Легенды старого времени. часть 2 (fb2)


Настройки текста:



Сударев Владимир. Легенды старого времени. часть 2



1



— Бина, давай назовём эту планету Домен, — предложила Андре.

Они стояли на поверхности открытой планеты и всматривались в далёкий горизонт на стада неизвестных животных. Вдалеке синел горный массив, уходя своей вершиной в белые барашки облаков.

— Мне нравится эта планета, — выдохнула Бина не ответив на предложение Андре, — я хочу построить здесь гнездо.

— Я согласна, остановимся на этой планете, — кивнула Андре, — мне надоели обитаемые миры, там слишком много народа, а здесь, на месяцы полёта "Янтаря" нет ни одного разумного существа, похоже сюда они нескоро доберутся.

— Просто у россов предубеждение к этому уголку космоса, — усмехнулась Бина, — в чём причина я не поняла, но карты россов заканчиваются задолго до этой галактики.


— Давайте назовём эту планету Нью-Гаррой, — капитан Мак-Кормик всматривался в результаты первичного осмотра планеты к которой приближался "Шараф". Результаты были самыми благоприятными: климат — норма; гравитация — ноль девяносто девять, "Интересно где та планета на которой гравитация равна единице?" — подумал Мак-Кормик; давление на поверхности единица и состав атмосферы пригоден для дыхания.

— Действительно хорошая планета, — согласился второй пилот.

— Джошуа, у нас нет выбора, — обратился ко второму пилоту старший механик, — агрегаты для перемещения в надпространстве не выдержат ещё одного броска.

— И колонисты извелись в ожидании посадки, — подал голос штурман, продолжая рассматривать звездное окружение в поисках ориентира.

— Василий, ты хотя бы приблизительно определил наши координаты? — спросил штурмана капитан, поморщившись, словно от зубной боли.

— Какая-то ерунда получается, — признался штурман, — ходоизмеритель показал, что мы сделали три парсека, я сверился у Дениса, по расходу энергии мы преодолели даже меньшее расстояние.

Старший механик утвердительно кивнул.

— Два и четыре десятых парсека, — поправил он штурмана.

— Мы должны находиться в окрестностях Акронита, но ни одна из карт не совпадает с наблюдаемым космосом, — продолжил штурман, — я не могу найти даже дальних ориентиров, чтобы хоть приблизительно определить наше местоположение.

— По-моему, в районе Шарфа не так уж и много подобных планет, — скептически заметил Денис.

— Скажу больше, — грустно улыбнулся штурман, поняв что старший механик намекнул на его некомпетентность, — в самом Шарфе и на расстоянии сорока парсеков от него нет звёзд с подобными характеристиками.

— Эх… — выдохнул капитан, — накрылась моя пенсия.

— Альберт, но ведь ты сам неоднократно заявлял, что хотел бы осесть подальше от Гарры, на какой-нибудь малоосвоенной планете с хорошим климатом, — Джошуа улыбаясь посмотрел на капитана, — эта планета совсем неплохой вариант.

— Наверное ты прав, — капитан взъерошил свои седоватые кудри и скомандовал, — включить малые планетарные двигатели, будем выходить на орбиту Нью-Гарры.

Огромный, рассчитанный на пятьсот тысяч пассажиров, звездолёт колониального флота, начал своё медленное приближение к найденной планете.

— Жаль что нам не удастся сообщить домой о нашей находке, — Василий без устали менял штурманские карты на экране своего пульта, но не мог найти даже маленькой зацепки для определения местоположения "Шарафа".

— Так ли это важно? Теперь эта планета станет домом для нас и наших потомков, — гулким голосом произнёс черноволосый великан — Филипп Труа, представитель совета колонистов.

Он пришел узнать когда звездолёт выйдет на орбиту Верхецы, куда они направлялись, но узнав о том, что планета перед ними не принадлежит скоплению Шарфа, нисколько не расстроился, скорее наоборот. Филипп горящими глазами рассматривал картины планеты, проносящиеся на экране планетарнокатрографического комплекса, запущенного на орбиту Нью-Гарры сутки назад.

— Это не планета… — выдохнул Филипп, — это рай, есть место где можно приложить наши руки.

Оторвавшись от экрана, Филипп посмотрел на капитана.

— Долго вы ещё будете держать нас в этой железной коробке? — спросил он.

— Что забрало? — рассмеялся Альберт, не обидевшись на слова колониста, ведь он, как и большинство остальных, совершали свой первый полёт в космосе.

— Не то слово, слюнки бегут, — улыбнулся Филипп, поглаживая свою бороду.

— Потерпите ещё немного, найдём подходящее место для посадки "Шарафа", вышлем разведчиков для забора проб воздуха, обработаем информацию и будем совершать нашу последнюю посадку, — капитан прикинул что-то в уме, — думаю дней за десять экипаж с этой работой управится.

— Что ж, декада не три месяца, — согласился Филипп, — не привык я летать, давят стены.

Собрать всех находящихся на борту "Шарафа" людей не было ни какой возможности. Именно поэтому своё сообщение капитан Мак-Кормик произнёс по корабельной трансляции.

Реакция людей, увиденная на мониторах обратной связи удивила даже скептически настроенного Дениса.

— Даже я не думал, что на корабле столько желающих забыть конфедерацию планет Шарфа, — усмехнулся штурман.

— Не юродствуй Василий, — капитан указал рукой на огонёк вызова разведкатера.

— Босс, — заговорил лейтенант разведгруппы, едва включилась линия связи, — мы облетели три района предполагаемой посадки и думаем что последнее место наиболее подходит для строительства колонии и посадки "Шарафа".

— Как там? — коротко спросил капитан.

— Словами не передать. Здесь даже лучше чем на Гарре, конечно присутствуют несколько десятков вирусов, но у нас на корабле имеется всё необходимое для вакцинации.

— А следы разумных? — капитан задал этот вопрос с ужасом ожидая положительного ответа.

— Я не заметил даже малейшего признака, — ответил лейтенант.

Капитан услышал облегчённый вздох штурмана и прошептал:

— Как бы мне хотелось чтобы это было правдой.



2



Место выбранное разведчиками для посадки, действительно было прекрасно. Капитан стоял на высоком холме, где уже началось строительство города и всматривался в Зубы Дракона, так с лёгкой руки Дениса колонисты стали называть далёкий горный массив. Пики скал уносились в невообразимую высоту и скрывались в облачном слое. Более низкие горные кряжи заканчивались километрах в сорока от холма, теряясь в зеленее леса.

По другую сторону холма, на расстоянии в пару километров несла свои воды полноводная река. Вдоль её берегов можно было распахать землю и высадить пищевые растения привезённые с Гарры, разведчики дали добро на подобный эксперимент, хотя, чего уж душой кривить, ни один из них не имел опыта первооткрывателей, когда любая мелочь может оказаться роковой ошибкой. Река, названная Мириам, впадала в океан, омывавший этот материк, в двух тысячах километров ниже по течению.

Местное светило начало приближаться к горизонту. Стали смолкать звуки стройки и люди потянулись к громаде звездолёта. Этот гигант, столь неуклюже выглядящий на поверхности планеты, ещё оставался единственным местом где люди могли без страха провести очередную ночь на незнакомой планете. Безошибочно выделив из множества звуков, окружавших его, шум приближающегося вездехода, капитан стал спускаться к звездолёту, желая поскорее послушать доклад разведчиков.

Лейтенант, возглавлявший эту экспедицию, спрыгнул с широкой гусеницы и открыл багажное отделение вездехода.

— Эй, геологи! Камни заказывали? — весело крикнул он.

К вездеходу неторопливо подошли двое мужчин и женщина. Занявшись выгрузкой образцов, они переговаривались на своём сленге, время от времени показывая друг дружке различные камни. Несмотря на плохое понимание специальных терминов капитан уяснил, что разведчики обнаружили богатое месторождение железа.

Оставив геологов разбираться с образцами, лейтенант подошёл к Мак-Кормику.

— Босс, мои люди маются от безделья, — заявил лейтенант, пожав капитану протянутую руку, — каждый день я задействую в экспедициях не более десяти человек, а вы прекрасно знаете, что у меня их пять десятков.

— Я тоже об этом думал, — кивнул головой Мак-Кормик.

— Ребята недовольны, они готовились вести разведку в экваториальных дебрях Верхецы, а колонисты предлагают им лишь работы на стройках.

— Ты прав, глупо использовать таких специалистов на строительстве, — согласился Мак-Кормик, прекрасно знавший что из себя представляют экваториальные леса Верхецы, где неподготовленному человеку не протянуть и пары часов, — как думаешь Валд, твои люди способны обеспечивать колонию мясом? Конечно предварительно следует провести все анализы и убедиться что местная фауна пригодна для еды.

— А как же наши собственные запасы? — поинтересовался Валд.

— Они не безграничны, без дополнительной подпитки продовольствия хватит ещё на два месяца, — ответил Мак-Кормик.

— Даже так… — протянул Валд, качнув головой, — я считал что продуктов должно быть гораздо больше.

— Подобное развитие событий совсем не планировалось, — усмехнулся капитан, и, помолчав, спросил, — что скажешь, смогут твои ребята обеспечивать нас пищей до сбора урожая?

— Конечно босс, — усмехнулся Валд, и добавил более серьёзным голосом, — подобная работа будет им по нраву, только это же временная работа. А что будет потом?

— Валд, я не умею заглядывать в будущее, — Мак-Кормик оглянулся на звук шагов, к ним приближался Филипп Труа, — я могу только напомнить, у нас целая планета, работы хватит и нашим далёким потомкам.

— Капитан Мак-Кормик, совет кланов приглашает вас на своё совещание, — произнёс Филипп, поздоровавшись с Валдом и капитаном.

— Идём, — кивнул головой Мак-Кормик, поняв без лишних слов, что его зовут не из простого уважения.

— Когда посылать людей на охоту? — поинтересовался Валд, как и капитан, направившись к звездолёту.

— Попробуйте утром, только постарайтесь обойтись без лишнего риска, — посоветовал Мак-Кормик.

В офицерской комнате отдыха собрался совет кланов. Одиннадцать человек влиянием на людей способные поспорить не только друг с другом но и с капитаном Мак-Кормиком. Именно эти люди следили за соблюдением порядка и законности в своих кланах.

— Мы оказались в довольно щекотливой ситуации, — заговорил Филипп Труа, первым взяв слово, — совершив посадку на эту планету и будучи предоставлены сами себе, мы провели анализ имеющихся человеческих ресурсов и пришли к неутешительному выводу. Собираясь осваивать Нью-Гарру, мы располагаем практически всеми необходимыми для этого специалистами, словно кто-то специально комплектовал колонистов именно для подобной миссии. Единственные специалисты которых нет в составе колонистов это управленцы высокого уровня.

Филипп замолчал переводя дыхание, обвёл всех присутствующих взглядом, словно ища поддержку, и продолжил свою речь.

— Мы посоветовались и решили просить вас Альберт Мак-Кормик встать во главе нашего нового мира. Вам подчиняется и уважает экипаж звездолёта, по сути вы являетесь одним из нас, главой клана. Остальные колонисты вас уважают, а это уже не мало.

— А как же ваш совет? — поинтересовался Альберт, совершенно не готовый к подобному предложению, — мне представляется что совет кланов неплохая форма правления.

— Я так не думаю, — отрицательно покачал головой Али Набуту, глава клана животноводов, — мы все привыкли защищать своих людей от произвола власть имущих Без грамотного координатора кланы в скором времени слишком отдалятся друг от друга, а на незнакомой планете это гибельно.

Несколько минут в комнате отдыха висело молчание, Мак-Кормик обдумывал слова Али. Он был в душе согласен с этим жилистым мужчиной с кирпичным цветом лица, но понимал он так же и то, что может не осилить тяжесть этой ноши.

— Хорошо, — склонив голову произнёс Альберт, — я согласен стать координатором, но только при одном условии.

— Какое условие? — Филипп недоверчиво посмотрел на Мак-Кормика и обменялся взглядами с Али Набуту.

— Для грамотного управления мне требуются советники, — заговорил Альберт, обводя своим взглядом всех присутствующих, — я слабо разбираюсь в деле освоения планет и поэтому хочу видеть всех вас в роли своих помощников.

— Но… — хотел возразить Дасен Машшан, представитель клана металлургов.

— Вы все вместе не дадите мне совершить ошибок из-за которых меня будут ненавидеть люди, — пояснил Мак-Кормик, — что хорошо на звездолёте, совершенно не годится на планете.

— Нам требуется некоторое время для обдумывания вашего предложения, — заявил Филипп Труа, очевидно имевший не малый вес в иерархии кланов.

— Хорошо, — кивнул головой Альберт, и встал из кресла, — я буду находиться в своей каюте.

Неторопливо идя в свою каюту, Альберт думал о решении совета кланов. Он прекрасно понимал, что своим предложением ломает законы кланов, но не видел другого выхода. Если они все собирались не просто выжить, но не растерять всех своих знаний и технологий, предстояло изменить многие из законов Гарры.



3




Первый год колонии на Нью-Гарре пролетел в решении неотложных задач. Постройке первого города, строительстве заводов и разработке рудников. Первый урожай с полей у реки получился отменным. Колонисты и экипаж были полны энтузиазма создать на новой планете общество свободное от многих предрассудков старого мира. Конечно среди колонистов нашлись и такие кто не захотел менять старые традиции и жить по новым законам, но их было не много.

Клан рыболовов при помощи остальных колонистов построил восемь малых сейнеров и основал поселение на берегу океана, в устье Мириам мотивируя свои действия многолетней привычкой жить возле большой воды. Время от времени рыбаки приплывали по реке в Навьград, так колонисты назвали свой первый город, и вели взаимовыгодный обмен, обеспечивая колонию всевозможными дарами океана.

Разведчики планомерно исследовали окрестности Навьграда постепенно удаляясь всё дальше и дальше. Оказалось что на суше начисто отсутствовали хищные животные, но зато в лесах встречались плотоядные лианы. Первая группа разведчиков, столкнувшаяся с этим растением, потеряла одного человека и едва спаслась от лиан, жадно хватавших в свои объятия всё живое в радиусе десятков метров. Рыбаки так же встречались с хищниками океана, но многоногие животные не нападали на корабли, довольствуясь рыбой и другой живностью. Лишь однажды морской демон потрепал сейнер, случайно попав в сети рыбаков в погоне за своей добычей.

Случившийся в клане рудокопов раскол, удивил не только Мак-Кормика, но и большинство населения посёлка Рудный, построенного рядом с богатым месторождением железа. Почти тысяча человек собрали свои вещи и ушли за зубы Дракона, попросив не пытаться их найти.

Первым кто кардинально нарушил законы Гарры был сам Мак-Кормик, женившись на вдове погибшего геолога принадлежащей к клану рудокопов. Поговаривали что именно этот поступок послужил причиной раскола в клане, но Альберт считал это простым совпадением.

В пятую годовщину посадки Рудифь родила двух чудных мальчиков, чьё появление на свет совпало с празднованием дня Основателей. Прибывшие по случаю юбилея, рыбаки подарили Рудифи чудесное ожерелье из перламутровых шариков, которые вырастали в океанских раковинах.

Настроение Альберта, несмотря на двойной праздник, было подавленным. Это было связано с отсутствием группы разведчиков Валда и геологов, отправившихся на первом собранном геликоптере в экспедицию, целью которой был облёт горного массива и детальное картографирование тех мест. Никто не ставил экспедиции сроков возвращения, но последнее сообщение от Валда было три месяца назад, когда он сообщил что благополучно долетел до посёлка Рудный и после отдыха собирается лететь дальше. Больше сообщений от группы не поступало. Связь с посёлком оставляла желать лучшего, сказывалась большая масса железной руды, а волоконный кабель ещё только собирались прокладывать. Из сообщений координатора посёлка можно было понять только одно, группа благополучно улетела после небольшого ремонта.

Лишь через неделю после праздника, когда был закончен второй геликоптер и началась подготовка новой экспедиции, со станции слежения передали что видят на мониторах низколетящую цель.

Бросив все дела, Альберт спустился в гараж и запустил двигатель роллера. Направив машину в сторону геликоптерного завода, где была оборудована посадочная площадка, Мак-Кормик задумался. Он сам не мог понять своей тревоги, ведь Валд бывало отсутствовал и более длительное время, но чутьё подсказывало, на этот раз он везёт очень важные находки.

Ждать пришлось недолго, сначала Альберт услышал знакомое стрекотание геликоптера, а затем над лесом стала различимой тёмная точка машины.

— Хвала богам, они возвращаются, — прошептал Мак-Кормик.

— А ты как думал, не одна моя машина ещё не подводила, — усмехнулся Денис, подойдя к старому товарищу.

За последнее время Денис из старшего механика звездолёта переквалифицировался в главного конструктора всего того что летало, ездило или плавало.

Альберт хмыкнул, так как не заметил как подошёл Денис.

Поздоровавшись, он спросил:

— Денис, как у тебя продвигаются дела с тяжёлыми грузовиками?

— Нормально, — Денис, прищурившись всматривался в чёрную точку геликоптера, — только с двигателями для них возникла некоторая заминка.

— Почему не доложил? — оторвав взгляд от приближающегося геликоптера, спросил Альберт.

В ответ Денис хмыкнул:

— Насколько мне известно, у нас заканчивается запас звёздного топлива, а геологи так и не нашли даже бедного месторождения Кривнития.

Помолчав, Денис добавил:

— Если мы в течении полугода его не найдём и не начнём разработку, придётся переводить всю нашу технику на другие виды топлива.

— Да… — протянул Альберт, — с Кривнитием у нас действительно проблема.

Оба собеседника замолчали, наблюдая как геликоптер заходит на посадку, поднимая с бетонной площадки мелкую пыль.

Едва смолк шум двигателя, не дожидаясь остановки, вращавшихся по инерции, винтов из кабины геликоптера выпрыгнул Валд.

Одежда на разведчике была грязной, в пятнах от масла и сажи. Подбородок Валда украшала приличная бородка рыжеватого оттенка.

Пригибаясь, чтобы его не задело лопастью, разведчик бегом направился к Альберту.

— Босс, нам срочно нужно поговорить, — в полголоса заявил Валд, торопливо поздоровавшись с Денисом и Альбертом.

— Интересные находки? — слегка улыбнулся Альберт, хотя почувствовал холодок пробежавший по спине, и указал рукой в сторону роллера.

— Мы нашли богатое месторождение Кривнития, — сообщил Валд, падая в кресло роллера, — но это не главное.

Путь до ратуши обои молчали. Мимо проносились новые здания, десятки домов ждали своих жильцов. По широким улицам изредка проезжали грузовики и пассажирские роллеры. Пешеходов на тротуарах было совсем мало, был рабочий день, а бесцельно слоняющихся бездельников на Нью-Гарре ещё не было.

Войдя в кабинет Мак-Кормика, Валд прошёл к мягкому дивану, и, устроившись на его кожаных подушках заговорил.

— В самом сердце Зубов Дракона есть жилое место. Ведя разведку, я в компании Стива и Макса далеко ушли от базового лагеря. Опасаясь возвращаться ночным лесом назад мы заночевали в естественном гроте. Утром мы заметили узкую расселину и решили её исследовать. Легко преодолев узкую часть расселины мы оказались на отчётливо заметной тропе по которой вышли в долину, больше похожую на огромный парк. У меня сразу возникла мысль о рукотворности этого места, а когда мы вышли на бетонную дорожку, проложенную по берегу озера, эта мысль окрепла.

Валд передохнул с минуту, выпив бокал сока, протянутый Альбертом, и продолжил.

— Посреди парка находится огромный дворец, прекрасное творение неизвестных умельцев. В стороне от дворца располагается продолговатое куполообразное сооружение длинной в пару километров без единого окна или двери. Впрочем и в сам дворец нам попасть не удалось. Поднявшись на крыльцо сложенное из розового мрамора, я постучал в ворота. Ответом мне была тарабарская речь какого-то автомата. По загоревшейся возле ручки красной табличке я понял, что нас не желают впускать…

— Не поверю что ты не попытался проникнуть в помещение через окно, — перебил Альберт, на его лице блуждала озабоченная улыбка.

— У нас не получилось, — пожал плечами Валд, — едва мы по газону приблизились к ближайшему окну, как неизвестное поле нас вытолкнуло назад на дорожку. Вероятно их систему безопасности нам не одолеть.

— Значит, вы не встретили там никого живого? — поинтересовался Мак-Кормик.

— Наоборот, животных там предостаточно, — усмехнулся Валд, — я не встречал многих из них даже в книгах.

— Мистика какая-то, — выдохнул Альберт, — но ведь кто-то должен присматривать за животными, наконец их кормить. Или они обитают без вольеров?

— Вольеров мы там не заметили, — Валд подумал и добавил, — хотя с подобной задачей прекрасно справится силовое поле, что не позволило нам проникнуть во внутренние помещения дворца.

Несколько минут в кабинете Мак-Кормика царило молчание, каждый из собеседников думал о своём.

— Босс, мне показалось, что я видел Арка с Аркана-8,- не скрывая сомнения произнёс Валд.

— Ты уверен? — поинтересовался Альберт, с долей удивления в голосе.

— В том-то и дело, что полной уверенности нет, — усмехнулся Валд и добавил, словно оправдывался, — вы же знаете как быстро они передвигаются. Может быть именно они и присматривают за животными.

— Глупость, — Альберт в сомнении покачал головой, — конечно мы находили на Аркане-8 следы разумных существ, но если это делали предки Арков, то их потомки здорово поглупели. Ученые из экспедиции Стакрова доказали практически полное отсутствие у Арков разума.

— Я попросил ребят держать язык за зубами, — заявил Валд, — тем более что совсем не ясно кто живёт в этой долине.

— Правильное решение, — согласился Мак-Кормик и поинтересовался, — кстати, Валд, почему вы так задержались?

— В трёх километрах от расселины мы нашли месторождение Каркония и посёлок рудокопов, они уже начали первые работы по обустройству рудника. Мне довольно долго не удавалось договориться с их вождём о полезности сотрудничества. В конце концов их совет принял решение устраивающее обе стороны.

Валд усмехнулся, вспоминая дни проведённые в посёлке, когда было неясно удастся ли им вернуться домой живыми. Многие из рудокопов враждебно относились к разведчикам и только авторитет вождя сдерживал особо горячие головы от прямого нападения на лагерь разведчиков.

— Они будут добывать для нас Карконий в обмен на необходимые им товары, но они не хотят каких-либо контактов с жителями остальной колонии.

— Ну совсем обойтись без контактов не получится, — заметил Альберт, — хотя меня устраивает и этот вариант. Они уже сделали заказ нужного оборудования?

— Да, конечно, — Валд достал из кармана свой блокнот, порылся в кармане ещё некоторое время и вытащил блеснувший предмет.

— Вот это я нашёл на дорожке возле дворца, — пояснил он подавая Альберту кристалл необычной формы.

— А ведь это кристалл памяти, — прошептал Мак-Кормик, рассматривая кристалл.

— Я тоже об этом подумал, — согласился Валд, — только у него отломана верхняя часть.

— Это невозможно, чтобы разрушить целостность кристалла нужны колоссальные нагрузки, — качнул головой Альберт, — в теории их невозможно уничтожить.

— Почему тогда это первый кристалл памяти что попал нам в руки? — с сомнением в голосе поинтересовался Валд, — ведь наши разведчики не единожды находили мертвые миры, жители которых имели высокий уровень развития.

— У тебя ложная информация, — усмехнулся Мак-Кормик, — кстати, есть возможность прочитать содержимое этого кристалла.

— Как? — Валд был удивлён, слишком слова Альберта смахивали на глупую шутку.

— Насколько я помню у нашего штурмана была приставка к компьютеру с помощью которой ему удавалось распаковывать кристаллы подобной конфигурации, — поглаживая подбородок произнёс Альберт.

— Разве вам удавалось находить подобные артефакты? — настороженно спросил Валд, — почему же об этом никто не сообщал?

— Не знаю, — пожал плечами Альберт и на некоторое время замолчал.

— Это было лет тридцать назад, — выдохнул Мак-Кормик, — мы с Василием, тогда совсем молодые, высаживались в группе первой посадки на Дюрок.

— Страшное место, — заметил Валд и передёрнул плечами.

— Да… — протянул Альберт, — только тогда мы этого не знали. Из космоса Дюрок кажется довольно привлекательной планетой. Мы здорово поплатились за свою доверчивость. Из всего взвода смогли вернуться к челноку только мы втроём. Я, Василий и Денис.

— Я читал про открытие Дюрока, но не думал что оно было столь трагическим, — произнёс Валд с уважением посмотрев на Мак-Кормика.

— Там всё дышит злобой, даже самые обычные на первый взгляд вещи, — произнёс Мак-Кормик, и, помолчав, продолжил, — командиром десанта был Всеволод Могижды, так вот, в него ловушка выстрелила дюжиной подобных кристаллов, когда он дотронулся до статуэтки, сделанной из чистого железа. Удар был настолько силён, что не выдержала защита скафандра и он захлебнулся кровью прежде чем мы смогли к нему подобраться. Никто из нас даже не подумал, что снаряды убившие Всеволода являются кристаллами памяти. Лишь Василий, подобрав три штуки, пробившие тело и скафандр на вылет, догадался об этом. Когда мы вернулись на "Гриндос", и Василий сообщил о своей находке, ему никто не поверил и всю обратную дорогу в скопление они вместе с Денисом собирали приставку.

— Что-нибудь удалось расшифровать? — спросил Валд когда понял что рассказ закончен.

— Удалось, — кивнул Альберт и усмехнулся вспомнив те далёкие дни, — на одном кристалле был бесконечный список различных предметов и их изображения. Мы тогда подумали что перед нами каталог. А на двух других кристаллах находились карты звёздного неба. Сколько Василий не бился, пытаясь определить место откуда делались эти карты, он так и не смог этого сделать.

Закончив говорить, Альберт набрал номер обсерватории.

— Начальника обсерватории вызывает координатор, — произнёс он, едва на экране виома появилось лицо секретаря.

— Вы думаете что у штурмана сохранилась та приставка? — недоверчиво спросил Валд.

— Я не думаю, — хмыкнул Альберт, — я в этом уверен, слишком хорошо я знаю Василия, чтобы ошибаться в его привычках.



4



— Альберт, этот кристалл точно нашли здесь? — руки Василия порхали над клавиатурой компьютера, а голос и взгляд выражали крайнюю степень озабоченности.

— Да, — кивнул Мак-Кормик, заглянув через плечо штурмана на монитор компьютера, — возникли проблемы?

— В том то и дело что нет, — буркнул Василий, — программа распаковки запустилась с первого раза, словно этот кристалл прилетел вместе с нами из Шарфа.

Тем временем, бессмысленное мельтешение цифр на мониторе компьютера, сменилось изображением заставки.

— На сколько мне знакома этимология, этот символ обозначает бесконечность, — прокомментировал Василий, разглядывая два глаза нарисованные в свёрнутой восьмёркой петле, вокруг этого рисунка была изображена змея, поедающая свой хвост, — Альберт, помнишь, на двух кристаллах с Дюрока была подобная эмблема?

Альберт кивнул головой, про себя отметив хорошую память Василия, и подумав о том что тот вероятно уже попробовал совместить карты на тех кристаллах с местным звёздным окружением. Задать вопрос он не успел, Василий нажал на клавишу исполнения и все присутствующие погрузились в просмотр межзвёздной войны.

Кто-то с величайшей прилежностью записывал сцены боёв где сталкивались друг с другом сотни, а может быть и тысячи звездолётов, высадки десанта на пылающие в огне бомбардировок планеты и взрывы огромных орбитальных станций. Женский голос, пояснявший происходящие события, был непонятен присутствующим, но от этого они теряли не много.

— Почему не перевёлся голос? — поинтересовался Валд, когда закончился показ первого блока кристалла.

— Я удивляюсь что компьютер смог раскодировать изображение, — ответил Василий поглядывая на индикатор емкости, и добавил, — а ведь мы не посмотрели и десятой части информации, что содержит этот кристалл.

Мак-Кормик воздерживался от всяческих комментариев почти десять суток, пока шел просмотр кристалла, но старался не упустить из виду малейшие нюансы информации.

— Что вы думаете о хозяевах кристалла? — спросил он своих старых друзей и Валда, после окончания последнего блока видеоинформации, где показывалось нападение сотни, вооруженных до зубов, десантников на небольшую деревню.

Самого Альберта поразила картина боя безоружных людей с десантниками. Не имея какого-либо оружия, жители деревни легко одолели десантников. Причём двигались они так быстро, что десантникам не помогли мощные штурмовые бластеры и броня скафандров.

— Моим бы людям подобную подготовку, — позавидовал Валд, под впечатлением от просмотра последнего блока.

— Народ столь безжалостно уничтожающий своих противников, очень опасен, — задумчиво произнёс Денис, — мне кажется десантники прекрасно знали об силе своих противников, иначе против деревни хватило бы отделения.

— Всё это снималось очень далеко от скопления Шарфа и нашего теперешнего дома, — высказал своё наблюдение Василий, — причём многие эпизоды были сняты в разных районах вселенной.

— Я думаю, что в найденном Валдом дворце нет никого живого, и уже достаточно давно, — высказался Денис, — столь могущественная цивилизация, бросающая в бой сотни боевых звездолётов, уже давно бы нам встретилась. Очевидно они перебили друг дружку в своих войнах.

— Знаешь Денис, я согласен с тобой, — кивнул головой Василий, — тем более за это говорят находки на Дюроке. Думаю там у них была своеобразная база.

— А мне кажется дворец обитаем и его хозяева прекрасно осведомлены о нас, — задумчиво произнёс Альберт, окинув взглядом своих друзей, — вам не показалась странной, находка кристалла и его лёгкая дешифровка?

— Показалась, — признался Василий, — но почему мы ни разу не встречали на планете следов пребывания других разумных, да и космос здесь девственно чист. За время с нашей посадки к Нью-Гарре не приближался ни один звездолёт.

— Согласен, вопросов больше чем ответов, — вздохнул Мак-Кормик, — но говорить о следах ещё рано, ведь мы не исследовали и десятой части суши, а ведь есть ещё океан с его бесчисленными островами.

— Мне кажется, — заговорил Валд, — лучшим для спокойствия людей будет если мы умолчим о долине в центре Зубов Дракона. Нужно попытаться войти в контакт с хозяевами дворца и вообще получше изучить это место.

Альберт согласился с доводами Валда и разрешил продолжить исследования таинственного дворца. Однако три последовавшие вслед за этим решением экспедиции не смогли преодолеть скалы и добраться к долине. Складывалось впечатление что горы сдвинулись и закрыли трещину по которой Валд в первый раз проходил в долину, а других расщелин найдено не было, хотя три экспедиции обследовали каждый метр горного массива.



5



Столетний юбилей основания Навьграда праздновался широко и красочно. По главной улице шла карнавальная колонна из представителей всех кланов и всех городов Нью-Гарры, а их уже насчитывалось два десятка. Конечно таких больших как столица не было, но у молодого поселения всё было ещё впереди. В Навьграде как и в других населённых пунктах Нью-Гарры был объявлен праздничный день и люди как умели праздновали День Основания. К наступлению ночи в небо начали взлетать сполохи разноцветных салютов. Особенно красивые салюты, похожие на цветы, запускали в Навьграде. Буйство красок можно было наблюдать даже от Зубов Дракона где располагался посёлок Рудный, основанный частью клана рудокопов, решивших жить старыми законами. Правда через сто лет об этом никто уже и не вспоминал, но многие порядки посёлка кардинально отличались от порядков остальной Нью-Гарры.

Юнг любил уходить из посёлка в горы на запретную территорию и частенько встречал там закат. Палил костёр в уютном гроте и возвращался домой уже в темноте, подсвечивая себе дорогу маленьким фонариком. В свои пятнадцать лет он был высоким и крепко сложенным мальчиком. Каких-либо хищников в окрестностях гор не встречалось, а бешенные лианы Юнг замечал издалека и благополучно их обходил стороной.

В наступившем сумраке Юнг сидел на краю грота и смотрел на далёкие зарницы салютов Навьграда. Его мысли уносились далеко в неведомые земли. Он мечтал, закончив школу, стать геологом и как его отец путешествовать по материку, открывая месторождения нужных людям минералов. От отца он научился безошибочно определять многие минералы и руды их содержащие. А ещё у него был дар, как впрочем и у отца, видеть следы и по ним находить спрятанные глубоко под землёй минералы.

От мечтаний его отвлёк шум осыпи. В тишине вечера, когда смолкает ветер, засыпают птицы и звери, звук падающих камней сильно резанул по ушам. Юнг вздрогнул и посмотрел в сторону осыпи, ожидая увидеть горного козла, которые любили пастись в этих местах. Несмотря на сгустившуюся темень, Юнг легко различил человеческий силуэт, приближавшийся к его гроту.

В последнее время Юнг стал замечать что его грот кто-то посещает. Друзья не сознавались в подобном деянии, да и не принято было посещать чужие гроты без приглашения, тем более так далеко в запретную зону его друзья не ходили, боясь древних запретов. Никто в посёлке уже не помнил причину по которой нельзя было ходить в запретную зону, но запрет предков соблюдали, хотя здесь находились богатейшие месторождения редких металлов.

"Сейчас я наконец узнаю кто бывает в моём гроте", — подумал Юнг, рассматривая в обманчивом сумраке приближающуюся фигуру. Незнакомец двигался так, словно прекрасно видел в темноте.

Переместившись за большой валун у входа, Юнг приготовился встретить незваного гостя. Теперь он явственно слышал лёгкие шаги, приближавшиеся к его валуну. Дождавшись когда в гроте стало совсем темно, Юнг прыгнул из своего убежища. Незнакомец сделал неуловимое взгляду движение, и, юноша, промахнувшись, врезался головой в противоположную стену грота. Быстро вскочив на ноги Юнг, потряхивая головой, приготовился к новой атаке.

— Ха, ха, ха, — раздался звонкий девичий смех и Юнг разглядел в отсветах прогоревшего костра красивое лицо девушки.

— Ты зачем сюда ходишь? — грубо спросил Юнг, пытаясь вспомнить как зовут незваную гостью.

— Ты рассёк себе лоб, дай помогу, — вместо ответа произнесла девушка.

Загоревшая до черноты, с коротко подстриженными и выгоревшими на солнце волосами, девушка совсем не походила на жителей посёлка. Дотронувшись до своего лба, Юнг вздрогнул от пронзившей его боли.

— Ты не из посёлка, — объявил Он, рассматривая кровь на своей ладони.

Девушка молча приблизилась и дотронулась своими холодными пальцами до лба Юнга. Ожидая нового взрыва боли, Он с удивлением ничего не почувствовал. Девушка пальцами поглаживала больное место, что-то шепча себе под нос.

— Сильно разбил, — почему-то шепотом спросил Юнг.

— Бывает и хуже, — прошептала девушка, — главное череп себе не раскроил, тогда пришлось бы повозиться.

— Я запнулся, — соврал Юнг, — а так бы тебе досталось.

— Не надо врать, — девушка хитро посмотрела в глаза Юнга и добавила, — это я ушла в сторону. Ты сидел за валуном и пыхтел как старый болотный Дрон. Кроме того ты забыл про костёр.

Юнг понятия не имел кто такой Дрон, но сравнению обиделся и дёрнулся, желая отстраниться от девушки.

— Не дёргайся, я же не обиделась на твое гостеприимство, — спокойно произнесла девушка, продолжая гладить Юнгу лоб.

— Извини, — Юнг покраснел, вспомнив что сгоряча нарушил все законы гостеприимства.

Наконец девушка перестала гладить лоб Юнга, отошла на шаг и прищёлкнула языком, удовлетворённая своей работой. Потрогав свой лоб, Юнг с удивлением не почувствовал боли, обнаружив на месте раны лишь небольшой шрам.

— Здорово! — выразил он свой восторг, и помолчав, добавил, — меня зовут Юнг и я приглашаю тебя погреться возле очага.

— Меня зовут Настя, я с благодарностью принимаю приглашение, — произнесла девушка, невольно показав, что лучше горожан знакома с законами посёлка. Очевидно новая знакомая любила посмеяться потому как не стерпела и указала Юнгу смеющимся взглядом на прогоревший костёр. За разговором они не заметили как костёр прогорел и покрылся белым пеплом.

— Это ничего, у меня есть дрова, — улыбнулся в ответ Юнг и пошёл в глубь пещеры где у него лежал запас сухих дров.

В мерцающем свете разгоревшегося костра, Юнг более внимательно рассматривал Настю.

— Где ты живёшь? — поинтересовался он, поняв что лицо девушки ему не знакомо, — я не видел тебя в посёлке.

— Здесь, недалеко, — Настя махнула рукой в сторону гор, — я приехала на каникулы к матерям.

— Там нет поселений, — категорично заявил Юнг, — совет кланов запретил селиться в запретной зоне.

— Нет есть, — с такой же категоричностью возразила Настя, — если не веришь я могу показать.

— Уже темно, по горам опасно ходить ночью, — с долей сомнения в голосе ответил Юнг.

— А… — протянула Настя, и затронула самую обидную тему для любого подростка, — ты просто боишься.

— Нисколько не боюсь, — возразил Юнг поднимаясь на ноги и чувствуя как мурашки бегут по спине, — пойдём и посмотрим.

Проверив висит ли на поясе верный фонарик, Юнг вопросительно посмотрел на Настю и повторил:

— Идём, или как?



6




Координатор Родион Мак-Кормик только закрыл глаза, вернувшись с торжественного приёма в честь дня Основания. Зазвенел зуммер экстренной связи. Не вставая с кровати, Родион нажал клавишу приёма.

— Координатор на связи, — произнёс он, зная что этот виом не передаёт картинку.

— Гражданин координатор, детекторы контроля пространства зафиксировали вход в нашу систему неопознанного звездолёта, — сообщил дежурный по контролю за пространством.

— Сколько времени у нас в запасе?

— Не менее шести часов.

— Хорошо, продолжайте наблюдение, попробуйте идентифицировать этот звездолёт, — Родион сел и переключил виом на линию штаба обороны.

— Старший дежурный на связи, — на экране виома появился майор в форменной рубашке но без головного убора.

— Майор Нагур, объявляй планетарную тревогу, — вспомнив как зовут этого офицера, приказал Родион, — приказываю ввести режим светомаскировки и радиомолчания. Все переговоры вести только по оптико-волоконным каналам.

Третий звонок Родион сделал своему секретарю.

— Максур, в течении часа совет кланов должен находиться в совещательной комнате ратуши, — произнёс Родион, едва секретарь появился на экране виома.

Отключив связь, Родион встал и начал одеваться.

— Ты куда? — сонным голосом спросила Лилит, проснувшись от шороха, одеваемой одежды.

— Спи, — как можно спокойней прошептал Родион, — сама знаешь дела.

— Дела, дела, — пробурчала Лилит, открыв глаза, — даже в праздник не можешь отдохнуть.

В ответ Родион лишь вздохнул, и, поцеловав жену в губы, вышел из спальни, осторожно прикрыв за собой дверь. Ехать по ночному городу пришлось крайне осторожно, на улицах было много людей, обеспокоенных отключением всего уличного освещения.

Оставив роллер в подземном гараже, Родион лифтом поднялся на восьмой этаж ратуши где находилась комната для совещаний. В этот час в помещениях практически не было людей, лишь охрана, да техперсонал. Пройдя гулкими коридорами, Родион вошёл в совещательную комнату и первым делом закрыл жалюзи, а уже потом зажёг свет и запустил компьютер.

Включив виом он связался с постом контроля пространства.

— Есть что-либо новое по звездолёту? — спросил он едва на экране появился дежурный.

— Мы смогли идентифицировать этот звездолёт, — гордо заявил дежурный.

— Даже так, — Родион саркастически хмыкнул, не представляя себе подобной возможности у старых детекторов.

— Восемьдесят шесть процентов вероятности, что этот боевой крейсер прилетел с Гарры.

— Час от часу не легче, — выдохнул Мак-Кормик, ладонью разглаживая морщины на лбу, — интересно какая нелёгкая их сюда принесла.

Помня рассказы своего деда, Родион считал что их отделяет от скопления Шарфа бездна расстояния, правда он даже представить себе не мог, насколько эта бездна велика.



7




Юнг стоял перед огромным дворцом и с интересом его рассматривал, ему ещё не приходилось видеть столь красивые здания. Свет от нескольких десятков фонарей играл на стенах дворца, увеличивая красоту здания.

— Почему взрослые говорят что в горах никто не живёт? — оторвав взгляд от дворца Юнг посмотрел на Настю.

Настя открыла рот чтобы ответить, но в этот момент погасли все фонари, а стёкла стали матовыми, не пропуская свет наружу.

— Что-то случилось, — встревожилась Настя, и, перепрыгивая ступени, побежала к дверям.

У дверей она остановилась и заметила что Юнг не последовал за ней.

— Поднимайся быстрее, — притопнув от нетерпения ногой, заявила Настя, — если случилось то о чём предупреждали родители, на улице оставаться будет опасно.

Взяв подбежавшего Юнга за руку, Настя открыла двери, приложив ладонь к специальной пластине. Настя почти бежала по ярко освещенным переходам, волоча за собой Юнга, который не успевал рассмотреть большие картины на стенах, поскольку от скорости они сливались в одно многокрасочное панно. Вбежав в комнату заполненную разнообразной аппаратурой, Настя с разбегу запрыгнула в кресло перед большим экраном.

— Садись рядом, только ничего не трогай, — она указала на соседнее кресло и начала что-то набирать на клавиатуре. Настины пальцы просто мелькали над панелью с множеством разноцветных клавиш.

— Что это? — Юнг указал рукой на силуэт звездолёта, появившегося на большом экране.

— Самой жутко любопытно, кого это занесло к нам в гости, — прошептала Настя, подумала и добавила, — и в гости ли.

Тем временем изображение звездолёта начало увеличиваться и вскоре Юнг увидел красивый звёздный крейсер.

— А он красивый… — выдохнул мальчик.

— Фу, слава богам, это не кваки, — задумчиво произнесла Настя не услышав слов Юнга.

— Кто такие кваки? — спросил Юнг, услышав новое слово. Ему было всё интересно в этой комнате с устройствами непонятного назначения, занимавшими большую часть свободного пространства.

— Долго рассказывать, — Настя задумалась, затем махнула рукой и добавила, — а если коротко, то это враги.

— А это чей звездолёт?

— Сейчас посмотрим… — протянула Настя, нажав очередные клавиши. В ответ на это действие на экране начали появляться, сменяя друг дружку, различные звездолёты.

Юнг не успевал зафиксировать даже форму звездолёта как его сменял очередной звездный корабль.

— Есть! — удовлетворённо объявила Настя. На экране появился звездолёт как две капли похожий на приближающийся к планете, а в нижней части поползли строчки на незнакомом языке.

— Какой это язык?

— Новоросский, — ответила Настя, — извини, я сейчас тебе переведу.

— Боевой крейсер из скопления Шарфа, главная планета империи Гарра, — начала читать вслух Настя, — экипаж крейсера тысяча триста человек. Вооружение: двадцать лазеров главного калибра; пятьдесят лазеров ближнего боя; сто сорок установок для запуска ракет средней мощности и стандартный противоракетный комплекс.

— В общем ничего сверхмощного, — высказала свое мнение Настя, — обычная рабочая лошадка.

— Подожди, почему ты сказала что на Гарре империя? Когда улетали наши предки в скоплении была республика, — высказал своё недоумение Юнг, про себя подумав, что если такой звездолёт не вызывает у Насти удивления, то каков звездолёт, способный это сделать.

— Сейчас посмотрим, — Настя нахмурилась и застучала пальцами по клавиатуре.

— Ага, вот информация о скоплении Шарфа, — удовлетворённо улыбнулась она и начала читать вслух, — пятьдесят тысяч лет назад скопление освоено выходцами из скопления Котрова, вернее теми кто успел сбежать до тотальной войны. Нет, это не совсем то.

Настя на минуту замолчала внимательно вглядываясь в мелкие строчки текста, бегущие по монитору.

— Ну вот, здесь что-то посвежее, — произнесла Она и продолжила читать, — звездолёт "Шараф" направлявшийся для колонизации планеты Верхецы системы Акронита пропал при невыясненных обстоятельствах за тридцать лет до гражданской войны. А сейчас там идёт новая смута, империя просто разваливается на куски.

— Откуда это известно? — недоверчиво спросил Юнг.

— В скоплении Шарфа установлен автоматический сборщик информации, — пояснила Настя.

— Ну где же эти родители… — выдохнула она через минуту молчания, — когда требуется совет, они вечно где-то заняты.

— А кто твои родители? — поинтересовался Юнг, рассматривая звездолёт на экране.

— Звёздные бродяги, как… — начала Настя.

— Спасибо Настёна за комплимент, — сзади раздался смеющийся женский голос.

Юнг готов был поклясться, что дверь в комнату не открывалась, и тем не менее за его спиной стояла высокая, красивая женщина.

— Мам, где ты была? Я очень переживала.

— Можно сказать, почти рядом, — ответила женщина и строго посмотрела на дочь, — ты думаешь представить гостя, или мне это делать самой.

— Извини мам, — Настя смутилась и опустила глаза, — это Юнг, а это моя мама Андре.

— Ну здравствуй Юнг, — улыбнулась женщина, — вижу твои соплеменники стали меньше бояться Зубов Дракона, как вы их называете.

— Мам, а что с этим звездолётом? — озабоченно спросила Настя.

— Пока ничего, — мельком взглянув на изображение крейсера, произнесла Андре, — это не Кваки и враждебных действий они ещё не предпринимают. Поставь компьютер в тревожный режим и пошли ужинать.

— Юнг, я буду счастлива если ты разделишь с нами скромную трапезу, — витиевато, но именно так как приглашали гостей в посёлке, пригласила Настя.

— Кстати, Юнг, а твои родители не будут беспокоиться по поводу твоего отсутствия? — спросила Андре, заставив Юнга вспомнить о доме и пожалеть что согласился идти с Настей.

— Не знаю, — соврал Юнг, он прекрасно знал как будет волноваться мама если он вскорости не придёт домой.

— Дома есть какой-нибудь прибор связи? — Андре нахмурилась, поняв что мальчик пытается обманывать.

— Есть виом, — ответил Юнг.

— Вот и прекрасно, Настя, соедини своего приятеля с его домом, а утром проводишь в посёлок, — Андре направилась к двери, остановилась и добавила, — сломать ногу в темноте не геройство, тем более, в посёлке наверно тоже объявлена тревога.

— Хорошо, — кивнула головой Настя и нажала несколько клавиш, — какой у тебя номер?

— Пять восемнадцать сто сорок девять, — ответил Юнг, не веря в возможность связи с домом.

Монитор компьютера зарябил и появилось изображение встревоженной женщины.

— Мама, я заночую у подружки, её мама разрешила, — скороговоркой произнёс Юнг.

— Хвала богам, нашелся, — прошептала женщина и облегченно вздохнула, — я уже хотела звонить управляющему.

— Извини мам, мы заигрались, а потом погасло освещение, — опустив глаза произнёс Юнг.

— Хорошо, ночуй, только веди себя достойно, не позорь нас с отцом.

— Спокойной ночи мама, — прошептал Юнг.

— Тебе тоже приятных слов, не забудь, тебе завтра в школу, — произнесла женщина и выключила связь.

Пройдя следом за Настей по коридору, Юнг оказался в огромной зале с необъятным столом за котором одновременно могло сидеть не меньше двух сотен людей. Не останавливаясь Настя миновала эту залу и открыла дверь в другое помещение. Здесь стоял меньший стол, человек на десять, уставленный самыми разнообразными яствами и напитками.

— Отведаем что боги послали, — произнесла Андре, дождавшись когда подростки устроятся за столом.

— Почему взрослые говорят, что в горах никто не живёт? — спросил Юнг, утолив свой аппетит.

— Не знаю, — пожала плечами Андре, смакуя какой-то напиток искрившийся ярким рубиновым цветом через хрусталь бокала, — одно могу сказать точно, твоим предкам отлично было известно об этом дворце.

— Зачем им обманывать, придумывая глупые запретные зоны, — высказал своё недоумение Юнг.

— Очевидно, в своё время они просто испугались непонятного, — хмыкнула Андре.

— А где мада? — спросила Настя.

— Она отправилась к Учителю, — ответила Андре и посмотрела на дочь.

— Он на меня пожаловался? — Настя исподлобья взглянула на Андре.

— Нет, не пожаловался, — качнула головой Андре, испытывающе глядя в глаза Насти, — а что, мог это сделать?

— Да мог, — выдохнула Настя, — я подралась с двумя россками.

— Кто победил? И главное из-за чего? — Андре слегка приподняла бровь.

— Победила я, — Настя гордо посмотрела на Юнга, не представлявшего себе драки между девочками, — я не смогла себя сдержать когда они начали обзывать вас с мадой никчёмными бродягами.

— Нашла из-за чего пускать в дело свою силу, — рассмеялась Андре, — очевидно эти девочки сказали подобное не от больших знаний, а от большой зависти.



8



Представители кланов, практически все бывшие, по случаю юбилея в Навьграде, тем не менее собрались ещё не все. Зуммер тревожной связи заставил всех присутствующих в комнате советов вздрогнуть и посмотреть в сторону виома.

— Да, — включив канал связи, произнёс Родион.

— Гражданин координатор, служба перехвата зафиксировала передачу со стороны Зубов Дракона из запретной зоны.

— Куда шёл сигнал?

— В посёлок староверов Рудный.

— Что за сигнал.

— Обычный, на первый взгляд, разговор по виому. Мальчик просил свою мать не беспокоиться и говорил, что останется ночевать у подружки.

— Ошибки нет? Вы точно уверены что говорили из запретной зоны? — спросил Родион, прекрасно знавший, что по правилам староверов до свадьбы мальчик не мог ночевать под одной крышей с девочкой из другой семьи.

— Мы отключили все системы связи, поэтому взяли пеленг в первую минуту, — дежурный помолчал и спросил, — высылать тревожную группу?

— Ни в коем случае, — Родион живо вспомнил кадры с кристалла памяти из запретной зоны, где безоружные люди безжалостно расправились с вооруженными до зубов десантниками.

— Какие будут распоряжения? — дежурный был озадачен столь категоричным ответом координатора.

— Наблюдайте, никаких враждебных действий без моего приказа не вести.

Закончив разговор с дежурным, Родион осмотрел комнату совещаний, за время беседы подошли оставшиеся представители кланов. Отсутствовал только Лех Тобиас, глава клана мореходов и рыболовов.

— Текущая обстановка вам уже известна, — заговорил Родион, зная что секретарь сообщил всем причину сбора, — я вас пригласил чтобы вместе решить, какой линии нам придерживаться в ходе встречи с экипажем звездолёта.

— Координатор, я вижу лишь одну линию, это независимость от Гарры. У нас хватит сил справиться с боевым звездолётом, — гигант По Волвесон, глава клана строителей, окинул присутствующих своим взглядом, ища поддержки. От него несло свежевыпитым спиртным и тонким ароматом духов. Сигнал сбора застал его в самый разгар весёлой пирушки в одном из кабаков Навьграда.

— Я согласен с Волвесоном, — заявил Дан Рэкетов из клана рудокопов, — необходимости в драке не вижу, но нужно твёрдо объяснить тем кто находится на звездолёте, что мы не желаем подчиняться кому бы то ни было.

Родиону, как впрочем и всем остальным членам, понравились дипломатичные слова Дана. Вообще Рэкетов был прирождённым дипломатом, умевшим найти общий язык с любым собеседником.

Обсуждения как такового не получилось, все главы кланов высказали солидарное с Даном мнение.

— В главном, мы все солидарны, — встал Родион, подводя итог собранию, — нам незачем становиться зависимыми. Но мы все забыли про закон гостеприимства и если они попросят нас о помощи, мы будем вынуждены эту помощь предоставить. Иначе перестанем уважать себя.

Главы кланов закивали головами в знак согласия.

— Мне бы хотелось сделать дополнение, — заговорил Дан Рэкетов, — хотя мы и чтим старые законы, но мы живём по другим законам чем республика. Если прилетевшие на крейсере захотят жить по нашим законам, милости просим, а если нет, то пускай основывают поселение за Зубами Дракона, ведь там нет наших посёлков.

— Ты прав Дан, — согласился Родион, — нам не нужны конфликты законов, а найти общий язык будет и в их интересах.


— Юнг, если ты хочешь спать, Настя отведёт тебя в спальню, — предложила Андре после ужина.

— Какой сон, мне кажется, что впереди меня ждёт ещё много интересного, — отрицательно мотнул головой Юнг, — если конечно вы сами не собираетесь спать.

Настя что-то прикинула в уме и спросила мать:

— Я покажу Юнгу наш дом, ведь часа три у нас есть?

— Конечно, — согласилась Андре, — если возникнут проблемы, я буду в пультовой.

Небольшие комнаты сменялись огромными залами и бесконечными коридорами. Юнг с интересом рассматривал картины с не всегда понятным ему сюжетом. Множество картин изображали различные войны, но встречались пейзажи, и портреты.

— Много людей живёт в этом дворце? — спросил Юнг, рассматривая очередной зал по стенам которого было развешано различное оружие.

— Всякое бывает, — пожала плечами Настя, — иной день дома не бывает никого, а бывает что и яблоку упасть негде. На праздники бывало даже ставили в парке палатки.

— А кто собрал это оружие? — Юнг перешёл к стенду с различной формы и размеров мечами и саблями.

— Мада Бина помешана на оружии, — с некоторым сарказмом ответила Настя, — многое она собрала сама, а часть подарил Учитель.

Юнг не заметил как один из узких мечей оказался в руках Насти. С силой достойной взрослого мужчины она несколько раз рассекла мечём воздух и аккуратно положила на место.

— Ты тоже умеешь все этим владеть? — с восхищением в голосе, спросил Юнг.

— Куда мне до Учителя, — усмехнулась в ответ Настя, — да и не люблю я махать оружием.

— Конечно, ручной лазер гораздо лучше меча, — произнёс Юнг, по-своему поняв ответ Насти и перешёл к новому стеллажу.

— Ты не прав, — заявила Настя, и добавила, заметив удивлённый взгляд Юнга, — чем проще оружие, тем оно надёжней. В руках мастера боя меч оказывается лучше любого лазера. Ведь в лазере может иссякнуть энергия, противник может включить защитное поле, и стрельнуть из лазера не удастся. А меч? Ему ведь не нужна батарея и защитное поле на него не оказывает воздействия.

Помолчав пару минут, наблюдая за Юнгом, Настя предложила:

— Пойдём, я лучше покажу тебе какой здесь спортзал.

— Можно я ещё немного посмотрю оружие? — попросил Юнг, оторвав взгляд от очередного стеллажа, и просительно посмотрев на Настю.

— Смотри, — пожала плечами Настя, не видевшая в оружии ничего интересного, — можешь даже подержать в руках.

Три часа, для Юнга, пролетели незаметно, и он удивился когда Настя заявила:

— Пошли в пультовую, маме может понадобиться помощь.

— Уже прошло три часа? — недоверчиво спросил Юнг.

— Три часа и две минуты, — не посмотрев на какие-либо часы, ответила Настя.

В пультовую они вошли в момент перехвата переговоров крейсера и планеты.

— … боевой крейсер, приказываю вам назваться, — вещал уверенный мужской голос, повторяя эту фразу с небольшими вариациями.

— Говорит боевой крейсер "Победитель", планета приписки Шандала, пятый линейный корпус. На нас напали истребители повстанцев. В результате повреждения мы потеряли ориентацию. Просим вас о помощи в ремонте звездолёта и лечении раненых, — в голосе говорившего чувствовалась усталость и в тоже время облегчение.

— Теперь им придётся принять этот крейсер, — прошептала Настя, стоя за спиной матери.

— Вы можете идти, — повернувшись вместе с креслом, произнесла Андре, — похоже всё обойдётся без конфликта.

— Крейсер "Победитель", у нас нет орбитального дока. Для качественного ремонта вам придётся совершить посадку возле ремонтного завода.

— Наши планетарные двигатели в полном порядке, если вы укажете место посадки, мы не будем задерживаться на орбите, — голос с крейсера слегка изменился.

— Настя, что-то не так, — первой заметила изменения Андре.

— Да мама, по-моему что-то на борту звездолёта изменилось, и не в лучшую сторону, — согласилась Настя.



9




Не зря старый пройдоха Бринц верил в приметы. Ещё получая полётное задание в штабе, капитан Мергул почувствовал холодок предчувствия. Система Кантора считалась самой бедствующей во всей империи. А когда на борт крейсера поднялся легат со своими людьми, по спине капитана побежали мурашки, так одеться отправляясь в дальнюю дорогу и взять с собой спиртное на борт мог только идиот.

Весь полёт в систему Кантора легат доставал офицерский состав крейсера, глупыми рассуждениями о патриотическом долге и угрозами будущей расправы над недостаточно лояльными к императору, а его люди всюду совали свои любопытные носы, мешая экипажу делать своё дело. Космодром Дашаса, единственной обитаемой планеты системы встретил крейсер пылью запустения. На стартовых площадках огромного поля стояли лишь с десяток челноков и пара допотопных транспортников.

В баре космопорта, было пусто, чего никогда не случалось на процветающих планетах. За стойкой скучал бармен, протирая пыльные бокалы.

— Что-то у вас совсем пусто, — заявил боцман, подойдя к стойке и кивнув в сторону пустых столов.

Арчел, вместе с офицерами свободной смены, решил посетить бар космопорта, прекрасно зная, что именно здесь можно получить самые последние новости о жизни планеты и не только это. Однако видя пустые столы и полное отсутствие посетителей, он понял что зря бил ноги.

— Ха, — выдохнул бармен и сплюнул себе под ноги, — когда год назад отменили регулярные рейсы в эту дыру, с Дашаса улетели все кто имел на это деньги, а у кого не оказалось двадцати тысяч империалов на билет, никогда не посещали этот бар.

— Что же ты его не закроешь? — поинтересовался капитан Мергул, присев рядом с боцманом.

— Я из тех немногих дураков, что надеются на лучшее, — грустно усмехнулся бармен, — кроме того мне приплачивает имперское казначейство, покрывая большую часть моих убытков.

В бар с шумом вошла пьяная ватага людей легата. Капитан Мергул поморщился от пьяных выкриков, так надоевших ему на корабле.

— Эй, давай нам две дюжины бутылок бренди, — заявил разодетый в яркие одежды молодой человек, по количеству драгоценностей и серьгам в ушах его легко можно было спутать с женщиной.

Арчел отвернулся в сторону и с отвращением сплюнул на пол. Бармен тем временем начал выставлять на стойку заказанную выпивку.

— С вас три тысячи империалов, — заявил бармен.

Молодчик молча достал из кармана портмоне и отсчитал нужную сумму.

— Капитан, присоединяйтесь к нам, — открыв одну из бутылок, предложил парень.

— Я в рейсе не пью, — отрицательно качнул головой капитан.

— Ну как знать, — выдохнул парень и направился вслед остальным людям легата, успевшим уже выйти к стоянкам общественного транспорта.

— Кто это такие? — поинтересовался бармен, начав наливать в чашки кофе.

— Люди легата, — с презрением в голосе ответил Арчел, и перехватил заинтересованный взгляд бармена.

— Да, — вздохнул бармен, — из-за подобных типов и падает уважение к императору.

Капитан Мергул в очередной раз почувствовал холодок тревоги и торопливо выпил свою порцию кофе.

— Пойдём на корабль? — спросил его боцман, очевидно почувствовавший состояние капитана.

Двое суток, что легат находился на планете, экипаж "Победителя" готовился к бою. Проверялись все системы вооружения, приводились в боевое положение системы управления огнём лазеров и управляемых ракет, устранялись неисправности в силовых щитах. Весь экипаж от солдат до офицеров старался качественней подготовить звездолёт к возможному бою.

Повстанцы напали когда крейсер, разогнавшись до половины скорости броска, находился за естественным спутником Дашасы. Три хорошо вооруженных крейсера стартовали с поверхности Сары и на максимальном ускорении устремились в атаку, выпустив десятка два ракет.

Объявив боевую тревогу капитан Мергул принял управление на себя, вывел крейсер из-под первого удара, и сам атаковал, зная что шансов уйти без боя у него нет. Нанеся ответный удар капитан Мергул заметил изменение скорости одного из противников, что свидетельствовало о попадании в него ракетой. Потеряв время на маневре, два крейсера повстанцев уже не успевали на перехват "Победителя". Экипаж ликовал лёгкой победе, а Мергул был хмур и не спешил отменять боевую тревогу.

Как ни грустно это констатировать, но повстанцы хорошо подготовились к перехвату крейсера. Когда крейсер разогнался до восьмидесяти процентов скорости броска, на него напала новая тройка повстанцев. Капитан Мергул немного спутал им карты своей атакой на первую тройку, изменив вектор, но уйти от ракетной атаки уже не успел. Пролетев через облако огня, крейсер вздрогнул всем корпусом от множественных попаданий. Зазвучали сигналы о разгерметизации отсеков, включились аварийные системы, перекрывая доступ в разрушенные отсеки корабля. Второго залпа можно было не опасаться, крейсер далеко оторвался от повстанцев и ощутимо приблизился к скорости броска.

Сам бросок прошёл с повышенной вибрацией, едва не добившей крейсер. Через минуту после броска, когда на крейсере уже начались аварийные работы, в рубку вошёл штурман и поманил капитана Мергула за собой.

Без слов поняв своего друга, Стюарт передал управление первому пилоту и направился в штурманскую рубку.

— Стюарт, мы влипли, — заговорил штурман, закрыв за капитаном дверь, — я не могу обнаружить ни одного ориентира.

Подойдя к селектору Стюарт вызвал старшего механика.

— Да, слушаю, — старший механик был одет в скафандр и его лица видно не было, — кэп, если можно спрашивай по короче.

— Стас, в каком режиме прошёл бросок?

— В нештатном, — выдохнул Стас, — конвертор вообще приказал долго жить.

— Понял, связь закончил.

Повернувшись к штурману Стюарт выдохнул:

— Да, влипли…

— Кстати, мы вышли из броска в гравитационном поле звёздной системы, и может быть нам повезёт с планетой пригодной для жизни.

— Было бы здорово, — усмехнулся капитан Мергул, — что-то мне не хочется закончить свои дни в компании с легатом.

Вернувшись в рубку, Стюарт отдал команду подсчитать потери. Почти сразу начали поступать доклады различных служб о состоянии отсеков и количестве пострадавших.

К удивлению капитана, потерь оказалось не много. Конечно он понимал, что им крупно повезло, но потерять десять человек при разгерметизации двенадцати отсеков, это было что-то. Правда гораздо больше было обмороженных и обгорелых, но этим людям можно было помочь, а десяти уже не поможет никто.

В рубку вошёл начальник медицинского модуля, и посмотрев на капитана сквозь очки, произнёс:

— У меня не хватает места, как впрочем и медикаментов.

— Занимайте под лазарет соседние жилые отсеки, — ответил капитан Мергул, рассматривая появившуюся на экране обзора планету, — думаю экипаж поймёт вас и поможет, а с лекарствами я помочь не могу.

— Да знаю я, — выдохнул доктор с непонятной злостью, — я пришёл сказать что тридцать человек мы потеряем если в течении суток не сможем их переправить в госпиталь.

— Мы постараемся… — выдавил из себя капитан Мергул.

Сигнал с планеты стал для Стюарта неожиданностью, а знакомый язык вызвал некоторую тревогу. Прекрасно представляя состояние звездолёта, капитан Мергул счёл необходимым просить помощи на что с планеты ответили приглашением к посадке.

Вошедший во время переговоров легат, попытался вмешаться, но боцман удержал его за руку, не дав сорвать переговоры.

— Капитан Мергул, что это значит? — представитель императора был вне себя от гнева, его бледное лицо алело как недозрелый плод томпа.

— Господин легат, на крейсере я отвечаю за жизнь и безопасность экипажа, — ответил капитан, стараясь говорить предельно спокойно, хотя это удавалось с большим трудом, — Если немедленно не совершить посадку, погибнет тридцать человек, а в течении следующих суток погибнем все мы, поскольку звездолёт имеет свой предел прочности.

Сжав подлокотники кресла так, что у него побелели пальцы, Стюарт сдержал себя и не ударил в брызжущее слюной лицо легата. Он жутко не любил когда ему отдавали приказы некомпетентные люди, а тем более дураки.

— Я доложу императору, что вы делали посадку на планету, не зная кто на ней проживает.

— У меня нет выбора, — пожал плечами капитан, — главное они согласились нам помочь. Если они соблюдают закон гостеприимства, то нам ничего не угрожает и мы сможем спокойно подлатать крейсер.

— Но ведь и нам теперь придётся соблюдать закон гостя! — выкрикнул легат.

— Не вижу в этом ничего плохого, — криво усмехнулся Стюарт, прекрасно поняв куда гнул легат. Ведь по закону гостя нельзя было даже угрожать человеку пригласившему под свой кров.

— Боюсь капитан, по возвращению на базу, вас ждёт трибунал, — выдохнул легат, и, развернувшись на каблуках, покинул рубку.

— Не было печали… — грустно усмехнулся капитан, включив канал связи со штурманом.

— Дин, что нового с ориентацией?

— Кэп, ничего нового, — на экране появилось лицо старшего штурмана, — с данного места не наблюдается ни одного ориентира. Пути домой в Шарф нет.

— Может быть это и к лучшему… — задумчиво произнёс Стюарт.

— И тебе друг легат угрожал расправой? — усмехнувшись поинтересовался Дин, слегка понизив голос.

— Ага, бегал по рубке, все мониторы слюной забрызгал, я опасался что его удар хватит, — с сарказмом ответил капитан.

— Если он оставил жучёк, нам точно не сносить головы, — заметил штурман, и, помолчав, добавил, — если вернёмся домой.



10




Практически всё население Навьграда высыпало на плоские крыши домов, чтобы наблюдать за посадкой крейсера.

В предрассветной синеве неба сначала выделилась особо яркая звезда, соперничая своим блеском с Утренней Тройкой. Увеличиваясь в размерах, светящаяся точка стала обретать веретенообразную форму. По мере приближения к посадочной площадке стал слышен шум атмосферных двигателей и раскалённого воздуха.

Крейсер тяжело опустился на площадке возле геликоптерного завода и закачался на посадочных опорах. Те кто находился на контрольной вышке, ясно увидели рваные края, наспех заделанных пробоин.

— А крейсеру досталось будь здоров, того и гляди развалится, — отметил Родион, наблюдавший за посадкой с контрольной вышки.

— Да, потрепали его на славу, — согласился начальник геликоптерного завода, стоявший рядом.

Заметив что в крейсере открылся люк, Родион вздохнул и направился к винтовой лестнице. Он ужасно не любил переговоры, стараясь использовать в подобных ситуациях своих помощников, но сегодня этой неприятной процедуры избежать было невозможно. Приблизившись к краю площадки, способной принять вес и более тяжёлого звездолёта, Родион остановился. Стоять в одиночестве ему было непривычно, но этого требовал ритуал приветствия.

Приближавшаяся от звездолёта четвёрка, вызвала у него гамму противоречивых чувств. Если двое, одетые в форменные комбинезоны, с непонятными знаками различия на рукавах, вызвали у него симпатию своими фигурами и открытым выражением глаз, то двое других, разряженных как птица Мав в брачный период, с бегающими глазками на бледных лицах, ужасно не понравились.

— Я полномочный представитель его императорского величества, и от его имени осуществляю контроль и управление над всеми колониями империи, — заговорил высокий мужчина с тонким голосом, больше подошедшим женщине, остановившись в трёх шагах от Родиона.

— Мне это ничего не говорит, — спокойно ответил Родион, — наша планета никогда не была колонией и никогда ей не будет.

— Кто вы такой, чтобы говорить такие крамольные слова? — повысил голос второй мужчина, — его святейшество легат Контиони желает говорить с верховным правителем этой колонии.

— Я именно тот, о ком вы упомянули, — слабо улыбнувшись произнёс Родион, — именно от моего имени было сделано приглашение, когда я узнал что вы нуждаетесь в неотложной помощи.

— Я не нуждаюсь в чьей-либо помощи! — выкрикнул легат.

— Господин правитель, это я просил вас о помощи, и она действительно нужна, — несколько поспешно заговорил мужчина в форме, — меня зовут Стюарт Мергул и я отвечаю перед богами за жизнь своего экипажа.

— Очень приятно, — Родион кивнул головой и позволил себе слегка улыбнуться, — координатор Мак-Кормик, чем конкретно мы можем вам помочь?

Краем глаза Родион заметил как затрясло легата от такого неуважения к своей персоне.

— На борту крейсера есть раненые, им нужна срочная медицинская помощь в условиях стационара, — произнёс капитан Мергул, — остальное менее срочно.

Отстегнув от пояса рацию, Родион отдал команду роллерам медслужбы подъехать к звездолёту. Увидев как на посадочную площадку, один за другим, выезжают медицинские роллеры, Родион повесил на место рацию и перевёл свой взгляд на капитана.

— Уважаемый, если с погрузкой раненых справятся без вас, мне хотелось бы пообщаться с вами в более спокойной обстановке, — предложил Он капитану, заметив как покраснел легат.

— Робин, покомандуй погрузкой, — повернувшись к своему спутнику, приказал капитан Мергул и добавил, — все без исключения члены экипажа должны быть на борту до моего возвращения.

— Слушаюсь, — коротко ответил Робин и трусцой побежал к трапу крейсера, где уже стояли с десяток роллеров.

— Недалеко стоит мой роллер, — Родион указал капитану в сторону контрольной вышки, где оставил свой транспорт.

— А мы как? — проблеял спутник легата.

— А вам пока лучше всего вернуться на борт звездолёта, — обернувшись назад, сказал Родион, — не дай бог злые туземцы захватят столь важные персоны.

Подобрав полы своих разноцветных накидок, легат и его спутник побежали к звездолёту, непрестанно оглядываясь в стороны.

— Вы это серьёзно? — спокойно поинтересовался Стюарт, сдерживая смех, заметив реакцию легата.

— Не люблю подобных людей, — усмехнулся Родион и добавил более серьёзно, — насчёт туземцев я пошутил, подобные люди жутко любят свою шкуру.

— Это точно, — хмыкнул Стюарт, с интересом разглядывая контрольную вышку, возле которой находилась стоянка транспорта.



11




Настя предложила Юнгу проводить его до посёлка. Мальчик шел несколько уставшим от бессонной ночи и обилия впечатлений.

— Настя, почему вы живёте отдельно от остальных людей? — озвучил он вопрос мучивший его всю ночь.

— Не знаю, — пожала плечами Настя, — мама говорит, что люди прилетели на Домен позже, на много позже, чем здесь был построен дом.

Запнувшись об корень, Юнг остановился и посмотрел на свою провожатую.

— Не пойму, почему ты так странно говоришь, — заявил он, — вроде бы мы беседуем на одном языке, но мне иногда непонятны твои слова.

— Семантика сложная наука… — протянула Настя обернувшись к Юнгу.

— Ты назвала Нью-Гарру Доменом, почему? — Юнг догнал Настю.

— Мама рассказывала, что когда они прилетели на эту планету и решили именно здесь построить дом, то долго спорили о названии. Мада никак не соглашалась с предложениями мамы, и наоборот. После долгих споров они решили назвать планету Доменом, что в одном из древних языков означало место, где находится дом.

— Ты всё время говоришь мама, у тебя что нет отца?

— Отца у меня действительно нет, но мама и мада это совсем не одно и тоже, — ответила Настя, ещё больше озадачив Юнга.

Задумавшись он не заметил бешеную лиану, лежащую поперёк тропы. Едва его нога неосторожно на нее наступила, как лиана мгновенно обмотала Юнгу обе ноги. Падая на траву, Юнг попытался вытащить нож, прикрепленный к бедру, но ещё несколько плетей плотно его спеленали. От ужаса он не мог даже позвать на помощь, ушедшую вперёд Настю. Почувствовав запах гнили, Юнг понял что ужасное растение открыло своё ротовое отверстие.

Настя, без каких-либо призывов, пришла на помощь. Легко обманывая, хлещущие всё вокруг плети бешеной лианы, она длинным кинжалом отсекла, одну за другой, удерживающие Юнга, плети. Почувствовав что путы ослабли, Юнг достал свой нож и окончательно освободился. Плети бешенной лианы вновь и вновь пытались схватить ускользнувшую добычу, но двумя ножами подростки успешно отражали новые нападения, постепенно выходя на безопасное место.

— Фу, у, у… — выдохнул Юнг, вытирая пот тыльной стороной ладони, когда они вышли за предел длинны плетей и посмотрел на Настю, рассматривающую царапину на своей руке.

— Зачем ты полезла меня спасать? Ведь лиана могла схватить и тебя.

— Но ведь не схватила, — усмехнулась Настя, поглаживая царапину другой рукой, — хочешь проучить эту вонючку?

— А как? Ведь у нас нет с собою взрывчатки, — Юнг с неподдельным интересом наблюдал как вместо царапины на руке Насти розовел небольшой шрам.

— Зачем нам взрывчатка? — удивилась Настя, заметив внимание Юнга, она перестала заниматься своей рукой и добавила, — в некотором роде это растение приносит пользу.

— Ну да, особенно если нужно кого-либо убить, — Юнг подумал что Настя пошутила.

— Для Домена, где нет крупных хищников на суше, это растение действительно полезно, — произнесла Настя, — эти лианы служат санитарами, подбирая больных и старых животных.

Говоря это, Настя ногой двигала крупную ветку. Едва ветка своим концом зацепила плеть бешеной лианы, как её опутал клубок плетей и с треском ломающегося кустарника, она исчезла из поля зрения.

— Не пойму, чего ты добилась? — поинтересовался Юнг, наблюдавший за действиями Насти.

— Пойдём, посмотришь, — Настя смело направилась в кустарник где ворочались ожившие плети.

— Стой, это опасно! — Юнг схватил Настю за локоть, пытаясь удержать на месте.

— Нисколько, — Настя легко освободилась от руки Юнга и пошла дальше, — сейчас лиане совсем не до нас.

То что Юнг увидел, последовав за Настей, сначала его удивило, а затем он рассмеялся. Лиана пожирала свои собственные плети.

— Но почему? — посмотрев на Настю, спросил он.

— Лиана приняла свои собственные плети за добычу, — произнесла Настя, — ведь они имеют структуру сходную с обычным деревом.

Лиана тем временем, борясь сама с собой, пожирала уже самые толстые из своих плетей.

— И что теперь с ней будет? — отвернувшись от мерзко пахнущей ямы, спросил Юнг.

— Пошли отсюда, — Настя без слов поняла состояние Юнга и направилась в сторону тропинки, — через полгода у лианы вырастут новые плети и ходить по этой тропинке вновь нужно будет очень осторожно.

— Настя, а где ты учишься? В каком городе? — спросил Юнг, следуя за Настей. Ему было непривычно что девочка знала больше чем он мог себе представить.

— Очень далеко есть планета Земля, на ней нет городов подобных Навьграду, — думая о чём-то своём, произнесла Настя, — там есть большая академия где учат не только различным наукам…

— Ты выдумщица, — перебил Настю Юнг, — с момента прилёта моих предков с Нью-Гарры не взлетал ни один звездолёт.

— Ха, звездолёт нужен только для войны и исследования космоса. Для перемещений в пространстве существуют транспортные каналы, — несколько резко ответила Настя и ойкнув, добавила шепотом, — ну вот, не зря учитель говорит, язык мой — враг мой.

Только последний жест Насти и её расстроенный шёпот доказали Юнгу правду слов девочки.

— Так значит вы инопланетяне! — с восхищением в голосе произнёс он, ведь если принять во внимание всё то что он видел сегодняшней ночью, то другого объяснения просто не было.

— Скажешь тоже, — усмехнулась Настя, — какие мы инопланетяне если живём на одной с вами планете?

— Но тогда кто вы?

— Мы просто другие, — спокойно ответила Настя, помолчала, собираясь с мыслями, и продолжила, — в обитаемых мирах нас называют Вуриши, а некоторые зовут нас Гуринами. А понятие инопланетности давно устарело. Сейчас главное понятие — друг или враг.

— Друзья не прячутся за неприступными скалами, — метко заметил Юнг.

— Когда возводился дом и приводилась в порядок биосфера Домена, твоих предков ещё здесь не было, а различные хищные животные доставляли массу лишних хлопот. Кроме того скалы выполняют роль обычного забора, ведь дома частенько ни кого не бывает.

За разговорами друзья не заметили как закончился девственный лес и впереди показались строения посёлка.

— Ты зайдёшь ко мне в гости? — спросил Юнг, заметив что они уже вышли из леса, — познакомишься с моей мамой, она тебе понравится.



12



— Капитан, я надеюсь ваш крейсер не слишком пострадал, — поинтересовался Родион.

Вдвоем с капитаном Мергулом они сидели в кабинете Родиона. На столе стояли напитки и лёгкий завтрак. Капитан маленькими глотками пил местное вино из высокого бокала. Родион свой бокал отставил в сторону едва пригубив, предпочитая днём не пить даже вина.

— Сказать честно, — грустно произнёс капитан Мергул, — пробудь мы в космосе ещё часов двадцать и латать было бы нечего. Нам ужасно повезло… Хуже другое, мы не сможем найти дорогу в Шарф.

— В этом мы не помощники, — заметил Родион, — в своё время, наши предки оказались в аналогичной ситуации. С тех пор ничего не изменилось.

— Перед посадкой я беседовал с большей частью экипажа, — Родиона удивило спокойствие капитана, с которой он принял факт невозможности вернуться в Шарф, но голос капитана Мергула не дрожал, в нём чувствовалось даже некоторое облегчение, — мои люди считают за благо осесть на вашей планете, конечно если вы не будете возражать.

Родион молча достал из ящика стола книгу и протянул её капитану.

— Возьмите. Ознакомьтесь с кодексом наших законов, — произнёс Он, наблюдая как капитан разглядывает тесненный переплёт книги, — если вас устроят наши правила жизни, мы не станем возражать новым членам нашего общества.

— А если ваши законы нам не понравятся? — поинтересовался капитан Мергул, скорее для того, чтобы узнать реакцию Родиона на подобное развитие событий.

— Тогда мы вам поможем переселиться на другой материк, а затем и вы и мы поклянёмся не мешать друг дружке.

— Я ознакомлю экипаж с вашими законами, — Стюарту понравилось, что Родион честно рассказал ему о возможных проблемах, — но легат и его люди будут вашей головной болью.

— Мне не понравился этот человек, — Родион взял со стола бокал с соком и сделал несколько глотков, — но могу сказать что у нас есть множество островов, где они ни кому не помешают.

— Ха, ха, он мало кому нравится, — рассмеялся капитан, — но выполняя приказы штаба мы вынуждены были терпеть и его и его людей.

— Из записей моих предков мне известно что на Гарре была республика, — отметив про себя боль в словах капитана, поинтересовался Родион.

— Да была, — кивнув головой, капитан Мергул вздохнул, — насколько мне известно из курса истории, лет семьдесят назад в колониях вспыхнул мятеж. Люди хотели изменить статус своих планет и общаться с метрополией на равных. Войска седьмого экспедиционного флота утопили этот бунт в крови. Командующим флотом тогда был адмирал Питер Венсан Он и объявил себя первым императором. Никто не посмел ему перечить, ни военные, ни тем более штатские. Сейчас правит его внук, и похоже это последний император.

— Слишком много недовольных? — поинтересовался Родион.

— Не то слово, — капитан Мергул грустно улыбнулся, — последние десять лет идёт необъявленная война. Повстанцы неплохо вооружены и главное им сочувствует большинство колоний. Венсан третий задавил колонии непомерными налогами для содержания своих приближённых и армии прихлебателей. Все они летают на безумно дорогих звездолётах, а простые люди во внешних мирах тысячами умирают от болезней, вызванных банальной нехваткой витаминов и голодом.

— Понятно, — прошептал Родион, — конечно и флот не готов вести карательные экспедиции.

— Да, вы правы, — согласился Стюарт, — некоторые гарнизоны целиком перешли на сторону повстанцев, а другие подрабатывают мелким разбоем и контрабандой.

— А вы? — Родион отпил пару глотков сока и вопросительно посмотрел на капитана Мергула.

— До последнего времени меня удерживала присяга и офицерская честь, — капитан допил свой бокал вина и отрицательно качнул головой в ответ на движение Родиона в сторону графина с вином, — но после вояжа в компании с легатом, я окончательно разочарован…

Зазвеневший зуммер тревожной связи заставил обоих собеседников вздрогнуть и прервать беседу.

— Да, слушаю, — включив канал связи, произнёс Родион.

— Гражданин координатор, в посёлке староверов задержана подозрительная девочка, — сообщил, появившийся на экране виома, участковый милиционер.

— Вы там совсем озверели! — удивился Родион, — узнайте кто она такая и отправьте домой.

— В том то и дело, что её нет в наших базах данных, — несколько растерянное лицо усатого милиционера вызывало невольную улыбку.

— Как это нет? — удивился Родион, — может быть ваш детектор сетчатки просто неисправен?

— Не думаю, — ответил милиционер, — её проверили трёмя детекторами.

Родион задумался, постукивая ногтем по столешнице.

— А сама она что-либо говорит? — подняв взгляд на экран виома, спросил Родион.

— Она назвалась Настей из Корневого рода народности Вуришей и подтвердила что её данных у нас нет, — по голосу милиционера, Родион понял, что тот не поверил словам девочки.

— Как она себя ведёт? — поинтересовался Родион, передёрнув плечами от непонятной волны страха.

— Спокойно, словно нисколько нас не боится, — улыбнулся милиционер, — мне показалось, она даже довольна своим задержанием.

— Больше она ничего о себе не говорила? — Родион вновь начал постукивать пальцем по столешнице.

— Да полнейшую чушь, — махнул рукой милиционер, — какую-то фантазию о горной долине в сердце Зубов Дракона и о доме из которого она пришла. Но ведь в запретной зоне нет человеческих поселений…

— Так, — перебил милиционера Родион, — очень вежливо пригласите её ко мне в гости и пообещайте что она вернётся домой по первому её желанию.

— Сопровождение посылать?

— Ни в коем случае! — Родион невольно повысил голос, — в геликоптере вообще не должно быть вооруженных людей.

— Но…

— Ни каких но, — уже несколько успокоившись, произнёс Родион, — если она та за кого пытается себя выдавать, то наше оружие её не удержит, а только разозлит.

Отключив виом, Родион несколько минут неподвижно сидел, рассматривая пустой экран виома.

— У вас проблемы? — спросил Стюарт, он слышал переговоры координатора и был озадачен его реакцией на сообщение о простой девочке.

— Ещё не знаю, — задумчиво произнёс Родион, — хотя всё это может оказаться чьей-то глупой мистификацией.

— Почему вы так испугались когда вам сообщили, что девочку собираются охранять? — озвучил своё наблюдение капитан Мергул.

Родион некоторое время молчал, думая рассказать ли капитану о давней находке или нет. За время прошедшее с единственного посещения загадочной долины разведчики находили некоторые, неоднозначные, свидетельства присутствия на планете других разумных существ, но ничего конкретного найдено не было. Иногда разведчики наталкивались на свежие следы стоянок неизвестных людей, а пару раз нос к носу сталкивались с хорошо оснащёнными группами неизвестных изыскателей. Вся эта информация стекалась к Родиону и оседала в его столе.

— На нашей планете мы не единственные разумные существа, — заговорил Родион, решив рассказать капитану правду, — правда о других мы не знаем ничего, кроме того что они существуют. Одно время бытовало мнение, что они давно покинули Нью-Гарру и уже никогда не вернутся, но последующие находки показали его ошибочность.

— Что совсем ничего неизвестно? — удивился капитан, — разве такое возможно?

Усмехнувшись, Родион встал и включил большой экран коммуникатора. На экране появилось изображение битвы безоружных людей с вооружёнными десантниками. Эту запись Родион смотрел пару часов назад, когда ждал посадки крейсера.

— Это снято явно не здесь, — заметил капитан, — хотя я согласен с вами, применять наше оружие против этих людей, глупость.

— Мои предки нашли кристалл с этой записью в месте, являющемся для нас загадкой уже сотню лет. До сей поры в долине побывало лишь три человека. Теперь к ним добавились мальчик и девочка.


— Девочка, наш координатор хочет с тобой пообщаться, — стараясь быть мягче, предложил усатый милиционер, вернувшись из своего кабинета.

— Я тоже желаю с ним говорить, — кивнула головой Настя, — но только если со мной будет Юнг.

Юнг сидел рядом с ней и был несколько испуган последними событиями. Позавтракав дома и собрав учебники, он собрался идти в школу. Когда они вышли на перекрёсток, где собирались расстаться, к ним подошёл милиционер и попросил пройти в участок. Настя повела себя совершенно спокойно, словно ожидала именно такого действия от стража порядка. На возмущение Юнга, милиционер ответил что к нему у него вопросов нет и он может идти в школу. Чувствуя себя ответственным за действия милиционера, Юнг пошел в участок вместе с Настей. И с интересом наблюдал за действиями милиционеров, менявших сканеры и не веривших словам Насти. Полной неожиданностью для Юнга стало приглашение Насти в Навьград и её ответ.

Для милиционера ответ Насти прозвучал столь же неожиданно, он с минуту раздумывал над решением.

— Его могут не отпустить родители, — наконец выдавил милиционер и посмотрел на Юнга, ища поддержки.

Настя посмотрела на Юнга, без слов поняв желание мальчика посмотреть на Навьград и перевела свой взгляд на милиционера.

— Хорошо, я постараюсь это устроить, — мотнув головой произнёс милиционер, борясь с желанием отшлёпать эту наглую девчонку.

Юнг с трудом сдержал выкрик радости, когда увидел геликоптер, к которому их привезли на служебном роллере участкового. Хотя на поверку всё оказалось не так уж и замечательно. В салоне геликоптера было шумно и приходилось кричать чтобы перекрыть шум от работающего двигателя. Но вид, открывавшийся из круглого окошка компенсировал любые неудобства. С восторгом Юнг вглядывался в проносившиеся под геликоптером леса, поля и речушки, не замечая улыбки Насти, время от времени поглядывавшей на него.

Оторвав от воспоминания её первого полёта, в голове Насти прозвучал голос матери:

— Настёна, будь осторожна.

— Хорошо мам, я стараюсь не делать ошибок, — ответила она.

— Смотри, не испугай их как это получилось у нас.

— Я постараюсь, но о кваках расскажу обязательно.

— Да… — протянула Андре, — сделать это просто необходимо, иначе они могут пострадать, не поняв кто друг, а кто враг.



13




Родион с интересом рассматривал девочку, сидящую в кресле напротив его и не находил чего-то необычного. Перед ним сидела обычная девочка с загоревшим лицом и выгоревшими на солнце русыми волосами. Если не учитывать странный покрой одежды и довольно длинного кинжала в красивых ножнах, таких девочек было полно в городах и поселках Нью-Гарры. Впрочем, необычное всё-таки присутствовало, это взгляд. Родион физически ощущал взгляд этой странной девочки, когда она в свою очередь изучала его.

— Меня зовут Родион, я координирую действия людей на Нью-Гарре, — заговорил Родион, сглотнув слюну.

— Меня зовут Настя, — представилась девочка и спросила, — а где Юнг?

— Я хотел пообщаться с тобой тет-а-тет и поэтому распорядился чтобы ему показали город, — ответил Родион.

— Ему будет интересно, — согласилась Настя.

— Ты действительно из дворца? — Родион озвучил, мучивший его вопрос.

— Да, — кивнула Настя и добавила, — только мы называем его Домом, а планету Доменом.

— Почему вы только теперь стали выходить за пределы Зубов Дракона? — Родион не смог озвучить вопрос о правдивости предыдущего ответа Насти.

— Мы никогда не лжем, — неожиданно резко заявила Настя, — если нет возможности сказать правду мы не отвечаем на поставленный вопрос.

— Но… — Родион хотел извиниться за непроизнесённые слова, удивляясь как его мысли смогла прочесть собеседница.

— Мы не домоседы, — перебила его Настя, продолжая свою мысль, — частенько Дом попросту пустует. Кстати о встречах, мои родичи не единожды встречались с вашими людьми, но как и у вас у нас есть свои законы. Кроме всего прочего, не забывайте, у нас и у вас совсем разные интересы и цели.

— Кхе, — Родион прокашлялся чтобы скрыть своё недоумение, — тогда почему теперь вы пошли на встречу с нами?

— Мама считает, что пришло время, — заявила Настя, — кроме того вы должны узнать о предстоящей опасности.

Услышав об опасности, Родион насторожился.

— Это связано с прилетевшим крейсером?

— Косвенно, — произнесла Настя и с минуту молчала, словно подбирала нужные слова, — след, оставляемый звездолётом в пространстве, сохраняется длительное время, и при некотором уровне техники легко определить курс корабля.

— Ты хочешь сказать, что где-то рядом есть люди, представляющие для нас опасность и обладающие подобной техникой? — Родион не на шутку обеспокоился, — в случае конфликта, мы не сможем им противостоять на равных.

— Они не люди, — поправила Родиона Настя, — хотя и похожи на них.

Родион молча включил коммуникатор и запустил запись битвы, два часа назад показанной капитану Мергулу. Когда эпизод кончился Родион вопросительно посмотрел на Настю. Выражение лица девочки удивило координатора. Её глаза ещё горели от переживания битвы, словно она сама участвовала в показанном эпизоде. На лбу Насти даже выступили маленькие капельки пота.

— Добрая была битва, — справившись с эмоциями, заявила Настя, — росы всегда любили почесать кулаки.

— Ты знаешь, про эту битву? — поинтересовался Родион.

— Конечно, — кивнула Настя, — это начало битвы у Крептона-4, которая вошла в учебники истории как первая встреча с кваками.

— Кваки, — повторил Родион, — кто они?

— Пришельцы из другой Вселенной, — ответила Настя и посмотрела на Родиона.

— Почему вы с ними воюете?

— Это трудно назвать войной, — ответила Настя, но поняв что её ответ не устроил собеседника, добавила, — сейчас между росами и кваками заключено шаткое перемирие. В принципе даже тогда, когда кваки случайно оказались на границе обитаемых миров и сцепились с пограничниками, войны не было. Так, несколько пограничных стычек. Потом было подписание мирного договора, но кваки его соблюдают только когда им противостоит равная сила и не гнушаются нападениями на не защищённые миры. Мне трудно всё описать, но могу утверждать одно, Домену грозит реальная опасность. А если им станет известно, что именно здесь находится корневое гнездо Гурин, кваки постараются его уничтожить не считаясь с потерями.

— Кто такие Гурины? — спросил Родион, перестав удивляться взрослым суждениям девочки, он тем не менее был озадачен непонятными названиями.

— Так кваки называют нас Вуришей, — усмехнулась Настя, — если перевести с их языка, это значит демоны.

Родион обратил внимание что при последних словах изменилось лицо Насти, а зрачки расширились, словно она увидела нечто ужасное.

— Тебе плохо? — обеспокоился Родион, — может нужна помощь?

— Нет, — качнула головой Настя, её лицо вернулось к нормальному виду, только взгляд стал каким-то задумчивым, — мама передала, что сюда приближается армада кваков.

Рука Родиона против его воли дёрнулась к клавиатуре виома, но была им остановлена в последний момент.

— Как далеко они находятся?

— Менее сорока часов, — сглотнув, Настя добавила, — мама сказала, что корабли объединённого флота не успеют перехватить армаду в дальнем космосе.

— Значит, нам предстоит рассчитывать только на себя, — констатировал Родион.

— Я не говорила, что помощи не будет, — возразила Настя, — на Домене есть один боевой корабль и неплохая система противокосмической обороны. Сигнал кроме россов был послан и всем Вуришам, некоторые, я так думаю, уже прибыли на зов.

— Не понимаю, — уже в который раз за беседу заявил Родион, — ты говоришь что звездолёты не успевают сюда прилететь и в тоже время утверждаешь что люди могут оказаться на Нью-Гарре быстрее кораблей.

— Как именно, я объяснить не могу, — улыбнулась Настя, — ведь я только учусь, но в принципе и корабли могут прилететь сюда так же быстро.

— Так в чём же загвоздка?

— Боевому звездолёту россов требуется время для подготовки к полёту, — вздохнув, объяснила Настя, — нужно собрать экипаж, загрузить боезапас и топливо, в общем в пять минут не управишься.

— Теперь всё ясно, — кивнул Родион, — а как же ваш звездолёт? Разве ему не нужна подобная подготовка?

— У нас совсем другие звездолёты нежели у россов или кваков, поэтому времени на подготовку наших кораблей требуется на порядок меньше и она уже полным ходом идёт не только на Домене.

— Какая-либо помощь от нас нужна? — поинтересовался Родион, предчувствуя отрицательный ответ.

— Да, — кивнула головой Настя, — в первую очередь не надо палить по нашему звездолёту ракетами, и не мешать нашим расчётам активировать ракетные установки. Конечно и в первом, как и во втором случае, вы не достигнете успеха, но вам не следует отвлекать своих людей и тратить ресурсы на бессмысленные атаки.

— Да, конечно, я распоряжусь, — согласился Родион, подумав о вероятном могуществе соседей по планете, — когда вы планируете стартовать?

— Часа через два, как только будет завершён процесс загрузки боекомплекта, — что-то подсчитав в уме, ответила Настя.

— Геликоптеру требуется полтора часа для полёта к Зубам Дракона, — предупредил Родион.

— Не беда, — тряхнула головой Настя, — мама откроет транспортный канал.

— Тебе виднее, — пожал плечами Родион, не представляя себе действия транспортного канала, — почему твоя мать послала на переговоры именно тебя?

— Наверное потому, что мои родители, особенно Бина, далеко не дипломаты, — Настя улыбнулась, — как сказала мама, мне следует учиться общению с людьми.

— Настя, просвети меня, с твоих слов я понял, что вы в любой момент можете покинуть планету и не участвовать в её обороне, но тем не менее собираетесь биться с противником не смотря на его численное превосходство.

— Да, мы можем покинуть Домен в любой момент, — Настя тряхнула головой, посмотрела на Родиона, и добавила, — но Вуриши никогда не отступали.

— Что может предпринять один боевой звездолёт, когда передним целая эскадра противников? — хмыкнул Родион.

— Достаточно много, — в глазах Насти блеснула сталь, — мы можем нанести врагу урон, сковать его маневренность и не дать свободы для построения оборонительных порядков при подходе основных сил.

— Мне трудно судить, я не специалист в подобных вопросах, но это безумие, бросаться на врага в одиночку.

Прислушавшись к чему-то внутри себя, Настя кивнула головой, словно беседовала с невидимым собеседником.

— Мне уже пора, — заявила она, — не забудьте про Юнга, его нужно отправить домой.

— Я сейчас распоряжусь, геликоптер сядет прямо на крышу ратуши, — Родион протянул руку чтобы нажать клавишу селектора.

— В этом нет необходимости, — встав из кресла, Настя взмахнула рукой.

Возле входной двери образовалось туманное облако.

— До свидания, — направившись к облаку, попрощалась Настя.

— Удачи, — коротко напутствовал Родион, но в этом единственном слове было столько желания и надежды, что остальные выражения попросту оказались лишними.



14




Экраны боевой рубки были пусты, "Янтарь" слишком далеко вышел из броска от походного строя вражеских звездолётов. Лишь чуткие детекторы фиксировали присутствие вражеских звездолётов, спрятавшихся за отклоняющими полями.

Выключив свои отклоняющие поля, Андре повела крейсер в атаку. Конечно ни о каком эффекте внезапности не было и речи, но зато кваки увидели, что вектор атакующего их звездолёта никоим образом не связан с Доменом.

Потеряв один тяжёлый крейсер, взорвавшимся от точного попадания протонной торпеды, кваки начали перестроение для отражения атаки "Янтаря".

Настя, закусив губу вела плотный огонь из лазерных орудий по ближайшим кораблям противника, выпуская время от времени ракеты различной мощности в потерявшие энергозащиту звездолёты. Андре вела крейсер сложной кривой, уводя "Янтарь" с прицелов вражеских канониров. Она была расстроена отсутствием Бины, привыкнув к её присутствию в рубке за долгие годы сражений, но пока Настя с честью справлялась с ролью стрелка, компенсируя свою неопытность большим огневым потоком.

Не имея возможности применить главные калибры, да и не видя в них особой нужды, Андре начала хитрую игру, стараясь насколько это возможно задержать противника вдали от Домена.

Используя превосходство скорости, Андре прятала крейсер вблизи какого-либо астероида и ожидала очередную цель. Едва приближавшийся флот кваков оказывался в зоне поражения лазерных пушек, Настя наносила несколько прицельных выстрелов и "Янтарь" перемещался за следующее укрытие. Потеряв пять кораблей, кваки сменили тактику, разделившись на тройки и пятёрки. Рассыпавшись в пространстве, они избежали очередной из ловушек Андре.

— А, испугались! — усмехнулась Андре, выведя крейсер из укрытия и начав разгон для очередной атаки.

В этот момент она почувствовала как вздрогнуло пространство от множества выходящих из броска звездолётов.

Похожие на "Янтарь" своими стремительными формами, звездолёты, не пытаясь даже создать видимость построения, бросались на кваков. Космос осветился множествами разрывов, а противник, мгновенно перестроившись, собрал свой флот в плотную сферу и накрылся общим энергоэкраном, потеряв при этом добрую половину из своих кораблей.

"Янтарь", как впрочем и остальная сотня крейсеров, продолжал поливать энергозащиту кваков из всех видов оружия, правда без особых успехов.

— Капитан, — подал голос электронный мозг "Янтаря", — с кораблей противника пришёл сигнал, они просят перемирия и переговоров.

— Хорошо, — кивнула головой Андре, — будем говорить. Передай на командной частоте приказ о перегруппировке и продублируй его белыми ракетами.

Выключив боевые ускорители, Андре направила "Янтарь" к энергетическому экрану кваков, включив носовые огни белого цвета.

Окутавшись защитным экраном "Янтарь" лёг в дрейф.

— Настёна, наблюдай обстановку, — попросила Она, включая канал видео связи на частоте кваков.

Квак, появившийся по ту сторону экрана, на первый взгляд был похож на человека, но мелкие нюансы внешности выдавали в нём чужака.

— Уважаемая, — заговорил квак на достаточно правильном универсальном языке людей и замолчал, не представляя как ему назвать Андре, — похоже произошло досадное недоразумение…

Квак замолчал, полагая что теперь будет говорить Андре, но она лишь с легкой улыбкой рассматривала своего собеседника.

— Если верить последним картам, этот сектор является ничейной территорией, — повысив голос, продолжил квак.

По его лицу ставшим тёмно-бардовым, Андре поняла, что квак с большим трудом сдерживает свой гнев.

— Должна заметить, что в ваши карты закралась ошибка, — спокойным тоном заявила Андре, — этот сектор является собственностью моего народа.

— Но карты не указывают на присутствие в этом секторе поселений россов, — нахмурив брови заявил квак.

— Мне нет дела до ваших карт, — хмыкнула Андре, чем вызвала ещё большее раздражение квака.

— Вы не признаёте Шантунского договора? — брови квака уползли вверх гораздо дальше чем у человека.

— Вопрос конечно интересный, — усмехнулась Андре, она закинула ногу на ногу и сцепила пальцы на колене, — только его нужно задать вам.

— Почему? — удивился квак, которого слегка потряхивало от нервного возбуждения. Желая вывести собеседника из себя, Андре специально приняла самую пренебрежительную к собеседнику позу из известных ей у кваков.

Настя, наблюдавшая за попытками квака сохранять спокойствие, едва сдерживала смех.

— Да потому что не я ворвалась к вам домой на Розен, а вы, — немного повысив голос заявила Андре.

— Но… — начал говорить квак.

— Никаких но, — перебила его Андре, ещё больше повысив громкость голоса, — если через час вы ещё будете находиться в этом секторе, мне придётся уничтожить ваш флот и нанести ответный визит в ваши сектора.

— С, с кем я имел честь беседовать? — лицо квака стало пунцовым, а сам он едва сдерживался от истерики.

— Меня зовут Андре, — назвалась Андре и подмигнула кваку словно ему достаточно лишь узнать имя для понимания того в какую переделку он угодил.

Повисло молчание, по гамме сменившихся цветов на лице квака, Настя поняла, в данном случае оказалось достаточно одного имени. Она не думала что её мать так популярна у кваков. Отвлёкшись на мысли об этом Настя прозевала момент выхода из броска эскадры росских звездолётов.

— Мам, прибыло подкрепление, — прошептала Она, увидев стройные порядки боевых линкоров.

— Я знаю, вашему слову можно доверять, — скосив глаза в сторону невидимых Андре мониторов, произнёс квак, — я командую отступление.

— Спокойных пространств, — произнесла Андре и отключила канал связи.

— Мозг, передай всем спасибо за помощь, — потянувшись в кресле попросила Андре, повернувшись к Насте.

— Капитан, с вами желают выйти на связь с корабля росской эскадры, — сообщил Мозг.

— Давай, налаживай канал связи сам, — прошептала Андре, — я немного отдохну.

— Генерал-командор, у вас всё в порядке? — через минуту раздался из динамика мужской голос прежде чем на экране появилось изображение.

— Да, у нас всё в полном порядке, кваков удалось уговорить не шалить и вернуться домой, — ответила Андре, прикрыв глаза, мысленно общаясь с экипажами крейсеров Вуришей, так предпочитал себя называть её народ.

— Представляю себе их потери… — услышала она голос Кравцова, не отличаясь особой церемонностью, он прибыл на крейсер по транспортному каналу.

— Я… мы, старались не слишком злобствовать, — Андре отключила, ставший не нужным канал связи и посмотрела на материализовавшегося возле переборки Сергея.

— А… понимаю, — протянул Сергей, осмотрев рубку, — будь на своем месте Бина, о переговорах бы и не вспомнили. Кстати, где она?

— Не знаю, — пожала плечами Андре, краем чувств ухватив некоторую толику лжи в вопросе Кравцова, — когда я вернулась домой, её там не было.

— Ну не переживай, может быть это и к лучшему, — слегка усмехнулся Сергей, — а то вдвоём то вы могли наломать крупных дров.

— Всё же интересно, куда могла отправиться Бина? — выдохнула Андре, наблюдая за перестроением кваков в походную колонну. Она теперь была почти уверена, что Кравцов знает ответ на подобный вопрос, но по какой-то причине пытается доказать обратное.

— Кстати, скоро начало учебного года, — неловко перевёл разговор на другую тему Сергей, слишком внимательно наблюдая за перестроением кваков, — я могу забрать Настю с собой.

— Пускай ещё хоть немного побудет дома, — ответила Андре, уже точно зная, что Бина, куда-то полетела по заданию Кравцова, — а то я её и так редко вижу.

— И то верно, — согласился Сергей.

Приблизившись к креслу с которого Андре не соизволила встать, он похлопал её по плечу и растворился в пространстве транспортного канала.

— Мам, так значит правда, что вы хорошо знакомы с Учителем?! — с долей восторга в голосе, спросила Настя.

— Да, уж… — протяжно выдохнула Андре и добавила, — интересно знать в какую авантюру он пытается нас снова втянуть?

— Но по-моему он просто беспокоится о нас, — Настя вопросительно посмотрела на мать.

— Мягко стелет, только спать не придётся, — усмехнулась Андре своим мыслям, — мне кажется, нет я уверена, что Бина отправилась в поиск именно по его просьбе.

— Странно тебя слушать, мне всегда казалось, что мы союзники россов, — Настя с восхищением рассматривала мощные линкоры россов, начавших подготовку к дальнему броску.

— Я не об этом, — Андре улыбнулась реакции дочери на свои слова, — конечно мы союзники, но нутром чую, грядут перемены. Даже кваки и те вели себя совершенно иначе чем всегда. Такое чувство, что даже нас с Биной они перестали считать своими священными врагами.

Несколько минут Андре с улыбкой вспоминала какой кавардак они устраивали, путешествуя в пределах империи кваков.

— А мне показалось, что дрались они будь здоров, — высказала своё мнение Настя вырвав из потока воспоминаний.

— Это произошло только потому, что они не поняли с кем имеют дело. Наши крейсера слишком отличны от линкоров россов. Мне даже кажется, что окажись на месте "Янтаря" один из них, не прозвучало бы ни одного выстрела.

— Разве сейчас это проверишь? — вздохнула Настя не любившая неразгаданные загадки.

— А почему бы и нет? — произнесла Андре, спрашивая скорее всего себя, и обратилась к электронному мозгу, — Мозг, соедини-ка меня с командующим квакским флотом.

Появившееся на экране лицо квака было обеспокоено.

— У нас ещё сорок семь человеческих минут, — посмотрев на таймер, заявил он, ещё не зная причины вызова.

Если россов кваки понимали, поскольку те и другие имели громадные империи, то Вуриши оставались для них загадкой. Во время последней войны квакам так и не удалось найти сектора этого народа, и сами они вели себя совсем непонятно, появляясь на своих юрких крейсерах в самых неожиданных местах. За время с момента первой встречи с россами, квакам не удалось захватить ни одного корабля принадлежавшего Вуришам, несмотря на огромное желание и приказ императора.

— Я вызвала вас не поэтому поводу, — Андре слегка улыбнулась, давая понять, что не отказывается от своего слова.

— Чем могу быть полезен генерал-командору Вуришей? — квак мгновенно оценил ситуацию и тоже позволил себе улыбнуться.

— Мне хотелось бы пообщаться с вами тет-а-тет.

— А как же время? — квак демонстративно взглянул сначала на таймер, а затем на боевой экран, где продолжали высвечиваться дрейфующие корабли Вуришей

— Я думаю, что ваши люди справятся и без вас, а транспортный канал моего корабля позволит сэкономить некоторое время для небольшой беседы.

— Но я слышал об опасности ваших транспортных каналов, — квак озвучил искусно распускаемый россами слух.

— Пустяки, — успокаивающе улыбнулась Андре, — если у вас нет искусственных имплантатов и оружия, вам бояться нечего. Страшны не каналы, а те кто ими управляет.

— Я согласен, — кивнул головой квак, гордый приглашением на борт звездолёта легендарной воительницы.

Не смотря на всю накопившуюся ненависть, кваки признавали Вуришей вообще и Андре в частности отличными воинами, а это для них было единственно понятное искусство. За ту долю секунды, что квак находился в полёте боевая рубка неузнаваемо изменилась, превратившись в уютный зал приёмов с несколько вычурными картинами по стенам, скрывавшими за собой различного рода мониторы.

Материализовавшись в открытом проеме переборки, квак замер не зная что делать. Перед ним, за небольшим столиком сидели две женщины-воина, с интересом рассматривая его.

— Присаживайтесь, — Андре кивнула на свободное кресло.

— Для меня большая честь, находиться с вами за одним столом, — произнёс квак, присев на край кресла.

— Скажите… — Андре замялась не зная как обратиться к кваку, не обижая его.

— Меня зовут Кант Риткус, я командующий сто пятнадцатой экспедиционной армадой, — представился квак, правильно поняв заминку Андре.

— Спасибо, — кивнула головой Андре, подумав что несмотря на гигантские расстояния космоса всегда есть возможность встретить старых знакомцев, или их потомков.

— Уважаемый Кант Риткус, у меня сложилось впечатление, что только непохожесть моего корабля на боевые корабли россов заставила вас вступить в бой, — продолжила она, улыбнувшись старым воспоминаниям.

— В общем да, — после некоторого молчания, кивнул головой квак, — в этом есть только моё невежество, я не предполагал, что можно создать звездолёт способный оставлять за собой чистый космос. Вы и ваши дети слишком давно не посещали миры империи, чтобы напомнить нам о существовании подобных звездолётов.

— А что стоит? — усмехнулась Андре.

— Лучше не надо, — отрицательно мотнул головой квак, поняв что Андре так пошутила, он добавил, — могут понять не правильно.

— Понятно, — задумчиво выдохнула Андре, — значит глубокоуважаемый император наконец-то решился и пересмотрел некоторые догматы священной веры.

— Да, — кивнул квак, с интересом наблюдая как прямо из воздуха на столике появляются графины с напитками и пустые бокалы, — не всем это по нраву, но только глупец выберет из двух зол большую.

Андре налила себе половину бокала сока донга и вопросительно посмотрела на собеседника из слов которого ясно поняла, в империи не все поддерживают императора.

— Грядёт новая война? — утвердительно спросила Андре, отпив несколько глотков сока.

— Я этого не говорил, — квак мотнув головой выпил половину налитого в его бокал сока и добавил, — только в предстоящей войне мы не хотим иметь противниками ни россов, ни вас.

— Мой корабль похож на противника? — Андре посмотрела на квака поверх бокала, отмечая явное сходство со старым Риткусом, которого хорошо запомнила.

— Нет, — мотнул головой Кант, несколько смущённый вниманием к своей персоне, — но он не похож и на корабли россов.

— В логике вам не откажешь, — усмехнулась Андре, — лучше подраться с другом, чем подставить борт врагу. Хотя меня удивляет отсутствие в ваших базах данных описания наших звездолётов, ведь не прошло и сорока лет с момента последнего моего визита в Розенские кабаки.

— Вам вместо карьеры военного следовало заняться политикой, — усмехнулся квак, — имели бы империю не меньше нашей.

Помолчав, квак мотнул головой и медленно произнёс:

— Думаю, что не выдам больших секретов. Рано или поздно информация к вам попадёт в любом случае. Противник силён. Мы проиграли уже шесть сражений и нас смущает тактика нового врага.

Порывшись в своём кармане, он достал кристалл памяти.

— Вот, просмотрите на досуге, — квак положил кристалл на стол и допил сок.

— Даже так? — озабоченно прошептала Андре и добавила более громко, — как я понимаю ваш отец затеял весь этот спектакль с нападением на Домен только ради этой встречи.

Двумя пальцами она крутила, отливающий зеленью, кристалл по гладкой поверхности стола, что вызывало неприятный уху скрип.

— Да как… — возмутился Кант Риткус.

— Полноте, — перебила его Андре, — врага нужно знать в лицо Кантор. Тем более я хорошо знала вашего отца в пору его буйной юности на Розене и выпила с ним в компании не одно ведро вашего противного напитка, что почему-то считается у вас спиртом.

— Вы правы в одном, но ошибаетесь в другом. Да я сын своего отца, но подобные кристаллы розданы всем командующим армадами.

— Не убедительно, — усмехнулась Андре, — слишком хорошо я знаю Ваниака, чтобы поверить в случайную встречу с его сыном. Конечно, можно предположить, что зная мою привычку докапываться до истины, ваш отец отправил вас в слепой полёт.

Посмотрев на таймер, Андре повела рукой и достала из воздуха, словно из открытого холодильника, объёмистую бутылку из зелёного стекла и подала её кваку.

— Возьмите гостинец для старого Ванька, пусть попробует на что способны настоящие специалисты, — заявила Андре в ответ на вопросительный взгляд квака, — передавай отцу, что я не забыла наших пирушек и всё так же практически не пьянею. С вами было приятно общаться.

— Взаимно, — Кантор встал и слегка склонил голову в ритуальном поклоне, — я рад, что познакомился с легендой нашей семьи.



15



— Мам, давай посмотрим что находится на кристалле, — предложила Настя, оторвав Андре от мысленного общения с главами гнёзд, которых среди пришедших на помощь Вуришей было семеро.

Разговор шёл о ежегодном празднике новой зари, и на предложение провести этот праздник на Домене, двое ответили отказом, мотивируя его присутствием на планете человеческих поселений. Андре настаивала на возвращении праздника на Домен, ведь именно так всегда и было до того момента как на планету высадились колонисты.

Армада кваков тем временем уже перестроилась и начала разгон для первого броска, а вопрос так и ни был решён. Пришлось применить своё исключительное право и объявить о проведении сбора всех глав на Домене. Подобное решение, как ни странно, устроило и тех кто возражал и тех кто поддерживал Андре, каждый из них надеялся заручиться поддержкой соседей.

Еще слыша в голове прощальные слова, Андре посмотрела на дочь и ответила, взяв кристалл в руку:

— Нет, кристалл подождёт до дому.

— Но почему? — удивилась Настя, — ведь ещё полчаса ждать пока кваки уйдут в бросок.

— Не слишком я доверяю императору, да и компьютер "Янтаря" не предназначен для работы с подобными носителями информации, — положив кристалл в кармашек на груди, Андре взяла стакан сока и посмотрела на дочь.

— Как тебе первый бой? — спросила она, отпив несколько глотков сока.

— Скука, — выдохнула Настя, она прекрасно понимала опасения матери, но ничего не могла поделать с чувством неудовлетворённого любопытства.

— Любопытство убило кошку, — выдохнула Андре, словно прочитав мысли дочери, и, подмигнув ей, добавила, — а давай-ка мы сейчас побеспокоим твоего учителя.

— Соедини меня с Кравцовым, — повысив голос, обратилась она к мозгу "Янтаря".

Через пару минут на экране связи появился Сергей. Он был лишь в широких трусах и вытирал полотенцем пот, обильно выступавший на его голом торсе и лице.

— В чём дело? — было заметно, что сеанс связи застал его врасплох.

— С лёгким паром, — усмехнулась Андре, заметив маленький листок от веника, прилипший к волосам Сергея.

— Спасибо, — хмыкнул Он, — с вами попаришься, как же.

— Ты отправил Бину собирать информацию о новых пришельцах? — утверждающим тоном, спросила Андре.

— Да, — кивнул головой Сергей, — но она просила не говорить этого тебе, не желая тревожить. Ты уж не обижайся.

— Месть моя будет ужасной, — рассмеялась Андре, наблюдая за выражением лица собеседника, — я неделю буду замалчивать информацию, полученную сегодня от кваков.

— Пеплом голову посыпать не буду, — в тон Андре ответил Сергей, — я сегодня помылся.

— А я считала, что тебе все эти заботы по барабану, — задумчиво произнесла Андре, заметив тревогу в глазах Сергея.

— Мы были на пороге крутой войны с кваками, — ухмыльнувшись, добавила Андре, — я легко могла укокошить восьмого сына императора.

— Ну вот, — улыбнулся Сергей, — ты должна меня благодарить за отсутствие Бины на борту "Янтаря", с ней вдвоем вы бы неминуемо отправили герцога на тот свет.

— Ладно, — выдохнула Андре, взглянув на экран обзора, где корабли кваков превратились в яркие точки, — нам уже пора домой, как получу расшифровку данных, я тебя найду.

— Ну уж нет, — отрицательно мотнув головой, заявил Сергей, — дня через четыре я посещу ваше гнёздышко, давно хотел побывать на Домене.

— Буду ждать, — Андре махнула рукой и отключила канал связи.

Включив ручное управление, Андре повела крейсер на досвете, не столько для того, чтобы кваки не сомневались — Домен её планета, но и для обдумывания проблемы, откладывавшейся на потом в последнюю сотню лет.

С прилётом людей на Домен, всё усложнилось, но тем не менее Андре была согласна с Биной и не вмешивалась в их жизнь. Теперь же, перед лицом неизвестной опасности, скрывать от них своё присутствие становилось не столько не возможным, насколько не нужным.

Дождавшись ухода кваков в первый бросок, Андре направила "Янтарь" в сторону Навьграда, где располагалась единственная, за пределами Ангара, площадка способная без проблем принять вес крейсера.

С ювелирной точностью посадив "Янтарь" в полусотне метров от крейсера людей, она хмыкнула, отметив его плачевное состояние. Посадить корабль с таким количеством повреждений на планету было подвигом сравнимым с безумием.

— Попробуй связаться с контрольной вышкой, — попросила Андре мозг корабля, особенно не надеясь на положительный результат.

— Канал связи есть, только отсутствует видеосигнал, — через десяток секунд доложил Мозг.

— Неопознанный звездолёт, немедленно отзовитесь, иначе мы вынуждены будем применить оружие на поражение, — донёсся из динамика тревожный мужской голос.

— Успокойтесь, мы свои, — спокойно заявила Андре, представив как удивятся люди, попробовав применить оружие.

— Мне срочно требуется поговорить с вашим координатором, — сглотнув слюну добавила Она, включая пассивную защиту крейсера.

— И всё же назовите себя, — более спокойным голосом попросил мужчина.

— Если это для вас так важно, — Андре пожала плечами, словно собеседник мог её видеть, — Я Андре, генерал-командор Вуришей, планетой моего проживания является Домен.

— Мне такая планета не… — начал говорить мужчина и замолчав на мгновение, добавил, — соединяю Вас с координатором.

— Вот и ладушки, — прошептала Андре, и, повернувшись к дочери, поинтересовалась, — как его зовут?

— Родион, — кратко подсказала Настя.

— Генерал-командор, я рад вас слушать, — раздался из динамика другой голос.

— Уважаемый координатор, мне очень бы хотелось с вами встретиться для важной беседы.

— Я к вашим услугам, — с долей обеспокоенности в голосе ответил Родион.

— Тогда приезжайте ко мне на корабль.

— А почему бы вам не приехать в ратушу? — поинтересовался Родион.

— Не могу разорваться, — Андре пожала плечами и улыбнулась, вспомнив что собеседнику она не видна, — мне срочно нужно обработать пакет информации, а сделать я это могу только у себя дома. Так же, мне необходимо поговорить с вами Родион, и вполне может быть данные из пакета, лягут в основу разговора.

— Я должен подумать, — озабоченно ответил Родион, потирая ладонью свой лоб.

— Конечно, — согласилась Андре, — я жду вашего ответа две минуты.

— Хорошо, я выезжаю, — словно прыгая с обрыва в воду выдохнул Родион через сорок секунд.

В ответ Андре лишь молча усмехнулась и отключила канал связи.



16





Звездолёт, стоящий посреди космодрома, поражал законченностью своих форм и особенной красотой.

— Что это за корабль? — думал Родион, приближаясь по бетонному покрытию, — он раза в четыре больше военного крейсера "Победитель", единственного из действующих звездолётов виденных мною.

В данный момент "Победитель" находился в полусотне метров от исполина и представлял из себя плачевное зрелище, несмотря на то, что грозно шевелились стволы лазерных орудий и пусковые установки ракет.

У него совсем не видно вооружения, отметил про себя Родион, даже не верится в тот факт, что это боевой звездолёт.

Приблизившись к звездолёту на сотню метров, Родион увидел как у него открылся люк и на бетон выехал ступенчатый пандус. Поднявшись по гулко зазвучавшим под подошвами ступеням, Он увидел Настю, странную и загадочную девочку, с которой совсем недавно беседовал в ратуше. Родион не мог привыкнуть к мысли, что перед ним стоит представитель совсем другой, не человеческой цивилизации, слишком она была похожа на обычного подростка.

— Здравствуйте, — улыбнулась ему Настя, оторвав тем самым от тягучих мыслей, — следуйте за мной.

Родион заметил, что пандус, без какой-либо манипуляции со стороны Насти, начал медленно втягиваться в незаметную глазу полость.

Хорошо освещённым коридором он следовал за Настей, стараясь запомнить как можно больше деталей. Хотя, он сам себе признавался, запоминать было особо нечего. Все двери, выходящие в коридор, были плотно закрыты. Несколько раз они останавливались перед закрытыми переборками и терпеливо ожидали когда они откроются. Чаще всего за очередной дверью оказывался всё тот же безликий коридор, лишь однажды, войдя в переходной отсек, Родион почувствовал как потяжелело его тело.

— Это лифт, — произнесла Настя, предварив вопрос Родиона.

Не понимая каким образом управляются все эти двери и лифт, Родион задал вопрос, начавший его донимать после перехода через третью переборку.

— Почему двери закрываются, едва мы их минуем? — спросил Он.

— "Янтарь" до сих пор находится в боевом режиме, — спокойно пояснила Настя и добавила, полуобернувшись на него, — на случай разгерметизации, все отсеки звездолёта автономны друг от друга.

— Понятно, я по незнанию сморозил глупость, — слабо улыбнулся Родион, хотя от столь обыденного упоминания о возможной гибели людей у него по спине пробежали мурашки.

— Ну вот мы и пришли, — выдохнула Настя перед очередной дверью.

Взгляду Родиона предстал капитанский мостик с множеством приборов и экранов непонятного назначения. Он не сразу разглядел в этом царстве техники женщину в чёрном, лоснящемся словно кожа морского животного комбинезоне, облегающем сильное и красивое тело.

— Генерал-командор Андре, — представилась женщина, повернувшись к нему вместе с креслом.

— Координатор Родион Мак-Кормик, — ответил Родион, силясь понять сколько лет этой красивой женщине.

— Занимайте кресло, мы сейчас летим домой, — Андре указала рукой на кресло и добавила вернув кресло в прежнее положение, — Мозг, отправляемся в ангар.

— Можно мне поинтересоваться как прошёл бой? — спросил Родион удобно устроившись в предложенном кресле.

— Нормально, враг отступил, — Андре улыбнулась, наблюдая как Настя занимает свободное кресло.

Родион почувствовал как задрожал пол и приготовился к перегрузке.

— Они не вернутся? — Родион не почувствовал старта, лишь увидел как на экранах обзора удаляется Навьград.

— Кваки вернуться не должны, — Андре вздохнула и продолжила, — они сами ужасно напуганы новым противником, появившимся на просторах космоса.

— Разве это плохо? — удивился Родион, — враг моего врага, почти мой друг.

— Твоими устами координатор да мёд бы пить, — грустно улыбнулась Андре.

Родион не понял смысла последнего выражения, но по тону отметил, что Андре не разделяет его мнения.

— Вы обеспокоенны новым врагом больше чем старым? — полуутвердительно спросил Родион.

— Да, — кивнула головой Андре, — я слишком хорошо знаю догматы священной веры кваков, чтобы радоваться такому неожиданному их изменению.

— Я не знаком с догмами веры кваков, поэтому не понимаю вашей тревоги, — заметил Родион.

— Ах, да, — Андре слабо улыбнулась, — я слишком долго не общалась с людьми.

Эти слова прозвучали как извинение за возможную бестактность.

— Не буду вдаваться в тонкости, — продолжила Андре, — скажу лишь, что для вас было бы дико услышать про возможность дышать в вакууме.

— Теперь понял, — Родион и подумать не мог как трудно Андре вести понятный для него разговор, — это всё равно, что поставить всё с ног на голову.

— Да, — Андре понравилось подобное сравнение и она согласно кивнула головой.

— Мам, мы уже прилетели, мне можно с вами? — спросила Настя, прервав беседу.

— Да, конечно, — Андре подмигнула дочери и встала из кресла, — пойдёмте в дом.



17




Родион сидел в кресле и наблюдал как работают за терминалами мать и её дочь, временами обмениваясь фразами на незнакомом языке. Было видно, они заинтересованы в самом процессе работы с информацией не зависимо от результата.

Закончив стучать по клавиатуре со скоростью швейной машинки, Андре откинулась на спинку своего кресла и повернулась к Родиону, заметившему на её лице тревогу вперемешку с радостью от хорошо сделанной работы.

— Мам, откуда ты знала, что кваки попытаются запустить в наш компьютер трояна? — поинтересовалась Настя.

— Я это предполагала, — Андре хмыкнула и добавила, — в меру своей испорченности.

Родион вопросительно посмотрел на Андре, даже разговаривая на знакомом языке, она умудрялась оставаться не понятой.

— Дела… — протянула Андре, разминая кисти рук, — новости действительно пренеприятнейшие. Да что я говорю, теперь то большинство информации можно посмотреть на экране. Настя включи воспроизведение.

Загорелся большой, в половину стены, экран. Появились изображения незнакомых созвездий. Голос за кадром что-то говорил на незнакомом языке.

— Настя, переводи, тебе нужно практиковаться.

— Пока идет перечисление пространственных координат и название экспедиции, — сообщила Настя.

Далее на экране появилась россыпь огней.

— Наблюдатель зафиксировал выход из броска трёх групп объектов, каждая из которых насчитывает от четырёхсот до пятисот единиц, — перевела Настя.

Картинка сместилась. Теперь стала понятна причина перестроения кваков в странную пространственную фигуру. В другой стороне экрана шло построение, вышедших из броска кораблей.

— Это стандартное построение кваков для нападения, — пояснила Андре Родиону, указав на звездолёты кваков.

Чужаки перестраивались трёмя эшелонами. Лишь первый из них готовился к атаке, остальные перестраивались для глухой обороны.

— Почему они так странно перестроились? — поинтересовался Родион.

— Я думаю, что третий эшелон состоит из транспортных звездолётов, — ответила Андре, повернулась к своему терминалу и что-то там нажала, — сейчас мы посмотрим тоннаж.

— Да, так и есть, — удовлетворённо произнесла она, просмотрев строчки цифр на малом экране, — первый эшелон состоит из крейсеров, второй эшелон составляют тяжёлые крейсера, рейдеры и линкоры. Третий эшелон в основном представлен транспортниками.

— Не понимаю, — Родион пожал плечами, выражая своё недоумение, — зачем бросать в атаку крейсера, когда есть линкоры?

— Вы не правы, — усмехнулась Андре, вновь нажала клавиши своего терминала и панорама предстоящего поля боя изменила своё положение.

— Лично я поступила бы почти так же, — добавила Она вновь повернувшись к большому экрану, — крейсера гораздо мобильней линкоров и очень эффектны против стандартного построения кваков.

Дальше все замолчали, начался бой. Чужаки начали свою атаку только после обстрела кваками.

— А чужаки не хотели битвы, — высказал своё наблюдение Родион.

— Да, — кивнула Андре, не отрываясь от картины боя, — но есть вероятность, что их вооружение менее дальнобойное.

Взрывались корабли, изрыгали плазму мощные орудия, но кваки проигрывали в маневренности и вскоре стало ясно — битву они проиграли. Их звездолёты сначала потеряли строй, а затем начали отходить. Чужаки не прекращали своих молниеносных атак. Залп следовал за залпом, и всё это происходило на огромных скоростях и приличных перегрузках.

Атака чужаков прекратилась в тот момент когда кваки перестали отстреливаться, обратясь в паническое бегство. Потеряв всякий интерес к отступающему противнику, крейсера чужаков перестроились и повернули к основной армаде. На поле боя осталось пять чужих кораблей. От армады отделились три рейдера и медленно облетели все повреждённые звездолёты, очевидно забирая уцелевших членов экипажей. Затем четыре крейсера были превращены в плазму собственными системами самоуничтожения, а пятый начал разгон, догоняя армаду.

— Неплохо, — заявила Андре после окончания записи, и, помолчав с минуту, добавила, — но кваки предоставили слишком мало данных, не знаю на что рассчитывая.

— Почему? — высказал недоумение Родион, ему показалось что опасность от чужаков исходит реальная.

— Я могу навскидку назвать десяток цивилизаций, вполне мирных, но в подобных условиях поступивших примерно так же. Далее можно назвать столько же цивилизаций-скитальцев, и в два раза больше агрессивных.

— Мам, ты заметила конструкцию двигателей чужаков? — спросила Настя.

— Подобную конструкцию двигателя использовали в сообществе Гаудахан, — задумчиво ответила Андре.

— Может быть это они? — поинтересовался Родион, которому ничего не сказало название цивилизации из далёкой галактики.

— Скорее нет, чем да. Хранительницы перестали использовать подобный тип двигателя более миллиона лет назад.

— Но кто они? — Настя вопросительно посмотрела на мать полагая, что ей уже известен ответ.

— Не знаю, — пожала плечами Андре, — могу сказать только одно — битвы они не хотели.

— Нормально, — усмехнулся Родион, — переколотили больше половины звездолётов противника и как ни в чём не бывало, отправились по своим делам дальше.

— Вот именно, — усмехнулась недоумению Родиона Андре, — если бы они этой битвы хотели, они запросто могли уничтожить всю эскадру кваков.

— Так как нам быть? — задал мучавший его вопрос Родион.

— Лично я буду готовиться к войне, — задумчиво ответила Андре, — может быть приготовления окажутся лишними, но лучше их сделать.

— Решение вполне логично, — Родион замялся, но справился с собой и продолжил, — если вы не будете против, я со своей стороны постараюсь вам помогать.

— С какого забора вы взяли, что я откажусь от помощи соседа по планете? — удивилась Андре.

— Мало ли причин, — усмехнулся Родион, и продолжил более серьёзным тоном, — я прекрасно вижу ваши возможности и понимаю насколько мы отстали во всех отраслях техники. А в процессе сотрудничества неминуемо произойдёт обмен знаниями. Захочется ли вам делиться знаниями с теми кто находится гораздо ниже вас на ступенях эволюции?

— Аргументы в общем серьёзные, — кивнула Андре соглашаясь с собеседником, — я уже обдумала данный аспект сотрудничества и пришла к выводу, что подобной мелочью можно пренебречь.

— Быстрые решения не всегда правильны, — заметил Родион.

— Кто вам сказал, что решение принято сиюминутно? — Андре усмехнулась, и посмотрела на Родиона.

— Как вы думаете, сколько времени мне удавалось бы качественно скрывать свой дом? — поинтересовалась Андре и добавила, — я не упоминаю о других неудобствах скрытной жизни.

— Лет пятьдесят, от силы сто, — за Родиона ответила Настя, посчитав в уме прирост численности человеческого поселения и его технологическое состояние.

Родион лишь молча кивнул, соглашаясь с прогнозом Насти.

— Я планировала начать сотрудничество с вами через два года, но вмешались непредвиденные обстоятельства. Теперь я не вижу смысла дальше скрывать от вас свой дом, хотя кое-кто со мной и не согласен.

— Может быть вы и правы, — задумчиво произнёс Родион, — но не забывайте, знания палка о двух концах.



18



Жители Навьграда и других человеческих поселений довольно спокойно восприняли новость о союзе с жителями таинственного замка. Гораздо труднее им оказалось объяснить, что у планеты совсем другое название. Союз, сам по себе, не добавил новых знаний простым работягам, но добавил головной боли Родиону.

Если в добрые старые времена он шёл на всяческие ухищрения, чтобы не допустить безработицы, то теперь Родион хватался за голову, катастрофически не хватало людей для претворения в жизнь проектов новых союзников.

На совете в ратуше его буквально рвали на части представители различных кланов, но не смотря на это он был доволен. Работая на износ, он получал громадное удовольствие, наблюдая как изменяется жизнь людей.

— Да где я возьму вам людей?! — в очередной раз воскликнул Родион в ответ на запрос с завода производящего оборудование для строительства звездолётостроительной верфи на Хоцере.

Непечатные слова, готовые сорваться с уст Родиона, застряли в его горле. Всем присутствующим на собрании, показалось что координатору плохо. Залпом выпив стакан воды, что ему налили, он обвёл собрание взглядом.

— Где Стюарт Мергул? — поинтересовался он, не найдя его среди присутствующих.

— Я видел его на космодроме, — первым отозвался начальник геликоптерного завода, — наши союзники привезли новые двигательные установки, и, он руководит разгрузкой транспорта.

— Прекрасно, — выдохнул Родион, вспомнив разговор с Андре о несовершенстве двигательной установки их единственного пока крейсера, — мне необходимо с ним поговорить.

Кивнув секретарю, Родион обратился к присутствующим:

— Требования о количестве специалистов оставьте моему секретарю, все свободны.

— Когда вызвать Стюарта Мергула? — поинтересовался секретарь, делая пометки в своём ноутбуке.

— Когда он освободится, — ответил Родион, вставая из кресла, — я буду его ждать в своём кабинете.

Едва кабинет опустел, Родион подошёл к пульту связи и набрал код Замка.

— Да, я слушаю, — на экране возникло мокрое от пота лицо Андре.

— Андре, извини если оторвал от дел, — невольно любуясь точёной фигурой женщины, произнёс Родион, — не могла бы ты прибыть ко мне в ратушу, есть одна интересная идея, нужно обсудить.

— Минут через десять буду, — ответила Андре и добавила, заставив Родиона покраснеть, — друг Родион, ты ошибаешься считая меня самкой.

В ожидании гостей Родион включил компьютер и стал рассматривать последние требования своих подчинённых, обдумывая последние слова Андре. Не смотря на внешнюю схожесть новые союзники были бесконечно далеки от людей и не особенно стремились это скрывать.

Вместе с множеством новых технологических знаний Вуриши предоставили людям сведения личного плана, то есть принципы своей семейной жизни, правила поведения, и даже некоторое подобие легенд и верований.

— Да уж… — вздохнул Родион, поглаживая подбородок, даже по минимальным заявкам от кланов требовалось двести тысяч рабочих специалистов.

Первой из туманного облака, в кабинете возникла Андре, только её слегка блестевшие от влаги волосы говорили о недавнем душе. Кратко поздоровавшись и усевшись возле стола, она вопросительно посмотрела на Родиона.

— Андре, сколько времени потребуется для переброски переселенцев, скажем из скопления Шарфа к нам на Домен? — озвучил он свой вопрос.

— Мгновение, — усмехнулась Андре, закинув ногу на ногу, — но кто будет заниматься их вербовкой?

— Ты хочешь сказать, что в транспортировке проблем не возникнет? — переспросил Родион, за время общения так и не привыкший к стилю разговора своей союзницы.

— Если переселенцев будет менее миллиарда, — Андре провела рукой по своим коротким волосам, — проблем не возникнет.

— Андре, я иногда тебя боюсь, — улыбнулся Родион, — я хотел тебя попросить перевезти тысяч двести переселенцев, а ты готова к миллиарду.

Андре молча сотворила из воздуха два стеклянных бокала и кувшин зелёного стекла с бардовым соком внутри.

— Сейчас должен прийти ещё один гость, — Родион уже успел привыкнуть к подобным выходкам Андре и не удивлялся им как в первый раз.

Наблюдая как жидкость из графина перетекает в бокалы, Родион заметил возникновение на столе третьего бокала.

Андре взяла свой бокал, отпила пару глотков и заявила:

— Ты это хорошо придумал с переселенцами из Шарфа, насколько я контролирую обстановку, там можно навербовать хоть десять миллиардов новых колонистов.

Запиликал сигнал селектора и секретарь сообщил, что Стюарт Мергул находится в приёмной.

— Пускай заходит, и меня ни с кем не соединять, — распорядился Родион, щёлкнув тумблером селектора.

— Здравствуйте координатор, — с порога поздоровался капитан Мергул.

— Доброго здоровья, — ответил Родион, и, кивнув на свободный стул добавил, — проходи, присаживайся.

Едва Стюарт занял указанное место, Родион задал вопрос:

— Стюарт, ты не хотел бы слетать в Шарф?

— Слетать то можно, — протянул капитан, и добавил слегка усмехнувшись, — уж не легата ли вернуть на место?

— Ну уж нет, — улыбнулся Родион, — проблемы легата, нас особо не касаются.

— Нам катастрофически не хватает людей, — посерьёзнев произнёс Родион, — да ты это должен знать не хуже меня.

— И сколько я увезу? — хмыкнул Стюарт, — три или четыре сотни за один рейс, если мне укажут где именно находится Шарф.

— Твоя задача будет заключаться в другом, — Родион прекрасно понял капитана, из-за отсутствия ориентиров не способного рассчитать курс на возвращение домой, — ты займёшься вербовкой людей, с их доставкой на Домен справятся другие.

— Она что ли? — Стюарт кивнул на Андре, молча пившую свой сок.

— Ага, — кивнул Родион, сдержав улыбку, зная не понаслышке отношение военных пилотов Шарфа к женщине на борту.

— Когда вылетать? — Стюарт довольно спокойно отнёсся к подобному заявлению и не показал лишних эмоций.

Родион вопросительно посмотрел на Андре.

— Да хоть через час, — ответила она отставив пустой бокал.

— Мы не успеем за час подготовить крейсер к полёту, — спокойно, но с долей металла в голосе, произнёс капитан Мергул.

— Мы полетим на моём кораблике, — Андре не смогла себе отказать в сарказме, и откинулась на спинку стула.

— Сколько мне брать людей? — поинтересовался Стюарт, решив придержать ярость клокотавшую в груди.

— Думаю… человек десять толковых ребят нам не помешают, — ответила Андре и поинтересовалась, посмотрев на Родиона, — сколько человек мы должны навербовать?

— Миллион, — выдохнул координатор, встретив взгляд Андре.

— Браво, аппетит приходит во время еды, — улыбнулась Она, и, посмотрев на капитана Мергула, добавила, — капитан, ждите меня на космодроме через час.

— Капитан Стюарт, вы свободны, — Родион встал, давая понять, что разговор закончен.

Молча кивнув, Стюарт встал и вышел из кабинета.

— Можно посмотреть какие специалисты нам нужны? — поинтересовалась Андре, сотворив очередную порцию сока.

— Конечно, — улыбнулся своей забывчивости Родион и включил терминал компьютера.

— Понятненько… — протянула Андре, с минуту посмотрев в колонки цифр, — ну и мне пора честь знать.

Встав она произнесла:

— Переселенцев будете встречать на космодроме, я оставлю там маячок и буду их отправлять по транспортному каналу.



19



Капитан Мергул, в сопровождении десяти офицеров своего экипажа в уме и лояльности которых он был уверен, стоял на краю бетонной посадочной площадки, гордо именуемой космодромом. В полной тишине на посадку заходил звездолёт незнакомой конструкции.

— Хороший корабль… — протянул Григ Виттон, помощник старшего механика.

— Нас по-моему заметили, — с опаской в голосе заявил третий пилот Принк Бонжан, прекрасно знавший трудность посадки подобного звездолёта на планетарный космодром.

"Янтарь" опустился на бетонное покрытие так мягко, что даже не качнулся на опорах гидроамортизаторов.

— Однако, — прошептал капитан Мергул, отметив про себя высокий класс пилота, он заметил в открывшемся проёме женщину.

Женщина, тем временем скатывала по пандусу гравитележку с непонятным устройством.

Когда мужчины приблизились, женщина остановилась и представилась.

— Андре, капитан "Янтаря", — слегка улыбнувшись произнесла она.

Мужчины в свою очередь тоже представились. Возникла неловкая пауза.

— Так, это маяк, — заявила Андре, — его нужно установить на краю бетонного покрытия.

Толкнув тележку вперёд, Андре ожидала, что мужчины придут ей на помощь, но вспомнив откуда они прилетели, лишь хмыкнула на их нежелание помочь.

— Никогда не встречал подобных маяков, — капитан Мергул первым пришел на помощь, взявшись за рукоять тележки, он внимательно разглядывал, похожее на большого металлического ежа сооружение, способное быть чем угодно, но не маяком.

— Просто вам не случилось, — ответила Андре, — это стандартный космический сигнальный маяк. Конечно используют подобные устройства в открытом космосе, но и находясь на планете, он прекрасно справится со своими функциями.

Остановившись на краю бетона, Андре наклонила тележку и странный маяк скатился в невысокую траву. Достав из кармана прибор величиной с ладонь, она нажала несколько кнопок и замерла в ожидании, время от времени поглядывая на экранчик прибора.

О тяжести маяка можно было судить даже по тому как легко он провалился в прочный дёрн, словно это был песок. На поверхности остались торчать лишь третья часть прибора.

— Чего мы ждём? — поинтересовался капитан Мергул, после трёх минут ожидания.

— Я активировала маяк и дожидаюсь записи его пространственных координат, — спокойным голосом пояснила Андре.

Еще через минуту она сложила прибор и вернула его в карман.

— Вот и всё, — Андре указала рукой на свой звездолёт и добавила, — прошу на "Янтарь".

Стюарту Мергулу показалось, что у него двоится в глазах, следуя за движением руки Андре, он повернулся к звездолёту и увидел, что к ним приближается ещё одна Андре. Лишь присмотревшись повнимательней он облегчённо вздохнул. Да женщина шедшая им навстречу явно чем-то недовольная, была удивительно похожа на Андре, но можно было заметить и отличия.

— Андре, что происходит? — остановившись в нескольких шагах, женщина упёрла свои руки в бока и грозно окинула взглядом всех присутствующих.

— Готовлю оборону Домена, — с легкой улыбкой ответила Андре, обходя неожиданное препятствие.

— Ха! А зачем?

— Будто не знаешь, — хмыкнула Андре, продолжая движение к звездолёту.

— Всё-таки Сергей рассказал! Старый болтун.

— Нет Бинночка, как раз он и выгораживал твои похождения, но припёртый к стене фактами и обстоятельствами вынужден был сознаться, что в курсе твоих передвижений.

— И не сказал где я была? — Бине ничего не оставалось как догонять подругу.

— За столько лет знакомства ты должна хорошо знать, — хмыкнула Андре, — из Сергея практически невозможно вытянуть ту информацию которую он сам не хочет передать.

— Куда собралась лететь? — поднимаясь по пандусу, поинтересовалась Бина, окончательно успокоившись.

— В скопление Шарфа, если хочешь, полетели вместе.

Стюарт Мергул с интересом наблюдал за разговором двух женщин и не понимал почему закрывается люк, ведь вторая из женщин ещё не дала ответа на предложение Андре.

— Брр, мерзкое местечко, — Бина передёрнула плечами, и, посмотрев на мужчин, добавила, — надеюсь, что не слишком оскорбила ваши чувства.

— Нет, — улыбнулся капитан Мергул, отвечая за весь свой экипаж, — если бы всё было по-другому, то наш звездолёт не оказался бы на Домене.

— Логично, — кивнула Бина и добавила, обращаясь к Андре, — и какое у нас там дело?

— Летим вербовать рабочих.

— Тогда понятно, зачем тебе пришлось тащить на корабль этих ребят, — с секунду помолчав, Бина добавила, — хорошо, я полечу с вами, но буду управлять "Янтарём".

— Это почему? — удивилась Андре, они по коридору в рубку, а мужчины следовали немного приотстав.

— Да потому, что тебе надлежит командовать всей операцией, не отвлекаясь на мелочи по двум причинам.

— И какие причины ты откопала? — поинтересовалась Андре, полуобернувшись к Бине.

— Ну во-первых, я думаю, что это ты придумала лететь в Шарф, а во-вторых по субординации, ведь ты у нас генерал-командор, а я всего лишь генерал-субкомандор, — смеясь заявила Бина.

Услышав последние слова, мужчины молча переглянулись.

Андре хмыкнула и остановилась перед переборкой ведущей в жилые отсеки "Янтаря".

— Капитан Мергул, — повернулась она к Стюарту, — на "Янтаре" имеется шесть двухместных и десять десятиместных пассажирских кают, можете занимать любые, кроме ближайшей к следующей переборке.

— Слушаюсь Мэм, — Стюарт по-уставному щёлкнул каблуками и спросил, — разрешите вопрос?

— Конечно можно, — ответила Андре слегка нахмурившись, переборка уже отошла в сторону, но она не торопилась переступать порог, — и не надо этих мэмов. Я Андре, она Бина и находимся мы не в генеральном штабе.

— Вы позволите нам присутствовать в рубке управления?

— В рубке четыре места, поэтому двое из вас могут составить нам компанию, — Андре наконец переступила через порог и не торопясь направилась к рубке, — только должна заметить, что зрелище не столь интересно.

— Занимайте свои места поскорей, у меня уже чешутся руки, — объявила Бина остановившись перед очередной переборкой и видя замешательство мужчин перед дверьми кают.

— Капитан, разрешите идти с вами? — попросил Принк Бонжан

Стюарт посмотрел на остальных офицеров, те выразили кивками согласие, ведь из них только Принк имел отношение к пилотированию.

— Двухместные каюты по левому борту, — добавила Бина и вошла в открывшийся проем.

Бина заняла место пилота, Андре, хмыкнув, устроилась за пультом боевых систем и правой рукой указала на кресла второго пилота и штурмана.

— Стартовая готовность, — произнесла Бина.

Капитан Мергул, не скрывая заинтересованности, наблюдал, как повинуясь голосу начали оживать пульты и экраны.

— Доложить состояние в отсеках, — продолжила Бина, всматриваясь в показания приборов на панели перед собой.

— Корабль к старту готов, — раздался мужской голос из динамика, — пассажиры заняли свои места в каютах.

— Включить ручное управление, — скомандовала Бина.

Стюарту показалось что из динамиков раздался вздох огорчения, но тем не менее панель перед первым пилотом начала преображаться и вскоре стала похожей на обычный пульт, по крайней мере внешне.

Орудуя переключателями, Бина спросила, слегка повернув голову к Андре:

— Куда летим конкретно?

Андре переадресовала вопрос капитану Мергулу.

— Думаю, что можно начать с Бондаса, — ответил он после небольшого раздумья, вспомнив эту планету только из-за того, что там, на патрульной базе, когда-то служил его товарищ по летной академии.

— Бондас, так Бондас, — Бина пожала плечами, и, повысив голос добавила, — рассчитать транспортный коридор до планеты Бондас, системы Арки, скопления Шарфа.

Капитан Мергул, мысленно отметил, что их союзники обладают информацией о скоплении, раз по одному названию планеты моментально определили систему в которой она находилась.

"Янтарь" слегка вздрогнул и начал набирать высоту, Стюарт по приборам на своём пульте видел как увеличивается скорость, но не чувствовал даже малейшей перегрузки. В тишине, нарушаемой лишь докладами бортового компьютера о высоте и текущей скорости, звездолёт покинул атмосферу и начал удаляться от планеты.

— По выходу из транспортного коридора включить отклоняющие поля, — подала голос Андре.

— А что, на Бондасе существует орбитальная защита? — поинтересовалась Бина, повернув голову к Стюарту.

— Нет, — мотнул головой Стюарт, — только малая база патруля и торговая станция дозаправки.

— Зачем тогда тратить энергию? — спросила Бина.

— Бина, я знаю, что у тебя чешутся кулаки, — усмехнулась Андре, занимаясь с приборами на своём пульте, — но не стоит видом нашего корабля усложнять работу капитану Мергулу и его людям.

— Логично, но хотелось бы пройтись над планетой в зареве от запусков ракет-перехватчиков, — Бина вздохнула и добавила, — приготовиться, через три минуты входим в транспортный коридор.

— Мы уже достигли скорости броска? — спросил Стюарт, прекрасно понимавший, что для достижения подобной скорости необходимо несколько часов.

— Нет, — спокойно ответила Бина, — "Янтарю" нет необходимости разгоняться для подобной скорости, главное — отсутствие вблизи больших небесных тел. Гравитационные возмущения снижают точность перехода.

Бросок прошёл обыденно и практически незаметно, словно кто-то в один момент поменял звёздные карты на всех мониторах.

— Прибыли, — объявила Бина, — куда будем совершать посадку?

— Мне кажется, надо сесть поближе к какому-либо мегаполису, чем больше город, тем меньше вопросов, — высказал своё мнение Принк Бонжан

— Согласна, — кивнула головой Бина, выводя звездолёт на круговую орбиту вокруг Бондаса.

— Бина, не надо делать глупости, — заявила Андре, когда звездолёт прошёл вплотную от торговой базы, едва не столкнувшись с малым транспортником, заканчивавшим стыковку.



20



— Да, из этой дыры любой захочет убежать, даже не особенно собирая манатки, — прошептала Бина.

В утренних сумерках город казался спящим, но многочисленные трубы заводов продолжали выкидывать в светлеющее небо разноцветные клубы дыма. Лёгкий ветерок сносил дым в сторону от города, скрывая в дымке нижнюю часть построек.

— Как говоришь называется этот город? — спросила Бина, шедшего рядом Принка Бонжана

— Клота, — ответил Принк и добавил, — только ты не права, в Шарфе есть гораздо более худшие места. Здесь хоть не умирают от голода и нехватки витаминов.

Бина не стала спорить, подумав, что парень по своему прав, ей самой встречались места которые можно было назвать одним словом — Ад.

Изредка их обгоняли машины, поднимая с дороги мелкую пыль. Потоки воздуха вперемешку с выхлопными газами трепали длинные полы чёрных плащей, в которые были одеты Бина и Принк. Подобную одежду порекомендовал одеть корабельный мозг, исходя из данных полученных после просмотра нескольких десятков передач с планеты. Покрытие дороги было всё в трещинах, но ещё достаточно ровным. Лишь местами попадались небольшие выбоины, часть из которых была заделана материалом, имевшим другой цвет и состав чем основное полотно. Становилось светлее и машин на дороге прибавилось.

Неожиданно, издав шипение, затормозил большой самосвал. Свернув на камни обочины, он остановился в двадцати метрах от путников.

Приоткрылась дверь.

— Прыгайте в кабину, я вас подброшу до города, — крикнул улыбающийся мужчина средних лет, выглянув из кабины.

Не заставив себя ждать Бина и Принк, подбежали к машине и забрались в высокую кабину. Взревел мотор и самосвал выехал на дорогу.

— Это ваша машина валяется у моста в тридцати километрах отсюда? — поинтересовался водитель.

Бина молча кивнула.

— Вас где высадить? Я то еду транзитом в Лагорн, — спросил водитель несколько сбавив скорость перед участком дороги где полотно было практически разбито.

— Тут есть где-нибудь ломбард, — вместо ответа поинтересовалась Бина.

— Есть, — кивнул головой водитель, — я как раз буду мимо его проезжать, только держите там ухо востро. Хозяин ломбарда может обмануть.

— Спасибо за совет, — ответила Бина, слегка улыбнувшись от мысли, что её то уж хозяин ломбарда не обманет.

— Вы наверное ехали сюда искать работу? — спросил водитель, и, помолчав добавил, — в Клоте своих безработных хватает.

— Всё-таки стоит попробовать, — произнесла Бина, чтобы поддержать разговор, удивляясь молчанию Принка.

— Что-ж, удачи вам ребята, — выдохнул водитель, — служба занятости в квартале от ломбарда.

За окном самосвала мелькали коробки многоэтажных домов, по тротуарам куда-то спешили прохожие. Движение по улице было ещё слабым, но постепенно поток машин увеличивался.

Остановив машину, водитель указал рукой на здание с правой стороны от дороги:

— Вон там ломбард.

— Спасибо вам, — сказала Бина, спускаясь из кабины.

— Да чего уж там, всякое в жизни бывает. Сегодня я вам помог, а завтра глядишь и вы мне поможете, — водитель перегнулся через салон и захлопнул дверь.

Взрыкнул двигатель выбросив из трубы клуб чёрного дыма и самосвал укатил вдоль по улице, скрывшись за ближайшим поворотом.

Осмотревшись, Бина присвистнула:

— Смотри Принк.

Взглянув в указанном направлении, где на противоположной стороне улицы стояла очередь, теряясь за перекрёстком, Принк спросил:

— Чем займёмся в первую очередь?

— Нам нужны местные деньги, — заявила Бина, направившись в сторону ломбарда, — многие хорошие предприятия потерпели крах из-за отсутствия этих самых денег.

Несильно дёрнув дверь ломбарда за ручку, Бина слегка удивилась, несмотря на явно раннее время заведение оказалось открытым. Войдя во внутрь, Бина несколько минут рассматривала витрины с различными украшениями, определяя стоимость драгоценных металлов. От её взгляда не смогли спрятаться охранники полагавшие, что спрятавшись за зеркальным стеклом они скрыты от глаз посетителей. Расположение и устройство сигнализации Бина отметила мельком, не считая, глупостью идти напролом там где можно победить хитростью, она, за долгие годы знакомства с Андре, пришла к выводу, что не всегда сила оказывается лучше хитрости и расчёта.

— Доброе утро, чем могу быть полезен? — спросил, появившийся по сигналу охранника из внутреннего помещения, хозяин ломбарда, мужчина с начинавшими седеть волосами и несколько большими ушами.

Направившись к нему Бина улыбнулась.

— Знаете, мы с братом попали в неприятное положение и мне хотелось бы продать цепочку нашей бабушки.

Приблизившись к прилавку, Бина засунула руку в карман плаща, боковым зрением заметив как напряглись охранники за стеклом. Один из них даже снял с предохранителя свой автомат. Вынув из кармана кожаный мешочек и развязав его, она высыпала на прилавок звенящую цепь.

— Что это? — спросил хозяин ломбарда, полагая, что перед ним явная дешёвка. Ценная лишь для своих хозяев, тяжёлая цепь кустарного изготовления.

— Это чистая платина, весом двести пятьдесят грамм, — ответила Бина, наблюдая за изменившимся выражением лица мужчины.

Вместо снисхождения теперь на его лице читался интерес и ожидание крупного барыша.

— Но… — мужчина вздохнул и вытер о передник, вспотевшие руки, — мне нужно проверить.

— Конечно, если это не займёт много времени, — согласилась Бина.

— Одну минуточку, — мужчина нагнулся под прилавок и достал спектральный анализатор.

Поколдовав с прибором, через минуту хозяин ломбарда поднял на Бину удивлённый взгляд.

— Не понимаю, прибор показывает сто процентов платины. Где вы добыли эту цепь?

— Это старая история, — заговорила Бина, мысленно обозвав себя дурой, но кто мог подумать, что в такой дыре окажется анализатор с достаточно хорошими характеристиками, — эта цепь хранилась в нашей семье двести с небольшим лет, а сделана она из куска астероида, попавшего в звездолёт одного из моих предков в системе Торки.

— Тогда понятна такая чистота, — выдохнул хозяин ломбарда, скосив взгляд на экран прибора, где высветилась дата изготовления двести тридцать лет назад.

Достав калькулятор, мужчина посчитал и заявил:

— Я готов заплатить вам половину миллиона империалов.

— Нет, — качнула головой Бина, — цена этой цепи десять миллионов, но я готова сторговаться на половине её стоимости.

— Миллион.

— Пять с половиной.

— Но…

— Не жадничайте, — перебила хозяина ломбарда Бина, — если переплавить эту цепь в двадцать пять девяти граммовых цепочек, вы получите пятнадцать миллионов чистого дохода.

Мужчина пробежал пальцами по клавишам калькулятора и ухмыльнулся:

— У вас не голова а компьютер. Почему же вы сами так не сделали?

— У меня нет нужного оборудования, а у вас оно есть.

— Хорошо, по рукам, — выдохнул хозяин ломбарда, — цепь хоть не краденая?

— А я по-вашему похожа на дуру?

— Нет, что вы, — рука хозяина ломбарда потянулась за цепью.

— Сначала деньги, — положив ладонь на цепь, Бина улыбнулась самой вежливой из своих улыбок.

— Да, да, я сейчас, — мужчина довольно проворно скрылся в помещении за прилавком.

Через десять минут он вернулся с саквояжем под завязку забитым пачками империалов.

— Будете считать? — поинтересовался хозяин ломбарда.

— Конечно, — не переставая улыбаться ответила Бина, — деньги счёт любят.

— Братишка, помоги.

Хозяин ломбарда не успевал сопровождать глазами пачки империалов перекочёвывающих из саквояжа в черную сумку Принка.

— Вот и славненько, — промурлыкала Бина, бросив последнюю пачку империалов в сумку, — а тысячу империалов, что вы не доложили, отдайте охранникам.

— Но как?.. — удивился хозяин ломбарда, считавший, что его уловка с маячком в пачке сработала.

— По весу дружище, — Бина разжала ладонь и катнула по прилавку маячок имевший круглую форму, — я ведь раньше в банке работала.

Выйдя из ломбарда, Бина шепнула Принку:

— Следуй за мной.

Они перешли на другую сторону улицы. Хвост очереди в службу занятости находился практически напротив ломбарда.

— Братишка, как хорошо что этот чудак из ломбарда принял нас на работу, — проходя мимо очереди заявила Бина.

— Да, конечно, — поддакнул Принк, ещё не понимая игры своей странной спутницы.

— Надо будет сказать нашим ребятам, что у него имеется ещё с десяток вакансий, — добавила Бина, словно разговаривая сама с собой.

Человек пятьдесят мужчин, услышав эти слова, сорвались с места и втолкнули назад в помещение, выскочивших из ломбарда охранников.

— А теперь быстро за угол, — прошептала Бина, не ускоряя при этом своих шагов.

Перейдя вновь улицу, они вошли в проезд между двумя многоэтажными домами.

— Вон в те двери, — Бина указала рукой на открытую створку дверей подъезда.

Через пару минут, когда возле ломбарда стихла потасовка охранников и искателей работы, на улице появились двое молодых людей, совсем не напоминавших собой тёмных личностей побывавших в ломбарде. Бина переоделась в лёгкую ветровку с непонятными узорами и облегающие бёдра брюки. Принк одел на себя свитер и штаны военного образца. Сумки, в которых под вещами были уложены деньги, совсем не бросались в глаза.

— Откуда ты знала, что хозяин ломбарда пустит за нами свою охрану? — в полголоса поинтересовался Принк, поглядывая через плечо на безуспешные попытки охраны их разыскать.

— Догадалась, — хмыкнула Бина и сплюнула под ноги, показывая своё неуважение к объекту беседы, — мне этот тип показался жутко жадным.

— Куда мы идём теперь?

— Как куда? — Бина остановилась и посмотрела на Принка, — конечно в кабак, нужно отдохнуть, поесть и дождаться прибытия Андре.

— И как мы найдём в незнакомом городе нужный кабак? — высказал своё сомнение Принк.

— Не переживай, обязательно найдём, — заявила Бина, и, вздохнув добавила, — я слишком хорошо знаю Андре.

Помолчав несколько минут, Бина хмыкнула и произнесла словно для самой себя.

— Если в Клоте есть мерзкая забегаловка, где ежечасно бьют друг дружке морды пьяные посетители, будь уверен, Андре там. В компании самых мерзких типов, в хорошем подпитии и с разбитыми в кровь костяшками кулаков.

— Но… — попытался высказаться Принк.

— Не бери в голову, — перебила его Бина, — просто иногда она любит подраться и выпить огненной воды.

— Бренди что ли?

— Увы, есть напитки покрепче, — Бина остановилась, перед вывеской над входом в небольшой ресторанчик и прислушалась к звукам раздававшимся изнутри.

Без лишних слов, Она толкнула рукой дверь, и вошла в помещение, даже не посмотрев, следует ли за ней Принк.

В полутёмном помещении ресторанчика стоял приличный шум, а на эстраде, где вечерами выступал оркестр, перекатывалась куча-мала из которой временами выползали уже не способные драться парни.

Подав свою сумку Принку, в недоумении рассматривавшего драку, Бина направилась на эстраду. От её ударов отлетали в разные стороны, особо ретивые драчуны, пытавшиеся преградить ей дорогу. Буквально разворошив кучу из тел, Бина, кого-то схватила за руку и поволокла с эстрады, попутно успевая раздавать направо и на лево оплеухи и уворачиваться от ответных ударов.

— Принк, не спи, мы уже уходим, — крикнула Бина, волоча за собой Андре, пытавшуюся вырваться и вернуться на эстраду.

— Бина, всегда ты приходишь не вовремя, — заявила Андре, едва они вышли на улицу, — ещё бы двадцать минут и я раскидала бы всю эту шантрапу.

Лицо Андре украшал хороших размеров кровоподтёк, а одежда была годной только на ветошь, но при этом она улыбалась.

— Я тебе верю, но скоро сюда наверняка приедут служители закона, — заметила Бина, — а привлекать внимание ещё не время.

— Ну и ладно, пусть живут, — Андре передёрнула плечами, её кофта сияла множеством рваных дыр, через которые было видно загорелое тело, — дай лучше куртку, а то выгляжу как пьянчуга со свалки.

— Ты где оставила остальных? — поинтересовалась Бина, снимая с себя куртку.

— Спрятала в надёжном месте, — ответила Андре, направившись вдоль по улице, — слабые они.

— Мы тут провернули небольшую махинацию и прикупили особняк, — Андре прошла два квартала и остановилась перед двухэтажным домом.

— Понятненько, — хмыкнула Бина, войдя в приличных размеров холл, где за столом, а вернее сказать под ним, мирно спали коллеги Принка, — ты просто не смогла удержаться и не обмыть покупку.

Принк лишь присвистнул, рассматривая количество пустой посуды из под бренди, и ещё раз посмотрел на Андре. Ему было не понятно как после такого количества спиртного она умудрилась уйти из дома и устроить драку.

— Увы друг, этим Андре не свалить, — усмехнулась Бина, заметив взгляд Принка.

— Ей плохо не будет? — обеспокоенно спросил Принк, заметив как Андре, найдя непочатую бутылку бренди, пьёт прямо из горлышка.

— Даже блевать не будет, — выдохнула Бина и добавила, обращаясь к подруге, — ну хватит уже, меня ты нисколько не удивила, но пожалей наших коллег. С какой головой им завтра работать.

— Я и сегодня вполне работоспособна, — абсолютно трезвым голосом ответила Андре, — сейчас переоденусь и займемся созданием офиса.

Поставив на стол пустую бутылку, Андре вышла из холла.

— Как это ей удаётся? — поинтересовался Принк.

— Такая уж уродилась, — вздохнула Бина.

Вернувшаяся через десяток минут Андре, поразила Принка ещё больше.

На ней не было и следа от кровоподтёка, чистая одежда, и отсутствие даже запаха спиртного.

— Я думаю, что контору нужно организовать прямо в холле, — заявила Андре, пройдясь вдоль большой стеклянной двери.

— Не возражаю, — ответила Бина и подмигнула Принку открывшему от удивления рот



21



Три дня спустя в очереди перед службой занятости произошёл занятный инцидент.

По тротуару, мимо стоящих в очереди людей, прогулочным шагом шёл мужчина.

— Эй, Стюарт, привет, — раздался из очереди мужской голос.

Мужчина остановился и уставился на толпу, пытаясь определить кто его позвал.

— Не узнаёшь старого друга? — с вопросом из очереди вышел высокий парень.

— А. это ты Веган, — улыбнулся мужчина и протянул руку.

— Твоя машина сломалась? — поинтересовался Веган, пожимая протянутую ладонь.

— Нет, — качнул головой Стюарт, — я её вчера продал.

— Да, дела… — протянул Веган, — ничего не поделать, детей же кормить чем-то надо.

— Знаешь Веган, — Стюарт несколько замялся, — мы с Марией и детьми завтра улетаем.

— Даже так? — Веган немного отстранился, словно пытался понять, правду ли говорит его друг.

— Мне предложили хорошую работу на другой планете, — пояснил Стюарт, — компания согласилась с тем, что я возьму с собой семью, сказав, что перевозка семьи и небольшого багажа ничего мне не будет стоить.

— Везёт же людям… — грустно выдохнул Веган.

— Да ты сам туда сходи, может и тебе улыбнётся удача, — посоветовал Стюарт, — адрес там простой, вторая Маршевая, дом сто сорок.

— Ну тебя, это ты у нас всегда был счастливчиком, мне же чаще всего доставались лишь синяки да шишки, — махнул рукой Веган.

— Как знаешь, — Стюарт пожал плечами и посмотрел на часы, — ну мне пора, а то Мария будет волноваться.

Насвистывая незнакомую мелодию, мужчина пошел дальше вдоль очереди, и вскоре скрылся за перекрёстком.

Веган стоял, провожая друга взглядом.

— А, будь что будет, — выдохнул Веган, и, сплюнув под ноги, направился по указанному адресу, — если откажут, буду точно знать что неудачник.

Очередь зашушукалась, обсуждая услышанные новости. Люди, по одному, иногда по двое, начали отделяться от очереди и уходить вслед за Веганом.

По указанному адресу во всю кипела работа.

Скромная вывеска над крыльцом двухэтажного особняка сообщала, что здесь находится представительство корпорации "Волшебная гора". Ни название, ни облик здания с пустынным двором, не раскрывали поле деятельности корпорации. Впрочем посетителей это совсем не волновало, ведь здесь можно было найти работу.

Две красивые девушки, сидящие перед компьютерами, быстро и без лишних слов принимали посетителей. Первая выдавала анкеты, а вторая их принимала и вела собеседование на тему профессиональной пригодности. Следует отметить, что отказ получал один человек из сотни, а то и меньше.

Девушки работали так ловко, что очереди перед конторкой практически не было, хотя поток посетителей не ослабевал до конца рабочего дня.

— Бина, ты здорово придумала рекламу, если и в других местах дело шло так же, то просто замечательно, — просмотрев данные в компьютере, заявила Андре, едва за последним посетителем закрылись входные двери.

— Просто нам на руку невероятная безработица, — без особой радости заметила Бина.

— Что-то я проголодалась, — вставая из-за стола, Андре потянулась.

— Скажи лучше, что зверски хочешь жрать, — усмехнулась Бина, переключая свой компьютер в режим слежения за входом.

В комнате на втором этаже, где из мебели находился лишь стол и десяток стульев, подруги устроили себе столовую. Однако насладиться покоем не удалось. Едва дело дошло до напитков, как из комнаты для посетителей раздался сигнал тревоги.

— Допивай, я пойду взгляну в чём дело, — Андре отставила свой пустой бокал и начала спускаться на первый этаж.

— Бина, у нас на крыльце уже очередь из десятка человек, — сообщила она, еще не дойдя до компьютеров.

— Мне, что-то захотелось поработать, — заявила Бина, спускаясь со второго этажа с графином сока и двумя бокалами.

— Тогда я открываю, — Андрэ нажала клавишу открывания замка и двери сами собой открылись, впуская посетителей.

За десять дней каторжной работы на Домен удалось отправить более трёхсот тысяч человек.

— Андре, как ты думаешь, сколько у нас времени до того момента как власти заинтересуются исчезновением людей? — поинтересовалась Бина в один из коротких перерывов.

— Максимум десять дней, — ответила Андре, — хотя есть вероятность более раннего визита.

— Насчёт визита я с тобой не согласна, этому государству глубоко начхать на своих граждан, — не согласилась Бина, — но ребят нужно предупредить.

Через двадцать дней с момента открытия, все шесть представительств корпорации "Волшебная гора" перестали существовать. В помещениях, что арендовала корпорация, был наведён идеальный порядок. В чем-чем, а в сокрытии следов Андре не было равных. Она самолично обошла все офисы, проверяя результат уборки.

На другом материке Бондаса открыли свои двери шесть представительств корпорации "Пик магии", действовавшие ещё двадцать дней, и свернувшие свою работу практически перед приходом в офисы представителей имперских властей, обеспокоенных исчезновением полутора миллиона жителей.

В то время как лучшие специалисты розыскного дела пытались найти хоть какие-то следы в офисах "Волшебной горы" и "Пика магии", Андре и вся остальная компания находилась в портовом кабаке со смешным названием "Два хвоста".

За столом было весело от хорошо сделанной работы и выпитого бренди. Принк, рассказывал очередной анекдот из жизни звездолётчиков, мужчины посмеивались, Андре и Бина, заказав себе графин спирта, посмеивались больше над своими коллегами по вербовке, гадая кто из них последним упадёт под стол.

К столу покачиваясь подошёл седой мужчина в форме космического патруля.

— Хвост кометы, или я вижу призрак, или это капитан Мергул собственной персоной.

— Наверное Бринц, ты просто пьян в стельку раз спутал меня с призраком, — рассмеялся Стюарт, подумав про себя, что старый пройдоха появился как всегда не вовремя.

Капитан Мергул встал и от души обнялся со старым товарищем. Оторвавшись от Стюарта, Бринц ещё раз осмотрел его и крикнул, обращаясь к официанту:

— Эй, малой, тащи к этому столику стул и всем по бутылке бренди.

Не заставляя себя ждать, официант принёс стул, а следом разнос с тринадцатью бутылками бренди.

— Ну друг, за встречу! — Бринц взял с разноса бутылку, зубами открыл пробку и залпом осушил половину.

— Стюарт, а что это за фифы у вас на борту, почему они пьют воду? — наклонившись к самому уху капитана Мергула, прошептал Бринц, заметив что Андре и Бина пьют из большого графина прозрачную жидкость.

— Они не любят бренди, — улыбнулся Стюарт, прекрасно зная, что в графине чистый спирт.

— Что добрый напиток слишком крепок для их нежных желудков? — уже громче поинтересовался Бринц.

— Нет, просто такое слабое пойло как ваше бренди меня не цепляет, а хочется оттопыриться по полной, — разозлилась Бина, припомнив портовый сленг.

— Уважаемый Бринц, просим вас отведать нашего напитка, — придерживая одной рукой Бину за ногу, Андре налила полные бокалы себе Бринцу и Бине, порывавшейся встать и затеять драку с патрульным.

Взяв из руки Андре бокал, Бринц с презрением посмотрел на прозрачную жидкость и залпом опрокинул её в рот. Потягивая спирт словно воду, Бина и Андре с усмешками наблюдали как Бринц выпучил глаза не в силах вогнать в себя воздух.

— Ты сначала выдохни, — посоветовала Андре между двумя глотками спирта.

— Фу-у-у, — из глаз Бринца выступили слёзы, — крутой напиток.

Закусив, Бринц с восхищением посмотрел как девушки пьют и заявил:

— Да, у вас глотки более закалённые чем моя.

— Может быть вам ещё один дринк? — улыбаясь поинтересовалась Бина.

— Нет, чувствую после пары дринков вашего напитка, вечер я закончу под столом, — ответил Бринц и рассмеялся.

— Слушай Стюарт, говорили что твой крейсер уничтожен повстанцами, — сделав небольшой глоток бренди, поинтересовался Бринц, повернувшись к капитану Мергулу.

— Хоть нам и досталось в том бою, — вздохнул Стюарт, вспомнив последний бой, — но как видишь я жив.

— Что-то я не видел твоего крейсера ни на орбите, и в порту.

— Я ушёл из военного флота.

— Понимаю, — кивнул головой Бринц и добавил, понизив голос, — ты не подумай, что я поддерживаю повстанцев, но мне надоел бардак творимый в империи. Веришь нет, но за полгода на базу не прибыло не одного транспорта с продовольствием. И здесь на Бондасе жить невозможно. Наверное только это удерживает моих парней от дезертирства.

— Как же вы существуете? — поинтересовалась Бина.

— Верно заметила сестрёнка, — грустно усмехнулся Бринц, — именно существуем, а не живём. Если бы нас не подкармливали контрабандисты, базы уже не было бы. Ведь нам пришлось забрать на нее все наши семьи.

— И много вас там?

— Четыре тысячи патрульных плюс семьи, почти десять тысяч, — ответил Бринц.

— А вы случаем не повстанцы? — помолчав, поинтересовался Бринц.

— Нет, хотя и к императору особой любви не испытываем, — качнула головой Бина и вопросительно посмотрела на Андре.

— Жаль, — вздохнул Бринц, — я уже готов служить хоть повстанцам, лишь бы не дать своим людям умереть с голоду.

— Вы хотите сказать, что готовы на все, лишь бы выжить? — спросила Андре, думая о чем-то своём.

— Почти на всё, — подтвердил Бринц и внимательно посмотрел на Андре.

Она по взгляду поняла, что этот мужчина далеко не так пьян как это может показаться с первого взгляда. Отставив пустой бокал, она в полголоса заговорила.

— Если вам предложат перебазироваться к другой, более гостеприимной планете, чтобы вы могли там выполнять вашу работу?

— С закрытыми глазами, — выдохнул Бринц и добавил, — только где найти в Шарфе такую планету и как туда перетащить нашу базу?

— Сколько вам нужно времени на сбор экипажа?

— На Бондасе сейчас нахожусь только я и два пилота челнока, патрулирование орбиты не ведётся из-за отсутствия топлива, — задумчиво произнёс Бринц, — так что через полтора часа, если мы сейчас стартуем, весь экипаж будет на борту.

— Вот и ладненько, — улыбнулась Андре, — через два часа ваша база стартует к новому месту службы.

Бринц недоверчиво посмотрел на улыбающегося капитана Мергула и шепотом спросил:

— Кто она? Ей можно верить?

Стюарт хлопнул старого друга по плечу.

— Не знаю как, но если она сказала, что перетащит твою базу, то будь уверен сделает. А звание у неё генерал-командор, сам понимаешь что это значит.

— Ого, — вырвалось у Бринца, посмотрев на Андре совсем другими глазами, он поинтересовался, — где же та армада которой она командует?

— Увидишь на новом месте службы, — пообещал капитан Мергул.

— А что мы расселись? — Бринц встал, взял в руку бутылку с остатками бренди, — за удачу.

Поставив пустую бутылку на стол, он крикнул:

— Питер, Том, отправляемся домой.

И не оглядываясь направился на выход. От стойки бара отошли два высоких парня и быстрым шагом направились вслед за Бринцем.

Через два часа имперским ищейкам добавилось работы, но даже предположить как и главное куда исчезла большая патрульная база вместе с экипажем и полными ангарами патрульных крейсеров, им было не под силу.



22



- Ну вы даёте, — усмехнулся Сергей, — за полгода с момента моего последнего визита в сектор Домена, успели столько наворотить.

Сергей сидел в малом зале дворца и попивал квас.

— Надоело, — выдохнула Андре, — из-за поселения людей на Домене пришлось многие наши праздники переносить на другие планеты наших миров. Но то, что можно объяснить взрослым, невозможно вдолбить молодёжи. Они и так последние годы тайком пробираются на Домен для проведения обрядов.

— Думают, что нам это неизвестно, — усмехнулась Бина.

— В общем, мы подумали и решили войти в контакт с людьми, пускай посмотрят на наши праздники и обряды, хуже от этого никому не будет, — Андре отставила пустую кружку и посмотрела на Сергея.

— Через пару лет в секторе Домена будут самые мощные оборонительные сооружения на границе с кваками, — заметил Сергей.

— Твои разведданные несколько устарели, — хмыкнула Бина, — нам хватит год на окончание работ.

— Это хорошо, я рад, что моя разведка ошиблась, — произнёс Сергей.

— Что-то у тебя есть, не очень приятное для нас, — Андре вопросительно посмотрела на Сергея.

— Да, — кивнул головой Сергей, — чужаков видели в пяти галактиках от вас, они изменили курс, обходя миры кваков.

— Какие новые данные удалось получить? — поинтересовалась Бина.

— Мало, слишком мало, — Сергей усмехнулся и добавил, — кваки побоялись вступать с чужаками в серьёзный бой, лишь силами патруля сопровождают их, не ввязываясь в боестолкновения. Мои же кибер разведчики зафиксировали лишь общий вектор и среднюю скорость продвижения.

Допив из своей кружки остатки кваса, Сергей продолжил:

— С вероятностью в девяносто процентов через два года они окажутся в вашем секторе.

— Удалось определить откуда чужаки? — Андре включила на стене зала карту космоса, где звёздочки обозначали целые галактики.

Взяв маркер, Сергей высветил курс движения чужаков. Один конец, этой на первый взгляд кривой, упирался в сектор Домена, а второй уходил за край карты.

Продолжив за Сергея воображаемую линию полёта чужаков, Андре присвистнула:

— Их цель не Домен, они летят к Земле.

— Да, — согласился Сергей, — мои аналитики просчитали, что в том месте куда направлен вектор должна была бы находиться Земля, если бы она осталась на прежнем месте.

— Что ж, у нас в запасе полтора, два года на подготовку достойной встречи, — заметила Бина.

Андре молча рассматривала карту, поглаживая свой подбородок.

— О чём задумалась подруга? — поинтересовалась Бина заинтригованная поведением Андре.

— Не идет из головы тот бой, запись которого передали кваки, — заявила Андре, — не похожи они на захватчиков.

— Согласен, — кивнул головой Сергей, — слишком мягко они уходили после каждого из поражений кваков.

— А уничтожить этих чужаков, — медленно произнесла Андре, думая о чём-то своём, — большого ума не надо.

— Я так не думаю, — не согласилась Бина.

— Рассчитать очередную точку выхода чужаков из броска труда не составит, — выдала свою мысль Андре, — проанализировать среднюю длину бросков тоже не трудно. Месяца за два можно так заминировать район выхода, что они и глазом моргнуть не успеют как превратятся в плазму. Главное нужно для этого всего три вещи: хороший вычислитель, достаточное количество мин и парочка тральщиков, расставить эти мины.

— Андре, я иногда тебя боюсь, — усмехнулся Сергей, — имея желание ты могла бы править всем разумным космосом.

— У тебя же подобного желания не возникло, — хмыкнула Андре.

— Да нет, — вздохнул Сергей, — подобное желание у меня возникало, только всего за тысячу лет мне так надоело вершить судьбы людей, что не произойди в своё время раскол федерации я, наверное, сбежал бы сам.

— Вот, вот, — согласилась Андре, — это дело совсем не по мне, чем больше народу в твоём подчинении, тем хуже спишь.

— Ха, ха, ха, — рассмеялся Сергей, — слышал бы тебя император кваков, точно прослезился.

— Ладно к делу, — сбросив улыбку с лица, заговорила Андре, — я думаю, нужно слетать и попробовать договориться с чужаками.

— Я тоже об этом думал, — согласился Сергей, — но безопасных вариантов не нашёл.

— Лететь нужно на "Янтаре", — объявила Бина, — по крайней мере в любой момент можно уйти из под обстрела.

— Для поддержки я могу выделить штук двадцать линкоров.

— Ага, ты ещё скажи, что активируешь боевую базу, — усмехнулась Андре.

— А что, хорошая мысль, — завелась Бина, — долбануть по чужакам главными калибрами. Нет чужаков, нет проблем.

— Я хотела бы сначала поговорить, может они и не думают о войне, — Андре искоса посмотрела на подругу.

— Я что, я то согласна лететь с тобой на переговоры, — Бина хитро усмехнулась и подмигнула Андре.



23



Праздник новой зари, стараниями Андре и Бины решено было провести на Домене, собственно и Кравцов прибыл на планету именно по этому поводу.

На Острове Гнёзд, где в жерле потухшего вулкана сама природа создала амфитеатр для проведения состязаний и обрядов создания новой семьи, собралось более восьмидесяти тысяч Вуришей. В большинстве своём это были молодые Вуриши, прибывшие сюда для поиска своей второй половины. Некоторые из глав гнёзд, сидевшие в особой ложе, недовольно поглядывали на Андре, ведь впервые на празднество продолжения рода были приглашены представители других народов.

Церемония представления молодёжи, когда на арену выходило до сотни Вуришей из того или иного гнезда, продолжалась не один час. Родион, которого пригласила сама Андре, откровенно скучал, хотя отдавал себе отчет, что находится в самом лучшем месте этого гигантского стадиона.

— Андре, сколько лет участникам этого действа? — спросил он, в полголоса.

— От шестнадцати ваших лет до восемнадцати, — ответила она, слегка кивнув представителю одного из многочисленных кланов.

— Не рано?

— Нет, — Андре усмехнулась и добавила, — ты забываешь, что мы совсем другие.

Помолчав, и, поняв, что ничего Родиону не понятно, Андре пояснила:

— Сегодня создадутся пары, для них начнут строиться звездолеты. В среднем это занимает пару ваших лет. За это время пара притрется и узнает друг друга ещё лучше. Потом будет первый полёт, и только после возвращения из него будет создана новая семья. Из первого полёта не возвращается примерно четверть молодых. Возвращаются только сильные, и доверяющие друг другу пары.

— Мне кажется это несколько жестоко, — заметил Родион.

Андре посмотрела на него и прошептала:

— Жизнь вообще жестокая штука.

Разговор прервался сам собой когда, на сотнях рингах одновременно зазвенели гонги, и началось действо, ради которого все здесь собрались.

Родион плохо понимал суть этого грандиозного действа, но по оживившимся лицам своих соседей, понял, что объяснений больше не будет.

Оканчивались одни поединки, начинались новые. Зрители на трибунах заводились все сильнее и сильней. Казалось, в этой беспорядочной смене участников состязаний нет никакой логики и порядка, но скоро Родион понял, что первое впечатление ошибочно. Заметив на одном из ближайших рингов бойца в одежде цветом похожей на одежду Андре, он, не отрываясь, стал наблюдать перемещение этого бойца по арене. Получалось, что каждый из бойцов должен был посетить все ринги огромной арены. Краем глаза Родион посмотрел на Андре и понял, что она мысленно находится там на арене. И хотя она выражала свои эмоции не в пример спокойней, чем главы других кланов, но непроизвольные движения рук и тихое рычание, выдавали волнение.

Осторожно осматривая ложу, Родион с удивлением отметил, что кроме него в ней находился еще один мужчина, впрочем, мужчина был слишком занят действом на арене. Возле него сидела удивительно похожая на Андре женщина, и, отвлекаясь от поединков на арене, о чем-то с ним говорила.

Ближе к вечеру, когда на некоторых рингах уже не сходились в поединках разноцветные соперники, Родион заметил, что многие из зрителей начали посматривать на ложу, где находился и он.

"Наверное, близится завершение этого действа", — подумал Родион, он уже чувствовал голод, но окружающие, похоже, ещё не собирались расходиться.

Наконец, завершился последний поединок. Все присутствующие на огромном стадионе встали, и, повернувшись в сторону главной ложи, начали скандировать что-то на своем языке, причем то же самое сделали и главы кланов, повернувшись к Андре.

Андре встала, слегка поклонилась и громко ответила, казалось её голос, облетел весь стадион. Одновременно с ней встала, похожая на неё женщина и тоже сказала что-то на своем языке. Родион терялся в догадках, ни слов толпы ни ответа Андре он не понимал, хотя его обучили новороссому языку.

Андре тем временем направилась на выход из ложи и на некоторое время пропала из поля зрения Родиона, вторая женщина последовала за ней. Мужчина, заинтересовавший Родиона, непонятным образом переместился на место, освобождённое Андре.

— Сейчас будет показан мастер-класс, — произнес мужчина и добавил, — меня зовут Сергей.

— Родион, — машинально ответил Родион, на мгновение, отвлёкшись от арены, — что это за язык, на котором кричали зрители.

— Язык Вуришей, — ответил Сергей и кивнул на арену, — сейчас начнут.

Родион посмотрел на арену и удивился тому, как быстро были убраны все ринги. Андре и вторая женщина уже находились в центре арены, и, под ликующий крик зрителей кланялись друг дружке. В руках обои держали странной формы мечи.

Поединок, больше похожий на диковинный танец, начался под песню, зазвучавшую с трибун. Родион понял, что поёт каждый присутствующий, даже новый знакомец шевелил губами. На арене, тем временем, железо билось о железо, высекая фонтаны искр, соперницы передвигались с непередаваемой грацией, иной раз, растекаясь в пространстве от необычайной скорости. Последнее соприкосновение мечей совпало с последним словом песни, соперницы поклонились друг дружке, и, взявшись за руки, направились к ложе. Зрители замерли, словно онемели, можно было услышать шорох ветра и пение птиц в небесах. Продолжалось это довольно долго, до того момента пока пара не скрылась под трибунами.

— Как тебе? — поинтересовался Сергей, когда все вокруг загомонили.

— Что это было? Поединок, танец или ритуал? — поинтересовался Родион, под впечатлением от увиденного, — ничего подобного не видел.

— Это было все вместе, — усмехнулся Сергей, — так называемый свадебный танец, кстати, ты первый из людей кто удостоился на него посмотреть.

— Мечи настоящие? — спросил Родион.

— Конечно, — кивнул Сергей, — причем таким мечем можно разрубить пополам десантника в боевом скафандре.

— Жутковатая свадьба, — Родион передёрнул плечами, не представляя себе боевого скафандра десантников, он понимал, что подобный скафандр должен быть прочным.

— Я и говорю, Вуриши самый дикий народец известного мне космоса, — усмехнулся Сергей.

— Сам дикарь, — донеслось от Андре, словно из воздуха, возникшей за спинами мужчин, — правда Бина?

— Вы гостей кормить собираетесь? — смеясь спросил Сергей, — я то могу поститься гораздо дольше, а вот желудок Родиона уже давно поет гимн обеду.

— Конечно, в замке уже все готово, — улыбнулась в ответ Андре.

От упоминания о еде у Родиона зашевелился желудок, он представил себе двух часовой полёт до замка, и от этого ему стало ещё хуже. Словно прочитав его мысли, Андре усмехнулась и взяла его за руку.

— Пошли, — произнесла она, и, Родион почувствовал падение в пустоту, закончившееся также неожиданно, как и началось.

Осмотревшись, Родион понял, что они находятся в великолепном саду возле замка. На полянах и между деревьями были расставлены столы с яствами, где уже находилось достаточное количество народу.

— И где хозяйское место? — улыбаясь поинтересовался Сергей, он впервые видел столько Вурешей за один раз, поскольку они всегда предпочитали собираться вдали от глаз чужаков.

— Мог бы и не спрашивать, — хмыкнула Бина, направляясь к самому большому дереву сада, — где ещё может находиться наш стол как не возле Первого дерева.

Возле довольно длинного стола Родион остановился, в очередной раз рассматривая величественное дерево. Возле корней диаметр дерева достигал двадцати метров, а крона была так высоко, что терялась в вечерних сумерках.

— Это тот Вуриш, что вы привезли из скопления Ловодонцев? — поинтересовался Сергей, подталкивая Родиона к свободному стулу.

— Да, — кивнула Андре, — да вы присаживайтесь за стол.

— Сколько ему лет? — поинтересовался Родион, устраиваясь рядом с Сергеем.

— Около миллиона, — ответила Андре, — Вуриши растут очень медленно.

— Ого, — выдохнул Родион, рассматривая обилие пищи на столе.

— Вот, держи, перченый рычик, довольно вкусен и быстро усваивается, — Сергей придвинул к Родиону блюдо со странными овощами, от которых исходил приятный аромат.

Родион попробовал и мысленно согласился с Сергеем, овощ действительно был вкусен, хотя кроме овоща, вкусом напоминал и мясо птицы, хорошо приправленной перцем. Съев несколько кусков, Родион осмотрел стол в поисках напитков. Сергей услужливо подставил ему бокал с прозрачной жидкостью.

— Вот, вот, я и говорю, сухой кусок в горло не лезет, — заявил Сергей, наливая, в подставленный Андре бокал, жидкость из пузатенькой бутылки.

— Ну, будем, — заявила Андре, подняв свой бокал.

Если рычики были острыми, то жидкость из бокала показалась Родиону раскалённым огнем, от которого перехватило дыхание.

— Выдохни и закуси, — посоветовал Сергей, смаковавший жидкость из своего бокала словно сок.

— Что это? — поинтересовался Родион, после нескольких кусков рычиков и каких-то фруктов кислых на вкус.

— Это мерзкий самогон, что гонит Андре в дальних помещениях ангара, — заявила Бина, предпочитавшая пить более слабые напитки.

— Неправда, — качнул головой Сергей, — рецепт соблюдён и продукт высшего качества. Давно не пивал такого самогона. Ты Андре, где раздобыла сахарную свёклу, её и на Земле не осталось.

Говоря это, Сергей налил по второму бокалу. Родион напряг свою волю и стойко выпил вторую порцию. Закусив, он почувствовал, как кружится голова.

— Молодец, — продолжал хвалить Сергей, — прямо как на старой доброй Земле побывал.

— Что такое Земля? — поинтересовался Родион, у которого начал заплетаться язык.

— Ну ты парень даешь, — усмехнулся Сергей и подмигнул Андре, подставившей свой бокал за навой порцией самогона, — Земля, это родина всех людей.

— А… — протянул Родион, наблюдая, как к столу подходят красивые девушки в одеждах цветов Андре, от обилия красивых лиц у него зарябило в глазах.

— Сергей, правда, это дерево такое старое? — спросил Родион, взяв в руку очередную дозу самогона.

— Я встречал Вуриши и гораздо старше этого дерева.

— Не верю, — выдохнул Родион, выпив очередную порцию огненного напитка, только теперь он понял восхищение Сергея от его вкуса. Когда напиток упал в желудок во рту остался вкус незнакомых растений и плодородной почвы.

— Мне нет смысла тебе врать, — пожал плечами Сергей.

— Кончай морочить человеку голову, — заявила Андре, в очередной раз подставляя свой бокал.

— Да он ничего мне не морочит, — попытался встать Родион, и, вдруг понял, что ноги ему не подчиняются, — мы просто беседуем.

— Нашел, кого спаивать, — буркнула в кулак Бина

Родион взглянул на зыбкую поверхность стола, на которой появлялись и исчезали различные блюда и напитки. Он даже не заметил, как уснул, откинувшись на спинку стула.

Проснулся он в кромешной темноте от грандиозной сухости во рту. Едва Родион шевельнулся, в комнате, где он спал, загорелся слабый свет. Оглядевшись по сторонам, он насчитал штук двадцать кроватей занятых красивыми девушками в порванной одежде и со следами побоев на лицах. Заметив в головах полный бокал прозрачной жидкости, Родион взял его в руку и понюхал. Так пахнуть может только чистая вода. Жадно поглощая воду, он услышал движение на соседней кровати и невольно посмотрел туда.

— Дай попить, — попросила, девушка с кровати напротив его, она уже села и Родион невольно задержал взгляд на упругих холмиках груди, открывшихся его взору из-за разорванной на груди блузки.

— На, — Родион удивился, что бокал по-прежнему полон, хотя он уже изрядно из него выпил.

— Да… человек, ты пропустил самое интересное, — выдохнула девушка, отпив из бокала несколько глотков воды.

Родион с удивлением наблюдал, как синяки на её лице меняют цвет и исчезают вовсе, а одежда, без всякого участия восстанавливает свою целостность и чистоту.

Поставив бокал на тумбочку, девушка вновь легла на кровать и уснула, о чем засвидетельствовало ровное дыхание.

Пожав плечами, Родион лег спать. Но долго спать ему не пришлось. Едва он уснул, в комнату вошла Андре и громко крикнула команду подъёма.

Одновременно с Родионом встала и его соседка.

— Ничего человек, крепись, осталось ещё два дня, — прошептала она, — ты вечером меньше пей с Учителем, может быть и выживешь.

— Зачем столько пить? — скорее для себя, чем для собеседницы произнес Родион.

— С этим ничего не поделаешь, дурные гены, — усмехнулась вошедшая в общую спальню Бина.

— Ты плохо вела себя вечером, — обратилась Бина к, сидевшей напротив Родиона девушке, — зачем было затевать битву гнезд, ведь все равно никто не победил, просто наставили друг дружке синяков, и перепили, обмывая их.

— Многада, — Родион не видел у девушки даже признаков сожаления, — да мы бились против всех гнезд, но согласись, драка была добрая!

— Вот видишь человек, насколько мы другие, — Бина тоже не хотела называть его имя, хотя знала его прекрасно.

— Да я понял вчера, что вы не люди, — Родион нашел в себе силы улыбнуться, — нормальный человек не может выпить такое количество вина и остаться на ногах.

— В этом виноваты гены многады Андре, — ответила девушка, вставая с кровати.

Родион посмотрел по сторонам и обнаружил, что в спальне остались они одни, все остальные уже покинули её для своих непонятных обрядов.



24



— Какое мрачное место, — Бина сидела за пультом боевых систем и осматривала через сканер окружающее пространство.

Янтарь, с выключенными двигателями, дрейфовал в межгалактическом пространстве и ожидал появления чужаков. На экранах дальнего обнаружения, в невообразимой дали высвечивался своеобразный рисунок сотен галактик, напоминавших усеченную пирамиду.

— Может быть, они и не выйдут из подпространства в этом месте, — произнесла Бина, разглядывая изображения с десятков экранов.

— Должны, просто обязаны, расчеты показывают большую вероятность, — ответила Андре, не отрывавшая взгляда от детектора скрытых масс, — гораздо сложнее для компьютеров, оказалось вычисление времени.

— А если они уже здесь были? — Бина просто не хотела молчать, после крутой ссоры на Домене, она чувствовала себя виноватой.

— Не похоже, — Андре тоже обижалась на подругу, но не так сильно, как ей показывала, — это место идеально для поиска следов. Вакуум практически абсолютный. Можно засечь след любого типа звездолёта, пролетавшего здесь в период двадцати тысяч лет.

— Почему? — удивилась Бина.

— Просто тут никто не летал, — усмехнулась в ответ Андре.

— Ты как хочешь, а я пошла отдыхать, — заявила Бина, вставая из кресла, — словно нарочно перед полётом все на меня накинулись с различными требованиями, не дали даже пол часика подремать.

— Иди, отдыхай, — улыбнулась Андре, — только не ворчи, тебе это не идет.

Проведя первичное сканирование пространства, Андре включила тревожный режим ожидания и занялась планированием планетарных проблем. Не заметно за работой пролетели два часа.

Прибытие чужаков Андре почувствовала на мгновение раньше чем сработали тревожные датчики. Пространство вокруг "Янтаря" заволновалось, словно гладь воды от брошенного камня. По спине поползли неприятные мурашки.

— Ага, вот вы и прибыли, — прошептала она, заканчивая ввод последних данных плана.

Прекрасно сознавая, что компьютер автоматически включился на анализ ситуации, Андре занялась визуальным наблюдением за пространственным расположением чужого флота.

Она с первого взгляда отдала должное командиру чужаков, корабли выстраивались в практически безупречное построение. Вынырнувшие первыми из броска легкие крейсера, моментально заняли обширную территорию и начали неспешное патрулирование. Появившиеся следом линкоры, разделились на семь групп и усилили периметр. Последними из броска вышли корабли управления и транспортники.

"Янтарь" висел в пространстве, не используя даже минимальной защиты. Более того, были обесточены практически все энергетические установки. Андре изначально отказалась от предложения Сергея использовать все степени защиты, включая отклоняющие поля. Андре мотивировала своё решение тем, что в таком пустом месте гравитационная аномалия, от корабля создаст у чужаков ненужное подозрение. Кроме того каждый включенный прибор защиты уменьшал количество поступающей на борт информации.

— Давно они появились? — поинтересовалась Бина, неспешным шагом войдя в рубку.

— Нет, — вздрогнув от неожиданности, ответила Андре, — они ещё до конца не расположились в пространстве.

Устроившись в кресле перед пультом боевых систем, Бина заявила:

— Я бы расположила свои корабли практически также, только разделила бы линкоры на восемь групп, и одну группу крейсеров оставила бы в резерве.

— Браво, — усмехнулась Андре, — но, по-моему, расстановка сил ещё не закончена. Заметь, самый дальний от нас край внешнего периметра несколько оголён.

— Да, — кивнула головой Бина, — если ударить в эту брешь десятком крейсеров, то можно развалить всю оборону чужаков в хлам.

— Не согласна что это будет смертельный удар, но придётся им не сладко, — усмехнулась Андре, — конечно до уничтожения армады будет ещё далеко, но атака не даст им свободно маневрировать.

— О, смотри, наконец-то они заметили и нас, — Бина указала рукой на пятёрку крейсеров, выстроившихся в наступательный клин под прикрытием мощного ракетоносца.

— Интересно, что они вперед сделают. Атакуют, или попробуют сначала узнать, кто мы, — задумчиво произнесла Андре, скорее для себя самой, чем для Бины.

— Если говорить обо мне, то вариантов нет. Я сначала выпустила бы парочку управляемых ракет, а там как удача положит, — честно призналась Бина.

Тем временем, крейсера начали торможение, одновременно с этим перестраиваясь. Выстроив в пространстве окружность, в центре которой оказался "Янтарь", звездолеты чужаков замерли в двух сотнях тысяч километров.

— Браво, — усмехнулась Андре, — они не такие воинственные как ты.

— Внимание, меня изучают, используя сканирующие устройства, — объявил интеллект "Янтаря", — поставить защиту?

— Нет, — качнула головой Андре, — активируй экранирующие поля только в отсеке корабельного мозга.

Она явственно представила, как на экранах чужаков засветилась розовая сфера энергетической защиты в верхней трети исследуемого звездолета.

Чужие крейсера запустили двигатели, и, на самом малом ходу начали приближаться, замерев в полутысяче километров от "Янтаря". Теперь Андре хорошо могла рассмотреть чужие звездолеты. Их было видно гораздо лучше, чем на записях кваков. Она могла не торопясь рассмотреть каждый из пяти звездолетов от носа до кормы и отметить все их достоинства и недостатки.

— Неплохие кораблики, — подала голос Бина, — только маловато вооружения.

— Куда уж больше, — не согласилась Андре, — мне кажется, там и так тесно.

— Интересно, что они замышляют? — Бина, не скрывая нетерпения, вглядывалась в экран внешнего обзора, — почему не посылают разведчиков?

— Может быть, они еще не оставили надежды прощупать наш компьютер? — предположила Андре.

— Нет, — категорично произнес интеллект "Янтаря", — едва был поставлен защитный экран, они сразу отключили свои сканеры и больше их не включали.

— Ох, не нравится мне это, — выдохнула Бина, — слишком они осторожничают.

— Кстати, в нашу сторону что-либо передается? — поинтересовалась Андре.

— Нет, — коротко ответил корабельный интеллект.

— А с переводом как? — Бина от нетерпения постукивала кончиками ногтей по краю панели управления.

— Запас зафиксированных слов уже достаточен, но без стыковки с предметами и понятиями о переводе не может быть и речи. Язык, что используют чужаки, слишком отличен от всех известных нам.

— О, кажется они, наконец, решились, — выдохнула Бина и вывела на главный экран изображение одного из звездолетов.

На экране было видно, как открылась створка ангара, и в открытом проеме показался небольшой челнок.

— Прекрасно, — Андре быстро оценила величину, истребителя среднего класса, со снятым оружием, уверенно направившегося в сторону "Янтаря", — скорее всего там трое существ.

— Почему бы не просканировать? — Бина посмотрела на Андре, у нее уже давно чесались руки от безделья.

— Лучше открой ангар для посадки челнока, — усмехнулась Андре, — и подсвети его, а то замучаются искать.

Вставая из кресла, Андре добавила.

— Бина, смотри не испорть все дело.

— А если они задумают испытать нас на прочность?

— Даже тогда не вздумай в них стрелять.

— Хорошо, хорошо, — пальцы Бины запорхали над пультом, нажимая нужные клавиши, — будь спокойна, но я все равно ни кому не позволю повредить наш "Янтарь".

— Челнок вошел в ангар, — доложил корабельный интеллект.

— Прекрасно, — выдохнула Андре и почувствовала, как вздрогнула палуба под ногами.

— Что там у них произошло? — обеспокоенно спросила она, задержавшись в проеме переборки.

— Жестковатая посадка, — доложил корабельный мозг, — они не ожидали, что в ангаре работает искусственная гравитация.

— Понятно, — кивнула головой Андре, — начинай шлюзование.

За минуту Андре, использовав транспортный канал, переместилась к переборке, за которой находился ангар.

— Когда гости выйдут из своего транспорта, включишь поле безопасности, — произнесла Андре, остановившись перед люком над которым ещё горел красный значок непригодной для жизни среды.

— Уже включила, — ответила Бина, которой прекрасно было слышно и видно подругу через многочисленные детекторы "Янтаря".

Через пару минут молчаливого ожидания над люком зажегся зеленый огонек, сигнализируя окончание шлюзования. Приложив ладонь к пластине замка, Андре разблокировала люк, который с легким шорохом ушел в сторону, освободив проем.

Войдя в ангар, Андре увидела три фигуры в скафандрах малой защиты, рассматривающих не полностью выдвинутую опору челнока, от чего он стоял, наклонив нос к палубе.

Очевидно, почувствовав на себе взгляд, все трое распрямились и повернулись в сторону Андре. За зеркальным покрытием шлемов не было видно лиц, но внешняя форма скафандров подсказывали, что перед ней человекообразные существа.

Показав свои пустые ладони, Андре заговорила, прекрасно сознавая, что её не поймут.

— Приветствую Вас путники, — произнесла она на древнеросском языке, — долог ли был ваш путь.

Совсем уж неожиданным для нее был ответ на ломаном древнеросском.

— Мир дому твоему, — произнес хриплый мужской голос, — мы есть долго блукали в поисках тебя.

Не выказав своего удивления, Андре предложила, предположив что предметы находящиеся в руках чужаков являются оружием.

— Если вас не оскорбит, уберите свое оружие и дайте мне пробу вашего воздуха.

— Это не убивальники, а ремонтир, — ответил тот же хриплый голос и добавил, — но ты права, ремонтир будет потом.

По тому, кто из троих первым положил на палубу свой инструмент, Андре определила, говорившего с ней.

— Мне не понятливо второе, — произнес чужак, разогнувшись.

— Я хочу знать чем вы дышите, — заявила Андре, стараясь строить фразу как можно проще и сопровождая её мысленным посылом.

— Понятливо, но как? — ответил чужак.

Увидев на скафандре чужака клапан сброса излишнего давления, Андре указала на него пальцем.

Чужак кивнул головой. Правда Андре скорее почувствовала, чем увидела движение головы.

— Сосуд, — произнес чужак, не торопясь нажимать на клапан.

— Сосуд не нужен, достаточно просто пустить воздух, — объявила Андре.

Чужак безропотно надавил на клапан. Воздух со свистом устремился из скафандра.

— Достаточно, — произнесла Андре, достав из кармана анализатор и включив его.

Практически сразу дисплей прибора засветился зелено-желтым цветом, сигнализируя о присутствии в атмосфере неизвестных бактерий и вирусов. По экрану прибора побежали строчки химического состава и проценты отклонения от нормы. Через минуту цвет дисплея сменился зеленым, корабельный интеллект определил природу чужих микроорганизмов и признал их безвредными для Андре. Считав показания химического контроля, она еще раньше поняла, что чужаки спокойно могут дышать воздухом "Янтаря".

Показав чужакам зеленый дисплей прибора, Андре предложила.

— Если вы хотите, то можете снять свои скафандры

— Это не есть опасно? — настороженно спросил чужак.

— Нет, — Андре качнула головой, — нам всем будет легче общаться.

Первым снял свой шлем, говоривший с ней мужчина. Андре отметила человеческие пропорции лица, седину волос и бледный цвет кожи.

— Можете снять свои скафандры, здесь воздух чище чем на флагманском линкоре, — произнес мужчина на своем языке, но Андре удалось понять смысловую составляющую этой фразы.

Без скафандров чужаки еще больше походили на людей, правда женщина, присутствовавшая среди них, оказалась с лысой головой. Андре усмехнулась, сочтя подобную прическу как местную моду.

— Мы искать Россов, — заявил мужчина, когда все трое сняли скафандры и остались в противоперегрузочных комбинезонах.

— Не знала, что они столь популярны, — съязвила Андре, продолжая разглядывать чужаков.

В принципе, они были похожи на любого из жителей Домена, скопления Шарфа и многих других человеческих поселений.

— Вы не есть россы? — спросил мужчина.

— Нет, — Андре отрицательно качнула головой.

— Досадливо, — выдохнул мужчина и что-то сообщил своим спутникам.

По выражению лиц чужаков, Андре поняла, что вся троица ужасно расстроена.

— Не будете ли вы так любезны, и не разделите ли со мной мою трапезу, — предложила Андре, подумав, что чужаки сейчас соберутся и улетят, — а тем временем автоматика моего звездолета займется ремонтом вашего аппарата.

— Мы согласны, — ответил мужчина, за всех троих, — только нам нужно брать с собой передавальники. Иначе там будут беспокоиться.

Мужчина кивнул в сторону внешней обшивки ангара.

— Да, конечно, — Андре соглашаясь, кивнула головой.

Мужчина, как и его спутники, нагнулся к скафандру и отстегнул небольшую коробочку, пристегнув её зажимом к комбинезону.

— Плохо, — вздохнул, распрямившись, мужчина, — я вас не совсем понимать.

— Да, — согласилась Андре и вспомнила формулу обмена знаниями, давненько ей не использовавшуюся для передачи языковых знаний, — но это мы можем исправить.

— Это, наверное, долго, — не скрывая сожаления, выдохнул мужчина и посмотрел на Андре.

— Совсем нет, доверьтесь мне и думайте на вашем языке, — Андре подошла вплотную к мужчине и взяла его ладони в свои.

— Смотрите мне в глаза и не бойтесь, — добавила она, почувствовав страх мужчины перед неизвестностью, и мысленно произнесла формулу обмена.

Мужчина качнулся, словно от удара, но устоял на ногах и оглянулся в поисках неизвестного обидчика.

— Это все? — спросил он, повернув лицо к Андре, — кроме удара, я ничего не почувствовал.

— Да, это все, — кивнула Андре, отпуская ладони мужчины.

Мужчина, не скрывая удивления рассматривал Андре, ведь она говорила на древнероссом, а он понимал, словно общался на родном языке.

— Следуйте за мной, — слова Андре вывели мужчину из ступора и он послушно последовал за ней.



25



— Я не спрашиваю вас, откуда вы летите, — заговорила Андре, когда они вчетвером разместились в столовой за столом, уставленным различными фруктами и напитками, — мне это не даст никакой полезной информации. Мне интересно другое. Зачем вам нужны Россы?

— Умеете вы задавать вопросы, — выдохнул мужчина, рассматривая фрукты перед собой, но не решаясь их попробовать.

— Можете не беспокоиться насчет фруктов, все они съедобны для вас, как и для меня, — произнесла Андре, поняв заминку мужчины по своему, — разве, что вкус некоторых плодов покажется вам непривычным, но это не смертельно.

— А ведь вы правы, — молчавшая до сих пор женщина подала голос, — коль скоро мы дышим одинаковой газовой смесью, то и метаболизм наш должен быть схожим.

— Браво, — Андре взяла в руки грушевую дыню и разломила её на четыре части.

По столовой поплыл сладковатый и дразнящий аромат. Мужчина сглотнул слюну, и, взяв кусок плода, откусил маленький кусочек.

— Вкус соответствует запаху, — констатировал он и улыбнулся Андре.

— Только не следует есть корочку, — посоветовала Андре, — от нее вяжет во рту.

— Прежде чем начать разговор, я хочу узнать, с кем имею честь беседовать, и что вы делаете в этом пустынном районе космоса на таком маленьком и незащищенном звездолете?

Андре ожидала подобного вопроса и заранее решила говорить только правду, хотя и явную ложь у чужаков проверить не было никакой возможности.

— Меня зовут Андре. Я принадлежу корневому гнезду народности Вуриши. Наш народ проживает в ближайшем секторе космоса. Нахожусь я здесь исключительно для встречи с вами. Более года назад мы получили первые сведения о вашем продвижении в сторону наших звезд и хотели бы знать цель вашего полета.

— Вопрос с кораблем отпадает сам собой, раз вы решились идти на переговоры, — кивнул головой мужчина, — тем более, хорошо вооруженный звездолет мог показаться нам угрожающим или попросту враждебным.

— Удивляюсь вашей смелости, — добавил мужчина после короткой паузы, — ведь наши звездолеты могли вас разнести в пыль одним залпом дальних орудий.

Андре слегка улыбнулась.

— Внешность обманчива, я рисковала даже меньше чем вы, ступая на палубу неизвестного звездолета. Но теперь ваша очередь.

— Да, конечно, — мужчина кивнул головой.

— Меня зовут Ларк, а это мои дети, Дора и Пак. Я не имею права говорить вам откуда мы летим, но как я вас понял, это вас волнует меньше всего.

Ларк вопросительно посмотрел на Андре, кивнувшую в ответ головой.

— Я и мои дети относимся к клану переговорщиков. Говоря о цели полета, я признаюсь вам, что совсем не уверен в правильности выбора цели. Итак, мы летим в поисках Россов, именно поэтому я и мои дети изучали их язык, используя те скудные материалы, что нам предоставили. Нашей задачей является найти помощь, но меня терзают сомнения. Захотят ли россы нам помочь, и не окажется ли это невозможным в силу технических причин.

Ларк замолчал, что-то обдумывая. С минуту он рассматривал стол, фрукты и напитки.

— Чтобы вы меня поняли, я должен углубиться в историю, — наконец заговорил он, — иначе у вас будут накапливаться вопросы, на которые я не смогу ответить и беседа потеряет смысл. Много лет назад мои предки совершили непростительную ошибку. Около полумиллиона лет назад, одна из исследовательских экспедиций случайно обнаружила брошенную базу принадлежащую неизвестной им цивилизации. Базу исследовали несколько десятков экспедиций в течении сотни лет и в конце исследований было выдвинуто предположение, что база является легендарным сверхоружием о котором в нашем мире ходили легенды. В те времена у нас частенько случались войны. Кто-то из враждующих группировок, презрел все запреты и решил с помощью базы получить военное преимущество. Как именно удалось включить базу, и кто это сделал конкретно, нам неизвестно. Но управлять мощью базы оказалось невозможно, и она превратилась в кошмар нашей цивилизации.

— Мне не понятно как именно работают установки базы, — заинтересованно произнесла Андре.

— Вот тут вы не одиноки, — грустно усмехнулся Ларк, — полмиллиона лет лучшие ученые нашей цивилизации пытаются разработать математическую модель базы, но все тщетно. А действия базы предельно просты, и на первый взгляд не представляют опасности. В космосе возникает область пространства, попадая в которую любой объект будет мгновенно перемещен в другую область космоса. Беда состоит в том, что точки входа и точки выхода постоянно меняются в хаотическом порядке. За полмиллиона лет наша галактика лишилась нескольких сотен обитаемых планет, а скольких необитаемых никто не считал. Плюс к этому из неизвестных далей пространства к нам постоянно приносит различные опасности, начиная с бряцающих оружием вояк неизвестных цивилизаций, заканчивая появлением непонятных аномалий, смертельных для всего живого.

— Да… — протянула Андре, когда Ларк замолчал, — любопытство погубило кошку.

— А база действительно может быть использована как мощное оружие, — добавила она, — вам очень повезло, что не включились боевые системы.

— Вы знаете цивилизацию, создавшую эту базу? — Ларк не скрывал своего удивления и восторга.

— Да, — кивнула Андре, — это были Ювеналы, по крайней мере они себя называли именно так.

— Вы нам поможете в поисках Ювеналов? Ведь творец, как никто другой способен остановить свое творение, — в голосе Ларка, было столько надежды, что Андре ему посочувствовала.

— Увы, — вздохнула она, — базы, подобные вашей, Ювеналы строили для своей защиты более двух миллионов лет назад. Миллион лет назад галактику Ювеналов посетили земляне. Той цивилизации уже не было. Ювеналы смогли отстоять свою галактику, но понесли огромные потери. До сих пор считалось, что Ювеналы успели закончить лишь одну боевую базу.

— Значит, мы летим правильно, — прошептала Дора.

— Нет, — качнула головой Андре, — Землю, следуя вашим вектором, вы не найдете.

— Земляне тоже исчезли? — расстроено спросил Ларк.

— Нет, но это не важно, просто Земля сейчас находится в другом месте.

Не желая вдаваться в подробности, Андре не стала говорить Ларку, как далеко находится Земля. Её саму заинтересовало другое.

— Мне интересно, каким образом вам стала известна связь ювенальской базы с землянами, вы находили на своей базе какие-либо письменные свидетельства?

— Может быть и находили, но до нас эти свидетельства не дошли. Один из наших дальних разведчиков попал, посредством базы в ваш район космоса. Более того, его звездолет выбросило недалеко от вашей базы, и довольно долго он собирал всю информацию, что была ему доступна. Нашим ученым до сих пор не понятно, как пилот смог правильно рассчитать маршрут возвращения звездолета домой. Спросить было не у кого. Пилот не дожил до момента когда его корабль появился в нашем секторе космоса. Он попросту умер от старости, но собранные им материалы оказались бесценны.

— Теперь понятно присутствие в вашем флоте столь большого количества боевых звездолетов, — усмехнулась Андре, вспомнив давние битвы, — вы наверное считали что у нас самое воинственное место во вселенной.

— Но наши стратеги оказались правы, и десять раз мы уже сталкивались в бою с какими-то вояками, — подтвердил мысль Андре Ларк.

— Я согласна с вами, что кваки не блещут манерами, — усмехнулась Андре, — но и вы их жуть как напугали.

Улыбнувшись замечанию Андре, Ларк спросил.

— Вы можете нам помочь встретиться с Россами?

— Могу, — Андре пожала плечами, — только что вам эта встреча даст?

— Мы будем просить Россов уничтожить базу.

Андре пару минут молча обдумывала сложившуюся ситуацию.

— Бина, — зная что подруга внимательно слушает беседу, Андре обратилась к ней, используя новоросский язык, — как считаешь, следует им помочь, или отправить к Кравцову?

— Я всегда за новые приключения, — усмехнулась в ответ Бина, — чего они будут плестись ещё несколько лет до росских секторов. Пускай передают маршрут, а сами летят себе домой. Всем нашим будет спокойней, да и нам с тобой развеяться не мешает.

— Кто это? — шепотом спросил Ларк.

— Это Бина, моя подруга, — ответила Андре, слегка улыбнувшись реакции чужаков на незнакомую речь, — она сейчас занята в рубке управления и не может присутствовать на нашей беседе. Она предложила вам помочь.

— Я не совсем понял.

— Мы готовы вам помочь в обезвреживании базы, — пояснила Андре, — для этого нам нужны её координаты.

— Но вы же сказали, что не относитесь к россам.

— Да не относимся, но разве это имеет большое значение.

— Для меня особой разницы нет, но решаю не я.

— Как я поняла, вы транслируете наш разговор именно тем, кто решает, — произнесла Андре спокойным голосом, хотя внутри нее начало закипать раздражение, — если вы не возражаете, я свяжусь с ними.

— Мой передатчик одностороннего действия, — возразил Ларк.

— Ничего страшного, мой передатчик прекрасно справится с этой задачей.

— Как я могу вам запретить? — Ларк пожал плечами и слегка улыбнулся.

— Компьютер, ты запеленговал принимающую станцию связи?

— Да, — донеслось из стенной панели.

— Организуй, пожалуйста, нам канал связи, — попросила Андре, вызвав у Ларка удивление, не понявшего как можно общаться с машиной, хоть и сложной, так же как с разумным существом.

Одна из стен кают-компании, где и происходила беседа, видоизменилась, став большим экраном, по которому бежали линии помех. Довольно быстро помехи сменились изображением двух человек. Один из них был высоким старцем с седыми волосами и глазами сияющими огнем большого разума. Второй мужчина был среднего возраста с коренастой фигурой, короткой черной шевелюрой и словно вырубленным из камня лицом.

— Здравствуйте, Вам меня видно? — поздоровалась Андре.

— Приветствуем тебя незнакомка, — ответил старец совсем не старческим басом, — видно тебя замечательно.

— Именно вы несете груз ответственности? — полуутвердительно спросила Андре.

— Да, — кивнул головой старец, — и поэтому мне необходимо точно знать, справишься ли ты с оборудованием базы. У меня нет права на ошибку.

— Право, я не знаю как вам доказать мое знание, — задумчиво произнесла Андре, прекрасно поняв опасения старца, — мое звание генерал-командора росской боевой базы вам ничего не скажет, как впрочем и мой титул хранительницы знаний тоже.

С минуту Андре молчала, обдумывая сложившуюся ситуацию, и, ощущая на себе изучающие взгляды собеседников.

— Вы являетесь командиром и тактиком армады? — спросила она, подняв глаза на старца.

— Нет, — мотнул головой старец и указал на стоящего рядом мужчину, — он командир, а я лишь научный руководитель экспедиции.

Без каких-либо команд освещение в кают-компании снизилось до полумрака, а над столом засветились огоньки.

— Узнаете? — Андре перевела свой взгляд на командира армады.

— Да, — кивнул мужчина, — именно так расположены мои звездолеты на данный момент.

— Всего десять крейсеров, подобным вашим, уничтожат до шестидесяти процентов ваших звездолетов всего за сорок минут боестолкновения, — безапелляционно заявила Андре, сложив руки на груди.

— Нет, — отрицательно качнув головой, спокойно ответил мужчина, — диспозиция моих звездолетов безупречна и легко выдержит подобное нападение.

— Я сейчас покажу вам на этой модели, чтобы я сделала, — Андре едва заметно улыбнулась.

Десять, возникших рядом с огоньками армады, огоньков другого цвета устремились в брешь обороны, замеченную Биной.

Мужчина довольно быстро справился с удивлением, и, поглаживая подбородок, заявил:

— Но такая атака станет последней и для ваших звездолетов.

— Отнюдь, максимум, что я потеряю это три крейсера. Конечно, любая потеря невосполнима, но шестьдесят процентов армады против трех крейсеров, стоящий размен.

Андре выпила глоток сока и продолжила излагать свой стратегический план.

— В варианте, если я сокращу время атаки до десяти минут, все мои звездолеты уйдут в бросок раньше, чем вы поймете, что потеряли до двадцати пяти процентов армады. Повторив свои атаки здесь и здесь, — Андре указала световым маркером на диспозицию армады, — я бы достигла практически полного уничтожения ваших звездолетов.

Мужчина молча отошел в сторону от экрана и что-то начал считать на терминале компьютера.

— Но у вас нет с собой десяти крейсеров, подобным нашим, — заметил старец.

— Я привела этот пример, показывая, что обладая равным оружием, могу вас победить.

— А имея звездолет, на котором сейчас находитесь? — поинтересовался старец, особо не пряча улыбку.

— Мой учитель предупреждал, что внешность обманчива, — в свою очередь улыбнулась Андре и добавила более серьезным тоном, — войдя в бой на моем звездолете, мне не потребовалось бы искать слабые участки вашей обороны. Потратив три или четыре часа, я бы полностью уничтожила все ваши звездолеты.

— Не верю, — выдохнул старец.

— Хорошо, — пожала плечами Андре, — если ваши звездолеты не будут открывать огонь, я продемонстрирую некоторые особенности моего корабля.

— Зачем же нам расходовать боеприпасы? — искренне удивился старец.

— Именно, тем более, что своим оружием вы не сможете нанести существенный вред моему звездолету, но легко можете повредить свои корабли.

— Вирус, — старец повернулся к мужчине, еще продолжавшему расчеты на компьютере, — отдай приказ всем звездолетам ни в коем случае не стрелять, мне не терпится посмотреть.

Не отрываясь от расчетов, мужчина переключил тумблеры на приборной панели, находившейся справа от него, и отдал нужный приказ.

— Бина, рядом с флагманом место есть? — поинтересовалась Андре, прекрасно зная, что подруга ее прекрасно слышит.

— Море, — раздался радостный голос Бины, которой уже порядком надоело сидеть в одиночестве в рубке управления.

— Прекрасно, как только я тебе скажу, сразу же переместишь "Янтарь" к флагману.

Андре слышала недовольные голоса и видела кривую ухмылку командира армады. И едва он повернулся к старцу с докладом о переданном приказе, мысленно отдала команду Бине.

"Янтарь" слегка вздрогнул и голос Бины, довольно произнес:

— Мы находимся в сотне метров от флагмана, — что, что а сделать очередную глупость Бина всегда любила.

— Не понял в чем дело, — скептически произнес старец под звуки сирен зазвучавших на флагмане.

— Если у вас в каюте есть окошко, можете помахать нам рукой, — усмехнулась Андре, наблюдая озабоченность на лице командира армады.

— Отведите свой звездолет хотя бы на пару километров, наша защитная система не рассчитана на подобные перегрузки, — не отрывая своего взгляда от терминала, попросил Вирус, перекрывая звук сирен.

— Бина, ты слышала?

— Сию секунду.

"Янтарь" вновь вздрогнул и сирены на флагмане перестали завывать.

— Да, — выдохнул старец, еще оправившись от звуков сирены, — вы правы, внешность обманчива.

Посмотрев на командира армады, покинувшего терминал компьютера, старец поинтересовался:

— Ну, Вирус, что у тебя?

— Я посчитал, она совершенно точно определила наше слабое место и рассчитала результат атаки.

Старец беглым взглядом просмотрел лист с расчетами и повернул взгляд к Андре.

— Я вижу, что вы имеете неординарные способности, но чем это вам поможет при уничтожении базы. Нам известно, что база подобная нашей находится в руках россов, а вы, с ваших слов, к ним не относитесь. Каким образом вам удалось командовать их боевой базой?

— Да, — кивнула Андре, — я не отношусь к россам, но это не мешает нам быть союзниками.

— В общем, понятно, — протянул старец, с минуту помолчал, и спросил, — что вы хотите получить от нас за избавление от базы?

— Две вещи, — коротко ответила Андре.

— Если эти вещи есть в нашей галактике, то не сомневайтесь, они ваши, но назовите их.

— Собственно саму базу, — заговорила Андре, — вам она только мешает.

— Да, согласен с вами, подобная база даже выключенной представляет опасность, и вы получите её.

— Вторая вещь — дружба.

— Однако, — выдохнул старец, — кто я такой, чтобы считать ваше желание глупым, но ожидал услышать что-то более материальное.

— У россов есть пословица: "Не имей сто рублей (это эквивалент материальным ценностям), а имей сто друзей".

— Мудрые существа, хотелось бы мне с ними пообщаться.

— Это в наших силах, — улыбнулась Андре, — как только я обезврежу базу, я сообщу о вашей цивилизации россам, и они не заставят себя ждать.

— Жаль я этого уже не увижу, — грустно вздохнул старец, — я проживу еще лет двадцать, а лететь до ближайших звезд нашей галактики тридцать один год.

Обдумав услышанное, Андре предложила:

— Я могу взять вас на свой звездолет, мы летаем в космосе гораздо быстрее.

— Почему именно я? — удивился старец.

— Ваша миссия закончена, вы нашли то, что искали и можете с чистой совестью оставить армаду.

— Вы авантюристка и заражаете этим всех окружающих, — улыбнулся старец, — я согласен, тем более все равно с вами должен лететь кто-либо из нас, чтобы указывать маршрут следования.

— Вот и славно.

— Я наверное не смогу справиться с челноком, — несколько смутился старец и посмотрел на Вируса, — возраст, понимаете.

— Нет проблем, сколько вам нужно времени на сборы?

— Часа полтора.

— Хорошо, тогда через полтора часа приходите в это помещение и включите связь.


26



— Куда теперь летим? — Бина с интересом разглядывала старца, сидящего в кресле оператора связи.

— Залетим домой, нужно пообщаться с Родионом. Затем слетаем в Храм Знаний, может быть, мы что-то упустили про Ювеналов. Ну а потом, в путь, — Андре посмотрела на старца и подмигнула ему.

Тот в ответ широко улыбнулся Андре.

— Это обязательно, лететь к вам домой? — спросил он, будь его воля, он немедленно отправился в обратный путь.

Да Гриз, иначе дома будут за нас волноваться, — ответила Андре, и, повернувшись к Бине, добавила, — полетели, что ли.

Полет на звездолете Вуришей, так называли себя новые друзья, совсем не походил на изматывающие душу перегрузки при разгоне и колебания гравитации в моменты прокола пространства на кораблях армады. О полете через огромные пространства говорили лишь сменяющиеся как в калейдоскопе изображения звезд и далеких галактик на огромных обзорных экранах.

— Сколько мы пролетели? — поинтересовался Гриз когда "Янтарь" вышел из броска в окрестностях Домена, а девушки отвлеклись от своих непонятных приборов управления, совсем не похожих на все виденное старцем.

— Вашей армаде потребовалось бы почти два года на подобный полет, — ответила Бина, активировав ручное управление, она осторожно, но уверенно вела "Янтарь" на посадку.

— Что-то ваша планета не слишком заселена, — Гриз не отрывал взгляд от обзорных экранов, на которых проносились ландшафты нетронутой техникой природы.

— Это столичный мир вуришей, и самый населенный из наших планет, мы любим природу в её естественном виде, — говоря это Андре, указала рукой на увеличивающуюся точку Навьграда.

— А до Земли далеко? — спросил Гриз, отмечая про себя, что звездолет не собирается совершать посадку на достаточно большом космодроме.

— До той точки пространства, где находилась Земля, вам пришлось бы лететь еще четыре года, а до места, где она находится в данный момент времени, все пятнадцать лет, — ответила Андре.

Город скрылся за кормой, внизу зеленел ковер леса, а впереди вздымались в небо пики гор, звездолет уверенно направлялся именно к этим горам. Зрелище чудесной долины в обрамлении скал, заворожило Гриза. Он даже не заметил момент посадки, не отрываясь от величественного храма, что открылся его взору.

— Ну, вот и прибыли, — отвлекла его от созерцания Бина, начавшая отключать оборудование.

— Пойдемте Гриз, посмотрите, как мы живём, — вставая из кресла, произнесла Андре.

Ступив на твердую почву, Гриз почувствовал головокружение и едва не упал. Заметив недомогание старца, Андре подхватила его и удержала на ногах.

— Что с вами? — обеспокоилась она.

— Отвык от планетарного тяготения, — смущаясь, произнес Гриз, постепенно справляясь с внезапной слабостью.

— Вам нужно сделать медосмотр, — категорично заявила Бина, спустившись с пандуса "Янтаря", и, взяв его под вторую руку.

— Не люблю болеть, — признался Гриз, рассматривая великолепный храм на холме. Красивый парк с фонтанами, озерами и лужайками, дополнял архитектурный ансамбль.

— Красиво у вас… — протянул Гриз, вдыхая напитанный ароматами трав и цветов воздух.

Навстречу им, от храма, по широкой лестнице спускались четыре девушки.

— Ну вот, — вздохнула Бина, — сейчас нас начнут воспитывать, что неправильно живём, и вообще творим бардак.

— Кто, эти красавицы? — спросил Гриз, прищуривая глаза, чтобы лучше видеть.

— Три дочери и внучка, — улыбаясь, ответила Андре, не видя смысла в более детальном описании родства.

— Улыбайся, улыбайся, думаешь, достанется мне одной? — злорадно спросила Бина.

— Зато мы увидим наших дочерей и внучку Катеньку, — негромко произнесла Андре, прикидывая как повести разговор с главами четырёх гнезд, отказавшихся от участия в последнем празднике новой зари.

Гриз посмотрел на Андре, затем на Бину.

— Вы неплохо сохранились для бабушек, — съязвил он.

— Увы, мы не бабушки, а много десятков раз прабабушки, — ответила на это Андре.

— Но разве столько живут? — удивился Гриз, озадаченно посмотрев на Андре.

— Живут, — выдохнула Бина, — и довольно неплохо выглядят.

Девушки тем временем подошли к ним и поздоровались.

— Знакомься Гриз, — заговорила Бина, — это наши дочери Оксана, Барака, Настя и внучка Катенька.

Светловолосая девушка, названная Катенькой и выглядевшая гораздо старше Насти, фыркнула.

— Бабуля, когда ты перестанешь так меня называть? — поинтересовалась Катя, зная как рассердить Бину.

— Наверное, никогда, — улыбаясь, ответила Бина, не поддавшись на явную провокацию.

— Вот что девочки, передаем в ваши руки гостя из страшного далёка, — заговорила Андре, прекрасно сознавая, что обмен репликами между Биной и её первой внучкой Катериной может закончиться не столь лестными словами, а то и банальной дракой.

— Нашему гостю необходимо пройти медосмотр и принять необходимое лечение.

— Но… — в один голос вырвалось у Гриза и Катерины.

— Никаких но, — перебила их Андре, повысив голос, — нам с Биной нужно решить неотложные проблемы.

— Да, девочки, пока нас не будет, развлеките гостя, он лет двадцать не видел открытого неба, — добавила Бина, не отрывая своего взора от Катерины и словно обращаясь к ней одной.

Взглянув на часы, Андре закончила.

— Мы постараемся управиться до заката, тогда и поговорим.

— А толк то будет? — вздохнула Катерина, посмотрев на подруг через плечо. Она поддерживала Гриза под руку, помогая ему подниматься по ступеням лестницы.

Андре тяжело вздохнула, и потянула Бину к трапу "Янтаря". День пролетел как пуля. В перелетах, проверках и разговорах с руководителями служб время летело с удивительной скоростью.

Узнав, что угрозы войны больше нет, Родион удивился желанию Андре продолжать работы по укреплению оборонной способности Домена.

— Не последний день живём, — заявила Андре в ответ на удивленный взгляд Родиона, — тем более использовать звездолеты можно и для торговли.

— Я не подумал об этом, — согласился Родион, но нашел в себе силы высказать свою точку зрения, — только я не вижу с кем вести торговлю и главное что использовать для продажи.

— Ну, это поправимо, — усмехнулась Бина, — наша Андре подумает с недельку и будь уверен, найдет тебе покупателей на что угодно.

Уже начало смеркаться, когда Янтарь совершил посадку возле дворца. Потягиваясь в кресле, Андре подмигнула Бине.

— Что-то ты грустная какая-то, — заметила Андре.

— Ерунда, получается, — заговорила Бина озабоченным голосом, — людей снова не хватает.

— Я тоже заметила, — согласилась Андре, помогая подруге отключать системы звездолета, — но это пустяки. Вернемся, навербуем в Шарфе еще пару миллионов.

— Боюсь я, ты заметила, новые поселенцы держатся особняком от старожилов, это может плохо кончится.

— Знаешь, может быть, ты права, — встав из кресла, Андре хлопнула ладонью по подлокотнику кресла, — придется подождать, пока они полностью ассимилируются на Домене.

— Не пойму я тебя, — по пути на выход, заявила Бина, — ты живешь так, словно у тебя продолжительность жизни как у людей.

— Что поделать, — хмыкнула Андре, — я действительно не могу, как хранительницы годы проводить в созерцании. Я, как впрочем, и ты, люблю действие.

В малом столовом зале, где дочери решили устроить ужин, висело предгрозовое настроение. Андре отлично чувствовала, что только присутствие Гриза мешает Оксане, Бараке и Катерине выплеснуть на их головы свое недовольство очередному сближению с людьми.

— Как твое самочувствие? — поинтересовалась она у Гриза.

— Чувствую себя лет на десять моложе, — признался Гриз, наблюдая, как из воздуха появляются различные блюда и занимают свои места на столе. Изменился он и внешне. Разгладилось лицо, распрямилась спина, движения стали более резкими.

— Спасибо вашим дочкам, — рассматривая свои ладони, добавил он, — это какое-то чудо, я боюсь, что сон скоро закончится, и я проснусь.

— Что вы задумали на этот раз? — не выдержала Катерина.

— Знаешь внученька, — усмехнулась Бина, — надоело нам прятаться на собственной планете за энергетическими экранами. Надоело наблюдать, как люди умирают от голода и болезней только потому, что знают о мире так мало.

— Да, а с вашими знаниями они просто поубивают друг дружку, и это в лучшем случае, — возразила Катерина.

— Хочется надеяться на лучшее, — произнесла Андре, — мне кажется, что люди уже готовы к нашим знаниям.

— Ошибаешься мама, — качнула головой Оксана, — вспомни эксперимент в скоплении Котрова. Всего за триста лет они уничтожили всю жизнь на тысячах планет и погибли сами.

— Что ж, им был дан прекрасный шанс, — пожала плечами Андре, — не наша вина, что они воспользовались им себе во вред. Кстати, некоторая вина лежит и на хранительницах. Человеку нельзя ничего давать даром. То, что получил легко, тем не дорожишь.

— Я не одобряю ваши действия, но согласна, новый эксперимент нужен, прежде всего, нам, — Барака говорила, заканчивая сервировку стола, — обладать нашим объемом знаний и не использовать их во благо, эгоистично.

— Я знала, что ты нас поймешь, — улыбнулась Бина, — думаю, что тебе не составит труда присмотреть за Доменом в наше отсутствие.

— Но у меня своих забот много, — возразила Барака не слишком настойчиво.

— Думаю, мы надолго не задержимся, — заговорила Андре, — тебе будет помогать Настя, она показала себя отличным дипломатом и стратегом.

Гриз был практически сведен с ума ужином и разговорами за едой. Многое из услышанного им, попросту не укладывалось в его сознание. А творимые вокруг чудеса, на которые кроме него никто не обращал внимание, заставляли усомниться в собственном разуме.



27



"Янтарь" вышел из броска в тысяче парсеков от ближайших звезд галактики экивонов, так называл свою цивилизацию Гриз.

— Ну, вот и прибыли, — Бина сбросила скорость и начала включать различные системы наблюдения.

— Почему вы так далеко от галактики остановили полет? — спросил Гриз, узнавший знакомый рисунок галактики и недоумевающий о неожиданной остановке.

— Нужно было остановиться гораздо дальше, — заявила Андре, и, вздохнув добавила с сожалением, — наши приборы имеют определенный радиус действия, а хотелось бы собрать максимум информации.

— Вы отдохните, я подежурю в рубке, — предложила Бина.

— Хорошо, — кивнула Андре, — часа через четыре я тебя поменяю.

Как ни был хорош "Янтарь", но гигантское расстояние между Доменом и галактикой экивонов он преодолел за двое суток непрерывных бросков с короткими остановками для корректировки курса.

Гриз вышел из рубки вслед за Андре. Механизм омоложения, запущенный на Домене, не прошел даром. Теперь он выглядел как сорокалетний мужчина, лишь седые волосы выдавали его былой возраст.

— Андре, я не пойму, зачем нужна эта остановка?

— Гриз, для удачных действий нам нужно знать точное местоположение базы, без риска попасть в один из её лучей.

— Но разве тех данных, что предоставили мы и собрали вы в Храме Знаний недостаточно? — удивился Гриз.

— В ваших данных мало точности, — Андре остановилась возле своей каюты, — ещё нужно рассчитать поправку на время.

Попрощавшись с Гризом, она упала на ложе и задумалась. Слишком много они с Биной ему не рассказали, чтобы не расстраивать. В первую очередь оставался загадкой вопрос о создателях базы. В бесконечных архивах Храма Знаний они нашли сведения о создании ювеналами, для своей защиты от врага, двух боевых баз. Но использовать они сумели лишь только одну базу. Вторая база подверглась атаке врага незадолго до активации. Экипаж дрался как мог, но на стороне врага было преимущество количества. Остатки ювеналов забаррикадировались в командном центре и запустили систему самоуничтожения. Пламя протонного распада пронеслось по всей базе, выжигая врага, переборки, оборудование и еще живых защитников. Материал базы устоял против гибельной реакции, хотя все внутренние помещения превратились в один большой саркофаг для ювеналов и их врагов. Лишь многие тысячи лет спустя далекие потомки ювеналов нашли разрушенную базу, дрейфующей в облаке кварковой пыли, бывшей в свое время звездами и планетами сотни ближайших звездных систем.

Получалось, что до настоящего времени сохранилась лишь одна база ювеналов, и она находилась под контролем россов.

Усилием воли, заставив себя отключиться от мыслей о базе, Андре уснула.

Потянулись томительные дни сбора информации. Бину, как впрочем, и остальных участников экспедиции, тяготило безделье. Гриза поначалу удивляло, что Андре и Бина не ведут каких-либо исследований.

— Я не пойму, чего мы ждем? — высказал он свое недовольство.

"Янтарь" находился в автоматическом режиме дрейфа, в рубке никто не дежурил. Все трое находились в кают-компании. Бина и Андре только что закончили занятия в спортзале и были ещё влажными после душа

— Гриз, успокойся, исследование твоей галактики идет полным ходом, — Андре взглянула на стол, где, повинуясь её воле, появились три бокала с соком. Взяв один из них, она с наслаждением отхлебнула

— Но… — Гриз не успел даже окончательно сформулировать свое возражение.

— Поиск точек выхода лучей базы, занятие рутинное и компьютер "Янтаря" справится с этим гораздо лучше нас, — перебила его Бина.

— А тебе было бы неплохо тоже хоть изредка заниматься спортом, — заметила Андре, посмотрев на Гриза поверх своего бокала.

— По-моему. Я несколько староват, — грустно улыбнулся Гриз, — боюсь рассыпаться.

— Не скромничай, — хмыкнула Бина, — спорт еще никого не убил.

Гриз и сам сознавал, что его опасения имеют под собой психологическую привычку, но не как ни физическую немочь.

На следующий день Гриз решился, тем более ему было скучно сидеть одному в кают-компании, ожидая возвращения своих спутниц из спортзала. Показав ему как пользоваться тренажерами и убедившись, что Гриз все понял, девушки вышли в центр спортзала.

Поклонившись, друг дружке, словно выполняя незнакомый ритуал, они начали свой ежедневный спарринг. Работая в полный контакт, они ничем не рисковали. За долгие века совместной жизни, они настолько изучили друг дружку, что смертельный бой больше походил на красивый танец. Гриз невольно залюбовался грациозными движениями соперниц. Устав заниматься на одном тренажере, он перешел на другой, а затем третий. Спарринг все продолжался, по лицам соперниц не было видно усталости, хотя темп боя был таков, что иногда они размазывались в своих движениях.

Наконец девушки остановились. Гриз облегченно вздохнул, он уже минут десять просто сидел, наблюдая бой. Но его спутницы, похоже, и не думали об окончании своих занятий. Они подошли к стенному шкафу и достали из него два длинных и узких меча.

Гриз затаил дыхание, наблюдая, как со свистом рассекают воздух мечи. Соприкасаясь, мечи высекали снопы искр рассыпавшихся огненным ковром по полу спортзала.

Только вволю намахавшись мечами, девушки позвали Гриза в душ, что означало конец занятий.

— Не понимаю, зачем вам умение драться на мечах? — отпив из бокала глоток сока, спросил Гриз.

Они сидели в кают-компании и отдыхали.

— Нужно уметь драться любым оружием, — назидательно ответила Бина.

— Зачем меч, когда придуман бластер, — хмыкнул Гриз.

— Не везде можно использовать сложное оружие, — произнесла Андре, отпила несколько глотков сока, и продолжила, — а против бластеров и другого энергетического оружия практически всегда ставят защиту, специальное поле в котором бластер не опасней молотка.

Посмотрев на Гриза, Андре решила окончательно добить его представления об оружии.

— Еще в древние времена, когда нас не было, россы пришли к выводу, что меч можно использовать против любого легкого оружия, а с появлением бластеров, и против них. Мечи стали делать из специальных сплавов и теперь мечем можно эффективно защищаться от бластера.

— Не верю, такое не возможно, — возразил Гриз и допил остатки своего сока.

— Какая защита подходит против лазерного луча? — улыбаясь, спросила Бина.

— Идеальное зеркало, — не задумываясь, ответил Гриз, азбучную истину своей юности.

— Именно, — кивком головы Бина подтвердила слова Гриза, — полотно меча и является идеальным зеркалом, способным отразить луч лазера в любом направлении.

Гриз был хорошим слушателем и мог часами слушать рассказы Андре, больше похожие на сказки. Бина редко присутствовала при этом, предпочитая другие занятия, еще более непонятные для Гриза.

В один из дней, когда Бина заявила, что ей надоело слушать преданья старины глубокой, и ушла в ангар, а Андре рассказывала очередную историю из жизни россов, Гриз спросил:

— Из наших бесед я заметил, что ты не относишь себя и Бину к россам, но слушая твои истории, не заметил разницы.

Андре на несколько минут замолчала, обдумывая слова Гриза.

— Этот вопрос очень сложен, — наконец заговорила она, — конечно живя бок о бок с россами, мы переняли у них некоторые обычаи. Если копнуть глубже, то изначально в нас вуришах было что-то от россов, но отличий гораздо больше, хотя их и не видно простым взглядом. Не буду вдаваться в тонкости, просто мы другие… И не вздумай беседовать на эту тему хоть с кем-то из вуришей. Ты даже не поймешь, когда скажешь слово, после которого окажешься перед выбором, умереть с оружием в руках или без него. У нас очень сложные семейные отношения и семейные ценности. Да мы внешне похожи на россов, но повторяю ещё раз, мы другие. Между нами пропасть, гораздо большая, чем расстояния от Домена до вашей галактики.

— Андре, извини, если я по незнанию тебя обидел, — Гриз с ужасом заметил, как с его собеседницы слетел налет цивилизации. Рядом с ним сидело дикое существо, готовое перепрыгнуть разделявший их стол и зубами вгрызться в его горло.

"Вот уж точно против подобного противника бесполезен бластер", — с уважением подумал Гриз.

— Ладно, проехали, — выдохнула Андре, взяв себя в руки.

Гриз заметил, как вновь преобразилась собеседница. Через краткий миг уже ничего в её облике не напоминало о диком ужасе сидевшем перед ним…

— Андре, Мозг утверждает, что определил местонахождение базы, — голос Бины прервал разговор, ставший тяготить обоих собеседников.

— Пойдем, посмотрим, — Андре легко вскочила из кресла и направилась в рубку, не особо дожидаясь согласия Гриза.

Бина сидела в своем кресле и рассматривала голографическую схему галактики экивонов. Встав за её спиной, Андре молча всмотрелась в висевшую в полутьме схему.

— Что скажешь? — Бина слегка повернулась в кресле и вопросительно посмотрела на Андре.

— Если нет еще одного луча, понятно метание точек выхода, — задумчиво произнесла Андре, поглаживая подбородок.

— Я тоже об этом подумала, будь у базы хотя бы восемь лучей, все было бы иначе.

— Согласна, база нестабильна, но ей не хватает мощности для пробоя восьмого канала.

— Может так было и задумано, — Бина кивнула на схему и добавила, — заметь, галактика-то нестабильна.

— Ну пара миллионов лет у нее еще есть, — прошептала Андре, разглядывая линии напряженности, — если конечно в один из моментов точка выхода одного из лучей не окажется в зоне с большой гравитацией.

Гриз стоял за спинами девушек, и слушал их разговор, не понимая в нем практически ни чего.

— Вот база, — вспомнив о Гризе, Андре указала рукой на точку в стороне от галактики.

— Я думал, база находится в нашей галактике.

— Она бы могла находиться и возле любой другой галактики вашего скопления, — ответила Андре, вновь вернувшись к изучению схемы, — нам ещё повезло, что база нашлась именно в этом месте.

— Когда мы полетим её выключать? — спросил Гриз, он уже понял, что его спутницы уничтожать базу будут только в крайнем случае.

— Мозг, — Бина подняла взгляд к потолочной панели, — когда мы отправимся на базу?

— Я провожу сканирование помещений базы на предмет нахождения ангара или грузового отсека достаточной вместимости для создания транспортного канала.

Бина молча посмотрела на Гриза, и развела руками.

Несколько минут прошли в молчании, каждый думал о своем.

— Я нашел ангар способный вместить "Янтарь", — сообщил Мозг, прервав молчание, — только состав газовой смеси не поддается идентификации на таком расстоянии.

— Может быть совершим бросок к базе, а не в ангар? — предложила Андре.

— Ага, сработает внешняя система защиты и нам придется столкнуться с роем ракет, или боевых роботов, — возразила Бина и передернула плечами, вспомнив давнюю попытку обезвредить боевую базу вихлухов, о которой забыли даже сами её создатели.

— Транспортный канал в ангар базы смогу открыть через минуту, — сообщил Мозг, прекрасно зная характер своего экипажа, он пытался выбрать путь наименьшего риска.

— Гриз, садись в свободное кресло и прими штук пять капсул из подлокотника, — скомандовала Андре, занимая свое кресло, — Мозг, по выходу из канала "Янтарь" должен быть закрыт защитой класса "Я".

Окончание перехода было сравнимо с лобовым столкновением звездолета с приличного размера астероидом. Андре прекрасно сознавала причину подобной остановки, но даже она несколько минут была без сознания.

Борясь с красными кругами перед глазами и болью во всем теле, она растолкала Бину, прокусившую свою губу и кинулась к Гризу, самому не подготовленному из них к подобным маневрам.

Гриз открыл глаза после первого укола стимулятора и спросил, едва шевеля губами:

— Что это было?

— Хорошая была встряска? — успокоившись, спросила Андре.

— Бррр, — выдохнул Гриз.

— Да, подруга, давненько мы с тобой так не лихачили, — усмехнулась Бина, вытирая кровь на щеке. Самой раны уже не было и в помине.

Бина свободной рукой уже включила монитор анализатора внешней среды и его экран заполнили колонки букв и цифр, непонятных Гризу.

— Какая-то каша, — выдохнула Бина.

— Не то слово, — согласилась Андре подойдя к монитору.

— Поясните мне недалекому, — попросил Гриз, вызвав легкую улыбку Андре.

— Извини, — произнесла она, поняв, что их спутник уже достаточно пришел в себя, — мы говорили о составе газовой смеси в ангаре.

— А почему не работают экраны внешнего обзора? — поинтересовался Гриз, — случилась авария?

— С "Янтарем" все в порядке, — Андре вернулась в свое кресло и перевела на большой экран данные о состоянии атмосферы базы, — экраны работают, только детекторы не чего не видят, это обратная сторона защиты класса "Я".

— А сам "Янтарь" существует только благодаря своей защите, — произнесла Бина, — среда за пределами защиты настолько агрессивна, что я не знаю материалов способных в ней находиться достаточно долгое время.

— Тогда нужно уносить отсюда ноги, — предложил Гриз.

— Это не проблема, — вздохнула Андре, — убраться из ангара мы всегда успеем, но это не выход.

— А если нам поискать транспортные каналы базы? — спросила Бина.

— Почему бы и нет, — пожала плечами Андре, — Мозг попробуй отыскать транспортную сеть базы и главное, центр управления ей.

— Мне тут пришёл на ум вопрос, — несколько неуверенно произнес Гриз, — почему за столько времени бактерии не разрушили корпус и механизмы базы?

— Ну, не знаю, — Бина пожала плечами, её это совсем не волновало, — очевидно так задумали создатели этой базы.

— С большой вероятностью, я нашел центр управления, — сообщил мозг, — агрессивная среда в этом помещении отсутствует.

— А как с транспортной сетью? — поинтересовалась Андре.

— Транспортная сеть базы не активна, — ответил мозг, — но есть возможность использовать силовые линии базы для организации транспортного тоннеля до требуемого места.

— Гриз, ты ничего не трогай руками, — Андре подошла к шкафчику с инструментами и начала укладывать в герметичный саквояж необходимое оборудование, — так или иначе через несколько часов мы избавим вашу галактику от этой базы.

— Хорошо, только держите меня в курсе, — согласился Гриз, разглядывая диковинные приборы укладываемые Андре в саквояж.

Щелкнув тумблерами, Бина объявила:

— Ты сможешь наблюдать за нами и поддерживать связь.

— Мозг, если ты рассчитал, то открывай канал на базу, — Андре звонко щелкнула застёжками саквояжа и легко оторвала его с полочки.

Гриз наблюдал как в середине рубки засветилось голубоватое облачко, выстреливающее в разные стороны электрические разряды. Качнув головой Андре шагнула в облачко и растаяла, следом последовала Бина, подмигнув Гризу на последок. Голубоватое облачко растаяло, издав звук электрического разряда. Запахло озоном, а Гриз остался сидеть в одиночестве.

Пульт управления базой встретил тишиной слабомерцающим аварийным освещением.

— А база то не ювенальская… — прошептала Бина, разглядывая приборы управления.

— Я об этом подумала ещё в тот момент когда Мозг сообщил об агрессивной среде, — выдохнула Андре, осматривая помещение, подковообразный пульт и два кресла, стоящие спинками друг к другу.

— Не может быть, — вырвалось у Бины, едва она, приблизившись к пульту, рассмотрела условные обозначения на нем.

— Ты это о чем? — удивилась Андре и в свою очередь присмотрелась к надписям на панели.

— Мне знакомы эти знаки, — кивнула головой Андре, и, посмотрев на Бину, добавила, — но в исторических данных нет упоминания о создании подобной базы росами, им подобная база просто не нужна.

— Ха, только люди могли придумать столь варварский способ защиты, — Бина непринужденно устроилась в кресле и потянулась к зеленому тумблеру, включавшему основные системы базы.

— Стой! — крикнула Андре, испугав даже Гриза, наблюдавшего за ними, но не всегда понимающего смысл некоторых слов, — если это делали люди, то эта кнопка может оказаться ловушкой.

— Как быть? — Бина почесала подбородок и посмотрела на Андре.

— Попробуй проследить исполнительные цепи, — предложила Андре, — а я попробую поискать информацию о создателях.

Гриз, наблюдавший за вуришами, забеспокоился когда они замерли на несколько долгих минут, не отвечая на его вызовы. Если Бина удобно сидела в кресле, то Андре замерла в совершенно неудобной позе, взяв в руку предмет из саквояжа. В подобном ступоре они провели минут десять, чем вызвали панику у Гриза, подумавшего, что их сразила неизвестная инфекция.

Вуриши зашевелились и продолжили свою, мало понятную беседу, словно и не впадали в неподвижность.

— Андре, ты была права, а я дура, была лучшего мнения о людях, — первой заговорила Бина, — этот зелененький тумблер действительно включает все системы, отключая системы безопасности и разблокируя все помещения, в том числе дополнительные емкости с бактериями.

— Понятненько, — выдохнула Андре, — запускаются все системы, включается общая вентиляция и привет. Я думаю после этого действа, мы бы не успели бы даже сказать мяу.

Бина тем временем протянула руку и нажала клавишу в другой стороне панели.

— Гриз, — произнесла она, — левее экрана, на котором ты видишь нас, горит табло с цифрами. Сейчас цвет цифр темно красный. Как только цвет цифр изменится сообщи нам.

— Хорошо, — кивнул головой Гриз, скосив глаза на табло и поразившись прозорливости собеседницы.

— Думаешь антидоты еще работают? — хмыкнула Андре, рассматривая матовые стержни в неприметной нище, открытой при помощи прибора, что находился в её руке.

— А почему бы и нет, — улыбнулась Бина, — твои предки всегда делали такие вещи на совесть.

Андре фыркнула, не став спорить, она нажала самый нижний на самый нижний стержень. От легкого нажатия стержень ушёл вниз. Включился большой экран перед ними. На экране появился усталый мужчина. Андре с первого взгляда подумала о том, что он кого-то ей напоминает.

— Это последняя запись, — заговорил мужчина на языке близком к древнеросскому, — мы остались на базе вдвоем с Ленкой. Надежды найти поблизости обитаемые миры развеялись. Чтобы База не наделала новых бед я обезопасил её от несанкционированного включения. Конечно, нужно её уничтожить, но рука не поднимается. Смешно, я посвятил этой базе почти двести лет.

Мужчина вздохнул, посмотрел на свои руки и продолжил:

— Мы победили тватров, кошмарных созданий безумных инженеров. Я до сих пор не могу поверить, что они продукт эволюции. Наверное это гордыня. Целая цивилизация тысячелетие не могла осилить этих монстров. Прилетели мы. Четыре, уже не человека, но и неизвестно кого. Нам, содружеству Гаудахан и остаткам сообщества тысячи звезд удалось победить, конечно и хранительницы потеряли очень много, но и они уже стали другими.

Да… Мечта была красивой, Сергей всегда был поэтом. Создать сверхскоростной транспорт, чем не задача для богов, которыми мы стали, тем более в сообществе, после победы, мы оказались лишними. Мечты, мечты… Испытания оборудования пошли совсем не так как мы планировали. Вместо создания транспортных каналов, нас самих переместило в непонятные дали. Из-за расстояния мы не можем взять ориентиры для возвращения домой. Был бы с нами Сергей, возможно, он придумал бы выход. Но он пропал, отправившись на малой разведывательной капсуле к ближайшей полевой аномалии, он растворился в пространстве. Холли, не сомневаясь в живучести своего мужа, отправилась на его поиски.

Андре поняла, почему так знакомо лицо мужчины. Это был легендарный Семен, вторая половина Сергея.

Семен, тем временем, вздохнул в очередной раз.

— Грустно расставаться с куском жизни, — продолжил он, справившись с эмоциями, — совсем скоро я обесточу всю аппаратуру, и мы с Ленкой улетим создавать новую жизнь, новую цивилизацию. Ведь у нас впереди вечность. Может быть, чем черт не шутит, эта запись попадет в руки существу, знающему Сергея. Для него я оставляю ребус. Сергей сможет определить место, куда Я и Ленка отправились, а так же вектор курса Холли. Остальным этот ребус не разгадать, даже не пытайтесь.

Далее на экране появилась картина с летящим над облаками крылатым конем с красивой женщиной на спине, крепко сжавшей ногами бока своего небесного скакуна.

Экран погас и со щелчком, заставившим вздрогнуть слушателей, стержень вышел из гнезда.

— Ну, ребусом мы займемся позднее, — прошептала Бина, подумав, что нет еще таких задач, которые они с Андре не смогли бы решить.

— Гриз, как там атмосфера? — поинтересовалась Андре, мысленно согласившись с подругой.

— Ой, извините, я заслушался, — Гриз посмотрел на нужный экран и добавил, — цвет столбиков на экране изумрудный.

— Прекрасно… — выдохнула Бина и щелкнула зеленым тумблером.

Загорелись экраны состояния и потолочные светильники. Стало светлее.

Не сговариваясь, Бина и Андре заняли два кресла, стоявшие спинками друг к дружке, и начали работать с панелями управления. Прошел час, в полном молчании под аккомпанемент стука по клавишам и щелчкам переключателей, прежде чем появился первый результат. Базу начало ощутимо сотрясать.

— Гриз, пристегнись ремнями и прими парочку таблеток из подлокотника, — оторвавшись на пару секунд от работы, приказала Андре.

Базу трясло все сильнее и сильнее, временами гас свет, и включалась сирена аварийной сигнализации, но Бина и Андре продолжали свою, понятную лишь им самим, работу.

— База то не развалится? — спросил Гриз, борясь с подступившей тошнотой.

— Нет, — стуча зубами, ответила Бина.

Гриз представил каково сейчас там на базе, если он, находясь в противоперегрузочном кресле не мог шевельнуться от ударов и мелкой вибрации, проникавшей до самых костей.

База постепенно успокаивалась и наконец, затихла.

— Работа сделана, — Андре встала из кресла и потянулась.

— Ты поняла, почему у них каналы не стабилизировались и гуляли в пространстве? — спросила Бина, словно продолжала прерванный разговор.

Встав из кресла, она начала делать приседания, разминая ноги.

— Маловато мощности, — пожала плечами Андре, — и недоработки в контурах управления. Все их можно устранить за пару месяцев.

— Мозг, открой канал для возвращения, — скомандовала Бина, мысленно согласившись с подругой.


28



"Янтарь" уверенно шел на посадку. Названный Гризом пароль, послужил надежным пропуском и избавил от длительных переговоров на орбите.

— Гриз, Акропус, ваша столица? — спросила Андре, рассматривая мегаполисы, видимые даже из космоса.

— Нет, — отрицательно качнул головой Гриз, — это скорее планета, где сконцентрированы знания, а не власть. К тому же у нас нет централизации власти.

Бина вела "Янтарь" точно по указанному курсу, внося в него поправки диспетчера, повинуясь которым и совершила посадку на небольшом космодроме.

Едва амортизаторы "Янтаря" коснулись поверхности Акропуса, как от здания на краю летного поля отделился каплевидный объект и устремился к звездолету.

Спустившись по пандусу на плиты космодрома, Андре, по многолетней привычке, слегка попрыгала, привыкая к новому весу.

Легкий ветерок приятно холодил кожу. Ароматы незнакомых трав вызывали желание поваляться на зеленой поляне, видневшейся левее здания. Золотистый пятак светила прятался за горизонт и казался гораздо больше своего реального размера из-за преломления атмосферы.

— А ничего планета, — высказала свое одобрение Бина, рассматривая остановившуюся в пяти шагах полупрозрачную машину.

Борт машины ушел вверх, открыв взору десять кресел и водителя в носовой части.

— Приглашаю вас в гости, — Гриз указал на машину и добавил, — так сказать, с ответным визитом.

— Приветствую вас на Акропусе, — полуобернувшись в кресле, пилот дружелюбно улыбался, наблюдая, как пассажиры занимают свои места.

— Взаимно, — не сдержалась Бина, чем вызвала удивление на лице пилота, считавшего, что незнакомки не понимают языка.

Во время полета на высоте полукилометра Андре и Бина молчали, внимательно рассматривая проносившийся внизу пейзаж. По мере приближения к мегаполису количество каплевидных машин в воздухе многократно увеличилось. А уж в самом городе поток машин занимал пространство от поверхности до высоты примерно с километр. Пилот, занятый управлением в плотном потоке, молчал. Молчали и остальные. Если Бина и Андре прекрасно общались мысленно, то Гриз жадно вглядывался в улицы города, ведь улетая за помощью, он и не мечтал вернуться домой.

Впереди выросло циклопическое здание, своим шпилем уходившее выше основных транспортных потоков. Машина начала набирать высоту и вскоре все многообразие летающих средств передвижения осталось далеко внизу. Андре догадалась, что пилот направляется к посадочной площадке на крыше самого высокого здания.

— Это здание, нечто вроде вашего Храма знаний, — пояснил Гриз, когда они покинули машину и оказались на довольно большой площадке.

Здесь, на высоте двух с небольшим километров дул пронизывающий ветер, завывая в растяжках спутниковых антенн.

— Следуйте за мной, — повысил голос Гриз, чувствуя, как холод забирается под его одежду.

Но его никто не услышал. Бина и Андре, не замечая холодного ветра и не слыша Гриза, наблюдали заход светила.

Внизу, было уже темно, и зажигались огни, освещая улицы, а здесь, наверху еще не закончился день.

Лишь когда последние отблески дня погасли и на площадке, Андре посмотрев сначала на Бину, повернулась к Гризу и спросила:

— Вы позволите нам понаблюдать за восходом?

— Конечно, — постукивая зубами от холода, ответил Гриз.

Находясь в кабине лифта, Гриз далеко не сразу согрелся.

— Гриз, зачем вы доставили нас через крышу? — поинтересовалась Бина, — как я понимаю и внизу есть вход.

— Это решение приняли старейшины, — Гриз усмехнулся, — очевидно, внизу слишком много желающих с вами пообщаться, а посадка на крышу разрешена лишь в экстренных случаях и небольшому числу флаеров.

Лифт остановился. Плавно открылись двери, и троица вышла в просторный зал.

— На этом этаже находится совет старейшин, — пояснил Гриз, взглядом окинув обстановку зала, и направился к резной двери находившейся в правой части зала.

Следуя за Гризом, Андре внимательно изучала, практически пустой зал. Труба скоростного лифта и множество картин на стенах, плюс десяток больших окон, отсвечивающих в стекле множество потолочных светильников.

За резной дверью оказалась приличных размеров комната с торообразным столом в центре которого, висел полутора метровый матовый шар. В креслах, вокруг стола, сидели пожилые мужчины и женщины одетые в свободные одежды.

— Приветствуем Вас путники, — заговорил, очевидно, старший из присутствующих.

— Долгих вам лет, уважаемые, — ответила Андре, слегка склонив голову в знак уважения.

— Рад приветствовать могучих Росов на Акропусе, — продолжил старец.

— Мы не Росы, мы Вуриши, — ответила Бина, вызвав недоуменный взгляд старца.

— Да, мы не Росы, но их друзья и союзники, — добавила Андре.

— Присаживайтесь к столу, в ногах правды нет, — предложил старец, быстро справившись с удивлением.

— Что вы хотите получить от нас за избавление от Базы-убийцы? — поинтересовался старец, после продолжительного молчания, во время которого все присутствующие, не скрывая интерес, разглядывали вуришей и помолодевшего Гриза.

— Две вещи, — заговорила Андре, мысленно успокаивая Бину, начавшую психовать от подобного внимания, — саму базу… и вашу дружбу.

— Вы меня озадачили, — задумчиво произнес старец, — база и так, никогда не принадлежала нам, а дружба не товар для торговли. Предложите что-либо другое в оплату за вашу помощь. Считайте, что база ваша, право не знаю, как вы собираетесь ее использовать, но надеюсь не во вред народам нашей галактики.

— За базу можете быть спокойны, — Андре слегка улыбнулась, поняв невысказанное старцем опасение, — после расконсервации, ремонта и некоторой доработки, она будет использована по своему прямому назначению.

— Вам известны существа, построившие эту базу и цели ее постройки? — старец недоверчиво посмотрел на Андре.

— Да, — кивнула головой Андре, — создатели базы преследовали сугубо мирные цели. Данное устройство — своеобразный мост, позволяющий сократить время полета из одной метагалактики в другую. Только из-за непредвиденных событий работа над установками не была завершена, и базу законсервировали до лучших времен. Ваши предки, каким-то образом сумели обойти смертельные ловушки и активировали часть оборудования…

— Может быть, ловушки не действовали? — перебил старец.

— Нет, ловушки были в рабочем состоянии, пока нам не удалось их деактивировать, — качнула головой Андре.

— Странно… — протянул Старец.

— Да… странно, — согласилась Андре.

— А насчет дружбы, я вам скажу, что это единственное, что одинаково ценится в любой точке вселенной, — подала голос Бина, прервав воцарившееся молчание.

— Может быть, вы и правы ценя дружбу, — задумчиво произнес старец, — только это и на вас наложит определенные обязательства. Готовы ли ваши правители к подобному?

— Наш аналог правительства готов подписать нужные документы, — заявила Бина.

— Сколько лет потребуется на это? — грустно усмехнулся старец.

— Зачем лет? — улыбнулась Андре, доставая из воздуха переливающийся прямоугольник тончайшего пластика, — вот проект договора, на двух языках, пусть те, кто решает этот вопрос с вашей стороны, ознакомятся с ним и дополнят, если возникнет необходимость. А мы подпишем его от имени вуришей.

— Нас интересует несколько вопросов, — произнесла Бина, наблюдая за перемещением листа с договором от одного старца к другому.

— Задавайте, — старец несколько задержался с ответом, так как просматривал текст договора, и, передав его дальше, продолжил, — мы постараемся ответить, если конечно знаем ответ.

— Какое время у вас ведется звездная картография, нас интересуют внегалактические объекты? — спросила Бина.

Старец, который с ними разговаривал, кивнул куда-то в сторону.

— Мы изучаем космос более миллиона лет, — заговорила женщина, сидевшая довольно далеко от них, — за это время собраны горы информации, в том числе и о других галактиках. Скажите, какую цель вы преследуете, чтобы облегчить работу нашим ученым.

— Нам хочется найти часть создателей этой базы, — Андре заметила, как при ее словах выражение лица женщины сменилось с заинтересованного на недоверчивое, — для этого нам необходимо экстраполировать современное положение галактик на два миллиона лет назад.

— Скажу прямо, — женщина сглотнула, — вопрос трудный, но интересный и вполне выполнимый.

Вытащив небольшую коробочку устройства связи, женщина нажала несколько клавиш и передала своему собеседнику пожелание Андре, не став слушать удивленных возгласов абонента и не вступая с ним в диалог.

— Что Вам это даст? — скептически поинтересовался глава совета, — два миллиона лет, срок слишком большой, чтобы отыскать следы создателей базы.

— Согласна, два миллиона лет действительно большой срок, — согласилась Андре, — только продолжительность жизни создателей базы гораздо больше.

— Я слышал, что росы живут удивительно долго, но не думал, что настолько… — выдохнул старец и посмотрел на Гриза, — конечно я вижу результат воздействия ваших технологий на Гриза, но ведь есть предел.

— С Гризом совсем другое, — хмыкнула Андре, — здесь присутствуют только достижения нашей медицины, способные продлить жизнь любого разумного существа до нескольких тысяч лет. И вы правы, существует предел, который кроется в строении вашего мозга. Мы же устроены несколько иначе, при всей внешней схожести мы совсем другие.

— Значит, вы устроены лучше нас? — поинтересовался один из старцев.

— Скажу по иному, — Андре вздохнула, — мы не лучше и не хуже вас, мы просто другие.

— Я вижу, вы не сомневаетесь, что создатели базы еще живы, — заговорил глава совета, обдумав ответ Андре, — кто они вам?

— Они, близкие друзья нашего хорошего товарища, участвовавшего в создании этой базы. Само их существование, за столько лет стало легендой, но теперь легенда подтвердилась.


29



Третью декаду на базе шли восстановительные работы. Совет старейшин добился подписания договора и как следствие этого в распоряжении вуришей оказались необходимые материалы, а главное специалисты, не задававшие лишних вопросов. Ученые и техники, помогавшие в восстановлении базы, поражались незнакомым технологиям и не только помогали, но и попутно изучали технику другой цивилизации.

Транспортник с картой прибыл только сегодня, и Андре заперлась в рубке "Янтаря", занявшись разгадкой ребуса.

Бина в компании полутысячи техников и ученых с Акропуса занималась восстановлением базы и переделкой силовых агрегатов. Ученые и техники разместились на жилой палубе базы с большим комфортом и трудились в три смены без выходных и праздников. Впрочем, никто из них не возражал по этому поводу. Ведь сама Бина работала в еще более жестких условиях, позволяя себе для отдыха не более шести часов в сутки.

Андре, долгое время не могла найти ключ к решению ребуса, но потом дело сдвинулось с мертвой точки, и при помощи мозга "Янтаря" начали вырисовываться приблизительные координаты. Работу сдерживало время, прошедшее с момента исхода с базы.

Уставшая, остро пахнущая потом, горелой изоляцией и вакуумной смазкой, Бина зашла в мозговой отсек, где трудилась Андре.

— Подруга, как дела? — поинтересовалась Бина, буквально упав в свободное кресло.

— Через пяток дней современные координаты цели будут готовы, — ответила Андре, не отрываясь от расчетов.

— Мне потребуется как минимум две декады для окончания работ, только есть проблема, о которой мы не подумали.

— Ты хочешь сказать о малой мощности компьютера базы?

— С тобой не интересно, — усмехнулась Бина и хлопнула себя ладонью по колену, от чего от ее комбинезона отделилось облачко пыли, — мне не понятно, как они собирались управлять транспортными каналами при помощи столь слабого компьютера.

— Думаю, они собирались установить более мощный компьютер после успешных испытаний, непосредственно для эксплуатации уже открытых каналов.

— Но этот арифмометр не годится даже для испытаний!

— У них было два компьютера более мощных, чем находится на "Янтаре".

— Не говори загадками, покусаю, — Бина сделала вид что обиделась.

— Я тебя умоляю, — усмехнулась Андре, показывая, что приняла игру, — если ты меня покусаешь, я могу заболеть столбняком, а скорее всего фальконским бешенством.

— Фу, как пошло, — усмехнулась Бина, — а если серьезно?

— Ты забыла, что эту базу строили не только люди, но и хранительницы, — поучительно заявила Андре, — у них была одна класса межгалактический рейдер и еще одна не уступающая ей силой, но несколько моложе по возрасту.

— А ведь ты права, база строилась сразу после войны с тватрами, а из архивов я знаю, что тогда представляли из себя хранительницы.

— Вот именно, — кивнула Андре.

— Будешь делать заказ на Акропус, не забудь про хороший компьютер.

— Компьютер прибудет на базу через декаду, — Андре увернулась от руки Бины, попытавшейся ее ущипнуть.

— Укушу, — с игрой в голосе провыла Бина, щелкая зубами.

— Прими сначала душ и почисти зубы, а то схарчила парочку экивонов перед этим и теперь грязными зубами собралась кусать меня.

Через четверо суток Андре представила результаты своей работы. Бина казалась несколько разочарованной увиденным на мониторе.

— Семена мы найдем, координаты не вызывают сомнений. Но как искать по вектору, ведь два миллиона лет прошло.

— Не переживай, обязательно найдем, — усмехнулась Андре, — запустим базу и найдем.


30



Ремонт и доработка базы завершились. Звездолет с учеными и техниками покинул окрестности базы и дрейфовал в двадцати парсеках.

— Будем запускать? — спросила Бина.

Она находилась в агрегатном отсеке и Андре ее видела на мониторе, находясь в рубке управления базой.

— Топлива на запуск хватит? — Андре не видела со своего места указатель уровня топлива.

— С избытком, — ответила Бина.

— Хорошо, включаю автотестирование, — Андре щелкнула переключателем, и экраны рубки засветились, показывая тестовые страницы состояния базы.

По мере поступления информации она передавалась на "Янтарь" где проводился параллельный анализ.

— Тестирование закончено, — сообщил голос Мозга, — вероятность сбоя на первоначальном этапе, три десятых процента. Особое внимание нужно уделить пятому агрегату. Возможна неисправность в цепи согласования.

— Бина, ты слышала? — спросила Андре.

— Да… — выдохнула Бина и скрылась с монитора.

— Мозг, какой дашь прогноз в случае рассогласования агрегатов? — поинтересовалась Андре.

— Вплоть до механического разрушения целостности базы из-за высокой вибрации.

— Десять процентов.

— Андре, повтори тест по пятому агрегату, — чумазая Бина вновь появилась на мониторе.

Щелкнув клавишами, Андре замерла в ожидании окончания теста.

— Вероятность разрушения базы пять сотых процента, — сообщил мозг, закончив обработку данных.

— Бина, приготовься, я начинаю инициацию систем, — Андре решила, что подобная вероятность разрушения вполне достаточна.

— Хорошо, — было видно как Бина села в противоперегрузочное кресло и защелкала пряжками ремней.

Зажмурившись Андре нажала клавишу пуска.

С минуту она прислушивалась к своим ощущениям. Складывалось впечатление, что ничего не происходит.

— Агрегаты прогрелись, сейчас начнется… — сообщила Бина перед самым началом вибрации, заставив открыть глаза.

Базу трясло и кидало из стороны в сторону. Одна вибрация накладывалась на другую. Явственно слышался скрежет металла переборок и стук незакрепленных предметов. Перед глазами поплыли круги.

— Только бы не было резонанса, — мысленно шептала Андре.

Словно услышав ее, база сделала очередной бросок, отдавшийся болью во всем теле, и начала гасить колебания.

— Есть пробой первой пары каналов! — в сообщении мозга "Янтаря" явственно проскользнули эмоции несвойственные искусственному интеллекту.

С пробоем восьмой пары каналов изматывающая душу, тряска почти пропала. Конечно, база вздрагивала с пробоем очередной пары каналов, но это были мелочи. Деловито гудели установки, наращивая частоту своего звука, затем раздавался хлопок, легко вздрагивал пол, и голос мозга сообщал об открытии очередной пары каналов.

— Открыто двадцать пар каналов, — сообщил мозг "Янтаря".

— Бина, ты там как? — спросила Андре, открыв глаза.

— Мерзко… — выдохнула Бина, не открывая своих глаз, — но уже гораздо лучше.

— Хорошая встряска, — Андре встала из кресла, и, придерживаясь за его спинку, стала рассматривать открывающиеся на экранах перед противоположным пультом изображения открывающихся каналов.

— Красота… — выдохнула она, любуясь различными видами вселенной.

— Открыто сорок пар каналов, — сообщил мозг, оторвав ее от бездумного созерцания.

Вернувшись к своему пульту, Андре нажала клавишу отключения установки пробоя каналов и, уселась в кресло, ожидая Бину.

Бину можно было не только услышать, но и почувствовать. Едва она вошла в рубку, как загудели вентиляторы дополнительных фильтров, пытаясь освободить помещение от запаха горелой изоляции и криосмазки.

— Не получится, — усмехнулась Бина, услышав завывание вентиляторов, и замерла перед открывшимся видом вселенной.

— Мозг, сообщи на "Мерью", что опасности больше нет, и они могут возвращаться на базу, — попросила Андре.

— Будет сделано, — ответил мозг.

— Давай найдем армаду, — предложила Бина, посмотрев на Андре.

— Категорически нет, — ответила Андре, стараясь сдержать улыбку, настолько Бина была измазана в криосмазке.

— Это почему? — удивилась Бина, почувствовав подвох

— Я зверски хочу жрать, — заявила Андре.

— Это идея, — согласилась Бина, — только готовишь ты, а я иду мыться.

— А я тебя такую за стол не пущу, — усмехнулась Андре, — посмотрись в зеркало.

— Какие мы… — выдохнула Бина и направилась на выход.

"Мерью" вошел в ангар базы через три часа, когда Бина наконец отмылась и поменяла комбинезон, а Андре закончила с готовкой и ожидала подругу в столовой "Янтаря".

— Мозг, скажи экивонам чтобы занимали свои каюты на жилом ярусе и через два часа собираются в большом зале инструктажей, — сказала Андре, подумав, что пары часов им хватит для еды и небольшого отдыха.

В зал инструктажей они вошли за пятнадцать секунд до назначенного времени. Собравшиеся там техники, ученые и весь экипаж "Мерью" с нетерпением ожидали их.

Взойдя на трибуну, они начали показывать картины вселенной, высвечивая их на экране позади себя.

— Вы все здесь добровольцы, — заговорила Андре, закончив показ, — и сделали мы хорошее дело. Если кто-либо из вас думает, что мы заберем базу и будем использовать ее сами, то сразу скажу — это не так. Конечно, мы не отказываемся от использования базы в своих целях, но главными хозяевами ее станете вы. Все установки базы работают в автоматическом режиме, но для проводки звездолетов по транспортным каналам требуются сотни операторов и техников. Эта работа не так интересна, как та которую мы уже сделали, но не менее нужна вашей галактике. Я никого не прошу остаться, это дело сугубо добровольное, но те, кто останется, уже завтра займутся новой работой, востребованной на долгие годы.

Сказать, что единодушное решение экивонов остаться на базе удивило Андре, так нет, она была к этому готова.

Началось обучение операторов, техников, связистов и других специалистов, необходимых для работы базы. Обучение операторов проходило на примере поиска Армады и занималась этим Андре. Бина обучала техников, пропадая с ними на технических ярусах и появляясь в рубке управления лишь на несколько минут ежедневно. Наладить нормальную работу базы оказалось не менее трудно, чем ее отремонтировать.

На поиск армады ушло одиннадцать суток, конечно, занимайся Андре этим сама, то потратила бы в разы меньше времени, но учеба операторов была важнее скорости. А когда Армада, подхваченная транспортным каналом на выходе из очередного броска, вышла в непосредственной близости от базы и была оповещена об этом связистом, дежурная смена операторов попыталась качать своего учителя.

Андре сначала не поняла желание операторов, бросившихся ее обнимать, а оказавшись на их руках, не придумала ничего лучшего, как взлететь на потолок операторского зала, и, под удивленными взглядами операторов выйти в рубку управления, шагая по потолку, словно по палубе.

По закону подлости Бина как раз в этот момент вышла на связь из яруса средств обороны.

— Ты чего делаешь на потолке? — удивилась она, сразу забыв, зачем ей нужна Андре.

— Отдыхаю, — невозмутимо ответила Андре, — вот подумала, походить по потолку.

— Понятно… — протянула Бина и почесала свою скулу, оставив заметный след от грязной руки, сморщила нос от запаха, исходившего от руки, и, спросила, — кто там прилетел?

— Мы перетащили Армаду, — Андре кувыркнулась в воздухе и уселась в кресло.

— Когда полетим дальше?

Андре пожала плечами, давая понять, что еще не думала над этим.

— Ладно, сутки на отдых, и в путь, — заявила Бина.

Сутки их действительно никто не трогал. Выспавшись до ломоты в боках, они дурачились в бассейне Базы, предварительно заблокировав вход. Потом продолжили на "Янтаре" и в итоге заснули даже забыв поужинать.

Начать подготовку к полету с утра не получилось. Прибыл транспортник с Акропуса, доставив делегацию совета старейшин во главе с Гризом.

Обреченно вздохнув, подруги оделись и направились в нужный ангар встречать гостей.

Несмотря на желание гостей посетить зал управления каналами, Андре отказала им в этом. Путешествие в несколько километров по коридорам базы, исключая их самих, мог перенести только Гриз. Те транспортные платформы, что использовались сейчас на базе, не были предназначены для безопасной перевозки старцев. Без обиняков объяснив все это гостям, Андре пригласила их на борт "Янтаря", находившегося в соседнем ангаре.

С комфортом разместившись в кают-компании своего звездолета, полудюжина старцев с интересом разглядывала ее убранство.

Единственный кто равнодушно отнесся к "Янтарю" был Гриз, он попросту был рад еще раз встретиться с вуришами.

— Я слышал, что вы собрались скоро улетать? — спросил глава совета, наблюдая, как из воздуха появляются высокие бокалы с приятно пахнущим напитком.

— Да, — кивнула Андре, взяв бокал, она пригубила сок.

— Значит, мы успели вовремя, — констатировал старец, пробуя сок из своего бокала.

— Наше правительство подписало договор о сотрудничестве с вуришами, которых вы представляете, — заявил он и достал из тонкой папки лист с договором, — теперь дело за вами.

Андре взяла лист договора, и, появившейся из воздуха, ручкой поставила свою подпись в нужной графе и передала лист Бине.

— А как же ваше правительство? — удивился глава старейшин.

— Это и есть правительство вуришей, — усмехнулась Бина, ставя свою подпись, — а еще и совет старейшин в двух лицах.

— Но… — начал старец, получив договор назад.

— Бина права, — кивнула Андре, — наша совместная подпись под документом является наилучшим гарантом выполнения договора вуришами.

— Почему? — старец рассматривал довольно простые подписи Андре и Бины, где даже не было каких-либо расшифровок их должности.

Андре уже хотела вспылить, но увидела смеющиеся глаза Гриза и мысленно махнула рукой.

— Уважаемый, — произнесла Андре спокойным тоном, — ваши дети вас слушаются?

— Да, но причем мои дети, — удивился старец, — у них самих есть уже внуки.

— Все вуриши, наши с Биной дети, внуки и так далее, как думаешь, послушаются ли они нас?

— Думаю, что да… — протянул старец.

— Не обижайтесь, — примиряющее произнес Гриз, — я как мог, объяснял всем коллегам, что вы совсем другие разумные существа, но…

— Нет проблем, — выдохнула Андре, допила свой сок и добавила, — давайте поговорим о другом.

— Наши звездолеты смогут посетить миры вуришей? — спросил глава совета.

— Конечно, но только после того как мы закончим поисковые работы, — ответила Андре, и, видя непонимание в глазах гостей, произнесла, — узнав сюда дорогу наше потомство обязательно прилетит сюда в большом количестве.

— Нет, не смотрите на меня так, — усмехнулась она, — для вас они опасности не представляют, вполне вероятно ваши специалисты даже не смогут зафиксировать их появление. Просто они будут мешать нам, путаясь под ногами.

— Фу, — облегченно вздохнул старец, — вы так не пугайте.

— И не думала, — хмыкнула Андре, посмотрев на Бину, — думаю, что за несколько декад мы управимся и откроем транспортный канал в наши миры. Обещаю, скучно вам не будет.





«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики