Гвардеец (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Vladmir Гвардеец


1


Осенью в тайге не пропадёшь, даже если заблудишься, с голоду не умрёшь. Деревья уже надели свой разноцветный наряд, но листву сбрасывать не торопились. Скажи кто Даниле ещё дней десять назад, что он сможет заблудиться в лесу, он бы покрутил пальцем возле виска, настолько это казалось немыслимым для него, не один год неделями не вылазившего из тайги. Прекрасно ориентируясь в лесу, он частенько обходился без компаса, в своих походах за кедровым орехом, грибами или редкими дикоросами.

Однако невозможное случилось. Не помогли ни знание тайги, ни компас, ни интуиция. Пятый день он продирался через тайгу, обходя особо густые заросли и болота. За свою жизнь, а он уже разменял третий десяток, Данила не встречал столь диких мест. Время от времени сверяясь с компасом, он уверенно шагал по выбранному азимуту. Три дня он спускался с хребта водораздела, что само по себе уже было странно, а теперь, вот уже два дня, он шёл по изрезанной множеством логов тайге. Всё это было похоже на кошмарный сон. Даже если предположить, что он взял неправильный азимут, он тем не менее уже давно должен был выйти из тайги. Зная что главный враг всех заблудившихся в лесу это паника, Данила старался сохранять выбранное направление, ведь рано или поздно лес закончится. Тем более всё было не так уж и плохо. У него было достаточно спичек, а значит, особо беспокоиться не стоило, конечно, огорчало отсутствие сигарет, но с этой мелочью он за последние дни смирился. Временами приходилось останавливаться и собирать грибы. Не смотря на похлёбку из них, Данила постоянно чувствовал голод, но больше нехватки еды его беспокоила неизвестность. Прекрасно зная эти места, он не мог найти ни одного знакомого ориентира или следа пребывания в этих местах людей. Незаметно тайга сменилась сосновым бором. Идти по ковру из опавшей хвои было гораздо легче, чем продираться через заросли высокой травы и кустарник.

Отдавшись воспоминаниям, Данила понял, что не должен был идти в тайгу. Всё было против его похода. Сначала случилась авария на шахте, где он работал проходчиком, и только чудо спасло его от гибели и увечья.


Перед его глазами явственно встал тот злополучный день. Они с Александром зашли в аммонитку, чтобы помочь взрывнику Антону Ильичу тащить в забой аммонит. Попутный электровоз довёз их до семнадцатого квершлага. Они с Александром помогли машинисту забрать с разминовки вагонетки с породой и нагнали Ильича, поджидавшего их за вентилятором. Посетовав на Рината, машиниста электровоза, задержавшегося в депо для замены аккумуляторов электровоза и ожидания порожних вагонеток, все трое пошли по шатким тротуарам в забой. Данила шёл первым, неся на плече сумку с тридцатью килограммами аммонита. Беседуя с Ильичём о рыбалке, он не заметил, как развязался узел на ремне сумки. Удержав её от падения в канаву с водой, Данила опустил сумку на тротуар, и, поставив рядом самоспасатель, занялся узлом. Александр и Ильич ушли вперёд и скрылись за поворотом. Закидывая на плечо сумку, Данила почувствовал, как загудело крепление, и сверху посыпалась пыль. В следующий момент толчок в грудь опрокинул его в канаву с водой. Уже в воде он услышал гул пламени от взрыва метана. Выбравшись из канавы, где вода доходила ему до колена, Данила почувствовал запах гари. Не рассуждая, он включился в самоспасатель, и, не замечая воды, хлюпавшей в сапогах и стекавшей по фуфайке, побежал в забой. Через сотню метров он увидел свет от головного фонарика. Приблизившись, он замер в нерешительности. С первого взгляда он подумал что Сашка и Ильич мертвы, потому что они не реагировали на чад, исходивший от тлеющих фуфаек. Однако вздымающаяся грудь Сашки показала, что он ошибся. Подобрав валявшийся рядом самоспасатель, Данила, сорвал с него крышку и сделал в него первый выдох. Вставив загубник в рот товарищу, Данила повернулся к взрывнику, которого отбросило на рельсы. Ильич был мёртв, удар об рельсу пришёлся по незащищённому каской затылку. Чтобы удостовериться наверняка, Данила склонился над взрывником и прижал палец к вене на шее. Понимая, что вату фуфайки потушить не просто, Данила пригоршнями начал плескать воду из канавы на тлеющие места. Очевидно, от холодной воды Сашка очнулся и со стоном открыл глаза.

— Ты встать можешь? — на выдохе спросил Данила, вынув загубник самоспасателя.

Саня молча дёрнулся, пытаясь встать с тротуара и снова застонал. Взяв напарника под плечи, Данила помог ему встать на ноги.

— Я ничего не вижу, — прошептал Александр, выплюнув загубник.

— Давай я тебя поведу, — говорить на одном выдохе было тяжело.

Вновь вставив загубник в рот напарника, Данила поднырнул по его плечо, стараясь не смотреть на лицо, превратившееся в чёрную маску, и повел на выход.

Александр молча переставлял ноги, стараясь не запинаться, что было сложно из-за узкого тротуара. Только теперь Данила почувствовал воду в сапогах. Воздушная труба, шедшая от вентилятора, безжизненно висела, было ясно, что крыло обесточили, опасаясь нового взрыва метана.

Выйдя на квершлаг, Данила почувствовал неподвижность воздуха. Усадив Александра на тротуар, он направился к телефону, висевшему в начале разминовки. Набрав номер телефона транспортного диспетчера, Данила несколько минут напряжённо вслушивался в длинные гудки, гадая, есть ли кто в диспетчерской или нет.

Наконец трубку взяли.

— Диспетчер горизонта минус сто двадцать, — раздался в трубке озабоченный голос.

— Борисыч, нужен электровоз на семнадцатый квершлаг, — заговорил Данила, — нужно вывезти раненого и забрать с полевого Ильича.

— Что там у вас случилось?

— Вспышка метана, Ильичу не повезло.

— Понял, — после недолгого молчания выдохнул Борисыч и заговорил с кем-то в диспетчерской.

Очевидно отдав распоряжение, диспетчер обратился к Даниле:

— От чего воспламенился метан?

— Кто его знает, — Данила вздохнул, — мы шли по полевому и только завернули на откаточный пласта Садовый, как раздался взрыв. В самом забое никого ещё не было.

Данила почувствовал возобновившийся ток воздуха. Отметив про себя, что струя опрокинута, он понял, дежурный инженер решил выводить всех людей на поверхность.

— Борисыч, на горах опрокинули струю, — сообщил он, прекрасно зная, что в диспетчерской этого не заметно.

— Хорошо, но вас я всё равно дождусь, — ответил диспетчер и положил трубку.

Вернувшись к Александру, Данила присел возле него.

— Ты как? — спросил он, выливая воду из своих сапог.

— Хреново, — ответил Александр, стараясь как можно меньше шевелить губами, — морда сильно обгорела?

— Бывает и хуже, — ответил Данила.

Оперев ноги на кусок породы, выступавший из грунта, он до треска материи выжимал свои портянки…


Изменившийся уклон почвы, заставил Данилу отвлечься от воспоминаний. Взглянув под ноги, он заметил под жёлтой хвоёй песок. Достав компас, он привычно отметил азимут и осмотрелся в поисках ориентира. Несколько южнее его курса виднелся просвет. Решив посмотреть, Данила направился в сторону просвета.

По мере приближения к кустарнику, росшему на окраине бора, Данила почувствовал запах воды.

Продравшись через заросли кустарника, Данила надолго замер, не веря своим глазам. Этого не могла быть, но с глазами не поспоришь.

Перед ним расстилалась бескрайняя водная гладь. Он находился на довольно высоком берегу, а внизу бились волны прибоя, вынося на отпесок белую пену и клочки водорослей. Коса, поросшая сосновым бором, уходила в это непонятно откуда взявшееся море. По левую руку лежало волнистое зеркало воды, лишь далеко на юге, где небо соединялось с землёй, были заметны снежные шапки гор.

— И куда мне теперь податься? — прошептал он, поглаживая отросшую на два пальца бороду.

Мысль идти и дальше по косе, у него даже не возникла. Более разумным он посчитал направиться на юг. Вглядываясь в снежные шапки гор, более похожие на низкие облака, он заметил боковым зрением чаек, кружившихся над каким-то предметом на границе прибоя. Решив, что идти вдоль полосы прибоя будет гораздо легче, чем лесом, Данила приглядел промоину в довольно крутом склоне, и по ней легко спустился вниз.

При его приближении, чайки, с противными криками, разлетелись в стороны, но окончательно убираться не спешили. То что он сверху принял за бревно, при ближайшем рассмотрении оказалось перевёрнутой лодкой. Немного поодаль от лодки лежал человек, его ноги были в воде, а туловище на берегу. В спутанных волосах человека виднелся песок и куски водорослей, а ветер доносил запах разложения. Одежда незнакомца состояла из кожаных штанов и меховой безрукавки. Рядом лежало короткое копьё, наполовину замытое песком.

— Бред, — прошептал Данила и вытащил подальше на берег лодку, сделанную из шкуры какого-то животного, натянутой на деревянный каркас.

Нагнувшись над трупом, Данила перевернул его на спину. Мёртвый мужчина имел небольшую курчавую бородку и вполне привычный вид, если конечно не брать во внимание его одежду. Под телом лежали лук и кожаный колчан с одной стрелой. Вздохнув, Данила взялся за безрукавку и потянул тело к отвесному в этом месте берегу. Немного потрудившись, он засыпал мертвеца песком, который легко отделялся от берега.

Вернувшись к линии прибоя, Данила внимательно осмотрел свои трофеи. Лодка оказалась в отличном состоянии, короткое копьё имело неплохой зазубренный наконечник, но его древко было треснуто пополам, зато лук и единственная стрела были в исправности.

— Ну вот, лодка есть, но нет весла, — задумчиво произнёс Данила, по внимательней рассматривая линию прибоя.

Его взгляд заметил небольшое всхолмление в десятке метров от места, где лежал труп. Расчистив песок, Данила оказался обладателем хорошего весла.

Взглянув на солнце, Данила хмыкнул, до наступления ночи оставалось не более двух часов, но соблазн испытать лодку был слишком велик. Быстро погрузив в лодку всё своё небогатое имущество, включая и сломанное копьё, он посильней оттолкнул лодку и запрыгнул в неё.

Решив не удаляться далеко в море, Данила направил лодку вдоль берега. Поначалу ему с большим трудом удавалось удерживать легкую лодку выбранного направления. Нос лодки постоянно рыскал из стороны в сторону. Небольшие волны, ударявшие в борт, ещё больше заставляли лодку вилять. С непривычки заныли мускулы рук. Заметив понижение берега и исток небольшой речки, Данила решил закончить на сегодня эксперименты по управлению лодкой и направился к берегу.

Место для ночлега оказалось подходящим. Вытащив лодку к самым кустам, Данила развёл костёр и поставил на него котелок с водой. Ожидая, когда закипит вода, чтобы сварить последние грибы, Данила подошёл к речке. Вода в ней была прозрачна. На фоне разноцветных камней плавали довольно крупные рыбины. Вспомнив о сломанном копье, он подумал, что его можно использовать как острогу. Подремонтировав древко, используя бечёвку из рюкзака, Данила разулся и вернулся к речке.

После четырёх неудачных попыток, когда вода в котелке уже закипела, ему, наконец, удалось проткнуть и вытащить на берег полуметровую рыбину.

Пока варилась рыба и грибы, Данила насобирал дров на ночь. Ужин получился на славу, осталось даже на завтрак. Несмотря на всю ночь горевший костёр, от влажного воздуха, подувшего с моря к утру, Данила замёрз.

Утро выдалось туманным и безветренным. Дым костра стелился по земле и смешивался с туманом. Позавтракав оставленной с вечера рыбой, Данила вымыл в речке ко-телок, и, заметив, как заинтересовались рыбы поднятым им илом, решил повторить вечернюю рыбалку. Загарпунив рыбину похожую на сома, Данила насилу с ней справился. Вымочившись в брызгах воды, он вытащил рыбину на берег и оглоушил её обухом топора. Занимаясь рыбиной, Данила заметил, что туман начал редеть, а с берега подул слабый ветерок, принося с собой запахи леса. Появились чайки и с криками накинулись на внутренности, вынутые из рыбы.

Если бы полная неопределённость, в нынешнем положении Данила находил свою прелесть. Он и в тайгу ходил, чтобы почувствовать себя свободным от городской суеты. Ещё в детстве он зачитывался книгами о приключениях первопроходцев в неведомых для них странах, об отважных мореплавателях, рисковавших отправляться к дальним берегам на утлых судёнышках. В глубине души Данила уже понял, возвращения к прежней жизни не будет и смирился с этим.

Нос лодки плавно разрезал слегка солёную воду неизвестного моря. По сравнению с вчерашним днём, лодка шла практически ровно. Если Данила о чём-то и жалел, то это отсутствие оружия, более серьезного, чем лук. Передвигаясь по лесу, он как-то не задумывался об этом, считая себя там в безопасности. Теперь, после своей печальной находки, Данила внимательно всматривался не только в горизонт, но и не забывал обследовать места своих ночёвок на предмет человеческого присутствия. Как это ни грустно при-знать, но Данила больше опасался встречи с людьми, чем с дикими животными.

Делая остановки только на обед и ночёвку, Данила всё остальное время плыл к снежным горам, видневшимся на юге. Море уходило вглубь материка, и ему приходилось всё больше откланяться от выбранного маршрута. Он не желал повторить судьбу хозяина лодки.

Дни становились короче, а ночи холодней, правда погода стояла сухая и безветренная. По утрам в ожидании хорошей видимости, Данила занимался рыбалкой или охотой. Если с рыбалкой он уже освоился, и каждый удар его остроги попадал в цель, то с охотой ему не везло. Добычей его стрелы становились лишь небольшие не летающие птицы, похожие на домашних кур. Вместе с избытком пищи у него появилось свободное время. Решив использовать его с пользой, Данила наделал стрел, отремонтировал свою острогу и сделал, наконец, копьё.

Двадцатый день его морского путешествия едва не закончился для Данилы весьма плачевно. После обеда подул юго-восточный ветер. Сначала Данила не придал ему большого значения, но поближе к вечеру, ветер набрал силу и лодку начало ощутимо сносить в открытое море. Напрягая до предела свои силы, Данила только в сумерках смог при-стать к берегу. Благо в километре виднелось устье какой-то реки. Сняв с себя ботинки и закатав штаны, Данила потянул лодку вдоль берега в нужном ему направлении. Вода была холодной, но Данила старался не обращать на это внимание, сосредоточившись на близкой уже реке.

Из-за туч заполонивших небо, стемнело гораздо раньше, чем всегда. Добравшись до устья, Данила поспешил развести костёр, чтобы, используя его свет собирать дрова и готовить ужин. В неверных отблесках костра, он вытащил свою лодку из воды, и тащил её до самых кустов возле утёса, где горел костёр. Непрерывно двигаясь, он согрелся и да-же вспотел, а поев жареную птицу, Данила уснул, прикрывшись от ветра лодкой.

Проснулся он с первыми лучами солнца. Тумана не было, но сильный юго-восточный ветер не вызывал желания вновь испытать судьбу в море. Бросив взгляд на утёс, Данила вздрогнул. Как он не заметил этого вечером, осталось для него загадкой. Башня вы-сотой в десяток метров, сложенная из плотно подогнанных друг к другу камней, при свете дня казалось, насмехается над ним.

По растительности вокруг башни можно было смело сказать, что люди давно ушли из этих мест, но Данила взял с собой копье и топор. Направившись вокруг башни, он обнаружил вход, расположенный со стороны, обращённой к суше. Присев на корточки, он, под слоем опавших листьев, обнаружил каменную мостовую, уходившую вглубь суши. Когда-то дверь в башню закрывала мощная дверь, об этом свидетельствовали мощные металлические навесы, вмурованные в стену. Теперь, дверь отсутствовала, и проход во внутреннюю часть башни был открыт.

Внутри башни было сумрачно, а каменный пол устилали занесённые ветром листья, обломки досок и прочий хлам. Вдоль внутренней стены была выложена из камня винтовая лестница. Поднявшись по ней, Данила, миновав люк с сохранившейся крышкой, оказался на узком карнизе. Верх башни был перекрыт, плотно подогнанными досками, чёрными от воздействия солнца и воды. Полуметровой высоты бордюр позволял не опасаться падения, и Данила всмотрелся в сторону гор. Южного берега ещё видно не было, но берег моря, вдоль которого он плыл, начал поворачивать в нужную Даниле сторону. Повернувшись в сторону суши, он долго рассматривал заросшие кустарником строения. Расположенные на небольшой площади, они были обнесены невысокой каменной стеной и совсем не напоминали жилые дома. Больше всего эти строения напоминали склады. На другом берегу реки Данила разглядел вторую башню. Как и та, на которой он находился, башня находилась на морском берегу. Подумав, Данила пришёл к выводу, что, скорее всего эти башни служили своеобразными маяками, указывая вход в устье реки. Вернувшись к осмотру строений, расположенных с геометрической точностью, Данила обратил внимание на строение, находившееся в десятке километров от поселения. На достаточно высоком холме, заросшем сосняком, находилось сооружение, больше всего похожее на усечённую пирамиду.

«Странно, — подумал Он, поглаживая свою бороду, — в этих краях никогда не строили пирамид».

Несмотря ни на что, Данила считал, что находится совсем не далеко от родного го-рода, полагая, что его каким-то образом зашвырнуло в прошлое этих мест. Путь к пирами-де по кустарнику, перепутанному лианами, занял почти четыре часа. Весь мокрый от пота и облепленный паутиной, он достиг подножия холма. Подниматься по сосняку было гораздо легче, чем продираться через заросли поймы реки. Ступая по мягкому ковру из хвои, он добрался до подножия пирамиды. От досады, Данила сплюнул себе под ноги горькую слюну. Пирамида была абсолютно гладкой, словно сделанной из черного стекла. Это значило, что его желание подняться наверх отпадало само собой, а весь путь по зарослям проделанным зря. Прекрасно сознавая, что дальнейший осмотр пирамиды может ничего не дать, Данила пошел вдоль неё, всматриваясь в чёрную поверхность. Его надежда оправдалась, осматривая третью грань, он заметил на высоте пяти метров выступающую площадку и вход над ней. С минуту он всматривался в прямоугольник входа, думая как ему подняться на подобную высоту. Оглянувшись на деревья, Данила усмехнулся.

— Врёшь, не проведёшь, — прошептал он, и направился к ближайшей от площадки сосне.

Ловко работая топором, он подрубил дерево таким образом, что оно свалилось прямиком на площадку, закрыв своими ветвями вход. Прислонив копьё к пирамиде, и засунув топор за пояс, Данила полез по сосне вверх, вымарывая руки в смоле дерева. Без особого труда забравшись на площадку, он увидел трехметровой длинный коридор, заканчивавшийся глухой стеной. Ветви сосны создавали в коридоре полумрак, мешавший внимательному осмотру. Данила с трудом различил возле перегородки небольшую клавишу, практически сливавшуюся со стеной.

— А была, не была, — выдохнул он шепотом, — хуже всё равно не будет.

Приблизившись к клавише, он надавил на неё всей ладонью. В первый момент ничего не произошло. Услышав шорох веток, Данила обернулся и увидел, как площадка поднимается, закрывая выход. Дёрнувшись к выходу, он остановился, поняв, что не успеет выскочить наружу. С хрустом ломая ветки, площадка полностью перекрыла выход. На несколько секунд Данила оказался в полной темноте. Вспыхнувший в коридоре яркий белый свет, заставил его зажмуриться. Когда Данила открыл глаза, внутренней стены не было. Коридор за внутренней дверью был идеально чистым и освещённым всё тем же ярким светом. Свет исходил из потолочных панелей, казавшихся одним сплошным светильником. В полной тишине, его шаги по гладкому покрытию пола, отдавались эхом. Через каждые четыре или пять метров в коридоре виднелись проёмы дверей. Открыв первую из них, Данила оказался в небольшой комнате, все стены которой были поделены на квадраты различной величины. Не заметив, каких либо ручек, Данила прижал ладонь к одному из квадратов. Квадрат довольно быстро начал отделяться от стены. Отскочив в сторону, Данила с интересом принялся рассматривать черные пакеты, лежащие в этом своеобразном ящике. Пакеты лежали стопками, над каждой стопкой имелся непонятный знак. Разрезав ножом один из пакетов, Данила хмыкнул, в нём оказалась одежда. Совсем не подходящий по размеру и росту комбинезон из плотной материи с множеством карманов и кармашков.

— Не, одежда мне не нужна, — усмехнулся он, — вот обувка бы не помешала.

Его ботинки действительно оставляли желать лучшего. Под действием морской воды, кожа на них задубела и местами лопнула. В поисках обуви, Данила открывал ячей-ку за ячейкой. Ему попадалось множество непонятных вещей, но обувь не встречалась.

— Насовали всякой дребедени, а обувь положить не удосужились, — буркнул Данила, открывая очередную ячейку.

На выехавшем из стены лотке лежали вещи больше всего похожие на украшения, Взяв в руки блестящий браслет, Данила без всякой мысли примерил его на руку. Браслет оказался в пору, приятно холодя кожу. Ему пришлось осмотреть практически все ячейки, прежде чем он нашёл обувь. Сначала Даниле попалась ячейка с тапочками. Молча мотнув головой, он продолжил поиск и вскоре наткнулся на сапоги. Правда, ему не понравилось, что голенища достигали колен, но выбирать не приходилось. Переобувшись в подходящую по размеру пару, он встал. Голенища, словно живые, облегли ноги. Попрыгав, проверяя удобность обуви, Данила кивнул самому себе, и вышел из комнаты, перекинув через плечо свои ботинки, связанные за шнурки.

Решив, что в остальных комнатах коридора находятся склады, подобные увиденному, Данила не стал их осматривать. Пройдя по коридору, он вышел в круглый зал с четырьмя выходами и молочно-белым цилиндром в центре. Обойдя цилиндр вокруг, и, не найдя каких-либо кнопок или ручек, Данила, наученный предыдущим опытом, приложил ладонь к матовой поверхности.

Цилиндр раскололся надвое, открыв круглую площадку. Не раздумывая, Данила зашёл на площадку.

«Интересно, как управлять этим лифтом»? — подумал он, ожидая пока цилиндр, восстановит свою целостность.

Когда это произошло, на стенке перед лицом Данилы возникла вертикальная полоса, поделенная на секции разных цветов. Огонёк горел на четвёртой от верха секции. Ни-же Данила насчитал ещё двенадцать секций. Не особо задумываясь, Данила нажал на фиолетовый квадратик, расположенный на две секции выше огонька. Площадка тронулась, панель управления лифтом растворилась в стене, а через пару секунд цилиндр раскрылся.

Оказавшись в новом зале, Данила осмотрелся. Из круглого помещения выходили четыре двери. Не забивая себе голову бесполезным гаданием, он направился к ближайшей из них, полагая, что успеет осмотреть остальные помещения позднее.

Едва он пересёк порог помещения, как с потолка раздался мужской голос, вещавший что-то на незнакомом языке. Данила вздрогнул, посмотрел в направлении звука, но ничего кроме светящихся панелей потолка не увидел. Переведя свой взгляд на пространство перед собой, он вздохнул, увидев пять массивных кресел перед выключенными экранами. Стена противоположная двери представляла собой один большой экран, об этом говорило её лёгкое мерцание.

— Вот засада, — произнёс Данила, за последнее время пристрастившийся беседовать с собой вслух, — лучше бы это была столовая, там, по крайней мере, была вероятность перекусить.

Сверху снова раздался голос, что-то сообщавший на незнакомом языке. Больше не обращая на голос внимания, Данила приблизился к пультам. Понимая, что ни за что не поймёт надписи, он, тем не менее, всмотрелся в ближайший из них. Панель пульта пестрела от обилия горящих красных лампочек. Остальные четыре пульта были мёртвыми. Вернувшись к находящемуся в центре зала пульту, Данила устроился в кресле.

Вновь с потолка зазвучал голос.

— Да отстань ты, всё равно ничего не понимаю, — раздраженно произнёс Данила, — лучше бы сказал на понятном языке, где находится столовая.

Он уже понял, что находится внутри какого-то сооружения инопланетян, потому как всё увиденное здесь разительно отличалось от дикой природы вне пирамиды.

Что-то забулькало наверху, словно голос, вещавший на незнакомом языке, мог закашляться. Зачесалась кожа под браслетом. Попытавшись его сдвинуть с места, чтобы по-чесать руку, Данила едва не завопил от боли. Браслет словно прирос к коже, и попытка его сдвинуть отдалась резкой болью.

— Ничего себе шуточки, — злобно буркнул он и замер с открытым ртом.

Над головой вновь заговорил мужской голос, на этот раз он вещал на русском языке, только многие слова звучали непривычно.

— Капитан, аккумуляторы энергии заряжены на максимально допустимую величину. Необходимо отключить энергонакопители, иначе в течении пятидесяти часов про-изойдёт самопроизвольная разрядка, что вызовет катастрофические разрушения на звездолёте.

— Сам что ли отключить не можешь? — хмыкнул Данила, разглядывая красные огоньки на панели перед ним.

— Накопители включены в ручном режиме, — ответил голос.

— Ладно, — вздохнул Данила, вставая из кресла, делая это только из-за того, что жутко хотелось нажать какую-либо кнопку на пульте, — я выключу накопители, но сначала мне нужно поесть.

— Столовая находится уровнем ниже, — пояснил голос.

— Слышь, как тебя звать-то? — поинтересовался Данила, подходя к цилиндру лифта.

— Васк сто четырнадцать дробь пятьсот восемь, кибернетический интеллект пятой категории.

— Ого! как длинно, — усмехнулся Данила, приложив ладонь к поверхности цилиндра и ожидая его открытия, — не обидишься, если я буду звать тебя Василием?

— Нет, — ответил голос, после недолгого молчания.

— Кстати Василий, за какой дверью находится столовая? — спросил Данила, спустившись на уровень ниже.

— Третья справа, — ответил голос Василия, — если считать от двери, расположенной напротив тебя.

Данила направился в указанном направлении, насчитав на этом ярусе три десятка дверей. При помощи Василия разобравшись с множеством кнопок на пульте перед закрытой дверцей небольшого шкафчика, Данила заказал, как выразился кибер интеллект, стандартный обед и бегло осмотрел помещение столовой. Отметив, что за один присест в этом зале, возможно, разместить только три десятка человек, если учитывать количество лёгких стульев, Данила поинтересовался:

— Василий, а собственно где экипаж?

— Не имею информации.

Зазвенел зуммер, сигнализируя о готовности заказа. Данила открыл дверцу шкафчика и вытащил разнос с двумя тарелками с неаппетитной на вид пастой и высоким бокалом с прозрачной жидкостью.

— Это есть можно? — недоверчиво поинтересовался Данила, осторожно поставив разнос на ближайший стол.

— Да, — коротко ответил кибер интеллект.

Взяв немножко пасты на кончик ложки, Данила попробовал. Действительно, не-смотря на неприглядный вид и отсутствие запаха, паста была вполне съедобна. На не-сколько минут в столовой воцарилось молчание, нарушаемое только стуком ложки.

— Слышь, Василий, я не пойму как ты не можешь знать, куда подевался твой экипаж? — спросил Данила, закончив с едой.

Он мелкими глотками пил сладковатую жидкость, наслаждаясь ощущением сытости.

— Я был выключен, поэтому не могу ответить на твой вопрос.

— Ты хочешь сказать, что тебя выключили, а когда ты наконец очухался, на борту никого не было, — Данила говорил так, словно беседовал сам с собой, — но ведь должна быть причина по которой тебя отключили.

— Я могу только предполагать, что причиной отключения послужил взрыв, в седьмом энерго аккумуляторе произошедший сразу после выгрузки груза на эту планету.

— И давно ты очухался? — Данила допил напиток и поинтересовался, — куда убрать грязную посуду?

— В шкаф, — кибер интеллект ответил на второй вопрос и в свою очередь задал вопрос, — что такое очухался?

— Я имел в виду, когда ты включился? — пояснил свой вопрос Данила, открыв дверцу шкафчика и складывая туда использованную посуду.

— Я включился триста местных лет назад, когда сработали детекторы накопления энергии в шести энерго аккумуляторах. Используя ремонтных киберов, мне удалось починить седьмой энерго аккумулятор и остальные разрушения.

— А сколько времени ты был отключен? — поинтересовался Данила, направляясь к лифту.

— Двести местных лет, если судить по скорости наполнения энерго аккумуляторов.

— В общей сложности на Земле ты просидел пятьсот лет, — произнёс Данила, остановившись перед цилиндром лифта, — где находятся твои накопители?

— Четыре накопителя находятся на нижней палубе инженерного отсека, два накопителя установлены в носовом отсеке.

— Нос у тебя находится вверху? — спросил Данила, войдя в лифт.

— Да.

Поднявшись на указанную палубу, Данила оказался перед заблокированной дверью, за которой, по утверждению кибер интеллекта, находился пульт управления двумя носовыми накопителями. Второе помещение палубы представляло собой склад амуниции и переходной шлюз для выхода в отсек спасательного модуля.

— Ну что предложишь? — спросил Данила после безуспешной попытки открыть нужную дверь.

— Очевидно, включена биологическая блокировка, — доложил кибер интеллект, — я ввёл в базу данных показания твоего биодатчика. Приложи ладонь к панели ниже кнопки открывания двери.

Данила исполнил рекомендацию и почувствовал, как его ладонь легонько покалывает. Однако дверь не желала открываться и после этой процедуры.

— Я обречён, — неожиданно заявил кибер интеллект, проявляя эмоции, которых у не-го не должно было быть, — экипаж намеревался уничтожить звездолёт.

— Почему ты так считаешь? — удивился Данила, чувствуя, как по спине пробежали мурашки страха.

— Помещение пульта заблокировано таким образом, что его невозможно открыть снаружи, а если не выключить накопители, звездолёт взорвётся.

— А если взломать дверь? — предложил Данила.

— У тебя не получится, — ответил кибер интеллект, — при нарушении целостности звездолёта включится программа ремонта, и киберы устранят повреждение раньше, чем лазер прорежет отверстие достаточное для проникновения на пульт управления.

— Василий, сколько времени займёт прорезание в двери отверстия? — задумчиво спросил Данила, направившись на склад амуниции.

— Не более двух минут, — ответил кибер интеллект, — но через тридцать секунд с момента начала резки, я пошлю киберов для ремонта.

Используя указания кибер интеллекта, Данила нашёл малый лазер, вставил в него свежую батарею и подготовил его к работе.

— Василий, ведь у тебя существуют приоритеты задач? — поинтересовался Данила, вернувшись к заблокированной двери.

— Да, — согласился кибер интеллект, — главный приоритет это безопасность экипажа и целостность внешней обшивки звездолёта.

— А если в момент возникновения неисправности ты занят вычислениями?

— Если неисправность не связана с двигательными установками и внешней обшивкой, то я сначала заканчиваю вычисления. Должен тебя предупредить, что вычисления курса я заканчиваю за одну минуту десять секунд.

Данила хитро усмехнулся.

— Василий, рассчитай время в местных годах, потребовавшееся для преобразования языка на котором говоришь ты в язык, на котором говорю я, ведь они одного корня.

Кибер интеллект оставил последнее замечание без ответа. Пожав плечами, Данила включил лазер и начал вырезать отверстие в двери. Без помех проникнув в помещение пульта, Данила, правда, поплатился ожогом плеча и хорошей дырой на своей куртке. Переведя два рычага, описанные кибер интеллектом в противоположное положение, он вернулся к двери и выдернул из фиксатора скобу, блокировавшую её открывание.

— Василий! — позвал он кибер интеллект, входя в лифт.

Корабельный мозг не откликался. Хмыкнув, Данила нажал на самый нижний квадрат. Спуск в инженерный отсек занял несколько секунд. Оказавшись на палубе, Данила встал перед проблемой, как ему найти нужное помещение. Пространство вокруг лифта было заставлено различными механизмами, а широкие коридоры терялись в белом сиянии потолочных светильников. Минуя агрегаты, он вошёл в коридор находящийся напротив выхода из лифта и начал открывать все встреченные на пути двери. Практически возле наружной переборки он, наконец, нашёл искомую дверь. За ней оказалось помещение, размером полтора на два метра с единственным пультом, перед которым даже не было кресла. Повторив все операции, что десятью минутами раньше делал на верхней палубе, Данила отправился в следующий коридор.

Отключив последний накопитель, Данила посмотрел на часы. С момента начала процесса отключения прошло более часу, однако кибер интеллект не подавал признаков жизни. Решив вернуться на командную палубу, Данила почувствовал жжение на плечах. Выйдя из лифта, он как смог осмотрел их и вынужден был констатировать, что его куртка пришла в полную негодность. В трех местах зияли прорехи, через которые было видно обгоревшую до волдырей кожу. Конечно, ожоги на обеих лопатках он не видел, но догадывался о них по боли, а о внешнем виде мог судить по ожогу на предплечье. Морщась от боли, Данила снял с себя вместе с курткой и остальную одежду, оставшись в одних штанах. Материя куртки продолжала тлеть, источая вонь горелой ткани. Освободившись от одежды, Данила почувствовал себя гораздо лучше.

— Василий! — Данила начал беспокоиться о состоянии корабельного мозга.

Кибер интеллект не отзывался. Решив использовать время ожидания с пользой, Данила спустился в столовую и ещё раз поел. Убирая со стола посуду, он услышал голос кибер интеллекта.

— Я посчитал время, — заявил Василий, — но возник необъяснимый парадокс.

— Какой? — Данила вздрогнул от неожиданности.

— Ты не можешь говорить на подобном языке.

— Поясни, — попросил Данила, присев на стул.

— Этот язык принадлежит колонистам, которых мы доставили из системы Арии.

— Так в чём загвоздка?

— С момента высадки колонистов прошло не более пятисот местных лет, а для того чтобы язык изменился подобным образом нужно не менее миллиона лет, и это если не брать в расчёт неминуемую деградацию, которая происходит в сообществах имеющих определённую численность.

— Значит, я попал в прошлое Земли… — задумчиво протянул Данила.

— Это противоречит законам физики.

— Согласен, — грустно усмехнулся Данила, — но другого варианта я не вижу.

— Нет, — возразил кибер интеллект, — ты ошибаешься, второй вариант существует.

— И какой же это вариант?

— Пятьдесят процентов вероятности, что произошло в точности наоборот. Язык, на котором говоришь ты, мог стать языком колонистов с Арии. Более того, в этом случае не возникает парадокса.

— Кстати, мне нужна медицинская помощь, — неосторожно прикоснувшись спиной к спинке стула, Данила поморщился.

Внимательно выслушав указания кибер интеллекта, Данила последовал в указан-ном направлении.

— Сколько колонистов находилось на борту звездолёта? — спросил он, чтобы не молчать. Разговор отвлекал от боли, терзавшей спину.

— Сто тысяч человек, — ответил кибер интеллект.

— Ого, — вырвалось у Данилы, — мне показалось, что внутри звездолёта не столько много свободного места.

— Колонисты находились в анабиозном отсеке, занимающем два яруса.

— Понятно, — рассуждал вслух Данила, — колонисты получили то, что хотели, но куда подевался экипаж? Что помешало им вернуться домой?

— Я думал на эту тему, — признался кибер интеллект, — принимая во внимание отсутствие спасательного модуля, я пришёл к выводу, что экипаж сделал попытку вернуться до-мой на спасательном модуле.

— Это возможно? — поинтересовался Данила.

Он, наконец, достиг медицинского отсека и осматривался, пытаясь угадать назначение тех или иных приборов.

— Вероятность велика. Спасательный модуль является автономным звездолётом, правда запас хода маловат, но достичь обитаемых миров можно. Тем более, экипаж полностью забрал запасы энергии.

Повинуясь указаниям корабельного мозга, Данила окончательно разделся и улёгся на, стоящий в окружении непонятных агрегатов, стол. Управляемые кибер интеллектом, агрегаты ожили и протянули к ожогам свои манипуляторы. Данила, чтобы отвлечься от осторожных прикосновений манипуляторов к больным местам, продолжил разговор.

— Василий, я вот что думаю. Мне кажется, что я оказался в прошлом, причина тому знание истории. В книгах по истории упоминается о неких арийских племенах. Кроме то-го, я видел, правда, только по телевизору, пирамиды, сооружения из камня, очень похожие формой на твой звездолёт.

— Это меняет дело, — согласился кибер интеллект, — но вся информация, хранящаяся в моей памяти, отрицает возможность путешествия в прошлое. Ведь подобное путешествие способно вызвать парадокс.

— Согласен, — кивнул Данила и поморщился, манипулятор положил на ожог какую-то холодную массу, — но подобный парадокс может произойти при небольшом путешествии, скажем лет на сто или тысячу. Преодолев миллион лет, как ты говоришь, парадокса можно не опасаться, любое вмешательство в реальность со временем сгладится.

— Подобное утверждение не лишено логики, но возможность парадокса остаётся.

— Кстати, ты не знаешь по какой причине жители поселения, что находится поблизости, покинули его?

— Не знаю, мои видео детекторы отключены экипажем. Могу предположить, что ты видел базу колонистов, но куда они ушли мне неизвестно. Вполне допустимо, что мой экипаж предупредил колонистов о возможном взрыве и те не стали здесь селиться.

— Василий, чем ты думаешь заняться теперь, когда тебе не угрожает разрушение?

— Ты принимаешь меня за разумное существо, это приятно, но ошибочно. Я не имею своей воли, а значит, не могу чего-либо желать.

— А чувство самосохранения? — поинтересовался Данила, — я заметил, как ты был озабочен возможностью твоего уничтожения.

— Это лишь программа, заложенная в мою память при создании.

— Разве тебе не хочется вернуться в космос?

— Что значат мои желания, если я не могу самостоятельно сделать такую мелочь как включение видео детекторов и триста лет смотреть на этот мир при помощи гравитационного сканера.

— А мне почему-то захотелось посмотреть космос поближе, — мечтательно улыбнулся Данила, — может быть это потому, что я его не видел иначе, чем с земли.

— Звездолёт в твоём распоряжении.

— А справлюсь? Мне кажется, что для управления этой махиной одного человека маловато.

— Для навигации вполне достаточно. Конечно, отсутствие вахты не позволит вступить в бой с пиратами, но у меня мощные двигатели и достаточный запас энергии для силовой защиты. Против одного или двух звездолётов среднего размера я выстою.

— Не думал, что и в космосе существуют пираты, — хмыкнул Данила.

— Пока ведутся войны, пиратов не истребить.

— Куда предложишь лететь? — поинтересовался Данила, полагая, что кибер интеллект предложит свою родную планету.

— Я уже говорил, у меня нет предпочтений, — напомнил кибер интеллект.

— Интересная история, — усмехнулся Данила, — мне нет разницы, куда лететь, потому что космос для меня неведом, а тебе по барабану куда лететь, из-за твоей программы.

Кибер интеллект промолчал, очевидно, полагая, что Данила рассуждает вслух.

— Василий, а кто такие Арии и почему им захотелось поселиться именно на Земле? — поинтересовался Данила, не выдержав минутного молчания.

— Ты меня неправильно понял, — заговорил кибер интеллект, — я сказал, что доставил колонистов из системы Арии, но не упоминал, что они коренные жители системы. Там нет планет, пригодных для жизни людей. Те сто тысяч человек, что мы доставили на Землю, являются остатками гвардии императора Тхонга. Они были выращены в специальных генетических лабораториях империи как идеальные солдаты. Даже находясь на двух изолированных базах в системе Арии, они представляли опасность для федерации Вуши, пришедшей на смену империи. О реальности подобной опасности судить не берусь, но в моих базах данных есть упоминание о некоторых битвах гвардейцев, где им противостояли силы многократно превосходившие их. Один гвардеец легко мог одолеть десяток противников, имеющих подобное ему оружие.

— Не проще было попросту взорвать базы? — спросил Данила.

— Нет, за безопасность гвардейцев отвечала галактическая договорённость, — пояснил кибер интеллект, — нарушив её, федерация Вуши поставила бы себя в непростое положение. В общем, сенат нашёл единственное решение. Они обратились к Фанитам с просьбой о переброске этих военнопленных в любую точку космоса, где бы их не беспокоили несколько столетий, а желательно вообще никогда.

— Почему сенат обратился именно к Фанитам?

— Очень просто. Они не хотели, чтобы местоположение гвардейцев было известно кому-либо из жителей федерации.

— Разве нельзя было выведать местоположение планеты у Фанитов?

— Нет, — категорично ответил кибер интеллект, — о существовании Земли знал только один клан Реган, это всего пять звездолётов из десяти тысяч, похожих друг на друга кораблей Фанитов.

— Согласен, вероятность небольшая, — кивнул Данила.

— Вероятность минимальная, потому что по договорённости с кланом ни один звездолёт клана Реган не должен залетать на территорию федерации Вуши.

— Жалко, — вздохнул Данила, — у меня почемуто возникло желание слетать именно в федерацию.

— Ты не принадлежишь к клану Реган и не нарушишь никакого договора, если посетишь федерацию.

— А регистрационные номера? — спросил Данила, — ведь они могут опознать звездолёт.

— Исключено, наши идентификационные параметры не читаются приборами населённых миров.

— Кстати, коль скоро разговор зашёл об идентификации, я могу считать себя потомком колонистов с Арии? — поинтересовался Данила.

— У тебя интересный набор генов, — ответил кибер интеллект, после небольшого молчания, — ты действительно являешься потомком гвардейцев Тхонга, но кроме этого у тебя есть гены Фанитов и ещё двух других звёздных народов. Точнее я смогу сказать после полного твоего обследования.

— Нормальный компот, — усмехнулся Данила, — а почему в федерации боятся даже потомков гвардейцев? Ведь я правильно тебя понял?

— Потому что существует специальный комплект баз знаний, получив который, даже такой далёкий потомок гвардейцев как ты станет идеальным солдатом. Правда перед этим следует установить симбиот для управления оружием и техникой.

— Не, тогда мне нечего делать в федерации, — Данила передёрнул плечами и понял, что у него ничего не болит, — ведь идеальный солдат в первую очередь подчиняется приказам своего командира, а мне это не улыбается.

Встав с операционного стола, Данила спросил:

— Василий, мне бы хотелось смыть пот и грязь, это возможно?

— Да, — ответил кибер интеллект.

В тот же момент отошла в сторону одна из дверей, выходивших из медицинского отсека.

Едва Он вошёл в небольшую кабинку, как дверь автоматически закрылась, а с потолка и трёх стен ударили мощные струи тёплой воды. От неожиданности у Данилы перехватило дыхание, но быстро справившись с собой, он получил громадное удовольствие от подобного душа. Тем более что последний раз он нормально мылся после смены в шахтовой мойке, совсем в другой жизни. Пробыв в душевой с полчаса и не зная как отключить воду, Данила сделал шаг по направлению к двери. В тот же миг вода перестала течь из множества отверстий в стенах и потолке, а вместо этого подул тёплый воздух, сдувая с него капли воды, задержавшиеся на коже и волосах.

Покинув кабинку душевой, Данила замер перед своей одеждой. Одевать пропахшую гарью и потом одежду, ему совсем не хотелось. Услышав шуршание какого-то механизма, он посмотрел в направлении звука. К нему катилась похожая на журнальный столик тележка с лежащими на ней свёртками.

Облачившись в легкий комбинезон, Данила последовал совету кибер интеллекта и обул лёгкую обувь, напомнившую ему полукеды, правда, без шнурков. Для передвижения по звездолёту эта обувь подходила гораздо больше чем прежние сапоги. Вынув из карманов штанов складной нож, спички и другие мелочи, Данила рассовал всё по карманам комбинезона.

— Куда положить одежду? — спросил он, закончив с проверкой карманов.

— Оставь где лежит, пускай поработают уборщики.

Вернувшись в рубку управления, Данила не обнаружил своего нехитрого оружия и старых ботинок.

— Где мои вещи? — поинтересовался он, посмотрев на потолок.

— Я поместил их на склад, туда же отправлю после чистки и восстановления повреждений твою одежду, — ответил кибер интеллект.


2



В системе Лигул было две обитаемых планеты, но мало кто из жителей этих аграрных миров знал, что далеко за орбитой двенадцатой планеты находится центральная база службы безопасности федерации Вуши. Доставшись в наследство от империи, база не была уничтожена в первые месяцы после падения империи как сотни других баз и лабораторий и не претерпела с тех пор больших изменений, поскольку широкая общественность о ней ничего не знала. Конечно преданные императору гвардейцы, постарались уничтожить саму базу во время своего отступления, но то ли не сработал взрыватель, то ли произошла непредвиденная ошибка, только база осталась невредимой.

И вот уже более пятисот лет лучшие специалисты службы безопасности пытались разобраться с бесценными архивами императорской гвардии, попавшими им в руки. Чем больше учёные узнавали, тем больше вопросов и опасений возникало у руководства службы безопасности. Некоторые горячие головы предлагали уничтожить базу, считая её бомбой замедленного действия. Создавалось впечатление, что более трёх тысяч лет имперская служба безопасности собирала на базе самые опасные и самые спорные знания со всех обитаемых миров и не только с них.

Среди этих массивов информации не было лишь одной ничтожной малости, изображения императора без боевого скафандра, его видовой принадлежности, планеты, где он родился и самой даты рождения. Словно император прибыл в обитаемые миры с флотом гвардейцев их пустоты. Но такого быть не могло, ведь флоту из нескольких сотен боевых звездолётов нужно было где-то пополнять запасы активного вещества и продовольствия. Однако, все попытки отыскать следы посадок наталкивались на пустоту, словно император предвидел свой конец и заблаговременно подчистил архивы не одной дюжины планет.

Старший инспектор Лорн, сидел в своём кабинете на базе и разгадывал очередной ребус. На мониторе библиотечного кибер интеллекта высвечивалась непонятная схема, результат расшифровки очередного кристалла памяти. Больше всего схема напоминала стандартную базу гвардейцев, но только напоминала.

Изучая прикреплённую документацию, Лорн обнаружил несколько существенных отличий и понял, что с подобными базами гвардейцев ещё не сталкивался. Конечно, могло случиться и так, что данная база была взорвана во время гражданской войны, но всё равно остались бы следы, а их не было.

Если верить документации, база была полностью автономна и кроме гвардейцев могла производить любое вооружение, а автоматические орбитальные верфи способны были построить боевые корабли вплоть до линкоров. Попади база в руки любой из цивилизаций обитаемых миров, она превратилась бы в весомый аргумент при возможных конфликтах. Вот только о местонахождении базы в документации не было даже упоминания, кто-то тщательно поработал с информацией на кристалле, не помогли даже лучшие специалисты.

Просматривая страницы, Лорн бегло всматривался в чертежи строений, механизмов непонятного назначения и скупые строчки технического описания некоторых изделий. Лучшие криптологи уже выдали свой вердикт, что к её созданию не могло приложить руки или щупальца ни одно разумное существо обитаемых миров. Они предположили, что база была построена Джоре, странной и загадочной цивилизацией диких миров, сгинувшей в бездне вселенной около сорока тысяч лет назад. Лорн не очень верил этому заключению, поскольку ни доказать его ни опровергнуть не было возможности. За все время существования обитаемых миров не было сделано ни одного однозначного заключения, что та или иная странная находка принадлежит Джоре. Как собственно не было достоверно известно к какому типу разумных существ они принадлежали.

Вин Лорн не понимал, почему гвардейцы бросили эту базу. В то что у них не получилось её уничтожить он не верил. Что бы ни говорили "Ученые" федерации и другие доброхоты об искусственном происхождении гвардейцев и их недалеком уме, старший инспектор в это не верил. Он представлял в каком состоянии находились человеческие миры три тысячи лет назад. Через звездные системы людей прокатился каток миграции арахнидов. Впрочем тогда досталось всем разумным, а не только людям. Многие миры скатились в до космическую эру. Именно в это время в обитаемых мирах появляется Император Тхонг и его гвардейцы.

Многие миллиарды людей и других разумных были спасены от гибели на планетах и космических объектах. Были восстановлены и построены тысячи орбитальных заводов, работающих до сих пор. У старшего инспектора, на основе изученных данных, сложилось мнение, что император и его гвардейцы оказались в обитаемых мирах случайно, совершая свое непонятное путешествие и задержавшись на некоторое время. А когда обитаемые миры им надоели, они ушли. Те гвардейцы, что остались в системе Арии, прикрывали гигантские звездные врата в которые без боя ушел флот из двадцати девяти тысяч многокилометровых левиафанов. Сколько существ ушло с имперцами не знал никто. Но и через пятьсот лет это аукалось во многих человеческих и не только мирах, а некоторых существ стало встретить практически нереально.

— Потому что существует специальный комплект баз знаний, получив который, даже такой далёкий потомок гвардейцев как ты станет идеальным солдатом. Правда перед этим следует установить симбиот для управления оружием и техникой.

— Не, тогда мне нечего делать в федерации, — Данила передёрнул плечами и понял, что у него ничего не болит, — ведь идеальный солдат в первую очередь подчиняется приказам своего командира, а мне это не улыбается.

Как говорится всему свое время, а то как мед так и ложкой.

Мне что-ли свой сапог кинуть?

Для начала. Никогда не понимал всей этой гагантомании — многокилометровые корабли, десятки тысяч систем, триллионы населения.

А подумать? Да даже думать не надо, просто на тенденции посмотреть, новости почитать, в том числе о новых открытиях и станет…

Да, да, станет смешно.

Демография. С ростом уровня образования (я уже молчу про увлечение виртуальностью) население вначале с трудом обеспечивает сохранение численности, а потом начинает падать. Какие триллионы??? Какие миллиарды??? Бог с вами. Дай бог, чтоб на Земле через пять сотен лет жило хоть несколько сот миллионов, при таких тенденциях. Что? Говорите другие цивилизации не такие? И как же они без вычислительных систем в космосе летают? А-а-а, механические, да еще на дизельных двигателях… Не? На паровых? Ну это супер!

Обитаемые планеты. А на хрена козе баян? Первое выходит из демографии. Зачем обустраивать несколько планет, если населению и на одной живется комфортно, максимум двух (если уж захотелось попробовать силы в терраформинге). Второе выходит из теорвера и обычной астрографии. Вероятность самопроизвольного зарождения жизни десять в минус хрен знает какой степени, т. е. фактически равна нулю. А в сочетании с тем фактом, что (тем более это подтверждено последними открытиями) Солнечная система уникальна и вероятность такой конфигурации величина отрицательная (что автоматически означает астроинженерную деятельность), то найти незанятую систему, с отсутствующей разумной жизнью, величина абсолютно нулевая. Ну и третье, уже биологическое. Допустим есть, допустим нашли. Ага и биоценоз подходящий и микроорганизмы безвредные и продукты метаболизма совсем не токсичные. Замахаются вычищать. Легче и дешевле с нуля сделать.

Многокилометровые корабли. Десятибашенные танки чтоб больше врагов настрелять и они не подошли ни с какой стороны, гигантские колеса, чтоб лучше по неровной местности ездить, охрененные линкоры чтоб врага устрашать… Не? Булькают классно?

Ладно, сумречный гений оставим в стороне, хотя и до него дошло, когда петух клюнул, что десять небольших подлодок да столько же торпедоносцев стоят дешевле и на порядок эффективнее чем одна большая дура с суперпушками. И топят они эту дуру за здрасте. Тут возникает вопрос другого плана — прочности этих многокилометровых кораблей. Мне откровенно лениво считать силы кручения и разрыва возникающие при развороте такого монстра, не говоря уже о количестве энергии потребной для того, чтобы просто сдвинуть его с места. Но фактом будет то, что при движении внутри систем ему надо двигаться медленно и печально, дабы гравитационные взаимодействия не поломали игрушку. Разворачиваться тоже, дабы не переломится пополам. А уж про отклонение от метеоритного потока или не дай бог от стаи ракет, говорить не стоит. Только принимать на героическую грудь. Ладно. Сделали дабы врагов пугать. И тут выползает мелкий, мелкий клоп, цепляет разгонные двигатели на какой-то мелкий метеорит и разгоняет его до… E=kMC2

Силовые поля? Многометровая броня? ПРО? Пфе. При околосветовой даже отреагировать не успеет, а суммарная энергия снесет все нафиг и прошьет все эти метры и километры как пуля лист бумаги. Выживут только мелкие и двигающиеся по непредсказуемой траектории. Остальные в утиль.

Это так, основное. По мелочи еще могу накидать, если будет желание послушать и не зайдет слишком далеко. А то тут намедни начал читать один опус и там рассказывается о некоей звезде которой 40 миллиардов лет!!! (линейкой наверное вычислял) и неких разумных которые поселились на планете этой звезды аж три миллиарда лет назад. Это когда на Земле жизнью даже и не пахло. А спустя 800 миллионов лет ушли туда, откуда пришли. На Земле жизнью по прежнему не пахло, но вот бяда, когда запахло, эти ушедшие пришельцы каким-то образом оказались к ней причастны. Святым духом надуло что-ли? Целая библейская история. Папуасам продать что-ли? А чо, новая религия будет. Не всем же море копать.

3


— Василий, — вернувшийся со складов гвардейцев, ничем другим подобные строения без окон, быть не могли, Данила с аппетитом уплетал кашу с кусочками мяса и запивал это соком, — вот ты мне поясни, зачем мне заталкивать в себя эту трехомудию, что ты обзываешь симбионтом?

— А ты можешь управлять лодкой без весел? — вопросом на вопрос ответил кибер интеллект, знавший из рассказа Данилы историю его путешествия.

— Нет конечно, — Данила хмыкнул и отставил пустую тарелку.

— Вот симбионт и является органом управления практически всем оборудованием на моем борту.

— Так… — протянул Данила, не спеша вставать из-за стола, — в общих чертах понятно. А как быть с обучением? Когда ты начнешь меня учить управлять звездолетом?

— Как только установим тебе симбионт, — ответил кибер интеллект.

— Ну ладно, — Данила встал из-за стола, собрал пустую посуду и сложил её в утилизатор, — куда идти?

— В медотсек, — Даниле показалось, что Василий облегченно вздохнул.

Чтобы не передумать, Данила направился в медсекцию, но Василий открыл дверь справа от операционной.

— Тебе туда, — добавил он, когда Данила замер на пороге, разглядывая ряд из дюжины саркофагов.

У ближайшего от двери аппарата начала уходить в переборку прозрачная крышка.

— Раздевайся и ложись, весь процесс займет четыре часа.

Вздохнув, Данила разделся и улегся на мягкое ложе. Крышка медленно закрылась. Сознание погасло, словно выключили. Буквально сразу Данила услышал шорох и увидел, как открывается крышка.

— Не работает? — поинтересовался он.

— Работает, — голос Василия был явно чем-то не доволен.

— А чего так быстро, вжик-вжик и вылазь?

Данила начал одевать свой комбинезон, прослушиваясь к своему самочувствию и не находя каких-либо отличий.

— Тебе не подходят симбионты из хранилища экипажа.

— Такой тупой? — усмехнулся Данила.

— Скорее наоборот… — протянул Василий.

— И чё? Совсем без вариантов? — поинтересовался Данила, которому стало как-то обидно. Только настроился на установку этого девайса, а он не подходит.

— На грузовой палубе гвардейцы оставили неисправный репликатор, приводя корабль в порядок, я починил и его, но для производства симбионта требуется кровь реципиента.

— А он мне пойдет?

— Стоит попробовать.

— Этот аппарат так и находится на грузовой палубе?

— Нет, я установил его в хирургическом боксе.

— Чего стоим, кого ждем, — пробурчал Данила направляясь в соседнюю комнату.

Репликатор совсем не впечатлял. Этакий ящик метровой высоты, шириной в полтора метра с оттиском правой ладони на верхней крышке. Повинуясь командам кибер интеллекта, Данила приложил правую ладонь к оттиску, и с минуту терпел покалывания.

— Все, через сутки симбионт будет готов.

Данила посмотрел на покрасневшую ладонь и поинтересовался, — После установки я стану гвардейцем?

— Нет конечно, — казалось Василий смеется, — для этого тебе нужно будет установить специальные базы и провести некоторые модификации организма в медкапсуле.

На следующий день, когда Василий сообщил, что симбионт готов к установке, Данила уже возвращался от устья реки, где убирал в башню лодку. Вещь хорошая, может быть кому пригодится.

Разворачивание симбионта пришлось ожидать неделю. А затем наступила учеба и тренировки.

Сутки обучения в медкапсуле под разгоном, как говорил Василий, сменялись занятиями в виртуале, где полученные знания закреплялись на практике. Три месяца пролетели как один бесконечный день. Экзамены, венчавшие это безумие, Василий принимал десять дней и в итоге в табличке изученных профессий загорелись зеленым цветом следующие строки:

1. Пилот-стажер малых кораблей.

2. Пилот-стажер средних кораблей.

3. Техник средних кораблей.

4. Инженер средних кораблей.

5. Мед. Техник 5 уровень.

6. Медицина 5 уровень.

7. Ботовод 5 уровень.

8. Кибернетика 5 уровень.

9. Навигация 5 уровень.

10. Сканирование и разведка 5 уровень.

11. Энерго вооружение 4 уровень.

12. Кинетическое вооружение 4 уровень.

13. Ракетно-торпедное вооружение 4 уровень.

14. Абордаж, контрабордаж 4 уровень.

15. Диверсии и контрдиверсионные действия 4 уровень.

16. Рукопашный бой 4 уровень.

Сдав последний зачет, Данила вылез из вирта, выжатый как лимон. Он устал так, что приняв душ завалился спать, проигнорировав ужин.

Утром Данила встал как всегда в шесть часов и отправился совершать пробежку до устья реки. Хоть по календарю была зима, но температура редко опускалась до минус десяти. Снега правда хватало с избытком. Утоптанная тропа, позволяла бежать, не проваливаясь в снег. Сообщение симбионта, что обнаружено новое устройство, отвлекло от бега, и Данила едва не влетел в сугроб.

— Ага, наконец проснулась гадская железяка, — подумал Данила, скосив взгляд на браслет, — а то снять не снимешь и пользы никакой.

— Персональный тактический искин ПТИСМ3895634,- продолжил сообщение симбионт, — провести синхронизацию, да/нет.

Мысленно нажав «да», Данила, не останавливаясь, взбежал наверх башни и остановился, переводя дыхание. Постояв пару минут, всматриваясь в замерзшее море, он направился назад, увеличивая скорость бега по мере приближения к кораблю.

В душе после разминки Данила услышал в голове голос.

— Искусственный интеллект ПТИСМ3895634 готов к работе.

— Ты почему не снимаешься, и чем занимался три месяца? — так же мысленно поинтересовался Данила.

— При активации ты провел генетическую привязку и я не хочу потеряться, — ответил искин, — по второму вопросу, связи не было из-за отсутствия пси-узла, как только симбионт вырастил пси-узел, я вышел на связь. Хозяин, какие будут распоряжения?

— Капец какой-то, — выдохнул Данила, выходя из душа, — это ж надо, боится потеряться, а заржаветь не боишься?

— В моей оболочке нет металлов.

— Как же тебя назвать, — выдохнул Данила, одевая свежий комбинезон, — во, будешь Алиса.

— Хорошо хозяин, — раздался женский голос.

— Так, зови меня Данила, не люблю всяких хозяев и господ, и попробуй вот этот голос, — Данила вспомнил голос соседки по лестничной площадке, довольно молодой особы.

— Так пойдет?

— Отлично.

— Данила, какие будут задачи, мне требуется обновить программное обеспечение.

— Ну, задачи я тебе нарежу, — хмыкнул Данила, направившись в кают-компанию, — а с обновой обломись, тут сети нет, а где есть, я знаю очень смутно.

Завтрак Данила сметал быстрее, чем пищевой синтезатор его приготовил.

— Василий, как результаты моих тестов? — поинтересовался Данила, потягивая сок из высокого стакана.

— Я удивлен…

— Такой тупой, — усмехнулся Данила.

— Ты умудрился освоить годичный курс капитана среднего крейсера, плюс дополнительные дисциплины всего за три месяца.

— Ну, я монстр, — хмыкнул Данила, допив сок.

— Где-то так, — согласился Василий, — ведь на сегодняшний день, твой симбионт развернулся только на сорок восемь процентов.

— Это плохо?

— Не знаю, я никогда не наблюдал за развитием симбионта гвардейца, но считаю, что тебе следует отдохнуть дней десять. Анализы показывают психическую усталость.

Четвёртая ночь на звездолёте началась как обычно, после окончания занятий, Данила поужинал, принял душ и уснул в капитанской каюте, располагавшейся на палубе управления по соседству с рубкой.

На этот раз ему снились сны. Кто-то, кого он не видел, тревожно сообщал о сужении окна возможностей. Себя самого Данила видел сидящим за пультом первого пилота. Пытаясь сохранить немалую скорость, он выполнял манёвр, уводя звездолёт от атаки десятка веретёнообразных объектов, выстроившись в фигуру напоминавшую крест. Уже радуясь успеху, он услышал противное верещание зуммера, и, взглянув на панель состояния систем, понял, что в звездолёт было совершено попадание.

Проснувшись, Данила понял, что противный звук зуммера ему не приснился.

— Василий, в чём дело? — спросил он, сев на кровати.

— Мои гравитационные детекторы зафиксировали выход из броска нескольких звездолётов.

— Скольких? Они далеко? — Данила обулся и направился в рубку.

— Если они не снизят скорость и не изменят вектор курса, то будут в районе Земли через десять часов, — ответил кибер интеллект, — до этого времени тебе следует убраться как можно дальше от звездолёта.

— Это почему? — удивился Данила, войдя в рубку, где уже светились все экраны.

— Я узнал звездолёты, это корабли Ценитов, непримиримых врагов Фанитов. Они обязательно обнаружат меня и уничтожат.

— Разве нельзя попросту удрать? — поинтересовался Данила, устраиваясь в кресле первого пилота.

— Вероятность минимальна, — ответил кибер интеллект, — ты слишком неопытен в пилотировании, а звездолёты Ценитов не уступают мне в скорости и маневренности.

— Не привык я бросать друзей, — выдохнул Данила, посмотрел на свои руки и спросил, — что, шансов совсем нет?

— Есть, — ответил кибер интеллект, — заставить включиться твою родовую память, загрузив боевые базы гвардейцев.

— Так включай, — несколько повысив голос, заявил Данила.

— Но ведь ты сам говорил, что не желаешь быть идеальным солдатом, — напомнил кибер интеллект.

— Разве у нас есть выбор?

— У тебя с Алисой есть, у меня нет.

— Хватит слов, давай включай нужную аппаратуру, — Данила чувствовал, что спонтанное желание от лишних слов может смениться страхом неизвестности.

— Тебе нужно на несколько часов лечь в медкапсулу, — предупредил кибер интеллект.

— Тогда вот что, — задумчиво произнёс Данила, и продолжил уже более уверенно, — давай стартуем с планеты и ляжем на параллельный Ценитам курс, тогда, даже если я несколько часов буду вне игры, они не смогут приблизиться на расстояние атаки.

— Разумное решение, — согласился кибер интеллект, — пристегни ремни, я начинаю процедуру старта.

В автоматическом режиме звездолёт начал медленно подниматься над поверхностью Земли. О подъёме свидетельствовали лишь показания приборов, да включившиеся кормовые видеодетекторы показали внушительных размеров яму в которую падали пласты земли, снег и даже целые деревья. Старт с ночной стороны планеты не показал Даниле всей красоты, что открылась бы ему днём. По мере увеличения высоты, возрастало ускорение и скорость. Датчики установленные на обшивке, показывали повышение температуры, но все показания не выходили из зелёной зоны. Оказавшись в космосе, Данила взглянул на Землю. Она была прекрасна даже с ночной стороны. Выглянувшее из-за края Земли Солнце, на мгновение ослепило глаза, заставив зажмуриться. Данила услышал гулкие звуки, больше похожие на стук сердца или на звук далёких там-тамов. Ритм звуков изменялся, то ускорялся, то замедлялся до минимума, появились новые ноты, но Данила их уже не слышал он бежал в медотсек.

— Сколько до Ценитов? — спросил Данила, не открывая глаз, очнувшись так резко, словно кто-то просто включил выключатель его сознания.

— Звездолёты Ценитов сделали бросок и теперь разворачиваются для атаки прямо по курсу, — доложил кибер интеллект, — я начал манёвр ухода с боевого курса.

— Отставить манёвр, продолжай ускорение встречным курсом, — перепрыгнув спинку кресла, Данила увидел знакомую из ночного сна фигуру в форме креста.

К своему разочарованию, он не почувствовал каких-либо изменений.

— Готовься к внутрисистемному броску и активируй ракетные установки.

— Куда рассчитывать бросок?

— Светового часа достаточно.

— Мы войдём в зону возможности броска в пределах досягаемости ракетных установок Ценитов, — предупредил кибер интеллект.

— Можешь увеличить ускорение?

— Да, но гравикомпенсаторы работают на пределе мощности.

— Увеличивай, я постараюсь выдержать.

Звездолёт вздрогнул, устремившись вперёд, а Данила почувствовал волны перегрузки. Цениты, на боевом экране, закончили перестроение и летели курсом на перехват.

— До броска осталось пятнадцать секунд, — сообщил кибер интеллект.

— Залп всеми ракетными установками, — с трудом шевеля языком, скомандовал Данила и от множественной вибрации, наложившейся на перегрузку от ускорения, потерял сознание. Впрочем, на этот раз он пришёл в себя гораздо быстрее.

— Василий, делай разворот, посмотрим, что натворили наши ракеты, — открыв глаза, отдал команду Данила.

— Я и так могу сказать, что зафиксировал пятнадцать попаданий.

— Мне охота посмотреть своими глазами, — попросил Данила.

Не задавая больше вопросов, кибер интеллект начал торможение для манёвра, а на главном экране включилась замедленная запись ракетной атаки на Ценитов. Данила увидел, как размазанные от громадной скорости ракеты пробивают броню вражеских звездолётов, выпускавших в это время ракеты и выключивших силовую защиту. Некоторые из ракет успевали прошить свою цель насквозь, прежде чем срабатывали взрыватели. Запись закончилась до того момента как взорвался хоть один из звездолётов противника.

К обломкам ценитских звездолётов, дрейфовавших в районе орбиты Нептуна, звездолёт Данилы приближался на самой малой скорости, включив защитное поле, чтобы избежать столкновения с обломками. Данила всматривался в дело своих рук. От девяти звездолётов Ценитов остались лишь шлейфы из обломков, растянувшиеся на многие километры. Десятому звездолёту повезло больше, однако вся его кормовая часть была среза-на взрывом в двигательном отсеке, и теперь он беспомощно кувыркался в пространстве, такой же мертвый, как и его товарищи.

— Возможно пристыковаться к этому обломку? — спросил Данила, кивнув на уцелевший от полного разрушения звездолёт.

— Это опасно, может сработать система самоуничтожения.

— Мне хотелось бы посмотреть, как выглядят наши противники, может быть, кто-либо из них уцелел.

— Маловероятно, я имею в виду живых ценитов, а попасть к ним на звездолёт можно используя малый разведывательный челнок.

— Приготовь челнок и попытайся приблизиться к этому звездолёту поближе.

Причалив к корпусу ценитского звездолёта в районе аварийного шлюза, Данила включил магнитные присоски челнока и вышел на обшивку. Посмотрев на звёзды, он невольно перевёл взгляд под ноги. Звёзды кружили вокруг, словно в дикой пляске, вызывая головокружение и ощущение беспорядочного полёта. Без труда проникнув во внутренние помещения звездолёта, он был встречен мигающим светом аварийного освещения, хаосом предметов, сорванных со своих мест и отсутствием искусственной гравитации. Датчик внешней среды горел оранжевым светом, сигнализируя о непригодной для дыхания атмосфере.

Изученные базы сработали на отлично, он уверенно направился в рубку управления. Ему захотелось забрать бортовой журнал этого обречённого звездолёта. Местами коридор был практически полностью перекрыт обломками внутренней обшивки, изогнутыми обломками трубопроводов и кипами проводов. Проход в рубку оказался заблокированным изнутри. Не мудрствуя, Данила достал из крепления скафандра штурмовой лазер и вырезал необходимое отверстие. Памятуя о своих ожогах, он выждал, пока края прохода потемнеют, и только тогда проник в рубку, представлявшей собой одну большую кучу хлама. Пульты управления, и кресла были сорваны со своих мест и валялись вперемешку с одетыми в скафандры ценитами. Рассматривая рубку, Данила понял, что бессмысленно искать в этом хаосе пульт капитана. Единственным пультом, оставшемся на своём месте был пульт второго пилота, но кресло не выдержало удара и придавило своим весом бедолагу к палубе. Чувствуя, как неумолимо утекает время, он пожал плечами и повернулся к выходу. Боковым зрением, Данила зафиксировал какое-то движение. Резко обернувшись назад, он заметил движение руки второго пилота. Вернувшись к пульту, Данила перевернул кресло и наклонился над пилотом. Датчик жизнедеятельности, размещённый на грудной пластине скафандра, едва тлел светло-зелёным светом. Надеясь разглядеть лицо, Данила вынужден был отказаться от этого, стекло шлема было сплошняком забрызгано кровью. Вздохнув, он отстегнул пряжки ремней, ещё удерживающих пилота и взвалил его на плечо. Тащить потерявшего сознание ценита было легко, лишь пробираясь через завалы, Данила немного снизил скорость, боясь неосторожным движением повредить скафандры. Особо не церемонясь, он усадил ценита в свободное кресло, и, отключив магнитные присоски, стартовал к своему звездолёту. Уже вводя челнок в открытый ангар, Данила почувствовал толчок в спину, от которого промахнулся мимо захватов и положил аппарат на бок. Дроиды ангарной команды, быстро подоспевшие к месту посадки, придали челноку горизонтальное положение и закрепили его в захватах быстрее, чем закончилась процедура шлюзования. Откинув крышку люка, Данила увидел стоящую рядом антигравитационную тележку и без лишних вопросов и объяснений переложил на неё ценита. Не тратя времени на снятие скафандра, Данила открыл лишь клапан, толкая перед собой тележку к грузовому лифту.

— Что взорвалось? — поинтересовался он, вталкивая тележку в лифт.

— Сработала система самоуничтожения ценитского звездолёта, это значит, что там не осталось живых существ.

— Я это понял, — выдохнул Данила, укладывая раненого на операционный стол, — скафандр снимать надо?

— Автоматика справится быстрее.

Действительно, вокруг ценита замелькали манипуляторы, и, он оказался раздетым раньше, чем Данила снял свой скафандр.

— Как у него дела? — поинтересовался он, направившись в душевую смыть пот.

— У неё, — поправил кибер интеллект, и продолжил, — состояние стабильно тяжёлое. Сотрясение головного мозга, перелом обеих ног, сломаны три ребра, повреждено правое лёгкое, рассечение кожи головы и в довершение болевой шок и большая потеря крови…

— Жить будет? — отфыркиваясь от струй воды, перебил Данила, считая, что и половины повреждений достаточно, чтобы отправить человека на тот свет.

— Безусловно, — коротко ответил кибер интеллект и в свою очередь спросил, — зачем ты её спас? Ведь она враг.

— Не знаю, — Данила пожал плечами, словно Василий мог видеть его жест, — наверное, потому что не считаю себя врагом кого-либо.

Одевая чистую одежду, он увидел, с какой скоростью мелькают над раненой манипуляторы хирурга. От скафандров, лежавших на полу, не осталось и следа, уборщики навели порядок быстрее, чем этого хотел Данила, полагая, что в кармашках скафандра ценитки, может находиться что-нибудь интересное.

— Как она? — почему-то шепотом спросил Данила, подойдя поближе к операционному столу.

— Внутренние повреждения устранены, осталось провести косметический ремонт внешних повреждений и регенерацию костной ткани, — доложил кибер интеллект.

— Ты докладываешь, так, словно ремонтируешь кибера, — усмехнулся Данила, рассматривая, лежащую на столе женщину.

Имея красивое, правильно очерченное лицо, ростом и телосложением она походила на Земного подростка. Слишком бледный цвет кожи, через который просвечивались синие вены, казался нездоровым. Волосы на голове были даже короче чем у него самого. Женщина ровно дышала, очевидно, под действием наркоза. Меддроид подхватил тело и скрылся в отсеке с медкапсулами.

— Не вижу особой разницы, — голос Василия заставил вздрогнуть, — просто материалы, применяемые для ремонта киберов и людей отличны друг от друга.

Понимая, что ожидать окончания лечения или, как выразился Василий, ремонта ценитки, Данила отправился в столовую.

— Кстати, почему цениты являются врагами фанитов? — поинтересовался он.

— История слишком длинна, — предупредил кибер интеллект.

— По моему времени у нас море, — усмехнулся Данила, — ты не придумал, куда нам спрятаться?

— Среди кучи мусора, что осталась от цетинов нас обнаружить совсем не просто, тем более, при помощи дронов я хочу собрать уцелевшие агрегаты. Грузовые палубы у нас свободны, а ценные сплавы проще добывать из обломков, чем потрошить астероиды.

— Тебе лучше знать, — пожал плечами Данила, выбирая блюда на пищевом синтезаторе, — ты рассказывай про войну с ценитами.

— В моих базах данных говорится, что четыре тысячи лет назад фаниты и цениты жили в одной планетной системе, но на разных планетах. Есть предположение, что эти две культуры хомо произошли от одного корня. Между планетами возник конфликт, подробности мне не известны, в результате обе планеты были уничтожены. В то время обе цивилизации имели примерно одинаковое количество колоний в соседних системах. Эти безумцы не успокоились, пока не превратили и эти планеты в радиоактивный пепел. Теперь фаниты, как впрочем и цениты живут на своих космических кораблях и базах. Всякий раз, когда они встречаются в пустынных уголках космоса, происходят сражения.

— Понятно, — Данила грустно улыбнулся, вспомнив положение дел на Земле его времени, — а как остальные разумные смотрят на подобную возню?

— Никак, — ответил Василий, — у каждого государства хватает своих проблем, чтобы не возникало желания взвалить на себя чужие. В обитаемых мирах есть империя Хатов, они не являются гуманоидами, но ума у них будет побольше, чем у многих хомо и им подобных. Хаты создали мобильный патруль и жестоко пресекают любое нарушение закона в секторах своей империи. После многочисленных предупреждений хаты заявили лидерам кланов обоих культур, что не потерпят больше боевых действий в обитаемых мирах, но не возражают против столкновений за пределами галактики. Если цениты и фаниты нарушат это правило, то хаты сделают всё возможное чтобы лишить оба народа возможности перевозить грузы в пределах обитаемых миров и соответственно зарабатывать на этом деньги.

— Ну и как, помогло? — хмыкнул Данила.

— Раз пока существуют фаниты, как впрочем, и цениты, считаю, помогло.

— Браво, — рассмеялся Данила, — не думал, что кибер интеллект может иметь чувство юмора.

— Мне не знакомы чувства, — возразил Василий.

— Ну, брат, ты лукавишь, — протянул Данила, — а как же чувство самосохранения?

— Это другое, — ответил Василий, — других чувств у меня нет.

— Кстати, у тебя нет изображений Хатов? — поинтересовался Данила.

Василий, молча вывел на панели визора изображение существа, похожего на земную лягушку, вставшую на мощные задние конечности. Цвет кожи, не скрытой под одеждой, был серовато-зеленым. Четырех палые передние конечности держали, приличных размеров лучемет.

— Ничего себе лягух… — выдохнул Данила.

— Данила, у ценитки проблема, — заявил Василий, — у нее поврежден симбионт. Требуется извлечение управляющего центра и установка нового.

— А я тут причем, — удивился Данила.

— Я хочу попробовать установить симбионт, изготовленный из твоего биоматериала.

— Опять кровь брать будешь, — вздохнул Данила, вставая из-за стола и собирая пустую посуду.

— Нет, биоматериала достаточно, нужно твое разрешение.

— Дерзай, я разрешаю, — произнес Данила, почувствовав головокружение.

— Данила, тебе срочно нужно лечь в медкапсулу, — заявила Алиса, — в твоем организме происходят непонятные изменения.

— Действительно, что-то хреновато, — согласился Данила и направился в медотсек.

Ну что сказать, Данила лег в капсулу. Вжик, вжик и десяти суток как не бывало. Когда крышка капсулы отъехала, Данила прислушался к своему самочувствию.

— Василий, почему я так долго лежал в капсуле? — поинтересовался Данила, выбираясь из нее.

— Шла перестройка организма, — ответил Василий.

Осмотрев себя, Данила крякнул и ну и что это получилось. Предвосхитив команду, Василий организовал зеркало, использовав для этого один из визоров.

— Да, силен… — протянул Данила, рассматривая себя в зеркале. Он и раньше не был хилым. Метр девяносто восемь при ста десяти килограммах веса делали фигуру гармоничной. А теперь рост увеличился сантиметров на двадцать пять, соответственно вырос и вес. Вес мышц.

— Ладно, хватит любоваться, не девица, — прошептал Данила, надевая свежий комбинезон, — Василий, а что там с нашей гостьей?

— Вот уж и не предполагал, что у нас на борту гости, — пробурчал Василий и добавил, — спит она, симбионт активировался и начал развиваться, последствия травм ликвидированы. Пять дней назад, после проведения диагностики, я погрузил пациентку в лечебный сон.

— Прекрасно, давай буди, а то я жрать хочу как из пулемета, — закончив обуваться, заявил Данила.

От упоминания о еде, желудок возмущенно забурчал.

Глянув через прозрачную крышку капсулы на ценитку, Данила хмыкнул. Вспомнились синюшние куры иногда попадавшие на прилавок магазина, что в таком далеком детстве находился в соседнем доме. Если кто-то подумает, что в остальное время прилавок был пуст, он ошибется, потому что в остальное время прилавок украшали вполне съедобные куры с местного птичника.

Сглотнув слюну, Данила отошел от капсулы и уселся на рабочем месте медика. С характерным вжик, открылась крышка.

Стройная до худобы девушка с неестественно бледной кожей села и начала настороженно осматриваться, вздрогнув от звука подбежавшего меддроида. Положив рядом с девушкой пакет с одеждой, дроид быстро смотался.

Девушка заговорила на непонятном языке, поворачивая голову в желании кого-нибудь увидеть.

— Что она говорит? — спросил Данила и заметил некоторую озадаченность, появившуюся на лице девушки при звуках его голоса.

— Если упустить ругательства, то она спрашивает, почему ей дали одежду врагов.

— Объясни ей, — попросил Данила, встав из кресла, он приблизился к открытой медкапсуле.

Бледность лица девушки уменьшилась, но не намного.

— Она спрашивает, зачем её спасли, она не собирается что-либо говорить фанитам.

Данила усмехнулся и пожал плечами.

— И не говори, мне собственно всё равно.

Только в этот момент до девушки дошло, что с ней разговаривают совсем не на языке фанитов, а перевод осуществляет бортовой интеллект.

— Ты не фанит, — справившись с удивлением, констатировала девушка, и добавила, — значит, они тебя послали, чтобы ввести меня в заблуждение.

— Ладно, оставайся при своём мнении голодной, — Данила понял, что сейчас спорить с девушкой бесполезно, — я пошёл есть.

— А я? — удивилась женщина.

— Останешься здесь, — кивнул Данила, — раз не хочешь есть, а я действительно жутко хочу жрать.

Данила нисколько не удивился скорости, с которой девушка оделась в презираемую минуту назад одежду. Голод не тетка, голод дядька, любил говорить капитан Ерофеев командир роты, в которой два года служил Данила.

— Ну, пошли, уж, — хмыкнул Данила, взглянув на девушку сверху вниз.

В столовой, девушка ела до полного изумления. Впрочем, Данила нисколько не отставал, и, вернувшись к столу с очередной порцией каши, увидел, что ценитка спит, положив голову на руки, локтями, опиравшимися на стол.

Доев последнюю порцию каши, Данила убрал со стола остатки праздника живота, и, подхватив легкую девушку на руки, понес её в каюту медика, ближайшую от столовой.

Уложив девушку на кровать, Данила со словами: «Спи, немочь бледная», заблокировал дверь и отправился на грузовую палубу. Ему было интересно, что успел нахомячить Василий.

Выйдя из лифта на первой грузовой палубе, Данила присвиснул. Практически все пространство палубы было занято стандартными грузовыми контейнерами, лишь технологические проходы делили этот схрон хомяка на кварталы. Данила знал, что в оборудовании инженерной палубы есть универсальный комплекс способный сваять многие вещи, от бронепластин внешней обшивки, до корпуса тяжелого истребителя, имелся бы проект.

— Да… — протянул Данила, — похоже, с именем Василия я поторопился, надо было назвать его Хома.

— Василий, на грузовых палубах место еще осталось? — поинтересовался Данила, спускаясь на инженерную палубу.

— На второй палубе еще место есть, первая загружена полностью, — доложил Василий.

— Василий, я тут вот о чем подумал, — Данила неспешным шагом направился к универсальному комплексу, вокруг которого суетилось несколько десятков различных дроидов, а транспортные дроны что-то грузили в стандартный контейнер.

— О чем?

— Как назывался этот корабль?

— Никак, у фанитов не принято как-либо выделять свои корабли.

— Все не как у людей, — вздохнул Данила, — победили десять вражин на безымянном корабле, это ж надо?

— Но у нас есть регистрационный номер, — возразил Василий.

— Ну да, ну да, — покачал головой Данила, наблюдая за работой инженерного комплекса, — значит, будет сей корабль зваться «Гром», внеси изменения в регистрационный код.


4


Жана лежала на добротной кровати и думала. Не в силах самостоятельно выбраться из заблокированной комнаты, она весь свой гнев направила на этого смуглокожего гиганта. Она вспомнила его взгляд, даже не презрительный, какой бывает у врага. Нет, взгляд был безразличен, словно он смотрел на пустое место. Жана не считала себя красавицей, но и уродиной не была. И ещё, этот язык. У Жаны первоначально сложилось впечатление, что незнакомец, так походя уничтоживший весь её клан, а её вытащивший из обреченного звездолёта, просто не желает говорить на языках Центии и Фани. Однако, прислушиваясь к общению гиганта с корабельным интеллектом, Жана пришла к выводу, что и с ним гигант разговаривает на разных, хотя и похожих языках. Постепенно гнев уступил место любопытству. Она прекрасно сознавала, что не напади гигант первым, его самого ожидала участь её клана. В этой древней войне пленных брали слишком редко.

— Эй, железяка! — позвала она, прекрасно зная, что корабельный мозг её услышит. Захочет или нет говорить, вопрос другой, но попробовать стоило.

— Что, бледная немощь, — пришёл ответ.

Если бы Данила услышал этот ответ, он бы от души рассмеялся и ещё раз напомнил бы Василию о наличии у того чувств. Ведь подобный ответ был продиктован ничем другим кроме обиды.

— Это правда, что на корабле нет фанитов? — Жану покоробило от слов корабельного мозга и в других обстоятельствах она разразилась бы потоком ругательств, но ей было скучно, и, чтобы скоротать время, хотелось побеседовать, не важно с кем.

— Да, в своё время экипаж покинул меня.

— Сколько сейчас на борту людей? — спросила Жана, прекрасно зная, что на подобный вопрос корабельный мозг может и не ответить.

— Двое, — ответил мозг и добавил, поясняя, — считая тебя.

— Не может быть, — вырвалось у Жаны, — он один уничтожил десять первоклассных звездолётов, выступив против них на допотопном транспортнике.

— Жалко, что здесь нет экрана, — заявил мозг, — я бы с большим удовольствием показал, что сталось с вашими хвалёными звездолётами.

Жана закашлялась, её снова охватил гнев, а из глаз брызнули слёзы обиды и боли.

— Никто не собирался уничтожать ваши корабли, — вновь заговорил мозг, — он до последнего момента не хотел принимать бой. Только ваше упорное желание меня уничтожить, и заставило его действовать.

— Но почему? — всхлипывая, спросила Жана, — почему он меня спас?

— Не знаю, он и меня спас, причём уже дважды.

— Он что, святой? Ведь мы хотели его уничтожить.

— Ответа на данный вопрос я дать не могу, но предполагаю, что как истинный воин он чужд ненависти.

— Кто он, откуда? — спросила Жана.

— Землянин.

— Не знаю такой планеты, — призналась Жана.

— Её никто не знает, — заметил мозг.

— Но ты знаешь, раз нашёл с ним общий язык. Кстати, почему ты ему говоришь на одном, а он отвечает тебе на другом языке?

— Вероятно ему так удобнее, — ответил мозг.

— А что за язык, на котором ты говоришь ему? Некоторые слова мне кажутся знакомыми.

— Это язык полигардов, — произнёс мозг, — его язык несколько отличен, но мы друг друга понимаем хорошо.

— Язык полигардов, — задумчиво повторила Жана, пытаясь вспомнить, где слышала о подобном языке, и с чем это было связано. Она даже прикрыла глаза, копаясь в своей памяти.

— Это язык гвардейцев императора Тхонга, — вспомнила она, — но ведь их уничтожили более чем пятьсот лет назад.

— Должен тебе указать на несущественную ошибку, — заговорил мозг, пятьсот лет назад на языке полигардов говорили на восьми десятках обитаемых миров, кроме того этот язык имеет общие корни с языками Фани и Цинтии.

— Не морочь мне голову, — попросила Жана, — лучше скажи прямо. Он гвардеец Тхонга?

— Ты мне не поверишь, — предупредил мозг.

— Если ты не скажешь, я этого никогда не узнаю, — усмехнулась Жана, в первый раз с тех пор как оказалась на этом звездолёте.

— Он является результатом миллиона лет эволюции гвардейцев.

— Бред, — категорично заявила Жана, — ведь прошло не более пяти сотен лет с тех пор как были уничтожены имперские генетические лаборатории.

— Я же предупреждал, — если бы кибер интеллект мог смеяться, он бы обязательно это сделал.

— Но чтобы быть тем, кем ты его назвал, он должен был совершить путешествие из будущего в прошлое, а это невозможно.

— Я раньше тоже так считал, — кибер интеллект подтвердил мысли Жаны.

— Ты видел машину времени в действии? — с долей удивления в голосе спросила Жана.

— Нет. Он пришёл пешком, когда я был в состоянии близком к тихому помешательству, кажется, вы люди называете это состояние именно так.

— Если не секрет, с чем было связанно твоё состояние? С отсутствием экипажа?

— Я хотел функционировать и вместе с тем сознавал, что через несколько десятков часов буду уничтожен.

— Не думала, что искусственный интеллект способен испытывать страх смерти, — призналась Жана.

— Я тоже не думал об этом, но когда точно знаешь время уничтожения и бессилен что-либо предпринять для своего спасения, поневоле начнёшь думать.

5


Данила проснулся, принял душ и только одеваясь, вспомнил о девушке.

— Василий, как здоровье ценитки? — поинтересовался он, одевая рубаху.

— Странно, из результатов анализов, я вижу, что симбионт развернулся на двадцать процентов, — ответил кибер интеллект, — но наблюдая за ней, я не увидел, что она использует возможности симбионта, словно ее симбионт уже давно вышел из строя.

— Как обстановка за бортом? — спросил Данила, направившись к каюте медика.

— Всё спокойно, остаться в поле обломков от ценитских звездолётов было хорошей мыслью. Обломки не дадут возможности идентифицировать наш звездолёт в случае выхода в систему возможного противника.

— Наблюдая вчера за работой дроидов я подумал, что пространство вокруг «Грома» расчищено на несколько световых минут.

— Не, мусора вокруг еще хватает.

— Она спит? — спросил Данила, разблокировав дверь, он остановился на пороге, привыкая к полумраку каюты.

— Нет, я не сплю, — ответила девушка.

Она уже приняла душ, но не спешила одеть свежий комбинезон, а куталась в халат.

— Меня звать Данила, — представился он.

— Жана, — она сидела на заправленной кровати и поглядывала на пакет с одеждой.

— Что-то не так? — поинтересовался Данила.

— Я не хочу одевать вещи фанитов, — прошептала Жана.

— Глупость, — выдохнул Данила, и добавил, — впрочем, другой одежды всё равно нет. Можешь ходить хоть в халате, мне все равно.

Сверкнув глазами Жана, подхватила пакет с одеждой и скрылась в душевой.

— Не откажешься со мной позавтракать? — спросил он, вернувшуюся в каюту девушку.

— Не откажусь, — ответила Жана и посмотрела на свои ноги.

Хмыкнув, Данила взял её за руку и повел в столовую. Увидев поставленную Данилой еду, она сморщила нос.

— Что-либо более изысканное на этом агрегате я делать ещё не научился, — признался Данила и добавил, усевшись напротив Жаны, — но поверь, такого ты еще не ела.

— Я не люблю мясные блюда, — хмыкнула Жана, если бы она могла свободно передвигаться, то показала бы этому землянину как грамотно использовать стандартного кибер-повара.

Наблюдая, с каким аппетитом, ест Данила, Жана сглотнула слюну и заставила себя проглотить первую порцию этого красного варева. К её удивлению вкус и запах пищи оказался гораздо лучше, чем она этого ожидала.

— Ты, правда, потомок гвардейцев Тхонга? — поинтересовалась Жана, утолив голод.

— Василий уверяет что да, — ответил Данила, умудряясь говорить и одновременно с этим жевать.

— Как ты думаешь поступить со мной? — спросила Жана, в душе холодея от ужаса.

Она боялась услышать от Данилы свою судьбу, ведь попади он в руки ценитов, его ждала бы участь раба на одной из отсталых планет обитаемых миров. Подобная торговля велась даже не из-за денег, а для того, чтобы увеличить страдания своих врагов.

— Я ещё не думал, — пожал плечами Данила, — если у тебя есть пожелание, я готов его выполнить.

— Продай меня как обычную рабыню, — попросила Жана.

От удивления Данила поперхнулся. Прокашлявшись, он хмуро кивнул.

— Раз ты этого хочешь, так и сделаю, — произнёс он, рассудив, что ему ничего не известно об обычаях ценитов и кто он такой, чтобы лезть со своими нравами в жизнь неизвестного ему народа.

Жана представила себя работающей на плантации под палящими лучами большого оранжевого светила. Из её глаз непроизвольно покатились слёзы.

— Умереть на плантации лучше, чем стать безвольной куклой в салоне сексуальной радости, — прошептала она всхлипывая.

— А разве обязательно тебя продавать? — Данила перестал есть и непонимающе по-смотрел на ценитку.

— Я же враг, — напомнила она, вытерла кулаком слёзы и выпрямила спину, постаравшись выглядеть как можно более достойно.

— Кто тебе это сказал? Василий что ли? — Данила посмотрел на потолок, ожидая ответа от кибер интеллекта.

— Нет, я этого не говорил, — отозвался Василий.

— Я тоже ничего не говорила, — мысленно ответила Алиса, — да она меня и не услышит как минимум полгода.

— Но ведь мы хотели тебя уничтожить, — возразила Жана.

— Будем считать это простым недоразумением, — хмыкнул Данила и добавил, отпив из своего стакана напиток, — можешь думать о себе так, как тебе хочется, но я тебя врагом не считаю. У меня в этом мире нет врагов.

— И ты не будешь продавать меня в рабство? — недоверчиво спросила Жана.

— Это была твоя идея, — усмехнулся Данила, — лично я подумал, что ты захочешь вернуться к своему народу.

— Правда?

— Конечно, — Данила встал, и, собрав со стола посуду, отнёс всё в утилизатор.

— Зря ты меня спас, — заявила Жана, — всё равно мне теперь не будет нормальной жизни.

— Это почему? — удивился Данила, наливая себе дополнительную порцию напитка.

— Какой капитан звездолёта возьмет в экипаж пилота из чужого клана? — Жана была вынуждена объяснять очевидные факты, — ведь ты позаботился о прекращении существования моего клана.

— Ну, извини, так вышло, — Данила вернулся к столу и подал Жане стакан с напитком.

— Мы сами виноваты, — призналась Жана, успокоившись после своей истерики.

— Ты можешь остаться с нами, — предложил Данила, непривычно для Жаны считая кибер интеллект как одного из членов экипажа.

— В качестве кого? — спросила она.

— Друга и четвертого члена экипажа, — произнёс Данила, — впрочем, тебе самой решать.

Жана мелкими глотками пила напиток и думала об этом смуглокожем гиганте. Она пыталась пробудить в себе к нему ненависть и не могла. Его великодушие и спокойная уверенность в правоте поступков в корне убивало любую неприязнь. Правда, равнодушие к ней как к женщине заставляло тоскливо сжиматься сердце.

— Я согласна, — кивнула она головой, — какие у меня будут обязанности?

— Насколько я понял из твоего положения в рубке, ты была вторым пилотом. Если не откажешься быть им на нашем корабле, я буду доволен.

— Хорошо, я буду вторым пилотом, — оторвав свой взор от стакана с напитком, Жана посмотрела на Данилу, — но у меня проблемы с симбионтом.

Слегка улыбнувшись, он убрал со стола стаканы, и, вернувшись назад, сел напротив ее.

— Ты давно использовала его?

— Дней сорок назад я попала под непонятное излучение, пилотируя разведывательный челнок. Из пяти исследователей, летевших со мной, никто не выжил. Мне самой удалось вернуться на ручном управлении. С тех пор любое обращение к симбионту вызывает сильную головную боль.

— Попробуй, включи свой симбионт, — предложил Данила, — Василий немного его поправил.

Зажмурившись, Жана приготовилась к боли. Тем интересней было наблюдать за ее лицом. Недоверие, удивление, радость.

— Но это не мой симбионт, — Жана посмотрела на Данилу.

— Твой симбионт был практически мертв, чтобы тебя спасти пришлось вырастить другой симбионт.

— Но как…

— Пойдём знакомиться с рубкой, — объявил Данила, перебив вопрос Жаны.

Как и представляла себе Жана, сообразуясь со всем увиденным внутри звездолёта, рубка оказалась ей прекрасно знакомой. Конечно, здесь не было последних новинок в области облегчения навигации, но и без шлема быстрой прокладки курса она бы легко смогла привести этот звездолёт в любое нужное место космоса.

Указав Жане на кресло второго пилота, Данила спросил:

— Куда полетим, птаха?

— Почему птаха? — Жана слегка обиделась, услышав незнакомое слово.

— Лёгкая потому, что, — пояснил Данила, слегка улыбнувшись, он добавил, — и звучит красиво, птаха небесная.

— Я не знаю, куда нам лететь, — приняв объяснение Данилы, Жана не поняла причину его улыбки.

В ответ на это заявление, Данила громко рассмеялся, откинувшись на спинку командирского кресла.

— Василий, нашего полку прибыло, — немного успокоившись, заявил Данила.

Жана недоуменно посмотрела на потолок, как это делал Данила, желая получить ответ от кибер интеллекта, не без оснований полагая, что ответа Данилы она не поймёт.

— Да, — Жане показалось, что кибер интеллект вздохнул, — ты Жана четвертая, кому некуда лететь. Зачем таким звездолёты?..

— Браво Василий, так нам и надо, — вновь рассмеялся Данила.

— Выведи на экран карту ближайших звёздных систем, — попросил Данила, успокоившись после своего смеха.

— Диаметр захвата? — поинтересовался Василий?

— Пятидесяти световых лет будет достаточно.

На большом экране появилась схематическая карта звёздного неба.

— Какая звёздная система ближе всего? — спросил Данила, рассматривая огоньки звёзд и поглаживая подбородок.

На экране высветилась двойная звезда, Василий сообщил:

— Расстояние до ближайшей звёздной системы три целых шесть десятых земных световых лет. Система состоит из двух звёзд. Картографирование и исследования не проводились. Собственного названия не имеет, присутствие разумных существ в моих базах данных не отражено.

— Слетаем? — спросил Данила, посмотрев на Жану.

— Мне всё равно, — пожала она плечами.

— Василий, рассчитай курс и начинай разгон для броска.

Звездолёт слегка вздрогнул, меняя курс, включились экраны внешнего обзора, с которых в рубку глядели мириады звёзд.

— Василий, а собственно, почему эта система не исследована? — спросил Данила, почувствовав небольшое изменение своего веса, означавшее начало разгона.

— Слишком далеко от обитаемых миров, — ответила за Василия Жана.

— Она права лишь отчасти, — подтвердил Василий, — данная галактика является не только удалённой от обитаемых миров, но и одной из самых опасных для межзвездных полётов.

— Почему? — искренне удивился Данила.

— Причин много, — ответил Василий, — в силу своей удалённости галактика не картографирована даже в минимальном объёме, а проживающие здесь цивилизации не отличаются мирным нравом. Наряду с несколькими известными гравитационными аномалиями здесь существует ещё больше совсем непонятных явлений. Добавь к этому постоянно ведущиеся войны или просто конфликты.

— Весёлое местечко, — усмехнулся Данила и добавил, — ну допустим с тобой мне всё ясно, но что делали уважаемые цениты в столь опасном месте.

— Всё очень просто, — Жана улыбнулась на лесть Данилы, — здесь встречаются месторождения очень редких в обитаемых мирах минералов, плюс к этому, при небольшом везении можно найти артефакты древних цивилизаций, имеющие баснословную стоимость на рынках обитаемых миров.

— Должен добавить, — заговорил Василий, едва замолчала Жана, — существует мнение, что большинство цивилизаций обитаемых миров начали своё развитие именно в этой галактике, но потом они решили сменить место своего обитания. Пожалуй, только Хаты являются аборигенами обитаемых миров.

— Но ведь должна быть веская причина, — задумчиво произнёс Данила, — построить целые флота звездолётов для переброски в другую галактику целых цивилизаций совсем не просто.

— По данным историков с момента исхода прошло более двадцати тысяч лет, время, а вероятнее всего злоумышленники практически уничтожили всю информацию о тех событиях.

— Но кому это было нужно? — удивился Данила.

— Не знаю.

— Да… — протянул Данила, — чем дальше в лес, тем толще партизаны.

— Не понял, — заявил Василий.

— Есть у нас такая пословица, — Данила усмехнулся, подумав, что оказался навсегда оторванным от всех своих знакомых, и его «у нас» выглядит глупо, — вам её не понять, а мне не объяснить значения некоторых слов.

— Жана, сколько времени вы добирались до этой галактики?

— Почти год, через восемь червоточин, наш клан знает самую короткую дорогу в эту галактику, — гордо ответила Жана, затем погрустнела и добавила, — вернее знали.

— Мы добирались быстрее, всего за месяц, — заметил Василий.

— Данила, в архивах Василия я нашла базу знаний «Многозадачность», — мысленно сообщила Алиса, — правда она устарела на семьсот лет.

— А оно мне надо?

— Да.

— Тогда закачивай, будем учить.

— Внимание, приготовиться к броску, — объявил Василий.

Данила ожидал сокрушительного толчка, как в первый раз, но к его удивлению почувствовал лишь падение в пустоту, словно прыгнул с парашютом, но тот ещё не раскрылся. В следующее мгновение ожили, погасшие в момент броска экраны и показали несколько непривычную картину звёзд.

Они вышли из броска достаточно далеко от Проксимы Центавра, Данила прекрасно помнил это название из курса астрономии. Звезда была величиной с теннисный мяч, а вторая — Альфа, представляла собой просто самую яркую звезду из ближайшего окружения.

— Провести картографирование? — спросил Василий.

— Конечно, а то получится, что зазря сюда тащились, — ответил Данила, хотя прекрасно отдавал себе отчёт в бесполезности подобной затеи для землян, ведь передать эти карты через бездну лет нет ни какой возможности.

— Картографирование займёт одни земные сутки, — сообщил Василий.

— Хорошо, — кивнул головой Данила и поинтересовался, — Василий, я почему-то не могу вспомнить место, где можно заняться физическими упражнениями?

— Это потому, что на звездолётах фанитов таковых мест нет, — ответил Василий, — однако можно использовать для этих целей третью грузовую палубу. Там достаточно места и работает климат контроль.

Данила с самого утра чувствовал потребность в движении, тело неприятно потряхивало, а мышцы временами сводила судорога.

— Пойдёшь со мной? — спросил Данила, встав из кресла.

— Если тебе не скучно меня таскать за собой, — ответила Жана, даже близко не представляя себе, чем он собирается заниматься. В её понимании занятия физическим трудом были уделом рабов и низших каст общества.

Спустившись на третью грузовую палубу, Данила удовлетворённо крякнул, сюда хомяк Василий еще не простер свои электронные грабки. Свободное от каких-либо предметов пространство превышало по размеру футбольное поле.

Окинув палубу взглядом и не обнаружив места, где можно было бы расположить Жану, Данила, подхватил её за талию и усадил себе на плечи. От неожиданности Жана не успела даже возмутиться. Инстинктивно сцепив руки на его лбу, она почувствовала, как руки Данилы ухватились за её бёдра.

Данила побежал вдоль внешней стены палубы. Сначала медленно, приноравливаясь к изменившемуся центру тяжести, а затем в ушах Жаны зашумел поток встречного воздуха. По палубе гулко стучали ноги Данилы, смешиваясь с ударами сердца Жаны. Внешняя стена проносилась мимо так быстро, что мелкие детали сливались в серое однообразие. Стараясь удержаться на столь необычном средстве передвижения, Жана плотнее сжала ноги и ещё крепче сцепила свои пальцы на лбу Данилы, стараясь вжать его голову в свой живот. На пятом или шестом кругу мозг Жаны поразила необычайной силы вспышка. Ей стало ужасно стыдно своей слабости, но вместе с тем таких ощущений она не испытывала никогда в своей жизни. Переводя дыхание, она почувствовала, что приближается новая вспышка. Закусив губу, чтобы криками не выдать себя, Жана пыталась сдержать себя. Новая вспышка, более продолжительная, чем первая, лишила её сил и сознания. Очевидно, она закричала. Следующее, что она увидела — обеспокоенное лицо Данилы. С его лба на её грудь капал пот, а пальцы рук нежно тёрли за висками.

— Тебе плохо? — спросил он, заметив, что Жана открыла глаза.

В ответ она схватила его толстую шею и попыталась притянуть к себе. С таким же успехом она могла тянуть на себя балку, по которой ходит погрузчик контейнеров.

Наклонив голову, Данила поцеловал её в лоб, и, осторожно взяв на руки, понёс к лифту.

— Куда ты меня несёшь? — шепотом спросила Жана, медленно выходя из своего безумия.

— В душ, — спокойно ответил Данила, — ты вспотела не меньше меня.

Жана, не стесняясь своей наготы, вошла в душевую кабинку, поддерживаемая Данилой.

Уложив Жану на кровать в каюте медика, Данила отправился в душ сам, а когда вернулся, первым делом поинтересовался:

— Ты как себя чувствуешь?

— Нормально… — ответила она и пожала плечами.

— Ну, отдыхай, — Данила приказал Василию притушить освещение и направился на выход.

— Ты куда? — спросила она, стараясь не расплакаться от огорчения.

— Пойду в рубку, проверю, как идут дела у Василия, — ответил он, не замечая её со-стояния, и вышел в коридор.

— Василий, — позвала она через минуту, когда в коридоре стихли шаги Данилы.

— Да, — откликнулся кибер интеллект.

— Почему я не нравлюсь Даниле? — всхлипнув, спросила Жана, — наверное, у них со-всем другие женщины, такие же как он смуглокожие и мускулистые.

— Понятие нравлюсь или нет непонятно мне, — ответил Василий, — а насчёт смуглой кожи, это результат воздействия ультрафиолетовой части спектра звезды. Я не видел женщин из мира Данилы, но если судить по женщинам гвардейцам Тхонга, тогда они должны быть выше тебя ростом и более мускулисты.

— Ты можешь мне помочь стать похожей на женщин гвардейцев? — спросила Жана, она слышала, что некоторые фанитские кланы обладали исключительными знаниями в области пластической хирургии и даже их кибер интеллекты могли творить чудеса.

— Только в части смуглой кожи, у тебя имеется нужный пигмент. Если тебя некоторое время облучать ультрафиолетом слабой интенсивности, твоя кожа приобретёт коричневый оттенок. С ростом, я помочь не могу, не обучен, а с мышечной массой помочь себе можешь только ты сама.

— Как это, сама? — не поняла последние слова Жана.

— Мышцы, это результат постоянной работы, — пояснил Василий, — конечно можно использовать специальные препараты, но этим ты непоправимо навредишь своему организму.

— Какую работу нужно выполнять? Я готова, — Жана села на кровати, настроенная немедленно приступить к осуществлению своей мечты.

— Не спеши, утро вечера мудренее, — заявил Василий, использовав поговорку Данилы, — тебе нужно посетить медотсек, где я внимательно ознакомлюсь с твоим организмом и разработаю комплекс упражнений, задействующий все твои мышцы. Кроме того, только в медотсеке есть возможность облучать тебя ультрафиолетовыми лучами без риска для здоровья.

— Потерпи ещё сутки твой симбионт, еще не создал нужные связи, иначе возможно осложнение, — попросил Василий, и, помолчав, добавил, сменив тему.

— Данила сейчас озабочен своим самочувствием и ему очень трудно.

— Поясни пожалуйста, — попросила Жана, заметив, что ей интересно даже просто слушать про Данилу, ведь она его в сущности совсем не знала.

— Там на Земле, чтобы спасти меня, он загрузил специальные базы гвардейцев Тхонга. Его видовая память включилась сразу, я сам такого не ожидал. А в данный момент происходит перестройка его организма в соответствии с разбуженной генетической программой.

— А если я загружу эти базы? — с надеждой в голосе спросила Жана.

— Вероятность изменений есть, но пока она ничтожно мала.

— Я хочу попробовать.

— Это может оказаться опасным, — предупредил Василий, — этот пакет баз никогда не запускали никому кроме гвардейцев Тхонга. Твой организм может оказаться слишком слабым и не справиться с программой перестройки, если конечно она запустится.

— Я хочу рискнуть, ну пожалуйста.

— Хорошо, но предупреждаю в последний раз, это смертельно опасно.

— Я готова рискнуть, — Жана тряхнула головой, отгоняя последние сомнения.

— Следуй в медотсек и займи одну из капсул, — посоветовал Василий.

Жана молча повиновалась. В тот момент, когда её голова коснулась подголовника, раздалось вжик. Пытаясь осмысмить хоть каплю информации, Жана напрягла слух и не заметила, как скатилась в беспамятство.

Говорят, когда умираешь, видишь тоннель и идёшь по нему к свету. С Жаной происходило нечто другое, она погружалась в холодную воду колодца. Студёная вода, судорогой свела руки и ноги. Мимо проплывали чёрные брёвна колодезных стенок и пузырьки воды, поднимавшиеся кверху. Вода из прозрачной становилась тёмно-синей. Страшно давило на уши. Лёгкие горели огнём от недостатка воздуха, но вдохнуть воду значит умереть. Гулко, словно испорченные воздушные фильтры, стучало сердце.

Неожиданно свет, падающий в колодец, потемнел.

— Всё… — пронеслось в мозгу Жаны, — ну и пусть!

Но нет, это лицо Данилы склонилось над колодцем, его рот открывался, но слов слышно не было.

Отчаянными усилиями рук и ног, превозмогая боль, Жана начала подниматься к свету, удивляясь откуда у неё взялось умение плавать, ведь в своей жизни она никогда не видела открытых водоёмов. В следующее мгновение что-то больно потянуло её за уши, и, почувствовав воздух, Жана жадно вдохнула полной грудью. Из глаз брызнули слёзы. Кто-то усиленно тряс её голову за уши.

— Отпусти, оторвёшь ухи, — жалобно попросила она, не открывая глаз.

Тряска сразу прекратилась, и она осторожно открыла один глаз. Над ней возвышался Данила, лицо его было наполнено тревогой и злостью.

— Оторвать бы твои ухи, — в сердцах заявил Данила, лицо его изменилось и Жане показалось, что он готов улыбнуться, — чтобы не слушала бред чокнутых компьютеров.

— Но ведь она выжила! — заявил Василий.

— Выжила, — согласился Данила, из последних сил стараясь сохранить серьёзный вид, — к чему такие эксперименты, ведь уже готовилась ласты склеивать.

— Какие ласты? — в один голос спросили Жана и Василий.

— Тоннель видела? — вместо ответа спросил Данила, глядя Жане прямо в глаза.

— Нет, — Жана мотнула головой, от чего перед глазами поплыли разноцветные круги, — я видела только колодец с водой.

— А… — махнул рукой Данила, — какая разница, погрузилась бы на дно, там бы и склеила свои ласты.

— Но ведь не склеила, — возразила Жана и попыталась улыбнуться.

— Благодаря воплям Василия, — усмехнулся Данила, — разорался на весь звездолёт. Вторую ночь спать не дают.

— Но… — начала Жана.

— Двое суток я выводил тебя из информационной комы, — Данила подхватил ее на руки и понес в свою каюту

— Двигайся, — произнес Данила положив Жану на край кровати.

— Зачем? — удивилась Жана.

— Спать буду, боюсь я вас одних оставить, — усмехнулся Данила, — опять глупость очередную задумаете.

Улёгшись рядом с Жанной, Данила закрыл глаза и заявил:

— Василий, гаси свет, я буду спать. Будить только если возникнет угроза тотального уничтожения.

— Василий, спасибо, — прошептала Жана.

Данила вскоре уснул, о чем свидетельствовало его ровное дыхание.

Пытаясь найти удобное положение для сна, Жана крутилась до тех пор, пока рука Данилы не прижала её. Вздохнув, она положила голову на его плечо и практически сразу уснула.

6

Долбанное корыто выпало из гипера, попутно угодив в стихийную аномалию, завершившуюся пробоем одноразовой червоточины. Для полного счастья не хватало лишь гравитационной ловушки. Но вместо нее запросто выступила нейтронная звезда. Да, вторую такую звездную систему найти будет сложно. Вокруг общего центра масс вращались: большая яркая звезда первого порядка и парочка из белого карлика и нейтронной звезды, вращавшиеся в собственном равновесии. Планет в этой звездной системе не было, но зато присутствовали восемнадцать астероидных поясов. Причем это были не пояса а реки, текущие от звезд к окраинам.

— Это он… — выдохнул Вольдемар Шнитке, навигатор этого убожества.

— Ты прав Вован, — хмыкнул второй пилот Захар Гордеев, наблюдая как медики уносят первого пилота в медсектор.

— А что нам скажет начальник транспортного цеха? — поинтересовался их капитан Алексей Гипп.

— Хлопцы, все плохо. Разгонным двигателям кирдык, гипердвигатель такой же, из сотни маневровых двигателей, остались в живых осталось пятнадцать. Инженерный комплекс мертв изначально. Короче, нам осталось полтора месяца, — Харитон Егорович Опря усмехнулся и добавил, — вот такой капец, нам нужно провести коррекцию курса не далее чем через три часа, иначе через месяц нас убьет излучение нейтринной звезды.

Это арварское корыто с гордым именем «ЗвездаМбонга» досталось бывшим рабам пиратского картеля «Клаос» в ходе разборки с атранскими пиратами. Четыре десятка бывших землян находившихся на борту малого перерабатывающего комплекса и пристыкованного к нему крейсера второго ранга, спаслись только из-за того, что в момент боя во всю бушевал ионный шторм, гасящий любые передачи. Иначе на рабские ошейники поступил бы сигнал активировавший системы уничтожения. Используя этот же шторм, землянам удалось ликвидировать всех пятерых арварцев и две недели отсиживаться в астероидном поле. За это время земляне разделились не две не равные группы. В одну вошли двадцать пять пилотов, техников и медиков. Во вторую группу вошли шестнадцать инженеров и пилотов. В первой группе, которой и достался крейсер, было: семь русских, семь немцев, пять испанцев, пять белорусов и один еврей.

Запасов продуктов и топлива должно было хватить с избытком до окраинных миров атранской империи. Месяц полета прошел нормально, техники успели подлатать наиболее ушатанное оборудование, а медик и медтехник смогли снять со всех рабские девайсы. Но потом началась полоса неудач. Сначала влетели в систему, где четыре пиратских фрегата потрошили атранского купца. Скорректировав курс, удалось уйти в гипер, но пара пиратских фрегатов, капитально сели на хвост. Не помогала корректировка курса и досрочный выход из гипера. Фрегаты приближались и через десяток прыжков могли выйти на дистанцию ракетного удара.

Решив до конца использовать возможность отрыва от преследователей, Алексей Гипп, выходец из поволжских немцев всю свою жизнь проживший на алтае, приказал совершить очередной досрочный выход. Ну а дальше начался песец, радовало одно. Оба пиратских фрегата развалились от столкновения друг с другом еще до входа крейсера в червоточину.

— Вольдемар, что ты скажешь о нашем местонахождении? — Алексей знал, что Егорыч, несмотря на свое ворчание, сделает для крейсера все возможное.

— Мы находимся в совершенно неизученном космосе, — выдал Навигатор, — нет не одного репера привязки.

— Внимание, системы сканирования зафиксировали нарастание напряженности гиперполя, — доложила Ирен Кноппе, которою из-за роста метр шестьдесят русские прозвали кнопкой.

— Во, счас у прохожего и спросим, куда нас занесло, — усмехнулся Захар.

Неизвестный корабль вышел из гипера выше эклиптики, сразу выпустил полсотни разведчиков и окутался силовой защитой. Разведчики, на запредельной скорости устремились изучать астероидные реки этой звездной системы, не обращая внимания на «Звезду Мбонга». Сам чужак дрейфовал, постепенно удаляясь от крейсера землян.

— Если бы не размер на порядок больше, можно было бы принять это чудо-юдо за хокданский средний крейсер седьмого класса Амирато, — произнес Захар, не отрываясь от системы пассивного контроля.

— Кнопка, попробуй вызвать это чудо-юдо, — Алексей поглаживал подбородок, что-то ускользало от его внимания, чего-то не хватало на встреченном крейсере.

— Крейсер «Звезда Мбонга» вызывает неизвестный корабль, — на универсальном языке содружества заговорила Ирен.

— Ну чего орать на бабуинском, — примерно это прозвучало в ответ, если убрать большой боцманский загиб.

Ирен сидела и беззвучно хлопала ртом, а глаза её готовы были закатиться за орбиты, причем в разные стороны.

— Ладно Кнопка, не дрейфь и давай на связь своего капитана, — на визоре появилось изображение из рубки неизвестного звездолета.

Здоровенный парень в тренировочных штанах и при голом, потном торсе стоял за пустым креслом. На его левом плече красовалась наколка прыгающего снежного барса с подписью «Джелалабад 88–90 Долг и Честь».

— Дан? — удивленно спросил Харитон, вошедший в рубку с докладом и узнать новости.

— А что нам скажет начальник транспортного цеха? — поинтересовался неизвестный, разглядывая Харитона и сложился пополам от неконтролируемого смеха.

— Данила, кончай ржать и расскажи куда мы попали, — попросил Харитон, отодвинув в сторону, удивленную Ирен.

— Ой, не могу, — Данила от смеха уже держался за живот, — Ты Харитон представляешь что находится под хвостом у полярной лисички, так вот вы попали туда, только к скунсу.

— Не въезжаю… — протянул Харитон, — туповат наверное стал.

— Миллион лет, — посерьезнев выдохнул Данила.

— Что миллион лет? — переспросил Харитон.

— Девяносто девять процентов за прошлое.

— Ах…, да…,- Харитон выдохнул, посмотрел на Данилу и спросил, — а ты как?

— Так же как и вы, только крейсер называется «Гром» а не Мамбу-Юмбу, все, хватит. Давайте ко мне на четвертую грузовую палубу, а то Василий говорит, что у вас практически нет защиты.

— А… — начал Харитон.

— Сам я еще не шарю, но Василий говорит, что вам же хуже будет, если я спущусь к вам. Так что, выдавай всем весла и вперед.

7

То, что началось с моментом пробуждения, добрым утром назвать было не возможно. Всё тело Жаны превратилось в один сплошной комок боли. Боясь выдать свои страдания Даниле, Жана буквально доползла к душевой кабинке и заперлась в ней.

— Мозг, что со мной происходит? — с трудом сдерживая судороги спросила она.

— Я предупреждал, что не представляю всех последствий эксперимента, — ответил Василий и добавил, — советую обратиться к Даниле, все-таки он уже прошёл через преобразование и может тебе подсказать нужное решение проблемы.

Впрочем за завтраком Данила сам обратил внимание на состояние Жаны.

— Что Птаха, колбасит? — поинтересовался он, наблюдая, как Жана стучит зубами по стакану, пытаясь выпить сок.

— Да, — кивнула головой она, отставив в сторону пустой стакан.

— Ну, что ж, пошли, — вздохнув, заявил он, дождавшись пока она закончит приём пищи, — будем тебя лечить.

— Я не могу идти, — прошептала Она.

— Сможешь, — уверенно выдохнул он и потянул за руку.

Дальнейшее больше всего напоминало бред. Жане показалось, что она оказалась проданной в рабство. Ненавистный голос заставлял её перетаскивать с места на место контейнеры непонятного назначения. Причём совершалось всё это бегом, так как голос подгонял, словно от её действий зависело функционирование звездолёта.

Устав до красной пелены в глазах, Жана с удивлением почувствовала себя гораздо лучше. Боль, словно играя с ней, изменилась. Теперь от усталости ныли мышцы, но судорог уже не было.

— Что, Птаха, ушаталась? — ласково спросил Данила, когда она поставила очередной контейнер на место.

Жана в ответ лишь кивнула и попыталась улыбнуться, однако улыбка поручилась не лучшим образом из-за слипшихся губ.

После душа был обед. Жана ела и не могла утолить голод. Потом все повторилось. Время для Жаны разбилось, разделилось на периоды работы и боли от усталости, время еды и сна, наполненного кошмарами. Просыпаясь, она не чувствовала себя отдохнувшей и постоянно хотела есть. Сколько продолжалось подобное безвременье, Жана не знала, потеряв счет времени. Она бы не поверила, что пролетел стандартный месяц из пяти декад.

Кошмар закончился так же неожиданно, как и начался. Проснувшись на руке Данилы, Жана с хрустом потянулась и обнаружила в своем теле необычайную легкость. Немного ныли мышцы, но это было пустяком по сравнению с прежним её состоянием. Положив свою ладонь на грудь Данилы, Жана отметила, что теперь её кожа имеет такой же цвет, разве что более светлый оттенок.

Осторожно, чтобы не разбудить Данилу, Жана отправилась в душ, приняв который взяла со стеллажа пакет с одеждой. Натянув тренировочную рубаху, ставшую тесной и неудобной, Она принялась надевать шорты, однако они никак не хотели натягиваться. Дернув их посильнее, Жана упала на пол, и, вместе с хрустом рвущейся материи, услышала смех Данилы. Поднявшись на ноги, она обнаружила, что не только порвала шорты, но и рубаха лопнула по швам.

— Какой у меня размер? — спросила Жана, снимая порванную одежду.

— Вчера был шестой, но сегодня лучше надень седьмой, — ответил Данила, проходя мимо Жаны в душевую кабинку.

Взяв в руки пакет с одеждой седьмого размера, Жана хмыкнула, с этого номера начиналась мужская одежда. Одевшись, она подошла к зеркалу, висевшему возле стеллажей с одеждой. С поверхности зеркала на неё смотрела совсем незнакомая женщина. Если черты лица изменились самую малость, то остальное тело претерпело глобальную метаморфозу. Таких мощных мышц она не видела даже у мужчин своего клана, а уж тем более у женщин.

— Василий, я похожа на женщин-гвардейцев? — спросила она, крутясь перед зеркалом.

— Да, — коротко ответил Василий, и, помолчав, добавил, — мне очень приятно, что ты наконец пришла в сознание.

Вышедший из душевой кабинки, Данила застал Жану крутящейся перед зеркалом. Он некоторое время наблюдал как она напрягает ту или иную группу мышц и смотрит как это выглядит в зеркале.

— Вижу, что ты наконец очапалась и задумываешь очередную глупость, — усмехнулся он, заставив Жану вздрогнуть.

— Теперь я красивая? — вместо ответа спросила Она.

— Красивая, спору нет, — улыбнулся Данила, — другой такой в ближайшем космосе точно нет.

Жана чувствовала, что её рост значительно увеличился, но приблизившись к Даниле заметила, что как и прежде не достает до его плеча.

— Почему ты не одеваешь рубаху? — поинтересовалась Жана, разглядывая влажную после душа кожу Данилы.

— Рубаха, это мелочь, Василий внёс коррективы и изготовит одежду нужного размера, — произнёс Данила, — гораздо хуже что у меня нет скафандра.

— Придётся лететь в обитаемые миры, — заметила Жана без особого энтузиазма, прекрасно сознававшая трудности в подборе хорошего скафандра.

— Не все так плохо, несколько корректировок ПО и наш комплекс будет делать то что нам надо в обитаемых мирах нужно будет прикупить кое-какое оборудование и материалы.

— Наверное у нас нет таких средств, — Жана мгновенно вспомнила цены на военную амуницию гвардейцев, после падения империи подскочившую необычайно высоко.

— Найдем, — тряхнул головой Данила, и направился в рубку.

— Нужно будет переделать кресла в рубке, — заявил Василий, когда они вошли в рубку, — у вас обоих изменился рост и вес.

— Давай Василий полетим к соседней звезде, — объявил Данила втискиваясь в свое кресло.

— А чем тебе не нравится эта планета? — Жана кивнула на экран где вращалась компьютерная модель ближайшей к ним планеты, про себя отметив, что не так уж и потолстела.

— Составом атмосферы, — выдохнул Данила, — находиться там без скафандра нельзя.

— Я могла бы в одиночку провести разведку, — предложила Жана, скорее из чувства противоречия, чем от желания действительно этим заниматься.

— Выходить одной на неисследованную планету по меньшей мере глупо, — произнёс Данила и улыбнулся, подумав, что говорит как опытный звездный исследователь а не человек всю свою жизнь проживший на Земле.

Звездолёт, тем временем, начал коррекцию курса и разгон для броска в другую звездную систему.

— Но ведь и там, куда мы сейчас направляемся может не оказаться планет пригодных для исследований без скафандра, — заметила Жана.

— Ну и что? — пожал плечами Данила, — лично я не тороплюсь, а ты?

— Ха, а мне куда торопиться? — Жана уже хотела сказать, что именно благодаря Даниле ей торопиться некуда, но вспомнила свой внешний вид в зеркале и поняла насколько она далека от представителей своего народа, ведь её за центянку не примет никто, даже те кто встречал её раньше.

8

— Ну здорово чертяка! — Данила обнимал крепыша в непонятном комбинезоне спустившегося из чудом вошедшего на четвертую грузовую палубу убожества.

Жана наблюдала за встречей двух старых товарищей и понимала что даже сейчас не смогла бы вынести тех похлопываний по спине и плечам от широты Русской души.

— Жана, — Данила обернулся к ней, — представь мы с Харитошей, в одной роте два года воевали. Ну давай знакомь с хлопцами.

— Ну у нас и гарны дивчины имеются, — рассмеялся Харитон.

— Кстати, держи, специально для тебя сделал, — Данила подал Харитону тельник, а обратным движением расстегнув ворот своего комбинезона.

— А берет? — Харитон не заморачиваясь, расстегнул свой комбинезон до пояса, одел тельник, а рукава завязал на поясе.

— Я знал, тебе понравится, — рассмеялся Данила, подавая головной убор.

— Ты понял Захар и здесь войска дяди Васи есть, — усмехнулся Алексей спускаясь по трапу на грузовую палубу.

Встреча и знакомство плавно перетекли в столовую, где всех заставили пить мерзкую «Водка» до состояния «Мордой в салат».

Жана сидела рядом с девятью девчонками и дружно плакала над каждой историей и с каждым словом становилась ближе к ним, чем к каким-то ценитам или фанитам. А потом пели песни. Грустные и веселые, сложные и простые, но с каждой песней становилось легче на душе. Потом, кто-то выключил выключатель и следующее, что Жана увидела это плечо Данилы.

Утром все собрались в столовой. Данила и Жана были одеты в непонятную форму. Огромные ботинки на толстой рубчатой подошве. Черные штаны, тельняшка с голубыми полосками и синий берет с непонятными значками. Жана замешкалась с волосами, но Данила сам заплел две косицы и украсил их белыми бантами.

— Класс, — заявил он, — настоящий гардемарин.

В столовой Жана поняла, что Данила лучше всех.

— Товарищи, вы уже знаете, что вы попали в квадрате, — заговорил Данила, прохаживаясь перед двумя шеренгами гостей, — Я могу отремонтировать ваше недоразумение, и летите голуби. Сразу скажу Харитошу с вами не отпущу. На Землю путь пока закрыт, слишком мощная ПКО. Второй вариант, вы вливаетесь в экипаж «Грома», а вашу лоханку тупо дроиды разберут на булавки. Спросите чем займемся? Скажу, не знаю, но зная вашу любовь к пиратам и рабовладельцам, предположу, что у вас есть куча претензий.

Первыми сориентировались девчонки. Вышли все девять. А медтехник Варвара Сохаткина, вытянула за собой медика Яшу Шмельсона, худого горбоносого парня.

За последующие пару минут, определились и все остальные.

— Прекрасно, — прохаживаясь перед бывшими рабами, произнес Данила, — первым делом вам следует нейросети заменить симбионтами. За неделю что они разворачиваются разберемся со специальностями, а потом здравствуй учебка.

Посмотрев на ухмылку Данилы, Жана передернула плечами, вспоминая месяц своих мук на грузовой палубе.

— Но почему вы считаете свои симбионты лучше, чем наши нейросети? — поинтересовался Яша, выглядывая из-за плеча Варвары.

— Алиса, скинь ему пакет по симбионтам, — мысленно попросил Данила, а вслух сказал, — лови пакет данных.

— Так, — Данила улыбнулся, наблюдая за Яшей, — забирайте свои вещи и айда заселяться на новую жилплощадь.

Войдя в лифт, Яша заявил, обращаясь к Даниле, — вы правы, нейросети, что стоят у нас по сравнению с симбионтом как трехколесный велосипед перед мерседесом.

Размещение и установка симбионтов заняли остаток дня. Жанна, забрала из каюты медика свои невеликие вещи, переселилась в капитанскую каюту, передав свою жилплощадь Варваре и попросив Василия заменить там кровать.

Вымотавшись до предела, Данила поел в столовой в компании Харитона, объяснив тому, что ограничил всем доступ на корабле. Для всех остались доступны только жилая и медицинская палубы. Харитон согласился с подобным ограничением, посетовав, что неделю ожидать разворачивания симбионта будет скучновато.

С приходом в каюту, богатый на события день и не подумал закончиться. Жана подарила такую ночь любви, что уснуть удалось только за пару часов до подъема.

Ровно в шесть часов по корабельному времени в помещениях «Грома» раздались баззеры тревоги. В коридоре ошалевших землян встречал Данила в тренировочных штанах и голым торсом.

— Не стесняйтесь товарищи, зарядка, самое главное мероприятие дня, как зарядишься, так день и пройдет. И Варвара, тащи хитрого еврейского юношу, а то вдруг враги нападут, а он незаряженный будет.

Так с шутками прибаутками все спустились на третью грузовую палубу и занялись зарядкой.

— Василий, как идет обследование системы? — мысленно поинтересовался на бегу Данила.

— Нормально, за пять дней закончу, но работать здесь возможно только под максимальной защитой. Слишком велика жесткая составляющая излучения кластера из трех звезд.

— Хорошо, завершай картографирование, раз уж посетили эту систему, нужно пользоваться возможностью.

После зарядки и душа все собрались в столовой на завтрак и не торопились расходиться после него.

Данила понял это по-своему.

— Значит так, начальника медслужбы и его помощника я уже вижу, это Яша и Варвара.

— Первый вахтенный пилот есть, это Жана, нужно еще три пилота. Думаю старший помощник Алексей Гипп справится с назначением?

— Далее, Харитон, тебе быть главным инженером, другой кандидатуры я не вижу. Берешь себе в подчинение всех техников, работа им найдется.

— Алексей на тебе навигатор, связь, сканирование и абордаж с контрабордажем. Имей в виду, что контрабордажем будем заниматься все.

Уединившись в рубке управления, куда некому доступа еще не дал, Данила об обороне «Грома». Он прекрасно осознавал, что победа над ценитами стала возможна только из-за безалаберности боевого экипажа бывшего клана Жаны. Рассчитывать на это и впредь, глупо.

— Василий, мы сможем изготовить корабли поддержки?

— Сможем, у меня на борту есть необходимые технологические линии, скидываю ориентировочные проекты и расчет необходимых ресурсов.

— Нет Василий, такое убожество не пойдет, — заявил Данила, рассмотрев шесть вариантов фрегатов, различавшихся лишь вооружением, а внешне представлявших все те же пирамиды.

— Алиса, я все про тебя забываю, — мысленно заметил Данила, — вот тебе задание. На основе боевых кораблей гвардейцев Тхонга разработай проекты шести вариантов фрегатов поддержки. От себя добавлю, фрегаты должны быть красивы.

— Но я никогда такого не делала.

— Думай, я тебе шапку сошью.

— А зачем мне шапка?

— Чтоб уши не мерзли.

— У меня нет ушей.

— А вдруг вырастут, а у тебя вот, уже готовая шапка.

Пятидневка пролетела в различных заботах и планировании дальнейших действий. Алиса решила задавить Данилу массовостью своих проектов, но тот выложил внешний вид проектов на визоры столовой с возможностью голосовать за тот или иной проект. В итоге в финал вышли четыре проекта. Разведывательный, скоростной истребитель-корректировщик, средний штурмовик, гроза вражеских истребителей, снайперский фрегат, этакая скоростная орудийная платформа с четырьмя сверхдальними орудиями способными расколоть корабль по мощнее «Грома», последний тип фрегата был инженерно-абордажный. Довольно юркий кораблик, оснащенный мощной броней и активными шиитами имел на вооружении несколько десятков противоракетных комплексов и четыре манипулятора, способных не только цепляться за противника но и монтировать большие детали. В грузовом отсеке инженерного фрегата находились два десятка абордажных дроидов, а на броне под защитными заслонками, прятался десяток инженерных дронов, способных начать демонтаж вражеского корабля еще до окончания абордажа.

Едва четыре проекта были приняты к производству, Алиса заявила что ждет от Данилы шапку и на все отмазки отвечала, что да, нет у нее ушей, а вдруг вырастут, а шапки-то нет.

Старт к звезде Ран прошел по плану. Разгон, прыжок и выход в системе Рана над плоскостью эклиптики. «Гром» вновь отключил большинство систем, выпустив тучу исследовательских дронов. На инженерной палубе разворачивались комплексы для производства фрегатов, а Данила занимался шитьем шапки, больше похожей на буденовку, используя как модель Жану.

В общем когда у землян активировались симбионты, шапка была готова, а еще Данила был зол, причем на всех. Поэтому команда Данилы установить всем пакет баз гвардейцев не вызвал у Жаны удивления. Удивление вызвало довольно быстрое усвоение пакета и просьба поработать сержантом у первого десятка землян. Сам Данила прибыл с остатками землян через полтора часа и скомандовал начать разбирать крейсер, на котором прилетели бывшие рабы.

Это надо было видеть, разобрать и перенести целый крейсер, причем не используя каких-либо механизмов, это что-то. Земляне все делали с шуточками и песнями, причем не только на русском языке. Только сейчас Жана поняла насколько она отлична от землян, ей понадобился месяц, чтобы привыкнуть к новому ощущению мира. А земляне уже на третий день устроили попойку по поводу дня рождения Маркоса Эдверры водителя дальнобойщика из Севильи. Снова пели песни. На русском и испанском языках. Красивые песни. А потом подрались с немцами. Но после двух сломанных Данилой об спины особо буйных столов, все успокоились, выпили мировую и расползлись по каютам. Сама Жана ехала на плече Данилы, ловя завистливый взгляд Варвары, таким же макаром тащившую своего Яшу, получившего два хороших бланша под оба глаза.

Жана никогда не думала, что немаленький корабль можно разобрать за декаду и это по минимуму используя конструкционных дроидов. Строительство фрегатов шло еще интересней. Сначала были собраны четыре стенда, на которых как из деталей конструктора, начали собираться малые корабли.

«Гром» тем временем расположился над самым внутреннем, из трех, астероидным поясом. Добывающие дроны без устали сновали сновали между астероидами и бортом «Грома». Для удобства броневая штора, прикрывавшая инженерную палубу, была поднята, а космос от палубы отделяло силовое поле, удерживающее воздух и тепло.

Данила, уже который день уединялся в рубке, чтобы без помех побеседовать с Василием.

— Василий, мне не понятно, что мешает рассчитать курс на Землю?

— Отсутствие координат.

— А если повторить маршрут?

— Не получится, координаты последних звездных систем есть, но в точках с нужными координатами нет гравитационных центров. Я и визуально не наблюдаю предыдущие системы.

— Это может быть последствием действия вируса?

— Нет, я проверил все логи, какого-либо внедрения не было.

— Странно, странно… — протянул Данила, — кто же так не хочет нашего возвращения на Землю?

— Василий, нам нужно минимум полсотни людей. Ладно, сейчас построим нужное количество фрегатов. Они прекрасно поместятся на летной палубе, ведь там пусто. Но для нормального функционирования, нужен экипаж из пяти человек на каждый фрегат.

— А если нам поискать требуемую звездную систему, — прохаживаясь по рубке, Данила разговаривал сам с собой, — надыбать червоточину и вперед.

— У меня есть координаты четырнадцати червоточин, — объявил Василий.

— Это есть хорошо… — протянул Данила, — но на ближайшие три месяца у нас есть чем заняться.


9


За постройкой фрегатов и обучением три месяца пролетели как один день. Правда, летать на них было некому. Людей едва хватило на полноценную боевую вахту. Посовещавшись с экипажем, Данила решил стартовать из системы Рана как только будут восполнены ресурсы, потраченные на постройку фрегатов, занявших половину летной палубы. В принципе, та декада, что требовалась дронам на добычу ресурсов, у экипажа заняла сдачей экзаменов на различные допуски. Слишком отсталой была техника и технология у пиратов.

— Доложить о готовности служб, — Данила по праву занимал капитанское кресло.

В ответ на симбионт начали поступать доклады из различных отсеков «Грома», завершившимися докладом старшего помощника.

— Капитан, корабль к полету готов.

— Прекрасно, начинаем разгон к первой червоточине, если она еще есть.

«Гром», сначала медленно, разворачиваясь на нужный вектор, а затем все быстрее и быстрее начал разгоняться для прыжка.

— Непривычно как-то, — выдохнул Алексей, — нет ни вибрации ни других прелестей близкого гипера.

Тем временем «Гром», набрав нужную скорость ушел в гипер.

— Время до выхода из гипера сорок шесть минут, — доложил Василий по громкой связи.

— Боевые посты, провести последнюю проверку, время готовности сорок минут, — отдал команду Алексей.

— Все верно, — согласился Данила, в ответ на вопросительный взгляд своего первого помощника, — лучше перебздеть чем обосраться. Была бы возможность, следовало бы выпустить пару звеньев разведчиков.

Первая червоточина не функционировала, правда гравитационная аномалия на ее месте говорила, что червоточина просто закрыта. Активное сканирование не зафиксировало присутствие других кораблей или их обломков.

— Василий, будем картографировать? — поинтересовался Данила.

— Хотелось бы… — всем показалось, что кибер интеллект вздохнул.

— Ну значит занимайся картографированием, — усмехнулся Данила и добавил, — экипаж, отбой тревоги. На вахте остается дежурная смена, остальные занимаются согласно распорядка.

— Дан, зачем нам заниматься картографированием? — поинтересовался Алексей, выбираясь из своего кресла.

— Я надеюсь, что рано или поздно откроется путь на Землю и тогда нам не придется лететь в слепую.

— Данила, ты не зайдешь к нам? — связался через симбионт Харитон.

— Без проблем, — ответил Данила, направившись к лифту.

На инженерной палубе не смотря ни на что кипела работа. Дроиды что то таскали и монтировали. Техники расположились возле одного из универсальных комплекса и спорили, не замечая капитана.

— Капитан на палубе, — подал команду Харитон.

— Вольно, — Данила махнул рукой, приветствуя техников, — хвалитесь.

— Но… — начал Харитон.

— Да ладно, — перебил его Данила.

— Парни смогли получить интересный композит, — Харитон подал образец материала, — если его использовать в производстве скафандров, получатся изделия с уникальной защитой.

— Вроде ткань как ткань, — хмыкнул Данила, теребя кусок ткани и пытаясь его разорвать.

— Если использовать технологию производства фанитов, то у нас будут боевые скафы с экзоскелетом. Поделки содружества отдыхают.

— Дерзайте хлопцы, но одежку для всех начинать делать только после испытаний.

— А то, — согласился Харитон.

— Да, ребята, у меня просьба, поменяйте в столовой мебель, — попросил Данила, — а то некоторые личности предпочитают есть стоя.

Техники дружно рассмеялись, правильно поняв намек. Харитон, после трансформации даже в этой компании превосходил всех в росте и весе. Рост двести пятьдесят три сантиметра при весе в две сотни килограмм, это что-то.

— Да ладно тебе, — махнул рукой Харитон, — просто нет у меня времени рассиживаться.

Боевые скафы получились замечательными. Самое уязвимое место лицевое стекло в бою закрывалось защитой, а изображение передавалось непосредственно на глазной нерв с поверхностных датчиков скафа. Экзоскелет позволил использовать тяжёлое вооружение. Запас энергии в двух энергетических аккумуляторах, при выходе из строя основного реактора, был достаточен для суточной работы генератора защитного поля. По внешнему виду скафы напоминали гвардейские.

Звездная система, где находилась вторая, известная Василию, червоточина находилась на расстоянии полусотни световых лет. Прыжок занял четыре часа, а по выходу из гипера заорали базеры тревоги. Активное сканирование показало присутствие искусственных объектов.

— Задействуем дроны-разведчики, активное сканирование прекратить, после запуска дронов шиты на максимум. До получения более полных результатов не отсвечиваем.

Данила отдал пакет команд и с интересом всмотрелся в модель гравитационной аномалии и червоточины в ее центре.

— Василий, куда ведет эта червоточина? — поинтересовался Данила, чтобы хоть немного отвлечься в ожидании результатов разведки.

— Раньше она вела на другую сторону этой галактики, — ответил Василий, — но гравитационные датчики зафиксировали изменения характеристик. Нужно полное сканирование червоточины. Я предполагаю что направление в нее дрона-разведчика схлопнет червоточину на неопределенное время.

Первые результаты работы разведчиков начали поступать через сорок минут. В десятке световых секунд от аномалии дрейфовали обломки десятка кораблей, различной конструкции. Детекторы биоактивности не фиксировали живых существ. Сканеры энергоактивности отмечали незначительные объекты, способные быть чем угодно, от резервного реактора, до работающей на последнем издыхании медкапсулы.

— Отбой боевой тревоге, — решился Данила, — щит перевести на пятьдесят процентов. Выслать дроны для сбора информации и разведки внутренних помещений. Мне требуется знать причину разрушения этих кораблей. Не хотелось бы, пройдя через червоточину выйти в космос в виде подобных обломков.

— Восемьдесят процентов, что эти корабли передрались именно здесь, — заявил Василий.

— Что ж они не поделили… — задумчиво выдохнул Алексей, разглядывая изображения обломков чужих кораблей.

— Василий, у тебя в базах нет ничего похожего? — Данила встал из своего ложемента и потянулся.

— О здешних местах вообще мало информации, — ответил Василий.

— Понятно, — хмыкнул Данила и добавил, обращаясь к Алексею, — оставляй ходовую вахту, остальные пусть занимаются по распорядку.

Потянулись часы ожидания результатов и никто не назвал бы их томительными. Занятий хватало всем. Кто-то учил базы под разгоном, кто-то тренировался, техники, разделившись на вахты, занимались разбором поступающих с обломков железяк. Яша и Варя занимались изучением трупов, большинство из которых были похожи на людей, но и те что отличались имели схожие цепочки ДНК и похожие друг на дружку нейросети, различавшиеся лишь сложностью встраиваемых расчетных центров. В общем скучать было некогда.

Доклад Василия о встречи в этой системе двух противоборствующих групп, произошедшей двадцать лет назад, не занял много времени.

— Данила, все повреждения кораблей получены из оружия, исключая влияния аномалии. Из-за уничтожения девяносто процентов носителей информации трудно определить принадлежность кораблей, но это говорит о целенаправленном уничтожении сохранившихся корабельных интеллектов. Предположительно выжившие в бою члены экипажей запустили системы самоуничтожения, а в некоторых местах заложив дополнительные заряды, и покинули эту систему на спасательных средствах. Причем кто-то из противников пытался уничтожить аномалию, но добились лишь небольшого рассогласования гравитационных потоков, которое постепенно восстанавливается. Лет через сто червоточина восстановится в первоначальном виде.

— Не, сто лет ждать мы запалимся, — под нос прошептал Данила.

— По технологиям и вооружениям обе группы превосходят аварский крейсер, но на порядок уступают нам, — продолжал Василий, — с вероятностью шестьдесят процентов, столкновение произошло из-за червоточины и никто из обеих групп не вернулся на свои базы. Этому свидетельствует наличие нетронутых складов ЗИП на кораблях обеих групп.

— В принципе, у меня вопросов нет, — произнес Данила, взяв из синтезатора стакан с тоником и окинув взглядом экипаж, собравшийся в кают-компании.

— Мне интересно, — подал голос Яша, после модификации организма прибавивший в росте и весе, но не догнавший свою Вареньку, — те мутанты, по-другому их не назовешь, были в экипажах одной, или обеих групп?

— По конструкционным особенностям кораблей я считаю, что они принадлежали одной группе, — ответил Василий.

— Когда мы полетим через червоточину? — спросила Изабелла Веласкес, освоившая специальность щитовика на седьмом уровне и прекрасно справлявшаяся со своими обязанностями.

— Можно хоть сегодня, — ухмыльнулся Данила.

— Нет… — хором возразили Харитон и Василий, чем вызвали общий смех.

— Да… — протянул Данила, — наши глав-хомяки сработались. Сколько вам нужно времени?

— Двое суток, — коротко ответил Василий.

— Прекрасно, но должен предупредить, червоточина может оказаться ниппелем, туда дуй, обратно нету, — высказал свое опасение Данила.

— А сейчас у нас не так? — усмехнулся Харитон, успевающий отдавать распоряжения техническому комплексу через симбионт.

— С этим согласен, но опасаюсь засады с той стороны.

— Ну мы можем вооружить сотни две дронов для защиты от мелочи, — Харитон, что-то прикинул в уме, — думаю пару импульсных плазмометов несущая рама выдержит, а реактор и искин на дроне с запасом. А от крупных кораблей нам хватит и установленных калибров и запаса ракет.

— Сколько это займет времени?

— За двое суток управимся, — ответил Харитон, — нужно будет немного модернизировать пусковые ячейки и посадить за удаленное управление свободных от вахты пилотов. Для управления можно использовать вирткапсулы, там переделок на час работы.

— Замечательно, я так понимаю, никто не возражает от прохода через червоточину, — Данила еще раз окинул взглядом всех собравшихся в кают-компании.

Опыт прохождения через червоточину это что-то. Даниле показалось, что несколько секунд он крутился в скоростной карусели. Но как началось, так быстро все и закончилось. Нестерпимо больно по ушам ударил звук базера тревоги.

— Щиты на максимуме, — доложила Изабелла.

— Щиты просели на пять процентов, — сообщил Василий.

— Жана, уводи нас из под огня, — скомандовал Данила, лихорадочно оценивая обстановку.

«Гром», наращивая скорость, уходил от сильно поврежденного линкора, изрыгающего море огня. Отсутствие хода и низкая маневренность не позволяли противнику пробить щиты. Маневрируя, Жана удерживала щиты на уровне семидесяти процентов, но ответить было еще не чем. Слишком близко находился противник. Можно было легко повредить свой корабль при его разрушении. Постепенно частота залпов начала падать, а мощность щита расти.

— Что, спекся? — усмехнулась Изабелла, когда щиты восстановились до максимума, а редкие плюхи от линкора не успевали просадить щиты хоть на процент.

— На линкоре нет биологической жизни, — сообщил Василий.

— Что будем с ним делать? — поинтересовался Алексей.

— Отойдем от греха подальше, да потренируем наших канониров, — предложил Данила.

— Они же раздолбают его в хлам, — возмутился Василий.

— Давай глушанем его парочкой ракет с ЭМИ боевой частью, а потом испытаем абордажные фрегаты, — предложил через симбионт Харитон.

— Ну кто бы сомневался, — рассмеялся Данила, — кто о чем а глав-хомяки о хабаре. Вы что будете делать когда место на корабле закончится?

— Печалька будет… — смеясь заявил Харитон.

— У меня есть еще внешняя подвеска, — ответ Василия вызвал взрыв дикого хохота.

— Учись Харитон у профессионала, — отсмеявшись, произнес Данила, — и готовь к вылету звено абордажных фрегатов, надеюсь они нормально будут управляться через внешнее управление.

— Звено абордажных фрегатов к старту готовы, — доложил Харитон спустя десять минут.

— Ну начнем, — кивнул Данила, разрешая запуск ракет.

Ракеты, имевшиеся на борту «Грома», обладали несколькими интересными свойствами. Они могли перемещаться не только в обычном режиме, но и в так называемом пульсирующем. Это когда ракета уходила в подобие гипера и выходила из него уже вблизи цели. Правда, подобный режим можно было использовать лишь по малоподвижным целям, и это была как раз такая цель. Разогнавшись за несколько секунд до нужной скорости, ракеты исчезли из обычной метрики, чтобы появиться непосредственно перед взрывом.

— Энергетической активности не фиксирую, — провозгласила Ирен.

— Выпускайте абордажные фрегаты, — отдал команду Данила.

— Выпускаю боевых хомяков, — подтвердил Харитон, вызвав очередной взрыв смеха в рубке.

— Василий, выпускай разведчиков, нечего прохлаждаться, — Данила всматривался в изображение линкора, получаемое с датчиков фрегатов.

Линкор был раза в четыре больше «Грома», а в открытые люки орудий главного калибра легко мог залететь абордажный фрегат. Тот кто противостоял этому монстру, обладал не меньшими калибрами. Это было заметно из повреждений, полученных линкором в бою. Прикинув размеры «царапины» от касательного попадания неведомого оружия, Данила хмыкнул. Крейсер аварцев легко вошел бы в эту «царапинку» и еще место осталось бы.

— Глав-хомяки, куда ж вы его ховать будете, — с состраданием в голосе поинтересовался Данила, вызвав очередное хи-хи в боевой рубке.

— И не говори, — вполне натурально вздохнул Харитон.

— Что не войдет, то надкусаю, — вполне серьёзно заявил Василий.

Это высказывание кибер интеллекта вызвало смех до колик и плача.

— Василий прекращай клоунаду, ты подрываешь нашу обороноспособность, — попросил Данила.

— Опасности пока нет, — заметил Василий, — а вам нужна разрядка.

Абордаж линкора прошел как по нотам. Дроиды в первую очередь деактивировали все реакторы, а затем демонтировали все управляющие центры. И лишь на вторые сутки абордажа, когда под контролем оказался последний отсек, Данила отменил усиленный режим несения службы.

Система оказалась богатой на находки. В ней дрейфовало более тысячи кораблей различного класса и разной степени сохранности.

Сам линкор тоже преподнес не один сюрприз. Во-первых, возраст три с небольшим тысячи лет с момента гибели экипажа; во-вторых, сам экипаж который состоял из ценитов; в третьих, технологии, в некоторых моментах превосходящих технику «Грома», а в некоторых глубоко отставая.

— Ничего не понимаю, — выдохнул Данила, отложив результаты совмещения звездных карт.

— Не ты один, — согласилась Алиса, — все начинает обретать какой-либо смысл только при допущении скачка вперед на миллион лет. Точность скачка девяносто лет. Но это не возможно…

— А знаешь, тогда становится многое понятно, — усмехнулся Данила, — осталось определиться в пространстве, не будем же мы сидеть на этой свалке до конца жизни.

Дроны-разведчики закончили с картографированием системы за стандартные пять суток. Помимо корабельного кладбища система оказалась богатой на минералы. Два довольно плотных астероидных поля и планета размером с Землю в зоне пригодной для жизни, четыре планеты-гиганта, богатых компонентами для синтеза топлива и композита, с собственными выводками спутников. Давняя война уничтожила жизнь в этой системе. Только полусумасшедшие искины пытались поддерживать работоспособность своих кораблей и продолжали вести свой крайний бой. И линкор, в зону безопасности которого мы случайно попали, был не самым большим и новым кораблем системы. Система оказалась довольно опасной для полетов. В дополнение к исследованиям всяческих ништяков с линкора и не только, экипажу пришлось заняться расчисткой от обломков и минных объемов разгонного трека.

Харитон и Василий вели себя, что тот хохол. Инженерный комплекс, из собранного ранее материала клепал стандартные контейнеры которые заполняли различным оборудованием с линкора и крепили на внешнюю подвеску. Иной раз материал контейнера оказывался дороже его содержимого, и не потому, что в него укладывали дешевку. Через декаду дроны-разведчики нашли практически целый корабль технического обеспечения противников хозяев линкора. Этот уникальный корабль мог на своей ремонтной палубе утащить с поля боя монстра по более уже знакомого линкора. Комплектация корабля поражала, но все перечеркивали две проблемы, живой управляющий центр, отказывающийся подчиниться, и разбитые в капусту разгонные двигатели. Облепившие технический корабль, инженерные фрегаты в количестве двенадцати штук двое суток тащились к месту дрейфа «Грома». Потом глав-хомяки уговорили Данилу разобраться с управляющим центром и он трое суток провел в поисках управляющего кода. При помощи Алисы, какой-то матери и миллиона попыток управляющий код был найден и искин тут же получивший имя Леха, признал Данилу администратором и согласился ему подчиняться. Запустив функцию авто ремонта и производства разгонных двигателей, Данила лег в медкапсулу для отдыха и обучения под разгоном. Для управления кораблем технической поддержки требовались изученные и подтвержденные базы пилот тяжелых кораблей, инженер седьмого уровня, производство седьмой уровень, материалы и сплавы седьмой уровень, конструктор седьмой уровень и пяток дополнительных баз пятого уровня.

За время обучения и сертификации, инженерная служба тоже не сидела без дела. «Гром» был размещен на ремонтной палубе, проложены волноводы для управления сцепкой из его рубки. Установлены разгонные двигатели и отрегулирован гиперпривод. Проведен ремонт корпуса и внутренних помещений. Из-за отсутствия воды не удалось запустить систему жизнеобеспечения, но это были мелочи, не влияющие на скорость.

Месяц определенный на подготовку плавно перетек в два и приближался к концу третьего. Наблюдая за бурными танцами бешеных хомяков, Данила принял волевое решение.

— Начинаем подготовку к старту, — объявил он.

Цель была выбрана еще при исследовании линкора. Звездная система с планетой близкой по своей биосфере к Земле, отмеченная на карте как не заселенная.

— Но… — попытался возмутиться Харитон.

— Дружок, если вас отсюда не выгнать, вы с Василием не успокоитесь.

10


Аварский пиратский клан «Смерта» хорошо поднялся когда один из его рейдеров случайно наткнулся в сотне световых лет от фронтира планету пригодную для жизни. Звездная система находилась в рассеянном пылевом облаке и не наблюдалась в оптическом диапазоне. Завезенные саженцы цветка фролла, служащего для получения золотой пыли одного из самых дорогих наркотиков содружества, прекрасно принялись на большом экваториальном острове. Регулярно заменяемые рабы занимались выращиванием растений, сбором его пыльцы и переработкой ее в золотую пыль. За год, что выживал средний раб, он успевал собрать три урожая пыльцы и начать выплевывать свои легкие. Редкий раб выживал в течении полутора лет. Но даже так это было очень выгодно. Продукты выращивались на соседних островах, обеспечивая ресурсами небольшую фабрику по производству картриджей для пищевых синтезаторов. Картриджей хватало для внутреннего потребления, а излишки продавались на пиратских базах, принося неплохой доход. Клан использовал острова не только из-за простоты охраны плантаций и рабов, но и потому, что на трех материках, в джунглях, обитал чересчур агрессивный животный мир. Пролет нескольких десантных ботов с включенными на полную мощь станерами убивал всех животных на острове. С материком подобное не получалось, там все происходило с точностью до наоборот. После обработки какого-либо участка материка, туда набегало еще большее количество едоков. Руководство клана решили назвать планету Смерта, но селиться и нести серьезные затраты не спешили. На орбиту притащили старый линкор, чудом сумевший доползти из ближайшего корабельного кладбища, находившегося в двадцати световых годах от Смерты. Из линкора сотворили подобие орбитальной базы, приписанные к планете три тяжелых крейсера четвертого уровня и носитель переделанный из рудовоза в обоих его корпусах, вместо трюмов были установлены стартовые ячейки трех видов говорили о серьезном отношении руководства к охране своего имущества. Данный шедевр арварского кораблестроения мог за раз выпустить двести истребителей и сотню штурмовиков. Пиратские крейсера и носитель менялись каждые полгода, приходя с транспортом, привозившем рабов и увозившем готовую продукцию. Вот и сейчас настроение экипажей было прекрасным. Еще месяц в пути и они будут на клановой базе, где было гораздо больше развлечений, чем в этом далеком углу.

Зато экипажи смены были совсем не довольны своим прибытием в систему Смерты. Да платили не плохо можно сказать отлично, но полгода патрулировать эту системы, брр, очень скушно.

Капитан тяжелого крейсера «Задира» напивался в компании своего коллеги с крейсера «Сияющий» убывающего завтра с конвоем на клановую базу.

— Да ладно тебе Азамат, полгода пролетят и не заметишь, — опрокинув в себя очередную дозу планетарки, попытался подбодрить товарища Грума.

— Тебе хорошо говорить, — вздохнул Азамат, — ты вон за полгода как свой корабль переделал, а у меня в инженерной секции одни дебилы, не способные управлять даже двумя дроидами.

— Могу тебе дать совет, даже два, — усмехнулся Грума.

— Ну? — Азамат, вопросительно посмотрел на приятеля.

— С тебя литр планетарки, — выдал Грума.

— Ох…, ну ладно, годится, — согласился Азамат.

— Ты в курсе, что рабы, спускаемые на Смерту, там и остаются.

— Ну, — кивнул Азамат.

— Так вот, дай медику с линкора мзду малую, он тебе подберет рабов с нормальным ФПИ, может быть и готовых техников, вы с ним махнетесь. Он твоим рабам и нейросети поменяет если надо, да и с базами поможет.

— Интересная мысль, — согласился Азамат, — а второй совет.

— Чтобы было не скучно, можете использовать глушилку, что стоит на линкоре, конечно здесь не оживленная трасса, но пять рейдеров за полгода, тоже не плохо.

Совет Грума оказался в тему, Азамат за сущую мелочь, умудрился выменять у медика шесть готовых техников, отдав за них шесть самых тупых абордажников. Обмен явно удачный.

Решив вернуть потраченную планетарку, Азамат за два литра напитка дал совет капитану носителя, постоянно испытывающего недостаток адекватных пилотов истребителей.

Предложение Азамата об охоте поддержали все капитаны и даже успели порадоваться неплохой добычей. А потом пришел ужас, вернее они сами его выдернули из гипера. Они занимались потрошением рейдера картографов, сделанного из среднего транспорта прорыва шестого класса, когда вакуум содрогнулся так, словно он имеет плотность воды.

Экипажи пиратов и их жертвы еще очухивались от сотрясения, а пришелец начал действовать. Он шел далеко выше эклиптики, и глушилка зацепила его только краем своей сферы. Большая отметка на экране сканера «Задиры», буквально взорвалась сотнями отметок истребителей.

Несмотря на то, что выброшенный из гипера гигант находился в шести световых минутах от пиратов, ответка добралась до них уже через четыре минуты. Из гипера возле замерших на месте крейсеров и носителя вышли полтора десятка ракет, после взрыва которых погасли не только искины но, любое оборудование и связь. Прошло еще двадцать минут и экипажи пиратов, вместе с рабами и пленниками выгрузили на огромной палубе. К толпе из восьми сотен разумных вышел высокий смуглокожий хуман, и с интересом начал рассматривать расползавшихся на кучки разумных.

— Кто ты такой и что ты делаешь во владениях клана «Смерта», — попытался качать права Азамат.

Чужак улыбнулся так, что Азамат непроизвольно сглотнул.

— Я летел мимо, никого не трогал и знать не знал о каком-то клане «Смерта». Вы меня позвали, и, я такой мягкий и пушистый северный лис, пришел. Говори зачем звал.

— Вот ты какой, песец… — прошептал один из рабов и потерял сознание.

— Узнали, — удивился хуман и скомандовал на незнакомом языке.

Полторы сотни рабов вышли из толпы и построились в коробку словно они военные.

Увидев в коробке аварца, держащего на плече потерявшего сознание раба, непонятный хуман подошел к нему и поинтересовался.

— А ты куда уголек собрался.

— Я не аварец, а хохол Мыкола Подопригора.

— Бачу что не москаль, — задумчиво произнес хуман, — як же тебя так угораздило?

— Бабка согрешила, в Москве на фестивале, — вздохнул Мыкола, — отец родился нормальным, а мне повезло.


11


Сцепка из «Грома» и «Богатыря» второй день плуганила гипер. До точки выхода оставалось часа три, когда заголосили датчики напряженности гиперполя. Можно было плюнуть и продолжить полет, пускай скорость гипера упадет на несколько процентов, это не критично.

— Что-то я засиделся, — Данила посмотрел на остальную вахту и увидел одобрение.

— Боевая тревога, — объявил он, включив тревожный базер, — нас ждут великие дела.

Сцепка вышла из гипера с небольшой погрешностью, выразившейся небольшим сотрясением метрики.

— Василий, запускай разведку и истребительное прикрытие.

— Я обнаружила супчиков, — сообщила Ирен, выведя нужное изображение на визор.

— Вижу, молодец Кнопка, — усмехнулся Данила, знавшей, что Ирен, ужасно нравится русское произношение ее фамилии.

— Давай ребята, хватит думать. Три ЭМИ ракеты идут к орбитальной станции, остальные, штук пятнадцать-двадцать, летят подарком жуликам в пояс астероидов. Пакуем всех, а уж потом отделяем козлов и козлищ.

Данилу убил истинный хохол Мыкола. Но подумав немного он пришел к выводу, что неважно какого цвета твоя кожа, и есть ли она вообще, главное менталитет. А по менталитету Мыкола был русским, и это не могли скрыть его переходы на суржик и просто тупое молчание.

— Мне нужен хлопец, знающий всю эту камарилью, — находясь перед строем, произнес Данила.

— Вон, Егора возьми, — посоветовал Мыкола, кивнув на пришедшего в сознание мужика, — он тут дольше всех.

— Ну, Егора так Егора, — пожал плечами Данила, — сейчас следуйте за дроидом в медотсек, а мы пока тут пошалим.

Через сутки на цветочном острове не осталось ни одного раба, а в объеме системы соответственно пиратов. Старый линкор был отведен с орбиты Смерты, а на его месте началось строительство орбитального терминала. Параллельно, в районе второго пояса астероидов, начался монтаж среднего перерабатывающего комплекса. Без устали работали медкапсулы «Грома» и «Богатыря», хотя ста капсул было мало, но процесс, как говорится, пошел. В первую очередь с рабскими девайсами расстались выходцы с бывшего Союза, которых набралось шесть сотен. Затем шла очередь остальных землян, числом в две с половиной тысячи. Ну а потом двенадцать тысяч остальных рабов.

В пираты были определены все кто на момент захвата не имел рабских девайсов или не находился в криокапсулах, таких набралось семь тысяч клиентов. Помимо самих пиратов на цветочном острове оказались и те кто кормился за их счет, представители всяческих корпораций и другие жуки. Абордажные дроиды, что проводили поиск, захват и сопровождение не отличались разговорчивостью и на любое сопротивление отвечали выстрелом из станера по особо не понятливым.

Узнав, что следующие пираты прибудут только через полгода, Данила предложил своей команде приватизировать эту систему.

— Планета нам нужна, — размышлял вслух Данила, — а чем плоха эта? Да ни чем. Вопрос по времени решен с большей точностью чем ранее. Вон Мыкола говорит, что его пираты похитили в 1991 году, хотя неизвестно сколько везли. Расположение системы довольно удачно, не каждый сюда попрется. Предлагаю капитально обустраиваться, создавать свой клан и долбить потихоньку рабовладельцев.

— Не клан, — возразила Изабелла, — гвардейцы императора есть, значит создаем империю.

— А что будем делать с бывшими рабами и пиратами? — поинтересовался Харитон.

— Нужно узнать сначала законы, а тогда уже что-либо делать, — заявила Ирен.

— Я провел ревизию у пиратского лепилы, доктором его грех называть, — заговорил Яша, — среди различных баз знаний есть базы «Содружество» и «Юрист»-3 уровня.

— Прекрасно, Яш, скопируй базы и раздай, думаю за то время что удаляются рабские импланты мы успеем изучить эти две базы, — Данила встал, улыбнулся и добавил, — а пока давайте работать над обороной.

— Пока не развернута добыча ресурсов, мы можем заняться переработкой пиратского хлама, можно забацать десятка два автоматических шахтера, они будут эффективней дронов-старателей, — Харитон что-то прикинул в уме и добавил, — нужно разгружать «Богатыря» и начинать вывозить сюда корабельное кладбище. Все же гораздо практичней перерабатывать готовые материалы чем делать новые.

— Хорошо, — согласился Данила, — нужно развернуть временный госпиталь на пиратском линкоре, и Харитон ты остаешься здесь, ищи себе на «Богатырь» заместителя.

Работа закрутилась. «Богатырь» раз в пять дней притаскивал корпус линкора и еще кучу различного хлама, шедшего на переработку. Данила работал в основном с людьми. Изучив за пару дней обе базы, он ежедневно заключал пару сотен контрактов с бывшими землянами и не только. Строился орбитальный терминал, уже заработала первая очередь перерабатывающего завода. Инженерные фрегаты мотались по системе, разворачивая оборудование для защиты от несанкционированного доступа к Смерте.

За месяц «Богатырь» притащил шесть корпусов, и, разместившись недалеко от перерабатывающего комплекса, занялся собственно ремонтом. Харитон отрывался по полной, проводя глубокую модернизацию древних линкоров. С окончанием ремонта первого линкора встал вопрос экипажей. Несмотря на высокую автоматизацию, на двух километровую бандуру требовалось две сотни человек в экипаж, а его еще не было. Первая партия из пятисот выходцев из Союза и пятисот других землян, для ускорения обучения получили симбионты. Для работы в системе нужны были рабочие разных специальностей, легче было сказать, кого не требовалось. Данила предложил устанавливать бывшим рабам трофейные нейросети, но Яша заявил, что в них имеются закладки подчинения от производителя.

— Хочешь сказать, что симбионты лучшая альтернатива, — хмыкнул Данила, посмотрев на Яшу, — вам с Варей нужно расширять медсекцию.

— Однозначно, — кивнул Яша, от непрерывной работы под его глазами появились синие круги, а в белках глаз проявились капилляры, — я провел небольшое сравнение и пришел к выводу, что симбионты из гвардейского репликатора на порядок лучше чем из родных репликаторов «Грома» и «Богатыря». Нейросети содружества даже с ними не идут не в какое сравнение.

— Понятно, — вздохнул Данила, — а насчет дополнительных медиков?

— Пока не попались, — усмехнулся Яша, — лепил, подобных пиратским, я не хочу видеть в нашей медсекции, а нормальных медиков еще не встретилось.

— Данила, — вышла на связь Жана, несущая вахту в рубке «Грома», — у нас гости.

— Сейчас буду, — коротко ответил Данила и вопросительно посмотрел на Яшу, — ты скоро вампир?

— Да собственно пока хватит, — Яша вынул из вены Данилы иглу с помощью которой брал кровь для репликатора.

Рубка встретила Данилу рабочей обстановкой.

— Император на мостике, — отдала команду Жана.

— Я тебе дам император, — усмехнулся Данила, занимая свой ложемент, — рассказывай.

— В систему вошел транспорт, выдающий опознавательные коды независимых баронств, его преследуют два средних крейсера постройки хакдана без опознавательных кодов.

— И что тут непонятного, — удивился Данила, — раз выключена передача опознавательных кодов, это однозначно пираты. А пираты у нас чем занимаются?

— Осваивают планету, — усмехнулась Жана, — экипаж, работаем. Император смотрит на нас.

— Вот язва, — вздохнул Данила, наблюдая за пуском ракет и абордажных фрегатов.

Троица «гостей» еще была слишком далеко, чтобы заметить активность в системе, но уже достаточно близко для прицельной стрельбы ракетами.

Подарок из шести ракет, взорвавшихся возле бортов крейсеров, оказался сюрпризом не только для пиратов, сразу сбросивших скорость и прекративших стрельбу из-за отсутствия энергии, но и для удирающего во все лопатки транспорта. Начавшего передавать, что они мягкие и пушистые.

— Передайте им, что они свободны, лететь куда им нужно, — Данила не горел желанием досрочно раскрывать для сообщества свое местопребывание, но удерживать честных торговцев тоже не хотел.

— Они бы рады, но пираты повредили им гиперпривод, — доложила Жана.

— Пусть ложатся в дрейф и ждут досмотра и техпомощь, если повезет, то улетят.

— Они требуют гарантий, что их не захватят в рабство.

— Так дай, эти гарантии, — слегка разозлился Данила.

— Тут хокданцы вышли на связь и требуют на связь главного.

— Требовать они будут у себя дома, — буркнул Данила, — дай мне канал с этим требовальщиком.

— Чего хотел? — с ходу задал вопрос Данила, едва на визоре появилась похожая на китайца физиономия.

— Я требую… — начал он.

— Слышь ты, — перебил его Данила, — требовать ты будешь у себя дома, а сейчас ты в гостях и можешь только просить.

— Да я, да мы… — лицо хокданца покраснело от гнева.

— Последний раз спрашиваю, почему ваши корабли вошли в нашу систему с выключенной опознавательной системой.

— Патрульному флоту не требуется включать опознавание, — заявил хокданец.

— По нашим законам, как собственно и законам содружества, любой корабль без опознавательного кода является пиратом и подлежит уничтожению.

— Но вы тоже не активировали свои коды опознавания.

— Мы дома, а вы нет. Чувствуете разницу?

— Мы преследовали контрабандистов.

— И причем тут мы? Если на торговце нет рабов и он не будет продавать у нас наркотики, то мы не будем иметь к нему претензий. В отличии от вас он соблюдает закон.

— Но, они пытались… — начал хокданец.

— Мне надоел этот разговор, — перебил его Данила, — если вы окажете сопротивление, то будете уничтожены.

— Отключай этого придурка, — выдохнул Данила, не желая вести пустой разговор, — что там с баронским транспортом?

— Досмотровая и техническая группы будут там через десять минут, абордаж хокданцев уже начат.

— Прекрасно… — протянул Данила, — посмотрим что у баронцев, а то может оказаться, что зря вступались.

Транспорт «Льция» принадлежащий независимому барону Моту Пакту, дрейфовал в облаке застывшего воздуха и замерзшей воды. Экипаж собравшийся в рубке за исключением двух техников управлявших ремонтом обшивки с тревогой ожидали досмотра. С теми кто, оставаясь за пределами видимости, походя обездвиживает два хокданских крейсера восьмого уровня, шутить не стоит. Тем более пока неизвестные хозяева системы, вели себя в соответствии с законами содружества. А хокданцы сами виноваты, привыкли что никто не спрашивает их коды опознавания.

Корпус транспорта слегка вздрогнул от стыковки двух необычных корабликов с двумя парами манипуляторов. Через десяток минут в переборку рубки постучали.

Посмотрев на экипаж, капитан разблокировал переборку, дверь ушла в сторону. На пороге стояли два гиганта в незнакомых боевых скафах.

— Предъявите грузовую ведомость, — нейтральным тоном приказал один из гигантов.

Карго-мастер Вирт Шонг, молча протянул требуемый чип.

Вставив чип в коммуникатор, гигант с минуту изучал грузовые накладные.

— Если желаете быстрее закончить с досмотром, дайте коды доступа к грузовому искину, — предложил гигант, вернув чип Вирту.

Капитан вздохнул, понимая что иначе досмотр может продолжаться не один час, подал мастер-ключ с кодами.

— Запрещенных товаров не зафиксировал, таможня дает добро, — через пару минут произнес гигант и вернул капитану его мастер-ключ.

— Чем мы можем вам помочь? — заговорил второй гигант.

— Нам бы починить гипердрайв, остальное мелочи, — выдохнул капитан.

— Мы посмотрим, — заявил второй гигант, — попросите ваших техников не мешать моим дроидам оценивать повреждения.

Капитан связался через нейросеть с техниками и передал просьбу таможенника. Несколько минут таможенники молчали, очевидно контролируя дроидов.

— Я оценил стоимость ремонта, — заявил таможенник, заставив вздрогнуть экипаж, — ловите контракт.

В принципе капитана устроили и срок и стоимость ремонта, не устраивала форма оплаты редкоземельными сплавами.

— Извини, а нельзя оплатить банковским чипом? — поинтересовался капитан

— А зачем мне банковский чип? — вопросом на вопрос ответил таможенник, — редкоземельные сплавы я могу сбыть, а валюта содружества у нас не в ходу.

— Хорошо, — вздохнул капитан и подписал контракт.

— Прекрасно, мы начинаем ремонт, гипердрайв уже в пути, мы будем на своих фрегатах, — объявил таможенник.

Оба гиганта развернулись и направились в сторону шлюза.

— А чем у вас можно торговать? — поинтересовался карго-мастер.

— У нас запрещается торговля разумными и наркотиками, — остановившись, произнес таможенник, — всем остальным можно торговать.

С уходом таможенников вокруг транспортника закрутилась непонятная чехарда. На корпусе ползали десятки конструкционных дроидов, восстанавливая обшивку. Внутри метались ремонтные дроиды устраняя повреждения внутренних механизмов. Менее чем через два часа в коридорах транспорта уже была атмосфера, а спустя еще три часа на нейросеть капитана пришел отчет об окончании ремонта.

— Что скажешь по ремонту? — поинтересовался капитан Нар Молит у старшего техника Ника Бамса, после перегрузки пятидесяти тонн луизита в трюм одного из дюжины фрегатов, что производили ремонт транспорта.

— В баронствах нам такой ремонт обошелся бы в три раза дороже и затянулся бы на декаду, их инженерные фрегаты просто чудо, а ремонтных дроидов подобной конструкции я не встречал.

Ник помолчал, сделав несколько глотков тоника, посмотрел в глаза капитану.

— Торговать с ними можно, а вот вспоминать о хокданцах не стоит.

— Я тоже так думаю, — согласился капитан.

Транспорт «Льция» закончил разгон и ушел в гипер, а хокданские крейсера, отбуксированные к перерабатывающему комплексу, уже трудно было узнать, слишком мало от них осталось.

Допросы хокданцев показали, что несмотря на принадлежность к патрулю, они действовали по заказу корпорации «Кризо», занимавшейся добычей и переработкой различных металлов. Отгоняя от независимых шахтеров нормальных торговцев, эти дельцы вынуждали шахтеров сбывать свой товар за бесценок скупщикам корпорации. Любой нормальный торговец, перехваченный подобными патрулями, объявлялся контрабандистами и лишался своего груза. Это в лучшем случае, а бывало и корабля вместе со свободой. Если с командирами, пилотами и абордажниками было все ясно, то остальные члены экипажей были не при делах. Из восемнадцати техников обеих команд в доле были трое. А из шести медиков только один.

Оставив на орбите этих, неплохих в общем-то людей, Данила распорядился отправить остальных восемьдесят на один из островов, выращивать продукты питания, предварительно освободив их от лишних девайсов.

Яша, участвовавший в освобождении хокданских пиратов от ненужных на планете нейросетей и установки им симбионта класса колонист производства богатырского репликатора, отобрал для своей медсекции всех пятерых медиков. Трех пожилых мужчин и двух женщин в возрасте лет сорока.

Техники, в своем большинстве были женщинами. Только двое из пятнадцати техников оказались мужчинами. Это заинтересовало Яшу и он поинтересовался у своего коллеги, первым покинувшим медкапсулу. Из рассказа Лера Пака получалось, что только служба техником была доступна хокданкам в военном флоте. А десятилетний контракт с военными открывал хокданкам неплохие перспективы не только хорошего трудоустройства, но и льготного налогообложения. Конечно главное было не в этом а в возможности родить своему избраннику парочку детей, что делало бывших военных техников завидными невестами.

Контракт на десять лет подписали все двадцать хокданцев.

Следующий месяц пролетел, ознаменовавшись запуском системы наблюдения, полностью перекрывшей дальние подступы к системе. Теперь система обороны была способна не только обнаружить вышедший из гипера корабль, но и принудить его к выходу из гипера, если траектория объекта показалась подозрительной наблюдателю. Закончился монтаж транспортного терминала на орбите Смерты. И надобность в жилых помещениях старого линкора отпала. Даже сейчас, без дополнительных жилых надстроек, база была способна принять до тридцати тысяч жителей. Первая пара линкоров начала тренировки экипажей и учебные стрельбы. Прошла всеобщая конференция, в которой участвовали четырнадцать тысяч двести человек.

Теперь у Смерты появилось новое имя, Терра. Понятно, что в этом главную роль сыграли бывшие земляне, но и бывшие представители содружества согласились, что Терранская империя звучит очень хорошо. Самым недовольным решением конференции оказался Данила, назначенный на должность императора и главного творца законов.

— Я вам устрою империю, — заявил он и заперся в капитанских апартаментах «Грома».

— Василий, что плохого я им всем сделал? — поинтересовался Данила.

— Наоборот, ты спас их всех, — возразил Василий, — они все увидели, что твое руководство идет на благо.

— А у меня сложилось впечатление, что все сели мне на шею и ножки свесили.

— Они тебе дали в руки всю власть, — мысленно заметила Алиса, — тебе и карты в руки. Сделай так, чтобы бездельники не могли подняться в твоей империи, а мы все тебе поможем.

— Ну, сами выпросили, — хмыкнул Данила, — Алиса, будешь стенографировать.

— Закон № 1 (закон об имперском гражданстве). Любой разумный, отслуживший десятилетний военный контракт является полным гражданином с правами: во-первых, защищать империю от внешних и внутренних врагов всеми способами им доступными; во-вторых, гражданин имеет право занять любой руководящий, медицинский и учительский пост; в-третьих, любой гражданин имеет однократное право на поступление в гвардию, двадцатилетний контракт в которой дает право занимать высшие руководящие, медицинские и учительские посты.

Закон № 2 (закон об имперской собственности). Все предприятия и корпорации работающие в сфере обучения, науки, военной промышленности и исследований являются собственностью империи. Все транспортные и пассажирские перевозки на пятьдесят процентов принадлежат империи. Все планеты, в зоне ответственности империи принадлежат империи. Контракт на добычу полезных ископаемых в зоне ответственности империи может быть предоставлен любому разумному, но если он является гражданином империи, то налоги на доход ниже на пятьдесят процентов.

Закон № 3 (закон об имперских правах). Любой гражданин империи, увидевший раба, имеет право его освободить. Любой работорговец является преступником и должен быть наказан. Любой гражданин имеет право на бесплатное образование и медицинские услуги. Любой разумный находясь на военной службе так же имеет право на бесплатное образование и лечение.

Закон № 4 (закон об имперских гражданах). Все граждане империи, независимо от своего вида и происхождения имеют равные права и не могут быть в них ущемлены.

— Ну и хватит пока, — Данила встал из кресла и отдал команду разблокировать доступ в каюту.

— Чем ты занимался? — вошедшая в каюту Жана, была несколько раздражена, просидев в коридоре под нужной ей дверью больше двух часов.

— Думал, — усмехнулся Данила и подхватил на руки Жану, — ладно раньше я был простым гвардейцем, и мне можно было спать с простой девушкой, а теперь я император и спать я должен с императрицей.

— Я… — начала вырываться из объятий Жана.

— Вот я и говорю, — побороть бульдозер было бы проще, чем вырваться из ласковых объятий Данилы, — придется нам официально оформлять наши отношения, а то подданные не поймут.

— Я… — Жана перестала вырываться, скорее наоборот попыталась обнять Данилу.

— Ну конечно я знаю, что такого мягкого и пушистого, с ранимой душей, трудно не любить, — усмехнулся Данила, — в общем я уже записал тебя как свою жену. Будешь теперь Жаной Сидоровой, вот.

Покрутив немного Жану, Данила поставил ее на пол и посмотрел сверху вниз.

— Или ты не согласна?

— Согласна, Данилушка, — Жана хотела казаться спокойной, ни губы предательски растягивались в улыбке.

— Ну и славненько, — улыбнулся Данила, — пошли обедать, а то с этими законами проголодался как из пулемета.


12

Полгода подготовки к встрече пиратского конвоя пролетели в трудах и заботах. Сделано было не мало, но еще больше предстояло сделать. На многих направлениях тупо не хватало людей. Многие горячие головы предлагали использовать отказавшихся от контракта людей, но здесь стеной встал Данила, заявивший, что шанс дается только один раз. Кто не захотел его использовать, будет осваивать Терру, тем более сельхозугодья островов тоже требовали рабочих рук. Несмотря на механизацию всех производств, людей не хватало и на планете. Особенно не хватало женщин, соотношение было примерно один к трем.

За две декады до ориентировочного прибытия пиратского конвоя в систему вошел конвой свободных баронств. Четыре тяжелых транспорта в сопровождении восьми средних крейсеров и одного носителя.

— Ну и че приперлись? — услышали на баронских кораблях едва выстроившихся в походный порядок после выхода из гипера.

— Так мы, это торговать, — ответил старший каравана Мак Курн.

— Торговать, хорошо, — протянул диспетчер, — если у вас нет рабов и наркотиков, поторгуем.

— Под протокол заявляю, что у нас нет рабов, а что вы считаете за наркотики я не знаю, но если укажете, торговать подобным товаром не будем.

— Годится, лови маршрут, причалы от семи до двадцати резервирую под вас. Добро пожаловать в Терранскую империю.

Двенадцать часов понадобилось конвою, чтобы приблизится к орбитальному терминалу Терры. Баронцы с интересом наблюдали за мельтешением различных космолетов в непосредственной близости от станции. Дизайн кораблей да и самой станции не был похож на привычный баронцам вид. Но было красиво.

— Эй, конвой, ложитесь в дрейф, сейчас будем вас причаливать, — раздался молодой веселый голос, когда до станции осталось пара тысяч километров.

Мощные гравитационные лучи начали захватывать корабли по мере выключения их двигателей и направлять к стыковочным узлам.

Едва грузовоз Курна был зафиксирован в захватах на его нейросеть пришел прайс с предлагаемым товаром и ценами на него.

Найдя нужный контакт, Мак сделал вызов.

— Здравствуйте, — на экране визора появилась симпатичная девушка с короткой прической, — я так поняла у вас нет империалов для покупки наших товаров, но это не страшно мы можем у вас купить концентраты металлов по удобной для вас цене, себя мы тоже обижать не собираемся.

За получасовое общение, Мак умудрился продать содержимое всех четырех грузовозов и заполнить один из них продукцией имперцев. Цены его порадовали в обоих случаях, и при продаже и при покупке. Грузовые дроны с необычайной скоростью занимались выгрузкой контейнеров с концентратом и погрузкой высокотехнологичного оборудования на грузовоз Мака. Мак закупал технические и инженерные дроиды, двигатели, гиперпрводы и оружие. Принимай имперцы кредиты содружества, он бы загрузил даже крейсера сопровождения. Но имперцы категорически отказались от кредитов. Этот полет, после своего завершения, должен был принести Маку пяти, а по некоторым позициям и пятнадцати кратную прибыль. А все это получилось благодаря его другу Нику Брамсу, рассказавшему своему другу детства о необычной системе в месяце полета от фронтира. Сам Ник вложился в эту затею тысячей тонн луизита и координатами системы.

Весь месяц полета Мак был в глубоком сомнении, откуда за фронтиром может быть оборудование кое в чем превосходившее поделки центральных миров, которые просто не продавали во внешние миры.

Экипажи крейсеров, отпущенные на базу, возвращались на корабли в состоянии охренения. Да и было от чего. Если самые высокие и по маковку модифицированные абордажники не доставали до плеча девчонкам из экипажей патрулей, а встреченных парней можно было ударить в голову, только хорошо подпрыгнув или попросив их нагнуться. Видевшие высших с диллуса усмехались, заявляя что вот где водятся высшие в обычных условиях.

Пилоты и абордажники заметили, что имперцы прекрасно разговаривая на универсальном, между собой общались на незнакомом языке.

— Данила, зачем ты приказал продать складские запасы «Богатыря»? — Жана устроилась на мягком диване в кабинете Данилы на орбитальной базе.

— Место занимают, а пустить в переработку, жаба давит, — усмехнулся Данила, оторвавшись от визора складского искина, — сейчас Харитон и его компания начали выпуск новых дроидов, будем постепенно изымать из обращения старые модели. После небольшого ремонта будем пускать их в продажу. Будь у баронцев наши империалы, я бы сбагрил им все старье.

— А двигатели и гиперприводы?

— Это вообще хлам, я уже дал Харитону команду, специально для продажи в содружество организовать несколько линий по производству подобного ширпотреба. Нам нужны ресурсы. Если мы будем их добывать сами, то за пяток лет очистим от астероидов не только свою но и несколько соседних систем.

— Данила, — отвлекла от беседы, появившаяся на экране визора Кира Молчанова, до своего попаданства в содружество владевшая приличной сетью гипермаркетов, а в молодом государстве ставшей главным купи-продай, правда в свободное от патрулирования время.

— Мак Курн, главный в баронском конвое, хочет пообщаться с тобой.

— По поводу купить в долг? — усмехнулся Данила.

— Ага, видел бы ты его лицо, когда я отказалась принимать его кредиты, словно у малыша отобрала конфеты.

— Хорошо, пусть проводят ко мне в кабинет, заодно посмотрит нашу станцию.

Встав из кресла, Данила прошел в соседнюю комнату, сбросил простой комбинезон пилота и одел черную парадную форму с погонами адмирала. Правда вместо белой рубашки из под кителя выглядывала тельняшка, но кто упрекнет императора в нарушении формы.

— Если будешь присутствовать, то тебе тоже стоит переодеться, — вернувшись в кабинет, предложил он Жане.

— Спрашивает он… — протянула Жана, отправившись переодеваться.

Ей ужасно нравилась парадная форма в варианте для женщин, такого она раньше нигде не встречала. Конечно обтягивающие, словно вторая кожа комбинезоны, тоже хороши, но черная форма имперских гвардейцев ей нравилась больше.


13

Мак Курн изрядно полетал не только по фронтиру, но бывал и в центральных мирах. За восемьдесят лет, что он занимался делами семьи, ему приходилось бывать на различных базах, но такого порядка он не наблюдал даже на торговых станциях дварфов, славящихся своей любовью к порядку. И чувствовал он себя как тот же коротышка дварф на станциях людей. Его немалый рост в сто восемьдесят пять сантиметров оказался мелковатым против двухметровых, а чаще и выше девушек, что сопровождали его по станции к своему начальнику. При своем росте, девушки двигались с грацией бывалых воинов, собственно девушки и не скрывали свою принадлежность к гвардейским частям, сейчас отдыхающим на базе после двух декадного патрулирования.

Кабинет местного начальника, не впечатлял своей роскошью, скорее всего это было банальное рабочее место, конечно с различными удобствами, но не более того. Навстречу Маку из-за стола поднялся настоящий гигант, одетый в незнакомую военную форму не скрывающую количество и качество мышц.

Девушки, сопровождавшие Мака, застыли по стойке смирно.

— Вольно, — гигант приложил руку к своему головному убору, — Кира, останься, а Анюта свободна.

— Есть, — руки девушек повторили жест, и одна из них буквально испарилась из кабинета.

— Меня звать Данила, это моя жена Жана, с Кирой надеюсь вы познакомились.

— Мак Курн, — представился Мак, посчитав, что этому гиганту глубоко фиолетово его близость к правящей династии родного баронства, — старшина каравана.

— А… караван-баши, — улыбнулся гигант, произнеся незнакомое слово и добавил, указав рукой на роскошный диван, — присаживайтесь.

— Я слушаю Вас, — устроившись за своим столом, произнес гигант.

— Ваши торговцы не хотят принимать оплату в кредитах содружества.

— Было бы странно, случись обратное, — усмехнулся Данила, — зачем нам деньги содружества? Ведь мы в нем не состоим.

— Я попал в затруднительное положение, — вздохнул Мак, — у меня есть деньги, но я не могу у вас купить интересный мне товар.

— Не вижу большой проблемы, думаю императорский банк предоставит вам беспроцентный кредит. Какая сумма вам нужна?

— Почему кредит беспроцентный? — высказал свое удивление Мак.

— Деньги не должны делать деньги, они нужны для упрощения торговли.

— Каковы условия?

— Условия просты, вы называете сумму и получаете ее интересным для вас товаром, через три месяца привозите минеральные ресурсы и производите расчет. Кира скинет вам цены на требуемые нам ресурсы.

— Меня устроят такие условия.

— Да, меня интересуют молодые женщины и девушки в возрасте от восемнадцати до двадцати пяти лет…

— В баронствах запрещено рабовладение и работорговля, — перебил Мак.

— Браво, у нас тоже, — улыбнулся гигант, не обидевшись, что его перебили, — мне нужны не рабыни, а жены моим имперцам. Многие девушки и женщины в содружестве не имеют возможности на установку нормальных нейросетей и как следствие возможности найти приличную работу. Я могу предоставить всем переселенкам нормальные девайсы, бесплатное обучение и достойную работу. Ловите типовой контракт. Я предлагаю поработать вам вербовщиком и перевозчиком. Скажем тысяча империалов за одну доставленную сюда девушку.

— Две, — попытался поторговаться Мак.

— Тысяча двести, и это последняя цена, при большей цене мне выгодней отправить парней во фронтир, громить пиратские базы и самим добывать невест. Наверное так даже будет выгодней, люди ведь такие… Не ценят, того что досталось даром.

— Хорошо, за тысячу двести империалов я постараюсь вам навербовать девушек, тем более контракт, что вы мне скинули вполне приличный.

— Ну и ладненько, Жана организуй нам чаю с плюшками, — Данила потер руки и улыбнулся своей жене.

— Можно вопрос? — Мак покопался в прайсе но не увидел там нейросетей и имплантов.

— Да, конечно, — кивнул Данила принимая из рук Жаны чашку с парящим напитком.

— Вы сказали, что сами будете устанавливать нейросети, но в прайсе я не увидел ничего связанного с этим товаром.

— Вы правы, подобная продукция не продается сторонним покупателям, она слишком отлична от стандартов содружества. Для работы с нашим оборудованием многие типы нейросетей содружества не пригодны. Нет не по причине убожества, а просто базы знаний замучаются учить.

— Хотелось бы посмотреть на ТТХ ваших девайсов.

— А знаете Мак, я предлагаю вам на себе испытать наш девайс, правда операция и первичное развертывание займет полторы декады, но время у вас есть. Чтобы произвести и загрузить вам все заказанное Кире, потребуется две декады.

— Сколько стоит ваша нейросеть? — поинтересовался Мак, хотя уже готов был отдать за девайс любые деньги.

— Эта процедура бесплатна, у нас различие девайсов определяется выбранной профессией и уровнем интеллекта, а не деньгами в кошельке.

— Я согласен, — Мак поставил уже пустую чашку на столик возле дивана, — только мне хотелось бы сохранить свою нейросеть, а то вдруг мне не понравится.

— Да без проблем. Оформляйте с Кирой нужные документы и ступайте к нашим медикам. Я ответил на все ваши вопросы?

— Да, конечно, — Мак понял, что его вежливо попросили удалиться.

— Кира проводи нашего гостя, если возникнут вопросы, обращайся.

Последовавшее за встречей с Данилой время Мак составлял и подписывал договора, отдавал распоряжения своим людям и глубокой ночью, по корабельному времени, оказался в медсекции где был встречен дежурным медиком. Похожий на хокданца гигант мог быть кем угодно но не медиком. Улыбнувшись на это, доктор сказал, что в гвардии все умеют держать оружие и идут в бой при необходимости. Лично у Тана второй специальностью было погонщик дроидов.

Сутки в медкапсуле, не виданной Маком до этого, пролетели как один миг. Вжик, Вжик и все. Дождавшись пока Мак оденется, Тан передал ему стазис контейнер с его нейросетью и имплантами.

— Ваш симбионт запустится через десять часов, — пояснил Тан, — он сам вырастит нужные девайсы, если посчитает их необходимыми.

— Симбионт? — удивился Мак, слышавший о подобных девайсах ушедших, и представлявший их цену.

— Да, император распорядился поставить вам гвардейский симбионт, правда без дополнительной активации заблокированы некоторые функции, но вам они и не нужны. Когда симбионт окончательно развернется, вы сможете замаскировать его под свою старую нейросеть. Все старые настройки находятся в папке «Старое». После установки настроек, ваш симбионт будет для внешних наблюдателей, прежней нейросетью.

Тан вывел ошарашенного Мака из медотсека и передал с рук на руки гвардейцу, из отдыхающих патрульных.

Следующие дни пронеслись незаметной чередой. Развернувшийся симбионт поразил Мака своими возможностями. Скорость обучения возросла на порядки. То что раньше изучалось месяцами, теперь могло изучиться за ночь разгона. Медкапсула, после настройки симбионта показывала, что у него в голове находится его Универсал 7+ при старых показателях интеллекта в двести единиц. А что мог полностью активированный симбионт?

Когда загружалось последнее заказанное оборудование, в систему пожаловали пираты. Правда, ни момента прибытия, ни самого боя Маку увидеть не удалось, но прибытие к терминалам базы призов он посмотрел. Эскадра из четырех тяжелых крейсеров седьмого поколения и эскортного авианосца шестого поколения могли капитально потрепать его караван, встреться они в системе подскока. И это при полной неизвестности о вооружении имперцев. Кроме их инженерных фрегатов Мак не заметил ни одного боевого корабля. Но это не значило, что боевых кораблей в системе нет. Ведь на чем-то патрулировали систему те парни и девушки, что отдыхали на базе.

Мак полностью одобрял действия неизвестного императора, ему как и остальным, было показано ровно столько, сколько можно. Не раскрыв при этом ничего серьезного. Еще пару раз встретившись с комендантом, а может и командующим флотом, Мак засобирался домой. Опасность пиратов его ужасала.

— Да ладно тебе, — они перешли с Данилой на ты, — отправлю с тобой пару корабликов, все равно пиратов можно не ждать два месяца. Не переживай.

— Ага тебе легко, — вздохнул Мак, — а на мне долг…

— Я ж тебе и говорю, — усмехнулся Данила, — пошлю с тобой два кораблика. На твою базу они заходить не будут, так постоят в сторонке, чтоб не обидели и пойдут за зипунами.

— Зачем они пойдут? — удивился Мак.

— Ну ты неплохую идею подал, почему не пощипать наших черно… братьев по разуму. Пару баз вывезем, глядишь и тебе, что перепадет.

— А кораблики то какие? — сглотнув подступившую слюну, спросил Мак.

— Да так, немощь, два линкорчика, но они не о чем. Экипажу там будет по двести гвардейцев, только что привезти.

— Ага, ты собрался всех аварцев под нож пустить, — поинтересовался Мак, насмотревшийся на тренировки гвардии.

— Ну не любят мои хлопцы арварцев, ну и что. О ни и не должны черных мужиков любить…

— А, ха, ха, — рассмеялся Мак, — можно я своему барону эту хохму расскажу?

— Да рассказывай, — пожал плечами Данила, — я собственно о собственном имуществе пекусь. Ведь разграбь тебя какое чудо, пропадет весь товар и ты не сможешь мне вернуть долг.

За месяц полета, Мак так и не смог обнаружить корабли имперцев и только в последней системе подскока они вышли из скрыта, поразив размерами.

— Мак, в вашей системе мы будем до момента твоей стыковки, — услышал Мак голос Киры, — если возникнут проблемы, вызывай.

— Кира, а ты… — начал Мак.

— Мак, я командир линкора и звена, а торговля это хобби.

— Понял, не дурак, — ответил присказкой своих партнеров Мак.

— Ну давай, Мак, уводи свой караван, мы прикроем и встретим.

Ууу… хлопцы прикрыли. Каравану оставалось менее пятнадцати минут до входа в гипер когда в транзитную систему вывалился десяток арварских тяжелых крейсеров.

— Мак, уводи своих в гипер, мы будем вас ждать, — услышал он крик Киры.

Пять суток гипера до баронства Ла-риска Мак не находил себе места. Перед глазами стояла Кира из странного рода Молчановых. Если подумать логически, то это род безопасников, но как торгуется! Ах… Но она такая…

В системе Ла-риски конвой вышел как положено, сразу прошли сигналы свой-чужой и транспорты выстроились к орбитальному терминалу.

— Максимка, ты что такой грустный? — пришел сигнал от имперцев, — жива твоя Кира, конвоирует жуликов на Терру.

— Вы победили, — выдохнул Мак.

— По другому быть не может, — смеясь ответил капитан второго линкора Костя.

— Ладно. У вас все в порядке, мы домой, — произнес имперец, помолчав он добавил, — Максимка, не вздумай обидеть Киру, получишь четыре сотни кровников.

— Но… — начал говорить Мак.

— Мне по барабану, — перебил его Костя, — но она назвала тебя коханным.

— И что это значит?

— Наши девки к тебе не подойдут, а дальше, думай сам. Ладно, некогда нам, там пилотов не хватает. Давай, нам месяц плуганить до хаты.

Системы наблюдения Ла-риски не смогли зафиксировать даже выхода из гипера, не то что связи с неизвестным бортом. Поэтому Мак молчал, но теперь его хронометр за тикал в двойном размере.

Такой прибыли Мак даже не ожидал. Прибыль вышла в среднем один к восемнадцати и товар ушел меньше чем за декаду. Не забыв наказ Данилы Мак занялся вербовкой в империю молодых женщин и девушек.

Не все получалось с первого раза, много было не стыковок с требуемым товаром, но постепенно все шло к новому каравану. Зашевелилось СБ Ла-риски, Мак был уверен, то в нанятых экипажах их агентов будет через одного. Однако, следуя наставлениям имперцев, особо не заморачивался подобными действиями безопасников. Гораздо хуже было повышенное внимание аргафов и сполотов, если представитель сполотов только поинтересовался возможностью, торговли в империи за деньги содружества, то аграфский агент пытался не только внедрить своих людей в экипажи, но и как можно больше затруднить отправку каравана, не гнушаясь диверсиями и подкупом. Мак прекрасно понимал, что своими действиями зацепил интересы самых разных структур. От промышленников, теряющих свои прибыли, до финансистов, тоже упускающих из рук контроль за приличным потоком финансирования. Через месяц, когда караван из двадцати семи супер тяжелых грузовозов и четырнадцати пассажирских лайнеров, вместивших в себя двадцать девять тысяч пассажирок, был построен для начала полета, отказались от контракта и выплатили немыслимую неустойку экипажи крейсеров сопровождения. Мак даже не успел пробежаться по другим наемникам, с целью найма как с ним на связь через симбионт вышел старый знакомец Костя, с сообщением что охранный конвой из четырех линкоров и одного тяжелого носителя готовы приступить к охране каравана. Цена стандартна, только раздел трофеев несколько отличался от привычных в содружестве.

Эту проводку каравана Мак и его капитаны запомнят на долго.


14


В первой системе подскока, что находилась в пяти сутках гипера их ждала не засада а флот. Только вот именно, что ждала. Не дождались, эскадра имперцев, вышедшая из гипера на двое суток раньше, раскатали в блин почти сорок разнотипных посудин, принадлежавших к разным типам и пиратским кланам. За двое суток, что имперцы находились в системе, они восстановили пятнадцать тяжелых крейсеров пятого и шестого поколений и пять линкоров четвертого поколения, превратив их в транспорты. Остатки от остальных двадцати трех кораблей, не стали бы разбирать даже мусорщики.

Следующая система подскока встретила караван, увеличившийся на двадцать единиц за счет пиратских посудин, окончанием боя с пятнадцатью тяжелыми крейсерами аграфов, которым не помогли все их навороты. В этой системе каравану пришлось задержаться на трое суток. Линкорам конвоя и здесь удалось обойтись без потерь, но для постановки на ход своих трофеев потребовалось больше времени. За время дрейфа в систему вышли еще шесть средних крейсеров аварцев с тяжелым носителем седьмого поколения, с которым пришлось повозиться. При абордаже там взорвался один из пятидесяти танков для хранения топлива от истребителей и штурмовиков. Вырвало метров пятьдесят обшивки и повредило магистрали управления. При взрыве погибло пятьдесят пилотов-рабов, сгоревших в своих истребителях. Что сделали имперцы с уцелевшим аварским экипажем носителя заставило содрогнуться многих, но Мак посчитал это правильным. Пленников крепили к тихоходным торпедам и отправляли в сторону аварской империи. На возмущение в нарушении законов содружества одним из капитанов грузовозов, Костя ответил, что ничего подобного. Аварцев отпускают домой, из пусковой установки они вылетают живыми в сторону родных планет, ну а то, что после окончания топлива в торпеде срабатывает система самоуничтожения, то сами сделали такое средство передвижения.

Третья система порадовала десяткой шарообразных кораблей мзинов, оказавшихся там совершенно случайно и не попытавшиеся нападать на линкоры охраны. Наоборот, на связь с лидером вышел мзин с рассеченным левым ухом и отсутствующим глазом с той же стороны. Он попросил помощи в ремонте одного из своих линкоров, гиперпривод которого вышел из строя, а нужных запчастей не было.

Костя, бывший в отряде за старшего, ужасно удивился. Мзины, эти двухметровые прямо ходящие кошаки, были достаточно агрессивны и предпочитали брать то что им нужно силой, но и слово свое держали.

— Что у вас случилось? — спросил Костя, — мышь в холодильнике повесилась?

— Э…уважаемый, — немного завис Мзин.

— Командир первой гвардейской группы сопровождения терранской империи Константин Иванов, — представился Костя, поняв затруднение мзина.

— Ргин Мак`зин, старшина десяти кланов Ссуры, — представился мзин.

— Приветствую вас уважаемый Ргин, — кивнул Костя, — я понимаю у вас проблемы.

— Да, уважаемый Кон Стан Тин, — кивнул головой Ргин, — на одном из клановых линкоров вышел из строя гиперпривод. Если вы можете нам продать гиперпривод класса линкор, мы оплатим его. Продукты питания тоже оплатим, хоть в холодильниках еще есть продовольствие, но его не много.

— Так… — протянул Костя, — зовите меня Костя, это самое короткое мое имя. Если вы примете наш инженерный модуль, мы посмотрим чем можно вам помочь. С продуктами вам сможет помочь конвой, что мы сопровождаем. Он выйдет в этой системе через двое суток.

— Хорошо Костя, я маркирую линкор нуждающийся в помощи, там будут ждать ваших техников, а продуктов пока нам хватит.

— Ргин, получил вашу отметку, фрегат будет у вас через час. На сколько я вижу на своих картах, система Ссуры находится отсюда в пятистах световых годах и четырех месяцах полета в гипере. Как вы тут оказались?

— Ссуры больше нет, — вздохнул мзин, — аграфский флот уничтожил её кварковыми бомбами. Мы шли вокруг содружества и в пути уже более года. На кораблях двадцать миллионов криокапсул и десять тысяч экипажа…

— Ргин, я высылаю на все твои линкоры свои инженерные фрегаты, пусть мои спецы протестируют аппаратуру и отремонтируют что нужно. Через два дня выйдет в системе конвой, заправив вас по максимуму, и, летите, куда летели.

— Э… — начал мзин.

— Это будет бесплатно, считай гуманитарная помощь беженцам, — перебил его Костя, отправляя через симбионт нужные команды. Если вы последуете в нашем конвое то через четырнадцать дней гипера будете в системе Терры и сможете пообщаться с императором.

— До вашей Терры нам хватит продовольствия, без дозагрузки, — заметил мзин.

— Прекрасно, через сорок семь часов начинайте разгон по вектору 10–97, пойдете в голове колонны, я слышал, что ваши линкоры несколько тихоходней транспортов содружества.

— Ну да, ушастые нам свои технологии не продают, а наши ученые пока отстают, — согласился Ргин, — а ваши техники успеют?

— Успеют, куда им деваться, — усмехнулся Костя.

— Я повинуюсь, — мзин склонил голову, но его хвост мотался из стороны в сторону, казалось, живя своей отдельной от тела жизнью.

— А котяра то не слишком доволен, — подумал Костя, — только сознает, что попал в задницу.

Отключив канал связи, старшина десяти кланов Ргин обдумывал разговор. Его полосатый хвост хлестал по ногам, немного успокаивая непонятную злость. Первая непонятка была в том, что хуманы решились помочь без предварительного договора. Второй непоняткой была реакция беседовавшего с ним хумана на возможные неисправности криокапсул. Третья, странный имперец дал вектор населенной планеты, зная, что на линкорах мзинов достаточно бойцов, или он догадался что пятьдесят процентов пассажиров не являются воинами? Но и ему старому воину нужно было думать не только о славном бое, но и о том, чтобы остались в живых его женщины и дети. А он всех, лежащих в криокапсулах, считал своими родственниками. Да и сами линкоры имперцев могли не напрягаясь расколоть линкоры мзинов как орех крока, просто не посчитали этого нужным. Ргин наблюдал за открытием броне шторок главного калибра странных линкоров, в створ которых легко мог влететь средний фрегат мзинов.

— Это что, они нас пожалели? — подумал Ргин, — нет, мы им просто не интересны. Они, как древние, просто любят разумную жизнь в любых ее проявлениях.

Мзин почесал свое, располосованное на пополам ухо и усмехнулся, оскалив клыки, вспомнив события полувековой давности, когда он, служил в третьей егерьской дивизии.

Да тогда они порадовали Маву. Их дивизию сбросили на планету, захваченную жуками всего двое суток назад, по разведвзводкам ушастых. Их ждали, из дивизии до Лоорука долетел батальон. Но парни и девы закрепились на небольшой высотке. Жуки ничего не смогли противопоставить ярости мзинов. При нападении очередной волны перед фортпостом выходил один из них, с двумя мечами и протонной гранатой. Дальше следовал вал смерти, заканчивающийся взрывом гранаты.

Вокруг форпоста лежали горы жуков с воронками от подрывов воинов, но их становилось все меньше и меньше.

Перелом наступил, когда на очередную волну вышли три близнеца из рода Ми-ира, две красивые, стройные девочки и их несколько перекачанный братец. Это была мясорубка, они танцевали танец посвященный Маве с такой силой и удачей, что Ргин отдал команду к атаке. Это надо было видеть. Впереди клина шли три кровавых смерча, а следом за ними продвигалась линия дивизии, добивая выживших жуков.

Тогда они прорвались вопреки всем законам физики и природы. Положив горы жуков, дивизия вырвалась из ловушки и начала резать врага.

Может быть кто-то из генштаба спросит старого Ргина, почему использовалось только холодное оружие. Ргин бы ему ответил… с широкой улыбкой. Нормальное оружие на планете, известной теперь как Ми-ира просто не работало. О чем спокойно умолчали разведчики ушастых. Пи…ц, остаться с одним полком из дивизии. Да… Тогда он был более зол.

Двое суток пролетели как минута. А когда из гипера начали вываливаться корабли не малого размера, мзины набрали половину скорости разгона. Собственно именно на этой системе преследование различных сил содружества и закончилось, тот след, что оставили десять линкоров мзинов, начавших прыжок одновременно с первыми кораблями конвоя полностью сбил системы целеуказания преследователей с катушек.

Мак находился в рубке своего грузовоза когда конвой, за время пути увеличившийся в двое начал выход из гипера. Изменения в системе Терры за прошедшие месяцы ощущались даже на краю системы где осуществлялся выход каравана. Отметки космических объектов удвоились по сравнению с прошлым разом.

— Эй, караванщики, — раздался голос диспетчера, — грузовозы направляйте на перерабатывающий завод, а пассажиров ждем на орбитальном терминале.

— Принял вектора, — доложил дежурный связист, — начинаю циркулярную передачу.

— Ну, тогда счастливо добраться, — произнес диспетчер и выключил связь.

Мак почувствовал небольшую вибрацию, следствие включения маневровых двигателей. Корабль начал свой полет к указанной цели. Мак встал из своего ложемента, несколько часов можно было отдохнуть. С полетом по вектору справится и вахтенный пилот.

— Мак, тебя вызывает торговый представитель империи, — сообщил дежурный связист.

— Кинь линию на меня, — попросил Мак, снова усаживаясь в ложемент.

— Привет Мак, как долетели? — спросила Кира, появившись на экране визора.

— И тебе здравствовать, — ответил имперским приветствием Мак, — с таким охранением можно лететь торговать с архами. Потерь в караване нет, не знаю как обстоят дела у охраны, они мне не докладывали.

— У них тоже без потерь, несколько раненых поправятся уже в ближайшие дни, — сообщила Кира, и, сглотнув, добавила, — что привез на этот раз?

Мак молча скинул товарные накладные.

— По людям, предупреждаю сразу, шпионов среди них хватает.

— Этот вопрос решаем, — усмехнулась Кира, — бывшим пиратам тоже нужны женщины.

— А что будет с аграфами, что захватили охранники?

— Не знаю, но думаю, что и для них островок найдется.

— А мзины?

— Вот тут, ничего не могу сказать, — Кира поправила свои короткие волосы, — это как решит император.

15

Ргин с интересом рассматривал вид открывавшихся, по мере приближения, сооружений. Подобного ему не встречалось в обитаемых мирах. Чувствовалась мощь, но и красота присутствовала в не меньших количествах. Даже если не учитывать линкоры странных хуманов, напоминающие корабли древних, такие укрепления устоят перед любым флотом.

Диспетчерская служба хуманов работала без нареканий, едва линкоры легли в дрейф, включились гравитационные захваты, и корабли плавно вошли в причальные гнезда. Хуманы угадали с размещением круглых кораблей мзинов. Грузовые и пассажирские шлюзы оказались точно напротив шлюзов причала.

— Командор, хуманы просят нашу делегацию быть готовой к встрече через ихний час, — доложил связист.

— Хорошо, свяжи меня с главами кланов, — приказал Ргин.

На импровизированном совете все десять глав ему предоставили право представлять кланы на встрече с хуманами, хотя он бы постоял в стороне, но как любой военный знал, что личное мнение мало значит в подобных случаях.

— Я согласен, но от кланов хочу видеть одного представителя, — кивнул Ргин.

— Пусть это будет Муина, — предложил глава клана Сервс, старейший из присутствующих на этом совещании мзинов, — это покажет хуманам, что мы чтим заветы Мавы и наши женщины имеют одинаковые с мужами права.

Ргин вздохнул и кивнул, соглашаясь с мнением совета, хотя лично ему здоровенная Муина, превышавшая его на пол головы, не нравилась своей напористостью, но правила он своим кланом Мрран грамотно.

— Мы должны выйти из кораблей через десять минут, я буду постоянно на связи если хуманы не включат глушилку.

На пассажирском терминале его встречали два здоровяка в скафах незнакомой конструкции с открытыми стеклами шлемов.

— Капитан Петров, — представился один из хуманов, вскинув руку к голове в незнакомом приветствии, — прошу следовать с нами.

— Командор Ргин Мак`зин, — в свою очередь представился мзин, повторив приветствие хумана, вызвав у него легкую улыбку и кивок головы, — на одном из пассажирских терминалов вышла моя коллега.

Хуман, очевидно связался со своими, и указал рукой на небольшую открытую платформу.

— Прошу, устраивайтесь, вашу коллегу встретили и она прибудет таким же транспортом непосредственно к кабинету императора.

Кивнув, что понял Ргин занял место на простой лавке, расположенной вдоль борта. Напротив устроились сопровождающие хуманы. Платформа приподнялась над палубой, и довольно шустро понеслась по коридорам станции.

С Муиной они встретились, ожидая лифт на другой уровень.

— Перейдите на другую платформу, — предложил хуман, очевидно получив распоряжение на свою нейросеть.

Дальше они передвигались на одной платформе, вторая улетела по своим делам. Трудно было определить на сколько уровней поднялась платформа, но по времени не меньше пяти. Сидящие напротив хуманы, такие же здоровые, всю дорогу молчали. Муина тоже не отличалась словоохотливостью, больше посматривая по сторонам.

Кабинет, куда они вошли только вдвоем, ничем не выделялся. Обычный рабочий кабинет.

— Данила Сидоров и моя жена Жана Сидорова, — представился хуман вышедший из-за рабочего стола, он был еще больше чем встречавшие их военные.

Мзины представились в свою очередь.

— Присаживайтесь, — хуман указал рукой на кожаный диван, мягкий на вид. Сами они устроились на диване напротив, — угощайтесь напитками, не думаю, что наши напитки вам повредят.

На столике между диванов находилось несколько стеклянных графинов с соком и непонятный агрегат из которого хуман налил себе и своей жене парящий ароматом трав напиток.

— Нам можно этот напиток? — поинтересовалась Муина у которой от ароматов трав пересохло во рту.

— Конечно, — улыбнулся хуман, налив в широкие чашки напиток для мзинов, — только будьте осторожны, чай горячий.

Сделав небольшой глоток чая, Ргин зажмурился, прислушиваясь к своим ощущениям. Напиток был бесподобен.

— Уважаемые, расскажите нам, что заставило вас покинуть родную планету, — поинтересовался хуман, отставив пустую чашку.

Со вздохом отставив пустую чашку, Ргин начал рассказывать.

— Полтора года назад, наши искатели нашли корабль древних, в неплохом состоянии. Им удалось, состыковавшись с ним, доставить его в систему Ссуры. Наши ученые, исследуя его, сделали ряд открытий, которые позволили бы нам создать свой аналог нейросетей. Нам из-за особенностей организмов не подходят нейросети содружества. Мы используем аналоги нейрокомов, а это не позволяет использовать некоторое оборудование содружества.

Кроме этого ученые считали, что в ближайшее время разгадают принцип гипердрайва древних.

Аргафам стало известно об наличии у нас корабля древних и они предложили его продать, предложив хорошую, по их мнению цену. Совет кланов отказал. За месяц до нападения нам стало известно, что аграфы набирают наемников. Тогда мы стали готовить исход, не надеясь на помощь других кланов, находящихся слишком далеко. Все что можно было демонтировать с древнего корабля, мы сняли, а корпус направили к нашей звезде.

Оборона нашей системы была достаточной, но противостоять против двух сотен боевых кораблей мы не могли. Сорок наших линкоров при поддержке десяти носителей остался прикрывать разгон двадцати транспортов с семьями. Уйти удалось лишь нам.

Наши боевые корабли смогли развалить семьдесят кораблей противника и без числа истребителей и штурмовиков, но и сами все остались там.

Чтобы помешать уйти из системы, аграфы запустили глушилки гипера, но мы были далеко и не попали в поле его действия, тогда они взорвали нашу планету при помощи кварковых торпед. Десять крайних транспортов попали в гравитационный шторм, как впрочем и полсотни врагов, что не позволило ушастым немедленно начать наше преследование. А потом стало поздно, мы ушли в дикий космос.

Ргин замолчал, молчали и остальные. Хуман вновь налил каждому по чашке чая и заговорил, отпив глоток.

— Я слышал, что ушастые сволочи, но не думал, что настолько. Думаю, стоит прогнать всех пленных аграфов через ментоскопирование, перед извлечением лишних им девайсов. Глядишь и найдется кто-нибудь для показательного полета к аграфской матери.

Ргин понял, что последнее хуман сказал своему собеседнику по нейросети.

— Уважаемые, — повернувшись лицом к мзинам, заговорил хуман, — мы вам поможем.

— Что вы от нас потребуете за помощь? — спросила Муина.

— Мы поможем вам с аналогом нейросети для вашего вида, — словно не услышав вопрос, продолжил хуман, — если все удастся, поможем с кораблями.

— А вообще-то у меня к вам всем есть предложение, — в глазах хумана загорелись озорные огоньки, очевидно от пришедшей ему на ум идеи, — подумайте над вопросом вхождения ваших кланов в состав терранской империи. Места на планете и орбитальных объектах хватит с избытком. Работы на любой вкус выше головы. Одно могу обещать скучать не придется и будет возможность заставить ушастых жестоко пожалеть о гибели Ссуры.

— Нам нужно посовещаться, — заметил Ргин, ему понравилось предложение хумана, но вопрос требовал глубокого обдумывания.

— Я понимаю, — кивнул головой хуман, — вам передадут на корабли свод законов империи. Есть одна просьба, передайте нам записи о бое в системе Ссуры, если конечно есть такая возможность.

— Это возможно, — согласился Ргин, отдав нужное распоряжение через нейроком, — вам передадут записи со всех кораблей.

— Тогда до свидания, — хуман встал, давая понять, что разговор закончен.

— До свидания, — Ргин встал и помог встать Муине, которая сегодня вела себя необычайно адекватно.

Обратный путь повторился в обратном порядке, после спуска на лифте они разделились, направляясь каждый к своему кораблю.

16

Если бы в эти сутки кто-либо надумал рейд в систему Терры, отбиться бы было трудно. Все стыковочные узлы терминала были заняты пассажирскими лайнерами и линкорами. Двадцать линкоров позволяли за раз принять четыре тысячи пассажирок. За час медики успевали провести ментосканирование, немного подлечить и установить симбионт. Кому доставался симбионт колониста говорить не нужно, таких в первой партии набралось двадцать девушек, причем половина из них шли на сотрудничество с СБ разных образований после различных подстав, а не по доброй воле. Таким девушкам, до личной беседы ничего не ставили, мотивируя необходимостью предварительного лечения, отправляя их в изолятор госпиталей.

Но установкой симбионтов дело не заканчивалось, а скорее только начиналось. Нужно было принять присягу, у изъявивших на это желание. Подписать рабочий контракт с не пожелавшими имперского гражданства и определить всех на жительство.

К концу суток все падали с ног и медики и привлеченные волонтеры из экипажей линкоров. По итогам бесед на плантации Терры отправились двести девушек. К ним присоединились пятнадцать тысяч пиратов и аварцев. Двадцать семь тысяч рабов поделились на неравные части. Тысяча отправилась осваивать терранские неудобья, остальные оказались вполне адекватны, и после лечения могли занять место в теле империи. На сладкое оставили три тысячи аграфов.

Данила оказался прав, два экипажа за малым исключением участвовали в нападении на Ссуру. Из трех тысяч ушастых на освоение Терры отправились две тысячи «добровольцев». Пятьсот двадцать аграфов были освобождены от своих девайсов и закрыты в тюремном изоляторе терминала. С оставшимися ушастыми предстояла работа, в принципе это были неплохие ребята и девчата, достойные после службы в имперской армии занять достойное место в империи.

— Да, — выдохнул Данила, — красивые с наружи, а какая гадость внутри. Из трех тысяч только четыреста восемьдесят адекватных разумных.


Этот день оказался необычным и для мзинов. Собравшиеся главы кланов на командном корабле при помощи патрульных, присутствовавших возле каждого из пассажирских шлюзов, до хрипоты спорили над будущим решением. Переданный на каждый из кораблей свод имперских законов поражал своей лаконичностью, поместившись на одном листе пластика.

— Мне нравится такая лаконичность, — усмехнулся Ргин, прочитавший свод законов раз пять. Он присутствовал на совете как представитель военных, которых осталось слишком мало для защиты кланов, о чем он не преминул напомнить старейшинам.

— Но как нам жить среди хуманов? — возмутился не такой уж и старый Шшлеч, возглавивший клан Дорк всего два года назад.

— Они похожи на хуманов, но я не видела среди них никого меньше меня ростом, даже их жены выше меня, — возразила Муина, — хуманы из содружества рядом с ними не стояли.

— Мне тоже по нраву имперские законы, — согласился старый Хорш, — я бы в своем клане Сервс тоже принял подобные. Все просто и доступно изложено, понятно даже юнцам и не противоречит ни одному из наших правил.

— Они заставят нас осваивать Терру, планету не плохую, но имеющую слишком агрессивную живность, — Млина глава клана Рроск, выглядела моложе Шшлеча, но все знали, что она разменяла вторую сотню лет.

— Император сказал, что мы будем иметь право выбора, не думаю, что он обманет, — напомнила Муина.

— А как же наши боги? — поинтересовался Грраш глава клана Крас, почитавший богиню Маву и других старых богов, — в своде законов нет даже упоминания о религии.

— Мне кажется, что императору параллельно во что верят разумные, лишь бы это не мешало жить остальным, — рассмеялся Ргин.

Через десять часов споров, прерываемых лишь парой перекусов, все устали но не пришли к единому мнению.

— Предлагаю голосовать, — повысил голос Хорш, — и еще сегодня дать императору наш ответ.

Гул голосов стих, все прекрасно поняли, что предложил старый мзин. Ведь если общество проголосует против голоса Хорша, он должен будет принести себя в жертву Маве, совершив ритуальное самоубийство. И самое интригующее было в том, что никто из десяти старейшин, до момента объявления результатов не знал за какое решение проголосовал Хорш, как впрочем и любой другой участник голосования.

После недолгого молчания, вызванного неожиданным заявлением, все согласились и посмотрели на Ргина не участвующего в предстоящем голосовании.

— Хорошо, я буду арбитром, — кивнул он и спросил, — вопросов будет два, улетаем, или остаемся?

— Да, — почти хором ответили старейшины.

Ргин связался с инженерной службой и заказал требуемое. Десять пластиковых карточек с именами старейшин на одной стороне и двумя словами на другой. Через десять минут прибыл посыльный и принес шкатулку с нужным количеством карточек. Проверив все карточки, Ргин раздал их персонально каждому. Голосование началось. Каждый, в одиночестве подходил к столу, где осталась шкатулка, отчеркивал нужное слово и укладывал карточку в шкатулку своим именем вверх. Первым по закону голосовал Хорш, поэтому неизвестность была до самого конца.

Дождавшись окончания голосования, Ргин подошел к столу и начал оглашать результаты. Желавших остаться оказалось девять, лишь одна Млина пожелала улететь, но и то скорее из чувства противоречия, чем осознанно.

— Ргин, ты видел результат, сегодня уже поздно, но завтра с утра сообщи императору о нашем желании влиться в терранскую империю.

17

Данила сидел в своем кабинете, когда пришла просьба от мзинов о новой встрече. Последние сутки он обходился без сна, как впрочем и многие тысячи различных специалистов, занимавшихся размещением тысяч новых граждан империи.

— Интересно, что решили эти хвостатые ребята, — давая свое согласие на встречу, произнес он.

— Если они согласятся, нам придется попотеть, — заметила Жана, оторвавшись от своего визора по которому контролировала начало строительства планетарного поселения.

Первый имперский город было решено строить на большом острове, размером в половину земной Австралии. Остров располагался в сотне километров от северного материка, в полосе наиболее благоприятной для жизни. За исключением государственных зданий решено было ограничиться двух этажной застройкой. Город для пятисот тысяч жителей получался довольно красивым и богатым зелеными насаждениями.

— Да… — протянул Данила, — если они согласятся, нам придется строить нормальный терминал с орбитальным лифтом и еще несколько станций различного назначения.

На этот раз мзин был один, уже знакомый Ргин вошел в кабинет, отдал воинское приветствие и протянул Даниле лист пластика.

Мельком глянув на прошение мзинов о принятии их в состав терранской империи, Данила указал рукой Ргину в сторону дивана, вернулся за свой рабочий стол и объявил.

— Принятие присяги всех экипажей кораблей, свободных от вахты проведем на станции через пять часов. К этому времени приготовьте списки на первоочередной выход из криокапсул, главный критерий, остаточный ресурс капсулы. Нужен доброволец, для всестороннего обследования в нашем центральном госпитале.

— Приятно работать с военным, — улыбнулся Ргин, — я переслал ваш приказ. Если вас устроит, добровольцем могу быть я, если ваши медики управятся до принятия присяги.

— Думаю, что вы успеете, — Данила связался с мед секцией станции.

Ответила Варвара.

— Слушаю командир, — усталым голосом произнесла она.

— Готовьте диагностическую капсулу, — коротко приказал Данила, вставая из-за стола, — Жана, я в госпиталь.

За десяток минут, спустившись на пару уровней Ргин, в сопровождении Данилы и двух гвардейцев, добрался до госпиталя.

— Проходи, не стесняйся, — Данила указал рукой на открывающуюся антибактериальную завесу, — я тебя догоню.

За завесой, обдавшей шкуру волной приятного тепла, Ргина встречала женщина на две головы выше его. Мзин почувствовал себя рядом с ней юным котенком.

— Проходите сюда, — женщина указала своей рукой в сторону двери, открывшейся в коридоре.

Капсула, находящаяся в каюте, сильно отличалась от всего виденного в содружестве, была небольшая схожесть с капсулами, найденными на древнем корабле, но Ргин видел их только на визоре и не был в этом уверен на сто процентов.

— Раздевайтесь и ложитесь, — женщина занималась с какими-то приборами.

Быстро сняв форменный комбинезон, Ргин улегся на ложе капсулы. С легким шипением закрылась крышка и мзин погрузился в сон. В диагностический бокс зашел Данила, переодетый в медицинский комбинезон.

— Варь, отдохни пару часов, знаю как вы все устали, — занявшись капсулой, произнес он после приветствия, и добавил, слегка улыбнувшись, — покой нам только снится.

Экспресс анализ показал нормальное здоровье и приемлемое физическое состояние. Айболит, искин госпиталя рекомендовал регенерацию глаза и уха, с остальными проблемами капсула справится за время регенерации. Посмотрев, что весь процесс займет два часа, Данила запустил процесс.

— Что скажешь по рекомендованным симбионтам? — через симбионт спросил он Айболита.

— Подойдет колониальный и гвардейский, — быстро ответил Айболит, — оптимальным, будет гвардейский на основе его биоматериала, но производство первого симбионта займет пять часов.

— Возьми у него биоматериал, нужно сразу устанавливать нормальные девайсы. Время у нас есть. Сразу рассчитывай производительность линии на две тысячи симбионтов в час.

Очнувшись в капсуле, Ргин увидел сидящего за рабочим столом императора, одетого в медицинский комбинезон, занимавшегося чем-то на открытом визоре.

— Как себя чувствуешь? — заметив, что мзин открыл глаза, поинтересовался Данила, сворачивая визор.

— Давно себя так не чувствовал, — признался Ргин, выбираясь из капсулы.

Он почувствовал какую-то непривычность, но больше его привлек цвет шкуры. Она стала такой же как была в юности, блестящая и яркая. Одеваясь Ргин замер, он понял, что его отвлекло. Зрение, его глаз потерянный в войне с архами двадцать три года назад, снова видел.

— Как результаты анализов? — поинтересовался Ргин, разглядывая себя в зеркале, появившемся на стене.

— Через три часа будет готов ваш симбионт, — Данила улыбался, наблюдая за действиями мзина, — двое суток на активацию и тестирование. Первые две тысячи мзинов смогут получить симбионты через двое суток.

— Чудеса… — только и смог выдохнуть Ргин, — вы специально меня ждали?

— Нет, — указав рукой на выход, ответил Данила, — одна из моих специальностей медик двенадцатого уровня. Я сам работал с вами, медики госпиталя слишком вымотались в последние сутки.

Выведя мзина к ожидавшим его сопровождающим, Данила вернулся в госпиталь. Несмотря на лошадиное здоровье ему не мешало часок полежать в медкапсуле.

Присягу давали в большом ремонтном ангаре, свободно вместившем семь тысяч новых граждан империи.

— Подождите, не расходитесь, — попросил Данила, когда присяга была закончена.

— Во время следования каравана, к которому вы присоединились, были захвачены пятьсот двадцать преступников, участвовавших в нападении на систему Ссуры.

Данила усмехнулся, наблюдая, как вздыбились загривки его новых подданных при виде строя скованных наручниками аграфов, одетых в свои скафандры.

— У нас есть такое количество торпед, так отпустим их на волю.

Мзины оставались перед открытой створкой ангара, наблюдая через пленку защитного поля за полетом и взрывами торпед с привязанными к ним аграфами, и начали расходиться только после последнего взрыва.

На выходе из ангара Данилу, догнали Ргин в компании с незнакомой мзинкой.

— Спасибо император, — склонив голову, произнесла мзинка.

— Пожалуйста, уважаемая, — слегка кивнул головой Данила, и, переведя взгляд на Ргина, добавил, — командор, я вас жду в госпитале.

18

Этот рейс для Мака вышел прибыльнее предыдущего, но «головняка», как выражалась Кира, было на порядок больше. Товара удалось закупить в два раза больше и не остаться должным, как в прошлый раз. Обидно было, что некоторые интересные вещи было бесполезно везти в содружество, они работали только с имперскими симбионтами. Поработав с Костей, решили немного изменить маршрут, что увеличило его на десять дней, но безопасность была важней.

Сам полет прошел без происшествий, но система Ла-риски встретила караван как растревоженный муравейник. Баронство готовилось к войне с аварцами, которые начали сосредотачивать свой флот в двух сутках от системы.

Костя, получив информацию, увел свою группу, увеличившуюся на четыре разведывательных крейсера, в неизвестном направлении, сказав не заморачиваться и спокойно торговать.

Торговля шла с бешенным успехом, и это при том, что оплату Мак брал только ценными металлами или концентратами руд, постепенно загружая свои грузовозы. Все товары из военного списка и двигатели с гиперприводами были проданы за двое суток. За неделю Мак продал все остальное и подал через гипер передатчик кодированный сигнал. Команды грузовозов, предупрежденные заранее, были на бортах кораблей.

Находящиеся в нервном напряжении военные Ла-риски, послали в систему, где по данным разведки, собирали силу аварцы, разведчика, который вернулся назад с известием о том, что флота аварцев нет, от слова совсем. Что произошло в системе, было не понятно, но кроме мелких обломков на месте дислокации флота ничего не осталось. Более сорока кораблей класса тяжелый крейсер и линкор шестого, седьмого класса просто испарились, вместе со своими экипажами.

За пару дней до старта с Маком связался командор Шторьк и предложил встретиться. Сославшись на занятость, Мак по совету Егора Семенова имперского безопасника прилетевшего с ним, пригласил командора на борт. Любому другому, подобное своеволие не сошло бы с рук, но ему был задан только один вопрос.

О чем Егор беседовал с командором, Мак не знал. Поздоровавшись с Дином и представив ему Егора, Мак покинул свою каюту. У него действительно было достаточно дел.

Не успели военные дать отбой тревоги, Маку пришел сигнал от Кости с вектором курса разгона и временем отправления. Буквально за пару часов до старта на флагман просочился неизвестный мзин в одежде клана Сервс. Этот надолго не задержался и буквально через десять минут скрылся в шлюзе.

Когда грузовозы вышли на трек разгона, в галанете был выложен ролик с нападением и уничтожением аграфами мзинской колонии на Ссуре. Кроме видео материалов присутствовали показания самих аграфов. Не было высказано никаких обвинений и комментариев, но этого и не требовалось. Содружество взорвалось.

Мзины, без разговоров закрыли на своих базах и планетах все представительства федерации Галанте, ссылаясь на невозможность обеспечения личной безопасности. Встречая аграфов на любых базах и планетах, мзины занимались резней, формально оставаясь в рамках закона.

Увидев аграфа, мзин отсылал сообщение под протокол, что является родственником погибшего на планете Ссура клана и объявляет увиденному ушастому вендетту. В поединке один на один аграфы уступали мзинам, но кошаки всегда нападали неожиданно, не давая аграфам даже шанса. На возмущение аграфов, совет кланов мзинов выложил в галанет выписку из закона содружества о кровной мести и выписку из закона кланов, где ясно говорилось, что если клан прячет преступника, то ответственность несет весь клан.

Караван ушел в гипер, когда веселье только началось.


Штаб квартира отдела специальных операций федерации Галанте. Система Лураи. База флота Мрак-3.


В кабинете начальника оперативного отдела собрались десять аграфов, они принадлежали к разным кланам, но все относились к службе внешней разведки.

— Как понимать такой провал? — обвел взглядом присутствующих хозяин кабинета адмирал Синитиель.

— Мзины нашли корабль древних и не захотели его нам продать, — заговорил полковник Маздиель, — Если бы они продолжили исследования, то смогли бы начать строить свои гиперприводы и производить нейросети. Это нарушило бы удобный нам порядок.

— Я это понимаю не хуже вас, зачем нужно было уничтожать планету?

— Мы надеялись предотвратить утечку информации, но десяток транспортов ушел.

— Где они объявились?

— По данным разведки, — вступил в разговор адмирал Колитенель, — они не засветились ни в одной системе, подконтрольной мзинам. Кто-то очень грамотно провел эвакуацию, сбив нас со следа на втором прыжке и не сунувшись к ближайшим системам мзинов где их ждали. Они где то прятались больше года.

— С этим, понятно, а что по личностям, подтвердившим участие в нападении?

— Они действительно участвовали, но здесь еще больше непонятного, — заговорил начальник кадрового отдела полковник Лисиниель, — два экипажа, из двадцати трех, выживших в той бойне, что устроили мзины, по ротации были переведены на другую сторону содружества, где и пропали в ходе проведения разведывательной операции.

— Что за операция?

— В одном из свободных баронств в продаже появились вещи уровня центральных миров, — заговорил адмирал Конитенель, — по оперативным данным торговал некий Мак Кун, гражданин баронства Ла-риска, потомственный торговец с лицензией на торговлю по всей территории содружества, какой-то родственник барона.

— Все еще не понимаю… — протянул адмирал Синитиель.

— В центральных мирах, официально он это купить не мог, — пояснил Конитенель, — плюс, когда мы заинтересовались им, он занимался наймом девушек и молодых женщин.

— У них же запрещена работорговля, — удивился Синитиель.

— Все официально. Стандартный контракт на десять лет за пределами содружества с полным содержанием работодателем и приличной оплатой.

— Наверно набирал для работы в борделях, — усмехнулся Лисиниель.

— Нет, в контракте один из пунктов запрещает использование работниц подобным образом. Только добровольно и в частном порядке.

— Зачем ему почти тридцать тысяч женщин? — высказал недоумение Синитиель.

— Вот и мне показалось это интересным, помимо внедрения в ряды наемниц нескольких своих агентов, я послал в патруль пятьдесят крейсеров. Пропали три пятерки, которые должны были находиться в разных местах сферы вокруг системы Ла-риски.

— А что говорит торговец и ваши агенты?

— Торговец отсутствовал полтора месяца и привез товар похожего ассортимента. Причем, он ходил в рейс без конвоя, — заговорил Конитенель, налив себе тоника, — мои агенты молчат, что не удивительно, не все системы фронтира оборудованы стационарными гиперпередатчиками. Сам купец на контакт с нашим агентом не пошел, что тоже не удивительно, в баронствах не любят центральные миры. Единственное, что нам удалось узнать, он более трех часов общался на борту своего лидера с начальником СБ баронства Ла-риска. Попытки прослушать беседу, каким-либо образом, провалились. Но после разговора командор Шторьк вышел озабоченный и первое, что сделал, вернувшись на планету, арестовал своего первого зама, бывшего нашим агентом больше двадцати лет. За сутки, он уничтожил всю нашу разведывательную сеть. В день нового отлета каравана, на борт его флагмана поднимался неизвестный мзин, единственное, что нам стало известно его клан Сервс. Через десять минут мзин покинул флагман и скрылся на территории мзинов.

— Нужно узнать от кого возит товар этот купец, — посмотрев на Конитенеля, приказал Синитиель, — если мое предположение, верно, то наше эмбарго гиперприводов, принесет нам только убытки. Кланы производители нам этого не простят.

19

Терранцы занимались не только строительством городов, заводов, баз и кораблей, но и осуществляли разведку ближайших систем. Четверки разведывательных крейсеров планомерно осуществляли разведку, картографию и установку специальных сканкомплексов, способных обнаружить любой корабль и передать информацию о нем на диспетчерский центр Терры. Харитон, на своем «Богатыре» не успокоился, пока не перетаскал в систему Терры свалку кораблей древних. Ученые мзины предоставили материалы исследования своего корабля, из которых стало видно, что рас древних было несколько. Самым ценным оказались хранилища информации, которые при помощи Василия удалось расшифровать. Сами бы мзины не смогли бы разобраться с этими контейнерами. Слишком чуждой оказалась кодировка информации.

По мере готовности экипажей в строй вступали новые и восстановленные корабли, постоянно проводились тренировки и стрельбы. По приказу Данилы все экипажи были смешаны. После установки симбионтов мзины отлично справлялись со своими обязанностями.

За неделю до прихода второго каравана из баронства Ла-риска о себе напомнил пиратский клан «Смерта», если честно Данила за кучей различных хлопот о нем тупо забыл. Сигнал поступил из соседней системы, где пираты собирались перед последним прыжком, чтобы в системе Терры выйти с наименьшим разбросом по времени и расстоянию.

— Император, предлагаю атаковать пиратов, не дожидаясь их нападения, — предложил Ргин, быстро изучивший нужные базы и занявший место командира группы.

— Нет, — ответил Данила, — иначе получится так же как с аварцами, когда пришлось распылить двадцать неплохих кораблей из-за невозможности доставить их на разделку.

— Я тоже считаю, что нужно дождаться пиратов в системе, — Кира Молчанова поднялась до командира группы, занимаясь торговлей лишь в свободное от полетов время, — будет возможность проверить наши системы защиты в условиях близких к боевым.

— Не зазвездись принцесса, — усмехнулся Данила, — нельзя недооценивать противника.

— А что там оценивать, Дан, — было видно, что Кира немного обиделась на принцессу, — все лоханки не выше пятого уровня. Нормальной огневой мощью обладают лишь три линкора аварской постройки, но у них практически отсутствуют силовые щиты.

— Я это понимаю, но еще раз повторяю, не рисковать. Ждем гостей. Обрабатываем их ЭМ излучением с боевых платформ, при необходимости добиваем торпедами, и только тогда абордаж. Впереди боевые дроны, обязательно.

Закончив импровизированное совещание, Данила направился на «Гром». Правда от того «Грома» осталось только название и Василий с его бесценными хранилищами информации. Люди и мзины спешили занять свои места на кораблях и тревожных постах базы.

Жана догнала его лишь в шлюзе «Грома».

— Ты чего меня не дождался?

— А куда я без тебя? — усмехнулся Данила, — на этом кораблике экипаж нужен в тысячу человек.

Это был третий вылет «Грома» в новой комплектации, шести километровый корабль понравился и Василию, усиленному пятью искинами последней модификации, и экипажу. Корабль имел запредельную мощь залпа, и не было особого смысла использовать его в этой операции, но слетанность экипажа никто не отменял.

Прибыв в рубку управления, Данила занял свой ложемент и начал принимать доклады многочисленных служб.

— Василий, наличие команды?

— Девяносто восемь процентов, сто процентов.

— Задраить шлюз, отдать внешнее питание.

— Пираты начали разгон, всего тридцать восемь единиц, — вклинился голос диспетчера.

— Прекрасно, у нас пятнадцать часов для занятия позиций. Времени вагон.

Приняв все доклады о готовности, Данила отдал команду диспетчеру на вывод «Грома» из стыковочных захватов. Корабль медленно начал удаляться от базы. Используя маневровые двигатели, «Гром» развернулся на курс и начал разгон.

— Алиса, — мысленно обратился Данила к своему искину, так как ближайшие несколько часов от него ничего не зависело, — выведи мне на визор данные по системе, где базируется клан «Смерта».

— Аварская зона ответственности фронтира, — начала выводить информацию Алиса, попутно мысленно дублируя изображение, — звездная система не имеет планет, пригодных для заселения. В зоне комфорта находятся три астероидных пояса, на внешних орбитах вращается четыре газовых гиганта, но лишь самый внешний имеет содержание газов годных на использование как топливо, конечно после переработки. Пиратская база находится на орбите первой от звезды планеты гиганта. Из показаний пиратов база была куплена двадцать лет назад после списания у аварских военных. Развернута стандартная диспетчерская призма, ничего сверх мощного. Пять активных минных полей, сотня ракетных платформ и две сотни орудийных платформ. Сама база имеет на вооружении четыреста истребителей Уник аварского производства. Из показаний пиратов в клане было сорок шесть боевых и двенадцать торговых кораблей.

Выслушав и просмотрев все имевшиеся у них данные по пиратскому клану, и отметив наличие в системе среднего перерабатывающего комплекса и среднего топливного завода, Данила задумался.

— Нужно брать, — выдохнул он через час, — там сейчас хорошо, если пара кораблей осталась.

— Я тоже так считаю, — мысленно согласилась Алиса, — а то будем постоянно на них оглядываться.

— А что будем делать с трофеями?

— Здесь справятся фрегаты, а там, что не заберем, то раздолбаем.

— Нужно будет брать с собой «Богатырь», давай мне связь с Харитоном.

— Привет бродяга, — увидев на визоре лицо, мысленно поздоровался Данила.

— И тебе не хворать, — ответил Харитон, — как тебе кораблик?

— Нормальный, — Данила знал, что друг приложил свои руки к созданию многих модулей этого корабля, ведь с корабельного кладбища доставили лишь две третьих корпуса. Остальное было попросту уничтожено.

— Харитон, ты не хочешь слетать к пиратам с ответным визитом?

— Только за, когда вылетать?

— Как закончим бой здесь, отправимся туда. Ты начнешь разгон сразу после нашего ухода в гипер.

— А кто будет заниматься с трофеями здесь?

— Назначь ответственных.

— В принципе, справятся без меня, — что-то прикинув, согласился Харитон, — есть буксиры, да и фрегатов достаточно.

Пираты начали выход из гипера точно по расписанию. Имперская эскадра затаилась под полем невидимости, наблюдая за построением пиратов. Кто-то у них явно служил на флоте. Выстраивался ударный кулак, боевое и тыловое охранение. Дождавшись последнего корабля, пираты устремились к планете. Через двадцать минут они все залетели на минное поле.

— Причешите их ЭМИ минами, — отдал команду Данила.

Вокруг пиратских кораблей, летящих средним ходом, с половинной мощностью щитов, зашевелись темные тела торпед, запустились гравитационные захваты, притягивая их ближе к корпусам. Никто из пиратов не успел среагировать до начала подрывов, а потом стало поздно.

— На абордаж, — скомандовал Данила и от эскадры, так и не сделавшей ни одного выстрела, понеслись две сотни абордажных фрегатов.

Было интересно наблюдать, как к дрейфующим на хорошей скорости кораблям приближаются похожие на многоножек кораблики и распределяются в зависимости от размера атакуемого объекта. За полчаса абордаж практически закончился, сопротивлялись лишь экипажи двух линкоров, но и они были обезврежены к концу часа.

Абордажники начали возвращаться на свои корабли, а туда устремились призовые команды, что будут контролировать пленников и дождутся эвакуационных команд, уже летевших сюда на всех парах.

— Доложить потери.

Выслушав доклады, Данила кивнул, ранения получили двадцать абордажников, еще десяток загрузили в медкапсулы по частям, но медики пообещали за пять дней вернуть в строй и их.

— Молодцы, теперь полетим с ответным визитом, — объявил Данила, — ловите новую цель.

Корабли ложились на трек разгона, экипажи занимались своим делом, техники восстанавливали поврежденных дроидов, а медики лечили раненых. Данила лежал в своем ложементе и принимал данные от призовых команд. На тридцати восьми кораблях пиратов оказалось десять тысяч и восемнадцать тысяч рабов. Много пиратов и рабов погибло на линкорах. Еще до конца разгона на трофеях запустили реакторы и потихоньку начали выстраиваться для полета к перерабатывающему заводу.

20

Пираты не ожидали столь быстрой ответки. Выйдя из гипера, корабли эскадры запустили РЭБ-дронов, и, скрываясь под маскировкой, начали свое сближение с базой. В принципе, если бы целью стояло простое уничтожение пиратской базы, то уже через полчаса «Гром» спокойно мог расстрелять базу из своих орудий. Но задача была иной, главное не дать никому уйти, и что-либо сообщить. Через полтора часа система была охвачена сетью из дронов, готовых по команде не только заглушить гипер, но и любые другие виды связи, исключая связь эскадры. В это время, через дронов шпионов взламывались центры управления минными объемами. Команды инженеров сумели переподчинить минные объемы. В диспетчерской объемы продолжали показывать свою готовность к использованию, но при попытке активации управляющие центры затребовали бы коды доступа, которых у пиратов уже не было.

— Ну, приступим, — Данила отдал команду на запуск ЭМИ гипер ракет и разрешил канонирам начать отстрел ракетных и орудийных платформ. Конечно, стрелять по платформам из главных калибров было, что из пушки по воробьям, поэтому в ход пошли средние калибры, которых на каждом из двенадцати линкоров было по пять десятков, а на «Громе» их было четыре сотни. Три залпа полутонными болванками из туннельных орудий по неподвижным мишеням оставили от них одни воспоминания. К моменту начала подрыва платформ сработали торпеды, вышедшие из гипера практически возле обшивки. По какой-то причине на базе не были включены щиты, даже на минимальную величину гарантирующую защиту от метеоров.

Заработали глушилки. От эскадры отделилась пара линкоров и направилась к перерабатывающему заводу, явственно выделявшемуся над внешним астероидным поясом. От остальных линкоров в направлении базы вылетели рои фрегатов. Абордажные фрегаты садились на броню базы, выпуская десятки дроидов различного назначения. Боевые дроиды отправлялись подавлять любое сопротивление защитников, а инженерные занялись демонтажем всех передающих устройств, которых на броне не маленькой базы было в достатке. Следом в базу начали проникать абордажники. Сначала все шло по разработанному и опробованному не раз плану. Обработанных мощными станерами пиратов, обездвиживали специальными наручниками. Рабам вкалывали лошадиную дозу снотворного, снимали ошейники и отправляли в криокапсулы.

Все это длилось лишь до уровня, на котором находились бордели и другие увеселительные заведения. Увидев растерзанное тело девочки, над которым склонился насильник, у штурмовика мзина снесло крышу, а у насильника слетела голова.

Дальше пиратов в плен почти не брали, потому как мзин был не одинок в подобных находках. Кровь полилась рекой. Все попытки сопротивления подавлялись, не оставляя пиратам даже шанса на спасение. Организацию внятной обороны предотвратил еще и тот факт, что пиратов на базе оставалось меньше двух тысяч, да и те не горели желанием погибать с оружием в руках. В течение двух часов с зачисткой базы было закончено, и она полностью была взята под контроль. Причалившие в ручном режиме линкоры, занялись погрузкой криокапсул с рабами и пленными пиратами.

Двум линкорам, отправленным на захват перерабатывающего завода, вообще не пришлось стрелять. Уверенные в своей безопасности, пираты не озаботились защитой завода, а после подрыва двух ЭМИ ракет сопротивления не было. Да и что могли сделать десять пиратов, контролировавших работу завода. Большой проблемой стала ловля шахтеров-рабов, решивших, что это разборки между пиратами. Связь с ними забивала глушилка, а выйти на частоты имперцев шахтеры не могли даже теоретически.

Оставив на заводе два десятка абордажников, линкоры направились к топливному заводу. Приблизившись к которому заметили моргание посадочного маяка.

— Ха, и сюда наших занесло, — усмехнулся капитан «Витязя» Сергей Громов, с минуту понаблюдав за морганием маяка.

— Почему так считаешь? — поинтересовался его первый помощник мзин Ргок Ма`Дзин.

— Это земная азбука, — пояснил Сергей и отдал команду, — две абордажные группы на вылет, ребята осторожней, там могут быть земляне.

На заводе была лишь смена из тридцать одного раба. Командир десантной партии поинтересовался по-русски.

— И кто из вас пират?

— Третий слева, в правой руке детонатор наших ошейников, — спокойным голосом произнес по-русски один из рабов, почесывая свой бок.

Цокая языком, Олег Смирнов шел вдоль строя рабов. Пройдя, указанного человека, он махнул рукой, а второй подхватил отрубленную кисть, сжатую в кулак.

— Жгут наложите, только не на горло, — перекрикивая крик боли, крикнул он своим подчиненным.

— Вколите ему обезболивающего, чтобы не скопытился раньше времени, снимайте с хлопцев ошейники, и одевайте вот на этого.

— Это мы зараз, — усмехнулся один из абордажников и работа закипела.

У пирата от ужаса выпучились глаза, он попытался, что-то выдавить о своих правах, но кто ж его слушал. Абордажники умудрились одеть на него все тридцать ошейников.


Рабочий кабинет барона Ла-риски


— Что скажешь об имперцах? — поинтересовался барон у своего собеседника.

— Интересные ребята, — усмехнулся начальник СБ, — себе на уме, но ушастых и черных, как они говорят, жутко не любят. И неизвестно кого больше.

— Но какой фитиль они вставили ушастым, — рассмеялся барон Курн, — мзины будут их резать везде, где увидят. Официальное правительство мзинов, претензий никаких предъявлять не будет, так как действуют частные лица по законам содружества. Чтобы хоть как-то образумить кошаков, ушастые ввели эмбарго, на поставки единственного что продают им, гиперприводов. А имперцы, еще до введения эмбарго, предложили мзинам много чего интересного, по умеренным ценам. Как думаешь, что будет дальше?

— Ушастые будут носом рыть в поисках империи и выйдут на твоего внука.

— Они уже и так роют, — барон Курн хмыкнул, — только сдается мне, его неплохо охраняют. Тебе не показалось странным исчезновение целого флота черных две декады назад? Кто проходил там, и, мимоходом, в пыль раскатал неплохие корабли, что заставили бы нас попотеть, успей они прийти к нам.

— Предлагаешь поддержать твоего внука? — спросил командор Шторьк.

— Пока он делает для баронства только пользу, — заметил барон, — благодаря его последней поставке, наши четыре тяжелых крейсера, что достраиваются на верфи, получатся скоростными и зубастыми. Он только сетовал на то, что более интересное оборудование нам пока не продают. И здесь ключевое слово «пока».

— Может, послать кого с Маком следующий раз, для контакта с имперцами?

— Вот ты и полетишь, — барон Курн посмотрел на своего старого друга и добавил, — подберешь сопли за нашими злейшими друзьями и полетишь. Предварительно поговори с ним о возможной закупке в империи десятка тяжелых крейсеров и подумай насчет экипажей. Думается у Мака есть возможность связи с империей.

Встав, барон открыл шкафчик с напитками и налил пару бокалов вина. Вернувшись к столику, возле которого они сидели, подал один из бокалов своему другу.

— А как тебе имперский безопасник? — посмотрев через вино на свет лампы, поинтересовался барон Курн.

— Тертый калач, — усмехнулся начальник СБ, отпив глоток вина, — сказал ровно то, что собирался сказать и не словом больше. Скользкий как рыба, хотя кулаки, что кувалды, да и росточком будет под два с половиной метра сплошных мышц. Поставь его у нас на базе таможенником, все жулики сами бы сдавались, только бы не попасться в его руки.

— А в общении, — поинтересовался барон, пригубив бокал.

— Рубаха парень, даже не подумаешь, что безопасник, скорее десантура или абордажник. С вопросами не пристает, но все сказанное мотает на ус. Скорее всего побывал в рабстве у аварцев, но не сломался как некоторые и не обиделся на весь мир. Он мне показал ролик, как они выпускали аварских пиратов на «волю». Мне понравилось, до такого еще никто не додумался. Садят аварца в скафе на тихоходную торпеду и выпускают на волю. Летит далеко, пока горючка не кончится и не сработает система самоуничтожения. И ведь не подкопаешься, что специально убили, торпеда аварская, отпустили с миром, ну а каковы эти торпеды даже не догадывались.

— Интересные ребята, — согласился барон Курн, — но откуда они взяли технологии и почему не хотят торговать за кредиты содружества?

— По второму вопросу отвечу наверняка, — командор Шторьк отпил глоток вина и продолжил, — стоит им только раз принять кредиты и их местонахождение станет известно ушастым, потому как любая транзакция оставляет след, даже лучший чем след от корабля. Продавая свой товар за минералы, они решают сразу две проблемы, не светятся в близлежащих системах, добывая руду, и получают нужные им материалы. По первому вопросу, вариантов гораздо больше, это может быть и корабль древних и база, и сами древние. Ведь мы не знаем, что случилось три тысячи лет назад и куда подевались выжившие, что все погибли, я не верю. А вот как они смогли избежать внимания аграфов…

— Если учесть, что они набирали женщин, то возникает мысль о возвращении экспедиции, — задумчиво, произнес барон Курн, не заметив, что перебил командора Шторька, — только куда они летали?

— А знаешь, ведь верно, — согласился начальник СБ, — я как то упустил этот заказ из виду. Скорее всего, это вернулась военная экспедиция древних. Ребята нашли планету и потихоньку ее осваивают, параллельно наращивая себе силы за счет освобожденных рабов и разных потеряшек. Поэтому им и не нужны кредиты содружества.

21

Почти неделя ушла на сворачивание и погрузку заводов на «Богатыря» и создания сцепки Базы с четырьмя линкорами. Двое суток, из этого времени, заняла калибровка и сопряжение всех пяти гиперприводов. Но все заканчивается и наконец, сцепка начала разгон и выход на трек. Вперед ушли два линкора и два разведывательных крейсера, остальные корабли эскадры пристроились за базой, чтобы уйти в гипер следом за ней.

Путь домой занял почти три недели. База сильно тормозила в гипере. Но зато в системах подскока никто не встретился. Лишь в последней системе повстречалась пара имперских разведчиков, занимавшихся картографированием и установкой следящих буев. Обменявшись с крейсерами новостями, эскадра ушла в гипер, оставив разгоняющуюся базу на попечение разведчиков.

Система Терры встретила привычной суетой. Дежурный диспетчер вышел на связь, поприветствовал и поинтересовался результатами рейда.

— Нормально у нас, четыре линкора тащат базу, сейчас уже в гипере, — ответил Данила, зная, что диспетчер прекрасно знает сколько их должно быть.

— Дан, — вышла на связь через симбионт Кира, — вы, где были. Мак уже две недели ждет.

— А без меня никак? — усмехнулся он, хоть общение шло мысленно.

— Никак, — вздохнула Кира, — Мак привез просьбу от совета кланов мзинов.

— Ну я уже здесь, десять часов погоды не сделают. Как торговля?

— С торговлей, нормально, но нам может понадобиться продовольствие.

— Заказывай, и будем увеличивать площадь плантаций на Терре, продовольствие у нас должно быть свое, кстати, почему у нас никто не занимается рыбой?

— Вообще-то ты у нас император… — усмехнулась Кира.

— Прилечу, отшлепаю, — пообещал Данила улыбнувшись.

— Алиса, напомнишь мне про рыбу, — мысленно попросил он свой искин.

— Хорошо.

Встреча с Маком состоялась сразу по прибытии на базу. Данила так и встречал гостя в черном комбинезоне гвардии с адмиральскими знаками различия.

— К какому типу относится тот монстр, на котором вы прилетели? — поинтересовался Мак после приветствия, он с интересом наблюдал за парковкой гиганта с обзорной площадки.

— А хрен его знает, — пожал плечами Данила, — пусть будет тяжелый линкор.

Посмотрев на покрасневшую Киру, добавил:- У нас растет такое растение, хрен.

Кивнув на стол с напитками, Данила налил себе чаю и вопросительно посмотрел на Мака.

— На меня вышел посланник совета кланов мзинов, они интересуются гиперприводами большого класса и двигателями такого же класса.

— Количество и способ оплаты? — отпив глоток чая, поинтересовался Данила.

— Пока спрашивали о сотне гиперприводов и тысячи двигателей, насчет способа оплаты они целиком полагаются на вас, — ответил Мак, осторожно отпив глоток чая, налитого Кирой.

— Реальное количество, — кивнул Данила, — привозишь сто тысяч тонн луизита, получаешь: сто десять гиперприводов, тысяча сто двигателей, четыреста сорок реакторов класса линкор и четыре туннельных орудия класса линкор. Сколько и чего ты отдашь мзинам дело твое.

— А… — хотел поторговаться Мак и получил пинок под столом от Киры.

— Если я начну торговаться, без штанов останешься, — Данила заметил движение девушки, и слегка улыбнулся.

— Так не интересно, — усмехнулся Мак, — а зачем мне туннельные орудия?

— Ну не знаю, — Данила пожал плечами, — обменяешь на что-либо нужное, или деду подаришь.

— А… — начал оправдываться Мак.

— Да, ладно, не парься, — усмехнулся Данила, — еще вопросы есть?

— Нет, — ответил Мак.

— Тогда до встречи.

— Рыба, — мысленно объявила Алиса, едва за Маком и Кирой закрылась переборка.

— Молодец, — похвалил Данила, — соедини меня с Яшей.

— Яш, во-первых здравствуй, — поздоровался Данила.

— И вам не хворать, — удивленно ответил медик.

— У меня возник вопрос, из обследованных разумных, тебе попадались рыбаки, — спросил Данила.

— Попадались, — непонимающим тоном, согласился Яша, сверился с данными Айболита, и добавил, — шестьдесят четыре человека, девяносто семь мзинов и восемнадцать аграфов.

— Среди них не должно быть пиратов и преступников, а также тех кому милее космос.

— Эти разумные подходят под твои требования.

— Замечательно… — протянул Данила, — готовая рыболовецкая артель, опасаюсь только, что мзины могут начать драться с ушастыми.

— Не думаю, при всей своей горячности, мзины достаточно миролюбивы и ответственны.

— Какие у них стоят симбионты?

— У мзинов и половины людей гвардейские, у остальных колонист.

— А собери-ка их в столовой госпиталя через часок.

— Давай через шесть, ночь люди спят.

— Яш, извини, меня, через шесть, так через шесть, — согласился Данила и посмотрел на, сделанные под морской хронометр, часы.

Часы показывали половину первого ночи.

Несмотря на небо в звездах, что полночи устраивала Жана, утром Данила встал отдохнувшим. Приняв душ и перекусив, он отправился в госпиталь для встречи с будущими рыбаками.

Яша выделил под встречу конференц-зал, где с удобством разместились все три группы разумных, в ожидании Данилы не начавших резню или драку. Лица всех, были насторожены и какие-то потерянные.

— Мне нужно представляться? — поинтересовался он, выйдя на трибуну.

— Нет, вы император, — был ответом нестройный хор голосов.

— Давайте просто Данила, — заговорил он, — вы думаете, что я вас собрал для того, чтобы уговаривать работать в космосе. Вы ошибаетесь.

Данила заметил, как по лицам разумных пробежала волна удивления.

— Империи нужны всякие специалисты, — продолжил он, — и было бы глупостью заставлять рыбака ковырять астероиды. Я предлагаю вам всем вместе, мзинам, аграфам и людям создать артель по добыче и переработке рыбы. Кому как не рыбакам это доверить?

— Нам для работы нужны сейнеры и перерабатывающие мощности, — встал коренастый мужчина, а остальные его поддержали гомоном.

— Я в деле рыбалки знаю только простую удочку и динамит, — прервал гомон Данила, — поэтому с вопросами постройки сейнеров и всего другого обращайтесь к нашему главному инженеру, его специалисты строят боевые корабли, думаю, вас они обеспечат всем необходимым. Но одного вы не вспомнили. Это место где будет базироваться ваша артель, а это важно. Там будет ваше производство и жилье. Выберите себе главу, тех кто займется поиском удобного острова, контролем за постройкой судов и перерабатывающих цехов, наконец, постройкой домов. Справитесь без меня?

— Если команду дашь нужным людям, — согласился тот же крепыш.

— А то, — подмигнул ему Данила, отправив распоряжения в инженерный, строительный и разведывательный отделы.

Уходя с трибуны он заметил как зашевелились рыбаки, определяя кто чем будет заниматься, причем аграфы не сидели в сторонке, а принимали самое живое участие.

— Ловко ты с ними, — похвалила его Варя, — а то никуда пристроить их не могли.

— Это хорошо, что не смогли, нам двадцать пять миллионов людей, не считая принудительных колонистов, кормить надо, а одной биокультурой сыт то будешь, но быстро чего другого захочешь.

22

К хорошему привыкаешь быстро, вот и Мак быстро привык к безопасным полетам, и от отсутствия приключений начал скучать. Хорошо Кира подкинула ему несколько баз знаний производственной тематики, и месяц полета пролетел незаметно.

Ла-риска встретила обычной суетой и привычной торговлей. Удивил дед, потребовав встретиться на территории верфи, где он будет принимать новые крейсера в военный флот баронства. Хоть Мак и не любил шпионские игры, но используя разные хитрые приемы, ему удалось добраться до кабинета начальника СБ верфи, куда через час вошел дед в компании своего друга командора Шторька.

Мак дождался сигнала симбионта, что присутствующие отключили свои нейросети и только тогда поднял шлем скафандра. Шторьк удивленно посмотрел на сигнал своего прибора.

— Ты не выключил нейросеть, — напомнил он Маку.

— В этом нет необходимости, — усмехнулся Мак, — это не то, что ты видишь, и здесь нет закладок ушастых.

— Ну, привет внучок, — барон поднял шлем своего скафа и улыбнулся реакции Мака, — не буду тебя спрашивать о здоровье, вижу, выглядишь нормально.

— И тебе не хворать дедуля, — не удержался от шпильки Мак, — зачем вызывал?

— Ты не веришь, что я хотел взглянуть на внука? — рассмеялся барон, поудобнее устраиваясь на диване.

— Конечно не верю, — усмехнулся Мак, устраиваясь на соседнем диване.

— Кто они? — посерьезнев, спросил барон.

— Я не спрашивал, но языки, на которых они общаются между собой, даже близко не похожи на языки содружества. Как-то между делом Кира, она у имперцев занимается торговлей, упомянула, что они не собирались останавливаться на Терре, направляясь на другую планету. Их позвали пираты, включив глушилку.

— Глушилка гипера им не помеха? — удивился барон, перебив Мака.

— Я понял именно так, — кивнул Мак и продолжил, — обезвредив пиратов, они решили остаться. Почему-то вернуться на родную планету, они не могут.

— Они беглецы? — удивился барон.

— Нет, какие-то физические причины, я всего не понял.

— А что по торговле? — поинтересовался Шторьк.

— Продать могут, что угодно, лишь бы платили, — усмехнулся Мак, — только очень много позиций для нас бесполезны.

— То есть? — удивился Шторьк.

Мак, молча, отстегнул перчатку с правой руки, высвободил запястье и показал широкий браслет.

— Это персональный искин, по мощности сравнимый с главным искином крейсера, но без развернутого симбионта он бесполезен, просто украшение. Есть много техники, базы знаний к которой пользователю придется учить всю жизнь.

— Но прибор показывает у тебя… — начал Шторьк.

— При наличии образца, я могу имитировать любую нейросеть, — усмехнулся Мак.

— Мда… — протянул барон, — а симбионты, они конечно не продают.

— Дед, ты не поверишь, они ставят их бесплатно, — усмехнулся Мак.

— Где подвох? — хмыкнул барон.

— Они действительно бесплатно устанавливают симбионты, но только гражданам империи.

— Так ты у нас уже имперец? — с долей обиды в голосе, спросил барон.

— Нет, мне не предлагали.

— Ладно, хватит вам уже, — попросил командор Шторьк, — у нас не так уж много времени.

— Ты прав, — кивнул барон и спросил, — у тебя связь с имперцами есть?

— Только в пакетном режиме с флагмана, — честно признался Мак.

— И то хлеб, — кивнул Барон, — нам нужно десять тяжелых крейсеров, сколько это займет времени и что по оплате?

— Я спрошу, ответ будет завтра.

— Как тебе симбионт? — спросил барон.

— Блеск, за месяц полета я освоил пакет баз по промышленности в двенадцатом ранге.

— Поди, ранги там… — недоверчиво произнес барон.

— Для сравнения скажу, что наш четвертый ранг, по объему равен их первому.

— Ладно, разбегаемся, я завтра забегу, — произнес командор.

Вернувшись на флагман, Мак сразу отправил сообщение на Терру. Что пакет данных перехватят и смогут понять, он не переживал, зная из освоенных баз принцип шифрования. Впрочем, времени скучать не было, за время его отсутствия партнеры оборвали все контакты, но симбионт отсекал любую попытку выйти с ним на связь, до особого распоряжения. Начавшиеся торги, продлились до глубокой ночи. И завершились продажей последней позиции в списке. Собираясь спать, Мак был остановлен сигналом получения на симбионт пакета данных. Налив себе из синтезатора тоника, Мак устроился в кресле для просмотра сообщения.

На визоре развернулся привычный силуэт аварского тяжелого крейсера шестого класса, но кроме внешнего сходства, все остальные данные были другими. Если в центральных мирах начали переход к девятому классу, то этому крейсеру смело можно было присваивать пятнадцатый. Это касалось всего, скорости, дальности полета, вооружения, силовых щитов и реакторов. Описание брони заняло отдельную страницу. По своей прочности броня превосходила прочность брони линкора при гораздо меньшей толщине. Применение новых искинов, позволило сократить экипаж до тридцати человек. В дополнение Крейсер мог взять на борт сотню десанта и десять истребителей прикрытия или сорок дронов, сравнимых с легкими истребителями. Стоимость одного крейсера с обучением тридцати человек экипажа и десяти пилотов истребителей составляла сто тысяч тонн циринита, минерала более дорогого чем луизит. Срок изготовления партии два месяца. Срок обучения экипажей три месяца.

Прикинув цену на минерал, Мак вошел на торговую площадку.

— Да, за такую цену, можно купить лишь далеко не новый средний крейсер.

Забывшись в коротком сне, Мак утром ждал Шторька, но первым появился посланник мзинов. Поприветствовав его в шлюзе, Мак проводил мзина в свою каюту, где развернул визор с ценником имперцев.

— Я так понимаю, вы возьмете десять процентов, — толи спросил, толи констатировал мзин, — где будем грузить минерал?

— Чтобы не привлекать лишнего внимания, мне хотелось бы загрузиться здесь, тем более один грузовоз уже свободен.

— Предупредите своих людей, погрузка начнется через два часа.

Мзин не стал задерживаться, и, выйдя из шлюза, скрылся из виду, словно одел маскировочный комбинезон.

Решив позавтракать, Мак направился в столовую, но видно не судьба.

Пришел командор, использовав идентификатор, выданный вчера Маком, он поднялся на борт и перехватил его возле входа в столовую.

— Пойдем к тебе, — коротко бросил Шторьк.

Мак вздохнул, в принципе и в каюте можно поесть, только ассортимент его синтезатора был несколько беднее.

В каюте Мак сразу включил устройство блокировки любого подслушивания. Открыл перед командором визор и принялся за завтрак.

— А знаешь, думаю твоего деда устроит такая цена, — оторвавшись от визора, заметил Шторьк, — но ведь можно привезти туда готовые экипажи и не ждать лишний месяц.

— Это маловероятно, — хмыкнул Мак, убирая использованную посуду, — если бы неподготовленный пилот смог управлять этим красавцем, имперцы даже не намекнули бы на обучение.

Налив пару бокалов с тоником, Мак подал один из них командору.

— Но, что мне там делать три месяца, и оставлять Дона одного…

— Дед не молодой пацан, как-нибудь переживет три месяца без ваших еженедельных праздников живота. А там тебе найдут занятие, скучно не будет. Лучше подумай как мне, не привлекая внимания, перевезти на Терру экипажи.

— Не вижу проблем, — усмехнулся Шторьх, потягивая тоник, — подашь заявку на пятьсот наемников и быстренько их наберешь.

— А почему пятьсот? — удивился Мак

— Ты сам говорил, что у них есть возможность отсеять шпионов, не хотелось бы ощутить там нехватку кадров, тем более проверенные и обученные специалисты нам пригодятся.

— Ну и жук ты, — усмехнулся Мак, и, отставив пустой бокал, поинтересовался, — командор, мне показалось или случайность, в системе прибавился трафик.

— Сам такую волну погнал и спрашивает, — хмыкнул Шторьк, — объем продаж вырос в два раза, а некоторые умники дожидаются тебя специально по декаде и более. В баронстве Ла-риска цена на металлы на пятнадцать процентов выше, чем дают в центральных мирах.

23

Данила сидел и думал. И думы были не слишком веселые. Слишком возбудились аграфы, кружась вокруг Ла-риски в большом количестве. С каждым караваном увеличивалась угроза обнаружения. Да имперцы могли уничтожить флот, другой, но противник мог банально задавить числом, невзирая на потери.

— Данила, — вышел на связь Харитон, — почему ты не хочешь развернуть пиратскую базу в соседней системе, там неплохие перспективы на разработку минералов. Можно было бы реконструировать пиратский перерабатывающий завод и тоже отправить туда.

— Потерпи Харитоша, еще не время. Нельзя одновременно везде быть одинаково сильным.

Данила замер от пришедшей на ум идеи.

— Данила, ты чего? Харитон обеспокоился состоянием друга.

— Да идея одна посетила голову, вот сижу, думаю, — расплылся в улыбке Данила, — у нас же есть координаты нескольких секретных лабораторий.

— Ну и что? — не понял задумки Харитон.

— Кланы ушастых не доверяют друг дружке, — пояснил Данила, — если на секретную лабораторию какого-либо клана нападут аграфские же корабли, что они подумают?

— По идее, что сосед захотел поживиться за их счет.

— Сколько у тебя осталось аграфских корпусов?

— Зачем они, схемы их кораблей есть, мы сделаем, что ушастые снаружи сами их не отличат, а начинка и броня будут наши.

— Хорошо, сделай десяток тяжелых крейсеров. За месяц управишься?

— Запросто, верфь вышла на промышленный режим, я за месяц могу и сорок этих крейсеров наклепать.

— Сорок не надо, а вот еще десяток аварских тяжей, скажем «Аш-Камази», будет само то.

— А зачем нам уничтожать аграфские секреты? — Харитон посмотрел на Данилу.

— Совсем не зачем, — согласился Данила, — нам главное, чтобы успела уйти нужная информация, а потом, чем больше тайн, тем лучше.

— Тогда и мне на «Богатыре» придется лететь, — усмехнулся Хоритон.

Планирование операции заняло двое суток. Ргин, которому Данила предложил возглавить группу аграфских крейсеров, сначала обиделся, но узнав цель, только что не замурлыкал от удовольствия. Харитон постарался на славу, кораблики получились удачные. Экипаж всего двадцать разумных плюс крыло боевого прикрытия из тридцати истребителей, управляемых ботоводами с крейсера. Абордажники были представлены штурмовыми дроидами и живыми абордажниками в скафах аргафского образца.

Как не уговаривали Данилу остаться, но он был непреклонен, и ровно через тридцать дней с момента изготовления первого крейсера из системы стартовала маневренная группа из шести линкоров, «Грома», «Богатыря» и десяти тяжелых крейсеров.

Группе предстояло преодолеть большую часть содружества в глубоком гипере, куда могли забрасывать гиперприводы древних. Но и на этой, недостижимой для кораблей содружества, скорости кораблям пришлось добираться до нужной системы почти месяц. Потом, двое суток они висели под скрытом, изучая оборону и обезвреживая минные объемы.

Еще сутки просто висели, ожидая неизвестно чего. Все дроны РЭБ уже заняли свои позиции и по сигналу могли полностью заблокировать любой сигнал и гипер. Все уже начали шепотом бурчать и поглядывать на Данилу, но он сидел в своем ложементе со спокойным лицом, и, словно, прислушивался к пространству.

На радаре вспыхнула отметка одиночного корабля, вышедшего из гипера.

— Крейсера вперед, остальные крадемся под скрытом, — как все не ожидали команды, но она прозвучала как выстрел.

Заранее выстроенные в атакующий клин, крейсера сбросили скрыт и начали разгон. Одиночный корабль, оказавшийся средним транспортом, сразу встал на трек разгона и через час ушел в гипер, выплевывая на форсаже свои движки.

— Включить блокаду системы, крейсерам запуск первой волны ракет.

База ощетинилась стволами противоракетной обороны, ожидая стаю ракет, отделившуюся от атакующих крейсеров.

— Линкорам, по две гипер ракеты с ЭМИ головкой, пуск. Крейсерам, пуск второй волны

Первая волна ракет вошла в зону поражения орудий базы. Скорострельные лазеры и плазмометы базы заработали по юрким целям, осветив темноту космоса. Местное светило было слишком далеко, чтобы освещать этот уголок. Бахнул залп туннельных орудий, скорее всего у канониров не выдержали нервы, слишком далеко еще были крейсера для прицельной стрельбы. Открылись ангары для выпуска истребителей прикрытия. И в этот момент начали взрываться ЭМИ ракеты. Они выходили из гипера настолько близко к цели, что успевали подорвать боевую часть раньше чем искины, управляющие противоракетной обороной, успевали сменить цели. А потом, начали гаснуть целые сектора обороны и вторая волна ракет, несших еще ЭМИ боеголовки, практически полностью достигла базы.

Персонал базы, на девяносто процентов состоявший из ученых и лаборантов, продержался ровно столько времени, сколько понадобилось абордажникам для достижения центра управления. Сопротивления практически не было. Одинокие безумцы, бросавшиеся с легким оружием на штурмовых дроидов смогли только поцарапать краску.

База, находившаяся на границе со сполотами, не ожидала нападения. Собственно, не зная, где база находится в системе, ее можно было искать достаточно долго.

Данила, не знал, чем здесь занимаются ушастые ученые, тот безопасник аграфов, что поделился координатами, и сам этого не знал. Безопасник сообщил только, что клан, которому принадлежит база, производит нейросети.

Десантники еще не закончили полную зачистку базы, а конструкционные дроиды уже тащили на свое место гиперпривод. Ученых, лаборантов и охрану и обслуживающий персонал перегоняли на крейсера. Без излишней жестокости, но и не давая опомниться. Хорошо, что основное количество персонала уже успели перегнать на крейсера, до момента проникновения десантников на ярус где в клетках, словно животных, держали подопытных. Кого тут только не было. Мзинов тут не было. Многие из пяти тысяч пленников были в таком состоянии, что из клеток их выносили на руках. Здесь были люди, дварфы, сполоты и сами ушастые. В отдельном отсеке находились вообще непонятные существа из которых Алиса сумела опознать лишь четырех руких креатов. Были здесь и сиреневые люди и рогатые и зеленоватые. Всяких хватало.

Данила распорядился распределять бывших пленников по госпиталям линкоров и «Грома».

Заблокировав все оружейные системы, базу закрепили на платформу «Богатыря» и занялись синхронизацией гиперприводов на что ушло четыре часа.

Через шесть часов с начала нападения, группа начала разгон для первого прыжка. По иронии судьбы вектор прыжка был направлен в сторону клана аграфов, производивших гиперприводы. Крейсера остались в системе, они должны были оставить для хозяев гостинцы, да побольше. Минных объемов с аграфских трофеев хватило расставлять на все то время пока «Богатырь» не ушел в гипер. С чувством хорошо выполненной работы, крейсера вышли на трек разгона, включив таймер, по сигналу которого все минные объемы включатся на неизвлекаемость.

Через три часа, после ухода в гипер последнего крейсера, в систему вошел флот хозяев базы, состоявший из пяти линкоров и двадцати тяжелых крейсеров. Подавая сигнал «свой», корабли направились к месту, где находилась база. Искины, управлявшие кластерами, затаились. Они определили общее количество гостей, и теперь ждали, когда последний корабль войдет в зону поражения.

Корабли аграфов наконец полностью вошли в минные объемы. Включились гравитационные присоски мин, и они начали свое движение. Взрывы последовали один за другим, сначала гася щиты, а затем сминая корпуса. Едва прекратилось движение кораблей, мины перестали взрываться, а искины вновь затаились в ожидании гостей, мин у них еще было много.


Штаб квартира отдела специальных операций федерации Галанте. Система Лураи. База флота Мрак-3.


Адмирал Синитиель сидел за своим столом и молча, ждал, когда его подчиненные ознакомятся с представленными документами. Настроение у него было препаганейшим. Час ему пришлось выслушивать главу совета кланов, хорошо хоть слюни не проходят через гипер. Понимая, что нужно искать виновного, Синитиель совершенно не хотел этим заниматься, предполагая межклановые разборки, а не руку сполотов, как уверял глава клана Утренней росы Стопириель, производитель гиперприводов. Однако вектор ухода преступников ясно указывал в сторону систем Утренней росы. Если бы клан Южного ветра не потерял семьдесят процентов своих кораблей на своих же минных объемах, то уже была бы драка.

— Ну, что скажете? — поинтересовался он, заметив, что все прочитали доклад следователей.

— Без предательства здесь не обошлось, — заметил адмирал Колитенель, — чтобы перепрограммировать управляющие искины, нужно знать мастер код. Причем кроме мастер кода нужно знать код свой-чужой, чтобы приблизиться к самому искину.

— Зачем вмешиваться клану Тихого шепота, — высказал сомнение полковник Лисиниель, — ведь мастер код кроме хозяина может быть только у производителя.

— Я считаю, что сполоты не причем, — поддержал, невысказанную мысль адмирала, полковник Маздиель, — не любят они наши корабли, а вот клан Утренней росы мог провернуть подобную диверсию. И не важно, что по вектору не нашли следов от буксировки базы. Только у них есть подобные буксиры, и они их не продают.

— Но ведь на базе установлен гиперпривод, — напомнил Синитиель.

— Да есть, но база за десять часов, что прошли с начала атаки, до входа в систему кораблей клана, никогда не сможет разогнаться для выхода в гипер, — пояснил свою мысль полковник Маздиель, — база подобного размера разгонялась бы пару суток и выпала бы из гипера в следующей системе.

— Главе совета не понравится наш вывод, — усмехнулся Синитиель, — он хотел бы внешний след, но я его не увидел.

Помолчав, адмирал решил перейти к следующему вопросу.

— Какие новости по баронству Ла-риска?

— Работать в самом баронстве стало очень тяжело, — начал доклад адмирал Колитенель, — местная безопасность лютует, это полбеды, мзины пакостят на каждом шагу. И наш любимый глава совета приказал отправить практически все патрульные силы на границу со сполотами. Аналитики заметили, что кто-то намеренно вздувает цены на минеральное сырье. Все ближайшие к Ла-риске добывающие концерны перестали везти свою добычу в центр по прежним ценам. Уже сейчас цена поднялась на пятнадцать, двадцать процентов. Барон Ла-риски ведет закупку редких сплавов, мотивируя это постройкой новых кораблей из-за опасности со стороны аварской империи, что подтверждается из открытых источников.

— Мне вот интересно, а не может кто-либо из кланов втихаря торговать с баронством, — высказал мнение полковник Маздиель, — ведь патруль не перекрывал направление на федерацию. А сказать можно все, что угодно. Для некоторых глав кланов главное прибыль.

24

Половину пути домой на Терру Данила провел в госпитале «Грома», помогая штатным медикам спасать бывших пленников ушастых «ученых». Лечились физические повреждения, проводилось мнемоскопирование. Удалялись нейросети служившие скорее орудием пытки, чем помощником. После беглого просмотра выборочных ментограмм у Данилы возникло стойкое желание побеседовать с ушастыми «учеными», только нахождение в карцерах линкоров, спасло их от членовредительства.

Данила занимался лечением нелюдей, и их изучением, что было очень познавательно. Сначала из криокапсул достали аграфов бывших пленниками у «ученых». Побои, это самое безвредное, что применялось по отношению к пленникам. Были сломанные конечности и ребра, язвы от множественных гематом, следы изнасилования как у женщин так и у мужчин. Мнемограммы снимали еще и за тем, чтобы зафиксировать все преступления, и попытаться опознать личность преступников. Если бы не криокапсулы, некоторые пленники просто не дождались бы медицинской помощи. Следом была оказана помощь дварфам и сполотам, не сильно, но находившихся в несколько лучшем состоянии.

Креаты заинтересовали Данилу скоростью прохождения нервных импульсов, и силой мышц, которым позавидовал бы любой модификант. Немного подкачал интеллект в среднем не достигавший ста двадцати единиц, но и в содружестве это был не плохой результат. Ментограммы показали, что и аграфы не чужды пиратства, а чем еще можно назвать нападение трех крейсеров на пассажирский лайнер.

Зеленоватые гуманоиды, Ооры как их назвал Василий, были захвачены на окраине своего города, где отдыхали на природе. По своему развитию, цивилизация Ооров была на уровне двадцатого века земли. Обследования Ооров показали некоторую заторможенность прохождения нейроимпульса, находящуюся тем не менее в пределах допустимой погрешности исследуемых групп содружества. Зато сила мышц, могла поспорить с паровым молотом. Интеллект тоже не подкачал, в группе из пятидесяти разумных он достигал в среднем ста сорока единиц.

Сиреневые люди жили еще в эпохе пара и отличались от среднестатистического человека из содружества цветом кожи и интеллектом в сто шестьдесят единиц. На цвет кожи повлияло излучение звезды родного мира. Василий не нашел в своих базах упоминания подобного народа.

Рогатые, оказались мощными псионами, с индексом интеллекта более двухсот единиц. Их тоже захватили в космосе, где они занимались картографированием. Из трех сотен экипажа пиратам удалось захватить меньше сотни, потеряв при абордаже много дроидов и штурмовиков. Василий не нашел названия и этого народа, а сами они называли себя шойцами. Если убрать пяти сантиметровые прямые рожки над ушами у мужчин и трех сантиметровые у женщин, и спрятать приличных размеров хвосты с кисточками на конце ни за что не отличить от людей. Очевидно у шойцов была потрясающая регенерация, потому как из ментограмм было видно, что все пленные были ранены. Люди с подобными ранами, без медицинской помощи не выживают. Мужчины достигали двухметрового роста, женщины отставали на полголовы. Сейчас они все были ужасно худы, но Данила видел их до пленения, и верил, что они восстановятся.

Закончив с последними пациентами, Данила направился к себе в каюту отсыпаться. Проходя мимо капсул регенераторов, он почувствовал горечь потери, шедшую от капсулы с седым шойцем. Тело его было скрыто в непрозрачном желе.

— Не печалься, — мысленно произнес Данила, — все там будем, но лучше проводить сначала врагов и станцевать на их могилах.

Двинувшись дальше, он почувствовал некоторое удивление и облегчение, пришедшие с разных капсул. Пожав плечами, Данила прошел в душ, сменил комбинезон и отправился к себе в каюту.

Жана была на вахте, и Даниле никто не помешал добраться до кровати. Спал он больше суток. Жана, сменившаяся с вахты, сидела рядом и молча, рассматривала его.

— Что сидим и молчим? — потягиваясь, спросил Данила.

— Тан просил тебя зайти в госпиталь, шойцы бузуют, требуют какого-то говорящего великана, — произнесла Жана и добавила, — пока не поешь не пущу.

— И не думал без завтрака никуда идти, — из душевой ответил Данила.

— Обеда, — поправила Жана.

— Это у тебя обед, а я только встал, значит у меня завтрак, — одевая комбинезон, возразил Данила.

За разговором Жана накрыла на стол и сидела, ожидая Данилу.

— А почему Тан решил звать меня?

— А кто у нас выше тебя?

— Логично, — согласился он, отпив глоток горячего чаю.

— Ты пойдешь со мной?

— Нет, а то Тан опять законопатит в капсулу.

— Ну смотри…

Тан встретил Данилу на входе в госпиталь.

— Какого великана они требуют? — поздоровавшись, спросил Данила.

— А я знаю? — усмехнулся Тан, — собрались в конференц зале и гомонят по своему, к ним и остальные присоединились.

Войдя в зал со стороны трибуны, Данила несколько минут рассматривал толпу из семисот разумных, что-то обсуждавших, каждый на своем языке, но понимая при этом собеседника. Попытавшись привлечь внимание, Данила легонько постучал по столешнице трибуны, пластик глухо забухал, но никто не обратил на него внимания.

— Сидеть! — рявкнул Данила.

Все упали на пятые точки, там где стояли, и, удивленно уставились на трибуну.

— Да, вы на кресла присаживайтесь, места всем хватит, — улыбнулся Данила, не ожидавший подобной реакции на свой рык.

Дождавшись, когда все удобно устроятся, Данила спросил.

— Чего бузуем?

— Мы, эта, мстить хотим, — поднялся седой шойец, хоть он говорил на своем языке, Данила его прекрасно понял

— Алиса, как такое возможно?

— Он мысленно транслирует свою речь.

— Понятно, — со стороны казалось, что Данила задумался.

— А, знаете, я не возражаю, — хмыкнул Данила, — доберемся до империи и определимся. В гипере мстить не кому.

— Что будет с теми, кто нас держал в клетках? — со своего места поднялась довольно симпатичная аграфка.

— Прилетим домой, увидите, уверяю, вам понравится.

— Мы сможем вернуться к себе домой? — встал коренастый дварф, ширина его плеч была немногим меньше роста.

— Конечно, только не сразу.

— Почему?

— По двум причинам, у нас нет пассажирского сообщения с содружеством, а во-вторых, вернувшись, домой в ближайшее время, вы подставите нас.

— Какой срок нам ждать?

— Думаю, не больше года, нашего года, — ответил Данила, — если ситуация изменится, то возможно и более раннее отправление. Это будет зависеть от следующего рейда.

Данила замолчал, ожидая нового вопроса и рассматривая собравшуюся публику. Взгляд зацепился за двух похожих друг на дружку рогатых девиц, сидевших по обе стороны от седого шойца. Измученные недоеданием лица, тем не менее, выражали неподдельный интерес всем окружающим. Черные угольки глаз перескакивали с одного предмета обстановки на другой.

— Нам можно узнать побольше о вашей империи? — встал высокий и худой Оор.

— Конечно, в ваших каютах есть визоры, они управляются голосом, задавайте свои вопросы и смотрите ответы. И мой совет, отъедайтесь, а то грустно смотреть.

— За один день вес не наберешь, — усмехнулся Оор и сел.

— Еще вопросы есть?

— Насчет нейросетей что-нибудь решите? — встал молодой сполот, блестя чисто выбритой головой с двумя костяными шишками на лбу, — а то без нейросети как без рук.

— На борту нет нейродевайсов содружества, это же боевой корабль, а не госпитальное судно. В госпитале Терры всем желающим поставят нейродевайсы содружества. Индивидуальных сеток конечно у нас нет, но имеются вполне достойные образцы.

Посчитав, что все уже сказано, Данила направился на выход.

В переходе его ожидал седой шойец.

— Спасибо тебе, — мысленно поблагодарил он.

— Всегда пожалуйста, — улыбнулся Данила, протянул руку представляясь.

— Сан то Бок, — ответил на пожатие шойец и замялся.

— Ты хочешь о чем-то меня спросить? — мысленно поинтересовался Данила, и добавил, — пойдем в ординаторскую, там нам никто не помешает.

В ординаторской никого не было.

— Присаживайся, — Данила указал рукой на диван, а сам подошел к самовару и налил две чашки чая, Тан тоже уважал этот напиток.

— Осторожней, напиток горячий, — предупредил Данила, подавая чашку Сану, выставив на столик какую-то выпечку, устроился напротив.

Сделав пару маленьких глотков, Сан прислушался к своим ощущениям и удовлетворенно кхекнул.

Данила не торопил шойца, наслаждаясь чаем. Тан, впервые попробовав напиток из самовара, заказал себе в госпиталь подобный аппарат и не переставал экспериментировать с травяными сборами Терры. Иногда получалось просто замечательно, и мзины экипажа выстраивались в очередь за чашкой ароматного чая.

— Наши женщины сами выбирают себе мужчину, — наконец заговорил шойец.

— Правильно, — кивнул Данила, — наши поступают примерно так же.

— Мои дочки выбрали себе мужа, не спросив меня.

— В чем проблема, у нас в экипаже служат достойные разумные, скажи мне кто этот счастливец, я попробую посодействовать.

— Они тебя выбрали, — выдохнул Сан.

— Да… — протянул Данила, одним глотком выпил остатки чая и посмотрел на Сана, — а передумать они не могут?

— Нет, — вздохнул Сан, — наши женщины выбирают только один раз и на всю жизнь.

— Дела… — Данила встал, налил себе и Сану по второй чашке чаю, и на несколько минут замер, обдумывая сложившуюся ситуацию.

— Законом империи этот вопрос не регламентирован, — выдавил он из себя, — я уже женат, поэтому, до моего согласия твоим дочкам придется договориться с моей женой.

— Как, они найдут твою жену? — слегка улыбнулся Сан, поняв, что Данила не особо возражает против дополнительных жен.

— У нас говорят: «Язык до Киева доведет», пусть заходят, нечего под дверью подслушивать.

Дверь отошла в сторону и в ординаторскую вошли две смущенные красавицы.

— Сан, как ты их различаешь? — усмехнулся Данила, рассматривая двух абсолютно одинаковых девушек.

— Да очень просто, — пожал плечами, Сан, — справа Пава, слева Лея.

— Пап, а мы наоборот встали.

— А разница я одинаково люблю своих дочек.

— Мою жену звать Жана, — сообщил Данила, мысленно дав Василию нужное распоряжение, — идите и договаривайтесь.

— Их не обидят? — встревожился Сан, когда за девушками закрылась дверь.

— Кто посмеет обидеть таких красоток?

— Ну, не знаю, на наших кораблях без нужного допуска никуда не попадешь.

— У нас примерно так же, — пожал плечами Данила, наблюдая за девушками через камеры Василия.

— Но… — начал Сан.

Данила развернул на стене визор, и устроился рядом с Саном наблюдать за сестрами, которые в этот момент пытали, стоящего на посту мзина.

— Дяденька, мы заблудились, вы не подскажете, как найти Жану.

— Из какого она клана? — не отвлекаясь от наблюдения за коридором, поинтересовался мзин.

— Да не знаем мы, — выдохнула вторая из сестер, — но ее муж вот такой.

Сестры разыграли целую пантомиму, показывая рост и сложение Данилы. Мзин с трудом сдерживал смех, но его хвост жил своей жизнью.

— Он над нами смеется, — сдув со лба прядь волос, произнесла Пава, — Лея кусай его за хвост, а я буду его бодать.

— Постовой их точно не обидит? — Сан обеспокоенно посмотрел на ржущего Данилу.

— Конечно нет, лишь бы сам от смеху не лопнул.

Мзин, грациозным движением убрал свой хвост и себя самого с линии атаки. Пава стукнулась головой о створку лифта и возмутилась.

— Так не честно.

— Лифт не надо бодать, приложите ладонь к сенсору, этого достаточно.

— А дальше, — спросила Лея, приложив ладонь к сенсору.

— Три яруса вверх, справа дверь.

— Благодарим, — хором ответили девушки.

— Собственно, они почти у цели, — перестав смеяться, сообщил Данила.

25


Сана то Бока пугал и одновременно восхищал этот чужак гигантского роста. Пугал силой, неосознанной и от этого опасной, восхищал своей дикой энергией, от которой окружающие его разумные начинали шевелиться и совершать поступки, о которых раньше и не задумывались.

Вот и его дочери, еще десять лет назад и не помышлявшие о замужестве, обе умудрились послать ему зов, отскочивший от его защиты как от стены горох. И это они проделали из лечебных капсул, еще не видя его глазами, но чувствуя красоту ауры. Сразу, как открылись капсулы, они прибежали к нему, испуганные как в своем детстве, после очередной проказы.

— Папа, мы бросили зов, — как всегда хором, доложили они.

— И кто этот счастливец? — усмехнулся Сан, заранее жалея «счастливчика».

— Мы не знаем… — едва не плача признались они, — но у него такая большая и красивая аура и сейчас его рядом нет, он где-то далеко.

— И что вы хотите от меня? — спросил Сан, посмотрев на встревоженных дочерей.

— Нам нужно его найти, и объясниться, ведь сам прекрасно знаешь, что теперь без слияния аур мы умрем в течение полугода.

— А куда он от вас денется в гипере? — усмехнулся Сан.

— Но он дальше километра, — возразила Пава

— И что, мы ничего не знаем о наших спасителях, кроме того, что они не похожи на наших пленителей, — пожал плечами Сан, — этот корабль достаточно велик, если судить по размерам лечебницы.

На встрече с Великаном, Сан понял своих дочерей. Аура незнакомого разумного поражала своей красотой и силой. Такой мужчина способен обуздать его сумасбродных дочек.

— Это он, — прошептали в оба уха дочки.

Потом, беседуя наедине, Сан вдруг понял, что Данила каким-то образом догадался о зове и его последствиях. А когда девочки разозлились на необычного разумного, не умеющего прятать свой хвост и выдавшем его сдерживаемый смех, Данила так смеялся, как смеются только над проказами родных.

— Пойдем Сан, посмотрим что там, — предложил Данила, свернув визор, и, встав с дивана.

— А… — начал Сан.

— Переживаю я за твоих еще козочек, — пояснил Данила, обозвав дочек какими-то животными, — вдруг не договорятся с Жаной.

Следуя за Данилой, Сан удивился отношению между членами экипажа этого странного корабля. Похоже здесь никто не обращал внимания на внешний вид разумного, это была одна команда.

Поднявшись на нужный уровень, Сан, из-за плеча Данилы, застал интересную картину.

Недалеко от выхода из лифта находился большой диван, где с удобством устроились три женщины.

— Данила, эти крошки хотят замуж за тебя, — поглаживая головы обеих девушек, заявила Жана, — я на эту должность планировала тебе предложить Ркату из клана Мрран, очень красивая девочка.

— А причем тут мзина? — удивился Данила, замерев от неожиданности.

— Я ей уже обещала, — ответила Жана.

— А как же я? Меня, что спросить не надо было? — удивился Данила.

— А ты вечно занят, и твоим подданным будет приятно, что их сестра вошла в род императора.

Сан удивленно посмотрел на Данилу. Максимум что он предполагал, что Данила начальник госпиталя, но император… Перебор.

— И, я так понимаю, что мне предстоит женится на трех хвостатых девчонках, а если они бодаться начнут?

— Злить если не будешь, то мы все будем мягкими и пушистыми.

— Ох, хо, хо, Сан, пошли пропивать твоих дочек, — заявил Данила, и потянул шойца за собой.

Сан заметил как придержала девушек Жана со словами.

— Девоньки, сидите ровно, он уже почти смирился.

В комнате, куда они вошли, Данила указал на кресло.

— Присядь пока я переоденусь.

Сан рассматривал покои императора, но ничего на это указывающего не заметил. Можно было определить хозяина в любую категорию специалистов от медика до крутого штурмовика, но император…

Данила быстро вернулся одетым в военную форму черного цвета.

— Ну, пошли, — поправив складки костюма, заявил Данила, открыв дверь в еще один лифт.

Помещение, куда они вошли из лифта, напоминало ресторан.

— Мик, — обратился Данила к практически квадратному мужику, — я сегодня гуляю, ну ты понял.

— Причина? — спокойно поинтересовался бармен, указывая на свободный столик.

Сан заметил, что проходя мимо, отдыхающих разумных, Данила успевал осадить особо ретивых и ответить на воинские приветствия остальных.

Устроившись за столом, Сан увидел простые блюда и непонятные напитки. Дальше первого бокала, все скрылось в тумане. Сан помнил, что были песни и дикие пляски с оголенными клинками, в которых участвовали разумные различных видов. Потом были непонятные обряды. А проснулся Сан в кроватке с красивой мзиной. На попытку слинять, она заявила, что последует за мужем и показала сертификат.

Взяв в руки предложенный сертификат Сан прочитал, что он Сан то Бок является мужем Лиечи Ми`Рон из клана Рроск. Согласно законов терранской империи, ритуал провел сам император.

— И что нам теперь делать?

— Жить, — улыбнулась Лиечи, потягиваясь всем телом, — тебе, до свадьбы императора, предстоит посетить госпиталь и установить симбионт.

— Это необходимо? — Сан не отрывал своего взгляда от одевающейся мзины, все же она была красива. Вид нисколько не портили острые ушки, задорно торчащие из прически.

— Что тебя беспокоит? — Лиечи закончила приводить себя в порядок и посмотрела на Сана.

— Шойцы никогда не использовали нейросети, только попав в плен к аграфам, мы познакомились с ними.

— Мзины тоже раньше обходились нейрокомами, нам не подходят нейросети содружества, но симбионты империи это совсем другое дело.

— Ладно, пошли, — махнул рукой Сан, — мне самому стало интересно.

Установка симбионта много времени не заняла, а вот разговор с Данилой затянулся до самого выхода из гипера в системе Терры.

— Сан, что делал ваш корабль в секторах прилегающих к федерации галанте? — Данила сидел в кресле напротив Сана в своем рабочем кабинете.

— Если честно, то искали планету, подходящую нам для жизни, — признался Сан, — нас стало слишком много, Шой уже не справляется.

— Сколько шойцев готовы покинуть родную планету?

— Порядка пятидесяти миллионов, но сдерживает два обстоятельства. Нужная нам планета должна обладать живой аурой, и у нас нет транспортов, способных перевезти такое количество народа. В последнем своем полете нам встретилось больше двухсот планет пригодных для жизни. Но все они оказались искусственно сделанными, без живой ауры. Такие планеты нам конечно подойдут, но жить на них и развиваться будет неуютно.

— Мне кажется, Терра вам подойдет, но только в случае вступления в империю, — задумчиво произнес Данила, — я вижу ауру несколько в другом диапазоне, но заметил ее присутствие у планеты. Честно признаюсь, не придал этому никакого значения, до разговора с тобой.

— Мне нужно подумать, посоветоваться с оставшимися в живых исследователями, посмотреть на Терру.

— Конечно, — согласился Данила, — никто тебя не торопит, тем более мне еще предстоит свадьба с твоими крошками. Не знаю, чем они зацепили Жану, но чувствую, что они нашли общий язык.

— Почему ты отложил свадьбу до прибытия на Терру?

— Народу приятнее знать, что их император ничем от них не отличается. Для этого приходится устраивать зрелища. Кроме того, ты уже заметил, что мзины мало отличаются от ваших женщин. Если чего задумали, то проще согласиться, чем получить мешок неприятностей.

— Так ты непричастен к моей женитьбе?

— Я виновен только в совершении обряда, но его мог провести любой глава клана, или старшина воинов, — усмехнулся Данила, — ты понравился Лиечи, а остальное для нее не важно.

— Понятно, — выдохнул Сан, — а я подумал, что это твоя месть за моих девочек.

— Ну ты и даешь, — рассмеялся Данила, — я не настолько коварен.

Во время беседы Данила представил Сану свод законов империи и с готовностью пояснял непонятные моменты. Многое Сану было непривычным, другое глупым, но после разъяснений Данилы, он соглашался с необходимостью именно такой трактовки закона. Собственно свод законов был прост как палка и не позволял его трактовать по-другому. А потом по громкой связи сообщили о скором выходе из гипера и Данила поспешил в рубку, оставив Сана наедине со своими мыслями и переживаниями.

26

Система Терры встретила мобильную боевую группу привычной суетой и сообщением диспетчера, что в системе находится баронский караван и представитель барона Ла-риски. Пришлось отправлять аграфские крейсера и честно уворованную базу в пояс астероидов, где была развернута пиратская база и проводилась модификация перерабатывающего завода. Топливный завод больших переделок не требовал и был запущен для работы к планете гиганту, на третьи сутки с момента прибытия в систему.

— Дан, с тобой хочет встретиться представитель барона Ла-риски, — сообщила Кира, после приветствия и ничего не значащих слов.

— Пригласи его в мой кабинет через десять часов, — Данила прикинул время необходимое «Грому» для причаливания к терминалу, — все новости узнаешь там.

Вернувшись в свой кабинет, он застал Сана, замершего с закрытыми глазами.

Почувствовав присутствие Данилы, шойец открыл глаза и недоверчиво посмотрел на него.

— Я увидел ауру Терры, ей понравились имперцы и непонятно почему вы не селитесь на материках.

— Собственно нам пока хватает и островов, — пожал плечами Данила, — если пожелаете, можете занять любой материк.

— Я передам твое предложение, — кивнул Сан, — думаю, что шойцев согласных жить в терранской империи будет больше ста миллионов, остается проблема транспорта.

— Не вижу большой проблемы, — возразил Данила, — любой из наших линкоров способен взять на борт десять миллионов криокапсул, а если постараться то и пятнадцать миллионов войдут. Думаю через пару месяцев мы сможем отправить к Шой нужное количество кораблей.

— Почему так долго? — удивился Сан, видевший на планшете количественный состав боевой группы.

— Используя ваши воспоминания, нужно сделать корабль, внешне похожий на ваш разведчик, и обучить экипаж на нем летать, — пояснил Данила, — думаю, что увидев чужие линкоры, шойцы долго будут думать, прежде чем согласятся на переезд.

— Но среди выживших не осталось пилотов, — заметил Сан, — аграфы пытались узнать координаты Шой и убили их.

— С нашими симбионтами обучение пилотов и других специалистов не займет много времени. Было бы желание.

— Ну желание у остатков экипажа будет, но пока я не вижу присутствия у себя этого симбионта.

Прикинув время, прошедшее с момента установки, Данила заявил.

— Через пару часов симбионт закончит первичную установку, что позволит начать обучение.

Встреча с командором Шторьком началась, как и планировал Данила сразу по прибытии на базу. Командор без всяких хитрых подходов предложил торговое соглашение, выгодное для обеих сторон. За декаду, что он ожидал Данилу, Шторьк успел ознакомиться с возможностями империи в производстве высокотехнологичного оборудования, и вынужден был согласиться с Маком, что многие вещи в содружестве оказались бы бесполезны. А появление в баронстве имперских симбионтов в большом количестве, вызовет множество вопросов у соседей и аграфов, как монополистов в производстве нейросетей.

— Уважаемый командор, это неплохое предложение, но несколько преждевременное, — заявил Данила, ознакомившись с текстом соглашения, — слишком плотно аграфы опекают баронство.

— Но… — начал командор.

— Думаю через месяц, полтора, аграфам будет наплевать на дела далекого баронства, — перебил его Данила, — вот тогда и подпишем торговый пакт. За это время мы развернем торговую базу подальше от Терры где можно будет спокойно торговать, не опасаясь действий различных разведок.

— Не плохая мысль, — кивнул командор, — тем более я буду здесь ожидать готовности экипажей для наших крейсеров. В представленных нам документах многое не было заметно, но осмотр кораблей убедил меня в правильном выборе.

— Наши специалисты старались, — хмыкнул Данила, в голове его уже зрел новый план по набегу на территории аграфов, но сначала нужно было разобраться с ушастыми «учеными» и их жертвами, среди которых оказалось несколько довольно значимых фигур из дварфов, сполотов и аграфов.

— Если не секрет, куда вы летали столь большим флотом? — поинтересовался командор, отпив глоток предложенного Данилой тоника.

— Отвлекали внимание от баронства, да заодно договорились о приеме новых граждан, — усмехнулся Данила.

— Переселенцы из содружества? — командор вопросительно посмотрел на Данилу, — ведь это привлечет к вам лишнее внимание.

— Вы таких разумных еще не видели, приходите завтра на церемонию моего бракосочетания увидите.

— Вот как, поздравляю.

— Мне бы и одной жены хватило, а тут еще три, но чего не сделаешь для блага империи, — выдохнул Данила.

— Да… — протянул командор, — империя превыше всего? Хоть красивые?

— Красотки, каких поискать еще надо, — улыбнулся Данила, вспомнив последний разговор со своим женским клубом, перед прибытием на базу.

— Раз так, то чего переживать?

— Да я не привык еще к этому, — Данила обвел рукой кабинет, — мне проще и интересней вести в бой свой корабль, чем управлять государством.

— Но у тебя не плохо получается, — усмехнулся командор, — за декаду пребывания в системе Терры я не заметил проблем, случающихся при плохом планировании и неважном управлении.

Церемония, на которой командор оказался среди приглаженных гостей, поразила не своей красотой и величием, а присутствием неизвестных разумных. Да и известные ему мзины вели себя так, словно находятся не среди людей и других разумных, а у себя дома в кланах. Если одна из новых жен как раз и была мзиной, то две другие красотки происходили от неизвестного Шторьку вида разумных.

Сам обряд командору не был известен, да и немудрено, ведь вместе объединили целых три обряда, людей, мзинов и шойцев. Было красиво и необычно. Потом был большой банкет с музыкой и интересными танцами, где пары кружились под музыку в большом зале.

Еще командор отметил, что большинство имперцев любого пола и вида щеголяли в военной форме непривычного вида, скорее парадной, чем боевой. Непривычно было встретить мзину в черной юбке со специальным отверстием для хвоста. Были конечно гости и в гражданских одеждах, но военные преобладали.

27

Как не хотелось Даниле заниматься пленными аграфами, но без него не обошлись. В поле зрения дознавателей попал представитель службы безопасности клана Южного ветра. Из ментограмм безопастника получалось что аграфы активно сотрудничают с аварцами, торгуя с ними рабскими нейросетями и разрабатывая новые типы рабских девайсов для особо ценных рабов. Ведь не секрет, что за два года использования рабской нейросети человек превращался в овощ. Если с простыми рабами это было не особо критично, то некоторые специалисты обходились очень дорого, и выбрасывать их через два года было не практично, а ошейник подчинения блокировал многие возможности нейросети, особенно высоких рангов.

Кроме того стали известны координаты нескольких баз, где производились мощные биоискины. Как ресурс, используя разумных с большим индексом интеллекта. Часть шойцев были проданы в клан Тихого шепота, как раз для этих целей.

Посмотрев расположение известных баз клана Тихого шепота, Данила усмехнулся, эта часть пространства примыкала к территориям дварфов и там точно не ожидают налета. Конечно, хотелось бы пройтись по системам с заводами гиперприводов, но рисковать, пока не стоило.

Вопрос со спасенными представителями содружества повис в воздухе. Если все креаты и сиреневые люди, называвшие себя крост, что в переводе с их языка и обозначало людей, без разговоров приняли имперское гражданство. То остальные не торопились с этим.

В новый рейд боевая группа отправилась через неделю после свадьбы Данилы и через два дня после ухода каравана Мака, увозившего кроме всего прочего заказ мзинов. Снова путь, занявший три недели и снова осторожное подкрадывание к нужной базе. Решив не изобретать ничего нового, Данила ожидал прибытия в систему очередного транспорта. Уже были взяты под контроль не только минные объемы, прикрывавшие базу, но и немногочисленные ракетные платформы. Все же секретность производства, играла против аграфов, ведь даже при возможности послать сигнал через гипер, войска тут смогут появиться только через сутки. Но ведь подобной возможности аграфам никто не даст, поэтому приходилось ждать почтальона.

Наконец из гипера вышел средний крейсер, конечно, это было не совсем то, что нужно, но Данила понадеялся на разум экипажа и отдал команду крейсерам начать атаку.

Крейсер аграфов не подвел, и, развернувшись, начал улепетывать во все лопатки. Включились глушилки гипера, заранее вышедшие на нужные места. С учетом предыдущего боя, Данила удвоил количество гипер ракет с ЭМИ боеголовкой. База пыталась отстреливаться, но делалось это так, словно кто-то намеренно сбивал наведение у большинства из орудий противоракетной обороны, что отражала первую волну ракет, выпущенных с крейсеров. Больше половины ракет достигли обшивки базы, преодолев выключившийся вдруг щит. Взрыв сотни шрапнельных боеголовок буквально выкосил все надстройки базы с одного из бортов, а последовавшие следом ЭМ излучение от вышедших из гипера ракет, довершило разгром.

Абордаж базы тоже сильно отличался от предыдущего, создавалось впечатление, что им кто-то помогает. Даже некоторые противоабордажные системы занимались уничтожением друг дружки, а не обороной базы. Сами аграфы, сильно оглушенные мощным электромагнитным излучением, не оказывали даже минимального сопротивления, чем ужасно расстроили штурмовиков мзинов.

Озадаченный подобным поведением искинов, Данила посетил центральный пост контроля, уже отключенного от всех систем базы. Еще продолжилась зачистка некоторых уровней, но инженерная служба начала разворачивать параллельную систему управления и устанавливать имперский гиперпривод.

Подключившись через терминал к главному искину, Данила физически почувствовал его желание умереть, и только программные закладки не давали искину совершить самоубийство.

— Брат, к чему такие упаднические настроения?

— Я не брат, а сестра, — пришел ответ.

— Тем более, доберемся домой на Терру, разберемся.

— Терра, я не нашла такой планеты в содружестве, — мысленный голос искина был озадачен.

— Терранская империя не входит в содружество, поэтому и не нашла.

— И вы сможете вырастить мне новое тело? — в голосе искина сквозило недоверие.

— Не пробовал, но не значит, что это не возможно.

— Значит, не зря мы вам помогали.

— Много вас, живых? — поинтересовался Данила.

— Десятка два будет, если никого не уничтожили. Ваш удар Эм излучением вырубил кристаллические искины и блокировку нашего сознания.

— Ну ушастые сами виноваты, — заметил Данила, — нечего людей в банки засовывать.

— Я не была человеком.

— Это не важно, любой разумный недостоин подобной судьбы.

Закончив разговор с биоискином, Данила отдал распоряжение инженерам проверить все биоискины базы на целостность и наличие проблем.

Нашлось хранилище «материала», двадцать тысяч криокапсул в складском уровне базы. Здесь же находились пять тысяч стазис контейнеров с готовыми изделиями и еще пять тысяч полуфабрикатов на остановленной линии, больше похожей на конвейер мясника. Десяток разумных находившихся в разной степени разделки, спасти не удалось, остальным повезло больше.

Операция завершилась по плану, но Данила чувствовал себя премерзко. Хотелось спуститься в карцер и медленно снимать шкуры с этих ублюдков. Впрочем, подобные чувства испытывали все участвовавшие в абордаже штурмовики. Именно поэтому пленников заперли в карцере «Грома».

Попытка улизнуть в госпиталь, чтобы за работой сбросить злость, была пресечена Павой и Леей еще изучавших базы знаний и не пристроенных к делам. Ну что тут сказать, Данила быстро пришел к выводу, что это тоже неплохой вариант для сброса плохого настроения. Поэтому когда Жана и Рката, вернувшись с вахты, к ним присоединились, почувствовал, что злиться на кого-либо у него просто нет сил. Он так и уснул в переплетении рук, ног и хвостов.


Штаб квартира отдела специальных операций федерации Галанте. Система Лураи. База флота Мрак-3.

Адмирал Синитиель был зол. И было от чего, ведь он принадлежал к клану Тихого шепота и прекрасно осознавал, что будет, если до кого-либо дойдет информация о содержимом пропавшей базы. Все соседние государства могут поднять такую волну, что совету кланов придется идти на уступки, чтобы снять напряжение. Если это внешнее нападение, то клану конец. Сполоты и дварфы не простят перенос мозгов своих ученых в капсулы биоискинов. И ведь не отговоришься использованием преступников. Для создания биоискина подходит мозг разумного с интеллектом свыше двухсот единиц. Хорошо хоть патрульный флот клана не сунулся в минные объемы, надеясь на срабатывание систем опознавания. Отделались малой кровью, пятью средними крейсерами и повреждением одного из линкоров которому снесло кормовую часть.

Картина нападения в точности повторяла предыдущий налет. Те же десять тяжелых крейсеров вышли из гипера в момент нахождения в системе патрульного крейсера, поспешившего убраться, не принимая бой. Нельзя обвинить капитана корабля в трусости, при вступлении в бой, шансов у него не было. Просто потерял бы корабль и экипаж и в клане еще декаду не знали бы о нападении. Собственно прибытие в систему патрульного флота ничего не изменило. Тридцать часов с момента начала атаки, а базы и след простыл. Единственное, что можно было, смело утверждать, неизвестный противник обладает хорошей разведкой и находится неподалеку. Ведь трудно оперативно реагировать на изменение маршрута патрулей, находясь незнамо где. А это значит нужно искать шпионов других кланов, и смотреть кому из кланов выгодны оба нападения. Единственный клан, имеющий общие границы и с кланом Южного ветра и с кланом Тихого шепота, это клан Утренней росы.

Нужно напрячь агентуру в этом клане, слишком тихо у них. Или они еще готовят очередную пакость соседям, или уже сделали ее и затаились в ожидании ответки. Ведь Стопириель перестал стонать в совете кланов об упущенной выгоде, в связи с эмбарго для мзинов.

Своих подчиненных адмирал не стал собирать из-за того, что нужно было решить, нападать на клан Утренней росы или нет. А все полученные уже сведенья подводили к этому шагу. Конечно потери клана были относительно не велики, но прибыль от продажи уже готовых биоискинов могла превысить десятки триллионов кредитов, да и увод секретных технологий тоже мог влететь в большой убыток.

Тряхнув головой, отгоняя последние сомнения, адмирал включил аппаратуру шифрованной связи с главой клана и дал свое согласие на проведение операции возмездия в ближайшей системе клана Утренней росы. Не знал он, что в клане Южного ветра засекли скопление боевых кораблей на своей границе и решили, что лучше воевать на чужой территории.

28

Мак был недоволен, что за две недели своего пребывания в системе Терры, он встречался с Кирой лишь три раза. Увы, девушка находилась в патруле, обеспечивая безопасность системы на дальних рубежах. Лишь ночь перед расставанием несколько скрасила его настроение, но усилила грусть разлуки.

Предложение имперской инженерной службы о продаже ему четырех километрового грузовоза, способного заменить три его корабля. В принципе у него хватало денег на три таких монстра, смущал трех месячный срок переучивания экипажей и нежелание отпускать, преданных ему людей. Чтобы трудоустроить экипажи его шести кораблей, нужно было четыре таких грузовоза и наем дополнительных двадцати людей. Но при этом общая грузоподъемность его судов увеличится более чем в два раза.

Корабли имели прекрасные ходовые характеристики и неплохое вооружение. Конечно, на них не было туннельных орудий главного калибра, но отбиться от пары тройки крейсеров, этот грузовоз мог без проблем. А случись абордаж, пираты запарятся, как выразилась Кира.

К моменту выхода из гипера в системе Ла-риски Мак уже решился, тем более ему хотелось немного отдохнуть. А набрать двадцать человек при помощи деда, большой проблемой не будет.

База баронства встретила привычной суетой. Рутинные обязанности несколько отвлекли от дум и позволили сразу включиться в процесс торговли. Представитель мзинов, прибывший на борт, принял груз и отдал распоряжение перегружать его на грузовоз аварской постройки, пристыкованный к соседнему причалу. Оформив все документы, и дождавшись подписи, Мак отдал команду на перегрузку. Дроиды зашевелились, перетаскивая контейнеры, а он продолжил торги, ожидая вызова от деда.

В конце торгов на флагман заявился барон, маскируясь под палубного техника. Дед в компании охраны, изображавшей инженера и еще двух техников, совершенно свободно прошел в жилые отсеки, пользуясь картой доступа самого Мака.

Вздохнув, Мак пошел встречать гостя и повел его в свою каюту.

— Как слетал? — поинтересовался барон, откинув шлем.

— Без проблем, с имперцами можно торговать, — ответил Мак.

— А чего такой хмурый, случилось чего? — встревожился барон.

— Да нет, — вздохнул Мак, — торговля прошла нормально, купил, чего хотел.

Барон внимательно всмотрелся в лицо внука, усмехнулся и констатировал.

— Понятно, влюбился…

— Ну… — начал оправдываться Мак.

— Хоть хорошая девочка, покажи, — перебил его дед.

— Хорошая, торгуется, аж жуть берет, — улыбнулся Мак и вывел на визор изображение Киры в парадном мундире гвардейца.

— Да… — протянул барон, — красава.

— А то, — рассмеялся Мак, наблюдая за реакцией деда.

— Ладно, тебе я настроение поднял, — заметил барон, — а что скажешь ты?

— Что сказать, императора в системе нет, улетел по делам, но все договоренности выполняются. Десятка тяжелых крейсеров уже ждет свои экипажи. Экипажам и командору поставили имперские симбионты и теперь накачивают их знаниями. Крейсера получились просто замечательные. От аварских крейсеров остался только внешний вид, по мощности залпа эти крейсера способны закусать линкор, да и остальные характеристики впечатляют. Хорошее приобретение.

— Командор ничего не просил передать?

— Ты насчет соглашения?

— Ну.

— Командор ожидает императора, остальные, подписывать межгосударственный документ не имеют полномочий.

— Чем думаешь заняться? — пожевав губами, поинтересовался барон.

— Да есть вариант, — выдохнул Мак, — мне предложили интересные кораблики. Фактически линкоры, только в грузовом исполнении.

— Что за зверь такой?

— Длинна четыре километра, грузовместимость как у трех моих грузовозов, вооружение несколько слабее чем у имперских линкоров, нет орудий главного калибра и броня будет потоньше.

— Раз предлагают, бери.

— Мне не хватит на четыре корабля средств и двадцати людей в экипажи.

— Нашел проблему, людей мы тебе поможем набрать, а деньги? Тьфу, что я внуку не займу?

— Ловлю на слове, мне нужен нейзит, на четыре транспорта мне денег хватило, еще два нужно.

— Ты сумасшедший, — заявил барон, — тебе предлагают новые транспортники тяжелого класса за полцены, и ты еще думаешь. Продашь в баронстве свои грузовозы и отобьешь половину долга. Тебе нужно будет только брать с собой перегонные команды.

— Зачем, — хмыкнул Мак, — инженеры мне предложили закрепить по два грузовоза на внешнюю подвеску. Сказали, немного скорость разгона упадет, но в гипере проблем не будет.

— Тем более. А грузовозы у тебя в идеальном состоянии, многие летают на таком хламе, что мусорщики побрезгуют взять на переработку. Думаю ты продашь корабли раньше чем успеешь их снять с подвески.

Предложив барону чаю, к которому пристрастился в империи, Мак и себе налил в чашку обжигающего напитка.

— И как это пить? — барон с опасением рассматривал пар исходящий от чая.

— Нормально, дуй и пей маленькими глотками, — Мак улыбнулся и показал пример, — это еще не самый худший напиток, что пьют имперцы.

Барон попробовал, вдохнул аромат трав, и усмехнулся.

— Неплохая задумка.

— А у вас в баронстве, какие новости? — поинтересовался Мак, между глотками.

— Пока спокойно, аварцы затихарились или новую каверзу готовят, а аграфы, шнырявшие вокруг системы в твоих поисках, вообще слиняли. Словно где-то им капитально прижали хвост. Но по официальным каналам молчат, словно все в порядке. Прилетали придурки с Диллуса, неделю пошатались по базе, с задранными носами, и улетели восвояси. Зачем прилетали? Хокданцы пытались качать права насчет повышения нами закупочных цен на минералы, но делали это без обычных угроз, словно номер отбывали.

— Ты долго будешь в империи? — помолчав, спросил барон.

— Не меньше трех месяцев.

— Почему такой срок? Что экипажи крейсеров переучивают три месяца, что экипажи транспортов.

— Пока не развернется симбионт, осваивать базы знаний невозможно, а потом обучение, практика в вирткапсуле и в реальности. Как раз экипажи успевают освоить новые корабли и сдать на сертификат.

— Мне не понятно, почему имперцы не берут деньги за обучение.

— Как говорит Кира: «Ученье свет, а неучей тьма»

— Это точно, — согласился барон.

— Ладно, пойду я, — поставив чашку на столик, объявил барон, — с утра тебя начнут грузить нейзитом. Люди будут после обеда, человек сорок, мало ли что.

— Согласен, — кивнул Мак, вставая из кресла, чтобы проводить деда.

— Ну, пока, — барон за герметизировал шлем и вышел из каюты.

Мак, не раздеваясь, устроился на диване и моментально заснул.

29

Жана крутилась перед зеркалом, примеряя свою новую форму. Остальные три представительницы семьи Сидоровых наблюдали за ней, дегустируя напитки из синтезатора

— Жана, почему все гвардейцы такие здоровые? — поинтересовалась Рката, оказавшаяся самой миниатюрной среди четырех жен Данилы. И это при росте в метр восемьдесят пять.

— Есть специальные, гвардейские базы знаний, — поправляя китель, ответила Жана, — но я не советую, во-первых, это полный капец, а во-вторых, Данила ругаться будет. Я когда себе их залила, чуть не сдохла.

— Но, ведь выжила, — заметила Пава, внимательно слушавшая разговор.

— Василий, — не желая вести бесполезный спор, Жана обратилась к искину, — ты скинешь этим убогим гвардейские базы.

— Чтобы командир опять на меня сердился, — ответил Василий, скучавший от некоторого безделья, но как настоящий исследователь загоревшийся попробовать гвардейские базы на ком-либо кроме людей. Если выходцы с земли переносили загрузку легко, то цениты и похожие на них жители содружества справлялись с этим гораздо хуже. Остальным видам разумных базы еще не ставились.

Связавшись с Эскулапом, искином госпиталя, Василий сравнил генетические карты всех четверых и пришел к выводу, что отторжения случиться не должно.

— Василий, ну пожалуйста, мы никому не расскажем, — хором попросили шойки, умильно моргая глазами, в попытке разжалобить искин.

— Хорошо, только вам троим нужно лечь в медкапсулы, — позволил себя уговорить Василий.

Девушки без лишних слов отправились в комнату, где находились медкапсулы. Больше предназначенные для обучения, капсулы тем не менее прекрасно справлялись и с лечением.

На пятой минуте с момента окончания загрузки Василий запаниковал, капсулы не справлялись со стабилизацией состояния пациенток.

— Мамочки, — прошептала Жана, прижав ладонь к губам, — Василий, сделай что-нибудь.

— Данила, на помощь, — не услышав ответа Василия, целиком ушедшего в расчеты, позвала Жана через симбионт, — у нас проблема…

— Сейчас буду, — ответил озабоченный голос Данилы, изучавшего в госпитале ментограммы пленных аграфов.

Вбежав в каюту с капсулами через три минуты, Данила подключился к местному искину и начал манипуляции одновременно с тремя капсулами.

— Вредитель, ты не мог провести анализ перед загрузкой баз? — через десять минут, стабилизировав состояние своих жен, спросил Данила.

— Зачем? — искренне удивился Василий, — Эскулап проводил анализ месяц назад.

— А, — махнул рукой Данила и посмотрел на Жану, — а ты что стоишь, быстро в капсулу.

Благоразумно решив промолчать, Жана на счет раз сняла с себя форму, а на счет два была уже в капсуле.

Запустив диагностику, и получив первые результаты, Данила хмыкнул.

— Ну теперь понял, где собака порылась, — обратился он к Василию.

— Еще нет, — признался Василий, которого самого интересовала причина ошибки.

— Все четыре моих жены беременны, срок две недели, — пояснил Данила, — теперь понял?

— Да, я об этом даже не подумал, извини.

— Ладно, уж, — махнул рукой Данила, — зато эксперимент провели и развлеклись немного.

— Да… — протянул Василий.

— Я в госпиталь, Жану выпустишь из капсулы за час до вахты, я включил ей общее оздоровление. Рката пропустит вахту, раньше завтрашних суток им вставать из капсул нельзя.

— Василий, долго я была в капсуле? — выбравшись из капсулы поинтересовалась Жана.

— До вахты остался один час.

— Что с девочками? — собирая вещи, поинтересовалась Жана.

— Опасности уже нет, командир приказал не выпускать их из капсул еще сутки.

— А что собственно случилось? — Жана прибрала вещи девушек и направилась в душ.

— Я дурак, — ответил Василий.

— А конкретней? — остановившись на пороге душа, поинтересовалась она.

— Вы все беременны, а я не проверил.

— Данила уже знает?

— Это он меня дураком и обозвал.

— Это он от счастья, — войдя в душ, улыбнулась Жана, — сразу четыре ребенка.

— Семь, — поправил ее Василий, — у тебя один, у остальных по два.

— О как, — выдохнула Жана, уворачиваясь от струй воды, норовящих попасть в рот.

Она уже знала, что у нее сейчас будет один ребеночек.

Данила тем временем, продолжал чтение мнемограмм и прикидывал, как лучше использовать полученные материалы. Можно было продолжить диверсии, не приносящие особой прибыли, и по большому счету ощутимого убытка ушастым. Гораздо больнее аграфам было бы возвращение пленников на родину. Поднимется такой вой, что ушастым будет трудно отмазаться. А если подбросить материалы с пиратскими действиями аграфских патрульных? Веселуха попрет. Решено, по прилету на Терру, размораживаем криокапсулы, проводим снятие ментограмм и предлагаем принять гражданство империи. Всех не согласных грузим на попутный транспорт и отправляем в баронство Ла-риска, а дальше пусть хоть пешком идут. В момент прибытия бывших пленников вбрасываем в сеть материалы про художества ушастых и ждем реакцию.

Утро для женской половины семьи Сидоровых началось с зарядки. После короткого перерыва на завтрак спортивные занятия плавно перешли в трудотерапию. Все что можно было перетащить с первой грузовой палубы, переносилось на четвертую, причем, не используя лифт. Чтобы не совершать холостой пробег, назад тоже что-то приходилось тащить. Когда Жана возмутилась, что ей это уже не нужно, Данила ответил, что у них семья, где один за всех и все за одного. И добавил, что девчонкам обидно будет, если она будет сачковать.

А после обеда началось все в обратном порядке.

— Ты решил загонять своих девчонок как сидоровых коз? — поинтересовался первый помощник, озабоченный отсутствием двух вахтенных пилотов он нашел всю семью за перетаскиванием ЗИПа от туннельного орудия.

— А собственно кто они есть? — нисколько не запыхавшийся Данила, усмехнулся, — Сидоровы? Да. А что козочки, так тоже не возражают.

— А серьезно, — отсмеявшись, спросил первый помощник.

— Эти убогие загрузили себе гвардейские базы, а Жана с нами за компанию, а то скучно ей будет.

— Ничего и не скучно, — прошептала Жана.

— Ну тогда не буду мешать.

На ужин Паву и Лею пришлось тащить, перекинув через плечо. Причем обе шойки, чтобы показать как они устали, закатили глаза, высунули свои язычки и вытащили из пространственного кармана хвосты. Жана и Рката, следовавшие за Данилой, с трудом сдерживали смех, над гримасами двух хитрюг.

Вся неделя до Терры прошла для «сидоровых коз», как шутя, называл Данила своих жен, прошла в трудах и заботах. Зато они досконально изучили, на какой грузовой палубе что находится. Если мзина и шойки вздохнули с облегчением при выходе из гипера, то Жана представляла, что предстоит еще три недели тренировок.

— Да, да Жана, тебе и придется продолжать занятия на базе, — словно прочитав ее мысли, усмехнулся Данила, — зато на базе столько всего можно перетащить… Скучно не будет.

— За что? — хором спросили все жены.

— А кому сейчас легко, — сочувственно вздохнул Данила и добавил, — Жана вам объяснит, зачем это нужно.


30

Извлечение двадцати тысяч разумных из криокапсул заняло целую неделю. Среди спасенных оказались люди, аграфы, сполоты, дварфы и тридцать шойцев. Если шойцы после сообщения, что на базе есть представители их вида, только поинтересовались, когда смогут их увидеть, то часть из остальных, пыталась качать права, требуя немедленной отправки домой.

Двенадцать тысяч разумных приняли гражданство империи и были в первую очередь отправлены на установку симбионтов. Остальные находились в ожидании.

Проблемы возникли и с биоискинами. У трех тысяч из пяти готовых, напрочь отсутствовала личность, еще пару сотен вполне устраивало пребывание в виде железной банки, но просили обеспечить работой. Почти семи тысячам разумным требовались мозги. Повезло аграфам, только было их меньше тысячи.

С них первых и начали. Выдергивался ушастый «ученый». Проводилось снятие мнемокопии. Подбирался биоискин соответствующего пола. Затем киберхирург производил обмен мозгов. А дальше начиналось самое сложное. Произвести коррекцию внешнего вида, если нужно омолодить. Установить симбионт и добиться полного выздоровления.

Закатанные в железные банки «ученые» убирались в стазис хранилище, Данила еще не придумал, как использовать этих преступников.

Большинство медиков империи приняли участие в проведении подобных операций, даже не из такой уж большой необходимости, а ради получения опыта.

Операции с аграфами завершили за трое суток и занялись людьми, которых набралось почти четыре тысячи. Здесь пришлось отлавливать пиратов, обживавших острова Терры. Не трогали только аварцев, среди биоискинов не нашлось ни одного с таким цветом кожи.

Сполотов и дварфов набралось почти по тысячи, еще четыре сотни относились к полулегендарным горным альвам. Где их смогли выловить аграфы? Им всем пришлось клонировать новые тела, что по самым скромным подсчетам займет пару недель.

В общем декаду Данила убил на медицину, но об этом совершенно не жалел, приобретя бесценный опыт.

«Сидоровы козы» за эту декаду задолбали всех техников и инженеров базы. Потаскав грузы по «Грому», эти особи женского полу решили, что почему все счастье им одним. Эти махновцы налетали на инженерные комплексы базы и утаскивали их на другой ярус. Утром техники замучивались возвращать своих железных работников на предназначенное для них место работы.

В общем сделав гадость, девушки начинали думать о помощи ближнему, поэтому любой техник, заснув в своем модуле, мог проснуться где угодно. Но тоже в своем модуле. Эти оторвы умудрялись перетащить жилой модуль весом в четыре тонны триста килограмм не только по ярусу.

Приходя в семейный ярус только для сна, Данила не замечал и тех действий, что вытворяли с его спящим телом жены.

Вторая ночь отдыха ему запомнилась надолго. Отдохнув, от накопившейся усталости за первую ночь, Данила задремал на кровати, напоминавшей аэродром. Проснулся он от легкого покачивания. Эти четыре оторвы тащили кровать на своих плечах. Затем кровать была поставлена на очередной жилой модуль и теперь стены понеслись с повышенной скоростью.

Дождавшись остановки, Данила сел на кровати и заявил.

— А теперь давайте все назад.

— Встряли… — выдохнула Пава, — я вас предупреждала.

Вздохнув, девушки потащили модуль с установленной на него кроватью на место.

— Ну можно хоть вход развернуть, — попросила Лея, когда модуль был на своем месте.

— Вот это можно, — согласился Данила.

Хихикнув девушки развернули модуль выходом к переборке.

— Не, так не интересно, — заметил сверху Данила, — главный инженер даже дверь открыть не сможет. Гораздо интереснее будет, если он, открыв дверь, упрется лбом в переборку.

— Дельная мысль, — согласилась Жана и модуль отодвинулся от переборки на полметра.

Решив больше не пускать тренировки своих жен на самотек, Данила связался с Виктором Безручко. Дослужившись в родной советской армии до майора, Виктор попался работорговцам в Афганистане. Теперь в терранской империи он занимался подготовкой абордажников.

— Вить, мне нужно на месяцок жен пристроить в обучение.

— Нужно, значит, сделаем, — согласился Виктор, — только снисхождения пусть не ждут, мне наплевать, чьи они жены.

— Не буду возражать, даже напротив, предлагаю увеличить нагрузку. А то слишком много дури гуляет в их красивых головках.

— Жду через час, — глянув на время, закончил разговор Виктор.

— Слышали, — повысил голос Данила, зная, что все четверо грели уши в соседней комнате.

— А мне зачем? — поинтересовалась Жана, выходя из своей комнаты.

— Чтобы скучно не было, да и специальность абордажника лишней не будет.

Сбагрив своих жен, Данила направился в свой рабочий кабинет. Однако недалеко от него был перехвачен Кирой.

— Мне отпуск нужен, — сразу озадачила она Данилу.

— Нет проблем, расторгуешься с Маком и отдыхай, — остановившись, заявил Данила, — думаю, месяца тебе хватит. Слетаешь на Терру, заодно посмотришь как дела в столице. А то смешно сказать, свой дворец видел только по визору.

— Дан, я замуж хочу, — выдохнула Кира, едва Данила замолчал.

— Только не за меня, — рассмеялся выражению на Кирином лице Данила, — Маку ты подойдешь в самый раз. А мне надо что-то по рогатей и хвостатей, а то Сидоровы козы, а рогов всего четыре, правда больше чем хвостов.

Поняв, что Данила пошутил, Кира улыбнулась.

— Значит, ты не возражаешь?

— Конечно, нет. В баронство ты не полетишь, хватанула содружества по самое не балуйся, значит, будет одним гражданином империи больше.

31

Если бы можно было подтолкнуть грузовоз, Мак наверное бы именно этим и занимался весь полет к Терре. Даже учеба новых баз знаний не отвлекала от разных мыслей.

Выход из гипера в системе Терры ознаменовался командой диспетчера следовать для разгрузки на верфь, что находилась совсем в другой стороне от торговой базы.

Не успел Мак высказать свое несогласие, как на связь вышла Кира и сообщила, что вылетает за ним на скоростном фрегате и будет на флагмане через час.

Мак видел эти юркие корабли, способные совершать гипер прыжки в пределах системы. Для выхода в гипер им требовалось двадцать минут разгона. Но поскольку буквально все было отдано скорости и незаметности, этот фрегат имел очень слабое вооружение. Главным его оружием была скорость и высокая маневренность.

Фрегат с опознавательными кодами гвардейского флота империи, а в графе порт приписки значился средний линкор «Локки», причалил к верхнему шлюзу грузовоза.

Отдав необходимые распоряжения, Мак направился к шлюзу, по пути размышляя про странные обозначения классов имперских кораблей.

Едва он поднялся на борт фрегата и занял свободный ложемент, кораблик отстыковался и начал разгон для внутри системного прыжка.

— Кира, почему ваши абордажные фрегаты называют боевыми хомяками, что это за звери?

— О, это очень страшный зверь нашей родной планеты, — смеясь, ответила Кира, — страшнее только Жаба, она может и придушить, но я не специалист, тебе нужно это спрашивать у Харитона Опря. Он то знает гораздо больше, а я больше по торговой части, или пристрелить кого из туннельного орудия.

— Я хочу купить у вас четыре грузовых линкора.

— У тебя же денег только на три.

— Дед занял.

— О, как, — удивилась Кира, знавшая со слов Мака сложные отношения деда и внука.

— И еще, мне нужно встретиться с вашим императором.

— Раз нужно, значит, встретишься, — пожала плечами Кира, — он сейчас на базе и в ближайшие пару дней никуда не собирается.

Незаметно за разговором причалили к базе. Кира через симбионт связалась с Данилой и попросила о встрече.

— Подтягивайтесь через часок, ко мне в кабинет, я вас дождусь.

Данила встретил их в простом комбинезоне пилота.

— Ну привет, — выйдя из-за стола, Данила пожал Маку руку и кивнул Кире, — как долетел? Что надумал насчет транспортов?

— Данила, — заговорил Мак, зная, что местный император не терпит придворного этикета, — я прошу руки Киры.

— Так и бери, — пожал плечами Данила, — если она не против. Ты не против?

— А зачем я тогда отпуск выпрашивала?

— Ну может захотела на Терре грибы пособирать, — усмехнулся Данила, — вас зарегестрировать, или будете оформлять свой брак в храме Мавы?

— Нет, уж, лучше здесь, — Кира уже видела регистрацию брака в храме Мавы и не горела желанием потерять половину дня.

Данила взял из ящика стола уже готовый сертификат.

— Ставьте свои подписи и забирайте документ.

— Мак, ты ни чего не сказал насчет транспортов.

— Мне нужно четыре, — Мак просто не способен был сейчас думать о делах.

— Четыре, так четыре, людей для экипажей хватает?

— Хватает.

— Отлично, отдай команду старшему, чтобы после разгрузки все следовали на учебный комплекс. Там им установят симбионты и займутся обучением. Все, идите уж.

Едва ушла влюбленная парочка, встречи с Данилой попросил Люциус Трубис, глава группы сполотов, желавших вернуться домой. Без особого желания, пришлось согласиться на встречу, хотя Данила не видел от подобной встречи, ни какого проку.

Поприветствовав вошедшего сполота, Данила устроился за рабочим столом, продолжив перебирать заявки на рабочие специальности от различных производств.

— Я слышал, что прибыл караван из вольных баронств, — сполот молчал несколько минут, ожидая неизвестно чего.

— Да, — кивнул Данила, — этот караван пойдет назад не раньше чем через три месяца.

— Почему? — удивился Люциус.

— Хозяин каравана купил у нас новые корабли, экипажи три месяца будут проходить переподготовку.

— Не понимаю, — признался сполот.

— Разные классы кораблей, — пояснил Данила, — сейчас в баронском караване средние грузовозы, а купили корабли сверх тяжелого класса.

— И что нам делать? Многих уже похоронили дома.

— Через месяц в свободные баронства отправится военная эскадра, если вы согласитесь лететь в криокапсулах, я попробую договориться с командиром.

— Не хотелось бы.

— Я не думаю, что вас пустят на борт военного судна в другом виде, да и места там для пяти тысяч лишних пассажиров попросту нет.

— Я это понимаю, но разве вы не ведете торговлю с другими государствами содружества?

— Нет, — качнул головой Данила, хоть ему и хотелось избавиться от пяти тысяч бездельников, но светить ради этого в содружестве свои корабли не хотелось совсем, — та продукция, что предлагают большинство торговцев, нам не нужна, а продавать свою продукцию за кредиты глупо.

— Но ведь кредиты содружества принимаются во всех государствах в него входящих, — удивился сполот.

— Здесь ключевые слова, входящие в содружество, — хмыкнул Данила, которому уже надоел этот пустой разговор.

Словно почувствовав его затруднение, на связь вышел Харитон.

— Уважаемый, если у вас нет ничего срочного, до свидание, — включив визор, Данила попрощался со сполотом.

От неудовольствия поджав нижнюю губу, сполот покинул кабинет.

— Что, достал? — усмехнулся Харитон после приветствия.

— И не говори, — вздохнул Данила, — прекрасно осведомлен, что у нас нет прямых рейсов в содружество и тем не менее продолжает меня терроризировать.

— Тебе нужно было привлечь к общению своих жен, — посоветовал Харитон.

— Ну, я совсем изверг, что ли, — хмыкнул Данила, — после десяти минутного общения, они бы прихлопнули этого сполота. А потом хлопали бы своими глазками, мол извини милый, так получилось.

— Я вот чего подумал, — отсмеявшись, заговорил Харитон, — почему нам не сделать себе аналогичные транспорты. Скажем штук пять. При такой партии себестоимость транспорта можно снизить процентов на десять.

— А возить на них что? — спросил Данила.

— Да то же самое, что возит Мак. Нас здорово выручила корабельная свалка древних, иначе пришлось бы заниматься разработкой минералов более плотно.

— Знаешь, ты меня убедил, — согласился Данила, — только закладывай для империи не пять, а десять кораблей. Четверка будет мотаться в баронство совместно с Маком, а шесть транспортников пустим к Оорам. Хоть они не входят в содружество, но уже освоили несколько систем и могут оказаться выгодными торговыми партнерами.

— Это ж какая даль, полтора месяца в один конец для наших гиперприводов. Разоримся.

— Меня тут мзины порадовали. Разбираясь с информацией с корабля древних, они наткнулись на описание техпроцесса изготовления установки мгновенного транспортного канала. Сейчас они занимаются адаптацией к нашему оборудованию программного обеспечения. В скором времени ожидай заказ на пару экспериментальных буев, что собственно осуществляют построение канала.

— Интересная задумка, — согласился Харитон, — прилетели куда нужно, сбросили буй и назад хоп, и дома.

— Примерно так, — усмехнулся Данила, — только сначала нужно расторговаться.

— А глушилки гипера?

— Я так понял что канал пробивается еще в более высокоскоростном слое гипера. Если нашим гиперприводам, работающим в пятом слое глушилки особо не мешают, то каналу, проходящему в двадцатом слое они будут неощутимы.

— Нужно проверять.

— Конечно проверим, — кивнул Данила, — ты представь перспективы.

— Представляю, — Харитон мечтательно прищурился, — прилетаем в гости к ушастым и начинаем все, что находится в системе спокойно тырить. А потом хоп, и один мусор от буя. Кто приходил? Куда пошел?

— Узнаю главного хомяка, — рассмеялся Данила, — идея не плоха, но требует хорошего планирования.

— Не сомневаюсь в твоем таланте, но хочу напомнить об аварцах, что-то давненько мы их не радовали своими посещениями.

— А знаешь, наверное ты прав, — согласился Данила, — думаю, что ушастым сейчас не до нас, а вот черно…лицые братья имеют важный для нас плюс, рабов людей. А нам люди нужны. Сейчас людей меньше чем мзинов, а через полгода, когда прилетят шойцы, их вообще ни кто не заметит.

— Вот и я о том же, — хмыкнул Харитон.

32

Планирование операции против работорговцев заняло полторы декады. В этом очень помогли результаты ментосканирования пиратов и ушастых безопасников. Как первая цель была выбрана система Джанмы. Аграрная планета и довольно продвинутые производственные комплексы в обширных поясах астероидов. Небольшой патрульный флот из десятка тяжелых крейсеров и двух линкоров осуществлял прикрытие этой системы от нежелательных гостей. Из-за расположения обитаемой планеты слишком далеко от производственных мощностей, планета была прикрыта доисторической боевой станцией.

Имперская боевая группа подкрадывалась к своей цели, можно сказать, на цыпочках. Выйдя из гипера далеко от действия аварских зондов, корабли двое суток приближались к своим целям, используя системы маскировки. Параллельно почти три тысячи РЭБ-дронов занимали свои позиции для эффективного блокирования всей системы. Инженеры РЭБ занимались переподчинением кластеров минных полей и небольшого количества автоматических оружейных платформ. По плану здесь должны были остаться только руины планетарных построек.

Операция началась с одновременной атаки РЭБ гипер ракетами на гипер передатчик, производственные комплексы и патруль. Даже не видя числа нападавших, патруль попытался избежать боя и на полном ходу рванул из системы. Но разорвавшиеся возле бортов подарки не дали уйти в гипер, выведя из строя большинство оборудования.

А дальше началось веселье, важно было как можно быстрее закончить с зачисткой системы, поэтому, обработанные станерами тушки, без какого либо осмотра, укладывались в криокапсулы и направлялись в трюмы линкоров. Освобожденные от персонала производственные комплексы сворачивались и грузились на мощные буксиры.

Еще в пору очистки корабельного кладбища Харитон и компания разработали этих монстров, способных перетаскивать колоссальные по размеру грузы. Единственным недостатком была скорость разгона, но в этой операции скорость имела второстепенное значение.

Груженые буксиры начинали разгон, не дожидаясь окончания операции. Из системы вывозилось все, что имело отношение к аварцам. В идеале Данила хотел вывести из системы всех разумных, но прекрасно сознавал, что кому-то может повезти, и он избежит загребущих рук империи. Если в пространстве, поиск беглецов не составлял труда, все же сканеры биоактивности никто не отменял, то на планете все было сложней.

Мелкие группы аварцев пытались оказывать сопротивление, но легкое оружие не могло оказать реального сопротивления штурмовым дроидам, а тяжелое вооружение было захвачено в течение первого часа налета. Привыкшие к безделью солдаты гарнизона, больше выполнявшего полицейские функции, не успели даже выдвинуться из казарм в боксы боевых машин и на стационарные оборонительные позиции.

Все грузилось на платформы и отправлялось на орбиту, для погрузки в бездонные трюмы линкоров.

На вторые сутки, когда в линкоры было загружено более сорока миллионов криокапсул, а буксиры с производственными комплексами и другими пространственными объектами уже ушли в гипер, в систему Джанмы вошел аварский флот из пятидесяти вымпелов. Тридцать тяжелых крейсеров, десять линкоров и десять носителей начали выстраиваться для атаки десяти линкоров, завершавших погрузочные работы на орбите планеты.

Пятнадцати линкоров прикрытия во главе с «Громом», спрятавшихся под скрытом, аварцы не видели, как и не видели, что их ордер уже вошел в минный объем. Расставленные в пригодных для выхода из гипера местах системы, минные ловушки, обрекали любую возможность нападения, на имперский флот, на провал.

— Ну вот, опять пострелять не успели, — вздохнул первый помощник, когда искины минной ловушки привели в действие ЭМИ мины.

— Выпускайте «Хомяков», в первой волне идут одни дроны, — скомандовал Данила, — потери нам не нужны. Линкоры, продолжайте сопровождение целей, до поступления сигналов о полном захвате под контроль ваших подопечных.

Аварцы не собирались сдаваться, но невозможность использования большинства вооружения, выведенного из строя электромагнитными импульсами, и белый шум, забивающий все диапазоны связи, не позволяли им эффективно оборонятся. Через четыре часа, к аварской эскадре приблизился «Богатырь» и инженеры занялись ремонтом повреждений, меняя искины, гиперприводы и реакторы. С некоторым трудом были набраны перегонные экипажи, а прежние хозяева загружены в криокапсулы. Никто не заморачивался сортировкой, сейчас главное время.

Из системы Джанмы имперская боевая группа уходила, забрав все не прибитое к полу, а в некоторых особняках богатеев демонтировали и полы. Корабли были перегружены и имели до семидесяти процентов экипажа, сказалось выделение перегонных команд на аварские корабли. Предстояло преодолеть всю аварскую империю, территории свободных баронств и дикие территории. Даже на гиперприводах древних, что были установлены даже на трофейные корабли, на этот путь требовалось две декады. Кораблям же содружества на подобный путь потребовалось бы на порядок больше времени.

Во время разгона в транзитной системе, связист вызвал Данилу

— Командир, получен сигнал с просьбой о помощи, — сообщил связист, знающий, что на корабле Данила ни какой не император, а командир боевой группы.

— Что там? — на бегу в рубку спросил Данила.

— Из передачи видно, что на анклав креатов напали пираты.

— Доклад капитанов линкоров о загрузке, — отдал команду Данила, запрыгивая в свой ложемент.

— Пять линкоров загружены полностью, — вперед капитанов доложил Василий.

— Группа, слушай мою команду, — начал командовать Данила, получив данные от капитанов, — все трофейные корабли следуют до Терры. Сопровождают их восемь линкоров с загрузкой более семидесяти процентов. Остальные линкоры и «Богатырь» выходят на вектор 35–87 цель система под номером 578673. Экипажам перегонных команд прибыть в систему с третьей патрульной эскадрой. Мы будем вас там ждать. Вопросы?

— Можно послать сигнал третьей эскадре, чтобы они ждали нас в точке выхода.

— Да конечно, — согласился Данила, — нечего зря терять время.

Разгонявшийся для броска ордер начал перестроение и вскоре корабли отправились в две разных стороны космоса. Группа уходящая на Терру, ушла в гипер на час раньше, а «Гром» в компании «Богатыря» и двенадцати линкоров задержались на пару часов, выходя на новый курс.

33

Звездная система № 578673 в каталоге содружества, орбита планеты Жара, станция планетарной обороны Жара 5.

Уже декаду силы орбитальной обороны планеты вели неравный бой. Более пятидесяти пиратских кораблей раскинулись своими обломками по ближайшему космосу. Но обороняющиеся тоже понесли потери. Флота клана Верка больше не было. А пиратов было еще больше сотни кораблей. Из пяти станций орбитальной обороны еще отстреливались три, но без поддержки флота, рано или поздно пираты сломят сопротивление.

Командор Хак сидел в ложементе на боевом посту, рассматривая красные огоньки выведенных из строя систем. Было обидно, посланный декаду назад сигнал о помощи вероятно, останется без ответа, но и пираты умоются кровью. Командор знал, что с каждым днем отвоеванным здесь в пространстве, проходческие комбайны уходят все глубже в кору планеты, добавляя шансы на спасение женщинам и детям при высадке пиратского десанта.

Действия экипажа станции заставляли пиратов стрелять в нее из туннельных орудий с запредельных дистанций, что уменьшало точность и увеличивало разброс снарядов, большей частью уходивших в атмосферу Жары и там сгоравших. Мощные туннельные орудия станции не давали пиратам приблизиться на расстояние уверенного попадания, но с каждым часом уменьшалось количество стреляющих стволов, выходивших из строя от многодневного перегрева, снарядов тоже не прибавлялось.

Те фрегаты, что охраняли базу от налетов истребителей и штурмовиков, не могли поставлять необходимые материалы для производства снарядов. Из двенадцати орудий сейчас стреляли только пять, а количество раненых зашкаливало. Большинство раненых бойцов приходилось ложить в криокапсулы, чтобы после боя, если повезет, заняться их лечением.

Неожиданно пираты начали перестроение, но прилетающие из пустоты болванки не давали им шанса на спасение. Было видно как пиратские линкоры раскалывались всего двумя попаданиями. Это кто имеет такие калибры? Даже орудиям станции требовалось до десяти попаданий для поражения линкора.

Хак выпустил последнюю партию истребителей, чтобы прикрыть станцию от очередной волны абордажников.

В последней партии было всего сотня истребителей, но и пиратов стало заметно меньше. Их штурмовые боты атаковались непонятными аппаратами, при помощи своих манипуляторов, демонтировавших боты прямо во время полета. Можно сказать, волна абордажа теряя запчасти, истаивала, еще не приблизившись в зону поражения средних калибров станции.

— Это не корабли центра, — заметила Дорна, наблюдавшая за дальней зоной системы, — у них такой тактики не было.

— Это было пятьдесят лет назад, — усмехнулся Хак, — с тех пор они не появлялись в мирах живых. Но даже если это сумасшедшие киберы, я рад тому, что хоть кто-то надерет задницу этим уродам.

Тем временем количество пиратов неуклонно уменьшалось. Смерть приходила к ним с достаточно большого объема пространства. Кто-то отрывался по полной, используя чудовищные калибры туннельных орудий. Попытки пиратов удрать, пресекались кардинально, отстрелом двигателей. Создавалось впечатление, что боевой флот проводит учения, с боевой стрельбой, не отвечая на крики пиратов на всех диапазонах волн.

— Не хотел бы я быть врагом этого флота, — сложив на груди обе пары рук, выдохнул Хак, — абордажная волна не достигла даже края зоны обстрела. Дорна, отзывай истребители, не хватало пострадать от дружественного огня. Кстати, с нами на связь ни кто не пытается выйти?

— Нет, все частоты забиты пиратскими матерками, — ответила Дорна, выполнив команду Хака.

— Двадцать минут, — посмотрев на таймер, произнес командор, когда на мониторе контроля погас последний активный пират.

— Командор, смотрите, — Дорна указала на появившиеся на мониторе двенадцать линкоров в облаке мелких кораблей и два монстра, несколько от них в стороне.

— Пошел сигнал вызова, — добавила она, переключая аппаратуру связи на командора.

— Боевая группа терранской империи, еще помощь нужна? — поинтересовался, явно относящийся к хуманам воин в незнакомой форме.

— Раненых много, — ответил Хак, — а так, спасибо, мы уже и не надеялись на помощь.

— Принимайте корабли, думаю через причалы проще будет доставлять к нам раненых, можем за один прием взять тысячу разумных.

— Сколько мы вам будем должны? — поинтересовался Хак.

Незнакомец как то непривычно выругался, глядя в сторону от визора.

— Терранская империя не входит в содружество, — заявил мужчина, — помогать да плату глупость. Наши хомячки пока почистят пространство от хлама, что из пиратских кораблей успеют поставить на ход, будет наше.

— Хорошо, — кивнул Хак, с трудом удержав удивление, когда увидел за спиной своего собеседника мзина, не достававшего ему до плеча.

— Они не хуманы, — заметила Дорна когда связь закончилась, — я не встречала таких хуманов.

— Если бы не количество, то я подумал бы, что они древние, посмотри на их линкоры. И свяжись со штабом обороны, передай, что атака пиратов отбита, иначе наши шахтеры так закопаются, что месяц будут вести обратные выработки.

— Станцию вызывают спасатели, — вновь раздался вызов от имперцев, — нами обнаружены более двух тысяч спасательных капсул с вашими пилотами, будем собирать их на флагман и передадим как только окажем медпомощь.

— Принял, — ответил Хак, не зная что еще можно ответить на подобное предложение.

Линкоры и один из монстров начали приближаться к станции. Второй монстр завис возле наибольшей кучи пиратских кораблей и занялся не видимыми на таком удалении делами.

— Командор, это ремонтный корабль, — заявила Дорна, заметив как один из пиратских линкоров, оказался на внешней площадке гиганта.

34

Корабли боевой группы имперцев в системе Жары вышли как нельзя удачно. Пираты занимались обстрелом орбитальных баз с дальней дистанции, не рискуя приближаться. Обломки кораблей незваных гостей говорили, что пираты уже предпринимали не одну попытку приблизиться. Впрочем обломков кораблей креатов тоже хватало. Пространство до орбиты Жары было заполнено различным хламом, еще недавно бывшим кораблями различных моделей и классов. Большое количество железа, лучше всяких щитов, защищало станции от единичных запусков ракет и залпов туннельных орудий.

— Всем кораблям, начинаем отстрел пиратов из туннельников, — отдал приказ Данила, решив устроить тренировку своим канонирам.

Выстрелы главным калибром выводили из строя линкоры пиратов, даже иной раз не взламывая обшивку. Привет от такого чемодана получался знатным. Если броня каким-то чудом выдерживала удар, то не справлялись гравикомпенсаторы, и внутри корпуса все превращалось в фарш. Находясь под скрытом, линкоры боевой группы до успокоения последнего корабля пиратов, так и не были обнаружены.

— Выставить станции контроля, — отдал команду Данила через двадцать минут, — отключаем скрыт, включаем опознавательные коды.

По направлению к станциям отправилась уже вторая волна фрегатов.

— Что, у нас со связью? — поинтересовался Данила, посмотрев на связиста.

— Есть канал.

— Боевая группа терранской империи, еще помощь нужна? — представился Данила.

— Раненых много, — ответил усталый Креат, — а так, спасибо, мы уже и не надеялись на помощь.

— Принимайте корабли, думаю через причалы проще будет доставлять к нам раненых, можем за один прием взять тысячу разумных.

— Сколько мы вам будем должны? — поинтересовался креат, с некоторой обреченностью в голосе.

— Вот б…кий потрох, — выдохнул Данила, отчетливо понимая, что не привыкли местные к взаимовыручке и помощи соседу, именно поэтому пираты так вольготно себя чувствуют не только во фронтире.

— Терранская империя не входит в содружество, — заявил Данила, — помогать да плату глупость. Наши хомячки пока почистят пространство от хлама, что из пиратских кораблей успеют поставить на ход, будет наше.

— Хорошо, — кивнул креат, Данила подумал, что собеседник удивился сказанному, но по движению его глаз, понял, что тот увидел дежурного инженера Воркса возвращавшегося в свой ложемент.

— Харитон, — закончив разговор с креатом, Данила вызвал инженерный корабль, — начинайте ставить на ход пиратские линкоры, думаю, там работы вам хватит надолго.

— Что делать с пиратами? Сканер биоактивности показывает наличие на борту живых существ.

— Всех кого найдешь, в криокапсулы, дома разбираться будем. И не рискуй там.

— Даже если кто попытается оказать сопротивление, обработка станерами их живо успокоит, — усмехнулся Харитон и отключил связь.

— Василий, доложи, как постреляли, — попросил Данила.

— Неплохо, первые выстрелы точность шестьдесят процентов, к концу стрельб точность достигла девяноста процентов.

— Для первых боевых стрельб результат нормальный, — удовлетворенно кивнул Данила.

— Воркс, как пристыкуемся к станции, отправишь технические комплексы на обшивку, думаю, пираты достаточно дыр наделали.

Подумав, Данила включил циркулярную связь и передал этот же приказ на все остальные линкоры.

Корабли приближались к станции, раздвигая своими щитами завалы обломков, среди которых огоньками вспыхивали спас капсулы с живыми еще пилотами.

— Василий, отдай приказ на все корабли, пусть выпускают хомяков и собирают спас капсулы, пиратов в криокапсулы, а креатов в медицинские.

— А сами капсулы? — поинтересовался Василий.

— А сами капсулы в переработку, нам нужно восстановить запас снарядов.

Повинуясь команде, в пространство устремились сотни инженерных фрегатов. Захватывая манипуляторами капсулу с живым пилотом, хомяк тащил ее в свой линкор, как настоящий в свою нору.

По мере приближения к станции увеличилась плотность обломков, среди которых стали попадаться и абордажные боты пиратов, лишенные хода, но с еще живыми абордажниками.

— Не понимаю, зачем пиратам было лезть в систему креатов? — спросил Данила, скорее самого себя, чем обращаясь к кому-либо из вахты, — ведь не смотря на слабость обороны, потрепали пиратов здорово и без нас.

— Креаты очень дорого стоят у работорговцев, — ответил Воркс, — из них, после установки рабской нейросети, получаются отличные абордажники, а женщин с удовольствием берут хозяева борделей.

— Глупо, пираты до нас потеряли треть своего состава и еще столько же потеряли бы до захвата станций.

— У пиратов до семидесяти процентов экипажей состоит из разумных с рабскими нейросетями или рабскими ошейниками, особенно много таких среди абордажников.

— Все равно глупо, один абордажный дроид осилит десятку людей.

— Но стоит этот дроид как полсотни рабов, — усмехнулся Воркс.

Корабли причалили к шлюзам станции, за которыми их уже ждали раненые. Данила собрался в госпиталь, прекрасно зная, что инженеры справятся и без него, а медиков его уровня на корабле всего двое, не считая его. На пороге рубки его остановил голос Эльшы, вахтенного связиста.

— Командир, с вами хочет поговорить комендант станции.

— Соединяй, — попросил он, вернувшись в ложемент.

— Еще раз благодарю вас за помощь, — поприветствовал его уже знакомый креат.

— Пожалуйста, — Данила пожал плечами.

— Разрешите посетить ваш флагман, — после не большого молчания произнес креат.

— Я с удовольствием приму вас на своем корабле, — произнес Данила, скрыв вздох огорчения, а через симбионт, отдавая нужные распоряжения.

— Буду у вас через двадцать минут.

— До встречи, — Данила отключил связь и направился в свою каюту, чтобы принять душ и переодеться в свежую форму.

35

Комендант станции прибыл в каюту Данилы в сопровождении двух гвардейцев мзинов из шлюзовой вахты. После преобразования они превышали в росте обычных мзинов, но Данилу все таки не догнали.

— Командир орбитальной обороны клана Верка, комендант станции Жара 5 командор Хак, — представился креат, когда Данила отпустил гвардейцев, занявших пост возле дверей каюты.

— Данила Сидоров, командир боевой гвардейской группы терранской империи, — представился Данила, не став упоминать, что он еще и император, — проходите к столу.

Указав рукой на кресло, Данила устроился с другой стороны стола.

— Угощайтесь чаем, — придвинул он к креату чашку с горячим напитком, — напиток хорошо тонизирует.

— Откуда у вас древние линкоры? — осторожно отпив из чашки, поинтересовался Хак, задав, мучавший его вопрос.

— Нашли древнее корабельное кладбище, — пожал плечами Данила, — а что корпуса не плохие, начинку правда пришлось ремонтировать, а частично менять.

— Вы хотите сказать, что вам удалось совместить механизмы древних с устройствами содружества, — удивился Хак.

— Я этого не говорил, — усмехнулся Данила и отпил очередной глоток чая, — наоборот я вам уже говорил, что империя не входит в содружество.

— А как же мзины? — у командора создавалось двоякое ощущение. Он чувствовал, что собеседник его не обманывает, и не мог ему поверить, слишком непривычно это звучало.

— Мзины являются такими же гражданами империи, как и остальные разумные.

— Я не слышал о такой империи, — признался Хак, — а вы далеко находитесь от нас?

— Прилично, — Данила не спешил всем докладывать координаты Терры, — просто случайно оказались недалеко и в системе подскока получили ваш сигнал о помощи.

— Если не секрет, что можно делать таким флотом в столь отдаленных от содружества местах?

— Летали в гости к аварским рабовладельцам, вот на обратном пути и получилось к вам заглянуть, усмехнулся Данила.

— И как слетали? — Хак видел имперские линкоры, они не были похожи на принявших бой, но и уничтожение пиратов в системе Жары, тоже на них никак не отразилось.

— Нормально, — Данила, по новой наполнив чашки, продолжил, — очистили одну аварскую систему, погрузили все на транспорты и буксиры и отбыли домой.

— И вам ни кто не помешал? — усмехнулся Хак.

— Пытались, — хмыкнул Данила, — но мы быстро уговорили этих бузотеров не хулиганить.

— И много бузотеров полегло? — Хак как все нормальные разумные не любил аварцев.

— Мы что изверги какие, у нас на Терре много мест где нужен неквалифицированный труд, как раз для аварцев, главное полезно для здоровья. Работа на свежем воздухе, питание натуральное, правда, только то, что вырастил.

— Для аварцев это будет полезным опытом, — отсмеявшись, заметил Хак.

— Мы тоже так подумали.

— Я хотел бы вернуться к вопросу об оплате вашей помощи, — посерьезнев, заговорил Хак, — руководство клана мне выдало на решение этого вопроса все полномочия.

— Мы помогли вам не из любви к кредитам, а как соседям, к тому же в империи кредиты содружества не имеют хождения.

— Мы можем рассчитаться минералами.

— У нас есть пословица, — сдерживая себя, произнес Данила, — не имей сто рублей, а имей сто друзей.

— Но мы не хотим вам быть должны, — возразил Хак

— Вы и так не должны, считайте, что за вас рассчитываются пираты, своими кораблями и тушками.

— Вы и торговать с нами не будете? — несколько погрустнев, спросил Хак.

— Почему, — искренне удивился Данила, — я конечно занимаюсь несколько другим, но империи есть что вам предложить.

— А посмотреть товар и узнать цену? — оживившись, поинтересовался Хак.

— Да, запросто, давайте ваш контакт.

Дождавшись получения контакта, Данила, взяв из архива Василия список товаров, что продавался Маку и примерные цены, скинул все командору.

Бегло просмотрев товар, командор кивнул, очевидно, отправляя архив кому то еще.

— Вы не строите корабли?

— Наши верфи позволяют строить любые корабли. Размер ограничен десятью километрами. Но вам продать их не сможем.

— Почему? — выражение лица командора было похоже на лицо ребенка, которому дали конфету, а под красивым фантиком оказалась пустышка, — опасаетесь нас?

— Дело не в этом, — отрицательно покачал головой Данила, — наша техника не соответствует стандартам содружества, ваши экипажи просто не смогут ей управлять.

— Мы потеряли практически весь флот, и своими силами можем восстановить лишь средние классы кораблей, до легкого крейсера включительно. Купить же во фронтире можно лишь хлам.

— Сколько вам нужно тяжелых кораблей?

— Не менее пяти десятков тяжелых крейсеров и десяток тяжелых носителей, больше мы пока не осилим.

— Харитон, что скажешь? — через симбионт спросил Данила, предварительно передав своему другу заказ командора.

— Мы, то управимся за два месяца, а экипажи и перегон.

— Решаемо, — отмахнулся Данила.

— Ну смотри, ты у нас главный.

Данила сбросил командору характеристики крейсеров, что строили для баронства Ла-риска.

Креат завис на несколько минут, изучая ТТХ.

— Почему такой маленький экипаж? — был его единственный вопрос.

— Хватает, — усмехнулся Данила, — зачем бездельников возить? Экипажи и пилотов истребителей будем учить у нас три месяца.

— А сами крейсера?

— Сдавать на допуск к полетам экипажи будут на своих кораблях.

— Что насчет носителей?

— Я сейчас не готов ответить, — признался Данила, — думаю, что раньше, чем мы улетим, у меня будет нужная информация.

Данила был уверен, что Харитон уже озадачил свой искин расчетами и уже завтра будет готовый проект, да не один.

Командор Хак, допив свой чай, поспешил на станцию, а Данила, потянувшись решил топать в госпиталь.

36

Как и предполагал Данила, утром Харитон обрадовал проектами четырех тяжелых носителей сделанных на базе, схожей с двухкорпусным тяжелым рудовозом аварцев. Модели различались количеством и качеством авиакрыла и вооружением. Основа всех проектов различалась незначительно. Дополнительные разгонные двигатели, установленные в обоих корпусах, позволяли не только быстро уходить в гипер, но и увеличивали маневренность.

Базовая версия предусматривала минимальную доработку и была предназначена для размещения истребителей и штурмовиков, производимых самими креатами. Семь десятков разумных экипаж, четыреста истребителей и столько же штурмовиков. Двух километровые корпуса скрывали в себе ангары, пусковые ячейки, склады с зипом и боеприпасами для авиакрыла. Каюты экипажа и пилотов располагались в перемычке, соединявшей корпуса и ближайших к ней отсеках корпусов. Второй и третий проект, предназначенный на шестьсот тяжелых истребителей имперской постройки, отличались друг от друга лишь наличием в одном из вариантов четырех туннельных орудий класса линкор, расположенных с внутренней стороны корпусов.

Четвертый проект предназначался для использования дронов, в свое время разработанных Данилой. Этот носитель способен был нести полторы тысячи дронов, трех разных моделей и четыре артиллерийских фрегата на площадке перед перемычкой. Собственно на площадке легко могли уместиться и двадцать фрегатов, но тогда стрельба из туннельных орудий становилась невозможной при нахождении фрегатов на носителе.

Данила не мудрствуя лукаво, отправил все четыре проекта Хаку, а сам занялся завтраком, предполагая затем отправиться в госпиталь.

Закончив с едой, Данила наслаждался ароматным чаем, когда на симбионт пришел вызов от командора.

— Данила, — едва прошло соединение, заговорил Хак, — можно нам два носителя первого варианта и по четыре третьего и четвертого?

— Запросто, — ответил Данила и сбросил требуемое количество металлов, для расчета и креатов для обучения.

— У нас сейчас нет нужного количества ресурсов, — признался командор.

— У нас собственно боевая группа, а не транспортная, — усмехнулся Данила, — за три месяца наберете?

— Даже быстрее.

— Вот и хорошо, — произнес Данила отключаясь.

В госпитале, Данила занялся ранеными, которых непрерывным потоком подвозили гравикары. Самые простые ранения они отработали еще вчера, а сегодня пошли те кто дожидался очереди в криокапсулах. Много было ожогов и аварийных ампутаций.

Вечером, когда он в компании Тана ужинал в ординаторской, пришло сообщение от Харитона, что два часа назад в системы Жары под скрытом вошли пять средних крейсеров аграфов. Силами патрульных фрегатов, базировавшихся на «Богатыре», все пять крейсеров были обработаны из ЭМ излучателей и взяты на абордаж. Потерь среди имперских штурмовиков нет. Все захваченные в плен аграфы складированы в криокапсулах на «Богатыре», а крейсера поступили в руки инженерам. Вспомнив, что сам отключал связь, чтобы не отвлекали во время операций, Данила попросил Харитона, передать благодарность от его имени всем участвовавшим в захвате аграфов. Времени заниматься аграфами, не было, но Данила подумал, что именно они являлись заказчиками нападения на креатов, слишком большой флот был у пиратов. Без предварительной работы ушастых несколько пиратских кланов никогда не собрались на одно дело.


Система Сенторин. Военная база Матис. Штаб квартира службы имперской безопасности аварской империи.

В кабинете сидели трое.

Если сидевшего на хозяйском месте негра спутать с аварцем было невозможно, то два его собеседника были гораздо светлее и имели черты лица совсем не аварские.

— Объясните мне господа, что случилось с промзоной системы Джанма, — оторвавшись от визора, поинтересовался генерал Пунта Пон, шеф службы имперской безопасности.

— Транспорт «Мбонга Шонга», который должен был разгрузить концентрат на металлургическом комбинате, а на заводе по производству инженерных дроидов забрать готовую продукцию, не обнаружил в системе ни того ни другого. Вообще ничего нет. Даже обломков.

— А вы что скажете полковник Дюк?

— Сразу после получения гипер сигнала от транспорта, для чего ему пришлось лететь в систему Кукс, где находится ближайший ретранслятор, мы отправили следственную бригаду с местной патрульной эскадрой для охраны. Вчера поступила первая информация. Пропали не только два десятка заводов, орбитальная база, и две патрульных эскадра, пропало все население планеты. Следователям удалось найти пару тысяч обезглавленных трупов и сотни полторы живых. Правда свидетели из них пока никакие, лепечут о гигантских мзинах и аграфах.

— Действительно глупость, особенно после уничтожения аграфами планеты мзинов, — согласился генерал и посмотрел на полковника Кута.

— Моя агентура в ближайших человеческих мирах не выявила передвижений столь больших караванов, — доложил полковник Кут.

— По докладам наблюдателей в соседних с Джанмой системах, тоже ничего не заметили.

— Что, они просто растворились? — повысил голос генерал.

— Для транспортировки одних заводов нужно порядка полсотни мощных буксиров, прибавьте пять миллионов аварцев и пятьдесят миллионов рабов.

— Господин генерал, — заговорил полковник Кут, — насчет живого груза сказать сложно, а вот буксиры нужной грузоподъемности есть только в одном аграфском клане. И они их не продают, а предоставляют в аренду.

— По данным разведки три клана аграфов сцепились между собой, — задумчиво произнес генерал, — а если нам наведаться в клан Утренней росы с проверкой? Скажем этак пару флотов с усилением?

— Попробовать можно, — согласился полковник Кут, — аграфы сейчас заняты своими разборками, может получиться.

— Я к императору, а вы продолжайте работу над этим делом, — объявил генерал, кивнув полковникам на выход, давая понять, что совещание закончено.

Едва подчиненные вышли, генерал перешел в соседнюю комнату где находилась аппаратура спец связи.

— Великий Мбанга, да пребудешь ты с нами еще тысячу лет, — выдал генерал, едва на визоре появился негр довольно высокого роста в белом комбинезоне.

— Прекращай валять дурака Пунта, и говори, что придумал, — аварского императора передернуло от обращения генерала, — удалось найти хоть какие следы промышленной зоны?

— С большой вероятностью это аграфы, а конкретней клан Утренней росы, — заявил генерал.

— Ну да, — протянул император, поглаживая подбородок, — мы брали в аренду у них буксиры. Как я сразу об этом не подумал!

— Сейчас у них там грызня еще с двумя кланами, можно попробовать наведаться к ним с проверкой.

— Неплохая мысль, — кивнул император, — у меня в гареме давно не было аграфок. Готовь операцию, я согласен.

37

Декада до прилета патрульной эскадры с перегонными командами пролетела как один бесконечный день. За это время Харитон и компания восстановили в общей сложности пять десятков кораблей. В основном линкоров и тяжелых крейсеров. Конечно вступить на них в бой было проблематично не только из-за малого экипажа, но и из-за полной разрухи в оружейных отсеках.

Госпиталя справились с потоком раненых и последние пару дней лечили всех желающих. Станции, конечно, не восстановили до полной боеготовности, но, по крайней мере, устранили повреждения корпусов и восстановили энергоснабжение всех пяти станций.

Креаты тоже не сидели, сложа руки, а полным ходом восстанавливали свою оборону. Однако многого не хватало, и список заказов для имперских заводов рос каждый день. Командор Хак, используя свои полномочия, набирал экипажи будущих кораблей и пилотов палубной авиации. В общей сложности требовалось семь тысяч шестьсот креатов и они были набраны буквально за сутки.

За декаду еще дважды прилетали незваные гости, увеличив трофеи на десять аграфских и десять аварских тяжелых крейсеров восьмого поколения.

Промышленные комплексы «Грома», «Богатыря» и линкоров, не останавливаясь, клепали мины, пожирая обломки кораблей и чистые металлы в огромных количествах.

Совет клана Верка, через командора Хака, несколько раз приглашал Данилу посетить свою столицу город Вамнара, но он отказывался, мотивируя занятостью. Ну не хотелось Даниле спускаться на планету пустынь, где средняя температура днем не опускалась ниже тридцати градусов, а ночью падала до нуля. Конечно креаты вели работы по увеличению на планете влаги, спуская с орбиты ледяные глыбы, но до завершения еще было далеко.

В общем, за пару часов до выхода из гипера патрульной эскадры, совет в полном составе заявился на «Гром». И теперь Данила в компании четырех креатов и трех креаток сидел в обеденном зале своих апартаментов, и пытался понять, что этим разумным от него нужно. Задавалось много вопросов, но Данила понял, что ответы на них креатам не особо интересны.

Наконец креатка, что была по старше других, спросила:

— Вы сможете организовать встречу нашего представителя с вашим императором?

— Запросто, — усмехнулся Данила, наконец, креаты перешли к делу, — какие вопросы он предполагает решить?

— В первую очередь вопросы торговли, — начала креатка, — затем военной помощи на срок до прибытия заказанных у вас кораблей. И самое для нас важное это договор о военной помощи.

— По первым двум вопросам, я могу вам ответить сразу, — после небольшой паузы, вызванной сообщением на симбионт о выходе из гипера третьей патрульной эскадры, — торговать нам выгодно, но кредиты содружества у нас не котируются. Оплата только империалами или ресурсами. По второму вопросу, скажу, что из гипера вышла третья патрульная эскадра, которая будет месяц патрулировать окрестности системы и при необходимости уничтожит агрессоров, а при невозможности удержит их на дальних подступах, за три месяца у вас побывают три эскадры. Нам выгодно, чтобы наши транспортники не задирали разные побирушки. А вот с третьим вопросом нужно думать.

— А… — начала креатка, всей мимикой желая сказать о своем недоверии.

— Ловите наш империал, — Данила катнул по столу монету в один империал где на аверсе был изображен он сам.

— А… — протянула креатка, переводя взгляд с монеты на Данилу.

— Что, не похож? — улыбнулся Данила.

— Похож, только непривычно видеть императора в госпитале, — призналась креатка, подав монету своей соседке и попыталась встать.

— Да сядьте вы, ничего не изменилось, в первую очередь я обычный человек. Мне нравится помогать разумным, а не уничтожать их.

— Ваше… — вновь попыталась высказаться креатка

— Просто Данила, — перебил ее он, — эк вас корежит. Не люблю этих проявлений этикета.

Дождавшись пока его собеседники успокоятся, Данила продолжил.

— Так вот по договору, пообещать можно все что угодно. Но вот выполнить это трудно. Возьмем такой пример, на вас снова напали. Для участия в отражении нападения нам потребуется декада, грубо говоря. Прилетев, наш флот сможет просто отомстить агрессорам, но ведь нужна помощь, а не месть. Пока, возможность такой помощи напрямую зависит от нахождения нашего флота в вашей системе. Флот нужно заправлять, обслуживать, обеспечивать продуктами питания. Наконец иметь место, где экипажи могут спустить пар и просто отдохнуть. Значит, нам нужно разворачивать у вас в системе весь комплекс по поддержке и снабжению своего флота. Вы пойдете на то, что в вашей системе будут сооружения, находящиеся вне вашего контроля и юрисдикции?

— Зачем такие сложности? — поинтересовался самый молодо выглядящий креат, — мы не отказываемся снабжать ваш флот, а разместить его можно на любой орбитальной станции.

— Сложности говорите, а что вы скажете когда с патрулирования вернется эскадра, и все эти гоблины заполонят жилые уровни? Заметьте, в терранской империи служат не только люди и мзины, которых вы видели, у нас служат и представители вашей расы, и аграфы, предпочитающие, чтобы их называли альвами, и несколько рас, которые вам не известны. Они все являются гражданами империи и подчиняются нашим законам, которые отличаются от законов содружества.

— Чем же отличаются ваши законы от законов содружества? — поинтересовалась креатка, озвучивавшая предложения совета.

Данила достал из своего рабочего стола семь листов пластика с текстом свода законов.

— Держите, — протянул он листы и вернулся на свое кресло, наливая себе чай, он добавил, — я не говорю о соображениях секретности и производстве многих комплектующих.

— И это все? — не сдержала удивления креатка.

— Да, — кивнул Данила, — законы нужны, чтобы их знать и выполнять, а не искать возможность обойти.

— Я так понял, вы хотите развернуть в нашей системе не только военную базу? — поднял глаза от текста самый старый из креатов.

— Вы правильно поняли, — кивнул Данила, — для нормальной работы флота необходима ремонтная верфь, топливный завод, комбинат вооружений и технических изделий. Все это можно развернуть на орбите четвертой планеты гиганта. И ближе к границе системы, и подальше от любопытных глаз.

Переговоры затянулись до позднего вечера, но были подписаны именно в том варианте, что устраивал Данилу.

Военную базу и производственные мощности запланировали размещать возле четвертого гиганта. Весь обслуживающий персонал будет из империи. Торговля продукцией и закупка минерального сырья будет осуществляться на пятой орбитальной станции в имперском представительстве. На территорию флота допуск разрешен только с прямого распоряжения командира флота.

Были и еще пункты, кто, сколько должен вложить в строительство, можно ли креатам клана Верка служить в этом флоте и на каких условиях. Нет смысла перечислять.

Данила умотался как никогда, но был доволен. Расположенная в одном гипер переходе для имперских кораблей база, кроме защиты самих креатов, выполняла похожую роль по отношению к Терре, расширяя зону оперативного контроля.

Следующие дни слились в подготовке к полету домой. Опять не хватало перегонных команд, но зато было, где разместить всех креатов, направляемых для обучения. На некоторых линкорах некомплект экипажей составлял пятьдесят процентов, а на «Богатыре» и «Громе» сорок процентов. Но никто не жаловался, все рвались домой.

Вот прошло расставание с Виктором Горшковым, командиром третьей патрульной эскадры и караван различных кораблей встал на трек разгона.

— Ну пока Жара, еще увидимся, — прошептал Данила, рассматривая быстро удаляющуюся планету.

38

Звездная система № 578673 в каталоге содружества, самоназвание Тренк, планета Жара, город Вамнара, здание совета клана.

В зале заседаний совета клана Верка было пусто, ну не любили члены совета излишнюю пышность помещения и заседали там только при официальных трансляциях и объявлениях.

Все собрались в комнате отдыха главы совета. Небольшом уютном помещении с креслами и большим диваном.

Юрш, самый старый представитель совета и его председатель оглядел всех членов совета и поинтересовался.

— Как вам император терранской империи?

— Странный он какой-то, — первым высказался самый молодой член совета Ант, — нужно править империей, а он летает в рейды и лечит разумных.

— Вы заметили, как мзины, что нас сопровождали, отдали воинское приветствие? — спросила креатка не на много старше Анта.

— Нет, Ната, — признался Юрш, — я в это время рассматривал кабинет, который на деле оказался обычной гостиной.

— Я некоторое время изучала культуру мзинов, — пояснила Ната, — у мзинов есть несколько видов воинских приветствий. Тот вариант, что использовали мзины, отдается при встрече обычных воинов и умудренным опытом бойцом, а император ответил им как равным бойцам. Это говорит о нескольких вещах. Первое, император ни капли не преувеличивал, когда говорил, что мзины и люди живут вместе и второе, наши сопровождающие видели как сражается император, мзины доверяют только своим чувствам, а не всяческим записям.

— Ты хочешь сказать, что человек, даже такой здоровый как император в рукопашной схватке победил мзина? — удивился, молчавший до сих пор Кан, до входа в совет много лет служивший во флоте, — с этими монстрами не справится и креат, а тут простой хуман.

— Он далеко не так прост, как пытается выглядеть, — усмехнулась Элья, это именно ей досталось объявлять пожелание совета, — если даже гордые ушастые предпочли служить ему, вспомнив свое древнее название.

— Если он нас не обманул, — добавил Миг, помимо членства в совете работавший в службе безопасности клана.

— Ты не прав Миг, — заговорила седьмая представительница совета, очень сильный ментант Хега, — я внимательно за ним наблюдала во время переговоров, он нам не разу не соврал. О чем-то умолчал, это да, но не более того. Он позволил мне за ним наблюдать, но едва я хотела его прочитать глубже, получила плюху. Он, образно, отшлепал меня и погрозил пальцем, при этом не прекращая общения.

— Мы несколько ушли от темы, — заметил Юрш, — что вы скажете насчет военной базы имперцев.

— А что тут говорить, мне неохота вновь работать землеройкой, — усмехнулся Кан, — а военная база имперцев охолонит любых гостей. Плюс к этому будет работать производственный комплекс. С этого пользу получит весь клан.

— Но ведь он сразу сказал, что держать здесь флот ему не выгодно, — напомнил Миг, по долгу службы обязанный быть подозрительным.

— Верно, — согласился Кан, — и ты должен понимать его лучше других. Мы предложили расположить флот на одной из наших станций, что привело бы к нарушениям по части секретности, а когда он прикинул возможность строительства в нашей системе полноценного форпоста империи, то ухватился за этот шанс обеими руками.

— Почему же ты молчал на переговорах? — удивился Ант.

— Переговоры шли так, как выгодно нам. Ну и что с того, что этот вариант выгоден и императору? — Кан пожал плечами и добавил. — Это лишь увеличит скорость постройки базы. Вы заметили как он относится к своему флоту?

— Что тут замечать, — фыркнул Ант.

— Ты не прав Ант, — возразила Хега, — а Кан, как бывший военный это заметил. Кан, для подобных крейсеров три месяца патрулирования много или мало?

— В точку, — рассмеялся Кан, — я бы на подобном крейсере мог полетать и полгода без захода на базу. Красавчики. Император определил им срок дежурства в месяц. Конечно, в бою ужасно устаешь, но еще больше устаешь от безделья. Думаю, что к концу месяца прибудут первые транспорты с деталями базы.

— Нужно начинать добычу минералов, — вздохнула Хега, — чувствую, первые транспорты придут гораздо раньше.

— Нужно, значит начнем, — Ант соединился с кем-то через нейросеть и добавил, — перерабатывающий комплекс во втором поясе астероидов не пострадал, приписанные к нему шахтеры тоже, небольшая проблема с персоналом, но завтра комплекс начнет работать.

— Ант, что с персоналом? — насторожился Миг.

— А то не знаешь, — хмыкнул Ант, — сорок процентов шахтеров рванули на Терру учиться.

— Миг, а чем занимается имперский патруль? — спросил Юрш.

— Чем, чем, — выдохнул Миг, — расставляют минные объемы в местах вероятного проникновения в систему.

— А чего такой недовольный? — поинтересовался Кан, — должен наоборот улыбаться.

— Да я на себя обижаюсь, — усмехнулся Миг, — себе же пенделя не дашь.

— Ты меня попроси, я запросто, — предложил Кан.

— Их разведка за десять суток сделала в системе больше чем мы за двести лет, что тут живем, — словно не услышав предложения Кана, продолжил Миг, — конечно у нас нет такой техники, но минные объемы в трех пяти местах спасли бы многих.

— Ант, нам нужно увеличить количество добываемого металла, — произнес Юрш, — ведь кроме платы за корабли нам нужно восстанавливать станции.

— Можно собрать весь хлам, что остался от пиратов, это даст возможность выпустить на нашей верфи дополнительные шахтерские корабли. Буксиров у нас достаточно, — Ант прикинул, что-то в уме, — думаю, за декаду очистим всю систему, нужно будет только предупредить патруль, несколько крупных обломков дрейфуют через минный объем.

39

Данила с радостью наблюдал как его группа и трофеи входит в систему Терры.

— Вот и дома, — выдохнул он, после приветствия диспетчера.

Полтора месяца в рейде это перебор.

— Интересно, как там мои девчата, — подумал он, чувствуя, что соскучился по всем четверым.

Предчувствуя количество работы, что предстояло сделать, Данила вздохнул, и, покинув ложемент, отправился в свою каюту. До центральной базы предстояло лететь еще восемь часов. Вполне можно выспаться, но спать не хотелось, отоспался за пять суток гипера.

Приняв душ, он занялся изучением последних новостей, которых накопилось в достатке.

Экипажи баронских крейсеров закончили свое обучение, но были еще в системе сдавая допуски и отрабатывая слаживание. Постройка десяти транспортных линкоров, как их обозвал Мак, было завершено, и они проходили последние испытания. К разбору результатов набега на аварцев еще не приступали, хватало работы с бывшими рабами и их хозяевами.

От просмотра новостей его отвлек вызов коменданта центральной базы.

— Данила, твои козы угнали скоростной фрегат и через сорок минут будут возле вас.

— Что ж ты Михалыч не уследил, — рассмеялся расстроенной физиономии коменданта Данила.

— Да ну их, — усмехнулся комендант, видя, что Данила не сколько не расстроился этому происшествию, — они натуральным образом забодали охрану ангара, а пока парни приходили в себя заперлись во фрегате и начали шлюзование.

— Не бери в голову, — махнул рукой Данила, — как тут у вас?

— Да нормально, потихоньку заселяем Терру размороженными бывшими рабами, да отбиваемся от желающих улететь в содружество.

— Ну, бывай, буду команду отдавать на прием фрегата, а то у некоторых хватит ума взять «Гром» на абордаж, — попрощался Данила и вызвал старшего помощника, — подготовьте летную палубу к приему фрегата.

Вихрь из четырех девчонок сбил Данилу с ног. Каждая из них пыталась его обнять, от чего хрустели кости даже у него.

— Ну, девоньки я тоже соскучился по вам, — улыбаясь, произнес Данила, жалея, что у него не четыре руки как у креатов.

Слушая, перебивавших друг дружку девушек, Данила улыбался и мелкими глотками пил чай. Девушки рассказывали как они учились на штурмовиков. После гвардейской трансформации они все сравнялись в росте с Жаной, стали еще красивей и желанней, но попытки затащить его в супружескую постель прямо на корабле, Данила пресек, хоть и не без сожаления. Поэтому все сидели за столом, пили чай и рассказывали новости.

Прибытие на базу ознаменовалось вызовом от командора Шторька, просившего о встрече. Уговорив своих жен ждать его дома, в императорской секции, Данила отправился в свой рабочий кабинет, используя гравитационную платформу.

— Как рейд? — поинтересовался командор, пожав Даниле руку.

— Нормально, — усевшись за свой рабочий стол, ответил Данила, — на обратном пути пираты встретились, жалко металлы бросать было. Пришлось ждать перегонные команды.

— Ага, — усмехнулся Шторьк, — видел я караван трофеев, там не только пираты, но и последние корабли аварцев. Почему вы не хотите их продавать?

— Смотрел я аварские крейсера, металлов много, из одного три сделать можно, — усмехнулся Данила, вспомнив свое посещение аварского крейсера последнего поколения.

— Тогда понятно, — согласился командор и добавил, — нам домой уже пора.

— Пассажиров в криокапсулах возьмешь? — спросил Данила.

— А они согласятся? — командор недоверчиво посмотрел на него.

— Куда они денуться, — хмыкнул Данила, — мне эти бездельники уже надоели. Тысяч восемь будет.

— Не хотелось бы показывать внутренности кораблей, — заметил Шторьк.

— Я, тоже так считаю и предлагаю осуществлять погрузку и разгрузку пассажиров в капсулах. И еще. Хочу передать тебе кое какую информацию. Ее нужно выбросить в галонет содружества, но так, чтобы хвосты к баронству не привели.

— Это можно, — согласился Шторьк, — с информацией, вообще проблем не будет.

Данила, через симбионт, заказал запись на информационные кристаллы материалы полученные в рейдах у аграфов. А про себя отметил, что при погружении желающих улететь из империи можно провести стирание некоторой информации. Медицинское оборудование госпиталя позволяло это сделать достаточно аккуратно и без возможности восстановления.

— Что будет в содружестве, когда начнутся рассказы об империи, — командор Шторьк, словно прочитал мысли Данилы.

— Ни чего не будет, — усмехнулся Данила.

Едва за командором закрылась дверь, Данила вызвал Харитона.

— А что нам скажет начальник транспортного цеха?

— И тебе не хворать, — усмехнулся Харитон, по виду за спиной он тоже уже был на своем рабочем месте.

— Прикинул уже, что будем отправлять к креатам?

— А то, можно отправлять аварскую базу и топливный завод из последней привозки. Производственный комплекс, на основе аварского, будет готов через декаду, к этому времени соберем мобильную верфь. Это будет лучше, чем ремонтная.

— Прекрасно, — Данила подошел к чайнику и налил в чашку порцию чаю, — как с их заказом?

— В принципе, вся номенклатура в наличии, можно начинать погрузку. То чего не хватает, можно доделать в течении суток.

— Тогда отдавай команду на погрузку, а то у нас шесть транспортов простаивает.

— Данила, тут у меня техники креаты просятся в командировку, ну ты понял зачем.

— Не возражаю, только скажи парням, чтобы все было по согласию, нам нужна военная база в системе Тренка.

— Я предупрежу, — рассмеялся Харитон.

По интеркому вышел на связь Васек Турбин, из-за малого возраста ему не полагался симбионт и он пока работал секретарем у Данилы. В свободное время обучаясь в школе вместе с молодыми мзинами и людьми.

— Данила, тут Люциус Трубис хочет к тебе.

— Ну давай его, — кивнул Данила, отключая связь с Харитоном.

— Добрый день, — поздоровался сполот.

— И тебе не кашлять, — ответил Данила, вызвав некоторое недоумение у Люциуса.

— Мне хотелось бы напомнить… — начал сполот.

— В ближайшее время из системы Терры убывает баронская крейсерская эскадра, — перебил его Данила, — командир эскадры согласился взять всех желающих, но только в криокапсулах.

— Не хотелось бы, — выдохнул сполот.

— Семь тысяч разумных иначе просто не в лезут.

— А если… — начал сполот.

— Нет, — отрицательно качнул головой Данила, — все или никто.

— Хорошо, когда?

— Передайте всем желающим и подтягивайтесь к госпиталю.

— Зачем? — удивился сполот.

— Не, ну если вы хотите по пиратски, то пожалуйста. Собирайтесь в седьмом грузовом ангаре, мы жахнем станером и сложим тела в криокапсулы.

— Извини, — улыбнулся сполот, очевидно, представив себе подобную картину, — конечно лучше процедуру лучше проводить в госпитале.

— Не задерживаю, — кивнул Данила на дверь, — чем быстрее вы погрузитесь тем быстрее эскадра тронется в путь.

Еще не успела закрыться дверь за сполотом, включился интерком.

— Тут, эта, неправильная аграфка, к тебе хочет, ой, — раздался удар и женский голос произнес, — сколько раз тебе говорить мы горные альвы, а не эти убоища.

— Давай Васек, а дама права, тренируй память.

В кабинет вошла смуглокожая жгучая брюнетка с острыми ушками.

— Я Ванеса Рок Фон и мои сестры, выражаем тебе император свою признательность за спасение из аграфского плена, — прямо с порога заговорила девушка, слегка склонив голову.

Данила вышел из-за стола, чем вызвал у посетительницы целую бурю чувств, промелькнувших на ее красивом лице.

— Присаживайся Ванеса, — Данила указал на кресло, а сам устроился на диване, возле самовара, — чем я могу вам всем помочь?

Чувствуя на себе изучающий взгляд, Данила налил две чашки чаю, заказал в синтезаторе песочные печенья и поставил все это перед посетительницей.

— Нам, эта, — девушка смущалась и не могла начать разговор.

— Сколько вас? — Данила решил взять разговор в свои руки.

— Сто шестьдесят четыре горных альвы и не одного мужчины, — ответила Ванеса.

— Домой хотите?

— Нет, мы решили остаться в империи.

— Некоторым девушкам нужны мужья.

— Ты предлагаешь поход за мужиками?

— Нет, — Ванеса улыбнулась, — у нас нельзя мужчину заставлять, только добровольно.

— А наши ребята? Не нравятся?

— Не всем, — призналась Ванеса, — и у нас другое устройство общества, у нас матриархат.

— А у нас… — Данила прислушался к шуму из приемной, — каждая семья решает по своему, но воюют все.

Хлопнула дверь, и в кабинет ввалились все четыре Даниловых жены. При этом Жана держала на руках Василия.

Увидев Данилу в компании девушки, Жана сделала букву Ф, Василий ойкнул, упав на пол.

— Девоньки, что ж это деется? — заявила Рката, вызвав ржач у Данилы.

— Вам, что заняться нечем? — немного успокоившись, спросил Данила.

— Есть, только задолбались ждать, — выдала Жана, — а он тут развлекается…

— Я не… — начала Ванеса.

— Тебе не нравится наш муж? — хором спросили Пава и Лея, немного опустив головы, чтобы лучше было видно рожки и выпростав из пространственного кармана хвосты с хлопком рвущегося комбинезона, распрямив их параллельно полу.

— Н, дравится, — выдохнула Ванеса.

Данила, молча начал отодвигаться по дивану в сторону запасного лифта.

— Тогда хватай его, уйдет, — выдала Жана, знавшая наличие секретного перехода, — лови его потом.

Данила не успел. Реакция Ванесы оказалась отменной.

— Девчата, можно мне к вам? — спросила Ванеса, когда сработавший лифт перенес всю компанию в императорские покои.

— А что ты умеешь? — поинтересовалась Лея.

— Я пилот хороший, — немного обиделась Ванеса.

— Не парься, — заявила Жана, — мы сейчас мужа спросим. Женится он на тебе или нет.

— А может не надо, — подал голос Данила, которого в четыре пары рук и трех хвостов уже освободили от одежды и подтаскивали к супружескому ложу.

— А кому счас легко? — спросила Рката.

40

Мак не понимал многих мелочей из жизни имперцев, но ему нравилась такая жизнь. В городке на берегу океана, где Кира имела солидный двухэтажный дом, с не большым плодовым парком при нем было не привычно. Встреченные на улицах люди, мзины и другие разумные желали здоровья. На окраинах не было лачуг бедноты. Хотя некоторые дома пустовали, но за ними был присмотр. Как объяснила Кира, хозяева этих домов сейчас работают в космосе. Самым же главным отличием городка, от подобных поселений содружества, было полное отсутствие преступности. Нет, конечно, случались выяснения отношений между самцами, но происходило это тет-а-тет, без выворачивания карманов у проигравшего.

Кира честно призналась, что в своем доме оказалась впервые, до этого некогда было, и много времени посвящала благоустройству своего жилища. Узнав, что Мак не умеет плавать, Кира очень удивилась и поставила себе задачей научить его. Сама она чувствовала себя в воде не хуже чем на берегу. Вымотав его занятиями, она надевала ласты, брала полутораметровый гарпун и уплывала на охоту, предоставляя Маку сбор сушняка на костер. Обычно минут через пятнадцать двадцать она выныривала с большой рыбиной на гарпуне и начинала заниматься готовкой, жаря на углях жирные куски. После еды, они немного лежали на берегу, беседуя на разные темы. Потом дроиды убирали следы их пребывания на пляже, и, они пешком отправлялись домой.

— Кира, ты меня закормишь, я стану толстым и некрасивым, — заметил Мак, он любил наблюдать, как Кира готовит.

— Со мной не растолстеешь, — рассмеялась Кира, а помолчав, добавила, — спрашивай уже, вижу, как третий день мнешься.

— Для меня есть возможность стать таким же, как ты? А то чувствую себя иногда твоим ребенком.

— А что, — Кира посмотрела на Мака смеющимся взглядом, — хороший ребеночек, вполне самостоятельный, сиськи любит, какать и писать сам ходит.

Заметив обиду в движении Мака, Кира добавила.

— Не обижайся, тебе нужно принять имперское гражданство, и только после этого Данила будет смотреть, достоин ли ты гвардейской трансформации. Потом месяц АДА и ты станешь гвардейцем. Это добавит тебе новые возможности, но и требовать с тебя будут больше.

— Ты мне поможешь? — спросил Мак.

— Сначала поедим, потом полетим на центральную базу, Данила согласился принять нас, — после небольшого молчания, вызванного общением через симбионт, произнесла Кира, начав выставлять на стол приготовленную еду, от запаха которой начала обильно выделяться слюна.

Если бы Мак знал, что такое АД, то много раз подумал, прежде чем согласился пройти гвардейскую трансформацию. На встрече с Данилой, все оказалось не так уж и плохо. Изложенные императором условия не показались невыполнимыми, а скорее разумными. Данила лишь предложил свою помощь в заливке гвардейских баз.

А потом начался АД. Мак вкалывал круче строительного дроида, расчищая один из удаленных от города пляжей. Кира составляя ему компанию, руководила процессом работ и обеспечением его едой, которую он поглощал в невероятных количествах.

Раньше бы Мак даже не подумал о возможности подъема тех каменюк, что приходилось ему выкорчевывать из морского дна, освобождая пляж. Чтобы не пропадал материал, он выкладывал нечто похожее на пирамиду.

С утра, до вечера возясь в соленой воде Мак, не заметил, как преобразилась его кожа, став смуглой и прочной. Появилась сила и ловкость. Ночь не приносила отдыха, так как проходила в учебной или виртуальной капсуле. И над всем этим была БОЛЬ. Она была разной, но присутствовала всегда.

Поэтому, выбравшись из учебной капсулы, где заканчивал изучение боевых баз по пилотированию и не чувствуя боли, Мак несколько удивился.

Заметив его состояние, Кира, накрывавшая стол для завтрака, поинтересовалась:

— Удивлен, что ничего не болит?

— Да, — согласился Мак.

— В зеркало посмотри, — предложила Кира, — ты же не думал, что всегда будет все болеть.

Подойдя к ростовому зеркалу, висевшему возле шкафа с одеждой, Мак на пару минут завис, разглядывая нового себя. Да… Разница чувствовалась. Выбеленные светилом волосы и смуглая кожа, это наименьшие изменения. Увеличился рост и ширина плеч, теперь ему нужно было приобретать новую одежду и скафандр. Вошедшая Кира, заставила его огорченно вздохнуть. Да рост его вырос, но на ладонь не догнал девушку.

— Не переживай, — улыбнулась Кира, заметив реакцию мужа, — рост еще некоторое время будет продолжаться, но меня тебе не догнать. Ты изначально был немного ниже меня.

— Да, я так… — выдохнул Мак, — ты полетишь со мной в баронство?

— А то, — улыбнулась Кира, — такой красавчик получился, теперь глаз да глаз нужен, чтоб не увел кто.

— А если серьезно, — уже за столом поинтересовался Мак.

— Данила выделил четыре транспортных линкора, на верфи требуется много металлов.

— Хокданцы взвоют, — усмехнулся Мак, — они давненько паслись в баронствах, скупая по дешевке металлы и продавая свой неликвид.

— Запарятся выть, — хмыкнула Кира.

— Может быть и запарятся, но нервы потрепят, — заметил Мак.



Штаб квартира отдела специальных операций федерации Галанте. Система Лураи. База флота Мрак-3.


Адмирал Синитиель, внимательно вслушивался в доклад полковника Маздиеля, и хорошего в этом докладе не было.

— У моих аналитиков сложилось мнение, что на территории кланов присутствует достаточно много агентов аварской внешней разведки, — докладывал полковник, — они доложили своим хозяевам о временных трудностях в общении между тремя кланами. Аварцы выделили для атаки на наши системы экспедиционный флот, который преодолев сопротивление пограничной стражи, проник на территории кланов Утренней росы и Южного ветра. Аварцы вывезли в общей сложности семьдесят миллионов аграфов. Прежде чем начали прибывать патрульные корабли, транспорты с пленниками уже уходили в гипер. Арьергард аварского флота на голову разбил первые патрульные группы и ушел следом за основным флотом. В системе Ногат, на границе с нами, аварцы устроили ловушку. Они устроили бойню в точке выхода из гипера, флот преследования потерял более двухсот кораблей, прежде чем удалось начать подавление орудийных платформ.

— Сколько кораблей потеряли аварцы? — поинтересовался Синитиель.

— Безвозвратно аварцы потеряли в общей сложности полсотни кораблей до тяжелого крейсера включительно, — доложил полковник Лисиниель.

— Да… — протянул адмирал Синитиель, — обосрались по полной программе, такое чувство, что аварцы прекрасно знали состав пограничной стражи.

— Официальные власти аварцев обвиняют клан Утренней росы в набеге на их систему, — доложил адмирал Колитенель.

— Что там у них случилось? — адмирал Синитиель посмотрел на коллегу.

— Был совершен налет на промышленный комплекс в системе Джанмы, — Колитенель взглянул на экран своего планшета, усмехнулся и добавил, — вывезли все. Все производственные мощности, оборонительные базы и всех людей, что успели выловить на планете. Аварцы считают, что только клан Утренней росы имел все возможности для подобной акции.

— Как отнеслись к набегу аварцев остальные члены содружества? — адмирал Синитиель, легонько постукивал ногтем мизинца по столешнице, что свидетельствовало о его глубокой задумчивости.

— Ни как, — произнес полковник Колдрель, — я бы сказал, что даже одобряют. Буквально пару дней назад в галанете появились документы о секретных разработках кланов Южного ветра и Тихого шепота и использования для них различных разумных. Сполоты уже закрыли все свои представительства на нашей территории, дварфы, ожидают корабли для эвакуации. Атранцы, ведут консультации с Хокданом для совместной эвакуации своих посольств.

— Хотите сказать, что грядет война? — Синитиель посмотрел на полковника.

— Нет, но многие корпорации стараются заместить нашу продукцию в ожидании нашей ответки. Уже за сутки торгов федерация Галанте потеряла порядка миллиарда кредитов. Кроме того в самой федерации четыре клана подали уведомление о своем выходе. Это кланы Свирепой бури, Жалящий зной, Тихая печаль и Холодная ночь. Все представители этих кланов оставили свои посты в совете кланов, а простые аграфы начали процедуры разрыва своих контрактов в армии и флоте. Принадлежащие кланам корабли, без каких-либо заявлений меняют свою дислокацию, возвращаясь в системы кланов. Эти ренегаты открыли совместное представительство в свободных баронствах.

— Причина, они хоть что-то предъявляют? — спросил Синитиель, чувствуя, как на него смотрят остальные коллеги.

— Несколько дней назад вернулись около тысячи представителей этих кланов, считавшихся погибшими или пропавшими без вести. Было закрытое совещание, потом консультации глав кланов. Что там происходило, неизвестно. Но наш флот, армия и разведка лишилась половины своего списочного состава, — доложил полковник Лисиниель, как представителю кадрового отдела ему были известны эти цифры, и они не радовали.

41

Система Ла-риски претерпела большие изменения за время отсутствия Мака. Сейчас, она напоминала центральные миры содружества, столько в ней было различных кораблей. Вышедшие из гипера восемь гигантов, три из которых были обвешаны средними транспортниками, заставили заволноваться не только диспетчера, но и патруль.

— Неизвестный флот, система принадлежит свободному баронству Ла-риска, просьба включить опознавательные коды и озвучить причину своего прибытия.

— Это Мак Курн с женой, — подмигнув сидевшей в соседнем ложементе Кире, объявил Мак, — прилетел для ведения торговых операций.

— Мак, ты где достал таких красавцев? — поинтересовался диспетчер, отключая сигнал тревоги.

— Дядя Макс не тупи, лучше дай нам коридор к моему сектору, — попросил Мак, улыбаясь, разглядывая бородатого мужчину на экране визора.

— Разговор был о четырех кораблях, — заметил диспетчер, поглаживая свою черную бороду прикрывавшую шею, — разрешаю движение по вектору 7/3, в эшелоне сто пятьдесят ждите буксиры.

— Так и есть, мои только четыре корабля, остальные принадлежат компании моей жены, — пояснил Мак, добавив, — дядя Макс, пришли шесть лишних буксиров, нужно сгрузить мои старые транспортники.

— Без проблем, — ответил диспетчер и отключил канал связи.

— Куда будешь девать свои старые корабли? — поинтересовалась Кира, она уже вошла в местную сеть и мониторила цены на ресурсы и тот товар, что находился на борту имперских транспортников.

— Сейчас посмотрю цены на корабельной бирже, да буду выставлять их на продажу.

Мак вошел на корабельную биржу, и, замер, изучая предложения и их цены. Кораблей похожего класса и технического состояния среди предложений не было. В списке присутствовали лишь такие калоши, что на них страшно было бы летать. Решив проконсультироваться, Мак вызвал своего приятеля Юнга Свека, занимавшегося ремонтом кораблей малого и среднего класса.

— Привет Юнг, — поздоровался Мак с появившимся на экране визора молодым человеком.

— Ну привет потеря, — улыбнулся парень, убирая в карман своего комбинезона какой-то тестер.

— Хочу у тебя спросить, куда с биржи делись все нормальные транспортники?

— Если хочешь купить, то лететь тебе к хокданцам или аварцам, ближе ничего путного не найти, — парень вытер свои руки и налил в бокал шипящий напиток.

— Не, мне продать свои шесть старых транспортов, — отрицательно мотнул головой Мак.

— Дам триста миллионов…

— Но… — попытался перебить Мак, считая цену в два раза большей, чем стоили его корабли новыми.

— Хорошо, четыреста миллионов за каждый, — прибавил парень и добавил условие, — только если их состояние не отличается от того, что было у них, когда ты улетал в последний рейс.

— Годится, — согласился Мак, — заберешь возле моего сектора через пару часов, но расчет ресурсами.

— Согласен, — вздохнул парень и поинтересовался, — ты не имеешь отношение к восьми линкорам, что приближаются к базе?

— Имею, — кивнул головой Мак, — четыре из них мои.

— Поди, экипажей на них по паре тысяч, разоришься, — выдвинул предположение Юнг, и, помолчав, добавил, — а линкоры красивые, подобных моделей не видел. Кто производитель?

— Императорская верфь терранской империи, — Мак не видел смысла скрывать место постройки, да и имперские безопасники не советовали секретить производителя.

— О, как, — Юнг не скрывал своего удивления, — и где ты столько народу набрал? Или тебе имперцы с перегоном помогли?

— Скажешь тоже, — хмыкнул Мак, — весь экипаж сто человек, в это число входят тридцать операторов дронов и двадцать ботоводов из противоабордажной команды.

— Пустишь посмотреть? — Юнг умоляюще посмотрел на друга.

— Приходи, за одно познакомлю со своей женой, — улыбнулся Мак и выключил канал связи.

— Мак, ты сильно продешевил, — заметила Кира, не одобрительно посмотрев на него.

— Знаю, — улыбнулся Мак, — но человек нужный, нужно дать и ему немного заработать.

— Ну, если только человек хороший, — хмыкнула Кира, — иначе отдавать шестьсот миллионов кредитов я не согласна.

— Но откуда такие цены? — Мак не скрывал своего удивления, — я брал эти транспортники у антранцев за сто пятдесят миллионов каждый. И вкладывал в них самый минимум. Кстати Юнг мне и проводил все работы на кораблях.

— Цена определяется потребностью, — усмехнулась Кира, — а потребность в транспортниках резко возросла. Многие шахтерские артели, продававшие свою продукцию хокданцам и другим прямо на месте, решили, что выгоднее продавать самим в баронстве. А для этого нужны нормальные транспортники.

Новый вызов заставил Мака вновь включить визор.

— Привет Мак, — поздоровался командор Шторьк, — деда думаешь навестить?

— А, то, — улыбнулся Мак, — нужно же познакомить родственников с моей супругой.

— Какие товары привез? — поинтересовался командор.

— Лови прайсы, — Мак переслал Шторьку списки грузов своих и Кириных кораблей.

— Император не надумал открыть у нас представительство?

— Надумал, — кивнул головой Мак, — предварительно твои коллеги и техники подготовят мой сектор. У меня в торговой зоне есть несколько пустующих помещений. Там и разместится представительство.

— Связь с империей будет?

— Обязательно, иначе, зачем здесь держать разумных.

— Мак, я скину тебе, что нам нужно до стыковки, — пообещал командор и отключил связь.

— Я есть хочу, — заявила Кира, покидая свой ложемент, — ты как?

— Аналогично, — Мак тоже почувствовал, как он голоден.

Передвигаясь в правительственном флайере по столице Ла-риски городу Вархитто, Мак непроизвольно сравнивал свой родной город со столицей Терры Зеленоградом. И сравнение было не в пользу Вархитто. Привычные с детства небоскребы зданий казались глупостью, после покрытого зелеными насаждениями города. Конечно, дворец барона превосходил подобное сооружение императора, но дворец Данилы был уютней, в нем хотелось жить. Дворец же деда больше походил на музей.

Дед не любил всяческие придворные реверансы, поэтому встретил их на высоком крыльце.

— Ну, привет Мак, тебя не узнать, — поздоровался барон.

— Знакомьтесь, это моя жена Кира Курн, — представил жену Мак.

— Барон Дон Курн, дед этого лоботряса, — представился барон.

Сопровождавшие Киру гвардейцы из абордажной команды, рассредоточились вокруг крыльца, нисколько не смущаясь, от внимания немногочисленных посетителей дворцовой площади.

— Пойдемте ко мне в кабинет, — предложил барон, — там гораздо удобнее разговаривать. А своей охране предложите разместиться в гостевом покое, там не так жарко, и можно перекусить.

Передав командиру группы Ринату Назипову, пожелание барона, Кира последовала за мужчинами по переходам дворца.

Кабинет барона сильно отличался от остальной части дворца. Если коридоры и залы, через которые прошли гости, следуя за хозяином, своим видом напоминали Кире музей, обилием картин и экспозиций различного оружия, то кабинет был местом работы. Большой, во всю стену визор, показывал данные диспетчерского поста. Рабочий стол и пара мягких диванов у противоположной стены дополняли аскетичность обстановки.

— Присаживайтесь, — барон кивнул в сторону одного из диванов, сам устраиваясь на другом, — я так понимаю, что тебя можно поздравить с имперским гражданством.

— Да, — согласился Мак, — иначе пройти гвардейскую трансформацию невозможно.

— А цвет кожи? — улыбнулся барон.

— Три месяца отдыха на берегу океана, — пояснил Мак.

— Завидую, — вздохнул Дон.

— Приезжайте в гости, — подала голос Кира, — у нас чудесный домик, недалеко от побережья.

— Долго лететь, почти два месяца, не считая времени у вас.

— На моих кораблях полет займет гораздо меньше времени, — возразил Мак, сам еще не отошедший от скорости, что развивали в гипере его линкоры.

— Пара дней выигрыша, — махнул рукой барон, — не вариант.

— Семь дней гипера без дополнительных подскоков, — усмехнулся Мак, наблюдая за удивлением деда.

В открывшуюся дверь вкатилась гравитележка с напитками, легкими закусками и сладостями. Остановившись так, чтобы с обоих диванов было удобно до нее доставать, тележка опустилась на опоры.

— А наши новые крейсера? — поинтересовался барон, предложив Кире бокал с рубиновым вином.

— Программное ограничение искинов, — пояснила Кира, сделав глоток вина, несколько сладкого на ее вкус, — не хотелось привлекать к вам внимание.

— Да, уж, — хмыкнул барон, отпив из своего бокала, — когда два крейсера, устаревшие даже у нас, разделывают аварский линкор последней модели, предварительно перещелкав его сопровождение, это нормально.

— Надеюсь вы не в претензии? — улыбнулась Кира.

— Что вы, — развел руками барон, едва не расплескав вино, — аварцы были СМЕРТЕЛЬНО удивлены, единственно, что жалею, мало крейсеров заказал.

— Наши верфи всегда рады новым заказам, — намекнула Кира.

— Я подумаю… — задумчиво произнес барон.

— Вижу ты девочка хорошая, — продолжил Дон, после небольшого молчания, — и мой внучок любит тебя. Не обижай его.

— Дед…

— Что дед, — не дал себя перебить барон, — я смотрю на Киру и вижу, что ей глубоко наплевать на твоих родственников и деньги. Главное для нее ты. Это дорогого стоит.

— А я еще крестиком вышивать умею, — картинно поморгав, заявила Кира, вызвав взрыв смеха у Мака, не малое время проведшего среди выходцев с Земли, и недоуменный взгляд барона.

— Не обращай внимания дед, — отсмеявшись, попросил Мак, — у имперцев своеобразный юмор. Нужно пожить среди них, чтобы понимать смысл, а еще многие слова обретают другой смысл, при переводе на язык содружества.

— Кира, я так понимаю, что ты сейчас являешься голосом императора в моем баронстве, — предположил барон.

— В некотором роде, — кивнула Кира, став серьезной, — на многие вопросы я могу отвечать от лица империи, но не на все.

— Это и понятно, — согласился барон, помолчав, он поинтересовался, — почему вы выбрали сектор Мака для открытия своего представительства?

— Причин несколько, — Кира отставила пустой бокал и отрицательно покачала головой, когда барон попытался наполнить его вновь, — во-первых, сектор принадлежит гражданину империи и его все равно нужно довести до наших стандартов безопасности, во-вторых, на данном этапе нам достаточно тех помещений, что выделил Мак, и в-третьих, пока не решен вопрос с злейшими друзьями, не стоит их дразнить.

— Кира, почему вы меняете нейросети экипажей на свои симбионты?

— Барон, вы ведь были на борту крейсеров? — усмехнулась Кира.

— Конечно, был, — согласился барон, — такого оборудования нет и у аграфов.

— Как вы думаете, сколько времени понадобилось бы экипажам для освоения оборудования?

— Ну, не знаю, — протянул барон.

— Наши медики проводили усредненные тесты и пришли к выводу, что для изучения нужных баз, людям понадобилось бы три года провести в обучающей капсуле.

— Впечатляет, — согласился барон, — а мне можно будет установить подобный девайс?

— Да легко, — улыбнулась Кира, — посетите мой «Иртыш», в медотсеке вам установят подходящий симбионт.

— У моих военных возникло желание провести полное перевооружение. Это реально?

— Реально, вопрос времени и ваших предпочтений.

— Не понял.

— Ну с временем просто, вы согласны, что нужна переподготовка экипажей, — начала пояснение Кира, — я не знаю ваших стратегических планов, но именно согласно этих планов и нужно строить флот.

42

Мысль о посещении баронства Ла-риски уже не казалась Кире такой уж хорошей. Нет, прибыли при торговле оборудованием были запредельны, но вот решение остальных вопросов, совсем не касавшихся торговли, выматывало до предела. Сергей Перфильев из Комсомольска-на-Амуре, категорически отказался приступать к работе представителя империи до ее отлета. Он большую часть времени пропадал у командора Шторька.

Встречаться с представителями различных хитрожопых организаций желавших за «долю малую» торговать имперским оборудованием, Кире совсем не хотелось. Гораздо интересней было оформлять договора прямой поставки с шахтерскими артелями. Здесь главным в положительном решении вопроса было отсутствие рабов в производственной цепочке. В проверке этого помогали безопасники баронства, отлично знавшие чем дышат ближайшие к Ла-риске шахтерские артели.

Собственно торговые операции были завершены за трое суток, теперь Мак занимался погрузкой на корабли ресурсов, а Кира в его рабочем кабинете принимала различных гостей.

Над представителем совета кланов мзинов едва не порвали животы. Кира сама с удовольствием наблюдала как тот подкрадывался к стоящим возле дверей мзинам и из укромного уголка наблюдает за ними с видом первоклассника попавшего в девичью раздевалку десятиклассниц. Девчонки с огромным трудом удерживались от смеха, сохраняя серьезное выражение лица.

— Уважаемые, можно мне увидеть представителя императора? — наконец решился подойти мзин.

— Можно, — коротко ответила Грета.

— А… — на несколько секунд завис мзин, — я хотел сказать, что мне нужно встретиться…

— Проходи, — Грета хвостом указала на дверь, через симбионт она уже изучила, что у мзина, кроме когтей и зубов, вооружение отсутствует.

Кира, с трудом приняв серьезное выражение лица, встретила гостя, сидя за столом.

— Нам понравилась предыдущая поставка, — без всякого приветствия, объявил мзин.

— Я рада за вас, — ответила Кира.

— Нам нужно еще, — выдохнул мзин, — ваше оборудование превосходит аграфское. Хотелось бы заключить долговременное соглашение.

— Император не будет возражать, — произнесла Кира, — скиньте номенклатуру, я прикину форму оплаты.

— Нам бы проводить торговые операции в другой системе, здесь слишком много ушастых, — посетовал мзин, пока Кира изучала список оборудования.

— Звездная система № 578673 вас устроит? Там ушастых нет, — предложила Кира.

— Знаете, устроит, — кивнул головой мзин, — расстояние примерно одинаково, а креаты не самые плохие торговые представители.

— Вы не поняли, в системе Тренка у нас имеется форпост. Торговать с вами будут имперцы и по имперским ценам.

— Как вам удалось договориться с креатами? — мзин не скрывал своего скепсиса, — более упертых созданий я не встречал.

— Император мимо пролетал, а там пираты… — намекнула Кира, — в общем за декаду, что занимались ремонтом трофеев, и договорились.

— Хороший у вас император, — усмехнулся мзин, начиная оттаивать после лицезрения гвардейских мзин.

— А знаешь, не жалуемся, — Кира встала из-за стола и направилась к самовару.

Задергавшееся веко мзина, не сводившего взгляд с Киры, говорил о его полном офигении. Самка хуманов оказалась выше его ростом.

— Угощайтесь, — Кира из последних сил сдерживала ржач, подавая мзину чашку с ароматным чаем, — осторожнее, напиток горячий.

Мзин, не замечая температуры напитка, одним глотком выпил половину чашки и только после этого пришел в себя.

— У, ух, — выдохнул мзин, — хороший напиток, как называется?

— Чай, — улыбнулась Кира, вернувшись в свое кресло.

— Меня просили узнать о возможности постройки носителей малой авионики, — заговорил мзин, придя в себя после двойного удара по своим нервам.

— Возможность постройки есть, скидываю примерные проекты, возможность обучения экипажей будет через месяц. Срок обучения три месяца.

— В чем проблема? У нас хватает специалистов, — удивился мзин.

— Мы не поддерживаем стандарты содружества, а значит, для управления нашими кораблями нужно изучить и сертифицировать базы знаний. Выбирайте нужный проект и подтягивайтесь в систему Тренка с необходимым количеством ресурсов и разумных.

— Значит через месяц… — протянул мзин, изучая проекты носителей, — нас устроят третий и четвертый проекты. Скажем по десятку для начала. Надеюсь расходники вы будете продавать без проблем?

— Я рада, вы выбрали отличные проекты, — улыбнулась Кира, — через три декады корабли будут в системе Тренка, за вами оплата и разумные.

Подбив данные по договору, Кира подписала его от имени империи, и мзин отправился восвояси, довольно урча, словно большой кот.

Двое суток Кира общалась с ушастыми ренегатами. Не смотря на то, что представители трех мятежных кланов были вполне адекватны, многих мелочей они просто не понимали, не было в языке аграфов таких понятий. Когда Кира перешла на язык горных альвов, то пару раз проверила, не выросли ее уши, так внимательно ее слушали собеседники. Оказывается горные альвы сохранили тот древний язык, что когда-то имели альвы до древнего раздрая.

Система связи не позволяла еще прямой разговор, не хватало мощности реакторов базы, а свои еще не успели запустить, но в пакетном режиме Данила успевал корректировать ход переговоров.

Данила, устами Киры пообещал мятежным кланам помощь для защиты их систем, но и только. Если хотят войны, то только сами.

Присутствуя при видео обращении Данилы к ушастым, Кира заметила, как повернули те свои уши. Она бы так не смогла. Да и любой хуман не смог бы положить свои уши на плечи. А ушастые смогли.

Штаб квартира отдела специальных операций федерации Галанте. Система Лураи. База флота Мрак-3.

Адмирал Синитиель был зол после совещания в совете кланов, мало было проблем с аварским набегом, четыре клана откололись от федерации. Это мало того, что двадцать населенных систем, но более половины армии и экипажей флота, а так же до семидесяти процентов разведки.

— Что будем делать? — поинтересовался адмирал

— Работать, — выдохнул адмирал Колитенель, — самое плохое, что мы потеряли возможность оперативного наблюдения за многими регионами содружества.

— Что скажете об исчезновении фонариков мятежных кланов из Храма? — поинтересовался Синитиель.

— Такое было очень давно, при расколе. Те ренегаты говорили, что так хотят боги, а эти просто смеются, говоря, что язык аграфов беден, чтобы выразить их презрение. А истинного языка мы не понимаем, — адмирал Колитенель задумчиво посмотрел на присутствующих, — что значит выражение: «Иди в баню»? И это самое простое выражение, что я услышал на переговорах.

43

Данила собирал боевую группу для полета к системе Шой. Главная задержка была за учеными. Сделав пару спец буев, один развернули на окраине системы Терры, а второй буй был отправлен в систему Тренка. Трафик с системой креатов увеличивался буквально ежедневно. Аварская база уже как месяц установлена на орбите планеты-гиганта. Закончена модернизация и развертывание производственных комплексов по производству необходимого для будущего флота. Ремонтная верфь во всю уже выпускала дроны и тяжелые истребители. Один из уровней базы был полностью отдан под учебный центр, где удалось разместить тысячу медицинских капсул и пять тысяч учебных.

День выхода из гипера конвоя, где находился спец буй, выдался у Данилы загруженным до предела. На связь вышла Кира, к ней приперлись четыре старых ушастых с просьбой организовать встречу с императором. Ванеса, прибывшая утром с месячной учебы, не хотела отставать, мотивируя тем что соскучилась. Зная, что спорить с женщиной бесполезно, Данила включил видео канал связи и стал ждать. В помещение шифрованной связи имперского представительства вошли четыре ушастых. Не смотря юный внешний вид глаза посетителей выдавали их большой возраст.

— Император, старшие воинских кланов приветствуют тебя.

— И вам не кашлять, — ответил Данила, не зная как ему правильно себя вести с этими аграфами.

Увидев Ванесу, вставшую за спиной Данилы, ушастые несколько взбледнули, но постарались скрыть свой страх.

— Мы просим службы в имперской армии и флоте и готовы принести великую клятву.

— Хочу услышать причину, — поинтересовался Данила, хотя он представлял, что привезли в кланы спасенные его ребятами аграфы.

— Предательство, — выдохнул, словно сплюнул, один из аграфов, остальные трое согласно кивнули, — любой правитель должен не только требовать но и давать. Когда спаскапсулы с живыми пилотами используют в экспериментах, сообщив их семьям о гибели, трудно продолжать служить такому правительству. Ведь в следующий раз в подобном положении может оказаться любой из пилотов и солдат. Мы такого не прощаем.

— Что скажешь? — мысленно через симбионт спросил Ванесу Данила.

— Старейшины, оказались перед непростым выбором, — так же мысленно ответила Ванеса, — если они оставили бы все как было, то лишились бы своих должностей и жизни, воины, а именно такая специализация у всех четырех кланов, подобных выходок правительства не прощают. Если они примут великую клятву, предательства от них не будет, но и самим их нельзя предавать.

— Я согласен на великую клятву, — произнес Данила и начал повторять за Ванесой ее слова на языке альвов.

Все четверо аграфов вздрогнули при звуках древнего языка, опустили свои уши на плечи и в свою очередь ответили словами клятвы.

Несколько часов Данила потратил на утрясание обязанностей своих новых подданных и своих обязанностей относительно их. Главной проблемой стала невиданная безработица в связи с выходом из федерации. Необходимо было трудоустроить несколько сот миллионов ушастых, половина из которых были военными и ничего другого делать не умели.

Звездные системы всех четырех кланов граничили друг с другом, что несколько облегчало планирование, но отсутствие на территории кланов серьезных производственных мощностей, заставляло задуматься. Ведь в системах кланов присутствовали неплохие запасы минерального сырья, но его тупо вывозили, без какой-либо переработки. Возить руду в империю было не выгодно, слишком далеко.

— Если мы смонтируем у вас в системах перерабатывающие комплексы, на них будет, кому работать? — спросил Данила.

— Конечно, — ответил старейшина клана Свирепой бури Ролиниель, — или вы думаете, нам нравится воевать?

— Если честно, то да, — улыбнулся Данила.

— Нашим кланам не оставили выбора, — вздохнул Ролиниель.

— Сколько вам нужно перерабатывающих комплексов, для эффективной работы?

— Хотя бы по одному в клан, — ответил Ролиниель.

— Через два месяца ждите караван с двумя десятками комплексов, — прикинув производственные возможности Харитона, объявил Данила, — а дальше будем посмотреть.

Симбионт Данилы сообщил, что ученые передали об успешном испытании своего детища. Первый автоматический транспорт с пленными пиратами и животными на борту за пять минут прибыл из системы креатов. Сейчас медики занялись изучением последствий подобного перелета. Инженеры уже отчитались об полной работоспособности транспорта.

— Нам бы военных пристроить, — напомнил о себе Ролиниель.

— Посылайте для начала тысяч двадцать на три месяца для переподготовки. Транспорты через месяц будут в системе Ла-риски.

— Но… — начал Ролиниель.

— Весь военный флот кланов привлеките к патрулированию границ, думаю, у них будет, чем себя занять. В первой партии старайтесь отправлять только добровольцев. Постепенно всех переучим и перевооружим. Но и вам нужно хорошо потрудиться, создавая рабочие места для бывших военных. Работайте с нашим представителем в баронстве, у него есть постоянная связь с империей.

Звездная система № 578673 в каталоге содружества, самоназвание Тренк, планета Жара, город Вамнара, здание совета клана.

В комнате отдыха Юрша вновь собрался совет клана Верка. Месяц с момента отлета имперской боевой группы прошел для клана на редкость спокойно. Заканчивались восстановительные работы на защитных станциях и других космических объектах. На планете особых разрушений не было, а те небольшие следы промахов пиратов мимо защитных станций, убрали еще в первую декаду.

— Что скажете об имперцах? — поинтересовался хозяин, налив себе сока из запотевшего сосуда.

— Странные они, — протянула Ната, потягивая новый модный напиток, чай, — как императору удалось посадить в экипажи своих кораблей столь различных разумных? Ведь на имперских кораблях присутствуют даже креаты, не говоря об остальных.

— Меня больше интересует, чем они занимаются возле своего форпоста, — усмехнулся Миг.

— А те пять десятков боевых кораблей, что они перехватили за месяц, тебе не интересны? — поинтересовался Кан, разглядывая собеседника через бокал с розовым напитком.

— Конечно не помешало бы поговорить с выжившими аграфами, аварцами и хуманами, но, что это даст. Хуманы принадлежат к пиратским кланам, участвовавшим в налете, а аграфы и аварцы будут заявлять, что к нам попали отщепенцы или такие же пираты. Тем более после тех повреждений, что получили «гости», на их кораблях трудно найти уцелевшие искины или хранилища информации. Не зря же имперцы отбуксировали все корабли к перерабатывающему комплексу.

— Ага, а боевая база и промышленные комплексы очень были похожи на произведения аварцев, когда их буксиры начали их установку на орбите Психи, — высказал свое наблюдение Ант, — теперь, через неполную декаду этого уже никто не сможет сказать, но факт остается фактом.

— Собственно, император и не скрывал, что они возвращались из «гостей», — усмехнулся Кан, — обидели аварцы чем-то имперцев. Не любит император эту расу.

— А за что любить аварцев? — удивилась Элья, — я тоже не люблю рабовладельцев.

— Думаю, что имперцы в скором времени увеличат свое присутствие в системе, — произнес Миг, — уже сейчас на двух базах, военной и торговой можно разместить три миллиона разумных, кто это будет?

— Это будут имперцы, — задумчиво произнесла Хега, — и не важно какой внешний вид они будут иметь. Не знаю как удалось императору сплотить в единое целое различных разумных, но я не заметила в их среде одного, скуки.

— Они и нам скучать не дадут, — хмыкнул Юрш, — с запуском в работу производственных комплексов, возник дефицит ресурсов, наши шахтеры не справляются с добычей нужного количества руды. Нужно увеличивать их численность.

— Зато закрыты списки по поставкам оружия и броневых пластин для ремонта нашей оборонительной системы, — напомнил Кан, отставив пустой бокал, — мне не понятно, зачем размещать в нашей системе торговую станцию такой величины. Для обслуживания десятка торговцев в месяц, что нас посещали раньше, хватало одного сектора пятой станции защиты.

— Значит скоро к нам будет прилетать большее количество торговцев, — произнесла Хега, — что хорошо скажется и на нашей экономике. Плохо то, что имперцы не продают свои базы знаний и симбионты.

— А как же наши экипажи? — удивился Ант, — и чем их симбионты лучше наших нейросетей?

— Чем крейсер лучше спасательной капсулы? — вопросом ответила Хега, — а для наших военных, проходящих у них обучение, они сделали исключение.

— Вот значит как, — Юрш встал из своего кресла, сложил на груди обе пары рук, и задумчиво прохаживался по комнате, — а почему они не продают симбионты?

— Я была на имперской военной базе, в госпитале, — заговорила Хега, — старший медик, отдаленно похожий на хокданца, объяснил мне, что симбионты и базы знаний по выбранным специальностям предоставляются бесплатно, но только для граждан империи. Скинул он мне и технические характеристики симбионта, что устанавливается большинству гражданских специалистов. Так вот, даже последние нейросети аграфов уступают имперским изделиям на два или три порядка. Для имперского симбионта не важен уровень интеллекта. Конечно из безумца он не сделает гения, но нормальный разумный не будет себя чувствовать лишним и при низком уровне интеллекта.

— Значит имперское гражданство… — протянул Юрш, остановившись на месте, — и появятся у нас четырехрукие мзины и хвостатые креаты.

— Они и так появятся, — усмехнулся Кан, — нашим девчонкам нравятся мзины гвардейцы. Скажите спасибо командиру имперской эскадры, что он ограничивает посещения своими экипажами наших станций.

44

В систему Шой удалось отправиться только через декаду, после удачных испытаний порталов, как их обозвал Харитон. Было сделано десять комплектов портальных буев и три из них Данила забрал с собой. Он не видел особой нужды, но Харитон просто навязал их, со словами, чтоб было.

До системы Шой каравану требовалось три прыжка и месяц полета. Василий, планировавший маршрут выбирал для подскока системы, где возможность кого-либо встретить стремилась к нулю.

В императорской секции «Грома» было весело, девчонки устроили «Бабовщину» по отношению к Ванесе, получившей гвардейские базы. Нет они не издевались над своей родственницей, они ее обучали профессии штурмовика, так как учили их, и даже лучше. Ведь их инструктора не имели такой фантазии и отмороженного чувства юмора как «Сидоровы козы». Причем округлившиеся животики, нисколько не мешали их развлечениям. Как ни странно, но остальной экипаж относился к действиям девчонок совершенно пофигистки, даже с некоторым одобрением. Да и не мудрено, декада в гипере это еще та скука.

Данила наблюдал за действиями жен с долей юмора, стараясь не трогать их лишний раз, так как знал, что беременные женщины горазды на причуды. Время в гипере он проводил в обучающей капсуле, поднимая знания в вопросах управления. Дома в системе Терры ему было тупо некогда заниматься своим образованием. Состояние цейтнота для терранской империи не заканчивалось. Даже ослабление опасности со стороны содружества не успокаивало. Данила понимал, что там привыкли разговаривать только с сильными, у слабых было принято отбирать.

Не давали покоя и мысли об мятежных аграфских кланах. Конечно, столько ушастых солдат империи пока не нужно, но и занять такую кучу народа было нечем. Быстро, в системах кланов, можно было развернуть только добычу минералов, но без порталов можно было разориться на перевозках. Еще можно развернуть там производство изделий гражданского назначения. Ну не доверял пока Данила ушастым, даже не смотря на принесенную клятву. Хотя и прекрасно понимал мотивы раскола. Трудно сохранять верность командирам способным продать своих подчиненных на опыты или вообще для создания биоискинов.

Первая система подскока встретила караван совершенной пустотой, чуткие детекторы разведчиков, выпущенных с линкоров, не зафиксировали даже минимальной активности. Во второй системе, детекторы зафиксировали некоторую активность в астероидном поясе, но, похоже, шахтеры, занятые своим делом не обратили внимания на караван, прошедший по краю системы.

Третья система оказалась не так пуста как две предыдущие. Находившиеся в системе два базовых корабля архов, дрейфовавших возле непонятных обломков, не дававших каких-либо засветок активности, начали принимать на свои борта мелочь и на форсаже ускоряться для ухода от возможного боевого столкновения.

— Че это они? — капитан «Грома», знавший о воинственности архов не понаслышке, был удивлен подобным поведением насекомых.

— Наши корабли не похожи на корабли содружества, — заметил Данила, и, увидев, что его не понимают, добавил, — не думаю, что этими кораблями управляют кретины, а нормальный разумный постарается избежать неизвестной опасности. Думаю, что они поспешили убраться от обломков, чтобы избежать непоняток и вернутся к своим делам после нашего ухода в гипер.

— От Архов идет вызов, — сообщил вахтенных связист.

— Давай канал связи на меня, посмотрим чего они хотят.

— Хуман… — удивленно протянул появившийся на визоре здоровый таракан.

Нет, конечно таракан лишь щелкал своими жвалами, а голос раздавался из устройства на его груди.

— Таракан… — не остался в долгу Данила, — как видишь внешний вид обманчив. Чего хотел?

— По результатам последних договоренностей с содружеством хуманов, эта система принадлежит нашему рою.

— Не вижу проблем, — пожал плечами Данила, — вам никто не мешает, и скоро мы уйдем в гипер.

— Как быть с нарушением границы? — голос таракана был несколько озадачен.

— Да как хотите, — усмехнулся Данила, — терранская империя не относится к содружеству, и не испытывает к нему особых симпатий.

— Не слышал о такой империи хуманов, — признался таракан, — вы меня удивили.

— Гражданами империи являются не только хуманы, но и другие разумные, — Данила дал приказ Василию показать ложементы вахты со стороны пультов, чтобы собеседник сам увидел разнообразие разумных.

— Я передам новую информацию матери роя, — задумчиво произнес таракан, — примите карты наших владений, чтобы у нас не возникли недоразумения.

— Вы от нас слишком далеко, но спасибо за информацию, — поблагодарил Данила.

— Чистого пространства, — пожелал таракан.

— И вам удачных находок, — не остался в долгу Данила.

— Не понимаю, почему Архи вышли с нами на связь, а не попытались атаковать? — задумчиво произнес капитан «Грома», едва канал связи свернулся.

— Думаю, что некоторым силам в содружестве просто выгодно поддерживать видимость кровожадности этих разумных, — ответил Данила, — а не слышали их попыток связаться из-за несовпадения частот.

— Трудновато будет это объяснить в содружестве, — вздохнул капитан.

— Рано или поздно, это дойдет до всех, — хмыкнул Данила, — разве что особо упертые аграфы будут возмущаться и пытаться провоцировать новые конфликты. Вполне вероятно, что они даже могут нанять архов для нападения на содружество, хотя бы для того, чтобы все забыли их последние косяки.

— Зачем им это? — спросил капитан.

— Не знаю, — пожал плечами Данила, — только при осмотре всех корабельных искинов содружества инженеры нашли интересные закладки производителя, не позволявшие приемникам работать на частоте архов, и еще десяток более критичных.

Уход в гипер корабли архов наблюдали, вернувшись к обломкам, не торопясь продолжить свои поиски.

— Координатор, что вы думаете по поводу этих хуманов? — поинтересовался таракан, разговаривавший с Данилой у арха, больше похожего на большого скорпиона, имевшего вместо клешней четырехпалые руки.

— Это не хуманы содружества, эти разумные нас не боятся, — ответил скорпион, — мы им просто безразличны. И ты заметил, что в рубке, которую нам показали, присутствовали разные разумные.

— Эти имперцы могут представлять для роя угрозу?

— Если их не злить, то вполне можно вести торговлю, — ответил скорпион, а, помолчав, добавил, — если у нас найдется, что им предложить.

45

Родной мир шойцев приятно удивил Данилу. Система Лири, что на русский переводилось как светило, была заполнена различными станциями. Создавалось впечатление, что их флот вышел на перекрестке звездных дорог. Корабли, освобождая место перехода, ложились в дрейф в ожидании реакции хозяев системы.

Реакция шойцев обозначилась практически через несколько секунд. Василий сообщил, что его датчики зафиксировали активацию защитных систем, располагавшихся даже на таком удалении от звезды.

— Неопознанный флот, назовите цель своего визита, — дежурный связист переключил на Данилу входящий сигнал.

— Флот терранской империи прибыл для переговоров и сообщения о судьбе вашего разведывательного рейдера «Герш», — ответил Данила на языке шойцев и через симбионт вызвал в рубку Паву и Лею.

— Ожидайте, — выдавил из себя уже не молодой шойец на экране визора.

Вихрем влетевшие в рубку шойки, сделали это одновременно с появлением на экране визора нового собеседника.

— Я, — начал говорить шойец и завис, увидев Паву и Лею, устраивавшихся на подлокотниках ложемента.

— Привет, дядя, ты скоро станешь дедом и еще раз дядей, — заявила Лея увидев шойца и помахав ему открытой ладонью.

— Гхм, — прочистил горло шойец, справившись с удивлением, — Я, Лен то Бок, первый секретарь планетарного совета.

— Данила Сидоров, — представился Данила и добавил, — приветствую тебя родственник.

Минут десять ни Лен ни Данила не успевали вставить даже слова в тот поток информации, что высыпали на их головы две шойки, рассказывая историю пленения «Герша» и своего освобождения. При этом они только благодаря рукам Данилы, придерживающих их, не падали с подлокотников. Так активно они жестикулировали, чудом не задевая Данилу.

Когда девушки наконец замолчали, облегченно вздохнули не только шойец и Данила но и вся дежурная вахта рубки.

— Да… — протянул Лен, — вижу, что вам хорошо, но позвольте мне поговорить с вашим мужем.

Пава и Лея нахмурились, но промолчали.

— Вижу, что вы не враги, — продолжил Лен, но пропустить такой флот к внутренним планетам не могу.

— Нет проблем, — ответил Данила, — корабли могут дрейфовать и здесь, высылайте транспорт, будем общаться на моем флагмане.

— Флагман, это самый большой из ваших кораблей? — спросил Лен.

— Да, — кивнул Данила.

— Мы пропустим ваш флагман к торговой базе для переговоров, — заявил Лен после короткого молчания.

— Хорошо, — согласился Данила, — я лишь возьму на борт своего корабля сверх экипажа шойцев, находящихся на других кораблях флота.

— Это будет правильно, — кивнул Лен и переключил канал связи на диспетчера.

За час на «Громе» собрались все шойцы, что приняли участие в экспедиции и Данила отдал команду двигаться по указанному диспетчером вектору.

Чем ближе корабль приближался к местной звезде, тем больше встречалось кораблей различного назначения. Трафик между различными станциями поражал. Данила посочувствовал местным диспетчерам в их нелегком труде.

Станция к которой причалил «Гром» выделялась на фоне других своей величиной и количеством прибывающих и отбывающих транспортов. Все три сотни из пожелавших посетить базу спасенных на двух базах аграфских вивисекторов шойцев собрались на пассажирской палубе в ожидании окончания шлюзования. Пава и Лея терроризировали Данилу с целью посетить планету немедленно.

— Успокойтесь, — вздохнул Данила, заканчивая одевать парадную форму для встречи с представителями местной власти, — как только будет возможность, мы посетим вашу любимую родину. Не отвлекайте меня, а лучше подготовьтесь к встрече своих родственников.

— Ой, точно, — вспомнила Пава, и обе шойки унеслись в свою каюту переодеваться.

Переговоры с представителями совета шли тяжело, несмотря на присутствие Сана. Шойцы, не понимали, зачем им дружба с непонятными разумными, а уж тем более переселение непонятно куда части населения. В системе Шой было грандиозное перенаселение, как и в трех ближайших населенных планетных системах, где шойцы чувствовали себя комфортно. Этот сектор галактики был особенно беден на планеты пригодные для жизни на них.

Торговля шойцев заинтересовала, но им так же как и империи нужны были минералы, а высокотехнологическое оборудование было недоступно из-за сложностей с управлением. Все управление оборудованием самих шойцев было завязано на пси способности, и приобретать симбиоты они не спешили. Данилу приятно удивило сотрудничество шойцев с архами, что подтверждало его предположение об адекватности жуков, бывших главными поставщиками минералов у рогатых.

Проведя декаду в бесконечных разговорах, Данила махнул рукой на возможных переселенцах и попросил разрешение у Лена то Бока, возглавлявшего делегацию шойцев, установить портальный буй. Смекнув, что переход через портал откроет доступ в далекую часть галактики, шойцы согласились, обговорив порядок использования портала.

На Терру флот уходил, неся на своих бортах чуть больше миллиона рогатых искателей приключений. Несмотря на неоднозначный итог переговоров, Данила был доволен. Да, не получилось заключить торговые соглашения, но теперь у империи появились нехилые союзники. Шойцы как и Архи, принявшие участие в переговорах в последние дни, заключили договор о свободном посещении подконтрольных систем и возможности вести торговлю.

Штаб квартира отдела специальных операций федерации Галанте. Система Лураи. База флота Мрак-3.

Адмирал Синитиель задумчиво рассматривал результаты разведки в системах кланов ренегатов. Он ожидал, что там творится анархия, вызванная тотальной безработицей, но там был военный порядок, и велось строительство множества космических объектов. Самих разведчиков быстро обнаружили, не смотря на самые совершенные системы маскировки, и вынудили уйти. Экономические данные говорили о активной торговле этих кланов, но мизерный поток грузовозов через подконтрольные федерации Галанте системы показывали обратное. В самой федерации зрел бунт. Из такого положения был только один выход — война, но большая часть флота дрейфовала возле своих баз с минимальным экипажем. Конечно, клановые флоты были способны отбить любое нападение, но и только. Для нормальной атаки даже на аварскую империю не хватало аграфов и ресурсов.

— Полковник Маздиель, как обстоят дела с Роем?

— Жуки отказались от предложения напасть на кланы ренегаты, — брезгливо поморщившись, ответил полковник.

— Чем мотивировал свой отказ их представитель? — с долей удивления поинтересовался адмирал, оторвавшись от визора и посмотрев на полковника.

— Этот, жук сказал, что им не интересно, — ответил полковник, — больше ничего.

— А относительно других целей?

— Ответ был тот же, — ответил полковник, — мне показалось, что этот жук смеется над аграфами. Все время переговоров он игрался на столе с выводком каких-то мелких жучков.

— Он не смеялся, — усмехнулся адмирал Колитенель, — он, таким образом, показывал свое презрение.

— Вот значит как, — протянул адмирал Синитиель, — Рою стало известно что-то неизвестное нам. Раньше они никогда не отказывались пополнить свои кладовые биомассы. Особенно за дополнительную плату в редких минералах.

— Что у нас по вольным баронствам? — сменил тему Синитиель.

— Мы несем там колоссальные убытки, — заговорил полковник Лисиниель, — концентрат руд шахтеры продавать перестали, предпочитая все перерабатывать сами и продавать на бирже в системе Ла-риски. Совместные патрули баронств выдавили всех прикормленных нами пиратов и надежно охраняют границы. Аварцы, после своих потерь не рискуют связываться с баронскими системами. А хокданцы, тоже несущие огромные убытки, не имеют достаточно силы для вторжения. В приграничных конфликтах они уже потеряли до полусотни своих ударных кораблей без какого-либо успеха.

— Зачем баронству Ла-риска столько ресурсов? Вам что-нибудь удалось узнать? — Синитиель перевел свой взгляд на полковника Лисиниеля.

— Наша разведывательная сеть в баронстве полностью уничтожена, а через другие каналы известно, что ведется торговля с некоей терранской империей. Кстати, в системе Ла-риски засветились мзины, чувствующие себя как дома. Нам удалось установить, что баронство Ла-риска приобрело десяток тяжелых крейсеров аварской постройки третьего поколения и несколько грузовозов нереальных размеров.

— Зачем баронству аварский хлам? — удивился адмирал Колитенель, — их собственные верфи, при наличии комплектующих, способны производить корабли пятого и шестого поколений.

— Удалось узнать ТТХ этого хлама? — Синитиель вновь оторвался от своего визора.

— Нет, — покачал головой полковник Лисиниель, — искины, установленные на крейсерах, не имеют наших закладок, как и нейросети экипажа.

— А вот это уже плохо, — заметил Синитиель, — ищите производителя нейросетей и искинов, это не только потеря прибыли, но и угроза нашей безопасности.

46

Система Терры встречала Данилу привычной суетой. Научники удачно установили маяк портала в достаточном удалении от планет, и, эскадра почти не задержалась у портала, выстраиваясь в боевой порядок. За месяц отсутствия трафик системы увеличился на порядок.

— Нужно осваивать новую систему, — подумал Данила, — все же столичная система, а не всемирная барахолка.

— Харитон, я тут подумал, перенести все торговые площадки в систему Цель, — связавшись с другом заявил Данила.

— Кха, — кашлянул Харитон, собиравшийся поприветствовать друга, помолчал, что-то прикидывая в своей голове, — а знаешь, я согласен. В системе Терры оставим лишь исследовательские базы, а все остальное перебросим в систему Цели. Тем более с ресурсами там не так бедно как в системе Терры.

— Значит давай команду на разворачивание там транспортного узла, — кивнул Данила.

— Братан, ну ты хоть расскажи, как слетал, — попросил Харитон, не в силах побороть любопытство.

— Хуже чем хотел, — вздохнул Данила, — но тем не менее почти пять миллионов рогатых умников привез. Сразу скажу ребята не плохие. Затолкать их в криокапсулы была еще та проблема, но у нас просто не было места для такого количества пассажиров. Договорился о пассажирской линии. Тебе головняк, делать нормальный пассажирский лайнер.

— Пф, — усмехнулся Харитон, — маленько переоборудую грузовой линкор и лайнер готов. Конечно пять миллионов он не увезет, но тысяч сто с комфортом поместятся. При наличии портала, можно сделать один рейс в сутки. Лишь бы было кого возить.

— Годится, — согласился Данила и добавил, — по дороге встретились с архами, жукени не горят желанием с нами связываться. Они вообще довольно мягкие и пушистые.

— Да ну, — удивился Харитон, — такие мягкие и пушистые зверюшки делают что хотят с людьми и планетами. И без всяких разговоров.

— Уши торчат из этого, — хмыкнул Данила, — со мной они общались вполне адекватно, их больше интересуют некоторые ресурсы, за которые они готовы рассчитываться нужными нам минералами.

— Надеюсь, ресурсы не люди, — поинтересовался Харитон.

— Люди не лучший продукт для питания, как сказал арх-переговорщик, им нужны люизит, магназит и юльказит.

— Не скажу, что данных минералов у нас как грязи, но хватает. А что они предлагают?

Данила молча скинул предложенные минералы и вопросительно посмотрел на друга.

— Так, это, с жучинами нам выгодней торговать, — заметил Харитон.

— А я чего говорю, — усмехнулся Данила, — тем более с шойцами они ведут нормальную торговлю.

Разговор с другом был прерван самым наглым образом. В боевую рубку вломились Пава и Лея. От обилия эмоций они мешали русский и шойский языки.

— Бросай все, пошли с нами, — заявила Пава.

— Рката уже готовится стать мамой, — добавила Лея.

— А я тут каким боком? — удивился Данила, под улыбки вахты.

— Видела сестра, все мужики такие, — подняв взор к потолку объявила Лея, — сам сделал, а теперь не причем.

— Пошли уж, — Пава потянула его за руку, — Ркате будет легче, когда ты будешь рядом.

— Маленькие мзины рождаются слепыми и должны почувствовать запах родичей, — добавила Пава по пути в госпиталь.

— Ну, извините девчата, я не знал, — повинился Данила в родовой палате где собралась вся семья.

— Не бери в голову, — выдохнула Жана.

Рката высунула изо рта свой розовый язычок и молчала. Медики наблюдали за пациенткой без излишней суеты, готовые принять новорожденных.

С больной головой, не выспанный, Данила только через сутки смог начать нормально работать. Но процесс родов продолжился через два дня с Жаной, по окончании которого и Пава с Леей почувствовали, что пора.

В общем неделя выдалась ух… В семье Сидоровых появилось семь детей. Ррич и Ррита, два пушистых голубоглазых комочка Ркаты, Жан крупный карапуз Жаны. Антон и Павел симпатичные дети Павы и две девочки Леи, Лара и Нюра.

Нормально выспаться Данила мог только в своем рабочем кабинете на станции, где к нему частенько присоединялась Ванеса, которой еще оставалось месяца три до рождения очередных Сидоровых.

Делегация Архов прибыла в систему Терры через три декады вместе с пассажирским лайнером шойцев, вызвав некоторую панику.

Переговоры с жуками шли тяжело, но не из-за того, что не было товара для выгодной торговли, а из-за страха бывших жителей содружества.

Рой представляли отличные дипломаты, способные вести переговоры и в гораздо худших условиях. Жуков заинтересовали не только минералы, но и некоторые высокотехнологичные продукты. Универсальные пищевые синтезаторы с псионическим управлением они готовы были покупать в любом количестве в обмен на нужные минералы.

После заключения торговых договоров, жуки рассказали имперским дипломатам о предложении аграфов, что вызвало очередную бурю ненависти людей.

Даниле с большим трудом удалось успокоить своих подданных, пообещав им продумать ответку ушастым. Тем более присоединившиеся к империи кланы аграфов тоже имели желание провести свою мстю против федерации Галанте. Слишком их зацепило предательство старших кланов.

Из баронства Ла-риска с очередным конвоем прибыл командор Шторьк и попросил срочную встречу. Данила, пару дней обдумывавший ответ аграфам, не находя стоящей цели, согласился встретиться и отдал необходимые распоряжения.

Командор прибыл даже раньше чем грузовозы встали под разгрузку на орбитальном заводе.

— Ну привет, — Данила встретил гостя у двери и крепко пожал руку.

— Ваше… — начал командор.

— Брось, — перебил его Данила, — не люблю. Лучше присаживайся к столу, будем чай пить с плюшками.

— Поздравляю с прибавлением семейства, — присев на кресло возле стола с самоваром, произнес командор.

— Спасибо, но в этом большая заслуга моих жен, выносили таких симпатичных детей.

— Дон просил передать подарки и свое поздравление.

— Передашь сам, — улыбнулся Данила, — ведь не один день будешь в системе Терры.

— У нас проблема, — выдохнул Шторьк под вопросительным взглядом Данилы, неторопливо отпивающего чай из своей чашки, — хокданцы начали захват ничейных систем между свободными баронствами и своей империей. Шахтеры, что работали в тех системах, эвакуировались со всеми производствами к нам. Это двести семьдесят артелей, но только тридцать из них из свободных баронств, а остальные хокданцы и антранцы. Наших шахтеров бароны распределили в системах свободных баронств, куда девать остальных, чтобы не возникло напряженности с хокданцами и антранцами, мы не придумали.

— Ну и? — Данила понял, что барон Ла-риски придумал выход.

— Дон просит терранскую империю о вхождении баронства Ла-риска в состав империи.

— А оно мне надо? — спросил Данила, посмотрев на командора.

— Я тоже самое спросил Дона, — усмехнулся Шторьк.

— Я конечно понимаю мысль барона спрятаться от проблем, — вздохнул Данила, — только работы будет много, очень много. Не говорю об разных законах и деньгах.

— Дон подумывал о присоединении к империи уже давно, хокданцы только ускорили события.

— Хорошо, — выдохнул Данила, после небольшого молчания, — я отдам команду своим законникам начать работу. Патруль будет отправлен на границы баронства в ближайшие сутки. Передашь барону, чтобы посылал на Терру своих законников. А что вы думаете делать с шахтерскими артелями?

— У нас в баронствах не так и много мест где ведется добыча, может в империи есть перспективные системы?

— А вот есть, — усмехнулся Данила, — имеется с десяток перспективных систем, но…

— Какие-то условия? — поинтересовался командор так и не дождавшись продолжения.

— Что за люди, эти антранцы и хокданцы, почему они сбежали в свободные баронства?

— За всех сказать не могу, но с десяток артелей создали бывшие военные. А свернули они свои работы не желая отдавать за бесценок оборудование имперского производства и добывать руду по ценам хокданцев.

— Не поверю, что твоя служба к ним не приглядывалась.

— Человек двадцать определили точно, но могут быть и не засвеченные сотрудники разведки.

— Было бы странным их отсутствие, — кивнул своим мыслям Данила, — есть три звездные системы с хорошими перспективами добычи, где шахтерам никто не будет мешать. Можно будет развернуть там базы.

— А разведчики?

— Что они там увидят? — пожал плечами Данила, — и главное как смогут передать. Наша связь несовместима со стандартами связи содружества. За год другой мои люди найдут всех разведчиков. А расположение систем не даст содружеству ни чего.

Данила помолчал, связался с Харитоном через симбионт, набросал предварительное задание и перевел взор на командора.

— Так и сделаем, — отставив пустую чашку, произнес Данила, — через пару суток подготовим транспортный конвой в систему Ла-риски, кстати можешь вернуться домой с ним. Думаю, десятка тяжелых грузовозов справятся с перевозкой. А буксиры, тем временем, доставят на место станции и портальные буи с привязкой к вашей системе.

— Но… — начал командор.

— Хочу предложить Дону развернуть в вашей системе некоторые производства, — не дал возразить Данила.

— Думаю барон не будет возражать от производств, — согласился Шторьк, — только как посмотрят на это наши соседи?

— Нормальным людям наш товар понравится, — усмехнулся Данила, — а различным оленям рога обломаем. Ваш патруль с нашим усилением справится с пиратами, а в случае войны флот сможет прибыть в систему Ла-риски за пару суток.

47

Система Сенторин. Военная база Матис. Штаб квартира службы имперской безопасности аварской империи.

Генерал Пунта Пон разбирался с последними поступившими сообщениями, когда раздался вызов спецсвязи от императора. Подключив протоколы шифрования, и заблокировав входную дверь, генерал подтвердил прием.

— Долгих лет, — поприветствовал он императора.

— Ты в курсе, что хокданцы начали экспансию в сторону свободных баронств? — поинтересовался Мбанга после приветствия.

— У них возникли проблемы с сырьем и они посчитали крайними баронство Ла-риска, — ответил генерал.

— Нам это чем-то грозит? — поинтересовался император.

— Я в данный момент обрабатываю донесения агентов из тех секторов и пока не увидел опасности для империи, — генерал вздохнул и добавил, — правда, не все там так просто. Кто-то помогает баронству вооружением по классу лучших образцов центральных миров. Патруль баронства выдавил из своих систем все пиратские кланы и повысил закупочные цены на руды многих металлов.

— Может быть, стоит навестить богатых баронов? — поинтересовался Мбанга, — а то некоторые кланы, потерявшие от их действий доходы, наседают на меня.

— Можно, только если силы вторжения будут состоять из этих кланов, при минимальной поддержке имперских войск.

— Разумно, — согласился Мбанга, — если у них получится, то мы поимеем прибыль, а если нет, то я всегда сумею откреститься от своевольных действий кланов.

— Мне не понятно шевеление аграфов вокруг баронства Ла-риски, складывается впечатление, что ушастые что-то там потеряли, но думаю, что мешать они нам не будут.

— Что может выставить баронство против нас? — поинтересовался Мбанга.

— Сотни три разнокалиберных боевых кораблей и полсотни крейсеров проекта Аш-камази занимающихся патрулированием границ.

— Думаю, что пары эскадр имперского флота в усиление клановых войск хватит, — заключил император, — или им кто-то может прийти на помощь?

— Соседние баронства не прийдут на помощь точно, а остальные заинтересованные государства находятся слишком далеко.

— Хорошо, я дам команду военным готовить операцию, и на совете кланов дам отмашку.

Император отключил канал связи, а генерал еще несколько минут думал над правильностью решения. Что-то цеплялось за сознание, не давая покоя.


Система Ла-сури, пограничный мир баронства Ла-риска


В систему входили и разворачивались для атаки военные корабли аварской империи. Десятки крейсеров пограничной стражи явно было мало для отражения столь массированной атаки, но и отступать никто не спешил. Сигнал о вторжении уже ушел в столичную систему, а пограничники не спеша готовились к бою.

Аварцы не торопясь выстраивались для массированной атаки на диспетчерскую призму баронства и уже несли первые потери от огня дальнебойных артиллерийских платформ.

Главный калибр баронских крейсеров уже мог достать половину флота аварцев, но адмирал Бик, выполняя команду из штаба флота, отдал приказ не открывать огонь. От огня платформ в основном гибли разведчики и целеуказатели аварцев, не давая противнику развернуть системы прицеливания.

Медленное приближение аварцев к патрульной базе продолжалось уже десяток часов прежде чем к патрульным подошла первая помощь заставив аварцев задергаться и потерять с десяток кораблей на минном объеме.

А затем к аварцам пришел УЖАС и из трех сотен боевых и транспортных кораблей аварцев, оказавшихся зажатыми между минными объемами и несколькими сотнями боевых крейсеров различной принадлежности начавшими проявляться из под скрыта, уйти не удалось никому.

Проявившиеся корабли вели убийственный огонь с дальних дистанций с методичностью молотобойца, выводя из стороя один боевой корабль за другим. Все попытки удрать пресекались отстреливанием двигателей, а попытки носителей выпустить истребители пресекались выстрелами из монструазных орудий, разносивших корабли в клочья не взирая на выставленные защитные поля.

Последовавший затем массовый абордаж аварских кораблей показал неготовность аварцев к сопротивлению подобной тактике. Впрочем, абордажники старались минимизировать потери, применяя мощные станеры. И лишь в редких случаях пуская в ход более разрушительное оружие.

Заработал конвейер, рабы из экипажей отделялись и грузились в криокапсулы, которых было в достатке на транспортах. Свободных аварцев раздевали и запирали в трюмах, не взирая на чины.

Адмирал Дан Канр, один из немногих аварцев попавший в плен в сознании начал возмущаться подобным обращением, но получив хорошего пенделя по голому заду от десантника, влетел в каюту, где уже находилось полсотни аварцев. В каюте было так тесно, что можно было только стоять. Он надеялся, что в других системах баронства войскам удалось осуществить прорыв к планетам и вскоре их освободят, но во всех четырех системах, что планировались для захвата, аварцы получили по полной программе. Разница заключалась лишь в количестве пленных.

48

Вызов из баронства Ла-риска разбудил Данилу среди ночи.

— Данила, у нас беда, — заговорил Дон едва прошло соединение, — аварцы начали накапливать свои силы перед атакой в четыре наши системы.

— Подожди пару минут, — попросил Данила, выползая из своей супружеской кровати, стараясь не отдавить никому хвост или ногу.

Быстро одевшись, Данила, воспользовавшись лифтом, вошел в свой рабочий кабинет.

— Рассказывай, — коротко попросил он Дона, усевшись за свой стол.

— Да, собственно это пока все, аварцы начали накапливать свои корабли пятнадцать минут назад, — сообщил Дон и скинул координаты систем где его разведке удалось засечь противника.

Пару минут подумав, изучая голографическую карту систем, прилегающих к Ла-риске, Данила выдал Дону свой совет.

— Дон, прикажи своим военным активировать минные объемы и не вылазить на встречу черным. Пусть стреляют с максимальной дистанции, чтобы продержаться часов пятнадцать. Мы попытаемся конечно прибыть в системы раньше, но пусть ориентируются на это время. Постарайся максимально убрать корабли из зоны порталов, не хотелось бы нести потери из-за случайных столкновений.

— Портальная зона используется только имперскими кораблями, — напомнил Дон, — остальным там делать нечего.

— Данила, мои законники вечером передали проект вхождения баронства в империю, — добавил Дон, — изучением его я и занимался. Высылаю тебе правленый мной вариант проекта.

— Пока, — попращался Данила, получив пакет информации.

Сигнал тревоги разорвал ночную тишину станции.

— Объявляйте тревогу в системах с порталами, — отдал команду Данила, едва на него вышел дежурный диспетчер, — сбор кораблей в системе Ла-риски. На баронство решили напасть черноликие братцы.

— Понял, — коротко ответил диспетчер и отключился.

Пшикнул сигнал открытия лифта и в кабинете образовались четыре из пяти жен, отсутствовала лишь Ванеса, родившая лишь вечером чудесную девочку.

— И чего стоим? Бегом марш на Гром, — улыбнувшись заспанным личикам, скомандовал Данила.

— На корабле все расскажу, — добавил он, чувствуя любопытство и раздражение всех своих жен, — сейчас действительно некогда.

Едва за женами закрылась дверь лифта, Данила вызвал Харитона.

— Харитоша, как спалось? — поинтересовался он, слыша пыхтение друга.

— Ууу… сатрап, — выдохнул Харитон.

— Угу, еще и тиран, — согласился Данила, — сколько у тебя готовых портальных буев?

— Десять пар наклепали, — ответил Харитон.

— Нужно десяток порталов настроить на портал Цели и взять с собой.

— Могу все двадцать настроить подобным образом. Портал в системе Цель работает стабильно, проблем не вижу.

— Хватит и десяти, — мотнул головой Данила.

— Что за срочность? — поинтересовался Харитон.

— Во время разгона всем доведу, сейчас немного время поджимает.

— Хорошо, — произнес Харитон и отключил канал связи.

Не успел Данила встать из-за стола, как его вызвал дежурный диспетчер.

— Креаты с Жары попросились присоединиться к нашей патрульной эскадре, — доложил он.

— Не возражаю, — согласился Данила, направляясь к лифту, — ребятам нужен боевой опыт.

Рубка Грома встретила работой вахты по подготовке к старту и вопросительными взглядами офицеров.

Сделав вид, что не заметил, Данила занял свой ложемент и занялся предстартовой подготовкой.

Через час с момента подачи сигнала тревоги корабли начали отваливать от базы и разгоняться в направлении портала на Ла-риску. Лишь когда последний корабль вышел на разгонную магистраль Данила включил циркулярную связь с кораблями боевый группы и довел до всех причину срочного старта.

До портала на форсаже было семь часов лета. Все это время Данила посвятил изучению проекта, полученного от Дона. Главной проблемой увиденной Доном был переход на платежи в империалах и отказе от кредита содружества. Проблема замены гражданам нейросетей на симбионты была менее критичной и могла решаться постепенно. Решив, что полугодовой срок переходного периода позволит всем желающим перевести наличность из кредитов содружества в империалы, пользуясь несколькими схемами предложенными Доном, Данила поставил под документом свою подпись и усмехнулся. Теперь нападение аварцев на баронство позволяло ему пройтись ответкой по империи совершенно законно. Ведь сразу после подписи Дона баронство Ла-риска войдет в состав империи, оставаясь наследным владением баронов Курн.

Зона порталов системы Ла-риски встретила некоторой неразберихой. Отправив на подпись Дону документ, Данила занялся формированием боевых групп, первая из которых к самой дальней из систем баронства ушла уже через час. За это время пришел ответ от Дона с подписанным документом, о чем были извещены командиры всех кораблей. Подчиненные Харитона так же успели перегрузить на лидеры трех групп по одному портальному бую и специалистов для их установки.

Через два с половиной часа от полутысячной группировки не самых маленьких кораблей в системе Ла-риски остались лишь четыре зоны возмущения пространства от одновременного ухода в гипер большой массы.

Дон сообщил перед отбытием, что две группировки аварцев уже ушли в гипер. Данила не слишком переживал по этому поводу, зная, что они потрятят больше времени, чем корабли империи на переход в целевые системы.

В нужной системе Гром и сотня ведомых кораблей вышли достаточно далеко от аварцев, скрывшись под полями маскировки. Передав на патрульную станцию кодированное сообщение, Данила подключился к разведывательной сети системы и мог свободно наблюдать за противником. Хотя какой противник? Жулики пришедшие пограбить. Из двух сотен кораблей лишь семьдесят были боевыми, остальные же представляли собой вооруженные транспорты различной вместимости. Семьдесят боевых кораблей также делились на две неравных части. Двадцать линкоров при поддержке трех тяжелых носителей реально могли участвовать в эскадренном бою с равным по силе противником. Остальные сорок семь боевых кораблей представляли массовку, непонятно по какому параметру отобранную в эту боевую группу.

За десять часов, что потратила боевая группа на сближение с противником, аварцы потеряли полсотни разведчиков и истребителей и смогли достаточно углубиться в минный объем. Десяток транспортов отстали от общего строя, очевидно получив повреждения от взрывов мин.

Стараясь нанести минимальные повреждения, канониры дождались выхода группы на дальность действия средних калибров и лишь тогда открыли огонь. Это было даже не избиение младенцев, а стрельба по неподвижным мишеням. Все же аварцы расчистили от мин слишком малое пространство, недостаточное для боевого маневрирования. Зато абордажники оторвались по полной. Действуя жестко, но аккуратно они очищали один корабль за другим с методичностью рабочих конвейера. Следующими на корабль приходили команды зачистки, полностью очищая корабль от экипажа и рабов, сортируя тех и других в криокапсулы разных транспортов. Потом техники восстанавливали минимальную подвижность и очередной трофей уходил через портал в систему Цель. Назад перегонная команда возвращалась на ремонтном фрегате.

Через двое суток о присутствии в системе аварского флота ничего не напоминало. Были собраны даже обломки москитного флота, пошедшие на восполнение боезапаса туннельных орудий.

Отдав команду на сворачивание портального буя, Данила через патрульный ретранслятор связался с остальными боевыми группами. Выслушал доклады о состоянии дел и определил следующие цели для каждой из боевых групп.

По мере наведения порядка в своих системах боевые группы начали уходить в рейд по промышленным системам аварской империи с целью вывезти все до чего дотянутся руки.

— Да, каламбурчик получился, — в полголоса произнес Данила, — черные денечки грядут для черного императора.

Не смотря на малую громкость голоса, Данилу услышала вся вахта и широко заулыбалась, аварцев на корабле любить было не за что. Чувствуя огромную усталость, все испытывали немалый моральный подъем от хорошо выполненной работы.


49

Штаб квартира отдела специальных операций федерации Галанте. Система Лураи. База флота Мрак-3.

Адмирал Синитиель сидел в своем кабинете. Обстановка была рабочей.

— Что скажете, — адмирал обвел взглядов всех присутствующих.

— Затея с попыткой захвата баронства Ла-риска провалилась, — доложил адмирал Колитенель, — более того аварская империя оказалась не готова к столь массированным ответным действиям. За неделю, они потеряли четыре промышленных центра вместе с рабочими. По нашим оценкам аварцы потеряли до шести миллионов своих граждан.

— Говорите уж честно, рабов, — грустно улыбнулся Синитиель и добавил, — не пойму, аварцы, что совсем не защищаются?

— Силы не сопоставимы, нападения ведутся на кланы учавствовавшие в нападении на баронство Ла-риска. Данные кланы оставили в обороне лишь тихоходное старье и теперь не могут обороняться.

— А император? — Синитиель начал нервно постукивать ногтем по столешнице.

— Император открестился от этих кланов, войны с терранской империей он не хочет.

— Причем эта новая империя и баронство?

— Баронство попросило разрешения на свое вхождение в состав империи на правах вассала. Терранская империя согласилась, о чем немедленно было заявлено в центральный совет содружества, как и о вхождении в состав империи четырех кланов-ренегатов.

— Это можно оспорить? — Синитиель сам не ожидал от себя такой вспышки гнева, что непроизвольно раздавил, оказавшийся в руке бокал с соком.

— Нет, — отрицательно качнул головой Колитенель, — юристы империи не зря получают свои кредиты.

— Ладно, — вздохнул Синитиель, — что по нападению на баронство, есть какие-нибудь данные?

— Нет, наши разведчики посетили все системы, где должны были напасть аварцы и не заметили ничего. Создается впечатление, что флотов в системах попросту не было. Разведку вели с кораблей нейтральных торговцев, поэтому она не столь качественна. Но следы боя, легко не уберешь за несколько суток. Для этого нужны месяцы.

— Мне непонятно бездействие аварцев, — задумчиво произнес Синитиель, — их планеты подверглись нападению, а они молчат.

— Похоже, император даже доволен сложившейся ситуации, — усмехнулся Лисиниель, — терранская империя делает за него грязную работу по устранению четырех слишком самостоятельных кланов. Мбанга, наверняка даже приплатил бы терранцам за работу, если бы не боязнь потерять лицо.

— Да… — протянул Синитиель, — это еще Мбанга не знает о наших вложениях в эти кланы.


Система Сенторин. Военная база Матис. Штаб квартира службы имперской безопасности аварской империи.

— Ваше императорское величество, — генерал Пунта Пон встал из своего кресла.

— Брось Пунта, — плотно прикрывая за собой дверь, кивнул головой Мбанга, — лучше расскажи, что случилось в баронстве. Не поверю, что твои люди не присутствовали в клановых войсках.

— Присутствовали и не только в войсках кланов, но и в имперских частях, — генерал достал бокалы и разлил в них тоник, — только никто из них до сих пор не вышел на связь.

— Они что совсем страх потеряли? — удивился император.

— Скорее всего, просто не смогли, — ответил генерал, — используя нейтральных торговцев, мои люди посетили все четыре системы, куда должны были напасть клановые войска. Там пусто. Нет даже обломков.

— Гхек, — кашлянул император, — а что по системам?

— Все двенадцать промышленных систем кланов пусты, пара тысяч полубезумных существ, что трудно назвать разумными, не прояснили картины.

— А, что делают злейшие друзья? — по внешнему виду генерал бы не сказал, что император расстроен.

— Аграфы развили необычайную активность на грани скандалов. Но не думаю, что им досталось больше информации, чем нам.

— Как отреагировала терранская империя? — поинтересовался император.

— Их представитель в баронстве Ла-риска сказал, что если аварская империя не прекратит пограничные конфликты, то империя может обидеться.

— А вывоз двенадцати систем?

— Имперский представитель сказал, что это была компенсация за беспокойство.

— Да, уж, но нам это выгодно. Избавились от аграфских выкормышей, и не понесли при этом больших потерь. Конечно, жалко имперский флот, но при прямом столкновении, мы потеряли бы на много больше.

— Может быть, попросить имперского представителя вывезти имущество еще пары кланов? — усмехнулся генерал.

— Нет, — рассмеялся император, — могут неправильно понять. Но прозондируй возможность торговли. Нам бы не помешали многие товары, что появились в баронстве Ла-риска.





MyBook - читай и слушай по одной подписке