на 10. С маной я пока не разобрался и поставил в нём защиту +4 и скрытность +1. Одел все вещи и убедился, что в полном комплекте они добавляют +1 базовой защиты на каждую вещь — итого ещё +5.

Итого защита у меня 21. Скрытность — 19. Всё верно 14 базовая и 5 от вещей. Ловкость 31 — к текущим 27 от вещей 4 прибавилось. Одел кольца стрелка, все 5 найденных. Надо бы их починить, а то опустится прочность меньше 30 % и бонусы кончатся. Стрельба из арбалета поднялась до 19. В самом деле 12 — это общая, 5 добавлено кольцами и 2 из-за арбалетного бонуса. Четыре обоймы по сотне выстрелов в багаж и одну зарядил. Оба охотничьих ножа для свежевания — потребуется только один, но мало ли как что повернётся. Арбалет тоже в инвентарь — переходить буду с клинками.

Но — облом. Браслет телепорта пока не готов — ману он не накопил. Ему нужно 37 ОМ — "очков маны" — забавное сокращение получилось. А у меня всего 30. О! Нужно 36 ОМ. Прямо у меня на глазах требуемое число очков маны уменьшилось. Если я вложу свои 30, то мана в браслете восстановится через полтора часа — получится как пешком дойти. Снял шлем, подправил характеристики перекинув единицу в использование маны, одел — есть 40 ОМ. Закачал их в браслет. Снова снял шлем и вернул единицу в защиту. О как! Баг что-ли?

"Нет, это не баг [ошибка], это фича [особенность игры, ошибкой не являющаяся]. Про неё можно узнать в игровой базе знаний продвинутого уровня. За самостоятельное открытие поднимается мудрость." — Откликнулся проявившийся помощник.

Мудрость у меня так и остаётся двойкой, только прогресс увеличился до 84 %. Ловкость, кстати вернулась к 32 — час прошёл и штраф-дебаф кончился. В самом деле пора.

Телепорт закинул меня в мою ложбинку. Я услышал, что волки у ближайшего логова уже воскресли и радостно бросились в мою сторону в надежде мной пообедать. Я перешёл в скрыт и переместился на край прогалины за одно из деревьев в стороне. Волки выскочили на открытое пространство, пронеслись дальше, не обнаружив меня и моих следов вернулись в центр, и замерли, задрав носы, пытаясь вычислить меня верхним чутьём. Двойной выстрел из арбалета попал в одну и ту же точку. Ближний ко мне волк замер, парализованный. Повезло. Второй кинулся ко мне. Первой парой попал, но в разные места и парализационный шкуру не пробил. Второй — то же самое. Волк всё ближе. Стреляю третий раз и, не глядя на результат, меняю арбалет на клинки. Третья попытка оказалась удачной. Я попал в волка в верхней точке его прыжка, и он упал, перекатившись ко мне под ноги.

Было бы у меня копьё, я бы пригвоздил его к земле, ограничив его подвижность и оставив медленно истекать кровью. Клинком? Клинком я примерился и удачно перерубил ему лапу. Когда парализация слетит, бегать он не сможет. Интересно, а сколько продержится парализация? Первый ещё неподвижен, злобно кося на меня глазом. Не буду рисковать! Отбежав от подранка и заменив клинки на арбалет, всадил в первого, как в тире, ещё пару зарядов. "Повторная парализация не прошла." Ещё пару. "Повторная парализация не прошла." Чёрт! Ещё пару. "Двойная парализация." Отлично!

Подранок по-прежнему парализован. Подошёл к первому волку и отрубил ему последовательно пару лап. Сначала заднюю, потом переднюю, которая сверху оказалась. Для такого дела хорошо бы топорик завести — кости отрубать удобнее, и ударить по земле можно не особенно бояться. Добивать не стал — нужно проэкспериментировать, сколько парализация продержится. На втором волке она продержалась 9 секунд. И он, трёхлапый, заковылял в мою сторону. Подвижности у него никакой и я его, с уполовиненным здоровьем, быстро добил. Со второго волка парализация так и не слезла, он сам от критических ран помер, но больше 28 секунд точно. Получил уровень и на автомате распотрошил добычу. В моих характеристиках ничего не изменилось. Появился пункт: не распределённые стратегические очки. Решил 1 СО приберечь.

Под скрытом пробежался к логову — там ничего нового, никаких новых трофеев. Также под скрытом пробежался к своему хладному трупу. А он, оказывается, не такой уж и хладный! Моё тело проявилось и его жрала пара волков 18 и 16. Ага, загрызли, укараулили и теперь питаются. Копьё своё вижу. К хищникам оно слишком близко, просто так не поднять. Попробую повторить.

Первый пара выстрелов в волка-18 оказалась удачной — парализован. Второй ринулся на меня. Он слишком близко и я попал в него всего один раз. Немного здоровья снял, без парализации. На следующие выстрелы времени у меня нет и я встречаю волка клинками. Он пытается сбить меня с ног. Мои удары его немного ранят, а от его сбивающих прыжков я ловко уворачиваюсь. Наконец он бросается ко мне просто пытаясь вцепиться хоть как-нибудь. Сволочь! Ухватил за ногу, держит и грызёт. Рублю его клинками изо всех сил. Вот волк-18 очнулся и тоже бросился ко мне. Повезло, что волка-16 добил прямо перед прыжком. Увернулся и очень удачно зацепил ему пролетающую мимо заднюю лапу. Подвижность у него резко упала. На трёх лапах, да без одной толчковой быстро не побегаешь и далеко не попрыгаешь. За арбалет браться не стал. Потанцевал с волком, подпуская его, нанося удар и уходя от ответного. Ага, тоже мне — танцы с волками. Отвёл его в сторону от копья, добежал, подхватил, сменил оружие. Проткнул волка копьём. Победа! Выпотрошил и пошёл искать новое логово.

Я помню примерное направление откуда эти волки в прошлый раз прибежали. Пошёл зигзагом, присматривался. Углядел выворотень. Логово нашлось — пустое. Пока лазал вокруг волки возродились и, здоровые, сразу на меня сагрились. Мне и одного волка многовато, а двое меня точно загрызут. Запрыгнул на ствол, пробрался между ветвей. Добраться до меня можно, но не так просто. Главный свой бонус — быстрый натиск — волки утратили. Копьём мне здесь не развернуться. Двумя клинками тоже не очень — одной рукой я за ветки хватаюсь. Во время небольшой паузы убрал клинки и снова достал арбалет. Целиться не удобно, но одного из волков, продирающегося ко мне сквозь ветви снизу я подловил, пару выстрелов всадил и парализовал. Второй резко активизировался и начал усиленно продираться ко мне по стволу, проламывая сухие ветви. Отступая, я отстреливался. После второй парализации снова взялся за первого. Наконец, и на первого вторая парализация прошла. Отлично! Того, что на стволе, я просто заколол. Рубить — ветки мешали. А так тыкал его клинком, тыкал, и заколол. Второй был расположен неудобно и я тупо его расстрелял. Подобрался поближе и стрелял в голову. Выпотрошил, углядел птичку-невеличку, разглядывающую меня из-за ствола, оттащил ей останки. Птичка зачвиркала, запрыгала по стволам, то приближаясь ко мне, то отлетая. Может зовёт куда? Пошёл за ней. В скором времени наткнулся на остатки игрока. Среди костей виднелся ПРОСТОЙ ПОСОХ МАГА-УЧЕНИКА. Состояние — не очень, но пригодится, спасибо. А птичка ведёт меня дальше вглубь леса. Оказалось — к следующему логову. Привела, и спряталась, как нет её.

Чем глубже в лес, тем больше волки. По крайней мере в этой игре это так. Волк-21 и волк-19. Дрыхнут. Тот, что побольше, снаружи. Тот, что поменьше, внутри. Близко не подхожу, осматриваюсь. Прикидываю, как бы их прижучить. Отступаю обратно в лес, и возвращаюсь немного с другой стороны. Что-то пошло не так, хоть я вроде также шёл под скрытом. Волки прямо подскочили и бросились ко мне. В прямом бою я с ними не справлюсь!

Оружие — в инвентарь. Подпрыгиваю, цепляюсь руками за толстую нижнюю ветку, делаю выход силой и еле успеваю поджать ноги — прыгнувший волк только чуть меня не достал. Ухватившись за ствол встаю на ветке. Сверху удобно растёт ещё одна. Оглядываюсь. Снизу устроились волки, они смотрят на меня не мигая, ждут. Проверяю браслет. Телепортировать в город он меня не отказывается. Отлично! Вдруг телепорт становится пассивным: "В режиме боя телепортация не возможна". А с кем же это у меня бой? И кто это там с завыванием шипит?

В мою сторону по веткам пробирается здоровая кошка. Уши у неё прижаты. Она останавливается, открывает пасть с не крупными острыми зубами, пошипит, позавывает, повозится, размахивая распушенным хвостом делая вид, что сейчас прыгнет, и приближается ещё на шаг. Прям психическая атака. ЛЕСНАЯ КОШКА — 15. Хорошо хоть уровень не слишком большой. Я отодвинулся по своей ветке от ствола. Кошка посмотрела на волков и решила не прыгать. Она уселась на ветке и показала мне когти с намёком: "Лучше сам сдохни, не то я тебя сейчас!" Когти меня впечатлили.

Прямо прижимаясь пузом к коре, кошка заскользила в мою сторону. Держась левой рукой за верхнюю ветку и уверенно стоя на нижней я встретил её вытянутым клинком. Идти на клинок кошка не захотела. "Фу! Какой мужлан! Кто так себя ведёт!" — Прочитал я в её глазах. Она развернулась, по стволу забралась на ветку выше и снова двинулась ко мне. Я ещё немного сместился, убрав руку с главной ветки и перехватившись за подходящий сучок. Кошка устроилась надо мной и пыталась царапнуть меня за руку. Царапнуть! Да такими когтями это не царапина будет! А я пытался в ответ её уколоть кончиком клинка. Я оказался более удачлив и со счётом 3:0 загнал её на конец ветви. Уколы с неё здоровье сняли не много, скорее разозлили. Решив больше не играть со мной, она спрыгнула на мою ветку, пытаясь оттеснить меня к стволу. Я не давался, пытаясь оттеснить её на самый конец отломанной нижней ветви. Осознав, что попала в ловушку, кошка решила запрыгнуть на ветку выше. Я её удачно подловил, хорошо зацепил клинком, не столько ранив, сколько сбив прыжок и, вращая хвостом, как пропеллером, кошка с воем сверзилась вниз. На землю она упала на все четыре лапы и сразу оказалась перекушена волком. Волки посмотрели на меня с одобрением: "Молодец! И зрелище, и закуска! Вот ещё сам спрыгни! Вообще хорошо будет!"

Я отошёл по ветке к стволу, встал, упёршись в него спиной, сменил клинок на арбалет. И отстрелял первую двойку. Парализовал. Удачно. По второму — попал, но не удачно. Снова по первому. "Повторная парализация не прошла". Второй подставился. Попал, здоровье снял. Не лучший выстрел. Снова по первому. Первого парализовал повторно, отстрелял обойму по второму. Попадал, но парализация не проходила. Зарядил на автомате. Волки отравились. Первого, парализованного, добил. Второго подранил и он, отравленный, спрятался. Спрыгнул на землю и сразу сменил оружие на копьё.

Волк выскочил на меня со стороны леса. Копьё мне не слишком помогло — рана оказалась не серьёзной. Увернуться я не смог и от мощного толчка упал, выронив своё оружье. Волк пытался вцепиться мне в горло. Я закрылся рукой и, пока он её грыз, бил и бил его коротким мечом. Подраненный и отравленный, три четверти здоровья он у меня снял.

Бой кончился и птичка-невеличка снова с любопытством посматривает на меня из-за дерева. Моя регенерация меня хорошо спасает — здоровье начинает ползти вверх. Каждые 8 секунд оно у меня восстанавливается на 1 единицу. Я обираю волков — традиционные шкуры, зубы, уши, печень, желчь и мясо. Всё в багаж. С лесной кошки вместо зубов достаются когти. Кошачьи уши забавные такие — с кисточкой. Что осталось оттаскиваю к дереву, где птичка. Она выдаёт радостную трель и пытается повести меня дальше.

— Нет. Не сейчас. Давай в следующий раз! — Говорю я ей и портируюсь в город. Традиционно шкуры из добычи оставил, а остальное продал.

Охота с арбалетом мне понравилась. Заказал у игрового помощника их описание. Итак арбалеты бывают лёгкие, средние, тяжёлые, мощные и супермощные. Ещё бывают обычные и усиленные. Усиленные на дальность выстрела или на пробивную способность. Из лёгкого я сейчас могу стрелять одной рукой. Из среднего стандартно двумя руками, или можно выстрелить с одной руки, но тогда точность выстрела падает. Тяжёлые мне вполне доступны, но выстрел только с двух рук. С одной руки можно будет, когда силу и здоровье подкачаю. Мощные мне даются — по минимуму нужно 20 силы, а чтобы стрелять без штрафов — 30 силы. Усиленный средний может иметь те же характеристики, что и тяжёлый, но стоит значительно дороже. Ещё можно использовать более дорогие выстрелы. Обычные фактически бесплатны — что-то вроде 1000 за один игровой кредит. Те, которыми сейчас воюю я уже дороже: за один кредит можно купить сотню бронебойных, парализующих, ядовитых, разрывных, ослабляющих, замедляющих… Усиленно-бронебойные, бронебойно-парализующие, бронебойно-ядовитые и прочие с двумя свойствами идут уже по десятку за кредит. С тремя свойствами стоят уже по кредиту за штуку. Ещё из интересного: чем тяжелее оружие в руках, тем больше вероятность что оно выпадет при смерти. А вот из инвентаря — нет. Правда чем больше в инвентаре таскаешь, тем больше сил требуется. Начиная с некоторого веса ловкость падает, выносливость быстрее уменьшается, ну и прочие прелести перегруза.

Решил приобрести простой тяжёлый арбалет. Стоит он относительно не дорого — чуть больше сотни кредитов. Но с ним выстрел парализующий будет как бронебойный из моего среднего проходить. Охота упростится. Отдал на обмен все лишние клинки новичков, оставил только три запасных пары клинков большой-малый. Все шпаги, щиты и двуручные мечи торговцу отдал — вроде как я ими не пользуюсь и не собираюсь. Ну и болтов прикупил.

Повозился с посохом ученика мага. Он маленький и его можно держать в одной руке. Даёт +2 использования маны, восполняемый запас 50 маны и небольшое ускорения каста заклинаний. Самих заклинаний у меня нет — их нужно сначала изучить. Где их взять? Найти или купить. Можно завести специальную книгу мага, их туда записать и они сами будут кастоваться. Только ману вкладывай. Или можно их без книги кастовать — по памяти, если выучить сумеешь и потом посоху передать. Это, вроде, по мане выгоднее. Сама книга стоит 100 кредитов. Но это пустая, с десятью листочками. Вместить она сможет десяток заклинаний. Листы можно в книгу добавлять. Чтоб лист в книгу добавить — заплатить нужно. За одиннадцатый лист — двадцать кредитов, за двенадцатый — тридцать, и так далее за каждый следующий на 10 кредитов больше, чем за предыдущий. Ну и за то, чтоб заклинание на пустом листе появилось — тоже платить нужно. Ладно, отложим на будущее.

Велел герою начать с починки снаряжения и вышел из игры. Игровой будильник мой прозвенел ещё когда я на дереве на волков охотился.

* * *

Игра затягивает меня всё плотнее. Тренировки в аварском тренажёре я минимизировал, но всё же стараюсь не пропускать. В баню вот ходить перестал, перед сном в душе сполоснусь и хорош. И работу пока не пропускаю, но кроме полицейских других заказов не беру. Ем в столовке прямо рядом с домом.

На следующий день все мои вещи оказались починены до 100 %. И на ремонте вещей из нпс-магазина я тоже пяток кредитов заработал.

Взял с собой тяжёлый арбалет, зарядил его разрывными. Нужно проверить как на волков разрывные подействуют. Переснарядил одну из обойм на чередование парализация-яд. Тоже проверить нужно. Выпрыгнул из телепорта в знакомой ложбинке, отбежал в сторону и приготовился к стрельбе. Волки, как и в прошлый раз, выскочили покружились, замерли, задрав носы. Прицелился в верхнюю часть передней лапы. Попал. Лапу не оторвало, но хромота обеспечена. Стреляю во второго. Выстрелы вырывают из бегущего на меня волка куски, нанося приличный урон, тормозят, но не останавливают. Шестой выстрел в упор оказался добивающим. Прикидываю, застрелить подранка или выстрелы сэкономить? Решаю сэкономить и меняю арбалет на копьё. Копьём колю зверя, удерживаю его на расстоянии, и он, обескровленный, умирает.

В принципе нормально, но всё же опасно. Первый волк до меня почти добежал. Перезаряжаю арбалет парализующими. Следующее логово буду брать ими. Охота во втором логове оказалось в этом отношении проще. Прицелился в лежащего перед логовом. Попал и парализовал. Пока второй выбирался, повесил на первого удвоенную парализацию. Парализовал и второго. Подскочил, сменив арбалет на клинки начал рубить и колоть. Волки так и померли — не двинувшись и сопротивления не оказав. Прокрался к третьему логову известной мне дорогой. Оба лежат перед логовом. Выцелил первого. Попал, но парализация сорвалась. Снова попал, в этот раз удачно — покатилась зверюга, беспорядочно махая хвостом. Попал на бегу во второго — снова удачно. Стреляю в лежащего первого — после третьего выстрела повесил удвоенную парализацию. Также разбираюсь со вторым. Парализованные, волки мне не противники.

Перед тем, как разобраться с тушами, походил, посмотрел по округе. Пытался понять, что могло волков в прошлый раз потревожить. Всё внимательно осмотрел, но ничего не увидел. Ладно, делать нечего, продолжаем.

Появилась птичка, благосклонно приняла моё подношение и повела меня дальше. Не знаю, можно ли назвать следующее место, куда птичка меня привела, логовом, но там уже было пять волков. С уровнями 12, 15, 18, 20 и 25. Подбирая позицию я их потревожил и они опять загнали меня на дерево. На дереве кошку я ждал. Пришла 18 уровня. Хорошо, что она заранее завывала, так что я её выцелил. Подстреленная, она на радость волкам свалилась на землю. Попытки перебраться на другое дерево или пострелять по волкам оказались не удачными и я телепортировался в город.

В городе начал разбираться со снаряжением и пытать своего помощника. Купил простенький браслет-локатор с автонакопителем на 50 маны и двумя режимами: пассивным и активным. При пассивном режиме локатор отслеживает мана-заряды и мана-потоки. Чем больше маны, тем легче отслеживается. Что-то мощное можно издалека углядеть, а слабенькое — надо в упор подойти. В активном режиме можно выдать импульс локации и тоже что-нибудь углядеть и отфильтровать. Хочешь — живность, хочешь — воду, хочешь — пустоты под землей. Тоже, естественно, что заметнее, то и видно дальше. Так волка, например, вложив в импульс 5 маны, можно метров за 50 в лесу отследить, а мышку — только за 2–3. Как и браслет телепорта, браслет-локатор на мане работает. В режиме пассивной локации он ману не тратит, но и не восстанавливает. В активном — чем больше маны вложишь, тем дальше углядишь. Чтоб того же волка за 100 метров углядеть нужно 40 маны вложить. Как и для телепорта, мана в браслете самовосстанавливается и с такой же скоростью — единица за 15 минут.

Ещё купил кошку со стропой на 25 метров и лебёдкой-бросалкой из арсенала разведчика. Кошку можно выстрелить вверх или в сторону. Вверх она вылетает на 18 метров. Если она за что-то зацепится, то лебёдкой это что-то можно попробовать подтянуть, или самому к этому чему-то подняться. Потренировался на учебной стенке. Подошёл, на стену вверх кошку закинул, ногами в стенку упёрся и идёшь, а лебёдка тебя подтаскивает. Как до верха дошёл, так руками ухватился и на стенку подтянулся. Браслет-локатор мне в 120 кредитов обошёлся, а кошка в 35.

Закачал в телепорт недостающую ману и снова прыгнул к волкам. Расстрелял их, как на тренировке. Походил, побаловался с локатором. У первого логова ничего не увидел. У второго логова в пассивном режиме отследил "сигнальную энергонить". В активном режиме волков отследил, но и они импульс заметили, засуетились. У третьего логова сигналок побольше оказалось. Там, где я волков встревожил, как раз такая нить и проходит. От третьего логова в гости к мелкой стае решил пока не ходить. Пошёл в бок и назад. Шёл под скрытом, аккуратно. На пассивном локаторе окрестности изучу, потом пройду десяток метров, огляжусь.

Вскоре путь мне преградила сигнальная нить, ведущая в центр леса. В центр решил не ходить, пошёл вдоль неё к опушке. Кончилась сигналка в корнях одного из деревьев, не отличимого от своих соседей. Обошёл это дерево большим кругом и снова начал забирать ближе к центру. Наткнулся на логово с волками 17 и 19. Они меня не ждали и стали лёгкой добычей. Прикинул, где должно находиться логово третьей линии и скрытно зигзагом двинулся в его сторону. У логова с волками 23 и 21 наткнулся на скелет. Скелет поделился со мной сапогами. На локаторе в пассивном режиме он никак не выделялся. Вглубь заглянул, увидел мелкую стаю и тихо-тихо удалился. Забив ещё три логова с парами волков отследил на локаторе светящуюся точку. Это оказался скелет, сохранивший для меня кулон-накопитель на 90 маны и скоростью восстановления 15 ОМ в час. Сохранность 59 %. Скелет рассыпался и точка на локаторе пропала. Похоже что отображаются только вещи с маной. Охота шла своим чередом как вдруг совершенно для меня неожиданно наткнулся на десяток волков. Ну как неожиданно. Услышал я их издалека, но они бежали в мою сторону и мне пришлось быстро лезть на дерево. И вроде до опушки — рукой подать. Но вот налетели и поджидают, под выстрелы не подставляясь.

Кошка, которая лесная, сидела на соседнем дереве и на меня фырчала. Мелкий уровень у неё — девятый. Подстрелил, порадовав волков, огляделся, убрал оружие, приготовил кошку, которая крюк. Сместился на ветки в сторону опушки, подобрал дерево и сук в верхней части ствола, за который хочу зацепиться, приноровился и забросил. Надо же! Зацепился с первой попытки. Выбирая лебёдкой слабину пошёл по ветке, затем меня понесло на стропе, как на качели. Встретил ствол ногами и ухватился за него. Обнадёженные было волки расстроенно заворчали и рассредоточились около моей новой базы. Восьмой такой прыжок вывел меня на самый край леса. Я сидел на предпоследнем высоком дереве — остальные были ниже и густые кусты тоже остались сзади. Последнее высокое дерево росло прямо на островке среди начинающегося болота. На него я и собирался перепрыгнуть. Целиться было почти бесполезно и я просто выпулил кошкой в верх его кроны. Первый раз зацепилось не крепко — я, отойдя к стволу и уцепившись за него изо всех сил начал выбирать стропу лебёдкой и кошка, выломав несколько веток сорвалась. Второй и третий разы вообще не зацепилась. На четвёртый вырвать кошку не удалось и я понял, что нужно решаться. Сместился, выбрал слабину и, запустив сматывание, прыгнул. Как оказалось, кошка зацепилась за ствол, а стропа легла на ветки, когда я затормозил в кроне, ветки начали ломаться и стропа лопнула. Я упал в болото за деревом. Волки высыпали из кустов, но в болото не полезли и снова в кустах попрятались. Похоже, что обратно они меня в лес не впустят.

Хорошо, что живой! Я начал выбираться на островок к дереву. И тут меня укусила змея. Вообще, змеи даже кирзовые сапоги прокусить не могут, а здесь ведь прокусила. Ухватил её рукой, начал сжимать. Скользкая и не дохнет. Пришлось рубануть её коротким клинком — сразу померла. Давно бы так.

"Отравление ядом МЕЛКОЙ БОЛОТНОЙ ГАДЮКИ."

"Действие яда компенсировано регенерацией."

"Действие яда компенсировано регенерацией."

"Действие яда компенсировано регенерацией."

Отравила меня пакость этакая. Здоровья осталась треть. Волки, вроде, сюда не собираются. Сел под деревом, но из вида стараюсь их не выпускать. Точнее их не видно, и хорошо.

Только расслабился, как меня укололо в ногу.

"Отравление ядом МЕЛКОЙ БОЛОТНОЙ ГАДЮКИ."

Что я им, мёдом намазан? Прибил заразу.

"Действие яда компенсировано регенерацией."

"Действие яда компенсировано регенерацией."

"Действие яда компенсировано регенерацией."

Здоровья осталась четверть. Так и помереть можно!

О! Ещё одна. Ко мне ползёт. Тоже кусить собирается. А вот хрен тебе, а не моё сладкое тело! Вскочил, заменил клинок на копьё. Сразу и забил змеючку. Опыта за неё — крохи. Походил дозором вокруг дерева. В болотной жиже змею просто так не прибить, а как на землю выползет, так с одного удара помирает, если сверху её бить. Десяток прибил, новых пока не видно. Запустил активный локатор. Волки в кустах на локаторе видны. Подорвались, выскочили и назад в кусты убрались. В болоте змеи есть. Их метров так на десять видно. Что, гады, зашевелились? На мой локатор подвалила ещё одна волна гадючек. Справился с ними и ещё разок локатор прогнал. Рядом со мной живых не видно. На краях пяток засветилось. Приползли, забил, отлокаторил — никого. Залез на дерево, снял кошку и осмотрел стропу. Похоже, для таких прыжков, нужно было взять армированную. Отлокаторил прямо сверху — в окрестности моего дерева всё спокойно. Спустился и устроился у ствола — нужно дождаться пока здоровье восстановится. Кстати, пока охотился на волков взял 15 уровень. Очки пока никуда не закидываю.

Болото не опасное. Под ногами — твёрдое дно. Грязь конечно: мелко — до колена, много — по грудь. Может где и глубже есть. Болото всё в небольших островках. Где растёт чахлое деревце, где просто валун торчит. Вдалеке, на другом краю, похоже я лягушек гонял. Попробую туда пройти.

Первый переход к ближайшему островку дался мне легко. Сам островок мне не понравился — слишком много травы. И я пошёл к валуну. Копьём, как слегой, проверяю дно. К валуну не попал в ту сторону глубоко становилось. Вышел к следующему островочку, снова травяному. Пытаюсь держать направление, но иду туда, где мельче, так что петли закладываю ещё те. Впереди большой плоский каменный остров с парой скелетов. По совсем мелкому пройти на него не удаётся. Пошёл там, где по грудь, растревожил гадюк и они меня снова покусали. Не удачно — три сразу. Или наоборот удачно — после кучи сообщений:

"Действие яда компенсировано регенерацией."

Вылезло:

"Выработано противоядие."

У меня в свойствах появилось: "Иммунитет к яду МЕЛКОЙ БОЛОТНОЙ ГАДЮКИ" и "Сопротивление ядам 1 %". Поднял со скелетов штаны следопыта 37 % и перчатки следопыта 43 %. Это оказались вещи следующего уровня. Пока отдыхал, просмотрел справку. Это для новичков есть всего две возможности — "магическое" и "физическое". А на следующем "обычном" уровне есть боец, стрелок, следопыт, разведчик, охотник. Вслед за обычным уровнем идут "опытный" и "ветеран". Маги тоже начинают делиться на классы, но их я просматривать не стал. Так вот если на уровне новичка каждая вещь даёт +5, то на обычном +7 или +8. Нужно будет этим позаниматься и комплект собрать. Обычный можно носить с 12 уровня, так что уже могу.

Пока я отдыхал и просматривал информацию, очередная змея выбралась откуда-то из под камня и бедного меня кусила. Убил её, конечно.

"Отравление ядом БОЛОТНОЙ ГАДЮКИ."

"Действие яда компенсировано регенерацией."

"Действие яда компенсировано регенерацией."

"Действие яда компенсировано регенерацией."

Странно. У меня ж, вроде, иммунитет? Или это разные змеи? Здоровье просело, но из зелёной зоны не вышло. Запустил активную локацию, приманил змеюк. Последней крупной дал себя укусить.

"Отравление ядом КРУПНОЙ БОЛОТНОЙ ГАДЮКИ."

"Действие яда компенсировано регенерацией."

"Действие яда компенсировано регенерацией."

"Действие яда компенсировано регенерацией."

Что? Они ещё и крупные бывают? Похоже яд у неё сильнее, треть здоровья она у меня сбила. Отдохнул, пролокаторил, приползшую мелочь перебил, что покрупнее — дал себя укусить. Опять обычная. Решил, что нечего на острове прохлаждаться и отправился к следующему островку. Из болота я выбрался с иммунитетом к яду трёх гадюк и отправился в город.

Почему я не прыгнул телепортом? На берегу был выстроен десяток игроков с эмблемой клана "Кровавый Стальной Сокол". Перед ними прохаживался их паладин 48 уровня ВЕЛИКИЙ_ЗУРЕЙДЛИ. Проходя мимо я услышал:

— В болото далеко не лезьте. Найдёте змею, дайте ей себя укусить. Тогда можете убить её и на берег. Старайтесь двух укусов не получать! Если будете совсем помирать, лекарь подлечит, но это не очень — сопротивляемость может не повыситься. Так что лечиться только после окончания действия яда. Вопросы есть? — И сразу же без паузы: — Если всё понятно — вперёд!

Стоящий дальше лекарь 30 уровня ПРЕДВОДИТЕЛЬ_ЗВЁЗД меня окликнул:

— Привет, Ли! Не хочешь к нам?

— К вам к кому?

— Мы — самый сильный из молодых кланов! Самый мобильный и быстро развивающийся! Мы идём к победе и мы победим! У нас не армия, но дисциплина стальная. Потому как без дисциплины ничего не добьёшься, что в жизни, что в игре! Мы набираем новых игроков! Мы помогаем в развитии и словом, и делом! Здесь и сейчас мы проводим тренировку сопротивляемости ядам. Если хочешь — присоединяйся. Самому тренироваться не просто и опасно. Если помрёшь от яда, то получишь не сопротивляемость, а наоборот уязвимость.

— Берём мы не всех. — Присоединился паладин. — Шанс даём. Проявишь себя — в альянс примем. Народ собрался у нас отличный! Но халявщики нам не нужны.

— Спасибо! Я подумаю. — Отказался я. И, чтобы смягчить отказ, пояснил: — К яду гадюк у меня иммунитет.

— Сам прокачал?

— Да.

— Много времени заняло?

— Ну, так себе. — Не стал конкретизировать я.

— Ладно, подумай. Если что — приходи, подскажем.

— А что там по поводу дисциплины?

— В игре нужно быть регулярно. Не меньше шести часов в сутки. Согласуешь с лидером расписание и не пропускаешь. И распоряжения его выполнять от и до.

— Ясно. — Ответил я без энтузиазма. — Ладно, удачной тренировки.

— И тебе.

На входе в город встретил Барима, поздоровался.

— О, Ли, привет! Что завтра делаешь?

— Есть предложение?

— Мы на буйволов хотим поохотиться. У тебя арбалет подходящий — тебе место стрелка найдётся.

— Хм, интересно. Что ещё взять?

— Всё равно, что для ближнего тебе удобнее. Вряд ли тебе потребуется.

— Выстрелы какие?

— Простых достаточно.

Мы договорились о времени и разошлись.


3.17. Клан "Молодые Герои".


На следующий день мы встретились с Баримом и еще одним игроком 25 уровня Сардарли. Даже странно для игрока-галифатца, что просто Сардарли. Оба были со щитами и копьями в комплектах вещей бойца-новичка. Я тоже вооружился по минимуму — тяжёлым арбалетом и копьём. Ну и запасных обойм набрал. За ночь мой перс денег не заработал, а потратил. Магические кристаллы я раньше не чинил. Починку проводил аккуратно, с минимальным шансом что-то сломать. Так что расходников извёл — уйму. Но кулон теперь 100 %. Штаны и перчатки следопыта я, естественно, починил. Оставил их в загашнике про запас. До нужного места добирались час.

— Здесь посёлок совсем рядом. — Сказал мне Барим ткнув пальцем за деревья. — Остальные сейчас подойдут.

Скоро подошла ещё компания. С арбалетом был ПОБЕДОНОСНЫЙ_УР 18 уровня. Ещё был ГАЛАТЛИ_ЭНДЛАМПИЙ 22 уровня в наряде мага увешанный бижутерией. Остальные с копьями и щитами. Сардарли провёл короткий инструктаж. Пятеро бойцов со щитами и копьями должны были держать строй и тормозить буйволов на позиции. Позиция была выбрана так, чтобы перед нами были ямы — на них буйвол должен потерять скорость. И ещё позиция — не на виду — за небольшой возвышенностью. За строем должен находиться Галатли. Он должен подлечивать бойцов. Я с Уром стреляем. Мой фланг правый. Сардарли специально остановился на том, чтобы в своих мы не попадали. Сам он намеревался занять позицию за строем, подстраховывая бойцов первой линии, защищая нашего лекаря и координирую, что называется, процесс кача.

— Ли, ещё твоя задача — выманить буйвола на нас. Выходишь вперёд, стреляешь в крайнего самца и бежишь назад на своё место. Стреляешь именно в крайнего, лучше пасущегося в стороне. Чтоб слишком много на нас не бросилось.

На позицию стрельбы я выбирался аккуратно, внимательно осматривая путь своего отступления. Тщательно прицелился. Попал. Рассерженный буйвол затрусил в мою сторону, постепенно разгоняясь. Он яростно вылетел на верх холма и бросился на изготовившийся строй. Ямы, хоть и не глубокие, его затормозили. Яростно мотая головой, он пытался добраться до нас, но натыкаясь на острия, ранился и отступал. Мы с Уром стреляли, здоровье у буйвола медленно проседало.

Шесть часов так и прошли в беготне. Пока убитого быка свежевали, я поднимался на позицию подманивать следующего. Опыта досталось не много, по результатам Сардарли сбросил мне 60 кредитов и внимательно на меня посмотрел.

— Спасибо. — поблагодарил я его.

— Я понимаю, что не много, как раскачаемся, начнём больше зарабатывать. — Сказал он мне.

— Ясно.

— Завтра ты как?

— Я б предпочёл что-нибудь ещё. А то опыта здесь мало, да и кредитов я вчера больше поднял. — Я не соврал. Восемнадцать волков и почти две сотни змей. Правда затраты не меньше. Но есть надежда что купленное — это надолго.

— Давай ещё пару дней потренируемся и можно будет к следующему этапу переходить.

— Что за этап?

— Можно будет в данж сходить к троглодитам. Там будет поинтереснее.

— Давай.

— Тогда завтра также.

— Годится.

Мы разошлись. Я погулял по локации. Осмотрелся. Перезарядил арбалет. Сагрил отбившегося от стада самца. Буйвол оказался гораздо менее опасным, чем волк. Здоровья у него было побольше. А скорость — поменьше. Первой парой простых игл я буйвола рассердил. Затем начал стрелять серией — яд, ослабление, замедление, разрывная, парализация, затем повтор такой же серии и потом уже простые. Буйвол до меня не добежал. А вот то, что я начал его свежевать на виду у остальных — стадо разозлило; буйволы развернулись и, наклонив головы, стенкой начали двигаться в мою сторону. Они шли медленно и на десяток кредитов я стал богаче. От греха пришлось пробежаться. Буйволиное пастбище пятикилометровой полоской протянулось между стоячей водой и лесом. Я решил прогуляться вдоль воды. Через час вышел в хвост другому уходящему стаду. Забил ещё одного буйвола и прыгнул телепортом в город.

Следующий день был почти копией предыдущего. Правда строй действовал сегодня более слажено и за шесть часов я получил 68 кредитов. Сардарли предложил нам войти в новый клан "Молодые герои". Название мне не очень, ну да ладно. Он в этом клане не лидер, а "зам по персоналу" и "зам по боевой подготовке". Кадровик-воевода, как бы странно это ни звучало. Меня он включил в команду зачистки данжа.

В данже нам предстоит биться с троглодитами. Сам данж — подземный лабиринт, по которому можно ходить большими кругами. В пещерах кучкуются эти самые троглодиты. Троглодиты-стрелки с малым арбалетом, троглодиты-копейщики со щитом и лёгким коротким копьём, троглодиты меченосцы со щитом и мечом. Меч как меньший у меня в паре. Ни магов, ни лекарей у них нет. Троглодиты не высокие, не особенно сильные, но ловкие и вёрткие. Лучшее вооружение для пещеры — щит и их троглодитовое короткое копьё с кинжальным лезвием. Щит больше для защиты от стрелков. Но и просто толкнуть им стоящего перед тобой троглодита можно — они тогда валятся. Мечи, копья и выстрелы у троглодитов ядовитые, но яд не сильный. Ещё они могут разные дебафы вешать. На самих же троглодитов яд не действует, а из дебафов на них ослепление не проходит.

Меня Сардарли запланировал как стрелка на финал — арбалет у меня для этого дела подходящий. В финале будет схватка с боссом и его лучше всего расстреливать из арбалета стандартной серией: замедление, ослабление, разрывная. Яд и парализация на него не проходят. Узнав, что с копьём у меня особых проблем нет, а щитом я никогда не пользовался, Сардарли меня успокоил — первую пару дней мы будем заходить "просто для тренировки". Забьём один-два отряда, соберём лут и на выход. Всего отряд запланирован на двенадцать человек. Десяток бойцов, лекарь Галатли и ещё какой-то бафер. Лекарь у нас молодой, не опытный ещё. У него есть только малое исцеление. Его он использовать и будет. Бафер у нас тоже молодой и тоже с одним заклинанием — "милость богов". Оно все отрицательные эффекты снимает, добавляет выносливости и энергии по паре единиц, увеличивает силу и ловкость на 1 на несколько минут, или пока дебафом не снимется. Нам нужно выдачу информации на время битвы подправить. Если дебаф есть — то фиолетовое число — сколько их всего навесилось. Если отравление или парализация, то цифра должна мигать. Нет дебафов, так и числа не нужно. Желтый круг, если здоровье от 40 % до 70 %, оранжевый круг, если здоровье меньше 40 % просело, а упадёт меньше 20 % — красный мигающий.

На этом мы и разошлись. Я с компанией доплёлся до ковбойского посёлка [точнее я название не переведу]. Сам посёлок очень похож на стартовую локацию. Банк и таверна, гостиница и мастерские, магазин, точка воскрешения и тренировочный комплекс. Ратуша, лекарский дом, алхимическая и магическая лаборатории — это новенькое. В магазине цены немного хуже и ассортимент меньше, гостиница дешевле, но переезжать мне пока не захотелось. Данж находится в десяти минутах от ковбойского посёлка дальше от города. Около него оказалась удобная площадка для привязки телепорта, и я телепорт перепривязал.

Когда я вошёл в игру, то сразу прыгнул к данжу. Как было велено, с собой я оружия и вообще "ничего лишнего" не брал — комплект бойца-новичка и пустой инвентарь. Вещи привёл к стандарту с максимальной защитой. Сардарли как раз формировал партию на вход. Я получил из гильд-хранилища щит и копьё, подождал немного и мы пошли. Тренировочный вход можно делать в любом составе. Так что копейщиков набралось немного больше. Галатли был, а бафера не было. От входа шёл длинный и широкий туннель — как в метро. Стены блекло светились и мы шли в полутьме. Вправо и влево начали попадаться более узкие ответвления. В одно из них мы и свернули, попадались пустые залы и перекрёстки. Часть перекрёстков мы пересекали, на каких-то сворачивали. У меня сложилось впечатление, что мы просто пытаемся забраться куда-то подальше.

В очередном зальчике оказалась толпа троглодитов. Постепенно я их рассмотрел. Какие-то они ящерообразные. Зубастые, зубы игольчатые. Глаз нет, вместо них какие-то выпуклые наросты. Ноги птичьи — один палец назад, три вперед с длинными когтями. Вместо ушей — слуховые отверстия. Короткий рудиментарный хвост. Кто в шлеме, кто без, у кого-то доспехи, кому-то и щита достаточно. Заверещали, и в беспорядке бросились к нам. Мы перекрывали узкий проход шеренгой в четыре человека. Я в ней слева. За нами стоит вторая шеренга. Троим копейщикам места не досталось и они контролируют тыл. В центре, закрытые нашими спинами Сардарли и Галатли — лидер и доктор.

Щиты у троглодитов меньше чем у нас. Я пытаюсь ткнуть набегающего копьём, но остриё соскальзывает. Стоящий во второй шеренге галифатец одной рукой упирается мне в спину, чтоб меня не сдвинули. А второй сверху через моё плечо тыкает копьём прорвавшегося вплотную зубастика. Что мне нравится в троглодитах, так это малое число здоровья. Воткнётся в них остриё, их ещё в спину подтолкнут, и они помирают. Надо копьё выдернуть, но это не сложно — прямо в падении они усыхают и осыпаются на пол пещеры скелетиком.

Удары по мне проходят. Урон не большой, что-то не хорошее на меня вешается, потом само пропадает. Тыкать копьём я приноровился и удары почти не срываются. Вот меченосцы и копейщики у них кончились, и мы бросаемся на стрелков. Стрелки не пытаются сменить оружие, как-то защититься или отбежать. Они просто стреляют из своих мелких арбалетиков, и мы их мгновенно выносим.

— Собрать лут и следите за перегрузом! — Командует Сардарли. После выхода из пещеры мы должны будем всё собранное сдать в клан. Распределение трофеев и награды — в конце дня. Так что никто за трофеи не переживает. Мы отдыхаем, а Галатли суетится с подранками. На меня он внимания не обращает — здоровье у меня зелёное, а дебафы сами спадут.

Пока суть да дело, проверил логи. Мне система засчитала 24 троглодита. На меня вешались: отравление ядом троглодита, парализация троглодита, клаустрофобия, ослабление, усталость, снятие положительных эффектов и похищение маны. Ослабление и парализация дважды, остальные дебафы по одному разу. Яд слабый и три раза из четырёх его действие было скомпенсировано регенерацией. Ещё регенерация уменьшила время действия парализации и клаустофобии — меньше секунды. К дебафам начала вырабатываться сопротивляемость. Неплохо!

В следующий зал я входил в арьергарде вместе с двумя подранками.

— Ты и так больше всех набил, так что отдохни пока. — Прокомментировал это Сардарли.

Так что следующий бой я наблюдал "со стороны". Троглодитов в пещере что-то около сотни. Они громко и невнятно перекрикиваются. Есть в этих криках какой-то смысл, или нет — не ясно. Второй бой для нас сложился хуже, чем первый. По одному из наших прошла клаустрофобия, он сначала замер, постоял несколько секунд, потом ломанулся назад. Повезло, что троглодиты нашим сломавшимся строем воспользоваться не смогли, и наши первую шеренгу восстановили. Я пробежался за пострадавшим, и, когда дебафы с него свалились, помог добраться назад.

— Раз — и не вижу ничего. — Рассказывал потом он. — Что происходит — не понимаю. Очнулся — где все не ясно. Хорошо Ли рядом оказался…

Сардарли нас перестроил. Я снова оказался в первой шеренге как самый здоровый.

— Возвращаемся. — Сообщил наш лидер. — Встретится ещё отряд — повоюем, нет — так выйдем.

Пещера с троглодитами нам попалась. Они снова на нас кинулись и мы их забили. Бой оказался примерно как первый, точно легче второго. Я так понимаю это потому, что лекарь наш на меня не отвлекается — здоровье у меня не падает, самые неприятные дебафы не вешаются. Точнее вешаются, но не надолго. По мне дважды прошло отравление, дважды дезориентация, снятие положительных эффектов, похищение маны и усталость по одному разу. Дезориентацию я пережил легко. На короткий миг всё отключилось. Я просто в копьё своё крепче вцепился. Тут всё и прошло. Тоже регенерация время действия порезала. Так что — мощная штука. Не уникальная, и у многих лучше чем у меня прокачана, просто чтоб поднять её народ чуть не костьми ложится. Оказалось, что уровень взял — я теперь 16.

Вышли из данжа, сдали лут, открывая доступ к инвентарю Сардарли и демонстрируя, что он остаётся пустой. Сардарли, собрав всё набитое куда-то телепортнулся, а мы, усевшись прямо на земле в сторонке, остались его ждать. Кто-то трепался, а я, как и многие другие, начал копьё изучать.

Описание и свойства у копья оказались интересные:

"Троглодиты — подземные жители и КОРОТКОЕ_КОПЬЁ_ТРОГЛОДИТА — их любимое оружие. Не самое мощное, оно развивается и улучшается при использовании."

Основные свойства:

"Игнорирование 50 % защиты. Базовый пробой защиты 40. Базовое повреждение 5. Максимум маны 10. Слабое отравление троглодитов вероятность 18 % (следующий уровень 19 % — прогресс 16 %). Ослепление вероятность 13 % (следующий уровень 14 % прогресс 3 %)."

Текущее состояние:

"Прочность 89 %. Запас маны 1. Для открытия следующего свойства осталось вложить 43 ОМ."

Штрафы:

"При имеющихся навыках и характеристиках штрафы на использование отсутствуют."

На телепортационной площадке появился Сардарли.

— Сейчас ещё народ подтянется и пойдём. — Объявил он.

— Сардарли! Вопрос есть! — Неожиданно для всех высказался я.

— Смотря что за вопрос, Ли, может и отвечу.

— По поводу копья.

— Точно! Хорошо что напомнил! Всем слить ману в накопитель! Что останется — в развитие свойств.

— Это который в копье?

— Да. У кого накопитель не заполнится — сразу мне говорите.

После небольшой паузы Сардарли продолжил.

— Я это уже некоторым говорил, но повторю. Оружие у троглодитов развиваемое. Его прокачать можно и свойства улучшить. Чем больше противников убить, тем лучше свойства. Мана в накопителе — для дебафов. Каждый дебаф ману требует. Прошёл дебаф — 1 ОМ и потратился. Прогресс у них и от использования идёт. За прокачку потом небольшую премию получите. Кто сколько заслужит. Так что не ленитесь!

— А открытие следующего свойства? Что там будет?

— Сами не открывайте. Если 1 ОМ останется — мне скажите. Там выбор можно сделать, так что я лучше сам открою, чтоб не накосячили.

На второй заход нас набралось 15 игроков. Сардарли за главного, лекарь Галатли, бафер ММ17345 и 12 копейщиков. Бафер велел звать его Бафом и только тогда, когда нужно бафнуть. Я начал движение в арьергарде. С бафером проблем было меньше — здоровье у передних просаживалось меньше, никто не слеп и не парализовался. Бафер магичил, как только у кого цифра начинала мигать. Работал как на конвейере.

Во второй пещере я оказался в первом ряду и привычно тыкал копьём в напирающих уродцев. Один раз и ко мне баф прилетел — приятное ощущение. Набил 19. Похоже остальные с бафером тормозят меньше. Мы сменялись от пещеры к пещере. Единственно меня во вторую шеренгу Сардарли не ставил — галифатцы сильно больше и мне из-за их спин врагов совсем не достать. Из пещеры на выход мы пошли когда в инвентаре вещи сильно накопились. В 9 пещерах из 19 я был в первом ряду и счёт побед над троглодитами где-то на 200 увеличил.

Вышли из данжа, сдали трофеи, бафер наш убежал и во время короткого передыха ко мне подошёл Сардарли:

— Бафер говорит, что тебя почти не бафал.

— Ну, возможно.

— А что, отравление, слепота, клаустрофобия, парализация по тебе не проходили?

— Проходили. Но им время действия регенерация режет. Я просто в копьё вцеплялся и пережидал.

— Понятно. А тебе ещё и со второй шеренги помогать удобно. Так-так. Как это ты себе реген надыбал?

— Повезло.

— Буду тебя в первый ряд чаще ставить.

— Принято.

Сардарли отошёл, а я вызвал своего игрового советника.

"Хочу с планом данжа разобраться". — Озадачил я его.

"Купить его карту или самому эту карту построить?"

"Лучше построить."

"Тогда нужно научиться картографии — это в городе в ратуше."

"Хорошо." — Отпустил я советника.

Следующие заходы в данж были на 3–5 пещер. Без бафера здоровье уходило быстрее, так что мы долго не гуляли. Все бои я стоял в первом ряду. Если бойца из переднего ряда глушили, то задние его выдёргивали, сосед на его место смещался, а на его место заступал товарищ из второго ряда. На бойню — две-три минуты, идти получается дольше. Через 7 таких заходов снова пришёл бафер и Сардарли предложил мне передохнуть:

— Мне нужно других подкачать, так что в первый ряд я тебя не планирую и заходить тебе особого смысла нет.

— О! Так я в город прыгну.

— Прыгай. Копьё со щитом сдавай и прыгай. Как пора будет, я тебе минут за 10–15 сообщу.

Дом картографа оказался на центральной площади города. Я заплатил 200 кредитов и получил возможность открывать карту. Там ничего сложного, но мана на составление карты тратится. Картограф мне сообщил, что ещё не открытые сведения я могу обнародовать и тем самым себе что-нибудь заработать. Вернулся домой, пополнил запас маны в браслете для телепорта, нацепил накопитель. Прогулялся по дороге от города сначала до ковбойского посёлка, а потом и до данжа. Полюбовался на начавшую заполняться карту единственной открытой провинции.

Отряд выбрался из данжа в полном составе. Бафер опять убежал, бойцы выгрузили трофеи, пятеро, сдав снарягу, отправились вслед за бафером. Вместо них подтянулось четыре других соклана. Знаю из них только Ура, мы с ним на буйволов охотились. Опять составили отряд и отправились на короткий забег. В конце третьего забега, когда мы уже шли на выход и влезли в шестую пещеру, один из передней шеренги погиб. Понятно, что без бафера здоровье проседает сильнее и этот бой мы начинали с красным арьергардом и жёлто-оранжевой второй шеренгой. Первая шеренга зелёной была формально — после первого столкновения они все сразу пожелтели. Бой складывался неудачно. Моего соседа парализовало, его утащили назад, и на какое-то время в первой шеренге нас осталось трое. Потом бойца в центре грохнули, нам пришлось отступить пару шагов, чтобы перегруппироваться. В центр первой шеренги сместился я, принимая удвоенный напор. Сардарли, прикрывая меня, пришлось не только командовать, но и копьём поорудовать. Строй мы восстановили, троглодиты со щитами наконец-то кончились, мы вырвались к стрелкам и бой сделали.

Проблема выяснилась уже на выходе из данжа. Погибший боец Аджмали Великолепный нас там и встретил. Когда сдали добычу, выяснилось, что копьё его пропало. Сардарли вышел из себя и начал ругаться.

— Да мне руку отрубили! Вот! Гляди в лог! Вот копьё у меня и выпало. Щит я сдал. Когда руку отрубают, оружие из той руки всегда выпадает! — Вопил Аджмали.

Мы сдали свои копья, Сардарли сверил их со списком, выяснил, что нет именно того, что было у Аджмали. Мы открыли ему доступ в свой инвентарь и он нас всех проверил. Копьё не нашлось. Сардарли прошерстил лут, благо используя сортировку это не сложно.

— Ну куда! Куда оно могло деться? Что? Испарилось?! Забыть же мы его не могли! Или какой придурок его в сторону отбросил?

Тягостное молчание было ему ответом.

— Что молчите?

— Сардарли! — Высказался я, подумав.

— Что тебе?

— У тебя в инвентаре этого копья точно нет?

— Показать? — спросил меня с вызовом Сардарли. Но в инвентарь закопался.

— Нет. Если не у тебя, тогда оно у Аджмали.

— Так он его выронил! Это в логах написано!

— В логах не написано, что он ЕГО выронил. Там написано что он КОРОТКОЕ_КОПЬЁ_ТРОГЛОДИТА выронил.

— И что?

— Он перед смертью мог прокачанное копьё в инвентарь закинуть и оттуда простое вытащить. В логах это не отмечается.

— Так, — подхватил Сардарли, внимательно вглядываясь в Аджмали, — копьё быстро по дороге в свои вещи пристроил и сюда. Так?!

Аджмали вышел из клана и, ругаясь, что мы такие-этакие на него наговариваем, быстро отправился в посёлок. А у меня выросла мудрость.

— Ладно. Закончим на сегодня. Завтра генеральная репетиция. Кто послезавтра не сможет, лучше сразу сообщайте. Не опаздывать! — Распустил нас Сардарли.

Без оружия прогуливаться как-то не комильфо, так что прыгнул в город, вооружился средним арбалетом, клинками и пошёл на прогулку. Закартографировал начало лягушачье-змеиного болота. Соколы тренировались, и я их начал обходить по дуге.

— Что шарахаешься? — Окликнул меня паладин Зурейдли.

— Мешать не хочу. Ребята от яда страдают, в красной зоне сидят, вы присматриваете, чтоб не обидел их кто. А здесь я такой весь с оружием. Что я вас всех нервировать то буду?

— А где ты здесь кого без оружия видел?

— А вот тут ты прав.

— Да я всегда прав!

— Чем занимаешься?

— Да… Картографию сегодня приобрёл. Вот брожу. Картографирую. С народом общаюсь.

— Зашёл бы к нам в клан, мы тебе карты какие хочешь на выбор дадим. Или ты мудрость качаешь?

— Ага.

— Ну, качай, качай. А я думал ты здесь на охоту.

— Не. Так на лягушек не поохотишься. Гляди!

Я развернулся спиной к отравленным, поднял арбалет.

— Вон та! — Показал я рукой на одну из лягушек.

Выстрелил. что и требовалось доказать. Вот когда в зайца из СКСа попадаешь, от него одни уши остаются. А у лягушки ушей нет, так что и ушей от неё не осталось. Я опустил арбалет. Зурейдли усмехнулся:

— Действительно, так здесь не поохотишься.

Мы кивнули друг-другу на прощание и я побрёл дальше. За час до конца локации я не дошёл, решил, что хватит прогуливаться, пора отдыхать. Прыгнул в город и вышел из игры.


3.18. Поход в данж.


На генеральную репетицию Сардарли собрал нас в том же составе, что запланирован у него в данж на завтра.

— Сегодня мы пойдём в данж на шесть часов. Поэтому я заказал специальную данжевую тележку или пространственный карман. Стоит она не дёшево, но потренироваться будет полезно. Подходите к ней, прикладываете руку и командуете, что это место складирования лута. Теперь лут будет отправляться в неё. Взять из неё вы ничего не сможете, только положить.

Остальные как-то менялись, а моё место было в передней шеренге.

— Старайтесь не подставляться! — Командовал Сардарли. — Маги у нас начинающие, маны у них не много, восстанавливается она не быстро. Так что тренируемся. Не спешим, но и не медлим!

С коридором мы справлялись нормально. Затем начались залы, где приходилось воевать одной линией. Сзади оставался Сардарли с лекарем и бафером. Разумеется лекарь лечил, бафер бафал, а Сардарли за всеми нами приглядывал и помогал ударами из-за плеча.

— Не давайте зажимать копья. А если зажали, активнее действуйте щитом! — Покрикивал он.

— Сардарли! Здесь лучше клинок подойдёт. Его точно не зажмут. — Прокомментировал я.

— Ладно. Завтра клинок попробуешь. Всё равно прокачанные копья на базе оставлять.

Так и прошёл день-конвейер. Зашли, забили, передохнули, в накопители копий ману долили и вперёд. За шесть часов мы прошли 51 пещеру. Мой счёт троглодитов дошёл до 1524. Так как за один заход я убил больше тысячи троглодитов, то я получил абилку "Страх Троглодитов". И так как счётчик превысил 1500, то рядом со мной 5 % троглодитов испытывают этот самый страх — у них на 1 уменьшается один из параметров и после гибели один из предметов экипировки выпадает гарантировано. Следующий уровень 6 % достигну, когда счётчик дойдёт до 2100.

Спросил у своего помощника, про следующие уровни.

"Для 7 % нужно набрать 2800, для 8 % — 3600, для 9 % — 4500 и так далее."

"То есть для 10 % нужно 5500?"

"Да. А дальше сможешь?"

"Для 11 % 6600?"

"Да. Как определил?"

"На арифметическую прогрессию похоже."

"Не плохо, не плохо." — Резюмировал помощник и немного повысил мне прогресс в мудрости.

"А дальше что будет, когда 100 % страха. Всё?"

"Нет. Потом СТРАХ в СИЛЬНЫЙ_СТРАХ переходить будет."

Прикольно!

Иммунитета к троглодитовому яду и другим бякам пока не получил. Но по яду и парализации — осталось чуть-чуть.

* * *

Для похода в данж из кланового хранилища нам выдают по комплекту бойца. Так что прыгнул я к данжу в стартовом не снимаемом наборе одёжки, с кольцами, кулоном-накопителем, двумя браслетами и тяжёлым арбалетом. Прибыл минут на десять раньше, и попал в очередь к таким же клоунам в сандалетах. По указанию Сардарли мы все снизили скрытность на 2 пункта, повысив защиту до 8. Итого защита 40. Получили щиты и троглодитовы копья. Но не те, что качали, а самые простейшие с единственной возможностью "Слабое отравление троглодитов с вероятностью 10 % (следующий уровень 11 % — прогресс 0 %)".

— Ли! Ты какой клинок хотел? Троглодитский?

— Троглодитский. Посмотреть можно?

— На. Посмотри.

Я взял его в руки и посмотрел свойства:

"Троглодиты — подземные жители и МЕЧ_ТРОГЛОДИТА — их уважаемое оружие. Не самое мощное, оно развивается и улучшается при использовании."

Основные свойства:

"Игнорирование 50 % защиты. Базовый пробой защиты 50. Базовое повреждение 3. Максимум маны 10. СЛАБОЕ_ОТРАВЛЕНИЕ_ТРОГЛОДИТОВ с вероятность 10 % (следующий уровень 11 % — прогресс 0 %)."

Текущее состояние:

"Прочность 99 %. Запас маны 10. Для открытия следующего свойства осталось вложить 50 ОМ."

Штрафы:

"При имеющихся навыках и характеристиках штрафы на использование отсутствуют."

Прикинул, сделал несколько движений — всё удобно, ничего не мешает. По длине — как короткий в моей паре, только тоньше и легче.

— Возьму?

— Возьми.

— Совсем?

— Хочешь, совсем. Из доли вычту.

— Идёт.

Я убрал его вместе с арбалетом в инвентарь. Затем подумал, подправил в шлеме свойства, добавив 1 в использование маны. Убедился, что у меня как раз хватает и, снова вытащив меч и вложив все свои 50 ОМ, открыл в нём дополнительное свойство и получил окно выбора:

"Замедление" — ДА, НЕТ, ПОЗЖЕ;

"Похищение маны" — ДА, НЕТ, ПОЗЖЕ;

"Привязка" — ДА, НЕТ, ПОЗЖЕ.

Ну, что. Все пункты, вроде, интересные.

Вроде не сложно догадаться, но всё же вызвал справочную систему. Мой помощник мне подтвердил, что пункт ДА можно выбрать только в одном случае, пункт НЕТ означает полный отказ от этой возможности, а пункт ПОЗЖЕ означает, что пункт интересен, и его следует предложить повторно при одном из следующих выборов. Замедление уменьшает скорость движения и реакции противника, похищение маны на этом уровне забирает 1 ОМ у противника (если он есть) и вкладывает его в накопитель (если он не полон) или развеивает в пространстве, привязка при смерти помещает предмет в инвентарь и уменьшает вероятность его выпадения и кражи. Взять или использовать снаряжение, привязанное к другому игроку в его присутствии не возможно. Использование предмета, привязанного к другому игроку возможно, но вероятность его выпадения при смерти увеличивается. Предмет можно перепривязать, развивая его обычным образом, при этом привязка к другому считается отрицательным числом.

Разобрался с "обычными правилами развития предмета". Каждое использование, например, замедления даёт один пункт развития. Смерть противника засчитывается как несколько пунктов. Для троглодитов число пунктов равно их уровню. Для каждого следующего шага нужно всё больше пунктов развития. Смерть противника всегда засчитывается в свойство минимального уровня. Так, если у меня будут открыты пункты "Похищение маны 1" и "Замедление 2", то замедление будет качаться только его использованием, а похищение маны и использованием и убийствами. Ещё разобрался, что ежели все открытые свойства прокачались до второго уровня, то автоматически откроется какое-то свойство первого уровня из ещё не открытых и допустимых.

Вот по этому, наверное, Сардарли и хотел открыть новые свойства заранее. Наверно, есть какие-то пункты, которые он считает неудачными. Вот и страхуется. Решил выбрать пункт "Похищение маны". В массовых боях он может оказаться важен — там ведь не будет времени возиться с накопителем. И что-то просто не сработает из-за отсутствия маны. Замедление и привязка отметил "позже".

Итак, под строчкой про отравление троглодитов появилось:

"ПОХИЩЕНИЕ_МАНЫ с вероятностью 0 % (следующий уровень 1 % — прогресс 0 %)."

И в конце:

"Для открытия следующего свойства осталось вложить 100 ОМ."

Ладно. Нормально. Так и оставив шлем с ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ_МАНЫ +1 двинулся за всеми на вход. На входе Сардарли выстроил нас, посмотрел на меня с мечом и щитом, и высказался:

— Будешь хуже воевать — сменишь на копьё.

— Конечно. — Ответил ему я.

Мы прошли в первый зальчик из которого ведут три прохода.

— Центральный проход — самый трудный. Враги там самые сильные, а битвы — тяжёлые, так что он самый сложный. Проход налево — самый легкий, битв здесь не меньше, но битвы не большие. Проход направо — средний. Сейчас время терять не будем, потом на привале расскажу. Я выбираю самый лёгкий путь. Все согласны?

— Да! — Откликнулись мы.

Пока мы маршировали по левому проходу, я думал, что мы ещё слабы и неопытны для более сложных ходов. Долго размышлять мне не пришлось — пара минут и мы на месте. Отвоевал нормально. На начальном этапе, когда троглодиты толкаются и напирают, так даже удобнее. Потом возникает момент, когда их остаётся не много, троглодит копьём меня достаёт, а я его мечом — нет. Но это означает, что против нас осталось 5–6 противников со щитами из исходных 60–70. что уже пора бежать и кромсать оставшихся стрелков. Как раз в это время нам пора реализовывать появившееся численное преимущество.

Во время короткого отдыха, пока народ пережидал оставшиеся дебафы и подлечивался, проверил логи.

Прибил 24 штуки и дважды сработало отравление (хотя и заблокированное иммунитетом). Сложил уровни убитых и добавил 2. Итого 218 пунктов развития.

В свойствах меча:

"СЛАБОЕ_ОТРАВЛЕНИЕ_ТРОГЛОДИТОВ с вероятность 11 % (следующий уровень 12 % — прогресс 0 %)."

"ПОХИЩЕНИЕ_МАНЫ с вероятностью 4 % (следующий уровень 5 % — прогресс 16 %)."

Да. Начальные проценты быстро набегают. Накопитель в мече — 8 ОМ.

Подумал, что беречь ману для накопителя сейчас не слишком важно. За это время у меня набралось 2 ОМ и я их запихнул в открытие свойства. После ещё четырёх боёв у меня появился иммунитет к слабому отравлению троглодитов и сопротивляемость ядам выросла до 4 %. Десятый бой оказался с ловушкой. Часть троглодитов навалилась на нас с фронта, другая полезла из щелей в стенах сзади, и Сардарли нас перестроил. Теперь, когда некому было меня подстраховать сзади, меч оказался для меня гораздо более удобным. После боя в зелёной зоне остались только я и Сардарли. Впрочем красных и оранжевых не было.

Меч снова подрос:

"СЛАБОЕ_ОТРАВЛЕНИЕ_ТРОГЛОДИТОВ с вероятность 17 % (следующий уровень 18 % — прогресс 56 %)."

"ПОХИЩЕНИЕ_МАНЫ с вероятностью 14 % (следующий уровень 15 % — прогресс 20 %)."

"Для открытия следующего свойства осталось вложить 80 ОМ."

А ведь в кулоне у меня сейчас 120 ОМ. И он неплохо ману восстанавливает. Решил не тянуть и потратиться. Перекачал ману в меч и получил табличку выбора:

"Ослабление" — ДА, НЕТ, ПОЗЖЕ;

"Клаустрофобия" — ДА, НЕТ, ПОЗЖЕ.

"Снятие положительных эффектов" — ДА, НЕТ, ПОЗЖЕ.

Клаустрофобия — сразу в мусорку. Хотя нет, отложить на позже. Ослабление — не плохо, и снятие положительных эффектов — тоже не плохо. Если против мобов воевать, то положительных эффектов у них, обычно, нет. Эх. Была бы парализация, сразу бы взял.

"Эй! Советник! Что будет если сейчас на все пункты сказать ПОЗЖЕ?"

"Предложит два предыдущих варианта."

"Не три?"

"Ты точно хочешь услышать ответ или сам попробуешь?"

Итак. Что же выбрать? Ослабление? Замедление? Привязку? Снятие положительных эффектов? Замедление всё же не актуально. Что мне от него — бегать что-ли? Хотя он ведь и двигаться должен медленнее. Привязку? Если я его вдруг продать захочу, привязка в минус пойдёт. А я соберусь его продавать? Снятие положительных эффектов для пекашеров нужно. А я собираюсь быть пекашером? А если мне выбора не оставят? Это там, в яслях я всех разогнал…

"Сам попробую." — Ответил я и отметил все три пункта — "ПОЗЖЕ". Окно выбора сменилось:

"Замедление" — ДА, НЕТ, ПОЗЖЕ;

"Привязка" — ДА, НЕТ, ПОЗЖЕ.

СЛУЧАЙНОЕ — ДА.

Ладно — выбрал ПРИВЯЗКУ. Авось пригодится.

— Первый этап прошли. — Объявил нам наш лидер. — Хорошо прошли, в темпе. Мы в зале, где сошлись пути и у нас снова такая же развилка. Второй этап на нашем пути почти такой же, как первый. Троглодиты будут уровнем повыше: не 8-10, как было, а 9-11. Прирост характеристик у них не большой. На третьем этапе будут 10–12 и на четвёртом 11–14. Ну и численность отрядов всё время около сотни. До финального босса мы точно дойдём.

— А на других путях? — Спросил кто-то. Даже странно, что не я.

— На правом коридор шириной не на четверых, а на пятерых, в центральном — на шестерых. Отряды там по 120–150 и 160–200 особей. Ну и уровни повыше. Туда хорошо с иммунитетом или регенерацией заходить. Уровень поднять, доспехи и оружие получше. Тогда и там можно пройти. Вот подрастём все к тридцатому уровню ближе, в правый коридор пойдём.

— А зачем? Здесь же проще.

— Проще, но и награда попроще…

— А развилка для тех кто силы не рассчитает?

— Правильно мыслишь. Ну что, все отдохнули?

На следующих этапах всё так и прошло. На втором этапе взял 17 уровень, удостоился иммунитета к парализации троглодитов и 4 % сопротивлению парализации в целом. Перед финальным боссом заработал половину 18-го уровня и сопротивление дебафам общего типа вроде ослепления, клаустрофобии, замедления и ослабления добралось до 10–12 %. Если я правильно понимаю, к краже маны и снятию положительных эффектов иммунитета нет.

Для привязки меча на 1 % потребовалось 10 пунктов развития, то есть фактически оказалось достаточно убить одного троглодита. Сейчас он у меня на 19 % и до 20 % нужно 200, то есть 20 троглодитов — один обычный бой. А всего на привязку до 100 % — порядка пяти тысяч. Вроде число солидное. Хотя ведь у меня там ещё два свойства. Так что похоже не пять тысяч, а все пятнадцать укокошить нужно.

ПОХИЩЕНИЕ_МАНЫ с наполнением накопителя в мече справляется всё лучше. Так что во время передыхов между битвами сливал накопившиеся 2–3 ОМ в меч — добивал до 9 пунктов накопитель, а остальное в открытие свойств.

* * *

В финале нас ждал большой подземный зал. В зале тусовались троглодиты 15 уровня. Центр зала занимало какое-то большое яйцо. Мы остановились перед яркой чертой. Шныряющие по залу не обращали на нас внимания.

— Сейчас мы должны зайти в зал. — Начал просвещать нас Сардарли. — Потом входы будут перекрыты — вот прямо по этой цветной линии. Кто за линию не зайдёт — к боссу попасть не сможет. Кто на линии остановится — того раздавит. Как черту первый переступит, так вскоре и перекроет. Сразу как бой начнётся. Наша цель — вон то яйцо в центре. Оно не двигается, опасно, только если близко подойти. Здоровья у него — мама не горюй! Ещё оно время от времени орёт, и из стен на зов ещё троглодиты подваливают. Так что заходим, строимся, бьём защитников, и начинаем яйцо расстреливать. Яд, парализация, слабость — не действуют, огонь вроде не плох, разрывные — отлично. Сейчас заходим и строимся полукругом. Со мной в центре лекарь, бафер и ещё один копейщик — будем сзади подстраховывать. Так, кто со мной? ПОБЕДОНОСНЫЙ? Годится. Строимся.

Я пристроился на левый фланг. Мне это место больше всего нравится. Слева будет стенка. Противника, что передо мной, я щитом заблокирую. А клинком ударю того, что справа — перед моим соседом. Как он лапу свою страшённую задерёт, соседа моего достать пытаясь, сразу подмышку его. А Ур прилично поднялся, 21 уровень уже. Не даром его Сардарли к себе в центр взял.

Мы зашли, построились и тихо ждали. Проходы закрылись рухнувшими плитами. Мы сделали шаг назад — теперь нас не обойдёшь. Вопящие троглодиты стекаются к нам со всех сторон. Ко мне притиснуло стрелка. Из арбалета ему выстрелить в тесноте не удаётся и он размахивает кинжальчиком. Он не хотел ко мне вплотную, но задние мнение его не спросили.

"На тебе, дорогой! И ещё раз! И два! И три! Вот и молодец! Все бы так помирали!"

Халява кончилась. Пять с половиной минут мы рубились с толпой щитоносцев. Оказывается у этих отравление не слабое, а обычное. Оно должно отнимать по две единицы здоровья, но из-за моего иммунитета отнимает по одному. Затем начали гонять стрелков. Один нехороший троглодит устроился рядом с яйцом. Сунулся к нему. Ого! ЛЕГЕНДАРНОЕ_ОТРАВЛЕНИЕ_ТРОГЛОДИТОВ снимает по 7 единиц здоровья зараз. И это ещё на одну единицу меньше за счёт моего иммунитета. Отбежал к стенке, вытащил арбалет. Пристрелил бяку нехорошую. Моя регенерация с отравлением справилась, но 70 очков здоровья — как корова языком слизнула. Я и так подранком был, так что сразу в оранжевую зону попал.

— Близко к яйцу не подходить. — Кричит Сардарли. — Стреляйте в яйцо!

Лекарь и бафер работают не покладая рук. Сардарли нас расставил. В стенах — четыре щели — галифатец вполне пройдёт. Около каждой по два копейщика. Напарником у меня Акрамли Амиргар 19 уровня. Я не сильно от него отстаю у меня 17 с половиной. Нас, и ещё одну пару подстраховывает Ур. Две других пары — сам Сардарли.

Маги отработали, успокоились и копят ману. Мы продолжаем стрелять в яйцо. Его здоровье медленно ползёт вниз. Идиллия длилась не долго — яйцо выдало трубный глас. У меня аж всё внутри завибрировало и в ушах зазвенело:

"ЛЕГЕНДАРНОЕ_ОГЛУШЕНИЕ_ТРОГЛОДИТОВ" — параметры снижены.

"Действие оглушения компенсируется регенерацией."

Бафер подорвался и побежал по кругу разбрасывая бафы.

"Действие оглушения компенсируется регенерацией."

"Действие оглушения компенсируется регенерацией."

"Действие оглушения регенерацией скомпенсировано. Параметры восстановлены."

Над Акрамли висит фиолетовая цифра 1. Подбежал бафер, бросил на нас не глядя МИЛОСТЬ_БОГОВ и понёсся дальше. Здесь-то троглодиты и попёрли. Я успел сделать шаг внутрь щели. Акрамли в щель не лезет — стоит сзади. Троглодиты не столько даже пытаются меня убить, сколько вытолкать. Я орудую мечом, Акрамли из-за спины помогает мне копьём, и нападающие в очередь один за другим рассыпаются костями.

Тридцать штук, я посчитал. Наша пара справилась первой.

— Кто с троглодитами справился — стреляйте в яйцо! — Кричит на весь зал Сардарли.

— Все бы так! — Кричит, подбегая, Галатли. — Тебя и лечить не нужно! — Заканчивает он убегая к следующей паре.

Самого пораненного Сардарли выставляет вместо Ура на страховку, меняет местами в оставшихся парах бойцов.

— О! А вы так и стойте! — Кричит он мне с Акрамли.

Мы снова стреляем в яйцо. Потом оно орёт. Нас снова глушит, бафер благословляет и троглодиты прут.

Тридцать одна штука. В конце оказался стрелок, и я, оставив Акрамли упражняться с арбалетом, влез в щель и стрелка заколол. Облутал скелеты, и кости пропали, оставив чистый пол. Пора и мне к боссу.

Вторая волна далась нам хуже первой. Один в красной зоне — похоже что-то неприятное на него повесилось.

Волна шла за волной. В каждой следующей на троглодита больше. Было видно, что здоровье у яйца сначала пожелтело, потом стало оранжевым. В следующую волну в одной из пар боец погиб.

— Только не погибайте! — орёт Сардарли. — Немного осталось!

Теперь он бегает на подхвате один. Через две волны погиб ещё один боец. И Сардарли напарника моего у меня забрал.

— Один постоишь?

— В самом начале когда они прут сильно, боюсь, как бы не вытолкали меня!

— Тогда в начале я с тобой буду, а как напор спадёт, к другим побегу.

Здоровье у босса покраснело.

— Держим! Немного осталось! Мы сможем! — Пытается нас подбодрить Сардарли.

Три атаки мы выдержали нормально. Мне казалось что вот-вот ещё чуть-чуть. Но следующая атака оказалась для нас последней. Уровень троглодитов поднялся до 17-го. В общем-то для меня это не проблема — такие же дурные. Ну ударить нужно не два-три раза, а четыре-пять. Ничего же страшного! Щитоносцев мы с Сардарли как раз вынесли. В этот момент в проходе слева погиб боец, и троглодиты начали выдавливать оставшегося в зал.

— Здесь сам разберись! — Завопил убегая Сардарли.

— Ладно, разберусь! — пробормотал я и полез вглубь кромсать стрелков.

Добил последнего стрелка, собрал трофеи и отправился в зал. Когда я выбрался, наших начали добивать. Одну щель уже никто не защищал. Пять троглодитов-щитоносцев теснили Сардарли. И из прохода начали выбегать стрелки. Они поделились пополам. Восемь бросилось в мою сторону, и восемь в спину к следующей паре. Далеко от проходя я отходить не стал. Арбалет с бронебойными прекрасно со стрелками справляется — один-два выстрела, ну три в конце концов, и готов ещё один труп. У троглодитов арбалеты мелкие — стреляют слабо. Доспех пробивают, но урон максимум единичка. Яд у них конечно, но на меня действует слабо. Так что перестрелку я у них выиграл.

Вторая партия стрелков цели добилась. Заднего они на себя отвлекли. В это время его напарника тоже убили и из второго входа выбралось три щитоносца со стрелками. Часть бросилась к Сардарли. Остальные к последнему проходу. Я попытался Сардарли помочь, стреляя в его противников, но его прибили. Пара у последнего прохода в это время тоже слилась. Я остался последним и мне система делегировала руководство отрядом. Помереть командиром?

Здесь я принял спорное решение. Я решил попробовать от троглодитов убежать и побежал в щель. Узкий проход вывел меня в пещеру с кругом посередине. Круг и круг, пробежал я по нему, ничего особенного. В противоположной стороне пещеры был точно такой же проход. Лаз немного попетлял, сузился, так что я еле протиснулся, и закончился площадкой у провала. Наверху маленьким носовым платком синело небо. Стенка слишком гладкая, чтоб я попытался по ней залезть. Я активировал телепорт. Появилось сообщение:

"Телепорт прервёт выполнение миссии."

"Да!"

"Телепорт не возможен. Причина: бой. Убейте врагов или убегите от них."

Может прыгнуть в провал? Времени на раздумья у меня нет. Совсем нет. В узкую щель начал просочиться троглодит. Такой возможности я ему не дал. Сменив арбалет на клинок со щитом я встретил его в неудобном для него месте. Уровни вылезающих троглодитов были разные. То 9-ый, то 16-ый, то копейщик, то меченосец, то стрелок. Маленький уровень — три-четыре секунды, высокий — семь-восемь. В остальном конвейер, обычный конвейер. Вскоре я тупо не видел ничего, кроме вылезающего очередника. Я двигался и бил через немогу. Мне хотелось чтобы троглодиты кончились, или чтоб я наконец умер, просто чтобы всё кончилось. Но ничего не кончалось. Вопли идущих на смерть и звонки собранного лута сплелись в непрекращающуюся мелодию.

Не пойми через сколько времени всё пропало. У меня перед глазами появилось сообщение:

"Превышено максимально допустимое время нахождения в игре. Вы перенесены в безопасное место: ВАША_КОМНАТА. Выход."

* * *

Капсула сама открылась. Я с трудом открыл глаза. Сел. Голова кружилась. Во рту было сухо. Я с трудом сглотнул. Подъехала "бешеная табуретка" — самобеглое кресло.

"Куда?" — Обратился ко мне искин.

"Домой."

Что значит "домой" искин уточнять не стал.

Дома я заказал пожрать в соседнем ресторане одно из стандартных блюд. Дроид-доставщик был у меня под дверью через 45 секунд. Жевать было больно. Мясо было мягким, но казалось шершавым и прямо драло язык и дёсны. Съесть я его не смог и заказал там же суп-пюре. Через очередные 45 секунд дроид опять был у меня под дверьми.

"Это выкинуть." — Дал я ему команду на предыдущую порцию.

Глотать суп пюре тоже было неприятно, но терпимо. Когда я его доедал, получил запрос от повара по поводу качества блюда.

"Не сейчас. Потом." — Автоматически ответил я и, получив заверения "что нам важно Ваше мнение", дополз до кровати, кое-как стащил комбез и отрубился.

Просыпаться мне не хотелось. Но хотелось пить, в туалет и поесть. Выпил чего-то из пищавтомата, мысленно поблагодарив всех богов за то, что он у меня есть, настроен и работает. Облегчившись, подумал, заказать в ресторане или ну его. Решил, что с рестораном сейчас объясняться обломно, взял в автомате своё стандартное блюдо. Сил убраться после еды у меня не нашлось, и я просто сбросил мусор на пол — есть же у меня дроид уборщик в конце-концов.

Потом я спал, спал и спал. Наконец проснувшись, сидел на своём матрасе и пытался в себе разобраться — что это было. За кофе и свежими булочками более-менее восстановил хронологию. После возвращения домой сначала я проспал 10 часов, потом после перекуса ещё 15. Решил, что переутомление в игре наложилось на мою традиционную болезнь. А может мне мою болезнь игровая капсула компенсировала? Оделся в рабочий комбез и отправился работать на городскую полицию. Пока работал, более-менее пришёл в норму. Вернувшись домой подумал, что нужно бы добраться до комплекса Древних, а потом решил проведать своего героя, и одел вместо скафандра повседневный комбинезон.

Искин игрового центра в вирт-капсулу меня не пустил, а отправил на медицинское обследование к врачу прямо здесь же в игровом центре. Меня обследовали в медкапсуле, врач мне устроил выговор о необходимости соблюдения распорядка дня. Я сообщил ему, что распорядок соблюдаю, а в игре застрял, потому что выйти не мог. Врач эти мои слова к сведению принял, признал здоровым и к игре допустил.

* * *

Традиционно в игре я появился в своей комнате. И первым делом обнаружил, что из клана я исключён. Проверил список вещей на складе и… [очень-очень удивился]. Всё набитое в походе данж-тележка сгрузила ко мне. Точнее не всё: у меня висел запрос, что сделать с трофеями полученными Сардарли. Что-что — ему и отправить. Визуально вещи никак не отображается, но в списке какое-то неимоверное количество трофеев: троглодитских копий — 2131, мечей — 2056, кинжалов — 1425, арбалетов — 1539, щитов — 3217, шлемов — 2974, наручей — 1297, поножей — 1163 и кирас — 1093. Счётчик убитых троглодитов у меня достиг 18788 и я теперь "Страх Троглодитов"-18 % с неплохим заделом на будущие 19 %.

С мечами и копьями я знаком. Начал просматривать оставшееся.

"Троглодиты — подземные жители и КИНЖАЛ_ТРОГЛОДИТА — важное для них личное оружие. Не самое мощное, оно развивается и улучшается при использовании."

Основные свойства:

"Игнорирование 50 % защиты. Базовый пробой защиты 35. Базовое повреждение 1. Максимум маны 10. СЛАБОЕ_ОТРАВЛЕНИЕ_ТРОГЛОДИТОВ с вероятность 10 % (следующий уровень 11 % — прогресс 0 %)."

Текущее состояние:

"Прочность 99 %. Запас маны 10. Для открытия следующего свойства осталось вложить 50 ОМ."

Штрафы:

"При имеющихся навыках и характеристиках штрафы на использование отсутствуют."

Было похожее описание и про арбалет. Он тоже развиваемый. От обычного малого арбалета отличается игнорированием 50 % защиты и СЛАБЫМ_ОТРАВЛЕНИЕМ_ТРОГЛОДИТОВ. То есть заряжаешь обычные выстрелы, а они становятся отравляющими. Все четыре части их доспехов для людей не подходят. У них у всех выделено свойство "Скользкие: не застревают в узких ходах, и, если удар нанесён под углом, то он доспех не пробивает, а соскальзывает". Щит люди использовать могут, у него тоже есть свойство "скользкий" и ещё отмечается, "не известно, является ли для щита это свойство достоинством".

Со мной связался администратор:

"Врач игрового центра нам сообщил, что Вы застряли в игре и не могли из неё выйти. Это верно?"

"Да…"

Всю нашу беседу записывать нет смысла. Он мне подсказал, что в одной подменюшке подменю "игровое" пункта меню "настройки" есть возможность послать аварийный сигнал дежурному администратору. Согласился со мной, что оно очень неудобно расположено, согласился, что блокирование телепорта на такой срок не слишком разумно, и, наконец, согласился что произошедшее — это БАГ.

После беседы от администрации мне пришло письмо:

"Администрация ИГРЫ приносит свои извинения за доставленные неудобства (блокирование в данже с невозможностью его покинуть) и благодарит за помощь в выявлении бага системы. В качестве компенсации — небольшой подарок стоимостью 10000 (десять тысяч) игровых кредитов."

В качестве подарка мне пришла коробочка с названием "Развитие Предметов". В её описании было, что в ней содержится 1000 пунктов развития и дополнительная возможность получить пункты развития, затратив опыт. Я проверил, в игровом магазине такие действительно продаются и именно по такой цене. Только вот у моей была приписка "не может быть продана, подарена или украдена". Я решил, что это очень интересная возможность улучшить мой троглодитов меч.

Проверил меч. Осталось 55 % прочности.

"ПРИВЯЗКА" 100 %.

"СЛАБОЕ_ОТРАВЛЕНИЕ_ТРОГЛОДИТОВ с вероятность 100 %,

ОТРАВЛЕНИЕ_ТРОГЛОДИТОВ с вероятностью 7 % (следующий уровень 8 % — прогресс 16 %)."

"ПОХИЩЕНИЕ_МАНЫ с вероятностью 100 %,

ПОХИЩЕНИЕ_МАНЫ_2 с вероятностью 7 % (следующий уровень 8 % — прогресс 54 %)."

"СНЯТИЕ_ПОЛОЖИТЕЛЬНЫХ_ЭФФЕКТОВ с вероятностью 100 %,

КРАЖА_ПОЛОЖИТЕЛЬНЫХ_ЭФФЕКТОВ с вероятностью 1 % (следующий уровень 2 % — прогресс 56 %)."

"ОСЛАБЛЕНИЕ с вероятностью 79 % (следующий уровень 80 % — прогресс 5 %)."

Ничего себе! Хотя прикинем, я в этом безумном марафоне победил больше 16 тысяч троглодитов. Это не меньше 200 тысяч пунктов развития. Кстати и пунктов опыта столько же. Так что мой 26 уровень — это не плохо. Прценты нарастают как арифметическая прогрессия с разностью 10 пунктов. Значит для полной прокачки одного свойства 1-го уровня потребуется 50500 пунктов всего. Надо ещё вероятностное срабатывание учесть. Так что да. Повезло, что хорошие свойства выпали. Интересно, что я их уже отмечал "ПОЗЖЕ". Если бы выпало что-нибудь новенькое, было бы понятно, что выбор случайный среди большого списка. А так есть вероятность, что отмеченные "ПОЗЖЕ" в этом списке идут в начале.

Меч нужно чинить! Доспехи бойца тоже нужно чинить!

Но сначала разберу почту — подмигивает она мне 12 сообщениями. Все сообщения от Сардарли. Сначала он распоряжается срочно прибыть к данжу. Затем раздражённо удивляется, почему я не выполнил его распоряжения. Затем ругается, что я ему не отвечаю. Затем требует, чтобы я срочно проявился или он меня исключит из клана. Затем сообщает, что из клана я исключён и моя доля трофеев конфискуется в виде штрафа. После долгого перерыва интересуется в игре ли я и не хочу ли объясниться.

Объясниться действительно нужно. Но позже. Три дня уже прошло. Так что можно не спешить. И свои трофеи я в клан теперь не отдам. Нечего было меня выгонять! Кстати, а сколько трофеи стоят-то?

Доспехи, щиты и кинжалы — пучок на один кредит. Видимо по цене лома. Копья, мечи и арбалеты — максимум по цене начальных в игровом магазине, обычно дешевле. Так что не так уж и много я натрофеил.

Ладно, вещи починятся позже. Я ведь не надолго. Мне ещё в комплекс Древних лететь.

Вызвал я игрового помощника и стал выпытывать у него статистику. Меч мой, если по очкам развития судить, в ТОП первый миллион не вошёл ни вообще, ни среди троглодитовых мечей. Значит качают игроки. Поверил ТОП раскачки для троглодитовых копий и арбалетов. Там в конце топа на миллионной позиции тоже миллионы пунктов вложены. А вот с кинжалами ситуация в ТОП интересная. Список "больше миллиона" совсем не длинный. И информация какие свойства у этих топовых кинжалов скрыта. Для мечей, копий и арбалетов — когда-как, много открытых. Помощник мне подсказал, что в меню активированной привязки можно указать предоставлять информацию или скрывать. Например, в статистике можно сообщать имя владельца всем желающим, сообщать все свойства и процент их открытия или только некоторые.

Что-то мне это стало интересно. Мою долгую битву я могу по простому от всех скрыть. Закинуть опыт в очки развития предмета. Это мне 4 свойства на 100 % даст. Вполне очевидное решение — раскачать клинок. Плюс ещё четыре свойства. Минус такой раскачки — на них мана нужна. Накопитель-то маленький. А что там в топовых клинках? Вот — накопитель раскачан и в сноске указано, что это свойство открывается только после 100 % привязки.

И гораздо менее очевидное — раскачать кинжал. Что там такое может быть, что стоит скрыть? С другой стороны можно раскачать клинок сейчас, потому как пользоваться я им буду тоже сейчас. А кинжалом я сейчас не знаю как пользоваться, и можно это отложить на потом.

Ладно. Отложим. Вызвал меню мастерской. Вытащил кирасу. Что я смогу с ней сделать?

"Отремонтировать", "Использовать для ремонта", "Разобрать", "Изучить устройство".

Так-с. Ремонтировать мне её не нужно. Можно ли использовать её для ремонта человеческих доспехов? Рекомендует сначала разобрать. А для меча. То же самое. Разобрать — это понятно. А что такое "Изучить устройство"? Разборка, но более медленная. Доступна на высоком уровне мастерства (мне хватает — отлично!). Предмет может быть при этом сломан и будет получено меньше "составных частей" (ну и ладно!). Не могу проводить в режиме ZPG (О как! Ручками нужно! Ручками! А мне пока не хватает уровня мастерства — нужна куча разных двадцаток).

Что ж. Это интересно. Будем изучать устройство. А устройство можно изучать "стараясь не повредить" — изучение минимально, максимальная выдача ресурсов, и "как же это устроено?" — изучение максимально, все ресурсы пропадают. Интересно. А так ли мне нужны эти ресурсы? В конце-концов этих кирас можно на аукционе прикупить. Хотя…

Я сначала просто разобрал одну кирасу. Ничего особенного — металл как металл. Ладно — вперёд!

Изучил одну кирасу. Появилась шкала изучения свойства "Скользкий". После пятой решил перескочить и взял для изучения шлем. Изучение скользкости продолжилось и на шлеме, и на наручах с поножами, и на щите. Шкала медленно заполнялась и, где-то в районе тысячной попытки свойство изучилось. Выяснилось, что я теперь могу добавлять это свойство на предметы, если будет специальный ингредиент СКОЛЬЗИН. Разобрал по-очереди кирасу, поножи, наручи, шлем и щит — СКОЛЬЗИН этот при разборке выделяется в дополнение к предыдущему металлу.

Попробовал изучить троглодитские доспехи дополнительно. Поиск скрытых свойств называется. Ещё сотню извёл и выяснил, что есть свойство "камуфляж троглодитов" и я его могу изучить. Только взялся, а здесь и будильник мне сообщает, что шесть часов прошло и мне пора на выход.

Написал письмо Сардарли. Если пропустить галифатско-вежливые обороты, то звучит оно так:

"Я в данже завис и выйти не мог. Что не отвечал — извини — не получалось. А как вышел — отлёживался и болел. Сейчас улетаю на планету на несколько дней. Верно ли, что могу считать выданные из клан-хранилища щит и доспехи своими? Или мне их сдать?"

Приложил письмо от админов и отправил. Вышел из игры, переоделся в скафандр и отправился в комплекс — по дороге подремлю. В комплексе как-то догадался, что мешок мне предлагает какой-то выбор, потыркался и оказался перед мельтешащим экраном. Выкинул все мысли из головы, расслабился и пялился в него смену за сменой три дня подряд.

На обратной дороге зашел в бордель на транзитной станции. Как автомат отработал на оширке — не потому, что так уж хотелось, а потому что вроде как нужно. Действительно почувствовал себя лучше и вернулся домой. Отоспавшись после поездки и отработав для статуса, пошёл в игру.

Игра встретила меня письмом от Сардарли — он мне предлагал, как я вернусь, написать ему и встретиться. Что ж, напишу, но сначала разберусь с подарком от админов.

Коробочка предложила мне выбрать улучшаемый предмет. Выбрал троглодитский кинжал. Появилось меню плана улучшения. Ничего особенного — та же привязка и ожидаемый набор проклятий. Попытка открыть дерево улучшений дальше вызвала предупреждение: "Открытие следующего уровня возможно только при утверждении выбора без возможности отмены. Согласен. Отказаться."

Отказался. Заменил кинжал на свой троглодитов меч. Он, кстати, починен до 100 %. План улучшений ну точно такой же, как и у кинжала. Что-то я упускаю.

Вытащил меч и отложил подарок в сторону. Зашёл в просмотр свойств меча. Обнаружил, что привязку можно "активировать". В дополнение к свойству абсолютной невыпадаемости, появляется невозможность продать, подарить, украсть и открываются дополнительные пункты развития. Активация потребовала 150 ОМ. Слил в меч всю свою ману и добавил из кулона. Постепенно восстановится. Снова поместил его в коробочку развития. Доступных к просмотру пунктов оказалось побольше:

Увеличение параметров:

— Игнорирование физической защиты: текущее значение 50 %.

— Базовый пробой защиты: текущее значение 50.

— Базовое повреждение: текущее значение 3.

— Накопитель маны: текущее значение 1.

Дополнительные параметры:

— Автоматическое наполнение накопителя маной хозяина.

Значит можно сделать клинок более пробивным и увеличить повреждение. Можно развивать накопитель маны. Сейчас в нём максимум 10 маны и восстановление 1 в час, на втором уровне 20 маны и 2 в час, на третьем — 30 маны и 3 в час. А мана в клинке мне нужна для срабатывания проклятий. А вот автоматическое наполнение накопителя маной хозяина мне понравилось — оно всего одного уровня и сразу резко увеличивается число сработавших заклинаний. С другой стороны маны у меня тогда не останется. Совсем не останется.

Подумал, что можно прокачку кинжала пока отложить. Начну один из кинжалов с собой носить, прокачивать по-возможности привязку, как до 100 % доведу, дополнительные свойства открою там и посмотрю, что к чему. А пока можно прокачать клинок. Выбрать, например, автоматическое наполнение накопителя, парализацию, ослепление и дезориентацию. Как раз вернусь к тому уровню, что у меня был в начале данжа. Но это потребует 1100 ОМ — несколько дней придётся вкладывать. Потом посмотрел ещё одну возможность: можно просто число очков опыта указать и разрешить случайный выбор свойств первого уровня.

Что мне там не нравилось? Клаустрофобия? В описании сказано, что кастуется только в подземельях. В конце-концов не так уж и плохо.

Вот ещё интересное — страх: уменьшает один из параметров на 1, в случае смерти противник дополнительно теряет один предмет, эффект складывается, время действия определяется магическим сопротивлением и свойством БЕССТРАШНЫЙ. Для данжа мне сейчас — самое то. Бить троглодитов и дополнительный лут с них стряхивать. В общем куда ни глянь — все пригодится. Пересобрал свойства в конструкторе: Накопитель, наполнение маны, страх, парализация. Те же 1100 маны нужны. И это ещё два заклинания, которые будут вытягивать ману как пылесосом. А что если без заклинаний?

Базовое повреждение: поднять до 4 стоит 20 тысяч, до 5 — 45 тысяч. Вот интересно: до 9 — 195 тысяч и до 10 — 245 тысяч. Буду троглодитов в данже пачками укладывать с одного-двух ударов. И стоит это всего 200 ОМ — совсем не дорого. Опыта больше — остальное быстрее прокачается. Что у меня с маной? У меня приход 4 ОМ в час, в кулоне 12 ОМ. Если сейчас остатки вложу, то нужно 11 часов. Можно прикупить у магов по 2 кредита за 1 ОМ. Это получится, что мой приход ОМ в ценах продаж стоит 32 кредита.

А есть ли у меня какое-нибудь дело? Вот! Если бы сначала в игру зашёл, то сейчас мог бы выйти, на город поработать. Ладно. У меня ещё исследование троглодитских доспехов не закончено. И вызвал интерфейс мастерской. Когда будильник прозвонил мои 6 часов в игре, я грохнул на исследование ещё полторы тысячи предметов. В общем-то не жалко, только прогресс совсем не быстрый. Оставшихся почти четырёх тысяч мне не хватит. Хотя я теперь мастер-исследователь, так что может что и ускорится.

Вышел из игры. Прогулялся до дома. Зашёл в соседний ресторан, поел, заодно отписал их руководству извинение — мол плохо мне было, а блюдо у Вас хорошее. Получил всяческие респекты и предложение в следующий раз бонусный обед за 50 % стоимости. Зашёл в пекарню на запах свежей выпечки. У них оказался уголок с высокими столиками — для "употребления на месте" так сказать. В барном уголке ещё и кофе оказался не плохой. Так сразу на месте и полакомился. Дома повалялся на матрасе, но не уснул, попрыгал в тренажёре, собрался и отправился в снова в игру. Завёл будильник на 4 часа и отправился терзать троглодитские доспехи. Извёл почти тысячу запчастей. Так что комплектов у меня семьсот с лишним. Вложил наконец-то полную ману, запустил подарочную коробку.

Коробочка отработала и стал я снова 17 уровня, а меч получил базовый урон-10. Поставил в атрибутах привязки меча скрытие свойств в статистике — буду скрытным буратиной. Пришло радостное сообщение — дополнительный бонус за использование подарка по назначению я получаю абилку НЕУТОМИМЫЙ. Теперь выносливость и энергия у меня не могут опуститься ниже 5.

Написал Сардарли, что я в игре. Он пригласил меня в таверну в ковбойском посёлке — они сегодня в первый раз прошли данж и празднуют.

Телепортом перенёсся к данжу. Ещё двенадцать минут, и я в таверне. Для ребят выделили отдельный зальчик с длинным столом. Собралось — игроков двадцать.

— О! А вот и Ли! Пропащий наш. — Голос у Сардарли довольный и немного пьяный.

— Поздравляю с удачей! — Откликнулся я.

— Знакомьтесь! Это Ли! — Произнёс он, обращаясь к сидящим за столом. — Так, Ли. Кого-то ты уже знаешь…

— Вместе в данж ходили. — подтвердил я.

— А это наше руководство. — Показал мне Сардарли на сидящих во главе стола и представил кланлида, завхоза и ещё пару лидеров-боевиков.

— Очень приятно. — Проявил я вежливость.

— Вышло у нас с Ли недопонимание. Это я про ЧП первого захода. После данжа мы все воскресли. Я всех на разбор полётов вызвал. А его нет и не отвечает! Ладно. Может из игры, думаю, вышел. На следующий раз в данж идти, а его нет, и опять не отвечает. И никто про него ничего не знает! Вызвал замену. Ну, вы помните, мы второй раз данж обидно слили. Я снова пишу — ни ответа, ни привета. Из клана исключил — опять никакой реакции. Хорошо разобрались — он на баг системы напоролся. Там администрация извинилась.

— Что хоть случилось? — Поинтересовался завхоз.

— Завис пока через 30 часов по лимиту не выкинуло. Потом плохо было — отлёживался. — Ответил я.

— А аварийная кнопка? Простого открытия капсулы? — Поинтересовался завхоз.

Я развёл руками.

— Чем администрация извинилась? — Поинтересовался кто-то из полузнакомых бойцов.

— Вот такой коробочкой развития. — Скинул я всем ссылку на неё в магазине.

— Э-э-э. Это для старших уровней!

Я опять развёл руками.

— Перед Ли я немного не прав. — Продолжил Сардарли. — Из клана его выгнал и трофеи предыдущих битв конфисковал.

— Ой! Да что там тех трофеев то? Кто их купит? — Вмешался завхоз.

— Тем не менее. — Продолжил Сардарли. — Предлагаю, в качестве извинения, считать выданные ему из хранилища доспехи и щит его личными. И пригласить его снова в клан.

— Какие доспехи? — Уточнил кланлид.

— Вот эти — бойца. — Показал я доспехи на себе.

— Ну, если он их в качестве извинения примет, то согласен. — Подтвердил кланлид.

Я получил приглашение в клан и принял его:

— Благодарю.

Мне нашлось местечко за столом. Похоже, что стол для меня раздвинулся. Ко мне подвалил завхоз:

— Ну-ка, покажи-ка, что у тебя с доспехами-то.

Проще всего было снять шлем, и я его ему показал.

— Так-так. Стопроцентный. Где чинил?

— Сам.

— Сам?

— Ну, мастер я.

— И что ты можешь?

Я открыл ему на просмотр свои характеристики мастерства.

После небольшой паузы завхоз на кланлида внимательно посмотрел, и, ещё помолчав, произнёс:

— Не плохо, очень не плохо. Как качаешь?

— Договорился с НПС-торговцами и ремонтирую им вещи. Опыт капает и кредитов немного.

— Давай-ка ты лучше на клан поработай. У нас много чего ремонтировать нужно.

— Ладно. Но я ремонтирую, когда из игры выхожу. Так-то у торговца полный список есть, я по нему и работаю.

— Договоримся.

Чтоб мы чувствовали себя с одной стороны свободнее, а с другой — не засиживались, кланлид взмахом руки преобразовал нашу комнату. Вместо большого стола образовалось несколько высоких. С бокалами в руках мы тусовались за ними. Я себе в бокал заказал кофе. Разговор разбился на несколько группок. Завхоз от меня отвалил, и я присоединился к бойцам.

— Рад видеть, Ли! — Произнёс Ур.

— Я тоже.

— Как ты пропал, у нас всё наперекосяк пошло. Сардарли психует, орёт. На второй раз мы даже до финала не дошли. В последнем бою перед боссом слились. Ну как слились — двоих потеряли. Тут уж к боссу заходить — только опыт терять. Так что назад пошли и на последней развилке решили по правому коридору вернуться. Так не выдержали, ещё одного потеряли и тогда уже спокойно по зачищенному вернулись. — Рассказывал мне Ур. — Сардарли нас снова на тренировки отправил. Ходили кругами среди других таких же отрядов. Набьём лут и на выход. Разгрузимся и снова. Ходили с лекарем, но без бафера. Чтоб сопротивляемость больше повысилась. Опыт копили, все по два уровня взяли. И вот сегодня в поход сходили и удачно. В конце тоже всё на волоске держалось. Все оранжевые да красные, но босса завалили!

— Молодцы.

— Как, в данж пойдёшь?

— Возьмёте, пойду.

— Сардарли должен взять…

Рядом игроки обсуждали какую-то прошлую битву:

— И тут я его как раз!

— Так нужно было…!

Разговор в нашем углу как-то незаметно свернул на девочек.

— А пошли сейчас в дом свиданий! — Пьяным голосом говорил один.

— Так там небось компьютерная симуляция. — Возразил ему кто-то.

— Да нет, там настоящие девочки!

— А как ты отличишь, настоящая она, или нет?

Я молчал и кайфовал. Мне чего-то такого и не хватало. Спокойный мужской трёп ни о чём. Из созерцательной задумчивости меня выдернули:

— Ли! А ты к девочкам в дом свиданий пойдёшь?

— Нет.

— Чего так, пойдём!

— Да я на Сортировочной сходил.

— Что?

— Возвращался, говорю, с Алатеза-главного. На станции, Сортировочной она называется, в бордель зашёл.

— О! А что там?

— Ну там девочки. Мне оширка досталась.

— Настоящая?

— Ну точно не резиновая.

— И как?

— Да как обычно.

— Понравилось?

— Ну, я уставший был, она тоже секса выше крыши накушалась. Так что раз-два, вдул ей, чтоб на мозги мне не давило, и нормально.

— А здесь настоящие галифатки. Знаешь какие они заводные?

— Да. Галифатки заводные бывают.

— А где ты наших-то пробовал?

— Да там же, на Сортировочной.

— … [грубо и нагло врёшь]!

— Не. У неё ещё сердечко на цепочке между грудей болталось за остриё подвешенное. Мне повезло. А потом за ней быстро родственники примчались.

— …!

— …!

Оказывается к нам на занимательную беседу подвалил весь рядовой состав.

— Не. Меня мама на Сортировочную не отпустит! — Разачаровано протянул один из заднего ряда.

А вот после этой реплики бойцы грохнули.

— Ли! Так всё-таки, как думаешь, там девочки настоящие?

— Где "там"?

— В доме свиданий.

— В игровом? Девочки — вряд ли, настоящие — вполне возможно.

— Это как? Гомосеки что ли?

— Про гомиков не знаю, не интересовался. А так — очень просто. Вот сколько девочек ходит в игру?

После паузы.

— Кто-нибудь игровые залы с женскими модулями видел?

— Не, но ведь Спутник то большой. Да и на главном могут быть.

— Ладно, зайдём с другой стороны. Я вот всё же пришлый, многого не знаю. Сёстры, двоюродные, троюродные, тети, племянницы в игры играют? Капсулы погружения в домах кто-нибудь видел?

— Нет. Ты что такое несёшь!

— То есть молодые галифатки в игру не заходят?

— Просто мы таких не знаем, так ведь их же в игре не много. Так что это ничего не обозначает.

— Да. — Согласился я и замолчал.

— А сам ты как думаешь? Могут в игре быть настоящие женщины?

— Если платите, то могут.

— А может сюда аратанки приехали! Они-то за сексом часто выезжают!

— Да. Могут.

— Ты так сказал, будто сомневаешься.

— Так получилось.

— Рожай давай! Хватит кота за хвост тянуть.

— Я думаю что в игру вполне могут заходить галифатки…

— Во! А я что говорил!

— … но это скорее всего матроны в годах. Кому умирать ещё рано, а мужа уже нет.

Народ неуверенно захихикал. Похожи они на старших школьников, дорвавшихся до клубнички. Народ задумался, разговор рассыпался, потом Сардарли громко напомнил, чтоб не засиживались, назначил время встречи на завтра и пригласил меня приходить. С комендантом добрались до кланхолла. Это обычная комната в гостинице, снятая кланом. Комендант передал мне список работ, я согласовал с ним, уточнил где брать расходники, оставил героя трудиться и вышел из игры.

На следующий день Сардарли собрал нас перед данжем в стандартную партию — лекарь, бафер, девять бойцов и он сам. Толкнул короткую речь о том, что вчера мы справились и сегодня тоже справимся.

— Вопросы, предложения есть? — Закончил он свой энергичный спич.

— Я! — Поднял я руку. И после молчаливого разрешения Сардарли продолжил. — Прошу закрепить за мной место в первом ряду на левом фланге.

— Услышал. Подумаю. Строимся!

В левом ряду я блокировал удары стоящего передо мной троглодита щитом и колол стоящего перед моим соседом справа. Двух ударов никогда не требовалось. Либо он помирал от моего укола, либо его забивал сосед. Противнику передо мной от меня тоже перепадало. С одного удара он не падал, но третьего практически не требовалось. Мана утекала из меча потоком — на один приход три расхода. Так что я заливал её в накопитель после каждого боя. Магия в мече качалась медленно — только за счёт срабатываний. Улучшались ОСЛАБЛЕНИЕ и УРОН. Заметив это, на одном из привалов вызвал советника и он мне подсказал, что это связано с проведённой мной настройкой свойств. Параметры меча автоматически считаются привилегированными — как свойство первого уровня. Ладно. Нормально.

Босса завалили почти уверено. Один боец, правда, не дожил до этого прекрасного момента, отправившись ждать нас снаружи — ему просто не повезло. Сардарли не пришлось самому становиться в пару и он так и пробегал, командуя и страхуя нас всех сразу. Я в самом конце взял 18 уровень. Счётчик троглодитов дорос до 20301. То есть в данже мне засчитали 1513. Про босса никаких отметок не появилось. Но как-то он, наверно, засчитался. Или может просто успешное прохождени данжа опыта добавило.

Что с яйца нападало — толком не выяснил. Какие-то дорогие ресурсы. Да и ладно. Как яйцо оказалось повержено, открылась арка портала и таймер. Мы потянулись на выход.

— Молодцы! — Начал вещать Сардарли. — Сегодня мы все хорошо поработали и заработали! Завтра продолжим. Кто завтра не может, говорите сейчас, чтоб замену срочно не искать…

— Вопросы, пожелания, предложения есть?

— Кинжал и арбалет себе хочу. — Заявил я Сардарли, выстояв короткую очередь.

— Бери. А зачем если не секрет?

— На эксперименты.

— Ладно. Экспериментируй.

Сардарли выдал нам по 300 кредитов и распустил. Я пришёл в клан и связался с завхозом:

— Что Ли? Уже работать.

— Не совсем. Хочу доспехов попросить троглодитских.

— Зачем тебе?

— Исследовать их буду.

— Ладно возьми.

Я взял комплект, вызвал интерфейс мастерской, провёл с ними своё стандартное исследование, приведшее их в состояние бесполезной пыли. Завхоз внимательно на это смотрел.

— Мне ещё нужно.

— Возьми.

— Мне много нужно.

— Много это сколько? Пять комплектов, десять, двадцать?

— Сколько — не ясно, но точно больше.

— Они денег стоят. В счёт своей доли возьмёшь?

— Возьму.

— Что, правда возьмёшь?

— Правда возьму.

— А в чём смысл?

— Там что-то открыться должно. И у меня мастерство качается.

Мы сговорились по цене ресурсов. В общем-то такая цена на аукционе для них и выставлена. Я договорился, что буду брать чего и сколько нужно, а завхоз потом по списку стоимость автоматически вычтет. Стал брать самые дешёвые — поножи и наручи. В них ресурсов меньше всего. Будильник звякнул, но я его переставил на попозже. Остановился на тысячной детали, рассыпавшейся пылью. Нужно признать — у меня ушло на это 4 часа. Полоска исследования немного сдвинулась.

— Ну как?

— Могу сказать точнее — ещё что-то порядка десяти тысяч нужно.

— Не хило.

— Да деньги не проблема — главное время.

— А сам перс исследовать не может? В автоматическом режиме?

— Не на моём уровне мастерства. Слабоват я для этого.

— Да! Вот почему мастеров мало!

Ещё 4 дня мы ходили в данж. Я получил 20-ый уровень и сделал половину 21-го. За это время набил ещё порядка шести тысяч троглодитов. Счётчик у меня дорос до 26543. ОСЛАБЛЕНИЕ у меня дошло до 100 %, преобразовалось в ОСЛАБЛЕНИЕ-2 и качалось теперь совсем медленно, только за счёт срабатывания. После работы я сливал всю накопившуюся ману в ОТКРЫТИЕ_СЛЕДУЮЩЕГО_СВОЙСТВА. Решил открыть накопитель или автоматическое наполнение — пусть тоже качается. После данжа заходил в клан и четыре часа работал над изучением троглодитовых доспехов. Дело двигалось и мне казалось что я где-то на половине.

Потом Сардарли решил устроить мне в данже выходной. А меня попросил подстраховать охотников за сусликами. Во-первых, от волков. И, во-вторых, от пекашеров. Появился у нас клан — "Безбашенные Беспредельщики". На фермеров нападают и грабят. Я взял свой простой арбалет. Ну он не совсем простой, два выстрела подряд делает, зарядил его бронебойными и парализующими. Взял троглодитов арбалет. Закачал в него 50 ОМ. Открыл первое свойство. Повезло и я, как и хотел, открыл привязку. Буду с ним охотиться. Одел доспехи новичка, закамуфлированные. Взял троглодитов меч. Ничего лишнего брать не буду — бережёного Бог бережёт. Так что локатор, телепорт и стрелковые кольца с собой, а вот кулон оставил. Стрелял сусликов из нового арбалета. Нормально. Только если отравление проходит, то мясо не выпадает. С сусликов прокачка тоже идёт, но медленно. По одному пункту всего.

Волк выскочил и бросился на моих подопечных. Уровень у него небольшой — 10. Я сразу оказался для него сбоку и сзади. На автомате выстрелил из троглодитского, попал, и что удивительно, шкуру его крепкую пробил. Не отравил — мана в накопителе на нуле. Урон плёвый, но волк развернулся и на меня. Сменил арбалет, отстрелил пару выстрелов. Попал, но неудачно — волка не парализовало. Сменил арбалет на клинок, перешёл в скрыт. Волк меня потерял и я его удачно ударил — крит, ослабил, отравил и 1 ОМ похитил. Сбить с ног ему меня не удалось и он добросовестно поделился со мной своей шкурой. Ещё оказалось, что за волка дают пунктов прокачки в пять раз больше, чем за троглодитов. И по умолчанию они делятся между развиваемым оружием, которое использовал. Так что по 25 пунктов в меч и арбалет. Для меча — не принципиально, а так — как за 25 сусликов.

Вся охота длится часа полтора-два — пока инвентарь не забьётся. До окончания охоты обдумывал, как бы мне эту информацию реализовать, как использовать. Вместе с охотниками прыгнул в город. Решил перевооружиться — вместо своего среднего арбалета взял второй троглодитов. Закачал в него 50 ОМ и активировал прокачку привязки. Уже в третий раз её дают в первой попытке. Зарядил арбалеты простыми выстрелами, взял пару обойм парализующих. Подумал ещё немного и взял троглодитов кинжал — 50 ОМ и его привязку тоже запустил. Кулон с собой брать не стал — пусть отдыхает, ману копит.

Встретил у выхода из города собравшуюся партию охотников и мы снова пошли на сусликов. На охоте взял в каждую руку по троглодитовому арбалету. Система засомневалась, но разрешила. Решил попробовать стрелять по сусликам с двух рук. Совместил на суслике оба целеуказателя и выстрелил. Трофеев мне не досталось — суслика просто разметало. В такой охоте особого смысла нет. Ладно, мне для тренировки. После дюжины развеянных сусликов появился мой компьютерный помощник и спросил, чего именно я пытаюсь добиться.

"Понимаешь — это стрельба одновременно с двух рук." — Отвечаю ему. — "Если попадаешь, то эффект должен сильно возрастать. Так стрелять сложнее, вот и тренируюсь."

Помощник пропал, и у меня появилось свойство стрельбы с двух рук. Это я удачно зашёл! Один пункт развития, что даётся за суслика, похоже закидывается случайным образом в один из арбалетов. По крайней мере системы их распределения я не отследил.

Волк не появился, очередной раунд охоты закончился и начальство меня отпустило: "на вольные хлеба — до завтра". Следующую партию выгуливать будет кто-то ещё. Я перезарядил троглодитовы арбалеты парализующими и полез сквозь кусты навестить волчишек. Первая пара тусовалась около логова. Подкрался под скрытом на дистанцию уверенного выстрела. Выстрелил в первого. Его парализовало. Второй бросился ко мне, и тоже упал, парализован. Подбегаю, делаю контрольные выстрелы, с двух рук, разумеется. Парализация усиливается и я больше никуда не тороплюсь. Тыкаю каждого кинжалом, добиваю мечом. Развиваются все четыре: и арбалеты, и клинок, и кинжал. Следующие логова с парами волков проблем мне тоже не доставляют, и я решил попробовать справиться с пятёркой.

Сработало! Первая пара легла сразу. Оставшаяся тройка бросилась ко мне, но я отстрелялся успешно и всех положил. Проконтролировал, кинжал использовал и опыт получил. Походил вокруг с локатором, осмотрелся. Бесхозных скелетов нигде не валяется, а жаль. Птичка провела меня ещё в два места. Шестеро и семеро, ну и уровни у волков немного растут. Семёрку расстрелял уже на пределе — один раз не попал и запаса не осталось. В следующем месте оказался сразу десяток, и я решил не спешить. В принципе, попробовать можно, но стрелять надо шустрее. Решил вернуться и прогуляться по опушке, вынося встречающиеся пары.

Бегущих волков я снова услышал заранее и успел изготовиться. Они выскакивают один за другим под выстрелы. Странно, что их восемь. Мне казалось, что больше. Или может они затаились? Запускаю активный локатор. Точно — затаились! Обнаруженные, они выпрыгнули одновременно. Будь я ближе, это могло бы быть опасно. Провожу контроль и снова запускаю локатор — на этот раз на земле никого. На дереве что-то подсвечивается. Так и есть — лесная кошка. Довольная, видно волков не любит.

— Если на меня прыгать не будешь, я тебя не трону. — Говорю я ей, обдирая волков.

Поняла она, или не поняла — не ясно. Может, как кошкам это свойственно, "приняла к сведению"? Нашёл место своих прыжков, пробрался сквозь кусты, заценил вид на открывающееся болото. В болото решил пока не лезть — прогуляюсь подальше вдоль опушки, погляжу, что там дальше. Дорога по кромке болота сюрпризов не содержит. Её даже можно назвать скучной. Локатор на активный поиск не запускаю, а в пассивном режиме он ничего не находит. Через час, когда я уже начал сомневаться в разумности своего решения, я увидел, что лес начинает подниматься по склону. Очень скоро кусты совсем пропали, сухая полоса сжалась и потом исчезла. Я остановился на последнем сухом пятачке земли и думал, хочу ли я в болото.

В болото мне не захотелось, я вернулся назад и полез на склон. Лес на склоне не рос. Склон был травянистый с торчащими тут и там камнями по-крупнее. Местами лежали огромные валуны, скатившиеся или съехавшие с верхотуры. Чем дальше от леса, тем склон становился всё более крутым и каменистым. Я заметил горных козлов, но высоко и далеко — вне пределов дальности выстрела.

Начал подбираться к ним ближе, но не удачно. Не думаю, что они меня заметили, но ходят они быстро, мне их под скрытом не догнать. Подумал, может ли это быть гора над данжем? По карте не слишком понятно. Горные козлы привлекли не только меня. Горный барс выпрыгнул из ниоткуда, подхватил попавшегося и большими прыжками унёс его вверх по склону. Красавец!

Будильник мне пропиликал, что мои шесть часов прошли и я телепортом прыгнул к данжу — нужно сходить в клан, помастерить. Прибился к компании, возвращающейся из данжа с тренировки. Это анархисты — в смысле так клан и называется "Анархия — армия свободы". Ребята вполне адекватные. Просто заранее с ними о чём-то договариваться бесполезно — это один из их пунктов устава. Сегодня он может пробыть в игре десять часов, а на завтра не зайти совсем. По середине дороги в посёлок наткнулись на завершающееся столкновение ББшников с такой же возвращающейся группой. ББшники это сокращение Безбашенных Беспредельщиков. ББшники напали внезапно и сейчас додавливали сопротивление. Мы удачно вмешались. Я быстро начал парализовывать нападавших парными выстрелами и анархисты набежали их докалывать. Опыта и трофеев мне не досталось, но в арбалеты очки развития упали, так что нормально получилось.

— Ли! Это ты их парализовал? — Обратился ко мне Юсрили — один из анархистов.

— Да.

— Специально?

— Мобов я потом спокойно клинком добиваю.

— Ясно. Выстрелы денег стоят.

— Это да.

— И трофеями не разжился?

— Не успел.

— Так правила такие. Кто кого добил, тот того и трофеит. Ладно, сейчас поделимся. Ты что предпочитаешь?

— Что-нибудь на улучшение стрельбы, или на ману.

— Народ!…

На стрельбу ничего не нашлось, но кольцо маны на 30 ОМ мне выделили. Спасибо! В Клане четыре часа потратил на изучение троглодитовских доспехов. Теперь половину точно сделал. Несколько ББшников внесли меня в список личных врагов.

Следующие 4 дня я снова ходил в данж. Привычные полторы тысячи троглодитов за поход и счетчик у меня дорос до 26629. Взял уровень — я теперь почти 23. Так что СТРАХ_ТРОГЛОДИТОВ у меня дорос до 22 % и до 23 % мне 371 штука осталась. Урон у меча дорос до 12 и почти половину, необходимую для 13, я набрал. Арбалеты с кинжалом отдыхали дома и не качались. После четвёртого дня, только начал проводить очередное исследование, как "Температурная маскировка троглодитов" открылась. Если коротко, то в доспехах с температурной маскировкой в инфракрасном диапазоне я буду плохо различим. Троглодиты меня в таких доспехах будут хуже видеть. Продолжил исследование и грохнув ещё пятьсот штук получил издевательское сообщение: "К сожалению при данном уровне мастерства ничего нового изучить не удаётся." Набрал ману на открытие следующего свойства в клинке. Открылось не слишком удачно — игнорирование физической защиты. Урон теперь качаться будет медленнее, ну да ладно. Там были ещё магические свойства, но брать я их пока не захотел — и так маны в накопителе не хватает. Начал в спокойном режиме сливать ману в меч — открою ещё одно свойство, может теперь повезёт.


3.19. Война кланов.


На следующий день меня снова отправили сопровождать охотников на сусликов. Где-то в конце, когда мы уже собрались уходить, показалось несколько ББшников. Фермеры сразу начали активировать телепорты. Я перешёл в скрыт и начал перезаряжать арбалеты с обычных на парализующие. ББшники начали стрелять из тяжёлых арбалетов и, главное, попадать. У них главная цель — зацепить, тогда телепорт отложится из-за боя.

"Отходите к лесу. За кустами спрячетесь и портанётесь!" — Сбросил я сообщение в нашу группу.

Мои побежали, ББшники шустро припустили за ними. Я пропустил бегущих и начал расстреливать их в спины. На автомате выдал контроль и добил мечом. С пяти трупов поднял три арбалета и шлем. Остаток дня прошёл спокойно. Покачался на волках и вернулся в клан — начал учиться накладывать скользкость и троглодитову маскировку. День закончился благодарностью от кланлидера и ещё пятью врагами в личном списке.

Потом успешно сходили в данж, а на обратном пути расслабились, попали под неожиданную атаку ББшников и меня убили одним из первых. Воскрес я в своей комнате с одним троглодитовым клинком. Потерял доспехи, щит, все пять колец и браслет телепорта.

"Это эффект ФАТАЛИТИ — специального заклинания, накладываемого на погибшего." — Откликнулся помощник. — "Теперь в течение 4 часов выход за пределы защищённого помещения не возможен. Ограничения на мирную деятельность не предусмотрены."

"Мне в клан нужно…" — Заикнулся я.

"Это допустимо. Также как и в любое здание этого города."

Я, прямо как есть, подошёл к двери своей комнаты, открыл дверь и получил меню выбора: этот город, посёлок ковбоев. В городе был длинный список возможностей — торговцы, рестораны, магическая школа, алхимическая лаборатория…. В посёлке ковбоев возможностей поменьше — кланхолл, таверна, торговец…

Перешёл в кланхолл.

— Убили меня. — Пожаловался я встретившимся мне бойцам.

— Всех убили. Да еще и зафаталили. Без вещей остались! — Ответило мне несколько голосов.

— И меня зафаталили. — Поддакнул я.

— И что. Четыре часа ничего не делать?

— Пойду, помастерю.

Проявился Сардарли, выругался. Сказал, что хорошо, что копья по выходу сдали. Распустил всех до завтра. Я сходил в город за своим комплектом бойца новичка и навёл на него троглодитские эффекты. Посмотрим, что из этого получится. Комендант посмотрел, вызвал руководство. Народ доспехи прикинул.

"Надо посмотреть, что это даёт." — Сказал наш лидер. — "Завтра на тренировку!"

Всё остальное у меня есть, а вот браслет телепорта пришлось докупать. Снова купил простейший — с одной запомненной точкой. При покупке сразу внёс точку телепорта на площадку к данжу — она была в числе стандартных.

Проверку начали проводить в тренировочном формате. Дошли до зала с троглодитами мелких уровней. Я прошёл в зал первый, остальные выстроились стандартным построением на входе. Может меня и стало хуже видно, но троглодиты на меня навалились и запинали до смерти. Наши зал зачистили, чтоб, если с меня что выпадет, поднять. Прошли ещё пару залов, вылезли, переоделись и пошли на прохождение.

Комендант у меня доспехи взял, сносил в НПС-мастерскую, быстро вернулся и сообщил, что чинить их отказались. Я проверил — у меня чинится. От начальства пришла просьба подстарховать наших у бизонов. К нашим пришёл вовремя. К ним сорвалось бизонов слишком много — так называемый паровоз. Так что я со своими парализующими выстрелами оказался как раз в тему. Так как улучшаемое оружие оказалось только у меня, то пункты развития падали в мои арбалеты. Не плохо.

Кстати выяснил, почему оружие это здесь не популярно — из-за штрафов. У меня раскачка использовать их спокойно позволяет, а остальным нужно сначала умения прокачать. У копий штрафы самые маленькие, но для открытого пространства они коротковаты.

Решил "поиграть в индейцев." В скрыте начал патрулировать дорогу от посёлка до данжа. Выследил ББшников, выждал начало их атаки и традиционно ударил им в спину. На саму дорогу я не полез и разбирался с засевшими в кустах. Группа, которую ББшники атаковали, отнеслась ко мне с подозрением, но меня они не атаковали и ко мне не лезли.

— Это моя добыча! — Крикнул я своим невольным союзникам. — У меня с ними свои счёты!

— Твоя, так твоя! На нас не нападай и не подходи!

— Договорились.

Мне досталось четверо. Я их зафаталил и обобрал. Доспехи, оружие, телепортационные браслеты, немного дешёвой бижутерии.

— Всё! Я ушёл. — Крикнул я бойцам на дороге. — Удачи!

— И тебе! — Донеслось в ответ.

Прыгнул в город, разгрузился, сменил доспехи. Эти скользко-температурные решил пока не носить. За игроков опыта и пунктов развития дают прилично — гораздо больше, чем за мобов. День закончил охотой на волков. Клан Безбашенные Беспредельщики включил меня персонально в список врагов клана.

На следующий день меня прибили прямо на телепортационной площадке у данжа. Правда сидевшие в кустах и напавшие на меня зафаталить меня не смогли. С меня свалился шлем, но его подобрали наши и отправили в клан, а у меня запасной есть.

— Похоже ты беспредельщиков разозлил. — Связался со мной Сардарли.

— Есть такое дело. — Ответил я.

— Я тебя в данже на сегодня заменю. Партий на охоту мы сегодня не выставляли. Так что занимайся чем хочешь. Можешь городские задания повыполнять.

Помощник мне подсказал, что городские задания публикуются на доске объявлений в ратуше.

Мне понравилось задание на зачистку городских подземелий от расплодившихся крыс. За многие другие в награду давали монеты, а здесь монет мало — по одному кредиту за сотню, зато репутация в городе повышается. В ратуше мне посоветовали взять с собой прибор ночного видения. Нашёл его у торговца за 50 кредитов. Довооружился арбалетами. Взял обычных обойм на пару тысяч выстрелов, и пару парализующих — просто на всякий случай. Взял клинок и кинжал в инвентарь — пригодится. Спуск оказался прямо из ратуши. У входа крыс не было, но стоило немного отойти, как они появились. "Маленькая крыса"-6 прочитал я у первой встреченной. Выстрел, и я заимел счётчик убитых крыс. На тихий звук выстрела из глубины тоннеля ко мне двинулись её товарки. Я шёл и стрелял, а когда крыс становилось много — останавливался. Очки развития капали — вдвое меньше чем за троглодитов. Когда выстрелы заканчивались, я дозаряжался. Подземелья в городе — целый многоуровневый лабиринт. Когда счётчик перевалил за тысячу, у меня дзинькнуло сообщение — я получил достижение "Крысиный страх" 1 %. Интересно, а за троглодитов дали 5 %. На трёх тысячах — 2 %. Когда выстрелы у меня стали заканчиваться, повернул обратно. Шёл скрываясь, внимание стараясь не привлекать. Стрелял только в случаях, когда крыса меня замечала и агрилась на меня. Почти расстреляв обоймы решил перезарядиться. В один дозарядил все оставшиеся простые. Во второй — парализующие. Потом подумал и убрал один из арбалетов в инвентарь, заменив его клинком. Клинком убивать крыс не удобно — слишком короткий. Копьём было бы удобнее. И арбалетом удобнее, но там какой-никакой, а звук. И на него крысы ориентируются. А тут тихо — раз, и даже не пискнула.

На полдороге к выходу услышал, как в мою сторону кто-то идёт. На карте окрестностей увидел, что точки красные и точек многовато. Под скрытом начал отступать. Удачно их пропустил. Так как я сидел тихо и меня они не увидели, то и на их карте я не отобразился. На выходе пара меня караулила, но только и смогла своими трупами остальным просигналить о том, что я вышел. А я разжился добычей.

Секретарь на входе мило со мной пообщался и продлил мне действие квеста "пока мне не надоест". Правда рост репутации с городом дальше будет идти небольшой. Из подземелья выбрались ББшники и прямо в ратуше меня прибили и зафаталили. Обобрать меня им не дали — вещи вернули стражники, особо поблагодарив, что я не стал применять насилие в городе. Если честно, то просто не успел, но сообщать им об этом не стал. Нападавшим понизили репутацию — теперь в городе они считаются "нежелательными элементами".

У меня появилось целых четыре спокойных часа и я пообщался с помощником на предмет "как мне не потерять развиваемые вещи". Оказалось, что можно сходить в святилище и обратиться к "покровителю выбранного тобой пути". В святилище я попал прямо из комнаты, выйдя за дверь. Местный служитель-НПС побеседовал со мной о выбраном пути познания, поцитировал великих старцев и разрешил, пожертвовав по тысяче кредитов за вещь, получить её 100 % привязку авансом на сотню дней. Теперь весь её входящий опыт будет идти целиком на погашение этого аванса. Любые другие действия будут доступны только после его погашения, или по истечении срока действия. Если за выделенное время аванс не будет погашен, то значение изменится до реально полученного. Я выложил 3000 и привязал оба арбалета и кинжал.

Сардарли со мной связался и от данжа временно отстранил. Сказал, что это не недоверие ко мне, что клан меня всячески будет поддерживать. Что я своими пострелушками ББшников от подведомственных клану фермеров и охотников замечательно отвлекаю. Я отправился в клан, попросил троглодитское оружие у коменданта и начал пытаться его исследовать. Не удачно: "К сожалению при данном уровне мастерства ничего нового изучить не удаётся." Оставил своего перса справляться с клановым списком работ и отправился на выход.

На следующий день решил поменять местами свои дела. Сначала отправился в игру. Аккуратно снарядился, скрытно вышел из города. Обнаружил преследователей, пытался оторваться, но не удачно. Локатором они меня подсвечивали, а когда я попытался спрятаться — начали разбрасывать специальные гранаты, выследили, прибили и ожидаемо зафаталили. Каждая смерть снимает опыт — так что я снова 22 в самом начале. Я отправился в клан и, велев герою работать, вышел и отправился на работу.

Вернувшись в игру вышел из посёлка сразу под скрытом и всячески прячась постарался скрыться с глаз. Вскоре снова обнаружил преследователей. Потащил их в волчий лес и подвёл их под стаю. Они бы от стаи отбились, но я своими парализующими выстрелами им помешал. Добив выживших и зафаталив, получил приз. В город решил сразу не возвращаться, но уже через полчаса обнаружил новую партию охотничков по мою душу. Прыгнул в город и погиб прямо на портальной площадке. Правда стража фатал повесить не дала и трофеи остались при мне.

"Как они меня находят?" — Обратился я к своему помощнику.

Помощник появился, но на этот мой вопрос не ответил.

"Какие средства и способы можно использовать, чтобы найти игрока в игре?" — Переформулировал я запрос.

Оказалось, что можно закупить "поиск-паутину" и получать информацию об интересующих игроках. В эту паутину входит информация об увиденном и опознанном всеми возможными способами объекте интереса разными разумными. Ещё в автоматическом режиме вокруг поселений срабатывает заклинание "поиск жизни", срабатывает в усиленном варианте — с по возможности подробной идентификацией. И эти результаты тоже включаются в эту "поиск-паутину". Ещё оказалось, что закрыться от магии поиска можно и для этого мне нужно в башню магов.

В башне магов мне предложили купить магическую книгу и соответствующие заклинания или подтвердить соответствующие пси-умения. Я выбрал подтверждение пси-умений, благо, в случае неудачи мне это ничем не грозит, и получил указание перейти в другую вирт-капсулу.

Эта другая вирт-капсула выглядела гораздо более серьёзно и занимала место как четыре обычных. К моему приходу она гостеприимно открылась. Испытание проводилось в пустом пространстве. Я висел как в невесомости в вакууме. Получил указание сформировать любую пси-технику. Я начал формировать свои щиты и меня сразу начало покалывать. Потом я просто ждал и больше ничего не происходило. Наконец передо мной появился шарик и мне было предложено воздействовать на него любым образом. Я попытался рассмотреть его, в том числе и используя своё пси. Но у меня ничего не получалось. Наконец испытание закончилось и я оказался в комнате с тремя галифатцами за столом. Они были одеты в островерхие колпаки и цветные переливающиеся балахоны.

— Капсула зафиксировала пси-технику, похожую на пси-кокон, в определённой мере позволяющий Вас скрыть. Всё верно?

— По поводу пси-кокона не уверен, но скрыть — да.

— Никаких защит от физического и прочего воздействия Вы не применяли?

— Да. Я слишком слаб, как псион…

— Понятно. — Не дал мне договорить галифатец в центре. — А в конце, никаких воздействий капсула не уловила.

— Я пытался рассмотреть шарик и понять что это такое.

— Познание сути?

— Наверно и так можно сказать. Я учился не в Галифате…

— Очень хорошо. Спасибо. Результаты испытания мы сообщим.

Он взмахнул рукой. Произнёс в сторону:

— Следующий!

И я оказался в открывающейся капсуле. Я вылез из неё, начал натягивать комбез и услышал, как она, закрываясь, запустила самоочистку.

"Зафиксировано переутомление. Рекомендую отдохнуть." — Сообщил мне искин. Я и в самом деле чувствовал себя не важно. Отправился перекусить, потом, после передыха, сходил в обычную качалку на самые обычные реальные тренажёры.


То, что я пропустил.

— Итак?

— Он действительно слабый или очень слабый псион с каким-то пси-скрытием и каким-то пси-исследованием. Опасности не представляет — прожектор его прекрасно высвечивает. Пси-техника познания сути широко распространена среди псионов, работающих исследователями во всех лабораториях. У слабых псионов она встречается даже чаще, чем у сильных. Ничего точнее сказать не получится — для этого нужна серьёзная проверка специалистами, а не автоматизированная капсула.

— Слабый псион, представляющий серьёзную угрозу — это нонсенс…

…Хмыкания…

— … Достаточно того, что удалось зафиксировать. Какие будут предложения?

— Выдать ему магию скрытия предпоследнего уровня и магию познания.

— То есть чтобы он не мог скрыться только от высших игровых сущностей?

— Да.

— Как организовать запуск заклинаний и расход маны?

— Организовывать специальную капсулу и отдельную пси-тренировку мы ему не нанимались. Так что предложи купить магическую книгу, можно в беспроцентный кредит, заклинание оформи как индивидуальное с минимальным расход маны, без возможности передачи его кому-либо другому любым возможным способом.

— А познание?

— Стандартное, для неживых объектов.


На следующий день, когда я пришёл в игру, система порадовала меня сообщением, что по результатам проверки я считаюсь магом с двумя заклинаниями — индивидуальным "Сокрытие" и стандартным "Изучение неживого" и для их использования мне необходимо завести свою личную магическую книгу. Отправился в башню магии, отдал 1000 кредитов, подумал, что трачу я в последнее время больше, чем зарабатываю. Потом подумал, что это ещё стартовые денежки не дотратились, те что искин мне за прочтение пользовательского соглашения презентовал.

Индивидуальное заклинание "Сокрытие" после запуска не позволяло меня обнаружить с помощью магии поиска вплоть до самого высшего уровня. Работает оно экономно — 6 ОМ в час. При моей прибавке 5 ОМ в час поддерживать я его смогу непрерывно всё время нахождения в игре. Оно не скрывает от локатора значительно интенсивности. Это значит, что мой стандартный локатор обнаружит меня только в радиусе пяти метров, а при вложении в импульс локации 40 ОМ — в радиусе 10 метров. На расстоянии вдвое большем — что-то есть, но не ясно что. У себя поэкспериментировал с "Изучением неживого". Смысла особого пока не увидел. "СКОЛЬЗИН — уменьшает трение, ТЕМПЕРАТУРИН — теплоизолятор", — выдало мне это изучение, когда я рассматривал выделенные при разборке троглодитовских доспехов дополнительные компоненты.

Подобрал доспехи бойца новичка из трофеев. Правда они не починены до 100 %, но сейчас это не важно. Поставил на каждую компоненту маскировку +1, в шлем ещё +1 использование маны закачал. Вышел из города запустив магическое скрытие и под скрытом. Какой-то глазастый ББшник меня заметил. Меня гоняли, но без отметки на карте они меня упустили. Был один опасный момент, когда я просачивался через их поисковую линию, но излишнего внимания я благополучно избёг, вывернул назад к городу и замаскировался. Лучшая маскировка — в том месте, где вроде всё на виду, но тебя не видно.

* * *

Помню один из дядек байку со своей службы травил. Не тот, что на Тоцком полигоне в учениях участвовал, но не тех, в смысле испытаниях, с ядерным боеприпасом, а на каких-то следующих, с имитатором. Впрочем, про Тоцкий полигон я не уверен, он изысканно в пол-голоса матерился, оглядываясь на маму и тётушек, не слышат ли они, поминая, как его товарищ рот по команде не открыл и у него из уха кровь текла. И не тот, в смысле дядька, что с полным боекомплектом в планере в Крыму сидел, пока Брежнев американцам звонил — "если евреи не остановятся на пятидесятом километре, их встретят советские десантники". И не тот, что свежепойманную рыбу меня учил есть. Рыба ещё шевелится и хвостом его бьёт. А он и говорит мне — смотри, за брюшко не надо, спинку так выкусываешь… Мама как увидела, полотенце схватила и давай его гонять, а все смеются…

Вспомнил! Это не по материнской линии дядька, это по отцовской. Последний пятый муж моей младшей тети рассказывал. Отец то у меня восьмой у бабушки родился, а эта тетя девятая, из тех, что до взрослых лет дожили. Самый правильный дядька между прочим. Ну, ладно. Пошёл, значит, этот дядька с каким-то поляком, тоже военным, и еще, похоже, с кем-то в выходной на природу. Званий не знаю, он не упоминал. А стояли они в степи. Земля — ровная как стол, травка не высокая и мягкая-мягкая. Закуску взяли, бутылку припрятали, чтоб не на виду. Нашли на этом ровном столе норку побольше. В эту норку стаканы по очереди ставили и наливали, чтоб бутылку высоко не поднимать…

* * *

В общем выбрался я на ровное на первый взгляд место, нашёл, где притулиться, чтоб не на виду, и смотрел на суету, как меня ищут. Вроде ничего не делал, а скрытность поднялась на единичку — базовая стала 15, с вещами 20. Долго лежал, дождался, пока меня окончательно потеряют, принял вертикальное положение и прыгнул в город.

На входе в город меня ББшники убили и у меня понизился уровень, до 21. Ничего с меня не выпало — хорошо. Подумал и решил скрытность ещё немного приподнять. Я с 14 уровня стратегические очки никуда не закидывал. Так что 7 СО в скрытность — теперь у меня 27. Точнее 26, одно через час откатается. Решил сразу не затягивая сходить к волкам. На выходе меня снова заметили, хоть я и под скрытностью. Опять отрываться пришлось. Похоже, ББшники уровень наблюдательности себе повысили. Бегают за мной приличной толпой. Я на отрыв рванул, самого шустрого подстрелил, парализовав. ББшники затормозились, я от них и сбёг. Правда не надолго. Они снова в мой район вышли.

"Где-то здесь этот гад должен шарашится! Так что внимательней, не расслабляемся!"

Ловить меня в лесу — не лучшая затея. Выстрелы у арбалетов не слишком громкие, они меня демаскируют, но не надолго. После выстрелов я сразу контролю и смещаюсь. Даже если из четырех попаданий сработает два, то это десяток секунд. Я в это время или ещё одного свалю, или добавлю, а то и то, и другое. Когда оказались свалены шесть из одиннадцати, они начали отходить. Потом одного мне бросили, пятерых сами добили и бегом сбежали. Жертву я принял и зафаталил. Кстати, то, что они сами своих бойцов добили, меня вполне устроило — арбалеты я всё равно подкачал. Я пробил логова до шестого, там где восемь волков сидит. С восьмёркой решил проэкспериментировать — под скрытностью обойти. Запустил пассивный скан, чтоб на сигналку не наступить. Вроде шёл аккуратно, но волки оказались гораздо более чуткие — пришлось стрелять. Волков, естественно, парализовал, потом кинжалом тыкал, повреждений не много, но чтоб опыт капал, и клинком добивал. Вылез опять на 22 уровень. У города меня снова убили ББшники — ну и ладно, пусть себе репутацию в городе опускают.

Срок предыдущего дебафа к этому моменту у меня истёк. Так что новый на старый не наложился. Сейчас отнялась единица из выносливости. Перевооружился для крысиных катакомб. Набрал десяток тысяч выстрелов и отправился в ратушу. Удобно, что при желании в неё можно переместиться прямо из комнаты. Шёл с картографией, с пассивным сканированием, в скрыте и с магической скрытностью. ББшники меня за время похода не беспокоили. Ходил кругами, стараясь не оставлять белых пятен на карте. Сработал шестичасовой игровой будильник — добавил ещё шесть часов: не пойду сегодня на работу. Как там говорится — работа не волк, в лес не убежит. Хотя всё же не прав я. Нужно было выйти перекусить, поработать, и снова в игру возвращаться. В следующий раз так и сделаю. Десять тысяч раз по крысам я не выстрелил — будильник сработал раньше. Я время отследил, и был уже на выходе.

Следующий день начался с неудачи. Когда я вышел из города, меня опять погнали. Я опять решил отбежать в лес к волкам, но меня там встретили, подсветили, фаерболом подожгли, прибили и зафаталили. Точнее фаерболл бросали не в меня, а мне под ноги, но мне тоже досталось. И уже горящего меня было хорошо заметно. Уровень снова упал до 21-го. Переоделся в очередной трофейный комплект, подготовился и отправился в клан поработать. А сам на это время вышел из игры.

Работа в реале накопилась, пока её делал, пока то, пока сё, прошло шесть часов. Запустил полную скрытность и вышел в большой мир из клан-холла. Оказался я в посёлке, на выходе из таверны. Похоже, что ББшники перенесли штаб-квартиру своего клана тоже в ковбойский посёлок — их здесь было много. В посёлке они меня убивать не стали, а вот выходы из посёлка быстро окружили.

Я прыгнул телепортом к данжу, прыгнул успешно, в том смысле, что дежурящие ББшники на меня среагировали не сразу, потом я сумел от их атак увернуться и убежать. Для полноценного преследования их было маловато, и они за мной не погнались. Что-то меня начинает это напрягать. Я решил перенести точку телепорта в какое-нибудь более удобное место.

Такое место нашлось на старом поле у ковбойского посёлка. С одной стороны видна дорога в город. Дальше от посёлка — кабаний лес. До частокола — минуты три. Поле не обрабатывается и начало покрываться редкими мелкими кустиками. В одной из мелких рытвин я себе место для телепорта и приспособил. Переходить буду под полной скрытностью. Вот и проверю, засекают мой телепорт, или нет.

Походил по лесу. Встретил кабанов. В выводке главный — секач. Он, как противника замечает, сразу бросается в атаку, а выводок присматривается, как у него дела пойдут. Я секача быстро парализовал, и выводок смылся. Кабаний лес с одной стороны примыкает к дубраве. Другой — к буйволиному пастбищу. Прогулялся вдоль пастбища и дороги, ББшников не усмотрел — небось где-то носятся. Вернулся к данжу, отыскал троих дежурных, подкрался и напал. Врасплох застал, так что забил и зафаталил. Остальные присутствующие в наши разборки вмешиваться не стали.

И здесь я сделал удачный ход — отказался от трофеев, сделав их общедоступными, произнёс:

— Угощайтесь, — и телепортировался в город.

Остальные игроки моё нападение и мой жест оценили. У города меня привычно убили, но я не слишком расстроился — получается, что по опыту и уровням я остался примерно на месте, да и отдыхать пора. Загнал перса на самостоятельную работу.

На следующий день, чтобы не давать ББшникам расслабиться, прокрался к данжу. Дежурило игроков так семь — правильно, троих-то я сделал. Замаскировался и устроился наблюдать. Через пару часов ББшники собрались, и выдвинулись к посёлку. Я двинулся вслед за ними. Затем ББшники рванули — на дороге разгорался бой. На дюжину человек, идущих от посёлка к данжу напал десяток ББшников. Преследуемая мной семёрка набегала в тыл к обороняющимся. А вот меня-то они и не ждали. Я бежал и стрелял. До дюжины добежала пара.

— Этих я добью! — Громко объявил я.

— Действуй! — Откликнулся главный.

Задняя часть строя развернулась, и паре стало кисло. Они попытались отступить, но наткнулись на мои выстрелы.

— И этих добью! — Громко объявил я.

— А не надорвёшься? — Уточнил данжевик.

— Не будет получаться — помощи попрошу!

Ну, у меня всё получилось. Фаталы прошли, призы собрал, нырнул в скрыт и начал заходить второму отряду в тыл. Данжевики держали строй, у них был хилер с бафером, и они ББшников теснили.

— Эй, а этот где? — Раздалось от данжевиков.

— В скрыт нырнул.

— Не нападёт?

— На нас не должен. Он с ББшниками не первый день режется.

ББшники, осознав что второй отряд перебит, попытались сбежать. Удар в тыл у меня не получился, но и сбоку нормально. Я вышел из скрыта, чтобы ребят лишний раз не нервировать:

— Если зафаталите, то трофеи Ваши. А нет, так мои.

— Ладно, забирай. — Откликнулся их командир. — Не боишься так против кучи стоять.

— ББшников тоже куча. И чем это им помогло?

— Без нас бы ты их не завалил.

— А без меня бы они вас завалили.

— А что выбор такой предлагаешь — зафаталите, так и трофеи вам?

— Зафаталите, так в войну втянетесь. А враг моего врага мне союзник.

— Не, обойдёмся без трофеев. Воевать — дорого, а нам нужно денег заработать.

— Без обид?

— Без обид.

Я собрал все трофеи и телепортнулся в город. На вход в город я согласно правилам иду без скрыта. Я даже оружие убираю. Меня ждут, убивают и фаталят. Но стражники забрать трофеи не дают, и трофеи остаются моими. А мне в реал пора — на работу. Герою — всё чинить.

Вторая часть дня оказалась неудачной. Я искал ББшников, нашёл их нападающими на охотников за буйволами, поторопился вмешаться, не заметил страхующий отряд и отправился только с привязанными вещами на воскрешение в свою комнату. Ну и ладно. Значит сегодня спать раньше лягу.

На всякий случай начал носить с собой по два телепортационных браслета. Для каждого нового выбирал другую точку выхода. Чтобы не перепутать, прикреплял к браслету карту с точкой, куда именно он ведёт. Основная масса выходов пришлась всё же на поле у посёлка. Но и другие места я не забывал.

ББшники выработали новую стратегию. Они подхватили меня на городской портальной площадке, отнесли от города и уже там убили. Следующие десяток дней прошёл в похожей беготне — я гонялся за отбившимися ББшниками, они гонялись за мной, стараясь не подставляться и меня где-нибудь зажать, то мне удавалось проскользнуть в город, то не удавалось. Я медленно рос в уровнях. Долги по привязке арбалетов и кинжала закрыл. Вкачивая ману открыл одному из них "Бесшумность". Второму получилось немного менее удачно — сначала повышение урона, и только потом бесшумность. У кинжала дополнительное свойство оказалось "Неизвлекаемость": "После нанесения удара может быть оставлен в ране. Наносит урон ежесекундно. Может быть извлечён только хозяином или лекарем с использованием лечебных практик. Выпадает из раны после гибели хозяина." Потом попробую поднять ему урон.

Несколько раз удачно вмешивался в отрядные столкновения. Последнее столкновение оказалось для меня особенно удачным — ББшники победили, но с приличными потерями, зафаталили данжевиков, начали собирать трофеи. А здесь я: тут как тут. Забил считавших себя победителями, зафаталил и получил огромный лут. Среди трофеев обнаружилось привязанное на 40 % троглодитово копьё. Удачное копьё — с прокачанными на 100 % отравлением, похищением маны и растерянностью. Я связался с Крейдом и попросил его мне помочь. Вызвал в кабаний лес, подарил трофейный браслет телепорта и перегрузил ему весь свой багаж. Я отправился в город, готовясь умереть. А Крейд благополучно добрался до клана.

Состав ББшного клана постепенно менялся. Похоже, что из Соколов туда стали отправлять проштрафившихся. И многие бывшие ББшники, пройдя "исправительные работы" и выправив отношения с городом, всплывают в КСС. Между нашим кланом и Соколами прошли неудачные переговоры. На них Соколы утверждали, что охота за фермерами — это личное дело ББшников, и то, что они не нападают на вассальные Соколам кланы, так это просто Соколы их хорошо защищают. ББшники сменили стратегию — они перестали за мной гоняться, просто начали ходить всей толпой и выносить фермеров и охотников.

Наши решили создать свой "независимый" клан — Стальной Ужас. Собрать туда бойцов, согласных поиграть "убийцами игроков". Я тоже согласился туда перейти. Нам поставили задачу охоты за фермерами, подчинёнными Соколам. Договорились, что независимых фермеров мы не трогаем. ББшников и Соколов — по возможности и желанию. Я заявил, что охотиться буду отдельно, используя свою скрытность: "пришёл, зафаталил, ушёл".

ББшников мы вместе с нашим основным альянсом из посёлка выдавили. Игру Соколам практически парализовали — им приходилось держать в боевой готовности группу быстрого реагирования увеличенного состава. Приставлять к каждому фермеру по защитнику — не рентабельно. И потом наши создавали локальный перевес сил и этих защитников выносили. Так что куча игроков ждала нападения чтобы портануться толпой в нужное место. И они никогда не знали, что точно их ждёт — убегающая кучка разбойников или спланированная засада.

В засаду мы их однажды хорошо отловили. Нам удалось отследить место их выхода из телепорта и прямо при выходе их атаковать. Иногда отлавливали и меня, разумеется, фаталя. Я провёл исследование в мастерской троглодитского оружия с подключённым ПОЗНАНИЕМ_НЕЖИВОГО и изучил его РЕМОНТ_ВЫСОКОЙ_КВАЛИФИКАЦИИ. При таком ремонте я научился поднимать качество вплоть до 200 % (относительно стандарта). При этом характеристики оружия тоже вдвое улучшались. Так что зафаталенный, я всё равно время зря не терял.

Так как с Соколами мы всё равно воевали, то я начал нападать и на мелкие группы прокачивающихся молодых Соколят. Первое нападение совершил пройдя змеиное болото. Там паладина Великого Зурейдли не оказалось, а с лекарем и его подопечными я расправился без проблем. Они долго ругались, что, погибнув в состоянии отравления, снизили сопротивляемость.

Ещё оказалось, что можно прекрасно воевать в тренировочном режиме в данже. Я бегал по данжу, выискивая отряды Соколов и в подходящий момент начинал расстреливать их в спины. Мне в этом случае главное было убить игроков. Если удавалось их зафаталить — хорошо. Нет — и ладно. Если троглодитов оставалось не много, я их добивал. Нет — просто убегал. Далеко они за мной не гнались. Я быстро выяснил, что щит в войне с троглодитами действительно нужен — в него приходится основная масса выстрелов. Похоже, что троглодиты стреляют просто по силуэту. Попробовал бегать с их щитом. Щит, кстати, тоже прокачиваемый. Прокачивается он от использования УДАРА_ЩИТОМ, ТОЛЧКА_ЩИТОМ и от отклонения ударов за счёт скользкости щита.

Соколы мой вызов приняли. Они начали выставлять в данж укрупнённые отряды и за мной гоняться. Я бегал в скользком температурно камуфлированном сете. Народу, он, кстати, не понравился. Если доспехи не чинить, то они портятся, а НПС-мастера чинить их не берутся.

Во время такой беготни по данжу я заметил интересную вещь. Меня там пытались подсветить зажигательными выстрелами, я убегал сквозь зал с троглодитами и они меня на фоне этих огненных всплесков совсем не замечали. Я решил, что это мощная идея, и бегать по данжу прекратил.

Противостояние нарастало. Наконец Соколы отказались от использования второго клана, включили его в свой состав и объявили нам войну. Наш клан Стальной Ужас мы тоже распустили и мы влились обратно в Героев. Соколы были в целом посильнее. Они подтянули резервы — приехали их союзники с другого кластера. Пришла пора клановой битвы. В битве Соколы запланировали захватить и удерживать посёлок какое-то время. Мы же должны были этого не допустить. Если Соколы реализуют свой план, они повысят своё влияние в посёлке, смогут объявить нас персонами нон грата. Нам тогда придётся перенести свою штаб-квартиру куда-то ещё. Повысив своё влияние до 100 %, они смогут объявить посёлок "клановым" и определить правила в этом посёлке. Например, брать плату за вход в посёлок, установить дополнительные налоги для не членов клана у НПС-торговцев, построить форт у данжа (данж входит в зону влияния посёлка) и определить порядок его посещения.

Подмяв под себя все значимые объекты локации можно объявить её клановой. За каждое ограничение для других игроков придётся доплачивать всё время действия этого ограничения, но, как мне пояснили, бывают ситуации, что "деньги не имеют значения". Так что наша цель — отбить нападение. Если мы справимся, то укрепим своё влияние и уменьшим влияние Соколов в посёлке, что естественно, а также в городе и локации в целом.

Битва кланов началась с установления плацдарма для наступления. Его Соколы разместили на том самом поле, между посёлком и кабаньим лесочком. Там они устроили свою точку воскрешения и перевооружения. Боец на этой точке воскресает, меняет выработавшие ману накопители, берёт новое оружие вместо утраченного, меняет сильно покоцанные доспехи, снимает дебаф смерти и получает благословения баферов. Снятие дебафа смерти — редкая магия. За его счёт они и собираются пробить нашу оборону.

Меня вызвал кланлидер.

— Ли! Сможешь ли ты пробраться и покрошить их поддержку? Это нам может прилично помочь.

— Можно попробовать…

Лучшее, что вообще можно сделать — это уничтожить точку привязки. Для этого мне выделили специальную бомбу. Правда без особой надежды — она прилично фонит и на сканерах её хорошо видно. Мы договорились, что сначала попробуем отбить атаку "по-простому". Дадим противнику втянуться в бой и уже потом, когда наше грядущее поражение станет только вопросом времени, используем этот козырь. Я подобрал подходящую точку портального выхода.

Я начал "демонстративно" атаковать оцепление, делая вид, что собираюсь пробраться или пробиться внутрь. Демонстративно, это не значит, что я вставал в полный рост и пёрся в психическую атаку. Это значит, что вовремя не убрался из под активного сканера. Начинал обстрел стоящих в оцеплении бойцов, пытаясь их парализовать. Водил за собой десяток преследователей — это тоже полезно, от непосредственной бойни у посёлка я их отвлекал. Наконец я прыгнул за бомбой, оделся в сет опытного разведчика — это на 15 единиц увеличивает скрытность, улёгся, чтобы так лёжа и перенестись.

Вылез удачно — за точкой воскрешения меня основной массе народа было не видно, а оцепление в мою сторону не смотрело. Прямо лёжа активировал таймер бомбы. Подошёл, положил и портанулся. Упрыгал я за несколько секунд до взрыва. Теперь уже вооружился, перекачал ману в телепортов браслет, снова улёгся и опять перенёсся к месту основных событий. На месте вражеского лагеря царил полный бедлам. Народ не понимал, что делать, куда бежать, что хватать, и я немного поживился, не нарываясь. Атакующих наши постепенно выносили — каждая потеря для них стала "безвозвратной". Они, конечно, могли ещё посопротивляться, переустановить плацдарм и обновить осаду, но видимо боевой дух оказался подорван, и они начали попытку организованного отступления. Наши с новыми силами накинулись, старясь противников не выпустить из боя, чтоб они не телепортировались. Наши подранки, не обращая внимания на дебаф, разом навалились. Во время основного кланового столкновения фаталы практически не проходили. А сейчас, во время добивания противника, они сыпались как из рога изобилия. Я, пользуясь скрытностью, обстреливал поддержку, да и всех, кто под выстрел подвернётся, парализующими. Арбалеты перед битвой довёл до 200 % и они пробивают доспехи у всех. Локаторить меня уже никто не пытался, в суетящейся толпе вычленить меня даже с локатором не просто — я после выстрела сразу меняю позицию. Разгром получился полный.

После клановой битвы наши лидеры снова сели за стол переговоров и договорились. Договорились, что клановая война закончена и все взаимные претензии на этом аннулируются. Что нападение на фермеров не приветствуется, а на фермеров вассальных кланов нападение категорически запрещено. И напавшего наши кланы покрывать не будут, а будут преследовать. В общем "Мир! Дружба! Жвачка!"

За всей этой суетой я как-то пропустил срок своего очередного приступа. Обратился к медику в игровом центре, и он мне пояснил, что в вирткапсуле есть кое-что от лечебной, и она мой приступ купировала. Это не вредно, скорее даже полезно. И что многих больных временно помещают в виртуальный мир для исцеления. Правда там капсулы специальные. Но и в тех, что я для игры использую такой эффект тоже присутствует.

Он меня успокоил, хотя определённые сомнения у меня остались. Арефли мне советовал медкапсулой для купирования приступов не злоупотреблять, чтоб привыкание не возникло.

Взял в клане себе "выходных" и отправился в комплекс древних. В комплексе три дня подряд пялился в непонятный экран. На Сортировочной было всё традиционно и я, с облегчением выполнив мужскую функцию, рванул назад.


3.20. На шахте.


В игре у меня установился спокойный график. Через день я ходил в данж, истребляя троглодитов. Сардарли разрешил мне носить троглодитский щит и я его сейчас спокойно, без фанатизма прокачивал. Начал я его развитие, как уже привык, с привязки.

В остальное время бегал по окрестностям. В доспехах опытного разведчика прокрался мимо волчьих лежбищ в центр леса к большой поляне с сотнями волков, заработав "обычное игровое достижение": "присутствовал на волчьей поляне". Что-то полезное мне это игровое достижение даёт, но не прямо, а опосредовано.

Некоторые дни посвятил исследованию городских крысиных катакомб. Они оказались трёхуровневые. Если сверху крысы были слабые, на следующем уровне — обычные, то на нижнем — сильные. Арбалеты с парализующими выстрелами я с собой в багаже носил, но воевал с копьём и щитом. У копья привязка перевелась на меня. Щитом отбивал крыс, если тех было многовато. В подземельях нашлись безопасные места, и я на них выставлял телепорты, благо особой нужды в старых точках у меня не осталось.

После многократных блужданий с уровня на уровень я добрался до жуткой крысы-мутанта, молвившей мне перед смертью человечьим голосом сначала на галифатском, а потом на едином: "Бойся! Мы тебе отомстим!" Сидела эта крыса перед явно замурованным проходом. Я это место запомнил в телепорте. Долгие блуждания позволили мне привязать копьё и открыть в его дополнительных свойствах УВЕЛИЧЕНИЕ_ОПЫТА. Описание оказалось достаточно длинным и по-галифатски цветастым. Если вкратце, то на 100 % за каждые 10 урона даёт 1 единицу в опыт хозяину и 1 пункт прокачки в случайное свойство. Также удалось открыть в копье увеличение урона и кражу маны.

Вторую крысу-мутанта я искал уже целенаправленно. Она мне перед смертью подтвердила, что её товарки мне отомстят, и если я не убью их всех, то ни ключа не найду, и ничего не добьюсь. Сидела она тоже перед замурованным проходом. Проанализировав, как я до этих крыс добрался, начал вычленять систему и вскоре последняя мне сообщила, что хоть я их всех перебил, до ключа мне не добраться, хоть его никто больше и не охраняет. Система подкинула мне немного опыта "за убийство всех крыс-мутантов в городском подземелье". Так что похоже крыса меня не обманула. Стенка за ней замурована на совесть, никак не расковыривается.

Добрался до туннеля, походил по нему. Похоже мне его не миновать — в нём сливаются проходы из разных концов катакомб. После часового перехода туннель снова стал ветвиться на более мелкие, и я попал в подземные выработки. Пытаясь разобраться в их устройстве, двигался на верхние уровни. Наткнулся на ведущий к волчьему лесу замаскированный выход из горы. В конце тоннеля около выхода в сундуке лежал шахтёрский фонарь и убитая кирка шахтёра.

Кирку долго пытался отремонтировать с использованием имеющегося у меня металла. Система никак меня не понимала. Заявился помощник и я начал с ним дискутировать. Он пытался меня убедить купить обычный металл. Затем он совершил ошибку, заявив, что использовать оружейный металл вместо обычного не экономно. Я быстро выяснил, что сам обычный металл дешёвый, но везти его долго и дорого. Так что использовать имеющийся в наличии оружейный получится дешевле. Потом мы с ним обсудили, что оружейный не хуже, и я умею с ним работать. В итоге система выдала мне кирку, обозначив её "Кирка из оружейного металла". Ещё там было что-то про повышенную прочность и пробивную способность.

Побродил я по заброшенным штрекам, побродил и вышел к шахтёрам. Шахтёры, меня заметив, начали отступать, пятиться, закрываясь кирками. Потом они расступились и вперёд выступила пара бойцов-НПСов.

— Ты чего сюда пришёл? — Спросил меня один из них.

— Хожу, осматриваюсь. — Ответил я.

— Нечего здесь ходить. — Недовольно пробасил второй.

— Это пекашер! — Закричал кто-то из задних рядов. — Он меня убил и зафаталил!

Я попытался рассмотреть крикнувшего, но синхронно вскинувшие арбалеты бойцы такой возможности мне не предоставили. Выстрелить они не успели, я перешёл в скрыт и сделал несколько шагов назад.

— Он в скрыте! — Гаркнул первый боец. — Зажигалку!

Второй сменил арбалет на гранату и широко замахнулся для броска. Бесшумный выстрел из троглодитовых арбалетов его парализовал, граната выпала и расплескала пламя вокруг.

— Тревога! Нападение!!! — Завопил первый. — Шахтёры в укрытие!!! Вызываю подмогу!!!

Можно подумать их вскидывание арбалетов и угроза гранатой нападением не были? Хотя, с точки зрения системы может быть и не были. Первый урон-то нанёс я. Шахтёры побежали по штреку от меня. Им навстречу начали подтягиваться бойцы. Они теснили меня, я их отстреливал, парализуя. Похоже они начали меня обходить и моё отступление быстро перешло в бегство. По карте стало понятно, что они меня куда-то гонят.

Бежать туда, куда меня гонят, я не захотел и пошёл на прорыв. Расстреляв на бегу оторвавшуюся от остальных тройку и опасаясь, что остальные придут им на помощь, пробежал мимо них не скрываясь и не добивая, рванув изо всех сил в заброшенные штреки. Затем вернулся в скрыт и, сменив направление движения, выскочил в известную мне часть лабиринта.

Телепорт в город прошёл штатно, но на входе меня ждал неприятный сюрприз.

— Стоять! — Обратился ко мне городской стражник. — Игрок Ли! Ты обвиняешься в нападении на охрану городской шахты и исправительно-трудового отряда! Вход в город запрещён до решения суда!

Стражник, проговорив всё это, напасть на меня не пытался. Он просто стоял неподвижно и проговаривал этот текст.

— А когда будет решения суда?

— Когда он дело рассмотрит.

— А когда он дело рассмотрит?

— Когда в суд придёшь, так и рассмотрит.

— А суд где?

— В ратуше.

— Так ведь ратуша в городе? Как мне в неё попасть?

— Убери оружие. Я вызову сопровождение.

Сопровождающий повёл меня в караулку. Пройдя в дверь мы оказались в Ратуше.

— Игрок Ли в суд по делу о нападении на шахту. — Объявил охранник.

Секретарша махнула рукой, мы подошли к помпезным дверям и я оказались в суде. Вообще суд — интересное место. Я оказался в круглой комнате. Судьи не было. Да и никого кроме меня не было. Сопровождающий, и тот в эту комнату не зашёл.

— Дело игрока Ли о нападении на городскую шахту и охрану исправительно-трудового учреждения. — Объявил голос. После паузы голос продолжил:

— Игрок Ли признаётся виновным.

В эту паузу я вклинился.

— На каком основании я признан виновным?

— На основании полученных данных.

— Каких данных?

— На основании полученных данных. — Повторил голос.

— Какие именно данные были получены?

— Данные от охраны шахты.

— Прошу информировать меня подробнее где состоялось это нападение. — Про "когда" я спрашивать не стал. Понятно же, откуда "уши растут".

— Нападение состоялось на шахте.

— Где же расположена эта шахта?

— Вопрос не ясен. Это городская шахта.

— Я спросил: где расположена городская шахта?…

После некоторых препирательств я предъявил свою карту и попросил указать мне где находится городская шахта. Разумеется шахта там у меня была не отмечена. Судья согласился, что никаких объявлений "Это территория городской шахты" мне на глаза не попалось.

— … Итак, моя версия событий. Я охотился на крыс и исследовал подземелья. Наткнулся на шахтёров, но на них не нападал. Шахтёры вызвали бойцов. Бойцы попытались на меня напасть.

— Утверждение ложно. Первый урон нанесён тобой, а не ими!

— А как мне ещё интерпретировать то, что неизвестные вскинули мощные арбалеты и в меня прицелились? Они б с одного выстрела меня положили.

— Почему неизвестные, это охрана шахты. И первыми они не нападают.

— Так они не представились. Их имена мне ничего не говорят. Значит неизвестные. И стрелять я начал перед броском гранаты в мою, кстати сторону…

Про пекашера я тоже выяснил. Это один из фермеров, что входил в вассальный КСС клан. Так что во время клановой войны, когда мы начали встречный отстрел соколиных подопечных, он от меня несколько раз пострадал. Так что я действительно нападал на него неожиданно, быстро убивал и фаталил. Вот он стычку и спровоцировал.

Про реакцию охраны мне тоже стало понятно. На шахту пекашеры действительно время от времени нападают. Если они успевают перебить всех их видевших, то статуса преступников они не получают и спокойно уносят добычу.

Меня осудили. Точнее само обвинение в нападении на шахту с меня сняли, но всё равно приговорили к отработке 140 часов прямо на этой шахте и к штрафу. Вещи мои отправились на склад, а я в заключение.

* * *

— Ну что, экскурсант, — обратился ко мне НПС Начальник_ИТУ, — проведу я тебе экскурсию, чтоб знал где шахта находится. А то ишь, выдумал, как от ответственности уйти. Так ведь не ушёл. То на то и получил. Если б убил кого, так легко б не отделался.

Я отнёсся к его словам спокойно.

МАСТЕР-ПРОХОДЧИК, ещё один НПС, выдал мне специализацию:

ШАХТЁР 0 уровень (1 уровень 0 %).

На складе у КЛАДОВЩИКА я получил ПРОСТУЮ_КИРКУ_ШАХТЁРА прочность 98 % и простую робу шахтёра без статов. БРИГАДИР отвёл меня на вход в шахту и велел:

— Заходи. Надо ствол шахты расширить. Где стучать — тебе будет подсвечено. Пока первый уровень не получишь, другой работы тебе не будет.

Я зашёл в шахту и оказался предоставлен сам себе. Все боевые умелки у меня оказались заблокированы. Точка привязки тоже. Воскресать, если вдруг совершенно случайно случится такой несчастный случай, я буду в казарме при шахте. Делать нечего. Нашёл первый подсвеченный участок, ухватил кирку и начал. Старался бить "как в жизни", пытаясь отколоть хоть кусочек.

— Стой! — Сказал мне ПРОХОДЧИК, неожиданно обнаружившийся сзади. — Делай перерывы. В эти перерывы выполняй короткую разминку.

— А?… — Только и успел произнести я.

— Не хочешь — не делай. — Продолжил ПРОХОДЧИК уходя из шахты.

Что ж. Совет я получил, нужно проверить. Короткий армейский комплекс мне не повредит.

Постепенно дело пошло на лад. К концу шестичасовки, отмеченной будильником, у меня появились:

ШАХТЁР 1 уровень (2 уровень 0 %),

ВЛАДЕНИЕ_КИРКОЙ 0 уровень (1 уровень 37 %).

Кирка по прочности просела до 71 %.

Я вышел из шахты и обратился к БРИГАДИРУ:

— Задание выполнено — уровень ШАХТЁР-1 получен.

— Хорошо. Смену отработал, так что отдохни в казарме и возвращайся. Перед сменой кирку обнови.

С киркой своей я заявился на склад.

— Вот! Только портите всё! Новое вам подавай! А чинить кто будет? У меня мастерства-то нет! Починка, она денег стоит. Да и нет у меня ничего! Из мастерских ещё не доставили. — Запел свою песню кладовщик.

— А где находятся мастерские? — Спросил я у кладовщика.

Мастерские находятся рядом, прям за складами. Кладовщик так усиленно меня туда спроваживал, что я почувствовал в этом какой-то подвох.

В мастерских меня встретил МАСТЕР.

— Что кирку принёс?

— Да.

— Так что смотришь — чини.

— Расходники где взять можно?

— Свои нужно иметь!

— Так у меня в комнате есть. Как бы мне их оттуда взять?

— Доставку закажи.

Действительно, что это я притормозил. Заказал доставку, получил удалённый доступ к своим вещам, оружие и доспехи доставить на шахту не удавалось. А вот ПНВ, что я для крыс покупал и троглодитские доспехи доставить удалось. Под присмотром мастера я их разобрал и начал чинить кирку, используя оружейный металл.

— Что-то я такого рецепта не знаю. — Сказал мне МАСТЕР, разглядывая получившуюся у меня КИРКУ_ИЗ_ОРУЖЕЙНОГО_МЕТАЛЛА. — Откуда он у тебя?

— Да как-то сам получился.

— Зарегистрировать его не хочешь?

— Можно. Только я не знаю как.

— Так я научу.

МАСТЕР выдал мне ещё десяток кирок и оружейный металл. Я под его присмотром десяток раз довёл их до нужного состояния. А что там не довести? Совместил кирку с металлом и ткнул кнопочку РЕМОНТИРОВАТЬ. Мой персонаж и начинал как заведённый всё это то в горн пихать, то кувалдочкой обстукивать. Кувалдочка это такая кувалда, но поменьше. Наверно она ещё как-то называется, но я этого названия не знаю.

— Всё! Хорош! — Выдал мне вердикт МАСТЕР. — Я рецепт в гильдию передаю.

— Да. — Подтвердил я. — А ещё не посмотрите?

— У тебя что-то ещё есть?

— Есть. Только это броня, мне её доставка запрещена.

— На меня доставку оформи.

Я снова вызвал меню доставки и выписал свою навороченную броню новичка, выставив в качестве получателя местного МАСТЕРА.

— Интересно, интересно. — Произнёс он. — Тоже не регистрировал?

— Не. Для себя сделал.

— А мастер твой что не подсказал?

— С мастером я только в начальной деревне общался, там у меня таких возможностей ещё не было.

— Что ж. Значит мне повезло. Показывай, как ты это делаешь.

У мастера появились комплекты доспехов новичка, СКОЛЬЗИН, ТЕМПЕРАТУРИН, и я принялся их совмещать. Получились отдельные рецепты для накладывания скользкости, температурной маскировки и их одновременное наложение. Потом мастер предложил мне поработать с другими комплектами доспехов. Потом звякнул будильник и я, быстро извинившись что пора мне отдыхать, отправился в казарму, плюхнулся на выделенную мне кровать и вышел из игры.

Двенадцать часов в игре. Работать я не пошёл.

Следующий Игровой день начался неприятно. Я встал с кровати весь мокрый. Рядом крутился один из шахтёров.

— Что, мажорчик, нравится тебе обоссаным лежать?

— Что?

— Уши прочисть! Глухота! Обоссал я тебя! Понял? Обоссал!

"Вот сволочь!" — Подумал я. Рванул к нему и хорошо двинул ему в челюсть. Урон не прошёл, тот даже не покачнулся.

— Охрана! — Закричал шахтёр. — На меня напали!

Я отступил назад. Секунд через 30 появился охранник и сопроводил нас к местному начальнику.

— Нападение на шахте. Напал наш экскурсант. Да. Гонору в тебе — выше крыши. Тише нужно быть, спокойнее. Чтоб ты этим проникся, 10 часов отработки на шахте я тебе добавлю. Претензии есть?

— Есть, как не быть. — Откликнулся я. — Как быть с оскорблением?

— И кто ж тебя оскорбил?

— Да вот он. — Ткнул я пальцем в своего противника.

— Так-с, Так-с. Посмотрим. — Произнёс НАЧАЛЬНИК. — Понятно. Понятно. Он тебя обманул — обоссать здесь не возможно. Если бы ты начальную базу вспомнил и головой подумал, то и сообразил бы. Он тебя водой полил. Так что никакого оскорбления не было. Тебе, Арсурдли, предупреждение.

— Прошу прощения, но изучение игровых баз мне противопоказано по медицинским причинам. И разве, согласно Мудрейшему Фарукли, ложь не "есть преступление самое страшное, так как оно приводит к последствиям непредсказуемым"?

— Неплохо, молодой человек, неплохо. Аргумент про игровую базу снимается, но незнание закона не освобождает от ответственности. Так что наказание остаётся неизменным. А вот тебе Арсурдли, предупреждение заменим на дополнительные 10 часов отработки. Есть возражения?

— Досточтимый! — Взял слово Арсурдли. — Не слишком ли серьёзное наказание для безобидного розыгрыша?

— Досточтимый! — Взял слово я, когда начальник перевёл на меня взгляд. — А было ли это безобидным розыгрышем?

— И как же отличить безобидный розыгрыш от ложи? — Подтолкнул меня к продолжению моего спича начальник.

— Допустим, если это не первый такой случай…

— Нет, первый.

— Тогда не знаю как отличить розыгрыш это или нет. И является ли он безобидным. Меня же он спровоцировал.

— Арсурдли! Тебе до конца твоего срока пребывания предоставляется возможность доказать, что твои действия были безобидным розыгрышем. В противном случае к сроку будет добавлено 10 часов отработки. Решение принято. Идите оба!

Я разобрался с шахтёрской робой — привёл её в порядок. В мастерской МАСТЕР мне обрадовался и мы продолжили заниматься с разными типами доспехов. Через десяток часов последний рецепт был записан и передан в гильдию.

— Отлично! — Произнёс МАСТЕР, весь засиял и надпись над ним изменилась: МАСТЕР-НАСТАВНИК.

У меня тоже тренькнул колокольчик-оповещение. В моих характеристиках появилась строка про авторство и все зарегистрированные рецепты там были перечислены. Это каким-то образом должно на меня повлиять — поднять мою репутацию и известность. Но не сразу, а когда рецепты начнут покупаться и изделия производиться. Денежки тоже должны пойти — авторские отчисления.

— МАСТЕР! Нет ли у Вас для меня спокойной работы? А то в казарму возвращаться не хочется.

— Работу? Работу найдём. Кирки чинить на руднике всегда нужно. Срок эта работа тебе не сократит, но денежек на уплату штрафа больше будет. Вот список.

Я оставил перса упражняться с ремонтом. Работать сегодня снова не пошёл, а в качалку сходил, размялся. На следующий день в столовой перед спуском в шахту ко мне подошёл Арсурдли:

— Это был просто розыгрыш! — Произнёс он без приветствия.

Я пожал плечом и уселся завтракать. Арсурдли сел за мой столик напротив меня и сверлил меня взглядом. Я не торопясь брал кусочек за кусочком из тарелки и отправлял их в рот. Шкала насыщения постепенно росла. Арсурдли не выдержал, он ухватил за край тарелки и придвинул её к себе:

— Это был просто розыгрыш! — Снова произнёс он глядя прямо на меня.

— Можешь доесть. — Ответил я ему, встал, подошёл к раздаче и попросил столовского:

— Ещё одну порцию, пожалуйста.

Очередные десять кредитов улетели со счёта. Еда не дорогая, но сытная. Как раз для работы в шахте.

— Не буду я твои объедки жрать!

— А тарелку к себе зачем придвинул?

Я с новой порцией подошёл к столу, где сидела небольшая компания.

— Не будете ли Вы против, если я здесь присоседюсь?

Пара человек зависла, а один степенно так произнёс:

— Ну, соседься, сосед, по-соседски.

Я устроился за столом и в плавно-галифатском стиле начал работать рукой. Совсем по-галифатски у меня, конечно, не получается, и местные это сразу оценили.

— Да уж. Попил ты нам кровушки. Попил. — Также степенно продолжил Нафизли Главенствующий.

Я жестом ответил: "Что уж там… Так получилось".

— Да. Так уж получилось, что мы все здесь из-за тебя. А тут и ты нарисовался.

Я понял. Это ББшники и Соколы, с которыми мы в клан-войне резались.

— Мы войну закончили? Или продолжаем?

— А не боишься?

— А что мне остаётся?

— А ты что предпочтёшь?

— Я предпочту не воевать. Мне и одного придурка хватает.

— А с ним у тебя что.

— Да-а… Устроил он здесь перформанс. Так что я себе 10 часов отработки добавил.

— Ладно. Без обид?

— Без обид.

— Мы понятно за что. А ты-то сюда как загремел?

— Ну, кто из нас без греха? Но я ни в чём не виноват!

Похоже, шутка моя удалась — бойцы расслабились. Наевшись, мы отправились в забой.

В забое ПРОХОДЧИК оставил меня в самом начале и велел искать и выбивать медную руду из жил. Магия изучения неживого мне помогла и вскоре медная руда нашлась. Я, поприсматривавшись к жиле и так и сяк, пустил кирку в ход. Вскоре жила иссякла и я отправился искать следующую. Опыта на следующий уровень нужно больше, и за шесть часов поднять до второго я не успел. Вышел из шахты и отправил перса в мастерскую.

В реале работа накопилась. Так что пришлось задержаться на семь часов. Герой мой сам перекусил сухпайком и героически восстанавливал бодрость в той же мастерской на лежанке в уголку. В шахте доработал три часа до уровня, покормил своего перса и оставил "заниматься по плану". Кстати я выяснил, как по-приходу в игру герой обязательно оказывается "жив, здоров и отдохнув". После нужного отдыха он ежечасно по 45 минут работает и 15 минут спит.

В мастерской ещё один игрок нарисовался. С мастером договорился и ремонт качать начал.

В следующий раз Арсурдли ко мне ещё с каким-то шахтёром подвалил, мокрый весь:

— Вот! Я Сегодня спал, а он меня облил!…

— Это он тебя уговорил? — Спросил я у его напарника. — Только не говори, что сам придумал. Врать не хорошо.

— Он. — Согласился шахтёр, подумав.

— Как мне доказать, что это розыгрыш? — Заорал Арсурдли.

* * *

ПРОХОДЧИК начал ставить меня не только на медь, но и на олово, свинец, серебро, золото и, наконец, железо. Как всё это оказалось в одной шахте, хоть и в разных штреках, мне не особенно понятно. Ну да ладно, игровая условность. Медь, олово и свинец можно добывать с первого уровня ШАХТЕРА, серебро и золото с третьего, а железо с четвёртого. ВЛАДЕНИЕ_КИРКОЙ тоже подкачалось почти до третьего уровня. Прокачался я шустро. Возможно что из-за кирки своей. Так что в конце своего небольшого срока, работал я в одном из дальних штреков на железе и попал под нашествие крыс.

Сначала крысы ко мне практически не забегали. Я думаю это из-за ауры крысиного страха. Перед моим отнорком они притормаживали. Большая часть проскакивала и неслась дальше; лишь отдельные обречённо шли в мою сторону. Я их тюкал киркой и думал — вроде бы боевые умения у меня заблокированы, а крысы прекрасно помирают… Где-то через час, когда я уже начал волноваться, в мой отнорок начала пробираться КРЫСА_МУТАНТ 10-го уровня наподобие тех, что сидели в подземелье. Увидев меня она остановилась и толкнула речугу:

— Вот он ты, проклятый странник! За всё, что ты сделал, смерть твоя будет страшна и ужасна! Соберутся несметные полчища крыс-мстителей и настигнут тебя и разорвут, и съедят. И не скрыться тебе будет от этой страшной участи!

Чтобы я лучше осознал свою грядущую печальную участь она продублировала это ещё раз на общем, а то вдруг по-галифатски я не всё пойму. Убедившись, что я её выслушал, или просто дав мне время приготовиться, она решила осуществить свою угрозу. Я, аккуратно примерившись, долбанул её киркой в лоб, представив, что это стенка. Кирка зашла глубоко. Были б у крысы в голове мозги, она б наверняка уже сдохла. Хотя, кто её знает, в какой части тела у неё мозги спрятаны? Здоровье у неё медленно снижалось. Она пёрла на меня, я держался за кирку и упирался, но сдавал назад пядь за пядью. Наконец крыса дотолкала меня до конца выработки, я упёрся одной ногой в стенку невыбранной породы, в стенку, которую недавно упорно долбил, и ситуация стабилизировалась. Где-то за мутанткой пищали её мелкие осмелевшие товарки, сама мутантка мотала головой и щерила зубы, а я держал её за кирку, как за ручку, и ждал когда же она сдохнет.

Мутантка меня не обманула. Когда её здоровье зависло на единице, она остановилась, высказала, что я крысами проклят, что ей не удалось справится со мной, но чтоб я не радовался этому. "Ибо придёт следующая более сильная крыса и повергнет меня в прах, и отомстит за все обиды, нанесённые мной крысиному племени." После своего торжественного прощания она наконец-то умерла и осела на пол через неё начали перебираться обычные крысы.

"Крысиное проклятье обновлено. Срок действия — 100 дней." — Сообщила мне система.

Чтобы извлечь кирку, мне пришлось упереться ногой в крысиную голову и тянуть, раскачивая кирку за ручку. Выяснилось, что роба шахтёра от крысиных укусов совсем не защищает.

"Отравление гнилостным ядом."

"Действие яда компенсировано регенерацией."

"Действие яда компенсировано регенерацией."

"Действие яда компенсировано регенерацией."

"Крысы, как известно, едят всё подряд и зубы не чистят…" — так начинается описание полученного отравления. Не знаю, насколько это соответствует действительности, но прикольно.

Кирку извлёк, крыс привёл в правильное состояние. Как там было то: "хорошая крыса — мёртвая крыса". Так что ли? И пошёл на выход. Шахта была пуста — как выметена. Ближе к выходу встретил осторожно двигающуюся мне навстречу охрану. Охрана отвлекаться на меня с дурацкими вопросами не стала. На выходе бригадир отправил меня к начальнику.

— Так это ты у нас проклятый крысами?

— Так получилось…

— Экскурсант! Из-за тебя всю рабочую смену крысы скушали! Почему тебя вообще на шахту послали? Ты что, сказать не мог?

— Я на суде говорил…

— Что ты там говорил, что на крыс охотишься. А про крыс мутантов почему промолчал?

— Я не знал и не считал это важным. У вас в штреках они мне не попадались.

— Всё! Пшёл вон отсюда! Совсем с шахты уходи! Потом досидишь, сколько тебе там осталось! Пока со своим проклятьем не разберёшься — не возвращайся! Только снаряжение сначала сдай и штраф заплати!

Так что из тюрьмы меня выгнали. Не подхожу я им, понимаешь ли. Ладно не подхожу, и не подхожу. Штраф, кстати, не такой уж и большой 129 кредитов — остальное я отработал. На выходе мне вернули мои вещи и я отправился в город. Потом сообразил, что могу телепортнуться, и прыгнул. Стража на воротах на меня не отреагировала, и я спокойно добрался до своей комнаты. Из комнаты шагнул в клан, отметился, что вернулся и отправился ремонтировать всё подряд, наш кладовщик меня уже заждался.

Проверил своё описание. В качестве особого примечания у меня было:

"Статус Управления Исполнения Наказаний: отработать 19 часов."


3.21. Снова данж.


У меня снова установился тот же график, что и раньше. Через день я ходил с отрядом клана в данж, один день тратил в свободном поиске. От охраны промысловиков я отговорился, да кланлид и не настаивал — я своими ремонтами достаточный вклад в благосостояние клана вношу.

В свободном поиске я прошёлся по подземельям, добрался до ближайшего мутанта, прибил его, обновив своё проклятье и долго киркой прошибал замурованный проход. Поддавался он очень не просто, пытался затянуться, но я был настойчив и пробился. Нужно признать, что этот десяток метров тоннеля дался мне очень не просто. Наконец я добрался до маленькой пещерки, мерцающей зелёным цветом.

"Зелёная часть ключа получена." — Получил я сообщение системы и оказался снаружи, там, где сидела сторожевая крыса. Пробитый мной тоннель схлопнулся и выглядел точно также как и раньше — его как и не было. Надеюсь, я получил от этого прохода всё.

Пройдя по коридору, на перекрёстке я столкнулся с парой игроков.

— Ты крысу-мутанта убил?

— Убил.

— А крысиного проклятья не боишься?

— Получил его. А что в нём такого?

— В принципе ничего страшного. Но в подземельях и пещерах на тебя будут крысы охотиться. Каждый раз всё более сильные.

— Было дело, нападала на меня мутантка 10-го уровня.

— Вот. А в следующий раз будет 11-го, потом 12-го. И так далее. Со свитой, естественно. Пока очередная с тобой не справится.

— И что потом?

— Потом ты получишь "Съеденный крысами" — крысы будут более агрессивны.

— Не. Съеденного крысами у меня нет. Крысиный страх есть.

— Когда крысы съедят, крысиный страх пропадёт. Совет хочешь?

— Давай.

— Если сотню дней мутантам на глаза не попадёшься, проклятье по времени выдохнется и спадёт. А если тебя крысы скушают, проклятье спадёт, но станешь съеденным крысами, а съеденного крысами снять можно — нужно только тысячу крыс съесть. Тогда крысоеда получишь, а он съеденного крысами дезактивирует. Если совсем припрёт, кредитов накопи и в святилище карму очисть.

— О как! Спасибо.

— Если хочешь, — обратился первый игрок ко второму, — загляни, главное не нападай. Тогда проклятие на тебя не повесится.

Второй на цыпочках прокрался и так же вернулся.

— Точно! Сидит! Крупная такая!

Мы разошлись. Совету я не последовал, наведался последовательно к стражам-мутантам, забил их, прорубился, части ключа собрал и получил БОЛЬШОЙ_КЛЮЧ ("квестовый: найдите проход, который он открывает" — не возможно украсть, потерять, не занимает места в багаже). Прям как в золотом ключике. Только за мной не Дуремар с Карабасом охотятся, а крысы, и не всегда, а только в подземельях. При очередном посещении подземелья столкнулся с мутанткой 11-го уровня и её свитой. С моими арбалетами — ничего особенного. Арбалетами парализовал, кинжал воткнул, со свитой разобрался.

Ещё через восемь дней, столкнувшись в подземелье с мутанткой 12-го уровня, в паузу после её выступления я высказался:

— Ты не крысься, а скажи, где мне проход для ключа искать?

— Странный ты странник! Ключ нашёл, а из подземелья не ушёл! Нет здесь той двери! Ключ здесь специально был спрятан, чтоб его кто попало не взял! А раз ты мне попался, то я тебя убью, ключ отберу и перепрячу! А тебя мои дети съедят, даже косточек не оставят! Готовься к страшной смерти!

И с этой крысой я справился. Тоже не слишком сложно. Подумал, соврала ли мне крыса, или не соврала. Решил пока действовать так, как будто это правда. А то наубиваю так мутанток, вырастет у них уровень до сотого. Что тогда с ней делать?

Побродил по заброшенным штрекам под горой. Рудник у меня на карте теперь обозначен и я на него не совался. Прибежала крыса-мутантка 13-го уровня. Перед смертью между угрозами ужасной участи призналась, что и на руднике ключ не требуется. Шарился по кабаньей роще, прокачивая кинжал, нашёл самого крупного кабана, показал ему ключ:

— Где ты здесь замочную скважину увидел? — Откликнулся он и впал в обычную кабанью молчаливость. То есть визг и хрюканье — да, а что-нибудь членораздельное — нет.

В змеином болоте, когда я его прочёсывал, выползла большая змеюка:

— Значит крысы его не сохранили! — Произнесла она глядя на золотой ключик. — Отдай его мне! Я тебя от проклятья избавлю! И ещё нейтральные змеи первыми на тебя нападать не будут!

— И всё?

— Хочешь, ещё могу вещи отдать, что игроки в болото упустили.

— Я подумаю.

— Ну подумай. — Согласилась змеюка и только я её и видел. Ну, хоть что-то.

Показал ключ птичке-невеличке в лесу. Повела она меня на поляну к волкам. С волками воевать мне не захотелось. Кабаны, вроде и сильнее, но дерётся только крупный секач. Один. А волки стаей накинутся, опрокинут и рвут-грызут. Так что переоделся я в комплект следопыта-ветерана, лишние вещи с собой брать не стал, только привязанные. Прокрался к самому главному волку.

— В моём лесу для твоего ключа ничего нет! — Отреагировал тот перед тем, как стая меня загрызла.

Идей, где искать дверь для добытого золотого ключика у меня нет. Вроде ясно что в городе. Посёлок я обошёл, неоткрываемой двери там не увидел. И я решил сосредоточиться на данже. Точнее на его одиночном прохождении. В один из дней снарядил пару арбалетов зажигательными и запасных обойм взял, приготовил клинок, оделся в маскировочное и отправился в тренировочный данж погулять. Время постарался подобрать не слишком популярное. Выбрал зальчик, чтоб рядом никто не шатался, и зашёл в него, стреляя из арбалетов в разные стороны. Оптимальным оказалось заходить с арбалетом в одной руке и клинком в другой. Стреляешь в одного, убиваешь другого, и ещё быстро перемещаешься из конца в конец, чтоб не зажали. Трофеи еле вытащил.

Как гром среди ясного неба прозвучало сообщение нашего кланлидера о роспуске клана. Он собрал нас в кланхолле, сообщил, что дела у нас идут не важно. Оказалось, что мирное соревнование мы Соколам проигрываем. Фермерам мы организовали условия одинаковые, согласно договору, но Соколы умудрились найти не оговорённый пункт и добавили бесплатный ремонт рабочего снаряжения силами клана. Мы же ремонтировали в клане пусть за символическую, но стоимость. Так что фермеры по-одному, по-двое перетекли в вассальные Соколам кланы. Ситуацию можно было попытаться выправить, но наш кланлидер получил предложение в Галифате и решил туда переехать.

Делёжка имущества распускаемого клана проводится по результатам аукциона. Участвовать в нём могли не только сокланы, но и внешние игроки. Для каждого в клане высчитывался его вклад. По результатам распродажи пропорционально этим долям начислялись кредиты. Мне, вроде ничего было не нужно. Ближе к концу аукциона наш уже бывший комендант мне написал:

"Ли! Троглодитские шмотки не возьмёшь?"

Оказалось, что наступило переполнение рынка и их никто не брал.

"Бери все за свою долю". — Продолжил он.

Я согласился. Если их разберу и ресы продам, то уже окажусь в выигрыше.

После аукциона наш кланлид кратко поблагодарил всех за игру и клан окончательно распустил.

В свободном плавании я пробыл не долго. Мне сразу пришло приглашение в клан от Зурейдли, паладина из Соколов.

"Я ж вроде вам во время клан-войны насолил?" — Написал я ему.

"Это лучшая рекомендация." — Ответил Зурейдли.

"Потом по поводу стальной дисциплины…"

"Тайминг у тебя хороший. Так что согласуем."

И я стал Кандидатом. Соколы организовали отдельные кланы для проверки претендентов. Зурейдли, не мудрствуя лукаво назвал свой клан "Кандидаты Зурейдли". Вот в него я и вступил. Штаб-квартиру он назначил в той же таверне в ковбойском посёлке, где ранее квартировали мы. Приглашения рассылали пачками, так что я оказался среди своих старых соклановцев. Не всех, конечно. Клан у нас был продвинутый и всех нас в один клан начального уровня не запихнуть.

— Ну, показывай, чем богат. — Встретил меня Зурейдли в стандартно обставленном кланхолле.

Я открыл ему просмотр своей учётки.

— Ого! — Произнёс Зурейдли. — Так ты у нас не только боец-инвиз, но и мастер! Сейчас основное руководство подтянется, пусть тоже посмотрит.

Посмотрит, так посмотрит. Не проблема.

— А вот и наша головная боль! — Произнёс Стальной Болатли, клановый лидер Кровавого Стального Сокола. — Что здесь у нас?

Понятно, понятно. Магия какая?

Я открыл книгу на просмотр.

— Магическая_Скрытность только на себя?

— Да. Зато дешёвая и эффективная.

— Жаль, что не передаётся. О! Свои рецепты. Отлично! Предлагаю тебе место специалиста-ремонтника в основном клане. Пока отдыхаешь пусть твой перс поработает. Обучение рецептам для клановых мастеров ещё обеспечишь. В обычное время другими обязанностями грузить тебя не буду. Пожелания постараемся учитывать. Устраивает?

— Да.

— Тогда выходи из Кандидатов и принимай приглашение.

Так что в Кандидатах я пробыл считанные минуты.

— Как войдёшь в клан, свяжись с Комендантом, обговори с ним, что тебе удобнее в клан сдать, что себе оставить. Завтра, как с приёмом разгребёмся, я твоим офицером буду. Пожелания мне сбрасывай, ну и мои выслушивай. — Сказал мне Зурейдли перед тем, как заняться следующим претендентом.

Комендантом у Соколов оказался Канили, чем-то похожий на предыдущего моего коменданта в Молодых Героях. Он просмотрел имеющиеся у меня вещи. По поводу троглодитских шмоток мы договорились, что я их сбрасывать на склад клана не буду. А буду их сам постепенно разбирать и ресурсами сдавать — это должно получиться выгоднее. Все мои трофеи с кланвойны он на склад забрал, записав как мой вклад. Они могут ещё кому пригодиться. Взамен я с кланового склада могу себе тоже что нужно выписать, если это у нас есть, конечно. Сдал заодно разные шкуры и прочие производственные нужности. У меня эти рецепты не открыты, а так можно магическую одёжку волчьими шкурами обшить, и общефизическая защита повысится, и от холода. А лягушачьими — от воды.

Когда мы с Канили всё согласовали, я показал ему золотой ключик. Он его внимательно осмотрел и вызвал кланлида. Болатли появился мгновенно, через несколько мгновений прибыл Зурейдли.

— Это то что я думаю? — Спросил меня Болатли.

— Не могу знать. — Отреагировал я.

— Откуда он у тебя?

— Крысы поделились. У меня и проклятие от них есть.

— Крысиное проклятье ерунда! — Заявил Зурейдли.

— Не спорю. — Согласился я.

— Что с ним делать собираешься?

— Пока пытаюсь разобраться, что это такое.

Все трое удивлённо на меня посмотрели.

— Я пока никак не пойму о каком проходе идёт речь. — Пояснил я.

Выяснилось, что я не достаточно хорошо изучил галифатский. И здесь имелась ввиду возможность, а не проход. Болатли заявится с этим ключом в городскую ратушу, откроет в ней "чудесный сундук возможностей" и выберет возможность построения кланового замка. Я ему этот ключ передал и он, глядя на меня влюблёнными глазами, из вежливости начал расспрашивать что да как. Чувствовалось, что он очень хочет сорваться с места, но правила галифатской вежливости — это правила галифатской вежливости. Действительно важные вещи они друг-другу сообщают в конце беседы и как бы мимоходом.

— Игровые базы мне изучать не рекомендовано по медицинским показаниям. Поэтому многих элементарных вещей в игре я могу просто не знать. Прошу на меня не обижаться, но я не галифатец, язык и обычаи изучаю. — Сразу взял я "быка за рога". — Так что если я где что не знаю или не понимаю…

— Конечно, дорогой, конечно! Всё поясним. Обязательно.

Клановая постройка встала не далеко от данжа. Так что данжевая телепортационная площадка у нас теперь для гостей клана. На сам данж влияния клана пока не хватает. Замком или крепостью на самом деле у нас пока и не пахнет. К клановому владению нам предложили выбрать "участок, защищаемый кланом". Не то, чтобы он совсем защищён, но попасть в любое место этого участка из кланхолла можно мгновенно и бесплатно. Меня включили в Совет Клана, так что пришлось высказаться, что лучше развивать в первую очередь — поле, реку, лес или гору. В поле можно организовать посевы, на реке — рыбоводство, в лесу — лесопилку, в горе — рудник. Предложил опросить наших фермеров и учесть, что именно они предпочтут. Ещё напомнил, что в руднике могут появиться крысы и, пока у меня крысиное проклятье, это может стукнуть по окружающим. Проголосовали за лесопилку.

По поводу постройки прибыла делегация из "взрослых" секторов, там где игроки 60+ и 120+. Устроили банкет. Болатли прилюдно хвалили, желали успехов, отмечали, что он "растёт над собой и осознал важность сочетания дисциплины и свободного развития". Судя по всему, когда клан достаточно разовьётся, нас с освоенной территорией перенесёт в другую провинцию.

— Чем заниматься собираешься, Ли? — Спросил меня Зурейдли на следующий день после банкета.

— Хочу с данжем разобраться, в одиночку его пройти.

— Достойная цель. В команде его уже проходил ведь?

— Да на минимальном уровне.

— Сопротивляемость троглодитскому яду выработал?

— Слабому.

— Мы сейчас команду на средний уровень формируем, я тебя к ним подключу. Там для обычного прокачаешь. На тяжёлом уровне яд сильный, но мы туда пока не ходим. Ещё что-нибудь нужно?

— Кинжал троглодитский нужно прокачать.

— Да. Кинжал не меч и не копьё, легко не качается. Подумаю.

Расписание своё мне пришлось изменить ну да ничего страшного. Несколько дней бодрствовал подольше. Уровень у меня сейчас 25. У остальных в группе 28–30, но меня взяли — по общефизическим и боевым показателям я их превосхожу. Данж-лидером у нас Сахаватли. Он со мной новую тактику обсудил. Все, включая медика и бафера идут стандартным строем. Так как мы идём в прохождение средней сложности, то в передней шеренге будет пятеро бойцов. Ещё четверо их подстраховывают из второй шеренги. Я сразу прорываюсь в центр и воюю по-своему — стреляю из арбалетов зажигательными и орудую мечом. Оба арбалета дополнительно развил. В обоих сейчас открыто увеличение урона, похищение маны и игнорирование защиты.

Для начала сходили в тренировочный выход. Что могу сказать — легче, чем одному. Троглодиты на строй агрятся, так что на меня внимание мало обращают. Только несколько самых близких. Толпой-паровозом по всей пещере меня не ищут.

Зурейдли предложил мне прокачивать кинжал в клановом святилище.

— Всё равно его развивать нужно. А развивается оно производимыми действиями. Так что твой кинжал прокачать ничуть не хуже, чем что-то ещё. Мы собрали разные не удачно начатые развиваемые предметы. Их и спалим.

Оказалось, что каждый предмет оценивается в некоторое число очков развития. И учитываются ещё вложенные в него очки развития и очки маны. Предмет в святилище разрушается и все имеющиеся очки делятся на три части. Первая часть просто развеивается — пропадает. Чем лучше святилище развито, тем эта часть меньше. Вторая часть идёт на развитие целевого предмета, а третья — на развитие святилища. Вот между второй и третьей уже можно границу двигать. Сейчас в клане разделение настроено так, что в развиваемый предмет минимум — всё возможное в развитие святилища. В серьёзное обсуждение стратегии раскачки святилища я не полез. Хотя как не полез. Там же ещё ресурсы нужны для каждого нового шага. Так что высказал — развивать нужно то, на что ресурсов хватает. Нужно длину очереди обработки увеличивать? Нужно. Так если там всего 5 предметов, и обрабатывается каждый из троглодитских предметов минуту, то на долго не отойдёшь — дежурный на подкладывание нужен. Отвлёкся на 5 минут, и процесс остановился. Нужна эффективность? Нужна конечно! Сейчас большая часть просто пропадает. В предмет 1 ОР, и в святилище 1 ОР. Это из 60 за нулевой предмет. И долго так ещё будет, пока КПД не поднимется. Скорость работы нужна? Нужна конечно! Будет скорость, будет больший поток. И дополнительные возможности тоже нужны. Сейчас, например, моё крысиное проклятье в клановом святилище не снять.

Выложил свой привязанный кинжал — пусть улучшается, всё равно он мне пока не нужен.

Шесть дней подряд проходили данж на среднем уровне. Без сбоев. Троглодиты здесь такие же, как и на слабом, только уровнем повыше. Оружие у них то же самое, но за счёт усиления бойцов и урон больше. Ещё у них на базовом уровне не слабое_отравление_троглодитов, а обычное. И у босса бойцы вылезают с усиленным отравлением. Лезут троглодиты из пяти щелей, поэтому Сахаватли нас у лазов не выставлял — выстроил коробочкой, ну и я в свободном поиске.

Сначала свободный поиск у меня при боссе не задался — не хватало пространства манёвра. Всё же кольцо у стен, куда босс своей аурой не достаёт, большой свободы манёвра не даёт. Так что оттесняли меня в коробочку. Потом я приноровился — занимал место в противоположной стороне от нашего строя. Троглодиты к строю ломились, а я стрелков потом на себя выманивал, на сколько получалось. Мои сокланы тоже попытались в отемпературенных доспехах среди троглодитов побегать, но не слишком успешно. Они все галифатцы — крупнее, не такие подвижные и скрытные — троглодиты их находят и щемить начинают.

После первых шести проходов почувствовал я себя не хорошо, отпросился на несколько дней и полетел в комплекс древних. Мешок снова меня чему-то защитному научить пытался, а потом мы с ним в прятки играли. Я на себя своё пси-скрытие вешал. Чем лучше у меня получалось, тем дольше он меня искал. Приступ меня особенно не беспокоил, просто спал много между тренировками — позанимаюсь и часов так на десять-двенадцать отрублюсь. Время провёл не плохо.

В игре ещё шесть дней походили в данж по среднему маршруту и начали осваивать более тяжёлый — часть до первой развилки прошли по центральному проходу, потом свернули в правый. Иммунитет к обычному троглодитскому отравлению у меня выработался, начал вырабатываться к усиленному.

По слабому маршруту мне доставалось очков развития примерно 18 тысяч — около 8 тысяч на простых троглодитах и 10 тысяч на боссе, то на среднем маршруте — вдвое больше. Так что набрал я за эти походы порядка 450 тысяч ОР — по 220 тысяч с небольшим на арбалет. Разделилось это примерно на 3 потока — игнорирование защиты погресс практически никакой, базовый урон поднялся до 5 с заделом на 6, ну и похищение маны поднял до 100 %.

Кинжал у меня докачался на неизвлекаемость и я его из святилища забрал. Вкачал в него ману. Открылись у меня в кинжале кража маны и урон:

Основные свойства:

"БАЗОВЫЙ_УРОН 1 (следующий уровень 2 — прогресс 0 %)."

"СЛАБОЕ_ОТРАВЛЕНИЕ_ТРОГЛОДИТОВ с вероятностью 100 %;

ОТРАВЛЕНИЕ_ТРОГЛОДИТОВ с вероятностью 0 % (следующий уровень 1 % — прогресс 0 %)."

"ПОХИЩЕНИЕ_МАНЫ с вероятностью 0 % (следующий уровень 1 % — прогресс 0 %)."

Дополнительные свойства:

"НЕИЗВЛЕКАЕМОСТЬ 100 %."

Решил, что этого мне пока хватит, а там подумаю. Обговорил с Сахаватли, что у босса попробую ткнуть его кинжалом. Начальство дало добро и мы первую попытку сделали пройдя по самому лёгкому маршруту. Ну, что я могу сказать? Чуть не помер. В прошлый раз-то я только краем ауру зацепил, и то плохо было. Но хорошо то, что хорошо кончается: лекарь меня вовремя подлечил, да и сопротивляемость легендарному троглодитовому яду у меня подросла. Я вложил все свои стратегические очки в здоровье. Второй раз прошли по маршруту средней сложности. Яд у босса не изменился, лекарь мне нужен, но уже не так критично.

Пять первых проходов из арбалетов по боссу не стрелял, а как в кинжале базовый урон до 4 дорос и похищение маны у меня раскачалось, начал снова арбалеты прокачивать — мне в них мощный урон нужен. Обычно я, пройдя данж с командой, выходил из игры, работал и потом заходил ещё раз перед сном. В этот второй заход я тоже пёрся к данжу и бродил по нему в тренировочном режиме. Это не слишком эффективно — много времени тратится на беготню туду-сюда. Можно, конечно, трофеи не собирать, но тогда расходы на покупку выстрелов есть, а доходов нет. Кошелёк у меня не бездонный, а вводить реал в игру не хочется. Дней так через десять наткнулся на объявления о наборах в "дикий" рейд — это не клановый рейд, а сборная солянка. Зацепило меня, что ходят они в произвольном составе, часто без бафера и лекаря.

Подёргал Сахаватли и Зурейдли, и они мне подсказали, что в таких рейдах без поддержки каждый заботится о своём здоровье самостоятельно. Можно у алхимиков накупить разных зелий и ими в прохождении пользоваться. Но это дороже получается, и по времени прохождение дольше. Начал разбираться с боевой алхимией — "где, чего, сколько". Нашёл лечебные склянки, склянки на ману, нашёл противоядия-антидоты. И это толкнуло мне мысль! Похоже, что это может мне помочь. Против легендарного отравления антидоты дорогие — по несколько сотен кредитов и действуют не особенно — максимум ослабляют на треть. Но и то хлеб! Ещё несколько лечилок и лекарь на финальном боссе мне будет не нужен. Осталось только понять, смогу ли я отбиться от атак его защитников.

При очередном прохождении у босса, зарядившись противоядием, воткнул в яйцо кинжал и, отскочив, отлечился. Эта проверка прошла успешно. Всаживая выстрел за выстрелом то в яйцо, то в его защитников, продумывал тактику и оглядывал финальную пещеру: "Где же мне здесь спрятаться? Как от троглодитов отмотаться?"

Я обдумывал идею нырнуть в одну из щелей. Но тогда есть опасность сражаться на два фронта — с теми, что будут в пещере, и с подмогой. Парой такое можно провернуть, но раздвоиться у меня не получится. Можно попробовать завалить проход — закинув в щель поглубже ядрён-батон магический или алхимический. Но стоят такие свитки дорого, а подействует или нет — не ясно. Можно грохнуть яйцо бомбой? Но тогда рядом находиться не желательно. Опять же, если я из зала выбегу, засчитают ли мне прохождение?

Взгляд мой нашарил на потолке неровности. Точнее не неровности, а возможность зацепиться кошкой. Остаётся вероятность, что что-то пойдёт не так, кошка не зацепится, троглодиты меня там увидят и начнут расстреливать, или ещё что. Так что, выйдя из данжа, я сообщил Сахаватли, что хочу кое-что протестировать в одиночном прохождении.

— Дерзай! — Был его ответ.

Из игры я всё же вышел. Перекусить, размяться, да и чтоб будильник потом не верещал. На работу не пошёл. Из игры я, конечно, вышел, но мыслями я в ней и остался. Дефектов в моём плане не находилось.

Я вернулся в игру, подготовил арбалеты, клинок и кинжал, доведя их до 200 %. Это повышенное качество быстро уходит, но на одно прохождение должно хватить. Подшаманил доспехи опытного следопыта с отемператкриваем и скользкостью. Проверил кошку с лебёдкой, купил новую армированную стропу, закупился антидотом и лечилками. Времени прошло прилично, но я решил не откладывать на завтра и рванул в данж.

"Прохождение". — Выбрал я опцию на входе.

"Одиночное? Отряд не может быть дополнен в процессе." — Откликнулся данж.

"Одиночное." — Подтвердил я. Платить за данж-тележку я не стал. Если пройду, то самое ценное и так получу. А если не пройду, так только деньги зря потрачу.

Я пошёл в центральный коридор — по самому сложному пути. Может это и самонадеянно, но в последний момент я решил, что всё у меня получится. В первую пещеру я заскочил и, стреляя на ходу зажигательными в разные стороны, быстро проскочил её насквозь. Троглодиты метались по оставшемуся сзади подземелью и истошно верещали. Я вместо того, чтобы вернуться и начать их добивать, просто пошёл дальше. Преследования не было. В следующем зале царило полное спокойствие — троглодиты не ходили, а просто сидели кучками на полу. Я наметил извилистый путь, так, чтобы близко к ним не приближаться. Шёл на цыпочках в буквальном смысле слова. Нервы были напряжены, но всё прошло гладко. Следующие залы я прошёл уже спокойно. В третьем ещё волновался, а дальше — всё. Сидят — и сидят. Я их не трогаю, и они меня не видят, в смысле не замечают. Так и дошёл до самой главной пещеры. В главной пещере на входе осмотрелся — куда бежать, куда кошку закидывать, закинулся антидотом, засадил кинжал, стрельнул несколько раз по-сторонам, кошку зацепил с первого раза — как тренировался. Лебёдка меня вверх затащила. Вишу на тросике под потолком, здоровье поправил, смотрю на сумасшедший дом внизу и думаю — когда босс кончится, нужно ли мне будет бегающих внизу троглодитов добивать?

Добивать их не пришлось. Сразу вслед за боссом они разом померли и появился таймер. Спустился на пол. Кошка не вытаскивалась и я её сбросил. Облутал босса, получив адамантиум и меня вынесло из данжа. Данж закрылся, рядом со мной вывалилась груда троглодитового барахла, а на меня повалились плюшки.

"ВЕЛИКИЕ ХРАНИТЕЛИ РАВНОВЕСИЯ сообщают: троглодиты не могут больше хранить адамантиум. Они изгоняются из этого мира…" — Так начиналось общее сообщение.

Мне выдали 5 СО для распределения "просто так", дополнительно я сразу вырос до 30-го уровня, получил полный иммунитет ко всем пяти троглодитовым отравлениям и звание "ночной кошмар троглодитов" — это самый продвинутый троглодитов страх.

Мои свойства пополнились строчкой:

НЕВИДИМКА-2: Скрытность +2. "Вы дважды решили стоящую задачу с использованием скрытности".

В моём описании возникла дополнительная звёздочка — "изгнавший троглодитов": я получаю 1 % ускорение получения опыта и очков развития для развиваемого оружия, мой клан — получает 1 % прибавку к известности и эффективности. Кинжал, которым я прибил яйцо, может быть переведен из оружия в раритеты. Помещённый в музей клана в качестве экспоната он даёт ещё 1 % клановую прибавку. Ну и главная награда — адамантиумная шахта для установки в замке клана. Но с ограничительным условием — если я её принимаю, то данж закрывается сразу, а если отказываюсь, то данж ещё какое-то время будет функционировать.

Бонусы были обусловлены тем, что я согласился на публикацию моего видео-прохождения данжа. Делать мне ничего не пришлось — я просто поставил галочку согласия. Само видео было смонтировано режиссёром и прокомментировано игровым комментатором.

Болатли мне написал, что "шахту — БРАТЬ!!!" Сокланы с вещами мне помогли. Потом я ходил с руководством, примеривал шахту к разным доступным местам и, наконец, пристроил куда сказано. Всё руководство было довольным, а Болатли так вообще светился от счастья.

Сокланов, как выяснилось, тоже не обидели — всем выделили СТРАХ_ТРОГЛОДИТОВ разной степени — по числу убитых. Так-то он активировался только начиная с 1000 убитых "за один заход". Ещё подняли сопротивляемость троглодитовым отравлениям — тупо на 1 уровень каждому.

Уставший, я извинился перед всеми, отпросился на выходные, вывалился из игры и отправился отсыпаться с чувством хорошо сделанной работы. Вернувшись после комплекса Древних увидел, что на месте данжа образовался проход в "Ледяную Пустошь".


3.22. Конец игры.


В игре со мной связался Зурейдли.

— Ли! Заглянешь в Ледяную Пустошь? — Не стал он затягивать беседу.

— Загляну.

— Если что нужно — говори, что не понятно — спрашивай. Если меня нет — дёргай Сахаватли, он тоже всё организует.

— Понял.

— Что нужно со склада — просто скажи коменданту. Если это есть он сразу выдаст.

— Отлично! Слушай, сразу вопрос — шахта. Мы ж вроде адамантиум этот с данжа неплохо собирали. Данж закрылся и добыча, судя по всему упала. А все так радуются…

— А-а-а. Это вообще не вопрос. Адамантиума у нас сейчас некоторый переизбыток. По меркам больших кланов — мизер, но на все наши запросы его хватит. Шахту можно раскачать, и мы её раскачаем — добыча постепенно повысится. Делать ничего серьёзного не нужно — доход получим автоматически. А мы все нацелились на новый данж. Там и первые исследования, и первое прохождение, так что без добычи мы не останемся. Старая добыча с троглодитов в нашем секторе сейчас реально никому не нужна. У всех этого барахла полные склады. Использовать троглодитское оружие неудобно. Ты вон всё оружие их освоил, а основная масса кроме простейшего копья и кинжала ничего использовать толком и не сможет — штрафы большие. В новом данже будет всё новое и открылся он в удобный момент — мы здесь и сейчас самый сильный клан. Мы провинцию постепенно под себя подгребаем. И мы с этого нового данжа снимем самые вкусные сливки. А если повезёт, то и его себе приберём.

— А что в нём дают?

— Пока не ясно. Может быть всё что угодно. Ты не заморачивайся — нам всё пригодится.

Перед тем, как я взялся за новое прохождение, вызвал своего помощника:

"Я по поводу невидимки. Это за счёт моего скрытного прохождения данжа?"

"Да. А вторая единица — за счёт данжа учебного. Просто один раз — это может быть случайность, а второе прохождение — это закономерность."

"А если бы я прокачался и всех в данже перебил сам-один?"

"Это случайностью бы не посчитали. Получил бы достижение ВСЕХ_УБЬЮ — увеличение урона на 1".


То, что я не слышал.

— Так, бойцы! Я слышал, что кто-то чем-то не доволен? — Произнёс Зурейдли рассматривая пару десятков игроков в кланхолле. — Кто может обрисовать суть проблемы…

— Итак. Вы жалуетесь, что в новом данже холодно и неуютно, что старый был лучше. Что мы бросили кучу сил на прокачку аратанца и он этот данж грохнул. Правильно я перечислил основные претензии? Отвечаю. Начну с прокачки аратанца. Он принёс нам очень нужную возможность и отдал её в клан. У нас появился этот замок. Так что качали мы его не в долг, не под обещания грядущих успехов, а расплачиваясь за конкретный результат. Если кто из Вас принесёт подобную вкусняшку, получит от клана очень много хорошего — я обещаю. Дальше рассмотрим прокачку. Мы раскачивали в клан-святилище кинжал. Где сейчас этот кинжал знаете? В музее — это клан-реликвия. Так что можете считать, что работали мы не на конкретного человека, а на весь клан. Бонус эта реликвия даёт всем нам. Хотите сказать, что бонус не большой? Его действительно можно получить просто подняв уровень кланхолла. Сейчас это достаточно легко, но чем выше уровень, тем дороже приходится платить и тем дороже этот процентик. Дальше прокачка в данже. Данжевики! Кто высказал хоть одну претензию именно по прохождению? Кто получал меньше, отдавая Ли что-то своё? Если тогда претензий не высказывали, то сейчас и нечего выдумывать! Да, аратанец действительно грохнул данж. Мы целенаправленно шли к этому результату. И в конце-концов всё равно взяли бы этот приз. Просто за счёт общего числа прохождений. Данж бы всё равно сменился, просто не сейчас а позже, ну хорошо, сильно позже. Каким окажется новый данж — никто не знал, кроме разрабов. Да и разрабы всё кивают на случайную генерацию. Хотите предъявить претензии рандому? Так пожалуйтесь администрации на рандом! Если жалоб будет много, может быть данж перегенерят. Если кто в данж ходить не хочет — выдвигайте свои предложения, расскажите, чем заниматься-то хотите. Если для клана это будет полезно — клан Вас поддержит. Нам нужны разные промысловики! Нам очень нужен свой алхимик!


Данж пока работает в режиме тренировки — можно зайти, посмотреть, приноровиться. Зашёл. Оказался на бескрайней снежно-ледяной пустоши и у меня сразу начало утекать здоровье — повреждение холодом. Так что как зашёл, так и вышел, даже ничего толком не увидел.

Мой компьютерный помощник мне подсказал, что в игре есть тёплая одежда. В клане её пока не оказалось, и я купил её в магазине. Со мной связался Зурейдли и попросил идеи по Ледяным Пустошшам записывать в отдельную ветку клан-чата. Информацию оттуда не разглашать и своими идеями, выводами и планами с посторонним не делиться.

Ладно. Так и буду действовать.

"Купил в магазине ТЁПЛУЮ_ОДЕЖДУ." — Написал я в клан-чате. — "Проверю, как в ней там. О результатах напишу."

В тёплой одежде было лучше, но она оказалась не достаточно тёплая. Вышел, купил ещё один комплект и попытался одеть один на второй. Один на второй не одевался, а менялся. Пришлось опять дёргать своего хелпера.

"Как мне одеть одну одежду поверх другой?"

"Она не предназначена для этого."

"Могу я купить одежду разного размера. На меня уже есть, нужна на размер больше, чтобы оделась сверху?"

Помощник задумался и я нужную мне возможность получил. Одел одну поверх второй и получил лучшую утеплённость и ухудшение ловкости. Не проблема — у меня запасные СО есть, подниму если что. В двойной одёжке уже было не плохо, мороз меня не беспокоил. Я немного отошёл от входа и наткнулся на ажурный шар. Шар, подпрыгивая, катился по ветру. Заметив меня, он запрыгал в мою сторону. Больше всего он был похож на перекати-поле. Только обледеневшее. Подкатившись ко мне, этот шар подпрыгнул и выбросил во все стороны ледяные иглы. Урон физический и урон холодом. Я сместился против ветра, шар, подпрыгивая, пытался сместиться за мной. У него получалось, но медленно. Я присмотрелся к нему: "Ледянник. Уровень 5." — Проявилась надпись в его свойствах. До этого я тоже к нему присматриваллся, но надписи не видел. Арбалет его не брал. Выстрелы просто пролетали шар насквозь, иногда что-то задевая внутри и нанося 1 единицу урона. Начал тыкать его копьём. Результат — очень похож. Вытащил клинок. Похоже к колющему оружию у него если не иммунитет, то очень большой резист. Рубящие удары троглодитским клинком проходят плохо — слишком лёгкий. Нужно перевооружаться.

Вышел из данжа. Написал в клан-чат свои соображения. Позвал желающих с собой. Народ набрал всякого разного. Огонь и холод на ледянника не действуют. Не плоха дубина, нужно опустить её на ледянника сверху и он, сплющившись и выдав волну холода и ледяных шипов, помирает. Вывод: дробящий урон проходит хорошо. Нужно разобраться с режущим — выбрал клинок самый большой из одноручных. Урон по шарику проходит, но нужно несколько ударов. Двуручный — значительно лучше и от ледянника подальше. Длинное копьё с широким лезвием ещё лучше подходит, но не слишком удобно, если он в ближний бой пробьётся.

* * *

Неожиданно у меня перед глазами возникло экстренное сообщение:

"Экстренный выход. Перенести персонаж в личное помещение? Да. Нет."

Выбрал "Да". Мелькнул интерфейс комнаты, и капсула открылась.

Я выбрался, оправился, получил указатель и пошёл по этому поводочку. Тут и там открывались капсулы и из них выбирались игроки. Никогда столько не видел! Много подростков и молодёжи, много инвалидов. Поводочек привёл меня в хвост короткой очереди — придётся немного подождать. Передо мной — парень без ног на бешенной табуретке. За мной скучковались юные и перевозбуждённые галифатцы, им не терпится узнать — что случилось. Не вмешиваюсь, на сколько это возможно, в их беседу. На прямой вопрос отвечаю: "Скоро узнаем".

Инвалид поехал в одну из кабинок, я сместился на его место, но не задержался — поводочек указывает мне на соседнюю. В кабинке — экран, на экране виден военный.

— Так-с, молодой человек! — Произносит он не глядя на меня. — Согласно директиве министерства обороны Алатез Вы мобилизуетесь… — Он сделал паузу, поднял на меня глаза и спросил: — Подданство?

— Аратан.

— А здесь что делаете?

— Слабый псион. Тренируюсь в Комплексе Древних. В перерывах развлекаюсь.

— Секундочку. Сейчас переключу. — Услышал я и экран погас.

— Так-с, молодой человек! — На экране появился другой военный, но начало было то же самое. — У меня здесь отмечено, что Вы — ремонтник.

— Так точно. — Настороженно ответил я и скинул ему сертификаты Нейросети.

— Я понимаю Ваше желание воевать с аварскими ублюдками, но, к нашему глубокому сожалению предоставить Вам соответствующую Вашему рангу командирскую должность в подразделениях Галифатской Армии мы не в состоянии. Однако в настоящий момент Вы можете оказать очень существенную помощь баронству. Множество достойных сынов Алатеза отправилось оказывать помощь нашим старшим братьям и у нас возникла серьёзная проблема с ликвидацией чрезвычайной ситуации на планете!

Оказалось, что в приполярье планеты неожиданно и строго по календарю наступает зимняя ночь. Случившийся природный катаклизм — тяжёлый мокрый снег, выпавший в несколько большем чем обычно объёме, липкий и обледеневающий, продавил защитные купола в нескольких посёлках и оставил их без энергии. Вот мне и было предложено всё бросить и включиться в работы по восстановлению разрушенного.

Отказываться было как-то не прилично, и я согласился, получив мобпредписание.

Так что космодром, Сортировочная, Алатез-центральный, потом ещё баллистический внеатмосферный перелёт, потом атмосферный и я на аэродроме с кучей суетящихся Чрезвычайщиков. Чрезвычайщики — сотрудники Баронского Управления по Чрезвычайным Ситуациям и Техногенным Катастрофам — своё уже отработали: всех живых эвакуировали. Они пакуют свои вещи и выдвигаются по местам постоянного базирования. Их меняем мы — мобилизованные ремонтники. На улице небольшой минус и резкий порывистый ветер, так что мне в лёгком "городском" планетарнике не комфортно. Хорошо, что от глайдера до штаба в большом металлическом складском корпусе рукой подать.

— Ты что, так и прилетел что-ли? — встретил меня дежурный на входе.

— Так точно.

— А одеться по погоде?

— В чём мобилизовали, в том и прилетел. Мне обещали, что всё необходимое мне здесь будет предоставлено.

— Жди!

Вскоре прибежал ещё один галифатец.

— Да что это такое! Почему вы все головой-то не думаете! Не знаете, что у нас холодно бывает?

— Теперь знаю. — Решил не заострять я конфликт.

— Нового нет. Есть рабочее второго срока.

— Это как?

— Это значит, что в нём кто-то уже работал, но всё добротное, срок годности не вышел. Чистое, только из стиралки.

— Годится.

Галифатец повёл меня в отдельный бокс, где кучей на полу валялось всё подряд.

— Что получше подобрать можно? — Спросил я его, останавливая в дверях, и перекинул ему сотню кредитов.

— Конечно, брат. — Ответил он. — Пойдём, ещё поищем!

В соседнем боксе комбинезоны были гораздо приличнее.

— Вот, посмотри — как новый. Сейчас батарейки новые воткнём и вообще хорошо будет. А если ещё сотню подгонишь, то можешь его и не сдавать потом — спишу.

Перекинул я ещё сотню. Пусть будет.

Вскоре уже следующий галифатец меня инструктировал. Дроиды для меня новые. Но не страшно — инструкции к ним есть, разберусь. Сертификаты нейросети его удовлетворили и я, сдав мобпредписание, быстро проверял автозаполнение анкеты.

— Здесь не указан профсоюзный идентификатор. — Сообщил он мне.

— Я не член профсоюза. Это проблема?

— Нет. Не проблема. Работай спокойно.

После перекуса в столовой и короткого отдыха, который я потратил на освоение инструкций, меня пригласили на посадку. Грузовой глейдер закинет нашу сборную бригаду из шести человек и девяти дроидов на несколько сотен километров ближе к полюсу.

Погода успокоилась. Ветер дует, но арматуру не треплет, снег весь упал, лежит, замёрз и толстый наст скрипит под ногами не продавливаясь. Небо очистилось и воздух прозрачен. В тёмной вышине яркие гроздья звёзд не спешат прятаться от выглянувшего краешком из-за горизонта местного светила, как будто знают, что оно уже скрывается снова.

Мы сели у небольшого заполярного посёлка рядом с высоким ажурным куполом, просвечивающим выбитыми стеклопанелями. Они рухнули вниз, но сейчас в этом сугробе ничего не видно. Рядом ещё три таких же крупных купола и несколько мелких.

— Первым делом нужно восстановить остекление. — Ставит задачу нам сопровождающий мастер. Аварию на энергостанции уже устранили, так что на подстанции энергия будет. Восстанавливаете купол, подключаете энергию. Внутри разберёмся позже — должно прибыть подкрепление. Остекление восстанавливать там, там, там и там.

У меня появилась карта с отметками о необходимых работах.

— Тот и тот купола не трогаете — у них проблемы с каркасом.

На карте эти купола отмечаются красным. На местности их совсем не видно — я думал что это просто холмики. Так что с каркасом у них действительно проблемы.

— Один человек у нас без опыта. — Ткнул в меня перчаткой сопровождающий мастер. — Вы впятером, — указал он на оставшихся галифатцев, — сразу начинаете работать с большим куполом. Ты, — опять ткнул в меня перчаткой мастер, — берёшься за малый. Чтоб остальных не тормозить. Как закончишь, вызовешь Гадимли. — Ткнул мастер в галифатца "средних лет". — Гадимли! Всё проверишь и проконтролируешь, и пусть подключает. Потом с рабочими планами определитесь. Главное — сделать всё в сжатые сроки!

— Всё понятно. Начинаем. — Откликнулся Гадимли, и грузовик улетел.

— Начинай сверху. Потом тебя обкопаем для нижнего слоя. На тебе один монтёр и один погрузчик. Погрузчиком палету к себе подтаскиваешь, потом с неё по одному листу наверх затаскиваешь и крепишь. Рамы заранее чисти и страхуйся на верхотуре. — Напутствовал меня наш старший.

"Что ж. Цели определены, задачи поставлены. За работу, товарищи!" — Подумал я.

Работа постепенно пошла. Чистил рамы для стеклопакетов, выламывая старые остатки и обломки также, как стоматолог удаляет зубное крошево — быстро но аккуратно, проверяя энерговыходы и общее состояние креплений. Перед установкой новой плиты прожаривал всё строительным феном. Издалека кажущиеся ажурными, несущие балки внушали. Толстые и надёжные, они без прогиба держали меня и дроида. Часа через два с половиной с верхней частью я закончил. Гадимли отвлёкся от своей бригады и обкопал экскаваториком мой купол. Снега где-то на два этажа. Ещё часа полтора или два я заканчивал боковуши. С Гадимли мы доехали до подстанции — мелкого домика с толстыми стенами, заметённого по самую крышу. Откапывать её не потребовалось — вход был организован через вертикальную трубу, стоящую в углу крыши. Мне эта труба сначала показалось трубой котельной. Но — нет. Входные двери-люки идут по кругу постепенно поднимаясь всё выше. Внутри — винтовая лестница. Широкая, чтоб галифатец в полярнике мог пройти. Мне так и вообще свободно — только иногда по стенке рукавами чиркаю. Все люки открываются вручную.

— Что? Удивляешься, что не автоматика? — Спросил меня идущий первым Гадимли. — Холод энергию высасывает. — Пояснил он не дожидаясь ответа на свой риторический вопрос. По схеме мы разобрались, какой рубильник включать. Точнее разбирался я, а Гадимли меня контролировал. Три плиты энергией не запитались — либо бракованные, либо я накосячил.

Пришлось снова лезть наверх, плиты снимать и спускать, новые поднимать и ставить. Со второй попытки купол подключился полностью. Теперь, подключённым, его никакой снежный завал не проломит. Если б энергия аварийно не отключилась, купола так бы и стояли. Второе подключение я уже делал сам.

"Молодец!" — Получил я сообщение от Гадимли. — "Берись за второй мелкий купол."

Перед тем, как браться за второй купол, заточил быстренько малый сухпаёк. Так, чтобы живот не отяжелел, просто чтоб голод перебить. На второй купол Гадимли совсем не отвлекался. Так что я его и обкапывал тоже. Перед подключением второго купола сбросил я ему картинку, что нажимать собираюсь. Получил одобрение. На втором куполе не подключилось 4 пакета. Отметил их в плане, выключил энергию и снова полез наверх. В итоге справился за те же пять часов, что и с первым.

Здесь закончили и мои напарники. Подключили и выяснилось, что брака у них побольше — 47 плит. Мои купола двадцатиметровые, у них — сорокаметровый. Это значит работы раза в четыре больше, чем на одном моём.

— Ли! Помогай! — Скомандовал мне Гадимли. Пришлось лезть наверх. Заменил 9 штук. Как только с купола спустился последний, Гадимли его подключил. Вторая попытка оказалась более успешной — но три стеклопакета всё равно не встало. Пришлось снова лезть на верх.

К окончанию нашей работы прилетел грузовик. Он привёз 13 человек. Это две новых бригады — одна для продолжения остекления, вторая для наведения порядка внутри. Дроидов мы оставили и обратно летели в пустом кузове.

После сытного ужина я отправился спать. Спать дежурный предложил в большой вытянутой пустой палатке, установленной у стенки ангара. В середине палатки до её крыши можно было достать рукой. К стенкам крыша понижалась. Торцы были занавешены и между ними по середине был устроен проход. Вдоль центрального прохода к стенам были уложены толстые маты. Было прохладно, так что спать я завалился прямо в одежде. Выспался, кстати, не плохо. Душа в ангаре не было, так что обошёлся влажными салфетками — обтёр ими всё тело.

— Твоя вчерашняя бригада пока не подошла. — Ответил мне дежурный, когда я, плотно позавтракав и снарядившись, сообщил ему о своей готовности. — Грузись в транспорт, старший у тебя на сегодня Мирдалли.

"Странно." — Думал я в полёте. — "После ужина я их не видел."

— Ли. — Обратился ко мне Мирдалли. — У нас слаженная бригада. Встраивать тебя — только сбиваться. Один поработаешь?

— Легко.

Моё задание — отработка переходов между куполами. Это — тротуары под округлой крышей. По большей части стеклопакеты уцелели, но есть и дыры. Моя задача — выгрести из под крыши основной мусор, восстановить крышу заменив битые стеклопакеты и подключить её. Эксакаваторик у нас один на всех, так что окапывание нового купола тоже на мне. Два больших и два малых купола уже оживлены, так что моя первая задача — восстановить их связность — сделать так, чтобы из каждого в каждый можно было пройти не выходя на улицу.

После первых шести часов работы Мирдалли меня перекинул "на подхват".

— Погода портится! — Сообщил он нам всем. — Поднажмём, чтоб купол снова не рухнул!

Сначала я занимался на земле — ускоряя доставку. Потом Мирдалли поменял меня с одним из высотников. Со стороны экватора звёзды начали пропадать. Это надвигались снежные тучи. Ветер стал более мокрым и хлёстким. Он, как бы проверяя нас на прочность, раздавал оплеухи налево-направо. Первое пробное включение выявило 57 проблемных плит. То ли я зря про себя ругался на предыдущую бригаду, то ли это из-за спешки. Поспешишь — людей насмешишь. Глядя на приближающуюся тьму мы полезли на верх. После второй попытки осталось 11 не включившихся в общий контур. Стена белёсой тьмы нависла над нами. Ветер затих. Как такое может быть — белёсая тьма? Словосочетание кажется противоречивым. Но факт остаётся фактом — надвигающуюся снежную круговерть иначе назвать не получается. Третья попытка — 3 штуки не встало как нужно. Я с ещё двумя лезу на эту проклятую высоту, кожей прямо сквозь одежду ощущая напряжение надвигающейся бури. Снизу мне помогают — погрузчик с новым стеклопакетом ползёт следом и, стоит мне только укрепить снятый стеклопакет на свободном погрузчике, как управление у меня перехватывают, чтоб не отвлекать от главного. Нужно торопиться, и тороплюсь не торопясь. Занудно и методично прочищаю все контакты в очередной раз. Скурпулёзно выверяю точность установки. Наконец — готово. Чтобы ускорить включение, отталкиваюсь от поверхности, врубаю реактивный ранец, отлетаю в сторону и по-военному спускаюсь на снег — тормозя падение прямо над поверхностью. Две плиты встали, одна по-прежнему не пашет.

— Может оставим? — Высказывается кто-то, зябко поводя плечами. И я понимаю — это его плита не заработала.

— Ли! — Связывается со мной Мирдалли с подстанции. — Попробуешь? Ты у нас самый шустрый, похоже. Как закончишь — сразу прыгай.

— Да. — Отвечаю и лезу на верх. На дроидов не отвлекаюсь — их ведут с низу. Не включившийся стеклопакет выдираю почти грубо. И начинаю очередную прожарку и подгонку. Каждая секунда тишины кажется последней. Устанавливаю подогнанную мне плиту, всё проверяю, шлёпаю её рукой и прошу: "Работай!". Отталкиваюсь и меня подхватывает фронт. Снег со всех сторон, и меня в нём крутит и кувыркает. Я взмываю к небесам, падаю к поверхности и снова взмываю. Наконец, вырвавшись из бешенной турбулентности и сориентировавшись, парируя снежно-ветреные порывы опускаюсь к безопасной поверхности.

"Всё! Я приземлился!" — Отчитываюсь Мирдалли.

"Молодец! Заработало!" — Откликается он. — "Жди! сейчас мы тебя подберём."

Укувыркало меня на пару километров и скоро за мной приходит экскаватор. Один из рабочих помогает мне устроиться в ковше, пристегнуться, чтоб не выкинуло, сам устраивается и пристёгивается рядом и мы начинаем возвращаться, тяжело продавливаясь сквозь встречный ветер.

— Почему экскаватор? — Спрашиваю я у Мирдалли.

— Он самый тяжёлый и мощный. — Отвечает он.

Мы ни куда не летим. Сидим на подстанции в подсобке и ждём погоду. Здесь тепло, в смысле не холодно — можно снять перчатку и рука не заледенеет и не отвалится. Даже пар изо рта не идёт. Душно, но дышать можно. Есть НЗ — вода и сухпайки. Есть туалет. Места маловато, но в тесноте да не в обиде. Тридцать один час буйствует и воет снаружи. Свист и завывание ветра можно услышать сверху из торчащей трубы. Следующие семь часов стихия постепенно стихает до нормальной непогоды.

Мы выспались, побездельничали и снова выспались. Когда сидеть мне становилось невмоготу, я поднимался по трубе, открывал люк с подветренной стороны и сидел, глядя на проносящиеся хлопья снега. В первый мой выход за мной поднялся Мирдалли:

— Любуешься?

— Да.

— Пристегнись, чтоб не выпасть.

Я не споря пристегнулся. Мирдалли, заругавшись на погоду, спустился вниз. А я сидел и смотрел на мелькающий снег, смотрел также, как смотрел на экран с мельтешащими пятнами в Комплексе Древних. И было мне хорошо и спокойно, умиротворённо.

Когда старший нас наконец поднял, спали мы "через силу".

— Откапываем технику и проверяем, пока мороз не ударил! — Скомандовал он.

Снаружи шёл мелкий снег. Не мокрый и не липкий, он плавно порхал в воздухе и опускался в позёмку, метущую от экватора к полюсу. Я подумал, что даже не знаю какой это полюс — северный или южный. Не знаю ни по направлению вращения, ни по магниту. Ну и чёрт с ним. Откопали экскаватор, реактор в нём запустился и мы начали откапывать дроидов. Снега набросало ещё метра три. Он ещё не промёрз и не слежался, мы проминали его и укатывали. Вся техника здесь реакторная и постепенно запускалась. Чем-то мне это напоминало Землю — там тоже зимой машины часто приходилось запускать с прикуривателя.

— Отлично! — Сообщил Мирдалли через час, когда всё заработало. — Наша задача — последний большой купол поднять, пока погода нормальная. Потом по обстоятельствам. Пока мы готовили площадку, прилетел грузовик, притащил дополнительные палеты со стеклопакетами. Выгрузил дополнительный НЗ, наказав его не трогать. А со старым делайте что хотите — он списанный. Пока мы работали, прибыла бригада внутреннего обустройства — они начали с самого простого "хозяйственного" купола.

Мы подняли большой купол за девять часов. Погода нам благоприятствовала. Снег кончился, ветер утих и немного похолодало. Наверно градусов так до двадцати пяти — тридцати. За нами пришёл грузовик и отвёз нас на базу. За ужином мы ели все вместе на одном помосте. Когда мы утолили первый голод, я спросил:

— Кто-нибудь знает, где здесь можно помыться?

На меня посмотрели как на идиота.

— Душ есть в гостинице. Это если по быстрому. А можно и в бани сходить.

Действительно, есть во мне что-то от идиота. Здесь — нормальный посёлок, небольшой, но с полной инфраструктурой. Просто он ближайший из не пострадавших, потому в нём базу и устроили. В баню так всей бригадой и завалились. Большая часть их сейчас закрыта — в это время народу в посёлке мало. Жизнь здесь кипит с весны, когда солнце показывается из-за горизонта и снег начинает таять, и до осени — когда снова возвращается зимняя ночь. Сезонные рабочие увеличивают население в тысячи раз. А сейчас здесь "полторы калеки". Тем не менее тепло и пар в банях были и я завис часа на четыре. Работал сотовый отель и я взял обычную ячейку. До бригадного сбора мне осталось шесть часов сна, но хватило и на завтраке я не зевал.

Во время завтрака все обсуждали начинающийся чемпионат планеты. Спорт игровой, командный, на сложно расчерченной площадке. Игроки чем-то перекидываются. Правила в двух словах не расскажешь. Но что-то вроде борьбы за мяч или шайбу в них есть. Что-то нужно закинуть на клетки соперников. Галифатцы оказались болельщиками и больше всего ругались, что сидят здесь без связи и матчи могут посмотреть только на маленьком экране.

Три дня мы ещё отработали и главные работы были сделаны. На базе дежурный в штабе отметил мне в мобилизационном предписании, что я "все порученные работы выполнял добросовестно".

— Многоуважаемый Ли! Не согласитесь ли Вы задержаться и продолжить работу в составе "ограниченного контингента" работников? Понимаете, сейчас начинается главная часть ежегодного ЧЕМПИОНАТА… и основная масса работников, желая на нём присутствовать, отказывается продолжать рабочий контракт. Поэтому плата будет повышенная.

— А за уже отработанное мне что-то начислили?

— Конечно. Деньги перечислены на Ваш профсоюзный номер.

— Прошу прощения, но я не член профсоюза. — Возразил я ему.

— Точно! Вот! В связи с успешным выполнением работ все требуемые рекомендации у Вас есть! И вступление в профсоюз для Вас без дополнительных испытаний — простая формальность.

— Ещё раз простите, но я не собираюсь вступать в профсоюз. Нельзя ли их перечислить на мой счёт?

— Конечно. Я сейчас сообщу начальству сообщение и оно вопрос решит. Пока давайте зафиксируем: согласны ли Вы на продление рабочего контракта?

— На какой срок?

— Срок точно не определён. Но не менее десяти и не более двадцати дней. Совсем точно — "пока есть что работать". Но Вас это не ограничивает — достаточно сообщить за сутки и контракт будет завершён без штрафных санкций.

— Устраивает. — Решился я.

— Тогда ждите сообщение с контрактом.

Я ещё раз сходил в бани и выспался в гостинице "без будильника". Сообщений не было, и я решил ещё раз побеспокоить дежурного.

Дежурный в штабе "По ликвидации последствий…" был новый — не тот, что меня инструктировал по моему прилёту, и не тот, что ставил мне отметку в мобилизационнике.

— Извините, уважаемый! Не подскажите ли по поводу продолжения работы?

— Да, уважаемый! Списки работников составлены, контракты всем разосланы. Если Вы его не получили, значит в списках Вас нет. Сожалею. — Сожаление это формальная часть фразы. Разумеется никакого сожаления он не чувствовал. Я отвлекал его от небольшого экранчика, и больше всего он хотел, чтобы я оставил его в покое.

— Благодарю. Не подскажете ли, как добраться до Алатеза-главного?

— Регулярных рейсов в ближайшее время сейчас нет. Попробуйте на попутках, вдруг кто летит. Но информации у меня нет.

— Ещё раз благодарю.

Меня здесь больше ничего не держит. Я связался с транспортным искином по удалённой линии. Он мне подтвердил, что рейсов нет и такси не вызвать — обычное не полетит, а все специальные заняты. Что ж, попробую на попутке добраться до чего-нибудь более доступного. На взлётно-посадочной площадке стояло несколько грузовиков. Все были закрыты, пилот одного из них, спещащий к куполу, мне сообщил, что, насколько он знает, все челноки зафрахтованы для перелётов между рабочими площадками. Правда за два из них он был не уверен. Через полчаса пилот одного из этих двух мне подтвердил, что его грузовик и другие зафрахтованы на ликвидацию.

— Я б с удовольствием таксанул, но извини, не сейчас. Вон у тех спроси — он потыкал в несколько челноков на площадке. На один из челноков показали оба пилота, так что я решил ещё подождать.

— Ты, что ли на большую землю собрался? — Подошёл ко мне мужичёк странного вида. Первым делом в глаза бросалась его одежда. Одежда не современная для содружества, а скорее привычная по земле — меховая шуба, одевающаяся через голову, меховые штаны, меховая обувка. У меня вертятся в голове слова кухлянка и унты, но я не уверен, что это называется именно так. Он явно был не Галифатец. И не аварец, и не их смесь. Кожа у него была светло коричневая с желтизной. Сам не высокий, примерно как оширец, он был пошире. Странным у него было лицо. Лицо в верхней части было круглое и щекастое, вниз выдавался узкий подбородок. Был бы подбородок ещё уже, голова получилась бы как шарик с ручкой.

— Я местный. — Сказал он мне увидев, что я его разглядываю. — Совсем местный. Абориген. Всё время мы здесь жили, ещё до галифатцев с аварцами.

— Извини.

— А-а-а. Ничего. Все удивляются.

— Мне нужно на большую землю. — Вернул я разговор в нужное русло.

— А здесь работал?

— Да.

— Купола ремонтировал?

— Да.

— Отсюда в ближайшие дни ничего не полетит. Разве случайно.

— Что посоветуешь?

— Из другого посёлка летает и он махнул рукой куда-то в сторону.

— Далеко?

— Не. Близко, однако.

— Как туда добраться?

— Если хочешь, провожу. Но с обменом. Сначала в стойбище заглянем. Там на энергостанцию посмотреть нужно, чего она не работает.

— Просто посмотреть?

— Починишь, так вообще хорошо.

— А стойбище далеко?

— Не, совсем рядом, однако. На полдороге.

— Инструмента у меня нет. Так что починить не обещаю.

— Там есть инструмент, дежурный мастер оставил.

— Хорошо. Но починить всё равно не обещаю.

Местный кивнул. И, махнув мне рукой, позвал за собой.

Мы дошли до купола над складом, местный попросил меня подождать и вскоре вышел с двумя парами лыж. Лыжи были короткие и широкие, и тоже обтянуты мехом.

— Ходить умеешь? — Спросил меня местный.

— Нужно попробовать.

Крепления на лыжах были классические — петля для стопы, и обмотка для пятки. Так что одел я их самостоятельно. Идти было удобно — скользили они только вперёд. Так что мы пошли. Часа через три местный остановился:

— Хорошо идём, однако. Половину прошли.

Я кивнул. В неторопливый ритм я втянулся, шёл на автомате и думал. Думал, в какую авантюру я втянулся и почему вообще принял предложение идти не пойми куда. В принципе я мог бы сообразить ещё в том посёлке со штабом, что "рядом" может означать всё что угодно. Как там у нас на Северах было. "Ближайшая аптека находится по адресу… И адрес соседнего посёлка в сотне-другой километров." Ещё я думал, что это так на меня могла повлиять игра — квестодателя встретил, нужно соглашаться и выполнять. Опасности от мужика я не чувствовал, поэтому думал спокойно.

Ещё часа через полтора мой провожатый кивнул на склон:

— Если здесь подняться, то можно срезать. Попробуешь? Или лучше по ровному?

— С той стороны склон крутой?

— Нет. Этот сильно круче, однако.

— Давай попробуем.

Мы поднялись по высоте метров на двести. Склон был от 30 до 45 градусов, так что поднимался я не торопясь боком. Обратная сторона действительно оказалась длинной и пологой, как для совсем начинающих горнолыжников. Я разогнался и ехал на полусогнутых. Местный катил гораздо быстрее. Он временами останавливался, меня поджидая, потом снова отрывался.

Внизу он спросил у меня:

— По следу дойдёшь? Я предупредить побегу.

— Беги. — Ответил я. Ветра не было и я надеялся след не потерять.

Сдед привёл меня к стойбищу минут через пятнадцать. Меня встречала небольшая кучка аборигенов.

— Здравствуйте. — Поздоровался я, устало подъехав.

— Здравствуй, мастер. — Откликнулся один из стоящих. — Легка ли была твоя дорога?

— Скорее непривычна.

— Я уже Ойво отругал, что он чужака на такое подбил.

— Ойво мне сказал, что здесь что-то починить нужно.

— Хочешь сразу посмотреть?

— Да. Потом тяжелее будет.

— Ну, пойдём, однако.

Мы подошли к трубе, торчащей из снега. В такую я уже лазил. Открыл люк и, сняв лыжи и воткнув их задниками в снег, начал спускаться по винтовой лестнице. В темноте я чувствовал себя не уютно и активировал налобный фонарик в рабочем костюме. Какая-то энергия на подстанции всё же была. Искин или может даже комп меня опросил на предмет моих сертификатов и в техническую часть запустил. В металлическом шкафу первым делом на глаза мне попался стандартный тестер. На входе энергия была и я начал проверять следующие цепи. Цепь на подстанцию сбоев не давала; я её активировал и на станции появился свет и заработали батареи. Я проверял выходы, проблемные не трогал, рабочие подключал. Зафиксировал протокол проведённых действий в искине — это оказался всё же минимальный искин — и обнаруженные неполадки. Делать, вроде всего-ничего, а час оторви и брось. Убрал всё по местам и поднялся. Меня ждал Ойво.

— Клейно ждёт, однако. — Сказал он.

— Сейчас, ещё немного. — Откликнулся я. — Клейно, это ваш старший?

— Да.

Отогревшуюся кожу мороз пощипывал. Я одел лыжи, задраил люк и покатил за моим провожатым.

Стойбище состояло из двух больших палаток вполне современного вида — надувной многослойной синтетики, прекрасно удерживающей тепло внутри и холод снаружи. Мы остановились у тамбура.

— Заходи. — Произнёс Ойво. — А я пока лыжи отряхну.

В палатке было тепло, светло и работал на обогрев кондиционер. Десяток местных сидели без своих меховых одеяний в привычной на вид комбинезонистой домашней одежде.

— Раздевайся, устраивайся! — Пригласил меня Клейно на правах старшего, махнув рукой в строну вешалки на стенке сбоку от входа и пуфика.

"Хорошо, что у меня под рабочим чистый планетарник." — Подумал я. Пуфик оказался удобным. Хотя, может быть это усталость сделала его таким. Все местные на мой непривычный взгляд были практически одинаковы. В первую очередь бросались в глаза острые выступающие подбородки, присобаченные к круглощёким лицам, чёрный ёжик причёсок у мужчин, и чёрные косички у женщин. Блок социальных связей моей нейросети не даст их перепутать, но просто на взгляд стоит его отвести, так я уже и не отличу Ойно от Клейно. Хотя почему не отличу: Ойно очевидно моложе.

Одна из женщин принесла и подала в руки чашку с двумя ручками и горячим мясным бульоном. Я, поглядев на остальных, начал, как и они, его прихлёбывать небольшими глотками. Мясо было мелко покрошено и проблем не доставляло.

— Странный ты человек. — Проговорил Клейно. — На вид страшный, а пришёл и работу сделал.

— Кстати по работе. — Оторвался я от бульона. — Крадсинг, Мурейно и Амнори не запустились. Проблемы в искине я зафиксировал.

— А всё остальное?

— Запустились:… - я прочитал названия линий, зафиксированные моей нейросетью. А как там и что — нужно уточнять.

— Ясно. Я пошлю людей проверить.

Клейно выдерживал паузу, и я доел своё крошево.

— Вкусно. — Произнёс я, облизываясь.

— Ещё? — Откликнулась одна из женщин.

— Если можно.

— Знаешь из чего это? — Вступил в беседу Ойно. По его тону я уловил, что он хочет меня подколоть. Или мне так показалось.

— Нет.

— Сказать?

— Ну скажи.

— Это из червяка.

— Из какого червяка?

— Который в земле ползает.

Не показалось. Помню одна из моих знакомых, Ольга, рассказывала, как она с мужем во Вьетнаме жила в советское ещё время, но американцев уже совсем выгнали.

"Поехали мы тогда в гости в какую-то деревню, там нас блюдами из змей угощают." — Рассказывала она. — "И с собой змей дали. Везти их нужно было живыми, чтоб не испортились, в мешке, и, чтоб не кусались, нужно им было рты зашить. Выдали мне огромную иголку с суровой ниткой и показывают: хватаешь змеюку вот так, вот так иголкой под челюстями прокалываешь, несколько стежков и завязываешь. И смотрят все на меня…"

"К белым у них такое, очень своеобразное отношение. Всё они доказать хотят, что белые их чем-то хуже. Но если проверку на прочность пройдёшь, потом всё нормально. В смысле до следующей проверки." — Подсказывает Саша, супруг её. Он как в отставку вышел, так они в Москву и вернулись. И да, он не военный, или не совсем военный.

"Взяла я змею за шею, прямо у головы. А она извивается, на руку намотаться норовит. Внутри у меня всё дрожит, я змей боюсь, но виду не подаю. Зашила ей рот. Вторую хватаю. Вьетнамцы и выдохнули…"

После паузы я сказал:

— Вкусный червяк. Описание не сбросишь, чтоб я его не перепутал ни с кем?

— Лови. — Перекинул Ойно мне ссылку.

Я, прихлёбывая вторую порцию, посмотрел: толстый, как дерево в один обхват, длинный, цветом на дождевого похож.

— Странный ты. — Снова начал Клейно. — Галифатцы червей не едят.

— Я не галифатец.

— Вижу. И не аварец. Они тоже червей не едят.

— Вы аварцев так и отличаете? Червя даёте и если не ест, то аварец? — Подпустил я в голос деланного удивления.

Местные засмеялись, значит шутка прошла.

— Но ты и не алатезец. — Завершил Клейно свою мысль.

— Я — землянин. — "Землянин" я произнёс по-русски.

— Это где?

— Где-то там. — Махнул я рукой вверх. — Космос большой.

— А почему ты оплату не попросил?

— Почему не попросил? Попросил. Я свою часть договора выполнил. Теперь дело за ним. — Я ткнул рукой в Ойно.

— И о чём же вы договорились? — Напрягся Клейно.

— Он обещал меня сопроводить до посёлка, куда сейчас регулярные рейсы ходят. Мне на космодром нужно.

— Обещал, значит сопроводит. — Успокоился Клейно. — Но смысла договора я всё равно не понял.

— Для меня смысл есть. Пояснить?

— Да.

— Вот представь, что оказался ты в пустыне. Пустыня — это песок, и жарко, и воды нет. Солнце жарит так, что чувствуешь себя как на сковородке.

Сковородку местные не поняли и я заменил её на котёл, в котором вода выкипела, но с огня его не сняли.

— Местами вода есть, но мало, и искать её не просто. И нужно тебе куда-то дойти. Встречаешь ты местного, и он обещает тебя сопроводить, если ты для него что-то сделаешь. А ты понимаешь, что сам заблудишься и не дойдёшь.

— Как здесь можно заблудиться? — Не вытерпел Ойно.

— Ты здесь с рождения живёшь, вот здесь и не заблудишься. И ходить умеешь. А в пустыне и заблудишься, и ходить разучишься. Будешь с трудом волочиться, а местный будет тебя ждать.

— Почему заблужусь?

— Там барханы. Они как волны, но из песка. И движутся как волны, только медленно. И куда ни глянь — всюду одно и то же. Ты же не увидишь примет, очевидных любому местному. А ходить разучишься, потому что ноги в песок проваливаться будут, и их при каждом шаге нужно вытаскивать.

— Это как на снегу?

Слово снег я опознал. Точнее опознал "рыхлый снег", но без остальных нюансов.

— Снег легче, песок тяжелее. Так что вытаскивать ноги труднее. А если в зыбучий песок попадёшь, то провалишься совсем с головой и всё — могила готова.

— Это у тебя на планете такой ужас?

— Есть на Земле такие места, но я там не жил. Я жил ближе к снегу.

— То-то ты шёл не плохо для чужака. Так-то тебя любая баба обгонит.

Я пожал плечами.

— А зачем тебе на космодром?

— В космос полечу.

— Зачем? Там же нет ничего? Вот я здесь живу и всем доволен. — Произнёс Ойно. — И никуда отсюда не улечу, потому что здесь самое лучшее место в мире.

— Хорошо, что ты нашёл своё место и это понимаешь. — Ответил я нейтрально.

— Расскажи Вселенной о своих планах и она над ними посмеётся. — Решил я поколебать его самодовольство в ответ.

— Это как? — Заинтересовался Ойно.

— Жизнь устроена несколько сложнее, чем мы про неё знаем и думаем. Но замечено, что если громко при свидетелях объявишь, что что-то сделаешь или чего-то хочешь. То либо ты это сделать не сможешь, либо сможешь, но будешь этому не рад.

— Ну, если не смогу, понятно. А вот про сделаю, но не рад буду — не понял.

— Могу притчу рассказать.

Ойно кивнул. Остальные просто сидели тихо и слушали.

— Ползёт по пустыне аварец. — Начал я перефразировать анекдот. — Солнце сверху палит, пить ему хочется, совсем почти помирает. И встретилась ему Всемогущая Непостижимая Сущность. Посмотрела она на страдания аварца и говорит ему:

"Что ты хочешь? Я исполню твои желания!"

Аварец сразу:

"Хочу, чтоб у меня было много воды! И ещё много женщин!"

"Будь по твоему!" — Молвила Высшая Сущность и стал аварец унитазом в женском туалете.

Клейно перевёл и разъяснил, что такое унитаз, и алатезцы закачали головами.

— Это у тебя на твоей планете такие Высшие Сущности водятся?

— Говорят, что они везде. Сам я их не видел. Только слышал. Правда или нет не знаю.

— Перед выходом лучше отдохни. — Сказал мне Клейно.

Поспать меня устроили в этой же палатке у стенки с пуфиком под головой. Когда я проснулся, стойбище было почти собрано. Когда я встал на лыжи, палатку где я спал тоже собрали и Клейно запечатывал энерговыход.

— Барон сделал нам энерговыходы на местах удобных стоянок, так мы теперь и кочуем. Палатки тоже сменили, раньше они у нас из шкур были, но это только в преданиях, сам я такого уже не помню. — Увидел мой заинтересованный взгляд и прокомментировал свои действия Клейно.

— Мы будем на Тарапикси. — Сообщил он стоящему рядом со мной Ойно.

Переход занял девять часов. Мы шли два часа, останавливались, немного перекусывали сушёным мясом, потом шли снова два часа. Когда показались огни посёлка, Ойно попрощался со мной и побежал. Так что последние два часа я шёл сам. Лыжи оставил на складе, сообщив, что это для стойбища Клейно. Уточнил у искина по поводу рейса, выяснил, что рейсы есть, что летают раз в двадцать часов и что у меня ещё есть время, с удивлением узнал, что меня вызывают в суд и что у меня понижен рейтинг в баронстве. Повезло, что остался он у меня положительный.

По поводу суда искин мне предложил пройти к главе посёлка.

Глава посёлка Надирли был свободен и занялся моим делом.

— Ли! Профсоюз рабочих Алатеза, в лице исполняющего обязанности… Дамирли, обвиняет тебя в выполнении работ, требующих особой квалификации, без согласования с профсоюзом. Он скоро подойдёт. А пока давай разберём суть обвинения.

Суть обвинения оказалась проста — я на подстанции у стойбища подключил рубильники. По мнению профсоюза это должен был сделать профсоюзный мастер. Но была для меня важная зацепка про квалификацию, и я решил ей воспользоваться, предъявив свои сертификаты нейросети Надирли.

— Что ж. Всё понятно. Твоя высокая квалификация, как мастера-ремонтника вопросов не вызывает. — Подтвердил он.

— Не согласитесь ли, многоуважаемый Надирли, помочь мне разобраться со снижением рейтинга лояльности.

— Давай разберёмся. Всё равно Дамирли задерживается.

— Вот! Здесь указано, что нарушена устная договорённость о помощи по ликвидации последствий аварии.

— Какая договорённость?

— Договорённость о продлении контракта для работы в зоне бедствия.

— Была договорённость, но мне контракт не продлили. — Я сбросил Надирли протокол с последней беседой с дежурным. И прокомментировал, что ежели б контракт был, меня бы известили.

Надирли связался со штабом по ликвидации, выяснил, что контракт мне отправили на специально заведённый адрес в профсоюзе. Я ему предъявил протокол, где заявляю, что в профсоюз вступать не собираюсь и дежурный меня заверяет, что всё будет нормально. Высказал замечание начальству ликвидаторов, они заявили, что по-случайности и недосмотру нужная отметка не сработала, что всех, кто завершил работы на большую землю вывезли. И что если уж я остался в посёлке, то это означало что мой контракт продлён. Связь была медленная и Надирли сбросил им мой протокол в сжатом виде. Начальство ликвидаторов заизвинялось, поудивлялось, что я отказался от вступления в профсоюз и начало настаивать, что мне не следовало пропадать из посёлка.

— Я решил, что все улетели, а про меня забыли. И добрался сам до места, откуда летают регулярные рейсы. — Прокомментировал я своё решение Надирли.

— Кстати как? — Уточнил местный глава.

— С алатезскими аборигенами на лыжах. Заодно помог им с починкой, как они попросили.

— Хм! — И по связи с ликвидаторами продолжил. — Он решил, что Вы его забыли.

— Мы никогда ничего не забываем! — Откликнулись ликвидаторы.

— Уверены?

Ликвидаторы промолчали.

— Что хочешь? — Уточнил у меня Надирли.

— Отменить снижение рейтинга и понять, что мне делать дальше.

Надирли кивнул и высказал ликвидаторам.

— Предлагаю понижение рейтинга считать ошибкой и устранить.

— Конечно. — Донеслось из штаба.

— Он Вам ещё нужен?

— Нет. Мы его заменили. Извинитесь там за нас.

— Всё устраивает? Официально, под протокол.

— Да. Отмена понижения рейтинга меня полностью устраивает. Претензий нет. Благодарю.

— Пока Дамирли не подошёл, ответь-ка мне, почему в профсоюз вступать не хочешь.

— По личным обстоятельствам. В службе безопасности это есть.

Надирли ушёл в себя и в пол-голоса комментировал: баронет Аратана инкогнито, слабый псион посещающий Комплекс Древних, наркоман в завязке на излечении, геймер-игроман.

— Да уж. Геймер-игроман в анамнез плохо вписывается.

Я задумался: геймер-игроман. Хотя сколько я в последнее время в игре часов-то провёл?

— Я подрабатываю, но, как в профсоюз вступать отказался, так кроме как на полицию, других работ мне искин не предлагает — профсоюзники закрыли. Так что времени много остаётся…

— Понятно. О как! Нас приглашают присоединиться.

Клейно обвинял Дамирли в том, что он саботирует выполнение договора между аборигенами-алатезцами и баронством.

— Заявки на ремонт висят без движения, не выполняются. Я раз за разом получаю ответ — нет ремонтников. Послал человека проверить и сразу же прибыл квалифицированный ремонтник, выполнивший важную часть работы… — Слышали мы его голос.

— Здесь Надирли, глава поселения Стелейтон. Извините, Клейно, что перебиваю…

— Здравствуйте, Надирли. Как там Ли, добрался до Вас?

— Добрался, всё в порядке. Только есть одна проблема. Профсоюз в лице Дамирли его обвиняет в том, что он выполнил упомянутые работы в обход профсоюза и без согласования с профсоюзом.

— Уважаемый Надирли! — Слышится Клейно. — Так ли я понял, что профсоюз по сути запрещает свободным мастерам выполнять наши работы?

— Уважаемые! Давайте не будем горячиться! Сейчас я всё объясню! — Берёт слово Дамирли. — В профсоюзе проверенный состав высококлассных мастеров, качественно выполняющих все предложенные работы. С целью повышения качества обслуживания, все работы в первую очередь предлагаются членам профсоюза. Выбор работника, не состоящего в профсоюзе — это риск. Риск нарваться на некачественную работу. В некоторых случаях это даже риск техногенной катастрофы! Поэтому мы категорически протестуем против случайных не проверенных разумных!

— Верно ли я понимаю, — произношу я, — что профсоюз монополизировал оценку профессиональной квалификации работников?

— Все квалифицированные работники в профсоюзе состоят. Если работник квалифицирован в достаточной степени, то он вступает в профсоюз. Никто никаких препятствий чинить ему в этом не будет. Так что каких-либо проблем здесь нет. — Откликнулся Дамирли.

— Уважаемые! Мы отвлеклись от дела Клейно против Дамирли. — Вмешивается какой-то важный галифатец, находящийся рядом с Дамирли.

— Я не возражаю. — Откликается Клейно. — Ситуация оказывается более интересной, чем мне виделась. Давайте сначала разберём спор между Надирли и Ли, а я поприсутствую.

— Хорошо, откликается важный галифатец. — Возвращаемся с претензии Надирли в отношении мастера Ли.

— Суть претензии проста. Профсоюз не может гарантировать качество проведённой работы. Работы проведены без согласования. Это не допустимо. Перед выполнением работ работник должен подтвердить свою квалификацию.

— Я подтвердил свою квалификацию искину на подстанции сертификатами Нейросети. Иначе бы он меня к работе не допустил. — Попробовал я раскачать почву под его ногами.

— Что ж. Давайте завершим дело следующим образом. Вы подаёте заявление о вступлении в профсоюз, мы его в кратчайшие сроки рассмотрим. Это предотвратит дальнейшие недоразумения.

— Прошу прощения. Я бы не хотел вступать в профсоюз.

— Профсоюз — объединение профессионалов. Достойные мастера считают за честь состоять в профсоюзе. Ваше нежелание мне не понятно.

— Профсоюз, это добровольная организация?

— Простите?

— Является ли вступление в профсоюз добровольным?

— Да. Конечно.

— Значит я могу в него не вступать.

— Можете, но…

— Так я и не желаю в него вступать.

— Ваше нежелание не понятно!

— По личным причинам.

— Нельзя ли по-подробнее?

— Прошу разрешения подробности не оглашать. Официальные лица могут с ними ознакомиться в служебном порядке.

— Я ознакомился. — Вмешался Надирли. — Имеет право не оглашать.

— Секундочку. — Откликнулся важный галифатец. — Так, так, так, понятно. Не возражаю. Но не ясно, к какому решению мы пришли.

— Если не возражаете, я озвучу встречную претензию. — Высказался я и не услышав возражений продолжил. — По мобилизации я отработал некоторое время на ликвидации последствий. — Я ещё раз показал Надирли свой мобилизационник с соответствующими записями. По недоразумению, оплата за работу ушла в профсоюз. Прошу перевести её на мой счёт.

— Так. Вижу. — Озвучивает Дамирли. — У Вас уже есть все рекомендации. Так что никакая дополнительная проверка не требуется. Вступаете в профсоюз и деньги сразу у Вас.

— Это как в притче "Приходи голой на центральную площадь!" — Сослался я на галифатский фольклор. Не зря на лекции ходил. Суть притчи проста. Был там один хитрец. Нанимал он женщин на работу, а когда работа была выполнена, обещал им заплатить на главной площади города, если она придёт за деньгами голой. Галифатки, естественно, отказывались. На суде, куда его вызвали, он уверял, что платить не отказывается. Судья оказался продуманный, и хитрец заплатил каждой втрое больше.

— Нет, ну что Вы! Вступление в профсоюз — совсем другое дело и ни к чему Вас не обязывает.

Ха, не обязывает, а клятву-то при вступлении забабахал пафосную…

— Уважаемые, возможно я что-то не понимаю. Если профсоюз, это косвенный налог в Баронстве, давайте обсудим, как я могу его заплатить.

— В Баронстве косвенных налогов нет! — Вмешался важный галифатец.

— Возможно я не правильно выразился. Я имел ввиду следующее. Чтобы работать, по утверждению Дамирли, нужно состоять в профсоюзе и отчислять с каждого заработка заданный процент так называемых добровольных взносов. Мне казалось, что такая ситуация должна называться косвенным налогом. Когда налога вроде как нет, но он есть.

— Мне требуется прерваться на консультацию — встревоженно проговорил важняк и связь прервалась.

— Как ты ситуацию с профсоюзником повернул-то! Уважаю. — Сказал мне Надирли. — Это будет не быстро. Можешь сходить пока поесть. Если что, я тебя вызову.

Когда я пообедал, меня снова вызвал Надирли.

— Ли, поработаешь немного? Нужно разобраться с тремя точками, что не включились.

— Глейдер будет? Всё же пешком далековато. И инструмент нужен.

— Глейдер завтра будет. Инструмент есть.

— Сопровождающего хорошо бы.

— Пилот будет.

— От алатезцев в смысле.

— У Клейно уточнить нужно.

Клейно согласился выделить мне молодого. Молодым оказался Ойво. Мы с пилотом его поразыгрывали, заставляя ориентироваться из глейдера, без посадки. Две точки у меня включились, одна нет. На той третьей, не включившейся, оказалась какая-то проблема с прокладкой энергошины. И её ремонт отложили до лета.


3.23. Снова на Спутнике.


После трёхдневного визита в комплекс Древних, я вернулся к себе домой. Дома было всё в порядке.

"Друзья!

Без обид! Всех мобилизованных из клана исключил. Как вернётесь, автоматом в клан сразу приму! Служите хорошо и ждём всех с Победой!" — Получил я письмо-рассылку от нашего кланлидера.

"Ли!" — Написал он мне индивидуально. — "Тебя единственного из мобилизованных с клана исключать не стал. Ты и ZPG клану полезнее многих активничающих. Не подставляйся! Удачи! И жду! Ещё: будешь в доступе, пришли согласие на освоение проф".

Я прочитал ссылку под кнопкой "согласиться". Клан предлагал оплачивать изучение профессионального рецепта "доспех со шкурой волка" моему персу. Выбрал дополнительную опцию: "автоматически соглашаться на все поступающие предложения".

Лёг спать, но не спалось. Я лежал и думал, что нужно что-то менять. Что если ничего не изменить, то я снова вернусь в игру. Я вспоминал, как свободно я себя чувствовал без игры. В игре интересно, увлекательно, но это общее: "пока ты спишь, противники качаются", — напрягает. Точнее не напрягает, не ясно, какое слово-то подобрать. Но вот как решил в игру больше не ходить, так как тяжесть какая с плеч свалилась. И торопиться никуда не нужно.

Заснул, и снились мне бабы. Манящие и сексуальные, они дразнили меня, но не давались. Проснувшись и завтракая свежевыпеченными булочками с кофеём, я думал, что с женщинами нужно что-то придумать. В бордель на Сортировочной я заглянул, но народу там было много, девочки безразлично-занятые, так что как зашёл, так и вышел.

"Как познакомиться с женщиной?" — Задал я вопрос искину.

"Местоположение текущее: баронство Алатез?" — Откликнулся он.

"Да."

"Цель?"

"Любовная."

Искин задумался и предложил ограничиться временным браком, мол всё остальное считается развратом, противозаконно и осуждается обществом, я согласился. Искин выкинул мне ссылку на какую-то энциклопедию: "В баронстве Алатез, также как и во всём Галифате, мужчине нужно сообщить о своих планах любой родственнице. Желательно старшей родственнице — маме или бабушке. Допустимо сестре, тёте, племяннице, дочери, внучке… кузине брата третьей жены мужа племянницы. Женщины подходящую партию ему подберут. И не одну."

"Как мне быть, если у меня нет родственников на Алатезе и в Галифате?"

"Тогда нужно обратиться непосредственно к свахе."

Вообще, для понятия, которое я перевёл как сваха, у меня ассоциировалось с ханумой, как в старом фильме с таким же названием. Иногда более точным кажется сваха, иногда ханума.

В этот момент меня прервали. Ко мне в "офисную" часть завалилась пара галифатцев. Я вышел к ним с пиалой кофе и булочкой в руках.

— Ты! — Ткнул в меня пальцем первый. — Ты очень расстроил Уважаемого Дамирли.

Я промолчал, ожидая, что будет дальше. Каких-либо серьёзных опасений они не вызывали. Так — ещё один дурацкий скандал. А то, что расстроил, так это правда, что ж с правдой-то спорить.

— Расстраивать Уважаемого Дамирли — не хорошо! — Произнёс второй.

Я откусил булочки и смакуя, прихлебнул из пиалы.

— Надеюсь, ты и сам всё понимаешь! — Произнёс первый.

— Но понимания не достаточно! Так что быстро активируй заявление о вступлении в профсоюз! — Продолжил второй.

Мне они напомнили хихикалку с хахакалкой, что встретились мне по прибытию в душе. Они также вместе проговаривали свои фразы. Я усмехнулся и сказал:

— Нет.

— Эх, недомерок ты артанский, глупо упорствуешь! Скажи нам, когда передумаешь. — Произнёс первый галифатец и кивнул второму.

В руках у них появились короткие дубинки. Я сделал шаг назад, но ко мне они и не стремились. Размахивая дубинками, они начали колотить ими по столу, по шезлонгам, по дроидам. Ближайший из них оказался ко мне боком. Отпустив пиалу с недопитым кофе, я пробил ему правой под поднимающуюся руку, пробил заученным на тренажёрах ударом в заученную точку. Что там, почка что ли? Галифатец выронил дубинку и, завывая, отправился в угол посидеть-полежать. Второму я тоже как на тренажёре пробил в корпус и он, устроившись на четырёх костях, начал блевать на пол.

"Миришли!" — Дёрнул я своего знакомого полицейского. — "Тут ко мне два каких-то придурка с дубинками завалились, я их обезвредил и обездвижил".

"Ли, полиция уже в курсе, они её вызвали. Скинь мне протокол."

Первый галифатец как присел, так и сидел в уголочке. Второй, закончив выплёвывать внутренности, свалился на бок и тихо лежал. Булочку я не бросил, и откусывал от неё по кусочку.

"Ли! Скоро буду!" — Пришло мне сообщение от Миришли.

Через несколько долгих минут появилась пара полицейских. Оба в полицейской броне со всеми причиндалами. Галифатцы как по команде начали тихо стонать.

— Что здесь происходит? — Задал вопрос старший. Второй просто стоял. Он не двигался, но и не изображал из себя статую. Просто был собран и готов к действию.

— Он на нас напал и избил! — Заявил первый галифатец.

— Очень-очень больно! — Подтвердил второй.

Полицейский посмотрел на меня.

— Они пришли и начали выдвигать претензии. Затем достали дубинки и начали здесь всё крушить. Я их остановил.

— То есть факты физического воздействия на пострадавших подтверждаешь.

— Подтверждаю.

Как-то неудачно всё поворачивается…

— Мы были расстроены! — Заявил первый галифатец.

— Но мы ничего не сломали! — Подхватил второй.

— А если и сломали, то эту мелочь мы компенсируем.

Действительно, дроиды не пострадали, разбито зеркало на стене и у одного шезлонга сломана спинка. Второй шезлонг просто опрокинут. Собственно и всё, видимость больше, чем ущерб.

— Мы заявляем о превышении пределов необходимого противодействия!

— К уважаемому у нас действительно претензии! Но его самого мы и пальцем не тронули!

— А он нас жестоко избил!

Глядя на полицейских, я не успевал отследить, кто из галифатцев какую реплику подаёт. Полицейский снова посмотрел на меня:

— А ты что скажешь?

— Миришли велел мне его подождать.

Полицейский задумался и, видимо поговорив по нейросети, резюмировал:

— Действительно, подождём.

Ожидание было тянучим, но не долгим. Миришли подъехал и, когда второй полицейский вышел в коридор, освобождая место, зашёл.

"Не удивляйся и соглашайся". — Пришло мне сообщение от него по нейросети.

— Что, голубчики, допрыгались? — Обратился он к галифатцам. — В наручники их. — Скомандовал он наряду.

— За что? Начальник! — Завопили галифатцы.

В наручниках, их усадили в зад патрульки, там где перевозят задержаных. Меня, впрочем, отправили туда же, хоть и без наручников. Спереди уселись Миришли и старший из полицейских. Второй не поместился. То ли остался проконтролировать ситуацию, то ли пешком дойдёт.

Через пару минут мы были уже в полиции, в отдельном кабинете. Наручники с галифатцев не сняли. Старший наряда, сопроводив нас до кабинета, ретировался, оставив с Миришли и полицейским регистратором.

— Значит, мальчики, вы рассчитывали обойтись малым штрафом за несдержанность подвести господина Ли под крупный штраф и снижение рейтинга? Так просчитались. — Начал свою речь Миришли. — Согласно договора между Великим Галифом Рахимли Великолепным и Императором Аратана Арейндом Пятым, распространённым согласно эдикта о протекторате на баронство Алатез в случае нанесения оскорбления аристократу Империи Аратан в Галифате аристократ имеет право смыть это оскорбление кровью, как принято в Империи, но только в случаях, если власти Галифата не возражают. Для чего он должен получить у властей специальное подтверждение.

Миришли сделал паузу и обратился к регистратору:

— Уважаемый, будьте любезны, помогите нашему гостю, баронету Империи Аратан инкогнито, заполнить заявление об оскорблении и разрешении на наказание.

— Какую причину вписать?

— Ну, скажем, они оторвали уважаемого Ли от утренней пиалы великолепного Галифатского кофе.

Галифатцы завопили. Извинения и клятвы, просьбы и обещания сливались в причудливых комбинациях.

— Уважаемый Ли! — Официально обратился ко мне Миришли. — На Ваш запрос ответ будет дан в течение двенадцати часов.

— Благодарю.

"Ли, какие будут пожелания по ситуации?" — Связался со мной Миришли по нейросети.

"Спасибо, Миришли! Это от профсоюза делегация. Хорошо б, что б профсоюзники отстали!"

"Это сделаем, не вопрос. А по этим что?"

"Не важно, лишь бы не мешались."

"Принято, на мой усмотрение."

— Что ж вы, чуды-юды несуразные, головой-то не подумали?… — Услышал я, выходя.

Чтобы успокоиться, я взялся за работу с камерами слежения. Работы накопилось, я даже проголодался. Хотя, я ведь толком не позавтракал.

В скором времени я получил официальный ответ: "В связи с вступлением… в добровольческий корпус Алатеза и убытии для участия в боевых действиях на границу с Аваром любое преследование согласно уложению запрещено. Администрация сектора приносит свои извинения…"

Похоже, на фронте ситуация накаляется. Добровольцы обучены слабо, так что и применение на войне им одно — сидеть на опорных оборонительных пунктах и отстреливаться до последнего. В любом другом случае они, как это называлось-то раньше, — "смазка для клинков".

Сваха нашлась в паре десятков секторов от меня. Я ей написал, и она пригласила меня к ней зайти.

* * *

— Здравствуй, милок! — Поприветствовала меня сваха — пожилая галифатка во вдовьем наряде с живыми глазами, лучащимися среди морщинок. Зовут её Афифа. Обстоятельно и подробно она у меня выспросила разные житейские подробности, посмотрела "медицинскую карту", велела раздеться догола — прям как на медосмотре.

— Естественный стандарт. — Прокомментировала она мой член. — Что-то на техника ты не похож.

— Почему? — Удивился я, натягивая комбинезон, чтоб телесами не сверкать.

— Как бы так пояснить-то тебе? Понимаешь, мужчины часто озабочены бывают размером своего хозяйства. И увеличивают его соответственно. Но не все, а только люди мирных профессий. Для кого главная опасность — о порожек споткнуться и упасть. Думают, что с большим членом женщинам приятнее.

— А…

— Ну, как тебе сказать, многим и вправду с большим приятнее.

— То есть…

— Не всё так однозначно. Военные, разные бойцы такого себе не позволяют. В бою ведь не до сантиментов. Там бьют по уязвимому месту в первую очередь, и, если член увеличен, то и шансов проиграть больше.

— А…

— А вот на бойца ты похож. Признавайся.

— Абордажник я, техник и погонщик.

— То-то я и чувствую. Есть в тебе что-то этакое, опасное. Звериное. Многих женщин это круто заводит.

— Итак, ситуация анекдотична до стандартности: аратанец ищет галифатку с развратными намерениями. — Резюмировала Афифа и внимательно на меня посмотрела.

— Ну-у-у.

— Не отнукивайся. Во-первых, это тебе не поможет. Во-вторых, это правда. И, в-третьих, я что-нибудь придумаю. Жди.

* * *

Вышел я от свахи "с разорванным шаблоном". Нет, я прекрасно понимаю, что рекламные ролики о целомудренных и покорных галифатках, бесконечно верных и преданных своим мужьям от жизни также далека, как и анекдот про аратанца и галифатку. Тот, в котором аратанец просто хотел попить сока, а галифатка три раза отдалась ему в разных позах.

За ужином я думал, что шаг от игры я сделал, но пока не достаточный. Что потрахушки, если с ними выгорит, это хорошо, но свободное время у меня остаётся. И если я его не займу, то в игру меня снова может затянуть. И всё может накрыться медным тазом. Можно, конечно, вернуться в Аратан, но это не снимает главного вопроса — "Что делать?" Нет, понятно, что в Аратане без работы я не останусь. Я ведь уже долго, что называется, без работы, с точки зрения Импреии, естественно. Так что военная служба меня сразу примет… Военную службу я уже проходил, так что цикл получится.

Опять спал плохо. Опять снились галифатки, они меня дразнили, но не подпускали, тыкали в меня пальцами и спрашивали: "Скажи, чего ты хочешь?" Встал не выспавшись, с тяжёлой головой мрачно пил кофе. Если б сейчас ко мне заявились давешние галифатцы, небось убил бы, что не есть хорошо. Я думал, чем бы мне было интересно заняться. Вспоминал, чем увлекался на Земле. Понятно, что компьютерами и математикой, но сейчас я в себе сил таких и желания не чувствую, может быть позже? Во! Мне ещё читать нравилось. В школе я в три библиотеки был записан и в каждой брал книги. Художественные, естественно. Почему в три? Так книги тогда были дефицитом, за интересными нужно было в очереди стоять. В университете я же не всё время учился. На книги тоже время находил, пусть не сразу. В армии опять же в библиотеку постоянно сматывался, как возможность появлялась.

Искин мне подсказал, что понятие "литература" в Содружестве есть. Книги, правда не бумажные, но ничего, и так почитать можно будет. Пока не знаю, с нейросети или как. Придумаю что-нибудь. Читал же я help-ы и man-ы с экрана в своё время. С этой мыслью я допил кофе и снова лёг, решив, что ежели галифатки со своими дурацкими вопросами приснятся, то мне есть что им ответить. Уснул, как отрубило, ничего не снилось, зато выспался.

На следующий свой день обнаружил, что доступных мне работ стало больше. В качестве первого заказа выбрал "переоборудование жилого помещения". Во время работы всё время присутствовал подросток — один из сыновей хозяина. Он озвучивал противоречивые пожелания не показывающихся женщин. В общем зарёкся я такие заказы выполнять.

А вот заказ на работу в торговом центре мне понравился. У менеджера был чёткий план что и куда, все нужные запчасти и материалы были под рукой, дроиды мои могли работать параллельно, так что отработал я шустро без простоев. Справился за 11 часов с одним коротким перекусом. Хозяин этого не ожидал и заявил, что за срочность доплачивать не будет. Пришлось в ответ заявить, что работа закончена и, если он её принимать сейчас не хочет или не может, пусть за охрану доплачивает.

Хозяин прискакал в течение пятнадцати минут. Работу принял, заплатил по договору, извинился, что не сразу меня понял и имел вид довольный. Договорился со мной на ещё один объект в этом же секторе. Второй объект оказался крупнее и я не стал так напрягаться, закончил его за две восьмичасовых смены. На моём рабочем аккаунте появились первые положительные отзывы.

Книг в Содружестве оказалось множество. Я ткнул в первую попавшуюся. Оказалось, что это мелодрама с элементами детектива и мистики "на средневековую тему". Почему средневековую? Так мне показалось. Действие происходило на планете. Оружие холодное и стрелковое что-то вроде луков-арбалетов. И менталитет у героев и героинь этакий. Строгий вассалитет разделил двух братьев по противоборствующим лагерям. А их сюзерены воевали из-за неточно определённого права наследования престола. Один — дальний родственник старшего брата из правящей семьи, второй более близкий родственник младшего брата. Оба брата правили, да и померли. Вот эти двое и спорили, кто следующий. Тот, что родство имеет со старшим братом, но не близкое, или тот что более близкое, но с младшим. Спорили они прилюдно и долго, и словами, и армиями. Всё закончилось более-менее хорошо, но все умерли. Ну, не совсем все, конечно, только все главные герои с героинями.

Следующая книга оказалась почти современным вестерном о тяжёлом положении женщин во фронтире. Главной героиней там оказалась мошенница-аферистка, обаятельная и привлекательная, обворожительная кокетка. Не желая мириться с традиционной для тех мест концепцией женской жизни церковь-кухня-дети, она соблазняла мужчин, разводила их на деньги и бросала. Мужчины ей попадались не самые лучшие — алчные, злобные или трусливые, вороватые. К каждому она находила нужный подход. Кого поманит несусветной прибылью, кого обманет явно смешной дурью… И всё это на фоне космических дуэлей на звездолётах. Кончила она плохо. Попалась она четверым обиженным ею ранее, и сговорились они, и не смогла она от них отвертеться — утопили они её в утилизаторе органики. Но и сами долго после этого не прожили — архи их на ноль помножили.

* * *

"Ли! Зайди ко мне." — Получил я сообщение от Афифы.

— Есть один вариант, который может всех устроить. — Начала рассказ Афифа, когда я к ней прибыл. Мы сидели в том же кабинете, где она меня принимала в прошлый раз и осматривала. Обставленный в деловом стиле, он вполне мог бы быть кабинетом юриста или менеджера. — Есть одна молодая дама 45-и лет. Замуж она хочет, но ты в качестве супруга ей не подходишь. Во-первых, ты простой техник. Во-вторых, аратанец и априори серьёзным мужчиной не считаешься. Ну и наконец бывший наркоман. Так что не обессудь. (Я кивнул — в мужья я, собственно, никому и не мечу.) А вот как свободный мужчина, который позволит скрасить ей время поисков подходящего супруга, — вполне. Главное, чтобы ты был не болтлив и сделал всё зависящее, чтобы вашу связь скрыть. (Я снова кивнул — скрыть, так скрыть.) Вот здесь и начинаются трудности. Просто так прийти в гости к молодому мужчине она не может — пойдут не нужные слухи и сплетни. Никакой подходящей, так скажем нейтральной территории, как бывает в Аратане, у нас нет. Живёт она в доме мужа своей старшей сестры. Сестра её — вторая жена уважаемого торговца. Он привёл в дом свой недавно молодую третью жену. Так что просто так прийти в гости к ней ты тоже не можешь…

И вот прошло несколько дней, и я иду знакомиться с женщиной, что может стать мне любовницей. Я старательно вышагиваю, руки висят вниз, размахивать ими мне ни в коем случае нельзя. Голову держу прямо и ровно, смотрю строго вперёд, по сторонам не глазею. Носок старательно тяну, шаг не должен быть слишком длинным и тяжёлым. Походку долго репетировал — думаю именно она называется "от бедра". Одет я в женский наряд из плотной ткани, закрывающей меня с головы до ног. На ногах женская обувка с маленькой платформой, благо мой 42-ой размер в Галифате вполне женский. Закутан я сверху-донизу, но женскую и мужскую фигуру всё равно не спутаешь. Поэтому я дополнительно снаряжен специальным лифчиком с искусственной грудью, всё хорошо подогнано и грудь мерно колышется в так моим шагам. На бёдрах у меня — специальные накладки, так что задница у меня на вид тоже как у галифатки. Осталась талия, которая у меня подкачала. Афифа мне заявила, что отсутствие талии у меня сразу видно и я ей поверил — глаз у женщин на эти вещи куда как намётан. Не проблема — в магазине для школьниц мне купили искусственный животик, как у беременных, но не на позднем сроке. Оказывается девочки в школе готовятся к замужеству и у них есть специальные практикумы — как чувствуют себя беременные, как ухаживать за младенцем. Животик — чтобы заранее почувствовали изменение центра тяжести. Нейросеть у меня сама запросов не посылает, а по чужому запросу выдаёт только имя — Алима. Для замужних галифаток это допустимо. Более того многие мужья на таком и настаивают — в этом случае у прохожих не получится сбросить по нейросети "непристойное предложение". Для непристойных предложений у меня приоткрыт задник на рюкзаке. Оказывается есть такой метод знакомства — молодые галифатки проходят по улице с приоткрытой сумочкой или рюкзаком, а заинтересовавшиеся ими галифатцы могут бросить туда записку-визитку со своим посланием. Так как я изображаю молодую замужнюю беременную галифатку, то так приоткрытый задник — нарушение, но нарушение естественное. Если бы задник у рюкзака был плотно закрыт, это было бы менее естественно чем такая "забывчивость" и более подозрительно.

Идти мне по галифатским меркам далеко — минут сорок. В своём натуральном виде я бы дошёл быстрее. Однако пользоваться транспортом мне не следует — изображать из себя девицу достоверно я могу только пешком, молча и с закрытым откликом нейросети.

"Не волнуйся", — говорила мне Афифа, — "у тебя всё хорошо получается. Если попадёшься, то тоже ничего страшного. Рассказывай, что одна из галифаток запала тебе в сердце и ты очень хочешь с ней познакомиться. Если дойдёт до дела, то получишь отказ и всего-то проблем. Старые обычаи с убийством любовника с любовницей? До этого дело не дойдёт. Имеет на это право только главный мужчина. В данном случае муж сестры. Если он вас убьёт, то фактически признает её свой женой, женой, ему изменившей. Это позор и финансовые траты. Самое-самое — вышлют тебя со спутника на планету. Да и то маловероятно. Всё же постарайся не попасться. Полицию ты со своим маскарадом не заинтересуешь. Запрета ходить в женской одежде для мужчин нет. Ревнители нравственности — вот кто тебе может попытаться жизнь подпортить…"

С ревнителями нравственности я более-менее разобрался. Это общественная организация, формальной правительственной поддержки не имеющая. Пытаются выявить "нарушения нравственности" и ославить нарушителей. Переживу. Всё-таки я здесь считаюсь "развратным аратанцем" просто по-умолчанию, так что ничего нового они обо мне не скажут.

"Никуда не торопись." — Вспоминаю я напутствие Афифы. — "В толпу не лезь. В мужскую — галифаткам не пристало. В женскую — тем более, там не отмолчишься. Так что обходи. Если покажется что подозрительным — лучше перестрахуйся, назад вернись. Я по твоему маршруту настоящую Алиму пошлю."

Да. Есть настоящая Алима — старшая школьница. У неё есть такая же одежда и искусственный животик. И это она по официальной версии посещает жён уважаемого торговца, готовясь к женской стезе — замужеству и "перенимая опыт у опытных и добродетельных матрон, любезно согласившихся…" Всё это обходится мне в копеечку, но все финансовые дела я веду с Афифой, так что сколько реально достанется Алиме я не знаю.

Снарядился я у себя дома. Дроидом выглянул во двор-колодец — никого нет. И вышел из дверей. Камеры на мою дверь не смотрят, так что это нигде не отмечено. Затем прошёл по слепым зонам, коих вполне достаточно и отправился по заранее разведанному маршруту. Время от времени я ныряю в проходные дворы подходящих кварталов, чтобы у прохожих не вызвать когнитивного диссонанса от долго идущей девицы. Вот и нужный двор. Вот и нужный мне чёрный ход. Рядом — мусорный бачок. Он мне сигнализирует, что меня ждут. Стучусь женским молоточком и через долго тянущуюся минуту мне открывает рабыня-аварка. Не мудрствуя лукаво её так и называют — Абда. Вообще-то рабыней, то есть собственностью, она не считается, а считается наложницей хозяина. Но делать что хочет она не может, и желаний своих иметь не должна, а должна слушаться хозяевых жён, выполняя все их указания, и приходить к хозяину в постель, когда старшая жена ей велит.

Сейчас — последняя проверка. Дома не должно быть посторонних. Хозяин на работе, старшие дети у него уже сами выросли, младшие — подростки и учатся в интернате, старшая жена сопровождает младшую на учёбу. Если Абда сделает мне знак уходить, я повернусь и уйду. Мало ли как там дела сложились, вдруг что-то произошло, и бачок от входа она просто не успела убрать. Но нет, Абда приглашает меня в дом и ведёт внутрь.

Я попадаю на женскую половину в гардеробную. Потом я выяснил, что это гардеробная средней жены. Той, что сестра. Гардеробная — это комната примерно в половину от моей квартиры-офиса. Абда помогает мне раздеться, аккуратно складывая вещи в рюкзак. Мой технический комбез укладывает сверху. Это правильно.

Как-то один мой знакомый опытом делился. По бабам бегать он любил, так тоже вещи "к быстрой эвакуации" всегда готовил. Со смехом он мне рассказывал, как пришёл к одной женщине, у которой муж в командировку укатил, предался с ней плотским утехам, и в это время звонок в дверь. Схватил он, что успел в охапку — и в окно, благо первый этаж. Потом смотрит — женщина его обратно зовёт. В окно залез, а та подруге его своей представляет. Подруга их мгновенно спалила. Зашла и спрашивает — "Куда любовника дела?" И на рубашку мужскую в сторону отброшенную, да на носок валяющийся показывает. Так что эту укладку я с Абдой оговорил, когда Афифа нас друг-другу представила.

Абда ведёт меня прямо как есть голышом в душ — он рядом. Потом помогает вытереться, и мы возвращаемся в гардеробную. Пока я омывался, она успела постелить подстилку. Здесь, прямо на полу мне и предстоит согрешить. Я уже знаю, что в некоторых домах местами стоят камеры, сбрасывающие картинку-движение на домашний сервер. Насколько я вижу, ставить камеры в гардеробной не удобно. Потом я выяснил, что камер в гардеробной действительно нет.

Сразу же появляется галифатка, как ждала. Хотя почему как? Точно ждала. Как я догадываюсь, это сосватанная мне Азхар. Она сбрасывает с себя домашний халат и остаётся в небольшой полупрозрачной вуали на лице. Прям как в том анекдоте по молодую жену, которой мама велела никогда не позволять мужу раздевать себя до конца, вот она перед ним в одной шляпке и щеголяла. Свет притушен и атмосфера интимна.

— Ух-ты! Какая у тебя отличная фигура! — Произношу я. Это вульгарновато, но меня сюда не цветочки собирать позвали. Протянув к ней руки, я делаю к ней три шага и обнимаю. Ростом она с меня, то есть порядка 180 сантиметров. Её крупная, не побоюсь сказать — спелая грудь возбуждающе прижимается ко мне. Я потом выяснил, что в сантиметрах грудь у неё 108, талия 67 и бёдра 109. Она не отстраняется, стоит замерев, потом руки её скользнули мне на спину и она меня тоже обняла.

— О, прекраснейшая из прекраснейших! О несравненный цветок моего сердца! — Произношу я дежурные комплименты. Хотя не таким уж и дежурным последний получился — всё же зовут её Азхар, то есть цветок. — Приоткрой мне тайну своей чувственности, чтобы мог я насладить твою страсть и сам ей насладиться!

Последнюю фразу мне пришлось расшифровать — уже более простым языком я попросил её приоткрыть нейросеть, чтоб я чувствовал, как отзывается её тело на мои действия. Мы перешли в горизонтальное положение на мягком коврике. Спокойная, неторопливая прелюдия под рассказ, что она как женщина похожа на великолепный и сложный музыкальный инструмент, её завела. Я её дразнил, дразнил и раздразнил — был завален и темпераментно оттрахан. Нейросеть помогла мне продержаться достаточное время, чтобы Азхар, говоря по-галифатски, добралась до самого пика страсти и рухнула в долину покоя.

Угомонившись и отвалившись, Азхар умиротворённо посапывала. В гардеробную тихо вплыла Абда. Она знаками показала, что мне нужно подняться и сполоснуться. Когда мы вернулись, в гардеробной Азхар не было. Только коврик со складками напоминал мне о случившемся. Абда помогла мне облачиться в женскую сбрую, поправила накидку под рюкзачком, отряхнула невидимую пылинку и проводила на выход.

— Завтра в это же время. — Тихо проговорила она, убирая мусорку от входа.

— Конечно. — Также тихо ответил я.

До дома я добрался без приключений. Проскользнул через пустой двор в заднюю дверь, закрыл её за собой и меня подкосило. Я снимал с себя женские вещи и хихикал. Наконец я их аккуратно уложил, упаковал. В приоткрытом заднем карманчике рюкзачка обнаружилась записка:

"Восхитительная газель! Ты своей лёгкой походкой вошла в моё сердце и завоевала его! Твой муж не ценит тебя, отпуская бродить одну. Позволь мне высказать своё восхищение и утолить страсть обладания в любое удобное тебе время!"

Там ещё были координаты для связи.

И вот здесь меня порвало. Я завалился на свой матрас и ржал в голос, подрыгивая ногами. Наконец более-менее успокоившись, организовав анонимный вход, проверил, кого же это я соблазнил. Это оказался крупный подросток, старательно пытающийся в своём профиле произвести взрослое впечатление.

"Странный, разве не видел ты, что я беременна?" — Написал я ему.

"Алима, ты ли это, прекраснейшая пери, укравшая мой сон?"

"Разве с того момента, как ты меня увидел прошло много времени?" — Продолжил я его дразнить.

"Нет, но спать мне сегодня не даст твой прекрасный образ!"

"Сожалею, но я точно не смогу быть твоей."

"Я понимаю и не претендую на твоё семейное счастье. Но плоть моя горит и жаждет прикоснуться к тебе! Назначь мне встречу, и ты сделаешь меня счастливым! Обещаю быть нежным и аккуратным! Я подарю тебе брошку!"

Я связь разорвал. Отсмеявшись, я валялся и думал, можно ли назвать меня извращенцем. Поспав я встал в прекрасном настроении. Крупного заказа не было и я поработал на полицию, меняя камеры. В качестве запасного варианта я наметил себе переодевание на лестнице. Лестницы есть в каждом секторе, они открыты, доступны, но галифатцы ими не пользуются, предпочитая лифты. У себя на нейросети я отмечал, у каких лестниц камеры не работают. Чинить я их не спешил. Чинил, но после выхода из строя камеры у какой-нибудь другой подходящей лестницы. Если попасть домой в женском мне будет затруднительно, то заскочу в подходящую слепую зону, переоденусь, запихну женское в рюкзачок, благо его легко увеличить и по стилю он унисекс, и войду в мастерскую прямо через главную дверь в витрине.

* * *

На следующий день поход прошёл по тому же сценарию. Я уже меньше волновался, женская походка далась мне спокойнее. По моему возвращению из душа Азхар меня уже ждала, лёжа на спине и раздвинув ноги. Она была уже без своей вуальки. Крепко меня обняв и от души поцеловав, она задала быстрый ритм. Вот и верь после этого утверждениям о подчинении галифаток в постели. Хотя, может быть здесь играет роль то, что я не муж, а любовник? И то, что с мужем для неё считалось бы не допустимым, с любовником, да ещё и аратанцем нормально? Возможно, что со мной она раскрывается, не боясь обвинений в развратности… Я держался и отвлекался как мог, но чуда не произошло — кончил я раньше. Азхар, не насытившись, сначала расстроилась, но я её не выпустил из объятий, поласкал, отдыхая и восстанавливаясь, и у нас всё получилось.

Очередной день выдался у меня рабочим. Я отпахал двенадцать часов, но работу закончил, получив премию. Устал так, что перед сном даже почитать не получилось. За пропущенный визит от Азхар получил расстроенный выговор и мы договорились, что в следующий раз буду передавать ей сообщение.

С сообщением организовалось достаточно запутано. У Алимы нашёлся брат, тоже старший школьник. С братом я начал переписываться в какой-то игрушке, сообщать ему ключевую фразу: "Скажи сестре, чтоб сегодня навестила тётушку." Алима зайдёт к Азхар, ну и той ясно будет, что я в этот день не приду. Ну или сама напишет. Зачем нужны визиты Алимы я так до конца и не осознал. Но с другой стороны, если они все не против, так чего же спорить-то?

Проверилось через три дня — мне опять досталась срочная работа на полный день. Азхар мне рассказала, что заходила Алима и они с сестрой вспомнили молодость и развлеклись, вспоминая как готовятся пончики с какой-то очень галифатской начинкой.

Через десяток дней Азхар изменилась. Нет, снаружи она осталась прежней, она изменилась внутренне — её сексуальные реакции стали другими. Ещё через пять встреч она снова стала прежней. И потом начала меняться через день…

— Мы поняли, что ты догадался. — Услышал я от Азхар и её сестры Армин после своего визита в комплекс Древних.

— Вы удивительно похожи. — Ответил я, делая умный вид.

— Понимаешь, муж взял в дом третью жену и его мужское внимание достаётся только ей. — Рассказывала мне Армин. — Старшую жену это не волнует, ей 120, как и супругу. Так что секса ей, наверно, и не хочется, а, на правах старшей жены, получает она внимания больше, чем я. Мне же — хоть на стенку лезь. Как у сестры начались неприятные дни, мы с ней и поменялись. Это было так приятно и чудно, что отказаться от продолжения оказалось выше моих сил…

Теперь у нас секс на троих. Многие, наверно, посчитают что это классно. Да, классно, но есть и подводные камни. Всё-таки это разные вещи, когда две женщины хотят удовлетворить одного мужчину. Чаще всего им от этого мужчины что-то нужно. А вот когда они хотят удовлетвориться, то для мужчины получается секс-марафон. И я после такого ежедневного марафона начал выдыхаться. Даже стал иногда просто отговариваться работой. Вспомнилась мне картинка из Камасутры — та, где раджа сразу шесть женщин удовлетворяет. У меня всего две, и, как я догадываюсь, это гораздо проще, но я подумал, что моногамия не так уж и плоха.

Несколько раз случались накладки. Один раз заявился муж со строительной бригадой, пожелавший что-то в доме подправить. Сёстры упорхнули, Абда запихнула меня в гардероб с моим рюкзаком, я там сначала сидел тихо, пока лишняя суета не кончилась, затем сумел одеться в техничку и, подхватив какую-то фигню на выброс, покинуть-таки ставший неожиданно опасным дом. Всё прошло гладко — местные приняли меня за одного из рабочих бригады, а настоящие рабочие не заметили.

Ещё как-то раз на обратном пути прицепилась ко мне пара придурков. Они начали зажимать меня в безлюдном переходе. Один сразу облапил сзади и начал хватать меня за мою фальшивую грудь. Второй напирал спереди, пытался залезть мне между ног. Хорошо, что у меня там всё прибрано-убрано, он повёлся на вкладку с половыми губами, пальцами её прихватывает.

— Алима! Красавица! Ты меня с ума сводишь! — Бормочет и глаза закатывает, а мне смешно и противно. — Мы не сделаем ничего плохого. Тебе хорошо будет…

Нужно их вывести из строя… Мягко но настойчиво полез я пальцами к мальчикам в ширинки. Они доверчиво позволили мне добраться до своих стоячих членов.

— Да! Алима! Да! — Брызгал слюной тот, что передо мной. Задний наверняка тоже слюни ронял, но мне этого не видно.

Я молча ухватил обоих за члены, прихватив и яйца и крепко сдавил. Их "Да!" перешло в что-то среднее между "Сука!", "Нет!" и "Отпусти!" Они хватили меня за руки, надеясь разжать мои пальцы, я сдавил сильнее. Их вопли перешли в хрипы с выпученными глазами. Выдержав паузу я оттолкнул того, что был спереди. Не просто оттолкнул, а толкая тянул руку вверх, так что он немного подкинулся. Когда я его отпустил, он запнулся и покатился. Также дёрнул и второго — покатился и он. Интерес ко мне, да и ко всему остальному они утратили, и я пошёл. Сразу пошёл правильной уверенной женской походкой на ходу одёрнув накидку. Какие наглецы! Здесь ведь слепое пятно всего десяток шагов!

Перестроил на будущее свои маршруты, чтоб в такие "опасные" места в женском обличье больше не попадать. В мужском же наоборот начал по-возможности их посещать.

* * *

Жизнь моя вошла в новую колею. Я работал, читал и ходил к любовницам. К женской одежде и женскому стилю привык, перевоплощался, испытывая определённое удовольствие от риска запретных действий.

Очередной визит к любовницам преподнёс мне сюрприз. Меня как обычно встретила Абда, помогла разоблачиться, отвела в душ, обмыла и обтёрла. И подстилка в гардеробной была на своём месте. Но ни Азхар, ни Армин не показались.

— Ли! — Начала аварка. — Хозяин, да будет он благословен, повёз своих жён на Алатез-главный. Младшей нужна консультация в медцентре…

Итак. Консультация нужна младшей жене. Поэтому её нужно отвезти на Алатез-главный. Но муж должен всем своим жёнам оказывать одинаковое уважение и делить свою заботу среди них поровну. Консультация нужна одной, а в поездку он взял всех. А вот Абда — она рабыня, она наложница, а не жена. Так что на неё это правило не распространяется. И её оставили караулить дом.

Не прерываясь, Абда распахнула свой комбез и лёгким ловким движением отбросила его в сторону и осталась в чём мать родила. Чёрненькая, с подкрашенными розовым сосками и белыми зубами, она была ниже меня и мне не приходится задирать голову. Крепкая и плотная, но не толстая, она была гораздо более земной, гораздо более привычной, чем галифатки. И даже до земного идеала 90-60-90 формами она не дотягивала.

— …Ну не могу же я оставить мальчика неудовлетворённым. — Закончила говорить Абда.

Я сделал движение к ней и она подняла руки вверх, показывая, что готова отдаться мне в добрые руки, что позволяет и заранее принимает всё, что я захочу с ней сделать. Я обнял её, и она обвила руками мою шею. Почувствовав, что я собираюсь её поцеловать, она прогнулась в моих объятьях, прижавшись ко мне упругой грудью, и подставила губы. Я завалил её на подстилку и она завалилась на спину, обхватывая меня ногами и подстраиваясь, чтоб мне было удобно. Мокренькая, она, ловко приняв меня, с сексуальной хрипотцой сразу начала постанывать мне на ухо, как в предоргазменном состоянии. Она чётко выдерживала мой темп, буйного африканского оргазма изображать не стала, а, цепко обхватив меня руками-ногами, прижалась ко мне всем телом. Подрагивая и тяжело дыша, Абда всем своим видом показывала, что я её добыча и что выпускать свою добычу из объятий она не собирается. Я укрепился на локтях и старался её не раздавить.

Дыхание у Абды выровнялось и она начала мягко поглаживать меня кончиками пальцев по спине.

— Ох! Как же мне с тобой хорошо! — страстно шептала она и дыхание её щекотало мне шею. — Ты такой крепкий! Такой сильный сильный! Такой сексуальный! Пожалуйста, не говори хозяйкам, что я не сообщила тебе, что они уехали. Не скажешь?

— Хорошо не скажу.

— Спасибо! Спасибо тебе! Я тебе так благодарна! А если вдруг они выяснят, что ты зашел, то скажи, что я тебе сообщала…

— Хорошо. Скажу.

— А если…

— Я скажу, что поступил так, как посчитал нужным.

— Да! Конечно! Как это по-мужски правильно! Спасибо!

Абда обхватила меня руками, сместилась, подтолкнувшись ступнями и начала меня целовать.

— Ах! Какой же ты вкусный! Так всего и зацелую.

Наконец мы оторвались друг от друга. Я встал, но больше сделать ничего не успел.

— Вот кого я ещё не поблагодарила! — Обрадовано сообщила Абда, быстро поднялась на колени, обеими руками ухватила мой член и поцеловала головку. — Спасибо! — Продолжила она. — Спасибо тебе! — Она страстно говорила и страстно целовала. Её упругая грудка призывно топорщилась.

— Кажется кто-то готов продолжить! — Абда, стоя передо мной на коленях, закинула голову назад, смотрела на меня снизу-вверх и улыбалась; пальцы её ловко теребили мой напрягшийся член не позволяя ему расслабиться. Мы продолжили…

Вечером я вспоминал о приятно проведённом времени. Абда изо всех сил старалась мне понравиться, и я пытался понять: "Почему и зачем?" Моё самомнение мне нашёптывало, что ей просто не хватает мужчины. Что я подвернулся ей под руку и понравился. Я пытался понять, может ли она меня стараться на что-то развести, и чего-то такого-этакого особенного не находил.

На следующий день я снова пробрался к Абде.

— Ты пришёл именно ко мне?! — Обрадовалась она.

— А что тебя так удивляет? — Ответил я вопросом на вопрос.

— Нет, но…

— Если я сделал что-то не так, извини и я пойду.

— Ну почему же не так! Всё так!

Абда вцепилась в меня, как будто испугалась, что я и в самом деле уйду. Она помогла мне разоблачиться, обмыла меня и привела в заветную гардеробную.

— Открой мне отклик нейросети! — Велел я ей. Абда не спорила.

Я разложил её на полу и начал поглаживать и массировать, исследуя её выпуклости и вогнутости. Нейросеть мне подсказывала, что она вся — одна большая эрогенная зона. "Наверно у неё нейросеть так подстроена" — догадался я. Оказалось, что ей сделали клиторидэктомию — удалили клитор. Это так называемое женское обрезание. Когда-то изученная база мне подсказала, что делается оно для снижения сексуального влечения и желания у женщин. Абда охотно устроилась на мне наездницей. Оргазм к ней пришёл вместе с моим семенем. "Тоже похоже на настройки нейросети" — лениво подумал я.

Я не позволил ей с меня слезть и она устроилась щекой у меня на груди приятно щекоча меня своими кучерявыми волосами. Я гладил её по спинке и говорил разные милоглупости. Абда ластилась ко мне, принимая мои поглаживания, она была похожа на кошку. На кошку, устроившуюся у хозяина на коленях, хозяин её поглаживает, а кошка мурчит: "Хорошо! Ещё!"

Потом Абда перебралась повыше, обхватила мою голову ладонями и начала с чувством, толком и расстановкой меня целовать, рассказывая какой я весь из себя такой и этакий. Передохнув и намиловавшись, я перевернул Абду на спину…

Семь дней пролетели мгновенно.

— Завтра хозяйки возвращаются, так что суета будет, ты не приходи. — Сказала мне Абда, устроившись на мне наездницей — мне казалось, что эта поза ей нравится и мы с неё часто начинали.

— Вот как?! — Откликнулся я.

— Да. Последний день сегодня я порадоваться могу. Потом всё. Ты хозяйкам не показывай, что у нас с тобой что-то было.

— Ты это называешь что-то? — Ответил я, прихватывая Абду за задницу.

— Ой! — Вскликнула Абда и прижалась ко мне. — Главное не показывай. Веди себя как обычно.

— Что и ревновать меня не будешь?

— Не знаю, но вида не покажу. Галифатки злопамятны. Если что не так, они хозяина накрутят и мне мало не покажется.

Некоторое время она двигалась молча, соски её заманчиво подпрыгивали, я перенёс руки и она угнездила свою грудь у меня в ладонях. Потом Абда продолжила:

— А тебе кто больше нравится? Я или Азхар и Армин?

Она постаралась не показывать, что ей это важно, но ответ, который она она ждала и на которой надеялась, был понятен.

— Честно?

— Да. — Ответила она постаравшись скрыть напряжение в голосе.

— Если честно, то ты.

Я притянул её к себе, потянулся к ней губами и начал целовать. Абда немного сбилась с ритма.

— Понимаешь, хозяйки твои хорошие женщины. У них отличные формы. Но в постели они излишне эгоистичны. И мне их бывает многовато. Ты же больше стараешься дать, я это чувствую. И я это ценю.

Я старался говорить серьёзно и убедительно. Абда уткнулась в меня лицом и ускорила темп. Мы закончили и угомонились, я лежал на спине, Абда устроилась сбоку, прижимаясь ко мне, а я обнимал её рукой и гладил по спине. На её чёрном носике блестели мелкие бисеренки пота. Абда продолжила:

— А если у тебя будет такая возможность, ты меня себе заберёшь?

"Ну а что ты хотел?" — Подумал я. — "Вопрос замужества для женщин всегда важен. Нужно удивляться не тому, что Абда меня это спросила, а что тому, что долго не спрашивала." Я прислушался к себе. Попытался представить, Абду своей женой. Отторжения это не вызвало. Пауза затянулась, но Абда меня не торопила.

— Если захочешь — заберу.

— А на Азхар женишься?

— Ничего себе поворот! — Не сумел сдержаться я. Вообще-то я не хотел этого говорить, просто вырвалось. — А Азхар хочет за меня замуж?

— Нет. Ты для неё мезальянс.

— Вот и не нужно мне такого счастья!

— Она замуж хочет, но не за тебя. Ты для неё просто поиграться, потешиться.

— Вот и хорошо.

— Я не буду тебя ревновать! Я буду просто знать, что я лучше. Но ты вида всё равно не показывай!

— Хорошо.

— И помни, ты обещал меня забрать, а я тебе поверила!

— Обещал. Будешь возможность организовывать?

— А как?

— Не знаю.

— А-а-а. Я думала, вдруг идея какая. Понимаешь, я ведь хозяину — символ и статус. Тем, что он меня содержит, он подчёркивает свой статус успешного торговца. Я эту его успешность символизирую. Я у него уже десять лет. До меня у него другая наложница была, двенадцать лет и он от неё избавился. Передарил кому-то из своих знакомых. Ещё до этого тоже была наложница одиннадцать лет. И раньше были… Так что и меня он в ближайшие несколько лет сменит. Но тебе он меня просто так не подарит.

— Понятно.

— Ты не переживай, что нибудь придумается. Провидение помогает настойчивым!

Чтобы не отвечать, я её поцеловал.


3.24. Знакомство с Мариянь.


Когда я через день, перед тем как пойти к любовницам, проверил нужный мусорник, то увидел запрещающий сигнал. Этот сигнал не менялся ещё три дня. Прогуливаясь по маршруту в своём мужском обличьи я заметил как три молодых галифатца затягивают женщину на лестницу. И ведь совсем рядом два придурка пристали ко мне. Ух, как я разозлился!

— Что здесь происходит?! — Гаркнул я, влетая на площадку.

— Помогите! — Пискнула девушка. Я её определённо где-то видел. Ближайший из галифатцев повернулся ко мне говоря что-то успокаивающее.

— Хрена себе! — Высказался я по-русски и пробил ему в корпус. Галифатец побледнел, схватился за место удара и начал оседать. Это были не те парни, что приставали ко мне. Я не торопился. Или это время для меня ускорилось. Двое других всё никак на меня не реагировали и я смачно впечатал ему ногой в челюсть.

— Кто это здесь девочек обижает? — Продолжил я на русском, хватая второго и резко дёргая на себя. Затем я довернул его, и парень полетел в стенку. Третий отлип от девицы.

— Эй! Ты чего! — Произносил он на галифатском.

Я дёрнул его за руку и сломал её. Ухватившись здоровой за сломанную и завывая, третий покатился по полу. Второй смотрел от стенки бессмысленными глазами. Я чуть не убил его, прыгнув на него сверху. Но остановился, затормозил. Потом тупо пробил ногой по морде. Это было не правильно, подготовленный боец мог бы меня подловить. Но подготовленным бойцом он не был и даже уклониться не смог. Первый бессмысленно булькал сломанной челюстью. Третий, держась за руку, шебуршился на полу, пытаясь то ли встать, то ли убежать.

— А ты куда собрался? — Продолжил я на русском, вбивая сверху его щиколотку в пол.

Девушка, судя по виду, была старшей школьницей возраста согласия. То есть "по-согласию" её уже можно выдавать замуж. Она неловко пыталась поправить одежду. Судя по её одежде, она придерживалась радикально-свободных взглядов — тонкий комбинезон прекрасно подчёркивал её отличную фигуру с широкими бёдрами, тонкой талией и начавшей тяжелеть грудью. Задницы и грудь у моих любовниц больше. Зато у девушки талия на вид гораздо уже. Всё же радикальность была не полной — накидку девушка носила, но накидку прозрачную и фигуру не скрывающую. Лицо у неё было открыто — значит не замужем. Черты лица у неё были по-галифатски крупными, крупный рот и нос общего приятного впечатления не портили. Нейросеть мне подсказала, что зовут её Мариянь. Мариянь поправила платок и ещё раз подчеркнула радикальность своих воззрений. Платок "сполз" с её головы вниз, чудом и парой заколок-невидимок зацепившись за волосы на уровне шеи. И всё же она была не настолько радикальна, чтобы от платка полностью отказаться.

Рассматривать девушек считается не приличным и я опустил глаза вниз.

— Извини, красавица, что тебе пришлось это увидеть. — Перешёл я на галифатский.

Мариянь выскользнула обратно на уровень и лёгкой летящей походкой отправилась вдаль. Я тоже вышел за ней вслед — связи на площадке не было. Мне предстояла встреча с полицией.

Галифатцев в полиции подлечили. Они заявили, что не собирались делать ничего плохого — просто один из них хотел жениться, а двое его приятелей должны были помочь девушку подержать, чтоб она сильно не сопротивлялась.

Здесь то я и выяснил, что бывают в Галифате и так называемые нерегулярные браки. Если мужчина с женщины её накидку сорвал и женщина свободная, то она может потребовать от него взять её замуж. А может и не потребовать, заявив — не нравится он мне. Каких-либо неприятных последствий для женщины в этом случае нет.

Но мужчина может пойти дальше и овладеть женщиной. Если и мужчина и женщина свободны, то и в этом случае всё тоже спокойно урегулируется браком. А вот если брак по каким-либо причинам не возможен, то женщина считается опозоренной и развратной. Её родственники могут стребовать компенсацию, препоручить наказание государству или смыть оскорбление кровью. Но в последнем случае уже они должны заплатить штраф за убитого насильника. Если же насильник остался жив, то на репутации женщины появляется пятно и ей потом труднее выйти замуж.

Нерегулярные браки "имеют место быть". Обычно — в бедных слоях населения, потому что обычная свадьба может оказаться финансово накладной. В обществе смотрят на это

сквозь пальцы, но только если у мужчины это единственный брак.

Ко мне претензий в полиции не имели. Только поинтересовались, что это я такое говорил и на каком языке. Вполне удовлетворились ответами, что это мой родной, это не язык содружества и это я ругался.

Я поинтересовался у полицейских: что галифатские женщины так и сидят дома? Выяснил, что нет. Но их должен сопровождать мужчина. А в баню, спрашиваю. Оказалось, что к женской бане мужчина не то что не имеет права приближаться, а даже смотреть в сторону её входа. Так что в бани женщины ходят со служанками. А если, спрашиваю, у мужчины одна жена и служанки нет? Полицейские насупились, сообщили что это только в низшем слое общества, что низшие слои не достаточно прониклись духом Галифата, и вообще, тема эта не приятная и шёл бы я отсюда.

* * *

Наконец мусорник мне сообщил, что я могу зайти и я с определённым трепетом отправился к любовницам. Азхар и Армин изголодались и устроили мне секс-марафон. Абда вела себя как обычно, а я чувствовал себя не в своей тарелке. Уходя, я бросил на неё виноватый взгляд, а она мне молча ободряюще улыбнулась.

В следующие разы чувство неловкости уменьшилось, но так где-то внутри у меня и осталось.

Мариянь я встретил в пекарне у моего дома. Она там работала в кафетерии. Подавая мне булочки и кофе, она поблагодарила меня и благосклонно приняла мой комплимент.

— Ты и правда считаешь меня красавицей? — Пококетничала она.

— Конечно, — поддержал я, — если сомневаешься, тебе достаточно в зеркало посмотреть.

Мариянь сделала вид, что засмущалась, но чувствовалось, что ей приятно.

Я завёл ежедневную привычку заходить в кафетерий на чашечку кофе. Когда не было других посетителей, мы болтали ни о чём. Мариянь постепенно разговорилась и рассказывала обо всё на свете. То она жаловалась на воспитательниц, что к ней придираются, то на своих одноклассниц.

— Представляешь, что мне сказала эта Изумруд?

Изумруд — это имя. Захотели родители назвать дочку драгоценностью или драгоценным камнем, вот и назвали.

— Что? — поддерживаю беседу я. Мне это не слишком интересно, но вида я не подаю. Почему? Может быть потому, что на Мариянь просто посмотреть приятно. А может быть мне просто не хватает простых человеческих разговоров?

— Эта козявка мне заявила: "Мариянь! Ты дура, что сделала пластику!" А я ей и говорю, что я не дура и пластику не делала. Все же знают, что пластику делают в послеродовой период, когда гормоны бушуют и тело перестраивается. А она мне и заявляет с таким апломбом: "У девушки таких зрелых форм быть не может!" И пальцем меня в задницу тыкает!

— Кхм.

— Вот именно! Разве похоже, что я делала пластику?

— Это было бы странно. — Дал я один из тех неопределённых ответов, которые выручают в подобных случаях.

— Вот именно! И я не делала пластику! У меня просто такая фигура!

Я выдал ей комплимент по поводу её фигуры и сказал, что Изумруд ей просто завидует.

— Точно! У самой-то ни рожи, ни кожи, ни сиси, ни жопы! Точно завидует. А как ты догадался?

— А что здесь догадываться, если б она не завидовала, она б так тебе не сказала…

В другой раз Мариянь возмущалась, что в лифте какой-то наглый мужик начал её по заднице гладить и пощипывать.

— Я к нему лицом развернулась, — горячилась она, — а он на меня смотрит и улыбается. Ну я ему и выдала! "В вашем возрасте, уважаемый, не престало как шкодливому подростку в лифте девочек щупать! Я Вам во внучки гожусь!" Вот он из лифта не на своём этаже выскочил!

Ещё раз она начала расспрашивать меня.

— Ли, а у тебя есть жёны?

— Сейчас нет.

— Да! А были.

— Была у меня жена, давно.

— А что с ней случилось?

— Надеюсь, что ничего плохого. Она от меня ушла.

— Ой, а у вас так можно?